КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 421151 томов
Объем библиотеки - 570 Гб.
Всего авторов - 200909
Пользователей - 95634

Впечатления

кирилл789 про Лёвина: Силмирал. Измерение (Фэнтези)

"стрелы психотического лука опасны", ну понятно. школота подалась во львы толстые.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
стикс про Нестеров: Весь мир на дембель (Альтернативная история)

прекрасная серия--читал с удовольствием

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Грошев: Эволюция Хакайна (Боевая фантастика)

Грошев-07-Эволюция Хакайна-часть 2/ 03-06-2020

И хотя конкретно здесь эта часть представлена единым произведением, комментирую (здесь только) вторую часть данного тома, который я ранее читал (месяца 3 назад) и забыл откомментировать... Ввиду этого обстоятельства (как я наверняка уже писал) я сперва хотел «пробежаться» по тексту (что бы вспомнить о чем именно тут шла ресь) и написать комментарий... но внезапно стал вычитывать все заново))

На самом деле — это странно... По сути происходящего «здесь» (все что делает ГГ) можно назвать «ненужной и глупой беготней». ГГ сперва идет куда-то с какой-то миссией, но вдруг решает «свернуть», далее «поток сознания» выногсит его «совсем не туда», чередом случаются всякие неприятности, конфликты или диалоги... В ходе этого ГГ переодически сражается, кого-то убивает или просто «поражается низкому уровню грамотности и невоспитанности». Далее — очередная локация, очередной (с трудом) приобретенный (или найденный) хабар, который уже через 5 минут или сгорает «в жарке», либо просто «выбрасывается за ненадобность» (в тот момент когда ГГ в очередном припадке забытия «решает избавиться от всех этих ненужных вещей»).

В общем — события чередуются попеременно с «тем или иным органическим расстройством психики героя», и в зависимости от оных, получается тот или иной результат... Никакой логики или плана... Все завязано на эмоции присущие скорее ребенку, чем взрослому человеку («ой а эта мертвая собачка оказывается кусается!?», «...и для чего сталкерам столько ненужных вещей? Датчик аномалий, аптечки опять же?!»).

Между тем — если «выключить логику» и читать эту СИ просто... для того что бы читать (не заморачиваясь хроникой событий или логикой происходящего), то... и получится что эта часть (да и вся СИ в целом) может перечитываться практически до бесконечности.

Но все же. что же касается непосредственных отличий (конкретно этой части), то в ней говорится о том как Велес «задолжал куеву тучу бабок» Организации, ушел (в себя)) в очередной «беспямятный поход» (забыв про все и про всех) и понял что «в Зоне скоро настанут совсем нелегкие деньки»)) Далее (мы) наконец-то познакомимся со «Свободой» и с «культурными особенностями данной группировки)). Затем оценим «весь масштаб кипеша» и страха перед «очередным супервыбросом», и предшествующими ему «признаками», и «на закуску» обзаведемся «кучей приятных друзей», которые переедут «к Вам домой» на ПМЖ)) В общем «движухи» будет как всегда много, хоть и не по смыслу... И самое последнее — в этой части ГГ так «ничего и не вспомнил»))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Рей: Невеста безликого Аспида (Фэнтези)

заблокировано и слава богу.
"веди себя аккуратнее с женихом. он как с цепи сорвался", говорят ггне-попаданке. откуда это взято? нет в тексте ничего, чтобы продемонстрировало мне, читателю, что жених "сорвался с цепи". он не перебил посуду, не выломал двери, не повышибал стены, не убил-закопал-сжёг живьём пару деревень или полностью свой штат слуг замка. откуда это: "сорвался с цепи"?
словесная пикировка кусками? даже без мордобития ненавистной невесты-ггни?
я бросил читать. изучать тупые представления тупой кошёлки об аристократии или - людских склоках дворянства? вот так тупо испражнённых?
не имеешь никакого отношения не то что к аристократам, но и просто воспитанным людям? ЧИТАЙ, блин! "Трёх мушкетёров" прочти на старости лет, наконец! нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Косухина: Звездный отбор. Как украсть любовь (Любовная фантастика)

Нудно и тягомотно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Линдгрен: Три повести о Малыше и Карлсоне (Сказка)

эм, простите. вы хотите сказать, что умершая в 2002-м году астрид линдгрен потребовала заблокировать в 2020-м году "карлсона" как правообладатель? можете объясните этот феномен?

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Михаил Самороков про серию Проснувшийся демон

Прочитал. Понравилось. Сертаков пишет отлично. Рекомендую к прочтению любителям постапа.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Левый радикализм и нелегальность (fb2)

- Левый радикализм и нелегальность 34 Кб (скачать fb2) - Жан-Поль Сартр

Настройки текста:



Жан-Поль Сартр Левый радикализм и нелегальность

Сартр: Когда я принял на себя редактирование Cause du Peuple (CDP), я очень смутно представлял, что смогу сделать для восстановления утраченного единства Мая 68–го. Что говорит о том, что в то время я совершенно не поддерживал маоистов. Я принял на себя эту роль во имя свободы прессы, но я не был против Vive la Révolution (VLR) и газеты Tout, или против Révolution, или против троцкистов из Rouge, или против какой–либо группы того периода. В то время я считал, что эти группы должны более или менее находиться в согласии по отношению к определенным целям, как в 1968–ом, и снова должны заняться организацией объединенного движения. Что я постепенно начинал понимать…

Виктор: В 1969–ом у вас было то же представление о единстве революционеров, и вы поддерживали Кривина на президентских выборах.

Сартр: Некоторое время я его поддерживал. Но я хотел, чтобы он объявил: я выступаю кандидатом, чтобы это позволило вам услышать голос крайне левых на телевидении, но не для того, чтобы быть избранным.

Виктор: Сегодня вы против любого макиавеллизма в том, что касается выборов: вы собираетесь объявить об этом в Les Temps Modernes. Но в мае 1969–го вы были макиавеллистом?

Сартр: Я против электорального макиавеллизма (например, голосование за людей, которые, как ты надеешься, не будут избраны) не по моральным причинам, но потому, что я чувствую, что всеобщие выборы с этим не согласуются. Но я не против уловок против Власти, я считаю их только уместным. Меня беспокоило не то, что он использовал свою функцию — созданную Властью — кандидата для того, чтобы голос крайне левых был услышан на государственном телевидении, а то, что он упорствовал в представлении себя с тем, чтобы придать вес троцкистам. Всеобщие выборы есть уловка буржуазной власти по легализации (озакониванию) легитимности народных движений и прямой демократии. Я ожидал, что Кривин скажет в первый раз на телевидении: «Спасибо за то, что выслушали меня, мне больше ничего не нужно. Поступайте, как хотите со своими голосами, но не голосуйте за меня, я больше не кандидат».

Виктор: Тем не менее, было ясно, что с самого начала ему тоже хотелось подсчитать «свои голоса». Он принял правило непрямого представительства.

Сартр: Да, и это было прискорбно. Но это была ошибка не только троцкистов. Во время последних выборов в Италии Il Manifesto хотела представлять Valpreda по понятным, но ошибочным причинам. Результат: он был раздавлен. Конечно, крайне левые политические группы могут служить провокативным элементом в повседневной жизни. Но находящихся под их влиянием гораздо больше, чем тех, что признает себя их членами. Так что сама идея подсчета сторонников через всеобщие выборы неверна, это не может дать представление об их реальном влиянии в стране. После этого я понял, что троцкисты и PSU лишь частично выступают за нелегальность, так как дали втянуть себя в электоральную комедию. Единственными, кто действительно выступал за нелегальность — потому что отрицали даже те права, что предоставляет им система — были маоисты. Если быть точным, они иногда предпринимали шаги, основанные на легальном правосудии. Но им приходилось действовать извне: например, народный суд в Лансе. И в этом случае, как и во всех других, когда я был на вашей стороне, авторитет интеллектуалов был направлен против класса, который его признавал, против буржуазии. Рабочие же не признавали во мне никакого авторитета. Присоединяясь к ним, мы одновременно действовали внутри и вне системы. Несколько лет я был убежден в следующем факте: те, кто хочет что–либо сделать внутри системы, приводят только к ее сохранению. Тот, кто хочет свергнуть систему своим голосованием, заблуждаются, потому что голосование противопоставляет легальность движения его легитимности, например, повстанческого движения. Все те, что приходит к власти легально, абсолютно одинаковы. Посмотрите на UDR и PC–PS. Голосовать означает перепоручать свою независимость группе, которая будет действовать за тебя. Поэтому я сблизился с маоистами. Проблема была в том, что в 1970–71 они повернули в сторону законности, основали Комитеты Справедливости и Правосудия, которые оспаривали легальность изнутри, от имени легальности, а не извне, от имени легитимности. Комитеты Справедливости и Правосудия требуют применения закона, и мы не говорим им, что есть другая точка зрения: абсолютная иллегальность, или оспаривание системы через легитимность прямой демократии. Также необходима активизация усилий по делу Красной Помощи, организации, задача которой не состоит в проведении стачек или захвате жилья, но когда это случается, она нелегально оказывает помощь. Таким образом, те, с кого уже достаточно, могут идти в Красную Помощь, а те, кто верит, что справедливости можно добиться, оставаясь в рамках системы, могут идти в Комитеты Справедливости и Правосудия. Я понимаю ваше стремление принимать народные движения как они есть, на их уровне политизированности. Но я не вижу, чтобы ваш новый способ борьбы с легальностью находился в противоречии с прошлыми действиями, проведенными вне системы. Если вы откажетесь от последних, это будет означать присоединение к PSU и троцкистам.[1]

Виктор: Марш шахтеров Бруэя в Париже был запрещен.

Сартр: Да, но это вас далеко не заведет. Вы должны признать этот сектор легитимной иллегальности, именно в нем ваша реальная сила. И вы должны сохранять, а не систематически разрушать, Красную Помощь, которая только и может служить для этой цели. Вы упрекаете их в терроризме, что на деле означает, что в одной и той же местности они проводят пропаганду от двери к двери — практически легальную форму агитации, — а также проводят насильственные, и потому нелегальные, действия, устрашающие людей, которых они смогли убедить в процессе агитации.

Гави: Я согласен, частично. Каждое движение, если оно не хочет быть отрезано от народа, обязано в то или иное время опускать корни в удобрение из неоднозначных, отчуждающих идей двойственного характера. Священная потребность в справедливости является в то же время отказом от двойного стандарта и желания подавлять. Это нормально — взять за отправной пункт те потребности, которые были скрыты, сфабрикованы и затем перевернуты для иных целей буржуазией. И затем ясно показать противоречия внутри институтов, которые все еще признаются, усилить эти противоречия для того, чтобы взорвать их, прийти к точке, когда массы создадут собственную легитимность, и противопоставить ее закону. Только я думаю, что в тот момент, когда организованное движение использует институты таким образом (это не исключает нелегальные действия, таких, как марш в Béthune), что его участники должны полностью осознавать тот факт, что они больше не могут высказывать определенные вещи. Например, когда судья Паскаль выражает справедливое отношение к шахтерам, его нельзя в то же самое время критиковать за то, что он следователь, репрессивный судья и т. п. Но почему вы не признаете взаимодополнительности между той работой, которую можете выполнять вы, — состоящей в обострении противоречий внутри институтов, продолжении проведения незаконных акций — и, с другой стороны, всем тем движением протеста, который обнаруживает себя среди многих молодых людей. Это течение не организовано и потому не подчинено молчанию массовых организаций: они могут высказывать всё. Оно может доходить до крайностей — но избыток тоже является частью народной традиции. Я имею в виду, что вы, Виктор, вы не можете измерить эффективность этого течения, выражающего себя бурным и даже вызывающим образом. Вы не можете утверждать, что в какой–то момент Bobigny позитивен, тогда как такой–то и такой–то митинг в Mutualité два года назад таковым не был. Вы не можете измерить диалектическое отношение, которое может существовать между массовой акцией и актом провокации, который разворачивается одновременно с ней. Определенные виды борьбы напрямую атакуют отчуждающие идеи, и эта борьба зачастую становится более вызывающей из–за того, что их осуществляют бунтовщики и находящиеся в меньшинстве. Но, с другой стороны, если мы хотим, чтобы нас сразу услышали, мы должны делать то, что делали вы. Со всем этим можно примириться. Я боюсь, что вы посчитаете то, что называете левым экстремизмом, провокационным течением, с которым вы будете сохранять отношения, но с которым не соглашаетесь. В итоге это будет то, что начала делать Ligue год или два назад. Она открестилась от леворадикального движения. И сейчас маоисты тоже собираются от него отграничится? Возьмем Bruay–en–Artois: я считаю основание Комитетов Справедливости и Правосудия большой победой, и вы правы, требуя, чтобы простой народ контролировал правосудие. Меня поразила одна вещь в деле Бруэя: единственными молодыми людьми, вовлеченными в это дело, были те четверо, чьи родители либо состояли в Комитете Справедливости и Правосудия, либо организовывали дело напрямую. Но в целом все было организовано 1) женщинами, 2) людьми определенного возраста. Я знаю, что многие покидают Бруэй, шахты закрываются и т. д. Но старшая школа, например, не была охвачена, и мне интересно знать, не был ли этому причиной язык, который вы использовали. Это был язык тех, кто сделал 1936–й, тех, кто сделал 1936–39–й, кто продолжает защищать традиционную мораль. Не было ли противоречия между этими возрастными группами, этим образом мышления, и молодыми людьми, которые склонны читать Charlie–Hebdo.

Виктор: Проблемой номер 1 с 1968–го является расширение противостояния между легитимностью и легальностью. Мы не хотим, чтобы маргинальные группы были единственными, кто борется.

Гави: Безусловно.

Виктор: Расширение области противостояния означает не только осуществление в такой–то и такой–то момент нелегальных действий, которые являются легитимными, но и остальные легальные действия, которые провоцируют определенной количество противоречий внутри институтов. Я использую выражение «институционально подрывные действия». Когда Сартр принимает редактирование La Cause du peuple, в этом есть элемент и легального действия, и действия, подрывающего легальность. Именно эта неустойчивая комбинация придает действию всю его силу.

Сартр: Определенно, что когда мы основали Общество Друзей La Cause du Peuple, и запросили в префектуре квитанцию, которую, по закону, они нам должны были немедленно выдать, и они нам в этом отказали, мы поставили легальность…

Виктор: В шаткое положение…

Сартр: За исключением того, что сразу после этого Друзья Cause du Peuple вознамерились совершить незаконные действия, например, продажа CDP на улицах. Так что это было два типа действий и в одно и то же время.

Виктор: Это идеальный пример институционально подрывного действия. Нет чисто незаконного действия, с одной стороны, и чисто легального, с другой. Действие, несущее элемент легальности, должно в то же время нести критический заряд по отношению к установленной системе, след подрыва. Комбинация становится неустойчивой. Массы, которые привели себя в движение, — это сила, которая ставит себе задачу опрокидывания отношений легальности–иллегальности, «ужесточения» движения. Возьмем для примера, случай провала…

Сартр: Временного…

Виктор: В каменноугольном бассейне мы провели кампанию в поддержку того, чтобы шахтеры Марокко могли получить рабочие карты, то есть, чтобы был соблюден закон. Мы требовали «справедливой работы». Что еще могло бы более соответствовать капиталистическому закону? Тем не менее, это было достаточно подрывным движением. Оно поставило под вопрос политику ликвидации угольных шахт. По сути, даже во время закрытия им нужна рабочая сила, которая могла бы работать в соответствии с их волей, и от которой можно было бы легко избавиться. Поэтому марокканцам запрещена даже эта слабая защищенность, коей является рабочая карта. Очень важно определить понятие институционально подрывного действия. Оно полностью разрушает стратегию, вытекающую из неверного прочтения Ленина, представленную следующим образом: я сочетаю легальное и незаконное действие. Я объединяю «незаконные действия», что означает, что я готовлюсь к вооруженному восстанию. Этим я объединяю действие, сегодня не существующее, с другими, настолько легальными, насколько это возможно. У меня есть идеальная наблюдательная позиция, и я принимаю правила игры, пока жду, что ситуация сойдет с рельсов.

Для нас в центре тактического рассуждения стоит диалектика действия, отправной точкой которого является конфликт между глубоко легитимными, подавляемыми идеями, и идеями, легальными поверхностно. Это вопрос преобразования данной двойственности в критический заряд. Как только будет достигнут определенный критический уровень, сама власть, через совершение своих глупостей, трансформирует соотношение духа подчинения и духа сопротивления в пользу сопротивления.

Гави: Нет, это не ответ. «Да» подрывным действиям внутри институтов, но в то же время без подрывных действий против институтов. Леворадикализм был, знаем мы об этом или нет, сознательно или нет, состоянием перманентного бунта против старых прогнивших идей, социальных норм. Включая те два года, когда маоистское движение разыгрывало из себя Робин Гуда. Все это спровоцировало много разрывов, по крайней мере трещин. Мир не был перевернут, но он был опрокинут. А потому, что вы не смогли это понять, вы сделали из J'Accuse газету для стариков.

Виктор: Но преодоление леворадикализма не означает противостояние бунту молодых людей. Что отделяет движение от народной поддержки, так это отрицание системы политических норм.

Гави: Нет такой вещи, как народная поддержка, как оазис пролетариата. Рабочие не думают так, как буржуа. И это очевидно: они живут по–другому. Это, однако, не означает, что они не впитывают ценностей, выработанных буржуа. Яблоко — не груша, но и то, и другое растут на одном поле.

Виктор: Я пытаюсь определить, что вы имеете в виду, говоря, что «Мы не леворадикалы». Есть группа молодых людей, в основном молодых, которые с мая 1968–го узнали, что Правосудие есть классово обусловленное правосудие. Они узнали даже больше: что государство во всей своей полноте должно быть разрушено сверху донизу и заменено чем–то иным, подразумевающим прямое участие граждан.

Это, в лучшем случае, все, что узнала эта группа людей в Мае. Но эта группа пытается навязать то, что узнала, всему населению. Посмотрите, что Lutte Ouvrière говорит о Бруэе: что действительно необходимо было продемонстрировать в этом деле, так это то, что это был случай классово обусловленного правосудия, что судью Паскаля не следовало поддерживать…

Гави: Вы проявляете недобросовестность. Lutte Ouvrière даже более анти–леворадикальна, чем маоисты.

Виктор: Мы расходимся относительно значения слов.

Сартр: Что вы называете «леворадикальным» и кого называете «леворадикалами»?

Виктор: Леворадикалы скажут большинству населения: это дело — например, что участники были арестованы за проведение акции в поддержку забастовки — демонстрирует, что правосудие является классово обусловленным. Осуществление нашей мысли леворадикально. Почему? Потому что нашей отправной точкой является положение дел, усвоенное очень малой частью населения, и, не найдя точки пересечения с большинством населения, мы просто его [большинство населения] игнорируем.

Гави: Именно это вы сделали во время Бруэя? Вы пытались показать, что существует классово обусловленное правосудие?

Виктор: Мы поддержали судью Паскаля.

Гави: Позволив считать, что судьи могут быть справедливыми.

Виктор: Сделав это, мы кладем конец леворадикальному понятию, что все, исходящее от правовых институтов, — нечисто. Мы должны совершать свои действия во имя Справедливости, далеко отстоящей от всего, имеющего отношение к правовым институтам. Факт в том, что в подходе судьи Паскаля есть частица справедливости, и мы не хотим, чтобы эта частица была устранена высшими юридическими властями, поэтому мы поддерживаем анти–леворадикальную практику.

Сартр: По какому праву мы можете объявить судью Паскаля справедливее другого, если не с точки зрения идеи Справедливости, которое — для рабочего класса — является революционным правосудием?

Виктор: Мы находимся в согласии, но леворадикальный путь есть провозглашение с самого начала: Справедливость есть Революция. Преодоление леворадикализма есть принятие за отправную точку народное стремление к справедливости, со всем двусмысленным и отчужденным, что такое понимание несет, и развертывание такой логики действия, которая так просвещает массовое движение, что подрывные элементы — порвавшие с устоявшейся системой — начинают доминировать над отчуждающими элементами, когда дело доходит до Правосудия. Понятие контроля во всех сферах — публичный контроль над Правосудием, полицией, лозунг 1971–го «давайте присматривать за полицией», — эти понятия двусмысленны. Леворадикалы обычно говорят: «Вы хотите контролировать Правосудие, и поэтому в определенной мере вы в нем уверены. Нет! Долой Правосудие!» Когда мы говорим: давайте контролировать организацию работы, они могут нам ответить: «Это значит, что вы принимаете организацию работы, вы хотите ее улучшить…» Но попытка способствовать большим собраниям подразумевает использование лозунгов, несущих в себе следы реформистской идеологии.

Сартр: Кроме того, это еще и то, что привело компартию к той реформистской позиции, которую она сегодня занимает.

Примечания

1

12 декабря 1970 года в Лансе (департамент Па–де–Кале) состоялся народный суд, организованный красной взаимопомощью под председательством Эжени Камфэн, в роли прокурора выступил Ж. — П. Сартр.

После катастрофы в Фукьер–ле–Ланс (14 погибших) маоистские активисты забросали «коктейлем Молотова» контору местного управления угольного бассейна. Народный суд в Лансе, который заседал до официального юридического процесса, вынес решение о виновности Управления угольного бассейна и его инженеров в катастрофе в Фукьере. Суд государственной безопасности оправдает маоистских активистов, за исключением одного, осужденного заочно.

(обратно)

Оглавление

  • *** Примечания ***