КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 397945 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 168974
Пользователей - 90486
Загрузка...

Впечатления

argon про Бабернов: Подлунное Княжество (СИ) (Фэнтези)

Редкий винегрет...ГГ, ставший, пройдя испытания в неожиданно молодом возрасте, членом силового отряда с заветами "защита закона", "помощь слабым" и т.д., с отличительной особенностью о(отряда) являются револьверы, после мятежа и падения государства, а также гибели всех соратников, преследует главного плохиша колдуна, напрямую в тексте обозванным "человеком в черном". В процессе посещает Город 18 (City 18), встречает князя с фамилией Серебрянный, Беовульфа... Пока дочитал до середины и предварительно 4 с минусом...Минус за орфографию, "ь" в -тся и -ться вообще примета времени...А так -забавное чтиво

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про серию Горец (Старицкий)

Читал спокойно по третью книгу. Потом авторишка начал делать негативные намеки об украинцах. Типа, прапорщики в СА с окончанем фамилии на "ко" чересчур запасливые. Может быть, я служил в СА, действительно прапорщики-украинцы, если была возможность то несли домой. Зато прапорщики у которых фамилия заканчивалась на "ев","ин" или на "ов", тупо пропивали то, что можно было унести домой, и ходили по части и городку военному с обрыганными кителями и обосранными галифе. В пятой части, этот ублюдок, да-да, это я об авторе так, можете потом банить как хотите! Так вот, этот ублюдок проехался по Майдану. Зачем, не пойму. Что в россии все хорошо? Это страна которую везде уважают? Двадцатилетие путинской диктатуры автора не напрягают? Так должно быть? В общем, стало противно дальше читать и я удалил эту блевоту с планшета.

Рейтинг: 0 ( 3 за, 3 против).
Serg55 про Сердитый: Траки, маги, экипаж (СИ) (Альтернативная история)

ЖАЛЬ НЕ ЗАКОНЧЕНА

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
kiyanyn про Караулов: Геноцид русских на Украине. О чем молчит Запад (Политика)

"За 23 года независимости выросло поколение людей, которое ненавидит Россию."

Эти 23 года воспитания таких людей не смогли сделать того, что весной 2014 года сделал для воспитания таких людей Путин, отобрав Крым и спровоцировав войну на Донбассе :( Заметим, что в большинстве даже те, кто приветствовал аннексию Крыма, рассматривая ее как начало воссоединения России и Украины, за которым последует Донбасс и далее на запад - сейчас воспринимают ее как, в самом мягком случае, воровство :(, а Путина - как... ну не место здесь для матов :) Ну вот появился бы тот же закон о языках, если бы не было мотивации "это язык агрессора"? Может, и появился бы, но пробить его по мирному времени было бы куда сложнее...

А дальше, понятно, надо объяснить хотя бы своим подданным, почему это все правильно и хорошо, вот и появляется такая, с позволения сказать, "литература" - с общей серией "Враги России". Уникальное явление, надо сказать - ну вот не представляю себе в современном мире государства, которое будет издавать целую серию книг о том, что все вокруг враги... кстати, при этом храня самое дорогое для себя - деньги - на вражеской территории, во вражеских банках, и вывозя к врагам детей и жен (в качестве заложников или как? :))

Рейтинг: -2 ( 4 за, 6 против).
plaxa70 про Сагайдачный: Иная реальность (СИ) (Героическая фантастика)

Да-а, автор оснастил ГГ таким артефактом, что мама не горюй. Читать, как он им распорядился, довольно интересно. Есть и о чем подумать на досуге. Вобщем вполне читабельно. Вроде есть продолжение?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
ANSI про Климова: Серпомъ по недостаткамъ (Альтернативная история)

Очень напоминает экономическую игру-стратегию. А оконцовка - прям из "Золотого теленка" (всё отобрали))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Интересненько про Кард: Звездные дороги (Боевая фантастика)

ISBN: 978-5-389-06579-6

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
загрузка...

Люди в крови (fb2)

- Люди в крови 303 Кб, 149с. (скачать fb2) - Эдгар Ричард Горацио Уоллес

Настройки текста:



Эдгар Уоллес
Люди в крови

Казалось, ничто вокруг не предвещало будущей трагедии, но она вот-вот должна была разыграться в стенах этого дома. Сад был тих и прохладен. Фиалки и нарциссы благоухали. Но чудовищная тень преступления незримым и мрачным облаком зависла над всем сущим. Преступления необычного, странного… В нем все сплелось — любовь и ненависть, великодушие и алчность, человеческое мужество и человеческая жестокость. Недаром судьи позднее назовут этот громкий процесс преступлением века.

…В то памятное утро старший полицейский инспектор Патрик Минтер, известный в своих профессиональных кругах под кличкой Сюпер, спешил к адвокату мистеру Гордону Кардью, хотя и догадывался, что Кардью в этот час уже сидит в своем бюро, что располагалось в Сити.

Подъехав к дому Гордона Кардью, он оставил свой мотоциклет у входа в парк и с наслаждением вдохнул аромат цветов.

— А здесь действительно недурно! — пробормотал он и, сорвав фиалку, воткнул ее в петлицу своего мундира.

Сюпер был высокого роста и чуть угловат. Его открытое загорелое лицо, внимательный взгляд серых глаз и седеющие усы производили внушительное впечатление. Но вот — мундир… Перелицованный, многократно чищенный, еще довоенного образца, он вызывал скептическое недоумение окружающих. Впрочем, это мало волновало Сюпера.

«Барышня Дженни, кажется, как всегда, не в духе», — отметил он, увидев у подъезда дома, полненькую, чуть приземистую мисс Шоу. Ей было уже сорок, но она неплохо сохранилась. В черных волнистых волосах — ни малейшей сединки. Ее лицо можно было бы назвать красивым, если бы не выражение плохо скрытого раздражения и угрюмости, которое только подчеркивали темные платья, что она носила.

— Сегодня чудный день! И какой прекрасный воздух! — воскликнул Сюпер, поздоровавшись с мисс Шоу. — Мне нужен мистер Кардью. Я сейчас занимаюсь историей со взломом банка, и совет адвоката оказался бы весьма кстати…

Мисс Шоу с пренебрежением оглядела поношенный мундир Сюпера.

— Его нет, — холодно произнесла она, — а что касается взлома, то это дело полиции, вот вы этим и занимайтесь!

— Но, миссис Шоу… — начал было Сюпер.

— Мисс Шоу, — раздраженно поправила та.

— О, простите! Я всегда считал вас барышней. Хотя еще недавно я говорил своему сержанту: «Странно, что такая молодая, очаровательная особа не выходит замуж…»

— Мне недосуг болтать с вами, сэр, — нетерпеливо прервала мисс Шоу.

— Патрик Минтер, — вежливо уточнил Сюпер.

— Пусть так, это ничего не меняет. Если у вас все, тогда прощайте!

…Через полчаса Сюпер уже был в своем кабинете. Его помощник сержант Леттимер доложил ему, что задержан некий Салливен, бродяга, пытавшийся ограбить дом Стивена Эльсона.

— Я арестовал бродягу, потому что нашел его спящим по соседству с местом взлома, — доложил сержант. — Не хотите ли допросить его? — добавил он.

Когда бродяга был допрошен, выяснилось, что он действовал не один, а вдвоем. Оказалось, его напарник — довольно странный грабитель. Бродяжничает, распевает песни, знает иностранные языки…

— Думаю, у него есть берлога где-то у моря, — сказал Салливен. — Когда я предложил ему ограбить дом этого американца, он набросился на меня чуть ли не с кулаками. Он сумасшедший! Этот идиот чуть не погубил меня, когда я хотел открыть окно в дом этого американца. Вначале сам указал точное место, где американец хранит деньги, а когда дело дошло до взлома…

…Старый мотоциклет Сюпера был известен всем в округе. Каждую весну он разбирал эту рухлядь, чинил и красил. «Адская машина» Сюпера со страшным треском носилась по предместьям, веселя ребятишек и пугая птиц.

…Сюпер ехал в Хиль-Броу, где был дом того самого Эльсона, которого надумали ограбить бродяги. Судя по всему, Эльсон был богатым американцем, ищущим в Англии покоя и уюта. Большой дом, три автомобиля, двадцать слуг…

Подъехав к парку, где начиналась усадьба Эльсона, Сюпер прислонил мотоцикл к дереву и, пройдя парк, подошел к дому, поднялся по широкой лестнице и попал в большой коридор. Он был пуст, но Сюпер услышал голоса, что доносились из соседнего помещения. Он искал кнопку звонка, чтобы позвонить, как вдруг дверь приоткрылась и чьи-то пальцы ухватились за ручку…

— Только брак, Стивен, ничего другого! Я слишком долго ждала, чтобы верить обещаниям, слышишь? И знаешь, я не дура… Я не желаю больше верить обещаниям… Деньги? Мне не нужны деньги, я богаче вас…

В этот момент дверь распахнулась и на пороге показалась женщина. Сюпер узнал ее, хотя она стояла к нему спиной. То была Дженни Шоу.

Сюпер бросился вниз по лестнице, прежде чем Шоу могла его заметить. Он запустил мотор только после того, как пробежал пешком полмили. Он очень не хотел обратить на себя внимание мисс Шоу и выдать свое присутствие в Хиль-Броу.


…Идя по направлению к Кинг-Бенг-Уолку, мистер Джим Ферраби вдыхал весенний воздух, наслаждаясь видом роскошных парков и фонтанов, окружавших храм. Адвокаты обычно замедляют ход, приближаясь к садам, как бы желая вознаградить себя за часы, проведенные в душных бюро Кинг-Бенг-Уолка. Ферраби, которому минуло всего тридцать, насвистывал какую-то веселенькую арию. Приблизившись к лестнице, он обернулся, чтобы еще раз взглянуть на светло-серебристую реку, видневшуюся отсюда, и медленно поднялся по темной лестнице. Остановившись у массивной, темно-коричневой двери, он вынул ключ из кармана и повернул его в замке. Но вдруг открылась дверь напротив. Ферраби обернулся и увидел девушку. Она улыбалась. То была секретарша Кардью.

— С добрым утром, мисс Лейдж! — приветливо произнес Ферраби.

— Здравствуйте, мистер Ферраби!

Голос мисс Лейдж был очень нежен и благозвучен. Ее лицо было достойно кисти художника. Серые, искристые глаза пытливо смотрели на Ферраби. Знакомство молодых людей состоялось год назад на этой же пыльной лестнице и было очень поверхностным, не выходя за рамки случайных мимолетных бесед.

— Надеюсь, ваше выступление на суде увенчалось успехом, и несчастный уже сидит за решеткой? — поинтересовалась девушка.

Джим и Эльфа стояли в открытых дверях, их голоса гулко отдавались в большом коридоре…

— Увы, «несчастный», наверное, сидит сейчас в пивной и плюет на закон, — небрежно заметил Джим.

Эльфа смущенно посмотрела на него.

— Ах… мне очень жаль… — пробормотала она, — мистер Кардью сказал, будто подсудимый изобличен. Разве защита предъявила новый материал?

— Нет, защита оказалась бессильной. Салливен был оправдан потому, что я выступал в качестве обвинителя. Странно это, мисс Лейдж, не правда ли? Но я не мог пересилить себя. Я слишком мягок и вникаю в психологию преступника. Я произнес обвинительную речь… Это было мое первое выступление в качестве прокурора и, кажется, — последнее… Судья заявил, что моя обвинительная речь скорее похожа на оправдательную. Салливен рассчитывал отдохнуть, по крайней мере, год в тюрьме. Теперь же он свободно разгуливает и ворует уток.

— Уток? А я думала, он совершил взлом.

— Я настаивал на оправдании бродяги. Моя карьера окончена, мисс Лейдж! Отныне я опять буду безымянным чиновником прокуратуры!

Эльфа тихо рассмеялась, услышав столь прочувствованное заявление. В этот момент послышались тяжелые шаги на лестнице, и Джим увидел мистера Кардью.

Мистер Кардью больше не занимался адвокатурой. Никто, собственно говоря, так и не знал, почему Кардью, которому уже минуло пятьдесят восемь, содержал бюро на Кинг-Бенг-Уолке. До мировой войны Кардью имел богатую и знатную клиентуру, занимался куплей и продажей недвижимости, был поверенным крупных трестов. Во время войны Кардью решил снять с себя ответственность за ведение громких процессов и передать свою клиентуру более молодому и деятельному адвокату. Итак, он отказался от адвокатуры и его большое бюро на Кинг-Бенг-Уолке предназначалось для частных сделок.

Лицо Кардью было значительным и приятным, светлые глаза внимательно и дружелюбно смотрели на окружающих. Он одевался весьма элегантно, на голове носил цилиндр. В его манере говорить, в его внешности чувствовалась близость к аристократическим кругам.

— Хелло, Ферраби, я слыхал, ваш подсудимый оправдан?

— Плохие вести быстро разлетаются по городу, — мрачно заметил Ферраби. — Мой начальник рвет и мечет по этому поводу.

— Ну, еще бы! — тонкая улыбка скользнула по лицу Кардью. — Я только что встретил Джебинга, тайного советника из министерства финансов. Он сказал… Впрочем, я не хочу сплетничать. Здравствуйте, мисс Лейдж! Нет ли важных писем? Мистер Ферраби, прошу вас в мой кабинет.

Джим прошел в элегантный кабинет Кардью. Хозяин вынул ящик с сигарами и угостил своего молодого коллегу.

— Вы не созданы, чтобы изобличать преступников, — произнес Кардью, снисходительно улыбаясь. — И потому вам не стоит выступать в качестве прокурора. На вашем месте я бы не впадал в отчаяние. Конечно, меня интересует покушение на взлом в доме Стивена Эльсона, ведь он — мой сосед… Хотя Эльсон — высокомерный и невоспитанный американец, но все же человек с добрым сердцем. Он, несомненно, будет огорчен вашей неудачей.

Джим беспомощно пожал плечами.

— Со мной творится что-то неладное, — с отчаянием в голосе произнес он. — Когда я сижу в канцелярии, все мои симпатии — на стороне закона и порядка и я рад каждой улике, что содействует осуждению преступника. Но стоит мне очутиться в зале суда, как я начинаю искать оправдательные мотивы действий преступника… Я ищу те мотивы, что привел бы для себя, если бы сам оказался в положении обвиняемого.

Мистер Кардью с оттенком презрения посмотрел на молодого юриста и сказал:

— Когда государственный прокурор заявляет судье о том, что сомневается в правильности проведения дактилоскопии…

— Неужели я это сказал? — виновато спросил Джим и покраснел. — Ах, боже мой, какое позорное фиаско!

— Я тоже убежден в этом, — заметил Кардью. — Гм… Вы пьете по утрам портвейн?

Ферраби отрицательно покачал головой, а Кардью, открыв шкаф, вынул темную, пыльную бутылку и налил в стакан великолепное красное вино.

— Я интересуюсь Салливеном еще по другим причинам, — сделав изрядный глоток, вел далее свою мысль Кардью. — Как вам известно, я занимаюсь антропологией. Наверное, из меня бы вышел замечательный детектив, если бы не занятия адвокатурой. Когда видишь, что руководят полицией люди без таланта и опыта, так и хочется крикнуть им: уступите же место образованным и талантливым людям! В моем участке, например, есть чиновник, который… — Кардью вдруг запнулся. Он пожал плечами и замолчал. Джим, который отлично знал старшего инспектора Мннтера, невольно улыбнулся. Все знали: Сюпер презирает доморощенных детективов-любителей. Когда речь заходила об антропологии, Сюпер становился резок и заводил настоящую дискуссию. Мистер Кардью называл Сюпера неуклюжим мужиком.

— Сэр, вы наивны, как ребенок! — сказал однажды Сюпер мистеру Кардью, когда тот заметил, что пронзительный взгляд и резкий голос выдают склонность к преступлениям. Кардью очень оскорбился и втайне возненавидел Сюпера.

Джим Ферраби был удивлен, когда Кардью вдруг позвал его к себе в кабинет. Хотя Джим знал адвоката и раньше, он впервые посетил сегодня его частное бюро. Из поведения Кардью Джим понял, что приглашение не было простой случайностью. Адвокат казался нервным и озабоченным. Он торопливо шагал по кабинету взад и вперед и, наконец, произнес:

— Мне необходимо посоветоваться с вами… Вы знаете мою экономку Дженни Шоу?

— Хмурую особу, что мало говорит и всех пронизывает недобрым взглядом?

— Да, Дженни — не подарок. Она действительно плохо приняла вас, когда вы были у меня в последний раз, — подхватил Кардью. — Конечно, она ядовита, как скорпион, но в остальном я доволен ею. Не забудьте, она досталась мне, так сказать, по наследству от моей покойной жены. Супруга взяла мисс Шоу из сиротского дома, и девочка воспитывалась у меня. Я готов, пожалуй, сравнить мисс Шоу с фокс-террьером, который кусает всех, за исключением хозяина.

Чуть помолчав, Кардью вынул свой бумажник и, достав из него листок бумаги, положил его на стол.

— Я доверяю вам, Ферраби, — сказал он и закрыл на ключ дверь бюро. — Вот, прочтите это!

То был обычный листок бумаги без адреса и без числа. Только три строки, написанные чьей-то рукой составляли содержание записки:


«Я уже дважды предупреждал вас.

Это — последнее предостережение.

Вы довели меня до отчаяния.

Большая Нога».

— «Большая Нога»? Кто это? — спросил Джим, прочитав дважды таинственную записку. — Наверное, кто-то угрожает вашей экономке? Это она передала вам столь угрожающее письмо?

— Нет, бумага весьма необычным образом попала ко мне, — ответил Кардью. — Каждое первое число нового месяца Дженни кладет на стол моего рабочего кабинета счета на суммы, израсходованные для хозяйства. Я потом выписываю чеки для торговцев и слуг. Обычно Дженни носит с собою счета в кожаном бумажнике, только в последний момент она собирает их, чтобы отдать мне. Эту бумагу я нашел среди счетов, она попала сюда случайно.

— А вы говорили с ней об этом угрожающем письме?

— Нет, — медленно произнес Кардью, поморщив лоб, — я этого не сделал, однако мимоходом, осторожно, дал ей понять, чтобы она поделилась со мной своими горестями и печалями, если таковые имеются… Однако в ответ Дженни только пробормотала нечто невразумительное. — Кардью тяжело вздохнул. — Мне трудно свыкаться с новым человеком, и было бы скверно, если бы Дженни ушла от меня. Буду с вами откровенен: я не хочу сообщать ей, что у меня есть ее частное письмо. У меня как-то вышел с ней спор по поводу глупой шутки с ее стороны, и наши отношения теперь весьма натянуты. Еще одна стычка — и она оставит меня… Так что же вы скажете об этом письме?

— Здесь кто-то пытается шантажировать свою жертву, — предположил Джим. — Письмо написано левой рукой, чтобы нельзя было распознать почерк. По-моему, вы все же должны потребовать у мисс Шоу объяснения.

— Что? Поговорить с ней? — нервно вздрогнул Кардью. — Нет, это невозможно! Я должен в таком случае выжидать момент, когда мисс Шоу будет в хорошем настроении, а это бывает крайне редко — один или два раза в году.

— А почему бы вам не заявить об этом в полицию?

Кардью презрительно улыбнулся.

— Минтеру? — холодно поинтересовался он. — Этому бездарному, невоспитанному чиновнику? Вы это серьезно, Ферраби? Нет, если дело касается искусства детектива, то я сам отлично могу справиться с этой задачей. Но… кроме этого письма есть еще одна тайна.

Кардью опять мельком взглянул на дверь, за которой работала его миловидная юная секретарша.

— Вам известно, Ферраби, что на берегу Паузей Бэя у меня есть маленький домик, который я купил еще во время войны за бесценок. Раньше я неплохо проводил там время, но теперь бываю там редко. Обычно этим домиком-виллой пользуются мои служащие. В прошлом году мисс Лейдж проводила там каникулы со своими подругами. Сегодня утром мисс Шоу неожиданно попросила у меня разрешение провести там несколько дней, хотя она уже много лет там не бывала. Еще на прошлой неделе она как-то заметила, что ненавидит Паузей Бэй. Теперь мне интересно, не связана ли эта внезапная поездка на побережье с таинственным письмом.

— Поручите детективам следить за мисс Шоу, — посоветовал Джим.

— Я уже думал об этом, — задумчиво произнес Кардью, — но это крайне нежелательно. Подумайте, ведь она служит у меня больше двадцати лет. Естественно, я разрешил ей поехать в Паузей Бэй, но меня беспокоит, что из этого выйдет. Обычно мисс Шоу любит разъезжать по окрестностям на старом «Форде», мой шофер научил ее водить автомобиль. Выходит, она отправляется в Паузей Бэй не с целью прогуляться… Я плачу ей хорошее жалованье, и она может жить в любом приличном отеле. Мне кажется, она едет в Паузей Бэй, чтобы встретиться с таинственной «Большой Ногой». Знаете ли, иногда мне кажется, что мисс Шоу… ненормальна.

Джим был удивлен: зачем адвокат Кардью доверил ему свою тайну? Но Кардью тотчас же разъяснил ему это.

— В пятницу у меня будут гости в Баркли-Стек, и я очень прошу вас почтить меня своим присутствием, чтобы наблюдать за Дженни Шоу. Возможно, вы заметите то, что ускользнет от моего взгляда.

Джим начал лихорадочно обдумывать благовидный предлог для отказа, но Кардью опередил его:

— Вы не хотели бы встретиться с мисс Лейдж? Она занята составлением каталога для моей новой библиотеки.

— Буду весьма рад, — обреченно вздохнул Джим Ферраби, поднимаясь.


— Вы знаете мистера Эльсона?

Джим Ферраби хорошо знал Эльсона и испытывал к нему антипатию. Американец был главным свидетелем на процессе Салливена и то, что бродягу оправдали, он счел для себя личным оскорблением. Джима также раздражало и то, что Эльсон открыто ухаживал за мисс Лейдж. Джиму поведение Эльсона казалось наглым, и он хотел думать, что и девушка не жалует нахала. Мисс Лейдж, собственно, еще не вошла прочно в жизнь Джима, она была для него скорее всего лишь молодой, красивой секретаршей из бюро Кардью. Девушка была хорошо воспитана, к тому же — обворожительна и добра. Но Джим восхищался ею издали, испытывая преимущественно романтические чувства.

Джим Ферраби был неприятно удивлен, увидев Эльсона среди приглашенных. Кардью тотчас же заметил это.

— Я забыл вам сказать, Ферраби, что вы его встретите здесь. Мне самому неприятно, но Дженни настаивала, чтобы он был приглашен.

Джим рассмеялся.

— Мне все равно, здесь он или нет, хотя после судебного приговора он вел себя по-хамски. И вообще — кто он такой? Почему поселился в Англии?

— Пока не знаю, но в один прекрасный день узнаю. Убежден, он богат. — Кардью бросил взгляд в сторону широкоплечего американца, флиртующего с мисс Лейдж. — Они, кажется, весьма ладят между собой. Все-таки, земляки, — ядовито добавил Кардью.

— Неужели мисс Лейдж — американка? — изумился Джим.

— Да. Я думал, вы знаете. Ее отец погиб на войне, он был крупным чиновником американского казначейства. Кажется, он прожил большую часть жизни в Соединенных Штатах, где и воспитывалась его дочь. Я лично не знал Лейджа. Я принял ее на службу по рекомендации американского посольства.

Джим с интересом наблюдал за Эльфой. Черное платье удивительно шло ей, оно как бы подчеркивало ее красоту и особое нежное обаяние.

— Никогда бы не подумал, что она американка, — пробормотал он.

А в это время девушка в черном продолжала разговаривать с Эльсоном.

— Я думал, вы англичанка, — говорил Эльсон. — Удивительно, как это я сразу не догадался, что вы — янки.

— Я из Вермонта, — кивнула Эльфа.

У Эльсона было красное лицо с неприятными чертами грубоватого лица. Казалось, он весь пропах запахом виски и острых сигар.

— А я родом с запада, — оживленно продолжал он. — Слыхали вы про Сент-Пауль? Красивый, типично американский город… Скажите, мисс Лейдж, а что здесь нужно этому господину? — неожиданно прервал самого себя Эльсон, кивнув в сторону Джима.

Тот заметил, что речь идет о нем, и дал бы многое, чтобы услышать ответ Эльфы.

— Мистер Ферраби считается одним из самых деятельных чиновников государственной прокуратуры, — сдержанно пояснила Эльфа.

— Это кто — он деятельный? — презрительно хмыкнул американец, но тотчас насторожился: — вы сказали — чиновник государственной прокуратуры? А что это за учреждение?

Мисс Лейдж объяснила.

— Ферраби, возможно, неплохой адвокат, но едва он попадает в зал заседаний, как тотчас оказывается совершенно неспособным прокурором, — упрямо гнул свое Эльсон.

— Вы — старый друг мистера Кардью? — поинтересовалась Эльфа, желая переменить тему разговора.

— Гм… он мой сосед… выдающийся адвокат, не так ли? — и без того красное лицо американца зарделось от удовольствия.

— Но он больше не практикует, — заметила Эльфа.

Эльсон рассмеялся.

— Зато всякие интересные истории остаются его слабостью. Никогда не видел взрослого человека, который бы увлекался такими глупостями.

Стремясь освободиться от назойливого говоруна, девушка умоляюще посмотрела на Джима. Тот понял ее призыв и поспешил на помощь.

…Мистер Кардью был в плохом настроении. Казалось, он совершенно позабыл, зачем приглашал Джима. Время от времени он посматривал на часы, затем украдкой — на дверь. Наконец дверь открылась и появилась экономка. Она казалась еще мрачней, чем всегда. Холодно доложила хозяину, что кушать подано. Кардью снял пенсне и умоляюще произнес:

— Нельзя ли, Дженни, обождать еще несколько минут… я пригласил одного хорошего знакомого — старшего инспектора.

Дженни уничтожающе посмотрела на Кардью, но ничего не сказала.

— Я его встретил сегодня… он был очень любезен, — пролепетал адвокат, будто извиняясь, — и я не вижу причины для ссоры…

Он пробормотал что-то невнятное. Было странно смотреть, как адвокат и хозяин Баркли-Стек оправдывается перед собственной экономкой. Для Джима это не было новостью, но Эльфа не скрывала своего удивления. Дженни с высокомерным видом покинула салон, не удостоив никого добрым взглядом. Кардью казался крайне смущенным.

— Боюсь, Дженни не уважает нашего друга… мне очень неприятно, — потерянно бормотал он.

Прошло еще несколько томительных минут, и в дверях снова показалась Дженни.

— Долго ли мы еще будем ждать, мистер Кардью? — бесцеремонно и с вызовом бросила она.

— Да, да, мы идем к столу… Наш друг, очевидно, задержался, — с угодливой поспешностью согласился Кардью.

Эльфа сидела рядом с Джимом за круглым столом. Рядом стоял стул для инспектора Минтера.

— Бедный мистер Кардью! — вздохнула Эльфа.

Джим хихикнул, но один взгляд на мисс Шоу заставил его лицо вытянуться. Экономка так злобно смотрела на Эльфу, что у Джима перехватило дыхание.

После того как был подан суп, появился Сюпер, одетый более чем скромно. Джим решил, что костюм Сюпера достался по наследству от давно умершего родственника или куплен по случаю у какого-нибудь кельнера.

— Прошу прощения, леди и джентльмены, — произнес Сюпер, оглядывая присутствующих. — Я привык ужинать исключительно дома и вспомнил о приглашении мистера Кардью только ложась спать. Добрый вечер, мисс Шоу!

— Здравствуйте, господин инспектор, — холодно ответила мисс Шоу.

Эльфа впервые увидела Сюпера и невольно почувствовала симпатию к инспектору в поношенном фраке. Его сорочка была старомодной и два ржавых пятна пестрели на галстуке. Но манеры его были весьма изысканы.

— Я очень редко бываю в гостях, — продолжал Сюпер, — поэтому плохо разбираюсь в правилах хорошего тона. Я всегда говорю, что нам, полицейским, не достает воспитания. Неплохо было бы облачиться в новый фрак и отправиться к одному из нуворишей, чтобы научиться хорошему тону. Еще сегодня я сказал сержанту: «У нас нет настоящих детективов-любителей, нам нужны люди, умеющие одевать фрак не только тогда, когда они отправляются на фашинг».

Мистер Кардью с подозрением взглянул на своего гостя.

— Полиция имеет твердо установленный регламент, — натянуто пояснил адвокат. — Единственное, в чем мы не сходимся, милейший инспектор, так это в том, что некоторые криминальные случаи требуют более рафинированного метода расследования и больше познаний в психологии.

— Да, психология очень полезная штука, — согласился Сюпер. — После антропологии она более всего нужна детективу. Но я должен подчеркнуть, что талант в нашем деле тоже необходим. Разве вы не опускаете шторы на ночь, мистер Кардью?

Большие окна салона были прикрыты только прозрачными гардинами.

— Нет, — удивленно ответил Кардью, — а зачем их опускать? С улицы все равно не видно, что творится внутри. Улица — в четверти мили от дома.

— Простите, я редко бывал на виллах. Я живу в домике и всегда опускаю шторы, когда ем. Так уютнее. Сколько у вас садовников?

— Четыре или пять, точно не знаю.

— У вас есть помещения, где они могли бы ночевать?

— Они не ночуют здесь. Главный садовник живет в отдельном домике недалеко от улицы… Итак, чтобы улучшить методы работы криминальной полиции…

Но Сюпер не намерен был далее распространяться об антропологии и психологии. Его взор был устремлен на дерновые кусты, что виднелись в окне.

— Я думал, ваши садовники поливают ночью цветы и ловят кротов.

Кардью почувствовал себя оскорбленным.

— Я не понимаю вас, инспектор.

Неожиданно Сюпер вскочил и бросился к двери. В тот же миг в салоне погас свет.

— Немедленно уйдите от стола и станьте у стены! — крикнул повелительно Сюпер. — Там, в тени кустов, скрывается какой-то субъект с револьвером.

Спустя мгновение, Сюпер бесшумно вышел в сад и бросился к кустам. Вокруг стояла тишина, только шелест листьев нарушал ночное безмолвие. Он обшарил все кусты, но никого не заметил.

За цветочными грядками росли кленовые деревья, обозначавшие южную границу владений мистера Кардью. Направо — небольшой еловый лесок. Сюпер решил, что злоумышленник скрылся там, потому осторожно передвигался от дерева к дереву, прислушиваясь к малейшему шороху. Пройдя несколько шагов по роще, он вдруг услышал невдалеке пение:

«Мавританский король проезжал

По королевскому городу — Гранаде.

Ау де ми Алхама!»

На мгновение Сюпер был захвачен трогательной испанской песней, проникнутой отчаяньем и безнадежностью, но потом опомнился и бросился туда, откуда слышалось пение. В роще царил мрак, и деревья росли так густо, что ничего не было видно. Роща отделяла парк Баркли-Стек от маленькой фермы. На лугах Сюпер тоже не заметил никого, но на всякий случай крикнул:

— Выходи, бездельник!

Эхо было единственным ответом.

Сюпер повернул обратно и вскоре столкнулся с Джимом Ферраби.

— Хелло, Минтер, кто же был здесь?

— Какой-то бродяга. Довольно неосторожно с вашей стороны выходить из дома без оружия.

— Но здесь никого нет!

— Это естественно, — хмуро заметил Сюпер. — Пошли обратно в дом.

Пройдя лужок, они пошли по дерновой тропинке и вскоре увидели группу напуганных гостей во главе с мистером Кардью.

— Вы заметили кого-нибудь? — робко поинтересовался Кардью. — Просто невероятно… Вы напугали дам… Я, по крайней мере, никого не видел.

— Возможно, что Минтеру все это почудилось, — заметил Эльсон. — Могу допустить, что можно было заметить человека, но оружие при слабом освещении уж никак нельзя было увидеть.

— Но, уверяю вас, я видел оружие, — настаивал Сюпер. — Перед моими глазами блеснул ствол револьвера или пистолета. Есть ли у кого-нибудь из вас электрический фонарик?

Мистер Кардью побежал в дом и вернулся с лампой.

— Вот здесь он стоял, — показал Сюпер, освещая траву. — Почва слишком тверда, чтобы заметить следы. Возможно, что…

Сюпер вдруг наклонился, поднял длинный, темный предмет и удовлетворенно свистнул.

— Что это? — спросил Кардью.

— Обойма с патронами пистолета калибра № 42 из морского департамента Соединенных Штатов. Она выпала из пистолета злоумышленника.

Джим заметил, что Кардью побледнел. Очевидно, адвокат впервые в своей жизни столкнулся с реальным фактом покушения на чью-то жизнь. До сих пор, думал Джим, адвокат читал об этом только в книгах. Стивен Эльсон, открыв рот, смотрел на патроны.

— И он все время стоял здесь с пистолетом? — спросил Кардью, дрожа всем телом. — Разве вы его видели?

— Успокойтесь, — заметил Сюпер почти участливо. — Если бы я его видел, я бы непременно его поймал. Мне нужно поговорить по телефону.

Вместе с Кардью Сюпер вошел в кабинет адвоката.

— Алло! Это вы, Леттимер? Обыщите немедленно ваш участок и задержите всех подозрительных субъектов, особенно — бродяг. Потом приезжайте в Баркли-Стек и захватите с собою оружие и фонари!

— Что случилось, господин инспектор?

— Я потерял запонку, — бесстрастно пояснил Сюпер и повесил трубку. Потом перевел свой взгляд с бледного лица Кардью на книжные шкафы и произнес:

— В этих книгах, наверное, имеется масса ценных указаний относительно того, как арестовать слабоумного бродягу. Но я вынужден прибегнуть к своим обычным методам. Не исключено, что мы его так и не поймаем.

Кардью заметил пятна на галстуке Сюпера и посмотрел на его изъеденный молью костюм. Это придало адвокату немного его обычной самоуверенности.

— Да, полиция в данном случае не помешает, — заметил он, — но обнаружить вооруженного бродягу, думаю, не такая уж трудная задача.

— Пожалуй, — согласился Сюпер, покачав головой. — Гм… но только в том случае, если он следил за Эльсоном.

— Что? — изумленно спросил Кардью.

— Эльсон ждал появления неизвестного. Не потому ли он носит при себе оружие?

— Вот как? У Эльсона есть оружие? Откуда вы знаете?

— Я убедился в этом, когда приблизился к нему. Оружие лежит в его заднем кармане. Я хлопнул его по плечу и незаметно прислонился к его карману. Интересно, что говорит по этому поводу антропология?

Кардью в ответ смущенно хмыкнул.


— Зачем вы выскочили за инспектором в сад? Ведь это опасно! — не унималась девушка.

Джим и Эльфа стояли наедине на дерновой площадке. Дженни с американцем куда-то исчезли.

— Я рисковал не больше, чем Сюпер, — небрежно заметил Джим. — К тому же мне показалось, что инспектору просто что-то почудилось. Я забыл: старый детектив видит сквозь стены… Скажите, мисс, вам нравится этот Эльсон? — внезапно поинтересовался Джим.

— Эльсон? Нет… Но почему вы спрашиваете?

— Потому что он американец, и мне показалось, что соотечественники всегда рады друг другу, — смущенно пояснил Джим.

— Выходит, если бы я была англичанкой и встретила бы в Нью-Йорке английского негодяя, то непременно должна была броситься ему на шею от радости? — язвительно поинтересовалась девушка.

— Негодяя? Значит вы считаете Эльсона негодяем? — обрадованно начал Джим.

Эльфа внимательно посмотрела на своего спутника.

— Да, Эльсон — негодяй, и я не могу придумать для него другого эпитета, — тихо произнесла она.

— Не подозревал, что вы американка, — вел свое Джим, идя с Эльфой по тропинке, окруженной кустами дерна.

— Никогда не подозревала, что моя скромная особа представляет для вас интерес, — с некоторым вызовом заметила девушка. Ведь я для вас была стенотиписткой из Кинг-Бэн-Уолка и только. Вы решили флиртовать со мной?

Джим покраснел, он не ожидал такой прямоты со стороны молодой девушки.

— Ну что вы! — покраснев, возразил он.

— Если так, то я вас возьму под руку, — заявила весело Эльфа, ее ручка легла на его руку. Ферраби церемонно держал свой локоть, крепко прижатый к боку, и мисс Лейдж поневоле улыбнулась, заметив, как он старается сохранять приличия.

— Вы смело можете опустить ваш локоть, — чуть кокетливо заявила она, — вот так, хорошо! Просто я чувствую себя увереннее, опираясь на руку мужчины… любого мужчины, кроме мистера Эльсона.

— Я понимаю, — чуть угрюмо заметил Джим. Он хотел быть официальным, но ее приятный смех заставил его смягчиться.

— Я не люблю деревенскую жизнь, — продолжала Эльфа. — Мой бедный отец почему-то любил жить в деревне и спать под открытым небом, даже если было ветрено и холодно.

— Ваш отец умер во время войны?

— Да, — еле слышно шепнула девушка, остановившись.

Потом они опять зашагали по тропинке. Эльфа доверчиво опиралась на руку Джима.

— Вы еще надолго останетесь здесь? — спросил он.

— Завтра в полдень я еду в город, мне нужно закончить каталог. Мистер Кардью не хотел бы, чтобы я оставалась здесь, если его экономка отправляется на прогулку.

— Что вы думаете о мисс Шоу?

Эльфа медлила с ответом.

— При более близком знакомстве она кажется довольно милой особой, — осторожно заметила она.

В дверях дома показалась фигура Сюпера.

— Советую войти в дом прежде, чем духи схватят вас, Ферраби, — произнес он. — А вас, мисс Лейдж, искал мистер Кардью.

Эльфа поспешила в дом. Ферраби хотел идти за ней, но Сюпер удержал его.

— Погуляем немного, Ферраби. Случилось нечто из ряда вон: мой сержант впервые аккуратно исполнил мое приказание и явился вовремя на дежурство. Бедняга ленив и больше всего на свете любит поспать. Давайте поговорим о психологии и антропологии…

— Эльсон сегодня ночью отправился домой, — заметил Сюпер. — Думаю, вооруженный бродяга будет следить за ним. Дело довольно сложное и таинственное: американец желает убить другого американца.

— Вы думаете, неизвестный в саду — американец?

— У него был американский пистолет. Кроме того, я думаю, он — певец…

— Почему? — удивленно спросил Джим.

— Потому что я слышал его пение. Скажите, Ферраби, вы когда-либо играли в карты? Если вы будете играть, я дам вам хороший совет: простое заглядывание в карты соседа более ценное, чем все расчеты. Делать умозаключения — хорошее дело, но наблюдать и слушать — еще лучше. Нет ли у вам каких-нибудь данных против Эльсона?

— Нет, насколько я помню, — ничего нет. Я как раз заведую отделом иностранцев.

— Никогда не считайте американца иностранцем, он возмущается этим. Точно так же англичане возмущаются, когда с них взимают портовый налог по приезде в Нью-Йорк, — заметил Сюпер.

Джим обдумывал, доверить ли Сюперу тайну мисс Шоу. Наконец решился.

— Сюпер, вы уверены, что незнакомец ждал в саду Эльсона?

— Нет, я не ошибся, но охотно выслушаю другое мнение.

Джим вкратце рассказал о письме, показанном ему вчера Кардью. Инспектор внимательно выслушал Джима.

— «Большая Нога»? Это напоминает имена индейцев с Дикого Запада. Да, это очень важная новость и это меняет положение вещей! — воскликнул Сюпер.

— Господа, войдите в дом, закончим ужин! — послышался голос Кардью.

— Идем! — Сюпер взял Джима за руку и шепнул, — вооружитесь терпением, пока я сделаю логические и психологические сопоставления. Итак, вы заявили, что мисс Шоу отправляется в отпуск… гм… я знаю дом на берегу Паузея. Это пустынное место у самого берега, там бродят голодные собаки. Скалы с многочисленными пещерами контрабандистов… Дом стоит на старой почтовой улице, ведущей к порогам, но улицей не пользуются с тех пор, как проложили новую дорогу над скалами. Там вообще опасно жить. Часть каменной стены упала как раз тогда, когда я там разгуливал. Кардью еще спорил с общиной Паузея, потому что та не очистила улицу от камней.

— Господа, войдите же, наконец! — настойчиво звал Кардью.

— Не проговоритесь о том, что я вам рассказал, — шепнул Джим Сюперу.

— Ну, понятное дело, — согласился инспектор.

Они направились в дом. Кардью уже снова обрел свою привычную самоуверенность и поражал всех веселостью. Он уже нашел объяснение эпизоду в ночном саду.

— Я перелистывал сочинения Каррилона и нашел в одной главе, что существуют преступники, которые под влиянием темной силы вынуждены стрелять из-за угла или под покровом ночи…

Сюпер в этот момент был занят жареным рябчиком, но все-таки был удивлен: почему столь ученый муж не связывает случай в саду с угрожающим письмом его экономке.

…Часы показывали половину второго ночи, когда Джим постучал в дверь рабочего кабинета Кардью, чтобы попрощаться.

— Войдите, Ферраби. Инспектор уже ушел?

— Да. Мы только что попрощались.

Кардью со вздохом закрыл книгу.

— Минтер — практичный человек, но сомневаюсь, чтобы он серьезно относился к своей работе. Работа полиции все более сводится к механической рутине. Расставляют патрули на улицах, уведомляют провинциальные участки и, в конце концов, арестовывают несколько невиновных граждан. Полицейские действуют так глупо, что нужно их решительно критиковать. Чем больше я изучаю старые методы полицейской работы, тем больше сожалею, что судьба не уготовила мне иную роль, чем сидеть в залах суда… Скажите, Ферраби, каково ваше мнение о Дженни? Ее поведение не вызывает у вас подозрения?

— Она все это время хранила спокойствие. По крайней мере, внешне, — заметил Джим.

Кардью изменился в лице.

— Это странно… как это я не подумал, что письмо можно связать с покушением бродяги… Я действительно стал нелогичным, — пробормотал он.

— Я тоже удивлен этому, — многозначительно поддакнул Ферраби.

— Мне даже в голову не пришло связывать с письмом человека в саду, — задумчиво произнес Кардью. — Очень странно… Нужно бы поговорить об этом с Минтером.

— Позвоните ему по телефону, — посоветовал Джим.

Мистер Кардью снял трубку телефона, но тотчас же повесил ее на место.

— Я должен еще хорошенько обдумать все это. Если я позвоню Минтеру, он тотчас же явится сюда и устроит мисс Шоу сцену. А мне и так уже досталось от нее. Нет, оставим это на завтра или на другой день. Спокойной ночи, мистер Ферраби!

…Часы пробили два, когда Джим выключил свет и улегся в постель. Однако уснуть он не мог. Он был взволнован событиями в Баркли-Стек и мысли его порхали от мисс Эльфы к мистеру Кардью, потом кружили вокруг Дженни, чтобы потом опять возвращаться к Эльфе. Полчаса Джим ворочался в постели. Наконец встал, подошел к столу, зажег свою трубку, закурил и подошел к окну.

Луна почти скрылась за тучи, лишь тонкий бледный серп виднелся на небе. Джим увидел освещенное окно правого флигеля дома. Какой-то силуэт передвигался по комнате, где светилось окно. Когда глаза Джима свыклись со светом, он узнал мисс Шоу. Она была в дорожном костюме и усердно паковала стоявший на кровати чемодан. Легкий ночной ветерок временами поднимал гардины. У кровати мисс Шоу стояли еще два открытых чемодана. Она вынула все свои платья из шкафа.

Джим сморщил лоб. Приготовления мисс Шоу были более серьезны, чем он мог предположить. Она упаковывалась так, будто собиралась в продолжительное путешествие. В течение часа Джим наблюдал за ней в окно. Когда приготовления были окончены, свет в комнате мисс Шоу погас. Джим почувствовал усталость и улегся в постель.

Но едва он закрыл глаза, как услышал звуки странной мелодии. Джиму показалось, будто он грезит. Но он ясно слышал песню: кто-то пел. Голос доносился из маленькой рощи.

«Мавританский король проезжал

По королевскому городу — Гранаде,

Ау де ми Алхама!»

Певец! Человек, что был вечером в саду! В тот же миг Джим набросил пальто и бросился вниз по лестнице. После некоторых усилий ему удалось открыть дверь в сад. Воздух был насыщен пряным цветочным запахом. Было свежо, и трава была покрыта росой.

Джим неподвижно стоял и прислушивался. Вдруг он услышал за своей спиной шепот:

— Тише, тише, Ферраби, не испугайте моего певца, он мне нужен для антропологических исследований.

То был не кто иной, как Сюпер.


— Идите наверх и оденьтесь, как следует, — продолжал он шепотом. — Мне нужна ваша помощь. Все мои полицейские обыскивают район Фернхема, и вскоре певец будет задержан. Если по возвращении вы не найдете меня здесь, ждите.

Джим поспешил наверх. Действительно утро было холодным, и он дрожал. Через пять минут он вернулся, но инспектора уже не было. Джим прождал 20 минут, прежде чем Сюпер показался из рощи.

— Он опять скрылся, — недовольно пробурчал Сюпер. — Он, наверное, успел вас заметить, когда вы выходили из дому.

— Удрал, но как?!

— Роща тянется до пограничной стены Баркли-Стек. На той стороне растет кустарник. Я слышал, как молодчик крался под деревьями. Я хочу еще обследовать главную улицу, но он хитер, как лисица. Что новенького?

— Дженни Шоу оставляет Баркли-Стек, — сказал Джим и рассказал Сюперу все, что видел ночью. Сюпер почесал затылок.

— Клянусь, Кардью не догадывается, что она уходит навсегда. Он будет приятно поражен, узнав об этом, потому что втайне желает от нее отделаться. Я бы хотел только увидеть молодого соблазнителя. — Сюпер печально покачал головой. — Нет ли у вас автомобиля, Ферраби?

— Есть, но не здесь. Я приехал поездом.

— Ладно. Не сможете ли вы приехать ко мне завтра на автомобиле? Едва стемнеет… Я намерен поехать в Паузей. Прошу вас сопровождать меня и вместе изучить этот случай с психологической точки зрения. Мне одному сложновато разобраться в этой науке.

Сюпер весело взглянул на Джима и рассмеялся. Они тепло попрощались, и Джим вернулся в свою комнату. Никто в доме не слышал пения загадочного бродяги. Теперь о сне уже не могло быть и речи. Джим побрился и тщательно переоделся. Едва рассвело, он уже был в саду и прогуливался вокруг дома. Потом направился в парк.

С боковой части Баркли-Стека можно было увидеть Хиль-Броу — владения Эльсона: красные стены, изящно построенную башню.

Что заставило американца поселиться тут, в местности, которая ему не по душе? Джим не мог себе этого объяснить. Американец вышел из низов, достиг положения в обществе благодаря своей энергии и нахрапистости, но остался все тем же неотесанным плебеем.

Вернувшись на дерновую тропинку, Джим увидел стройную фигурку в сером платье. Сердце его усиленно забилось.

— С добрым утром! Я рано встал, не мог уснуть, — радостно заговорил он.

Эльфа с улыбкой подала ему руку. Джим никогда не видел ее в столь ранний час, когда немногие женщины желают попадать под придирчивый мужской взгляд. Но она выглядела отлично.

— Я тоже плохо спала, — отозвалась Эльфа, — но чувствую себя бодрой. Моя комната как раз рядом с комнатой мисс Шоу. Она всю ночь там возилась.

Джим вполне мог подтвердить эти слова Эльфы.

— Я очень рада, что вернусь в мою собственную маленькую квартирку, — продолжала секретарша. — Баркли-Стек действует мне на нервы. Я провела здесь как-то всего одну ночь… это было в прошлом году. И пережила неприятные минуты. Хотите, расскажу?

— Готов вас слушать все утро, мисс Лейдж.

— Ну, слушайте же. Мисс Шоу была тогда в еще более скверном настроении, чем всегда. Она не разговаривала ни со мной, ни с бедным мистером Кардью, закрылась в своей комнате и не обедала с нами. По словам мистера Кардью она сердилась на то, что он, якобы, не уделял ей должного внимания. Но мисс Шоу выкинула тогда еще более замечательную штуку! Когда утром я проснулась и выглянула в окно, то увидела на траве большую латинскую букву «L», составленную из темных бумажек. Я спустилась вниз, чтобы узнать в чем дело. Около пятидесяти стодолларовых банкнот были прикреплены длинными черными булавками к земле.

Джим с изумлением взглянул на рассказчицу.

— Кардью знал об этом?

— Да, он видел это в окно и был очень возмущен.

— Кто еще жил здесь тогда?

— Эльсон. Его дом ремонтировался, и мистер Кардью пригласил его жить в Баркли-Стек до окончания ремонта. Кажется, с тех пор и до вчерашнего вечера он не бывал тут. Эльсон рассказал, что мисс Шоу требовала от Кардью, чтобы он пригласил Эльсона.

— Но почему вы решили, что это она составила букву на траве? Ведь это могло быть глупой шуткой со стороны Эльсона. Он вполне способен на такое…

Эльфа покачала головой.

— Это сделала мисс Шоу, и она потом опять собрала деньги. Кардью потребовал от нее объяснений…

Джим вспомнил, что адвокат рассказал ему о глупой выходке Дженни.

— Кажется, она немного ненормальна, — продолжала Эльфа, — вот почему я не хотела ехать в Баркли-Стек. Я приняла приглашение мистера Кардью только потому, что он мне сказал…

Она внезапно запнулась, и Джим радостно вспыхнул, сердце его забилось сильнее.

…Во время завтрака Дженни сохраняла полное самообладание, ее лицо ничем не выдавало бессонную ночь, полную напряженной работы. Кардью же напротив был раздражен и придирчив. Он всегда был таким во время завтрака.

— Не уверен, что этот тупица действительно не выкинул шутку. Лично я не видел ничего, хотя мои глаза видят не хуже других. Если человек стоял у изгороди, как это утверждает Сюпер, почему его не заметил кто-то другой? — ворчал он. — Что касается патронной обоймы, не исключено, что это — чья-то глупая выходка. Если честно, мне мало доводилось иметь дело с подобными вещами, но я участвовал в процессе о крупном банкротстве. Один из моих клиентов скрыл свое имущество от должников. Я так ревностно защищал его, что получил даже выговор от суда. Правда, мисс Лейдж?

Мисс Лейдж, которая уже сотни раз слышала эту историю, кивнула.

— Когда вы отправляетесь на прогулку, Дженни? — спросил Кардью, взглянув на свою бесстрастную экономку.

— В одиннадцать.

— Вы поедете в вашем автомобиле? Джонсон сказал, что покрывало нуждается в починке…

— Для меня оно хорошо, значит должно быть хорошим и для Джонсона, — раздраженно прервала Дженни.

Стремление Кардью к дальнейшим расспросам резко пропало.

— После завтрака я еду в город. Не подвезти ли вас, Ферраби, на вашу квартиру? — обратился он к гостю.

Джим поблагодарил Кардью и поспешил повидаться с мисс Лейдж, которая уже работала в кабинете адвоката. На столе лежала груда книг, и Эльфа с отчаянием взглянула на Джима.

— Мистер Кардью хочет, чтобы я окончила работу до того как отправлюсь домой. Но я вижу, работы здесь на два дня… Я ни за что не хотела бы провести еще одну ночь в этом ужасном доме. Вы едете в город?

Джим понял, что Эльфе нужна его поддержка.

— Да, я еду, — сказал он, — но я попросил бы вас дать мне ваш адрес. Я должен знать, что вы прибыли домой в полном порядке.

Она написала несколько слов на бумажке, и Джим сунул ее в карман.

— Мистер Кардью, разрешил мне вернуться домой в четыре часа, даже если работа не будет закончена и он не успеет к тому времени приехать из города, — заметила девушка.

— Я посещу вас…

— Нет… На бумажке я написала номер моего телефона… Может быть, потом вы сможете прийти ко мне. Чтобы пойти в театр… Если это, конечно, не повредит вашему положению в обществе. Я слышала, вы занимаете высокий пост в прокуратуре…

— Уверяю, мисс, я уже совершенно скомпрометировал себя. Единственная возможность вновь занять видное положение — показываться в хорошем обществе.

Он держал ее руку дольше обычного и уехал, полный радужных надежд. Сидя с Кардью в автомобиле, он совершенно не слушал его сентенций не то о Сюпере, не то об Эльсоне. Джим купался в грезах и парил в облаках. Когда же Кардью коснулся истории с Дженни, Джим постепенно вернулся на землю.

— Я долго обдумывал положение и пришел к выводу, что дальше так продолжаться не может, — говорил Кардью. — Я долго терпел Дженни: у нее хорошая душа. Но теперь я понял, как моя жизнь зависит от ее капризов и настроений. К тому же еще эта дьявольская тайна, а я не люблю тайн… Кроме того… между Дженни и Эльсоном что-то произошло. Это странно, не правда ли?

Ферраби согласился, что это странно. Сюпер еще не рассказал ему всего, что знал. Кардью продолжал:

— Я видел, как они обменялись взглядами. Однажды, когда они разговаривали на углу улицы, то заметили меня и решили улизнуть. Они полагают, что я их тогда не видел. Не знаю, кто такой Эльсон: ученый, женатый миллионер или преступник. Он пренеприятный малый… Сомневаюсь, что он влюблен в Дженни: такие типы — слишком эгоистичны. Но я твердо решил: Дженни должна уйти! — Кардью ударил зонтиком, чтобы придать своим словам особый вес. — Она действует мне на нервы! Я согласен дать ей тысячу фунтов, лишь бы она поступила на новую должность.

— А вам известно, что она упаковала все свои вещи? — поинтересовался Джим.

— Все вещи? Откуда вы знаете?

— Я видел это ночью через окно. Дженни не пыталась скрыть это от посторонних. Она вынула все платья из шкафа и уложила в чемоданы.

Кардью долго молчал, сморщив лоб. Наконец задумчиво произнес:

— Не думаю, чтобы это означало решительный шаг с ее стороны. Она и тогда, после нашей ссоры, упаковала чемоданы, а я, старый идиот, на коленях умолял ее остаться. Но на сей раз… — Кардью покачал головой, и в его глазах вспыхнул недобрый огонек.

Он высадил Джима в Уитхолле. Два часа Джим разбирал бумаги, накопившиеся в его отсутствии. В три часа работа была закончена, и он поплелся в Пал-Мел, чтобы посидеть в клубе. Он устал, работа не клеилась и заняла больше времени, чем обычно. Все время перед его глазами вставал милый образ девушки с серыми глазами. Час назад секретарь вернул ему одну бумагу, спросив, кто такая Эльфа. Смущенный Джим увидел, что окрестил этим именем известного вора-рецидивиста… Положение дел было действительно серьезным.

Взглянув на телефон Эльфы, Джим понял, что она живет в Бломсбери. Он навел справки и узнал ее точный адрес. Выйдя из клуба, он сел в таксомотор и подъехал к дому, где жила Эльфа. Дом почти ничем не отличался от других домов на этой улице, но Джим испытал приятное чувство, представив, что за окном с маленькими белыми гардинами сейчас мелькнет дорогое лицо. Уже потом он узнал, что комната Эльфы находится в заднем флигеле и что она не видна с улицы.

Когда Джим позвонил Эльфе по телефону, ее еще не было дома. В пять часов он опять позвонил, но никто не ответил. Возможно, она задерживалась в Баркли-Стек? В половине шестого он уже готов был ехать в Баркли-Стек, чтобы освобождать мисс Лейдж от якобы грозящей ей опасности. Позвонив в четвертый раз, он был безумно рад, услышав сдержанный голос Эльфы.

— Да, я вернулась… нет, мистер Кардью еще не успел приехать. Он позвонил мне по телефону и сказал, что этой ночью останется в городе.

— Разрешите пригласить вас на чай, мисс Лейдж.

— О, нет, — рассмеялась в ответ Эльфа. — Я хочу спокойно провести вечер у себя. Здесь так уютно и мило.

— Я в этом не сомневаюсь, — восторженно произнес Джим. — Везде, где вы находитесь…

В тот же миг в трубке щелкнуло. Эльфа повесила трубку. И все же, несмотря на это, Джим вернулся домой в прекрасном настроении.

В передней его шофер, и слуга одновременно, сообщил, что в гостиной ждет посетитель. К великому изумлению Джима, это был мистер Кардью.

— Ваш слуга сказал, что сегодня вечером вас не будет дома, — почти с упреком начал адвокат. — Я пришел, чтобы пригласить вас в оперу. Я купил два билета. Вы не откажетесь пойти со мной?

— Мне очень жаль, но я уже условился встретиться с одним господином…

— Не хотите ли, по крайней мере, поужинать со мною в ресторане?

— Простите, бога ради, но при всем желании, я не могу этого сделать…

— Жаль, очень жаль, Ферраби. Мне не остается ничего другого, как вернуться в Баркли-Стек, — подавленно произнес Кардью. Многое дал бы я, чтобы узнать, что там творится…


…Было уже темно, и фонари освещали улицы, когда Джим Ферраби мчался в своем автомобиле по предместью. Он остановил машину у полицейского участка.

Сюпер сидел в своем бюро и с аппетитом ел паштет, запивая его горячим какао. Он указал рукой на стул.

— Садитесь, Ферраби!

Окончив трапезу, Сюпер вытер губы видавшим виды платком и вынул из ящика стола коробку сигар.

— Благодарю, Минтер, я не курю! — отказался Джим.

— Что это с вами? — обиженно спросил Сюпер. — Это единственные в своем роде сигары!

— Не сердитесь, просто мне не хочется курить.

— Хе, хе, хе… Отказаться от такой сигары — грех! — Сюпер зажег свою удушливую сигару. — Слабый теперь народ пошел… Такая сигара стоит в Америке 10 центов… она свалила с ног уже не одного человека… нужно только привыкнуть к ней! Наш участковый врач сказал, что даже козел не может жить за милю от дыма такой сигары. А еще один врач, переживший газовую атаку на французском фронте, сказал, что сигары Сюпера очень напоминают ему немецкую удушливою бомбу…

Сюпер покашлял, с отчаянием взглянул на сигару и бросил ее в камин.

— Бог с ней, закурим трубку, — сказал он, набив ее табаком. — Скоро поедем, Ферраби, — Сюпер посмотрел на часы. — Я уже послал вперед Леттимера. Славный парень, но любит поспать. Я его люблю, но держу на расстоянии. Молодые люди становятся нестерпимыми, когда с ними хорошо обращаются…

Сюпер встал и одел пальто. Джим улучил момент, чтобы рассказать историю о латинской букве «L», составленной из банкнот. Сюпер с огромным интересом выслушал его.

— Эльсон был в ту ночь там? — спросил Сюпер. — Это интересное совпадение. Дженни симпатизирует Эльсону, и, кроме того… она его держит в руках. Мы должны быть бдительны. Предстоит понять все, что увидим там этой ночью… я бы хотел, чтобы мистер Кардью тоже был при этом.

— А вы нашли этого бродягу?

— Нет, это совсем не так просто, как кажется на первый взгляд…

Сюпер вышел на улицу, взглянул на небо и, вернувшись в комнату, постучал по старому барометру.

— Вероятно, будет дождь. Вы захватили с собой непромокаемое пальто?

— Да, лежит в автомобиле.

— Хорошо, оно вам пригодится.

Луна слабо пробивалась сквозь тучи, когда Джим и Сюпер ехали вдоль Хорзеам-Рода. Не успели они проехать и двенадцати миль, как далеко на юге заблистали молнии и маленькие пыльные столбы завертелись в лучах фонарей автомобиля. Сюпер сидел скорчившись рядом с Джимом, не говоря ни слова. Когда они минули Хорзеам, раздались раскаты грома и полил дождь. Джим остановил машину, чтобы поднять непромокаемое покрывало.

— Красивая гроза, — сказал Сюпер. — Ничего замысловатого в ней нет… гром и молния — факты, не нуждающиеся в психологическом исследовании. Это вроде того, когда застают человека на месте преступления.

Машина покатилась вдоль Уертинг-Рода.

— Когда женщине приходит в голову мысль выйти замуж, она так же благоразумна, как и волк в мясной лавке. Хотел бы я знать, что означала буква «L», — заговорил Сюпер.

— Наверное, в этом замешана «Большая Нога».

Огромная молния прорезала облака. Сюпер выждал, пока не замолк оглушительный гром.

— «Большая Нога»? Да, возможно! Как вы думаете, почему я избрал для поездки такую бурную ночь? Неужто для того, чтобы удовлетворить свое любопытство и узнать, что делает мисс Шоу? Нет, Ферраби, не ради этого я рискнул своим здоровьем… Кстати, и вашим тоже. — Сюпер говорил медленно. — Я хочу раскрыть тайну, слышите? Я хочу раскрыть тайну!

— Но в чем же тайна? В поведении мисс Шоу? — весело осведомился Джим.

— Не смейтесь, Ферраби. Я занят расследованием одной тайны, — торжественно произнес Сюпер. — Уже шесть с половиной лет я занят мыслью о тайне одной несостоявшейся встречи…

Джим удивленно посмотрел на него.

— Но это очень странно, Сюпер.

— Ничего странного нет. Просто это голый факт — такой же, как гром небесный. Шесть с половиной лет — долгий срок. Так вот, шесть лет назад, сэр Джозив Брикстон, городской советник Сити, пригласил меня однажды к себе в Челмор. Его уже нет в живых. Когда я приехал к нему, его не было дома. Не знаю, было ли так на самом деле, но его слуга вышел ко мне и заявил, что хозяина нет дома. Он передал письмо, где сэр Брикстон благодарил меня за то, что я изволил прийти к нему и оказать ему, якобы, услугу. К письму были приложены две банкноты по двадцать фунтов каждая, которые я употребил на благотворительные цели.

— Но какая тут связь с нашей дикой авантюрой в эту грозовую ночь? — поинтересовался Джим, вытирая в сотый раз защитное стекло.

— Очень даже близкая связь, Ферраби. Я рад, очень рад нашей поездке… Надеюсь, и Леттимер захватил дождевое пальто с собою.

— Но зачем, почему Джозив Брикстон послал за вами? — спросил Джим.

— Я знаю. Мне также известно, почему его не было дома, или, по крайней мере, он сделал вид, будто его не было.

…Дождь лил, как из ведра, молнии поминутно бороздили тьму, и Джиму не пришлось включать главные лампы. Джим свернул с почтовой дороги на боковую улицу, что вела в Большой Паузей. Автомобиль ехал мимо густых дерновых посадок в сторону набережной.

Большой Паузей лежит от Малого Паузея в десяти километрах. Когда-то маленький рыбачий поселок, Малый Паузей, со временем превратился в великолепный курорт с роскошными отелями, садами и насаждениями. Электрическая реклама курорта теперь видна за несколько миль. Малый Паузей получил позднее название собственно Паузея, а Большой Паузей остался маленьким поселком.

Две дороги связывают Паузей с поселком того же названия. Одна дорога ведет к скалам через дюны, другая проходит параллельно набережной. Первая — в прекрасном состоянии и хорошо освещена, вторая, наоборот, — совершенно запущена, изрыта ямами и завалена щебнем. Уже давно ведется спор между местным самоуправлением и военным министерством о том, кому надлежит исправить дорогу, но вопрос остается открытым.

— Черт возьми, какая скверная дорога! — сказал Сюпер, когда автомобиль проезжал по рытвинам, то и дело подпрыгивая. — Мы остановимся у старой каменоломни, если вы ничего не имеете против.

— Вы уже были здесь? Ах, да, я забыл, вы же говорили…

— Я утром изучал эту местность по карте. Дом находится в 150-ти метрах от подошвы холма и в четырех километрах от Паузея. Мы должны найти здесь Леттимера… Выключите свет, Ферраби!

Леттимер стоял под защитой отвесной скалы, закутанный в совершенно мокрый дождевик. Сюпер не заметил бы его, если бы Леттимер не вышел из своего убежища.

— Никто еще не вошел в дом, господин инспектор, — доложил сержант, когда они вышли из автомобиля.

— Странно! Ведь мисс Шоу еще утром выехала сюда, — заметил Джим.

— Меня бы удивило, если бы она явилась сюда, — сказал Сюпер. — Я знаю, что она не приедет в этот дом.

Джим был озадачен.

— Это мое умозаключение, — с гордостью заметил Сюпер. — Логичное умозаключение и… немного психологии.

— Но откуда вам известно, что она не приехала сюда сегодня утром? — упрямо настаивал Джим.

— Потому что Леттимер сообщил мне об этом по телефону час назад. Простое полицейское средство: ставят караульного в нужном месте, чтобы он говорил с вами по телефону. Ну а теперь, Ферраби, выключите-ка все фонари!

Хотя гроза и прекратилась, дождь все еще лил как из ведра. Трое мужчин двинулись по улице во главе с сержантом, освещавшим путь. Вилла мистера Кардью в Паузее называлась Бич-Коттедж и возвышалась между улицей и взморьем. То был невысокий, квадратный, каменный дом, окруженный кирпичной стеной с несколькими воротами.

— Вы уверены, что в доме никого нет, сержант?

— Вполне. Дверь закрыта снаружи на висячий замок.

— А что это за здание там, позади. Гараж?

— Нет, это лодочное помещение. Кардью держал там раньше гребную лодку, которую потом продал.

Сюпер исследовал дверь и окна дома, но ничего не заметил.

— Ясно, что Дженни не могла проникнуть в дом, — сказал Джим. Вероятно, ее задержала непогода.

— Наоборот, непогода могла только содействовать ее планам, — возразил Сюпер.

Джим впервые видел такой запущенный дом.

— Тут полно пещер, — сказал сержант, — но большинство из них недоступно.

Они направились к месту, где стоял автомобиль.

— Меня удивляет, что находятся люди, которым нравится дача Кардью, — сказал Джим.

— Ничего странного, — не согласился Сюпер. — Я с удовольствием поселился бы здесь после выхода в отставку. Держу пари, при солнечном свете здесь великолепная местность. Ночью, конечно, здесь мрачновато…

Инспектор плотнее закутался в пальто и посмотрел на светящийся циферблат своих часов.

— Уже одиннадцать… Обождем до двенадцати. Если к тому времени ничего не случится, мы вернемся в город, и я попрошу у вас извинение за беспокойство, Ферраби.

— Но что вы рассчитывали здесь найти? — удивленно пожал плечами Джим.

— Это трудно объяснить, — сказал Сюпер. — Видите ли, когда перезрелая девица вступает в пятый десяток и начинает угрожать предмету своих вожделений местью, если последний не женится на ней, это настораживает. Возможно, я преувеличиваю… Но тише!

Вдруг Сюпер схватил Джима за руку и потянул его в сторону.

— Поскорее к скалам! — скомандовал он.


В тот же миг из-за угла улицы показались фары автомобиля.

Джим, спотыкаясь, бросился к скале. Сюпер — за ним. Леттимер ползком добрался до инспектора. Автомобиль быстро приближался. Когда он промчался мимо, Сюпер заметил темный силуэт женщины в широкополой шляпе.

Через мгновение автомобиль замедлил ход, въехал в один из ворот и остановился у входа в дом.

— Она открывает дверь, — шепнул Джим.

Сюпер молчал. Лишь когда раздался стук захлопнувшейся двери, он двинулся к дому.

— Не разговаривать! — шепнул он своим спутникам.

Автомобиль стоял у самой двери. Сюпер оставил Джима и сержанта у стены и направился к машине. Он пощупал радиатор и удовлетворенно хмыкнул. Потом обошел дом со всех сторон. Ни звука не доносилось из дома. Оказавшись опять у дверей. Сюпер приложил ухо к двери, но ничего не услышал. Тогда он вернулся к своим спутникам.

— Кто-то другой еще должен прибыть сюда, — сообщил он. — Она не останется здесь на ночь, она не выключила мотор. Ей предстоит важная встреча.

Они вернулись к скалам, где скрывались. Спустя полчаса они услышали, что дверь отворилась, потом снова захлопнулась, и висячий замок опять загремел.

— Она не останется здесь. — Сюпер был изумлен и разочарован. — Она включает рефлекторы!

На секунду вспыхнули два ослепительных снопа света. Потом все погрузилось во тьму, и автомобиль выехал через ворота на улицу. Когда он проезжал мимо скалы, они снова увидели силуэт в широкополой шляпе. Вскоре автомобиль исчез из вида.

— Прошу прощения, Ферраби, — сказал Сюпер упавшим голосом. — Логика и психология ничего не стоят, если они вводят в заблуждение, и факты противоречат им. Подумайте женщина входит в дом, потом выходит из него и исчезает, оставляя нас в дураках. Никто не знает, откуда она приехала и куда отправилась. Поскорее в автомобиль! Попытаемся догнать ее, чтобы не потерять след!

Они добрались до автомобиля Джима. Но случилась маленькая заминка: лопнула шина. Пришлось поставить другую. Когда автомобиль помчался вперед, след старого «Форда» уже простыл.

В Большом Паузее Сюпер изумил местного полисмена своими вопросами. Тот действительно видел два автомобиля, ехавших к берегу, но ни один из них еще не проезжал мимо поста, заявил он.

— Я вас оставлю здесь, Леттимер, — сказал Сюпер. — Мне нужен надежный постовой. Беру на себя ответственность за превышение власти.

Джим и Сюпер помчались через Хорзеам и прибыли к первому участку. Джим изнемогал от усталости.

— Войдем ко мне и выпьем чашку кофе, — предложил Сюпер, молчавший всю дорогу. Мне жаль, что я понапрасну потревожил вас. «Большая Нога»… гм… кажется, что мы ее прозевали.

Они вошли в бюро. Сюпер сел, и его лицо приняло суровое выражение.

— Все это очень странно. Женщина за рулем не поехала в Паузей. Я внимательно наблюдал за дорогой. Она не проезжала и через Большой Паузей, ведь полисмен на посту не видел ее автомобиля. Готов поклясться, она не вернулась через Паузей. Мы ведь доехали до самого конца улицы. Она хорошо освещена, и никаких следов автомобиля на мокрой дороге не было видно. Да, кстати, Леттимер обещал позвонить, если будут новости.

В эту минуту вошел дежурный полицейский.

— Господин старший инспектор, вас просят к телефону.

Сюпер встал и направился к старомодному аппарату на столе.

— Алло… Сюпер? Это я — Леттимер! Я нашел «Форд», — послышался голос в трубке.

— Где?

— Наверху, над самой скалой… Наверное, он свернул с дороги, что ведет вниз к морю. Пункт называется Сихилль.

— Рефлекторы были включены или нет? — торопливо поинтересовался Сюпер.

— Они были выключены… Но я заметил другое — поперек задней стенки автомобиля написано мелом «Большая Нога».

— «Большая Нога»? А был ли кто-нибудь возле автомобиля?

— Никого.

Мысль Сюпера работала лихорадочно.

— Разбудите местного полицейского сержанта и позвоните начальнику полиции в Паузей. Обыщите улицу, идущую вниз вдоль берега. Я скоро приеду. Вы наблюдали за домом? Хорошо.

Сюпер повесил трубку и передал Джиму содержание разговора с сержантом.

— Я должен немедленно выехать туда, но вначале мне нужно заручиться согласием Скотленд-Ярда. Будьте добры, Ферраби, поезжайте к Кардью и попросите у него ключи от дома. И поскорее возвращайтесь сюда!

…У мистера Кардью была небольшая квартира около Регент-Парка, где он проводил те ночи, когда оставался в городе.

Обычно двери таких домов закрыты ночью. Не имея ключа, трудно попасть в дом, не разбудив жильцов всех квартир. Но Джиму посчастливилось: компания молодых людей вернулась из клуба, и он мог войти в коридор дома. Поднявшись на третий этаж, он постучал в дверь мистера Кардью.

Адвокат оказался чутким человеком и после второго стука послышались шаги. Дверь приоткрылась, насколько позволяла предохранительная цепочка.

— Боже ты мой… Ферраби! — воскликнул Кардью, сняв цепочку. — Что привело вас ко мне в такой час?

Джим вкратце рассказал ему о ночных похождениях мисс Шоу и добавил:

— Надеюсь, при таких обстоятельствах вы простите мне, что я рассказал Минтеру об угрожающем письме. Он считает дело весьма серьезным.

Мистер Кардью возбужденно провел рукой по всклокоченным волосам.

— Она приехала только в полночь? — смущенно спросил он. — Но она ведь выехала из Баркли-Стека еще утром — в половине двенадцатого. Где же она теперь?

— Именно это Минтер и хочет узнать, — ответил Джим. — Ее автомобиль найден у скалы. На задней стенке написано два слова — «Большая Нога». Сюпер предполагает, что это сделано для того, чтобы ввести сыщиков в заблуждение. Местная полиция сейчас обыскивает набережную и скалы, чтоб найти труп мисс Шоу.

— Что вы говорите? Это невозможно, это ужасно! Я не могу этому поверить! Двойные ключи от дома лежат в моем бюро в Кинг-Бэнг-Уолке. Обождите, я оденусь… У вас свой автомобиль или нужно нанять таксомотор?

— Свой.

Через несколько минут Кардью появился в дорожном костюме.

— Я непременно поеду с вами, — твердо заявил он. — Я должен знать, что произошло с Дженни.

Автомобиль помчался к бюро мистера Кардью. Хозяин вошел вовнутрь и вернулся со связкой ключей. Джим повернул машину и поехал в первый участок. Сюпер удивился, увидев расстроенного мистера Кардью, но быстро овладел собой.

— Леттимер сообщил, что ничего не найдено ни внизу, ни наверху. Дайте мне ключи, мистер Кардью.

Адвокат вынул ключи из связки.

— У вас есть запасные ключи?

— Нет, у меня осталась только эта пара. Один ключ всегда был в руках лиц, живших на даче, а другой находился в моем бюро. Этими ключами никогда не пользовались…

Отозвав Джима в сторону, Сюпер шепнул ему:

— Я пошлю агента в Хиль-Броу, чтобы найти Эльсона. Он вчера в девять вечера ушел из дому и еще не вернулся. Сел в двухместный «Ролс-ройс» и уехал.

Спустя несколько минут автомобиль с тремя мужчинами несся вниз по Хорзеам-Род. Гроза прошла, к звезды загорелись на небе. Езда продолжалась больше часа. Наконец машина остановилась у домика сельского полицейского сержанта, где сержант ждал их с двумя сыщиками из Паузея.

— Мы ничего не нашли, — доложил сержант, — но один местный житель видел, как женщина спускалась с холма по дороге.

— Когда это было?

— Приблизительно два часа тому назад. Женщина шла от станции Паузей. Последний поезд из Лондона останавливается как раз там, но я не смог найти начальника станции в такое время.

— Она не вернулась со станции, — заключил Сюпер. — Наверное хотела замести следы. Вы всегда пользуетесь этой остановкой, мистер Кардью?

— Я сделал там остановку только один раз во время войны. Когда я еду по железной дороге, то доезжаю до конечной станции или пользуюсь почтовой каретой.

— А мисс Шоу пользовалась когда-нибудь железной дорогой, выезжая в Бич-Коттедж?

— Нет. После 1918 года мы больше не ездили сюда по железной дороге.

Брошенный автомобиль был внимательно осмотрен Сюпером. Теперь было ясно, почему «Форд» не был виден с дороги в Паузей. Автомобиль стоял на небольшом холме. Чуть спустившись с откоса, он уже не мог быть виден с улицы.

При помощи фонаря Сюпер тщательно исследовал машину. Он мало интересовался надписью на задней стенке автомобиля.

— Надпись сделана не белым, а зеленым бильярдным мелом, — заметил Кардью.

— В таком случае мисс Шоу, очевидно, будет найдена в бильярдном салоне, — пробормотал иронически Сюпер. — Остается только искать бильярдный кий.

Кардью ничего не ответил. Сюпер исследовал каждый дюйм капота. Потом осветил внутренность автомобиля.

— Сиденье носит следы царапин… Ковер тоже имеет свежие царапины. Но он чист. Чисты также ножные педали и сцепка. Пока никаких выводов сделать нельзя.

Все вернулись к автомобилю Джима.

— Вы были у дома, сержант? — спросил Сюпер.

— Да, там никого нет. Место охранялось все время. И сейчас там стоит постовой.

Сюпер, Джим и Кардью сели в автомобиль, а сержант с местным полицейским примостились на его ступеньках. Автомобиль спустился с холма и направился по пляжу к дому Кардью.

— Как мрачно здесь! — воскликнул Кардью, когда все вышли из автомобиля. — Я никогда не замечал, как тут все запущенно…

Рефлекторы машины осветили дверь дома.

— Она оставила кое-что из своих вещей дома, мистер Кардью? — спросил Сюпер.

— Нет…

— Может быть, она оставила что-либо в комоде или шкафу? — настаивал детектив.

— Насколько я знаю, ничего.

Сюпер открыл дверь дома и осветил темное помещение. Они оказались в маленьком коридоре, что вел к двери со стеклянным верхом.

— Все останутся здесь, — приказал Сюпер. — Я должен сам обыскать дом.

Сперва он осмотрел две комнаты на правой стороне. То были хорошо меблированные спальни.

Потом Сюпер пошел в комнату на левой стороне. То была столовая. Сюпер не заметил в ней ничего особенного и поэтому направился к кухне, дверь которой была заперта Пришлось вернуться к ожидавшим его спутникам.

— У вас есть ключ от кухни, мистер Кардью?

— Нет! Разве он не торчит в замке?

Сюпер попробовал еще раз налечь на ручку кухонной двери, но та не поддалась. Он почувствовал какой-то запах и крикнул:

— Ферраби, вы чувствуете запах?

— Кордит! — крикнул Джим, вдыхая воздух. — Здесь стреляли из револьвера и… совсем недавно.

— Я так и понял, — сказал Сюпер. — Дверь заперта изнутри.

Они направились в столовую. В одной стене было отверстие, закрытое подвижным ставнем. Очевидно, через него подавались кушанья из кухни в столовую. Ставень был заперт ключом. Сюпер позвал Кардью.

— Да, — сказал адвокат, — ставень закрывался ключом, но я не знаю, куда он подевался. Ключ был еще здесь, когда тут гостила моя секретарша мисс Лейдж. Замок пружинный и открывается только ключом. У меня не было запасного. Вы не можете попасть в кухню?

— Нет, она заперта изнутри.

— Тогда нужно взломать ставень, — заявил Кардью. Он пошел с сержантом в сарай и принес пару ржавых инструментов, среди которых была и отвертка. Сюпер взял отвертку и, вставив ее между ставнем и рамой, с силой потянул кверху. Через минуту замок треснул, и ставень отскочил. Острый запах кордита распространился по столовой.

— Что за запах? — спросил испуганный Кардью. Сюпер не ответил. Перегнувшись через отверстие, он осветил комнату фонарем. Медленно скользил узкий луч по полу до двери. Неожиданно Сюпер увидел туфлю, потом другую и край черного платья…

Женщина сидела, опираясь спиной о дверь. Голова ее была опущена на грудь, будто она была пьяна. Один взгляд убедил Сюпера, что то была мисс Шоу. Лужа крови на полу свидетельствовала о том, что она была мертва.

Сюпер медленно высунул голову из отверстия.

— Все должны оставаться здесь. Сержант, приведите немедленно врача. Мистер Ферраби, останьтесь здесь.

Сюпер шепнул что-то сержанту на ухо, и тот быстро укатил на машине.

— Что же случилось? — спросил Кардью, дрожа от страха. — Боже мой… это ведь не Дженни?

— Боюсь, это она, мистер Кардью, — заявил Сюпер.

— Ранена или… мертва?

— Мертва… Оставайтесь здесь, а вы, Ферраби, следуйте за мной.

С необычайной проворностью Сюпер забрался сквозь отверстие на кухню. Джим с трудом последовал за ним.

— Закройте ставень, я зажгу лампу!

Сюпер зажег керосиновую лампу, стоявшую на столе, и осторожно осветил безжизненное тело женщины.

— Самоубийство? — подавленно спросил Джим.

— Думаю, что нет, — ответил Сюпер.

Сюпер нагнулся и взглянул на бледное лицо.

— Она не покончила с собой, а была убита, — заявил он. — Дверь заперта снаружи — видите ключ? Ставень столовой тоже был заперт, а ключ от него торчит в замке с этой стороны… Как проник сюда убийца? Окно во двор защищено тяжелыми ставнями и засовы закрыты изнутри…

На столе лежал ридикюль. В нем, очевидно, рылись: косметика и деньги были разбросаны по столу.

— Две тысячи долларов и пятьдесят фунтов, — сказал Сюпер, сосчитав деньги. — А что означает этот кирпич?

Красный обожженный камень лежал на полу. Рядом валялось резиновое кольцо со шнуром.

— Весь пол устлан красным кирпичом, — сказал Джим.

— Да… я тоже заметил это.

Сюпер взял лампу, нагнулся и исследовал пол. Под столом, ровно посередине, находилось отверстие, соответствовавшее размеру кирпича.

— Кольцо служило средством, чтобы поднять кирпич, — задумчиво сказал Сюпер.

Он тщательно исследовал отверстие.

— Здесь было что-то запрятано, и мисс Шоу явилась сюда, чтобы забрать это. Вот почему она задержалась здесь недолго.

— Но как она попала сюда опять? Входная дверь была заперта снаружи.

— Не знаю, но факт налицо: она явилась сюда за каким-то предметом.

Сюпер наклонился над трупом. Потухшая трубка инспектора торчала в зубах, а лоб еще больше наморщился.

— Я не имею права сдвинуть ее с места до прихода врача, — сказал он, поднявшись. — Ее застрелили с близкого расстояния… Убийца стоял вот здесь, около стола… Очевидно, он стрелял из автоматического пистолета, хотя нигде не видно патронной гильзы. Дженни стояла направо у дверей… видите следы пули на стене? Потом она сделала шаг вперед и опустилась у двери. Пуля, вероятно, прошла сквозь сердце. Часто бывает, что мертвые по инерции успевают сделать один-два шага. Левая перчатка еще на руке, правая — снята. Дженни не думала оставаться здесь. Не замечаете ли вы некоторые довольно странные обстоятельства, Ферраби?

Джим беспомощно покачал головой.

— Здесь так много странностей, что мне трудно разобраться.

Мистер Кардью сразу заметил бы одно важное обстоятельство: пальто и шляпа убитой исчезли. Их нигде не видно… Посмотрите, Ферраби, вы замечаете кое-что на полу под вешалкой?

— Вода, — сказал Джим.

— Она стекла с дождевика убитой. Дженни повесила его, явившись сюда. Где же она оставила пальто и шляпу?

— По всей вероятности, в другой комнате.

— Нет, Ферраби, хотя я и не обыскал, как следует, весь дом, пальто и шляпы мы не найдем здесь. У меня слишком зоркий глаз. Ага, вот и врач приехал, — добавил Сюпер. — Если он довольно толст, ему не так уже легко удастся пролезть сквозь эту дыру в кухню.

Но врач оказался молодым стройным человеком и без малейшего труда забрался на кухню.

— Да, она мертва, — констатировал он. — Я не могу точно сказать, когда она умерла, но, во всяком случае, более часа тому назад. Я вызвал по телефону карету секционной камеры. Сержант Леттимер рассказал мне все.

Часы показывали половину четвертого. Спустя пять минут прибыла карета, и труп был увезен. В доме остались только Сюпер с Джимом. Мистер Кардью, совершенно подавленный происшедшим, куда-то уехал, а Леттимер отправился с врачом для составления протокола. Сюпер отодвинул засовы и открыл окно.

— Еще темно и накрапывает дождь, но погода теплая. Настоящая летняя ночь, — сказал он.

Потом обернулся и положил на стол длинный желтый конверт.

— Посмотрите, Ферраби, это я нашел под телом мисс Шоу, когда ее подняли.

Джим осмотрел конверт. Он оказался пустым. Значился только адрес, напечатанный на пишущей машинке:

«Доктор Джон В. Милс,

врач секционной камеры Западного Суссекса.

Хэйлсхем, Суссекс».

— Кто это, доктор? — спросил Джим.

— Ферраби, доктор Милс умер пять лет назад, я хорошо помню его похороны. Адрес, очевидно, написан уже давно… во всяком случае, не мисс Шоу, — задумчиво произнес Сюпер.

— Но кто же написал его?

— Этого я вам пока не могу сказать, — таинственно ответил Сюпер.

Джим наблюдал, как Сюпер обследовал кухню, обыскал печи, открывал шкафы, осматривал выдвижные ящики. Только теперь Джим понял всю реальность трагедии. Происшествие было столь неожиданным, что он не сразу постиг значение того, чему был свидетелем. Он вдруг вспомнил о мисс Лейдж, которая, наверное, очень испугается, узнав о смерти мисс Шоу.

— Здесь произошло неординарное убийство, — сказал Сюпер со вздохом, зажимая свою трубку. — Я рад, что поговорил раньше с комиссаром Скотленд-Ярда. Он толковый парень и не исключено, что он передаст мне раскрытие этого убийства. Если этот случай будет передан другому, убийство останется нераскрытым. Ни оружия, ни улик не найдено. Только пустой конверт, который нужно еще исследовать…

После тщательного осмотра стены, Сюпер вытащил из нее пулю пистолета калибра № 42. Однако выводы было рано делать. Автоматические пистолеты тогда изготовлялись только в двух калибрах, и трудно было допустить, что мисс Шоу имела такой пистолет. Женщины боятся такого оружия…

— Куда Кардью уехал? — спросил Джим.

— В «Гранд-Отель» Паузея. — Сюпер рассмеялся. — Когда этот детектив-теоретик сталкивается с фактами, он теряет голову. А здесь факт налицо — насильственная смерть. Сидеть на мягком стуле и выдумывать криминальные теории — одно, а сталкиваться с кровью и ужасами жизни — совсем другое…

Вдруг Сюпер вытянул голову и начал прислушиваться. В окно доносился шум прибоя. Сюпер взял лампу и направился к двери.

— Кто-то возится у двери, — шепнул он. Джим тоже услышал шорох, и ему стало не по себе. Кто-то ощупывал дверь с той стороны и нажимал на ручку. Сюпер знаком велел ему открыть дверь. Джим медленно подошел к двери, быстро повернул ключ и распахнул ее.

На пороге стояла стройная девушка. Она была вся мокрая и еле держалась на ногах.

— Спасите меня! — крикнула она и упала без чувств на руки Джима.

То была мисс Лейдж.

— Не двигайтесь! Слушайте! — шепнул Сюпер на ухо Джиму. Тот стоял неподвижно, держа девушку в объятьях. Из темноты доносилось заунывное пение:

«Мавританский король проезжал

По королевскому городу — Гранаде,

Ау де ми Алхама!»

— Проклятие! — воскликнул Сюпер и бросился вон из дома в непроглядный мрак ночи.


Рассветало, когда Сюпер вернулся и сообщил о своей неудаче.

— Он пел где-то на вершине скалы, — пробормотал он. — Не сдобровать этому музыкальному бродяге, когда он попадет ко мне в руки. Что с мисс Лейдж?

— Я привел ее в чувство, развел огонь в спальне, и она немного пришла в себя.

— Вы рассказали ей об убийстве?

— Нет, я предпочел оставить ее в покое. Она, очевидно, пережила ужасные минуты.

Девушка услышала разговор и приоткрыла дверь.

— Мистер Минтер уже вернулся? Я сейчас выйду.

Через минуту она вышла. На ней было пальто Джима, а старые найденные в шкафу туфли выглядели странно на ее изящных ножках.

— Где мисс Шоу? Что вы тут делали? — забросала она их вопросами.

— Мы хотели осмотреть дачу, — спокойно пояснил Сюпер. — Я намеревался провести здесь мой летний отпуск.

— Где мисс Шоу? — не унималась Эльфа.

— Она ушла.

Девушка перевела внимательный взгляд с инспектора на Джима и сказала:

— Здесь что-то случилось.

— Кажется, мисс Лейдж, с вами что-то действительно случилось, — сказал Сюпер. — Каким образом вы попали сюда ночью?

— Мисс Шоу вызвала меня сюда по телеграфу.

Сюпер и Джим изумленно переглянулись. Эльфа пошла в спальню и вернулась с длинной телеграммой. Сюпер надел пенсне и прочел. Телеграмма была адресована на имя Эльфы на Кубит-стрит:


«Прошу вас сделать мне одолжение и прибыть немедленно по получении телеграммы в дом мистера Кардью, у набережной Паузея. Если меня еще не будет там, будьте любезны обождать. Даже если телеграмма прибудет с опозданием, вы должны приехать туда. Я до сих пор никогда не обременяла вас просьбами. Ваше прибытие окажет большое влияние на мою дальнейшую жизнь. Я хочу иметь вас в качестве свидетельницы по очень важному делу и прошу вас как женщину помочь женщине.

Дженни Шоу».

Телеграмма была подана в Гильдфорде в шесть вечера накануне страшных событий.

— Я получила ее в четверть восьмого, — сказала Эльфа, — и не знала, как быть. То, что мои отношения с мисс Шоу оставляли желать лучшего, еще более все усложнило. После долгих колебаний я все-таки решила ехать и села на последний поезд в десять вечера. Я вышла из вагона на станции и пошла…

— Значит, жители поселка видели вас, когда вы шли от станции, — перебил ее Сюпер. — Это разрешает нашу загадку. Продолжайте, мисс Лейдж!

— От берега идет знакомая тропинка, — говорила девушка. Я знаю эту местность очень хорошо, излазила все здешние скалы. К тому же при мне был фонарик. Я пошла по тропинке, потому что было очень ветрено, и скалы защищали меня от дождя. Но я не знала, что летом прошлого года здесь произошел обвал. Тропинка оборвалась, я наступила на скользкий камень и упала вниз. Мне показалось, будто я сломала шею. Но потом я пришла в себя и поняла, что лежу на краю меловой горы. Я не могла сдвинуться с места и лежала так, пока не заметила два автомобиля. Первый, что подъехал к дому, был хорошо виден со скалы, второй остановился у каменоломни. Я кричала «помогите!», но ветер заглушал мой голос. Вы можете себе представить мое отчаяние, когда автомобили исчезли, и я опять осталась одна во мраке.

Эльфа вздрогнула, вспомнив о пережитом.

— И вы никого не заметили? Бродягу или подозрительного субъекта? — расспрашивал Сюпер.

— Нет. Я молча лежала и смотрела на дом. Спустя часа два к нему подъехала карета. В отчаянии я попыталась слезть с обрыва, но мне это не удалось, я скользила все глубже и глубже… это было ужасно. Но все оказалось не так уж плохо, как я вначале думала. Я очутилась внизу, в нескольких метрах от дома, даже не получив никаких ранений. Сама не помню, как я оказалась у дверей.

Сюпер вторично прочел телеграмму и почесал лоб.

— Вы мне нужны как свидетельница по очень важному делу, — заявил он.

— А где мисс Шоу? — повторила девушка.

Она прочла ответ в глазах Сюпера и побледнела.

— Она… она… умерла?

— Да, её застрелили здесь, в этой кухне. Успокойтесь, мисс Лейдж, вы будете важной свидетельницей, ведь вы лежали всю ночь на скалах и наблюдали за домом. Не подъезжал ли к дому еще один автомобиль, кроме тех двух, о которых вы говорили?

— Нет, я в этом уверена.

— Вы не заметили кого-нибудь на улице?

— Трудно сказать, ведь было темно…

Сюпер казался обескураженным.

— Гм… Теперь все зависит от начальства. Если оно поручит мне розыск, то я раскрою преступление. Если же дело будет поручено одному из этих теоретиков, убийца останется безнаказанным. Теперь я знаю всю местность, как свои пять пальцев…

Джим Ферраби знал: полномочия Скотленд-Ярда распространяются только на Лондон, и вопрос о привлечении детектива Сюпера к розыску убийцы мисс Шоу зависит от местной полиции Паузея. Но та захочет обратиться за помощью к Скотленд-Ярду только в случае, если сама не сможет успешно провести розыски…

Эльфа сидела молча, совершенно подавленная страшной новостью: мисс Шоу убита! Это невероятно!

— Когда ваше платье высохнет, мисс Лейдж, мистер Ферраби отвезет вас домой, — сказал Сюпер. — Кажется, больше вы нам не сможете сообщить ничего важного.

— Больше ничего я не знаю, — прошептала она. — Ах, как ужасно, как ужасно!

— Скажите, мисс, это вы напечатали на машинке? — спросил Сюпер и показал конверт, найденный возле убитой.

— Нет, это не я. Текст напечатан не на моей машинке. Кажется, у мисс Шоу была собственная старая пишущая машинка. Однажды она спросила, не знаю ли я хорошее руководство, чтобы научиться печатать.

Уже совсем рассвело и дождь прекратился, когда Сюпер и Джим вышли из дому и направились к скалам.

— Видите, Леттимер был прав: скалы полны пещер, — сказал Сюпер, указав на зловещие черные провалы, видневшиеся между меловыми горами. — Я попрошу начальника местной полиции обследовать нижние пещеры.

Выйдя на улицу, они увидели автомобиль Джима. У руля сидел Леттимер.

— Я нашел интересную штуку, господин старший инспектор! — крикнул, подъехав, сержант. — Вот смотрите!

И он вынул из кармана миниатюрный кожаный мешочек, висевший на золотой цепочке.

— Я нашел это рядом с автомобилем, когда рассвело, — пояснил он и передал находку Сюперу. Тот открыл мешочек и вынул из него золотое кольцо.

— Похоже на обручальное кольцо, — заметил он. — А брачного документа вы не нашли?

— Нет. Никаких документов там не было.

— Занятно! Новое обручальное кольцо, — пробормотал Сюпер, осматривая со всех сторон находку. — Интересно, носила ли она его. По-видимому, нет. Во всяком случае, человек, надевший ей на руку это кольцо, знает об убийстве больше, чем мы.

…Они прогуливались по набережной. Прилив усиливался. Небо заволокло тучами.

— Здесь действительно довольно мрачное место, — согласился Сюпер. — Вчера я говорил, что не прочь поселиться тут, когда выйду в отставку, но это вряд ли…

…Вдалеке на море виднелся дымок пароходов. У набережной мелькали красные парусники рыбаков, причаливших к бухте Паузея. За домом мистера Кардью был маленький садик с поломанным забором, ворота которого валялись на траве. Там, где хозяин раньше пытался разбить цветочные клумбы, теперь пышно росла сорная трава.

— И все-таки эта местность не так уж плоха для любителя морских купаний, — подумав, упрямо сказал Сюпер.

Они направились к воротам дома.

— Проклятие! — неожиданно воскликнул Сюпер.

Он заметил на песке след ноги, наполовину размытый дождем, но все же довольно отчетливый. То был отпечаток чьей-то большой босой ноги.

— Христофор Колумб! — воскликнул Сюпер, глядя как зачарованный на отпечаток.

Он бросился за следами вниз к морю и медленно пошел вдоль берега. Следы вели к дому.

— «Большая Нога»! — выдохнул Сюпер.

— Что? «Большая Нога»? — повторил Джим.

Следы вдруг затерялись, и Сюпер со спутником направились к воде. В небольшой песчаной рытвине, образованной прибоем, следы снова показались. Сюпер взглянул на Джима и спросил:

— Ну, что скажете?

— Признаюсь, пока сказать нечего, — пожал плечами Джим.

— Сержант, поезжайте в город за инструментами! — приказал Сюпер.

Леттимер вернулся из города с материалом для снятия отпечатков со следов. Работа продолжалась около часа.

Они даже не заметили, что за ними следил в это время смуглый мужчина с окладистой бородой. Он сидел у входа одной малодоступной пещеры среди меловых скал. Странный мужчина блуждающим взором смотрел на сыщиков, напевая про себя песню об Альгаме.


Джим Ферраби изнемогал от усталости, сидя за рулем автомобиля, мчавшегося по направлению к Паузею. Бессонная, полная тревоги ночь однако нисколько не отразилась на Сюпере, который сидел рядом с Джимом и не умолкал ни на минуту. Он был бодр, и Джим удивлялся его выдержке и свежему, энергичному виду.

— Нужны годы, чтобы сделаться хорошим детективом, — рассуждал Сюпер. — Возьмем, к примеру, Леттимера. Можно допустить, что он хорошо знает свое дело, хотя это и не так. Эти молодые слишком полагаются на психологию и дедукцию и не умеют наблюдать. Что с вами, вы устали?

— Ужасно устал, — ответил Джим.

— А вы вообразите себе, что напротив — бодры, — сказал Сюпер. — Представьте себе, что вы танцуете с избранницей вашего сердца…

…Паузей с его фешенебельными кафе и красивыми домиками купался в ярком солнечном свете. Желтое взморье было переполнено отдыхающими, а тротуары были оживлены толпами ярко одетых людей.

Джим остановил машину у «Гранд Отеля». Портье в блестящей ливрее бросился к автомобилю помочь Сюперу выйти. Он отвел прибывших в номер мистера Кардью.

Кардью еще лежал в постели, но уже не спал.

— У вас есть новости? — спросил он у Сюпера, едва тот успел войти.

Тот рассказал об обручальном кольце, и Кардью сразу присел на кровати.

— Что? Дженни была замужем? Это невозможно! — воскликнул он. — Пустяки! Я знаю точно: она никогда не сочеталась браком!

— Откуда вам это известно, мистер Кардью?

Бледное лицо Кардью передернулось. Прошло несколько минут, прежде чем он успокоился и заговорил.

— Я уже давно поверенный мисс Шоу, она ничего не скрывала от меня. То, что она испытывала симпатию к определенному лицу, еще не значит, что она сочеталась с ним браком. Она не могла выйти замуж без моего разрешения.

— Но почему? — спросил изумленный Сюпер.

— Когда моя жена умирала, она назначила Дженни значительную годовую ренту с условием, что та не выйдет замуж без моего разрешения. Моя бедная покойная супруга не могла допустить, чтобы я остался один без хозяйки в доме.

— А как велика была ежегодная рента?

— Двести фунтов. Для Дженни это была значительная сумма, и она осталась служить в моем доме. Она ничего не скрывала от меня, за исключением… одной тайны. Три года назад она передала мне на хранение большой запечатанный конверт. Я, конечно, спросил, что за документы хранятся в нем, но она резко ответила, что это ее дело и что я не смею спрашивать. Я не хотел вмешиваться в ее жизнь и без того довольно печальную. Моя покойная жена взяла ее из сиротского дома и ее происхождение было окутано тайной. Я знал, что Дженни пыталась узнать хоть что-то о своем происхождении. Полагаю, конверт содержит документы, что могут пролить свет…

— Да, это все интересно, — сказал Сюпер, — и я должен увидеть конверт. Где он?

— В моем бюро в Кинг-Бенг-Уолке, — ответил Кардью. — Если собираетесь туда отправиться, то вы найдете конверт в маленьком японском полированном ящике, на крышке которого выгравированы буквы Д.Ш. Там еще лежит, если не ошибаюсь, нотариальная копия завещания моей супруги, письма директора сиротского дома, метрические свидетельства Дженни и другие неважные документы.

Кардью вынул из кармана своих брюк, лежавших перед ним на стуле, связку ключей и подал Сюперу.

— Вот ключи от бюро… Вы ничего нового не узнали?

— Нет. Как Дженни попала в дом, когда Леттимер охранял его у самого порога, остается для меня загадкой, которая граничит с чудом. До сих пор ни одно убийство не происходило при столь загадочных обстоятельствах.

— Леттимер был все время возле дома? — быстро спросил Кардью.

— Да, — твердо ответил Сюпер.

— У меня есть свои теории на этот счет, но я не хочу пока говорить о них, — многозначительно произнес адвокат.

Увидев, как тонкая улыбка скользнула по губам Сюпера, он раздраженно добавил:

— Вы, конечно, не доверяете моим теориям, но как убийца удрал из кухни, я знаю точно…

— Так изложите же свою версию, — холодно заметил Сюпер.

— Дженни и убийца вошли в кухню. Один из них запер дверь снаружи, то есть он или она…

— Правильно, — одобрил его Сюпер.

— Он убил ее, и она упала прямо у двери. Убийце не хватило мужества поднять ее тело, и он решил бежать через маленькое окошко в стене. Очутившись в столовой, убийца должен был спустить ставень, снабженный пружинным замком…

Сюпер ударил по колену и вскричал:

— Ну, конечно же, так оно и было! Ведь ставень автоматически закрывается без ключа. Вы составили превосходную теорию, и я нисколько не удивлюсь, если она окажется правильной. Но каким путем убийца проник в дом и выбрался оттуда незаметно для Леттимера?

— Но ведь есть дверь с черного хода…

— Она была на засове и заперта, — возразил Сюпер. — Все окна снабжены подвижными ставнями и железными стержнями. Если убийца вышел через заднюю дверь, то как ему удалось запереть ее изнутри? Нет, мистер Кардью, это неправильный вывод.

— Допустим, вы правы, — не сдавался Кардью. — Признаюсь, я сам пока не вполне уверен в своей теории. Возможно, я еще сообщу вам о гипотезе, которая убедит вас, господин инспектор.

Когда Сюпер и Джим спустились с лестницы, инспектор сказал:

— Гипотеза? Ого! Это нечто новенькое для меня! Когда эти образованные субъекты начинают переходить на латынь, я теряю голову. Но адвокат верно описал, как убийца вышел из кухни. Я от него такого даже не ожидал. Я думал, он станет излагать теории о подземных ходах, потайных дверях, похожих на шкафы, которые при нажатии пружины открывают выход на лестницу, ведущую в пещеру…

— Минтер, вы наверное увлекаетесь бульварными романами, — весело заметил Джим.

— Нет, я читаю только газеты.

Джим больше не чувствовал усталости. Он сел за руль и поехал в Лондон. Общество Сюпера действовало на него благотворно.

…Через некоторое время обрызганный грязью автомобиль Джима остановился у Кинг-Бенг-Уолка. Джим, хорошо знавший здание, повел инспектора по лестнице к большой входной двери. В Кинг-Уолке каждое бюро снабжено двойными дверьми. Когда наружная дверь закрыта, это признак того, что владелец не желает принимать посетителей. В приемные часы эта дверь обычно открыта. Через внутреннюю дверь можно войти независимо от того, открыта она или закрыта. Когда Сюпер вложил ключ в замок, то почувствовал, что наружная дверь поддалась: она не была заперта.

— Дверь не закрыта, — сказал Сюпер.

Они вошли в узкий проход, у правого конца которого была комната мисс Лейдж. Дверь этой комнаты была заперта, но дверь комнаты мистера Кардью была распахнута.

— Кажется, мы опоздали, — сказал Сюпер, осмотрев комнату. Ящики лежали на полу, их содержимое было разбросано всюду. Стол мистера Кардью был выпотрошен, выдвижные ящики вскрыты…

— Кто-то опередил нас! — воскликнул Джим, указывая на актовые ящики. — Вот коробка с инициалами Д.Ш… она пуста!

— Да, черт возьми! — буркнул Сюпер, — мы опоздали!

Он медленно осмотрелся. Его взор упал на решетку камина, переполненную обгорелыми бумагами и пеплом. Многие листы были совершенно сожжены. Сюпер собрал обгорелые бумаги, исследовал все уцелевшие документы. Но ни конверта, ни других документов относительно мисс Шоу, он не нашел.

Он взял в руки коробку с инициалами Д.Ш. и поставил ее на стол.

— Коробка не повреждена, она открыта ключом, — заметил он.

Потом Сюпер снова метнулся к камину и тщательно осмотрел пепел. Через десять минут он поднялся с запыленными коленями. Потом снова нагнулся, исследуя пол. В руках у него оказалась спичка.

— Можно, конечно, узнать, кто изготовил эту спичку и сколько людей пользуется этим сортом, — заметил он угрюмо, — но все, что я могу сказать сейчас — это то, что спичкой были подожжены бумаги.

Сюпер потянул шнур оконной шторы. Когда штора поднялась, на пол упал листок бумаги. Сюпер поднял его и увидел, что это квитанция, выданная торговцем на мелкую сумму.

— Бумажка, очевидно, была в ветреный день прижата к шторе, когда та была опущена, — произнес задумчиво он. — Нужно сообщить обо всем в полицию и поговорить в спокойной обстановке с мистером Кардью. Он очень нервничает и потрясен убийством мисс Шоу. Конечно, он будет поражен, узнав о взломе в его бюро и о похищении важных документов. Для адвоката — большой удар потерять документы.

…Джим отвез Сюпера в Скотленд-Ярд и вернулся домой. Он был рад, что мог, наконец, раздеться и поспать. Только после захода солнца он проснулся. Его первой мыслью была Эльфа. Он не решился звонить ей по телефону и поехал в таксомоторе на Кубит-стрит. Ему посчастливилось встретить Эльфу в тот момент, когда она спускалась по лестнице.

— Вы видели мистера Минтера? — спросила она. — Он только что вышел из моей квартиры.

— Он, наверное, вообще никогда не спит, наш неутомимый детектив, — удивился Джим. — Он уже рассказал вам о взломе в бюро Кардью?

— Да, он пришел ко мне после обеда и рассказал обо всем, — сказала Эльфа, идя рядом с ним. — Взломщики не тронули моего кабинета, потому что дверь была заперта. А вы знаете что-нибудь о «Большой Ноге»? — неожиданно спросила она.

Джим был удивлен, что Сюпер рассказал Эльфе о таинственной «Большой Ноге», хотя и скрывал об этом от Кардью.

— Сюпер хотел узнать, не слышала ли я о таком прозвище, — объяснила Эльфа. Но я никогда не слыхала об этом странном прозвище. Что все это значит, мистер Ферраби?

Джим рассказал ей, что знал.

— Все так таинственно! Я не могу себе представить, что мисс Шоу мертва. Как все ужасно! — повторяла Эльфа.

Они направились в Холбурн. Джиму хотелось бы узнать, зачем девушка вышла вечером из дому. На углу Кингсвей Эльфа приостановилась.

— Я должна вам доверить маленькую тайну, — сказала она с легкой улыбкой. — Дело идет о столь ничтожной тайне, что мне, собственно, не следовало бы и просить у вас помощи.

— Чем меньше тайна, тем более полезным я могу быть, — возразил Джим с интересом.

— Речь идет о моем квартиранте, — объяснила девушка. — Вы удивлены, не правда ли? Покойный отец оставил мне дом, где мы жили. Это небольшое здание, но оно все же слишком велико для меня. Поэтому я сдала квартиру одному господину. Доход, несмотря на его незначительность, все-таки для меня важен. Но в последнее время мой бедный жилец стал очень уж нервным из-за яиц и намерен переехать на другую квартиру.

— Из-за яиц? — с изумлением спросил Джим.

— Не удивляйтесь, мистер Ферраби, именно из-за яиц, картофеля, а иногда и капусты. Но, главным образом, из-за яиц…

— Я вас не понимаю, мисс Лейдж!

— Выслушайте дальше. Мистер Леттимер вначале принял это за шутку, но потом…

— Мистер Леттимер? — перебил ее Джим. — Он родственник бравого сержанта?

— Это его дядя. Я только сегодня из уст сержанта узнала, что Болдервод Леттимер — богатый торговец пищевыми продуктами и холостяк. Кажется, он не разговаривает с племянником. Во всяком случае между ними натянутые отношения, поскольку сержант рассказал мне, что он никогда не был у дяди на Эдуард-Сквере. Дядя сердит на племянника, потому что он поступил в полицию. Племянник, считает дядя, роняет этим достоинство семьи.

— Но, пожалуй, расскажите мне историю с яйцами.

— И с картофелем, — добавила Эльфа. — Тайна звучит, как шутка, и я считала всю историю абсурдом, когда услышала ее впервые. С тех пор, как Болдервод Леттимер живет в моем доме по Эдуард-Скверу № 178, на пороге дома каждое утро находят яйца, иногда красную редьку, цветную капусту и прочие овощи. Одним словом — странные «подарки». Часто Леттимер находит дюжину картофелин в грязной бумаге. Летом подарки сопровождаются букетом цветов. Слуга Леттимера открыл дверь утром в пятницу и нашел спаржу и целый сиреневый куст. Таинственные и регулярные подарки действуют моему квартиранту на нервы. Это продолжается уже довольно долго, чтобы считать шуткой или чьей-то глупой выходкой. Я очень рада, что вы пришли. Может, вы разрешите загадку?

…Болдервод Леттимер вышел навстречу посетителям. Он был маленького роста, коренастый, лысый, с красным лицом. Джиму показалось, что перед ним — церковный служка, любитель красного портвейна.

— Очень рад видеть вас, мисс Лейдж, — сказал Леттимер, вежливо поклонившись Джиму. — Вы получили мое письмо? Мне жаль, что я вас побеспокоил, но дело это действительно стало для меня несносным.

Они вошли в комнату, обставленную весьма старомодно. Ковры с пестрыми рисунками не гармонировали с мебелью, обитой жестким плюшем.

— Я уже хотел было обратиться в полицию, — сказал хозяин. — До сих пор я принимал эти знаки внимания за шутки, а иногда и за благодарность со стороны какого-то человека, которому я, возможно, оказал когда-то услугу.

Он говорил очень важно. Желая подчеркнуть то или иное слово, он размахивал своим пенсне, которое держал в руках.

— Теперь я пришел к выводу, что нужно предпринять решительные шаги. Это регулярное подбрасывание к дверям моей квартиры разных овощей — просто подлое оскорбление человека, которому желают напомнить, что он торговец. Человек, которому везет, всегда имеет врагов. Некоторые люди, которых я не хочу называть, очень злы за то, что я избран гласным в Кенсингтонскую думу. Так вот я торжественно заявляю, что я только коммерсант и никто больше. Ничего подозрительного в торговле нет и незачем меня оскорблять!

— Разрешите представить вам мистера Ферраби из государственной прокуратуры, — решилась прервать этот словесный поток Эльфа.

— Очень приятно… мистер Болдервод Леттимер, член думы Кенсингтона… и коммерсант.

— Когда именно «неизвестные благодарные субъекты» кладут на лестнице продукты? — спросил Джим.

— Между полуночью и тремя часами утра. Я дежурил по ночам, чтобы поймать негодяя на месте преступления и потребовать от него объяснений, но ничего не вышло.

— Мне кажется, оскорбление все же довольно невинное, — заметил Джим, улыбаясь, — вы получаете продукты, которые нужно покупать на рынке за деньги…

— Да, но эти продукты могут быть отравлены! — холодно возразил Болдервод. — Я уже послал часть этих продуктов в государственный институт для химического исследования. Правда, никаких признаков яда там обнаружено не было, но не исключено, что это — хитрая уловка, чтобы усыпить мою бдительность.

— Не верю, чтобы кто-то хотел причинить вам зло, — не сдавался Джим. — Вы уже сообщили об этом в полицию?

— Официально я еще не жаловался в полицию. Я только говорил с двумя дежурными полицейскими, рассказав им суть дела. Просил их поймать злоумышленника частным образом.

— Не лучше ли было поговорить об этом с вашим племянником, сержантом Леттимером? — спросил гость.

Болдервод нахмурил брови.

— Мы с ним в натянутых отношениях и почти не встречаемся. Когда он был еще юношей, я предложил ему стать коммерсантом. И, представьте, племянник отклонил мое предложение и поступил в полицию. Конечно, полицейские нужны и без них плохо, но это еще не значит, что мой племянник должен был выбрать себе такую карьеру.

— Но это почетная карьера, — возразил Джим.

М-р Леттимер только пожал плечами.

— Не думаю, чтобы я обратился к племяннику за советом, — продолжал он упрямо. — Я потому пригласил мисс Лейдж, чтобы она сама разрешила эту загадку. Ведь вы, мисс Лейдж, годами жили в этом доме.

Болдервод вопросительно взглянул на мисс Лейдж, но та покачала головой.

— Я могу лишь посоветовать вам заявить об этом в полицию, — сказала она.

— Получаете ли вы продукты в больших количествах? — поинтересовался Джим.

— Нет, обычно я получаю столько, сколько человек может унести в карманах. Большой сиреневый букет был необычным подарком. Я как-то читал, что преступные банды делают таинственные предупреждения своим предполагаемым жертвам. Вы, мистер Ферраби, как человек опытный, как юрист знаете, что и в данном случае не исключена выходка шайки преступников…

Джим с трудом удержался от смеха.

— Нет, не думаю, чтобы здесь были замешаны преступники. Но лучше все же обратитесь в полицию…

М-р Леттимер презрительно улыбнулся.

— Я себя хорошо чувствую в этом доме и не хотел бы выезжать. Мисс Лейдж знает, что я неоднократно предлагал ей продать мне этот дом. Но в последнее время я думаю, что лучше мне переселиться в другую квартиру.

— Но это не самый удобный метод, чтобы найти выход из положения, — смеясь, заметил Джим. — Это похоже на то, когда человек решает сжечь дом, чтобы поджарить жаркое. Не сопровождаются ли подарки иногда и записками?

— Нет, никогда. Правда, тот букет сирени был завернут в бумагу, где было написано карандашом несколько слов. Но я не мог из этих слов сделать никакого вывода и найти ключ к загадке.

— Сохранилась ли эта обертка? — спросил Джим, которого неожиданно заинтересовала эта деталь.

— Посмотрю, может быть, сохранилась…

Леттимер вышел и долго не возвращался.

— Вы думаете, кто-то действительно шутит над ним? — спросила Эльфа.

— Похоже на шутку. Но это продолжается уже чересчур долго…

Леттимер вернулся в комнату и сообщил, что «ключ к разгадке» употреблен для разведения огня на плите.

Беседа подошла к концу. Джим и Эльфа сели в автомобиль. Джим хранил молчание, и это беспокоило Эльфу.

— Скажите, Вы думаете, что за историей с продуктами таится нечто ужасное? — не выдержала она.

Джим очнулся от дум.

— Ужасное? — переспросил он. — Нет, не думаю. Но история очень странная…


Сюпер обладал свойством истинного профессионала: он мог спать в любом месте и в любое время. Полчаса сна в вагоне или час-другой, проведенный на стуле бюро, было для него достаточно, чтобы он чувствовал себя бодрым и свежим.

Церковные колокола звонили к вечерне, когда Сюпер разговаривал с Леттимером, который с усталым видом слушал его.

— Я только что говорил по телефону с мистером Ферраби, и он сообщил, что кто-то бомбардирует вашего дядю овощами, яйцами и сиреневыми букетами… Готов биться об заклад, что это первый случай, когда ваш дядя получает цветы.

— Надеюсь, выстрелы попадут в цель, — сердито сказал Леттимер. — Мой дядя — ханжа. Высокомерен, как герцог, и бесчувственен, как печка.

— Но он милый старикан, — возразил Сюпер. — Ах да, забыл вам сказать: Эльсон вернулся, — спохватился он. — Эльсон приехал в Хиль-Броу в 5.53. Его автомобиль был покрыт грязью, а один из рефлекторов и предохранительное крыло повреждены.

Наступила пауза. Сюпер продолжал:

— Лучше мне самому им заняться. На молодых нельзя положиться…

Потом вздохнул и поднялся со стула.

— Я теперь еду в Хиль-Броу. Вы останетесь здесь, чтобы принимать все сведения из Паузея. Мне официально поручено заняться розыском убийцы мисс Шоу. Два часа назад комиссар Скотленд-Ярда сообщил мне об этом по телефону. Передайте инспектору криминальной полиции Паузея, что пусть не вмешивается…

Сюпер укатил на своем старом мотоциклете в Хиль-Броу. Грохот его «адской машины» веселил детей, игравших на тихих улочках и нарушал болтовню служанок у ворот.

Сюпер был изумлен, когда слуга Эльсона открыл ему дверь и сказал:

— Мистер Эльсон ждет вас. Соблаговолите пройти в его кабинет.

Поднявшись по широкой дубовой лестнице, они пошли по коридору, устланному красными коврами. Кабинет хозяина находился в конце коридора. Из окна его были видны окрестности Хиль-Броу и улица.

Эльсон с хмурым видом полулежал в кресле. Небритое лицо его было еще более неприятным, чем обычно. Пластырь тянулся от виска к подбородку. Когда Сюпер вошел, Эльсон держал в руке большой бокал виски.

— Подойдите поближе, мистер Минтер, — слабым голосом позвал американец. — Я хочу поговорить с вами. Что произошло с мисс Шоу — она убита? Я читал об этом в утренней газете…

— Если вы читали об этом в утренней газете, то хотел бы я увидеть репортера, который описал это убийство, — невозмутимо заявил Сюпер. Мы нашли убитую только сегодня на рассвете…

— Но я где-то читал об убийстве… Может быть, только слыхал, — завопил Эльсон, указав дрожащей рукой на стул. — Присядьте, выпейте стаканчик виски.

— Я с рождения трезвенник, — заявил Сюпер, удобно усевшись на стуле. — Так от кого же, позвольте узнать, вы услышали об убийстве?

— Право, не знаю, — забормотал Эльсон, — по-моему, я все же читал об этом в лондонской газете. Но зачем вы спрашиваете? — подозрительно добавил он.

— Вы ведь почти не знали мисс Шоу… — начал Сюпер.

— Я ее видел в доме мистера Кардью… и только, — отрезал Эльсон.

— Ну, допустим, это не совсем так. Дженни бывала у вас в гостях, — заметил Сюпер. — Экономки любят посещать соседей, чтобы одолжить кое-что из недостающей посуды…

— Ну, допустим, — признался Эльсон, — но откуда, собственно, вам это известно?

— Я видел своими глазами, как она выходила из дверей вашего дома, — пояснил Сюпер.

Эльсон подозрительно посмотрел на него.

— Она пришла сюда, чтобы спросить… — Эльсон сделал паузу, — чтобы спросить… она пришла только один раз по поводу коммерческой сделки. Если кто-то из слуг сплетничал, будто она бывала здесь несколько раз, они попросту врут.

— Я не разговаривал со слугами, — оскорбился Сюпер. — Я никогда не расспрашиваю слуг о делах их хозяев. Итак, мисс Шоу была у вас. Вы говорили относительно какой-то сделки. Что за сделка?

— Частное дело, — пробормотал Эльсон, выпив одним духом остаток виски в стакане. — Так где же она была убита?

— В Паузее. Она хотела провести там конец недели… и умерла.

— Каким образом?

— Она была застрелена.

— В доме?

— Да, в доме мистера Кардью… это что-то вроде летней виллы. Знаете вы этот дом?

Эльсон провел языком по сухим губам.

— Да, знаю, — ответил он.

Вдруг он, к вящему изумлению Сюпера, вскочил на ноги и, сжав кулаки, прислонился к окну.

— Проклятье! Если бы я только знал…

Но увидев направленный на него взгляд старшего инспектора, он запнулся.

— Готов держать пари, что дело приняло бы иной оборот, если бы вы знали, — глухо пробормотал он.

— Если бы знал — о чем?

— Ни о чем, — отрезал Эльсон. — Посмотрите на мои руки… они дрожат… Ах, черт побери! Я совсем раздавлен… Убита, застрелена. Как бешеная собака… застрелена!

Он зашагал по комнате взад и вперед, ломая пальцы.

— Если бы я знал!.. — хрипло крикнул он.

— Где вы были прошедшей ночью? — спросил Сюпер.

— Я? — Эльсон обернулся к Сюперу. — Я? Насколько помню, я был пьян. Это бывает со мной иногда. Я где-то спал… кажется, в Оксфорде: сотни студентов в мундирах и при шпагах шагали по улицам. Да, это было в Оксфорде!

— Зачем вы поехали туда?

— Не знаю… Взял да и поехал поездом… я должен был куда-нибудь уйти… ах, боже, как я ненавижу эту страну! Я отдал бы руку на отсечение и треть моего состояния, лишь бы оказаться опять в Сент-Пауле.

— Почему же вы не отправляетесь туда?

Эльсон зло взглянул на Сюпера.

— Потому что не хочу! — бросил он.

Сюпер подкрутил усы.

— В каком отеле вы провели ночь в Оксфорде?

— Что вы, собственно, хотите от меня? — спросил Эльсон. — Неужели вы думаете, я знаю что-нибудь об убийстве мисс Шоу? Говорю вам, я был в Оксфорде или… в Кембридже. Я ехал по степи. Там какой-то ипподром… Мэркт… что ли…

— Нью-Мэркт, — заметил Сюпер. — Итак, вы были в Кембридже?

— Пусть будет Кембридж.

— Значит, вы заехали в большой шикарный отель и прописались там? Не правда ли, мистер Эльсон?

— Возможно, что я так и поступил… — зло огрызнулся Эльсон, — я не могу вспомнить. Скажите же, наконец, каким образом она была убита? Кто нашел ее?

— Я, мистер Кардью и сержант Леттимер нашли ее, — сказал Сюпер.

Лицо Эльсона изменилось.

— Она уже была мертва, когда…

Сюпер кивнул. Эльсон опять потерянно зашагал по комнате.

— Я ничего не знаю об убийстве, — уже спокойнее сказал он. — Я, конечно, встречался с мисс Шоу. Она пришла ко мне за советом, и я дал ей совет, какой мне подсказала моя совесть. Какой-то мужчина хотел на ней жениться. Скорее это она хотела за него выйти замуж. Я не знаю, кто он, но полагаю, она познакомилась с ним во время автомобильной прогулки.

— Вот как? — Сюпер сделал вид, будто рассказ Эльсона очень заинтересовал его. — На автомобильной прогулке? Я как раз строил по поводу убийства много теорий и почему-то сразу предположил, что она познакомилась с мужчиной во время прогулки.

— Значит, вы знаете кое-что об этом? — спросил Эльсон.

— Очень мало. Кстати, мистер Эльсон, у вас очень красивый сад. Почти такой же, как у мистера Кардью.

Эльсон, обрадовавшись тому, что неприятная беседа окончилась, поспешил к окну.

— Да, сад действительно хорош, — заметил он, — но горожане приходят сюда и крадут цветы. Недавно один субъект нарвал громадный букет сирени.

Эльсон указал на куст, но Сюпер даже не посмотрел: мозг его усиленно работал.

— Букет сирени? — пробормотал он. — Странно!

Когда Сюпер удалился, Эльсон пошел в гардеробную, снял свой дорожный костюм, побрился и принял горячую ванну. Он слегка поужинал (обычно он любил плотно поесть) и спустился в сад. Он шагал взад и вперед, засунув руки в карманы. В половине десятого он подошел к маленькой двери, врезанной в стене. Эльсон остановился и прислушался. Раздался тихий стук. Эльсон отодвинул засов и открыл зеленую калитку. Вошел сержант Леттимер.

— Что вы там, черт возьми, нагородили Сюперу? Что вы рассказывали ему о букете сирени? — раздраженно спросил сержант, когда Эльсон запер калитку.

— Ах, оставьте меня в покое! — пробормотал Эльсон. — Пойдемте наверх, я вам дам виски. Не бойтесь, слуги не смогут вас заметить.


Приезд начальника лондонской полиции в канцелярию прокуратуры был сюрпризом для Джима Ферраби. Ему выпала честь принять высокого гостя. Оберпрокурор болел, а его помощник уехал в Эрфорд на заседание суда, так что Джим замещал их.

Сюпер часто упоминал имя начальника полиции Ленгли со снисходительной улыбкой, называя его «длинноносым начальником». Ленгли же редко говорил о Минтере, но если уж ему приходилось говорить, то он непременно восхищался его талантом. Итак, конфликт между Скотленд-Ярдом и Сюпером существовал только в воображении самого Сюпера.

— Сюперу чертовски везет, — заявил, усаживаясь, Ленгли. — К тому же он талантлив. Когда он попросил меня перевести его на первый участок, я подумал, что он рехнулся.

— Но он говорил, что его насильно перевели на этот участок, — заметил Джим.

— Сюпер врет, — спокойно констатировал Ленгли. — С какой стати мы стали бы лишаться первоклассного сыщика? Он сам ушел от нас. Конечно, мы были отчасти рады, когда он получил перевод: работать с Сюпером — не мед. Очень уж тяжелый у него характер. Но ушел он сам, забрав с собою Леттимера… А теперь, Ферраби, поговорим об убийстве мисс Шоу. Сюпер сообщил, что вы тоже были в Паузее после убийства. Вчера у нас в Скотленд-Ярде было заседание, и мы были поражены результатом следствия. Следы большой ноги, фотографии и оттиски, которые доставил нам Сюпер, — это, правда, еще не доказательства. Но уже немало. Дом был закрыт, когда вы прибыли в Паузей в полночь, а Леттимер несколько часов стоял на посту. Висячий замок был заперт, что подтверждают Сюпер и Леттимер. Черная дверь — замкнута изнутри, окна — наглухо закрыты, шторы, спущены. Пробраться в дом через окно невозможно. Камин слишком узок, чтобы нормальный человек мог им воспользоваться. В полночь мисс Шоу приехала на старом «Форде» отперла висячий замок, открыла дверь и вошла. Сюпер в этот момент пытался открыть дверь, но она оказалась запертой. Через пятнадцать минут мисс Шоу вышла из дома, заперла дверь и уехала… Здесь, Ферраби, я хочу обратить ваше внимание на один факт. Если предположить, что мисс Шоу днем раньше вошла в дом со спутником, не исключено, что она заперла дом. Но полиция Паузея имеет неоспоримые доказательства того, что мисс Шоу не была там в течение всего дня и что в доме никто не прятался до прихода Леттимера. Вечером, накануне убийства, полицейский объезжал на велосипеде все уединенные дачи и остановился у Бич-Коттэджа. Он осмотрел дверь. Это делается затем, чтобы бродяги не могли свить себе гнездо в этих запущенных виллах. Полицейский заметил какого-то типа, карабкавшегося на одну из верхних скал. Потому он употребил испытанное полицейское средство. Как и все полицейские патрули, он имел при себе деревянные гвозди и черную нитку. Гвозди крепятся к незаметным скважинам или трещинам дома, а нить проходит через окна и двери. Только посвященные в этот трюк могут заметить эти гвозди. Если нить порвана, тогда ясно, что кто-то пытался проникнуть в дом. Вечером того дня полицейский после захода солнца опять проезжал мимо Бич-Коттеджа. Нить была в целости, значит никто не проникал в дом. Леттимер в это время уже стоял на посту.

— Итак, моя версия о том, что убийца спрятался в доме заранее, отпадает, — заметил Джим.

— Безусловно. Но слушайте дальше. Мисс Шоу вышла из дому, выехала на улицу, повернула к холму и исчезла. Автомобиль был найден потом среди скал, а пальто и шляпа были обнаружены полицейскими на кусте, что рос невдалеке от брошенного автомобиля.

— Когда это все нашли?

— Сегодня утром. Мы предполагаем, что мисс Шоу назначила мужчине свидание в этом доме, но вдруг обнаружила, что за ней наблюдают. Она, быть может, заметила ваш автомобиль или вас с Леттимером, когда вы пытались укрыться за скалой. Одним словом, она решила отвлечь ваше внимание, поэтому свернула к скалам, вышла из автомобиля и вернулась в дом по маленькой тропинке. Таких тропинок там видимо-невидимо. Не исключено, что мужчина ждал ее у места, где она бросила автомобиль, и он проводил ее до дома.

— Но почему она сняла пальто и шляпу? — спросил Джим.

— Пальто и шляпа были светлыми, но платье под пальто — черным. Она, по-видимому, сняла, чтобы не быть замеченной. Это вполне логичное предположение, если вещи найдены вблизи одной из тропинок.

Джим покачал головой.

— Вы забываете, что Леттимер вернулся опять к дому, чтобы следить за ним.

— Я тоже думал об этом. Но Леттимер сказал, что был отпущен опять на пост только в Большом Паузее, что находится на некотором расстоянии от Бич-Коттеджа. Иными словами, Леттимер вернулся на свой пост спустя полчаса. Этого вполне достаточно, чтобы женщина со своим спутником могли пробраться в дом. Согласен, объяснение довольно простое, но ведь в подобных случаях простые объяснения оказываются чаще всего ближе к истине. Я уже по телефону высказал свое мнение Сюперу, и хотя он был со мной вежлив, я почувствовал, что он возмущен. Он говорил, что смешно утверждать, будто мисс Шоу успела в течение получаса спуститься со скал. Конечно, это спорный вопрос! А теперь, Ферраби, мы подошли к загадке «Большой Ноги». Кто скрывается за этим прозвищем? За сутки до убийства Кардью устроил вечеринку, где присутствовали и вы. Сюпер в тот вечер заметил бродягу, стоявшего в тени кустов с револьвером в руках. Позже Сюпер слышал, как этот бродяга пел испанскую песню. После убийства Сюпер опять услышал песню бродяги. Он пел ту же песню в роще Баркли-Стека. Этого-то бродягу-певца мы и ищем.

— А что думает по этому поводу Сюпер? — осторожно спросил Джим.

— Сюпер? Гм… вы догадываетесь, что мнение Сюпера не совпало с точкой зрения главного полицейского управления. Он работает по собственному методу и производит розыск по другому следу. Вчера вечером он потребовал, чтобы мы навели справку в кембриджской полиции о том, действительно ли ночевал там Эльсон в ночь убийства. Это удивило нас. Сюпер утверждает, что Эльсон был в дружеских отношениях с убитой… Сюпер, по-видимому, решил действовать на свой страх и риск и послал Леттимера наводить справки об Эльсоне. Один из моих агентов сообщил, что видел Леттимера по дороге на Кембриджшир…

…Джим был изумлен, когда Леттимер пополудни, на обратном пути из Кембриджа, заехал к нему. Он решил, что тот пришел по поручению Сюпера.

— Я слышал, мистер Ферраби, что вам интересно знать, сможет ли мистер Эльсон доказать свое алиби, — сказал сержант.

— Разве его подозревали? — с улыбкой спросил Джим.

— Да, подозрение пало на него. Если Сюпер вобьет себе в голову что-нибудь, его трудно переубедить. Эльсона не было дома с субботы после полудня до вечера воскресенья. Он сказал, что пьянствовал всю ночь в одном из отелей Кембриджа, но я нашел владельца гаража, утверждавшего, что Эльсон оставил у него машину. Возможно, Эльсон провел ночь в частном доме.

— Но это слабое алиби, — сказал Джим.

Леттимер изменился в лице.

— Надеюсь, Сюпер удовлетворится этим. Я с субботы еще не спал и уже не чувствую ног. Кажется, Сюпер вообще не спит, он уже с зарею был на ногах. Он думает, что я могу за ним угнаться.

— Что нового в Паузее?

— Вряд ли там будут новости. Нам удалось только найти пальто и шляпу убитой. Вещи висели на кусте у самой скалы. Конечно, Сюпер ожидал найти все это в другом месте.

— Где именно? — удивленно спросил Джим.

— Не знаю. Думаю, Сюпер тоже не знает этого.

— Вы надолго отлучались с поста у дома, когда мы высадили вас в Паузее? — спросил Джим.

— Не более чем на пятнадцать минут. Сюпер считает, что мисс Шоу не могла вернуться в дом за это время. А по-моему, она вполне могла успеть. Возможно, она, как и мисс Лейдж, соскользнула со скал и потеряла при этом шляпу и пальто. Но бесполезно доказывать это Сюперу. Когда я сказал ему, что Бич-Коттедж находится там, где раньше жили контрабандисты, и не исключено, что под домом есть подземный ход, Сюпер начал так ругаться, что я удивился. Он вообще считается только с фактами… И он прав.

— Вот как?!

Джиму хотелось продолжить разговор, но гость, торопливо попрощавшись, вышел.


…Мисс Эльфа Лейдж рано лишилась матери, поэтому очень любила своего романтичного и чуть беспомощного отца. Во время войны Джон Кеннет Лейдж был офицером связи между английским и американским казначействами. Когда Соединенные Штаты вступили в войну, Джон Лейдж был прикомандирован к армии, и Эльфа не видела отца больше года. Поездки по океану были сопряжены с большой опасностью из-за подводных лодок. Когда Эльфа получила трагическую весть о том, что американский пароход «Ленглан» пошел ко дну и в числе погибших был ее отец, она была убита горем и не хотела поверить случившемуся. Пароход, как гласило сообщение, погиб у Южного побережья Англии от мины подводной лодки, а Джон Лейдж возвращался на пароходе из Вашингтона, где он принимал участие в совещании финансовых деятелей Америки.

Отчаяние Эльфы было огромным, но она мужественно перенесла горе и вынуждена была начать новую жизнь. Она сдала нанимателю дом на Эдуард-Сквере и переехала на Кубит-Стрит.

У Эльфы были родственники в Америке, но она предпочла остаться в Лондоне, который был ей дорог воспоминаниями об отце. Постепенно она освоилась со своим сиротским состоянием. На стенах ее маленькой квартиры красовались отцовские картины. Он собирал их с любовью, хотя и не был знатоком в искусстве. Старое кресло отца стояло на почетном месте у окна, а его сабля висела на стене. Эльфа любовно хранила вещи дорогого покойника.

У Эльфы не было подруг, кроме двух-трех знакомых дам. Она была замкнута и не любила принимать гостей. Только вот Сюпер составил исключение. Когда прислуга доложила ей о приходе инспектора, она немедленно велела пригласить его. Он вошел с растерянной улыбкой на лице.

— Простите, мисс, я старею, — сказал он, кладя шляпу на пианино и тяжело дыша. — Раньше я поднимался по этим трем маршам лестницы одним махом, а теперь приходится делать остановки на площадках. Да, время дает себя знать…

Эльфа не знала, зачем пришел Сюпер. По его поведению трудно было решить, что ему было нужно. У него была манера говорить преимущественно о мелочах, касаясь важных вопросов мимоходом.

— У вас чудная комната, мисс Лейдж, и она хорошо обставлена. Играете ли вы на пианино?

— Да, иногда, — ответила Эльфа.

— Это важно для молодой девушки. Играть на граммофоне куда легче… Хорошо, что ужасная ночь осталась позади? Вот-вот! Если бы я полежал ночь на скале под дождем, то мне бы — каюк. Но вы еще молоды и отделались только ревматизмом.

— Я не получила ревматизма, слава богу.

— Вы его получили… Но заметите это только через двадцать лет…

Сюпер расхаживал по комнате и рассматривал картины и книги.

— Очень милые картины, но трудно угадать, оригиналы это или копии…

— Это работы великого французского мастера, — с гордостью заметила Эльфа.

— Французы умеют хорошо рисовать, хотя это не так уж трудно. Нужно только правильно накладывать известные краски на определенные места… это под силу каждому, кто научится… Ого! — воскликнул он. — У вас отличная библиотека! А нет ли у вас чего-либо по антропологии или психологии? Чего-нибудь с криминальным уклоном…

— Меня не интересует криминалистика, а это — книги моего отца.

— Вашего отца? Я его знал.

— Вы знали моего отца? — оживилась девушка. — Он был лучшим отцом в мире!

— Приятно слышать, когда дети так хорошо говорят о родителях. Всякий раз, когда они говорят плохо, я радуюсь, что остался холостяком.

— Вы не были женаты?

— Нет. У меня был всего один роман. Я познакомился с жизнерадостной вдовой, имевшей троих детей. Я, как вам известно, человек темпераментный, такой же была и вдова. Двум темпераментным людям тесно под одной крышей… К тому же дети оказались довольно подвижными шалунами и требовали, чтобы завтрак подавался им в кровати… В общем я отверг мысль о женитьбе… А был ли мистер Кардью сегодня в бюро? — вдруг сразу и без перехода спросил Сюпер.

— Нет. Он сообщил мне по телефону, что вернулся в Баркли-Стек. Наверное, сидит в рабочем кабинете и усердно занят книгами.

— Опять составляет версии и делает психологические заключения, — мрачно заметил Сюпер. — Я утром побывал у него. Он сидел за столом, изучал антропологию, социологию, психологию и логику. Перед ним лежал план его виллы, который он измерял циркулем и линейкой. Мистер Кардью высчитал, что от кухонной двери до главного хода девять метров. Я не заметил микроскопа и химических реторт, но, возможно, когда я ушел, он вынул эти приборы из шкафа. Я попросил у него план дома, но он не дал его мне. К тому же я заметил, что адвокат, имея при себе пробу морского песка, высчитал время приливов и вычислял высоту скал… Ох-хо-хо! Сегодня вечером мы наверняка узнаем, кто убийца, если уж сам Кардью взялся за работу, — иронически окончил свою тираду Сюпер.

Несмотря на сарказм, звучавший в голосе гостя, мисс Лейдж рассмеялась:

— Вы не являетесь большим приверженцем теоретических методов…

— Напрасно вы считаете, что я не уважаю науки, — возразил Сюпер. — Я — приверженец логики и психологии, мисс Лейдж. Вот пример: дама покупает шляпу в торговом доме Астора на Хейстрите в Кенингтоне. Она требует именно эту шляпу, хотя та уже вышла из моды. Не странно ли, когда женщина покупает вышедшую из моды шляпу?

Переход от криминалистики к проблеме дамских шляп был настолько неожиданным, что Эльфа широко раскрыла глаза:

— Вы имеете в виду мисс Шоу? Какую же шляпу она купила?

— Большую желтую соломенную шляпу с вуалью. Она купила ее в субботу вечером. Продавщица искренне заявила, что шляпа не идет к ее лицу, но мисс Шоу сказала, что шляпа ей нравится и она ее купит. Я не говорил об этом мистеру Кардью. Такие вещи выводят его из равновесия. Он сделает вывод, что экономка купила шляпу, чтобы поехать на континент и, чего доброго, еще станет измерять Париж своим циркулем и линейкой.

Сюпер опять начал мерять шагами комнату и вдруг спросил:

— Получил ли этот мистер… как его зовут… яйца и картофель?

— На Эдуард-Сквере? Нет, я больше не говорила с мистером Болдерводом Леттимером.

— Не могу понять, почему он зовет себя Болдерводом. Какое-то сумасшедшее имя… Вы любите цветы, мисс Лейдж?

— Очень люблю, — рассмеялась Эльфа.

— Я обожаю цветы… Фиалки, сирень и колокольчики приводят меня в восхищение. Вам нравится мистер Эльсон? Он ведь тоже американец…

— Да, он американец, но он мне не нравится.

— Ничтожный человек. Он едва читает, а писать совсем не умеет. Он держит секретаршу для корреспонденции.

— Вот как? Это странно!

Эльфа вышла, чтобы заказать чай. Когда она вернулась, Сюпер опять стоял у этажерки с книгами.

— Буквы на титульном листе книги — это инициалы вашего отца, мисс Лейдж?

— Да. Джон Кеннет Лейдж…

— Хороший человек… Он так и не нажил себе врагов.

— Да, у него не было врагов. Его все любили.

— Чего нельзя сказать обо мне. Меня все ненавидят, все завидуют моим успехам. Я мог бы заполнить всю эту книгу именами тех, кто не любит меня.

— Мне кажется, вы несколько преувеличиваете, — заметила Эльфа, наливая ему чай.

— Если пока меня еще любят, то скоро я стану одним из самых нелюбимых людей в Скотленд-Ярде, — заявил Сюпер. — Вот увидите, мисс Лейдж, это случится в ближайшие дни.


Выйдя из квартиры мисс Лейдж, Сюпер направился в Скотленд-Ярд. Он провел там два неприятных часа в спорах с начальством, но зато был вознагражден: с необычайным красноречием и жаркой убедительностью он разбил больше двадцати версий руководства относительно убийства мисс Шоу. Сюпер сопровождал свои доводы такими едкими замечаниями, что руководство было счастливо, когда дверь за Сюпером захлопнулась.

А Сюпер отправился в кино. Нет, не сюжет фильма и не похождения героев экрана привлекало его, а возможность хорошо выспаться. Два часа сидел Сюпер и дремал, опустив голову на грудь и подперев ее руками, пока служащий не разбудил его и вежливо не попросил пропустить на свое место какую-то толстую даму. Сюпер поднялся и вышел в фойе, где выпил чашку кофе и съел пачку кекса. Почувствовав себя свежим и бодрым, он отправился в кафе «Фрегетти».

Хотя «Фрегетти» находилось в нелучшей части Лондона, но по роскоши отделки и фешенебельности оно не уступало «Риц-Карлтон-Отелю». Кафе «Фрегетти» слыло одним из лучших в Лондоне.

Сюпер сел у столика и начал ждать. Элегантные автомобили то и дело подъезжали к стеклянным дверям кафе, из них выходили одетые с иголочки мужчины и шикарные дамы. Пробило четверть десятого, когда появились двое господ, которых поджидал Сюпер. Первым был мистер Эльсон в смокинге и блестящем цилиндре, — вторым — Джон Леттимер — сержант первого участка. Сюпер удовлетворенно хмыкнул.

…В зале царил приятный полумрак, лампы были снабжены особыми абажурами. Эльсон ненавидел яркое освещение. Он быстро, хотя и не очень уверенно, прошел к столику у самого конца залы. Сержант был в элегантном вечернем костюме.

— Надеюсь, вы будете довольны ужином, — заметил Эльсон. — Вы выглядите свежо и не похожи на усталого человека. А где вы оставили этого старого дурака? — спросил Эльсон, пробуя тайль, заказанный им по телефону.

— Вы имеете в виду Сюпера? — спросил Леттимер. Он вынул сигару из золотой табакерки Эльсона и закурил. — Не беспокойтесь о Сюпере, этот не пропадет.

— Если вы думаете, что я беспокоюсь о Сюпере, то жестоко ошибаетесь, — захихикал Эльсон. — Я не уважаю английскую полицию.

— Благодарю вас, — холодно сказал Леттимер.

Эльсон улыбнулся и позвонил кельнеру, принесшему заказанные блюда.

— Итак, чего вы хотите? — тихо спросил Эльсон, когда кельнер удалился.

— Мне нужно еще пятьсот, — ответил Леттимер.

— В долларах это немного, но в фунтах это — огромная сумма. Я дал вам вчера сто фунтов, что же вы сделали с ними?

— Вы мне одолжили сто фунтов, и я вам дал взамен вексель, — холодно оборвал сержант. — Вас не касается, что я сделал с деньгами, это мое дело. Мне нужно теперь пятьсот.

Лицо Эльсона потемнело от злости.

— И долго вы намерены вымогать у меня деньги? — поинтересовался он. — Если я отправлюсь к старому ослу и расскажу…

— Вы этого не сделаете, — мягко заметил сержант. — Не знаю, зачем вы так волнуетесь. Будет лучше, если мы будем жить в мире. Я избавил вас от неприятностей и охотно помогу еще, если не вы совершили убийство…

— Почему это вы заговорили об убийстве? — испугался Эльсон. Я дам вам пятьсот не потому, что должен вам, а потому, что сам хочу вам их дать. Мне нечего бояться полиции…

— За исключением полиции Сент-Пауля, — перебил его Леттимер, — именно там вас разыскивают по подозрению в грабеже с покушением на убийство. Вы уже дважды отбывали наказание за всякие шалости, и когда войдет в силу закон о выдаче преступников, будет нетрудно опять водворить вас на «старую квартиру», но, — добавил с улыбкой Леттимер, — я лично против вас ничего не имею.

— Вы типичный вымогатель! — взорвался Эльсон.

— А вы — дурак! — весело заявил Леттимер. — Видите ли, мистер Эльсон, или мистер Альстейн, как вы всегда назывались, я могу вам быть полезным, поскольку Сюпер…

— Он знает о Сент-Пауле? — перебил его Эльсон.

— Даже если знает, у него нет данных, чтобы выдать вас Соединенным Штатам… но, мистер Эльсон, я и так чересчур много сказал вам! Не бойтесь, пока я не захочу, вас не вышлют из Англии. — Леттимер перегнулся через столик и понизил голос. — Эльсон, поговорим о более важном: о Дженни Шоу! Сюпер послал меня в Кембридж, чтобы узнать, действительно ли вы были там в ночь убийства. Я вернулся к нему с сообщением, будто я нашел гараж, где стояла ваша машина. На самом деле никакого гаража я не нашел и вы не были в Кембридже!

— Откуда я могу знать, где я был? Я был пьян и помню только, что был где-то вблизи школы. Это все.

Леттимер испытующе посмотрел на раздраженное лицо Эльсона и произнес:

— Выйдем на улицу, Эльсон, вам есть что мне рассказать!

— Мне нечего вам рассказывать, — резко бросил Эльсон. — Если вы все знаете, зачем спрашиваете?

— Кто убил Дженни Шоу? — спросил сержант.

— А вы разве не знаете? Не знаете, где она была в день убийства?

— Откуда мне знать это? — равнодушно протянул сержант.

— Ха, ха, ха! Он не знает, бедный сержант! Разве не вы встретили мисс Шоу на углу улицы после захода солнца? Разве не вы сели в ее автомобиль и не совершили с ней прогулку? — спрашивал Эльсон, не сводя глаз с Леттимера. — Я уверен, Сюпер об этом ничего не знает!

— Да, не знает! — холодно подтвердил сержант.

— Конечно, не знает! Вы были хорошо знакомы с Дженни, так что напрасно вы меня расспрашиваете. Она рассказывала мне про вас всякие неблаговидные истории. Вы долгие месяцы вели игру с мисс Шоу. И ни Сюпер, ни Кардью этого не знают. Я знаю, что у мисс Шоу было четыреста тысяч долларов, которые потом исчезли. По крайней мере, в утренних газетах сказано, что в комнате экономки денег не было найдено. Не знаю, откуда у нее взялись деньги, но они у нее были. Где же они теперь?

Леттимер не ответил, и Эльсон продолжал:

— Вы, Леттимер, готовы на все ради денег. За неделю до убийства Дженни передавала мне, что вы, дескать, согласны на все, лишь бы получить десять тысяч долларов.

— Закажите еще бутылку вина и поговорим о более веселых делах! — сказал Леттимер.

…Далеко за полночь автомобиль Эльсона медленно подъехал к его дому. Американец вышел из автомобиля и, покачиваясь, добрался до двери. С большим трудом ему удалось открыть парадную дверь и подняться по лестнице. Войдя в комнату, он бросился на диван и уснул, но твердый воротничок и тесный костюм мешали ему. Он проснулся под утро с головной болью и начал поспешно срывать воротничок. Все лампы горели, и Эльсон потушил их. Воцарился полумрак, лишь слабый свет пробивался через окно. Эльсон снял смокинг и сорочку, налил себе стакан сода-виски, выпил его одним залпом и почувствовал, что сон пропал. Утро было довольно теплым. Эльсон поднял гардину, открыл окно и начал жадно вдыхать воздух. Вдруг он заметил, что какой-то человек движется возле цветочных клумб, то и дело останавливаясь, чтобы сорвать цветы. В левой руке неизвестного был большой букет.

— Хелло! — крикнул Эльсон. — Вы что тут делаете?

Неизвестный оглянулся, но ничего не ответил.

— Кто вы такой? — грубо крикнул Эльсон.

Неизвестный перепрыгнул через тропинку и побежал по цветочным грядкам к воротам.

— Я тебя поймаю, ворюга! — крикнул в бешенстве Эльсон. Вдруг из соседнего сада раздалось пение:

«Мавританский король проезжал

По королевскому городу — Гранаде,

Ау де ми Альгама!»

С минуту Эльсон стоял неподвижно, его лицо посерело. Дрожа всем телом, он повалился на пол и начал хрипло кричать. Он кричал от страха. Ему показалось, что он слышал голос из потустороннего мира.

Но в тени сада скрывался другой человек, что поджидал певца. Он бросился за ним вдоль улицы, когда тот пересек ее. Раздался оглушительный треск мотоциклета: Сюпер погнался за ночным певцом. Бродяга заметил его и помчался по полю, надеясь спрятаться в ближайших кустах. Сюпер повернул машину, с молниеносной быстротой пересек улицу и рванул в сторону поля. Вот он — таинственный певец! Бродяга держал в руках букет. Когда Сюпер был уже рядом с ним и хотел остановить мотор, неизвестный перепрыгнул через канаву и бросился к ближайшему лугу. Сюпер опять поехал по главной улице, замедлил ход и повернул на широкую тропинку. Он знал, что идет она параллельно лугу. Маневр Сюпера увенчался успехом, и путь бродяге был отрезан. Тот, очевидно, сильно вымотался и когда выбрался опять на боковую улицу, Сюпер, спрыгнув с машины, побежал за ним. Догнав, схватил его за шиворот и повалил на землю.

— Не бойся, друг! — шепнул Сюпер.

Бородатый бродяга посмотрел на сыщика со странной улыбкой.

— Мне жаль, сэр, что я причинил вам столько хлопот, — сказал он, будто извиняясь. У него был акцент культурного американца, и это не удивило Сюпера.

— Я не устал, — дружелюбно заметил Сюпер. — Вы можете встать? — Бродяга неуверенно встал. — Лучше всего пойдем со мною на станцию, чтобы подкрепить свои силы завтраком. Вот так-то, живее!

Придерживая свой мотоциклет, Сюпер зашагал рядом со своей добычей.

— Если бы вы попали в мои руки раньше, я бы хуже обращался с вами. Я думал, вы плохой человек.

— Я не плохой, — возразил бродяга.

— Не сомневаюсь в этом. Я много думал о вас и выдумал целую теорию. Теперь я вижу, что не ошибся. Я знаю, как вас зовут.

— У меня много имен, — заметил, смеясь, певец, — я сам не знаю своего настоящего имени.

— А я знаю, — сказал Сюпер. — Я вычислил ваше имя с помощью логики, дедукции и теории. Вы — Джон Кеннет Лейдж, чиновник особых поручений при казначействе Соединенных Штатов!


Мистер Гордон Кардью отодвинул свой компас в сторону, снял пенсне и, открыв рот, смотрел на Сюпера, сообщившего ему сенсационную новость.

— Но я… я думал… мисс Лейдж сказала, что он погиб во время войны!

— Он жив и сейчас в больнице.

— Я очень рад… чрезвычайно рад! Я часто читал о подобных историях, но никогда не мог подумать, что придется столкнуться с этим в жизни. Теперь я понимаю, почему мисс Лейдж не явилась сегодня на работу. Удивительная история!

Кардью бросил взгляд на план дома, лежавший на столе, потом — на Сюпера, как бы желая понять, стоит ли прерывать свою работу из-за сенсации Сюпера.

— Несомненно, это он пел в ночь убийства, — сказал Сюпер. — Он жил в пещере на высокой скале. Поднимался туда и спускался оттуда по веревочной лестнице. Что-то в этом роде он мне рассказывал.

— Вот бездельник! Не он ли стоял тогда в саду во время нашего ужина?

— Да, это он стоял вечером с пистолетом в руках.

— Но… отец мисс Лейдж — бродяга! Просто невероятно! Что же он делал?

Сюпер пожал плечами.

— Что мог делать бродяга? Он бродяжничал и брал все то, что попадалось под руки. Я думаю, он имел туманное представление о том, как живет его дочь. Он считал, что она голодает, потому собирал яйца и картофель и клал их на лестницу своего старого дома. Он считал, что дочь живет там. Иногда он клал на лестницу букеты цветов.

— Он сумасшедший? — покосился на инспектора Кардью.

— И да, и нет, — пояснил Сюпер. — Врач полагает, что его мозг был затронут ударом по черепу. На голове у него — большой рубец. Кто-то ударил его так сильно, что он до сих пор не может прийти в себя.

Адвокат опустил голову.

— Скорее всего это осколок гранаты… это бывает, — пробормотал Кардью. — Но я не могу понять, как он стал бродягой. Мисс Лейдж, наверное, очень обрадовалась, узнав, что ее отец жив. Надеюсь, вы осторожно сообщили ей эту новость…

— Да, я подготовил ее к этой новости… Действовал осторожно, тактично. Я сделал все, чтобы ее не постиг шок.

— Не связываете ли вы Лейджа с убийством? — спросил Кардью. — Кажется, вы думали, будто он и есть «Большая Нога».

— Я никогда так не думал! — возмутился Сюпер. — Это всего лишь ваша версия. — Сюпер взглянул на план дома, испещренный вдоль и поперек карандашными линиями. — Ну что, вы уже разработали новую версию? — иронически спросил он. — Убийство совершил человек с одной ногой, не правда ли?

Кардью снисходительно улыбнулся.

— Не смейтесь, я узнал от городского сторожа Паузея важную новость. Он сказал, что моя дача построена на месте, где раньше было другое здание. Без сомнения, под кухней есть погреб…

— Оставьте, сэр, историю с погребом! Не убежал ли убийца через отверстие в погребе? Я не могу этого слышать! Знаю я эти истории о тайных пружинах, которые, когда к ним прикасаешься, поворачивают весь дом, как мышеловку!

— Но я убежден: нужно произвести раскопки. Я готов понести расходы. Дом — моя собственность, и я могу делать все что угодно.

— Знаете ли вы моего сержанта Леттимера? — неожиданно спросил Сюпер.

— Да, знаю. Он был у меня по делу, — удивился Кардью.

— Не пытался ли он войти с вами в дружеские отношения?

— Нет… Мне не хотелось бы говорить о нем с его прямым начальником, но…

— Но что?

— Однажды он намекнул мне, что хотел бы одолжить у меня деньги.

— Вот как? — проворчал Сюпер. — Это правда? И вы ему дали?

— Нет. Мне это не понравилось. Полицейский чиновник Скотленд-Ярда — и вдруг пускается в авантюры! Я не рассказывал об этом, потому что я не хотел причинить сержанту неприятности.

Сюпер опять взглянул на план дома и сказал:

— Итак, вы хорошо разработали вашу версию?

— Мне безразличны ваши колкости, — добродушно усмехнулся Кардью, — думаю, вы говорите их не по злобе. И все же готов держать пари, что я ближе к правде, чем вы. Что, уже уходите?

— Да, я спешу. Мистер Эльсон заболел. Врач говорит, что с ним случился припадок. Он пьет, как слон. Я спросил врача, не начинается ли у Эльсона белая горячка, но он не ответил. У врачей — свои тайны…

— А где ваш бродяга?

— Мистер Джон К. Лейдж, чиновник американского казначейства, — сказал Сюпер, — лежит в больнице.

— А его дочь?

— Мисс Эльфа Генриетта Лейдж находится при отце и ухаживает за ним. Она пытается добиться от него объяснений, но он все время поет песню о мавританском короле, которая мне не нравится, хотя она красивая и благозвучная. Это его любимая песня. На квартире мисс Лейдж я нашел на рояле ноты испанских песен и книги об испанских поэтах… До свидания, мистер Кардью! Если вы изобретете новую версию об убийстве, не забудьте позвонить мне. Я недавно получил сообщение из Скотленд-Ярда, что следствие о взломе вашего бюро не дало результатов.

— Странно, — сухо заметил Кардью. — Связь между убийством и сжиганием документов мисс Шоу очевидна. Ведь сыщики должны бы догадаться об этом.

— Ничего они не знают, — резко сказал Сюпер и удалился.

…Мистер Лейдж находился в больнице на Вимут-стрит. Когда Сюпер прибыл туда, он нашел Эльфу в приемной. Ее глаза сияли, хотя слезы дрожали на ресницах.

— Он спит теперь, — заявила она.

— Он узнает вас? — спросил Сюпер.

— Не совсем, ведь я изменилась за последние шесть лет. Он спросил меня, знаю ли я его маленькую девочку. — Эльфа тихо плакала. — Спасибо вам, мистер Минтер, что вы нашли моего отца. Я так счастлива! — Она стиснула руку сыщика. — Только вы могли догадаться, что песни распевал мой отец. Я ведь тоже слыхала пение, когда лежала на берегу, но мне показалось, что я грежу. Я представить не могла, что отец жив. Да, он все это время помнил обо мне. Эта мысль жила в его подсознании. Вот откуда эти овощи на лестнице… Не понимаю, почему он скрывался от меня все это время.

Сюпер рассмеялся, обнажив желтые зубы.

— А я давно понял это!

Врач, что исследовал Лейджа, жил недалеко от больницы. Сюпер отправился к нему, чтобы узнать о состоянии здоровья американца.

— Я не считаю пациента слабоумным, хотя он не может быть ответственным за свои действия. Все симптомы указывают на то, что было давление на мозг. Бедняга станет опять нормальным, если сделать операцию. Нельзя поручиться за успех, но давление на мозг должно быть устранено. Я получил извещение от американского консула. Он обещает взять расходы за операцию и лечение на себя.

— Когда вы сделаете операцию?

— Не знаю. Сейчас пациент еще слаб. Нужно укрепить его организм.

— Через шесть недель я еду в отпуск, и мне желательно покончить с розыском убийцы мисс Шоу. Не можете ли вы поспешить с операцией? — напрямик спросил Сюпер.

— Посмотрим, — уклончиво ответил врач.

— Я позвоню вам на днях, — сказал инспектор на прощанье.

Через несколько минут Сюпер уже был в полицейском участке Мерлебон-Лейна, где его принял дежурный сержант.

— Сержант, нужно поставить пост у дома № 59 на Вимут-стрит. Там живет член американского казначейства мистер Лейдж. Вот список лиц, не имеющих права посещать его. — Сюпер подал ему бумагу. — Я распорядился, чтобы больному выдавали пищу только из больничной кухни. Нельзя допустить, чтобы ему приносили со стороны конфеты или фрукты. Я требую от постового полицейского, чтобы с наступлением темноты он не допускал в дом посторонних.

Хотя сержант и был удивлен решительным тоном старшего инспектора другого участка, но он знал Сюпера и потому тотчас же выполнил его приказание. Сюпер объяснил важность его миссии в связи с розыском убийцы мисс Шоу.

Только после этого Сюпер мог, наконец, отправиться к Джиму Ферраби. Он знал его привычки и нашел его в клубе.

— Я пытался поговорить с вами уже утром, Сюпер, но нигде вас не мог найти, — воскликнул Джим. — Мисс Лейдж сообщила мне по телефону о том, что ее отец жив. Я потом еще раз позвонил ей, но никто не ответил. Неужели правда, что ее отец — тот самый бродяга? Это уму непостижимо!

— Я редко строю версии, но если уж строю, то они безошибочны и верны, — с гордостью заметил Сюпер.

После обеда они перешли в курительную комнату. Сюпер снова заговорил.

— Испанская песня — это, конечно, было только толчком для создания версии. Я сразу же понял, что этот бродяга не похож на других. Я следил за ним и наводил о нем справки через все полицейские участки. В Кентебери он уже сидел за бродяжничество в тюрьме. Только когда вы рассказали мне о подарках, что находил у двери квартиры Болдервод Леттимер, я всерьез заинтересовался этим делом. Я решил, что продукты оставлял у дверей лишь тот, кто симпатизировал мисс Лейдж, а Болдервод здесь ни при чем. Любитель подарков ведь не знал, что девушка уже не живет в этой квартире. Это мог быть только человек, одержимый сумасшедшей идеей, будто она живет впроголодь. Кто же он, рассуждал я. Единственным, кто мог заботиться о мисс Лейдж, был ее отец. Я посетил квартиру девушки, осмотрел книги и вещи ее отца и установил сходство бродяги с ее отцом. Врач говорит, что операция может его вылечить, и тогда мы узнаем массу интересных вещей…

— И что же именно? — спросил Джим.

— Вы уже забыли о городском советнике Брикстоне?

— Ах, да, вспомнил. Джозеф Брикстон, советник Сити…

— Он был довольно подлым субъектом, — заметил Сюпер.

— Вот как? Но причем тут он? Он имеет отношение к бродяге?

— Да, и еще он имеет отношение к убийству мисс Шоу.

Сюпер вынул из кармана бумажник, открыл его и достал сложенный вчетверо конверт.

— Вы помните эту штуку?

— Да, конверт, найденный в ночь убийства на кухне.

— Только вы и мисс Лейдж знают о нем. Даже Леттимеру я ничего не сообщил о конверте. Тот, кто писал письмо, лежавшее в нем, и есть убийца мисс Шоу. Это ясно для меня, как и то, что меня зовут Сюпером. Не знаю, выбрался ли автор письма через камин, спустился ли в подземелье или через потайные выходы, одно для меня ясно: человек, написавший это письмо — убийца! Бедная Дженни! Может, для нее даже лучше, что она освободилась от тягот жизни, что лежали тяжелым камнем на ее душе.

— Я вас не понимаю, Сюпер, — сказал удивленный Джим.

— Ладно, в другой раз объясню… Вы заказали ликер? Лучше уж старого коньяку! Сладкий ликер мне не по вкусу!

Сюпер дал Джиму адрес больницы, а сам отправился в гараж Скотленд-Ярда, чтобы вывести свой мотоциклет, который вызывал бурный интерес молодых сыщиков, и со страшным треском помчался в свой участок. Леттимера там не» было, поскольку Сюпер отправил его в Паузей для дополнительных расследований. На следующий день должно было состояться заседание комиссии, что производила осмотр трупа и передала дело следователю. Сыщики и свидетели были вызваны для дачи показаний. Сюпер сел за стол и долго обдумывал то, что могло подлежать огласке на предварительном следствии. Пока что многое еще должно было остаться в тайне. Временами Сюпер отрывался от работы и желчно усмехался. Этому теоретику Кардью, кажется, все-таки придется оторваться от стула, чтобы не один час помучиться в душном кабинете следователя, отвечая на неприятные вопросы.

Леттимер вернулся только к вечеру и отчитался.

— Я исследовал полевую тропинку к югу от Паузея на расстоянии трех миль. Автомобиль никак не мог там скрыться. Тропинка узкая и перегорожена в двух местах плетнем. Она действительно спускается к Лондо-Лью-Роду…

— Ну, это я знал и без вас, — прервал его Сюпер. — Итак, автомобиль не мог проехать по дорожке. Было бы странно, если бы мог.

— А я думал, вы…

— Повторяю, я был бы удивлен, если бы автомобиль мог проехать по этой дорожке, — с нажимом повторил Сюпер. — Кстати, Эльсону стало лучше.

— Я не знал, что он болен.

— Да, он болел, если белую горячку вообще можно назвать болезнью. Теперь ему лучше, и потому сходите к нему завтра утром и задайте несколько вопросов. И завтра же вы мне нужны на предварительном следствии.


Рядом с первым полицейским участком стоит маленький домик, к которому примыкает садик. Домик в несколько этажей. На одном из них живет Сюпер, занимающий три комнаты. За домиком — поле, где разгуливают великолепные куры Сюпера, кормящиеся не за счет хозяина, а за счет владельцев соседних садов и огородов. Все было бы хорошо, если бы однажды ночью Сюпер не обнаружил, что появились чернобурые лисицы, бессовестно поедающие его славных кур. Сюпер вскоре смастерил ловушку с автоматическим аппаратом для стрельбы.

…Было темно, когда Сюпер вернулся домой и направился в сарайчик, где стоял его мотоциклет. Он решил починить мотор и почистить фонарь.

Хотя Сюпер видел отлично, он все же имел привычку касаться рукой электрического провода, проложенного между домом и сараем. На сей раз он тоже, по обыкновению, дотронулся рукой до провода и ахнул. Провод был разорван. Он поднял конец провода и осмотрел его: сомнений не было: провод был перерезан. Чтобы удостовериться в этом, он снял провод с изолятора и пошел в комнату. Конец провода указывал на то, что он был перерезан щипцами.

— Проклятье! — ругнулся Сюпер. — Неужели кто-нибудь пошутил надо мной? Здесь что-то не то!

Он пошел в спальню, вынул из ящика, стоявшего под кроватью, большой пистолет и полицейский электрический фонарик. Потом опять спустился во двор и бесшумно шмыгнул к сарайчику. Кругом — тишина.

Электрический выключатель находился снаружи под выступом крыши. Дверь никогда не закрывалась. Ничего не стоило злоумышленнику пробраться туда. Сюпер осторожно двинулся вдоль стены, освещая путь фонариком и держа наготове пистолет. Наконец он подошел к двери и рванул за ручку. Раздался оглушительный взрыв и звон разбитых стекол. Когда дым рассеялся, Сюпер через щель двери заглянул вовнутрь. Это выстрелила его ловушка. Но он поставил ее не так, как она стояла теперь — дулом, направленным к двери. И Сюпер никогда не привязывал шнур ловушки к ручке двери…

Из дому послышался крик: «Сюпер, Сюпер!».

Сюпер побежал в комнату и нашел там Леттимера.

— Я слышал взрыв… что произошло? — спросил испуганный Леттимер. — Слишком громкий выстрел для ловушки.

— Подойдите поближе, сержант! Хороший случай для молодых сыщиков, желающих изучить свое дело.

— Вы потерпели убыток?

— Да. Три стекла разбиты и… двадцать пять кур разбужены. Это все.

Дым стелился по саду, и чувствовался запах горелого пороха. Леттимер пошел за Сюпером в сарайчик и осмотрел ловушку.

— Это вы так поставили ловушку в сарайчике? — спросил сержант.

— Ну, конечно, — иронически сказал Сюпер. — Я хотел сам себя поймать… у меня часто бывают сумасшедшие идеи!

Леттимер рассмеялся.

— Но кто же ее поставил туда?

— Кто поставил? Тот, кто называется «Большой Ногой». Он знал, что я включаю свет, прежде чем открываю дверь. Поэтому перерезал провод, чтобы я не заметил ловушки у дверей. Гм… если бы Эльсон лежал в кровати и на него была надета смирительная рубашка, моя ловушка и до сих пор стояла бы среди кустарника.

— Вы думаете, это сделал Эльсон?

— Нет, я этого не сказал, сержант. Не приписывайте мне слов, которых я не говорил! Я только сказал, что если бы Эльсон сидел за решеткой, я не должен был бы покупать на свои кровные деньги новые стекла. Вы уже собирались спать?

— Нет, Сюпер. Я закурил трубку и вдруг услышал взрыв.

— Идите спать, а то вы потеряете свежий цвет лица.

Когда Леттимер ушел, Сюпер тщательно обыскал двор, сарайчик и соседние огороды, но почва была суха и тверда, и он не мог найти никаких следов.

На следующее утро, когда Сюпер брился, вошел Леттимер.

— Знаете ли, сержант, что мне нужно? — обратился к нему Сюпер. — Я должен купить хорошую собаку. Все сыщики имеют собак для розысков. И потом — с ней безопаснее…

— Неужели вы думаете, кто-то покушался на вас? Скорее всего — это дикая шутка соседей, — усмехнулся сержант.

— Хорошая шутка! После такой шутки Сюпер уже вознесся бы на небеса. Предположим, я открыл бы дверь, не зная, что она соединена с автоматическим аппаратом для стрельбы. Что сказали бы люди? Они сказали бы, что старый сумасшедший Сюпер оставил тут ловушку, забыв, что она должна быть в другом месте. Полицейский врач поставил бы диагноз: «Смерть по неосторожности, выразить вдове соболезнование». А поскольку я холостяк, и того бы не было. В газете напечатали бы заметку в три строки петитом о смерти Сюпера. Другое дело, если бы я пал от руки преступника! Тогда были бы торжественные похороны и газетные статьи в целый столбец, а то и два. Когда я думаю о негодяе, что поставил ловушку у двери, я дрожу от бешенства. Ведь от взрыва пострадала краска на ручке мотоциклета, и теперь я должен перекрасить ее заново. Каково ваше мнение, сержант, темно-оранжевый цвет подходит для ручки?

— Да, очень красивый цвет, — ответил Леттимер.

Все утро Сюпер был в великолепном настроении и трудно было предположить, что он накануне избежал верной смерти. Он сыпал шутками налево и направо.

Джим Ферраби, вызванный в качестве свидетеля на объединенное заседание судебного следователя и полицейских властей, прибыл в своем автомобиле на первый участок, чтобы ехать вместе с Сюпером и Леттимером. Сюпер в это время читал нотацию дежурному письмоводителю, и Джиму пришлось ждать его у руля. Неожиданно к участку подъехал в своем большом лимузине мистер Гордон Кардью.

— Не поедем ли вместе, мистер Ферраби? — любезно предложил адвокат.

— Нет, я обещал Сюперу отвезти его в Паузей на заседание следственных властей, — ответил Джим.

— Надеюсь, я буду иметь удовольствие ехать вместе с вами обратно, — заметил, горько усмехнувшись, адвокат. — Думаю, что сумею нарисовать картину убийства… Чем больше я думал об этом, тем яснее для меня становилось, что мои выводы — единственно правильные. Это удивительно, но я случайно нашел в старом календаре описание убийства в 1769 году, точь-в-точь похожее на убийство мисс Шоу. Там сказано, что некий Штарки…

Но Джим вынужден был извиниться, что не может уделить ему времени: Сюпер уже показался в дверях. Кардью нажал педаль и тронулся в путь.

— Одна перчатка хуже другой, — заметил Сюпер, усаживаясь рядом с Джимом. — Я всегда теряю левую перчатку. Удивляюсь, почему никто не догадался торговать перчатками для левой и правой руки в отдельности. Это могло принести неплохой доход… Посмотрите, впереди нас едет Кардью. Его голова набита версиями и гипотезами!

— Он уже выбрал версию, чтобы изложить ее вам, — заметил Джим, когда они обогнали лимузин.

— Это не первая и не последняя его версия, — скривился Сюпер, — я их все заранее знаю. Он начнет рассказывать о погребах и потайных ходах и так запутается, что договорится, будто мисс Лейдж убила мисс Шоу…

— Что вы болтаете? — испуганно вскрикнул Джим, который чуть было не угодил в канаву.

— Не беспокойтесь, это шутка! Уж и пошутить нельзя? Я знаю, Кардью построил такую версию: мисс Шоу встретилась с мисс Лейдж, ведь она ей телеграфировала, между ними возник спор, и мисс Лейдж застрелила свою соперницу. Она вышла из дома, заперла дверь на замок… Затем забралась на скалы…

— Но ведь это сумасшедшая ложь!

— Конечно, ложь, — удовлетворенно хмыкнул Сюпер. — Но такой романтичный человек как Кардью непременно даст именно такое объяснение всему.

— Не заметно, чтобы Кардью был романтичным, — сказал Джим.

— Он очень романтично настроен, поскольку читает детективы, а более романтичных книг не существует.

Потом Сюпер вкратце рассказал Джиму историю с ловушкой.

— Жаль трех стекол и новой краски для машины. — Он оглянулся на лимузин Кардью. — Этот адвокат любит быть объектом репортеров, и завтра его имя будет пестреть в газетах, меня же, скромного работника, никто даже не вспомнит. По правде говоря, я избегаю этих газетчиков. В «Сарри Комит» однажды было напечатано: «старший инспектор Минтер любит работать в тени». Я вам покажу газету, она хранится у меня в шести экземплярах.

Когда Сюпер и Джим вошли в зал заседания, он был полон репортерами и свидетелями. Джим увидел, как репортеры обступили Сюпера, и тот оживленно беседовал с ними.

— Я поболтал с молодежью и предупредил, чтобы они не писали обо мне в газетах, — как бы извиняясь, сообщил он, подходя к Джиму.

Но уже вечером Джим прочел в газетах длинный отчет о допросе свидетелей. Имя Сюпера упоминалось то и дело, было отмечено, что его показания — более логичны, чем остальные. При этом подчеркивались талант и ловкость Сюпера, который энергично продолжает разыскивать таинственного убийцу.

После окончания заседания Сюпер сказал Джиму:

— Вы слышали, что говорил Кардью? Он заморочил следователя уймой измерений и теорий в противоположность мне, говорившему коротка и просто. Следователь был так рад, когда Кардью закончил свою часовую речь, что даже поблагодарил его. Но тот ничего не понял и зарделся от удовольствия.

— Но, дорогой друг, вы говорили не меньше его, хотя и о фактах, — иронично заметил Джим.

Прежде чем отправиться в город, Сюпер, Джим и Леттимер вошли в отель выпить чаю. Каково же было их удивление, когда Кардью последовал за ними и подсел к их столику.

— Я еще утром хотел изложить мистеру Ферраби решение загадки убийства мисс Шоу, а теперь выслушайте меня все трое.

— Леттимер! — громко сказал Сюпер. — Слушайте внимательно версию мистера Кардью. Вы молодой сыщик, и вам не мешает поучиться у великого теоретика. Если даже некоторые теории бесполезны, все же не мешает их знать. Мы вас слушаем, мистер Кардью!

— Насколько я понял из ваших показаний у судебного следователя, — начал Кардью, — вы втроем прятались на прибрежной улице и видели, как мисс Шоу подъехала к дому. Вы видели ее силуэт в автомобиле и узнали ее шляпу. Вы видели, как она остановилась у двери, но вы невидели, как она вышла из дому.

— Браво! — воскликнул Сюпер. — Вы сделали вывод, которым можете гордиться.

— Итак, продолжал Кардью, — вы не видели, как она выходила, а значит — не видели человека, спрятавшегося в задней части автомобиля. Не исключено, что этот человек незаметно вскочил в автомобиль, когда Дженни проехала улицу и вышла, чтобы открыть дверь. Потом он внезапно бросился на нее, оглушил и втащил в дом. То, что кухня была заперта, доказывает, что она служила преступнику местом заключения мисс Шоу; затем он толкнул дверь ногой, и она захлопнулась. Тогда убийца застрелил бедную Дженни…

— И что он сделал потом? — спросил Сюпер.

Кардью в упор посмотрел на Сюпера.

— Что сделал? Он надел пальто и шляпу мисс Шоу, вышел из дома, закрыл дверь и сел в автомобиль. Он включил фары… ведь вы сами сказали, что они загорелись на несколько секунд и снова погасли. Все ясно: если бы он не выключил фары, они осветили бы стены дома, а также внутренность салона. И вы смогли бы заметить, что за рулем не женщина, а мужчина. Да, да, именно так — мужчина в женской шляпе!

Сюпер весь превратился во внимание и напрягся.

— И вот он поехал в автомобиле по улице, — продолжал Кардью, видимо, довольный тем, что его объяснения вызвали громадный интерес. — Он поехал наверх к скалам, повесил пальто и шляпу на кусты, бросил автомобиль мисс Шоу и пошел пешком к своему автомобилю, ждавшему его где-то поблизости… скорее всего это была маленькая машина, которую можно легко спрятать.

Сюпер посмотрел на Кардью широко открытыми глазами.

— Гром и молния! — крикнул он. — Вот это версия! — Джим понял, что Сюпер говорит серьезно. — Это самая интересная версия из всех, которые вы изложили, мистер Кардью. И вы оказались правы!

Мертвая тишина воцарилась за столом. Наконец Сюпер поднялся и протянул адвокату руку.

— Поздравляю вас, — искренне произнес он.

Кардью удалился с торжествующей улыбкой.

На обратном пути в город Сюпер не произнес ни, слова. Он сидел, съежившись на заднем сиденьи рядом с Леттимером. Только на прощание Сюпер сказал:

— Я вынужден изменить свое мнение о Кардью. Да сих пор я думал, что адвокат годится только затем, чтобы взыскивать по неуплаченным счетам, но теперь я должен сказать, что он проделал работу, которая не всякому посильна: Да, Ферраби, он укрепил во мне уверенность в себе. Кардью ведь подтвердил, как нельзя лучше, мою собственную версию. И все же я оказался умнее его.

— Но как выходит, что вы умнее? — поинтересовался Джим.

— Кардью ни слова не упомянул о «Большой Ноге». Не удивляйтесь, Ферраби, я знаю, кто такой «Большая Нога». Я это знаю без всяких версий и гипотез. Я мог бы вам даже представить «Большую Ногу», но это пока преждевременно.

— Убийцу? — вздрогнул Джим.

— Да! «Большая Нога» убил мисс Шоу.

— Он забрался в дом через черный ход?

— Да. Но это еще не значит, что он не пользовался другими выходами. Кстати, Дженни умерла еще до появления «Большой Ноги».

— Сюпер, я вас не понимаю! Только что вы сказали, что он убил ее, а теперь говорите, что она умерла еще до его прихода.

— Так оно и было, — таинственно произнес Сюпер, открыв дверь своего бюро. — Погодите, скоро вы увидите, что я прав… Сержант, подайте мне газеты! Посмотрим, что пишут эти патентованные газетные лгуны.


…Джим Ферраби был счастлив: он получил привилегию, которую до сих пор имел Сюпер. Эльфа разрешила ему пробыть полчаса в ее квартире, чтобы рассказать об отце.

— Администрация больницы не разрешила мне оставаться на ночь возле отца и, может быть, это правильно. Отец чувствует себя хорошо, и он счастлив. Мне все кажется сном. Я с ужасом вспоминаю о тех годах, когда мой бедный отец странствовал по белу свету…

Джим уже успел побывать у врача, знаменитого хирурга, который должен был оперировать мистера Лейджа. Врач и его ассистент были убеждены, что операция пройдет успешно.

— Врач считается лучшим хирургом, и консульство не жалеет средств для отца, — сказала Эльфа. — Я получила в свое распоряжение некоторую сумму, так что мне больше не придется возвращаться к мистеру Кардью.

— Вы говорили с ним в последние дни?

— Да. Сегодня утром он позвонил мне. Он был весьма любезен, хотя и рассеян. Мне кажется, загадка убийства мисс Шоу настолько захватила его, что он не способен интересоваться моими делами. Впрочем, он любезный и милый человек.

— Кто — Кардью? — спросил Джим. — По крайней мере, инспектор не разделяет вашего мнения… Кстати, я — тоже…

— Что касается Сюпера, то он вообще большой оригинал. У него на все свой взгляд. Он так много сделал для меня, и я очень ему благодарна. Это правда. Но при этом, мне кажется, Сюпер бывает иногда чересчур резок, бывает грубоват, — сказала Эльфа задумчиво.

— Сюпер один из старейших сыщиков Скотленд-Ярда. Он только внешне грубоват, но он многолик и обладает богатой душой… — возразил Джим.

Зазвонил телефон. Эльфа сняла трубку.

— Что? Пирог? Нет, я ничего не посылала… конечно, нет! Пожалуйста, не давайте ему ничего… я сейчас приду.

Она повесила трубку. Лицо ее омрачилось.

— Этого я не могу понять, — сказала она. — Начальница больницы спросила, посылала ли я отцу вишневый пирог. Ясно, что это не от меня. Посыльный принес его вместе с письмом, и в больнице подумали, будто писала я.

Джим присвистнул.

— Это очень странно!

В то время, как Эльфа переодевалась в другой комнате, Джим позвонил по телефону Сюперу. Тот с интересом выслушал новость Джима.

— Передайте в больницу, чтобы они сохранили пирог до моего прихода, — заявил он. — Ждите меня у входа в лечебницу. Если вас задержит сыщик в штатском, скажите ему, что вы ждете Сюпера.

Джим понял из разговора, что больница охранялась.

Когда он и мисс Лейдж прибыли туда, начальница пригласила их к себе в кабинет. На столе был пирог и письмо.

— Я не хотела давать пирог вашему отцу, прежде чем я не смогу убедиться, что это вы послали ему подарок, — сказала она. — Инспектор Минтер запретил мне принимать для мистера Лейджа какие бы то ни было передачи.

Эльфа взяла письмо и тотчас же воскликнула:

— Это не мой почерк!

В верхнем левом углу стоял адрес ее квартиры на Кубит-стрит. В письме она якобы просила передать пирог отцу…

— Вам знаком этот почерк? — спросил Джим.

— Нет, не знаком… Но почему прислали пирог? Неужели… — говорила Эльфа дрожащим голосом.

— Может быть один из друзей хотел оказать вам внимание, — сказал Джим, желая ее успокоить.

— Действительно, кому нужно причинять зло моему отцу? — повторяла Эльфа, со страхом глядя на пирог.

— Так что же мне делать с пирогом? — спросила заведующая.

— Уничтожьте его! — громко посоветовал Джим, но потом украдкой шепнул ей: — Сохраните до прихода Минтера!

— Мистер Ферраби, я слышала ваш разговор с Минтером, — сказала Эльфа, когда они ехали на Кубит-стрит, — мне кажется, только он разберется в этой путанице. Вы увидите его сегодня?

— Да, он будет в городе, и я с ним встречусь. Только не волнуйтесь напрасно, Эльфа.

— Я пока не лягу спать. Можете вы сообщить мне по телефону, что думает Сюпер о пироге и о таинственном письме? — попросила девушка на прощанье.

Джим обещал позвонить и, попрощавшись, вернулся ко входу больницы. Из темноты вынырнула фигура сыщика, стоявшего на страже. Из-за угла улицы раздался оглушительный треск мотора, и через несколько секунд Сюпер соскочил с мотоциклета.

— Я ехал со скоростью сорок миль в час, — сказал он, — хотя это — запрещенная скорость, и полицейский у железнодорожного узла пытался задержать меня.

Сюпер с Джимом вошли в комнату, где стоял пирог.

— Ого! Чудный пирог! Я его возьму с собой. Не помните ли, миссис, из какого района прибыл посыльный с пирогом?

— Кажется, из Трафалгер-сквера, — ответила заведующая.

Сюпер и Джим поехали в полицейский участок. Сюпер передал резервному сержанту пирог и приказал доставить его на следующее утро в государственную лабораторию. Сюпер собирался ехать на своем мотоциклете в Трафалгер-сквер, но Джиму удалось уговорить его оставить машину в участке. Они поехали на автобусе в бюро посыльных, где им сообщили, что пакет с письмом, адресованный в больницу мистеру Лейджу, был доставлен неизвестным, выполнявшим поручение какого-то солидного господина.

— Какой-нибудь бродяга, нанятый за пару пенсов, — предположил Сюпер. — Без объявления в газетах мы его не найдем, к тому же он скорее всего не отзовется на наше объявление; такие типы боятся следствия, как огня.

Они вышли из бюро. Сюпер остановился на краю тротуара и задумчиво осмотрел памятник Нельсону.

— Пойду искать Леттимера, он где-то в городе. Только он сумеет найти бродягу… он легко входит в доверие к проходимцам, потому что близок им по духу…

Они расстались, договорившись о встрече, и Джим зашел в телефонную будку, чтобы позвонить Эльфе.

— Вы думаете, пирог отравлен? — воскликнула она.

— Сюпер еще не уверен в этом. Но завтра будет все известно.

Когда Джим опять встретился с Сюпером в условном месте, сыщик сказал:

— Будет лучше, если я вернусь в полицейский участок не на своей «адской машине», а в вашем автомобиле. Где он?

— В гараже, недалеко отсюда. Я охотно вас подвезу…

Сюпер явно что-то задумал, но Джим предпочел не расспрашивать его. Они поехали в полицейский участок Трафалгер-сквера, где стоял мотоциклет. Сюпер привязал его к багажным ручкам автомобиля, и Джим тронулся в путь.

— Зайдемте, Ферраби, — сказал Сюпер на пороге участка. — Я только справлюсь, нет ли новостей.

Сюпер не ошибся. Дежурный сообщил ему, что пятнадцать минут назад в участок явился мотоциклист и заявил, что когда он проезжал по шоссе, кто-то дважды стрелял в него.

Сюпер удовлетворенно хмыкнул.

— Но стрелок ведь не попал в цель? Я думаю, он промахнулся, потому что не сумел определить скорость, с которой ехал мотоциклист… А вот если бы по шоссе проехал я, стрелок не промахнулся бы, потому что преступники хорошо знают скорость машины Сюпера.

— Вот как? — спросил пораженный Джим. — Вас хотели застрелить из засады?

— Да, хотели. Отсюда — блестящая идея ехать в вашем автомобиле, а не на моем мотоциклете. Вот так-то! Не одного только Кардью могут осенять блестящие идеи…

Только теперь Джим понял, почему Сюпер предпочел ехать в автомобиле. Если хитрый трюк с ловушкой преследовал цель убить Сюпера, не исключено, что «Большая Нога» попробует подстрелить сыщика из-за угла, тем более, что мотор Сюпера слышен за версту.

— Я нисколько не удивлюсь, если в один прекрасный день меня отправят в лучший мир, — с философским спокойствием заявил Сюпер. — Но вынужден признать: «Большая Нога» работает безукоризненно… Леттимер уже вернулся?

— Нет, — ответил дежурный надзиратель, — он еще в городе.

Бедный надзиратель ошибался. В этот момент Леттимер сидел на плетне возле кустов в глухой части лондонского шоссе. В руках у него был большой автоматический пистолет…


Джиму Ферраби показалось вполне естественным отправиться на следующий день к мисс Лейдж, чтобы отвезти ее в больницу. Ему показалось, что дорога между ее домом и Вимут-стрит слишком коротка. Он с удовольствием продлил бы время пути, чтобы подольше побыть рядом с этой очаровательной девушкой, на долю которой выпало так много страданий. Сестра милосердия сообщила, что мистер Лейдж провел день хорошо, однако ночью не спал.

— Он, по-видимому, привык спать днем и странствовать по ночам, — сказала она. — Кажется, после обеда он узнал меня. Смотрел на меня с таким удивлением, будто пытался что-то вспомнить. Утром он спросил, не могу ли я повести его к морю, так как он должен присматривать «за тремя и четырьмя». Заведующая говорила: то же самое он вчера спрашивал и у нее. Совершенно непонятно, что имел в виду мистер Лейдж…

— Оставим это для Сюпера, он найдет объяснение, — сказал Джим. — Нас сейчас интересует мнение врача после вчерашнего осмотра…

— Врач повторил, что есть надежда на полное выздоровление. Операция назначена на субботу.

Когда Джим и Эльфа вышли на улицу, она снова заговорила о пироге. Еще до поездки в больницу Джим сообщил ей, что в лаборатории не нашли в пироге яда. Эльфа не поверила.

— Но я был у Сюпера, и он прямо заявил мне, что яда не обнаружено, — настаивал Джим.

— Я все утро думала о том, не был ли мой отец свидетелем какой-либо сцены в связи с убийством мисс Шоу, — сказала Эльфа. — Может быть, он заметил убийцу. Утром я поехала в Кинг-Венг-Уолк, чтобы увидеть мистера Кардью. Он говорит: возможно, отца хотели отравить, потому что он видел, что происходило в береговой вилле. Ведь отец жил в пещере, откуда отлично виден Бич-Коттедж. Сюпер говорил, что полиция исследовала пещеру. Возможно, отец жил там в течение многих лет. Он обычно спускался вечером со скалы по веревочной лестнице, и возвращался в пещеру с рассветом, каждый раз поднимая за собой лестницу. Она была настолько бела от мела, что даже Сюпер не заметил бы ее среди бела дня.

…У дверей дома Эльфы на Кубит-стрите Джим был разочарован: он ждал, что девушка пригласит его на чашку кофе. Но Эльфа сказала:

— Я буду сегодня очень негостеприимной и не приглашу вас в дом. Я очень устала и чувствую себя нехорошо.

— Стакан чая в парке и музыка быстро снимут усталость. Разрешите пригласить вас…

— Нет, мистер Ферраби, благодарю вас. Я бы хотела хорошенько отдохнуть. Я предчувствую какую-то опасность… думаю, случится нечто ужасное…

— Чувствую, вам действительно следовало бы выпить стакан чая в парке, — сказал Джим с улыбкой. Эльфа улыбнулась и пожелала ему спокойной ночи.

Был чудный вечер. Джиму не хотелось ужинать одному. Он повернул автомобиль на запад к первому участку, но не нашел ни Сюпера, ни Леттимера. Тогда он поехал в Баркли-Стек. Мистер Кардью разгуливал по саду, заложив руки за спину. Лоб его был нахмурен, он казался озабоченным. Услышав шум мотора, Кардью обернулся и, узнав Джима, приветливо помахал рукой.

— Добро пожаловать, мистер Ферраби! Вас я рад видеть больше, чем всех остальных… Никак не могу прийти в себя после смерти несчастной Дженни, все кажется мне нереальным; часто мне чудится ее голос… бедная Дженни! — он тяжело вздохнул.

…Они дошли до конца дерновой площадки и повернули на маленький лужок справа. Отсюда был хорошо виден Хиль-Броу, владение Эльсона. Из трубы большого камина поднимался белый дым.

— Сегодня слишком тепло, чтобы топить! — заметил Кардью. — Интересно бы знать, зачем он топит камин в такой теплый вечер?

Кардью и Джим молча стояли, глядя на дым.

— Может быть, слуги сжигают хворост, — предположил Джим.

— Нет, для этого есть специальная печь в саду. Кроме того, сейчас весна, и сад давно очищен от хвороста и сухих листьев.

— Вероятно, он сжигает свои старые бумага, — добавил Кардью, — я тоже поступаю так каждый год…

Адвокат многозначительно хмыкнул.

— Я не особенно хорошо знаю Эльсона, — сказал он, — но он слишком ленив, чтобы самому уничтожать старые бумаги… интересно знать, что же он сжигает?

Кардью оглянулся и позвал садовника.

— Погодите, я напишу письмо, а вы передадите его мистеру Эльсону, — сказал он ему. Через минуту Кардью появился с конвертом в руках. Садовник пошел к дому Эльсона.

— Видите ли, мистер Ферраби, я пригласил мистера Эльсона к завтрашнему ужину не потому, что рад видеть его в своем доме. Просто мне интересно, застанет ли мой садовник его одного в комнате, когда передаст это письмо.

— Но зачем это?

— Интересно, отослал ли Эльсон слуг, чтобы остаться одному. А теперь, мистер Ферраби, я покажу вам кое-что интересное.

Джим прошел за адвокатом в его рабочий кабинет. Он догадался, что имеет в виду адвокат под этим «кое-что», увидев на столе некий предмет, завернутый в бумагу. Кардью сорвал обертку, и Джим увидел модель Бич-Коттеджа.

— Я заказал специальному мастеру эту модель, которую он изготовил в течение одного дня, — сказал Кардью с гордостью. — Вот я снимаю крышу. — Сказав это, он снял крышу и показались маленькие комнаты. — Мастер еще не окрасил модель, но это не важно… Вот здесь кухня! — Кардью указал карандашом на одну из комнат. — Вы можете даже заметить дверные болты… Вот отверстие между кухней и столовой, то есть небольшое оконце, закрываемое ставнем. Я должен обратить ваше внимание на важный факт. С момента, когда Дженни Шоу вошла в дом и до того, когда она или кто-то другой вышли оттуда, прошло пять минут. Теперь ясно: она или они оба тотчас вошли в кухню… спрашивается, зачем?

— Чтобы захватить с собой письмо.

Кардью смущенно взглянул на Джима.

— Письмо? — быстро спросил он. — Что вы хотите этим сказать?

— Ну, это письмо, адресованное врачу секционной камеры западного Суссекса. Сюпер нашел конверт и кирпич под кухонным столом, под которым лежало это письмо.

— Письмо? Вот этого я не понимаю! — глаза адвоката забегали. — Об этом Сюпер не сказал ни слова на последнем заседании следственных властей. К тому же это не вкладывается в мою версию. Было бы лучше, если бы Сюпер не запаздывал со своими сообщениями.

— Я уже жалею, что рассказал вам о письме…

Кардью мрачно посмотрел на модель.

— Но письмо еще можно согласовать с моей версией, — сказал он, помолчав. Джим заметил, что голос Кардью дрогнул. — Я не хотел допустить какого-то иного мотива убийства, кроме… Вы сказали, конверт был адресован врачу секционной камеры? В таком случае, возможно, это самоубийство?

— Нет, Сюпер уверен, что это — убийство, — сказал Джим и тотчас же пожалел о своей чрезмерной болтливости.

— Да, я должен опять начать все сначала, — продолжал Кардью, — но я решу эту загадку во что бы то ни стало. Я уважаю Минтера, несмотря на все его недостатки. Но убежден, что в данном случае Минтер не окажется победителем…

Кардью взял с письменного стола фальцбейн и стал перелистывать страницы своего манускрипта. Джим был поражен трудоспособностью и усердием этого человека. Одна страница была полностью испещрена цифрами и датами. На другой — красовался эскиз части дома, примыкающей к морю. Вертикальные линии пересекали эскиз, указывая на силу прилива в разные часы дня. На столе лежало множество негативов разных частей дома. Географическая карта Суссекса была усеяна красными линиями. Джим решил, что линии обозначают дороги, которыми мог убежать убийца. В этот момент в комнату вошел садовник.

— Я передал мистеру Эльсону ваше письмо, сэр, — доложил он хозяину.

— Он сам открыл вам дверь? — спросил адвокат.

— Да. Я ждал довольно долго, пока он спустится в коридор. Слуг нигде не было видно.

Кардью с тонкой усмешкой откинулся на спинку кресла.

— Как он был одет? Вы заметили выражение его лица? Как выглядели его руки?

— У него были черные руки, — сообщил садовник, — похоже, будто он чистил каминную трубу. Он был в одной сорочке, и его лицо было красным от жары.

Кардью снова улыбнулся.

— Благодарю вас, можете идти! — Он многозначительно хмыкнул. — Я знал: там что-то происходит, — вел он свое, когда дверь за садовником закрылась. — Теперь спрашивается: что общего между странным поведением Эльсона и смертью Дженни? Вы знаете, что они хорошо знакомы… Со слов прислуги, Дженни часто навещала Эльсона в Хиль-Броу. После этого зловещего случая Эльсон пьет запоем. Ни разу еще у него не было трезвого дня. Он и раньше пил, но сейчас уже полностью утратил контроль над собой. Прислуга отказывается работать у него. По ночам Эльсон разгуливает по дому и, страдая от припадка страха, кричит на весь дом.

Кардью встал, закрыл модель крышкой и завернул ее в бумагу.

— До сих пор мои розыски носили абстрактный характер, но теперь я займусь конкретным делом…

— Что вы хотите этим сказать? — поинтересовался Джим.

— Я раскрою тайну Хиль-Броу…


Сержант Леттимер вышел из своей квартиры лишь с наступлением темноты. Он добирался до Хиль-Броу окольным путем. Пробрался через дыру в изгороди, которую хорошо знал. Пройдя сквозь чащу, дошел к маленькой зеленой калитке в стене. Открыв калитку ключом, он тщательно запер се и, оглянувшись, осторожно пошел по щебневой дорожке к парадным дверям. Потом торопливо вынул из кармана белую бумагу, покрытую с одной стороны гуммиарабиком, намочил ее и наклеил на дверную панель. Потом обогнул дом и подошел к французскому окну, выходившему на дерновую площадку. Тихо постучал. Ответа не было. Он повторил стук громче. Наконец за тяжелой гардиной показалось испуганное лицо Эльсона.

— Это вы? — прорычал он.

— Да, я! Спрячьте свой револьвер, никто вас не тронет.

Эльсон поднял гардины. Леттимер впрыгнул в комнату, спустил гардины, опустился на стул и взял сигару из табакерки.

— Сюпер поехал в город, — сообщил он, закуривая.

— Пусть он едет хоть в ад! — бросил зло Эльсон.

Леттимер заметил, как изменилось лицо американца. Губы его дрожали. У него был вид человека, страдающего от сильного запоя.

— Сюпер не просто поехал в город, — с нажимом произнес сержант, — он поехал в город по весьма интересному делу.

— Да пусть он катится к черту! — взорвался Эльсон.

— Тише! — испуганно прошептал Леттимер. — Ну что за крики? Сюпер подозревает и меня. Он прочел мне вчера целый реферат о пользе чистосердечного признания в должностных преступлениях.

— Но при чем здесь мы? Какое отношение имеем мы к убийству этой несчастной старой девы? — пожал плечами Эльсон.

— Не будем об этом, — уклончиво бросил Леттимер. — Что за пожар вы устроили сегодня ночью?

— Пожар? Я вас не понимаю.

— Я видел дым из трубы вашего дома.

— Я сжег массу ненужных вещей.

Следующие пять минут прошли в молчании. Оба курили.

— Вы были сегодня утром в городе, — наконец произнес Леттимер.

Эльсон зло глянул на него.

— Я хотел выбраться из этого проклятого гнезда. Я что, не имею права выехать в город?

— И какую каюту вы заказали?

Эльсон вскочил, как ужаленный.

— Что? Послушайте, вы…

— И вы взяли билет прямо до Нью-Йорка?

— А вам это известно откуда?

— Ниоткуда. Я давно предчувствовал это. Мне, видите ли, жаль лишаться выгодного клиента.

— Кажется, вы называли мои деньги «ссудой», — ядовито заметил Эльсон. — Не знаю, почему я вообще давал вам деньги…

— Я был вам полезен. В будущую субботу я сумею быть вам еще более полезным. Конечно, вам неприятно, что я знаю о ваших намерениях оставить Лондон. В Канаде вы, пожалуй, будете в безопасности.

— Я везде в безопасности! — снова взорвался Эльсон.

— Тогда почему же вы спешите поскорее уехать из Англии?

— Потому что Англия мне надоела, — мрачно заявил Эльсон. — Смерть Дженни расстроила мои нервы. Скажите, Леттимер, что стало с бродягой-певцом?

— Которого поймал Сюпер? Он где-то в городе. А что?

— Ничего, я просто так спросил. Он был в моем саду, когда Сюпер его поймал. Он слабоумный, что ли?

— Немного. По крайней мере так думает Сюпер…

— Слушайте, Леттимер, — произнес Эльсон глухим и хриплым голосом. — Вы ведь знаете законы Англии… Никто не обратит внимания на слова сумасшедшего бродяги. Я имею в виду судей. На случай, если бродяга будет болтать… будет оскорблять людей или тому подобное… судьи ведь не поверят сумасшедшему?

Леттимер испытующе посмотрел на него.

— Что это вы так разволновались?

— Я разволновался? Ну вот еще! Кажется, я где-то в Америке видел этого бродягу. Кажется, в Аризоне. Я был фермером и обругал его… я ему хорошо врезал тогда…

Эльсон врал, и Леттимер знал это.

— Не думаю, чтобы судьи обращали внимание на показания сумасшедшего, — сказал сержант, — но бродяга скоро не будет больше слабоумным. Сюпер сказал, что предстоит операция и есть надежда на полное выздоровление Лейджа.

Эльсон вздрогнул, его лицо исказилось.

— Неправда, он не выздоровеет! — закричал он, обхватывая голову руками. — О боже, если бы я знал, если бы я знал!..

Леттимер спокойно наблюдал за ним.

— Я давно догадывался, что Джон Лейдж держит вас в своих руках. Но будьте спокойны, он не так скоро заговорит, — произнес он со значением.

Эльсон испытующе посмотрел на него.

— Допустим, он не настолько ненормален, — сказал сержант, — как вы предполагаете. Рассказывают, будто он жил в пещере на скалах вблизи Бич-Коттеджа. И не исключено, что он находился около дома, когда там была Дженни. Что скажете относительно этого? — продолжал Леттимер и, расхохотавшись, выпустил к потолку облако дыма.

— Что скажу? А ничего. Вы ошибаетесь, полагая, что у меня что-либо общее с Лейджем. Я его никогда не знал и не видел до сих пор, — упрямо заявил Эльсон. Потом вдруг дал рукой знак молчать и прислушался. Вынул часы и посмотрел на них.

— Слуга вернулся, — сказал он.

— Он войдет сюда?

— Нет. Он входит только когда я звоню.

Раздался стук в дверь. Леттимер быстро встал и спрятался за гардины. Эльсон открыл дверь. То был слуга.

— Извините, сэр, я не хотел вас беспокоить…

— Хорошо, но зачем же вы тогда побеспокоили меня? — спросил раздраженно Эльсон.

— Я должен кое-что сообщить… Не знаю, читали ли вы надпись на дверях… Я хотел сорвать бумагу, но это оказалось непросто…

— Надпись на дверях? — уставился на слугу Эльсон. — Вы о чем это? Какая бумага?

Он торопливо вышел за слугой в коридор, освещенный большой лампой. У парадных дверей горел тоже свет. Эльсон долго читал бумагу и не поверил своим глазам.


«Джени Шоу умерла, за ней последуете вы.

«Большая Нога».

Эльсон схватился за голову. На миг он оцепенел. Да, это не сон, а реальность. Он хотел было закричать, но издал какой-то сдавленный стон. Потом, как угорелый, бросился в рабочий кабинет, захлопнул дверь и запер ее.

— Леттимер! Леттимер!

Он подбежал к гардинам, но сержант уже исчез тем же путем, каким и явился.


Мотоциклет Сюпера, что славился по всей окрестности, рано утром лежал в разобранном виде на кухонном столе Сюпера, усердно чинившего мотор, который испортил только благодаря «инженерному искусству» инспектора. Рядом стоял младший сержант с засученными рукавами и помогал начальнику чинить «адскую машину», поскольку обладал некоторыми техническими познаниями. Младший сержант был весьма работоспособным и аккуратным полицейским. Он почтительно наблюдал за работой начальника и во всем соглашался с ним. Только, пожалуй, это делало его присутствие здесь сносным для Сюпера.

— Я не променяю свою «огненную стрелу» на десять новых мотоциклетов, — говорил Сюпер. — Владелец соседнего кино однажды взял у меня ее напрокат, чтобы сопровождать свой военный фильм орудийными залпами. Моя машина блестяще выполнила эту задачу. Мои друзья и сослуживцы собрали довольно крупную сумму, чтобы купить мне к именинам новенький бесшумный мотоциклет. Я охотно принял подарок, а через неделю он исчез. Я опять сел на свою старую машину. На удивленные вопросы отвечал, что новая машина сломалась. На самом же деле я продал ее, а на вырученную сумму купил инкубатор и окрасил заново свой старый мотоциклет… Ну, а остаток положил в банк, понятное дело. Я не бросаю деньги на ветер.

— Но шум и грохот невыносимы, сэр…

— Шум есть шум, милый сержант, — сказал Сюпер, завинчивая гайку. — Вы слыхали, чтобы какой-то инженер изобрел глушитель для грома?

— Нет, не слыхал…

— Когда овца блеет — корова мычит, — засмеялся Сюпер.

— Но вам нужен хороший глушитель для мотора…

— Не стоит попусту тратить деньги. Все люди любят треск моей машины. Они переворачиваются ночью в постелях и произносят: «Все в порядке, Сюпер объезжает участок».

— Но если вор услышит вашу машину, он же удерет?

— Никогда! Шум моего мотора подобен разговору чревовещателя. Вор думает, будто моя машина едет справа, а в это время, она едет слева. Но, милый сержант, что с вами сегодня? Вы спорите и не даете мне даже слова вставить.

Сержант послушно замолчал. Сюпер закончил работу, испробовал мотор, закурил трубку и, взглянув на небо, нашел, что погода великолепная. Он направился в сарайчик и вытащил из него мешок ячменя. Осмотрев курятник, он накормил кур, собрал яйца и принес их в комнату.

Сюпер как раз переодевался, когда появился Леттимер.

— Где вы были ночью? — спросил Сюпер, ожесточенно водя щеткой по мундиру.

— У меня была свободная от дежурства ночь.

— Когда я был молод, у меня не было свободных ночей, — ядовито заметил старый сыщик. — Принесите мне почту!

Леттимер ушел и вернулся с пачкой официальных писем. Сюпер рассортировал их.

— Вот счет, вот приказ об аресте, вот жалоба жителей на шум мотоциклета, вот письмо от хитрого Алекса из министерства финансов, — бормотал Сюпер, быстро разбирая одно письмо за другим, — а вот письмецо, которое мне и нужно.

— Гм! — произнес Сюпер, прочтя письмо. — Вы слышали когда-либо об аконите, сержант?

— Нет. Это что — яд?

— Да, немного ядовитое вещество… малейшая доза, величиною с булавочную головку, могла бы вас убить, Леттимер. А для меня она была бы совершенно безвредна, поскольку я сильнее и выносливее вас и не провожу ночи в джаз-банд-чарлстонах, танцуя сразу с дюжиной барышень.

— А что за письмо — сообщение присяжного химика? — поинтересовался Леттимер, уже привыкший к лекциям о морали.

— Да. Для начала необходимо узнать, не покупал ли кто-нибудь аконита. Обычно он не отпускается частным лицам в аптеках. Наведите справку в Скотленд-Ярде. Вы на самом деле ничего не слыхали об аконите? — спросил Сюпер, поправляя воротник.

— Ну, конечно же, нет…

— Готов биться об заклад, что старый Кардью, этот знаменитый теоретик-любитель, расскажет вам с десяток случаев, когда люди были отравлены аконитом.

— Я не сомневаюсь, — сказал Леттимер.

— Я ненавижу отравителей, слышите? — с нажимом произнес Сюпер, завязывая галстук. — Это самый низкий род преступников. Кроме того, они никогда не сознаются в совершенном преступлении, даже если веревка уже надета им на шею. Вам известно это, Леттимер?

— Нет, — спокойно ответил тот.

— Готов держать пари, что старый Кардью это знает. Более чем уверен: у него масса книг о таких ядах и таких отравителях, что волосы станут дыбом! Надо бы мне тоже выписать парочку подобных книжек, чтобы не отставать от времени…

Расправившись с утренней почтой, Сюпер сел на мотоциклет и отправился на центральную телефонную станцию, чтобы допросить заведующего. Потом пробыл два часа в полицейском участке на Хей-стрит и успел за это время ознакомиться с различными сортами писчей бумаги, водяными знаками и прочими занятными вещами. Он также побывал в магазине, где торгуют пишущими машинками разных систем. Когда Сюпер спускался на мотоциклете по боковым улицам, прилегающим к взморью, он подумал, что самое важное только начинается.

Когда Сюпер обогнул одну из улиц, его заметил Джим Ферраби, ехавший с Эльфой по направлению к Грин-парку. Эльфа настояла на том, чтобы он повернул автомобиль и догнал мотоциклет Сюпера.

— Мы едем в Кенсингтон-Гарден, не хотите ли с нами? — спросила Эльфа Сюпера.

— Не думаю, чтобы мое присутствие оказалось теперь кстати, — улыбнулся Сюпер, взглянув на Джима. — Я никогда не был идиотом, чтобы мешать молодым влюбленным хорошо проводить время.

— Мы будем очень рады, — заверил инспектора Джим.

— Очень приятно. Но у молодости — свои законы, — заметил Сюпер, — у меня — свои. Кстати, замечу, я так никогда и не был влюблен, — добавил он. — У меня было нечто вроде романа с энергичной вдовой… Но я уже рассказывал, кажется, об этом…

— Да, и она была потрясена разлукой с вами, — в тон ему продолжал Джим.

— Вот-вот, совершенно потрясена. Она постепенно привыкла к разлуке. Это было трудно, тем более, когда она вспоминала о тарелке, которую однажды бросила мне в голову. Тарелка, правда, не попала в цель…

Эльфа рассмеялась.

— Сегодня вы неплохо настроены, Сюпер, — сказал Джим, улыбаясь.

— Разве? Ну что ж, в таком случае — поехали…

Они поехали к Бисуотер-Род, где Сюпер оставил свой мотоциклет в полицейском участке. Потом втроем отправились в ближайший ресторан, где заказали чай.

— Я ездил в город по делам службы, — сообщил Сюпер. — Известно ли вам, мисс Лейдж, что в пироге была специальная начинка?

— Значит — яд? — спросила она и побледнела.

Сюпер кивнул.

— Да. По-видимому, у вашего отца есть враг, который не хочет, чтобы он выздоровел. Я думаю, ваш отец видел из своей пещеры слишком много, если от него хотят отделаться. А может быть, это связано с давними событиями, когда ваш отец еще был здоров…

Взгляд Сюпера вдруг остановился на угловом столике ресторана и будто замер. Джим проследил за его взглядом.

— Это вы велели Леттимеру прийти сюда? — спросил он.

Сюпер покачал головой.

— Он заметил вас? Зачем он пришел? — не унимался Джим.

— Да, заметил. У него острый взгляд, как у мифологического паука с миллионами глаз.

Но хотя Леттимер и видел Сюпера, он не показал этого. И даже преспокойно продолжал есть мороженое, когда Сюпер подошел к его столику и сел напротив. Джим увидел, что Сюпер язвительно что-то говорит своему подчиненному, а тот сидит с непроницаемым лицом. Когда Сюпер вернулся к своим спутникам, Леттимер уплатил кельнеру и мгновенно исчез.

— Я приказал ему не уходить из участка, а он сидит здесь и спокойно ест мороженое, как мальчик! У вас есть часы? У меня нет. Мне давно обещали выдать часы, но из этого ничего не вышло. Который час, Ферраби?

Джим посмотрел на часы, и Сюпер поднялся.

— Всего хорошего. Мне пора…

Столик, за которым сидели Эльфа и Джим, стоял у большого окна, откуда были видны улица и мост через реку. Джим заметил: когда Сюпер вышел из ресторана, за ним последовал на почтительном расстоянии какой-то человек. Джим навел бинокль и узнал Леттимера.

— Очень странно! — пробормотал он. — Сюпер приказал ему отправиться обратно в участок, а он, кажется, не спешит…

Они просидели тут еще около получаса. Потом вышли к автомобилю, что ждал их у входа. Джим хотел уже запустить мотор, когда услышал чей-то возглас.

— Извините, мистер Ферраби!

Он оглянулся и увидел странного субъекта. По грязной соломенной шляпе и рваным сапогам можно было определить, что это — бродяга.

— Разве вы не помните меня? Я Салливен — тот, против кого вы выступали в качестве прокурора в Ольд-Беле.

— Черт возьми! — процедил Джим, — вы — тот преступник, которого следовало посадить за решетку?

— Да, это я, — ответил Салливен, нисколько не смущаясь. — Не дадите ли вы мне немного денег, чтобы уплатить за ночлег? Я уже провел семь ночей под открытым небом.

Заметив улыбку на лице Эльфы, Джим смущенно пояснил ей:

— Это тот самый бедняга, о котором мы недавно говорили. Помните, я выступал против него обвинителем…

В этот момент из-за угла показался конный полицейский. Салливен тоже заметил его.

— Дайте мне пару шиллингов, — настойчиво попросил Салливен, — сжальтесь надо мной! Не могу я больше ночевать на улице! За всю неделю заработал всего только один шиллинг: доставил пирог по нужному адресу.

Джим крепко схватил бродягу за руку.

— Погоди, дружище. Это очень важно! Это что за пирог, который ты отнес? Кто тебе его дал?

— Незнакомый господин. Он остановил меня на берегу Темзы и спросил, не хочу ли я заработать шиллинг. Я обрадовался и отнес пакет с пирогом в бюро посыльных на Трефалгар-сквер.

— А ты помнишь, как он выглядел, этот господин?

— Не помню…

Полицейский придержал лошадь и смотрел на бродягу. Джим вышел из автомобиля, представился полицейскому и сообщил ему, что бродяга — именно то лицо, которое старший инспектор Патрик Минтер разыскивает по делу о покушении на отравление.

Обратившись к Салливену, полицейский приказал: «Следуй за мной! Если попробуешь бежать, застрелю!»

В тот же вечер Салливен был отправлен на допрос к Сюперу. Показания бродяги мало что дали. Он заявил, что не успел рассмотреть лицо господина, вручившего ему пакет, не помнит, как он был одет и какого он был возраста…

— Этот господин так разговаривал со мной, — говорил бродяга, — что я принял его за сыщика.

— Объясни, что ты имеешь в виду, — мягко сказал Сюпер. — Он что — говорил не так, как остальные смертные? Он вел себя, как сыщик? Ну, говори же!

— Да, он так говорил, когда вручил мне пакет и письмо, — что я именно так и подумал, — продолжал беспомощно объяснять Салливен.

Сюпер помолчал и решительно произнес:

— Мне сообщили, что ты просил денег на ночлег. На эту ночь ты получишь кров, притом, бесплатный. Сержант, отведите его в камеру!


Мистер Гордон Кардью очень много читал. Он посвятил долгие годы науке. Через его руки прошли сотни книжных томов. Он читал даже по ночам, так как страдал бессонницей. Уже с рассветом он, лежа в постели, часто снова принимался за прерванный коротким сном этюд. Кардью считал, что антропология — самая интересная наука и бесстрастные описания умерших преступников — более занимательны, чем захватывающий современный роман.

Он еще лежал в постели и читал трактат по физиогномике знаменитого криминалиста Мантегацца, когда раздался стук в дверь и вошла горничная, что принесла утренний чай. Она поставила чай на столик у кровати.

— Мистер Минтер ждет внизу, сэр, — сообщила горничная.

— Минтер? — спросил Кардью и встрепенулся. — А который час?

— Половина восьмого, сэр.

— Минтер пришел так рано? Гм… Скажите ему, что выйду через несколько минут.

Он накинул халат, надел домашние туфли и спустился по лестнице в зал, где сидел Сюпер. Поздоровавшись, Сюпер объяснил цель своего прихода.

— У меня в камере сидит субъект по имени Салливен. Вы не помните его? Он пытался недавно взломать дом Эльсона…

— Вот как? Я хорошо помню обстоятельства этого взлома. Ведь против этого человека выступал в качестве прокурора мистер Ферраби.

— Поэтому-то он и вышел на свободу, — сердито сказал Сюпер. — Вчера он опять попал в наши руки. Я пришел к вам не потому, что обеспокоен судьбой этого бродяги. Дело в том, что вы ученый адвокат, а я всего лишь только старый необразованный человек. Мне кажется, бродяга что-то скрывает от меня, не хочет говорить. А он знает больше, чем сказал. Я пробовал и так и эдак, чтобы заставить его быть поразговорчивее, но — бесполезно. Я всегда избегал ваших идей, ведь я — только старомодный полицейский чиновник со старыми методами розыска. Микроскопы и сонаты Шопена ничего для меня не значат, но я дальновидный человек и никогда не перестаю учиться у сведущих людей…

Сюпер сделал паузу и посмотрел на Кардью, чтобы понять, какое впечатление произвели его слова.

— Хорошо, но причем тут я? — удивился тот.

— Вы — адвокат, — произнес Сюпер. — Вы привыкли иметь дело с подобными субъектами и добиваться от них признания…

— Вы хотите, чтобы я взял на себя допрос этого бродяги? Но это ведь странно! Почему вы не обращаетесь к мистеру Ферраби?

— Он обвинял преступника, а его оправдали, — презрительно заметил Сюпер. — Конечно, никто не может заставить вас допросить Салливена, это просто мысль, пришедшая мне в голову прошлой ночью. Удивительно, но хорошие идеи рождаются всегда ночью.

— Совершенно верно, — живо подхватил Кардью. — Моя теория об убийстве Дженни тоже пришла мне в голову в два часа ночи. Итак, мистер Минтер, если вы считаете необходимым, чтобы я допросил бродягу, я приду в участок. Но говорю вам заранее: я всего лишь теоретик…

Сюпер облегченно вздохнул: его маневр удавался.

— Многие думают, — с подчеркнутым смирением продолжал он, — что я не могу унизить себя и обратиться за советом к знатоку. Я не самодур и понимаю: пытливый ум практика должен ценить идеи теоретика.

Кардью был польщен, но чутьем угадывал что-то неладное.

— Но скажите, почему арестован бродяга, что вы хотите от него узнать? — спросил он.

— Он арестован за соучастие в покушении на жизнь человека, — начал объяснять Сюпер. — Салливен взял от какого-то господина на берегу Темзы маленький вишневый пирог. Пирог вместе с письмом был доставлен в бюро посыльных на Трефалгар-сквер, а оттуда посыльный принес все это в больницу на Вимут-стрит. В пироге нашли яд — аконит. Салливен утверждает, что не помнит человека, поручившего ему отнести пирог, но он врет, как собака!

Лицо мистера Кардью передернулось. Наступила пауза.

— Необычный случай! — наконец произнес он. — Прямо поразительно! Вы на самом деле всерьез хотите, чтобы я допросил Салливена? Вы не подтруниваете надо мною?

— Я подтруниваю? Я не способен на это, мистер Кардью.

Адвокат уперся руками в подбородок и задумчиво уставился в угол.

— Необычная история… она даже звучит неправдоподобно в двадцатом столетии… В нашей цивилизованной стране, — заговорил он. — Неужели действительно произошла такая история? Ну, хорошо, Минтер, я приду, чтобы допросить Салливена, хотя и не обладаю большими познаниями в практической криминалистике. Вы связываете все это с убийством Дженни?

— Да, безусловно, — сказал Сюпер.

Потом Сюпер отправился в участок и разбудил Салливена.

— Вставай, сын человеческий, пробил твой последний час на этой грешной планете! Не падай духом, дружище!

Салливен встал с твердой скамьи и протер глаза.

— Который теперь час? — спросил он.

— Время не существует для тебя, бродяга, — грозно заявил Сюпер. — Вот сейчас придет первоклассный адвокат, который перевернет все твое нутро. Только не ври ему, дружище! Он гений-психолог и будет читать все твои мысли. Тогда, братец мой, ты расскажешь всю правду о человеке, который тебе дал пакет на берегу Темзы.

— Я не помню этого человека! — воскликнул перепуганный Салливен. — Я бы вам сразу сказал, если бы запомнил его!

Сюпер покачал головой.

— Рассказывай сказки своей бабушке, а не мне. Полицейского ты замечаешь за милю, а лица господина, что дал тебе шиллинг, не запомнил.

— Идите вы к черту вместе с вашим адвокатом! — закричал Салливен. — Я ничего не знаю и знать не хочу!

— Смотри, бездельник, как бы тебе не болтаться на веревке! — заявил ему Сюпер и захлопнул дверь.

Он шел ко входу в участок; и вдруг из-за угла показался лимузин Кардью. Машина подъехала к воротам, шофер затормозил и как угорелый бросился к нему.

— Мистер Минтер, скорее! Мистер Кардью усыплен хлороформом… он лежит в своей комнате, скорее за мной!

— Почему вы сразу же не позвонили мне по телефону? — в бешенстве заорал Сюпер, впрыгивая в лимузин.

— Провода телефона мистера Кардью перерезаны, — ответил шофер.

— Ого! «Большая Нога» предусмотрел все, — заметил Сюпер с мрачной улыбкой.


…Кардью лежал на оттоманке. Комната была насыщена приторным запахом хлороформа. Лицо адвоката было бледным, как смерть. Он очнулся за несколько минут до появления Сюпера.

— Что случилось? — спросил сыщик.

— Я, наверное, спал… не знаю, что со мной было, — пробормотал Кардью, — когда вы ушли, я вернулся в свою комнату и прилег, чтобы обдумать ваше странное предложение… я ночью спал плохо и потому задремал… Слуга случайно вошел в комнату и увидел меня лежащим с куском полотна на лице. Шаги слуги, по-видимому, помешали преступнику. Окно было открыто. Злоумышленник бежал…

Сюпер подошел к окну и выглянул в сад. Он заметил на цветочной грядке какой-то блестящий предмет. Сыщик бросился вниз по лестнице и поднял его. То была разбитая бутылочка с надписью «Хлороформит Б.П.». Бутылочка была, видимо, недавно открыта, и запах быстро погубил цветы, где она лежала.

Сюпер поднял голову и посмотрел на открытое окно. Нетрудно было спуститься из окна в сад. Никаких следов на маленькой грядке под окном не было, но если бы кто-то прыгнул через окно, он мог, минуя грядку, попасть на щебневую дорожку.

Сюпер посмотрел на бутылочку. Внизу стояли инициалы химической фирмы, продавшей хлороформит, но из этого, конечно, трудно было заключить, кто же купил этот медикамент.

Телефонный провод проходил вдоль стены на высоте человеческого роста. Он был тщательно перерезан. «Перерезан теми же щипцами, что и мой провод у сарайчика», — отметил Сюпер.

Он вернулся к адвокату, который уже пришел в себя и мог сидеть на стуле.

— Вы никого не заметили в саду? Где же был ваш садовник? — спросил Сюпер.

— Он занят с утра пересадкой цветов в сарае. Я слышал шорох, когда лежал в постели, но не обратил на это внимания.

— Окно было открыто?

— Наполовину открыто и закреплено крючком, который легко было поднять. Когда же слуга вошел, окно было открыто настежь.

Сюпер исследовал кусок сложенного полотна. Хотя хлороформ испарился быстро, полотно у изгибов было еще мокрым. Сюпер поднял подушку, на которой лежал Кардью, и нагнулся, чтобы посмотреть под кровать.

Мистер Кардью слабо улыбнулся.

— Не улыбайтесь, я не ожидал найти здесь вашего врага, — заметил Сюпер. — У меня вдруг блеснула мысль, будто я кое-что обнаружил. Вы не поцарапали себе рук?

— Поцарапал руки? Что вы такое говорите…

Сюпер тщательно осмотрел все пальцы Кардью.

— Я думал, вы поцарапали себе пальцы. — Сюпер казался разочарованным. — Итак, отпала еще одна моя версия… у меня они всегда слишком быстро рождаются… Этим должен заняться сыщик, мистер Кардью, у меня есть на примете один первоклассный…

— Напрасно тревожитесь, — выразительно отозвался адвокат. — Я сам могу себя защитить.

— Ну, я в этом не сомневаюсь, — возразил Сюпер.


— Алло! Мистер Ферраби? Прошу вас немедленно прибыть ко мне в участок. Я вам объясню все лично… Да, очень важно!

Сюпер повесил трубку и принялся разбирать почту. Через двадцать минут Джим Ферраби уже сидел рядом с ним в бюро. Сюпер объяснил ему, что он как чиновник прокуратуры должен заменить Кардью и добиться признания у Салливена.

— Но, Сюпер… вы, конечно, не успокоитесь, пока меня не замучит этот проклятый бродяга; раньше я скомпрометировал себя из-за него на суде, потом возился с ним при его аресте, теперь еще должен снять с него допрос… нет, дорогой друг, не могу, — сопротивлялся Джим.

— Да, я не успокоюсь, пока на виселице не окажется некто по кличке «Большая Нога», — невозмутимо заявил Сюпер. — Я бы не беспокоил вас напрасно, но величайший преступник Лондона «Большая Нога» усыпил величайшего теоретика и антрополога нашего века как раз в тот момент, когда последний хотел выжать из вора Салливена всю правду.

— Вы говорите о Кардью? Что с ним? — спросил Джим.

— Хитрый дьявол — «Большая Нога» напал на мистера Кардью. Мозг этого негодяя работает не хуже его ноги. По-видимому, он подслушал мой разговор с Кардью. Я заранее знал, что с Кардью что-то произойдет. Даже если бы я окружил Кардью целой армией сыщиков, «Большая Нога», живущий идеями Ламброзо, был бы неуловим.

Джим недоверчиво взглянул на Сюпера. Он не знал, говорит Сюпер серьезно или издевается над Кардью.

— Но скажите же, что случилось? — настаивал он.

Сюпер подробно рассказал ему о несчастном случае с Кардью и о перерезанном проводе телефона. И Джим, в конце концов, согласился допрашивать Салливена, но это ничего не дало. Через час он вернулся к Сюперу и сообщил ему о результатах допроса.

— Я и не ожидал, что вы заставите его говорить, — успокоил его Сюпер. — Салливен чувствует себя уверенно в вашем присутствии, ведь он уже однажды выскользнул из ваших рук безнаказанным. Я знал, что так оно и будет…

— Но Салливен говорит правду, — раздраженно возразил Джим. — Мне нужно уйти, Сюпер.

— Не уходите, Ферраби, вы мне очень нужны.

— Я ухожу. Честное слово, не знаю, зачем вы меня вызвали опять сюда. Салливен не может говорить того, чего не знает.

Сюпер посмотрел на часы, они показывали четыре.

— Я три часа боролся с собой. Боролись между собой справедливость и честолюбие, и справедливость победила! Вот зачем я вас вызвал, Ферраби!

Сюпер открыл пульт, вынул синий ордер и заполнил его. Джим наблюдал за ним и ждал, что будет.

— Не уходите, Ферраби! Вы чиновник государственной прокуратуры и должны подписать вот этот документ.

Джим посмотрел на бумагу. То был ордер на арест мистера Стивена Эльсона за незаконное владение имуществом.

— Вы всерьез хотите, чтобы я подписал этот ордер?

— Да. Единственной мерой пресечения для Эльсона является арест. Завтра этот документ будет передан мировому судье, но пока нужна ваша подпись. Завтра этот ордер может оказаться бесполезным.

— Но ведь по этому обвинению я не могу подписать ордер на арест.

— Я сам еще точно не знаю, какое обвинение предъявить ему, пока он не сидит у меня под замком, — сказал Сюпер. — Мистер Ферраби, я рискую своей должностью, но я должен немедленно иметь Эльсона в своих руках. Я потом все расскажу вам подробно. А сейчас подпишите ордер на арест Эльсона.

Джим подумал с минуту, потом взял перо и подписал.

— Отлично! Справедливость победила! Поедем со мной, Ферраби, вы что-то увидите! — возбужденно блестя глазами, заявил Сюпер.

Когда Джим отвозил Сюпера в Хиль-Броу, он не знал еще, зачем нужен этот ордер. Он только потом узнал об этом.

…Горничная Эльсона открыла им дверь и пригласила в залу. Потом поднялась наверх и постучала в дверь комнаты хозяина. Через минуту она спустилась к посетителям.

— Мистера Эльсона нет в комнате, — сообщила она. — Он, должно быть, гуляет по саду. Если вам угодно обождать…

— Ничего, мисс, не беспокойтесь, я сам найду вашего хозяина. Я знаю здесь все уголки, — сказал Сюпер.

Эльсона действительно не было в доме. Прислуга высказала предположение, что хозяин — на пустоши, где раньше бродил какой-то бездомный певец. Пустошь находилась у подошвы холмика за красной кирпичной стеной. С возвышения можно было озирать окрестность: кустарник был довольно низок.

— Я не верю, что он бежал, — сказал Сюпер.

— Но зачем он вам нужен именно сейчас? — спрашивал Джим, который еще ничего не понимал.

— Он мне нужен и ничего больше! — будто не слыша вопроса, повторял Сюпер.

— Вы подозреваете, что он причастен к убийству?

— Да, но не к убийству мисс Шоу…

— Так зачем вы хотите его арестовать именно сегодня?

— Потом, потом все узнаете!

Сюпер побежал к пустоши, поднялся на холм и оглянулся.

— Вот там идет тропинка, — сказал он Джиму. — Скорее, по тропинке до конца владений Эльсона!

То, что Сюпер назвал тропинкой, было не больше, чем следом ноги, что тянулся зигзагообразно через канавы. Наконец след пошел параллельно изгороди.

— Не верю, что он здесь, — сказал Джим. — Неужели вы думаете, он удрал?

Сюпер свирепо глянул на него.

— Что вы пристаете с вопросами? — гаркнул он. — Разве вы не видите, в каком я состоянии?!

— Но я только хотел узнать ваше мнение, — растерянно пробормотал Джим.

— Тс… Тс!.. — свистящим шепотом произнес Сюпер, прижав палец к губам.

Откуда-то, со стороны пустоши, раздался странный звук: «Хлоп, хлоп, хлоп!»

— Деревья падают, — сказал Джим.

Сюпер не удостоил его слова ответом.

Они побежали и через пять минут достигли конца дорожки, ведущей к круглой лощине. Чтобы продвигаться вперед, нужно было продираться сквозь кусты. Сюпер шел первым и придерживал ветви. Вначале Джим подумал, что это — жест вежливости, но, перегнувшись через плечо Сюпера, он вдруг увидел скорчившееся тело в луже крови.

То был Эльсон. Сюпер подошел к нему и перевернул на спину. Потом нагнулся к нему и покачал головой.

— Тремя пулями — наповал. Ах, Эльсон, Эльсон! Если бы я арестовал тебя утром, ты остался бы в живых! — сказал Сюпер, становясь на колени перед бездыханным телом.


— Господи, кто это сделал? — в ужасе спросил Джим.

— Кто сделал? — Голос Сюпера вдруг понизился до шепота, так что Джиму пришлось напрячь слух. — Это сделал тот, кто убил Дженни Шоу, кто прислал мистеру Лейджу отравленный пирог, кто усыпил Кардью, одним словом, одна и та же рука, одна и та же воля. Он очень последователен, этот дьявол «Большая Нога», он сверхъестественно ловок. Он ничего не забывает… Во имя всех святых, не выпрямляйтесь, Ферраби! Я опустился на колени не потому что хочу помолиться за Эльсона, а затем, чтобы быть в безопасности. По крайней мере, один из нас должен, в интересах справедливости, вернуться отсюда живым.

Холодная дрожь пробежала по телу Джима.

— Он здесь… в кустарнике? — прошептал Джим, и на его лбу выступил холодный пот.

— Да. Убийство было совершено минут семь-восемь назад. Вы помните звук, услышанный нами у изгороди? Вы думали, это падают деревья, но то были выстрелы из пистолета, снабженного глушителем.

За все время их еле слышного разговора глаза Сюпера зорко следили за окружающим. Его острый слух старался уловить между шелестом листьев малейший шорох. Джим увидел, как взгляд Сюпера вдруг остановился на желтом кустарнике. Сюпер еще больше нагнулся и указал рукой на куст, стоявший налево:

— Быстрей направо! — крикнул он и когда Джим вне себя от страха прыгнул в прикрытие, Сюпер ничком припал к земле.

Хлоп, хлоп, хлоп!

Что-то прожужжало мимо уха Джима. Он услышал звук ломающихся веток и шуршание листьев. В тот же миг Сюпер прыгнул к нему за куст.

— Бегите изо всех сил, но, ради бога, не выпрямляйтесь!

Они бросились бежать по тропинке, но через несколько метров шмыгнули опять за кусты, так как вновь раздался приглушенный пистолетный выстрел. Выждав несколько секунд, они побежали опять к более отдаленным кустам.

— Теперь мы можем идти медленнее, он не последует за нами, — сказал Сюпер. — Я не видел его, я следил за птицей, которая хотела сесть на тот куст, но, испугавшись, метнулась в сторону. Я понял: птица улетела, заметив кого-то под кустом. Знаете ли, Ферраби, я утром нашел в своем инкубаторе двадцать новых цыплят; они, конечно, не натуральные, но зато я получаю за них хорошие деньги.

Джим менее всего был расположен сейчас говорить о птичьем дворе Сюпера.

— Где же он теперь, «Большая Нога»? — спросил Джим, оглянувшись назад.

— Этот дьявол? О, он уже в безопасности! Он бежал после того, как выстрелил. Мне тоже следовало бы иметь такой пистолет, но у меня его нет. Я постараюсь, чтобы Кардью с сегодняшнего вечера находился под полицейской защитой. Мне необходимо было давно позаботиться об этом.

— Вы полагаете, ему грозит опасность?

— Несомненно. Я понял, что ему грозит опасность уже когда он начал публично излагать теории относительно убийства мисс Шоу. Его версия не совсем точна, но все-таки была настолько близка к истине, что стала опасной для кого-то.

Они добрались до холмика. Сюпер остановился и оглянулся. Он поднялся выше и осмотрел пространство за кустарником.

— Он удрал, — сообщил сыщик.

Они направились в дом Эльсона. Сюпер в течение десяти минут отдавал распоряжения по телефону и вел какие-то беседы. Потом сел на стул, закурил трубку и стал задумчиво смотреть вдаль, бормоча что-то себе под нос.

В это время в Хиль-Броу уже прибыли на мотоциклетах и автомобилях группы полицейских. Вскоре подоспел новый отряд вместе с каретой скорой помощи. Сюпер взял с собой несколько констеблей и направился с ними к месту, где лежал Эльсон. Сюпер хорошо помнил, как он лежал, и что его карманы были в порядке. Теперь же карманы убитого были вывернуты и положение тела изменено.

— Мы помешали молодчику в его работе, и он спрятался в кустах, — констатировал Сюпер, — Ого! Ловкий парень, нечего сказать! Вы видели Леттимера? — добавил он вдруг.

— Его не было в участке, когда я уехал оттуда, — ответил резервный сержант. — Я оставил там записку, чтобы он немедленно прибыл сюда.

Сюпер ничего не ответил. Он пошел через кустарник, обогнул его и начал изучать землю под кустами. Вскоре он обнаружил гильзы патронов, но он продолжал рыскать по кустарнику, как гончая собака.

— У меня тонкий нюх, — похвастался он Джиму. — Вы не чувствуете запаха?

— Нет, кроме запаха зелени ничего не чувствую.

Между тем прибыл полицейский врач, и Сюпер с Джимом вернулись к месту, где лежал труп. Врач осмотрел убитого и приказал увезти его.

— Пойдемте за мной, Ферраби, — сказал Сюпер. Он дошел до можжевельника и указал на место между двумя кустами. — Вот здесь стоял убийца, и он ушел в этом направлении. Идите за мной, я покажу вам его след…

Джим чувствовал себя совершенно разбитым. Он был настолько подавлен случившимся, что еле передвигал ноги. Но зато с Сюпером все обстояло иначе. Он был весь заряжен энергией, как молодая гончая.

— Кажется, Ферраби, и вас придется взять под защиту полиции, — заметил Сюпер, — но больше всего, по-видимому, нуждаюсь в этой защите я. Уже в третий раз я избежал смерти от рук «Большой Ноги». Но я откажусь от этой защиты. Ведь у меня есть шансы поймать преступника еще на днях, может, даже еще до операции мистера Лейджа.

— Неужели результат операции может повлиять на поиски убийцы мисс Шоу? И от этого зависит, поймают ли «Большую Ногу»? — недоумевал Джим.

— Если мистер Лейдж выздоровеет и снова обретет память, весь таинственный клубок будет настолько легко распутать, что даже начинающий сыщик сумеет накрыть «Большую Ногу». Но сейчас, когда Лейдж еще не говорит, все это нелегко… У меня есть только подозрения, но доказательств нет. Да, Ферраби, у меня нет доказательств, а судьи всегда требуют наличия безупречных свидетелей, видевших убийцу в тот момент, когда он совершал убийство. Им желательно бы предоставить чуть ли не четкую фотографию сцены убийства. Да, судьи в некотором отношении правы, ведь дело идет о жизни и смерти… Знаете ли вы палача? — вдруг спросил он, идя по лесной тропинке.

— Не имел удовольствия познакомиться с ним, — отозвался тусклым голосом Джим.

— Он чудный человек, — сказал Сюпер. — У него нет комплексов. Я знал палача, который требовал самых изысканных блюд, но тот, о котором я говорю, — скромняга. Он любит пиво с сыром. Он очень миролюбив и содержит парикмахерскую в Ланкшире. Он часто брил меня.

Джим невольно вздрогнул. Сюпер продолжал:

— Если бы криминальные дела строились только на подозрениях, то этот палач смело мог бы сидеть в своей парикмахерской и брить людей, вместо того, чтобы вешать их. Он жаловался как-то, что ремесло парикмахера не дает большого заработка. Ведь углекопы, живущие в том районе, бреются только раз в неделю. Кроме того, еще эта мода на безопасные бритвы… Так вот я бы охотно предоставил ему материал для побочного заработка…

Джим уже изучил Сюпера, говорившего о страшных вещах с философским спокойствием. Он знал также, что Сюпер безостановочно болтает, когда его мозг усиленно работает над тем, что не имеет ничего общего с предметом разговора.

— Удивительно, что все люди убеждены: человек обязательно должен лишиться рассудка, если совершает преступление. Они представляют себе «Большую Ногу» сумасшедшим садистом с пеной у рта… А вот здесь он повернул в другую сторону, — вдруг оборвал себя Сюпер, отодвинув ветку молодой яблони.

Добравшись до поляны, они увидели забор из проволоки. Сюпер перегнулся через него и взглянул на дорогу, тянувшуюся вдоль границы между владениями Кардью и Эльсона.

— Эта поляна принадлежит Кардью, — сказал Сюпер. — Она не столь запущена, как Хиль-Броу… Хотел бы я знать, жив ли еще Кардью?

— Вы ведь не думаете, что… — Джим не закончил фразы.

— Этого никто не может знать, — сердито буркнул Сюпер.

Потом он перелез через забор и осторожно пошел по крутому спуску к пыльной улице. Джим поплелся за ним.

— Дорога — узкая, значит можно перепрыгнуть через нее. Если убийца пошел по траве… Но кто это?

Человек медленно двигался по улице. Шляпа его была сдвинута на затылок, во рту торчала сигара.

— Видите ли, Ферраби, Леттимер тоже явился на работу, — резко бросил Сюпер. — Бедный сержант, он, наверное, проспал первую полицейскую тревогу, объявленную полчаса назад, как тот соня, что не слыхал фабричного гудка и пришел на работу в полдень. Здравствуйте, мой бравый сержант! — произнес Сюпер, когда Леттимер подошел к нему. — Вы что — были на свадьбе?

— Нет, — смущенно ответил Леттимер, — но я слышал, что здесь произошла неприятная история.

— Вот как? Вы только теперь услышали об этом? — желчно осведомился Сюпер. — Потому-то вы и прибежали сюда в таком быстром темпе?

— Я думаю, незачем было спешить, — холодно возразил Леттимер. — Один из слуг Эльсона рассказал мне, в чем дело, и я решил пойти по этой дороге, чтобы сэкономить время. К тому же я рассчитывал найти след. Ведь ясно, что убийца выбрался из кустов на этой дороге.

— На улице много пыли, не хотите ли собрать ее для исследования? — мрачно спросил Сюпер. — Идите к дому мистера Кардью и посмотрите, что там творится. Не уходите от мистера Кардью, пока я вас не сменю. Не упускайте его из виду и установите ночную охрану его дома. Вы поняли?

— Да. Должен ли я говорить мистеру Кардью, что он находится под полицейской защитой?

— Скажите ему все, что сочтете нужным. Если он заметит вас, когда вы будете сидеть на ступеньках его дома, он догадается, в чем дело. Если мистер Кардью выразит желание провести измерения кустарника, можете ему это разрешить. Но дайте ему в провожатые несколько полицейских или других надежных людей. Одного его вы не должны отпускать из дому. Я возлагаю ответственность за его жизнь лично на вас. Если он будет найден мертвым в своей комнате, отвечать будете вы.

— Слушаюсь, сэр, — сказал Леттимер и зашагал обратно той же дорогой, по которой пришел. Джим наблюдал за ним, пока сержант не исчез из вида.

— Леттимер — неплохой парень, — сказал Сюпер, — но у него мало инстинкта. Все животные, включая и полицейских сержантов, обладают инстинктом, но всякий инстинкт надо развивать…

— Вы слишком доверяете Леттимеру, — холодно произнес Джим.

— Я никому не доверяю, — неожиданно ответил Сюпер. — Я только делаю вид, будто доверяю Леттимеру. Пусть и он в это верит. Если хотите быть хорошим сыщиком, вы не должны никому верить, даже своей жене. Вот почему сыщики не должны жениться…

…Они медленно направились в Хиль-Броу. Сюпер обыскал рабочий кабинет Эльсона. Кроме пароходного билета тут была найдена весьма большая сумма денег. Но никаких документов в письменном столе Эльсона не было, за исключением нескольких счетов и купчей крепости на право владения Хиль-Броу. Сюпер допросил секретаршу покойного — растерянную женщину средних лет.

— У моего шефа не было большой корреспонденции, — сказала она, — он с трудом читал и почти не умел писать, и он никогда не посвящал меня в свои частные дела.

— Может, у него вообще не было никаких занятий? — пробормотал себе под нос Сюпер.

Большой ящик для пепла у камина был переполнен. Джим понял, что подозрения Кардью не были напрасны. Сюпер исследовал пепел от сожженных бумаг и нашел остатки двух обгорелых конторских книг, однако написанного нельзя было разобрать.

— Он сжег массу документов, — сказал инспектор. — Несомненно, у него были какие-то акты, написанные если не им самим, то другим лицом. Он поспешил сжечь их, поскольку готовился к бегству. Да, Ферраби, мои теории оправдались на практике!

Прежде чем вернуться в город, Джим Ферраби поднялся к мистеру Кардью, чтобы поделиться впечатлениями о событиях в Хиль-Броу. Джим убедился, что Кардью сейчас куда меньше уверен в своей безопасности, чем прежде. Адвокат, бледный и расстроенный, сидел в библиотечной комнате, нервно вздрагивая при малейшем шорохе, и был совершенно убит горем, узнав от Леттимера о смерти Эльсона.

— Одна трагедия за другой! — глухо пробормотал он, когда Джим вошел. — Ужасно, Ферраби, ужасно! Кто бы мог подумать, что бедный Эльсон… — Кардью не докончил фразы. — Вам ведь известно, что он получил предупреждение, будто ему грозит смерть. Сержант Леттимер рассказал мне, что бумага с предупреждением была прикреплена в прошлый вечер к двери Эльсона.

Очевидно, предупреждение это беспокоило Кардью даже больше, чем сама смерть Эльсона. Он постоянно возвращался к истории с таинственной угрозой. Джим до сих пор не знал о бумаге, прикрепленной к двери Эльсона, и был удивлен, почему Сюпер еще ничего не сообщил ему об этом. «Загадочный человек — этот Сюпер, но что стоит за его умением молчать?» — подумал он.

— Видите ли, мистер Кардью, эта бумага, наверное, имела связь с предполагаемым арестом Эльсона, — задумчиво произнес Джим.

— Что? Эльсона хотели арестовать? — не своим голосом вскричал Кардью, и выражение ужаса появилось в его глазах. — Но что он сделал?

— Он, должно быть, что-то украл или в его руках было краденое имущество. Я лично подписал ордер на его арест. Я сделал это весьма неохотно, но Сюпер настаивал. Наверное, он имел на то особые основания. Сюпер прибыл в Хиль-Броу, чтобы арестовать Эльсона, но нашел его убитым в кустарнике.

— Как, Эльсона должны были арестовать? — повторял Кардью, потрясенный этой новостью. — Этого я не могу понять… Боже мой, я еле держусь на ногах, мысли путаются в голове. Какой ужас! Надеюсь, на сей раз не понадобятся мои показания при осмотре трупа следственными властями? Ах, я совершенно разбит этим новым несчастьем. — Он зашагал по комнате, заложив руки за спину…

…Когда Джим вышел из дома, Леттимер сидел в саду на стуле под тутовым деревом. Он дремал и встрепенулся, когда Джим обратился к нему.

— Слава богу, что это вы, а не Сюпер, — сказал сержант. — Он прочитал бы мне нотацию? Здесь такой усыпляющий воздух!

Джим заметил, что со своего места Леттимер мог наблюдать за входом в Баркли-Стек и в то же время видеть окна рабочего кабинета Кардью.

— Вы того же мнения, что и Сюпер, будто мистеру Кардью грозит опасность? — поинтересовался Джим.

Леттимер пожал плечами.

— Если Сюпер говорит, что Кардью грозит опасность, значит так оно и есть. Сюпер никогда не ошибается…

Джиму показалось, что в голосе Леттимера прозвучала ирония.

— Вы были вместе с Сюпером, когда он нашел труп Эльсона? — поинтересовался сержант. — Как он был убит? Его застрелили?

— Да, — ответил Джим. — Слава богу, что мы не разделили его участи. Только благодаря чутью Сюпера, мы спаслись от смерти.

Леттимер посмотрел на него широко открытыми глазами.

— Правда? Разве убийца Эльсона стрелял также и в вас? Черт возьми, этот «Большая Нога» обладает стальными нервами! А вы разве не видели убийцу? — добавил он вдруг.

— Нет, — ответил Джим. Вопрос Леттимера показался ему странным.

— Сюпер его не заметил, — продолжал сержант, — а может быть, он все же видел его? Сюпер видит за милю, хотя утверждает, что близорук. Два года назад он вдруг заявил, что совершенно оглох, и начальство готово было поверить ему, хотя он попросту смеялся над ними, — помолчав, Леттимер испытующе взглянул на Джима и добавил, — теперь я понимаю, почему Сюпер взял мистера Кардью под полицейскую защиту. «Большая Нога» — ловкий парень! — Он подавил зевок. — Простите, я простоял прошлую ночь на карауле, — объяснил он, вынимая платок.

Джим почувствовал запах духов.

— Никогда бы не подумал, что вы — такой щеголь, — добродушно заметил он.

— Вы имеете в виду духи? — Сержант понюхал батистовый платок. — Моя хозяйка всегда кладет душистые прослойки между моими платками. Но я запретил ей делать это…

Джим вдруг вспомнил сцену убийства Эльсона и способ, каким Сюпер обнаружил след убийцы. Он уже хотел было задать Леттимеру вопрос, как тот вдруг заговорил сам.

— Сюпер поднял бы скандал, если бы почувствовал запах духов. У него чутье гончей собаки. — Сержант опять зевнул. — Я бы с удовольствием лег сегодня пораньше спать.

Когда Джим Ферраби возвратился в канцелярию прокуратуры, его начальник еще сидел в своем кабинете, хотя официальные часы приема уже окончились. Джима вызвали в кабинет главного прокурора.

— Кажется, в последнее время вы принимаете участие в расследовании какого-то убийства, — начал старый сэр Ричард. — В чем, собственно, заключается эта история?

Джим рассказал ему все, что знал. Сэр Ричард слушал его внимательно. Потом сказал:

— Делом руководит старший инспектор Патрик Минтер. Лучшего сыщика и найти трудно для раскрытия этого преступления. Однако не слишком ли много секретности?

— Сюпер необычайно скрытен. Несмотря на его словоохотливость, я ровно ничего от него не узнал, — заметил Джим.

Сэр Ричард рассмеялся.

— Если так, то можно быть уверенным в успехе дела. Если Сюпер говорит о каком-то преступлении открыто — это значит, что убийца неуловим.

Окончив свою работу, Джим отправился на Кубит-стрит, чтобы повидаться с Эльфой, но не застал ее: она была в больнице. Джим поджидал ее у порога. У Эльфы был усталый вид.

— Операция состоится не раньше конца будущей недели, — сообщила она. — Я получила от мистера Кардью срочную телеграмму. Он просит меня прибыть к нему в Баркли-Стек. У него есть для меня важная, неотложная работа.

— Вы не поедете к мистеру Кардью, — решительно заявил Джим. — Он сам сейчас под полицейской защитой, и я не могу допустить, чтобы вы подвергались опасности.

Эльфа уже знала из вечерних газет об убийстве Эльсона, но тревога об отце всецело поглотила ее и она просто не могла думать о других вещах.

— Я очень мало знала Эльсона, — только и сказала она. — Но как ужасно умереть такой смертью! И все-таки мне придется ехать в Баркли-Стек. Я очень устала, но не могу отказать мистеру Кардью.

— Кардью может подождать, — твердо сказал Джим.

Но, очевидно, Кардью не мог ждать. Когда Джим и Эльфа вошли в квартиру, раздался телефонный звонок. Звонил Кардью. Джим подошел к телефону и снял трубку.

— Алло… да, это я, Ферраби! Я только что вошел с мисс Лейдж в комнату. Она слишком устала, чтобы ехать сегодня вечером в Баркли-Стек.

— Будьте добры, мистер Ферраби, уговорите ее, чтобы она все-таки приехала сюда, — настойчиво просил Кардью. — Я прошу вас не отказать в любезности проводить ее до Баркли-Стек. Буду рад, если кто-то будет находиться в моем доме, тогда я буду себя чувствовать увереннее.

— Неужели дело не терпит отлагательств?

— Да, промедление смерти подобно… Я не могу ждать, — Джим уловил в тоне Кардью заметное беспокойство. Мне необходимо немедленно привести в порядок мои дела, а без мисс Лейдж невозможно.

— Вы полагаете, что вам грозит реальная опасность?

— Увы, я уверен в этом. Мне нужно срочно урегулировать все дела. Минтер запретил мне покидать квартиру… Прошу вас, приезжайте вместе с мисс Лейдж!

Кардью просил так настойчиво, что Джим обратился к Эльфе с вопросом, зажав рукой трубку, чтобы Кардью ничего не услышал.

— Неужели дело так серьезно? Никогда не мог подумать, что Кардью проявит такое малодушие.

— Мне кажется, дело действительно серьезное, — кивнула Эльфа. — Думаю, нельзя ему отказать. Не хотите ли проводить меня?

Перспектива длинной вечерней автомобильной поездки с девушкой и предстоящая ночь под одной крышей казались весьма заманчивыми Джиму. И все-таки, несмотря на это, он пытался удержать ее от поездки, хотя и не очень настойчиво, что Эльфа моментально отметила своим чисто женским чутьем.

— Передайте мистеру Кардью, что я приеду, — сказала она. — Перемена обстановки подействует на меня хорошо, а заодно и его успокоит.

Джим обещал приехать и повесил трубку.

— Я должна сохранять мужество во время операции моего отца. А в последнее время я начала терять самообладание… Идите, мистер Ферраби, вниз к автомобилю, а я упакую чемодан и сразу же спущусь.

Эльфа еще не ужинала, но она не хотела откладывать поездку. Джим был счастлив, видя возле себя любимую девушку. Когда они прибыли в Баркли-Стек, Кардью был в библиотеке. Он нервно шагал взад и вперед с заложенными за спину руками. Эльфа испугалась, увидев, как разительно изменилось его лицо с тех пор, как она была здесь в последний раз. Адвокат, казалось, постарел, по крайней мере, лет на десять.

— Очень мило с вашей стороны, что вы приехали, — сказал Кардью, пожимая руку Эльфы. — Я еще не садился за ужин в ожидании приятных гостей. Вы ведь еще не ужинали? Я почувствую себя лучше, если что-нибудь поем. Мне кажется, я сегодня вообще ничего не ел. Прошу в столовую!

Обычно Кардью не пил вина за ужином, но на сей раз на столе стояла бутылка красного портвейна. Выпив, Кардью опять стал бодрым и обрел самоуверенность.

— Мои нервы — ни к черту, — признался он грустно. — Столько всего страшного свалилось на голову. А тут еще эта «полицейская защита», как называет ее Минтер, — он сделал паузу, держа бокал в руке. Потом, отпив глоток, продолжал:

— Как теоретик-криминалист я не считаю, что мне грозит опасность, но как старый адвокат я должен быть готов к любым неожиданностям. Сегодня я вдруг вспомнил, что не составил завещания и не привел в порядок иные документы. Фактически я так же не готов ко всяким случайностям, как любой профан-обыватель. Моя последняя воля уже выражена. Когда мисс Лейдж составит две копии, я попрошу вас, мистер Ферраби, просмотреть их и подписать в качестве свидетеля. Один из моих слуг будет вторым свидетелем.

Эльфа хотела что-то сказать, но Кардью любезно добавил:

— К сожалению вы, мисс Лейдж, не можете быть вторым свидетелем, поскольку я решил сделать вас наследницей большей части моего состояния.

Изумленная Эльфа приподнялась, чтобы выразить свои чувства, но Кардью снова опередил ее, сделав мягкий жест рукой.

— Я уже старый человек. Я еще никогда не чувствовал себя столь одиноким, как сегодня, — сказал он. — У меня нет родственников, только несколько друзей и очень немногие достойны моей благодарности. — Он улыбнулся. — Я завещал старшему инспектору Минтеру, по крайней мере, ради приличия, свою криминалистическую библиотеку, а также некоторую сумму на покупку домика, где он мог бы разместить библиотеку и держать мотоциклет, который к тому времени, надеюсь, уже не будет так грохотать и нарушать мирный сон…

После ужина Кардью и мисс Лейдж отправились в библиотечную комнату, а Джим спустился в сад, чтобы выкурить сигару. Но не успел он пройти и двух шагов, как из темноты вынырнула чья-то фигура. Оказалось, то был сыщик, которого Джим уже видел однажды в бюро Сюпера. Джим поговорил с ним о погоде, об автомобилях, о предстоящих гонках на ипподроме… В то время как они медленно расхаживали вдоль дома, гардины рабочего кабинета Кардью были подняты, и можно было видеть, что происходит внутри. У стола сидели Кардью и Эльфа. Девушка писала что-то под диктовку хозяина.

— Не слишком ли это неосторожно? — сказал Джим. — Ведь оба они хорошо видны со стороны сада…

— Да, нужно, чтобы они опустили гардины и подвижные ставни, — согласился сыщик.

Джим не хотел беспокоить Кардью и послал с камердинером записку. Он вздохнул с облегчением, когда ставни опустились, наконец.

— Странно, почему мистер Кардью сам не догадался об этом, — удивился сыщик, — ведь он уже давно и постоянно занимается делами, связанными с преступлениями. Теперь же, когда опасность грозит ему…

Поднявшись наверх в свою спальню, Джим распаковал чемодан. Потом опять вышел в сад. Каково же было его удивление, когда он увидел, что ставни кабинета Кардью были опять подняты, а силуэты адвоката и его секретарши видны довольно отчетливо.

— Сюпер сказал, что необходимо наблюдать за всем, что происходит в комнате. За закрытыми ставнями тоже может многое случиться, — объяснил ему сыщик.

— Разве здесь был Минтер?

— Да, он заскочил на одну минуту, — ответил сыщик, — потом куда-то уехал.

Они болтали до тех пор, пока Эльфа не вышла из рабочего кабинета и не пригласила Джима в кабинет Кардью.

— Мы все привели в порядок, ужасно сложная работа, — сообщила Эльфа устало. — Он завещал мне громадную сумму. Я возражала, но он отказался изменить текст завещания.

Кардью и Джим подписали документ. Кардью позвонил камердинеру, который тоже подписал бумагу.

— Я вас прошу, мистер Ферраби, сохранить у себя это завещание, — сказал адвокат. — По крайней мере, оставьте его у себя до завтра. Потом уже я положу его в надежное место. Мы с мисс Лейдж действительно неплохо поработали, и я рад, что все окончено.

У Кардью был спокойный вид. Он даже повеселел.

— Вы очень устали, мисс Лейдж, — сказал Кардью. — Прислуга покажет вам приготовленную для вас комнату, где вы уже жили раньше.

Девушка пожелала им спокойной ночи и ушла к себе. Вскоре она уже крепко спала.

Леттимер, дежуривший на пустоши, видел, как погас свет в комнате Эльфы. Он медленно приблизился к дому и лег в траву.


— Тук, тук, тук!

Эльфа беспокойно перевернулась на постели и опять задремала.

— Тук, тук, тук!

Эльфа проснулась, подняла голову и оперлась на локти. Было ясно, что стучали в окно, и ночь была тиха и безветренна. Эльфа подошла к окну и отодвинула тяжелые гардины. Кругом царил мрак. Окно было открыто настежь. Ставни были закреплены так, что они не могли стучать…

Выглянув в окно, Эльфа услыхала скрип щебня на дорожке. Сердце ее забилось от страха, но потом она вспомнила, что дом охраняется сыщиком.

— Это вы, мисс Лейдж? — спросили снизу тихим голосом.

— Да. Вы стучали в окно?

— Нет, — удивился сыщик. — Наверное, это вам почудилось.

Эльфа снова легла, но не могла уснуть. Прошло несколько минут и опять раздался стук:

— Тук, тук, тук…

Она встала, отодвинула гардины и прислушалась. Все было по-прежнему тихо. Она осторожно высунулась в окно и напрягла зрение, но ничего не заметила, только за деревьями мерцала огненная точка. Эльфа подумала, что это папироса сыщика. Кто же стучал в окно? Ведь теперь она четко слышала чей-то ритмичный стук. Она еще больше перегнулась через окно. Вдруг что-то упало ей на голову и обвило шею.

Прежде чем Эльфа успела придти в себя, петля все туже и туже затягивала ее горло. Эльфа инстинктивно подняла руку, схватила шнур, грозивший ее задушить и со всей силы потянула его вниз. Но шнур был вырван из ее руки и вздернут кверху. Эльфа пыталась крикнуть. Но звук застрял в ее горле. Она судорожно ухватилась руками за оконную раму и уцепилась ногами за умывальник. Тот с грохотом упал на пол. В тот же миг в саду вспыхнул яркий свет и осветил окно. Шелковый шнур ослабел, и Эльфа без сознания упала возле кровати. Петля еще обвивала ее шею.

Сыщик из сада подбежал к окну, подпрыгнул, ухватился за оконный карниз, забрался на подоконник, вскочил в комнату и включил свет. Он снял петлю с шеи девушки и положил Эльфу на кровать. Потом бросился к окну и резко засвистел в полицейский свисток.

Джим Ферраби услыхал свист и полуодетый выскочил из своей комнаты. Он понял, что свистели из комнаты Эльфы. Но ее дверь была заперта. Он налег на дверь изо всех сил, и замок с треском поддался. Дверь распахнулась, и Джим вбежал в комнату. Сыщик, с которым он разговаривал вечером в саду, стоял возле Эльфы и растирал ее лицо губкой.

— Приведите девушку в чувство, — сказал он, передавая Джиму губку, а сам выбежал из комнаты и бросился вверх по лестнице.

Джим лихорадочно суетился вокруг Эльфы. Потом он услышал шаги сыщика в комнате наверху. Чей-то голос из сада спросил:

— Слушай, что-нибудь не в порядке?

Это был голос Сюпера. Сыщик что-то отвечал сверху.

Эльфа пришла в себя. Джим подскочил к окну, и Сюпер крикнул ему:

— Скорее спуститесь вниз и впустите меня в дом!

Джим уже бежал по лестнице, когда Кардью вышел из своей комнаты с револьвером в одной руке и со свечой в другой. Джим не остановился на его окрик, чтобы объяснить, что случилось. Он отодвинул засов парадной двери и впустил Сюпера. Когда они вдвоем вошли в комнату Эльфы, та уже сидела на кровати. На плечи она накинула утренний халат. У нее кружилась голова и болело горло. Она вся дрожала и временами откашливалась. С трудом ей удалось объяснить Сюперу, что произошло.

Между тем вернулся сыщик, что поднимался наверх. В его руках была длинная бамбуковая палка.

— Наверху есть чердак, — сказал он. — Оттуда есть ход на крышу. Я кроме этой палки ничего не нашел. Преступник, видимо, стучал ею по ставням.

Сыщик постучал, и Эльфа вздрогнула: она узнала стук. Сюпер не обратил внимания на палку.

— Итак, он стучал в окно, она отперла и высунулась, а он накинул ей петлю на шею, — бормотал Сюпер. — Он знал, что на чердаке есть дверь, через которую можно удрать. Я уже говорил, что этот дьявол предусмотрителен и ничего не забывает. Итак — поскорее на крышу, по его следам! У вас есть револьвер? Стреляйте в этого черта, если заметите его…

Кардью постучал в дверь. Сюпер вышел к нему в коридор и рассказал о случае с мисс Лейдж. Кардью был потрясен.

— Ужасно, просто ужасно! Одна драма за другой! Страшно подумать, что я живу в этом доме. Теперь я понимаю, почему вы взяли меня под свою защиту. Да, он мог спрятаться в верхнем помещении, где есть пустой чердак, — повторял хозяин.

Сюпер внимательно взглянул на него.

— Вы знаете, что это за шнур? — спросил он у Кардью.

Кардью покачал головой.

— Я никогда не видал этого шнура. Какой-то старомодный шнур для звонка. У меня в доме только электрические звонки. Он очень старый.

— Я это сразу заметил, — перебил его Сюпер. — Впрочем такой шнур можно купить в любом магазине. Вам уже лучше, мисс Лейдж?

Она кивнула, стараясь улыбнуться.

— Господа, выйдем из комнаты, чтобы мисс Лейдж могла одеться, — заявил Сюпер. — Я полагаю, для нее лучше спуститься вниз. Уже три часа, и рано вставать никогда не повредит.

Вошел сыщик и доложил Сюперу, что на крыше никого нет.

— Где Леттимер? — спросил Сюпер.

— Он дежурит в саду.

Сюпер ничего не ответил и вышел из комнаты. Когда Эльфа спустилась вниз, Сюпер вышел в сад. Джим поспешил за ним.

…Из темноты вынырнул Леттимер. Он подошел ближе. Его платье было все в пыли, брюки на одном колене порваны: не хватало куска материи. Руки были в грязи.

— Что случилось, Леттимер? — осведомился инспектор.

— Я упал… я очень спешил, — спокойно объяснил тот.

— Вы заметили кого-нибудь или что-нибудь?

— Нет, я услышал шум в доме, но я знал, что вы где-то здесь поблизости и решил ждать снаружи.

Джим ожидал, что Сюпер забросает Леттимера вопросами, но, к его удивлению, Сюпер шепнул сержанту что-то на ухо и направился в рабочий кабинет Кардью. Эльфа уже была там.

Джим был недоволен поведением Сюпера и решил узнать причину появления Леттимера в таком подозрительном виде. Войдя в коридор, он взял большой фонарь и начал обыскивать двор. Тут он сделал интересное открытие. У задней части дома стояла прислоненная к стене лестница. Когда Джим поднял фонарь, то увидел, что лестница доходит до самой крыши. У края лестницы что-то висело. Джим поднялся на несколько ступенек и увидел лоскуток ткани, что был нацеплен на гвоздь. Леттимер был в темно-сером полосатом костюме, и этот лоскуток был не только того же цвета, но и соответствовал дыре на колене его брюк.

Джим положил кусочек ткани в карман, вернулся в дом и, подозвав Сюпера, шепотом рассказал о своей находке. Сюпер внимательно выслушал его и пошел с ним туда, где стояла лестница.

— Все это довольно странно, — пробормотал Сюпер. — Но, возможно, Леттимер поднялся по лестнице совсем с иной целью. Например, с целью поиска на крыше преступника.

— Но он даже не упомянул о лестнице!

— Да, нужно этим заняться, — озабоченно сказал Сюпер. — Только вы, Ферраби, никому не рассказывайте об этом. Это довольно подозрительно, но думаю, что Леттимер обязан был обследовать как лестницу, так и все остальное.

— Но ведь он шел к нам не со стороны этой лестницы, а со стороны сада! — упорно настаивал Джим.

Сюпер почесал подбородок.

— Это довольно странно, но вы никому об этом не говорите, — повторил он. — Я обязательно расследую этот случай. Я встречаю препятствия, которых не мог предвидеть. Не могу понять, откуда они взялись. Когда человек ползет по наклонному пути, его уже не остановишь. Через полчаса начнет светать…

Сюпер отправился в рабочий кабинет, где Эльфа угостила его горячим кофе. Сюпер плюхнулся в низкое кресло.

— Я вам сейчас расскажу такое, что вас обрадует, — заявил он ей.

— Расскажите и поскорее, мистер Минтер, — попросила Эльфа.

— Операция вашего отца прошла удачно.

Она вскочила на ноги, глаза ее засияли от радости, она покраснела, но тотчас же побледнела.

— Операция уже… состоялась?.. но она… но они ведь назначили ее на будущую неделю?

— Ее сделали вчера, — сказал Сюпер. — Я сговорился с врачами, чтобы вы ничего не знали, пока операцию не сделают. Однако я полагал, что вы уже знаете об операции. Начальница больницы сказала, что вы оставили для вашего отца письмо, которое он должен прочесть, как только будет в состоянии это сделать.

— Но я никакого письма для отца не оставляла, — нервно возразила Эльфа. — Я ведь понятия не имела, что операция должна была состояться вчера вечером.

Сюпер был поражен.

— Вы… вы не оставили…

Он бросился к телефону, снял трубку и позвонил в больницу.

— Алло… она еще спит? Разбудите, пожалуйста, мисс Мад и передайте ей, что полицейский инспектор Минтер хочет срочно поговорить с ней.

Сюпер ждал у аппарата. Эльфа заметила, как изменилось выражение его лица.

— Алло… это вы, мисс Мад? Будьте любезны вскрыть письмо, оставленное мисс Лейдж для ее отца и прочесть его содержание… Прошу извинения за беспокойство… Нет, нет, все в порядке, она разрешила мне вскрыть это письмо, она здесь в комнате, откуда я говорю.

Сюпер ждал. Эльфа увидела, как он кивнул головой.

— Слушаю… Да, очень интересно. Благодарю вас, — наконец сказал он. — Да, будьте любезны сохранить письмо до моего прибытия в больницу… Спокойной ночи!

Он повесил трубку.

— Что там, в письме? — испуганно спросила Эльфа.

— Наверное, кто-то пошутил. В письме была одна строчка: «Сердечный привет. Любящая тебя Эльфа».

Но… Сюпер говорил неправду. Письмо действительно состояло только из одной строки. Но она гласила:


«Ваша дочь найдена прошлой ночью задушенной».


Сюпер был потрясен: «Большая Нога» ни о чем не забывает», — повторял он про себя.


Мистер Кардью принял решение запереть свой дом, уволить служащих, снять квартиру в городе и в конце лета уехать за границу.

— Это великолепная идея, и вы должны осуществить ее немедленно, — согласился Сюпер, когда Кардью изложил ему свой план. — По-моему, вам следовало бы оставить дом уже сегодня вечером.

Кардью покачал головой. Он колебался.

— Навряд ли я сумею сегодня выехать из дома, у меня еще не упакованы вещи.

— Я могу дать вам в помощь нескольких полицейских.

— Я проведу эту ночь здесь, — сказал Кардью, подумав с минуту. — Не будете ли вы столь добры поужинать сегодня со мной?

— К сожалению, не могу. Я условился о встрече с одним из моих друзей.

— Так возьмите его с собою и приходите ко мне.

Сюпер колебался.

— Но мне кажется, это неудобно для вас. Мой приятель недостаточно воспитан, чтобы сидеть с вами за одним столом. Но это отличный парень — простой, искренний и не любит философствовать…

— Сюпер, нам о многом еще следует поговорить, — заявил Кардью. — Приводите вечером вашего друга сюда, если вы не можете отложить вашу с ним встречу. Мистер Ферраби тоже обещал придти к ужину.

— И мисс Лейдж тоже будет? — спросил Сюпер.

— Нет, она проведет сегодняшний вечер у постели отца. Мы с Ферраби наняли для нее комнату в помещении больницы.

Сюпер кивнул и продолжал.

— Вы спрашиваете, составил ли я окончательное мнение о случившемся? Трудно ответить. Конечно у меня есть мнение, но еще нет доказательств. А доказательств я не могу найти, потому что я не знаю причин, что толкнули «Большую Ногу» на такие страшные преступления. Не только ученому-криминалисту, но даже любому простому смертному ясно, что «Большая Нога» убивает людей не только потому, что имеет страсть к убийствам, но и оттого, что они ему мешают. Только в фантазиях захудалых бульварных романистов существуют преступники, для которых убийство — потребность. «Большая Нога» душит молодую девушку не потому, что ему нравится убивать, а для того, чтобы ее отец опять лишился рассудка. Когда человек начинает лгать, он вынужден бесконечно плести сети лжи, чтобы выпутаться из положения.

— Вы хотите сказать: «Когда человек начинает обманывать…»

— Это одно и то же, — нетерпеливо прервал Сюпер. — Ложь — это обман, а обман — ложь. Вот это и случилось с «Большой Ногой». Он начал обманывать и вынужден был плести бесконечный обман. Всякий раз, когда он видел, что его тайна может быть раскрыта, он прибегал к помощи своего маленького пистолета, которым устранял с пути опасного человека. За исключением сумасшедших, нет убийц ради спорта, я позволю себе так выразиться. Человек совершает убийство тогда, когда у него уже нет другого выхода. Он делает это по тем же соображениям, по которым неряшливый школьник дает себе мыть шею, иначе его не пустят в школу. За всеми преступлениями кроется одна причина — желание иметь красивый дом, автомобиль, иметь возможность пить шампанское и ужинать с танцовщицами, одним словом, — наслаждаться всеми благами жизни. Я знаю человека, отравившего свою жену только потому, что она не позволяла ему курить дома. И это — факт! Сходите в Олд-Бел и прочтите обвинительный акт по делу Эрметронка вместе с протоколом врачей. А еще я знаю человека, убившего брата, чтобы выиграть пари у приятеля. Убийство — единственное преступление, которое никогда не совершается людьми по собственному желанию. Вот тут и таится ловушка: легко скрыть убийство, но трудно утаить мелкие преступления, что довели до убийства… Пришел мистер Ферраби?

— Да, — ответил Кардью.

— Очень мило, что он пришел.

— Я хотел бы еще кое о чем спросить у вас, Сюпер, — вдруг заговорил Кардью. — Мой садовник сказал, что вы нашли следы приставной лестницы. Они настолько глубоко смяли траву, что их нельзя было не заметить.

— К задней стене дома была приставлена лестница, — осторожно сказал Сюпер. — Я унес ее утром, чтобы никого не пугать. Не знаю, откуда она взялась, ведь у вас не могло быть такой длинной лестницы… Да, кстати, что касается моего друга, то он не джентльмен: не умеет красиво держать ложку, проливает суп на скатерть и ест, громко чавкая.

— Вы запугиваете меня, чтобы я не приглашал его, — рассмеялся Кардью. — Но мне безразлично, каков он собою. Приводите его сюда, я буду рад.

— Его зовут Уэлсом, — сказал Сюпер, пристально взглянув на Кардью. Сюпер ждал вопросов, но Кардью не интересовался личностью Уэлса.

Вдруг Сюпер ударил себя по лбу.

— Каким же я стал забывчивым! Я ведь пригласил к себе и Леттимера, чтобы он познакомился с моим другом!

— Так приходите вместе с Леттимером, — мягко сказал Кардью. — Этот, по крайней мере, знает, как общаться с ложкой. Мне всегда казалось, что он получил неплохое воспитание… может, даже слишком хорошее…

— Пожалуй, потому он не совсем подходит для полицейской службы. Видите ли, ему предстоит блестящая карьера: он уже кое-что понимает в антропологии, психологии и тому подобных хитрых науках. Леттимер знает, сколько пальцев у лошади, и он вам охотно скажет, какая разница между следами от револьверных выстрелов и следами от доисторических динамитных взрывов.

— Ну, дорогой инспектор, вы уже начали опять подтрунивать надо мной! Я вам не могу этого позволить! — добродушно заметил Кардью.

Сказав, что отправляется после обеда в город, Кардью вынужден был волей-неволей согласиться на предложение Сюпера, чтобы его сопровождал полицейский. Тот теперь неотлучно стоял у входа в Кинг-Бенг-Уолк, пока Кардью приводил в порядок свои дела. Он написал несколько писем и, подумав с минуту, позвонил в больницу. Эльфу позвали к аппарату.

— Алло! Мисс Лейдж? Как вы себя чувствуете?

— Я очень устала и разбита. Я только что прилегла, но меня позвали к телефону. Вы в городе, мистер Кардью?

— Да, я занят в своем бюро, но к вечеру вернусь опять в Баркли-Стек. Завтра я запираю свой дом и переезжаю в Лондон, где останусь на день или два. К сожалению, наша совместная работа окончена, и я позволил себе послать вам чек. Вы помните о ночном взломе в бюро? Мне кажется, будто уже прошел год с тех пор.

— Но ведь это было всего лишь на прошлой неделе!

Поговорив с Эльфой, Кардью вышел на улицу, бросил письма в почтовый ящик и сел вместе с полицейским в свой автомобиль. Он даже не заметил, что Леттимер следил за ним. Тот сопровождал его от Кинг-Бенг-Уолка и обратно до Баркли-Стека. Леттимер ехал в маленьком автомобиле вслед за машиной Кардью. Он не доехал до дома и завернув на поле, спрятал свою маленькую машину во ржи. Потом направился к дому Кардью и продолжил наблюдение. Он равнодушно шагал по дерновым дорожкам. Полицейский, провожавший Кардью в город, дружелюбно окликнул сержанта.

— Здорово, сержант! Сюпер искал вас!

— Я никуда не исчезал, — ответил Леттимер. — Вы можете теперь уйти.

Леттимер взял стул и сел в тени тутового дерева. Кардью увидел его из окна кабинета и послал ему с камердинером коробку сигар. Сержант улыбнулся и кивнул головой в знак благодарности.


— Разрешите представить вам мистера Уэлса! — торжественно произнес Сюпер.

Маленький мужчина почтительно встал со стула и протянул свою руку. Это был тихий, скромный человек с рыжими зачесанными на пробор волосами. На толстой серебряной цепи от его часов красовались медали. Джиму Ферраби показалось, что мистер Уэлс чувствует себя неудобно в новом воротничке.

— Что он собой представляет? — спросил Джим, когда они остались наедине с Сюпером.

— Он должен послужить символом, — уклончиво ответил Сюпер. — Мистер Уэлс является картой в моей игре. — Глаза Сюпера загадочно блестели. — Не исключено, что меня ждут неприятности оттого, что я осмелился пригласить к ужину этого господина, но другого выхода у меня нет.

— Он сыщик? — спросил Джим.

— Нет, он не сыщик, он мой друг. Я уже рассказал Кардью, кто такой Уэлс.

— Зачем вы берете его с собой на ужин? — удивился Джим.

— Я вам скажу, почему. Когда я пригласил к себе Уэлса, я еще не знал, что Кардью устроит для нас ужин. Но теперь я знаю, что Кардью изложит нам свою теорию об убийстве Эльсона. Кстати, Ферраби, послезавтра вам опять придется давать показания следственным властям по поводу убийства Эльсона… Итак, я отношусь с уважением к версиям Кардью, но я хочу ему указать на его ошибки. Этот Уэлс и должен напомнить Кардью, в чем заключаются его ошибки.

Джим вынужден был удовлетвориться этим странным объяснением. Ему не хотелось ехать, но адвокат настойчиво упрашивал его быть к ужину, и он согласился пробыть еще одну ночь в Баркли-Стек.

— Это прощальный ужин мистера Кардью, — сказал Сюпер. — Завтра, если он еще будет жив…

— Вы ждете сегодня вечером чего-то необычного? — испуганно спросил Джим.

— Да. Если Кардью еще будет жив завтра, он захочет переехать в город, а потом — вон из Англии. «Большая Нога» расстроил его нервы, и он спешит уехать…


…Джим Ферраби явился первым на ужин к мистеру Кардью, который просил его не утруждать себя переодеванием в смокинг, поскольку гостей будет мало.

— Должен вам сообщить, что я пригласил Сюпера, который приведет с собой сержанта Леттимера и еще какого-то друга… Вы уже видели когда-нибудь этого друга?

— Да, я видел его у Сюпера, — ответил Джим, улыбаясь, — у него немного странный вид.

— Если он приятель Сюпера, нет ничего удивительного, если он выглядит странно, — сухо заметил Кардью. — Да, мистер Ферраби, я вынужден оставить Баркли-Стек, но только сейчас я понял, как тяжело мне это сделать. Я когда-то провел здесь счастливые дни, — добавил он тихим голосом.

— Но ведь вы вернетесь сюда, когда исчезнет опасность?

— Нет. Я продам имущество. Я уже написал некоторым маклерам и просил их найти покупателя. Очевидно, я поселюсь в Швейцарии и, если позволит здоровье, обогащу своими трудами литературу по криминалистике…

— Вы уверены, что вам действительно грозит опасность? — спросил Джим.

— Уверен, что мне в ближайшие два дня грозит опасность, притом большая.

Кардью глянул в окно и увидел Леттимера на своем наблюдательном посту.

— Я больше не выношу этой полицейской охраны. Можно с ума сойти от этих телохранителей… А теперь, мистер Ферраби, расскажите мне о странном друге Сюпера.

— Навряд ли он будет создавать непринужденную обстановку на нашем ужине, — предположил Джим.

…Сюпер и его рыжий друг мистер Уэлс прибыли на мотоциклете с опозданием на десять минут. Это было очень смешно: Сюпер и его маленький толстый друг, что держал инспектора за талию, чтобы не упасть с мотоциклета.

— Мистер Кардью, разрешите представить вам мистера Топпера Уэлса! — торжественно произнес Сюпер.

Кардью с отвращением протянул руку гостю.

— Господа, — сказал Кардью. — Прошу к столу!

Все направились в столовую. Кардью указал каждому его место. Прислуга разливала гостям суп, рядом с приборами лежали белоснежные салфетки. Рыжий Уэлс с укором украдкой поглядывал на Сюпера, Он не очень уютно чувствовал себя за богато сервированным столом. Сюпер взглядом подбадривал Уэлса.

— Джентльмены! — произнес торжественно Сюпер. — Прежде чем мы приступим к прощальному ужину, я должен выразить удивление. Никто из вас не удосужился узнать, кто же такой мистер Уэлс!

— Признаюсь, я был бы рад узнать это, — сказал мистер Кардью.

— Встаньте, мистер Уэлс, и подайте правую руку адвокату и антропологу мистеру Гордону Кардью! А вы, мистер Кардью, извольте подать руку мистеру Топперу Уэлсу… палачу Англии!

Кардью резко отдернул протянутую было руку. На его лице были написаны ужас и отвращение. Джим во все глаза смотрел на маленького, но крепенького Уэлса. Леттимер вопросительно взглянул на Сюпера. Выдержав паузу, инспектор произнес:

— Джентльмены! Не притрагивайтесь к супу! Это опасно!

— Что вы хотите этим сказать? — спросил смертельно побледневший Кардью.

— Потому что суп отравлен!

Кардью отодвинул стул, и Джим заметил на его лице выражение отчаяния, смешанного с ужасом.

— Что?! Суп отравлен?

— Да! Итак, мистер Кардью, подайте руку мистеру Уэлсу — палачу…

Прежде чем Сюпер успел понять намерения Кардью, тот двумя прыжками очутился у двери, выскочил и щелкнул ключом.

— Скорее через окно! — крикнул Сюпер. — Леттимер, разбейте стекло стулом! Готов держать пари, ставни заперты на замок.

Сержант схватил тяжелый стул и бросил в сторону окна. Раздался оглушительный треск, стекла рассыпались вдребезги, и ставни поддались. После второго удара ставни были выбиты, и сержант выпрыгнул в сад.

— Скорее — ко второй половине дома! — крикнул ему вслед Сюпер.

Сюпер, Джим и Уэлс тоже выскочили в сад. Джим растерянно бегал взад и вперед, не понимая что происходит.

Сюпер бросился во двор. Он распахнул калитку и увидел дорожку, ведущую к боковой улочке, по ней к дому доставлялись продукты для кухни.

Неожиданно Сюпер увидел Кардью. Инспектор выхватил пистолет и послал ему вдогонку несколько пуль, но безуспешно. Фигура Кардью еще раз мелькнула за изгородью, а потом исчезла, будто провалилась сквозь землю.

— Он удрал на мотоциклете! — выдохнул Сюпер Джиму, прибежавшему на выстрелы. — На том же самом мотоциклете он исчез после того, как убил мисс Шоу. Потому-то ему удалось уехать из Бич-Коттеджа, минуя Паузей. Он пошел по проселочной дороге, перетащил мотоциклет через изгородь, пробежал полмили пешком и укатил на мотоциклете. Мистер Ферраби, где ваш автомобиль? Уэлс, — за мной!

Сюпер бросился в рабочий кабинет Кардью. Но едва он поднял телефонную трубку, как понял, что провода перерезаны.

— Проклятье! — выругался Сюпер. — Кардью ничего не забывает. Он, должно быть, перерезал провода еще до ужина. Он был уверен, что отправит всех нас в лучший мир!

Все выбежали к подъезду. Леттимер уже садился за руль автомобиля. Джим и Уэлс сели позади него.

— Скорее, скорее! — крикнул Сюпер, прыгнув на ступеньку автомобиля.

На первом перекрестке они встретили полицейский патруль, но тот не видел мотоциклиста.

— Он ввел нас в заблуждение и повернул обратно, — сказал Сюпер, взглянув на небо. — Скоро стемнеет, и его трудно будет задержать.

Кардью мог бежать по трем дорогам. Первая вела прямо через Айлуорт, вторая — через Кингстон к Ричмонд-парку. Третья же могла быть одной из многих проселочных тропинок по соседству с Баркли-Стек.

…Через десять минут Сюпер уже был в своем кабинете и отдавал нужные распоряжения. Все дороги были взяты под контроль. Инспектор навел по телефону справки обо всех частных бюро аэродромов.

— Кардью заказал на сегодняшнюю ночь частный аэроплан, чтобы улететь из Кройдона в Париж, — сообщил Сюпер Джиму. — Но он подозревает, что мы догадались об этом и, наверное, откажется от аэроплана. Он все же надеется выбраться из Лондона, и это может ему удастся. Говорю вам, Кардью обладает мощным интеллектом и необычной дальновидностью. Ясно, что он уже прибыл в Лондон, но во всяком случае, — не на свою городскую квартиру, ни в свое бюро. Он укроется где-нибудь в глухих предместьях. Поскольку его фотографии и отличительные приметы уже разосланы во все участки, он не воспользуется ни автомобилем, ни железной дорогой. Готов держать пари, он также не полетит и аэропланом…

…Они опять сели в автомобиль и поехали в город. Первым делом Сюпер удвоил охрану больницы, где лежал Джон Лейдж, а потом поехал на квартиру Кардью. Конечно же, там никого не было. Потом Сюпер позвонил в участок, Леттимер сообщил, что в бюро Кардью тоже нет. Воспользовавшись передышкой, Джим пригласил Сюпера подкрепиться в ближайшем ресторане. Они сели за столик. Джим был потрясен.

— Это Кардью убил мисс Шоу? — спросил Джим.

— Да, он. Он смертельно ненавидел ее. Она держала его в своих руках и требовала, чтобы он на ней женился. В ее руки попало письмо Кардью, которое он написал шесть с половиной лет назад. Дженни угрожала передать это письмо в полицию, поэтому он вынужден был дать согласие на женитьбу. Я однажды подслушал у дверей дома Эльсона угрозы по адресу Кардью, если тот не женится на Дженни. Кардью женился на Дженни в день ее убийства. Запись о браке сохранилась в отделе актов гражданского состояния Ньюбери, Кардью записан под вымышленной фамилией Линес. Ловкий адвокат раздобыл нужные документы вовремя. Дженни не огорчило, что он женился под фальшивым именем. Она хотела стать его женой во что бы то ни стало. Но она также хотела, чтобы он открыто признал ее своей женой, поэтому вызвала телеграммой в Бич-Коттедж мисс Лейдж, чтобы та была свидетельницей их брака. Кардью получил обратно ценою женитьбы свое письмо, но едва оно оказалось в его руках, он убил Дженни. Он так ловко все обставил, что после венчания они встретились в Бич-Коттедже…

— Но он ведь был у меня и пригласил в оперу!

— То, что Кардью пригласил вас в оперу, было ловким маневром. Он хотел иметь свидетеля, чтобы доказать свое алиби на случай неудачи. Ему было легко ввести вас в заблуждение, ведь он отлично знал, что вы не пойдете в оперу. Он знал, что вы условились с кем-то встретиться, но не знал, что вы поедете со мной в Паузей. — Сюпер глотнул кофе, закурил и продолжал:

— Кардью уже давно умел управлять мотоциклетом, в отдельном помещении в Баркли-Стек стояла его машина. Вы часто говорили мне, что я, должно быть, не сплю по ночам. Это отчасти верно. Однажды я потратил целую ночь, чтобы открыть местонахождение его мотоциклета. Я заметил на одной стене царапины от ручки его руля… Итак — Кардью условился встретиться с Дженни в полночь. Они поехали в Бич-Коттедж вместе, но каким-то образом ему удалось уговорить Дженни, чтобы она разрешила ему сесть на заднее сиденье. Он так прижался к сиденью, что его никто не мог заметить. Кардью все предвидел, он был изобретателен: пальто и шляпа тоже были взяты им на вооружение и когда он застрелил Дженни, то снял с нее пальто и шляпу, надел их на себя. Дженни сказала ему, что мисс Лейдж должна приехать, и он боялся, как бы она не увидела его.

— Но зачем он это сделал? Зачем, черт возьми, он убил ее, раз он был богачом? — воскликнул Джим.

— Богачом? Не думаю, чтобы он был богат, — продолжал Сюпер. — У него были, правда, деньги… Я вам когда-нибудь расскажу всю историю. Я уже давно следил за Кардью и Эльсоном. Я терпелив, потому мои розыски увенчались успехом. Готов спорить на что угодно, мистер Джон Лейдж по выздоровлении подтвердит мои догадки. Конечно, если бы Лейдж был сейчас здоров, я бы тотчас отправился в отпуск и поручил бы Леттимеру окончить дело. Но американец еще не пришел в себя. Итак, я продолжаю… Мистер Лейдж был чиновником казначейства. Незадолго до окончания мировой войны он сопровождал на пароходе под личную ответственность четыре ящика золота из Америки в Англию. Ящики были пронумерованы. Вот почему больной Лейдж все время бредил цифрами 3 и 4. Пароход во время штурма натолкнулся у южного побережья Англии на мину подводной лодки. На помощь пароходу прибыл военный истребитель, и ему удалось спасти только два ящика золота. Пароход боролся со штормом три дня и не мог добраться до гавани, не мог связаться с побережьем, поскольку радиотелеграф на борту был испорчен. Наконец пароход добрался до бухты Паузея, где и погиб от мины. Кроме части экипажа и двух ящиков с золотом никого не удалось спасти. Пассажиры с их багажом утонули.

Сюпер сделал паузу и продолжал:

— К тому времени Кардью был в отчаянном материальном положении. Он проиграл на легкомысленных спекуляциях все деньги своих клиентов. Один из них даже угрожал обратиться в уголовную полицию. Это был Джозеф Брикстон, городской советник Сити в Лондоне. Когда Кардью не вернул ему в положенный срок деньги, тот написал письмо в Скотленд-Ярд, пожелав сделать в полицию важное заявление. Я был послан к Брикстону, чтобы его выслушать. Я уже догадывался, какого характера будет заявление. Из других источников я узнал, что Кардью оказался в тяжелом положении. Но тут произошло нечто необычайное: когда я пришел к Брикстону, то получил от него через камердинера извещение, что ему нечего заявлять. Я уже говорил вам о том, что в моих руках тайна Брикстона. Я понял потом, в чем дело, Кардью сполна уплатил Брикстону, и тот взял обратно жалобу. Хотите знать, откуда Кардью взял деньги? Сейчас я вам объясню.

Докурив трубку, Сюпер выпил залпом стакан пива.

— В ночь гибели парохода, — продолжал он, — Кардью находился в своем доме на взморье. Он решил покончить жизнь самоубийством: выехать на лодке в море и утопиться. Но как аккуратный адвокат он перед выездом на море написал письмо врачу секционной камеры доктору Милсу. В письме он во всем признался и назвал сумму растраченных им денег клиентов. Когда Кардью садился в лодку, он услышал взрыв гибнущего парохода. В какой-то момент в нем заговорили человеческие чувства, и он отчалил от берега, чтобы оказать помощь утопающим. Подплывая к месту трагедии, Кардью заметил двух мужчин, что цепко держали два ящика, скрепленных досками. Когда Лейдж выздоровеет, вы еще услышите из его уст подтверждение, что ящики с золотом были попарно скреплены досками. Первый и второй ящики были доставлены на борт истребителя, а третий и четвертый попали в воду при взрыве парохода. Кардью спас обоих мужчин и привязал ящики к лодке. Один из мужчин был Лейдж. Он был в полубессознательном состоянии, второй — Эльсон — торговец скотом, который поступил на службу к капитану судна, чтобы бежать от преследования американской полиции. Эльсон знал о содержимом ящиков и рассказал об этом Кардью. Они вытащили ящики на сушу. Лейдж стал приходить в себя. Эльсон знал, что ящики с деньгами находились под наблюдением Лейджа, и единственным способом овладеть ими было — убить чиновника. Поэтому Эльсон ударил Лейджа тяжелым предметом по голове и бросил его в воду. Я не могу вам теперь сказать, каким образом Лейдж спасся. Долгое время о нем не было никаких сведений. Скорее всего он был вытащен из воды моряками и доставлен на песчаный берег Паузея, где в то время был военно-морской госпиталь. Там-то Лейдж и лежал целый год. Я видел в архивах адмиралтейства документы, свидетельствующие о том, что в госпитале был на излечении неизвестный человек с глубокой раной на голове. Врачи признали его душевнобольным. Потом Лейдж был перевезен в дом для выздоравливающих, откуда бесследно исчез. Не знаю, участвовал ли Кардью в покушении на убийство Лейджа, но деньги были доставлены в его дом на берегу. Дженни Шоу жила там и вела хозяйство Кардью. Она стала невольной свидетельницей похищения. Эльсон и Кардью вынули деньги из ящиков и поделили между собою, причем, они вынуждены были отдать значительную сумму Дженни. Ящики с досками были сожжены. В то же время Дженни узнала о том ужасном положении, в котором оказался Кардью. Я думаю, что он написал письмо доктору Милсу за несколько часов до взрыва парохода. Кардью оставил письмо на столе, чтобы полиция передала его врачу. В то время, когда Кардью был на море, Дженни заметила письмо и спрятала в укромное место. По-видимому, Кардью потом совершенно позабыл о письме.

— Но это ведь только ваши догадки?

— Думаю, Лейдж подтвердит все это. Конверт, адресованный Милсу, дал мне возможность вести розыски усиленным темпом. Я потратил много энергии, чтобы установить личность бродяги-певца. Уже раньше мне приходилось не раз иметь дело с самоубийствами и расследовать их причины. У Кардью был дом в Баркли-Стек, заложенный в банке за долги. Кардью выкупил дом, рассчитался с кредиторами и клиентами и прекратил свою адвокатскую деятельность. Теперь у него уже было достаточно денег. Ему, быть может, удалось бы спокойно дожить свой век, если бы не тщеславие Дженни, желавшей стать его женой и занять место покойной миссис Кардью. Она не давала Кардью ни минуты покоя и отравляла ему существование. Однажды она составила из банкнот на дерновой грядке первоначальную букву названия погибшего парохода. Она хотела этим напомнить Кардью о ее власти над ним.

— Мисс Лейдж тоже говорила об этом…

— Да, в этой запутанной истории меня, главным образом, интересовал Эльсон. Я хотел знать, что сделает этот барышник и хищник, если в его бычьей башке родится мысль, будто Кардью убил Дженни. Три месяца назад я поручил Леттимеру войти в доверие к Эльсону и выведать у него все, что можно. Леттимер одолжил у Эльсона деньги, чтобы дать ему понять, что тот всецело в его власти и что сержант может его выдать американским властям, которые разыскивали его. Я надеялся, когда Эльсон напьется и развяжет язык, он расскажет Леттимеру историю его отношений с Кардью. Леттимер должен был принимать участие в его попойках и прикидываться подлецом, чтобы не возбудить подозрений. И сержант блестяще выполнил свою роль. Он только дважды позволил себе самоуправство и то лишь затем, чтобы спасти мою жизнь. В первый раз Леттимер с пистолетом в руках спрятался в кустарнике, чтобы выследить Кардью, который из засады стрелял по мотоциклисту, намереваясь убить меня. Во второй раз Леттимер пошел за мной в ресторан, где вы его видели за мороженым. Он усердно опекал меня. Он знал, что Кардью намерен расправиться со мной.

— Боже, а я думал, что «Большая Нога» действует заодно с сержантом! — схватился за голову Джим. — Значит, это Кардью хотел задушить мисс Лейдж? — простонал он…

— Да. Когда я узнал, что вы с мисс Лейдж приняли приглашение Кардью и прибыли в Баркли-Стек, мы с Леттимером немедленно прибыли туда же. Как только наступила ночь, я посадил сержанта на крышу. Мы привезли длинную лестницу и поставили ее у задней части дома. Никто этого не заметил, поскольку сыщик никого не выпускал из дома. Ночью Леттимер слышал стук у окна, но он не мог видеть с крыши, что там происходило, пока впускная дверь не открылась. Леттимер ждал, что кто-то выйдет на крышу, но никто не вышел, и он понял, что это стучал Кардью.

…Джим был ошеломлен. Он нервно стискивал в руке платок, его бросало в жар. Он, чиновник прокуратуры, чувствовал себя мальчишкой! Милый, добрый старый Кардью способен на такие трюки! Нет, это не укладывалось в его голове!

— А зачем вы спрашивали Кардью, не поцарапал ли он руки, когда его нашли под хлороформом?

— Хотите знать, почему его нашли под хлороформом? — ухмыльнулся Сюпер. — Кардью прибег к обычному трюку. Он нашел на берегу Темзы бродягу и послал его в бюро посыльных с отравленным пирогом. Только благодаря счастливой случайности вы задержали Салливена, и мы могли посадить его под замок. Потом я отправился рано утром к Кардью и рассказал ему вымышленную историю о Салливене. Попросил его, как известного теоретика, допросить бродягу. Кардью попался на удочку и согласился допросить бродягу. Но когда я сказал ему, что это тот самый, который отнес в бюро посыльных пирог, он изменился в лице. Он понял, что это и есть тот Салливен, который бы узнал его, если не по лицу, то по голосу. Вот почему я так настойчиво просил Кардью прийти в участок. У Кардью оставался единственный выход: симулировать покушение на его жизнь. Дома у него всегда было много медикаментов и ядов. Он смочил кусок материи хлороформом, выбросил флакон через окно, лег на оттоманку и вдохнул хлороформ. У Кардью было слабое сердце, и его жизнь была на волоске. Когда я под предлогом царапин исследовал его пальцы, то понял, что он сам открыл флакон. У меня тонкое обоняние. Даже в тот день, когда Кардью стрелял в нас из-за кустарника, я еще мог отличить запах хлороформа там, где он стоял. Многие скажут, что запах хлороформа улетучивается в течение минуты. Но вы слушайте, что вам говорит инспектор Патрик Минтер, знающий не только теорию, но и практику. Кардью тонко изучил детективное искусство, и я больше никогда не буду смеяться над детективами-любителями. Теперь я буду уважать науки вроде антропологии и психологии и немедленно после отпуска приступлю к их изучению. Хитрый Кардью предвидел все! Он симулировал взлом своего бюро и сжег все бумаги мисс Шоу. Он действовал в темноте, не опустил жалюзи и не включал света. Помните, я обнаружил старый счет торговца, зажатый в жалюзи?

Сюпер поставил стакан на стол и ударил себя по лбу.

— Я совсем позабыл о палаче! Он сидит один в участке и ждет меня.

— На кой черт вы впутали еще в эту историю палача? Вы сказали, что он — козырная карта в вашей игре.

— Вот именно! Это было бы моим триумфом. Я думал этим совершенно расшатать нервы Кардью. Но я недооценил ловкость Кардью…

— Значит, он убил и Эльсона?

— Да. Я попытался напугать Эльсона, чтобы он заговорил. Для этого Леттимер прикрепил к его двери предостережение от имени «Большой Ноги». Но мы возлагали на это слишком большие надежды. Эльсон был на грани отчаяния, но все-таки не заговорил. Когда он услышал около своего дома пение Лейджа, с ним случился припадок страха, но он пришел в себя и по глупости своей сообщил Кардью по телефону, что певец-бродяга и есть тот самый Лейдж, которого они бросили в море. Он узнал его по голосу, потому что провел с ним на пароходе две недели. Кардью и Эльсон часто беседовали по телефону. Мои агенты следили на центральной станции за их телефонными разговорами. Этим Эльсон и погубил себя. Когда Кардью узнал, что я арестовал Лейджа, он решил убить меня, Эльсона и Лейджа. Кардью в ту же ночь забрался в мой сарайчик и поставил ловушку. Но я спасся, и тогда Кардью застрелил Эльсона, боясь, что тот попадет в мои руки и разоблачит его. Мы опоздали с арестом Эльсона. Покушение на жизнь Лейджа тоже не удалось. Кардью хотел задушить Эльфу, чтобы весть о смерти дочери поразила ослабевшего после операции Лейджа. Что и говорить, Кардью — «Большая Нога» — опасный преступник!

— Кардью — «Большая Нога»? — повторил потрясенный Джим.

— Конечно, он — «Большая Нога»! Он один из величайших преступников, поскольку имел большие познания в криминалистике. Он никогда ничего не забывал и все предусматривал. Он уже давно продумал этот трюк с большими ногами, чтобы сделать на взморье следы на песке и всех водить за нос. Я вам покажу его большие сапоги, что стоят у меня в комнате под кроватью. Он купил их у торговца театральным реквизитом на Кетрин-стрите. Здесь-то Кардью и совершил ошибку: он забыл эти сапоги под сиденьем автомобиля Дженни Шоу, а я их нашел. Дженни никогда не получала угрожающие письма от «Большой Ноги». Все это придумал Кардью. Он показал вам это письмо, чтобы вы были его свидетелем.

…Джим Ферраби оперся на спинку стула и, открыв рот, смотрел на Сюпера.

— Вы гений! — произнес он с восхищением.

— Это только пока версии и теории, — скромно заметил сыщик. — Потом вскочил и ударил себя по лбу. — Ну что за мысль! Она только что пришла мне в голову! Кажется, я понял, как он бежал!


…Часы пробили половину второго ночи. На большом лондонском фарватере царило спокойствие. Большие дуговые лампы освещали туманный горизонт. Большая моторная лодка, пользуясь отливом, спокойно плыла вниз по реке. Ее зеленые и красные фонари отражались в воде. Лодка медленно двигалась вперед, экипаж ее, по-видимому, не спешил.

Когда лодка достигла уровня Грейвзенда, она прибавила ходу и повернула налево, чтобы обогнуть стоявший на якоре пароход. И в этот момент из тени незаметно вынырнула шлюпка, что поплыла следом за моторной лодкой.

— Хелло… вы кто такие? — прозвучал голос из темноты.

— Судовладелец граф фон Фризлак на лодке «Цецилия». Направление на Брюгге, — таким был ответ.

Шлюпка все теснее приближалась к моторке. И, наконец, поплыла рядом с ней. Как вы, наверное, догадались, в шлюпке сидели полицейские и сыщики. Лодка рванулась вперед, но было уже поздно. Шлюпка зацепилась крюком за лодку, и старший инспектор Сюпер был первым, кто прыгнул на борт с пистолетом в руке.

— Мне и впрямь чертовски везет, мистер Гордон Кардью! Никогда не поверил бы, что мне удастся арестовать вас прямо этой же ночью! — сказал инспектор.

— Да, Сюпер, наверное, и вы чего-то стоите иногда, — мрачно усмехнулся Кардью, когда холодная сталь наручников щелкнула на его запястьях.


Седьмого декабря 1929 года мистер Кардью, приговоренный к смертной казни через повешение, снова встретился с палачом Англии, но уже не в своей гостиной, а при более грустных обстоятельствах. Мистер Уэлс теперь не подал ему руки, а просто накинул ему на шею веревку, положившую конец жизни «Большой Ноги».



загрузка...