КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400271 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170223
Пользователей - 90974
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Головина: Обещанная дочь (Фэнтези)

неплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Народное творчество: Казахские легенды (Мифы. Легенды. Эпос)

Уважаемые читатели, если вы знаете казахский язык, пожалуйста, напишите мне в личку. В книгу надо добавить несколько примечаний. Надеюсь, с вашей помощью, это сделать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун:вероятно для того, чтобы ты своей блевотой подавился.

Рейтинг: 0 ( 3 за, 3 против).
PhilippS про Андреев: Главное - воля! (Альтернативная история)

Wikipedia Ctrl+C Ctrl+V (V в большем количестве).
Ипатьевский дом.. Ипатьевский дом... А Ходынку не предотвратила.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Подъем с глубины

Это не альтернативная история! Это справочник по всяческой стрелковке. Уж на что я любитель всякого заклепочничества, но книжку больше пролистывал нежели читал.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
загрузка...

Искушение гувернантки (fb2)

- Искушение гувернантки (пер. А. Н. Розова) 429 Кб, 117с. (скачать fb2) - Барбара Картленд

Настройки текста:



Барбара Картленд ИСКУШЕНИЕ ГУВЕРНАНТКИ

ОТ АВТОРА

В 1983-м, путешествуя по Франции, я оказалась на плодородных землях Дордони. Машина медленно продвигалась по узкой горной дороге, и передо мной открылся изумительный вид на средневековый замок. Он казался необитаемым и очень древним, словно нарисованный искусным художником. Замок живописно располагался среди лесистых холмов в излучине маленькой речки.

Когда мы подъехали поближе, то обнаружили небольшую деревеньку, посреди которой стояла очень красивая церковь двенадцатого столетия, описание которой вы найдете на страницах этого романа.

В ту ночь мы остановились в старинном замке. Теперь там располагался отель. Моя комната находилась в башне. Она была круглой, а толстые трехфутовые стены прорезали три небольших продолговатых оконца. Выглянув в одно из них, я залюбовалась великолепной панорамой и кинула взгляд вниз к подножию башни.

Меня не покидало смутное ощущение, что в подземелье когда-то была мрачная темница!

Эта история родилась во сне.

Арлеттой звали мать Вильгельма Завоевателя, который пришел из Нормандии. У его деда, герцога Ролло, было трое сыновей. Все они побывали на королевском престоле Англии.

Генеалогическое древо одной из старейших английских фамилий, Грэнвиллес, своими корнями уходит к герцогу Ролло. Мои двое сыновей по линии матери их отца, прабабушка которой была принцессой Уэльской, состоят с ними в родстве.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

1886 год

— Прошу прощения, леди Арлетта! Боюсь, у вас не так много времени.

— Очень мало, мистер Меткальф.

Леди Арлетта Черрингтон-Вэйр глубоко вздохнула, а ее прекрасные голубые глаза приняли озабоченное выражение.

Мистер Меткальф, мужчина средних лет, расстроенно смотрел на молодую девушку. Он был бы рад помочь, но не знал как. Он был готов отдать все на свете, чтобы стереть с ее хорошенького личика следы растерянности и беспокойства.

Мистер Меткальф, поверенный в делах Вэйров, помнил леди Арлетту еще маленькой девочкой.

Арлетта росла и хорошела у него на глазах. Теперь перед ним стояла прекрасная двадцатилетняя девушка. Меткальф невольно подумал, что Арлетта совершенно не сознает, насколько она красива.

Тот груз, который лежал на ее хрупких плечах последние два года, был слишком тяжел даже для сильного мужчины.

Арлетта ухаживала за отцом, старым графом Вэйром. Он был болен, и день ото дня становился все более сварливым и привередливым.

Он сам отказался от профессиональной сиделки. К тому же найти ее в провинции довольно сложно. Как правило, в деревне жила только повитуха. Чаще всего ею была толстая старая женщина, которая спала до обеда, а по ночам хлестала джин, чтобы не уснуть.

Арлетте пришлось взять на себя роль сиделки. Отец страдал не только от сердечных приступов, но и от подагры, которая была следствием его пристрастия к портвейну и кларету. Он продолжал пить, несмотря на категорический запрет доктора.

— Все равно я скоро умру, — говорил он раздраженно. — Неужели вы хотите лишить меня единственного средства, которое облегчает мне боль? Могу я хотя бы напиться, черт возьми!

Арлетта давно перестала с ним спорить. Она просто во всем соглашалась со стариком. А он ворчал, называя ее бездушной и скучной.

На самом деле он был без ума от своей единственной дочери. Он любил ее, хотя жалел, что у него не было сына, который бы унаследовал поместье и графский титул.

Все должно было достаться племяннику, которого граф не любил.

Арлетте тоже не нравился Хьюго. Она была уверена, что тот все переделает по-своему. У молодого человека были свои представления о том, как вести хозяйство, и ему не были интересны советы старого дяди и юной кузины.

Через две недели после кончины отца Арлетте сообщили о внезапном приезде Хьюго. Она должна была как можно скорее собрать вещи и покинуть поместье.

Проблема состояла в том, как она только что сказала мистеру Меткальфу, что ей было совершенно некуда ехать.

— У вас, миледи, наверняка есть родственники, с которыми вы могли бы пожить, — предположил мистер Меткальф. — В любом случае вам по праву принадлежит домик, который вы унаследовали.

— Знаю, — ответила Арлетта, — и я очень признательна кузену Хьюго за то, что он предложил мне остаться. Но вам, наверное, понятно, что я не смогу жить там одна.

Вздохнув, она продолжила:

— И еще мне невыносимо смотреть, как кузен все перевернет вверх ногами. Конечно, не оставит поместье таким, каким оно было при папе.

— Мне кажется, что самое разумное для вас — это уехать, — сказал мистер Меткальф. — Но, к сожалению, из-за болезни отца, вас и в этом году не представили ко двору. И вы так и не побывали ни на одном балу. А ведь я знаю, вы мечтали о бале еще девочкой.

Арлетта улыбнулась.

— Я всегда представляла бал у нас в Вэйре, когда была маленькой. Как это было бы прекрасно! Мы с мамой часто мечтали об этом. Это уж точно был бы самый великолепный бал во всем графстве! Наверное, такие празднества устраивали во времена моего дедушки!

Мистеру Меткальфу было хорошо известно, что именно третий граф Вэйр пустил по ветру фамильное имущество. Он слыл любителем экстравагантных развлечений.

Его наследник сделал все от него зависящее, чтобы земли стали приносить доход, заплатил налоги и ренту. Но ему так и не удалось вернуть фамильные владения — недвижимость в Лондоне. Проданные за бесценок дома были навсегда потеряны. А небольшие деньги, вырученные от продажи, были потрачены на сомнительные спекуляции, доходы от которых так и не были получены.

К тому времени, когда образование Арлетты завершилось, отец уже не мог заниматься делами. Граф Вэйр был серьезно болен.

Поскольку он становился все нетерпимей к мнению окружающих, то потерял все связи с деловыми партнерами. Теперь они с дочерью вели уединенный образ жизни, совершенно отличный от прежнего. Когда-то замок был полон гостей, жизнь била ключом.

Граф уже не мог ездить верхом, конюшни пришли в упадок, прекрасные скакуны — гордость Вэйра — были проданы. Знаменитые соревнования лучников, на которые съезжались гости со всего графства, больше не проводились.

Поместье словно застыло и погрузилось во мрак. Все гадали, сколько протянет старый граф.

Благодаря нежной заботе дочери он прожил намного дольше, чем предполагали доктора. Теперь все кончилось, и мистер Меткальф счел, что для девушки это начало новой жизни.

— Давайте подумаем хорошенько, леди Арлетта, — сказал он. — Не сочтите за дерзость, но я осмелюсь предложить вам свою помощь. Я давно знаю вашу семью, и, по-моему, смогу посоветовать, куда лучше поехать, чтобы вы были довольны.

— Конечно, дорогой мистер Меткальф! — ответила девушка. — Я буду вам очень признательна! К сожалению, в Англии у меня очень мало близких родственников.

Дом ее дяди, губернатора Картума, не мог стать достойным приютом для молодой леди. Дядя был значительно моложе отца, к тому же холостой.

Ее тетя по материнской линии была замужем за губернатором северо-восточных провинций Индии. У нее на попечении были три незамужние дочери, и обременять ее своим присутствием Арлетта не хотела.

Помолчав, поверенный добавил:

— Миледи, у вас есть кузина Эмили.

Арлетта ужаснулась и воскликнула:

— Неужели вы предлагаете поехать к этой зануде? Я бы умерла от скуки, ведь Эмили не одобряет все, что хоть отдаленно напоминает о развлечениях, музыке и танцах. Нет ничего более ужасного, чем жить с кузиной Эмили!

Меткальф засмеялся.

— Конечно, леди Арлетта. Давайте подумаем. Наверняка есть кто-то еще.

— Но кто?

Арлетта снова вздохнула и добавила:

— Мне всегда хотелось познакомиться с бабушкиными родственниками, но они живут далеко, во Франции. Я там никогда не бывала, и они у нас не были. Ведь меня назвали Арлеттой в честь бабушки.

— Признаться, я об этом позабыл, — сказал мистер Меткальф. — Действительно, Арлетта французское имя.

— Мне говорили, что Арлеттой звали мать Вильгельма Завоевателя, а она была нормандкой. У нее тоже были голубые глаза и светлые волосы. Я похожа и на англичанку, и на француженку.

— Миледи, мне казалось, что у француженок глаза карие, а волосы черные.

— Только не у нормандок. — Уверенно сказала леди Арлетта.

Мистер Меткальф засмеялся.

— Я не писала бабушкиным родственникам, — продолжала Арлетта. — Давайте подумаем, кто еще живет в Англии.

— Может быть, леди Трэверс? — нерешительно произнес мистер Меткальф.

Арлетта сделала легкую гримаску.

Леди Трэверс относилась к тому типу женщин средних лет, которые страдают от некой загадочной болезни, способной озадачить любого доктора. Арлетта была уверена, что леди Трэверс просто нечем себя занять. Детей у нее не было, она была богата, поэтому могла позволить себе любую прихоть, и купалась в роскоши. Но ей было скучно, и, уделяя пристальное внимание малейшим недомоганиям, та делала из мухи слона. Большую часть времени она проводила на водах и различных курортах. Иногда приезжала погостить в Вэйр, но делала это, когда ей заблагорассудится.

Арлетта представила, что после двух лет, проведенных с немощным стариком, ей предстоят долгие годы ухода за больной женщиной, и ужаснулась.

Глядя на нее, мистер Меткальф угадал, о чем она думает.

— Конечно, не леди Трэверс, — уверенно сказал он. — Я пытаюсь вспомнить, нет ли кого-нибудь еще.

— До того, как вы приехали, я тоже этим занималась. Просто не верится, что такой знатный род стал так немногочислен.

Мистер Меткальф отчаянно воскликнул:

— Нет, кто-то все-таки должен быть.

— На севере Шотландии живут какие-то родственники, — сказала Арлетта. — И еще в Ирландии, правда, очень дальние. Но в последние годы папа ни с кем не хотел встречаться, и я уж не знаю, кто из них откликнется.

Это была горькая правда, и мистеру Меткальфу было нечего возразить.

Задумчиво барабаня пальцами по столу, он мысленно прошелся по генеалогическому древу Вэйров, висевшему в библиотеке.

Внезапно Арлетта оживилась и вскочила со стула.

— Я приняла решение, мистер Меткальф. Давайте пока не будем торопиться. Я перееду в свой домик и поживу там, пока мы что-нибудь не придумаем.

— Вам бы в Лондон, миледи, — задумчиво проговорил мистер Меткальф. — Скоро начнется сезон. Наверняка найдется человек, который сможет вас опекать. Вам надо видеться с молодыми людьми, хоть вы и в трауре.

— Вы сказали: в трауре! — воскликнула Арлетта. — Но вы, наверное, уже позабыли, что по этому поводу говорил папа! Он говорил, что никто не должен носить по нему траур, и чем скорее он умрет, тем лучше для него!

Меткальф молча выслушал Арлетту. Он не мог ей возразить, потому что эти слова действительно принадлежали старому графу. Но в устах юной леди они показались ему почти кощунством.

— Только вы, миледи, могли скрасить последние дни графа. Лишь вам удалось сделать его хоть немного счастливым. Трудно представить, сколько терпения вам понадобилось!

— Это было ужасно, — подтвердила девушка.

Затем неожиданно она рассмеялась.

— Ни я, ни доктора ничем не могли ему помочь. Единственное, что доставляло ему удовольствие, — это делать все наоборот. Он любил с нами поспорить!

— Граф всегда был бунтарем, — со вздохом произнес мистер Меткальф.

— Мне кажется, я тоже бунтарка, — сказала Арлетта.

Мистер Меткальф вопросительно взглянул на нее, и она пояснила:

— Я не собираюсь падать духом! Несмотря на то, что случилось, моя жизнь продолжается.

Она не стала рассказывать мистеру Меткальфу о годах своего одиночества. Когда она ухаживала за отцом, ей даже поговорить было не с кем, и она чувствовала себя заживо погребенной под темными сводами старого замка.

Он все понимал. Подумав, он сказал:

— Вы правы, миледи. Теперь настало время позаботиться о себе и просто наслаждаться жизнью. Моя жена посоветовала бы вам первым делом сшить себе несколько новых платьев. По ее словам, ничто так не поднимает настроение!

Леди Арлетта звонко рассмеялась. Ее смех был таким естественным и мелодичным, что мистер Меткальф невольно залюбовался ею.

— О, вы правы, мистер Меткальф! — согласилась она. — Как только представится возможность, я поеду в Лондон и закажу себе новые платья. Я знаю, как порадовался бы папа, если бы их увидел! И уж точно, они не должны быть черными.

Мистер Меткальф собрал бумаги, разложенные на столе, и аккуратно сложил их в кожаный саквояж.

— По-моему, это самое верное решение. Обещаю, что тщательно обдумаю наше дело, и в следующий раз уже смогу предложить вам его решение.

Он говорил уверенно.

В то же время он знал, что вряд ли найдется человек, достаточно понимающий и надежный, который бы стал опорой для прекрасной леди.

Попрощавшись с девушкой, он зашагал по унылым коридорам старого замка. Ему подумалось, что ей лучше покинуть это мрачное место, и чем скорее, тем лучше.

Арлетта слишком много страдала последние два года. Мистер Меткальф испытывал к ней глубокую симпатию и от всей души желал добра. Он хотел, чтобы все как-нибудь образовалось к лучшему.

— Выход несомненно есть, — подумал он, усаживаясь в свою старую карету, запряженную сильной молодой лошадью. Он быстро преодолевал на ней многие мили, которые отделяли поместье Вэйр от маленького городка, где была его контора.

Когда цокот копыт стих, а карету уже не было видно за толстыми стволами столетних дубов, Арлетта вернулась обратно в зал.

Ей показалось, что дом выглядит мрачно, и даже солнечные лучи не проникают сквозь старые окна. Предки грустно глядели на нее с потускневших портретов.

Эти портреты надо бы почистить, да и ковры тоже. Хотя ковры настолько протерлись, что еще в прошлом году их собирались менять.

Она была уверена, что молодой наследник сочтет их неподходящими и несовременными.

Она знала, что Хьюго все устроит по-новому, и, конечно, смешно думать, что он станет восстанавливать старые вещи.

Она вспомнила, как однажды он сказал:

— Небольшое количество долгов никому не повредит.

Тогда ей показалось, что он сказал это в шутку. В то же время она была уверена в том, что кузен не придерживается строгих принципов ее отца, который был категорически против всякого рода займов. Он никогда не одалживал денег, даже малых сумм.

Напротив, он старался выплатить все долги своего отца, деда Арлетты, и это ему удалось.

Ей было нетрудно понять, что отец с самого детства наблюдал, как дед тратил намного больше, чем мог себе позволить. В результате пострадал не только он, но и множество людей, и маленьких фирм.

Она боялась, что могут вернуться старые времена. Ей совсем не хотелось быть свидетелем возможного мотовства кузена Хьюго.

— Мне необходимо уехать, — решительно сказала себе Арлетта.

Пройдя по пустынным залам, где не было ни одного слуги, она вернулась в комнату, где недавно разговаривала с мистером Меткальфом.

Это было ее любимое помещение. Окна выходили на юг, и комната была весь день залита солнечным светом. Когда-то там жила мать Арлетты.

Там до сих пор обитал ее дух — в мебели, в отделке и безделушках, которые были по-французски светлыми и воздушными. В картинах, которые были полной противоположностью фамильным портретам Вэйров.

И зимой, и летом в комнате матери стояли живые цветы. Арлетта хорошо помнила чудесный тонкий аромат.

— Я буду скучать по этой комнате, — с грустью подумала девушка.

Она инстинктивно подняла глаза и встретила теплый взгляд прекрасной женщины, смотревшей на нее с портрета.

Глядя на мать, Арлетта чувствовала, что тепло ее улыбки и лучезарный взгляд не просто свойства ее счастливой натуры. В них заключалась сущность ее французской крови, которая делала ее такой непохожей на саксов Вэйров.


— Странно, что дедушка женился на француженке, — подумала Арлетта. — Хотя он тоже был бунтовщиком, как папа.

Его протест был направлен против тяжелой пышности старого дома, против холодности отношений, принятых у английской знати.

— Мне кажется, я знаю, какой была бабушка, — думала Арлетта.

— Ты совсем, как она, моя дорогая! — частенько восклицала мать Арлетты. — Когда я слышу твой смех, мне кажется, что я снова маленькая девочка, и мама пришла ко мне в детскую, чтобы обнять меня.

Арлетта еще раз посмотрела на портрет матери и громко произнесла:

— Ты должна мне помочь, мама! Я действительно не знаю, что теперь делать.

Она вышла из комнаты, поглощенная одной мыслью: как бы ей найти опекуна.

У нее появилось смелое предположение, что должны существовать знатные дамы, которые не только представляют молодых девушек ко двору, но и помогают им устроиться в обществе.

Но она даже не представляла, где их искать. К тому же она была застенчива, и не всегда могла высказать вслух то, что хотела.

С некоторым неудовольствием ей пришлось признать, что этот план предполагает замужество.

Здесь, в провинции, для нее не было подходящей пары. Она не знала никого, кто бы ей нравился. Возможно, где-то поблизости и жил достойный баронет, но Арлетта с ним не встречалась.

— Я не хочу замуж! Я хочу просто жить! — подумала она.

Хотя она догадывалась, что в ее время и в ее возрасте эти две вещи были синонимами.

Девушек старались выдать замуж как можно скорее, сразу после завершения образования.

Никаких других перспектив, кроме как стать старой девой, у них не было. Заботиться о стареющих родителях, как это делала она, потом самой стать старой тетушкой, обузой для племянников и племянниц.

Такое будущее ей не подходило.

Снова и снова она задавалась вопросом:

— Что делать? Что же мне делать?

Как будто в ответ на безмолвный вопрос, дверь отворилась и кто-то вошел. Арлетта обернулась и радостно воскликнула:

— Джейн! Неужели это ты?!

— Я позвонила в колокольчик, но никто не услышал, — объяснила та свой внезапный приход. Но я знала, что найду тебя именно здесь.

Арлетта бросилась к ней, обняла и расцеловала.

— Джейн, дорогая, вот так сюрприз! Я и не знала, что ты дома!

— Я приехала сегодня днем, — ответила Джейн Тернер, — и как только узнала, что твой отец скончался две недели тому назад, сразу отправилась к тебе.

— Ты так добра ко мне.

— Прими мои соболезнования, — добавила Джейн.

— Произошло лучшее из того, что могло случиться. Папа так страдал от сердечных приступов, а они становились все более частыми и продолжительными, и подагра отнимала у него последние силы. Только благодаря своей невероятной силе он смог так долго продержаться.

— Отец рассказал мне, как хорошо ты за ним ухаживала, — сказала Джейн. — О, бедняжка Арлетта, как тебе было трудно!

— Ужасно трудно, — согласилась Арлетта. — Боже мой, как я рада тебя видеть, милая Джейн! Но почему ты вернулась?

Простое лицо молодой женщины осветилось улыбкой, и она стала почти красивой.

Арлетта уставилась на нее, и внезапная мысль заставила ее воскликнуть:

— Что-то произошло, да? Скажи, Джейн, дорогая! Я точно знаю!

Джейн перевела дух:

— Ты не поверишь, Арлетта… Я выхожу замуж!

— Как это прекрасно! — воскликнула девушка. — Но за кого?

— Ни за что не угадаешь, — улыбнулась Джейн. — За Саймона Саттона!

Арлетта онемела. Придя в себя, она проговорила:

— Ты имеешь в виду… Не может быть… Это?..

— Да, это он. Помнишь, он был помощником приходского священника? Он еще уехал на Ямайку. Представляешь, за восемь лет он так поднялся по иерархической лестнице, что скоро примет сан епископа!

— И ты станешь его женой! — воскликнула Арлетта. — О, Джейн, как чудесно!

— Никогда не думала, даже не мечтала! — взволнованно сказала Джейн. — Оказывается, он любил меня! Он писал мне каждую неделю и все время напоминал о том, как ему не хватает меня. Я тоже все время его вспоминала.

Джейн слегка покраснела и смущенно опустила голову. Арлетта всплеснула руками и сказала:

— О, Джейн, как в сказке! И он все это время тебя любил!

— Да, с тех самых пор, как увидел меня здесь, в Литл-Мелдон. Я знала, что ему было грустно уезжать, но даже не предполагала, что это все из-за меня!

— Видишь, оказывается, из-за тебя! — воскликнула Арлетта.

— Да. Два дня назад он отплыл в Англию. Он пишет, что теперь ему можно жениться. Саймон хочет, чтобы я сразу же отправилась с ним обратно на Ямайку и присутствовала бы на церемонии посвящения.

— Это самая захватывающая история, которую мне приходилось когда-либо слышать! О, Джейн, как я за тебя рада! Но ведь вы обвенчаетесь здесь?

— Конечно здесь, — подтвердила Джейн. — У Саймона в Лондоне какие-то дела, он должен приехать завтра вечером.

— О, Джейн, как я рада, что буду у тебя на свадьбе!

— Нет времени, чтобы звать много гостей. Но тебя я приглашаю в первую очередь.

Она застенчиво потупилась и спросила:

— Арлетта, будешь подружкой невесты?

— Конечно! Я бы обиделась, если бы ты мне не предложила.

— Мне казалось, что я слишком старая, чтобы иметь на свадьбе подружку невесты. Знаешь, мне через месяц будет двадцать восемь!

— Самый подходящий возраст, чтобы стать женой епископа, — пошутила Арлетта.

Джейн весело засмеялась в ответ.

Арлетта помнила Джейн с самого детства.

Она была дочерью викария. Ее не приглашали в дом играть с девочкой, но граф предложил викарию обучать Арлетту некоторым предметам, которые были вне компетенции гувернантки.

Реверенд Адольфас Тернер был профессиональным преподавателем, он учил Арлетту истории и литературе, в то время как гувернантка — менее возвышенным наукам.

Помимо них, в замок приглашали учителей музыки и рисования.

Джейн стала ее гувернанткой и помогала Арлетте постигать премудрости обучения.

Несмотря на значительную разницу в возрасте, они были близкими подругами, и если Арлетта и любила кого-то вне семьи, то это была Джейн.

Она была несказанно счастлива, что Джейн выходит замуж.

Ей всегда было больно, что такая милая, понимающая и добрая девушка, как Джейн, не могла выйти замуж. Ее нельзя было назвать хорошенькой, и ею почти никто не интересовался.

То, что теперь она станет женой епископа Ямайки, оправдывало все желания Арлетты.

Она буквально засыпала Джейн вопросами.

— Странно, что перемены всегда приходят так внезапно, — задумчиво произнесла Джейн.

— Что ты имеешь в виду?

— Я наконец-то получила одно заманчивое приглашение, которое теперь совсем некстати. А не так давно я бы очень обрадовалась! Так вышло, что я уже дала согласие.

— О чем ты? — спросила Арлетта.

— Помнишь леди Лэнгли? Твоя матушка представила меня ей, когда ее детям понадобилась гувернантка.

— О да, припоминаю.

— Так вот, я только что закончила заниматься с младшим, и леди Лэнгли предложила мне поехать во Францию.

— Во Францию? — переспросила изумленная Арлетта.

— Да. Это очень странная история. Брат леди Лэнгли женился на француженке, сестре герцога Сотерского. Она умерла четыре года назад, и, хотя леди Лэнгли предложила воспитывать племянников, герцог настоял на том, чтобы они остались во Франции. Леди Лэнгли сильно переживала, что ни разу не навестила племянника и племянницу, и несколько недель назад отправилась в замок герцога.

— Что-то случилось? — спросила Арлетта, взволнованная необычным тоном подруги.

— Леди Лэнгли была в ужасе от того, что Дэвид, это ее племянник, не говорит по-английски. А ему надо быть в Итоне уже в этом году.

— Бедняжка, тяжело ему будет первое время, — заметила Арлетта.

— Леди Лэнгли тоже так думает. Младшая сестра в такой же ситуации, но для нее это не так страшно и не настолько срочно.

— Так ты едешь заниматься с ними английским? — спросила Арлетта.

— Да, и леди Лэнгли уже все устроила. Я должна выехать через четыре дня.

— Она расстроилась, что ты не можешь ехать?

— Она еще не знает, — ответила Джейн. — Она обо всем договорилась, а потом вместе с лордом Лэнгли отправилась в путешествие по Средиземному морю. С ней нельзя связаться. Не знаю, что делать, Арлетта! Не могу же я отказать Саймону, ведь правда?

— Нет, что ты! Но так жаль мальчика…

Внезапно она замолчала.

— Джейн! — голос Арлетты дрогнул.

— Что?

— Мне кажется, я придумала, как тут быть.

Джейн непонимающе уставилась на нее.

— Я поеду во Францию вместо тебя! Ты же знаешь, я давно мечтала! Наверное, мама услышала мою молитву и послала тебя ко мне!

Джейн остолбенела.

— Это невозможно! Ты не сделаешь этого!

— Нет, сделаю! Прямо перед твоим приходом мы долго разговаривали с мистером Меткальфом. Скоро сюда приедет кузен Хьюго, и я не смогу здесь дольше оставаться. Мне просто дурно становится от постоянных мыслей о том, куда поехать.

— О, Арлетта, как я тебе сочувствую! — сказала Джейн. — Как нехорошо заставлять тебя уезжать из родного дома. Правда, я знаю, что ты сама не хочешь здесь оставаться.

— Нет, конечно! И жить одна в этом доме, который достался мне по наследству, я тоже не хочу. И я не могу найти родственника, который был бы рад меня приютить.

— Не могу поверить… — начала, было, Джейн, но замолчала. Она довольно хорошо знала ее родных.

Словно читая ее мысли, Арлетта сказала:

— Ты права. Поэтому будет неплохо, если я стану тобой и поеду вместо тебя.

— Это невозможно! — воскликнула Джейн.

— Но почему? — настаивала Арлетта. — Ты же сама сказала, что леди Лэнгли сейчас путешествует. Когда она вернется?

— Думаю, еще месяц или недель шесть.

Арлетта улыбнулась.

— Ей и не надо ничего знать, пока она не вернется. Если все получится, то я останусь там, если нет — вернусь домой и найму компаньонку.

Джейн скорчила гримаску:

— Звучит пугающе.

— Знаю, — согласилась Арлетта, — но все же лучше, чем остаться в Англии с тетями и кузинами. Ты хорошо знаешь, что они собой представляют.

Джейн взволнованно вскочила с дивана, на котором они сидели обнявшись, и зашагала по комнате.

— Уверена, что с моей стороны было бы неправильно позволить тебе поехать во Францию вместо меня, — наконец сказала она.

— Что ты имеешь в виду? — спросила Арлетта.

Джейн помолчала, тщательно подбирая слова.

— Леди Лэнгли сказала мне, что герцог очень горяч. Я не на его счет беспокоюсь, а на счет других французов, которых ты встретишь, дорогая. Ты очень, очень хорошенькая!

Арлетта рассмеялась.

— Теперь понятно, о чем ты подумала, — сказала она. — Но вряд ли французов интересуют простые гувернантки. Я слышала, что они слишком гордые.

Джейн, зная, как невинна была ее подруга, подбирала слова, чтобы объяснить ей, что нужно французам от хорошеньких гувернанток.

Она ничего не сказала, вспомнив, что леди Лэнгли как бы извинялась перед ней за то, что посылает ее в самую глушь Дордони. Замок герцога располагался в таком уединенном месте, что Дэвиду и Паулине не с кем было играть, а в дальних окрестностях замка жило всего несколько соседей.

— Большую часть времени герцог проводит в Париже, — сказала Джейн, — он терпеть не может старинную французскую архитектуру, в лучших традициях которой построен замок. К тому же там поддерживается пышный, чуть ли не королевский уклад.

Она помолчала и добавила:

— Леди Лэнгли еще сказала: «Дорогая мисс Тернер, мне очень жаль, что вам будет скучно в замке, но я так переживаю, что мой племянник будет страдать в Итоне! Бедный мальчик не знает английского только потому, что герцог ненавидит англичан! Он очень сердит на моего брата Ричарда за то, что тот женился на его сестре. И его бабушка тоже. Но они полюбили друг друга, и поженились, несмотря на все протесты и препятствия. Когда было уже слишком поздно им помешать, они явились с повинной, и были прощены. Но, по слухам, герцог так и не простил сестру. Даже после того, как Ричард умер, и несколькими годами позже она последовала за ним».

— Как в настоящем романе, — задумчиво сказала Арлетта.

— Вот и я сказала то же самое, — ответила Джейн. — В общем, леди Лэнгли боится, что дети будут страдать по приезде в Англию, а этого она допустить не может. Я спросила леди Лэнгли, как ей удалось убедить герцога пригласить английскую гувернантку.

— С большим трудом, мисс Тернер, с большим трудом! Опасаюсь, что вас ожидает далеко не самый теплый прием, — сказала леди Лэнгли. — Умоляю вас на коленях, сделайте это ради нашего благополучия!

— О, миледи, мне невыносимо слышать, как моя благодетельница умоляет меня! Конечно, я не могу вам отказать!

— Конечно, ты не могла, — согласно кивнула Арлетта. — Было бы невозможно ей отказать, ведь она думала о счастье племянника.

Почувствовав колебание Джейн, Арлетта добавила:

— Если бы ты отказалась поехать и не нашла бы себе замену, то герцог стал бы еще больше презирать англичан. А Дэвид приедет в Итон, совсем не зная английского. Это просто ужасно!

— Признаюсь, несмотря на то, что я так мучилась, пытаясь найти выход из положения, мне даже в голову не приходило, что кто-то может поехать вместо меня!

— Искать другую гувернантку было бы ошибкой, Джейн! Я настойчиво прошу разрешить мне поехать вместо тебя! — сказала Арлетта. — Это знак, посланный с небес, он говорит мне, что я не забыта!

Джейн ласково улыбнулась:

— Никто не сможет забыть тебя, Арлетта. Ты не просто любима, ты знаешь, что все тебя обожают: и я, и папа, и жители деревни.

— Спасибо, — сказала Арлетта. — Но раз ты говоришь, что любишь меня, тогда позволь мне поехать! Прямо перед твоим приходом я смотрела на мамин портрет. Знаешь, так видно, что она французской крови!

— Не могу представить себе более английской внешности, чем у нее, — заметила Джейн, разглядывая портрет.

— Вот тут ты ошибаешься. Бабушка была нормандкой, и мама говорила, что у ее предков были белокурые волосы и голубые глаза.

Помолчав, Джейн сказала:

— Наверное, герцогу было бы приятно знать, что ты на четверть француженка. С другой стороны, ему важнее твой английский.

Арлетта засмеялась.

— Теперь ты пугаешь меня, Джейн. Но клянусь, я не боюсь этого большого страшного герцога! Если он действительно так свиреп, то я всего-навсего лишусь рекомендательного письма. Поехать туда значит для меня не так много, как это значило бы для тебя.

Джейн обняла Арлетту за плечи и сказала очень серьезным тоном:

— Милая Арлетта, поклянись мне самой страшной клятвой…

— В чем?

— …Что ты никогда не будешь принимать всерьез комплименты французских мужчин!

— Почему ты говоришь об этом, Джейн?

— Французы не такие, как англичане. Во-первых, их женят очень рано, по воле родителей, и герцог не является исключением. Для них брак — это не любовный союз, а расчет и необходимость.

— Мама мне рассказывала, — заметила Арлетта. — Это очень бездушный способ.

— Конечно, — согласилась Джейн. — Но самое худшее случается потом. Твой отец всегда считал предосудительными любовные похождения французов.

Арлетта помолчала и сказала:

— Я не думаю, что это особенность только французов, Джейн. Даже в Литл-Мелдоне люди болтают о любовных приключениях принцессы Уэльской.

— Как они смели сплетничать в твоем присутствии! — возмущенно воскликнула та.

Арлетта рассмеялась.

— О, Джейн, ты всегда охраняла меня от всяких неприятностей.

Джейн улыбнулась.

— Ты была таким очаровательным ребенком, а теперь стала еще прекрасней! Невозможно представить, что твоего слуха могут коснуться истории о худших сторонах жизни.

— А твоего, конечно, могут, — засмеялась Арлетта. — Джейн, я стала взрослой! Мне уже почти двадцать! И несмотря на то, что мы живем вдали от мира, я читаю газеты и романы. Когда папа болел, единственной отдушиной для меня было поболтать с прислугой.

Джейн рассмеялась.

— Очаровательно!

Подумав, что это была вольность с ее стороны, Джейн попыталась сгладить свою реплику:

— Дорогая, я знаю, как тебе было трудно. Если тебе действительно так важно поехать во Францию, если это сделает тебя счастливой, если ты клянешься беречь себя, я соглашусь. Несмотря на то, что мой разум говорит мне обратное.

— Правда?! — радостно воскликнула Арлетта.

Она оживилась и стала настолько хорошенькой, что Джейн испугалась, решив, что отпустить ее одну в незнакомое место было бы безумием.

— Я подумаю, — сказала она вслух.

— Нечего думать! Кроме одного: как мне стать тобой? У тебя есть паспорт?

— Есть. И он мне скоро не понадобится, потому что Саймон собирается вписать мое имя в свой, когда мы поженимся.

— О, как чудесно! — воскликнула Арлетта. — Я буду мисс Джейн Тернер!

— Это тебя не спасет.

— Нет, спасет. Намного больше, чем ты думаешь. Я стану мисс Тернер, едущей во Францию поглядеть мир!

— Боюсь, что этот мир окажется совсем крошечным, — засмеялась Джейн. — Замок одиноко стоит в центре горной долины, и, кроме двоих детей и огромного количества слуг, во всей округе нет ни души.

— Я очень расстроюсь, если не встречу ужасного герцога!

— Если встретишь, обещай, что будешь выглядеть предельно серьезной и занятой. Помни, что тебе надо походить на настоящую дочь викария!

Джейн на секунду замолчала, потом озабоченно сказала:

— Арлетта, поклянись, что ты всегда будешь запирать дверь спальни.

Арлетта недоуменно уставилась на подругу, затем безудержно рассмеялась.

— О, Джейн, — проговорила Арлетта между приступами смеха. — Ты, видно, перечитала бульварных романов! Ни за что не поверю, чтобы великий и ужасный гордый герцог хотя бы на мгновение снизошел до маленькой, незаметной, скромной гувернантки. Он живет в Париже и общается с самыми удивительными и великолепными женщинами, существование которых ни одна настоящая леди не может даже допустить.

— Ты и есть настоящая леди, Арлетта!

— Но и не такая простушка, чтобы не знать о парижских куртизанках. Что они самые экстравагантные, самые притягательные и самые искусные в мире.

Джейн строго посмотрела на Арлетту.

— Ты не должна даже думать о таких вещах. Откуда ты вообще узнала о существовании этих ужасных женщин?

— Я читала о них, слышала о них и, если хочешь знать, папа тоже о них рассказывал! — сказала Арлетта. — Правда, Джейн, уж если кто и прячет голову в песок, как страус, то это, наверное, ты!

Джейн беспомощно махнула рукой, что окончательно развеселило Арлетту.

Вся комната наполнилась ее мелодичным смехом, и казалось, что в ней стало еще светлее.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Корабль приближался к порту Бордо. Арлетта стояла на палубе, наслаждаясь удивительным путешествием.

Перед отъездом ей пришлось еще долго уговаривать Джейн, приводя ей самые неоспоримые доводы. Наконец Джейн капитулировала.

— Помни, милая Джейн, — не раз повторяла Арлетта, — я всегда смогу уехать, ведь мне не нужны рекомендации настолько, насколько они были бы необходимы тебе.

Для Джейн это послужило веским аргументом.

В то же время она сильно беспокоилась за подругу. Девушка была невинной и неискушенной и могла встретиться с такими трудностями, которые окажутся ей не по плечу.

Хотя она не верила тому, что леди Лэнгли говорила ей о герцоге Сотере. К тому же Арлетта и в самом деле могла в любой момент вернуться домой.

— В любом случае, — уверяла Арлетта, — это лучше, чем сидеть в поместье или на шее у неприветливых родственников.

Они обсудили возможность найти в Лондоне даму, которая могла бы помочь Арлетте быть представленной ко двору.

Они решили, что лучшей кандидатуры, чем леди Лэнгли, им не найти.

— Как только она вернется из путешествия, поговорим с ней, — сказала Джейн. — Я думаю, что если она узнает, что ты была так добра и заменила меня у ее племянников, она с радостью поможет.


Арлетта знала, что Джейн права. К тому же леди Лэнгли была близкой подругой ее матери.

Она уже проявила доброту, когда откликнулась на просьбу отца найти место для Джейн и взяла ее в свой дом в качестве гувернантки.

Отец тогда написал ей письмо, где просил за Джейн, и леди Лэнгли ответила, что любой человек из их деревни заслуживает ее доверия.

Джейн и вправду была прекрасной гувернанткой ее детям. Когда пришло время покинуть семью Лэнгли, она очень печалилась, потому что годы, проведенные с ними под одной крышей, стали самыми счастливыми в ее жизни.

— Леди Лэнгли так похожа на твою матушку! — говорила ей Джейн. — Я точно знаю, что она позаботится о тебе так же, как обо мне.

— Поэтому теперь нужно лишь с пользой провести время, оставшееся до возвращения леди Лэнгли из путешествия, — сказала Арлетта, — и поехать во Францию, вместо того чтобы бесцельно проводить дни в маленьком доме. Ты же знаешь, дорогая, я так давно мечтала увидеть эту страну!

В конце концов Джейн сдалась и показала Арлетте письмо с пожеланиями, написанное секретарем герцога Сотера.

Оно было составлено на небезупречном английском, и Арлетта смеялась, представляя, что они подумают по поводу ее французского.

— Ты говоришь по-французски намного лучше, чем я, — уверенно сказала Джейн. — Как будто это твой родной язык.

Это было правдой. Мать Арлетты всегда хотела, чтобы дочь в совершенстве изъяснялась на парижском арго. Когда Арлетта была ребенком, они устраивали в замке «французские дни». В эти дни, что бы они ни делали, говорить можно было только по-французски. Это была увлекательная игра, и девочка с удовольствием включалась в нее. Иногда к ним присоединялся отец, и это доставляло всем еще большее удовольствие.

Теперь пришло время пожинать плоды, и дорогой Арлетта развлекала себя тем, что составляла сложные фразы и читала на палубе французский роман, который прихватила в библиотеке матери.

Порт Бордо был залит ярким лучами солнца. Город выглядел как игрушка, и Арлетта невольно залюбовалась причудливой декорацией.

Отец рассказывал, что это большой промышленный город. Там же производили тот самый сорт вина, пристрастие к которому помогало переносить сильные боли, терзавшие его в последние месяцы жизни.

Джейн подробно проинструктировала Арлетту, что ей делать после высадки в порту. Надлежало отправиться на железнодорожный вокзал и сесть на поезд, который доставит ее на ближайшую к замку Сотер станцию. Там ее будет ждать карета.

Но корабль отправился из порта Плимут Харбор на несколько часов позже, и поэтому причаливал с сильным опозданием.

Арлетта знала, что, если бы они прибыли вовремя, у нее было бы в запасе несколько часов.

Она путешествовала впервые и была приятно поражена, увидев, как много людей изъявляли желание ей помочь.

Носильщики расталкивали друг друга, предлагая свои услуги, чтобы отнести багаж. Несколько женщин постарше спрашивали, не могут ли они быть полезны. Арлетта не знала, чем это вызвано. То ли ее молодостью, то ли тем, что она выглядела такой беспомощной.

Перед отъездом у них с Джейн состоялась обстоятельная беседа о том, как ей следует одеваться.

— С тех пор, как папа заболел, я ни разу не покупала ничего нового, — говорила Арлетта. — Кстати, я буквально на днях собиралась в Лондон, чтобы полностью обновить свой гардероб.

— Ни в коем случае не одевайся слишком нарядно, — инструктировала ее Джейн. — А то герцог заподозрит неладное и поймет, что ты не та, за кого себя выдаешь.

— Мне не хочется выглядеть нищей служанкой. К тому же то, что я сейчас ношу, даже у детей не вызовет уважения.

Джейн подумала, что этим людям не важно, во что она одета, их интересуют ее способности как учительницы. Но не стала об этом говорить, а продолжала объяснять Арлетте, что ей можно делать, а чего лучше избегать.

— Лучшее, что мы можем сделать, — предложила Джейн, — это поехать в Ворчестер и купить что-нибудь не слишком дорогое и экстравагантное, что по карману обычной гувернантке.

На следующее утро они отправились в Ворчестер за покупками. Выехали еще засветло, чтобы успеть вернуться к приезду Саймона Саттона.

Ворчестер был торговым городом, и Арлетта знала множество магазинов, где продавались прелестные платья.

Джейн видела, что любое, даже самое скромное платье, становилось на подруге изящным и только подчеркивало ее красоту.

У Арлетты была особая манера носить одежду, она была исключительно элегантна, что подтверждало ее французское происхождение.

«У нее есть шик, — подумала Джейн. — Чего в помине нет у меня».

Она была до слез тронута, когда Арлетта уговорила ее принять в подарок пальто, шаль и прелестное платье для поездки на Ямайку.

— Это часть моего свадебного подарка, — сказала Арлетта. — По-моему, это куда более полезные вещи, чем браслеты и ожерелья, которые я все равно тебе подарю.

— Не будь такой расточительной! — машинально ответила Джейн.

— Если таким тоном ты говоришь со своими подопечными, мне их очень жаль, — засмеялась Арлетта.

Они еще долго хохотали и веселились, наслаждаясь примерками и покупками. Им казалось, что этот солнечный день никогда не кончится.

Наконец пришло время возвращаться. Саймон Саттон уже ждал их. Когда Арлетта увидела, как он смотрит на Джейн, то поняла, что подруга нашла свое счастье.

То, что Джейн некрасива, ровным счетом ничего для него не значило. Он любил ее такой, какая она есть, и Джейн отвечала ему взаимностью.

На церемонии венчания, состоявшейся следующим утром, Арлетта с восторгом слушала возвышенные звуки церковного хора. Ей казалось, что это ангелы спустились с небес и поют молодоженам приветственные гимны.

Арлетта вспомнила, где хранилась кружевная фата, переходившая в семье от невесты к невесте, и настояла, чтобы Джейн надела ее вместе со старинной бриллиантовой диадемой.

Украшение было изящным и так же, как фата, было семейной реликвией Вэйров. Хотя Арлетта была уверена, что кузен Хьюго нашел бы ее недостаточно массивной и впечатляющей.

Огромное количество старинных браслетов, колец и ожерелий ее отцу пришлось продать, чтобы погасить долги деда.

Матери он оставил только эту небольшую диадему, которую она надевала в особо торжественных случаях.

Маленькая Арлетта часто рассматривала семейные портреты, на которых женщины были увешаны драгоценными украшениями и сверкали, словно рождественские елки. Ей было немного жаль, что их продали, а мать только посмеивалась над девочкой.

— Я и без них счастлива, — говорила ей мать. — Лучшее украшение человека — это ясный ум. Он дороже всей этой драгоценной мишуры.

Джейн в свадебном наряде была просто великолепна. Арлетта знала, что для невесты очень важно чувствовать себя красивой. Фата и украшения придавали особое очарование и без того счастливой паре.

Гостей было очень мало. Все собрались выпить за здоровье молодых, которые сразу после обеда собирались на несколько дней уединиться. Это был коротенький «медовый месяц» перед отъездом на Ямайку.

На прощание Джейн крепко обняла Арлетту и прошептала:

— Обещай, милая Арлетта, что ты будешь беречь себя! Я же буду постоянно о тебе молиться.

— Обещаю, — уверяла ее Арлетта, — и если что-то будет не так, я просто скажу герцогу все, что о нем думаю, и вернусь домой. А здесь я всегда смогу обратиться за помощью к твоему отцу.

— Конечно, он тебе поможет, — заверила ее Джейн. — Правда, я ему ничего не рассказывала.

— И не надо, — быстро сказала Арлетта. — Никто не должен знать. Иначе они постараются меня остановить.

Джейн снова расцеловала подругу, которая уже спешила присоединиться к ожидавшему ее мужу.

Арлетта вернулась домой и села писать письмо. Через три дня предстоял отъезд.

Она писала мистеру Меткальфу. В послании говорилось, что она едет во Францию навестить друзей и оставляет ему адрес. Это был адрес замка герцога на случай, если мистеру Меткальфу понадобится срочно с ней связаться.

Арлетта была так занята эти дни, упаковывая и разбирая вещи, что у нее не оставалось времени на мысли о будущем.

Она понимала, что если она останется в Вэйре, то ей придется о каждом пустяке спрашивать позволения у кузена, чего ей совсем не хотелось.

Она попросила садовника и слуг помочь разобрать вещи. Самые дорогие, те, что составляли для нее особую ценность, она велела отнести в маленький домик, доставшийся ей по наследству. В основном это были вещи, когда-то принадлежавшие ее матери.

Арлетта даже не представляла, что их так много. Кроме того, она вовремя вспомнила про большие сундуки, стоявшие на чердаке, в которых хранилась мамина одежда. Когда-то она сама отправила ее наверх. Старая служанка следила, чтобы в них не заводилась моль.

Там было много красивых пальто, меховых накидок и платьев, но Арлетта никогда не надевала их, чтобы не переживать заново боль потери любимой матери.

Когда заболел отец, она поняла, что именно смерть жены явилась главной причиной его медленного угасания. Если бы она появилась перед ним в тех нарядах, которые подчеркивали когда-то нежную красоту матери, воспоминания о счастливых годах, прожитых вместе, принесли бы ему дополнительные мучения.

Многие платья давно вышли из моды, но Арлетта решила оставить их как память о маме. Меха могли бы пригодиться ей в холодные зимние месяцы.

Из этих вещей Арлетта упаковала в багаж несколько изящных ночных рубашек и синее шелковое неглиже, которое было во сто крат прекрасней ее нынешнего, сшитого из простой серой ткани.

Она подумала, что раз уж ей нельзя будет наряжаться в замке герцога, то по крайней мере в спальне ей никто не помешает наслаждаться изысканным туалетом.

— Ведь меня никто не увидит, — размышляла она, — почему бы не быть привлекательной наедине с собой?

Хотя Джейн расписала ей герцога в самых мрачных красках, Арлетта относилась к этому пересказу слов леди Лэнгли, как к сказке. Она и ехала в сказочный замок, где веками жили предки Сотеров.

Она знала, что провинция, в которую ей предстоит попасть, известна своими древними замками.

Арлетта пожалела, что очень мало знает об этих местах, и постаралась отыскать в библиотеке какую-нибудь книгу. Но ей не удалось найти ничего определенного, поэтому она решила изучить путеводитель, чтобы познакомиться с провинцией поближе.

В Бордо Арлетта была очарована всем и всеми, кто попадался на ее пути. Люди были так не похожи на англичан, что она, не отрываясь, разглядывала их прически, одежду, манеру держаться.

Ей нравились длинные рубашки крестьянок и разнообразные головные уборы монахинь.

Она заметила на улицах женщин, носивших странные кружевные шляпы и накидки. Потом она узнала, что это была отличительная черта жителей одного из кварталов города.

Даже жандармы казались великолепными в своих расшитых мундирах. Создавалось впечатление, будто они только что сошли с оперной сцены.

Времени было в обрез. Арлетта села в поезд за четверть часа до отправления и благополучно доехала до станции, где ее поджидал экипаж.

Глядя в окошко на проплывающий мимо холмистый пейзаж, она любовалась зелеными массивами лесов, драконьими хвостами стелившимися по извилистым лощинам.

Первое впечатление от замка герцога Сотера полностью соответствовало ее представлениям. Он выглядел величественно и немного пугающе.

Устремленный в небо заостренными шпилями круглых башен, он создавал впечатление силы и основательности. Одного взгляда на это сооружение было достаточно, чтобы понять, что любой враг будет немедленно отражен и обращен в бегство.

Круглые в основании башни с казавшимися издали крохотными стрельчатыми окошками наводили на мысль о заключенных в темнице узниках. Арлетта отчетливо увидела их томящиеся по свету и свободе глаза и вздрогнула, испугавшись собственных фантазий.

Наконец колеса экипажа простучали по каменному мосту. Они въехали в парк с восточной стороны. По обеим сторонам узкой дороги стояли небольшие коттеджи.

На вершине холма, в излучине маленькой речки, живописно располагалась старинная церковь. Арлетта подумала, что ее, как и замок, построили в двенадцатом веке.

Они миновали двойные ворота в центральной части толстенной крепостной стены, за которыми находился сам замок.

Арлетта перевела дух. Экипаж направился к дальней части площади. Там каменные ступени вели к стрельчатой арке входа, поражающей причудливым разнообразием узоров. Зрелище было прекрасным и немного пугающим.

Экипаж, запряженный четверкой превосходных лошадей, наконец остановился, и кучер, одетый в расшитую золотыми галунами ливрею, распахнул дверцу.

Когда Арлетта выходила из экипажа, она поймала на себе удивленный взгляд.

На верхней ступеньке у входа возвышалась монументальная фигура мажордома.

— М’мзель Тернер? — спросил человек по-французски.

— Да, это я, — ответила девушка.

— Прошу вас, следуйте за мной, м’мзель.

Они прошли через величественный зал, и Арлетта не могла не обратить внимание, каких гигантских размеров здесь камин. Арлетта подумала, что зимой в него кладут деревья прямо целиком, не распиливая.

По обе стороны от камина висели древние знамена с геральдическими знаками, но она не успела их хорошенько разглядеть, потому что мажордом уже свернул в длинный коридор.

Арлетта гадала, куда ее ведут, но тут путешествие закончилось. Мажордом открыл перед ней дверь, и они оказались в кабинете секретаря герцога.

— М’мзель прибыли, месье! — произнес мажордом и скрылся за дверью.

Арлетта оказалась перед сидящим за массивным резным столом седеющим человеком средних лет, она догадалась, что это месье Бьена, который прислал для Джейн инструкции.

Он поприветствовал ее, но улыбка застыла на его губах, — месье Бьен изумленно уставился на девушку.

— Вы мадемуазель Тернер?

Это был вопрос.

— Я хочу поблагодарить вас, месье, за великолепные наставления, которые вы прислали в своем письме, — сказала Арлетта на прекрасном французском. — Путешествие прошло как нельзя лучше, если не считать того, что пароход прибыл с опозданием. Я опасалась не успеть на назначенный поезд. Но все кончилось благополучно, и я здесь.

— Не присядете ли, мадемуазель Тернер?

Месье Бьен указал на стул напротив, и Арлетта села. Ей пришла в голову мысль, что надо было надеть очки, чтобы выглядеть старше.

Но тут же она поняла, что этот маневр был бы раскрыт буквально на следующий день. У нее было прекрасное зрение, и поскольку очки не были ей нужны, то месье Бьен разоблачил бы ее очень скоро.

Арлетта и так постаралась завуалировать свой возраст и надела накидку своей матери, в которой выглядела старше. Она гладко зачесала волосы назад, что, по ее мнению, ей совсем не шло.

Но ее усилия оказались тщетны, потому что месье Бьен в конце концов сказал:

— Как я понял со слов леди Лэнгли, мадемуазель намного старше!

— Мне казалось, месье, что мужчинам не принято обсуждать вопросы возраста с женщиной, — парировала Арлетта. — Если вы считаете, что я молодо выгляжу, то я позволю себе принять ваши слова как комплимент.

Месье Бьен криво улыбнулся, но улыбка быстро исчезла с его лица.

— Не будем обсуждать это, мадемуазель, — произнес он, — вы должны простить меня. Я действительно не ожидал, что английская гувернантка будет похожа на вас.

— Позвольте вас уверить, месье, что я вполне сведущая учительница английского, в качестве каковой меня и пригласили в этот дом. Не думаю, что моя внешность тем или иным образом может повлиять на знание языка.

— Английский ваш родной язык, — ответил месье Бьен, — но примите мои комплименты по поводу вашего французского.

— Благодарю вас, — сказала Арлетта. — Раз вы признаете, что мой французский хорош, то поверьте, что английский еще лучше.

— Действительно, только это имеет для нас значение, — сказал месье Бьен.

Арлетта заметила, что месье Бьен все еще смотрит на нее недоверчиво. Но он поднялся из-за стола и сказал:

— Уверен, мадемуазель, что вам будет интересно посмотреть ваши комнаты и встретиться с подопечными. Они с нетерпением вас ждут.

Они вышли из кабинета и длинными коридорами обогнули центральную часть замка.

Поднявшись по узкой лестнице, которая явно не была парадной, они оказались на втором этаже. Арлетта подумала, что помещение, в которое они вошли, находится в одной из круглых башен замка.

Это была комната для занятий. Арлетта огляделась. За небольшим столиком, окруженный строем деревянных солдатиков, сидел мальчик. Он рисовал.

Напротив него с куклой в руках сидела маленькая девочка. Она внимательно наблюдала за тем, что делает брат.

Услышав шаги, оба повернули головы. Две пары внимательных детских глаз с интересом изучали Арлетту.

Месье Бьен подошел к детям и сказал:

— Мадемуазель, это Дэвид, и у него, как видите, прекрасная коллекция солдатиков. А это Паулина.

Арлетта помахала им рукой в знак приветствия.

— Очень приятно, Дэвид, — сказала она. — Ты покажешь мне своих солдатиков? У моего отца тоже была коллекция, которой он очень гордился.

Ей захотелось рассказать мальчику, как они с отцом устраивали игрушечную битву при Ватерлоо, но она передумала, решив, что для французов это прозвучит как бестактность.

Девочка продолжала смотреть на Арлетту своими огромными, как два темных озера, глазами. На детские плечики спадали волны каштановых локонов, они обрамляли миловидное бледное личико.

— Вы будете давать нам много уроков, мадемуазель? — спросила Паулина.

— Надеюсь, что немного, — ответила Арлетта. — Но я хочу попросить вас рассказать мне побольше об этом замечательном замке. Это будет уроком для меня.

Дети изумленно уставились на Арлетту, а месье Бьен сказал:

— Ваша комната, мадемуазель, находится этажом выше, над детскими. Как только вы захотите подняться, Паулина покажет вам дорогу.

— Благодарю вас, месье, — ответила Арлетта.

Он снова внимательно посмотрел на девушку, и ей показалось, что в его глазах все еще витает тень беспокойства. Затем он вышел из комнаты, хлопнув дверью.

Арлетта наконец-то смогла снять теплую дорожную накидку. Ей было очень жарко, и она мучилась добрую половину пути. Развязав ленты на капоре, она сняла его и положила на стул возле входа.

— Вы, наверное, знаете, что я приехала учить вас английскому. Скажите мне, как вам удобнее учиться. Особенно это важно для тебя, Дэвид, потому что до школы осталось мало времени.

Дэвид опустил голову, словно разглядывая своих солдатиков, и тихо сказал:

— Я очень хочу знать английский. Тогда я уеду в Англию и больше никогда не вернусь!

Он говорил негромко, с опаской поглядывая на дверь. В голосе мальчика было столько злости, что Арлетта была поражена.

— Ты хочешь сказать, что тебе не нравится жить в этом замке? — спросила она.

Дэвид немного помолчал, словно прикидывая, можно ли быть откровенным, но решил, что нет причин говорить неправду.

— Я ненавижу замок! Я — англичанин! Я не француз! Они наши враги!

Пока он говорил, то бросал быстрые взгляды на строй солдатиков.

— Теперь они уже не враги, Дэвид, — мягко сказала Арлетта. — Мы заключили перемирие. Англия и Франция друзья. Но ты, конечно, англичанин. Был ли ты когда-нибудь в Англии?

Дэвид покачал головой.

— Нет. Мой папа рассказывал мне про Англию, и сказал, что когда-нибудь я буду там жить. Только дядя Этьен не хочет, — пожаловался Дэвид.

Понизив голос, он продолжал:

— Он надеется, что меня сразу выгонят из Итона. Но я не хочу оставаться здесь! Я убегу в Англию и спрячусь там, и никто не сможет вернуть меня во Францию!

Арлетта поняла, что столкнулась с неожиданными трудностями.

Но ей не пришлось придумывать, как поступить, потому что раздался стук в дверь и на пороге появился слуга с подносом в руках.

— Мадемуазель, шеф-повар приветствует вас. У нас в замке не принято пить английский чай, но этот был приготовлен специально для вас.

— О, спасибо! — воскликнула Арлетта. — Нет ничего приятнее чашечки чая после долгой дороги.

Слуга поставил поднос на столик. На нем был чайник и два старинных блюда. На одном из них высилась горка аппетитных сандвичей, а на другом были красиво уложены крохотные эклеры с заварным кремом, которые умеют делать только французы.

Как только слуга вышел, дети бросились к столу и удивленно уставились на чайник.

— Я помню, мой папа тоже пил такой чай, — сказал Дэвид. — Но нам нельзя. Мы можем пить только кофе и вино, как настоящие французы.

— Хотите, выпьем чаю вместе, — предложила Арлетта. — Наверное, вы оба не против сандвичей?

Дети с аппетитом съели большую часть сандвичей и пирожных. Паулина почти все время молчала.

— Возьмите меня с собой, когда Дэвид поедет в Англию, — попросила девочка, слизывая с пальчиков остатки крема.

— Когда Дэвид будет учиться, ты будешь жить у своей тети. Она будет очень рада.

— Дядя Этьен ее ненавидит! — бросил Дэвид. — Поэтому, когда я поеду в Англию, мне придется где-нибудь спрятаться, чтобы никто не смог меня найти.

Арлетта не нашлась, что ответить. Помолчав, она сказала:

— Ты должен рассказать мне, Дэвид, почему дядя Этьен не любит англичан?

— Он всех ненавидит! Но мы боимся сказать ему об этом.

— Это было бы очень грубо и неприлично, потому что вы живете в его доме.

— Он и нас ненавидит! — прошептал мальчик. — Он нас никуда не отпустит, а возьмет и застрелит где-нибудь в подземелье!

Арлетту рассмешил его тон, но она попыталась его успокоить.

— В наше время никто не стреляет людей в подземельях.

— Нет, дядя Этьен обязательно воспользовался бы темницей, если бы захотел. Я покажу вам подземелье, и вы увидите черепа и кости узников, которых там замучили.

Арлетта содрогнулась.

— Я не хочу, спасибо. Надеюсь, вы покажете, где моя спальня?

Поднявшись по винтовой лесенке, они оказались двумя этажами выше. Лесенка была настолько узкой, что Арлетта подумала, как трудно было слугам нести в ее комнату багаж.

Комната находилась в круглой башне, почти на самом верху. Здесь было ощущение полной удаленности от мира. Арлетта почувствовала, как высоко они находятся.

Три узких, высоких окна выходили на разные стороны. Вид был потрясающий. Зелень холмов и голубой купол неба над ними умиротворяли и навевали спокойствие.

Потолок между старинными резными балками был покрашен в красное, того же оттенка был ковер и короткие занавеси на окнах.

Над кроватью Арлетта увидела незнакомый геральдический знак.

Перехватив ее взгляд, Дэвид поспешил пояснить:

— Здесь когда-то жил один из предков дяди Этьена. Он сражался против англичан и убил двадцать человек, прежде чем они смогли его ранить.

Он замолчал, словно не желая продолжать.

— Слуги говорят, что в этой башне живет его дух, — сказал наконец Дэвид. — В замке вообще полно призраков!

— Правда? — спросила Арлетта. — Ты их видел собственными глазами?

— Я видела! — неожиданно сказала Паулина. — Я видела много-много духов. Слуги всегда убегают от них, потому что боятся. А мне не страшно. Я просто читаю короткую молитву, которой меня научила мама, и они исчезают.

— Это просто тени, — сказал Дэвид уверенно. — Настоящие духи невидимые, зато их можно услышать. Звон цепей и стоны узников, рыдания приговоренных к смерти.

Он проговорил это так драматично, что Арлетта невольно вскрикнула.

— Не пугай меня! К тому же ты можешь испугать сестру.

Дэвид повел плечами в типично французской манере.

— Приходится с этим мириться, ведь мы здесь живем, — сказал он. — Знаете, мадемуазель, мне не верится, что мы сможем отсюда выбраться.

— Чепуха, — быстро сказала Арлетта. — Через год ты уже будешь в Итоне, лучшей английской школе. Поэтому твой дядя и попросил леди Лэнгли найти для вас английскую гувернантку, чтобы выучить язык.

Она сделала паузу и сказала очень внушительно:

— Ты должен стараться, Дэвид, иначе будешь единственным мальчиком в Итоне, который не сможет ни с кем разговаривать. Так что чем раньше мы начнем, тем лучше.

— Я хочу заниматься, — сказал Дэвид. — И не только потому, что мне надо ехать в Итон, а и потому, что дядя Этьен может мне запретить учиться. А я не хочу этого. Я…

Тут Дэвид осекся, подошел к окну и стал делать вид, что любуется пейзажем. Наверное, он не хотел посвящать Арлетту в свои тайны.

Арлетта огляделась. Она увидела, что ее вещи уже принесли. Сундуки были открыты, но не распакованы. Только она задумалась, разобрать их самой или попросить помочь детей, как дверь отворилась и на пороге появилась горничная.

Она сделала легкий реверанс и сказала:

— Управляющий велел вам помочь, мадемуазель.

— Спасибо. Надеюсь, у вас есть шкаф, чтобы повесить вещи?

— Найдется, — ответила горничная.

Арлетта посмотрела на часы. Когда-то их носила мама, и девушка оставила их на память. Было около шести.

— Скажите, дети, во сколько вы ложитесь спать?

— В семь часов мы обедаем внизу, в столовой, — ответил Дэвид.

— В столовой? — удивленно переспросила Арлетта.

— Дядя Этьен говорит, что французские семьи обедают вместе, и что только англичане отправляют детей спать, потому что им не хочется их видеть!

— Но это неправда! — воскликнула Арлетта. — Детей рано отправляют в кровать только потому, что они еще маленькие, и им надо спать дольше, чем взрослым.

— Дядя Этьен говорит, что только французы относятся одинаково ко всем членам семьи, начиная от бабушек и дедушек и кончая маленькими детьми. Что только англичане отправляют своих детей к няням и отсылают их в детскую комнату, потому что им с ними скучно!

Арлетта подумала, что в этом есть доля правды. Но со стороны герцога было нечестно использовать этот факт как оружие, чтобы настраивать детей против земли их предков.

Вслух она сказала:

— У меня много аргументов в защиту Англии, но сейчас мне надо отдохнуть, почистить одежду и привести себя в порядок. Я очень устала с дороги. Увидимся позже, и вы покажете, где мы будем обедать.

— Хорошо, — сказал Дэвид. — До свидания, мадемуазель.

Когда дети вышли, Арлетта обратилась к горничной:

— Не скажете ли вы, где можно помыться? Я бы с удовольствием приняла ванну.

— Ванну, мадемуазель? — удивленно воскликнула горничная. — Как это по-английски! Если хотите, я попрошу, чтобы ее принесли сюда.

Арлетта не стала отказываться, она подумала, что так и поступила бы обычная гувернантка.

С большим трудом ванну внесли в комнату и поставили в нишу, скрытую ширмой, где стояла небольшая раковина. Двое слуг принесли несколько ведер горячей воды.

С наслаждением растянувшись в воде, Арлетта тихонько засмеялась. Она представила, как разозлится герцог, если узнает, как часто ей придется просить слуг наливать воду.

Замок был таким огромным, что вряд ли герцог знал до мелочей, что там происходит. Насколько она поняла со слов Дэвида, он мало интересовался племянниками, тем более прислугой, включая самого месье Бьена.

Все это напоминало занимательное приключение, и Арлетта тихонько напевала, смывая с себя то, что она называла «дорожной пылью».

Спускаясь вниз в столовую, она думала о том, как трудно будет искоренить в детях внушенные герцогом представления об Англии и англичанах.

Столовая оказалась огромным залом, где с легкостью могла разместиться целая сотня гостей. Стены были украшены резьбой и позолотой, а необъятный стол накрыт, как на королевском приеме.

За обедом прислуживал дворецкий в расшитой ливрее, а трое помощников подавали подносы с разнообразными деликатесами.

Стол показался ей необыкновенно длинным. Они сидели с противоположной стороны от большого резного трона. Это было место герцога.

Арлетта проголодалась и ела с большим удовольствием. Обед состоял из нескольких перемен, и она попробовала все закуски.

Дэвид тоже ел с аппетитом и болтал без умолку. Зато Паулина почти ничего не ела, и казалось, что она уснет прямо за столом.

Дэвид был буквально напичкан историями о важной роли дома Сотер в истории Франции. Что касалось англичан, то они в его представлении были врагами.

— Наши предки, — говорил Дэвид с набитым ртом, — сражались под Золотым Стягом! Они хотели спасти Жанну Д’Арк, но англичане ее сожгли, хоть она и была святая!

— Это было давно, — сказала Арлетта.

— Англичане хоть и выиграли битву при Ватерлоо, — снова заговорил Дэвид, — но они очень плохо обращались с Наполеоном на острове Святой Елены!

— Дэвид, — задумчиво сказала Арлетта, — мне кажется, тебе стоит побольше узнать об англичанах, прежде чем ты окажешься в Англии. Не забывай, что ты потомок одной из самых знаменитых фамилий. Когда-то Редруты были королями Корнуолла. Это было задолго до того, как Вильгельм Завоеватель изгнал их из Нормандии!

Арлетта узнала об этом от Джейн. Теперь эти знания очень пригодились.

— Он был французом, поэтому победил! — уверенно сказал Дэвид.

— Тебе не мешало бы знать, что сегодня Английская империя — это половина земного шара.

Арлетта вздохнула и добавила:

— На самом деле ты счастливчик.

— Почему? — изумленно спросил Дэвид.

— Потому что ты и француз, и англичанин. Ты можешь понять интересы обеих стран и делать все возможное, чтобы поддерживать между ними мир и согласие.

Дэвид был удивлен, и Арлетта пояснила:

— Некоторые Редруты были дипломатами. Они старались предотвратить войну и укрепляли дружбу между народами, которые до этого истребляли друг друга.

Арлетта была не совсем уверена в том, что это правда, но Дэвид должен был ей верить!

— Вы думаете, что война — это неправильно, мадемуазель? — спросил мальчик.

— Я думаю, она ужасна! — уверенно сказала Арлетта. — Жизнь восхитительна, жизнь — это приключение! Столько всего можно узнать, столько сделать!

Арлетта заметила, что Дэвид слушает очень внимательно, и продолжала:

— Ради чего кто-то должен терять эту драгоценность? Ради того, что правители двух стран не могут между собой договориться? Из-за жадности и глупости?

Арлетта подумала, что тема очень сложная и об этом не расскажешь ребенку в двух словах. Но Дэвид был потрясен и молчал.

— Дядя Этьен хочет, чтобы я служил во французской армии, — сказал он наконец.

Арлетта, не думая, быстро сказала:

— Ты не должен этого делать ни в коем случае, Дэвид! Твой отец бы ужаснулся, если бы узнал, что ты поднял меч против своих братьев и сестер!

Она говорила так страстно, что Дэвид смотрел на нее с открытым от изумления ртом.

Арлетта поняла, что дала волю чувствам и вела себя слишком эмоционально. Но ей было трудно смириться с тем, что маленький англичанин говорит такие ужасные вещи.

— Если ты закончил, Дэвид, пойдем наверх, — сменила она тему. — Мне кажется, что Паулина уже засыпает.

— Я устала, — сонно пробормотала Паулина.

— Конечно, дорогая. Кто укладывает тебя в постельку? Хочешь, я уложу тебя?

— Нет! Где моя няня? Я хочу к няне!

В дверях появилась француженка средних лет с добрым, приятным лицом. Она нежно взяла девочку на руки, и, укачивая ее, тихо сказала:

— Крошка растет такой слабенькой, мадемуазель. Ей надо побольше спать, но монсеньор велел детям обедать вместе со взрослыми. А сегодня бедняжка не спала днем, потому что ждала, пока вы приедете.

— В следующий раз нужно постараться этого избежать, — сказала Арлетта.

— Я так устала… так устала… — тихонько простонала Паулина.

Француженка унесла ее наверх. Арлетта повернулась к Дэвиду и спросила:

— А ты, Дэвид, еще не хочешь спать?

— Пока нет, — ответил он.

— Тогда покажешь мне замок, пока еще не стемнело и можно что-то увидеть?

Дэвид согласно кивнул.

— Никто не сможет нам помешать, пока нет дяди Этьена.

Посмотреть все было невозможно. Замок был необъятным, с огромным количеством залов, комнат и переходов, винтовых лестниц и сумрачных закоулков.

Башен было три, а в центральной части здания находилось множество приемных. Их окна выходили в самый прекрасный сад, который когда-либо видела Арлетта.

Сад сильно отличался от английских, являя собой великолепный образец традиционного французского искусства. Он был похож на прекрасную декорацию, ландшафт был строго спланирован, и каждая деталь находилась точно на своем месте.

Аккуратно подстриженные газоны с лепными старинными вазонами, в которых росли экзотические цветы, строго подобранные по размерам и цвету, разделялись геометрически правильными дорожками.

В центре возвышался огромный фонтан, украшенный мраморными русалками и купидонами. Он разбрасывал мириады радужных брызг, и Арлетта невольно залюбовалась великолепным зрелищем.

Арлетта подумала, что среди такого великолепия просто не может возникнуть ни одна действительно революционная мысль.

Убранство замка было выдержано в стиле Людовика XIV, и Арлетта удивлялась, как это место могло сохраниться нетронутым во времена революции.

— Дядя Этьен говорил, что во время революции самое ценное было спрятано в тайниках и укрыто в подземелье. А туда никто не мог проникнуть.

К тому же замок далеко от Парижа, поэтому его миновала участь тех домов, которые находились в непосредственной близости от больших городов.

— Здесь было не так много людей, которые хотели восставать против герцога, — пояснил Дэвид.

— Ему повезло, — заметила Арлетта.

— Дядя Этьен еще больше из-за этого возгордился, — передернул плечами Дэвид. — Как сказал мне один слуга, теперь он возомнил себя Господом Богом!

— Мне кажется, Дэвид, тебе не следует так отзываться о своем дяде, — заметила Арлетта.

— С вами можно, — ответил Дэвид. — Вы уже враг в его глазах, даже если он вас еще не видел!

Арлетта остолбенела.

— Ты говоришь серьезно?

— Твоя тетя вынудила меня нанять английскую гувернантку, Дэвид, — сказал мне дядя Этьен, — чтобы учить тебя этому варварскому языку. Потом ты будешь мучаться в аду, который в Англии называют школой.

— Это неправда! — воскликнула Арлетта. — Твой отец и многие мои предки учились в Итоне. Все они гордились этой знаменитой старой школой! Они бы очень расстроились, услышав твои слова!

— Я готов пойти в ад или куда угодно, лишь бы подальше отсюда!

Они разговаривали в большой библиотеке. Высокие шкафы с редкими старинными изданиями мало кого оставили бы равнодушным, а что уж говорить о том, что все здесь какое-то особое, все проникнуто духом бренности и тайны. Арлетту очень огорчало, что Дэвиду неинтересно жить в таком загадочном замке. А ведь здесь столько возможных открытий для ребенка!

Арлетта присела в кресло возле холодного камина, и спросила:

— Скажи мне, Дэвид, почему тебе не нравится здесь жить?

— Это ужасно! Даже когда мама была жива, я не мог, а теперь это место стало для меня хуже тюрьмы!

— Но почему? Почему ты так говоришь?

Дэвид колебался. Арлетта подумала, ответит он правду или солжет.

— Из-за дяди Этьена. Он нас ненавидит, потому что папа был англичанином. И весь замок просто ужасен!

Он понизил голос до шепота и добавил:

— Дядя Этьен убийца! Он убил двух женщин!

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Вечером Арлетта поднялась в свою комнату, которая находилась на самом верху башни. День был необычным и очень насыщенным, но в целом она осталась довольна.

Во-первых, ее приятно поразил Дэвид, который не так плохо знал английский, как полагала леди Лэнгли.

Его отец скончался, когда мальчику было шесть лет. Он разговаривал с Дэвидом по-английски. А после его смерти мать забрала детей и поселилась в замке, где английский был под запретом.

Как только они с Дэвидом начали говорить, в памяти мальчика постепенно начали всплывать английские слова, и, хотя грамматика хромала, Арлетта поняла, что скоро они добьются больших успехов, тем более что Дэвид учился старательно и с охотой.

Она настояла на том, чтобы заниматься с ним отдельно. Паулина была совсем маленькой, и для начала Арлетта решила заинтересовать девочку английскими названиями цветов, деревьев и вообще всего, что та видела вокруг.

Паулина очень старалась, но Арлетта понимала, что ей трудно, поэтому большую часть времени решила уделять Дэвиду. Это было важнее.

К тому же оказалось, что Дэвид делает ошибки в арифметике. Кроме того, его следовало научить английскому этикету. Его типично французская манера обращения могла стать в Итоне предметом насмешек.

Все это был вопрос времени. Арлетта признавала, что сами по себе занятия ее не сильно увлекают, но в целом ей было интересно.

Прошлой ночью Дэвид сказал, что дядя Этьен убил двух женщин. Сначала Арлетта подумала, что это какая-то шутка или мальчик выдумывает, чтобы ее поразить.

В конце концов она перестала ломать голову над этой загадкой, решив выяснить вопрос при случае.

Они с Дэвидом еще долго говорили на разные темы, а потом пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись.

Когда она проснулась, то сразу вспомнила о герцоге. Арлетта никак не могла понять, как у ребенка могла родиться такая странная фантазия.

«Если он верит в такие истории, то понятно, почему ему так плохо в замке», — подумала она.

После урока они с Дэвидом отправились на прогулку в сад, продолжая беседовать по-английски. Потом мальчик показал ей конюшни герцога.

То, что увидела Арлетта, превысило ее ожидания. Таких великолепных арабских скакунов она еще не видела.

— У дяди Этьена есть большая конюшня в Шантильи. Там лошади для скачек, а здесь он держит лошадей для себя, — пояснил Дэвид. — Мы тоже можем на них кататься.

Арлетта отвела от лошадей восторженный взгляд и спросила:

— Как ты думаешь, мне тоже можно покататься?

— Конечно, если хотите, — ответил Дэвид. — Я не думал, что английские гувернантки умеют ездить верхом.

Он засмеялся и добавил:

— Но вы никак не похожи на гувернантку, которую я ожидал увидеть.

— А что тебе говорил герцог?

— Он сказал, что вы чопорная, некрасивая и очень строгая.

Арлетта не поняла, говорит ли он правду или дразнит.

Они решили покататься после завтрака, но Паулина отказалась, и они поехали вдвоем.

Дэвид показал ей живописные окрестности, а затем — близлежащий лес, который Арлетта по дороге в замок назвала драконьим хвостом.

Лес оказался не диким, он был насажен так, что деревья стояли причудливыми рядами, там было удобно кататься верхом и стрелять. За ними явно кто-то ухаживал.

На обратной дороге ей пришла в голову мысль, что герцог очень тщательно заботится о своих владениях.

Чудесная прогулка была немного омрачена маленьким эпизодом.

Они с Дэвидом остановились возле небольшого виноградника.

К ним подошел поздороваться смотритель, который, очевидно, был хорошо знаком с Дэвидом.

— Рад приветствовать вас, монсеньор! — обратился он вежливо к Дэвиду, удивленно поглядывая на Арлетту.

— Это Пьер Бьевэ, мадемуазель, — представил его Дэвид. — Он занимается виноделием. Его вина самые лучшие.

Арлетта протянула руку и сказала:

— Я приехала в замок учить монсеньора Дэвида английскому.

Пьер Бьевэ изумился еще больше и воскликнул:

— Вы гувернантка, мадемуазель?

Арлетта кивнула.

Когда Дэвид отъехал поговорить с кем-то из других работников, Пьер понизил голос и, оглянувшись, тихо сказал:

— Это невозможно! Возвращайтесь домой, мадемуазель! Вы не будете здесь счастливы!

— Почему вы так говорите?

Пьер Бьевэ еще раз оглянулся по сторонам и, заметив, что Дэвид возвращается, быстро сказал:

— Возвращайтесь домой, мадемуазель, так будет лучше для вас!

На обратном пути Арлетта думала: как странно, что люди герцога говорят такие вещи.

Паулина уже поджидала их в саду, и они втроем отправились в библиотеку. Арлетта собиралась подыскать для девочки английскую книжку с картинками, чтобы ей было интересней учить слова.

Оказавшись в библиотеке, Арлетта немного растерялась среди огромного количества полок с книгами. Она не знала, с чего начать, а каталога нигде не было видно. Дети вызвались помочь.

Тут неожиданно отворилась дверь, и в библиотеку вошел молодой человек, очень красивый и одетый с необыкновенной изысканностью.

Пока Арлетта гадала, кто это может быть, Дэвид закричал, фамильярно обращаясь к вошедшему:

— О, кузен Жак! Привет! Я и не знал, что ты вернулся!

— Как видишь, я вернулся, — ответил тот. — Насколько я понимаю, у нас гостья?

Арлетта сделала шаг ему навстречу.

— Я Джейн Тернер, монсеньор, — сказала Арлетта, пытаясь понять, насколько он осведомлен в делах замка.

— Вы гувернантка?

На его лице отразилось изумление.

— Полагаю, — сказала она довольно холодно, — что вы не ожидали увидеть меня здесь.

— Я ожидал встретить английскую гувернантку, мадемуазель, но никак не думал, что она будет похожа на вас.

— Не могу понять, монсеньор, какую роль тут может играть моя внешность. Я здесь, чтобы учить детей английскому.

— По-моему, мне надо представиться, — ответил молодой человек. — Жак де Сотер или, если угодно, граф Жак. Я кузен герцога, и живу в замке, когда уезжаю из Парижа.

Арлетта улыбнулась.

— Я приехала только вчера, господин граф, и мне непросто понять все сложности вашего домашнего устройства.

— Это неудивительно, мадемуазель. Полагаю, дети еще не успели вас просветить. Они ведут себя как непоседливые маленькие чудовища, если не держать их в ежовых рукавицах.

Он говорил шутливо, но Арлетта с удивлением заметила, что Дэвид надулся, а Паулина повыше подняла книгу, спрятав за ней свое личико.

— Как видите, мы тут одна большая дружная семья! — с сарказмом произнес граф. — Полагаю, раз вы приехали недавно, то еще не были у герцогини?

— У герцогини? — удивилась Арлетта.

— У бабушки герцога, — пояснил граф Жак. — Она очень стара и не встает с постели, к тому же редко принимает посетителей. Если только они не вызывают у нее особый интерес…

Он посмотрел на Арлетту так, что она почувствовала себя слегка задетой, и добавил:

— А вы для нее будете очень и очень любопытны!

Что-то в его манере говорить не понравилось Арлетте, и она сказала:

— Извините, монсеньор, я очень занята. Мне нужно найти для Паулины интересную книгу.

— Если вы ищете книгу на английском, то не трудитесь — их здесь нет.

— Я не могу понять, что здесь есть, потому что книг так много и трудно обойтись без каталога.

— Определенно где-то должен быть каталог. Не могу поверить, что у самого предусмотрительного и достойного уважения кузена не заведен каталог! — с сарказмом заметил граф.

Арлетте не понравился его нагловатый тон, и она подошла к Паулине, чтобы взглянуть на книгу, которую та рассматривала.

— Возьмем ее наверх? — спросила Арлетта.

— Нет, она скучная, — ответила Паулина. — Я хочу много птиц и цветов, или какие-нибудь картинки Англии.

Граф рассмеялся.

— Этого здесь точно нет, дорогая. Если бы только дядя Этьен услышал, что ты просишь, он бы очень рассердился!

Паулина проигнорировала слова графа и повернулась к Арлетте:

— Найдите мне такую, мадемуазель!

— Я постараюсь, только не знаю, с чего начать.

Она решила не обращать внимания на графа. Он стоял совсем близко и нагло ее рассматривал.

Затем, словно что-то решив про себя, он обратился к Арлетте:

— Мне нужно сказать вам пару слов, мадемуазель. Давайте отойдем в другой конец комнаты?

Арлетта хотела ответить, что ей не о чем с ним разговаривать, но решила, что это будет невежливо по отношению к члену семьи герцога.

Объяснив Дэвиду по-английски, что именно требовалось искать, она прошла с графом к камину, где стояли несколько стульев и софа.

Арлетта села на софу и тут же поняла, что допустила промах, потому что граф тут же уселся рядом и оказался намного ближе, чем ей хотелось.

Понизив голос, он тихо сказал:

— Вы допустили ошибку, приехав сюда.

— Ошибку? — переспросила Арлетта.

— Здесь вам будет скучно. Во Франции полно других мест, где вы с таким хорошеньким личиком будете иметь несомненный успех.

— Не понимаю, о чем вы, монсеньор. Я приехала сюда с одной целью: обучать английскому племянников моей подруги, леди Лэнгли.

— Раз вы настаиваете… Что ж, позвольте предложить вам свою помощь. Вам будет сложно общаться с герцогом. Он уже решил, что ненавидит вас, поэтому замок будет для вас не самым приятным местом.

— Уверена, что вами руководят добрые намерения, монсеньор. Но я справлюсь сама. Я приняла решение, и собираюсь делать все от меня зависящее наилучшим образом.

— Мне очень приятно это слышать, мадемуазель, — сказал граф, — но я вам уже сказал: я позабочусь о вас.

Арлетта поднялась на ноги и сказала:

— Спасибо за участие, но если честно, то, будучи англичанкой, я сама могу о себе позаботиться!

Она повернулась и зашагала прочь, а он даже не попытался ее остановить.

Услышав, как он тихонько смеется ей вслед, Арлетта подумала, что Джейн советовала остерегаться именно такого рода французов.

Он ей не нравился. К тому же он мог создать для нее трудности вместо того, чтобы помочь.

Она вернулась к своим подопечным. Они вместе нашли несколько книг, которые могли оказаться полезными, и пошли в классную комнату.

Когда они оказались наверху, Дэвид сказал:

— Не люблю кузена Жака!

— Я тоже! — поспешила сообщить Паулина.

— Почему? — спросила Арлетта.

Она заметила, что Дэвид оглянулся, прежде чем ответить. Было похоже, что он боится, что его подслушают.

— В нем есть что-то такое, от чего мне становится не по себе. Не знаю, что, — сказал Дэвид. — Мама всегда говорила, что мы должны посылать людям волны любви из самого сердца, и тогда все будут к нам добры. Но от кузена Жака исходят совсем другие волны.

Арлетта тоже так думала, но она была поражена тем, насколько глубоко чувствовал этот маленький мальчик.

Она решила, что странная жизнь в этом огромном замке сделала его непохожим на других детей.

«Ему будет трудно в Итоне», — подумала она.

И сказала вслух очень мягко:

— Дэвид, мы должны относиться ко всем с любовью. Порой это нелегко, но надо стараться.

Но Дэвид ее не слушал. Он уже играл со своими солдатиками.

— У тебя отличная коллекция, — сказала Арлетта. — Кто тебе подарил этих замечательных солдатиков?

— Дядя Этьен. Он заказал их специально для меня. Я думаю, что он это сделал не для того, чтобы меня порадовать, а чтобы мне было интересно стать солдатом французской армии.

И снова Арлетта подумала, что эта мысль слишком необычна для одиннадцатилетнего мальчика.

Ей надо подумать, как действовать дальше. Что бы сделала на ее месте Джейн?

Джейн была слишком приземленной. Ее отец говорил, что «Джейн корнями вросла в землю». Ее голова была наполнена реальными фактами, а не фантазиями.

Арлетта подумала, что если бы Джейн оказалась на ее месте, она бы и тут действовала с присущим ей прагматизмом.

Арлетте казалось, что замок полон тайн. Каждую минуту она открывала все новые прекрасные уголки, любуясь старинной мебелью, восхитительными картинами и скульптурами, гобеленами и лепниной.

Она уже заметила, что часть замка была построена намного позже, чем башни. Там были высокие окна, и комнаты были залиты яркими лучами южного солнца. Особенно ее поразили хрустальные подсвечники.

Она остановилась, чтобы полюбоваться их радужными переливами, но Дэвид и Паулина уже нетерпеливо тянули ее за рукав:

— Мадемуазель, пойдемте посмотрим оружейную. Там очень интересно!

Они прошли в оружейную, где по стенам было развешано фамильное оружие Сотеров: старинные щиты, сабли, мушкеты и ножи.

Дети хотели показать ей темницу, но уже близился закат, и они решили отложить экскурсию на завтра.

После обеда дети отправились переодеться, и Арлетта осталась одна. Поднимаясь по узкой винтовой лестнице, ведущей в ее комнату, она почувствовала, что кто-то стоит у входа.

Это оказался слуга.

— Госпожа герцогиня желает вас видеть, мадемуазель, — сообщил он.

Арлетте было очень интересно посмотреть на старую герцогиню. Ей казалось, что она должна быть похожей на бабушку, которая тоже была француженкой.

Она живо помнила ее аккуратно причесанные седые волосы, ее изысканные манеры и длинные тонкие пальцы.

Она была стройной и держалась очень прямо. Ее молодые глаза искрились, а смех был таким нежным и мелодичным!

«Жалко, что она умерла, когда я была еще маленькой», — с грустью подумала Арлетта.

Теперь ей хотелось, чтобы герцогиня оказалась хотя бы немного похожей на бабушку, в честь которой ее назвали.

Слуга вел ее на другой конец замка, где Арлетта еще не успела побывать.

Наконец долгий путь был закончен. Они оказались в приемной, где их ждала пожилая горничная.

— Добрый вечер, мадемуазель, — поздоровалась она с Арлеттой и обратилась к слуге: — А вы, Жан, подождите здесь, а то мадемуазель не найдет обратной дороги.

— О, пожалуйста, не уходите, — с улыбкой попросила Арлетта, — без вашей помощи я точно потеряюсь!

Горничная провела ее через большой холл, из которого вели две двери с причудливо расписанными филенками.

Через мгновение она уже стояла на пороге спальни герцогини.

Эта комната не была похожа на остальные. В центре стояла огромная высокая кровать. С потолка мягкими складками спускался полог.

Среди множества подушек полулежала самая странная пожилая леди, которую Арлетте доводилось встречать в своей жизни.

Она была очень стара. Ее морщинистое лицо, которое еще сохранило на себе следы былой красоты, походило на китайскую маску.

Ее волосы были белы, как снег, но уложены в высокую причудливую прическу. Арлетта решила, что на ней парик.

Шею герцогини украшали несколько ниток жемчуга, а в ушах при каждом движении поблескивали бриллиантовые серьги. На каждой руке было по меньшей мере полдюжины браслетов, а пальцы унизаны множеством драгоценных колец.

Несмотря на то, что она была очень старой, она не спускала с Арлетты внимательного острого взгляда.

Арлетта сделала реверанс и подошла поближе.

— Вы та самая Джейн Тернер, которая приехала учить моих правнуков? — спросила герцогиня.

— Да, мадам.

— Я вам не верю. Вы приехали в замок, чтобы повидать моего внука! Вот настоящая причина вашего приезда!

— Уверяю вас, мадам, — ответила Арлетта, — я приехала в замок по просьбе леди Лэнгли, которая хотела, чтобы я занималась с ее племянниками английским. Во время своего визита она была поражена, что дети до сих пор не говорят на своем родном языке.

— На своем родном языке? — едко повторила герцогиня. — К счастью, мой внук вас сейчас не слышит! Он ненавидит англичан. Если вы намереваетесь поймать его в свои сети, уверяю, у вас ничего не получится!

— Вы глубоко заблуждаетесь, мадам, — протестующе воскликнула Арлетта. — Не понимаю, кто рассказал вам такие странные вещи? Это все неправда!

Арлетта подумала, что Джейн на ее месте была бы очень расстроена и напугана. Бедняжка была такой некрасивой, что ее никто не мог заподозрить в том, что она хочет кого-то «поймать в свои сети».

Герцогиня смерила ее с головы до ног своим надменным взглядом и сказала:

— Вы очень хорошенькая, но попали не по адресу. У моего внука нет времени на гувернанток, поэтому вам лучше уехать, и поскорее.

— Уверяю вас, мадам, — сказала Арлетта, медленно и отчетливо выговаривая слова, — что мне нет никакого дела до герцога. К тому же я его никогда не видела. Весь мой интерес — это уроки английского, ради которых меня пригласили.

Она поклонилась и, развернувшись, решительно направилась к двери.

Как только она взялась за ручку, герцогиня возмущенно воскликнула:

— Стойте! Как вы посмели уйти, когда я еще не закончила? Вернитесь немедленно!!!

Арлетта повернулась к ней лицом, но даже не пошевельнулась, чтобы подойти поближе. Она гордо смотрела на старую герцогиню, стоя с высоко поднятой головой.

Неожиданно герцогиня усмехнулась:

— Кем бы вы ни были, в вас есть сила духа! Многие люди меня боятся.

Арлетта продолжала молчать, и герцогиня снова заговорила:

— Подите сюда. Я хочу посмотреть на вас!

Медленно, словно нехотя, Арлетта приблизилась к ее ложу.

— Вы очень хорошенькая, и вы леди, — сказала герцогиня вполголоса, будто разговаривая сама с собой. — Теперь понятно, почему Жак хочет отделаться от вас.

Арлетта продолжала молчать.

— Простите, мадам, — сказала она наконец, — но если я останусь у вас, то опоздаю к обеду. Насколько я поняла, это считается предосудительным в доме с таким строгим укладом.

Герцогиня улыбнулась.

— Вы правы, детка! Но я хочу видеть вас снова! Завтра я пришлю за вами, и вы мне все про себя расскажете!

— Благодарю вас, мадам! До свидания!

Арлетта присела в реверансе и, не оглядываясь, вышла из комнаты.

Слуга ждал ее в приемной. Он проводил Арлетту длинными запутанными коридорами до самой лестницы, ведущей в ее башню.

Прощаясь с девушкой, он сказал:

— Странная леди, не правда ли? Люди думают, что она ведьма! Но если вы, мадемуазель, хотите знать свое будущее, то в деревне есть настоящая! Лучше нее никто не умеет предсказывать судьбу!

— Мне кажется, что очень скучно наперед знать свою жизнь. А почему вы думаете, что эта женщина в деревне — ведьма?

— Самая настоящая! — уверенно сказал посыльный. — Но не дай вам Бог ее обидеть!

— Я и не собираюсь! — ответила Арлетта. — Спасибо за помощь, до свидания.

Она быстро взбежала по лестнице. Ей еще не приходилось встречать более необычной женщины, чем бабушка герцога. И вообще ее жизнь становилась все более и более странной.

Все старались предупредить ее, чтобы она не оставалась в замке. Арлетта твердо вознамерилась узнать, почему же все хотят поскорее от нее избавиться.

Она не забыла, как Дэвид сказал ей, что герцог убийца.

— Разве это возможно? — произнесла она вслух.

Переодеваясь к обеду, Арлетта немного пожалела, что забыла предупредить горничную о ванне.

— Надо будет ее попросить, чтобы слуги приносили воду каждый день, — решила она, застегивая платье.

В замке не так много постояльцев, чтобы для такого огромного количества слуг это было обременительно. Хотя Арлетта уже не была уверена в том, что не встретит новых обитателей этого странного дома.

Граф Жак обедал вместе с ними. Он завладел вниманием Арлетты, и Дэвид с Паулиной были вынуждены молчать. Арлетте все это очень не нравилось, но она не знала, как остановить поток комплиментов графа Жака. Тем более что они стесняли ее.

Когда обед подошел к концу, она отказалась от его настойчивого предложения пойти с ним в одну из главных зал, объяснив, что ей надо подняться наверх с детьми.

Няня Паулины ждала девочку, чтобы уложить ее в постельку, и Арлетта осталась наедине с Дэвидом.

— Я вижу, что вам не нравится кузен Жак, — заметил Дэвид, когда все ушли.

— Я этого не говорила, — ответила Арлетта.

— Я же говорил вам, что он не такой хороший, как это кажется с первого взгляда.

— Я не собираюсь никого обсуждать, — строго сказала Арлетта.

— Не бойтесь, мадемуазель, я все равно никому не передам ваши слова, — сказал Дэвид. — Но будьте всегда внимательны, вдруг кто-нибудь подслушивает!

— Кому это нужно? — удивилась Арлетта.

Дэвид пожал плечами.

— Горничные сплетничают и рассказывают все герцогине, а слуги доносят дяде Этьену.

— Не могу поверить, — удивилась Арлетта. — Зачем?

Дэвид снова пожал плечами.

— Мне кажется, что тебе нужно побольше играть со сверстниками. И Паулине тоже, — заметила Арлетта. — Наверняка в окрестностях замка есть дети!

— Если бы даже и были, дядя Этьен не позволил бы с ними играть. А вот у кузена Жака полно друзей!

Арлетта хотела расспросить, кто эти люди, но передумала.

Перед сном она перебирала в памяти подробности сегодняшнего дня. События были из ряда вон выходящими, и она не решилась писать о них Джейн.

— Если бы я имела талант, — мечтательно подумала Арлетта, — я бы написала роман. Я была бы героиней! Только пока явно не хватает главного героя!


На следующее утро Арлетта почувствовала облегчение, когда узнала, что графа сегодня не будет: он поехал к друзьям.

— Без него намного лучше, — мрачно сказал Дэвид. — Он говорит одно, а его глаза — совсем другое.

— Это фантазия, — заметила Арлетта. Хотя она знала, что Дэвид прав. — Мальчики твоего возраста не должны думать о таких вещах. Они любят крикет, верховую езду, стрельбу и, — добавила она, — конечно, уроки!

— Мне тоже все это нравится, — ответил Дэвид, кроме крикета. — Дядя Этьен запретил его, потому что это английское развлечение. Но, когда я окажусь в Итоне, я тоже буду играть! Мой папа был первым игроком в команде!

— Мой тоже! — обрадовалась Арлетта. — Хоть я и женщина, но знаю правила игры. Я могу тебе показать. Правда, придется попросить кого-то из прислуги подавать мячи.

Дэвид был в восторге от такого предложения, и Арлетта отправилась на поиски месье Бьена.

Ей казалось немного странным, что ей, гувернантке, подавали обед в столовой, тогда как месье Бьен кушал в одиночестве.

Она нашла его в кабинете. Выслушав ее просьбу, он еще больше обеспокоился, чем при первой встрече.

— Мне кажется, мадемуазель, — осторожно начал месье Бьен, — что вам следует подождать возвращения герцога.

— Он может не появиться еще целую вечность! — воскликнула Арлетта. — Очень важно, чтобы Дэвид научился играть в крикет до того, как поедет в Англию. Это очень интересная игра, и к тому же я уже пообещала Дэвиду, что все устрою.

Месье Бьен засмеялся:

— Хорошо, мадемуазель, вы выиграли! Кстати, в детстве я тоже играл в крикет. Посмотрим, каким я буду разиней, когда надо будет подавать мячи!

Садовник сделал несколько лунок. К величайшему изумлению Арлетты, месье Бьен извлек откуда-то биту и мяч, старинные, но вполне пригодные.

После недолгих тренировок Дэвид научился правильно держать биту и попадать по мячу чаще, чем промахиваться.

Месье Бьен сдался первым, сказав, что стал слишком стар для таких утомительных упражнений.

Но он пообещал прислать молодых мужчин, которые смогли бы упражняться с Дэвидом, на следующий день.

— Я бы предпочел вас! Мне кажется, вы славный игрок! — сказал Дэвид по-английски.

Арлетта засмеялась:

— Это лучший комплимент, месье Бьен.

Управляющий радостно согласился.

По дороге в замок Арлетте пришло в голову, что она уже добилась больших успехов. Хотя предстояло еще очень много работы.

Под вечер маленькая Паулина так устала, что не смогла спуститься с ними в столовую, и ей принесли поесть прямо в классную комнату.

С ней осталась няня, а Дэвид и Арлетта отправились вниз. Сегодня они были одни в огромном зале. Граф уехал куда-то к друзьям.

Они говорили по-английски, и только изредка Дэвид переходил на привычный французский. Эти короткие перерывы случались тогда, когда тема становилась слишком сложной, и ему не хватало слов.

Арлетта понимала, что мальчик считает ее своим другом и ему приятно ее общество.

Сегодня он даже почти не оглядывался, когда рассказывал ей о своем дяде.

От герцогини никого не присылали, и, когда Дэвид отправился спать, Арлетта решила отдохнуть часок-другой и заняться чем-нибудь приятным.

На спинке кровати висела прелестная ночная рубашка, когда-то принадлежавшая ее матери. Арлетта с наслаждением надела ее и накинула сверху синее шелковое неглиже.

Ей было нечего читать. Она пожалела, что вчера ничего не взяла в библиотеке.

Арлетта подумала и решила, что отправится в библиотеку прямо сейчас. Она вспомнила, что в это время суток замок находится в ее распоряжении и ей можно немного погулять.

Она направилась в центральную часть замка, где были парадные комнаты. Арлетта знала, что вся прислуга уже закончила работу и переместилась в дальнюю часть замка, где находились их спальни и кухня.

— Им там нравится, — объяснил Дэвид, — потому что в той части замка нет привидений.

— Я еще ни одного не видела!

— Я уверен, что привидения приходят только к тем, кто им не нравится, чтобы их напугать.

— Я очень признательна, что они оставили меня в покое, — засмеялась Арлетта.

Арлетта бесшумно скользила по паркету. Она никак не могла понять, как обитатели замка могли бояться призраков. Ведь здесь было так красиво!

Люди населяли замок духами и пугались причудливых теней, считая их чем-то реальным. Они не понимают, что просто оживляют свои собственные страхи.

Солнце уже скрылось за горизонтом, но небо еще было золотисто-розовым, когда Арлетта очутилась в самой прекрасной из всех комнат, которые когда-либо видела.

Это была танцевальная зала. Пол был покрыт абиссинскими коврами, вдоль стен стояли диваны и стулья в стиле Людовика XIV. Стены были затянуты старинными гобеленами. Они отсвечивали в зеркалах, расположенных в простенках между окнами. В свете заката все это казалось отражением вечернего неба.

В зале было так красиво, что восхищенная Арлетта почувствовала себя сказочной принцессой. Время исчезло, и она оказалась в прошлом. Теперь она была не Арлеттой, а знатной дамой времен Людовика XIV, желанной гостьей тогдашнего герцога.

На небольшом возвышении стояло белое фортепиано. Арлетта открыла его и заиграла вальс Штрауса.

Она так увлеклась, что не заметила, как в залу постепенно вползли вечерние сумерки. Стало слишком темно.

Арлетта огляделась и увидела в углу залы восковую свечу на длинной ручке, которая использовалась для зажигания большой люстры, висевшей под самым потолком.

Арлетта нашла коробку спичек и, вспомнив, как мама зажигала люстру у них в гостиной, смело приступила к делу.

Арлетта подумала, что никому не обязательно знать о том, чем она занимается в свободное время. Она зажигала свечу за свечой, и комната постепенно наполнялась ярким светом.

Зала оживала. Арлетта представила, что она наполнена людьми, звуками музыки, приглушенным смехом и легкой беседой. Женщины в изысканных туалетах скользили по мягким коврам, в воздухе витал аромат экзотических духов. Полы мужских фраков развевались в такт музыке. Кругом царило веселье и оживление.

Арлетта заиграла менуэт. В ее воображении тут же родилась прекрасная картина: в центре залы делали изящные па дамы и кавалеры, галантно протягивая друг другу ухоженные руки в тонких бальных перчатках.

Арлетта снова перешла на Штрауса. Ее пальцы все быстрее и быстрее скользили по клавишам. И тут она вскочила со стула и сама присоединилась к воображаемым танцорам.

Сбросив синий шелковый пеньюар, она кружилась по зале в одной ночной рубашке. Она была сшита из тончайшего муара с изящным вырезом на груди и короткими рукавами, перехваченными шелковыми завязками. Вся расшитая кружевами, она была похожа на бальное платье сказочной принцессы.

Арлетта представила, как она выглядит со стороны. Несомненно, она была восхитительна!

Ей казалось, что она кружится в вальсе с высоким темноволосым мужчиной, который был героем ее грез и мечтаний.

Задев оборкой рубашки за ножку подсвечника, она открыла глаза и остолбенела: он стоял прямо перед ней, совершенно реальный!

Но вместо того, чтобы смотреть на нее с немым обожанием, он, нахмурив брови, сверлил ее мрачным взглядом своих темных глаз.

Мужчина был настоящий! Арлетта ошеломленно уставилась на него своими широко открытыми голубыми глазами.

И тут она поняла, что перед ней стоит сам герцог!

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Арлетта застыла на месте. Она представила себя со стороны и ужаснулась, в каком неприличном виде она предстала перед своим работодателем. Длинные распущенные волосы разметались по непокрытым плечам, щеки раскраснелись, и что самое ужасное — на ней была только ночная рубашка!

Герцог молчал и продолжал смотреть на нее, словно не верил своим глазам.

Арлетта подумала, что он совсем не такой, каким она его себе представляла. Все рассказывали о нем такие странные вещи, что она ожидала увидеть мрачного, зловещего великана. Герцог представлялся ей широкоплечим, как граф Глочестер, который убил в Тауэре двух маленьких принцесс.

Но герцог оказался совсем другим человеком. Темноволосый, он был выше среднего роста, строен и отлично сложен. Его лицо было твердо очерчено, и его можно было назвать красивым.

Хотя было в нем что-то пугающее: то ли выражение глаз, то ли острый взгляд из-под полуприкрытых век. От крыльев его прямого носа к уголкам плотно сжатых губ тянулись две четкие линии.

Наконец он нарушил воцарившееся молчание, и его голос далеко разнесся в тишине:

— Кто вы? Как вас зовут?

— Арлетта… Джейн Тернер!

Арлетта настолько растерялась от внезапного появления герцога, что забыла, кем она является на самом деле, и настоящее имя автоматически слетело с ее губ.

Она сделала невероятное усилие, быстро подхватила со стула и накинула на плечи шелковое неглиже. Теперь по крайней мере она была хоть немного одетой.

— Так, значит, вы — английская гувернантка, которую послала сюда леди Лэнгли? — спросил ее герцог.

— Совершенно верно… и я… прошу прощения… но никто не ожидал… что вы сегодня вернетесь…

Арлетта была испугана. Герцог продолжал изучать ее из-под полуприкрытых век, и она почувствовала себя совсем неуютно. Но теперь она выглядела более прилично, поэтому, переведя дыхание, сказала уже более спокойно:

— Я могу только просить извинить меня, монсеньор. Меня… унесла в прошлое красота этого замка…

— И вы зажгли свечи и разделись, чтобы иллюзия стала более полной?

Его тон ясно давал понять, что он считает происшедшее чуть ли не преступлением.

— Я ничего… не сделала… но простите меня, монсеньор. Уверяю вас, это больше не повторится!

Воцарилось молчание. Наконец герцог спросил:

— Вы правда та самая гувернантка, которую я ожидал увидеть?

— Д-да.

Лгать было трудно, и Арлетте показалось, что ее голос звучит фальшиво и ненатурально.

Чтобы скрыть замешательство, она подошла к фортепиано и закрыла клавиатуру. Она физически ощущала на себе взгляд герцога, и снова подумала, как она все-таки неприлично выглядит.

«Какая же я идиотка!» — отчаянно думала Арлетта.

Обернувшись, она с удивлением заметила, что теперь герцог стоит совсем рядом.

— Потушить свечи? — спросила Арлетта.

— Слуга потушит, — сказал герцог. — Завтра, мисс Тернер, когда вы будете в более подходящем для вашей роли платье, мы с вами поговорим.

— Конечно… монсеньор.

Она поспешно сделала реверанс и, не глядя на герцога, вышла из бальной залы. Арлетта медленно шла по длинному переходу, пытаясь придать своей походке хоть немного достоинства. Но как только она отошла на достаточное расстояние, то пустилась бежать.

Тяжело дыша, она взлетела по винтовой лестнице и почувствовала себя в безопасности, только когда закрылась в спальне. У нее было такое чувство, будто она спасалась бегством от чудовища из темного мрачного леса.

— Разве я могла знать, что герцог так неожиданно вернется? — спрашивала себя Арлетта.

Она еще долго не могла заснуть, и утром чувствовала себя усталой и разбитой. Ей казалось, что герцог немедленно отошлет ее назад в Англию.

Без сомнения, она его шокировала. Он и так настроен против англичан, и сопротивлялся леди Лэнгли, когда ей хотелось пригласить английскую гувернантку. Положение Арлетты, усугубленное вчерашней сценой в бальной зале, было весьма шатким. Вероятность того, что ей придется уехать, была очень высока.

Одеваясь к завтраку, Арлетта молилась, чтобы этого не произошло. Если ей придется покинуть замок, он превратится для нее в навязчивую идею.

Столько загадок требовало ответа, так много тайн уже приоткрыло свою завесу, и Арлетта буквально сгорала от любопытства.

Кроме того, она уронила достоинство всех английских гувернанток и укрепила герцога в его неприязни к англичанам.

Арлетта тщательно зачесала волосы и заколола их огромным количеством шпилек, как будто это могло сгладить ее вчерашний растрепанный вид.

Интересно, что мужчина может подумать о девушке, которая одиноко танцевала в одной рубашке посреди пустынного зала?

— Как я могла так опрометчиво поступить? — отчаянно вопрошала Арлетта, критически разглядывая себя в зеркале.

Она пыталась уговорить себя, что герцог сам виноват. Он приехал так внезапно и даже никого не предупредил! Арлетта знала, что если бы он сообщил о своем приезде, то об этом знала бы вся прислуга.

Арлетта встретилась с детьми у винтовой лестницы. Первым делом они спросили:

— Вы слышали, мадемуазель, дядя Этьен приехал!

— Неужели? Когда? — спросила Арлетта, изображая неведение.

— Он приехал, когда мы легли спать, — сказал Дэвид.

— Теперь дядя Этьен все испортит, — с сожалением вздохнула маленькая Паулина. — У меня всегда болит вот здесь, — она показала на животик, — когда он появляется.

Арлетта прекрасно понимала, что имеет в виду ребенок. Сегодня она чувствовала себя не лучше. Есть совсем не хотелось.

Одетая в самое строгое и некрасивое, по ее мнению, платье, с тщательно заколотыми волосами, Арлетта медленно шла в сторону гостиной. Спустившись вниз, она с облегчением узнала, что герцог уже позавтракал.

На завтрак подавали горячие круассаны. Испеченные из самой лучшей муки в местной пекарне, они были восхитительны. Дэвид ел с большим аппетитом. Он намазывал булочки желтоватым сливочным маслом, источавшим тонкий аромат свежих сливок, и густо поливал их янтарным медом.

Арлетта подумала, что детям лучше есть на завтрак яйца или что-то в этом роде. Она считала, что хлеб с утра вреден. Арлетта знала, что это предложение было бы поднято на смех самим герцогом, и не только потому, что речь шла об ее английских привычках.

Молоко, мука, мед — все, что подавали к столу, было самым свежим.

Дети закончили трапезу. Только они поднялись из-за стола, чтобы отправиться в классную комнату, как в дверях появился камердинер герцога.

— Монсеньор герцог ждет вас, мадемуазель!

Это прозвучало, как приговор.

Арлетта шла в кабинет герцога, который находился возле библиотеки. Ей казалось, что она идет на эшафот. Она словно слышала тревожную дробь барабанов. Ее ощущения мало отличались от чувств, приговоренных к смерти, узников.

В кабинет она еще ни разу не заглядывала. Однажды ей захотелось посмотреть, но дети буквально оттащили ее в сторону.

— Не надо! Это комната дяди Этьена! — испуганно прошептали они.

Камердинер открыл дверь, и Арлетта оказалась в кабинете. Она сразу же увидела герцога. Он стоял к ней спиной и глядел в окно на живописный сад.

Его атлетически сложенная фигура темным силуэтом вырисовывалась на фоне яркого прямоугольника окна. Арлетта успела отметить, как изысканно он одет.

«Наверное, он одевается на Сэвил-роу», — решила Арлетта.

Когда-то давно ее отец шутливо заметил, что английские леди заказывают платья только в Париже, а самые модные французские джентльмены одеваются исключительно на Сэвил-роу.

Арлетта чувствовала, что герцог отлично знает, что она уже здесь. Поскольку он продолжал смотреть в окно, она решилась прервать затянувшееся молчание.

— Вы посылали за мной, монсеньор? — чистым и ясным голосом произнесла Арлетта.

Герцог повернулся, удивленный тем, что она осмелилась заговорить первой.

Он медленно изучал ее с головы до ног. Казалось, он все еще не верил, что она действительно та, за кого себя выдает, и пытался найти подтверждение своим подозрениям.

Арлетта держалась очень прямо. С высоко поднятой головой она подошла поближе к герцогу и сделала небольшой, но изящный реверанс.

— Я только что собиралась приступить к уроку, монсеньор. Обычно мы начинаем сразу после завтрака и заканчиваем в полдень.

— Уроку английского?

— Да, монсеньор. Это причина моего пребывания здесь.

— Это мне понятно, — сказал герцог. — Но вчера ночью вы вели себя в моем замке, как дома!

Уловив в его голосе обвиняющие нотки, Арлетта попыталась оправдаться:

— Монсеньор, я не собиралась «вести себя, как дома»! Ваша прекрасная бальная зала перенесла меня в прошлое, и я увидела замок таким, каким он был во времена Людовика XIV.

Она старалась говорить уверенно, но помимо ее воли голос слегка дрожал, а в больших голубых глазах стоял испуг.

Герцог отрывисто произнес:

— Можете сесть, мисс Тернер.

— Благодарю вас, — ответила Арлетта и с облегчением опустилась на стул, который был великолепным образцом мебели середины восемнадцатого века.

Ее колени подгибались от страха, и ей совсем не хотелось, чтобы герцог это заметил.

Арлетта вспомнила, как отец повторял ей, что никогда и ни при каких обстоятельствах не нужно никого бояться, даже если перед тобой сам король. Эта мысль придала ей силы и уверенности.

— А теперь, мисс Тернер, я весь внимание. Я жду ваших объяснений. Как мог дух моих предков унести вас в такие фантазии, которые в моем понимании недоступны прозаичным англичанкам?

В его тоне сквозил неприкрытый сарказм, и Арлетта почувствовала себя уязвленной:

— Даже англичанки, монсеньор, имеют воображение. Ваш замок показался мне невероятно красивым, и в то же время загадочным.

— Вы не боитесь замка и его обитателей? — спросил герцог.

— На первую часть вопроса я отвечу: нет, монсеньор! Насчет второй я еще не знаю.

Уголки его губ слегка дрогнули.

— Леди Лэнгли дала мне исчерпывающую характеристику ваших качеств и вашего поведения. Как вы объясните полное несоответствие вчерашнего поступка этим рекомендациям?

— Я уже принесла свои извинения, монсеньор, — холодно ответила Арлетта. — Я не ожидала, что меня кто-нибудь увидит в этот час в пустынной части замка.

Герцог молчал.

— Я спустилась в библиотеку за книгой. Заглянув в бальную залу, я только хотела ощутить ее атмосферу и немного поиграть на фортепиано. Мой танец был импровизированным и совершенно случайным!

— Если с вами происходят подобные случайности, мисс Тернер, если вас так легко уносит воображение, не считаете ли вы эти качества опасными для гувернантки?

Арлетте показалось, что он над ней смеется.

— Не думаю, монсеньор, что для гувернантки так уж плохо иметь воображение. Напротив, это качество помогает формировать умы ее подопечных!

— И вы именно этим занимаетесь? — насмешливо спросил герцог.

— Я пытаюсь, и нахожу в них живой отклик, — ответила Арлетта. — У детей всегда есть воображение, которое становится все более бедным по мере того, как они вступают в мир взрослых.

Она сказала это намеренно, зная, что герцог использовал детское воображение, чтобы запугать Дэвида и Паулину и заставить их отказаться от поездки в Англию.

— Я понимаю, что вы имеете в виду, мисс Тернер, — заметил герцог, — по-моему, вы меня критикуете!

Арлетта не ожидала, что герцог окажется таким проницательным.

— Я не имела в виду ничего подобного, монсеньор. Но я уверена, вы уже поняли, что Дэвид очень способный, но ранимый и тонко чувствующий мальчик. Он привык к одиночеству, возможно, это следствие его жизни в замке, а может быть, того, что ему не с кем общаться.

Наблюдая за реакцией герцога, Арлетта поняла, что ее речь имела успех, и продолжила:

— Воображение — прекрасная вещь! Оно нас ведет и вдохновляет, но может превратиться в опасное и пугающее оружие.

Герцог уставился на Арлетту.

— И снова, мисс Тернер, мне кажется, ваши слова довольно двусмысленны и направлены непосредственно в мой адрес, — сказал он.

— Если вы действительно так считаете, монсеньор, мне остается только извиниться, — ответила Арлетта. — Меня заботит только Дэвид и его восприятие того, чему я его учу, и того… что он слышит…

Арлетта поняла, что зашла слишком далеко. Герцог мог счесть ее слова оскорбительными, и она испугалась, что он захочет от нее избавиться.

К ее удивлению, он сказал:

— Трудно поверить, мадемуазель. Вы такая юная, а создается впечатление, что у вас за плечами огромный опыт преподавания. Как будто вы годами изучали психологию и другие науки, которые не являются частью обычного образования.

— Мне приятно это слышать, монсеньор.

Воцарилась тишина, и Арлетте показалось, что герцог ждет от нее чего-то еще.

Но, видимо, он решил положить конец аудиенции.

— После нашего разговора, мисс Тернер, я принял решение оставить Дэвида на ваше попечение. Хотя, я полагаю, что в Англии ему больше понадобится здравый смысл, нежели богатое воображение.

— Я согласна, монсеньор. Поэтому мне кажется, что Дэвиду и Паулине очень важно иметь возможность общаться со сверстниками.

— Для чего? — резко спросил герцог.

— Для ребенка неестественно общаться только со взрослыми. Такие дети кажутся старше своих лет, к тому же именно у них рождаются те самые странные фантазии, о которых вы только что говорили.

Искра промелькнула в темных глазах герцога, и он ответил, стараясь придать своим словам как можно больше внушительности:

— Французские дети счастливы жить в семье!

— Конечно, я тоже в этом уверена! Но их семьи, как правило, намного больше, чем та, в которой растут Дэвид и Паулина. Если бы у вас, монсеньор, или у господина графа были дети, то они могли бы вместе играть.

Арлетта поднялась на ноги.

— Я очень рада, монсеньор, что Дэвид так прилежно готовится к поездке в Итон. Надеюсь, что он, как и его отец, будет там счастлив.

Герцог презрительно скривил рот, и Арлетта поспешила добавить:

— Для многих мальчиков Итон, с его играми и великолепным образованием, становится надежным фундаментом их взрослой жизни.

Она сделала паузу и сказала:

— Я верю, что Дэвид не только полюбит Итон, но найдет там множество замечательных друзей, в которых он так нуждается.

Она не стала ждать, что ответит герцог. Грациозно поклонившись, она направилась к выходу.

Она уже была возле двери, когда герцог сказал:

— Передайте Дэвиду, что он может покататься со мной верхом после ленча!

— Хорошо, я передам, монсеньор.

Оказавшись за дверью, Арлетта перевела дух.

Она думала, что ей будет трудно разговаривать с герцогом, но, к ее удивлению, слова сами слетали с языка, а речь была плавной и убедительной.

У нее осталось ощущение, что она сильно удивила герцога.

Ей было о чем подумать.

— Почему у меня не хватило смелости сказать ему, чтобы он прекратил отравлять ум мальчика, настраивая его не только против Итона, но и против Англии?

Арлетта решила, что для первого раза сказано было достаточно, и у нее еще будет возможность продолжить разговор, раз герцог ее не выгнал.

Когда Арлетта переступила порог классной комнаты, Дэвид радостно вскрикнул и бросился ей навстречу.

— У вас все в порядке? Дядя Этьен вас не обидел?

— Нет. Все хорошо, — ответила Арлетта. — Давай лучше приступим к урокам. Вместо того, чтобы упражняться в грамматике, ты играл со своими солдатиками!

— Я так волновался! Я думал, что дядя Этьен отправит вас домой!

— С чего ты взял?

— Потому что вы англичанка, мадемуазель. И потому, что он застал вас за фортепиано в бальной зале прошлой ночью.

— Откуда ты знаешь?

— Я слышал, как камердинер дяди Этьена рассказывал официанту, что когда они приехали, то пошли в спальню и услышали музыку, доносившуюся из бальной залы. Дядя Этьен решил узнать, кто играет. Неужели, мадемуазель, вам не было страшно в полночь в этой части замка?!

— Во-первых, была не полночь! Вспомни, ты только что пошел спать. Во-вторых, я не боюсь привидений. Это сказки для запугивания глупцов. К тому же я не знала, что твой дядя вернулся, и думала, что меня никто не слышит.

— Если бы вы меня попросили, я бы пошел вместе с вами!

— Спасибо, Дэвид, — поблагодарила его Арлетта. — Я только хотела послушать, как звучит Штраус в этой прекрасной бальной зале.

Арлетта пыталась представить происшедшее в самом лучшем свете. Она понимала, что история уже облетела замок со скоростью лесного пожара.

Теперь об этом знали все, от старой герцогини до садовника и прачки.

— Вы очень храбрая! — восторженно сказал Дэвид. — Я уверен, что никто из прислуги не осмелился бы оказаться ночью в этой части замка.

Он немного помолчал и спросил:

— А как вам удалось зажечь люстру?

Подозрения Арлетты полностью подтвердились: ее история была известна всем и со всеми подробностями!

— Я расскажу тебе потом. Займемся уроками.

— Дядя Этьен не приказал вам прекратить занятия?

— Нет, конечно! — ответила Арлетта. — Мне кажется, Дэвид, что ты превращаешь своего дядю в чудовище только потому, что тебе не о чем больше поговорить!

— Люди болтают о нем, потому что его боятся. И еще, он убил свою жену! — воскликнул Дэвид.

— Если бы это было правдой, то он бы отправился на гильотину! — строго возразила Арлетта.

— Он столкнул ее с крепостной стены. Они были вдвоем, и их никто не видел! Они ненавидели друг друга и всю жизнь ругались!

Арлетта стукнула ладонью по столу.

— Хватит! Мне надоело выслушивать эти сплетни! А с твоей стороны, Дэвид, не только глупо, но и ужасно повторять такие вещи! Честно говоря, я не верю.

Дэвид пожал плечами.

— Хотите верьте, хотите нет, — ответил он, — но все верят. А еще, когда графиня и герцог собирались пожениться, она неожиданно умерла. Все говорят, что герцог избавился от нее, потому что он больше не хотел на ней жениться.

Арлетта вздохнула.

— Если ты будешь продолжать говорить такую чепуху, я не буду заниматься с тобой английским!

— Это нечестно! — взмолился Дэвид.

— Это ты ведешь себя нечестно! В Англии человек считается невиновным, пока суд не решит, совершил он преступление или нет! И тогда его либо оправдают, либо повесят или отправят на гильотину!

— Герцог очень умен, поэтому избежал наказания, — возразил Дэвид.

— Даже если и так… тебе нет до этого дела, — сказала Арлетта. — Тебе, Дэвид, следует прекратить повторять эти россказни, иначе ты сам превратишься в старую сплетницу, которой больше не о чем поговорить!

Арлетта по-настоящему рассердилась, но решила, что надо сменить тактику.

— Послушай, Дэвид, — мягко сказала она. — Это было давно. Ты умный мальчик и должен понимать: раз люди говорят о твоем дяде такие вещи, то для начала они должны представить неопровержимые доказательства. Иначе все эти россказни ничего не стоят.

Дэвид был заинтригован, и спросил:

— А как?

— Я не знаю, — ответила Арлетта. — Я уже говорила тебе, что в Англии никто не обвиняет человека без веских оснований. Советую тебе потребовать: «Докажите, тогда я поверю!» Это единственный достойный образ мыслей для настоящего джентльмена.

— Вы правы, — подумав, ответил Дэвид. — Наверное, это неправда, что дядя Этьен столкнул тетю Терезу. Никто не слышал, чтобы она звала на помощь. Может быть, она сама бросилась со стены?

— Вот это уже более разумный подход, — сказала Арлетта.

— А графиня, — не унимался Дэвид, — была очень красива. Она умерла от яда. Люди говорят, что дядя Этьен подлил ей в кофе настойку опия.

— Она могла это сделать сама! — возразила Арлетта.

— Нет, они говорят, что она не хотела умирать. Они говорят, что она собиралась выйти за него замуж!

— «Они говорят, они говорят», — передразнила его Арлетта. — Они не рассказали тебе ничего хорошего! Дэвид, ты не должен верить подобным сплетням, пока не получишь доказательства. Найди того, кто действительно видел, как дядя Этьен наливал в кофе опий!

— Я понял, — немного помолчав, ответил Дэвид. — Мужчины не покупают настойку опия, правда?

— Настойка опия — это снотворное для слабонервных женщин, — ответила Арлетта. — Я никогда не слышала, чтобы ее принимали мужчины. Даже мой отец, который мучился от сильных болей, с возмущением отослал своего доктора, который предложил ему воспользоваться этим средством.

Арлетта невольно погрузилась в воспоминания. Конечно, отцу бы не помешал опий. Уж лучше бы он не был таким сильным. По крайней мере тогда бы он не так измучил всех своим бесконечным ворчанием и недовольством.

Арлетта спохватилась и сказала:

— Все, Дэвид. Давай больше не будем обсуждать твоего дядю и то, что случилось несколько лет назад. Нам сейчас не интересно сомнительное прошлое. Тебе нужно сделать усилие и думать о будущем в Итоне!

Дэвид с готовностью сел за стол и разложил книги.

— Перевести, мадемуазель, то, что я прочитал?

— Я слушаю, — улыбнулась Арлетта.

Спустившись к ленчу, Арлетта обрадовалась, что граф Жак вернулся.

«По крайней мере он отвлечет на себя внимание герцога», — решила она.

Арлетта была права. Граф Жак говорил без умолку. Он засыпал герцога вопросами о скачках, лошадях и делах поместья. Потом они стали говорить о политической ситуации в Париже.

Но Арлетта все время ощущала на себе его внимательный взгляд и опасалась, что герцог это заметит.

Ей не хотелось, чтобы он подумал, будто она провоцирует графа. К тому же она хорошо запомнила слова старой герцогини, которая сказала, что граф хочет от нее избавиться.

Чтобы не раздражать лишний раз герцога, она говорила с детьми по-французски, но постаралась обойтись лишь несколькими фразами.

«Если я буду молчать, он может подумать, что я зануда, — решила Арлетта. — Все-таки нелегкое это дело — быть гувернанткой. Всем сразу не угодишь, даже одному герцогу, и то трудно!»


После изысканного ленча герцог и Дэвид отправились кататься верхом. Арлетта проводила их долгим взглядом.

Она с сожалением подумала, что теперь ей наверняка не позволят кататься. Если герцог всегда будет брать мальчика с собой, то ей нельзя будет объяснить свое участие в прогулках верхом тем, что ей надо сопровождать Дэвида.

А ей так хотелось оседлать одного из великолепных арабских скакунов!

Наблюдая за герцогом во время ленча, она заметила, что тот выглядит как настоящий король в своем украшенном геральдическими эмблемами кресле.

Герцог был не просто великолепен: он безусловно был сильной личностью. Арлетте хотелось слушать, как он говорит, смотреть на него.

«Я его ненавижу!» — мысленно сказала она. Но тут же признала, что это неправда.

Она была заинтригована самым странным и привлекательным мужчиной, которого ей когда-либо приходилось видеть.

Герцог и Дэвид ушли, и Арлетта машинально поднялась в классную комнату. Ей там нечего было делать, потому что малютка Паулина после ленча оставалась с няней, которая стерегла ее сон.

Еще не дойдя до дверей, Арлетта почувствовала, что ее кто-то поджидает. Действительно, она увидела графа Жака. При виде Арлетты его губы растянулись в улыбке.

— Я надеюсь, монсеньор, — холодно произнесла Арлетта, — что я вам не очень нужна. У меня мало времени, потому что я собираюсь написать несколько писем.

— Конечно, вы мне нужны! — воскликнул граф. — Вчера мне вас так не хватало! Надеюсь, что вам тоже меня недоставало.

— Я была слишком занята, — ответила Арлетта.

— Вы, конечно, согласны, что общество двух детей не может удовлетворить такую умную девушку, как вы! Кроме того, мне надо многое вам сказать.

— К сожалению, я не смогу поговорить с вами. Письма должны быть написаны к вечерней почте.

— Хорошо, я не займу много времени, — согласился граф. — Идите сюда, мадемуазель. Присаживайтесь. То, что я вам собираюсь сказать, очень важно.

Арлетта неохотно присела на краешек стула. Граф сел напротив, но тут же передвинул свой стул поближе и оказался совсем рядом.

— Вы такая хорошенькая! Не могу понять, как вам не скучно проводить время с детьми за уроками!

— Мне действительно не скучно. Напротив, мне очень интересно. У меня не возникает проблем с детьми, только со взрослыми.

Граф запрокинул голову и рассмеялся.

— Вы слишком гордая, мисс Тернер, но это типично английская черта. Хотя мне хорошо известно, что ни одна англичанка не примет комплимент с благодарностью, я все-таки скажу вам, что вы невероятно красивы и очень соблазнительны.

— Это все, что вы мне хотели сказать, монсеньор? До свидания, я отправляюсь наверх писать письма!

Она уже поднялась на ноги, но граф поспешно сказал:

— То, что я собираюсь сказать, действительно очень важно! Я прошу вас очень тщательно обдумать мое предложение!

— Предложение?

— Да. Я приглашаю вас отправиться со мной в Париж. Я покажу вам настоящие удовольствия, вы узнаете, что такое веселье и наслаждение в сердце самого прекрасного города мира!

Арлетта посмотрела ему в глаза, и ответ сам собой слетел с ее губ:

— Не могу поверить, монсеньор, — спокойно произнесла Арлетта, — что вы намеренно меня оскорбляете!

— Неужели вы считаете оскорблением мое желание сделать вас счастливой? Одарить вас самыми прекрасными платьями, дорогими украшениями, которые будут сиять ярче ваших прекрасных глаз!

— Вы меня оскорбляете!

Она снова решительно поднялась на ноги. Граф тоже встал.

— Неужели вы настолько глупы, чтобы не понять: вы станете в Париже настоящей сенсацией! Все мужчины будут у ваших ног!

— И что дальше?

— Слава, успех, богатство, положение, о котором мечтает каждая женщина!

— В таком случае им и предлагайте, — резко ответила Арлетта. — Ни при каких обстоятельствах, даже если бы я умирала с голоду, я не паду так низко, чтобы принять подобное предложение!

— Тогда позвольте представить его более привлекательным, — сказал граф. — Вы мне безумно нравитесь. Вы даже не представляете, насколько вы меня притягиваете, как сильно влечете!

Он придвигался все ближе и ближе, и Арлетта отступила на пару шагов.

— К сожалению, монсеньор, вы меня не привлекаете! Возможно, для вас это странно, но я предпочитаю быть простой гувернанткой, нежели вашей любовницей!

Граф протянул ей руки, но Арлетта скользнула за стул и быстро вышла из комнаты.

Обернувшись на пороге, она сказала:

— Вот мой ответ, монсеньор: нет, нет и еще раз нет!

Она не стала ждать, что он на это ответит, закрыла дверь и поспешно поднялась по винтовой лестнице в свою комнату.

Она заперла дверь на ключ и присела на край кровати.

Это было не просто оскорбление, думала она. У графа явно были какие-то скрытые намерения.

С графом связывается представление о чем-то фальшивом, пытался объяснить ей Дэвид. К тому же Арлетта была уверена, что она не так сильно ему нравится, как он пытался это представить.

С какой стати он собирается потратить на нее столько денег?

Это была загадка. Арлетта подошла к окну и стала глядеть на спокойный живописный пейзаж. Кругом простирались холмы, зеленые леса, поля и виноградники.

Прямо под окном протекала извилистая речка. Арлетта подумала, что когда-то она была серьезной преградой для врага, штурмовавшего замок.

Теперь враг был не снаружи, а внутри!

«Интересно, знает ли герцог о том, как странно себя ведут его близкие? И что говорят о нем в замке?» — подумала Арлетта.

Случившееся испугало ее.

Арлетта немного пришла в себя и могла мыслить более ясно и определенно.

Она вспоминала, как выглядел герцог во время ленча.

Он восседал на своем геральдическом троне, как настоящий монарх, который железной рукой правит своими подданными и выходит победителем в сражениях с врагами.

Теперь его подданные вели против него закулисную игру, используя сплетни. А в такой битве куда труднее одержать победу.

«Неужели он, правда, убил двух женщин?» — подумала Арлетта.

Ее интуиция говорила, что обвинение было ложным, несмотря на то, что она не располагала никакими определенными доказательствами.

Герцог естественным образом внушал страх. Он был сильной личностью, поэтому люди чувствовали себя в его присутствии маленькими и незначительными.

Такова человеческая природа: это было причиной того, что люди его не любили.

Но убийство! Арлетта вспоминала его манеру говорить и держаться, и не могла себе представить, что герцог мог замыслить, совершить, а затем скрывать под маской невиновности такое страшное преступление.

Все это не сочеталось в ее представлении с таким человеком, как он. Почему это так, Арлетта не знала и не могла сказать.

«Наверное, есть какое-то другое объяснение», — подумала она.

Арлетта была расстроена и чувствовала себя смятенной. Она смотрела в окно на старинную церковь, которая стояла на холме в излучине реки.

Ей непреодолимо захотелось там оказаться. Она надела шляпу с широкими полями, чтобы защититься от палящего полуденного солнца, и осторожно спустилась по винтовой лестнице.

Она старалась не шуметь, проходя мимо классной комнаты, опасаясь, что граф еще там.

Дверь в комнату была приоткрыта. Там никого не было. Арлетта облегченно вздохнула и быстро зашагала по длинным коридорам замка.

По пути ей никто не встретился, и она постаралась как можно скорее пересечь внутренний дворик. Она не хотела, чтобы граф заметил, что она, вместо того чтобы писать письма, куда-то уходит.

Арлетта незамеченной выскользнула за ворота и оказалась в деревне. Церковь находилась всего в пятидесяти ярдах от замка. Она была очень старой, такой же древней, как замок.

Арлетта вошла внутрь и замерла от восхищения. Там было очень красиво. Круглые колонны подпирали высокий свод, стены были массивные, и по сравнению с ними неф казался совсем маленьким.

Арлетта почувствовала особую атмосферу глубокой веры и благоговейной молитвы, царившую там уже много веков.

Окна были маленькими с толстыми старинными стеклами, и пропускали внутрь не так много дневного света. Только алтарь был ярко освещен множеством восковых свечей.

Арлетта молилась за детей и просила Бога снять покров тайны с самого замка.

— Он так прекрасен, Господи! — молилась Арлетта. — А красота — это любовь, в ней нет места ненависти.

Поднявшись с колен, Арлетта зажгла свечку. Католики верят, что пока свеча горит, молитва поднимается к Богу.

Она с удивлением обнаружила в кармане шиллинг. Арлетта вспомнила, что он лежит там с тех пор, как она в последний раз была в церкви у себя на родине. Тогда она специально положила монетку в карман, чтобы опустить ее в ящик для пожертвований, но забыла и достала деньги из сумочки. Шиллинг так и остался в кармане и теперь оказался очень кстати.

Арлетта понадеялась, что священник найдет способ обменять английские деньги и опустила шиллинг в маленькую железную коробочку, стоявшую возле статуи святого.

— Услышь мою молитву! — сказала она и подняла глаза, чтобы посмотреть, к кому из святых она обращается.

Это была Жанна Д’Арк. Арлетта ей улыбнулась.

Как жестоко поступил герцог, позволив англичанам сжечь ее на костре! Арлетта была уверена, что где бы Жанна сейчас ни находилась, она делает все возможное, чтобы поддерживать мир между Англией и Францией, чтобы кровавые и жестокие войны навсегда остались в прошлом.

Люди должны учиться любить друг друга, несмотря на все преграды и различия.

— Бабушка это понимала, — подумала Арлетта и словно увидела прекрасное лицо, родные смеющиеся глаза и аккуратно уложенные седые волосы своей бабушки.

Арлетта помолилась и попросила бабушку, чтобы та помогла ей лучше понять ее соотечественников.

— Они часть меня, бабушка, — сказала Арлетта.

Перекрестившись на алтарь, Арлетта вышла из церкви и направилась к воротам замка.

Она не успела сделать нескольких шагов, как из ворот ей навстречу вышел мужчина. По одежде она сразу узнала в нем того слугу, который провожал ее к старой герцогине.

— Вы здесь, мадемуазель? — удивленно воскликнул он.

— Да, Жан, я здесь! — весело ответила Арлетта.

— Я видел, как вы вышли из церкви. Раз уж вы оказались в деревне, не хотите ли вместе со мной сходить к колдунье?

— О нет! Нет, я не могу!

— Почему нет? Не в каждой деревне есть колдунья, тем более такая искусная в предсказании будущего, как наша! Пойдемте, я вас провожу! Я с ней знаком всю свою жизнь, к тому же я уверен, что вы ей интересны.

— Я… не думаю… — начала Арлетта, но замолчала. Внезапно ей пришла в голову мысль, что это было бы любопытно.

Она еще ни разу в жизни не встречала колдуньи. Арлетта знала, что ведьмы и колдуны были неотъемлемой частью французской истории, а теперь у нее самой появилась возможность увидеть и поговорить с одной из них.

Отговариваться было глупо, и Арлетта согласилась.

— Хорошо, Жан, я пойду с вами. Но вам придется одолжить мне немного денег.

— Конечно, мадемуазель. Рассчитаемся потом, когда вы получите жалованье.

— Я верну вам раньше, — сказала Арлетта. — Не люблю оставаться в долгу.

Жан рассмеялся.

— Мадемуазель, вы гордая! Я слышал, что англичане высоко держат голову!

Он подшучивал над ней, и Арлетта улыбнулась в ответ.

Она была уверена, что Жан хороший и дружелюбный человек. Ей пришла в голову странная мысль, что он, как и замок, не такой, каким казался с первого взгляда.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Домик ведьмы оказался совсем маленьким. Дверца была такой низенькой, что Жану пришлось пригнуть голову, чтобы не удариться головой о косяк.

Внутри почти не было света, и только когда глаза немного привыкли к темноте, Арлетта смогла различить силуэт старой женщины, сидевшей возле очага.

Несмотря на жару, в очаге потрескивали дрова, и неяркий огонь освещал колдунью. Арлетта увидела четкий профиль с орлиным носом, серые с седыми прядями волосы, собранные в пучок на затылке.

Колдунья сидела неподвижно.

— Я привел вам клиентку, бабушка, — сказал Жан.

— Кто она? — спросила ведьма.

Арлетта подошла поближе и увидела, что женщина была слепой: оба глаза были затянуты бельмом.

— Я недавно в деревне, — спокойно ответила Арлетта. — Жан сказал, что мне надо с вами встретиться, потому что вы здесь самый важный человек.

Ведьма хмыкнула.

— Он так сказал? Вообще-то многие меня боятся.

— Я не боюсь, — ответила Арлетта.

Жан вложил в морщинистую ладонь серебряную монету.

— Расскажите все этой прекрасной леди, — сказал он. — Возможно, в будущем ее ждет что-то хорошее.

С этими словами он вышел из домика. Воцарилась необычайная тишина, и Арлетте показалось, что колдунья впала в транс. Ее тело осталось неподвижным в старом плетеном кресле, но дух и ум отправились в иные миры.

Арлетта молча присела напротив. Через несколько минут колдунья заговорила:

— Ты приехала из-за морей. И ты что-то о себе скрываешь!

Арлетта нервно оглянулась на дверь. Ей совсем не хотелось, чтобы Жан услышал то, что говорит ведьма. Но дверь была плотно закрыта.

— Я вижу, что ты беспокоишься… гадаешь… боишься… я вижу опасность, большую опасность! Я вижу кровь!

Арлетта затаила дыхание.

— Будь настороже, будь готова и береги себя. Когда придет беда, полагайся только на себя. Запомни, что я сказала!

Ее голос постепенно угасал, и она замолчала. Арлетта вежливо ответила:

— Я запомню ваши слова. Но картина не из приятных!

— Есть люди — победители, — после небольшой паузы сказала ведьма. — Ты одна из них.

— Спасибо, — поблагодарила Арлетта. — Но я не знаю, в чем именно я должна победить.

Старуха хмыкнула:

— В битве жизни, дорогая, в чем же еще? Все мы воины на этой земле.

— Вы, правда, думаете, что я победитель?

— Ты несомненно выиграешь! — ответила ведьма.

Она медленно откинулась на спинку кресла и опустила веки, словно давая понять, что разговор окончен.

Арлетта хотела спросить ее про герцога, но не осмелилась. Она еще раз поблагодарила колдунью и, не дождавшись ответа, вышла из домика и оказалась на залитой ярким солнечным светом деревенской улице.

Жан стоял на противоположной стороне, прислонившись к дереву.

— Что она сказала? — спросил он. — Она была добра?

— Скорее угрюма, — ответила Арлетта. — Она сказала, что будет беда, но я выйду победителем.

— Я уверен, что так и будет, мадемуазель! — воскликнул Жан. — Вы принесли в замок радость самим своим существованием!

Арлетта засмеялась, но ничего не ответила.

Она решила, что не стоит быть слишком фамильярной с Жаном. Арлетта была уверена в том, что в деревне он слывет местным донжуаном.

— Спасибо, Жан, за доброту! — пожала ему руку Арлетта. — Я верну вам деньги, если вы заглянете в классную комнату.

— Не стоит благодарности, — ответил Жан.

Словно угадав, что Арлетта не хочет возвращаться в замок вместе с ним, он помахал ей рукой и скрылся в одной из узких улочек, которая вела в противоположном направлении.

Арлетта направилась домой. Там ее ждал неприятный сюрприз: в одном из переходов ее подкарауливал граф Жак.

— Мисс Тернер! — позвал он. — Я хочу с вами поговорить!

Арлетта не придумала, как от него избавиться, и сказала, что идет в классную комнату. Граф направился следом.

Арлетта надеялась, что там играет Паулина. Но в комнате никого не было. Дэвид все еще катался на лошадях с герцогом.

Граф плотно прикрыл дверь и повернулся к Арлетте.

— Вы принимаете мое предложение? — спросил он.

— Я вам уже все сказала и дала исчерпывающий ответ! — холодно ответила Арлетта.

— Женщинам свойственно неожиданно менять решения.

— Возможно, но у меня нет ни малейшего желания передумывать. Честно говоря, монсеньор, я не хочу снова подвергаться оскорблениям!

— Неужели вы действительно настолько глупы! — воскликнул граф. — Неужели вы не понимаете, что со мной вы не только насладитесь парижскими радостями, но и познаете любовь!

Арлетта почувствовала опасность и быстро сказала:

— Мне пора приступать к уроку. Мне надо подготовиться, а наш с вами разговор бессмысленен.

Граф тихонько засмеялся и направился к ней.

Он протянул руки и заключил ее в объятия прежде, чем Арлетта сообразила, что происходит.

Она попыталась вырваться, но граф был очень силен. Пытаясь ослабить его железную хватку, Арлетта изо всех сил уперлась обеими руками ему в грудь.

Граф жадно и настойчиво искал ее губы своим влажным ртом. Арлетта увернулась и с отвращением ощутила, как его губы скользнули по ее щеке.

— Вы мне желанны! Неважно, что вы обо мне думаете, потому что вы так желанны для меня!

Похоже, он действительно страстно ее желал. Его глаза горели, а сердце бешено колотилось в груди.

— Пустите! — закричала Арлетта.

Но граф и не думал ее отпускать. Арлетта почувствовала себя совершенно беспомощной и снова позвала на помощь.

Тут неожиданно в комнату вбежала Паулина. Услышав топот детских ножек, граф отскочил в сторону.

— Простите, мадемуазель! Я опоздала! Я так сладко спала, и няня не хотела меня будить!

Арлетта едва дышала, сердце выпрыгивало из груди, но она собралась и попыталась ответить как можно ровнее:

— Ты не опоздала… на урок… Погода… хорошая… Мы пойдем с тобой заниматься в сад.

Арлетта знала, что ее голос звучит отрывисто, но Паулина ничего не заметила. Она все время смотрела на графа.

— Я не хочу, чтобы ты, кузен Жак, слушал, как я занимаюсь! Ты все время надо мной смеешься!

— Зато я не смеюсь над мадемуазель Тернер, — ответил граф.

Он не отрывал глаз от Арлетты, и она почувствовала, что он не только не разозлился, но остался доволен.

Вероятно, он был уверен в том, что она в конце концов сдастся и уступит его домогательствам.

Арлетта знала, что ни секунды дольше не вынесет его общества. Она схватила шляпу, взяла Паулину за руку и молча вышла из комнаты.

Она не знала, что теперь делать. Более навязчивого типа, чем граф, она еще не встречала.

— Может быть, рассказать обо всем герцогу? — подумала она. — Нет, он решит, что я сама спровоцировала графа. К тому же он и так относится ко мне с предубеждением, потому что я англичанка.

Оказавшись в саду, среди цветов и прекрасных статуй, Арлетта постепенно пришла в себя и успокоилась.

— Паулина, как называется этот цветок по-английски? А что за птичка сидит вон на том кусте?

Паулина сначала занималась с удовольствием, но она была еще маленькой и ей быстро наскучило.

Она убежала к фонтану и засмотрелась на золотых рыбок, которые резвились в хрустально чистой воде.

Арлетта присела отдохнуть на каменную скамейку. Она залюбовалась картиной, которая излучала красоту и покой: прекрасное дитя, купающееся в лучах солнца, радужные переливы водяных струй, пение птиц и аромат райских цветов.

Прекрасная статуя Афродиты казалась прозрачной и светящейся на фоне восхитительного сада. Арлетта невольно подумала, как чудовищно не соответствовали события в замке этому воплощению любви и красоты.

Залюбовавшись, Арлетта не заметила, как кто-то подошел.

— О чем задумались, мадемуазель? — совсем рядом прозвучал мужской голос.

Арлетта обернулась и с удивлением увидела герцога.

Видимо, он только что вернулся с прогулки верхом: на нем был изящный костюм наездника. Он присел рядом на каменную скамейку.

Арлетта хотела встать, но он жестом ее остановил:

— Нет, не вставайте.

— Раз вы вернулись, монсеньор, я пойду поищу Дэвида.

— Нет смысла, мадемуазель. Дэвид упражняется, преодолевая малый барьер, и с ним один из моих жокеев. Он сейчас не нуждается в вашем внимании.

Герцог говорил в обычной сухой и немного циничной манере. Арлетта почувствовала, что излишне суетится.

Она отвернулась и продолжала смотреть на Паулину, игравшую возле фонтана.

— Мне интересно знать, мадемуазель Тернер, что вы думаете о моем замке?

Арлетта улыбнулась.

— Минуту назад, монсеньор, я подумала, как бы было чудесно, если бы все его обитатели думали только о любви. Чтобы здесь не оставалось места для тревог и злобы.

— Женщин заботит только то, что касается любви, — цинично сказал герцог.

— Я не имею в виду такую любовь! — возмутилась Арлетта. — Я говорю о всеобъемлющей любви. Она везде — в этих цветах и деревьях, в тех маленьких домиках и, конечно, в самом замке. Именно она охраняет всех, кто в нем живет.

— Признаю свою ошибку!

Арлетта уловила в его голосе сарказм.

— Возможно, это некорректно с моей стороны, — продолжала она, — но я хочу сказать вам, монсеньор, что я беспокоюсь за Дэвида и Паулину. Они еще дети, а вы внушаете им неправильные представления о жизни.

Арлетта понимала, что была слишком смелой и откровенной, но иначе герцог так и не узнал бы правду.

Герцог внимательно посмотрел на нее и сказал:

— Даже учитывая то, что вы англичанка, вы слишком необычны для гувернантки.

— Все гувернантки заботятся о своих подопечных. Они не просто дают уроки, но учат детей жизни.

— Вы полагаете, что знаете жизнь? — насмешливо спросил герцог.

— Я знаю очень мало, — ответила Арлетта. — Поэтому у меня много иллюзий и идеалов, потерять которые в этом доме мне бы не хотелось.

— Знаете, мисс Тернер, я подумаю о том, что вы сказали, — бросил герцог и, резко поднявшись, зашагал прочь.

Арлетта решила, что пора возвращаться. Она подошла к Паулине, и они, держась за руки, пошли через прекрасный сад в сторону замка. По дороге девочка увлеченно рассказывала про золотых рыбок, которые жили в фонтане.

В коридоре, который кончался винтовой лесенкой, ведущей в классную комнату, стоял граф.

Паулина не хотела с ним разговаривать, поэтому, завидев его силуэт, она высвободила свою ручку и убежала в башню. Арлетта осталась одна. Граф схватил ее за запястье. Его глаза горели.

— Что вам сказал кузен?

Арлетта не ожидала, что он заговорит на эту тему. Она была несколько удивлена.

— Какая разница?

— Я хочу знать!

В его глазах мелькнуло странное выражение.

— Ничего интересного, — быстро ответила Арлетта. — Он просто рассказывал, что Дэвид тренируется на малом барьере, поэтому опаздывает на урок.

— Это все? — продолжал настойчиво расспрашивать граф.

— Да, это все!

Арлетта выдернула свою руку, которую сжимал граф и зашагала прочь. Пока она шла по коридору, то физически ощущала на себе его пристальный взгляд.

Она не могла поверить, что граф ревнует. В то же время его интонации явно указывали на то, что его почему-то взволновал ее разговор с герцогом.

— Он просто несносен! — решила Арлетта.

Она снова стала думать, как заставить графа оставить ее в покое.


К обеду были приглашены гости. Среди них были маркиза и маркиз де Вассон, которые жили в шести милях от замка.

Маркиза была очень красивой женщиной. Она была в том прекрасном возрасте, когда юность уже позади, а зрелость еще не наступила.

Она сидела по правую руку от герцога. Арлетта во время обеда наблюдала за ними и заметила, что они с маркизой когда-то были очень близки.

Было совершенно очевидно, что он все еще привлекал ее. Маркиза старалась использовать каждое мгновение, чтобы завладеть его вниманием. Возможно, ей хотелось оживить пламя давно угасшей страсти.

Арлетта не видела ничего необычного в том, что хорошенькая молодая француженка флиртует с привлекательным мужчиной. Но она была уверена, хотя не понимала почему, что маркиза все еще влюблена в герцога.

Герцог же говорил с ней в своей обычной сухой циничной манере. Наблюдая за выражением его лица, за его глазами с полуприкрытыми веками, Арлетта не заметила ничего необычного. Но ей казалось, что когда-то давно все было по-другому.

Маркиз был намного старше жены. Он был слегка глуховат и наводил скуку на всех присутствующих своими неуместными рассказами на никого не интересующие темы.

Граф Жак сидел напротив маркиза в окружении двух приятных дам средних лет. Арлетта видела, что он скучает и что его взгляд постоянно направлен в ее сторону.

Напротив графа сидел муж одной из дам. Арлетта поняла, что он относится к тому типу мужчин, которые не пропустят ни одну женщину. Она назвала его про себя ловеласом.

Ловелас уставился на нее и не сводил с нее глаз.

Когда Арлетта спустилась в салон перед началом обеда, он уже был полон гостей. Дэвид, как истинный француз, поцеловал дамам ручки, а Паулина перед каждым присела в реверансе.

Арлетта стояла посреди комнаты, не зная, что ей следует делать. Она судорожно вспоминала, как вела себя Джейн и другие гувернантки, когда в их поместье собирались гости.

Помощь неожиданно пришла со стороны герцога. Он взял ее за руку и подвел к гостям со словами:

— Я знаю, что вы будете удивлены, увидев в моем замке англичанку. Но леди Лэнгли, тетя Дэвида и Паулины, которая недавно гостила у нас, настоятельно потребовала, чтобы дети говорили по-английски, несмотря на то, что сам я не собирался учить их.

Все засмеялись, а маркиз взял герцога под руку и со значением сказал:

— Милый герцог, разве вы можете учить чему-то, кроме искусства, в котором вы непревзойденный и несравненный знаток?

— Вы преувеличиваете! — сухо ответил герцог и продолжил представлять Арлетту гостям.

Она не ошиблась, решив не наряжаться к обеду. Когда ей сообщили, что в замке будет прием, она надела самое скромное платье и причесалась как можно строже, полагая, что именно так должна выглядеть настоящая гувернантка.

— Я должна быть скромной и опрятной, — решила она.

Ее длинные волосы были собраны в большой пучок на затылке, но непослушные локоны немедленно выбились из-под панциря шпилек. Они белокурыми волнами обрамляли ее точеное личико, на котором сияли огромные голубые глаза.

Джейн была права: ее не испортишь даже самым некрасивым платьем. Оно тотчас же превращалось на ней в строгий и изысканный наряд, ловко облегая юную фигуру.

— Вы строгая гувернантка? — старый ловелас уже подкрался к ней и говорил тихим слащавым голосом, так, чтобы его никто не услышал.

— Я стараюсь, — ответила Арлетта.

— Мне кажется, мадемуазель, что ваши прелестные губки созданы для поцелуев, а не для уроков английской грамматики!

Арлетта рассердилась и, вспыхнув, отошла в сторону. Но с этого момента ловелас уже не сводил с нее глаз.

Куда бы она ни посмотрела, она везде натыкалась на взгляды графа и этого противного старика.

После обеда Арлетта отправилась наверх вместе с Паулиной, а Дэвид остался с гостями.

Перед тем как лечь спать, Арлетта решила заглянуть в классную комнату. Там сидел Дэвид, который при виде нее радостно улыбнулся.

— Они говорили о вас, мадемуазель!

— Да? И что они сказали?

— Все в один голос заявили, что вы слишком молодая и хорошенькая, чтобы быть гувернанткой. Маркиз предложил дяде Этьену подыскать кого-нибудь более подходящее!

— И что ответил на это твой дядя?

— Я ответил первым! Я сказал маркизу, что вы самая лучшая гувернантка и что я уже очень много знаю по-английски. И еще я не хочу никого другого!

Арлетта была тронута.

— Ты очень добр ко мне, Дэвид!

— Они смеялись надо мной, — сказал Дэвид и добавил сконфуженно: — А краснолицый толстяк сказал: «Мой мальчик, прибереги ее на потом!»

— Дэвид, спасибо тебе за поддержку. Уже поздно, пора спать, иначе мы потеряем время с утра.

— Правда мой английский стал намного лучше? — с надеждой спросил мальчик.

— Ты очень старался, Дэвид. Я горжусь тобой! Ты быстро все схватываешь, но нам еще многое надо сделать!

— Я знаю! Теперь я буду разговаривать с самим собой только по-английски, и думать тоже буду по-английски!

Впервые со времени своего приезда в замок Арлетта поцеловала Дэвида в лоб.

Он был так тронут, что неожиданно крепко обнял ее.

— Мне хорошо с вами! — сказал он.

Арлетта испытала прилив нежности к этому лишенному материнской ласки ребенку, и крепко прижала его к груди.

— Спокойной ночи, Дэвид! Сладких тебе снов!

— И вам того же, мадемуазель! На тот случай, если к вам вздумают заявиться привидения!

— Сомневаюсь, что они придут! — ответила Арлетта и отправилась в спальню.

Там горела оставленная служанкой масляная лампа. Арлетта повернулась к двери, чтобы закрыться на ночь, и с удивлением обнаружила, что ключ, который всегда торчал в замочной скважине, исчез!

Она решила, что он упал, и стала его искать. Но ключа нигде не было.

«Неужели это граф?» — мелькнуло у нее смутное подозрение.

Она вспомнила, как он пытался насильно ее поцеловать.

«А вдруг он ночью прокрадется в комнату?» — со страхом подумала Арлетта.

Она почувствовала себя маленькой и беззащитной. Если это произойдет, то кричать будет бесполезно. Стены толстые, а в башне кроме нее живут только дети. Но надеяться на то, что они придут на помощь было бы глупо, ведь дети так крепко спят!

Ее не покидало смутное подозрение, что она не ошибается по поводу графа. От него можно ждать бесчестных поступков.

Джейн была права, когда предупреждала ее быть осторожной с французами.

Теперь у нее не оставалось ни тени сомнения, что именно граф был причиной исчезновения ключа.

— Что же делать? Что? — повторяла она.

Первой мыслью было обратиться к герцогу, но она тут же ее отвергла. Потом она решила найти управляющего, чтобы попросить у него дубликат ключа, но тут же поняла, что поступить так было бы весьма опрометчиво в этом живущем сплетнями доме.

Новость тут же облетит замок и, приукрашенная несуществующими подробностями, дойдет до старой герцогини.

— Как же быть?

Она подумала, что граф пугает ее намного больше, чем все духи и призраки вместе взятые.

Внезапно ее осенило.

В первый день, когда Дэвид устроил для нее экскурсию по замку, они побывали в оружейной палате. Там было множество мушкетов, мечей и луков со стрелами, принадлежавших предкам рода Сотер.

В небольшой комнате хранились подарки арабских шейхов и восточных султанов: разные сабли и ножи, украшенные инкрустацией и драгоценными каменьями.

Поскольку они очень спешили, то Арлетта не успела хорошенько их рассмотреть, но успела заметить очень необычный крохотный револьвер. Его ручка была украшена аметистами, а на аккуратном стволе сверкали крупные бриллианты.

— Что это? — удивленно спросила она.

— Эго подарок герцогу от русского царя, — небрежно ответил Дэвид.

Теперь Арлетта поняла, что это ее спасение.

Она выскользнула из комнаты в надежде, что оружейная палата не запирается на ночь. Она находилась в старой части замка, которая была в это время безлюдной.

Арлетта с трудом отыскала дорогу. В коридоре горели лишь редкие свечи, многие из них уже оплавились и погасли. В конце коридора царил полный мрак.

Арлетта прихватила с собой свечу из последнего канделябра, и осторожно повернула дверную ручку. Комната была не заперта! Облегченно вздохнув, Арлетта скользнула внутрь.

Она быстро пересекла главный зал и толкнула плечом дверь, ведущую в кабинет. Дверь легко подалась, и Арлетта оказалась внутри.

Она хорошо помнила, где лежит револьвер, и сразу увидела сиреневые блики аметистов, игравшие в свете восковой свечи.

Прихватив в придачу к револьверу мешочек с серебряными пулями, она быстро покинула оружейную палату.

С револьвером в одной руке и мерцающей свечкой в другой, она на цыпочках кралась по коридору. Поставив свечу на место, она вздрогнула, услышав неясный шум голосов.

Она решила, что это гости, и спряталась в темную нишу, как можно плотнее прижавшись к стене.

Голоса приближались, и Арлетта смогла различить, кому они принадлежат. Это были герцог и маркиза. Когда они попали в полосу света, она увидела, что маркиза держит его под локоть.

Арлетта почувствовала неожиданный укол в сердце. Герцог шел под руку с прекрасной женщиной, и к своему удивлению, Арлетта почему-то расстроилась. Когда они поравнялись с Арлеттой, она стала невольной свидетельницей обрывка их беседы.

— Я скучаю по тебе, Этьен! — говорила маркиза. — Как ты мог допустить, чтобы мы с тобой так долго не виделись! Это так жестоко и бессердечно!

— Люди уже болтали о нас, Жюстина, — ответил герцог. — К тому же с твоей стороны это было ошибкой.

— Возможно, я и ошибалась, но я люблю тебя, Этьен!

Арлетта уловила в ее голосе боль.

Они уже были достаточно далеко от ее убежища, поэтому Арлетта больше ничего не услышала. Она успела заметить, что они направляются в зал певчих птиц.

Там было множество золоченых клеток с птицами, которых очень любила Паулина. Арлетта подумала, что маркиза хотела остаться наедине с герцогом, поэтому увела его от остальных гостей под предлогом посещения зала с птицами.

Путь был свободен, и Арлетта быстро и беспрепятственно добралась до своей комнаты.

Положив револьвер на тумбочку возле кровати, она наконец-то почувствовала себя полностью защищенной.

Она неплохо стреляла и часто упражнялась вместе со своим отцом, пока он был здоров. Она умела обращаться и с револьверами, и с мушкетами, и с дуэльными пистолетами.

Разглядывая пульки, она решила, что они слишком маленькие, чтобы убить человека, если не стрелять прямо в сердце. В любом случае ранение в ногу или руку будет очень болезненным и остановит любого, кто осмелится посягнуть на ее честь.

— Теперь я в безопасности, — с удовлетворением подумала Арлетта. Она положила револьвер под подушку и оглянулась в поисках чего-нибудь тяжелого, чтобы забаррикадировать вход.

Подперев дверь стулом, она решила, что этого будет недостаточно. С трудом толкая тяжелый комод, она придвинула его ко входу. Теперь даже сильному графу будет тяжело его отодвинуть.

«Ведьма права. Я должна победить!» — подумала она.

Но тут же с ужасом вспомнила, что та предсказала кровь.

— Он, несомненно, увидит в моих руках револьвер, — успокоила она себя. — Он не дурак, и не вынудит меня стрелять.

Перспектива была пугающей, но Арлетта так сильно устала, что как только ее голова коснулась подушки, она погрузилась в глубокий сон.

* * *

Солнечные лучи пробивались сквозь неплотно закрытые занавески. Арлетта открыла глаза и, увидев баррикаду из мебели возле двери, сразу вспомнила вчерашний день.

Она встала и подошла поближе. Все стояло на своих местах. Несмотря на это, ее не покидало ощущение, что граф все-таки пытался проникнуть в комнату, но, обнаружив баррикаду, не стал шуметь и отступил.

Арлетта решила не гадать попусту. Ей казалось, что, увидев графа, она все поймет по выражению его лица.

Но спустившись к завтраку, она не обнаружила ни графа, ни герцога.

Граф отправился к друзьям, а герцог обычно завтракал раньше.

День был чудесный, ясный и солнечный, но не жаркий. Арлетта и Дэвид отправились кататься верхом.

Прогулка была восхитительной. Арлетта снова наслаждалась великолепным арабским скакуном. Они долго катались в том парке, где были в первый раз.

Арлетта уже подумывала, не пора ли возвращаться в замок, чтобы немного позаниматься английским в классной комнате, как заметила между деревьев величественный силуэт на белом коне.

Она сразу же узнала герцога по его элегантному костюму для верховой езды и манере прямо держаться в седле. Дэвид тоже заметил дядю и сказал немного испуганно:

— Мадемуазель, давайте скорее уедем отсюда! Дядя Этьен будет к нам придираться!

— А может быть, он, наоборот, обрадуется? — предположила Арлетта. — Ведь он проявил к тебе доброту и позволил продолжать занятия с английской гувернанткой.

— Правда, — согласился Дэвид. — Хотя он мог бы побольше о нас заботиться.

— Будь умницей, — тихо сказала Арлетта, потому что герцог их заметил и был уже совсем рядом.

Герцог снял шляпу, приветствуя Арлетту.

— Доброе утро, дядя Этьен, — сказал Дэвид. — Хотите, я покажу, как быстро мы с Ле Роем умеем скакать?

— Интересно посмотреть на твои успехи, — ответил герцог.

Дэвид пришпорил коня и рысью направился в сторону длинной просеки. Когда он вышел на прямую, то взмахнул хлыстом, немного пригнулся и перешел на галоп. Он мчался так быстро, что у Арлетты захватило дух.

Герцог улыбнулся и повернулся к Арлетте:

— Мне кажется, мадемуазель, что нам следует отправиться вслед. Вам нравится кататься?

— Очень! А эта лошадь прекрасней всех на свете!

— Наверное, это лошадь вашей мечты? — спросил он.

Герцог улыбнулся снова, и они вместе поскакали к Дэвиду. Они ехали бок о бок, и герцог сказал Арлетте:

— Вас хорошо учили!

— Мой отец позаботился об этом.

— Я уверен, что ученица его не разочаровала!

Это был комплимент, и Арлетта подняла на него свои смеющиеся глаза и ответила:

— Перед вашим приходом я думала о том, какое счастье иметь таких прекрасных скакунов! Они заставляют позабыть обо всем на свете, гонят прочь все трудности и разочарования.

— А у вас их много? — поинтересовался герцог.

— Бывают, — ответила она.

— Возможно, я помогу их решить.

Арлетта была удивлена и недоуменно посмотрела на герцога.

— Нет, нет! Не надо! Мне надо учиться заботиться о себе самой! И ведьма мне так сказала.

— Ведьма? — переспросил граф. — Вы хотите сказать, что уже успели побывать у этой старой шарлатанки?

Он явно рассердился. Но они уже оказались возле Дэвида, и Арлетте не пришлось ничего объяснять.

— Дядя Этьен, ну как? — спросил мальчик.

— Очень хорошо! Если бы тебя видела мама, она бы гордилась своим сыном!

С этими словами герцог пришпорил коня и ускакал прочь. Арлетта и Дэвид еще некоторое время молча смотрели ему вслед.

— Вы слышали, мадемуазель? — воскликнул Дэвид. — Вы слышали! Он похвалил меня! А раньше такого никогда не было!

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Во время ленча герцог был в прекрасном расположении духа и порадовал Арлетту многочисленными историями о замке.

К великому облегчению девушки граф еще не вернулся.

Разговор был легким и непринужденным, и Арлетта подумала, что герцогу надоело ее ненавидеть. Он больше не высказывался против ее уроков английского и был очень добр и внимателен с Дэвидом и Паулиной.

Когда трапеза подошла к концу, он удивил Арлетту вопросом:

— Что вы собираетесь делать после ленча?

Арлетта ответила не сразу.

— Сегодня такой чудесный день, монсеньор! Мы с Дэвидом хотели покататься еще… Но если вы думаете, что этого слишком много, мы займемся чем-нибудь другим.

— Я думаю, что это отличная идея. Только катайтесь в тени, там прохладнее. Кстати, вы еще не успели побывать в одном интересном месте. Я покажу вам дорогу!

Арлетта была приятно удивлена предложением, и приняла его с благодарностью.

Оседлав коней, они направились в противоположном от парка направлении. Вскоре они оказались в настоящем лесу, где было более сумрачно и прохладно, а деревья выглядели такими древними и мощными, что казались ровесниками замка.

Дэвид перестал бояться герцога, и они весело и непринужденно болтали. По дороге герцог много рассказывал об этих краях и даже показал им нескольких редких птиц.

Вскоре они оказались на круглой поляне. Посреди нее стояла небольшая часовня, такая же старая, как деревенская церковь. Она была заброшена много веков назад. Внутри царил тот же дух, который уловила Арлетта в церкви.

Но в часовне не было ни алтаря, ни скамеек, ни статуй. Из щелей между толстыми каменными плитами, поросшими мхом, росла сочная трава и лесные цветы.

Множество птиц свили под куполом свои гнезда, а по стенам шныряли юркие ящерицы. Арлетта подумала, что звери и птицы приходят сюда, чтобы найти убежище от охотников и стрелков. Дух благочестивых монахов, которые построили эту часовню, охранял их жизнь.

— Когда я был маленьким, то думал, что раненые зверьки приходят сюда, чтобы найти покой или исцелиться, — внезапно сказал герцог, словно читая ее мысли. — Теперь вы думаете о том же.

— Откуда вы знаете?

Он загадочно улыбнулся и ответил:

— У вас очень живые глаза, мадемуазель!

Арлетта смутилась и по дороге обратно больше молчала, предоставив вести разговор Дэвиду.

В то же время она знала, что теперь герцог относится к ней совсем иначе. Ей казалось, что его предубеждение против нее, как англичанки, исчезло.

Арлетта надеялась, что такие перемены благотворно отразятся как на детях, так и на всех обитателях замка.

«Герцог очень сильная личность, — подумала она. — Эту силу он должен направлять на благо окружающих и вдохновлять их».

Герцог разговаривал с Дэвидом, но Арлетта не прислушивалась к беседе. Она была поглощена своими мыслями и не различала смысла слов, слыша лишь звучный и глубокий голос герцога.

— Он должен быть первым…

Мысли ненадолго остановились, и через мгновение внутренний голос добавил:

— …в любви.

Когда Арлетта вернулась в замок, ее ждал посыльный от герцогини. Она снова хотела ее видеть.

Арлетта переоделась. Сменив костюм для верховой езды на скромное платье, она проследовала вслед за Жаном в апартаменты герцогини.

Сегодня старая женщина выглядела еще более фантастически, чем в прошлый раз, когда Арлетта была поражена ее прической и обилием драгоценностей.

На обеих руках герцогини сверкали красными отблесками массивные браслеты, украшенные рубинами. В ушах были серьги с тем же камнем, а на груди сияло великолепной работы колье.

— Подойдите поближе! Расскажите мне, что вы задумали! — приказала герцогиня. — Я слышала, вами интересуется Жак, и вы катались верхом с моим внуком!

Арлетта не смогла удержаться и засмеялась.

— Почему вы смеетесь?

— Я смеюсь потому, мадам, — ответила Арлетта, — что вы, несмотря на то, что прикованы к постели, знаете обо всем происходящем в замке.

— А что еще по-вашему меня интересует? Теперь мне остались только чужие истории, — ответила герцогиня.

Арлетта промолчала, и старая герцогиня продолжила:

— Что вам говорил Жак? Странно, что он вами интересуется. Он никогда не увлекался гувернантками! Вы что, дали ему повод?

— Уверяю вас, мадам, — холодно ответила Арлетта, — что я ясно дала понять графу: он должен оставить меня в покое. Надеюсь, так и будет.

— Метите выше? — спросила герцогиня.

— Я наметила выучить Дэвида английскому и подготовить его к Итону. Он очень способный мальчик и занимается с большим старанием, поэтому ему легко дается учеба.

— Так вы считаете себя хорошей учительницей, не так ли?

— Надеюсь, что это так.

Герцогиня пристально посмотрела на Арлетту, словно пытаясь проникнуть в ее самые сокровенные мысли.

Наконец она сказала:

— А ну-ка, мадемуазель, расскажите мне о себе поподробнее! Мне очень любопытно!

— Боюсь, что мой рассказ вас разочарует, мадам. Я довольно скучная особа, — ответила Арлетта. — Прошу прощения, но меня ждет Паулина. Сегодня я весь день провела с Дэвидом, и она чувствует себя покинутой.

— Хороший повод, чтобы сбежать от меня, — сказала герцогиня. — Но правду не скроешь, рано или поздно она все равно станет известной!

— Я с вами полностью согласна, мадам. Но если кто-то не боится правды, тогда к чему другому так об этом беспокоиться?

Арлетта сделала реверанс и, не дожидаясь ответа, направилась к двери.

Ей почему-то казалось, что герцогиня ее окликнет, но этого не случилось. Со вздохом облегчения Арлетта вышла из спальни. Старая горничная ждала ее у двери и, провожая к лестнице, сказала:

— Не обращайте внимания, мадемуазель, на то, что вам говорит мадам! Даже если она немного грубовата. Она такая старая и такая больная! Ей так несладко от того, что она прикована к постели!

— Я понимаю, — ответила Арлетта.

— К тому же мадам беспокоится, — продолжала старая горничная. — Особенно о том, что говорит граф Жак о герцоге.

Арлетта хорошо понимала, о чем говорит служанка.

— Может быть, попробовать убедить мадам, что на его слова нельзя полагаться? По-моему, граф просто мутит воду.

Арлетта подумала, что сказала слишком много. Но она примерно представляла, какие истории о ней самой и о герцоге граф рассказывает старой герцогине. Конечно, сплетничая, он пытается оправдать свое недостойное поведение!

«Надеюсь, что он уедет, — думала она по дороге в башню. — Без него намного лучше!»

Арлетта дала Паулине короткое задание по книгам, которые они нашли в библиотеке, пока Дэвид переводил отрывок по истории.

Когда урок подошел к концу, Дэвид сказал:

— В замке есть еще одно место, где вы не были, мадемуазель! Я имею в виду подземелье!

— После всех этих ужасных историй про узников у меня нет ни малейшего желания туда спускаться, — ответила Арлетта.

— Может быть, пойдем прямо сейчас? — настаивал Дэвид. — Просто удивительно, что вы до сих пор не слышали, как стонут погибшие узники и звенят цепи!

— Темницы находятся под этой башней?

— Да, почти все. В одной из них есть ловушка! Там стоит специальный механизм, а в полу есть большое отверстие без дна, которое ведет прямо в реку!

— Я много слышала о подобных ловушках, — сказала Арлетта.

— Один из герцогов Сотер в семнадцатом веке был необыкновенно кровожадным! — увлеченно рассказывал Дэвид. — Когда его жертва попадала в ловушку, то оказывалась в большой клетке, которая падала прямо в реку, где и тонула!

Арлетта содрогнулась. Сама идея капканов и ловушек казалась ей отвратительной. Это было против всех человеческих правил — не оставить узнику ни малейшего шанса на спасение, уничтожая его таким изощренным способом.

— Давай больше не будем об этом, — попросила она Дэвида. — У меня нет желания думать об этих подземельях.

— Они прямо под нами, — не унимался Дэвид. — Конечно, нет смысла думать о них, пока вы не услышите, как стонут души погибших.

— Я еще не видела и не слышала ни одного привидения, — отрезала Арлетта. — Я уверена, что это выдумки глупых людей, которым не о чем больше думать.

Вместо экскурсии в подземелье она предложила пойти покормить певчих птиц. Дэвид и Паулина радостно согласились. Они с удовольствием кормили с рук диковинных птичек фруктами и зернами.

Проходя по тому переходу, где ночью прогуливались рука об руку герцог и маркиза, Арлетта вспомнила прошедшую ночь.

Она не могла забыть, как маркиза признавалась герцогу в любви. Это было не ее дело, но она невольно начала фантазировать на тему их отношений.

«Интересно, — думала Арлетта, — герцог с ней был таким же холодным и циничным, как всегда?»

Не думать о герцоге было невозможно. Он был таким необычным, сильным и привлекательным.

— Я хочу птичку! — сказала Паулина. — Пусть одна живет в классной комнате!

— Тебе надо спросить разрешения у дяди, — сказала Арлетта.

— Он наверняка не позволит, — жалобно сказала Паулина.

— Не вижу причин для отказа, — возразила Арлетта. — К тому же нет ничего страшного, если ты попросишь.

— Он был очень добр ко мне сегодня, — заметил Дэвид.

— Кто это был «очень добр»? — внезапно раздался чей-то голос.

Арлетта обернулась. Это был граф Жак. Он стоял на пороге комнаты и смотрел на нее. А она-то думала, что он оставил их в покое!

Дэвид ответил:

— Я говорил о дяде Этьене.

— Почему же он был добр?

— Мы с мадемуазель вместе катались верхом. Он показал нам старую часовню! Было так интересно!

Дэвид был уверен, что кузен удивится, потому что это было необычное происшествие, но граф не ответил, продолжая странно смотреть на Арлетту.

— Так значит, мой любимый кузен был доволен, несмотря на общество англичанки?

Арлетта сама об этом думала, но то обстоятельство, что об этом говорит граф Жак, было ей крайне неприятно.

Арлетта тут же представила, в каком искаженном виде эта история дойдет до ушей старой герцогини.

— Монсеньор признает, что изучение английского очень важно для Дэвида, — холодно сказала она, — потому что он поступает в английскую школу.

— О да! И Дэвид несомненно счастлив, что у него такая очаровательная и умная учительница, — заметил граф.

Арлетта вздохнула. Ее утомили комплименты графа, которые были однообразными и неискренними.

Ей казалось, что граф снова вернется к той теме, которая возмущала ее чувства.

Предлагая поехать с ним в Париж, он не отдавал себе отчета в том, что наносит ей оскорбление.

Если бы он знал, что она не простая гувернантка, а английская графиня, он бы даже не посмел заикнуться о подобном. Если бы за ее спиной стояли французские родственники, разве ему пришло бы в голову предлагать такие вещи?

— Дети, — решительно сказала Арлетта, — пора возвращаться в классную комнату.

— Хорошо пойдемте, — согласился Дэвид.

Паулина с трудом смогла оторваться от птичек. Она все время повторяла, как ей хочется одну.

Арлетта взяла девочку за руку и гордо проследовала мимо графа. Он смотрел на нее так пристально, что его взгляд буквально пронизывал ее насквозь.

«Он утомителен, — подумала Арлетта, — и я не хочу иметь с ним ничего общего!»

За обедом Арлетта с увлечением обсуждала с герцогом картины, которые были в замке. Она отметила, что герцог хорошо разбирается в искусстве.

Ей стоило больших усилий удержаться, чтобы не рассказать о коллекции семейных портретов Вэйров, которая считалась одной из самых лучших в Англии.

Графу пришлось молчать, и Арлетта почувствовала, что он сердит на нее за то, что она его игнорирует.

В его темных глазах заметно было очень неприятное выражение, и перед сном Арлетта снова забаррикадировала дверь и положила под подушку маленький русский револьвер.

День был насыщенным, и Арлетта мгновенно заснула. У нее не было времени размышлять ни о графе, ни о ком-нибудь еще.

Ей снилось, что она катается на великолепной лошади. Сон был так реален, что Арлетта не сразу поняла, где она находится, когда проснулась от странного ощущения беспокойства.

Первая мысль была о графе. Ей показалось, что он пытался проникнуть в комнату. Арлетта решила, что утром надо попросить управляющего сменить замок или сделать щеколду.

Но она живо представила, какие сплетни распространятся по всему замку и в каком виде все это достигнет ушей старой герцогини.

— Нет, — решила она. — Я справлюсь сама.

Конечно, двигать каждый день неподъемный комод было тяжело, но все-таки лучше, чем стать предметом обсуждения всей деревни.

Стояла тишина, и Арлетта уже повернулась на другой бок, чтобы снова погрузиться в приятные сновидения, как раздался жалобный, леденящий душу вопль.

Арлетта подскочила и замерла от страха. Ее сердце бешено колотилось. Арлетта тут же вспомнила о призраках, и ей даже показалось, что нечто бесформенное стоит прямо перед ее кроватью.

Но волна страха постепенно спала, и Арлетта разумно рассудила, что привидения не могут издавать вопли.

Звуки доносились откуда-то снизу. Арлетта встала и подошла к окну. Свесившись вниз, она внимательно всматривалась в ночную тьму.

Внизу в подножии башни располагались подземелья, о которых так много говорил Дэвид.

Вопли становились все более жалобными и настойчивыми. Внезапно Арлетту осенило, что какое-то животное попало в ловушку.

Продолжать спать было невозможно. Арлетта не могла игнорировать тот факт, что живое существо страдает от невыносимой боли, пытаясь освободить раздробленную железным капканом лапку.

Прямо у подножия башни протекала река, а за ней простирались поля, перед которыми росли деревья и кустарник. Высунувшись в окно, Арлетта пыталась понять, откуда исходят вопли. Несомненно, источник находился прямо под ней.

Животное продолжало кричать.

— Я должна его освободить, — решила Арлетта.

Для этого ей надо было спуститься в подземелье. Она, не колеблясь, надела синее сатиновое неглиже поверх рубашки и положила в карман маленький русский револьвер. Если освободить животное невозможно, она решила его пристрелить.

— Так будет гуманнее, — подумала она. Арлетта помнила, как отец говорил ей, что не каждое животное может выжить со сломанными лапами. Лисы, например, медленно и мучительно умирали, а любое животное, покалеченное капканом, становилось легкой добычей для хищников.

Арлетте претила сама идея убийства, но это был исключительный случай.

Стараясь не шуметь, она отодвинула тяжелый комод и с масляной лампой в руке выскользнула из комнаты.

Наконец Арлетта достигла первого этажа. Она поняла, что находится на площадке, откуда начинается ход в подземелье. Осветив лампой стены, она нашла проход и начала медленно спускаться вниз.

— Что вы здесь делаете? Куда вы идете? — внезапно раздался голос.

Арлетта резко повернулась и чуть не выронила лампу: перед ней стоял герцог. Он тоже лишился дара речи, и они некоторое время молча смотрели друг на друга. Герцог оправился первым.

— Что вы здесь делаете в такое время и зачем идете в подземелье?

Он был одет в тот же вечерний костюм, в котором Арлетта видела его за обедом, в то время как она снова была в ночной рубашке и неглиже, а волосы были распущены и разметались по плечам.

Она снова предстала перед ним в самом неприличном виде, так же, как тогда, когда она танцевала в бальной зале.

Арлетта смотрела на герцога, и ей показалось, что он глядит на нее с подозрением.

У нее мелькнула мысль, что герцог думает, что у нее здесь назначено свидание. Например, с графом.

Арлетта быстро сказала:

— Монсеньор, в капкан попало животное, оно кричало от боли, и я не могла больше спать.

— Животное? — переспросил герцог.

— Да, монсеньор, — ответила Арлетта, — оно кричало прямо под моими окнами.

— Так вы говорите, что не можете заснуть?

Арлетте казалось, что она говорит очень несвязно и неубедительно, и герцог ей не верит.

— Я уже спала, монсеньор, но крики несчастного животного меня разбудили, и я не могла больше спать. Невозможно делать вид, что ничего не происходит, когда кто-то рядом бьется в агонии.

— Раз так, мы вместе что-нибудь придумаем, — сказал герцог. — Дайте-ка лампу, я пойду впереди.

Причудливые тени заплясали на старых каменных сводах, а герцог и Арлетта все глубже и глубже спускались под землю.

Арлетта подумала, что герцог считает ее глупой.

Стояла тишина, но когда они достигли последней площадки, где находились железные двери, которые вели в темницы, Арлетта снова услышала громкие вопли животного.

Герцог тоже услышал крики и, прислушавшись, сказал:

— По-моему, это здесь.

С этими словами он открыл одну из дверей. Вопли стали просто душераздирающими. Они многократно усиливались, отражаясь от сводчатых стен старой камеры.

Потолок был совсем низким, не выше человеческого роста. В камере было единственное окошко, совсем крохотное. Оно было намертво закрыто частой металлической решеткой.

Лампа осветила камеру, и они увидели, что к одному из прутьев снаружи от окна привязана за лапку маленькая черно-белая кошечка.

Это был еще котенок, но уже достаточно большой, чтобы издавать такие пронзительные вопли.

Герцог передал лампу Арлетте и стал распутывать узел.

— Если мы его развяжем, он свалится в реку, — испуганно сказала Арлетта.

— Ничего с ним не случится, — ответил герцог.

Арлетта не видела его лица, потому что он стоял к ней спиной, но чувствовала, что герцог очень сердит. Привязать кошку мог только тот, кто живет в замке. Кто этот человек, Арлетта не знала. Она была уверена в том, что виновнику лучше не попадаться герцогу на глаза — он понес бы суровое наказание.

Наконец кошка была освобождена и, как предполагала Арлетта, выпала в окно. Она упала или в реку, или на камни у подножия башни. Но вопли прекратились.

Герцог повернулся к Арлетте. Она увидела, что он хмурится, и робко сказала:

— Кто мог совершить такой ужасный поступок?

— Это я как раз собираюсь выяснить, — сердито ответил герцог.

— Не надо ничего выяснять! — раздался голос из дверного проема. — Я скажу вам, кто это сделал.

Арлетта и герцог одновременно обернулись и увидели у входа графа Жака. Он ухмылялся.

— Ты знаешь, кто привязал кота? — резко спросил герцог.

— Это я! — ответил граф. — Это была приманка для поимки макрели! У меня отличные сети, и, похоже, сегодня великолепный улов! Вместо одной рыбки попались целых две!

— Не пойму, о чем ты, — жестко сказал герцог. — Мы с тобой еще поговорим, но не здесь, а когда выйдем отсюда.

— Кто тебе сказал, что вы вообще отсюда выйдете? — рассмеялся граф. — Посмотри, дражайший кузен! Моя рука лежит на рычаге, и скоро вы оба исчезнете!

Арлетта оцепенела от ужаса. Она вспомнила рассказы Дэвида про потайные ловушки. Он говорил, что поворотом рычага приводится в действие скрытый механизм, и в полу под ногами жертвы открывается люк, который ведет в бездонный колодец. На дне колодца течет быстрая река, в которой они должны утонуть!

Все это с быстротой молнии пронеслось в ее уме. Арлетте казалось, что это сон, все происходящее не может быть правдой, и она скоро проснется.

— Что ты несешь, Жак? — спросил герцог. Он говорил медленно, отчетливо произнося каждое слово.

— Я думаю, тебе понятно, милый кузен, — ответил граф, — что у меня нет ни малейшего желания позволить тебе увлечься этой девушкой, какой бы хорошенькой она ни была.

— Не пойму, о чем ты. Полагаю, нам нужно поговорить, но не в этом сыром и темном месте.

— Это я заманил сюда мадемуазель, — не слушая герцога, продолжал граф. — Я заметил, что ты присматривался к ней, а это составляет реальную угрозу моему будущему. Я уверен, что, если она внезапно и бесследно исчезнет, никто о ней даже не вспомнит.

— Конечно, — согласился герцог.

Граф расхохотался, и его дьявольский смех эхом прокатился по подземелью, что заставило Арлетту содрогнуться. Она подумала, что граф совершенно безумен.

— Никто бы не узнал, куда подевалась хорошенькая учительница, — глумился граф. — А как ты думаешь, кузен Этьен, кто столкнул со стены твою женушку? Это был я! Она плакала, когда ты оставил ее одну, и это было так просто! Так я избавился и от твоего сына, которого она могла произвести на свет!

Арлетта начала понемногу понимать, в чем дело.

— Ты очень умен, Жак, — медленно произнес герцог. — Как ловко ты все обставил, ведь никто до сих пор тебя не подозревал.

— Я все продумал, — хвастливо сказал Жак.

— Так значит, — сказал герцог, — ты убил и Мадлен Монсаррат?

Арлетта услышала в его голосе горечь, которую она чувствовала в первые дни его пребывания в замке.

— Ну конечно! — воскликнул граф. — Это было еще проще! Она постоянно пила кофе, и я просто подлил ей побольше опия, и все! Бедняжка Этьен, ты был несправедливо обманут!

— Мне одно непонятно, — задумчиво сказал герцог. — Почему же ты до сих пор не тронул меня?

— Мне не хотелось, чтобы твое внезапное исчезновение привлекло внимание к тому обстоятельству, что следующий герцог — я! — ответил граф. — Но теперь ничего не поделаешь. Тебе придется исчезнуть вместе с этой хорошенькой англичанкой. А я позабочусь о том, чтобы пошли слухи, что вы вместе сбежали. Это будет великолепное объяснение!

Арлетта вскрикнула.

— Как вы можете… думать о таких низких… таких дьявольских вещах?

До сих пор она молчала, но теперь привлекла внимание графа.

— Милочка, вам некого винить, кроме себя самой! Я дал вам возможность оказаться вдали от герцога, я приглашал вас в Париж!

— Ни за что не поверю, что вы всерьез думали, что я приму ваше предложение! — разозлилась Арлетта.

— Почему нет? — пожал плечами граф. — Поверьте мне, мы бы прекрасно провели время. А у меня была бы уверенность, что кузен не влюбится в вас, как когда-то в графиню.

— Но… вы же не собираетесь нас… убить!

Арлетта пыталась говорить спокойно, но она дрожала, и слова давались ей с большим трудом.

— Утонуть — приятный вид смерти, — ответил граф. — Поскольку мне жаль расставаться с моим любимым кузеном, то я даю обещание стать самым образцовым герцогом Сотер за всю историю рода!

При этом он посмотрел на Арлетту. Встретившись с ним глазами, она поняла, что он, не колеблясь, нажмет на рычаг, а у них с герцогом остались считанные секунды.

— Послушай, Жак, — жестко сказал герцог. — У меня есть к тебе предложение.

— Какое же?

— Если тебе так хочется, то утопи меня одного, но пожалей молоденькую девушку. Эти наши семейные дрязги не имеют к ней ни малейшего отношения! Она из Англии. Отпусти ее, пусть она вернется на родину и забудет об этой грязной истории.

Граф чуть не подавился от смеха.

— Предложение героя! — воскликнул он глумливо. — Но я не такой дурак, как ты себе это воображаешь! Ни одна женщина не умеет держать язык за зубами, уж это я знаю наверняка!

Он снова засмеялся.

— Ты ничего не можешь поделать! Ничего! Ты бессилен, Этьен. Я — победитель!

Как только Арлетта услышала слово победитель, то сразу вспомнила пророчество старой колдуньи. Победить должна она! Колдунья сказала, что она сама спасет себе жизнь.

— Прощай, кузен Этьен! — патетически воскликнул граф Жак. — Мне очень жаль, но у вас нет времени помолиться!

Он не успел договорить, как Арлетта выхватила из кармана синего неглиже русский револьвер.

Раздался оглушительный выстрел. Казалось, что стены сейчас треснут, так громко прозвучал он в замкнутом пространстве темницы.

Граф недоуменно уставился на правое плечо. На белоснежном батисте рубашки медленно расплывалось алое пятно.

В тот же момент его свалил на пол сокрушительный удар в челюсть, который нанес ему герцог левой рукой — правая была занята лампой.

Герцог обернулся к Арлетте и, схватив ее за руку, быстро вытащил из камеры. Арлетта ухватилась за него, как за спасительную соломинку.

Когда она вышла из оцепенения, ее охватил ужас. Она прижалась к герцогу, спрятав голову у него на груди.

Герцог поставил масляную лампу на пол, и обнял ее.

— Все хорошо… все в порядке, — нежно повторял он. — Ты спасла жизнь нам обоим.

— Я… его… убила? — зубы Арлетты стучали и ей было трудно говорить.

— Нет. Он жив. Мы с ним еще разберемся, — ответил герцог.

Не выпуская Арлетту из объятий, герцог высвободил одну руку, и, увлекая за собой девушку, запер на засов дверь в камеру, где граф лежал без сознания на полу.

— Я понесу лампу. Ты уверена, что сможешь подняться по лестнице?

— Со мной… все в порядке.

Герцог поддерживал Арлетту под руку, освещая путь, ведущий вверх из мрачного подземелья. Они медленно шли бок о бок, прижавшись друг к другу, пока не вышли в освещенный газовыми рожками коридор.

Герцог поставил лампу и, увидев, что Арлетта близка к обмороку, поднял ее, как перышко, и понес.

Она хотела было протестовать, сказать, что может идти сама, но не смогла произнести ни слова. Арлетта уткнулась лицом в темные каштановые кудри герцога и разразилась слезами.

Пелена слез застилала ее глаза, и она не видела, куда несет ее герцог. Ей было все равно. Только когда он поставил ее на ноги, она с трудом подняла на него свои огромные заплаканные глаза.

— Все хорошо, милая, — тихо сказал герцог. — Мы оба живы, и я клянусь, что такое больше никогда не повторится.

Его глубокий голос, полный нежности, заботы и обожания, прервал оцепенение Арлетты. Она смущенно посмотрела на герцога, а он притянул ее ближе и крепко прижал к своей груди.

Они оба молчали. Арлетта чувствовала, как в унисон бьются их сердца, и знала, что он чувствует то же.

И тут она ощутила, как губы герцога коснулись ее губ.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Арлетту еще никогда не целовали.

Герцог все крепче сжимал ее в своих объятиях и, ощутив, как затрепетали ее губы, становился все более страстным и настойчивым.

Первый поцелуй стал для Арлетты восхитительным откровением. Она даже не предполагала, что может испытать столь сильное ощущение, так непохожее ни на что другое.

Когда их губы слились, ее тело пронзила сладкая волна, восходящая к чистому экстазу. Поднимаясь снизу, она затопила все ее существо, заполняя собой каждую клеточку ее тела.

Все самые сокровенные мечты, самые восхитительные сны соединились в этом долгом поцелуе. Герцог целовал ее до тех пор, пока Арлетта не забыла, где она находится.

Она позабыла обо всем на свете, растворившись в сиянии восхитительного чувства. Арлетта слилась с герцогом в единое целое, пульсирующее волнами блаженства.

Ей казалось, что они в раю, а вокруг поют ангелы и звучит музыка небесных сфер.

Когда Арлетта поняла, что больше не сможет вынести силы и глубины этого незнакомого чувства, герцог медленно отнял губы и, подняв голову, долго и нежно смотрел в ее огромные голубые глаза. На длинных ресницах еще не просохли прозрачные росинки слез, но глаза сияли так ярко, что казалось, вся комната озарилась светом.

Они стояли посреди классной комнаты и глядели друг на друга, наслаждаясь безмятежным ощущением счастья. Герцог не выдержал и снова приник к губам Арлетты, но она отстранилась и уткнулась ему в плечо.

Он прижал ее еще крепче и поцеловал душистые волосы.

— Тебе нужно спать, моя милая, — нежно сказал герцог. — А я пойду разберусь с этим дьяволом, который хотел погубить нас обоих.

— Как… он мог… так ужасно… с вами… поступить, — прошептала Арлетта прерывающимся голосом.

Ее переполняли разноречивые чувства, поэтому она не могла связно говорить, но герцог понял, что она беспокоится о нем.

— Ты думаешь обо мне?

— Я… Я должна была вас спасти…

Герцог заметил, что Арлетта вот-вот потеряет сознание и, быстро подхватив ее на руки, понес в спальню. Он на цыпочках прошел мимо спален Дэвида и Паулины и поднялся на верхний этаж, где находилась ее комната.

Подняв повыше пуховые подушки, он заботливо уложил Арлетту и укрыл ее одеялом. Она протянула ему руки и со страхом в голосе тихо попросила:

— Пожалуйста, не оставляйте… меня одну.

— Я должен, — ответил он. — С тобой все будет в порядке!

— Вы… вернетесь… сказать мне… если граф мертв?

Она всхлипнула и добавила дрожащим голосом:

— Если… он умер… меня отправят… в суд… и на… эшафот?

Герцог присел на краешек кровати и нежно взял ее ладони в свои.

— Никакого суда не будет! Жак живее нас с тобой вместе взятых, а жаль! Но я с ним разберусь. Он ответит за все зло, которое причинил моим близким.

Его голос стал жестким. Арлетта прижалась к герцогу и спросила:

— А вы уверены… что граф не причинит вам… вреда? Вдруг он снова захочет вас… убить?

— А ты огорчишься?

Она молча посмотрела на него, не понимая, что он сказал.

Тут смысл его слов дошел до нее, и она залилась краской. Герцог залюбовался Арлеттой. Он никогда не видел более невинной и чистой красоты, чем у этой смущенной белокурой девушки.

— Нет нужды отвечать на этот вопрос, милая, — нежно сказал герцог. — Очевидно, что мы оба любим друг друга. Мы еще успеем поговорить об этом.

Он наклонился над Арлеттой, и она подумала, что он снова ее поцелует, но он лишь коснулся губами того места, где светлые завитки волос ложились на ее чистый лоб.

Герцог на секунду задержался, любуясь ее огромными сияющими глазами и вышел из комнаты.

Арлетта подождала, пока его шаги не стихнут на лестнице и несколько раз закрыла и открыла глаза.

— Нет, это не сон! — решила она.

Конечно, это была самая настоящая явь!

Арлетта еще никогда не испытывала ничего столь же живого и трепетного, чем ощущение этого долгого восхитительного поцелуя.


Первые лучи утренней зари прорезали тьму за горизонтом, и прозрачные сумерки голубым сиянием наполнили комнату. Герцог осторожно постучался в спальню Арлетты.

Арлетта еще не спала, а полулежала в постели. Ее белокурые волосы разметались по подушке, нежным ореолом обрамляя ее бледное личико.

Спать было невозможно. Арлетта молилась и благодарила Бога за то, что он услышал ее просьбу, высказанную в старой церкви.

Граф создал в замке атмосферу недоверия, опутав его обитателей сетью лжи и паутиной сплетен. Он запугал детей и ввел в заблуждение взрослых, начиная от старой герцогини и кончая садовником и служанкой.

Теперь, когда граф был разоблачен, темная тень, нависшая над замком, рассеялась.

— Отныне здесь воцарится мир и любовь! — радостно подумала Арлетта. — И герцог наконец-то будет счастлив!

Но словно холодным лезвием ее пронзила страшная мысль:

— Что будет, когда Дэвид закончит готовиться и уедет в Итон? Тогда я уже не буду нужна герцогу, и он отошлет меня домой, в Англию!

Несомненно, он будет счастлив с какой-нибудь красавицей вроде маркизы. Или влюбится так же сильно, как в графиню, которую убил граф Жак. Он наверняка найдет себе подходящую пару.

— Он поцеловал меня только из благодарности, — с горечью думала Арлетта.

Для Арлетты этот поцелуй стал волшебным откровением, невероятным переживанием, тогда как для него она была лишь одной из длинной вереницы женщин.

— Я… люблю его… — призналась она самой себе. Невозможно было не влюбиться в этого притягательного и сильного мужчину.

Даже то, что он казался циничным и несчастным, лишь подталкивало ее к этому чувству. Ей хотелось разгадать его тайну, помочь ему или, в конце концов, просто познакомиться с ним поближе. Она не переставала думать о нем с тех самых пор, как они встретились на пороге бальной залы.

Она заранее была заинтригована его личностью. Рассказы Джейн, подозрения старой герцогини, страхи детей и сплетни прислуги: все это заставило ее слишком сильно сосредоточить на нем внимание.

— Теперь все тайны разгаданы, — подумала Арлетта, — его жизнь спасена. — Я больше ничего не могу для него сделать!

Мысли путались. Арлетта пыталась думать спокойно и логично, но ничего не получалось. Она снова вернулась в то мгновение, когда он ее поцеловал.

Снова ее подхватила волна экстатического блаженства. Арлетта знала, что никогда и ни с кем она уже не сможет испытать столь сильного и чистого чувства.

Когда герцог наконец-то показался на пороге ее спальни, он увидел Арлетту измученной и побледневшей.

Она смотрела на него, не отрывая глаз. Он выглядел так свежо, будто только что вернулся с приема. На нем был элегантный вечерний костюм: он так и не переоделся после обеда.

Герцог улыбался, и Арлетте показалось, что он сильно помолодел и выглядит счастливым.

— Ты все еще не спишь? — спросил он. — Я надеялся, что ты уснула.

Он подошел поближе и залюбовался ею. Арлетта не удержалась и, протянув ему руки, воскликнула:

— С вами все в порядке? Он… ничего не сделал… плохого?

Герцог с улыбкой присел на край кровати и нежно взял ее за руку. Он поцеловал каждый пальчик, каждую ложбинку на ее тонких ручках.

Арлетта снова затрепетала от невыразимого блаженства, похожего на вспышки света в каждой клеточке тела.

— Радость моя, мне столько нужно сказать тебе! Это намного важнее всего случившегося.

Арлетта вопросительно посмотрела на него своими большими голубыми глазами.

— Расскажите мне… как… он?

— Я спустился вниз вместе с мажордомом и Бьеном, — вздохнул герцог.

— Он… жив? — с надеждой в голосе просила Арлетта.

— Вполне, — улыбнулся герцог. — Но он так выл и ругался! Он действительно сумасшедший, как я и предполагал.

— Я тоже так думаю, — согласилась Арлетта.

— Это самое лучшее, что можно о нем сказать.

— Что вы… с ним сделали?

— Я отправил его к доктору, который следит за здоровьем обитателей замка. Он извлечет пулю, а завтра я постараюсь, чтобы граф навсегда исчез из этого дома.

— Вы… отдадите его под суд?

— Я не хочу вовлекать тебя в это дело, кроме того, никому не нужен скандал вокруг нашего имени. Я накажу Жака сам. Это будет намного сильнее, чем любой суд.

— Что вы имеете в виду? — спросила Арлетта дрожащим голосом.

— Я пошлю его в колониальную Африку. Там у меня есть несколько плантаций, где Жак будет работать до конца своих дней. Если он вздумает вернуться во Францию, придется его арестовать.

Его тон был непреклонным, но в голосе не было злости.

— Спасибо… что вы не лишите его жизни, — сказала она.

— Я действительно слишком мягок по отношению к этому чудовищу, — сказал герцог. — Намного мягче, чем он сам ожидал. Его вина гораздо сильнее.

— Он… был одержим идеей… занять ваше место, — сказала Арлетта.

— Мне даже в голову не приходило, что мою жену убил Жак! Хотя я знал, что именно он распускал слухи, что убийца — я, потому что мы с герцогиней часто ссорились.

Он замолчал, погрузившись в воспоминания. Арлетта стиснула его пальцы, зная, как много ему пришлось выстрадать из-за слухов и сплетен.

— Хотя я заподозрил неладное, когда от передозировки опия умерла моя подруга Мадлен Монсаррат, — задумчиво добавил герцог.

— Вы… ее сильно… любили? — тихо спросила Арлетта.

— Очень. Я любил ее так сильно, как только мог в то время… Я думал, что мы поженимся и у нас будут дети.

И снова Арлетта ощутила в самом сердце холодную сталь кинжала. Она ничего не ответила, и герцог продолжил:

— Когда я понял, что именно Жак был причиной того, что меня ненавидели не только близкие, но и дальние родные и знакомые, было уже слишком поздно. Я уже не смог бы остановить его.

— Вы… с ним даже не поговорили?

— Какой смысл? Он был всего лишь источником сплетен. К тому же я был слишком гордым, чтобы опуститься до разбирательств подобного рода с человеком, который мне неприятен.

— Я понимаю.

Арлетте стало понятно, почему герцог выглядел таким циничным. Его благородная гордость не давала ему покоя, и он не мог допустить, чтобы им манипулировал бесчестный кузен.

— Потом появилась ты, — тихо сказал герцог. — И я по-настоящему испугался.

— Испугался?

Арлетта даже не предполагала, что герцог мог чего-то бояться. Герцог улыбнулся.

— Я полюбил тебя с первого взгляда, моя очаровательная нежная учительница. Ты покорила меня с самой первой минуты, когда я увидел тебя танцующей среди свечей в бальной зале! А та одежда, которая была на тебе, не могла скрыть достоинств твоей изящной фигуры.

Арлетта вспыхнула. Она так смутилась, что не решалась поднять на него глаза.

— Вы… были… изумлены?

— Скорее заинтригован. И совершенно уверен, что наконец-то нашел ту, которую искал всю жизнь.

— Как вы узнали?

— Не только ты, моя милая, такая чувствительная, — с улыбкой ответил герцог.

— Я знаю… но я не думала, что по отношению… ко мне.

— Я очень, очень сильно чувствую тебя, — серьезно сказал герцог. — В то же время я знал, что за нами следит Жак. Я боялся, что он разрушит наше счастье и посмеет повредить тебе так, как он уже сделал это с двумя другими женщинами. Я по-настоящему испугался за тебя, дорогая.

Он вздохнул.

— Позже я проклинал себя за то, что не отослал тебя домой в Англию.

Арлетта вскрикнула.

— Я так боялась, что вы рассердитесь на меня… за недостойное учительницы поведение… Что мне придется уехать! Я так отчаянно хотела остаться!

— И ты осталась. Но если бы ты не спасла нас обоих, то здесь бы снова разыгралась трагедия. И никто и никогда не узнал бы правду.

— Обещайте… что граф не сбежит! Что он снова не захочет… навредить нам!

— Клянусь, что этого не произойдет, — успокоил ее герцог. — А теперь, дорогая, я свободен, и могу предложить тебе стать моей женой!

Арлетта уставилась на герцога.

— Вы… правда… предлагаете… выйти за вас… замуж?

— Я люблю тебя так, как еще никого не любил. И думаю, что ты тоже меня любишь.

— Не может быть… это, наверное… неправда, — бессвязно повторяла она.

— Это самая настоящая правда! Я больше не хочу рисковать и бояться потерять тебя, поэтому намерен жениться на тебе немедленно, Тогда я смогу по-настоящему позаботиться о тебе.

Арлетта просияла. Но она все еще не могла поверить своему счастью, поэтому, путаясь и запинаясь, сказала:

— Вы не можете… вам нельзя… вы же не знаете, кто я!

Герцог радостно рассмеялся.

— Мне неважно, кто ты. Имеет значение лишь то, что ты женщина, которую я ждал, что в тебе есть все, чего жаждала моя душа. Если, конечно, у меня есть душа, — шутливо добавил он.

— Но… я… я не Джейн Тернер!!!

— Я прекрасно знаю, моя дорогая.

— Вы знали? Но откуда?

— Когда леди Лэнгли навязывала мне свою гувернантку, она дала мне самое подробное описание ее внешности и характера. Вот что она сказала:

— Дорогой кузен, если вы опасаетесь, что мисс Тернер способна как-то повлиять на ваш домашний уклад, то вам не о чем беспокоиться! Она очень здравомыслящая особа. Ей двадцать восемь лет, она совершенно некрасива, скорее дурнушка, зато очень добрая и компетентная учительница.

Герцог снова засмеялся и сказал:

— Только два последних прилагательных относятся к вам, моя красавица.

— Так вы с самого начала знали, что я не Джейн!

— Начнем с того, что тебе даже с большой натяжкой не дашь двадцать восемь. Сколько тебе лет на самом деле?

— Двадцать.

— А как тебя зовут?

— Арлетта. Это правда! Я тогда проговорилась от неожиданности.

— Я так и подумал. Мне было все равно, кто ты на самом деле. Но теперь тебе придется сказать свое полное имя, потому что это необходимо для формальностей при венчании.

— Арлетта Черрингтон-Вэйр, — скромно ответила Арлетта. — Мой отец, который скончался несколько недель назад, был шестым графом Вэйр.

Она не стала дожидаться комментариев герцога и добавила:

— Больше всего мне хотелось сказать тебе, что моя бабушка по маминой линии была француженкой, родом из Нормандии. Ее звали графиня де Фалайс.

Она посмотрела на герцога.

— Не может быть! — воскликнул он. — Фалайс прямые родственники Сотеров. О, дорогая, мы с тобой одной крови, кроме того, что нас объединяет многое другое!

Арлетта так обрадовалась, что не смогла удержаться от восклицаний.

— Как это прекрасно! Моя любимая бабушка была бы так рада!

— Моя тоже, — добавил герцог.

— Знаешь, если бы я действительна была Джейн Тернер, она бы не так обрадовалась, — заметила Арлетта со смехом. — Она несколько раз вызывала меня к себе и пытала, не собираюсь ли я «заманить тебя в сети».

— Но ведь ты именно так и поступила, — весело рассмеялся герцог. — На самом деле бабушка так счастлива, так благодарна тебе за спасение моей жизни, что все остальное не имеет для нее значения. Хотя тот факт, что ты, моя радость, тоже дворянка, ее несомненно обрадует.

— Так я правда… стану твоей женой?

— Я бы умер, если бы ты мне отказала! Теперь, моя хорошенькая двадцатилетняя учительница, у тебя появился новый ученик. А у тебя — учитель!

Арлетта непонимающе посмотрела на герцога, и он пояснил:

— Ты уже дала мне несколько уроков. Теперь пришло время наполнить этот дом любовью, чтобы он стал таким же прекрасным внутри, как и снаружи.

Арлетта глубоко вздохнула, прежде чем сказать:

— Как ты можешь жениться на мне, если… ты так ненавидишь англичан?

Она сказала это не глядя на него, и даже испугалась, когда он внезапно отнял свою руку.

— Я ждал этих слов. У меня есть несколько причин, по которым я плохо относился к твоим соотечественникам. Но прежде не могла бы ты ответить на один вопрос?

— Конечно!

— Скажи мне, есть ли что-нибудь важнее любви, которую мы питаем друг к другу?

Арлетта молчала, и он продолжил:

— Религия, национальность, титулы, деньги. Разве можно что-то из этой мишуры поставить в один ряд с тем несравненным чувством, которое ты испытываешь сейчас? С тем непередаваемым блаженством, которое приходит с полным обожания поцелуем? Когда я целовал тебя, то испытал такие чувства, которые меня в этой жизни ни разу не посещали!

— Правда?

— Я говорю только правду, — с достоинством ответил герцог. — Запомни, Арлетта, я обожаю тебя. Я преклоняюсь перед тобой, потому что ты являешься цельным воплощением всех женских качеств, которые я искал в других и не находил.

Его слова проникли Арлетте в самое сердце, и она положила руки ему на плечи. Он наклонился над ней и смотрел на нее с такой любовью, с таким обожанием, что Арлетта поняла, почему он еще ни разу не целовал ее после возвращения.

Он не хотел испугать или обидеть ее, пока все не будет сказано, и она не согласится стать его женой.

Теперь он медленно приблизил к ней свое сияющее лицо и приник губами к ее устам.

И снова Арлетта испытала любовный экстаз, в котором они оба растаяли и, превратившись в сияющих ангелов, соединились с Богом.

Герцог с трудом оторвался от Арлетты.

— Не надо меня соблазнять, дорогая, — с улыбкой сказал он, — пока мы не обвенчаны. Я думаю, что твоя матушка была бы против, да и бабушка тебя бы не одобрила!

Арлетта невольно вспомнила графа.

— Ты… будешь заботиться обо мне…

— Конечно, дорогая. Разве ты думала иначе? — сказал герцог. — А теперь я хочу тебе рассказать, почему я ненавидел англичан. Но прежде позволь мне еще кое-что сказать.

— Что? — немного нервничая, спросила Арлетта.

До этого они говорили по-французски, а теперь герцог заговорил по-английски:

— Я люблю тебя! Я не так часто говорил эти слова, а теперь я сказал это на твоем родном языке.

Арлетта застыла от изумления.

— Ты… говоришь по-английски?

— Так же хорошо, как ты по-французски.

— Невероятно! Но… откуда ты знаешь…

— Сейчас объясню. Все очень просто. Моя мама умерла, когда мне было десять, и отец вскоре женился на англичанке.

— На англичанке?!

— Скорее, она женила его на себе, — пояснил герцог. — Отец был болен, как телесно, так и духовно. Он сильно сдал после смерти любимой жены и заболел от переживаний. Эта женщина вынудила его на ней жениться.

— О, мне очень жаль… — сказала Арлетта, понимая, как тяжело было герцогу.

— Она хотела не только стать герцогиней де Сотер, — продолжал герцог, — но и произвести на свет сына, который унаследовал бы замок. Но этого не случилось, потому что мой отец чувствовал себя плохо. Она срывала злость на мне, превратив мою жизнь в сущий ад. Она как могла издевалась над чувствительным мальчиком, которым я был в те годы. Я постепенно возненавидел ее. Она была отвратительна всем, кто жил в замке, и бабушка тоже не любила ее.

— Почему мне никто об этом не рассказывал?

— Когда мне исполнилось восемнадцать, умер отец. Я унаследовал титул, а вскоре мачеха погибла, упав с лошади. Это был несчастный случай. Ее смерть стала облегчением, и все негласно решили о ней не вспоминать, будто ее и не было.

Эта история вошла Арлетте глубоко в душу. Ей было невыносимо жаль чувствительного мальчика, над которым измывалась злая мачеха.

— Теперь ты понимаешь, откуда появилось предубеждение против англичан. Когда моя сестра против воли бабушки вышла за англичанина, я был вне себя от злости. К счастью, Геральд оказался очень непритязательным и спокойным джентльменом, но те глубокие раны, которые оставила в моей душе жестокая мачеха, не давали мне возможности понять и простить.

— Теперь… я понимаю…

— Я знал, что ты поймешь. Я признаюсь, что был абсолютно и непростительно неправ, когда старался настроить Дэвида против его соотечественников и школы, где учился его отец.

Он говорил искренне, а Арлетта понимала, как трудно дается любое признание.

— Могу ли я чем-нибудь помочь тебе… забыть все это… забыть страдания?

Она слегка смутилась и добавила:

— Не останется ли темное пятно… на нашей любви? Не придется ли нам годами… нести тяжкое бремя… а потом ты тоже станешь… ненавидеть… меня…

Герцог рассмеялся.

— Ты и вправду думаешь, милая, что я смогу тебя ненавидеть? — спросил он по-английски. — Я люблю тебя и знаю, что ты дашь мне самое лучшее, что есть в Англии, так же, как я сам постараюсь подарить тебе самую прекрасную часть Франции!

— Я тоже так думаю. Я сделаю все… чтобы ты был счастлив!

— Тебе ничего не нужно делать, дорогая. Только люби меня. Я так соскучился по любви с тех самых пор, как остался без матери. Любовь нужна мне и моим будущим детям.

— Я подарю тебе детей! Обещаю! — воскликнула Арлетта.

Она снова раскрыла объятья, и герцог нежно поцеловал ее. Она почувствовала в этом поцелуе что-то почти священное.

Когда он поднял лицо, в восточное окно хлынул ясный свет солнца. Наступил новый день.

— А теперь, любовь моя, ложись спать. Забудь все ужасы этой ночи, они уже в прошлом и не имеют никакого значения. Спокойных тебе снов!

— Ты не исчезнешь с утра?.. Вдруг я проснусь и окажется, что все это было лишь восхитительным сновидением…

— Я буду рядом. И не только завтра, но до тех пор, пока смерть не разлучит нас!

Он поцеловал ее руку, задул свечи, которые уже давно горели напрасно и направился к двери.

На пороге он обернулся.

— Сладких снов, моя обожаемая невеста! — сказал он по-английски. — Я люблю тебя!

Когда он уходил, по щекам Арлетты текли прозрачные слезы. Она плакала от счастья.


Маленькая церковь была украшена белыми лилиями.

Кроме жениха и невесты, при обряде венчания присутствовал только месье Бьен, самый близкий человек среди домашних герцога.

Деревенскому священнику помогали два монаха. Несмотря на то, что церковь казалась пустынной, Арлетта чувствовала, что духи предков, которые веками возносили там свои молитвы, радуются вместе с ней.

Она так же явственно ощущала их присутствие, как и в тот раз, когда молилась о том, чтобы в замке воцарились мир и покой.

Арлетта попросила герцога, чтобы обязательно зажгли побольше свечей возле изображения Жанны Д'Арк.

— Я поставила ей свечку, — объяснила Арлетта удивленному такой просьбой жениху, — и попросила помочь развеять тучи, нависшие над замком. Мне кажется, мои молитвы были услышаны!

— Да, мы должны поблагодарить ее, — улыбнулся герцог.

Из ближайшего города в замок приехал мэр. Герцог был важной персоной, поэтому им не пришлось ехать самим в город для формального бракосочетания, принятого по французским законам.

После того, как он уехал, герцог и Арлетта рука об руку пошли к алтарю в старой церкви.

Герцог объявил всем, что Арлетта в трауре, поэтому на свадьбе не будет гостей. Но он собирался устроить праздник в замке для его обитателей, поэтому повара и слуги готовились весь день и всю ночь, украшая комнаты и накрывая столы.

Дэвид и Паулина стояли возле входа в церковь в ожидании счастливой пары, чтобы осыпать их лепестками роз. Увидев, что собираются делать дети, все деревенские жители бросились обрывать цветочные лепестки откуда только можно. Они решили, что молодым будут приятны такие знаки внимания, и огромной толпой собрались у входа.

Когда двери церкви распахнулись и на пороге появились счастливые Арлетта и герцог, в воздух вознеслись тысячи лепестков.

Они разноцветными искрами взмывали в солнечных лучах и, кружась, опускались на их волосы и плечи, а потом падали и мягким благоухающим ковром стелились по дорожке.

Арлетта навсегда запомнила этот момент. Она назвала дорогу от церкви до замка «розовым путем», и это была правда.

— Вся наша жизнь станет таким путем, — с улыбкой сказал ей герцог, и Арлетте показалось, что она попала в самую настоящую сказку.

На следующий день после случившегося в подземелье Арлетта проспала до самого ленча.

Управляющий принес ей завтрак прямо в постель.

— Монсеньор герцог просил вас, мадемуазель, оставаться в постели до тех пор, пока вы полностью не отдохнете.

Услышав, что уже час пополудни, Арлетта пришла в ужас.

— Так поздно! Я не собиралась долго спать!

— Неудивительно, мадемуазель, — ответил управляющий. — Ведь вам пришлось столько пережить за ночь! Будьте благоразумны и отдыхайте. Вам было нелегко все это перенести.

Арлетта поняла, что о происшествии уже знал весь замок.

Это была одна из причин, по которой герцог просил ее оставаться в комнате. Ведь если она спустится вниз, то на нее неминуемо обрушится шквал вопросов.

Около пяти герцог прислал ей камердинера. Он просил ее, если она готова и не против, прийти к нему в кабинет.

Арлетта немного постояла перед дверью, прежде чем войти.

Увидев ее, он раскрыл ей свои объятия. Они стояли, обнявшись, посреди комнаты, и им не нужно было слов, чтобы говорить о том, что они одно целое и теперь неразлучны навеки.

Потом они долго разговаривали.

— А теперь, милая, — в конце беседы сказал герцог, — я снова собираюсь отправить тебя в спальню. Ты должна отдохнуть и поберечь себя до завтра. Тебе пришлось пройти через такое испытание, которое бы свалило с ног многих других женщин. Кроме того, мне нужно столько всего устроить, что я боюсь ничего не успеть, если ты будешь рядом!

— Ты не хочешь, чтобы я стала твоей? — задала Арлетта провокационный вопрос.

— Я отвечу тебе завтра, после того, как мы с тобой поженимся, — с веселой улыбкой ответил герцог.

— Завтра?

— Я же говорил тебе, сокровище мое, что не могу больше рисковать тобой. Поэтому мы поженимся как можно скорее.

Арлетта поняла каким тяжелым испытанием для герцога было это опасное происшествие в подземелье. Граф угрожал ее жизни, а он был абсолютно бессилен и не мог ее защитить.

В ее памяти отчетливо всплыли воспоминания о той ужасающей сцене. Герцог просил тогда графа пощадить ее.

Арлетта знала, как сильно ее любит герцог. Поднимаясь в свою комнату, она с улыбкой подумала, что он всегда будет ее наставником.

Невозможно даже представить, что с ним можно бороться, да она и не хотела этого. Ей нужна только любовь. Арлетта знала, что он всегда позволит ей делать все, что она захочет.

У Арлетты голова кружилась от тех восхитительных планов, которые строил на ближайшее будущее герцог.

— Завтра мы с тобой поженимся, — говорил он, — а на следующий день уедем вдвоем на мою виллу на юге Франции, и там проведем чудесный медовый месяц! Только ты и я, нас никто не потревожит. Там, родная моя, ты узнаешь, как сильно я люблю тебя.

— Ты… не забыл про Дэвида? — озабоченно спросила его Арлетта.

— О нем не беспокойся. Я уже нашел ему прекрасного учителя, он тоже англичанин. Он приедет на днях из Лиможского университета, где изучает французский, и они начнут заниматься. Если ты одобришь его, когда мы с тобой вернемся, то он и дальше будет учить Дэвида.

Арлетта радостно захлопала в ладоши, и герцог добавил:

— Кстати, он очень любит крикет. Я распорядился, чтобы здесь была создана целая команда. Так что Дэвиду скучать не придется.

Арлетта была на седьмом небе от счастья. Ее любимый оказался таким заботливым и предусмотрительным не только по отношению к ней, но и ко всем близким.

— Как чудесно, что ты позаботился обо всем! Как ты можешь думать обо всем сразу?

— Я думаю о тебе, — ответил герцог, и она знала, что это правда.

Когда она проснулась на утро свадьбы, то поняла, что он имел в виду под этими словами.

Управляющий проводил ее в будуар, где были приготовлены свадебные наряды. Изумительной красоты старинное белое платье с вырезом на груди и открытыми плечами было расшито французским кружевом и белым жемчугом. Пышный рукав был не длинным и зауженным, открывая руки, которые она украсила фамильными браслетами.

Фата из белого муара крепилась на усыпанной бриллиантами короне, которую из поколения в поколение надевали невесты из рода Сотер.

Арлетта знала, что теперь все эти благородные герцогини с улыбкой смотрят на свою преемницу, провожая ее к алтарю.

Сегодня она в последний раз спускалась из своей спальни в башне. Отныне она станет герцогиней де Сотер и будет спать в комнате, где веками спали ее предшественницы.

Она предстала перед женихом такая юная и прекрасная, с букетом розовых орхидей в руке, что казалось, это сказочная принцесса.

Герцог выглядел еще элегантней, чем всегда. Он был в изящном вечернем костюме и тончайшей шелковой рубашке. На его плече была орденская лента, а на груди несколько украшенных драгоценными камнями орденов.

Увидев невесту, он не смог сдержать возгласа изумления, настолько она была прекрасна.

Он склонился к ней и нежно поцеловал ей руку.

— Ты именно такая, какой мне хотелось, чтоб выглядела моя невеста, — с восхищением сказал он. — Или как ангел моей души.

После венчания они отправились к старой герцогине. На этот раз она выглядела еще более удивительно. Казалось, на ней надеты все украшения, которые только были в замке.

Арлетта поцеловала старую леди.

Герцогиня воскликнула:

— Ты видишь? Я была права! Ты приехала, чтобы выйти замуж за моего внука!

— Я счастлив, что это так, — с улыбкой сказал герцог.

Герцогиня засмеялась и обратилась к Арлетте:

— Я еще не успела поблагодарить тебя, моя дорогая, за то, что ты не только спасла жизнь моему внуку, но и избавила меня от неприятности видеть его ужасного кузена на его месте.

— Не надо об этом говорить! — перебил ее герцог.

— Подожди, Этьен, — строго сказала герцогиня, — я еще не закончила. Я хочу сказать Арлетте, что она самое прекрасное создание, которое когда-либо посещало этот замок. Мы все до одного любим ее!

Арлетта была так тронута, что слезы навернулись ей на глаза.

Герцогиня подняла за них бокал шампанского, и после того, как она выпила за их здоровье, жених и невеста попрощались и вышли.

В приемной их ждала старая горничная.

— Вы так осчастливили мадам, — сказала она. — Я еще никогда не видела ее такой радостной и взволнованной, как сегодня!

— Сейчас я и сам таков, — ответил ей герцог.

В замке был устроен праздник, на который были приглашены не только все слуги, но и соседи, и работники из деревни.

Огромный зал был украшен гирляндами из цветов. Вдоль стен длинными рядами стояли накрытые столы, которые буквально ломились от всевозможных яств. Повар и его помощники трудились всю ночь.

Они постарались на славу: там были и домашние сыры, и всевозможные деликатесы, а вина были самыми лучшими и выдержанными.

Дэвид был на седьмом небе от счастья, потому что герцог возложил на него обязанности хозяина приема. Они с Паулиной сидели во главе центрального стола, и выглядели такими взволнованными и счастливыми одновременно, что Арлетта от всей души порадовалась за своих любимых подопечных.

Герцог произнес речь, в которой поблагодарил всех присутствующих за их поздравления и пожелания. Он возвестил, что теперь в замке наступила эра любви и счастья и что темные тучи развеялись, и навсегда остались в прошлом.

Пока он говорил, Арлетта поклялась себе, что отныне будет всегда помогать людям избавляться от страданий.

Вскоре они покинули зал, где царило всеобщее веселье, и отправились в отдельную комнату, где их ждал ужин на двоих.

В этой комнате Арлетта прежде не бывала.

Она не помнила, что ела и пила. Им прислуживал официант, поэтому они беседовали на обычные темы, но их глаза сияли и говорили о другом.

Она ни о чем другом не могла думать, только о том, что герцог любит ее, и постоянно чувствовала трепет, рожденный его близостью.

Наконец они встали из-за стола, и Арлетта решила, что сейчас он поведет ее в свой кабинет. Но герцог повел ее по главной лестнице, и она подумала, что они идут в бальный зал, где он впервые увидел ее и влюбился.

Но Арлетта ошиблась и на этот раз. Они прошли по коридору дальше до самого конца. Там находилась собственная спальня герцога.

Рядом была еще одна дверь. Управляющий уже говорил Арлетте, что эти покои предназначены ей.

Дэвид никогда не показывал ей эту комнату, потому что ключи были спрятаны у герцогини. А спальню герцога и подавно, потому что он боялся своего дядю.

Арлетта была в восхищении. Ей еще никогда не приходилось видеть таких красивых комнат. Ее спальня была выдержана в нежно-голубых тонах и украшена букетами белых лилий, которые прекрасно контрастировали с картинами Фрагонара, на которых были изображены сцены любви античных божеств.

Под куполом потолка была изображена пеннорожденная Венера, а полог кровати поддерживали купидоны.

— В такой восхитительной комнате… я чувствую себя… словно во сне! — воскликнула Арлетта.

— Пойдем, взглянем на мою, — предложил герцог.

Он открыл дверь, соединявшую их комнаты, и Арлетта увидела, что его спальня была еще больше.

Она была отделана в том же стиле, но была более мужской по духу.

Полог у кровати был из красного бархата, а над высокой резной спинкой красовался герб Сотеров.

Арлетта сразу же обратила внимание, что его комната была украшена теми же цветами, что и ее. Это были белые лилии и орхидеи. Пока она разглядывала комнату, герцог закрыл дверь и теперь стоял совсем рядом. Она подумала, что он сейчас ее поцелует.

Но он осторожно снял с ее головы прекрасную корону и прижал к груди. Потом он снял фату, и вместе с короной положил на столик.

Арлетта ждала, что будет дальше. Она решила положиться на его волю, хотя страстно желала, чтобы он ее поцеловал.

Герцог, не торопясь, стал вынимать из ее волос шпильки, пока прекрасные белокурые волосы упали ей на плечи.

— Теперь, дорогая, ты выглядишь так же, как тогда, когда я впервые тебя увидел. Правда, сегодня на тебе намного больше одежды.

— Ты… смущаешь меня, — тихо проговорила Арлетта.

— Я обожаю, когда ты смущаешься, — ответил герцог.

Он взял ее за подбородок и приблизил к ней свои губы.

Арлетта ощутила, как волны блаженства разошлись от ее губ по всему телу. Она не заметила, как герцог расстегнул ее свадебное платье, и оно легко скользнуло на пол.

Он подхватил ее и отнес на кровать.

Арлетта не осознавала, что происходит. Ее поглотило восхитительное чувство, слившееся с биением ее сердца. Ее существо было переполнено любовью.

Она вся, и душой, и телом, принадлежала ему.

Он положил ее на прекрасные шелковые подушки и накрыл легким вышитым покрывалом.

Ее глаза сияли ярче солнца.

Герцог опустился на постель рядом с ней. Он обнял ее, и Арлетта затрепетала от счастья.

Ей казалось, что они как будто бы два ангела. Оторвавшись от земли, они парят в бескрайней лазури неба. Она знала, что герцог чувствует то же самое.

— Я люблю тебя, — сказал он по-французски. И добавил по-английски: — Я тебя люблю!

Их губы слились в долгом поцелуе, и сердца бились в унисон. Арлетта чувствовала, как руки герцога ласкают ее тело.

Она прошептала прерывающимся от счастья голосом.

— Научи… меня… любви.

Она понимала, что нет такого языка, на котором они могли бы высказать свою любовь.

Но слова были ни к чему.

Их любовь была самой жизнью. Жизнью, данной человеку от Бога, частью вечности.


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Оглавление

  • ОТ АВТОРА
  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ

  • загрузка...