КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 415760 томов
Объем библиотеки - 558 Гб.
Всего авторов - 153961
Пользователей - 94692

Последние комментарии

Впечатления

кирилл789 про Орлова: Наука и проклятия (Детективная фантастика)

мямля.
наконец я понял, что невыносимо раздражает в писанине этой. нужно СРОЧНО решать проблемы, вопросы, трагедия какая-то случилась: "ой, какая вкусная пышечка!", "да, дорогая, а повидло в этом пирожке бесподобно!". "ой, у нас тут убили", "да, а небо сегодня замечательное! поговорим об убийстве?", "ах, милый, прекрасные перистые облака."
сходите к психиатру, афторша.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Елманов: Цикл романов "Обречённый век". Компиляция. Книги 1-8 (Альтернативная история)

Одна из лучших альтернативных историй, рассказанных авторами книг. Рекомендую для чтения.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
кирилл789 про Орлова: Запах магии (СИ) (Детективная фантастика)

какое великолепное гуано.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ABell про Минин: Во все тяжкие [СИ] (Альтернативная история)

"Химический дар" и еще возможность воздействия на человека, это достаточно интересная идея. Молодость и опыт дают широкие возможности. И время перестройки...

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Vladimir_Lenin_forever про Маркс: Собрание сочинений, том 26, ч.1 (Философия)

Жги, Карла-Марла!

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
кирилл789 про Орлова: Печенье с предсказаниями (Детективы)

наверное, это интересно, что-то есть детективное. но читать в миллионный раз про то, что "ей" на работе коллежка нахамила, а "она" промолчала и про себя прокомментировала "ай-яй-яй", НАДОЕЛО.
как нельзя читать всю жизнь "колобка" и вариации на его тему, авторши, так нельзя и вечно натыкаться на подобную глупость.
и писать, что кулинарка в задрипанном кафе не ответила на хамство своей же товарки по кухне??! не врезала ни разу сковородкой за перманентное чморение? да ладно! кому вы эту фигню парите?
подобная дурь выглядит откровенной дурью, когда это касается и подобных придуманных отношений между "аристократами". вот простой вопрос: если тебе нахамила какая-то баронесса, почему ты, герцогиня промолчала? а про себя прокомментировала "ай-яй-яй". потому что дура?
надоело.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Karabass про Поздеев: Операция «Артефакт» (Фэнтези)

Мне понравилось это чтиво. Интересно было прочитать про Л.П.Берию и его окружение. Работа группы генерала Томилина из ФСБ написана со знанием дела, чувствуется, что автор знает специфику работы спецслужб, а следовательно моё отношение к этой книге значительно возросло. Откровенно говоря, это именно та литература которую надо читать в условиях самоизоляции. Во-первых не обременяет, во-вторых поучительно и талантливо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Проект «Мегаполис» (fb2)

- Проект «Мегаполис» 1.33 Мб, 323с. (скачать fb2) - Александр Анатольевич Трапезников

Настройки текста:



Александр Трапезников Проект «Мегаполис»

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ КРУПНЫЕ И МЕЛКИЕ ИГРЫ

Глава первая ПРЕЛЮДИЯ К МНОГОГОЛОСОЙ ОПЕРЕ

Он был настолько «хорош», что когда проснулся, с трудом разомкнув веки, то вместо привычного «Отче наш…» прошептал какую-то чепуху: «Сто двадцать три — тридцать один — пятнадцать». Так и продолжал повторять эти проклятые цифры, пока не опомнился. Криво усмехнувшись, соскочил с постели, побрел в ванную, встал под блаженно прохладные струи воды. А назойливая цифирь продолжала лезть в гудящую голову, прыгала перед закрытыми глазами. Что за глупое наваждение? Какой мелкий бес путает душу, и без того измученную скверным похмельем?

Сергей выключил душ, кряхтя, вытерся банным полотенцем. Подобные пробуждения были всегда отвратительны, тяжелы, словно он преждевременно поднимался из могилы на Страшный суд. «Все, решено, — сказал он самому себе. — Больше ни капли водки». И тут же поправился: «Если только на Новый год…» А потом добавил: «Пиво, разумеется, не в счет». Глядел, нахмурившись, в зеркало, а гнусные цифры теперь жужжали где-то в электробритве. Он уже догадался, что это чей-то номер телефона, но… чей? А того, с кем он вчера пил, конечно. С кем же, если не секрет? И где?

Вопросы висели в воздухе над жарившейся яичницей, а Сергей осторожно напрягал память, действуя как опытный сапер. У него было такое ощущение, будто его опоили. Он пошарил по карманам, вытряхнув какую-то мелочь. Едва хватит на бутылку пива. Но когда это он возвращался домой с деньгами? Они растворялись, как кофе в крутом кипятке, летали, подобно солнечным зайчикам, за которыми приятно наблюдать, но удержать — невозможно. Деньги оставляли волдыри на его ладонях и прожигали огромные дыры в карманах брюк. Они словно боялись его необузданной натуры и стремились торопливо покинуть кренящийся набок корабль, махая на прощание крысиными хвостиками. И никакого огорчения из-за этого он не испытывал.

Мелькали неясные картинки вчерашнего вечера: накренившийся витраж в ресторане, девушки-официанточки в красных передниках, какая-то смазливая рыжая девица за столиком, чье-то рыло сбоку, услужливо протянутый метрдотелем радиотелефон, по которому он куда-то звонил… Или это было в другой раз? В иные времена? Странно: если его и опоили, то зачем? Уж кто-кто, а он-то никак не производит впечатление банкира или бизнесмена — так, мелочь огородная. Тянет в лучшем случае на вольного художника, потрепанного жизнью. Ну что с него взять? Что можно соскрести с тридцатидвухлетнего безработного, промышляющего то там, то здесь, да еще и разведенного, выгнанного из дому и проживающего в квартире приятеля в качестве сторожа? Кроме штанов да нательного крестика — ничего.

Сергей не любил загадок. Особенно если они касались его самого. Почти аллергическое раздражение вызывали у него всякие НЛО, йети и домашние барабашки. Не любил также и ловких фокусников, прикидывающихся колдунами-целителями, магами и новоявленными пророками. При встрече с Сергеем такой маг-пророк запросто мог бы получить и по шее, утратив свою экстрасенсорную силу. Но пока они ему попадались лишь на экране телевизора. Их хитрое ремесло Сергей представлял себе так: тщательная подготовка, знание психологии и блестящее актерское мастерство. Впрочем, он и сам мог в компании вытащить при игре в очко двух тузов из колоды. А потом и повторить.

Покончив с завтраком, Сергей потянулся к телефону. Загадочный номер не давал ему покоя, свербит в мозгу, точно семь мохнатых паучков начинали плести там свою паутину. Семь маленьких человечков, каждый со своей цифрой — 1, 2, 3, и снова 3, и опять 1, и еще раз 1, и 5, — затеяли с ним игру в прятки. Чувствовалось что-то мистическое в их неотвязном-стремлении завладеть его вниманием. Можно было бы поступить проще: выйти на улицу, раздобыть пива, смотаться к приятелям, забыться в какой-нибудь развеселой компании, — и паучки-человечки наконец оставили бы его в покое. Но… пройти мимо запертой двери и не заглянуть внутрь? Такого он допустить не мог. А телефон между тем не отвечал, слышались лишь длинные, язвительные гудки. Сергей в раздражении опустил трубку на рычаг. Через десять минут он повторил попытку, и вновь безрезультатно.

Или никого не было дома, или… никто не хотел подходить. Сергей вышел на балкон, сбросил халат и проделал несколько легких, вялых упражнений, разминая мышцы. Но вскоре он разошелся, принялся за зарядку всерьез, выгоняя из себя скопившиеся кетоны и альдегиды. Стал молотить в бетонную стену кулаками — то было его собственное изобретение, поскольку боксерской груши в доме не было. Удары сыпались с молниеносной быстротой, но благодаря правильной постановке кисти боль не чувствовалась — наоборот, ощущалось приятное напряжение в руках. В молодые годы Сергей занимался многими видами спорта, а больше всего боксом. Нокаутировав напоследок бетонного спарринга, он перелез через балконные перила и, используя их как турник, начал подтягиваться, зависнув над улицей на высоте восьмого этажа.

На соседнем балконе стояла молодая женщина. Она курила, насмешливо глядя на Сергея.

— Ха-арош! — сказала она, пустив в его сторону струйку дыма. — Когда-нибудь ты сорвешься и разобьешь свою дурацкую башку. То-то будет потеха!

— Привет, Люся! — ответил он, болтая ногами. Внизу, возле газетного киоска, скопились старушки, показывая в его сторону пальцами.

— Подкинь немного до зарплаты, — обратился Сергей к черноглазой соседке.

— Сщас! — отозвалась она.

— А муж дома?

— На работу ушел.

— Тогда я зайду!

— Сщас! — еще раз сказала она и скрылась в своих апартаментах.

Сергей повисел еще некоторое время под теплым августовским солнцем, занятый одной мыслью: кто дал ему вчера этот чертов номер телефона? Если он вспомнил официанточек в красных передниках, то, значит, гулял в ресторане «Иглар», тут неподалеку, возле Сокольников. Есть два места, куда закатывается местная братия: одно — для богатых, другое — для убогих. В «Иглар» надо было приходить с деньгами, а в «Джанге» могли напоить и так, в долг. Сергей посещал оба заведения, в зависимости от толщины, своего кошелька. Вчера он заработал на перепродаже коробки будильников (в них отсутствовал главный элемент — звонок) и, естественно, устремился в «Иглар». Там познакомился с рыжеволосой девицей. Были еще какие-то рыла. Все остальное вспоминалось смутно.

Он подтянулся и перелез обратно на балкон. Еще немного побарабанил по стенке. Затем снова пошел под душ, смывая алкогольный пот. А семь цифр, словно семь нот, продолжали звенеть в голове, складываясь в какую-то популярную мелодию. Это становилось невыносимым. Внезапно Сергей подумал о том, что, возможно, следует позвонить по какому-то определенному коду, — он и сам поступал так же, не подходя к телефону, когда не хотел ненужного общения. Например, ждал двух звонков, потом еще одного и лишь затем снимал трубку. Прием не нов. Что ж, стоило попробовать. Но как определить код заблокировавшегося абонента? Не заключен ли он, код, в самом телефонном номере? 123–31–15.

Сергей чувствовал, что решает какую-то увлекательную логическую задачу, подброшенную ему судьбой. Захваченный ею, он уже более ни на чем не мог сосредоточиться. Что-то внутри его, в глубине души, подсказывало, что это не простой номер, что в нем заключена какая-то тайна, которая может роковым образом наказать искателя. Цифры, явившиеся ему во сне, подобно семени, упали на благодатную почву и начали прорастать. Вместе с ними должна была круто измениться и вся его жизнь.

Охваченный охотничьим азартом, Сергей выскочил из ванной и прошлепал к телефону, оставляя на линолеуме мокрые следы. Набрав номер и услышав длинный гудок, он положил трубку. Затем повторил, дождавшись двух гудков. Потом — трех. И снова — трех. И — два раза по одному. И наконец, переждал пять длинных гудков. Лишь тогда, затаив дыхание, чувствуя себя глупым, резвым школьником, вновь прокрутил диск телефона, не слишком надеясь, что услышит человеческий голос.

Но он ошибся. Ему ответила женщина, и говорила она как-то глухо, безжизненно, словно повторяла заученный текст. Не обращая внимания на его: «Алло, здравствуйте!» — произнесла всего одну фразу: «Сегодня в шестнадцать часов на Чистых прудах, возле магазина „Дайна“». И все. Телефонная связь оборвалась, словно подтверждая древнеримскую истину: умному — достаточно.

Сергей усмехнулся, положив трубку. Он испытывал одновременно и облегчение, и какую-то внутреннюю тревогу. Была решена одна задача, но вслед за ней тотчас возникла новая, еще более туманная. Что должно было произойти сегодня в четыре часа возле этого самого магазина? Или это приглашение на встречу? Он уже не сомневался, что совершенно случайно вторгся в чей-то скрытый, тщательно оберегаемый от посторонних мир, заглянул в щелочку, где пока ничего, кроме расползающихся теней, не видно. Стоит ли и дальше ворошить этот муравейник?

Он еще не решил для себя, как поступит, но сейчас просто необходимо было выпить хорошего пива. Поспешно одевшись и сунув в карман джинсов маникюрные ножницы, Сергей вышел из квартиры, хлопнув дверью. Тотчас же приоткрылась соседняя дверь, и на пороге возникла черноглазая молодая женщина.

— Ну, заходи, коли напросился, — насмешливо сказала она, кокетливо дернув плечиком.

— Потом, Люсенька, потом! — отозвался Сергей и загрохотал вниз по лестнице.

— Кретин! — услышал он вслед голос оскорбленной добродетели.

Выскочив из подъезда, Сергей стал пересекать внутренний дворик, совсем позабыв о серьезной опасности. Уже третий день какой-то псих, впав в белую горячку, швырял из окна пустые бутылки. Причем пример его был настолько заразителен, что и из других окон порой начинала сыпаться подобная посуда. Это занятие приобрело вид национального спорта в доме номер восемь по улице Гнедича. Вот и сейчас одна из бутылок, просвистев над головой Сергея, шлепнулась в пяти метрах, зарывшись горлышком в землю.

— Идиоты! — заорал Сергей на весь двор, развернувшись к окнам и потрясая кулаком. — Шею сверну!

Затем он легкой трусцой продолжил свой путь к киоскам с живительными напитками.

Так начался для Сергея Днищева день восьмого августа 1996 года от Рождества Христова.

Глава вторая ПОЧЕМ КУРС ДОЛЛАРА И ФУНТ ЛИХА?

Возле метро «Сокольники» находилось около двух десятков киосков с одинаковыми товарами. Из окошечек выглядывали продавцы, похожие на улиток, а на прилавках теснились всевозможные пивные бутылки, привязанные веревочками. Тут были любые сорта, начиная с очаковского и кончая мюнхенским. Но Сергей предпочел темное «Афанасий». Он обошел несколько киосков, заговаривая с продавщицами, развлекая их пустой болтовней и попутно перерезая у какой-нибудь бутылки бечевку ножницами. Когда в сумке набралось пять бутылок, он успокоился. Пошел в парк, сел на лавочку и открыл первую, которая пролетела соколом.

Сощурившись, он глядел на солнечные блики и блаженствовал, а рядом на лавочке сидел потрепанный старик в темном пальто, изогнувшийся в виде вопросительного знака. И во всей его фигуре чудился преследовавший Сергея последние полгода вопрос: как начать жить заново? Вопрос этот был глуп, нелеп и предательски коварен, словно ханжески отрицал всю его предыдущую жизнь, не такую уж и пустую. Но сам Сергей с каким-то мазохистским удовольствием временами продолжал спрашивать себя, так как же начать жить заново? Уехать воевать в Сербию, за братушек славян? Или жениться на директорше продовольственного магазина, толстой и богатой тете Клаве? Или вернуться в свой родной секретный НИИ промприбор на мизерную зарплату, откуда его выперли за хроническое безделье? Или поделиться разработками этого предприятия с какой-нибудь румынской сигуранцей? Как хорошо быть шпионом: глядишь, может быть, и расстреляют в конце жизни… Сергей протянул одну из бутылок старику, и тот жадно присосался к горлышку, даже не удосужившись поблагодарить.

Утренняя телефонная загадка, столь взволновавшая Сергея, теперь как-то отступила на второй план, хотя он уже решил, что непременно съездит к четырем часам на Чистые пруды. Делать-то все равно нечего. Он загадал: если старик выпьет пиво одним махом, то все пройдет удачно. Но летний бомж оставил немного на донышке, оторвался и искоса взглянул на Сергея.

— Ты, хлопчик, кто будешь? — глухо спросил он.

— Сирота, — отозвался Сергей.

Ему не хотелось разговаривать, осквернять чистоту воздуха болтовней. Когда-то давно, в юности, он мечтал уйти в монастырь, скрыться от мирских соблазнов, но сейчас, наверное, это было уже невозможно. Слишком далеко он отступил от прямой дороги и ушел в раскисшее поле, где брели неведомо куда такие же полууснувшие странники.

— Не грусти, старый, — сказал он и поднялся, оставляя на скамейке недопитое пиво. — Спасибо этому дому — пойдем к другому.

Старик смотрел вслед Сергею слезящимися глазами, а тот разрезал толпу торговцев, как умелый слаломист. Ноги вынесли его к гастроному, где возле прилавка с тортами примостилась будка обмена валюты, у которой слонялся востроглазый приятель Сергея Мишка — высокий и тощий субъект с копной курчавых волос. Он уже заступил на работу и поджидал клиентов. Около дверей торчал напарник валютного махинатора в малиновом пиджаке. Третий должен был быть где-то неподалеку. Ребята работали слаженно, четко — любо-дорого смотреть. Сергей толкнул курчавого в бок.

— Мишель, ответь мне на один вопрос: не с тобой ли я пил вчера в «Игларе»?

— Уйди, отстань, — отозвался приятель. — Не мешай. Нет, не со мной.

— Понятно. А с кем же?

— Откуда я знаю!

Мишка повернулся к Сергею спиной и почти прильнул к светловолосой девушке, вставшей в конец очереди перед окошечком обменного пункта. Сергей догадывался, что он сейчас ей втолковывает: мол, возьму по повышенному курсу, не сомневайтесь. «Находятся же такие идиоты, которые верят, — подумал Сергей, — ведь у Мишки просто на лбу написано и по-русски и по-английски, что он — жулик». Но ему было приятно наблюдать, как приятель облапошивает свою очередную жертву.

Девушка была совсем юная, возможно, только в этом году закончила школу. Свежий, персиковый цвет лица, пушистые волосы и какие-то испуганные, влажные, серые глаза. Она сжимала в кулачке сто долларов и слушала Мишку, который уже держал ее на крючке. «Попалась, золотая рыбка», — усмехнулся Сергей. Ему отчего-то стало жаль девушку. Она протянула Мишке свою бумажку. Тот повертел ее в руках, смотря на просвет и сворачивая вчетверо. Тотчас же подлетел «малиновый пиджак» и ухватил коллегу за локоток.

— Вы что это тут делаете? — грозно вопросил он. — Валютные операции запрещены, разве не знаете? А-а?

— Чего… чего… — отталкивал его Мишка, стараясь вырваться.

«Переигрывают, гниды», — хмуро подумал Сергей.

— Чьи доллары? — повернулся «малиновый пиджак» к девушке.

— Мои, — ответила она дрожащим голоском.

— Немедленно верните, — потребовал «пиджак» у Мишки.

Тот протянул доллары девушке, а сам поспешил к выходу. Сергей знал: теперь она сжимает в ладошке не сто долларов, а один. Комедия закончилась. Зрителям можно было расходиться, тем более что главные герои уже ускакали. Но Сергей, сам не зная почему, продолжал наблюдать за девушкой, видел, как подошла ее очередь, как она протянула в окошечко зеленую бумажку, как вспыхнуло ее лицо — от обиды-огорчения и стыда. И ему снова стало жаль ее, словно кто-то надругался над близким человеком.

Девушка отошла к окну, съежилась, плечи ее подрагивали. Сергей приблизился и грубовато произнес:

— Ну, будет плакать-то. Сама виновата.

Она вздрогнула, испуганно посмотрела на него, а в глазах пряталась боль. Лицо ее как-то распухло и походило теперь на детскую мордашку.

— Ну что… что вы все от меня хотите? — жалостно сказала она. — Оставьте меня в покое.

— Это можно, — согласился Сергей. — Но деньги-то тогда не вернешь, рыбка моя.

— Видеть вас не могу! — с ненавистью ответила девушка, отталкивая его руку.

Она торопливо пошла к выходу из гастронома, а Сергей шел следом и только на улице заступил ей дорогу.

— Послушай, родная, — сказал он твердо. — Остановись, мгновенье! Я тебе зла не желаю, я помочь хочу. Если ты подождешь меня вот тут, на скамейке, я сбегаю и принесу тебе твои паршивые сто долларов. А пока съешь мороженое.

Девушка смотрела на него в нерешительности. Он почти силой усадил ее на лавочку, купил на последние деньги эскимо и сунул ей в руку.

— Жди! — потребовал он. — Только никуда не уходи, я быстро.

Мишку Сергей разыскал за два квартала отсюда, во дворике жилого дома, где тоже находился обменный пункт. Тот уплетал чебуреки, запивая их пепси-колой. Вопросительно посмотрел на Сергея и пододвинулся. Напарников его рядом не было.

— Мишенька, кончай жрать, — сказан Сергей. — Ошибочка вышла. Девушка, которую ты кинул, оказалась моей близкой родственницей, так что гони доллары обратно. Нехорошо обижать маленьких.

— Да пошел ты на легком катере к едрене матери, — пробурчал Мишка с набитым ртом.

— Прожуй сначала, — посоветовал Сергей. — Я не шучу.

— Отлезь, Серж. Ну хочешь, я тебе приклею пять долларов, чтобы ты похмелился?

— Грубиян. Долго мне еще ждать?

Мишка вскочил, а лицо его стало кривиться от злости, и вместе со словами полетели капельки слюны:

— Ну ты чего… чего? Кто она тебе? Чего лезешь? Да она эти сто долларов на панели заработала! Проститутка она — вот кто! Я таких насквозь вижу! Вали отсюда… заступник!

— Значит, не отдашь?

— И не надейся.

— Тогда прощай! — И Сергей, повернувшись, сделал шаг в сторону. Но тотчас же стремительно развернулся и нанес удар в живот, вложив в левую руку все восемьдесят килограммов своего веса. Приятель рухнул на колени и, мыча, повалился на бок.

— Извини, — сказал Сергей. — Правой мне запрещено бить международной федерацией.

Он постоял над корчившимся Мишкой.

— Ну, хватит стонать, давай деньги. Не обыскивать же тебя!

— Мы тебя, Серый, подловим! — пообещал Мишка, выдавливая из себя слова. — Мы тебе череп проломим…

— А я буду в каске ходить, — Сергей принял зеленую бумажку и спрятал ее в карман. — Дыши глубже, пройдет.

Через пять минут он уже был возле гастронома, но вместо девушки на скамейке сидела укутанная в темный платок старушка. «Быстро же она постарела», — подумал Сергей, рыская глазами по сторонам. Он свернул за магазин, потом понесся к метро и еще минут двадцать искал девушку по всем близлежащим скверам. Но обманутой прелестницы нигде не было, словно она бесследно растворилась в людском муравейнике. В одно мгновение ему показалось, что ее светлые волосы и ярко-красная блузка мелькнули где-то там впереди, в толпе, и он ринулся к ней, расталкивая прохожих, но когда догнал, то увидел, что ошибся. Этот холостой выстрел так расстроил Сергея, что он почувствовал зверский голод, ему показалось — он сейчас умрет, если не съест что-нибудь или не откусит на худой конец у кого-нибудь ухо.

Возле гамбургерной он затормозил, сунул продавщице сто долларов.

— Котлету с кетчупом, и побыстрее, — потребовал он.

— Но мы доллары не меняем, — ответила та. — Тут рядом обменный пункт.

— Знаю, знаю, только я не дойду. Сначала съем, а потом поменяю.

Продавщица недоверчиво поглядела на него, но гамбургер все же дала.

— Вот так-то лучше, — насытившись, произнес Сергей. — Сейчас принесу деньги.

Он пошел к пункту, обогнул его, свернул налево и, насвистывая, побрел к своему дому. Жизнь вокруг снова расцветала яркими красками, грохотали отбойные молотки рабочих, взламывающих асфальт, пели бестолковые птички, а заплаканное лицо девушки плыло где-то рядом, но и оно улыбалось ему сквозь слезы.

«Верну я тебе твои доллары, верну, — пообещал Сергей. — Дай только разыскать тебя, глупая».

«Я не сомневаюсь», — услышал он ее ответ, прорвавшийся на какой-то немыслимой частоте через городской шум.

«И как же тебя зовут, красавица?»

«Попробуй угадай».

«Думаю, Света».

«Может быть».

Образ девушки стал мерцать, исчезая, подобно высыхающей на солнце росе. Но Сергей чувствовал, что девушка все равно где-то рядом, что оба они, мимолетно и случайно столкнувшись, как бы вошли в сферу притяжения друг друга, обменявшись тайными знаками, возможно, и сами не желая того.

А отбойные молотки за спиной продолжали грохотать, и в их шуме Сергею слышался стук колес набирающего скорость поезда.

Глава третья ПУТЕШЕСТВИЕ ВО ВРЕМЕНИ ТУДА И ОБРАТНО

Сергей Днищев развелся с любимой супружницей в начале февраля этого года, когда вместо пушистого снега шли холодные дожди, отчего и на душе было муторно и тоскливо. Катюша его, наоборот, веселилась вовсю, плавала где-то в недоступных его пониманию радужных высях или лишь делала такой вид. Он женился на ней девять лет назад, на третьем курсе МВТУ имени убиенного ломом героя революции, испытав до того короткую радость первого брака, стремительного, восторженного и погасшего, словно искра в ночи. Он продлился всего семь месяцев и был наполнен безумной, детской отрешенностью от реальной жизни, постоянным, оскорбительным безденежьем и почти животными постельными сценами, продолжавшимися порою двадцать четыре часа в сутки.

А потом его первая жена (звали ее Ирина, и была она немного «тронутой») в порыве какой-то непонятной депрессии, вызванной, возможно, чрезмерностью любви, на излете своего счастья мягко спланировала с шестого этажа на зеленую травушку, не разбившись насмерть, а лишь сломав три позвонка. В дальнейшем она стала передвигаться на инвалидной коляске, дьявольская красота ее быстро пошла на убыль, а Сергей, чувствуя себя отпетым негодяем, подал на развод, проталкивая внутрь застрявший в горле ком. Впрочем, Ирина сама настаивала на разводе, зная, что все равно не удержит взрывного и непредсказуемого Сергея в тихом омуте возле калеки. Они теперь двигались по жизни на разных скоростях, и разные ветры наполняли их паруса. Ира жила со своими родителями, которые люто ненавидели Сергея, считая его главным виновником приключившейся беды, но он все равно раза два в году навешал ее, испытывая такие же ощущения, как на кладбище, где с ним вдруг заговаривает оживший покойник. И что ему сказать в ответ? «Не сыро ли тебе там, в могиле?»

Первое сентября было каким-то мистическим в жизни Днищева. В этот день он родился, женился на Ире, а потом познакомился с Катюшей. И расписались они тоже первого сентября. Сергею иногда казалось, что и умереть он должен также в первый день осени. Как ни крути, а логика судьбоносных цифр неумолима. В 1986 году их, первокурсников, отправили на картошку — угрюмым трудом заслуживать право на получение знаний, — и Сергей во всеуслышанье заявил своим однокорытникам: «Когда кончится водка, я уеду с колхозных полей и увезу с собой самую красивую девушку курса». Водка кончилась через неделю. Намеченной девушкой была Катюша. Оба они притворились смертельно отравившимися пареной брюквой и были отправлены в Москву, где немедленно выздоровели и занялись любовью, наверстывая упущенное в картофельных Бронницах время. Пепельнокудрая Катенька не смогла устоять против обаятельного, блистательного прохиндея со сломанным и чуть свернутым набок, как у Жана Поля Бельмондо, носом и с двумя вишнями вместо глаз. Среди прочих студентов он выделялся своей чужеродностью, страшным непослушанием и страстной неохотой учиться, хотя и схватывал знания на лету. Казалось, что в аквариум с пестрыми рыбками по ошибке бросили зубастую пиранью — именно таким представлялся Сергей Катюше. Потом они охладели друг к другу. Затем, к весне, снова сошлись. И опять разъехались, как на роликовых коньках. И так продолжалось два курса, пока Сергей не сделал ей предложение.

Он уже знал, что папа у нее — полковник КГБ, но это его мало пугало, поскольку Василий Федорович производил впечатление вполне нормального человека, даже симпатичного, а уж умного — вне всякого сомнения. Они даже подружились, хотя поначалу Сергей сильно комплексовал, думая, что после первой же рюмки тесть начнет его усиленно вербовать. Этого не произошло. Василий Федорович не путал свои личные дела со служебными. Он поднатужился и купил любимой дочери и зятю двухкомнатную кооперативную квартиру. Родители Сергея, простые советские инженеры, не потянули бы даже на барачную постройку типа «шалаш». Тесть же и устроил его после окончания вуза на престижную работу в закрытый и сверхсекретный НИИ промприбор, где Сергей изнывал от скуки, мечтая заложить как-нибудь в свою лабораторию килограммов двадцать тротила. Он начинал чувствовать все большую зависимость от Василия Федоровича и Катеньки, чего никак не могла позволить его вольнолюбивая натура. Какое-то брожение шло в его душе, какие-то уксусно-кислые ферменты превращали застоявшийся компот в вино. Родилась дочка Танечка, небесное существо с ясными голубыми глазками. Сергей неожиданно почувствовал, что возлюбил ее больше себя самого. Это открытие приятно щекотало его готовую к расползанию душу.

А перестройка тем временем набирала ход, рельсы уже были частично разобраны, и все государственные паровозы мчались под откос. На исходе развала КГБ Василий Федорович успел влезть в китель с генеральскими погонами, а Сергей защитить какую-то дурацкую диссертацию. Потом начался дикий, всепожирающий разгул демократии, в воздух летели не только чепчики, но и исподнее: граждане великой страны освобождались от трусов и лифчиков, как от страшного наследия тоталитаризма. Одним из первых указов отменили статью о гомосексуализме. Наши меньшие «голубые» братья вздохнули с облегчением: свобода есть осознанная необходимость половых сношений с бисексуалами. Ящик Пандоры открылся… Вместе с треснувшим Союзом пошли трещины и в семейной жизни Сергея и Катеньки. Примиряло их только совместное винопитие, которое случалось все чаше. В остальное время они до хрипоты спорили о будущем России. Генеральская дочка оказалась жуткой радикалкой, мечтающей разрушить до основания даже коммунистические водонапорные башни. Сергей говорил, что налетевшие новые мухи станут кусать еще больнее, пока не утолят жажду. Двухлетняя Танечка не понимала, почему это мама с папой орут друг на друга на кухне, но ее внезапное появление успокаивало.

В НИИ промприборе пошли массовые увольнения; секреты, над которыми трясся первый отдел, через него же стали уползать на Запад. Наступило великое, невиданное доселе в мировой истории время иуд. Сам Василий Федорович работал теперь начальником секретной службы в одном из крупнейших московских банков и на чем свет стоит клял родной КГБ. Его, оказывается, тоже всю жизнь давила система, не давая дышать полной грудью, увешанной орденами. А что же Сергей, еще в андроповские времена провозглашавший буйные пьяные тосты «За Россию без коммунистов»? Он вновь оказался не у дел, на какой-то обочине жизни. Места в демократическом раю ему не нашлось. Напрасны были диссидентские выходки, грозившие ему десятью годами тюрьмы. Как-то раз, плюнув, Сергей впервые пошел в Мавзолей, предварительно напившись, и стал «чистить себя под Лениным». Дедушка лежал тихо и мирно, почти не шевелясь, но что-то злорадное шевелилось в его улыбке. Пальчики были сложены в каком-то масонском символе, готовые при надобности свернуться в фигу.

— Эх ты, гнида, — громко сказал Сергей и вновь плюнул.

Его бережно вывели. Теперь никого не удивляло злорадство.

Катя начала погуливать. Сергей знал об этом. Все чаще она возвращалась домой за полночь, пахнущая мужским потом. Нагло дымила в лицо некурящего мужа, сверкала глазищами, довольная, что удовлетворила свое жаркое лоно, но требующая еще и от мужа похотливых ласк. «Не удавить ли ее?» — думалось в такие минуты Сергею. Желание крепло, и один раз, не выдержав, он повалил ее на пол и принялся душить. Но через несколько мгновений сквозь какую-то мутную пелену разглядел ее смеющееся лицо. Дурак человек: его убивают, а он хохочет. И Сергей, оттолкнув пьяную жену, ушел в комнату к Танечке, начал там благодарить Господа за то, что спас его грешную душу.

Дальше, однако, стало еще хуже. И в государстве, и в личной жизни. Экономика падала навзничь вместе с Катюшей, которую обуял какой-то сексуальный голод, схожий с начинающимся голодом в стране. Их семья проходила все этапы демократизации, от эйфории до диктатуры, и авторитарным правителем становилась она, Катенька, владелица квартиры, в которой Сергей даже не был прописан. Однажды он вернулся из командировки и застал за столом напомаженного жеребца в шлепанцах, чувствовавшего себя довольно вольготно.

— Это Федося, — познакомила их коварная супружница. — Мой старый приятель.

Хорошо хоть не сказала «любовник», что, впрочем, и так было ясно. Сергей что-то пробурчал в ответ. Он устал, и ему хотелось спать. Сели ужинать. Федося и не собирался уходить.

— Ему временно негде жить, — пояснила Катюша, не моргнув глазом. — Так пусть он пока у нас останется.

— У нас постель маловата для троих, — откликнулся Сергей, махнув стопку водки.

— А я ему на кухне раскладушку поставлю, — жена явно издевалась над ним.

— Я умещусь, — подтвердил Федося, которого забавляла вся эта ситуация.

Сергей внимательно посмотрел на него и разглядывал довольно долго. Потом перегнулся через стол и врезал парню левой в ухо. Юный Казанова упал под стол и не торопился выныривать оттуда. Катюша истерически завизжала.

— Убирайся из моего дома! — орала она. — Все, развод! Немедленно!

— Как вам будет угодно, — вежливо согласился Сергей.

Через месяц они развелись, и больше всего Сергей жалел свою смышленую Танечку, к которой успел прикипеть всей душой. Да и непутевую жену продолжал как-то отчужденно любить, вспоминая прожитые с нею годы и ища в них только хорошее. Сначала он жил у своих родителей на Якиманке, но вскоре не выдержал постоянного надзора и пиления, словно он был деревянным чурбачком, предназначенным для камина. Старики были милые и добрые люди, но совершенно не понимали того, что он уже принадлежит совсем другой эпохе — эпохе предательства и смрада, в которой гибли и не такие снежные вершины, как он.

Неожиданно поступило предложение от его школьного приятеля, отправлявшегося в Каир, — перебраться пока в пустующую квартиру в Сокольниках. И Сергей с радостью согласился. К этому времени он уже был полноценным безработным, медленно, но верно скатываясь на самое дно.

А сейчас он вертел в руках телеграмму, которая извещала, что египетский друг возвращается через неделю. И до таинственной встречи на Чистых прудах оставался один час.

Глава четвертая ЧЕЛОВЕК С ЧИСТЫХ ПРУДОВ

К четырем часам Сергей приехал на Чистые пруды и прогуливался возле магазина «Дайна», чувствуя себя необычайно глупо, словно принимал участие в какой-то детской игре. Это ощущение усиливалось еще и оттого, что неподалеку на скамейке сидел весьма странный тип в замызганном плаще с капюшоном, из-под которого посверкивали его глаза. Тип держал на коленях чемоданчик с открытой крышкой и периодически нырял туда головой. Он производил впечатление партизана из брянских лесов, готовящего взрыв мчавшихся мимо трамваев. «Еще один сумасшедший, — подумал Сергей. — Уж не с ним ли мне назначена встреча?» По статистике, которую ему поведал знакомый врач, на Москву сейчас приходилось шестьдесят процентов людей с психическими отклонениями. «Партизан» выудил из чемоданчика стакан и, опасливо косясь на Сергея, опрокинул содержимое в рот.

Сергей отвернулся. Интересно, в какой процент попадает он сам? Мимо проходил сухощавый, загорелый до черноты мужчина с тщательно подстриженными белесыми усиками. Он поравнялся с Сергеем и негромко произнес:

— Сто двадцать три…

Сергей быстро сообразил и отозвался:

— Тридцать один — пятнадцать, — повторив окончание номера телефона.

Похожий на мумию мужчина, словно бы не глядя на него, сказал:

— Давайте пройдемся по аллее.

Сергей решил меньше говорить и больше слушать, поэтому лишь молча кивнул и пошел рядом. «Партизан» зыркнул на них из-под капюшона и снова нырнул в свой чемодан. Было жарко и душно, над Москвой плыла какая-то грязно-серая копоть. Сергея все еще забавляла сложившаяся ситуация, но его странный спутник также молчал, будто ждал некоего сигнала.

— Значит, вы все-таки решили позвонить и принять наши предложения, — сказал наконец мумиеобразный. — Я рад. В вашем положении это самый разумный выход.

— Конечно, — согласился Сергей.

Чего он хочет? О каких предложениях говорит?

— Инструкции вы получите потом, — продолжил спутник. — Когда начнете подготовку на Базе. А пока, собственно, я должен передать вам вот это, — он протянул Сергею желтый конверт. — И предупредить, что после выполнения задания вы покинете Россию навсегда.

Это «навсегда» прозвучало довольно-таки зловеще.

— Я понимаю, — ответил Сергей.

Спутник, кажется, впервые взглянул на него пристально.

— Вряд ли понимаете, — с сомнением сказал он. — Поскольку всего не понимаю и я сам. Но так и задумано, чтобы каждый игрок знал лишь свои карты. Подсмотреть чужие не удастся никому.

— Я не любопытен. Меня привлекает сам процесс игры.

— Всякий человек любопытен, — поправил его мужчина. — Потому и был изгнан из рая. Любопытство же сметет его и с Земли. Но это так, к слову. Через неделю вы позвоните по тому же телефону, и мы продолжим нашу беседу. А пока отдыхайте, набирайтесь сил. Суммы должно хватить, чтобы решить все ваши маленькие проблемы.

— Не такие уж они и маленькие, — ворчливо ответил Сергей.

— Не торгуйтесь, — урезонил его спутник. — В свое время вы получите достаточно. Засим прощайте. — И он, даже не взглянув на Сергея, быстро зашагал в сторону метро.

Днищев некоторое время смотрел ему вслед, потом пошел в противоположную сторону. Проходя мимо обросшего психа, партизански выглядывающего из-под капюшона, Сергей усмехнулся. «Бред какой-то, — подумал он. — Инструкции, База… Что это — сон или явь?» Но ярко светило солнце, а в кармане джинсов лежал желтый конверт. Сергей вынул его, вскрыл, пересчитал десять бумажек по сто долларов. Они не растаяли, не обратились в конфетные фантики или прыгающих лягушек. Они были реальны, как и состоявшийся несколько минут назад разговор с мумиеобразным спутником. И Сергей спрятал их в карман, кивнув на прощанье несчастному бомжу в капюшоне: он увидел в нем на какое-то мгновение себя самого в недалеком будущем.

Сергей понимал, что, взяв деньги, он уже связал себя определенными обязательствами со странным человеком с Чистых прудов, за которым стояло неизвестно что. Но так ли была сильна эта зависимость? Ведь он набрел на код телефона случайно, словно по ошибке подключившись к секретной программе какого-то таинственного компьютера. «Ладно, — решил Сергей, — будь что будет. В конце концов никто не может заставить меня звонить через неделю по этому телефону и делать то, чего я не хочу».

Махнув рукой, он поехал домой, не предполагая, что на некотором расстоянии за ним следуют два невзрачных человека, сменяя друг друга через равные промежутки времени. Они «вели» его по улице, в метро, в Сокольниках и остановились в десятке метров от кафе «Иглар», куда первым делом и направил свои стопы внезапно разбогатевший Сергей Днищев.

Услужливые «красные передники», приветливо улыбаясь щедрому завсегдатаю, уставили стол салатами, рыбкой, курочкой, темным бархатным пивом и ледяной, чистейшей, как слеза, водкой. Вышел метрдотель, вьетнамец по происхождению, и Сергей попросил его присесть за свой столик.

— Вонг, кто со мной вчера веселился? — спросил Днищев.

— А ты не помнишь? — вьетнамец вскинул тонкие брови.

— Выпало как-то.

— Одна рыжая… как это по-русски?.. стервлять. — Вонг говорил с мягким акцентом, но достаточно чисто, поскольку в свое время успел окончить Университет дружбы народов. — И Герман. Только ты меня не выдавай. Случилось что-то?

— А кто такой этот Герман?

— Сам не знаю. Только он очень нехороший человек. Злой.

— Понятно. А девицу как зовут?

— На-та-ли, — нараспев протянул Вонг.

— Как жену Пушкина.

Вьетнамец засмеялся, похлопал Сергея по плечу и удалился в свой кабинет. Сергей задумался. Связаны ли эти двое с тем номером телефона? Если да, то какие карты они ему сдали, выражаясь словами мумиеобразного работодателя, и почему ему нельзя подсмотреть чужие, раз колода все равно крапленая, в чем он ничуть не сомневался?

Заметно пьянея, Сергей приканчивал напитки и яства, с удовольствием поглядывая на мелькающих хорошеньких официанточек. Наступил сентябрь, и они вернутся в свои лицеи и колледжи продолжать учебу, а их места займут сварливые совковые тети с крашеными волосами, и тогда уже не на что будет смотреть. Он все пытался пригласить кого-нибудь из «красных передников» за свой столик, но они тактично уклонялись. И ему вдруг захотелось, чтобы в кафе сейчас вошла та светловолосая девушка, которую утром ограбил Мишка и чьи сто долларов лежали в его кармане. Пусть бы она подошла к нему и заговорила о чем угодно, хотя бы о реформаторском обустройстве моргов за Полярным кругом, — тогда бы он нашел способ запасть в ее сердечко. Почему она ушла, не дождавшись его? Не внушает доверия, слишком стар для таких юных фей? Обидно, когда тебя раньше времени списывают в архив, словно невостребованный документ. Еще не вся нежность вытекла у него из носа во время простуды. Опечаленный Сергей кидал рассеянные взгляды по сторонам, отодвинув надоевшую рюмку с водкой. Впервые в жизни ему захотелось курить, но он пересилил себя.

Неожиданно за витражным стеклом мелькнул силуэт, и Сергею показалось, что это — она. Словно Блоковская Незнакомка, она прошла мимо «Иглара», а легкий ветерок трепал ее светлые пушистые волосы. Сергей резко вскочил, чуть не опрокинув столик, и побежал к дверям. Выскочив на улицу, он огляделся. Девушка садилась в автобус, и это была именно она — та, которую он надеялся встретить. Автобус тронулся, и Сергей помчался за ним.

Два человека возле «Иглара», которые «вели» его от Чистых прудов, переглянулись. Оба они были невысокого роста, жилистые, без грамма лишнего веса; у одного нос был с легкой горбинкой, у другого — чуть вздернут.

— Черт, куда это он? — выдохнул первый.

— На кудыкину гору! — отозвался второй, и оба понеслись следом.

Автобус набирал ход, прибавил скорости и Сергей, мелькали кроссовками преследователи. Странное это было состязание между машиной и людьми. Шарахались в сторону прохожие, лаяли собаки, стремясь пуститься за бегущими, взлетали из-под ног испуганные голуби. Девушка не знала, что за ней мчится утренний незнакомец, сам он не предполагал, что его преследуют двое в футболках, а те недоумевали, куда несется Сергей.

Длинным был перегон между двумя остановками, но наконец автобус затормозил, и Сергей, огромными прыжками настигнув его, успел вскочить в заднюю дверь. Салон был битком набит пассажирами, и лица у всех из-за тесноты приобрели выражение мрачной и решительной озлобленности.

— Предъявите билеты! — заорал Сергей.

От этого контролерского крика пассажиры стали еще более уплотняться, вползать в соседские животы, плечи и груди, освобождая ему пространство. Сергей протиснулся в середину салона, мельком глядя на протянутые билеты и ища девушку.

Между тем двое преследователей сумрачно застыли на пустой автобусной остановке. Горбоносый яростно пнул банку из-под пива, отправив ее на другую сторону улицы.

— Быстроногий какой! — сказал он. — Неужели заметил и решил оторваться? Тогда я его уважаю. А что будем писать в рапорте?

— Погоди ты со своим рапортом, — ответил курносый. — Еще не вечер.

Он подошел к стоявшим неподалеку красным «Жигулям», из которых лилась легкая мелодия. За рулем сидел внушительного вида плечистый плейбой в темных очках, с хорошо ухоженной шевелюрой и покуривал тонкую сигару.

— Выключи музыку, — сказал ему курносый.

— Чего-чего? — повернул к нему голову плейбой и презрительно сплюнул прямо на кроссовки.

Курносый рванул дверцу, ухватил водителя за волосы и ударил коленом в лицо. Потом вытащил тело и сел за руль.

— Залезай! — крикнул он горбоносому. — Я тебе всегда говорил, что лучше иметь короткие волосы, чем длинные.

— Фу! — ответил тот, занимая место. — Ну и дрянь же он курит.

«Жигули» понеслись вслед за автобусом. А Сергей протискивался все дальше, приближаясь к кабине водителя.

— Остановка «Шестая линия», — объявил шофер. — По требованию.

Сергей увидел, как девушка спустилась на тротуар и пошла по улице. Он высунулся в окно, наступив кому-то на ноги.

— Эй, подождите! — крикнул он девушке. — Я вам говорю, голуба душа, стойте!

Автобус медленно проезжал мимо нее. Девушка подняла глаза, испуганно посмотрела на висевшее над ней раскрасневшееся лицо, узнала.

— Не двигайтесь! — приказало лицо. — Я сейчас вернусь.

— Оставьте меня в покое! — крикнула девушка и торопливо пошла прочь, переходя улицу.

На следующей остановке Сергей пулей выскочил из автобуса и побежал назад. Пересекая мостовую, он еле увернулся от красных «Жигулей», совершив рекордный прыжок в сторону.

— Идиот! — прошипел курносый, нажав на тормоза. — Ему что, кактус в трусы подсунули?

— Просто он за кем-то гонится, — возразил горбоносый. — Отметь это в рапорте. Парень-то шустрый. Если тот, кого он преследует, ему так нужен, значит, он будет нужен и нам.

— Ладно, вылезай.

Бросив «Жигули» прямо посередине улицы, они выскочили и побежали следом за Сергеем. А тот рыскал возле остановки «Шестая линия», на которой выходили только по требованию, но девушки нигде не было. И не у кого было потребовать ответа, куда же она делась.

Глава пятая ШУМОВЫЕ И ЗРИТЕЛЬНЫЕ ЭФФЕКТЫ В КАФЕ «ИГЛАР»

Прекратив бесполезные поиски своей неуловимой пассии, Сергей вернулся в «Иглар», где с досады привязался к одному из посетителей. Ему не понравилось, что тот дымил сигаретой в его сторону.

— Не курите в меня, — строго сказал он этому «боровичку» за соседним столиком.

— А куда же мне пускать дым? В девушку? — ответил толстяк.

Рядом с ним сидела хорошенькая брюнетка.

— Глотайте, — посоветовал Сергей.

— Нет, па-азвольте! Вы мне не указывайте, что я должен делать. Вы не смеете мне указывать! — задвигался «боровик». — Я вам не лицеист какой-нибудь. У меня собственное дело, чтоб вы знали!

— Олег, успокойся, — попросила его брюнетка, вцепившись в рукав желтого пиджака.

— Успокойся, Олег, — повторил следом за ней Сергей. — Слушайся своей секретарши.

— А па-азвольте! Мы с вами вместе свиней не пасли. Вы мне не смеете тыкать! Вы почему… Вы кто?.. Зачем это?

Сергей подумал, что толстяка сейчас хватит кондратий — так он трясся от возбуждения.

— Ну, будя, будя, — сказал Сергей, жалея о случившемся.

В самом деле, чего он привязался к «боровику»? Тревожный симптом для психоаналитика. Надо позвонить Лешке Карпунькову, приятелю из Медицинского центра психиатрии, и спросить: что делать с накопившейся злостью и как начать жизнь заново? Карпуньков умный, он ответит: жениться и пить на ночь теплое молоко с медом.

— А что это он себе па-азволяет? — услышал Сергей словно сквозь шум дождя голос растревоженного соседа.

Его бы тоже не помешало отправить к Карпунькову.

— Ты еще не угомонился? — спросил Сергей. И добавил, любуясь агатовыми глазами брюнетки: — А какое у тебя дело, Олег? Выпускаешь порнографические журналы? Или торгуешь дымом из печных труб? Возьми в долю, пригожусь.

— Сейчас ты точно пригодишься, — пообещал толстяк. — Там у меня в машине телохранители, они тебе быстренько разъяснят, что к чему!

Пока он скользил на своих шарообразных ногах к дверям, Сергей пересел на его место, к брюнетке.

— Вы мне напоминаете египетскую жрицу любви, — мягко сказал он. — Я давно за вами наблюдаю и любуюсь.

— Уходите, — попросила девушка. У нее была гладкая кожа и матовый цвет лица. — Сейчас они все вернутся.

— Ну и что? — удивился Сергей.

— Разве вы не боитесь?

— Боюсь. Потерять вас. Как вас зовут?

— Полина. Но это не имеет ровным счетом никакого значения.

— А почему вы ходите с таким сдобным куском теста?

— Вы бесцеремонный нахал. Потому что он мой муж.

— Вот как? Впрочем, это неважно. Обещайте мне позвонить, когда он начнет храпеть. — Сергей черкнул на салфетке номер телефона и сунул ее девушке. Она секунду колебалась, потом убрала бумажку в сумочку. — Обещаете?

— После того, как вы выйдете из больницы, — ответила брюнетка. — Вот они идут.

Вместе с толстяком к столику шли два рослых «бычка».

— Как?! Он уже жрет мои маслины?! — завопил Олег. — И вино мое пьет?

— И вино пью, — подтвердил Сергей. — Вкусно.

— Ну-ка! — толкнул его в плечо один из «бычков». — Встань.

— Я инвалид, — горестно ответил Сергей. — У меня ноги деревянные.

— Так мы тебя вынесем, — усмехнулся «бычок».

Вдвоем они подхватили его под руки и понесли к выходу. Сергей поджимал под себя ноги и громко говорил, обращаясь ко всем присутствующим:

— Смотрите, смотрите, граждане, как мои племяшки заботятся о своем дядюшке-калеке, пострадавшем во время августовского путча злодеев. Танк майора Ермакова раздавил мои ноги, а теперь меня несут домой, в постельку, и накроют шинелью, продырявленной в семи местах. Вот какая у нас золотая молодежь! А вы говорите…

Из своего кабинета выглянул метрдотель Вонг и с бесстрастным выражением лица наблюдал за кривляющимся Сергеем. Вспотевшие телохранители выволокли его на улицу.

— Давай этого придурка за угол, — сказал один из «бычков».

Двое в футболках, стоявшие неподалеку, изумленно переглянулись.

— Смотри-ка! — произнес горбоносый. — Куда это они его? Что будем делать?

— Пошли за ними, поглядим, — ответил курносый.

— А если топтать начнут? Какой-то он все же несерьезный.

— Такой и нужен.

Сергея приволокли в задний дворик, где стояли мусорные баки, и швырнули на землю. Но лишь только один из «бычков» замахнулся ногой в огромном ботинке, как Сергей ухватил его за стопу и вывернул ее внутрь. «Бычок» упал, а Сергей, резко вскочив, уклонился всем корпусом от удара второго и сам нанес короткий апперкот правой в челюсть.

— Нокаут! — радостно сказал он и стал отсчитывать время, словно был рефери на ринге. — Смотри, как здорово получилось, — обернулся он к поднимающемуся с земли первому телохранителю. — Как у Мохаммеда Али в лучшие годы его жизни. Эй, эй! Поосторожней с кулаками!

«Бычок» шел на него, размахивая своими кувалдами. Сергей, подпрыгивая и пригибаясь, легко скользил вокруг телохранителя, маня его пальцами.

— Ну иди же, иди, — просил Сергей, ныряя «бычку» под плечо и заходя ему за спину. — Что же ты, дурачок, такой неповоротливый? Кушать надо меньше, бегать, а не штанги толкать. Как тебя только Олег держит! Лучше я к нему в охрану пойду. Сколько он тебе платит?

«Бычок» сопел, тужился, но кулаки его летали мимо головы Сергея. Двое в футболках, скрестив на груди руки, выглядывали из подворотни.

— Я тебе всегда говорил, что лишний вес только мешает в нашем деле, — заметил курносый. — Главное — быть не мощным, а резким.

— Отметь это в рапорте, — согласился горбоносый.

— Мою мысль?

— Нет, драку. А свою мысль можешь записать на туалетной бумаге. Ей три тысячи лет. Смотри, сейчас он его поймает левой.

— Ага, нокаут. И второй готов. Пошли отсюда.

Сергей похлопал обоих телохранителей по щекам, затем усадил их рядышком, спиной к спине, прислонив к мусорному баку.

— Извините, ребята, — сказал он. — Давайте приходите скорее в себя, а то в вытрезвитель попадете.

А потом Сергей вернулся в кафе «Иглар». При виде его, целого и невредимого, у толстяка Олега вывалился изо рта кусок торта, а брюнетка слегка улыбнулась краешками губ. Проходя мимо, Сергей обронил:

— Жуй, жуй, Олежек, не торопись. Минут двадцать твои нукеры еще отдохнут.

Он сел за свой столик, пододвинув портер, и взгляд его поплыл в сторону девушки. Смутившись, она отвернула голову.

— Пошли отсюда! — произнес побагровевший толстяк, увлекая брюнетку к выходу. — Нам нечего делать в этом поганом заведении.

«Жаль, — подумал Сергей. — Вы бы скрасили мое одиночество».

У брюнетки были длинные, стройные ноги, казавшиеся еще длиннее от высоких каблуков. На пороге она бросила на Сергея прощальный и многообещающий взгляд. Он заказал у «красных передников» еще одну большую рюмку «Абсолюта», лишь потом вспомнив, что утром дал слово не пить больше ни капли. «Не клянитесь вовсе», — изрек Христос, и это были слова истины.

Сергей задумался. Все-таки странный день выпал в его жизни на восьмое августа. Звучащий с утра в сознании телефонный номер, девушка у обменного пункта, загадочная встреча на Чистых прудах и это дурацкое происшествие, брюнетка… Все свалилось в один бурлящий котел. Но главное… главное, что сейчас он был близок к решению той задачи, над которой бился последние два месяца. И подтолкнул его к этому не кто иной, как Олег, «новый русский», победительный самовоспроизводящийся агрегат. Сергей рассматривал его не как конкретную личность, а как представителя сложившейся системы, призванной раздавить и перемолоть таких, как он, Днищев, превратив их в бесполезный жмых. Может быть, исторически это и необходимо: избавить страну от лишних изгоев, мусора, расчистить пространство для новой расы и конкистадоров, для компьютерных деток, начавших подсчитывать деньги еще в состоянии зародыша. Пока он решает, как начать жизнь заново, они уже живут и могут начинать свою жизнь сначала хоть с каждого понедельника, в зависимости от обстоятельств. Наверное, так и надо. Нужно избавиться от комплексов и рвать мясо руками, а не пользоваться ножом и вилкой. По крайней мере, стоит попробовать…

Для того чтобы осуществить свой замысел, Сергею требовалось следующее: начальный капитал, который пойдет на подготовку всей операции; уточнение некоторых технических деталей; три помощника, причем среди них обязательно должна быть девушка, желательно брюнетка. Он снова подумал о Полине, которая подошла бы как нельзя лучше. Только бы она позвонила, а уж он сумеет привлечь ее на свою сторону. План, зревший в его голове, приобретал реальные черты, вырастал в стройное здание. Сергей завороженно смотрел на свою выстраданную, сверкающую конструкцию, манящую его к себе. Это было детище Сергея, которое могло вознести его или… погубить окончательно. Но стоит ли отступать теперь, когда все стало так ясно? Негодник Наполеон говорил, что сначала надо ввязываться в драку, а там поглядим. И был прав. А Сергею требуется лишь протянуть руку, пошевелить пальцами и взять десять миллионов долларов. Так не глупо ли поворачивать коней с полдороги? Нет, он пойдет до конца. До победного конца, под светом своей счастливой звезды. Конечно, задуманное предприятие — преступление. Ну так пусть это будет преступление века. Дурного и подлого, сделавшего столько гнусного для России и уходящего навсегда.

— Привет, Сержик, что же ты мне не позвонил? — очнувшись, услышал он рядом с собой женский щебет.

Рыжая пикантная девица наклонилась к его плечу.

— Натали, — определил он, щелкнув пальцами. — Жена Пушкина. Садись.

Глава шестая «ЖЕНА ПУШКИНА» И ЖЕНА ДНИЩЕВА

После того как они выпили по рюмке, причем девица-гусар опрокинула ее весьма лихо, Сергей спросил:

— А где этот… Герман?

— Отчалил в Санкт-Петербург. У него там какие-то дела. Слушай, закажи мне цыпленка: есть хочу — жуть.

— А мы с тобой вместе ночевали? — Сергей подозвал «красный передник».

— Ты что, совсем спятил? — возмутилась Натали. — Или скушал чего? Нет, я домой поехала, ребенка укладывать. А ты сказал, что позвонишь и мы встретимся сегодня, здесь, в семь вечера.

— Понятно.

— А сегодня мамина смена, и я свободна, — с намеком добавила она. — Хоть до утра.

— Понятно, — повторил Сергей. — Забавная ты. Может, у меня денег нет.

— А ты мне нравишься, Сержик. Ты на Бельмондо похож, а я в него влюблена.

— По уши? Понятно.

— Если еще раз произнесешь это слово, я заплачу. — Натали уже приступила к цыпленку, пропустив еще одну рюмку.

— Ладно, не буду. Просто у меня какой-то туман в голове после вчерашнего.

Сергей почесал лоб, поглядывая на девицу. Она была довольно привлекательна со своей копной ярко-медных волос, вздернутым носиком и шальными зеленоватыми глазами. Главное, без комплексов. К Лешке Карпунькову на прием можно не записывать.

— Ты совсем не помнишь, что вчера было? — покосилась на Сергея Натали. — И то, что Герман тебе работу предлагал в его… конторе?

— Что хоть за работа? — вздохнул Сергей.

— Это ты у него сам спроси. Когда он вернется.

— Где же я его найду?

— Да он тебя сам разыщет, не волнуйся. Потому что ты изъявил горячее желание. Уж я-то слышала!

— Час от часу не легче. Все вдруг мною заинтересовались.

— Лови удачу за хвост, Сержик. С Германом не пропадешь, но водить его за нос не советую.

— А ты его сама-то давно знаешь?

— Так, встречаемся иногда, — уклончиво отозвалась Натали. — Давай лучше выпьем!

— Пей, я не хочу.

Неожиданная догадка мелькнула в голове, и он спросил:

— А какой твой номер телефона, подружка?

— Привет, приехали! Ты его повторил раз двадцать, сказал, что у тебя память, как у Зорге: поленом бей — не вышибешь. Но я все равно на бумажке записала и в карман сунула. Потерял небось?

— Выбросил, — сознался Сергей. — Говори номер.

— Сто тридцать два — тридцать один — семнадцать.

«Понятно», — подумал он. А тот, который застрял в его голове и звенел утром, словно колокольчик, 123–31–15. Видно, пока он спал, окутанный винными парами, в башке произошел какой-то сдвиг. Две цифры поменялись местами, а одна подпрыгнула вверх. Козни дьявола. Недаром даже молитва с утра не шла на ум. Теперь все вставало на свои места. Кроме одного: на какую коровью лепешку он наступил, побывав на Чистых прудах?

— Поедем к тебе? — деловито спросила Натали.

— Непременно. Только заглянем сначала к приятелю, — ответил он.

— Я групповухой не занимаюсь, — поспешно возразила девица.

— Не беспокойся, — усмехнулся Сергей. — Приятель — женщина.

Дверь в доме на Преображенской площади им открыл Федося, заметно округлившийся, словно налакомившийся сметаной кот. Очевидно, в таком качестве его и держала бывшая супружница Сергея, к которой он решил заехать, чтобы отдать часть денег, пока не спустил их все с щучкой Натали.

— Кто к нам пришел! — радостно завопил усатый Федося, кот-жеребец. Тряся руку Сергея, он чуть не лез целоваться.

— Ну-ну, милый, успокойся, — сказал Сергей. — А где Катерина, Танечка?

— На кухне, жарят, парят… Как у вас-то дела, Сергей Сергеевич? К каким ремеслам прикладываете свое мастерство?

— Займись девушкой, — кивнул на Натали Сергей. — Поставь музыку, только под юбку не лезь.

Сам он прошел на кухню, чмокнул Катюшу, поднял Танечку, которая обвила его шею руками.

— Что же ты меня в лоб целуешь, как покойницу? — возмущенно спросила Катя, переворачивая на сковороде блин.

— В губы нельзя: я человек высоких нравственных принципов.

— Это нам ведомо. Останешься ужинать?

— А почему бы и нет? — поразмыслив, согласился Сергей. — Только я не один. С невестой. Ее сейчас Федося обхаживает.

— Привел бомбу с часовым механизмом? Чтобы взорвать нашу тихую жизнь изнутри?

— Ага. — Сергей подхватил из тарелки масленый блин и отправил его в рот.

— А я первого сентября в школу пойду! — горделиво сообщила Танечка.

— Я знаю, дочка. Этот день принес мне много счастья. Беги в коридор, там в сумке подарки для тебя.

Потом Сергей отсчитал пятьсот долларов и сунул их в кармашек на фартуке Катюши.

— Ограбил кого? — полюбопытствовала бывшая супруга, откинув со лба прядь волос.

— Еще нет, но в скором времени, — серьезно ответил Сергей, которого все еще притягивала эта женщина, распущенная пепельнокудрая Венера. Неожиданно для себя он произнес: — А ты не хотела бы начать со мной жизнь заново, если у меня будет десять миллионов долларов?

— Глупый вопрос! — Катюша стояла к нему спиной, продолжая переворачивать блины.

— Ну так дай такой же глупый ответ.

— А как же твоя невеста?

— Оставим ее Федосе, чтобы не повесился от отчаяния. Впрочем, у нее, кажется, уже где-то есть муж, в бегах.

— Сереженька, — повернулась к нему Катя, — ты же знаешь, я тебя очень люблю. И миллионы здесь ни при чем. Но ведь мы как два когтистых зверя в одной клетке.

— И рогатых, — добавил Сергей.

— Вот видишь, — улыбнулась она. — Мы истерзаем друг друга любовью и ненавистью. Давай лучше блины есть.

— Ты все-таки подумай. Ладно, второй вопрос: Василий Федорович все еще работает в Рос-Линкольнбанке?

— Да.

— Устрой мне встречу с ним. Когда он сюда приедет? Я хочу поворковать с любимым тестем.

— Что ты задумал?

— Ничего особенного. Просто требуется его консультация.

— Хорошо. Приезжай послезавтра к пяти часам. — Катюша внимательно смотрела на него. — Ой, чует мое сердце, ты что-то замышляешь! У тебя даже кончик носа порозовел.

— Это от водки.

— Хорошо хоть не от губной помады, — усмехнулась Катя.

Блины ели с семгой и ветчиной, запивая холодным морсом. Но на столе стояла и бутылочка джина, к которой почему-то никто не притрагивался, словно боялся обжечься. Первой начала Натали, осторожно плеснув себе в рюмку. За ней последовали остальные, искусно притворяясь трезвенниками. Лишь Танечка уплетала блины за обе щеки и не обращала ни на кого внимания.

— Просто лафа! — непосредственно произнесла Натали. — Ой, блин, я хотела сказать: очень вкусно.

— Я рада, что вам понравилось, милочка. — Катюша с любопытством посмотрела на нее. — А давно вы знаете Сережу?

— Второй день.

Федося заелозил на своем стуле. Когда женщины ушли мыть посуду, он доверительно наклонился к Сергею:

— Когда вы с ней расстанетесь, а я уверен, что это будет очень скоро, дайте мне ее телефон. Я прошу вас.

— Ты решил подбирать всех моих женщин? — спросил Сергей. — Записывай.

И он продиктовал номер телефона Натали, подумав, что, может быть, и у Федоси произойдет какой-то сдвиг в голове и он также попадет не по адресу. Это было бы довольно забавно.

В Сокольники возвращались, когда стрелки часов показывали половину одиннадцатого. На приличном расстоянии за ними маячили два человека в футболках. Быстро стемнело, и остывшие улицы казались враждебными, словно Сергей и Натали шли по городу мертвых. Это ощущение усиливалось еще и оттого, что по дороге им встречались пьяные, валявшиеся на траве в вывернутых позах. Сергей насчитал семь «алкогольных трупов».

— А кто эти люди, у которых мы были в гостях? — спросила Натали, прижимаясь к нему теплым боком.

— Моя жена, — ответил Сергей. — И ее муж.

— А ты кто тогда?

— Еще не придумано название.

— Хочешь, я тебе буду вместо жены?

— Валяй.

Сергей думал о чем угодно, только не о женщине, идущей с ним рядом. Она была привязавшейся кошкой, которая наутро уйдет гулять сама по себе. Но сейчас ее надо было накормить и почесать за ушком, чтобы она замурлыкала, почувствовав уют, и улеглась на груди. Или отпихнуть ногой перед дверью квартиры. Зачем? Зло всегда возвращается к сотворившему его. Даже через пятьдесят лет, на исходе жизни. И в этом есть великая мудрость. Ничто не должно оставаться безнаказанным.

Когда они подошли к дому номер восемь по улице Гнедича, метрах в двадцати от них вдребезги разбилась пущенная из окна бутылка. Натали испуганно вскрикнула, вцепившись в плечо Сергея, а тот равнодушно заметил:

— Кретины, как еще никого не убили.

— И часто у вас так?

— А у вас что, реже? Розы из окон сыплются?

— Нет, бывает, — согласилась Натали. И доверительно добавила: — Иногда мне страшно жить, Сержик. Кажется, что когда-нибудь меня убьют ни за что ни про что и бросят в канаву, в грязь. И будет идти дождь, и я буду вся такая мокрая, страшная, с открытыми глазами… Бр-р!

— Я приду на тебя взглянуть, обещаю.

— Зачем ты так шутишь?

— Потому что это единственное, что нам остается. Чтобы не тронуться рассудком. Ладно, прости.

Он закрыл дверцу лифта, а вошедший следом за ними в подъезд горбоносый побежал по лестнице, считая этажи. На восьмом он высунулся из лестничного пролета и поглядел, в какую квартиру вошла парочка. Потом спустился вниз и сказал своему напарнику:

— Кажется, ларчик захлопнулся.

— Ну, наконец-то! — облегченно вздохнул курносый. — Я тебе скажу так: с этим парнем не соскучишься.

— Что ты! — подтвердил горбоносый.

Глава седьмая СТАРШИЙ ОФИЦЕР КОНТРРАЗВЕДКИ С ОСОБЫМИ ПОЛНОМОЧИЯМИ

Белея в темноте нагим телом, Натали присела на край дивана, набросив на плечи рубашку Сергея. От ее рыжих волос словно исходило какое-то свечение, а шальные зеленые глаза стали еще шире, приблизившись к его лицу. «Ведьма», — подумал Сергей, убирая ладонь с сердца.

— Тебе хорошо? — шепотом спросила она.

— Все было очень вкусно, — ответил он и пожалел о произнесенных словах: надо было сказать как-то иначе, чтобы не обидеть эту ночную бабочку, залетевшую на его огонек случайно.

— Возьми меня к себе, Сержик, — попросила она.

— Как это?

— А так, хоть прислугой. Я бы тебе обеды готовила. Ты ведь не такой, как другие, да?

— Не мели ерунду, Наташа.

— Наконец-то имя вспомнил. А то все Катей меня звал. Думаешь о ней?

— Бывает. А взять я тебя не могу даже в качестве кошки. Это не моя квартира — одного египетского шейха. Через неделю он возвращается.

— Грустно. А давай его утопим в ванной?

— Он мой старый друг.

— Тем более. Должен понять и простить.

— Спи, добрая твоя душа. У меня завтра серьезный день.

Но сам Сергей еще долго не мог уснуть. Он лежал на спине, заложив одну руку за голову, а на другой покоилась Натали, которая дышала ровно и безмятежно. Ей виделся восточный город с вытянувшимися к небу минаретами, с узкими улицами и роскошным, утопающим в прекрасном саду дворцом, где она в окружении темнокожих рабов исполняла пленительный танец живота. Возбужденные шейхи бросали ей кольца и бусы, а она пронзала их сердца огненными взглядами. Натали улыбнулась, повернувшись на другой бок и уткнувшись носом в подушку. А Сергей осторожно освободил руку, продолжая думать о завтрашнем дне и немножко о той девушке, которая уже дважды ускользнула от него.

Утром, пока он еще спал, упорхнула и Натали, оставив записку: «Все вещи целы, не беспокойся. Страшно болит голова, а мне на работу. Телефон мой ты знаешь, глупый Сержик». Он посмеялся, бросив бумажку в мусорное ведро. И был рад, что проснулся один, потому что не выносил, когда утром приходилось с недоумением разглядывать незнакомую женскую голову на подушке. В это время суток даже самые красивые девушки выглядят как остро нуждающиеся в санаторном лечении. Их коварная прелесть и легкое дыхание растворяются в уходящей тьме, а на лица ложится отпечаток близкой и неумолимой осени.

К одиннадцати часам Сергей поехал на Арбат, пройдя сквозь турникеты метро вплотную за толстой тетей. После первого же подорожания в метрополитене Сергей принципиально перестал платить за жетоны. У него было с десяток способов проходить бесплатно. С этой же целью он носил в кармане целую кучу прокомпостированных автобусных билетов, и, когда к нему приближался контролер, он ошеломлял его этим ворохом, говоря, что искомое где-то тут. Пусть ищет, раз времени не жалко. Бесплатно он ездил и в пригородных электричках, показывая контролерам купленную по случаю справку из психдиспансера или притворяясь глухонемым.

Сергей очень уважал подобные мелкие пакости, подрывая где только можно государственный бюджет и основы частного капитала. Это было для него увлекательной игрой — как обмануть контролера, продавца, милиционера или профессионального карточного шулера. Но для задуманного им предприятия требовалось гораздо большее. Поэтому он и заказал своему другу Гене Черепкову один документ, который должен был приоткрыть ему дверь в будущее.

Костлявый лысеющий одногодок Сергея Черепков слыл великим умельцем по части изготовления различных подделок. Художник, гравер, фотограф, шрифтовых дел мастер, он в свое время рисовал даже фальшивые купюры, но вовремя остановился у опасной черты. Потом писал и старил иконы, сбывая их иностранцам, но, когда бойкие и организованные конкуренты выбили ему передние зубы, перешел на распродажу собственных картин. Дохода это приносило мало, художников в Москве объявилось больше, чем мух летом. Стал рисовать мгновенные портреты в подземном переходе возле «Смоленской». А после его осенило. Он купил «полароид», несколько резиновых масок и средней величины питона, похожего на толстый резиновый шланг, только с узорами. На Арбате Гена выкупил себе «пятачок», нанял помощника (иногда эту роль выполнял Сергей — за треть дохода), повесил яркое объявление и стал стричь купоны с желающих сняться в обнимку с монстром и с живой змеей на шее. Дело оказалось прибыльным, порой к нему выстраивались целые очереди, но особенно жаждали запечатлеться юные девушки, повизгивающие от страха, когда умный питон Гоша начинал шевелиться у них на плечах.

Был у Черепкова еще ученый кот Макс, которого на время съемок он отправлял в подвал своего дома — ловить мышей. Хвостатый разбойник заготовлял пищу для питона, а Гоша зарабатывал деньги для Гены, покупавшего потом сливки для Макса. Так они и жили, втроем, словно в буквальном смысле следуя словам песенки: «Только кошка да змея — вот и вся моя семья…» Но Черепков выполнял также и некоторые деликатные поручения, в совершенстве владея переплетным делом, а уж перерисовать печать ему было раз плюнуть.

Он еще издали увидел Сергея и помахал ему рукой, а когда тот подошел ближе, огрызнулся:

— Опаздываешь, старик. Уволю к чертовой бабушке.

— Да надоело мне в масках этих уродов торчать. Жарко. И вообще, я внезапно разбогател, — ответил Сергей, поглаживая прохладную кожу питона. — Никак не пойму: узнает он меня или нет? Или ему на все начхать, кроме мышек?

— Еще как узнает! Он поумнее нас с тобой будет. А деньги твои скоро кончатся, так что не бросайся твердым заработком. Кроме того, я купил новые маски.

На веревочках теперь висели помимо монстров рожи политических деятелей. От Сталина до Жириновского.

— Тебя, Гена, скоро начнут бить — и красные, и голубые, и зеленые. Лишишься еще и нижних зубов, будешь заглатывать пищу, как Гоша. Нет, правда, вы даже чем-то похожи.

— Каждая тварь стремится к облику своего хозяина, и наоборот. Хватит болтать, надевай морду Горбачева. Работать надо. — С этими словами он завязал на шее Сергея Гошу. Словно галстук.

— Постой, ты приготовил то, что я просил?

— Ну! — угрюмо отозвался Черепков. Никогда нельзя было понять это его «ну», звучащее как отрыжка.

— Так да или нет?

— Ну! — вновь издал утробный звук Гена, а Гоша обеспокоенно повернул в его сторону свою плоскую, как домашняя тапочка, головку с глазками-бусинками. Торопить умельца не стоило, он мог вообще замкнуться и не отвечать ни на какие вопросы, даже проглотить свое «ну». Но Сергея жгло нетерпение.

— Гена, — мягко произнес он, — я дам тебе сто долларов, если ты ответишь мне по-человечески. Просто скажешь что-то членораздельное, чтобы я успокоился. И умер в маске первого президента СССР. Это будет хорошая смерть, почти историческая. Мой труп сможешь снимать до заката солнца, прислоняя к желающим сфотографироваться.

— Ладно, — усмехнулся Черепков. — Забирай свою ксиву.

Он вынул из кармана красные «корочки» и протянул их Сергею. Тот повертел в руках удостоверение, раскрыл. Весь текст и даже печать были придуманы им самим. Золотое тиснение на обложке гласило: «Межрегиональное Министерство национальной безопасности России». Такого ведомства, естественно, не существовало. Внутри было следующее. Под шапкой «Главное управление контрразведки» и «Удостоверение № 00174» шли фамилия, имя, отчество Днищева Сергея Сергеевича и то, что он является старшим офицером специального подразделения и выполняет особые задания правительства Российской Федерации. Удостоверение действительно до 2000 года. Фотография Днищева, подпись начальника управления и печать с царским двуглавым орлом и маленькими буквами, повторяющими название мифического министерства. Далее, на другой стороне, перечислялись права старшего офицера Днищева: пересечение государственных границ без досмотра; беспрепятственный проход во все военные и гражданские учреждения; руководство проведением специальных операций ФСБ и МВД; вхождение в контакты с представителями зарубежных разведок; бесплатный проезд на всех видах наземного и воздушного транспорта; ношение и хранение всех видов оружия и специальных средств самозащиты; проведение досмотра на транспорте и в любых жилых и служебных помещениях; задержание или арест лиц, подозреваемых в преступлении, а также реквизиция средств передвижения. Потом шло грозное напоминание крупными буквами: «Все гражданские и официальные лица обязаны оказывать старшему офицеру Днищеву С. С. всяческое содействие, выполнять любое его требование». Снова печать и подпись министра страшного министерства, правда неразборчиво. Сергей захлопнул удостоверение.

— Ну как? — спросил Гена. — Годится?

— Умница, — похвалил его «старший офицер контрразведки». — Я тебе куплю банан.

— Я еще хотел дописать, что ты имеешь право бросать окурки мимо урны и лазить вместе с котами по крышам. Места не хватило.

— Это лишнее, — улыбнулся Сергей. — Достаточно и того, что уместилось. В России теперь столько сверхсекретных структур, что явление еще одной не помешает. Молодец. За это я готов хоть целый день стоять на солнцепеке в маске самого распоследнего идиота.

— Тебе и не надо ее надевать, — съязвил Гена. — А вообще-то зачем тебе эта дурацкая ксива?

— С нею мы прогремим на всю Россию.

— Или загремим, — хмуро уточнил приятель.

— У меня есть гениальный план, и скоро мы сказочно разбогатеем. Ты и икнуть не успеешь.

— Нет уж, избавь. Я не хочу иметь дело с сумасшедшим. Мне достаточно моего Гоши и Макса. Как-нибудь на фотографиях перебьюсь.

Сергей раскрыл свое мощное удостоверение и сунул его под нос Черепкову.

— Как старшему офицеру Министерства национальной безопасности ты обязан оказывать мне всяческое содействие. Иначе арестую, реквизирую твоего питона и отправлю обоих в зоопарк, в клетку. Выбирай.

— Ну ладно, но ты хоть объясни толком.

— Все в свое время, — уклончиво отозвался Сергей. — Мне надо подумать.

Он нацепил на себя маску Брежнева и застыл в неподвижной позе. Черепков махнул рукой и стал зазывать клиентов.

Глава восьмая СОБЛАЗНИТЕЛЬНИЦА ГУБЕРНАТОРОВ

Свете Муреновой недавно исполнилось двадцать лет, но выглядела она еще моложе, будто только что окончила школу. Было в ее лице что-то наивно-простодушное, детское, даже невинное, и таилось оно в изумленных или испуганных влажных серых глазах, в округлых щечках, в сладкой персиковой коже — словом; во всем ее пушистом и светлом облике. Ей очень подходило данное при рождении имя. Некоторых девочек нарекают Светами, а они, вырастая, превращаются в чернооких и темнокудрых повелительниц ночи, роковых смуглянок, в которых нет ни капельки света. Эта же девушка, наоборот, словно бы излучала некое свечение — неяркое, но достаточное для того, чтобы успокоить и отогреть хотя бы одного человека. В своих полуденных грезах Сергей Днищев оказался прав, угадав ее настоящее имя.

Она выросла в интеллигентной семье, где не было гнетущей тоски или пьяных окриков, все выглядело пристойно и умилительно надежно. Папа занимался литературой, и, хотя выдающимся поэтом не стал, тонюсенькие книжицы его стихов с периодичностью раз в пять лет появлялись на прилавках магазинов, а мама музицировала и преподавала в школе. Девочка росла, развивалась, обучалась бальным танцам и была счастлива. Родители оберегали ее от улицы и подруг, а по вечерам они все вместе, втроем, слушали классическую музыку.

Но наступили лихие времена, в вихре которых закружились и папа с мамой. То, что они украдкой обсуждали на кухне со своими друзьями, гордясь тем, что показывают фигу в кармане, выплеснулось со страниц газет и журналов, с экранов телевизоров и с митинговых трибун. Первой опьянела интеллигенция — ей хватило одной рюмки свободы, в отличие от русского мужика, которому надо опрокинуть несколько стаканов. Папа и мама, считая себя, естественно, мозгом нации, не пропуская ни одного митинга, кричали здравицы демократам, плакали от радости и проклинали коммунистов, предлагая немедленно вить веревки из конопли и вешать их на всех фонарях и деревьях. Свои партбилеты и папа и мама тем не менее не сожгли принародно, а завернули в тряпочку и спрятали на дно комода. На всякий случай. А вдруг все вернется?

Хитрюги родители чуть было не угадали. Когда ГКЧП до смерти напугало демократов «Лебединым озером», папа за два часа сочинил длинное хвалебное стихотворение, почти ломоносовскую оду, во славу родной компартии и торопливо побежал в газету «Правда», где приняли его машинописные листки и указали на целый ворох таких же. Уходя из редакции, папа столкнулся в дверях с ярым демократом, который тащил увесистую рукопись, заготовленную, очевидно, заранее.

— Как думаешь, простят или не простят? — спросил озабоченный демократ, блуждая глазами.

— А что мы такого сделали? — совсем по-детски ответил папа.

Но испуг прошел быстро, на третий день. Светиных родителей уже можно было видеть возле «Белого дома», рядом с легендарным танком. Как и многие другие в то время, они немножко тронулись рассудком от запланированной провокации и победы. Через два года история повторилась: страх, ненависть, облегчение. Папа и мама стояли около гостиницы «Украина», ели мороженое и громкими криками приветствовали каждое удачное попадание снаряда из танка в тот же самый «Белый дом».

— Бей их, коммуняк проклятых! — восклицал лирический поэт с перекошенным лицом.

Его почему-то не смущало, что там гибнут женщины и дети. Он нутром чувствовал, что так надо, что это отвечает ленинским заветам. Интеллигенция снова была впереди всех. Она была парализована ужасом от гибели трех мальчиков в девяносто первом году и плакала от счастья над трупами полутора тысяч человек, расстрелянных в девяносто третьем.

Свете шел восемнадцатый год, она недавно окончила школу и поступила в Иняз. Политикой она не интересовалась и того, что происходит в стране, не понимала. Но жалела своих родителей, которые как-то вдруг стали дергаными, крикливыми и бестолковыми до смешного. Впрочем, где смех, там и слезы. Папу уже давно не печатали даже в газетах, его слабенький талант, подобно ручейку, усох, да и на теперешние гонорары прожить было бы просто невозможно. Из литконсультантов толстого журнала его «попросили», поскольку из-за недостатка средств в редакции остались лишь сам главный, его зам, курьер и вахтерша. «Скончалась» и музыкальная школа, где преподавала мама. Змея демократии начинала кусать себя за хвост.

Родители крутились, как могли, не понимая, что происходит. Став безработными, они потихоньку распродавали нажитые веши. Ходили на толкучки, стояли в длинных рядах с хрустальными вазами и книгами, терлись возле благотворительных фондов. Света перешла с дневного на вечерний и устроилась работать в районную библиотеку на смехотворную зарплату. Ее еле хватало, чтобы уплатить за квартиру и телефон. Прозревший папаша клял и коммунистов и демократов, втайне мечтая о благодатных «застойных» временах. Света любила и его и маму, но не знала, что сделать, чтобы вернуть им прежние улыбки и радость в глазах. И однажды она решилась на отчаянный шаг.

У нее была подруга по институту — Мила Ястребова, которая как-то в порыве откровенности и по природной болтливости призналась, что уже третий год решает свои финансовые проблемы очень просто — за счет мужчин. Она занималась древнейшей профессией легко и спокойно, с улыбкой на очаровательном личике, а у нее, между прочим, были любимый муж и крохотная дочка. Света поначалу в ужасе отшатнулась от Милы, представив, что было бы, если бы на ее месте оказалась она и об этом узнали отец с матерью.

— С баранов и ослов, которых мы называем мужчинами, надо стричь шерсть, — говорила длинноногая Мила.

— Но ослов, кажется, не стригут? — усомнилась Света, которой не хотелось так сразу терять дружбу с Ястребовой.

— Значит, у ослов есть другие достоинства, которые надо использовать. Ты же себе новую кофточку не можешь купить, дурочка. Тебя же не убудет, верно?

— Вообще-то я думала об этом, — храбро призналась Света.

Ее и правда посещали такие мысли, но только в снах. Дело в том, что до сих пор она оставалась девственницей. Возможно, единственной в своей возрастной категории во всей России. Так уж получилось, что она панически боялась мужских объятий и поцелуев. Когда-то давно ее чуть не изнасиловали подростки в пионерском лагере «Артек», заманив на опушку. Она еле вырвалась, расцарапав им лица, но теперь вздрагивала от каждого прикосновения любого существа, хоть отдаленно смахивающего на мужчину.

История эта не получила огласки, и родители о ней не знали, а то бы давно отвели дочь к психиатру. Света же, повзрослев, мучилась, не зная, как преодолеть антимужской вирус: ведь нельзя же до конца жизни оставаться старой девой! Однажды, когда родителей не было дома, она твердо решила отдаться одному из сокурсников, пригласив его в гости. Но голодный студент умял то последнее, что было в холодильнике, выкурил папины сигареты и завел нудный философский разговор, не замечая выразительных Светиных взглядов. Очевидно, у него тоже был какой-то свой, антиженский штамм. Потом, горячо поблагодарив Свету за обед, он гордо удалился с сознанием выполненного долга. А Света проплакала полчаса подряд. Сейчас же она слушала Милу Ястребову, и сердце ее замирало от какого-то непонятного восторга и ужаса, словно она висела над пропастью, держась за страховочный трос.

— Ну как, подружка, пойдешь со мной на дело? — спросила Мила, будто предлагала брать вечером кассу.

— Пойду! — решилась наконец Света.

Она думала убить этим сразу двух зайцев: преодолеть свой комплекс и заработать сто долларов для семьи. Потом можно будет сказать родителям, что получила премию за отличную учебу.

Вечером они подошли к гостинице «Россия», где Мила познакомила Свету с неким носатым Яшей, шефом-распорядителем, как он называл себя сам. На Миле было элегантное синее платье, а Света в вельветовом брючном костюмчике выглядела более скромно. Яша критически оглядел ее, хмыкнул, но сказал только:

— Подождите, девочки, в моей машине.

Мила прошептала:

— С первого раза ничего ему не отдашь, а потом будешь отстегивать по двадцать пять долларов.

Светино сердечко колотилось как сумасшедшее. Ей хотелось выскочить из машины и убежать. Ладони вспотели, а к позвоночнику словно бы прикоснулись ледяные пальцы. «Боже, что я делаю? — думала Света. — Прости меня, Господи!» Чуть не плача, она спросила у Милы:

— Долго нам еще ждать?

Уж поскорее бы закончилась эта пытка. А тут еще шофер, здоровенный, плечистый «лоб», развернулся на сиденье и стал насмешливо разглядывать Свету.

— Убери морду, — прочувствовала ее состояние Мила. — Смотри на свою баранку и не смущай мою подругу.

Яша вернулся и повел их ко входу в гостиницу. Перед глазами Светы стояла красная пелена, она механически передвигала ноги и шла как на Голгофу. Перед стеклянной дверью она споткнулась и чуть не упала. Яша подхватил ее.

— Ты не больна? — тревожно спросил он.

Света закрыла глаза и покачала головой, подумав: «А может, сказать, что у меня сифилис дошел до костного мозга?»

В номере, куда ее провели, жил губернатор одной из областей юга России. Приехал он в Москву неофициально, по своим коммерческим делам. Ему не исполнилось и сорока лет, но он уже пятый год входил в высший истеблишмент страны, твердо следуя курсу реформ и проворачивая для себя многомиллиардные операции. Высокий, статный, черноволосый, он нравился женщинам и имел репутацию бесстрашного борца с коррупцией, хотя злые языки утверждали, что губернатор как раз и является главным мафиози в своем крае.

Не глядя на вошедшую девушку, черкая что-то в блокноте и разговаривая одновременно по радиотелефону, губернатор приказал:

— Раздевайся… и выпей там, на столике, чего хочешь…

Мертвенно-бледная, готовая в любое мгновение рухнуть в обморок, Света сбросила одежду, оставшись лишь в нижнем белье. Ее бил озноб, и она уже плохо соображала, где находится и что сейчас будет, да и она ли это вообще. Может быть, ее двойник или украденная из роддома сестра-близнец? Открыв глаза, Света увидела стоявшего перед ней губернатора, который с любопытством смотрел на нее, раскачиваясь с носка на пятку.

— Ты что? — спросил он. — Температуришь?

— Нет, — чуть слышно ответила Света.

Вернее, ей показалось, что она что-то ответила, но со стороны это выглядело как слабый писк мышки. Не в силах больше сдерживаться, невинная блудница залилась горючими слезами. Потом она обнаружила, что плачет, уткнувшись лицом в пиджак губернатора, а тот сочувственно гладит ее по светлой головке. Слово за слово прожженный политик, оказавшись опытным психоаналитиком, вытянул из Светы всю ее историю.

— Оставь мне свой телефон и иди домой, — сказал губернатор, испытывая необычный для него прилив благородства. — Учись, слушайся родителей и больше не греши. А я буду тебе добрым другом.

Не помня как, Света выбралась из гостиницы и юркнула в метро. А уже дома обнаружила в своем кармашке сто долларов, которые затем перекочевали к Мишке-валютчику. Несколько дней она сгорала от стыда и пряталась от Милы Ястребовой, но та все же дозвонилась и решительно назначила встречу на Арбате.

Они шли по старой улице, ели мороженое, и Мила громко смеялась, слушая историю несостоявшегося грехопадения. Света и сама уже как-то оттаяла и находила в своем приключении много смешного.

— Ой, посмотри, какой забавный Брежнев стоит! — сказала вдруг Мила. — Давай сфотографируемся с ним?

— Давай, — согласилась соблазнительница губернаторов.

Глава девятая ПИТОН ГОША И ЛЕНИН

Сначала сфотографировалась Мила Ястребова, на которую Генеральный секретарь компартии накинул питона, словно узорчатый шарф, причмокивая при этом губами. Потом пришла очередь Светы. Змея обвила ей шею, а Брежнев обнял за плечи и прошептал в ушко:

— Все, попалась, птичка, стой! Не уйдешь из сети. Не расстанемся с тобой ни за что на свете…

— А говорить пошлости обязательно? — также шепотом ответила девушка.

Она хотела сбросить его руку и сердито поморщилась.

— Не хмурьтесь, — посоветовал Сергей. — Вы хотите получить обратно свои сто долларов?

Света приоткрыла рот, а глаза ее расширились от изумления. В этот момент Гена Черепков и щелкнул своим «полароидом». Снимок получился отменный; девушка на фотографии будто бы увидела привидение, а головка питона застыла между ней и Брежневым.

— Кто вы? — прошипела девушка, почти как висевшая на ее шее змея.

— Леонид Ильич, — отозвался Сергей, показывая зубы.

Он сдвинул маску на лоб. Света еле удержалась, чтобы не плюнуть в ставшие ей почему-то ненавистными, нагло отсвечивающие глаза.

— Пойдем отсюда! — бросила она своей подруге, пытаясь освободиться от питона, который, наоборот, как-то странно полюбил девушку и не собирался слезать с ее шейки. — Да заберите вы свое мерзкое животное! — крикнула Света фотографу.

Гена был человеком обидчивым, в особенности когда оскорбляли членов его семьи. Не долго думая, он парировал:

— Женщину, которая ненавидит наших меньших братьев, не сможет полюбить ни один мужчина. Вот так-то!

— Идиот, — ответила на это Светлана. — И снимок ваш дурацкий мне не нужен. А деньги оставьте себе!

— А доллары? — вставил Сергей.

— И доллары тоже. Вы все одна шайка.

Мила Ястребова не понимала, что происходит и почему ее тихая и скромная подруга вдруг так взбеленилась. Уж не укусила ли ее эта змея, которая вполне может быть ядовитой? Сейчас всюду жулики, и вместо питона из террариума могли запросто подсунуть гюрзу. Но фотограф так нежно и бережно прижимал змеиную голову к своей щеке, что Мила успокоилась. Она сообразила, что дело в чем-то другом.

Считая ее из всех троих наиболее разумной, Сергей обратился к ней:

— Я хочу вернуть вашей подруге сто долларов, которые она обронила вчера утром возле обменного пункта, а она упорно считает меня мошенником. И постоянно убегает. Кстати, как ее зовут, чтобы я хоть знал, что кричать вслед? Случайно не Света?

— Света, — подтвердила Мила, с любопытством рассматривая Днищева.

— Вы и есть мошенник, — добавила ее подруга, увлекая Ястребову за собой.

Но та упиралась, встряхивая кудрявой головкой, словно норовистая лошадка. Ей явно не хотелось расставаться столь скоро с забавным собеседником, в котором она интуитивно чувствовала какое-то родство душ. Все же узы дружбы пересилили, и обе подруги поспешили прочь. Следом шел Сергей, всем своим красноречием доказывая, какой он хороший, честный, добрый и благопристойный. Почти херувим в маске Брежнева.

— Уйди, отстань! — посоветовала ему Света, не оборачиваясь.

— А то худо будет, — коварно подтвердила Мила.

Какой-то хмурый и похмельный тип в возрасте «после сорока», остолбенело уставившись на идущее ему навстречу «прошлое», вдруг заорал на весь Арбат:

— Да здравствует застой! — после чего, спотыкаясь, побрел за Днищевым-Брежневым.

Сергей сорвал маску и бросил ее вслед девушкам.

— Ну что за жизнь такая скотская? — обернулся он к типу. — Как ее начать заново? Нигде счастья нет.

— Это точно, — сочувственно отозвался тот.

Девушки, держась под руки, удалялись все дальше и дальше. А Сергею вдруг показалось, что вместе с ними исчезает несбывшаяся мечта идиота, которым он себя чувствовал в эту минуту.

— Ну, а если он в самом деле хочет вернуть тебе эти проклятые доллары? — спрашивала между тем Мила.

— Сомневаюсь. Какая-то очередная хитрость. Я же говорю тебе, что это одна шайка-банда.

Свете хотелось выглядеть очень мудрой, опытной и рассудительной, хотя она и понимала, что такое наступит еще не скоро. И еще ей страшно хотелось оглянуться и посмотреть, что там делает этот наглый приставала, идет ли следом или уже отстал? Но если она обернется… вдруг превратится в какой-нибудь соляной или ледяной столбик? Все возможно в этом непонятном и таком враждебном мире. Каждый идущий навстречу Свете человек, будь то мужчина, женщина или ребенок, выглядел коварным, хорошо законспирированным злодеем, монстром, чьи клыки прячутся под маской добродушного лица. Все хотят причинить ей боль, отнять что-то. Что? Ее тело и душу.

— И все-таки ты не права, — услышала она голос подруги. — Мне этот парень положительно показался симпатичным.

— Вот симпатичные-то как раз и не положительные, — усмехнулась Света.

— Это ты брось. Не умничай. Нам, молодым и красивым женщинам, умничать ни к чему. Кто много думает, быстро стареет и покрывается морщинами, как под жарким солнцем.

— А на севере покрываются лаком?

— Не знаю, я там не загорала.

Болтая, подруги свернули в антикварный магазин и, сразу позабыв о предмете своего спора, стали разглядывать разные искусные вещички: фарфоровые статуэтки, бронзовые табакерки, веера из слоновой кости. Отдельно висели картины, среди которых опытный специалист мгновенно выделил бы городские пейзажные наброски Добужинского, несколько кубических полотен Филла и даже одну маленькую романтическую работу Мелендеса. Но конечно же самые ценные картины находились не в зале, а в кабинете хозяина магазина, а также на его загородной даче. Он и сам вышел на минутку, в своем желтом пиджаке похожий на огненную шаровую молнию, стал присматриваться к посетителям. Но ничего любопытного для себя не обнаружил. Следом появилась элегантная хорошенькая брюнетка в брючном костюме, давшая какое-то указание продавщице. Так судьба впервые представила подругам Олега и Полину, с которыми столь неосторожно столкнулся накануне Сергей Днищев.

Сам же он теперь, разочарованный, возвращался к своему другу-фотографу, его питону и унизительному позированию.

— А где маска Брежнева? — заорал на него Гена Черепков.

— Тип один подхватил на память, — отмахнулся Сергей. — Угомонись. Скоро ты сможешь купить себе целый музей восковых фигур, если будешь меня слушаться.

— Ага. Скорее нас самих воском зальют.

— Невелика беда. Молчи и слушай. У меня вызрел гениальный план.

Но слушать его приготовился лишь питон Гоша, потому что его хозяин занялся перезарядкой «полароида».

— Так вот, — нисколько не смущаясь этим обстоятельством, продолжил Сергей. — Прежде всего нам нужен начальный капитал — тысяч пятьдесят долларов. Лучше сто. Но это я постараюсь раздобыть в ближайшее время.

— А что потом? — наконец-то стал проявлять интерес Гена.

— Потом… — Сергей выдержал паузу, как хороший актер. — Потом мы пойдем в Мавзолей и похитим мумию Ленина.

Черепков смачно сплюнул на землю и полез в карман за сигаретами.

— Я всегда знал, что ты идиот, — обстоятельно доложил он. — Зачем нас только свела судьба в пионерском лагере двадцать лет назад? Ума не приложу. Может быть, чтобы мне труднее жилось на белом свете?

— Наоборот. Чтобы ты не заблудился в потемках. Ладно, продолжаю. Видишь ли, мой юный друг, тело нужно предать земле, а то не по-людски выходит, не по-христиански. Кроме того, рано или поздно это сделают без нас. А так мы избавим Россию от висящего над ней рока, поскольку гений и сейчас живее всех живых. Но мы не станем хоронить мумию. Мы загоним ее американцам. Они и так скупили у нас все, что только можно. Остался Ленин. Купят за любую цену, потому что дураки. И тогда он будет выпускать свои бессмертные флюиды уже там, где-нибудь на Потомаке. Поглядим тогда, что произойдет с Америкой лет этак через двадцать. Срок вполне достаточный, чтобы перевернуть у них все вверх тормашками.

— За что ты так не любишь Америку? — усмехнулся Гена.

— А что, заметно? Нет, повелитель питонов, я ее по-своему обожаю, готов проглотить и выплюнуть. Впрочем, она не баба, чтобы ее любить. И это не относится к делу.

— Все твое дело — бредовое.

— Согласен. Но мы ведь и живем сейчас как в бреду. Мы галлюцинируем, смотримся в кривые и разбитые зеркала и дышим зарином. Так что все в порядке. Моя идея — в духе времени.

— Ладно, надевай маску Ельцина, работать пора.

— Погоди. Сначала ответь: ты со мной?

— А как ты собираешься провернуть всю эту… операцию?

— Это уже другой вопрос, отдельный. Не волнуйся — в лучших большевистских традициях: взять Мавзолей штурмом, на броневике. Ленину мой замысел понравился бы. Может быть, захватить заодно из Кремлевской стены чью-нибудь урну? Какого-нибудь Куйбышева или Вышинского на худой конец?

— Не остри, говори серьезно.

— Под покровом ночи. Когда город спит и видит тревожные сны. Мы спустимся с неба, подобно ангелам, на воздушном шаре в виде летающей тарелки, одетые в космические комбинезоны, с факелами в руках и…

— И прямиком отправимся в Кащенко, — перебил друга Гена.

Умный питон согласно кивнул головой, обвив плечи хозяина. Сергей перестал улыбаться, глаза его стали более серьезными, в них даже появилась какая-то задумчивая печаль. Он почему-то достал изготовленное Черепковым удостоверение и понюхал его.

— Пахнет кожей, типографской краской и чуть-чуть жасмином, — произнес он. — Этот запах и сыграет в нашем деле главную роль… Да, Гена, план у меня конечно же немного иной. И касается он, возможно, совсем другого мавзолея. Но об этом ты узнаешь в следующий раз.

Глава десятая ОБЪЕКТ ПРИСТАЛЬНОГО ВНИМАНИЯ

Пока Света и Мила разглядывали антикварные статуэтки, а Сергей Днищев жарился под горячим солнцем с питоном на шее, элегантная жена хозяина магазина, оставшись в кабинете одна, достала из сумочки вчерашнюю бумажку с номером телефона. Только что ее муж, Олег Кожухов, отбыл по своим коммерческим делам и должен появиться дома лишь поздно вечером. Самое подходящее время позвонить… Но Полина все еще колебалась, как бы проверяя себя: правильный ли выбор она сделала? Она не хотела ошибиться, поскольку на карту было поставлено очень многое. Практически вся ее жизнь. Но, осторожная и расчетливая с детства, похожая на изящную желтоглазую пантеру, она редко ошибалась, зная, когда и где совершить нужный прыжок, чтобы настичь выбранную жертву. Похоже, что вчерашний обаятельный сумасброд, даже чуточку балбес, как нельзя лучше подходит для той роли, которую она ему наметила. Словно настырный мотылек, он сам прилетел на огонь ее глаз. А раз так, то другого случая можно и не искать.

Тонкими пальцами Полина коснулась кнопок на телефоне, быстро набрала номер. Если бы она знала, что предмет ее мыслей стоит лишь в нескольких десятках метров от дверей магазина, с клоунской маской на лице и питоном на шее, занятый уточнением плана, в котором определенная роль принадлежит ей! Они оба как бы искали друг друга в темной комнате, не догадываясь о том, что и сами являются объектом охоты… Послушав длинные гудки, она повесила трубку, решив перезвонить часика через два.

Полина Кожухова, в девичестве Фильтрович, двадцати четырех лет от роду, кроме незаурядно привлекательных внешних данных обладала еще и практичным умом, и почти мужской способностью идти к своей цели, перешагивая через нравственные преграды. Рано, весьма рано почувствовала она все неоценимые достоинства женских прелестей и как легко с их помощью можно управлять мужчинами. В двенадцать лет, просто из любопытства, она вкусила ласки одного настырного десятиклассника, после чего подумала, что больше никогда и никому не будет отдаваться «за так». Приятное надо совмещать с полезным. И подарки потекли к ней рекой. В числе ее любовников через некоторое время оказался классный руководитель — учитель истории, а чуть позже и директор школы. Они как-то сами притягивались к ней, словно скрепки к магниту, ей даже не надо было шевелить тонкой черной бровью — настолько сильный сексуальный жар источала ее аура. Надо ли говорить, что Полина окончила школу с золотой медалью?

Родители смотрели на ее «шалости» сквозь пальцы, а многочисленные поклонники умудрялись улаживать между собой «территориальный вопрос», оставаясь каждый в пределах своих границ. Но Полину нельзя было назвать просто распутницей. В груди ее горел неугасимый огонь коварства и любви, жажда наслаждения и измены, желание вырвать у жизни ту долю, которая ей причитается по праву, а заодно прихватить и чужую. Еще лучше — несколько.

Она считала это оправданным и естественным, поскольку все вокруг, начиная с ее родителей, самоутверждались с помощью обмана или предательства. А в последние годы вся «эта страна» будто сошла с ума и мошенничество вообще стало нормой жизни; те же, кто пытался жить иначе, вызывали лишь брезгливый смех и чувство сожаления. Пришло время негодяев, великих и маленьких, умных и глупых, жестоких и благородных. За редким исключением, крали и обманывали все. Президент клялся на Конституции, а позже расстреливал ее из танков, обещая народу скорое благоденствие и водя его за нос. Народ обманывал президента, угрюмо расползаясь по щелям и не веря никому из политиков. Политики и депутаты обманывали друг друга, потому что больше обманывать уже было некого. Чиновники и бизнесмены тащили из страны все, словно напавшие на обезлюдевший город мародеры. А мертвые пытались ухватить живых и утянуть их за собой в могилу.

Полина Фильтрович решила поступать в МГИМО и благодаря своим обширным связям поступила-таки, но проучилась лишь один курс, после чего сменила фамилию на Григоренко, став супругой убеленного сединами профессора. Дальнейшее пребывание в стенах учебного заведения показалось ей лишней тратой времени. Но хоть она и стала «профессоршей», материальных благ это прибавило не так уж много: наука и культура в сей демократический период резко покатились в выгребную яму, где им, собственно, и определено место в истинно цивилизованных странах мирового сообщества. Полина поняла, что сделала ложный ход, схватившись вместо ферзя за пешку. На ее счастье, Алексей Фомич Григоренко оказался таким лапочкой, что через полгода, на исходе своих шестидесяти лет, оставил ее молодой вдовой. Правда, в четырехкомнатной квартире.

Выплакав солено-сладкие слезы, фея желаний обнаружила себя в объятиях генерала Чародеева, героя афганской войны, чьи популярные в народе усы приятно щекотали ее самолюбие. Бравый воин сошел от Полины Григоренко с ума: посылал ей корзины цветов, водил по дорогим ресторанам, даже начал писать стихи и в конце концов разошелся со своей женой, чтобы навеки припасть к ногам юной вдовы. Полина поставила бархатную туфельку на его лысеющий череп и стала прозываться Чародеевой. И все бы ничего, да одна беда: быть министром обороны генералу Чародееву не светило, к распродаже оружия его и близко не подпускали, да и армии у него уже не было. Ясно стало, что муженек сможет стянуть разве что лишний китель с погонами на интендантском складе. Кроме того, ляпнул он где-то что-то патриотическое и вовсе впал в немилость. Отставка его из армии совпала с отставкой и у супруги. Героический Чародеев поначалу схватился было за именное оружие, как и положено, но потом припал к ногам любимой жены, умоляя не уходить. Куда там!..

На горизонте уже маячил один из баронов платных московских туалетов Олег Кожухов. Вот где были и деньги и перспектива. От него, правда, попахивало общественной канализацией, но это временное неудобство скоро затмил другой запах — старинной мебели и антиквариата. Молодой круглотелый коммерсант вовремя сменил свое сортирное амплуа, вложив весь заработанный капитал в немеркнущие шедевры прошлого. Туалетный барон угадал (не без подсказки Полины): это оказалось самым прибыльным и устойчивым делом, надежным в любом обществе. Не учел он лишь одного. Аппетиты Полины были гораздо шире его собственных. А роль верной и покорной спутницы жизни ее мало устраивала. Ей грезился весь мир, лежавший у ее ног, мир безраздельной любви и бесконечного коварства, подобный карнавалу в Венеции, где можно менять, маски и оставаться неузнанной.

Полина вновь набрала номер телефона Сергея, и на этот раз ей ответили. Голос звучал как-то излишне бодро, словно человек ерничал:

— Пока нет. Ждем-с. Что ему передать, милая барышня?

— Ничего, — холодно ответила Полина и повесила трубку.

Ей показалось, что говоривший с ней и есть сам Сергей. Но если он такой притворщик, то с ним вообще трудно иметь какое-либо дело. И все же она решила позвонить попозже еще раз, последний. Ей не хотелось так легко упускать добычу.

Прожарившись на солнце часа два, Сергей Днищев распрощался с другом-фотографом и его питоном, но заработанную долю брать не стал; наоборот, сунул Гене пятьдесят долларов — за удостоверение. Сам же поехал к родителям на Якиманку, набрав по дороге всяческих фруктов и овощей в целлофановые пакеты. Пенсия у стариков была настолько символической, что ее не хватило бы даже на прокорм кошки и собаки. Но и отец и мать рассуждали одинаково: пусть плохо, главное, чтобы не было войны.

— Нет уж, пусть лучше война, чем такая скотская жизнь, — убеждал их Сергей. — Ведь народ гниет и пухнет, а просвета нет. Сколько же можно терпеть?

— Сколько нужно, столько и будем терпеть, — отвечал отец, а мама согласно кивала головой, хотя оба ненавидели пробравшихся на Олимп власти воров и негодяев. Но по древней, въевшейся в кровь и плоть русского человека привычке они считали, что любая власть — от Бога, какому народу в радость, а какому — в наказание за грехи его. А может быть, они просто испытывали гнет беспощадной старости, когда тишина и покой прельстительнее всех земных благ. Но Сергей был молод и полон сил и не хотел смириться с участью жертвенного козла, ведомого на убой. Еще хватит сноровки боднуть кого-нибудь напоследок рогами. Так он думал, когда возвращался от родителей назад, в квартиру своего «каирского» друга.

Было около семи часов вечера. Продолжая свой мысленный разговор и спор с родителями, Сергей так увлекся, что не уследил, как возле него, на подходе к дому, возникли три фигуры, одна из которых имела копну курчавых волос.

— Привет! — недовольно буркнул он Мишке-валютчику и сделал резкий рывок в сторону, но оказался очень аккуратно прижатым к кирпичной стене.

Троица была неплохо вооружена. Мишка держал в руке литровую бутылку из толстого стекла, у одного из его напарников был свинцовый кастет, у другого — короткий железный прут. В глазах было мало умиления.

— С тебя теперь не сто, а двести долларов, — промолвил Михаил, играя желваками скул.

— Так ведь если я отдам, все равно же бить будете? — усмехнулся Сергей.

— Будем, — пообещал «кастет». — Но не так сильно. Ты как желаешь: с проломом черепа или нет? Нос-то у тебя, гляжу, уже свихнут.

— Лучше с проломом, — подумав, отозвался Сергей. — Больше пенсия пойдет.

— Сначала деньги, — грозно потребовал третий. — Потом будешь выкобениваться.

— Ладно, — согласился Сергей. — Они у меня в ботинке.

Он нагнулся, присев на одно колено и подставив свою несчастную голову под ожидаемый удар. Но, ковыряясь в шнурках, он принял низкий старт и тотчас же распрямился, нырнув в просвет между троицей. Рывок на длинную дистанцию был хорош, Сергей сразу же оторвался от преследователей метров на десять, мчась к троллейбусной остановке наперерез, через палисадник. Мимо головы просвистела бутылка, и он услышал Мишкин крик:

— Наискось бери! Отсекай!

Троллейбус уже тронулся, и Сергей успел лишь ухватиться за задник перильца. Но это ему только и было нужно. Обернувшись, он глядел, как по тротуару бежала вся троица, растянувшись в цепочку. Потом он посмотрел через стекло в салон и чуть не свалился: возле компостера стояла она, та самая девушка, Света, и лицо ее выражало такую гамму самых разнообразных чувств, что Сергей посчитал за благо самому спрыгнуть на землю. Его как нельзя кстати устраивало то, что преследователи бежали с большим интервалом. Успев помахать девушке рукой, он встретил первого, с кастетом, коротким ударом в челюсть. Потом ринулся навстречу второму и сбил его с ног, увернувшись от прута. Третий, Мишка, не дожидаясь своей участи, повернул назад и заработал ногами еще быстрее. Но Сергей и не думал гнаться за ним.

— Жаль, — сказал он сам себе. — Она вновь от меня ускользнула.

Чуть отдышавшись, он неторопливо пошел к своему дому. Вызвал в подъезде лифт, поднялся на восьмой этаж. Из соседней квартиры вышла молодая женщина с мусорным ведром.

— Плохая примета, Люся, — произнес Сергей. — Быть грозе.

— Да ладно тебе! — насмешливо ответила она. — Сам ты гроза. Шума много, а молний нет. Когда в гости-то зайдешь?

— Вечерком, — пообещал Сергей.

Он открыл дверь и сразу же прошел в ванную, умылся холодной водой, долго отфыркиваясь. Потом взял полотенце и направился в комнату, но на пороге застыл. В его любимом кресле сидел мужчина лет пятидесяти, курил длинную сигарету и доброжелательно улыбался ему, отгоняя рукой кольца дыма. А на кухне находился еще кто-то, позвякивая рюмками.

Глава одиннадцатая ГЕРМАН, ПИКОВАЯ ДАМА И ЦИРК-ШАПИТО

— Ну и что все это значит? — хмуро спросил Сергей, перебросив полотенце через плечо.

Лицо мужчины показалось ему знакомым: оно было розовое, словно поросячья кожа, с какими-то синими прожилками и кустиками щетины.

— Это Герман, — услышал он позади себя женский голос. Мимо него протиснулась Натали, неся поднос с бутылкой мартини, рюмками и нарезанными дольками ананаса. Чувствовала она себя здесь как дома.

— Да не стой ты, как водолаз перед погружением, — сказал мужчина. — Или я твое место занял? Так я пересяду.

— Сиди-сиди, отдыхай, — усмехнулся Сергей. И добавил: — Уж полночь близится, а Герман тут как тут. Что-то я не припомню, чтобы давал тебе ключи от квартиры.

— А мне ключики ни к чему.

— Он любую дверь рогом открывает, — подтвердила Натали. Она уже устроилась на стуле и разливала мартини по рюмкам.

— И приглашение мне не требуется, — продолжил Герман. — Кстати, тут тебе звонила какая-то девушка. Я уж автоответчиком выступил, извини. Голосок приятный.

— Ты, оказывается, бабник, — произнесла Натали.

— Он не бабник, он любит жизнь во всех ее проявлениях.

— Ладно, хватит меня обсуждать. — Сергей плюхнулся на свободный стул и вытянул ноги. — Ну? Чему обязан?

— Ты, Серый, никому ничем не обязан. Мы просто пришли в гости. Шли, шли и зашли.

— Давно не виделись? А может, перенесем нашу встречу в кафе «Иглар»?

— Здесь уютнее. И разговаривать спокойнее. Как в окопе.

— Тогда валяй, говори.

Сергея почему-то раздражал этот наглый тип, ввалившийся в его квартиру. И Натали хороша, ведьма рыжая, это она навела Германа, ясно. Сергей чувствовал, что злится, а Герману вроде бы даже нравилось его состояние. Только сейчас Сергей заметил, что у гостя глаза странного цвета, с каким-то фиолетовым, неестественным оттенком. И он то косил ими в сторону, то неподвижно устремлял их на Днищева, словно пытался проникнуть на самое дно души. «Так, должно быть, выглядит сам дьявол, — подумал Сергей. — А рядом с ним его прислужница. Вот влип, черт…» Ему показалось, что он даже подписал позавчера с Германом какой-то сумасшедший договор, скрепив его кровью, и теперь вынужден выполнять его условия. Чтобы оторваться от своих мыслей, он резко опрокинул в себя рюмку мартини. То же самое сделали и гости, но более плавно, закусив дольками ананаса.

— Да ты не волнуйся, — промолвил Герман, явно наслаждаясь ситуацией. — А то рожать не сможешь.

— Знаешь, что мне хочется сказать? Пшел вон, братская чувырла. Но не скажу, подожду еще немного.

— Мальчики, вы что-то не о том заговорили, — вмешалась Натали.

Герман одобрительно похлопал ее по голой круглой коленке. Сергей вспомнил прошлую ночь, бессвязно стонущую Натали, ее разметавшиеся по подушке волосы, и ему стало жарко, какая-то сладкая истома прошла по телу.

— Сергей, я ведь не фраер ушастый, — услышал он голос Германа. — Суди хотя бы по тому, как я в закрытые квартиры вхожу.

— Ну и что? Да влезай ты хоть в консервные банки — мне-то какое дело?

— А дело такое… Нет, ты мне определенно нравишься. Чувствую, я в тебе не ошибся.

— А я тебе что говорила? — вновь вставила Натали. — Парень наш, на все сто.

Она лукаво поглядела на Сергея. Но он проигнорировал ее взгляд, отгоняя от себя сигаретный дым.

— Короче, будем работать вместе, — произнес Герман.

— Ты уже все решил за меня?

— А ты еще позавчера согласился.

— Ну-ка напомни… А то от твоей водки у меня память заело. Может, я передумаю.

— У нас из игры не выходят, Серый.

— Серые — волки, а я в крапинку. И что у тебя за игра, пока не знаю.

— Хорошая игра, громкая. Твой — миллион долларов. Работаем несколько дней, потом разбегаемся. И если когда-нибудь где-нибудь встретимся, то только на Гавайях. Устраивает?

— А что делаем? Берем национальный банк?

— Нет, людишек не хватит. Но из этого банка нам сами принесут беспроцентную ссуду.

— Это каким же образом?

— Много вопросов задаешь, — слегка нахмурился Герман. Глаза его прищурились, стали похожи на щели амбразуры. — Я ведь еще не знаю, готов ты или нет.

— Надо подумать, — отозвался Сергей. Что он замыслил, этот германофил, — укокошить какую-нибудь пиковую даму? Нет, с таким плевым делом он бы справился и один, без помощников. Тут что-то иное. И квартиры бомбить он может без Сергея, с его-то способностями. Днищев колебался: не хотелось упускать возможность заработать миллион долларов, но и подставлять голову неизвестно под что также не хотелось. В иные времена он послал бы Германа куда подальше или спустил бы с лестницы, но в те благодатно-спокойные времена никто бы и не обратился к нему со столь сомнительным предложением. Сейчас же на его душу и лицо уже лег отпечаток новой эпохи, где без обмана не выживет ни один человек. Неужели эта дьявольская печать так заметна, что Герман не смог пройти мимо? И неужели этот знак негодяйства уже не соскрести никогда?

Сергей раздумывал, а Герман не торопил его, прихлебывая мартини. Может быть, стоит попробовать поиграть с ним в его игру? Все равно он так просто не отвяжется. А вдруг дело стоящее? В любом случае он, Сергей, всегда сумеет вовремя ускользнуть, если станет слишком горячо. И заняться своим планом, своим «делом», для которого уже почти все готово. Завтрашняя встреча с тестем многое прояснит, а пока… пока можно взять в руки карты Германа.

— И в чем будет заключаться моя роль? — небрежно спросил Сергей.

— Пустяк. Будешь изображать клоуна в цирке-шапито. Или акробата на проволоке. Или фокусника. Выбирай.

— Я и не предполагал, что разговариваю с сумасшедшим, — вздохнул Сергей. Он обратился к Натали: — Давно это у него? После падения с лошади?

Но и Герман и Натали смотрели на него вполне серьезно, не улыбаясь. Сергей поставил свою рюмку на стол. При чем здесь цирк-шапито? Все выглядело как-то нереально, словно гости должны были вот-вот расползтись на молекулы и атомы, раствориться в вечернем сумраке, оставив после себя сигаретный дым с запахом серы.

— Объясни, — потребовал он. — Мы создаем цирковую труппу?

— Вот именно, — подтвердил Герман. — Видишь, ничего страшного. А ты боялся.

— Я боюсь, что мы так и не поймем друг друга.

— Не беспокойся. Главное, чтобы нас поняли другие. И пришли на представление.

— А от их количества зависит сумма сбора?

— Примерно так. — Герман потянулся, закинув руки за голову.

— А где будем выступать, в Нью-Йорке или Париже?

— В Нефтевартовске. Пока достаточно. Мы и так заболтались, а у меня еще встреча с дрессировщиком медведей. — Странный гость с фиолетовыми глазами поднялся, бросил на стол пачку банкнот. — Это на мелкие расходы. До встречи, Серый.

— Когда?

— Думаю, дней через пять-шесть. Постарайся никуда не уезжать — это теперь не в твоих интересах.

— Ты мне угрожать, что ли, вздумал? — проворчал Сергей.

— Зачем? Разве ты денешься куда-нибудь от миллиона долларов?

Натали тоже поднялась, но как-то нерешительно остановилась возле двери.

— Сержик, мне остаться с тобой? — спросила она.

И снова вспомнилась прошедшая ночь, податливое, необузданное в желаниях тело.

— Нет уж, иди, — сказал он, не глядя на нее. — Хорошего понемножку.

— Жаль, — вздохнула она. — Мне было с тобой хорошо. Правда.

Герман сдавленно засмеялся.

— Она у нас очень влюбчивая, — произнес он. — Как кошка. Ничего, скоро вы оба увидите небо в алмазах.

— Под куполом цирка? Тебе бы, Герман, не шапито устраивать, а проповедником работать. Дурить умеешь.

Когда незваные гости ушли, Сергей вышел на балкон. Из соседней квартиры вкусно тянуло дымком от жареного мяса. Люся готовила ужин. «Заглянуть, что ли, к ней? — подумал Сергей. — Все-таки странная личность этот Герман. Какую бредовую идею он вынашивает? При чем здесь цирк-шапито и как на нем можно заработать такую кучу долларов? Что за представление нужно создать, чтобы затея оправдалась? Или он великий хитрец, или все-таки обыкновенный безумец. Ладно, поживем — увидим».

Зазвонил телефон, и Сергей вернулся в комнату, снял трубку. Женский голос, который он услышал, был мягким, вкрадчивым, почти шепчущим:

— Сергей? Добрый вечер, это я, ваша вчерашняя визави, Полина. Вы не ожидали моего звонка?

— По правде говоря, нет, — сознался Сергей.

Он как-то позабыл об изящной брюнетке в «Игларе», но сейчас ее лицо и фигура вновь возникли перед глазами. Как и облик ее шаровидного мужа. Наступила неловкая пауза, и Сергей быстро поправился:

— Но я страшно рад. Можно сказать, для меня это самые приятные минуты за весь день. Когда мы увидимся?

— Ого, какой вы скорый… Нам непременно надо встретиться?

— Конечно. Я не спал всю ночь, думая о вас.

— Звучит довольно банально, поэтому не верю.

— Готов доказать хоть сейчас.

«Зачем она звонит? — подумал Сергей. — От скуки? Или действительно ищет любовных приключений?»

— Мы можем пообщаться и по телефону, — словно дразня его, мелодично произнесла брюнетка.

— Милая, мы же не подростки. Ни вам, ни мне длинный телефонный разговор не доставит никакого удовольствия.

— Однако вы весьма решительны. Я начинаю вас опасаться.

— Напрасно. Я и ягненка не обижу. Если только он не в виде шашлыка.

Полина молчала, и Сергей настойчиво повторил:

— Когда и где?

— Ну хорошо, — услышал он наконец. — Я приеду к вам завтра, в двенадцать часов дня. Говорите адрес.

Глава двенадцатая ПОЛИНА КОЖУХОВА ВЫХОДИТ НА АВАНСЦЕНУ

Так как Сергея потянуло на запах жареного мяса, то ночь он провел в соседней квартире, поскольку муж Люси, шофер-дальнобойщик Паша, совершал затяжной рейс с грузом собачьих консервов. Славно поужинав, разомлевший Сергей не сразу сообразил, как оказался в постели хозяйки, женщины, наполовину одинокой, наполовину верной своему супругу. В порыве страсти она не давала ему спать до четырех утра, тормоша и кусая засыпающего любовника. В конце концов Сергей притворился мертвецки спящим, пробормотав:

— Люся, Люся, я женюся… — и в самом деле уснул.

А утром он осторожно отодвинул от себя теплое тело, разыскал разбросанную по комнате одежду и, чтобы не обременять себя дверными замками, перебрался в свою квартиру через балкон. Принимая душ, он думал: какую все-таки роль играют женщины в его жизни? За исключением первой жены, Ирины, ни одна из них по-настоящему не любила его, не смогла бы взойти ради него на костер. Они требовали лишь наслаждения, покорности, внимания, денег и прочих китайских сладостей. Но и он относился к ним так же, словно мстил за весь обиженный ими мужской род. Их притворная слабость, постоянные измены, глупость и властолюбие ломали мужчин, коверкали их жизни, и Сергей чувствовал себя древнегреческим воином, принявшим неравный бой с амазонками. Победить можно было не копьем и стрелой, а лишь одним способом: подмяв под себя противницу, заставить ее биться в любовной утехе, чтобы она осознала, кто истинный хозяин на этой земле и кто главный виновник его бед.

После завтрака Сергей сбегал в кондитерскую, купил огромный торт и шампанское. И стал ждать Полину. Около двенадцати часов раздался звонок в дверь. Сергей до последнего момента сомневался, что она приедет. Там, в «Игларе», она не производила впечатление женщины-нимфоманки, готовой броситься на первое встречное существо в брюках. Скорее наоборот, такие особы требовали длительного ухаживания. Более того, он был уверен, что бумажка с его телефонным номером просуществовала лишь минуты две, до ближайшей урны. Тогда что же подвигло Полину на звонок?

И вот она стоит перед ним, загадочно улыбаясь уголками тонких губ, блестя желтизной глаз, изящная, как дорогая фарфоровая статуэтка. Он бережно взял ее прохладную ладонь, поднес к губам.

— Так, должно быть, умирающих в госпитале солдат посещали великие княгини, — произнес Сергей. — И они, подобно мне, видели в этом чудо.

— Не надо. Я убедилась в вашем красноречии еще там, в «Игларе», — ответила она. — Наверное, вы считаете мой поступок сумасбродством?

Она вошла в квартиру, как осторожная черная кошка, с любопытством оглядываясь по сторонам. Казалось, вот сейчас она вспрыгнет в кресло, свернется калачиком и замурлычет, разрешая погладить себя по гладкой шерстке. Но этого не произошло. Вернее, она действительно села в кресло, выжидающе посмотрев на Сергея, словно была готова в любой момент выпустить коготки, но кошачье сходство на этом и закончилось. Нет, перед ним сидела особа королевских кровей, дама пик, знающая себе цену.

— Я в восхищении, — по-булгаковски пробормотал Сергей, чувствуя себя как мальчишка, устроивший под дверью соседней квартиры пожар и ожидающий, что же будет дальше. — Бокал шампанского? Кусочек торта? Гроздь молдавского винограда?

— Пожалуй, — мило согласилась Полина. — У меня есть немного свободного времени.

— А ваш… Олег?

— Уехал. Кстати, о нем я и хотела с вами поговорить.

— Для меня очень огорчительно, что между нами будет маячить тень вашего мужа, — признался Сергей, сервируя стол.

Глядя на Полину, он невольно сравнивал ее со своей постоянно исчезающей незнакомкой. Обе они были прекрасны, но каждая хороша своей, особенной, неповторимой красотой. Та девушка, Света, была цветком полей, лугов, на котором еще лежала утренняя роса и который нес в себе земную радость и счастье. Полина — ночная звезда, далекая и холодная, позволяющая любоваться собой лишь до первых лучей солнца.

— За что выпьем? — спросил Сергей, поднимая бокал.

— За нас, — неожиданно ответила Полина. — За наш союз.

«Ого! — подумал он. — Начало многообещающее. Не пересесть ли поближе?»

— Не скрою, — продолжила Полина, — я рассчитываю на вашу помощь. Так уж получилось, что у меня нет друзей. А вы производите впечатление порядочного человека.

— Это всего лишь впечатление. Как правило, оно обманчиво. — Сергею захотелось немного позлить ее, вывести из равновесия. — И потом, может быть, вы решили лишь разыграть меня каким-то образом. Посмеяться.

— Я приехала одна к незнакомому мужчине — разве это не доверие к вам с моей стороны? — тихо проговорила Полина. — Вам нужны еще какие-то доказательства? Эти? — и она махнула рукой в сторону дивана.

— Боже упаси! То есть… конечно. Я хотел сказать, — поправился Сергей, — что никогда не требую невозможного. Но… вы настолько обольстительны, что мне хочется потерять голову. Впрочем, внимательно вас слушаю.

— Не знаю даже, с чего начать.

Полина перебросила одну точеную ножку на другую, а Сергей отвел взгляд, чтобы не выдать своих плотоядных чувств. Она его действительно сводила с ума.

— Я вам помогу. Итак, ваш муж… Он что, бьет вас? Мне надо его проучить?

— Нет, — засмеялась Полина. — Никто никогда в жизни не поднял на меня руку. Дело в другом. У него есть подружка, любовница.

— Заведите и вы себе. Могу предложить одну кандидатуру. И ходить далеко не надо. Близко от вас — на расстоянии вытянутой руки.

— Я подумаю над вашим предложением, — пообещала она. — Но если бы вопрос решался так просто! Мне надо, чтобы он знал, что я также имею право на личную жизнь. Чтобы он почувствовал такую же ревность.

— А вы ревнуете его?

— Теперь уже нет. Но я хочу посеять в его душе некоторую смуту, тревогу. Вы меня понимаете?

— Пока еще нет.

— Три раза в год, в декабре, мае и августе, мы устраиваем вечера-вернисажи в нашем загородном доме. Мой муж — хозяин антикварного магазина, и, прежде чем пустить новые картины в продажу, он показывает их гостям. Но по заведенной традиции, по нашей договоренности с ним, каждый составляет свой собственный список гостей. И я и он вольны пригласить кого угодно, хоть бывших жен и мужей.

— А у вас было много мужей?

— Ни одного. Кроме Олега. Я хочу, чтобы двадцатого августа на этот вернисаж пришли вы. И сыграли роль моего… близкого друга. Даже хорошо, что у вас вышла стычка в «Игларе», это еще больше разозлит его.

— Зачем же играть? — спросил Сергей. — А нельзя нам в самом деле стать… близкими друзьями, как вы изящно выразились?

— Вас так заботит половой вопрос? — улыбка скользнула по ее лицу. — Хотя все мужчины одинаковы: немного помешаны на этом.

— А женщины?

— Мы более спокойные существа.

— Ладно, давайте выпьем на брудершафт и перейдем на «ты», — предложил вдруг Сергей. — Не могу же я, как друг, все время говорить вам «вы».

— Не мытьем, так катаньем? — она вновь улыбнулась. — Ну что с вами поделаешь, давайте.

Сергей опустился рядом с ней на одно колено, они переплели кольцами руки, выпили шампанское, и он полез целоваться. Чувствуя податливость губ Полины, он крепко обнял ее за плечи, прижимая к спинке кресла. Не отрываясь, нащупал пуговички на платье.

— Не надо… — прошептала она. — Потом… не сейчас…

— Когда? — также шепотом спросил он.

Полина чуть отстранилась от него, взгляды их встретились. Он готов был поклясться, что в ее глазах играет бесстыжий желтый огонек.

— Скоро… подожди немного, — ответила она. — Я не могу так сразу.

— Но когда? — нетерпеливо повторил Сергей.

— Там, на вернисаже, в нашем загородном доме… Обещаю тебе.

— Ловлю тебя на слове. Не обмани. — Он разжал объятия, потом неохотно пересел на свое место.

— Еще ни разу в жизни никого не обманывала, — сказала Полина, поправляя прическу. — А ты мне действительно очень нравишься. И я не ошиблась в тебе.

— Я сделаю все, что ты попросишь. Но до двадцатого августа еще целых десять дней! Кстати, какая форма одежды: смокинг, фрак? Много будет народу?

— Человек двадцать. Но дом настолько большой, что в нем можно заблудиться, — ответила Полина и добавила: — Мы найдем укромный уголок, Сережа.

— А нукеры не будут в меня стрелять?

— Не волнуйся, никто тебя пальцем не тронет, потому что ты — мой гость.

— У меня тоже к тебе маленькая просьба, Поля, — вспомнил Сергей. — Может быть, и ты поможешь мне в одном деле. Мне нужна красивая брюнетка, от которой будет исходить запах жасмина и которая просто попадется на глаза некоему старичку. Но об этом мы поговорим потом, после вашего вернисажа.

— Хорошо, — кивнула она головкой. — А теперь мне пора идти.

— Я провожу тебя до метро.

— Сережа! Какое метро? Я сто лет не спускалась под землю. Тут у подъезда моя «тойота».

Но он все же сошел вместе с нею вниз, поцеловал подставленную матовую щечку и смотрел, как она выруливает на дорогу. Полина помахала ему рукой. «Бедный Сережа, — подумала она, взглянув на свое отражение в зеркальце. — Как легко и просто он лезет в петлю. Ну что же, такова судьба». И прежде чем выбросить его из головы, она решила: «Надо хотя бы доставить ему удовольствие напоследок».

Глава тринадцатая В ВОЙНЕ БАНКОВ БУТЫЛКАМИ НЕ БРОСАЮТСЯ

К пяти часам Сергей приоделся и отправился на Преображенскую площадь к своей бывшей супруге на встречу с бывшим же тестем Василием Федоровичем. Тот уже играл с любимой внучкой на ковре в большой комнате. Сергею было интересно понаблюдать, как один из прежних столпов КГБ, а ныне начальник секретной службы могущественного Рос-Линкольнбанка передвигает игрушечный паровозик по железной дороге, пыхтит, гудит и подражает стуку колес.

— А зайцев возите? Возьмите меня с собой, — попросил Сергей.

— Всех берем, — согласился Василий Федорович, а Танечка радостно добавила, хлопая дедушку по плеши:

— Даже лысых!

— Хочешь укусить чего? — спросила Катюша, также наблюдавшая за веселой возней.

Вообще это была умилительно семейная картина: дед, внучка и счастливые родители, — если бы не незримо маячившая в квартире тень деликатно удалившегося Федоси, чье материальное присутствие выдавали сушившиеся на батарее носки.

— Нет, я на диете, — отозвался Сергей, у которого слегка защемило сердце. — Но кофе выпью.

— Тогда пошли на кухню, не будем им мешать.

Сергей отправился следом за ней, а в дверях заметил:

— Этот поезд — в никуда. Машинист-то по кругу возит, хитрюга. Наверное, коммуняка проклятый.

— Точно, — подтвердил невозмутимый Василий Федорович, привыкший к подобным шпилькам. — Красно-коричневый агент КГБ.

— А кто это такой — кагебе-е-е? — вскинула головку Танечка.

— Это тот, на которого все шишки еловые валятся, — пояснил Сергей. — Потому что больше валить не на кого. Вон дедушка тебе объяснит получше.

Он сидел на кухне, прихлебывая кофе со сгущенным молоком, и смотрел на пепельнокудрую Катеньку, которая переживала в свои тридцать лет какой-то необычный расцвет. Она сильно изменилась: та юная, смешливая, тонконогая первокурсница давно исчезла, схоронившись где-то в заветных уголках его сердца, ушла прогуляться и не вернулась молодая, неопытная, капризная жена, а сейчас он видел перед собой налившуюся спелым соком, матерую красавицу львицу, чье место на каком-нибудь светском рауте в окружении зрелых поклонников.

— Что смотришь? Нравлюсь? — спросила Катя.

— Нравишься, — сознался Сергей. — Как подумаю, что такую божественную Афродиту держал в объятиях, — в дрожь бросает.

— Ну, языком трепать ты мастер.

— Подожди, я не кончил. А как вспомню, какая ты была стерва, — бросает в еще большую дрожь.

— Дурачок, — миролюбиво ответила Катя. — Хочешь вина?

— Наливай.

Вскоре на кухню пришел и Василий Федорович, покосился на початую бутылку.

— Через десять лет все население России сопьется, — авторитетно заявил он. — Прогноз достоверен, был просчитан нами еще в аналитическом центре, когда начиналась вся эта катавасия. Недаром цена водки приблизилась к десяти копейкам, если считать по-старому. Эх, балбесы, что же вы делаете с нашей страной-матушкой?

— Василий Федорович, ежели вы такой крутой патриот, что же не пристрелили кого-нибудь из верхушки? Возможности у вас, думаю, были, — заметил Сергей.

— Во-первых, пристрелить — не проблема. Хоть теперь. Но исторический процесс все равно не остановишь. А во-вторых, я не крутой патриот, а тайный. Ладно, о чем ты хотел со мной поговорить?

— О кредите. Могу я в вашем банке получить кредит тысяч этак в сорок — пятьдесят долларов?

— Нет, конечно. Кто ты такой, Сережа?

— Ну вы же там, можно сказать, второй человек. Под ваше поручительство.

— А ты возьмешь и удерешь с ними в Канаду.

— Не удеру. У меня здесь дочка.

— А зачем тебе такая сумма?

— Дело свое хочу открыть. Бумажно-ткацкую фабрику.

— Так, — поразмыслив, ответил Василий Федорович. — То, что ты врешь, понятно. Но ты парень хороший — это я тоже знаю. Хотя и разбойничек порядочный. А мне сейчас именно такой и нужен. Могу предложить тебе другое. Работать со мной.

— С вами или на вас?

— Это одно и то же. Мне необходим свой человек в структуре секретной службы Агропромышленного банка. Если хочешь, внедрю тебя в охрану, будешь получать по семьсот баксов, а принесешь пользу — заработаешь от нас свой кредит. Даром, на блюдечке. Видишь, я с тобой откровенен.

«Куда уж откровеннее, — подумал Сергей. — Пошла-поехала война банков, как на Диком Западе… Ясно, что конкуренты теперь начнут поедать друг друга с потрохами».

— А что я должен буду сделать? — спросил он. — Взорвать Агропромышленный банк? Или пришить его президента?

— Зачем же так примитивно? Просто раздобыть кое-какую информацию. Риск, что ты засветишься, конечно, есть. Но ты ведь ушлый, иначе бы не предложил. И проработаешь-то ты там от силы месяц. А потом открывай свою ткацко-венерологическую фабрику.

Сергею стало смешно. Предложения о работе и сотрудничестве сыпались со всех сторон, словно у него на лбу загорелась красная лампочка и на ее свет начали сбегаться люди. Герман с его цирком-шапито… Загадочный человек с Чистых прудов… Полина… Теперь вот Василий Федорович, отставной генерал КГБ. Может быть, наступил его звездный час? Так бывает, что в какой-то период жизни, на каком-то ее коротком по времени отрезке, человек вдруг притягивает к себе множество событий, которые могли бы растянуться на долгие годы. Но они сыплются на него, будто метеоритный дождь, заставляя аккумулировать и вырабатывать бешеную энергию. Испугаться и спрятаться было бы самым простым делом, и большинство людей так и поступает, упорно стараясь не замечать знаков судьбы. Но когда еще представится такой шанс — сыграть одновременно в несколько крупных игр? И раз этот август отмечен особым вниманием, Сергей решил принять все предложения. Даже если через час кто-нибудь предложит ему слетать на Луну и доставить туда партию презервативов.

— Чему ты улыбаешься? — спросил Василий Федорович.

— Я согласен, — ответил Сергей. — Когда приступать к работе?

— Не спеши. Сначала приедешь ко мне в офис, и мы тебя как следует проинструктируем. Запиши адрес. А потом начнем второй этап, тут уж ты станешь действовать в одиночку. Но подстраховывать тебя все равно будут, не волнуйся. Я же не отдам своего любимого зятя, пусть он и бывший, на съедение этим акулам из Агропромбанка!

— Надеюсь, — кисло усмехнулся Сергей. — Мы с вами всегда ладили.

— Поладим и в этот раз, — поставил точку в разговоре Василий Федорович и разлил остатки вина в две рюмки.

Сергей поехал домой на троллейбусе, естественно, зайцем. Через пару остановок в салон вошли контролеры, и ему представилась отличная возможность проверить в действии свое страшное удостоверение, изготовленное Геной Черепковым. Сунув одному из контролеров под нос свою ксиву, Сергей радостно наблюдал, как они поспешно ретировались из троллейбуса, подальше от греха в лице старшего офицера контрразведки.

Спрыгнув возле гастронома, он побрел по улице. Навстречу ему почти с такой же скоростью двигалась задумчивая девушка с пушистыми светлыми волосами и глазами цвета серого утреннего неба. Только что Света поссорилась со своими родителями и гадала, куда поехать: к тетке в Останкино или к Миле Ястребовой? Вскинув голову, она неожиданно увидела наглого, придурковатого незнакомца, который шел на нее, растопырив руки, словно пытался обнять земной шар.

— Ну что? — спросила она, останавливаясь. — Долго это будет продолжаться?

Слава Богу, что кругом были люди и она не испытывала страха.

— Пока я не верну вам ваши сто долларов, утерянные по вашей же глупости. Кстати, из-за них, проклятых, мне вчера чуть не проломили голову.

Сергею хотелось произвести на девушку как можно более благоприятное впечатление, но он уже давно догадался, что сделать это будет непросто. Все его уловки были хороши для других особ, а здесь перед ним стояло совершенно иное существо, юное и непорочное, занесенное на землю непонятно каким ветром.

— Давайте! — Света протянула ладошку.

— Но у меня их с собой нет. Они дома.

— Так я и знала.

В голосе девушки слышалось презрение. Самое обидное, что Сергей действительно говорил правду.

— Но послушайте! — в отчаянии произнес он. — До моего дома два шага. Вы можете подождать у подъезда, а я мигом слетаю наверх и спущусь с вашими долларами.

Делать все равно было нечего, и Света еще не решила, куда ехать — к Миле или к тетке.

— Хорошо, пойдемте, — ответила она. — Только учтите: я жду не больше трех минут.

— Вот и отлично, хотя я ждал вас гораздо дольше. Можно сказать, всю жизнь.

Впрочем, последнюю фразу Сергей проговорил так тихо, что Света вряд ли услышала. Девушка шла рядом с ним, но как-то отстраненно, словно боялась, что ее заподозрят в знакомстве с Днищевым. А Сергей молчал, опасаясь спугнуть ее неосторожным словом. Он вертел головой, смотрел на верхушки деревьев, а возле самого дома углядел, как из открытого окна на шестом этаже вдруг вылетела бутылка, блеснув в последних лучах солнца зеленым стеклом, и ракетой полетела в их сторону. Плечом он толкнул девушку на траву и упал рядом. В метре от них раздался пронзительный звон лопнувшей емкости, а коварные осколки шаловливо запрыгали по асфальту.

— Вы что, совсем спятили? — выкрикнула Света, поднимаясь и отряхивая платье. Она была напугана, но еще не понимала, что произошло секунду назад.

— Извините, но эти подонки чуть вас не убили, — сказал Сергей. — А заодно и меня. Сейчас я с ними разберусь!

— Эй, куда вы? — крикнула ему вслед Света.

— Подождите меня здесь! — отозвался Сергей. Он запомнил, откуда вылетела бутылка, и мчался по лестнице наверх, на шестой этаж. Определив нужную квартиру и чуть отдышавшись, он нажал на кнопку звонка. Дверь открыл мужик с багровым, точно свекла, лицом. Алкогольные пары сразу же заполнили лестничную клетку.

— Водку заказывали? — поинтересовался Сергей.

— Ага! — радостно ответил мужик и тотчас же, получив удар в харю, отлетел к стенке.

Сергей посмотрел, как он медленно сползает вниз, потом перешагнул через тело и пошел на пьяные голоса, в кухню. Там находились еще двое. Один сидел за столом, а другой лежал на кушетке.

— Чего это? — спросил сидящий, пытаясь подняться.

— А вот чего, — удовлетворил его любопытство Сергей, нанося экзекуционные удары, в результате которых тот рухнул на стол, а сам стол развалился на части.

Третий, на кушетке, остался в той же позе, пробормотав достаточно громко:

— Лежачего не бьют…

— Правильно, — согласился Сергей. — Но если еще раз бросите из окна бутылку, полетите вслед за нею. Я ясно излагаю?

— Яс… излаг… — икнул третий.

Сергей вышел из квартиры и побежал на восьмой этаж. Взяв доллары, он пулей помчался вниз. Выскочил из подъезда, в растерянности оглядываясь вокруг. Светы нигде не было.

Глава четырнадцатая ОРГАНИЗАЦИЯ (ОРГАН)

Внутри Организации ее называли просто Орган — для краткости, и он, созданный несколько лет назад, был тщательно законспирирован и являлся порождением безумного времени. Сами сотрудники, работая над тем или иным проектом, не знали конечных целей, а порою и смысла своих действий. Это было необходимо, чтобы избежать утечки информации, а если она все же произойдет, то поиск приведет в тупик и определить внутренние схемы и механизмы окажется невозможным. Существовали различные структуры, которые не знали друг о друге ничего. Кто финансировал Организацию? Российские или зарубежные магнаты? Кто являлся стратегическим противником и как глубоко проникли в его ряды щупальца Органа? Кто выходил в непосредственное руководство, координируя усилия структурных подразделений? И вообще, была ли деятельность Организации направлена на развитие дестабилизирующего положения в России, на ее полное уничтожение или, наоборот, нацелена против внешнего натиска и способствовала возрождению страны? Все это было неизвестно, и четкую картину не смог бы нарисовать никто.

Но если бы была возможность приподнять хотя бы край плотной завесы, то можно было бы убедиться, что связи Организации огромны; люди ее челноками сновали по всему миру, и им открывались двери многих кабинетов, куда не попал бы простой смертный. В результате тех или иных действий порою оставались неизбежные следы, но потом они таинственным образом исчезали в аналитических центрах и лабораториях ФСБ, ЦРУ, Моссада и других разведок. Какие-то силы противились раскрытию секретов Организации. Очевидно, она должна была сыграть свою роль и только после этого прекратить свое существование.

Человек с Чистых прудов, похожий на высохшую темную мумию с щетинкой белесых усов, был задействован в проекте «Мегаполис», над которым трудился более полугода. Для него был определен круг задач, за рамки которых он не смог бы выйти даже при всем желании. В чем суть проекта и какова его общая конструкция, он не знал, но свой участок работы окучивал исправно, используя профессиональные знания бывшего сотрудника ГРУ. Звали его Алексей Алексеевич Кротов, по крайней мере таковы были его последние паспортные данные, но ближайшее окружение величало его коротко и просто: Крот. Ему были переданы технический персонал, оборудование и невзрачный домик на окраине Москвы, где он проводил все время, систематизируя скапливающуюся информацию. Иногда он появлялся в пустующей квартирке возле метро «Тургеневская», где стоял телефон с автоответчиком, настроенный на определенный код звонков.

Именно сюда случайно, по какому-то невероятному стечению обстоятельств, набрав номер 123–31–15, и дозвонился Сергей Днищев восьмого августа после оглушительной попойки в «Игларе». Сюда же за последние пять дней прошли звонки семи других респондентов. Но в отличие от Днищева действовали они вполне сознательно, поскольку в разное время были выявлены и намечены для выполнения акции в Органе. Акция была строго засекречена, поэтому агенты, подбиравшие исполнителей, в дальнейшем были переброшены на другие участки и следы их терялись где-то в Европе и Америке. Но ни они, ни Крот со своими людьми, ни тем более исполнители не знали сути этой акции. Возможно, чуть больше знал (или догадывался) координатор проекта, сам являющийся лишь одним из звеньев в длинной цепочке и сидящий сейчас напротив Крота в комнате с опущенными жалюзи. Кроме стола, заваленного бумагами и папками, трех стульев и неонового светильника под потолком, здесь больше ничего не было. Вся техника находилась в соседних помещениях.

— …Вот что непонятно, — продолжил Крот, глядя в лицо собеседнику. У того было мясистое лицо со свешивающимся, словно банан, носом. Звали его Щукин. — Семь агентов должны были привлечь семь исполнителей, людей без достаточной степени защиты, неблагоустроенных, потерявших смысл жизни и изуверившихся в ней, опускающихся на дно, но вполне дееспособных и сильных, готовых на кардинальный поворот в своей судьбе. Так?

— Так.

— И со своей задачей они справились. Я встретился со всеми исполнителями, пустив затем по их следам своих людей, чтобы начать сбор информации о респондентах. Между прочим, почему агенты не могли все это проделать за меня и положить мне на стол документы о каждом? Так же нельзя работать, втемную.

— Можно, — односложно отозвался Щукин.

Кротов знал за ним такую манеру разговора по прежней работе, в советские времена, когда обращался по тем или иным вопросам к подполковнику КГБ Щукину.

— И кстати, почему именно семь исполнителей?

— Библейское число. Кроме того, Москва стоит на семи холмах.

Нельзя было понять, говорит координатор серьезно или шутит. Его лицо оставалось непроницаемым, даже слегка сонным, как будто ему смертельно наскучило все на свете. «Но он знает то, чего не знаю я», — подумал Кротов.

— Ладно, пусть будет семь, — сказал он и похлопал по стопке скоросшивателей. — Вот они, тут.

— Так что же вас тревожит, Алексей Алексеевич? — спросил Щукин, пододвигая к себе скоросшиватели.

— А то, что их оказалось не семь, а восемь, — медленно проговорил тот и откинулся на спинку стула, наблюдая, как поползли вверх кустистые брови собеседника.

— Что за чепуха? Быть того не может, — произнес Щукин.

— Кто-то подключился к проекту, — сказал Крот. — Либо один из агентов перестарался, привлек двоих вместо одного.

— Это исключено. Тем более что мы не можем проверить вашу мысль: доступа к агентам у нас нет. Проект засекречен.

— Понимаю. Мы можем работать только с исполнителями. Но их больше ровно на одну единицу. Либо произошел какой-то сбой, безумная путаница, либо налицо проникновение в «Мегаполис» неизвестного нам контрагента под видом исполнителя. Ситуация патовая. Поэтому я и предложил вам приехать сюда немедленно. Надо искать выход.

— Консервация проекта невозможна. Не в ваших силах отложить день «Ч», сроки определены и согласованы.

— Когда?

— Вы думаете, я знаю? — усмехнулся Щукин. И буднично добавил: — Предлагаю ликвидировать всех восьмерых, чтобы избежать ненужного риска, и набрать новых исполнителей.

— Это неразумно, — осторожно возразил Крот после продолжительной паузы. — Кроме того, мы просто не успеем произвести полноценную замену. На это потребуется длительное время.

— Но мы не можем допустить к проекту исполнителей, заведомо зная, что один из них, вероятно, представляет угрозу «Мегаполису» да и всему Органу.

— Почему же? На Базе будет выявлено, кто этот лишний, затесавшийся в проект. У нас на это достаточно средств.

— Ну хорошо, — согласился Щукин. — Но в любом случае я должен известить обо всем руководство.

— Конечно. Если там примут ваш вариант, мы ликвидируем всех восьмерых, если мой — разместим их на Базе, где они начнут подготовку к акции. Хотите взглянуть на их личные дела?

— Зачем? — Щукин положил тяжелую ладонь на скоросшиватели. — Я не гадалка. Подставкой может оказаться любой из них.

«Даже ты сам», — подумал Крот, но на лице его ничего не отразилось.

Когда Щукин ушел, Алексей Алексеевич потер воспаленные глаза и пододвинул к себе листок с фамилиями. Их было восемь: Корнишонов, Харланский, Герасимов, Саакян, Свирский, Днищев, Акчурин, Рогов. Кто же из них? Кто тот лишний, которого надо выявить? Всем им было от двадцати восьми до тридцати пяти лет, каждый имел когда-то семью, занимал определенное положение в обществе, но в последнее время попал в череду невзгод и неуклонно падал вниз, на самое дно. Они пребывали в том удобном для Органа состоянии, когда личные потрясения и озлобленность открывали наибольший простор для манипулирования их сознанием. Жалко было бы расстаться с таким отличным материалом, как предлагал Щукин. Но для него и в те, застойные времена человеческая жизнь ничего не значила. Кротов же всегда стремился выжать из человека все, до последней капли.

Он наугад вытащил из стопки один из скоросшивателей и раскрыл его: «Днищев Сергей Сергеевич. Тридцать два года, родился в Хабаровске… Родители… — Крот бегал глазами по строчкам, словно прорывал нору в земле, то углубляясь влево, вправо, то возвращаясь назад. Он полностью оправдывал свое прозвище. — Был дважды женат, есть дочь… Фамилии и адреса бывших жен… Окончил МВТУ, защитил диссертацию по теме… Работа… После окончания школы служил в армии… Морпех на Тихоокеанском флоте… Чемпион по боксу Дальневосточного округа… Комиссован через восемь месяцев после службы из-за пищевой аллергии… Снимает квартиру по улице Гнедича…»

Крот рыскал по тексту, стараясь зацепиться за что-то неожиданное, что уловил бы его чуткий нюх. Но пока ничего скверно пахнущего не обнаружил. «Надо бы усилить наблюдение за всей восьмеркой», — подумал он. В раздражении Крот захлопнул скоросшиватель и вытащил из стопки другой.

Глава пятнадцатая ПСИХИАТРИЯ ДЛЯ ВСЕХ

В Медицинском психиатрическом центре на Каширке Алексей Карпуньков занимал должность доцента, а также отдельный кабинет на втором этаже, в который к нему и ввалился в одиннадцатом часу утра Сергей Днищев. Бородатый доцент молча встал, подошел к стеклянному шкафчику, выудил с нижней полки банку спирта и две мензурки. Разлил, протянул приятелю, произнеся лишь одно слово: «Прозит!» — после чего оба они некоторое время с интересом прислушивались к внутренним процессам.

Доцент откопал где-то и половинку засохшего апельсина, разрезав его скальпелем.

— Ну, здравствуй, Сережка, — сказал он, нюхая кожицу.

— Привет, Леха, — ответил Днищев.

— Ты по делу или так?

— Вообще-то по делу.

— Тогда повторим. — И спирт вновь забулькал в мензурках.

Карпуньков весь вчерашний вечер и половину ночи отмечал с сослуживцами чей-то день рождения, а чей — он уже не помнил. Явился на работу в ужасном состоянии, думая о том, что лучше бы и не уезжал отсюда, а прикорнул где-нибудь на коврике, хотя бы под директорской дверью.

— Какое сегодня число? — сумрачно спросил он.

— Одиннадцатое августа. Пятница, — вразумил его Днищев. — Температура воздуха около двадцати пяти градусов.

— Здесь больше, — Карпуньков постучал ногтем по стеклянной банке. — Бог троицу любит.

— Тебя, Леша, скоро отправят в дурдом с диагнозом: «Ловля мышей на стенах служебного кабинета».

— Твоя койка будет рядом. Всю Россию запрут в сумасшедший дом… Хочешь, познакомлю тебя с одной премиленькой медсестрой? Только что поступила.

— Нет, у них у всех доступ к ядам, отравит. А я еще пожить хочу.

— Зачем?

Леша Карпуньков был философом — к этому его приучило постоянное общение с психами. Среди них попадались интереснейшие личности, некоторые даже были достойны высших государственных постов, особенно в период наступившей шизофренической демократии. Одному из них, например, было нетрудно решить проблему продовольствия посредством превращения воздуха в питательную массу, другому — плевое дело создать потепление климата, перетянув экватор поближе к Северному полюсу.

Детство Карпунькова и Днищева прошло в одном дворе на Большой Полянке, потом они разъехались, но дружеские отношения продолжали поддерживать. На свою беду, Леша был слишком умный, добрый и совестливый, поэтому, видя, что его потенциальных клиентов становится вокруг все больше и больше, а по телевизору вообще показывают только их как пример для подражания, ему оставалось лишь пить медицинский спирт, с горечью констатируя вырождение нации. Жена от него ушла, как и от Сергея Днищева, но работа пока оставалась. Идеальным для себя выходом он всерьез считал окончание своего жизненного пути в одном из сумасшедших домов, как и его любимый чеховский персонаж. Он понимал, что бороться с порядками в «палате № 6», в которую превратилась вся Россия, бессмысленно и бесполезно.

— Леша, помнишь, ты мне рассказывал как-то об одном человеке, который бывает то нормальным, то шизиком — в зависимости от обстоятельств? — Сергей решил перейти к делу, поскольку спиртопитие двух друзей могло продолжаться до бесконечности и, скорее всего, он просто позабыл бы о цели своего прихода.

— А таких пруд пруди, имя им — легион, — ответил Карпуньков. — Кого ты имеешь в виду?

— Того эстонского деятеля, бывшего секретаря ЦК партии, который вовремя стал ярым демократом, националистом, ну и так далее. Маршрут у них у всех одинаковый. Потом он разбогател на перепродаже российского никеля и превратился в мультимиллионера. Кажется, он даже был некоторое время премьер-министром Эстонии, пока не выявились его связи с бывшим КГБ. Зовут его Рендаль.

— Как же, как же, — начал припоминать Леша. — Но это не мой пациент. Я так высоко никогда не летал. Просто был однажды на семинаре психиатров, еще всесоюзном, и нажрался там со своим эстонским коллегой Томасом Петелем. Тот и разболтал мне по пьянке о своем монаршем клиенте. Нарушил, балбес, врачебную тайну. Да-а, мы тогда славно погудели. Он, я и две психички из Средней Азии. Взяли ящик пива, водки…

— Погоди, — остановил его Сергей, боясь, что Карпунькова унесет в алкогольную дымку прошлого. — Ты мне о Рендале расскажи.

— Не имею права, — насупился Леша.

— Да ладно тебе! Все равно это теперь враждебное нам государство. Кроме того, ты уже говорил о нем, прежде. Или еще спирту налить?

— Плесни, — согласился доцент. — Ну что Рендаль?.. Ларвированное течение болезни. Такие люди вполне нормальны, но при определенных раздражителях, при их сочетании, они впадают в пароксизм.

— Что это означает?

— Крыша едет. Но ненадолго. До тех пор, пока раздражители не устраняются. Например, кто-то может временно сходить с ума от пароходных гудков, если при этом ему еще ярко светит в лицо солнце. А на те же гудки при лунном свете он никак не реагирует. Ты хочешь, чтобы я тебе прочитал лекцию о психозах?

— Нет, только о психозе Рендаля. Ты говорил тогда о запахе жасмина…

— Да, помню. Томас рассказывал о том, как Рендаль еще в юношеские годы сдвинулся от какой-то любовной истории. Была красивая брюнетка, запах жасмина и… еще что-то. Вся эта мура давно канула в прошлое, но при сочетании тех же внешних раздражителей, при совокупности звуковых, зрительных и обонятельных эффектов, он впадает в транс, у него возникают паралич определенного двигательного комплекса, судорожные движения и болезненная перестезия. Короче, он становится как кролик перед мордой удава. А если человек, введший его в это состояние, обладает еще и умением нейролингвистического программирования, то есть особой формой гипноза, то Рендаль пойдет за ним куда угодно и сделает все, что тот пожелает. Видишь, какие управляемые идиоты находились тогда в ЦК партии?

— Да они и сейчас у власти, — утешил его Днищев.

— Томас не должен был выбалтывать мне о его болезни. За это он мог поплатиться не только своей карьерой, но и жизнью.

— А это… нейролингвистическое программирование? Кто у нас в России специализируется в этой области?

— Я, — горделиво произнес Карпуньков. — Мне приходилось изучать эриксоновский гипноз на стажировке в Штатах. Да и других немало. Тут не требуются ни сложная аппаратура, ни уникальные фармакологические препараты. Достаточно ввести человека в легкий транс, как, допустим, того же Рендаля, а потом запрограммировать его на иное поведение. Технологию процесса я тебе объяснять не буду. Тут в основном задействованы механизмы подсознания.

— Хорошо, — задумчиво сказал Сергей, потянувшись к банке со спиртом. — Просто отлично.

— Что именно?

— Значит, Рендаль, брюнетка, запах жасмина и… Какой-то там еще звуковой раздражитель? Что говорил твой эстонский пьяница?

— Сейчас уже и не помню, — отмахнулся Леша. — Зачем тебе вообще все это нужно?

— Постарайся вспомнить. Глотни спиртику, освежи память.

Карпуньков закрыл глаза и сидел так довольно долго. Сергей даже забеспокоился, что его приятель уснул.

— Пощелкивание, — произнес наконец Леша. — Брюнетка щелкала пальцами.

— Прекрасно! — обрадовался Сергей. — Теперь у нас есть все компоненты. Признаться, когда ты рассказывал мне обо всем этом полгода назад, я и не думал, что рано или поздно мы сможем воспользоваться врачебной тайной Томаса Петеля. Но теперь время настало.

— А что ты задумал? — с интересом спросил Леша, наклонившись вперед. — Я знаю, в твоей дурьей башке всегда возникают какие-то гениальные планы.

— Рендаль сейчас в Москве, — коротко отозвался Сергей.

— И?..

— И обосновался в шикарном особняке на Воробьевых горах. Он проворачивает многомиллиардные операции, разворовывая недра России, конечно же не без согласия Кремля. Можем ли мы вернуть хотя бы толику награбленного богатства? Думаю, да. Это будет справедливо и по человеческим, и по божеским законам.

— А как ты собираешься это сделать?

— С твоей помощью. Согласен мне помогать?

— Спрашиваешь! — взметнулся Карпуньков, чуть не подпрыгнув на стуле. Он наполнил мензурки. — За экспроприацию экспроприаторов! Что я должен делать?

— Потом объясню.

В комнату, постучавшись, заглянула миловидная девушка.

— Алексей Венедиктович, вас к директору, на совещание, — прощебетала она.

— А? Иду-иду, — отозвался Карпуньков, но первые шаги из-за стола дались ему с трудом.

— Смотри не упади с лестницы, — поостерег его Сергей.

— Ты знаешь, зачем он меня вызывает? — повернулся к нему Леша. — Ему одному пить скучно.

— Ясно, тогда я поехал, — сказал Днищев. — И будь готов.

— Завсегда! — ответил приятель.

Теплая у нас подбирается команда, — подумал Сергей, выходя из Медицинского психиатрического центра. — «Карпуньков со своим спиртом. Гена с удавом, осталось подключить Полину». Но заботило Днищева еще одно, исчезающая, словно мираж, Света, к которой его с каждым днем почему-то тянуло все сильнее и сильнее. И в этом таился какой-то неукротимый зов предков, звучащий позывными любви.

Днищев вынул из внутреннего кармана студенческий билет, которым он незаметно и ловко завладел два дня назад во время фотосеанса на Арбате. Принадлежал он Людмиле Ястребовой, улыбающейся ему с карточки. «Ну что же, — решил Сергей. — Начнем поиск неуловимой с ее подружки…»

ЧАСТЬ ВТОРАЯ В НАБРОШЕННОЙ ПЕТЛЕ

Глава первая ГОТОВНОСТЬ НОМЕР ОДИН

Света Муренова поссорилась с родителями и ушла из дому, потому что еще чуть-чуть — и тихая, скромная дочка готова была выплеснуть остатки горячего чая в лицо любимого папеньки, а маменьке изрезать беличью шубку ножницами. Она и сама не понимала, что с ней творится, но вся лживая и приторная домашняя атмосфера давила на мозг, словно голову сжимал смоченный в уксусе кожаный обруч. Свету раздражало все: и папино нудное жужжание, его зависть к более оборотистым коллегам-литераторам, самолюбование непризнанного гения с пошловатыми ухмылками, и мамина явно обозначившаяся куриная глупость, ее глухариная манера слушать только себя, и сама квартирка с какими-то кислыми запахами, ломающимися кранами и скрипучим полом, да и вообще все это студенистое существование на грани нищеты, когда нельзя себе позволить даже вкусно поесть. Почему же раньше она ничего подобного не замечала? Будто некий добрый (или злой?) волшебник только теперь открыл ей глаза на всю убогость и никчемность жизни. И так жить нельзя, и этак. А как же тогда можно и нужно? Где искать опору, в чем, в ком? Света понимала, что в таком же положении сейчас находятся сотни тысяч юношей и девушек, и все ее поколение отмечено печатью ржавчины, тления, и никуда от этого не деться, не убежать. Они преданы, проданы в рабство и уже никогда не станут свободными, потому что дух их развеян смерчем, пронесшимся над всей страной. Уцелеть должны лишь единицы, чья воля сильнее мутного, всепоглощающего потока. Грустно очнуться в сгоревшем доме и не узнавать любимых некогда вещей.

Собственно говоря, родители Светы и не догадывались, что дочь находится с ними в состоянии ссоры, а вернее, ни мира, ни войны. Она просто ушла из дому, тихо притворив дверь, и решила больше сюда не возвращаться. Ей было так грустно и одиноко, что она забралась на самую верхотуру своего двадцатиэтажного дома и с ужасом глянула вниз, где между деревьями сновали букашки-люди, похожие на брошенных собак и кошек. Как же они, должно быть, удивятся и испугаются, когда возле них, ломая ветви, рухнет тело несчастной девушки, так и не нашедшей смысла жизни, а впрочем, и не искавшей его по-настоящему! Наверное, кричать начнут, суетиться? Дня на три разговоров будет. Странно, но в этот решающий момент Света даже не думала о своих родителях. А земля внизу выглядела страшно, словно болотистая топь. Света не знала молитв, но почувствовала, что шепчет какое-то заклинание, обращенное к Богу. Слова ложились сами собой и складывались в призывную мольбу спасти ее душу. Она явственно чувствовала, что уже не одна здесь, не покинута, а чей-то светлый лик обращен к ее сердцу и незримые руки придерживают за плечи. Ласковое спокойствие установилось вокруг.

Спустя некоторое время Света покинула площадку на крыше и побрела по улице, раздумывая, куда податься. Тут-то ей и встретился этот неугомонный и противный тип с распростертыми руками. Сама того не желая, она пошла вместе с ним, и совершенно напрасно, так как чуть не вляпалась в какую-то очередную скверную историю. Слава Богу, что он куда-то поспешно удрал, и Света не стала дожидаться его возвращения. Она уже поняла, что этот человек ничего хорошего принести не может. Поделившись с голубями печеньем, Света отправилась к Миле Ястребовой, надеясь найти в ее квартире временный приют. А там будь что будет!..


Совсем в другом настроении пребывала Полина Кожухова, которая обсуждала с мужем предстоящий вернисаж на загородной вилле. Ее радовало, что все складывается так легко и удачно. Но в этом, возможно, и таилась какая-то скрытая опасность, угроза их замыслу. Полина разработала многоходовую комбинацию, где каждый игрок должен был выполнить определенную функцию, а затем уйти со сцены, исчезнуть.

— Милый, я нашла человека, который нам поможет, — сказала она мужу.

— Кто? — спросил Олег, попыхивая сигаретой.

Он восхищался криминальными способностями своей молодой жены.

— Пусть это будет для тебя сюрпризом, — уклончиво ответила она.

Ей не хотелось раньше времени открывать карты.

— Он ни о чем не догадывается?

— Нет, такие люди не снимают шоры, даже когда ложатся спать.

— А ты его крепко держишь на крючке?

— Думаю, да.

— Только, смотри, без глупостей, — ревниво проворчал Олег.

«Бедный толстячок, — подумала Полина, ласково прижимаясь к нему. — Твой поезд тоже отходит от перрона…» Взгляд ее был устремлен на стальной сейф за спиной мужа. Только что в него была положена вещь, украшенная редкими алмазами, рубинами, изумрудами и другими драгоценными камнями. Она когда-то символизировала высшую монаршую власть на Руси, и ее ценность сейчас соответствовала стоимости приличного острова в Средиземном море. К сожалению, вещь пока не принадлежала им, поскольку в страховом полисе, выписанном немецкой страховой компанией «Европа», под именем владельца значилось несколько московских антикварных фирм, которые соблазнились древней реликвией, приобретенной на закрытом аукционе в Оружейной палате. Теперь все шло с молотка, даже царские регалии.

— Эта страна умирает, — прошептала Полина. — Скоро кто-нибудь купит Кремль и устроит там казино с тараканьими бегами.

— Что? — не расслышал Олег, убаюканный ее нежными пальчиками.

— Ничего, отдыхай, — рассеянно ответила она, сосредоточиваясь на своих мыслях, плывущих к дверце сейфа.


На своем опасном предприятии были сосредоточены и мысли Германа, сидящего в сауне близ Лефортовского парка. Рядом с ним, облокотившись на дощатую стенку, возлежал Боря Черниговский, его молчаливый и татуированный подельник, а из соседнего помещения доносился повизгивающий смех. Там уже приступили к ужину с шампанским и к прочим радостям жизни. «Глупое бабье», — с раздражением подумал Герман, наблюдая, как мерно вздымается грудь приятеля. Он также раздражал его своей животной тупостью, но выключить Борю из игры было нельзя: он был, пожалуй, единственным, на кого можно опереться и кто смог бы держать в повиновении всю их разношерстную команду. Отчаянный, злой, прошедший все тюремные круги ада, готовый не раздумывая пустить в ход оружие. Словно почувствовав внимание Германа, Боря Черниговский приоткрыл щелки глаз.

— Ну и на фига нам этот цирк? — произнес он. — Ума не приложу.

— Дети, — коротко отозвался Герман. — Все делается ради детей.

— Не понял.

«Куда уж тебе!» — мысленно усмехнулся Герман, но вслух сказал:

— Это будет самое веселое цирковое представление, поверь мне.

— Я-то верю. А другие? Не слишком ли их много?

— Ну, другие — статисты. Потом мы от них постепенно избавимся.

— Ага. Понятно, — усмехнулся Боря и снова закрыл глаза.

В парилку заглянула Натали, придерживая на груди простынку.

— Мальчики, вы не ужаритесь? — проворковала она.

Ответа не последовало, и она исчезла за дверью, недовольно фыркнув.

— Завтра будут напечатаны афиши, — сказал Герман. — Тебе надо съездить в типографию и забрать их. Потом займемся расклейкой.

— Ну-ну, — пробормотал Боря Черниговский. — А где же мы установим арену и шатер? На Красной площади?

— Нет, там и без того слишком шумно, — серьезно отозвался Герман.

— Где же тогда?

— За городом. В Сергиевом Посаде. — И Герман с отвращением сбросил со лба крупные капли пота…


Брезгливо приподняв двумя пальцами трехсантиметровый металлический стержень, Василий Федорович посмотрел на присутствующих, которые напоминали западноевропейских банкиров. Четверо из них действительно были генеральными директорами банков, только российских, входивших в крупнейший консорциум, пятый занимал один из высших постов в прокуратуре, а шестой являлся помощником президента, и все они были до неприличия молоды и утомлены жизнью.

— Техническая разработка конца восьмидесятых годов, — монотонным голосом пояснил Василий Федорович, отвинчивая крошечную крышку стержня. — Внутри ампула из пищевой оболочки.

Один из банкиров протянул руку, желая пощупать содержимое.

— Пожалуйста, — охотно согласился Василий Федорович. — Но если я вытряхну ее вам на ладонь, то под воздействием тепла оболочка растает. Последствия для вас будут самые неприятные. Возможно даже, что нас в комнате останется не семеро, а шестеро. Хотите рискнуть?

Банкир поспешно отдернул руку и вытер ее зачем-то белоснежным платком.

— Универсальное средство, с помощью которого можно решить маленькие проблемы, — продолжил Василий Федорович. — Оно аккуратно помещается в телефонную трубку, между мембраной и корпусом. А речь человека, даже если он говорит гадости, полна излучаемого тепла. Растворяясь, пары «лекарства» проникают в дыхательные пути, затем следует…

— Хотелось бы обойтись без подробностей, — перебил его помощник президента. — Достаточно.

— Как угодно, — откликнулся Василий Федорович, завинчивая крышечку.

— А кто соизволит произвести сей научный эксперимент? — витиевато спросил другой банкир. — И как он проникнет в здание?

— Человек есть, — ответил Василий Федорович. — Считайте, что он уже получает там зарплату…


«Н-да, этот дяденька на зарплату не живет и никогда не жил», — подумал Сергей Днищев, стоя на Мичуринской улице и разглядывая особняк Рендаля, бывшего секретаря ЦК компартии Эстонии, а ныне преуспевающего долларового мультимиллионера. Здесь, на Воробьевых горах, воздвигли свои дома бывшие номенклатурные бонзы и нынешние финансовые нувориши. В соседстве с Рендалем с одной стороны находилось посольство Саудовской Аравии, с другой — дом спикера Государственной думы. Все было обнесено высокими стенами, а возле бронированных ворот и дверей маячили хмурые охранники. Проникнуть в покои Рендаля можно было, лишь превратившись в человека-невидимку.

— Будем брать, — жестко прошептал Днищев, покачивая головой.

Оставив Воробьевы горы, он отправился в Институт иностранных языков, где выцарапал в деканате домашний адрес Людмилы Ястребовой, назвавшись ее американским дядюшкой, совершившим вынужденную посадку в Москве. Все это время люди Крота — курносый и горбоносый — незаметно шли следом за ним. Одному из них смертельно хотелось посидеть где-нибудь в теньке и попить пива с воблой, а другому — завалиться на речной песок и подремать под жаркими лучами солнца, но оба они знали, как строго карается нарушение инструкций в Органе.

Глава вторая «ШЕЙХ» САВВА

«Американский дядюшка» предстал перед Милой Ястребовой с букетом цветов, пряча за кровавыми гвоздиками наглые яшмовые глаза. Хозяйка квартиры, принимавшая на балконе солнечную ванну, вышла в коридор в эффектном купальнике общей площадью в несколько квадратных сантиметров.

— Вы? — удивилась Мила, отметив про себя его восхищенный взгляд. — А как вы меня разыскали?

— Как и положено влюбленному пингвину, — ответил Сергей, протягивая ей букет. — Можно войти?

— Ну проходите, — сказала она, посторонившись.

Ей нравилось, когда мужчины смотрели на нее вот так, словно обкурившись дурной травой. Для себя она уже давно решила, что кобелиное начало в них сильнее разума. Тем не менее она накинула на плечи халатик, а Сергей в это время незаметно сунул студенческий билет в карман висевшей на вешалке куртки.

— Странно, что вы без удава, — произнесла Мила.

Муж с утра ушел на рыбалку, забрав с собой дочку, а Света, переехавшая к подруге два дня назад, грызла гранит науки вместе с ванильными сухариками в Румянцевской библиотеке.

— Он сдох. К тому же это был питон. Смертность среди змей становится просто возмутительным фактом.

— И не говорите: сердце кровью обливается. Но, с другой стороны, куры несутся как сумасшедшие, а это и мясо, и молоко, и всякие пуховые изделия, что само по себе и неплохо.

— Насчет молочка вы несколько перегнули, — улыбнулся Сергей: он понял, что Мила востра и бойка на язычок — такие особы были ему по душе. — Всем известно, что уже три сотни лет, как куры прекратили давать молоко и мечут исключительно кабачковую икру.

— И сами же расфасовывают ее в банки, — добавила Мила. — Будете кофе?

— Естественно. А вы не знаете, где ваша подруга Света?

— Как жаль! Я-то думала, что вы пришли ко мне.

— Да я еще не решил к кому. Может, и к вам.

— Не хитрите. Света вас интересует — вот кто! Только напрасно разбежались. У нее от одного вашего вида начинаются желудочные колики, хоть «скорую помощь» вызывай.

— Хорошо, что не прободная язва, — уныло ответил Сергей. — А у вас что начинается при моем виде? Надеюсь, не гангрена?

— Нет. — Мила разлила горячий напиток по чашкам. — Я к вам вполне терпима. Даже немного сочувствую. И более того, думаю, что вы можете по-хорошему повлиять на Свету. Приобщить ее к прелестям жизни, а то она живет совсем как монашка.

— Так помогите, — всерьез попросил Сергей, кладя руку на Милино колено, круглое, словно спелая дыня.

— Убери, пожалуйста, лапку, — сказала она, очаровательно улыбнувшись. — Сначала все-таки реши, за кем ты собрался ухлестывать?

— Ладно, давай заключим союз. Ты и я — за светлый свет Светы.

— И за ее светскую жизнь, — уточнила Мила. — Эх, надо бы в таком случае выпить, да нечего.

— Я сбегаю?

— Беги.

И Сергей, довольный подобным оборотом дела, выбрался на улицу, к ближайшему коммерческому киоску, а вернувшись, выставил на стол разноцветные пузатые бутылки. Этикетка одной из них вопрошала: «Что делать?» — другая задавала не менее животрепещущий вопрос: «Кто виноват?» — а на третьей было написано понятное каждому школьнику: «Водка „Кистень“».

Когда спустя час Света вернулась из библиотеки, она застала коалиционных союзников, поющих на два голоса темпераментную мексиканскую песню, причем Мила сноровисто била «ужасного типа» кулачком в плечо и повторяла:

— Заткнись, теперь моя ария!

— А вот и горлинка наша пришла, — увидел наконец Сергей Свету.

— О Боже мой! — простонала та, чуть не сползая по стенке на пол. — И сюда добрался. Да есть же где-нибудь от него спасение?

— А ты выходи за Сережку замуж, — посоветовала Мила, икнув. — Я уже согласилась.

— Тебе нельзя, ты еще не развелась, — сказал Сергей.

— Обормот, я согласилась выдать за тебя свою лучшую подругу.

— Тогда поторопимся. Я только слетаю за паспортом.

— А мое мнение здесь кого-нибудь интересует? — спросила Света, перешагивая через вытянутые ноги Сергея. — Мила, как тебе не стыдно? С кем ты так узюзюкалась, ты хоть знаешь?

— А что? Нормальный парень. Почти не приставал ко мне.

— Только три раза поцеловались, — подтвердил Сергей. — Почему меня никто не любит?

— А за что вас любить, идолище такое? Вы же пропойца и забулдыга — на лбу написано. — Света достала из сумочки зеркальце и сунула его в лицо Сергею.

— А твоя подруга другого мнения, — упрямо сказал он, но уже понял, что надо сбавлять обороты, не дожидаясь международного скандала, поскольку Света была настроена весьма агрессивно. — Родные мои, на днях мне присвоили очередное воинское звание, — произнес он. — Полковника медицинской службы. Приглашаю вас по этому поводу в театр. Анатомический.

— Вам лучше убраться восвояси, — сурово ответила Света.

Тут-то в квартиру и возвратился сам Ястребов с дочуркой и рыбным уловом в целлофановом пакете. Смущенно улыбаясь и близоруко прищуриваясь, он протянул ладонь гостю.

— Сергей Сергеевич, — чинно представился Днищев, предательски отклонившись на сорок пять градусов. — Я водопроводчик. Выпьете с устатку?

— Спасибо, не употребляю. Язва, знаете ли. А что у нас, краны полетели, Мила? — обернулся он к супруге.

— Тю-тю, — кивнула она головой. — Полетели, полетели… и улетели. Ищи их теперь в чистом поле.

— Так, я поплыл вслед за ними, по-английски, не прощаясь, с посошком на дорожку, — сказал Сергей. — А с вами, гражданка Света, мы еще встретимся.

— Никогда! — ответила она вслед, волнуясь от обуревавшего ее гнева. — Я вас ненавижу!

— От ненависти до любви один шаг, — не оборачиваясь, откликнулся он.

Лишь проехав на троллейбусе две остановки, Сергей вспомнил, что снова забыл отдать девушке сто долларов. В следующий раз надо будет приклеить их на лоб, чтобы они всегда находились на видном месте. А в том, что очередная встреча состоится, он не сомневался.

Сунув ключ в замочную скважину, Сергей замер. За дверью слышались какие-то шорохи, словно кто-то крался вдоль стенки. «Вновь Герман пожаловал, — подумал Днищев. — Он начинает мне надоедать своими фокусами». Позвонив в соседнюю квартиру, Сергей приложил палец к губам, чмокнул Люсю и прошел мимо нее к балкону.

— Что за маневры? — услышал он за спиной, перелезая через перила.

Днищев осторожно, отодвинув шторы, вошел в комнату. Кто-то находился в ванной, плескалась вода. Сергей рванул дверь и увидел голого человека с намыленной головой, сидящего по шею в пене. Он придавил эту чужеродную голову ладонью, злорадно наслаждаясь бульканьем. Затем вытащил ее за волосы и узнал в омытых чертах своего «каирского» друга, хозяина квартиры.

— Что за черт! — завопил тот, пуская пузыри и отплевываясь.

— Привет, Савва, — спокойно отозвался Сергей, присаживаясь на край ванны. — С приездом.

— Идиот, ты чуть не утопил меня!

— Некоторые предметы не тонут, — возразил Сергей. — А я ждал тебя только через пару дней.

— Раньше выбрался. Дай полотенце!

— Зажрался ты в Египте, подобрел. Нет, серьезно, в твоем лице появилось что-то арабское, хамидо-семитское. Веру-то православную не сменил?

— Почему за квартирой не следил как надо? — ответил на это Савва. — Грязь на кухне, обои отклеились… А где моя любимая голубая чашка?

— Кокнул.

— А ковер кто будет выбивать? Почему зеркало в коридоре треснуло?

— Затылком упал. Ну, пошло-поехало… Нужно было бы тебя все же утопить. Кстати, одна подруга мне так и советовала.

— Ты еще и стерв сюда водил? — Савва энергично вытирался полотенцем. — Я тебя выгоню на мороз, как собаку.

— Хорошо, что сейчас август. Будем ждать зимы.

Потом они пили чай «Липтон», «закусывая» его каким-то особенным сладким египетским джином. Время бежало незаметно.

— Меня повысили, я теперь управляющий публичным домом, — рассказывал «шейх» Савва. — А заправляет у нас всем Витька Мангин, помнишь? Чемпион школы по шахматам.

— Смутно.

— Его теперь не узнать. Он уже три года в Каире, настоящий фараон. Целый дворец себе отгрохал. Ничего, через годик и я отстроюсь, переберусь туда навсегда. Открою свое дело.

— Какое?

— Да то же самое, что и у него. Знаешь как там русские девушки ценятся! Арабы от них без ума. Просто потеют от страсти. И цены соответствующие. Я и приехал-то в Москву за новой партией.

— Оставь что-нибудь для генофонда в России. Хоть пару красавиц. Не выскребай все по сусекам.

— Бизнес есть бизнес, — отмахнулся Савва. — Кстати, вот тебе побочный заработок: подыщешь мне подходящий товар — получишь по пятьсот долларов с носа. Блондинки, брюнетки, рыжие главное, длинноногие.

— Совсем ты, Саввушка, опоганился.

— Брось. Любой на улице предложи потрахаться за деньги, да в Египте, да в солидном заведении, — согласится.

— Сомневаюсь. А куда вы их потом деваете? В Нил, к крокодилам?

Но про себя Сергей подумал, что Савва, возможно, в чем-то и прав. Слишком уж горька и безнадежна жизнь здесь, в России, и не всякое слабое женское сердце способно ее выдержать. Мужчины и те обезумели: как при пожаре, орут, суетятся, тащат все подряд из горящего дома. Он вспомнил тех, с кем встречался за последние дни. Натали точно согласилась бы поехать в Каир. Наверное, и Мила Ястребова, и Полина, и Люся, соседка, если бы предложили. Да и супруга его, Катюша, тоже. Вот только Света не укладывалась в эту схему, не мог он представить ее в египетском публичном доме. Не такая она, нет. Какой-то небесный свет все же осеняет ее лик. И слава Богу.

— …Будешь обучать девушек танцу живота, есть две школы — каирская и александрийская, — донесся до него голос Саввы.

— Что?

— Поедем со мной, говорю. Для начала устрою тебя евнухом.

Сергей подавился противным джином и долго откашливался.

— Да ты не бойся, никто тебе ничего отчекрыживать не будет. Это только одно название — евнух. Главное, станешь следить за девушками и не позволять им всякие вольности. Ну и вообще за порядком смотреть.

— Нет, друг, спасибо. Уже наелся.

— Чего? — не понял Савва.

— Дерьма вашего.

Скучно и тоскливо стало Сергею Днищеву, словно его заперли в темном погребе да еще и придавили грудь тяжеленным камнем. И придет ли кто когда-нибудь освободить — неизвестно.

Глава третья ПОДЗЕМЕЛЬЯ МОСКВЫ

Воскресный день для Сергея начался с поездки на Воробьевы горы. Он выбрал укромный уголок и издали стал наблюдать за особняком Рендаля, отмечая подъезжающие и выезжающие из ворот автомашины, мелькающие в окнах лица, вообще все, что пригодилось бы ему в дальнейшем. У него было два варианта проникнуть внутрь и встретиться с Рендалем. Один — открытый, нахрапистый, используя изготовленное Геной Черепковым удостоверение офицера спецслужб; второй — застать где-либо Рендаля врасплох, внезапно, а возможно, и похитить его. В любом случае требовались автомашина, портативные рации и некоторые спецтехнические средства, поскольку операция предстояла серьезная. На все это нужны были деньги, и немалые. Но тут Сергей рассчитывал на кредит от Василия Федоровича, вернее, от Рос-Линкольнбанка. Завтра он встретится с бывшим тестем и уточнит условия своей работы в Агропромбанке. Если что-либо сорвется там, остаются еще Герман и тот странный человек с Чистых прудов. Наверное, удастся собрать деньги и с них. А пока… Пока займемся Рендалем.

Сергея мало тревожила моральная сторона дела. В конце концов эстонский партиец и мультимиллионер — преступник и на его совести, как и на совести других подобных деятелей, много зла. Внутри Сергея все клокотало, когда он думал об этом. Око за око, зуб за зуб, удар за удар. Только так надо действовать и только так жить.

Он повернулся и пошел на смотровую площадку, где должен был встретиться с Геной Черепковым. Москва, лежащая внизу, была и любима Сергеем, и отвратительна до тошноты. Город-монстр, столица непонятно какого государства, давно отвернувшаяся от России. Город богатеев, продавших свою душу дьяволу, и нищих, не знающих, что и кому продать последнее. Даже золотистые купола церквей не могли защитить Москву от всеохватного идолопоклонства, имя которому — Мамона. Сергею вдруг представилось, как падают смертоносные бомбы на этот град, как взрываются дома, выбрасывая в небо языки пламени, как съедает желтый огонь обезумевших людей, проклятых, преданных и предавших, отторгнутых от Божественного света. Этот пожар виделся ему наяву, с клубами черного дыма и зияющими трещинами в земле, куда проваливались несчастные, до последней минуты не ведающие, за что наказывает их Господь. Какая-то картинка из близкого будущего открылась его глазам, страшная, кровавая и неотвратимая, словно грозный архангел показал ему одному, что вскоре произойдет с Москвой. Сергей почувствовал холодную испарину на лице, а сердце колотилось так сильно, что готово было унестись прочь, подальше от места грядущей скорби. Нет, недаром Воробьевы горы посетил в последний день своего пребывания в Москве князь тьмы Воланд…

Кто-то сзади положил руку на плечо Сергея. Он вздрогнул, как от электрического удара.

— Ты чего дрожишь? — спросил Гена Черепков. — С похмелья, что ли?

— Знобит, — вяло отозвался Сергей. — И мутит что-то. Да и вообще пакостно на душе. Скажи, Гена, ты любишь Москву?

— Нет. За что ее любить, блудницу вавилонскую?

— А стал бы ее бомбить, если бы предоставилась возможность?

— У тебя и впрямь температура. С чего тебе взбрели в голову такие мысли?

— Значит, нет. А я бы, наверное, не отказался.

— Псих ты, Серго. Здесь же люди живут.

— Здесь в основном живут сволочи. Понимаешь ли, самая глубокая жаровня ада и представляется мне таким местом.

— Пошли лучше пивка выпьем, — озабоченно произнес Черепков, вглядываясь в блуждающие глаза друга.

— Нет, сначала спустимся в преисподнюю.

И Сергей зашагал к намеченному высотному дому, где им уже был облюбован огромный подвал с разветвленными, уходящими глубоко под землю коридорами. По дороге он рассказал Геннадию о Рендале и своем плане. Черепков отнесся к его идее весьма скептически.

— Глухой номер, — вынес он свой вердикт. — А Лешка Карпуньков сам со сдвигом, если согласился помогать тебе. Вы вляпаетесь в большую кучу дерьма.

— Мы все уже влезли в нее по самую макушку. А я предлагаю, наоборот, выбраться. И ты нам поможешь.

— Я пас.

— Здесь тебе не преферанс, Гена, а игра в жизнь.

— Что-то не пойму.

— И ты, и я, и Лешка, и миллионы таких, как мы, обречены на вымирание, какими бы хорошими или талантливыми мы ни были. В наше время ценится только одно качество — подлость. Но я не предлагаю тебе стать негодяем. Просто мы возьмем те деньги, которые нам причитаются по праву, и никто не запретит тебе использовать их на благие дела. Карпуньков построит лечебницу для бедных, ты можешь открыть художественное училище. Бесплатное.

— А ты?

— Я… Не знаю. Найму самолет и расшвыряю деньги над Москвой. Пусть подавится.

— Дуришь. Богатство страшнее СПИДа. Как только ты получишь такую огромную сумму, ты изменишься. Станешь трястись, бояться, чтобы и к тебе не пришел какой-нибудь такой же лихой Днищев и не запустил лапу в чемодан с деньгами. А куда мы премся?

Они уже шли по одному из коридоров подземелья, и Сергей подсвечивал дорогу перед собой фонариком. Слева тянулись какие-то грязные, склизкие трубы разной толщины, справа то и дело попадались железные двери, некоторые из них были открыты, другие заперты на висячие замки.

— Идем к посольству Саудовской Аравии, — ответил Сергей так, словно в кармане у него лежало приглашение на прием от самого посла. — Рядом с ним особняк Рендаля. Поглядим, может быть, сумеем проникнуть в его подвал.

— А мы не заблудимся?

— Чай, не в лесу.

— Да в лесу-то хоть можно ориентироваться… По звездам. А здесь сам черт ногу сломит.

Замечание Гены было не напрасно. Мокрый пол уходил наклонно вниз, с потолка бежали струйки воды, сновали наглые крысы, злобно попискивая. За одним из поворотов друзья увидели целую кучу этих копошащихся существ, обгладывающих нечто, похожее на человеческий труп. Крысы не прекратили свое занятие даже тогда, когда Сергей посветил в их сторону фонариком.

— Говорят, они могут наброситься на человека, если он разозлит их, — прошептал Гена, боязливо прижимаясь к Днищеву. — Давай вернемся.

— Пошли! — толкнул его в бок Сергей. — У них своя свадьба, у нас — своя.

Медленно пройдя мимо справляющих тризну, они выбрались в какой-то огромный, заваленный мусором подвал таких больших размеров, что здесь спокойно мог уместиться весь симфонический оркестр Большого театра с дирижером. Осталось бы даже место для его палочки.

— Сколько площади пустует! — покачал головой Гена. — Если б знал, прихватил, с собой Гошу, он бы нашел чем тут полакомиться. Крыс-то сколько!

— Когда-нибудь они все рванут на поверхность. То-то будет потеха, если начнется их нашествие на Москву!

— Чем тебе так Москва не угодила?

— Вот ее настоящее лицо, — Сергей развел руки в стороны. — В этих подземельях. Город в городе. Эти подвалы и подземные ходы тянутся на сотни километров, вся Москва опутана ими. Мы даже в Кремль можем пробраться. Если, конечно, знать дорогу.

— Жутко здесь.

— Да, не Крым. Полезли-ка в этот проход…

Вновь пошла череда переходов с низкими сводчатыми потолками, то больших, то крохотных подвалов, а порою встречались и круглые колодцы, уходящие глубоко вниз, на какие-то невиданные подземные этажи. Идти приходилось осторожно, чтобы не провалиться в них ненароком. За одним из поворотов впереди мелькнул свет, но не дневной, пробивающийся иногда из каких-то щелей, а желтый, электрический. Сергей потушил фонарик, прислушиваясь к глухим шорохам и звукам. До них доносились человеческие голоса, слышался даже тихий детский смех.

— Приехали! — прошептал Гена. — Идем обратно, от греха подальше. Сегодня тринадцатое — день несчастливый.

Но Сергей двинулся вперед, увлекая за собой Черепкова. Метров через двадцать они подошли к полуоткрытой железной двери в бетонной стене, откуда и лился свет. Сергей заглянул в нее. Странная картина предстала его глазам. Помещение это, напоминающее по площади самолетный ангар, имело вполне жилой вид: с потолка свисало несколько лампочек, вдоль стен стояли топчаны и кровати, а около одной из них был даже постелен рваный ковер, в углу дымилось что-то похожее на жаровню или походную печку, и где-то невидимо жужжал радиоприемник. Но удивительно было то, что здесь жили люди: трое мужчин, четыре женщины и шестеро или семеро детишек. Все они занимались своими делами, но при виде Сергея и Гены испуганно и настороженно повернули к ним землистые лица. Один из мужчин поднялся, прихватив металлический прут, но выглядел он не столько воинственно, сколько смешно в полосатом байковом халате, с голой, худой грудью.

— Отставить! — приказным тоном скомандовал Сергей. — Здравствуйте, дети подземелья. Мы тут, кажется, слегка заблудились. А вы, вижу, местные. Как пройти к ближайшему метро?

Ему никто не ответил. Детишки жались к женщинам, поблескивая любопытными глазками.

— Иностранцы, что ли? — продолжил Сергей. — Инглиш? Эспаньол?

— Мы из Таджикистана, — отозвался наконец мужчина с прутом. — Беженцы.

— И давно тут?

— Уже полгода. — Он расслабился, отложил свою железяку. — Мы думали, милиция.

— Как же, полезут они сюда. А питаетесь чем?

— Да берем что где, на рынках, вокзалах… А вы кто?

— Спелеологи, — вставил Гена.

В подвале было довольно душно, но само помещение тщательно убрано, а на одной из тумбочек даже стояли полевые цветы в трехлитровой банке. В общем, и в таких условиях люди продолжали жить и тянулись к красоте. Хоть и брошенные на самое дно, они еще не сдавались, не уподоблялись крысам, снующим по подземным коридорам.

— А соседи есть? — спросил Сергей, жалея, что не захватил из дома конфет.

Особенно больно ему было смотреть на детей, почти не видящих дневного света, солнца, синей глади реки.

— Как же, тут рядом — из Молдавии. А если пройти через коллектор, налево, там две семьи из Чечни. С той войны еще живут, еле ноги унесли. Старожилы… — охотно рассказывал мужчина. — А за ними, ближе к каналу, хохлы поселились. В гости ходят. Славные ребята.

— Короче, со всего бывшего Союза, — произнес Сергей.

— И москвичей много, — добавил мужчина. — Тех, которые квартиры потеряли, кого выгнали. Кто просто бродяга.

— А зимой как будете?

— Да здесь тепло, не замерзнем. Спасибо, что хоть отсюда не гонят. Не травят газами. А ведь могут.

— Могут, — подтвердил Сергей.

— Так вам к метро надо?

— Нет. Где тут посольство Саудовской Аравии, часом, не знаете?

— Знаем, — усмехнулся другой мужчина. — Мы как раз под ним находимся. Лампочки-то я к ихней электросети подвел.

— Молодец! — похвалил Сергей. — Подключитесь еще к телефонной связи и водоснабжению — и полный комфорт. А еще лучше — прямо к кухонной плите, чтобы арабская пища поступала.

— Да мы и так… — начал мужчина, но осекся. Сергей перехватил взгляд второго, догадался, о чем тот предупреждал своего товарища.

— Можно отсюда проникнуть в подвалы посольства? — спросил он. — Давайте честно, я в принципе такой же бомж, как и вы. Может быть, в ближайшее время соседями станем.

— Ну, вообще-то нетрудно, — сознался мужчина. — Есть ходы-выходы.

— Значит, и в другие особняки, рядом с ним, тоже? — задумчиво произнес Сергей.

— Туда еще проще.

— Чудесно. Я с вами дружу. В следующий раз мы с Геной принесем корзину фруктов и живого питона.

Сергей и Черепков пробыли здесь еще минут двадцать, после чего один из мужчин, назвавшийся просто Васей, проводил их кратчайшей дорогой наверх.

Глава четвертая СВОЙ СРЕДИ ЧУЖИХ

— Мальчик мой, — доброжелательно сказал Василий Федорович, усаживая Сергея в кресло. — Я уже обо всем договорился. С завтрашнего дня ты работаешь в Агропромбанке.

Улыбающийся тесть был похож на крокодила, только что вынырнувшего из воды и разевающего пасть. «Что-то он слишком любезен, — подумал Сергей. — Неспроста».

— Паспорт, трудовая книжка с собой?

— Зашиты в подкладке пиджака.

— Тогда мотай на Тверскую, спросишь Хрунова, он у них начальник секретной службы. А дальше не твоя забота. Оформят в два счета.

— Я и не знал, что так просто попасть в охрану супермощного банка. А если я террорист? И потом, в паспорте у меня есть одна маленькая отметочка: был женат на гражданке Екатерине Веденеевой. А им должно быть известно, кто такой ее отец и где он сейчас работает.

Василий Федорович засмеялся, показывая здоровые белые зубы. Он был отличным шахматистом, и все люди представлялись ему фигурами на доске, которые он любил передвигать туда-сюда. Причем играл он, как правило, и за белых, и за черных. Это было очень удобно: если чей-то цвет терпел поражение, то сам Василий Федорович все равно оставался в выигрыше. Только вчера, воскресным днем, когда Днищев с Черепковым ползали по подземным коридорам на Воробьевых горах, он встречался со своим бывшим коллегой Хруновым в благоухающем Ботаническом саду. Между ними состоялся следующий диалог.

— Вопрос согласован на самом высоком уровне, и время, как говорится, пошло. Твоему королю, Иннокентий, объявляется шах и мат.

— Ну, значит, так тому и быть.

— На днях я пришлю к тебе своего человека. Зовут его Сергей Днищев.

— Твой бывший зять?

— Вот именно — бывший. Постарайся сделать ему «зеленую улицу», чтобы он пер к эсминцу, как торпедный катер.

— Рискованно, Василий Федорович.

— Ничуть. О нем после позаботятся. А ты в среду отправляйся в командировку. В Лондон. Там как раз начнется какой-то семинар европейских спецслужб. И потом, прокуратура никогда не даст хода этому делу.

— Как и всем подобным другим, — добавил Хрунов. — Эти идиоты, с которыми ты встречался, не понимают, что также стоят в очереди?

— У них свои игры. Впрочем, может быть, и понимают, да уже отказаться не могут: слишком веселое время пошло, затягивает. Ладно, у тебя конечно же есть дубликаты ключей?

— Те, которые тебя интересуют, я передам во вторник.

— Но не Сергею, а мне. С ним свои контакты ограничь.

— Естественно.

— Тогда будь здоров.

Пожав друг другу руки, Хрунов и Веденеев пошли по разным дорожкам вдоль утыканных розами клумб. Оба они также состояли в Органе и были задействованы в одном банковском проекте, но понятия не имели, чем в параллельной структуре занимается Кротов и как к его работе неожиданно подключился человек, о котором они только что вели речь: Сергей Днищев.

— Ты все понял, Сережа? — спросил Василий Федорович, закончив свой инструктаж. — Собственно говоря, тебе и делать-то пока ничего особенного не надо. Ходи, слушай, изучай ситуацию, распорядок, привычки и характер банковских служащих, накапливай информацию о руководстве. Короче, вживайся в роль исполнительного и слегка тупоумного охранника.

— Василий Федорович, зачем вы лукавите? — усмехнулся Сергей. — Если вы способны так легко внедрить меня в службу безопасности, без какого-либо элементарного испытательного срока и обучения, то вы можете получить там любую информацию и без моей помощи. Тот же Хрунов наверняка ваш старый приятель. Для какой цели нужен вам я?

— Не торопись с выводами, — сухо ответил Василий Федорович. — Всему свое время. Тебе ведь нужен кредит в нашем банке?

— Нужен.

— Считай, что вопрос решен. А пока следуй моим указаниям, и никакой отсебятины. Кстати, ты не думаешь, что Катюше пора выкинуть из головы блажь и турнуть из квартиры этого Федю? Кажется, он дурно влияет на Танечку. А Кате надо вернуться к тебе. Ты-то не против или уже все перегорело?

— Василий Федорович, вы ко мне всегда хорошо относились, — осторожно начал Сергей.

— И продолжаю так же.

— Зачем же вы желаете мне помучиться перед смертью?

— Неужели Катька такая стерва?

— Хуже. Женщина в расцвете лет. Вот годиков через двадцать, когда мы все перебесимся, я подумаю над вашим предложением.

— К тому времени меня уже не будет в живых, — проворчал бывший тесть.

— Вы бессмертны, как любая разведка, — ответил Сергей. — Даже на небесах вам поручат секретные наблюдения за некоторыми неблагонадежными ангелами. Не сомневаюсь, что и сейчас у вас имеются на них пухлые досье. Как и на самого Господа Бога.

— И Люцифера, — добавил, рассмеявшись, Василий Федорович.

Сергей отправился в Агропромбанк, где у него состоялась непродолжительная, чисто формальная беседа с Хруновым, после которой его ввели в круг обязанностей. Он должен был работать в ночную смену вместе с другими охранниками.

— Форму, рацию, газовый пистолет и прочую дребедень получишь на складе. Вот направление, — сказал Хрунов, глядя на Сергея без всякого любопытства, словно знал его с десяток лет, за которые тот успел смертельно надоесть ему. — Ребята покажут тебе, где у нас спортивный зал, комната отдыха и другие удобства. Все.

«Вот так все, — подумал Сергей. — Но, по-моему, в овощную палатку труднее устроиться, чем сюда». Покончив с необходимым оформлением, познакомившись со своими напарниками и с некоторыми руководителями среднего звена, он отбыл восвояси. В сумке у него лежала «дребедень», полученная на складе. Завтра, во вторник, пятнадцатого августа, в восемь часов вечера он должен был заступить на смену. Но завтра же он должен был позвонить по тому телефону, чтобы вновь встретиться с человеком с Чистых прудов, чье лицо так напоминало мумию египетского фараона.

Подумав об этом, Сергей вспомнил и о предложении Саввы — отправиться в Каир поработать в публичном доме евнухом, пася русских курочек. Не плюнуть ли на все и не уехать ли к берегам Нила, пока не поздно? Чересчур много петель стягивается на его шее — Сергей это чувствовал: у него, как у бывшего боксера, хорошо была развита интуиция, позволяющая улавливать готовящийся удар противника.

Вот и сейчас, идя к дому, он испытывал колючее беспокойство в груди. Свернул в проходной двор и встал за телефонной будкой. Вскоре мимо него по улице прошла компания крепких ребятишек, и среди них Мишка-валютчик. «Шестеро», — насчитал Сергей. Вражеская армия увеличивалась, хотя, возможно, они искали не его. Зная скверный, мстительный и злобный характер Мишки, он понимал, что тот все равно не оставит его в покое, пока не выполнит свои угрозы. В конце концов это дело времени: рано или поздно они подкараулят его. И тогда уже набросятся всей стаей, как собаки на прижатого к обрыву волка. И ему останется лишь прыгнуть вниз.

Лет десять назад Сергею приснился сон, о котором он помнил по сей день и который считал вещим, посланным ему его добрым гением, ангелом-хранителем. Этот сон словно предостерегал Днищева, показывал будущую смерть. Она должна была произойти так: он разобьется, упав с высоты. Сергей видел себя как бы со стороны, маленького человечка с расширенными от ужаса глазами, падающего на землю, подобно камню, слышал свист воздуха, за который не мог уцепиться скрюченными пальцами, и собственный крик в последние мгновения до смерти. Откуда он должен был упасть? С крыши высотного дома? Или сорваться с горы в ущелье, рухнуть вместе с обломками взорвавшегося в небе самолета? Этого он не знал, но видел себя распростертым на земле, мертвым. Явленная ему во сне смерть предупреждала: вот что ждет тебя, если ты заберешься слишком высоко.

Что же остается теперь? Ходить, прижимаясь к земле, бояться любых вершин, даже фигуральных, жить на первом этаже того здания, в которое тебя поселили волею судеб? Сергей и хотел, да не мог скрыть от себя свое болезненное тщеславие, стремление опередить других. Лучше всего это проявлялось в спорте, где все проще: бей, беги, делай обманные движения, держи удар, только не выходи за рамки правил. В жизни иначе. Она не ограничена никакими правилами, вернее, ты создаешь их себе сам. Чем легче ты их трактуешь, тем больше у тебя шансов прийти к финишу первым. Какому? Он будет у всех один.

«А не отправиться ли в гости к Миле Ястребовой и Свете? — подумал Сергей. — На этот раз под видом фининспектора?» Но вряд ли они так уж ждут его, по крайней мере, эта чудная недотрога, шарахающаяся от одного его взгляда. Нет, рано. Пока идет время разбрасывать камни, причем все они почему-то летят в его сторону, но скоро настанет пора, когда придется их собирать. Света конечно же необыкновенная девушка, при первой же встрече он почувствовал необъяснимый внутренний удар, но мелькать у нее постоянно перед глазами — это значит вызвать к себе еще большую ненависть. Ну, не ненависть, так неприязнь. Вот что надо бы сделать: совершить на ее глазах какой-либо благородный поступок, а еще лучше — подвиг. Спасти мальчика из-под колес автобуса (предварительно толкнуть его туда). Вытащить старушку из горящего дома (подпалить его заранее с четырех сторон). Усмирить бешеного быка. Только где его взять? Или заслонить ее своей грудью, разумеется в бронежилете, от бандитского кинжала.

Сергею стало смешно. Нет, все глупо. Девушки любят не глазами и даже не сердцем, потому что эти органы говорят правду, а им хочется обманываться и обманываться. Они способны преклоняться перед негодяем, отлично зная и видя, что это именно негодяй, да еще плешивый, с гнилыми зубами и потными ладонями. Но он — самый лучший. Почему? Потому, что любовь и есть величайший обман на свете.

Сергей подошел к дому, а со скамейки поднялся человек и шагнул ему навстречу.

— Здорово, Герман, — с раздражением произнес Днищев. — Слушай, отчего у тебя такое скверное, пронемецкое имя? Словно фашисты в городе. Хотя, впрочем, так оно и есть.

— Пойдем лучше посидим в «Игларе», — отозвался тот.

Глава пятая НЕУНЫВАЮЩИЙ КЛОУН И СЛОВООХОТЛИВЫЕ КОТЫ

Метрдотель Вонг поприветствовал их, и на его вьетнамском лице застыла приклеенная улыбка. Мигом на столике очутились две большие кружки темного пива и блюдо с креветками.

— Давай уж и водочки, что ли, — пробурчал Герман, ущипнув одну из официанточек в красном переднике. Та потешно взвизгнула и унеслась прочь. — Не люблю азиатов. Чувствую, что скоро только они да негры на земле останутся. Надо хоть погулять напоследок. А имя у меня, между прочим, латинское, означает, что я твой единоутробный брат.

— Нет уж, спасибо, родственничек.

— Просто папаша очень любил играть в карты, особенно в очко. И когда-то доигрался. Успел только дать мне имя и исчез.

— Ты решил мне свою биографию рассказать? Не надо.

— Тем не менее послушай. Когда мы еще поговорим вот так, по душам. Окружают меня одни обезьяны.

— И Наталка-полтавка? Где она, кстати?

— Крутит амуры с полюбовником твоей жены. Фердунчик, кажется? Шаловливый, словно парикмахер из женского салона.

— Ты и об этом знаешь? — удивился Сергей, прихлебывая пиво.

— Обязанность у меня такая. Шефа-распорядителя. Все обо всех: когда, где, с кем и на ком. — Розовое лицо Германа в синих прожилках и с кустиками поросячьей щетины приблизилось к Днищеву. — Федя у нас в цирке тоже выступит. Да и тебе будет не так скучно: как-никак родственная душа.

— На хрена он тебе сдался, дядя?

— Билеты станет продавать.

— Не боишься, что выручку украдет?

— А мне она и не нужна. Мы бабки на другом сделаем.

Фиолетовые, какие-то сумасшедшие глаза Германа начали косить в разные стороны, будто зрачки внезапно сорвались с шарниров. Он производил впечатление человека, решившего покончить с собой, но позабывшего, как это сделать.

— На чем же?

— Мы устроим в шапито лотерею. С очень ценными призами. И некоторые цирковые номера будут — закачаешься. Смертельные трюки. Патент — мой. Исполнение — твое. Слава — мировая.

— Объясни все-таки подробнее. Если «русская рулетка», то я отказываюсь.

— Подожди до двадцать второго числа.

— Так говоришь, словно в этот день наступит Страшный суд.

— В отдельно взятом районе, — подтвердил Герман. — У меня не было детства и прочих лет тоже. Жизнь моя начнется с двадцать второго августа. Мне приятно с тобой разговаривать. Ты умный, ты меня понимаешь.

— Нет, не понимаю. Да и не хочу.

— А чего ты хочешь? — пытливо спросил Герман.

— Вон ту блондинку в красном переднике. Ножки у нее красивые.

Сергея раздражал весь этот разговор, напускающий на себя темноту собеседник, его сигаретный дым, в котором плавало множество вопросов. Чего он изображает из себя какого-то мистера Джекила? Его место в одном из «санаториев» Карпунькова. Но Сергей отдавал должное хватке Германа, его устремленности к некоей непонятной пока цели. Обычно подобные люди добиваются своего, какой бы безумной ни выглядела их идея.

— Смотри! — сказал Герман и вытащил из сумки сложенный вчетверо глянцевитый лист бумаги. Это оказалась афиша. Отодвинув блюдо с креветками, Герман расправил ее на столе перед Сергеем. — Оцени качество. Какая полиграфия! А рисунки!

Вверху афиши огромными игривыми буквами было напечатано: «К ВАМ ПРИЕХАЛ ЦИРК-ШАПИТО!» — а в самом центре изображена веселая клоунская морда с красным носом-бульбочкой и широко распахнутыми глазами, опушенными длинными ресницами. Клоун разевал беззубый рот и выплевывал облачко-фразу: «Спешите! Спешите! Спешите! Взрослые и дети, полезайте в наши сети, мы готовим представленье — удивленье, объеденье, сновиденье!» Типографский текст ниже гласил: «В первом отделении программы — выступление лучших в России акробатов-эквилибристов под управлением Джангира Джангирова; силовые трюки Валентина Робана — поднятие на штанге двадцати четырех мужчин; полеты гимнасток под куполом цирка; дрессированные зайцы Василия Котова; стрельба из арбалета русского Вильгельма Телля; сеансы гипноза профессора Добролюбова — со всеми желающими; необыкновенный номер — говорящая отрезанная голова; фокусник Митута, проведший двадцать лет в горных районах Индии, показывает чудеса наяву; танцующие саламандры Екатерины и Натальи Гонпарколь. Во втором отделении — магия Германа Гауфа; поразительное зрелище (разрешено Министерством здравоохранения). Весь вечер на арене неунывающий клоун Серж-Сержик». По краям афиши шли причудливые изображения зверей, артистов, застывших в восхищении зрителей.

— Не кисло, — высказал свое мнение Сергей. — Стишки только слабоваты: «Взрослые и дети, полезайте в наши сети…» Прибежали в избу дети, второпях зовут отца: «Тятя, тятя…» Попросил бы меня, я бы получше сочинил. Например: «Дети и взрослые, какие вы хорошие, пришли на представленье — вот вам по лбу по банке варенья!»

— Не надо лучше, надо — как надо, — отозвался Герман.

Он даже сиял, глядя на афишу. А Сергея не оставляло чувство, что все это хитроумная мистификация, что Герман продолжает дурить и его, и всех остальных. Но афиша, реальный лист бумаги — вот он, лежал перед ним. И где-то, возможно, на стенах домов. Фантасмагория, вызванная к жизни демоническим собеседником Днищева, втягивала его в свое действо, напоминающее театр абсурда. Сергей не сомневался, что цирк-шапито лишь прикрытие, ширма, которая отвлекает внимание, а за ней прячется нечто иное.

— Будет еще фейерверк и бесплатная раздача шоколадных конфет, — пообещал Герман, внимательно следя за лицом Сергея.

Тот вытер об афишу испачканные креветками пальцы.

— А совокупление слонов не предвидится? Жаль. Я бы пришел посмотреть.

— Ты и так там будешь.

— В качестве кого?

— Вот этого, — и Герман постучал по бумаге, где была изображена клоунская морда. — «Приветик, я — Серж-Сержик!»

— Не смешно.

— Какие уж тут шутки!

— А Герман Гауф — это конечно же ты?

— Я, — горделиво приосанился розовощекий собеседник, а глаза его вновь поползли в разные стороны. — Моя магия уникальна, такой еще не знал весь мир.

— А все эти артисты — Джангиры Джангировы, Митуты, танцующие зайцы и отрезанные яйца деда Мазая, говорящие гимнастки — кто они, где ты их набрал?

— С бору по сосенке, — уклончиво отозвался Герман. Он был как улитка: то высунет голову, то опять спрячется в своей раковине. — Тебя это меньше всего должно волновать.

— Но я же член труппы как-никак. Клоун высочайшего класса. Мне с кем попало выступать не резон.

— А тебе и не придется выступать, — успокоил его Герман. — Вернее, твой номер — десятый. Все возьму на себя я. Потому что весь фокус — в моей магии.

«Тоже мне волшебник Изумрудного города, Гудвин хренов, — подумал Сергей. — Нагородил целый огород, напустил тумана. Еще и Федоську несчастного приплел сюда…» Ему надоело ломать голову над загадками Германа. Он даже плюнул креветочным панцирем на афишу. Его сейчас больше занимали Рендаль и предстоящая работа в Агропромбанке. А цирк-шапито можно оставить на закуску. До двадцать второго еще восемь дней.

— Ладно, Герман, пойду-ка я домой, — сказал Сергей и поднялся. — Примерю перед зеркалом клоунский колпак, покорчу рожи. Такая сгодится? — и он жутко осклабился, высунув набок язык.

— Сгодится, — снисходительно согласился шеф-распорядитель новоявленного цирка-шапито. — У тебя определенно есть шутовской талант. Это я еще при первой встрече заметил. Ты тогда врал, что служил в морской пехоте и умеешь стрелять из любого вида оружия.

— Так оно и есть, — ответил Сергей. — Хочешь сменить мое амплуа на русского Вильгельма Телля?

— Там поглядим, — ответил Герман. — Готовься, скоро увидимся.

Днищеву на миг показалось, что это не человек, а фантом, расплывающийся в сигаретном дыму. Еще мгновение — и он окончательно растает, оставив после себя лужицу едкой жидкости на стуле, в которой будут поблескивать фиолетовые зрачки. Или он действительно обладает какой-то магией, способен воздействовать на человеческую психику? Нет, вряд ли. Просто в «Игларе» слишком душно и дымно. Сергей «не заметил» протянутую руку, кивнул головой и выбрался на свежий воздух.

По улице Гнедича Сергей шел осторожно, держась ближе к проезжей части, чтобы в случае чего рвануть на другую сторону. Мишки-валютчика с его хлопцами нигде не было. Но Сергей знал: самое лучшее место для засады — подъезд или лестничная клетка на этаже. Там дверца ловушки может захлопнуться. Вспомнились дурацкие стишки: «Взрослые и дети, полезайте в наши сети…» Да уж влезли по самые уши, все население России, от мала до велика. Теперь никак не выпутаться. А рыболовы сидят на солнышке, свесив копыта в Тихий и Атлантический океаны, и знай себе ловят русские души на разные заграничные приманки. Вот и Герман своей рыбкой полакомиться хочет. Скоро обмелеет великая река, омертвеет, и будут в ней плавать лишь дырявые башмаки от «Салиты» и датские консервные банки, в которые даже доги не заглядывают.

На всякий случай Сергей подобрал сучковатую палку и вошел в подъезд. Там было пусто. Он вызвал лифт, но нажал кнопку не на восьмой, а на десятый этаж. Потом начал медленно спускаться вниз. Все было тихо, но эта тишина и не понравилась Днищеву. Он затаился, уловив какие-то шорохи, словно кто-то от нетерпения сделал неловкое движение. Сергей покрепче сжал свой деревянный «инструмент». Бесшумно ступая, он достиг девятого этажа, и в это время ему под ноги метнулся черный комок, выскочивший из-за мусоропровода. Подняв усатую мордочку, котенок повис на штанине, затем отпрыгнул в сторону и оглянулся, словно приглашая Сергея поиграть.

— Ах ты, разбойник! — сказал Сергей и присел на корточки. — Засаду на меня устроил? Чей же ты такой воинственный?

«Мммыр-р!..» — оторвался котенок, доверчиво шагнув к Днищеву.

У него было белое пятнышко на лбу и еще одно такое же на задней лапке, а сам он походил на ожившую чернильную кляксу.

— Ясно. Подкидыш.

«Мяу», — подтвердил словоохотливый кот.

— Тогда пошли со мной, — Сергей поманил его пальцем, и тот послушно запрыгал за ним следом. «Ему бы в цирке-шапито выступать, у Германа», — подумал Днищев, отпирая ключом дверь. В квартире пахло женскими духами, а из комнаты раздавались веселые голоса. Видно, Савва начал формировать свой контингент для отправки в Каир. Русский женский батальон должен был завоевать Египет, чего не сумели сделать железные дивизии генерала Роммеля. Сергей отнес котенка на кухню и поставил перед ним миску с молоком.

— Кушай, Мокушка, к Рождеству за-рэ-жем, — пообещал он.

Потом Сергей пошел в комнату. Вот уж кого он никак не ожидал здесь увидеть — просто представить себе не мог: рядом с Саввой на диване сидела Мила Ястребова, болтая ногой в изящной туфельке.

Глава шестая «БРАТСТВО ОТЦА НАЗАРИЯ»

— Ты как здесь оказалась, прелестница? — спросил Сергей, подумав почему-то, что и Света находится где-то тут, может быть, в другой комнате или на балконе, и у него учащенно забилось сердце.

— Приветик, ты же сам дал мне телефон и адрес, забыл? — насмешливо ответила Мила, чуть отстраняясь от слишком близко сидящего «шейха». — Я позвонила, а потом взяла и приехала.

— Зачем?

— Сергунчик, такие вопросы даме задавать неприлично, — вмешался Савва. — Придется мне всерьез заняться твоим воспитанием. Лучше сходи за шампанским.

— Ага. А тройным одеколоном не обойдетесь? Хорошо утоляет жажду.

— Совсем ты от рук отбился, гусар. Сказано тебе: оставь нас одних.

— Нет-нет, — попросила Мила, видя, как между мужчинами начинают посверкивать электрические разряды. — Не препирайтесь. Я уже ухожу. Собственно говоря, мне надо было убедиться только в одном: что здесь нет Светы.

— А она… была тут? — Сергей подозрительно покосился на Савву.

Еще одна нелепая мысль мелькнула в голове Днищева: его приятель каким-то невероятным образом познакомился со Светой, заманил ее сюда, усыпил и отправил в Каир в ящике из-под тюльпанов, запаковав предварительно в целлофан. Такое было в духе управляющего публичным домом.

— О, какие страшные молнии ты швыряешь в бедного Савватея, — улыбнулась Мила. — Теперь я вижу, ты ни при чем. Дело в том, что Светлана исчезла. Ее нет дома уже два дня. Нет и у родителей. А зная твое маниакальное преследование несчастной девушки, я, грешным делом, подумала, что ты ее и умыкнул. Честно говоря, жаль, что это не так. Мне было бы за нее спокойнее. Где же ее искать?

— В морг звонила? — спросил Савва.

«Они уже на „ты“, — отметил про себя Сергей. — Быстро сказка сказывается, а еще быстрее дело делается».

— В милицию, больницу, пожарную команду? В службу помощи беременным подросткам? — продолжил Савва.

— Какие все-таки мужчины эгоисты и пошляки, — ответила Мила. — Хоть бы посоветовали что-нибудь дельное.

— Надо выпить, — вновь предложил Савва. — И обсудить проблему со всех сторон. А кто эта Света?

— Моя лучшая подруга.

— Вы, наверное, поссорились?

— Нет. Просто она взяла и ушла. Не сказав ни слова.

Сергей отошел к окну, не зная, что предпринять. В Москве ежедневно пропадали сотни человек, некоторые из них исчезали бесследно. Насильники, убийцы, маньяки шныряли по улицам, как крысы, почувствовавшие себя наконец-то хозяевами в городе.

— У нее есть родственники в других городах? — спросил он, поворачиваясь к Миле.

— Есть, во Владивостоке. Но нет денег на билет.

— Красивой девушке заработать на проезд туда и обратно не трудно, — с намеком сообщил Савва. И тут же взвизгнул: — А это еще что за гадость?

В комнату, переваливаясь на толстых лапках, вошел отяжелевший после сытного молока котенок.

— Племяш мой, — сказал Сергей, подхватывая чернильную кляксу одной рукой.

— Выбрось в окошко.

— Я лучше тебя туда сброшу.

— Ит из майн флет, — коряво напомнил «шейх». — У меня аллергия.

— Как жить в арабском племени — так ничего, а на русскую живность у него аллергия! Басурман ты, Савка.

— Отдайте мне котенка, — попросил Мила. — А то вы из-за него убьете друг друга. Света любит кошек, он ее приманит обратно.

— Если твоя подруга еще жива, — жестко добавил Савва.


Света, несомненно, еще пребывала в этом мире, но была ли жива — она и сама не знала. Вернее, была не уверена, что ее земное существование продолжается — такими странными и нереальными казались окружающие ее люди, их слова и льющийся через крошечные оконца солнечный свет. В помещении стоял устойчивый запах каких-то дурманящих трав, на стенах висели чудные изображения страдающих мучеников, не спускающих с нее глаз, а в глубине комнаты на возвышении распростер руки высокий мужчина с рыжей шелковистой бородкой, в белом одеянии, который тихим голосом ронял вкрадчивые фразы, немедленно подхватываемые его паствой.

— Смиритесь с неизбежностью смерти, — говорил он, и хор вторил ему:

— Смиримся!

— Изгоните мирские дела и суету из сердца вашего, а благом почитайте страдания души и тела…

— Изгоним… страдания…

— Близок день Антихриста — открылся мне час его прибытия на Землю, а спасутся лишь те, кто пребывает со мной.

— С тобой, отец Назарий!

— Ибо избран я увести народы от пагубной пропасти и сплотить желающих сплотиться, чтобы вместе избегнуть геенны огненной. Те же, кто помыслит иначе, погибнут мучительной смертью, а род их прервется.

— Прервется навсегда!

— Внимайте мне, братья и сестры, чрез мои уста несется к вам глас Божий, и здесь его истинная благодать. Бросьте свои срамные дома и зловонные улицы, полные яда человеческого, смрада смердящего. Ищите души безбрежные, подобные вашим, зовите кротких и восторженных к свету небесному, в обитель нашу. Да усохнут прежние ваши тревоги и заботы, да испарится нечестивое прошлое ваше, да выйдете вы из мрака заточения по следам моим…

— Выйдем…

Света чувствовала, как шепчет, повторяя вместе с другими, слова отца Назария и как тихо, покойно и радостно бьется ее сердечко. Послушно, по взмаху руки, опустилась она на колени и закрыла глаза, вслушиваясь в обволакивающий сознание голос.

Света ушла из дому в воскресенье, потому что поняла, что Мила Ястребова начинает ее раздражать так же сильно, как и родители. Особенно после того, когда она увидела в квартире непонятно откуда взявшегося Сергея, чуть ли не обнимающегося с подругой. Странно, но почему-то именно это показалось ей самым неприятным, словно она застукала своего благоверного с любовницей. И хотя Света гнала от себя мысли о Сергее грязной метлой, он все равно продолжал незримо маячить за ее плечом, пока она шла по улице, не зная, куда податься теперь. Поехать к тетке в Останкино? Так ведь оттуда она укатит через пару дней, как колобок. Можно было бы устроиться в институтское общежитие, но сейчас каникулы, до первого сентября еще далеко. И потом, за все надо платить, а где взять деньги? Один путь — брести куда глаза глядят, а за пределами Москвы свалиться в какой-нибудь омут. И пусть черные воды сомкнутся над ее головой. Примерив на себя вериги Офелии, Света улыбнулась. Ей было и смешно и горько. Нет рядом ни Гамлета, ни отца, ни брата. Никого. А как жить дальше?

Тут-то ей и встретились две служительницы «Братства отца Назария». Они выделялись среди прохожих своими бесцветными, бледными лицами (только потом Света поняла, что девушки не пользовались косметикой) и черно-белыми одеждами с единственным украшением — изображением отца Назария на значке, который был приколот к груди. Головы покрывали легкие косынки. Света села на лавочку, а служительницы примостились рядом с ней, по обе стороны. Видно, они сразу почувствовали в печальной незнакомке родственную, заблудшую душу. И начали ее «обрабатывать», чередуя рассказы о братстве с проклятиями в адрес окружающего их мира.

Сперва Света слушала их неохотно, намереваясь минут через пять уйти, но девушки говорили много разумного, созвучного ее мыслям: «Жизнь нелепа, если в ней нет веры, а вера не приходит сама — ее надо выстрадать. Ненависть к близким — первый призрак веры, не надо бояться своих чувств, не надо жить по законам дьявола, который правит миром. Деньги и все материальные блага — зло, от них надо избавляться. У братства есть свои сельские общины и мастерские, где труд является радостью и благодатью, дарованной отцом Назарием. Он — любимый сын Бога, через него открывается истинное постижение своей души и единого духа всех народов. Назарий знает час прихода Антихриста, он откроет его всем нам в нужное время, и все мы сольемся на островке спасения. Остальные, несведущие, погибнут. Россия подобна факелу, скоро она вспыхнет и сожжет все другие страны. В ее центре ядовитое жало — Москва, плюющаяся трупным ядом. Она будет уничтожена. Забудь о своих невзгодах, у тебя есть дом, куда можно прийти, — это обитель братства. Отец Назарий примет и утешит любого…»

Свете стало любопытно посмотреть на чудодейственного старца, знающего секреты исцеления блуждающих в потемках душ, и она пошла вместе со служительницами на Новую Басманную, где в большом отреставрированном особняке обитало братство. Были у него и другие дома в Москве и Московской области, приобретенные на средства «слившихся в едином порыве» последователей новоявленного пророка.

Свету подвели к отцу Назарию, который возложил на ее голову обе ладони. «Старец» оказался моложавым мужчиной средних лет с рыжеватыми волосами и пронзительными черными глазами. Он умел слушать, но еще больше умел говорить, проникаясь своей спасительной миссией. И Света поплыла от его речей в какую-то тихую заводь, где было тепло и уютно. Ей дали теплое терпкое питье с горьковатым привкусом, от которого она еще глубже погрузилась в состояние прострации. В ушах звучал лишь голос отца Назария, хотя он уже покинул ее, а перед глазами мелькали радужные и светлые картинки. В особняке на Новой Басманной находились комнаты-спальни для вновь приобщенных братьев и сестер. В одну из них и поместили Свету Муренову, а в понедельник она уже стояла вместе со всеми на молебствии отца Назария и внимала ему затаив дыхание…

— Исполняйте волю мою, потому что она — воля Господа нашего, — говорил рыжий пророк, изгнанный в свое время с третьего курса медицинского института за манипуляции с наркотическими препаратами. — Зло — в ваших близких и любимых, предающих вас каждую минуту. Не смейтесь над ними, ибо они несчастны. Отриньте их из своего сердца и расстаньтесь с ними навсегда. Наш путь правый, мы уйдем вместе.

Голос начинал звенеть, набирая силу, а Свете казалось, что теплые волны несут ее к желанному берегу, и тело ее содрогалось от непонятного наслаждения. И почему-то больше всего ей хотелось плакать.

Глава седьмая В ЩУПАЛЬЦАХ СНА

Когда Мила Ястребова ушла, унеся с собой котенка, Савва бросил на Сергея несколько косых взглядов.

— Понял. Пора съезжать с квартиры, — хладнокровно сказал Днищев. — Пару дней еще потерпишь?

— Неделю. А потом у меня начнется сбор клиентов. Ты же их только распугаешь своим видом. Кстати, это тебе, — и он выложил перед приятелем двести пятьдесят долларов.

— За что?

Я слов на ветер не бросаю. Обещал же по пятьсот долларов с носа? А так как основную работу проделал я, хотя и с твоим товаром, то получай половину.

— Мила? — удивился Сергей и захохотал. — Так быстро уговорил? Но ведь у нее муж и дочка! Не понимаю я этих женщин.

— А что тут понимать? Я же тебе объяснил. Египет, экзотика, приличные деньги. Чего еще надо, чтобы обеспечить свою дальнейшую жизнь и вспоминать о молодых годах с легкой грустью? Я ей все напрямую выложил, лишь только почувствовал, что это за рыбка. Даю двадцать первый палец на отсечение, что вечерами она подрабатывает у гостиницы «Националь». В Каире я стал неплохим психологом.

— И отличным сутенером, — добавил Сергей, но деньги спрятал в карман.

В конце концов это личное дело Ястребовой. А из проституток, как известно, выходят самые лучшие и преданные жены, потому что они уже наелись до отвала. Однако ну и подружка у Светы!

— Если девица разыщет свою пропавшую Мальвину, — продолжил Савва, круто высморкавшись, — то недурно бы уломать и ту. Знаешь, парами отправлять как-то удобнее, да и им вместе спокойнее.

Сергей сначала даже не понял, что Савва имеет в виду Свету.

— Вот это ты, пожалуйста, оставь, — сказал он. — А не то твой нос поймает мой кулак.

— Святое не замай, да? Эх ты, чудик! Я же им светлое будущее устраиваю. Чего не смогли сделать господа коммунисты и демократы.

Сергей лег спать расстроенный. Снилась какая-то чертовщина. Голая Мила Ястребова верхом на помеле, приглашающая его покататься, слетать на пару деньков в Каир, и лишь только он решился сесть на древко позади нее, как очутился под куполом цирка висящим со связанными руками, а внизу почему-то расстилалась водная гладь; зрители шумели, смеялись, показывали на него пальцами, и среди них мелькнуло грустное лицо Светы, мокрое от выплаканных слез. Кто-то щелкнул ножницами — кажется, это был Герман, — перерезая веревку, и Сергей камнем полетел вниз, но тотчас был пойман в огромный сачок. «Полезайте в наши сети!» — скандировали зрители, словно тысяча отбойных молотков, а хором управлял Василий Федорович, размахивая дирижерской палочкой. Одет он был в арестантскую пижаму, к спине припечатан герб Советского Союза.

Вдруг все смешалось, завертелось, понеслись куда-то пожарные машины, выскочили люди в черных масках, камуфляжной форме и с автоматами в руках, стали палить в воздух, и Сергей очнулся, но тотчас же провалился в другой сон, еще более гнусный и глубокий. Снова он летел, но в этот раз на маленьком самолете, причем сам держал штурвал в руках. Внизу виднелся какой-то незнакомый город, от которого поднимались с воздушными потоками зловонные испражнения. «Папа, — услышал Сергей за спиной голос Танечки, — я хочу домой». Откуда она взялась, ведь, когда он садился в кабину, в самолете никого не было? А в шлемофоне раздавалась одна и та же команда: «Выбери цель. Пикируй. Выбери цель…» Штурвал больше не слушался его, неуправляемая машина вошла в штопор и со страшной скоростью помчалась к земле, где их обоих ожидала смерть. «Нет!» — закричал он, в последние секунды увидев перед собой лицо матери. И пронесся огненный смерч, выплеснув его расплавленное тело в небо.

— Ты чего орешь? — нагнулся над ним Савва. — Утро уже, вставай.

— Сначала убери нож, — ответил Сергей.

— Ты что, спятил? Какой нож?

— Который ты держишь за спиной.

Правая рука Саввы была завернута за спину, и он делал вид, что почесывает поясницу. Глаза его сузились, стали совсем другими, зловещими и безжалостными.

— И верно, нож. — Он медленно вытащил руку, показывая длинное лезвие с зазубринами. — Вот гаденыш, догадался-таки. И что же мы теперь будем с тобой делать?

Сергей хотел рвануться, но подушка придавила его лицо, а в грудь и живот стали проникать косые удары, которые убийца наносил быстро, ловко, с размахом, напевая при этом:

«Эх, раз, еще раз, еще много, много раз!.. — Потом сдвинул с лица подушку. — Жив еще, клоун несчастный?»

«Как видишь», — ответил Сергей, трогая раны. Больше всего его удивляло то, что из них не вытекло ни капли крови. Что же он, не человек, значит? Куда же она вся подевалась?

«Сейчас поглядим, — угадал его мысли Савва и встал на четвереньки. — Может быть, она под кровать натекла? Точно! Вся тут, как шарики ртути. Сейчас соберем да обратно тебя нашпигуем — вот так, вот так!» — и он начал тыкать с пола ножом, через матрац.

Сергей дернулся и проснулся. В комнате было темно.

— Чепуха какая-то, — пробормотал он, встал и, пошатываясь, побрел на кухню, где с жадностью присосался к крану с холодной водой.

Внезапно резко зазвонил телефон, и Сергей, оторвавшись от водопоя, мутно посмотрел на аппарат. Стрелки часов показывали полтретьего ночи. Что за придурки наяривают в такое время? Схватив трубку, он прорычал:

— Кого надо?

— Сергея, — ответил слабый, жалостный женский голос.

И, несмотря на какие-то помехи на линии, Сергей узнал его: это была Света. Несомненно, она. От волнения перехватило горло, стало трудно дышать.

— Я здесь, около подъезда, — сказала она. — Выйди, мне нужна твоя помощь.

— Сейчас, жди!

Сергей бросил трубку, побежал в комнату и начал лихорадочно одеваться, не попадая ногой в штанину. Как она тут очутилась, ночью, одна? Ах, ну да, наверное, взяла телефонный номер у Милки. Только бы не ушла, как в прошлый раз. Скорее… Хлопнув дверью, Сергей пулей слетел с лестницы, выскочил из подъезда и огляделся. Телефонная будка напротив была освещена, возле нее стояла девушка в бежевой куртке.

— Кто вы? — спросил он, подходя ближе и с ужасом вглядываясь в изменившиеся черты лица, синие круги под глазами, седые пряди волос.

— Это же я, Света, — безжизненным, монотонным голосом ответила женщина, которой можно было дать не меньше сорока лет. — Прости… Прости, что я предала тебя.

«О чем она говорит?» — мелькнуло в голове Сергея, и тут он почувствовал, что руки его намертво схвачены в запястьях железными браслетами. Двое громил сжали его с обеих сторон, а из-за спины вышел усмехающийся Мишка-валютчик.

— Пришлось воспользоваться девочкой, — гнусно произнес он. — Я знал, что она выведет меня на тебя. Мы с ней славно побаловались. Смотри! — Он рванул платье, обнажая иссеченное свежими порезами тело. — Долги надо платить, Серый, я предупреждал. А теперь мы займемся тобой.

По его знаку Сергея и Свету затолкали в телефонную будку, а дверь подперли железным ломом. Затем стали обливать стенки бензином из канистры.

— Быстрее, быстрее! — торопил Мишка. — Скоро рассвет.

Внезапно они остановились, замерли, испуганно переглянувшись. С урчанием к телефонной будке подъехал милицейский «уазик». Сергей посмотрел в пустые, омертвевшие глаза Светы.

— Спасены, — прошептал он.

Из машины вышли трое милиционеров с автоматами.

— Стоять! — грозно приказал один из них, наводя дуло на Мишку.

— Лежать! — добавил второй. — К ноге!

А третий довольно спокойно спросил:

— Чего это вы тут, хлопцы, затеяли? Будку подпалить хотите? Это же государственное имущество.

— Да мы заплатим, — начал юлить Мишка. — Она ж пустая, даже аппарата нет. Все равно скоро все будки менять будут на новые. Указ мэра вышел.

— А-а-а… Вышел все-таки? Тогда добре! Давно пора от этой старой рухляди избавиться. А то льют в ней кому не лень, только вонь на весь район.

Первый милиционер подхватил канистру и стал плескать из нее на стенки. Сергей бешено застучал лбом по стеклу.

— Никак, шебаршит кто? — прислушался мильтон.

— Да нет! — успокоил его Мишка. — Это возле «Диеты»: в магазин лезут, замки ломают.

— Ребята, по коням! — приказал старший милиционер. — Поехали, а то разворуют все, нам не достанется.

— Спички дайте! — заорал им вслед Мишка.

— На! — В лицо ему полетела зажигалка. — В отделении вернешь!

— Сволочи! — крикнул что есть силы Сергей и… проснулся.

Его била дрожь, горло пересохло, перед глазами стояли красные круги, расширяющиеся словно языки пламени. Рассвет вползал в комнату, а из соседней комнаты доносился богатырский храп Саввы. Сергей свесил ноги с кровати, закутался в одеяло. Мысли его мешались. Поникнув головой и закрыв глаза, он думал о прожитой жизни.

Глава восьмая ГДЕ ОНА?

Завтракая, Сергей старался не смотреть на Савву. После ночного кошмара благодушно-самодовольный вид «шейха» был ему неприятен. Он даже ощущал противное покалывание в груди, словно ночью его действительно слегка попыряли ножом. А Савва загадочно усмехался, поглядывая на него и наматывая на вилку макароны.

— Чего ты орал ночью? — спросил он наконец. — Будто кто резал.

— А ты храпел, как свинья, — отозвался Сергей.

Больше они не произнесли ни слова. Было ясно, что в ближайшее время Днищеву предстоит собирать чемоданы. Психологическая несовместимость двух приятелей достигла своего пика. «Куда бы переехать?» — думал Сергей, помешивая ложечкой кофе. К Генке Черепкову разве? Выделит местечко в коробке, рядом с питоном. Ничего, скоро они вплотную займутся Рендалем, и тогда… можно будет покупать собственный дом. С видом на Женевское озеро. Или где-нибудь в Архангельской области, на севере, в самой глуши, подальше от проклятой цивилизации. Завести там домашнюю живность, коровку, козу, поросенка, кур, жену. И окучивать картофельное поле. Н-да, жену. Нет, хватит жен, обойдемся старухой ключницей. Сергей снял телефонную трубку и позвонил Миле Ястребовой.

— Нашлась Света? — спросил он.

— Нет, — сонно ответила она.

— Так ищи!

— Отстань, ладно? Я спать хочу.

— Хороша подруга! А если она в беде? — Из головы не шел ночной сон.

— А что ты предлагаешь? У нее родители есть.

— Звони в милицию.

— Не смеши.

— Тогда дай объявление в газету.

— Уж лучше сходить к гадалке.

— С тобой, красавица, только время теряешь. Скажи адрес родителей, я сам съезжу, попробую что-нибудь разузнать.

Записав на бумажке улицу, дом и номер квартиры, Сергей положил трубку. Крутившийся рядом и подслушивавший разговор Савва съехидничал:

— Народная мудрость гласит: друг познается в беде. Такова спортивная жизнь, милый мой. В этом мире мы никому не нужны, кроме самих себя, а иногда и себе тоже.

— Поразительный ты человек, Савва. Вроде бы умный, а несешь сущую околесицу. Неужели ничего святого не осталось?

— Да найдется твоя Света, не дави на селезенку.

— Она не моя, — хмуро ответил Сергей.

— Ну так будет. Куда денется? Влюбитесь и женитесь. Только пройдет время, и почувствуете вы, сидя у разбитых горшков, как поднимается в ваших сердцах мутная желчь, растекаясь равнодушием друг к другу. Это физика: седьмой закон Ома. Вот был у нас случай в Каире. Один шейх влюбился в русскую проститутку. Красивая была — страсть. Мы ее из-под Вологды выписали. Бриллианты ей дарил, хотел взять четвертой женой, отправил на учебу в Париж. И что же ты думаешь? Эта дуреха возьми и закрути роман с неким «французиком из Бордо». Любовь шейха побоку. На телефонограммы наши ноль внимания. Факсы рвет. От мушкетерских усиков француза — без ума. Короче, пора применять психотерапию. Шейх конечно же про все выведал. А был он ревнив и зол до смерти. Погрузился на своего любимого верблюда и отправился в Париж резать по дороге всех попавшихся на глаза французов. Я даже боялся, что он истребит всю нацию лягушатников. Кем тогда заселить благодатный край? Долго ли, коротко ли, разыскал он свою неверную и ее полюбовника. Сначала поговорил с ним, потом с ней. Обошлось без крови, пока. Французик получил отступного, тысяч пятьсот франков, чего он, собственно говоря, и добивался, и полетел в свое Бордо, а вологжанка наша — алмазное колье, чтобы любовь ее глупая остыла. И отправилась она как миленькая за своим шейхом в Александрию. А ему и надо было лишь вывезти ее в Египет. Там она и исчезла бесследно. Видно, пошла на корм крокодилам. А ты говоришь — любовь! Это кошмар какой-то. Нет, чем такая любовь, я лучше крутое обрезание сделаю.

— Тащи садовые ножницы, я помогу.

— Обойдемся без нервных.

Сергей подождал, пока Савва уйдет в соседнюю комнату, и позвонил сначала Гене Черепкову, потом Леше Карпунькову. Обоих он предупредил о завтрашней встрече, поскольку с Рендалем надо было поторопиться. В любой день тот мог рвануть из Москвы, и тогда жди, когда объявится здесь снова. А упускать шанс Днищеву не хотелось. Затем он вспомнил, что прошла ровно неделя после встречи с загадочным человеком с Чистых прудов. Именно сегодня Сергей должен был позвонить по номеру, который словно навечно отпечатался в его сознании. Надо было решить, идти на продолжение контакта с этой странной мумиеобразной фигурой или послать все к черту? Вряд ли его смогут найти и потребовать обратно тысячу долларов.

Сергей раздумывал, не зная, как поступить. «Была не была!» — махнул он наконец рукой и набрал прозвеневшие в его голове в то роковое утро цифры: 123–31–15. После первого длинного гудка положил трубку и повторил дальше — по цифровому коду. Тот же монотонный, глухой женский голос, что и в прошлый раз, произнес всего одну фразу: «Сегодня в четырнадцать часов на Чистых прудах, возле магазина „Дайна“». Все как прежде, только поменялось время. «Ну что же, — подумал он. — Вперед, Сергей! За Бога, царя и отечество!»

Стрелки часов показывали лишь половину десятого, и он решил пока съездить к родителям Светы по данному Милой адресу, благо их квартира располагалась неподалеку, в трех троллейбусных остановках. Поначалу дверь долго не открывали, изучая его лицо в «глазок». Сергей встал и в анфас, и в профиль и даже наклонил голову набок, стараясь улыбнуться как можно чарующе.

— По поводу Светы, — громко сказал он на всякий случай.

Наконец засовы звякнули, и дверь поползла внутрь. Папа и мама стояли на пороге, причем женщина была на голову выше мужчины, а тот гораздо шире супруги.

— Я от Милы Ястребовой, — представился Сергей. — Голенищев-Днищев, сокурсник.

— Она звонила только что, проходите, — сказал папа. — Где Света? Мы две ночи не спим.

— Ушла из дому, никого не предупредила, — пожаловалась мама, очень похожая на Светлану через тридцать лет. — Ну ладно, пожила бы у Милочки, мы не против, им надо вместе готовиться к занятиям, так нет! Вообще исчезла. Может быть, они поссорились?

— Нет, Тома, — капризно перебил ее муж. — Мила — человек спокойный, положительный, она хорошо влияет на Свету. Дурному не научит.

«Ну, ты загнул, папаша, — подумал Сергей. — Уж на что я дальтоник, и то ее разглядел».

— Я по профессии литератор, поэт, — горделиво продолжил папа. — Света вам, наверное, много обо мне говорила? Мне положено разбираться в человеческих душах.

— Конечно, — согласился Сергей. — Света мне о вас все уши прожужжала. Мы с ней вместе иногда сидим на лекциях. Так вместо того чтобы слушать теоремы Эвклида, она только о вас и долдонит.

— Ну, разумеется, — небрежно отмахнулся от этого факта папа, словно иначе и не могло быть, а мама подозрительно спросила:

— Разве в Инязе вы проходите эту ужасную геометрию?

— Факультативно, — поправился Сергей. — Спецсеминар.

— А сколько же вам лет, молодой человек? По виду ваши студенческие годы должны были бы давно остаться позади.

— Я поздно взялся за ум. До этого вкалывал на прокладке туннелей.

Интерес к нему стал заметно падать.

— А что вас связывает со Светочкой? — разочарованно спросила мама.

— Ничего. Но, как секретарь партячейки, я должен знать, выполнила ли она наши поручения.

— Какой еще партячейки? — взвился папа: ему наступили на любимую мозоль.

— Партия «зеленых», — хладнокровно объяснил Сергей. — Гринпис. Разве Света не говорила, что мы готовим акцию против массового самоубийства китов?

— Молодой человек нам морочит голову, — сказала мама.

— Нет. Просто хочу понять: почему она ушла из дому? Поверьте, я так же, как и вы, озабочен ее исчезновением. Может быть, вы лупили ее березовым веником, заставляли каждое утро есть манную кашу, не пускали в зоопарк? Надо разобраться.

Наконец-то и папа и мама улыбнулись. Лед начал таять.

— Сейчас поставлю чайник, — сказала мама и ушла на кухню.

А папа грустно развел руками:

— Не было никаких причин. Она всегда росла послушной девочкой. Тихой, скромной, даже не похожей на других детей. И очень ласковой. Шумных игр избегала. Единственным ее увлечением были бальные танцы. И книги, конечно. Читала очень много, но не все подряд, нет. Плохую литературу отбрасывала сразу. Надеюсь, что это я привил ей вкус к настоящим писателям. Любила стихи, а мои-то знала все наизусть. По правде сказать, лучшего читателя у меня никогда не было. Да пойдемте в ее комнату, сами увидите.

Кровать возле окна была накрыта синим шотландским пледом, на столе аккуратной стопкой лежали учебники, на тумбочке — магнитофон и кассеты, а тянувшиеся вдоль стен полки заставлены книгами. Сергей пробежал глазами по корешкам. Пушкин, Гоголь, Гончаров, Достоевский, Толстой, Тютчев, Бунин, Чехов, Есенин, Блок… Отдельно зарубежная литература: Гомер, Данте, Вергилий, Шекспир, Стендаль, Сервантес, Ибсен… Современные писатели, среди которых томики стихов Вольдемара Муренова. Сергей вытащил один из них, раскрыл на середине.

— «Я снова мучаюсь вопросом. Так что же дальше? Отдавший дань словесным розам. — Махровой фальши…» — прочитал он. — Забавно. Сами написали?

— А то кто же? — возмутился папа, отбирая книгу и ставя ее на место. — Пушкин, что ли?

— Да, Пушкин бы так не смог. А сами вы знаете — что же дальше? Вы же писатель, должны видеть глубже всех. Кончится когда-нибудь фальшь в нашей жизни?

— Философствовать проще всего, — устало сказал папа. — Вы думаете, она ушла поэтому? Потому, что ложь заела всех нас, как вши? Потому, что мы не смеем признаться самим себе, что уже не можем без нее просуществовать и дня? Но в нашей семье все было по-другому, уверяю вас.

Сергей глядел на пуанты, лежащие рядом с портретом милой девочки в бальной пачке.

— Вам виднее, — сказал он. — Почему она бросила танцевать?

— Потому что… она обиделась. Вместо нее на конкурс отправили другую девочку, менее способную, зато дочку нужного человека. А она грезила этими соревнованиями.

— Понятно.

— Да, не в ее характере прощать. Она ведь очень упрямая. Только жизни по-настоящему не знает. И доверчивая. Боюсь, не случилось бы худого…

— Как она проводила свободное время?

— Кроме Милы, у нее не было подруг. Она как-то сторонилась всех. Телевизор смотрела редко… Слушала музыку, читала. Общество малознакомых людей вообще угнетало ее. Однажды мы отдыхали в Коктебеле, еще в те, благословенные времена, когда существовали писательские Дома творчества, так она не отходила от нас ни на шаг, как собачонка.

— И это вас тяготило?

— Не сказать чтобы очень, но… сами понимаете. Пойдемте, нас зовут к чаепитию.

Сергей оторвал взгляд от портрета.

— Я найду ее, — пообещал он.

Глава девятая ПРОГНОЗЫ ТАЙНОГО ОБЩЕСТВА ЭСХАТОЛОГОВ

К двум часам дня Сергей был на Чистых прудах. После долгого разговора с родителями Светы он уяснил себе одно: они потеряли свою дочь еще раньше, чем она ушла из дому. Рано или поздно такое должно было случиться. Люди искусства эгоистичны, они любят ремесло, которым занимаются, и свое место в нем, отвоевывая его с предельным напряжением сил, а дети их, по сути, растут беспризорными, какой бы внешней заботой и уютом ни окружались. Судьба их — быть вечными изгоями в своей семье. Ломка сознания у таких подростков происходит в четырнадцать — шестнадцать лет, когда особенно сильна тяга к самоубийству. Взросление Светы пришлось на более поздние сроки. Она поняла, что искать опору в родителях, занятых только собой, бесполезно. И она ушла из дому. Куда ее приведет дорога?

Почувствовав, что кто-то стоит рядом, Сергей повернул голову. Неизвестно откуда взявшийся человек, похожий на мумию, с щеточкой белесых усов, произнес, словно продолжал беседу недельной давности:

— Итак, мы согласились, что человек — существо любопытное, но пусть вас не тревожит, откуда я знаю ваше имя, Сергей Сергеевич. В конце концов это детали.

— Меня это не волнует, — ответил Днищев, несколько обескураженный. — Хотя, наверное, вы знаете также и многие факты моей биографии?

— Разумеется.

— Вы следили за мной?

— Скажем так: вели наблюдение. Согласитесь, что, вручив вам тысячу долларов, я не мог позволить, чтобы они исчезли бесследно. Вместе с вами. Но вы, как вижу, человек слова и позвонили в назначенный день. Хотя уверен, еще утром вы сильно колебались, а пришли сюда все-таки из чистого любопытства. И с маленькой надеждой на еще один желтый конверт.

— Я понимаю, бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

— Нет, бесплатный сыр раздают и на благотворительных завтраках.

— Но вы же не занимаетесь благотворительностью. На мецената вы не похожи.

— Вы правы, Сергей Сергеевич. В отношении вас у нас есть определенные планы.

— Давайте откровенно. Зачем я вам понадобился? И кого вы представляете? Какие-то секретные структуры? Или частную фирму? Зарубежную разведку?

— Всего понемножку, — таинственный человек улыбнулся.

— С детства не любил играть в прятки.

— Напрасно. Тот, у кого завязаны глаза, находится в более выгодном положении. Он ловит, а не его. И хотя не видит, но если будет достаточно ловок, то сможет победить.

— Рискуя при этом сломать себе шею, — добавил Сергей.

— Конец-то у всех один, так не все ли равно когда?

— Ладно. Кого же или что именно я должен поймать? И как вас хотя бы величать?

— Зовите меня Алексей Алексеевич. Вы, конечно, уверены, что это мое ненастоящее имя. Тут я вас разочарую. Именно так меня окрестили. На первый ваш вопрос мне будет ответить сложнее. Да вам и не нужно пока знать ответ. Сначала вы пройдете некоторые обследования, медицинские, психологические тесты, проверку на физическую выносливость, особые тренинги. Позанимаетесь со специалистами. Вполне может статься, что вы нам и не подойдете. Тогда мы расстанемся добрыми друзьями, а полученный вами аванс будем считать платой за ваше беспокойство, моральной компенсацией за потерянное время.

— Вы что, хотите запустить меня в космос? Или готовите для скрещивания с осьминогом?

— Мне по душе ваше остроумие. Я вообще люблю веселых людей. К сожалению, Господь лишил меня этого дара. Увы, все время приходится проводить среди скучных и серьезных коллег. Я думаю, мы с вами сработаемся.

— Вы не ответили, Алексей Алексеевич.

— Насчет осьминога? Упаси Бог! Что же мы, вивисекторы какие-то? Нет, нет. Никаких экспериментов с вашим здоровьем, даже не волнуйтесь. И в космос вас никто не вытолкнет, не надейтесь. У самого, знаете ли, мечта такая была с детства — не сбылась. Но полетать вам все же, возможно, придется.

Кротову почему-то нравился этот человек, хотя ко всем людям он относился равнодушно и одинаково. «Хорошо, что я не пошел на поводу у Щукина с его предложением ликвидировать всех исполнителей, — подумал он. — Жаль было бы решить судьбу этого симпатичного парня так просто».

— Засим прощайте, — сказал он.

— А что же… дальше? — удивленно спросил Сергей.

— Вас известят, — сухо отозвался Кротов и зашагал прочь.

Днищев постоял некоторое время в недоумении, оглянулся — поблизости никого не было. Но ему казалось, что за ним все равно наблюдают: вон из той машины с тонированными стеклами, или из окон магазина напротив, или сидевшая вдали на скамейке обнявшаяся парочка. Он даже с подозрением покосился на пробежавшего мимо бездомного пса, который дружелюбно повилял хвостом. Никогда еще Сергей Днищев не попадал в такую странную и нелепую ситуацию. Он уже понимал, что за Алексеем Алексеевичем стоят какие-то мощные, хорошо организованные структуры, но чего они добиваются от него, как хотят использовать в своих целях? А ведь не позвони он в прошлый вторник по этому злополучному номеру — и пути их никогда бы не перекрестились. Но, может быть, действительно еще никому не удавалось уйти от своей судьбы?

Пообедав в забегаловке на углу, Сергей поехал домой, где вновь ввязался в какие-то глупые препирательства с Саввой. Спор на этот раз вышел из-за необходимости бега на длинную дистанцию, желательно с чемоданами в руках.

— Надо делать ноги, — глубокомысленно изрек Савва. — Бежать из России, и как можно скорее. Последний раз предлагаю, как другу: поехали со мной в Каир? Я хочу спасти твою никчемную жизнь.

— Ежели она такая, как ты изволил выразиться, то ее не надо спасать. А что подвигло тебя, блуждающий Ибн-Савва, на сие решение? Ожидаемое землетрясение? Цунами?

— Хуже. Вот смотри, — Савва бросил перед Сергеем брошюрку, отпечатанную на довольно скверной бумаге. — Сегодня был в клубе бизнесменов, заглянул к старым приятелям, поболтали о том о сем… Все они сильно встревожены. Грядут страшные времена. Эта брошюра — астрологический прогноз тайного общества эсхатологов.

— Ничего себе тайное, если о нем знают в клубе болтунов!

— Не смейся. Общество вполне легально зарегистрировано, просто так называется. Существует уже шесть лет, и все его прогнозы сбывались. Оно предсказало оба путча, чеченскую войну, раздел Боснии и многое другое.

— Ну и что там еще написано?

— Начнется все с попытки государственного переворота — этакий путч-три, а потом так завертится, что ситуация выйдет из-под контроля и в дело вступят силы, которые мы даже не представляем. И никакое мировое сообщество не поможет, потому что ядерные кнопки будут уже в чужих руках. Власть падет в одночасье, правительств станет несколько, все начнут воевать друг с другом. Кто успеет унести ноги — выживут. Тут и конкретно о каждом, о персоналиях. Вот целый список. — Савва полистал брошюру, нашел нужную страницу. — Ты как хочешь, а я через две недели уматываю отсюда. Береженого Бог бережет. Все предыдущие прогнозы этого общества эсхатологов сбывались.

— А на этот раз они немного повредились рассудком. Но если такое все же произойдет, я не буду слишком огорчаться. Наоборот, останусь, чтобы поглазеть. Человек — существо любопытное, — вспомнил Сергей слова Алексея Алексеевича. — И когда же начнется вся эта катавасия?

— Первого сентября, — отозвался Савва.

— Самая памятная для меня дата. Мой день рождения.

— Как бы он не стал и днем твоей смерти.

Сергей посмотрел на часы: пора было собираться и ехать на службу в Агропромбанк. Его позабавил вид Саввы, накачавшего себя эсхатологическими прогнозами: он сидел красный как рак, с выступившими на висках венами и совершенно пустыми, погасшими глазками.

Глава десятая РАНО ЛИ ВСТАЕТ ОХРАНА?

Банк занимал два нижних этажа в сталинском доме на Тверском бульваре и входил по рейтингу в высшую категорию надежности. Вращающиеся двери, вакуумные стекла, суперсовременное оборудование, изысканный внутренний интерьер, надежная система зашиты — словом, было все, чтобы привлечь внимание клиентов.

Сергею Днищеву посчастливилось в первый же вечер своего пребывания в Агропромбанке мельком лицезреть окутанного легендами бывшего скромного секретаря райкома комсомола, а ныне могущественного генерального директора, который метил в кресло премьер-министра державы, поверженной в «холодной войне». В восьмом часу вечера, когда приток клиентов закончился и служащие торопились домой, по коридору в окружении телохранителей быстро прошествовал сам господин Гуслярский, роняя по сторонам рассеянные взгляды. Днищев и начальник ночной смены Макушев стояли возле вращающихся дверей, вытянувшись в струнку. На секунду Гуслярский задержал взгляд на лице Сергея и, обернувшись к идущему рядом Хрунову, вполголоса бросил:

— Кто?

— Новый охранник, — так же негромко ответил тот.

Процессия, не снижая хода, двинулась дальше, погрузилась в бронированные «мерседесы» и унеслась к Успенскому шоссе, на загородную виллу.

«Да, крупный овощ вырос из заштатного комсомольского деятеля, — подумал Днищев. — А ведь лепетал что-то про „вечное дело Ленина“ да бегал в высокие кабинеты с чашечками кофе…»

— Идем, покажу тебе остальные помещения, — вывел его из задумчивости Макушев, крепко сбитый бывший спецназовец.

На ночь в банке должно было остаться шесть человек, не считая дежурного администратора, работающего с факсами и следящего за биржевыми новостями со всего мира.

— Если хочешь знать, — продолжил Макушев, — система сигнализации у нас самовоспроизводящаяся, с семью уровнями сложности, отключить ее практически невозможно. Так что мы здесь как в железобетонной коробке, в которую извне не сможет попасть никто.

Макушев явно гордился своей работой, шагая впереди Днищева. Световые лампы позади них автоматически гасли, реагируя на движение тепловых пятен. В потолке Сергей заметил вмонтированные вращающиеся видеокамеры, посылавшие изображение на мониторы.

— Работа не пыльная. Каждые полчаса будешь обходить с напарником свой участок, а потом сиди и глазей на экраны. Смотри не засни. Увижу — занесу в журнал, узнаешь тогда, что такое штрафные санкции. Вычтут из зарплаты. А вообще-то тебе повезло, что сюда устроился. За все время у нас еще не было ни одного серьезного инцидента. Хрунов — мужик с головой!.. Маршрут обхода не меняй и в президентские апартаменты не суйся, — предупредил напоследок Макушев Сергея. — Туда нам хода нет.

— Слушаюсь, товарищ генерал! — Днищев окончательно развеселился.

— Это ты брось, — сердито оборвал его Макушев. — Давай-ка без шуток тут. Дело серьезное.

— Понял. Больше не буду.

— Вот так-то. Если что, я в кабинете Хрунова.

Сергей расположился вместе с другими охранниками перед мониторами, чувствуя на себе настороженные взгляды. Пытливое молчание продолжалось долго.

— Пива бы выпить, — мечтательно произнес Сергей, широко улыбнувшись.

Кто-то неопределенно хрюкнул. Другой встал, полез в шкафчик и протянул Днищеву банку пепси.

— Алкоголь запрещен, — сказал охранник. — Санкции. — И он снова уселся в кресло.

— А почитать есть что? — Сергей вытянул ноги.

— Нельзя.

— Ну хотя бы биржевые сводки?

— Шебутной ты какой-то, — ответил приставленный к нему напарник. — Пошли на обход.

— Айда! — Сергей легко выпрыгнул из кресла. — А то тут геморрой наживешь, лечи его потом за счет Гуслярского.

Вернувшись, Сергей предложил сыграть в карты, вытащив припасенную колоду. Никто даже не прореагировал на это, а о шашках он не стал и заикаться. Громко зевнув, поудобнее устроился в кресле и с тоской посмотрел вокруг.

— Ну и тоска тут у вас, — сказал он. — Коля, давай сходим на Тверской, приведем девочек?

Напарник кинул на него взгляд, полный благородного презрения и собственного превосходства.

— Угомонись, — посоветовал он. — Это тебе с непривычки так. Я в первый день тоже себе места не находил. Ничего, пообтешешься. А нет — долго не задержишься.

— А вот интересно: если ограбить этот банк, то как? Давайте порассуждаем, тема больно любопытная.

— Никак, — ответил Сергею кто-то. — Американская система зашиты. Точно такая же в Чейз-Манхэттенбанке. Если только раздолбать атомной бомбой.

— Плоско мыслишь. А надо пользоваться всеми тремя измерениями. Сейчас объясню. Вот, кстати, бесплатная идея, если кто желает — могу подарить. Итак, мы исходим из того, что банк ограбить нельзя, потому что это невозможно. Но очень хочется. Что остается?

Охранники несколько отвлеклись, поглядывая на Сергея. Двое из них развернулись в креслах.

— Остается искать нетрадиционные пути. Можно поджечь верхние этажи здания, а во время пожара и паники поорудовать тут под видом пожарных. Или подвести два баллона с сероводородом к воздухопроводу, чтобы выкурить нас отсюда, а там уже дело техники. Или изготовить гуттаперчевую маску с мордой господина Гуслярского и нагрянуть ночью с проверкой. Или…

— Болтун, — не дал продолжить Сергею напарник. — Откуда только ты такой взялся на нашу голову?

— С гор спустился, — ответил тот.

И в это время сработала сигнализация, тревожно зазвенел зуммер. Охранники прильнули к мониторам. В комнату вбежал Макушев, оттолкнув одного из них плечом.

— Сектор «А», — произнес Николай, Напарник Днищева. — Это главный вход. Никого не видно. Что за чертовщина?

— Пошли, выйдем через служебный вход и поглядим. — Макушев кивнул Сергею и его напарнику. — А остальным быть здесь, в случае чего — действовать по инструкции.

Они побежали по коридору, преследуемые несмолкаемым звоном. Минуты две ушло на отпирание бронированной двери, столько же времени пришлось ее запирать. Потом они обогнули здание и выскочили через арку на Тверской бульвар. Тотчас же услышали оглушительный звон — рухнуло вдребезги разбитое окно на первом этаже, рядом с главным входом в банк.

На пустынной улице, недоступный оку видеокамеры, стоял щуплый, плюгавенький мужичонка в замусоленном пиджаке и швырял в Агропромбанк булыжники, запасливо приготовив их возле ног целую кучу. Нагнувшись, он подхватил свеженький камень и размахнулся, чуть не упав при этом навзничь. Днищев успел перехватить его запястье.

— Ты что, дядя, рехнулся? — сказал Сергей, встряхивая мужичонку.

Подлетевший Макушев нацелился ему в челюсть, но Днищев оттолкнул витриноломателя, и кулак просвистел мимо.

— Пшли вон! — пьяно огрызнулся мужичок. — Я все здесь разнесу в щепки! Пойдут клочки по… зак… закорючкам…

Сергей продолжал загораживать его от кулаков Макушева и Николая. Из-за поворота выскочил милицейский «уазик», резко затормозил перед ними. Мужичонка трепыхался и орал:

— «Дадим отпор грабителям, губителям детей! Пусть ярость…» забыл, эк! Тра-та-тадная парам-парам-папа…

На его руках щелкнули наручники, тело поволокли в машину. Но оттуда еще продолжало нестись:

— «Вставай, страна огромная! Вста-авай на смертный бой!»

Голос умолк: видно, мужичонке заткнули глотку.

— Разбил? — ядовито спросил капитан милиции, глядя на банковских охранников. — Как же он умудрился?

— Сам не пойму, — развел руками Макушев. — Стекла-то вакуумные, пуленепробиваемые. Ну, паразит, сукин сын! Кто теперь платить будет? Не он же? С нас вычтут.

— Это понятно, с него как с козла молока, — согласился капитан. — У него, кроме подштанников, ничего нету.

— Голь проклятая! — продолжал беситься Макушев. — Зараза! Отстреливать их надо, люмпенов! В концлагеря всех, за колючую проволоку!

— Всех-то не пересажаем, — смущенно произнес капитан.

— А вы постарайтесь. Нет, ума не приложу, как же он, гад, такое толстенное стекло раскрошил?

— Русский человек умелец, — усмехнулся Днищев. — Он из трех гвоздей калькулятор смастерит. А надо будет — и золотое яичко снесет.

— Это точно, — согласился капитан. Его, кажется, даже радовало разбитое стекло.

— Надо звонить Гуслярскому, — хмуро произнес Макушев.

— Вот тебе и надежная система, как в Чейз-Манхэттенбанке. — Сергей толкнул напарника в бок. — Лапша это одна. Дурят нашего брата в Америке.

Глава одиннадцатая ЗАГОВОР НА ТРОИХ

Подельники собрались в квартире Гены Черепкова, которая служила ему и художественной мастерской, и фотолабораторией, и свалкой районного масштаба. Тут прекрасно уживались и соседствовали самые различные вещи: граверный станок и сломанная швейная машинка «Зингер», старинные настенные часы с кукушкой и коллекция пузатых самоваров, портреты Сталина и академика Сахарова, подержанный граммофон и новенький миноискатель, а также кот Макс и питон Гоша.

Сам хозяин сидел за дубовым столом, чья поверхность, обильно смоченная химикатами и изрезанная граверными ножами, напоминала поле боя при Ватерлоо. Сергей, не спавший всю ночь, приехавший сюда прямо из Агропромбанка, подремывал в кресле-качалке. Алексей Карпуньков расхаживал по комнате, то и дело натыкаясь на музейные экспонаты, размахивал руками и читал лекцию по психиатрии, заколдовывая слушателей медицинскими терминами. Говорил он увлеченно, блестяще, приводя примеры из своей практики и мировой истории медицины. Он был настоящим мастером своего дела и недаром пользовался особой популярностью на кафедре в институте, а студентки от него были вообще без ума. Глядя на вдохновенное лицо Леши, хотелось немедленно схватить лист бумаги и карандаш и записывать за ним слово в слово.

— Обратите внимание, что все великие люди были в той или иной степени шизофрениками, — говорил он, пнув попавшийся под ноги футбольный мяч. — Я уж не беру религиозных деятелей, пророков. Но вспомним Карла Великого, Наполеона, Кромвеля, Авраама Линкольна, Гоголя и Достоевского. Шизофрения у них проявлялась в трех ипостасях: личная жизнь, общественная и зеркальная, то есть та, которая была видима им одним. В личной жизни либо суровый аскетизм, либо игра необузданных страстей. В общественной — стремление к всевластию над умами, душами, народами или государством. В зеркальной — страх перед содеянным. Возьмем Александра Македонского. — Карпуньков приподнял двумя пальцами лежащий на полу сапог, словно это было все, что осталось от великого полководца, и презрительно бросил его обратно. — Шизофрения, усугубленная алкоголизмом и гомосексуализмом, приведшая его к воцарению над миром. Но мало кому известно, что он так же, как и Ленин, страшно боялся мышей. Стоило перед каким-нибудь сражением показать ему мышонка, и он надолго впадал в транс, из которого его не всегда могли вывести. Об этом хорошо знали персы, чем и воспользовались в одной из битв, подослав к нему разведчика с парочкой мышек. Тот сумел пробраться в покои Александра, подкупив стражу, а в результате долгое состояние невменяемости, упущенное время и бегство войска, оставшегося без полководца.

— Переходи к Рендалю, — попросил Сергей. — Если бы мы охотились за Македонским, то приняли бы в нашу компанию и Макса. — Генкин кот лежал у него на коленях. — Но мы не можем слушать тебя вечно. Сейчас выяснится, что у Ганнибала была водобоязнь, а Юлий Цезарь страдал кровавым поносом, когда дул норд-норд-вест.

— Хорошо. Почему мы порой замираем, глядя на языки пламени в костре? — Леша наткнулся на чучело медведя с подносом, чуть не повалил его на пол. — Стоять, тихо! — сказал он и продолжил: — Потому что в нас сидит древний, атавистический, божественный страх перед ним. Огонь — лучший проявитель нашей зеркальной жизни, позволяющий ввести в транс практически любого человека. Но у каждого есть еще и свои, особые метки, поскольку все мы в той или иной степени шизофреники. У Рендаля это запах жасмина, исходящий от красивой брюнетки, которая пощелкивает при этом пальцами, словно отбивает ритм.

Сергей закрыл глаза. То, что сейчас говорил Леша, он уже знал, и лекция предназначалась для Черепкова. Сквозь навалившуюся дремоту до него доносились слова «профессора»:

— Опыты показывают… легкий транс, эйфория… манипуляция сознанием подобных пациентов… заложенная в психику программа… по методу эриксоновского гипноза… специалисту достаточно двадцати минут… зомбирование… объект выполняет указание беспрекословно…

Сергей очнулся, поскольку наступила тишина.

— Ты все понял? — спросил он Черепкова. — Законспектировал в тетрадь? Экзамен будешь сдавать мне.

— Значит, — вздохнул Гена, будто добрался наконец до вершины горы, — мы должны воспользоваться врачебной тайной Томаса Петеля, выболтавшего историю болезни Рендаля Лешке, пробраться в особняк на Мичуринской улице, сфокусировать внимание хозяина на брюнетке, предварительно облив ее с ног до головы духами, а потом наш психиатр заложит в его подсознание нужную программу. Какую?

— В определенном месте передать нам десять миллионов долларов, — сказал Днищев. — Я думаю, что пары дней ему будет достаточно, чтобы собрать нужную сумму. Как, доктор, за этот срок он не выйдет из состояния гипноза?

— Исключено. После контакта со мной Рендаль будет нацелен на выполнение тех действий, конструкция которых ему будет задана. Ничего не подозревая, не меняясь внешне для окружающих, он превратится в совершенно иного человека. Можно даже стереть в его памяти некоторые воспоминания.

— А вот это лучше сделать потом, когда он принесет деньги, — поправил Сергей. — А если у тебя ничего не получится? Нас на куски разорвут.

— Я изучал нейролингвистическое программирование в США, — горделиво произнес Карпуньков. — И имел практику, между прочим. Но вообще-то, — подумав, добавил он, — мы затеваем рискованный эксперимент. Для него, Рендаля. Иногда в психике таких пациентов могут произойти необратимые изменения. Он может превратиться в зомби, который только и ждет команды.

— Тогда запрограммируй его, чтобы он потом поехал в Париж и прыгнул с Эйфелевой башни. Этот жирный клоп попил достаточно кровушки из нашей страны.

— Не будем становиться на один уровень с ним, — вмешался Гена. — Хватит и того, что мы его взгреем как следует. Но насчет суммы ты слишком загнул. Боюсь, он ее не осилит. Да и сколько же мешков надо приготовить?

— У него миллиард долларов, — сердито отозвался Сергей.

— И все равно. Куда нам столько? Солить? Богатство до добра не доводит. Мне лично хватило бы и пятисот тысяч.

— А мне — одного миллиона, — произнес Карпуньков. — Для открытия больницы. У меня даже название есть: «Психиатрическая лечебница имени Сергея Днищева». Надо же увековечить память о тебе и твоей идее. Пусть потомки думают, что ты был первым и самым любимым моим пациентом. Но Гена прав, давайте сократим наши требования. Надо просить пять миллионов.

— Три, — вставил Черепков.

— «Просить»! — передразнил Сергей. — Впервые вижу таких деликатных разбойников.

— Можно подумать, что ты занимаешься этим ремеслом всю жизнь, — парировал Алексей.

— Ладно, остановимся на шести. По два на брата, — решил Днищев. — И не спорить. Мое атаманское слово — закон!

— Любо! — как заправские казаки, отозвались его приятели.

Сергей нагнулся и вытащил из сумки бутылку красного вина.

— Гена, в твоей кунсткамере есть, кажется, все, кроме граненых стаканов.

— Сейчас принесу.

Вернувшись с маленькими узбекскими пиалами, Черепков деловито спросил:

— Как будем брать Рендаля?

— А он у нас входит во вкус, — повернулся к психиатру Сергей. — Это вопрос вопросов. Тут надо крепко подумать.

— И еще. Где мы возьмем брюнетку, которая согласится нам помогать?

— Есть одна на примете. Но… сомневаюсь. Впрочем, кажется, я нашел выход.

Как часто бывало, неожиданное решение осеняло Днищева мгновенно, словно в голове вспыхивала яркая лампочка. Он пристально глядел на Черепкова и загадочно улыбался.

— Чего ты на меня так смотришь? — подозрительно спросил Гена и обернулся назад, как бы ища поддержки у глиняных горшков.

— Как ты думаешь, Леша, — задумчиво произнес Сергей, — наш фотограф-самоучка не слишком уродлив?

— Не очень, — сообразил Карпуньков. — До Микки Рурка ему конечно же далеко, но что-то обаятельное в лице есть. Благородный нос с горбинкой, полные губки, пушистые ресницы, которым позавидовала бы любая девица. Вообще в овале щек что-то девичье.

— Вот именно!

— Если бы только не лысина. И костляв он, как Кощей.

— Мясо нарастим из ваты. А лысину прикроем кудрявым париком. С черным отливом.

— Эй-эй! Вы чего это задумали? — испугался Гена. Он даже привстал со стула и отступил на пару шагов.

— Хотим сделать из тебя сексуальную брюнетку, — сказал Сергей. — Ты никогда не мечтал побыть женщиной? Смотрел фильм «В джазе только девушки»?

— Надо купить побольше косметики, — поддержал Карпуньков.

— И черные чулочки с туфельками на высоком каблуке. Размера этак… Какой у тебя номер?

— Сорок один. Только я не согласен.

— А тебя никто и не спрашивает. Ничего, потерпишь ради правды.

— Пусть лучше Лешка трансформируется в бабу.

— Он никогда со своей бородой не расстанется. И потом, у него будут другие функции.

— А ты?

— У меня нос перебит. Рендаль на такую шлюху, как я, и внимания не обратит.

— А я, значит, Элизабет Тейлор? Нет, не могу. Я не знаю женской психологии. Кроме того, их повадки чужды моему мужскому началу.

— Твое начало вместе с концом мы замаскируем. Если, конечно, ты сам не уляжешься с Рендалем в постель. Поэтому не входи в роль слишком сильно.

— А в психологии я тебя поднатаскаю, — вставил Карпуньков. — Главное, побольше стреляй глазками: туда-сюда, туда-сюда… И томно улыбайся. Покажи зубы. Нет, лучше не улыбайся. Просто загадочно молчи.

— Собственно говоря, тебе и не придется болтать языком. Все воздействие на психику Рендаля возьмет на себя Леша. А ты только произведешь первоначальное впечатление, выпятишь грудь, покажешь коленку — и все.

— Коленку нельзя, они у него острые.

— А может, такие Рендалю и нравятся?

— Позвони ему и спроси.

— Значит, я буду глухонемой брюнеткой? — перебил их разговор Гена. — Хоть на этом спасибо. А нельзя…

— Нет! — хором ответили Сергей и Алексей.

— А если я приглашу свою тетку из Воронежа? Она черная, как цыганка.

— Ты еще бабушку из Магадана выпиши. Хватит расширять круг посвященных.

— Не нуди, — добавил психиатр. — Я тебе, милая, подарю золотые сережки. И фильдеперсовые колготки.

Гена бросил в него сломанный карандаш, но промахнулся.

— А она с норовом! — одобрил Днищев. — Такие-то и сводят с ума старых развратников вроде Рендаля… А теперь, господа жулики и отпетые негодяи, перейдем к обсуждению деталей и наметим день «X».

Возражений не последовало.

Глава двенадцатая СПЕЦЗАДАНИЕ БЫВШЕГО ГЕНЕРАЛА

Приехав домой, Днищев завалился спать, не обращая внимания на говорливого Савву, откопавшего еще что-то интересное в брошюрке тайного общества эсхатологов.

— Нет, мне все это определенно не нравится, — сказал он наконец. — Надо готовить лыжи. Я уже взял билет на тридцать первое августа.

— С сегодняшнего дня все аэропорты закрыты, — пробурчал Сергей, желая напугать его покрепче. — Придется тебе уходить через Кавказский хребет, в Турцию.

— Ври больше! Кстати, тут звонила некая Полина, просила передать, что ждет и надеется… Бедная девушка! Разве можно надеяться на такое неотесанное бревно, как ты? Познакомь.

— От винта! — скомандовал Сергей и уснул, повернувшись на другой бок.

Очнувшись в пятом часу, он понял, как вредна ночная работа для организма: голова побаливала, во рту было сухо, а во всем теле какая-то вялость. «Нет, дудки, — решил Сергей. — Пусть молоденькие мальчики, еще не наигравшиеся в войну, бегают охранниками у господина Гуслярского. С меня хватит. Тем более, если верить прогнозам эсхатологов, с первого сентября все полетит в тартарары, а самого банкира, возможно, напоят расплавленным золотым напитком».

Он позвонил Василию Федоровичу и сказал:

— Ночью расколошматили витрину в Агропромбанке — вот и вся информация. Да вы, наверное, в курсе. По правде говоря, не представляю, какая вам от меня там польза? Сплошная скука и рутинная работа, а допуска к чему-нибудь секретному у меня все равно нет. Хочу кончать эту волынку. Лучше буду, как писал поэт, в баре подавать ананасовую воду.

— Погоди, успеешь, — отозвался Василий Федорович. — Ты знаешь, каких трудов мне стоило устроить тебя туда? Потерпи хотя бы до конца недели, не подводи старика. Брось выкидывать свои фортели. Приезжай сейчас к памятнику Долгорукому, побеседуем.

— Яволь, герр адмирал, — согласился Днищев, с трудом веря, что тестю удастся его уговорить.

Но вышло не так, как он думал.

— Насколько я понимаю, ты ждешь конкретного задания? — произнес Василий Федорович, уводя Сергея подальше от потока машин. — Хорошо. Ты получишь его, и чем быстрее выполнишь, тем скорее освободишься от обузы. Возьмешь кредит в нашем банке и гуляй потом на все четыре стороны. Но сделать то, о чем я тебя попрошу, ты должен на этой неделе. И помни: от твоей сноровки зависит очень многое.

— Интригующее начало.

— Итог будет не менее захватывающим.

Смысл этой фразы был до конца ясен только Василию Федоровичу. Он помолчат, определяя для себя степень допустимой конкретности в разговоре — о чем Сергей может знать и что должно пройти мимо его внимания.

— Мы внедрили тебя в Агропромбанк конечно же не для ночного шатания по пустым коридорам. Сейчас Гуслярский проворачивает крупнейшую сделку с западногерманскими концернами. Речь идет о стратегическом сырье, но многие вопросы остаются пока не выясненными. Переговоры ведутся в его кабинете, при очень ограниченном числе людей. Подступа к ним мы не имеем. Записать беседы на расстоянии, через звуковые колебания воздуха, невозможно, поскольку оконные стекла имеют специальную звукопоглощающую защиту. А на карту поставлены, не буду скрывать, интересы государства. Поэтому если ты думаешь, что я действую ради моего Рос-Линкольнбанка, то ошибаешься. Здесь замешаны иные силы. И мы все очень надеемся на тебя.

— Надо спрятаться в кабинете Гуслярского под ковром? Только пусть предварительно меня переедет асфальтовый каток.

— Задание непростое, — Василий Федорович проигнорировал реплику. — Надо установить подслушивающее устройство в телефонной трубке. Это можно сделать лишь в ночное время. Теперь ясно, что от тебя требуется?

— А Хрунов? Где же ваша кагебешная солидарность? Ему-то это раз плюнуть.

— Ну, наши взаимоотношения достаточно сложны. К тому же с сегодняшнего дня он в Лондоне, на симпозиуме. А время не ждет. Переговоры начнутся завтра и закончатся в субботу. Три дня. Постарайся задействовать это устройство, — Василий Федорович вытащил из кармана маленький металлический стержень, — сегодня ночью.

Сергей почесал переносицу, подкинул на ладони странный предмет, словно определяя его вес.

— Внутри находится сам подслушивающий блок, на жидких кристаллах, аналогов ему в мировой практике пока еще нет. Руками содержимого не касайся! Механизм очень хрупкий, можешь нарушить теплоизоляцию. Просто отвинтишь крышечку и вытряхнешь капсулу на переговорную мембрану. — Василий Федорович вешал лапшу со столь серьезным видом, что и сам поверил в сказанное. — Справишься?

— Мы делаем обход каждые полчаса, длится он примерно минут семь, — ответил Сергей. — Но со мной в это время постоянно находится напарник. Потом глазеем на мониторы. Даже если я смогу выкроить пару лишних минут, как проникну в кабинет Гуслярского? Тем более что рядом с ним сидит дежурный администратор. А в коридорах установлены видеокамеры. Меня сразу же засекут другие охранники.

— Потому-то я и обратился к тебе, Сережа, — сказал Василий Федорович, по-отечески положив руку ему на плечо. — Дело очень важное, поверь. Кто, кроме тебя, сможет справиться?

— Вы преувеличиваете мои возможности, — ответил Днищев, но ему польстило замечание тестя.

— А вот это ключи от кабинета Гуслярского и других комнат на втором этаже. — Связка перекочевала в карман Сергея. — Как видишь, мы облегчаем твою задачу. Тщательно продумай все свои действия. Выбери момент, когда охранники отвлекутся, расслабятся. Администратор тоже человек, рано или поздно ему захочется в туалет. В общем, соображай по обстановке. Ума тебе не занимать. И ловкости тоже. Это я заметил еще тогда, когда ты окрутил мою дочку.

— Не я, она меня охмурила.

— Ладно, то вопрос десятый, — не стал спорить бывший генерал КГБ. — Главное, от вашего брака осталось маленькое существо, которое мы все очень любим. Ей жить дальше в нашей стране. И считай, что ты выполняешь особую миссию и делаешь это ради нее.

— Василий Федорович, в те, былые времена вы всегда напутствовали своих агентов подобным образом?

— А то как же? Семейные проблемы неотделимы от государственных, — улыбнулся тесть. — Короче, в твоем распоряжении три дня, когда можно установить эту штуковину. Чем раньше — тем лучше.

— А если меня все же застукают?

— Ну что ж… И такое бывало в нашей практике. Прежде всего постарайся избавиться от капсулы. Проглоти ее, что ли! Спусти в унитаз. Но, надеюсь, этого не произойдет. В любом случае ты чист. Ну, выгонят из банка, так ты и сам того хочешь. Жаль только, мы не узнаем, что замышляет этот прохвост Гуслярский. А он может натворить много бед…

— России?

— Ну не Америке же с Израилем? Что ты как маленький.

— Да я не маленький, я просто крохотный в ваших играх. Как песчинка, занесенная ветром.

— И песчинка может остановить самый сложный механизм. Помни об этом, Сережа.

«Темнит что-то старый лис, — подумал Днищев, расставшись с Василием Федоровичем. — Переигрывает в патриотизме. Где же он был со своей супермощной системой, когда ломали и уродовали страну? За кого он сейчас играет, чьими фигурами? Нет, все они словно гости на чумном пиру».

Он выбрался на Цветной бульвар, скользнув взглядом по висевшему на стене плакату: «Вступайте в „Братство отца Назария“, любимого сына Христова, истинного учителя на земле». Ниже шли контактные телефоны. Рядом стояли двое служителей в черно-белых одеяниях, собирая в коробку пожертвования. Вид у них был весьма отрешенный.

Размышляя над плакатом, Сергей подумал о Свете, еще одной жертве безумного и поганого времени. Где она, что с ней стало? Кому предъявить счет за ее уход от близких людей, от всего мира лжи и пошлости? Если она жива, то вполне могла оказаться в одной из каких-нибудь религиозных сект, расплодившихся в Москве, подобно поганым грибам. В том же «Братстве отца Назария». Или среди кришнаитов, буддистов, корейских, американских лжепроповедников. Ее душа, по существу, представляла чистую доску, на которую можно было занести любые иероглифы. Днищев вернулся к плакату и на всякий случай переписал телефоны.

— Интересуетесь? — вежливо спросил один из служителей.

— Ну! — грубо ответил Сергей. — Знавал я одного Назария, еще в армии. Старшиной у нас был. За сало мог Родину продать, не говоря уж о зенитной установке. Не тот ли?

Ему было жаль этих молоденьких ребят, которые по чьей-то воле забрались в самую глухую чащобу.

— Отец Назарий — святой, — обмолвился второй служитель, подставляя коробку. — Пожертвуйте на благие деяния.

— А где ваши мессы проходят?

Сергей нащупал в кармане оторвавшуюся когда-то пуговицу и бросил ее в коробку.

— На Новой Басманной.

— Нет, видно, это не тот Назарий. Того, кажется, контрабандисты прибили, когда он пытался всучить им два ящика хозяйственного мыла вместо гранат. А у этого, вашего, еще все впереди.

Круто развернувшись, Сергей пошел прочь. Теперь все его мысли сосредоточились на задаче, поставленной перед ним бывшим тестем. Пока что он даже не представлял, как взяться за ее решение.

Глава тринадцатая УСЛУГА ЗА УСЛУГУ

Не спеша двигаясь в сторону Агропромбанка, Сергей не мог избавиться от ощущения, что Света попала в беду, а ее жизнь находится в опасности. Он не сомневался, что она еще жива и ждет помощи. Доверчивой и неопытной девушке, возможно, впервые пришлось столкнуться с дьявольской волей, которая увела ее за собой. Эта воля может выступать в любом обличье. Разве тот же Савва, заманивающий русских красавиц в Каир, не верный проводник бесовского зла? Имя им — легион. Кто же сможет освободить Свету? Родители бессильны — это Сергей понял после разговора с ними, они не хозяева даже собственной жизни. На Милу надежды мало. Милиция и пальцем не пошевелит. Да и сам Сергей вряд ли что-нибудь сделает в одиночестве: слишком велика Москва, чтобы найти в ней потерявшегося. Есть только один человек, который в состоянии ему помочь. Но для этого надо пожертвовать кое-чем. Дьявол требует выкупа, так просто он ничего не возвращает.

Днищев вошел в телефонную будку и набрал нужный номер.

— Василий Федорович, это снова я, — сказал он, услышав голос бывшего тестя. — Я к вам с предложением. Давайте совершим взаимовыгодный обмен.

— Махнемся штиблетами? — пошутил тот.

— Нет. Я выполняю ваше поручение, но отказываюсь от кредита в банке: надобность в деньгах отпала.

— Интересно. А что же ты хочешь взамен? Или это благородный порыв души?

— Хочу, чтобы вы разыскали мне одного человека, пропавшего три дня назад. С вашими связями и возможностями вы сделаете такое за пару дней. А я к этому сроку установлю «игрушку».

— Годится, — проворчал Василий Федорович.

— Возьмите ручку, запишите. Светлана Муренова, двадцать лет, блондинка среднего роста, серые глаза, выглядит еще моложе, в лице этакий детский вызов взрослому миру. Отец — известный в очень узких кругах поэт Вольдемар Муренов, но конечно же его настоящее имя Владимир. А учится она в Инязе. Мне кажется, что ее затянули в какую-то секту — так мне говорит внутренний голос.

— А ты спроси его, не попала ли она просто в психушку? Сейчас многие женщины как-то быстро и внезапно сходят с ума.

— Нет, Василий Федорович. Поищите ее в разных братствах. Известно, что все эти секты вылупились из тайных лабораторий КГБ, и у вас наверняка есть там свои люди.

— Допустим. Но мне придется слегка попотеть.

— Баш на баш, — жестко ответил Сергей. — Иначе я отказываюсь от задания.

— Ты все-таки странный человек, — помолчав, отозвался бывший тесть. — Менять крупный кредит на какую-то…

— Осторожнее, — предупредил его Днищев.

— Кто хоть она тебе? Любовница?

— Нет. Я и видел-то ее всего несколько раз.

— Тогда зачем ищешь?

— Да дурак потому что!

— Ладно, хорошо, что сознался. Найдем мы твою Свету Муренову, не волнуйся.

— Вот и договорились.

Сергей повесил трубку и улыбнулся: ему показалось, что в эти минуты Света тоже думает о нем, словно их соединяла какая-то невидимая нить, сотканная из иллюзий.


И он не ошибся. Света уже четвертый день находилась в молельном доме братства на Новой Басманной, погруженная в мечтательное, сладко-безмятежное состояние от гипнотических проповедей отца Назария, послушно следуя указаниям служителей. Ее убаюкивала вся атмосфера обители, где витали тихие голоса и курились одурманивающие сознание травы и куда не мог проникнуть внешний мир с его неспокойными помыслами. Радостно было ощущать свою защищенность, изолированность от него, разделяющую пропасть. Света будто попала на чудесный остров, выросший посреди океана, исполненный непогрешимого величия и простоты, где обитали тени, лишенные плоти. И она сама превращалась в одну из них.

Но сейчас, около восьми часов вечера. Света вдруг очнулась в своей узенькой кельюшке, где находились только жесткий топчан, тумбочка и огромная фотография отца Назария на стене. Она приложила холодные пальцы ко лбу. Кто-то думал о ней, помнил, ждал, посылал свою энергетическую силу. Но то были не новые братья и сестры и не отец Назарий. Это был человек из прошлой жизни, той, никчемной и мелкой, как выброшенная на берег галька. Теплые волны увлекали ее обратно в море, на глубину, не позволяя задержаться на прогретом солнцем песке. Но Света, пребывая в каком-то пронзительно-откровенном трансе, отчетливо увидела идущего ей навстречу Сергея, преследовавшего ее все предыдущие дни, и — странно — не убоялась его ненавистного лица, объятой пламенем фигуры, протянутой руки, а, наоборот, коснулась ищущих пальцев. И тотчас же взметнувшийся вихрь, следивший за ними, налетел со стороны моря, разомкнул руки и погрузил все во тьму.

Вошедшая в комнатку-пенал служительница, не поднимая глаз, тихим голосом промолвила:

— Идем, сестра. Отец Назарий хочет поговорить с тобой…

Света, накинув на голову выданную ей косынку, послушно двинулась следом, минуя узкие коридоры и переходы. Каждый вечер «любимый сын Бога» беседовал со вновь обращенными братьями и сестрами, постигая их души и закладывая по кирпичику основы своего миросозерцания. Точно так же он перестроил и этот большой старинный особняк на Новой Басманной, взятый им в аренду на девяносто девять лет за смехотворную сумму. Вся внутренняя планировка дома была переделана, исчезли просторные холлы и гостиные, сменившись крохотными комнатушками и тесными проходами между ними, напоминающими лабиринт. Несведущий человек мог бы легко запутаться в них, упираясь в частые тупики. Лишь подвал был еще больше расширен, оснащен специальной аудио и визуальной аппаратурой, приобретенной в Соединенных Штатах и способствующей психотропному воздействию на человеческое подсознание. Искусно использовались и особые составы наркотических трав, вызывающие с течением времени глубокие изменения в психике и поражающие жизнедеятельные участки мозга. Этими составами ближайшие сподвижники отца Назария усиленно потчевали новичков, подчиняя себе их волю, отсекая любые желания и омертвляя тягу к свободному выбору.

Паства «пророка» отказывалась от всех мирских благ и добровольно передавала все свое движимое и недвижимое имущество под юрисдикцию братства, а практически оно скапливалось в одних-единственных руках отца Назария, который уже теперь являлся обладателем огромного состояния и значительных счетов в западных банках. Он открывал филиалы в других городах, посылая туда наиболее способных к самостоятельной работе учеников. Для нерадивых существовали сельские «места отдохновения», где, правда, отдыхом и не пахло, а с утра до позднего вечера послушные, отрешенные люди были заняты либо на полевых работах, либо в ткацких мастерских. Это тоже приносило особый доход.

Отец Назарий взглянул на приведенную к нему светловолосую девушку, не смевшую поднять глаза и замершую в ожидании, словно пугливый зверек.

— Расскажи мне о себе, сестра моя, — мягко произнес он, и легкая улыбка тронула его губы. «А она хороша», — плотоядно подумал «пророк», осматривая фигуру Светы. — Не бойся, подойди ближе. Ты исцелишься, ибо дано мне многое, а велено утешать и миловать. Не зная тебя, я вижу твою душу: она больна и тревожна, но скоро, скоро ты обретешь покой. Слушай мои слова, слушай, они падают на благодатную почву, ты наша в нашем братстве, ты своя, ты наконец-то дома, у истока будущей жизни…


Днищев вместе с напарником совершал очередной обход первого этажа Агропромбанка, отмечая расположение видеокамер и рассчитывая про себя траекторию обзора. Получалось так, что через помещения и коридоры вряд ли может проскочить незамеченной и мышь. А что на втором этаже, какие ловушки установлены? Он задержался возле ведущей вверх лестницы.

— Пошли, — оглянулся напарник.

— Погоди, Коля, — отозвался Днищев. — Кто-то там разговаривает.

— Администратор, наверное.

— Сам с собой? Что он, спятил? Надо глянуть.

Не дожидаясь напарника, Сергей легко побежал наверх. Выскочил в коридор, заканчивающийся освещенным помещением, где возле включенного компьютера сидел усатый мужчина, удивленно посмотревший на него. Тихо жужжали факсы, выбрасывая узкие бумажные ленты. За спиной усатого находилась массивная запертая дверь, видеокамер под потолком не было, слева по коридору тянулся ряд операционных кабинетов, их стеклянные стены были закрыты металлическими жалюзи. Все это Сергей успел разглядеть за несколько секунд, прежде чем напарник вырос за его плечом.

— Почудилось, — сказал Днищев, поигрывая резиновой дубинкой. — Ночные шорохи полны неожиданностей.

— Голоса послышались, — извинительным тоном произнес Николай.

— Да это я мурлыкал себе что-то под нос, — улыбнулся усатый мужчина. — Все в порядке, ребята.

— Отбой! — напарник слегка подтолкнул Днищева. — Ну и слух у тебя, — добавил он, уже спускаясь по лестнице. — Позавидовать можно.

— Да чему тут завидовать! Я, между прочим, спать не могу, от любого шороха просыпаюсь. Интересно, а куда этот тип в туалет ходит? Или у него с собой ночной горшок?

— Там же, над нашим расположен.

— Понятно. А когда успели витрину заделать? Небось весь день старались, — перевел разговор Днищев. — И что, опять вакуумное стекло?

— Говорят, нет, пока обычное. Временно. Но уже заказали.

— А с тем мужичком что?

— Дали, наверное, по шапке да отпустили.

— Ну и зря. Я бы ему придумал наказание: поставить его вместо разбитого стекла, и пусть стоит день и ночь, как пугало. Чем не живая реклама: «Наш банк самый стойкий в мире»? Однако надо бы кофейку выпить. — Сергей остановился возле автомата с напитками, нажал нужную кнопку, подставив бумажный стаканчик. — А ты не хочешь?

— У меня термос, я к своему привык.

— Ну-ну. А на дармовщинку все равно слаще.

Вновь медленно потянулось время. Сергей рассеянно смотрел на мониторы, откинувшись в кресле и обдумывая свои действия. Сегодня установить содержимое металлического стержня не получится — это ясно. Потребуются подготовительная работа и кое-какие инструменты, самым примитивным из которых будет обыкновенная школьная рогатка. Постепенно общий план начал вызревать в голове Днищева.

Глава четырнадцатая МЕДИЦИНСКАЯ ИНКВИЗИЦИЯ

В четверг с утра погода резко ухудшилась. Небо заволокло серыми тучами, неожиданно пошел мелкий дождь, которому не было видно конца. Промокшего Сергея Савва встретил словами:

— Пока ты ночами бегаешь по крышам, обстановка в стране накаляется. Кажется, начинается самое худшее. Только что передали по радио, в Кузбассе голодные шахтеры уже стали громить магазины и продуктовые склады. А в Североморске военные объявили забастовку. Где это видано — военные и забастовка? Как тебе это нравится?

— Чудесно. Очень нравится. Я в восторге.

— Ну тебя к черту! Войска НАТО скапливаются в Прибалтике. К чему бы?

— К дождю.

Сергею хотелось спать, но Савва все равно не оставил бы его в покое, и он налил себе двойную порцию Кофе.

— Много уже подобрал девушек для отправки в Каир?

— Четыре штуки, — ответил Савва, словно речь шла о каких-нибудь суповых ложках. — Одна, между прочим, учительница литературы. Сеяла разумное, доброе, вечное и медленно умирала с голоду. Жалко мне ее стало. Теперь не пропадет, выбросит из головы эту муть.

— Счастливый ты человек, Савва. Все у тебя складно получается. Победитель.

— И ты бы таким был, если бы не плевал против ветра.

— Нет. Просто я всегда на стороне слабого. Даже если у него не имеется никаких шансов.

— Фу-ты ну-ты, какой благородный! Аж завидки берут. — Савва пристально посмотрел на Сергея и неожиданно спросил: — Если ты такой поднебесный, чего же собрался Рендаля поприжать? Нехорошо это, брат.

Сергей поперхнулся кофе, вытер платком губы и уставился на «шейха». «Откуда он знает?» — пронеслось в голове. Подобная осведомленность никак не входила в его планы.

— Что ты несешь? — как можно равнодушнее спросил он. — Какого Рендаля?

— Не прикидывайся, дружочек. Мне все известно. Вчера, когда тебя не было дома, звонил Леша Карпуньков. То ли пьяный, то ли трахнутый чем-то по голове. Короче, он принял меня за тебя, и мы с ним мило побеседовали. Я, честно говоря, потом долго смеялся, чуть из кресла не вывалился. Это вы славно придумали! Я, кстати, сразу же навел справки о Рендале. Высоко берете, ребята. Не боитесь шеи свернуть?

«Психиатр хренов, болтун! — подумал о Карпунькове Сергей. — Все, с сегодняшнего дня ввожу для команды сухой закон, а то к началу операции о ней будет знать добрая половина Москвы».

— Леша сказал, что ты гений, — продолжил между тем Савва. — И мне это было приятно слышать, словно я и сам искупался в лучах славы. Ты и правда ловкач, а с виду не подумаешь.

— Много он тебе наплел? — Сергей понял, что деваться некуда.

— Достаточно, чтобы слепить общую картину.

— Ну и чего ты хочешь?

— Сам знаешь. Войти в долю.

— С какой стати?

— Ну не жадничай, некрасиво это. Или будет лучше, если я сниму трубку и позвоню Рендалю? Я и телефончик раздобыл.

— Шантажистов мочат, — мило предупредил Сергей. — Я и не знал, что ты такая свинья.

— Брось. Все это разговоры для бедных. А я тоже хочу иметь свой кусок. К тому же, насколько я понял, у вас финансовые трудности? Моя денежная поддержка не помешает. А прошу я всего пятнадцать процентов. Как, по рукам?

— Обойдешься десятью, — сдался Сергей.

Избавиться от Саввы можно было, лишь выбросив его в окно. Конечно, толку от него будет мало, но кое в чем пригодится. Хотя бы в качестве мальчика для битья.

— Достанешь машину, — приказал он. — Найми или купи, потом все равно продашь.

— К какому числу? — деловито спросил Савва, просияв. — Учти, надо поторопиться: у меня мало времени. Билет на тридцать первое августа.

— К субботе. Найди также самые дорогие жасминовые духи, косметику, черный парик и всякие женские тряпки. Лучшие, слышишь? Чтобы по французской моде.

— Сделаю, — записал в блокноте Савва. — Какие размеры?

— На мужчину среднего телосложения, ростом под метр восемьдесят.

— Что еще? — не выказал никакого удивления Савва. — Гроб заказывать?

— Обойдемся без трупов.

Телефонный звонок прервал их задушевную беседу.

— Тебя, босс! — Савва протянул трубку. — Какой-то Алексей Алексеевич.

— Уже пришли с работы? — услышал Сергей голос человека с Чистых прудов. — Вот и славно. Сегодня вам надо обследоваться. Не будем терять время, машина ждет вас у подъезда.

«Вот дьявол, — подумал Днищев. — Я гоняюсь за Рендалем, а этот сжимает кольцо вокруг меня. И похоже, что от него никуда не скрыться».

— А нельзя ли отложить до завтра? — спросил он.

— Нет, — чуть резко ответил Кротов. — Спускайтесь вниз.

Сергей повесил трубку, задумался. Выхода не было, надо идти.

— Чего это ты как-то побледнел? — участливо спросил Савва.

— А тебя никогда не брали за хвост и не раскручивали над головой, когда не знаешь, в какую сторону полетишь? — вопросом на вопрос ответил Днищев.

Машину, шестую модель «Жигулей», вел молчаливый горбоносый шофер; еще один, курносый, сидел рядом с Днищевым и насвистывал мелодию. На все наводящие вопросы Сергея он либо неопределенно хмыкал, либо отшучивался. Так и не добившись от него толку, Сергей задремал, перестав следить за дорогой. Привезли его к четырехэтажному, окруженному пихтами зданию, на котором не было никакой вывески. Судя по всему, оно находилось где-то на окружном шоссе.

— Ребята, а назад меня отвезете? — спросил Днищев.

— Еще чего! — весело отозвался курносый. — Целый день тут торчать? Обратно ножками, дорогой, ножками. До автобусной остановки, а там к метро.

— Да, может, обратно-то и не понадобится? — произнес единственную, зловещую фразу второй, горбоносый.

— Мы так с Алексеем Алексеевичем не договаривались, — сказал Днищев.

— Мы тоже, — утешил его курносый.

Он хлопнул дверцей, и «Жигули» вырулили на шоссе. А с крылечка уже спускался сам Алексей Алексеевич.

— Прошу! — пригласил он Днищева в здание. — Обычное медицинское учреждение, только закрытого типа. Здесь моя власть заканчивается, и я передаю вас в руки специалистов. Скажу откровенно: терпеть не могу медиков. Всегда они найдут у тебя какую-нибудь закавыку, то ли в желудке, то ли в голове. Но вы-то, наверное, с ними меньше имели дело. Если не считать пищевой аллергии на флоте.

И вновь Сергей поразился его осведомленности. Зачем он это сказал? Чтобы лишний раз продемонстрировать свои неограниченные возможности? Так и без того ясно, что он, Сергей, крепко попал в сети. Вспомнились стишки Германа с глупой цирковой афиши. Все стремятся кого-то поймать, охотятся друг за другом, роют ямы и ставят капканы. Вот и он сам тоже готовит ловушку для Рендаля. Савва прав: чем же в таком случае он лучше других? Тот же негодяй, только поблагороднее.

Они шли по коридору, где на дверях висели таблички с именами врачей-специалистов, но не было видно больных или посетителей. Лишь иногда торопливо вышагивал какой-нибудь человек в белом халате или бесшумно проскальзывала молоденькая медсестра. Только в холле первого этажа Сергей увидел нескольких человек примерно одного с ним возраста. Их было семеро. И сразу бросалось в глаза, что они не знакомы друг с другом и, скорее всего, встретились здесь впервые, настолько были заморожены их лица.

— Присоединяйтесь, — сказал Алексей Алексеевич. — Вас будут вызывать по очереди.

— Засим прощайте, — ответил Сергей, вспомнив его фразу.

— Нет, — слегка улыбнулся Кротов. — На этот раз до свидания. Мы еще встретимся сегодня.

Сергей плюхнулся в свободное кресло, огляделся.

— Послушай, — обратился он к соседу слева, рябоватому блондину, — что это за богадельня?

— А я знаю? — хмуро отозвался тот.

Сергей посмотрел направо, где сидел скуластый, с висячими усами, похожий на татарина мужчина.

— Ты тоже с грыжей? — спросил он, но тот лишь мельком взглянул на него и ничего не ответил. — Ясно, гланды.

Пришла медсестра, держа в руках список.

— Рогов, пойдемте, — сказала она.

Рябоватый блондин поднялся и отправился следом за ней. Потом появилась другая сестричка. Холл постепенно начал пустеть. А вскоре подошел и черед Днищева.

Еще ни разу в жизни его не обследовали столь скрупулезно, как сейчас. И растянулось все это на долгие часы. Сначала у него взяли анализы мочи и крови — на биохимическое и серологическое исследование. Затем перешли к более сложным процедурам: желудок, сердце, легкие, мозг, печень, почки, предстательная железа и так далее. Он переходил из кабинета в кабинет, садился на стул или ложился на койку, отвечал на разные вопросы, вспоминал, чем болел в детстве и не проглатывал ли серебряные вилки. К нему прикрепляли проводки, его подключали к аппаратуре, просвечивали рентгеном и ультразвуком, заставляли дышать в трубочки и терпеть колоноскопию. Ему делали фонокардиологическое обследование и энцефалограмму, компьютерную томографию и РЭГ, применяли цитогенетический и авторадиографический методы — практически все, чтобы докопаться до самых глубин его тела, мозга и души.

В четырнадцать часов был сделан небольшой перерыв, когда всех восьмерых отвели в столовую, где они пообедали. Там же к ним присоединился Алексей Алексеевич. Обед прошел молча, лишь Сергей пытался как-то «возмутить» спокойствие, разбрасывая за столом шутки, но, никем не поддержанный, сник. Потом обследования продолжились. Ими занялись уже другие врачи, напоминающие, скорее, психологов. Приходилось отвечать порою на глупые или издевательские вопросы, решать какие-то задачки и тесты, смотреть на цветные картинки, выискивая в них то, чего там не могло быть. К пяти часам вечера Сергей утомился и плохо соображал, что он делает и зачем вообще тут находится. Впрочем, устали и все остальные. Но они уже не интересовали Днищева. Ему хотелось одного: завалиться куда-нибудь в постель и уснуть. Но, поглядывая на очередного врача, Сергей терпел, чувствуя, что все эти исследования необходимы, хотя и не представлял, какую роль они должны сыграть в его жизни.

Только около семи часов мучения наконец-то закончились. Он вяло попрощался с Алексеем Алексеевичем, пожав протянутую сухую руку, и влез в «рафик», который должен был развезти их всех по домам.

Сергея по его просьбе высадили около Агропромбанка.

Глава пятнадцатая ТЕНЬ СМЕРТИ

И в эту ночь Днищеву не удалось выполнить задание Василия Федоровича. Он не смог даже приблизиться к кабинету Гуслярского, постоянно находясь среди охранников: то томился в комнате видеослежения, то совершал обход. Наверное, так и было задумано службой безопасности банка, введшей подобный режим двойного контроля. Но какой-то выход из этого положения должен был быть — Сергей не сомневался, что найдет его. Хотя времени оставалось мало, всего одна ночь — последняя. С пятницы на субботу.

Не спавший уже двое суток, он ввалился в квартиру и первым делом набрал номер Василия Федоровича.

— Ну? — нетерпеливо спросил тот. — Сработано?

— Пока нет. А вы нашли Светлану Муренову?

— Тоже еще нет. Ищут.

— Поторопитесь.

— И ты не затягивай. Время, Сережа, время!

— Я и так почти на ушах стою.

— Ну и мы стараемся. Скоро найдем.

Обменявшись любезностями, они положили трубки. Сергей добрел до кровати и рухнул на нее не раздеваясь. Ему казалось, что он проспал всего десять минут, но, когда Савва растолкал его, стрелки часов показывали половину второго.

— К тебе пришли, — сказал «шейх», облаченный в восточный халат.

За его спиной вырисовалась из сигаретного дыма рыжеволосая Натали.

— А, привет! — махнул рукой Днищев. — Вот, Савва, рекомендую с самой лучшей стороны. Наташа, хочешь работать в каирском борделе? Оплата сдельная. Не отвечай: по глазам вижу — согласна. Считай, что уже зачислена на службу. Гони, Савка, пятьсот долларов.

— Сержик! — возмущенно воскликнула Натали, но никакого покраснения на лице не обнаружилось.

— Я серьезно, — продолжил Днищев. — Чего тянуть кота за хвост? Дело есть дело, нечего размусоливать, мы взрослые люди. А Савва у нас не просто человек, он египетский джинн.

— Предложение подтверждаю, — тотчас откликнулся тот. — Мне нравится твоя хватка. Как, согласны?

— Я девушка чистая и непорочная, — ответила Натали. — Мне надо подумать, посоветоваться с мамой.

— За чистоту и непорочность надбавка, если они регулярно восстанавливаются. Пойду сварю кофе.

Савва вышел.

— Он не шутит? — Натали присела на край кровати, прильнула к Сергею.

— Нет, все поставлено на конвейер. Отстань.

— Какой ты грубый.

— Уж какой есть.

Сергей соображал, как бы поскорее избавиться от нее. Но Натали и сама прочувствовала его состояние. Она выпрямилась, ничуть не обидевшись.

— Герман просил передать, что общий сбор назначен на вторник. Встречаемся на автовокзале. В восемь утра будет подан автобус, — деловито сообщила она, щелкнув зажигалкой.

— Вся цирковая труппа? А куда поедем — колесить в кибитках по дорогам России?

— Не опаздывай, — сказал она. — Ты не знаешь Германа. Это страшный человек. Он не любит, когда его подводят.

— А что он может мне сделать? — усмехнулся Сергей.

— Герман просил передать, — медленно произнесла Натали, — что у тебя славная дочка.

Днищев подскочил на кровати, схватив девушку за плечи.

— Рехнулась? Какое ему дело до Танечки?

— Отпусти. У Германа свои способы воздействия на людей.

— Я не терплю, когда меня принуждают к чему-либо. Особенно так.

— Тебя никто и не принуждал. Ты сам дал согласие.

— Допустим. Но свои угрозы пусть засунет в задницу. А ты? Что тебя связывает с этим упырем?

— Долгая история, — вздохнула Натали. И добавила, помолчав: — Он отец моего ребенка.

В комнату вошел Савва с подносом и дымящимися чашечками.

— Вам в постель или на голову? — спросил он.


В молельном доме «Братства отца Назария» на Новой Басманной готовились к приему высоких гостей. Обитель должны были посетить представители Международного экуменического центра, а попросту мирового сообщества всяческих религий и вероисповеданий, за исключением Православной Церкви. Центр этот преследовал вполне ясную и конкретную цель, связанную с насаждением в России любых видов и форм массового дурмана и отсечением христианского вероучения, на котором зиждилась тысячелетняя история государства. Экуменисты охотно поддерживали и мусульман, и иудаистов, и буддистов, и всевозможные мелкие секты, лишь бы в них в нужном направлении препарировалась идея православия, вызывающая безотчетный страх и ненависть главы Ватикана. Но с этим центром уже вступили в сношения и некоторые радикально настроенные священнослужители из патриархии.

Но Света о том конечно же не ведала да и вряд ли смогла бы разобраться в тонких и хитроумных играх, которые велись в тиши кабинетов, за толстыми стенами, недоступными для проникновения любопытных ушей и глаз. Она видела и слышала только то, что ее окружало, — некую субстанцию, излучающую душевный покой, утешительно воздействующую на ее сознание. Это походило на лекарственное излечение от долгой болезни, определенной отцом Назарием как томление погруженного в сон сердца, и именно он призван был пробудить его, вывести к свету. Она вверилась своему наставнику, подчинилась его проникновенным речам, почти полюбила его, как брата.

Прошлое постепенно стиралось из памяти. Порою Света даже не могла припомнить лица родителей, морща лоб и намеренно отгоняя от себя их образы. Как смешны были ее прежние поступки, вся нелепая жизнь! Учеба, балет, книги… И как хорошо, что еще ни один мужчина не соблазнил ее! Такой она и останется, решила Света, пребывая в блаженном полете, — вечной невестой Бога. Она посвятит себя служению братству, будет идти вслед за отцом Назарием и нести его пророчества людям. Но если бы ее спросили, в чем все-таки смысл его учения, она затруднилась бы с ответом, поскольку и сама толком не понимала. В этом эклектическом котле варилось столько разнообразных компонентов, что и более сведущий человек вряд ли смог бы определить все составляющие варева, приготовляемого отцом Назарием.

В комнатку к Свете заглянула одна из служительниц — ближайшая сподвижница «пророка».

— Возрадуйся, сестра! — торжественно провозгласила она. — Ты отмечена судьбою, и на тебя пал выбор. Тебе оказана большая честь — принять сегодня вечером наших гостей. Немногие избранные приглашены на ужин. А на тебя указал перстом сам отец Назарий. Вот счастье-то!

Похоже, служительница искренне завидовала Свете.

— А что я должна делать, как вести себя? — волнуясь, спросила девушка.

— Тебя приготовят, — ответила та, источая глупые улыбки.


Полина упросила своего мужа еще раз открыть сейф и показать древнюю реликвию. За последние дни он проделывал это неоднократно, потакая ее прихотям, как бы облегчая страдания дозой наркотика. Но Полина и сама чувствовала себя словно больная. Один вид хранившегося в бронированном сейфе предмета приводил ее в тайный, сладко растекающийся по телу восторг, опьяняющий сознание. Теперь она понимала, что ощущает скупец, который глядит в тиши подземелья на раскрытый сундук с золотом: его сияние завораживает. Полюбовавшись сокровищем, он снова запирает сундук, но его мысли и душа остаются с ним, и нет силы избавиться от томящего желания любоваться золотом.

Олег Кожухов вынул из сейфа обитую бархатом коробку, раскрыл ее и водрузил на стол конусообразную соболью шапку — чеканный венец одного из московских князей, покрытый серебристой парчовой тканью, украшенный алмазами и драгоценными камнями, окруженный по тулье невиданным по красоте жемчугом и ажурными золотыми запонами. Камней было такое множество, что блеск их переходил в сплошное сияние, а завершал венец осыпанный изумрудами и рубинами крест.

— Какое чудо! — произнесла Полина затаив дыхание.

— Ну и стоит соответственно, — несколько равнодушно отозвался Олег. Его мало волновала художественная ценность предмета. Шапка и шапка, только с бриллиантами.

— Ты ничего не понимаешь, — промурлыкала Полина, водружая венец на свою темную головку; он сполз ей на лоб и чуть накренился набок. — Похожа я на русскую царицу?

— Не очень. Менталитет не тот.

— Ну хотя бы на Марину Мнишек?

— Вот на нее — да. А ты знаешь, как она кончила? Печально. Так что снимай папаху.

— Как подумаешь, что эта драгоценность принадлежит нам, дрожь по телу идет, — сказала Полина, неохотно расставаясь с реликвией.

— Пока еще не нам, — уточнил Олег. — Я только один из совладельцев.

— Ничего, милый, — обняла его Полина, не спуская глаз с сияющего венца. — До воскресенья осталось всего лишь два дня. А там…

И она зажмурилась, не в силах больше выносить этот блеск, который и притягивал ее, и жег душу, словно живой огонь.


В кабинете главного врача спецбольницы кроме него самого находились также Кротов, Щукин и еще один человек — специалист по нейролингвистическому программированию и психотропному воздействию на подсознание. В Организации он был известен как мастер высочайшего класса, и звали его просто — Психоаналитик. Просматривая результаты генетических обследований, он обратился к главному врачу. Легкий акцент выдавал в нем иностранца.

— Вы применяли метод фенотипического компонентного разложения?

— Нет, но и так достаточно ясно, что все восемь человек психологически неустойчивы, восприимчивы к работе с аппаратурой на любом уровне. — Главный врач был еще молод, и ему постоянно казалось, что не все воспринимают его всерьез. — Что касается физического здоровья…

— Погодите, — оборвал его Щукин, а Психоаналитик отчего-то поморщился. — Смогут ли они освоить насыщенную и сложную программу за короткое время? Скажем, за неделю?

— Думаю, да, — ответил главный врач и посмотрел на Психоаналитика.

— Несомненно, — отозвался тот и взглянул на Кротова.

А Кротов молчал. Ему было скучно слушать медицинские термины, в которых он все равно ничего не понимал. Не понимал их и Щукин, координатор проекта «Мегаполис», делавший вид, что для него нет тайн даже в сложнейших вопросах психиатрии. Но общие, совокупные знания всех четверых, сидящих в небольшом кабинете, обрывались перед какой-то невидимой чертой, за которую им не было доступа, поскольку итоговая цель «Мегаполиса» была неизвестна и им.

— Физическое здоровье пациентов… — начал главный врач, но Щукин и теперь перебил его.

— Подготовительные обследования психики можно считать законченными? — спросил он.

— А что еще выжимать? — обиделся главный врач. — Анализы перед вами.

— Что вы хотели сказать насчет здоровья? — подал голос Кротов, внимательно глядя на него.

Тот ответил ему благодарным взглядом.

— За исключением некоторых естественных функциональных изменений в организме — в силу возрастных, наследственных особенностей — практически все здоровы, без признаков явно выраженной деструкции. Кроме одного. Анализы показали, что этот человек примерно месяц назад перенес безболевую форму инфаркта миокарда.

— Как это? — спросил Щукин.

— А так, — усмехнулся главный врач, которому предоставилась возможность отомстить координатору. — Неужели не ясно? Инфаркт был, а ярко выраженных болевых признаков — нет.

— И такое бывает? — усомнился Щукин.

— Сплошь и рядом, особенно в наше, не экологическое время.

— И что, у меня тоже может быть инфаркт, а я ничего не буду об этом знать?

— Вот именно. Образуется зона некроза, и вы погибнете от тампонады сердца. Или от острой сердечной недостаточности, — злорадно ответил главный врач.

— И как скоро? — волнуясь, спросил Щукин, словно все они собрались тут ради него и его несуществующего инфаркта.

— В любой день. Завтра, послезавтра, через неделю, месяц. Если проживете полгода, то считайте, что критическая стадия миновала. Но это при условии, что врачи вовремя установят ваш инфаркт и положат вас в стационар на лечение. Так что один из восьмерых носит в груди бомбу с часовым механизмом, и время уже пущено. Я удивляюсь, почему он до сих пор жив.

— Кто это? — спросил Кротов.

Главный врач порылся в бумагах.

— У меня слабая память на фамилии, — извиняющимся тоном сказал он. — Вот. Сергей Днищев. Я настоятельно советую отправить его в больницу и попробовать для лечения коронаролитики. В дальнейшем, разумеется, санаторный режим и полный покой. Иначе этот человек… Днищев… может умереть в любой час.

— Свои советы держите при себе, — грубовато ответил Щукин. — У вас свои задачи, у нас — свои. У нас нет возможности возиться с каждым… симулянтом. Может быть, его еще и на Багамские острова отправить — отдохнуть?

— Вы правы, — согласился с ним Психоаналитик. — В конце концов физическое здоровье в нашей программе играет второстепенную роль.

— А я протестую, — с вызовом ответил главный врач; его лицо даже покрылось красными пятнами. — Речь идет о жизни человека.

— Нет. Все мы озабочены прежде всего результатами проекта, — сказал Психоаналитик. — Кроме того, смотрите на них не как на пациентов, а как на исполнителей, биороботов.

Главный врач, а за ним и остальные взглянули в сторону молчавшего Кротова, словно призывая его в третейские судьи. «Щукин прав, — подумал тот. — В конце концов ни хорошее, ни плохое здоровье никому из этих восьмерых в скором времени не понадобится». Но ему было жаль Днищева, к которому он почему-то испытывал все большую симпатию. И неожиданные результаты анализов искренне огорчили его. Но, привыкший оперировать иными нравственными категориями, чем главный врач, Кротов лишь сочувственно покачал головой.

— Давайте не будем спорить, — произнес он. — Даже при всем желании мы уже не можем выключить Днищева из игры. Поэтому будем исходить из правила: чему быть, того не миновать.

— Но надо хотя бы предупредить этого… Днищева и ограничить его подвижность, — не сдавался главный врач.

— В таком случае проще его сразу ликвидировать, — поставил свой «диагноз» Щукин. — Вот мы и избавимся от лишней карты в колоде.

«Мясник», — с неприязнью подумал Кротов о координаторе проекта. Посмотрев на главного врача, он беспомощно развел руками.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ ОХОТА ЗА ОХОТНИКОМ

Глава первая ПИР СРЕДИ КРИВЫХ ЗЕРКАЛ

Две служительницы братства суетились возле Светы, пока она принимала благоухающую ванну в мраморной комнате. Обе были неказисты и уродливы: сутулые, какие-то скособоченные, с дряблыми, свисающими щеками, коротко подстриженные, похожие на бесполые существа. Но работу свою они делали исправно. Прицокивали, обмениваясь взглядами, восхищались фигурой Светы, ее нежной шелковистой кожей; когда раздевали девушку и погружали в теплую воду, сноровисто натирали тело необыкновенным мылом с тонким, душистым запахом. Перед тем Свете дали желтоватый напиток в хрустальном бокале, отдающий озоном, от которого закружилась голова, стало легко и весело. Глядя на старания уродин, хотелось рассмеяться им в лицо или выкинуть какой-нибудь фортель, например обрызгать их мыльной пеной, что она и сделала, ударив ладошкой по воде. Мокрые служительницы не обиделись, а развеселились вместе с нею.

— Счастливая ты! — напевно произнесла одна из них, утираясь. — Скоро приобщишься к таинству братства.

— Везунья, — добавила третья. — Но и мы были такими же… Ох, хор-рошо!

И она мечтательно закрыла глазки. Сколько ей было лет? Тридцать или пятьдесят — возраст какой-то неопределенный, не поддающийся исчислению, будто она навсегда застряла на некоем отрезке времени и уже не могла двигаться ни вперед, ни назад. То, что обе служительницы посмели сравнить себя с нею, еще больше рассмешило Свету. Какие глупые и похожи на африканских страусов! Она вытянула ножку, капризно проговорила:

— Потрите мне пемзой пяточки. У настоящей леди они должны быть розовые и возбуждать аппетит.

Те послушно бросились выполнять приказание, выхватывая друг у друга пемзу. Разума у них на двоих было как у десятилетнего ребенка.

— Ну, хватит, хватит, — поморщилась Света. — Давайте полотенце.

Она поднялась в полный рост, не стыдясь своей прекрасной наготы, похожая на родившуюся из пены богиню. Такой она и ощущала себя, потеряв реальность происходящего, гордо взирая на вытирающих ее женщин, любуясь своим отражением в большом настенном зеркале. «А я превосходна! — подумала она, поворачиваясь и вправо и влево, наклоняя голову и делая величественный взмах рукой. — Просто обалдеть можно. Почему же раньше я не знала об этом? Прав отец Назарий, только здесь, в братстве, к нам приходит истинное зрение».

— Царевна! — точно угадав ее мысли, прошептала одна из служительниц, толкнув другую локтем.

Та поспешно закивала своей смешной головой.

Потом Свету натерли душистыми благовониями и мазями, и уже другие женщины занялись ее лицом и прической. Они ярко накрасили губы, косметическим карандашом подвели веки и брови, нарумянили щеки, завили светлые волосы в мелкие-мелкие колечки, отчего девушка стала похожа на какого-то ангелочка с рождественской картинки. Света покорно позволяла проделывать с собой все эти манипуляции, чувствуя в них особый, может быть, символический ритуал братства. Так надо, решила она, к тому же приятно. Но где-то в глубине души билась тревожная струнка: а все-таки зачем эти процедуры, ведь отец Назарий всегда говорил о скромности, простоте и смирении? Но, наверное, ему виднее. Ей поднесли еще один напиток, ароматно-жгучий, всколыхнувший тайные желания и заставивший сильнее биться сердце. Затем ее облачили в кружевное белье, легкое, как пух, серебристое, полупрозрачное платье на бретельках, оголяющее спину и плечи, надели мягкие бархатные туфельки и повели по коридору в ту часть здания, где находились апартаменты отца Назария.

Деловые переговоры между экуменистами и руководителем братства уже подошли к концу, все сложные вопросы взаимодействия, финансирования и стратегического наступления на православие были согласованы и определены. Не обошлось, правда, без некоторых нервозных возгласов и язвительных замечаний, которыми обменялись обе стороны.

— Немудрено, что вы топчетесь на месте, — высказался толстячок протестант, бывший уроженец Одессы. — Оторвитесь наконец от Москвы, где все давно перекопано, и поезжайте в Сибирь.

— Богатейший край, — причмокнул лупоглазый католик-иезуит.

— И наинужнейший в данное время, — добавил третий, не то иудаист, не то мормон. — Невспаханное поле! Что, сказано, будет прирастать Сибирью? Америка и Европа.

— За последний год финансовый ручеек стал пересыхать, — отозвался отец Назарий. — Мои эмиссары не могут выбраться дальше Воронежа. А освоение новых регионов требует вложений.

— Будут, будут, — утешили его экуменисты. — И от нашего центра, и от вашего правительства. С вице-премьером мы договорились.

— Тогда покончим на сегодня со всеми вопросами, — просиял отец Назарий. — И вспомним, что мы тоже люди, которым потребны пища и отдых. Прошу за мной.

Задвигались стулья, «тоже люди» гуськом пошли вслед за ним в уютную звукоизолированную гостиную, где все уже было готово к царственному приему. На столах стояли разнообразные блюда с яствами, большинство из которых доставили сюда специальным авиарейсом, высились запотевшие бутылки настоящей смирновской водки. Откуда-то лилась тихая музыка. Здесь же находились четыре девушки, юные и красивые, с явными славянскими чертами, и среди них Света. Все они сидели на диванчике, весело болтая о чем-то. Их возбужденное состояние передалось и экуменистам. Толстяк протестант потер ладони, чуть подтолкнув в бок длинного иезуита. Тот что-то шепнул мормону, вызвав на его тонких устах усмешку.

— Рассаживайтесь, братья и сестры, — произнес отец Назарий и хотел добавить еще что-нибудь соответствующее, но попросту махнул рукой, больше не обременяя себя надоевшей ролью пророка. — К столу! Занимайте места согласно купленным билетам. Боже, как я устал, если бы кто знал!

— Вас излечит добрая рюмка водки, — заметил иезуит.

И пир в обители братства на Новой Басманной начался.


Света да и остальные девушки, отведавшие наркотических напитков, пребывали в каком-то тумане, не совсем ясно представляя, что происходит. Они не понимали, о чем говорили мужчины, но весело смеялись, словно попали в комнату с кривыми зеркалами. Впрочем, так оно и было. Свету почему-то особенно потешал сидевший рядом с нею проворный толстячок, уплетающий еду за обе щеки. Сама же она почти не притронулась к своей тарелке. Иногда она с каким-то удивлением, будто очнувшись, оглядывалась вокруг. Но вид отца Назария во главе стола успокаивал ее.

Он тут, значит, все в порядке. А какой все-таки забавный этот коротышка, измазавший губы соусом! Умора!

Толстяк протянул руку, небрежно положив ее на плечо Светы. Он уже насытился, осоловело вращая глазами. Остальные также сделали небольшой перерыв в трапезе, откинувшись на спинки стульев. Отец Назарий что-то негромко внушал мормону, ревниво поглядывая в сторону Светы и толстяка. «Проворный, гад одесский, — со злостью подумал он. — Сливки хочет снять, самую лучшую выбрал! Ничего, утрется». А Света, которой не понравилась висящая на плече мохнатая лапа, чуть повела рукой, нечаянно опрокинув на брюки протестанта бокал шампанского. Толстяк неожиданно для окружающих смачно выругался и полез за салфеткой. На эту трехэтажную брань, приличную скорее в пивной, никто не обратил особого внимания, но Свете она кольнула уши. Более того, благодаря прозвучавшему мату она даже отрезвела, выпрямилась, другими глазами посмотрела на странную веселую компанию. Девушки за столом показались ей пустыми и глупыми, размалеванными, как куклы, трое мужчин пожилого возраста — какими-то экспонатами из паноптикума, со следами всевозможных пороков на лицах, а сам отец Назарий — дергающимся манекеном, чьи зрачки излучали холод и мрак. «Ведь он не такой, — подумала Света, вспоминая „пророка“ во время молельных бдений. — Что с ним стряслось, почему изменился? И что же это за таинство? Обыкновенная пьянка…»

Ей больше не хотелось ни пить, ни есть. Она как бы посмотрела на себя со стороны и… ужаснулась. Настроение разом переменилось, а к сердцу стал подкрадываться липкий страх: что она тут делает, кто вообще эти люди? Нет, они не милые и не смешные, они отвратительны. Жующие, пьющие, кричащие о чем-то. Света заткнула пальцами уши, чтобы не слышать пирующих. Жест этот не ускользнул от внимания отца Назария. Он поднялся, на негнущихся ногах пошел в обход стола к ней.

Властно взяв Свету за руку, «пророк» рывком приподнял ее со стула.

— Пойдем! — приказал он, потащив девушку за собой.

— Эй, куда вы? — крикнул им вслед толстяк протестант, но тут же занялся другой соблазнительной особой, сидевшей по правую сторону.

Света слегка упиралась, но все же покорно шла за отцом Назарием. Она подумала, что он решил вывести ее из этого бардака: день кончится хорошо, просто во всем виноваты эти чудные гости. Как они попали в святую обитель братства? Наверное, велико искушение дьявола, а отец Назарий неустанно борется с ним, и за ее пропащую душу тоже… Они шли по коридору, где горели настенные лампы, отец Назарий открывал одну комнатку за другой, и везде его что-то не устраивало. Какая-то ночная служительница, встретившаяся им по пути, испуганно метнулась в сторону, еще кто-то услужливо распахнул дверь.

Отец Назарий почти силой впихнул Свету в завешанный красными портьерами кабинет, где стоял широкий диван, застланный шелковым покрывалом, а на столике рядом с ним — хрустальная ваза с цветами и блюдо с фруктами. Прижав девушку к своей груди, отец Назарий неистово впился ей в губы.

— Моя… моя… — безумным шепотом проговорил он, шаря руками по ее телу, отрывая пуговицы и крючки на платье.

Света мотала головой, пытаясь вырваться из цепких объятий, избавиться от ледяных пальцев «пророка». Ошеломленная, испуганная, она готова была закричать, но горло словно сдавило судорогой. «Что же это такое? — мелькнуло в голове. — Оборотень, оборотень!»

Отец Назарий сгреб в ладонь платье и рванул его вниз, кромсая материю и кусая от нетерпения губы девушки.

— Ты должна подчиниться, — пробормотал он, пытаясь залезть руками в самые укромные уголки и толкая Свету к дивану.


Оба они, потеряв равновесие, упали на пол, и борьба продолжилась уже на мягком пушистом ковре. У отца Назария была мертвая хватка, но и Света сопротивлялась отчаянно. Весь предыдущий дурман словно вылетел из головы, улетучился, растаял в сумасшедших глазах «пророка». Но силы были слишком неравны. Отец Назарий уже содрал с девушки остатки платья, разорвал кружевные трусики, полностью обнажив свою жертву, а теперь старался свободной рукой избавиться и от своих штанов. Сгорая от стыда, Света изогнулась спиной, дотянулась до низкого столика и ухватила хрустальную вазу. Рыжая голова отца Назария находилась на уровне ее груди — он сгибал ей ноги в коленях. Света вскрикнула и опустила вазу на его темя, разбив ее вдребезги.

Глава вторая КАПСУЛА В ТЕЛЕФОННОЙ ТРУБКЕ

Днищев прихлебывал кофе из бумажного стаканчика, смотрел на монитор, рассказывал всей компании охранников анекдоты, набирал свободной рукой номер на телефонном аппарате и одновременно обдумывал план ближайших действий. Его четвертая ночь пребывания в Агропромбанке была отмечена более теплой атмосферой, напарники почти приняли Сергея за своего, снисходительно слушая его россказни и прибаутки. Куда уж от него деться, коли пространство замкнутое? В каждом взводе должен быть свой болтун. А Сергею только того и надо было.

— …И вот приходит муж неожиданно домой, — продолжил он непотопляемую тему, прислушиваясь к длинным гудкам, — и видит в коридоре сапоги сорок восьмого размера. «Эге!» — думает… Привет, Савва! Ты все собрал-закупил? Про женские туфли не забыл?

— Какие туфли? — спросил один из охранников. — Там же сапоги стояли.

Сергей прижал трубку плечом, показывая руками, какими огромными были сапоги и как ненароком не поздоровилось бы неудачно вернувшемуся из командировки супругу. Параллельно он слушал подробный отчет Саввы, который весь день носился по магазинам, подбирая женское обмундирование для Гены Черепкова.

— Муж пригорюнился, не зная, что делать. Тихонько закрыл дверь и пошел ночевать на вокзал…

Набирая следующий номер, Сергей смотрел на тот монитор, куда посылалось изображение коридора и лестницы, ведущей на второй этаж. В конце этого коридора находился и туалет. Сейчас из него вышел напарник Сергея, Николай, приглаживая ладонью волосы.

— …А днем пошел в хозяйственный магазин и купил большой топор, чтобы зарубить любовника. Дождался ночи… Леша, чем занимаешься? Если пьешь — убью. Ты должен быть в идеальной форме. Ладно, утром поглядим… Открыл квартиру, а там огромные валенки, еще большего размера. На снежного человека… Нет, Леша, это я не тебе, отбой.

— Ну а дальше что? — спросил другой охранник.

— Дальше история повторилась. Муж снова испугался и ушел на вокзал, на свою любимую скамейку… Гена, не спи! Полпервого ночи? Ну и что? Проверяю боеготовность. Раненько утром отправляйся к Савве и примерь на себя все барахлишко. Не скрипи зубами, так надо. И захвати на всякий случай фонарик, может быть, мы будем возвращаться тем же маршрутом.

— Ну а потом-то что было? — заинтригованно спросил Николай, которому пересказали начало анекдота.

— Потом наступило самое интересное. — Сергей повесил трубку, передвинул кресло поближе к розетке. — На третью ночь муж увидел рядом с вешалкой гигантские ласты. И водолазный скафандр… Ой, ребята, больше не могу, живот схватило. — Он поморщился. — Вернусь, все узнаете.

Незаметным движением Сергей щелчком вогнал в розетку обломанную скрепку, и на мониторах тотчас же пошли черно-белые полосы. Не обращая внимания на засуетившихся охранников, Днищев поспешно вышел из комнаты. Добежав до туалета, он заскочил в одну из кабинок, запер дверь изнутри, вытащил из кармана диктофон и включил его. Раздалось слабое покряхтывание, прерываемое иногда звуками сливаемой воды. Положив диктофон на бачок, Сергей подтянулся на перекладине, перелез в другую кабинку и выскочил из туалета. Остановился около лестницы, вынул изготовленную накануне рогатку с тугой резиной и металлический шарик от школьного бильярда. Прицелился и с силой послал его в то стекло, которым заменили три дня назад витрину, разбитую пьяным мужичком. С оглушительным звоном оно разлетелось вдребезги. Мгновенно сработал зуммер, замигали красные лампочки перед входом, по коридорам побежали охранники. Сергей пригнулся, спрятавшись за перилами лестницы.

Наверху послышались торопливые шаги — это спускался вниз дежурный администратор. Вот он прошел мимо Днищева. Лишь только его тень мелькнула за поворотом, Сергей перемахнул через перила и понесся на второй этаж. Подбежав к кабинету Гуслярского, он вставил ключ, открыл дверь и в одно мгновение очутился возле телефонного аппарата, того единственного, который был ему нужен и который подробно описал Василий Федорович. Нескольких секунд хватило, чтобы вскрыть переговорную мембрану, отвинтить крышечку на металлическом стержне и вытряхнуть капсулу внутрь. «Что-то не похожа эта штучка на подслушивающий жучок», — успел подумать Днищев, приводя телефонную трубку в порядок. Но разбираться не было времени. Едва он успел выскочить из кабинета и запереть дверь, как услышал голоса и шаги на лестнице. Сергей свернул по коридору и спрятался в административном туалете. В нем было четыре кабинки. Он выбрал самую крайнюю и затаился.

Хлопнула дверь. По голосам Днищев определил, что в туалет зашли двое: начальник охраны Макушев и дежурный администратор. «Вот будет потеха, если кто-нибудь из них сунется сюда», — подумал Сергей.

— Звоните вы Гуслярскому, — произнес Макушев, войдя в соседнюю с Днищевым кабинку. — Я уже не могу. Два разбитых окна за четыре дня, и все в мою смену. Какой же гад сегодня постарался?

Застывший в соседней кабинке «гад» улыбнулся. Администратор мыл руки под краном.

— Все это провокация, — ответил он. — Завтра продолжатся важные переговоры, а витрина разбита. Представляете, какое неприятное зрелище для немцев, привыкших к аккуратности и порядку? Нет, налицо явное желание скомпрометировать банк. Надо срочно заказывать новое стекло.

— Я выставлю пост на улице, — пообещал Макушев.

Дверь снова хлопнула, Днищев остался один. Еще немного подождав, он осторожно вышел из туалета, огляделся, метнулся по коридору к лестнице и, пробежав несколько ступенек, перелетел через перила. Не замеченный никем, он заскочил в свой туалет, проделал обратную операцию с перелезанием, отключил диктофон.

— Ну, скоро ты? — услышал Сергей голос Николая. Тот постучал в дверцу. — Второй раз уже прихожу, не добудишься тебя! Только кряхтишь, как старый дед.

— Сейчас, — отозвался Днищев. — В этом деле спешить нельзя — промахнешься. Что у вас там стряслось? Звон, шум, крики. Нападение, что ли?

— Да опять кто-то камень в окно бросил!

— Бывает. — Сергей открыл дверь, пошел к крану.

— Давай скорее, Макушев нас на улицу отправляет.

Заскочив в комнату видеослежения, где двое охранников пытались наладить мониторы, Сергей допил остывший кофе, а заодно, взявшись резинкой от рогатки за скрепку, вытащил ее из розетки. На экраны снова пошло изображение внутренних помещений и коридоров.

— Я тебе говорил, что напряжение падало? — торжествующе произнес один из охранников. — Электрики, сволочи, балуются. Они тебе не только космодром, мать родную от питания отключат.

— Это уж непременно, — согласился второй и поглядел на Днищева. — Слушай, так что же там с мужем-то дальше произошло? Убил он того водолаза топором или нет?

— А-а… наверное. Кто его знает! Я что-то подзабыл эту историю.

— Зачем же рассказывал? Только душу травил. У всех жены, а мы тут дежурим ночью…

— Вот и мотайте на ус.

Сергей махнул рукой и внезапно почувствовал резкую боль в сердце, словно кто-то с размаху вонзил в него острую иглу. В глазах на миг потемнело, и он, уже поднявшийся из-за стола, покачнулся, схватившись руками за спинку кресла. Казалось, воздух исчез и его окружает вакуум. Невозможно было сделать ни одного вздоха.

Такого с ним еще не было никогда. «Ну все, — подумал он, — допился и допрыгался. Пора переходить на щадящий режим: кефир, прогулки в сосновом бору и положительные эмоции. С первым проблем не будет, второе затруднительно, ну а третье вообще нереально». Усмехнувшись, Сергей вышел вслед за напарником из комнаты. Ступая по битому стеклу, они выбрались на улицу прямо через зияющую витрину. На тротуаре в глаза Днищеву бросился блестящий металлический шарик. Он нагнулся, незаметно подобрал его и положил в карман.

Через шесть часов, когда дежурство закончилось, по дороге домой Днищев позвонил Веденееву. Бывший тесть, казалось, и не ложился спать, настолько бодр был его голос. Он вроде бы даже ждал этого звонка.

— Какие результаты? — спросил Василий Федорович.

— Удачно, — коротко ответил Днищев. — Ваш «клоп» присосался. Только он какой-то странной породы. Скажите честно, что вы мне подсунули?

— Какая разница, Сережа? Дело сделано. У меня для тебя, кстати, тоже хорошие новости. Твоя возлюбленная или кто она там…

— Падчерица. Что с ней?

— Ты был прав. Ее следы отыскались в одной религиозной секте, в «Братстве отца Назария».

— Я почему-то был уверен в этом. Что представляет собой эта секта?

— Официально разрешена, устав, цели — самые благородные, все зарегистрировано, свой счет в банке. Между прочим, в том, где ты работаешь.

— Сегодня был мой последний день. Больше я туда не вернусь.

— Подождал бы еще немного. Впрочем, дело твое. Так вот, братство — одно из многих. Но, как и у всех остальных, теснейшие связи с Западом. Собственно говоря, «пятая колонна» в России, только в духовной сфере. Противовес православию. Сам отец Назарий никакой не священнослужитель, даже не поп-расстрига, — обыкновенный недоучка и проходимец, бывший когда-то агентом КГБ. Кличка Конопля — за свою тягу к наркотическим препаратам и травкам. Но энергичен, хороший организатор, обладает даром убеждения. Слабость — любит красивых девушек. Развратен до неприличия. Так что если твоя Светлана Муренова не похожа на Мерилин Монро, то ей нечего опасаться. В противном случае… ей остается только расслабиться и постараться получить удовольствие.

— Понимаю. Спасибо за информацию, Василий Федорович.

— Не за что, Сережа. Где тебя найти в случае чего?

— В случае — чего? — насторожился Днищев.

— Если ты мне снова понадобишься.

Тесть явно что-то недоговаривал.

— Через Катюшу. Я еще не решил, где брошу якорь.

Повесив трубку, Сергей поехал домой, где застал Савву и Алексея, пребывающих в игривом настроении, а между ними сидела довольно хорошенькая брюнетка средних лет с длинными ногами. Когда она поднялась навстречу, неуверенно переступая на высоких каблуках, Сергей с сожалением отметил отсутствие у нее чисто женских соблазнительных форм. А точнее, брюнетка могла бы поспорить в плоскости с шахматной доской.

— Познакомься, — прыснул от смеха Алексей. — Мадам Черепкова собственной персоной. В Шанхае портовые грузчики носили ее на руках, а шахтеры Кузбасса выдавали тройную норму угля и бросали его к ее ногам.

— Нет, не то, — покачал головой Сергей, оглядывая Геннадия со всех сторон. — Ваты, ваты и ваты! Вот что спасет нашу портовую шлюху от полного разложения.

Глава третья НАВСТРЕЧУ НЕИЗВЕСТНОСТИ

В это субботнее утро Тыну Миккиевич Рендаль проснулся с предощущением чего-то необычного, радостного, что должно свершиться в ближайшие часы. Давненько у него не было такого хорошего, приподнятого настроения. Ему было уже под семьдесят, но выглядел бывший эстонский партбосс как законсервированный в спиртовом растворе младенец, с таким же сморщенным розовым личиком, большим лысым черепом и вздутым брюшком.

Но букет старческих болезней все же преследовал Рендаля, нагнав искушенного и закаленного в аппаратных интригах Тыну Миккиевича на исходе лет. Самыми приставучими были отосклероз, каменный холецистит и выпирающая из расширенного пупка «голова Медузы». Но его лечащим врачом Томасом Нетелем двадцать лет назад был поставлен еще один диагноз — неврозоподобная шизофрения, о котором знал лишь очень узкий круг лиц. Впрочем, вся верхушка партийного айсберга в той или иной степени страдала этим заболеванием, поэтому Тыну Рендаль никогда не выглядел белой вороной. Возможно даже, что шизофрения являлась своеобразным пропуском в первые ряды строителей коммунизма, иначе чем объяснить мгновенное прозрение учуявших перемену ветра цековских и обкомовских боровов, торопливо переписавшихся в демократы? Рендаль одним из первых спрыгнул с мчащегося без машиниста поезда, вскочил в другой состав и занял купе-люкс международного класса. Сноровки хватило бы и на новые прыжки и кульбиты, поскольку старичок-младенец был уверен, что будет жить вечно. Такие люди, как он, не умирают. Они засыхают, как насекомые, и пробуждаются в благоприятное для них время.

Рендаль помахал для тонуса руками и ногами, принял хвойную ванну, вкусно и сытно позавтракал. Посмотрел подготовленные ему референтом вырезки из газет, финансовые и нефтяные новости, с особым удовольствием послушал собранные за последнюю неделю сплетни. Он всегда искренне радовался, когда кому-нибудь на голову падал цветочный горшок. Референт знал об этой слабости своего хозяина и тщательно подбирал сведения из светской хроники. Шагая вслед за Рендалем по дорожке яблоневого сада, отгороженного от внешнего мира высоким забором, он пересказывал сплетни, иногда прерывая свою речь коротким смешком.

Наконец Рендаль прервал его:

— Хватит, пожалуй. Оставь что-нибудь на ужин.

Он пригнул к лицу веточку, понюхал листочек. «А жасмин-то лучше, — подумал он. — Надо бы все эти яблони вырубить да посадить то, что нужно».

Уже много-много лет прошло с тех пор, как Тыну, юный ученик гимназии, стащил из сумочки учительницы-немки кошелек с деньгами, а потом был уличен ею и, рыдая, стоял в комнатке, которую она снимала на окраине Таллина. Кончилось все неожиданно для него: насладившись его мучениями и слезами, чернявая садистка буквально изнасиловала несмышленыша, впитав в себя его молодую плоть. От страха, стыда и наслаждения измазанный помадой Рендаль слегка повредился рассудком, на всю жизнь запомнив исходящий от учительницы густой запах жасмина и повелительные пощелкивания пальцев. Но на действительных способностях ученика это не отразилось. Позднее, с приходом красных, учительницу расстреляли, за что Рендаль возненавидел коммунистов, но охотно пошел к ним служить, карабкаясь по служебной и партийной лестнице. Воспоминания о немке настолько сильно въелись в его сознание, что и жен он старался подбирать соответствующих. Было их у него три, все умерли в свое время.

— Ступай, голубчик, — обернулся Рендаль к застывшему референту. — Я тут поброжу один, по-стариковски. Не так уж много мне осталось времени.

«Да тебя ломом не убьешь! — с ненавистью подумал референт, широко улыбнувшись. — Ты еще всех нас переживешь, гнида».

— Если кто заявится, сам знаешь — кого пускать, а кого — взашей.

— Ясное дело, ученые, — отозвался референт, более напоминающий вышколенного дворецкого, и, попятившись задом, скрылся за деревьями.


Днищев никак не мог решить, куда отправиться прежде: к Рендалю или в «Братство отца Назария»? Выручать Свету Муренову или выбивать доллары у старого маразматика? Спасать душу человеческую или гнаться за золотым тельцом? Глядя на свою команду, пребывающую в полной готовности и ждавшую от него сигнала к атаке, чувствовал, что не может подвести их, объявив отбой. Ребята не поймут, расстроятся, исчезнет боевой дух, то оживленно-напряженное настроение, которое предвещало успех всей операции. Да и Рендаль проводит свой последний уик-энд в Москве. На следующей неделе он улетает в Нью-Йорк и когда еще вернется… Но и над Светой сейчас, возможно в эти самые минуты, нависала какая-то страшная опасность, Сергей интуитивно ощущал ее тяжесть. Что же делать? Жаль, что он не может раздвоиться.

Поколебавшись еще немного, Сергей глубоко вздохнул и выбрал компромиссный вариант. Сначала Рендаль, вечером — отец Назарий. Прислушиваясь к скребущим на душе кошкам, Днищев все же сделал предупредительный звонок Миле Ястребовой, объяснив ей, где сейчас находится Света Муренова. Может быть, та сумеет произвести предварительную разведку? Хотя бы принюхаться к дому на Новой Басманной, если уж не удастся вызволить свою подругу.

— Не знаю, — без особого энтузиазма ответила Мила. — Не люблю я этих фанатиков, еще сбросят в какой-нибудь колодец.

— Да они перед твоей красотой штабелями попадают, — попытался настроить ее на нужный лад Днищев.

— Они мое лицо бритвами изрежут, — ответила Мила. — А я так и думала, что Свету затянут в подобную секту. Блаженная она, не от мира сего. Дай-ка мне Савву.

— Ну, ты съездишь в братство? — теряя терпение, грозно спросил Сергей.

— Попробую.

— Вот и собирайся. А твой Каир никуда не сбежит.

Передав Савве трубку, Сергей стал вышагивать по комнате, поглядывая на часы. Гена и Леша настороженно следили за ним.

— Нейролептический синдром, — сумрачно произнес психиатр. — По-моему, гуманнее будет его связать.

— О каком братстве он только что толковал? — спросил Гена, поправляя парик.

— Наверное, о вольных каменщиках, масонах. Решил стать мальтийским рыцарем.

— Давно пора. А я все думаю, чего мешкает? По всем статьям подходит. Ну, мы-то с тобой старые масоны, знаем, что к чему…

— Спрашиваешь! Да я, брат, самый наипервейший брат из братьев во всем братстве.

— Прекратить! — строго приказал Днищев, оборвав их ехидный разговор. — Не в оперетту идем.

— Но и не в крематорий, — тихо заметил Гена.

Савва, довольно улыбаясь, закончил свою секретную беседу с Милой и сладко потянулся.

— Ты как кот, обожравшийся сметаной, — сказал ему Днищев. — Давайте присядем на дорожку.

— И выпьем по граммульке, — предложил Леша.

— Святое дело! — согласился Савва, доставая откуда-то из-за шкафа бутылку виски.

— От-ставить! — снова приказал Сергей. — Не время пить. А то мы влетим не в тот поворот.

Через несколько минут они спустились вниз. Около подъезда стояла бежевая «Волга», которую Савва взял напрокат у своих приятелей-бизнесменов.

— Номера сменил? — спросил Сергей, усаживаясь на переднее сиденье.

— А как же! — отозвался Савва.

Машина помчалась по шоссе. Когда подъезжали к Лужникам, Днищев стал подозрительно принюхиваться, повернувшись вполоборота, а затем взревел:

— Стоп! А почему духами не воняет? Где жасмин?

Гена виновато пожал плечами, Леша закашлялся, а Савва выругался.

— Забыли купить, обормоты несчастные? Поворачивай назад. К ближайшему парфюмерному магазину.

Еще минут двадцать они искали нужные духи, пока наконец в каком-то универмаге не наткнулись на желанные пузырьки, стоявшие почему-то между женскими купальниками и соломенными тапочками. Савва купил сразу три штуки.

— На всякий случай, — пояснил он. — Если жажда замучит.

Поехали дальше. Настроение от этой маленькой неполадки немного ухудшилось, а тут случилась еще одна неприятность, более крупная. Отвыкший от отечественных автомобилей и московских улиц Савва крутанул на повороте руль не в ту сторону, да так ловко, что вылетел на встречную полосу. «Волга» прошмыгнула мимо рейсового автобуса, заюлила на обочине, словно пытаясь извиниться, юркнула в щель между двумя «Жигулями» и врезалась боком в фонарный столб.

Днищева бросило на Савву, а Лешу — на Гену, и они замерли так, обнявшись, как родные братья.

— Приехали, — прошептал Савва, гася зажигание.

Откуда ни возьмись рядышком тотчас же появился гаишный «уазик».

— Вляпались, — подтвердил Леша.

— Может быть, ты их загипнотизируешь? — с надеждой спросил Гена, поправляя парик, съехавший набок.

— Спокойно, — отозвался Сергей. — Большевики никогда не сдаются.

В окошко всунулась усатая голова капитана.

— Ну что, хлопцы, будем дышать в трубочку? — спросил он.

— Дышать будем, — согласился Сергей, вынимая из кармана удостоверение старшего офицера спецподразделения грозного министерства. — Погляди-ка сюда, сынок. Только держись на ногах, не падай. И не мешай нам выполнять задание. Расчисти на дороге пробку и дай нам зеленый свет — мы торопимся. А уж потом дыши сколько влезет, ровно и спокойно.

Так как капитан продолжал в изумлении таращиться на Сергея, тот заорал:

— Чего встал, как истукан? Выполнять приказание!

— Слушаюсь! — опамятовался гаишник, козырнул и побежал к скопившимся и гудящим от нетерпения машинам.

Глава четвертая ОПЕРАЦИЯ «РЕНДАЛЬ»

Левое крыло «Волги» оказалось сильно помятым, но, слава Богу, никто не пострадал, только Гена продолжал морщиться и потирать ушибленное плечо.

— Мы так не договаривались, — хныкал он. — Вы меня чуть не угробили. Я женщина нежная, пугливая, требую возмещения морального ущерба.

— Кто будет платить за ремонт? — вторил ему Савва, держа путь к Лужникам. — Скверно.

— Второй прокол за последние полчаса, — кисло заметил Алексей. — Нехорошее предзнаменование.

— Не стоните, — оборвал их Днищев, — подъезжаем. Гена, опрокинь на себя духи, только не переусердствуй.

В салоне автомашины запахло жасмином. Операция «Рендаль» началась…


Тот, кто носил это имя, жмурился под ласковыми лучами солнца, гревшими его стариковские кости. Радостное настроение не покидало Тыну Миккиевича. А тут еще прилетела какая-то пичужка, запрыгала по дорожке, поворачивая к нему головку, словно приглашая последовать за собой. «Куда зовешь? — подумал Рендаль, улыбаясь сморщенным лицом младенца. — Моя твоя не понимай…» Вестница небес улетела, клюнув напоследок камешек, и из-за деревьев появилась фигура референта, глядевшего, как всегда, обиженно-глуповато, что нравилось Рендалю.

— У нас гости? — спросил хозяин, не дожидаясь, когда референт отомкнет рот. — Кто же?

— Трое из межрегионального Министерства национальной безопасности России. Старший офицер управления контрразведки Днищев и с ним двое сотрудников, мужчина и женщина. По важному делу, хотят беседовать лично с вами.

Референт стоял навытяжку, исполненный важности от произнесенных слов. Только что Сергей Днищев произвел на него сильное впечатление резким, уверенным тоном и загадочным блеском глаз, свойственным представителям спецслужб, знающих о собеседнике все.

— Я проводил их в гостиную, — добавил он.

— Шакалам место на кухне, — усмехнулся Рендаль. — Наверное, пришли с каким-нибудь мифическим заговором, денег просить. Ну что же, поглядим.

— Поражаюсь вашей проницательности, — заметил референт, поддержав Рендаля за локоть.

— Да не тяни ты меня, не улечу, — ответил тот. — Был когда-то птичкой, а теперь змий, потому и вижу всех насквозь. Ты лучше вот что… Звякни-ка в приемную ФСБ, выясни, что за гости ко мне пожаловали. Не полный же у них бардак, должны как-то координировать свои спецслужбы. Что-то я не слышал о таком межрегиональном министерстве…

— Да они, как грибы, растут, — произнес референт. — И все друг с другом воюют, дорогу переезжают. Нет, эти не из ФСБ. Эти скорее из президентских структур. Больно наглые.

— Все равно выясни. Не люблю я незваных обходчиков.

— Сделаю непременно.

Референт ввел Рендаля в гостиную, где его дожидались трое посетителей, и тотчас же покинул комнату. Днищев отделился от окна, кинув быстрый взгляд на Карпунькова, тот слегка подтолкнул локтем оробевшую брюнетку. Рендаль изучающе рассматривал служивых.

— Чем могу… — начал он, но вдруг неожиданно запнулся, стал водить носом, принюхиваясь; глазки сфокусировались на переодетом Черепкове, который нахально выпятил ватную грудь.

— Вот мой мандат, — хмуро произнес Сергей, повертев удостоверением перед лицом Рендаля.

Но тот даже не обратил на него никакого внимания. Брюнетка магическим образом привлекала Рендаля, он силился вспомнить что-то, морща лоб, и без того усеянный сплошной сетью морщин.

— Щелкни, — пробормотал психиатр, наклонившись к уху Геннадия.

Свободную руку он завел за спину и ущипнул ряженого за мягкие ткани. Тот дернулся и упавшим голосом прошептал:

— Кого?.. Чего?

— Щелкай пальцами, балбес, — почти трагически проговорил Леша, у которого на лбу выступили капли пота.

Днищев также почувствовал, что близится крах всего предприятия. Но Рендаль, видимо, уже вошел в какое-то полусомнамбулическое состояние. По крайней мере, он шагнул навстречу брюнетке, которая вдруг поспешно защелкала пальцами как ненормальная, причем на обеих руках.

— Достаточно, — снова вмешался психиатр, пристально всматриваясь в пациента.

Рендаль теперь был для Леши не мультимиллионером из Эстонии и не бывшим партноменклатурным боссом, а обычным шизофреническим больным, впавшим в транс. Чтобы убедиться в правильности своего предположения, Карпуньков провел ладонью перед глазами Рендаля, очертив круг. Какой-либо видимой реакции не последовало. Сузившиеся зрачки старика-младенца были по-прежнему устремлены в сторону благоухающей жасмином брюнетки, продолжавшей тихо пощелкивать пальцами. Если бы сам Черепков мог видеть себя в эти секунды со стороны, он, наверное, сгорел бы от стыда. Впрочем, и так его лицо приобрело цвет кумачового флага, только не колыхалось от напряженного дыхания собравшихся. Днищев и психиатр облегченно переглянулись. Леша с удовлетворением поднял вверх большой палец. Но тут произошло неожиданное.

Изогнувшись, Рендаль щелкнул зубами, пытаясь поймать палец Карпунькова, как это сделала бы собака, реагируя на надоевшую муху. О чем он думал в эти мгновения, погруженный в воспоминания? Возвращался в юные годы, входил в ту реку, чьи воды утекли безвозвратно? Поспешно отдернув руку, Карпуньков произнес:

— Спокойно, не волнуйтесь, садитесь вот сюда, на диван, вам будет удобно.

Рендаль послушно выполнил указание психиатра.

— Вы хорошо меня слышите? Сосредоточьтесь на моем голосе, следите за движением рук.

Карпуньков подал знак Гене, чтобы он встал рядом, в поле видимости пациента.

— А мне что делать? — тихо спросил Днищев, глядя на манипуляции психиатра.

В этот момент Сергею было даже по-человечески жаль Рендаля, который на глазах терял свою биоэнергетику, превращаясь в запрограммированного робота. До последней минуты он сомневался, что у Карпунькова получится что-либо. Но, видно, тот не зря проходил стажировку в нейролингвистических лабораториях США, не даром ел хлеб с маслом.

— Пойди погуляй, — посоветовал Сергею Леша. — Сейчас начнется так называемый всплеск восприятия. Сначала проведем некоторую чистку сознания, затем наполнение нужным объемом, направленным на решение нашей задачи.

— А это не опасно для жизни?

— Все подобные сеансы не только опасны, но преступны — это мое личное мнение. По сути, это психотоксическое отравление… Ладно, уйди, у нас мало времени.

— А он… не притворяется? — задал последний вопрос Днищев.

Уж больно покорно вел себя Рендаль, никак не реагирующий на их разговор. Лишь взгляд его был по-прежнему устремлен на брюнетку-Черепкова.

— Брысь! — отозвался Леша.

Днищев не стал больше мешать и отошел к окну. За его спиной тихо журчал голос психиатра, Рендаль что-то отвечал ему, его слов было не разобрать. Из окна просматривались часть сада, кирпичная стена и ворота, около которых сидели на стульях двое охранников. К ним подошел референт, заговорил о чем-то, поглядывая на особняк. Те также посмотрели на окна. Все это насторожило Сергея. Ему вообще отчего-то показался странным столь удачный поворот дел. По закону подлости такого быть не должно. Впереди непременно будет поджидать какая-нибудь пакость: или внезапно начнется землетрясение на Воробьевых горах, или в дом Рендаля влетит метеорит, или сам подопытный кролик очухается и заорет не своим голосом, сзывая челядь. Вот тогда им не поздоровится. Никакие заклинания и пассы не помогут, живо в пятый угол загонят. Референт отошел от охранников и направился по дорожке обратно к дому. Достал сотовый телефон, вытянув радиоантенну. «Не пора ли его вырубить?» — с огорчением подумал Днищев, в планы которого не входило применение физической силы. Но чутье подсказывало ему, что на сей раз они влипли.

Сергей взглянул на «работающего» Карпунькова, чье лицо вспотело от напряжения, бочком выбрался из гостиной, осторожно притворив за собой дверь. Пошел по коридору, заглядывая в комнаты. В одной из них он увидел печатающую на компьютере секретаршу, в другой — дремлющего в кресле верзилу. Откуда-то с боковой лестницы, ведущей вниз, разносился характерный стук кастрюль — там, очевидно, находилась кухня. Повернув к выходу из дома, Сергей заметил в прихожей референта, стоявшего к нему спиной. Тот разговаривал по радиотелефону. Скользнув за портьеру, Днищев прислушался.

— Выясните через свои каналы, что за сотрудники к нам приехали, цель визита и согласована ли она с директором ФСБ… Нет, не из РУОПа, а из межрегионального Министерства национальной безопасности… Не знаю, что за организация, вам должно быть виднее… Главным у них полковник Днищев… старший офицер. Сам чувствую, что ерунда какая-то, но уж больно серьезное удостоверение предъявил. Хорошо, жду вашего звонка.

Референт отключил телефон и поспешно вышел из дома. А Сергей выбрался из своего укрытия и так же торопливо направился обратно в гостиную. Дело принимало совсем скверный оборот. Минут через десять выяснится, что подобного министерства не существует вовсе, референту позвонят, и сюда нагрянет целая бригада оперативников и спецназовцев в черных масках и с автоматами. Будут вязать «клиентов». Пока не поздно, надо уносить ноги.

Днищев влетел в гостиную, намереваясь тотчас прекратить нейролингвистический сеанс, если даже придется прервать его на середине. Но Карпуньков и так уже закончил свой экстрасенсорный гипноз и довольно потирал руки, а сам Рендаль, выглядевший преотлично, вроде бы чуть помолодевший, с блестящими глазами, мирно беседовал о чем-то с брюнеткой, которая скромно помаргивала длинными ресницами. Сергей перехватил успокаивающий взгляд Алексея и пошел прямо к Рендалю.

— Ну, мой коллега вам уже все объяснил, — грубовато сказал он. — Не будем терять время.

— Не будем, — покорно согласился хозяин.

Он все еще находился в какой-то прострации и смотрел на Днищева так, будто увидел его впервые.

— Мы располагаем сведениями, что через подвал вашего дома проходят подземные коммуникации, которые могут быть использованы для террористического акта.

— А?.. Что?

Рендаль явно не смог уловить смысл услышанного. Он перевел взгляд на психиатра, словно ища поддержки. Старческое лицо было по-младенчески беспечно.

— Где подвал? — рявкнул Днищев, встряхнув Рендаля за плечи. — Нам нужно осмотреть его. И поживее!

— На кухне. Можно пройти через нее и спуститься вниз, — выдал наконец-то Рендаль. — Сейчас я пошлю кого-нибудь проводить вас.

— Не надо! — Сергей почти толкнул его на диван. — Отдыхайте. Мы сами справимся.

Кивнув друзьям, он пошел к выходу. Поняв по его тону, что произошло что-то серьезное, они последовали за ним.

— К чему такая спешка? — спросил Карпуньков, забегая вперед. — Все прошло отлично: сеанс удался. Я вложил в его подсознание нужную программу, к понедельнику он соберет деньги и передаст их нам. На условленном месте.

— После поговорим, — оборвал его Днищев. — Пора сматываться. Референт нас почти раскусил.

— Но он не в силах повлиять на программу! Рендаль в капкане.

— А теперь и мы можем оказаться в нем. И никакие доллары нам уже будут не нужны.

Вся троица торопливо проскочила кухню, задержавшись лишь на секунду, чтобы выяснить у повара, где расположен вход в подвал. Сверху начал доноситься какой-то шум, топот ног. Отперев схваченную тяжелым запором массивную дверь, авантюристы нырнули в темноту, отдающую сыростью и кислым запахом. Днищев включил фонарик и тихонько присвистнул. В ответ откуда-то из-за тянувшихся по коридору труб раздался такой же приглушенный свист.

— Молодец Вася, ждет, где я приказал, — пояснил Днищев. — Вот он-то и выведет нас к теплу и свету.

Навстречу им выдвинулась фигура подземного жителя Москвы.

Глава пятая ПСИХОТРОПНАЯ ВОЙНА

Беженец из Таджикистана, предупрежденный накануне Днищевым, быстро повел их известными ему «тропами» наверх. Казалось, выключи сейчас фонарик, и он все равно сориентируется в кромешной тьме, настолько адаптировался подземный житель к родным катакомбам. Его чутью и сноровке могли позавидовать и снующие под ногами крысы. Он безошибочно находил нужный лаз, щель, дыру, ведя за собой трех приятелей. Гена, сорвавший наконец с головы парик, со сломанным каблуком на одной туфле, хромал сзади всех.

Позади них было тихо. Если бы референт и задумал затеять погоню, вряд ли он решился бы сунуться со своими охранниками на столь чуждую и враждебную всем респектабельным людям территорию. Для них она была равнозначна минному полю. Иногда в подземном лабиринте мелькали огоньки, слышались приглушенные голоса, тянуло запахом приготовляемой пищи — анти-Москва жила своей жизнью, плохой или хорошей — неважно, главное, что населяющая ее армия безработных, бомжей, беженцев также имела право на существование, на любовь, счастье, томление духа. Она кипела своими страстями и жила по своим законам, порой более человеческим, чем те, которые были приняты наверху. И в какой-то момент, доведенные до отчаяния и безумия, сплотившись вокруг своего вождя, все эти люди могут выплеснуться на бульвары и площади, словно мутный поток, смывающий на своем пути все. Наверное, это было бы только справедливо.

— Гермес ведет нас по загробному царству, — шепотом произнес Леша Карпуньков.

— Его зовут Вася, — поправил Днищев. — И он отличный парень. Скажи, Рендаль заглотил крючок?

— Крепко. Программа включена, и он теперь сам не успокоится, пока не передаст нам деньги. Это будет навязчивой идеей, колючкой в штанах, от которой надо непременно избавиться. Вообще-то мы поступили по-свински. Особенно я: использовал профессиональные знания против больного человека.

— На этот случай я освобождаю тебя от клятвы Гиппократа. Не терзайся: Рендаль заслужил свое.

— Все равно я негодяй.

— Мы все негодяи. Только благородные. Потому и проигрываем постоянно. Нельзя находиться на границе света и тьмы: или туда, или сюда.

— О чем это вы? — спросил сзади Гена Черепков. — Куда туда-сюда? Я лично больше никуда не пойду. С меня хватит. Десять минут щелкал пальцами, как идиот. А жасмином провонял до конца жизни, вовек не отмыться.

— Скажи спасибо, что Рендаль сдвинулся на таком запахе, — обернулся к нему Днищев. — А если бы у него крыша ехала от кошачьей мочи? Каково бы тебе пришлось тогда? Да и всем нам: ехать с тобой в машине…

— Он еще издевается! — возмутился Гена. — Чуть не провалились по твоей милости.

— Глубже, чем здесь, уже не провалимся.

Шедший впереди Вася остановился возле ступенек, которые вели к приоткрытой ржавой двери.

— Вам сюда, — сказал он. — Выйдете к смотровой площадке.

— Сколько с меня? — спросил Сергей, пожимая ему руку.

— Да нисколько, — отмахнулся тот. — Рад был помочь хорошим людям. Надеюсь, вы порядком навредили этим жирным свиньям там, наверху.

— В какой-то мере мы и сами являемся одними из них, — смущенно вставил Карпуньков.

— Были бы, не полезли на дно, — ответил Вася. — А на будущее запомните: придет время, и мы сожжем эту проклятую Москву со всеми ее казино и «Макдональдсами». Силы есть.

Расставшись с подземным Пугачевым и выбравшись на свежий воздух, Сергей заметил:

— Прислушайтесь к голосу народа, друзья мои. Не сомневаюсь, что его слова сбудутся. Я даже знаю, точную дату Апокалипсиса, предсказанную обществом эсхатологов. Первое сентября. Это будет самый безумный подарок к моему дню рождения.

— В таком случае я подарю тебе огнетушитель, — отозвался Карпуньков. — Потому что, несмотря на твои убеждения, я не думаю, что ты будешь равнодушно взирать в позе Наполеона на горящую Москву.

— Ну а я презентую тебе целую пожарную машину с брандмейстером и его командой, — добавил Гена. — Денег к тому времени будет пять мешков и маленькая тележка.

Неподалеку от смотровой площадки, как и было условлено, их поджидал Савва в своей помятой «Волге». Выглядел он довольно кисло.

— Скверная история, — сказал он. — Опять гаишники привязались. На сей раз толкнул бампером поливальную машину. Совсем ездить разучился.

— А почему не бензовоз? — сердито спросил Днищев. — Мы бы наконец-то от тебя избавились.

— Они номера записали, — продолжил Савва.

— Ты же их сменил?

— Я соврал. Некогда было.

— Придурок. Зачем мы только с тобой связались! Сплошные проколы. Уж твою-то морду они хорошо запомнили.

— Успокойся, Сергей, — остановил его Карпуньков. — Наши морды у референта также отпечатались. Будем надеяться, что как-нибудь пронесет. В крайнем случае, если попадем в розыск, я вас всех спрячу в одном из сумасшедших домов. Так и быть, освобожу палату.

— Неплохая идея. Ладно, поехали.

— Куда теперь? — спросил Савва, выруливая на дорогу в опасной близости от бетонных столбиков. Он все-таки не удержался и умудрился задеть один из них правым крылом. Раздался скрежет, «Волгу» тряхнуло.

— По-моему, ему доставляет наслаждение ломать машину, — заметил Днищев. — Какой-то автомобильный садист.

— Может быть, ты при этом испытываешь еще и половое удовлетворение? — поинтересовался Карпуньков. — Не стесняйся, ответь мне, как доктору. Мне нужно для диссертации.

— Куда ехать-то? — огрызнулся Савва.

— Домой. Сегодня больше никого грабить не будем.

— А с этим… получилось?

— Наполовину. Шустрый попался старичок. Бегал за Геной по всей комнате, спустив штаны. Впал в полный транс, так что Леша его еле заколдовал.

— Боюсь только, что вместо денег он приготовит нам конфетные фантики, — добавил психиатр. — Шизофреники непредсказуемы.

— Нет, правда, нам можно надеяться? — Савва обернулся к сидящей позади него троице, а «Волгу» повело при этом куда-то вбок, на пешеходный тротуар.

— С тобой мы можем надеяться только на похороны в общей могиле, — выдохнул Днищев, увесисто толкнув его в плечо. — Держи руль! Скоро от твоей машины останется одно колесо.

— Ничего, я и на нем доберусь до Каира.

— Если нам повезет и мы доедем до «Иглара», то обязательно должны выпить за удачу, — с некоторым сомнением в голосе произнес Днищев.

Возражений ни от кого не последовало.

Через час, уединившись за отдельным столиком в глубине зала и изрядно нагрузившись пивом, четверка обменялась мнениями по первому этапу операции «Рендаль».

— Все прошло на три с плюсом, — сказал Днищев. — Старичок вроде у нас на крючке, а удочку держит Леша Карпуньков. Как бы только не оборвалась леска.

— Не оборвется, — ответил тот. — Его сознание уже закодировано.

— Как все-таки это тебе удалось? — спросил Гена. — Объясни популярно, чтобы и Савва тоже понял.

— Не такой уж я идиот, — буркнул «шейх». — В Египте мне приходилось наблюдать фокусы похлеще. Там один гипнотизер на наших глазах поднимался в воздух и парил над землей. А потом отрезал себе голову кривым ножом, клал ее на блюдо и давал каждому потрогать за ухо.

— Бывает, — согласился Карпуньков. — Только это негигиенично, да и шрамы потом остаются. Лучше всего голову отсекать скальпелем, между четвертым и пятым позвонком, и желательно под строгим наблюдением специалистов. Чтобы они потом смогли приделать ее на место. А с Рендалем все очень просто. Знаете ли вы, что в нашей стране процентов девяносто населения уже зомбированы в той или иной степени, но не догадываются об этом? И готовы выполнить любую команду, начиная с высших руководителей.

— Ну, те-то мать родную зарежут, — кивнул головой Днищев.

— Практически еще десять лет назад мы стали объектом психотропной войны, — продолжал Карпуньков, оседлав своего любимого конька. — Это я точно знаю, сам проходил стажировку в США по всяким элептонным воздействиям на человека. Но там, между прочим, массовый гипноз запрещен конгрессом. А у нас? Колдуны, маги, феи, тролли, барабашки и прочая чертовщина. А мир, кстати, заселен не только живыми существами, но и так называемыми критерами, а попросту тварями. Они невидимы глазу, но существуют, принимают различные формы. Например, НЛО. И все чаще вмешиваются в земную жизнь.

Но это так, к слову. Мы остановились на том, что психотропная война привела к массовому зомбированию нашего общества. Вспомните припадки около «Белого дома», рок на баррикадах, телесеансы Кашпировского и Чумака, терроризм, преступность и повальное сумасшествие на долларах. Все это звенья одной цепи. Народ превращен в дебилов, а нарождающиеся поколения — в мутантов. С экранов вешают дикторы с ярко выраженным отрицательным зарядом, их даже не надо проверять на аппарате Кирлиана — и так все ясно. А телесигналы увеличивают эту энергию в тридцать тысяч раз. И сидящие у ящиков идиоты начинают еще быстрее сходить с ума от злости, берут ножи и режут любимых жен. Я уже не говорю о двадцать пятом кадре, который телероботы не видят, потому что он запущен прямиком в их подсознание. Но в этом кадре может идти любая информация. Допустим, такой приказ: «Люби своего президента больше всех на свете». Или: «Посмотри телевизор, а потом убей себя». Люди как бы находятся в виртуальной реальности, из которой боятся выйти. Они выполнят любое желание Хозяина.

— А кто Хозяин? — спросил Гена. Остальные молчали, поскольку были увлечены не только лекцией, но и пенистым пивом с креветками.

— Дьявол. Поскольку он существует, — ответил Леша.

Выждав паузу, Карпуньков продолжил:

— Может быть, и сами мы уже закодированы на какие-то поступки. Я этого не исключаю. По работе мне приходилось бывать на разных сборищах, которые частенько проходят на стадионах. Вот, например, месяца два назад был в «Олимпийском». Выступал там некий проповедник — отец Назарий.

При этом имени Днищев вздрогнул и насторожился.

— В зале было полно людей из его братства, да и просто любопытных хватало. Тысяч десять. И что бы вы думали? По его команде они скандировали, вскакивали с мест, снимали ботинки и носки, двигали руками и головой, как заведенные. Словом, были полностью одержимы. Мне казалось, что в них, во все десять тысяч человек, вселились бесы. А впрочем, так оно и было. Если бы отец Назарий в этот момент показал на какую-нибудь жертву и произнес: «Убейте его!» — они растерзали бы не задумываясь. Да и нечем было бы думать: сознание их умело выключили. Мне стало страшно, честно скажу. А ведь Назарий — какой-то недоучившийся студент, кое-как овладевший методом манипуляции человеческими мозгами, нахватавшийся поверхностных знаний о геопатогенных зонах. Да по сути это обыкновенный преступник. И вы думаете, что я, профессионал, человек, посвятивший психиатрии всю жизнь, не смог бы справиться с одним-единственным старым шизофреником вроде Рендаля? Мы могли бы даже обойтись без переодевания Генки в бабу… Но только тогда мне пришлось бы потратить больше времени, — подумав, добавил он.

— Вот именно, — произнес Днищев. — А так, увидев нашу соблазнительную брюнетку, он тотчас вошел в транс.

Гена, сидевший за столиком без парика, но все еще в женском платье, да еще в туфлях с отломанными каблуками, представлял комическое зрелище. Его лысоватый череп хорошо гармонировал с лицом, покрытым косметикой.

— В следующий раз я согласен облачиться лишь в шкуру гориллы, — сказал он.

— Не желаете ли еще пива? — спросил возникший рядом Вонг.

Все посмотрели на вкрадчивого вьетнамца.

— Вы как хотите, а мне пора, — ответил Днищев. Из головы у него не выходил отец Назарий с его братством. И попавшая туда девушка. А то, что Светлану удерживают насильно, Сергей не сомневался.

Глава шестая ВИЗИТ К ПАСТЫРЮ

Отец Назарий очнулся там же, где его оставила Света, — лежащим на мягком ковре, в спущенных до колен штанах, раскинувшим крестообразно руки и с лужицей темной крови у головы, напоминающей очертаниями терновый венец. В ужасе от происшедшей схватки, от нанесенного ею удара хрустальной вазой по темечку «пророка», девушка убежала к себе в комнатку, прикрываясь остатками разодранного платья. Она была уверена, что убила отца Назария. Встретившиеся ей служительницы ничего не понимали в ее бессвязных выкриках, прерывающихся плачем. Некоторые из них протиснулись вслед за нею, встали около стены, скрестив руки и поджав губы, наблюдая, как Света торопливо ищет свою старую одежду.

— Куда это ты собралась, голубушка? — спросила одна.

— Домой, к маме! — рыдая, ответила девушка.

— У тебя теперь нет дома, — сказала та, сощурившись.

— У тебя нет мамы, — добавила другая, выглядевшая как хищная птица.

«Боже, до чего они мерзки и отвратительны! — впервые подумала о своих „сестрах“ Света. — Какой бес привел меня сюда?»

— Пустите, мне надо пройти, — попросила она, пытаясь протиснуться между ними.

Но служительницы стояли возле дверей серой стеной, с каменными лицами и пустыми, мертвыми глазами. И Света поняла, что обречена и никто ей здесь не поможет.

— Сначала мы выясним, что произошло, — сурово произнесла старшая сестра. — А ты, голубушка, побудь пока здесь.

И все они, словно зловещие тени, выскользнули из комнатки, а в дверном замке дважды повернулся ключ. Света опустилась на жесткую койку, закрыв лицо ладонями. Плечи ее вздрагивали.

Стонущего отца Назария дотащили до дивана, подтянули штаны, укрыли пледом, выбрали из головы хрустальную крошку. Он слегка постанывал, когда рану смазывали йодом. Скулили и встревоженные прислужницы, чуть не лишившиеся своего духовного поводыря.

— А где эта… сука, психичка? — не скрывая своей злости, спросил раненый, на голове которого выросла чалма из бинтов.

— Сидит под замком, — успокоили его сердобольные сестры.

— Приволоките ее сюда! — грозно нахмурился отец Назарий.

Служительницы бросились выполнять приказание. Свету действительно приволокли — вцепившись в руки, в волосы, подталкивая в бока, пихая локтями, пиная и щипая со всех сторон. Куда делась угодливая услужливость сестер, лишь пару часов назад восхищавшихся Светой, певших ей дифирамбы и растиравших тело благоуханными кремами? Теперь они вились возле нее, словно крикливые гарпии, бранясь и издеваясь над несчастной, которая от страха и боли готова была потерять сознание.

— Отпустите ее! — прикрикнул на сестер отец Назарий, поправляя чалму.

Он раздумывал, какое наказание применить к ослушнице. У него было много способов воздействия на провинившихся — в назидание всей пастве. Можно было посадить ее в подвал, где был оборудован специальный карцер, на хлеб и воду, или применить лекарственные препараты, которые со временем превратили бы девушку в наркоманку, всецело зависящую от него и медикаментов, или отправить ее в одну из сельских общин, на полевые работы, где суровый труд выбил бы из нее всю дурь, или… Отец Назарий понимал, что в чем-то виноват и он сам, слишком поспешно решив «приблизить» к себе девушку, поскольку она была еще не готова, не созрела окончательно. Стоило подождать недельки две. Глядя на Свету, ему было жаль превращать ее в калеку, в безмозглое существо вроде этих идиоток, стоявших сейчас в сторонке и жадно ловивших каждый его взгляд. Он насупился, похожий в своей чалме на всесильного падишаха, озабоченного судьбой подданных. Казнить или миловать?

— А ты ведьма! — произнес отец Назарий, прищуривая левый глаз. — Ладно, отложим решение до утра. А пока сделайте ей укольчик.

Подвизгивая, служительницы потащили Свету из комнаты…


Днищев подъехал к дому братства на Новой Басманной в четыре часа дня. Усталости он не чувствовал, хотя позади была бессонная ночь в Агропромбанке, где он провернул «дельце» Василия Федоровича, навестив кабинет Гуслярского, а вслед за этим — утренняя операция с эстонским миллионером, путешествие по подземной Москве да еще пивное сидение в «Игларе». Возможно, другой человек на его месте свалился бы замертво после столь напряженных часов, но у Сергея открылись какие-то внутренние резервы организма. Он был бодр, свеж и готов к атаке на братство отца Назария.

Вышагивая перед окружающим дом забором из металлических пик, Сергей соображал, как лучше подойти к неприступной крепости и вызволить Свету Муренову из лап проповедника. Напротив дома находилась военная комендатура, слева — издательство, справа — ресторан. Хорошая компания для религиозной секты, все необходимое под боком: оружие и пресса — для захвата власти, выпивка и закуска — чтобы отпраздновать успех. Не придумав ничего путного, Сергей просто постучал в калитку, решив действовать по обстоятельствам. Дверца приоткрылась, высунулась усатая морда отнюдь не аскетического типа.

— Чего надо? — хмуро спросил страж обители, смерив Днищева взглядом, после чего пришел к выводу, что перед ним чужак. В последнее время к братству приходило много посторонних, требуя обратно своих чад.

— Поговорить. Со Светой Муреновой. Есть тут такая?

— Новенькая, что ли? А вы кто, родственник? Нельзя. Свидания запрещены уставом.

— Вы здесь как в пересыльной тюрьме устроились, — попробовал пошутить Сергей. — Я ей покушать принес. Пирожков домашних. Пусти, дяденька!

— Она написала заявление, что отказывается от всех родственных связей, — сурово ответил страж. — И посвящает себя служению истинному учению отца Назария. Не шастайте тут больше!

Дверца с противным скрежетом закрылась. Сергей пнул ее ногой.

— А с отцом Назарием вашим поговорить можно? Я ему исповедаться хочу.

— Нельзя, — донеслось из-за забора.

— Высунься на минутку, — попросил Сергей. — Хочу сфотографировать твою морду для обложки «Крокодила». Цветное фото, семь на восемь. Я корреспондент из «Вашингтон пост». А?

— Вали отсюда, придурок, — посоветовал страж. — А то бока наломаем.

«Не хочет, — сказал сам себе Сергей. — Значит, боится и уважает. Ладно, зайдем с другого конца».

Ему стало ясно, что эта банда во главе с отцом Назарием держит Свету где-то здесь, взаперти. Проводят инкубационный период одурачивания, пока она окончательно не спятит. А закон на их стороне. Света совершеннолетняя и вправе сама выбирать, где жить, чем заниматься и какому Богу служить. Ее формальное согласие на это у них наверняка есть. Выманили, выудили. Трудно ли, умеючи? Отец Назарий, видно, большой спец по промывке мозгов. Карпунькова бы на него натравить, чтобы тот его запрограммировал, как Рендаля, на полет с Крымского моста.

Потоптавшись возле калитки, Сергей обошел здание по периметру. Забор был достаточно высокий — для прыгуна с шестом, боксеру не взять. Но расположенное рядом издательство почти соприкасалось со стеной братства. Между ними находился внутренний дворик, в который можно было спуститься со второго этажа. Стоит попробовать. В крайнем случае придется мобилизовывать военную комендатуру для штурма. Сергей постучал в массивную дверь. За стеклом замаячила фигура вахтера.

— Суббота! — развел тот руками. — Никого нет.

— Никого и не надо, — ответил ему Днищев, приложив к стеклу развернутое удостоверение. — Открывай срочно, дед. Контрразведка.

Старорежимник, очевидно, был воспитан в незыблемом почтении к органам. Повозившись с ключами, он впустил Сергея и торопливо пошел следом за ним по коридору, а затем и по лестнице на второй этаж.

— Это кого ж вы здесь ловить собираетесь? — полюбопытствовал он.

— Директора вашего, компромат на него. Вот место для засады выбираю.

Сергей подошел к окну, открыл его, выглянул. Можно прыгнуть. Аккурат на клумбу с гладиолусами, за которыми, наверное, сестрички из братства бережно ухаживали с начала лета.

— И молчок, дед, никому ни гугу! — погрозил Сергей, выбираясь на подоконник.

— Разве ж не понимаем, — согласно кивнул старый стукач, проследив, как служивый приземляется на клумбу, сминая цветы.

Сергей пружинисто подскочил, отряхнулся, сорвал гладиолус и поспешил к обители братства. Он не стал искать дверь, а попросту влез в одно из раскрытых окон на первом этаже. Комнатка, куда он попал, походила на келью: ничего лишнего, только кровать, тумбочка и портрет отца Назария на стене. «Так вон он какой», — подумал Сергей, доставая из кармана авторучку. Хулигански пририсовав проповеднику ослиные уши и хобот, он сделал внизу подпись: «Агент КГБ Конопля. Находится во всероссийском розыске». Затем толкнул дверь и вышел в коридор. Огляделся. С обеих сторон тянулись двери в точно такие же комнатки-кельи. Света могла находиться за любой из них. Только сейчас Сергей впервые подумал: а как она встретит его? Может быть, отец Назарий уже настолько отравил ее сознание, что она с гневом набросится на него, прогонит, станет звать «братьев»? Тогда надо хватать девушку в охапку, заматывать голову наволочкой и тащить на улицу. Другого выхода нет, только хирургическое вмешательство.

Днищев шел по коридору и открывал все двери подряд. Некоторые оказывались запертыми, но у них были до того слабые щеколды, что он легко выдавливал их плечом. Удивительно, что в кельях никого не было. Сергей решил, что попал в неурочное время: очевидно, вся братия расположилась где-нибудь в конференц-зале на песнопениях, слушает завывания пастыря. Но в конце коридора ему повезло. Лежащая на кровати, накрытая простыней девушка приподняла голову. Она посмотрела на Сергея ничего не выражающим, пустым взглядом и снова откинула голову на подушку.

— Эй! — тихо позвал Днищев. — Вы спите?

Эта юная особа чем-то напоминала Свету, только была смуглее и коротко подстрижена. Она что-то бессвязно проговорила, коротко рассмеялась и закрыла глаза. «Совсем ребенок, — подумал Сергей, глядя на ее исхудавшее лицо. — Сволочи, чем же они тут занимаются?» Ему было жаль девушку, но сколько здесь таких, как она? Что он мог поделать? Осторожно закрыв дверь, Сергей двинулся дальше, чувствуя, как его все больше обуревает злость. «Дурак Толстой, непротивленец хренов, — решил он, шагая по коридору. — С него-то и началось русское бессилие. Клопов надо давить, а не стряхивать с подушки».

— Где отец Назарий? — спросил он какую-то служительницу, попавшуюся на пути.

— А где и положено, однако, — ответила она с волжским оканьем.

«Ей бы детей рожать, а она дурью мается», — подумал Днищев.

— А где на него положено? — съехидничал он. — Я еще добавлю.

Волжанка испуганно взглянула, заторопилась прочь. Наконец кто-то объяснил, что отца Назария следует искать на третьем этаже, в его кабинете. Сергей быстро побежал по лестнице, перепрыгивая сразу через три ступеньки. Ковровая дорожка привела его прямо к цели. Толкнув дверь, он оказался в прихожей, встретившись взглядом с сидящим за столом «братом».

— У себя босс? — спросил Днищев.

— Нельзя, — ответил тот, поднимаясь. Он выглядел довольно крупным мальчиком.

— Следи за руками, — попросил Сергей, разводя их в стороны.

Затем он энергично хлопнул обеими ладонями, сложенными лодочкой, по ушным раковинам «брата». После акустической бомбочки, взорвавшейся в голове, последовал удар в солнечное сплетение, и сторож отца Назария как бы заснул за столом, навалившись на него грудью.

— За отдых в рабочее время вычтут из зарплаты, — пообещал ему Днищев и вошел в кабинет.

«Пророка», сидевшего за длинным столом, он углядел сразу, его рыжую бороду было трудно перепутать с какой-либо другой, но голова страстотерпца отчего-то была обмотана бинтами. В креслах развалились еще три гаденыша с опухшими лицами — толстяк, лупоглазый и длинный, словно сошедшие с полотен Босха. Стол был уставлен напитками и снедью.

— Тайная вечеря? — спросил Днищев, направляясь прямиком к отцу Назарию. — Позвольте внести некоторое разнообразие в программу. Члены попечительского совета могут оставаться на своих местах.

— Что вам угодно? — гневно отозвался пастырь, поднявшись и поправляя чалму.

Экуменисты, предупрежденные Сергеем, наоборот, застыли в своих креслах, не понимая, что происходит.

— Прежде всего угодно вручить вам этот хилый цветок от восторженной паствы, — ответил Днищев, одной рукой протягивая гладиолус, а другой ухватив отца Назария за причинное место и сжимая его мужское достоинство в кулаке. Тот взвыл от боли, но дернуться не решился. — А во-вторых, угодно узнать, где в сей момент находится Света Муренова? Только прошу вас, падре, хорошенько подумать, прежде чем наврать: я уйду, но то, что останется в кулаке, выброшу в урну где-нибудь по дороге.

— Она… на трудотерапии, — скрипнул зубами отец Назарий: благоразумие не покинуло его даже в такие критические для здоровья мгновения. — С сегодняшнего утра… Станция Семхоз по Ярославской дороге… Большой желтый дом… всякий… покажет. — Слова давались ему с трудом.

Толстяк протестант попытался было подняться, но Сергей, не оборачиваясь, лягнул его пяткой по коленной чашечке. Остальные сидели смирно, только лупоглазый католик усердно двигал челюстями, стараясь разжевать застрявший кусок мяса.

— Я почему-то вам верю, хотя вы и страшный враль, — произнес Днищев. — Значит, Семхоз, неподалеку от Сергиева Посада? К святым местам подбираетесь, месье Конопля?

Прозвучавшая кличка заставила отца Назария поморщиться еще сильнее. Он уже догадался, что с ворвавшимся сюда психопатом лучше разойтись полюбовно. По крайней мере сейчас. А там видно будет.

— Пошлите голубка с весточкой в эту богадельню, чтобы Муренову отпустили домой, — продолжил Днищев. — Так будет удобнее для всех нас. Потому что, как вы уже, наверное, заметили, я парень тихий и очень мирный, но, «если мне в седьмом часу не поднесут стакан имбирной», я все здесь на хрен разнесу… Это стихи. Вы любите поэзию? Ладно, о Пастернаке поговорим в следующий раз. А сейчас тороплюсь: в Останкинском пруду меня ждет подводная лодка.

Сергей отпустил отца Назария и пошел к двери. Но на пороге остановился, словно вспомнив о чем-то.

— Да, продолжайте, пожалуйста, чревоугодие, прошу вас, — повернулся он к экуменистам. — У нас с Коноплей свои разборки. А вы все тоже возглавляете какие-то секты? Бр-р… Ну и рожи, извините, прости меня, Господи! Права народная пословица: «Бог шельму метит». Засим прощайте!

Сергей пробежал по коридору, быстро спустился по лестнице, вышел во двор. Подойдя со спины к стражу около калитки, он вышиб из-под него стул и, пока тот барахтался на земле, отодвинул щеколду на двери и выбрался на Новую Басманную.

Глава седьмая ЦЕПОЧКА ДОЛЖНА БЫТЬ ОБОРВАНА

Приближаясь к дому, Сергей еще издали увидел маячивших за деревьями Мишку-валютчика с компанией. Они явно подкарауливали его, коротая время за пущенной по кругу бутылкой. Ему удалось даже разглядеть, что они пили — польский «Белый орел», который дурил мозги не хуже проповедей отца Назария. «Надоели, — подумал Днищев. — Вернуть им, что ли, сто долларов, чтобы отлипли?» Драться ему больше не хотелось, да и устал порядочно после всей круговерти дел.

Снова нехорошо кольнуло в сердце. Не так сильно, как ночью, но все равно нехорошо, остро, словно настойчиво предупреждали о какой-то грозящей опасности. От кого? В чем она таилась? Не в этих же оглоедах, передающих из рук в руки бутылку? С ними он, даст Бог, справится. Но кто же тогда нанесет ему единственный, смертельный удар в сердце — женщина, мужчина, невидимый, но уже народившийся на земле зверь, с которым он призван сразиться? Не тот ли, чью волю исполняет отец Назарий? И Рендаль, и Гуслярский, и Савва-«шейх», и наверняка Герман, да и бывший генерал КГБ Василий Федорович, а возможно, и Алексей Алексеевич — этот странный человек с Чистых прудов? А может быть, тот зверь сидит в нем самом и терпеливо выжидает момент, когда душа его даст трещину, когда крепость духа падет и рассыплется в прах?

Внимание Днищева привлекла и вишневая «тойота», застывшая возле подъезда. Он узнал эту машину: именно на ней несколько дней назад к нему приезжала Полина. Завтра, двадцатого августа, в воскресенье, назначен вернисаж-вечеринка на ее даче. Сергей вспомнил оставленный ею адрес и усмехнулся: забавно порою судьба сплетает в одном месте разных людей, даже не подозревающих, что кто-то один объединяет их всех, как стержень, на который наброшены кольца. Ведь дача Полины находится в Хотькове, а совсем рядом, в Семхозе, томится Света Муренова, а еще дальше — в Сергиевом Посаде — во вторник ждет Днищева Герман со своим цирком-шапито. И что уж совсем забавно, на этом же направлении назначена встреча с Рендалем: эстонец должен передать деньги на пятидесятом километре Ярославского шоссе. Так получилось, Сергей сам выбрал этот пустынный участок дороги, просматриваемый с холма, где можно удобно спрятаться. Он и не предполагал тогда, что столь многое сойдется на относительно небольшом пространстве почти в одно и то же время. Но Днищев пока не знал, может быть, самого главного: База, о которой сообщил ему в приватной беседе Алексей Алексеевич Кротов и на которой все было готово к приему «гостей» — восьмерых исполнителей проекта «Мегаполис», вызревшего в недрах Организации, — также находилась в координатах Ярославской железной дороги, в десяти километрах от Троице-Сергиевой лавры. И для Днищева там уже была оборудована специальная комната…

Сергей еще раз взглянул на вишневую «тойоту». Подойти к ней, оставшись незамеченным компанией Мишки-валютчика, было невозможно. «Опять придется лазить по чердакам!» — с тоской подумал Сергей. Он обогнул дом, вошел в последний подъезд и поднялся на верхний этаж. Затем выбрался по лестнице через люк на крышу. Подойдя к каменному бордюру, он глянул вниз, плюнул, но в Мишкино воинство не попал. Спустился в свой подъезд на восьмой этаж и позвонил в Люсину квартиру.

— Ну, здравствуй, бегун, — сказала молодая женщина и, оглянувшись назад, тихо добавила: — Сегодня нельзя, Паша из рейса вернулся.

— Какая досада! — солгал Днищев. — Ладно, зайти хоть можно? Я по делу.

За столом, уставленным тарелками, наворачивал густые щи шофер-дальнобойщик — плечистый бугай в майке.

— Ситдаун, плиз! — выразился он. — Водку будешь?

— Из горла, — согласился Сергей. — Паша, отпусти Люсю на пять минут. Там внизу ко мне девушка приехала на «тойоте», а рядом типы караулят. Пусть сходит узнает, что ей надо, и приведет к Савве.

— Так давай сами спустимся, морды им начистим? Я сейчас свою монтировку поищу, где-то она тут, под кроватью, валялась.

— Не надо, пускай загорают. Зачем доставлять им удовольствие!

— Как хочешь. Люся, топай вниз! — скомандовал муж.

Разлив по стаканам водку, Паша похвастался:

— Она у меня исполнительная: что скажу, то и сделает. Видишь, как побежала?

— Я заметил, — согласился Сергей.

Они чокнулись, выпили, и Днищев, глядя на простодушное лицо соседа, подумал: «Ну чему же ты радуешься, милый? Сейчас она любит тебя, глаз не сводит, кормит — вон сколько котлет нашмякала, а уедешь в рейс — и прощай-прости. До следующего свидания. У женщин слишком короткая память. Они не могут быть хранительницами домашнего очага, потому что, когда остаются одни, всегда начинают искать себе нового хозяина».

— Хорошо пошли банкиров стрелять, — прервал его мысли Паша. — Аж душа радуется. Как вернусь из рейса — парочка новых трупов.

— Кого на сей раз хлопнули? — равнодушно спросил Сергей. — Я не очень слежу за газетами.

— Да вот только что по радио передали. Отравили какого-то… Гусманского, что ли! Правда, пока еще трепыхается в больнице, гнида.

— Может быть, Гуслярский? — насторожился Сергей.

— Точно! — обрадовался Паша. — Он, голубчик. Прямо из банка на «скорой помощи» и увезли.

— Где у тебя телефон? Мне нужно позвонить.

Сергей вышел в коридор, быстро набрал номер Василия Федоровича. Подозрительное отравление генерального директора Агропромбанка встревожило Днищева. «Тут что-то не так, — думал он, прислушиваясь к длинным гудкам. — Не может быть, чтобы столь цветущий человек внезапно слег, скушав какую-нибудь осетрину не первой свежести. Да еще во время важнейших переговоров с немцами. Здесь чувствуется дьявольская игра, затеянная бывшим тестем. А я наверняка принимал в ней участие. Эта капсула…»

— Алло, это я, — негромко произнес он, не называя своего имени: в телефонном разговоре надо быть предельно осторожным.

— Хорошо, что позвонил. — Голос тестя был, как всегда, невозмутим. — Ты уже знаешь?

— Только что услышал. Почему?

— Это судьба. Так уж на роду написано.

— Написано вашими чернилами, как я понимаю?

— Ерунда. Диагноз еще не установлен. И вряд ли это будет возможно в ближайшее время.

— А когда это все-таки случится, что тогда?

— Поэтому тебе нельзя было так резко бросать работу. Сам понимаешь, кто первым попадает под подозрение.

— Значит, в металлическом стержне был не жучок? Я правильно догадался?

— Вот что, — ответил Василий Федорович, — нам надо встретиться и все обсудить.

— Хорошо. Когда и где?

Сергею послышались какие-то колебания в голосе тестя.

— Завтра, в десять часов утра, в сквере около Большого театра. Тебя устроит?

— Я приду, — произнес Сергей и повесил трубку.

Нажат на рычаг и Василий Федорович, хмуро взглянув на сидящего напротив него человека. Это был Хрунов, только что вернувшийся из Лондона, — начальник службы безопасности Агропромбанка. В комнате было еще несколько человек, принадлежащих к политической и финансовой элите страны.

— Он придет, — сказал бывший генерал КГБ.

Никто не отозвался, считая вопрос решенным, а может быть, не желая вдаваться в столь мелкие детали, касающиеся лишь исполнителей проекта «Банки». Все присутствующие также принадлежали к Организации. И лишь Хрунов пробормотал скорее для себя, чем для окружающих:

— Цепочка должна быть оборвана…

Глава восьмая СМОКИНГ И ПУТАНА

После разговора с Василием Федоровичем Сергей снова интуитивно почувствовал грозящую ему опасность. Это походило на проникшую в комнату струю холодного воздуха. Сначала он даже решил не ходить на завтрашнюю встречу к Большому театру. Днищев рассуждал так: если он действительно причастен к отравлению Гуслярского (это могли быть какие-то ядовитые пары из капсулы, созданной умельцами КГБ), то рано или поздно следственные органы выйдут именно на него. Проработал несколько дней, вел себя странно, исчез, да и на ручке двери в кабинет, на телефонной трубке сохранились отпечатки его пальцев. Вычислить его будет несложно. Может быть, уже сейчас идут по следу. Значит, он представляет явную угрозу и для Хрунова, и для Василия Федоровича — будь он неладен, старый лис! — и для тех, кто стоит за ним. Естественно, что лучшим исходом для них было бы его полное исчезновение. Тогда и концы в воду.

Но потом, взвесив все «за» и «против», Сергей решил все же встретиться с бывшим тестем — в последний раз. И объясниться. Не станет же тот подводить под монастырь отца своей единственной внучки? Не совсем же они там продали душу дьяволу… Однако хорош тестюшка! Так подставить, впечатать в дерьмо!

Сергей вернулся на кухню и позавидовал спокойному добродушию Паши, попивающего водочку. Вот кому все до лампочки! Скажи ему сейчас, что он, Днищев, любовник Люси, и шофер не шибко расстроится. Ну помахают они для порядка кулаками, а потом сядут за стол, утрут кровавые сопли и допьют пузырь по старой русской традиции. Еще и обнимутся, песню затянут… И никаких тебе козней с отравляющими капсулами, никаких психотропных обработок — все просто.

А тут и Люся вернулась, неся большую коробку.

— Это тебе, — сказала она Сергею. — Дамочка твоя подниматься не стала, но просила передать, что уговор дороже денег. Только она мне не понравилась: по лицу видно, что щучка та еще.

— Разберемся, — отозвался Сергей, распаковывая коробку. — Вам, женщины, лишь бы позлословить друг о друге. Ого!

Он вытащил завернутый в целлофан черный смокинг, встряхнул его. В коробке оказались также лакированные ботинки, белая рубашка-манишка и темная бабочка.

— Целый джентльменский набор. Хоть сейчас в Букингемский дворец.

— Дамочка сошла с ума, — поставила свой диагноз Люся. — Это барахло стоит кучу денег. Ну и богатая же у тебя любовница!

— Я с ней виделся всего два раза, — сознался Сергей. — Просто она владеет платяным магазином, а товар не раскупается, вот она и избавляется от него помаленьку: то друзьям подсунет, то в мусорный ящик украдкой выбросит. У богатых свои причуды!

Но Сергею и самому было любопытно: с чего это Полина сделала ему такой сюрприз? Вещи действительно безумно дорогие, он даже затруднялся определить их приблизительную стоимость. Может быть, они взяты напрокат и после вернисажа на даче подлежат возврату? Тогда это хоть что-то объясняет. Но никакой записки в коробке не было. Сергей тут же примерил и смокинг, и туфли, и все оказалось ему впору, словно было сшито на заказ. «Глаз у Полины, как у ювелира, — подумал Днищев. — С такой женщиной опасно иметь дело».

— Вылитая кинозвезда, — похвалил Паша. — Мне бы такой костюмчик, в рейс. Все гаишники попадают. Обновку надо вспрыснуть.

— Нет уж, господа, а то заляпаю макаронами, — отозвался Сергей. — Пойду к себе, поражу Савву.

— Иди, иди… кобелина, — сказала Люся, обняв любимого мужа-дальнобойщика в майке.

Сергей отправился к себе, надеясь застать там всех утренних фигурантов, но ни Гены, ни Алексея не было. Зато рядом с Саввой в самом теснейшем контакте сидела Мила Ястребова: и, судя по их блуждающим глазам, они не теряли времени даром.

— Кто это? — Увидев Днищева, Савва прикрыл глаза ладонью. — Посол Швейцарии проездом из Макеевки?

— Посол, посол, — подтвердил Сергей. — Посол ты в баню. Вы, погляжу, совсем спелись. Где ребята?

— Разъехались.

— Нашел Свету? — спросила Мила, ничуть не смущаясь.

Она была в Саввином халате, а когда поднялась, он как-то ненароком сполз с плеч, заструившись по телу, и шелковым облаком улегся у стройных ног. А может быть, она сделала это специально, чтобы подразнить Сергея. Обнажившись таким образом, Мила насмешливо посматривала на него, зная цену своей красивой фигуре. И Сергей вынужден был признать, что в этом отношении у нее все в порядке.

— Ты бы прикрылась, бесстыдница, — сказал он, поднимая халат и протягивая ей.

— Разве тебе не приятно на меня смотреть? — спросила она.

— Смотреть — не есть.

— У-у-у!.. — протянул Савва. — Пожалуй, мне пора оставить вас одних. К тому же дела. Сегодня вечером я должен быть в ночном клубе «Эльдорадо».

Он стал поспешно собираться, а Мила уселась в кресло, словно и не собиралась никуда уходить.

— Так ты нашел Свету? — спросила она снова, закурив сигарету.

Сергей отогнал рукой дым, поморщился.

— Нашел. Только тебе это, наверное, все равно.

— Нет. Все-таки она моя подруга.

— И поэтому ты испытываешь мое терпение, щеголяя в чем мать родила?

— А чего ты ко мне прицепился? Хожу как хочу. Я же не спрашиваю у тебя, почему ты в смокинге.

«Логично, — подумал Днищев. — Нет загадочнее существа, чем женщины. Им обязательно надо проверить свои чары на всех. Особенно на тех, кто предпочитает их подруг».

— Тебе нравится Света? — угадала его мысли Ястребова.

— В значительно большей степени, чем ты.

— Жаль. Ты же еще не знаешь меня. Хочешь попробовать?

— Что, прямо сейчас?

— Савва нам не помешает. — Мила соблазнительно изогнулась.

— Ребята, мне пора! — в комнату заглянул «шейх». — Не скучайте!

Но они даже не обратили на него внимания. Сергей смотрел на красивую, улыбающуюся ему женщину и думал, что ее ждет большое будущее. В Каире. Зазвонил телефон, и Днищев с трудом оторвал взгляд от коварной соблазнительницы. Уйдя в коридор, он снял трубку.

— Здравствуйте, Алексей Алексеевич! — произнес он, узнав голос человека с Чистых прудов.

— Ну, рад вас поздравить, — отозвался тот. — Все анализы показали, что у вас отличное здоровье. Так что все в порядке: вы нам подходите.

— Хорошо. Что я должен делать дальше?

— Ничего. Пока ждите. А в четверг позвоните по известному вам номеру. Вам укажут место, куда надо явиться. Засим прощайте.

До сих пор Сергей не мог избавиться от ощущения, что принимает участие в какой-то веселой, но нелепой игре. Повертев в руках трубку, он положил ее на рычаг и вернулся в комнату.

— Ну, ты неукротима, — только и сказал Днищев, обнаружив Милу на кровати, вытянутую в струнку и обнаженную.

— Ты идешь? — призывно спросила она, облокотившись на подоткнутое одеяло. — Миледи ждет.

— А сколько я буду должен тебе заплатить? — грубо спросил Сергей.

— Ты так ставишь вопрос? — усмехнулась она. — Хорошо, миленький. Тогда приготовь двести долларов.

«Ох, грешен человек, грешен…» — подумал Сергей и погасил свет.

Глава девятая ЗМЕЯ ПОКАЗЫВАЕТ ЖАЛО

Днищев приехал к Большому театру раньше назначенного времени — к половине десятого, прошелся по скверу, осмотрелся. Погода стояла отличная, ярко светило солнце, сверкали струи фонтана. На скамейках сидели несколько пенсионеров да молодые мамы с колясками. Ребятишки постарше бегали между кустами и деревьями. Ничего подозрительного Сергей пока не углядел, хотя внутреннее напряжение не покидало его. Пожалуй, впервые за последние дни он неплохо выспался, выпроводив Милу Ястребову в двенадцатом часу ночи. Напоследок он протянул ей двести долларов.

— Думаешь, не возьму? — насмешливо спросила она. — Работа есть работа.

— Вот именно. В нашем коротком романе прозвучали финальные аккорды.

— Когда они зазвучат снова, позвони.

— Интересно, а с мужа ты тоже берешь деньги? — спросил он и получил пощечину, но не обиделся, даже проводил до двери, потирая щеку.


Пущенный мальчишкой мячик подкатился к ногам Сергея, и он отбросил его в сторону. И тут же почувствовал, что в затылок уперся какой-то холодный предмет. Через секунду, которая показалась ему вечностью, раздался глухой щелчок.

— Я застрелил тебя! — выкрикнул другой мальчик, лет шести, обегая скамейку. — Я наемный убийца — спасайтесь кто может!

И он побежал дальше, стреляя из игрушечного автомата. Остальные дети бросились врассыпную, прячась за деревьями. «У каждого времени свои игры», — с облегчением подумал Днищев, чувствуя противный осадок в груди. Нелепо умирать в столь ясный день в центре Москвы. Он посмотрел на часы: Василий Федорович, обычно пунктуальный до щепетильности, на сей раз запаздывал. Мимо прошла молодая парочка, ища свободную скамейку. Им хотелось уединиться, но всюду кто-то сидел. Покрутившись немного, они примостились возле Сергея, не удостоив его вниманием, и сразу же защебетали о чем-то. У юноши были длинные волосы, завитые в мелкие колечки, а девушка, наоборот, была подстрижена очень коротко. «Вот и разбери, кто из них какого пола?» — насмешливо подумал Сергей. Искоса взглянув на них еще раз, он отвернулся.

Внимание Днищева привлекли двое пьяных, начавших громко браниться. Но их нарочитая возня вдруг перестала его интересовать. «Стоп! — мелькнуло в голове. — Что-то здесь не так». Он вспомнил: пакет, полиэтиленовый пакет с рекламной надписью «Мальборо», который несла стриженая девушка. Ее рука была засунута внутрь, а сам пакет был схвачен у запястья, словно привязан чем-то. И то, что она держала в ладони, закрытое газетой, несомненно было… Сергей не увидел, а скорее почувствовал, как рука в пакете развернулась к его левому боку, хотя юноша и девушка продолжали болтать, и он, оттолкнувшись от скамейки, сделал пружинистый кувырок назад. Щелчок из пистолета с глушителем прозвучал на мгновение позже. Пуля ушла в сторону проспекта, разбив ветровое стекло проезжавших «Жигулей». Остальные пули девушка посылала в бегущего зигзагами Днищева, который совершал немыслимые прыжки в стороны. Пригнувшись, он достиг припаркованных возле Большого театра автомобилей, слыша смертоносный посвист вокруг. Затем бросился к длинному ряду коммерческих палаток и укрылся за ними.

— Идем, — произнес юноша, останавливая свою подругу. — Кролик хорошо бегает.

Они поднялись, спокойно пересекли сквер и сели в поджидающую их машину, где уже находились двое «пьяных», бранившихся у фонтана.

— Ушел, — коротко ответила девушка на вопросительный взгляд.

Отдышавшись, Сергей смешался с толпой, выходящей из ЦУМа, затем пошел вдоль Кузнецкого моста, нырнул в метро. То, что произошло возле Большого театра, когда он чудом избежал смерти, не столько ошеломило его, сколько еще сильнее сконцентрировало все силы и внимание, подвинтило какие-то гайки в возбужденном механизме. И развеяло последние сомнения в отношении Василия Федоровича. Только бывший тесть знал о месте их встречи. Все встало на свои места: мавр, то есть он, Днищев, выполнил свое дело — вывел из игры Гуслярского, и теперь этот мавр должен умереть. Теперь его не оставят в покое до тех пор, пока не убьют. Охота началась. Забавно, что ему нет смысла искать защиты у официальных органов власти, потому что он сам является фактически тем человеком, который убил Гуслярского. Если тот, конечно, уже умер в больнице. Но дай Бог, чтобы он оклемался: хоть один грех спадет с души. Ай да Василий Федорович, примите поздравления!.. В эти минуты Сергею хотелось очутиться рядом с бывшим тестем, посмотреть в его внимательные глаза и задать только один вопрос: почему? Неужели тот не мог выбрать кого-то другого для своих дьявольских козней?

Вернувшись домой, Сергей стал поспешно собирать вещи в сумку. Упаковал в целлофановый пакет и смокинг. Раз пошла такая пьянка, то скоро они найдут его и здесь. Савва, явившийся после ночных похождений по клубам, лежал на диване и осоловело глядел на него.

— Съезжаешь? — спросил он. — Я же тебя пока не гоню.

— Пора, братушка, — ответил Сергей. И добавил немного спустя: — Только что в меня стреляли.

Савва подскочил под одеялом, разинул рот:

— Люди Рендаля?

— Думаю, нет.

Но сейчас Днищев не исключал и эту версию: а почему бы им не выследить его? Ведь в удостоверении, которое он показывал референту, стояла его собственная фамилия. Они могли посчитать сквер возле Большого театра самым удобным местом. Но… возможно ли такое совпадение?

— Дай мне ключи от «Волги», — попросил Сергей. — Я должен смотаться в одно заведение. А завтра встретимся, как договаривались, на пятидесятом километре. Предупреди ребят.

— На чем мы туда доберемся?

— На такси. Потом шофера отпустите. И прошу тебя: проследи, чтобы за тобой никто не увязался. Вообще, если кто-либо будет меня спрашивать, я здесь не живу.

— Ясно. Я скажу, что ты умер неделю назад.

— Еще накаркаешь!

Напоследок Сергей сделал два звонка: Василий Федорович к телефону не подходил, а отец Светы ответил, что дочь не возвращалась. «Так… — подумал Днищев. — Значит, и отец Назарий решил поиграть со мной в кошки-мышки. Ладно…»

Попрощавшись с Саввой, он на всякий случай выбрался через чердак на крышу и спустился в другом подъезде. Огляделся на улице, приближаясь к помятой «Волге». Теперь в каждом прохожем ему чудился потенциальный убийца. Им мог оказаться любой, допустим, вон тот неприметный брюнет, стоящий возле газетного киоска. Или этот старик в помятой шляпе, идущий мимо. Почему он так странно посмотрел на него? А та группа кавказцев, спорящих о чем-то? Сергею казалось, что он теперь до конца жизни обречен подозревать каждого. Надо спрятаться, залечь куда-нибудь на дно, но прежде покончить с оставшимися делами. На сегодня их было два: выполнить данное Полине обещание, а вечером, если отец Назарий так и не сдержит слово, вызволить из его лап удерживаемую пленницу.

Сев в «Волгу», Днищев включил зажигание и мягко тронулся с места. Куда теперь? Ехать в Хотьково было еще рано: гостей на вернисаж ожидали к пяти часам. Подумав немного, Сергей развернул машину в сторону Преображенской площади. Он решил навестить бывшую супругу и попрощаться с дочкой. Кто знает, когда им еще доведется увидеться?..

Дверь открыла Катюша.

— Привет! — обрадовалась она, даже обвила шею руками и поцеловала в губы.

Столь нежный прием Сергей отнес за счет ее некоторых охлаждений в отношениях с Федосей. Он не ошибся.

— Подлец не ночевал дома, — пожаловалась Катя. — Где он может шляться?

— Кем он у тебя вообще работает? — спросил Сергей. — Или сидит на твоем иждивении?

— Он манекенщик в Доме моделей. Наверное, завел себе какую-нибудь шлюшку.

— Нет, скорее дружка, — пошутил Сергей.

Но он был уверен, что Федося проводит время где-нибудь с Натали. Ему это, конечно, было все равно, но за бывшую супругу стало чуточку обидно: видно, она всерьез привязалась к этому напомаженному мальчику.

— Да плюнь ты на него, — посоветовал он. — Заведи себе нормального мужика.

— И заведу! — угрожающе пообещала Катерина. — Вот хоть тебя. А ну-ка быстро раздевайся — и в койку.

— Мы это уже проходили.

— Странно. Несколько дней назад ты сам предлагал начать заново.

— Время сумасшедшее, так быстро все меняется… Извини, если огорчил тебя.

— Ничего себе «огорчил»! Женщина намекает на любовь, а он брыкается.

— Постель и любовь — разные вещи. Думаю, у тебя все образуется. Где, кстати, Танечка? — сменил он опасную тему.

— Папа утром повел ее в зоопарк, — ответила пепельнокудрая Венера, обиженно повернувшись к нему спиной.

Вот так, пока Сергей ждал его возле Большого театра… Он даже позавидовал железной выдержке Василия Федоровича: рассматривать в клетке обезьян и кормить крошками павлинов, когда его зятя расстреливают из пистолета с глушителем… Такие люди построят не только коммунизм или демократию — они установят на Земле железный мировой порядок.

— Вот, кстати, и они, — сказала Катюша, поспешив на звонок в дверь.

Увидев Сергея, Василий Федорович слегка нахмурился, но в общем-то не проявил никаких чувств: ни радости, ни огорчения. Он отошел в сторону, наблюдая, как Танечка обнимает отца. А Сергей и вовсе позабыл о его присутствии, лаская маленькое родное существо, которое, возможно единственное в этом мире, любило его по-настоящему, не ища для себя каких-то выгод.

— Ну, раз уж мы опять все вместе, давайте пообедаем по-семейному, — произнес наконец Василий Федорович.

— Я согласна! — радостно взвизгнула Танечка.

— А тебя никто и не спрашивает, — откликнулась Катюша.

Сергей посмотрел в бесстрастные глаза Василия Федоровича.

— Только договоримся: никуда и никому не звонить по телефону, — сказал он.

— Принимается, — усмехнулся бывший тесть, предлагая Сергею пройти на кухню.

— Только после вас! — вежливо ответил тот.

Глава десятая ТАДЖ-МАХАЛ В ХОТЬКОВЕ

Водитель помятой «Волги», зато одетый в безукоризненный смокинг с бабочкой, мчался по Ярославскому шоссе в сторону Хотькова. Его ждало изысканное общество на вечере-вернисаже, устраиваемом крупным московским бизнесменом и антикваром Олегом Кожуховым с супругой. Днищев готовился сыграть роль «близкого друга» Полины, устроив маленький спектакль на даче. Он рассчитывал пробыть там часа три, не больше, а затем отправиться в Семхоз на поиски Светы Муреновой, если, конечно, не произойдет ничего непредвиденного. Пару раз его останавливали посты ГАИ, придираясь к техническому состоянию «Волги», но Сергей показывал свое «служебное» удостоверение, которое действовало безотказно. Он уже настолько привык к нему, что порою действительно ощущал себя неким всемогущим агентом, защищающим интересы и безопасность России. Игра есть игра, рано или поздно она неминуемо переходит в реальность, даже против собственной воли. А уж куда реальнее были кусочки свинца, просвистевшие над его головой несколько часов назад. За обедом Катюши он задал Василию Федоровичу всего один вопрос:

— Что же вы не явились на встречу?

— Я подумал, что и ты не придешь, — спокойно ответил тот.

— И вы не ошиблись. У меня нашлись другие дела.

— Вот и отлично. Будь осторожен, Сережа.

Тесть или на самом деле не знал, что произошло в сквере у Большого театра, или делал вид. В таком случае он был великим артистом. Танечка сидела у него на коленях, а дед благодушно очищал для нее апельсин. Просто картина передвижников: стар и мал. Только среднее звено выпало.

— Хочешь, я сделаю тебе заграничный паспорт, дам немного денег на первых порах, и ты уедешь отсюда, куда душе угодно? — спросил вдруг Василий Федорович.

Странно, но в его голосе Сергей не уловил фальши.

— Никто не узнает, — добавил бывший тесть.

— Моей душе угодно в среднюю полосу России, — ответил Сергей, а Катюша неожиданно встрепенулась, словно очнувшись от забытья:

— Эй, о чем это вы? Какие такие заграницы?

— Границы жизни и смерти. Самые неопределенные и утешительные из всех границ, — усмехнулся Сергей.

А Василий Федорович на прощание повторил ему:

— Если все же надумаешь воспользоваться моим предложением, позвони. — При этом он кивнул на Танечку и добавил: — Ради нее.

Так, в недоумении от слов тестя, веря и не веря ему, сохранив на устах поцелуй Танечки и Катюши, взглянув на них в последний раз с щемящей тоской, Сергей уехал, сожалея, что многое не может вернуть назад и остановить время на том отрезке, когда все они были счастливы. Будет ли у него семья, где он найдет и любовь и покой? Скорее всего, нет. Человек не должен постоянно тянуть руку за новым счастливым билетом. Сохранить былое куда как труднее.

Впереди наконец-то начали вырисовываться дачные домики Хотькова. Сергей сбавил скорость, взглянув на бумажку с адресом Полины.

Въехав в обычный поселок с неказистыми строениями, оставшимися еще от советских времен, Днищев миновал его и по хорошо заасфальтированной трассе приблизился к виллам «новых русских», разительно отличавшимся от предыдущих домов. Все тут дышало благополучием и роскошью. Богачи словно соревновались между собой в изощренности многоярусных построек с лоджиями, башенками и чуть ли не крепостными стенами с бойницами. Поплутав немного между этими дворцами, Днищев остановил машину возле металлических ворот и посигналил. Вышедшему привратнику в каком-то позолоченном пиджаке сунул под нос приглашение. Покосившись на мятую «Волгу», тот нажал на кнопку, и створки ворот разъехались в разные стороны. Слева находилась стоянка машин, заполненная «мерседесами», «тойотами» и другими иномарками. Сергей открыл дверцу, легко выпрыгнул на дорожку.

— Сынок, — обратился он к привратнику, который был старше его лет на двадцать, — ты уж сам воткни куда-нибудь мою старушку, позаботься о ней. Гляди, чтобы не украли.

Потянувшись, присев пару раз и размяв затекшие мышцы, Днищев направился к великолепной вилле, чьи три этажа напоминали формой ледяные многофигурные глыбы. Из круглых окон-иллюминаторов неслись музыка и голоса гостей, а навстречу ему по уложенной мраморными плитами дорожке уже шла Полина в вечернем платье, обтягивающем ее стройное тело, и с высоким бокалом в руке.

— Здравствуй, Сережа, — певуче произнесла она. — Как я рада, что ты приехал… А смокинг тебе идет, ты словно в нем и родился.

Они поцеловались. Днищев с удивлением уловил легкий запах жасмина, исходящий от ее волос.

— Когда пьянка закончится, я его сниму и верну тебе, — сказал он. — Обратно поеду голым.

— Ни в коем случае! Это мой подарок.

— К сожалению, не могу тебе ответить чем-то в этом роде.

— И не надо. Главное, что приехал. Ты не забыл, о чем мы договаривались?

— Я твой близкий друг.

— Правильно. Поэтому веди себя соответственно своему рангу. Близкому другу позволено почти все.

— И даже немного больше, — добавил Сергей.

С крылечка спускался Олег Кожухов с компанией гостей: все мужчины были в смокингах, а женщины — в умопомрачительных нарядах. Воспользовавшись своим «рангом», Сергей на их глазах небрежно обнял Полину и еще раз поцеловал ее в губы.

— Знакомьтесь.

Полина стала представлять его гостям, и Днищев увидел, как скривилось лицо ее мужа. Похоже, шарообразный Олег готов был разорваться от злости. Пропыхтев что-то невнятное, он протянул Сергею пухлую руку.

— Да ведь мы, кажется, знакомы? — сказал Днищев.

— Припоминаю, — буркнул тот.

— Там, в «Игларе», вышло маленькое недоразумение, — вмешалась Полина. — Просто мы с Сережей знакомы очень давно, но он не может без фокусов. Вместо того чтобы подойти и поздороваться, разыграл какую-то нелепую сцену… Простим его, милый?

— Как скажешь, — согласился Олег, а взгляд его чуть потеплел. — Чувствуйте себя как дома.

Имена остальных гостей Сергей не запомнил — они тотчас же вылетали у него из головы. Уже потом, когда Полина водила его по дому и они угощались коктейлями, она тихонько показывала на прибывших и давала им остроумные характеристики.

— Вон тот высокий негнущийся старик, словно затянутый в корсет, — месье Клецкий из Парижа, крупнейший антиквар, в Чернигове до сих пор помнят, как он шил дубленки партийным боссам и их женам… Молодой и развязный, с усиками — известный тележурналист Налимов, ну, его-то ты, наверное, видел. Недавно женился в четвертый раз, на королеве московских бензоколонок — вон она, кстати, у гобелена, приценивается. Тщательно скрывает свой возраст, хотя ей за пятьдесят… Потешный дядя с моноклем — носит его из озорства — депутат Госдумы Ярченко. Клоун, шут, но с ним весело, все его приглашают. Как-то пришел на одну выставку в чем мать родила. Было презабавно… Эстрадный певец Молоканов, завитый, как барашек, мозгов столько же. Но бараны хоть на шерсть и шашлык годятся. Его молодая любовница, еще школьница. Куколка, правда?.. Там дальше братья Исмаиловы — нефтяные бароны, поговаривают, что запросто могут купить в России какую-нибудь область, Тульскую или Тамбовскую, и устроить там царство-ханство. Но я сомневаюсь: слишком уж все у них напоказ, даже зубы не золотые, а платиновые… Возле них крутится генерал из МВД, сегодня в штатском, лебезит, хочет урвать свой кусок. Наверное, надоест — бросят… Ахеджугова и Абдалов — киношники, скоро нажрутся, выпроводим… Модельер Дашкин — очень сексуален, хотя женщинами не интересуется…

— А нормальные люди водятся? — кисло усмехнулся Сергей. — Какой-нибудь слесарь с шарикоподшипникового или колхозница?

— На них сможешь полюбоваться возле ВДНХ.

— Понятно, сливки общества.

— Конечно. Вон, между прочим, около шторы писатель стоит… или поэт? Вольдемар Муренов. Супруга его заслоняет.

Сергей посмотрел в ту сторону и узнал Светиных родителей. И эти здесь, выбрались покушать на дармовщинку, пока дочь в неволе.

— Ну, ладно, Сережа, ты осваивайся, а я, как хозяйка, пойду других гостей занимать, — сказала Полина, нежно прикоснувшись к нему; она походила на ласковую черную кошечку, которая до поры до времени прячет свои острые коготки. — После коктейля осмотр экспозиции, затем легкий ужин, а ближе к полуночи начнется самое главное.

— Я намеревался уйти раньше, — смущенно сказал он.

— Останься, — жестко произнесла она. — Я прошу тебя.

— Повинуюсь, владычица, — Сергей наклонил голову. — Но ты говорила об укромных уголках в твоем Тадж-Махале?

— Их предостаточно, — заманчиво улыбнулась она и скользнула в сторону.

Сергей проводил ее взглядом, чувствуя, что против такой женщины трудно устоять. Чтобы не-думать больше о соблазнительных изгибах ее тела, он ухватил за локоть пробегающего мимо официанта в белом пиджаке и с подносом в руках. Тот повернулся, и Днищев узнал в нем одного из «бычков»-телохранителей Олега, с которыми он провел сеанс корриды возле «Иглара».

— А-а, племянник, — усмехнулся Сергей. — В новом амплуа, по совместительству?

— Чего угодно-с? — вышколенно отозвался тот, хотя и узнал Днищева: глаза злобно вспыхнули.

— Что от тебя может быть «угодно», кроме стаканов? — поддразнил его Сергей.

Он сгреб сразу три бокала с коктейлями и скучающим взглядом обвел собравшихся. Потом, подумав немного, направился к Светиным родителям.

— Решил угостить старых приятелей, — сказал он, появляясь перед ними.

Глава одиннадцатая ШАПКА МОСКОВСКОГО КНЯЗЯ

Вольдемар Муренов оказался чуть ли не единственным на вернисаже, кто явился в обычном костюме. И он, и его супруга искренне обрадовались Сергею.

— О, в какие заповедники вы залетаете, молодой человек! — сказал папа, похлопывая его по плечу.

— Я здесь в качестве охотника, а не дикой утки, — скромно отозвался Днищев.

— А Света так и не объявилась, — произнесла мама. — После вашего вчерашнего звонка мы очень надеялись… Володя ходил в милицию, будут объявлять розыск.

— Да-да… — подтвердил тот. — Ужасно. Если бы не необходимость, мы бы никогда не пришли сюда в такое время.

«Сейчас слезу выдавит», — подумал Сергей, но ошибся.

— У меня есть сведения, что она находится в «Братстве отца Назария», — сказал он. — Есть такая религиозная секта.

— Что же вы молчали? Надо срочно ехать!.. — воскликнул поэт. — Потом, после вернисажа, — добавил он.

— Ну, разумеется, сначала необходимо поужинать, — согласился Сергей.

Он ухватил еще пару бокалов, решив подавить коктейлем неприятное ощущение в груди. Складывалось такое впечатление, что все они предают Светлану. Кому нужен человек в этом мире, если даже его родители в своей беспомощности отдают предпочтение куску жареного поросенка? А он, недолго сопротивляясь, переспал с ее подругой! Отчуждение от царившего вокруг гомона стало еще острее. Сергей подумал: «А не бросить ли всю эту мишуру и не отправиться ли в Семхоз?»

— Прошу вниз! — позвал гостей Кожухов, двинувшись впереди всех по мраморной лестнице.

Там, под домом, был оборудован еще один этаж, где и находилась сама выставочная экспозиция. Помещение представляло собой большой теплоизоляционный зал, ярко освещенный хрустальными люстрами. Паркетный пол был отполирован до блеска. Вход в зал защищала мощная бронированная дверь. Внутри стояли длинные столики с антикварными изделиями, редчайшими предметами старины из кости, янтаря, фарфора, бронзы, а на стенах висели полотна мастеров прошлого. Тут была представлена и русская, и зарубежная живопись, работы Зубова, Перова, Орловского, Янсена, Понтормо, Ван Балена… Сергей никак не ожидал увидеть здесь собрание столь разных и замечательных художников. Глаза разбегались… Он почему-то решил, что вся эта коллекция — заслуга Полины, поскольку ее муж никак не производил впечатление тонкого ценителя искусств. Вероятнее всего, именно она направляла его в выборе полотен. И похоже, так оно и было на самом деле: Полина останавливала гостей возле какой-либо картины и рассказывала о ней и ее авторе настолько подробно, что ей мог позавидовать профессиональный экскурсовод музея.

Но самый большой сюрприз ожидал всех в центре зала, где на отдельном столике, покрытом бархатом, лежала царственная шапка, блестя драгоценными камнями и золотыми украшениями. Выкупленная из Оружейной палаты консорциумом антикваров, она временно находилась у одного из ее нынешних совладельцев.

— Этот венец был изготовлен в честь покорения Казанского ханства в 1552 году, — зачарованно произнесла Полина, наслаждаясь вздохами собравшихся. — Говорят, что было создано два экземпляра: один в Кремле, а другой, как видите, здесь.

— Может быть, в таком случае устроим венчание кого-нибудь из нас на царство? — шутливо спросил депутат Ярченко.

Предложение вызвало восторг, к шапке уже потянулись руки братьев Исмаиловых, но Полина загородила ее.

— В эту игру мы сыграем попозже, — мягко сказала она. — После ужина.

Стоявший рядом с Днищевым месье Клецкий сокрушенно качал головой и приговаривал:

— Какая красота… Шик!.. Держава! Вы, молодой человек, наверное, этого не понимаете, — повернулся он к Сергею.

— Пытаюсь.

Его забавляли разинутые рты гостей, их неподдельная зависть к обладателю сокровища — Олегу Кожухову, застывшему словно солдат из кремлевской охраны у Мавзолея Ленина. Тележурналист Налимов несколько раз щелкнул фотоаппаратом, а генерал МВД зачем-то стал втягивать носом воздух, как бы принюхиваясь, не пахнет ли тут жареным. Но жареным пахло не здесь — тянуло с лестницы, через открытые в зал двери. Где-то на кухне колдовали над кушаньями повара, выписанные из лучших московских ресторанов.

— Я и не думал, что антикварные вещи так возбуждают аппетит, — шепнул Днищев Муренову.

— Так и хочется ее украсть, — высказал поэт тайное желание, не отрывая взгляда от шапки московского князя. — Что вы на это ответите?

— Собственно говоря, ее уже украли. Законно или незаконно — неважно. Главное, что в скором времени она непременно покинет Россию и окажется где-нибудь в чужих палестинах.

— Печально. История государства Российского…

— Разве что выкрасть ее по новой? — предположил Днищев и отошел в сторону.

Гости все еще бродили по залу, присматриваясь к реликвиям, когда хозяева предложили подняться наверх. Столы в гостиной уже были накрыты к ужину.

Сергей поместился между эстрадником Молокановым и тележурналистом Налимовым. Разговор вначале крутился возле шапки московского князя, но очень скоро переплыл на дела повседневные, близкие к желудкам собравшихся. Это была особая генерация людей, взращенных демократией и не желавших даже кончиками пальцев касаться своего советского прошлого. По существу, всем им было десять — одиннадцать лет, если вести отсчет их рождения с того времени, когда в стране началась перестройка. В школу уже пошли, но все еще задерживались где-то в начальных классах, в которых и спрос за их шалости поменьше, и перед учительницей можно вволю повалять дурака. А учительницей здесь выступала История, привыкшая, как известно, бегать по кругу. Глубже всех это, пожалуй, понимал старик Клецкий, знавший и без всякого общества эсхатологов, что вскоре Россия встанет на дыбы, сбросив под копыта надоевших и неумелых ездоков.

Выпили, как водится, и за хозяев дачи, и за экспозицию, и — отдельно — за драгоценную шапку, и за президента («Дай Бог ему здоровья на многие ле-е-е-та-а…»), и за великие Соединенные Штаты Америки («Присоединить бы к ним наконец российские губернии…»). Потом кто-то сказал:

— Давайте встанем и помянем господина Гуслярского: час назад он скончался в Боткинской больнице.

Все поднялись и скорбно помолчали, а вместе с ними и Сергей Днищев, который чувствовал себя как разведчик, засланный в стан врага. Знали бы они, кто отправил Гуслярского на тот свет… Впрочем, лица присутствующих не так уж сильно выражали траур, братья Исмаиловы даже злорадно кривили тонкие губы, а кудрявому Молоканову смерть банкира и вовсе была до лампочки.

— Кто этот Гуслярский? — спросил он Днищева.

— А я знаю? Какой-то космонавт.

Застолье продолжалось.

— Мне известно, кто его убил! — перекрывая шум, выкрикнул депутат Ярченко. При этом он посмотрел отчего-то в сторону Днищева. Голоса понемногу смолкли.

— Кто? — одновременно спросили братья Исмаиловы.

У них был такой вид, словно они сейчас же схватятся за кинжалы, лишь только узнают имя убийцы.

— И он находится среди нас, — загадочно продолжил Ярченко.

Пока все переглядывались, он невозмутимо ловил вилкой грибочек, а Днищев подумал, не сигануть ли через стол в окно. Отправив закуску в рот, Ярченко вытащил из кармана железный доллар и подкинул его на ладони.

— Вот он, голубчик. Слишком рискованная игра на понижение. Хотел повторить «черный вторник» — не вышло. — Он вставил в один глаз монокль, а в другой — доллар. — Вот так, друзья мои. Как сказал поэт: жизнь такова, какова она есть, и больше ни какова.

Над дурачком-депутатом посмеялись и продолжили ужин. Скоро все настолько расслабились, что пошли довольно легкомысленные шутки и колкости, расстегнулись лишние пуговички и крючочки. Только Полина сидела как-то отстраненно от всех, витая в своих думах, хотя и любезно улыбалась, когда к ней обращались с каким-либо вопросом. Сергей наблюдал за нею сквозь плывущий над столом сигаретный дым, а она, уловив его взгляд, незаметно кивнула ему, указывая в сторону двери. Он все понял.

Когда она вышла, легко скользнув из-за стола, он выждал пару минут и последовал за нею. Кажется, никто и не заметил их исчезновения. Олег Кожухов был занят разговором с королевой бензоколонок, а депутат Ярченко веселил всех какими-то фокусами, соорудив на голове сложную конструкцию из четырех вилок, блюдца и бокала с вином.

Днищев прошелся по коридору, огляделся, ища Полину. Сзади послышался шелест платья, и мягкие руки обвили его шею. Она прижалась лицом к его спине и прошептала:

— Сережа-а… Почему мне так хочется быть тебе покорной? Я не знаю, что со мной происходит.

Он обернулся и поцеловал ее в полуоткрытые губы. Мимо проскочил вынырнувший откуда-то официант, но они даже не обратили на него внимания. Полина взяла Сергея за руку и повлекла за собой.

— Куда мы?

— Вниз, — ответила она, приложив палец к губам.

Спустившись по мраморной лестнице, Полина достала ключ и повернула его в замке. Бронированная дверь зала экспозиции стала открываться.

— Я вытащила ключ у Олега, — хитро улыбнулась она. — Здесь нам никто не помешает.

Она нажала на выключатели, загорелись все люстры, ярко осветив помещение. Антикварные вещи и картины снова ожили, засверкали красками, серебром, бронзой, а княжеская шапка просто запылала драгоценными камнями. Не спуская с нее глаз, словно погрузившись в туман, Полина начала поспешно снимать платье, не дожидаясь Сергея. Тот последовал ее примеру.

— Вот здесь, — произнесла Полина, когда оба освободились от лишней одежды. Она сдвинула со стола антикварные предметы. — Вот так. — Голова ее запрокинулась, а взглядом она продолжала ловить чарующий — блеск, будто он гипнотизировал ее, погружал в невыразимое наслаждение. — Не спеши…

Тело ее расслабилось, покорилось, полностью отдалось безумному влечению, и она вскрикнула, ловя ртом губы Сергея…

Когда они так же незаметно, порознь вернулись в гостиную, Ярченко заканчивал демонстрацию нового фокуса: на голове он держал три блюда с бокалами, поставленные одно на другое. Фокус оказался неудачным: вся конструкция полетела на стол, переколотив кучу посуды. Полина рассеянно засмеялась, поправляя рукой выбившуюся прядь, а Сергей неожиданно перехватил устремленный на него взгляд Олега, полный ненависти, и только улыбнулся в ответ.

Глава двенадцатая ТЕЛО БЕЗ ПРИЗНАКОВ ЖИЗНИ

Время приближалось к полуночи, и некоторые гости стали понемногу разъезжаться, не дожидаясь обещанного хозяевами сюрприза. Тем, кто надумал остаться до утра, были выделены спальные комнаты, в которых они могли отдохнуть. Сергею показали его «каморку» на третьем этаже, где мягко светила лампа, а накрахмаленные простыни были еще и надушены. Сергей, не снимая смокинга и ботинок, вытянулся на кровати, заложив руки за голову. Вообще-то он считал свою программу выполненной, даже с лихвой: Олег приведен в бешенство, Полина получила удовлетворение, а как потечет их дальнейшая семейная жизнь, Днищева мало интересовало. Будут жить да добра наживать, как говорится в сказке. Поэтому ранним утром он решил улизнуть из дома Кожуховых и отправиться в Семхоз, нагрянуть с инспекцией в сельскую общину «Братства отца Назария».

Днищев потянулся, вспомнив, с каким восторгом смотрела Полина на княжескую шапку, словно получала от нее дополнительный любовный импульс. Почему она повела его в тот зал, а не сюда? Все-таки заниматься сексом в кровати гораздо удобнее, чем на полированном столе, да еще уставленном различными антикварными шкатулками, табакерками и ножиками. Но это дело вкуса…

Сергей почувствовал, что-то мешает ему лежать, давит в бок. Он приподнялся, потрогал простыню, затем снял смокинг и осмотрел подкладку. На спине обнаружился неприметный потайной, достаточно узкий кармашек. Сунув в него три пальца, Сергей нащупал какой-то предмет и вытащил его. На ладони у него лежал складной ножик, инкрустированный слоновой костью и финифтью, — редкая красивая вещица. Днищев вспомнил, что видел его на экспозиции в выставочном зале внизу. Но… там было два экземпляра, совершенно одинаковых, они так и лежали парой возле старинного канделябра из бронзы. Как нож оказался в смокинге, да еще в дурацком кармане на спине? Сергей поддел ногтем лезвие и открыл его. На нем запеклась кровь, и, судя по всему, кровь эта не являлась весточкой из прошлых дремучих времен: сроку ей было несколько часов или минут.

«Такие подарки мне не нравятся», — подумал Сергей, и в этот момент тишина за окном взорвалась громыхнувшими петардами, осветившими все вокруг. Раздались восторженные возгласы, аплодисменты, грянул оркестр, вызванный специально из Московской филармонии. Сергей сунул нож под коврик на полу, надел смокинг и поспешил вниз. Достигнув первого этажа, он увидел Олега Кожухова, спускавшегося по мраморной лестнице в зал экспозиции. Впереди него шел еще кто-то, неразличимый за шарообразной спиной хозяина. Днищев услышал только его смех и обрывок фразы бизнесмена-антиквара:

— …Потому что никто не захочет совать нос в дерьмо.

Сергей пошел дальше. Ему надо было срочно найти Полину и переговорить с ней. Но в ярко освещенном саду было столько народу — сюда сошлись и соседи с фешенебельных участков, — что обнаружить Полину оказалось весьма затруднительным делом. Оркестр на площадке играл джаз, сновали официанты с подносами и напитками, в небе расцветал фейерверк, а одуревшие гости веселились как могли. Кто-то толкнул Сергея и извинился, другой осыпал его конфетти с блестками, некая смазливая бабешка в коралловом ожерелье уволокла его за собой в трясущийся круг, где стала прижиматься всем телом, просунув руки под смокинг.

— Пойдем, родненький, — шептала она, тяжело дыша. — Тут есть укромные уголки. Или ко мне, на дачу…

«Хватит с меня укромных уголков», — подумал Сергей, отстраняя ее от себя — она тотчас же прилипла к кому-то другому. За головами танцующих Днищев увидел возле крыльца Полину в новом, еще более шикарном платье и стал выбираться из толпы.

— Внимание! — крикнула она, и по ее взмаху оркестр смолк. — Прошу тишины. Сейчас новым гостям, нашим дорогим соседям, которые еще не видели царственного венца, Олег покажет его прямо здесь, в саду.

— Водрузив на собственную лысину! — закричал кто-то.

— Маэстро, прошу вас! — добавила Полина, и оркестр начат наяривать с новой силой.

— Полина! — позвал Днищев, но из-за обрушившегося грохота ему казалось, что он не слышит собственного голоса.

Она увидела его, но почему-то отвела взгляд в сторону, скользнув за чью-то спину. Сергей подошел к крыльцу: только что Полина стояла здесь — и ее уже нет!

— Где хозяйка? — спросил он у смеющегося депутата Ярченко, которого, видно, очень забавляла вся эта шумиха.

— Порхает, как ночная бабочка, — развел тот руками. — Выпьем на брудершафт? Вы тут, по-моему, единственный, с кем я не отказался бы пойти в разведку. Чем вы занимаетесь в жизни?

— Собираю пустые бутылки по скверам. А заодно и презервативы.

— Дельно. — Депутат протянул один из бокалов. — Где-то тут я видел хорошенький бочонок цинандали — пошли поищем?

— А хозяин где?

— За шляпой этой отправился. Чегой-то задерживается. Наверное, на башку натягивает.

Бочонок они нашли в пяти шагах от крыльца, на скамейке. К нему был приделан специальный краник, из которого потекло прозрачное, чуть кисловатое вино. Ярченко поморщился.

— Дрянь винишко, — сказал он. — Надули Кожухова. Да где ему, бывшему туалетному работнику, разбираться в хороших винах! Дерьмо еще сможет определить: где кошачье, а где собачье… Трахнул уже Полину-то? — неожиданно спросил депутат. — Ты не гляди, что я фокусы показывал, Ярченко все-е видит!

«Идиот, — подумал о нем Сергей. — Как только таких в Думу берут!»

— Да нет, мы на рояле музицировали, — ответил он. — В четыре руки.

— В четыре ноги, — поправил пронырливый шут, снова открывая краник. — Повторим?

Сергей не спешил подставлять бокал под льющееся на землю вино. Зачем он торчит тут, когда надо найти Полину и объясниться? Кто подсунул ему ножик? Днищев механически сунул руку в карман, и пальцы его нащупали еще какой-то предмет. Он вытащил ключ на брелоке.

— О-о-о!.. Дай посмотреть. — Ярченко забрал ключ, подкинул его на ладони. — Красивый брелок. Продай, я собираю.

Сергей сунул его в карман и усмехнулся. Просто не смокинг, а какой-то шкаф потерявшихся вещей. Главное, и вчера вечером, когда он примерял пиджак, и сегодня днем карманы были пусты — это он знал точно. Чертовщина какая-то…

Вино продолжало литься на землю, но Сергею больше не хотелось пить. Надо срочно выяснить, что происходит.

Музыка внезапно смолкла.

— Минуточку! — выкрикнула откуда-то из толпы Полина. — Мой муж так увлекся сокровищами, что совсем позабыл о гостях. Давайте позовем его все вместе. — И она первая начала: — Олег! Оле-е-ег!

Остальные тотчас же подхватили. Нестройные голоса стали сливаться в один мощный зов:

— Олежек, Оле-е-ег!.. Выходи-и-и!..

Но из дома никто не показывался.

— Поди нажрался, как свинья, и дрыхнет где-нибудь, — ехидно заметил Ярченко, обернувшись к Днищеву.

— Пойдем поглядим? — громко предложила Полина.

— Точно! Застукаем его на месте преступления! — донеслось с разных сторон. — Он не за шапкой пошел, а двух блондинок поволок вниз! Как паук — я видел!..

Днищев приблизился к Полине, придержал ее за руку:

— Мне надо тебе сказать…

— Потом, — отмахнулась она. — Мне некогда.

Волна гостей увлекла их за собой в дом. Веселясь и толкаясь, гурьбой все спустились вниз по мраморной лестнице. Бронированная дверь была распахнута настежь, а сам зал ярко освещен. На полу возле пустого столика, где когда-то находилась княжеская шапка, с повернутой набок головой лежал Олег Кожухов. Он был мертв.

Глава тринадцатая ХЛОПОТЫ ПЕРЕД МАНЕВРАМИ

Еще с пятницы в Сергиевом Посаде, на площади возле вокзала, бригада местных строителей начала обустраивать цирк-шапито. Все металлические конструкции, огромный купол-шатер и домики-бытовки были завезены Германом из Москвы, а деревянный настил под арену, скамьи для зрителей, которые должны были возвышаться в десять рядов, поступали с ближайшего комбината, из Семхоза. Возведением походного цирка руководил головастый инженер-строитель, «съевший» не одну тонну опилок на подобных проектах. Его работу контролировал Боря Черниговский, верный сподвижник Германа, который влезал во всякие мелочи, чем ужасно злил нанятого инженера. Сам Герман челноком сновал между Москвой и Сергиевым Посадом, перевозя в бытовки какие-то ящики и контейнеры. Что в них было, знали только несколько человек, с самого начала посвященных в планы Германа. Выглядели они довольно хмуро и решительно, самим своим видом отпугивая любопытных зевак и крутившихся тут же ребятишек. Бытовки тщательно запирались, а ночью на строительной площадке выставлялась надежная охрана. Мощный прожектор высвечивал каждый темный уголок.

Тройка местных хулиганов, приняв объект за государственное строительство, решила проверить, нельзя ли чем поживиться: всегда можно что-нибудь урвать в таких случаях на дармовщинку. Но в ту же ночку ребятки в буквальном смысле слова обломали себе зубы. Хулиганов «месили» семь человек, высыпавших из бытовок во главе с Борей Черниговским. Он же и остановил расправу, не желая доводить дело до серьезных травм. Но этот случай все равно получил огласку, вызвал сильное недовольство местных князьков. Пришлось уже самому Герману встречаться с загорским паханом и улаживать конфликт. Но с той поры цирк-шапито больше не щупали.

В воскресенье утром привезли железные клетки. Их грузили в один ряд возле бытовок, за поднявшимся над площадью шатром-куполом, который был весь разрисован розовыми слониками и зелеными крокодильчиками, призывно улыбающимися детворе.

— Дяденька, а когда зверей завезете? — спрашивали мальцы у Бори Черниговского, верно угадав в нем главного «циркача».

— Когда рак на горе свистнет, — угрюмо отвечал тот.

— А клоуны будут?

— Будут вам и клоуны, и гниды потные… Пшел вон, бледная сучара!

Инженер-строитель, побаивающийся волчьего оскала Бори Черниговского, стал жаловаться на него Герману.

— Вот гляньте-ка на проект, — говорил он, брызгая слюной. — Я тридцать лет занимаюсь этим делом, а вы мне дали в надсмотрщики какого-то центуриона, только бича не хватает! В цирке-шапито должно быть несколько входов-выходов для зрителей — это требуется и по пожарной инструкции. А он мне говорит: строй один проход! Как же так? А давка начнется? Мало ли что…

— В нашем цирке ни давки, ни пожаров не будет. Делайте один вход.

— Послушайте, да это же получается какая-то потемкинская деревня! После второго представления все может рухнуть…

— Хорошо. Я удвою ваш гонорар, — пообещал Герман.

— Ну разве… Я умываю руки, — отозвался инженер-строитель.

Для себя он уже решил: как только все будет готово, соберет манатки и махнет в Ялту, пусть сами тут разбираются.

На строительство вдруг зачастили из горотдела милиции и местной администрации: почуяли, где можно слегка поживиться. И не ошиблись. Герман щедро одаривал каждого визитера, порой даже не показывая требуемых документов. Раздавал налево и направо билеты и контрамарки, а инспектора из пожарного надзора напоил так, что тот очнулся почему-то в городе Коврове, в местном ресторане, с пачкой денег в кармане. Уже к воскресному вечеру весь Сергиев Посад был обклеен афишами, извещавшими, что во вторник, двадцать второго августа, в два часа дня состоится потрясающее цирковое представление, какого еще не знала история этого города.

Жители разделились на две группы. Одни, те, которые и при советской власти были одержимы бесовскими страстями и для которых всегда было милее прежнее название города — Загорск, данное в честь какого-то большевика, ждали грядущего события с нетерпением, чистили перышки и жили слухами о невероятной цирковой программе; другие же, истинно православные, почитавшие Сергиев Посад как древнюю русскую святыню, где покоились мощи Сергия Радонежского, открыто возмущались безобразным вползанием игривого действа за запретную территорию. Что же это происходит: сегодня цирк-шапито, а завтра и казино, и публичный дом возведут? Священнослужители из патриархии пребывали в растерянности, не зная, каким образом дать должный отпор «цирковым людям».

Уполномоченный на встречу с главой местной администрации диакон отец Андрей вернулся с малоутешительным сообщением: есть специальное разрешение Министерства культуры на проведение пяти цирковых представлений в черте города. Против бумаги не попрешь: все-таки в городе пока еще советская власть. Но и оставлять дело тоже не годится. Отец Андрей, окончивший в свое время Бауманский институт и получивший священный сан недавно, решил действовать на свой страх и риск, поскольку в патриархии к его затее отнеслись несколько неопределенно: коли молодой диакон хочет выставить во вторник пикеты из паствы на пути к цирку-шапито, так пусть на то будет воля Божья, а официальная поддержка придет тогда, ежели дело сдвинется…

Доски для цирка-шапито поставлялись из Семхоза, с того обрабатывающего комбината, который уже перешел во владение «Братства отца Назария». Тут же находилась и сельская община, расположенная в большом желтом доме, где трудились приспособленные к подобной деятельности братья и сестры, физически здоровые, неприхотливые, огрубевшие на тяжелой работе молодые люди, смутно помнившие свою прошлую жизнь.

Распорядок дня у них был довольно однообразен: подъем в шесть утра, «молебный час» во славу отца Назария и всего братства, затем скудный завтрак, состоявший из овощей и воды, отправка в поле или на комбинат. Обед привозили к месту работы, и он также состоял из вегетарианских блюд, что еще больше подавляло дух и склоняло к смирению и покорности. Вечером снова начинались молитвенные бдения, продолжавшиеся до десяти часов. Спали братья и сестры раздельно, в неких подобиях солдатских казарм, по десять — двенадцать человек.

За порядком в общежитии и на работе следили особо «продвинутые» служители, назначаемые из Москвы главной обителью братства. Они находились как бы на иной ступени, чем те, кому выпала доля довольствоваться малым, но и им, носившим на лбах светлые повязки, также запрещалось отлучаться из общины, поскольку вся ее территория была обнесена забором с колючей проволокой, а у ворот стоял караульный пост, подчинявшийся только коменданту, старшему брату, ближайшему сподвижнику отца Назария. «Пророком» было создано несколько таких общин в разных областях России. Но сколько людей пребывало в них, подсчитать было трудно: не все были заняты на трудовых «повинностях», многие, пытавшиеся воспротивиться общепринятому порядку и протестовавшие тем или иным способом, помещались в специальные «хранилища», где подвергались интенсивной психотерапии и постепенно утрачивали волю, сознание и желание выбраться отсюда к прежней жизни.

К числу таких изгоев относилась и Света Муренова, томившаяся в обитом кровельным железом подвале-«хранилище», расположенном под желтым домом братства в Семхозе. Привезли ее сюда субботним утром в крытом автофургоне, на стенках которого была цветисто выведена реклама сигарет «Кэмел». Она все не могла сделать никаких попыток к сопротивлению: доза аминазина была слишком велика. В подвале уже находились три женщины, такие же вялые и равнодушные к своей судьбе. Через узенькое окошко под потолком лился слабый свет, на полу лежали охапки сена и тряпье, возле железной двери стоял и кувшин с водой, и корыто, от которого поднимались испарения. Женщины посмотрели на новенькую без всякого любопытства. Света тяжело дышала, ее лоб был влажным.

— Где я… сейчас? — с трудом проговорила она.

Ей никто не ответил.

Отец Назарий, решивший после бешеного натиска Сергея Днищева отпустить Муренову восвояси и даже позвонивший в Семхоз, спустя полчаса передумал. «Как же это? — рассудил он, краснея от пережитого унижения. — Вот так просто сдаться? Не-е-ет… Мечом и огнем буду истреблять неповиновение! Да-с! И никто не отвратит меня от моего пути, тем более какой-то полоумный… И ее и его надобно проучить хорошенько». Снова позвонив в сельскую общину, он отменил свое решение, сказав, чтобы, наоборот, глаз не спускали с ослушницы, продолжали колоть аминазин и усилили охрану. Пусть постараются выпытать у нее, кто этот «дьявол» с перебитым носом, и ждут его в ближайшее время в гости: рано или поздно он непременно появится. А тогда уж отец Назарий сам им займется. «Поглядим, кто крепче держит в кулаке яйца…»

Глава четырнадцатая СМЕРТЬ ПОД РЕЛИКВИЕЙ

В выставочном зале, где лежал труп хозяина, наступила паника. В том, что он мертв, не было никаких сомнений: его шейные артерии были перерезаны, а кровь, казалось, еще продолжала сочиться из зияющей раны, лужицей расплываясь возле головы. Кто первым закричал истерически, Днищев не заметил. Он автоматически посмотрел на часы: стрелки показывали двадцать одну минуту первого. Толпа гостей пришла в какое-то броуновское движение: одни попятились назад, другие, наоборот, подались вперед, поближе к мертвому. Кто-то упал, споткнувшись, рядом с трупом, какую-то женщину стало тошнить, от нее шарахнулись в сторону, а Полину, рвущуюся к мужу, сдерживали несколько человек. Днищев отметил ее неестественную бледность, расширенные зрачки и кривившиеся губы. Но она не кричала, хотя шум в зале стоял, как на ипподроме, где одна лошадь — фаворит — уже сошла с дистанции.

Днищев уже догадался, что, очевидно, он был последним, кто видел Олега Кожухова живым — со спины, когда тот спускался по мраморной лестнице вниз. Но ведь был еще некто, шедший впереди него и… засмеявшийся. Да и сам хозяин вел себя так, словно рядом с ним находился близкий приятель. По крайней мере, никакой угрозы он не ощущал. Все это быстро промелькнуло в голове Сергея, пока сумятица в зале не стала стихать.

— Александр Петрович! — выкрикнул депутат Ярченко, ухватив генерала МВД за локоть. — Примите же наконец меры! Вы здесь все-таки единственный милиционер.

— Да-да, — отозвался тот, хотя по его лицу было видно, что ему хочется оказаться отсюда подальше. — Закройте двери, поставьте кого-нибудь у ворот, чтобы убийца не улизнул! — Слуги-официанты, спустившиеся на шум, побежали выполнять указание. — И всем оставаться на своих местах! Тихо!

После этих слов гости зашумели еще сильнее, поскольку «на своих местах» никто оставаться не собирался. Никому не хотелось быть замешанным в историю с убийством. Первыми начали пробираться к выходу братья Исмаиловы, орудуя локтями, за ними хлынули остальные. В дверях началась давка. Треснуло пополам шелковое платье королевы бензоколонок, расквасили нос эстрадному певцу Молоканову, а тележурналист Налимов, верный своей профессиональной привычке, защелкал фотоаппаратом. Но выскочить из зала никому не удаюсь. Со стороны лестницы дверь удерживали трое слуг-охранников, вызванных на подмогу. А тут еще генерал вытащил из кобуры свой пистолет и выпалил в потолок, обрушив на головы шмат штукатурки. После грохнувшего выстрела в зале наступила тишина.

— Вот так-то лучше, — раздельно произнес генерал, залихватски дунув в дуло пистолета: видно, вспомнил свою молодость. Он строго оглядел всех присутствующих. — До прибытия милиции я беру на себя контроль за ситуацией. Отойдите от трупа — я должен осмотреть место преступления.

Гости послушно отодвинулись к стенам, перешептываясь и наблюдая за действиями генерала. Полину поддерживал под руки месье Клецкий, скорбно покачивая седой головой. Днищев почувствовал устремленный на себя взгляд молодой вдовы: в нем таилась какая-то опасность. Она словно предупреждала его о чем-то. Генерал некоторое время возился с трупом: осмотрел карманы, осторожно приподнял тело, затем выпрямился.

— Орудие убийства отсутствует, — сказал наконец он. — Очевидно, преступник унес его с собой. Это либо нож, либо острая бритва. Кто видел Кожухова последним?

Гости вновь загалдели разом. Единственный, кто промолчал, был Днищев.

— Все видели! — громче всех выкрикнул Ярченко. — Он за княжеской шапкой пошел!

— А она исчезла, — усмехнулся генерал. — Вот вам и мотив преступления.

— Это и ежу понятно, — ядовито произнес кто-то.

Генерал сделал вид, что не расслышал реплику.

— Ладно, перейдем пока в гостиную и проведем предварительный опрос. Зал мы закроем. — Он повернулся к Полине: — Будьте любезны, ключи!

— У меня их нет, — ответила Полина. — У Олега был единственный экземпляр.

— Странно… Карманы пусты. Не улетели же они в форточку?

— Постойте! — произнес вдруг Ярченко. — Это не такие ли ключи с брелоком в виде пингвина? Я их видел у Олега.

— Да, — ответила вдова.

— А теперь они… — Ярченко подошел к Днищеву. — Покажите.

Сергей усмехнулся. Деваться было некуда: он уже понял, что убийца каким-то образом подложил ключи в карман его смокинга. И нож, который сейчас лежал в его комнатке под ковриком. Сунув руку в карман, Днищев вынул ключи и протянул их генералу:

— Я подобрал их в саду, на траве, — сказал он.

— Возможно, — хмуро отозвался тот. — Проверим.

Сергей почувствовал, что собравшиеся смотрят на него с каким-то содроганием, словно видят перед собой особо опасного маньяка-убийцу. Даже чета Муреновых, переглянувшись, обменялась понимающими взглядами. Полина шагнула к нему.

— Ты… ты… — только и смогла произнести она.

— Спокойно, — остановил ее генерал. — Позвольте-ка произвести досмотр личных вещей.

Сергей неохотно поднял руки, и генерал быстро ощупал его карманы. Не найдя ничего существенного, он недовольно поморщился.

— Кто может подтвердить, что вы находились вместе со всеми в саду?

— Я! — выступил вперед Ярченко. — Мы пили вино из бочонка. Хотя…

— Вот именно, «хотя», — сказал генерал. — А теперь прошу всех перейти в гостиную.

Толпа гостей, переговариваясь, стала подниматься по мраморной лестнице, а возле Сергея сразу образовался вакуум: его будто бы сторонились и старались не замечать, словно он только что прибыл из лепрозория. Генерал запер дверь в выставочный зал и направился следом за всеми. По дороге он что-то шепнул слугам-охранникам, и те поспешили наверх.

В гостиной Сергей подошел к Полине.

— Кто все это придумал? — тихо спросил он.

— О чем ты? — отшатнулась она.

— Ты сама знаешь.

Ему не дали договорить. Генерал приказал всем замолчать и слушать его.

— Только что я вызвал следственную бригаду из МУРа, — сказал он. — Но прежде чем они приедут — а нам еще придется подождать около часа, — хочу вас предупредить: я уверен, что убийца Кожухова находится среди нас, поскольку никто посторонний на участок или в дом проникнуть не мог. Подумайте об этом. Кто-то соблазнился княжеской шапкой, зарезал хозяина, выбрался в сад, пока все шумели и любовались фейерверком, избавился от орудия убийства, а реликвию, судя по всему, перебросил через забор, где ее подхватил сообщник. Мой многолетний опыт подсказывает, что дело обстояло именно так. Следствие установит истину, но будет лучше… — генерал обвел взглядом присутствующих, задержавшись на лице Днищева, — если преступник сознается сам. Это в его же интересах: меньше дадут.

— А сколько? — спросил вдруг один из Исмаиловых.

— На старость хватит. Так что давайте раскалывайтесь, пока не поздно.

Генерал вытащил пистолет и положил его рядом с собой на столик. Ему доставляло удовольствие, что он наконец-то может поиграть на нервах «новых русских». Все они сейчас были в его власти. В комнату вошел охранник и положил перед генералом какой-то предмет, завернутый в носовой платок. При этом он шепнул что-то ему на ухо. Генерал расплылся в улыбке.

— Знаете, что здесь лежит? — спросил он, воображая себя этаким Порфирием Петровичем из «Преступления и наказания». — Ма-аленькая вещичка, но очень нужная… Сейчас посмотрим.

Он стал медленно разворачивать платок. Все взгляды устремились на его пальцы. Днищев пододвинулся поближе к генералу. Он знал, как поступить.

— Вот так штучка! — Генерал выронил на стол антикварный ножик. — Бьюсь об заклад, что именно им был зарезан Кожухов. А ведь тут наверняка есть и отпечатки пальцев убийцы. И знаете, где нашли нож?

Генерал поднял глаза, посмотрел на Днищева, а тот одним прыжком оказался у столика и схватил пистолет. Генерал чуть приподнялся, но под наведенным на него дулом снова опустился на стул. Гости отступили к стене.

— Не трудитесь объяснять, — произнес Сергей, перехватив испуганный взгляд Вольдемара Муренова. «Вряд ли я когда-нибудь стану его зятем», — подумал он, а вслух добавил: — Не знаю, кто все это подстроил, но я не убивал Кожухова.

— Тем более верните оружие, — посоветовал генерал.

— И не подумаю. Прощайте, господа! Не советую меня провожать…

Попятившись спиной к двери, Сергей вышел из гостиной, быстро спустился в сад и побежал к стоянке машин.

Глава пятнадцатая НА ВОЛЕ И В ТЕМНИЦЕ

Выжав по сельской дороге предельную скорость, чуть не влетев в стайку молодых дубков, Сергей вырулил на Ярославское шоссе, оставив позади столь коварное для него Хотьково. «Волга» помчалась в сторону Сергиева Посада. Чертыхаясь и бранясь, Днищев корил себя на чем свет стоит: «Угодил в ловушку, как вислоухий заяц!.. Влип из-за бабешки. Ну, Полина, спасибо тебе!» Сергей не сомневался, что она каким-то образом причастна к происшедшему на даче. Ключи и нож в смокинг наверняка подсунула она. «Паучиха… Сначала использовала как самца, потом откусила голову. Нет, башка еще на месте». Он повертел шеей, словно проверяя, цела ли голова. «Только недолго ее носить». Теперь на него повесят целых два трупа: один — Гуслярского, второй — Кожухова. А это уже потянет на высшую меру. И ничего не докажешь. Все улики против него. Нет, бежать, бежать, бежать…

«А куда я еду? Скоро поднимут на уши всю милицию. Может, воспользоваться предложением Василия Федоровича? Вряд ли он устроит отъезд за границу… Скорее всего, его псы также вышли на след. Нет, прежде всего надо успокоиться». Сергей снова свернул на какую-то проселочную дорогу, а затем и вовсе загнал «Волгу» в ельник и выключил фары. Глухо билось сердце, меняя ритм, как выработавший свой завод часовой механизм.

Прислушиваясь к лесным шорохам, Сергей подумал о том, что предаться сейчас отчаянию — самое простое. Дать себя размазать в грязи, сникнуть, упасть духом — да только этого и ждут от него. Нет, надо драться и надо выстоять. А что, если именно на нем ставится какой-то дьявольский эксперимент? Сумеет ли он выбраться из охвативших его клещей? Сергей стиснул зубы, ухватив руками руль. Он не имеет права сдаваться. Есть еще один человек, попавший в беду, не ждущий помощи ни от него, ни от кого-то другого. Света Муренова. И он обязан ее спасти. Ничего, борьба продолжается…

Задремав, Сергей провел остаток ночи под развесистыми лапами елей, а когда забрезжил рассвет, вскинул голову и с удивлением увидел сидящую на капоте ворону, которая постукивала толстым клювом по ветровому стеклу, словно торопилась его разбудить.

— Рано еще, сестричка, — махнул он рукой. — У меня есть в запасе несколько часов.

«Кар-рашо!» — откликнулась вещунья и, взмахнув крыльями, перелетела на ветку.

Сергей открыл дверцу, ступил на мокрую от росы траву. «Господи, — подумал он, — а когда же я в последний раз был в лесу, да еще утром, на самом рассвете?» И не смог вспомнить. Выходило так, что никогда. Уже за одно это можно быть благодарным хотьковским приключениям. Хрустнула под ногой сухая ветка, звук поплыл между елями и растаял вдали. Нагнувшись, Сергей потрогал высунувшийся из земли гриб, похожий на хозяйственного мужичка в кепке.

— Привет от старых штиблет! — сказал ему Днищев. — Не скучно ли тебе тут, на одном месте?

Легкая прохлада бодрила. Сергей дышал полной грудью, чувствуя прилив сил, какую-то необъяснимую радость, желание жить. Такого необычного состояния он не ощущал давно, только в детстве, когда просыпался с надеждой, что новый день принесет много чудес. А над ним уже склонялось любимое лицо мамы, и шелестели простые слова, смысл которых становился ему понятен только сейчас, здесь, в глухом ельнике, где он остался наедине с собой.

— Благослови, Господи! — шепотом произнес он, опустившись на колени и вдохнув живой запах земли.


…Света очнулась неожиданно, словно что-то толкнуло ее изнутри, почувствовав пробившиеся сквозь крохотное оконце лучи солнца. Она приподнялась на своем ложе из сена, оглядела серые, обитые кое-где железом стены подвала, спящих неподалеку женщин. Вспомнила все, что с ней произошло за последние дни. Но где она сейчас, кто эти женщины? Ее молодой организм боролся с лекарством, отторгал его, сознание возвращалось, а вместе с ним и ненависть к тем, кто пытается сломить ее волю, подчинить себе, покорить. Отец Назарий… Она подумала о нем без страха, лишь с отвращением, как о ползающем у ног таракане. Вот бы раздавить его каблуком! Но как выбраться отсюда?

Света тихонько поднялась, обошла все помещение, ощупывая руками стены, толкнула толстую деревянную дверь. Попыталась добраться до окошка, но оно было расположено слишком высоко. Сделала несколько глотков из кувшина — вода отдавала плесенью. Вцепившись в кровельный лист, державшийся на двух болтах, Света начала расшатывать его. Железо загромыхало, разбудив женщин. Они молча наблюдали за ней.

Наконец лист сорвался, полетел на пол.

— Чего ты хочешь? — спросила одна из женщин, моложе остальных.

— Разнести эту берлогу! — с вызовом ответила Света.

— Не получится. А ты кто?

— А вы? Где мы вообще находимся?

— Ну, ты, сестричка, совсем плохая. Мы — в сельской общине братства. А сейчас — в «хранилище».

— Как картошка, что ли? — попробовала пошутить Света. — Чтобы до зимы не испортилась?

— Так велел отец Назарий, — ответили ей.

— Козел рыжий!

— Тс-с! — испугались женщины. — Он все видит, все слышит… Не гневи его, а то еще хуже будет…

— Хватит! За что вас сюда упекли?

— Я от молитв отлынивала, — помолчав, ответила молодая.

— А мне мясного захотелось. Страсть как! Упросила одного парня принести колбаски — вот и попала, — пожаловалась другая.

— А я… Я книжку читала, Чехова.

— Тоже нельзя?

— Грех, грех все это, — почти хором отозвались все три женщины. — Искупить нужно вину, потому мы и здесь.

— Вместо того чтобы каяться, помогите лучше дверь подпереть. Может быть, выдавим?

Света была настроена очень решительно. Но никто из женщин ее не поддерживал. Наоборот, с каким-то страхом они еще дальше отодвинулись от нее.

— Ладно, — сказала Света. — Как же мне вас вразумить? Что же, вы всю жизнь хотите пробыть тварями, ползающими у ног отца Назария?

— А куда деться? — равнодушно ответила одна.

В этот момент за дверью послышались тяжелые шаги, а в замочной скважине заскрежетал ключ.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ ВАВИЛОНСКАЯ БЛУДНИЦА

Глава первая В ЗАСАДЕ НА «ЗАЙЦА»

Время приближалось к полудню. Человек в смокинге, покусывая травинку, сидел на вершине холма, поглядывая на серую ленту Ярославского шоссе. Он выбрал удачное место для наблюдения — со стороны дороги его не было видно, только заросший бурьяном склон. Неподалеку, в березовой рощице, была укрыта помятая «Волга», там же, под сиденьем, лежал и пистолет генерала МВД. В этот час на трассе было мало машин, все они, не задерживаясь, проносились мимо дорожного столбика, на котором красной краской была выведена цифра 50 — столько километров оставалось до Москвы.

Приятели Днищева еще не появились, хотя встреча с Рендалем должна была состояться через час, если, конечно, она вообще произойдет. Сергей предполагал, что может случиться и другой вариант: например, нейролингвистическая программа — установка на передачу денег, заложенная Лешей Карпуньковым, — каким-то образом выпадет из подсознания, сотрется, или вступят в силу иные законы психики и Рендаль даже не вспомнит о назначенном времени. Но будет хуже, если вся эта психообработка вообще полетит к черту, даст обратный эффект, а хитрый эстонец приготовит им свой сюрприз, — тогда рыболовы сами попадут в сети. Вполне возможно, что место встречи уже тихо и незаметно оцепляется сотрудниками РУОПа. Вон вдоль дороги ковыляют два грибника с корзинами — не они ли?

«А-а!.. — махнул рукой Днищев. — Какая разница! Чай, за это дадут не больший срок, чем за Гуслярского и Кожухова». Мысли его снова вернулись к происшедшему на даче в Хотькове. В который раз он проанализировал всю ситуацию и пришел к выводу, что преступление было задумано классически. Выбраны две жертвы: Олег и он, обоих обвели вокруг пальца, только хозяин сыграл роль трупа по-настоящему, а ему выпала роль убийцы. Зарезали Кожухова несомненно одним из тех двух антикварных ножей, но другой нож предварительно был подсунут Сергею. Он был уверен, что и кровь на нем той же группы, а может быть, вообще была как-то взята у Олега. Во время анализов. Экспертиза определит, что Кожухов зарезан ножом Днищева, кроме того, там его отпечатки пальцев. Причина? Ссора в «Игларе» — свидетели имеются.

Днищев рисовал картину, которая наверняка привидится и следователю: Олег спускается вниз, в выставочный зал, за княжеской шапкой, дверь открыта (ключи обнаружились у Днищева), злоумышленник там, между ними вспыхивает конфликт, дальше все ясно. Убийца, сделав свое дело, выходит в сад и присоединяется к гостям (предварительно он спрятал нож под ковриком), а реликвию, как и говорил многоопытный генерал, перебрасывает сообщнику. Конечно, есть тут кое-какие натяжки, но был бы человек, а статья ему всегда найдется…

Но кто же настоящий убийца? Кто спускался по лестнице впереди Кожухова? Куда делась княжеская шапка? Сергей понимал, что, если он не докопается до ответов на эти вопросы, его никто не спасет. Он сам, своими силами должен найти убийцу, для чего все равно придется вернуться в Хотьково и побывать на даче Полины. Хорошо бы и ее застать там же. Уж она-то наверняка знает, кто убил ее мужа и куда делась злополучная шапка. Сергей пытался вспомнить последнюю фразу, произнесенную Кожуховым, и смех того человека — ему казалось, что он уже слышал его где-то, так смеялся кто-то из гостей, но память упорно отказывалась возвращаться к этой сцене, словно проскальзывая мимо. А потом внимание Днищева отвлек медленно проехавший по дороге милицейский «уазик».

Сергей наклонил голову, хотя и знал, что его не видно. «Уазик» остановился возле дорожного столбика, и из него выпрыгнул человек. Затем машина поехала дальше, а человек, покрутив головой, побрел в сторону холма. По мере того как он приближался, Сергей высовывался все больше и больше из зарослей бурьяна, с изумлением узнавая знакомые черты. Этим человеком был Леша Карпуньков, только без усов и бороды.

— Эй! — крикнул Днищев. — Где твои вторичные половые признаки?

— Сбрил, — весело отозвался тот. — Для конспирации.

— И ради нее же ты приехал на милицейском «уазике»?

— Больше никакой попутки не было. Таксисты дерут много, а менты меньше.

— Ладно. Где ребята?

— Каждый добирается своим ходом: ты же отобрал «Волгу». Не пропил ее еще?

— Только собираюсь. Если с Рендалем ничего не выгорит.

— Не беспокойся. Я гарантирую, что он привезет денежки в срок.

Карпуньков вдруг повалился на колени и прижал лоб к траве. Днищев оторопело посмотрел на него.

— Прости, отец родной! — шутливо загундосил Леша. — Обманул я вас, братцы, без ножа зарезал… Грех на мне тяжкий!

— Я тут тоже одного, без ножа, — сказал Сергей, наблюдая за его кривляньями. — Хватит, вставай. Заранее прощаю.

Психиатр тотчас же вскочил на ноги, отряхнулся.

— Говори, что случилось.

— Да пустяки. Просто я в тот раз Рендаля закодировал не на шесть миллионов, как мы уславливались, а на три. Посчитал, что так будет лучше, меньше хлопот. Зачем жадничать?

Днищев развел руками.

— Хар-рош… А чего ж не попросил всего пары тысяч?

— Я подумал, тогда ты меня убьешь.

— Ну ладно, главное, чтобы он хоть что-то привез.

Они сели рядышком в бурьян и стали наблюдать за дорогой. Вскоре показался молоковоз, лихо затормозивший около столбика с цифрой 50. Из кабины выпрыгнула брюнетка в длинном платье и прытко побежала в сторону холма.

— Никак, Генка в своем маскарадном костюме, — догадался Карпуньков. — Смотри, как чешет!

— Подозреваю, что по дороге его пытались изнасиловать, — заметил Сергей.

Запыхавшийся Черепков присоединился к ним через пару минут.

— Я и не знал, что местные водители такие хамы! — с возмущением сказал он, пожимая руки приятелям. — Приставать к честной девушке!

— Леша, ответь как специалист, — попросил Днищев, — у трансвеститов меняется психика, если они постоянно носят женское платье?

— Ты хочешь сказать, что наш Гена превратился в бисексуала?

— Хватит вам издеваться! — возмутился Черепков. — Сами же виноваты, нарядили меня черт знает во что…

— Кстати, Гена, забыл тебя предупредить: ты мог бы явиться в брюках, как обычно, — заметил Леша. — Рендалю ты уже не понадобишься. Программа заложена…

— Что же ты… собака, раньше…

— Успокойтесь, — остановил их Днищев. — А где Савва?

Из-за поворота показалась мерно цокающая лошадь, везущая телегу с сеном.

— Может быть, он загримировался под кучера?

— Или под мерина.

— Савва не придет, — грустно произнес Черепков. — С ним произошло несчастье. Сегодня утром он мне звонил из больницы. Скверная история. Я думаю, что над нами навис какой-то рок, как над теми придурками, которые вскрыли гробницу Тутанхамона.

— Если Рендаль — египетский фараон, то я — бенгальский тигр, — сказал Днищев. — Продолжай.

— Вчера вечером Савва вернулся домой поздно. А в квартире его уже кто-то поджидал. Не успел он запереть дверь, как получил сзади удар дубинкой по башке… Очухался часа через два, голова шумит, кругом темно, еле добрался до телефона. Вызвал «скорую»… Но все вещи на месте, так что это не ограбление. Потом его отвезли в больницу с сотрясением мозга. У него теперь какой-то очковый синдром.

— Знаю, — сказал Леша. — Это когда на водолаза похож.

— Честно говоря, — продолжил Гена, — Савва думает, что в квартире поджидали не его, а тебя, Серега. Просто не разобрались, зато и не убили до конца.

«Люди Василия Федоровича, Мишка-валютчик или… еще кто-то?» — подумал Днищев.

— Да, плохо, — произнес он. — Но я тоже влип в нехорошую историю. Сегодня ночью. Так что насчет рока ты, наверное, прав. Поздравьте меня, я убийца.

И Сергей рассказал приятелям о том, что произошло на даче в Хотькове.

— Надо как-то выкручиваться, — после некоторого молчания подал голос Гена. — По-моему, прежде всего тебе стоит хорошо спрятаться. Давай махнемся: ты мне — смокинг, я тебе — женское платье и парик?

— Гена прав, — поддержал его Карпуньков. — А спрятаться тебе лучше всего у меня.

— Где?

— В сумасшедшем доме. Не смейся… Там, среди психов, никто тебя искать не станет, да и не найдет. Полежишь недельки три, а к тому времени что-нибудь придумаем. С деньгами Рендаля мы тебе устроим свободный выезд за границу.

— Конечно, — согласился и Гена. — Это самый надежный вариант. Тебе даже не надо будет притворяться. Никто тебя и не отличит от настоящих психов.

— Стоп! — произнес Днищев, предостерегающе поднимая руку. — Кажется, заяц устремился в капкан.

По дороге медленно двигался черный лимузин, приближаясь к пятидесяти километровому столбику.

Глава вторая КОЖАНАЯ СУМКА С СЮРПРИЗОМ

Приятели затаив дыхание напряженно следили за машиной.

— Рендаль! — воскликнул Гена и в радостном порыве хлопнул себя по ляжке. — Удалось!

— Сейчас шофер должен затормозить, а потом эстонец вынесет сумку с деньгами, — тихо сказал Леша. — И оставит ее возле столбика. Такую установку он от меня получил.

— А не тяжеловато это будет для хилого старичка? — поинтересовался Днищев. — Три миллиона — сумма немалая.

— В подобные моменты у подопытных появляются дополнительные физические силы. Сдюжит, — авторитетно заявил психиатр. — Внимание! Смотрите, что произойдет дальше.

Черный лимузин, как и было предсказано, остановился возле пятидесятикилометровой отметки. Наступила такая зловещая тишина, что стало слышно сопение суслика где-то неподалеку, на склоне. Но из машины никто не выходил.

— Что они там, уснули? Леша, напрягись как следует, подкинь Рендалю парочку мыслей, чтобы выползал поскорей, — взволнованно прошептал Днищев.

— Отстань. Я же не телепат.

— А может быть, это какая-нибудь ловушка?

— Подождем еще минуту — и даем деру…

Наконец правая задняя дверца лимузина отворилась. Показалось румяное и сморщенное личико старика-младенца Рендаля. Как-то боком он выбрался из машины, волоча в руке кожаную сумку довольно внушительного объема. До приятелей донеслось его натужное покряхтывание. Не глядя по сторонам, эстонец положил возле дорожного столбика свою ношу, повернулся и влез обратно в лимузин. Машина медленно тронулась с места, сделала разворот и, набирая скорость, поехала в сторону Москвы. Лишь только она скрылась из глаз, Днищев первым поднялся на ноги.

— То, о чем так долго твердили большевики, свершилось! — произнес он.

— Не радуйся раньше времени, — остановил его Гена. — Вполне возможно, что сумка заминирована. Эти прибалты на все способны. Только мы подойдем к столбику, она и рванет.

— Что ты предлагаешь? Так и будем на нее глазеть?

— Бросим жребий. Пусть ее возьмет кто-нибудь один. Тогда остальные смогут хотя бы его похоронить.

— Ладно, я пойду сам, — сказал Сергей. — Все-таки это была моя идея.

— А я давал Рендалю кодированную установку, — возразил Леша, — поэтому отвечаю не меньше тебя.

— Слушайте, без моего маскарада у вас бы ничего не вышло! Правда, если я взорвусь, кто будет кормить Гошу и Макса?

Пока они препирались таким образом, на шоссе показались красные «Жигули». Они вильнули возле дорожного столбика и резко затормозили. Скрежет колес отрезвил приятелей. Из машины выскочил высокий блондин, воровато оглянулся и с нескрываемым удовольствием протянул руки к кожаной сумке.

— Стой! — заорал Днищев, ломая бурьян и мчась вниз по склону семимильными прыжками. — Уши оторву вместе с руками!

Блондин вскинул голову, увидел несущегося на него человека в смокинге и, расстроенный, шмыгнул обратно в машину. Через несколько секунд «Жигули» рванули с места, окутав подбежавшего Днищева облаком пыли.

— Я бы тебя даже у Александрова догнал! — облегченно произнес Сергей.

Он нагнулся к сумке, схватил ее в охапку и побежал назад в укрытие, где его поджидали приятели.

— Ну и прыткий же ты, — завистливо сказал Гена. — Просто бумеранг. Подошвы не сгорели?

Днищев бросил сумку на землю, ощупал ее с боков, нажал кулаком сверху. Присевший рядом Карпуньков зачем-то понюхал кожу.

— Там что-то мягкое, — определил Сергей. — Отойдите подальше, буду вскрывать.

— Знаешь, что там может быть мягкого? — спросил Гена. — Куча дерьма — подарок от суверенной Эстонии.

— Посмотрим…

Сергей взялся за «молнию», осторожно потянул ее на себя. Открыл, распахнув сумку. Внутри лежали деньги…

Три головы наклонились над сумкой. Три пары глаз были прикованы к ее содержимому. Гена Черепков радостно вскрикнул, схватился за волосы и сорвал с них парик. Сергей Днищев сунул обе руки в сумку, вытащил две охапки купюр и швырнул их обратно. Леша Карпуньков почесал в затылке и крякнул.

— Удалось… — как-то неуверенно произнес он.

— Конечно! — подтвердил Гена, еще не понимая, чем так расстроен Сергей.

А тот с кислой миной на лице добавил:

— Ай да Рендаль, ай да сукин сын!

Потом вытащил еще одну охапку денег и бросил ее в воздух.

— Это что за купюры? — хмуро сказал он. — Он что, подшутить над нами вздумал?

Гена также вытащил одну бумажку.

— А и верно. Ведь тут же наши, российские… Ничего не понимаю.

В сумке лежали отечественные банкноты самого малого достоинства.

— Главное — эксперимент удался, — сказал Карпуньков, отводя глаза в сторону.

Насвистывая какую-то мелодию, он поднялся с колен.

— Зато я, кажется, начинаю понимать, — хмуро промолвил Днищев. — Эй ты, психиатр недоделанный, иди-ка сюда!

— Ну чего тебе? Гена, пересчитай-ка лучше сумму.

— Не трудись, — остановил Черепкова Днищев. — Я не сомневаюсь, что тут ровно три миллиона. Рублей… А теперь, Леша, ответь мне на один вопрос: когда ты кодировал Рендаля, ты хоть раз произнес слово «доллар»?

— А к чему? И так ведь ясно, что имелось в виду.

— Нам ясно! А ему?

— Я дал установку приготовить три миллиона. По правде говоря, забыл только упомянуть, в какой валюте. — Леша снова почесал в затылке. — Уж извините, ребята. У каждого бывают издержки производства. Всего не предусмотришь…

— Поздравляю! — Сергей пнул ногой сумку с деньгами. — Здесь нам как раз хватит на три ужина в ресторане! Такую гениальную операцию зарубить!

— Сам виноват. Надо было вначале порепетировать. Хотя бы на Савве.

— Исчезни. Накупи на эти деньги клистирных трубок.

— Хватит вам ссориться, — вмешался Гена. — Ну подумаешь, промашка вышла! Все-таки мы доказали, что можем провернуть дельце не хуже других. Ничего страшного, заработаем в другом месте. Сергей еще какой-нибудь план придумает.

— Нет уж! Мне теперь не до планов. Теперь я сам в роли зайца, спасаться надо. Ладно, Леша, принимаю твое предложение: лягу в палату для психов. Там мне, судя по всему, только и место.

— Когда тебя ждать? — деловито спросил Карпуньков.

— Завтра, — подумав, ответил Сергей. — Сегодня у меня свидание с одной девушкой. В Семхозе. А деньги эти, — он снова пнул сумку ногой, — отдайте Савве, что ли, на лечение. И скажите, что «Волга» мне еще немного понадобится…

— Ты не волнуйся. — Карпунькову хотелось как-то утешить его напоследок. — Я постараюсь поместить тебя не среди буйных.

— А я стану тебя навещать, — добавил Гена.

— Спасибо, родные. Всегда знал, что вы до конца жизни будете пить мою кровь. Пошли, подброшу вас до ближайшей станции…

Глава третья ДОСТОЙНАЯ НАГРАДА СПАСАТЕЛЮ

Сергей дважды объехал деревообрабатывающий комбинат и сельскую общину братства, где за забором хорошо проглядывался большой желтый дом. «Но только там ли Света? — подумал Днищев. — Вполне возможно, что ее уже перевели в другое место». Подметив у ворот караульную будку, Сергей усмотрел метрах в ста и укромную лазейку в заборе, из которой прямо при нем вышмыгнул какой-то человек, громыхнувший посудой.

— Эй! — позвал его Днищев, опуская ветровое стекло. — Тару понес сдавать?

— Ну!

— Не трудись, закрыто.

Мужичок почесал кепку, с ненавистью глядя на плохого вестника.

— Но я тебе дам на водку, — пообещал Днищев, — только ответь: ты сам-то из братства?

— Ну!

— А устав не запрещает пить?

— Ну! — так же односложно отозвался мужичок. Но, впрочем, добавил: — Кому как.

— Рад, что словарный запас увеличился втрое. Послушай-ка, друг, мне у вас переночевать надо. Можешь устроить? Наверняка у тебя есть своя келья или как там? Схорон?

— Какая, к черту, келья! — возмутился мужичок. — Каморка на комбинате. Распиловщик я.

Оценивающе поглядев на Днищева, он тотчас же определил и сумму:

— Три бутылки водки.

— Согласен! — весело откликнулся Днищев. — Вот деньги, беги за пузырями, а я пока машину загоню куда-нибудь. В твою дыру она не пролезет.

Отогнав «Волгу» к лесному массиву, Сергей покрутил ручку приемника, надеясь услышать что-либо об убийстве на даче в Хотькове, но никакой информации не получил. Не говорилось ничего и о том, как проходит расследование факта гибели банкира Гуслярского. Заперев дверцу и сунув пистолет со спины под смокинг, Днищев неторопливо направился к лазу в заборе.


Между тем оба следствия велись весьма интенсивно. Хотьковским делом занималась Московская областная прокуратура. В принципе тут все было ясно: у следователя, молодого и прыткого, не оставалось никаких сомнений в том, что убийство бизнесмена Кожухова совершено Сергеем Днищевым из корыстных побуждений, а также на почве недавней ссоры в кафе «Иглар». Надо было найти самого преступника и похищенную им княжескую шапку. При задержании требовалась особая осторожность, поскольку преступник был вооружен именным пистолетом генерала МВД, который лично взял под контроль это дело и жаждал расправы над злоумышленником. На оперативном совещании было решено в случае сопротивления живым Днищева не брать. Так оно и проще, и возни потом на допросах меньше. А шапка — хрен с ней…

Довольно загадочная гибель Гуслярского наделала шума больше, и ею занималась ФСБ. Специалисты службы безопасности весьма быстро определили, что банкир был отравлен неизвестным пока ядом, помещенным в телефонную трубку. Его пары проникли через дыхательные пути в кровеносную систему. Также скоро вышли и на след одного из охранников — Сергея Днищева, который мог иметь доступ к кабинету Гуслярского с пятницы на субботу. Этого охранника требовалось немедленно задержать, но в квартирах родителей и бывшей жены его не оказалось. Проверили возможные варианты, где бы он мог скрываться, но пока Днищев обнаружен не был. Интерес сотрудников ФСБ подогревала и крупная премия за поимку преступника, назначенная Ассоциацией банкиров.

Разыскивал Сергея Днищева и РУОП, с которым связался референт Рендаля в ту злосчастную субботу. Обратился он туда по собственной инициативе, поскольку от самого хозяина, ведущего себя после посещения троицы весьма странно, никаких указаний не последовало. Рендаль обрывал все разговоры на эту тему, которые референт пытайся завести. В понедельник эстонец велел приготовить три миллиона рублей, уселся в лимузин, отпустил референта и уехал. Возникло сильное подозрение, что дело тут нечисто, но если Рендаль подвергся шантажу, то почему потребовали столь смехотворную сумму? Или это лишь первый взнос? Руоповцев заинтересовало и фальшивое удостоверение Днищева, с которым он мог натворить немало дел. Но, примчавшись в ту же субботу в особняк Рендаля, они уже не застали ни Днищева, ни его сотоварищей. Начались поиски…

В скорейшем обнаружении и ликвидации Сергея были заинтересованы и люди из Организации, отвечающие за банковский проект. Днищев являлся самым опасным свидетелем в деле Гуслярского. Вторым человеком, на которого неминуемо вышло бы расследование, был начальник службы безопасности Агропромбанка Хрунов, но он уже благополучно скончался в воскресенье утром, попав под колеса грузовика. В эти же часы в сквере возле Большого театра непонятным образом сорвалось обезвреживание Сергея Днищева. Вечером того же дня была предпринята вторая попытка — в квартире на улице Гнедича, где Днищев временно проживал. Но и здесь произошла осечка: ошибочно пострадал хозяин квартиры.

Координатор проекта в Органе требовал от Василия Федоровича сделать все возможное и невозможное, чтобы найти бывшего зятя. У того имелась кое-какая зацепка: Сергея можно найти через некую Светлану Муренову, находящуюся в данный момент в «Братстве отца Назария». Но пока Василий Федорович молчал, проявляя лишь видимую активность. Он решил предоставить дело судьбе. Самое забавное заключалось в том, что никто из них не знал (да и не мог знать — настолько секретно и автономно разрабатывались в Организации все проекты), что Сергей Днищев уже очень тесно связан с Органом, а точнее — с Алексеем Алексеевичем Кротовым, Кротом, и должен исполнить свою роль в другом проекте — «Мегаполисе». А в ближайшее время Днищев обязан был появиться на Базе Кротова.

Ну и последним, кто жаждал встречи с Сергеем, был Мишка-валютчик, безуспешно поджидавший его в пустом подъезде. Он твердо решил разделаться с Днищевым, приготовив ему сюрприз в виде одноразовой стреляющей авторучки, купленной по случаю еще в начале лета у заезжего грузина, который привез в Москву целый чемодан этой безусловно нужной продукции.

Всего этого Днищев конечно же не знал, попивая дурную водочку клинского разлива в пропахшей смолой и лаками каморке Семена Пахомыча, распиловщика на деревообрабатывающем комбинате братства. Попутно расползающийся в улыбке Пахомыч выдавал и все местные секреты: кто, где, зачем и когда… Днищев уже выяснил, где находится карцер-цугундер для провинившихся в чем-либо сестер и братьев — в одноэтажном домишке позади комбината. Там имелись два расположенных друг против друга подвала, и Света, очевидно, пребывала в одном из них. Оставалось выяснить, у кого хранятся ключи от подвалов.

— Да там же, в домишке, и висят на стенке! — ответил Пахомыч. — А тебе, сокол, зачем про то знать?

— Сестричка у меня там, родная. Хочу передачу снести.

— А-а, добре. Ступай. — И распиловщик, положив голову в лужицу водки, задумался о чем-то серьезном.

Но Днищев пошел туда не сразу, решив дождаться темноты.

Между тем еще утром, когда в подвал принесли скромную пищу. Света предприняла очередную попытку уговорить своих товарок по заключению выбраться каким-либо способом из хранилища. Сделать это было трудно. Женщины были настолько подавлены идеями отца Назария и так боялись его наместника в общине, что не хотели слушать ни о каком побеге.

Тогда Света, как опытный змей-искуситель, начала нашептывать им о прелестях жизни на свободе. Тему выбрала самую что ни на есть женскую — о сладостях любви, хотя сама обладала в этой области весьма малым опытом, то есть практически никаким. Выручили книги из библиотеки отца, прочитанные ею. Увлекшись, Света стала импровизировать на ходу, выдумывая какие-то сумасшедшие, полные любви и разврата истории, будто бы пережитые ею самой. Слушательницы поначалу фыркали, отворачивались и зажимали уши, потом прониклись. Заблестели глаза у самой молодой, затем и у двух остальных. Видно, все они очень истосковались по любви и мужской ласке. Вспомнили и свое прошлое, счастливые денечки. Разговор приобретал обоюдный характер. Потихоньку начали обсуждать тему, охать, призадумались над своим житьем-бытьем. К вечеру Света решила, что ее соседки по «хранилищу» созрели окончательно. И не ошиблась: женское сердце всегда будет рваться к любви… Тогда Света рассказала им о своем плане, и женщины, обретшие за двенадцать часов новую веру, всецело поддержали ее. Стали ждать, когда принесут хилый ужин.

Но в этот день как на грех ужин отменили. Вернее, в домик его принесли, а до подвала он не дошел. Двое служителей, отвечавших за кормление узников, позволили себе последовать примеру Семена Пахомыча, приобретя несколько тех же бутылок клинского разлива. Умаявшись от их поглощения, они рухнули на свои лавки и захрапели. В таком состоянии и застал толстых охранников пробравшийся в домик Сергей Днищев. Оценив картину пиршества и обшарив все закоулки в поисках ключа, он начал пинками поднимать брыкающихся служителей культа. Наконец с великим трудом они разомкнули веки.

— Эй вы, сонные тетери! — заорал на них Днищев. — Отворяйте брату двери…

— А ты кто? — уставились на него лодыри.

— Отец отца Назария, — отозвался Днищев. — Быстренько ключ, и топаем в подвал. Ревизия.

Охранники возражать не стали — клинский разлив делает людей совершенно податливыми и ручными, а ключ нашелся отчего-то в банке с квашеной капустой. Все трое затопали вниз. Сергей решил, вызволив Свету, запереть в подвале обоих молодцев.

Громыхая засовами, отворили дверь, но внутри было так темно, что они чуть не попадали друг на друга. Крохотное оконце вверху женщины предусмотрительно забили соломой.

— Эй! — позвал Днищев. — Есть тут кто живой?

В ответ на это рядом с ним раздался глухой удар кровельного железа, за которым последовало падение тела.

— Кто упал? — спросил Днищев, всматриваясь в темноту.

Еще раз громыхнул железный лист, и на пол свалился второй охранник. Сергей чиркнул спичкой, осветив угол подвала. Перед ним стояла Света Муренова. Она очень похудела, под глазами, горевшими ненавистью и яростью, были темные круги. Поначалу Днищев даже не узнал ее.

— Света? — спросил он. — Господи, как же я рад!

— Вы? — Губы девушки разочарованно поджались. — Так и думала, что без вас ничего не обходится.

Она подала какой-то знак и добавила:

— Ну что ж, я тоже рада…

И в это мгновение кровельный лист, который держали три женщины, опустился на голову незадачливого спасателя.

Глава четвертая ЗАЛЕТНОЕ ЧУДО В ПЕРЬЯХ

Беглянки под покровом темноты воспользовались лазейкой Семена Пахомыча, добежали до станции, сели в электричку и укрылись в Сергиевом Посаде, где проживала одна из женщин — любительница скоромного, за что и угодила в «хранилище» братства. Однокомнатная квартирка была настолько пуста и бедна, что с трудом отыскалась пара чашек и щепотка чаю. Но эта скромная обитель показалась им раем.

— Все, что здесь было, пошло в братство, — пояснила хозяйка. — Теперь придется заново добро наживать. А ты, Света, молодец, ловко придумала. Как мы всех троих мужичков уложили!

— Светлана у нас вроде атаманши, — согласилась другая. — С виду молодая, а, чувствуется, погуляла в жизни…

— Прожженная, — добавила третья, хотя этот комплимент выглядел несколько двусмысленно.

Но Света и сама сейчас чувствовала себя какой-то иной: более взрослой, опытной, прошедшей нелегкие испытания. Кроме того, она ощущала в себе и дар проповедника, впадающего от самовнушения в необходимый транс и подавляющего тем самым слушателей. Как коварно она сумела убедить всех трех женщин в силе любви и наслаждений, вытащить их из когтей отца Назария! Но, впрочем, эта мысль показалась ей и забавной и пугающей. Ведь в таком случае чем же она лучше рыжего лжепророка? Тревожило ее и странное появление наглого Сергея вместе с охранниками. Откуда он взялся? Или тоже связан с братством, или… явился, чтобы помочь ей? Почему-то хотелось верить в последнее. Как жаль, что она не успела объясниться с ним! Не надо спешить бить кровельным железом по голове, пока не расставишь все точки над «и». В квартире не было телефона, а Света очень хотела переговорить и с родителями, и с Милой Ястребовой. Как они там? Ничего, утро вечера мудренее… Наконец, успокоившись, женщины улеглись на нашедшихся матрацах. И Света тоже уснула, во сне ей почему-то, привиделся Сергей, на шее у которого вместо жабо болтался лист железа, хотя он все равно смеялся, грозя ей пальцем.

Но Сергею, очнувшемуся в третьем часу ночи на земляном полу в подвале, было не до смеха. Он потер затылок, обнаружив большую яйцевидную шишку. Затем начал вспоминать, что с ним произошло и кто его звезданул сзади, пока он разговаривал со Светой. Сергей зажег спичку, осветив рядышком два тела охранников, мирно храпящих. Потом проверил, на месте ли пистолет. Посмотрел на часы. Толкнул подвальную дверь. Хорошо хоть, что его тут не заперли. Поднявшись по лестнице и усевшись на топчан, Сергей закрыл глаза и задумался: куда теперь?

Неожиданно из глубин подсознания в памяти всплыл номер телефона: 123–31–15. Сергей отмахнулся от него, но он зазвенел настойчивым колокольчиком, словно приглашая к началу киносеанса. И теперь от него уже трудно было избавиться. Так продолжалось минут двадцать, и Сергею казалось, что он сходит с ума: проклятый номер не отпускал его ни на секунду. А потом исчез так же внезапно, как и появился. «Что это было?» — подумал Днищев, откинувшись на топчане. После нейролингвистического программирования Рендаля, которое продемонстрировал Карпуньков (уж ему-то, специалисту, можно было верить), Сергею стало чудиться, что и его подвергают какому-то психотропному эксперименту и, возможно, в скором времени он начнет слышать голоса, команды и будет выполнять их… Нет, это слишком невероятно, чтобы быть правдой. Он не должен поддаваться. А как же Рендаль? Разве они сами имели право проводить подобные внушения? Не случилось ли так, что он попал в тот же капкан, приготовленный для эстонца? Но что можно взять с него, изгоя, да еще и преследуемого всеми?

Полежав немного на топчане и расслабившись, Сергей рывком вскочил на ноги и вышел из домика. «Пойти, что ли, к Пахомычу поспать до утра?» — подумал он. В каморке распиловщика еще горел свет, а все окна в желтом доме уже были погашены. Примыкавший к нему сбоку флигель, в котором, по словам Пахомыча, останавливался отец Назарий, был, как ни странно, освещен. «Господи, сделай так, чтобы он сейчас находился там!» — взмолился Сергей, охваченный охотничьим азартом. Он пошел по дорожке к флигелю, с крылечка которого в это время спустился другой человек, двинувшийся ему навстречу. Его длинная ряса волочилась по земле, а рыжая бородка была гордо задрана вверх. Это шагал к узникам «хранилища» отец Назарий, желавший поглядеть на свою жертву — Свету Муренову. Он приехал в общину час назад, успел поужинать и отпустить охранников. На середине дорожки ему встретился человек в смокинге, в котором он не сразу узнал Днищева. А как только разглядел, тотчас же повернулся на сто восемьдесят градусов, прибавив шагу. Но на плечо ему уже легла твердая рука, и вкрадчивый голос прошептал:

— Вякнешь хоть слово — убью! — И Сергей помахал подхваченным с земли поленом.

— Я ничего… здравствуйте, добрый вечер, прошу пожаловать… очень рад видеть, — залепетал отец Назарий. — Как вам у нас, нравится?

— Очень. Особенно подвалы. Так ты, гаденыш, не выпустил Свету?

— Хоть сейчас. Извините, распоряжение запоздало… людишки нерадивые… почта, телефонная связь. Бардак кругом!

— Верно. Большое бордельеро. А ну, ступай! — Сергей подтолкнул его в бок поленом.

— Куда? Я не хочу.

— Да тут рядышком. На лесопилку.

— Зачем?

— Будем кое-что отпиливать.

Схватив отца Назария за шиворот, Сергей потащил его к каморке Семена Пахомыча. Там стоял тяжелый угарный запах, а сам хозяин продолжал созерцать мир в той же позе, в какой его оставил гость. Только количество водки в бутылках поуменьшилось. Побледневший отец Назарий взглянул на поднятую Днищевым бензопилу.

— Снимай штаны, — строго сказал Сергей, включая механизм.

Бензопила коварно завизжала.

— Нет! — выкрикнул лжепророк. — Только не это!

— Да брось ты! Больно не будет. Я же опытный хирург.

Отец Назарий рухнул на колени, забился головой о дощатый пол. Пила продолжала визжать в опасной близости от седалища проповедника, а Пахомыч вдруг вскинул голову, посмотрел вокруг мутным взглядом и громко произнес:

— Ежели так, то оно — конечно, а наоборот — нельзя, свет погасите, олухи! — Голова его вновь заняла устойчивое положение на столе.

Сергей поднес пилу к подушке на топчане, и из нее вылетела куча перьев. Он выключил механизм.

— Раздевайся, — сказал Сергей. — Хватит об пол биться.

Отец Назарий взглянул на него снизу, вывернув шею. Зубы его выбивали мелкую дробь.

— Не буду резать, — успокоил его Днищев. — Мне твоя сутана понравилась.

Проповедник быстро вскочил на ноги, сбросил верхнюю одежду.

— Все снимай. До последней нитки.

Опасливо косясь на бензопилу, отец Назарий начал разоблачаться. Вскоре он предстал перед Сергеем в голом и довольно жалком виде, покрытый рыжеватой шерсткой.

— А куда же ты дел хвост и копыта? — удивленно спросил Сергей. — Странно.

Он отложил бензопилу и, подхватив стоявшее в углу ведерко с дегтем, выплеснул его на отца Назария, окатив того с головы до ног. Потом поднял распоротую подушку и стал осыпать лжепророка перьями, приговаривая:

— Вот так, не дергайся, еще здесь украсим, как в Америке. Ты же любишь Америку? Вот теперь можешь отправляться туда прямым ходом, там тебя примут, а к нам не суйся!

Отец Назарий тихо постанывал, испуганно сверкая глазами. Пахомыч вновь вскинул голову, посмотрел на вывалянного в дегте и перьях гуру и философски изрек:

— Все полеты на сегодня отменяются, не боюсь вас, гады, это вы всю закуску сперли! — и занял исходное положение.

— Теперь пошли! — приказал Днищев, подхватив в руку рясу. — Народ должен знать своих героев.

Подталкивая отца Назария щепкой, он подошел к распределительному щиту, находившемуся между комбинатом и желтым домом. Здесь, как поведал еще трезвый Пахомыч, включались наружное освещение и сигнальная сирена, призывающая к общему сбору прихожан братства. Порой она ревела и ночью, когда отца Назария осеняли мудрые мысли и он собирал паству на центральной площадке. Но теперь в его пернатой голове таилась всего одна дума: провалиться сквозь землю. Днищев открыл щиток, нашел два рубильника и дернул их вниз. Тотчас же зажглись фонари и завыла сирена. Отец Назарий прижался спиной к столбу. Подождав несколько минут, пока из дверей не стали выбегать люди, Сергей неторопливо пошел прочь. Дальнейшее его уже не интересовало.

Глава пятая ПОМНИ ОБ ЭТОМ…

На въезде в Сергиев Посад со стороны Москвы дорога была перекрыта усиленным нарядом милиции. В пятом часу утра поступило сообщение, что к нему движется бежевая «Волга» с помятыми крылом и бампером, преследуемая машинами ГАИ, а в ней находится разыскиваемый преступник, который вооружен и чрезвычайно опасен, — надо сделать все возможное для его задержания или ликвидации. Недалеко от Семхоза, на Ярославском шоссе, «Волга» угодила в скрытый блокпост, была обстреляна, но каким-то чудом сумела развернуться и вырваться из засады. Фамилия преступника — Днищев.

Около шести часов над городом зависли серые тучи и полил дождь, прекратившийся спустя сорок минут. А в начале восьмого по проселочной дороге в Сергиев Посад вошел священнослужитель в рясе, смешавшись с идущими к лавре богомольцами. Вид его не вызывал никаких подозрений. Трудно было представить, что ряса надета на смокинг, в кармане которого лежит пистолет.

Сергей направился к железнодорожному вокзалу, намереваясь сесть в электричку и добраться до Москвы. Там он сможет связаться с Карпуньковым и «перезимовать» в его дурдоме до лучших времен. Но неожиданно внимание Днищева привлекла группка старушек, среди которых было и несколько молодых людей, молча стоявших с какими-то плакатами на подступах к привокзальной площади. Аскетического вида священник в черной рясе и клобуке выделялся среди них своим решительным видом и словно бы возглавлял пикет. На плакатах было написано: «Уберите цирк-шапито из Сергиева Посада!» Только сейчас до Сергея дошло, что именно на вторник Герман назначил свое представление, и он вспомнил обклеенные афишами стены домов. Наверное, именно его труппа и приехала в город. «Ну что же, — подумал Днищев, — раз я обещал принять участие, вот лучшее место, где можно спрятаться…» Черты лица молодого священника показались ему знакомыми. Протиснувшись поближе, Сергей услышал, как к тому обращаются: «Отец Андрей…» И в памяти стали всплывать далекие институтские годы. Ну конечно же! На одном курсе с ним учился довольно чудаковатый парень — Андрей Мезенцев, который не то чтобы сторонился всех, но словно создавал вокруг себя непроходимое поле, взращивая на нем семена доброты и разума. Потом, после окончания Бауманского, он и вовсе исчез, но кто-то говорил, что Мезенцев принял сан и какой-то приход близ Сергиева Посада. Наверное, это он и есть — отец Андрей.

Сергей подошел еще ближе к священнику, заглянул ему в лицо. Тот окинул его внимательным взглядом, улыбнулся и, будто бы легко и спокойно преодолевая легшую между ними пропасть в десяток лет, полную духовных исканий, доброжелательно произнес:

— Я рад, что мы наконец встретились. Здравствуй, Сережа!

— И я… не ожидал. Странно… Привет, Андрей. Или как к тебе надобно теперь обращаться? — невнятно проговорил Днищев.

Он всегда относился к сокурснику с симпатией, хотя они и не были дружны. Его смущало и то, что перед ним стоял искренний служитель Бога, вставший на этот путь добровольно, по зову души и сердца, а он, преследуемый милицией и еще черт знает кем, обвиненный в двух убийствах, надевший рясу отца Назария и выглядевший таким же лжепророком, не знал, как ответить на чистый и ясный взгляд институтского приятеля. Его вдруг пронзила мысль, что, возможно, Андрей уже обрел истину, пока все они продолжают ковыряться в дерьме, продавая и обманывая друг друга, почитая хитрость за ум, себялюбие — за радение, жалость за доброту, а страх и осторожность — за укоры совести, лишенной милосердия и любви. Он даже покраснел и, чтобы скрыть напряжение, буркнул:

— Где бы тут пивка попить, не знаешь?

— Успокойся, — остановил его одним движением руки отец Андрей. — Я же чувствую, что ты чем-то измучен. Отойдем в сторонку.

Потом, когда они встали возле молодых лип, священник спросил:

— А зачем ты надел рясу, Сережа?

— Так, сдуру. Маскировка. Длинная история. И какая-то совершенно нелепая.

— А ты расскажи. Может быть, я смогу чем-нибудь помочь.

— Чем? Укроешь меня в монастыре?

Сергей неестественно засмеялся, но отец Андрей вовсе не обиделся. Он продолжал так же внимательно, сочувственно смотреть на него, словно пытался проникнуть в те смутные и темные пятна в его душе, которые расползались, как метастазы. И Днищев вновь почувствовал необъяснимое доверие к Андрею. Он видел перед собой не сокурсника Мезенцева, а духовного отца, как бы ниспосланного высшей силой — не случайно, нет, а в самый трудный и переломный момент, когда искушение уже почти получило над ним власть. Сергея что-то толкнуло изнутри, поддержало, и он смущенно пробормотал:

— Да, да, конечно. Я расскажу тебе…

Прошло полчаса, в продолжение которых настроение Днищева постоянно менялось: он то иронично описывал свои похождения, то говорил страстно, с болью, то вдруг хмурился и еле цедил слова сквозь зубы, недоумевая, зачем вообще нужна эта исповедь. А лицо отца Андрея приобретало все более скорбное выражение, но он внимательно слушал Сергея, а иногда, когда тот в затруднении замолкал, поддерживал его простым и ласковым словом.

— Ну все, — сказал наконец Днищев. — Отныне я в бегах. Меня или убьют, или надолго посадят в тюрьму. Что же мне теперь делать? Повеситься?

Отец Андрей молчал. Сергею захотелось повернуться и уйти, но его удержал голос священника:

— Все совершенное тобою — и плохое и хорошее — шло от чистого сердца, и большой вины на тебе нет. Скажу, что дальше тебя ждут еще более сильные испытания, потому что остановить тебя нельзя. Но ты обязан преодолеть их сам, своими силами, и выйти к свету. В твоей душе он уже горит. Есть Христос лечащий, милосердный, но есть и воинственный, борющийся со злом. Как можем мы любить первого и не принимать второго? Но пока ты следуешь лишь одной его ипостаси. Ты — воин, призванный побеждать врага, дьявольских слуг. Но прими в душе и милость к падшим, и любовь к ближним своим. Скажу тебе словами Священного писания: «Знаю дела твои, и труд твой, и терпение твое, и то, что ты не можешь сносить развратных, и испытал тех, которые называют себя апостолами, а они не таковы, и нашел, что они лжецы». Так, Сережа, и с тобой. Ты облечен в одежду, обагренную кровью, но разве кровь пророков, и святых, и всех убитых на русской земле не на них, которые первыми подняли меч? Разве не сотрясается наша Земля и не рыдают небеса, глядя на нас? Кто поднимет меч, чтобы сразиться с ними? Но только знай и верь, ради чего и кого ты поднял его, не размахивай им напрасно. Побеждающему дано сесть с Богом на престоле… Но времени осталось мало. Помни об этом.

Отец Андрей наклонил голову Сергея и перекрестил ее, тихо прочитал молитву. Затем, не говоря больше ни слова, отвернулся и пошел к своей пастве. Сергей посмотрел ему вслед и громко произнес:

— Так что же мне делать?

Священник остановился, повернул голову и повторил те же три слова:

— Помни об этом.

Сергей некоторое время постоял, осмысливая фразу отца Андрея. Ему хотелось чего-то большего, может быть, какого-то конкретного разрешения своих проблем, но он чувствовал, что в высказанном таился гораздо более глубокий смысл, который предстоит осознать не сразу. И если бы бывший сокурсник предложил ему укрыться где-нибудь в Псковском монастыре, это, наверное, принесло бы меньшую пользу.

На площади возле вокзала высился веселый купол цирка-шапито, и Днищев направил свои стопы в его сторону. Первым, с кем он столкнулся у входа, был благоухающий духами Федося — сожитель его бывшей жены.

— Сергей Сергеевич! — заулыбался тот. — Как странно вы выглядите в этом наряде! А мы вас заждались. Натали сказала, что вы непременно приедете. Милости прошу.

— А ты что тут делаешь, балбес парфюмерный? — грубо спросил Днищев.

Но Федося ничуть не обиделся.

— Контролером на входе, — важно ответил он. — Герман Иванович обещал бешеные деньги.

— Дядя Герман тебя наколет.

— Кто его спрашивает?

Рядом с ними выросла здоровенная фигура Бори Черниговского, у которого татуировка, кажется, просвечивала сквозь одежду. Из-за его спины вышел и сам Герман. В нем чувствовались одновременно и напряжение, и отчаянная веселость.

— Серега записался в монахи? Хвалю за конспирацию. Наконец-то явился. А я уже начинал на тебя крупно сердиться. Хотел даже уволить. Ну, теперь-то мы повоюем как следует.

— В каком смысле? — спросил Днищев.

— В прямом.

Сзади подошла Натали, не стесняясь, обняла его и поцеловала в губы.

— Приветствую тебя в нашей цирковой семье! — радостно прошептала она.

Глава шестая В АДУ

Цирк-шапито собрал около полутора тысяч зрителей, разместившихся в четырех секторах, отгороженных друг от друга металлическими решетками… К ним вели два прохода — нижний и верхний, а кулисы, откуда должны были выбегать артисты, располагались напротив главного входа. По коридору из-за кулис можно было попасть во внутренний дворик, окруженный забором, бытовками и клетками, в которых так и не появилось ни одного зверя — ни крупного, ни мелкого. Не было нигде видно и никакого особого реквизита, отсутствовали гримуборные, а в оркестровой ложе над кулисами вместо инструментов лежали два железных ящика. Все это Сергея Днищева не столько поразило, сколько позабавило. Цирковая затея Германа обещала крупный провал, если только он не приготовил супер гениальный сюрприз.

Но цирковая труппа, или «семья», как назвала ее Натали, действовала слаженно, целеустремленно. По коридору сновали люди в трико, балахонах, расшитых звездами плащах, перенося какие-то ящики поближе к арене; контролеры проверяли билеты; люди в униформе любезно сопровождали зрителей по проходам к секторам. Сам Герман давал указания по рации, проверял готовность, всем своим видом напоминая полевого командира. А возле Сергея продолжала крутиться Натали, словно приглядывая за ним.

— А что это за баллоны? — спросил Сергей, провожая взглядом Борю Черниговского, обряженного в шутовской костюм. Его лицо было густо измазано синей, белой и красной краской.

— Веселящий газ! — хихикнула Натали. — Последняя новинка: зрители будут хохотать до упаду.

Днищев выглянул в щелочку из-за кулис. Все сектора уже были заполнены, многие пришли с детьми, стоял гул. «Пикет отца Андрея не помог, — с некоторой горечью подумал Сергей. — Народ хочет зрелищ и хлеба».

— Любуешься? — спросил сзади Герман. — Не бойся, ты выйдешь только на парад-алле, а дальше все пойдет по сценарию.

Сергею уже надоело допытываться, что это за сценарий. Неожиданно ему показалось, что в третьем ряду правого сектора сидят… Да, точно, это были они: Света и Мила Ястребова. Он даже вздрогнул, настолько часто судьба сводит их в последнее время. Прошло всего около четырнадцати часов, когда он полез в подвал, чтобы вызволить пленницу, и вот она уже тут, сидит, болтает с подружкой и уплетает мороженое. Но дело объяснялось просто. Ранним утром Света дошла до телефона-автомата и дозвонилась в Москву, Миле. Ей не хотелось показываться перед родителями в таком затрапезном виде, и она попросила привезти что-нибудь из одежды. Мила примчалась тотчас же и, радостно охая, выслушала историю подруги. Затем девушки перекусили в кафе, а чтобы окончательно рассеять мрачные воспоминания, решили заглянуть в попавшийся по дороге цирк-шапито.

Днищев обернулся к Натали:

— Размалюй-ка мне лицо своей косметикой, — сказал он. — Не хочу, чтобы меня узнали.

— Правильно, — согласился Герман.

Он дал последние указания по рации: приготовить снаряжение. Потом махнул рукой толпившимся в коридоре жонглерам, акробатам, клоунам и прочей цирковой братии.

— Пошли! — скомандовал он.

Откуда-то сверху зазвучала музыка, знакомая всем с детства. Парад-алле начался…

Сергей также вышел на арену в своей рясе, сделал три почетных круга вместе со всеми, приветствуя зрителей, увидел их радостные лица. С последними аккордами марша «артисты» удалились за кулисы, а в центре арены остался один Герман.

— Уважаемый публикум! — коверкая слова, громко воззвал он. — Единственный и неповторимый цирк-шапито готов приступайт к своей нелегка работа! Чичас выстюпят лючший мировий артисты! Вы увидите много-много забавных нюмеров, будете долго-долго смеяться и грюстно-грюстно плякать! Я вижу в зале карош детей, пухленьких, как бюлка. Они, канешн, ждут клоун. Давайт все вместе попросим его выйт из-за кулис! Эй, дядя Бора, не прячьсь!

— Дядя Боря! — закричали в зале.

Между тем за кулисами происходило что-то странное. Из распакованных ящиков стали доставать оружие, бронежилеты и раздавать их «артистам».

— Бери! — подтолкнула Сергея Натали. — Тебе некуда деваться. Танечка у Германа.

— Врешь! — сказал Сергей.

— Как хочешь. — Она пожала плечами. — Не надо было тогда, в «Игларе», болтать перед Германом, что ты готов на любое преступление. Поэтому он тебя и привлек.

— Я был пьян. А вы сошли с ума.

— Посмотрим. Но учти: сделаешь один неверный шаг — и тебя пристрелят. А потом убьют и дочку. Так что выбирай.

Кто-то сзади подтолкнул Сергея дулом автомата и спросил:

— Может быть, ему сразу всадить пулю?

— Зачем же? Он член нашей семьи. — Зеленые глаза Натали горели от возбуждения, и Сергей подумал, что сейчас она еще больше похожа на салемскую ведьму. Вот, значит, какой «цирк» задумал Герман…

— Ладно, если ты так кочевряжишься, походи пока без оружия, — распорядилась Натали. — Все равно ты влип вместе со всеми. Потом сам поймешь.

Мимо них прошел Боря Черниговский в шутовском балахоне, с размалеванным лицом, сжимающий в правой руке автомат Калашникова. Он вышел на арену.

— О-ля-ля! — закричал Герман, продолжая кривляться. — А вот и дядя Бора. А что это у него в руках? Детская игрушка: пуф! пуф! Сейчас он мало-мало постреляйт!

Тотчас же раздалась автоматная очередь, направленная под купол цирка. Зрители, в особенности дети, завизжали от восторга. Они еще не понимали, что происходит. Между тем в верхнем проходе уже появились униформисты с автоматами, а центральный вход заблокировали контролеры.

— Ну, пошли! — весело сказала Натали, подталкивая Сергея.

Те же жонглеры, акробаты, клоуны, но уже вооруженные автоматами, снова вышли на арену. Но теперь должен был начаться совершенно иной парад-алле. И музыка в цирке больше не звучала. Днищев глянул на оркестровую ложу, где также появились три человека с автоматами и какими-то шлангами. Ему показалось, что он присутствует на съемках фильма ужасов или все это снится. Сколько всего было бандитов? Определить приблизительно Сергей мог: человек тридцать-сорок. Но ведь кто-то должен был оставаться и снаружи.

Боря Черниговский дал еще одну автоматную очередь вверх, проделав в куполе массу дырок. После появления на арене «артистов» с оружием радости в зале поуменьшилось. Все притихли, еще не желая верить в худшее.

— Ну, все! — произнес Герман совершенно другим голосом. — Шутки кончились. Всем сидеть на своих местах! Будете шуметь — сами же и пострадаете. Цирковая программа меняется. Теперь все вы — мои заложники.

Кто-то в одном из секторов истерически засмеялся, еще двое поддержали его, но в основном в зале установилась тишина.

— Брось дурака валять! — крикнул мужчина с четвертого ряда. Он сидел вместе с девушкой и продолжал улыбаться.

— Иди сюда! — позвал его Герман.

Мужчина охотно встал и спустился вниз. Безмятежная улыбка не сходила с его губ.

— Повернись спиной, проделаем маленький фокус, — продолжил Герман.

И лишь только мужчина отвернулся, он вытащил из кармана пистолет и выстрелил ему в затылок. Тот рухнул на колени, затем повалился на бок. Возле головы расплылась лужа крови, в которую вытекали мозги.

— Говорил же этому чертову строителю, чтобы больше опилок клал, — проворчал Герман, посмотрев на Борю Черниговского.

Девушка в четвертом ряду закричала, и тотчас же ее крик подхватили во многих других местах. Столкнувшиеся с реальной смертью люди наконец-то поняли, что их привели в ад…

— Вот психи! — обозленно выругался Герман и подал знак.

По этому сигналу с разных сторон раздались короткие очереди: стреляли с верхнего прохода, с арены, из оркестровой ложи. Пальба длилась несколько секунд и оборвалась внезапно, но ее хватило, чтобы люди в секторах упали ничком, забились под скамейки в надежде укрыться от пуль.

Не всем повезло. Громко стонали раненые, еще сильнее кричали возле трупов убитых их близкие, а те, кто остался в живых, старались не шевелиться. Сергей метнул взгляд в ту сторону, где сидели Света и Мила, но их не было видно. Он увидел, как к Герману подбежал один из контролеров и выкрикнул:

— Мы завалили двух ментов у входа!

— Ну и правильно сделали, — спокойно отозвался тот. — Стреляйте по всем, кто попытается приблизиться.

Дальнейшее происходило очень быстро. Людей стали сгонять вниз к арене, которую «артисты» уже освободили, попятившись к кулисам и главному входу. Вновь поднялся невообразимый шум, и началась паника. Униформисты с верхнего прохода действовали четко, орудуя прикладами, словно дубинками. Раненых пристреливали. Над головами то и дело проносились автоматные очереди, раздававшиеся из оркестровой ложи. Гарь, дым, стоны, мольбы о пощаде смешивались в этом зверском побоище. Часть людей прогнали по коридору во внутренний дворик. Там их затолкали в приготовленные клетки, которые выкатили через ворота и разместили по периметру — вокруг всего цирка-шапито. Остальные тесной толпой сгрудились на арене и в нижних рядах. Между ними и униформистами наверху лежали трупы. Сколько их было, никто бы сейчас не взялся подсчитать. Возможно, что там еще были и раненые, которых террористы не успели пристрелить. Над цирком-шапито простерла свою зловещую длань смерть…

Глава седьмая ПРАВИЛА ИГРЫ БЕЗ ПРАВИЛ

Привокзальная площадь была оцеплена милицией и внутренними войсками, а уже через полчаса начались предварительные переговоры с террористами. Все последующее время в район захвата продолжали прибывать специальные части. Здесь были команды из антитеррористического центра, РУОПа, ФСБ, армейские подразделения, другие профессионалы. К шестнадцати часам информация о событиях в Сергиевом Посаде пошла в эфир. Опередили всех конечно же зарубежные журналисты из Си-эн-эн. И немудрено, поскольку в это время иностранцев в лавре было достаточно. Потом пошли кадры и по российскому телевидению, в основном одни и те же: показывали цирк-шапито, выставленные перед ним клетки с людьми, сложенные перед входом трупы, а также вид сверху — с кружащихся над площадью вертолетов. Был организован штаб по обезвреживанию террористов, создана правительственная комиссия. Удалось перехватить радиопереговоры бандитов, сделать высокоточной фотоаппаратурой некоторые снимки. Под дулами автоматов была установлена прямая телефонная связь — это было пока единственное, что разрешил Герман. Очередная террористическая акция в России приобретала размах.

Вскоре выяснилось, чего требовали бандиты, обещавшие в случае штурмовой атаки на цирк расстрелять всех заложников. У террористов имелось еще одно средство воздействия. В привезенных ими баллонах находился сильнодействующий нервно-паралитический газ, который они угрожали взорвать и развеять над городом. Его было достаточно, чтобы погрузить весь Сергиев Посад и ближайшие окрестности в ядовитое марево, способное уничтожить все живое. Последствия было трудно просчитать, поскольку с изменением направления ветра облако газа могло перекинуться на Москву, распылиться на огромное расстояние. То, что террористы выбрали местом проведения своей акции Сергиев Посад, наличие рядом древнейшей русской православной святыни — лавры, делало их угрозы особенно зловещими. События приобретали политическую окраску.

Террористы требовали шестьдесят миллионов долларов. Кроме того, к вокзалу обязаны были подогнать электропоезд с шестью вагонами, а путь следования в сторону Ярославля освободить от всех других эшелонов. В дальнейшем бандиты должны были указать место, где приземлятся транспортные вертолеты. Если их требования не будут выполнены, то на рассвете двадцать третьего августа они приведут свои угрозы в исполнение. В серьезности их намерений сомневаться не приходилось: о том говорила гора трупов, сваленных перед входом в цирк-шапито.

В восемнадцать часов в переговоры с террористами вступили представители церкви. К цирку-шапито с увещеваниями вышел священнослужитель, отец Андрей, организовавший до этого несколько пикетов против выступления «артистов» в Сергиевом Посаде. Но при приближении к шатру он был почти в упор расстрелян из автомата. Труп его до сих пор лежал на привокзальной площади, а кадры гибели постоянно прокручивались по телевидению. Это бессмысленное убийство явило особую жестокость террористов, их озлобленность и готовность на все. Зачем было убивать безоружного священника? Чтобы показать России и всему миру свою сатанинскую сущность? Или они уже не отвечали за свои поступки, теряли контроль над ситуацией да и становились невменяемыми?

Переговоры между тем продолжались, но проходили с трудом. Не удалось ни снизить требуемую сумму, ни вызволить кого-либо из заложников, хотя бы детей. Террористы не шли ни на какие уступки. А находившиеся в клетках люди производили ужасное впечатление: своим видом и криками они напоминали диких зверей. Плакали дети, из цирка-шапито периодически доносились выстрелы: то ли там действительно убивали, то ли шла психическая обработка сознания. В таких условиях не могло быть никакой речи о штурме, хотя на этом и продолжали настаивать представители спецподразделений. Вице-премьер, недавно получивший эту должность, занял обтекаемую позицию. Он то и дело вступал в телефонную связь с главарем террористов, обговаривая условия, которые ни одна из сторон все равно не стала бы выполнять. Шла игра в поддавки. Возможно, вице-премьер ждал каких-то особых указаний сверху. Но их не поступало.

А внутри цирка-шапито тем временем происходило следующее. Оцепенение, охватившее Днищева в первые минуты, быстро прошло. Он оценил ситуацию и понял, что с террористами, готовыми на все, справиться очень трудно. Даже если на штурм пойдет «Альфа», здесь будет гора трупов. Еще неизвестно, что в баллонах. Сергей мог бы, конечно, застрелить Германа из своего пистолета, но это мало что изменило бы: другие бандиты продолжили бы начатое. Надо на какое-то время принять их правила игры. И постараться помочь заложникам. В их толпе на арене он увидел и Свету с Милой. Слава Богу, обе оказались живы и находились здесь, внутри, а не в клетках возле цирка. Потом к нему подошел бледный трясущийся Федося с автоматом в руке.

— Сергей Сергеевич, что же это? — зашипел он. — Я и не знал… Какой ужас!

— Молчи, — остановил его Днищев. — Ты хоть сам не стрелял?

— Нет… Я думал, что буду продавать билеты, и больше ничего.

Возле них остановился Герман с рацией.

— А где твой автомат? — рявкнул он на Сергея.

— Не достался, — спокойно ответил тот.

— Не может быть, оружия навалом. Иди в бытовку, возьми. Эй, Ашот, проводи его…

— Я провожу, — вмешалась Натали, а идя вместе с Сергеем по коридору, шепнула: — Наконец-то. Правильно. Я уж не стала тебя выдавать. Кстати, я знаю один укромный уголок, где мы могли бы заняться любовью. Ты не против?

— А ты любишь трахаться посреди трупов?

— Какая разница где?

— Скажи, ты солгала, что Танечка у Германа?

— По правде говоря, не знаю. Но возможно. Он умеет держать на крючке.

Днищев старался не упустить ни одной подробности, запоминая все, что видел. Он подумал, что Натали можно было бы как-то использовать, поскольку она много знала. Но от предложения уединиться в бытовке за ящиками с гранатами отказался.

— Можно взорваться в пароксизме страсти, — ответил он, но несколько гранат сунул под рясу, когда охранявший оружие бандит отвернулся.

Вооружившись автоматом, Сергей вместе с Натали возвратился назад. «Придется вспомнить морпеховские навыки», — подумал он, прикидывая свои возможности. Потом начались долгие переговоры, которые пока ни к чему не приводили. А в шесть часов вечера произошел случай, когда ему захотелось тут же пустить автомат в дело: на его глазах Боря Черниговский расстрелял приблизившегося к входу отца Андрея, с которым Днищев беседовал совсем недавно, утром.

— Одним попом меньше! — захохотал бандит, подмигнув Сергею.

— Зачем ты это сделал? — подошел к ним Герман.

— А-а, болтовня одна. Какой с него прок?

А Днищеву, сжавшему зубы, вспомнились последние слова Мезенцева, сказанные ему утром: «Времени осталось мало. Помни об этом». Он произнес их словно про себя самого.

Но времени оставалось мало для всех…

Днищев, влившийся в «семью» террористов, получил одно преимущество: теперь он мог свободно передвигаться везде. Он спустился вниз, к арене. Заложники, тесно прижавшись друг к другу, сидели не только там, но и вплоть до четвертого ряда. Здесь он еще раньше заприметил Свету и Милу. Девушки были так напуганы, что с ужасом вжали голову в плечи, когда к ним приблизился размалеванный человек в рясе и с автоматом в руке. Встав перед ними, Днищев произнес:

— Не волнуйтесь. Все обойдется.

— Кто вы? — спросила Света, чувствуя что-то знакомое и в лице, и в голосе.

Встрепенулась и Мила, которой Сергей, пожалуй, был знаком ближе.

— Тот, кто должен тебе сто долларов и кто вытащит вас отсюда, — отозвался Днищев и пошел дальше: ему не хотелось привлекать ненужное внимание.

Он уже не слышал, как Света горестно застонала:

— Господи! Он снова тут… Я не вынесу…

— Молчи! — шепнула подруга, толкнув ее локтем в бок. — Если Сергей тут, то мы спасены. Уж я-то его знаю получше тебя.

— А откуда? — покосилась на нее Света, испытывая какую-то досадную ревность.

Свобода передвижения обернулась для Днищева обратной стороной. Когда он смыл надоевший грим и вышел во внутренний дворик, чтобы осмотреть бытовки, то через некоторое время на стол оперативного штаба, где понемногу скапливалась собранная по крупицам информация о террористах, легла и фотография Сергея, которая и так была очень хорошо знакома областной милиции.

— А-а, этот, Днищев. Разыскивается по делу об убийстве в Хотькове.

— И в связи с гибелью банкира Гуслярского, — хмуро заметил крупный чин из ФСБ.

— А не он ли вообще у них за главного? — высказал предположение какой-то генерал. — Птица, видно, высокого полета. Еще неизвестно, какой хвост за ним тянется…

Глава восьмая ПОЛТЕРГЕЙСТ В ЦИРКЕ

Снайперы, размещенные на крышах домов и вокзале, продолжали держать под прицелом весь цирк-шапито и внутренний дворик с бытовками — по сигналу они могли запросто ухлопать штук семь бандитов, чьи лица мелькали то тут, то там, но это ничего не решило бы. А тем временем в оперативный штаб прибыли сразу три высоких начальника — директор ФСБ и министры обороны и внутренних дел. Тотчас же вновь возник вопрос о штурме цирка-шапито. В принципе цитадель террористов можно было захватить сравнительно легко, но… как быть с нервно-паралитическим газом, которым они угрожали? Спросили специалистов: могли бандиты раздобыть с военных складов это страшное химическое оружие? Ответ был такой:

— В нашей стране при желании они раздобыли бы даже ранцевую ядерную бомбу.

Решили вести переговоры дальше, вытягивать заложников любыми способами, обменивать их на что угодно, а штурм, если он все же потребуется, отложить на то время, когда террористы станут грузиться в поезд, поскольку уже было ясно, что деньги и транспорт им придется предоставить. А по дороге, возле какого-нибудь тихого русского городка, обезвредить их будет проще. И если они все-таки взорвут газ, то пожертвовать удаленным городком вроде Углича куда спокойнее, чем Сергиевым Посадом, расположенным рядышком с Москвой. Вице-премьер помчался в Центробанк за деньгами, а министры продолжали обсуждать ситуацию.

— Эх, если бы у нас там был хотя бы один свой человек! — посетовал директор ФСБ.

— А еще лучше, если бы их было большинство среди террористов, — сказали в ответ. — Или вообще все.

Возник вопрос: куда могут направиться бандиты, когда им предоставят поезд? Ведь при желании он сможет поменять маршрут на любой узловой станции, а теоретически — оказаться в любой точке бывшего Советского Союза, чья транспортная система еще продолжала оставаться единой.

— Это будет поезд-призрак, этакий «Летучий голландец» на колесах, — высказался министр внутренних дел.

— Пока другой наш «голландец» тюльпаны собирает, — добавил его заместитель, имея в виду уехавшего премьер-министра.

— В любом случае надо срочно вытащить сюда министра путей сообщения и подключить его к оперативному штабу, — заметил кто-то.

— И раздать всем жителям, и нам тоже, противогазы, если только их еще не все продали в Пакистан и Израиль.

Прибыла делегация думских депутатов. Они изъявили желание обменять себя на заложников.

Подобного рода опыт у них уже имелся, к тому же на носу были новые выборы. Кто-то проворчал:

— Думают, все им гладко сойдет, а ведь когда-нибудь дураков и пристрелят.

Среди депутатов был и небезызвестный Ярченко, приехавший сюда прямо из Хотькова, с осиротевшей дачи Олега Кожухова. Увидев его, министр обороны выпустил пар.

— А этот шут гороховый что здесь делает? — не стесняясь в выражениях, спросил он.

— Сам болван! — смело отозвался Ярченко.

Готовую вспыхнуть ссору остановил простой телефонист, находившийся на постоянном проводе с террористами.

— Тихо! — рявкнул сержант, невзирая на обилие многозвездных генералов. — Они снова выходят на связь.

На этот раз Герман пошел на некоторые уступки. Он менял тактику: согласился выпустить двенадцать детей, если пришлют продукты питания, и разрешил посетить цирк-шапито трем иностранцам и двум отечественным журналистам с телекамерой. Когда ему предложили обменять заложников еще и на депутатов, он посмеялся и ответил:

— Раз они вам там не нужны, то мне и подавно. Впрочем, ладно, махнемся не глядя. За каждого истукана по шесть детей, большего они не стоят.

Затем, когда обмен состоялся, примчался вице-премьер и с Германом снова вышли на связь. Предложили не шестьдесят, а тридцать два миллиона. Он неожиданно согласился на эту сумму, заметив, что она соответствует количеству его зубов, но в таком случае поезд меняет маршрут и пройдет через Москву в сторону Минска. На это в оперативном штабе ответили гордым «нет». Переговоры снова стали заходить в тупик.

— Ну, а ядом-то бутерброды нашпиговали? — поинтересовался кто-то.

— Чтобы отравить заложников? У террористов наверняка своя пища. Главный теперь начинает играть на общественном мнении — недаром пригласил журналистов.

— Эх, почему у него не три зуба! — вздохнул заместитель министра финансов.

— Ничего, выбьем, — утешил его генерал из МВД, чей пистолет находился у Днищева.

Не все депутаты вдруг пожелали обмениваться, но те, кто пришел к Герману, были приняты им почти с дружеским умилением. В этот момент он как раз беседовал с журналистами, позируя перед камерой.

— Я не хочу убивать людей — это вынужденная мера, — говорил он. — Наоборот, я защищаю слабых, а деньги, которые мы требуем, пойдут на поддержку нуждающихся. Раз этого не может сделать государство, займусь я сам.

Журналисты щелкали фотоаппаратами, записывали речь на диктофоны и скрыто восхищались его мужеством и благородством.

— Скажите, а зачем вы убили священника?

— Мы думали, что он агент спецслужб.

— Но разве может один человек справиться со столькими людьми?

— Конечно, нет, — засмеялся Герман. — Но навредить может.

Эти слова Германа самым неожиданным образом вдруг стали сбываться. В цирке-шапито начали происходить странные вещи. Днищев, пользуясь тем, что теперь на него мало кто обращал внимание, наметил те точки, где можно сделать укол. Он учел и то обстоятельство, что террористы не будут открывать стрельбу по заложникам, если какой-либо несчастный случай произойдет не по их вине, тем более когда в цирке находятся журналисты, а Герман красуется перед ними, словно павлин.

Сначала пострадали два вышедших в главный проход террориста: плохо закрепленная доска внезапно сорвалась и рухнула им на голову.

— Чертов строитель! — выругался Герман. — Надо было его пристрелить после окончания работ.

Он оборвал беседу с журналистами и велел отнести раненых в бытовки. У одного оказался перелом основания черепа, и ему уже вряд ли чем можно было помочь; второй, судя по всему, получил сильный ушиб мозга и стал нетранспортабельным. Проверили крепление — все действительно держалось на ниточках, словно готовилось для одноразового использования.

В оркестровой ложе на перилах сидел террорист, свесив ноги и положив на колени автомат. Как только его напарник вышел по нужде, что-то легонько подтолкнуло террориста в спину и он полетел вниз, упав на скамьи седьмого и восьмого рядов и сломав при этом ногу и ключицу. Он начал так орать, что Боре Черниговскому пришлось заткнуть ему рот ладонью.

— Идиот! Сам виноват! Куда ты теперь годишься?

Боря Черниговский самолично взвалил раненого террориста на спину и отволок за бытовки, где через некоторое время крики смолкли. Возвращаясь обратно по коридору, наместник Германа увидел четверых развлекающихся от скуки подельников. Один из них жонглировал двумя гранатами, а трое (среди них и Днищев) наблюдали за его действиями и подбадривали. Боря постоял рядом, потом пошел дальше, бросив фразу:

— Ты, смотри, поосторожнее. Взял бы лучше бутылки…

— А тремя сможешь? — спросил Днищев.

— Смогу!

Террорист отцепил от пояса гранату и продолжил жонглирование. Остальные захлопали.

— А четырьмя? — поинтересовался Сергей, бросив ему свою гранату с вынутой чекой.

Он поспешно вышел во внутренний дворик. Сзади раздался оглушительный взрыв. К месту происшествия он прибежал вместе с другими.

— Доигрались! — орал Боря Черниговский, — пиная ногами развороченные тела.

— А я-то… я-то… только по нужде вышел! — в тон ему кричал Днищев. — Как чувствовал…

— Прекратить ор! — еще сильнее завопил Герман. — Черт-те что тут творится!

— Гиблое место, — покачал головой один из террористов. — Говорил же я — не стоило убивать священника…

— Молчи, а то и тебя замочу! — пообещал Боря Черниговский. — Эй, кто-нибудь, уберите отсюда эту падаль… Туда, за бытовки!

Днищев и еще один, с нашлепкой на носу, стрелявший по заложникам с верхнего прохода, вызвались «убрать падаль». За бытовками находилась яма, где уже лежали трое, «успокоенные» Борей Черниговским. Когда Днищев и террорист добавили к ним еще троих, развороченных гранатой, Сергей подумал, что шестерым будет скучно без седьмого. Шея террориста с нашлепкой хрустнула, а лицо его развернулось на сто восемьдесят градусов и с удивлением уставилось на Днищева. Забросав яму строительным мусором, Сергей вприпрыжку побежал обратно.

Проходя мимо арены, он увидел группу депутатов Думы, сидевшую особняком. Среди них был и Ярченко.

— Ба! — закричал тот, радостно потирая руки. — Знакомые лица! В террористы подались от плохой жизни?

— Нужда заставит, — отозвался Днищев. — Как там, в Хотькове, все живы, никого больше не убили?

— Да кого ж еще, раз вы уехали?

— Мало ли. Шапку-то нашли?

— Найдешь, пожалуй. Признайтесь, вам ведь теперь все равно терять нечего: куда ее дели?

— Скушал.

— Придется клизму ставить. — И депутат Ярченко хохотнул.

А Днищев вдруг посмотрел на него как-то по-новому. Он вспомнил этот смех. Так смеялся тот человек, который спускался по мраморной лестнице в выставочный зал впереди Олега Кожухова. За несколько минут до убийства…

Глава девятая БЕЗУМНЫЙ ПОЕЗД

Василий Федорович и Кротов почти одновременно, но из разных источников получили информацию о том, что среди террористов, захвативших заложников в Сергиевом Посаде, находится Сергей Днищев. Оба встретились с координаторами своих проектов в Организации. У Василия Федоровича больше не оставалось иного выбора, как содействовать скорейшей ликвидации бывшего зятя, при захвате которого живым мог потянуться след в деле Гуслярского. Кротов же настоял на том, чтобы любым способом вытащить из всей этой заварухи одного из исполнителей проекта «Мегаполис», на которого он потратил слишком много времени.

Как и прежде, суперконспирация в Органе сыграла злую шутку в этой нестыковке программ, в результате чего среди снайперов, державших в оптических прицелах цирк-шапито, появился еще один, с удостоверением ФСБ, перед которым была поставлена локальная задача: застрелить террориста, разгуливающего в рясе, причем отдавший подобный приказ не принимал в расчет то, что могут возникнуть непоправимые последствия, например ответное убийство заложников или даже взрыв нервно-паралитического газа. Но в районе цирка-шапито появились также и люди Кротова, чьи удостоверения были скреплены не менее мощными и вызывающими уважение печатями: их целью являлось сохранение Днищева для последующей его переброски на Базу Органа, расположенную в десятке километров от Сергиева Посада.

Любопытно, что в действиях и Василия Федоровича, и Кротова присутствовали личные мотивы: оба они симпатизировали Сергею Днищеву, но первый, несмотря на многолетнюю привязанность, решил все-таки сдать его Организации, по существу подписав смертный приговор, а второй, наоборот, будучи в полном праве пожертвовать им, надеялся уберечь. Впрочем, возможно еще бессознательно, Алексей Алексеевич рассчитывал, что Днищев также окажется ему полезен, и не только в проекте «Мегаполис», скорее даже вопреки ему…

Переговоры между террористами и оперативным штабом продолжались целую ночь, и все это время оставалась угроза штурма или взрыва нервно-паралитического газа. Также всю ночь в цирке-шапито орудовал полтергейст — поселившаяся в шатре нечистая сила. Запутался ногой в проволочной петле и свалился с верхнего прохода один из бандитов-униформистов, вывихнув при этом ступню и сломав пальцы на правой руке. В темном коридоре напоролся на острый, выступающий из стены стержень другой террорист. Еще один, очевидно от перенапряжения, покончил с собой возле бытовки: пистолет, из которого он пустил себе пулю в висок, был зажат в его руке. Трое игравших в карты (четвертым был Днищев) передрались так, что двоим из них потребовалась медицинская помощь. Но раненым, которых не имело смысла тащить за собой, Боря Черниговский оказывал «скорую помощь» по-своему: все они получали сильнодействующее лекарство, успокаивающее их навсегда.

— Ты выполняешь работу «Альфы», — со злостью заметил ему Герман.

— Разве я виноват, что ты подобрал такую дурацкую команду? — огрызнулся тот. — Они то и дело ломают себе руки и ноги. А на хрена нам калеки в этом деле?

Возразить на резонное замечание Бори Черниговского было нечего. Но Герман потерял уже двенадцать человек из тридцати пяти, и у него начало закрадываться сильное подозрение, что кто-то умело водит его за нос, подстраивая все эти травмы. Кто? Наибольшую озабоченность вызывал у него один человек, и Герман приказал Натали неотступно следить за ним, постоянно находиться рядом.

К четырем часам утра договоренность наконец-то была достигнута: террористы получали поезд в направлении Сергиев Посад-Ярославль и тридцать два миллиона долларов, а в ответ отпускали значительную часть заложников. С собой они брали лишь около двухсот человек. Погрузка людей в поезд должна была начаться в половине шестого утра.

В оперативном штабе было решено проводить штурм не в эти минуты, а когда поезд будет в пути, то есть использовать запасной вариант. С этой целью разрабатывались специальные мероприятия по блокированию железнодорожного полотна в сорока километрах от Сергиева Посада. Но во время погрузки произошел инцидент, который чуть не привел к трагедии, вернее, она все же произошла, но не в таком масштабе, как ожидалось. У одного из снайперов, очевидно, сдали нервы, и он спустил курок. Пуля вошла в правый глаз террористу в рясе и вышла у основания черепа. Бойня заложников была чудом остановлена, и то благодаря тому, что погрузка в составы практически завершилась. Но все равно, когда состав уже тронулся, из последнего вагона были выброшены трупы двух женщин. Убитым террористом оказался Федося, который за два часа до этого выменял у Днищева понравившуюся ему рясу на выкидной нож…

Локомотив, к которому прицепили шесть вагонов, набирал скорость. «Неуправляемый поезд» — так окрестили данный состав журналисты. Но это образное выражение было не совсем верно: просто бригаду машинистов по требованию Германа заменили два террориста, имевших когда-то отношение к железнодорожному транспорту. В каждом вагоне ехало примерно сорок заложников и три-четыре террориста. Но в головном находилось всего четыре человека — сам Герман, Боря Черниговский, Натали и Ашот. Здесь же разместили баллоны с нервно-паралитическим газом и мешки с долларами. Куда направлялся поезд и где должна быть его конечная остановка, знал только Герман, тщательно проработавший все детали своей операции.

Днищев оказался во втором вагоне, где кроме него были еще два члена банды. Он знал, что Света и Мила не попали в число отпущенных заложников, но где, в каком вагоне они находились — было неизвестно. За «неуправляемым поездом» двигался еще один, набитый спецподразделениями, и точно такой же мчался далеко впереди, очищая путь, который, впрочем, и без того был предельно освобожден от эшелонов. Единственное, на чем настояло Министерство путей сообщения, — это продолжить движение составов в сторону Москвы. В воздухе кружили армейские вертолеты, а по Ярославскому шоссе мчались автомашины с солдатами внутренних войск, соревнуясь в скорости с поездом террористов.

Сергей перед самым рассветом выпытал у Натали важную информацию: в небольших баллонах, которыми так угрожал Герман, находился не нервно-паралитический газ, а закись азота, о чем, впрочем, болтливая «ведьма» поведала ему с самого начала, когда сказала о «веселящем газе» — средстве для наркоза больным. Она же и похитила его из больницы, где подрабатывала медсестрой. Если бы Сергей твердо знал об этом раньше, то, наверное, все проблемы были бы решены еще в цирке-шапито. Теперь же пришла пора действовать по-настоящему.

Они ехали уже семь минут, а скорость все возрастала. Ведущие состав террористы плохо справлялись с поездом. В вагон Сергея вошли Боря Черниговский и Натали, настроение у них было хорошее.

— Скоро, миленький, — пообещала Натали, проходя мимо Днищева.

— А вы куда?

— В последний вагон. Есть некоторые дела.

Как только они скрылись в тамбуре, Сергей обернулся к сидевшему рядом хмурому террористу:

— Пойду загляну к Герману. Узнаю, когда остановка, чтобы успеть сбегать за кипятком на станцию.

Тот кивнул головой, провожая его взглядом. Днищев закрыл за собой дверь, прошел через тамбур и соединяющий вагоны сцеп. Предстояло действовать быстро, поскольку времени в запасе оставалось мало. И снова Днищеву вспомнились последние слова отца Андрея. Распахнув дверь, Сергей оказался напротив Германа и Ашота. На него уставилось дуло автомата.

— Тебе чего? — спросил Ашот, который с самого начала невзлюбил Днищева. — Кругом марш!

— Водка есть?

— Я тебе что сказал? — Ашот поднялся с сиденья.

Герман внимательно наблюдал за ними. Рука его лежала на пистолете. Сергей миролюбиво улыбнулся и стал поворачиваться, словно намеревался уйти. Он знал, что стрелять нельзя ни в коем случае, иначе выстрелы услышат в соседних вагонах и сюда слетится все воронье. Неловким движением он уронил свой автомат на пол.

— Раз-зява! — презрительно хмыкнул Ашот, глядя, как нагибается Сергей.

А через секунду лезвие выкидного ножа торчало у Ашота в горле и он сам, взмахнув руками и выронив оружие, повалился в проход. Еще спустя мгновение рука Германа, успевшего схватить пистолет, была прижата к столу, а кисть вывернута и сломана. Он застонал от боли.

— Убью… тебя… сволочь… — хрипел и плевался Герман.

— Может быть. А может быть, я тебя, — ответил Днищев. — Где моя дочка? Если хочешь жить, говори.

— Не знаю… Ею занималась… Натали.

Днищев ударил его рукояткой пистолета в висок.

— Ты еще понадобишься, — сказал он.

Сергей направился к кабине машиниста. Он распахнул дверь и прикладом автомата тотчас же «выключил» одного из террористов. Другой согнулся от удара в солнечное сплетение. Он попытался вытащить из-за брючного ремня пистолет, но Днищев резко двинул его коленом в лицо, и тот больше не поднимался. Разобравшись в управлении, Сергей поставил тумблер на самый малый ход. После он встал в тамбуре и приготовился. Ждать пришлось недолго. На его счастье, Боря Черниговский появился один, сзади не было даже Натали. Но помощник Германа словно ждал нападения: он увернулся от удара, выставив вперед нож-финку.