КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 405323 томов
Объем библиотеки - 535 Гб.
Всего авторов - 146574
Пользователей - 92115

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

DXBCKT про Дрейк: Поход (Боевая фантастика)

Когда-то «давным давно...» у меня уже была эта книга — поэтому увидев ее на распродаже, я ее тут же (по случаю) приобрел... Т.к «знаменитую черную серию» я пока отложил — решил наконец-то обновить свои ранние впечатления конкретно и о данном произведении...

Берусь спорить что кому-то эта книга покажется весьма прямолинейной — мол, ну о чем тут говорить? Очередная хроника о путешествии из пункта «А» в пункт «Б», с описанием «сопутствующих приключений»... Все так... но (все же) считаю (субъективное мнение) что тут скрыты и иные: более широкие толкования...
С одной стороны — группа наемников (сплоченная целью и лидером) готова идти буквально по трупам … любого кто (вольно или невольно) встанет у них на пути. Надо убрать погранцов (мешающих маршруту) — заразим смертельной пандемией их корабль и (заодно) всю планету... Надо утихомирить «тупых аборигенов» - устроим им кастрацию (в буквальном смысле)... Надо сменить власть на одной из планет — перебьем кучу гвардии, полиции и … мирных жителей (до этой самой «кучи»). Надо... в общем вы поняли.

С другой стороны — все это делается опять же «во благо»... Есть своя мотивация и «своя правда»... да и «оппоненты» тут отнюдь не так «чисты и белы»... Значит что? Цель оправдывает средства?

Самое забавное — что (в течение всей книги) решается вопрос: а как бы героине (наследнице дома) завоевать «свое место под солнцем» (ради чего собственно и затевалось это путешествие). Однако «после благополучного финала» (и убийства кучи родственников) героиня понимает что «воспользоваться плодами победы будет как-то некомильфо»... после чего и покидает планету под чужим именем. Нет — понятно что «она показала себя» и «в будущем» уже никто не осмелиться с ней не считаться... но она (уже видимо) поняла что столь высокое место ей в принципе особо и не нужно... И да! Потом героиня конечно может вернуться... но остался неотвеченным вопрос — а ради чего собственно и был этот «сыр бор и смертоубийства? Ведь «то что действительно ей было нужно» - всегда находилось с ней))

P.S Да и совсем забыл сказать что я (лично) по прочтении книги (не прочитав я резюме самого автора) не усмотрел бы никаких «аналогий» - с «замшелой истории из жанра греческой мифологии» о аГронавтах... (тьфу ты!) о АРГОнавтах))

P.S.S Так же немного позабавило «устаревшее преставление» (в стиле Р.Бредберри) о межзвездном карабле — как о ракете гиганского размера (взлетающей с земли прямо в космос и обратно)... Хотя... хрен его знает «как оно будет» на самом деле))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Калашников: Снежок (СИ) (Фанфик)

Фанфик на даже ленивыми затоптаную тему. Меня не привлекло.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Александр Агренев

Читывал я сие творение. Поддерживаю всех коментаторов по поводу разводилова в четвертой части. Общее мое мнение на писанину таково: ГГ какой-то лубочнокартонный, сотканный весь из порядочно засаленных и затасканных штампов. Обязательное владение рукомашеством и дрыгоножеством. Буквально сочащееся презрение к окружающим персоналиям, не иначе, как кто-то заметил, личные комплексы автора дали о себе знать. В целом, все достаточно наивно, особенно по части накопления капиталов. Воровство в заграничных банках, скорей всего по мнению автора, оправдывает ГГ. Подумаешь, воровство, это ж за границей! Там можно, даже нужно. Надо заметить, что поведение нынешнего руководства россии, оставило заметный след на произведении автора. Отравление в Англии Сергея Скрипаля с дочерью и Александра Литвиненко, в реальной истории, забавно перекликается с отравлениями и убийствами различных конкурентов ГГ на западе в книге. Ничего личного, это же бизнес, не правда ли? И учителя хорошие, то есть пример для подражания достойный. Про пятую часть ничего сказать не могу. Вернее могу - не осилил. В целом, устал вычитывать буквенные транскрипции различных звуков. Это отдельная песня претендующая на выпуск отдельного приложения, ну как сноски в конце каждой книги. Всякие "р-рдаум!", "схыщ!", "грлк!" и "быдыщ!" просто достали. Резюмируя вышесказанное - прочитать один раз и забыть. И то, только первые три книги. Четвертую и пятую можно не читать.

Рейтинг: -2 ( 1 за, 3 против).
nga_rang про Штефан: История перед великой историей (СИ) (Боевая фантастика)

Кровь из глаз и вывих мозга. Это или стёб или недосмотр психиатров.

Рейтинг: -1 ( 2 за, 3 против).
Serg55 про Аист: Школа боевой магии (тетралогия) (Боевая фантастика)

осталось ощущение незаконченности. а так вполне прилично, если не считать что ГГ очень часто и много кушает...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Конторович: Черный снег. Выстрел в будущее (О войне)

Пятая книга данной СИ... По прочтении данной части поймал себя на мысли — что надо бы взять перерыв... и пойти почитать пока что-нибудь другое... Не потому что данная СИ «поднадоела»... а просто что бы «со свежими силами» взяться за ее продолжение...

Как я уже говорил — пятая часть является (по сути) «частью блока» (дилогии, сезона и т.п) к предыдущей (четвертой) и фактически является ее продолжением (в части описаний событий переноса «уже целого тов.Котова — в это «негостеприимное времечко»). По крайней мере (я лично) понял что все «хроники об очередной реинкарнации» (явлении ГГ в прошлое) представленны здесь по 2-м томам (не считая самой первой по хронологии: Манзырев — 1-я «Черные Бушлаты», Леонов — 2-3 «Черная пехота» «Черная смерть», Котов — 4-5 «Черные купола», «Черный снег» ).

Самые понравившиеся мне части (субъективно) это 1-я и 3-я части. Все остальное при разных обстоятельствах и интригах в принципе «ожидаемо», однако несмотря на такую «однообразность» — желания «закрыть книгу» по неоднократному прочтению всей СИ так и не возникало. Конкретно эта часть продолжает «уже поднадоевший бег в сторону тыла», с непременным «убиВством арийских … как там в слогане нынче: они же дети»)). Прибывшие на передовую «представители главка» (дабы обеспечить доставку долгожданной «попаданческой тушки») — в очередной раз получают.... Хм... даже и не «хладный труп героя» (как в прошлых частях), а вообще ничего...

Данная часть фактически (вроде бы как) завершает сюжет повествования «всей линейки», финалом... который не очень понятен (по крайней мере для того — кто не читал «дальше»). В ходе череды побед и поражений из которых ГГ «в любой ипостаси» все таки выкручивался, на сей раз он (т.е ГГ) внезапно признан... безвести пропавшим...

Добросовестный читатель добравшийся таки до данного финала (небось) уже «рвет и мечет» и задается единственно правильным вопросом: «... и для чего я это все читал?». И хоть ГГ за все время повествования уничтожил «куеву тучу вражин» — хоть какого-то либо значимого «эффекта для будуСчего» (по сравнению с Р.И) это так и не принесло (если вообще учесть что «эти вселенные не параллельны»... Хотя опять же во 2-й части «дядя Саша» обнаружил таки заныканные «трофейные стволы» в схроне уже в будущем...?). В общем — не совсем понятно...

Домой не вернулся — это раз! Линию фронта так и не перешел — это два! С тов.Барсовой (о которой многие уже наверно (успели позабыть) так и не встретился — это три... Есть конечно еще и 4-ре и 5... (но это пожалуй будет все же главным).

Однако еще большую сумятицу в сознанье читателя привнесет … следующий том (если он его все-таки откроет))

P.S опять «ворчу по привычке» — но сам-то, сам-то... в очередной раз читаю и собираю тома «вживую»)

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
lionby про Корчевский: Спецназ всегда Спецназ (Боевая фантастика)

Такое ощущение что читаешь о приключениях терминатора.
Всё получается, препятствий нет, всё может и всё умеет.
Какое-то героическое фентези.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Знак темной лошади (fb2)

- Знак темной лошади (и.с. Современный российский детектив) 798 Кб, 227с. (скачать fb2) - Анатолий Сергеевич Ромов

Настройки текста:



Анатолий Ромов Знак темной лошади

Осознав сквозь сон, что уже утро, Жильбер открыл глаза. Он знал, что он в своей квартире в Клиши, и все же не удержался, чтобы не сунуть руку под подушку. О местоположении квартир, которые он время от времени менял, чтобы замести следы, не мог знать никто, кроме своих, так что движение руки было совершенно лишним — и все же, нащупав под подушкой рукоятку пистолета, он вздохнул с облегчением. Ничто так не успокаивает, как собственный, проверенный и знакомый до последнего винтика люгер.

Убрав руку, он легко, в одно мгновение встал и без всякой передышки около получаса провел в отработке ударов и блоков. Затем, почувствовав, что его темная кожа взмокла и по лицу струится пот, остановился. Дыхание было ровным, что могло означать одно: в свои тридцать два года на потерю выносливости жаловаться он пока не может.

Приняв душ и позавтракав, Жильбер некоторое время рассматривал висящий на стене кухни яркий календарь на этот месяц: две красотки, африканка и белая, улыбаются, стоя на фоне желто-голубой прибрежной полосы. Впереди был пустой день, свободный от дежурства, и он понял: в нем опять возникает искушение предпринять попытку увидеть ее. Мука неразделенной любви и мука ревности его не оставляют. Последний раз попытку поговорить с Нгалой он сделал около недели назад, подкараулив ее у входа в редакцию. Ясно, эта попытка, как и все остальные, закончилась полной неудачей. На его предложение подвезти ее Нгала лишь холодно улыбнулась, села в свой «ситроен», и, даже не сказав ему на прощание обычных слов, которые говорят друг другу знакомые, уехала. Проклятье… Впрочем, все равно, никто ведь не любит назойливых. Если бы только он мог забыть ее… Если бы… Если бы…

Посидев немного, Жильбер стал сам себе приводить аргументы, которые были против этой его несчастной любви. Во-первых, она замужем, во-вторых, ее муж известный жокей, в-третьих, у нее взрослый сын, в-четвертых, она на семь лег старше его. Наконец, последний, самый главный аргумент: она сейчас влюблена и влюблена не в него. Невероятно, немыслимо, но он почти уверен: у нее начался роман с человеком, которому он служит, которому верит, которого боготворит и будет боготворить. С человеком, который для него, да и не только для него, для всех его соотечественников олицетворяет веру и надежду…

Подумав об этом, Ткела встал. Будь все проклято, подумал он, для чего он перечисляет все это самому себе? Он отлично знает: эти аргументы ничего не стоят. Муж? Но она с ним давно не живет. Никакого отношения к его чувству не имеет и ее сын. То же, что она на семь лет его старше — ну и что? Сколько бы аргументов против своей любви он ни приводил, всегда, во все времена он будет воспринимать Нгалу Дюбуа одинаково: вечно прекрасной, вечно желанной, вечно недоступной.


* * *

Наверху, в листве, воробьи, остановленные было шумом подъехавшей машины, снова возобновили свое оголтелое чириканье. Мартовский утренний воздух холодил лицо. Ощутив его прикосновение, Анри подумал: весну уже ничто не остановит. К началу утренней работы с лошадьми он опоздал, и сейчас ему не терпелось скорей переодеться и сесть на лошадь, чтобы успеть за сегодня сделать хоть что-то.

Выйдя из своего «вольво», он оставил дверцу открытой. Порылся в кармане, нащупывая ключ, но вставить его в скважину не успел, ему помешал огромный волкодав, со злобным рычанием прыгнувший на прутья решетки. Прыжок был неожиданным, и Анри поневоле отступил. Почти тут же к воротам подошел блондин лет тридцати с квадратной челюстью, держащий руку на кобуре, из которой торчала рукоятка пистолета.

— Месье, что вам нужно?

Их депо занимало отличный участок в Булонском лесу, недалеко от Лоншани; здесь было все, что нужно для тренинга лошадей: пригорки, выпасные луга, большой пруд, прекрасно оборудованная тренировочная скаковая дорожка. К своему депо, или, по-простому, к своей конюшне Анри всегда испытывал особое чувство; может быть, это происходило потому, что отец не раз говорил ему, что приобрел этот участок по случаю как раз тогда, когда Анри только появился на свет.

Изучив человека, Анри сказал спокойно:

— Месье, я не понимаю, в чем дело. Кто вы?

— Дежурный по охране депо месье Эрнеста Дюбуа. А вы кто?

— Я его сын.

— Понятно. Человек взял пса за ошейник. Фу, Спотти! Свои!

Оттащив рычащего пса к росшему у ворот старому дубу, человек, вытащив из кармана телефон, набрал номер: — Хозяин, это Раймон. Нет, ничего особенного. Подъехал человек, похожий по описанию на вашего сына. Машина синий «вольво». Понятно. — Сунув трубку в гнездо, кивнул: Можете проезжать, месье.

Усевшись в «вольво», Анри въехал в распахнутые ворота.

Комплекс зданий в их депо был размещен в одном месте, примерно в полукилометре от ворот; он состоял из конюшни на тридцать денников, душевых для лошадей, ветлечебницы, хозяйственного сарая и гаража. К гаражу примыкал небольшой жилой флигель. В штат депо, не считая отца и Анри, входили семь человек.

Выйдя из машины у конюшни, Анри увидел развернутую к гаражу фуру для перевозки лошадей, около которой, держа за уздцы лошадь, стоял старший конюх Себастэн. Рядом топтался человек лет шестидесяти с автоматом через плечо; вглядевшись, Анри уловил в чертах его лица некоторое сходство с охранником у ворот. По скаковой дорожке, заканчивая разминку, на недавно поступившей в конюшню двухлетке скакал отец. Закончив круг, отец постепенно перевел лошадь на шаг; у конюшни, спрыгнув, передал поводья Себастэну. Маленький, сухой, с коротким, цвета спелой соломы бобриком волос и голубыми глазами, каждое изменение в которых Анри понимал тут же, без слов, отец сейчас изучающе всматривался в Анри. Было видно, что старший Дюбуа сейчас в отличной форме; в обтягивающих ноги панталонах, сапогах и тренировочной фуфайке отец выглядел гораздо моложе своих сорока трех лет.

— Привет, па, — сказал Анри. Что здесь происходит? Автоматы, пулеметы, пистолеты, еще пушки не хватает… Что это еще?

— Пока ничего, — отец отвел Анри в сторону. — Пока. Раймон, которого ты видел у ворот, и вот этот человек, Жан-Пьер, его отец, — наши родственники. Они из Бретани. Оба не так давно воевали, так что не подведут.

Достав из кармана жестяную коробочку с леденцами, отец открыл ее. Облюбовав один из леденцов, осторожно положил его в рот. Неделю назад отец бросил курить и теперь не расставался с помогавшими отвлечься от мыслей о куреве мятными кругляшками, изготовленными из патоки.

— Да? — Анри хмыкнул. — А почему они должны не подвести?

Знаком показав следовать за собой, отец прошел в дежурку. Не дожидаясь реакции Анри, сказал:

— Видишь ли, сынок, лет двадцать с небольшим назад я был начинающим жокеем. Скакал я неплохо, и все же был не больше чем обычным наемным рабочим. А тут судьба столкнула меня с Сен-Клу. Я его обошел в Большом Парижском. У Сен-Клу есть глаз, и он понял: если он меня не купит, я могу сильно помешать его карьере.

Отец молчал, и Анри в конце концов спросил:

— Значит, он тебя купил?

— Да. Его люди сразу после выигрыша Большого Парижского предложили мне крупную сумму за то, чтобы я пропустил Сен-Клу в двух ближайших скачках. Я отказался и выиграл оба эти приза. После этого Сен-Клу предложил мне это депо — за то, что я буду изредка его пропускать.

— Понятно.

— Ничего тебе не понятно. Неделю назад я решил восстать и порвать все отношения с Сен-Клу.

Постояв немного, Анри подумал: несмотря ни на что, он с полным правом может гордиться отцом.

— Ответа от Сен-Клу ты не получил?

— Нет. Собственно, я и не рассчитывал получить ответ. Ведь во всей этой истории может быть только два исхода: Сен-Клу проглотит пилюлю и отвяжется от меня, но это вряд ли, поскольку слишком многое поставлено на карту. Так что более вероятно, что он и его шайка попробуют как-то на меня воздействовать. И потом… Видишь ли, Анри, я решил взять в этом году Парижское Дерби.

Сообщение было слишком важным, чтобы ответить на него сразу.

— Значит, мое выступление на Роу-Робине…

— Твое выступление на Роу-Робине отменяется, но другого выхода у нас нет. Если я в этом году возьму Дерби, справиться со мной банде Сен-Клу будет уже не так просто. Пойдем-ка со мной.

Пройдя вслед за отцом в конюшню, Анри остановился у резервного денника; за перегородкой стояла неизвестная ему вороная кобыла, черная, как смоль, с единственным крохотным белым треугольником на лбу.

— Как? — спросил отец. — Нравится лошадка?

— Хороша. Но откуда она?

— Долгая история. Она была затемнена еще при рождении. Мне дорого стоило скрывать ее от всех до трех лег. Ну а теперь — теперь я решил затемнить ее до конца.

— Интересно. Как ее зовут?

— Гугенотка. Запомни: для всех, и особенно для шайки Сен-Клу, Гугенотка до Дерби должна выглядеть самой что ни на есть заурядной лошадью.

Отец положил руку на круп Гугенотки, и почти тут же где-то рядом возникли резкие хлопающие звуки. То, что это выстрелы, Анри сообразил не сразу, отец же, судя по тому, как он стремглав бросился к дежурке, к такому повороту событий был давно готов.

Выбежав из дежурки с двумя пистолетами в руках, отец швырнул один Анри:

— Давай на тот конец! У них канистра с бензином, сейчас они нас подожгут! Стреляй во все, что движется! Они нас не пощадят!

Анри едва успел подобрать пистолет, как сзади, за спиной, раздался звон выбитого стекла. Резко обернувшись, он поднял пистолет. Остальное происходило как в страшном сне: Анри увидел, что в разбитое окно лезет человек с направленным на него пистолетом; тут же грохнул выстрел, щеку Анри обожгла пуля, и он инстинктивно отшатнулся. На секунду человека скрыла стойка денника, за которой спрятался Анри; затем, осторожно выглянув, Анри увидел: свесившись, человек поливает бензином из канистры солому внизу. «Все», — подумал Анри, поднял пистолет и бессознательно, почти не целясь несколько раз нажал На курок. Лошадь в деннике тревожно захрапела, оттесняя Анри, за стеной конюшни слышались выстрелы, крики, затем взревел мощный автомобильный мотор но ничего этого Анри не замечал. Он следил за канистрой, которая выпала из рук нападавшего и теперь лежала на боку, истекая бензином. Сам нападавший, перевесившийся вниз головой, вытянул руки, будто пытаясь опереться о тюк оказавшегося прямо под ним прессованного сена; затем Анри увидел на затылке мертвеца небольшую ранку, из которой медленно сочилась кровь. Лишь в этот момент Анри понял: его рвет. Он испытал облегчение, когда тело, мягко свалившись головой вниз, застыло на полу денника.

Рвало и выворачивало его, наверное, минут пять; потом он понял, что отец, подойдя, мягко обнял его за плечи, повел по проходу. Но это, как и все остальное, какое-то время происходило будто в тумане. Огец что-то говорил ему на ходу, но Анри слышал лишь звук его голоса, совершенно не улавливая смысла слов. Надо во что бы то ни стало удержаться, подумал он, чтобы его снова не вырвало. Он прекрасно понимал, что находится в шоке, но ничего не мог с собой поделать.

— Ты должен встретиться с матерью как можно скорее, сказал отец.

— С матерью?

— Да. И попросить ее слетать с тобой в Африку.

— В Африку? — Анри пока ничего не понимал.

— Да, в Африку. Ненадолго, дней на десять.

Мать Анри была африканкой, впрочем, ее с таким же успехом можно было назвать и парижанкой, поскольку, попав в Париж в шестнадцать лет, она затем всю жизнь прожила здесь.

— Никто не должен знать, что ты убил человека.

— Но папа…

— Это не твое дело… — Отец посмотрел на старшего конюха: — Себастэн, Анри сейчас залезет в фуру. Отвезешь его в город, вернешься сюда и… И кто бы тебя потом ни спросил, скажешь, что сегодня Анри в конюшне не было.

Анри залез в пустую фуру, сел на пол и закрыл лицо руками.


* * *

Услышав звук тормозов, а затем стук в переднюю стенку фуры, раздавшийся из кабины, Анри открыл дверь в задней стенке и спрыгнул на тротуар. Едва он закрыл дверцу, как фура, дав газ, влилась в поток машин.

Оглядевшись, Анри подошел к телефону-автомату. Набрал номер отдела иллюстраций газеты, в которой мать вела колонку искусств; услышав голос матери, сказал:

— Ма, это я. Мне нужно срочно тебя увидеть. Ты могла бы сейчас подъехать ко мне? — Он старался говорить спокойней. Я недалеко, на бульваре Распай.

— Подъезжай сам, у меня много работы.

— Ма, не могу. У меня действительно очень важное дело.

— Ладно, сейчас подъеду. Где ты там, на бульваре Распай?

— В самом конце, возле кафе и аптеки.

После того как подъехала мать, Анри сел в ее белый «ситроен» и долго и, как ему показалось, слишком путано начал пересказывать то, что только что произошло в конюшне. Выслушав все до конца, мать с минуту сидела, постукивая пальцами по баранке, наконец сказала:

— Выходит, ты убил человека?

— Убил. Но, мама, так получилось… — Он замолчал.

— Понимаю, что так получилось. — Закрыв лицо ладонями, мать тут же отняла их. — Ладно, теперь уже ничего не поправишь, что случилось, то случилось. Отец прав, тебе нужно на время исчезнуть. Иначе вся эта банда тебя просто-напросто сожрет.

Выйдя из «ситроена», мать подошла к телефону-автомату. Позвонив и коротко с кем-то переговорив, снова села в машину. Затем, посидев несколько секунд с взглядом, устремленным, как показалось Анри, в пустоту, без всяких объяснений дала газ.

Через двадцать минут, выйдя из машины, Анри двинулся вместе с матерью к ничем не примечательному многоквартирному дому; когда они подошли к одному из подъездов, прислонившийся к стене молодой африканец, оставив в покое зубочистку, посмотрел на них.

— Нам назначено, — сказала мать.

Изучив их, африканец снова занялся зубочисткой. Они вошли в подъезд, поднялись на лифте. Выйдя из лифта, мать подошла к одной из дверей; позвонив, постояла, разглядывая потолок. Мужской голос спросил из-за двери:

— Кто это?

— Нгала Дюбуа с сыном, нам назначено.

Распахнувший дверь высокий африканец, с кобурой поверх тенниски, сказал сурово:

— Проходите, патрон вас ждет.

Проведя их по коридору к закрытой двери, постучал:

— Патрон, мадам Нгала Дюбуа. Открыв дверь, пропустил их и снова закрыл створку.

До этого Анри знал Омегву Бангу, лидера оппозиции правительства Булинды, только по фотографиям в прессе и кадрам телехроники. Сейчас, когда Омегву Бангу сидел перед ним, он смог разглядеть его уже без газетной ретуши: большие, окруженные сетью морщин глаза навыкат, коротко стриженный курчавый бобрик с сильной проседью, тонкие губы. Подойдя к столу, мать сказала негромко:

— Привет.

Омегву Бангу улыбнулся и так же, как мать, сказал: «Привет». Здороваться таким образом могли только любовники, причем любовники, соскучившиеся друг по другу, поэтому Анри пришлось сделать вид, что он смотрит в окно. Раньше по отдельным обмолвкам матери он догадывался, что у нее и Омегву особые отношения, теперь же все стало ясно без слов.

Встав, Омегву подошел к Анри:

— Анри, рад с вами познакомиться, чувствуйте себя как дома. Запомните, это в самом деле ваш дом. Вы можете приходить сюда в любое время.

— Спасибо, месье.

Мать и Анри уселись в стоящие перед столом кресла.

— Нгала, Анри, у меня действительно мало времени, — сказал Омегву. — Я даже не предлагаю вам кофе.

— Омегву, Анри влип. У него неприятности.

— Мальчику нужно помочь?

— Да, он должен исчезнуть вместе со мной. Так, чтобы никто не знал, что в эти дни он был в Париже. Ну и… лучше всего будет слетать с ним в Бангу. Дней на десять.

— Дней на десять… Кого же вам дать? Может, Жильбера?

Анри показалось, что мать слишком долго разглядывает стену. Наконец она сказала:

— Хорошо, Жильбера так Жильбера.

— Отлично. Нажав на кнопку, Омегву сказал заглянувшему в дверь охраннику: Шарль, разыщи Жильбера, он сейчас должен быть дома.

— Что сказать?

— Скажи, сегодня ему нужно вылететь на десять дней в Африку вместе с мадам Нгалой Дюбуа и ее сыном. Пусть подьезжает сюда, они будут его ждать.


* * *

Осознав, что находиться в квартире один он больше не сможет, Жильбер встал из-за стола. Поставив телефон на автоответчик, подошел к двери, но выйти из квартиры не успел — раздался телефонный звонок. Сняв трубку, он узнал голос сменившего его на дежурстве в квартире Омегву Шарля:

— Жиль, привет. Ты выспался?

Помолчав, Жильбер сказал:

— Шарль, давай выкладывай, в чем дело. У меня сегодня свободный день, учти.

— Шеф предлагает тебе слетать дней на десять в Африку, в Бангу. Ты должен будешь сопровождать туда двух людей, а именно мадам Нгалу Дюбуа с сыном.

Прислушавшись к шуршанию в трубке, Жильбер постарался пережить потрясение, которым было для него сообщение Шарля. Конечно, Шарль мог пошутить, и все же о чувствах, которые он испытывает к мадам Нгале Дюбуа, не знает никто на свете. Шарль же продолжил как ни в чем не бывало:

— Насколько я понял, мадам Нгале Дюбуа и ее сыну в эти десять дней противопоказан Париж. Подожди, сейчас уточню у шефа. — Некоторое время Жильбер слышал шорох в трубке, наконец Шарль сказал: — Ты должен вылететь с ними как можно скорей, под ними горит. И так, чтобы потом никто не мог определить, когда именно вы вылетели, понял?

— Понял. Где они сейчас, мадам Нгала и ее сын?

— Они ждут тебя возле дома шефа, в машине. Ты знаешь машину мадам Нгалы?

— Белый «ситроен»?

— Точно, белый «ситроен». Значит, я докладываю шефу: все в порядке?

— Докладывай. Счастливого тебе дежурства. — Положив трубку, Жильбер несколько секунд смотрел в стену. Если бы Шарль мог хотя бы догадаться, какая невероятная удача выпала сейчас на его долю. Причем выпала практически из ничего, из пустоты.

Наконец взял себя в руки. Снял трубку, набрал номер. Услышав знакомый голос, сказал:

— Лео, это Жиль. Нужны три билета в Африку, в столицу, срочно, на ближайший самолет. И еще одно: эти билеты нужно взягь на липовые фамилии.

— Все т ри?

— Все три. Одна женщина лет тридцати пяти, африканка, парень лет двадцати с небольшим, мулат, и я.

— Понятно. Подожди, сейчас посмотрю, что у меня есть… — После некоторой паузы Лео сказал: Есть три паспорта, правда, они мне нужны.

— Мне они нужнее. Учти, это будет вознаграждено особо.

— Д-да? — Лео вздохнул. — Запомни, женский паспорт на фамилию Дюпон, мужские — на фамилии Круазье и Сабатини. Ты можешь подождать? Я посмотрю расписание.

— Жду. — Подождав, Жильбер услышал: — Через три часа из Бурже вылетает аэробус «Панафрикен» в Преторию, могу взять транзитные, устроит?

— Конечно. Я могу взять билеты прямо в кассе?

— Как всегда. Только не забудь напомнить: заказ от меня.

— Хорошо. Спасибо, Лео.

Один пистолет, «беретту», Жильбер держал в специально оборудованном тайнике под днищем своей машины. Второй, «байярд», он обычно вкладывал в потайной внутренний карман в передней части джинсов, под поясом. Иногда, когда ему приходилось облачаться в одежду, лишенную этого приспособления, он, терпя определенные неудобства, просто-напросто приклеивал «байярд» скотчем к левой нижней части живота. Наконец, третий пистолет, «ЧЗ», Жильбер постоянно носил в стандартной кобуре под мышкой. Сейчас, сунув в кармашек «байярд» и напустив сверху майку, Жильбер взял кобуру с «ЧЗ», чтобы повесить через плечо, однако тут же отложил ее. В полете ему предстоят два таможенных досмотра, при посадке и при выходе; к тому же в самолете, а затем и в автобусе оружие будет практически не нужно. Хорошо, подумал он, накинув куртку, «байярд» он оставит с собой, мало ли что может случиться по дороге в аэропорт, а вот «ЧЗ» будет лишним. Спрятав кобуру с «ЧЗ» в шкаф под белье, Жильбер решил, что «байярд» затем спрячет в машине, которую, в свою очередь, поставит в Бурже на платную стоянку. То, что за эти десять дней на его видавший виды «фольксваген» никто не покусится, он знал точно.

Разобравшись с оружием, Жильбер подошел к окну. С момента, когда он целиком посвятил себя борьбе с балиндовцами, он взял за правило менять жилье не реже, чем раз в полгода; в квартире, которую он сейчас занимал, он жил третий месяц. Отсюда, с шестого этажа, открывался вид на аккуратную парижскую улочку; внимательно осмотрев ее и не найдя ничего подозрительного, Жильбер снял трубку и набрал номер расположенного внизу кафе. Окна этого кафе выходили точно на его подъезд и на въезд в гараж; именно поэтому Жильбер, только въехав в квартиру, сразу же установил приятельские отношения с хозяином кафе, корсиканцем Луи Арженоном. Услышав знакомый голос, Жильбер сказал:

— Луи, привет, это Жиль, я не отрываю тебя?

— Да нет… Телефон у Арженона стоял прямо под стойкой, так что сейчас до Жильбера, помимо голоса хозяина, доносились неясные звуки музыки, шум голосов и шипение работающей кофеварки. — Рад тебя слышать, ты из дома? Если тебя интересует горизонт, на нем все чисто. Как у тебя со временем? Заскочишь выпить кофе?

— Спасибо, в другой раз, чао. — Положив трубку, Жильбер спустился в гараж. Здесь, сев в «фольксваген» и выведя его на улицу, он на полной скорости направил машину в сторону южной части города.

Приблизившийся к «ситроену» на большой скорости красный «фольксваген» резко затормозил, из машины пружинно выскочил африканец лет тридцати, в джинсах и обтягивающей мускулистый торс черной тенниске, с большими скулами, твердо очерченными губами и улыбкой, в которой было что-то мальчишеское. Анри с интересом наблюдал за ним. Пригнувшись к машине, в которой сидели Анри и мать, человек сказал:

— Доброе утро, мадам Нгала, доброе утро, месье. Я уже обо всем договорился, ближайший самолет вылетает туда через два часа, из Бурже. Билеты я заказал.

— Очень хорошо, Жильбер, спасибо, — сказала мать.

— Патрон объяснил: желательно, чтобы никто не знал, когда вы вылетели из Парижа, поэтому запомните: мы все трое летим под чужими фамилиями. Вы. Нгала, будете мадам Кристин Дюпон, вы, месье, Габриелем Сабатини, я Антуаном Круазье. Запомнили?

— Запомнили, сказала мать. Спасибо, Жильбер.

— Напомню: охранка в столице сейчас поутихла, так что, если мы сумеем незаметно сесть на местный автобус, доедем без происшествий. Правда, нас немного потрясет, но не беда, да, месье?

— Да. Меня зовут Анри Дюбуа.

— А меня Жильбер, Жильбер Ткела. — Жильбер улыбнулся.

Как только самолет набрал высоту, мать задремала, Жильбер, усевшись в своем кресле, застыл неподвижно, полузакрыв глаза и сцепив руки, Анри же некоторое время смотрел в иллюминатор. Кажется, происшествие в конюшне тревожило его уже меньше; обнаружив в кармане кресла журналы, он углубился в чтение. Один раз, в середине полета, он ненароком посмотрел на Жильбера и заметил: тот, чуть повернув голову, смотрит на мать. Ясно, подумал Анри, Жильбер клеится к матери, впрочем, ничего удивительного в этом нет, мать всегда нравилась мужчинам, и в этом их можно понять. С шестнадцати, с времен, когда мать приехала в Париж, став известной фотомоделью, ее фигура, ничуть не изменившись, осталась такой же стройной. Мать обаятельна, умна, да и вообще все при ней, так что то, что Жильбер на нее сейчас пялится, вполне естественно.


* * *

После посадки в стране, бывшей родиной одной половины предков Анри, в самом центре Африки, они почти тут же сели в автобус; первые полчаса, пока «мерседес» шел по городу и расположенным вдоль океана пригородам, машина шла более менее ровно, но затем, углубившись в джунгли, автобус временами начинал раскачиваться, как катер в море.

Примерно через полтора часа «мерседес» остановился, как показалось Анри, прямо среди окружавших его зарослей. Он, мать и Жильбер сошли, автобус тут же отошел, шум его мотора вскоре затих, сменившись шумом веток и криками птиц. Жильбер, сделав матери какой-то знак, исчез. Объясняя его исчезновение, мать сказала:

— Бангу находится на самой границе освобожденного района.

— Да? — Анри попытался собрать воедино обрывки сведений, почерпнутых из теленовостей. — Здесь идет война, да?

— Шла. Сейчас объявлено перемирие. Но все равно здесь неспокойно.

— Понятно. Выходит, сейчас я увижу твою родину?

— Выходит. — Мать улыбнулась.

Минут через двадцать Жильбер вышел из зарослей вместе с коренастым парнем в майке, шортах, с автоматом через плечо. Такой черной кожи, такого приплюснутого носа и таких толстых губ, как у этого парня, Анри, как ему казалось, еще ни разу не видел. Подойдя ближе, парень улыбнулся:

— Нгала, я рад, что вы приехали.

Привет, Мишель, — мать тронула его за плечо. — Познакомься, это твой двоюродный брат.

— Мишель, — сказал парень.

— Анри.

Они пожали друг другу руки. Несколько секунд после этого Мишель стоял, прислушиваясь; затем, после того как он дал всем троим знак, они вошли в заросли. С минуту они продирались сквозь густой кустарник, затем долго шли среди затененных лианами деревьев. Наконец, выйдя из зарослей, Анри увидел озеро, точнее, цепь озер, соединенных друг с другом протоками. Над водой летали и изредка то но одной, то стаями плавно садились на воду птицы, на том берегу виднелись редко расставленные в камышах и кустарнике домики с конусообразными крышами; посмотрев на воду, Анри вдруг почувствовал, как у него захватывает дух. Может быть, это было самовнушением, но тем не менее он готов был поклясться, что никогда еще не испытывал такого внутреннего подъема. Они спустились к ведущим на тот берег озера подвесным бамбуковым мосткам. Идти но этим мосткам можно было только гуськом; пока они шли друг за другом, лианы, удерживающие бамбук, громко скрипели.


* * *

Вечером Анри лежал на сплетенном из сухих ветвей гамаке и разглядывал звезды. Рядом темнел деревенский дом, хозяйка которого, Ндуба, тоже, как объяснила Анри мать, приходилась ему какой-то дальней родственницей. В этом доме, круглом двухэтажном строении на сваях, ему предстояло прожить ближайшие десять дней, после которых они должны будут вернуться в Париж.

Утром его разбудило осторожное покашливание. Открыв глаза, он увидел стоящего над ним Мишеля. За Мишелем, пробиваясь сквозь сплетенную из прутьев стену, прямо ему в глаза светило солнце. То, что он в Африке, в Бангу, и то, что он ночевал в настоящей африканской хижине, Анри сообразил, лишь полежав несколько секунд.

— Лодка уже здесь, — сказал Мишель. — Хочешь, я тебя повезу на остров?

— На остров? — Анри еще не все понимал сквозь сон. — Какой еще остров?

— У нас тут есть остров на краю озера. Там можно купаться, загорать. И никто не будет мешать.

— А который час?

— Пять утра.

Натянув джинсы и майку, Анри вместе с Мишелем спустился вниз. Усадив Анри в лодку, Мишель легко оттолкнулся от берега, вывел ладью на середину озера и заработал веслом. Лодка шла быстро; миновав одну за другой несколько проток, они минут через двадцать спрыгнули на берег крохотного, заросшего кустарником островка.

Первым делом они выкупались, потом разожгли костер, заварили в котелке чай, затем, после роскошного завтрака, устроенного прямо на песке, вдоволь позагорали.


* * *

Вечером следующего дня, когда солнце вплотную подошло к краю озера, Анри по пустой улице двинулся к центру деревни. Он знал, что деревенский праздник, длившийся два дня, сегодня вечером заканчивается. Место на центральной площади деревни, с которого сейчас доносился бешеный стук тамтамов, было закрыто толпой. Подойдя ближе, Анри встал возле длинной плетеной хижины, напоминающей ангар. У дальнего конца этой хижины, сейчас тесно окруженного толпой, как он понял, и происходило собственно празднество. Но тут, у другого конца хижины, никого не было.

Наконец дверь, ведущая внутрь, открылась. Из двери выглянула старуха в живописных тряпках; выплеснув что-то наружу, она посмотрела на него довольно дружелюбно. Улыбнулась:

— Добрый вечер, месье.

— Добрый вечер.

— Наверное, вам интересно, что там делается?

— В общем, да. — Он сказал это скорее из вежливости. Особого желания увидеть деревенские танцы у него пока не появилось.

— Ясное дело, сейчас вам туда никак не пройти, да?

— Верно, не пройти.

— Месье, вы можете войти в дом. Прямо в дом.

— Прямо в дом? — Он опять сказал это только из вежливости.

— Да. Постойте немного в комнате, я потом покажу, как пройти на площадку.

Войдя вслед за мгновенно куда-то исчезнувшей старухой в хижину, Анри услышал за плетеной перегородкой возбужденные женские голоса. Всю обстановку комнаты составляли лишь плетеное кресло и стол, на котором стояло большое зеркало и был разложен набор для грима.

Старуха, появившаяся вскоре, сказала кому-то, кто стоял за дверью:

— Ксата, сюда пока нельзя, здесь мужчина.

— Зуфата, ради бога… Какой еще мужчина…

Первое, что почувствовал Анри, увидев вошедшую в комнату девушку, было удивление, что в мире — в любом, в черном, в белом, в красном, в каком угодно — может быть такая красота. Такая ослепительная, спокойная, ясная, простая.

Мельком взглянув на него и как будто задумавшись о чем-то, девушка сказала:

— Зуфата, ты не забыла о моем выходе?

— Сейчас, Ксата, сейчас. — Старуха исчезла.

Прикрыв за ней дверь, Ксата бросила, взглянув на Анри:

— Месье, простите, я вошла неожиданно.

— Что вы, я сам виноват, я сейчас уйду.

Он еще не понимал, что произошло, — так он был потрясен красотой девушки. Придвинув кресло и усевшись перед зеркалом, Ксата сказала с улыбкой:

— А я вас знаю, вы приезжий. Вы сын Нгалы Сиссоло, да?

— Да. — Спохватившись, Анри чуть поклонился. — Меня зовут Анри Дюбуа.

— Меня Ксата Бангу. — Застыв на секунду, Ксата принялась изучать себя в зеркале. — Вы знаете, кто я такая?

— Нет. — Только сейчас он заметил, что на ней широкая цветная накидка, расшитая пестрыми узорами.

— Я ритуальная танцовщица. Вам эго что-нибудь говорит?

— Нет.

Закусив губу и взяв кисточку, Ксата сделала несколько мазков. Вздохнула:

— Ритуальная танцовщица — это девушка, которая дает обет безбрачия. Понимаете?

Ему показалось, что она говорит с ним как с маленьким. Помедлив, он ответил смиренно:

— Понимаю.

— И на которую мужчина может смотреть лишь в момент, когда она танцует.

— Вы хотите сказать, я должен сейчас уйти?

— Вообще-то да… — Ксата продолжала гримироваться. — Но теперь уже поздно. Так что если есть охота — стойте.

— Спасибо.

— Да и сейчас все эти обычаи давно уже не соблюдаются. А мне с вами будет не так скучно.

— Хорошо, я буду стоять.

Довольно долго Ксата, склонившись к зеркалу, раскрашивала лицо так, будто его здесь не было. Вглядываясь в ее лицо, Анри подумал, что ей около пятнадцатишестнадцати, у нее были пухлые, нежные, доверчивобеззащитные и вместе с тем упрямые губы, маленький, с легкой горбинкой нос, матово-коричневые скуластые щеки и огромные глаза, в которых странным образом уживались одновременно испуг и уверенность. Короткими отточенными движениями Ксата подносила к щекам то кисть с ярко-желтой охрой, то белила, то древесный кармин. Движения ее рук были почти незаметны, тем не менее на ее лбу, шее, щеках, подбородке скоро возникли яркие круги и извилистые полосы.

— Вы, наверное, смеетесь над нашей деревней? вдруг спросила она.

— Я? Почему?

— Вы же парижанин…

— Да нет, я совсем не смеюсь. Наоборот, мне здесь очень нравится.

— Да? — Она снова занялась гримом. — Вы знаете, как я буду танцевать?

— Нет.

— У меня последний выход. — Тронув ваткой нос, Ксата отложила ее в сторону. Оценивающе оглядела себя. — Я буду ню. Сброшу накидку и останусь в чем мать родила. Единственное, что на мне будет, — ниточка с бахромой на бедрах. Наверное, в Париже к этому не привыкли, да?

Анри решил промолчать. Подняв на него глаза, Ксата улыбнулась:

— Анри, вы находитесь здесь слишком долго. Проходите вот в эту щель.

— Зачем?

— Затем, что вы выйдете как раз к площадке. Там вам все будет видно.

— Мы сможем еще увидеться потом?

— Не знаю. Я ведь предупредила, в обычной жизни я не должна встречаться с мужчинами.

— И все же, Ксата, я бы очень хотел вас увидеть.

— Все, Анри, идите. Вы мне мешаете.

— Может, я подожду вас после спектакля?

— Нет. — Она посмотрела на него нахмурившись. — Анри, ну пожалуйста, вам больше здесь нельзя, честное слово.

Он выскользнул в щель и, пройдя вдоль длинной плетеной изгороди, увидел площадку, на которой проводилось представление. В кругу зрителей стояли барабанщики, продолжавшие непрерывно отстукивать дробь на тамтамах. Тут же вышла Ксата. При ее появлении гром барабанов стал глуше. Ксата придерживала покрывало двумя руками у горла. Барабанная дробь неожиданно усилилась, потом снова стихла. Ксата отпустила покрывало и, оставшись, как она и предупредила Анри, совершенно обнаженной, начала танцевать.

Кроме Ксаты и ее танца, Анри теперь ничего уже не видел и не слышал. Для него сейчас жил только ритм, его неумолимые, яростные удары. Ксата неожиданно оказалась захвачена бесконечным, несмолкающим ритмом, который сливался с подрагиванием плеч, перестуком пяток, вращением рук, вздрагиванием бедер, живота, колен. В этом мире движений все вдруг приобретало особый смысл и все что-то значило. Дрожа и трясясь как в лихорадке, дергаясь, застывая на несколько мгновений и снова дергаясь и кружась, Ксата что-то говорила, что-то объясняла сейчас всем и в том числе, конечно же, и ему. Что именно, он не понимал, он знал лишь, что все, что находится сейчас вокруг него, весь мир, земля, воздух, люди, не должно его касаться, все это должно сейчас исчезнуть, раствориться, пройти мимо, потому что есть Ксата, одна Ксата, и ничего больше…

После ее выступления он вернулся к щели, из которой вышел, и заглянул в ту самую комнату, первую, где он увидел Ксату. Стоящая в комнате старуха при его виде отчаянно замотала головой:

— Месье, месье! Нельзя, прошу вас, уходите!

— Но почему?

— Уходите, месье, прошу вас! Сюда нельзя!

— Вы можете позвать Ксату?

— Ксату нельзя! Ксату ни в коем случае нельзя! Месье, Ксату никак нельзя!

— Но почему?

— Нельзя, и все! Месье, уходите!

Сколько Анри ни уговаривал старуху вызвать Ксату, она твердила только одно: «Нельзя, нельзя!»

После этого Анри около двух часов простоял в темноте в зарослях неподалеку. Ксата из хижины так и не вышла, и он в конце концов вынужден был вернуться в дом Ндубы.

Забравшись на второй этаж, он лег на подстилку и долго не мог заснуть. Он думал о Ксате. Он снова видел ее глаза, слышал ее слова: «С вами мне будет не так скучно». Подумал: если бы еще неделю назад ему сказали, что он встретит где-то в глуши, в затерявшейся в джунглях африканской деревушке девушку, которую полюбит, он бы никогда этому не поверил. Но именно это сейчас и произошло…


* * *

Утром его разбудил легкий звук. Открыв глаза, он понял: это скрип лестницы. Почти тут же он увидел выглядывающую из лестничного проема Ндубу; увидев, что он проснулся, Ндуба улыбнулась:

— Так и знала, что разбужу. Прости меня, старую. Кофе готов, как, выпьешь чашечку?

— Спасибо, Ндуба. Конечно, выпью.

За завтраком Анри спросил:

— Ндуба, ты случайно не знаешь такую девушку Ксагу Бангу?

Ему показалось, на мгновение в глазах Ндубы мелькнула настороженность.

— Ксату Бангу? А как же. Красивая девушка.

— Красивая, — согласился он.

Внимательно посмотрев на него, Ндуба покачала головой:

— Ой, Анри, смотри. У нас тут много красивых девушек, выбирай любую. Зачем тебе Ксата?

— Зачем? — Теперь он в свою очередь посмотрел на Ндубу. — Интересно, почему ты мне это говоришь?

— Н-ну… Ндуба замялась. Видишь ли, есть тут у нас один паренек, Балубу зовут…

— Балубу?

— Да, Балубу. Если он узнает, что Ксата гебе приглянулась, — все.

— Что «все»?

— Убить может. Балубу на днях одного приревновал, так по всей деревне с ножом за ним бегал. Прятать пришлось.

Усмехнувшись, Анри обнял Ндубу за плечи:

— Пойду прогуляюсь. Надеюсь, пока этот Балубу меня не убьет?

— Да никто тебя не убьет, я пошутила. — Тронув Анри за затылок, Ндуба тут же принялась мыть посуду.


* * *

Будто что-то услышав, Мишель застыл в лодке. Анри, подождав несколько секунд, кивнул: что? Мишель, продолжая прислушиваться к шороху окружавших их зарослей, ничего не ответил. Так они сидели в лодке около минуты; в конце концов, пригнувшись к его уху, Мишель выдохнул беззвучно:

— Ксата здесь.

— Ксата?

— Да. Я сейчас уйду, а ты выбирайся сам.

— Ты что, куда я буду выбираться?

— Там… — Мишель кивнул по направлению носа лодки. — Там за камышами есть бухточка.

— А ты?

— Ксата тебя наверняка услышит, бесшумно подобраться к ней ты не сможешь. Но я уже буду здесь ни при чем.

— Ты уверен, что это Ксата? Может, это кто-то другой?

— Уверен. Все, меня нет.

Спрыгнув в воду, Мишель исчез в камышах. Анри, проследив за ним, повернулся. Нет, он абсолютно не мог понять, где он сейчас находится и в какую сторону должен двигаться.

В конце концов он все же взялся за стебли; ощутив в руках твердую опору, осторожно потянул камыши на себя.

Лодка двинулась и, с громким треском раздвинув заросли, вышла на чистую воду.

На открывшейся впереди полоске песка произошло какое-то движение, и Анри понял; кто-то, заметив его, спрятался в окружающих пляж кустах. После того как лодка ткнулась носом в берег, Анри спрыгнул на песок и остановился; почти тут же за его спиной раздался короткий смешок. Оглянувшись, он увидел Ксату; внимательно изучив его, она кивнула:

— Значит, это ты был там? В камышах?

Ткань накидки закрывала сейчас Ксату наискось, от плеча до колен, однако это не помешало Анри заметить, как она стройна и гибка. Девушка казалась сейчас еще более стройной и гибкой, чем тогда, когда он увидел ее в первый раз. На ее вопрос он выдавил что-то в ответ, что-то, звучавшее как полувопрос-полуутверждение, вроде «В к-к-камыш-ша-ах?», причем это «В камышах» ему пришлось выдавить из своего горла хрипло, с невероятным трудом. Склонив голову набок, Ксата некоторое время настороженно вглядывалась в него. Наконец сказала:

— Давай сядем.

Он уселся рядом с ней; она, взяв лежащий рядом прутик, стала что-то изображать им на песке, покосилась:

— В деревне тебе обо мне что-нибудь говорили?

— А почему мне должны были что-то о тебе говорить?

— Скажи: говорили или нет?

— Нет. Мне никто ничего о тебе не говорил.

— Точно ничего?

— Точно. Разве что Жильбер и Ндуба, но они тоже ничего такого особенного не сказали.

— А что они сказали не особенного?

— Жильбер сказал, что ты ему как младшая сестра.

— И все?

— Все. Ндуба сказала, что за тобой будто бы ухаживает один парень, Балубу.

— Балубу… — Надолго уставившись в одну точку, Ксата наконец дернула плечом: — Да, Балубу за мной ухаживает. Что, больше Ндуба ничего не сказала?

— Сказала, что этот Балубу может убить того, кто будет за тобой ухаживать.

— Больше шуму… — Ксата разровняла ладонью песок. А кто тебя сюда доставил?

— Мишель.

— Твой двоюродный брат?

— Да, мой двоюродный брат.

Мишель тоже ничего обо мне не рассказывал?

— Ничего.

Закинув голову, Ксата посмотрела на небо. Сказала:

— Давай купаться и загорать?

— Давай.

— Только отвернись, когда я буду входить в воду, хорошо?

— Хорошо. Повернувшись к кустам, он услышал сначала шорох, потом всплеск, затем голос Ксаты:

— Можешь смотреть.

Взглянув на лагуну, он увидел над водой ее голову. Плавал он неплохо, но, войдя в воду и попытавшись догнать Ксату, понял: у него ничего не получится. Она подпускала его совсем близко, но тут же, засмеявшись, без труда от него уплывала. Сколько он ни пытался хотя бы дотронуться до нее рукой, у него так ничего и не получилось.


* * *

На следующий день, когда они встретились снова на том же месте, Ксата спросила:

— Вообще я ведь ничего о тебе не знаю. Сколько тебе лет?

— Двадцать два.

— Я так примерно и подумала.

— А тебе?

— Шестнадцать. Ты женат?

— Нет. Разве я похож на женатого?

— А постоянная девушка у тебя есть?

— Нет у меня никакой постоянной девушки.

Положив ладонь перед собой, она осторожно провела ею по песку. Спросила, не глядя:

— Почему?

Так и не найдя причины, он бросил беспечно:

— Не знаю. Может, из-за работы. Видишь ли, я жокей. Профессиональный жокей. Ты знаешь, что это такое?

— Почему же не знаю, у нас каждую субботу вся деревня смотрит скачки по телеку. Отец у тебя белый?

— Белый. Ты хотела бы познакомиться с моим отцом?

— Даже не знаю… А ты… ты знаешь что-нибудь о моих родителях?

— Нет.

— Точно нет? — Несколько мгновений она смотрела на него в упор, нахмурившись. Наконец сказала: — Д-да… Похоже, ты действительно ничего о них не знаешь.


* * *

В последний день его пребывания в Бангу Анри сидел с Ксатой у слабо тлеющего костра. Было темно, и внезапно, без, казалось, всякого на то повода, их руки неожиданно сплелись. Оба оказались на земле, потом после недолгой борьбы с Ксаты слетела ее единственная одежда, два крохотных лоскутка материи, и наконец после нескольких движений Анри вдруг понял: он улетает куда-то в ночь, в пустоту, в небытие. Но перед тем, как улететь, он успел подумать: это случилось, случилось…

Жильбер лежал на берегу озера, закинув руки за голову, прислушиваясь к шороху и потрескиванию в камышах, разглядывая звездное небо. Все. Завтра утром он с Нгалой и Анри садится в автобус, пересаживается в самолет и они снова в Париже. Его пребывание в Бангу кончилось. Кончилось, не оправдав ни одной из его надежд. Нгала была с ним вежлива, приветлива, даже добра, так, как может быть добра сестра или мать, — но не более того. Она ясно дала ему понять: любую надежду, даже намек на надежду он должен оставить навсегда. Между ними не может быть ничего, абсолютно ничего.

Проклятье, подумал Жильбер. Проклятье. В который уже раз он представляет себе, каким счастьем было бы для него забыть о Нгале. Выкинуть ее из сердца, из памяти, сделать так, чтобы ее для него не существовало. Она любит другого, любит Омегву, но это его не должно касаться. Не должно.

Он услышал как бы со стороны, как из его груди вырвался хриплый звук, полный отчаяния и боли. Проклятье, он не может ее забыть. И никогда не сможет. Никогда.


* * *

На обратном пути в Париж, в автобусе и самолете, Анри думал только о Ксате. Если мать или Жильбер обращались к нему с каким-нибудь вопросом, он лишь недоуменно смотрел на них, чтобы, отделавшись односложным замечанием, тут же снова уйти в воспоминания о Бангу.

В Бурже они приземлились во второй половине дня. Миновав таможенный контроль, все трое вышли в зал; Жильбер пошел на стоянку проверять машины, мать свернула к газетному киоску. Здесь, набрав целую кипу газет, практически все, что было на прилавке, посмотрела на Анри:

— Что с тобой, малыш?

— Со мной? — Он сделал вид, что не понимает.

— Да, с тобой. Не говори, что мне это кажется, с тобой что-то случилось.

— Я влюбился в одну девушку из Бангу, — неожиданно для самого себя сказал он.

— И что это за девушка?

— Ты наверняка ее знаешь, это Ксата Бангу.

Мать повернулась в его сторону, и ему показалось она сейчас смотрит на него так, будто он в чем-то испачкался.

— Я что-то не то сказал? Ты ведь знаешь КсатуБангу?

— Черт… Конечно, я ее знаю. Сам-то ты знаешь, кто такая Ксата Бангу? Знаешь, что она дочь Омегву Бангу?

Теперь уже он смотрел на мать, застыв от неожиданности. Подумал: так вот почему Ксата интересовалась, знает ли он ее родителей. Вот это новость.


* * *

Мать уехала первой. Попрощавшись с ней, Анри сел в «фольксваген» Жильбера. Проехав через весь Париж, Жильбер остановил наконец машину перед улицей, на которой жил Анри. Жильбер предупредил Анри, что опасается полицейской слежки, поэтому считает необходимым минут пятнадцать понаблюдать за улицей. Четверть часа они просидели, вглядываясь в подъезд дома Анри; наконец Анри сказал:

— По-моему, там все в порядке. Никаких шпиков я не вижу.

— Я сам никого не вижу. — Жильбер помолчал. — Повторю то, что говорил уже много раз: если они вдруг сейчас объявятся, шпики, не забудь: ты ничего не знаешь об этой заварухе, которая случилась десять дней назад у тебя в конюшне. Ничего. Тебя не было в Париже. Понял? Уже не было. А я за эти дни постараюсь что-нибудь выяснить в полиции. Когда-то у меня там была лапа.

— Что бы я делал без тебя, Жиль…

— Давай. Желаю удачи.

Проследив за Анри и убедившись, что он беспрепятственно вошел в подъезд, Жильбер дал газ.


* * *

Утром, проснувшись и позавтракав, Анри подумал: неужели все обошлось? Похоже. От одной только этой мысли он испытал огромное облегчение.

Однако, спустившись вниз, к гаражу, он понял: он ошибся. Он сразу же заметил двух крепких молодых мужчин в серых костюмах и темных галстуках, скучающих возле ворот. Рядом, у тротуара, стояла полицейская машина. Судя по позам, эти типы торчали здесь давно. Как только Анри приблизился, один спросил:

— Месье Анри Дюбуа?

— Да.

Спрашивавший, достав из кармана удостоверение, раскрыл его:

— Муниципальная полиция. Нам приказано доставить вас в городской комиссариат.

— Это зачем еще? — Анри постарался изобразить полное неведение. Но, похоже, это у него не очень получилось.

— Для выяснения некоторых обстоятельств. Нам приказано вас доставить, остального мы не знаем. — Бесстрастно посмотрев на Анри, полицейский добавил: — Месье, советую вам быть благоразумным. Это в ваших же интересах. Прошу в машину…

Возражать или сопротивляться было бесполезно, поэтому Анри сел в машину; один из полицейских сразу же сел вслед за ним, второй, заняв место за рулем, направил машину к городскому комиссариату.


* * *

Сидя в своей комнате за перепиской скучных полицейских бумаг, старший инспектор парижской полиции Марсель Эрве, в жилах которого текла кровь нескольких поколений нормандцев, о чем говорила его внешность — Марсель был высоким голубоглазым блондином с мощным торсом, — автоматическим жестом снял трубку зазвонившего телефона. Звонил его друг Жильбер Ткела, и Марсель, сразу же отрешившись от дел, внимательно выслушал все, что ему изложил Жильбер. За соседним столом сидел другой инспектор, поэтому Марсель, слушая Жильбера, вынужден был ограничиваться односложными замечаниями типа «угу» и «так, так». Затем, положив трубку, Марсель некоторое время пытался решить для самого себя загадку: что может связывать Жильбера, давно уже с головой ушедшего в дела, далекие от криминальных, дела, которые Марсель с некоторой долей иронии называл «политикой», — что его может связывать с таким явно мафиозным делом, как перестрелка в депо Дюбуа. По данным, поступившим в полицию, в результате этой перестрелки погиб один из напавших на депо, известный уголовник Жюль Мужен по кличке Клык; его тело, изрешеченное пулями, было найдено в Булонском лесу, недалеко от конюшни. Наверняка Мужена убили люди Дюбуа, отбивавшие нападение; однако, признавая сам факт нападения, Дюбуа и его подчиненные категорически отрицали какое-либо причастие к убийству бандита.

Еще раз вспомнив все, что он знал об этом деле, Марсель Эрве встал и, бросив соседу: «Если что, я в комиссариате», вышел из комнаты.

Когда-то, когда Марсель и Жильбер только начинали службу в полиции, Жильбер в одной из заварух спас Марселю жизнь, заслонив его от пули. Естественно, Марселю тоже приходилось прикрывать Жильбера, когда они попадали в какую-нибудь передрягу. Поэтому, когда Жильбер уволился, их дружба продолжилась. Именно поэтому сейчас, услышав просьбу Жильбера узнать все об инциденте в депо Эрнеста Дюбуа, Марсель честно постарался выяснить в комиссариате все, что касалось нашумевшей перестрелки.


* * *

Расчет Жильбера оказался верным: не прошло и четверти часа, как из дверей комиссариата вышел Марсель. Он был в кожаной куртке и джинсах. Подойдя к «тойоте», Марсель не спеша закурил. Жильбера он заметил, лишь сделав несколько затяжек и взявшись за ручку машины. Встретившись с ним взглядом, Жильбер усмехнулся: — Привет, Марсель.

— Привет, Жиль. Только давай куда-нибудь отъедем, мне это место не нравится.

— Мне тоже. Раз уж ты боишься, сделаем так: ты сейчас сядешь в свою тачку и рванешь к Сен Огюстэну по правому берегу Сены. Я двинусь туда по левому. Поговорим как раз там, за Сен Огюстэном. Идет?

— Идет.

Через двадцать минут, остановив машину на стоянке сразу за церковью Сен Огюстэн, Жильбер вышел из машины и подошел к уже стоящей здесь «тойоте» Марселя. Сел рядом с другом, и несколько секунд они сидели молча. Наконец Марсель сказал:

— Твоя невероятная заинтересованность связана с жокеем-мулатом?

— Угадал. — Жильбер усмехнулся. — Марс, скажи, они его били?

— Нет. Всего-навсего провели так называемую обработку первой степени. Дело ведет Ланглуа, и мне кажется, ведет в одну сторону. Давно уже ходят слухи, что Ланглуа куплен на корню Сен-Клу.

— Тем самым Сен-Клу? Знаменитым?

— Да, тем самым. Именно Сен-Клу, как считают многие в комиссариате, и организовал этот налет. Похоже, они с Дюбуа что-то не поделили. Ланглуа же сейчас, взяв себе это дело, пытается отмазать Сен-Клу. И действующую заодно с Сен-Клу банду Барта. И подставить под удар твоего знакомца, парнишку-мулата.

— Что вообще там случилось, в этом депо?

— Случилось? — Потрепав Жильбера по затылку, Марсель снова достал сигареты; закурив и сделав основательную затяжку, сказал: — Что там случилось на самом деле, не знает никто. Я просмотрел протоколы досмотра места происшествия и допросов свидетелей. Из них следует, что полторы недели назад в депо Эрнеста Дюбуа, выбив радиатором запертые ворота, а заодно с ними сбив охранника, въехала машина марки «БМВ», полная вооруженных людей. Видимо, люди Дюбуа этого нападения ожидали, так как встретили нападающих ответным огнем. О самом факте налета говорят многочисленные пулевые отверстия в стенах конюшни, ранения, полученные людьми Дюбуа, однако все они, заявив о налете и будучи затем вызваны на допросы в полицию, выдавали нам чистую липу. Мол, налет имел место, но кто так нехорошо с нами поступил, мы понятия не имеем.

— Интересно.

— Очень. В тот же день в Булонском лесу недалеко от конюшни Дюбуа был найден труп известного в Париже уголовника Поля Мужена по кличке Клык, по которому, судя по входным отверстиям, выпустили всю обойму. Все говорит о том, что Мужена застрелил кто-то из конюшни Дюбуа, отбиваясь от нападения. А затем, чтобы скрыть следы, ребята Дюбуа отнесли труп Мужена в Булонский лес, успев сделать это до приезда полиции. Ясно, на допросах вся конюшня причастность к смерти Клыка категорически отрицает. Главный потерпевший, Эрнест Дюбуа, как я уже сказал, упорно твердит, что понятия не имеет, кто бы это мог организовать нападение на его конюшню. Но любой, кто так или иначе связан с преступным миром Парижа, знает, что Ришар Барт и его люди при налетах используют машины марки «БМВ». Так что концы следует искать именно в стане Ришара Барта и его шайки. Ну а поскольку Барг тесно связан с Сен-Клу, всё ведёт, или должно вести, к этой мировой знаменитости.

— Барта допросили?

— Допросили. Но допрашивал его Ланглуа, так что, как сам понимаешь, ничего, подтверждающего участие Барта в этой истории, допрос не выявил.

Жильбер выпытывал обстоятельства дела у Марселя еще примерно около часа. Наконец, убедившись, что ничего принципиально нового уже не узнает, сказал:

— Марс, я надеюсь, ты в этом деле мне поможешь.

— Нет вопросов. Открой только, почему ты принимаешь всю эту заваруху так близко к сердцу?

— Почему? — Глубокомысленно помолчав, Жильбер наконец изрек: — Марс, дело на этот раз касается женщины.

— О-о! — Марсель дружески хлопнул Жильбера по спине. Поздравляю.

— Спасибо.

— Конечно, Жиль, я сделаю все, что в моих силах.

— Главное, помоги мне подтвердить в полиции алиби Анри Дюбуа.

— Алиби Анри Дюбуа?

— Да. Того самого молодого жокея, на которого катит бочку Ланглуа. Учти, я готов представить кучу доказательств, что в момент перестрелки в конюшне Анри вместе со мной находился в Африке.

Уставившись в ухо Жильбера, Марсель процедил:

— Нет вопросов. И знаешь что. Жиль?

— Что?

— С сегодняшнего дня я попробую сесть Ланглуа на хвост.

— Отличная идея.

— Значит, договорились. Где встречаемся в следующий раз?

— Может, на нашем обычном месте? В кафе «Лармуаз»?

— Отлично.

Уговорившись о дне и часе встречи, друзья пожали друг другу руки и разъехались в разные стороны.


* * *

Выйдя из кабинета своего начальника, старшего инспектора полиции Пикара, комиссар Эжен Ланглуа вошел в свою камнату. которую по праву старшего офицера в департаменте занимал один. Ланглуа было под сорок, он был сухощавым человеком среднего роста, с залысинами и глубоко запавшими под надбровные дуги блеклыми глазами. Его взгляд, если Ланглуа того хотел, мог наводить на преступников страх, граничащий с ужасом. Впрочем, эти чувства взгляд Ланглуа мог вызвать не только у преступников. Оглядев комнату, Ланглуа запер дверь на ключ. Взяв телефонный аппарат, набрал номер. Услышав ответ, сказал:

— Это я. Я свободен, и вообще в принципе все идет как нужно.

— Да? Голос помолчал. Вообще мне хотелось бы узнать о деле поподробней.

Вы хотите встретиться со мной сейчас?

— Да. Потому что ситуация интересует не только меня. Встречаемся на обычном месте.

Минут через пятнадцать Ланглуа остановил свой «рено» возле черного «ягуара», стоящего у неприметной бензоколонки. Тот, с кем Ланглуа договорился встретиться, сидел со скучающим видом за рулем. Выглядел этот человек так, будто его только что оторвали от светского раута; впрочем, так оно примерно и было, поскольку сразу после разговора с Ланглуа известный в Париже адвокат и светский лев Этьен Зиго намеревался отправиться в оперу.

Взглянув на пересевшего к нему Ланглуа, Зиго хмыкнул:

— Добрый вечер. Эжен.

— Добрый вечер, месье Зиго.

— Я тысячу раз говорил: вы можете звать меня просто по имени. Мы ведь знаем друг друга черт знает сколько.

— Предпочитаю обращаться официально. Все же вы, как там ни крути, по отношению ко мне старший.

Помолчав, Зиго сказал:

— Ладно. Выкладывайте, что вы там выяснили?

— Все оказалось так, как мы и предполагали.

— То есть?

— Сто процентов, что черномазый смылся из папашиной конюшни сразу после перестрелки.

— Вы уверены?

— Гарантия.

— Что, вы выбили из него официальные показания?

— Пока нет, но показания будут.

— Да? — Зиго посмотрел на Ланглуа. — Неужели вы не могли выбить из него показания сейчас? Если, как вы говорите, вы уверены, что он замазан?

Сцепив пальцы, Ланглуа мрачно усмехнулся:

— Не смог.

— Что, у вас мало людей?

— Месье Зиго, у меня всегда найдется парочка ребят, способных вышибить истину из кого угодно. Но в данном случае я должен быть уверен, что у этого черномазого нет лапы.

— О какой лапе вы говорите? — Зиго положил руки на баранку. — Эжен, это же жокей. Простой жокей, понимаешь? Никакой лапы у него нет. И быть не может.

— У него есть мать, африканка.

— Ну и что?

— Она не просто африканка, а африканка, работающая во «Франс-суар». Вы сами прекрасно знаете, что может подняться, если она развоняется.

— Что, например?

— Например, она может распустить слух, что мы мучаем цветных. И подключит к этой вони своих знакомых.

Некоторое время Зиго обдумывал услышанное. Наконец сказал:

— Ну и что? Какое вам до нее дело? Пусть воняет, сколько хочет. Вы знаете лучше меня: если полиция, имея дело с убийцей, не очень миндальничает, общество ее за это никогда не осудит. Эжен, вы до сих пор не поняли простой истины: после того, что выкинул старший Дюбуа, его уже не существует.

— Это-то я понимаю.

— Плохо понимаете. Старший Дюбуа может подрыгаться еще месяц-другой от силы. И все. Он приговорен, вы должны считать это аксиомой.

— Почему-то сам старший Дюбуа аксиомой это не считает. Вы знаете, во что он превратил свою конюшню?

— Нет. Во что?

— Он нанял около тридцати телохранителей из «Еврогарда». По моим сведениям, до конца года. Пустил над изгородью ток, понаставил видеокамер. Там патрулирует джип, ходят охранники с собаками. Учтите, это не шуточки.

Покусав губы, Зиго некоторое время разглядывал улицу. Наконец спросил:

— Давно он это сделал?

— Только-только. Я был у пего три дня назад, так еле прорвался.

Подышав на камень на собственном перстне, Зиго заметил:

— Что ж, с его стороны это вполне естественный и разумный шаг. О «Еврогарде» и о всех этих штучках я сообщу шефу. Но дела это не меняет.

— Не знаю.

— Знаете. Со старшим Дюбуа будет покончено в любом случае.

— А с младшим?

— А вот младший нам может пригодиться.

Пригодиться в каком смысле?

— Он прекрасный жокей, знает толк в лошадях, по характеру же еще мальчик. Если его хорошо обработать, он будет делать все. что раньше делал его отец. Особенно если поймет, что в противном случае сядет на всю жизнь. Некоторое время Зиго сидел молча, будто забыв о чЛанглуа. Надеюсь, вы понимаете всю важность момента? Ведь если младший Дюбуа действительно смылся сразу после перестрелки, это подарок судьбы. И его надо использовать. — Достав из внутреннего кармана конверт, Зиго протянул его Ланглуа: Эжен… Это вам за уже проделанную работу. Об остальном я сказал. Вы будете щедро вознаграждены.

— Спасибо. — Ланглуа сунул конверт в карман.

— Я думаю, нас здесь не засекли?

— Не должны. Не беспокойтесь, я проверю. Обменявшись с Зиго прощальным кивком и выйдя из «ягуара», Ланглуа внимательно осмотрелся. Нет, ничего подозрительного вокруг он не обнаружил.


* * *

Оставив «фольксваген» на стоянке, Жильбер подошел к стоящему среди причудливо расположенных кустов и скульптур четырехквартирному кубу. Набрал код. После того как Нгала отозвалась, дверь плавно открылась. Жильбер прошел в уставленный пальмами и увитый лианами холл, поднявшись на второй этаж, постоял несколько секунд перед дверью и позвонил.

Затем, после того как Нгала открыла ему дверь, он несколько мгновений растерянно разглядывал ее. Сейчас она выглядела так, как может выглядеть женщина, ожидающая любимого мужчину; на ней был длинный черный атласный халат, от волос пахло духами, которые он любил больше всего, при этом она смотрела ему прямо в глаза, мягко улыбаясь. Наконец, будто прочитав его мысли, отодвинулась:

— Проходи. — Подождав, пока он пройдет в гостиную и сядет, остановилась у бара. Коньяк или виски? Ты голоден?

— Да нет.

Исчезнув ненадолго, она вернулась с подносом; налив ему кофе и придвинув рюмку с коньяком, улыбнулась, будто приглашая к разговору. Пригубив коньяк, Жильбер поставил рюмку на поднос. Помедлив, спросил:

— У тебя есть адвокат?

— Конечно. — В глазах Нгалы появилась настороженность. Анри нужен адвокат?

— Срочно, и очень хороший.

— Я хорошо знакома с одним адвокатом, мэтром Лотерье.

— Ты могла бы связаться с этим Лотерье немедленно? Сейчас? Для безопасности Анри идеально было бы, чтобы адвокат начал действовать без промедления. С этой минуты.

Взяв телефонный аппарат, Нгала нажала несколько кнопок; посидела немного с прижатой к уху трубкой.

— Дома у мэтра Лотерье длинные гудки. Наверное, еще не пришел.

— Позвони попозже, если же его не будет, свяжись с ним с завтрашнего утра. Твой муж оказался прав, старший инспектор Ланглуа, который ведет расследование, куплен на корню.

— Откуда ты знаешь?

— Мне сообщил верный человек. Друг, работающий с этим Ланглуа в одном департаменте.

Она посмотрела на него в упор: в глазах у нее стояли слезы:

— Жиль, я не знаю никого, кто мог бы мне помочь.

— Я тебе помогу, не беспокойся.

— Да? — Кажется, она еле удержалась от слез.

— Да. Найди этого своего Лотерье. Он не должен знать только одного: что Анри был в Париже двадцать четвертого марта и убил Мужена. Все остальное расскажи ему без утайки. Расскажи все до конца: про связь отца Анри и Сен-Клу, про Ланглуа, про то, что следствие с самого начала ведется пристрастно. Вообще все. И объясни этому своему мэтру, что задача у него сейчас должна быть только одна: не допустить повторного вызова Анри в полицию.

— Но как может адвокат не допустить вызова в полицию?

— Может. Для этого есть тысячи уловок, и, если он хороший адвокат, он обязан знать их все. От вызова в полицию освобождают болезнь самого вызываемого или его близких, смерть вызываемого или его близких и так далее. Да он все это знает. — Жильбер встал. — Объясни ему все это, хорошо? Заодно растолкуй: если ажанам вопреки всем уловкам удастся все же затащить Анри к себе, мэтр должен идти туда с ним. И не отпускать от себя ни на шаг. Все допросы Анри должны проводиться только в присутствии адвоката. Не забудешь?

— Не забуду.

— С поисками этого или любого другого адвоката постарайся не затягивать. Как только я уйду, садись на телефон.


* * *

Позавтракав и спустившись в гараж, Анри нашел свой «вольво» на обычном месте. Сел за руль и через Отей по знакомым улицам повел машину к Булонскому лесу. Здесь, свернув за Лоншанью на ответвление к депо, поехал вдоль ограды. Двухрядная асфальтовая лента вела прямо к воротам, и обычно здесь никакого движения не было. Поэтому, когда выехавший из кустов песочного цвета джип остановился, перекрыв ему дорогу, Анри нажал на тормоз с секундным опозданием.

Посидев в наступившей тишине, он постарался получше изучить неподвижно стоящую машину. Анри не был в депо три дня, поэтому сейчас мучительно пытался сообразить, что все это могло значить. На нападение как будто непохоже; рыжий детина в синей униформе, развалившийся рядом с обряженным в точно такую же униформу водителем, был, судя по его виду, спокоен, как скала. Некоторое время детина внимательно изучал взглядом Анри; наконец, поднеся ко рту переговорное устройство, сказал:

— Отбой.

— Кто вы? — опомнившись наконец, сказал Анри.

— Частная охрана депо Дюбуа. — Детина спрятал радиотелефон.

— Частная охрана?

— Да. Я, если вас это интересует, Мюнез, начальник смены. Вы сын патрона?

— Сын.

— Я узнал вас по контрольной фотографии. Можете проезжать.

Анри дал газ. Проехав немного, подумал: ну и дела, оказывается, отец нанял частную охрану. Теперь он вспомнил наконец, что значат буквы «ЕГ» на рукавах охранников. Это ведь знаменитая фирма «Еврогард». Бедным отца не назовешь, но услуги этой фирмы стоят бешеных денег. Значит, чтобы заключить контракт, отцу пришлось потратить приличную часть сбережений. Только сейчас Анри заметил, что на ограде установлены трубки видеокамер, а рядом с ними в три ряда тянется колючая проволока. Вскоре Анри увидел табличку, предупреждавшую, что по проволоке пущен ток.

Перед воротами по земле была протянута стальная лента с торчащими вверх шипами. Вдоль нее прохаживались три охранника. При появлении его машины охранники разделились: двое, положив руки на расстегнутые кобуры, отошли к воротам, третий, круглолицый здоровяк с засученными рукавами, подойдя к «вольво» и пригнувшись, потребовал у него водительские права и объяснений, кто он такой. Изучив права и вернув их, детина кивнул одному из охранников, тот включил лебедку и после того, как лента с шипами намоталась на барабан, открыл ворота.

Остановив машину у конюшни, Анри подошел к отцу тот, стоя у дорожки, наблюдал, как конюх Жюль водит по кругу Гугенотку. Когда Жюль с Гугеноткой чуть отдалились, отец сказал тихо:

— Малыш, ты никогда не думал, что кто-то из наших может работать на Сен-Клу?

— Работать на Сен-Клу? — Анри посмотрел на отца. Но…

— Без всяких «но». Ведь если мы с тобой во время резвой работы будем пускать Гугенотку на полный пейс — рано или поздно все в депо поймут, в чем дело.

— Да… — Анри помолчал. — Ведь мы ее уже выпускали на скачках? И, по-моему, у нас получилось?

— Получилось. На выставочном призе она пришла третьей, хотя должна была быть первой с большим отрывом. — Достав коробочку с мятными леденцами, отец не спеша положил один леденец в рот. — Ладно, пошли в конюшню. У нас ведь есть и другие лошади, не только Гугенотка.


* * *

Въезд в конюшню Дюбуа был забаррикадирован что надо. Чистая линия Мажино, подумал Ланглуа; затем постаравшись изобразить максимальную строгость, сказал, высунувшись из окна машины:

— Уберите вашу чертову цепь, дайте скорей проехать.

Охранник, накачанный битюг с ничего не выражающим лицом, покачал головой:

— Простите, господин комиссар, у вас есть договоренность с патроном?

— Какая к черту договоренность с патроном! Вы что, не знаете меня?

— Знаю. Вы комиссар полиции Эжен Ланглуа.

— Тогда какого черта, срочно пропустите. Надеюсь, вас просветили, что частная охрана должна теснейшим образом сотрудничать с полицией?

— Правильно, господин комиссар, но у нас тоже есть инструкции. Если у вас нет ордера на обыск или на арест, мы обязаны согласовать ваш въезд с патроном. Таков распорядок. Может быть, господин комиссар, вы хотите поговорить с патроном сами? Я тут же передам вам трубку.

— Идите к черту. — Ланглуа еле сдержался, чтобы не добавить что-нибудь покрепче. Подождав, пока охранник свяжется с конюшней и к трубке подойдет Эрнест Дюбуа, взял трубку у охранника:

— Месье Дюбуа, это комиссар Ланглуа. Будьте так добры, попросите, пожалуйста, к телефону вашего сына.

Трюк не прошел. Помолчав, Дюбуа спросил:

— Моего сына?

— Да, вашего сына. Он мне нужен.

— Нужен… — В трубке снова наступила пауза. Простите, господин комиссар, мне, как отцу, интересно: зачем он вам нужен?

Прислушавшись к молчанию в трубке, Ланглуа подумал: все, можно уезжать. Разговор, который он затеял, ничего толкового ему уже не принесет.

— У меня в кармане лежит повестка, предписывающая вашему сыну явиться в полицию для допроса. Кстати, это уже третья повестка, выписанная но этому поводу. Две первых, оставленных по адресу вашего сына в почтовом ящике, не возымели действия. Интересно, что случилось с месье Анри Дюбуа?

— Ланглуа, хотите знать мое мнение но этому поводу? По поводу всей этой чертовой истории, с вызовом моего сына, с налетом на депо, да и со всем остальным? Хотите?

Ланглуа хмыкнул и через секунду услышал:

— Идите к черту! Поняли? Идите ко всем чертям собачьим, вы слышите? Отвяжитесь от моего сына, поняли. Ланглуа? Отвяжитесь. Иначе вам же будет хуже.

— Угрожаете представителю власти?

— О господи… — В трубке раздался издевательский хохот. — Ланглуа, для меня вы не представитель власти. Для меня вы просто Ланглуа. Еще вопросы будут?

— Один. Ваш сын сейчас в депо?

— Нет. Что еще?

— Ничего. Предупреждаю, Дюбуа, вы об этом еще пожалеете. — Бросив трубку, Ланглуа включил мотор.

Охранник поинтересовался:

— Что сказал патрон? Вас пропустить?

— Иди к черту, козел! — Облегчив душу ругательством, Ланглуа развернул «рено» и, выжав до отказа акселератор, на полной скорости направил машину в сторону города. Успокоился он лишь километров через пять, въезжая в Отей. Отыскав тихий переулок, въехал в пего и остановился возле телефона-автомата. Посидев минуты три, вышел из машины. Постояв еще минуту, снял трубку, набрал номер, услышав голос Зиго, сказал:

— Месье Зиго, это я. Ничего не получилось. Серенького нам уже не взять. Они подготовились.

— Ясно. Ладно, плюньте. Вы можете срочно подъехать сюда?

Ланглуа ощутил нечто вроде волнения. Он отлично знал, что номер телефона, по которому он сейчас разговаривал, принадлежал одной из явок Сен-Клу, расположенной в деловом здании в центре города. Кроме самого Сен-Клу, Зиго и, может быть, еще двух-грех человек, адреса этой явки не знал никто.

— Вы хотите сказать, я должен подъехать сейчас к самому шефу?

— Да, у шефа есть вопросы, и без вас нам не обойтись. Дом вы знаете, семнадцатый этаж, дверь две тысячи сорок восемь. Там у двери есть кнопка, нажмете, я отзовусь и, услышав ваш голос, открою.


* * *

Проделав все условленные манипуляции и войдя в открывшуюся дверь, Ланглуа понял, что может уже не скрываться. Он находился в казенной, хотя и не лишенной претензии на комфорт прихожей, полуоткрытая дверь из которой вела, судя по всему, еще в одно, помещение. Остановив взгляд на этой двери, Ланглуа спросил негромко:

— Месье Зиго?

— Да, да, Эжен, входите! — В отличие от Ланглуа Зиго это свое приглашение почти прокричал.

Войдя, Ланглуа увидел сидящего в кресле Зиго, который раскуривал сигару и при его появлении приветственно махнул рукой. Спиной к окну стоял Сен-Клу, невысокий, поджарый, выглядевший лет на сорок, хотя он был старше. Вся страна, да и, впрочем, весь мир знали, что Сен-Клу не курит, не пьет, избегает излишеств, заботясь только о том, чтобы всегда быть в форме.

— Здравствуйте, Ланглуа! — Сен-Клу повернулся. Благодаря ежедневной рекламе его лицо с хрящеватым носом и характерной кривой улыбкой казалось знакомым чуть ли не с рождения; так, наверное, воспринимаются людьми лица с ассигнаций. Однако взгляд у Сен-Клу был совсем не тот, что у лиц с ассигнаций; встретив этот взгляд, Ланглуа осознал: при любой оплошности Сен-Клу, не задумываясь, сотрет его в порошок.

— Здравствуйте, шеф. Ланглуа постарался вложить в эти два слова как можно больше почтительности.

— Хорошо, что вы приехали, — сухо сказал Сен-Клу. Садитесь.

— Спасибо.

Ланглуа устроился в кресле. Сен-Клу сел за большой письменный стол. Некоторое время он бесстрастно рассматривал Ланглуа; наконец, взяв со стола стакан с минеральной водой и отхлебнув, спросил:

— Вы ведь в какой-то степени разбираетесь в скачках?

— Конечно. Правда, именно в какой-то степени.

— Но то, что означает «затемнить лошадь», вы знаете?

— Естественно. Лошадь до поры до времени придерживают, а в один прекрасный день дают ей скакать в полную силу.

Сделав глоток и посмотрев жидкость на свет, Сен-Клу кивнул:

— Правильно.

— Патрон, не нужно гадать, затемнил Дюбуа Гугенотку или не затемнил, сказал Зиго. Это все равно ничего не решит.

— Я и не собираюсь гадать. — Сен-Клу поиграл желваками. — Сейчас, когда у меня Корвет, я приделаю кого угодно, не то что эту вонючую трухлявую шестерку. — Неожиданно Сен-Клу ударил рукой по столу так, что стакан подпрыгнул. — Черт, у меня есть некоторое сомнение, что этот вонючий козел, эта паскудная сука, это говно в проруби будет ставить мне палки в колеса! Будет! А если так, его нужно убрать!

В комнате наступила тишина. Наконец, будто опомнившись, Сен-Клу начал с величайшей осторожностью приглаживать висок. Сказал тихо:

— Ланглуа, не беспокойтесь. Я вас прикрою. Но запомните: это должны сделать вы с Зиго. Именно вы с Зиго, а не этот костолом Барт. Вы беретесь за это дело?

Взвесив все, Ланглуа подумал: в дело, связанное с убийством, лучше бы не ввязываться. Но выхода у него все равно нет, он давно уже работает на Сен-Клу, да и убрав эту вонючку Дюбуа, он отомстит ему за унижение. Ясно, Сен-Клу не стал бы вызывать его в тайную резиденцию просто так. Значит, он может рассчитывать на награду, превышающую обычные суммы.

— Я все сделаю, патрон, не волнуйтесь, — сказал он, глядя прямо в глаза Сен-Клу.

— Если вы поможете мне убрать Дюбуа, я мог бы… — Сен-Клу не спеша отхлебнул из стакана. — Я мог бы, скажем, добиться для вас поста начальника департамента. Вас устроит?

Пост начальника департамента… О таком подарке Ланглуа не мог и мечтать. Еще не осознав масштабности сообщения, он наклонил голову:

— Патрон, я сделаю все, что смогу. И даже больше.

Сен-Клу встал:

— Вот и отлично. Я должен идти, у меня нет ни одной свободной минуты. Учтите, как только вам что-то понадобится, смело можете связываться со мной или с Этьеном. Звоните по всем телефонам, отказа не будет. Все, я ушел.

После того как за Сен-Клу щелкнул дверной замок, Зиго тронул Ланглуа за плечо:

— Тяжелая задачка, Эжен. Нам придется посидеть и потратить некоторую долю серого вещества. Но, в конце концов, мы ведь с вами профессионалы, вы полицейский, я адвокат. Я убежден, у нас должно получиться.

— Я, во всяком случае, сделаю все, чтобы получилось, — сказал Ланглуа.


* * *

К кафе «Лармуаз» на Плас Пигаль Жильбер подъехал точно в условленное с Марселем время, в шесть вечера. Примерно через минуту вывернувший из-за угла лимузин Марселя застыл рядом с его «фольксвагеном».

После того как они уселись за столик, Марсель сказал:

— Приготовься, сейчас нам предстоит свидание с очаровательной шатенкой. — Изобразив на лице все наслаждение от общения с шатенкой, Марсель хлопнул Жильбера но спине: — Она прелесть, просто прелесть. Утром я с ней уже виделся. Жиль, сейчас ведь тебя интересуют главным образом скачки, я не ошибся?

— Не ошибся.

— Женевьев может рассказать тебе массу интересного про скачки. В том числе и по поводу дела Дюбуа. Она дочь жокея, кроме того, два года была замужем за жокеем. Потом они разошлись, муж ей надоел, да еще попался на наркотиках.

— Он что, сел?

— Нет, его в конце концов оправдали, но пока его оправдывали, на Женевьев успел клюнуть старик Пикар.

— Старик Пикар? Ты имеешь в виду нашего Пикара?

— Да, папу. Видишь ли, Пикар допрашивал ее в качестве свидетельницы и в конце концов так ею заинтересовался, что предложил стать его любовницей.

— Я не предполагал, что старик еще тянет.

— Он и не тянет. Как мне объяснила Женевьев, она была нужна ему совсем не для постели. Допрашивая Женевьев, Пикар сразу понял, что девчушка знает все о лошадях, жокеях и остальном из этой области. И понял, что в этом смысле она для него лакомый кусочек. Секса как такового у Пикара и Женевьев не получилось, она жаловалась, что старик непрерывно заставлял ее рассказывать все, что она знает о лошадях, жокеях и скачках. При этом, по ее словам, старикан кайфовал по-черному. Правда, в остальном он вел себя образцово: водил в дорогие рестораны, дарил подарки, пару раз даже расщедрился на платье от Диора. Ну а потом, выжав из бедной крошки все нужные ему сведения, просто-напросто ее бросил. Я, естественно, был тут как тут и немедленно ее подхватил. Я заметил ее сразу, как она появилась в Сите. И с первой секунды положил на нее глаз.

— Может, ты собираешься на ней жениться?

— Малыш, — Марсель потрепал Жильбера по плечу, — на роль жены Женевьев не годится, ты это поймешь, как только ее увидишь, она прирожденная любовница. Теперь о Ланглуа. Я сел ему на хвост сразу же, как мы с тобой расстались, помнишь? В тот вечер я вернулся к Сите, подождал, пока выйдет Ланглуа.

На мою машину он даже не взглянул. Выждав, я поехал за ним. Возле бензоколонки Ланглуа остановился рядом с «ягуаром» последней модели, за рулем которого сидел Этьен Зиго. К твоему сведению, Зиго известный адвокат и по совместительству вице-президент жокей-клуба. Ну, а дальше… Дальше все эти дни Ланглуа пытался вызвать твоего подопечного, Анри Дюбуа, на повторный допрос. Гонял всех нас по разным адресам, заставлял лично разносить дубликаты повесток. Но парень оказался умницей и заболел. К тому же он нанял хорошего адвоката. Так или иначе, сегодня утром Ланглуа поклялся при всех, что поедет в депо Дюбуа и привезет оттуда парня живым или мертвым. Я, естественно, поехал за ним, чтобы в случае, если он зацапает парнишку, тут же позвонить тебе. Ланглуа я довел до поворота в депо и, поскольку дальше дорога была пуста, встал в кустах. Ждал я там минут двадцать. Наконец «рено» Ланглуа прошел мимо меня в обратном направлении, причем в машине был только он. Время у меня было, и я на всякий случай поехал за ним. В Отее Ланглуа вышел, позвонил по телефону-автомату и сразу же поехал к центру. Там он остановился у небоскреба «Женераль кемик». Я побеседовал с секретаршами каждой из одиннадцати расположенных в здании контор, представившись страховым агентом. Интересовало меня одно: не записывались ли сегодня на прием к их шефам Лоран Сен-Клу, Этьен Зиго или Эжен Ланглуа. Все одиннадцать заверили меня, что таких фамилий в их списках нет. Убедившись в этом, я отправился к управляющему зданием, где выяснил: кроме одиннадцати официально зарегистрированных контор, в здании есть несколько деловых помещений, снятых частными лицами. Всего таких помещений девятнадцать. Я проверил фамилии всех их владельцев — имен Сен-Клу, Зиго или Ланглуа среди них нет. Марсель закурил. Сделав глубокую затяжку, выпустил дым. Уверен, Сен-Клу, Зиго и Ланглуа зачем-то там встречались.

— Сен-Клу и Зиго?

— Да. Все трое вышли из здания через полчаса после появления там Ланглуа. По одному, с интервалами. Делая вид, что не имеют друг к другу никакого отношения.

Осмыслив сообщение, Жильбер предположил:

— Считаешь, у них там тайная явка?

— Да, что-то вроде этого. А помещение снято на подставную фамилию. Или фамилии.

— Что ж, очень может быть. Однако пока нам это ничего не дает.

— К сожалению. Ведь при всем желании мы никогда не сможем доказать, что эти трое когда-то там были, и уж тем более убедить кого-то, что Ланглуа встречался там с Сен-Клу или с Зиго.

— Та прав. Все же, надеюсь, фамилии людей, снявших эти девятнадцать помещений, ты переписал?

— Естественно.

Помолчав, Марсель ласково приставил кулак к скуле друга:

— А вот и она…

У тротуара остановилась глянцево-шоколадная «альфа-ромео»; то, что это Женевьев, Жильбер понял сразу: выпрыгнувшая из машины длинноногая загорелая девушка тут же махнула им рукой. Марсель послал ей воздушный поцелуй, и Женевьев, сразу же напрочь забыв о машине, оставленной на неположенном месте у тротуара, направилась к их столику. Пока она шла, на нее смотрели все без исключения мужчины в кафе. Специалистка по скачкам, как ее отрекомендовал Марсель, была шатенкой с маленьким вздернутым носом, удивительными по величине темно-синими глазами и потрясающей фигурой; на вид ей было года двадцать три.

Не успела Женевьев сесть за столик, как Марсель заказал коньяк; выпив тут же оказавшуюся на столике рюмку одним махом, девушка принялась крутить ее. Наконец сказала:

— Жильбер, Марс сказал, что я должна просветите вас насчет того, что знаю, в смысле скачек, лошадей, тотошки и всего остального.

— Ну… в принципе.

Затянувшись сигаретой и выпустив несколько колец дыма, Женевьев вздохнула:

— Обо всем этом можно рассказывать целый год. И даже больше. Так что лучше уж объясните, что именно вы хотите услышать, — и я расскажу.

— Меня интересует происшествие в депо Дюбуа.

— И что именно вас в этом происшествии привлекает?

— Видите ли, Женевьев, наверняка у этой перестрелки есть какие-то истоки, скрытые причины, нюансы. Связанные, скажем так, со скаковой кухней. Именно это я и хотел бы услышать.

Женевьев молча курила, разглядывая оживленный тротуар. Наконец сказала:

— Скаковой кухней… Вообще-то, если честно, я не хотела говорить на эту тему. Но Марс меня уломал. Жиль, дело в том, что мальчонка, я имею в виду Анри Дюбуа, вляпался и горит сейчас голубым огнем. Мы ведь с ним знакомы, у нас было почти одинаковое детство, конюшни, лошади, дорожки, ну и все такое остальное. Анри хороший парень и классный жокей, даже больше чем классный. — Сказав это, Женевьев некоторое время колдовала с пеплом, трогая его кончиком сигареты. Вообще-то вся эта заваруха началась из-за его отца.

— Из-за отца Анри?

— Ну да. Старший Дюбуа был повязан с Сен-Клу. В Париже, дорогой Жиль, практически не бывает ни одной скачки с участием Сен-Клу, которая не была бы заделана. Вот так-то. А это бабки. Огромные бабки, вы понимаете?

— Но… — Жильбер помолчал. Что, с этим все мирятся?

А что остается делать? Против того, что здесь проворачивает Сен-Клу, никто не смеет даже пикнуть. Он здесь хозяин. Все знают, что у него на содержании есть целый штат жокеев, которые во время скачек делают с чужими жокеями и лошадьми что хотят.

— Что, например?

— Например, вы знаете, что такое коробочка? А удушение резвым пейсом? А крючок? Или, допустим, увод чужака в поле? Или, скажем, петля?

Понаблюдав, как Женевьев трогает языком коньяк, Жильбер покачал головой:

— Нет, ничего этого я не знаю.

— Марс, ты еще не умер со скуки? — Женевьев посмотрела на Марселя.

— Нет, наоборот, мне интересно.

— А мне скучно. Хочется куда-нибудь в шумное место, где музыка, где весело, где можно вволю побеситься.

— Котенок, потерпи. Клянусь, время побеситься у тебя еще будет.

— Будем надеяться. — Женевьев вздохнула. — Короче, Жиль, вы должны знать: здесь, в Париже, Сен-Клу делает все, что хочет. Старший Дюбуа решил выйти из-под его контроля и тем самым подписал себе смертный приговор. Я же вам сказала, это бабки, огромные бабки, к которым, в том числе, имел отношение и старший Дюбуа. Честь ему и хвала, что он набрался смелости плюнуть Сен-Клу в морду и слинять, но, Жиль, поверьте мне, на карту поставлено слишком многое. Я знаю несколько случаев, когда… Женевьев замолчала. Вы слышали о таком жокее Николя Кардье?

— Нет.

— Отличный был жокей. Человек он был не сахар, но скакал классно. Так вот, года три назад Кардье тоже попытался выйти из-под контроля Сен-Клу. Стал скакать самостоятельно. Ну и… — Женевьев помолчала. — Кардье уже третий год скачет на том свете.

— Он умер?

— Да. Как говорится, отдал богу душу. Есть такие машины, с вращающимися щепками, для разравнивания дорожек на ипподромах. Кардье попал в эти щетки. В момент, когда у машины что-то вышло из строя и она в самый неподходящий момент стала крутиться по дорожке, Кардье сидел верхом. Испугавшись машины, лошадь сбросила Кардье и ускакала. Кардье же упал на дорожку, и тут-то щетки его и нашли. За рулем находился кто-то посторонний, как посчитало следствие, не исключено, что эго были дети. Водителю, который в момент наезда отсутствовал, дали три года условно за неосторожное обращение с механизмом, являющимся объектом повышенной опасности. Веселая история?

— Веселая. За рулем этой чертовой машины находился их человек?

— Точно. Ришар Барт.

— Если верить рассказу, полиция сработала хуже некуда.

— Полиция… Да плевали они на полицию. Она у них в кармане, закуплена на корню. Жильбер, я знаю Ришара Барта, того, кто сидел за рулем этой уборочной машины. Эго страшный человек. Поверьте мне, страшный. Когда кто-то гибнет на его глазах, он испытывает удовольствие. Испытал он его и тогда, глядя на гибнущего Ника.

— Любопытный факт. — Жильбер помолчал. — Больше вы ничего не хотите мне сказать?

Покосившись в сторону Марселя, Женевьев откинулась на стуле. На ее лице отражалась целая гамма чувств. Наконец, прикурив новую сигарету и сделав несколько затяжек, сказала, глядя куда-то в сторону:

— Хорошо, Жиль. Раз уж я начала, надо закончить. С Бартом был тесно связан мой бывший муж. Собственно, они и сейчас с ним не разлей вода. Когда мы с Пьером только поженились, мы с Бартами дружили семьями.

— Интересно. Не думал, что у таких людей бывает семья.

— Бывает. Правда, когда все эго происходило, я понятия не имела, кто такой Барт на самом деле. Клянусь.

— Не клянитесь, я вам верю.

— В те дни мы ездили к Бартам в гости, неделями жили у него на яхте.

— У Барта есть яхта?

— Шикарная. Да и вообще у Барта есть все. Он миллионер. У него шале в Ницце, особняк в Монте-Карло, контрольный пакет акций в трех или четырех крупных компаниях. Да и бог знает что еще.

— Интересно, откуда такое богатство?

— Рэкет, проститутки, игральные автоматы. — Женевьев тронула пепел кончиком сигареты. — Наркотики. Но главное, конечно, скачки. Барт давно уже работает на пару с Сен-Клу.

— На равных?

— У них разделение. Все распоряжения исходят от Сен-Клу, Барт же со своими людьми занят тем, что держит всех в страхе. Повторяю, Барт страшный человек. Садист. Я точно знаю, если только он поймет, что вы с Марселем пошли против него, вас можно считать покойниками. Они вас убьют, Жиль. Вас и Марса. Слышишь, Марс? Кто тогда будет стоять за справедливость? Из-за которой, как я поняла, все вертится?

— Вот что, малышка… — Жильбер с улыбкой накрыл ладонью ее руку. — Вот что. Раз уж речь зашла о Барте, вы мне немножко о нем расскажете?

— Интересная история. Жильбер и ты, Марс, запомните: мне очень бы не хотелось рассказывать о Барте. Если у меня любовник полицейский, это совсем не значит, что он сможет защитить меня, если Барт что-то пронюхает. Жиль, может, обойдетесь?

— Да мне ведь нужно-то всего ничего. Внешность, кое-какие дополнительные детали. И вся песня. Сколько ему лет?

С полминуты Женевьев обдумывала, отвечать или нет. Наконец сказала:

— Когда мы общались, ему было под сорок.

— Он сидел?

— Не знаю. По-моему, нет.

— Он сам говорил, что нет? Или кто-то другой?

— Он сам. Да и, Жиль, как он мог сесть, если ему все сходит с рук?

— Мог. Просто о том, что он сидел, вы не знаете.

— Значит, я об этом не знаю.

— Какой он внешне?

— Очень мощный, выше среднего роста. Лицо неприятное, хотя должна признать: такие лица женщинам нравятся. Большой нос, полные губы. Чуть выступающий подбородок с ямочкой. Карие глаза. Брови густые, сходятся у переносицы. Шатен, носит длинные волосы.

— Особые приметы есть?

— Особые приметы?

— Да. Родинки, шрамы, татуировки?

— Сейчас… — Женевьев тронула мочку правого уха. — Вот здесь, справа, у Барта срезана часть уха. Примерно полмочки.

— Поэтому он и носит длинные волосы, чтобы закрывать?

— Ну да еще. Волосы Барт всегда убирает за уши. Или собирает в «конский хвост». Когда же его спрашивают про ухо, он с гордостью объясняет, что ухо ему срезали в детстве, когда он с кем-то дрался на ножах.

— Где он живет в Париже?

— У него особняк в Сен-Жермен-де-Пре и апартаменты недалеко от Плас де ля Конкорд.

— Неплохо устроился.

— Неплохо. Я же говорю, он миллионер.

— И убийца.

— Естественно. Разве одно другое исключает?

— Как называется его яхта?

— «Эспри пасифик».

— Порт приписки?

— На корме написано «Марсель», это и есть порт приписки?

— Это и есть. Ладно, Женевьев, спасибо. Вы милая девочка. Но клянусь, ни я, ни Марсель не отступим от этого дела. Да, Марс?

— Да. — Марсель сдержанно улыбнулся.

— Но ребята… — Закусив губу, Женевьев замотала головой.

Жильбер снова тронул ее за руку:

— Малышка, может, вы случайно знаете, что такое взвод?

— Взвод? Ну… что-то военное. Сколько-то там человек.

— Пятьдесят человек. Так вот, мы с Марселем один раз дрались с целым взводом. И, как видите, остались живы. И при этом нормально себя чувствуем. Да, Женевьев, не знаете случайно, на какой машине обычно ездит Барт?

— На номерном «порше» последней модели. На этом «порше» я видела Барта позавчера. Цвет самый модный, темно-золотой.

— Марс просветил меня, что они используют еще и «БМВ».

— «БМВ» Барт и его люди используют для устрашения, эта марка у них вроде визитной карточки. Подразумевается, что при виде «БМВ» те, к кому прибыли люди Барта, должны дрожать от страха.

— Но вы его не боитесь?

— Я? — Женевьев широко улыбнулась. Представьте, мой бывший муж Пьер, без которого Барт как без рук, все еще думает, что я к нему вернусь. Пока он так думает, я в безопасности. Ладно, хватит. — Обвив руками шею Марселя, Женевьев округлила глаза: — Марс, куда мы пойдем?

— Пойдем, куда прикажешь. Сегодня ты хозяйка.

— Ладно. У меня настроение потанцевать и побеситься. Жиль, пойдемте с нами? Я вызову подругу — закачаетесь!

— Спасибо, Женевьев. К сожалению, дела.

— Жаль.

Встав, Женевьев несколько раз перевернулась вокруг своей оси. Резко остановилась так, что модное платье, в которое она была одета, взметнулось. После того как Жильбер помог Женевьев усесться в «альфа-ромео», она вдруг изобразила завлекающую улыбку:

— Жиль, чуть не забыла. Скажите Дюбуа, старшему и молодому, пусть будут осторожней с Дерби. Вы ведь знаете, что такое Дерби?

— Конечно.

— Так вот, в этом году у Сен-Клу появился реальный шанс взять Дерби, обойдя наконец американцев. Он поскачет на Корвете, лучшей лошади сезона. Вы не представляете, как много может значить для Сен-Клу, да и для любого жокея, такая победа. Но он боится Дюбуа.

— Что, у Дюбуа тоже есть шанс выиграть Дерби?

— Никакого. Во всяком случае, я бы на него не поставила. Но в Дерби, до которого осталось меньше месяца, Дюбуа заявил новую кобылу, Гугенотку. Официально ее время укладывается в квалификацию, но не более того. Однако Сен-Клу вбил себе в голову, что это затемненная лошадь. То есть лошадь, настоящие возможности которой до поры до времени скрываются.

— И что из этого следует?

— Вчера по просьбе Марса я поговорила со своим бывшим мужем, он сейчас работает у Сен-Клу трениг-жокеем. Муж сказал: в самое ближайшее время его патрон этот вопрос прояснит. Расшифровать, что означает «прояснит»? Или вы поняли и так?

— Примерно понял, и все же на всякий случай расшифруйте.

— Если такой человек, как Сен-Клу, захочет что-то для себя прояснить, он не остановится ни перед чем. Так и передайте вашим Дюбуа. Скажите, пусть берегутся, вот и все.

Помолчав. Жильбер улыбнулся:

— Спасибо, Женевьев.

— Не за что. Я не боюсь ни черта, ни дьявола, но на всякий случай: вы меня не видели, я вам ничего этого не говорила. Хорошо?

— Конечно, Женевьев. Запомните, я у вас в долгу.

— Мы все друг у друга в долгу. Чао, Жиль, надеюсь, мы еще увидимся.

— Само собой. — Жильбер закрыл дверцу. С места «альфа-ромео» сорвалась почти одновременно с этим; почти тут же вслед за ней рванулась стоящая чуть в стороне машина Марселя.


* * *

Скаковых лошадей вот так, почти вплотную, рядом, Жильбер видел впервые. Анри, сидевший на одной из лошадей, протрусив мимо Жильбера, махнул ему рукой. Сюда, в депо, Жильбер приехал с утра, чтобы поговорить со старшим Дюбуа; с момента начала их беседы прошло примерно полчаса. Сейчас Эрнест Дюбуа стоял рядом с Жильбером, наблюдая за лошадьми. Наконец, с силой ударив хлыстом по сапогу, спросил не глядя:

— Значит, вы пришли сюда только для того, чтобы сообщить мне, что я приговорен?

— Примерно. Месье Дюбуа, вы ведь знаете, какая сила вам противостоит. Мне кажется, вам нужно просто… Жильбер замолчал.

— Что «просто»?

— Беречься, — Жильбер улыбнулся. — Очень беречься.

— Спасибо. Простите, месье Жильбер, почему вы это сделали? Зачем вам меня спасать? Ведь я вам никто.

— Вы отец моего друга. А значит, и мой друг.

— Вы сказали, эту новость, что я приговорен, вам сообщил человек, связанный с шайкой Сен-Клу? Да?

— Скажем так: человек, в силу обстоятельств знающий многое о шайке Сен-Клу.

— Кто, вы сказать не можете?

— Нет. По понятным причинам этот человек просил его не выдавать.

— Я спросил всего лишь из любопытства. Да и, честно говоря, месье Жильбер, новость, которую вы мне сообщили, для меня совсем не новость. Я ведь и сам отлично знаю, что приговорен.

— Вот как? — Жильбер довольно умело изобразил недоумение.

— Именно. — Усмехнувшись, Дюбуа тронул Жильбера за плечо. Тем не менее большое вам спасибо. Я буду осторожней. Больше он вам ничего не говорил, этот человек?

— Он сказал, что вы как будто заявили в Дерби новую лошадь, Гугенотку. И посоветовал предупредить вас, чтобы вы в связи с этим были осторожней. Если же вы хотите услышать мое мнение, хочу дать совет: берегите Анри. В связи с этой Гугеноткой.

— При чем здесь Анри в связи с Гугеноткой? На Гугенотке в Дерби поскачу я.

— Через Анри они могут попытаться выяснить, что там у вас с Гугеноткой. Вы же знаете, они не привыкли останавливаться ни перед чем.

С минуту Дюбуа занимался тем, что выгибал и разгибал хлыст. Наконец сказал:

— Пожалуй, вы правы. Хорошо, без телохранителей он у меня теперь и носу наружу не покажет.

— В таком случае не буду больше вас утруждать. — Жильбер улыбнулся, как обычно улыбаются друг другу при встречах и прощаниях хорошо знакомые люди. Дюбуа ответил точно такой же улыбкой. Затем, двинувшись вместе с Жильбером к его «фольксвагену», стоящему у конюшни, Дюбуа внезапно остановился. Сказал, не глядя на Жильбера:

— Знаете, месье Жильбер, я хотел сообщить вам одну вещь.

— Одну вещь?

— Да. Я хотел бы, чтобы вы знали истинную причину, но которой я поцапался с Сен-Клу. Эта вонючая мразь предупредила меня, что, если я хочу, чтобы у Анри все было в порядке в дальнейшем, Анри в этом Дерби должен скакать не на выигрыш, а всего лишь придерживать его возможных соперников. Как вы думаете, мог я это допустить? — Дюбуа похлопал себя хлыстом по ладони. — Сам не знаю, месье Жильбер, почему я вам все это сказал. Именно поэтому в этом Дерби Анри не будет скакать на Роу-Робине, а поскачу я на Гугенотке. Надеюсь, вы ничего этого Анри не передадите?

— Конечно, месье Эрнест.

— Просто мне хотелось, чтобы об этом знал хоть кто-то. Как-никак вы все же друг Анри.

Они обменялись крепким рукопожатием. Уже въезжая в Париж, Жильбер подумал: конечно же, Эрнест Дюбуа для себя давным-давно все решил.


* * *

«Вольво» медленно катил по центру Парижа. Телохранитель Анри Ли Чжуан взглянул на сидящего впереди за рулем подопечного: тот вел машину уверенно, видно было, что он отлично знает дорогу. Дневные улицы были забиты машинами, и это несколько нервировало Ли Чжуана, тем не менее пока, на его взгляд, его подопечному ничего не угрожало. Им всего лишь надо проехать до жокей-клуба и обратно. Однако, поскольку старший Дюбуа сделал ему хорошую накачку, Ли решил не расслабляться ни на секунду. Обладая седьмым даном по каратэ и без промаха стреляя с обеих рук, Ли Чжуан этими своими преимуществами в личных единоборствах нисколько не обольщался. В Сингапуре и Гонконге, где он работал до поступления в «Еврогард», неудачливым телохранителям соперники возможность применить свое боевое умение, как правило, не давали — в них и в их подопечных попросту швыряли гранату. Или перерезали автоматной очередью из проносящейся мимо машины. То же самое вполне могло произойти и здесь, в Париже. И именно поэтому сейчас, расположившись на заднем сиденье «вольво», Ли старался все внимание сосредоточить на зеркалах бокового и заднего обзора, чтобы уяснить, не сел ли им кто-то на хвост.

В машине было душно и жарко — чтобы обезопасить себя в пути, Ли настоял, чтобы все стекла были подняты. Машина шла рывками, то проскакивая в свободную щель впереди, то резко тормозя перед светофорами; иногда же им приходилось надолго застывать в пробках. На всякий случай Ли держал наготове под развернутой на коленях газетой автомат «узи».

Наконец у одного из перекрестков, совсем недалеко от жокей-клуба, случилось то, что рано или поздно должно был случиться: они попали в большую пробку. Окружившие их со всех сторон машины беспорядочно сигналили, водители, изредка высовываясь в окна, ругали что есть мочи прохаживающегося у перекрестка полицейского; тот, однако, не обращал на них ни малейшего внимания.

Посидев с минуту, Анри обернулся:

— Ли, может, я опущу стекло? Душно.

— Ни в коем случае, мы в пробке. Сейчас можно ждать всего.

— Да бросьте вы, Ли. Неужели вы всерьез верите, что сейчас на нас кто-то может напасть?

— Я ни во что не верю, месье Анри. И все же потерпите, очень вас прошу. Осталось совсем немного.

— Ладно, уговорили.

Через несколько секунд слева, почти вплотную к окну, за которым сидел Анри, затормозил мотоциклист. Лицо его было закрыто шлемом, руки в перчатках лежали на руле. Ли, проверив на всякий случай, снят ли предохранитель, чуть сдвинул газету. Через некоторое время еще один мотоциклист появился уже справа. Ли был в полной боевой готовности, но оба мотоциклиста, как ему казалось, сидели, не обращая на него и Анри никакого внимания. Когда же вдруг один из них, тот, что находился слева, стал вдруг что-то показывать Анри, Ли выдавил сквозь зубы:

— Месье Анри, не обращайте на него внимания. Боюсь, это провокация.

— Да бросьте вы. Ли. Он показывает: у нас спустило колесо.

Судя по жестам мотоциклиста, он действительно всеми способами пытался дать понять Анри, что у машины спустилось переднее левое колесо. Наконец, убедившись, что все его усилия пропадают впустую, подъехал к стоявшему у перекрестка полицейскому. Выслушав мотоциклиста, полицейский кивнул и подошел к «вольво». После того как Анри опустил свое стекло, полицейский постучал жезлом по левому переднему колесу:

— Месье, вы стоите на одном ободе. Займитесь, у вас в запасе есть как минимум минут двадцать. Увидев, что Анри решил все-таки выйти из машины, полицейский вернулся на свое место. Анри же. выбравшись наружу, присел перед колесом. Тут же произошло событие, отвлекшее на себя внимание не только Ли, но и всех застрявших на перекрестке, в том числе и полицейского: первый мотоциклист, подъехав ко второму, вдруг ни с того ни с сего начал с ним драться. Мотоциклы упали на мостовую. Полицейский бросился разнимать дерущихся, и лишь в этот момент Ли Чжуан сообразил: он совершенно упустил из виду Анри. Переведя взгляд на все еще сидящего на корточках Анри, Ли Чжуан понял, что сделал это вовремя: за спиной его подопечного появились неизвестно откуда возникшие два типа: бритоголовый с бычьей шеей и крепыш-блондин с нечесаной гривой волос. Почуяв неладное, Ли Чжуан дернул рукоятку двери, пытаясь выйти наружу, но дверь не открывалась! Ясно, подумал он, это дело рук мотоциклистов. А может быть, дело их ног. Им ничего не стоило поставить на двери заглушки. Теряя секунды, Ли дернул ручку правой двери, но не открывалась и она. Он был в западне. Тем временем бритоголовый за спиной Анри сделал неуловимое движение, последовал удар по голове, после которого Анри стал оседать на землю. Однако осесть до конца бритоголовый и гривастый ему не дали, подхватив бесчувственное тело Анри под мышки, нападавшие поволокли его к стоящей рядом черной «мазде». Пока Ли Чжуан, проявляя чудеса акробатики, вываливался наружу вместе с автоматом через переднюю левую дверь, двое, запихнув в машину Анри и усевшись с ним, без раздумий въехали на тротуар. Ли вскинул было автомат, чтобы дать по колесам «мазды» очередь, но тут же его палец, уже легший на гашетку, расслабился: уходящая от него по тротуару «мазда» была окружена прохожими. Так что если Ли и мог сейчас в кого-то попасть, то лишь в визжащих женщин и детей.


* * *

Первое, что почувствовал Анри, была головная боль; тут же он понял, что находится в движущейся машине: сиденье, на котором он лежал, покачивалось, над ним, высовываясь из-за спинки другого сиденья, торчал чей-то бритый затылок. Не выдержав раскалывающей череп боли, Анри попытался дотронуться рукой до затылка, по руки не двигались, и лишь после нескольких безуспешных усилий он сообразил: обе его руки крепко связаны. Попытавшись понять, что это за люди, затылки которых он видит над собой, что это за машина и почему он в ней оказался, Анри вскоре отказался от этих попыток. Он помнил только, что ему позвонили из жокей-клуба, попросив приехать для выяснения какой-то абсолютно пустячной формальности, затем в памяти возникло, что с ним поехал телохранитель Ли Чжуан и, пока они ехали, Ли советовал ему не опускать оконное стекло. Все. Ничего другого в его памяти не всплывало. Все остальное было скрыто в тумане.

Наверное, под воздействием этих мыслей он или зашевелился или издал какой-то звук; так или иначе, наверху, над сиденьем, вместо затылка возникло лицо. Парень лет тридцати, остроносый, с длинными вьющимися светлыми волосами, сказал, обращаясь к водителю: — Врубился. Надо его ширнуть.

На несколько секунд лицо исчезло, тут же Анри увидел тянущиеся к нему две руки, одна из которых держала шприц. Одной рукой остроносый придержал его, второй неуловимым движением воткнул шприц в ягодицу; почувствовав укол, Анри попытался крикнуть, но почти тут же понял, что погружается в белый туман; затем все исчезло.


* * *

Когда Анри очнулся снова, его окружала темнота. Через несколько секунд он вспомнил свое первое пробуждение. Вспомнил, как его везли связанным, как затем один из тех, затылки которых он видел над собой в машине, сделал ему укол. Отогнав это воспоминание, Анри попытался приподняться, но тут же обнаружил, что по-прежнему связан. Причем теперь у него были связаны не только руки, но и ноги. Он лежал на чем-то жестком, вокруг стояла тишина.

Качнувшись несколько раз, он в конце концов ухитрился перевернуться на живот. Осознав, что щека прижата к поверхности, по ощущению напоминающей пластик, он в конце концов пришел к выводу, что лежит на полу. Вдыхая затхлый воздух, подумал: его привезли сюда те двое, затылки которых он видел в машине. Впрочем, лицо одного из них, остроносого блондина, он успел разглядеть, когда гот повернулся, а затем ввел ему снотворное или еще какую-то гадость. А что же Ли Чжуан? Где он? Ведь все уверяли Анри, что Ли Чжуан — лучший телохранитель «Еврогарда». Пахнет пылью. Интересно, пришло ему вдруг в голову, ведь вполне возможно, он здесь не один. Прислушавшись к тишине, он сказал громко:

— Есть здесь кто-нибудь?

Никто не отозвался. Повернувшись на бок, Анри крикнул изо всех сил:

— Есть здесь кто-нибудь? Зажгите хотя бы свет! Черт! Да отзовитесь же вы! Эй!

Его никто не слышал.

Он пролежал на полу неопределенное время. Наконец откуда-то издали донеслось нечто напоминающее звук шагов. Кто-то шел по верхнему этажу, потом стал спускаться по лестнице, наконец подошел вплотную к помещению, в котором он находился. Наступила долгая пауза, наконец дверь открылась. Полоса электрического света, проникшая в помещение, осветила каморку, напоминающую то ли вещевой склад, то ли гардероб. В дверях стоял тот самый блондин с копной засаленных светлых волос. Шагнув, он присел над Анри, перевернул на бок и, достав нож, начал перепиливать веревки. Ощущая, как лезвие одно за другим разрезает путы, Анри сказал:

— Почему я здесь? Вообще, в чем дело? Почему я связан?

— Сейчас все узнаешь.

— На каком основании вообще все это происходит?

— Молчи ты… Содрав остатки веревок с его ног, блондин кивнул: — Вставай.

— А руки?

— Обойдешься. Вставай. — Подождав, пока Анри встанет, блондин похлопал его по плечу: — Пошли, голубь. Пошли, надо поговорить.

Сказав это, он довольно сильно толкнул его в спину. От толчка Анри поневоле вылетел из каморки. Блондин снова толкнул его, и Анри вынужден был двинуться вперед. Так, изредка подталкиваемый блондином, он шел вместе с ним сначала через балюстраду, выходящую окнами в слабо освещенный фонарями вечерний сад, затем через террасу и коридор. Наконец, в очередной раз свернув, они оказались в большом кабинете. За окнами кабинета виднелся все тот же слабо освещенный фонарями сад. В центре, за столом, сидел парень примерно тех же лет, что и блондин, бритоголовый, с оттопыренными ушами и выпяченным подбородком; он внимательно рассматривал Анри. Наконец сказал:

— Голубь, как самочувствие?

Блондин, нажав на плечи, усадил Анри на стул. Бритоголовый продолжал изучать Анри. Выдержав его взгляд, Анри спросил:

— По какому праву вы меня связали? Вообще, кто вы такие?

— Кто мы такие… — Бритоголовый посмотрел на блондина, ответившего ему понимающим взглядом. — На будущее: вопросы здесь будем задавать мы. Для тебя, исключительно для тебя, сообщаю: меня зовут Поль, моего друга Базиль. Так вот, голубь, связали мы тебя лишь на время, исключительно до момента, пока ты не ответишь на пару вопросов. Понял? — Крутанув лежащую на столе зажигалку, Поль подбросил ее в воздух. Поймав, неуловимым движением пальца выбил пламя. — Вопросы простенькие. У вас в конюшне есть такая кобыла, Гугенотка. Мы знаем, что ты со своим паханом ее затемнил. Нас интересует расклад. Объяснить, что такое расклад? Секунды, метры и прочее. На сколько вы ее забацали.

Черт, подумал Анри, раз они спрашивают о Гугенотке, значит, это люди Сен-Клу. Незаметно понаблюдав за Базилем, вдруг подумал, может, стоит попробовать сбежать отсюда? Ведь терять ему все равно нечего. В любом случае он никогда не скажет им, что из себя представляет Гугенотка на самом деле. Похоже, этот дом находится где-то в пригороде. То есть там, где скрыться легче, чем в городе. Руки у него связаны, но ноги-то ведь свободны. Боковое окно в кабинете приоткрыто, дверь тоже. К тому же на его стороне будет внезапность. Точно, надо попробовать.

Будто прочитав его мысли, Поль прищурился:

— Козлик, не держи нас за лохов, смыться отсюда нельзя. Взяв лежащий на столе моток веревки, бросил напарнику: — Базиль, смотай его для верности. Чтобы у голубка не было иллюзий.

Подойдя к стулу, Базиль спеленал Анри, как кокон, обмотав веревку вокруг спинки и сиденья. Не ограничившись этим, он затем крепко примотал его ноги к ножкам стула. Анри понял, что теперь слит со стулом, составляя с ним как бы одно целое.

Осмотрев его, Базиль сказал:

— Думаю, теперь ты просек: смыться отсюда невозможно.

— Так чт о, голубь? Прояснишь насчет Гугенотки? — сказал Поль.

— А что вас интересует? — Анри сделал вид, что раздумывает.

— Мы хотим знать, затемнили ли вы с паханом Гугенотку или нет. Скажи, и мы тебя отпустим.

— Нет, мы ее не затемнили. — Анри посмотрел Полю в глаза. — Она скачет в свою силу.

Взяв у Базиля сигарету, Поль закурил. Сделав глубокую затяжку, выпустил дым вверх:

— Не затемнили?

— Нет. Гугенотка обычная классная лошадь. И все. Бывает, на тренировках я иногда выжимаю из нее чуть больше. Но это ничего не значит.

— Да? — Подбросив зажигалку, Поль тут же поймал ее. И на сколько же ты выжимаешь из нее больше на тренировках?

— При хорошей дорожке на две-три секунды. Естественно, на ручном секундомере.

Положив зажигалку на ладонь, Поль некоторое время рассматривал ее.

— Понятно. И на эти две-три секунды ты, козел вонючий, хочешь нас прихватить.

— Я сказал то, что есть. Гугенотка скачет в свою силу. Затемнять ее бессмысленно.

— Ладно. — Поль посмотрел на Базиля. Что ж, козлик, ты сам на это напросился. С чего начнем? С аквариума?

— Давай с аквариума.

Встав, оба подошли к нему. Затем, вынув из заднего кармана джинсов полиэтиленовый пакет, Базиль развернул его и, примерившись, натянул на голову Анри.

Анри, совсем не ожидавший этого, в первую же секунду сделал судорожный вздох; в следующее мгновение он понял, что задыхается; стенки пакета прилипли к носу и рту, полностью перекрыв доступ воздуха, легкие разрывались от нехватки кислорода, в голове стучало, будто молотом, глаза налились кровью. Задыхаясь, он отчетливо видел сквозь пленку спокойно рассматривающих его Базиля и Поля и успел подумать, вот почему аквариум. Тут же ему захотелось крикнуть, чтобы они сняли с него пакет, что он им все скажет, но в ту же секунду в голове что-то сверкнуло. «Все, умираю», — подумал он, и в следующее мгновение погрузился в темноту.

Очнулся он от того, что кто-то брызгал ему в лицо водой. Открыв глаза, увидел Поля — тот сидел перед ним на корточках, держа в руках стакан с водой. Увидев, что он смотрит на него, Поль спросил:

— Козлик, ну как? Понравились ощущения?

Некоторое время Анри, глядя в усмехающиеся глаза Поля, приходил в себя. Что же им нужно от меня? — подумал он… Почему они сразу меня не убили? Он сидел, прислушиваясь, как воздух с хрипом вырывается из груди. Вдруг понял: в нем произошел переворот, сейчас его наполняет только ненависть. Одна ненависть, и ничего больше. Он ненавидит этих двух скотов, ненавидит лютой ненавистью. Пусть будь что будет, подумал он, пусть они пытают его, пусть вытягивают из него жилы он им ничего не скажет. Ничего. Они хотят унизить его, так вот — унизить его им не удастся. Жаль только, что он не умер сразу, он ведь уже почти умирал. Что ж, раз обстоятельства так сложились, он готов умереть.

— Молчишь, козлик? Может, решил подумать? А? — Поль поставил стакан на пол. А, козленок?

— Ненавижу тебя, — неожиданно выдавил Анри. — Ненавижу тебя, сволочь. Скотина.

— Что-что? — Шутливо повернув ухо, Поль сделал вид, что прислушивается. — Я не расслышал, повтори?

Я сказал, что ненавижу тебя, сволочь.

— Да? — В следующую секунду Поль нанес ему страшный удар в челюсть. Анри почувствовал, как из глаз сыплются искры, и тут же в голове грохнуло снова — Поль нанес еще один удар. На несколько секунд все ощущения Анри сосредоточились на разламывающей виски головной боли.

— Осторожней, жмурик нам не нужен, — услышал он глухой, доносящийся будто сквозь вату голос Базиля. Затем ощутил на губах и языке вкус крови.

— Эта подлюка вывела меня из себя, — сказал Поль.

— Может быть, но нам ведь нужно одно: чтобы он раскололся. Так что не горячись.

— Все равно я раздавлю его, как гниду…

Прошло несколько секунд. Затем Анри вновь ощутил, как в лицо ему летят брызги. Открыв глаза, увидел сидящего перед ним на корточках Поля. Заметив, что он пришел в себя, Поль прищурися:

— Козлик, учти, это только цветочки. Сейчас мы чуть подпалим тебе лапки. — Поль начал что-то делать внизу, и в конце концов Анри понял, что он снимает с него кроссовки и носки. Затем, щелкнув зажигалкой, Поль поднес пламя к его ступне. Сказал с ухмылкой: — Думаю, это тебя научит, как нужно себя вести. И не жалуйся, я ведь с самого начала предупредил: лучше колись сразу.

Анри не верил, что все это ему не снится, что это происходит в действительности. Ступню крутило и разламывало от боли, пахло кожей — его кожей, которая под действием пламени зажигалки, он это хорошо ощущал, сейчас горела, дымилась, плавилась. Поль, не прекращая пытки, с ухмылкой посмотрел на него — и ту же ногу, которую он подпаливал, до самого колена охватила адская боль. Анри сам не узнал крика, который вырвался вдруг из его груди — хриплого, звериного, нечеловеческого. Он кричал, задрав голову, а затем, после того как толчки боли стали невыносимыми, провалился в небытие.


* * *

Посмотрев на Жильбера, обращавшегося к нему уже второй раз в течение последнего получаса, консьерж покачал головой:

— Повторяю, месье: я ничего не знаю.

Судя по брюзгливому тону и осуждающему взгляду, которым воззрился на него этот старичок с отвисшими, как у мопса, щеками, к столь поздним визитам консьерж относился крайне неодобрительно. Все же, надеясь хоть как-то на него воздействовать, Жильбер сказал:

— Клянусь, месье, мне крайне важно знать, куда мог отправиться месье Эрве. Крайне важно.

Умоляющая улыбка не подействовала, консьерж бесстрастно покачал головой:

— К сожалению, месье, ничем не могу помочь.

— Может, все же вы вспомните хоть что-то? Например, как был одет месье Эрве? Я бы попробовал определить, куда он пошел, по одежде.

— Я видел только, что месье Эрве вышел в семь вечера. Все. На то, как он был одет, я не обратил внимания. И насчет того, куда он пошел, он мне тоже ничего не сообщил. Впрочем, он никогда мне этого не сообщает. — Сказав это, консьерж утратил к Жильберу всякий интерес.

Сейчас, после того как Жильбер узнал о похищении Анри Дюбуа, ему была дорога буквально каждая минута. Нгала позвонила ему около трех часов дня; с трудом сдерживая рыдания, она сообщила, что Анри похитили. Сразу же после ее звонка Жильбер поехал в депо Дюбуа; здесь примерно через час он встретился с телохранителем Анри Ли Чжуаном, которого до этой их встречи допрашивали в полиции, выясняя детали похищения. Переговорив с Жильбером, Ли Чжуан сам первый предложил свою помощь, и Жильбер согласился; предложение телохранителя устраивало его в высшей степени. Во-первых, Ли был единственным, кто видел похитителей в лицо, во-вторых, Жильбер знал, что для того, чтобы спасти свою репутацию, Ли пойдет на все. Однако предпринять вместе с Ли попытку найти Анри они могли только с помощью Марселя. Но Марсель, как назло, отдыхал сегодня после ночного дежурства.

— Поскольку месье Эрве мне очень нужен, я рискну еще немного его подождать, — сказал Жильбер. — Я буду сидеть в машине, недалеко от гаража.

— Как вам будет угодно, месье.

— На всякий случай, у меня красный «фольксваген».

— Хорошо, месье, я обязательно сообщу все это месье Эрве.

Выйдя на улицу, Жильбер посмотрел на часы: стрелки показывали две минуты второго ночи. Сидящий на переднем сиденье «фольксвагена» Ли Чжуан молча посмотрел на него; догадавшись по выражению его глаз, что ничего нового выяснить не удалось, отвернулся. Жильбер сел рядом. В полном молчании они просидели в машине еще около получаса в дополнение к тридцати минутам, которые уже провели здесь.

Наконец где-то около половины второго у гаража застыла «тойота» Марселя. Сделав знак Ли, чтобы он ждал здесь и никуда не выходил, Жильбер подошел к «тойоте». Рядом с Марселем сидела Женевьев. Встретив взгляд друга, Марсель, видно, сообразил, что тот не стал бы зря дожидаться его среди ночи. Поцеловав Женевьев в щеку и шепнув: «Малыш, прости», вышел из машины. Спросил тихо:

— Что-нибудь случилось?

— Похитили Анри Дюбуа. В два часа дня. Очень похоже, что к этому похищению приложил руку Ланглуа. Помнишь, ты говорил мне, что некогда записал девятнадцать фамилий? Тех, кто занимает помещения в «Женераль кемик»?

— Конечно. Марсель не спеша выковырял из пачки сигарету. Думаешь, можно что-то раскопать с их помощью?

Нам ничего другого не остается. Дорога каждая минута. Согласись, они ведь очень просто могут прикончить парня, пока мы будет их искать.

Еще как могут, согласился Марсель. Девятнадцать фамилий… И одна из них, по идее, должна навести нас на какой-то адрес… Плюс «мазда» с частью номера…

— Именно, Марс, именно. Мне кажется, если у нас и есть шанс, то это именно эти девятнадцать фамилий. Если дорожная полиция нам поможет, мы очень даже можем их зацепить.

— Согласен. Но надо спешить. — Марсель пригнулся: — Женевьев, тебе придется провести эту ночь без меня.

— Я уже поняла. — Женевьев не пыталась скрыть огорчения.

— Мне очень жаль, бэби. — Марсель поцеловал ее в щеку. — Но ничего не поделаешь. Будь умницей, хорошо?

— Уговорил. — Женевьев послала Жильберу воздушный поцелуй. — Чао, ребята. Желаю удачи.


* * *

Анри лежал на чем-то жестком. Все тело разламывалось. Он был в полузабытьи, сквозь туман проносились воспоминания, в основном эти воспоминания касались Ксаты. Он вспоминал все, что рассказала ему мать о Ксате, о том, что случилось с Ксатой и почему Ксата теперь такая. Он узнал, что Ксата — единственная дочь Омегву, которую тот любит острой, болезненной любовью. Когда Ксата была маленькой, Омегву вывез жену и дочь в Париж, но мать Ксаты так и не смогла приспособиться к парижской жизни, и они вернулись в Бангу, правда, за это время Омегву успел послать ходатайство французскому правительству, и обе, Ксата и ее мать, стали французскими подданными. После того как началась война, Ксата и мать продолжали жить в Бангу — однако могли себя чувствовать там в полной безопасности, поскольку практически их охраняла вся деревня. Однако беда пришла совсем с другой стороны… Однажды, когда Ксате было одиннадцать, она, гуляя в лесу, наткнулась на двух пришельцев — охотников, промышлявших в джунглях браконьерством. Выросшие в лесу и уверенные, что могут легко скрыться, охотники схватили Ксату, изнасиловали, а затем ушли, думая, что успеют перейти границы своего племени. Ксата вернулась в Бангу и полгода после этого случая пролежала с нервным потрясением. Охотников же, заколотых боевым копьем, через несколько дней обнаружила в лесу полиция; кто это сделал точно, в Бангу не знают до сих пор, однако ходит слух, что насильникам отомстил тот самый влюбленный в Ксату парень, Балубу, которому тогда только исполнилось восемнадцать. По обычаям племени и древним поверьям Ксата может теперь выйти замуж только за того человека, который лично отомстил обидчикам, и ни за кого другого, и именно поэтому, наверное, Балубу и считает себя единственным претендентом на ее руку. Вспомнив об этом, Анри застонал. Как же ему сейчас тяжело… Как тяжело… Именно с этим ощущением он снова провалился в пустоту.


* * *

Он не знал, сколько времени находился в небытии. Очнулся он от того, что кто-то грубо толкал его в плечо; при этом этот человек громко требовал, чтобы он проснулся. Открыв в конце концов глаза, Анри увидел сидевшего прямо над ним на корточках Базиля. Увидев, что он очнулся, Базиль сказал бесстрастно:

— Вставай. Вставай, время дорого. Надо поговорить.

Встав, Анри по уже знакомому ему пути пошел вперед. Базиль шел за ним вплотную сзади, Анри ощущал его дыхание. Каждый шаг отдавался болью. Вслушиваясь в ее толчки, Анри не заметил, как уперся в дверь кабинета. Базиль толкнул ее, и они вошли.

В кабинете за столом сидел Поль, как показалось Анри, в той же позе, что и вчера. Базиль усадил Анри на стул; Поль, понаблюдав за ним, щелкнул пальцами:

— Базиль, спустись вниз. Я хочу быть уверен, что вокруг тихо. Если заметишь что-нибудь, сразу дай наколку. — Ага. — Базиль вышел.

Прислушавшись к стихающим на террасе шагам, Поль положил сигарету в пепельницу. Спросил, наклонив голову: — Как прошла ночь?

Будь он проклят, подумал Анри. Пусть он делает со мной что хочет, я буду молчать.

— Ладно, козлик, не хочешь отвечать, не нужно. Но предупреждаю, сегодня тебе будет тяжелей, чем вчера. Ты меня разозлил.

Взяв со стула моток веревки, он подошел к Анри. Примерившись, тщательно, не спеша привязал его к стулу. Закончив работу, вернулся к столу. Взял продолжающую тлеть сигарету, затянулся.

— Ладно, козел вонючий. Поиграли, и хватит. Сейчас буду сдирать с тебя кожу. С тебя никогда еще не сдирали кожу?

Поль встал, и в тог же самый момент Анри увидел Жильбера, возникшего точно за спиной Поля, между распахнутых створок в проеме окна. Бесшумный, как тень, Жильбер пригнулся, готовясь, как понял Анри, к прыжку. Тут же Поль, будто уловив опасность, застыл, вытянув подбородок. Однако большего Жильбер сделать ему не дал — спрыгнув с подоконника, он приставил к спине Поля ствол пистолета:

— Не двигайся, гнида. Иначе проглотишь пулю. Быстро к стене. И не вздумай кричать, ублюдок, продырявлю.

Поль шагнул к стене, но это был обман, поскольку он тут же попытался резко, без замаха, ударить Жильбера локтем в живот. Жильбер опередил удар, ударив сам, и, как понял Анри, этот удар был страшен. Поль, безвольно свесив голову, осел. Упасть ему Жильбер не дал — подхватив обмякшее тело, повернул к себе лицом. Подбородок Поля упирался в грудь, из угла рта сочилась струйка крови, глаза были закрыты. Убедившись, что противник без сознания. Жильбер опустил тело на пол. Спросил все тем же громким шепотом:

— Малыш, их здесь много? Говори быстрей, от этого зависит все.

— Не знаю. — Анри все еще отказывался верить, что это в самом деле Жильбер. — Я видел только двоих.

Наверное, у него что-то мелькнуло в глазах, потому чго Жильбер, покачав головой, потрепал его по щеке:

— Потерпи, малыш. Я вижу, ты на пределе. Я секунду.

Тут же, все тем же неслышным мягким прыжком подскочив к двери, Жильбер осторожно приоткрыл ее. Постояв некоторое время с поднятым над головой пистолетом, сказал тихо:

— Ли? Это ты?

— Да… — донеслось из-за двери. Через несколько секунд в проеме показался Ли, двигавшийся спиной. Китаец тащил что-то тяжелое. Лишь когда Ли переместился в кабинет полностью, Анри увидел, что он тащит Базиля. Бросив бездыханное тело посреди кабинета, Ли выпрямился. Сказал, утерев пот: — Может, я с осмотром и поторопился. Но, по-моему, кроме этих двух, здесь больше никого нет.

— Да? — Жильбер прислушался. — Похоже. Ладно, давай быстро развяжем мальчонку. А этих скотов привяжем.

Размотав связывающие Анри веревки и подождав, пока он встанет, Жильбер внимательно осмотрел его лицо. Покачал головой:

— Так ты вроде в порядке. Как кости? Целы?

— По-моему, целы. — Сейчас, когда Анри убедился, что наконец свободен, он чувствовал себя почти в норме.

— Ладно. Жильбер сунул за пояс пистолет. — Подожди, надо быстро заняться этими ублюдками. Пока они еще не очухались.

Подняв все еще не пришедшего в сознание Поля, Жильбер и Ли усадили его на стул. Разрезав длинную веревку, сначала крепко привязали к стулу Поля, затем, поставив второй стул точно за его спиной, так же крепко привязали к этому стулу Базиля. Посмотрев на Базиля, Ли сказал:

— Этот отойдет не скоро. Я ему крепко врезал.

— Хорошо. — Подойдя к Полю, Жильбер похлопал его по щекам. — Давай начнем с этого.

Убедившись, что похлопывание по щекам не действует, Жильбер зажал Полю нос. Несколько секунд Поль не двигался. Затем, инстинктивно пытаясь освободить нос, дернул головой и открыл глаза. Зрачки у него были совершенно мутными. Дождавшись, пока Поль остановит взгляд на нем, Жильбер сказал:

— Ублюдок, слушай меня внимательно. Сейчас ты скажешь нам все, без парафина. И смотри, не жми и не коси некнокающим. По ряхе я вижу: пальцы у тебя в конторе. Изложи спокойно: кто тебя нанял, зачем и когда. Иначе всажу пулю в живот. И оставлю здесь подыхать.

Некоторое время Поль молчал, будто обдумывая услышанное. Наконец покачал головой. Сказал, глядя в потолок:

— Парень, я не знаю, кто ты, но ты гоняешь порожняк. Ты можешь стрелять, можешь делать со мной что хочешь, я все равно ничего не скажу. Пустой номер.

— Да? Жильбер поднял было руку, но Ли жестом остановил его:

— Подожди. Этот человек мой. Прошу, дай его мне.

— Ладно. Боюсь, я могу просто задушить этого ублюдка.

— Не надо. Сейчас он все скажет.

Достав из кармана куртки моток пластыря, Ли оторвал от него кусок. Спрятав моток в карман, оставшимся куском аккуратно залепил Полю рот. Тот, скосив глаза, следил за его действиями. Закончив, Ли сказал:

— Так лучше. Обычно при этом сильно кричат.

Достав из кармана предмет, напоминающий наперсток, Ли надел его на указательный палец. Затем, крепко зажав одной рукой челюсть Поля, пальцами другой, той самой, на которой был наперсток, на котором Анри теперь успел разглядеть нечто напоминающее изогнутую иглу, начал что-то осторожно нащупывать на шее пленника. Наконец, нащупав, Ли с силой вдавил указательный палец с наперстком в найденную точку. Поль дернулся, пытаясь вырваться, но второй рукой Ли продолжал крепко держать его за челюсть. Судя по звукам, которые издавал Поль, и по вращающимся зрачкам, он испытывал сейчас страшную боль.

Пока все это происходило, Жильбер, зайдя за спину Поля, достал из кармана куртки плоскую коробочку диктофона. Нажав кнопку, снова спрятал диктофон в карман.

Наконец бешено вращавшиеся до этого глаза Поля закатились. Лицо стало красным. Покачав головой. Ли вздохнул:

— Надо отпускать. А то умрет.

Убрав руку, Ли, не обращая никакого внимания на Поля, отошел к окну. Судя по раздававшимся из-под пластыря хрипам и по тому, как зрачки Поля с ужасом следили за Ли, он был в сознании.

Понаблюдав за ним, Ли снова подошел к Полю вплотную. Сказал, пригнувшись:

— Ну что? Попробуем еще раз?

Поль отчаянно замотал головой.

— Ага. Значит, скажешь, о чем тебя спрашивают? — Понаблюдав, как Поль усиленно кивает, Ли содрал с его рта пластырь. Посмотрел на Жильбера: — Давай спрашивай, он скажет. Выдержат ь это второй раз очень трудно.

Подойдя к Полю, Жильбер спросил:

— Так кто тебя нанял?

— Никто меня не нанял… — Поль все еще говорил с придыханием. — Мы решили поставить на темную лошадь. Ну и прихватили этого парня. И все. Клянусь, все.

— Снова хочешь побеседовать с моим приятелем? А?

Посидев с закрытыми глазами, Поль приоткрыл веки. Сказал тихо:

— Говорю, никто меня не нанял. Вообще, парень, больше я тебе ничего не скажу, лучше убейте меня. Вправду убейте. Так будет лучше.

Изучив его взгляд, Жильбер потер щеку:

— Понятно. Вот что мне кажется: тебя наняли легавые. И ты боишься, что они об этом пронюхают. О том, что ты раскололся.

— Ничего я не боюсь… — Поль снова закрыл глаза. — Убейте меня. Говорю тебе, парень, так будет лучше.

— Тогда придется повторить, — сказал Ли.

Услышав звук его голоса. Поль быстро открыл глаза. Сказал хрипло:

— Нет, нет. Подожди, я скажу. Скажу подробней, только не подпускай ко мне китаезу.

Жильбер потер щеку, будто раздумывая. Наконец сказал:

— Вот что, ребята, выйдите-ка отсюда. Выйдите, выйдите. Чувствую, он хочет поговорить со мной один на один.

Анри вместе с Ли вышел на террасу. Плотно прикрыв за собой дверь. Ли улыбнулся:

— Вот увидите, месье Дюбуа, он ему все скажет.

Достав из-за пояса автомат, Ли подошел к ведущей вниз лестнице. Постояв несколько секунд, облегченно вздохнул:

— Пока ничего подозрительного. С вами все в порядке, месье Анри?

— Вроде все в порядке.

— Что они от вас хотели?

— Хотели узнать, как мы тренируем некоторых лошадей.

— Узнали?

— Нет, я каким-то чудом выдержал.

— Счастье, что мы пришли вовремя. Это все ваш друг. Без него бы мы вас не нашли.

— Да, я страшно благодарен Жильберу. Если бы вы не пришли, они бы меня убили.

— Они бы вас не убили. Судя по тому, как развивались события, у них было другое задание.

— Ли, клянусь, я был уже мертв.

— Месье Анри, вы не знаете, что такое быть мертвым. и слава богу. Но вообще большое счастье, что все так повернулось. — Ли вежливо улыбнулся.

Прошло около минуты; наконец дверь открылась, на террасу вышел Жильбер. Закрыв за собой дверь, сказал шепотом:

— Все, я ухожу.

— Он раскололся? — спросил Ли.

— Да, все в порядке. Анри, сейчас Ли вызовет полицию, дождись ее вместе с ним.

— А ты?

— Я пойду, мне совсем незачем здесь светиться. На случай, если тебя будут допрашивать, запомни: меня, то есть второго человека, который освобождал тебя вместе с Ли, ты не знаешь и никогда раньше не видел.

Хорошо. Но почему?

— Так надо. Не исключено, что в твоем похищении замешана все та же полиция. Ли тоже скажет что-то примерно в этом роде: мол, обнаружив, где ты, понял, что один не справится, и попросил о помощи случайно встреченного незнакомого африканца. И ты стой на этом. Не собьешься?

— Нет.

— Пошел. Не волнуйся, малыш, думаю, вечером мы с тобой увидимся. Ли, проводи меня до лестницы.

Отойдя с Ли к лестнице, Жильбер сказал:

— Ажанам постарайся сообщать как можно меньше. Счастье, что те, кто нанял этих выродков, дали им указание особенно не расходиться. А то бы мы получили не Анри, а кусок кровавого мяса.

Дождавшись, пока Жильбер спустится. Ли вернулся к стоящему у дверей кабинета Анри; войдя вместе с ним в комнату, набрал номер на телефонном аппарате. Услышав отзыв, сказал:

— Полиция, с вами говорит Ли Чжуан из парижского бюро «Еврогард». Я звоню но поводу похищения Анри Дюбуа. Похищенный и похитители найдены.


* * *

Спустившись вниз, Жильбер огляделся; небольшой загородный особняк, в котором похитители держали Анри, находился в зеленой зоне, на окраине Лаваллуа-Перрье, среди множества построенных но самым причудливым проектам особняков. Во дворе строения стояла «мазда», скрытая окружавшим дом кустарником. Собственно, именно благодаря этой «мазде», замаскированной несколько небрежно, они с Ли и смогли определить нужное место. Предшествовало же их поиску сопоставление нескольких полученных в дорожной полиции адресов.

Постояв у калитки и не заметив ничего подозрительного, Жильбер по безлюдной улице направился к «фольксвагену». Найдя свою машину там же, в кустах у дороги, он сел за руль, включил мотор; затем, проехав метров пятьсот, свернул на обочину. Загнав машину в кусты, выключил мотор, вышел из машины и, тщательно замаскировавшись в густых зарослях, присел на корточки.

Того, чего он ждал, он дождался довольно быстро: минут через десять мимо него в сторону Лаваллуа-Перрье промчалась полицейская машина с включенной мигалкой. Сверив по часам время, Жильбер хотел было встать, но тут же снова присел. На этот раз его внимание привлек черный «БМВ», на полной скорости пронесшийся мимо него в ту же сторону. Наметанным взглядом Жильбер успел разглядеть, что на месте водителя располагался толстяк с маленькими усиками, рядом — громила уголовного вида, заднее же сиденье было забито людьми до отказа. Номерные таблички наверняка умышленно были покрыты толстым слоем грязи.

Выждав еще минут пятнадцать и ничего не дождавшись, Жильбер сел в «фольксваген», дал газ и выехал на шоссе. Включив приемник, прослушал утренние новости Затем взглянул в зеркало и увидел едущий за ним черный «БМВ», тот самый, с заляпанными грязью номерами и усатым толстяком за рулем. Некоторое время обе машины шли, не меняя скорости, друг за другом; затем в надежде, что «БМВ» его обгонит, Жильбер резко сбавил ход. «БМВ» и и в самом деле начал обгонять его, но не до конца; поравнявшись с «фольксвагеном», лимузин некоторое время двигался точно на такой же скорости вровень с ним. Черт, подумал Жильбер, неужели они о чем-то догадались? Не должно быть. Ведь он не подавал им для этого ни малейшего повода. Будто в подтверждение этих его мыслей «БМВ», наддав, легко оторвался от него и пропал впереди.


* * *

Через два дня Жильбер сидел на облюбованном им наблюдательном пункте в парижском отеле «Амбассадор». Он был облачен в одежду, которая его крайне стесняла и которую ему не терпелось как можно скорее снять: в смокинг, белоснежную манишку и галстук-бабочку. Неудобств добавляла кобура с люгером под мышкой и «байярд», который за неимением потайного кармана в брюках пришлось прилепить скотчем в районе плавок. Но все эти вынужденные неудобства Жильбер сейчас охотно сносил, поскольку для него и по крайней мере для большей половины его соотечественников сегодняшний день можно было назвать историческим: события вынудили Балинду пойти на предложенные ООН прямые переговоры с главой оппозиции Омегву Бангу. По своему положению в партии Жильбер должен был отвечать за безопасность Омегву Бангу; сейчас, вместе с примерно полусотней активистов Фронта освобождения, он пытался наладить здесь, в «Амбассадоре», нечто вроде агентурной охраны.

Внизу, прямо под Жильбером, в вестибюле отеля, изредка останавливаясь и что-то тихо говоря заполнившим весь этаж телохранителям, прохаживался полный толстогубый африканец в сером генеральском мундире с эполетами Альфред Нгзима. Этого человека, занимавшего в кабинете Балинды пост начальника департамента безопасности, Жильбер ненавидел смертельной ненавистью. Нгзима был палачом, лично пытавшим свои жертвы, садистом, руки которого были по локоть в крови. Однако вместо того, чтобы вцепиться в горло этому убийце и задушить его, Жильбер был вынужден сейчас вежливо улыбаться. Изредка встречаясь взглядом с Нгзимой, он корчил лишенную каких-либо эмоций благостную мину. Ничего, подумал Жильбер, рано или поздно Нгзима заплатит за все. Полицейские многих стран, работающие в отделах борьбы с наркомафией, прекрасно осведомлены, что Нгзима давно уже превратил свою страну в перевалочный пункт для торговли наркотиками. Как лицо, уличенное в связях с наркомафией, Альфред Нгзима давно уже внесен в списки Интерпола, но арестовать его сейчас французская полиция не могла — Нгзима, как член правительственной делегации, пользовался дипломатическим иммунитетом.

Наконец по легкому шуму, донесшемуся со второго этажа, где находился конференц-зал, Жильбер понял: переговоры закончились. Прошло несколько секунд, и к нему подошел Шарль Секо, его самый доверенный помощник. Жильбер встал, чтобы поподробней расспросить Шарля, однако тот, покачав головой, вдруг обнял его. Сказал в самое ухо:

— Жиль, я не верю сам себе. Мы победили. Слышишь, Жиль?

— Слышу. — Помолчав, Жильбер похлопал Шарля по спине: Ладно, Шарль, все хорошо. Но у нас еще полно дел.

Шарль отстранился.

— Конечно. Но знай, осенью по всей стране будут проведены выборы под контролем ООН. Кандидатов двое, Омегву и Балинда. И все, никакой мухлевки. ООН гарантирует. Понимаешь, что это значит?

— Понимаю. Но выборы пока еще даже не начались.

— Ладно, ты прав. Хотя сейчас даже ежу ясно: Балинда не наберет и десяти процентов.

— Подождем до осени. Где Омегву?

— Пока в конференц-зале. Просил передать тебе, чтобы ты отвез его домой на своей машине.

— Хорошо, Шарль, займись пока делом, ладно? Еще не все кончилось.

— Конечно. Пойду к ребятам, они ждут.

Оставшись у облицованных мрамором перил, Жильбер посмотрел вниз, на вестибюль. Сейчас, после окончания конференции, там крутился людской водоворот. Люди в визитках и смокингах, журналисты с телекамерами и фотоаппаратами, сотрудники ООН с голубыми наручными повязками поневоле были разметаны по углам и оттеснены к краю. Людской муравейник бурлил, растекаясь в разные стороны; одни пробирались к выходу, другие искали своих в разбросанных по всему вестибюлю кучках, третьи поднимались вверх, к барам и буфетам.

Понаблюдав за вестибюлем, Жильбер подумал: кровавый режим Балинды доживает последние дни. Конечно, он счастлив, об этом нечего говорить. По одно дело конец кровавого режима, и совсем другое то, что будет после этого лично с ним, с Жильбером Ткела. Если допустить, что выборы завершатся победой Омегву, а они скорей всего именно этим и завершатся Омегву станет президентом, а он, Жильбер Ткела министром внутренних дел. Веселая перспектива. Он — министр внутренних дел при президенте, женой которого наверняка станет Нгала. Бороться за свободу, находясь в эмиграции, непрерывно рисковать жизнью, а оказываясь на родине, ходить по лезвию бритвы — ко всему этому он давно уже привык. Фактически все это стало для него его второй сутью, обыденностью. Но вот чего он себе никак не может представить — так это себя самого в роли министра внутренних дел.

Наконец, увидев идущего по балюстраде в сопровождении телохранителей Омегву, Жильбер спустился вниз. В вестибюле, перехватив Омегву, он вышел вместе с ним на улицу.

При появлении Омегву стоящая за полицейской цепочкой небольшая кучка студентов-африканцев захлопала. Пока они шли к стоянке, куда их, пятясь, сопровождали два телеоператора с камерами, Омегву отвечал на вопросы идущих рядом корреспондентов. Сзади, метрах в трех, шли телохранители во главе с Шарлем.

На стоянке Жильбер, подавив вздох облегчения, открыл дверцу своего «фольксвагена». Омегву сел, и Жильбер, показав телохранителям, чтобы они ехали следом, обошел машину и сел за руль рядом с ним. Сказал, посмотрев на совсем не радостное лицо:

— Домой, патрон?

— Конечно. Черт, Жиль, если бы ты знал, как я устал…

— Понимаю. И все же поздравляю вас. Это счастливая усталость.

— Спасибо. Но главная борьба впереди, ты сам это отлично знаешь.

— Знаю.

Проехав весь Париж, Жильбер остановил наконец «фольксваген» у дома Омегву. Сзади затормозил ехавший за ними «пежо» охраны. Выключив мотор, Жильбер посмотрел на Омегву: выходим?

Омегву покачал головой:

— Жиль, нам надо поговорить. Прямо здесь, в машине.

— Хорошо. — Жильбер оглянулся: переулок, если не считать двух только что подъехавших машин, был пуст. Я правильно понял: ребята пусть идут к вам?

— Да. Пусть поднимаются наверх, нам нужно поговорить одним.

Выглянув из машины, Жильбер знаком показал телохранителям: поднимайтесь. Затем, захлопнув дверцу, повернулся к Омегву.

— Слушаю, патрон.

Омегву молча полез в карман. Порывшись, протянул Жильберу клочок бумаги:

— Посмотри. Эту бумажку я обнаружил в кармане пиджака сразу же после подписания документов. Как только вышел в коридор.

Взяв бумажку, Жильбер внимательно изучил ее. Это был обычный листок с эмблемой отеля «Амбассадор», из тех, что в отелях приличного класса разложены повсюду. Средняя часть листка была заполнена пиктографическими тотемными знаками. Отлично знающий африканское пиктографическое письмо, Жильбер без особых усилий прочел: «Не бери легко плывущее в руки. Откажешься жизнь будет спокойна. Нет — копье судьбы нанесет удары один за другим».

Балинда, подумал Жильбер. Конечно, Балинда. Черт, выругался он про себя, похоже, это предупреждение о покушении. Точно. «Легко плывущее в руки»… То есть победа на предстоящих выборах. Конечно. Ясно как день, это предупреждение о покушении. Посланное как последний шанс. Кстати, оно может сработать на мельницу балиндовцев гораздо эффективнее, чем само покушение. Ведь одно дело, когда претендента неожиданно убьют, и совсем другое — когда он по непонятным причинам сам снимет свою кандидатуру.

Повертев листок, Жильбер спросил полуутвердительно:

— Считаете, это подложено в ваш карман по приказу Балинды?

— Конечно. Это предупреждение. Балинда хочет, чтобы я снял свою кандидатуру. В противном случае он угрожает мне каким-то ударом.

— Каким?

— Понятия не имею. Пойди пойми, что может быть на уме у этих мерзавцев.

Все правильно, подумал Жильбер. Вообще история с запиской, незаметно подложенной в карман, вполне в духе Балинды и Нгзимы. Черт, понять бы только, какой именно удар они собираются нанести. Какой… Какой… Вообще-то, если быть логичным, это все же должно быть элементарное предупреждение о еще одном покушении. Они дают понять, что, если Омегву не снимет своей кандидатуры, они его убьют. Правда, зачем предупреждать? Почему бы сразу не убить, без всякого предупреждения? И к тому же почему «удары»? Почему во множественном числе? А нипочему. Для красоты.

Посмотрев напоследок бумажку на свет, Жильбер так и не увидел на ней ничего, кроме уже изученных им тотемных знаков. Заметив его усилия, Омегву покачал головой:

— Жиль, если ты ищешь следы, их там нет.

— Я вижу.

— Да и вообще, разве имеет значение, кто именно ухитрился сунуть в мой карман эту записку? Пусть даже это сделал сам Балинда.

— Пожалуй, вы правы. Не имеет.

— Главное, они ее положили. Они точно что-то затевают. А вот что, я не могу представить даже приблизительно.

— Мне кажется все же, они угрожают вас убить.

— Не знаю.

— Что ж, если это не предупреждение о покушении — надо думать.

— Подумай. Я думать об этом не могу, моя голова сейчас занята другим. И все же мне показалось, под «ударами» они подразумевают что-то другое. В конце концов, ведь убить меня они пытались уже раз пять.

— Шесть. И никто не может помешать им попробовать сделать это в седьмой.

— Что ж, если так, пусть пробуют. На здоровье. Я в любом случае не сниму своей кандидатуры, чем бы они мне ни угрожали.

— Правильно, патрон. Я же со своей стороны обещаю сделать все, чтобы нейтрализовать все их угрозы.

Повертев записку, Жильбер спросил: Вы хотите оставить ее у себя? Или отдаете мне?

— Мне она ни к чему. Да и тебе зачем? На мой взгляд, ей самое место в мусорном ящике.

— Нет уж, я над ней еще немного посижу. Мало ли, вдруг удастся что-то зацепить. — Жильбер спрятал записку в карман. Поднимемся? Вокруг вроде все спокойно.

— Поднимемся.

Через минуту, выйдя из лифта, вошли в квартиру. Помня о записке, Жильбер, помимо обычного дежурного у подъезда, поставил еще на всякий случай двух проверенных парней на лестничной площадке. И строго предупредил всех, что с сегодняшнего дня меры по охране Омегву усиливаются.

В квартире Омегву Жильбер пробыл около часа. После этого он сразу поехал к себе. Шел четвертый час дня, и он чувствовал себя вымотанным до предела.


* * *

Вернувшись к своему дому, Жильбер, прежде чем ввести машину в гараж, остановил ее у кафе Аржерона. Увидев его, бармен улыбнулся:

— Привет, Жиль. Чашечку кофе?

— С удовольствием. — Дождавшись, пока Аржерон поставит перед ним кофе, поинтересовался: — У дома все тихо?

— В смысле?

— В смысле машин, переполненных людьми, не было?

— Нет. Во всех машинах, заезжавших в гараж, сидели только водители. Все машины въезжали по набору, то есть все были свои. Вообще все было тихо, не волнуйся.

— Спасибо, Луи. Кофе был отличным. — Поставив чашку, Жильбер вышел из кафе, сел в «фольксваген» и, развернувшись, въехал в гараж.

В гараже стояла тишина, лишь под потолком негромко жужжал вентилятор. Выйдя из машины, Жильбер набрал код и открыл ворота; затем, снова усевшись за руль, завел «фольксваген» в бокс. Выйдя из бокса, протянул руку к пульту. Однако нажать кнопку на пульте он не успел, за его спиной кто-то сказал негромко:

— Парень, поменьше движений. Стреляю без предупреждения.

В следующее мгновение Жильбер почувствовал, как ему в спину уперлось что-то твердое. Тут же перед ним появились еще два человека с наведенными на него пистолетами; оба были белые, один невысокий толстяк, второй верзила с крохотными глазками и лошадиной челюстью. Вглядевшись в толстяка, Жильбер вспомнил: это лицо, одутловато-круглое, с крохотной щеточкой усов, он видел в день, когда возвращался домой после освобождения Анри. Толстяк сидел за рулем обогнавшего его «БМВ».

— Развернуть и проверить, — сказал голос сзади.

Верзила, прижав ствол пистолета к животу Жильбера, толкнул его в плечо. Это заставило Жильбера повернуться, и он наконец увидел третьего. Оскалившись и изредка поправляя движением головы длинные волосы, этот третий смотрел на него сейчас, как смотрят на пустое место. Ну да, подумал Жильбер, все правильно. Это Барт. Тот самый Барг, которого ему так подробно описала Женевьев. Высокий, длинноволосый, мочка правого уха срезана.

Взяв Жильбера за волосы, Барт рывком задрал ему голову назад:

— Как самочувствие, черномазый? Понял, что влип?

Стараясь как можно естественней изобразить полную растерянность, Жильбер выдавил:

— Что вам от меня нужно? Что вы хотите?

Посмотрев на верзилу, Барт усмехнулся:

— Объясни ему, что нам нужно.

Жильбер был готов к удару, и все же страшной силы хук в живот, который нанес ему верзила, чуть не отключил его. Несколько секунд ему пришлось стоять, хватая ртом воздух и пытаясь прийти в себя. Мучительно хотелось согнуться, но Барт крепко держал его за волосы. Конечно, он мог вырваться, но вырываться именно сейчас в его планы не входило. Хуже всего было то, что низ грудной клетки и предреберье разрывала невыносимая ноющая боль.

Наконец, отпустив его волосы, Барт бросил толстяку:

— Проверь, что у него там есть.

Быстро прохлопав Жильбера по ногам, толстяк распахнул полу смокинга; увидев под ней подвешенную на ремнях кобуру, ловко вытащил «ЧЗ».

— Отлично. — сказал Барт. Прямо в десятку. Проверь-ка его.

Осмотрев пистолет со всех сторон, толстяк протянул оружие Баргу; взвесив «ЧЗ» на ладони, Барт усмехнулся:

— Ну что, вонючка черномазая? После этого будешь еще спрашивать, что нам от тебя нужно?

Жильбер промолчал. Спрягав в один карман куртки «ЧЗ», а в другой свой пистолет, Барт сказал:

— Постойте здесь, я подгоню машину. Если кто-то появится, засунем его туда.

Барт скрылся за колоннами. Прошло несколько секунд, зашумел мотор. Затем к боксу подкатил, тут же застыв, черный «БМВ».

Выйдя из машины, Барт остановился перед Жильбером. Вытянув руку, приподнял кулаком его подбородок:

— Зачем таскаешь с собой пушку?

— Я занимаюсь политикой…

— Политикой?

— Да, политикой, — повторил Жильбер. При этом он подумал: если они не найдут «байярд», приклеенный к левой части живота, у него останется крохотный шанс. Причем, как это ни парадоксально, если они будут продолжать его бить, этот шанс увеличится. Будто отвечая на его мысли, толстяк ударил его рукояткой пистолета по печени. Удар был мощным, правую сторону живота ожгла дикая боль, заставившая Жильбера согнуться.

— Слушай, нигер, не вешай лапшу на уши, — сказал толстяк. Я же видел тебя, паскуду, когда ты возвращался на своем «фольксвагене». После того как ты сдал наших легавым. Это политика?

Только бы они не нашли «байярд», подумал Жильбер. Они должны продолжать его бить, причем чем сильней они будут его бить, тем вероятней для него станет путь к спасению.

Снова ухватив рукой его волосы, Барт выпрямил его:

— Ответь: ты хочешь остаться в живых?

— Хочу… — Жильбер и на этот раз постарался придать голосу растерянно-испуганную интонацию.

— В таком случае объясни: через кого и как ты связан с легавыми?

— Но я не связан с ними… Я же сказал, я занимаюсь только политикой…

— Да ты сам был легавым, паскуда, — прошипел толстяк. Ребята нам все сказали.

— Подожди… — С силой дернув Жильбера за волосы, Барт улыбнулся. — Парень, если ты не скажешь, с кем и как ты связан в полиции, ты горько пожалеешь.

— Я ни с кем не связан в полиции… После того как я оттуда ушел, я целиком занялся политикой… Клянусь…

Усмехнувшись, Барт отпустил его волосы.

— Ладно, как хочешь. Ребята, всыпьте ему.

Верзила и толстяк били профессионально, рукоятками пистолетов и кулаками, выбирая наиболее болезненные места. Закрыв голову руками, Жильбер несколько мгновений пытался устоять под их ударами. Затем, почувствовав, как после одного из них хрустнуло ребро, упал, сразу постаравшись скорчиться. Тут же на него обрушились удары их ботинок. И все же, скрючившись, он ухитрился незаметно нащупать под майкой «байярд». Если бы они били его еще несколько секунд, от него наверняка осталось бы месиво. Однако его рука уже держала «байярд» за рукоятку, а палец плотно лег на курок. В момент, когда, охаживая его ногами, оба вошли в раж, Жильбер, закрывая одной рукой голову, резко повернулся. Сначала он выстрелил в живот верзиле, затем, перевалившись на спину, в грудь толстяка. Верзила рухнул сразу же, однако ставший второй мишенью толстяк, прежде чем получить пулю, успел-таки нажать курок. Ожгло левое плечо, но Жильбер, не обращая внимания на рану, вскочил и прижал ствол «байярда» к шее Барта. Все это произошло так быстро, что опешивший Барт не успел даже потянуться к карманам. Сейчас он стоял, напрягшись всем телом, хлопая глазами и судорожно двигая кадыком над высоко поднятым подбородком; задрать подбородок его поневоле заставил прижатый к шее пистолет. В тишине гаража было слышно, как слабо стонет верзила; с другой стороны, там, где лежал толстяк, не доносилось ни звука.

Жильбер чувствовал, как из раны в плече хлещет кровь и он с каждой секундой слабеет. Понимая, что Баргу эту слабость нельзя показывать ни в коем случае, он выдавил с угрозой:

— Подними руки.

Барт поднял руки; постояв, покосился в сторону Жильбера.

— Ладони на затылок, — сказал Жильбер.

Барг положил ладони на затылок. Если Барт придет в себя, он может предпринять попытку к сопротивлению, и тогда придется его убить. Но если он, Жильбер, убьет Барта и останется здесь один — он здесь же и загнется. Как нить дать. Просто истечет кровью. Взвесив все это, Жильбер прохрипел со злостью:

— Повернись спиной!

Барт послушно повернулся. Если раненая рука не будет меня слушаться, подумал Жильбер, я пропал. Но нет, левая рука его слушалась. Вытащив из карманов Барта «ЧЗ» и «смит-вессон», Жильбер бросил их на пол и двумя ударами ноги отшвырнул пистолеты в свой бокс. Затем еще двумя ударами ноги отбросил в том же направлении валявшиеся на полу пистолеты толстяка и верзилы. Затем набрал код на пульте, и ворота бокса закрылись. Почувствовав, что на душе стало спокойней, сказал: — Слушай, ты. Сейчас будешь делать, что я скажу. Если не будешь делать, что я скажу, я тебя пристрелю. Ты понял?

— Понял, — сказал Барт.

Так и есть, подумал Жильбер, он начинает приходить в себя. Впрочем, сейчас, когда он уже решил про себя, что делать дальше, это не имеет значения.

— Затаскивай этих двоих к себе в машину. По одному.

Повернув голову, Барт спросил:

— Это еще зачем?

— Выполняй, что тебе приказано. Быстро.

— Хорошо. — Шагнув к толстяку, Барт присел. Спросил, скосив глаза на Жильбера: — Куда их, на заднее сиденье?

— Да, на заднее сиденье. И быстро.

Открыв заднюю дверцу «БМВ», Барт с трудом втащил толстяка в машину. Судя по безвольно свисающим конечностям, тот был мертв. С не меньшим трудом Барт втащил туда же все еще постанывающего верзилу. Разместив толстяка и верзилу рядом на заднем сиденье, захлопнул дверцу. Спросил:

— Что дальше?

— Дальше подойди к левой передней дверце.

Подойдя к дверце для водителя, Барг вопросительно посмотрел на Жильбера:

— Дальше?

— Открой дверцу. И не вздумай делать других движений, иначе пристрелю.

Открыв дверцу, Барт застыл. Держа его на мушке, Жильбер сел на переднее сиденье справа. Открыв багажничек и убедившись, что там нет оружия, кивнул:

— Садись за руль.

Барт сел за руль.

— Включай мотор и выводи машину на улицу.

Включив мотор, Барт усмехнулся:

— Понятно. Хочешь, чтобы я отвез тебя, себя и их в полицию?

— Не твое дело. Выводи машину.

Подведя «БМВ» к выезду, Барт, ожидая, пока поднимутся ворота, на секунду притормозил.

— На другой стороне улицы есть кафе, — сказал Жильбер. Остановишь машину около него. Понял?

— Понял. Что, прямо около кафе?

— Прямо. Делай, что тебе говорят, не переспрашивай.

Покосившись на приставленный к его боку «байярд», Барт дал газ. Развернувшись, остановил «БМВ» около кафе. Помолчав, спросил:

— Я все правильно сделал?

— Правильно.

— Что я должен делать дальше?

Проклятье, подумал Жильбер, сейчас я не выдержу и отключусь прямо здесь, в машине. Надо продержаться хотя бы еще пару минут.

— Вот что… — Сказав это. Жильбер замолчал, чувствуя, что каждое слово дается ему с огромным трудом. — Не знаю, как тебя зовут, но запомни, хорошо запомни: если ты еще раз по какому-нибудь поводу ко мне приколешься, тебе придет конец. Ты понял меня?

— Понял, — сказал Барт.

— Сейчас я выйду. И попробуй только вздумай дать газ, когда я открою дверь. Получишь всю обойму. Уяснил?

— Уяснил. Я не уяснил только, что мне делать дальше, когда ты выйдешь.

— Как только я выйду, можешь уматывать. А сейчас застынь, понял? И отвернись от меня, на целую минуту отвернись, усек?

— Усек. — Барт отвернулся.

Левая рука совсем онемела, поэтому Жильбер вынужден был открыть дверцу правой, держащей «байярд». Выйдя на тротуар, прохрипел:

— Езжай, быстро!

«БМВ» сорвался с места. Следить за ним у Жильбера уже не было сил. Повернувшись, он увидел вход в кафе. Однако, чтобы туда войти, ему потребовалось сделать несколько совершенно вымотавших его усилий. Народу в кафе было много, но на него никто не обратил внимания — в основном все сидели за столиками. Стойка, если не считать сидящей на самом краю девушки с коктейлем, была пуста. Подсчитывавший выручку Луи с удивлением уставился на него:

— Жиль? Черт… — Только тут он заметил пистолет в руке Жильбера и стекающую с плеча кровь. Сказал, побледнев: — Черт, Жиль, что это с тобой?

— Ничего… — Привалившись к стойке и чувствуя, что вот-вот потеряет сознание, Жильбер выдохнул: — Луи, запомни, пожалуйста: Марсель Эрве, комиссар полиции… Запомнишь?

— Как, как? Марсель Эрве?

— Д-да… Марсель Эрве… Городская полиция… Позвони ему и скажи, что я… я… — Краем глаза Жильбер заметил: девушка, выпустив из губ соломинку, смотрит в их сторону. Позвони ему и скажи, что я… я…

Договорить он не смог, его неумолимо тянуло вниз. В конце концов он рухнул на стойку, сшибая кружки и стаканы. Затем все смолкло и наступила темнота.


* * *

Жильбер не мог разобрать слов, он лишь слышал женский голос. Этот голос плыл и шелестел где-то за ним, что-то кому-то объяснял. Лишь когда женский голос стих, Жильбер понял: одновременно с женщиной говорит мужчина. Через несколько секунд Жильбер узнал голос Марселя Эрве. Сделав над собой усилие, открыл глаза.

Он лежал в похожей на бокс больничной палате. Прямо над ним висела капельница. В дверях палаты стояли стройная молоденькая медсестра и Марсель; они негромко переговаривались.

— Значит, мадемуазель, я могу надеяться? — шепотом сказал Марсель.

— Надеяться вы можете, но учтите, пациент потерял около двух литров крови. Ему сделали три операции. Он еще очень слаб.

Черт, все дело в Барте, вспомнил наконец Жильбер. Конечно. На него напал Барт со своими людьми. Именно поэтому он сейчас здесь, в больнице. Он же в свою очередь убил одного из людей Барта, а второго тяжело ранил, если тоже не убил. Марсель здесь. Значит, Луи Аржерон выполнил его просьбу. И позвонил в Сите.

— О, мадемуазель, я все понимаю, — сказал Марсель. — Но мне очень нужно с ним поговорить. Очень. — В этот момент, увидев, что Жильбер открыл глаза, он поднял руку: — Черт, сестричка, смотрите, похоже, он пришел в себя.

Вытеснив Марселя за дверь, сестра прикрыла створку. Присела на край кровати. Улыбнулась:

— Добрый день, месье. Как вы себя чувствуете?

— Хорошо. — Сказав это, Жильбер понял: каждое слово будет ему даваться с огромным трудом. — Где я?

— В госпитале Святого Франциска.

— Давно?

— Третий день. Вас привезли позавчера.

— Что со мной? Я потерял много крови?

— Вы потеряли много крови, кроме того, у вас сильно повреждена грудная клетка. У вас сломано три ребра, и вам придется подождать, пока они срастутся. — Улыбнувшись ангельской улыбкой, сестра поинтересовалась: — Вы что-нибудь хотите?

— Хочу. Я очень хотел бы поговорить с этим человеком, которого вы только что выставили за дверь.

— О, месье… — Сестра на секунду закрыла глаза. — Боюсь, вы еще слишком слабы для разговора.

— Вы ошибаетесь. Я вполне сносно себя чувствую.

— Месье, поверьте мне, вам нужно поберечь силы.

— Я их поберегу, но, сестричка, мне действительно очень нужно с ним поговорить.

— Вы знаете, что это комиссар полиции?

— Знаю.

— Хорошо. Но учтите, на разговор я даю вам не больше пяти минут. Помните об этом.

— Обязательно буду помнить.

Пропустив в палату Марселя, сестра ушла. Усевшись на кровати, Эрве с полминуты разглядывал Жильбера. Затем спросил так, будто продолжал многочасовой разговор:

— Это был Барт, я угадал?

— Угадал. Интересно только, как ты сообразил, что это был Барт?

— Да уж сообразил.

— Неужели Барт заявил в полицию?

— Барт — в полицию? Окстись. Барт никогда в жизни ни о чем не будет заявлять в полицию. Просто человек, который позвонил мне по твоей просьбе, сказал, что ты вывалился из черного «БМВ». По этому «БМВ» я и понял, что это был Барт.

— Этот человек, он что — сразу тебе позвонил?

— Сразу. Я успел предупредить дежурную часть, что беру происшествие на себя. Вообще этот твой приятель, Аржерон, оказался порядочным человеком, он спрятал твой «байярд». А затем передал его мне. Как я понял, ты успел пару раз из него пальнуть?

— Успел.

— Я пересчитал патроны, ну и… — Усмехнувшись, Марсель тронул ладонью щеку Жильбера: Малыш, я даже не спросил, как ты себя чувствуешь. Ты в порядке?

— Если не считать, что по мне будто десять бочек проехалось, — в порядке.

— Ничего, оклемаешься, ты парень крепкий.

— Надеюсь.

— Где они тебя прижучили?

— В гараже моего дома.

— Много их было?

— Трое, считая Барта. Пришлось стрелять.

— Попал?

— Попал. Одного я кокнул сразу, второй, когда Барт их увозил, еще стонал. Я заставил Барга погрузить их в машину. А заодно погрузился сам, иначе запросто мог отдать концы прямо там, в гараже.

— И что же Барту было от тебя нужно, если он так расстарался?

— Я расколол одного из похитителей Дюбуа, ну и… Мне кажется, Барт об этом узнал. Хотя понятия не имею, как именно он смог это сделать.

— То, что ты его расколол, Барта почему-то не устраивало?

— Угадал. Тот парнишка, похититель, признался, что наводку на это похищение им дал Ланглуа.

— Ценное признание.

— Очень ценное. Особенно если учесть, что это признание мне удалось записать на пленку.

— Если это так, для Ланглуа это гроб.

— Именно. Но узнать об этой пленке Барт мог только с помощью сверхъестественных сил. Об этой пленке знал только я, а теперь знаем только мы с тобой. Признание того парня я записал втихую. Я держал магнитофон в кармане, и все. Понимаешь?

Помолчав, Марсель сказал:

— Действительно, странно. Впрочем, Барт тертый мужик. Он запросто мог об этом догадаться. Зная, что ты работал в полиции, он мог просто-напросто предположить, что ты незаметно включил магнитофон.

В палате наступила тишина. Наконец Марсель сказал:

— Вот что, малыш, по-моему, тебя надо отсюда увозить.

— Увозить? Куда? — При одной мысли о перевозке Жильберу стало плохо.

— В другую больницу. Сюда запросто может заявиться Барт, чтобы попытаться выудить у тебя эту пленку. Или просто узнать у тебя, кто и что ты. И чем ты дышишь.

Такой слабости, какую он испытывает сейчас, подумал Жильбер, он не испытывал еще никогда. Но отдать концы в лапах людей Барта — хуже не придумаешь. Помолчав, он сказал:

— Если Барт решил бы сюда прийти, он бы давно уже эго сделал. Ведь я лежу здесь уже третий день.

— Третий день самое время, чтобы узнать, в какой именно больнице и в каком отделении ты лежишь. Нет, малыш, тебя нужно увозить. Конечно, я мог бы добиться, чтобы около тебя выставили полицейский пост. Но очень боюсь, что это сразу же наведет на тебя Ланглуа.

— Не нужно никакого полицейского поста, — сказал Жильбер.

— Не нужно? — переспросил Марсель.

— Не нужно. Если ты в самом деле боишься, что сюда придет Барт, запиши телефон. — Продиктовав телефон и подождав, пока Марсель его запишет, Жильбер продолжил: — Спросишь Шарля Секо, это мой друг. Ты можешь ему полностью доверять.

Прошло несколько секунд, и он увидел Марселя, склонившегося к нему почти вплотную.

— Жиль, что с тобой? — встревоженно спросил Эрве.

— Ничего. Наверное, я просто хочу спать. И вот еще что, Марс. Попроси зайти сюда, ко мне в больницу, Пикара.

— Пикара? Нашего папу Пикара?

— Да, Пикара.

— Хорошо, попрошу.

— Спасибо, Марс… — еле выговорил Жильбер. Марсель что-то сказал ему в ответ, но что именно, Жильбер уже не слышал, он спал.


* * *

Убедившись, что Жильбер спит, Марсель вышел из палаты. При его появлении сидящая за столиком сестра, улыбнувшись, спросила:

— Ну как?

— Скажите, как называется это ваше отделение?

— Это четвертый послеоперационный блок третьего хирургического отделения.

— Сейчас у вас много больных?

— Трое, правда, мы ждем еще двоих.

— И вы одна на весь блок?

— Кроме меня, здесь есть еще санитарка.

— И все?

— Этого вполне хватает. Потом, кроме нас, сюда два раза в день приходит дежурный врач.

Пройдясь по коридору, Марсель заглянул в нишу, в которой стояли пустые каталки:

— А это что?

— Бокс для пустых каталок.

— Кстати, сестричка, как вас зовут?

— Патрис.

— Очень приятно, меня вы можете звать просто Марсель. Патрис, вы не объясните, что нужно сделать посетителю, чтобы попасть к больному?

— Попасть к больному? Это довольно сложно, посторонних сюда не пускают.

— Но если он все-таки захочет пройти? И, скажем, у него есть разрешение от вашего начальства?

— Ну… тогда он обращается к дежурной по отделению. Она, узнав, кого этот человек хочет видеть, звонит мне. Если я уверена, что больной готов к встрече, я разрешаю ненадолго пропустить посетителя. При этом дополнительно я обязательно консультируюсь по телефону с дежурным врачом.

— И посетитель может проходить?

— Может, но, повторяю, только если разрешит дежурный врач.

— Спасибо. Патрис, вы просто прелесть. Скажите, я могу позвонить по вашему телефону? — Улыбнувшись сестре, Марсель снял трубку. Набрав продиктованный Жильбером номер и услышав мужской голос, сказал:

— Простите, можно месье Шарля Секо?

— Это Шарль Секо.

— Добрый день, месье Секо, с вами говорит друг Жильбера Ткела.

— О… — Голос забористо выругался. — Вы друг Жильбера Ткела?

— Да. Меня зовут Марсель.

— Черт, дьявольщина, а где он? — Помолчав, голос добавил: — Простите, месье Марсель, но что случилось с Жильбером? Я знаю, его забрала «скорая помощь». После этого я обзвонил все больницы, но так и не выяснил, где он.

— Он попал в передрягу, лежит в госпитале Святого Франциска, сейчас все самое страшное позади. Однако нужно, чтобы кто-то постоянно находился с ним рядом.

— Рядом в каком смысле?

— Рядом с его палатой. Понимаете?

— Пожалуй. — Помолчав, голос добавил: — Да, пожалуй, я вас понял. Я захвачу товарища, ну и… мы будем минут через двадцать. Ждите.

Минут через двадцать с небольшим дверь лифта открылась, и из нее вышел африканец. На вид ему было около тридцати пяти лет. Вид у него был внушительный; он был примерно на голову выше Марселя и раза в полтора шире его в плечах. Одет он был в куртку и джинсы, на его плечи, как и на плечи Марселя, был наброшен белый халат. Кивнув сестре и крепко пожав протянутую Марселем руку, африканец сказал:

— Я приехал с товарищем, он остался внизу около дежурной по отделению. Где Жиль? Можно на него хотя бы взглянуть?

Марсель посмотрел на медсестру:

— Здесь все решает эта очаровательная девушка.

— Я только краешком глаза, — сказал Шарль. — Взгляну и сразу же отойду, клянусь.

Патрис встала.

— Хорошо, месье, пойдемте.

Подойдя вместе с Марселем и Шарлем к палате, Патрис чуть приоткрыла дверь. Несколько секунд Шарль рассматривал Жильбера. Наконец сказал:

— Действительно, глядя на него, можно поверить, что он потерял много крови.

— Он потерял много крови, но он поправится, — сказала Патрис. — Особенно если мы с вами не будем его беспокоить.

Несколько раз обойдя коридор и осмотрев все, что можно было осмотреть, Шарль спросил у сестры:

— Мадемуазель, в вашей больнице работают африканцы?

— Работают. У нас довольно много африканцев.

— Как, на ваш взгляд, меня можно принять сейчас за служащего больницы?

— О, месье… — Сестра широко улыбнулась. Вы шутите. Но, в общем, можно. Правда, для полноты впечатления вам не хватает белой шапочки. Достав из ящика белую шапочку, протянула ее Шарлю. — Шарль надел шапочку, и сестра кивнула: — Знаете, вам очень идет. Вас можно даже принять за ассистента.

— Я польщен. Спасибо, сестричка. Еще одна просьба: вы могли бы позвонить по вашему телефону вниз, дежурной по отделению, и попросить, чтобы она подозвала к трубке моего друга?

— Месье, это служебный телефон. Боюсь, буду вынуждена вам отказать.

Шарль приложил руку к сердцу. Вздохнув, сестра набрала номер.

— Иветт, это я. Слушай, Иветт, там около тебя должен сидеть один человек… Уже берет трубку?

Взяв трубку, Шарль сказал:

— Франсуа, малыш, тут выяснилось, что дело серьезное. Устройся там капитально. Примостись около дежурной и, главное, надень халат и белую шапочку. Да, ты все правильно понял, халат и белую шапочку. И сиди там. Если вдруг что-то заметишь, сразу звони сюда, наверх.

Во время этого разговора сестра во все глаза смотрела на Шарля. Когда же, положив трубку, Шарль изобразил вежливый поклон и сел в кресло, она, демонстративно вздохнув, раскрыла журнал и принялась что-то переписывать.

Примерно в течение часа после этого Шарль, прикрыв глаза, сидел в своем кресле неподвижно. Марсель, устроившись в кресле по соседству, тоже молчал. Сестра, занимавшаяся в основном ответами на телефонные звонки и записями в журнал, в конце концов перестала обращать на них внимание.

После одного из звонков, сняв трубку, сестра сказала:

— Но, месье, это служебный телефон. — Выслушав что-то, протянула трубку Шарлю: Месье, вас. Ваш приятель говорит, что это очень важно.

Взяв трубку, Шарль несколько секунд молчал, слушая, что ему говорят. Наконец сказал:

— Сколько, ты говоришь? Три человека? Врач и два санитара? А что они хотят? Забрать его на переливание крови? — Прикрыв мембрану, посмотрел на сестру: — Мой друг, который лежит у вас, он что, нуждается в переливании крови?

— Вообще-то нет. — Сестра продолжала писать.

— Точно нет?

— Месье… Сестра посмотрела на Шарля. — Господи, в чем дело?

— Простите, мадемуазель, ни в чем. — Шарль убрал ладонь с мембраны: Франсуа, не нужно никого тормозить. Подожди, пока они поднимутся на лифте, затем вызови этот же лифт и поднимайся сам. Но в полной готовности, ты понял? Все, мне некогда. Положив трубку, спросил у сестры: — Сестричка, сколько нужно, чтобы подняться сюда на лифте от окошечка дежурной по отделению?

— Минут десять. Месье, я ничего не понимаю…

— Сестричка, у нас сейчас нет ни секунды свободного времени. Месье Марсель, Франсуа никогда не ошибается, у него безошибочное чутье. Боюсь, это они.

— Вы уверены?

— Уверен. Мне кажется, сестра пока может остаться. А вот вам нужно спрятаться. Вот сюда, например. — Шарль приоткрыл штору, за которой оказалась ниша с пустыми каталками. — Если они вас увидят, они могут вас узнать. И заподозрить неладное.

Шарль прав, подумал Марсель, лучшее, что он может сейчас сделать, как можно скорей спрятаться.

— Сестричка, вы ведь по идее должны знать врача, который может забрать моего друга на переливание крови? — спросил Шарль.

— Конечно. Но месье, объясните же наконец…

— Все объясню потом, сначала выслушайте меня. Значит, сестричка, как только здесь появятся этот врач и два санитара, сразу же дайте мне понять, что вы их хорошо знаете. Назовите их по именам, по должности и так далее. Вы поняли?

— Ну… да. Но, месье…

— Подождите. Если же окажется, что эти три человека вам незнакомы и вы, естественно, назвать их имен не сможете, я сразу же пойму, что дело нечисто. И скажу вам… — Шарль потер щеку. — Что же вам сказать… Ага, вот. Я скажу: «Сестра, дайте господам пустую каталку». После этого вы зайдете за штору.

— Но, месье, объясните же мне, наконец…

— Сестричка, объяснять уже поздно. Они вот-вот здесь появятся.

Скользнув за штору, Марсель встал так, чтобы видеть стол, за которым сидела сестра. Кроме этого стола в щелку между двумя портьерами он мог видеть сейчас еще и развалившегося в кресле Шарля, а также выход из лифта. В том, что направляющиеся сюда врач и два санитара обязательно окажутся посланниками Барта, Марсель убежден не был и все же на всякий случай достал из спрятанной под мышкой кобуры пистолет.

Картина, открывавшаяся ему сейчас из-за шторы, была самой обыденной: сестра продолжала что-то писать, Шарль сидел в кресле, почесывая правой рукой левый бок; затем, закончив это занятие, африканец застыл, прикрыв глаза.

Наконец из открывшейся двери лифта вышли три человека в белых халатах и белых шапочках. Двое из них, верзилы с ничего не выражающими лицами, сразу же напомнили Марселю уголовную картотеку.

Невысокий курчавый брюнет, вышедший первым, сказал, вежливо улыбнувшись:

— Я доктор Сюрье, работаю здесь всего третий день. Доктор Эммануэль попросил меня забрать одного из его пациентов на переливание, вот я и откликнулся на его просьбу. Выписал в диспетчерской направление и пришел к вам.

— Доктор Эммануэль мне не звонил. — Сестра помолчала. А кого из пациентов он просил забрать?

— Сейчас… — Сюрье взглянул на бумажку, которую держал в руках. — В направлении написано… Ткела… Ткела… Есть у вас такой?

— Есть.

— Во избежание проколов доктор Эммануэль попросил также передать вам вот эту записку. Сюрье протянул сестре сложенный вчетверо листок. Все насчет того же пациента.

Пробежав глазами записку, сестра, будто решив окончательно все испортить, посмотрела на Шарля:

— Месье, в этой записке доктор Эммануэль просит передать доктору Сюрье пациента Ткела. Чтобы тот отвез его на переливание крови.

— Так передайте, — сказал Шарль. — Возьмите пустую каталку и дайте ее доктору Сюрье.

Прикрыв ладонью рот, Шарль сделал вид, что сдерживает зевоту. Выйдя из-за стола, сестра зашла за штору. Марсель едва успел отодвинуть ее в глубину ниши, как Шарль встал. В руках он держал малогабаритный автомат «узи». В глазах доктора Сюрье отразилось неподдельное изумление. На секунду он обернулся к санитарам; те смотрели на него довольно выразительно.

— Ну-ка, ребятки, давайте лапки кверху, — сказал Шарль. — Давайте, давайте. И вы двое, у двери, тоже. Быстро. Парни, я ведь всего-навсего прошу поднять руки. Если вы в самом деле приехали за пациентом, поднимите ненадолго руки. Я вас проверю, и можете продолжать заниматься своим делом. — Заметив, что один из санитаров начал незаметно поворачиваться боком, крикнул: — Еще движение, и стреляю! Поднимайте лапки. И никаких неоправданных шевелений, вздрагиваний, движений руками и тому подобного. Сразу же открываю огонь. Сначала по ногам.

С этими словами совпала вспышка лампочки у дверей лифта. Двери открылись; из них вышел африканец лет двадцати в белом халате и белой шапочке. В руках, так же как и Шарль, он держал автомат «узи». Внимательно осмотрев троицу, вошедший сказал, обращаясь к «санитарам»:

— Ну-ка вы, козлы, быстро лицами к стене. Я с вами чикаться не буду. Руки за голову!

Двое положили ладони на затылок; африканец, обыскав их, довольно быстро извлек из карманов их халатов два «вальтера». Показал Шарлю:

— Две бандуры. — Сказано это было таким тоном, будто приятель Шарля делился мнением о хорошей погоде.

— Больше ничего нет? — Шарль говорил примерно таким же тоном.

— Больше ничего.

— Обыщи третьего.

Обыскав «доктора Сюрье», молодой африканец достал из его кармана «беретту». Спросил:

— Что мне делать с пушками?

— Разряди. — Шарль продолжал напряженно следить за троицей. — И отдай им.

— Им? — Вошедший удивленно посмотрел на Шарля. — Но…

— Сказано, разряди и отдай.

— Как скажешь. — Зажав «узи» между колен, приятель Шарля ловко разрядил три пистолета. Вздохнул: — А маслята[1]?

— Маслята возьми себе.

Ссыпав патроны себе в карман, вошедший вернул пистолеты их владельцам. Посмотрел на Шарля:

— Что дальше?

Помолчав, Шарль сказал:

— Слушайте вы, гниды. Если вы еще раз сунетесь сюда, клянусь, я наплюю на все и размажу ваши кишки по этим стенам, вы поняли?

Ответа не последовало. Помолчав, Шарль кивнул:

— Выведи их до выхода из корпуса. Потом возвращайся на свое место и сиди там, где сидел раньше.

Пропустив троицу в кабину, приятель Шарля вошел следом. После того как двери закрылись и сигнальная лампочка погасла, Шарль спрятал «узи» под халат. Марсель посмотрел на стоящую рядом сестру. Глядя на него широко раскрытыми глазами, она выдавила:

— Господин комиссар… Что… Что это такое было? Кто они?

— Патрис, я сам бы дорого дал, чтобы выяснить, кто они. Ясно одно: они хотели похитить моего друга и вашего пациента, Жильбера Ткела.

— Но… но… но зачем он им нужен? И… и… ведь доктор Эммануэль в самом деле написал мне записку? Значит, что, он… он с ними?

— Скорей всего записка подделана. Так же, как и подпись. Вообще, кто он такой, этот доктор Эммануэль?

— Врач нашего отделения. Сегодня он как раз дежурит.

— Значит, записка наверняка подделана. Впрочем, вы можете легко это выяснить, если ему позвоните. Вы можете ему позвонить?

— Конечно. — Сестра нервно облизала губы. Конечно, я могу ему позвонить.

Так позвоните. Прямо сейчас.

Сняв трубку, сестра набрала номер.

Алло, кто это? Аннабель, ты? Привет, это Патрис. Слушай, там нет доктора Эммануэля? Позови его, пожалуйста. — Подождав, выдавила: — Доктор Эммануэль, простите, что беспокою, это сестра Дюрок из четвертого блока. Нет, все в порядке, просто я хотела узнать: вы назначали сегодня повторное переливание крови пациенту Ткела? Ну… да, да, доктор Эммануэль. Африканец, из второй палаты. — Помолчав, выразительно посмотрела на Марселя. — Нет? Нет, нет, доктор Эммануэль, я сама это прекрасно знаю. Скажите, а вы знаете такого доктора Сюрье? Первый раз слышите? О, нет, доктор Эммануэль, я сама вам потом все объясню. Да нет, просто, наверное, произошла какая-то ошибка. В блоке все в порядке. Да, сыворотку ввела. Хорошо, доктор Эммануэль. Хорошо. Еще раз простите, что вас побеспокоила.

Положив трубку, сестра села на стул. Сказала еле слышно:

— Господи, что же это такое происходит… Господин комиссар, что мне теперь делать? Я ведь должна сообщить о случившемся начальству.

— Конечно. И прежде всего вы должны сообщить о случившемся доктору Эммануэлю. Мы же с месье Шарлем полностью подтвердим ваш рассказ.

— Да? — Сестра посмотрела на Марселя. Но… но… но вдруг они снова придут?

— Не придут. Мне кажется, после того, как их встретил месье Шарль, они сюда больше не сунутся. А на случай, если они все же рискнут сунуться, мы с месье Шарлем будем здесь дежурить. По очереди. Кроме того, убежден, уже к вечеру сюда будет поставлен полицейский пост.


Опустив на тумбочку рядом с кроватью Жильбера поднос, на котором дымилась чашка с бульоном и стояла тарелка с гренками, сестра улыбнулась:

— Доброе утро, месье Ткела. Как вы себя чувствуете?

— Прекрасно.

— Хотите есть?

— Даже не знаю. Кажется, впервые за все время пребывания в больнице он ощущал нечто напоминающее прилив сил. И главное, сейчас он действительно хотел есть. Что ж, подумал он, все же это какой-никакой, а прогресс. Посмотрел наверх, на стойку от капельницы — пусто.

— Куда это вы смотрите? — спросила сестра.

— Туда, где должна быть капельница.

— Капельницу сняли. Я принесла вам крепкого бульона и гренок.

Крепкого бульона и гренок. Значит, впервые за последние шесть или семь дней он сможет нормально поесть. Пока, с того самого момента, когда он пришел в себя, он ощущал только одно: слабость. Изматывающую, непреоборимую слабость. Он помнил, что в эти два или три последних дня к нему поочередно заглядывали то Марсель, то Шарль; Марсель рассказал о пытавшихся его увезти людях Барта, а также о том, как их отшили Шарль и Франсуа. Шарль сообщил, что около его палаты установлен постоянный полицейский пост, присутствие которого не мешает тем не менее круглосуточному дежурству активистов партии Омегву. Все остальное, о чем ему рассказывали в эти дни Марсель и Шарль, из-за чудовищной слабости, которую он все это время испытывал, из его памяти улетучилось.

Заметив его взгляд, сестра улыбнулась:

— Поешьте. Через полчасика я к вам загляну. А пока поешьте. Спокойно, хорошо поешьте. Ну, мссье Ткела?

— Спасибо, сестренка. Вообще, какой день я здесь лежу? Седьмой?

— Шестой. Всего шестой день, но уже ясно, что вы на пути к выздоровлению.

— Да?

— Да. Поздравляю вас, месье Ткела, у вас очень крепкий организм.

Заметив стоящий на подоконнике огромный букет роз, Жильбер спросил:

— А розы откуда?

— Розы в вашу палату попросила поставить одна очень красивая дама.

— Дама? — Жильбер покачал головой. Что за дама?

— Не знаю. Знаю только, что она прекрасно воспитана и прекрасно одета.

— Она… африканка?

— Африканка.

Проклятье, подумал Жильбер, может быть, это Нгала. Во всяком случае, образ, нарисованный в его воображении словами сестры, был копией Нгалы.

— Эта дама назвала себя?

— Нет. Просто сказала, чтобы я поставила в вашу палату этот букет. И сразу ушла.

— Давно она приходила?

— Сегодня рано утром.

— Черт… — вырвалось у Жильбера.

— Месье Ткела… — Сестра покачала головой. — Месье Ткела, не переживайте. Судя по поведению этой дамы, она собиралась прийти к вам еще раз. Она довольно подробно расспросила, когда пускают к больным, что можно приносить и так далее.

— Простите, сестричка, что я выругался.

Ничего страшного. Знаете, месье Ткела, мой вам совет: сейчас, когда вы начали выздоравливать, не думайте ни о чем.

— О… — Жильбер улыбнулся. — Думаете, это так легко?

— Знаю, что это нелегко. И все же постарайтесь. Лично вам, месье Ткела, я позволю думать о чем-то лишь тогда, когда вы окончательно восстановите силы. А сейчас поешьте.

— Сестричка, спасибо. — Жильбер пригнулся к чашке с бульоном. — Какой запах! Пожалуй, вы правы, я поем.

— Может, подложить вам под голову еще одну подушку?

— Да, если можно.

Подложив ему под голову подушку, сестра ушла. Взявшись за бульон и гренки, Жильбер сам не заметил, как через минуту от них ничего не осталось. Затем, откинувшись на подушках и глядя в открытое окно, за которым чувствовался прогретый майский воздух, вдруг понял: он ощущает себя сейчас на верху блаженства. Он впервые чувствует сытость — нормальную сытость нормального человека. Это значит, что он в самом деле начинает выздоравливать. Конечно, от того, что теперь к его заботам прибавится еще и Барт, ему легче не станет. Но ведь в жизни он справлялся и не с такими, как Барт. Черт с ним, с Бартом, главное, он выздоравливает. Если же вдруг выяснится, что розы в самом деле принесла Нгала, его выздоровление, он это хорошо знает, пойдет в два раза быстрее.

Жильбер продолжал смотреть в окно и не заметил, как в палату вошла сестра. Взяв поднос, сказала:

— Месье Ткела, к вам пришел человек, назвавшийся комиссаром Пикаром. Кстати, этот комиссар Пикар принес вам фрукты.

— Фрукты?

— Да, ранние фрукты, груши и виноград. Особенно увлекаться фруктами я вам не советую. Но одну небольшую грушу вы вполне можете сейчас съесть.

— Спасибо, сестричка. Скажите комиссару Пикару, что я буду очень рад его видеть. Пусть входит.

Войдя в палату, комиссар Пикар растерянно огляделся, так, будто не мог понять, куда он может деть сумку с фруктами, которую держал в руках.

— Жиль, мальчик мой, для чего ты вообще вытащил меня из отдела? Недовольно посмотрев на Жильбера, Пикар поставил наконец сумку на подоконник, рядом с розами. Я сяду на этот табурет?

— Конечно, патрон. Спасибо, что пришли. И спасибо за фрукты.

— Ладно тебе. Усевшись на табурет. Пикар раздраженно потер нос. — Фрукты ерунда. Что же насчет прийти, меня уговорил Марсель Эрве. Как он сказал, ты очень хотел меня повидать. Это так?

— Так, патрон. Я действительно очень хотел вас повидать.

Несколько секунд оба молчали. Комиссар Пикар был полным, страдающим одышкой человеком с темными отечными мешочками под глазами. Когда-то у Жильбера были с Пикаром совсем неплохие отношения. Вообще Жильбер знал, что его бывший патрон, несмотря на одышку, солидное брюшко и близорукость, отличный полицейский. Однако, судя по всему, в последнее время Пикар в связи с возрастом изменил свои взгляды на безупречную службу на ниве правопорядка, и теперь, после общения с Марселем и Женевьев, Жильбер знал точно: если Пикара и могло сейчас что-то интересовать всерьез, то только одно игра на скачках.

— Ладно, малыш, вздохнул наконец Пикар. — Сразу скажу: прежде, чем прийти к тебе, я всерьез переговорил с Марселем. Спасибо.

— За что?

— За то, что и ты, и Эрве без всякого сомнения установили: я никоим образом не связан с Сен-Клу и его шайкой. Спасибо, что вы с Марсом хоть немного, но все же меня понимаете.

Патрон, перестаньте. В том, что вы никак не можете быть связаны с Сен-Клу и его шайкой, я был убежден с самого начала. Я слишком хорошо вас знаю.

Тронув Жильбера за руку, Пикар усмехнулся:

— Спасибо, Жиль. Что, малыш, как я понял, тебя можно поздравить?

— Поздравить с чем?

— С тем, что у тебя есть неопровержимые доказательства, что Ланглуа закуплен Сен-Клу?

— У меня?

— Да, у тебя. Правда, я не знаю, что это за доказательства. Но убежден: они у тебя есть.

Выдержав взгляд Пикара, Жильбер улыбнулся:

— Черт, патрон… От вас ничего не скроешь.

— Ладно, малыш. Ты ведь знаешь, старик Пикар уже не тот, и все же до полного маразма ему еще далеко. — Достав из кармана сигару, Пикар понюхал ее. Снова спрятал в карман. — Только пойми, Жиль: все эти детали меня давно уже не волнуют.

— Не волнуют?

— Конечно. До отставки мне осталось восемь месяцев. Вдумайся только в эту цифру: восемь. Восемь коротких месяцев, после которых все. Адью, полиция. Как говорится, чао, с приветом. Все эти Ланглуа, Сен-Клу и прочие не будут меня уже касаться никаким боком. Господи, с каким наслаждением я пошлю все это к дьяволу.

Помолчав, Пикар огляделся. Сказал со вздохом:

— Малыш, у тебя здесь совсем неплохо. Чистота, все удобства. Красотка сестра. Цветы. Интересно, кто их принес? Марсель?

— К счастью, нет.

— Ладно, я шучу. — Пикар снова достал сигару. — Давай выкладывай, зачем ты меня позвал. Ну? — Не выдержав, Пикар встал, подошел к открытому окну. Чиркнул спичкой и с наслаждением закурил. Подождав, пока он сделает несколько затяжек, Жильбер усмехнулся:

— Что ж, патрон, выдам вам страшную тайну. Я позвал вас, чтобы сделать подарок.

— Подарок? — Пикар покосился в сторону Жильбера. — Что-нибудь вроде портсигара с надписью, да, малыш?

— Патрон, если вы считаете, что я шучу, вы ошибаетесь.

— Тогда не пудри мне мозги. На кой ляд я тебе нужен, что ты даже готов ублажить меня подарком?

— На тот, что ваш отдел портит нервы близкому мне человеку. Вешает на него всех чертей, при вашем попустительстве.

— Мой отдел?

— Именно. Если точнее, патрон, это делает Ланглуа.

— Ланглуа? Пикар помолчал. — И что же это за человек?

— Жокей Анри Дюбуа. Сначала его допрашивали с пристрастием, потом необоснованно заваливали повестками на допросы. Наконец, похитили.

— При чем здесь похитили?

— При том, что я знаю точно: здесь не обошлось без корректировки Ланглуа.

— Черт… — Помедлив, Пикар положил сигару на край подоконника. — Ну, во-первых, начнем с того, что я и понятия не имел, что этот жокей является близким тебе человеком. Потом, насчет похищения, думаю, ты перебрал.

— Отнюдь. Так вот, с Ланглуа, с этой вонючкой, продавшей с потрохами не только служебную тайну, но и поставившей под удар жизни своих товарищей, у меня свои счеты.

— Д-да? — выдавил Пикар. — Понятно. Ну да, я помню, вы всегда не любили друг друга.

— Не любили, но сейчас дело не в этом. От вас, дорогой патрон, мне нужно одно: чтобы вы не мешали мне в моей борьбе с Ланглуа. Только лишь. Именно на этот случай я и хочу преподнести вам подарок.

Подняв сигару, Пикар посмотрел ее на свет. Снова положил на подоконник.

— Ладно, давай выкладывай, что за подарок. Не мучь.

— Сейчас. Вы ведь знаете, что через считанные дни будет разыграно Парижское Дерби?

Пожевав губами, Пикар медленно повернулся к Жильберу. Подойдя, сел на табурет. Сказал, качнувшись на нем несколько раз:

— Дерби? Конечно. Интересно только, что ты хочешь сообщить мне насчет Дерби?

— Я хочу назвать вам темную лошадь. Которая, возможно, придет первой.

Неожиданно Пикар беззащитно моргнул. Было ясно: налет безразличия, который он на себя напускал все это время, сдуло как ветром.

— Темную лошадь? Которая придет первой?

— Именно.

— Слушай, мальчик мой, если ты шутишь, это плохие шутки.

— Я не шучу.

— Вот и я думаю, вроде непохоже. Не станешь же ты подсовывать мне фуфло.

— Никакого фуфла, патрон. Конечно, гарантии, что эта лошадь придет первой, у меня нет. Но я знаю точно: эта лошадь затемнена. Причем, если можно так выразиться, серьезно затемнена.

Довольно долго Пикар разглядывал Жильбера. Наконец сказал:

— Откуда ты это знаешь?

— Неважно. Если хотите, я назову вам эту лошадь, но в обмен вы должны пообещать, что не будете мешать моей борьбе с Ланглуа.

Хлопнув себя по коленям, Пикар воскликнул:

— Да я и так не буду тебе мешать. Вообще, на кой дьявол мне сдался этот Ланглуа? Ты прав, иногда он мне подкидывает что-то насчет лошадей и жокеев. Но отношение у меня к нему примерно такое же, как у тебя. К тому же повторяю: я ухожу на пенсию и мне на все плевать. Давай называй лошадь.

— Но до пенсии вы мне мешать не будете? Обещаете? — Обещаю. Давай выкладывай, какая еще там темная лошадь? Ну?

— Подождите, патрон. У меня есть еще одно условие. — Жильбер, не вытягивай из меня жилы. — Достав платок, Пикар раздраженно промокнул шею и лоб. — Не играй на нервах. Какое еще там условие?

— Вы не только никому не расскажете, вы не пророните ни слова о том, что я вам сейчас сообщу. Никому об этом даже не намекнете.

— Жиль, неужели я выгляжу болваном? Нашел идиота, который выдаст темную лошадь накануне Дерби. Конечно, я никому ничего не скажу.

— Хорошо. — Изобразив секундное колебание, Жильбер сказал бесстрастно: — Гугенотка.

Покусав большой палец, Пикар воззрился на него:

— Гугенотка? Ты имеешь в виду кобылу, на которой поскачет старший Дюбуа?

— Именно.

Оставив наконец палец в покое, Пикар подошел к окну. Сплюнул:

— Не верю. Это фуфель. По силе Гугенотка на порядок отстает от фаворитов.

— Тем не менее она вполне может взять Дерби.

— Ерунда. Я видел ее в призе сравнения, она пришла второй. Нет, этого не может быть. Прости, мой мальчик, но тот, кто тебе это сказал, просто-напросто тебя кинул.

— Патрон, мне никто ничего не говорил. Просто я могу гарантировать: эта лошадь глубоко затемнена. Очень глубоко.

— Что, тебе об этом сообщили твои Дюбуа?

— Не Дюбуа. Ведь именно они ее и затемняют. Да и я с ними на эту тему даже не разговаривал.

— Тогда откуда ты это знаешь? Ведь, насколько я тебя знаю, ты довольно далек от скачек.

— Теперь, когда в кругу моих проблем поневоле оказался Анри Дюбуа, не так уж и далек. Но дело даже не в этом.

— Так в чем же?

— В том, патрон, что к этому выводу меня привел ряд фактов.

— Каких?

— Неважно. Это секреты, причем секреты не мои. Так или иначе я твердо знаю, что Гугенотка затемнена. И решил, что в обмен на терпимое ко мне отношение могу сделать вам этот подарок.

Пикар застыл; судя по всему, он был занят сейчас какими-то сложными расчетами. Наконец сказал, выйдя из столбняка:

— Хорошо, Жиль, допустим, я тебе верю. Но где гарантия, что ты не сообщишь это кому-то еще?

— Патрон, вы смеетесь. У меня нет не только желания сообщать это кому-либо, у меня нет на это даже возможностей. Как видите.

— Жиль, мальчик мой, будь ты проклят. Ведь если Гугенотка даже не придет первой, а просто зацепится за тирсе[2], это будет прикол столетия. Ладно, договорились. Выздоравливай.

— Счастливо, патрон. Значит, никому ни слова?


* * *

Открыв глаза, Анри посмотрел на часы: десять минут шестого. Подумал: вообще-то он чуть-чуть проспал. Ведь по расписанию он уже через сорок минут должен работать на дорожке. Решив все же, что успеет, наспех позавтракал. И только после завтрака сообразил: ведь сегодня же день Дерби. Хорош же он, чуть не забил об этом. Выглянул в окно: так и есть, отец и Себастэн уже на дорожке, проваживают лошадей.

При его появлении отец, сидящий на раскладном стуле, кивнул, не отрывая взгляда от идущей в руках2 вслед за Себастэном Гугенотки. Как участнице скачки, кобыле полагался сегодня легкий моцион, поэтому Себастэн и вел ее сейчас шагом. Отец наблюдал за этим процессом как завороженный.

От сосредоточенного наблюдения за лошадью отец оторвался, лишь когда Себастэн и Гугенотка перешли на противоположную прямую. Посмотрев на Анри, ударил несколько раз хлыстом по голенищу.

— Пусть держатся, гады. Лошаденка в отличной форме.

Хорошо, что отец настроен воинственно, подумал Анри, это всегда предшествует удаче.

Без десяти двенадцать, когда конюхи начали заводить в фуру участвующих в сегодняшних скачках лошадей, к отцу и Анри подошел старший охраны Мюнез. Понаблюдав за погрузкой, сказал:

— Патрон, у меня есть несколько предложений по поводу сегодняшнего переезда.

— Выкладывайте.

— На окна легковых машин, вашей и месье Анри, мы наклеим специальную темную пленку, так что рассмотреть, кто именно едет в этих машинах, будет невозможно.

— Неплохо.

— Прошу учесть, патрон: вас и месье Анри в этих машинах не будет.

— Да? — Отец поднял руку, показывая, как именно нужно заводить лошадь. Куда же мы денемся?

— Вы с месье Анри поедете в фуре.

— Интересная находка. То есть прямо с лошадьми?

— Это не очень удобно, но сегодня ведь день Дерби. Может быть всякое.

— Ладно, поедем в фуре, нам ведь не привыкать. Вы еще что-нибудь придумали? Или у вас все?

— Нет, не все. Вы ведь знаете, что после случая с месье Анри мы ужесточили меры по вашей охране?

— Во всяком случае, вы так говорите.

— Не только говорю. Надеюсь, вы заметили, что во время последних скачек за вами и месье Анри постоянно наблюдают три наших человека? Так вот, сегодня, в день Дерби, я решил подключить к вашей охране еще двух телохранителей.

— Что ж, если вы так боитесь за наши две персоны, я не против. Особенно если эти меры касаются моего мальца. Интересно только, как ваши пять телохранителей разместятся сегодня в жокейской? Вы знаете, что там творится в день Дерби?

— Разместятся, не волнуйтесь.

— Ладно, Мюнез, большое спасибо за работу. Теперь я могу заняться погрузкой?

— Конечно, патрон. — Мюнез отошел.


* * *

Народу в день Дерби на Лоншанском ипподроме всегда собиралось больше, чем обычно, однако то, что увидел Анри, когда они подъехали, превзошло все его ожидания: трибуны, несмотря на вздутые цены, уже сейчас, за два часа до начала первой скачки, были набиты битком. Не успели они открыть заднюю дверь фуры, как к ним тут же бросилось около двух десятков корреспондентов. Все они были с телекамерами, микрофонами и фотоаппаратами; пока Анри и отец выводили лошадей, корреспонденты, честно отрабатывая свой хлеб, крича и перебивая друг друга, задавали вопросы отцу и Анри, а фотокорреспонденты, не теряя времени, лихорадочно щелкали затворами фотоаппаратов. Операторы направляли объективы телекамер поближе. Телохранители во главе с Мюнезом оттеснили было корреспондентов, чтобы дать возможность отцу и Анри войти в конюшню, по, войдя внутрь, Анри понял: уйти от контроля прессы им не удастся и здесь. Повсюду на стенах, потолке, даже на кормушках были укреплены портативные телекамеры и микрофоны. Да, подумал Анри, похоже, сегодня до конца скачек им нельзя будет сказать и слова, чтобы это слово не услышали и не увидели зрители во Всех странах, купивших право на трансляцию. Впрочем, чуть позже, подумав, что его вполне может увидеть даже Ксата, он с присутствием телекамер и микрофонов примирился.

Затем, втянувшись в работу, захваченный подготовкой лошадей к скачкам и самими скачками, Анри вообще напрочь забыл обо всем, кроме дела. Он готовил лошадей, седлал их, взвешивался, проходил допинг-контроль и скакал. Если учесть, что все это ему приходилось делать в тесноте, толчее, спешке, под оглушительный рев трибун, можно понять, что для других мыслей у него не оставалось и секунды. Помехи, неизбежно сопровождающие большие скачки, ему в общем-то не мешали, за время предыдущих выступлений он уже успел к ним приспособиться. Единственное, что его сейчас раздражало, было то, о чем предупреждал отец, — неимоверная толчея в жокейской. Эта толчея была чрезмерной даже для призового дня; во время взвешивания и проверки на допинг ему и сопровождавшим его телохранителям в жокейской приходилось буквально продираться сквозь толпу.

Здесь, в жокейской, имели право находиться лишь сами жокеи и обслуживающий их персонал, о чем неустанно напоминали распорядители, однако в коридорах и холлах тут с самого начала скакового дня толпилось множество посторонних; кого только здесь не было, от владельцев лошадей, членов правления жокей-клуба и общественников из судейской коллегии до корреспондентов и просто особо важных персон. Все эти люди входили и выходили из жокейской, когда им вздумается; знаменитости, при одном виде которых открывались все двери, в основном приходили сюда просто так, от нечего делать, даже не задумываясь, что их присутствие может мешать жокеям. Над толпой в смокингах и баснословно дорогих платьях стоял гул разговоров, щелкали блицы, взрывами поднимался смех; однако стоило здесь появиться жокею в картузе, куртке, бриджах и сапогах, направлявшемуся с «бабочкой» в руке к весовой, как все разговоры ненадолго умолкали. Толпа особо важных персон почтительно расступалась, однако самим жокеям от этого, конечно, легче не становилось.

Наконец закончилась последняя скачка перед Дебри. Приближение главного события дня чувствовалось по трибунам: в преддверии Дерби ложи и галерка, ожидавшие проводки участвующих в скачке лошадей и фольт-кейтинга[3], настороженно притихли. Войдя вместе с направлявшимся на взвешивание отцом в жокейскую, Анри заметил, что притихла и заполнившая коридор толпа избранных. Телохранители, продвигаясь вперед вместе с ними, настороженно вглядывались в окружавшие их лица. Их задачей было предотвратить возможное покушение, и, помня о случае с Анри, они сейчас не доверяли никому и ничему. Но пока никакого намека на покушение не было.

Когда они с отцом подошли к весовой, здесь, у узких дверей, сбились в кучку все двадцать три жокея, допущенные к Дерби. Наездники, стоящие сейчас у дверей весовой, представляли Францию, Соединенные Штаты, Великобританию, Австралию, Ирландию, Новую Зеландию, ЮАР и Японию. Несмотря на в общем-то ровный подбор скачки, не только знатоки, но и рядовые тотошники знали, что в этом Дерби вне конкуренции будут четыре основных фаворита; сила этих четырех скакунов, выявленная во множестве предыдущих скачек сезона, была на порядок выше силы остальных лошадей; в эту четверку входили Корвет, выступающий под Сен-Клу, Чанг, которого привез новозеландец Огилви, а также два не знающих пока поражений американских жеребца, Блю-Майл и Оуэн-Ли, заявленные под известными жокеями Джонсуиком и Риджхаммером. Судя по горящим на всех табло цифрам ставок, остальные девятнадцать лошадей, как считало большинство пришедших на ипподром, равняться с этими четырьмя фаворитами не могли при всем желании.

Стоящие сейчас перед весовой жокеи, по существу, лучшие из лучших в мире, образовали нестройную толпу. Каждый из них в эти минуты норовил сделать все, чтобы пройти взвешивание первым. Недисциплинированность жокеев объяснялась просто: каждый хотел как можно скорей отделаться от взвешивания и усесться на свою лошадь. Перед стартом им была дорога каждая секунда.

Отец и Анри стояли довольно близко к двери, однако толкотня была такой, что это не давало никаких гарантий, что они пройдут именно в свою очередь. Расположившиеся сбоку и сзади жокеи то и дело незаметно оттесняли их, пытаясь протиснуться в весовую первыми. Однако отца было не так-то легко оттереть; например, когда маленький юркий ирландец попытался вдруг в наглую проскользнуть между ним и Анри, отец тут же подставил ему спину. В результате ирландцу, поневоле ткнувшему отца плечом, не осталось ничего другого, как показать соединенные колечком пальцы и сказать «сорри».

Наконец, когда они приблизились к двери вплотную, Анри, не в силах вынести ожидания, сказал:

— Черт, скорей бы.

Достав коробочку с леденцами, отец усмехнулся:

— Малыш, потерпи.

— Как ты вообще?

— Я-то? — Положив леденец в рот, отец спрятал коробочку. — Если ты о мандраже, я спокоен, как скала. Вообще все пока идет отлично. — Чмокнув, отец разгрыз таблетку. Некоторое время он стоял, бесстрастно разглядывая дверь. Затем с его лицом что-то случилось; в первое мгновение Анри почему-то подумал, что отец подавился костью. Рот отца перекосила гримаса, глаза широко открылись, из горла вырвался хрип; постояв так с секунду, отец попытался что-то сказать Анри и тут же, схватившись руками за горло, согнулся в три погибели. Еще не понимая, в чем дело, Анри пригнулся; вглядываясь в продолжавшее кривиться лицо отца, спросил:

— Па, тебе плохо? Что случилось?

— Мне… мне… леденцы… — Отец продолжал хрипеть. — Они подложили, запомни… Подложили… — Не договорив, отец вдруг упал навзничь. Это вызвало общую суматоху; кто-то выругался, кто-то завопил истошным голосом: «Эй, сюда, с жокеем плохо!» Затем несколько человек закричали на разных языках: «Доктора! Скорее доктора!» Пока все это происходило, бросившиеся к ним телохранители, среди которых были Ли и Арсен, оттеснили в сторону всех, кто стоял рядом. Ли помог Анри повернуть отца, которому, судя по вырывавшимся из его рта судорожным хрипам, сейчас было хуже некуда. Вглядевшись в отца, Анри вдруг понял: он умирает. Зрачки казались стеклянными. Чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы, Анри крикнул:

— Па! Па, ты меня слышишь? Па?

— Малыш… — Отец выдавил это с трудом. — Малыш, ты должен поскакать… Вместо меня… На Гугенотке… Малыш… Ты слышишь… Поскакать… Вместо… Вместо… — Глаза отца закрылись.

Не желая верить, что отец может умереть, Анри вдруг понял, что кричит изо всех сил: «Па! Па, не надо! Па! Слышишь, па!» Тут же он ощутил, как кто-то крепко держит его за плечи. Затем его отодвинули в сторону. Над отцом склонился врач ипподрома. Ту г же откуда-то появились еще два человека в белых халатах. Один из них, приподняв веки отца, сказал деловито:

— Быстро в реанимацию. Другого выхода нет. Скорей носилки!

Будто в тумане Анри видел, как два санитара ставят на пол носилки. Пока отца перекладывали на них, рядом с носилками находились Ли, Арсен и появившийся наконец инспектор полиции. Анри отдел, как полицейский о чем-то спрашивает окружающих. Наконец инспектор что-то спросил у него самого. Не выслушав вопроса, Анри ответил машинально:

— Отца отравили леденцами.

Инспектор внимательно посмотрел на него. Судя по всему, это был опытный полицейский.

— Вы говорите, леденцами?

— Да. Сейчас эти леденцы у него в куртке.

— Очень хорошо, что вы об этом сообщили. — Сказав это, полицейский сделал шаг в сторону.

Подойдя к носилкам, Анри помог санитарам уложить отца. Затем, двигаясь рядом с носилками, попытался понять, жив ли еще отец или нет. Носилки качались, лицо отца тряслось. Понять, в каком состоянии находится сейчас отец, было невозможно.

Затем, когда носилки вынесли на улицу и задвинули в «скорую», Анри попытался сесть рядом с отцом; его с трудом удержали врач, Мюнез и два полицейских. Машина уехала, разгоняя сиреной окружившую паддок толпу. Анри рванулся было за ней, но тут же остановился. В голове у него все плыло. Вокруг о чем-то кричала возбужденная толпа, раздавались полицейские свистки; в конце концов Анри понял, в чем дело: около десятка полицейских, взявшись за руки, делали все, чтобы взбудораженная толпа не прорвалась в паддок. Все это Анри видел и слышал будто в тумане; он понимал, что перед ним мелькают какие-то лица, но не различал их.

Наконец до его сознания дошло, что кто-то непрерывно повторяет у него под ухом:

— Месье Анри… Месье Анри… Анри, мальчик мой, да посмотри хоть на меня…

Кто же это, подумал Анри. Голос знакомый, но он никак не может понять, кто это. Человек настойчиво повторял:

— Месье Анри, я хочу поговорить с вами… Месье Дюбуа, да очнитесь вы наконец… — Стройный старик с холеными усами и бородой смотрел на него, склонив голову набок. Лишь сейчас Анри сообразил, что к нему обращается сам президент жокей-клуба, председатель судейской коллегии ипподрома маркиз Дюшамбре. Убедившись, что Анри наконец вышел из транса, Дюшамбре мягко, по-отечески тронул его за плечо:

— Месье Анри, я понимаю ваше состояние. Но вы должны взять себя в руки.

— Да, месье Дюшамбре, слушаю вас.

— Анри, мальчик мой, вы сможете проскакать на вашей кобыле сами?

— Сам? — Лишь сейчас до Анри дошло, чего хочет от него Дюшамбре. Конечно же, он просит его проскакать на Гугенотке вместо отца. Он снова увидел лицо отца, прохрипевшего, как только он склонился над ним: «Ты должен проскакать… вместо меня…»

— Так вы сможете проскакать? — Дюшамбре все еще держал его за плечо.

— Безусловно, месье Дюшамбре. Безусловно, я смогу проскакать.

— Спасибо, мой мальчик. Ты представляешь, что было бы, если бы нам пришлось снять лошадь.

— Представляю, месье Дюшамбре.

— Быстро мчись взвешиваться. И сразу садись на лошадь. Я же займусь оформлением. В правилах есть пункт, позволяющий в исключительных случаях заменять жокея. Быстро, мальчик мой, скоро фольткейтинг.

Взвесившись, Анри с «бабочкой» в руках кинулся в паддок. Сейчас здесь медленно шагали по кругу все двадцать три лошади, которым предстояло разыграть Дерби. На двадцати двух из них уже сидели наездники; лишь двадцать третья, Гугенотка, одиноко шагала под попоной, ведомая за уздечку Себастэном. Уловив знак Анри, Себастэн вывел Гугенотку из строя. Пока они ее седлали, выдавил сквозь зубы: «Что с патроном?» «Плохо, Себастэн, они его отравили», — бросив это, Анри одним махом вскочил в седло. Затем, мягко послав Гугенотку в общий крут, пристроился за идущей впереди лошадью.

Они не прошагали и полкруга, как начался фольткейтинг. Гугенотка была заявлена под восьмым номером; выждав очередность, Анри пустил лошадь перед трибунами. Все время, пока он скакал, оттуда несся одобрительный свист и крики: «Давай, малыш! Браво! Виват! Так держать!» Сначала, приняв эти крики за обычные приветствия, он не придал им особого значения, и лишь, доскакав до центра трибун, он в конце концов понял, почему кричат: на трибунах узнали, что отца увезли на «скорой» и ему пришлось его заменить. Сейчас публика старается его поддержать. При мысли об отце он снова почувствовал, как на глаза накатываются слезы. Мелькнуло: неужели, когда отца несли на носилках к «скорой», он был уже мертв? Нет, этого не может быть. Тут же он приказал себе не думать ни о чем, кроме предстоящей скачки. Он чувствовал ровный кейнтер Гугенотки, ощущал упругое отжатие путлищ[4]; сейчас, почти прижавшись щекой к холке кобылы, он лишь шептал: «Гугошка, не подведи… Не подведи… Ты не должна меня подвести… Не должна… Не должна…» Проскакав трибуны и переведя Гугенотку на трот[5], он понял: при всем желании он сейчас не сможет уйти от мыслей об отце.

Хорошо, подумал он, подъезжая к стартовым боксам; если уж он не может уйти от мыслей об отце, он должен сейчас проскакать дистанцию так, чтобы отец, узнав об этом, остался им доволен. Отец мечтал взять Дерби, так вот, сейчас он попробует сделать это за него, во всяком случае, приложит для этого все силы. И плевать, что вокруг него гарцуют сейчас на лучших в мире скакунах одни знаменитости. Плевать. Он поскачет так, как считает нужным. Поскачет, попытавшись понять истинную силу Гугенотки уже на дистанции. Лишь бы только его не начали давить шестерки Сен-Клу. Впрочем, у этих шестерок, а именно у Вотро, Седана и Луазье, и без него будет в этой скачке достаточно забот.

Наконец раздалась команда: «Внимание на старте, лошадей в боксы!» Конюхи вместе с понукающими упрямившихся скакунов жокеями начали заводить лошадей, каждую в свой бокс. Гугенотка, хотя ее на всякий случай держал под уздцы подоспевший сюда Себастэн, вошла в бокс сама, нисколько не упрямясь.

Наконец дверца последнего бокса захлопнулась. Предстартовая тишина, как всегда, длилась всего несколько мгновений; затем, после сигнала судьи, дверцы боксов распахнулись, и лошади рванулись вперед.

В первые же секунды, припав к шее Гугенотки и прислушиваясь к топоту ее копыт, Анри понял: кобыла взяла хорошо. Значит, можно будет какое-то время отсидеться в середине, не торопясь прибавлять пейс. Ведь сейчас он прежде всего должен понять, как поведут себя шестерки Сен-Клу. Если Сен-Клу специально отрядил кого-то мешать ему вести скачку, ему придется бороться и с этим жокеем, что резко снизит его шансы. Рядом скакали японец и австралиец, старавшиеся, как и все остальные, как можно скорей занять место у бровки. Пытаясь в пестрой смеси цветов разглядеть картузы и куртки Вотро, Седана и Луазье, Анри без особой борьбы пропустил к бровке сначала австралийца, а потом японца. Над скачкой стоял невообразимый гвалт; жокеи, изо всех сил горяча лошадей, издавали сейчас на скаку самые разные звуки. В воздухе вместе с раскатистыми «йо-йо-йо», «соль-соль-соль», «вау-вау», «хо-хо-хо-хо-хо» стояло непрерывное цоканье и причмокивание, изредка перемежаемое совсем уж экзотическими выкриками. Все это, сливаясь, плыло в общем хоре над скачущими во весь опор лошадьми.

Наконец, проскакав примерно четверть круга, Анри понял: держать его никто не собирается. Вотро на своем жеребце плотно прилепился к мощно скачущему Чангу, Луазье буквально повис на крупе у Оуэна-Ли, Седан же, нисколько не стесняясь, вовсю нахлестывал Блю-Майла, пытаясь задавить чужую лошадь резвым пейсом. Что ж, подумал Анри, тем лучше, значит, Сен-Клу решил все-таки Гугенотку в расчет не принимать. И он может скакать свободно.

Первым сейчас, оторвавшись от общей группы на полкорпуса, скакал ирландский жеребец Лорд Корт. Шел жеребец отлично, но было ясно: это типичный камикадзе, временный лидер. За ирландцем плотной группой скакали основные фавориты: Чанг, Блю-Майл, Оуэн-Ли и Корвет. Луазье, Вотро и Седан были тут же, как приклеенные держась рядом с новозеландцем и американцами.

На первом повороте скакавшие рядом с Анри японец и австралиец ушли чуть вперед. Глянув им вслед, Анри увидел, как, работая хлыстами, эта пара начала медленно. но верно приближаться к головной группе. Судя по доносившимся сзади звукам, все остальные лошади шли кучно сразу за ним, не собираясь уступать ни метра. Пейс гонки был пока ровным, поэтому, войдя во второй поворот, Анри решил поберечь силы, но тут же понял, что это будет ошибкой.

При выходе из поворота несколько жокеев из задней группы, чувствуя, что слишком сильный отрыв от лидеров может лишить их всех шансов, резко подали лошадей вперед; интуитивно почувствовав их рывок, Анри успел-таки на прямой перед трибунами вовремя сделать мощный посыл, который Гугенотка приняла без особых усилий. Ее пейс оказался настолько резвым, что уже к концу прямой Анри, сам того не ожидая, оказался вдруг чуть ли не в самой голове гонки. Перед ним теперь скакали только Риджхаммер на Блю-Майле, идущий на втором месте Сен-Клу на Корвете и упорно продолжавший лидировать ирландец. На выходе из второго поворота пейс увеличился еще больше, поэтому Седан, Вотро и Луазье, подержавшись немного где-то сбоку, вскоре безнадежно отстали. Гугенотка шла хорошо, но Анри понимал, что обольщаться кажущимся успехом рано, ведь Оуэн-Ли и Чанг скакали вплотную за ним, и, похоже, сил у них в запасе было еще полно. По ходу Корвета тоже было видно, что Сен-Клу до поры до времени придерживает своего жеребца. Прислушавшись к ходу Гугенотки, Анри подумал: а ведь сейчас вся четверка фаворитов следит только друг за другом. Точно. Никому из них и в голову не приходит считать конкурентом кого-то из остальных, например его или ирландца; но если так, в случае, если он, опередив их, начнет спуртовать первым, у него есть шанс. Правда, до финиша еще далеко, около шестисот метров, но зато, пока они разберутся, что к чему, он успеет отыграть у первой лошади минимум корпус, а то и все полтора. Только для спурта нужно выбрать удобный момент. Пригнувшись к шее Гугенотки и прислушиваясь к ударам копыт о землю, он несколько раз повторил про себя эти два слова: удобный момент… удобный момент… удобный момент… Слова отлично совпадали с ритмом скачки. Только он подумал об этом, как вдруг услышал громкий, тысячекратно усиленный вздох трибун. Похоже, это был вздох облегчения, кто-то начал отставать. Посмотрев вперед, Анри увидел: Лорд Корг, будто наткнувшись на невидимое препятствие, резко сбросил скорость, ирландца сначала обошел Корвет под Сен-Клу, потом Блю-Майл, и вот круп Лорда Корта уже вздрагивает, явно сбавляя усилия, рядом с ним. Еще через несколько мгновений ирландец отпал, исчез. А ведь вот он, удобный момент, подумал Анри. Точно. Послав лошадь вперед поводьями, он усилил посыл хлопками ладони по крупу. Гугенотка, прибавив пейс до максимума, сильно подала вперед и начала захватывать Корвета. Мелькнуло оскаленное лицо Сен-Клу; оглянувшись, тот начал отчаянно нахлестывать своего жеребца хлыстом, но это не помогло; последний поворот лошади прошли в борьбе, на прямой же, перед самым финишем. Гугенотка, еще чуть прибавив, вышла вперед. Черт, подумал Анри, а ведь кажется, я беру Дерби. До финиша оставалось метров двести пятьдесят, над трибунами стоял бешеный рев. Корвет скакал примерно на корпус сзади, и по пейсу Гугенотка ничуть ему не уступала. Вот до финиша двести метров, вот сто пятьдесят, его… Только сейчас Анри осознал: проход у бровки! Он оставил Корвету проход у бровки, и Сен-Клу тут же этим воспользовался; Корвет начал приближаться. Анри снова несколько раз ударил Гугенотку ладонью по крупу, и, совершив чудо, она еще прибавила, но от Корвета все же не ушла. Теперь лошади, Корвет и Гугенотка, мчались вровень, никто из них не мог вырваться вперед. Так, одновременно, они под удар гонга прошли финишный створ.

После финиша, переведя Гугенотку на шаг и спрыгнув на землю, Анри взглянул на демонстрационное табло. Он увидел разложенный по сотым секунды повтор: вот головы Гугенотки и Корвета приближаются к финишной линии, вот одновременно дотрагиваются до нее, вот медленно ее пересекают. Черт, а ведь понять, кто первым пересек финишную черту, невозможно. Тут же, увидев бегущего к нему Себастэна, Анри крикнул:

— Себастэн, не знаешь, что с отцом? Из больницы не звонили?

— Я же все время стоял здесь, на дорожке. Да и потом, патрона ведь только увезли. Может, «скорая» еще в пути?

А ведь и правда, отца в самом деле могли еще не довезти до больницы. Плевать, подумал Анри, все равно он сейчас поедет за ним. И будет рядом с отцом, что бы ни случилось.


* * *

После того как он переоделся, дежуривший у дверей раздевалки Ли сказал:

— Месье Анри, ваша мать просила передать, что будет ждать вас у выхода из конюшни. И учтите, месье Анри, теперь я буду ходить с вами даже в туалет.

— Как знаешь. Вообще-то, Ли, мне теперь все равно.

— Вам все равно, а мне нет.

Выйдя из конюшни, Анри увидел стоящую у своей машины мать. Подойдя к Анри, мать молча обняла его; всхлипнув, сказала куда-то в шею:

— Анри, это ужасно… Они убийцы…

Он почувствовал, что она плачет. Помолчав, спросил:

— Что с ним, не знаешь?

Отстранившись, мать покачала головой:

— Я знаю только, что его повезли в госпиталь Святого Марка. Ты должен держаться.

— Ты связывалась с госпиталем Святого Марка?

— Связывалась. Но что с Эрнестом, они пока сами не знают. Они просто сказали, что этот больной доставлен к ним, вот и все. Ты поедешь туда?

— Конечно. Прямо сейчас.

— Я поеду с тобой. Если хочешь, садись в мою машину, так будет быстрей.

Через полчаса Анри вместе с матерью стоял перед окошечком регистратуры госпиталя Святого Марка. Регистраторша с крахмальной наколкой, записав фамилию и имя больного, нажала несколько кнопок. Взглянув на дисплей, спросила, ие поднимая глаз:

— Мадам, месье, простите, вы родственники?

— Да, — сказала мать. — Я жена, а это сын.

— Больной в реанимационном отделении. Во всяком случае, был там три минуты назад. — Регистраторша так и не посмотрела на них.

— Был? — Мать помолчала. — А сейчас?

Снова нажав несколько кнопок, регистраторша мягко улыбнулась:

— Мадам, мне пока ничего неизвестно. Если мадам и месье желают, вы можете пройти в реанимационное отделение. Я предупрежу пост.

— Да, мы желаем.

— Пожалуйста. Четвертый этаж на лифте и направо до конца. Спросите доктора Бергмана.

Поднявшись на лифте и пройдя по коридору до дверей с надписью «Реанимация», они увидели невысокого человека средних лет в белом халате, белом колпаке, со спущенной на грудь синей повязкой. Внимательно посмотрев на них из-под огромных очков, человек спросил:

— Простите, вы мадам и месье Дюбуа?

— Да, — сказала мать. — Нам предложили пройти сюда и спросить доктора Бергмана. Нам нужно…

Не дав ей договорить, человек мягко тронул ее за руку:

— Простите, мадам, я уже предупрежден. Я доктор Бергман.

— Да? — Некоторое время мать стояла, глядя на него. — И… как мой муж?

— Мадам, мы пытались сделать все, что могли. Вам нужно крепиться.

— Да? — Мать взяла Анри за руку. — Вы хотите сказать, мой муж…

— Увы, мадам. — Сняв очки, доктор Бергман моргнул и тут же надел очки снова. — Когда его привезли к нам, у него уже минут двадцать не было пульса. К тому же яд успел разрушить все внутренние органы.

— Яд? Это был яд?

— Да, мадам, это был яд. Очень сильный яд.

Все, что говорил доктор Бергман дальше, Анри уже не слышал. Он только повторял про себя, глядя на расплывающиеся белые пятна: отца нет. Отца больше нет. Нет.


* * *

Остаток дня Анри провел в своей комнате в депо, лежа на кровати. Попросив Себастэна не пускать к нему никого, по какому бы поводу его ни спрашивали, он запер дверь комнаты на ключ и сразу же рухнул навзничь. Какое-то время он просто плакал, не стыдясь своих слез; потом, когда слезы кончились, просто лежал, бессмысленно разглядывая потолок и стены. Он уже знал, что приз Дерби судейская коллегия решила все же отдать Сен-Клу, однако это его нисколько не взволновало. На него наваливалась, его душила пустота, возникшая внутри. Отец был для него больше чем отцом; он был для него братом, другом, отец вырастил его, научил любить все то, что он сейчас любит. Отец всегда, не жалея, отдавал ему свое свободное время, а главное, отец понимал его, понимал так, как не сможет понять никто и никогда. Именно поэтому он чувствовал себя сейчас так, будто из него что-то вынули, оставив внутри, в нем самом, пустоту.


* * *

Взяв пульт, Жильбер чуть прибавил громкость на укрепленном над спинкой кровати телевизоре. Теленовости были прерваны появлением сестры. Заглянув в палату, Патрис проговорила:

— Месье Ткела, к вам гость.

Сообщая ему это, она буквально лучилась улыбкой. Подумав, что это неспроста, Жильбер спросил:

— Что же это за гость?

— Та самая дама.

— Та самая дама?

— Да. Которая приносила розы. Ведь я говорила, что она еще придет.

Неужели это Нгала? — подумал Жильбер. Конечно, он будет рад ее видеть, и все же…

— Где она? спросил он.

— Здесь, у двери. Она может войти?

Прежде чем что-то сказать, Жильбер выключил телевизор. Конечно, он помнил все, что было связано с разыгравшимися три дня назад событиями. Смертью мужа Нгалы, призом Дерби и выступлением в этом призе Анри вместо отца.

— Так она может войти? — повторила сестра.

— Конечно, пусть войдет.

Войдя, Нгала молча подошла к окну, положила на подоконник букет свежих роз. Налила в вазу воды, поставила цветы в воду и только после этого, усевшись на табуретку рядом с Жильбером, посмотрела на него. Встретив его взгляд, вымученно улыбнулась. Сказала тихо:

— Как ты? Выглядишь ты лучше, чем я думала.

— Да я уже почти здоров. Он помолчал. — А как ты?

— Что ты спрашиваешь? В больнице же лежишь ты.

— Я знаю, у тебя неприятности.

— Ну… — Она помолчала. — Что об этом говорить.

— Смерть мужа, вся история с Анри. Я ведь смотрю телевизор.

— Д-да… Знаешь, на меня вдруг все это свалилось… как-то скопом.

— Газеты и телевидение сообщают, что причины смерти твоего мужа до сих пор не выяснены. Правда, в одной из газет я прочел, что полиция считает: твой муж умер от сердечного приступа.

— Не знаю, зачем только полиция выдумала эту чушь про сердечный приступ. Это полная чушь. Полная.

— От чего же умер твой муж?

— Его убили. — Нгала сказала это еле слышно.

В версию естественной смерти Дюбуа Жильбер не верил с самого начала, и слова Нгалы подтвердили: он был прав. Все же, чтобы выяснить все до конца, он спросил:

— Каким же образом его убили?

— Его отравили леденцами. Эрнест сосал леденцы, чтобы легче было бросить курить.

Отравился леденцами… Интересный способ убийства, подумал Жильбер. Главное, безупречный в данной ситуации, когда убийцы Дюбуа заранее знали, что его смерть будет проходить на глазах миллионов телезрителей. Ведь и он сам, лично наблюдавший события в день Дерби по телевидению, мог бы сказать: все, что происходило на экране телевизора со старшим Дюбуа, никак не было похоже на убийство. Во всяком случае, внешне. Эрнест Дюбуа упал. К нему бросились телохранители. Затем его внесли на носилках в машину «скорой помощи». Если бы он был обычным телезрителем, он бы точно подумал: человеку просто стало плохо.

Обдумав все это, он спросил:

— Где твой муж держал эти леденцы?

— Он носил эти леденцы в жестяной коробочке, в кармане. И сосал их каждый день, практически все последние месяцы с момента, когда выкурил последнюю сигарету. Анри хорошо видел, что Эрнесту стало плохо, когда он разгрыз один из этих проклятых леденцов. Это случилось перед самым взвешиванием. Потом, когда Эрнест упал, он, уже умирая, сказал Анри: «Они отравили меня леденцами». Да и врач в больнице сказал, что Эрнест умер от сильного яда.

— Почему же полиция скрывает это?

— Не знаю. О том, что Эрнеста отравили, я сообщила в редакцию сразу же, из больницы. Позвонила прямо шефу и все ему рассказала. Но перед самой сдачей номера в набор полиция попросила придержать мое сообщение якобы в интересах следствия.

— Кто именно в полиции это сделал, не знаешь?

— Сначала шефу позвонил тот мерзавец, который мучил Анри на допросе, комиссар Ланглуа. Потом, когда шеф все же решил включить сообщение в экстренный выпуск, ему снова позвонили, на этот раз сам заместитель министра внутренних дел. Тут же последовал звонок владельца газеты. Ясно, тягаться с ними шеф не мог.

Нгала сидела, сжав кулаки и закусив губу. Судя по всему, весь этот разговор был ей неприятен. Заметив это, Жильбер сказал мягко:

— Прости, Нгала. Я знаю, тебе не очень весело. Вряд ли стоило затевать этот разговор.

— От этого разговора все равно никуда не уйдешь. Наоборот, я даже рада, что все тебе рассказала.

Некоторое время оба молчали, вслушиваясь в тишину. Наконец Нгала улыбнулась:

— Вообще я хороша. По идее я должна за тобой ухаживать, а вместо этого плачусь в жилетку. Сделать тебе кофе? Настоящий?

— Ну… если разрешит сестра. У меня же диета. Но думаю, кофе можно.

— Конечно. Кофе тебе не помешает. Сестру я уговорю, у нас с ней неплохие отношения.

— Ты не заметила, кто сидит в коридоре?

— Полицейский и один из наших.

— Хорошо, жду твой кофе.

— Сейчас. — Улыбнувшись, Нгала вышла. Вернулась она минут через двадцать, с подносом, на котором стояли кофейник и две чашки.

После того как его счастье кончилось и Нгала ушла, Жильбер долго лежал, вспоминая каждое ее движение и каждое слово. И сам не заметил, как заснул.


* * *

Проснувшись, он понял, что уже вечер. В палате было темно. Полежав немного, он наконец обнаружил, что рядом с его кроватью кто-то сидит. Вглядевшись, узнал Марселя.

Заметив, что он проснулся, Марсель тронул его за плечо:

— Как дела?

— Отлично. Знаешь, я чувствую себя почти здоровым.

— Ты спал, как сурок. Мне даже жалко было тебя будить.

— Ты давно здесь?

— С полчаса. Зашел сразу после дежурства. Честно говоря, меня волнует только одно — Барт не проявлялся?

— Нет. И думаю, уже не проявится.

— Будем надеяться. Но после больницы он постарается тебя достать.

Полежав немного, Жильбер сказал:

— Начнем с того, Марс, что достать Барта постараюсь я. Ты меня знаешь, сносить обиды я не привык.

— Все правильно. А я тебе помогу.

— Меня же люди Барта так легко уже не возьмут. В тот раз я засветился на красном «фольксвагене», так вот, сразу же по выходе из больницы я сменю машину. Заодно поменяю и квартиру, затеряюсь где-нибудь в Париже, как в стоге сена, навык у меня есть.

— Правильно. Вообще, малыш, насчет Барта я тебе сказал на всякий случай.

— Спасибо. Слушай, что там со смертью Эрнеста Дюбуа?

— Я как раз хотел с тобой об этом поговорить.

— Я тоже. И прежде всего о версии о сердечном приступе, который его якобы свалил.

— Сердечный приступ отменяется.

— Отменяется?

— Да. В том, что Дюбуа умер от сердечного приступа, меня да и всех в полиции убедил папа Пикар. На самом же деле Дюбуа отравили. Ты знаешь об этом?

— Знаю.

— От кого?

— От вдовы Дюбуа, Нгалы, она была у меня сегодня. И все же я хотел был послушать, что знаешь ты.

— Немного. Вообще обо всем этом мне рассказал папа Пикар, ведь меня в тот день на ипподроме не было.

— И что он рассказал?

— Эрнест Дюбуа бросил курить, вместо сигарет он примерно с полгода сосал леденцы. В день Дерби кто-то ухитрился подменить эти леденцы. Вместо лежащей в кармане куртки Дюбуа жестянки с леденцами какой-то ловкач подложил другую, точно такую же. Леденцы в этой другой коробочке были отравлены. Как только Дюбуа сунул один из этих леденцов в рот, ему тут же пришел конец. Вот, собственно, и все. А что тебе рассказала вдова Дюбуа?

— Примерно то же самое. Интересно только, почему Пикар выдвинул эту свою версию о сердечном приступе? Может, он все же связан с Сен-Клу?

— Нет. Пикар на нашей стороне.

— На нашей?

— Да. Сегодня у нас с ним состоялся тайный разговор, на набережной.

— Почему именно на набережной?

— Пикар признался мне, что теперь не верит в полиции никому. Мне же он доверился лишь из-за того, что давно уже догадался: мы с тобой работаем на пару.

— Догадаться было нетрудно.

— Естественно. Именно поэтому он и решил поговорить со мной начистоту.

— И что же он тебе сказал?

— Как я понял, старик решил заняться этим делом всерьез.

— Неужели?

— Да. Пикар поклялся мне, что выявит убийц Дюбуа, чего бы это ему ни стоило.

— Приятно слышать. Вот только никак не возьму в толк: что это его так завело?

Помолчав, Марсель усмехнулся:

— Простая вещь. Деньги.

— Деньги?

— Да, деньги. В день Дерби наш папа включил в свою игру лошадь Дюбуа, Гугенотку. И выиграл на ней чудовищную сумму. Что-то около миллиона франков. Представляешь?

— Не представляю. Жильбер каким-то чудом ухитрился не выдать себя интонацией. Зато мотивы папы мне теперь понятны.

— Мне тоже. Да и нам ведь с тобой это на руку.

— Конечно. Интересно, есть ли у Пикара какая-нибудь версия?

— Жиль, ты знаешь Пикара не хуже меня. Старик осторожен, как лис, поэтому с версиями пока не торопится. Но за расследование взялся довольно рьяно. И многое уже выяснил.

— Например?

— Например, ему удалось установить, что в день Дерби около жокейской дежурила липовая машина «скорой помощи».

— Липовая машина «скорой помощи»… — Жильбер помолчал. — Любопытно.

Еще как любопытно. Эта машина опоздала, и именно поэтому Дюбуа успели погрузить в настоящую «скорую», ну а так бы — сам понимаешь. Липовая «скорая» повезла бы Дюбуа в больницу, где его ждал бы заранее подготовленный врач. Который уж точно поставил бы нужный диагноз. Вроде того же сердечного приступа. И все было бы шито-крыто.

— Засечь, откуда взялась эта «скорая помощь», не удалось?

— Удалось только выяснить, что номера, под которым эта «скорая» дежурила у ипподрома, в природе не существует. И все.

Они помолчали в тишине. Наконец Жильбер сказал:

— Ладно, Марс, иди. Представляю, как ты устал после дежурства.

— Что есть, то есть. Чао, Жиль, завтра у меня выходной, я зайду. Пока.

— Пока.

Марсель ушел, Жильбер же после его ухода еще долго лежал, вглядываясь в темноту.


* * *

Проснувшись, Анри сразу же вспомнил все. И прежде всего то, что отца уже нет. Полежав немного, понял: державшее его все эти дни за горло ощущение тяжести и пустоты не уходит. И не уйдет. И вряд ли он сможет когда-нибудь от него избавиться.

Все же, сделав над собой усилие, он заставил себя встать. Превозмогая себя, принял душ. Затем, достав из холодильника еду, позавтракал. Посмотрел в окно флигеля: на дорожке уже идет работа.

С трудом заставив себя выйти на дорожку, он проработал с лошадьми около часа. После этого, осознав, что толку от его работы все равно не будет, снова вернулся в свою комнату. И снова лежал, бессмысленно разглядывая стены и потолок. Он осознавал, что должен, обязан хоть чем-то заполнить вызванную смертью отца пустоту, но не понимал, каким образом сможет избавиться от нее… Не понимал, и все…

Из транса, в котором он пребывал, его вывел заглянувший в дверь Себастэн:

— Анри, прости, пожалуйста, но этот Ричардс подъехал прямо к депо.

— Ричардс? Какой еще Ричардс?

Удивленно уставившись на него, Себастэн выдавил:

— Как какой? Ричардс, представитель братьев Мухаммедов. Он же ходит к нам каждый день, как на работу. Хочет с гобой поговорить.

— Да? И… что, ты мне уже говорил о нем?

— Конечно. Я говорил тебе о нем каждый день. С самого дня Дерби. Но ты не обращал на мои слова никакого внимания. Вот и все.

Ричардс, подумал Анри. Представитель братьев Мухаммедов. Мультимиллиардеров братьев Мухаммедов, хозяев всего скакового спорта Великобритании. Наверняка в другое время, услышав, что им заинтересовались братья Мухаммеды, Анри решил бы, что все это ему мерещится. Каждый жокей, работающий на братьев Мухаммедов в Англии, мировая знаменитость. Но странно, сейчас, выслушав Себастэна, он вдруг понял: его сообщение не произвело на него никакого впечатления. Он знает точно: он ничего не хочет. Уж во всяком случае, не может и думать о каких-то переговорах, пусть даже с братьями Мухаммедами.

Уставившись на Себастэна, Анри спросил:

— И что хочет этот Ричардс?

— Он хочет поговорить с тобой. Насколько я понял, твое выступление в Дерби произвело на братьев Мухаммедов сильное впечатление.

— Себастэн, клянусь, сейчас я не могу говорить ни с кем. Я просто тряпка, понимаешь?

— Малыш, я бы на твоем месте все же с ним поговорил. Он от тебя не отстанет. Да и потом, неудобно, как-никак это братья Мухаммеды.

— Ладно. — Усевшись на кровати, Анри натянул кроссовки. — Скажи, я жду его внизу, в холле.

Джон Ричардс оказался высоким человеком лет тридцати пяти, с мягким приятным голосом и отличными манерами. Посидев несколько секунд молча, он сказал: — Месье Дюбуа, примите мои соболезнования, я знаю о вашем горе, но жизнь продолжается. Вы, конечно, знаете, кто такой мистер Саид Мухаммед?

— Конечно. Я жокей.

— Мистер Мухаммед видел ваше выступление в Дерби, и… — Ричардс не торопился, подбирая нужное выражение. И, насколько я понял, он оценил это выступление весьма высоко. В связи с этим мистер Мухаммед уполномочил меня сделать вам деловое предложение.

Анри никак не прореагировал. Сухо улыбнувшись, Ричардс продолжил:

— Как бы вы отнеслись, месье Дюбуа, к предложению мистера Мухаммеда переехать в Англию? И поработать там с ним?

Тупо вглядываясь в Ричардса, Анри подумал: а ведь он это всерьез. Если бы раньше кто-то сказал ему, что один из братьев Мухаммедов решил пригласить его в Англию, он бы точно знал: он вытащил счастливый билет. Но сейчас ему все равно. Абсолютно все равно.

Ричардс ждал ответа. Наконец, так и не дождавшись его, сказал:

— Как вам это предложение, месье Дюбуа?

Анри знал, что сейчас ему хочется только одного: остаться одному. Остаться одному, лечь на кровать и смотреть в потолок. И ничего больше. Все же, понимая, что он должен ответить хоть что-то, он сказал:

— Передайте мистеру Мухаммеду, что я очень польщен его предложением. Но что ответить ему сейчас, я просто не знаю. Я не готов к этому предложению. Честное слово, не готов.

С полминуты Ричардс смотрел на Анри так, как смотрит на неразумное дитя любящий отец. Мягко улыбнулся:

— Месье Дюбуа, фирма мистера Мухаммеда обязуется создать вам идеальные условия. Вам будет целиком отдана лучшая конюшня, вы сможете выступать не только на лошадях мистера Мухаммеда, но и на своих. И, главное, мистер Мухаммед уполномочил меня ознакомить вас с проектом контракта. Вот. — Ричардс достал из кейса, развернул и положил на стол несколько скрепленных между собой листков бумаги. — Вот контракт. В нем предусмотрено все. Естественно, сюда не входят ваши будущие заработки, которые, как вы сами понимаете, в случае, если вы согласитесь работать с мистером Мухаммедом, не заставят себя ждать. Основная суть контракта в том, что, если вы дадите согласие работать в фирме мистера Мухаммеда, фирма обязуется тут же перевести на ваш счет пять миллионов долларов. Включая страховой бонус, составляющий миллион долларов. Вот, здесь все это написано.

Черт, подумал Анри, даже если принять за основу, что ему сейчас все равно, ради таких денег было бы глупо не пожертвовать всем. И не переехать в Англию.

— Вас не устраивают условия? — Ричардс настороженно поднял бровь.

— Нет, мистер Ричардс, условия меня вполне устраивают, но… Но дело в том, что сейчас я к ответу не готов.

— Понимаю, месье Дюбуа. Если честно, я и мистер Мухаммед и не ждали немедленного ответа. — Осторожно достав из портмоне визитную карточку, Ричардс положил ее перед Анри. — Вот мои телефоны на всякий случай. Помните, я и мистер Мухаммед будем ждать вашего решения.

Проводив Ричардса до двери, Анри застыл, глядя в окно. Проклятье, как же он не додумался до этого раньше. Пусть это всего лишь слабая надежда, пусть это всего лишь соломинка, ухватившись за которую он может выкарабкаться из навалившихся на него волн пустоты, но как же он не сообразил это раньше. Надежда на спасение у него есть, причем у этой надежды есть даже имя: ее зовут Ксата.


* * *

Пощелкивание будильника под ухом напомнило Жильберу, что уже утро. Полежав немного, он подумал: будильник напоминает еще и о том, что он уже несколько дней как вышел из больницы. И занял новую квартиру в районе Нейи. Квартиру ему помог найти Шарль, он же помог обменять «фольксваген» на новый темноголубой «форд-фиесту».

Нажав кнопку будильника, Жильбер встал. Мельком осмотрев свою новую квартиру, в которой все еще сохранялись следы переезда, а несколько стоящих на полу сумок так и не были разобраны, распахнул окно. Закрыв глаза, сделал несколько ровных вздохов и начал разминку. Отрабатывая удары и блоки но системе каратэ-до, он настороженно прислушивался к собственному телу. В конце концов он понял: после схватки в гараже ему удалось почти полностью восстановить силы. Конечно, реакция у него еще не та, да и левое плечо в месте ранения продолжает ныть после каждого резкого движения. Но это пустяки. Во всяком случае, он знает точно: еще день-два, и он будет в прежней форме.

Приняв после разминки ледяной душ, Жильбер сел завтракать. Омегву взял с него слово, что после ранения он несколько дней будет отдыхать. Но уже в первый день после выхода из больницы Жильбер понял: никакого отдыха у него не получится. Вот и сейчас, вспомнив, что ему нужно сделать сегодня, он понял: весь сегодняшний день расписан у него по минутам, с утра до вечера.

Закончив завтрак, Жильбер помыл посуду, и в этот момент раздался телефонный звонок. Номер его нового телефона могли знать только три человека: Марсель, Шарль и Нгала. Помедлив, Жильбер снял трубку и узнал голос Нгалы:

— Жиль, как хорошо, что я тебя застала. Прости, что так рано, но я звоню, чтобы сообщить: твою просьбу я выполнила. Помнишь, насчет фотоотпечатков?

Насчет фотоотпечатков. Действительно, он просил Нгалу достать через знакомых фотоотпечатки всей телехроники дня Дерби, приватный способ их получения он выбрал умышленно для того, чтобы не привлекать внимания полиции.

— Конечно, помню. Я могу их забрать?

— Подъезжай в редакцию, только скорей. У меня полно работы.

— Сейчас буду.

Через двадцать минут Жильбер уже входил в редакцию «Франс-суар». Здесь он был всего один раз, поэтому сейчас ориентировался с трудом. С немалым трудом он нашел наконец в редакционном зале место, где стоял рабочий стол Нгалы. Здесь почти впритык размещалось около трех десятков столов, за каждым из которых сидело по сотруднику. Как казалось Жильберу, каждый из этих сотрудников был сейчас поглощен работой. В помещении стоял шум. кто-то говорил по телефону, кто-то стучал на машинке, несколько человек недалеко от Жильбера о чем-то громко спорили. Две девушки, к которым он поневоле подошел почти вплотную, усевшись прямо на стол, подкреплялись кофе с бутербродами.

Заметив, как он растерянно оглядывает зал, одна из девушек спросила:

— Месье, вам что-то нужно?

— Я хотел бы разыскать Нгалу Дюбуа.

— Она здесь. — Оглянувшись и мельком осмотрев зал, девушка крикнула: — Эй, Пьер! Не знаешь, где Нгала?

Человек, отозвавшийся на имя Пьер, бросив печатать, несколько мгновений смотрел на девушку. Наконец, сказав: «Она у шефа», снова углубился в работу.

— Совсем забыла, месье, Нгала ведь сама сказала мне, что ее вызвали к главному. — Девушка отложила бутерброд. — Она еще просила меня вытащить ее оттуда. Если хотите, можете пройти прямо туда, наверняка она там долго не задержится. И вытащите ее оттуда, хорошо? Не забудете?

— Я бы с удовольствием, но как это сделать?

— Очень просто. Скажите, что она вам нужна позарез. В таких случаях шеф отпускает.

— А как туда пройти?

Снова взяв бутерброд, девушка кивнула:

— Видите двери? За ними по коридору и упретесь точно в кабинет главного. Больше там просто некуда деться. Там секретарша, она вам все объяснит.

Разыскав кабинет и выяснив у сидящей за столиком хорошенькой секретарши, что Нгала Дюбуа зашла в кабинет совсем недавно, Жильбер сказал:

— Мадемуазель, вы не могли бы ее вызвать? У меня дело необычайной важности. Просто необычайной.

— Ладно, раз необычайной. — Секретарша встала. — Хотите, я скажу шефу, что вы ее родственник?

— Если это поможет, конечно.

— Тогда он точно ее отпустит. — Одарив Жильбера секундной улыбкой, секретарша приоткрыла дверь: — Шеф, ради бога, простите! Но тут срочно вызывают мадам Нгалу! — Выслушав что-то, сказала непреклонным голосом: — По срочному, крайне срочному делу! Пришел ее родственник!

В кабинете были слышны голоса. Судя по ним, Нгала в конце концов получила разрешение выйти. Пропустив ее, секретарша прикрыла дверь и снова села за машинку.

— О, Жиль, спаси меня. Выйдя из кабинета, Нгала расширила глаза. — Этот миллиардер меня замучил.

— Какой еще миллиардер?

— Ты знаешь братьев Мухаммедов? Миллиардеров из Англии? Лошадников?

— Ну… слышал.

— Один из них не поленился прийти сюда специально, чтобы поговорить со мной по поводу Анри.

— Что ему нужно?

— Он хочет, чтобы я воздействовала на Анри и уговорила его переехать в Англию. Чтобы работать вместе с этим Мухаммедом. За это он обещает заплатить Анри пять миллионов долларов.

— Серьезные деньги.

— Попробуй сам поговорить с Анри, если хочешь.

Ответить Жильбер не успел — дверь открылась. Из нее вышел человек лет тридцати со смуглой кожей, черными как смоль усами и такими же волосами. Выглядел он щеголевато, на нем был отлично сшитый темносерый в полоску костюм, на безымянном пальце поблескивал перстень с бриллиантом. Увидев Нгалу и Жильбера, стоящих рядом, человек улыбнулся:

— Мадам Нгала… Я рад, что вы не ушли. Простите, месье, я вам не мешаю?

— Нет, нет, пожалуйста, месье, — сказал Жильбер.

Нгала же незаметно прошептала:

— Жиль, возьми его на себя, хорошо?

— Хорошо, — так же незаметно прошептал Жильбер.

— А я схожу за фотоотпечатками. — Тут же повернувшись, она улыбнулась: — Месье Мухаммед, это мой родственник, Жильбер Ткела.

Очень приятно, месье. Меня зовут Саид Мухаммед.

— Поговорите пока с ним. Жильбер хорошо знает Анри. И главное, имеет на него влияние. — Нгала сделала Жильберу знак глазами. — Меня же прошу отпустить, у меня срочное редакционное дело.

— Конечно, конечно, мадам Нгала. — Подождав, пока Нгала уйдет, Мухаммед протянул руку: — Рад познакомиться, месье Ткела. Простите, вам известно, зачем я встретился с мадам Нгалой?

— Насколько я понял, у вас дело к Анри?

— Вы правы. — Мухаммед улыбнулся. — Может быть, поговорим в более удобной обстановке? Здесь есть холл, сразу за кабинетом. Давайте сядем и поговорим, хорошо?

— Хорошо.

Пройдя вслед за Мухаммедом в холл, Жильбер сел в кресло. Сев рядом с ним, Мухаммед закурил. Сделав несколько легких затяжек, сказал:

— Месье Ткела, насколько хорошо вы знаете Анри Дюбуа?

— Достаточно хорошо.

Несколько секунд Мухаммед изучал кончик своей сигареты.

— Мадам Нгала сказала, что вы имеете на него влияние?

— Ну… скажу так: мы с Анри неплохо понимаем друг друга.

Мухаммед снова занялся разглядыванием своей сигареты. Вздохнул:

— В общем, месье Ткела, суть дела проста. Вы разбираетесь в скаковом спорте?

— Разбираюсь, как любой человек.

— Понятно. Я же в некотором роде профессионал. И имею некоторое влияние на эту область жизни, правда, не здесь, а в Англии. Короче, я хочу перетащить Анри Дюбуа к себе, в Англию. За это мои посредники предложили ему пять миллионов долларов, но… Усмехнувшись, Мухаммед покачал головой. — Но пока согласия Анри у меня нет. И я до сих пор не уверен, что получу это согласие вообще.

— У Анри сейчас тяжелый период.

— Знаю, месье Ткела. Смерть отца, незаслуженное им второе место в Дерби. Все это я знаю. Но… Как бы вам это объяснить. — Мухаммед помолчал. — Понимаете, месье Ткела, я уверен, что и меня, и Анри Дюбуа навстречу друг другу послала сама судьба. Анри Дюбуа не просто великолепный жокей, это жокей, который рождается раз в столетие, жокей божьей милостью. Здесь же ему не дадут никакого хода, я это отлично знаю. Его просто забьют, вы понимаете? Забьют и в переносном, и в прямом смысле, вы понимаете?

— Я очень хорошо это понимаю. — Жильбер не удивился, услышав в своих собственных словах непреклонную убежденность. Взглянув на него, Мухаммед положил сигарету в пепельницу.

— Простите, месье Ткела, у вас есть счет в банке?

Две с чем-то тысячи франков, подумал Жильбер, вряд ли это можно назвать счетом. Но формально, конечно, это счет.

— Да, у меня есть счет в банке.

— В каком?

— «Креди сюисс».

— То, что я сейчас скажу, может показаться вам экстравагантностью. Но клянусь, это никакая не экстравагантность. Это точный расчет. Итак, месье Ткела, если вы уговорите Анри переехать в Англию до осени и он это сделает — моя фирма гут же переведет на ваш счет триста тысяч долларов. Оформлено это будет как посредническая услуга.

Довольно долго оба смотрели друг на друга. Наконец Жильбер сказал:

— Месье Мухаммед, я попробую уговорить Анри. Но никаких переводов на мой счет прошу не делать.

— Не понял. Мухаммед быстро взглянул на свой перстень. — Вы хотите получить деньги наличными?

— Я вообще не хочу получать денег. Эта услуга слишком мелка, чтобы вы переводили на мой счет какую-либо сумму.

— Понимаю, понимаю. — Мухаммед уставился на Жильбера в упор так, будто хотел проникнуть в его душу. — Кристальная честность, так, кажется, это называется, месье Ткела?

— Не знаю, месье Мухаммед. Называйте это как хотите, но свое слово я сказал.

— А я сказал свое. Учтите, у меня тоже есть тяга вести свои дела честно. Правда, честность я понимаю несколько по-другому. — Встав, Мухаммед положил на стол белый прямоугольник. — Вот моя визитная карточка, месье Ткела. Если будете в Англии и вам вдруг что-то понадобится буду рад помочь. А сейчас простите. Спешу. Я пропустил уже несколько деловых визитов. Всего доброго.

— Всего доброго. — Проследив за исчезнувшим Мухаммедом, Жильбер все еще не понимал, к какому выводу он должен прийти.

Через минуту в холле появилась Нгала. Поставив на пол набитую битком сумку, сказала:

— Жиль, вот фотоотпечатки, а я бегу. У меня срочное задание.

Приподняв сумку, Жильбер покачал головой:

— Ого. Здесь килограммов двадцать.

— Ребята дали мне все, что было. Поговорил с миллиардером?

— Поговорил.

— Ладно, Жиль, расскажешь потом. Созвонимся. Пока.


* * *

Раздался звонок; подняв трубку и узнав голос матери, Анри облегченно вздохнул. Первые несколько фраз, которыми они обменялись, были обычными. Затем, когда, по мнению Анри, наступил удобный момент, он сказал как можно более безразличным голосом:

— Ма, скажи, с Бангу, твоей деревней, можно поговорить по вызову?

— По вызову? — Мать помолчала. — Да. Там есть переговорный пункт, в соседней деревне.

— И за сколько времени они принимают вызов?

— Не менее чем за двое суток.

— В какой деревне там ближайший переговорный пункт? Куда посылать вызов?

— В поселок Теком.

Именно это и нужно было Анри. Он уже пытался связаться с Ксатой. но ни о каком поселке Теком междугородная не знала. По сведениям междугородной, с самой деревней Бангу связи не было.

— Ты хочешь поговорить с Ксатой? — сказала мать.

— Если даже и с Ксатой? Что, нельзя?

— Почему, можно. Но учти, добраться от Бангу до Текома довольно сложно. Хотя это всего лишь около двадцати километров, ты должен помнить, что там не Франция. Могут быть сложности с машинами, с дорогой, с бензином, да мало ли еще с чем. Это пограничная зона.

— Ма, я все понимаю. — Анри прислушался к ее дыханию. — Слушай, только ты никому не говори об этом? Хорошо?

— О, Анри… — Помолчав, мать тяжело вздохнула. — Хорошо, я никому об этом не скажу.


* * *

Разглядывая фотоотпечатки, которые сюда, на специально оговоренное место свидания в городе, принес ему. Жильбер, Пикар изредка издавал удовлетворенные замечания:

— Отлично… Ага, эго как раз то, что надо… Черт, это тоже… И это…

Наконец, сунув снимки, которые он держал в руках, в сумку, Пикар поинтересовался:

— Я правильно — понял я забираю у тебя всю сумку?

— Конечно, патрон.

— Отлично. — Закрыв «молнию», Пикар поставил сумку у ног. Достал сигару, закурил. — Итак, малыш, кто-то незаметно вытащил у старшего Дюбуа стандартную жестяную коробочку с мятными карамельками, подложив вместо нее точно такую же, но уже с карамельками отравленными. — Ожидая реакции Жильбера, Пикар довольно долго изучал тлеющий огонек сигары. Они стояли на набережной Сены, и по виду их вполне можно было принять за праздно гуляющих горожан. — Прекрасно тебя понимаю, дело тяжелое. И все же не безнадежное. Круг людей, которые могли бы подменить эту коробочку хотя бы теоретически, довольно ограничен. В него входит окружение Дюбуа в конюшне, а также люди, которые могли так или иначе контактировать с ним в день Дерби. А в этот день старший Дюбуа, как установлено, мог быть только в двух помещениях: возле лошадей, в жокейской, а также на дорожке около скакового поля, когда переходил из помещения, где расположены денники, в жокейскую и обратно. Во время этих переходов его сопровождали два телохранителя. Как, по-твоему, мы можем подозревать кого-то из телохранителей?

— Не исключено. Но вообще, патрон, в разделении подозреваемых на две четко разграниченные группы, окружение Дюбуа в депо, состоящее из штата и телохранителей, и людей посторонних, тех, кто мог контактировать с ним случайно в день Дерби, есть рациональное зерно.

— Ну естественно. — Пикар покрутил сигару. — Надо основательно прошерстить как тех, так и других.

— Я имею в виду другое. Это может стать нашим ходом.

— Ходом?

— Конечно. Патрон, как вообще Ланглуа, он проявляет интерес к этому делу?

С минуту Пикар был занят серьезными усилиями, пытаясь раскурить почти потухшую сигару. Наконец сказал:

— Проявляет. Он уже много раз специально заходил ко мне с разными рекомендациями.

— Вот и отлично. Как только он еще раз зайдет, поручите расследование ему.

Пикар не спеша стряхнул пепел в слабо плещущую внизу воду.

— Ты предлагаешь поручить расследование Ланглуа?

— Предлагаю.

— Но он же… Малыш, ты же сам меня уверял: Ланглуа вглухую повязан с Сен-Клу. А?

— Я не говорю, что расследование нужно поручить Ланглуа всерьез. Просто сделайте вид, что решили целиком отдать это дело в его руки. И посмотрите, куда он потянет версию.

— Д-да? — Пикар сунул сигару в рот. Сказал, прикусив ее: — А что. Очень даже может быть. Молодец, малыш, ход неплохой.

— Во всяком случае, стоит попробовать. Поскольку здесь действительно есть две четко разграниченные группы подозреваемых. Одна — окружение Дюбуа. Вторая — люди, с которыми он мог вступить в случайный контакт на ипподроме. Вот и посмотрите, в какую сторону Ланглуа вас потянет, когда вы поручите дело ему.

— Ну-ну. — Пикар пожевал губами. — Думаешь, он клюнет?

— Если он все еще уверен, что вы его сторонник, обязательно клюнет. Во всяком случае, тенденция, с которой он будет вести расследование, сможет вам многое прояснить.

Прикрыв глаза, Пикар некоторое время размышлял. Наконец, выйдя из транса, осмотрел сигару; убедившись, что она погасла, бережно спрятал окурок в портсигар.

— Ладно, малыш. По-моему, идея в самом деле неплохая. Значит, по-прежнему поддерживаем тесную связь?

— Поддерживаем. И спасибо, патрон, что вы пошли мне навстречу, проявив заинтересованность к этому делу.

— Перестань. Во-первых, это мой долг, во-вторых, я до сих пор живу воспоминанием о финише Гугенотки. — Помедлив, Пикар тронул Жильбера за плечо: Понимаешь?

— Понимаю.


* * *

Анри придвинул к себе телефонный аппарат. Сейчас, дожидаясь, когда ему дадут наконец этот затерянный где-то в джунглях переговорный пункт, он понимал: ему нужно всего лишь услышать голос Ксаты. А что ей сказать, он знает. Главное, чтобы она согласилась оставить Бангу и переехать к нему в Париж. Если ему удастся убедить ее в этом и она согласится, все остальное будет уже проще. Он сядет на первый же самолет, улетающий в Африку, заедет в Бангу за Ксатой, вернется с ней в аэропорт, и они первым же рейсом улетят назад, в Париж. Трудностей с оформлением выезда и визы у них не будет, Ксата французская подданная.

Набрав код междугородной, он услышал:

— Междугородная.

— Девушка, я хотел бы узнать, явились ли на мой вызов.

— Минутку, месье… Номер вашего заказа?

— Я уже много раз вам звонил. — Анри сообщил номер заказа. — К телефону должна подойти мадемуазель Ксата Бангу, из деревни Бангу. Вы не могли бы выяснить, подошла ли она?

— Секундочку. В трубке что-то зашуршало. Затем он услышал несколько щелчков. Простите, вы месье Дюбуа?

— Да, я месье Дюбуа.

— Месье Дюбуа, но ведь вы звонили нам полчаса назад. И я вам сказала: ваш абонент не явился.

— Девушка, вы даже не представляете, как мне нужен этот абонент. Помогите мне, девушка. Решается жизнь, честное слово.

— Хорошо, месье, попробую войти в ваше положение. — Телефонистка вздохнула. — Вы можете подождать немного у телефона?

— Конечно.

Не знаю, есть ли сейчас прямая связь с Африкой, но попробую все же с ними связаться. Вам придется потерпеть, хорошо?

— Конечно, мадемуазель. Огромное спасибо.

— Пока не за что.

Минут пять Анри вслушивался в раздававшиеся в трубке неясные шумы и голоса. Наконец среди мешанины из слов, фраз и разрозненных восклицаний ему удалось разобрать: «Переговорный пункт Теком? Да, мадемуазель Ксата Бангу… Здесь? Не понимаю, она пришла или нет? Пришла? Так в самом деле пришла? Алло, Теком… Теком…» Слова снова превратились в бессвязную мешанину. Вслушиваясь в нее, Анри подумал: ведь слова телефонистки «Так в самом деле пришла?» могли означать, что Ксата действительно пришла на переговорный пункт. Господи, повторял он про себя, только бы она пришла. Только бы пришла. Господи, сделай гак, чтобы она пришла.

Наконец шум в трубке пропал, и он услышал голос телефонистки:

— Месье Дюбуа?

— Да, мадемуазель.

— Кажется, вам повезло, ваш абонент наконец явился. Не отходите от трубки, я соединю вас с Африкой напрямую.

Постаравшись справиться с колотящимся сердцем, он выдавил:

— Хорошо.

— Но предупреждаю, слышимость очень плохая.

— Ничего. Огромное спасибо, мадемуазель.

— Все, говорите.

— Алло? — сказал он в трубку. — Алло, Ксата? Ксата, ты слышишь меня?

Несколько секунд трубка отдаленно шумела; наконец он услышал пробившийся сквозь ватный треск слабый голос, в котором сразу узнал голос Ксаты:

— Алло, это Париж? Алло, Париж! Вы слышите меня?

— Ксата, это я, Анри. Ксата, ты слышишь? Это Анри.

— Анри?

— Да, Анри. Анри Дюбуа, если ты помнишь.

— О, Анри… — она замолчала.

— Ксата, если бы ты знала, как я рад, что слышу наконец тебя.

— Да? Я тоже. — Шум стал тише, так что последние слова он разобрал вполне отчетливо.

— Честно? — сказал он.

— Конечно. Только я не ожидала, что ты позвонишь.

Шум в трубке снова усилился, и он крикнул:

— Ксата, очень плохо слышно, я боюсь, нас вот-вот разъединят. Как ты отнесешься к тому, чтобы я приехал в Бангу и забрал тебя в Париж?

— Меня в Париж? Ты?

— Да? И мы сразу же поженимся! Ты меня слышишь? Я не могу без тебя. Ксата, ты понимаешь? Мне очень плохо без тебя, ты слышишь?

Трубка молчала. В мембране сейчас не было слышно ничего, кроме треска. Выждав, он спросил:

— Ксата, ты где?

— Я здесь. Просто я даже не знаю, что тебе сказать.

— А что тут говорить? Скажи прямо: ты любишь меня?

Она не ответила, и он повторил:

— Ксата, ты слышишь? Ты меня любишь?

— Ну… да. Ты же знаешь.

— Теперь знаю. Но тогда все гораздо проще. У тебя ведь есть французский паспорт?

— Французский паспорт? Вроде есть. Есть, только я не знаю, где он лежит. Мама его куда-то спрятала.

— Держи его наготове. Я приеду за тобой, и мы сразу же улетим назад, в Париж. Слышишь?

— И… когда же ты хочешь приехать?

— Сейчас. Прямо сейчас. То есть, конечно, нет, сегодня это уже наверняка не получится, просто я хочу забрать тебя как можно скорей… Давай так: я прилечу за тобой завтра?

— Анри, просто не знаю, что тебе сказать. Все это так неожиданно…

— Ксата, завтра я буду в Бангу. И ты будешь ждать меня, ты слышишь? Ты будешь меня ждать? Ксата?

— Ну… да.

— Все. Я люблю тебя.

— Я тоже.

Сообщив телефонистке, что разговор окончен, он нажал отбой. Подумал: кажется, мир снова начал улыбаться ему.


* * *

Жильбер заканчивал завтракать, когда раздался телефонный звонок. Звонил Марсель; услышав голос Жильбера, он сказал без всяких предисловий:

— Жиль, есть кое-какие новости, я зайду?

— Давай, только ты где?

— Внизу, у твоего подъезда.

Марсель появился через три минуты. Усевшись за стол и закурив, сказал:

— Ланглуа раскрылся. Он дал понять Пикару, что уверен: убийца скрывается среди окружения Дюбуа. Сегодня Ланглуа зашел также ко мне и сообщил, что абсолютно убежден: убийцу Дюбуа надо обязательно искать или среди работников конюшни, или в рядах телохранителей. Пикар сказал мне, что с утра Ланглуа пел ему ту же песню.

— Значит, окружение Дюбуа, на которое катит бочку Ланглуа, отпадает.

— Да. Во всяком случае, копать сам под себя Ланглуа никогда не будет.

— Что ж, может, это даже хорошо. Сокращается круг поисков.

Марсель покрутил сигарету. Покачал головой:

Сокращается круг поисков… А тебе не приходит в голову, что мы оказались в тупике? Телохранители не отходили от Дюбуа ни на шаг. Да и потом, в жокейской все на виду. Там даже пальцем нельзя шевельнуть, чтобы это все не увидели. Нет, Жиль, как хочешь, но подменить незаметно коробочку в жокейской было просто невозможно.


* * *

После того как Марсель ушел, Жильбер занялся мытьем посуды и уборкой квартиры. Закончив, начал, как обычно, готовить оружие. Однако вскоре это занятие было прервано попискиванием телефона; сняв трубку и отозвавшись, он услышал голос Нгалы:

— Жиль, Анри сейчас улетает в Бангу. Прямо сейчас, ты понимаешь?

— В Бангу? Зачем?

— За Ксатой. Он вбил себе в голову, что должен привезти ее сюда. И жениться на ней. Ксата только что разговаривала с Анри из Текома. По вызову.

— Из Текома? — Жильбер застыл. Еще через мгновение его прошиб холодный пог. Черт, подумал он, ведь Теком находится на нейтральной территории. И он хорошо знает, что этот переговорный пункт набит балиндовскими стукачами.

— Жиль, ты что? спросила Нгала.

Откуда Анри вообще узнал про Теком?

— Я ему сказала.

Выругавшись про себя, Жильбер тут же вспомнил пиктограмму, предупреждающую об «ударах судьбы». Вот он, удар. Впрочем, нет, вряд ли они тронут Ксату. Тут же подумал: Ксата — самое уязвимое место Омегву. Ведь ясно как день: Нгзима и его люди, зная, что в Бангу Ксата находится в полной безопасности, давно уже пасут ее, дожидаясь удобного момента. И вот этот момент наступил — наступил, как только Ксата направилась в переговорный пункт в Теком.

— Что с тобой, Жиль? Я что-нибудь сделала не так? Ведь Теком на нейтральной территории?

— В том-то и дело, что на нейтральной. Когда точно вылетает Анри?

— Самолет через два часа, из Бурже. Жиль, поверь, я не ожидала, что он к ней вылетит.

— Нгала, говорить больше нет времени. Пока.

Положив трубку, он минут пять сидел, размышляя. Наконец, набрав номер Шарля, сказал, услышав его голос:

— Шарль, ты можешь быстро подготовить двух самых надежных ребят?

— Двух самых надежных ребят? Зачем?

— Через два часа мы, ты, я и эти двое, должны вылететь в столицу. Желательно, чтобы это были два Франсуа, Тлеле и Большой.

С полминуты Шарль молчал. Наконец сказал:

— Ладно. Что еще?

— Я пока займусь билетами, а ты дай туда шифровку. Бебе, ты понял?

— Понял. Что ему сообщить?

— Пусть освободится от дел. И подготовит машину. Машину лучше взять в прокате, крупную и хорошей проходимости. Предупреди его: мы четверо и он сразу же поедем на этой машине в Бангу. Так что он должен ждать нас на этой машине у аэровокзала, в условном месте. Ты понял?

— Понял. Ты можешь хоть намекнуть мне, что к чему?

— Угроза. Серьезная угроза Омегву.

— Омегву?

— Да. Все остальное объясню в самолете. Все, пока.


* * *

Взглянув на табло в салоне самолета, Анри увидел горящие буквы. Отложил журналы. Два с лишним часа полета он еле вынес, хотя в общем-то рейс с самого начала, с момента взлета в Бурже, проходил отлично. Небо было безоблачным, внизу расстилался безбрежный серебристый океан. Все эти два часа Анри думал только о Ксате. О том, что минут через сорок, максимум через час, после посадки он будет всего в полутора часах езды от нее. В столице, на привокзальной площади. Ясно, как только он окажется там, он сразу же займется поисками такси. Обратные билеты на ночной рейс у него в кармане. На всякий случай он взял наличные деньги, по карманам куртки у него распихано сейчас что-то около десяти тысяч франков. Мать и Жильбер не раз говорили ему, что за твердую валюту в столице можно достать все.

Сойдя с самолета и пройдя таможенный досмотр, он сразу направился к стоянке такси. При его появлении водитель одной из машин, быстро приоткрыв дверцу, спросил с готовностью:

— Месье, вам куда? В гостиницу «Хилтон»?

— Мне нужно в Бангу.

— В Бангу? — водитель присвистнул. — Ого.

— Учтите, я хорошо заплачу. Валютой.

— Понимаю, что валютой. Нет, месье, простите. Куда угодно, но в Бангу я не поеду. Поговорите с кем-то еще.

— Но почему?

— Вы что, не знаете, что это за район? Там же всякое может случиться. — Видимо, решив хоть как-то помочь Анри, водитель крикнул в окно: — Эй, ребята! Есть желающие сгонять в Бангу?

Ближайший к нему таксист, услышав слово «Бангу», молча покачал головой. Водителем следующей машины, к которой подошел Анри, был молодой парень; внимательно изучив Анри, он почесал кулаком нос.

— Вам в Бангу? И все?

— Мне в Бангу и обратно. Причем обратно я поеду с молодой девушкой, моей женой.

— Понятно. Парень помолчал. — Ну а вообще, так, между нами сколько вы дадите?

— Я готов дать столько, сколько вы попросите.

— Понятно. — Парень снова углубился в раздумье. — Месье, ехать сейчас в Бангу, значит рисковать получить пулю в череп. Вы знаете об этом?

— Не знаю, но меня это не остановит. Говорю вам, я заплачу столько, сколько вы попросите.

— Хорошо. Пять тысяч франков дадите?

Пять тысяч франков показались завышенной платой даже ему, заранее решившему не торговаться. Тем не менее он ответил без колебаний:

— Хорошо. Пять тысяч франков, значит, пять тысяч франков.

— Садитесь. — Подождав, пока Анри сядет рядом с ним, парень сказал: — Извините, месье, но тысячу я хотел бы получить вперед. В дороге может случиться всякое. Иначе я не поеду.

— Ладно. — Отсчитав тысячу франков, Анри передал их водителю, и тот сразу же взял свой «ниссан» с места. Пока они разворачивались, Анри увидел на фронтоне аэровокзала электронное табло, показывающее семь минут пятого по местному времени. В прошлый раз, когда они добирались до Бангу на автобусе, путь занял у них около двух часов. Отлично, подумал Анри, ведь на машине они в любом случае доедут быстрее. Так что времени, чтобы забрать Ксату и вернуться вместе с ней к ночному рейсу, у него в любом случае будет в избытке.


* * *

Балубу, высокий парень двадцати пяти лет, с мощным торсом и крепкими ногами, стоял на самой середине висячих бамбуковых мостков. Все его одеяние состояло из затертых до дыр джинсовых шортов и висящего на шее ножа в кожаном чехле; вглядываясь в застывшую перед закатом поверхность озера, он будто изучал собственное тело, состоящее, по существу, из одних мышц. Однако это была просто случайная поза; на самом деле Балубу в этот момент было глубоко наплевать на собственное мощное сложение, да и вообще на все. Единственное, что имело сейчас для него значение, было ожидание, терпеливое, покорное, не зависящее от времени непоколебимое ожидание ожидание известия от девушки, в которую он был давно и безнадежно влюблен. Балубу был абсолютно убежден, что от известия, которое ему рано или поздно должен был принести особо избранный посланник, зависят его жизнь или смерть. Впрочем, его жизнь или смерть зависели от любого, даже случайно оброненного слова этой девушки.

Наконец мостки чуть вздрогнули, и Балубу, обернувшись, с облегчением вздохнул: по мосткам со стороны деревни к нему шел его посланник. Увидев, что Балубу смотрит в его сторону, идущий по мосткам махнул рукой и прибавил шаг, хотя идти ему было трудно — он чуть прихрамывал.

В конце концов посланник остановился рядом с Балубу, с трудом переводя дыхание. Балубу смотрел на него в упор, пытаясь понять, какой же тот принес ответ. Посланник был парнем примерно его возраста, в отличие от Балубу он был низкорослым, с впалой грудью; кроме джинсовых шортов, на нем была надетая на голое тело джинсовая куртка, из-под которой виднелся католический крест. Отлично понимая значение взгляда Балубу, посланник тем не менее не торопился начинать разговор. Наконец, не выдержав, Балубу резко встряхнул его за плечи:

— Бико, очнись! Ты видел ее?

Бико помогал головой:

— Балубу, я-то здесь при чем? Дай отдышаться. Вообще сразу тебе скажу: дело плохо.

Отпустив Бико, Балубу прислонился к перилам. Помолчав, сказал:

— Что, она не придет?

— Не придет. И… — Бико отвернулся. — Нет, Балубу, я не могу тебе этого сказать.

— Что еще ты не можешь мне сказать? — Схватив Бико за запястье, Балубу притянул его к себе. — Эй, дохляк, ты что темнишь?

— Я не темню… — Бико улыбался, всем своим видом показывая покорность. — Я не темню, Балубу, но так же не делают. Я ведь старался ради тебя. Таскался на тот конец деревни. А ты мне руку ломаешь. Отпусти, больно.

— Ладно. — Отпустив руку Бико, Балубу скривился. — Прости, малыш, просто я очень долго тебя ждал. Так что там насчет «не могу сказать»? Ты что, узнал что-нибудь плохое?

— Узнал. — Опершись о перила, Бико с полминуты разглядывал воду. — Ты знаешь Блеза Ауи из Текома? Телефониста?

— Телефониста? Конечно.

— Плохо дело, Балубу. Совсем плохо. — Бико повернулся. Только, Балубу, поклянись, что ты мне ничего не сделаешь?

— Да что я тебе могу сделать? Говори, что случилось. Говори, не томи душу. Изучив взглядом собеседника, Балубу покачал головой: — Бико, вот если ты будешь молчать, я тебе не завидую. Я тебе уши оборву. Ты понял меня или нет?

— Понял. — Вздохнув, Бико затравленно улыбнулся. — Ксата сегодня уезжает. Навсегда.

— Что? — Сказав это, Балубу несколько секунд смотрел на Бико в упор. — Бико, мальчик мой, что ты мелешь? Куда она может уехать?

— В Париж. Она выходит замуж.

— Замуж? Врешь. За кого она может выйти замуж, да еще в Париже?

Неожиданно лицо Бико сморщилось. Несколько секунд он стоял, кусая руку; затем, прижавшись к груди Балубу, зарыдал, бормоча сквозь слезы:

— Балубу… Если бы ты знал… Она… Предала всех нас… С этим типом… Из Парижа… А мы ничего не знали… Понимаешь, ничего не знали… Он себе уехал, а мы ничего не знали…

Постояв немного, Балубу наконец силой оторвал от себя Бико:

— Эй, кончай… Что ты разнюнился… Какой еще тип из Парижа? О ком ты?

— О сыне Нгалы Сиссоло… Анри… Помнишь, они к нам приезжали? — Вздохнув, Бико вытер кулаком слезы. — Мне обидно, понимаешь. Ты же знаешь, что значит Ксата для нас.

— Что значит Ксата для вас. — На лице Балубу застыла каменная улыбка. — Слушай, дохляк, откуда ты все это узнал? Про сына Нгалы Сиссоло, про Париж? Про то, что Ксата сегодня уезжает?

— Я шел от Ксаты, ну и ребята мне вдруг говорят: тебя спрашивал Блез Ауи. — Бико помолчал. — Блез на площади подошел ко мне, говорит: ты ведь друг Балубу, не знаешь, где он? Знаю, говорю, я как раз иду к нему. Блез говорит: вот хорошо, что я не сам ему это передам. И дал кассету от магнитофона.

— Что еще за кассету от магнитофона?

Балубу, прости, но я ее уже прослушал. У меня же есть японский кассетник, ты знаешь. — Бико отвернулся. — Я ведь сразу даже не врубился, зачем Блез сунул мне эту кассету.

— Зачем же он тебе ее сунул? Эй, дохляк! — Закусив палец, Балубу раздраженно сплюнул. Слушай, слизняк, мне вся эта история не нравится. Говори все до конца.

— Хорошо, до конца, так до конца. Вчера Ксата говорила с Парижем, с этим самым Анри. Они уговорились, что сегодня вечером он приедет за ней сюда из Парижа и тут же увезет назад, чтобы там, в Париже, они могли пожениться. Блез все это записал.

— Пожениться? — Внешне Балубу по-прежнему выглядел совершенно спокойным. — Ладно. Малыш, ты захватил с собой этот кассетник?

Лицо Бико страдальчески сморщилось:

— Балубу, не надо. Прошу тебя, не надо. Я уже пожалел, что взял у Блеза эту кассету. Ты только растравишь себя, честное слово. А, Балубу? Может, не стоит? Ведь что уж случилось, то случилось.

— Бико, не выводи меня из себя. Ты захватил с собой этот кассетник?

— Ну… да. Только, Балубу, может, все же не стоит? А?

— Не твое дело, стоит или не стоит. Давай сюда кассетник. Быстро. Ну? Или ты хочешь, чтобы я сам его взял?

— Нет. — Достав из кармана куртки портативный японский магнитофон, Бико протянул его Балубу. — Вот, держи. Только, Балубу, я сразу же уйду. Уж извини.

— Делай что хочешь. — Посмотрев вслед ковыляющему по мосткам Бико, Балубу вдруг понял, что из-за охватившей его ярости он почти ничего не видит. Черт, подумал он, проклятье, ведь в глазах у меня совсем темно. Тут же сказал сам себе: я должен собрать все силы. Все, что во мне есть. Все, но стать спокойным. Что бы там ни случилось, я должен успокоиться.

Минут через пять ему в самом деле удалось успокоиться. Он снова увидел коснувшееся края озера закатное солнце. И, осознав это, нажал кнопку магнитофона.


* * *

Нгзима сидел, изо всех сил вжавшись в жестяное сиденье джипа. Он вслушивался в неумолчный шум леса в наступающих сумерках, понимая: если он и его боевики обнаружат себя хотя бы одним неосторожным движением, все пропало. Операция, подготовить которую ему стоило стольких трудов и к успешному завершению которой он сейчас как будто бы подошел почти вплотную, сорвется. Двое, которых они ждут и которым знаком здесь каждый куст, ускользнут в одно мгновение. Или придумают что-то, что поможет им избежать смерти. А ему и его боевикам помешает провести операцию бесшумно.

Рядом с джином неподвижно, как изваяние, стоял Бико по кличке Хромой. Встретив его взгляд, Нгзима показал знаком: ты не ошибся? Место выбрано точно? Хромой, так же знаком, ответил: это обычное место их встреч. Гарантировать, что они не сменят место встречи, он не может. Кивнув, Нгзима подумал: взгляд Хромого напоминает сейчас взгляд затравленного зверя. Все понят но. Хромой наверняка убежден, что после того, как боевики Нгзимы убьют тех двоих, они тут же убьют и его. Так и будет, подумал Нгзима. Он, Нгзима, потом, чуть погодя, лично выстрелит в затылок Хромому. Однако сейчас Хромого нужно ободрить. Хромой был одним из его лучших агентов и пока, до этого момента, практически один подготовил всю операцию. За это он заслужил радость не знать, что его убьют.

Подумав об этом, Нгзима пригнулся и с улыбкой тронул Хромого за плечо. По его замыслу, этот жест должен был означать: не волнуйся, все будет в порядке. Кажется, Хромой ему поверил. Во всяком случае, он с облегченным вздохом улыбнулся в ответ.

Через несколько секунд Нгзима услышал: кто-то идет сквозь заросли. Шаги были относительно шумными, и по взгляду Хромого Нгзима понял: это они. Боевики стоят на местах, подумал Нгзима. Значит, или операция сорвется, или все произойдет через секунду-другую. Не успел он об этом подумать, как из зарослей совсем близко раздался треск ветвей, шорох, сдавленный крик. Затем довольно долго Нгзима слышал лишь один звук: кряхтенье. Так кряхтят силачи, поднимая непосильную тяжесть. Лишь чуть погодя Нгзима понял: это не кряхтенье, а предсмертный хрип. Облегченно вздохнул. Других звуков нет, значит, все в порядке. Боевики со своим делом справились. Впрочем, в том, что они с ним справятся, он не сомневался с самого начала. Выезжая сюда, в Бангу, он как никогда тщательно подобрал группу. Включив в нее лучших из лучших.

Прошло чуть больше минуты, и из зарослей вышел один из боевиков, Була, отвечающий за эту часть операции. Сразу было видно, что дело, которое он только что сделал, далось ему трудно: мускулистое тело боевика было покрыто потом, он тяжело дышал. Тем не менее Була шел совершенно бесшумно и так же бесшумно остановился, недалеко от джипа. Поймав взгляд Нгзимы, показал скрещенные руки: все кончено.

Спрыгнув с джипа, Нгзима кивнул Буле: отойдем. Зайдя вместе с боевиком в густой кустарник, сказал:

— Что там была за возня?

— Балубу… — Була устало вытер ладонью пот со лба. — Я не думал, что он такой слон. Еле одолели его… всемером.

— А девка?

— Я с нее и начал. С девки. Придушил ее — сзади, из кустов. Балубу увидел — и кинулся. Я ее отшвырнул. Мы все всемером — на него. Надо же было не дать ему закричать… Еле одолели.

— А девка?

— Девка сразу отдала концы. Только пискнула.

— Ты точно знаешь, что она мертва?

— Патрон… Мертвее не бывает. Да она… кузнечик.

— Ладно. Вас никто не видел… из деревни?

— Шеф… Вы же знаете, как ходят в лесу деревенские… Их не слышат даже леопарды… Ну, а так — вроде все было тихо.

— Хорошо. Быстро уходим.

К концу этих переговоров из леса вышли остальные шесть боевиков, такие же потные и тяжело дышащие, как первый. Нгзима кивнул. Все шестеро без лишних слов влезли на задние сиденья джипа. Нгзима, подойдя, тоже втиснулся на одно из задних сидений. Взглянул на топтавшегося возле машины Хромого. Теперь в джипе пустовало лишь место рядом с водителем, и после того, как Нгзима показал жестом «садись», Хромой сел. Водитель дал газ, и джип медленно, на тихих оборотах, пополз в чащу.

Так, на медленных оборотах, они двигались около получаса. Наконец, заметив впереди асфальтовую ленту шоссе, водитель затормозил, посмотрел на Нгзиму:

— Все, шеф. Здесь наша территория. Что делать?

— Возвращаться в столицу. Причем как можно скорей.

— Может, небольшой перекур? — Эта фраза, сказанная одним из боевиков, была подготовлена Нгзимой заранее.

— Перекур? — Нгзима усмехнулся. — Ладно, вы его заслужили. Только недолго.

После того как все вышли из машины, Нгзима, улучив момент, зашел за спину Хромого. Точным движением поднял пистолет и выстрелил в затылок. Не глядя на упавшее под ноги тело, бросил:

— Закопать, быстро. И в дорогу.

Действуя саперными лопатками, опытные боевики быстро закопали тело. Уселись в машину, и водитель дал полный газ.


* * *

Анри вглядывался в пляшущие на ветвях два желтых пятна. Они давно уже ехали сквозь джунгли в темноте, с включенными фарами. Первый час пути водитель вел свой «ниссан» медленно, но затем, заметив с облегченным вздохом: «Черт, наконец опасную зону проскочили», значительно прибавил скорость. Сейчас, судя по тому, что он насвистывал какой-то веселый мотив, он уже не боялся «получить пулю в череп».

Разглядывая заросли, качающиеся в свете фар, Анри подумал: он точно знает, как будет действовать, оказавшись в Бангу. Прежде всего он разыщет Мишеля. Да, конечно, Мишеля, только Мишеля. Все остальное, после того как он увидит Мишеля, будет гораздо проще. Мишель по его просьбе позовет Ксату. А лучше даже не позовет, а сразу приведет ее к машине. Так, чтобы не вызывать раньше времени лишних разговоров в деревне. Остальное же, возвращение назад и полег, будет для них после выезда из Бангу сущим пустяком.

Прислушавшись к реву мотора, подумал: если все сбудется и они с Ксатой в самом деле улетят сегодня в Париж, это будет немыслимым счастьем. Только бы это сбылось. Только бы сбылось.

Посмотрел на водителя:

— Долго еще?

— Уже почти приехали. Это ведь Бангу.

— Бангу?

— Да, мы едем вдоль озера. Вам где остановить, у мостков?

— У мостков. Вы знаете, где это?

— Месье, я ведь сам из этих мест. Знаю здесь каждый пень.

Проехав немного, водитель затормозил. Выключив мотор, посмотрел на Анри:

— Все, месье, Бангу.

— Бангу? — Вглядевшись в темноту, Анри увидел лишь заросли, и ничего больше. Заметив его колебания, водитель улыбнулся:

— Не узнаете?

— Сам не пойму, я ведь здесь всего второй раз.

— Понятно. Я бы вас проводил, да боюсь машину оставить. Месье, если честно, тут идти всего ничего. Идите вон туда, прямо через кусты. Там всего-то дороги метров сорок. Вам лишь бы выйти к берегу, а там сразу все станет ясно.

— Хорошо. Сколько вы сможете меня подождать? Час сможете?

— Час? — Водитель помолчал. — Ладно, час так час. Но постарайтесь не затягивать, хорошо?

— Постараюсь. Это ведь в моих интересах.

Выйдя из машины, Анри тут же вошел в заросли. Стараясь убедить себя, что ничего страшного здесь нет и быть не может, минуты три он продирался сквозь громко шумящий при каждом его движении кустарник. Наконец понял, что выбрался к берегу озера. Да, теперь он узнал это место. Над озером висят огромные звезды. Шуршат камыши. А вот, справа, мостки, до них совсем близко.

Спустившись к мосткам, он прошел метров тридцать по качающемуся бамбуковому настилу. Наконец увидел впереди чью-то тень. В первое мгновение он на всякий случай замедлил было ход. Но тут же сказал сам себе: бояться нечего. Я должен идти вперед.

Когда до тени оставалось метров пять, человек, стоящий у перил, повернулся. Вглядевшись, Анри узнал Мишеля. Мишель тоже сразу узнал его.

— Привет, Анри. Я уже час тут торчу, жду тебя.

Анри показалось, что Мишель смотрит на него как-то странно.

— Занятно. Ты что, знал, что я приеду?

Мишель отвернулся.

— Знал. Вот что, Анри, ты должен собрать все свои силы. Случилось несчастье.

— Несчастье? Какое еще несчастье?

— Сейчас… — Мишель потер лоб. — На чем ты приехал? На автобусе?

— На такси.

— Ты уже отпустил его?

— Нет. Такси осталось здесь. Я хочу на этом же такси уехать назад. И не один, а вместе с Ксатой.

— Понятно. — Мишель постоял, обдумывая что-то. — Анри, возьми себя в руки, ладно? Ксаты больше нет. Ксата умерла. Ее убили.

Несколько секунд Анри молчал, вглядываясь в Мишеля; Он абсолютно не понимал смысла только что сказанных слов. Наконец выдавил:

— Что ты несешь, Мишель? Как могли убить Ксату? И кто? — Неожиданно с ним что-то случилось; схватив Мишеля за майку, он начал изо всех сил трясти его, выкрикивая: — Не смей так шутить! Не смей! Не смей, слышишь! Слышишь, не смей!

Он не замечал, что Мишель, ничуть не пытаясь высвободиться, терпит все это, закрыв глаза.

Наконец он осознал: Мишель здесь ни при чем. По поведению Мишеля ясно, что он и не собирался шутить. Судя но тому, как ведет себя Мишель, он сказал правду. Но если это так, так, значит, что же, Ксата действительно мертва? Ее в самом деле убили?

Мишель все еще стоял с закрытыми глазами. Наконец, не открывая их, сказал:

— Анри, запомни: мне гак же тяжело, как и тебе. Но ты должен взять себя в руки.

При чем тут «взять себя в руки»? — подумал Анри. Я не хочу брать себя в руки. Не хочу, не хочу, не хочу. Если то, что он сказал, правда, если Ксата в самом деле мертва, мне уже ничего не нужно. И никогда не будет нужно.

Они стояли молча. Наконец, взглянув на него, Мишель сказал:

— Анри, сейчас ты должен поехать назад. В столицу.

До Анри все еще не доходил смысл того, что ему говорил сейчас Мишель. Он пытался понять, что ему остается сейчас делать — если правда то, что Ксата мертва. Пытался и не мог.

— Тебе нужно вернуться в столицу, — повторил Мишель.

— В столицу?

— В столицу. Поезжай на этом же такси в аэропорт. Жди нас в аэропорту, на стоянке местного автобуса. Ты ведь знаешь эту стоянку?

— Стоянку? — Анри все еще плохо понимал, что ему говорит Мишель. — Стоянку чего?

— Стоянку автобуса местных линий. Ты ведь уезжал с нее в прошлый раз.

— Да-а… Анри знал только одно: в его голове все спуталось. Больше он ничего не понимал. Ничего. — Но зачем мне эта стоянка?

— Ты подождешь там нас. Меня и Жильбера.

— Тебя и Жильбера? — Анри совсем ничего не понимал. — Почему Жильбера? Он что, здесь?

— Здесь. Вот что, Анри, езжай назад. Езжай на том же такси. Доезжай с ним до аэропорта, выходи и жди нас на стоянке автобуса. Все. Остальное тебе объяснит Жильбер.

Как больно, подумал Анри. Как больно, если Ксаты в самом деле больше нет.

— Я хочу увидеть Ксату. Пусть даже мертвую.

— Нельзя. — Сказав это, Мишель снова закрыл глаза. Повторил, помолчав: — Нельзя, Анри, никак нельзя. Уж поверь мне, своему брату: нельзя. Ты понял? — Он посмотрел на него. — Увидеть Ксату нельзя.

— Но почему? — Все плывет, подумал Анри. Все плывет, и я ничего не понимаю.

— Потому что… — Мишель повернулся к озеру. — Потому что тебя могут убить. И меня убьют вместе с тобой. Хоть я и свой.

— Но почему?

— Потому что все было сделано так, что деревня сейчас убеждена: в смерти Ксаты виноват ты.

— Я? Может, я сошел с ума, — подумал Анри. — Наверное. Ведь никто во всем мире не сможет предположить, что я, именно я, мог бы убить Ксату.

— Да. Не думай, на самом деле твоей вины здесь нет. Убийство Ксаты было подстроено. Они все подстроили. Они все знали, они знали даже то, что сегодня ты за ней приедешь. И воспользовались этим.

— Но кто это — они?

— Сейчас нет времени объяснять. Я объясню тебе все потом, я или Жильбер. Пойдем, я тебя провожу к такси. Пойдем, пойдем. Я ведь понимаю, что с тобой сейчас происходит.

Мягко обняв его за плечи, Мишель повернул его. — Пошли, Анри. Постарайся меньше об этом думать. Постарайся.

— Нет! — Рванувшись изо всех сил, Анри попытался вырваться из рук Мишеля. — Нет! Я должен ее увидеть! Должен! Должен! Пусти меня! Слышишь, пусти меня! Пусти!

Держа его изо всех сил, Мишель хрипел сквозь зубы: — Анри, успокойся! Анри, умоляю тебя, успокойся! Теперь уже ничего не вернешь! Не вернешь! Слышишь, не вернешь? Да успокойся же ты!

Так они боролись минут десять. Мишель был явно сильней, но Анри придавало силы отчаяние. Вырываясь из объятий Мишеля, он думал о том, что не сможет уйти отсюда, так и не увидев Ксаты. Он должен ее увидеть. Неважно, какой она при этом будет, живой, мертвой, но он должен взглянуть ей в глаза, увидеть ее лицо, пусть хотя бы на миг, на одно мгновение, но ощутить себя рядом с ней… Он должен ощутить себя рядом с ней, должен, должен… Каждый раз, когда он думал об этом, он чувствовал прилив сил и ему удавалось вырваться, но ненадолго. Мишель тут же снова обхватывал его.

Так они боролись, тяжело дыша, исступленно хрипя в темноте. Наконец в один из моментов, попытавшись скрутить Анри, Мишель промахнулся. Чтобы не упасть в воду, ему пришлось ухватиться одной рукой за перила. Анри дернулся, лианы, не выдержав напора, треснули, и Мишель упал в воду. Не обращая внимания на крики Мишеля, Анри изо всех сил побежал к деревне. Сначала он, задыхаясь от скорости, мчался по мосткам, потом, спрыгнув на берег, понесся по пустынной дороге, мимо молчащих хижин. В груди у него все разрывалось, ему казалось, он вот-вот упадет. Но он бежал, бежал…

Он сам не заметил, как выбежал на деревенскую площадь. У дома, в котором он познакомился с Ксатой и который был так хорошо ему знаком, стояла молчаливая толпа. Странно, подбегая к ней, он видел только спины, бесконечное множество спин, одни спины, ни одного лица… Когда он подбежал к этим спинам, никто не повернулся. Тем не менее Анри знал точно: Ксата сейчас там, в центре этой толпы.

Наверное, минуту он стоял, задыхаясь, пытаясь прийти в себя. Наконец, втиснувшись между людьми, сделал несколько шагов. Остановился дальше пройти было невозможно. Никто не обратил на него ни малейшего внимания. Люди стояли, стиснутые со всех сторон; задние, пытаясь увидеть, что происходит там, в центре толпы, вытягивали головы, пытаясь оттеснить передних. Но передние, как вскоре понял Анри, тоже были целиком поглощены зрелищем, разворачивающимся перед ними.

— Бесполезно… сказал кто-то под самым ухом Анри. — Прошло слишком много времени…

— Подожди… ответил робкий женский голос; в этом голосе Анри почудились рыдания. — Это же Нгеба… Нгеба… Он сможет… Сможет…

Нгеба. Анри знал это имя. Он видел этого старика в прошлый приезд. Ему объяснили, что Нгеба — главный колдун и знахарь деревни. Пытаясь рассмотреть, что происходит впереди, сделал несколько отчаянных движений. В конце концов это помогло: он оказался настолько близко от первых рядов, что увидел в просвете между шеями и затылками то, что происходило сейчас там, на небольшом пространстве, окруженном людьми.

Там лежала Ксата — на спине, с закинутой головой. Лежала на небольщом, не выше полуметра, возвышении. Лишь вглядевшись, Анри понял: возвышение состоит из нескольких тесно прижатых друг к другу мешков, наполненных, судя по всему, чем-то мягким. Сверху мешки были накрыты сложенным вдвое покрывалом. На них и лежала Ксата. Обнаженная; лишь накидка, которую Анри хорошо знал, накрывала тело Ксаты от пояса до колен. Рядом с Ксатой на корточках сидел Нгеба — старик, выглядевший удивительно дряхлым, с изборожденным морщинами лицом. Нгеба был одет в длинный, спадающий до земли балахон. В момент, когда Анри увидел его, Нгеба вялыми, какими-то, как ему показалось, неохотными движениями мерно поднимал и опускал руки Ксагы. Рядом с Нгебой, обняв себя за плечи, стояла Зуфата — старуха, давшая когда-то Анри возможность первый раз увидеть Ксату.

Наконец, подняв руки Ксаты в последний раз, Нгеба осторожно опустил их — так, что они остались лежать вытянутыми вдоль туловища. Взяв край балахона, медленно, очень медленно вытер им мокрое от пота лицо. Встав, посмотрел на Зуфату:

— Попробуй ты. Попробуй. — Добавил незаметно: — Мертва.

Но то, что его губы сказали «мертва», наверняка поняли все. Белки глаз Зуфаты закатились. Она как-то отстранение замотала головой.

— Попробуй, — повторил Нгеба. — Зуфата!

— Нгеба… Я не могу… Не могу…

— Ладно… — Нгеба посмотрел на Ксату. — Передохнем. И я попробую снова. Принеси пока новую мазь. Новую, слышишь?

— Бесполезно… — прошептал мужской голос под самым ухом Анри. — Она мертва… Мертва…

Не выдержав, Анри крикнул:

— Пустите! Пустите меня к ней!

Толпа повернулась в его сторону. Люди смотрели на него с угрозой. Сейчас он всей кожей, всем своим существом ощущал их угрюмую ненависть. Но удивительно, эта ненависть как будто его не касалась. Он был вне ее.

Наконец кто-то из задних рядов крикнул:

— Что мы смотрим! Надо его убить! Убить!

Толпа качнулась. Что ж, подумал Анри, пусть они убьют меня, пусть. По крайней мере я не буду испытывать того, что испытываю сейчас, — пустоты. Эта пустота хуже всего. Лучше смерть, чем эта бессмысленная пустота.

Он стоял, вглядываясь в толпу. Наконец заметил: первые ряды, отделявшие его от Ксаты, раздвинулись.

Нгеба подошел к нему. Несколько мгновений старик вглядывался в Анри. Наконец сказал:

— Пусть пройдет. — Помолчав и отвернувшись, добавил тихо: — Иди. Посмотри на нее и уходи. Сразу уходи.

Анри двинулся сквозь толпу. Подойдя к возвышению, присел.

Глаза Ксаты были открыты, подбородок неестественно задран вверх. Он смотрел на Ксату, пытаясь понять: что же отражается сейчас в ее глазах? Боль? Страх? Растерянность? Нет, в ее глазах не было сейчас ни того, ни другого, ни третьего. Сейчас в ее глазах не отражалось ничего, в них было только безразличие.

Он почувствовал прикосновение чьей-то руки. Подняв голову, увидел Мишеля.

— Пошли, — сказал Мишель. — Пошли, Анри.

Они молча прошли сквозь толпу. Двинулись по пустой деревне. Анри ничего не понимал, кроме одного: Ксаты уже нет. Нет и никогда больше не будет. Он шел и видел ее пустые глаза. Глаза, в которых стояло безразличие…

Пройдя сначала по мосткам, а потом сквозь береговые заросли, они вышли к ожидавшему Анри «ниссану». Такси стояло там же, где его оставил Анри. Подойдя, Мишель пригнулся. Вгляделся в водителя. Сказал:

— Прошу тебя учесть одно: это мой брат. Отнесись к нему с пониманием, хорошо?

В глазах водителя отразился испуг. Правда, он тут же постарался этот испуг побороть:

— Я бы в любом случае отнесся к нему с пониманием. Твой брат может это подтвердить.

— Верю. — Мишель подождал, пока Анри сядет рядом с водителем. Захлопнув дверцу, сказал в окно: — Анри, значит, ты все понял? Ты ждешь нас там, где я тебе сказал. Понял?

Слова Мишеля доносились до Анри будто сквозь пелену. Лишь когда Мишель повторил свой вопрос, он с неимоверным трудом смог выдавить лишь одно слово:

— Понял.

Включив мотор, водитель посмотрел на Анри:

— Месье, а девушка? Подождать ее?

— Девушка не поедет, — сказал Мишель. — Довези брата, больше от тебя ничего не требуется. И смотри, чтобы все было в порядке.

— Не волнуйся, доставлю я твоего брата, как на крыльях.

Весь путь до аэропорта Анри сидел, бессмысленно вглядываясь в качающуюся перед ним дорогу. В нем не было даже боли. Он понимал лишь одно: теперь, после того, как Ксата умерла, жизнь потеряла для него смысл. Он ничего не хочет от жизни. Ничего, абсолютно ничего.


* * *

Посмотрев на электронное табло на фронтоне аэровокзала, показывающее семь минут одиннадцатого, Жильбер подумал: плохо. По всем расчетам, такси с Анри, за которым они ехали от самого Бангу, должно было уже появиться. Но его пока не было.

Сюда, к стоянке автобуса в углу площади, они на «шевроле», взятом в прокате на подставную фамилию, подъехали из Бангу, опередив «ниссан» с Анри, минут десять назад. Сейчас они с Мишелем стояли между штабелями пустых ящиков сразу за остановкой. Остальные сидели в «шевроле».

Наконец Мишель тихо сказал:

— Это он.

Жильбер вгляделся. Точно, темное пятно, возникшее на том конце площади, оказалось желто-зеленым «ниссаном». Развернувшись, «ниссан» медленно подкатил к пустующей сейчас стоянке такси. Остановился. Затем, после того как фары погасли и за лобовым стеклом вспыхнул синий огонек, из машины вышел Анри.

— Предупреди ребят, пусть будут наготове, — сказал Жильбер.

— Хорошо. — Мишель ушел.

Через несколько секунд Жильбер, продолжая наблюдать за Анри, услышал, как хлопнула дверца стоящего рядом «шевроле». Мишель сел в машину. Однако сейчас Жильбера больше интересовали действия Анри. Лишь бы его не засекли, подумал он. За последнее время из-за наблюдателей ООН открытая слежка в столице сведена до минимума. И все же от балиндовцев можно ожидать всего. В любом случае будет лучше, если Анри сразу пойдет сюда. Площадь сейчас пуста, и сразу можно будет понять, есть ли хвост.

С минуту Анри стоял не двигаясь, затем медленно двинулся в его сторону. Анри шел, опустив голову, не глядя по сторонам, явно ничего не замечая. Ясно, подумал Жильбер, парнишка в шоке. Причем может случиться так, что сегодня он из этого шока так и не выйдет. Как глупо все получилось. Он обязан был предусмотреть, что Анри попытается связаться с Ксатой. Обязан. А он узнал это только от Нгалы. О том, какой «удар судьбы» имеет в виду Балинда, он мог догадаться задолго до сегодняшнего дня. Даже и сегодня он мог еще успеть — ведь он с Шарлем и двумя Франсуа ухитрился прилететь сюда, в Африку, вместе с Анри, на одном самолете, так, что Анри их даже не заметил. В Бангу же они оказались даже раньше, чем Анри, и все же Нгзима его опередил. Удар Нгзимы его опередил. Конечно, балиндовцы давно пасли Ксату. Черт, выругался про себя Жильбер, все же у балиндовцев все равно ничего бы не получилось, не будь этого злосчастного звонка Анри. Этот звонок все и решил. К звонку добавилось еще и то, что Балубу на некоторое время потерял голову.

Постояв, Жильбер сказал сам себе: ладно, ничего. Теперь он постарается перехитрить Нгзиму. Он задумал удар, который сразу выбьет почву из-под ног не только Нгзимы, но и Балинды. Правда, он должен еще решить для себя, в какой степени может ввязывать в это дело Анри. Впрочем, если Анри все сделает правильно, риска для него почти не будет. В плане, который он разработал, предусмотрена любая мелочь. В Анри может просто угодить случайная пуля, это другое дело. Но на войне, как на войне.

Наконец Анри подошел к стоянке и остановился рядом с Жильбером. Да, теперь Жильбер знал точно: слежки за Анри нет. Сказал тихо:

— Анри, зайди за ящики, хорошо?

После того как Анри оказался рядом. Жильбер взял его за плечи:

— Малыш, держись. Очень тебя прошу, держись. Слышишь?

Анри смотрел куда-то за Жильбера, в темноту. Взгляд был совершенно бессмыслен. Надеясь хоть как-то вывести Анри из транса, Жильбер встряхнул его:

— Анри, перестань. Ты должен держаться, во что бы то ни стало должен держаться.

— Да я держусь. — Помолчав, Анри поднял глаза: — Как хоть ее убили?

Самое время рассказать ему сейчас всю правду, подумал Жильбер. Во всяком случае, это единственное, что может вывести его из шока. Средство жестокое, но другого выхода он просто не видит.

— Балиндовцы предупредили Омегву: если он не снимет свою кандидатуру с предстоящих президентских выборов, они нанесут ему удар. Естественно, Омегву кандидатуры не снял. Ну и они убили Ксату. Самое обидное, я слишком поздно понял, какой удар они имеют в виду.

Анри смотрел на него, широко открыв глаза. Ясно, ему нужно время, чтобы он сообразил наконец, как все случилось.

— Значит, это сделали балиндовцы?

— Балиндовцы. Конкретный исполнитель Альфред Нгзима. Ты знаешь, кто такой Альфред Нгзима?

— Нет.

— Формально Нгзима занимает в кабинете Балинды пост министра безопасности. Поскольку Балинда придавал убийству Ксаты особое значение, он поручил убить ее лично Нгзиме. Что тот и сделал сегодня вечером.

— Да? — Похоже, то, что он говорил, все еще не доходило до Анри.

— Нгзима был сегодня вечером в Бангу. Его машину видели несколько человек. В том числе и Мишель. Со своими боевиками Нгзима затаился в лесу. Выманил из деревни Балубу и Ксату, напал из засады и убил обоих. Ксата была задушена, Балубу заколот. Все было сделано так, чтобы в деревне подумали: Балубу в припадке ревности задушил Ксату, а потом в отместку сам был заколот кем-то из деревенских. Чтобы история выглядела более убедительной, Нгзима специально оставил рядом с телом Балубу вот это. — Жильбер достал из кармана японский кассетник. — Знаешь, что здесь?

— Нет.

— Запись твоего телефонного разговора с Ксатой. Ты несколько дней пытался вызвать Ксату на переговоры. Балиндовцы этим воспользовались. Когда Ксата пришла на переговорный пункт, ваш разговор был записан на пленку, от первого до последнего слова, и пленка в нужный момент была передана Балубу. Вот, собственно, и все.

— Значит, в том, что Ксату убили, виноват я?

— Ксату убила балиндовская охранка. Видишь, за мной стоит «шевроле»?

— Вижу.

— В этом «шевроле» сидят шесть человек. Я седьмой. После всего, что случилось, у нас возникла идея: похитить Нгзиму. Сейчас, по горячим следам. А затем привезти его в Париж и отдать под суд. Как идея, ничего?

— Н-ничего, — выдавил Анри. — Но как это сделать?

— Сделать тяжело. И есть одна деталь, знаешь, какая? Похитить Нгзиму, так, чтобы все прошло гладко, чтобы комар носу не подточил, мы можем только с твоей помощью.

— С моей помощью?

— Да. Это опасно. Поэтому сейчас подумай, очень хорошо подумай, прежде чем сказать — готов ли ты нам помочь. Если у тебя есть хоть малейшее сомнение, отказывайся. Отказывайся и улетай в Париж. И дело с концом. И не волнуйся за нас, мы постараемся придумать какой-то другой вариант.

Несколько секунд они смотрели друг на друга. Наконец Анри сказал:

— Жиль, конечно, я с вами.

— Ладно, малыш. Так вот, о том, что Ксата и Балубу убиты Нгзимой, знаем только мы. Нгзима сделал все, чтобы ни один житель Бангу никого из его людей не увидел. И все же несколько человек заметили как людей Нгзимы, так и машину, на которой они приехали. Кроме того, на месте преступления осталось достаточное количество следов. Все эти следы мы собрали, так что улик для предъявления Нгзиме обвинений в убийстве Ксаты у нас вполне достаточно.

— Улик для предъявления обвинений?

— Ну да, для суда над Нгзимой во Франции. Ксата французская подданная. По французским законам ее убийца, будучи передан в руки французского правосудия, так или иначе понесет ответственность.

Анри сел на заднее сиденье, Жильбер устроился рядом. И подробно, спокойным голосом несколько раз объяснил ему все, что тот должен сделать.


* * *

Анри сидел в машине, зажатый между Жильбером и Мишелем. Из остальных сидящих в «шевроле» он знал еще только Шарля, которого видел один раз в квартире Омегву.

Они ехали по ночному городу, затем по знаку Жильбера водитель остановил машину. Объяснив Анри, как он должен ехать дальше, Жильбер сказал:

— Увидишь пост из двух полицейских. Ты должен встать к нему поближе. Запомни номер телефона: тридцать четыре, ноль четыре, ноль пять. Повтори!

— Тридцать четыре, ноль четыре, ноль пять.

— Это номер дежурного комиссара полиции. Сразу звони по этому номеру, чтобы не путаться со справочной. Все, мы пошли.

Все вышли. Анри остался в матине один. Посидев в тишине, пересел за руль. Не спеша повернул ключ зажигания. Включил фары, дал газ, на средней скорости двинулся по переулку. Свернув направо, понял: он не сбился. Вот светящиеся буквы «Кафе-экспрессо», о котором ему говорил Жильбер. Под козырьком темнеет уличный телефон-автомат, вокруг тихо. Двери кафе закрыты, жалюзи на окнах опущены. Прохожих почти нет.

Затормозив у входа в кафе, Анри посмотрел вперед, есть ли там два полицейских. Да, вот они. Кажется, один из полицейских уже идет сюда. Внутри, в себе, Анри не ощущал никакого страха. Ему было все равно.

Подойдя к «шевроле», полицейский остановился. Это был африканец средних лет, мощного сложения, с неприветливым лицом. Судя по всему, он сейчас прикидывал, стоит ли заговаривать с человеком, сидящим за рулем подержанного «шевроле». Второй полицейский стоял у будки, похлопывая себя жезлом по ноге. Все, подумал Анри, надо идти. И плевать он хотел на этих полицейских.

Выйдя из машины, он подошел к автомату, снял трубку, сунул в щель жетон. После того как он набрал номер, в мембране долго раздавались длинные гудки. Все это время оба полицейских смотрели в его сторону.

Наконец в трубке щелкнуло. Сонный голос сказал:

— Полиция, дежурный пост.

— Простите, месье, я хотел бы поговорить с дежурным комиссаром.

— С дежурным комиссаром? — Кажется, после его слов голос проснулся. — А кто это говорит?

— Подданный Французской республики Анри Дюбуа. Турист, прибывший сегодня в ваш город. Я звоню по чрезвычайно важному делу.

— По чрезвычайно важному делу?

— Да. Месье, прошу немедленно соединить меня с дежурным комиссаром.

— Месье, не волнуйтесь. — Голос, говоривший с сильным акцентом, был полон бархатной вежливости. — Естественно, я сейчас же соединю вас с дежурным комиссаром. Но прежде чем сообщить о вашем звонке, я должен хотя бы приблизительно знать, в чем дело.

— Дело в том, что здесь, у вас, только что убили мою жену.

— Убили вашу жену? Где и когда это случилось?

— Здесь, черт вас возьми. Вы дадите мне дежурного комиссара или нет?

После некоторой заминки голос сказал:

— Секунду, месье, подождите. Я переключу телефон.

В трубке раздался щелчок. Наступила пауза, в течение которой в мембране слышалось только слабое шуршание. Наконец другой голос, с таким же невообразимым местным акцентом сказал:

— Сисоко, в чем дело?

— Господин комиссар, с вами хочет говорить некто Анри Дюбуа.

— Анри Дюбуа?

— Да, Анри Дюбуа, француз, находящийся здесь в туристской поездке. Он утверждает: здесь, у нас, только что убили его жену. Предупреждаю, господин комиссар: месье слышит наш разговор.

— Спасибо, Сисоко. Можешь повесить трубку, я разберусь. — Мембрана щелкнула, тот же голос сказал: — Алло? Месье Дюбуа? Вы слышите меня?

— Да, господин комиссар, слышу. Простите, я не знаю вашего имени?

— Майор Тассо. Так месье Дюбуа, что у вас случилось?

— Месье Тассо, сегодня вечером в поселке Бангу убили мою жену. Я требую немедленно начать расследование обстоятельств ее смерти. Предупреждаю: если вы сейчас же, повторяю, сейчас же не займетесь этим делом, у вас будут крупные неприятности. Вы понимаете меня, месье Тассо?

— Месье Дюбуа, я отлично понимаю ваше состояние. И все же постарайтесь успокоиться. Этим вы только поможете нам. Где, вы говорите, было совершено убийство?

— В поселке Бангу.

— В поселке Бангу? Вы были там в туристской поездке?

— Нет. В Бангу живет моя жена.

— Ваша жена? — Несколько секунд трубка молчала. — Но вы сказали вы подданный Франции?

— Да, я подданный Франции. И она тоже подданная Франции. Я приехал, чтобы увезти ее, но не успел. Ее убили. И я требую расследования.

— Простите, имя вашей жены?

— Ксата. Ксата Бангу.

— Момент… — В трубке послышались неясные звуки. — Значит, Ксата Бангу. Сейчас я возьму список происшествий за последние сутки, вы подождете?

— Я дал себе слово выяснить все по горячим следам, так что прошу поскорей.

— Не беспокойтесь, месье, много времени это не отнимет.

После короткой паузы голос майора Тассо сказал:

— Месье, действительно, к нам поступило донесение местной полиции. Сегодня вечером в поселке Бангу убита Ксата Бангу. Но месье… — Голос помолчал. Вы знаете причину смерти вашей жены?

— Не знаю, но очень хочу знать.

— Тогда прошу вас взять себя в руки.

— Считайте, я взял себя в руки.

— Вашу жену убили на почве ревности. Ее задушил один из местных жителей.

— Никакого убийства из ревности не было, я это знаю точно.

— Месье…

— Повторяю: все, что сообщила ваша местная полиция, чушь и вранье. Мою жену никто не убивал из ревности, ее убили по политическим мотивам.

— У вас есть какие-то основания так говорить?

— Повторяю, убийство моей жены было подстроено, это было злостное умышленное убийство. Предупреждаю вас, месье Тассо: если вы сейчас же, немедленно не начнете поиски убийц, я сразу же звоню во французское посольство. А также моим друзьям, корреспондентам различных газет. И поднимаю крупный международный скандал. Вы поняли меня, месье Тассо?

В трубке возникла долгая пауза. За время этой паузы Анри успел рассмотреть улицу и полицейских, без всякого стеснения рассматривающих его в упор.

— Хорошо, месье Дюбуа, — сказал наконец Тассо. — Но для того, чтобы начать, как вы требуете, подробное расследование, я должен связаться со своим начальством. Вы звоните из гостиницы?

— Я на улице, звоню из телефона-автомата. Я только что приехал из Бангу на машине, взятой напрокат. Сейчас она стоит рядом. Вашего города я совершенно не знаю.

— Вы знаете, на какой вы улице?

— На доме рядом со мной надпись «Рю д’Эскарп».

— Значит, вы на Рю д’Эскарп. На этом доме есть какие-то вывески?

— Есть вывеска «Кафе-экспрессо».

— «Кафе-экспрессо»… Чтобы определить, где вы, этого мало. Что там есть еще?

— Чуть подальше полицейский пост, около него два полицейских.

— Полицейский пост… Что ж, месье Дюбуа, в таком случае все упрощается. Вы можете постоять, не вешая трубки?

— Могу.

— Постойте. Мы свяжемся с этими полицейскими, и я тут же к вам подъеду. Вы не против, если один из полицейских проверит ваши документы?

— Совсем не против.

— Отлично. Подождите, я задержу вас не больше минуты.

Один из полицейских скрылся в будке, и Анри понял: его подозвали к телефону. Наконец голос майора Тассо сказал:

— Все в порядке, месье Дюбуа. Я подъеду минут через десять. Садитесь в машину и ждите. И не пугайтесь, если к вам подойдет полицейский, хорошо?

— Хорошо. — Повесив трубку, Анри вернулся в машину. Тут же к машине подошел полицейский. В боковое зеркальце Анри увидел, как полицейский открыл багажник. Вот пригнулся так, что поднятая крышка закрыла его полностью. В таком положении полицейский оставался довольно долго. Наконец, захлопнув крышку, вернулся к переднему окну. Сказал без тени дружелюбия:

— Месье, позвольте ваши документы. Права и паспорт.

— Пожалуйста. — Анри протянул права и паспорт.

Взяв документы, полицейский принялся их изучать.

Вернув документы, пробурчал:

— Ваши имя и фамилия?

— Анри Дюбуа. Вы же смотрели паспорт!

— Смотрел, тем не менее спрашиваю. Где вы родились?

— В Париже.

— Где получили права?

— Тоже в Париже.

— Точнее?

— В седьмом участке четвертого дистрикта.

— Когда прибыли к нам?

— Сегодня. Точнее, вчера.

— Каким рейсом?

— Вечерним «Панафрикен», из Парижа.

— Когда собираетесь уезжать?

— Сегодня. Если не задержусь.

— Оружие есть?

— Нет. Откуда у меня оружие?

Хлопнув себя жезлом по ноге, полицейский усмехнулся:

— Мало ли. Некоторые носят для самообороны.

— У меня нет оружия.

— Все же, месье, позвольте, я проверю. Вы не против?

— Пожалуйста.

Пригнувшись, полицейский прощупал куртку Анри. Похлопал по груди и животу, потрогал задние карманы.

— Действительно, оружия у вас нет. А где ваши вещи?

— У меня нет вещей, я прилетел на несколько часов, чтобы забрать жену. Вещи мне были ни к чему.

— Понятно. — Полицейский стоял, держа жезл так, будто хотел его сломать. — Хорошо, месье. Вы знаете, что за вами сейчас приедут?

— Знаю.

— Машина будет здесь с минуты на минуту. Ждите.

— Жду.

— Отлично. — Козырнув, полицейский не спеша вернулся к своей будке. Подойдя к товарищу, что-то сказал ему. Затем оба, повернувшись, стали наблюдать за «шевроле».

Почти тут же сзади раздался звук автомобильного мотора. Анри посмотрел в боковое зеркало — машина, черный «рено» с полицейской мигалкой. Приблизившись, «рено» мягко затормозил сзади. Человек, сидящий рядом с водителем, открыл дверь. Вышел на тротуар. Это был африканец лет сорока, грузный, с плотной шеей, одетый в белую рубашку и белые брюки. Подойдя к «шевроле» и пригнувшись, человек поставил локоть на дверцу. Улыбнулся:

— Месье Дюбуа?

— Да, это я.

— Очень приятно. Как вы, наверное, догадались, я хотел…

В этот момент Анри услышал легкий шум. Ставни «Кафе-экспрессо» открылись, оттуда кто-то выпрыгнул. Шум привлек и внимание человека: не закончив фразы, он потянулся рукой к заднему карману. Это движение было остановлено голосом, в котором Анри узнал голос Жильбера:

— Нгзима, лучше не двигайся. Учти, пощады не будет.

Только сейчас Анри увидел: Жильбер, а это именно он выпрыгнул из окна кафе, стоит рядом с толстяком, приставив к его виску дуло пистолета.


* * *

Приставив ствол пистолета к виску Нгзимы, Жильбер одновременно увидел: остальные полицейские тоже блокированы. Водителя машины взял на себя выпрыгнувший вместе с ним Шарль, двух постовых Мишель, появившиеся из распахнутой двери кафе Бебе и Франсуа Тлеле. Еще два участника операции, второй Франсуа по кличке Большой и Жан, давно уже стояли рядом на тротуаре; Франсуа с автоматом в руках был выставлен на случай появления неожиданных прохожих, Жан, держащий в руках наполненный сложной смесью шприц, должен был сделать инъекцию сначала Нгзиме, а потом двум полицейским и водителю.

Посмотрев на Нгзиму, Жильбер понял: тот в полуобморочном состоянии. Покосившись на полицейскую машину, подумал: Нгзима сейчас наверняка жалеет, что взял с собой всего одного сопровождающего. Что ж, сам виноват. Сработала уловка, на которую он и рассчитывал: звонок Анри, о приезде которого, конечно же, Нгзима отлично знал. Чувствуя себя здесь, в столице, полным хозяином, Нгзима был уверен, что к его приезду два громилы-полицейских полностью изучат обстановку. На это и делал ставку Жильбер; ясно, ни полицейские, ни Нгзима никак не могли предположить, что приехавший из Парижа турист Анри Дюбуа способен на такую изощренную хитрость. Равно как и то, что из дверей и окон кафе смогут сразу, причем практически бесшумно, выскочить семь вооруженных людей. Жильбер же другого и не ожидал. Он отлично знал, что все шестеро его друзей были опытными боевиками, с солидным стажем и безукоризненной выучкой.

Уловив знак Жильбера, Жан мгновенным движением всадил шприц в ягодицу Нгзимы. Пытаясь избежать укола, Нгзима рванулся было в сторону, но поздно — опытная рука в одно мгновение ввела дозу. Повернувшись к Жильберу, Нгзима ту же стал оседать: Жан еле успел его подхватить.

Пригнувшись, Жильбер посмотрел на Анри:

— Спасибо, малыш. Хорошо сработано.

— Я сделал все так, как ты сказал. — Анри не смотрел в его сторону.

— Вот за это и спасибо. Сейчас мы подвезем тебя к аэровокзалу, и можешь улетать. Я, Шарль и Нгзима полетим с тобой одним рейсом, но лучше будет, если на посадку мы пройдем отдельно. До вылета еще полтора часа, так что успеем. Сейчас скажу пару слов Шарлю, и поедем.

Проследив, как связанных полицейских и водителя усаживают на заднее сиденье «рено», Жильбер сказал сидящему за рулем «рено» Шарлю:

— Едем, как и договорились, по разным улицам.

— Само собой. Мы же не караван.

— До скорого. Встречаемся в зале регистрации.

— До скорого.

Дождавшись, пока «рено» свернет в переулок, Жильбер вернулся к «шевроле». Усевшись за руль рядом с Анри, посмотрел в зеркало: Нгзима на заднем сиденье, надежно зажатый между Франсуа Тлеле и Жаном, сидит закатив глаза и явно ничего не соображая. Что ж. пока все идет отлично. Однако спокоен он будет, лишь когда вместе с Шарлем, Нгзимой и Анри войдет в самолет. Подумав об этом, он дал газ и повел «шевроле» на средней скорости по хорошо ему знакомым улицам столицы. На них все было тихо. Судя по всему, подстраховаться Нгзима не успел, во всяком случае, признаков всеобщей облавы, которая наверняка началась бы, если бы департамент безопасности понял, что Нгзиму похитили, на улицах нет. Прохожих мало, полицейские, если и попадаются на пути, не обращают на «шевроле» никакого внимания. До аэропорта оставалось всего ничего, как вдруг, сделав очередной поворот, Жильбер похолодел. Метрах в восьмидесяти впереди стоял, перегородив улицу, армейский бронетранспортер. Чуть поодаль от него расположился защитного цвета джип. Перед машинами стояла цепочка солдат с автоматами в руках. Черт, подумал Жильбер, вот она, облава. Солдат человек тридцать, причем все с автоматами. Их же четверо, а если не считать Анри, помощь от которого невелика, то и вообще трое. Так что, если солдаты откроют огонь, им конец.

Все же, сбавив скорость, Жильбер постарался взять себя в руки. Прежде всего он попытался понять, откуда и с какой стати здесь мог взяться бронетранспортер. По виду обе машины армейские. Кроме того, у джипа рядом с солдатами стоит лейтенант, форма у которого, он видит это даже отсюда, общевойсковая. Солдаты стоят по стойке «вольно», что, впрочем, еще ни о чем не говорит. Ясно, что, заподозрив опасность, солдаты тут же откроют огонь. Впрочем, Жильбер хорошо знал, что армейские части здесь нередко открывают огонь просто так, на всякий случай.

— Что будем делать? — спросил сзади Тлеле.

Черт, подумал Жильбер, он ведь даже не знает, что ему сейчас ответить. Ведя машину на самой малой скорости, он лихорадочно соображал, что можно предпринять.

— Может, откроем стрельбу? — сказал Тлеле. Пока они очухаются, уложим человек десять. Остальные разбегутся.

— Ни в коем случае. — Надо успокоиться, сказал сам себе Жильбер. Успокоиться, и решение придет само собой. — Спиртное у тебя под рукой?

— Под рукой. Виски.

— Быстро облей всех. Себя, Жана, Анри, меня. И Нгзиму, конечно.

— Хорошо. — Сзади раздалось бульканье, запахло спиртным. Последним Тлеле облил Жильбера: он почувствовал, как теплая жидкость пропитала его волосы и намочила куртку.

— Что дальше? — спросил Тлеле.

— Дальше сунь мне в куртку удостоверение Нгзимы. И запомните все трое: мы сотрудники госбезопасности. Были на пьянке. Все.

Сунув в карман Жильбера удостоверение, Тлеле бросил:

— А Нгзима?

— Нгзима был с нами. Он наш шеф, мы везем его домой. Все, молчи.

«Шевроле» приблизился вплотную к джипу. Подняв руку с пистолетом, лейтенант направил ствол в их сторону. Резко затормозив, Жильбер вышел из машины. Подходя к лейтенанту, наставившему на него пистолет, подумал: если это поднятая по тревоге облава, все, им в самом деле конец. Но если это обычный патрульный бронетранспортер, у них есть шанс выпутаться.

Посмотрев на остановившегося перед ним Жильбера, лейтенант опустил пистолет. Сплюнул. Тщательно растерев плевок ботинком, спросил негромко:

— Кто такие?

На облаву непохоже, подумал Жильбер, во время облавы так себя не ведут. Что ж, если так надо всего лишь хорошо сыграть роль.

Пригнувшись к уху лейтенанта, сказал хрипло:

— Свои, лейтенант. Везем шефа, вот и все.

— Не понял. — Еще раз сплюнув, лейтенант брезгливо отодвинулся от Жильбера. Подошел к машине. Внимательно осмотрел всех сидящих в «шевроле». Сунув пистолет в кобуру на поясе, вернулся к Жильберу. Что значит «свои»? Какие еще свои? Пока я вижу только пьяных штатских. И все.

— Послушайте, лейтенант… — Скосив глаза вниз, Жильбер показал лейтенанту край удостоверения так, чтобы тот смог разглядеть надпись. Мы соседи. Если хотите выяснить отношения, давайте отойдем.

Кажется, вид удостоверения произвел на лейтенанта впечатление. Поколебавшись, он сказал:

— Не знаю, какие отношения вы хотите выяснить. Вы все пятеро пьяны, и по уставу я должен сдать вас в комендатуру.

— Пьяны, только вы что не узнали, кого мы везем?

— Нет.

— Так посмотрите внимательней. Я вас предупредил с самого начала: мы едем с банкета. И везем с собой шефа. Посмотрите, посмотрите.

— Хорошо, я посмотрю еще раз. — Лейтенант шагнул было к «шевроле», И тут же остановился, выхватив пистолет. Выскочивший из-за угла «рено», взвизгнув тормозами, остановился прямо перед джипом.

Лейтенант сделал знак солдатам. Те подняли автоматы, направив стволы на «рено». За рулем сидел Шарль. Не обращая внимания на автоматы, он вышел. Медленно подошел к лейтенанту. Внимательно осмотрел Сначала его, потом Жильбера. Сказал мрачно:

— Лейтенант, зачем вы лезете в наши дела?

Лейтенант усмехнулся. Посмотрев на солдат, снова спрятал пистолет в кобуру.

— В ваши дела? Дорогой, я даже не знаю, кто вы. Этот человек показал мне всего лишь край удостоверения.

— Хорошо, я покажу вам удостоверение целиком.

Достав из кармана удостоверение департамента госбезопасности, Шарль раскрыл его. Однако показывать лейтенанту не торопился.

— Лейтенант, вот мое удостоверение. Но я майор, поэтому покажите сначала свое.

Изучив взглядом Шарля, лейтенант полез в карман. Солдаты, находившиеся около джипа, стояли неподвижно, тем не менее Жильбер заметил: свои автоматы они по-прежнему держали наизготовку.

— Вот, — лейтенант раскрыл книжечку. — Устраивает?

Прочтя то, что было написано в удостоверении, Шарль кивнул:

— Устраивает. А вот мое. — Он показал лейтенанту удостоверение, так и не выпуская его из рук. Только сейчас, наблюдая эту сцену, Жильбер сообразил: удостоверение департамента госбезопасности Шарль позаимствовал у сопровождавшего Нгзиму водителя.

Наконец, несколько раз прочитав текст, лейтенант кивнул:

— Простите, господин майор. Извините, но я не знал, что это ваши люди. Вам ведь известно, какое сейчас время.

— Известно, лейтенант.

— На улицах полно дезертиров, особенно ночью. Во всяком случае, я и мои люди действовали строго по уставу.

— Все правильно, лейтенант. Будем считать, ничего не произошло. Скажите своим ребятам, пусть пропустят обе машины. И все.

— Сейчас. — Обернувшись, лейтенант крикнул: — Робер, Поль — подайте в стороны! Пусть проедут!

Проезжая вслед за «рено» между раздвинувшимися в стороны бронетранспортером и джипом, Жильбер понял: он вымок насквозь. С ног до головы.


* * *

Машина для заправки авиагорючим с фирменными знаками на дверях и цистерне остановилась у железных ворот. Здесь, на контрольном пункте, через который на территорию аэропорта проезжали только служебные машины, несли круглосуточное дежурство пограничники с автоматами. Водитель мигнул фарами. Один из пограничников, жмурясь и сдерживая зевоту, нажал кнопку. Затем, после того как ворота открылись, и машина въехала, подошел к кабине. Водитель, парень лет тридцати в форменной фуражке авиакомпании, улыбнулся:

— Жан-Поль, нам не везет, мы все время пашем ночью. Протянул документы: Глянешь на бумажки?

— Ладно, давай езжай. Знаю ведь тебя как облупленного.

Спрятав документы, водитель направил автозаправщик к стоящим у аэровокзала самолетам. Здесь, остановив машину между двумя самолетами местных линий, выключил фары. Прислушавшись, облегченно вздохнул: снизу, из специально выбитого под сиденьем углубления, доносилось легкое похрапывание. Человек, которого он провез с собой, мирно спал.


* * *

Очередь, проходившая таможенный контроль при посадке на авиарейс «Претория — Париж», была небольшой — рейс был ночным, транзитным, к тому же в столице было не очень много людей, которые могли позволить себе купить авиабилет за твердую валюту.

Убедившись, что Анри, Шарль и Большой Франсуа, пройдя таможенников и пограничников, спокойно двинулись к выходу на летное поле, Жильбер протянул таможеннику документы. Взяв паспорт и билет, таможенник, а затем пограничник сделали вид, что внимательно их изучают. Жильбер отлично знал, что это лишь видимость. Бебе предупредил их, что эта смена таможенников и пограничников в аэропорту относительно безопасна. Иными словами, нисколько не стесняясь, берет взятки. Поскольку самого Жильбера, а также Шарля и двух Франсуа в этот приезд, несмотря на то что они французские подданные, могли ждать любые неприятности, Бебе на всякий случай заранее надежно замазал всю смену, дав ей крупную взятку. Сейчас, поскольку у них все было в порядке, получалось, что взятка была дана лишь для подстраховки. Тем не менее, зная, что от балиндовцев можно ожидать любой неожиданности, Жильбер до самого последнего момента не был уверен, что все кончится благополучно.

Наконец, после того как он, как и все остальные, прошел «раму» и проверку на наркотики, пограничник вернул ему документы. Пройдя к выходу, Жильбер встретился взглядом с Шарлем. Тот показал глазами: все в порядке. Это означало, что авиазаправщик с Нгзимой уже ждет их на территории аэропорта.

После того как они подошли к трапу самолета, водитель авиазаправщика передал Жильберу и Шарлю с рук на руки бессмысленно улыбающегося Нгзиму. У проверяющей билеты стюардессы никаких претензий к ним не возникло. Франсуа Большой, на которого был оформлен билет, давно уже растворился в темноте летного поля. Что же до того, что от Нгзимы за версту несло спиртным, — стюардессу, повидавшую за время работы и не таких пассажиров, это нисколько не взволновало. Все трое беспрепятственно прошли в салон и заняли свои места. Минутой раньше в салон вошел Анри. Жильбер заметил: Анри сидит ни на кого не глядя. Ладно, подумал он, Анри он еще займется, сейчас же он мечтает лишь об одном: чтобы самолет как можно скорей поднялся в воздух.


* * *

Когда утром аэробус приземлился в Бурже, прямо к трапу самолета подъехала полицейская машина. В машине сидели Марсель Эрве и два официальных представителя Интерпола. Жильбер знал, что у Марселя давно заготовлен выписанный Интерполом ордер на арест Альфреда Нгзимы — человека, подозреваемого в связях с международной наркомафией. Для первоначального задержания Нгзимы этого ордера вполне достаточно. Затем, когда личность Нгзимы будет установлена, ему будет предъявлено обвинение в убийстве Ксаты. Это обвинение выдвинет Анри, Жильбер же и Шарль поддержат Анри как свидетели, находившиеся на месте преступления. Конечно, дело об убийстве дочери лидера оппозиции немедленно попадет на страницы газет. Итог как для Нгзимы, так и для Балинды должен быть печальным: Нгзима попадет в тюрьму, причем надолго. Балинда же после такого скандала наверняка уже не сможет рассчитывать на победу на выборах.

Защелкнув на руках Нгзимы наручники. Марсель тихо сказал Жильберу:

— С возвращением. Кстати, надо перекинуться парой слов. Скажем, завтра. Как ты на это смотришь?

— Всегда готов, ты же знаешь. Дай только прийти в себя.

— Ладно, уговорил. До скорого, малыш.

— До скорого.

Посмотрев вслед уехавшей машине, Жильбер сказал стоящему рядом Анри:

— Ну как?

— Никак.

Посмотрев на него, Жильбер подумал: похоже, Анри не скоро придет в себя. Тут же он вспомнил Саида Мухаммеда и его слова: «Анри Дюбуа — жокей, который рождается раз в столетие». Что ж, может, гак оно и есть.

— Перестань. — Жильбер обнял Анри за плечи. Запомни, жизнь у тебя только начинается.

— Она не начинается, Жиль, она кончилась.

— Ну, ну, ну. Да, кстати, на днях я разговаривал с неким Саидом Мухаммедом. Вроде бы он миллиардер. Знаешь такого?

— Знаю, — безучастно сказал Анри.

— Этот Мухаммед страшно тебя хвалил. И клялся, что отдаст все, только бы ты переехал к нему в Англию. Так вот, мой тебе совет: соглашайся. Соглашайся немедленно.

Анри ничего не ответил. Жильбер посмотрел на Шарля, тот кивнул, и они втроем пошли к аэровокзалу.

Усевшись вместе с Анри и Шарлем в такси, Жильбер подумал, что мечтает сейчас только об одном — отоспаться.

На следующее утро Жильбер встретился с Марселем в небольшом кафе в Отее. Марсель коротко сообщил, что арест Нгзимы оформлен надлежащим образом. После этого выложил на стол толстую пачку фотографий:

— Посмотри.

Это были все те же фотоотпечатки с видеопленки, снятой на ипподроме в день Дерби, которые в свое время передала Жильберу Нгала. Просматривая их, Жильбер понял: Пикар и Марсель провели с фотоотпечатками большую работу, ясно было, что они выделили одного из участников скачки, взяв его, судя по всему, иод подозрение; лицо одного из жокеев, участвующих в процедуре взвешивания, на всех фотографиях было обведено красным фломастером.

Отложив стопку, Жильбер спросил:

— Кто же этот симпатяга?

— Это я и пытаюсь выяснить всеми возможными средствами.

Взяв еще раз в руки несколько фотографий, Жильбер развернул их, как карты, веером.

— Ты хочешь сказать, это не жокей?

— Именно.

— Любопытно.

— Женевьев показала фотографию этого типа всем своим друзьям его никто не признал. Жокей оказался фальшивым. Похоже, малыш, здесь работал опытный щипач[6].

— Щипач?

— Да. Щипач-виртуоз, каких во Франции раз-два и обчелся. Его обрядили в жокейскую форму, показали, где нужно встать, ну, а остальное… — Выбив из пачки сигарету, Марсель закурил. Сказал, с наслаждением выпустив дым: — Остальное, Жиль, сам понимаешь. Дело техники.

Жильбер снова углубился в изучение фотографий.

— Никого не напоминает? — спросил Марсель.

— Бакенбарды и усы, конечно, накладные, чтобы затруднить антропометрию2.

— Получается, это или Ружерон «Ксерокс», или Корти «Глинтвейн», — сказал Марсель. По антропометрии.

Вообще-то он похож и на Ксерокса, и на Глинтвейна, — согласился Жильбер. Я бы даже сказал, скорей он все же похож на Глинтвейна.

— Тоже к этому склоняюсь. По нашим данным, в Париже Глинтвейна пока нет, он где-то на гастролях. — Глинтвейн может не признаться.

— Может. — Марсель затянулся. — Жаль, но я ведь тоже не слабак. Лишь бы найти Глинтвейна. Остальное будет проще.


* * *

— Месье Дюбуа?

Окликнувший Анри человек сидел в холле жокей-клуба, за журнальным столиком. На вид человеку было лет тридцать, у него были черные усы и такие же волосы. Как только Анри обернулся, человек, положив сигару, встал и подошел к нему. Улыбнулся дружески:

— Месье Дюбуа, меня зовут Саид Мухаммед. Добрый день. Может быть, присядем и поговорим?

Проклятье, подумал Анри, неужели это в самом деле Саид Мухаммед? Сам Саид Мухаммед, собственной персоной?

— Добрый день, месье Мухаммед. Конечно, я готов поговорить.

Сев в кресло и дождавшись, пока Анри сядет рядом, Мухаммед некоторое время рассматривал его с мягкой улыбкой. Наконец сказал:

— Месье Дюбуа, рад видеть вас. Вы не против, если я буду вас звать просто Анри?

— Конечно, месье Мухаммед.

— Знаете, Анри, я уже довольно долго и безуспешно пытаюсь встретиться с вами. Вы просто неуловимы.

— Д-да? — Встретив дружелюбный взгляд, Анри пожал плечами: — Может быть. Если честно, у меня сейчас… Он замолчал.

— Понимаю, очень хорошо понимаю. У вас сейчас тяжелый период.

— Вот именно.

— Да. Что ж… — Мухаммед взял сигару. Осмотрел ее. — Тяжелый период бывает у всех. Я знаю, с вами разговаривал Ричардс, мой личный секретарь. У вас был с ним разговор?

— Был.

— Ричардс передал, что я хотел бы сотрудничать с вами?

— Передал.

— И говорил об условиях? В частности, о пяти миллионах компенсации?

— Говорил.

— Понимаю. Мухаммед надолго углубился в изучение висящего напротив гобелена. Знаете, Анри, забудем о деньгах. Запомните: вы будете заниматься любимым делом. Причем заниматься так, как вы хотите. И клянусь, меньше чем через два месяца я сделаю из вас звезду. Вы хотите стать звездой?

Анри улыбнулся. Неожиданно для себя он сделал открытие: он подпал под обаяние этого худощавого, отлично говорящего по-французски араба.

— Даже не знаю. Я ведь начинающий жокей, не более того.

— Начинающий жокей… Что ж, скромность, как говорили наши деды и отцы, украшает. Помолчав, Мухаммед тронул Анри за плечо: — Анри, все дело в том, что к французскому скаковому спорту я не имею никакого отношения. Я живу в Англии, занимаюсь английским скаковым спортом и английскими лошадьми. Поэтому я и приглашаю вас в Англию. Клянусь, если вы согласитесь, вы об этом не пожалеете.

Вглядываясь в улыбающиеся глаза Мухаммеда, Анри подумал: кажется, этот человек обладает каким-то секретом. Иначе он не смог бы вывести его, Анри Дюбуа, из многодневного транса.

— Так да или нет? — спросил Мухаммед.

— Да, — сказал Анри.

— Вот и прекрасно. — Пожав ему руку, Мухаммед осторожно погасил сигарету. Добавил: — И запомните этот день, Анри. Это день начала вашей славы.

— Что вы, месье Мухаммед…

— Да, да, Анри. Именно. Вашей славы, именно славы. В этом вы довольно скоро убедитесь. А сейчас… — Глаза Мухаммеда продолжали улыбаться. — Я хочу вам сделать сюрприз. Уверен, для вас эго будет очень и очень приятный сюрприз. Очень.

— Сюрприз? Анри никак не мог понять, что же скрывается в этой улыбке Мухаммеда. Никак.

— Да, сюрприз. Но для этого нам придется проехаться в Шантийи[7].

— В Шантийи?

— В Шантийи. Я снимаю там дом уже несколько лет. Когда я в Париже, я останавливаюсь там. Проедемся?

— Н-ну… если вы меня приглашаете.

— Я вас приглашаю. Вы на машине?

— Да.

— Я гоже на машине. Будете держаться за мной. Идем?

— Как прикажете, месье Мухаммед.


* * *

После того как они, достигнув Шантийи, проехали большой дворец, парк, большие конюшни и ипподром, «роллс-ройс» Мухаммеда остановился у витых чугунных ворот старинного особняка. Подошедший охранник в униформе открыл ворота. Проехав вслед за «роллс-ройсом», вскоре остановившимся у входа в дом, Анри нажал на тормоз. Вышел, и подошедший к нему Мухаммед, улыбнувшись сказал:

— Прошу вас, дорогой Анри. Прошу.

Поднявшись по указанному ему Мухаммедом пути — путь проходил по пологой мраморной лестнице — Анри вошел в роскошные двери с витражами. Стоявший в холле человек в форменном сюртуке склонил голову:

— Добрый день, месье. Добрый день, патрон.

— Добрый день еще раз. — Взяв человека иод локоть, Мухаммед сказал тихо: — Огюст?

— Все в порядке, патрон. — Огюст потупил глаза. — Все в порядке. Мадам наверху. И…

— Все, все, все. Понял, Огюст. Анри, прошу. По лестнице, на бельэтаж.

Поднявшись на бельэтаж и пройдя несколько комнат, Анри увидел мать. Стоя у большого овального окна, мать разглядывала открывавшийся за ним парк. Повернувшись при их появлении, шутливо закатила глаза:

— О, Анри… Дорогой мой сын… Месье Мухаммед, спасибо, что привезли его. Он… — Замолчала, глядя на Мухаммеда.

— Мадам, все, как мы договорились. Все в точности. Наверное, сейчас мне лучше оставить вас?

— Ну… да. Наверное.

— Все. — Мухаммед тронул Анри за плечо. — Желаю удачи.

— Спасибо, месье. — Проводив вышедшего Мухаммеда взглядом, посмотрел на мать. — Ма, что происходит?

— Сейчас. Сейчас, сынок. Но только… только я должна взять с тебя слово, что ты не расскажешь об этом никому.

— Не расскажу о чем?

— О том, что сейчас увидишь. Да… Помолчала. — Вы договорились? С месье Мухаммедом? О том, что ты переедешь в Англию?

— Ну… я-то договорился. Лишь бы он не передумал.

— Слава богу. Это важно.

— Ма… — Посмотрел на мать. — Ты говоришь какими-то загадками.

— Ладно, пошли. Мать взяла его иод руку. — Пошли.

— Куда? — Повинуясь ей, он тем не менее пытался понять, в чем дело.

Остановившись у одной из дверей, мать улыбнулась странной улыбкой, в которой вместе с радостью смешивалась горечь.

— Анри. Об этом пока не должен знать никто, кроме тебя, меня и месье Мухаммеда. Никто. Ни Жильбер. Ни… — как-то отрешенно помолчала. — Ни Омегву.

— О чем?

— Об этом. — Мать распахнула дверь. За дверью оказалась комната; в комнате, в центре, повернувшись к ним, стояла Ксата.

Увидев ее, Анри ощутил странное покалывание в ушах. В первый момент он точно понял, что это Ксата, однако уже в следующие, тянущиеся неимоверно долго секунды подумал: я ошибся. Это другая девушка. Тут же, встретив ее напряженный взгляд, понял: это все же Ксата. Но значит, тогда она не умерла? Но если она не умерла, почему от него это скрыли? Ксата смотрела на него, чуть подавшись вперед. Одета она была, как одеваются большинство молодых парижанок: в джинсовую юбку, джинсовую куртку и майку. Лишь сейчас поймал себя на том, что, как заведенный, из стороны в сторону поводит головой. Наконец выдавил:

— Ксата… Ксата… Не может быть…

— Анри… — Бросилась к нему. Обхватила так, будто ее готовы были вот-вот от него оторвать. — Анри…

— Ксата… Он обнял ее и забыл обо всем на свете.


* * *

Оторвала его от Ксаты мать. Сказала, обняв сзади за плечи:

— Анри… Ксата… Давайте сядем… Ну? Надо поговорить. Анри, слышишь?

Наконец, после того как они все трое уселись в кресла, мать сказала:

— Ксата. И Анри. Вам нужно как можно скорей уехать в Англию. Ксата, надеюсь, ты это понимаешь?

— Нгала, конечно. — Ксата улыбнулась. Но я еще не слышала от Анри, что он готов взять меня с собой.

— Ксага… — Он положил руку ей на колено.

— Он готов, — сказала мать. Вас никто не должен видеть в Париже. Потому что… хватит. Хватит того, что было.

Анри посмотрел на мать:

— Но… ма… но, как же все это?

— О господи… Ксата, я могу ему рассказать? Тебе не будет… неприятно? Я расскажу?

— Почему нет. Расскажи.

Мать повернулась к Анри:

— Последний раз ты ведь видел ее… — Замолчала.

— Я видел ее в Бангу. Когда она лежала на площади. Я приехал за ней, чтобы увезти в Париж. Ну и… она была…

— Он думал, ты мертва, — сказала мать. Не только он. Так думали все. Кроме, может быть, только Нгебы. И Зуфаты.

— Нгеба… — Ксата разглядывала потолок. — Нгеба потом объяснил: если бы они чуть сильней порвали мне хрящи… в гортани — все. Он бы уже ничего не мог сделать.

— Ты видел, как она лежала? — спросила мать. — И как Нгеба делал ей искусственное дыхание?

— Видел.

— Нгеба объяснил: уже тогда, в тот момент, он понял, что вернет ее к жизни. Но нарочно вел себя так, что все, до последнего человека, все, стоящие вокруг, даже Зуфата, были убеждены, что Ксата мертва. Больше того, Нгеба вел себя так, чтобы все поверили: вернуть Ксату к жизни нет никакой возможности. Никакой.

— И… что было потом?

— Потом, когда ты ушел, Нгеба объявил: Ксата мертва. Вернуть ее к жизни невозможно. Все должны разойтись. Чтобы через три дня собраться снова, на похороны. Через три дня были устроены похороны. Все были убеждены, что хоронят Ксату. На самом деле в заколоченном гробу в землю опустили кучу тряпок. Нгеба поговорил с матерью Ксаты. Так поговорил, что на похоронах она плакала и убивалась, будто действительно хоронила умершую дочь. Сразу же после этих фальшивых похорон мать Ксаты уехала в другую деревню. К родственникам. Нгеба укрывал Ксату в лесу. Укрывал до тех пор, пока в Бангу не приехала я. И не увезла ее ночью, тайком от всех, в Париж. Здесь, в Париже, я не могла обратиться ни к кому. Даже к Омегву.

Балиндовских агентов в Париже сейчас, как никогда. Пока, до того как не стане! ясно, чем окончатся выборы, Ксату нужно было куда-то спрятать. Подумав, я решила обратиться за помощью к месье Мухаммеду. Он помог. Мало того, что помог. Поскольку было ясно, что я не могу оставить Ксату одну, он фактически предоставил в полное наше распоряжение этот особняк. В Шантийи. Вот и все.


* * *

Несмотря на утренний час, все помещения парижского музея ЮНЕСКО в ожидании открытия выставки «Костюм и искусство мира» были переполнены. Как всегда летом, подавляющее большинство посетителей составляли туристы, в основном американские. Обстановка была праздничной, во всех помещениях играла музыка. В отдельных отсеках, куда пускали далеко не всех, манекенщицы в преддверии открытия выставки демонстрировали такие туалеты, что попавшие сюда одинокие американцы средних лет, обладатели самых дорогих билетов, просто млели. Это хорошо видел Ив Корти, он же Глинтвейн, известный карманный вор. Элегантно одетый, стройный, кажущийся гораздо моложе своих сорока, Глинтвейн здесь, в одном из залов музея, выглядел абсолютно на своем месте. В Париж на своем «порше» последней модели в сопровождении очаровательной юной партнерши Корти вернулся всего лишь позавчера. Партнерша, помимо того что оказалась идеальной любовницей, была еще и способной ученицей. Это позволило Глинтвейну вместе с ней провести более чем удачные гастроли на Лазурном берегу. Так что сейчас, после взятого на юге куша, Глинтвейн вполне мог позволить себе небольшой отдых. Но Глинтвейн не был бы Глинтвейном, если бы не сказал сам себе: не взять большие деньги, которые здесь, на выставке ЮНЕСКО, практически лежат на поверхности, будет верхом глупости. Именно поэтому заранее обзаведясь самым дорогим билетом, он и пришел сюда точно к открытию.

Стоя недалеко от помоста, по которому разгуливали манекенщицы, Глинтвейн не спеша выбирал клиента. Задача была не из легких. «Брать» сейчас здесь можно было практически любого. Все же в конце концов Глинтвейн остановил свой выбор на пожилом американце с фотоаппаратом. На глазах у Глинтвейна этот американец, буквально потеряв голову, уже около десяти минут вел безмолвные переговоры глазами с одной из манекенщиц. В момент, когда Глинтвейн решил, что начнет именно с него, американец как раз довольно ловко передал манекенщице свою визитную карточку, которую та неуловимым движением взяла на ходу. Убедившись, что его визитка именно там, где он и хотел бы ее видеть, американец с довольной ухмылкой спрятал в нижний боковой карман пиджака толстый бумажник. Идеальный клиент, подумал Глинтвейн. Лопатник[8] наверняка набит купюрами, и я буду полным идиотом, если сейчас же не ударю по низам[9]. Смахнув с рукава пылинку, он не спеша двинулся к американцу. Остановившись сзади, сделал вид, что поглощен созерцанием скользящих по помосту манекенщиц, и тут же, без задержки, легким движением вынул из кармана американца увесистый приз. Все было бы прекрасно, если бы в ту же секунду Глинтвейн вдруг не почувствовал, что кто-то крепко держит его с двух сторон, намертво зажав локти. Не помогла и попытка незаметным профессиональным движением избавиться от бумажника те же руки ловко обхватили его правую кисть. Лишь сейчас Глинтвейн осознал, что держат его два человека, по внешнему виду ничем не отличающиеся от пожилых американских туристов. Все, подумал Глинтвейн, прикинутые[10] легавые. По их хватке он прекрасно понял: это никакие не туристы, а профессионально подготовленные ажаны.

Подтверждая его догадку, один из держащих его людей процедил на чистейшем парижском арго:

— Глинтвейн, не вздумай рыпаться. Иначе гарантирую отбитые почки, ты понял?

— Но месье… — начал было Глинтвейн, все еще надеющийся на чудо.

Но чуда не произошло. Стоящий рядом третий ажан, работающий, как и первые двое, под туриста, тронул жертву за плечо; после того как клиент обернулся, сказал по-английски:

Мистер, тысяча извинений, проверьте: на месте ли ваш бумажник?

— Мой бумажник? — Хлопнув себя по карману, американец залез в него. Дьявол… Да вот же мой бумажник, в руке у этого типа! Сволочь, он вынул его у меня!

— Именно это мы и хотим установить, — сказал ажан. — Вам придется пройти с нами. Не волнуйтесь, мистер, много времени это не займет.

«Влип, и глухо, — подумал Глинтвейн. — И очень похоже, они меня пасли. Точно. Иначе почему они оказались здесь, все трое, как раз к моему приходу?»


* * *

Потрогав для вида лежащие на столе бумаги, Марсель Эрве посмотрел на расположившегося перед ним на стуле Глинтвейна. Здесь, в следственном изоляторе на набережной Д’Орфевр, Марсель вел допрос Глинтвейна уже целый час. При этом он умышленно не касался пока темы Дерби, выжидая удобный момент. Сюда, на набережную, Глинтвейна привезли сразу после ареста; на Иве Корти был сейчас идеально сшитый костюм без единой морщинки, модная рубашка, элегантно повязанный галстук, на пальце мерцал большим изумрудом платиновый перстень. Что ж, подумал Марсель, сейчас у Глинтвейна появится выбор: в случае, если арестованный решит вести себя разумно, он сохранит весь свой лоск. Но если Глинтвейн упрется, что скорее всего, он рискует потерять не только лоск, но вместе с лоском и здоровье.

— Господин комиссар, вы же все отлично понимаете, — сдержанно сказал Глинтвейн. — То, что произошло в музее, было чистой воды провокацией.

— Значит, ты считаешь, это была провокация?

— Конечно, провокация. Человек, у которого я поневоле двинул бумажник, был вашим агентом. Не пойму только, зачем вы мне его подставили.

— Огорчу тебя, Глинтвейн. Клиента мы тебе действительно подставили, но все дело в том, что к нам он никакого отношения не имеет. Это самый что ни на есть стопроцентный американец, Самуэль Вудсворт из Форест-Хиллс, Калифорния. Судя по докладной, ты сломал ему весь кайф, ведь в момент, когда ты взял у него бумажник, он почти заклеил какую-то там курочку из манекенщиц. Вот его заявление, хочешь почитать? — Марсель вынул из папки листок бумаги. — Этот Вудсворт рассчитывает, что французское правосудие сурово покарает преступника. Вообще, Глинтвейн, неужели у тебя не крутятся шарики?

— Шарики? При чем тут мои шарики?

— Да при том, Глинтвейн, что здесь даже дебил мог бы сообразить: мы никогда бы не стали тебя пасти только ради какого-то затертого америкахи. Неужели ты это не просек?

Помолчав, Глинтвейн выдавил:

— Ну… я вот и думаю: на кой ляд я вам сдался? В чем моя провинность?

— А ты не знаешь?

— Нет, не знаю.

Закурив и затянувшись, Марсель выпустил кольцо. Сказал, подождав, пока оно растает:

— Лукавишь, малыш. Отлично знаешь.

— Да не знаю я ничего, господин комиссар! Клянусь, я перед вами чист, если не считать этого проклятого бумажника.

— Да, кстати. Глинтвейн, ты ведь видел, как в этом году разыгрывалось Дерби?

— Что-что? — Глинтвейн не моргнул и глазом.

— Я говорю, ты ведь был на ипподроме в Лоншани? В день Дерби?

— В день Дерби? — Держать себя в руках Ив Корти умел. Тем не менее, прислушавшись к интонациям его голоса, Марсель подумал: похоже, коробочку старшему Дюбуа подменил-таки именно Глинтвейн.

— Да, в день Дерби. Ты ведь был в этот день на ипподроме?

— Я? Глинтвейн очень умело изобразил ироническую улыбку. — Господин комиссар, вы же отлично знаете: скачки не моя стихия. Театр, опера, балет еще куда ни шло. Но скачки и вообще спорт — упаси боже.

— Понятно. Ладно, тогда посмотри вот это. — Марсель придвинул к краю стола стопку фотографий.

— Что это, господин комиссар?

— Да ты посмотри. Посмотри, а потом будешь спрашивать.

Помедлив, Глинтвейн взял фотографии. Вздохнув, начал бегло их просматривать. Понаблюдав за ним. Марсель подумал: все, Глинтвейн влип. По тому, как он старается не вглядываться в снимки, ясно: исполнителем в день Дерби был именно он.

— Ну что? — спросил Марсель, после того как Глинтвейн вернул ему фотографии. Забавные картинки, да?

— Не вижу ничего забавного. Вы мне дали какие-то фотографии. Я, как вы и просили, их просмотрел. Вот и все. Зачем вы мне их дали, я пак и не понял. Да и вообще, я даже не понял, что на них изображено.

— Так-таки и не понял?

— Так-таки и не понял.

— Ладно. Тогда, может, посмотришь вот это? Марсель показал Глинтвейну коробочку из-под леденцов.

— А что это?

— Коробочка. Обыкновенная коробочка из-под леденцов. — Отпечатков пальцев Глинтвейна, как и следов других пальцев, кроме следов самого Дюбуа, полиция на коробочке не нашла. Тем не менее Марселю было любопытно, как Глинтвейн прореагирует на его «прихват», поэтому он добавил: На этой коробочке, между прочим, остались твои ладки. Отпечатки пальцев.

— Зачем такие закидоны, господин комиссар? — Глинтвейн покачал головой. — Какая-то коробочка, какие-то отпечатки. Я первый раз вижу эту жестянку. Несправедливо.

— Наоборот, очень справедливо. — Марсель потушил сигарету о пепельницу. — Глинтвейн, хочешь, я тебе кое-что объясню?

— Что?

— А вот что. В день Дерби ты, переодевшись и загриммировавшись, с помощью тех, кому это было нужно, проник в жокейскую ипподрома Лоншань.

— Вы что, господин комиссар? В день Дерби я был совсем в другом месте!

— Интересно, где же?

— Я… — Только тут Глинтвейн сообразил, что допустил промах. — Я хочу сказать, что точно не помню, где я был, просто я знаю наверняка, что на ипподроме меня в тот день не было.

— Тем не менее ты быстро сообразил, когда именно разыгрывалось Дерби.

— Господин комиссар, да кто же не знает, когда разыгрывается Дерби? Как-никак я коренной парижанин.

— Вот именно. И как коренной парижанин, в день Дерби ты был на ипподроме.

— Господин комиссар!

— Молчи, дай договорить. Ты был на ипподроме, переодетый и загримированный. Тебе дали коробочку с леденцами, вот эту, и научили положить ее в карман одного жокея вместо другой, точно такой же. Что ты и сделал. Жокеем был Эрнест Дюбуа: как только он начал грызть леденец, взятый из этой коробочки, он тут же умер. Вот такая оказия.

— Господин комиссар, я категорически возражаю! — Глинтвейн, я почти убежден: то, что в этой коробочке находится сильнейший яд, ты мог и не знать. Больше того, я уверен, ты именно поэтому и согласился, ведь ты отлично понимал, что в случае завала сможешь выкрутиться. Уж во всяком случае, ты мог надеяться, что судить как убийцу тебя не будут. Учти, антропометрическая экспертиза доказала: среди жокеев, участвующих в Дерби, терся, наклеив для безопасности усы и бакенбарды, именно ты. В связи с этим предлагаю тебе на выбор два варианта. Первый — ты честно рассказываешь все, а именно кто, как и при каких обстоятельствах предложил тебе подменить эту коробочку. Если ты это сделаешь, даю гарантию, ты получишь не больше года. Причем есть шанс, что суд, учтя твою помощь следствию, ограничится условным сроком. Второй вариант много хуже. И возникнет он, если ты упрешься. Тебе впаяют на всю катушку, восемь строгого. Так ч то выбирай сам: или год условно плюс хорошее отношение полиции, или восемь лет плюс большие неприятности.

Наступило молчание, во время которого Глинтвейн предавался размышлениям. Наконец, бесстрастно взглянув на свой перстень, он сказал:

— Господин комиссар; знаете, никаких коробочек, жокейских, Дерби и всего остального, что вы пытаетесь на меня тут навесить, я знать не знаю и знать не хочу. В день Дерби я был совсем в другом месте. Что смогут подтвердить весьма уважаемые свидетели. Так что все ваши обвинения построены на песке.

— Понятно. Значит, решил сесть капитально.

— Не пугайте меня, господин комиссар, я готов к любому решению суда. Но предупреждаю: с этого момента я буду отвечать только в присутствии адвоката.

— Да ради бога, хоть в присутствии пяти адвокатов. Кстати, ты знаешь, что здесь, на набережной Орфевр, в этом же изоляторе сидит Кабан со своими ребятами?

Помолчав, Глинтвейн процедил:

— Ну и что? Какое мне до этого дело?

— Да нет, просто я знаю, что когда-то вы были дружны. И вот еще что, по Парижу прошел нехороший слух, будто ребят Кабана, которых только что взяли, заложил ты.

— Я? Чушь какая-то. Я сто лет с ними не общался.

— Может быть. Но я-то знаю, что ты изредка подстукиваешь в контору.

Это снова был прихват. В том, что Глинтвейн и Ланглуа связаны, Марсель уверен не был. И сейчас, наблюдая за Глинтвейном, ждал его реакции.

— Н-ну… — Глинтвейн осекся. Он явно пытался понять, в самом ли деле Марсель знает, что он является осведомителем Ланглуа. — Если даже я изредка и помогаю полиции, что в этом плохого?

— Ничего. Я лишь довожу до твоего сведения: по всем тюрягам Парижа идет треп, что ты задешево продал ребяп Кабана полиции.

Понаблюдав за Марселем, Глинтвейн скривился:

— Понимаю. Этот слух насчет Кабана распустили вы. Чтобы было чем меня прижать. Пронюхали, что я когда-то не поладил с Кабаном, и теперь пользуетесь.

— Не знаю, кто чем пользуется. Кабан с дружками сидит в этом изоляторе, так что готовься. Пойдешь сейчас к ним в камеру.

— Вы что, серьезно? — Достав из кармана платок, Глинтвейн вытер лоб. — Господин комиссар, вы не знаете этих головорезов. Они меня убьют.

— Видишь ли, Глинтвейн, за то, что происходит в камере, я не отвечаю. Это дело администрации. Но думаю, тебе будет полезно разобраться с твоим бывшим дружком, в самом ли деле ты его заложил. Или это только слух, который, как ты говоришь, специально распустили мы.

— Господин комиссар, вы не сделаете этого. Это хуже, чем убийство.

— Еще как сделаю. Ты ведь ни в какую не хочешь мне помочь.

— Но… Но… — Глинтвейн замолчал.

— Что «но»?

— Но я в безвыходном положении, господин комиссар! — Глинтвейн крикнул это оскалясь. В том и другом случае вы подставляете меня под нож!

— Вот что. Глинтвейн, не паникуй. Никто тебя под нож не подставляет. Кроме, естественно, тебя самого. Вдумайся хорошенько, что будет, если ты сейчас, именно сейчас, именно первым, не объяснишь, кто и как уговорил тебя подменить эту коробочку. Вдумайся.

Глинтвейн молчал. Понаблюдав за ним, Марсель вздохнул:

— Малыш, неужели ты не понял, что, если ты сейчас о них не заявишь, они тебя кинут? Подставят ни за грош? Они же играючи спустят на тебя эту мокруху. Играючи. А сами уйдут в кусты. Ты понял меня, малыш?

Несколько секунд Глинтвейн изучал известную только ему одному точку в пространстве. Наконец сказал:

— Я должен подумать. Я ведь очень сильно рискую.

— Думай, кто тебе мешает.

— Я должен подумать один, без вас. В камере. И не в камере, в которую вы затолкали ублюдков Кабана, а в той, в которой я сидел до этого допроса.

Поразмыслив, Марсель согласился:

— Хорошо, малыш. Только не затягивай раздумья, ладно?

— Это уж как получится.

После того как Глинтвейна увели, Марсель направился в кафе, расположенное неподалеку от изолятора. Хорошо зная характер своего подопечного, он на всякий случай оставил дежурному номер телефона.

Он не ошибся, через час Глинтвейн пожелал встретиться с ним снова.

После того как Глинтвейна ввели в комнату для допросов, он долго сидел, рассматривая пол. Наконец сказал, не поднимая глаз:

— Ладно, черт с вами, пишите.

— Пишу. — Марсель сделал вид, что готовится записывать. Это был ничего не значащий жест, поскольку этот допрос, как и первый, с самого начала снимался скрытой видеокамерой.

— Это сделал ваш человек, — выдавил после долгого молчания Глинтвейн.

— Что значит «наш человек»?

— Это значит, что этот человек работает в полиции.

— Понятно. Как зовут этого человека?

— Этого человека зовут Эжен Ланглуа. Комиссар Эжен Ланглуа.


* * *

Через три дня стоящий на ночном столике в квартире заместителя министра внутренних дел Франции телефон издал легкое посвистывание. Заместитель министра уже ложился спать, но, автоматическим жестом протянув руку, взял трубку. Затем, сказав «Алло» и услышав приглушенное «Это вы?», тут же выругался про себя. Черт, подумал заместитель министра, ведь сам же себе дал сегодня зарок ни в коем случае не снимать телефонную трубку. Теперь же, когда его услышали, давать отбой уже поздно. Помедлив, он сказал сухо:

— Да, это я.

— Вы узнали, кто говорит?

— Узнал. — Еще бы не узнать голос Этьена Зиго, подумал заместитель министра. Этот голос невозможно спутать ни с каким другим.

— Вы знаете, что меня пришли арестовывать? — Зиго по-прежнему говорил сильно приглушенным голосом.

— Не знаю, но вполне могу это предположить.

— Можете предположить?

Заместитель министра не ответил, и Зиго добавил:

— Но послушайте, Ришар, эго же чудовищно. Неужели вы этого не понимаете? Прошу вас, заклинаю, умоляю: немедленно аннулируйте ордер на мой арест. Потом я объясню вам все, но сейчас аннулируйте ордер!

— Я не могу аннулировать ордер на ваш арест.

— Но почему? Вы же в конце концов заместитель министра…

— Дело не в этом, Этьен. Ордер на ваш арест выписал я. Лично я.

— Вы? — Несколько секунд Зиго молчал. — Значит, вы поверили показаниям этого комиссаришки? Как его там, Ланглуа?

— Дело не только в показаниях Ланглуа. Есть множество других доказательств, говорящих о вине, вашей и Сен-Клу.

— Сен-Клу? Вы хотите сказать, что Сен-Клу тоже… Тоже арестован?

— Не знаю, арестован ли он, но сегодня я подписал два ордера на арест: ваш и Сен-Клу.

— Но Ришар… Это значит, завтра разразится грандиозный скандал.

— Он уже разразился. Вы что, не читали вечерние газеты?

— Н-нет.

— Напрасно. Все первые полосы сегодняшних парижских газет посвящены вам и Сен-Клу. Все без исключения. Простите. Этьен, люди, которые пришли вас арестовывать, стоят рядом с вами?

— Нет… С ними пока разговаривает жена… Я заперся в своем кабинете… Я надеялся, вы аннулируете ордер на арест…

— Я его не аннулирую. И вот что, Этьен, не делайте глупостей. Выйдите из кабинета и отдайтесь в руки правосудия. В вашем положении вам ничего другого не остается. — Сказав это, заместитель министра положил трубку и выключил телефон.


* * *

Наблюдая за летящим навстречу полотном автострады Париж — Гавр, Жильбер горько усмехнулся. Да, подумал он, все-таки странная штука жизнь, очень странная. Впервые за долгие годы он наконец-то свободен, стоит сказочная погода, мягкий солнечный октябрь, он на своем «форд-фиесте» катит в Англию, причем катит не просто, а по именному приглашению высокопоставленного лица. К тому же, кажется, он может наконец не думать о деньгах; проверив на днях свой банковский счет, он выяснил, что на него зачислены триста тысяч долларов. Перевод оформлен как гонорар за посреднические услуги, оказанные им, Жильбером Ткела, фирме Саида Мухаммеда. Триста тысяч долларов, лежащие на его счету, позволяют ему считать себя теперь если не богатым, то, во всяком случае, обеспеченным человеком. Тем не менее никакого счастья он не испытывает. Наоборот, он чувствует себя глубоко несчастным. Он и в Англию-то решил съездить лишь потому, что сейчас ему просто некуда себя деть. Абсолютно некуда.

Жильбер посмотрел на часы: семь сорок шесть. Через четырнадцать минут, как всегда, будут показывать утренние новости. Во вчерашних газетах сообщалось, что на выборах на его родине победила оппозиция. Значит, если приведение Омегву Бангу к президентской присяге вдруг не выпало по каким-то причинам из программы, он сможет прямо сейчас полюбоваться этим зрелищем. Никаких особых усилий делать для этого не нужно, достаточно просто остановить машину у первой же заправочной станции. Подумав об этом, Жильбер понял: он не знает, стоит ли это делать. Все правильно, вступление Омегву в должность президента своего рода исторический момент. Причем исторический момент, для наступления которого он, Жильбер Ткела, как-никак приложил некоторые усилия. И все же он совсем не уверен, что ради наблюдения за этим моментом готов сейчас останавливать машину. В новостях рядом с президентами довольно часто показывают их жен. Но если он сейчас вдруг увидит Нгалу, увидит, как она со счастливым лицом стоит рядом с Омегву, он запросто может прийти к мысли о веревке.

Все же, заметив через минуту бензоколонку с кафе и гостиницей, Жильбер не выдержал. Остановив «форд-фиесту» и попросив парнишку в форменном комбинезоне заполнить бак, вошел в кафе. Зал был пуст, бармен, склонившись над прилавком, был занят какими-то подсчетами. Наконец, оторвавшись от калькулятора, бармен посмотрел на него:

— Слушаю месье?

— Кофе и сандвич.

Телевизор был включен, и, пока бармен готовил кофе, Жильбер облегченно вздохнул: приведение Омегву к присяге показали, но никаких намеков на Нгалу или хотя бы ее присутствие в кадре не было. Вообще видеозапись о приведении к присяге не баловала зрителей лишними деталями: режиссер передачи лишь коротко показал улыбающееся лицо Омегву, перебил это изображение видом собравшейся у президентского дворца многотысячной толпы и перешел к освещению других событий. Что ж, подумал Жильбер, буду считать, хоть в этом мне повезло.

Расплатившись, он снова сел в «форд-фиесту». Не спеша выехал на автостраду. Одно время он по старой памяти следил за машинами, едущими вслед за ним. Среди этих машин мелькнул на секунду темно-золотистый «порше». Заметив его, Жильбер усмехнулся — но словам Женевьев, на точно такой же машине разъезжал не кто иной, как его злейший враг Барт. Однако мысль, что этот «порше» принадлежит именно Барту, Жильбер тут же отбросил. Барт никак не мог знать, что он, Жильбер Ткела, именно сейчас поедет в Англию. Больше того, если даже допустить, что Барт каким-то образом узнал об этом, он на своем темно-золотистом красавце никогда бы не поехал вплотную за машиной Жильбера. Придя к этому выводу, Жильбер отвел взгляд от бокового зеркала и предался воспоминаниям. Ведь еще какие-то два месяца назад он надеялся, что у него что-то получится с Нгалой. Во всяком случае, довольно часто с ней встречаясь, он время от времени ловил ее взгляд, ясно дающий понять: она прекрасно понимает, что перед ней не просто друг и нужный ей человек, но к тому же еще и мужчина. Но все это оказалось обманом. В общем-го, конечно, Нгала совсем не обязана была сообщать ему, что решила окончательно связать судьбу с Омегву. И все же он никак не ждал, что все произойдет именно так, как произошло, ч то она будет скрываться, избегать встреч с ним и в конце концов пойдет даже на обман. Да, это был самый настоящий обман, когда через сотрудницу своего отдела она передала ему. что якобы выезжает по заданию редакции в Индию. Проклятье, усмехнулся Жильбер, хороша Индия. В гот же день, когда, пытаясь поймать ее во «Франс-суар», он услышал от ее приятельницы про Индию, она преспокойно получала из рук Шарля билет в Африку. Тот же самый Шарль ездил на следующий день по лучшим парижским салонам, заказывая по заданию Омегву все необходимое для предстоящего торжественного бракосочетания. Черт, подумал Жильбер, ведь в конце концов она могла прямо сказать ему об этом. Могла, но тем не менее, будто смеясь над ним, выдумала эту жалкую байку про Индию. Так, будто нарочно решила сделать удар еще больней.

Наконец, приблизившись к въезду в туннель под Ла-Маншем, он увидел очередь автомобилей, ожидающих погрузки на платформы. Дождавшись своей очереди, загнал «форд-фиесту» на платформу. Чтобы хоть как-то отвлечься от мрачных мыслей, стал следить за очередью и снова увидел сзади темно-золотистый «порше».

Погрузка шла медленно, поэтому, коротая время, он еще раз внимательно изучил пригласительный билет. Этот билет он получил по почте два дня назад; причудливая золотая вязь текста на картоне-верже без, всякого сомнения, была настоящим произведением типографского искусства. В билете сообщалось, что Президент Ее Королевского Величества жокей-клуба совместно с руководством Эпсомского королевского ипподрома имеет честь пригласить «дорогого мистера Ткела» посетить ипподром «в день розыгрыша призов, носящих имена королевской фамилии». Далее до его сведения доводилось, что специально для него руководство ипподрома будет иметь честь абонировать место в ложе для почетных гостей. Вечером же правление жокей-клуба будет радо видеть его на приеме, который устраивается в отеле «Шератон».

Осмотрев билет со всех сторон, Жильбер иронически усмехнулся. Сказал сам себе: ну и ну. Решительно, его акции в последнее время идут в гору, одна лишь мелочь: самому ему от этого ни жарко, ни холодно. Совсем недавно получил еще одно официальное письмо, от Омегву. в котором тот предлагал ему занять в его правительстве пост министра внутренних дел. Конечно же он отказался. Получив письмо Омегву, он довольно долго подбирал слова, но в конце концов, решив не мудрствовать, написал, что не может стать министром в любом правительстве. Естественно, он ни словом не упомянул о Нгале.

Ладно, Эпсом так Эпсом, подумал Жильбер. К скачкам, лошадям и конному спорту он равнодушен, но хотел бы увидеть Анри, да и потом, уехать куда-нибудь, все равно куда, сейчас для него единственное спасение. Если бы он остался в Париже, он наверняка свихнулся бы от тоски.


* * *

Войдя в отель «Шератон» в Эпсоме, Жильбер прошел мимо открывшего ему дверь швейцара и направился к портье. Свой английский Жильбер не мог назвать идеальным, но для разговора с портье его набора слов должно было хватить.

— Тысячу извинений, но я хотел бы поселиться в вашем отеле, — сказал он, посмотрев на высокого сухого англичанина за стойкой. — Я могу получить номер?

Бровь портье чуть заметно шевельнулась:

— Номер? Простите, мистер…

— Ткела. Жильбер Ткела.

— Так, мистер… Ткела. Я правильно говорю?

— Правильно. — Черт, подумал Жильбер, он мог бы разговаривать и повежливей.

— Мистер Ткела, получить номер в нашем отеле не так просто. Это пятизвездный отель, и… и… Для того чтобы поселиться у нас, номер должен быть заранее забронирован.

Проклятье, подумал Жильбер, если верить газетам, расизм в Англии давным-давно ушел в прошлое. Но по глазам этого портье ясно: он разговаривает с ним так лишь потому, что он африканец. Все понятно, Эпсом модное место, отель «Шератон» отмечен пятью звездочками, к тому же в Эпсоме сейчас в самом разгаре зимний скаковой сезон. Но с другой стороны, то, что правление английского жокей-клуба официально пригласило его не только на трибуны, но и на вечерний прием в отеле «Шератон», должно означать, что оно позаботилось также забронировать ему в этом отеле номер. Подавив вспыхнувшее в груди раздражение, сказал:

— Так посмотрите, может, номер для меня и забронирован.

— Секунду. — Глянув на нечто, лежащее за стойкой, портье покачал головой: — Мистер Ткела, должен вас огорчить. Вашей фамилии в списке нет, увы.

— Нет так нет. Повернувшись, Жильбер направился к выходу. Он уже подходил к двери, как вдруг сзади закричали:

— Мистер Ткела! Мистер Ткела, стойте! Остановитесь!

Обернувшись, он увидел спешащего к нему портье. Остановившись, сухопарый англичанин с трудом перевел дыхание. Его глаза, до этого ничего не выражавшие, смотрели сейчас на Жильбера в высшей степени почтительно:

— Мистер Ткела, ради бога, простите! Конечно же для вас есть номер! Конечно, есть! Я просто посмотрел не в тот список!

— Значит, я могу у вас остановиться?

— Конечно! Простите, мистер Ткела, где вы поставили машину?

— У меня голубой «форд-фиеста», стоит перед входом в отель.

— Что у вас в багаже?

— Багаж, сумка и чемодан, лежат на заднем сиденье.

— Вы можете дать швейцару ключи, он все сделает. Джон! — Сделав царственный жест, портье подождал, пока швейцар возьмет у Жильбера ключи. Поставь голубой «форд-фиесту» на стоянку! Сумку и чемодан с заднего сиденья отнесешь в люкс! Третий «в» на втором этаже!

Швейцар ушел. Подойдя вместе с портье к стойке, Жильбер поинтересовался:

— Значит, у меня номер люкс?

— Да, мистер Ткела, номер люкс.

— Вопрос может оказаться неуместным, и все же я хотел бы знать, сколько он стоит?

— Тысячу двести фунтов в сутки, мистер Ткела. Но номер уже оплачен.

— Оплачен? Кем?

— Мистером Мухаммедом.

Ну да, подумал Жильбер, он сразу должен был это сообразить. Вся эта затея, от билета до оплаты номера, наверняка исходила от Мухаммеда.

— Очень мило с его стороны. Интересно, на какой срок мистер Мухаммед оплатил мой номер?

— Вы можете жить, сколько хотите, хоть год. Мистер Мухаммед предупредил меня: вы его почетный гость.

— Что ж, спасибо мистеру Мухаммеду. — Достав из кармана двухсотфранковую бумажку, Жильбер положил ее на стойку: — А это вам за хлопоты.

Поколебавшись, портье неуловимым движением спрятал банкноту в карман.

— Спасибо, мистер Ткела. Вы так щедры.

— Я могу заказать такси, чтобы проехать на ипподром?

— Конечно. Вы скоро спуститесь?

— Если успею быстро поесть, через час.

— Прекрасно. Я прикажу подать вам обед в номер. Это один из наших лучших номеров, а в нашем отеле отличная кухня. Отдыхайте. Ровно через час такси будет ждать вас внизу.


* * *

Вход в ложу для почетных гостей на Эпсомском ипподроме Жильберу удалось отыскать с огромным трудом. Для того чтобы в конце концов к ней пробиться, ему пришлось почти силой протискиваться сквозь окружавшую ипподром толпу празднично одетых людей. Судя по наплыву народа, сегодня здесь действительно ожидалось что-то особенное. Наконец, остановившись возле двери со скромной табличкой «гостевая ложа», он по скучавшим возле нее двум полицейским и трем агентам в штатском понял: это именно то, что он ищет.

После того как Жильбер протянул одному из полицейских пригласительный билет, тот изучал этот билет как минимум минуты три. При этом он несколько раз щелкнул карманным компьютером. Наконец, козырнув, поинтересовался:

— Простите, мистер Ткела, вы ведь иностранец?

— Иностранец.

— Все в порядке, ваша фамилия внесена в списки. И все же мне хотелось бы взглянуть на ваш паспорт.

— Пожалуйста. — Жильбер протянул паспорт.

Изучив его, флик снова козырнул:

— Проходите, мистер Ткела. Правда, хочу вас предупредить: наверху вам придется пройти более жесткий досмотр.

— Может быть, мне вообще туда не ходить?

Ухмыльнувшись, полицейский дал понять, что оценил юмор:

— Что вы, что вы, мистер Ткела. Наоборот, проходите. Просто приготовьтесь, вас проверят. Все эти меры нас вынуждает применять напряженная обстановка.

Наверху, пока Жильбер шел по коридору к ложе, агенты в штатском остановили его дважды; тщательно проверив его документы, они еще и прохлопали его сверху донизу, выясняя, нет ли при нем оружия. Когда же он подошел к входу в ложу, у которого застыли навытяжку два королевских гвардейца в меховых шапках, стоящий здесь тщедушный старичок в смокинге, покрутив его билет, зашепелявил так, будто пытался вытолкнуть попавший ему в рот кусок ваты:

— Мистер… эм-м… Простите, мистер, вы… э… Вас кто… Я не уверен…

«Сейчас плюну на все и уйду», — подумал Жильбер. Старичок, будто желая укрепить его в этом решении, прошепелявил, глядя на него:

— Простите, мистер… э… А кто вас, собственно, пригласил? Персонально?

— Никто, — сказал Жильбер. Он ведь и в самом деле не знал, кто его пригласил, если не считать факсимиле президента жокей-клуба, оттиснутое на пригласительном билете.

— Никто? — переспросил старичок.

— Никто. И знаете что, мистер? — Жильбер внутренне улыбнулся, представив, какое лицо будет у старичка, когда он скажет следующую фразу.

— Что?

— Я раздумал идти в вашу ложу.

— Раздумали?

— Да, раздумал. Я лучше погуляю по городу. Вы не против?

— Ну… нет… — Старичок смотрел на него с изумлением.

— Тогда всего доброго.

Старичок что-то прошепелявил, но что, Жильбер уже не слышал. Повернувшись и пройдя тем же путем, он выбрался на прилегающий к ипподрому сквер. Облегченно вздохнул. Черт, подумал он, потолкавшись среди праздничной толпы, какое счастье, что теперь он не зависит от почетных лож. Сейчас он будет гулять. Просто гулять. А с Анри увидится вечером, на приеме.


* * *

Подходя к входу в ложу для почетных гостей, Нгала Дюбуа еще издали заметила стоящего рядом с гвардейцами в меховых шапках Саида Мухаммеда. Увидев ее, миллиардер махнул рукой:

— Мадам Нгала, это здесь! Я так рад, что вы приехали!

— Не слишком ли горячая встреча? — подумала Нгала. Впрочем, разве имеет значение, как ее встречает Саид Мухаммед. Главное, чтобы начал осуществляться ее план. Улыбнувшись, протянула руку:

— Я тоже очень рада.

Поцеловав руку, Мухаммед шутливо закатил глаза:

— Сейчас вы будете меня ругать. Месье Жильбер Ткела, которому я, конечно же, тоже послал пригласительный билет, только что был здесь. И ушел.

— Ушел? Почему?

— Не знаю. Когда Джером, наш распорядитель, сказал мне об этом, я тут же кинулся вслед за месье Ткела. Но было уже поздно. Он исчез. До сих пор не могу себе простить, что не встретил его.

Вот и все, подумала Нгала. Карточный домик, который она с таким трудом выстроила, рухнул. Рассыпался в одно мгновение. Попытавшись взять себя в руки, улыбнулась:

— Но он же не бесследно исчез? Наверное, он где-то остановился?

— Да, он остановился в «Шератоне». Я уже туда звонил. Портье предупрежден. В ложе есть телефон, и, как только месье Ткела появится, меня тут же с ним соединят. Проходите, мадам Нгала. У вас идеальное место, у самого барьера.

Кресло, к которому подвел Нгалу Мухаммед, было натуральным чиппендейлом; точно такими же креслами была заставлена вся ложа. Усевшись и незаметно оглядевшись, Нгала в непринужденно переговаривающейся рядом с ней паре узнала кронпринца Великобритании и его жену, чуть поодаль сидел человек, лицо которого также показалось ей знакомым, и в конце концов она вспомнила: это премьер-министр одной из северных стран. Если бы план с пригласительными билетами, которые она попросила Мухаммеда выслать ей и Жильберу, сработал и Жильбер сейчас сидел бы с ней рядом, это было бы прекрасно. Но по совершенно непонятной ей причине Жильбер, уже подойдя к ложе, вдруг ушел. Интересно почему, неужели потому, что понял: она придет сюда тоже?

В последние два месяца сама жизнь поставила ее перед элементарным и, в сущности, самым что ни на есть обыденным выбором, хотя для нее этот выбор значил достаточно много. Она, которую все, кто ее знал, всегда считали образцом рассудительности и сдержанности, вдруг поняла: она не может без Жильбера. Она, привыкшая к ухаживаниям Жильбера и никогда не воспринимавшая их всерьез, вдруг осознала, что, стоит только ему ее позвать, и она пойдет за ним куда угодно. Осознала, что любит так, как, похоже, уже никогда никого не сможет полюбить. Она честно пыталась бороться с этим чувством, подавить его, но у нее ничего не получилось. Тогда она стала искать Жильбера. Но именно в этот момент Жильбер вдруг перестал не только заезжать к ней в редакцию, но и звонить. Сначала, убедившись в этом, она разозлилась и, чтобы его помучить, согласилась на предложенную ей в редакцию командировку в Индию. Но уже в Индии поняла: каждый день, проведенный без Жильбера, будет для нее нестерпимой мукой. Вернувшись в Париж, попробовала его найти, но он как в воду канул. Перед командировкой в Индию она умышленно оборвала все связи с Омегву. И если раньше она могла бы легко разыскать Жильбера с помощью того же Шарля, делать это теперь она не стала бы ни за что на свете. Именно поэтому у нее и возникла идея с пригласительными билетами. И вот все лопнуло.

Ее размышления прервал подошедший Мухаммед. Спросил, пригнувшись:

— Как, мадам Нгала?

— Спасибо, все прекрасно.

— Учтите, у Анри сегодня несколько ударных скачек. Думаю, увидев, что вы здесь, он нас с вами не подведет.

— Я тоже на это надеюсь. — Нгала посмотрела на Мухаммеда. — Месье Мухаммед, как там наш Жильбер Ткела?

— Не волнуйтесь, мадам Нгала, я все помню. Я только что звонил в «Шератон». Пока месье Ткела там не не появлялся.

Видимо, заметив что-то в ее взгляде, Мухаммед добавил:

— Знаете, чтобы дело было верней, я пошлю туда посыльного. Он-то уж не прозевает. Вы не против?

— Нисколько. Наоборот, буду вам очень благодарна. Если честно, мне очень бы хотелось увидеть Жильбера Ткела.

— Вы его увидите. А пока наслаждайтесь скачками. — Мухаммед отошел.

Потолкавшись среди праздничной толпы, которая редела на глазах, поскольку все спешили занять места на трибунах, Жильбер подумал: сейчас самое время вернуться в его номер-люкс в «Шератоне», чтобы поблаженствовать в одиночестве. Осмотреть свой номер как следует он из-за спешки не смог, тем не менее успел понять: жить в таких роскошных апартаментах ему еще не доводилось. И, может быть, вряд ли доведется в будущем.

Взяв такси, он коротко бросил: «К «Шератону». Кивнув, шофер дал газ. Они уже подъезжали к гостинице, как вдруг Жильбер застыл. Он ожидал увидеть все, что угодно, только не этого человека. Перед ним, метрах в двадцати, стоял Барт. Видимо, Барт только что вышел из своего темно-золотистого «порше»: во всяком случае, сейчас он стоял возле машины, еще держась за открытую дверцу. Жильбер едва успел сказать шоферу «Езжайте дальше» и откинуться на заднем сиденье, как Барт, хлопнув дверцей, направился к входу в отель. Черт, подумал Жильбер, интересно, заметил ли он меня. Вроде нет. Но в любом случае он, зная, что из себя представляет Барг, должен принять все необходимые меры предосторожности.

Проехав метров сто, шофер обернулся:

— Куда дальше, мистер?

— За угол. Остановите возле первого же телефона-автомата.

Свернув за угол, шофер остановил машину:

— Пожалуйста. Телефон-автомат.

— Вы знаете телефон портье «Шератона»?

— Конечно. Шофер назвал номер.

— Подождите, я позвоню.

Выйдя из машины, Жильбер подошел к телефону-автомату. Разыскав жетон, набрал номер портье. Услышав его голос, сказал:

— С вами говорит Жильбер Ткела. Постоялец, остановившийся в номере три «в» на втором этаже. Вы помните меня?

— Конечно, мистер Ткела.

— В вашей гостинице должен был остановиться мой хороший знакомый, мистер Ришар Барт. Он остановился у вас?

— Мистер Ришар Барт? — В голосе портье явственно слышалось колебание. — Простите, мистер Ткела, я не могу дать вам такую справку.

— Да? А я думал, сведения о постояльцах секрета не представляют.

— Безусловно, мистер Ткела. Но бывают случаи… — Портье замялся. — Бывают случаи, когда наши постояльцы не хотят, чтобы мы сообщали о них кому бы то ни было.

— И сейчас как раз такой случай?

— Понятия не имею, мистер Ткела. Не знаю.

— Понятно. Да, простите, как вас зовут?

— Симпсон. Джордж Симпсон, сэр.

— Так вот, слушайте, мистер Симпсон: вы хотите получить от меня в добавление к тем двумстам франкам еще тысячу?

— Еще тысячу? О, мистер Ткела… — Симпсон замолчал.

Прислушавшись к его дыханию, Жильбер добавил:

— Мистер Симпсон, я не шучу. По-моему, тысяча франков — это что-то около ста пятидесяти фунтов. Я не ошибся?

— Не ошиблись, мистер Ткела?

— Так вот, вы их получите, если скажете, в каком номере остановился Ришар Барт. А также, как давно он это сделал. Решайтесь, мистер Симпсон. Я буду в гостинице через пять минут. И в тот же момент передам вам деньги.

После короткой паузы Симпсон сказал:

— Мистер Ришар Барт остановился в номере люкс третий «а». На втором этаже.

— Третий «а»? То есть где-то рядом со мной?

— Да. Дверь его номера как раз напротив вашей.

— Как мило. И давно он там остановился?

— Только что. — Помолчав, портье добавил: — Мистер Ткела, мне показалось, мистер Барт снял этот номер сразу же после того, как узнал, что вы остановились в третьем «в».

— Интересно. И от кого же он это узнал? От вас?

— Нет. Он узнал это от посыльного.

— От посыльного? От какого еще посыльного?

— От посыльного, которого послал за вами мистер Мухаммед. Юноша сидит в кресле около стойки. И время от времени спрашивает, не появились ли вы.

— Интересная деталь. Значит, мистер Мухаммед выслал за мной посыльного? Да, мистер Симпсон?

— Да. Мистер Барт почти уже было передал мне деньги за забронированный им номер на восьмом этаже. Но услышав от посыльного, что вас ищут, поинтересовался, в каком номере вы остановились. И узнав, что вы в люксе три «в», уговорил меня поменять ему номер. Что я и сделал. При этом… — Симпсон помолчал. — При этом мистер Барг как раз и попросил не сообщать никому, где он будет жить в «Шератоне».

— Очень мило. Простите, мистер Симпсон, в вашей гостинице наверняка есть задний вход?

— Задний вход? Конечно.

— Вы не могли бы подойти туда… ну, скажем, минут через пять? Чтобы я мог без помех передать вам обещанную сумму?

— Мистер Ткела, но… — Симпсон помолчал. — Хорошо, через пять минут я буду у заднего входа. Раз вы этого хотите.

— Хочу. И вот еще что: за эти пять минут постарайтесь узнать, в самом ли деле мистер Барг находится сейчас в своем номере. Знать это для меня очень важно. Постарайтесь выяснить это незаметно. Хорошо?

— Как вам будет угодно, мистер Ткела. Не волнуйтесь, я все сделаю.

— Спасибо, мистер Симпсон. Значит, через пять минут.

Повесив трубку, Жильбер вернулся в такси. С минуту он сидел, закинув голову и вспоминая, как Барт, ухватив его за волосы, сказал: «Ну что, черномазый? Похоже, ты влип?». Да, он влип. Тогда он действительно влип. Но сейчас постарается не влипнуть.

Шофер кашлянул:

— Простите, мистер, что прикажете? Стоять?

— Нет, нет. — Жильбер выпрямился. — Едем к «Шератону». Причем не к главному входу, а к заднему. Сможете подвезти меня к заднему входу?

— Конечно. — Шофер тронул машину с места.


* * *

Подъехав к отелю «Шератон» с тыла, водитель остановил такси. Кивнул в сторону небольшой двери:

— Мистер, если вас интересует задний вход — вот он. Нет, расплаты с Бартом за случай в гараже он не отменит, подумал Жильбер. Но одновременно с расплатой попробует узнать, какого черта Барту вздумалось приехать в Эпсом одновременно с ним. И приехать именно сейчас, именно в день больших скачек. Причем он понимает: план этого выяснения у него уже почти сложился. Что ж, это будет приятным дополнением к расплате за «черномазого». Расплате, которой он давно жаждет.

— Подождите, вы можете мне еще понадобиться. — Предупредив водителя, Жильбер вышел из такси и подошел к служебному входу. Открыл дверь, сделал несколько шагов и увидел Симпсона; портье стоял на небольшой площадке, несколько дверей из которой вели внутрь отеля. При виде Жильбера Симпсон чуть наклонил голову:

— Я проверил номер мистера Барта, мистер Ткела. Сейчас он у себя. Больше того, он предупредил горничную, что будет отдыхать. И попросил до вечера его не беспокоить.

— Прекрасно. — Отсчитав тысячу франков, Жильбер протянул их Симпсону: — Вот ваш гонорар.

— О, мистер Ткела, вы очень добры. — Спрятав деньги, Симпсон отвесил ему чуть заметный поклон. — Что-нибудь еще?

— Да, мистер Симпсон. Скажите, у вас на втором этаже много горничных?

— Две.

— Вы знаете, как их зовут?

— Конечно. Эйнжи и Китги.

— Где они обычно сидят, когда не работают?

— В конце коридора, перед самым спуском вниз. У них там своя комната.

— Там есть телефон?

— Конечно.

— А здесь, у заднего входа? Здесь есть телефонный аппарат?

— Здесь тоже есть. Чуть подальше, в комнате ночного портье.

— Вы могли бы позвонить сейчас горничным? И… и… — Жильбер замолчал. Если исходить из того, что он знает, Барт ведет себя странно. Узнав, что он поселился здесь, и, сняв после этого номер напротив, он затем почему-то просит горничную его не тревожить. — Я должен подумать, мистер Симпсон. Вы подождете?

— Конечно, мистер Ткела. — Симпсон сделал вид, что изучает вид в окне. С минуту Жильбер пытался представить себе, какую хитрость он мог бы придумать, будь он на месте Барта. Наконец сказал:

— Вот что, мистер Симпсон. Вы могли бы позвонить сейчас одной из горничных? И попросить ее тихо, очень тихо войти в номер мистера Барта? Не предупреждая его об этом?

— Войти в номер мистера Барта, зачем?

— Зачем? — Жильбер помолчал. — Вот именно, мистер Симпсон, зачем? Объясните горничной, что у нее должна быть только одна задача: выяснить, в самом ли деле мистер Барг находится в своем номере.

— Но мистер Ткела… — Симпсон покачал головой. — Мистер Барт без всякого сомнения находится сейчас в своем номере. Без всякого сомнения. Проверять, там он или нет, просто бессмысленно.

— Почему вы так думаете? Он вполне мог незаметно выйти.

— Не мог, потому что я уже много лет работаю портье в этом отеле. Выйти из номера, а затем из отеля гак, чтобы этого никто не увидел, просто невозможно. Допустим, если бы мистер Барт решил это проделать, у него все равно бы ничего не получилось. Да и к тому же Эйнжи, горничная, которую он попросил никого к нему не впускать, сама видела: отдав ей это распоряжение и повесив на дверь табличку, мистер Барт, войдя в номер, тут же запер дверь. Она сама слышала, как он несколько раз повернул дверной ключ. Нет, мистер Ткела, мистер Барт без всякого сомнения сейчас у себя. Да и к тому же я имею честь немного знать мистера Барта. Он солидный человек, наш постоянный клиент. Уверяю вас, он сейчас у себя.

— Все понятно. — Достав из кармана бумажник, Жильбер вытянул три банкноты. Улыбнулся: — Мистер Симпсон, вот вам еще триста франков. Возьмите. Возьмите, возьмите… Он подождал, пока Симпсон спрячет деньги. — Вот и хорошо. И выполните мою причуду, ладно? Позвоните сейчас горничной, той самой Эйнжи. И попросите ее тихо, очень тихо, ну прямо как мышка, осмотреть номер мистера Барта. И убедиться, что он действительно там. Только и всего.

— Хорошо, мистер Ткела. Я отдам Эйнжи такое приказание.

— Отдайте. Еще раз повторяю: она должна сделать все очень тихо. Как мышка. И без всякого предупреждения. Открыть дверь и войти.

— Не волнуйтесь, мистер Ткела, если мистер Барт будет спать, он ее не услышит. Но… — Симпсон покачал головой. — Если мистер Барг бодрствует и увидит, что горничная вошла без разрешения, он поднимет скандал. И будет совершенно прав.

— Думаю, в этом случае вы защитите ее?

— Постараюсь. Но… — Симпсон вздохнул. — Нет. мистер Ткела, у Эйнжи все равно ничего не получится. Заперев дверь, мистер Барт оставил ключ в двери. Она сказала мне об этом. Если ключ в двери, бесшумно дверь уже не откроешь.

— Все правильно. Но ведь в этих номерах есть балкон. Во всяком случае, мой номер с балконом. Пусть она войдет в номер через балкон.

— Мистер Ткела, если вы хотите поставить Эйнжи в безвыходное положение… — Встретив взгляд Жильбера, Симпсон развел руками: — Хорошо, мистер Ткела. Я попрошу Эйнжи в случае, если ключ будет в двери, попытаться проникнуть в номер мистера Барта через балкон. Но предупреждаю, она может не согласиться.

— Пообещайте ей вознаграждение. Скажите, что за риск она получит сто фунтов.

— Она может не согласиться даже за вознаграждение. Ладно, мистер Ткела, подождите меня здесь. Попробую ее уговорить.

Симпсон ушел. Его не было около двадцати минут. Вернувшись, он довольно долго стоял около Жильбера, промокая платком вспотевший лоб. Наконец сказал:

— Господи, ничего не могу понять. Вы оказались правы, мистер Жильбер. Мистера Барта в номере нет.

— Нет?

— Да. Ключ был в двери, и, чтобы попасть в третий «а», Эйнжи пришлось воспользоваться балконом. Затем, как я и просил ее, она тихо и очень тщательно осмотрела номер мистера Барта. Она осмотрела все, даже оба туалета и обе ванные. Никаких следов. Но не мог же он раствориться в воздухе? Мимо горничных он не проходил.

— Но он мог незаметно выйти в коридор? Мистер Симпсон?

— Как? Ведь ключ в двери. И дверь заперта изнутри.

— Скажем, через тот же балкон? Как Эйнжи?

— О, мистер Ткела… — Симпсон спрятал платок в карман. — Исключено. Никогда не поверю, что такой человек, как мистер Барт, будет выбираться из своего номера через балкон. Ведь для того, чтобы после этого очутиться в коридоре, он вынужден будет пройти через соседний номер. Чужой номер. Нет, мистер Ткела, вы можете думать, что хотите, но это исключено.

— Что вы собираетесь делать?

— Просто не знаю. Может быть, стоит обратиться в полицию?

— Может быть. Но только не сейчас.

— Не сейчас?

— Да. Дайте мне… ну, скажем, часа полтора.

— Полтора часа? Зачем?

— Я все объясню вам потом. Не предпринимайте ничего в эти полтора часа, хорошо?

— Ну… хорошо…

— И еще, мистер Симпсон, здесь, в Эпсоме, у вас должен быть отряд специализированной полицейской охраны. Знаете, щиты, каски, прозрачные щитки и прочее? Такие мощные ребята, всегда готовые защитить спокойствие родного города? Есть они у вас?

— Конечно. Этот отряд вы можете найти на Кингсли-роад, пять.

— Спасибо. Значит, полтора часа, договорились?

— Хорошо, мистер Ткела. Хотя я, право, не знаю даже, что подумать.

Выйдя на улицу и усевшись в такси, Жильбер бросил: — На Кингсли-роад, пять. И побыстрей.

Порядки в специализированных полицейских отрядах Жильбер знал отлично. Поэтому, поговорив с дежурным, довольно легко приобрел за сто фунтов то, что ему было нужно, пуленепробиваемый жилет. Этот жилет он надел на себя сразу же прямо здесь, в отряде. Короткого взгляда в зеркало было достаточно, чтобы убедиться: то, что он поддел под одежду жилет, практически незаметно. Темный костюм, белая рубашка и галстук-бабочка смотрелись на нем так же, как и раньше.


* * *

Вернувшись в «Шератон» и отпустив такси, Жильбер зашел в комнату горничных. Обе горничные, пухлощекая блондинка и стройная шатенка, оказались на месте. Выяснив, что имя Эйнжи носит шатенка, Жильбер протянул ей шестьсот франков:

— Эйнжи, это вам. За то, что вы мужественно осмотрели номер мистера Барта. Мистер Симпсон должен был предупредить вас, что вы получите вознаграждение. Он предупредил?

— О, сэр… — Покраснев, Эйнжи спрятала деньги. — Да, он предупредил. Большое спасибо, сэр.

— Что, мистер Барт так и не появлялся?

— Нет, сэр.

— И вы не пытались его искать?

— Нет, сэр. Мистер Симпсон предупредил, чтобы мы пока ничего не предпринимали.

— Правильно. Скажите, Эйнжи, я мог бы позаимствовать у вас на время длинную веревку? Метра три-четыре?

— Длинную веревку… — Эйнжи помолчала. — Если я дам вам запасной шнур от штор подойдет?

— Конечно. — Жильбер спрятал в карман поданный ему запасной шнур. А сейчас, Эйнжи, выслушайте меня внимательно. Вы проводите меня к моему номеру прямо сейчас. Я открою дверь, войду в номер, вы же останетесь в коридоре. В смысле, вы не должны входить в мой номер, вам понятно?

Сказав это, Жильбер подумал: конечно, он может ошибаться, но если он все рассчитал правильно и Барт действительно засел в его номере, он вполне может открыть стрельбу в первый же момент, как только он войдет. Именно поэтому он должен сейчас сделать все, чтобы Эйнжи не пострадала.

— Понятно, сэр, сказала Эйнжи.

— Там, в номере, я могу вас о чем-то попросить. Сам не знаю, о чем. Что-то сделать, принести, мало ли что мне придет в голову. Надеюсь, вы выполните все мои просьбы?

— Конечно, сэр. «Шератон» пятизвездный отель. И мы обязаны делать все, чтобы клиенты остались довольны.

— Отличный ответ, Эйнжи. Идемте?

— Да, я готова, сэр.

Пройдя вместе с Эйнжи к своему номеру и вставив в дверь ключ, Жильбер улыбнулся. Эйнжи тут же улыбнулась в ответ. Повернув ключ и открыв створку, он вошел в номер. В идеально прибранной прихожей стояла тишина. Тем не менее, повернувшись к Эйнжи, Жильбер ощутил неприятный холодок в затылке. Постояв, сказал чуть громче, чем обычно:

— Сейчас я лягу спать. Прошу никого не пускать ко мне в номер. Никого, кто бы к вам ни обращался.

— Хорошо, сэр, — сказала Эйнжи.

— И, если вам не трудно, разбудите меня часов в шесть вечера. Да, часов в шесть. Сможете?

— Конечно, сэр. Я позвоню по вашему телефону ровно в шесть вечера. Что-нибудь еще, сэр?

— Больше ничего. Хотя нет… Жильбер посмотрел на Эйнжи. — Скажите, у вас есть снотворное?

— Снотворное? Должно быть, сэр. Я посмотрю в аптечке.

— Посмотрите. К вечеру я должен быть свежим, поэтому хотел бы сразу заснуть.

— Сейчас я вам его принесу, сэр. Кажется, у нас есть эуноктин.

— Хорошо, жду. — Улыбнувшись Эйнжи, Жильбер прикрыл дверь. Повернувшись, вошел в холл. Он вполне был готов к тому, что Барт или его люди нападут на него прямо сейчас, здесь. Но в холле, как и в прихожей, все дышало спокойствием. Черт, подумал Жильбер, хорошо бы он начал стрелять в корпус, а не в голову. Собственно, он только на это и рассчитывал. Если ствол пистолета Барта, затаившегося где-то здесь, будет нацелен в его спину или грудь, он выиграл. Если в голову — проиграл.

Чувствуя напряжение каждой нервной клетки, Жильбер перешел из холла в гостиную. Постояв здесь и так и не дождавшись выстрела — в спальню. Обстановка спальни представляла собой стилизацию под викторианскую эпоху: огромная кровать под балдахином, гнутая мебель, овальные зеркала в узорных рамах. Эту кровать Жильбер уже видел утром. Сейчас, взглянув на нее, подумал: для его замысла такая кровать подходит в самый раз. Повернувшись, подошел к чуть приоткрытой двери на балкон и в этот момент услышал голос Эйнжи:

— Мистер Ткела! Мистер Ткела, я принесла снотворное! Где вы, мистер Ткела?

— Я здесь! Вернувшись в прихожую, Жильбер увидел стоящую в двери Эйнжи. — О, спасибо. Что у вас там оказалось?

— Эуноктин. Китти говорит, это очень хорошее снотворное.

— Эуноктин так эуноктин. Мне лишь бы заснуть. — Взяв у Эйнжи коробочку, Жильбер кивнул: — Спасибо, барышня. А теперь прошу меня не беспокоить.

— Хорошо, сэр. — Сделав книксен, Эйнжи ушла.

Закрыв за ней дверь, Жильбер несколько раз повернул ключ. Затем, постаравшись сделать это как можно тише, вынул ключ из скважины, спрятал в карман. Постояв в тишине, подумал: если сейчас раздастся выстрел, выход у. него один — упасть. И, покатившись по полу, как можно скорей выйти из зоны обстрела. Хотя он предпочел бы, чтобы все разыгралось чуть позже, в спальне.

Постояв и так и не дождавшись выстрела, он прошел в спальню. Дверь, ведущая из спальни на балкон, была приоткрыта, и он ее не тронул. Но дверь, в которую вошел из гостиной, плотно прикрыл. Затем, зайдя за балдахин кровати так, чтобы его не было видно с балкона, приступил к переодеванию. Снял галстук, рубашку, костюм и туфли и, достав из стоящей рядом сумки куртку, майку, джинсы и кроссовки, надел их на себя. Куртку, чтобы скрыть пуленепробиваемый жилет, пришлось застегнуть. Снятые вещи он повесил на стул, поставив его затем вместе с туфлями перед кроватью. Все это он проделал, внимательно оглядывая балкон и чутко прислушиваясь. Затем, покончив с переодеванием, разобрал постель и, воспользовавшись снятым с нее покрывалом, скатал тугой рулон. Один конец рулона он обвязал полученным от Эйнжи шнуром, тщательно закрепив петлю узлом. Оставшуюся часть веревки он бросил на пол с тыльной стороны кровати так, чтобы потом за нее можно было легко взяться. Затем, не отрывая взгляда от балкона, положил рулон на кровать, накрыл одеялом и изогнул несколько раз, добившись в конце концов полной иллюзии, что под одеялом спит человек. Балдахин был отдернут не до конца, и Жильбера это устраивало: места, где должны находиться ноги и голова, были закрыты, так что любой, вошедший в спальню, смог бы сначала увидеть лишь среднюю часть одеяла, под которым лежало чучело.

Закончив приготовления, Жильбер зашел за балдахин. Достав из сумки «беретту», сунул ее в карман куртки. Поднял с пола конец шнура, чуть натянул его и, выбрав точку, с которой ему были одновременно видны и дверь, ведущая в спальню из гостиной, и балкон, стал ждать. Теперь он был спокоен. Сейчас в его задачу входило лишь одно: стоять не шевелясь и не издавая ни одного звука. А это он умел.

Прошло десять минут, двадцать, полчаса. Все это время Жильбер стоял, напряженно вслушиваясь. Он пытался уловить хотя бы малейший скрип, шелест, шорох, любой звук, который мог бы издать затаившийся в номере человек, но в номере, если не считать изредка возникавшего внизу шума проезжающих машин, стояла полная тишина. Он уже начал сомневаться, не зря ли затеял весь этот маскарад, как вдруг услышал еле уловимый звук. Этот звук, нечто среднее между шелестом и скрипом, донесся со стороны балкона и тут же стих. Однако даже этого короткого шума, точнее, намека на шум, для Жильбера было достаточно; он вырос в лесу, где люди с малых лет постигают умение разбираться в звуках. Сейчас, после раздавшегося со стороны балкона шелеста, он знал точно: там стоит человек.

После услышанного Жильбером скрипа в спальне минуты три стояла полная тишина. Затем точно такой же звук раздался снова. Тут же Жильбер увидел: в выходящем на балкон окне, на уровне человеческого роста, возникла часть лица. В эту часть, застывшую, как маска, входили один глаз, полноса, полрта, ухо и длинные темные волосы. Именно по этим волосам, чуть шевелящимся на ветру, Жильбер понял: это Барт.

Застыв, Барт напряженно вглядывался в кровать. Выждав нужную паузу, Жильбер осторожно потянул за шнур. Отозвавшись его движению, средняя часть «спящего» чуть шевельнулась. Голова Барта тут же исчезла, чтобы через несколько секунд появиться снова. Выставив пол-лица, Барт снова застыл, вглядываясь в кровать. Дав ему возможность убедиться, что «спящий» все же не встал, Жильбер снова потянул за шнур, и чучело снова шевельнулось. На этот раз Барт не отдернулся. Больше того, постояв минут пять, он, ступая почти беззвучно, вышел из-за укрытия. В руке Барт держал «смит-вессон» с навернутым на ствол глушителем. Подойдя к двери на балкон, он проскользнул в щель, поднял руку с пистолетом, прищурился. Затем, но мере того как «смит-вессон», выпуская пулю за пулей, пять раз негромко щелкнул, угрюмая сосредоточенность на лице Барта сменилась улыбкой. Все происходило, как и должно было происходить: при каждом выстреле Жильбер исправно дергал за веревочку, так что чучело ровно пять раз дернулось в такт выстрелам. Лишь когда Барт после пятого выстрела опустил пистолет, Жильбер бросил веревку. Бесшумно достал из кармана «беретту». Он был почти уверен, что провести до конца такого человека, как Барт, ему не удастся.

Так и случилось. Постояв несколько мгновений, Барт, издав утробный звук, бросился к кровати. Сбив пинком ноги рулон, выставив вперед пистолет и присев, начал напряженно оглядываться. Жильбер по-прежнему не издавал ни звука. В конце концов Барт, не выдержав, крикнул:

— Эй ты, нигер! Где ты, вонючая собака? Я знаю, что ты здесь! Выходи, все равно я тебя кокну! Ну? Где ты спрятался?

— Здесь. — Сказав это, Жильбер вышел из-за кровати. В вытянутых на уровне лица руках он держал «беретту». Я здесь. Брось пистолет.

Его расчет оказался точным: мгновенно повернувшись, Барт два раза выстрелил ему в грудь. Он наверняка выстрелил бы и в третий раз, но не успел: метнувшись к нему в прыжке, Жильбер сначала выбил из его руки «смит-вессон», а затем вырубил коротким ударом «беретты» по голове. Качнувшись, Барт вяло упал. По его позе, а также по силе удара было ясно: очнется он не раньше чем через полчаса.

Постояв, Жильбер спрятал в карман «беретту». Судя по звукам, их короткую схватку никто не услышал: в номере и в коридоре было тихо. Снизу доносились обычные уличные шумы.

Вернувшись к кровати, он снял с рулона веревку. После этого, заложив руки Барта за спину, крепко связал их; затем, подумав, пропустил веревку к ногам и так же крепко связал лодыжки. Подняв тяжелое тело, усадил в кресло. На всякий случай приготовил полотенце, чтобы в случае необходимости использовать как кляп. И, усевшись в кресло напротив, стал ждать.

Ждать пришлось долго: лишь минут через двадцать веки Барта слабо шевельнулись, а еще минут через пять он встряхнул головой и сонно огляделся. Посмотрел на Жильбера.

— Привет, Барт, — сказал Жильбер. — Знаешь, ты сделал все, чтобы вывести меня из себя.

Барт попытался что-то сказать, но не смог, и Жильбер добавил:

— Ладно, долго рассусоливать с тобой я не буду. Рассказывай все, только не вздумай вешать лапшу на уши. Не начинай толковать что-нибудь насчет того, например, что просто хотел меня убрать.

По виду Барта было ясно: он пытается собраться с мыслями. Так и не дождавшись ответа, Жильбер продолжил:

— Объясняю: когда хотят убрать просто, высылают бомбардиров. А не залезают в чужие номера. Думаю, ты это просек и без меня. Поэтому самым разумным с твоей стороны будет рассказать все. Все подчистую. — Жильбер сделал вид, что изучает Барта. — Как, Барт, будешь умницей? Расскажешь?

Наконец-то сонное выражение на лице Барта сменилось осмысленным. С ненавистью пробуравив Жильбера взглядом, а затем сплюнув, он перешел к изучению пола у себя иод ногами. В этой позе он просидел около минуты. Наконец сказал:

— Слушай, нигер, ты хоть понимаешь разницу между мной и тобой? Кто ты и кто я?

— Очень хорошо понимаю.

— Ничего ты не понимаешь. Ты никто. Мразь. Мусор на помойке. За тобой никто не стоит, никто во всем свете. Ладно, ты обвел меня вокруг пальца, связал. Но все равно ты ничего не сможешь со мной сделать. Даже если ты меня сейчас придушишь. Мои ребята найдут тебя в два счета. Найдут, вынут кишки и намотают на первый же столб. Поэтому для тебя же лучше будет развязать меня сейчас.

Жильбер смотрел на Барта, сохраняя полное спокойствие. Не дождавшись его реакции, Барт продолжил:

— Обещаю, нигер: я дам тебе уйти из города. Большего обещать не могу, но можешь рассчитывать, что из города ты в этот раз уйдешь.

— Дурак ты, Барт, — Жильбер встал. — Дурак, что все эго мне сказал.

Барт промолчал, исподлобья наблюдая за Жильбером.

— Но главное, с твоей стороны было большой неосторожностью назвать меня нигером. Правда, во время своей болтовни ты подал мне отличную идею: придушить тебя. Именно это я сейчас и сделаю.

Вытянув правую руку, он взял Барта за горло. Сжал пальцы. Прибегать к этой пытке, медленному удушению, Жильбер не любил. Этот варварский способ восходил корнями к его далеким африканским предкам. Но Жильбер отлично знал: выдержать эту пытку не может никто. Он сам вряд ли устоял бы перед ней, если бы ее применили к нему.

Держа Барта за горло и глядя ему в глаза, он следил лишь за одним: чтобы во время процедуры Барт не испустил дыхание. Он то еле заметно сжимал пальцы, то чуть отпускал их, так что Барт, находясь между жизнью и смертью, хрипел, давился, из его рта текла слюна, глаза вылезали из орбит. Муки Барта были сейчас невыносимы, Жильбер это знал, но не испытывал к нему ни капли жалости.

Наконец, увидев, что губы Барта посинели, а глаза закатились, Жильбер разжал пальцы. Голова Барта безвольно упала на плечо.

Во время пытки жертве надо было изредка давать передышку, но не очень долгую. Приподняв голову Барта, Жильбер взял его за подбородок. Сжав скулы пальцами одной руки, другой похлопал Барта по щеке. После того как это не помогло, повторил процедуру.

Наконец, придя в себя, Барт открыл глаза и закинул голову. Изо рта у него все еще вырывался надрывный хрип.

Когда взгляд Барта стал более менее осмысленным, он, встретившись взглядом с Жильбером, попытался что-то ему сказать. Увы, следствием этой попытки стало всего лишь шевеление губ. Лишь после того, как Жильбер снова похлопал его по щеке, Барт наконец выдавил:

— Что… ты… от меня… хочешь?

— Всего лишь придушить тебя второй раз.

Улыбнувшись, Жильбер снова взял Барта за горло и повторил пытку. Правда, на этот раз он чуть продлил ее, так что в конце концов Барт потерял сознание.

Привести его в чувство Жильбер смог, лишь сходив в ванную за водой.

После того как он несколько раз брызнул водой Барту в лицо, тот открыл глаза. На этот раз в его взгляде стояло лишь одно: животный страх. Животный страх и ничего больше.

— Будем говорить? — спросил Жильбер.

— Спра… спра… спрашивай… — Губы Барта еле шевелились. — Спраш-шивай… я отвечу… Что… тебе… нужно?

— Вот это другой разговор. Мне нужно знать все то же: зачем ты, не жалея времени, караулил меня здесь.

— Я… я… — Барг с трудом перевел дыхание. — Говорю же, я хотел расквитаться с тобой… за прошлый раз…

— Чушь. Ты ведь засек меня раньше, чем я тебя.

— Ну… ну… ну и что?

— А то, что, если бы ты действительно хотел со мной рассчитаться, ты просто-напросто натравил бы на меня своих ублюдков. А не лез бы в чужой номер. Нет, Барт, мне очень жаль, но тебе снова придется вынести процедуру. — Он протянул руку; увидев это, Барт отчаянно замотал головой:

— Не… нужно… Я… скажу…

— Говори.

— Сейчас… Только… Ты меня… после этого… не будешь? А?..

— Если скажешь, не буду.

— Лучше убей меня… Только не нужно этого…

— Я сказал: говори.

— Хорошо… Сейчас… — Барт помолчал. — Этот… твой… жокеишко… Дюбуа… Ему сейчас… придут кранты…

— Что? — Жильбер схватил Барта за плечи. — Где?

— Там… На ипподроме…

— Черт… — Вглядевшись. Жильбер понял: Барт говорит правду. Закричал, тряся его изо всех сил: — Кто это должен сделать? Как? Говори! Говори, сволочь, или я вырву у тебя глаза! Говори!

— Его… кончат там… прямо на дорожке…

— На дорожке? Когда?

— Скоро… Если уже не кончили… Ты обещал… меня… не трогать…

— Будь ты проклят! — Жильбер встряхнул Барта. И тут же понял, что переборщил: Барт потерял сознание. Отпустив обмякшее тело, бросился к телефону. Снял трубку и тут же, сообразив, что звонить некому, положил ее. Ведь если он и позвонит тому же Мухаммеду или просто в полицию, что он сможет им сказать? Что на Анри Дюбуа готовится покушение? И что он вот-вот умрет прямо на дорожке? Любой здравомыслящий человек скажет, что это чушь и глупость. Единственное, что ему остается, — мчаться на ипподром.

Вытащив Барта в коридор, Жильбер привалил его к двери номера «три» «а». Позвал Эйнжи; прибежав и увидев Барга, горничная прижала ладони к щекам.

— О, господи… Почему он связан?

— Связан потому, что вы и мистер Симпсон, которого я сейчас предупрежу, должны будете сдать его полиции. Эйнжи, давайте быстренько откройте номер мистера Барта с гой стороны. Быстро. Мы с вами должны будем внести его туда и оставить.

— Но бог мой, мистер Ткела, объясните, что случилось?

— Эйнжи, быстро откройте номер, потом я вам все объясню.

Эйнжи исчезла; через пять минут ключ в двери номера повернулся. Втащив Барта в номер и уложив его на диван, Жильбер сказал как можно строже:

— Эйнжи, теперь вы должны будете запереть мистера Барта в его номере. И ждать указаний мистера Симпсона. Вы поняли меня?

— О, мистер Ткела… — В глазах Эйнжи стоял испуг. — Я ничего не понимаю.

— Делайте, что вам говорят! Все!

Спустившись вниз и предупредив Симпсона, чтобы тот сообщил о Барте в полицию и ждал его возвращения, Жильбер бросился к «форд-фиесте». Через минуту он уже разворачивал машину. В самый последний момент, уже дав газ, он вдруг увидел, что на стоянке припаркован черный «БМВ». Однако выяснять, чья это машина и имеет ли она какое-то отношение к Барту, у него уже не было времени.


* * *

Поставив на барьер ложи бокал с охлажденным гранатовым соком, Нгала посмотрела на поле. После того как Мухаммед сообщил ей, что Жильбер здесь и, судя по всему, не собирается выезжать из «Шератона», настроение у нее улучшилось. Если Жильбер здесь, они обязательно увидятся. Может быть, даже сегодня. И в конце концов объяснятся. Все же остальное, что она сейчас видела и слышала, было просто прекрасно. Ярко-зеленое поле, музыка, солнце, лошади, жокеи в пестрых одеждах. Как только что ей объяснил Мухаммед, приз, который будет сейчас разыгран, считается в программе главным. И приз этот, добавил Мухаммед с улыбкой, обязательно выиграет Анри.

Она хорошо видела Анри. Сначала он проскакал на Гугенотке перед трибунами, затем, остановив лошадь, заставил ее шагать по дальней дорожке. Сейчас Анри готовился к старту. Что ж, подумала Нгала, может, и ей когда-нибудь повезет. Непонятно, почему так получалось, но она всю жизнь ошибалась в выборе. Но не вечно же будут продолжаться эти ошибки. Она должна найти свое счастье. Должна.

Впрочем, подумала она, взяв бокал с соком, счастьем можно считать уже то, что она сидит сейчас на этой трибуне. Она видит Анри. И знает, что скоро увидит Жильбера. А это почти счастье.


* * *

Два мощных телохранителя, державшие Гугенотку под уздцы с двух сторон, осторожно подвели ее к стартовому боксу. Затем, тщательно осмотрев бокс, вышли из него, присоединившись к стоявшим у дорожки еще двум телохранителям. Телохранители по настоянию Мухаммеда наблюдали за Анри с первого же выступления его здесь, контролируя все процессы на ипподроме от взвешивания до старта. Мухаммед не скупился всего личных телохранителей у Анри было двенадцать.

Сдерживая гарцующую под ним Гугенотку, Анри посмотрел в сторону ложи для почетных гостей: мать, как и раньше, сидела у самого барьера, глядя в его сторону. Трибуны были забиты до отказа, и Анри отлично знал: причиной такого наплыва стал он сам. Точнее, созданный рекламными агентствами по заданию Мухаммеда его образ — образ жокея, который никогда не проигрывает. Впрочем, у рекламных агентств для создания такого образа были все основания — из тридцати последних скачек он выиграл двадцать девять, лишь в одной уступив победителю полголовы.

Судья дал команду заводить лошадей в боксы, и Анри, подав Гугенотку, ввел ее в бокс. Затем, когда одновременно с сигналом стартера дверца открылась, Анри, припав к шее Гугенотки, цокнул, и лошадь рванулась вперед. Над трибунами взорвался многоголосый крик; под этот все усиливающийся крик они с Гугеноткой с самого начала повели скачку. За ними скакало около тридцати лошадей, но Анри отлично знал, что ни одна из них не сможет составить сколько-нибудь серьезную конкуренцию Гугенотке. Без особых усилий пройдя первым две трети дистанции, Анри, подходя к последнему повороту, на всякий случай оглянулся. Вплотную за ним, готовые, вздумай он чуть-чуть сбавить пейс, тут же захватить его, скакали три лошади. Взмыленные морды качались у самого крупа Гугенотки, жокеи держались на стременах, сильно пригнувшись, так что он смог увидеть лишь их картузы. Американец, англичанин, француз… Двое, американец и англичанин, считались фаворитами вместе с ним, француз же, которого звали как будто бы Ги Булле, вообще выплыл откуда-то из темноты. Этот Ги Булле был провинциалом, кажется, из Лиона; до этой скачки Анри никогда о нем не слышал. Он даже его имя узнал лишь из сегодняшней программки. Ладно, подумал он, какая разница, кто за мной скачет. В любом случае Гугенотка выиграет у второй лошади как минимум корпус.

В поворот они с Гугеноткой вошли, как он и рассчитывал, первыми. Пейс кобыла держала необычайно легко, и Анри, ощущая в Гугенотке огромный запас сил, решил избавить ее от посыла. Он лишь мягко пригнулся, припав к напряженно вздрагивающей шее. Так, распластываясь над дорожкой, они почти было прошли поворот, как вдруг кто-то с огромной силой ударил Анри в плечо. Толчок был таким мощным и так точно рассчитан, что Анри еле удержался, чтобы не вылететь из седла. В первые мгновения он не смог даже оглянуться, сосредоточив все усилия на том, чтобы восстановить равновесие. Лишь выйдя из поворота, он бросил короткий взгляд назад. Рядом, не выдержав бешеного пейса, постепенно отпадал назад на своем жеребце Ги Булле. Все ясно, подумал Анри, его толкнул этот, неизвестно откуда вынырнувший француз. Причем толкнул очень расчетливо, в момент, когда Анри и Гугенотка закрыли его от объектива телекамеры, ведущей съемку с едущей по внутренней дорожке машины. Ничего себе прикол, подумал Анри. Ведь если бы при падении он не сломал себе шею, его наверняка затоптали бы скачущие следом лошади… И все же он удержался… Удержался, удержался, удержался, повторял он про себя… И в этот момент вдруг понял: он падает. Еще не понимая, в чем дело, он попытался ухватиться за гриву. Тщетно: опоры с правой стороны, там, где его только что надежно поддерживало путлище из сыромятной кожи, уже не было. Черт, успел подумать он, как же могло случиться, что путлище оборвалось… Ведь он сам проверял его перед самой скачкой… Это было последнее, что пронеслось в голове. Ударившись о землю. он вдруг понял: этот удар так силен, что он, Анри Дюбуа, раскалывается. Затем наступила темнота.


* * *

Резко затормозив перед уже знакомым ему входом в ложу, Жильбер выскочил из машины. По шуму над трибунами, по стоящим около входа в ложу полицейским, вообще по всему попытался определить: случилось ли уже что-нибудь или еще нет. Понять это было невозможно. Трибуны шумели довольно сильно, но ведь это вполне мог быть обычный шум, сопровождающий скачку. Что же до полицейских, по ним вообще ничего нельзя было понять. Они стояли в спокойных позах, о чем-то непринужденно переговариваясь. Лишь когда Жильбер кинулся к ним. один из полицейских, уже знакомый ему инспектор, настороженно покосился в его сторону.

— Инспектор, простите… — Жильбер перевел дыхание. Что, на ипподроме все в порядке?

— На ипподроме? — Инспектор пожал плечами. — Вроде все в порядке. — Жильбер продолжал смотреть на него, и инспектор добавил: — Все в порядке, если не считать, что только что какой-то жокей упал с лошади. Сэм, я не ошибся?

— Нет, сэр, — сказавший это констэбль поправил бляху на груди. — Все подтвердилось, упал жокей.

— Что за жокей, вы не знаете? Жильбер повернулся к констэблю.

— По-моему, Анри Дюбуа. Да, Анри Дюбуа, новоявленная знаменитость. Из Франции.

— И… что с ним? — Жильбер впился взглядом в лицо констэбля. — Он жив?

— Сэр, вот этого я не знаю. Констэбль вежливо улыбнулся. — Я знаю только, что он упал с лошадки на всем скаку. Откуда мы можем знать все остальное?

— Мистер Ткела, вы можете все узнать у мистера Мухаммеда, — сказал инспектор. — Кстати, он вас разыскивает. Нам даже попало, что мы вас выпустили. Хотя мы здесь ни при чем.

— Спасибо, инспектор. — Жильбер бросился наверх. Преодолев на своем пути те же самые два кордона, состоящие из полицейских и агентов в штатском, заглянул в ложу. Мухаммеда в ложе не было. Судя по лошадям, гуськом выступающим внизу, под самой трибуной, ипподром готовился к следующей скачке. Пытаясь отыскать хоть какое-то знакомое лицо, Жильбер наконец увидел старичка, вызвавшего у него недавно такое сильное раздражение. Встав, старичок спросил со слишком уж подчеркнутой почтительностью:

— Да, сэр? Я внимательно слушаю вас.

— Где мистер Мухаммед?

— О, сэр… — Старичок покачал головой. Только что случилось большое несчастье. Упал жокей. Мистер Мухаммед сейчас с ним, в жокейской.

— Вы можете объяснить, как туда пройти?

— Конечно. — Старичок подробно описал, как пройти в жокейскую. С трудом дослушав его до конца, Жильбер бросился вниз.


* * *

Перед жокейской стояли две санитарные машины с включенными мигалками. Вход в здание охраняла цепочка полицейских. У самого входа глухо шумела небольшая толпа, состоящая в основном из жокеев и конюхов. С трудом пробившись внутрь, Жильбер бросился к одной из дверей; поскольку возле этой двери стояло несколько человек в белых халатах, он решил, что Анри находится именно здесь. Приоткрыв дверь, увидел чьи-то спины. Затем, войдя, по неясному движению в углу понял: он не ошибся, Анри там.

Стоящий рядом с Жильбером человек в форме жокея прошипел:

— Черт… Будь оно все проклято…

— А… что случилось? — тихо спросил Жильбер. — Это Дюбуа?

— А-а! — Человек махнул рукой. — Я сам видел, как он упал.

— Он упал во время скачки?

— Да, во время скачки. И после этого по нему проскакало как минимум пять лошадей.

Продвинувшись, Жильбер наконец увидел Анри: тот лежал на кушетке на спине, из ноздрей на закинутой голове вверх, к аппарату, тянулись две прозрачные трубки, другие две трубки, черные, прижатые присосками к груди, шли к другому аппарату. Обнаженное тело Анри, прикрытое по пояс простыней, было почти сплошь покрыто багрово-черными ссадинами и синяками. Рядом с кушеткой стояли два врача в белых халатах и Мухаммед; однако совершенно невероятным было то, что рядом с кушеткой на коленях стояла Нгала. Всхлипывая, она гладила безвольно свисающую с кушетки руку Анри.

Наверное, Нгала почувствовала его взгляд, потому что, обернувшись, вдруг встала. Замотала головой и, до крови кусая губы, молча прижалась лицом к его груди.

Он чувствовал, как она, сотрясаясь от рыданий, пытается что-то сказать ему сквозь слезы. Наконец один из врачей, покосившись, дал знак стоящей поодаль медицинской сестре; подойдя, сестра мягко взяла Нгалу за плечи:

— Успокойтесь. Вы должны беречь свои силы. Они вам еще очень пригодятся. И прежде всего они пригодятся вашему сыну.

Оторвав голову от груди Жильбера, Нгала затравленно посмотрела на медсестру. Лишь когда Жильбер тронул ее за руку, Нгала, кивнув головой, дала себя увести.

Мухаммед смотрел на Жильбера. Тот сказал негромко:

— Мистер Мухаммед, можно вас на минутку?

— Да, конечно. — Выйдя с Жильбером в коридор, сказал: — Слушаю вас, месье Ткела.

— Как все это случилось?

— Черт. Не спрашивайте. Лишь бы у него был цел позвоночник. Если позвоночник остался цел, все поправимо. Я вызову лучших врачей, мы накачаем ему мышцы.

Мы сделаем все, но он вернется на дорожку. Клянусь вам, мистер Ткела, вернется. Что же до того, как это случилось, клянусь, я сам до сих пор не могу понять, как это случилось.

— И все же, месье Мухаммед?

— Чертовщина какая-то. Перед самым финишем у Анри лопнуло правое путлище.

— Что это?

— Ремень, держащий стремя. Хоть тресни, не могу объяснить, как это могло произойти. Путлище делается из сыромятной кожи, оно способно выдержать полтонны веса. Да и… Все, кто стоял рядом с Анри у стартовых боксов, утверждают: перед самой скачкой с этим путлищем все было в порядке.

— Вы считаете, это несчастный случай?

— А чем еще прикажете это считать?

— Покушением на убийство. Или убийством, если Анри умрет.

— Что… у вас… — Мухаммед внимательно посмотрел на Жильбера. — У вас есть основания так говорить?

— Есть, и серьезные. Вы знаете такого Ришара Барта?

— Ришар Барт? — Мухаммед потер лоб. — Где-то я о нем слышал. И что этот Ришар Барт?

— Не далее как час назад этот Ришар Барт сообщил мне, что на Анри готовится покушение. И что он умрет прямо здесь, на дорожке ипподрома, во время скачки. Я попытался что-то сделать, бросился сюда, на ипподром, но, как видите, опоздал.

— И где же этот пророк сделал вам свое невероятное признание?

— В «Шератоне». Сейчас он лежит там связанный. В своем номере. Выехав сюда, я попросил портье вызвать полицию, чтобы до моего возвращения Барт находился под охраной.

— Так едем туда?

Да, мне очень бы хотелось поехать туда. Именно вместе с вами.

В «Шератон» они, чтобы не терять времени, поехали на машине Жильбера. В пути Жильбер коротко рассказал Мухаммеду все, что произошло в отеле с момента, когда он увидел Барта возле его темно-золотистого «порше».


* * *

Войдя вместе с Мухаммедом в «Шератон», Жильбер сразу же заметил переодетых полицейских. Двое, делая вид, что читают газеты, сидели в креслах недалеко от входа; еще двое стояли у лифта с преувеличенно рассеянным видом, успевая при этом, однако, внимательно изучать всех, кто входил и выходил из отеля.

Подойдя к портье, Жильбер сказал:

— Спасибо, мистер Симпсон. Я вижу, вы выполнили мою просьбу.

— О, мистер Ткела. — Сказав это; Симпсон тщательно откашлялся.

— Барт все еще в своем номере?

В этот момент, увидев подошедшего Мухаммеда, Симпсон неожиданно изобразил нечто вроде тика.

— Привет, Симпсон, — небрежно бросил Мухаммед.

Симпсон поднял брови:

— О, мистер Мухаммед… У меня просто голова идет кругом.

— У меня самого голова идет кругом. Я вижу, сюда приплыл сам шеф-инспектор Брэдли?

— Точно, мистер Мухаммед, сам шеф-инспектор Брэдли.

— Значит, дело действительно серьезно.

Симпсон помолчал, и Мухаммед добавил:

— Ладно, поднимусь-ка я наверх с мистером Ткела. Любопытно, что из себя представляет этот Ришар Барт.

Брови Симпсона во время этой фразы совершали просто-таки бешеный танец. Заметив недоуменный взгляд Мухаммеда, он потупился:

— Мистер Мухаммед, советую вам подождать здесь. Честное слово.

— С какой стати? Вообще, Симпсон, что у вас с лицом?

— Ничего, сэр, вам показалось.

— Мне не показалось, но ладно. Месье Ткела, вы проводите меня?

— Конечно.

Они подошли к лифту. Затем последовало несколько неуловимых движений мощных парней, стоящих у лифта, и Жильбер ощутил на запястьях холод металла. Лишь сейчас, когда на его руках защелкнулись наручники, он понял: два переодетых флика торчали здесь вовсе не из-за Барта, а из-за него.

Застывший Мухаммед несколько секунд не мог от неожиданности произнести ни слова. Когда же он выдавил: «Эй, парни, что все это значит?», к ним уже подошел высокий человек с кустистыми рыжими бровями. Хмыкнув, этот человек сказал в высшей степени учтиво:

— Добрый день, мистер Мухаммед. Сожалею, что всю эту процедуру пришлось совершить в вашем присутствии.

— Что за чушь, Брэдли? — Судя но виду Мухаммеда, он был не на шутку рассержен. — Почему они надели наручники на этого человека?

Несколько мгновений Брэдли изучал нечто, видимое только ему и висевшее, судя по его взгляду, под самым потолком. Наконец сказал:

— Простите, мистер Мухаммед, вы хорошо знаете этого человека?

— Конечно. Это Жильбер Ткела. Я знаю его давно и полностью за него ручаюсь.

— Думаю, мистер Ткела может поблагодарить вас за это. Ваше ручательство довольно ценная штука.

— Еще бы оно не было ценной штукой.

— И все же, мистер Мухаммед, вы могли бы, например, сказать… например, сказать… — Брэдли помолчал. — Ну, хотя бы, чем занимался мистер Ткела последние два года?

— Брэдли, какого черта? Какое мне дело до того, чем занимался мистер Ткела последние два года? Я вам за него ручаюсь, и, думаю, этого достаточно. Вообще, в чем дело? Чем вам досадил Ткела?

— Мистер Ткела обвиняется в серьезном преступлении. Ограблении и покушении на убийство.

Не выдержав, Жильбер сказал:

— Слушайте, инспектор, какое еще ограбление и покушение на убийство? Что вы придумываете?

— Я ничего не придумываю. — Брэдли посмотрел на него немигающим взглядом. Эго был взгляд профессионального полицейского. — Кстати, вы знаете мистера Ришара Барга?

— Знаю.

— Хорошо хоть вы признались в этом. Медицинский эксперт, осмотревший недавно мистера Барта в моем присутствии, обнаружил на его шее множество микротравм, поэтому я хочу вас спросить: следы чьих пальцев остались на шее мистера Барта? Ваших?

— Инспектор… — Жильбер замолчал. Он вовремя сообразил: если он ответит сейчас на этот вопрос, он повредит сам себе. Заметив его реакцию, Брэдли вздохнул:

— Понятно. Что ж, попробую изложить суть событий, составленных по заявлению мистера Барта и подтвержденных затем неопровержимыми уликами. Делаю это не для вас, мистер Ткела, а исключительно для мистера Мухаммеда. Мистер Барт заявил: незаметно проникнув в номер, который он занимает в отеле «Шератон», мистер Ткела связал его и пытался задушить. В результате этих его действий мистер Барт потерял сознание. Воспользовавшись этим, мистер Ткела похитил у него значительную сумму денег и драгоценности. Придя в себя, мистер Барт немедленно обратился в полицию. Прибывшие в «Шератон» полицейские, получив его заявление, попытались разыскать мистера Ткела. Затем, нигде его не обнаружив, тщательно осмотрели его номер — естественно, с соблюдением всех необходимых формальностей. И представьте, нашли все, что было похищено у мистера Барта. Что вы скажете на это, мистер Ткела?

— Это чушь. Подлог, — сказал Жильбер.

— Деньги и драгоценности тоже подлог?

— Конечно. Все это было подложено.

— Сомневаюсь, мистер Ткела, что это был подлог. По свидетельству медэксперта, состояние мистера Барта в момент осмотра было крайне тяжелым. Деньги же и драгоценности, найденные в вашем номере, были тщательно спрятаны. Кто же мог их так искусно спрятать, если не вы? Находящийся в состоянии шока мистер Барт?

— Необязательно он. Это могли сделать его сообщники.

Брэдли надолго занялся изучением собственных ногтей. Наконец сказал:

— Сообщники. Всюду сообщники. Знаете, мистер Ткела, мы запросили сведения на вас. И, в частности, узнали, что какое-то время вы были полицейским. Так вот, неужели вы, как бывший полицейский, не видите, как нелепо выглядит эта ваша ссылка на сообщников мистера Барта? Какие сообщники? Откуда? Мистер Барг весьма уважаемый член общества, коммерсант. В Эпсоме, несмотря на то что он иностранец, его все отлично знают. Но даже если отбросить все это и принять на веру, что у мистера Барта есть какие-то мифические сообщники, неужели вы думаете, что я, шеф-инспектор эпсомской полиции, не проверил бы возможность проникновения сюда, в «Шератон», посторонних? Я это сделал. И поверьте мне, сделал весьма тщательно. Опросил всех: портье, горничных, дежурного констэбля, других возможных свидетелей. Все они в один голос утверждают: на втором этаже, там, где находятся номера люкс, с утра и до настоящего момента не было замечено ни одного постороннего человека. — На секунду приподнявшись на носках, Брэдли покачал головой: — Увы, мистер Ткела, факты говорят против вас. Именно поэтому я и вынужден объявить вам: вы арестованы.

— Черт, Брэдли… — Сказав это, Мухаммед замолчал. Он явно сдерживал себя. Постояв, сказал нарочито тихо: — Брэдли, хотите выслушать мое мнение?

— Конечно, мистер Мухаммед. Я готов выслушать мнение любого человека, если оно поможет выяснить обстоятельства дела.

— Так вот, Брэдли, мое мнение: все это чушь. Чушь и оговор. В Эпсом мистера Ткела пригласил я. Я лично. Лич-но, вы понимаете?

— Прекрасно понимаю, мистер Мухаммед. Но приглашенный кем угодно, даже вами лично, мистер Ткела вполне мог…

— Стойте, Брэдли. Стойте, дайте мне договорить. До этого нас связывали неплохие отношения. Поэтому, думаю, вы дадите мне договорить? Дайте мне договорить. Дайте, а потом делайте, что хотите. Дадите?

Брэдли снова принялся изучать облюбованную им где-то наверху точку. Вздохнул:

— Конечно, мистер Мухаммед. Говорите, и обещаю: больше я ни разу вас не перебью.

— О, черт… Мухаммед скривился. — Ладно, Брэдли. Давайте не будем доводить дело до ссоры. Забирайте мистера Ткела. Забирайте, но учтите: завтра вам все равно придется выпустить его под залог.

— Ради бога, сэр. Вопрос о выпуске под залог решаем не мы. Это дело суда.

— И еще одно, Брэдли. Ради наших хороших отношений я попрошу вас поместить его в отдельную камеру. И вообще создать более менее сносные условия. Хорошо?

— Вообще-то поблажек арестованным мы не делаем. Но ради вас, сэр, я сделаю все, чтобы до утра мистер Ткела не испытывал никаких неудобств.

— Спасибо, Брэдли. — Мухаммед взял Жильбера за локоть: — Месье Ткела, запомните: я с вами. Сегодня же я подключу к вашей истории всех своих лучших адвокатов.

— Спасибо, мистер Мухаммед.

— Запомните: с сегодняшнего дня. И еще одно: все, что вы рассказывали мне в машине по пути сюда, я отлично помню. Вы понимаете, месье Ткела?

— Прекрасно понимаю, — ответил Жильбер.

— Держитесь. Я пошел. Да, у вас будут какие-нибудь просьбы на сегодня? Пока я не ушел?

— Никаких просьб.

— Подумайте, месье Ткела. Если у вас вдруг что-то возникнет, связаться со мной сегодня вы уже не сможете.

Помолчав, Жильбер сказал:

— Вы могли бы позвонить в Париж, в криминальную полицию? И сообщить инспектору Марселю Эрве, что со мной произошло?

— Марселю Эрве?

— Да. Вы не должны разговаривать ни с кем, кроме него.

— Хорошо, мистер Ткела. Я свяжусь лично с этим Марселем Эрве и все ему расскажу. И держитесь, утром я за вами зайду.

Мухаммед ушел. Проследив, как он выйдет из гостиницы, Брэдли кивнул. Один из полицейских тронул Жильбера за плечо, и они двинулись через холл. А затем, выйдя из гостиницы, сели в полицейскую машину.


* * *

Позавтракав в своей камере, Жильбер с полчаса разглядывал видневшиеся отсюда, с высоты четвертого этажа, деревья и кустарник. Он пытался понять, есть ли у него шанс выпутаться из ловушки, которую ему подстроил Барт, и выходило, что нет. Вчера, сразу же после ареста, Брэдли подверг его многочасовому допросу, во время которого Жильбер так и не смог доказать, что не он напал на Барта, а наоборот, Барт напал на него. Надо отдать должное шеф-инспектору, он провел допрос со знанием дела, расставив повсюду множество подвохов и тайных ловушек. Эти подвохи и ловушки то и дело ставили Жильбера в тупик. Сейчас, еще раз вернувшись к этому допросу, Жильбер понял: конечно же, деньги и драгоценности спрятали в его номере люди Барта. Именно они, теперь Жильбер в этом не сомневался, поставили свой черный «БМВ» на стоянке возле «Шератона» в момент, когда он выехал в сторону ипподрома. Но то, что он установил это для себя, его не спасает. Свидетелей, могущих подтвердить, что Барт, спрятавшись у него в номере, пытался затем его убить, у него нет. Портье Симпсон может сообщить суду лишь о непонятных переговорах, которые он, Жильбер, с ним вел, горничная Эйнжи — рассказать, как он попросил ее внести в номер потерявшего сознание связанного Барта. И все. То есть пока все складывается против него. Брэдли после вчерашнего допроса, в этом нет никакого сомнения, настроен резко против него. Конечно, Жильбер может рассчитывать на благосклонное отношение к нему Мухаммеда, но если суд присяжных решит, что он, Жильбер Ткела, виновен — окажется бессилен даже Мухаммед со всем его богатством и многочисленными связями.

В полдень надзиратель принес обед. Обед состоял из супа и варева, похожего на жаркое. Вид у него был вполне пристойный, тем не менее к подносу и стоящим на нем алюминиевым тарелкам Жильбер даже не прикоснулся — есть ему не хотелось.

Через полчаса тюремщик, войдя в камеру, унес поднос. Дождавшись, пока грохот ключей, которыми надзиратель закрывал дверь, стихнет, Жильбер лег на кровать и предался размышлениям. Он думал о том, чего он достиг и что представляет из себя сейчас, когда ему вот-вот исполнится тридцать три года. Ответ и на тот и на другой вопрос, во всяком случае для него, был однозначным: он ничего из себя не представляет и ничего не достиг. Когда-то он бросил на полпути одно дело, работу в полиции, чтобы с горячностью взяться за другое. Тогда, в самом начале пути, это другое дело, борьба за освобождение своего народа, казалось ему единственным, чем стоит заниматься в жизни ему, с детства считавшему себя воином и мужчиной. Но сейчас, после того как он внес в эту самую борьбу за освобождение народа все, что мог, он, как ни странно, вдруг потерял к этой борьбе всякий интерес. И сейчас, на пороге зрелости, не знает, в чем же состоит его предназначение в этом мире. Это бы еще ничего, в конце концов он как-нибудь бы с этим смирился, если бы в дополнение ко всему его не постигла полная личная неудача. Сначала ему казалось, что Нгала, женщина, которую он любит больше жизни, переменила свое мнение о нем, начав отвечать ему взаимностью. Затем, когда, отвергнув его, Нгала уехала в Африку и вышла замуж за Омегву — в этом он был убежден, — он понял: с ней у него все кончено. Но вчера вдруг произошло чудо, он увидел ее здесь, в Эпсоме. Но в какой момент… Она стояла на коленях возле безжизненного тела своего сына. Ничего себе, подходящая обстановка для выяснения отношений.

Непонятно также, как он мог поверить, что Ксату. убили. Тогда как на самом деле она осталась жива.

Бессмысленно глядя на зарешеченное окно и предаваясь одним и тем же невеселым раздумьям, Жильбер пролежал часа два. Наконец, уже далеко за полдень, услышал грохот ключей. Дверь открылась.

То, что Жильбер за ней увидел, заставило его встать. Рядом с надзирателем стоял шеф-инспектор Брэдли, а за ним улыбающиеся Марсель Эрве и Мухаммед.

Наверное, Жильбер стоял бы так долго, если бы его не вернул к действительности голос Мухаммеда:

— Месье Ткела, я счастлив.

Он посмотрел на миллиардера, и тот добавил улыбаясь:

— Позвоночник Анри Дюбуа цел. Все остальное менее радостно. У Анри серьезно повреждены внутренние органы, сломаны ключица и два ребра. Но все это поправимо. Главное, цел позвоночник, а значит, Анри снова будет скакать. — Встретившись взглядом с Жильбером, добавил: — Ну и, конечно, я страшно рад, что с вами все будет в порядке.

— Вы уверены, что со мной все будет в порядке?

— Конечно. Мы не только полностью оправдаем вас, но и засадим Барта. Клянусь, мы засадим его на всю катушку. Впрочем, можете спросить об этом у вашего друга. О том, кто такой Барт и как его лучше прищучить, мы проговорили почти всю ночь. Да, Марсель?

— Да, месье Мухаммед, — согласился Марсель.

Брэдли, за все время этого разговора не проронивший ни звука, сказал сухо:

— Мистер Ткела, временно, до судебного разбирательства, вы освобождены под залог. Залог внесен за вас мистером Мухаммедом. Однако, согласно предписанию судьи, вы не должны удаляться от Эпсома более чем на тридцать миль. — Кивнув Мухаммеду и ие обратив никакого внимания на Марселя, Брэдли ушел.

После того как они вышли из следственного изолятора, Мухаммед поочередно похлопал Жильбера и Марселя по плечу. Пожал руки:

— Пойду, ребята. Помните: вы оба должны постоянно держать меня в курсе всех дел. Не забудете?

— Не забудем, месье Мухаммед, — сказал Марсель.

Подождав, пока «Мерседес-600», в который уселся Мухаммед, скроется, Жильбер спросил:

— Ты что, в самом деле приехал в Эпсом еще вчера?

— Конечно. Не мог же я оставить тебя в беде. Я правильно понял: вчера Барт не придумал ничего лучше, как подстеречь тебя, засев в твоем номере?

— Ты прав.

— Затем, когда ты, скатав рулон из покрывала, подловил его на фуфле, Барт пять раз шмальнул в этот рулон из люгера? И, похоже, из люгера с глушилкой, поскольку горничные ничего не слышали? Точно?

— Точно. Марс, я и не подозревал, что ты гений.

— По моему настоянию англичане отдали вчера обрывки путлища на экспертизу. А сегодня утром эксперты, исследовавшие обнаруженные на обрывках путлища остатки, сообщили: в этих остатках присутствуют микрочастицы довольно едкой кислоты и гуммиарабика. Понимаешь, что получается?

— Примерно.

— Какой-то меткий стрелок перед самой скачкой пульнул по путлищу из самострела. Для маскировки этот самострел мог быть вмонтирован в трость или зонтик. Блямба из адской смеси прилипла к путлищу. Действие блямбы было рассчитано на определенное время. Вот и все.

— Могу лишь еще раз повторить: ты гений.

— Не буду спорить. Кстати, можешь меня поздравить: я теперь начальник отдела.

— Да ну? Вместо папы Пикара?

— Точно. После того как Пикар ушел на пенсию, начальство посчитало, что заменить его смогу только я.

— Поздравляю.

— Спасибо. Кстати, я тебя тоже поздравляю.

— С чем?

— Оглянись. И увидишь белый «ситроен».

Жильбер повернулся. Метрах в пятидесяти от них стоял белый «ситроен» Нгалы. На мгновение Жильбер ощутил себя каменным истуканом, в пустом пространстве которого бешено колотится сердце.

— В восемь утра эта машина стояла на том же самом месте, где ты ее видишь сейчас, сказал Марсель.

— Черт… Ты бы сказал, что меня скоро не выпустят.

— Я так и сказал. Но она ответила, что никуда отсюда не тронется, пока тебя не выпустят.

Жильбер снова ощутил бешеные удары в груди. Сказал хрипло:

— Врешь. Точно врешь.

— Ничего не вру. Все, что я тебе сказал, чистая правда. Да ты можешь спросить у нее сам. Кстати, она сейчас как раз смотрит в нашу сторону.

Жильбер вдохнул полной грудью свежий октябрьский воздух. Поднял голову. Зажмурившись, подставил лицо светящему изо всех сил солнцу. Подумал: может, я все же ошибся? И жизнь стоит того, чтобы жить? Посмотрел на Марселя:

— Марс, где мне тебя искать? В «Шератоне»?

— Мы люди скромные, я остановился в «Плазе».

— Я тебя разыщу.

— Давай. Желаю удачи.

Жильбер еще раз посмотрел на Марселя и зашагал к белому «ситроену».

ББК 84Р7

Р69


Ромов А. С.

Алмазы шаха: Повести, роман

АОЗТ ТД “ЛОКИД”, 1994 год.

Оформление художников Рудько С. В, Рудько Е. И.


В сборник Анатолия Ромова вошли повести “Алмазы шаха”, “В чужих не стрелять” и роман “Знак темной лошади”. Все эти произведения отличаются остросюжетностью и сложностью взаимоотношений между людьми.


Отпечатано при участии АО “Осирис”


ISBN 5-87952-032-3


© “Лирис”

© Оформление “Квадрат”

© “Локид”


Литературно-художественное издание


Анатолий Сергеевич Ромов


В ЧУЖИХ НЕ СТРЕЛЯТЬ


Сдано и набор 22.06.94. Подписано в печать 8.09.94. Формат 84x108/32. Гарнитура “Таймс”. Печать офсетная Уч. — изд. 34,8 л. Усл. — печ. 31,5 л. Тираж 50000. Заказ 29.


Торговый дом “Локид” АР N 060365


Отпечатано с готовых диапозитивов.

660049, г. Красноярск, Республики, 51, ПИК “Офсет”.

Примечания

1

«Маслята» (жарг.) — патроны.

(обратно)

2

Тирсе, тройной экспресс — термин игроков на тотализаторе. В тирсе выигрывает тот, кто точно угадывает первого, второго и третьего призеров. // ? В руках — не под седлом, ведомой под уздцы.

(обратно)

3

Фольткейтинг — представление лошадей, медленный галоп перед трибунами.

(обратно)

4

Путлища — ремни, на которых держатся стремена.

(обратно)

5

Трот — аллюр, средний между рысью и шагом.

(обратно)

6

Щипач (жарг.) — вор-карманник.

(обратно)

7

Шантийи — местность под Парижем.

(обратно)

8

Лопатник (вор. жарг.) — бумажник.

(обратно)

9

«Ударить по низам» (вор. жарг.) — залезть в нижний карман.

(обратно)

10

Прикинутые (жарг.) — переодетые.

(обратно)

Оглавление