КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615022 томов
Объем библиотеки - 955 Гб.
Всего авторов - 243074
Пользователей - 112813

Впечатления

Телышев Михаил Валерьевич про Комарьков: Дело одной секунды (Космическая фантастика)

нетривиально. остроумно. хорошо читается.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Самет: Менталист (Попаданцы)

Книга о шмоточнике и воре в полицейском прикидке. В общем сейчас за этим и лезут в УВД и СК. Жизнь показывает, что людей очень просто грабить и выманивать деньги, те кому это понравилось, никогда не будут их зарабатывать трудом. Можете приклеивать к этому говну сколько угодно венков и крылышек, вонять от него будет всегда. По этому данное чтиво, мне не интересно. Я с 90х, что бы не быть обманутым лохом, подробно знакомился о разных способах

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Dce про Яманов: "Бесноватый Цесаревич". Компиляция. Книги 1-6 (Альтернативная история)

Товарищи, можно уточнить у прочитавших - автор всех подряд "режет", или только тех, для которых гои - говорящие животные, с которыми можно делать всё что угодно?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Аникин: В поисках мира (Попаданцы)

Начало мне по стилистике изложения не понравилось, прочитал десяток страниц и бросил. Всё серо и туповато, души автора не чувствуется. Будто пишет машина по программе - графомания! Такие книги сейчас пекут как блины. Достаточно прочесть таких 2-3 аналогичных книги и они вас больше не заинтересуют никогда. Практика показывает, если начало вас не цепляет, то в конце вы вряд ли получите удовольствие. Я такое читаю, когда уже совсем читать

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Дейнеко: Попал (Альтернативная история)

Мне понравилась книга, рекомендую

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Яманов: Режиссер Советского Союза — 4 (Альтернативная история)

Админы, сделайте еще кнопку-СПАСИБО АВТОРУ

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Дед Марго про Фишер: Звезда заводской многотиражки (Альтернативная история)

У каждого автора своей читатель. Этот - не мой. Триждды начинал читать его сериалы про советскую жизнь, но дальше трети первых частей проходить не удавалось. Стилистикой письма напоминает Юлию Шилову, весьма плодовитую блондинку в книжном бизнесе. Без оценки.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Я прилечу за тобой [Келли Хантер] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Келли Хантер Я прилечу за тобой



ГЛАВА ПЕРВАЯ

Много можно было бы сказать в пользу того, чтобы посидеть под полосатым пляжным зонтиком на пляже маленького греческого острова. Серена Комино сидела под этим самым зонтиком каждый день вот уже пять месяцев, выдавая напрокат скутеры туристам, и к этому уже нечего добавить.

Как бы ни был великолепен вид перед ней, он всегда был одним и тем же. С каждым приходящим на остров катером менялись лица туристов, но их желания оставались неизменны. Искупаться, поваляться на берегу, погонять на скутере, поесть… Ничего никогда не менялось.

Пять месяцев!.. Ей оставалось всего лишь четыре недели до возвращения в Австралию, в объятия ее греко-австралийского семейства. Серена откинулась назад на своем расшатанном стуле, пока ее глаза, защищенные темными очками, не уперлись в чистое голубое небо. Вдруг да там за последние пять минут появилось что-нибудь интересное — проплывающее облако, птица или самолет.

Или супермен.

Как же! — усмехнулась она.

— Кто только мог такое предположить? — пробормотала Серена.

— Твой отец, — раздался насмешливый голос за ее спиной.

Сзади нее пролегала тропинка, которая, начинаясь на краю деревни, шла по склону холма мимо побеленного известкой коттеджа ее дедушки и бабушки.

— Печально, но верно. — Сделав легкое движение головой, она улыбнулась Нико, ее кузену со стороны отца, то есть с греческой половины семьи. Собственно, детали не так уж и важны — главное, что они были родственниками и сейчас их очередь нести дежурство на острове. Необходимо помогать восьмидесятилетним старикам. О нет, те не нуждались в уходе — здоровье у них было еще хоть куда! — просто и бабушке, и деду не хотелось отказываться от своего бизнеса.

Поэтому рабочий день Нико на рыболовном траулере начинался в четыре утра и заканчивался ближе к обеду. Серена же приступала к делу в девять, но освобождалась только в пять или шесть. Тем не менее девушка считала, что ей повезло больше — рыбы она даже не касалась.

— Уже обед?

— Если бы ты взглянула на часы, то не сомневалась бы.

— Я теперь не ношу часы. В то время, когда у меня было куда пойти и чем заняться, я их носила. Сейчас на меня часы только наводят тоску. Ну и что там на обед?

— Салат, кальмары и фисташковая пахлава.

Отлично! Все же на этих маленьких греческих островах были свои плюсы. Ножки ее стула со стуком ударились о землю, и она оглянулась посмотреть, почему Нико не спешит занять свое обычное место на соседнем стуле.

Оказывается, он был не один. Рядом с Нико стоял высокий темноволосый мужчина с телом Давида и улыбкой, которая гарантировала, что любая женщина посмотрела бы на него по крайней мере дважды. А вот Серена только раз задержала на нем свой взгляд — правда, на это у нее ушло некоторое время. Не супермен, решила она наконец. Супермен должен быть с квадратным подбородком, в одежде с иголочки и к тому же просто пышущий здоровьем.

Этот мужчина был примером того, что может случиться с суперменом, если он немного одичает.

— Вы что, летаете по воздуху?

— Точно.

— Я так и знала. Женщины всегда чувствуют такие вещи.

— О чем это она? — спросил он Нико.

У него был сильный голос. Глубокий. Мечтательный. С певучим австралийским акцентом.

— Какое это имеет значение? — сказала Серена и послала ему улыбку, которая, она знала, могла сразить мужчину наповал.

Он ответил на ее удар, сняв темные очки. За ними оказались глаза — такие же синие, как и небо у нее над головой. Впечатляюще. Она посмотрела на него поверх своих очков, проверить, не цвет ли их стекол делает его глаза ярче, чем они были на самом деле.

Ничего подобного.

— Серена, это Пит Беннетт. Пит, моя кузина Серена, — представил их Нико и продекламировал: — «Ее сердце чисто как снег, но, к огорчению ее родных, все остальное в ней чистый грех».

— Очень приятно. — Улыбка Пита была медленной и ленивой, взгляд оценивающим, но без наглости. Супермен, знающий женщин. Знающий, как ухаживать за ними. Как разыграть свои карты и получить приз. — Захватывающее сочетание.

Ее улыбка стала шире.

Вздохнув, Нико поставил рядом с Сереной корзинку с обедом, но она даже не подумала переключить на нее свое внимание.

— Спасибо, — механически поблагодарила она.

— На здоровье, — сухо ответил Нико — в нем все восставало против флирта кузины с заезжим незнакомцем, хотя он сам и представил его.

Нико был греком и чувствовал ответственность за женщин в своей семье. Серена же была наполовину австралийка — она родилась и выросла в Мельбурне.

— Итак… — Если этот свалившийся с неба супермен не собирался развлекаться, то, вероятно, он был здесь по делу. Она подтянула корзинку поближе к стулу и встала. — Хотите взять «веспу», Пит Беннетт? — (Он выглядел как мужчина, который ценил скорость, хотя пятьдесят кубиков вряд ли могли позволить ему так уж разогнаться.) — Могу предложить вам модель почти самую быструю на этом острове.

— А что же случилось с самой быстрой моделью?

— Она в моем распоряжении.

— Он вообще-то здесь не затем, — заметил Нико.

— Тогда зачем?

Пит Беннетт сам ответил на этот вопрос:

— Мне нужна комната.

— Комната Томаса, — пояснил Нико.

Томас был старый седой пилот, который ночевал в задней комнате их коттеджа, когда его пассажиры оставались на ночь на острове.

— Вертолет Томаса прилетел сегодня утром, и он все еще здесь. А что, если ему придется остаться до завтрашнего дня?

— Томас сейчас в госпитале со сломанной ногой, — сказал Пит. — И я его замещаю.

— О… — Серена почувствовала, как на ее лице начала появляться медленная улыбка. — Вы действительно можете летать? Сорок пять минут до Афин. Пять часов до Рима. Я под впечатлением. Почему вы не сказали об этом раньше?

— Разве вы не знали? — Он повернулся к Нико. — И давно она здесь?

— Слишком давно. И не всегда остается в тени.

Губы Беннетта дрогнули. Серена наградила обоих презрительным взглядом.

— Эта так называемая тень размером с почтовую марку. А этот остров размером с конверт. Посиди здесь пять месяцев, и посмотрим, что с тобой будет.

— Я же предлагал тебе меняться. День на судне, день здесь, но — нет… — Нико тряхнул головой. — Дочь мельбурнского торговца рыбой — ее семья владеет тремя рыболовными траулерами, шестью магазинами и двумя ресторанами — и не любит рыбу!

— Вы живете на острове и не едите рыбу? — спросил Беннетт, с изумлением глядя на нее.

— Вечные преувеличения. Я просто не люблю ее ловить и чистить, вот и все. Потрошить, вытаскивать кости… — Но теперь к делу. — Итак, вас устраивают условия, какие были у Томаса?

— А вас устраивает, что я буду жить в комнате Томаса? Если вы не против, значит, все нормально. Нико сказал, что надо сначала вас спросить.

Серена бросила на кузена быстрый взгляд.

— Я не против. Незачем было и спрашивать.

Нико пожал плечами.

— Пит моложе, чем Томас. К тому же один. Старики не всегда дома, а я каждое утро на работе. Могут пойти сплетни…

Вот оно что! Когда дело доходило до местной мафии сплетников, Серена сразу начинала ощущать себя повстанцем. Она вела себя идеально с самого прибытия на остров, но тем не менее сплетни и пересуды сопровождали каждый ее шаг, как если бы она в любую минуту готова была пуститься во все тяжкие.

— Ну и пусть болтают. Хотя… — она внимательно посмотрела на нового пилота, — мы могли бы внести маленькое изменение в наш договор, чтобы оградить мою честь и пощадить вашу молодость. Я обычно меняла Томасу постельное белье, но вы, думаю, можете с этим справиться и сами.

— О, это жестоко! — Пит сокрушенно тряхнул головой и повернулся к Нико: — Ты же сказал, что у нее доброе сердце!

— Я соврал, — развел руками тот. — Женщины жестоки, как жесток океан, и к тому же еще безжалостны — они не умеют прощать. Все они — сирены, ведущие мужчин к гибели.

Это было не совсем в его стиле. Серена задумчиво посмотрела на своего кузена. Сильное красивое лицо, мускулистое тело. Только в глубине карих глаз притаилась боль…

— Ты опять поссорился с Хлоей? — спросила она. Хлоя держала самый большой отель на острове и была сущим бедствием для спокойного во всем остальном существования Нико.

— Ты слышал, чтобы я хоть что-то сказал против? — спросил он Пита. — Ну хоть одно слово поперек?

— Нет, — ответил Пит. — Не слышал.

— Ага… — протянула она. — Так что там с Хлоей?

Нико нахмурился.

— Ну… как обычно.

Это означало, что они опять говорили о племяннике Хлои Сэме. Такую проблему нельзя было быстро решить.

— Что, плохо?

Нико посмотрел на море.

— Поднимается бриз. Наверное, я возьму катамаран сегодня после обеда. Так что к ужину меня не жди.

Значит, плохо…

— Я оставлю тебе ужин, — сказала она. — И прослежу, чтобы ты его съел.

Нико улыбнулся. В этот раз улыбка коснулась и его глаз.

— Завтра я принесу тебе другой зонтик. Побольше.

Как же!

— Пилот Пит будет ужинать с нами? Или отправить его в поселок? — Томас обычно ужинал с ними. Но у Пита Беннетта могли быть другие идеи на этот счет.

— Я доверяю ему. — Нико послал Питу предупреждающий взгляд. — Человек чести не оскорбит мой дом.

— Вы человек чести, Пит Беннетт? — спросила Серена.

— Я могу им быть, — произнес он со своей ленивой улыбкой, от которой у нее побежали мурашки по коже.

— Ужин в семь. Стиль одежды — платонический. — Серена увидела, как двое туристов свернули с дороги и направились к ним. — Кухонная дверь — через двор, прямо напротив вашей двери. — Она послала ему прощальную улыбку и переключила внимание на туристов, стараясь угадать, откуда они. Их первоклассного качества обувь и рюкзаки были безнадежно устаревшими. — Думаю, немцы, — пробормотала она.

— Голландцы, — сказал супермен, понижая голос.

Сейчас они это выяснят.

Туристы оказались голландцами в немецкой обуви.

Черт возьми!


Пит Беннетт устроился в комнате маленького белого коттеджа на холме с непринужденностью человека, который привык к путешествиям!

Он родился и вырос в Австралии и до сих пор называл ее своим домом. Это было место его детских воспоминаний, хороших и плохих. Место воспоминаний о работе, одни из которых поднимали настроение, другие же не очень. Не то чтобы эти воспоминания гнали его прочь от берегов Австралии. Нет, он бы так не сказал. Он предпочитал называть свои странствия по свету расширением возможностей.

Пит смыл с себя дневную грязь под тепловатыми брызгами старого душа и переоделся в свободные полотняные брюки и белую майку. Если богиня предпочитала платонический стиль, что ж, он будет его придерживаться. Кроме того, ничего другого у него и не было. Он посмотрел на часы — почти семь, взял свое мокрое полотенце и вышел во двор, направляясь к веревке, натянутой между двумя столбами.

Какое-то движение на краю зеленого, пространства двора предупредило его, что он здесь не один. Повернув голову, Пит увидел темноволосого паренька с большими глазами на узком лице, того самого, с кем Нико разговаривал на пирсе, пока на них не налетела огнеокая Хлоя.

— Нико сейчас нет, — сказал он.

— Это не важно. — Парнишка пожал плечами, засовывая руки в карманы своих потрепанных шорт. — Я ждал тебя.

Пит перекинул полотенце через веревку и потянулся за прищепкой, гадая, зачем он мог ему понадобиться.

— Ну, ты нашел меня и…

— Я думал… — начал мальчишка, неловко переминаясь с ноги на ногу, — я думал, может быть, ты сможешь поговорить с моей тетей. — Последнее слово он выдавил из себя, как если бы всем своим существом отрицал эту родственную связь. — Ну, ты знаешь… с Хлоей. Что в этом плохого, раз я хочу работать на судне? Она должна быть рада, что я смогу сам себя обеспечивать.

— Сколько тебе лет?

Парнишка нахмурился.

— Одиннадцать.

Маловат для одиннадцати. Но глаза смышленые. Пит подумал об огнеокой Хлое, которая была готова растерзать Нико, когда увидела, как мальчик помогал ему выгружать дневной улов. Вспомнил, как Нико стоически выслушал ее монолог.

— Почему ты думаешь, что твоя тетя послушает меня? — Почему она, в конце концов, пасет его вместо родителей? — Я чужой здесь.

Парнишка пожал плечами.

— Она послушает.

— Почему не попросить Нико поговорить с ней? Он знает тебя. Черт, он знает тебя и твою тетю. — И всю, что называется, местную политику. — Ты что, хочешь работать на лодке Нико?

Он кивнул.

— Она не будет слушать Нико. Она все время говорит ему поперек. — (Пит это и сам заметил.) — А тебя она послушает.

Пит потер шею и откинул назад голову, как бы пытаясь найти решение в небе. Мальчик напомнил ему его младшего брата, каким он был после смерти их матери. У него была та же смесь ранимости и неповиновения…

— Как я понимаю, тебе осталось несколько лет учиться в школе. И этот вопрос не обсуждается.

Мальчик нахмурился.

— Но это не значит, — продолжал Пит, — что ты не можешь заключить договор относительно свободного времени. Такие ребята, как ты, знают, как это делается, верно?

— Вроде того.

— Поэтому скажи своей тете, что ты будешь ходить в школу всю неделю — безо всяких отлучек! — если она разрешит тебе работать с Нико в следующие выходные. Скажи ей, что ты еще не говорил об этом с Нико, понял?

— Понял.

— С другой стороны, — рассуждал Пит, — Нико сам может постоять за себя, так что ты особенно не переживай, если она решит, что это была его идея. Будет забавно, когда Хлоя узнает, что это не так. — Совсем случайно он оказался вовлеченным в дела других людей.

— Ну ладно… — Мальчик отвел глаза в сторону. — Спасибо.

— Без проблем.

Пит смотрел, как парнишка двинулся к деревне, наполовину сбегая, наполовину катясь вниз по каменистому склону.

— Эй, послушай… — Парнишка обернулся, в глазах — беспокойство. Он был такой маленький и хрупкий, что у Пита сжалось сердце. — Я буду здесь еще несколько недель. Дай мне знать, как у тебя пойдут дела.


Пит был в трех шагах от кухонной двери, когда почувствовал на себе взгляд Серены. Еще через шаг он увидел ее стоящей прямо за дверью, затянутой сеткой.

— Можно было и выйти, — сказал он ей.

— И все испортить? — Она открыла дверь и возникла в проеме, улыбающаяся, в белой свободной юбке и розовой майке без рукавов — сама чувственность от кончиков босых ног до великолепных шоколадных локонов, которые падали ей на плечи.

Пит Беннетт знал многих женщин — красивых, интересных, умных, — но ни одна из них не могла сравниться с Сереной в ее чувственном призыве, ударяющем прямо в сердце мужчины. Она медленно прошествовала — пожалуй, по-другому и не скажешь — к садовому крану и начала наполнять ведро водой.

— Его зовут Сэм, — сказала она.

— А где его отец?

— Как записано в метрике: «Отец не известен».

— А мать?

— Она умерла в Афинах почти год назад от гепатита. Говорят, ухаживал за ней только Сэм.

Тяжело. Ужасно тяжело для ребенка.

— А эта Хлоя, которая разыскивала его сегодня в гавани, его настоящая тетка?

— Ага.

— Так где же была она, когда болела ее сестра?

— Звучит вроде как осуждающе.

— По-моему, вполне оправданное чувство. — В соответствии с картиной, которую Серена нарисовала ему.

— Мне нравятся мужчины, которые прислушиваются к своим чувствам.

Она закрыла кран и, взяв ведро, направилась к грядкам зелени возле кухонной двери.

— Хлоя была здесь, занимаясь делами отеля. Она не слышала о своей сестре почти полтора года.

— Дружная семья…

— Опять осуждаешь?

— Точно.

— Так вот, ее сестра дерзкая и непослушная особа, на третьем месяце беременности сбежала в Афины. Ей было шестнадцать. Хлое было тринадцать, и она пыталась играть роль примирителя. Ей это не удалось. Ее родители были непоколебимы, а сестре не были нужны ни жалость Хлои, ни те скудные сбережения, которые она ей посылала. Семья распалась.

— А как мальчик оказался здесь?

— Перед смертью мама мальчика рассказала ему, что у нее есть сестра. — Серена пожала плечами. — Хлоя любит Сэма, но она с ним не справляется. Сэм несет на своих плечах бремя отверженности и обиды. Он болезненно независим. Она же опекает его сверх всякой меры, боясь что-нибудь упустить. Вот отсюда и все проблемы.

— Ну, а как Нико попал в эту историю?

Серена усмехнулась.

— Нико оказался между молотом и наковальней — между мальчиком, который отчаянно желает самоутвердиться, и женщиной, от которой он без ума.

Пит пожал плечами.

— Нечему удивляться, что он все время в море.

— Ты недооцениваешь моего кузена. Могу поспорить, что Нико заявит им о своих правах, прежде чем закончится лето.

— Хотелось бы в это верить. Скажи мне, — он улыбнулся, — а что бы ты надела, если бы ужин был не платонический?

— Для начала я воспользовалась бы помадой. — (Ей это и не нужно, отметил Пит.) — Ну и, конечно, надела бы платье.

— На бретельках?

— Определенно.

— Короткое?

— Нет, скорее средней длины. До колен. Платье для первого свидания.

— Какого цвета?

— Для тебя? Голубое. Чтобы, смотря на меня, ты вспоминал то, что уже любишь. Небо.

— Тебе пойдет.

— Ну, а теперь ты, — сказала Серена с довольной улыбкой. — Если бы это был не платонический ужин, куда бы ты повел меня?

Он думал недолго.

— Сначала к Тревийскому фонтану в Риме. Я бы купил тебе мороженое и дал блестящее новенькое пенни, чтобы ты бросила его в фонтан и загадала желание. А потом мы бы пошли туда, куда бы нас понесли ноги, — в какую-нибудь тратторию на окраине или шумный ресторан, где каждый, включая и меня, возносил бы благодарственные молитвы за сказочных сирен в небесно-голубых платьях.

— Как бы это было прекрасно… — сказала она мечтательно.

— Спасибо. Моя цель — доставить удовольствие.

— Уверена в этом, — пробормотала Серена. Полив грядку, она снова поставила ведро под кран. — Признаюсь, ты заинтересовал меня, пилот. Вот только одна вещь мне никак не дается. Есть кое-что, что не совсем подходит к твоему беззаботному и привлекательному образу. — Она лучезарно улыбнулась. — То, что ты сказал Сэму… то, как ты слушал его… как помог ему… что предложил приходить еще. — Она повернулась и пошла к двери, чуть покачивая бедрами, что совсем сбило его с толку. — Ты очень милый.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Милый? Милый?!

Пит Беннетт слышал много слов от женщин, которые проходили через его жизнь. Но «милый» никогда не было одним из них. Вряд ли его можно считать комплиментом. Хорошо. Иногда он действительно мог быть милым. Ничего плохого в этом нет. А если это перейдет в привязанность? А привязанность — в настоящую привязанность? Где он очутится тогда?

Ну уж нет! Лучше сразу лишить эту богиню с ведром ее иллюзий. Придав своим плечам внушительный разворот, все еще одурманенный ее чарами, он зашел в дом.


Кухня в маленьком белом коттедже состояла из холодильника, раковины, нескольких полок, заставленных свежей едой, и квадратного деревянного стола посередине. Просто, уютно, и ничего лишнего. Серена поставила цыпленка, обложенного чесноком и орегано, в духовку заранее, вместе с посыпанными солью картофелинами. На столе лежал свежеиспеченный хлеб с хрустящей корочкой. Ждали своей очереди и овощи для салата. Серена происходила из семьи поваров, коков, владельцев ресторанов и, разумеется, гурманов. Приготовление еды, возможно, и не было ее первой любовью или даже второй, но в их семье не прощалась плохая стряпня.

Пит вошел и остановился, прислонившись к дверному косяку. Судя по опасному блеску его глаз, он уже израсходовал свою дневную норму любезности на Сэма. Но Серену это не беспокоило.

Слово «милый» было, разумеется, бонусом, но и «чувственный», «забавный» и «интересный» сгодились бы тоже.

— Может, я слишком любопытен, — сказал он, — но сдавать напрокат туристам скутеры — это ведь не предел жизненных амбиций?

— Семья, — пробормотала Серена, вытаскивая из холодильника кусок феты на тарелке и ставя на стол рядом с широким острым ножом. — Все внуки несут здесь свою шестимесячную вахту. Сейчас наша с Нико очередь.

— А что потом, когда круг замкнется? Пойдете по новому кругу?

— По идее, после внуков должны выйти на сцену правнуки. Но, к несчастью, старшему правнуку еще только шесть лет, а Нико и я — последние из внуков. Так что каждый надеется, что один из нас влюбится в эту жизнь и захочет остаться здесь навсегда. Может быть, это будет Нико, — сказала она задумчиво.

— Но не ты?

— Нет. Еще один месяц, и меня здесь не будет.

— И куда же ты?..

— Все зависит от работы. — И шансов получить ее. — Я фотограф по профессии. А по образованию — лингвист, причем со специализацией по международной политике.

Пит вовсе не выглядел таким уж изумленным, как некоторые. Те, которые думали, что с такими лицом и фигурой, как у нее, Серена должна стоять по другую сторону камеры. И что с такой внешностью мозги уже не нужны.

— Сейчас я работаю над серией почтовых открыток для туристического департамента Греции. Но как только закончу загорать здесь, я буду искать себе место фотожурналиста, желательно в одной из международных медиа-групп.

— Ты все делаешь правильно, — спокойно сказал он.

— Правда? — Теперь уже Серена не могла скрыть своего удивления. Не совсем обычная реакция, когда она начинала рассказывать кому-нибудь о своих планах.

— Ну да. Твой ум подскажет, стоит ли овчинка выделки, а внешность и умение ладить с людьми помогут получить нужную информацию. С твоими данными это удачный выбор.

Серена отрезала ломтик сыра и, положив его на хлеб, протянула Питу.

— Это, так сказать, в качестве закуски. А возможно, и в качестве десерта.

Улыбнувшись, он взял бутерброд.

— Только, я слышал, на этом поприще большая конкуренция. Так что нужна еще и изрядная доля амбиций. Тебе действительно этого очень хочется?

Достаточно, чтобы перелопатить все основные зарубежные газеты за последние пять месяцев, да и не только основные, изучая вакансии о работе.

— Поверь, мне хватит настойчивости. Возможно, раньше семейные обязательства и удержали бы меня от выбора такой карьеры, но только не теперь. В этот раз я не отступлюсь.

— То есть, если забыть о «веспах», фотографиях для почтовых открыток и присмотре за старшим поколением, ты сейчас, можно сказать, свободный человек с определенными перспективами на будущее?

— Точно. — Черт, он ужасно привлекательный! — К тому же старшее поколение навещает сейчас своих родственников на материке. Они уехали сегодня утром, так что их можно выкинуть из уравнения на пару месяцев. А что ты можешь сказать о себе?

— Я буду бороздить эти небеса, пока Томас твердо не встанет на ноги. Шесть… восемь недель. Может, и дольше.

— А потом?

Он пожал плечами.

— Есть предложение от Австралийской горно-перерабатывающей компании в Папуа-Новая Гвинея. Это хорошее предложение.

— Значит, ты так и порхаешь с одного места на другое?

— Мне хочется думать, что однажды могут открыться и более широкие перспективы.

— Когда-нибудь думал, чтобы остановиться на чем-то?

— Постоянно на одном месте или с женщиной?

— И то и другое.

— Нет.

Серена закрыла глаза, пробормотав короткую молитву. Какие бы опасения ни внушали ей временные отношения, тем не менее этот мужчина был чертовски привлекателен.

— Мне что-то послышалось? — спросил он, пристально глядя на нее. — Будто кто-то вздохнул.

— Не слышала. Что бы ты хотел выпить? — Не дожидаясь ответа, она направилась к холодильнику. Лучше чем-то занять себя, чтобы свести эти дурацкие вздохи к абсолютному минимуму. — Вода, вино, — она подхватила и то, и другое и поставила перед ним. — Прошу.

Пит взял с полки два стакана и налил в них воду. Потом налил в бокалы вино.

Серена завороженно глядела на него. Его пальцы, тонкие и длинные, вокруг горлышка бутылки… пальцы, которые могли доставить женщине все, чего бы она ни пожелала…

— Ну, вот снова, — сказал он. — Опять этот звук.

— Должно быть, это кошка. Она всегда издает какие-нибудь звуки.

Пит посмотрел на свернувшуюся в углу кошку. Она спала, уткнувшись носом в лапу.

— Ты имеешь в виду эту?

— Да, — сказала она, не отводя от него глаз. — Эту.

* * *
Они ели за столом в саду. Позади находился коттедж, а перед ними лежало море.

— Сколько у тебя братьев? — спросил Пит между двумя кусками цыпленка.

Серена показала два пальца, и он улыбнулся. Два брата и один сверхзаботливый кузен — не так уж плохо.

— Зря улыбаешься, — сказала она мрачно. — Если ты думаешь, что сможешь приручить их, то ошибаешься. Они наполовину греки. Если говорить о всей семье, то у меня есть еще два зятя, отец, три дяди и с полдюжины кузенов моего возраста или старше. Нико — самый либерально настроенный из всех.

— Ага. — Это уже вполне приличный список защитников. Им наверняка пришлось несладко в ее последние годы в школе. — Могу представить, как прошло твое первое свидание.

— Ну, это вряд ли… — пробормотала она. — Вообще он мне очень нравился тогда. У него была крутая машина и такая же крутая репутация. И улыбка… — она мечтательно закатила глаза. — Они ждали его во дворе, когда он приехал за мной. Мой отец и мой дядя. — Ее глаза вспыхнули, соединяя удовольствие и гнев. — Он подъехал, когда они разделывали рыбу с утреннего улова. Десятидюймовыми ножами.

— Звучит серьезно. Но размер ножей, думаю, все же преувеличен.

— В то утро они выловили шестифутовую акулу.

— О… — Он невольно улыбнулся.

— И не смейся!

— Прошу прощения, мадам. Но я под впечатлением.

— Мы даже не пошли в кино. Закусили в какой-то придорожной забегаловке чипсами и мороженым, и уже через полчаса он привез меня обратно домой. И умчался с такой скоростью, что, должно быть, до сих пор еще не остановился.

— Я бы купил тебе гамбургер — это так, на заметку… — он взял ее бокал и потянулся за куском хлеба. — А у меня три брата, отец и сестра. Халли самая младшая.

— А мать?

— Она умерла, когда я был еще ребенком. Мой отец сильно сдал после этого. Нам с братьями, можно сказать, пришлось растить Халли. Она бы тебе понравилась. Вы бы могли обмениваться с ней своими историями. Мой младший брат становился чрезвычайно изобретательным, когда нужно было отвадить ее самых назойливых поклонников. Он работает сейчас в Интерполе. Ему бы пришлась по вкусу эта история с акулой.

— Ты уверен, что у тебя в роду нет греческой крови?

— Ни капли.

— А что ты думаешь насчет доверия и чести?

— Насчет обещания Нико, что я не буду крутить с тобой роман?

Она кивнула.

— Это меня почти убивает.

Ее улыбка словно прошла сквозь него, чувственная и вызывающая.

— Но ты сдержишь его?

— Стараюсь из последних сил. — Он давно уже так вкусно не ел. Сгущающиеся сумерки принесли теплоту надвигающейся ночи. Воздух стал тяжелым от аромата жасмина, и он хорошо понимал, что если не уйдет сейчас, то его честное слово не будет стоить и драхмы.

— Закрой глаза, — сказал Пит. — Вспомни снова этого плохого мальчика с его быстрой машиной и улыбнись обещающей улыбкой.

— Зачем? — Но Серена сделала так, как он просил.

Она сидела спиной к столу, локти сзади, голова чуть откинута назад, как если бы ей хотелось поймать немного лунного света.

— Ну, а теперь давай представим, — сказал он. — Вы были в кино и теперь возвращаетесь домой; в машине ревет стерео, стекла опущены, волосы развеваются от ветра, и твой плохой мальчик совершенно забыл, как твой отец умеет разделывать акул. Он молод и беспечен — так же, как и ты.

Ее губы дрогнули.

— А потом?

— Вы остановились возле твоего дома.

— Он выключил мотор?

— Нет. Он беспечен, но не сошел с ума.

Ее глаза были по-прежнему закрыты.

— А где акула?

— Твой отец вместе с дядей поволокли ее последние куски на ледник. Время как раз подходящее.

— Для чего? — прошептала она.

— Для этого… — Пит провел губами по ее губам, только легкое прикосновение, ничего больше. Он хотел этим закончить и попрощаться, послав к черту искушение. Но ее глаза были по-прежнему закрыты, и, прежде чем Пит успел остановить себя, его губы снова были на ее губах, вопрошая, моля, потому на этот раз он хотел получить ответ.

И получил его.


Серена играла в эту игру, потому что хотела этого. Потому что ей было любопытно, что этот мужчина мог дать ей в этот вечер.

Он дал немало.

Вкус — такой дикий и изысканный, что по ее телу пробежала дрожь. Губы — такие сильные и знающие, что она ответила ему почти инстинктивно, увлекаемая в старый, как мир, танец губ и языка.

Но она хотела большего. Ее рука, скользнув по его щеке, обхватила его затылок, углубляя их поцелуй, как если бы она искала в нем опасность. И нашла ее.

Поцелуй стал необузданным.

Он что-то сказал — глухое ворчание, которое звучало как протест, но обернулось полной капитуляцией.

Ее сознание было затуманено, когда их поцелуй прервался. Ее рука соскользнула с его шеи, Серена снова откинулась назад и, упершись локтями в стол, смотрела, как он пытается выплыть на поверхность, прокладывая себе путь из глубин их поцелуя, не беспокоясь о том, как бы спрятать свое волнение.

И это ей в нем понравилось. Очень.

— Черт, но ведь он может разбить кому-нибудь сердце таким поцелуем, — пробормотала она.

— Так же, как и ты.

У нее вырвался довольный смешок.

— Попроси его поцеловать меня еще раз.

— Нет. Если он это сделает, то пропадет, а он не хочет этого. К тому же уже зажглись уличные огни, так что ему пора уезжать.

— А он вернется еще?

— Постарайся держаться от него подальше. Это твой первый поцелуй, а его, может быть, третий, но с этого момента какая-то его часть навсегда будет отдана тебе.

Она улыбнулась, очарованная его фантазией.

— Спасибо тебе за ужин, — сказал он тихо. — Серена?

— Что?

— Я не обману доверие Нико сегодня, но в следующий раз я попрошу тебя поужинать со мной где-нибудь. Я пробуду здесь еще две-три недели, и мне хотелось бы занять немного твоего свободного времени.

Ей нравилось это его своеволие. Очень нравилась.

— И еще. — Он встал и посмотрел на нее сверху, словно темный ангел, упавший с неба. — Мне плевать, какого размера выловили акулу.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Пит Беннетт жил для того, чтобы летать. Ничто не могло изменить этого. Ничто и никогда. Он чувствовал себя счастливым, когда одна его рука лежала на дросселе, а другая на джойстике и машина послушно отвечала на каждое его движение. Конечно, у него были свои любимцы, и старый «Джет Рэнджер» Томаса — один из них. Машину нельзя было назвать морским соколом — это был обычный пассажирский вертолет, но с очень легким касанием. К тому же здесь было море, и сейчас этого было достаточно.

И если низкое скольжение у поверхности воды временами вызывало у Пита воспоминания о других полетах, что ж, этого все равно нельзя было избежать. Он сделал все возможное, чтобы не дать постоянно стучащему в дверь его памяти прошлому закрыть то, что было у него перед глазами.

Пит уверял себя, что то, чем он сейчас занимается, имеет определенную долю привлекательности.

Например, перемещаться с острова на остров с грузом из двух пассажиров, которые желали полюбоваться на сонные греческие острова. К тому же в этом случае у него всегда в перспективе новая встреча с Сереной. И этого было достаточно, чтобы выгнать все ненужные мысли из головы.

Приземлившись в Сати, в живописном морском порту Варанисси, ровно в три часа дня, Пит Беннетт проводил своих пассажиров к отелю. Стремительной Хлои нигде не было видно, когда он, прощаясь, договорился встретиться с ними на следующее утро. Сэм появился в фойе, как только Пит вошел туда.

— Ты не здесь остановился? — спросил он.

Пит покачал головой.

— Я остановился у Нико. В комнате Томаса.

— А-а, — протянул Сэм, взвешивая свои возможности. — Мне тоже туда. Повидать Нико. Я могу показать тебе короткий путь.

Пит и сам знал этот путь. Но только он открыл рот, чтобы сказать это, Сэм уже сам догадался. Пит заметил, как выражение унылого смирения промелькнуло на лице мальчишки, прежде чем он вздернул подбородок и отвел глаза в сторону. Почему ребенок, выросший на улице, настолько раним? Он не знал. Но это его тронуло.

— Ладно, — сказал Пит. — Думаю, я сначала зайду к Серене. Если хочешь, присоединяйся. Я буду рад компании. — Во многом это было правдой. Если рядом будет Сэм, это избавит Пита от еще одного искушения.


Четыре дня. Четыре бесконечных летних дня. Вот сколько ждала Серена, пока этот чертов вертолет приземлится на острове! А потом еще час, пока пилот этой проклятой машины появится перед ее новым голубым зонтиком рядом с ржавым навесом для дурацких «весп». К этому времени Серена уже, должно быть, тысячу раз воспроизвела в памяти его поцелуй и каждая клеточка ее тела буквально молила о большем.

Но он был не один. Сэм тянулся за ним, настороженный и молчаливый.

— Эй, моряк, — сказала она, улыбнувшись Сэму. Завтра была суббота, и, значит, по их договору с Хлоей он мог отправиться с Нико на лодке. — У меня для тебя сообщение. Нико сказал, что захватит тебя у поворота по дороге на причал в четыре тридцать. Знаю по опыту, что опаздывать нельзя, потому что прилив никого ждать не будет. Даже Нико. Надень джемпер и кепку, а о перчатках можешь не беспокоиться — Нико нашел для тебя подходящую пару.

Серена увидела, как лицо Сэма осветилось быстрой улыбкой, которая сразу же исчезла, но она все же успела ее заметить и почувствовала гордость за своего кузена.

— Между прочим, здесь есть одна «веспа», которая никак не «прокашляется». Мне нужно прогнать ее пару раз вокруг пастбища.

— А мне можно? — сразу загорелся Сэм.

— Ну что ж, давай, — сказала она, протягивая ему шлем. — Кстати, она вполне может быть второй по скорости на этом острове.

— Так значит, Хлоя все же пошла на это? — спросил Пит, глядя, как Сэм включил мотор и медленно поехал вдоль изгороди. — И это что, вторая по скорости?

— Может, лет тридцать назад… — Сейчас, пожалуй, это была самая допотопная и тихоходная «веспа» из всех под ее навесом. — А Хлоя сдалась два дня назад, после нескольких рейсов к директору школы. Она хотела узнать, избавился ли наш друг от привычки исчезать с уроков где-то около обеда и больше в этот день не возвращаться. — Мотоцикл легко спустился по склону, но обратно всю дорогу чихал и кашлял, как старый простуженный дед. — Я думаю, нужно сменить свечи.

— Или организовать достойные похороны.

— Мы не привыкли так обходиться со своими стариками. Здесь это не принято. Кстати, ты помнишь? — сказала она, посмотрев на солнце. — Как раз в это же время я впервые тебя увидела.

Пит улыбнулся.

— Скучала по мне?

— Может быть. А ты скучал?

— Конечно. Как ты думаешь, сколько у меня знакомых богинь садовых ведер и цыплячьих крылышек?

— Что, что?

— Ладно, не важно, — пробормотал он. — Я хотел прилететь раньше, но, к сожалению, не так уж много туристов знают об этом месте. Может, тебе стоило бы поторопиться со своими открытками?

— Может, и потороплюсь. — Она внимательно разглядывала его, думая, как это Сэму удалось так быстро его найти и как долго он еще здесь пробудет. — Ты останешься на ночь?

Он кивнул и спросил:

— Когда ты заканчиваешь?

— Мотоциклы сдают до пяти, ну прибавим еще полчасика, — сказала она. — А почему ты спрашиваешь?

— Я подумал, не прогуляться ли нам на эту горку?

— На какую? — Серена проследила за его взглядом. — А, на эту… — Она уже забиралась на нее. Не так уж легко это оказалось.

— Сэм говорит, там есть тропинка.

— Ну да. Для коз.

— И что оттуда видно весь остров.

Так оно и есть.

— Возьми камеру, — посоветовал Пит. — Тогда ты сможешь сфотографировать закат.

Она здесь уже пять месяцев и успела сфотографировать все, что только можно, включая и закат.

— Мне нужен какой-нибудь другой стимул.

— Ну, хорошо. Неужели тебе никогда не хотелось дотронуться до неба?

У него была душа поэта. И улыбка дьявола. Ей все равно не устоять.

— Ладно. Я согласна. Мы поднимемся наверх, и я коснусь неба.

Его улыбка обещала больше. Много больше. И она это знала.


В половине шестого последняя «веспа» возвратилась под свой кров, и Серена отправила Сэма домой. Ближе к шести, прихватив ее корзинку и сумку с выручкой, они пошли к коттеджу. Еще было довольно светло, чтобы успеть забраться на горку. Серена взяла полотняную сумку, положила туда фонарь и пару бутылок воды.

— Готова?

С жестом, таким же естественным, как и дыхание, Пит отобрал у нее сумку и перекинул через плечо.

— Вперед.

Они обошли коттедж, пересекли грунтовую дорогу и начали подниматься по козьей тропе.

Если и была одна вещь, к которой Серена успела привыкнуть на Варанисси, так это хождение по горам. Ее тело с каждым днем все больше любило преодолевать бесконечные спуски и подъемы, а ноги уже не выражали никакого протеста. Она была здоровой. Сильной. И тем не менее ее не покидало ощущение, что, если надо, Пит Беннетт, с его ленивым размашистым шагом и легким дыханием, одолеет этот склон одним стремительным рывком. Серена ускорила шаг, решив, что если уж давать себе нагрузку, то нужно делать это наилучшим образом.

Через час они достигли каменистого плато, круто обрывающегося с трех сторон. И то, чем не радовало это пустынное место, с лихвой окупалось раскинувшейся под ним панорамой гавани и поселка.

Остров очаровывал. И люди, которые жили на нем, были не хуже, чем везде. Может быть, даже лучше.

Но мир был больше этого острова, так же как и мечты Серены.

Пит Беннетт тоже умел мечтать. Она могла это видеть по тому, как он смотрел на небо — с чувством беспокойства, сжигаемый потребностью двигаться, идти, бежать, летать.

— Тебе это нравится — летать?

— Да, — ответил он просто, не отрывая глаз от неба. — Это вторая по счету из самых замечательных вещей.

— Почему ты выбрал вертолет? Почему не самолет?

— Я могу летать на тех и на тех. Но вертолеты более чуткие, более подвижные. Самолеты — это мощь. А вертолеты — ловкость.

— Ты можешь летать и на самолетах?

Он снисходительно улыбнулся.

— Серена, я могу летать на чем угодно.

— А ты всегда хотел летать?

— С тех пор как смог сидеть на коленях моей матери на Ричмондской авиабазе и смотреть, как пилоты работают на отрыв и касание.

— Можно считать, что всегда… — задумчиво протянула Серена. — А что значит — на отрыв и касание?

— Это значит заставить самолет коснуться колесами земли, потом оторваться, потом снова коснуться и так далее в определенном ритме. Ну, а ты? — Он кивнул в сторону ее камеры. — Ты тоже всегда хотела этим заниматься?

— Не всегда. Я много чего успела перепробовать — управление делами ресторанов, дизайн их интерьеров, реклама для магазинов морепродуктов, статьи для журналов на эту тему. Но я все равно возвращалась к моей камере и историям, которые могли рассказать фотографии. — Она открыла бутылку воды и сделала глоток. Пит тоже достал бутылку и так же легко и с наслаждением, как и взбирался на гору, начал пить. — А ты, значит, провел добрую часть своего детства, вися на заборе местной авиабазы. А что потом? Как ты стал пилотом вертолета?

— Я хотел попасть в Военно-воздушные силы, но так получилось, что мне пришлось стоять на палубе с дюжиной морских вертолетов. Что мне еще оставалось делать?

— Ты служил на флоте? — Это совершенно не сочеталось с его внешностью «плохого мальчика». — А как же дисциплина? Все эти правила и регламентации. Обязательные дежурства.

— А что в этом такого? — Он бросил на нее удивленный взгляд.

Она решила ответить прямо:

— Ты вроде как совсем не того типа.

— Приглядись получше. — Тон его голоса был заметно суше.

Хорошая идея. Отличная. Она сняла крышку с камеры и посмотрела на него через объектив.

— Ну что ж, сейчас вижу. — Но только потому, что он позволил ей увидеть. Ту часть себя, которую плейбой Пит Беннетт предпочитал не демонстрировать. — И сколько ты пробыл на флоте?

— В регулярных частях? Семь лет.

— А потом?

— Потом перешел в спасательную вертолетную службу.

— А сколько там?..

— Восемь.

Он отвел взгляд, сразу же закрывшись, но Серена все же успела поймать выражение боли на его лице. Почему человек, восемь лет спасавший жизнь людям, теперь перебрасывает туристов с острова на остров, а потом собирается перевозить грузы для какой-то геолого-разведочной фирмы? Вряд ли можно просто так уйти с работы, которой занимаешься столько лет, безо всякой причины.

— Ты не скучаешь по ней?

— По чему? — не понял Пит.

— По своей работе. По сильным ветрам и штормящему морю. По адреналину, который выбрасывается в кровь, когда ты спасаешь людей. Ведь в этой работе очень много героического.

— Я не герой, Серена. Нарисуй себе такой мой портрет — и скоро ты будешь разочарована.

— Спасибо за предупреждение, — усмехнулась она. — Знаешь, мой дед рыбак, и его предки тоже были рыбаками. Мои братья рыбаки. И кузены. Я знаю, как они надеются на чудо, когда море становится черным и судно начинает черпать бортом воду. Я знаю, что тебе приходилось делать…

— Я больше этим не занимаюсь. — Его беспечное очарование исчезло, уступив место мрачной скованности. — Делай свои снимки. — Но она уже сделала их, и, конечно, на почтовых открытках они бы не появились.

— Подойди сюда, — сказала она тихо.

Пит осторожно посмотрел на нее. Его взгляд словно предупреждал — не задавай лишних вопросов. Но она знала: первое правило для тех, кто берет интервью, заключается в том, что сначала надо сделать для себя некоторую зарубку, потом попытаться продвинуться в этом направлении как можно дальше, затем отступить и попробовать подойти с другой стороны.

Он остановился перед ней — руки в карманах, настороженное лицо.

— Ближе, — сказала Серена и, положив ладони ему на грудь, легко коснулась губами его губ. — Это за то, что ты защищал нашу страну. — Она снова поцеловала Пита, на этот раз позволив своим губам задержаться подольше. — А это за то, что ты посвятил свою жизнь спасению других людей, день за днем, в течение восьми лет. — Теперь ее поцелуй был больше, чем простое касание. Она почувствовала его ответ, увидела, как хмурые тени ушли из его глаз.

— А это за что? — пробормотал он.

— За ужин, — прошептала она. — Ты ведь пригласишь меня на ужин?


Пит пригласил ее на ужин. В маленький ресторан высоко в горах, где, как утверждалось, блюда из рыбы были все равно что амброзия, а воздух, наверное, так разрежен, что ему приходилось глубоко дышать, когда Серена смотрела на него.

На ней было кремового цвета платье с низким квадратным вырезом. Маленькие пуговки спереди так и притягивали его взгляд.

— Вполне подходящее платье для первого свидания, — сказал он, отодвигая для нее стул и целуя в волосы. — Но оно не голубое.

— Ты ожидал, что я надену голубое? — Ее глаза смеялись.

— Просто себе так представил…

— Извини, что разочаровала.

— Вовсе нет. Я все еще надеюсь его увидеть.

— Я его берегу.

— Для чего?

— Для фонтана Треви.

Хороший признак. Пит знал эту игру соблазнения. Он любил выслеживать и догонять. Любил, когда в нее играли по правилам. И — слава Небесам! — женщина, сидящая напротив, похоже, их тоже прекрасно знала.

— К сожалению, у меня нет возможности заглядывать слишком далеко, — добавила она со вздохом. — Да и ты не свободен в своих передвижениях. Но, к счастью, у меня есть другая идея. — Она откинулась на спинку стула и улыбнулась. — Правда, она не включает в себя ни фонтана, ни голубого платья, но зато там есть вода. — При этих словах Пит весь ушел в слух. Но, черт, она переменила тему: — Расскажи мне о твоей семье.

— Я уже рассказывал.

— Расскажи еще.

Он обычно не делал этого. Но сейчас, здесь, ему удалось расслабиться, и он решил рассказать.

— Мой отец живет в Сиднее. Он академик — специалист по древней китайской керамике. Моя сестра замужем и живет в Лондоне. Она тоже увлекается керамикой. Брат Тристан работает в Интерполе. На Рождество он женился. — Пит тряхнул головой, словно все еще не веря этому. — Потом еще Люк. Он старше, чем Трис, но моложе меня. Он служит в подразделении «морских котиков». — Он повертел в руках нож, собираясь закончить тему. Но Серена не искала бы карьеры фотожурналиста, не обладая даром ненавязчивой настойчивости.

— Ты сказал, что у тебя три брата, — напомнила она. — Так что остался еще один.

— Джейк. — Мысли о Джейке всегда приходили к нему вместе с чувством вины. Что он не помог ему, когда умерла их мать. Что был не в силах взять на себя еще больше ответственности, которая и так была на его плечах. — Он на пару лет старше, чем я, и у него с полдюжины залов для восточных единоборств в Сингапуре.

— Значит, твоя семья раскидана по всему свету?

— Вроде того.

— А моя семья живет в Мельбурне. Все вместе. Я не могу представить, чтобы они жили как-то еще, а не друг у друга, что называется, в карманах.

— Это плохо?

— Трудно сказать. — Она пожала плечами. — Каждый всегда знает, что делает другой. На мой взгляд, не так уж здорово зависеть от их мнения.

— А как твоя семья относится к твоим планам? К карьере фотожурналиста? К бесконечным путешествиям вдали от родных берегов?

— Давай скажем так: они не совсем это понимают.

— Возможно, когда-нибудь поймут.

Она улыбнулась.

— Ты очень милый человек, Пит Беннетт. Идеалист, но милый.

Опять это слово. Милый. Ей стоило бы пореже его употреблять.

— Тебе не кажется, что слово «милый» не очень-то подходит к сегодняшнему вечеру? — спросил он небрежно. — Оно придает несколько не тот оттенок нашим отношениям.

Ее улыбка была в равной степени и довольной, и искушающей.

— Я была бы разочарована, если бы это случилось.


Высокий пожилой мужчина с морщинистым лицом появился перед их столиком, сердито сверкая глазами из-под насупленных бровей.

— Вы можете сделать заказ, — строго сказал он.

Пит посмотрел на Серену.

— Что ты хочешь?

— Как обычно, Раррои Тео, — сказала она. — Запеченная рыба и салат.

— Раррои Тео? — пробормотал Пит.

— Названый дедушка. Один из партнеров моего дедушки по карточному столу.

Это объясняло нахмуренный вид старика.

— Я бы хотел устриц и запеченную рыбу, — сказал Пит.

— Никаких устриц! Греческий салат, и лука побольше. Тебе понравится, — сказал Тео. Его косматые брови повернулись к Серене: — А Нико знает, что ты здесь?

— Да, Раррои.

— И когда он тебя ждет домой? Надеюсь, в приличный час?

— Да, Раррои. Вполне приличный.

Что-то пробормотав себе под нос, он повернулся к Питу:

— Из напитков?

— Белого вина? — Пит вопросительно посмотрел на Серену.

— Нет! — буркнул старик. — Никакого вина.

— Пиво?

— Только не для тебя. Я принесу воды.

Пит уставился ему в спину.

— Неплохое начало…

— Я тебя предупреждала. Я говорила, что здесь будут акулы. А ты сказал, что умеешь плавать.

— Я умею плавать. — Ему нравилось бросать вызов. Он смотрел, как Тео неторопливой походкой шел за своим заказом. — Я просто подумал о нашем следующем ужине. И у меня есть план. Мы должны удрать с острова.

— Мне нравится, — сказала она. — Просто и эффективно.

— Как далеко мы должны забраться, чтобы там не было твоих родственников и названых дедушек?

— Через три-четыре острова будет уже безопасно, — сказала она со смехом. — Ну, через пять. А еще лучше махнуть в Стамбул. Вот это наверняка.

— А у тебя случайно нет родственников в Турции?

— Нет. По крайней мере из тех, которых мы признаем.

— Итак… — Нужно было обдумать и другие возможности. — Что, по мнению твоей семьи, должен делать мужчина, чтобы быть достойным тебя?

— Ты хочешь быть достойным меня? Я думаю, такого рода темы могут опять привести к слову «милый».

— Я рассуждаю теоретически.

— Ну, теоретически тебе бы могло помочь, если бы ты был греком и владел судоходной компанией.

— А как насчет австралийца — совладельца маленькой чартерной авиалинии?

— Тогда нужно знать, какой религии ты придерживаешься. Греческой ортодоксальной?

— Католической. — Он махнул рукой. — Да и то в прошлом.

— Тогда лучше держать это при себе. И говорить о бесконечной преданности мне, о своем высоком доходе, пышной свадьбе и желании произвести с полдюжины детей, причем в самые короткие сроки.

— Сколько, сколько детей? — поперхнулся он.

— Ну ладно — пять. Но это абсолютный минимум.

— Двое, — сказал он твердо. — Двое — это как раз столько, сколько надо. А то мы не влезем в вертолет.

— Четыре, — возразила она. — Вертолет может быть и побольше. Что-нибудь просторное и безопасное. Так сказать, семейный вариант. «Вольво» среди вертолетов.

— О, это так жестоко, — пробормотал Пит. — Любой бы решил, что ты не хочешь иметь серьезных отношений.

— Он бы не ошибся.

— Ты просто великолепна, — пробормотал он. — Клянусь, у тебя есть отличный шанс похитить меня у всех остальных женщин.

— Расцениваю это только как комплимент, — улыбнулась она. — На самом деле у меня нет никакого намерения похищать тебя у кого бы то ни было. Я просто хочу немного развлечься.


Их ужин прибыл. Богатая вкусом запеченная рыба, приправленная умным легким разговором. Продолжалась игра, и Пит играл в нее с умением, заставлявшим Серену гадать, какой шаг будет следующим. Двусмысленная улыбка или прямой вызов? Шаг в сторону, сближение или отступление? Он ее заинтриговывал. Забавлял, развлекал.

— Кофе? — спросил он ее, когда Тео начал с сердитым видом собирать их тарелки. — Десерт? — (Тео открыл было рот, собираясь отказать им.) — Конечно, если здесь это недоступно, я буду рад пригласить тебя куда-нибудь еще.

Они тут же получили и кофе и десерт. А также и такси, которое не заказывали. Оно доставит их за пять минут до дома, сказал Тео, и было бы неплохо, если бы Серена согласилась. Она решила не возражать.

Пит держался так, как если бы его все это только забавляло. Держался из последних сил.


Без четверти десять они уже были у коттеджа. Пит заплатил водителю и, отступив назад, посмотрел на входную дверь.

— Никаких акул. Прямо сюрприз!

— С Нико проще, — кивнула она.

И тут дверь дома открылась.

— Ты еще не спишь? — удивилась она, глядя на возникшую перед ними фигуру Нико.

— Представляешь ли ты, сколько этим вечером было телефонных звонков? — сказал он.

— Э… больше, чем тебе бы хотелось?

— Даже один и тот был бы лишним. А их было четыре. Четыре! Два от Тео, один от Марианны Пападопулос и один от твоей матери! И не спрашивай меня, откуда ей стало известно, что ты была на свидании, — я этого не знаю. Теперь это так раздуют, что все будут думать, будто вы занимались там под столом любовью.

Ее глаза вспыхнули.

— Что за бред! Мы только хотели поужинать. И надо сказать, наше меню было строго ограничено. Когда, скажи на милость, ты последний раз ходил ужинать к Тео и он отказался принести тебе устрицы и выпивку?

Губы Нико дрогнули.

— Здесь не Австралия. И не Афины. Чего ты ожидала? — Повернув голову, он посмотрел на Пита. — У тебя есть пять минут. Мне нужно ложиться спать. Если что-нибудь случится с Сэмом на борту этой лодки завтра, Хлоя насадит меня на багор для акул. Если что-нибудь случится с Сереной в следующие пять минут, я без всяких колебаний насажу на багор тебя. Вот так заведено в наших краях. Добро пожаловать в Сати, приятель!

— Ладно, — сказала Серена со вздохом, закрывая за ним дверь. Она повернулась к мужчине, который стоял рядом. — Ну, и как ты себя чувствуешь? Растерян? Встревожен? Испуган?

Куда там! Ее Супермен выглядел вполне довольным.

— Нет. Он дал мне пять минут. Значит, я ему правлюсь.

Он нравился ей. А из-за этого могло возникнуть куда больше проблем.

— Идем со мной, Пит Беннетт. Я покажу тебе мое любимое место в саду.

Обхватив себя руками за талию, Серена направилась к краю сада, который выходил на залитое лунным светом море. Здесь ей всегда хорошо думалось, когда она сидела под оливой и смотрела на бескрайнюю морскую даль.

А сейчас ей нужно было решить, чего же она хотела от этого мужчины. Встретив его несколько дней назад, Серена увидела лишь возможность приятно провести время. Очаровательный приятель без серьезной привязанности в дальнейшем. Но сейчас она смотрела на него и видела мужчину с благородным сердцем. Мужчину, способного и очаровать, и покорить ее. А она не хотела этого. Нет, она просто не могла себе этого позволить!

Не тогда, когда впервые в жизни ее ожидало время без всяких семейных обязанностей. Ее время. Время для того, чтобы осуществить свою мечту, сделать карьеру, которой она могла бы гордиться.

— Мне понравился ужин, — сказала она наконец. — И мне бы хотелось, чтобы он не был последним. Но нам нужно установить некоторые правила.

— Какого рода?

— Мы должны воспринимать это как легкий флирт, — твердо сказала она. — Никакого глубокого чувства.

— Принято.

— И еще. Когда мы уедем отсюда, то спокойно подведем черту под нашими отношениями. И у нас останутся только хорошие воспоминания.

— Согласен.

— Есть еще одна вещь.

— Не торопи судьбу, Серена.

Пит выглядел таким большим, таким внушительным, что Серена подумала, уж не сошла ли она с ума, решив, что может легко управлять им.

— Нам нужно быть осмотрительными, — сказала она.

Пит рассмеялся.

— Ты права, — пробормотал он. — Мы будем осмотрительными. — В следующее мгновение его губы были на ее губах, сильные и требовательные, и все ее осторожные мысли пошатнулись под напором желания.


Тело Пита предало его в тот момент, когда он коснулся Серены. Жгучий жар, неистовая потребность овладеть тем, что он держал в своих руках. У ее тела были очень соблазнительные формы, просто созданные для мужских рук, его рук.

Но он будет осмотрительным. Если она этого хотела. Он будет.

Скоро. Как только закончится поцелуй…

Ее пальцы зарылись в его волосы, ее губы стали ненасытными. Но он был уже готов к этой ошеломляющей жадности и ответил ей с тем же неистовством.


Серена не была готова к этому. Их поцелуй был похож на встречу двух душ, и ее это пугало…

Вздрогнув, она оторвалась от его губ и приложила дрожащие пальцы к его рту, словно пытаясь создать барьер между ними. Только ее пальцы, казалось, жили своей жизнью. Вот они скользнули по его верхней губе — медленное исследование ее сильного изгиба, — потом коснулись упругой полноты его нижней губы…

И эти совершенные губы дрогнули в улыбке, а затем открылись в поцелуе, который так ошеломил ее, что она забыла даже дышать.

Он давал ей все, что она хотела, думала Серена беспомощно, сплетая свой язык с его языком. И именно так, как она этого хотела, его пальцы сжали ее ягодицы, и прерывистый стон снова увлек их в водоворот.

Когда наконец он отпустил ее, его глаза были черными и такими глубокими, что можно было утонуть в них.

— Осмотрительными, — сказал он, с трудом переводя дыхание. — Ну что ж, попробуем…

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Обернув полотенце вокруг бедер, Пит вышел из-под холодного душа. С его волос все еще стекала вода, когда ему в голову пришла мысль позвонить Джейку. В Сингапур.

— Алло, — раздался сонный голос.

— Джейк? Сколько у вас там? — Сделав некоторые подсчеты, он поморщился — рановато. — Я не помешал?

— Нет, если только сон ты ни во что не ставишь… А следовало бы.

— Ладно, извини. Я перезвоню.

— У тебя что, неприятности?

— Да нет…

Джейк молчал. У него это хорошо получалось — ждать, пока другой человек извивался и корчился в попытке подобрать слова, чтобы выразить свои чувства. Способность, которая приходит вместе с внутренним спокойствием. Питу так и не удалось этим овладеть.

— Скажем так, у меня возникли некоторые проблемы.

— А если яснее?

— Это связано с женщиной.

Опять тишина. Но уже наполненная. Не так уж много внутреннего спокойствия в этой тишине.

— Почему я? — Теперь в его голосе слышалось усталое страдание. — Я веду умеренную жизнь. Слежу за своим здоровьем. Плачу налоги…

— Я не вовремя позвонил? Могу перезвонить и позже. Когда ты больше будешь настроен на разговор.

— Она что, безнадежно больна?

— Нет.

— Значит, ты безнадежно болен?

— Нет.

— Или она замужем за мафиози, который грозится прикончить тебя?

— Она вообще не замужем.

— Значит, в этот конкретный момент времени для тебя нет никакой смертельной опасности?

— Нет. — Но была опасность для его сердца. — Мое тело думает, что оно вкусило райского блаженства.

— Тебе можно позавидовать, — проворчал Джейк, — но в чем, черт возьми, проблема?

— Она не хочет ничем себя связывать.

— Ну, а разве у тебя по-другому? Разве ты не исчезаешь в ту же минуту, как только женщина начинает строить какие-то планы?

— На этот раз все не так…

Молчание.

— Значит, ты влюблен, — вынес свой приговор Джейк.

— Вовсе нет! — Голос Пита звучал почти неприязненно. — Я просто думаю, что может последовать за временными отношениями. Временными… но все же что-то значащими для меня. То, что предшествует взятию на себя обязательств. Не могу вспомнить, как это называется…

— Самообольщение, — сказал Джейк сухо. — Беги.

— Есть какой-нибудь другой совет?

— Нет, — отрезал Джейк. — Если тебе нужен другой совет, позвони Трису.

Ни за что, подумал Пит, засовывая телефон в сумку. Никому он не будет звонить сегодня. Одного бредового звонка достаточно.

* * *
Серена постучала в дверь его комнаты в семь утра и сказала, что завтрак уже готов.

Через пятнадцать минут он был на кухне. Она стояла у плиты, помешивая на сковородке свежие кофейные зерна, в маленьких белых шортах и розовой футболке — ее обычной рабочей одежде, как он уже понял, — с собранными в хвост волосами. Ничего откровенно соблазнительного не было в ее облике — никакой мягко струящейся пижамы или искусно растрепанных волос, — и тем не менее ее природная чувственность поразила его.

— Что бы ты хотел на завтрак? — спросила она, выкладывая на стол еды больше, чем он мог бы съесть за целый день.

— Тебе не надо было так беспокоиться, — сказал он, помогая ей выжать апельсиновый сок. — Я просто заварил бы себе мюсли.

— У нас тут полный пансион. — Она подавила зевок и, наклонившись над раковиной, открыла окно. — Может, хочешь сосиски? Бекон, яйца?

Все, чего он хотел, — это затащить ее в постель и заняться с ней любовью, пока сон не уйдет из ее глаз, уступив место томному удовлетворению.

— Нет спасибо, — сказал он.

— Итак… — она налила себе кофе и, держа чашку в руках, прислонилась спиной к кухонной стойке, — о чем ты обычно говоришь во время завтрака?

— Обычно я завтракаю один.

— Ну, а когда не один?

Он попытался вспомнить.

— О работе. Мы говорим о работе. О том, чем займемся в этот день.

— А… — Еще одна медленная, ленивая улыбка. — И чем займешься сегодня?

— Ну… — Он хотел, чтобы его мысли вернулась оттуда, где он недавно оставил их. — Сначала мне надо в Корфу с пассажирами, потом на Кипр за грузом, а вечером я буду в Афинах.

— Счастливчик, — пробормотала она. — А я отправлюсь сейчас под свой зонтик к «веспам». И проторчу там целый день.

— Я буду думать о тебе. — Ничего кроме правды.

— Ну, а о чем еще обычно ты говоришь по утрам?

— О чем угодно. Обо всем. Но только не об устройстве квартиры. Стоит женщине заговорить об этом, как я начинаю нервничать.

— Правда? — спросила она с лукавой улыбкой. — Значит, ты не считаешь, что в этой кухне окно должно быть намного больше? Ты только посмотри на вид! Он просто молит об этом.

— Ты же не хочешь мужчину, который искал бы женщину только для того, чтоб заняться обустройством ее дома?

— Пока нет…

— Значит… когда-нибудь захочешь? — Это было уже интересно.

— Ну да, — сказала она, тряхнув головой. — Когда-нибудь. Но не сейчас. Сейчас мне бы хотелось попутешествовать. Сосредоточиться на своей карьере. Побыть свободной от семьи. В семейных обязательствах мало приятного. Они отвлекают и мешают двигаться вперед.

Пит посмотрел на груду еды, вспомнил, как легко она справлялась с Нико и с Сэмом, с каждым, кто оказывался у нее на пути, и подавил улыбку.

Глаза Серены сузились.

— Тебе что-то показалось смешным?

— Мне показалось, что тебе нравится, когда жизнь немного беспорядочна и не все в ней так просто.

— Возможно, раньше так и было, — пожала плечами Серена. — Возможно, так и будет еще несколько недель. Но через месяц моя жизнь должна стать стройной и упорядоченной, сосредоточенной исключительно на карьере и даже немного нарциссической.

— Отсюда правила для наших отношений?

— Точно. Я знала, что ты это поймешь, Пит Беннетт. Еще кофе?

Пит сохранял невозмутимость во время всего завтрака, пока она совершала свой обычный утренний ритуал. Тосты, обсуждение статьи в газете, список необходимых покупок в бакалее для Нико… Он ел овсянку, глядя, как она закладывает рабочую одежду Нико в стиральную машину, и снова удивлялся человеческой способности к самообману. Богиня свежесваренного кофе не имела никакой склонности к нарциссическому самолюбованию. Под ее бьющей в глаза чувственностью явственно проглядывалась природная забота о благополучии других.

Его часы сказали, что ему пора. Вздохнув, Пит встал и поставил тарелку и чашку в раковину.

— Ты права, здесь действительно нужно окно побольше, — сказал он, когда она остановилась рядом с ним.

— Я знала, что ты со мной согласишься, — она улыбнулась.

Ее улыбка стала шире, когда он повернулся к ней и она оказалась в ловушке из его рук.

— Может быть, в следующий раз мы вместо ужина сделаем что-нибудь такое, против чего охранники твоей чести не особенно стали бы возражать. К примеру, осмотрели бы окрестности. — Он коснулся губами ее губ. — Поплавали. — Еще один скользящий поцелуй. — Еще что-нибудь…

— Когда ты вернешься? — спросила она, поднимая к нему свои губы в обещании совсем другого поцелуя.

Его сознание было затуманено, когда Серена наконец отпустила его, и он прошептал:

— Скоро.


Ровно через неделю Серена сидела за столом в гостиной. Она отрядила одного из команды Нико посидеть под зонтиком рядом с «веспами», чтобы самой в это время просмотреть газеты с предложениями о работе за последнюю неделю. Но проблема была в том, что Серена больше мечтала, и стопка газет, ожидающая ее внимания, не становилась меньше. Время улетало впустую.

Он сказал, что вернется через неделю. Неделя — не такой уж малый срок. Когда приходится жить на острове, неделя порой начинает походить на вечность.

— Нико сказал, что я найду тебя здесь.

У Серены перехватило дыхание от неожиданно сильного удара сердца. Она поворачивалась медленно, очень медленно, ее сознание пыталось удержать готовое вырваться из-под контроля тело.

Она откинулась на спинку кресла и подняла подбородок. Она могла контролировать свои чувства. Она могла!

— Тебя долго не было, — сказала она, впитывая в себя весь его образ, улыбку, приподнятые уголки губ.

— И как идет охота?

— Не стоило бы задавать этот вопрос.

— Совсем ничего?

— Скажем так — нет ничего, что заставило бы затрепетать мое сердце.

— Значит, я могу склонить тебя к небольшой прогулке?

С его улыбкой он мог бы склонить ее к чему угодно.

— Возможно, у меня найдется пара часов. Беспечность здесь не приветствуется. Когда начинается сезон и приезжают туристы, мы отдаем им все свое время. Так живут на острове. — Кто сказал, что у нее нет контроля над этим мужчиной? Она посмотрела на сумку у его ног. — Ты останешься на вечер?

— У меня есть пара часов. Мне нужно подобрать на Санторини кое-кого.

Она сложила в стопку бумаги и закрыла ноутбук. Два часа — все же два часа. И нечего терять время.

— Надеюсь, у тебя есть полотенце и плавки?

— Вроде как есть, — сказал он.

Ее купальник был у нее в комнате.

— Тогда встретимся во дворе. Можешь перекусить чего-нибудь на кухне.

Через три минуты она стояла возле самой быстрой «веспы» и думала над своим следующим шагом.

— Что бы ты хотел сначала? Искупаться или осмотреть окрестности? Здесь есть несколько церквей в горах. Тебе нравятся церкви?

— В них есть определенный смысл, — сказал он с ангельской улыбкой. — И я думаю, что лучше сначала искупаться, а уж потом покаяться, — сказал он с ангельской улыбкой.

— Мне нравится ход твоих мыслей. — Сразу видно, что католик.


Они приехали в уединенную бухточку с белым песком, чистой изумрудной водой и пещерой, которую он наверняка захотел бы исследовать. Она увидела, как загорелись его глаза, когда он, не теряя времени, начал раздеваться. У него было сильное сухощавое тело без единой лишней унции жира. Абсолютное совершенство, если не считать тонкого длинного шрама, который, начинаясь на спине, шел вверх через левое плечо.

Она подошла ближе и провела кончиком пальца по белой узкой дорожке.

— Что это?

— Напоминание, — буркнул он. — Ты, между прочим, еще не разделась.

Стянув через голову платье, она покопалась в сумке в поисках защитного крема и начала наносить его на плечи и руки, удовлетворенно заметив, что ей удалось отвлечь его внимание от пещеры. Наклонив голову, она перебросила вперед волосы и протянула ему крем, перед тем как повернуться к нему спиной.

— Не возражаешь? — Ей хотелось почувствовать на себе его руки. Ей хотелось почувствовать его тело под своими руками. Она мечтала об этом.

Пит сделал шаг назад, обозревая открывшуюся перед ним перспективу. Как много изгибов, и каждый из них смертелен. И все они в его распоряжении. Он пытался вспомнить, когда еще жизнь была так прекрасна…

— Хороший день для купания, — раздался голос за его спиной. Он обернулся. — Марианна Пападопулос, — представилась дама. — У меня на острове бакалейная лавка. — Черный старомодный купальник. Крепкое тело. Сильные бедра. Белая купальная шапочка с желтыми пластиковыми цветочками.

Серена наклонила голову, все еще держа в руках свои волосы.

— Добрый день, миссис Пападопулос. — В ее голосе звучала нарочитая покорность. — Это Пит Беннетт. Он замещает Томаса. Но вы, наверно, уже в курсе.

— Конечно, — сказала Марианна, проворно забирая тюбик из рук Пита. Она выдавила себе на ладонь изрядное количество крема и нанесла его на спину Серены. Нельзя сказать, чтобы ее похлопывания были очень нежными.

— Спасибо, — поблагодарила Серена, получив свой тюбик обратно.

— В эти дни солнце уже не жаркое. Так что можно было и не беспокоиться, — сказала Марианна, энергично растирая спину Серены. На золотистой коже появились белые полосы. Пикассо был бы под впечатлением. Чего нельзя было сказать о Пите. Он чувствовал, что им просто необходимо куда-нибудь убраться с этого острова. К примеру, на Таити.

— Вы остаетесь на ночь? — спросила его Марианна.

— Нет, мадам, — сказал Пит, — я здесь всего на пару часов.

— Только и хватит, чтобы искупаться, а может, еще и подняться на какую-нибудь горку, — притворно вздохнула Серена.

Но Марианну нелегко было сбить с толку.

— Я вижу, что у вас только один скутер, — заметила она.

— Пит не привык тратить даром горючее, — объяснила Серена. — Он все-таки пилот.

— Все же в следующий раз вам лучше взять два. Думаю, твой дедушка не стал бы возражать. — Она многозначительно посмотрела на Пита. — Скорее, он даже настаивал бы на этом.

— Я пожалуй, пойду… искупаюсь, — Пит устремил взгляд к кристально чистой воде бухты.

— Хорошая идея, — сказала Марианна. — Иди. Искупайся. Охладись. Я тоже сейчас пойду. Не очень-то безопасно купаться одной. — И, словно величественная богиня в венке из желтых нарциссов, неторопливо направилась к воде.


Не удержавшись, Серена хихикнула, когда они пронеслись мимо их неторопливой дуэньи, поднимая вокруг себя фейерверк брызг, пока не достигли глубины, где было можно нырнуть.

Вынырнув через несколько метров, они повернулись к Марианне, которая предпочитала более спокойное погружение.

— Мы только доплывем до пещеры — и назад, — прокричал он.

— Я пропала, — сказала Серена с беспечной улыбкой.

— Но ты ведь ничего не сделала.

— Ты прав. — Она махнула Марианне рукой. — Возможно, я еще не совсем пропала, если мы останемся в поле ее зрения и на расстоянии друг от друга.

— Нам действительно нужно быть такими осторожными?

— Это Сати, — вздохнула она. — Здесь такое поведение жизненно необходимо.

Итак, оставаясь на виду у Марианны, они поныряли за ракушками на мелководье, пока наконец не вернулись обратно и не поплавали вокруг нее, поговорив о разных вещах, которые стоило бы посмотреть на острове. Но когда они вылезли из воды, оказалось, что прошло уже больше часа.

— Мне пора обратно, — вздохнул он, с сожалением глядя, как Серена натягивает на себя платье и собирает волосы в конский хвост.


Три дня спустя Серена сидела у кромки воды с кистью в руке, подправляя буквы на борту лодки Нико. Имя лодке давали один раз и никогда не меняли — летящая черная надпись нуждалась только в том, чтобы ее немного обновили. Эта лодка называлась «Изобилие», и Серена пыталась себя уверить, что такое имя подходит и ей. Нико решил, что Серене нужен еще один день отдыха от «весп», поэтому и в самом деле у нее образовалось изобилие свободного времени.

Нико лишь уговорил ее спуститься на берег к докам и подправить надпись, пока он, разложив на берегу сети, починит их. Сэм пришел к ним сразу же после школы, за ним появилась Хлоя, но вместо того, чтобы отправить племянника домой, она устроилась рядом и принялась с ловкостью заделывать дырки.

Так что и в компании у меня тоже недостатка нет, подумала Серена.

Через две недели ее работа на острове подойдет к концу, и она спокойно сможет заниматься тем, чем захочет. Возможностей — изобилие! Есть над чем подумать.

Просто стыд, что последнее время единственное, о чем она могла думать, был мужчина с порочной улыбкой, душой орла и сердцем, стучащим с ее в унисон.

— Тупица, — пробормотала она.

— Ну, вот опять, — сказал Сэм, многозначительно глядя на Нико, — разговаривает сама с собой.

— Пусть тебе это будет уроком, Сэм, — проворчал Нико. — Надень шляпу.

— Смотри, смотри! Это Пит! — закричал Сэм.

На горизонте появился вертолет и начал к ним приближаться. Когда он опустился ниже, Серена смогла увидеть в кабине Пита и двух пассажиров. Сэм вскочил на ноги и замахал руками. Хлоя помахала тоже. Даже Нико поднял голову и улыбнулся.

Лишь Серена стиснула зубы и вернула все свое внимание к греческому слову «изобилие».

— Я сбегаю узнать, останется ли он на вечер? — сказал Сэм, когда вертолет начал опускаться на посадочную площадку за отелем. — Может, он тоже захочет прийти чинить сети?

— Если он только останется, — пробормотала Серена. — Иногда он не остается. — Иногда он просто прилетает, чтоб мучить ее.

— Если он останется, то переночует в отеле, — как бы между прочим сказал Нико.

Серена подняла голову.

— Ты что, выселяешь его?

— Придется. По совету Марианны и Тео. Они боятся за твою честь.

— Мы ходили купаться! — возмутилась Серена. — Это все, что мы делали.

— Это не то, что я слышал. По словам Марианны, ей пришлось тебя спасать. Она подоспела как раз вовремя. Еще бы секунда — и его руки были бы на тебе.

— Хороша история, — проворчала Серена. Ее глаза сузились. — И когда же ты решил его выставить?

— В тот же день, когда вы ходили купаться, — с милой улыбкой сказал Нико. — Я позвонил ему и все объяснил, и он сам предложил перебраться в отель. Сказал, что заботится о своей репутации. И о твоей тоже.

Серена хмыкнула.

— Так значит, он остановится в отеле? — спросил Сэм.

Нико кивнул.

— Скорее всего.

Сэм с такой прытью бросился по берегу, что Серена даже позавидовала, и вдруг, чуть не споткнувшись, остановился. Она смотрела, как он повернул назад, но не к ней и не к Нико, а к Хлое. За все утро он первый раз обратил на нее внимание.

— Какую комнату мы предоставим ему? — спросил он. — Ту, большую? Номер семнадцать?

— Надо проверить, нет ли там кого-нибудь, — сказала Хлоя. — Если он занят, мы можем дать ему второй номер. Это еще одна из наших лучших комнат. Скажи на ресепшене, чтобы они оформили ему со скидкой.

Сэм пустился бегом, лицо Хлои сияло.

— Ты слышал? Он сказал мы. Сэм имел в виду меня и его.

— Ты сдаешь пилоту свой лучший номер? — Нико удивленно смотрел на нее. — Да еще со скидкой? С какой стати?

— Он мне нравится, — улыбнулась Хлоя. — Он хорошо относится к Сэму. И рассказывает про наш отель своим пассажирам…

— И это все, что мы знаем о нем, — буркнул Нико.

Глаза Хлои насмешливо блеснули.

— Ну, а еще он красивый и вежливый…

— Почти без гроша, не грек, бывший католик… — проворчала Серена. То, что без гроша, было явным преувеличением, если учесть, что Пит был совладельцем авиалинии. — К тому же ему, говорят, через многое пришлось пройти.

— Как романтично, — пропела Хлоя, скосив на нее глаза. — Как ты думаешь, от чего он бежит? От трагедии в прошлом? От женщины? От мира, полного несправедливости?

— Скажи еще — от преступного мира… — пробормотал Нико. — Брось, Хлоя! Никакой он не святой. Просто возит туристов по небу.

— А до этого он летал на вертолете в команде спасателей, — быстро сказала Серена.

Нико молча уставился на нее. Так же, как и Хлоя.

— Ладно, — наконец сказал он. — Значит, не всегда он был летуном. Вот это я понимаю — работа! Некоторые женщины даже могут найти это романтичным. — Он посмотрел на Хлою. — Но скажи, умеет ли он ловить рыбу?

ГЛАВА ПЯТАЯ

Пит был в пяти шагах от отеля, с рюкзаком через плечо и мыслями о темноглазой богине, когда его обогнал Сэм. Придержав перед ним дверь, он устремился прямо к ресепшену. Пассажиры, которых привез Пит, разошлись по домам своих родственников, так что ему не надо было ни помогать принести вещи, ни отвечать на бесконечные вопросы до самой середины следующего дня. Оставалось только позаботиться о себе.

А это означало — заказать комнату, перехватить чего-нибудь съестного и, главное, найти Серену.

Подойдя к регистрационной стойке, Пит улыбнулся. Дежурившая на ресепшене девушка вспыхнула.

— Вам нужна комната, сэр? — спросила она. — Вы ее заказывали?

— Нет. Но мне нужна комната только на одну ночь. У вас она есть?

— Конечно, сэр. На одного?

Пит кивнул.

— Ваша комната будет номер семнадцать.

Он подал свою кредитную карточку; через несколько секунд девушка вернула ее вместе с ключами.

— Желаю приятного отдыха, — сказала она.

— Я могу помочь нести тебе рюкзак, — предложил Сэм.

— Ты и здесь работаешь?

— Нет. — Сэм вдруг замолчал, как если бы ему в голову пришла новая мысль. — Нет еще. Но я мог бы. Как ты думаешь, она будет платить мне?

— Кто? Твоя тетя? Наверно. — Пит внимательно посмотрел на мальчика. — Тебе нужны деньги?

— Они каждому нужны.

Открыв дверь номера, Пит огляделся.

— Хорошая комната. — Он бросил рюкзак на постель и повернулся к бару. — Ты пьешь, Сэм?

Губы Сэма сжались.

— Нет.

— Куришь?

— Нет.

— Наркотики?

— Я сказал — нет!

— Тогда почему тебе так нужны деньги?

Сэм не ответил. Пит молча смотрел на мальчика и ждал. Он позаимствовал этот прием у Джейка.

— А что, если мне понадобится купить еду или обувь? — наконец произнес Сэм. — А что, если мне вдруг нужно будет купить лекарства… Если… если я вдруг заболею?

— Твоя семья позаботится о тебе. Твоя тетя Хлоя.

Сэм смотрел на него с недоверием.

— Ты этого не знаешь.

— Ты прав, я не знаю. — Пит потерял мать, так же как и Сэм. Но он никогда не был один. Он всегда мог положиться на своих братьев. Даже когда отец отделился от них. У Сэма же никого не было, и Пит даже не мог представить, через что пришлось пройти мальчику — или через что он все еще проходил, судя по его настойчивому желанию зарабатывать свои собственные деньги. — Но я могу поспорить с тобой на пятьдесят евро, что если ты заболеешь, то твоя тетя достанет тебе и лекарства, и доктора и отвезет в больницу, если будет нужно. — Он достал из кармана бумажник, вытащил оттуда пятьдесят евро и бросил их на постель. Затем Пит вытащил еще одну купюру. — И еще на пятьдесят, что она никогда не позволит тебе голодать.

Сэм молча смотрел на него своими темными настороженными глазами.

— У меня нет ста евро, чтоб спорить с тобой, — сказал Сэм.

— Тебе это и не нужно. Если твоя тетя не поддержит тебя, эти деньги твои. В другом случае ты просто мне их вернешь. Вот так. — Пит наклонился и начал разбирать свой рюкзак. Когда он с этим закончил, Сэм стоял рядом с кроватью, и денег на ней уже не было.

— Договорились, — неловко сказал он.

Пит кивнул. Возможно, зная, что у него есть деньги, мальчик будет чувствовать себя в большей безопасности.

— Сейчас все на берегу чинят сети, — помолчав, сказал Сэм. — Ты тоже мог бы спуститься.

— Мне нужно еще кое-что сделать. — Пит пытался быть осмотрительным. Пытался не броситься искать Серену в ту же минуту, как только его нога ступила на остров. Хотя… хотя если он встретится с ней открыто, в компании других, возможно, это будет и лучше. Может быть, как раз такой тип отношений считается образцовым на Сати.

Сэм смотрел на него с любопытством.

— Серена там, внизу.

— Я видел.

— Все время сама с собой разговаривает. Нико считает, что ее заклинило на чем-то.

— Ладно. Возможно, я и спущусь вниз, — сказал он. В конце концов, Сэм был здесь, а значит, Нико и Серена думали, что все будет нормально, если он присоединится к ним. Иначе они не разрешили бы ему так сразу сюда примчаться.

Кроме того, ожидание никогда не было его сильной стороной. Если Пит Беннетт чего хотел, он это получал.

Быстро.


Серена решила держаться холодно и спокойно, если Пит пожелает спуститься к ним. Спасаться от жары ей помогало то, что она стояла теперь в воде. Со спокойствием было сложнее — ее сердце стучало, а в голове все время крутилась сцена с поцелуем из одного телефильма.

— Нет! — выдохнула она сквозь зубы и покосилась на Нико.

Сжав губы, она сосредоточила свое внимание на надписи вместо того, чтобы без конца поглядывать на береговой спуск.

Она работала над буквой в середине, когда заметила Пита и Сэма, спускающихся к берегу от поселка, а не прямиком из отеля, как она себе это представляла. Причина их отклонения, скорее всего, объяснялась свернутой в трубку газетой и голубой сумкой, которые Пит нес в руках. Причина же ее не слишком аккуратно сделанной работы, возможно, была связана с тем, как сидела на нем белая майка и полотняные брюки, штанины которых были отрезаны выше колен.

— Вот и они, — сказала Хлоя.

— Ммм. — Серена попыталась изобразить равнодушие, но по усмешке Хлои поняла, что ей это не удалось. Впрочем, сейчас Хлою больше занимало содержимое голубой сумки.

Пит приложил немало усилий, чтобы проделать свой путь к берегу надлежащим образом. Он остановился, чтобы сбросить сандалии, когда дошел до песка. Остановился еще раз, чтобы перекинуться парой слов с немолодой парой туристов. Когда он остановился в третий раз, чтобы ткнуть палкой в комок водорослей и заставить маленького краба скатиться обратно в его норку, Серена чуть не закричала.

Он прекрасно знал, что делал с ней. Он заставлял ее ждать. И хотеть. И хотеть еще больше.

— Привет, — сказал Пит, когда они с Сэмом наконец дошли до лодки. Он наклонился и положил пакет и газеты внутрь, прежде чем послать ей свою медленную, ленивую улыбку. Ей было этого недостаточно. Она хотела большего.

— Привет, пилот. — Она не собиралась менять для него свои планы.

— Яблоки и медовый пирог, — сказал он.

Она собиралась стать успешным международным фотожурналистом! А не заурядной женой-домохозяйкой.

— Нет! — отрезала Серена. — Да, — тут же поправилась она, уловив суть предложения. — Спасибо.

— Пожалуйста. — Он внимательно посмотрел па нее. — Что-то не так?

— Все этот чертов остров, — пробормотала она.

— Ей не терпится поскорее выбраться отсюда, — сказал Нико, глядя голодным взглядом на плетеную сумку, как чайка — на хлебную корку. Конечно, Марианна Пападопулос была самой большой сплетницей на острове, но ее печенье могло заставить и седых греческих рыбаков склонить перед ней свои головы. Эта плетеная сумка, которую принес Пит, была одна из тех, что она приберегала для особых случаев, и Нико знал это.

— Что в сумке? — спросил он.

— Яблоки и медовый пирог, — буркнула Серена. — И это все мне.

— Вообще-то я купил это для всех, — сказал Пит. — Я бы купил что-нибудь специально для тебя, но я же знаю, что мне нужно быть осмотрительным…

— Вполне разумно. — Нико заглянул в сумку. — Смотрите-ка, он даже порезан. А для кого этот самый большой кусок?

— Для Сэма, — сказал Пит. — Лично от миссис Пападопулос.

— Ты ей нравишься Сэм, — улыбнулась Хлоя. — Какой здоровенный кусище!

Сэм посмотрел на пирог, потом на Хлою.

— Можешь сама его взять, если хочешь, — предложил он. — Я не очень хочу есть.

Хлоя в изумлении уставилась на племянника.

— Спасибо, Сэм. Но он для меня великоват, — сказала она, заглянула в коробку и выбрала себе кусок поменьше. — Оставь себе на потом, если ты не хочешь есть сейчас.

«Потом», по расчетам Сэма, состоялось ровно через две секунды. Он взял свой кусок и пошел снова проверять сети. Его примеру последовали и Нико с Питом.

— Может, мне надо было его взять, а? — прошептала Хлоя, с беспокойством глядя на Сэма. — Он предложил, а я отказалась. Похоже, это было неправильно…

— Нет, — сказала Серена, — ты все сделала, как надо. Хорошо, что Сэм предложил, и правильно, что ты отказалась. — Тут ее мысли вернулись к Нико и к тому, что она, как милая, добрая кузина, могла для него сделать. — Конечно, если бы ты хотела извлечь пользу из всего этого, ты как-нибудь между делом предложила бы Сэму приготовить несколько окуньков из его утреннего улова и так же, между делом, пригласила бы Нико помочь вам все это съесть.

Несколько мгновений Хлоя молча смотрела на Серену.

— Нет, я так не могу, — наконец сказала она. — Это поставит Нико в ужасное положение. Это будет выглядеть почти как свидание или что-то в этом роде.

— Ну и что? Что в этом плохого? Когда ты получше узнаешь моего кузена, ты удивишься…

— Да не хочу я никаких сюрпризов! Нико скоро уедет… — Она вздохнула и посмотрела в сторону. — В то время как я… я не могу уехать отсюда, даже если бы и хотела. Мои родители уже старые, а кому-то нужно заниматься отелем.

— Уедет ли Нико отсюда или нет, это еще вопрос. Он мог бы сделать это место своим домом, если бы у него был еще хотя бы один дополнительный стимул. Видишь, он показывает Сэму, как нужно сворачивать сети. Ему нравится ловить рыбу. Ему нравятся люди, которые здесь живут. И ему нравишься ты.


Она уже доедала пирог, когда Хлоя встала и пошла к сетям, а Пит направился к лодке. Прислонившись спиной к борту, он начал просматривать газеты, которые принес с собой, — «Таймс» и «Австралию».

— Я видел здесь работу для тебя, — сказал он, засовывая руку в пакет за следующим куском пирога. Серена смотрела на него с завистью. Если она съест еще один кусок, ей придется нагрузить себя дополнительным комплексом физических упражнений. Соблазнительно, но — увы… — Им нужны политические обозреватели. А сами они находятся в Иерусалиме.

— Я могла бы жить в Иерусалиме.

— Ты могла бы выучить иврит?

— А это нужно?

— А черт его знает. — Он дал ей страничку с объявлениями. — На вот, держи.

Она вышла из воды и, поставив банку с краской в ямку в песке, села рядом и развернула газету.

Ничего, кроме мира открывающихся возможностей, не могло отвлечь ее внимания от соблазнительного образа мужчины и медового пирога — а этих двух вещей ей сейчас хотелось больше, чем мог бы позволить здравый смысл.

— Здесь есть кое-что и для тебя, — сказала она через несколько минут. — Хотел бы ты летать вместе с метеорологами в Гренландии?

— Нет.

— Почему?

— Не люблю холод. А вот — для тебя. — Он просматривал «Австралию». — Общество дикой природы ищет фотографа. Это в Новой Тасмании.

— Тасмания слишком близко к Австралии, — сказала она. — Мне нужно что-нибудь более удаленное. — Он посмотрел на нее и покачал головой. Серена вздернула подбородок. — Что? Я не имею права желать свободы?

— Я думаю, твой выбор должен зависеть от работы, которую тебе придется делать, а не от того, как далеко, это будет от твоей семьи.

Ценное замечание!

— Ты ведь будешь скучать по ним, — продолжал он. — Ты не представляешь, как хорошо, что есть люди, которые заботятся о тебе. Люди, на которых ты можешь положиться, потому что они любят тебя. — Он не смотрел на нее. Он думал о Сэме.

Она проследила за его взглядом, направленным туда, где Сэм и Нико чинили сети.

— Итак, бери кисть, будем заканчивать, — сказала она, поднимая банку с краской и вручая ее Питу. — А потом уходим.

— Уже? — удивился он, беря у нее из рук банку и обходя вокруг лодки. — Я ведь только пришел.

— А как ты смотришь на то, чтобы пару часов поработать над серией почтовых открыток?

— У меня есть выбор?

— Нет. Но тебе это понравится. Можешь мне поверить.

— А темная комната там будет? — На его лице появилась пиратская улыбка. — Мне нравятся темные комнаты.


— А где же темная комната? — В его голосе сквозило разочарование. Они были в светлой и аккуратной гостиной ее бабушки и дедушки, скорее похожей на просторный кабинет. Ноутбук с большим экраном на столе. В углу принтер. С полудюжины папок рядом.

— Я не говорила ничего подобного, — сказала Серена, опуская жалюзи и включая компьютер. — Это тебе почему-то взбрело в голову, что должна быть темная комната. Добро пожаловать в эру цифровой фотографии! Времена темных комнат, ванночек и вонючих химикатов давно ушли в прошлое.

Жаль. У него было несколько фантазий, связанных с темными комнатами… Судя по всему, им так и суждено остаться фантазиями.

— Будем надеяться, что эти снимки окажутся вполне приличными, — вздохнул он, пододвигая стул и устраиваясь с ней рядом.

Фотографии оказались намного приличнее, чем он ожидал. Начиная от широкоугольного снимка миссис Пападопулос, поливающей герани перед своим магазином, до последнего с Нико и Сэмом — все они смогли отразить власть человеческого духа со всеми его достоинствами и недостатками.

— Забудь мое ворчание, Серена, — сказал он с неловкой грубоватостью. — К твоим снимкам оно не имеет отношения.

— Здесь есть еще один, который может тебе особенно понравиться. Хотя он и не для почтовой серии.

— Тогда для чего?

— Для тебя. — Она пробежалась по своим файлам и наконец нашла его. Это был один из тех снимков, когда они были на горе, на плато. Поразительно… Серене удалось увидеть и запечатлеть его одиночество и боль, а он-то считал, что умеет это скрывать…

— Если бы я была любопытной, — сказала она, — я бы спросила тебя, о чем ты тогда думал.

— Если бы я был из тех, кто любит делиться, я бы рассказал тебе. — Пит отвел взгляд: ему больше не хотелось смотреть на эту фотографию. Когда-нибудь он перестанет убегать. Он повернется и посмотрит в лицо своему прошлому. Возможно, даже найдет способ примириться с ним. Но не сегодня…

— Что-то ужасное?

— Нет, — буркнул он.

Она встала и, повернувшись спиной к столу, пристально посмотрела на него.

— Откуда же у тебя такой взгляд?

— Жизненный опыт. — Он взял ее за талию и одним движением подвинул так, что она оказалась напротив него. — И ничего больше. — Его пальцы были длинными и сильными, а ее живот — шелковисто-гладкий и просто молил, чтобы его приласкали. Пит притянул ее ближе, его палец начал выводить на ее животе ленивые круги.

Если вспыхнувшие щеки считать индикатором, то ей нравились его прикосновения.

— Я поступил в военную группу спасения, — начал он, — и был готов ко всему. По крайней мере я так думал.

— Дерзко, — пробормотала она. Ее руки опустились ему на плечи. — И довольно самонадеянно.

— Да. Но когда ты спасаешь человека, не важно, что именно ты думаешь. — Он не знал, почему ей это рассказывал. Ему надо было оставить эту тему, но ее глаза смотрели на него без осуждения, и ее руки на его плечах были такими мягкими, такими успокаивающими. — Это самое лучшее чувство, какое только может быть. Но… когда тебе не удается его спасти… — Он остановился и сделал глубокий вдох. — Он забирает с собой часть тебя. — Пит замер, потом его рука снова начала те же движения на ее животе. — И если бы я продолжал идти по этому пути, от меня бы просто ничего не осталось. Поэтому я ушел. — Он откинулся на спинку стула, пытаясь сосредоточиться на настоящем, на этих маленьких белых шортах, на этой женщине перед ним. Чертовски далеко от способа очаровать ее, подумал он.

— Ты считал, что подвел их? Людей, которые готовили тебя? Или тех, которых ты не смог спасти?

— Я подвел их.

— Не надо так строго судить себя, — сказала она тихо. — Никто не мог бы спасти их всех. Даже сверхчеловек.

— Ты веришь в сверхчеловека? — Он попытался улыбнуться.

— Я верю в тебя.

— К черту все это! — Он притянул ее к себе, прислонившись щекой к ее животу. — Не надо.

Она погрузила пальцы в его волосы и, оттолкнувшись от стола, скользнула к нему на колени. Его тело сразу откликнулось. Он почувствовал, как весь напрягся под ее небольшим весом, вдыхая в себя запах ее кожи, запах моря.

— Знаешь, что тебе нужно? — сказала она. — Прямо сейчас?

— Сменить тему. — Тут не было никаких вопросов.

— Расслабиться. — Серена чуть пошевельнулась, и эти маленькие белые шорты сдвинулись вместе с ней.

Ее губы были на его губах, дразня и отдавая, и весь мир, с его борьбой за место в нем, исчез под его желанием. Пит попытался подавить это в себе. Он взывал к своему умению с легкостью строить отношения с женщинами.

— Я все еще жду голубого платья, — сказал он, ловя между пальцами завиток ее каштановых волос.

— Если бы я знала, когда ты придешь… — начала Серена, поднимая вверх его майку.

Он помог ей, сорвав майку и швырнув ее на пол, рывком прижавшись к ее горячему телу.

— Поверь мне, ты будешь знать, когда я приду.

Он провел пальцем от маленькой ямки на ее шее вниз и удовлетворенно улыбнулся, когда ее глаза затуманились и острые пики сосков проступили под тонкой тканью топа. Ее улыбка стала дразнящей.

— Ты так красив, Пит Беннетт, — сказала она, перекидывая через плечи завязки бикини, — и так прекрасно сложен, что при взгляде на тебя у женщины перехватывает дыхание. И ты достаточно силен, чтобы заставить ее трепетать от предвкушения. — Она играла концами завязок, пока его пальцы не сплелись с ее пальцами и не взяли на себя эту работу.

Он потянул за них, но не слишком сильно, и Серена чуть вздрогнула и откинулась назад, превосходно исполняя свою роль, поддерживая игру.

Пит провел руками по ее золотистым плечам, опускаясь все ниже, пока их ладони не сомкнулись. Он улыбнулся. У нее были изумительные руки, мягкие, женственные — прямой контраст с его большими и сильными. Она опустила глаза на их соединенные руки, переплетая его пальцы со своими, захватывая их в плен.

— Ты не хочешь, чтобы я касался тебя? — спросил он, когда ее губы легкими поцелуями начали двигаться вдоль его подбородка, приближаясь к губам. — Какая жалость…

— Я хочу, чтобы ты касался меня, — сказала она. — Скоро. Очень скоро. Но пока это не должно меня отвлекать. — Их губы встретились в таком глубоком, затуманивающем сознание поцелуе, что он застонал под этой неожиданной атакой. — Терпение, пилот. — Она чуть ослабила свои руки и выгнулась назад, коснувшись его тела, словно мягкая волна прибоя, и остатки его самоконтроля исчезли под этой волной.

Его руки скользнули по ее коже, ее животу, по белым маленьким шортам. Вперед и назад, вперед и назад, пока его тело не потребовало большего.

Ее грудь — полная и округлая, с темными розами сосков, — просто идеально подходила к его рукам. Она глубоко втянула в себя воздух, прижимаясь к нему всем телом.

С глухим рычанием Пит подхватил ее на руки и перенес на диван.

Он наслаждался ее губами, ее кожей, ее грудью. Она была так податлива, так упруго податлива, с глазами черными, как ночь, с горячим румянцем, заливающим щеки, когда он двигался у нее внутри, с каждым разом наполняя ее чуть больше.

Она прогибалась под ним, ее пальцы впивались в его руки, ее губы искали его губы в поцелуе, который, казалось, достигал самого его сердца. У него и раньше были подруги, он наслаждался с ними любовной игрой, но еще никто не играл с ним так. Никогда.

— Еще, — прошептала она, когда Пит перекатился с ней на спину.

— Ты получишь это…

А потом он полетел в бесконечность, касаясь неба, забирая ее с собой, давая ей то, о чем она его просила.


Он услышал ее смех. Нежный, удовлетворенный смех, который прошел сквозь него, когда он лежал на спине, все еще сжимая в руках ее тело. Слишком много для простой игры. Так не получают простое удовольствие.

— Все нормально? — Для Пита это был странный вопрос. Обычно он и сам это знал, никогда полностью не теряя над собой контроль.

— Клянусь, я побывала на небесах, — сказала Серена и снова рассмеялась. — Может, я уже умерла?

— Ты жива. У тебя есть пульс.

— Что это? — спросила она, когда он шевельнулся у нее внутри.

— Маленькое чудо. — Наверно, ему удастся показать ей, каким он может быть искушенным любовником, если приложит к этому свое сознание. Осталось только найти его. — Ты сказала, что хотела бы еще…

Ее губы дрогнули, когда она медленно провела пальцами по его рукам.

— Конечно.

— И я доставлю тебе удовольствие, — сказал Пит, переворачивая ее на спину, прежде чем его губы от уголка ее рта скользнули по ее подбородку к изгибу шеи.

— О, ты доставишь. — Его губы сомкнулись вокруг ее соска, нежно покусывая его, и она выдохнула, нежно пропуская его волосы сквозь свои пальцы. — Ты доставишь…

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Пит Беннетт был и страстен, и искушен, решила Серена через полчаса, стоя под теплым душем. Он помылся вместе с ней, зацеловывая ее до бесчувствия, проклиная свое тело за ненасытность.

Она смотрела на него сквозь щель между занавесками, когда он вытирался и натягивал на себя брюки и майку. Такое сильное крепкое тело. Такое удовольствие было исследовать его. У него был еще один шрам — внизу на спине. Этот шрам был ужасный — шириной в пару дюймов и выглядел как ожог или след от троса. Этот мужчина был воином. Под беспечным очарованием скрывалось сердце бойца.

В эту минуту ее воин выглядел очень удовлетворенным, она могла бы поклясться в этом. Его тело побывало на небесах — она это знала, потому что он взял ее с собой. Но его сознание, казалось, не совершило никакого чудесного путешествия.

Она вышла из душа и встретила в зеркале его мрачный взгляд.

Он повернулся, все так же хмуро глядя на нее, словно темный ангел, от волос, свисающих мокрыми прядями, до кончиков пальцев на ногах.

— Это катастрофа, — сказал Пит, притягивая ее к себе в поцелуе, который заставил ее застонать от неожиданной страстности. — Ты — катастрофа.


Пит бессильно прислонился к двери ванной в ту же минуту, как закрыл ее за собой, желая больше не возвращаться туда, желая, чтобы ноги вынесли его вон отсюда и, не останавливаясь, продолжали нести до самого отеля. Ему нужно было подумать. Восстановить равновесие, которое он потерял в объятиях этой сирены.

Он сделал шаг и остановился как вкопанный. Прямо перед ним стояли Нико и Сэм.

— Мы собирались приготовить окуня, которого я поймал сегодня утром, — сказал Сэм. — С Нико. И мы хотели пригласить Хлою, Серену и тебя помочь нам съесть его.

— Да? — Он пытался найти слова, пока Сэм с надеждой смотрел на него, а Нико косился на закрытую дверь ванной. — Должно быть, большой окунь.

— Большой — улыбнулся Сэм. — А где Серена?

Это был не тот вопрос, на который ему хотелось бы отвечать.

— В гостиной. Занимается фотографиями, теми, что она сделала сегодня утром на берегу. Думаю, она собирается их использовать для ее серии открыток. Сбегай, посмотри.

Сэму не нужно было повторять дважды. Но Нико остался стоять там, где и стоял.

Дверь ванной чуть приоткрылась. Пит, не поворачиваясь, быстро нажал на ручку двери за своей спиной.

Глаза Нико сузились. Он молча смотрел на Пита, на его мокрые волосы. Пит пытался представить себя на месте Нико. Пытался представить, как он поймал какого-то плейбоя, который выходил из ванной его сестры, а его сестра все еще там. Что бы он сделал на его месте?

Кастрация казалась вполне подходящим вариантом.

К счастью, Нико был склонен решить этот вопрос более цивилизованным путем.

— Не хотел бы ты объяснить, — спросил он, — почему это дверь ванной вдруг сама собой открылась?

— Ветер, должно быть.

— Ветер?

— Ну да. Восходящие потоки. Нисходящие. Перемещение воздуха. В общем — ветер.

Нико не выглядел убежденным.

— Или, может, дом наклонен.

— Дом стоит ровно.

Пит тщетно пытался найти еще какое-нибудь объяснение.

— Может, это раньше он стоял ровно, а теперь вот наклонился.

Губы Нико скривились. Было видно, что он не купился.

— Серена взрослый человек, — наконец сказал он. — И сама способна сделать свой выбор. — Взгляд Нико остановился на двери ванной. Его брови нахмурились. — Но только попробуй сделать ей больно, и тебе не поздоровится!

— Никто не собирается причинять ей боль, — сказал Пит. — Серена знает, что делает, так же как и я.

— Правда? — Кулак Нико с такой силой опустился на дверь ванной рядом с его головой, что стекла в доме задрожали. — Ужин в семь, — объявил он. — Хлоя и Сэм ужинают с нами.

Когда Нико ушел, Серена открыла дверь и вышла из ванной полностью одетая, насколько вообще можно считать одетым человека в узких шортах и коротком топе.

— И что? — спросил он. — Что теперь?

— И ты называешь это осмотрительностью?

— Ну, могло быть и хуже.

— Хуже? — Она изумленно уставилась на него. — Нико знает, что я была там, что ты был со мной. Разве может быть хуже?

* * *
Потом появилась Хлоя и повторила приглашение на ужин.

— Я побоялась пригласить всех вас к себе. — Она поставила на стол большую корзину и посмотрела во двор, где Нико с Сэмом готовили барбекю. — Я до сих пор не совсем понимаю, как так получилось, что ужин будет здесь. Надеюсь, ты не возражаешь? Я принесла с собой овощи для салата, хлеб и вино. Нико сказал, что приготовит рыбу.

— Ну и отлично, — улыбнулась Серена.

— Значит, вы не против? — Хлоя с надеждой посмотрела на Пита. — Вы никуда не собирались пойти вечером?

— Ну… не знаю, — сказал Пит. — Я как-то… не думал об ужине…

— Если мы останемся здесь, я могу гарантировать стакан вина или пива с ужином, — сказала Серена, открывая холодильник и доставая оттуда бутылки. Она не имела ни малейшего представления, насколько их потрясающе восхитительное занятие любовью могло изменить все. Абсолютно никакого представления о том, что ему было нужно от нее. Она знала только то, что ей не хотелось, чтобы он уходил. — Можем даже начать с этого.

Пит улыбнулся.

— Ну и отлично!

— Значит, ты останешься на ужин? — просияла Хлоя. — Нам будет веселее с тобой. — Это означало, что ей было неловко ужинать только с Нико и Сэмом. — И еды просто изобилие.

Опять это слово, подумала Серена. Изобилие, Она посмотрела на Пита — и именно это она и увидела в нем.


Было уже почти десять, когда Хлоя решила, что им пора уходить. Ужин был давно съеден, и Сэм уже начал клевать носом. Пит тоже встал, собираясь вместе с ними пойти в отель, и эта счастливая семейная картинка больно задела Серену. Не важно, что на самом деле это было не так, ей все равно это не нравилось. Так же как и Нико.

— Ты не собираешься прогуляться с ними? — спросила она Нико.

— А ты?

— Нет.

Нико нахмурился.

— Тогда я пойду, — сказал он.

Пит кивнул, как если бы и ожидал этого. Он начал относить тарелки и пустые стаканы на кухню, в то время как Нико помогал Хлое собирать их вещи. Вот так оно лучше. Гораздо.

— Когда ты завтра улетаешь? — спросила она.

— Около десяти. Мои пассажиры хотят осмотреть Санторини.

Санторини. Изобилие ночной жизни. Опять изобилие? Черт!

— Останешься там на ночь?

— Да. — Он наклонился и поцеловал ее в щеку.

— Что это?

— Осмотрительность.

Она подумала, что не увидит его весь день завтра, а может, и послезавтра. Подумала о том удовольствии, которое она получала от его поцелуев, и решила забыть про осмотрительность. Она поставила посуду в раковину, подошла к нему и коснулась губами его губ. Сначала дразня, потом с ненастным желанием, затягивая его все глубже и глубже в темные, неизведанные воды.

— Я позвоню тебе, — сказал он, задыхаясь, когда их поцелуй закончился. — Я прилечу скоро. Очень скоро. Как только смогу.


Он позвонил ей на следующий день.

— Ты где? — спросила она.

— Сижу в кафе на Санторини, читаю газету.

Счастливчик. Она-то, как всегда, сидела под пляжным зонтиком рядом со своими «веспами».

— Как тебе нравится работа в Доме моды в Нью-Йорке? — спросил он.

— Без энтузиазма. Хотя это и соответствует требованиям удаленности от моей семьи.

— А свадебный фотограф в Вегасе?

— Если только я буду работать на Элвиса.

— Такая возможность не исключается. — Она услышала улыбку в его голосе. Ее глаза закрылись, и она дала теплой волне пройти сквозь ее тело.

— Хорошо. Есть и более интересные предложения. Например, Международный конкурс фотографии. Тема — квинтэссенция гуманизма.

— Я вся внимание.

— Я рад. Привезу тебе подробности.

— Когда?

— Скоро.

Серена вздохнула. Это означало, что у него не было ни малейшего представления о том, когда он вернется.

— Ладно. Наслаждайся. Санторини — просто чудо.

— Ты лучше.


На следующий день он позвонил снова.

— Что ты делаешь? — спросил Пит.

— Отгадываю кроссворд в «Сидней морнинг геральд». — Она сидела на своем обычном месте рядом с «веспами», но время в это утро текло быстрее обычного. — Британскому королю рок-н-ролла срочно нужен личный пилот.

— Я сражен.

— Ну, это так, на заметку… А еще военной базе на Северном побережье Австралии требуется пилот для санитарного вертолета.

Молчание.

— Я чувствую, ты заинтересовался, — сказала она. — Я оставлю тебе эту газету. Между прочим, у меня завтра собеседование в Афинах. Центральной газете нужен фотожурналист для освещения политической и общественной жизни. Звучит заманчиво.

— Как ты туда доберешься?

— Думаю, на катере.

— Я мог бы доставить тебя туда быстрее, чем катер, — пробормотал он.

Пит мог бы доставить ее туда быстрее, чем любой на этой планете, — она была уверена в этом.

— Ты свободен завтра? Тогда я могла бы сделать тебе заказ.

— Можно обойтись и без этого. Когда у тебя интервью?

— В четыре.

— Я прилечу за тобой после обеда. Потом мы могли бы поужинать в Афинах… Провести ночь…

— Мне нравится твой план. — Она уже договорилась на завтра с одним подростком из поселка посидеть с ее «веспами». А почему бы не на пару дней? У нее была веская причина и, видит бог, жестокая потребность провести с Питом хотя бы день, не оглядываясь все время по сторонам. — Я скучала по тебе, пилот.

— Я хотел бы снова обнять тебя…

— Значит… увидимся завтра?

— Я прилечу за тобой.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Какая огромная разница между жизнью на маленьком сонном греческом острове и той энергичной пульсацией, которая чувствовалась в центре большого города! Люди здесь и двигались быстрее, и говорили громче. Шесть месяцев назад вся эта атмосфера подействовала бы на Серену возбуждающе. Сейчас она ее даже нервировала.

Или всему виной было надвигающееся собеседование?

Они стояли перед входом в здание. На ней был серый деловой костюм, волосы собраны в элегантный пучок. Она выглядела отлично. А ее портфолио! Единственное, чего ей не хватало, так это энтузиазма, чтобы пройти через эти двойные стеклянные двери.

— Тебе пора, Серена, — сказал он, наверно, десятый раз за последние пять минут.

— Как я выгляжу?

— Интеллигентно. Утонченно. Изысканно. Где твоя уверенность? — Он приподнял рукой ее подбородок и заглянул в глаза.

— Наверно, от жары растаяла.

— Бывает. — Он поцеловал ее в щеку, не желая смазать помаду. — Значит, просто надо напомнить себе, кто ты есть. И чего ты хочешь. Ты хочешь эту работу? — Он повернул ее в сторону двери. — Тогда иди и получи ее.


Пит смотрел на оживленную улицу и ждал, пока закончится собеседование. Он привык видеть Серену в шортах и майке, но нисколько не был удивлен, что она прекрасно себя чувствовала и в деловом костюме.

Она не принадлежала острову — любой, у кого были глаза, мог это увидеть. А принадлежала ли она этому миру, решать было ей.

Серена вышла, когда стрелка часов уже приближалась к пяти. Он решил, что это хороший знак.

— Ну как? — спросил он.

— Там была целая комиссия, — сказала она, покусывая нижнюю губу. — Мне сказали, что я получу ответ в течение нескольких дней. Я думаю, что все прошло нормально.

— Вот и держись этой мысли. — Пит обнял ее за плечи, и они пошли вниз по улице. — Ну, а куда сейчас? Выпить? Поужинать? Что-нибудь посмотреть?

— И притом все сразу.

— Будут какие-нибудь конкретные пожелания?

— Пусть это будет для меня сюрпризом.

Это действительно можно назвать сюрпризом. Сначала он повел ее в художественную галерею «Медуза» на выставку современной фотографии. Потом — в ресторан с испанской кухней и ливанским конферансье, который представлял номера из музыкальных фильмов.

— Что следующее? — спросил он, когда музыканты стали собирать свои инструменты.

— Ты и я. — Она не колебалась. — Одни.

Он ловил им такси, и уличные огни разноцветными бликами играли на его лице, таком красивом лице. За всю дорогу он ни разу не притронулся к ней, только, заходя в лифт, легко подтолкнул рукой.

— О чем задумался? — спросила она.

Пит улыбнулся, но улыбка не достигла глаз.

— Я думаю, что ты будешь делать, если получишь эту работу. Где будешь жить, кто будет заботиться о «веспах»…

— Пока не подыщу себе квартиру, я остановлюсь у родителей Нико.

— А «веспы»?

— Следующая очередь моей кузины Марианны. Это ее время размышлять о Вселенной.

— Ну, тебя это не так уж обременяло…

— Это верно. Мне удалось сделать несколько неплохих фотографий и пожить в прекрасном месте. Но я бы не хотела перевести это на постоянную основу. Меня бы это не удовлетворяло.

— А эта новая работа будет удовлетворять? — спросил он, когда они уже подходили к их номеру.

— Может быть, — пробормотала Серена, заходя в комнату. — Если я ее получу, тогда мне и удастся это выяснить. Но главное, что это шаг в правильном направлении. Я и так потратила достаточно времени, занимаясь тем, чем мне никогда не хотелось заниматься. — Она сняла жакет и сбросила туфли, с облегчением пошевелив пальцами. — Если бы я хотела стать ресторатором, как мой брат, или заниматься маркетингом, как моя сестра, — все бы отлично устроилось. Но меня это не интересовало. Я хотела рассказывать истории. Делать фотографии и рассказывать истории. Ты, возможно, думаешь, что я эгоистична и мне следовало бы ценить те возможности, которые дает мне моя семья…

— Знаешь, — сказал Пит, — когда-то я покинул свой дом и ушел на флот. Я оставил скорбящего отца, братьев и сестру — всех, кто нуждался во мне, — потому что мне нужно было идти своим путем. Я знаю, что значит пожертвовать семьей ради свободы… — Его глаза сузились. — А что ты предпочитаешь сама? Фотографию или фотожурналистику?

Вот это вопрос. Она провела немало времени, пытаясь на него ответить.

— От чего я получаю более полное удовлетворение? Наверно, от фотографии.

— А какого черта ты отправилась получать работу фотожурналиста?

Его голос был резок. Должно быть, он не совсем понял ее.

— Это дало бы мне материал для съемок. Хороший выбор для фотографа. Сама по себе работа, может, и не слишком интересная, но в ней могут быть такие моменты, которые будут стоить всего. — Ее улыбка была немного усталой. — Я уверена, ты из тех, кто может это понять.

Он коротко рассмеялся — и она не поняла, одобряет ли он ее выбор.

— Но хватит о работе! — Серена начала вытаскивать шпильки из волос. В номере была огромная постель и целая ночь в их полном распоряжении. — Сейчас я хотела бы принять душ. — Она тряхнула рассыпавшимися волосами и направилась к холодильнику, утопая босыми ногами в мягком ворсистом ковре. — Бокал вина… — Она достала бутылку и бросила ее на постель. — Немного шоколада… — Коробка шоколадных конфет полетела за ней следом. — Я знаю, это не слишком оригинально, но мне бы хотелось переодеться во что-то более удобное. — В дорожной сумке у нее была ночная шелковая рубашка. Белая тонкая ткань мягкими складками накрыла коробку конфет. — А потом — ты. — Она многозначительно посмотрела на постель. — Ты, впрочем, можешь устраиваться, как хочешь.

— Мне нравится подчиняться, — кивнул Пит. — В самом деле. — Сбросив рубашку, он потянул ее за руку. — Моя фантазия начала работать с той самой минуты, когда ты упомянула о душе…

Прямо в одежде он затащил ее под душ, стянул с нее блузку и набросился на ее тело…

Позже, завернув Серену в полотенце, Пит отнес ее на кровать, где они пили вино и ели шоколад, пока она рассказывала ему о своем собеседовании. А потом вино и шоколад отправились обратно в холодильник, полотенце — на пол, и он снова потянулся к ней.


Он отвез ее домой на следующее утро. Его тело было опустошено, сознание затуманено. У него и прежде были любовницы, но ни одна из них никогда не могла дать ему того, что давала Серена. Ту чувственность, от которой у него перехватывало дыхание. Ту щедрость, от которой кружилась его голова.

Пока ей придется вернуться на остров. Он отвезет ее туда, а потом займется делами Томаса. Таким был его план на сегодня. О дальнейшем Пит думать не мог. Потому что тогда ему пришлось бы думать о том, чего он хотел от этой женщины.

Когда они приземлились в Сати, на скамейке напротив посадочной площадки сидел Тео, затачивая угрожающего размера рыболовные крючки, а неподалеку от него атлетически сложенная Марианна раскладывала сушиться куски осьминога на выбеленном солнцем и ветром камне.

Серена послала ему страдальческий взгляд.

— Здесь, наверно, тебе придется удалиться, — сказала она.

— Я знаю.

— И больше не возвращаться.

— Ну, это вряд ли. — Он кивнул Тео и улыбнулся Марианне, когда она на секунду перестала шинковать осьминога.

— Я вернусь, — сказал он, касаясь губами ее щеки. — Можешь не сомневаться.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

В отношении интересовавших его женщин Пит Беннетт обычно действовал по одному плану, куда входило все — от ежедневных букетов свежих цветов до путешествий к труднодоступным местам с корзинкой для пикников и одеялом для полного комплекта; от двойных парашютных прыжков до посещений концертов симфонического оркестра, а в промежутке случалась еще и охота с подводным ружьем на марлина. Но никогда еще он не прыгал в вертолет с единственной целью — помчаться на маленький сонный остров, чтобы облегчить боль, которая терзала его сердце.

По идее ему следовало бы рассчитаться в афинском отеле и лечь спать пораньше, чтобы к пяти часам забрать пассажиров, которые были заявлены на следующий день. Вместо этого он гнал маленький «Джет Рэнджер» в сторону Сати, думая только о том, чтобы достичь пункта назначения, прежде чем солнце исчезнет за горизонтом.

А потом… ну а потом его не очень-то беспокоило, что будет, лишь бы Серена была частью этого.


В отеле Пит прошел в свою комнату, быстро принял душ и переоделся в чистые брюки и белую рубашку. Не мешало бы постричься, подумал он, глядя на себя в зеркало. Он становился все больше похож на какую-то кудрявую швабру и все меньше на члена команды спасателей. Впрочем, он уже не был спасателем.

Он не знал, кем он был теперь.

Хлоя, встретив его в холле, предложила пойти в таверну, заметив, что туда придет и Серена. Сама она втайне надеялась, что Пит встретит там Нико.

Ему надо было чем-то занять себя в ожидании, а возможно, и сделать ту бумажную работу, которая накопилась у него за неделю. Нет, уже за две недели. Пит покосился на угол большой черной папки, выглядывающий из сумки. Все, что касалось практической части работы Томаса, он мог бы сделать с закрытыми глазами. Но ее другая, бумажная часть казалась ему просто кошмаром.

Когда он пришел в таверну, Нико уже был там, усталый и не слишком дружелюбный. Тем не менее он кивнул ему, и Пит оценил это как приглашение.

— И как им удалось заполучить тебя в середине рабочей недели? — спросил Пит, улыбнувшись.

— Хлоя позвонила и сказала, что я нужен здесь, — вздохнул Нико. — Она упомянула тебя и Серену. Следующие были Тео и Марианна Пападопулос. Такого рода обстоятельства гарантируют мое появление здесь в любое время дня и ночи.

— Я тебя понимаю, — сказал Пит искренне. — А вот Серена и Сэм. Похоже, это тебе они машут.

Нико обернулся, его лицо просияло. Поставив стакан на стойку, он пошел им навстречу. Подошел бармен и забрал его пустой стакан.

— Я бы тоже выпил стаканчик, — сказал Пит.

— Для вас только кофе, — был невозмутимый ответ.

— Тогда я выпью его за столиком. — Он взял свою папку, что прихватил из отеля, и направился к столику только затем, чтобы его остановила миссис Пападопулос. Ей хотелось узнать, как здоровье Томаса.

— Он уже выписался из больницы, — сказал Пит. — Должно быть, через пару недель выйдет на работу.

— Значит, вы нас покинете, когда он вернется?

— Как мы и договаривались.

— Планы меняются, верно, Тео?

Тео нахмурился.

— Скажи мне, Питер, — продолжала она, ничуть не смутившись его реакцией, — ты играешь в бридж?

— Никогда особенно не увлекался. К тому же у меня с собой бумаги… мне нужно их просмотреть.

— И с друзьями пообщаться, — сказала она, глядя на дверь за его спиной. — Надо же, как здесь оживленно сегодня!

Он повернулся. В дверях стояла Серена. Она выглядела ужасно серьезно в желтом до колен платье. А потом она улыбнулась, и он уже не мог бы сказать, во что она была одета…

— Извините меня.

Пит бросился к дверям, чудом не споткнувшись, перекинулся по дороге парой слов с Хлоей, сказал «привет» Сэму, которому предстояло идти домой делать домашнее задание — так, во всяком случае, думала Хлоя.

— Я бы немного побыл здесь, — сказал Сэм. — Я совсем не устал. А домашнее задание сделаю утром.

— Утром ты, как всегда, не успеешь.

— Домашнее задание ведь тоже было частью вашего договора, Сэм, — мягко напомнила Серена.

— А…

— Ты слышал, что говорит твоя тетя, — строго сказал Нико. — Она дает тебе куда больше свободы, чем было у меня в детстве, не получая взамен никакой благодарности — одно недовольство. Оставь ее в покое и выполняй свое обещание!

Губы Сэма сжались. Не сказав ни слова, он повернулся и пошел к выходу.

— Когда мне нужна будет твоя помощь, Николас Комино, — сказала Хлоя ледяным тоном, — я ее попрошу! А сейчас мне тоже придется уйти.

Все замолчали, когда Хлоя четким шагом направилась к двери.

— Я уверен, что она вернется, — сказал Пит.

Серена кивнула.

— Я тоже.

Нико хмуро посмотрел на них обоих.

— Пива? — предложил Пит.

— Бридж? — Серена бросила взгляд в сторону Тео и миссис Пападопулос.

— Мне больше нравится предложение Пита, — сказал Нико.

— Мне его предложение тоже больше нравится. Я просто представила вам варианты.

— Мужчине не нужны варианты, — сказал Пит. — Ему нужна надежда. Но я рад, что у тебя есть настроение выпить вместе со мной и моим меланхоличным другом.

— Для вас у меня есть только пять минут. Потом я пойду посмотрю, как там Хлоя.

— Так, что тут хорошего? — пробормотал Пит, поворачиваясь к доске с меню.

— Рыба, — сказал Нико. — Я поймал ее сегодня утром. И я закажу вино.

Они получили вино, но пить не стали, дожидаясь, пока принесут еду или появится Хлоя.

— Привез пассажиров? — спросил Нико.

— Они остались в Афинах. Я полечу за ними утром. — Пит расслабился, откинувшись на спинку стула. — Как вы думаете, то, что я прилетел сюда сегодня вечером, к чему можно отнести, к ухаживанию или к соблазнению?

Нико хмыкнул.

— Я бы это определил скорее как акт отчаяния.

— А мне это нравится, — сказала Серена, наградив его улыбкой. — А что там у тебя в папке?

— Почта и всякая бумажная работа на тот случай, если бы мне пришлось сидеть здесь одному.

— Правильное решение. — Серена открыла папку. — Так… Воздушное патрулирование крупного рогатого скота на Северных территориях? Вот это да!

Пит совсем забыл, что засунул туда объявления о работе.

— Это могло быть забавным, — пожал он плечами.

— Точно. Минут пятнадцать.

— Это сезонная работа, Серена. Читай, что там написано. Все закончится раньше, чем успеет надоесть.

Она перевернула страницу. Пит вздохнул. Здесь шла речь о перевозке людей и грузов на нефтяные вышки по Западному побережью, и это уже на постоянной основе. Можно было не сомневаться, что он услышит ее мнение и на этот счет.

— Ну, это, конечно, не для тех, кто с семьей, верно? — сказала она.

— Ну и что?

— Я просто говорю, что это нужно принимать во внимание, если ищешь себе место не на один день. Вот и все.

— Интересный совет, — сказал он. — Если учесть, от кого он исходит.

Нико хмыкнул. Серена, не обращая на них внимания, взяла следующий листок бумаги. Это был факс с отметкой «срочно».

— Это что?

— Личное.

Она подняла взгляд, их глаза встретились.

— Извини. — Она закрыла папку и отодвинула ее от себя. «Твое», — говорил ее жест, но в глазах был вопрос. И зная Серену, не стоило ожидать, что он долго останется неозвученным.

— Значит, они хотят, чтобы ты вернулся? Чтобы ты снова летал на спасательных вертолетах?

Он не ответил. Нико нарушил молчание.

— Твои пять минут истекли, Серена. Время сходить за Хлоей. Пожалуйста, — добавил он.

— Только для тебя, — сказала она, поднимаясь из-за стола. — Потому что я тебя люблю и знаю, что она обязательно придет. Вот увидишь. — Она посмотрела на Пита, и он наконец получил от нее улыбку. — Прости меня за любопытство. Но я рада, что ты здесь.


Серена нашла Сэма и Хлою в их маленькой двухкомнатной квартире, находящейся на первом этаже отеля. Сэм кивнул ей из-за кухонного стола, на котором он расположился со своими учебниками, и снова уткнулся в тетрадку. Хлоя возле мойки нарезала салат. Дымящаяся паром мусака остывала на плите. Тишина в комнате была такой оглушающей, что ее не перекрыл бы и военный оркестр.

— Значит… — сказала Серена, — вы будете здесь ужинать?

— Да.

— А как насчет того, чтоб потом выпить с нами по чашечке кофе?

— Я не могу.

— Ты сердита на Нико?

— Я сердита на всех, включая и себя.

— Эти эмоции любят компанию. Как ты смотришь на то, чтобы пригласить нас сюда и поужинать всем вместе, с тобой и Сэмом?

Хлоя начала нарезать кубиками морковь, сбрасывая ее в уже переполненную миску. Серена посмотрела на большую кастрюлю, полную ароматной мусаки.

— Сколько человек ты сегодня собираешься накормить?

Сэм бросил на нее быстрый взгляд и улыбнулся, прежде чем снова уткнуться в свою тетрадь.

— Ну ладно, Хлоя, — сказала она тихо. — Нико прямо сам не свой. Он думает, что обидел тебя. Вас обоих.

Хлоя молчала, так же как и Сэм.

— Он ведь только хотел помочь.

Снова молчание.

— Сэм не заслужил, чтобы ты на него сердилась. — (Сэм бросил на Серену еще один быстрый взгляд.) — И ты тоже не сердись, — сказала она ему. — Не закончил еще свою работу?

— Почти.

— Отлично! Сэм, можно сказать, уже готов ужинать. Мы все готовы. А у тебя как раз тут столько еды, что можно накормить целую роту. Пригласи нас. И все сразу почувствуют себя лучше.

Пит не имел ничего против, чтобы поужинать у Хлои. Судя по тому, как Нико сорвался с места, тот тоже не возражал.

— А как насчет сплетен? — спросил Пит, тайком поглядывая на Марианну Пападопулос и компанию.

— По-твоему, я сейчас похож на человека, которого это волнует? — сказал Нико.

Хорошее замечание.

По пути к двери им пришлось пройти мимо стола, где играли в бридж. Пит кивнул. Нико сделал лучше — он остановился.

— Мне нужны цветы, — сказал он, глядя на Марианну.

Поджав губы, она задумалась.

— Ну что ж, — сказала она, — У меня их целый сад, так что я готова выслушать твое предложение.

— Пять килограммов рыбы из завтрашнего улова за букет цветов из вашего сада.

— Мои чайные розы только расцвели, — начала она так, словно собиралась одарить его чем-то необыкновенным. — Это не просто какие-то там увядшие левкои. Тебе тоже нужно представить что-нибудь достойное.

Глаза Нико сузились.

— Самое лучшее из завтрашнего улова за лучшие цветы из вашего сада.

Марианна улыбнулась.

— Согласна.

— Но они нужны мне сейчас!

— Ну и бери сейчас! Только обязательно воспользуйся секатором — он висит на двери сарая, — терпеть не могу поломанных веток в своем саду.

— Кто-нибудь собирается тут играть? — раздался раздраженный голос Тео.

— Ха! Вы только послушайте его! Было время, когда ты сам, старый козел, клянчил цветы из моего сада.

— И тебе же их и дарил!

Нико хмыкнул. Тео сверкнул на него глазами. Пит на всякий случай отошел от стола — он хорошо умел чувствовать надвигающуюся бурю. Не стоило попадать в самый ее центр.

— Встретимся у Хлои, — сказал Нико, когда они спустились вниз. Сэм с тоской посмотрел ему вслед.

Он передал приглашение Хлои с такой осторожностью, что Питу было больно на него смотреть, и он легко мог представить, что чувствовал Нико.

— Надеюсь, я и сам смогу добраться, — сказал Пит. — Так что иди с Нико, если хочешь.

— Вряд ли ему это понравится…

— Я думаю, он не будет против, чтобы ты помог ему выбрать цветы для Хлои.

Сэм покосился на него.

— Ты этого не знаешь.

— Ты прав, я не знаю. Но я так думаю.

Пит смотрел в лицо мальчугана, на котором отражались то страх, то надежда. Надежда наконец победила, и Сэм бросился вслед за Нико.


— Сэм и Нико скоро придут, — сказал Хлое Пит, когда она открыла ему дверь.

— А что там у них? — спросила она.

— Да какие-то дела.

— Что за дела?

— Имей немного терпения. Или налей себе стаканчик вина. — Он протянул ей бутылку, которую официант открыл для них в таверне. — От Нико. Я бы тоже мог купить, только тут никто не хочет мне его продавать.

Хлоя усмехнулась.

— По общему мнению, ты и так слишком прыток. Ладно, заходи. — Она отступила в сторону.

На кухне Серена накрывала на стол. И что-то шевельнулось в нем, когда он увидел, как легко она справлялась с этой простой задачей. Ужин за общим столом был принят и в их семье. До того как умерла его мать. До того как отец отступил в сторону, переложив на Джейка и на него, как на старших, заботу о том, чтобы младшие были накормлены, а одежда их выстирана. Ему было тогда шестнадцать, а Джейку восемнадцать, и они неплохо с этим справлялись. Справлялись неплохо, если учесть…

Если учесть, что еда обычно отправлялась в рот прямо из холодильника или со сковородки, минуя обеденный стол. Так уж сложилось. И сам Пит привык есть на ходу. Перехватывал что-то у стойки в армейской столовой или жевал по дороге домой. Пища была для него топливом, и не было нужды как-то по-особому обставлять ее принятие. Может быть, поэтому женщина, накрывающая на стол, и вызвала в его душе воспоминания о матери и о семье, которая когда-то была у него. Может быть, поэтому он подошел к этой богине домашнего очага и, обхватив ладонями ее лицо, с нежностью и благодарностью поцеловал ее.

Глаза Серены закрылись, приборы звякнули. В его поцелуе была страсть — она всегда там была, — но в этот раз чувство сдерживалось нежностью и чем-то еще, чего прежде Серена не замечала. Это не был приветственный поцелуй. Не был он и страстным. Этот поцелуй говорил о том, что Пит пришел домой.

— Почему? — спросила она потрясенно, когда он отпустил ее.

— Можешь мне не верить, но это потому, что ты накрываешь на стол.

Она прищурилась, обдумывая его слова.

— Тебе бы понравилось вот так возвращаться домой каждый день? Возвращаться домой к семье? Ты больше не беспечный плейбой? Да ты просто обманщик!

— Продолжай, — попросил он. — Мне было приятно на тебя смотреть.

— Не надо тешить себя иллюзиями, — сказала Серена. — Я из тех женщин, которые делают карьеру.

Его улыбка стала шире.

— Я знаю это.

— Думаю, что ты не один здесь обманщик, — заметила Хлоя, протягивая ему стакан вина. Серена открыла было рот, но Хлоя, приподняв свои изящные брови, сунула ей в руку другой стакан. — Посмотрим, как она станет это отрицать, — подмигнула она Питу.

— То, что я могу накрыть на стол, вовсе не означает, что мне хочется поскорее попасть в домашнее рабство, — Серена сделала глоток вина и продолжила раскладывать приборы.

— То, что мне нравится смотреть, как ты накрываешь на стол, вовсе не означает, что ты не можешь заниматься своей карьерой. — Пит наклонился вперед, сверкая своими синими глазами, глазами похитителя сердец, которые могли бы заставить и луну спуститься с неба, если бы он этого захотел. — Я вполне способен накрыть на стол и сам. Или вообще не заморачиваться этим.

— Ты оказалась права, — сказала Хлоя, привычным движением открывая еще одну бутылка вина. — Слушать, как вы двое спорите о ерундовом деле, которое занимает не больше двух минут, куда лучше, чем пребывать в унынии.


Сэм и Нико появились с букетом чайных роз в обрамлении изящного папоротника.

— Как это мило, — сказала Серена, когда Нико протянул букет вдруг замолчавшей Хлое. — Мужчина, который в такое время смог найти цветы, одновременно должен быть и находчивым, и романтичным.

— Хотя и не очень-то осмотрительным, — проворчал Пит.

— Ему не нужно быть осмотрительным, — сказала Серена. — Его намерения чисты и непорочны.

— Ну, не так уж… — пробормотал Нико.

— А как насчет чести?

— В этом можно не сомневаться.

Хлоя посмотрела на них обоих.

— Вы что, забыли? Здесь же ребенок!

Сэм закатил глаза. Пит улыбнулся.

— Я только подумал, что Сэму, возможно, нужно знать разницу между ухаживанием и соблазнением. Так сказать, на будущее… Сначала я считал, что это как-то связано со временем. Соблазнение быстрее. Потом я стал думать, что это зависит от намерений мужчины, но намерения мужчины — это такое темное дело… Кто в здравом уме будет полагаться на них?

— Женщины, — сказал Нико. — Временами они делают весьма странные выводы.

— Ну не славные ли они оба? — вздохнула Серена. — Все эти плюшевые с капелькой мозгов… Они мне напоминают медвежонка Винни. Того, что с опилками в голове.

— Зато он был милым, — улыбнулся Пит, — и очень, очень счастливым.

— Но эти правила не для тебя, пилот, — пробормотала она, передавая ему тарелку. — Ты не сможешь даже найти это свое «очень».

Серена была права.

— Я узнаю, когда увижу его.

— Это в твоей папке, — сказала она. — На третьей странице.


Во время еды Пит расслабился, чему помогло кулинарное искусство Хлои и умение Серены вести занимательную беседу. Привязанность и забота, дружеские и родственные узы — все это чувствовалось в, казалось бы, легком общении.

Боль ушла из его сердца.

Они не стали засиживаться допоздна, учитывая, что им с Нико завтра рано вставать, да и Сэм с каждой минутой все больше клевал носом.

— Проводи меня до дверей, — попросил он Серену, когда Нико стал прощаться с Хлоей и Сэмом.

— Мне жаль, что вечер так быстро закончился, — сказала она. — Возможно, это было не совсем то, на что ты рассчитывал.

— Я вовсе не чувствую себя несчастным.

— И тебя нисколько не смущает отсутствие умопомрачительного секса?

— Ладно, Серена. — В таких случаях лучше быть откровенным. — Я просто хотел тебя видеть.

— Ты начинаешь за мною ухаживать, Пит Беннетт?

— Если бы я это знал сам…

— Когда ты вернешься?

— Скоро. Если только ты не найдешь еще какую-нибудь причину полететь со мной.

— Ты все же соскучился по умопомрачительному сексу?

Пит поднял руку, чтоб отвести упавшую ей на лицо прядь волос и заметил, как потемнели ее глаза.

— Может быть.

— Я должна быть здесь, только пойми это правильно. Я просто не могу улететь сейчас. У меня есть Нико… мне нужно, чтоб они поладили с Хлоей. Да еще эти мотоциклы… Мы могли бы потом встретиться с тобой в Афинах на пару дней…


— А где Нико? — спросила Серена, вернувшись на кухню. — И Сэм?

Хлоя улыбнулась.

— Нико пошел поговорить с Тео насчет крючков для завтрашней рыбной ловли и, как бы между прочим, дать понять, что ужин уже закончился. Но он скоро вернется. А Сэм пошел выносить мусор.

Пока Хлоя раскладывала по контейнерам оставшуюся еду, Серена загрузила тарелки в посудомоечную машину.

— Я наблюдала за тобой и Питом сегодня, — произнесла она нерешительным тоном, что было весьма странно. — С его стороны это не просто преходящая влюбленность.

Серена покачала головой.

— Он хороший актер, вот и все.

— Может быть… Но все же, что ты будешь делать, если он вдруг перестанет играть? — Хлоя повернулась, услышав, как хлопнула задняя дверь. — Спасибо тебе, Сэм.

Глядя в сторону, Сэм пожал плечами.

— Ты хорошо поел, больше не хочешь? — спросила Хлоя.

Сэм кивнул.

— Ну, тогда пора идти спать. — Возникла неловкая пауза. — Может, мне подняться вместе с тобой?

— Мне не шесть лет, — сказал он и, бросив на нее хмурый взгляд, вышел из комнаты.

— Я думаю, все наладится, — вздохнула Серена, глядя ему вслед.

— И это еще один из наших лучших дней, — невесело усмехнулась Хлоя. — Я просто не знаю, как ему помочь. Он ничего не хочет от меня. Все время в обороне. Так отчаянно независим.

— Должно быть, жизнь его этому научила. Видно, ему было нелегко заботиться о своей матери. Смотреть, как она умирает…

— Я знаю. — Глаза Хлои странно заблестели. — Я просто не могу спокойно думать об этом. Ведь это было совсем не нужно. Один звонок от моей сестры, один-единственный звонок, и я была бы уже там. Она знала это, но — нет. Слишком горда, слишком, черт возьми, эгоистична! Если она не хотела ничего для себя, почему она ничего не попросила для Сэма? Почему? Какая мать заставила бы одиннадцатилетнего ребенка нести на себе бремя ее болезни?

Возле двери послышалось какое-то движение, и, повернувшись, Серена увидела мелькнувшую тень Сэма. Ее живот сжался. Кухня была довольно большая, и говорили они тихо. Возможно, он и не слышал их. И тем не менее…

— Он слышал нас.

— Нет, — пробормотала Серена, стараясь и сама в это поверить. — Он был слишком далеко. И даже если и слышал, мы не сказали ничего плохого.

— Я неодобрительно отозвалась о своей сестре. — В глазах Хлои было отчаяние.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Нико принес ей обед несколько позже, чем обычно. Вид у него был такой, как если бы ему пришлось взвалить на свои плечи вес всего мира.

Он передал Серене почту и корзинку с обедом и устало опустился на стул.

— Хлоя была у причала, когда лодки возвращались после утреннего лова, — сказал он.

Это была хорошая новость.

— Сэм не был сегодня в школе.

Эту новость уже нельзя было назвать хорошей.

— Она подумала, что он пошел встречать лодку. Встречать меня. Но его не было.

— О…

— Хлоя сказала, что она вчера вечером говорила о его матери. Она думает, что Сэм мог слышать это. — Нико провел пальцами по своим спутанным волосам. — Кое-что из его вещей исчезло… Хлоя думает, что Сэм убежал…

— Убежал… но куда?

Нико пожал плечами.

— Я посмотрел на пристани, спросил в кассе. Сэм не покупал билет; никто не видел, как он садился на катер. Значит, он где-то на острове. Я думаю, надо взять «веспу» и посмотреть вокруг. Может, он пошел купаться или полазить по горам… Иногда у него это бывает — возьмет и исчезнет на целый день.


К середине дня все «веспы», кроме той, что взял Нико, были возвращены под навес. Никто, по словам Хлои, которая тоже пришла сюда, не видел Сэма, и Серена решила закрыть свою лавочку до следующего утра.

Потом приехал Нико и сказал, что исчез его катамаран. Лицо Хлои побледнело.

— Ты думаешь, это Сэм взял его? — спросила она шепотом.

— Он слишком велик для парня. Не знаю, как он справится с его управлением. — Нико посмотрел в сторону моря. — Ветер дует на северо-восток. Я возьму моторку Тео. Он не мог далеко уйти.

— Я пойду с тобой, — сказала Хлоя.

— Нет, — сказал Нико, бережно отводя от ее лица выбившуюся прядь. — Вы поищете его здесь. Поспрашиваете людей. И позвоните Марианне — пусть она тоже подключается к поискам.

— Я уже позвонила ей. Уже обзвонила всех на острове. Больше некому звонить.

Может быть, некому на этом острове, подумала Серена. Она вытащила телефон и начала просматривать записную книжку. Нико поймал ее взгляд, когда она приложила телефон к уху. Он уже знал, кому она звонила.


— Ты где? — спросила она, когда Пит ответил на звонок.

— На Косе. — Было слышно, что он улыбается. — Скажи мне, что готова пройти через дверь этого ресторана в небесно-голубом платье, и я буду счастлив весь день.

— Сэм пропал.

Она ждала, когда он оценит ситуацию и сможет принять решение. Он сделал это за секунду, мгновенно превратившись из любовника в воина.

— Вы уже сообщили в спасательную службу?

— Хлоя как раз сейчас это делает. Он не так долго отсутствует — всего несколько часов, но Хлоя беспокоится. Мы все беспокоимся. Катамаран Нико исчез.

— А где сам Нико?

— На пути в гавань. Он собирается взять моторку Тео.

— Какая у него рабочая частота?

Она назвала частоту и номер его мобильника.

— Держи контакт с Нико, — сказал Пит. — Попытайся связаться с другими судами, которые находятся в зоне острова. — Паромы, рыболовные шхуны, лодки, фрахтовочные суда.

— Ты скоро будешь здесь? — Она хотела, чтобы Пит приехал. Он был нужен ей. Всем был нужен.

— Скоро.


Серена никогда не чувствовала себя более растерянной. Она и Хлоя проехали на «веспах» вдоль всей береговой линии, но не нашли никаких следов Сэма и после двух часов бесплодных поисков решили вернуться в поселок к магазину Марианны Пападопулос. Они рассуждали здраво. Если кто и мог мобилизовать людей на поиски Сэма — то, конечно же, это Марианна.

Что она и сделала. С эффективностью, более свойственной генералу, чем владелице бакалейной лавки, Марианна собрала людей, назначила среди них главных и поставила перед ними задачу. Тео должен был поддерживать контакт со всеми судами в море вокруг острова. Другие ключевые фигуры должны были организовать поиски на острове, если катамаран с Сэмом вскоре не будет найден. Еще рано беспокоиться, мягко говорила она Хлое. Если он отправился в море, Нико найдет его. Она не сказала того, о чем все они думали. Что для городского мальчишки, каким был Сэм, море очень опасное место, и, если что случится, они могут вообще его никогда не найти.

Хлоя была слишком взвинчена, чтобы есть. Она только пила кофе. Серена же пропускала кофе, предпочитая кекс.

Марианна первая услышала вертолет.

— Ты позвонила ему… этому, который за Томаса? — спросила она Серену. — Что две недели крутился вокруг тебя?

— Ничего он не крутился, — проворчала Серена. — Но если хотите знать, то — да, это я ему позвонила.

— Молодец! Сейчас он будет очень кстати.

— Пошли. — Серена забрала у Хлои чашку и, поставив ее на стойку, повернулась к Марианне: — У вас есть наши номера? Номер Нико?

— Ты просто дай мне радиоконтакт твоего пилота, и тогда у меня все будет, — сказала она. — А это вам, когда проголодаетесь. — Она протянула им коробку с печеньем.


— Нашли его? — Были первые слова Пита, когда он вышел из вертолета.

Серена покачала головой.

— Я сейчас заправлюсь, и через пять минут мы будем в воздухе. Залезайте. — Он поцеловал в лоб Хлою, устроив ее на заднем сиденье, и, улыбнувшись Серене, кивнул на место рядом с собой. — Хорошо, что ты позвонила.

— Хорошо, что ты смог прилететь.

— Кто координатор наземных групп?

— Марианна. Она хотела получить твой радиоконтакт.

— Она получит его. С Нико я уже говорил. Он сейчас в северо-восточном коридоре. Мы проработаем другие направления.

Пит связался с миссис Пападопулос и дал Серене карту, чтобы она разбила ее на квадраты.

Он рассказал последовательность их задач, объяснил, как лучше просматривать море.

Уверенно и спокойно Пит Беннетт, пилот воздушной спасательной службы, приступил к своей работе.


Они искали, казалось, целую вечность, до тех пор, пока вертолет не израсходовал почти все горючее. Как только они приземлились, Пит послал их в душ, заставил выпить чаю и съесть по кексу, а сам в это время попросил Тео найти прожекторы. Если в ближайшую пару часов они не найдут Сэма, то искать придется в темноте.

Через пятнадцать минут они снова поднялись в воздух.

На карте, лежащей на коленях у Серены, появлялось все больше и больше заштрихованных квадратов. Ветер усилился. На волнах появились белые барашки. Глаза Серены устали, стали сухими, словно в них насыпали песок, но она только чаще моргала, не переставая вглядываться в морскую даль.

Казалось, прошли часы, когда Хлоя сказала:

— Там… — ее голос был хриплым от усталости. — Вон там что-то… — Это было на Западе прямо перед огромным оранжевым диском солнца.

— Я вижу, — сказал Пит, и что-то в его голосе заставило Серену выпрямиться и затаить дыхание.

Вертолет изменил курс и, снижаясь, полетел к темной точке возле самой линии горизонта. Но только тогда, когда Пит связался с Нико и сообщил ему координаты, Серена смогла различить маленькую фигурку, вцепившуюся в перевернутый корпус катамарана.

— Это он. Мы нашли его!

— Он не двигается… — паника сдавила горло Хлои, ее пальцы пыталась справиться с застежкой ремня безопасности. — Он ранен. Его голова вся в крови!

Пит снижался, балансируя между потребностью больше узнать и в то же время дать Сэму возможность удержаться на катамаране. Шум должен был разбудить мальчика, воздушная струя, выброшенная винтом, должна была сделать это…

Только не слишком близко, не слишком близко…

— Он двинул рукой, — пробормотала Серена.

Не двинул, подумал Пит. Рука просто соскользнула.

— Он может сползти в воду. — Хлоя вытащила из-под сиденья спасательный жилет и открыла дверцу.

— Что ты делаешь?!

— Хлоя… — начала Серена, отстегивая свой ремень. Не обращая на них внимания, Хлоя дернула за шнур — жилет стал наполняться воздухом, — и бросила его вниз. Питер видел, как он упал на воду метрах в пятидесяти от катамарана.

Хлоя чертыхнулась. Серена попыталась ее успокоить.

— Сэму он не нужен. Он держится за катамаран, Нико вытащит его.

— Скажи ему, чтобы он поторопился! — крикнула Хлоя и прыгнула вниз.

Пит выругался.

— Двадцать футов! — прорычал он. — Специально тренированные спортсмены прыгают с такой высоты! Тридцать футов — и можно сломать себе ногу. Пятьдесят футов — и можно разбиться насмерть. — Где она? Где она, черт возьми?! Она вошла в воду ногами?

Хлоя упала в воду немного в стороне от катамарана. Он оглянулся назад. Серена, стоя на коленях, высунулась из кабины, высматривая внизу Хлою. Его сердце остановилось.

— Сядь на сиденье! — заорал Пит. — Не отвлекай меня! Я тебя убью, если ты прыгнешь за ней! — Его слова почти потонули в реве двигателя, но она все же услышала и повернулась.

— Я не буду, — улыбнулась она. — С ней все в порядке. Она плывет за жилетом!

— Ей не пришлось бы этого делать, если бы она сразу надела его на себя, — проворчал Пит. Он тосковал по своему спасательному вертолету. По страховочному тросу и корзине, хоть каким-то приспособлениям, чтобы втащить Сэма — а теперь и Хлою! — в вертолет. Но он сделал все, что мог — сообщил по радио Нико, что теперь в воде уже двое и чтобы он двигался быстрее.

Чертыхание Нико было вполне созвучно его чувствам. Нико не спрашивал, кто был вторым, он знал это и так. Двое самых важных для него людей нуждались в его помощи.

— Все нормально, — прокричала Серена, забираясь обратно на переднее сиденье. — Хлоя отлично плавает. И она сможет выправить катамаран и привести его в порт, если понадобится.

— Нико скоро будет здесь, — сказал Пит, поднимая вертолет выше и чуть в сторону, чтобы не мешать Хлое плыть.

Потом они молча смотрели, как она закинула жилет на катамаран и начал продвигаться к Сэму. Теперь она делала все правильно, подумал Пит.

— Смотри… — сказала Серена. Ее голос прервался, когда она увидела, как Хлоя, приблизившись к Сэму, начала ему что-то говорить. Она говорила и говорила, а он так и оставался без движения. Наконец он буквально на дюйм сдвинул руку. Через минуту Хлоя втащила его на катамаран. — Теперь все будет в порядке. Она не даст ему сползти в воду.

Пит коротко кивнул, хотя все еще было далеко не в порядке. Они не знали, насколько тяжело ранен Сэм.

Он видел, как появилась лодка Нико, стремительно скользя по поверхности моря, словно низко летящий снаряд. Вот она приблизилась к ним. Вот руки Сэма с удвоенной силой вцепились в Хлою, словно боялись отпустить ее.

Только тогда, когда Нико затащил обоих в лодку и накрыл одеялом, Пит с облегчением вздохнул.


Все, кто участвовал в поисках Сэма, уже ждали их в таверне. Пит взял пиво, которое поставил перед ним Тео. Но он не готов был еще праздновать. Пока не готов.

Да, они нашли Сэма, но, пока врач не осмотрит его и не скажет, что ничего серьезного с ним не случилось, поздравления могли оказаться преждевременными. Серена сидела рядом — глаза усталые, но на губах улыбка. Ей тоже принесли пива.

— Взбодрись, пилот, — сказала она, поднимая свою кружку. — Мы же нашли его. Улыбнись хоть немного.

Он заставил себя улыбнуться.

— Это только начало.

— Хорошее начало.

В таверну вошли еще люди, желая узнать новости. Это было очень сплоченное общество. Они знали, кем был Пит, и всем хотелось поблагодарить его за то, что он нашел Сэма.

— Я просто делал свою работу, — вырывалось у него пару раз. Только это была ложь. Он больше не был пилотом спасательной авиации. Он не знал, кем он был теперь.

Зазвонил телефон Серены. Прикрыв ладонью другое ухо, она поставила локти на стойку и наклонилась вперед.

— Шшш, — шикнула на всех Марианна, внимательная к тому, что происходило вокруг.

Пит положил руку на плечи Серены, ища ее тепла и предлагая свое. Все глаза неотступно следили за ними, но его не волновало, какие сплетни могло это вызвать. Только Серена имела сейчас для него значение, только ее счастье и ее будущее что-то значили для него. Так же, как и будущее Сэма.

Он уже был сыт по горло этой пресловутой осмотрительностью.

— Они вернулись, — прошептала она. — Сейчас у них доктор. Нико сказал, что Сэм разговаривает и что рана на голове небольшая, как показалось сначала из-за запекшейся крови. — Ее глаза, наполненные слезами, нашли его взгляд. — Врач сказал, что с ним все будет в порядке.

Потом она встала и повторила все это на греческом. Раздались радостные крики. Люди бросились обнимать Пита, пожимать ему руки. К тому времени, когда в дверях появились Нико и Хлоя, настроение у всех было по-настоящему праздничное. Нико нес на руках Сэма, сильно обгоревшего на солнце, с небольшой повязкой на голове. Они постояли всего лишь несколько минут, чтобы Сэм получил поздравления, а Хлоя поблагодарила всех за помощь и предложила самого лучшего вина из своих запасов. Мальчику же нужен был отдых, и они с Нико должны позаботиться об этом.

Пит оставался достаточно долго, чтобы принять все поздравления, достаточно долго, чтобы увидеть, как Серена растворилась в смеющейся толпе, частью которой он никогда не смог бы стать.


Серена почувствовала его уход в ту же минуту. Сначала она подумала, что Пит вернется. Что ему надо просто проверить что-то. Он был героем дня, она наслаждалась этим и могла бы поклясться, что и он тоже. Но когда прошло двадцать минут, а потом еще двадцать, у нее появились сомнения. Но мог ли он так просто уйти, ничего не сказав ей?

Она не знала.

Адреналин — странная вещь. Прошло уже несколько часов, а в ее теле все еще полыхало пламя. Воздух был пронизан множеством запахов, огни горели ярче. Она была словно на взводе, ей казалось, что ее энергия готова хлынуть через кожу. Она хотела провести с ним оставшиеся часы. Неужели ему ничего больше не было нужно?

Как, черт возьми, человек мог управиться с таким количеством адреналина?

В гостинице ей сказали, что Пит Беннетт заказал комнату, но еще не был в ней. У Хлои его тоже не было. Ее взгляд упал на дорогу, идущую к их коттеджу, а потом на узкую козью тропу.

Она посмотрела на небо и подумала, что знает, где его найти.


По пути Серена забежала в коттедж. Ночи были уже прохладные, и она хотела взять жакет. В последнюю минуту она подхватила легкое одеяло со своей кровати и, доверяя больше лунному свету, чем фонарю, начала подниматься по козьей тропе.

Она нашла Пита на плато, находившемся как раз посередине между огнями поселка внизу и усыпанным звездами ночным небом над головой. Бросив одеяло к его ногам, она молча ждала, когда он заговорит.

Легкая улыбка тронула его губы.

— Это что, намек?

— Ты рано ушел.

Он пожал плечами.

— Тебе не нравится, когда люди тебя хвалят?

— Нравится.

— Так почему же ты ушел? — Почему ты ушел без меня? Вот что она имела в виду.

Он посмотрел на нее, и она увидела в его глазах черную бездну.

— Я устал, Серена. Мне нужно было подумать. — Он думал о других несчастных случаях, когда одного его умения оказалось недостаточно.

— Ты сегодня был на высоте. И ты это знаешь, верно?

Он пожал плечами.

— Все эти навыки достигаются простой тренировкой.

— Тогда я рада, что ты ее прошел. — Она сделала к нему шаг и дотронулась ладонью до его щеки. — Я видела тебя сегодня таким, каким не видела никогда раньше. Ты не принадлежишь всему этому, Пит Беннетт. Перевозить туристов с острова на остров, гонять скот, перебрасывать грузы — это все не для тебя. Людям нужно твое мастерство. Ты им нужен как спасатель.

— Это и есть твой совет?

— Да. Я думала над этим.

— Правда? — Он улыбнулся. — Ну и каков был ход твоих рассуждений?

— Я знаю, что, когда не удается спасти человека, это оставляет глубокую рану. Потому что тебе не все равно. Потому что проигрыш не может быть для тебя альтернативным вариантом, когда дело идет о человеческой жизни.

— Да, это не вариант. Но это реальность.

— Я знаю. Но когда ты спасаешь кого-нибудь, это не твоя реальность. Спроси меня, почему я позвонила тебе, когда пропал Сэм?

— Потому что тебе был нужен вертолет? — Он провел по ее щеке костяшками пальцев — нежный, очень нежный жест для такого большого и сильного мужчины.

— Потому, что нам был нужен ты. Потому что поражение не могло быть для тебя нормальным. Потому что, если бы ты к этому относился по-другому, ты не достиг бы такого мастерства.

— Это не совет, Серена. Это вывод.

Она чуть не рассмеялась, увидев его упрямо выставлений подбородок.

— Я хочу сказать, что, если ты примешь все плохое как неизбежную часть работы, эта ноша уже не будет так тяжела для тебя. Вот это и есть мой совет.

— Я подумаю о нем позже. — Его взгляд потемнел, опустившись на ее губы. — Сейчас у меня в мыслях кое-что другое.

— О… — Так много сил в этом мужчине, так много жара… — Что же это может быть?

— Это ты.

— Тогда, может, и ты дашь мне совет? Так случилось, что, стоя здесь, я обнаружила у себя просто избыток энергии, с которой не знаю, что делать.

— Остатки адреналина. — Его губы коснулись ее губ. — Тебе нужно дать этому выход.

— Я рада, что ты согласен, — сказала она, жадно прижавшись к его губам, вкладывая в этот поцелуй всю свою душу.

Пит был не готов к этому. Он и не знал, как быстро она может возбудить в нем желание. Слишком сильное, чтобы он сумел остаться нежным с ней…

— Помедленней, — пробормотал он, когда желание обрушилось на него как волна, грозя смести остатки его самоконтроля. — Пожалуйста, Серена. Помедленней…

— Не могу, — прошептала она. — Здесь только ты. Только это. Помоги мне.

Ее слова подтолкнули его.

Потянув за волосы, Пит откинул назад ее голову, открыв себе шею для поцелуев. Опустив руки, он прижал к себе ее бедра, чтобы она почувствовала его эрекцию.

— Одеяло, — пробормотала она, чуть отстраняясь от него. Ее пальцы легко пробежали по пуговицам его рубашки.

На мгновение он отпустил ее, прежде чем вновь потянуться к ней, увлекая за собой на землю. Он хотел ее, открытую и обнаженную. Это было бы началом. А потом… потом он не знал, куда бы все это могло привести. Пит повозился с ее пуговицами. Нет, это были кнопки. Он потянул — один щелчок, другой. Целый каскад щелчков, и вот уже она, выскользнув из платья, предлагала ему, ночи, звездам свое обнаженное тело, словно языческая богиня.

— Я не хочу сделать тебе больно. — Это было и мольбой, и предупреждением. Его руки на ее бедрах — слишком торопливые, слишком жадные. Так же как и его губы, которые следовали за ними, целуя, дразня, играя…

— Ты мне не сделаешь больно, — прошептала она.

Серена прогнулась под ним и застонала — высокий, протяжный звук, который говорил об удовольствии, граничащем с болью, — но не остановила его. И когда волна оргазма прошла сквозь ее тело, она закрыла глаза, чувствуя, как жгучая жажда исчезает под волной наслаждения.

Он наклонился над ней. Серена заметила, что на нем уже не было рубашки.

— Я хочу еще, — сказала она. Ее пальцы начали двигаться по твердым мышцам его живота, опускаясь все ниже и ниже. — Я хочу тебя всего.

Пит перекатился на спину, увлекая ее за собой. Ее тело требовало своей доли, когда оно забирало его внутрь себя, пока между ними не осталось ничего, даже лунного света.

— Нет, — прошептал он, начиная двигаться — прерывистый ритм, отмечающий его дыхание. — Только не всего.

Но он отдавал ей то, что она просила.

— Ты и я, Пит Беннетт. Все, что ты хочешь. Потому что я тоже собираюсь взять от тебя все, что мне нужно.

— Хорошо, — выдохнул он, как если бы это было проклятием. — Бери. — Его губы сомкнулись с ее губами, впитывая в себя ее вкус, доводя до исступления.


Он сдержал свое слово — они достигли звезд вместе. И в следующий раз он сдержал свое слово, когда, разбудив на рассвете, он притянул ее спиной к себе и они вместе смотрели, как солнце поднимается из океана.

Серена затаила дыхание, когда краешек солнца оторвался от воды, и, перекатившись на спину, так же едва дыша, продолжала смотреть на него, но уже под другим углом. Восход солнца был завораживающе прекрасен. Так же, как и мужчина рядом с ней. Она заглянула ему в глаза и неожиданно увидела в глубине их горечь. Он улыбнулся, его глаза потеплели.

— Хотелось бы, чтобы со мной была моя камера, — пробормотала она.

— Чтобы снять восход?

— Чтобы снять тебя. — Она втянула в себя воздух, желая почувствовать его запах. — Ты просто необыкновенный, Пит Беннетт. Когда ты улыбаешься, то согреваешь мне сердце. Когда ты хмуришься, мне кажется, что оно вот-вот разобьется. — Она не могла насытиться этим мужчиной. Она прикасалась к нему, целовала его, занималась любовью, но ей всегда было этого мало…

Он отбросил со лба волосы и сел, потянув за собой одеяло.

— Время идти, пилот?

— Точно. Не говоря уж о том, что кому-то не терпится убежать.

— Не значит ли это, что лично тебе хотелось бы немного задержаться?

— Возможно. Ты производишь странное действие на мою оценку того, что важно, а что не важно.

Желание боролось с раздражением. Желание победило, когда ее палец медленно спустился по его спине.

— Еще пять минут, — сказала она.

— Нет.

Она провела пальцем вверх, с удовлетворением заметив, как дрожь пробежала по его телу.

— Четыре с половиной.

Он развернулся и прижал ее к земле.

— Три, — сказал он хрипло. Но он дал ей десять.


— Какова твоя позиция насчет осмотрительности? — спросил Пит, когда они спускались вниз к коттеджу. Ему нужен был кофе, еда и горячий душ — все это можно было найти и в отеле, если бы его ноги согласились унести его так далеко от Серены.

— Я думаю, это потерянная позиция. Нико на работе. По крайней мере должен быть. В доме есть еда. Чистая одежда. Можно сварить кофе.

— Хорошая идея.

Они буквально ввалились в кухню. Серена прямиком направилась к банке с кофе и насыпала в кофеварку зерен на две порции двойной крепости. Блага цивилизации с шипением хлынули в кружку, принося с собой разумные мысли и чувство благодарности.

Их завтрак состоял из сковородки жареных сосисок с помидорами, хлеба из тостера и еще одной сковородки яичницы.

— Этого хватит? — спросила она. — По-моему, нет.

— Вполне. — Она никогда ни в чем не останавливалась на половине.

Он это в ней и любил, и приходил от этого в отчаяние.

— Куда ты сегодня? — Она хотела, чтобы вопрос прозвучал легко. Он тоже пытался подыграть ей, но его сердце больше не хотело в этом участвовать.

— На Кос.

— Заберешь своих пассажиров, оставшихся там вчера?

— Да.

Она бросила на него осторожный взгляд. У него был все такой же мрачный вид. Вид, который словно говорил: не трогай, не тормоши, оставь меня в покое. Но разве она могла?

Она и так делала все, чтобы не показать, как потрясли ее вчерашние события и проведенная вместе ночь. Она узнала его способность к сочувствию и его силу. Теперь она не могла вот так просто взять и уйти, оставив его одного.

— Насчет того, что я сказала прошлой ночью… — начала она неловко.

Он холодно прервал ее:

— Ты сказала много чего прошлой ночью, Серена.

— О твоей работе.

— Что о работе?

— Я имею в виду, что она подходит тебе.

Он поставил свой кофе на стол, отобрал у нее сковородку и начал переворачивать сосиски, о которых она забыла.

— Все в порядке, Серена. Ты не сказала ничего, о чем я уже не думал.

— Значит… ты поедешь домой?

— Да.

Жир кипел на сковородке так же бурно, как и ее убеждение, что она поступает правильно. Она выжала из себя улыбку.

— Я рада за тебя… Когда ты уезжаешь?

— Как только подыщу себе замену. Не думаю, что будет трудно найти желающих полетать над этим раем пару недель.

— Да, наверно.

Она уважала Пита за то, что он решил вернуться в спасательную службу. И в то же время мысль, что он уходит, причиняла ей боль. Теперь она знала, что не сможет смотреть на небо и не думать о нем, и это плохо, потому что в ее жизни было так много голубого ясного неба…

По крайней мере, должно было быть.

— Ну что ж, — сказала Серена, — думаю, пришло время спокойно отнестись к тому, что дальше ты пойдешь одним путем, а я другим.

— Нет.

— Нет?

— Я не смогу сделать этого. — Пит погасил огонь под сковородкой и повернулся к ней. Его лицо было серьезным. — Ты хотела получить все прошлой ночью, Серена, — сказал он тихо. — Я тебе дал это.


Пит никогда не делал этого раньше. Он никогда не просил ничего, кроме временных отношений. Но сейчас…

— Я собираюсь домой, Серена. И хочу, чтобы ты поехала со мной. Была со мной. — Совсем нелегко оказалось произнести это. — Вышла за меня замуж.

Она была поражена. Он мог видеть это по ее глазам, по ее застывшей позе. Слишком быстро для их отношений. Он знал, что подгоняет ее. Но у него не оставалось времени.

— Последнее, чего бы мне хотелось, — это стать на пути твоей мечты. Но мы могли бы обсудить это. Придумать что-нибудь. — Его сердце упало от затянувшегося молчания. — Серена… скажи что-нибудь.

— Я… — Она протянула к нему руку, словно молила о чем-то, только он не знал, о чем. Он и так отдал ей все, что было. У него больше ничего не осталось.

Он вздохнул и повернулся к окну.

— Подумай об этом, — сказал он. — У меня есть дом на Хоуксберри, к северу от Сиднея. На склоне горы у моря. Там есть пристань. Лодка. Очень тихо и очень красиво. Немного похоже на это место. Сидней совсем рядом. — Почему она ничего не говорит? — Ты бы могла быть внештатным сотрудником. Или ездить на работу в город. Что угодно. — Она стояла не двигаясь. Она просто стояла и молчала. Океан молчания. Значит… вот что чувствуют, когда тонут… — Черт возьми, Серена, скажи что-нибудь!

— Что сказать? — Ее глаза сверкали, лицо было бледным. Она выглядела пронзительно прекрасной в своем гневе — если это был гнев, — он до сих пор не был уверен в этом, ведь она еще ничего не сказала. Может, это только выглядело как гнев? — Что ты разрываешь меня надвое? Ну что ж, так оно и есть! — Она потерла пальцами виски, сделала несколько шагов к столу, потом вернулась назад. — Я думала, у нас был договор. Что мы оба просто играли. Ты же знал эту игру, Пит Беннетт. Только попробуй скажи, что нет!

— Я знал. — Его сердце упало. — Просто больше не могу играть. Не с тобой. И никогда собственно не мог… с тобой.

— Но тебе придется! — Ее глаза наполнились слезами. — Неужели ты не понимаешь? Я получила работу в Афинах. Ту самую, с которой ты мне помог. — Серена сдавленно рассмеялась. — Черт возьми, Пит Беннетт, я получила работу!

Он смотрел, как она быстро прошла через кухню и, хлопнув за собой дверью, скрылась из его глаз.

Можно было и не спрашивать, выйдет ли она за него замуж.

Ответ и так был ясен.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Серена не могла понять, как мог столь прекрасно начавшийся день обернуться такой болью и отчаянием. Ее вина. Она просила слишком много, требуя, желая, жаждая, не думая, что рано или поздно он заставит ее заплатить. Предатель!

Гнев заглушил ее отчаяние, несмотря на то что был направлен явно не в ту сторону. Это было здесь, внутри нее. Но в ней все кипело и бурлило, и к тому времени, когда Нико принес ей ланч, она вся превратилась в океан возмущения против предателя, похитителя сердец Питера Беннетта.

Нико выглядел усталым, но счастливым — судя по всему, он не приходил домой этой ночью. Ну что ж — молодец!

— Как Сэм? — спросила она.

— С ним будет все в порядке. — Нико достал из корзинки банку колы.

— А Хлоя?

— С ней тоже будет все в порядке, если она перестанет винить во всем себя. Просто ужасно, как она с ним носится. — Он улыбнулся, делая глоток колы. — А он ей позволяет это.

— Это хорошо. — Хорошо для них обоих.

— Хлоя видела сегодня Пита, — сказал он, как бы между прочим, чему она, разумеется, не поверила. — Говорит, что если бы он выглядел еще немного более несчастным, ей пришлось бы уложить его рядом с Сэмом и выхаживать их обоих.

Серена промолчала.

— Она спросила, когда он вернется, — продолжал Нико. — Ей хотелось бы отблагодарить его как следует за то, что он сделал для Сэма. Пойти куда-нибудь поужинать — в общем, что-нибудь такое… — Нико бросил на нее быстрый взгляд. — Он сказал, что не знает.

Она почувствовала на глазах слезы и несколько раз моргнула, похвалив себя за то, что сообразила надеть темные очки, пока Нико не поставил банку на песок и, осторожно сняв их, не оставил ее беззащитной.

— Он обидел тебя?

— Нет. — Да. — Все нормально.

— Тогда почему ты плачешь?

— Я не плачу, — пробормотала она, размазывая по щекам слезы. — Ты просто слишком быстро снял очки, вот и все. — Она сделала глубокий прерывистый вдох. — Пит собирается вернуться в Австралию. К его старой работе в команде спасателей.

Нико внимательно посмотрел на нее.

— Ты плачешь, потому что он уезжает?

— Нет. — Да. — Он попросил меня поехать с ним. Выйти за него замуж.

— О… — Нико наклонился вперед, с неожиданным вниманием уставившись на что-то у себя под ногами. — Я мог бы поговорить с твоим отцом, если ты боишься, что он может это не одобрить.

— Дело не в том.

Он повернулся к ней, его глаза сузились.

— Ты отказала ему?

— Не совсем. — Серена беспомощно смотрела на Нико, на зная, как это объяснить. — Я просто… — Она махнула рукой.

Нико вздохнул.

— Ты сказала «да»?

— Не сказала.

— Это равносильно отказу.

Серена снова почувствовала на глазах слезы.

— Я получила работу в Афинах.

— Что ж… поздравляю. Но ведь это же не означает, что ты обязательно должна принять ее.

— Если я сейчас не сделаю свой первый шаг, то вообще никогда не узнаю, смогу ли добиться успеха.

— Ох, женщины…

— Ты не понимаешь, — заговорила она с жаром. — Это должно быть мое время. Мое. Ты не знаешь, как давно я ждала этого!

— Я знаю, — сказал он мягко. — И это так и останется твоим временем, Серена. Просто сейчас на твоем столе есть еще одно предложение. И все, что ты должна сделать, — это решить, какое из них тебе принять.


Пит оставался в стороне от сонных греческих островов и похищающих сердца сирен уже больше недели. Но это не могло продолжаться вечно. Не тогда, когда пассажиры хотели попасть туда. И не тогда, когда они хотели уехать оттуда.

Слава богу, он знал, кто были его пассажиры на этот раз. Сэм и Хлоя.

Хлоя приветствовала его как давно отсутствующего брата, в глазах Сэма светилось чуть ли не обожание.

— Где бы ты хотел сидеть? — спросил его Пит. — Спереди? Сзади? — Его взгляд скользнул по Хлое. — Лучше тебе сесть сзади. А то я не доверяю твоей тете. В прошлый раз, когда здесь сидела, она выпрыгнула из вертолета.

Хлоя послала ему ангельскую улыбку.

— Я знала, что делаю.

— Она что, в самом деле выпрыгнула? — изумился Сэм.

— Да. — Ему больше не хотелось вспоминать об этом.

— Она сказала, что это ты нашел меня.

— В твоих поисках участвовало много народу. Хлоя тебя заметила, Нико приплыл за тобой на лодке, миссис Пападопулос собрала людей для поиска на острове. Довольно глупый поступок, Сэм.

— Я знаю. — Тонкая фигурка напряглась, но мальчик не отвел взгляд. — Я сожалею об этом.

— Ну и слава богу. — Пит жестом пригласил его в кабину, показал, как пристегнуть ремень и где находятся спасательные жилеты. — Ну, а если не секрет, куда же ты все-таки направлялся?

— В Афины.

— По воздуху быстрее.

— Да… но я не умею летать.

— Да и управлять катамараном тоже. Но ведь тебя это не остановило?

Сначала улыбнулась Хлоя. За ней Сэм.

— Я сперва научусь плавать. А потом уж летать.

— Почему бы и нет? — Пит потрепал Сэма по макушке. — Ну, какая цель поездки в Афины сегодня?

Улыбка Сэма увяла.

— Это своего рода юбилей, — сказала Хлоя. — Мама Сэма умерла год назад. Мы хотели съездить к ней на могилу.

— Мне было не многим больше, чем тебе, Сэм, когда умерла моя мама, — мягко заметил Пит. — И я тоже так делаю. Каждый год. Это не дает забывать.

Через двадцать минут они приземлились в Афинском аэропорту. Сэм выглядел напряженным и сосредоточенным. Но для него это был особенный день. Он имел право так выглядеть. Его руки опустились в карманы только затем, чтобы вытащить оттуда две пятидесятидолларовые купюры. С решительным видом он протянул их Питу.

— Они твои, — сказал он.

— Ты уверен?

Сэм кивнул.

— Нико и Хлоя скоро поженятся. Нико собирается усыновить меня, чтобы мы все принадлежали друг другу. Как настоящая семья. — Выражение изумления и радости в глазах Сэма поразило Пита.

— Береги свою семью, Сэм, — сказал он серьезно.

— Я буду беречь.


У Хлои тоже было, что ему сказать, пока они шли через летное поле к зданию аэропорта.

— Серена уехала с острова на прошлой неделе, — сказала она.

Пит промолчал.

— Она остановится у семьи Нико, пока не кончится испытательный срок. Это займет две недели.

Пит пожал плечами.

— Этот срок ей не нужен. Ее фотоработы и так говорят сами за себя.

— Я слышала, она была в нерешительности. У нее было еще одно предложение…

Пит горько улыбнулся.

— Прими мои поздравления по поводу твоего обручения.

— Ты меняешь тему.

Он снова пожал плечами.

— Мы сегодня попозже встречаемся с ней в кафе, — сказала Хлоя. — Хочешь присоединиться к нам?

— Нет.

— Серене ничего не передавать?

— Ну… Скажи, что я горжусь ею.


— Вы видели Пита? — спросила Серена, когда Хлоя отправила Сэма к витрине выбрать десерт. Они хотели перекусить в кафе, прежде чем снова отправиться на остров.

— Конечно, — сказала Хлоя. — Он привез нас сюда. И повезет обратно.

— Ну и как? Как он тебе показался?

— Как всегда — красив как бог. Кажется, у него все нормально. А как у тебя? Ты чем-то расстроена?

— Вовсе нет. У меня все в порядке.

— А как с работой? Осуществились твои ожидания?

— Я здесь только неделю. Для осуществления ожиданий нужно время.

— Если рядом нет нужного человека, осуществления ожиданий можно ждать вечно, — проворчала Хлоя.

— С каких это пор ты стала таким экспертом?

— С тех самых, как твой кузен попросил меня выйти за него замуж, — Хлоя подняла руку, чтобы показать ей свое кольцо с бриллиантом.

— Правда? — Наконец хоть что-то пошло правильным путем. — Я знала, что это будет! — Серена наклонилась через стол и обняла Хлою за плечи. — Я знала это! — Она откинулась назад, глядя на нее сияющими глазами. — Нико принесет тебе счастье.

— И рыбу, — улыбнулась Хлоя.

— И детей. — Серена бросила взгляд на Сэма, который все еще стоял возле витрины, растерявшись от всего этого изобилия. — Побольше детей. У вас будет все отлично, Хлоя. Я это чувствую.

— У тебя бы тоже все могло быть отлично. С Питом. Позвони ему.

— И что сказать? Не возвращайся в Австралию? Оставайся в Афинах и вози туристов всю жизнь?

— А может быть, он нашел бы работу спасателя здесь. Ты просила его об этом? Нет. А ты думала о том, что могла бы найти себе работу в Австралии? Нет. Ты бросилась на первое же предложение и продала себя за бесценок.

— Мне надо было с чего-то начать, — стала оправдываться Серена.

— Да брось! Ежедневная газета не стоит твоих фотографий. Твоим работам не нужны слова. Ты — художник. Но ладно, хватит об этом. — Она сделала решительный жест. — Если ты хочешь быть фотожурналистом, отлично. Будь им. Но почему, черт возьми, ты должна быть им здесь?

— Дело не только в этом, — упрямо нахмурилась Серена. — Мне нужно сконцентрироваться. На моих желаниях. На моей карьере. Если бы я встретила Пита через несколько лет, все бы могло быть по-другому. Я была бы готова к его предложению. Но прямо сейчас — я не знаю… Иногда мне просто до боли хочется, чтобы он был рядом. Но мне нужна и моя свобода!

— Брак — это не клетка, — возразила Хлоя. — Да, я знаю, брак несет с собой ответственность и заботу о других людях. Возникают сложности, когда приходится решать, чьи потребности учитывать в первую очередь, а чьи могут и подождать. Брак — это жертвы и сердечная боль за детей, которых ты будешь любить, за родственников, о которых тебе придется беспокоиться, — столько новых привязанностей! Все они окутают тебя словно плащом. Но это будет золотой плащ, Серена, наполненный желаниями и мечтами, силой и радостью! Он снимет с тебя усталость, когда ты вернешься домой после рабочего дня. Он даст тебе силы, когда ты придешь к мужчине, который весь день был в небе, всматриваясь под собой в бескрайнее море в поисках пропавших людей. Говори сколько хочешь о своей свободе, Серена, но разве то, что ты нашла с Питом, ничего не стоит?

Она кивнула.

— Я знаю.

— Он просил передать, что гордится тобой, — сказала Хлоя.

Серена с трудом проглотила слюну. Она не могла говорить.

— Ты любишь его?

Она снова кивнула.

— Я не могу сказать, что тебе делать, Серена, но, если ты любишь Пита так, как он тебя, — это стоит всего остального.


Серена мучительно размышляла над своим выбором еще целую неделю, прежде чем наконец собралась с духом позвонить Питу. Ее двухнедельный испытательный срок в газете подошел к концу. Она нашла свою работу интересной, а временами даже захватывающей. Ею были довольны. Пора было начать подыскивать себе квартиру и устраивать жизнь в Афинах, если только это было тем, чего она хотела.

Но это было не так. Кое-чего она хотела больше.

Ей нужно было выяснить, действовало ли еще другое предложение. Ее пальцы чуть дрожали, когда она достала телефон. Автоответчик сказал, что абонент находится вне зоны вызова. Она позвонила в службу воздушного сервиса. Трубку снял Томас.

— Как твоя новая работа? — спросил он.

— Это хорошая работа. Томас, а Пит где-нибудь рядом?

— А он разве не говорил тебе? Его спасательной команде, где он раньше работал, срочно потребовался пилот. Так что он сейчас в Австралии. У себя дома.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Самолет из Афин через Париж и Сингапур приземлился в Сиднее ранним субботним утром.

Закончился испытательный срок в афинской газете, и Серена вежливо отклонила их предложение. Ей действительно необходимо найти что-нибудь поближе к дому, ближе к тому, где было ее сердце. Она посмотрела на небо, такое яркое, синее и глубокое…

Выйдя из аэропорта, Серена направилась к стоянке такси. У нее был забронирован номер в городском отеле.

Она должна составить план. Она должна точно знать, что сказать и что спросить. И что она будет делать, если он отвернется от нее.

И предусмотреть все, чтобы этого не случилось.


Пит Беннетт был рад снова оказаться дома. Он вернулся к своей старой работе, как если бы никогда и не расставался с ней: к своим тренировкам и к своим товарищам, к вертолетам «Сихокс» и ко всему, что стояло за этим. Он вернулся со своей новой философской формулой, как справляться с потерями и промахами, которые все же случались на его пути. Тем не менее вопрос, будет ли это работать без Серены, оставался открытым.

Пит хотел позвонить ей перед отъездом из Греции, но так и не позвонил. Он сказал все, что хотел, предложил все, что у него было, а Серена решила, что ей это не нужно…

Что ж, ему больше нечего было ей предложить.

Итак, он был снова в Сиднее, снова со своей семьей. Все его братья были в городе. Джейк недавно прилетел из Сингапура по причинам, которые для Пита так и остались тайной. Люк был в отпуске на берегу. А Тристан жил в Сиднее со своей женой. Не часто им удавалось собраться вместе, и такое событие нужно было отметить.

Джейк и Тристан начали было спорить, куда бы им отправиться, но в конце концов решили пойти по проторенному пути и провести лучшую часть воскресного вечера в местном отеле на побережье. Как в старое доброе время, Люк и Тристан занялись обсуждением относительных достоинств различных силовых структур, а Джейк, поболтав с барменом, выманил у него комплект дротиков и конфисковал доску.

Как все это знакомо! Пит окончательно почувствовал себя дома. Не было другого такого места на земле, чтобы излечить раны сердца. И не было лучшей компании для этого.

А Серена… Он сможет забыть ее. Он сделает это!

Дайте ему лет шестьдесят или семьдесят — и он будет в порядке.

Они разделились на пары — он и Джейк против Тристана и Люка. Пит любил играть в «дартс». Он мог бы их всех побить за одни только вопросы о Греции и ее прекрасных женщинах.

— Так что она делает? — спросил Люк, готовясь к своему броску.

— Кто?

— Женщина, которую ты оставил в Греции. Та, что разбила тебе сердце.

— Да все, черт возьми, чего хочет, — пробормотал он, промахнувшись мимо цели на три сантиметра.

— Упрямая женщина, — заметил Тристан. — Она мне уже нравится. Почему ты не привез ее с собой?

— Ты просил ее? — Это был Люк.

Пит смерил обоих недобрым взглядом.

— Это что, допрос?

— Просто интересно. И что ты теперь собираешься делать?

— Ничего. У нее было тогда еще одно предложение. Она приняла его. Конец истории.

— Какое предложение? — спросил Люк. — От другого мужчины? И ты не мог это предвидеть?

— Предложение насчет работы, — отрезал он. — И я это мог предвидеть.

— Упрямая женщина, нацеленная на карьеру, — подытожил Тристан. — Теперь я и в самом деле заинтригован. А что ты ей предложил?

— Все.

— Ох, — выдохнул Люк.

Пит сделал последний бросок и направился к мишени — вытащить дротики и записать очки на доске.

— А ты, значит, уже готов попытаться бросить свои дротики, малыш, или же я сэкономлю время, просто записав тебе ноль очков? — Тон его голоса предупреждал, что, если Люк хочет устроить ссору, он на правильном пути.

Но Люк ему не ответил. Стало так тихо, как если бы весь зал вдруг затаил дыхание. Пит оглянулся и замер, приоткрыв рот.


Она была в голубом платье, которое могло показаться слишком скромным, если бы не то, что скрывалось под ним. Вся ее фигура, с ее плавными изгибами, была наполнена чувственной грацией и, когда она обвела взглядом зал, несколько мужчин невольно приосанились. Но ей не было до них никакого дела.

Ее мягкие карие глаза остановились на нем, и она улыбнулась беспечной, чуть надменной улыбкой, которая могла вызвать у любого мужчины жгучее желание попробовать ее на вкус. Кто-то рядом шумно втянул в себя воздух. Должно быть, это Люк, подумал Пит.

Серена неторопливо двинулась навстречу. Пит выпрямился и расправил плечи. Они все расправили плечи.

— Ты думаешь, это она? — пробормотал Тристан.

Джейк хмыкнул.

— Да ты разве не видишь, что он сейчас проткнет себя этими дротиками.


Бар был не из самых лучших — слишком маленький, слишком темный. Серена не знала, почему ей пришло в голову пойти сюда, да еще в этом платье! Но она продолжала идти вперед, откинув назад голову и не сводя глаз со своей цели.

Просмотрев всех Беннеттов в телефонной книге, она наконец наткнулась на имя Джейка, который обычно жил в Сингапуре, но случайно оказался сейчас здесь, в Сиднее. Он дал ей номер Пита, и, набравшись смелости, она спросила, где бы могла его увидеть, если бы захотела с ним встретиться.

Джейк сказал — где. И когда. Но ни слова не сказал о том, сколько еще там будет народу. Или как они все будут на нее пялиться.

Она тщательно оделась для этого случая. Голубое шелковое платье цвета летнего неба. Платье для первого свидания, мягкими складками спускающееся с бедер и заканчивающееся у колен. Сквозь кружевной топ просвечивала кожа и три пуговки на середине были такими маленькими, что просто притягивали к себе мужские глаза и руки… Волосы шоколадными волнами падали ей на плечи, а ее губы казались чуть темнее, чем обычно, благодаря дорогой помаде. Ей хотелось выглядеть элегантной и современной, но, судя по реакции зала, основное впечатление все же было несколько другим… Ну и плевать! Робкое сердце никогда бы не смогло удержать этого мужчину.

— Привет, пилот, — сказала она, подойдя к нему.

Он молча кивнул.

Она посмотрела на троих мужчин рядом с ним, каждый из которых выглядел достаточно внушительно, чтобы заставить женщину обратить на себя внимание, а остальных держаться настороже.

— Не собираешься ли ты представить меня своим друзьям?

— Нет.

— Значит, бокал вина можно и не спрашивать?

— Принеси ей вина, — сказал мужчина справа, скорее всего брат Пита, если его эффектная внешность могла служить каким-то указателем.

— Предложи ей сесть, — сказал другой.

— И дай ей номер, — сказал третий и скривился, когда Пит ткнул в него дротиками.

— Что ты здесь делаешь? — спросил мужчина, чей голос она хотела услышать.

— Ты уехал не попрощавшись, — сказала она.

— Обычно у него манеры получше, — заметил тот, кто стоял рядом с ним.

— Возможно, он был немного не в себе, — сказал другой. — Кстати, я — Тристан. А это Джейк. — Он кивнул в сторону того, кого она раньше определила как брата Пита. — А этот, с дырявыми руками, — Люк.

Отлично. Они все оказались братьями! Можно сказать, встреча с семьей.

Серена послала им лучезарную улыбку. Если она не ошибалась, братья давали ему возможность прийти в себя. Или разозлить. Но ее это не волновало. Она бы предпочла злость холодному безразличию.

— Они уже собирались уходить, — сказал Пит. — Сейчас.

— И все это пропустить? — Тристан обменялся взглядами с братьями. — Ты, должно быть, шутишь. Я просто обожаю воссоединения влюбленных.

— Тогда, значит, мы уйдем отсюда, — сказал Пит, и прежде, чем она успела что-либо сказать, он подхватил ее под руку и повел к двери.

Не то чтобы она собиралась протестовать. Ей нужна была аудитория только из одного человека.

Они вышли из отеля. Его шаги были решительными, молчание оглушающим. Он остановился, давая ей время снять босоножки, когда они дошли до песчаного пляжа, и, засунув руки в карманы, снова зашагал вперед. У самой кромки воды снова остановился и посмотрел на нее.

— Почему ты здесь оказалась?

— Ты задал мне вопрос — там, на острове. Я его не ожидала. Я не знала, как ответить на него…

Его губы скривились.

— Через два дня ты уехала в Афины, Серена. Я думаю, ответ был исчерпывающим.

— Тогда разреши мне задать тебе вопрос, — сказала она. — Если бы я попросила тебя поехать со мной в Афины… жить со мной… ты бы поехал?

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем он ответил.

— Да, — отрывисто сказал он. — Но ты никогда не просила.

— Потому что я чертовски хорошо знала, что тебе нужно быть здесь! — вспылила Серена, задетая ледяной холодностью его глаз.

— Ты была нужна мне. Я любил тебя и сделал бы все, чтобы только быть с тобой. Я дал тебе уйти, так как думал, что не нужен тебе. Что ты хочешь остаться свободной. — Он отвернулся от нее и посмотрел на море. — Когда моя мать умерла, отец сложил все ее фотографии в коробку и убрал на чердак. Я никогда не мог понять, почему он сделал это. Но теперь понимаю. Мне очень больно смотреть на тебя.

* * *
Трое мужчин у входа в отель наблюдали за ними с разной степенью сочувствия.

— Похоже, он проиграл, — со вздохом сказал Люк.

— Имей чуть больше веры, — возразил Тристан.

Джейк не сказал ничего.


Это не могло означать, что игра закончилась, с нарастающим отчаянием думала Серена. Он что, сказал, что ее любит, только для того, чтобы в следующую секунду от нее отказаться?

— Что с твоей работой? — спросил он отрывисто.

— Это была хорошая работа… — сказала она. — Я долго мечтала о такой, но… мечты изменились. — Она замялась.

Он стоял, глядя в море, и она не видела его лица.

Время отчаяния требует отчаянных мер. Серена зашла в воду и остановилась перед ним. Вода достигла края ее платья, поднялась выше, мокрая ткань облепила бедра. Но если бы даже волна накрыла ее с головой, Серену бы и тогда это не обеспокоило.

— Твой отец убрал фотографии твоей мамы, потому что не мог видеть то, что он потерял, — сказала она. — Посмотри на меня, Пит Беннетт. Посмотри на меня, ведь я для тебя не потеряна. Я приехала, потому что хочу быть с тобой. Я хочу жить с тобой в твоем маленьком домике на склоне горы. Я могу работать дома. Могу ездить в Сидней, если захочу. Я найду для себя что-нибудь подходящее. Потому что самое важное для меня — это не работа, а ты…

Его губы дрогнули, и Серена с облегчением вздохнула. Наконец в его глазах появился хорошо знакомый блеск.

— Ты любишь меня?

— Я просто спятила от любви к тебе, если ты еще этого не заметил.

— Докажи, — сказал он. — Но будь осмотрительной.

— Когда-то мы были не слишком осмотрительными, помнишь? Но в этот раз я постараюсь. — Серена знала, как играть в эту игру.

Пробежав пальцами по пуговицам платья, она скрестила внизу руки и стянула его через голову.


Возле отеля Джейк чуть не поперхнулся пивом.

— Святая Мария, — пробормотал Тристан.

— Аминь, — выдохнул Люк.

Джейк откашлялся.

— Не паникуйте, — сказал он. — Она в купальнике. На берегу можно раздеваться. Наверно, она просто хочет пойти искупаться… или что-то там еще. Никто их за это не арестует. — Джейк увидел, как его брат схватил ее за талию и, увлекая за собой, повалил на песок. — Пока…

— Может быть, у него все же хватит мозгов вспомнить, где они находятся? — задумчиво протянул Люк.

— Вряд ли… — засомневался Тристан.

Люк вздохнул.

— Может, хоть она вспомнит?

Они молча смотрели, как пара на песке поменяла позицию — Пит теперь лежал на спине, а Серена была сверху, — напоминая кадры из какого-то очень старого фильма.

— Она вспомнила, — проворчал Джейк, закатывая глаза. — Конечно, так оно лучше. Теперь уж их не арестуют.


— Я хочу, чтобы у нас было четверо детей, — сказал Пит, зная, что если они не будут осмотрительны, то все закончится тем, что они займутся любовью прямо здесь.

— У тебя они будут. — Она обняла его за шею.

— Еще гараж с «веспами».

— Это можно устроить.

— Обязательно вертолет на площадке у дома.

— Не сомневаюсь, что и это у нас будет.

— И отмеченные наградами фотографии на стенах.

— Я постараюсь. — Его губы легко коснулись ее подбородка.

Ей хотелось большего.

— И еще я хочу тебя.

Волна набежала на берег, осыпая их брызгами.

— Можешь мне поверить, Пит Беннетт, — прошептала Серена, прежде чем его губы, все еще ленивые и дразнящие, но уже чуть голодные, коснулись ее, отчего дрожь пробежала по ее телу. — И это ты тоже получишь.


КОНЕЦ


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ