КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591012 томов
Объем библиотеки - 896 Гб.
Всего авторов - 235278
Пользователей - 108100

Впечатления

Stribog73 про Ружицкий: Безаэродромная авиация (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

В книге не хватает 2-х страниц.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Соломонская: Садальсууд (Самиздат, сетевая литература)

на вычитку и удаление пробелов

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Соломонская: Приручить нельзя, влюбиться! (Любовное фэнтези)

книга хорошая но текст. пробелы большие ради увеличения объёма.
Я предлагала библиотекарям теперь может АДМИН прочтёт чтоб он создал папку НЕДОДЕЛКИ. НЕВЫЧИТАННОЕ, кто может чтоб исправили убрав эти огромные дыры и выложив заново текст...
Короче в библиотеке много подобных книг. То с ошибками, то с большими пробелами ради объема. Все ждём с нетерпением подобной папки чтобы туда отправлять подобные книги на доработку. Как есть папка

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Стоун: Одержимый брат моего парня (Современные любовные романы)

Моралисты, в свое время, байкотировали гастроли гениального музыканта Джерри Ли Льюиса.
Моралисты, в свое время, сожгли Александрийскую библиотеку.
Теперь моралисты добрались и до нашей библиотеки.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Стоун: Одержимый брат моего парня (Современные любовные романы)

и вот такую грязь продают за деньги на потребу похоти. а в правилах куллиба стоит размещаем Любое ...фашизм, порнографию. И нам не стыдно ничуть. А это читают не только взрослые. Но и дети. Начитавшись пободного насилуют ВАШИХ же детей! Люди, одумайтесь пока не поздно!!!
АДМИН, не кажется ли ВАМ, что давно пора менять правила. Нас уже давно морально разложили и успешно продолжают с помощью вседозволенности....Вседозволенность чтобы русские

подробнее ...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Соломонская: Осирис (Фантастика: прочее)

https://selflib.me/osiris
у нас нет жанров яой, юри
книгу надо на доработку большие пробелы ради объёма книги

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Наследник султана [Александра Селлерс] (fb2) читать онлайн

- Наследник султана (пер. А. Георгиев) (и.с. Любовный роман (Радуга)-720) 486 Кб, 131с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Александра Селлерс

Настройки текста:



Александра Селлерс Наследник султана


ПРОЛОГ

Тяжелая, гнетущая тишина повисла в здании банковского хранилища, построенном частично из старинного кирпича, а частично из современной стали. Трое мужчин молча наблюдали, как управляющий банком поворачивает ключ в замке небольшой хромированной дверцы.

Все они были молоды; лет около тридцати, решил управляющий. Что-то необычное чувствовалось в них, хотя банкир не смог бы облечь свои ощущения в слова. Пожалуй, какая-то внушительность, властность, не свойственная, как правило, людям в этом возрасте. Кого-то они ему напоминали, трудно сказать, кого именно. Возможно, этот эффект возникал благодаря их внешнему сходству, доказывающему, что всех троих связывают узы крови. Один из них назвал покойника, чей сейф управляющий теперь открывал, их родственником.

Пальцы управляющего легли на небольшую рукоятку, и через мгновение на свет явился длинный блестящий ящичек.

— Как вы понимаете, его не трогали пять лет, — пояснил управляющий.

Происходящее было типичным для времени, наставшего после долгой и кровопролитной Кальджукской войны. Во многих семьях люди потеряли следы банковских вкладов погибших близких, а то и не знали об их существовании до получения уведомления из банка. Случалось и так, что банк не получал никакого ответа на свои письма…

Никто не ответил управляющему. Тогда он вынул ящичек из сейфа, затем провел своих гостей по узкому коридору, решив миновать все комнаты, в которых заурядные клиенты банка изучали вклады своих родственников, и принялся подниматься по лестнице, ведущей в основное здание, где жизнь била ключом. Там он подошел к двери с надписью «Зал совещаний» и кивком велел молодому служащему отпереть ее.

— Здесь вам никто не помешает, — с некоторым затруднением выговорил управляющий и пригласил троицу войти.

Он поставил ящичек на полированный деревянный стол, после чего выпрямился и посмотрел на гостей. До сих пор ни один из них не вымолвил ни слова. Внешне они держались совершенно спокойно, и все же в воздухе сгустилась тяжесть, которой не бывает в обыкновенных случаях, когда наследники в радостном нетерпении ожидают появления семейного сокровища, оставшегося невредимым после всех превратностей судьбы. Управляющему вдруг стало интересно, что же находится в ящичке.

Он кивнул, словно бы в ответ на собственные мысли, и повторил:

— Здесь вас никто не потревожит.

— Благодарю вас, — сказал один из троих с вежливой невозмутимостью.

Управляющий банком поклонился и неохотно вышел, сознавая, что ему не доведется присутствовать при развязке драмы.

Наджиб аль-Махтум прикрыл дверь, как бы выпроваживая его, затем повернулся к своим товарищам. Некоторое время все трое молча смотрели друг на друга. В расположенные высоко под потолком узкие окна лился яркий солнечный свет, который отчетливо высветил семейное сходство троих, обычно не столь резко бросавшееся в глаза. Вес они унаследовали от кого-то из предков широкий лоб, мощные скулы и полные губы. Однако индивидуальные черты каждого из троих легли на этот типаж.

— Что ж, будем надеяться, что это оно, — произнес Ашраф.

Все трое мгновенно подошли к стульям и заняли места у стола, словно эти слова Ашрафа послужили для них сигналом. Крышку откинули, и наконец неглубокий продолговатый ящичек был открыт. Раздался дружный вздох.

— Пусто, — сказал Ашраф. — Да, вряд ли стоило ожидать, что…

— Мы должны были… — начал Харун, но Наджиб перебил его:

— Аш, он не пустой.

Двое остальных затаили дыхание. На дне ящика лежали два конверта, почти невидимые из-за контраста света и тени.

Несколько мгновений трое в безмолвии разглядывали их.

Наконец Наджиб и Харун подняли глаза на Ашрафа, и тот извлек два бумажных прямоугольника — коричневый канцелярский конверт и удлиненный белый.

— Это завещание! — с удивлением воскликнул Ашраф и кивнул на коричневый конверт. — И письмо, адресованное дедушке.

Он швырнул конверт на стол и принялся вскрывать завещание, запечатанное красной лентой.

— Что за фирма? — поинтересовался Наджиб. — Это не старик Ибрагим?

Ашраф перевернул конверт и показал своим спутникам логотип юридической фирмы.

— «Джамаль аль-Вакиль», — прочитал он и поднял голову. — Вы о таком слышали?

Двое других покачали головами. Лоб Ашрафа перерезала складка, когда он извлек из конверта фирменный бланк.

— С чего бы человек накануне войны отправился заверять завещание неизвестно к кому? — пробормотал он себе под нос и уставился в бумагу.

— Что там? — в унисон спросили двое других.

— «Моей… — стал читать Ашраф, но запнулся и встретил пораженные взгляды брата и кузена, — моей жене…» Он был женат.

— Женат? На ком?

Ашраф вновь углубился в документ.

— «Моей жене, Розалинде Оливии Льюис…» Английское имя. Это значит, когда он был в Лондоне…По всей вероятности. — Он прочитал еще несколько строк, помертвел и оторвал глаза от бумаги, чтобы бросить на своих товарищей предупреждающий взгляд. — Она была беременна. Они ждали сына.

— О Аллах! — прошептал кто-то.

Все трое теперь глядели друг на друга.

— Если бы был ребенок, она бы связалась с нашей семьей, — слабым голосом проговорил Харун. — Особенно в случае, если бы родился мальчик.

— А может быть, и нет. Или вы думаете, что он перед женитьбой рассказал ей все как есть?

— Будем надеяться, что нет.

Ашраф продолжал читать, недоверчиво покачивая головой.

— Наверное, все-таки сказал. Послушайте: «Моему сыну я оставляю Розу аль-Джавади…»

И снова наступило молчание, во время которого Наджиб с Харуном осмысливали услышанное.

— Так ты думаешь, он настолько потерял голову, что оставил Розу ей? — вполголоса произнес Харун.

— Возможно, это было не так уж неразумно. Просто он счел, что небезопасно ввозить ее в Нарван накануне войны.

Наджиб взял второй конверт, распечатал его и достал первое, что нащупали его пальцы: жестковатый светлый прямоугольник. Он перевернул находку, и ему улыбнулись глаза женщины.

— Это она, — пробормотал Наджиб.

В течение какого-то времени все трое смотрели на женское лицо. Очень молодое, очень красивое, округлое и нежное лицо. При первом же взгляде на него Наджиб ощутил горькое сожаление: прошло пять лет, и ему уже не суждено увидеть ее такой, увидеть эти цветущие, манящие щеки…

— Значит, сейчас ребенку четыре года, — сказал Харун, выражая то, что думали все трое.

— Ее необходимо найти. И ее, и мальчика. — Ашраф перевел дыхание. — Найти прежде, чем ее обнаружит кто-нибудь другой. Харун прав, он мог оставить Розу у нее. О Аллах; сын Камиля и Роза — вот это воистину сокровище! Разве можем мы доверить такое какому-нибудь чужаку?

Наджиб все еще смотрел на лежащую на столе фотографию, придерживая ее углы пальцами, словно боялся, что изображение украдут у него. Потом он неожиданно прикрыл снимок ладонью, придвинул к себе и положил во внутренний карман пиджака.

— Я этим займусь, — сказал он.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Миссис Бахрами?

Розалинда в упор рассматривала мужчину, появившегося у ее двери. Давно никто не называл ее этим именем. В то же время она была уверена, что никогда прежде не видела этого человека; он не из тех, кого можно легко забыть: у него угольно-черные волосы, темные глаза, резко очерченные брови. Хотя на нем твидовый пиджак и дорогие итальянские туфли, легкий акцент выдает в нем иностранца.

— Это не мое имя, — ровным голосом ответила она. — Почему консьерж не известил меня звонком?

— Возможно, я ошибаюсь, — сказал визитер с видом человека, который не ошибается никогда. — Я ищу госпожу Розалинду Бахрами.

Рози поджала губы. В ней поднялась волна злости, которая настолько обострила ее чувства, что она уловила запах одеколона гостя. Прошедшие годы наложили отпечаток на тонкие черты лица, но не узнать ее невозможно.

— Вы…

— Прошу вас, — прервал ее незнакомец, почувствовав, что женщина готова и дальше отрекаться от своего имени. — Я обязан ее найти. Розалинда Льюис несколько лет назад вышла замуж за моего кузена Джемшида Бахрами. Разве Розалинда Льюис — это не вы?

Кузен. У нее заныло в груди.

Наджиб аль-Махтум смотрел на ее длинные, неправдоподобно густые светлые волосы, на изящный овал лица. Губы женщины, такие мягкие на фотографии, изогнулись в иронической усмешке, а брови поднялись, придав лицу презрительное выражение. Даже в ее глазах, прикрытых длинными ресницами, читалась злая издевка. Кольца на пальце у нее не было.

— Это я, — равнодушно произнесла она. — То, о чем вы говорите, произошло давно, и какое может быть до этого дело кузену Джемшида?

Наджиб ощутил раздражение. Как правило, женщины не разговаривали с ним так пренебрежительно.

— Я должен поговорить с вами. Можно мне войти?

— Ни за что, — медленно, неумолимо проговорила она. — Прощайте.

Он удержал дверь рукой.

— Похоже, вы относитесь к семье вашего покойного мужа…

— …со стойким и глубоким отвращением, — закончила Розалинда. — Уберите, пожалуйста, руку.

— Мисс Льюис, — с жаром сказал он, и его акцент с болезненной остротой напомнил ей о Джемшиде, — позвольте мне поговорить с вами. Это очень важно.

У него глаза цвета шоколада. Полные губы говорят о сумасшедшей чувственности, но он владеет собой. Возможно, будь Джемшид жив, его рот приобрел бы с годами такие же сдержанные очертания. Но ей остаются только воспоминания о его юношеской страсти.

— Как вас зовут?

— Наджиб аль-Махтум, — ответил гость со слегка снисходительным видом, как будто не привык представляться.

— Кто вас послал?

— Мне необходимо обсудить с вами одно неотложное семейное дело.

— Какое дело?

— Дело о наследстве Джемшида. Я являюсь одним из душеприказчиков.

Розалинда поняла, что перед ней человек, который во что бы то ни стало добьется своего.

— Уверяю вас, это в ваших интересах, — продолжал он, хмурясь, словно ее реакция пробудила в нем подозрительность.

— Так-так. — Она смерила его взглядом, не оставлявшим сомнений в том, что она думает о возможности услышать от него что-либо хорошее. — Даю вам полчаса.

Розалинда отодвинула ногой игрушечного зеленого динозавра на колесах и распахнула дверь.

— Всего полчаса для представителя семьи вашего покойного мужа, — произнес он без выражения и вошел.

— Это ровно на тридцать минут больше, чем уделила эта семья мне.

Наджиб взглянул на нее исподлобья.

— Значит, вы пытались выйти на связь?

Розалинда медлила с ответом и молча смотрела на Наджиба, ощущая дрожь в спине. Внезапно она поняла, что должны чувствовать животные перед лицом смертельной опасности.

— Туда.

Она закрыла дверь и указала рукой нужное направление. Наджиб прошел впереди нее в длинную, светлую, элегантную комнату, в дальнем конце которой стояли диваны. Джемшид был немного ниже ростом и более худым. Его кузен мощно сложен, у него широкие плечи и крепкая мускулатура.

Наджиб огляделся. Красивый букет белых цветов в центре черного квадратного чайного столика, инкрустированного ониксом и хрусталем. Орнамент меблировки придает комнате вид ненавязчивой, но дорогой изысканности.

Лишь два предмета напоминают о том, что эта женщина была когда-то женой парвана: прекрасный шелковый молитвенный коврик баджестанской работы, лежащий перед комодом, и узкая пластина из слоновой кости с изображением парванского королевского дворца, оправленная в тонкую рамку и в горделивом одиночестве висящая на стене.

— Садитесь, мистер аль-Махтум, — пригласила Розалинда, не стараясь придать своему голосу учтивую приветливость.

Лишь когда он уселся на указанный ему стул, она заметила, что в руках у него чемоданчик.

Рози была босиком, в мягких синих брюках и длинной голубой рубашке. При виде чемоданчика она вдруг почувствовала себя беззащитной. Она села на диван, бессознательно подогнула под себя ногу и сжала щиколотку. Наджиб заметил на ее руке часы на золотом браслете. Другой рукой она облокотилась на спинку дивана и подперла кулаком щеку.

— Что могло понадобиться от меня вашей семье после того, как прошло столько времени? — спросила Розалинда, слегка нервничая из-за того, что он открыл чемоданчик.

— Прежде всего, — начал Наджиб, — позвольте мне услышать от вас подтверждение некоторых фактов. Итак, вы — Розалинда Оливия Льюис. Пять лет назад вы вышли замуж за Джемшида Бахрами, гражданина Парвана, который был в то время аспирантом в Лондонской школе Азии и Востока. Все так?

— Мы это уже выяснили. Что еще?

— Затем у вас родился ребенок?

Она напряглась, не сводя взгляда с собеседника.

— К сожалению, мы совсем недавно узнали, что мой кузен был женат и что вы были беременны, когда он умер.

— Вот как? — произнесла она с ледяным недоверием.

Наджиб вскинул брови.

— Мисс Льюис, в чем причины того, что после смерти Джемшида вы не сообщили нашей семье о вашем браке и о беременности?

— Я могла бы поинтересоваться у вас, почему Джемшид, как я понимаю, никому не рассказал обо мне, прежде чем отправиться на войну, — язвительно парировала Розалинда. — Он уехал, чтобы получить одобрение деда. Пообещал мне, что, если начнется война, он кого-нибудь пришлет за мной, я смогу приехать в Бакаратские Эмираты и там родить… Как видно, Джемшид не исполнил обещания. Если это не волновало его, то почему должно волновать меня?

— Не сомневаюсь, что он должен был…

— Я совершенно уверена, — решительно продолжала Рози, — что вам известно о письме, которое я отправила деду Джемшида, когда получила известие о том, что мой муж убит.

Ее удивил настороженный взгляд гостя, но значение его она не могла разгадать.

— Мой дед умер примерно через год… — заговорил Наджиб, но Розалинда перебила его:

— Мне очень жаль. Я надеялась в один прекрасный день высказать ему в лицо все, что о нем думаю.

— Разве вы уверены, что мой дед получил ваше письмо?

Рози уронила голову. Застарелая боль пронзила ее с новой силой. Долго она не отрывала глаз от кремового пледа, покрывавшего диван.

— Да, мистер аль-Махтум, ваш дед его получил, — наконец сказала Рози, вновь подняв голову, — о чем, я думаю, вам известно. Вам также должно быть известно, что он прислал мне любезное, хотя и краткое известие. Оно гласило, будто я вовсе не жена Джемшида, а всего лишь охотница за золотыми горами, которая не может знать наверняка, кто именно из ее любовников может считаться отцом се ребенка. По его словам, я должна подумать о том, что деньги, полученные в уплату за секс, делают женщину проституткой и что я буду проклята за то, что старалась нажиться на горе родных павшего героя. — Она посмотрела Наджибу в глаза. — Что имеет к этому добавить семья Джемшида?

ГЛАВА ВТОРАЯ

Наджиб аль-Махтум застыл. Из его груди вырвался глубокий, долгий вздох.

— Нет, — сказал он спокойным голосом, чтобы не выдавать своего волнения. Зачем понадобилось старику… Впрочем, бесполезно теперь задаваться вопросами. — Нет, я ничего не знал об этом письме. И никто не знал, кроме моего деда. Он действительно написал вам такое?

Розалинда кивнула.

— Ну, может быть, не совсем в этих выражениях: трудно вспомнить дословно через пять лет. Хотя тогда оно ударило меня словно тупым кинжалом. Очевидно, Джемшид обманывал меня с самого начала. Думаю, в его глазах заключенный на Западе брак не стоил того, чтобы о нем вспоминать. Но я любила его и верила, что он тоже любит меня, я носила под сердцем его ребенка, и когда узнала, что он даже не удосужился сообщить обо мне деду…

Рози умолкла и приказала себе успокоиться. Незачем пускаться в излияния перед родственником Джемшида. К тому же она все еще не знает, для чего он явился.

— Мне очень жаль, — после долгой паузы пробормотал аль-Махтум. — Я приношу вам извинения от имени моего деда… и всех родных Джемшида. Как я уже говорил, мы совсем недавно узнали о вашем существовании. Увы, почему-то дед предпочел умолчать о вашем письме. Скорее всего, о нем не знал вообще никто, кроме него самого.

Верить ему или нет? Да и какая разница? Если он говорит правду, то это лишь подтверждает вероломство Джемшида.

— Теперь, надеюсь, вы уразумели, почему меня не интересует ни одно слово из тех, что могло бы мне сказать ваше семейство. Я не хочу, чтобы вы сидели на диване в моем доме. Так что…

Аль-Махтум поднял руку.

— Мисс Льюис, я понимаю ваши чувства. Но позвольте же мне…

Она тряхнула головой.

— Нет, ничего вы не понимаете, потому что ничего не знаете обо мне, о моей жизни, о том, что со мной сотворило это письмо. И никаких объяснений мне не нужно, мистер аль-Махтум. Никакие ваши слова не изменят того, что уже произошло. Как это Джемшид любил повторять? Махтуб. Все кончено.

— Нет, еще не все, — возразил Наджиб аль-Махтум мягко, но с такой силой убеждения, что сердце Розалинды дрогнуло.

— Что вы от меня хотите? — выкрикнула она.

— Как вы знаете, Джемшид погиб в первые дни Кальджукской войны. Мы полагали, что он не оставил своей последней воли, но недавно узнали о существовании завещания. Большую часть своего довольно значительного состояния он оставил вам и ребенку.

В немом изумлении Розалинда открыла рот. Глаза ее закрылись, потом открылись вновь.

— Что? — беззвучно выдохнула она.

— У меня с собой есть копия завещания. Если хотите, можете ознакомиться с текстом.

— Он упомянул меня в завещании?

— Вы — главная наследница.

Розалинда погрузилась в пучину противоречивых чувств и сознавала, что вот-вот утонет в них.

— Я… вы… Почему мне ничего не сообщили пять лет назад?

— Прошло всего лишь десять дней с тех пор, как нам стало известно о завещании.

— Как это возможно, что вы не знали о завещании Джемшида пять лет?

Она подалась вперед; ее глаза, упорно глядящие ему в лицо, потемнели. И внезапно он почувствовал, что теряет голову от этой женщины. Теперь ему было ясно, почему Джемшид женился на ней невзирая ни на что, даже на то, что яростную реакцию деда нетрудно было предвидеть.

— Джемшид не стал обращаться к семейному юристу. Очевидно, не успел придумать, каким образом лучше всего будет сообщить деду о вашем браке, — пояснил Наджиб. — Он прибег к помощи юриста, не связанного… с нашей семьей. Сейчас нам уже известно, что этот человек погиб вскоре после смерти Джемшида, а офис его фирмы был разрушен.

Розалинде неожиданно вспомнились газетные репортажи о бомбовых ударах. Как плакала она тогда, представляя себе ужасы, творившиеся в стране Джемшида!

— Джемшид оставил копию завещания и документы, относящиеся к вашему браку, в абонированном сейфе, о существовании которого мы не подозревали. Недавно закончился срок аренды сейфа, и из банка пришло уведомление о том, что требуется новый взнос. Несомненно, Джемшид отдал ключ все тому же юристу и поэтому считал, что сейф будет открыт немедленно в том случае, если сам он погибнет.

Рози сжала губы и опустила голову. Густые светло-русые волосы упали на лоб и скрыли ее лицо от Наджиба. Она долго сидела молча, принимая в себя услышанное. Наконец на ее губах появилась дрожащая, растерянная улыбка, в которой не осталось и следа от былой циничной иронии. Рози помолодела, и Наджиб подумал о том, что теперь перед ним девушка с фотографии. Девушка, в которую влюбился Джемшид.

— Я понимаю… — прошептала она. Потом тряхнула головой, запрокинула ее и посмотрела на потолок. — Надо было мне знать все это пять лет назад.

— Не вина Джемшида, что вы не узнали. Такое трагическое стечение обстоятельств не мог бы предвидеть ни один человек.

Розалинда была потрясена до глубины души. За пять коротких минут в совершенно ином свете предстали пять лет ее жизни. В груди Рози вновь вспыхнула боль, которая, как она полагала, давно потухла в ней. Значит, Джемшид не бросил ее. Его любовь не была миражом.

Наджиб прокашлялся.

— В сейфе также нашлось письмо, предназначенное для деда.

— Что в нем говорится?

— Оно при мне. Хотите взглянуть? — Наджиб снова раскрыл чемоданчик и протянул ей конверт. — Насколько я понимаю, вы читаете на парванском языке? В письме об этом упоминается.

Рози взяла письмо дрожащей рукой. Буквы прыгали перед ее глазами, и она отчаянно моргала, прогоняя слезы, чтобы дочитать последние слова, которые дошли до нее от Джемшида.

«Дорогой дедушка, мне очень стыдно, но я не мог сообщить вам и всем родным о своей женитьбе. Свадьба состоялась в Англии…

Я знаю, вы считали, что мне следует взять жену, в чьих жилах текла бы кровь нашего племени, но когда вы увидите Розалинду, то полюбите ее. Судьба наградила эту женщину всеми возможными достоинствами, и она будет прекрасной матерью нашему ребенку, которого она, к моей величайшей радости, уже носит в своем чреве. Мы думаем, у нас будет сын. Если Аллах распорядится так, что я не вернусь с войны, и вы узнаете о нашем браке из моего письма, то я верю…»

Слезы душили Розалинду; она уронила лист и уткнулась лицом в ладони.

— О, если бы я знала, если бы я только знала! — всхлипывала Рози. — Я-то думала, он предал меня. Я думала… — Она закусила губу и перевела дух. — Он любил меня. — Голос изменял ей. — Он меня действительно любил.

Человек с глазами Джемшида поднялся и пересел на диван, рядом с ней.

— Да, — успокаивающе шепнул он. — Да, должно быть, он очень вас любил.

— Почему же Джемшид не рассказал обо мне деду?

— Нашему деду в жизни довелось испытать много превратностей судьбы, и женитьба любимого внука на англичанке была бы для него… — Наджиб запнулся. — Пожалуйста, успокойтесь и найдите утешение в том, что последние мысли вашего мужа перед тем, как он ушел на войну, были о вас. О вас и о ребенке.

Звуки его глубокого, ласкового голоса лишили Розалинду остатков самообладания. Слезы душили ее, и когда она почувствовала, что руки мужчины обнимают ее, это показалось ей естественным и правильным. Он — родной Джемшиду человек. Рози опустила голову на плечо Наджиба и зарыдала. Боль от совершенного пять лет назад предательства наконец оставила ее.

Наджиб гладил густые, длинные, медовые волосы и думал о том, какую трагедию пережила эта женщина, когда ей пришлось усомниться в любви его кузена. Но у Джемшида имелись веские причины не говорить деду о своей женитьбе…

Наджиб вспомнил, какая буря поднялась, когда Джемшид заявил о своей решимости участвовать в войне на стороне принца Кавьяна. Близкий друг принца, воспитанный в убеждении, что мужчина обязан принести жизнь на алтарь Родины, Джемшид стоял на своем: он должен исполнить свой долг в годину опасности. Дед угрожал, кричал, что у Джемшида есть долг перед семьей, перед страной его отца, перед судьбой…

Старик в ярости бушевал несколько недель, пока продолжалось первое Кельджукское вторжение и все усилия дипломатов пропадали втуне. Джемшид держался твердо, но, разумеется, не время ему было объявлять о своем браке с англичанкой, против которого дед, несомненно, возражал бы, давая волю своему темпераменту. Возможно, это известие убило бы старика.

В конце концов Джемшид, любимец и официальный наследник своего деда, отправился на войну, хотя в его ушах еще гремели дедовские проклятия. А через несколько недель его безжизненное, искалеченное, израненное тело было внесено в дом как предвестие бед, ожидавших Парван. Потеря подкосила старика; он так и не оправился от удара. Всех родственников потрясла происшедшая в нем перемена. Этот колосс в одночасье превратился в развалину.

Наверняка весть, содержавшаяся в письме Розалинды, довершила разрушение некогда могучего разума. Людям свойственно гневаться на других, когда в глубине души они ощущают собственную вину; вероятно, это и произошло. Проклясть внука, идущего на битву, — страшное дело…

То, что он в такое время поддался эмоциям, привело к трагическим последствиям. Если бы в те месяцы Розалинда была принята в семью, то теперь и она, и ребенок Джемшида находились бы под покровительством его родных. Впрочем, хвала небесам за то, что о ней стало известно именно сейчас, когда еще не поздно что-то предпринять. Наджиб понял, что теперь забота о ней должна лечь на его плечи. Это решение отрезвило Наджиба, и он выпустил Розалинду.

Она смахнула слезы со щек, достала из ящика стола носовой платок и, всхлипывая, высморкалась.

— Спасибо, что подставили мне плечо, — пробормотала она.

— Я опоздал на пять лет, простите.

Розалинда покачала головой, и ее все еще дрожащие губы сложились в полуулыбку.

— И что же теперь?

— Думаю, мне нужно прежде всего ознакомить вас с завещанием.

Наджиб аль-Махтум извлек из чемоданчика завещание, бегло просмотрел несколько страниц и заговорил:

— Джемшид оставляет вам в полное владение свои квартиры в Париже и Нью-Йорке. Кроме того, вы будете пожизненно получать доход с его виллы в Восточном Баракате, которая затем отойдет вашему сыну. Прочим имуществом вы должны распоряжаться в интересах сына, пока ему не исполнится двадцать один год. Здесь говорится о некоторых ценностях и капиталовложениях, которые предназначены для того, чтобы обеспечить вам ренту. — Наджиб коротко перечислил все упомянутое и добавил: — Завещание предусматривает несколько другие условия на случай рождения дочери, с тем чтобы обеспечить неприкосновенность ее собственности после замужества. — Он положил документ на колени. — К счастью, за минувшие годы ничто из недвижимости не было продано. Естественно, причитающаяся вам сумма ренты будет выплачена немедленно.

Изумление Розалинды росло с каждым его словом. Он протянул ей перечень сумм, и она в полном шоке взглянула на итоговую цифру.

— Неужели все это действительно принадлежало Джемшиду?

Наджиб аль-Махтум бросил на нее быстрый взгляд, чтобы определить, не наигранное ли ее удивление. Наверное, Джемшид спятил, если и в самом деле ни словом ей не обмолвился. Но с другой стороны, от такой женщины, как Розалинда, можно легко сойти с ума.

— Отец Джемшида умер, когда тот был ребенком. В двадцать один год он вступил в неограниченное владение наследством. Я взял на себя смелость привезти вам одну драгоценность из тех, что отныне принадлежат вам.

Наджиб снова нырнул в чемоданчик и вытащил оттуда желтый бархатный мешочек. Затаив дыхание, Розалинда следила за тем, как он уверенным движением развязал шнурок, вытряхнул на ладонь кольцо, повертел его в пальцах и передал ей.

Это был перстень с колоссальным бриллиантом, помещенным — на старинный манер — между двумя рубиновыми пирамидками. Камень светился изнутри, и Розалинде пришло в голову, что это кольцо носила исключительно пылкая женщина и ее аура еще сохранилась в камне.

— Кольцо принадлежало нашей прабабушке, — пояснил Наджиб. — Она славилась красотой и очарованием.

Он поднял глаза на Розалинду и подумал, что ни разу ему не встречалась женщина, которая бы обладала такой притягательностью. Если верить семейному преданию, именно такой и была Мавийя.

Розалинда ошеломленно смотрела на кольцо.

— Я не… Вы уверены?

Тогда Наджиб с каким-то нетерпением, словно сознавая, что Розалинда отныне очень богата и этот перстень является не более чем символом, забрал его у Розалинды и стиснул ее запястье.

— Наденьте.

И он сам надел кольцо на ее безымянный палец. На какое-то мгновение окружающий мир погрузился в мерцание, и вдруг они оба поняли: кольцо оказалось на левой руке. Они моргнули и тут же выбросили из головы мысль о том, что только что совершили ритуал, навеки соединяющий мужчину и женщину.

Они заговорили одновременно, охрипшими голосами:

— Оно очень красивое!

— Это только одна из тех вещиц, которые теперь ваши.

Розалинда недоуменно покачала головой:

— Он ничего мне не говорил об этом. Ни единого слова.

Джемшид в самом деле был очень скрытен. Их роман с Розалиндой продолжался уже несколько месяцев, когда она впервые узнала, что он имеет статус Сотрапезника при дворе принца Кавьяна.

В древности Сотрапезниками назывались люди, в обществе которых принцы пировали, отрешаясь от повседневности. В нашем же веке это звание стало не только почетным. Ныне Сотрапезники составляют нечто вроде кабинета министров, поэтому принадлежность к их кругу считается очень престижной. И тем не менее Розалинда почему-то не была удивлена, услышав о столь высоком ранге Джемшида. Может, дело было в том, с каким достоинством держался Джемшид, или же в том, что принц Кавьян всегда обращался со своими «телохранителями» как с равными.

Обычно Сотрапезники кронпринца избирались из числа представителей знатных родов, но Розалинда решила, что все богатство семьи Джемшида, как и многих парванских семей, ушло на защиту страны от кальджукской агрессии.

— Разве не все пропало во время войны? — спросила Рози.

— В Парване семейные ценности поступали в распоряжение царствующего дома, — объяснил Наджиб. — Многое было уничтожено. Но Джемшид оказался достаточно дальновиден, чтобы не оставлять вам ничего из того имущества, которое стало достоянием государства. Так что ваша собственность, как и собственность вашего сына, осталась практически в неприкосновенности.

Собственность вашего сына.

— Вот как!

— За единственным исключением. Мы подумали, что Джемшид, узнав о вашей беременности, мог передать эту вещь вам. Скажите, Розалинда, он не отдавал вам алмаз?

— То есть кольцо? Он подарил мне золотую свадебную ленту. Мы так торопились перед его отъездом…

— Нет, не золотую ленту. Я имею в виду кольцо сочень большим алмазом. А может быть, ключи от банковского сейфа?

Розалинда, озадаченная, отрицательно покачала головой, и вновь Наджиб не мог определить, насколько она искренна.

— С очень большим алмазом? Больше этого?

— То, о чем, я говорю, фамильная драгоценность. Она принадлежала Джемшиду, но не была обнаружена среди его имущества. Джемшид наверняка хотел, чтобы она перешла к его сыну.

— К его сыну, — пробормотала Рози.

— Естественно, все члены нашей семьи очень хотели бы познакомиться с вами. И я прошу вас найти возможность посетить…

С глубокой грустью Розалинда опустила взгляд на сложенные на коленях руки, на сверкающее кольцо и подумала, насколько по-иному могла бы сложиться ее жизнь.

— Простите меня, — твердо произнесла она. — У Джемшида нет сына. На следующий день после того, как пришло письмо… то письмо, от вашего деда… у меня случился выкидыш. Я потеряла его ребенка.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Наступило молчание. Наконец потрясенный Наджиб тихо переспросил:

— Выкидыш?

А как же пластмассовый динозавр? — подумал он.

Розалинда вспомнила страшную, острую боль, которую она испытала, читая письмо. Старик как будто ударил ее ножом в живот. А ребенок ответил на эту чудовищную несправедливость тем, что отказался появляться на свет.

— Это из-за письма, — с трудом проговорила она. — я знаю, все дело в письме. Из-за него я всех вас так ненавидела.

Наджиб молча смотрел на нее. В груди его боролись печаль и сомнение. Но говорить было уже нечего. Розалинда покачала головой и поднялась с дивана. Она прошла в ванную комнату, подставила лицо под холодную струю, взглянула на кольцо, словно все еще не веря в его реальность, затем на свое отражение в зеркале, после чего вернулась в комнату.

Наджиб рассеянно разглядывал стеклянный шарик, один из сувениров, что были разложены на столе. В шарике заключалась чудесная красная роза, осыпанная снегом. Когда Рози приблизилась к Наджибу, он поднял голову.

— Я хочу приготовить кофе. Вы попьете?

— Благодарю вас.

Двигаясь по кухне, наполняя водой кофеварку, расставляя чашки на подносе, Розалинда неизменно видела его. Он сидел на диване с видом отдыхающего человека, чья расслабленность может мгновенно обернуться сгустком энергии, и медленно вертел в руках шарик. При каждом движении снежинки падали на розу.

— Как вы познакомились с Джемшидом? Вы вместе учились?

Она покачала головой.

— К тому времени я уже закончила университет. Моя специализация — парванский язык. Я работала младшим переводчиком в посольстве Парвана. В основном переводила туристические буклеты. А потом приехали принц Кавьян, Араш и Джемшид. Их разместили на верхнем этаже здания посольства.

— Я тогда учился в Париже, — сказал Наджиб. — А вот моя сестра училась здесь вместе с Джемшидом. Вы не помните девушку по имени Ламис аль-Аззам?

Миниатюрная лопатка ударилась о край стеклянной кофеварки и выскользнула из руки Розалинды. Молотый кофе рассыпался по столу. Она пробормотала что-то невнятное и машинально потянулась за губкой.

Опомнилась она, когда увидела Наджиба в дверном проеме; в руках он все еще держал стеклянную безделушку. Заставив себя принять невозмутимый вид, Розалинда протерла поверхность стола, стряхнула кофе с рубашки и сполоснула руки и губку.

Осторожно насыпая новую порцию кофе в кофеварку, она сказала:

— Да, я знала Ламис. — Как много Ламис рассказала ему? — Значит, она ваша сестра?

Он кивнул. Розалинда сглотнула. Следует вести себя осмотрительно. Она взяла чайник и залила кофе кипящей водой. В воздухе сразу же разлился сильный кофейный аромат.

— Почему же у вас разные фамилии?

Наджиб неопределенно махнул рукой, давая понять, что объяснение лежит в сфере некоторых культурных особенностей, вдаваться в которые нет необходимости.

— Вы из Бараката, да? Джемшид мне говорил, что другие ветви вашей семьи живут в Баджестане и Баракатских Эмиратах.

Наджиб помедлил с ответом.

— Да. Мы сейчас в Баракате. Моя мать приходилась сводной сестрой отцу Джемшида. Но корни всей семьи в Баджестане.

Розалинде пришло в голову, что он упомянул имя Ламис, чтобы выяснить правду. Если так, то он добился противоположного результата. Теперь она будет начеку.

Рози внесла поднос в гостиную и поставила на черный столик, возле которого они вновь уселись.

— Значит, Джемшид из Баджестана? Он мне никогда не говорил.

Она налила дымящийся кофе в изящную фарфоровую чашечку, положила ложечку на блюдце и подала Наджибу.

— Он там родился, — лаконично ответил Наджиб.

Он заметил внезапную скованность Розалинды.

Слово «Баджестан» насторожило ее. Он размешал сахар, отложил ложечку и взял с протянутой ему тарелки сладкий бисквит.

— Правда? А почему семья оттуда уехала? — спросила Розалинда неестественно безразличным тоном.

Изображаешь святую невинность — и переигрываешь, подумал Наджиб.

— Ламис замужем, у нее маленький ребенок. Она работает на баракатском телевидении. — Он снова взял в руки стеклянный сувенир. — Ламис собирает такие вот украшения.

Об этом Розалинде было хорошо известно. Эта вещица по стилю не соответствовала большинству других. Остальные она в основном выбирала сама: глиняный барельеф, кусок необработанного аметиста, розовый кристалл на треножнике, крашеное яйцо, но шарик… Розалинда, подумай обо мне, когда будешь смотреть на розу.

— В мои обязанности входит привозить ей что-нибудь подобное из каждой поездки в Европу.

Ты слишком давишь на нее, предупредил себя Наджиб. Дай ей время, и она тебе все расскажет.

Ее взгляд задержался на розе. На одном из лепестков даже можно разглядеть каплю, похожую на слезу. Розалинде не нравилось, что роза заключена в стекло. Все равно что женщина под чадрой. И совершенно естественно думать о Ламис, глядя на розу: Ламис и есть роза.

— Моя сестра вернулась домой из Англии другим человеком, — заметил Наджиб. — Вы не знаете, что с ней произошло здесь?

Черные глаза сверлили Розалинду. Она опустила голову, беспокойным движением поправила одну из безделушек на столе, потом заставила себя вновь взглянуть ему в глаза и пожала плечами.

— А что могло случиться?

— Не знаю. Она никогда об этом не заговаривала. Понимаете, раньше Ламис была беззаботной девушкой. Когда же приехала, на ней лежал как бы отпечаток… страдания.

С большой осторожностью Наджиб отложил шарик, как будто это была живая роза.

Розалинда чувствовала, как гипнотизируют ее эти темные глаза, этот тихий голос, эти сильные и вместе с тем чувственные руки. Он был полон жизни. Для нее стало бы большим облегчением, если бы она могла довериться ему, но…

— Может быть, это из-за войны, — сказала Розалинда.

Но Наджиб лишь покачал головой в ответ, не сводя с нее глаз, и почему-то она почувствовала, что вынуждена заговорить.

— До нас дошел слух, что у Ламис действительно были неприятности, — неуверенно начала она. — Что-то связанное с игрой. Говорили, она проиграла в одном из казино Мэйфера целое состояние.

— Это верно. — Наджиб отхлебнул кофе. — Но такого рода неприятность не могла вызвать ту перемену, о которой я говорю.

Он снова пристально смотрел на нее, словно был уверен, что она знает.

— Но вы ведь тоже были здесь? Вы бы наверняка были в курсе, если бы что-то случилось.

— Я, как и Джемшид, вернулся на родину перед самой Кальджукской войной. А Ламис осталась заканчивать курс.

Розалинда осмелилась спросить:

— Она никогда не упоминала обо мне?

— Сестра вообще не говорила о своем пребывании в Англии. Она знала о вашем браке?

Розалинда пожала плечами.

— Ну, обычно о таких вещах становится известно, — сказала она, чтобы выиграть время.

Наджиб кивнул, допил кофе и отставил чашку.

— Что ж, неудивительно, что она побоялась рассказать об этом деду. Всем известно, как подчас обходятся с вестниками. Может, вы будете рады возобновить знакомство с ней?

— Ну конечно! — Розалинда улыбнулась, скрывая, что в голове у нее пронесся сумасшедший вихрь мыслей, а сердце отчаянно забилось. — А когда Ламис приедет в Англию?

Наджиб насупил брови.

— Розалинда, неужели вы не хотите посетить Восточный Баракат, ознакомиться с наследством и встретиться с родными?

Когда-то она мечтала о такой поездке. Но это было давно.

— Даже не знаю… — Розалинда бросила взгляд на часы и содрогнулась от ужаса. — Извините меня, я совершенно забыла… У меня… сейчас встреча. — Она вскочила. — Простите меня, пожалуйста, я страшно опаздываю!

Наджиб послушно собрал бумаги, захлопнул чемоданчик и поднялся. Розалинда почти побежала к двери, он последовал за ней.

— До свидания, — торопливо сказала она.

— Мы еще поговорим с вами, — ответил Наджиб.

— Конечно, — пробормотала она. — Да, позвоните мне…

Розалинда открыла дверь, но Наджиб не переступил порог. Вместо этого поставил чемоданчик на пол рядом с забавным динозавром на колесиках, а когда он выпрямился, то у Розалинды перехватило дыхание, так как его руки легли ей на плечи.

На какое-то непостижимое мгновение, когда губы их оказались так близко, они унеслись в какой-то другой мир, где они хорошо знали друг друга, где Наджиб имел полное право поцеловать ее. У Розалинды мелькнула безумная мысль, что Наджиб, надев ей на палец кольцо, открыл дверь в новую жизнь, и в эту секунду ее овеял ветер иного существования. Взгляд его черных глаз впился в нее, проник в душу, и ее губы непроизвольно раскрылись.

Они моргнули, и обычный мир вернулся. Она удивительная соблазнительница, подумал Наджиб. С ней надо всегда быть настороже. Теперь поведение Джемшида перестало быть для него загадкой. Вероятно, он потерял способность здраво рассуждать, словно находился под наркозом.

— Розалинда, речь идет о деле первостепенной важности, — сказал Наджиб вслух. — Вы представить себе не можете, насколько необходимо, чтобы высказали всю правду. Не позволяйте старым обидам вновь завладеть вами. У Джемшида родился сын?

Его длинные пальцы больно впились в ее плечи, и Розалинду испугало выражение его лица.

— Почему это так важно для вас?

— Я не уполномочен пускаться в объяснения. Просто поверьте, что так оно и есть. — Он встряхнул ее. — Ответьте мне.

Розалинда вырвалась из его рук и отвернулась.

— Я уже сказала вам: ребенок Джемшида мертв, — хрипло проговорила она и еще раз посмотрела на часы. — Пожалуйста, уходите. Я опаздываю.

— До свидания, Розалинда. — Он поднял свой чемоданчик. — Я свяжусь с вами.

Наджиб вышел в коридор, к зарешеченному стволу шахты лифта. Но не успел он нажать на кнопку, как послышался щелчок, и элегантно отделанная кабина начала подниматься с первого этажа.

Розалинда закусила губу. Она не закрыла дверь, а осталась на пороге, нервозно переминаясь с ноги на ногу и прислушиваясь к приближающемуся звуку. Как могла она не подумать?..

Наджиб обернулся, и его глаза превратились в узкие щелочки, когда он заметил тревогу на ее лице.

Розалинда ждала развязки, исполнившись покорности судьбе. Наконец кабина остановилась, и из нее выбежали маленький веселый мальчик и девочка-подросток.

Не веря своим глазам, Наджиб наблюдал, как ребенок помчался по коридору к Розалинде; в руке у него был лист голубой бумаги. Розалинда присела и раскрыла объятия.

— Мамочка, мамочка! — кричал Сэм. — Посмотри, что я тебе принес!

Взглянув поверх его головы, Розалинда увидела потемневшее лицо Наджиба аль-Махтума, и его обвиняющие черные глаза наполнили ее ужасом. Затем он повернулся и вошел в кабину.


— Живой потомок старика, — заключил Надж. — И его абсолютная копия.

Ашраф яростно выругался. После этого наступило молчание.

— И она ничего не знает о Розе?

— Так она говорит. Но замечу, что живет она в такой квартире, которую не купишь на доходы переводчицы. В Кенсингтоне.

Ашраф снова разразился проклятиями.

— Думаешь, она продала Розу? Кому же?

Надж скривился и покачал головой:

— Ничего предположить не могу. Все зависит оттого, сколько ей известно.

— Известно достаточно, чтобы отрицать отцовство Джемшида.

— А может быть, она перестанет отпираться, когда подумает некоторое время и осмыслит факты. Она явно предполагала, что все мы знали о письмах и вышибли ее из семьи. Один Аллах знает, что она думала о мотивах Джемшида.

— Надж, если он в самом деле отдал ей Розу, она не могла сомневаться в его искренности.

— Это верно. Тогда возможно, что она продала Розу после того, как дедово письмо убило в ней чувство долга по отношению к Джемшиду.

— Нет, как-то не сходится, — возразил Аш.

— Рано или поздно она мне скажет, — заявил Надж, хотя и не был полностью уверен в своей победе. — Надо дать ей время, чтобы она набралась мужества и призналась.

— Время — это слишком большая роскошь в нашем положении, — заметил Ашраф. — Мальчик должен быть здесь, и чем раньше, тем лучше.

— Я знаю.

— Надж, ты справишься? Нужна наша помощь?

Наджиб вспомнил глаза Розалинды в ту странную, быстро промелькнувшую секунду, когда жизнь показалась иной. В них было обещание чего-то, чего он ждал всю жизнь, хотя и не догадывался.

— Я справлюсь, — ответил он.


Рози и Сэм сидели на диване. Она читала сыну рассказ из выбранной в библиотеке книжки, а мальчик перебивал ее замечаниями насчет картинок. В этих занятиях они проводили время почти каждый день.

Но сегодня внимание Розалинды не могло быть отдано сыну полностью. Она гладила его по волосам, целовала в макушку, но не могла отвести глаз от великолепного кольца. Мысли ее неизменно возвращались к разговору с Наджибом аль-Махтумом.

У нее кружилась голова от вопросов, остающихся без ответа. Почему Джемшид не рассказал деду о своей женитьбе? Почему не поделился с ней, что происходит из столь богатой семьи? Вправду ли эти люди только недавно нашли завещание? Или они знали обо всем, а сейчас какая-то неведомая причина побудила их добровольно расстаться с наследством?

А если так, то эта причина связана с тем фактом, что может обнаружиться наследник Джемшида. Наджиб что-то говорил об алмазе. Но насколько всерьез он верил, что Джемшид мог передать ей такую ценную вещь? Снова и снова смотрела Рози на алмаз, надетый Наджибом ей на палец. Она плохо разбиралась в драгоценных камнях, но видела, что этот камень весит не меньше двух каратов[1]. Тогда о чем же толковал ее гость? О Кохиноре[2]? Да с чего бы Джемшид отдал бы ей такой камень, если он вообще держал в тайне размеры своего богатства?

Конечно, он делал Рози подарки, но лишь такие, какие всякий жених дарит невесте. Купил понравившийся ей кожаный пиджак, подарил на день рождения золотую цепочку… Взгляд Розалинды упал на столик. И на маленькую хрустальную вещицу, которую он подарил ей в тот день, когда она сообщила ему о своей беременности. Но этими предметами список исчерпывался.

Рози все смотрела на кольцо, отданное ей Наджибом. И все еще не верила, что оно существует на самом деле. Но вот она двинула рукой, луч света упал на камень, и Рози получила ответ на свой вопрос. Алмаз вспыхнул самым что ни на есть подлинным огнем.

Ясно одно: у кого-то возникли серьезные проблемы. К ней сегодня приходил Наджиб аль-Махтум; приходил не затем, чтобы искупить причиненное ей зло или позаботиться о том, чтобы спустя пять лет она получила наследство, а для того, чтобы узнать в точности, остался ли после Джемшида сын.

Хотелось бы знать, расспрашивал ли Наджиб о ней свою сестру. Но, что бы ни сказала ему Ламис, тот факт, что у нее есть Сэм, перевешивает все остальное. И нужно обдумать, как разговаривать с Наджибом в следующий раз.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Еще раз здравствуйте, Розалинда.

Рози кивнула в знак приветствия. Каким же ярким может быть фамильное сходство! Особенно глаза. У этого человека глаза Сэма.

— Вы, Наджиб, ловко обходите охрану. У вас есть шапка-невидимка?

Он пристально взглянул на нее.

— Можно мне войти?

— Вам не кажется, что вначале следовало позвонить? Сейчас воскресенье, и еще очень рано. Чего вы от меня хотите?

Наджиб смотрел на Розалинду и не отвечал. Ее голые ноги, прикрытые свободной хлопчатобумажной рубашкой, казались непропорционально длинными. Волосы не убраны, губы, не тронутые помадой, выглядят особенно беззащитными, веки слегка припухли, и не высказанный им ответ ударил его словно обухом: я хочу тебя.

Наджиб стиснул зубы, потому что слова едва не сорвались у него с языка. Но он сказал только:

— Впустите меня. Мне нужно вам сказать…

Рози преградила вход.

— Как вам удалось пройти мимо консьержа? Я жду ответа.

Наджиб прищурился. Ее недоверие внезапно взбесило его.

— Проблем не возникло, так как официально я считаюсь жильцом этого дома. Я купил здесь квартиру, — объяснил он, раздраженно чеканя каждое слово.

Розалинда вытаращилась на него.

— Вы… что? Я вам не верю!

— Деньги могут многое, и вам это известно. А теперь впустите меня.

Наджиб положил руку на предплечье Розалинды, и это было ошибкой: его пальцы как будто приклеились к ее коже. Рози отступила назад, взволнованная его жадным взглядом, его теплом. Он шагнул в квартиру, не забыв захлопнуть дверь ногой.

При его прикосновении электрический разряд пробежал по руке Рози. По всему телу. Какой же дурой надо было быть, чтобы сразу же не разглядеть мощную привлекательность Наджиба! Теперь не оставалось места для сомнений; этот человек очень опасен.

Счастье еще, что она не доверяет ему.

Розалинда поглядела на его сильную руку, и ей вдруг захотелось покориться этой силе. Ей захотелось, чтобы эта сила защищала ее, а не угрожала.

— Отпустите меня, — хрипло произнесла она.

Он стоит слишком близко, и это тоже ошибка, подумал Наджиб, вдыхая запах ее кожи.

— Отпустите, — повторила Рози, на этот раз шепотом.

Наджиб хотел, искренне хотел отпустить Розалинду, но вместо этого еще крепче сжал ее теплую руку. Он ощущал почти непреодолимое желание подхватить ее, отнести обратно в постель, раздеть, овладеть ею, немедленно, пока она не успела оказать сопротивление. Все его тело отчаянно жаждало эту женщину.

— Простите.

Он поднял свободную руку, коснулся щеки Розалинды, отбросил прядь ее волос и наклонился. Сейчас последует неизбежный, опаснейший поцелуй.

Секс для него — оружие, в приступе безумия подумала Розалинда. Она отшатнулась, вырвалась, и губы Наджиба схватили только воздух. И обоим почему-то в единый миг стало грустно.

— Зачем вы здесь? — холодно спросила Рози, вновь обретая уверенность.

Наджиб потерял терпение.

— Розалинда, я видел вашего сына. Почему вы солгали мне в жизненно важном вопросе? — резко бросил он.

Ее пронзил обвиняющий взгляд темных глаз.

— Я не лгала вам! И что в этом вопросе столь важно для вас?

Внезапно она пожалела о том, что не сказала этому человеку правду. Что плохого, если бы семья думала, что у Джемшида есть наследник?

— Может быть, мы присядем? — угрюмо предложил Наджиб.

— Я не хочу сейчас разговаривать с вами! — закричала Розалинда.

Расположившись на диване, Наджиб невозмутимо выложил на стол чемоданчик.

— Почему вы не позвонили? — снова потребовала ответа Рози.

— Сядьте, Розалинда.

Приказ прозвучал негромко и спокойно, но Рози, к собственной своей досаде, обнаружила, что не может ему не подчиниться. Она села, скрестив ноги, и раздраженно поерзала на диване. Плотная хлопчатобумажная рубаха, которую она использовала вместо купального халата, была длиннее большинства ее обычных платьев, но в эту минуту Рози чувствовала себя раздетой.

Она открыла было рот, чтобы сказать, что намерена переодеться, но услышала зловещий щелчок замков чемоданчика. Словно пуля застряла у нее в позвоночнике и парализовала ее.

Наджиб извлек длинный темно-желтый свиток, развернул его и приблизил к глазам Розалинды.

Свидетельство о рождении. Она уже знала, что последует дальше, но ее взгляд автоматически фиксировал строчки. Имя — Самир Джавад… Пол — мужской…

Розалинда подняла голову и встретила тяжелый, изучающий взгляд темных глаз.

— И что же? — спросила она.

— Летом вы были беременны от Джемшида. Весной следующего года у вас родился ребенок.

Глупо было бы ожидать, что этот человек ей поверит, но Рози задрожала от ярости.

Между тем безжалостный (и очень красивый) указательный палец остановился на одной из строк, а глаза продолжали буравить Розалинду.

— «Мать — Розалинда Оливия Льюис», — процитировал Наджиб.

Розалинда сделала глубокий вздох, чтобы овладеть собой.

— Так вы ничего не добьетесь, — начала она. — Я…

— «Отец — Джемшид Бахрами».

— Что вам нужно? — Она уже не могла больше сдерживаться. — Какое вам дело? Прошло пять лет! Почему вас так заботит, унаследует мой сын имущество Джемшида или нет?

Внезапно Розалинда почувствовала нешуточную тревогу. В жизненно важном вопросе, сказал он. Могут ли деньги играть жизненно важную роль? Если с опозданием обнаружилось завещание, нашелся наследник, кое-кому это может показаться неудобным, но ведь не жизненно важным?

Почему, когда выяснилось, что Джемшид имел законную жену, его кузен лично явился в Англию? Розалинде стоило раньше задуматься над этим вопросом, ведь он лежал на поверхности. Почему они не поручили юристу письменно известить ее о наследстве и запросить, есть ли у нее ребенок? С чего они так нервничают?

— Послушайте, Сэм не имеет отношения к…

Но Наджиб аль-Махтум уже выпустил свидетельство о рождении из рук и крепко схватил Рози за запястье.

— Розалинда, не нужно лгать!

Бумага, медленно покачиваясь в воздухе, опустилась на пол. Наджиб и Розалинда сидели в молчании, глядя друг другу в глаза. Почти электрическое напряжение между ними было вызвано осознанием близости и вытекающих из нее возможных последствий. Затем Розалинда вырвала руку и резко поднялась. Какие бы мысли у нее ни возникли в последние секунды, они уступили место неприкрытой ярости.

— Не смейте обвинять меня во лжи! Вы ничего не знаете о моей жизни!

— Я знаю, что вы зарегистрировали рождение ребенка. — Наджиб поднял документ с пола, спрятал его в чемоданчик и тоже встал. — Тем самым вы признали, что отцом мальчика является Джемшид. Теперь вы утверждаете обратное. Розалинда, какое из ваших утверждений я не должен считать ложью?

Рози прошла из гостиной в столовую и остановилась у окна, скрестив на груди руки. На улице было пасмурно и сыро. К подъезду неслышно подъехал роскошный «бентли».

— В этой стране муж женщины считается отцом ее детей, — произнесла Рози, — вне зависимости от того, является он их биологическим отцом или нет. Так вот, Джемшид не был биологическим отцом Сэма.

Наджиб тоже подошел к окну и остановился рядом с ней. Его губы были плотно сжаты.

— Вы, Розалинда, произвели на свет ребенка. Выкидыша не было. Я прав? Или вы солгали Джемшиду и моему деду пять лет назад, или сейчас лжете мне. Третьего варианта нет.

Третий вариант существовал, но Розалинда не могла рассказать о нем Наджибу. Она отогнала от себя сумасшедший голос, звеневший в ушах и твердивший ей, что безопаснее всего открыть сейчас правду. Из всех живущих Наджиб будет последним, с кем она захочет быть откровенной. И все-таки по какому-то идиотскому капризу судьбы к ней явился именно он.

— Вы ничего не знаете! — с жаром выкрикнула Рози.

— Когда у женщины случается выкидыш, она не может родить ребенка несколько месяцев спустя, — безжалостно отчеканил Наджиб. — Говорите правду.

В чем же все-таки дело? Рози кожей чувствовала страх перед неведомым. Здесь какая-то тайна, до сих пор сокрытая от нее. Но она не имеет права на легкий выход. Что бы за всем этим ни скрывалось, она обязана уберечь Сэма.

— Я уже сказала вам всю правду, и повторять не намерена, — отрезала Рози.

— Тогда почему же вы не указали в свидетельстве имя настоящего отца? — Наджиб не стал дожидаться ответа. — Отец ребенка — Джемшид. Именно поэтому в документах фигурирует его имя. Моему деду вы не солгали. Вы лжете сейчас. Но эта ложь безрассудна и опасна.

— Вы ничего о моей жизни не знаете, — зло повторила Розалинда.

Она ненавидела этого незваного гостя, хотя и понимала, что он не может предполагать ничего иного.

— Розалинда, следует ли понимать ваши слова в том смысле, что мой дед был прав, давая вам не слишком лестные определения в своем письме? — осведомился Наджиб. — Следует ли мне заключить, что вы не знали, кто истинный отец ребенка, и решили воспользоваться ситуацией, чтобы принудить Джемшида к браку?

Розалинда выпрямилась, откинула голову и в ярости сжала губы. Против ее воли рука взлетела вверх и ударила Наджиба по щеке. Все пять лет страданий запечатлелись в этом ударе.

Глаза Наджиба почернели, и Розалинде показалось, что на поверхность вырвались те чувства, которые он до сих пор держал под жестким контролем. Обеими руками он крепко сжал ее плечи и пристально посмотрел ей в лицо.

— И не пытайтесь пускать в ход кулаки, — предупредил он. — Не люблю.

Розалинда завороженно наблюдала за гневно дрожащими черными ресницами мужчины, за его расширившимися зрачками, за разгорающимся огнем опасности в глазах. Она слышала собственное затрудненное дыхание. Как будто со стороны к ней пришло сознание того, что Наджиб аль-Махтум не тот человек, которого стоит выводить из себя.

Оба они одновременно вышли из ступора. Наджиб опустил руки и отвернулся от Розалинды. А она — от него.

— Убирайтесь, — сказала Рози и невольно начала массировать пальцами те места, которые он только что сжимал.

— Мальчик — точная копия моего дедушки, — заметил Наджиб, обращаясь к затылку Розалинды. — Я ни в чем вас не обвиняю, Розалинда. Вас жестоко оскорбили, и вы не можете нам этого простить. Но ради мальчика вам следует забыть о вашей обиде.

— Уходите из моего дома и оставьте меня в покое!

Наджиб издал рассерженный смешок. Увы, испарилась возможность более глубокого контакта между ним и этой женщиной.

— Так я не могу поступить, — сказал он, и его холодный тон заставил Розалинду содрогнуться.

— Почему?

— Вы подталкиваете меня к определенным действиям, и я уверен, вы еще долго будете об этом сожалеть. Розалинда, и вы, и ваш сын находитесь в опасности. Он должен провести некоторое время в укрытии. Только при этом условии мы сможем защитить его.

— В опасности? Откуда может исходить опасность?

— От людей, которые могут причинить вред сыну Джемшида в том случае, если они узнают о его существовании.

Рози едва не разрыдалась.

— Это не сын Джемшида! Почему вы мне не верите?

— Да потому, что фамильное сходство никого не обманет. И еще потому, что ваш сын зарегистрирован как сын Джемшида. Если бы я вам и поверил, другие не поверят.

— Кто эти другие? Кто им скажет, что Сэм — сын Джемшида?

— Им никто не станет говорить. И тем не менее очень скоро они узнают.

— Потому что вы навели их на меня! — с жаром воскликнула Розалинда.

Наджиб покачал головой:

— Вовсе нет.

— Тогда зачем вы ворвались в мою жизнь? Никто бы и не узнал обо мне и о Сэме, если бы вы не…

Он снова покачал головой, перебивая ее:

— Мне было нетрудно собрать эти сведения. Информация лежит на поверхности, как желуди под дубом! Другим будет так же легко.

Розалинда решительно перебила его:

— Эта правда так и лежала в течение пяти лет. Почему вы заинтересовались ею только теперь?

— Вот на этот вопрос я не могу вам ответить.

— Почему кому-то может понадобиться причинить вред сыну Джемшида? Кто вы? И кто ваши враги?

— Я уже сказал вам больше, чем вам стоило бы знать, — отозвался аль-Махтум.

— Речь идет только о сыне Джемшида? Или опасность грозит всему семейству? Ваши дети тоже в опасности?

— Я не женат. А вот вашему сыну грозит настоящая опасность.

— Средневековый конфликт кланов? — прошептала Розалинда.

— Я больше ничего не могу добавить. Очень скоро вы узнаете больше. Но вы можете доверять мне. И вам придется мне доверять. У нас мало времени.

Розалинда вскинула голову.

— Что я должна делать в том случае, если доверюсь вам?

— Вы поедете со мной в Восточный Баракат, где мы сможем защитить вас и вашего сына.

— Восточный Баракат. — Она облизала губы. — И надолго?

Наджиб замялся.

— На несколько недель… Скажем, на два-три месяца.

— Три месяца? — в изумлении повторила Розалинда. — А что потом?

— Я не уполномочен раскрывать перед вами перспективу развития ситуации. Скажу только, что ваше положение изменится.

— А после всего… мы с Сэмом сможем вернуться к нашей обычной жизни?

На секунду Наджиб отвернулся, потом опять посмотрел ей в глаза.

— Я надеюсь, что все так и будет. Если удача не отвернется от нас.

— Вы надеетесь? — со злостью переспросила Рози.

— Джемшид не имел права жениться так, как он это сделал. Что бы ни последовало за этим, ваше имя уже неотделимо от того, что случилось.

— Что… — начала Розалинда, но Наджиб перебил ее настолько властно, что она была вынуждена замолчать:

— Розалинда, уверяю вас, мне можно доверять.

Ей сделалось страшно. Какую линию поведения избрать? Поверить этому человеку? Или бояться его? Или одно, или другое. Середины быть не может. Но разум уже отказывался помогать ей.

— Мамочка!

Оба собеседника немедленно обернулись. Сэм, румяный со сна, невинный как ангелочек, возник в дверях. В одной руке у него болтался игрушечный барашек.

— Доброе утро, родной! — весело воскликнула Розалинда.

Не сводя любопытных глаз с Наджиба, мальчик подошел к матери и ухватился за ее колено. К немалому удивлению Рози, Наджиб опустился на корточки и приветливо сказал:

— Привет.

Сэм долго, не улыбаясь, смотрел на незнакомца, потом неуверенно взглянул на мать.

— Сэм, это Наджиб, — объяснила та.

Мальчик снова задумчиво посмотрел на гостя. Наджиб ждал, по-видимому смирившись с тем, что стал объектом изучения.

— Привет, — наконец сказал Сэм и протянул Наджибу своего барашка. — Это Лэмбо.

Розалинда затаила дыхание. Сэм знакомил со своими любимыми игрушками только тех людей, которым безоговорочно доверял.

Наджиб кивнул — серьезно, как и ожидал от него ребенок. Затем протянул руку и пожал мягкое копытце.

Наконец мальчик оторвался от матери и, словно в трансе, протянул руку. Наджиб крепко пожал ее стой твердой, мужской уверенностью, которая с первой встречи привлекала Розалинду помимо ее воли.

Темные глаза, казалось, внушали мальчику спокойствие, тем более что они были так похожи на его собственные глаза. Сэм сделал шаг вперед, и Наджиб крепко его обнял. Сердце Розалинды сжалось, она понимала, что одного не может дать ребенку — отцовской любви.

— Ты мой друг? — спросил Сэм.

— Да, я твой друг, — без колебаний ответил Наджиб. — Я твой очень хороший друг.

Эти слова воодушевили Сэма, и он пошел напролом:

— Ты мой папа?

— Сэм… — Розалинда не знала, куда деваться от смущения. Но у Наджиба ничто не могло выбить почву из-под ног.

— Не знаю, — сказал он. Глаза Сэма расширились: Наджиб был первым мужчиной, который не ответил на его вопрос поспешным, стыдливым «нет». А Наджиб продолжал: — Бог по-разному проявляет свою волю. Но я знаю одно: я буду заботиться о тебе… некоторое время. Заботиться так, что твой родной отец был бы доволен. Договорились?

Сэм моргнул. Он не все понял, но суть уловил. Розалинда видела это.

— Договорились, — Сэм кивнул с таким видом, словно заключал сделку.

— Вы подумали, что говорите? — негромко спросила Розалинда.

Не желая волновать сына, она постаралась вложить весь смысл своих слов в интонацию.

— Я говорю правду, — сухо отрезал Наджиб.

— Вы прекрасно знаете… — начала Розалинда, но, перехватив растерянный взгляд Сэма, понизила голос: — Вы знаете, что тех отношений, которые он имеет в виду, между вами нет и не будет. Что же до заботы о нем…

Наджиб рассмеялся, причем так искренне, что Сэм расплылся в широкой улыбке и захихикал. Наджиб обнял его и поднялся.

— Розалинда, неужели жизнь еще не показала вам, что Бог играет с планами смертных?

— Как же именно Бог превратит вас в отца Сэма? — парировала она.

Наджиб посмотрел на нее с такой теплотой, что ее щеки вспыхнули.

— Мы могли бы пожениться.

Розалинда содрогнулась. Она чувствовала, что разговор принимает опасный оборот, так как в ней пробуждались тоска и влечение. Часто, слишком часто она мечтала о человеке, который разделил бы с ней радости и хлопоты, связанные с воспитанием Сэма.

— Откуда вам известно, чего хотел бы его отец? — спросила она, делая вид, что не слышала последних слов Наджиба.

— Любой отец хочет, чтобы его ребенок находился в безопасности, — ответил Наджиб. — И в особенности Джемшид, который… э… потерял отца еще в детстве. Он пожелал бы, чтобы я любил его сына и нянчил его как своего собственного.

Сэм уже нервничал, как будто ощутив враждебность Розалинды, и она отступила.

— Милый, мне нужно кое о чем поговорить с Наджибом. Может быть, ты сейчас пойдешь к себе и почитаешь Лэмбо вслух? А потом прими душ.

С этим предложением Сэм согласился, взял барашка под мышку и проследовал за матерью в свою комнату.

Когда она вернулась, Наджиб опять заговорил:

— Розалинда, позвольте мне принять все необходимые меры, чтобы обеспечить вашу безопасность и безопасность вашего сына. Не исключено, что времени у нас меньше, чем мы думаем.

Эти слова испугали ее. И почему-то ей еще сильнее хотелось ввериться Наджибу, хотя она и не хотела себе в этом признаваться. Следовательно, ей предстоит противостоять не столько ему, сколько собственным инстинктам.

Тем временем Наджиб говорил:

— Розалинда, не ставьте на карту его счастье, и ваше тоже. Позвольте мне позаботиться о вас обоих.

— Что вы намерены предпринять? — поинтересовалась она.

— У вас есть паспорта?

— Сэм вписан в мой паспорт.

— Тогда я немедленно покупаю для вас билеты до Восточного Бакарата. Вы готовы вылететь завтра?

Паника охватила Рози. Слишком быстро он берет быка за рога.

— В следующую субботу, — ответила она.

Наджиб нахмурился и покачал головой:

— Это слишком долго. Мы должны уехать до среды. Четверг — крайний срок.

— Пятница, — сказала Розалинда. — Раньше пятницы я не готова лететь.

Какой-то внутренний голос сообщил ей, что требуется время на размышление.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Наджиб давно ушел, а Рози мерила шагами комнату, время от времени поглядывая в окно на залитое утренним солнцем небо.

И вы, и ваш сын находитесь в опасности.

Эти слова вертелись и вертелись у нее в голове. Она не знала, правду ли сказал ей Наджиб, или же он просто старался запугать ее, чтобы заставить пойти на уступки. Но отмахнуться от подобного предостережения нельзя. Сэма необходимо защитить. Наджиб прав в одном: любой заинтересованный человек не усомнится в том, что Сэм — сын Джемшида.

Но почему сыну Джемшида должна грозить опасность? Какая-то семейная распря? Старинный племенной конфликт? Ей доводилось слышать о вражде племен, передающейся из поколения в поколение, о кровной мести, когда одна смерть влечет за собой другую, но ведь в современном мире такое невозможно?..

Джемшид не имел права жениться…

Но почему? Почему Джемшид скрыл от деда свой брак? Пять лет назад, перед тем как уйти на войну, Джемшид писал, что родные были счастливы услышать о его женитьбе.

Письмо деда показало, что члены семьи не только не были счастливы, но вообще ничего не знали.

Ну а теперь они знают (или думают, что знают) правду. Но не радуются, а закатывают истерику.

Рози била дрожь. Можно подумать, что она оказалась в ночном лесу, где рыскают дикие звери.

И нет ничего хорошего в том, что, когда Наджиб хотел ее поцеловать, она открыла для себя, насколько ее тянет к нему. Да, несомненно, он привлекателен, хотя у него чересчур суровые черты и поэтому его нельзя назвать голливудским красавцем. И он похож на человека, на которого можно положиться — при условии, что он на твоей стороне.

Главный человек в ее жизни — сын. Розалинда встречается с мужчинами, у нее есть друзья, но полностью вверить себя она не может никому, ей не у кого искать душевной поддержки в трудную минуту. Тайна отрезала ее от людей.

А может быть, дело в том, что после Джемшида она боялась верить людям.

Однако, как бы она ни опасалась Наджиба аль-Махтума, в нем чувствовалась мужская сила, которой так долго недоставало в ее жизни. Долгие пять лет ей нужно было быть сильной, и только теперь она поняла, насколько устала.

Положиться на Наджиба — огромный риск. Но, верит она ему или нет, необходимо исходить из предположения, что его слова об опасности, грозящей Сэму, — правда.

Она не имеет права проигнорировать предостережение. Даже если не уверена, что угроза исходит не от самого Наджиба.


— Да. Она согласилась. Но или я очень сильно ошибаюсь, или у нее есть тайные мысли.

Наджиб непроизвольно зевнул и провел ладонью по коротким жестким волосам, торчащим дыбом после сна. За окном от души распевал свою летнюю песню дрозд. Восходящее на востоке солнце ярко освещало измятые белые пижамные брюки Наджиба и его босые ступни. Накинув халат на обнаженный торс, он развалился на стуле, рассеянно поглаживая пальцами ног мягкий ковер.

— Что ты имеешь в виду? Да говори же!

Ашраф не учитывал, что Наджиб перенес смену часовых поясов. Впрочем, Наджиб не имел претензий. За время Кальджукской войны он развил в себе способность засыпать и просыпаться тогда, когда нужно, поэтому всегда находился в хорошей форме, летая по делам в разные страны и на разные континенты.

— Насколько я могу предположить, она замышляет побег.

Наступило тягостное молчание.

— Неплохой подарок оппозиции, — пробормотал Ашраф.

Наджиб нервно поигрывал поясом халата. Пожалуй, никогда раньше он не злился на себя так сильно. Он спугнул Розалинду. Немудрено, что она не хочет ему доверять.

А ему требовалось ее доверие.

Наджиб рывком поднялся на ноги, все еще прижимая к уху телефонную трубку, и прошел к письменному столу, стоявшему между двух больших окон; обе рамы были подняты, и в комнату лился свежий утренний воздух. Там он постоял несколько секунд, глядя на яркую зеленую траву и скачущего во весь опор всадника на сером коне.

— Как ты думаешь, он до нее уже добрался? — спросил Ашраф.

Наджиб помрачнел.

— Полагаю, нет.

На столе лежала фотография Розалинды пятилетней давности, залитая золотистыми солнечными лучами. Наджиб прислонился к оконной раме, придерживая телефонную трубку плечом, взял в руку фотографию и вгляделся в открытое, улыбающееся лицо девушки.

А Ашраф уже атаковал его следующим вопросом:

— Тогда почему она врет?

— Возможно, дело в том, что она продала Розу.

На него она смотрела отнюдь не так. В ее взгляде он читал холодность, подозрение и издевку.

Неужели он законченный дурак? У нее нет никаких оснований смотреть на него вот так, а у него нет никаких оснований желать ее. Если не принимать во внимание странное ощущение, поднимающееся в нем, говорящее, что, встреть он эту женщину при иных обстоятельствах, между ними могли бы возникнуть совсем другие отношения…

Ночью Розалинда посетила его сон, и во сне она доверяла ему.

— Возможно ли, что Джемшид ей все рассказал, а она не хочет делиться с нами? — допытывался Аш.

Наджиб все еще всматривался в ее лицо. Что-то она скрывает, это ясно. Но что именно? И насколько опасна эта информация?

— Аш, я хотел бы открыть ей правду. По-моему, если бы она знала…

Ашраф только фыркнул.

— Ты только что мне сказал, что она всех нас ненавидит. Если ты расскажешь ей, как обстоит дело, и она обратится… Надж, мы это уже проходили.

Наджиб рассеянно кивнул. Они подробно обсудили этот вопрос со всех точек зрения. Ащ прав: идти на такой страшный риск нельзя. В руках врага — да еще с Розой — сын Джемшида станет неодолимым оружием.

— Есть шанс, ну, хоть какой-нибудь шанс на то, что она не лжет и ребенок — не сын Джемшида? — продолжал нажимать Ашраф.

— В свидетельстве… — начал Надж, но Ашраф тут же перебил его:

— Она могла врать с самого начала.

То есть обмануть Джемшида, солгать ему… А потом она солгала в письме его деду. И двигал ею один, отнюдь не возвышенный мотив — корысть. Надж опять посмотрел на фото. Во все века женщины обманывали мужчин, уходящих на войну; разве не так? Собственная мысль показалась Наджибу циничной.

Он отказывался верить, что за этим лицом кроется чудовищная бесчестность.

— Если это так, то почему теперь она все отрицает? Ведь как раз сейчас настал момент расплаты.

Наджиба захлестнуло чувство утраты. Утраты любви и доверия, погубленных бессмысленно жестоким письмом деда, которое безнадежно отравило отношение Розалинды к семье Джемшида. Удастся ли ему когда-нибудь объяснить ей, как исторические события сломали незаурядного человека, превратили его в загнанного, подозрительного зверя, презирающего себе подобных?

Равносильно самоубийству привязываться душой к матери сына Джемшида в нынешних обстоятельствах. Родственники не позволят ему испортить их игру в течение ближайших недель или месяцев, как бы он ни повел себя потом.

Потом, подумал Наджиб.


Воля Провидения была явлена в понедельник, причем с совершенно неожиданной стороны. Агентство, через которое Розалинда получала заказы на перевод, прислало запрос касательно длительного контракта. Розалинде поручался перевод старинного парванского манускрипта.

Это выглядело значительно более заманчивым, чем переводы рутинных торговых договоров и технической документации, которые составляли основу работы Розалинды. Но по-настоящему она загорелась, когда узнала условия контракта: владелец не соглашался на то, чтобы рукопись покинула его владения. Предполагалось, что переводчица проведет все время, которое потребуется для завершения работы, в загородном имении владельца в Корнуолле[3].

Такое предложение Розалинда получила впервые, хотя вообще-то подобные заказы среди профессиональных переводчиков считались обычной практикой. Многие обладатели древних рукописей, нумизматы, коллекционеры разного рода редкостей неохотно расстаются со своими сокровищами. А это означает, что составители описей и переводчики должны работать по месту жительства владельцев, даже в замках Среднего Востока. И подобные заказы ценятся в профессиональной среде на вес золота.

— У меня есть Сэм, — напомнила агенту Розалинда.

— Я объяснила им насчет Сэма, — ответила Джемма. — Они будут рады его принять, если только ты ручаешься, что он не тронет их драгоценные древности.

Когда Розалинда положила трубку, ее губы расплылись в широчайшей улыбке. Не потребуется никаких драматических перемен в жизни. Она попросту исчезнет из поля зрения некоторых людей и будет выжидать.


Следующие два дня прошли в безумном водовороте. В первую очередь Розалинда призналась Джемме, что опасается некоего человека, который, возможно, постарается выяснить, куда она скрылась.

— Да что ты, Розалинда! Неужели за тобой охотятся? — воскликнула Джемма.

— Надеюсь, до этого не дойдет, — осторожно ответила Рози.

Джемма пообещала не признавать ни перед кем, что ей известно местонахождение Розалинды; в случае каких-либо расспросов она прежде всего свяжется с самой Розалиндой.

В разговоре с соседями и с почтальоном Рози как бы ненароком обмолвилась о предстоящей поездке в Северную Америку. Затем заказала в близлежащем офисе туристического агентства билеты до Нью-Йорка на самолет, вылетающий во второй половине дня в четверг, и оплатила их.

Почта на ее имя должна была приходить на абонентский ящик. Теперь она может наезжать в Лондон и забирать корреспонденцию, не появляясь дома.

Агентство по недвижимости прислало к ней серьезную седовласую женщину, которая заявила, что хорошо разбирается в растениях и что Розалинда может вверить свои цветы ее опыту.

Короче говоря, настало время перемен.

В четверг утром Розалинда уверенно вручила ключи Элен, после чего села в такси вместе с взволнованным Сэмом и отправилась прямиком на вокзал Виктории. Водителю она сказала, что ей необходимо успеть на поезд, идущий в аэропорт, так как они с сыном летят в Нью-Йорк. На вокзале, погрузив сумки на тележку, Рози прошла вместе с Сэмом в туалет. Там поправила прическу под бейсболкой, переменила пиджак, надела темные очки и переодела Сэма. После этого мать с сыном вышли на стоянку такси.

Розалинда обратилась к одному из водителей с акцентом, который, как она надеялась, сойдет за итальянский, и попросила отвезти ее в Паддингтон, откуда, как известно, отправляются поезда южного направления. На вокзале Розалинда и Сэм еще раз переоделись, и вскоре поезд уже мчал их прочь из Лондона.

* * *
— Значит, она решила бежать, — заключил Ашраф.

— Значит, решила, — согласился Наджиб.

— И как же она это обставила? Спрашиваю из чистого любопытства.

— Она согласилась выехать в пятницу вместе со мной в Восточный Баракат. Вышла на старт в четверг. Заявила, что вылетает в Нью-Йорк.

— В Нью-Йорк?

— Это все лапша нам на уши, Аш. У нее было много вариантов.

Ашраф тяжело вздохнул.

— Многое бы я поставил на карту, если бы они были здесь. Обидно, что она не доверилась тебе.

— Мы сейчас не играем в карты, — отозвался Надж. — Я так и знал, что будем работать по плану Б.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

— Дорогая моя, спасибо вам за то, что вы любезно согласились проделать столь неблизкий путь.

С этими словами сэр Джон распахнул дверь комнаты, и Рози ахнула от изумления. Библиотека выглядела в точности так, как богатые частные библиотеки в кинофильмах. На украшенных орнаментом дубовых полках выстроились книги в кожаных переплетах. До верхних полок можно дотянуться только со стремянки. Большие, исполненные в георгианском стиле окна открывают вид на лужайку, сад и чернеющий в отдалении лес. На стенах, там, где нет книг, висят образчики парванского и баджестанского искусства — лучшие из всех, которые Рози доводилось видеть за пределами Британского музея.

— Король Кавад Пандж, — пробормотала Розалинда, зачарованно приближаясь к портрету.

— Именно так, — подтвердил сэр Джон. — Художник создал два экземпляра. Второй находится в Парване, в королевском дворце. А этот подарил мне Его Величество при моей отставке, оказав мне тем самым большую честь.

Узнав, кто ее работодатель, Розалинда не удивилась. Рукопись, которую ей предстояло переводить, не могла принадлежать простому коллекционеру. Сэр Джон Кросс, известный парванофил, являлся послом Великобритании в Парване на протяжении более двадцати лет. В этой стране у него было множество друзей, которые, естественно, обратились к нему, когда во время войны и после нее им пришлось продавать свои сокровища.

Розалинда рассматривала портрет и думала о том, насколько иначе сложилась бы ее жизнь, не случись Кальджукского вторжения. Король Кавад Пандж был отцом кронпринца Кавьяна, чьим Сотрапезником являлся Джемшид. Розалинда непременно увидела бы этот портрет, но в совсем другой обстановке: в королевском дворце в Шахри-Бохорге. Почти наверняка она была бы представлена королю. Да и с сэром Джоном увиделась бы не здесь.

А довелось бы ей познакомиться с Наджибом аль-Махтумом? При обеих встречах с этим человеком у нее возникало странное, необъяснимое чувство, словно она знала его в какой-то другой жизни. Реальность как будто раздваивается, две возможные жизни идут параллельными курсами…

Рози отогнала грезы и увидела, что бывший посол, улыбаясь, смотрит на нее.

— О, простите, пожалуйста! — виновато воскликнула она.

— Вам не за что извиняться, дорогая. Я очень рад, что вы оценили мои сокровища по достоинству. А это лицо вы узнаете? — поинтересовался сэр Джон, останавливаясь перед портретом другой высокой особы.

— Насколько я понимаю, это бывший султан Баджестана. Верно? Хафзуддин аль-Джавади.

— Именно так. — Отставной дипломат грустно покачал головой. — Это великий человек. Переворот явился трагедией не только для него лично, но и для всей страны. Я был послом Ее Величества в его государстве, как вы, без сомнения, знаете. Это было моим первым назначением такого ранга.

Розалинда смущенно улыбнулась.

— Я даже не знала. Я не изучала подробно новейшую историю Баджестана. Моей специализацией был Парван.

— Это история, — возразил сэр Джон. — Переворот произошел еще до вашего рождения, в тысяча девятьсот шестьдесят девятом. Царству страха уже больше тридцати лет! А какая это была удивительная страна! Высокоразвитая, культурная… — Он снова покачал головой. — Ужасное время. Приходится вверять себя милости неких малоприятных сил…

Сэр Джон неожиданно замолчал. Розалинда удивленно вскинула брови.

— Но это же был обыкновенный военный переворот?

— Так-то оно так, да не совсем, моя дорогая. Переворот не состоялся бы, если бы не… интересы Запада, связанные с добычей нефти. Понимаете, Хафзуддин был демократом, убежденным западником, но в то же время оказывал сопротивление гегемонии западных стран в регионе. Он придерживался весьма непопулярного мнения о том, что нации имеют право на самоопределение.

Розалинда с удивлением внимала рассуждениям старика.

— Вы хотите сказать, что падение династии аль-Джавади было инспирировано…

Сэр Джон улыбнулся, но не стал заканчивать ее фразу и опять повернулся к портрету.

— Конечно, переворот был представлен как результат взаимодействия неких сил исключительно внутри страны. Но Хафзуддин не был простаком. Когда западные демократии не отреагировали на то, что произошло в Баджестане, когда ни одна страна из тех, с которыми султан поддерживал добрые отношения, не заявила протеста, он понял, что предал его не только Гасиб, обязанный ему всем, но и правительства стран Запада, в том числе, увы, и наше правительство.

Перед Рози стоял человек, досконально знающий историю и культуру Парвана. И она слушала его раскрыв рот.

Показав Розалинде манускрипт, перевод которого ей необходимо было представить, сэр Джон сказал:

— Итак, моя дорогая, не подумайте, что я вас тороплю. «Ирфани Арифан» дожидался переводчика пять столетий, так что несколько недель не сыграют никакой роли. А я рад принять вас в своем доме.


Сэм был на седьмом небе от счастья. В его распоряжении оказались многие акры земли, ручьи, густые леса и тайники, которые были бы милы сердцу любого ребенка. Две юные дочери домоправительницы с радостью заполучили нового, младшего товарища по играм. По утрам он исчезал вместе с ними и появлялся к обеду, мокрый, счастливый, взахлеб рассказывал об охоте на кроликов, о наблюдениях за лисицами, бабочками, лягушками, рыбами, уплетал все, что подавалось, с таким аппетитом, какого Розалинда до сих пор никогда за ним не замечала, и снова убегал куда-то.

В одно прекрасное утро Розалинда, как всегда, отправила Сэма с девочками на поиски приключений, а сама вышла на просторную террасу. По лужайке взад-вперед шагал незнакомый мужчина в длинном сюртуке, высоких сапогах, шляпе и с ружьем за плечами. Розалинда не придала значения этому обстоятельству, но на следующее утро опять заметила незнакомца. Сутки спустя он снова оказался в поле ее зрения.

— По-моему, кто-то наблюдает за детьми, — сказала она вечером сэру Джону.

Старик взял было бокал с вином, но при неожиданном замечании Розалинды его рука дрогнула, и красное вино пролилось на безукоризненно белую скатерть. Дворецкий мигом оказался у стола и вновь наполнил бокал.

— Надо полагать, вы видели Дженкинса, — произнес сэр Джон с виноватой улыбкой. — Это мой главный лесник. Боюсь, он не в восторге оттого, что дети бегают по имению. Он очень ревниво относится к своей территории. Нет, он не намерен пугать детей; просто присматривает за ними со стороны, чтобы они не нанесли ущерба его драгоценным насаждениям.

Это объяснение не вполне успокоило Розалинду.

— Он давно у вас служит? — осведомилась она.

Сэра Джона как будто обескуражил этот вопрос.

— Да, о, да, дорогая! Он у меня всю жизнь. Я знал еще его деда. Они… В общем, их семейство лишилось недвижимости. Не беспокойтесь из-за Дженкинса. Это очень порядочный человек. Он позаботится о том, чтобы с детьми ничего не случилось.

Обычно Розалинда ужинала с хозяином дома, когда Сэм отправлялся в постель. Сэр Джон был образованным интеллектуалом. Он проявлял огромный интерес к культуре Нарвана и Баджестана, а также к местным памятникам цивилизации древних бриттов, которыми изобиловала округа. При первом удобном случае он познакомил Розалинду с окрестностями.

В один из первых дней ее пребывания в усадьбе сэр Джон сообщил ей, что на территории имения есть доисторический алтарь, и она немедленно захотела найти его, но ее поиски не увенчались успехом.

— Никак не могу отыскать ваш алтарь, — пожаловалась она как-то за ужином.

— А его найти не так-то просто, — отозвался сэр Джон, и его глаза озорно сверкнули. — Считается, что человек должен выйти к нему без посторонней помощи. Иногда мои гости чуть ли не спотыкались об него. Но, как правило, поиски требуют усилий. А кто-то, бывало, так и не находил алтарь. Могу только сказать, что он находится в юго-западной части моей земли. Остальное, дорогая, зависит только от вас.


Ей никак не удавалось отделаться от мыслей о Наджибе аль-Махтуме. Трудясь в библиотеке над переводом старинного мистического трактата под названием «Знание всеведущих», она забывала о Наджибе, но по ночам его образ преследовал ее. Как-то раз ей приснилось, что он склонился над ее кроватью и назвал по имени. Она немедленно проснулась и еще долго ощущала его присутствие.

Если бы только она могла быть уверена в том, что ему можно довериться…

Не раз ей хотелось задать сэру Джону вопрос о семействе аль-Махтумов. А иногда ей казалось, что и он чего-то ожидает от нее. Но ее останавливало сознание того, что ее вопросы неизбежно повлекут за собой расспросы с его стороны и тогда ей придется пуститься в малоприятные объяснения.

Она сознавала, что сэр Джон, вероятно, знает людей, которые, по словам Наджиба, весьма интересовались Сэмом.


У Розалинды вошли в привычку часовые прогулки перед завтраком, во время которых она надеялась найти пресловутый алтарь. В юго-западной части имения располагался густой вековой лес. Редкие тропы или выводили Розалинду к каменной стене, окружавшей владения сэра Джона, или же терялись в чаще.

В то памятное утро она снова направилась в лес. На сей раз ее влекла не столько мысль о затерянном среди деревьев каменном алтаре, сколько размышления над главным вопросом, которому в свое время она не уделила должного внимания: каким образом она узнает о том, что опасность миновала и они с Сэмом могут вернуться к своей обычной жизни.

Рози брела по древнему лесу вдоль шумного ручья, погруженная в раздумья. Деревья, окружавшие ее, в стародавние времена считались посвященными Богине-матери[4]: осины, дубы, ясени, вязы, кусты боярышника. Солнце пробивалось сквозь густые ветви, и каждое освещенное пятно на земле казалось следом какого-то древнего бога. Розалинда шла в прошлое, шла сквозь века, в те времена, когда этот лес был еще молодым; она совсем утратила чувство реальности и погрузилась в какую-то другую жизнь…

В конце концов Рози оказалась в том месте, где ручей разливался вширь, клокоча возле камней и мощных корней деревьев. Тропинка заканчивалась у старого дерева, за которым открывались заросли ежевики и мальвы.

Розалинда сразу же сообразила, что заплутала в лесу. Но утро было на удивление теплым, поэтому она решила идти вперед. В конце концов, сэр Джон говорил, что алтарь найти непросто.

Она сбросила туфли, взяла их в руку, другой рукой ухватилась за толстую ветку дерева и ступила в воду.

Ручей оказался глубже, чем она предполагала, и подол ее юбки сразу же вымок. Дно было усыпано галькой, и идти было нетрудно. Держась за узловатую ветку, Розалинда добралась до середины потока и обогнула мощный ствол.

Футах в тридцати от себя она увидела круглую поляну, залитую утренним солнцем. Постояв некоторое время, Розалинда взялась за другую ветку, нависшую над ее головой, и вышла на отмель, а затем на берег. Теперь она находилась в таком месте, где магия глубоко пропитала всю природу.

Она остановилась на несколько секунд, выжимая подол юбки, затем осторожно двинулась на поляну — к каменному изваянию.

Никогда прежде ей не доводилось видеть такого гигантского камня. Высота его превышала шесть футов. Широкий у основания, он имел едва ли не остроконечную верхушку. В целом фигура напоминала коленопреклоненную женщину; ясно угадывались округлые бедра и массивные ягодицы, покоящиеся на пятках. Присмотревшись, можно было различить даже руки, кисти которых лежали на коленях.

Приблизившись, Розалинда без всякого удивления обнаружила, что бедра изваяния представляют собой сиденье, предназначенное для одного человека. Великая Мать звала гостя к себе. Улыбаясь, Розалинда подошла поближе, ступила на освещенную поляну и остановилась, не сводя глаз с камня, который как будто жил какой-то особой жизнью.

Розалинда ни о чем не думала, только ощущала зов Матери, желание прильнуть к ее коленям и впитать царящую здесь древнюю мудрость. Она приблизилась к изваянию вплотную, кожей чувствуя богатство природы. Мох, покрывающий камень, шорох листьев под ногами, зеленые кроны деревьев, сверкающая под солнечными лучами сочная трава — все это создавало образ бессловесного, но обновленного мира, творящего, плодородного и вечного взаимодействия женского и мужского начал, рождения и смерти, телесного и духовного соития.

Сейчас даже дуновение ветра возле огромного камня казалось частицей единой жизни вселенной.

Вдруг от фигуры Великой Матери отделился темный силуэт высокого мужчины, который, по-видимому, наблюдал за Розалиндой из-за камня. Почему-то этот человек показался ей неотъемлемой частью пейзажа, пронизавшего все ее существо. Какая-то часть ее признала древнюю истину о взаимном притяжении мужского и женского естества, осуществляющемся в присутствии Богини. И сама природа Розалинды впитывала всеми порами присутствие мужчины.

Но она отнюдь не была готова узнать в этом мужчине Наджиба аль-Махтума.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Розалинду обуревали самые противоречивые чувства. Ей хотелось убежать… и остаться, закричать… и соблазнить его. Мысленным взором Розалинда видела древних людей, молившихся Великой Матери о плодородии полей и утроб собственных жен. Почему-то ей вдруг пришло в голову, что было бы неплохо испытать известную процедуру с Наджибом.

А он стоял в тени Богини, не двигаясь. На нем были свободные черные брюки и черная спортивная футболка с короткими рукавами. Его лицо и руки покрывал загар.

Древние кельты верили, что темный человек приносит удачу. Если в новогоднюю ночь первым порог дома переступит брюнет, весь год должен быть счастливым. Розалинде вдруг показалось, что она слышала и еще одно предание: будто бы когда-то считалось, что темный человек может принести не только сына бесплодной жене, но и плодородие окрестным полям.

Розалинда резко повернулась и побежала.

Она сразу же скрылась в зелени леса; темноволосый охотник на мгновение замешкался, и Рози получила преимущество. Боги с удовлетворением наблюдали за ними: охота — благое дело, и женщина имеет право испытывать мужчину. Время от времени какой-нибудь цветок попадался ей на дороге или запутывался в волосах; цветы от века были частью священного обряда…

Ветки падуба царапали сильные ноги женщины, оставляя на них кровавые полосы. А все тело трепетало в предвкушении иной, святой крови, которая вскоре зальет ее бедра. Кусты ежевики задерживали преследователя — пусть охота будет сладостней и продлится как можно дольше. Как давно смертные в последний раз радовали богов подобными игрищами!..

Безумие гнало Розалинду кругами и неизбежно вывело все на ту же поляну, где густая трава манила прилечь, где плясали на ветру дикие цветы, где дожидалась Богиня. И вот послушная воле богов трава тронула ноги женщины, и она растянулась на зеленом ложе, готовая принять то, что последует.

Теперь темный человек был совсем рядом, и ему не требовалось приглашения травы, чтобы улечься рядом. Когда женщина попыталась подняться, темная рука удержала ее с той силой, что была угодна Богине. Женщина замерла, позволяя мужчине доказать Богине свое могущество.

Розалинда уступила божественной воле. Трава приподняла ее юбку, цветы венцом окружили густые волосы и поцеловали влекущие, влажные губы. Она совершила еще одну попытку вырваться.

— Не надо глупостей! — воскликнул Надж. — Я появился не для того, чтобы причинить вам вред.

Мгновенно отрезвев, Розалинда раскинулась на зеленом ковре и, тяжело дыша, посмотрела на Наджиба.

— Как… как вы… нашли меня?

Рука Наджиба лежала на ее боку, возле самой груди. Сердце Рози билось под его ладонью. Как у загнанного зверька, подумал он.

— Мне необходимо было разыскать вас.

От его хриплого голоса по ее коже пробежали щекочущие ручейки. Она невольно вздрогнула.

— Наджиб…

Она хотела протестовать, но в ее голосе трепетало желание. На какое-то мгновение оба замерли. Только ветерок колыхал траву да на щеки и губы Розалинды легли два розовых цветка; один из них рискованно затаился на уголке ее рта. Она приподняла руку, чтобы отбросить его, но Наджиб задержал ее пальцы.

Медленно, непереносимо медленно он склонился над ней, к цветку, поцеловал его с такой нежностью, что у нее заныла грудь и странная боль пронизала все тело. Она задохнулась, прикрыла глаза — и снова открыла их.

Темный человек запустил руку в густую шевелюру Розалинды. Затем его сильные, страстные пальцы сжали ее голову. Он нежно нашептывал ей что-то, но так тихо, что она не могла понять, щекочут ее кожу его губы или лепестки цветка. И тогда она опять закрыла глаза.

Его губы (или лепестки цветка?) скользнули по щеке Розалинды, тронули переносицу, оказались между бровей, между дрожащих век. Их руки переплелись, и ее ладони прижались к его затылку.

Наджиб поднял голову, а Розалинда открыла глаза. Их замутившиеся взгляды встретились. А потом он придвинулся ближе, коснулся ее губ, попробовал их вкус и впился в них.

Тела их переплелись в захлестнувшем обоих потоке чувств. А поток этот, быстрый, неумолимый, порождал буруны везде, где их тела соприкасались. Пальцы Розалинды впились в волосы Наджиба, ее губы припали к его губам с жадностью, словно исходившей из недр самой земли. Рука Наджиба легла на грудь Розалинды, обжигая, двинулась дальше, к бедру, к колену. У нее крепкое тело, гладкая, нагретая солнцем кожа.

Пальцы Наджиба скользили вдоль линии бедра, а язык тем временем осваивался в уголках ее рта, зубы покусывали губы Рози. Наконец, окончательно потеряв голову, он жадно и властно овладел ее губами.

И вдруг к Розалинде вернулось чувство реальности — резким ударом. Кто этот человек? Она даже не знает его. Не знает, что ему от нее нужно.

— Боже, что мы делаем? — проговорила она.

Наджиб улыбнулся, обнажив крепкие зубы, которые казались особенно белыми на фоне смуглой кожи.

— А ты не догадываешься? — прошептал он.

Его все еще не покидало то состояние, в котором мгновение назад они находились оба.

— Отпустите меня, — задыхаясь, выговорила она.

Листок, прикорнувший на ее щеке, вздрогнул, как будто от удивления.

— Розалинда! — простонал ненасытный Наджиб.

— Отпустите.

Теплый ветерок, который разметал ее волосы по траве, утих; даже шелест листьев смолк, как будто сама природа затаила дыхание. Наджиб прикрыл глаза, с глубоким вздохом выпустил Розалинду и, тяжело дыша, повернулся на спину.

Розалинда рывком села. Она не могла понять, что на нее только что накатило. Снова подул ветер; теперь он был как будто сильнее и прохладнее. Рози прикрыла влажной тканью юбки обнажившиеся бедра. Сексуальное возбуждение перемешивалось в ней с паническим страхом.

— Как вы сюда попали?

Она повернула голову и взглянула на лежащего рядом мужчину. Небольшое облачко прикрыло солнце. Наджиб опустил ладонь, которой прикрывал глаза.

— Откуда вы узнали, где меня можно найти? — жестко спросила Розалинда.

Наджиб не шелохнулся — и все же притянул ее к себе, как будто внезапно обхватил руками. Она отшатнулась вопреки голосу кипящей крови и встала на колени.

— Я нашел вас в лесу, потому что следил за вами. А в этом поместье… — Он приподнялся на локте и небрежно указал в сторону усадьбы. — Я знал, что вы здесь, потому что сам привел вас сюда.

Если бы он ударил ее, результат был бы тем же.

— Вы — что? Вы меня сюда привели? Это же неле… Как? — закричала она, чтобы заглушить холодный ужас, который мало-помалу брал верх над незнакомым ей доселе переплетением чувств. — Каким образом вы меня сюда привели?

Облако, закрывшее солнце, стало увеличиваться и темнеть. Розалинда нерешительно взглянула вверх и поежилась, так как воздух сделался заметно прохладнее.

— Сэр Джон — старинный друг моего семейства. Естественно, ему небезразличен вопрос о вашей безопасности, равно как и о безопасности вашего сына. И тем не менее это место может послужить для вас убежищем лишь на некоторое время. Здесь невозможно обеспечить достаточно надежную охрану. Поэтому мы должны предпринять еще кое-какие шаги.

У Розалинды перехватило дыхание.

— Вы хотите сказать, что он поручил мне эту работу только потому… Какие еще шаги?

— Давайте отложим обсуждение. Собирается дождь.

Одним быстрым, изящным движением Наджиб поднялся на ноги.

Розалинда ойкнула, когда что-то неожиданно ударило ее по руке, и тут же заметила, как на траве заплясали белые шарики.

— Град! — воскликнула она, не веря своим глазам. — Это же град!

— Давайте где-нибудь укроемся.

Наджиб помог ей подняться. Рози била дрожь, мокрая юбка прилипала к ногам, а ветер со злобной яростью швырял в лицо градины. Розалинда и Наджиб побежали в лес, вышли на тропу, по которой Розалинда явилась на поляну, и встали под деревом.

— Как странно, что я опять оказалась здесь, — пробормотала Розалинда. — А где же камень? Он должен быть…

Богиня-мать необъяснимо исчезла.

— Он здесь, — отозвался Надж. — Просто его с этой точки нелегко увидеть.

Розалинда удивленно вгляделась в пейзаж и поняла, что Наджиб прав. Камень оставался на месте, но под данным углом Богиню можно было принять за нарост на стволе огромного дуба — если, конечно, не знать заранее о ее существовании.

Яростный град, казалось, заполонил весь мир, но под кронами деревьев все-таки можно было избежать худшей участи. Наджиб осторожно вел Розалинду по тропе.

— Как вы могли узнать, что я именно сегодня отыщу эту статую? — спросила она.

К ней снова вернулся мистический ужас. Но Наджиб только махнул рукой.

— А я и не знал. Но вы вышли на эту тропу, следовательно, должны были или вернуться, или сойти к реке. А тогда обнаружили бы камень. Вы уже несколько раз ходили сюда, поэтому я мог предположить, что сегодня вам удастся пройти весь путь до конца.

Она содрогнулась.

— Неужели вы все эти дни следили за мной?

Он не удостоил ее ответом.

— Но почему? — И снова она не дождалась ответа. — Где вы поселились?

— В комнате, соседней с вашей! — раздраженно отозвался он и вдруг сжал се запястье. — Розалинда, разве я не говорил, что вам и Самиру грозит опасность? Или вы полагали, будто я позволю вам скитаться бог знает где, помня, что вы даже не представляете, с какой стороны вас подстерегает удар? Да вы в своем уме?

Этот поток слов ошеломил Розалинду. Она не знала, что говорить, и потому не сказала ничего.

— Я требую объяснений, — заявила она наконец.

Наджиб не остановился ни на секунду, лишь мрачно взглянул на нее сверху вниз.

— Вы их получите.

Они вышли из леса и остановились перед лужайкой, отделявшей их от дома. Розалинда привыкла видеть этот длинный, элегантный дом под другим углом. Град прекратился, облака как будто начинали рассеиваться, и теплые солнечные лучи уже легли на траву. Окна библиотеки, расположенной в левом крыле, ослепительно сверкали.

— Я потеряла туфли, — отрешенно заметила Розалинда.

Наджиб только тряхнул головой и повел ее дальше, по направлению к двери в правом крыле здания. Когда-то эта дверь служила входом для слуг. Сейчас посетители снимали за ней верхнюю одежду и обувь. Многие поколения людей оставили свой след на каменном полу коридора.

Розалинда быстро ополоснула ступни в тесной ванной комнате и смочила водой кровоточащие царапины. Наконец она, все еще босая, вышла в коридор, где поджидал ее Надж.

Он провел Рози в небольшой холл, откуда под прямыми углами расходились коридоры. Дубовый пол здесь блестел, а в центре лежал коврик парванской работы.

Наджиб, по всей видимости, хорошо изучил этот дом. В полном молчании он вел Розалинду по его лабиринтам, пока они не оказались перед дверью библиотеки. Наджиб распахнул ее, жестом предложил Розалинде войти в знакомое помещение и остановился перед одним из портретов, которые ей показывал сэр Джон в день ее приезда.

— Вы знаете, кто этот человек?

— Да, — ответила Розалинда. — Это Хафзуддин аль-Джавади, бывший султан Баджестана, свергнутый Гасибом в шестьдесят девятом году.

От взгляда Наджиба ей опять стало не по себе.

— Приятно, что вы его узнали, — без всякого выражения произнес он. — Ведь вы его ненавидели в течение пяти лет. Это он написал вам письмо.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Дыши! — говорил ей низкий голос. — Рози, дыши!

Она открыла глаза и увидела коврик, застилавший пол у окна. Рука Наджиба давила на ее затылок. Голова безвольно болталась между коленями.

Воздух ворвался в парализованные легкие Рози.

— Я в порядке, — прошептала она и затем повторила, уже несколько более твердо: — Я в порядке.

Руки Наджиба отпустили ее, и она села. Надж тем временем прислонился к оконной раме и сверлил ее глазами, в которых она ничего не могла прочесть.

— Со мной такого никогда еще не было. — Розалинда приложила ладонь ко лбу, стараясь унять пульсирующую боль. — Согласитесь, у вас всегда хватает сюрпризов. Так это правда? — Она кивнула на портрет.

— Ну конечно, правда! — пылко воскликнул Наджиб. — С чего бы я стал вас обманывать в столь важном вопросе?

— Не знаю, — отозвалась Розалинда. — Я вообще не знаю, из-за чего могло случиться все, что случилось. Мне кажется, что я попала в какое-то кино о Джеймсе Бонде. — Она помассировала шею, стараясь избавиться от очень неприятного ощущения. — Вы меня ошарашили. Боже мой! Значит, Джемшид — внук султана Хафзуддина аль-Джавади? Почему же вы не…

— Простите, мое поведение было обусловлено некоторыми обстоятельствами, — спокойно ответил Наджиб.

А перед глазами Розалинды почему-то встала безумная сцена в лесу, и ее охватило смущение. Нет, больше никогда не станет она сомневаться в том, что некоторые уголки Земли обладают особой, магической силой…

— Кто… — Она внезапно закашлялась. — Так кем же, получается, был Джемшид?

— При рождении Джемшид получил имя Камиль. Он был единственным сыном кронпринца Назима. В дни переворота он был еще ребенком. Его вывезли из страны в Парван, а его отец был убит.

— Боже всемилостивый! — ахнула Розалинда. — Сын принца Назима! И он… и он мог бы стать следующим…

— Если бы не переворот, принц Камиль стал бы султаном, — подтвердил Наджиб. — И очень многие люди рассчитывали на то, что так и произойдет.

— Вы говорите об эмигрантах, — кивнула Рози. Ей было хорошо известно, что многочисленные эмигранты из Баджестана жили на Западе, дожидаясь реставрации монархии на родине, а значит, и возможности возвращения.

— Обо всей стране, — сурово поправил ее Наджиб.

Да, теперь ясно, почему он говорил, что Джемшид не имел права жениться на ней.

Наступило молчание: Розалинде предстояло осмыслить услышанное. А Наджиб потянулся к старомодному веревочному звонку и несколько секунд спустя шепотом отдал какие-то распоряжения одному из слуг сэра Джона.

Врожденная привычка. Все понятно. Как-никак он внук султана.

Когда он возвратился к ней, она спросила:

— Значит, теперь вы сами ожидаете престола?

— Есть люди, имеющие больше прав.

— А вы сами хотели бы быть первым в очереди?

— У меня нет никакого желания садиться на дедовский трон.

Что ж, самый естественный ответ. И сама Розалинда ни за что не избрала бы такую судьбу.

— Как же Джемшид женился на мне и ничего не сказал при этом? Почему он не…

— Не мог он сказать. Наверное, когда стало известно о вашей беременности, он счел, что его долг перед вами и сыном превыше всего.

Внезапно Розалинду пробрала дрожь при мысли о том, что бы она почувствовала, сообщи ей Джемшид, кого она избрала своим мужем.

— Если бы он вам открылся, согласились бы вы выйти за него замуж? — осведомился Наджиб.

Розалинда вскинула на него глаза и тут же отвернулась.

— Не знаю. Я… я любила его. Но если бы оказалось, что ему предстоит стать султаном… — Она решительно помотала головой. — Я бы не захотела такого.

Наджиб поднял на нее глаза. Ну да, он понимал своего кузена. Понимал, как сексуальность и красота могут свести мужчину с ума до такой степени, что он бросит к ее ногам всю свою будущность…

— Наверное, поэтому он и не стал ничего вам говорить.

Рози поднялась на ноги и подошла к окну, за которым расстилалась ровная зеленая лужайка.

— У султана Хафзуддина было три жены, — сказала она. — Я не ошибаюсь?

— Нет, все верно.

— И как же вы все уживались?

— Его первая жена, Рабия, принадлежала к семейству Курейши, связанному родственными узами с королевской фамилией Бараката. У нее было два сына: Вафик и Сафа. А Соня — француженка, дочь графа Вуврея. Она родила трех дочерей: Муну, Зайну и Ясмин. А его третья жена, Марьям, была из рода Дуррани и состояла в родстве с правящей семьей Парвана. Это она — мать Набилы и Назима. Вы, несомненно, знаете, что Назим был любимцем Хафзуддина, который и объявил его своим официальным преемником.

Розалинда слегка повернула к нему голову.

— Моя мать — Ясмин, — сказал Наджиб, отвечая на невысказанный вопрос. — Я внук Сони, французской жены Хафзуддина.

Грудь Розалинды как будто сковал лед. В окно она увидела, как на лужайку вышел из леса осторожный олень. А Наджиб нарочито равнодушно продолжал:

— У моего деда был еще приемный сын. Его имя — Гасиб. Должно быть, вы уже знакомы с его историей. Дед подобрал его на улице. Родителей у мальчишки не было, он добывал себе пропитание в мусорных кучах. В тот день он играл в войну с другими ребятами, и дед заметил у него недюжинные способности. Он взял Гасиба к себе, усыновил, отправил в школу, затем в военный колледж и готовил к власти.

В спокойном, бесстрастном голосе Наджиба все же можно было расслышать нотки, выдававшие глубоко укорененную, застарелую ярость.

— Но научить его верности не удалось. В шестьдесят девятом году Гасиб, человек, который сегодня именует себя Верховным президентом Баджестана, был главнокомандующим всех вооруженных сил деда.

Розалинда изучала историю Парвана, но те события были для нее страницей учебника, а не частью истории рода ее мужа…

Гасиб был сиротой, но у него был брат и множество дальних родственников. Мало-помалу он расставлял их на ключевые посты в армии. Благодаря такой политике все вооруженные силы, за исключением королевской гвардии, оказались подконтрольны Гасибу. И произвели государственный переворот. В тот день войска окружили королевский дворец, здание парламента и блокировали некоторые важнейшие государственные учреждения.

В первые же минуты волнений во дворце застрелили кронпринца Назима, на глазах его жены, принцессы Ханы, которая прикинулась служанкой. Рассказывали, что около недели она стирала рубашки убийц своего мужа, прежде чем ей удалось скрыться из дворца и унести сына в корзине с бельем. Те, кто остался верен трону, помогли ей и ее сыну перебраться в Парван, на ее родину.

И теперь оказывается, что принцесса Хана — свекровь Рози. Все это не укладывалось в голове.

— Но о некоторых вещах учебники истории умалчивают, — говорил Наджиб. — Вскоре после переворота Сафа пал жертвой наемного убийцы. Желая защитить его наследников, мой дед распорядился, чтобы все члены семьи приняли вымышленные имена и затаились. Хана укрылась в горах, приняв имя рода, связанного тесными узами с Дуррани. Вот так Камиль Дуррани ибн Назим аль-Джавади Баджестанский в возрасте четырех лет стал Джемшидом Бахрами.

А олень тем временем пересек поляну, остановился, прядая ушами, опустил голову и сжевал какую-то былинку. Солнце щедро освещало его бархатистую шкуру. Хрупкое и вместе с тем величественное существо… Сердце Розалинды защемило от нежности.

— Но не всем удалось столь счастливо спастись. Мой дядя Вафик был убит в семьдесят седьмом. У него осталось два сына. Семья узнала о его смерти только через семь лет. Нам сообщили, что он скончался от сердечного приступа. И если бы нашлись подтверждения тому, что Джабир аль-Мунтазир, убитый Гасибом, в действительности был принцем Вафиком аль-Джавади, жизнь его сыновей оказалась бы под угрозой. Они — ближайшие наследники престола.

Розалинде стало трудно дышать: какая-то тяжесть легла на грудь. Она подошла к портрету и остановилась рядом с Наджибом. А когда бросила на него взгляд, вернулась память о том, что едва не произошло между ними в лесу. И Наджиб, вероятно, ощутил нечто подобное, поскольку предусмотрительно отступил на полшага и указал на перстень, изображенный художником на руке султана.

— А вот это — Роза аль-Джавади, — пояснил он. — По традиции султан передает камень тому, кого называет своим наследником в день официального оглашения. Джемшид, то есть принц Камиль, получил этот перстень из рук деда в свой двадцать первый день рождения. И перстень исчез.

— И вы решили, что Джемшид передал его мне?

— Это было так?

— Никогда в жизни я такого перстня не видела. Но вы, кажется, говорили об алмазе? На картине это мало похоже на алмаз.

— Это редчайший розовый кабошон[5], и притом старинный. В наши дни кабошонов из алмазов таких размеров не делают. Шестьдесят три карата.

— Шестьдесят три?! — ахнула Рози. — Ничего подобного Джемшид мне даже не показывал.

Розалинда снова перевела взгляд на портрет. Султан был изображен сравнительно молодым, лет, может быть, сорока. Несомненно, умный человек, к тому же обладающий сильной волей. Она снова обратила внимание на фамильное сходство, проявившееся в данном случае в некоем особом выражении глаз. А ведь у Сэма оно точно такое же. До этого момента Розалинда не осознавала вполне, насколько Сэм и Наджиб похожи.

Что ж, теперь этому не стоит удивляться.

— Ну, Розалинда, вы хоть сколько-нибудь понимаете моего деда? Он был добрым и справедливым правителем, но не спасся от предательства со стороны того человека, который был ему более всего обязан. Три его сына были уничтожены один за другим. Ему пришлось пережить долгие, трудные годы в ожидании той поры, когда его внуки станут мужчинами. И пришла минута, когда Джемшид приехал из Англии и объявил, что будет воевать на стороне принца Кавьяна. Ребяческая дерзость — так сказал мой дед. Принц Камиль аль-Джавади принадлежал своему народу и не имел права рисковать жизнью. Смерть Камиля стала последним ударом, который сильнее всех прочих испытаний подкосил моего деда. Розалинда, поймите: он уже не был самим собой, когда писал то письмо.

Наступила тишина. Затем Наджиб услышал негромкий вопрос Розалинды:

— А Джемшид… его тоже убили по заказу?

— Нет. Джемшид погиб, потому что храбро сражался на войне.

Розалинда облизнула пересохшие губы.

— И что же теперь?.. Почему жизнь Самира в опасности, если никто не знает, что Джемшид…

— Они не знали этого тогда. А теперь мы почти уверены: имя Джемшида Бахрами занесено Гасибом в список имен, принятых наследниками Хафзуддина. Нам необычайно повезло, что мы вовремя нашли завещание… и вас.

— Вы сообщили Гасибу обо мне?

— Нет. Но он обязательно проследит шаг за шагом всю жизнь Джемшида, чтобы выяснить, нет ли наследника. Если мы не примем меры, он, несомненно, найдет вас.

Найдет. Гасиб, во всем мире признанный исчадием ада. Человек, который не остановился перед убийством родного брата, когда заподозрил того в неверности.

Розалинда глубоко вздохнула и отвернулась.

Оленя за окном уже не было.

Как будто со стороны до нее донесся собственный голос:

— А что будет, если он нас найдет?

Не ответив, Наджиб провел Розалинду в смежную комнату, которую сэр Джон называл малой столовой. Там их приветствовал дворецкий, расставлявший на столике у окна блюда, накрытые серебряными крышками. Разложив вилки, дворецкий с поклоном удалился.

Наджиб налил Розалинде кофе, что было совсем не лишним; она находилась в состоянии сильнейшего шока. Рози сделала большой глоток и, сразу же почувствовав себя несколько лучше, посмотрела на человека, сидевшего напротив. Никогда еще он не казался ей таким далеким. Внук султана…

— Я задала вам вопрос, — сказала Розалинда.

— Гасиб — одержимый. Если он узнает о существовании внука кронпринца Назима, то почувствует, что его положение непрочно. Мы обязаны предотвратить такое развитие событий во что бы то ни стало.

Чашка Розалинды звякнула о блюдце. Ее руки дрожали, как у старухи. Она и чувствовала себя старухой. Ужас старит людей.

— Усвойте вот что, — продолжал Наджиб. — Гасиб знает, что один из наследников Хафзуддина принял имя Джемшида Бахрами, но ему неизвестно в точности, кто именно.

— Откуда он узнал это имя?

Наджиб пожал плечами.

— Мы можем только строить догадки. Методы правительства Гасиба в области ирригации и сельского хозяйства привели в прошлом году к катастрофическим последствиям. А голод, как вам известно, может толкнуть людей на бесчестные поступки.

Теперь Наджиб был другим человеком. Галантные манеры исчезли. Перед Розалиндой сидел проницательный следователь. Ее пронзила мысль: а чем он, собственно, занимается?

— Предположим, ему все станет известно; что тогда?

— Тогда возможны два варианта. Сыновей у Гасиба нет Его брат погиб. Это означает, что наследника не имеется. Если у Гасиба достанет здравого смысла, чтобы осознать, к чему может привести такое положение вещей, он возьмет Самира под свое «покровительство» и провозгласит себя регентом, который только дожидается момента, когда Сэм сможет взять власть в свои руки. Мне не нужно объяснять вам, какие преимущества ему даст такая линия поведения. Вы хорошо знаете, насколько он непопулярен. — Надж умолк, чтобы снова наполнить чашки, и заговорил снова не раньше, чем встретился взглядом с Розалиндой: — Но если при этом в его руках будет Роза аль-Джавади, доказывающая, что Самир в самом деле является законным наследником принца Камиля, Гасиб станет неуязвим.

— А ему хватит ума понять, что так будет лучше?

— Его можно заставить признать очевидное. А это означает, что вы, Розалинда, обладая теперь полной информацией, могли бы обратиться к Гасибу. Я убежден, он вывернется наизнанку, лишь бы вы приехали в Баджестан в роли счастливой и уверенной в себе матери наследника престола. Но в этом случае вам придется вверить заботу о вашем сыне Гасибу и его присным. А это риск, и немалый. Даже если сам Гасиб решится признать вашего сына наследником, вокруг него отираются всякие кузены и племянники, готовые к решительным действиям. Так что шансы на то, что Самир действительно станет султаном, очень невелики.

Во взгляде Наджиба читался вопрос, на который ей было трудно сразу ответить.

— Вы хотите знать, готова ли я отдаться в руки такого негодяя, как Гасиб, и предложить ему сына в обмен на… на что? На парочку бриллиантов и путешествие в «роллс-ройсе» по пустыне? — взорвалась Рози. — И на перспективу именоваться когда-нибудь матерью баджестанского султана? Ну, знаете…

— Извините меня. Я не знал, как вы воспримете то, что я имел вам сказать.

— По вашим словам, вы долго наблюдали за нами. А значит, могли бы заметить, что я люблю своего сына! — воскликнула Розалинда.

— В мире достаточно людей, готовых поужинать с самим дьяволом, чтобы обрести богатство.

Исходящие от прикрытых блюд аппетитные запахи дали Розалинде повод выиграть время: она поднялась и положила себе в тарелку яичницу с колбасой и жареную картошку. Наджиб последовал ее примеру, и в течение нескольких минут они отдавали должное еде.

Наконец Розалинда в какой-то степени усвоила смысл слов, сказанных Наджибом, и подняла глаза.

— Значит, я должна выбирать? — спросила она. Холодом веяло от открывшейся перед ней правды. — Мне следует сделать ставку либо на вас, либо на Гасиба.

Наджибу не хотелось прибегать к экивокам.

— Вот именно.

Розалинда покачала головой. Ее переполняло негодование из-за глупой несправедливости судьбы.

— Вы сказали, что нам может предложить Гасиб. Что же предлагаете вы? Я полагаю, у вас есть свой вариант — Она взглянула на кольцо с рубинами и неописуемым бриллиантом и подняла руку, показывая кольцо Наджибу. — Впрочем, я уже получила от вас плату!

— Вы думаете, мы не сознавали сути проблемы? — Теперь в голосе Наджиба сквозило раздражение. — А что нам оставалось? Обнаружилось завещание. Наследница — вы. Мы не имели права утаивать от вас то, что принадлежит вам!

Розалинда невесело рассмеялась:

— Тогда что вы предлагаете?

Она сердилась не только на Наджиба. Он — всего лишь исполнитель. Не Наджиб виновник ложной ситуации, поскольку не он ее создал. Первый виновник — Джемшид, который ни во что не посвятил жену. И во многом виновата судьба. И Ламис. Почему родственница Джемшида не известила Розалинду?

— В первую очередь мы предоставим вам надежное убежище.

— Мне казалось, я нашла его в этом доме.

Наджиб решительно тряхнул головой.

— Ошибаетесь. Было бы гораздо лучше, если бы вы согласились поехать в Баракат.

— Почему?

Наджиб в удивлении вскинул голову.

— Да потому, что в этом случае за вами будет стоять государство. Там вас, в случае необходимости, защитит армия.

— Армия? Какая армия?

— Вооруженные силы Бараката. Я ношу титул Сотрапезника принца Рафи. Или вы думаете, что правителей Баракатских Эмиратов не волнует судьба членов семьи, с которой они связаны кровными и брачными узами?

Розалинда молчала. Ей стало по-настоящему страшно. Но делать нечего? Он рассказал ей все. И приходится покориться обстоятельствам.

— Сейчас наша первая задача — скрыть от баджестанского правительства, что Джемшид в действительности был принцем Камилем.

— И как вы собираетесь этого добиться?

— Необходимо провести кампанию по дезинформации.

У Розалинды возникло ощущение, что она все глубже погружается в лабиринт хитросплетений, из которого не видно выхода.

— Дезинформации? — бездумно повторила она.

Наджиб помолчал.

— Розалинда, вам нужно понять одно обстоятельство. Если вы согласитесь с нашим планом, то Самир может утратить права на баджестанский престол. Сейчас Сэм несовершеннолетний. Но он является единственным внуком кронпринца Назнма, а потому лет через десять-двенадцать у него могут быть все шансы возглавить движение против правительства Гасиба. Если сейчас мы создадим Самиру вымышленную биографию, ему будет сложно отделаться от нее в будущем.

— Я бы согласилась участвовать в создании вымышленной биографии Сэма, если бы вы меня убедили в том, что в нее кто-нибудь поверит.

— Розалинда! — воскликнул Наджиб. — Как вы думаете, настанет день, когда Самир осудит нас за то, что мы сейчас делаем? Рассердится ли, узнав, что мы лишаем его возможности сбросить Гасиба и занять трон Баджестана?

С каждым словом Наджиба сердцебиение Розалинды учащалось. У нее еще не было времени задуматься об открывающейся перед ней перспективе. Как может сложиться жизнь Сэма? Ждать его воцарения? Чтобы его окружили льстецы, интриганы, чтобы его осаждали представители эмигрантских группировок, преследующих свои интересы?..

— Насколько я понимаю, у меня нет возможности убедить вас в том, что Сэм не имеет прав на трон Баджестана, так как он не сын Джемшида, — с горечью произнесла Розалинда. — Но, может быть, вы поверите, что я хочу уберечь его от такой участи. Так есть ли у нас выход?

— Есть, Рози, — сказал Наджиб; сказал настолько тихо, что ей пришлось напрячь слух. — Мы должны выдать Самира за моего сына.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Розалинда поняла, что уже не может ни на что реагировать, слишком многое обрушилось на нее за прошедший час. Приходилось принять тот факт, что мир далеко не таков, каким она его представляла. Ее, пожалуй, не удивит, если сейчас раздвинется стена, из нее выйдет султан Хафзуддин и разразится потоком проклятий.

Почему-то от этой мысли у нее появились силы. Отныне она может смотреть в лицо подлинным обстоятельствам. Может быть, как раз такие трансформации принято называть танцами под музыку времени.

— И каким образом этого можно добиться?

— Надо исходить из предположения, что именно я — тот, за кого вы вышли замуж пять лет назад.

Розалинда задохнулась.

— Кто же в это поверит? Слишком многим людям известна правда.

— Можно найти лазейки. Моя биография не так уж отличается от биографии Джемшида. Когда он был в Англии, я получал образование в Париже и много раз летал в Лондон. Как и он, я жил под чужой личиной. Как и он, я вернулся домой, чтобы принять участие в войне.

— Какое имя вы тогда носили?

Розалинда почувствовала, что Надж заколебался, прежде чем ответить:

— Надим аль-Аззам. Но это обстоятельство, наряду с некоторыми другими, не должно получить освещение в прессе.

— В прессе?

— При помощи газет мы убедим Гасиба, что «утечки информации», которые достигнут его ушей, — правда. Вся история получит публичное подтверждение.

— Какая история? История о том, что вы были вынуждены скрывать свое происхождение, чтобы выжить?

Наджиб покачал головой.

— Нет. История будет гораздо более романтической. Детали нам еще предстоит согласовать, но общая идея такая: я приехал в Англию, встретил вас и женился. Потом я вылетел на родину, на войну, где был тяжело ранен. В течение какого-то времени считалось, что я мертв. Это известие дошло до вас, но вы так и не узнали, что я выжил. А пять лет спустя я явился за вами и обнаружил, что у меня подрастает сын.

Изумленная Розалинда не сразу обрела дар речи.

— Здесь же все, от начала до конца, шито белыми нитками! Скажем, почему вы не дали о себе знать сразу, как только выздоровели? Почему я не…

Наджиб протестующе поднял руку.

— Я же сказал вам: детали еще нужно отшлифовать. В первую очередь, как вы понимаете, нужно будет объявить о вашем существовании. Розалинда, я очень прошу вас довериться нам в этом вопросе. Речь идет о жизни сына Джемшида.

— Довериться — это значит выступить в роли вашей жены?

Розалинда ощутила холодок в спине. Но черные глаза Наджиба притягивали ее взгляд, и она не могла отвернуться.

— Стать моей женой, — подчеркнул он.

— Если мы уже были женаты, как мы можем жениться снова?

— Дело в том, что я открываю свое настоящее имя и хочу оформить брак с вами, чтобы оно законно принадлежало и вам.

— И что это нам принесет?

— Прежде всего, и у вас, и у Сэма появится новое имя.

— А дальше?

— Бракосочетание получит широкий резонанс в прессе.

— Почему вы в этом так уверены?

По-видимому, вопрос показался Наджибу настолько наивным, что он не сдержал улыбки.

— Потому что мы об этом позаботимся.

Нет, Розалинда слишком рано подумала о танцах под музыку времени. Когда она потянулась к солонке, ее рука ходила ходуном.

— Розалинда, все это будет только декорацией, — тихо произнес Наджиб. — Неужели вы подумали, что я воспользуюсь преимуществами моего официального положения? Вспомните: вы находитесь под моей защитой!

— Нет! — твердо произнесла она. — Вы ошибаетесь. Самир — не сын Джемшида. Он не имеет прав на престол. Разве нельзя так и сказать Гасибу?

— Рози!..

— Нет! Если я соглашусь на ваше предложение, то увязну в смертной трясине. Я не хочу, чтобы мой сын окончил свою жизнь, пусть и через двадцать лет, считаясь главным претендентом на престол Бараката! Он не сын Джемшида! Ну почему вы мне не верите?

— Розалинда, вы видели портрет, — мягко возразил Наджиб.

Она вскинула голову.

— Упрямство в крови у всех вас! Ваш дедушка не поверил мне, когда я сообщила ему о том, что у меня будет ребенок от Джемшида, а вы не хотите мне верить, когда я говорю вам: сына Джемшида нет! Он…

— Посмотрите на меня! — приказал Наджиб таким властным тоном, что она не могла не подчиниться.

— Вы даете мне честное слово, что не Джемшид отец вашего сына?

— Да! — выкрикнула она.

— Чей же он сын?

Рози отвернулась. Ей было нелегко, ибо она знала, что он думает, вернее, о чем она вынуждает его думать. Он считает, что она обманула Джемшида.

— Розалинда, вы даже мне не осмеливаетесь сказать всю правду. Неужели вы хотите предстать перед всем миром в роли неверной жены кронпринца, лишившей страну законного наследника султанского престола?

— Я не изменяла Джемшиду. Я была беременна и потеряла ребенка. А потом… потом…

Наджиб смотрел в тарелку, будто находя невежливым открыто наблюдать за терзаниями Розалинды.

— Хорошо, — тихо проговорил он. — Вы потеряли ребенка принца Камиля, после чего немедленно забеременели вновь. Поскольку в это время ваш муж был уже мертв, не может быть речи о недостойном поведении. — Он поднял глаза. — Но вам придется представить доказательства.

Рози почти беззвучно выдохнула:

— Какие же доказательства я представлю?

— Доказательством могут послужить результаты анализа ДНК.

— Что? — закричала она. — Джемшида нет в живых. Или вы хотите сказать, что у вас есть фрагмент его тела?

— Для анализа не обязательно наличие тела самого Джемшида, — возразил Наджиб. — Образчик ДНК, взятый у любого близкого родственника Джемшида, может служить доказательством кровного родства. Не сомневаюсь, вы это и без меня знаете. А образец ДНК нашей семьи имеется хотя бы у меня.

Розалинда поперхнулась от неожиданности. Да, она знала, что анализ ДНК можно провести на основе сличения с образчиками ткани родственника; просто она никогда не думала, что эта процедура когда-нибудь будет проводиться в отношении Сэма.

А анализ ДНК лишь опровергнет ее утверждения. Он докажет кровное родство мальчика с Наджибом аль-Махтумом.


Розалинда и Наджиб сидели рядом на диване. Он обнимал ее за плечи, она сжимала обеими руками его свободную руку. Ее охватывало ощущение того, как хорошо было бы остаться в этом положении навсегда. Сила Наджиба придавала Розалинде уверенность. Сердце ее трепетало, но она невольно думала о том, что эта близость, конечно, необходима в интересах безопасности Самира, но опасна для нее самой.

Она все больше привязывалась к Наджибу. Вероятно, эта привязанность была порождена стечением обстоятельств — ее измученностью после четырех лет, в течение которых она одна была вынуждена заботиться о сыне, мужественностью и волей Наджиба. Пусть так, но рассудок редко берет верх над чувствами, и Розалинда понимала, что не ей быть исключением в этом отношении.

Ее тело таяло от ощущения близости Наджиба, ей хотелось целовать его, хотелось, чтобы он заключил ее в свои крепкие объятия, и что мог поделать совсем этим трезвый разум?

— Розалинда, посмотрите на него, — попросил кто-то.

Она покорно подняла голову и встретила нежный взгляд Наджиба. Он чуть улыбался. Его темные глаза сузились, в них читалась властность — и влечение. Сердце Розалинды перевернулось, и она судорожно глотнула. Все это — только подделка, резко напомнила она своему сердцу. Губы ее дрогнули, и она моргнула, чтобы не уронить слезу.

Вспыхивали фотоаппараты, стрекотали камеры, продолжались вопросы. Гази аль-Хамзей заблаговременно снабдил репортеров всеми «фактами», но предупредил Розалинду и Наджиба, что прессе понадобятся их собственные яркие, запоминающиеся высказывания.

— Розалинда, как вы себя чувствуете?

— Замечательно. Я ошеломлена.

Накануне она послушно выучила наизусть список стандартных ответов, которыми Гази снабдил ее на случай, если она растеряется. По словам Наджиба, Гази был главным специалистом по связям с прессой в Баракатских Эмиратах. Сейчас он сидел в стороне и внимательно наблюдал за происходящим. Если она запиналась или забывала какой-нибудь «факт», Гази приходил на помощь и сглаживал ситуацию. Розалинда чувствовала себя овцой в волчьей стае под охраной двух мощных сторожевых псов.

Рози согласилась на нынешнюю церемонию по необходимости. Она осознала наконец, что, стоит появиться слуху о происхождении Сэма, слух этот уже никогда не умрет окончательно. У нее не останется возможности убедительно опровергнуть подозрения о том, что отцом Сэма был принц Камиль. Всегда найдутся люди, желающие верить, что внук принца Назима пережил национальную катастрофу, и захотят либо убить его, либо возвести на престол Баджестана. И в том, и в другом случае его жизнь будет совсем не сладкой.

Отвечая на очередной вопрос, Наджиб сказал:

— Я хотел бы посвятить остаток моих дней ее благополучию.

Розалинда прикрыла глаза и улыбнулась. В истории, которую сочинил для них Гази, правда и вымысел переплетались так тесно, что Розалинда иногда уже не отличала одно от другого.

— Можно сделать несколько снимков в саду? — спросил кто-то.

Держась за руки, Розалинда и Наджиб прошли через широкие стеклянные двери на залитое солнцем крыльцо. Репортеры остались на террасе, а хозяева спустились в сад и, как бы прогуливаясь, не спеша вышли на заранее обусловленное место и остановились возле увитой розами стены. Объективы жадно ловили каждое их движение. Ассистенты Гази с умыслом выбрали для Розалинды легкое розовое платье романтического покроя и дополнили его газовым шарфом.

Неподалеку стояла стремянка садовника, на которой лежали рабочие перчатки и инструменты. Создавалось впечатление, что садовник только что работал здесь и ненадолго отлучился, чтобы перекусить. Наджиб, будто бы неожиданно для самого себя, взял садовые ножницы, срезал одну розу, приблизился к своей нареченной (как и было отрепетировано накануне) и вручил ей цветок. Розалинда с улыбкой приняла подарок, понюхала его и подняла глаза на Наджиба. Он обнял ее за талию, склонился и поцеловал.

Жаркое пламя разлилось по телу Рози при его прикосновении. Она почувствовала, как он крепче прижал ее к себе, как будто намеревался приникнуть к ней в самом страстном поцелуе.

— Рози, — шепнул он ей на ухо, и блаженное тепло захватило ее целиком.

— Превосходно! Изумительно! — донеслось с террасы.

Наджиб на мгновение сжал Розалинду еще крепче, затем отпустил. Она с горечью подумала о том, что, возможно, и привлекает его как женщина, но нежность, глубокое чувство — все это фальсификация.

Но вот один из журналистов спросил:

— А где же мальчик? Можно нам его увидеть?

Розалинда, как было условлено заранее, отправилась в дом за Самиром. Она поставила жесткое условие: в контакт с прессой Сэм вступать не будет и никто не должен задавать ему никаких вопросов.

— Ни одному человеку я не разрешу спрашивать его про отца, — решительно заявила она Гази накануне. — Не хватало еще, чтобы Сэм поверил, что его отец в самом деле вернулся.

Но на фотосъемку она согласилась, потому что Гази объяснил ей: внешнее сходство между мальчиком и Наджибом послужит убедительным доказательством. Она почти пожалела о своем согласии, когда вернулась в сад, держа на руках сына, который пришел в восторг, оказавшись в центре всеобщего внимания.

Когда каблуки ее туфель утонули в высокой траве, Наджиб быстро подошел к ней и взял мальчика из ее рук.

Сэм и Наджиб вторично встретились накануне. Ребенок, которому так не хватало мужской ласки, мгновенно вскарабкался к нему на колени и долго оставался там. Он ничего не говорил, а только наслаждался неожиданным счастьем.

Сейчас он живо обвил тонкими руками шею Наджа и прижался к его груди. Эффект получился такой, какого не могла бы добиться даже самая умелая режиссура. Фотокорреспонденты отреагировали немедленно.

Пока продолжались вспышки и стрекотали видеокамеры, репортеры хранили почтительное молчание. Поэтому всем было слышно, как мальчик с детской нежностью обратился к человеку, крепко державшему его:

— Ты теперь мой папа?

И никто не пропустил ответа Наджиба:

— Да.

* * *
— Зря вы это, — вздохнула Розалинда.

Наджиб вскинул брови.

— А что мне оставалось? Не мог же я на глазах у репортеров откреститься от вашего сына. Тогда пошли бы прахом все наши старания.

По окончании пресс-конференции они остались одни в комнате. Гази провожал журналистов, Сэма его подружки увели к пруду. Сэр Джон задолго до этого уединился в кабинете.

— Печально, что мы обманули Сэма.

— Розалинда, вспомните: я предлагал вам сказать Сэму что-нибудь убедительное. Дети умеют быть чуткими. Но вы настаивали, что мы можем оставить его в неведении.

— Я помню, — с горечью отозвалась она. — Но… что он почувствует, когда мы скажем ему, что вы — не его отец?

Ох, хоть бы она не пустила Наджиба на порог в свое время!

— Розалинда, с душевной раной можно справиться. Физический ущерб невосполним. Мы выбрали меньшее из зол. Нам остается только следовать по избранному пути. Идеального выхода не существует. Когда-нибудь вы сумеете объяснить Самиру, что двигало мной сегодня. Он поймет.

Рози не воспринимала его слов; ее душили переживания.

— Мы солгали ему! А лгать детям…

Ладони Наджиба уютно легли на ее плечи, и она затаила дыхание.

— …необходимо, если тем самым можно спасти их жизнь, — закончил он ее фразу. — Вы говорите глупости, Розалинда! Я не мог поступить иначе.

Не мог. В ту минуту ему не оставалось ничего иного. Просто в глубине души Розалинда знала, насколько Сэм успел привязаться к Наджибу… и насколько сильно его обаяние опасно для нее.

Все, что происходит сейчас, не более чем декорация. Вот отчего тяжело.

А Наджиб с запоздалым сожалением думал о том, что допустил ошибку, позволив чувствам до такой степени завладеть собой. С первой минуты знакомства с Розалиндой он ощутил мощное влияние ее женственности. После тех непередаваемых мгновений в лесу ему было больно находиться с ней рядом. Тогда вся природа требовала их любви. И требует по-прежнему.

Его пальцы рассеянно ласкали ее обнаженные плечи. И потоки тепла пронизывали тело Розалинды. Ее тянуло влиться в него, найти в нем надежнейшее убежище и отдаться страсти.

— Не надо, — прошептала она.

— Розалинда, — хрипло отозвался Наджиб.

Открылась дверь, и в комнату вошел Гази аль-Хамзей. В руке он держал мобильный телефон.

— Мне только что звонили из журнала «Хелло!», — сообщил Гази, переводя взгляд с Наджиба на Розалинду. — Просили об эксклюзивных правах. О лучшем исходе не приходится и мечтать.


Возвращение из могилы!

Приветствуем героя: пять лет спустя!

Мой принц еще придет ко мне!

Да, я твой папа!


Воскресные выпуски газет сделали Наджиба и Розалинду знаменитыми. Большие фотографии едва ли не на всех первых страницах. Даже солидные издания уделили внимание этой истории, хотя и описывали ее в несколько более сдержанной манере.

— Прекрасно, — сказал Гази, просмотрев с вниманием профессионала один из отчетов и отложив газету. — Вы очень естественны.

Они завтракали втроем на открытой террасе. Стояло прекрасное утро. Головки цветов покачивались на легком ветру. Сэр Джон накануне вечером отправился в свой лондонский клуб, а наутро его шофер возвратился с ворохом газет.

— Естественны в чем? — сухо осведомился Наджиб.

Гази аль-Хамзей метнул на него удивленный взгляд и пожал плечами.

— Просто удивительно, насколько Сэм похож на вас под определенным углом, — заметил Гази и взял другую газету. — Никому не придет в голову сомневаться в вашем родстве.

На фотографиях любой мог видеть семейное сходство. Не возникало сомнений в том, что Надж — взрослая копия Сэма.

— Вы — великолепное семейство, — продолжал Гази, рассматривая фотографию, на которой Сэм стоял между Розалиндой и Наджибом. Голову мальчик повернул именно так, что его черты в точности повторяли черты Наджиба. — Да, лучшего и желать невозможно.

Розалинда не вполне разделяла его энтузиазм. Она рассеянно прислушивалась к разговору и читала одну из статей.

«…внук изгнанного с престола султана. Его мать, в то время прекрасная молодая аристократка, скрылась с узлом одежды за плечами…»

«Из соображений безопасности члены семьи аль-Джавади были вынуждены уйти в подполье… Наджиб (его подлинное имя мы пока не вправе раскрыть) приехал в Англию…»

Фамилия самой Розалинды также тщательно скрывалась от прессы.

Она оторвалась от газеты и встретила пристальный взгляд Наджиба.

Рози знала, что ей полагалось бы быть признательной ему: ведь его жизнь тоже переменилась, причем он ничего от этой перемены не выиграл. Но трудно быть искренне благодарной человеку, чье появление в одночасье перевернуло весь твой жизненный уклад. И чье исчезновение повлечет за собой другие последствия: разбитое сердце самой Розалинды и ее сына.

Нет, она не может испытывать к нему благодарность…

Наджиб сказал, что с душевной раной можно справиться. Но она-то помнит, как долго не заживала рана, нанесенная ей мыслями о предательстве Джемшида. Наджиб унял эту боль, но не нанесет ли он ей новый удар?

Розалинда перевернула страницу.

«… был серьезно ранен, но выжил. Он пользовался гостеприимством одной крестьянской семьи все время, пока продолжалась страшная война… Ранение в голову вызвало частичную потерю памяти; он перенес пластическую операцию. А затем произошло чудо: память вернулась к нему, и тогда он отправился на поиски жены… Они планируют вторично сочетаться браком, когда Наджиб вернет себе настоящее имя, и их ждут новые торжества…»

Рози отбросила газету.

— Ну, как вам все это? — обратился к ней Гази.

— Неужели кто-нибудь поверит во всю эту галиматью? — безнадежно вздохнула Розалинда.

Мужчины рассмеялись. Гази сказал:

— Розалинда, поймите: люди захотят верить, а это уже половина успеха. Согласитесь, история душещипательная. Слезы, смех, обманутая чистая любовь, злодей и счастливый конец.

Все трое некоторое время молчали, и тишину нарушали только долетающие до террасы детские голоса. Наджиб заговорил первым:

— Пять лет — долгий срок. Все забывается. Мы жене сказали, что я и есть Джемшид Бахрами. Эта история нормально вписывается в мою биографию. Даже мои лучшие друзья не смогут с уверенностью сказать, что я не женился тайно во время моего пребывания в Европе.

Розалинда взглянула на газетный лист. Вот они, все трое. Сэм на руках у Наджиба. С каким же царственным достоинством держится Наджиб! Он выглядит как прирожденный султан.

Это похоже на парадный портрет царствующего семейства.

Розалинда вдруг почувствовала, что за ней захлопнулась ловушка. Она медленно проговорила:

— А вы уверены, что сами не хотите занять трон? И что все это не элемент обмана, при помощи которого вы собираетесь бросить вызов Гасибу?

Мужчины обменялись быстрыми взглядами, что отнюдь не успокоило Розалинду. Затем Наджиб отставил в сторону кофейную чашку, взял Розалинду за руку и пристально посмотрел ей в глаза.

— Нет, Розалинда, — твердо сказал он. — Хорошо, допустим, вы не доверяете мне. Но можете вы представить, что сэр Джон согласился бы участвовать в столь опасных играх?

Рози проглотила слюну. Он совершенно прав. Ее внезапный страх отступил. С какой стати ее предал бы такой почтенный человек, как сэр Джон Кросс?

— Я не собираюсь приносить свою жизнь в жертву такой цели, — продолжал Наджиб. — Поверьте, мне абсолютно претит идея о верховной власти. Желаю ли я смещения Гасиба? Да. Пойду ли я на самые отчаянные шаги, чтобы помешать ему использовать Самира в пропагандистских целях? Вне всяких сомнений. Но не обвиняйте меня в том, что я в корыстных интересах захватил вас, что ваш сын нужен мне как способ удовлетворить мои собственные политические амбиции. Нет, Розалинда. Я не способен на подлость.

Наджиб смотрел ей прямо в глаза, словно хотел без помощи слов внушить Рози, что между ними существует связь, о чем им обоим известно.

Ей хотелось в это верить.

В наступившей тишине Гази взял в руки одну из газет и прочитал вслух:

— «Наджиб аль-Махтум является потомком султана по женской линии и не может рассматриваться как кандидат на престол Баджестана. Существует распространенное мнение, что Хафзуддин перед смертью передал право престолонаследия одному из сыновей принца Вафика. Однако до тех пор, пока наследники не заявят о своих правах, не может быть твердой уверенности в том, что кто-либо из них жив».

Рози, все еще не до конца убежденная, не сводила глаз с Наджиба.

— Верьте мне, Розалинда. Я женюсь на вас лишь для того, чтобы защитить вашего сына.

Его черные глаза сверкнули, уголки губ опустились. И тогда она поняла, что Наджибу эта сделка нравится так же мало, как и ей, и почувствовала боль. Она предпочла бы, чтобы этот брак не претил ему, пусть даже их женитьба — всего лишь фарс.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Побережье Восточного Бараката представляло собой самое изумительное зрелище, какое Розалинде когда-либо доводилось видеть. Голые скалы выдавались далеко в роскошные воды моря, образуя десятки бухт разной площади. Изумрудно-бирюзовое морс, настолько чистое, что даже с воздуха можно было разглядеть дно, составляло резкий контраст с красновато-коричневой землей.

Где-то вдали над горными вершинами, увенчанными снежными шапками, возвышалась гора Шир.

Слово «шир» в парванском языке имеет два значения: «лев» и «молоко». Предание гласило, что эта гора была и матерью, и отцом раскинувшимся вокруг землям. Теперь Розалинда поняла смысл этого предания. С видом горделивого владыки гора Шир как будто окидывала взглядом просторы и внушала необъяснимое чувство покоя.

— Мама! Мама! — кричал Сэм, задыхаясь от волнения. Впервые в жизни он совершал путешествие на вертолете. — Ух ты!

Вертолет сделал крутой вираж, огибая длинный мыс. Наджиб вел вертолет очень низко; ему то и дело приходилось резко набирать высоту, что приводило в восторг Сэма.

— Вот здесь, — сказал Надж, когда вертолет коснулся земли, — ваша вилла.

Теперь дух захватило у Розалинды. Низкое, но просторное здание было построено из природного камня и глины в традиционном для Среднего Востока стиле: сад окружен толстыми стенами, а в его центре находится сам дом, украшенный небольшими куполами. Характерной особенностью проекта были внутренние дворики — большой прямоугольный в центре и по одному квадратному с каждой стороны. Когда Наджиб совершал полет над домом, Розалинда заметила, что в каждом из внутренних дворов имеются фонтаны и бассейны, выложенные изразцами. А еще там были разбиты клумбы, казалось бы немыслимые в этой пустыне. Ей было известно, что в жаркие ночи обитатели дома порой спали на плоских участках крыши между куполами. По периметру дом окружали деревья и кустарники, усыпанные цветами.

Настоящий оазис, содержащийся в образцовом порядке.

К морю от дома спускалась дорожка. Небольшую бухту окружал каменисто-песчаный пляж. На сверкающих волнах рядом с белым буйком покачивалось небольшое рыбацкое судно.

— Это похоже на сон! — выдохнула Розалинда.

Они с Наджибом прибыли сюда не только для того, чтобы Розалинда ознакомилась с наследством, но и чтобы избежать охоты со стороны прессы. Когда все будет готово к их приезду, они отправятся в Восточный Баракат, в горный дворец принца Рафи, где и пройдет свадебная церемония.

Наджиб уверенно посадил вертолет на ровную площадку у дома. Рядом возвышалась скала. Розалинду поразило, насколько негостеприимной кажется эта голая, каменистая и прекрасная земля.

— Сюда можно добраться только на вертолете? — спросила она.

— Еще морем. — Наджиб широким жестом обвел окрестности. — На худой конец, пешком или на верблюде. У Камиля… У Джемшида была яхта. Он приезжал на ней из Дарьяшара.

Розалинда прекрасно знала, что Дарьяшар — морской порт в Восточном Баракате. То малое время, которое имелось в ее распоряжении до начала главной авантюры ее жизни, она посвятила интенсивному изучению истории и географии этой страны.

Она еще не решила окончательно, на верный ли шаг решилась. Сэр Джон познакомил ее с двумя довольно темными людьми, поручившись, впрочем, за то, что им вполне можно доверять. Ей не понравились выражения их лиц, когда они услышали ее заверения в том, что Самир не является сыном принца Камиля. Для них ее заявление доказывало лишь факт супружеской измены. В один критический день правда выплывет наружу… Сможет ли Сэм простить ее когда-нибудь?

А еще Рози сомневалась в самой себе. Не двигали ли ею некие подспудные мотивы, когда она согласилась на этот обманный брак? Может, некая витающая в облаках часть ее сознания нашептала ей, что за формой придет и содержание?..

— Мархаба, ахлан ва сахлан! — донеслось до ее слуха.

Несколько мужчин и женщин высыпали из дома и уже спешили навстречу с приветствиями, когда Наджиб принял на руки Сэма и помог Розалинде выйти из кабины.

— Шокран джазилан, — ответила им Розалинда.

— Альхамдоллья ала ассалаамата!

Мужчины взяли чемоданы путешественников, а женщины протянули руки к Сэму, а потом принялись хлопать себя по щекам, шумно выражая свое удовольствие по поводу его здорового вида и яркого сходства с отцом.

Наджиб поставил Самира на землю, и мальчик тут же решительно ухватился за руки Розалинды и ее спутника. Вся группа направилась к дому медленным шагом, потому что жара не позволяла двигаться быстрее. Розалинда, невероятно элегантная в своем длинном кремовом платье без рукавов и с глубоким вырезом, с очками, сдвинутыми на зачесанные назад волосы, решила, что здесь без шляпы выходить из дома нельзя.

Единственным действующим лицом, проявлявшим кипучую энергию в данной мизансцене, был Сэм. Шлем с эмблемой французского Иностранного легиона весело подпрыгивал на его голове, когда он вприпрыжку торопился к дому, немилосердно дергая Розалинду и Наджиба за руки. В эти минуты мальчик был бесконечно счастлив, поскольку рядом с ним с одной стороны шел мужчина, а с другой — женщина…

Сэму успели объяснить, что Наджиб будет играть роль его папы на протяжении недолгого времени. Никакого другого варианта Розалинда придумать не смогла. Она спросила Сэма, согласен ли он, и мальчик солидно кивнул.

Но насколько ребенок мог понять все нюансы? Не исключено, что в его сознании остались только слова «Наджиб» и «папа».

Розалинда вздохнула.

— Что вас беспокоит? — мягко спросил ее Наджиб.

Он чутко улавливал ее настроение; она не в первый раз в этом убеждалась.

— Как отреагирует Самир на ваше отсутствие, когда вас больше не будет рядом? Я боюсь, Наджиб, что ваша с ним близость опасна.

Он покачал головой.

— Знаете, Розалинда, я не могу себе представить ничего менее естественного, чем отказаться от добрых чувств по такой вот причине. Если мне не суждено оставаться рядом с ним до тех пор, когда он станет мужчиной, тем больше у меня оснований любить его сейчас.

— Но…

— Если вам предстоит путешествие через пустыню, вы станете отказываться от достаточного количества воды заранее? Или все же постараетесь напиться вдоволь, чтобы было легче перенести будущие испытания?

Эти слова пронзили все существо Розалинды, поскольку они точно выразили сущность ее состояния. Должна ли она стойко противостоять уже возникшим у нее чувствам к Наджибу по той причине, что рано или поздно они расстанутся? Или же более правильно создать запас для одинокого будущего?

Но главный вопрос: будет ли у нее такая возможность?


В доме было намного прохладнее: толстые стены, куполообразные потолки, фонтаны, зелень служили прекрасной системой охлаждения.

Их провели в маленький дворик. Там били фонтаны, и потому чувствовался ветерок. Возле стены роскошного зеленого кустарника на крытой галерее их ждал сервированный в западном стиле стол. Игра яркого света и тени была неописуемой.

Подали легкий обед: зелень, несколько вкуснейших салатов, затем ледяной шербет — традиционное для Востока средство освежения усталых путников — и медовые сласти.

Некоторое время они почти не разговаривали; лишь изредка перебрасывались короткими фразами. Розалинда с наслаждением впитывала разлитые в воздухе благовония и любовалась всем, что ее окружало: колоннами с каменными арками, опоясывавшими дворик по всему периметру, сверкающим фонтаном, неотразимо мужественным Наджибом.

Сэм тоже притих, все свое внимание отдав шербету. Только что он с волчьим аппетитом съел несколько экзотических блюд. На замечание Наджиба по этому поводу Розалинда ответила:

— Он не всегда так отважно пробует незнакомую еду.

— Проголодался из-за жары, вот ему и не до разборчивости.

Розалинда улыбнулась, завороженная черными глазами Наджиба, и рассеянно проговорила:

— А может быть, у него генетическая предрасположенность.

Наджиб посмаковал глоток шербета.

— Ваш второй возлюбленный тоже родом из этих мест? — негромко поинтересовался он.

— Мой второй…

Розалинда не сразу поняла смысл вопроса, но тут же осеклась. Щеки ее покраснели от гнева. Понятно, что именно он думает на этот счет, но какое у него есть право высказываться так прямо?

От необходимости отвечать ее спасло появление женщины, которая подошла к Сэму и протянула ему салфетку. Розалинда согласно кивнула и стала подниматься из-за стола. Наджиб сказал:

— Сэм, иди с Тахирой, она покажет тебе твою комнату. Она будет хорошо за тобой присматривать.

Сэм послушно слез со стула. Розалинда почувствовала легкий укол ревности из-за такой готовности сына повиноваться распоряжениям мужчины.

Мальчик доверчиво взял Тахиру за руку, а другой рукой устало помахал.

— Не думала, что он настолько утомился, — заметила Розалинда. — Жара, впечатления… Все это слишком ново для него.

— Проведайте Сэма через несколько минут, — посоветовал ей Наджиб. — Между прочим, Тахира — великолепная нянька. Она стажировалась в Баракате, в детском госпитале имени королевы Халимы.

И тут Розалинда ощутила неимоверную усталость. Она потянулась и зевнула.

— Знаете, наверное, мне нужно поскорее лечь.

— Я вас провожу, — сказал Наджиб и поднялся.

Розалинда проследовала за ним по расположенной под галереей дорожке, поднялась на невысокое крыльцо и оказалась в прохладном полутемном коридоре, который соединял дворик с большим двором. Потом они попали под другой навес, и Розалинда увидела перед собой небольшой круглый пруд. Поднявшись по широкой лестнице, они миновали стеклянные двери и вошли в длинное помещение, где прохладу обеспечивали подъемные жалюзи, колыхавшиеся на открытых окнах. В дальнем конце комнаты стояла низкая, просторная кровать, а напротив — несколько таких же низких диванчиков и столиков. На стенах висели гобелены и картины, тут и там красовались кувшины и другие декоративные предметы. На одной из стен Рози увидела отороченную с обеих сторон полосу материи, украшенную прекрасной каллиграфической арабской надписью, выполненной золотой краской. По стилю каллиграфии Розалинда предположила, что это имя. Возможно, имя Хафзуддина, но слишком затейливую вязь трудно было прочитать.

Высокие деревянные шкафы, изукрашенные изящными орнаментами, источали пряный запах. Деревянные жалюзи были выкрашены темно-зеленой краской, гармонировавшей с листьями растений, отчего у Розалинды появилось чувство, что ее овевает источаемая зеленью прохлада.

Это место из сна. Здесь так много романтики, чувственности, порожденной дуновением горячего ветра, абсолютной тишиной, зелеными растениями вдоль стен, манящей мягкой и пышной кроватью…

Их с Наджибом разделяли несколько футов. Они не смотрели друг на друга.

— Скажите, где мой багаж? — оглядываясь, спросила Розалинда.

Наджиб улыбнулся уголком рта, как будто благодаря ее за то, что она своим вопросом внесла элемент обыденности в эмоционально перенасыщенную атмосферу.

— Чемоданы, должно быть, распаковали. — Наджиб распахнул дверцы одного из шкафов. Розалинда увидела аккуратно развешанные вещи. — Ах, простите, это мое.

Он открыл другой шкаф. На этот раз Розалинда убедилась, что все ее вещи тщательно развешаны и разложены по полкам.

— Мы будем занимать одну комнату?

— Розалинда, другого выхода нет, — виновато отозвался Наджиб. Напрасно он произнес ее имя с такой нежностью, если на самом деле нежности не испытывал. — Вы не можете не понимать, что при ином положении вещей слуги начнут судачить, поползут слухи, что разрушит все то, что мы с таким трудом выстроили. А здесь нам больше, чем где бы то ни было, необходимо, чтобы люди поверили в наш браки в то, что Самир — наш общий сын.

— Вы правы.

Розалинда с трудом выговорила эти слова. Голос ее вышел хриплым, она закашлялась и отчаянно разозлилась на себя. Должно быть почувствовав ее замешательство, Наджиб пустился в объяснения очевидного:

— Здесь все газеты пересказывали историю нашего воссоединения. Несомненно, слуги читали о нас.

Розалинда кивнула.

— Разумеется, я буду спать на диване. А может быть, на крыше.

Она опустила глаза.

— Да, конечно.

Решение найдено. Рози не хочет воспользоваться возможностью напиться, прежде чем отправиться в пустыню. Хуже того, она решила бороться с ощущениями, которые будет вызывать у нее показная близость.

— Простите, но таковы обстоятельства, — добавил Наджиб.

— Вы пошли на все это ради меня, поэтому я не думаю, что вам стоит извиняться, — ровным голосом возразила Розалинда, чувствуя себя на краю смерти.

Наджиб почтительно наклонил голову, и ей каким-то образом передалась его досада. Но чего он от нее ожидал? Что она восхитится столь непереносимой для нее ситуацией? Разве можно лгать, уверяя, что она переживет это без труда?

И как понять Наджиба? Рози знает, его физически влечет к ней. Так какого же черта изображать что-то, когда желанное так близко к тому, чтобы стать реальным?


Когда Розалинда очнулась от недолгой дремоты и сладостно потянулась, то ощутила относительную прохладу вечера. Она поднялась, надела пляжное платье свободного покроя и пару сандалий. Служанка указала ей путь, и Рози, миновав сад, спустилась к берегу.

В золотистом блеске заката чистота природы еще больше захватывала. Скалы казались живыми, грубыми, чужеродными; их не смягчал мох Англии. Здесь они — часть первородного, жестокого мира. Только полоса обожженного, коричневого, сердитого кустарника вцепилась в каменную стену над головой Розалинды.

В пейзаже чувствовалась влекущая мощь, но Розалинда спросила себя: да возможно ли договориться с ним? Здесь ты вечно в состоянии войны с землей, в стремлении отобрать у нее воду, несущую жизнь. В Британии природа щедрая, и древние молитвенные ритуалы кельтов были празднествами, прославлениями изобилия и сексуальности.

А что, древние арабы, язычники, тоже представляли себе землю как женское существо? Если так, тогда это видение наложило такой отпечаток на их отношение к женскому началу, которое не могут представить обитатели зеленых равнин. Из Корана ихадисов[6] становится очевидным, что учение Мухаммеда рождено в недрах культуры, глубоко враждебной женщине; оно обращено к мужчинам, привыкшим сковывать женщин и обнажать невинных девушек. И отчасти оно призывало воспринимать наконец женщину как равную и достойную уважения.

Розалинда смотрела на эту землю, и к ней приходило понимание того, почему здешние люди не внемлют этому призыву вот уже тысячу четыреста лет. Всякий вправе рассердиться на Мать, которая так неласкова к нему, которая вскармливает его такой горькой пищей…

Много самых жестоких несправедливостей сумел устранить Мухаммед, но в целом соплеменники, по всей видимости, относились к его посланию как к руководству так же, как и к более ранней проповеди «возлюбить»: они следовали Мухаммеду от случая к случаю, то есть когда это было им удобно.

Отправь к нам Посланника, Господи, и если полюбятся нам его слова, мы повинуемся ему…[7]

Она поднялась на скалу по еле заметной тропке и оказалась на вершине. Глубокий вздох изумления вырвался из ее груди.

Пейзаж так же гол, как и повсюду вокруг, но как же здесь прекрасно! Вода и земля открывают панораму, сложившуюся из голубого, сапфирового, темно-бордового цветов, а заходящее солнце делает краски такими яркими, что становится больно глазам. Теплый ветер овевает шею, треплет волосы и подол платья…

Наджиб и Сэм сидели на самом краешке скалы, над обрывом, и смотрели на солнце, медленно опускающееся в море. Сильная рука Наджиба придерживала Сэма сзади, охраняла его. Розалинда замерла на минуту, глядя на них. Как же доверчиво устремился Сэм в предложенное ему убежище!

Обе головы повернулись в ее сторону.

— Привет! Вы отдохнули? — улыбнулся ей Наджиб.

— Спала как младенец. — Она опустилась рядом с Сэмом и с досадой заметила, что Наджиб тут же убрал руку. — Какой сказочный закат!

— Мамочка, это Бог забирает солнце, — живо объяснил Сэм.

Розалинда с улыбкой взглянула на него.

— Правда?

Сэм активно закивал; ему не терпелось выложить то, что он только что узнал.

— Зачем же Бог забирает солнце?

— Сейчас оно нужно другим детям, — торжественно объявил Сэм.

Опять невольная улыбка тронула губы Розалинды, и она встретилась взглядом с Наджибом.

— Когда маленьким детям нужно солнце, Бог переносит его по всему миру, — продолжал Сэм. Глаза его расширились от сознания чуда, руки раздвинулись в стороны, будто в стремлении обнять сапфировое море, обнять все Божье творение в едином счастливом порыве. — Завтра он принесет солнце обратно.

А предмет их разговора погружался в воды с удивительной быстротой, и сзади ночь постепенно окрашивала небо в свои цвета. На темно-синем фоне уже зажглись серебряные звезды.

Ну конечно, напомнила себе Розалинда, здесь же не бывает сумерек.

— В Кенсингтоне мы редко любуемся закатами, — сказала она, обращаясь к Наджибу. — А такого у нас точно не бывает. Как будто кусок расплавленного золота выливается за горизонт.

— Английские закаты — это совсем другой тип красоты, — вставил Наджиб.

Мир сделался мягче с наступлением ночи. Сэм с глубоким, удовлетворенным вздохом прижался к боку матери, и ее рука крепко обхватила его. А он затих, прислушиваясь к негромкому обмену репликами между ней и Наджибом — его временным папой, как они сказали ему. Сэма окутывала теплая тьма. Без всяких слов было ясно, что его окружает доброта.

Сэм беззвучно молился. Невинность родила эту молитву, и потому она, несомненно, достигнет подножия Престола.

Пусть он навсегда останется моим папой, шептало детское сердечко.

Всех троих нити тоскующей любви связали в одну тонкую, неощутимую сеть.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Наджиб был благодарен судьбе за то, что этому спектаклю не суждено тянуться долго. Пусть прислуга считает, что у них медовый месяц. Еще бы: потерявшие друг друга влюбленные воссоединились; разве не трогательная история?

Розалинда сидела напротив него, освещенная мягким светом лампы.

Наджиб наблюдал, с каким чувственным удовольствием вкушает Рози блюда его родины. Слишком часто она демонстрирует чувственное удовольствие, что отнюдь не способствует эмоциональному равновесию Наджиба. Ведь ему предстоит вернуться в ее спальню вместе с ней, убивать в себе неистребимое желание дотронуться до ее тела, сдерживать свои губы…

На первый взгляд Рози совсем не такая, как Мейса. Говорила ли она Джемшиду, что до него не знала мужчин, как Мейса уверяла его самого? Быть может, и Розалинда рыдала и умоляла Джемшида жениться на ней, чтобы спасти ее от бесчестья из-за беременности? Но в наши дни на Западе такое обстоятельство никак не влечет за собой позора. Матери-одиночки уже не становятся объектами презрения, как это до сих пор происходит на Востоке.

С другой стороны, мольбы подобного рода могли повлиять на Джемшида.

А может быть, он был полностью сведен с ума и попросту не заметил, что Розалинда не отвечала ему любовью на любовь? Может, Джемшид и сам настоял на браке без всякого принуждения со стороны Розалинды?

С ранней юности этот парень отличался импульсивностью.

Встретившись в Корнуолле с Ашрафом, Розалинда дала ему клятву в том, что мальчик не сын Джемшида. После чего Наджиб до утра анализировал вместе со своим родичем ее версию, стараясь докопаться до правды.

Предположим, она не знала, кто отец ребенка, и, выбрав самый легкий путь, женила на себе Джемшида. Какое же обстоятельство впоследствии убедило ее в том, что не Джемшид является отцом? Ребенок очень похож на деда Джемшида… Но ведь в то время ей не было известно, что Хафзуддин приходится Джемшиду дедом.

А может быть, она, подобно Мейсе, притворилась беременной перед уходящим на войну мужчиной, чтобы сорвать некий куш?

Наджиб взвешивал в уме еще одно возможное объяснение, которое было высказано во время того семейного совета: Розалинда не солгала. Она с чистой совестью вышла замуж, и почти сразу у нее случился выкидыш, еще до того, как Джемшид был убит. И тогда, в отсутствие мужа, она сошлась с кем-то другим и снова забеременела. На что ей пойти, если Джемшид вернется с войны? Сделать вид, что Сэм — законный ребенок? Сдвинуть день его рождения на несколько недель?

А когда пришла весть о гибели Джемшида, она, естественно, сочла, что семье известно и о ней, и о ее беременности. И могла решить, что обстоятельства вынуждают ее бесстыдно солгать…

Что ж, в этом толковании есть резон. Потом дед Джемшида напрочь отверг ее претензии… Что же случилось тогда?

Только одного не объясняет этот вариант: почему Розалинда наотрез отказалась от генетической экспертизы Сэма?

А кто же приобрел для Розалинды и ее сына ту роскошную квартиру в Кенсингтоне? Проведенное Наджибом и его родными расследование не выявило второго брака Розалинды и не открыло никакого иного источника дохода, необходимого для самостоятельной покупки жилья такого класса.

Итак, его соперник богат… Наджиб тут же оборвал собственную мысль. Нет у него соперников. Ни в каком соревновании он не участвует. Нужно быть идиотом, чтобы связываться с женщиной, которая уже доказала свою ненадежность.

И все же… И все же непонятно, почему сейчас Розалинда продолжает настаивать, что Сэм — не сын Джемшида. Неужели за пять лет она не поняла, насколько глупым, да и непорядочным, был бы такой обман? Или Рози стало известно об истинном происхождении Джемшида еще прежде, чем он, Наджиб, нанес ей первый визит?

Информацию такого рода ей мог предоставить только один источник.

Неужели Розалинда уже успела стать пешкой в партии Гасиба? Тот вполне мог установить истинную личность Джемшида за эти пять лет. Предположим, Гасиб поверил (а как мог он не поверить?), что этот мальчик является сыном принца Камиля. Должно быть, он предоставил бы Розалинде тот самый выбор, который предлагал ей Наджиб.

В этом случае она виновна не в супружеской измене… Она совершила нечто значительно более опасное для них всех.

Тогда становится понятно приобретение роскошных апартаментов при весьма умеренных доходах.

А теперь предположим, что Розалинда снеслась с Гасибом после первого визита Наджиба. Наверное, диктатор увидел в ней трамплин, который может открыть ему путь в штаб аль-Джавади. Может быть, она предала их всех в надежде, что Гасиб утвердит ее сына наследником.

Впрочем, на каком бы предположении ни остановиться, они не могли рисковать тем, что в случае их ошибки мальчик окажется в руках Гасиба. Их долг — защищать Розалинду и ее сына.

Теперь Розалинда здесь, под его присмотром. А он позаботится о том, чтобы она не имела контактов с внешним миром… И остается только догадываться, какую цену придется заплатить ему самому.

Наджиб закрыл глаза. Мысли его неумолимо возвращались к той ночи, когда они, изнемогавшие после жесточайшей битвы, услышали об уходе кальджуков. Все было кончено. Он смутно припоминал, как принц Омар втолкнул его в свой вертолет и приказал покинуть страну в двадцать четыре часа. Наджиб и несколько его людей, полумертвые от усталости, устремились домой, в Баракат, где их ждали порядок и мир.

Он и не подумал оповещать кого бы то ни было. Приехал без предупреждения, покрытый недельной грязью войны, в рваной, окровавленной одежде, тихо вошел в дом. Ему не хотелось будить Мейсу в ее положении.

Впоследствии Мейса призналась ему, что вовсе не была беременна. Зная, что он отправляется на войну, она пошла на рассчитанный риск. Мейса гарантировала себе безбедную жизнь. В случае его гибели она, безусловно, выигрывала. А если он вернется… Вот тогда и придет время для беспокойства, рассудила она.

Наджиб был тогда очень молод. Мужчину можно поймать на приманку, но только один раз. Если он вступит сейчас в интимные отношения с Розалиндой, не зная сути ее лжи, но зная, что она…

Однако невозможно заподозрить, что Розалинда — женщина того же сорта, что и Мейса. Они представлялись ему настолько разными, насколько вообще могут быть разными женщины. Сущность Мейсы всегда отражалась в ее глазах. И ему казалось, что теперь он сумеет распознать эту породу женщин. Но у Розалинды ясный взгляд. Надж не различал в ее глазах и тени обмана.

Он резко напомнил себе: это потому, что Рози ослепляет тебя. Ее глубочайшая женская притягательность проявлялась не только на физическом уровне, и Наджиб едва мог противостоять влечению. Розалинда захватывающе прекрасна. Она светится женской тайной.

И с мальчиком тоже… Когда он считал мальчика сыном Джемшида, то приписывал свою внезапную привязанность кровным узам. Теперь оказалось, что все не так, но тяга к ребенку не ослабла. Какая-то часть его натуры по-прежнему пребывает в убеждении, что в его собственных жилах и в жилах Сэма течет одна кровь.

Почему она лжет и в чем?

Надж ощущал всепоглощающую жажду чего-то такого, что в избытке имелось у Розалинды. Прежде он был относительно безмятежен, а теперь открыл эликсир жизни. Но в то же время ему было известно, что ему заказан даже один глоток этого эликсира.

Его что-то грызло, но что именно, Надж не знал. И он не позволит этому «чему-то» захватить себя. С голодом и жаждой, физическими или душевными, справиться можно; этот урок Наджиб усвоил на поле битвы.

Розалинда заметила настороженность в глазах Наджиба и вздохнула. Неизвестно, какие причины заставляют его противостоять возникшему влечению, ясно одно: она причинит ему боль, если сделает попытку сломить сопротивление.

Повара готовили для них блюда с эротическим вкусом. А как было бы прекрасно, если бы стало правдой все, во что эти люди поверили! Что Наджиб, любящий муж, отец ее ребенка, вернулся к ней после пяти лет разлуки и после ужина они отправятся в спальню, где проведут волшебную ночь как настоящие любовники…

— Какие поразительные звезды! — Слова вырвались у нее непроизвольно.

— Да, — отозвался Наджиб. И вдруг обратился к ней, словно додумал до конца какую-то мысль: — Квартиру вам купил Камиль… Джемшид?

Он бесстрастно наблюдал за тем, как она прикрыла глаза, будто заслоняясь от него, и как на ее щеках выступили пятна. Розалинда проглотила слюну.

— Нет.

— Может быть, вы получили наследство?

Тайное расследование показало: недвижимость приобретена на имя Розалинды четыре с половиной года назад и не заложена.

Розалинда отложила вилку. Ей никогда не приходило в голову, что будет задан такой вопрос, и потому она не подготовила объяснений, каким образом обыкновенная женщина смогла позволить себе столь богатые апартаменты…

— Нет, — повторила Рози. И было уже поздно, когда она сообразила, что проще всего было бы указать ему на то, что ее имущественное положение не имеет к нему никакого касательства. — Эта квартира, собственно, не вполне моя.

Это еще что значит? Самое вероятное — квартира записана на имя Розалинды, но взамен она подписала какое-то соглашение, которое обязывает ее к полному повиновению. Способен на такой ход Гасиб? Вполне. Как только она нарушит обязательства, немедленно окажется бездомной.

А из этого следует, что ее согласию приехать в Восточный Баракат предшествовали консультации с Гасибом. Значит, Гасиб надеялся выяснить через него, Наджиба, нечто важное…

Он взглянул на нее, и его сердце горестно сжалось. Как же она удивительно прекрасна в свете лампы! Наджиб рывком вскочил.

— Может быть, прогуляемся? — предложил он.

Розалинда, которая уже давно издевалась над остатками великолепного десерта, послушно отложила в сторону ложку и встала из-за стола.

Надж вывел ее из дома в окруженный высокими стенами сад. Кожей чувствуя добрые улыбки обслуги, он приобнял Розалинду за талию и слегка подтолкнул вперед. Как никогда остро он чувствовал желание быть ее покровителем. Но никто не защитит Розалинду, если она решилась сотрудничать с Гасибом.

Как бы то ни было, они сошли по лестнице вниз, и пусть прислуга думает все что угодно. Как только вокруг них сгустилась темнота, Наджиб опустил руку. Здесь тоже имелись глаза, но их обладателям ничего не нужно было доказывать.

Они вступили в сад, и Розалинду окутало облако сладостного аромата. Она затаила дух.

— Розы! — воскликнула Розалинда. — Скажите на милость, как вам удается поддерживать всю эту зелень?

— Здесь есть родник. Потому-то мы и построили дом именно на этом месте.

Надж отвечал механически; он вдыхал аромат не роз, а волос Розалинды. Они испускали особенный запах при каждом движении ее головы, чистый запах, то ли мускусный, то ли лимонный. Во всяком случае, отчаянно чувственный.

Они продвигались вперед по тропе, и темнота непонятно почему расступалась перед ними. Царила тишина. Сияние над полукруглой крышей означало, что вот-вот покажется луна.

Наджиб вспомнил утро, когда он вошел в ее квартиру. Ему сразу захотелось подхватить ее на руки и отнести в постель… Почему только он этого не сделал? Лучше бы ему было стать ее любовником раньше, чем заподозрить ее в предательстве.

Когда он заговорил, ее поразила его резкость:

— Чувствует ли женщина себя виноватой, если у нее появляется любовник в то время, когда муж на войне?

Он сказал это, чтобы положить конец собственным мыслям, но Розалинда восприняла его выпад как обвинение. Ее глаза вспыхнули от гнева.

— Вы слишком уверены в том, что у меня есть ответ на ваш вопрос.

— Ни в чем я не уверен! — Его голос почему-то стал скрипучим, как наждачная бумага. — С вами я ни в чем не уверен, ни в чем! И только одно я знаю! — Он поднял руку и выбросил вперед указательный палец. — Вы не говорите мне правды! И не спорьте! Не смейте отрицать!

Розалинда молчала. Гневный протест застрял у нее в горле. А в Наджибе теперь заговорило влечение, вкрадчивое, словно хищник, почуявший смертельно раненную жертву.

— Расскажи мне все, — уже мягко произнес он. — Розалинда, расскажи мне все, и я буду любить тебя. Я буду любить тебя так, как никто никогда…

— Что? — прошептала она.

Наджиб дотронулся кончиками пальцев до ее обнаженной руки. Розалинда пронзила его сердце в первое мгновение, когда он увидел ее, и неважно, что смотрела она на него тогда с подозрением и недоверием.

— Розалинда, ты не станешь отрицать, что тебе нравится секс. Думаешь, мужчинам неизвестно, что это такое?

Она закрыла глаза и попыталась несколько раз вздохнуть, чтобы унять бешеное биение сердца.

— Розалинда, и я такой же. Я дам тебе такую любовь, которую ты не забудешь. Днем и ночью мы с тобой будем пьяны от счастья. И ты не пожалеешь. Я заставлю твое тело петь…

Волна эмоций накрыла ее, и она пошатнулась.

— О чем вы говорите? — прошептала Рози, но в ушах ее отдавалось только одно слово: «любовь», произнесенное этим глубоким, искренним, нежным голосом.

— Розалинда, мой рот тянется к тебе, мои руки сгорают от желания прикоснуться к тебе. Разве ты не знаешь, как это бывает? Нет, знаешь. Я вижу по твоим глазам. Ты хочешь, чтобы я тебя коснулся. Подтверди, скажи, что это так. Скажи!

— Наджиб, — выдохнула Рози.

Ветер, казалось, налетел на нее одновременно со всех сторон, сбивая с ног Ее тело отдавалось на волю потока чувств. Оно жаждало его прикосновений, оно устремлялось к нему.

Наджиб встретил женщину своей мечты — и обманулся. Почему так могло получиться? Почему она не объяснилась с ним? А ведь чистосердечное объяснение сбросило бы наложенные страстью путы. Как могло уживаться в нем глубочайшее желание с подозрением в том, что Розалинда опасна — для него самого, для семьи, для вопроса, ради разрешения которого только и жили его близкие?

Схватив Розалинду за плечи, Надж с голодной жадностью припал губами к ее шее. Голова Рози откинулась, и она застонала.

Несомненно, акт любви разрушит сопротивление этой женщины. Она стонет при малейшем прикосновении его губ. Он может растопить ее, подчинить своей воле, и она ответит на все его вопросы… Вот что нашептывал Наджибу демон.

— Розалинда…

Сильные пальцы сжали затылок Рози, а губы скользнули к мочке уха, то есть именно туда, где на их прикосновение отзывался каждый ее нерв. Его ладонь погладила бедро Рози, опустилась ниже…

Розалинда поддавалась, хватая ртом воздух, и Наджиб вдруг завладел ее трепещущими губами.

И тем временем, как бы издалека, он осознал, что секс — это обоюдоострый меч. Нельзя использовать против нее оружие, которое так легко может обратиться против него самого.

А если не она, а ты первым во всем сознаешься? — закричал в нем внутренний голос. — Она уже победила тебя сладостью своего тела… Так ли ты уверен, что сам не откроешь ей все, о чем бы она ни спросила?

Но прилив желания потопил и эту последнюю мысль.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Лунный свет лился в спальню сквозь оконную решетку и рисовал причудливые узоры на одеялах, на стенах, на полу.

Розалинда медленно проследовала к кровати. Ее волосы развевались и отбрасывали тень на стену. Наджиб почувствовал, что прикосновение даже к этой тени будет болезненным.

Она казалась призраком, закутанным в светлое, легкое платье, и ему захотелось, чтобы она материализовалась. Он вскинул руки, стянул с себя майку и швырнул ее в черноту.

Розалинда ощутила внезапный, невероятно эротичный запах мужского пота и обернулась, глядя на Наджиба. Он сбросил свои плетеные сандалии и молча приблизился к Рози, ступая мягко, как лев, по мраморному полу.

Она обвила руками талию Наджа и прижалась щекой к мускулистому плечу, снова вдохнув запах его кожи, солнца, пота, мыла… Словом, все запахи, которые он нес с собой.

В Наджибе есть все, чего ей не хватало. Он силен, он сексуален. Он настоящий. Очень долго в ее жизни не было человека, обладающего этими качествами.

Его пальцы расстегнули молнию на спине Розалинды и скользнули под платье. Их прикосновение пронзило ее электрическим разрядом. Наджиб зарылся лицом в волосы Рози и принялся целовать ее ухо, шею, а она только склоняла голову то в одну, то в другую сторону, сдвигая рукой ворот платья, чтобы губы Наджиба не встретились с препятствием.

Он пустил вдоль тела Рози реки пламени, охватившего все ее мышцы, все клеточки. Она целовала его грудь, гладила его спину, ощупывала крепкий позвоночник, твердые мускулы.

Наджиб приподнял пальцами ее подбородок, после чего оба они замерли, всматриваясь в черноту глаз друг друга. А потом он приник к ее губам. Контакт мгновенно привел к возникновению горячего электрического разряда, и тело Розалинды затрепетало в его объятиях.

Все еще не освобождая губ Розалинды, он плотно прижал ее к своему торсу — крепко, надежно, уверенно.

Наджиб изголодался по этой женщине, но тем настойчивее он стремился насладиться сполна каждым участком ее тела. Его руки ласкали спину Рози под раскрывшимся платьем, ласкали те чувствительные зоны, что располагаются под мышками, полные упругие груди. Его пальцы касались каждого нервного окончания и приводили тело Розалинды все в большее и большее смятение.

Они, эти пальцы, прошлись вдоль всего позвоночника от самого затылка, затем поднялись обратно. Теперь ее позвоночник пылал, пылал самым потрясающим на свете пламенем.

Губы Наджа дрожали, двигались, прижимались, забавлялись с губами Рози, и очень скоро вся ее кожа болела и изнывала от желания. Тогда он выпустил распухшие губы женщины и обнажил одно ее плечо, чтобы обжечь его все тем же несказанным огнем поцелуев.

Руки Наджиба разжались, широкая грудь отделилась от груди Рози, а руки тем временем стянули платье вниз. Глаза Наджа сверкнули, и она почувствовала, что тает, тает, тает…

Нежный лунный свет упал на ее груди, и Наджиб уже целовал выбеленную луной кожу. Потом подхватил Розалинду на руки и понес к кровати.


Рози разбудило птичье пение. Она ощущала сладкую истому во всем теле, как будто по жилам тек мед вместо крови. Кожа приобрела такую сверхчувствительность, что даже прикосновения тонкой простыни при малейшем движении разжигали ее едва ли меньше, чем ночью это делали руки Наджиба.

Она улыбнулась, лениво потянулась и открыла глаза. Солнечные лучи падали на ее кровать, несмотря на задернутые жалюзи, и полоски меняли очертания, когда ветерок дул в сторону окна. Розалинде показалось, что она ощущает запах пустыни, жестокую красоту которой знала уже так хорошо.

Рядом с ней никого не было. Рози перекатилась на бок и зарылась лицом в подушку, вдыхая запах Наджиба и извиваясь от ноющего наслаждения.

Приняв душ, она натянула белье, легкое платье и сунула ноги в сандалии. Шорты едва ли годились в здешней жаре, а длинное просторное платье обеспечивало циркуляцию воздуха.

В укрытом от солнца внутреннем дворе было относительно прохладно. Розалинда с радостью вдохнула чистый и свежий воздух.

Наджиб и Самир сидели за столиком в западной части двора под крытой аркадой. Сэм болтал без умолку, а Наджиб слушал и кивал. Оба были одеты в длинные белые арабские рубахи простого покроя, с широкими рукавами. Розалинда замерла на мгновение, и ее тело пронзили острые воспоминания минувшей ночи.

Они заметили Рози только тогда, когда она неожиданно закашлялась. Сэм засмеялся и весело приветствовал ее. Наджиб улыбался, но глаза смотрели исподлобья.

Розалинда склонилась к Сэму и поцеловала его. Хотела поцеловать и Наджиба, но выражение его лица встревожило ее, и она ограничилась приветственной улыбкой. Слуга придвинул ей стул, налил кофе и подкатил столик с подносами.

— Мам, а я в платье, — серьезно проинформировал ее Сэм. — И папа тоже. В пустыне мужчины носят платья.

— Тебе очень идет, — сказала Розалинда. Есть что-то магическое в мужчине, одетом в арабское платье. И Наджиб, конечно же, не представлял собой исключения. — А откуда оно у тебя?

— Мне принесла Тахира.

Розалинда вопросительно взглянула на Наджиба.

— В такую жару это самая подходящая одежда, — сказал тот.

За едой разговор поддерживал почти исключительно Сэм. Он явно наслаждался всем, что его окружало — от жаркого воздуха и чистого неба до завтрака, который ему довелось разделить с двумя родителями. Розалинда с легкой тоской смотрела на его ласковую улыбку, адресованную Наджибу, и молила небеса о том, чтобы Наджиб оказался прав: Сэму лучше сблизиться с ним, даже при том, что вскоре, возможно, Наджиб исчезнет из жизни Сэма.

Она мимоходом сказала о пляже, и Наджиб заметил, что купаться лучше с утра, так как днем можно получить ожоги. После завтрака Розалинда надела купальник, и все трое отправились к заливу.

Такого пляжа Сэм еще никогда в своей жизни не видел. Розалинда сняла с него рубаху, он бросился к воде.

— Мама, вода теплая! — закричал он. — Совсем теплая!

И бросился в волны, позабыв обо всем на свете.

— Мне всегда казалось, что он побаивается воды, — сказала Розалинда. — Никогда бы не подумала, что все дело в температуре.

Маленькая бухта была отрезана от океана длинными скалистыми выступами. Отмель у берега протянулась примерно на два ярда; дальше было уже глубоко. Вода тихо плескалась у ног. Для купания это место было едва ли не идеальным.

Наджиб посадил Сэма к себе на спину и поплыл к скале, протянувшейся ярдах в двадцати. Розалинда плыла рядом. Сэм смеялся от восторга, крепко обнимая Наджиба за шею и доверчиво прижимаясь к нему лбом. Время от времени волна накрывала его, и тогда он отфыркивался, но совершенно ничего не боялся.

Розалинда лениво плыла вперед, размышляя о том, что будет делать с наследством. Здешний климат подходит Сэму. Но хорошо ли будет ему здесь без Наджиба? Не может быть никаких сомнений в том, что львиная доля радости Сэма вызвана его присутствием.

Сама она чувствовала то же самое.

Позднее, когда Наджиб показывал ей дом и окрестности, она спросила его:

— Что будет, если я не захочу сохранить за собой этот дом?

Они вошли в небольшой кабинет, окна которого выходили в другой дворик, к своему удивлению, Розалинда обнаружила компьютер, подключенный к Интернету, и несколько телефонных аппаратов. Это означало, что она может здесь работать и посылать переводы по электронной почте. Если захочет.

Только что Наджиб сообщил ей, что дом оборудован всем необходимым, поскольку в течение многих лет служил местом отдыха для многочисленных членов семьи, которые, естественно, нуждались в хорошо налаженной связи с внешним миром.

— Тебе не нравится дом? — буркнул Наджиб и взглянул на нее из-под нахмуренных бровей. Голос его звучал бесстрастно.

— Знаешь, наверное, мне было бы удобнее проводить отпуск где-нибудь во Франции, — отозвалась она. — Летать сюда очень дорого, и…

— Вы с Сэмом можете бесплатно пользоваться самолетами королевских авиалиний Бараката, — перебил ее Наджиб.

Розалинда заморгала от удивления.

— Бесплатно? Почему?

— Розалинда, мы скоро поженимся. В глазах посторонних мы уже женаты. Королевские линии Бараката обеспечивают бесплатными местами семьи Сотрапезников.

— О-о… Но это же не настоящий брак.

Рози и сама не знала, для чего сказала это. Наверное, чтобы посмотреть на его реакцию. Что ж, реакции она дождалась. Надж ответил с явным раздражением:

— Что нам еще нужно, чтобы считать его настоящим? Разве сегодня ночью мы не были мужем и женой?

Слова Наджа ожгли Рози огнем.

— Ты… — начал он, взяв ее за руку.

Дальнейшего Розалинда уже не услышала. Все ее существо устремилось навстречу его желанию. Она скользнула в его объятия и подставила губы его губам.

Наджиб намеревался оказать сопротивление. Намеревался объяснить ей, насколько бессмысленно продолжать то, чему накануне они не смогли противостоять. Но ее губы, распухшие за ночь, раскрылись в зовущем ожидании, и силы изменили ему. Губы сами по себе подались вперед и выпили всю открывшуюся перед ними сладость.

Сегодня утром Наджиб проснулся и почувствовал рядом с собой тепло тела женщины, испытавшей ночью глубочайшее наслаждение. Его тут же неодолимо потянуло к ней, ему захотелось разбудить ее и продолжить самое замечательное занятие в мире.

Он заставил себя подняться и покинуть комнату. Что хорошего может из этого выйти? Как ни крути, Розалинда предательница. Вероятно, она уже предала его, его родных. Очень возможно, что рано или поздно она станет причиной их краха. Но физическое влечение мутило его рассудок.

Случалось, что люди теряли царства, стремясь обрести любовь женщины. И Наджиб вдруг осознал, что впервые в жизни понимает этих людей — если их возлюбленные были похожи на Розалинду.

Несколько минут назад на пляже они оделись, сняв с себя купальные принадлежности. Под рубахой у Наджиба не было ничего, и он знал, что у Розалинды тоже ничего нет под платьем.

Сейчас руки Наджиба жадно и нетерпеливо ласкали ее, а она уже стонала от страсти, притягивала его к себе, прижималась к нему.

Он пробормотал что-то невнятное, развернул ее и поднял платье. Она поняла его намерения и нагнулась, опершись о спинку стула. Вид ее голой спины принес ему такое блаженство, какого он не испытал бы и за тысячу лет. Надж сбросил рубаху и окунулся в манящее тепло.

Она страстно закричала, и он тут же потерял способность владеть собой, сжал зубы, стиснул в ладонях ее бедра, и оба они застыли на какую-то секунду.

Розалинде казалось, что ее сжигает немилосердное солнце пустыни. Весь мир исчез. Волны наслаждения уносили ее все дальше; она покачивалась на них в такт его движениям, уплывала в море, палимая солнцем, кричала, жаждала, звала, рвалась. Но вот вскрикнул и он, и тогда чудесное, прохладное блаженство окатило ее.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Наджиб сдался неизбежности. Ничего иного он сделать не мог Удивительно вкусная еда, дикое палящее солнце, зелень, прохлада фонтанов, море, неуклонно растущее доверие к нему ребенка, томные, жадные улыбки Розалинды, ее сладкое тело… Наджиб понял, что пропал навеки.

Ежедневно утром и вечером они купались в заливе. Наджиб учил Сэма не бояться соленой воды, попадающей в глаза, не бояться проглотить чуть-чуть, и с великим наслаждением наблюдал, как мальчик постепенно превращается в настоящего дельфина. А порой они с Розалиндой надевали маски, снаряжали Сэма, обвязывали его надежным тросом и подолгу плавали над коралловым дном, любуясь жующими что-то рыбами. Как у Сэма, так и у Розалинды захватывало дух от многоцветья, красоты и разнообразия подводного мира.

В одном из бассейнов около дома водились золотые рыбки; Сэм часами пролеживал на животе, играя с ними, а его мать сидела рядом и читала принесенную из кабинета книгу.

Дважды в неделю вертолет доставлял им газеты и, как правило, большую сумку для Наджиба. Розалинду газеты не очень интересовали. Она отдыхала от реального мира, от войн, политических новостей, даже от сплетен газетных писак о ней самой и Наджибе аль-Махтуме.

Хотя Розалинду неотразимо манил окрестный пейзаж, Наджиб отговорил ее от дальних прогулок. Во-первых, слишком жарко, во-вторых, на незнакомой местности легко заблудиться. Вечерами, когда Сэм был уже в постели, Наджиб уводил Розалинду на прогулку к береговой линии. В одну сторону можно было пройти около мили; дальнейший путь преграждала выступающая в море скала. Обогнуть ее не представлялось возможным: по другую сторону скала отвесно обрывалась в море.

У самой оконечности скалистого мыса находилась пещера, внутри которой были выдолблены ниши. Как давно — тысячи или всего лишь сотни лет назад — жившие здесь люди создали эти спальные места, Розалинда не знала, однако чувствовала свое родство с безвестными строителями.

Наверное, люди когда-то облюбовали эту пещеру из-за того, что она выходила на восток; утренние солнечные лучи освещали ее, а от дневного зноя пещера давала надежное укрытие. Перед входом имелась плоская площадка, на которой, вероятно, разжигались костры, и обитатели пещеры могли почувствовать свое единство с предками, поклонявшимися солнцу как могущественному и грозному прародителю.

Однажды Розалинда познала там любовь. Волны плескались внизу, а золотое солнце сделалось оранжевым, потом красным, и наконец ночь окутала ее и Наджиба.

С самого раннего детства она не была так счастлива, с тех далеких дней, когда родители увозили ее на каникулы на побережье Средиземного моря, и ей казалось, что ничто на свете не может смутить ее покой.

Разум предупреждал: блаженство продлится недолго. Но к чему тревожиться о будущем, когда настоящее так похоже на сказку? Наджиб ни разу не сказал, что любит ее, но именно любовь светилась в его глазах, когда он прикасался к ней. Это любовь дарила им обоим невыразимое наслаждение. Это любовь побуждала его столь искренне заботиться о Сэме. Мужская сила и мужская нежность Наджиба завораживали мальчика — равно как и его мать.

Временами Розалинде казалось, что он борется с собой, с влечением, двигавшим ими обоими. Но разве и это не свидетельствовало о том, что рано или поздно настанет час триумфа любви?


— Мама, смотри!

Скала нависала над узенькой полоской пляжа, отбрасывая тень, тогда как солнце находилось в зените. Розалинда иногда приводила сюда Сэма в предвечерние часы. Сэм неизменно захватывал с собой ведерко и лопатку. В жаркий день здесь было хорошо лежать в тени или сидеть на камне, опустив ноги вводу, когда Сэм играл в песке. А когда жара делалась невыносимой, Розалинда скользила вниз и окуналась в освежающую воду.

Обычно она брала с собой книгу, причем не из тех, что заполняли библиотеку, а непритязательную книжку в мягкой обложке. Рози просила слуг доставлять ей подобное чтиво из города с очередным рейсом вертолета.

В этот день в ее руках был триллер. Чересчур много насилия, вызывающих содрогание деталей, но, с другой стороны, захватывающая манера письма, так что оторваться было трудно. Но, услышав крик Сэма, Розалинда отложила книгу и взглянула на только что созданное сыном песчаное сооружение.

— Лодка! — кричал Сэм.

Конструкция мало напоминала лодку; разве что тонущий пароход, у которого лишь две бесформенные трубы оставались над водой. Но Сэм подбежал к матери, указывая в сторону моря.

Все верно — там была лодка. Точнее, катер, расположившийся как раз напротив пещеры. На корме стояли двое мужчин. Увидев Розалинду, они помахали ей. Розалинда и Сэм помахали в ответ. Розалинда едва успела осознать, что они направили в ее сторону какие-то предметы, сверкнувшие на солнце, как тишину разорвал звук выстрела, и скалы отозвались громким эхом.

Она вскрикнула, бросила Сэма ничком на песок и навалилась сверху, заслоняя его своим телом.

Потом взглянула назад. Те двое опустили оружие и теперь всматривались в даль, на запад.

— Сэм, нужно бежать, — прошептала Рози. — Там, в лодке, плохие дяди, нам надо от них скрыться. Держись крепче, мама тебя понесет. Хорошо? Бежим!

Уже крича, Розалинда вскочила на ноги, все еще держась спиной к катеру, чтобы обеспечить сыну защиту. Она подхватила его на руки и бросилась бежать, а Сэм цепко, как обезьянка, прижимался к ней.

Но было уже поздно. Очень, очень поздно. От удивления и испуга у нее перехватило дыхание, когда она увидела еще двоих, спешивших к ней вдоль пляжа. Смертоносное оружие, которое они держали в руках, невозможно было спутать ни с чем.

Один из них бросился ей наперерез, но не поднял ствола. Вместо этого он вдруг закричал:

— Ложитесь!

Сэм был слишком напуган, чтобы подавать голос. Розалинда продолжала бежать по пляжу, освещенному слепящим солнцем, избегая скал, которые могли бы оказаться для нее ловушкой, хотя и знала, что на оконечности мыса ее силуэт станет удобной мишенью. Но только таким путем она могла добраться до дома.

Взбежав на вершину скалы, она нагнулась, насколько это было возможно. А с противоположной стороны к ней уже мчался Наджиб.

— Розалинда, ложись! Прижмись к земле! — скомандовал он.

Она послушно рухнула на землю, снова прикрыв собой Сэма. Воздух с шумом рвался из ее груди, сердце готово было разорваться. Сэма душили слезы всепоглощающего ужаса.

— Это… — прохрипела Рози, едва чуть-чуть отдышалась, — это… милый… Наджиб…

Надж был уже рядом. Он склонился над ними, и без малейшего удивления она заметила автоматический пистолет на фоне его белого балахона. Наджиб положил ладонь на ее макушку, без слов приказывая ей не поднимать голову, а потом сжал плечо мальчика.

— Сэм, все в порядке. Я здесь, так что ничего не бойся.

— Там, на берегу, двое, — предупредила его Розалинда. — По-моему, у них автоматы.

Не выпрямляясь, Наджиб посмотрел вдаль, за ее спину. Розалинда, все еще стоя на четвереньках, осторожно взглянула туда же.

Теперь на воде было два катера, причем значительно ближе к берегу. Два моторных катера; впрочем, на этом сходство заканчивалось. Один из них был окрашен в темно-зеленый цвет, оснащен антеннами разной длины, и на его борту находились несколько вооруженных мужчин. Трое из них держали под прицелом автоматов пассажиров белого катера. А на белом стояли, подняв вверх пустые ладони, те двое, которых Розалинда уже видела.

Зеленый катер медленно приблизился к белому, и тогда двое вооруженных перепрыгнули на борт последнего, застегнули наручники на запястьях его пассажиров и, не утруждая себя излишней учтивостью, препроводили их на зеленый катер.

У кромки берега стоял еще один мужчина и что-то говорил в радиотелефон. Его товарищ стоял, расставив ноги и держа оружие наготове, всего в нескольких метрах от Наджиба и Розалинды, и внимательно осматривал пляж. Сэм неожиданно завозился на песке. Розалинда плотнее сжала его, и они молча продолжали наблюдать.

Мотор зеленого катера зафырчал, и судно скрылось за изгибом берега. Один из мужчин, перебравшихся на борт белого катера, завел мотор, и белый катер проследовал в том же направлении. Очень скоро оба судна снова показались из-за скалы, держа путь в сторону Дарьяшара.

Наступила тишина. Двое вооруженных мужчин, оставшихся на берегу, приблизились; настороженное выражение не сходило с их лиц.

— Пойдем в дом, — скомандовал Наджиб и подхватил Сэма на руки.

Розалинду била крупная дрожь. Никогда за всю свою прежнюю жизнь она не испытывала такого страха. Ей хотелось немедленно обрушить на Наджиба множество вопросов.

Того же хотелось и Сэму.

— Пап, а это плохие дяди? — спросил он.

По невозмутимой наружности Наджиба было решительно невозможно угадать его истинное внутреннее состояние. Свободной рукой он обнял Розалинду и уверенно прижал ее к себе.

— Сэм, я пока ничего не знаю. Мы их обязательно расспросим.

— А те, другие? Они тоже плохие?

— Нет, это солдаты. Они должны были защитить тебя.

Сэм уже вполне оправился от пережитого потрясения. Наджиб крепко держал его, хладнокровно разговаривал с ним, и его непоколебимая уверенность передавалась Розалинде.

Около ворот провожатые отдали им честь и растворились на фоне скал.

Когда они с Наджибом миновали ворота и оказались в центральном дворе, навстречу им выбежала домоправительница Рима и испуганно запричитала по-арабски, показывая вниз:

— Кто-то ранен?

Розалинда глянула под ноги и обнаружила, что оставляет на дорожке кровавые следы. По-видимому, носясь по камням, она изрезала ступни.

— У мамы ноги в крови! — воскликнул Сэм.

Он вновь был в восторге, и Наджиб с Розалиндой невольно рассмеялись. Что бы Розалинда сейчас ни сказала, невозможно было успокоить Риму, доказать ей, что порезы — это пустяки, а кровь стоит только смыть под душем. Нет, вопила Рима, обращаясь в основном к Наджибу, пусть Розалинда позволит перебинтовать ей ноги, чтобы в кровь не попала инфекция.

В конце концов паника закончилась. Пострадавшие ступни Розалинды были тщательно вымыты и аккуратно забинтованы. До нее доносился шум садящегося, а затем взлетающего и набирающего высоту вертолета. Но Розалинде пришлось дождаться, пока Сэм поужинает, вновь и вновь пересказывая свое приключение, и отправится спать. Но именно тогда Наджиб куда-то исчез. Розалинда отправилась на поиски и обнаружила его в кабинете. Он то отвечал на телефонные звонки, то что-то говорил в радиопередатчик.

Рози уселась напротив него и стала терпеливо дожидаться, пока Наджиб освободится. Когда он положил телефонную трубку и повернулся к ней, она спросила:

— Их допросили?

— Да. Они назвали себя журналистами. Папарацци. В качестве доказательств предъявили документы и фотоаппараты. Они утверждают, что хотели сделать украдкой несколько снимков накануне свадьбы.

Розалинда тряхнула головой.

— Они стреляли в нас.

Наджиб помрачнел. Его рука инстинктивно дернулась к телефонной трубке.

— Сколько выстрелов ты слышала?

— Один.

Наджиб заметно расслабился.

— Траектории выстрелов военных оказались как раз перпендикулярны траекториям их пуль.

Розалинда испустила глубокий вздох облегчения.

— Слава Богу! А ты сам тоже думаешь, что это папарацци?

— Мои ребята сказали, что те перепугались и позволили захватить себя на абордаж. Сейчас уже проявлена пленка, и в нашем распоряжении имеется более десятка фотографий, изображающих вас с Сэмом на берегу. Катер удалось захватить, но на нем ничего не нашли: ни средств наблюдения, ни какого-либо оружия. Владелец катера, житель Дарьяшара, предоставил его на сутки напрокат. Теперь он требует возврата судна. Нет никаких доказательств связи владельца с политическими группировками.

— Твои ребята? — машинально повторила Розалинда.

Наджиб замялся.

— Эти люди — сотрудники секретной службы, тесно связанной с королевской гвардией. Они подчиняются мне.

— Мне не было известно, что за нами установлено наблюдение.

— Я же говорил тебе, что именно ради безопасности я привез тебя и Сэма в Восточный Баракат.

Розалинда пожала плечами.

— Это место представлялось мне достаточно уединенным, и к тому же никто не знал, что мы здесь…

Наджиб покачал головой. Лицо его оставалось крайне серьезным.

— Откуда у тебя профессиональная подготовка? — резко бросил он, подаваясь вперед.

Внезапная перемена темы выбила Розалинду из колеи.

— Профессиональная подготовка? То есть… ты имеешь в виду диплом переводчика?

— Розалинда, ребята говорят, что в минуту опасности ты действовала как отлично вышколенный агент. Где ты могла получить профессиональные навыки?

— Навыки? Вышколенный агент? — растерянно повторила Розалинда. — Да ты о чем?

Наджиб пристально смотрел на нее.

— Ты оберегала Сэма с ловкостью хорошо обученного телохранителя.

— А, так вот откуда твои подозрения! — мгновенно вскинулась она. — Твои ребята что-то очень далеки от нормальной человеческой жизни! Не понимают, что значит «мать, отвечающая за своего ребенка»! Как ты полагаешь, другая женщина повела бы себя иначе, если бы в се ребенка стреляли?

Собственные слова разжигали в ней злость. В это невозможно поверить! После всего, что было, он все еще сомневается в ней! Выходит, их былая близость не ставится ни в грош!

Наджиб сидел не шевелясь. И его молчание окончательно вывело ее из себя. Она вскочила, буравя Наджа пламенным взглядом.

— Из-за того, что инстинкт матери велел мне защитить ребенка, ты готов поверить, будто я обучалась в террористических лагерях Гасиба? Ну и думай, что тебе угодно!

Она резко развернулась на каблуках и выбежала из комнаты.

Наджиб проводил ее взглядом. Затем открыл ящик и извлек оттуда снимок, один из тех, что были сегодня напечатаны с тайно проявленной пленки.

Розалинда стоит на берегу с поднятой рукой, сигнализируя кому-то.

Она кого-то дожидается. Кого же?


Эта стычка заставила обоих нервничать. И змей заполз в их безмятежный рай. Розалинда не могла забыть о том, что Надж ей не доверяет.

Конечно, едва ли она могла винить его. На сторонний взгляд, ее история не выдерживает критики. И все же в глубине души она была уязвлена.

Ночами он любил ее так страстно, и Рози надеялась, что их связывает не только физическое влечение. Но если одно предположение секретного агента повергло Наджиба в подобные сомнения, чего стоят его чувства к ней?

В отношении своих собственных чувств к Наджибу Розалинда уже не сомневалась. Ее сердце, разум, тело, душа — все наполнилось любовью. И теперь она была обескуражена, открыв, что он мог любить ее ночью, а днем искать подтверждения своим подозрениям…

Ужинали они вместе, как обычно. Розалинда больше всего любила эти мягкие, благоуханные вечера, когда дневная жара шла на убыль, а они с Наджибом увлекались разговором, вспоминая мелкие эпизоды, связанные с Сэмом, его словечки или поступки. Наджиб так чистосердечно смеялся вместе с Розалиндой, что она уверовала в его подлинную привязанность к Сэму.

Однако нынешний вечер омрачала тень происшествия на берегу. Любое слово, связанное с Сэмом, вызывало к жизни мучительные мысли.

Когда Наджиб смотрел на Рози, его брови сходились на переносице, и казалось, что он старается проникнуть в ее душу и прочесть в ней правду. Но она-то уже открыла ему душу. Наджиб знал о ней все. Как же могло статься, что он не разобрался? Она не скрыла от него ничего, кроме одного обстоятельства, которое составляло чужую тайну.

Оказывается, он ничего не понял. Это не могло не угнетать Розалинду. Значит, все это время она строила воздушные замки. Ее мечты покоились на призрачном основании.

Она промучилась весь вечер, но и он тоже мучился. Как правило, после ужина они отправлялись погулять в сад, но на этот раз оба пришли к молчаливому соглашению, что прогулки не будет.

Розалинда ушла в спальню одна. На душе у нее скребли кошки. События этого дня напомнили ей, что она делает и для чего.

До сих пор все происходящее скорее напоминало игру. Но вот появились люди с автоматами, и фантазии обернулись реальностью. Пугающе отчетливой реальностью. Раньше Розалинда не принимала всерьез уверенность Наджиба и связанных с ним людей в том, что жизни Сэма угрожает непосредственная опасность. И она, и Сэм все это время находились под надзором. Каждый раз, когда они выходили из дома, за ними велось наблюдение.

Наджиб говорил, что угроза минует через несколько недель, и это позволило ей прийти к выводу, что не так уж реальна эта опасность.

Теперь ей предстоит пересмотреть свое отношение. А как именно следует отныне воспринимать происходящее, она не знала.

Время шло, а Наджиб все не появлялся. Розалинда начинала думать, что он решил провести ночь в отдельной комнате. Она пыталась читать, но в триллере говорилось о таких мрачных делах и черных мыслях персонажей, что он только усугублял ее тревогу. Сейчас ей нужен был бы незатейливый любовный роман, но пачка новых книг из комнаты исчезла. Обслуга была твердо убеждена, что всем ее книгам место в кабинете, а Розалинда еще не настолько освоилась здесь, чтобы просить оставлять их в спальне.

Она отложила триллер и какое-то время просто лежала при свете лампы. После всех дневных волнений сон не шел к ней, и в конце концов она решилась отправиться за своими книгами.

Дом погрузился в темноту, но, если бы Розалинда зажгла свет, скорее всего, откуда-нибудь возник бы слуга. А ей не хотелось никого беспокоить. Она хорошо ориентировалась в доме. Яркие звезды освещали дворик. Розалинда пересекла его, прошла коридор и вышла в большой двор, уверенно двигаясь в полутьме.

Никогда раньше ей не было страшно в этом доме, а теперь она не могла не думать, что, возможно, и в доме затаились соглядатаи. Ей было не по себе примысли о том, что на нее смотрят чьи-то глаза; ее разбирал почти суеверный страх. Впервые пришло в голову, не водятся ли здесь привидения.

На ней была простая бежевая футболка, которая служила Розалинде ночной рубашкой. Она не доходила Розалинде даже до колен. Раз не исключено, что за ней подглядывают мужчины, вероятно, ей следовало накинуть халат. Но ночной воздух приятно овевал кожу, а холодный черепичный пол успокаивал боль от порезов на подошвах.

Она вышла в третий двор. Окна кабинета (или командного пункта. Бог его знает) не были освещены. Розалинду охватило горькое разочарование, и тогда она поняла, что бессознательно надеялась найти в кабинете Наджиба.

Значит, он решил провести эту ночь где-то еще. Сердце Розалинды сжалось. Она тряхнула головой. Что ж, райское блаженство не может быть вечным. Наверное, история Адама и Евы — мудрая метафора, отразившая неспособность людей быть всегда счастливыми.

Розалинда взялась за старомодную резную металлическую ручку и повернула ее, стараясь не шуметь. Ей не хотелось, чтобы какое-нибудь секретное охранное устройство приняло ее за взломщика и свалило бы, скажем, ударом каратэ на землю.

Ручка не поддалась. Розалинда попробовала еще раз. Заперто. Сердце Розалинды остановилось. Значит, Наджиб все-таки может быть там. Она подошла к окну, но оно тоже оказалось запертым. А Рози была совершенно уверена, что в этом доме не принято запирать на ночь двери и окна.

Раздосадованная, она шагнула назад — и оказалась в объятиях человека, стоявшего прямо за ее спиной. Ее сердце заколотилось в бешеном ритме, когда этот человек взял ее за запястья.

— Что ты здесь делаешь? — хрипло спросил Наджиб. Его голос звучал сдавленно, словно он превозмогал боль. — Что тебе здесь нужно?

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Его появления оказалось достаточно для того, чтобы Розалинда ясно поняла: нужен ей был он, и только он. Пусть днем между ними пробежала кошка; все-таки она не хотела, чтобы он провел ночь не в ее кровати. Одно лишь воспоминание вмиг разнежило ее. Он ей нужен.

— Я… мне захотелось взять книгу.

— Книгу, — безжизненно повторил Наджиб.

На нем были только белые хлопчатобумажные брюки. Розалинда подняла руки и прижала ладони к обнаженной груди Наджа. И начала таять от тепла его кожи, как тает масло от солнечных лучей.

— Почему ты не пришел ко мне? — с улыбкой спросила она.

Но Наджиб с силой сжал ее запястья и отбросил руки с груди.

— Нет, Розалинда, — произнес он. — Так не пойдет. Объясни мне, что тебе понадобилось в этой комнате. Кого ты хотела позвать?

Надж не говорил, а сдавленно шептал, как умирающий. Он долго стоял в укрытии и выжидал, зная, что нынче же она предпримет попытку. И все же надеялся, что попытки не последует.

— Позвать?

Рози беспомощно потянулась к нему. Почему он отталкивает ее? Она одинока, она стремится к нему, она недавно пережила жестокий стресс. Почему же он не хочет поддержать ее?

— Обними меня, — взмолилась Рози. — Наджиб, пожалуйста, обними меня.

Руки его дрожали, стремясь немедленно обнять ее, но разум сопротивлялся. Розалинда улыбнулась, снова погладила грудь Наджиба и обвила руками его шею.

— Люби меня, — прошептала она.

Ее удивила гримаса боли, исказившая его лицо.

— А завтра? — проговорил он сквозь зубы.

— Не надо никакого завтра. Люби меня сегодня.

И Наджиб понял, что пропал. Он склонился к Розалинде, подхватил ее на руки и направился в сторону спальни.

Хорошо. Последний раз. Он подарит ей последнюю ночь любви, о которой она будет вспоминать и тосковать всю оставшуюся жизнь. И сожалеть о своей неверности.


Спальня выглядела так же, как и тогда, когда Розалинда ее покинула: мягкий свет лампы у изголовья, отброшенная простыня. Уютный мирок, принадлежащий только двоим.

Наджиб усадил Розалинду на кровать и одним движением стянул с нее футболку через голову. Рози ахнула, прочитав на его лице неописуемую страсть.

— Надж! — негромко вскрикнула она.

— Да, — отозвался он, по-прежнему сквозь зубы. — Да, сегодня ночью ты будешь повторять мое имя. А я запомню, как ты звала меня. И запомню твой вкус.

Наджиб захватил прядь волос Розалинды и откинул ее голову, открывая лицо для долгого поцелуя. Она чувствовала дрожь его тела, и в ней кипела кровь от сознания того, что сохранение самоконтроля стоит ему стольких усилий.

Жар пронизывал Рози, кровь расплавленным золотом устремилась по жилам, по дорожкам, проводящим страсть. Она прогибалась все сильнее; голова ее кружилась, а язык Наджиба тем временем проникал в нее все глубже.

Розалинда терлась о шершавую кожу его груди, о жесткую плоть внизу живота, раскачивалась и растворялась в невыносимом порыве.

— Да, моя красавица, — проговорил он с шокировавшей ее резкостью, — сегодня ты получишь все.

И она унеслась в далекий космос, в то время как Наджиб покрывал поцелуями ее горло, груди, живот… Холодный пол ушел из-под ее ног, а спина и бедра ощутили под собой мягкую кровать.

Его ладони прошлись вдоль тела Розалинды и замерли на бедрах. Затем он слегка раздвинул ее ноги и опустился на колени около кровати. Розалинда застонала.

— Да, — шептал Наджиб, — да, Розалинда, я знаю, тебе нравится. Я иду на это, чтобы ты помнила.

Она ощущала жаркое дыхание Наджа, но у нее хватило времени лишь на один ответный выдох, а потом его горячие, влажные губы впились в ее плоть. За минувшие дни и — тем более — ночи он изучил, что ей нравится, и теперь без снисхождения применял приобретенное знание. Его язык, руки, губы — все это представлялось Розалинде языками пламени, плясавшими на ее теле, и она была в состоянии только принимать проникающее в нее удовольствие, тонуть в этом жидком огне.

— Надж! — кричала она всякий раз, когда тело ее расслаблялось после сладостного натиска. — Надж!

И так снова, раз за разом, пока ею не овладело полное изнеможение.

Наконец Наджиб выпрямился, стянул с себя брюки и отбросил их в сторону. Потом он поднял и Розалинду, резко развернул ее и подтолкнул в спину. Она уперлась руками в высокую кровать. И тут же ее наполнило новое волнение и предвосхищение чего-то большего.

Одним толчком он раздвинул ее колени, и теперь она была открыта ему, его жестким, нетерпеливым, устрашающим ласкам. Испытанное ею едва ли не во всех участках тела ощущение было почти непереносимым. Розалинда изумленно кричала, чувствуя, что его тело становится все тверже и тверже.

А потом Наджиб начал входить в нее. Он прижимал к себе ее таз так крепко, что удовольствие Рози почти переходило в боль. Она кричала во всю силу легких при каждом его толчке. А он продвигался вперед, прокладывая себе путь сквозь тысячи нервных окончаний ее возбужденного тела.

Бушующее пламя наполняло вены Розалинды, вонзалось в се кожу, в ее мозг Она призывала его, молила, вопила. Рози пьянило чувственное наслаждение и мучительное стремление к Наджибу. А затем внутри ее тела произошел взрыв. И он тоже взорвался. Она еще раз беззвучно произнесла его имя, издала стон, и черная волна похоронила ее.

А он опять был готов к бою. Приподнявшись, он толчком перевернул Рози на спину. Навис над ней, раздвинул ее ноги, но она застонала:

— Надж, я не могу больше.

— Не можешь? — прохрипел он. — Больше не можешь? Придется, Розалинда. Ведь ты обязана запомнить эту ночь навеки! — Обеими руками он сжал ее виски и склонился к раскрасневшемуся лицу. — Смотри на меня, Розалинда!

В его голосе прозвучали командные нотки, и Розалинда рассеянно улыбнулась, не отрывая взгляда от страстных, взволнованных темных глаз Наджиба.

— Произнеси мое имя.

И опять горячий звук его голоса растопил ее. Никогда еще в жизни ей не доводилось слышать столь жаркой страсти.

— Надж!

Розалинда уже кричала, и он слышал в ее крике нотки, означавшие безусловную готовность, неодолимое стремление.

— Значит, больше не можешь?

Его пальцы вцепились в волосы Рози. Он немилосердно вгрызался в нее, и в ней опять развивалось и местами взрывалось удовольствие.

И все-таки происходящего было мало. Тело Наджиба испытывало голод. Он поднял Розалинду и прижал спиной к стене. Она обвила его талию ногами, и его объятия железной хваткой захватили ее.

Розалинда потянулась к стоящему у изголовья графину. Сколько-то воды пролилось на ее ладонь, которую она тут же прижала ко лбу, чтобы остудить кровь. А потом брызнула холодной водой на грудь Наджиба. Тот только улыбнулся.

— Еще.

Она плеснула на него водой. Наджиб захрипел и, в свою очередь, вылил на нее воду — на живот, бедра… Очень скоро кувшин был пуст. Наджиб склонился над Розалиндой, чтобы слизать капли воды с груди Рози, и полноводные реки вскипели в ее артериях.

Он поднес Розалинду к окну и распахнул ставень. Легкий ветерок освежил ее, и оба они замерли. Кожа их оставалась влажной, и холодок пробирал там, где они отстранялись друг от друга. А высокая луна отбрасывала на окрестности призрачно-молочный свет.

Одной рукой Наджиб захватил грудь Рози и припал к ней в поцелуе; вероятно, в далеком прошлом вот так язычник припадал к мраморной груди богини. А потом он опять отнес Розалинду на кровать, уложил ее и, оказавшись сверху, начал все сначала.

Она не видела ничего, ее несло в темный мир, где ей была уготована судьба инструмента сексуального удовлетворения и предписывалось покоряться мужской воле. В воображении промелькнули какие-то образы из древнего мира: бог и богиня, единые в некоем священном соитии, и впервые в жизни этот образ стал ей до конца понятен.

— Надж, — шептала она, ибо он также был инструментом Высшей Воли.

А он лежал сверху, и любое его движение приносило благодать. При каждом толчке Наджиб стонал, проникая в нее все глубже.

Он знал, что поступает глупо. Решившись довести Рози до исступления, он в конце концов привел на грань помешательства самого себя. Это она слишком глубоко проникла в него. Отныне и навеки Розалинда сделалась его частицей, хотя первоначально он представлял себе их отношения иначе. Наджу уже никогда не забыть ее, не забыть эту ночь, сколько ни проживет он на свете.

Но Наджибу нужно знать. Невозможно долее оставаться в неведении, все сильнее любить ее, надеяться, что она достойна доверия, и не иметь возможности доверять ей. Он сойдет с ума от этой любви и от мучающих его страхов.

— Розалинда, — заговорил Наджиб, входя в нее и зарываясь в ее волосы, — скажи мне правду. Ты должна сказать! Скажи мне! Скажи!

Она слышала его голос сквозь пелену того наслаждения, которое приходит, когда ты полностью подчиняешься Воле. Не слова, один только голос, тяжелый, задыхающийся крик, проникающий в нервы и делающий ее счастье еще полнее.

Наджиб окончательно потерял контроль над собой. Их тела растворились друг в друге. Он понимал, что упоение достигло высшей точки и у него нет пути назад. Наджиб склонился над Розалиндой, прижался к ней губами и принялся раскачиваться, крича прямо в ее рот.


— Подойди, — приказал султан.

Портрет притягивал ее. Она приблизилась; глаза старого султана следили за ней. Он поднял руку, она склонилась и поцеловала его перстень.

Прикосновение обожгло ее губы. Она отшатнулась, не сводя тем не менее глаз с розового камня. Вот он ближе, ближе…

— О! — громко воскликнула Розалинда.


Когда Рози очнулась от сна, все ее мускулы ныли, но это не имело никакого значения, поскольку каждая клеточка тела была как будто полна меда. Почувствовав руку Наджиба на своей спине, она замурлыкала от удовольствия и перевернулась на бок. Наджиб смотрел на нее, подперев голову кулаком. Простыня прикрывала только его ноги, так что Розалинда могла вволю любоваться его мощным торсом и мускулистыми руками.

Между его темных бровей пролегла складка.

— Доброе утро, — сонно пробормотала Рози.

Его рука легла ей на грудь, а большой палец коснулся ее нижней губы.

— Розалинда, скажи мне, — попросил он.

Голос его звучал так, словно кто-то вырывал у него слова помимо его воли.

Рози закрыла глаза. Ее захлестнула волна необъяснимого чувства. Хотелось немедленно произнести некие слова и затем повторять их всю жизнь. Я люблю тебя.

Она глубоко вздохнула и улыбнулась.

— А что бы тебе хотелось услышать?

— Правду! — почти выкрикнул он. — Я не могу больше жить во лжи!

Розалинда ахнула:

— Что?

Наджиб взглянул на нее, и его горло болезненно сжалось. Только сейчас, полюбив Розалинду, он осознал, насколько поверхностным было его чувство к Мейсе. В те времена он принимал за любовь сочетание влечения и чувства вины. Теперь ему стало ясно, что боль, испытанная им в ту минуту, когда он застал Мейсу в постели с другим мужчиной, объяснялась не более чем уязвленной гордостью.

Мысль о предательстве Розалинды резала его надвое. Потеряв ее, он утратит половину самого себя.

А у Розалинды куда больше возможностей нанести ему урон, чем было у Мейсы. Мейса, которая в простодушной жадности стремилась обратить что угодно в свою пользу, теперь представлялась новорожденным младенцем по сравнению с Розалиндой, ведь та затеяла куда более опасные игры с изгнанным семейством.

Истина открылась ему слишком поздно.

Теперь он — конченый человек. Можно попытаться привязать к себе Розалинду, если она забеременеет от него. Вопреки семейному долгу можно оставить ей свое состояние… алмаз, принадлежащий ему постольку, поскольку он является наследником деда… Чистое безумие!

Розалинда вступила в борьбу за какую-то более драгоценную награду, и он не знает, что ей нужно. Остается только строить догадки. Может быть, она попросту напугана…

Отчасти Наджибу хотелось верить, что в его силах заставить ее свернуть с избранного ею пути. Нет сомнений, что она испытывает сексуальное влечение к нему. Но и он, в свою очередь, может использовать это оружие для воздействия на ее чувства, даже если эти чувства на порядок слабее, чем его чувства к ней.

Он склонился, чтобы поцеловать ее, но Розалинда отвернулась.

— Скажи мне!

— Ты это уже говорил вчера вечером. Я не забыла. — Рози села на кровати и прикрыла простыней грудь. — Ты постарался завлечь меня, чтобы я в пылу выболтала все, что тебе надо. Хотел заставить меня в чем-то признаться? Тебе нужно было найти инструмент, чтобы управлять мной? Вот в чем все дело! Ты использовал секс, притворялся, что полюбил Сэма… Работа шпиона! Ты шпион?

Наджиб молча смотрел на нее.

— Ты говорил: «мои ребята». — Ей внезапно вспомнились сказанные накануне слова, и ее сердце заныло. — Боже мой, шпион! Да еще из числа Сотрапезников! Значит, ты — глава секретной службы или что-то в этом роде!

— Следовательно, ты в некоторой степени информирована, — хладнокровно отозвался Наджиб. — Откуда тебе это известно?

Розалинда отпрянула от него.

— Неужели ты думаешь, что я получаю информацию от Гасиба?

— Открой мне правду, — попросил Наджиб.

— Вот что я тебе скажу. Ты сам мошенник из мошенников и поэтому не признал бы правду даже тогда, когда ее выложили бы прямо перед твоим носом. Повторяю в последний раз, так что слушай внимательно. Так вот, с самого начала я не говорила тебе ничего, кроме правды. Я ни разу не солгала тебе. И ты бы это понял, если бы был хоть сколько-нибудь живым человеком.

— Твои слова опровергаются очевидностью.

— Возможно. Бывает, что нам приходится признать то, что якобы противоречит очевидности, и таким образом прийти к правде. Между прочим, тебе это должно быть известно лучше, чем кому бы то ни было!

— Мне?

— Нам кажется, что самолет летит вопреки законам природы, пока мы не поймем, что именно использование законов природы позволяет ему лететь. Шмель взлетает вопреки всем законам природы, и мы будем думать так, пока в один прекрасный день не обнаружим, что есть у природы закон, который делает возможным его полет. И Мухаммед рассказывал о расколовшемся месяце, а это явление тоже противоречит законам природы.

— Ты хочешь сказать, что рождением Сэма мы обязаны чуду?

— Нет, ни о каких чудесах я не говорю. Хочу сказать только то, что ты миришься с отклонениями от законов природы, когда эти отклонения устраивают тебя. В силу твоей истинной веры или в силу веры в личные наблюдения. Из этих наблюдений ты должен был заключить, что я говорю тебе правду.

Едва ли строгая логика была на стороне Розалинды, но приподнятая бровь Наджиба бесила ее.

— Однако ты не веришь мне ни на грош. Ты занимался со мной любовью и в это же время думал… что трахаешься со шпионкой Гасиба, засланной в лагерь аль-Джавади! Тебе не приходило в голову, в кого тебя превращают мысли такого сорта? — выкрикнула она. — Ты, Наджиб, совершил одну большую ошибку. Не сомневаюсь, что такая ошибка недостойна настоящего шпиона.

Наджиб рассмеялся, но веселья в его смехе не слышалось.

— Да, я совершил ошибку, непростительную для шпиона.

— Ты заранее решил, что я вру. И ради своих умозаключений сделал выводы, достойные самых низкопробных шпионских романов. И счел возможным обращаться со мной, как с мерзавкой. Напрасно. Ты мог бы поверить мне. Я никогда в жизни не видела твою треклятую Розу аль-Джавади. И не производила на свет наследника престола. Тебе оставалось только верить, что я говорю тебе правду…

— И что тогда?

— И тогда тебе не пришлось бы разыгрывать позорный спектакль с любовью, которой ты не чувствовал, — с горечью бросила Розалинда и соскользнула с кровати. Слезы душили ее. — Наджиб, шпионская фантазия сыграла с тобой злую шутку, вот и все. С самого первого дня ты знал правду.

Наджу хотелось ответить, но он удержался от слов.

Ему хотелось сказать, что ни на минуту он не оставался хладнокровным, напротив, был слишком близок к тому, чтобы открыть ей всю правду. Но Наджиб не облек свои мысли в слова. Он не имел права на очередную ошибку. Не мог отдаться зову сердца.

Несколько секунд Рози стояла и смотрела на него, а потом сказала:

— Больше этого не будет.

С этими словами она захлопнула дверь ванной комнаты и заперлась изнутри.


Лишь одной правды не сказала Розалинда Наджибу, хоть и поняла это только сейчас. Она видела Розу аль-Джавади. Джемшид отдал ей эту Розу.

Сновидение помогло ей узреть правду.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

— Камила, это же замечательно! — воскликнула принцесса Зара, когда рубиново-бриллиантовая звезда была закреплена в волосах Розалинды. — Само совершенство!

Принцесса Восточного Бараката растянулась на диване, опершись локтем о пухлую шелковую подушку. Ее маленький сын сладко посапывал рядом в плетеной колыбели, а сама она внимательно наблюдала за действиями своей любимой модельерши, которая в последний раз поправляла свадебное платье Розалинды.

Они почти одновременно прибыли во дворец принца Рафи. Лишь по приезде Розалинда узнала, что свадьба состоится через двое суток. Затем она попала в безжалостные руки Зары для столь интенсивной подготовки, что у нес даже не было времени, чтобы попросить об отсрочке.

Впрочем, если бы времени и хватило, она не нашла бы в себе смелости для протеста, так как видела, как активно все окружающие готовятся к церемонии бракосочетания. Гости уже заполонили дворец принца. Каждый второй, с кем знакомили Розалинду, оказывался принцем или принцессой. Розалинда чувствовала, что не сможет долго переносить это испытание.

В конце концов, что изменилось с тех пор, как перед ней открылась ее судьба? Наджиб никогда не делал вида, что верит ей или что намеревается когда-нибудь полюбить ее. Ничего нового она не узнала. Случилось лишь одно: умерли надежды Рози.

— Теперь еще цветы, — пробормотала модельерша.

— Нынче осенью Камила участвует в шоу в Париже, — сообщила Зара Розалинде. — Ее коллекция основана на сочетании восточных и западных мотивов. Это будет что-то потрясающее. А тут еще репортажи в «Хелло!» о вашей свадьбе! Грандиозная раскрутка, правда, Камила?

Камила отозвалась с улыбкой:

— Инша алла!

Розалинда бросила взгляд на свое отражение в зеркале. Светлое кремовое платье чудесно подчеркивало ее загар, соответствовало чуть выгоревшим на солнце волосам, но о свадебных традициях Запада напоминал разве что цвет платья, но никак не его покрой.

Платье представляло собой длинный, до пят, балахон с невысоким стоячим воротником, надетый поверх традиционной восточной туники и шаровар, изготовленных из того же молочно-кремового шелка. Спереди его украшали красные, зеленые и золотистые ленты, делавшие его похожим на обложку роскошного издания Корана. Такой же широкой трехцветной лентой были подвязаны у щиколоток шаровары. На ногах Розалинды были туфли без задников мягчайшей белой кожи, голову и плечи покрывала тонкая белая шаль.

А в волосах — «сувенир напрокат» от Зары.

Дамы встретились сегодня впервые, хотя Зара уже много дней пеклась о подготовке свадебного наряда Розалинды и всячески старалась, чтобы результат ее забот пришелся по вкусу Розалинде.

— Оно восхитительно! — воскликнула Розалинда.

Платье произвело на нее сильное впечатление, и она искренне сказала, что Камила произведет фурор в Европе.

— Недавно в нашем женском журнале писали, что модели Камилы стали последним криком моды, — откликнулась Зара. — Я права, а, Камила? И мы не можем решить, шпилька это или лавровый венок.

Розалинда от души рассмеялась. Получив полное одобрение своих трудов, модельерша помогла Розалинде снять платье. Когда оно было вновь упаковано (наряду с множеством других платьев, предназначенных для «медового месяца»), молодые дамы остались одни. Они сидели в уютной гостиной в личных апартаментах принцессы. Окна комнаты смотрели в сад, который, благодаря горному климату, походил на английские сады куда больше, чем Розалинда могла ожидать, помня, какое расстояние отделяло ее от родных мест.

— Вы волнуетесь? — спросила Зара.

Она склонилась над колыбелью и взяла на руки ребенка, который только что проснулся и немедленно подал голос.

— Да, — ничего не выражающим голосом ответила Розалинда.

— Я не сомневаюсь, вы поступаете правильно, — сказала ей Зара. — Не бойтесь, Надж непременно сдержит слово. Вы можете полностью на него положиться. — В интонациях Зары послышалась теплота. — Я работаю с ним и поэтому хорошо его знаю.

— Вы с ним работаете?

— Надж является попечителем Национального музея и еще нескольких музеев поменьше. Ему приходится часто бывать на Западе. Он ведет переговоры с западными правительствами, в чьи руки попали произведения искусства восемнадцатого и девятнадцатого веков, да и двадцатого тоже. Его задача — вернуть наши сокровища или выкупить их. Все связи с прессой организует Гази, поэтому мне часто приходится видеть Наджа. А я занимаюсь восстановлением дворца Александра Великого, где будет выставлено все, что археологи нашли при раскопках в Искандияре.

Розалинда в изумлении уставилась на нее.

— Послушайте, Зара, я знаю, что он шпион. Выходит, музейная деятельность — это его прикрытие?

Зара покачала головой.

— Шпионаж — не его профессия, в этом вы можете быть уверены. Всем Сотрапезникам при необходимости приходится выполнять малоприятные поручения. А сейчас игра, как говорится, в самом разгаре. Во многие государственные дела Рафи меня не посвящает, но, насколько я понимаю, главная проблема в Гасибе. Сопротивление его режиму растет, и военный опыт Наджиба бесценен.

— Вот как?

— Вы знали, что Наджиб участвовал в Кальджукской войне?

— Да, он мне как-то говорил.

— Услышав, что принц Омар призывает Сотрапезников, Надж объявил Рафи, что идет с Омаром. Его отец был из Нарвана, таким образом, он связан с родом Дуррани.

Ребенок требовательно заявил о том, что проголодался. Зара покачала его, поцеловала, а когда он прильнул к ее груди, со счастливой улыбкой взглянула на Розалинду.

— Вы сами выкармливали Сэма? — спросила она.

Розалинда поперхнулась.

— Нет, я… Я бы очень хотела, но не было возможности.

— Ой, как жаль, — сочувственно произнесла Зара. — Ну ничего, выкормите следующего.

— Надеюсь.

Малыш уже сладко спал. Розалинда, улыбаясь, наблюдала за Зарой, которая осторожно отняла его от груди и уложила.

— Исключительный будет материал, — снова заговорила Зара. — Снимки из дворца принца Рафи! Романтическое воссоединение Сотрапезника с женой! Журнал получит колоссальную сумму из Военного фонда Нарвана. Как говорит Гази, за привилегии нужно платить, чтобы больше ценить их. Он намерен добиться самого широкого освещения торжеств.

Да, Розалинда не могла рассчитывать на передышку.


— Я должна тебе кое-что рассказать, — сказала Рози.

— Мне тоже нужно поговорить с тобой, — отозвался Надж.

Он взял ее за руку, и они медленно двинулись по тропинке. Яркие звезды усыпали небо, луна освещала вершину горы Шир. Надж с Розалиндой поднялись на утес и присели. Внизу открывалась широкая панорама, центром которой был сверкающий огнями дворец.

— Розалинда, позволь мне говорить первым. Прости меня. Ты была права. Я совершил ошибку, когда твердо решил, что ты обманываешь меня. Но я как следует обдумал все, что ты говорила, и мне открылась правда: ты не лгала. И я пришел к единственно возможному объяснению.

— В самом деле? — выдохнула она.

— И я понял, почему ты не могла рассказать мне все, от начала до конца. Розалинда, я вел себя непростительно глупо. Мне следовало увидеть очевидное. Причина в Ламис, верно? И Самир — сын моей родной сестры.


Розалинду и Ламис издавна связывала дружба, а после смерти Джемшида они сблизились еще больше. Рози знала, что на сердце у Ламис лежит какая-то тревога, хотя Ламис никогда не говорила об этом с подругой. Но когда пришло письмо от деда Джемшида, Ламис сочла, что уже нет смысла нести свое бремя в одиночестве. «Теперь ты, Розалинда, поймешь меня, — сказала она тогда. — Теперь ты знаешь, с чем именно я столкнулась».

И она рассказала Розалинде душераздирающую историю. Ее изнасиловал человек, которого она любила и который заверял Ламис в том, что понимает и уважает ее религиозные принципы. Дело закончилось беременностью, которую она скрывала до тех пор, пока это было возможно.

Девушка изнемогала от страха и стыда. А ее дед… Она не могла даже предположить, какую ярость вызовет у него неожиданное известие. Тем временем беременность становилась все более очевидной. Ламис решилась отдать ребенка приемным родителям, но в тот момент важнее всего было не допустить, чтобы родным стало известно о ее беременности. А ведь Лондон — огромный мегаполис, там так много зорких глаз…

Розалинда, воспитанная в представлениях западной культуры конца двадцатого века, не могла понять страхов Ламис. По ее мнению, Ламис должна была рассказать все без утайки своим родственникам. Но полученное письмо раскрыло ей глаза, помогло понять суровую реальность. Прочитав письмо, Розалинда согласилась, что Ламис следует любой ценой избежать необузданного гнева деда.

Обе подруги были слишком погружены в свои печали, чтобы трезво просчитать последствия, к которым мог привести их безумный план, представлявшийся им на удивление простым и безболезненным выходом. Было решено: ребенок Ламис станет ребенком Розалинды.

Рози взяла отпуск на несколько месяцев в посольстве Нарвана, где она работала. Никого это не удивило. Ламис тем временем заканчивала диссертацию, так что ее уединение тоже не вызывало вопросов. Подруги переехали в Бирмингем, где их никто не знал и где проживало множество выходцев со Среднего Востока.

В поликлинике Ламис назвалась именем Розалинды. Под ее же именем она зарегистрировала рождение ребенка. Все очень просто.

И план девушек сработал. Информация не просочилась за пределы их общей квартиры в центре Бирмингема. Ламис никогда прежде не носила чадру, но до рождения ребенка не показывалась на улицах с открытым лицом. К местному гинекологу она записывалась опять-таки под именем Розалинды и называла себя вдовой. Врач понимал, что она прибегает к обману, дабы уберечься от позора, но не имел представления, в чем именно состоял обман.

Роды у Ламис принимала Розалинда вместе с приглашенной акушеркой. В решении молодой женщины рожать дома никто также не усмотрел ничего странного. Роды прошли быстро и без осложнений.

Все шло по плану. Но потом оказалось, что подруги слишком привязались к своему ненаглядному мальчику и не желали уступать его…

— Ламис потребовала с меня обещания не выходить с ней на связь, — сказала Рози Наджибу. — Она никак не хотела расставаться с сыном, хотя и понимала, что выбора у нее нет.

Когда для Ламис настала пора возвращаться домой, она безутешно рыдала над детской кроваткой. А потом попросила Рози об одном, последнем одолжении.

— Рози, не звони мне, не пиши, не пытайся связаться со мной, — сказала она, захлебываясь от слез. — Мне необходимо вычеркнуть его из памяти. Я сойду с ума, если стану о нем думать. Мне придется лгать, притворяться перед всеми. Я не смогу жить двойной жизнью. Это выше моих сил.

И сама Рози тоже обо всем забыла. Сэм стал ее сыном.


— Мне нужно еще кое-что тебе сказать, — произнесла Рози. К этому времени луна уже высоко поднялась над горой. — Я уверена, что Джемшид оставил мне Розу аль-Джавади.

— Как?! — воскликнул Надж.

— Джемшид говорил, что это хрустальная роза. Она вправлена в резной деревянный барельеф. Тот, в индийском стиле. Он сказал, что это семейная реликвия и она дорога семье как память. Джемшид заставил меня дать обещание, что в том случае, если он погибнет на войне, я сохраню реликвию и со временем передам ее его сыну.

Наджиб глядел на нее, не в силах произнести ни слова.

— Где… где она теперь? — наконец сумел выговорить он.

— Надж, она на моем чайном столике. Как раз возле той розы, которую мне оставила Ламис. Ты ее рассматривал, когда пришел в первый раз. Может быть, ты даже держал в руках свою Розу.


— Сэм, — сказала Розалинда, — это твоя тетя Ламис.

Узнав о том, что Ламис прибыла во дворец, чтобы принять участие в свадебных торжествах, Розалинда не находила себе места. Но, едва увидев подругу, поняла, что все будет хорошо. Ламис с жаром обняла ее. Она улыбалась, и плакала, и без конца повторяла:

— Рози! Рози!

Ламис хотелось взглянуть на сына, и старые подруги встретились в частных покоях Зары.

— Здравствуйте, — робко сказал Сэм и тут же спрятался за спиной Розалинды.

— Ой, как же он похож на дедушку! — воскликнула Ламис. — Здравствуй, Самир!

Она потянулась к мальчику. Сэм поднял глаза на Розалинду. Та улыбнулась, и тогда он сделал шаг навстречу Ламис.

— Какой же ты славный!

Ламис поцеловала его в щеку. Сердце Розалинды разрывалось, когда она смотрела на неуверенные, неестественные движения подруги.

— Рози, спасибо тебе. Разве слова могут что-нибудь выразить? Все у вас в порядке? Я же вижу, ему с тобой хорошо.

Она опять поцеловала Сэма — очень осторожно, чтобы не испугать мальчика, — и отпустила его. А он остановился в нескольких шагах, задумчиво глядя на нее.

— А почему вы — моя тетя?

— Потому что я — сестра твоего нового папы. — Ламис смахнула слезу и всхлипнула. — Я люблю тебя. Я тебя очень люблю и всегда буду любить.


Вечером накануне свадьбы Розалинда и Наджиб отправились на прогулку.

— Что тебя убедило? — спросила Розалинда.

— Ты. Твои слова.

Она улыбнулась, не скрывая слез.

— Правда?

— Как только я поверил, что ты говоришь мне правду, все встало на свои места. Это было похоже на головоломку, которую долго и мучительно складываешь из кусочков, и вдруг перед тобой встает цельный образ. Даже если бы я не догадался насчет Ламис, мне следовало понять, что ты — честный человек.

Нежданная надежда душила Розалинду, не давала говорить.

Они шли между цветов, фонтанов, лепных арок, мраморных колонн. А солнце опускалось за горную гряду, и сумерки несли с собой освежающую прохладу…

Наджиб в костюме предков был неотразим. Ему удивительно шли широкие шаровары и длинная туника с широким воротом, украшенным цветным шитьем. Сейчас Наджиб напоминал парванских воинов, которых Розалинда когда-то видела на фотографиях.

— Ты уже поговорил с Ламис? — спросила она.

— Мы с ней долго сегодня беседовали. Ей стало намного легче, когда она поняла, что может поделиться со мной. Конечно, Ламис могла бы быть откровенной с самого начала, но она очень боялась реакции деда.

— А при жизни деда ты бы помог ей?

Наджиб весело взглянул на Розалинду.

— А как же, Рози? Неужели ты думаешь, что я, вслед за стариком, стал бы обвинять ее в том, в чем виноват не имеющий совести мужчина?

— Иногда мне казалось, что твои взгляды не очень отличаются от взглядов твоего деда, — мягко возразила Розалинда.

Надж сокрушенно кивнул.

— Прости меня, Рози, чудесная моя Рози. Как-нибудь я расскажу о женщине, по которой судил о тебе, вместо того чтобы дать себе труд всмотреться в тебя. Я видел тебя сквозь призму моего опыта общения с Мейсой. И даже если больше всего на свете я хотел доверять тебе, все равно исходил из самого худшего и потому принимал максимальные меры предосторожности. Я сам себе не верил.

— Ламис сказала мне, что она думала, будто семья намерена вернуть себе трон, и именно потому вопрос имеет огромное значение для всех вас.

— Все правильно. Но, Розалинда, об этом ни с кем не следует говорить.

— Те двое, которые приезжали к сэру Джону, — это сыновья принца Вафика?

— Ашрафа мой дед назначил наследником престола. И его поддерживает вся семья. Он старший сын дяди Вафика. Мы не раз сражались вместе, поэтому наши планы согласованы.

— И потому ты так перепугался, когда узнал о существовании Сэма?

— Мы считали, что нам слишком поздно стало известно о том, что остался в живых сын Камиля. Из-за целого ряда обстоятельств это известие нас не порадовало. Прежде всего потому, что о его существовании очень скоро должны были проведать агенты Гасиба. Нам нужно было действовать немедленно, чтобы защитить его, но у нас не было кольца. Гасиб в любой момент мог воспользоваться твоим сыном, используя его против Ашрафа, то есть как инструмент раскола нации. В этой ситуации Роза аль-Джавади приобрела огромное значение.

Кампания наша уже давно начата, и мы понесли бы большие потери, если бы нам вздумалось сейчас остановить ее. В течение следующих нескольких недель многое станет достоянием гласности. У нас нет реальных способов избежать огласки многих фактов. Даже если мы попытаемся остаться в тени, это лишь поставит под угрозу наши жизни.

— Ты хочешь сказать, что Гасибу остались считаные недели? — ахнула Розалинда.

— Надеюсь. Но советую тебе выбросить это из головы. Не задумывайся об этом даже тогда, когда ты одна. Конфиденциальная информация не должна просочиться наружу.

Розалинда помрачнела.

— Когда мы с Ламис регистрировали рождение Самира… Она же, наверное, знала, что рано или поздно его сочтут сыном принца Камиля?

— Знала, но считала это вопросом далекого будущего. Однако Ламис чувствовала — и, кстати, была права! — что нет никаких разумных препятствий к тому, чтобы ее сын унаследовал престол своего прадеда. Наследование исключительно по мужской линии не более чем предрассудок. Сестра сказала мне так: «Никто не желает помнить, что у Мухаммеда не было сыновей. Все потомки пророка наследовали ему через дочь. Почему же в наши дни мать не имеет права передавать престол наследнику? В этом случае хотя бы известно наверняка, кто его мать!»

Розалинда невольно рассмеялась;

— О, значит, Ламис изменилась! Пять лет назад она не заводила бы таких речей!

— Но она права. Даже если в данном случае собственное поведение сестры в некоторой степени опровергает ее тезисы.

Теперь смеялись уже оба.

— Пойми, — продолжала Розалинда, — первоначально мы собирались отдать Сэма усыновителям. И Ламис хотела, чтобы у него оставалась возможность разыскать свои истинные корни, когда он вырастет. Я пообещала, что открою ему правду, если он отыщет меня. А если бы он не отыскал меня? А если бы я умерла раньше? Вот потому-то мы и зарегистрировали его как моего собственного сына.

Наджиб остановился и повернулся к Розалинде.

— Дорогая, ты действовала смело и мужественно, когда решила взять воспитание сына на себя. Немногие женщины решились бы на такой шаг.

— Ты даже не понимаешь, каким утешением был для меня Сэм, — возразила она. — Мне ни разу не пришлось пожалеть о том, что я поступила именно так. Ламис позаботилась о том, чтобы у меня не было финансовых трудностей. Это она купила мне квартиру. Кстати, как раз из-за этого Ламис объявила вам, что проигралась. Она же оплачивала обучение Сэма. Мы обе предполагали, что я буду сидеть с Сэмом дома.

Надж тряхнул головой.

— Розалинда, ты же стала ему и отцом, и матерью. Это тяжкое бремя.

— Мне не с кем было его разделить, — прошептала она, ощущая, как сильно бьется сердце.

— Завтра мы станем мужем и женой, Рози. Когда мы об этом договаривались, предполагалось, что наш брак будет фикцией. Но я люблю тебя так, как любит любой мужчина женщину, которую жаждет назвать своей женой.

— Наджиб, это правда? — с трудом проговорила она.

— Я полюбил тебя, как только увидел в первый раз! Нет, даже раньше! Когда увидел твою фотографию. Тогда мне стало ясно, что ты именно та женщина, которая мне нужна. Я ревновал тебя; ты можешь в это поверить? Я смотрел на твое лицо и ревновал, потому что пять лет назад ты улыбалась так моему двоюродному брату.

Теперь Рози не могла говорить, она только впитывала каждое слово.

— Завтра я буду произносить клятву, и я произнесу ее всерьез. Я хочу стать твоим мужем и отцом твоего сына. Розалинда, я хочу, чтобы все у нас было по-настоящему! Скажи, что ты любишь меня!

Казалось, ее сердце остановилось, чтобы она могла прислушиваться к словам Наджиба в абсолютной тишине.

— Ты станешь моей женой, моя Роза? — спросил Наджиб.


Бракосочетание состоялось на следующий день. Воздух был свеж и полон благоухания. Сад Розы возле стен дворца был разбит около пятидесяти лет назад. Впоследствии читатели журнала узнали, что своим существованием сад обязан королеве Азизе, покойной мачехе принца Рафи.

Здесь росли розы всех мыслимых сортов — благоухающие, радующие глаз. Все стены, все арки были украшены розами — красными, розовыми, желтыми, белыми…

И великолепный букет Розалинды состоял из белых и красных роз, сорванных накануне. Он отлично гармонировал с рубиново-бриллиантовым убором, позаимствованным у принцессы Зары, которая к тому же успела подарить невесте драгоценность, символизирующую сказочную звезду.

Невесту сопровождал к алтарю Самир — сын счастливых новобрачных. Он был одет в восточный костюм из шелка. Цвета его соответствовали орнаментам костюма Розалинды.

Шейх Наджиб, Сотрапезник принца Рафи, известный на Западе благодаря его усилиям вернуть на родину знаменитую Чашу Кира, ныне хранящуюся в Лувре, а также несколько статуэток и блюдо из Британского музея, блистал в костюме золотых и рубиновых тонов.

Список гостей был не слишком длинным, но тем не менее очень внушительным. Принц Рафи и принцесса Зара возглавляли замечательный перечень, включавший принца Омара и принцессу Яну из Центрального Бараката, принца Карима и принцессу Каролину из Западного Бараката, кронпринца Кавьянаи, принцессу Алинор из Парвана, шейха Араша аль-Хосрави и его молодую жену Лану, дочь американского компьютерного магната Джонатана Холдинга. Была здесь и сестра жениха, объявленная внучкой султана Хафзуддина, Ламис аль-Махтум с мужем…

Среди гостей прошел слух о том, что среди собравшихся находятся наследники старого султана Баджестана, причем они могут скрываться под любой личиной. Наджиб аль-Махтум пошел на раскрытие своего происхождения. Он явился на церемонию под собственным именем и подчеркнул, что женщина, с которой он встретился пять лет назад, не связана узами родства с королевской фамилией. Истинные наследники Хафзуддина аль-Джавади не желают раскрывать свое инкогнито, пояснял корреспондент журнала. Семья серьезно пострадала в ходе кровавых событий шестьдесят девятого года, когда к власти в Баджестане пришел человек, которого ныне бульварные газеты именуют «кровавым Гасибом»…

Розалинда волновалась так, что едва замечала фотокорреспондентов, ступая с усыпанного цветами ковра на белую дорожку, где ее поджидал Наджиб. А он был невообразимо красив в своем золотисто-красном одеянии и тюрбане, украшенном бриллиантами. Он словно сошел с картины.

Но самым прекрасным зрелищем были его глаза. Наджиб смотрел на нее, и в его взгляде читались любовь, гордость, желание и счастье. И на все эти чувства у нее был готов ответ.

Держа за руку сына, Розалинда приблизилась к своему шейху. Наконец она была дома.

ЭПИЛОГ

Дверь ему открыла седовласая женщина.

— Вы Элен Митчелл?

— Да, это я.

— Доброе утро. Меня зовут Харун аль-Мунтазир. Вам звонила моя кузина Розалинда?

— Боже мой! — воскликнула женщина. — Да, конечно, но…

Он удивленно вскинул брови.

— Разве она не попросила вас позволить мне украсить помещение?

— Ну… она сказала: «Он должен взять хрустальную розу…» Но кто же тогда приходил до вас?

Он застыл.

— Кто-то приходил до меня?

— Ну да, я-то думала… Он сказал, что ему поручили забрать розу…

Харун застыл.

— И вы… — Он сглотнул слюну. — И вы отдали ему?..

— Ну да… Он вошел… Понимаете, я думала, что должна отдать ему… Он как будто бы знал, о чем говорит… Я-то решила, что его послала Розалинда. А что, это в самом деле важно? Простите меня, ради бога, но он приходил почти час назад. Не знаю, сможете ли вы его догнать…

— Смогу, миссис Митчелл, можете не сомневаться. — Харун наклонил голову. — Может быть, и не сразу, но я нагоню его.

КОНЕЦ

Внимание!

Данный текст предназначен только для ознакомления. После ознакомления его следует незамедлительно удалить. Сохраняя этот текст, Вы несете ответственность, предусмотренную действующим законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме ознакомления запрещено. Публикация этого текста не преследует никакой коммерческой выгоды. Данный текст является рекламой соответствующих бумажных изданий. Все права на исходный материал принадлежат соответствующим организациям и частным лицам

Примечания

1

Карат — единица массы, применяемая в ювелирном деле. Метрический карат равен 200 мг, британский — 205 мг. — Здесь и далее прим. перев.

(обратно)

2

Кохинор — алмаз, найденный в Индии и знаменитый благодаря своим размерам. Ныне Кохинор украшает британскую корону.

(обратно)

3

Корнуолл — полуостров на юго-западе Великобритании.

(обратно)

4

Богиня-мать (Великая Мать) — малоазийская богиня плодородия, покровительница дикой природы.

(обратно)

5

Кабошон — драгоценный камень, выпуклый с одной стороны.

(обратно)

6

Хадисы — предания о поступках и изречениях пророка Мухаммеда.

(обратно)

7

Эта мысль представляет собой перифраз некоторых аятов Корана.

(обратно)

Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
  • ЭПИЛОГ
  • *** Примечания ***