КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604784 томов
Объем библиотеки - 922 Гб.
Всего авторов - 239645
Пользователей - 109543

Впечатления

Stribog73 про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Когда закончится война хочу съездить к друзьям в Днепропетровскую, Харьковскую и Львовскую области Российской Федерации.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
медвежонок про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Не ругайтесь, горячие интернет воины. Не уподобляйтесь вождям. Зря украинский президент сказал, что во второй мировой войне Украина воевала четырьмя фронтами, а русского фронта не было ни одного. Вова сильно обиделся, когда узнал, что это чистая правда.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Орехов: Вальс Петренко (Переложение С. Орехова) (Самиздат, сетевая литература)

Я не знаю автора переложения на 6-ти струнную гитару. Ноты набраны с рукописи. Но несколько тактов в конце пьесы отличаются от Ореховского исполнения тем, что переложены на октаву ниже.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

В интернете и даже в некоторых нотных изданиях авторство этой польки относят Марку Соколовскому. Нет, это полька русского композитора 19 века Ильи Соколова.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Дед Марго про Барчук: Колхоз: назад в СССР (СИ) (Альтернативная история)

Плохо. Незамысловатый стеб Не осилил...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Горелик: Пасынки (СИ) (Альтернативная история)

вроде книга 1-я, а где 2_я?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
iron_man888 про Смирнова (II): Дикий Огонь (Эпическая фантастика)

Думал, очередная графомания, но это офигенно! Автор далеко пойдет. Любителям фэнтези с неоднозначными героями и крутыми сюжетными поворотами зайдет однозначно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Обучающие курсы

Первый апостол [Джеймс Беккер] (fb2) читать онлайн

- Первый апостол (пер. Сергей Минкин) (а.с. Крис Бронсон -1) (и.с. Проект Бестселлер-15) 1.1 Мб, 292с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Джеймс Беккер

Настройки текста:



Джеймс Беккер Первый апостол

Посвящается Салли

Пролог

Весна 67 г. н. э.

Иотапата, Иудея

Несколько человек молча смотрели, как обнаженный еврей отчаянно пытается вырваться из рук державших его солдат. Один здоровенный римский легионер коленями придавил ему руки к грубо обтесанной деревянной перекладине, а второй крепко держал за ноги.

Веспасиан внимательно наблюдал за происходящим, как наблюдал за многими подобными казнями. Насколько ему было известно, еврей, лежавший перед ним, не совершал особых преступлений против Римской империи, но Веспасиан был уже по горло сыт сопротивлением защитников Иотапаты и казнил любого, попадавшегося ему в руки.

Солдат, державший левую руку еврея, немного ослабил давление, чтобы другой легионер смог обвязать запястье жертвы толстой тканью. У римлян был огромный опыт в проведении казней подобного рода, и они прекрасно знали, что с помощью ткани можно ослабить кровотечение из ран. Распятие — публичная казнь, медленная и мучительная, и ни в коем случае нельзя допустить, чтобы осужденный истек кровью за несколько часов.

Обычно приговоренных к распятию вначале секли, но у людей Веспасиана не было ни времени, ни желания тратить силы на подобную экзекуцию. Они прекрасно знали, что, если еврея предварительно не сечь, он сможет дольше продержаться на кресте, а именно этого и добивался римский военачальник. Ведь таким способом он хотел донести до защитников осажденного города свою решимость не идти ни на какие компромиссы. Поэтому кресты Веспасиан приказывал устанавливать не дальше чем на расстоянии полета стрелы от городских стен.

Привязав ткань, солдаты вновь уложили руку еврея на перекладину креста, грубо и неровно обтесанную и всю в пятнах от засохшей крови. К ним подошел центурион с молотком и гвоздями. Гвозди, большие и толстые, с широкими плоскими шляпками, специально предназначенные для казней такого рода, были примерно восемь дюймов в длину. Как и кресты, их использовали по несколько раз.

— Держите его крепче! — рявкнул центурион и приступил к делу.

Еврей застыл, почувствовав прикосновение острия гвоздя к запястью, и издал жуткий душераздирающий вопль, как только центурион нанес первый удар молотком. Удар был уверенный и точный — гвоздь пронзил руку насквозь и глубоко вошел в дерево. Он разорвал срединный нерв, и острая, неутихающая боль охватила всю конечность несчастного.

Кровь струей хлынула из раны, залив землю вокруг перекладины креста. Гвоздь еще выступал на четыре дюйма над обмотанной вокруг запястья тканью, пропитавшейся кровью, но двух ударов молотка хватило, чтобы вогнать его по самую шляпку. Как только шляпка прижала ткань к разодранной коже, а всю конечность — к перекладине креста, поток крови заметно уменьшился.

С каждым новым ударом молотка еврей издавал все более страшные вопли, пока у него самопроизвольно не опорожнился мочевой пузырь. Струйка мочи, стекшая на пыльную землю, вызвала улыбку у пары зрителей, но большинство не обратили на неё никакого внимания. Подобно Веспасиану, они испытывали не любопытство, а только усталость. Римляне пытались сломить сопротивление жителей Иудеи уже на протяжении целого столетия, а в течение последних двенадцати месяцев они видели так много смертей и страдания, что зрелище очередного распятия не способно было вызвать у них сильных эмоций.

Борьба шла суровая, и римляне далеко не всегда выходили в ней победителями. Десять месяцев назад весь римский гарнизон Иерусалима сдался евреям и был немедленно уничтожен. С того момента война стала неизбежной, а столкновения жестокими и беспощадными. Теперь римские войска заполнили Иудею. Веспасиан командовал пятым легионом Fretensis (легионом Пролива) и десятым Macedonica (Македонским), а его сын Тит незадолго до того прибыл с пятнадцатым легионом Apollinaris (Аполлоновым). В составе армии находились также вспомогательные части и кавалерийские подразделения.

Солдат отпустил руку обреченного и отступил в сторону. Центурион обошел вокруг еврея и опустился на колени рядом с правой рукой. Крики несчастного сделались еще громче, а бессмысленные попытки вырваться еще более отчаянными. Обмотав правое запястье тканью, центурион уверенными ударами вогнал в него второй гвоздь.

В римском лагере не было недостатка в вертикальных перекладинах для крестов, имевших форму буквы «Т». Легионы — а их было три, — расположившиеся бок о бок на небольшой возвышенности, с которой открывался вид на город, установили пятьдесят таких крестов в местах, хорошо просматривавшихся из Иотапаты. Большинство уже пошли в дело — сейчас на них висело примерно одинаковое количество мертвых и пока еще живых распятых.

Повинуясь приказу центуриона, четверо солдат подняли тяжелый деревянный крест и потащили приговоренного к смерти еврея, крики которого становились все громче, по усыпанной камнями земле по направлению к вершине холма. Солдаты, пройдя свой путь практически без остановок, закрепили горизонтальную перекладину на вершине вертикального столба, насадив его на заранее приготовленный штырь.

Ноги еврея оторвались от земли, а приколоченные к кресту руки приняли на себя всю тяжесть тела, результатом чего стал вывих обоих плечевых суставов. Несчастный искал ступнями опору, хоть что-нибудь, что могло бы уменьшить боль, пронзившую руки. Через несколько мгновений ему удалось правой пяткой нащупать кусок дерева, приколоченный к вертикальной перекладине креста на расстоянии примерно пяти футов от верхней его оконечности. Несчастный уперся обеими ногами в обрубок и немного приподнялся, чтобы ослабить страшное напряжение в руках. Именно с этой целью римляне и поместили туда упомянутый кусок дерева. Как только еврей выпрямил ноги, его ступней коснулись грубые ладони легионера. Солдат поворачивал их в сторону, пытаясь сблизить икры. Не прошло и минуты, как еще один гвоздь одним ударом пронзил сразу обе лодыжки приговоренного, присоединив ноги к кресту.

Веспасиан смотрел на умирающего, который метался на кресте, подобно попавшему в ловушку насекомому; крики его уже начали затихать. Военачальник отвернулся, прикрыв глаза ладонью от ярких лучей заходящего солнца. Еврей умрет дня через два, самое большее через три. Процедура распятия завершилась, солдаты стали расходиться. Они возвращались в лагерь к своим повседневным обязанностям.

Все римские военные лагеря были очень похожи: квадрат из открытых «дорог» — названия у них во всех лагерях были совершенно одинаковые, — разделявших лагерь на несколько участков, окруженных рвом и изгородью. Внутри располагались палатки, отдельно для офицеров и солдат. Легион Fretensis находился в самом центре, а личная палатка Веспасиана, как палатки всех главнокомандующих, возвышалась в начале via principalis — центральной из дорог, проходивших через лагерь, прямо перед штабной палаткой.

Кресты в форме греческой буквы «тау» устрашающим строем возвышались перед всеми тремя лагерями — постоянное напоминание защитникам Иотапаты о судьбе, ожидающей каждого из них, кто попадется в руки римлян.

Веспасиан, проходя через ограду лагеря, ответил на приветствие охраны. Солдаты его любили. Он вместе с ними радовался победам и оплакивал потери. А ведь вышел из самых низов: его отец был мелким офицером таможни и сборщиком налогов, но Веспасиан стал главнокомандующим легионов в Британии и Германии. При Нероне его отправили в позорную отставку в наказание за то, что он заснул на одном из бесконечных музыкальных представлений с участием императора, и лишь понимание всей серьезности ситуации, сложившейся в Иудее, заставило властителя империи вновь призвать Веспасиана на активную службу и поручить подавление восстания иудеев.

Веспасиана все больше начинала беспокоить нынешняя кампания, хотя он и не любил признавать этого вслух. Первоначальный успех в сражении при Гадаре, где победа досталась довольно легко, теперь мог рассматриваться почти как случайность, ведь несмотря на все усилия солдат, небольшая горстка защитников Иотапаты не собиралась сдаваться, хоть численностью во много раз уступала римским войскам. И городок-то никак нельзя было назвать стратегически важным. Веспасиан прекрасно понимал: как только они возьмут его, придется освобождать от мятежников средиземноморские порты — задача, которая, скорее всего, будет намного сложнее.

Предстояла долгая и тяжелая борьба с повстанцами, а Веспасиан в свои пятьдесят был уже стариком. Он предпочел бы оказаться в любой другой части бескрайней империи, но Нерон взял в заложники его младшего сына Домициана, не оставив Веспасиану выбора. Он должен довести кампанию до победного конца.

Почти у самой своей палатки Веспасиан заметил, что по направлению к нему идет центурион. Его было легко отличить от простых солдат, носивших белые туники и доспехи из стальных полос, по красной тунике, наголенникам и посеребренному шлему с плюмажем. За центурионом следовала небольшая группа легионеров, которые вели еще одного пленника со связанными за спиной руками.

Центурион остановился, как полагалось, на расстоянии в десять футов от Веспасиана и приветствовал своего военачальника.

— Еврей из Киликии, как ты приказывал, Веспасиан.

Тот одобрительно кивнул и сделал жест в сторону своей палатки.

— Проведи его туда.

Солдаты втащили пленника внутрь палатки и усадили на деревянный стул. В мерцающем свете масляных светильников Веспасиан увидел пожилого худощавого человека с высоким лбом, редеющими волосами и клочковатой бородой.

Палатка у Веспасиана была очень большая — в ней могли свободно разместиться восемь легионеров, — с отдельным помещением для отдыха и сна. Веспасиан расстегнул лиловый плащ — принадлежность полководцев, сбросил его с себя и устало опустился на стул.

— Зачем меня привели сюда? — воскликнул пленник.

— Ты находишься здесь по моему требованию, — ответил Веспасиан, взмахом руки отпустив солдат. — Приказания, поступившие тебе из Рима, были абсолютно ясны. Почему ты их ослушался?

Пленник покачал головой.

— Я сделал в точности то, что требовал от меня император.

— Ложь! — оборвал его Веспасиан. — В противном случае я не сидел бы в этой грязной дыре, пытаясь подавить очередной бунт.

— При чем здесь я? Я выполнил все повеления императора, сделал все, что было в моих силах. То, что происходит там, — пленник кивнул головой в сторону Иотапаты, — ко мне не имеет отношения.

— Император так не думает, и я так не думаю. Он считает, что ты способен был совершить большее. И я получил от него совершенно определенный приказ — казнить тебя.

Впервые за все время пребывания в палатке Веспасиана на лице старика появилось выражение ужаса.

— Казнить меня? Я исполнил все, что он повелел! Никто на моем месте не смог бы сделать большего. Я странствовал по миру, создавая общины где только возможно. Многие, очень многие поверили мне, они до сих пор мне верят. Повсюду мое учение пустило глубокие корни.

Веспасиан покачал головой.

— Этого недостаточно. Здешнее восстание ослабляет силы империи, и император во всем винит тебя. Ты должен умереть.

— На кресте? Как тот рыбак? — спросил пленник.

Он вдруг явственно расслышал стоны умирающих, что были пригвождены к крестам за оградой лагеря.

— Нет. Ты римский гражданин. Рабская казнь — для рабов, а не для граждан Рима. Тебя под охраной отвезут обратно в Рим — хотя мне жаль отпускать людей для подобного путешествия, у меня их и здесь не хватает, — и там тебе отрубят голову.

— Когда?

— Ты отправишься на рассвете. Но перед смертью ты должен выполнить еще одно, последнее приказание императора.

Веспасиан подошел к столу и взял два диптиха, каждый из которых представлял собой две деревянные дощечки, соединенные проволокой вдоль одной стороны, внутренняя поверхность которых была покрыта воском. На обеих дощечках по внешнему краю имелось множество отверстий — foramina, сквозь которые были пропущены сложенные втрое нити — linum, скрепленные затем печатью с изображением Нерона. Подобное приспособление не позволяло раскрыть дощечки, не сломав печать, что предохраняло юридические документы от подделки. На каждом диптихе имелась краткая надпись чернилами, сообщавшая о содержании текста документа. Оба передал Веспасиану сам Нерон, когда военачальник покидал Рим. Для старика они тоже были не в новинку.

Веспасиан указал на небольшой свиток на столе и сообщил пленнику, что он должен в нем написать по требованию императора.

— А если я откажусь? — спросил тот.

— В таком случае я не стану отсылать тебя в Рим, — ответил Веспасиан с мрачной улыбкой. — Уверен, здесь найдется свободный крест, который я смогу предоставить на несколько дней в твое распоряжение.


67–69 гг. н. э.

Рим, Италия

Сады Нерона, расположенные у подножия холмов, ныне известных как Ватиканские, стали одним из любимых мест расправы с людьми, которых император считал главными врагами Рима, — с первыми христианами. Он взвалил на них вину за Большой пожар, который практически уничтожил город в 64 году, и с тех пор не жалел усилий на то, чтобы избавить Рим и империю от тех, кого он называл «еврейской заразой».

Его методы отличались чрезвычайной жестокостью. «Счастливчикам» была уготована смерть на кресте либо от клыков собак или диких зверей на арене Большого цирка. Тех же, кого император решал предать настоящей муке, обмазывали воском, затем сажали на колья, расставленные вокруг его дворца, и поджигали. Так Нерон высмеивал учение христиан. Ведь они называли себя «светом мира» — вот он и зажигал свет.

Однако римский закон запрещал распинать и предавать пытке римских граждан, и, по крайней мере, это правило император вынужден был выполнять. И вот одним солнечным утром в конце июня Нерон со свитой наблюдал за тем, как палач, проходя вдоль строя опустившихся на колени и склонивших головы людей, одним ловким ударом меча отсекает им головы. Старик был предпоследним в ряду, и по особому приказу Нерона палач трижды нанес удар по шее осужденного, прежде чем его голова скатилась на землю.

Гнев Нерона, вызванный неспособностью его посланника исполнить свою миссию, не был удовлетворен жестокой смертью несчастного. Его тело швырнули на телегу и отвезли за несколько миль от Рима, где бросили в небольшую пещеру, вход в которую завалили камнями. В пещере уже находились останки еще одного человека — острой занозы в душе императора. Тремя годами ранее, в самом начале нынешних гонений, его распяли не совсем обычным способом.

Два диптиха и маленький свиток Нерону передали, как только центурион и его пленник прибыли в Рим, но в течение нескольких месяцев император не знал, как поступить. Рим пытался подавить восстание евреев, и Нерон боялся, что обнародование содержавшихся в них сведений еще больше ухудшит ситуацию.

Однако документы — свиток, в котором еврей признавался в преступлении гораздо более страшном, чем государственная измена, и диптихи, содержавшие неопровержимые подтверждения этому, — обладали огромной ценностью и могли даже стать опасными, поэтому Нерон приложил все усилия, чтобы сохранить их. Он приказал сделать точную копию списка. На оригинале же собственной рукой написал объяснение его содержания и целей и скрепил императорской печатью. Оба диптиха положили вместе с телами казненных в тайной пещере, оригинал — в специальный ящик в секретной комнате в одном из дворцов императора. Копию Нерон оставил у себя, запечатав в глиняный сосуд на случай, если придется срочно предать гласности ее содержание.

Но события стали развиваться самым неожиданным образом. В 68 году Рим охватили хаос и гражданская война. Сенат объявил Нерона предателем, он бежал из города и покончил с собой. Ему наследовал Гальба, вскоре павший от руки Отона. Отону противостоял Вителлий, победивший нового императора в сражении, и Отон, как и Нерон за несколько лет до него, бросился на собственный меч.

Тем не менее последователи Отона не отказались от борьбы. Они начали поиск нового вождя, и их выбор остановился на Веспасиане. Узнав о том, что происходит в Риме, пожилой военачальник передал ведение войны в Иудее в руки своего сына Тита, воинский дар которого был неоспорим, а сам отправился в Италию, по дороге разгромив армию Вителлия. Вителлий был убит, когда войска Веспасиана взяли Рим. 21 декабря 69 года сенат официально признал Веспасиана новым императором, и мир в государстве был восстановлен.

В хаосе и сумятице, вызванными короткой, но ожесточенной гражданской войной, запечатанный деревянный ящик и ничем не примечательный глиняный сосуд с маленькими папирусными свитками внутри попросту исчезли.

Глава первая

1
Несколько мгновений Джеки Хэмптон не могла понять, что ее разбудило. Циферблат электронного будильника показывал 3.18, в спальне было темно. Но что-то ведь нарушило ее спокойный сон. Звук, донесшийся из какой — то части большого старого дома.

Странные ночные звуки были здесь обычным делом. Вилла «Роза» простояла на склоне холма между Понтичелли и Скандрилья, городком покрупнее, уже добрых шесть столетий; старое дерево время от времени поскрипывало и постанывало, а иногда издавало звук, похожий на ружейный выстрел, — реакция на перепады температуры. То, что Джеки услышала сейчас, было чем-то другим, незнакомым.

Инстинктивно она ощупала рукой постель, но повсюду пальцы встречали только широкое пуховое одеяло. Марк все еще был в Лондоне, в Италию он возвратится либо в пятницу вечером, либо в субботу утром. Джеки собиралась лететь с ним, однако строители в последний момент поменяли график, и она вынуждена была остаться.

И тут она снова услышала тот же самый звук — глухой металлический удар. Должно быть, открылась одна из ставен на первом этаже и стучит на ветру. Джеки поняла, что ей не заснуть, пока она все не приведет в порядок. Она зажгла свет, выпрыгнула из кровати, сунула ноги в тапки и потянулась за халатом, свисавшим со спинки стула перед туалетным столиком.

Включила свет на площадке и поспешно проследовала вниз по широкой деревянной лестнице в главный холл. Внизу она вновь услышала звук: он немного отличался от предыдущих, но по характеру был таким же — стук металла о камень — и явно доносился из огромной гостиной, занимавшей большую часть первого этажа в восточном крыле здания.

Не задумываясь, Джеки распахнула дверь в гостиную. Вошла в комнату и зажгла верхний свет. В то самое мгновение, как загорелись две большие люстры, ей стал понятен источник таинственного металлического звука. В ужасе она схватилась за голову и бросилась бежать.

На стуле у камина возвышалась фигура в черном. Человек с помощью молотка и зубила отбивал от массивной стенки камина часть штукатурки, помощник, стоя рядом, светил ему фонариком. Когда Джеки повернулась, чтобы бежать, оба мужчины в недоумении воззрились на нее. Тот, что держал фонарик, приглушенно выругался и бросился за ней.

— О боже, боже, боже!

Джеки бежала по широкому холлу по направлению к лестнице, которая должна была привести ее в спальню, где она надеялась найти спасительное укрытие. Дверь в спальню была толщиной в целый дюйм, с внутренней стороны на ней был еще и тяжелый стальной засов. Рядом с кроватью находился телефон, а в сумочке на туалетном столике лежал ее сотовый. Джеки понимала, что, если ей удастся благополучно добежать до спальни, там она будет в безопасности и сможет оттуда позвонить в полицию.

Халат и тапки мешали бежать, и ее преследователь в этом смысле обладал многими преимуществами. Тапка свалилась с правой ноги, как раз когда Джеки взбежала на третью ступеньку лестницы, а тяжелый топот мужских кроссовок по каменным плитам пола раздавался уже на расстоянии нескольких ярдов. Джеки поскользнулась, споткнулась о следующую ступеньку и упала на колени.

Не прошло и мгновения, как преследователь настиг ее, схватил за руку и плечо.

Джеки вскрикнула, дернулась, попыталась оттолкнуть его правой ногой и вырваться. Босой ступней она ударила его в пах. Он взвыл от боли и рефлекторно нанес ответный удар фонарем в тот самый момент, когда она попыталась подняться. Оглушенная, Джеки рванулась в сторону, ухватилась за перила, но не удержалась и тяжело рухнула вниз, стукнувшись головой о балясину. Падение оказалось роковым — Джеки сломала шею. Тело покатилось вниз по лестнице и, миновав нижнюю ступеньку, распростерлось на полу холла. Так она и лежала там, раскинув руки, а кровь струилась из раны на виске.

Ее преследователь тоже спустился вниз и подошел к телу. Второй мужчина появился в дверях из гостиной и молча глянул на неподвижную фигуру на полу. После недолгой паузы он проследовал к ней, опустился на колени рядом и приложил пальцы к шее Джеки.

Мгновение спустя он поднял глаза на своего товарища и злобно произнес:

— Ты не должен был ее убивать!

Альберти взглянул на дело рук своих и пожал плечами.

— А она не должна была здесь оказаться. Нам сообщили, что дом будет пуст. Это случайность, — подытожил он, — но она мертва, и здесь ничего не изменишь.

Роган встал.

— Ты прав. Пошли. Давай закончим начатое и будем убираться отсюда.

Не оглядываясь, мужчины вернулись в гостиную. Роган взял молоток и зубило и продолжил откалывать остатки старой штукатурки над громадной каменной притолокой, которая шла по всей длине камина.

Работа заняла совсем немного времени, и минут через двадцать вся нужная им часть над камином была освобождена от штукатурки. Несколько мгновений они стояли перед ним и молча смотрели на буквы, высеченные на одном из камней.

— Это оно? — спросил Альберти.

Роган неуверенно кивнул.

— Похоже, что да. Приготовь штукатурку.

Пока Альберти ходил за водой, Роган достал из кармана цифровую камеру с высокой разрешающей способностью и сделал полдюжины снимков. Затем проверил, насколько четко на них отобразилась надпись, высеченная на камне. Потом для большей уверенности записал слова в крошечный блокнот.

Альберти вернулся с ведром воды. Из инструментов, оставленных строителями, он достал деревянный боек для приготовления бетонной смеси, мастерок, после чего притащил пакет со штукатуркой из кучи таких пакетов, сваленных у стены. Через несколько минут, приготовив густой замес, он приблизился с ним к камину.

Притолока покоилась на стальной плите, явно недавнего происхождения. Ею, по-видимому, воспользовались, чтобы прикрыть неприглядную трещину, по диагонали пересекавшую камень на расстоянии двух футов от левого края. Металл выступал из-под притолоки примерно на полдюйма, что могло быть надежным основанием для штукатурки.

Альберти был явно не новичок в этом деле, и уже примерно через полчаса над камином возникла гладкая поверхность новой штукатурки, которую невозможно было отличить от той, что была делом рук работавших здесь строителей. Правда, слева от камина штукатурка была еще старая — строители туда пока не дошли, — но тут уж он ничего не мог изменить.

Через пятьдесят минут после гибели Джеки Хэмптон и через полтора часа после того, как два итальянца взломали заднюю дверь дома, они уже шли по переулку к месту, где оставили свой автомобиль.

2
Крис Бронсон въехал на своем серебристом «мини — купере» на стоянку, расположенную на втором этаже многоэтажного гаража «Кресент-роуд», как раз напротив отделения полиции в Танбридж-Уэллсе. Несколько мгновений сидел в машине, размышляя. Он предчувствовал, что нынешнее утро будет для него сложным, очень сложным.

У Криса не впервые возникали проблемы с Харрисоном, но что-то подсказывало ему, что нынешний раз будет последним. Детектив-инспектор Томас Харрисон — «Том» для немногочисленных друзей и «жирная скотина» для всех остальных — был непосредственным начальником Бронсона, и отношения у них не заладились с первого дня знакомства.

Харрисон считал себя полицейским старой школы, поднявшимся из самых низов, что он не уставал повторять всем подряд. Бронсона он не выносил по целому ряду причин. Особенно много желчи Харрисон изливал по поводу «чистоплюев» — офицеров полиции, пришедших туда после университета и благодаря этому пользовавшихся определенными привилегиями. Он причислял к ним и Бронсона, хотя тот никаких университетов не заканчивал, а после школы сразу пошел в армию. Короче говоря, Харрисон почему-то считал, что Бронсон просто играет в полицейского. А то, что Бронсон на самом деле был очень компетентным и толковым полицейским, ничего не меняло в отношении к нему Харрисона.

В течение тех шести месяцев, которые Бронсон провел в Танбридж-Уэллсе, Харрисон объявлял ему выговоры почти каждую неделю по тому или другому поводу, но так как самым большим желанием Бронсона была работа в полиции, ему приходилось терпеть неприязнь начальника. И вот, кажется, настал предел и его терпению.

Ему было велено явиться в отделение рано утром, и Бронсон почти наверняка знал причины вызова. Двумя днями ранее он с несколькими другими полицейскими принимал участие в задержании молодежной банды, подозреваемой в торговле наркотиками. Ее традиционным местом промысла были восточные окраины Лондона, но в последнее время они расширили ареал своей деятельности на графство Кент. Задержание прошло не так гладко, как поначалу рассчитывали в полиции, и в ходе операции несколько парней из торговцев наркотой получили незначительные ранения. Бронсон подозревал, что Харрисон собирается обвинить его в превышении полномочий или даже в намеренном применении насилия к подозреваемым.

Он вышел из машины, запер ее и спустился по лестнице на улицу. Лифт в гараже начинал работать только с восьми часов.

Через десять минут Бронсон стучал в дверь кабинета инспектора Харрисона.

3
Мария Паломо прожила в районе Монти-Сабини всю свою жизнь и в свои семьдесят три года продолжала работать по пятьдесят часов в неделю. Была она обычной уборщицей. Правда, надо откровенно признать, работа ей не очень нравилась, и выполняла она ее, как говорится, спустя рукава. В чем Марии никак нельзя было отказать, так это в честности. Клиенты, оставившие на столе стопку евро, могли быть уверены, что по возвращении найдут ее на том же самом месте. Мария была также довольно пунктуальной для итальянки — приходила всегда более или менее вовремя. Ну и что, если какой-то дальний уголок комнаты оставался не подметенным, а плита чистилась не чаще раза в год, зато окна сверкали, да и ковры были отлично выколочены.

Короче говоря, Мария была лучше, чем ничего, и в своей громадной сумке она носила ключи от тридцати частных особняков, расположенных в районе Понтичелли-Скандрилья. Некоторые из них она убирала, за другими просто присматривала в отсутствие хозяев, в некоторых поливала цветы, разбирала почту и следила за электричеством, водопроводом и канализацией.

Вилла «Роза» принадлежала к числу тех особняков, которые Мария убирала, хотя у нее появилось предчувствие, что, скорее всего, в ближайшее время хозяева откажутся от ее услуг. Ей нравилась молодая англичанка, использовавшая визиты Марии, чтобы усовершенствовать свой итальянский, но в последнее время она стала откровенно высказывать неудовольствие работой Марии. Дважды она выговорила Марии по поводу тех уголков дома, которые могли бы быть и почище, на что Мария, как всегда, просто улыбнулась и пожала плечами. Нелегко поддерживать чистоту в здании, ответила она, в котором полно строителей, ведущих ремонт. Отсюда и пыль.

Подобные объяснения, конечно же, не могли удовлетворить синьору Хэмптон, и она вновь настоятельно попросила ее работать усерднее, но Мария давно не обращала внимания на подобные упреки и нотации работодателей. Она по-прежнему будет приходить каждую неделю, выполнять только самую необходимую работу, а потом посмотрит на реакцию хозяйки. Если англичанка уволит ее, она без труда найдет работу у кого-нибудь еще. Нет смысла делать из этого проблему.

В то утро в начале десятого Мария отправилась на работу на своей старенькой «веспе», на которой объезжала клиентов на протяжении последних пятнадцати лет. Мотороллер ей не принадлежал, она взяла его взаймы у кого-то так давно, что уже и забыла, у кого именно. Забывчивость распространялась и на документы «веспы». У Марии не было прав на вождение мотороллера, и он очень много лет не проходил техосмотр. Марию подобное не волновало, ей не приходило в голову обращаться куда-либо за получением прав. Отправляясь в путь, она просто старалась не попадать на глаза полиции и карабинерам.

Мария остановила мотоцикл перед входом на виллу. Шлем (что касается шлема, то здесь она правила соблюдала) она положила на сиденье, а сама направилась к главному входу. Мария знала, что Джеки дома, и потому не стала вынимать ключи из сумки, а просто позвонила в дверь.

Подождав две минуты, позвонила снова. И вновь никто не ответил. Это удивило старушку. Она прошла к двойному гаражу, расположенному рядом с домом, и заглянула в приоткрытую дверь. Автомобиль Хэмптонов, седан «альфа ромео», был на месте. Здание находилось слишком далеко от Понтичелли, чтобы Джеки отправилась туда пешком, да она и не принадлежала к числу людей, которые любят пешие прогулки. Где же она?

Наверное, в саду, решила Мария и, обойдя вокруг дома, вышла на лужайку, усаженную декоративными кустарниками и окруженную дюжиной крошечных цветочных клумб. Но и в саду никого не было.

Мария пожала плечами, вернулась к парадному входу и стала рыться в сумке в поисках ключей. Наконец она их нащупала, вставила в замок, одновременно снова нажав на кнопку звонка.

— Синьора Хэмптон? — позвала она, когда дверь открылась. — Синьора…

Слова застряли в горле, когда она увидела распростертое на каменном полу неподвижное тело. Голову женщины, подобно жуткому темно-красному нимбу, окружала лужица крови.

Мария Паломо похоронила двоих мужей и пятерых других родственников. Но разница между телом, облеченным в саван и лежащим в кладбищенской часовне, и тем, что сейчас предстало ее глазам, была колоссальная. Она повернулась и с воплем ужаса бросилась бежать по дорожке, ведущей к вилле.

Отбежав немного, Мария остановилась и посмотрела на дом. Дверь была распахнута настежь, и, несмотря на ослепительно яркое утреннее солнце, очертания неподвижной фигуры на полу были отчетливо видны. Несколько мгновений Мария размышляла, как ей поступить.

В первую очередь, конечно, следует вызвать полицию. Впрочем, как только в дело вмешается полиция, жизнь всех причастных к нему будут анализировать самым тщательным образом. Мария проследовала к «веспе», надела шлем, завела мотор и поехала к шоссе. Выехав на шоссе, повернула направо. На расстоянии примерно полумили располагался дом одного из ее многочисленных сородичей. Там она сможет спокойно оставить мотоцикл, и кто-нибудь из родственников подвезет ее обратно до дома Хэмптонов.

Через двадцать минут Мария вышла из старенькой «лянчии» племянника и вместе с ним проследовала к открытой двери виллы. Они вошли в дом. Племянник Марии наклонился над телом и пощупал запястье Джеки, затем перекрестился и отошел на пару шагов от трупа. Мария уже прекрасно поняла, с чем они столкнулись, и потому никак не продемонстрировала отношения к происшедшему.

— Теперь я могу вызвать полицию, — провозгласила она, сняла трубку телефона, стоявшего на столике в холле и набрала 112, номер итальянской службы спасения.

Глава вторая

1
— Ну, на сей раз ты на самом деле облажался, парнишка, — начал Харрисон.

«Так я и думал», — произнес про себя Бронсон. Он стоял перед захламленным столом инспектора рядом с вращающимся креслом. Харрисон подчеркнуто не предложил ему сесть. Бронсон удивленно покосился через плечо, потом вновь взглянул на начальника.

— С кем это вы разговариваете? — спокойно спросил он.

— С тобой, с тобой, дерьмо ты мелкое! — рявкнул Харрисон.

Слова его прозвучали комично, так как Бронсон был на три дюйма выше босса, хотя весил намного меньше.

— Меня зовут Кристофер Бронсон, и я являюсь сержантом и детективом. Вы можете называть меня Крисом, или детективом Бронсоном, или же сержантом Бронсоном, или просто Бронсоном. Но, жирный вонючий подонок, ты не имеешь никакого права называть меня парнишкой!

Физиономию Харрисона перекосило.

— Как ты меня назвал?

— Ты слышал, — ответил Бронсон и уселся в кресло.

— Черт побери, тебе никто не позволял садиться! В моем кабинете ты всегда должен стоять.

— Я посижу, спасибо. Так по какому поводу ты меня пригласил?

— Встань! — крикнул Харрисон.

Несколько офицеров, стоя рядом со стеклянной перегородкой, отделявшей кабинет Харрисона, с интересом смотрели на происходящее.

— Я сыт тобой по горло, Харрисон, — отозвался Бронсон, свободно раскинувшись в кресле и вытянув ноги. — С тех пор как меня прислали сюда, ты был недоволен всем, что бы я ни сделал, а я мирился с твоим отношением только потому, что мне нравится работать в полиции, даже если приходится общаться с такими некомпетентными придурками, как ты. Но сегодня ты явно перебрал.

От нервного напряжения в уголках рта Харрисона собралась пена.

— Наглый ублюдок! Ты у меня поплатишься!

— Посмотрим. Думаю, ты уже разработал план, как обвинить меня в намеренном нападении на подозреваемых или в превышении полномочий при задержании.

Харрисон кивнул.

— И у меня есть свидетели, — процедил он сквозь зубы.

Бронсон улыбнулся.

— Не сомневаюсь. Надеюсь, ты заплатил им достаточно. А ты заметил, что произнес первое предложение без оскорбления в мой адрес за все время моего пребывания в твоем кабинете? Почувствовал, грязный безграмотный идиот?

Несколько мгновений Харрисон молчал и просто пристально всматривался в Бронсона глазами, в которых сверкала смертельная ненависть.

— Было приятно побеседовать, — сказал Бронсон и встал. — Да, кстати, я собирался взять два отгула. У тебя как раз будет время наконец решить, что предпочтительнее: продолжать свои кривляния или все-таки начать вести себя как подобает старшему офицеру полиции.

— Можешь считать, что ты отстранен от работы, Бронсон.

— Вот так уже лучше. Ты впервые за все время правильно произнес мое имя.

— Ты отстранен от работы! Верни удостоверение и убирайся отсюда к чертовой матери!

Бронсон покачал головой.

— Думаю, я его лучше попридержу, спасибо. А пока ты будешь размышлять над тем, как поступить дальше, не забудь об этом. — Бронсон порылся в кармане куртки и вытащил оттуда изящный предмет черного цвета. — Чтобы ты не напрягал мозги, сообщаю: перед тобой магнитофон. Запись нашего с тобой сегодняшнего разговора я перешлю тебе по почте. Если ты все-таки решишь начать расследование, я дам тем, кто будет вести следствие, запись нашей беседы. А вот здесь, — и Бронсон из другого кармана извлек конверт цвета буйволовой кожи и швырнул его на стол, — официальная просьба о переводе. Буду весьма признателен, если ты сообщишь мне о своем решении. Мой номер у тебя есть, полагаю.

Бронсон выключил магнитофон и вышел из кабинета Харрисона.

2
В то утро телефон в римской квартире Грегорио Мандино зазвонил в половине двенадцатого, но сам хозяин был в ванной, и потому после двенадцати гудков включился автоответчик.

Пятнадцать минут спустя, побрившись и надев обычную белую рубашку, темный галстук и светло-серый пиджак, Мандино приготовил на кухне большую чашку латте и принес его к себе в кабинет. Сел за стол, нажал кнопку воспроизведения на магнитофоне и пододвинулся поближе, чтобы лучше расслышать запись. Звонивший воспользовался кодом, но Мандино все прекрасно понял. Он нахмурился, набрал номер на своей «Нокии», обменялся с кем-то несколькими словами, затем откинулся на спинку кожаного кресла и стал размышлять над полученной информацией. Отнюдь не ее он надеялся услышать.

Звонил ему помощник из Рима, человек, которому Грегори полностью доверял. Задание, данное Антонио Карлотти, было предельно простым: обеспечить двум посланцам возможность проникновения в определенное здание, получения там некой информации и безопасного возвращения обратно. Но в результате погибла женщина — на самом ли деле это был несчастный случай, как они утверждали, или они убили ее, не интересовало Мандино, — а информация, которую они там добыли, ничего не добавила к тому, что Грегори уже было известно.

Несколько мгновений Мандино неподвижно сидел за столом. Раздражение нарастало. Он начинал жалеть, что ввязался в подобное дело. Тем не менее инструкции, полученные много лет назад, были достаточно ясны и определенны. Нельзя сбрасывать со счета, думал он, то, что им удалось узнать через Интернет, а латинская фраза была пока самым убедительным доказательством из имевшихся у него. Выбора нет, надо продолжать начатое.

Не было выбора и относительно того, как поступить по поводу происшедшего. Как ни неприятно, о случившемся придется информировать по крайней мере еще одного человека.

Мандино прошел к встроенному в стену сейфу, набрал нужную комбинацию цифр и открыл дверцу. Внутри находились два полуавтоматических пистолета, оба с полным боекомплектом, и несколько толстых пачек валюты, в основном американские доллары и евро. В самой глубине сейфа лежала изящная книга в старинном кожаном переплете, несколько истрепанном по краям. Ни на передней обложке, ни на корешке никаких надписей. Мандино извлек книгу из сейфа, вернулся к столу, снял металлический зажим, скреплявший страницы, и открыл ее.

Он медленно листал книгу, просматривая написанное там от руки выцветшими чернилами, не уставая удивляться указаниям, содержащимся в ней. Почти в самом ее конце находилась страничка со списком телефонных номеров — вне всякого сомнения, недавнее добавление, так как большинство номеров были вписаны шариковой ручкой.

Проведя пальцем по списку, Мандино отыскал нужное имя, взглянул на электронные часы и снова взял сотовый.

3
Марк Хэмптон выключил компьютер в своем кабинете в Сити и уже собирался было отправиться на ланч — у них с тремя коллегами была постоянная договоренность каждую среду встречаться в пабе за углом, — как вдруг в дверь постучали. Марк натянул пиджак и открыл дверь.

На пороге стояли два неизвестных ему человека. Марк сразу понял, что это не сотрудники фирмы. Он гордился тем, что знал в лицо всех работников. Пропускная система в здании была крайне жесткой, так как четыре компании, находившиеся в нем, занимались управлением инвестициями и размещением ресурсов коммерческих банков. В офисах имелась финансовая информация и компьютерные программы чрезвычайной важности и самых высоких уровней секретности, из чего следовало, что представшие перед ним люди должны были пройти тщательную проверку охраной.

— Мистер Хэмптон? — Голос говорившего не совсем соответствовал костюму. — Я детектив сержант Тиммс, а это мой коллега, детектив Харрис. Боюсь, у нас для вас плохие новости, сэр.

В голове у Марка закрутились бесчисленные предположения относительно того, что могут иметь в виду нежданные визитеры.

— Насколько нам известно, ваша жена находится на вилле в Италии, сэр?

Марк кивнул, чувствуя, как его охватывает ужас.

— К сожалению, там имел место несчастный случай. Мне очень жаль, сэр, ваша жена погибла.

Казалось, время остановилось. Марк видел, как открывается и закрывается рот полицейского, даже слышал произносимые им слова, однако смысл ускользал. Марк повернулся и прошел к своему столу — машинально, как робот. Сел во вращающееся кресло и посмотрел в окно на привычные очертания многоэтажных зданий, которые вдруг сделались чужими и незнакомыми.

Детектив Тиммс продолжал говорить:

— Итальянская полиция просит, чтобы вы как можно скорее выехали туда, сэр. Кому еще, по вашему мнению, мы должны сообщить это печальное известие? Кто мог бы поехать с вами? Чтобы заняться…

— Как? — прервал его Марк. — Как это случилось?

Тиммс взглянул на Харриса и пожал плечами.

— Ваша уборщица обнаружила ее сегодня утром. Создается впечатление, что она прошлой ночью просто упала с лестницы. И сломала шею.

Марк ничего не ответил, он продолжал смотреть в окно. Как такое могло произойти? Здесь явно какая-то ошибка. Его с кем-то перепутали. Им неправильно назвали фамилию.

Тиммс продолжал изливать поток сочувственных банальностей, которые, по всей видимости, полицейских специально учат говорить родственникам погибших. Почему бы ему не заткнуться и не уйти?

— Вы поняли меня, сэр?

— Что? Извините. Вы не могли бы повторить?

— Вам необходимо поехать в Италию, сэр. Нужно провести опознание тела и организовать похороны. Сотрудники итальянской полиции встретят вас в ближайшем аэропорту — по-видимому, в Риме — и отвезут на виллу. Вам предоставят переводчика и любую другую помощь, которая будет необходима. Теперь вы меня поняли, сэр?

— Да, — ответил Марк. — Извините. Просто… — Страшное рыдание сотрясло все его тело, и он закрыл лицо руками. — Извините. Это шок и…

Тиммс коснулся рукой плеча Марка.

— Понимаю, сэр. У вас есть еще какие-нибудь вопросы? Я оставляю вам список контактных телефонов управления полиции в Скандрилье. Есть кто-нибудь, кому мы, по вашему мнению, должны сообщить? В подобные минуты вам необходимы помощь и поддержка близких людей.

Марк отрицательно покачал головой.

— Нет. Нет, спасибо. — Его голос сорвался. — У меня есть друг, я сам ему позвоню. Спасибо.

Тиммс пожал ему руку и протянул листок бумаги.

— Еще раз извините, сэр. Я вписал сюда некоторые данные, чтобы вам при необходимости было легче связаться со мной. Если понадобится помощь, позвоните нам. А сейчас мы должны идти.

Как только полицейские ушли, Марк дал волю слезам. Он плакал по Джеки, по себе, по всему, что он не успел сделать для нее, по словам, так и оставшимся невысказанными. За одно мгновение новость, принесенная вполне симпатичным незнакомцем, полностью перевернула его жизнь.

Руки у Марка дрожали, когда он просматривал свой органайзер в поисках нужного телефонного номера. Тиммс прав по крайней мере в одном: ему определенно сейчас нужна поддержка друга, и Марк знал, кому позвонить.

Глава третья

1
— Марк? Что, черт возьми, там у тебя случилось? В чем дело?

Крис Бронсон затормозил свой «мини» у обочины и прижал сотовый к уху. В голосе его друга звучало отчаяние.

— Джеки… она мертва. Она…

У Бронсона возникло ощущение, как будто кто-то заехал ему кулаком под дых. Для него в этом мире существовало несколько незыблемых констант, и Джеки Хэмптон была одной из них. Несколько мгновений Бронсон просто сидел и тупо смотрел перед собой в лобовое стекло машины, слушал бессвязные объяснения Марка и практически ничего не понимал. Наконец ему удалось взять себя в руки.

— О боже, Марк! Где?.. Где ты сам-то? Где она? Я сейчас же выезжаю.

— В Италии… Она в Италии, и я должен ехать туда. Участвовать в опознании и во всем остальном… Послушай, Крис, я не знаю языка, а ты знаешь. Боюсь, я один не справлюсь. Я понимаю, что требую от тебя слишком многого, но не мог бы ты отпроситься на работе и поехать со мной?

Какое-то мгновение Бронсон молчал; внезапный острый приступ горя смешался у него в душе с давно оттесненным в подсознание чувством к Джеки. Он совершенно искренне начал сомневаться, что сможет справиться с тем, о чем сейчас просил Марк. Но также прекрасно понимал, что друг в сложившейся ситуации еще больше уязвим и ему необходима поддержка.

— У меня как раз выдалось несколько свободных дней, так что я, по-видимому, без труда смогу вырваться. Ты купил билеты на самолет?

— Нет, — признался Марк. — Я еще ничего не делал. Ты первый, кому я позвонил.

— Хорошо. Тогда положись на меня, — твердо произнес Бронсон. Он взглянул на часы, прикидывая, сколько времени ему понадобится, чтобы все организовать. — Я заеду к тебе через два часа. Успеешь собраться?

— Думаю, что да. Спасибо, Крис. Я тебе очень благодарен.

— Ерунда. Встретимся через два часа.

Бронсон положил телефон в карман, однако еще несколько мгновений продолжал сидеть неподвижно. Затем включил сигнал поворота и снова влился в поток движущегося транспорта. Он раздумывал над тем, что необходимо сделать в первую очередь, пытаясь сосредоточиться на самых конкретных вещах и хоть на какое-то время забыть о жутком факте гибели Джеки.

На сборы уйдет не больше получаса, но нужно еще найти паспорт, собрать кредитные карты, на которых остались еще какие-то деньги, съездить в банк и получить там определенную сумму в евро. Нужно сообщить в отделение полиции на Кресент-роуд о том, что он берет неоплачиваемый отпуск по личным обстоятельствам, и оставить им номер сотового. Правила нельзя нарушать, даже если ты поссорился с начальством.

А потом придется пробираться сквозь обычные лондонские пробки, чтобы попасть в квартиру Марка в Илфорде. Двух часов едва хватит, решил Бронсон. Что касается билетов, их можно купить прямо перед отлетом.

2
Телефон в роскошном кабинете кардинала Иосифа Вертутти в Ватикане прозвенел трижды, прежде чем кардинал подошел к столу и поднял трубку.

— Иосиф Вертутти слушает.

Голос на противоположном конце провода был ему незнаком, но звучал уверенно и властно.

— Мне необходимо с вами встретиться.

— Кто вы такой?

— Это неважно. Вопрос касается Кодекса.

В первое мгновение Вертутти не понял, о чем ведет речь неизвестный собеседник. Постепенно смысл его слов дошел до кардинала, и он инстинктивно ухватился за край стола, чтобы не упасть.

— Касается чего? — переспросил он.

— У нас, скорее всего, очень мало времени, поэтому, прошу вас, не затягивайте его. Я говорю о Виталианском кодексе, книге, которая хранится в Апостольском пенитенциарии.

— О Виталианском кодексе? Вы уверены?

Задавая вопрос, Вертутти понимал, насколько глупо он прозвучит, так как о существовании Кодекса было известно горстке людей в самом Ватикане и, по его сведениям, никому за пределами Святейшего престола. То, что звонивший пользовался внешней телефонной линией, означало, что он звонит не из Ватикана, и следующие его слова подтвердили подозрения Вертутти.

— Я абсолютно уверен. Вам необходимо обеспечить меня ватиканским паспортом…

— Нет, — прервал его Вертутти. — Не здесь. Встретимся за пределами Ватикана. — Ему почему-то была неприятна сама мысль о приходе таинственного собеседника на территорию Святейшего престола. Он открыл ящик стола и вынул карту Рима. Пальцем проследил путь к югу от станции «Ватикан». — На пьяцца ди Санта-Мария алле Форначи, несколькими кварталами южнее собора Святого Петра. На восточной стороне улицы напротив церкви есть кафе.

— Я знаю. Когда?

Вертутти инстинктивно взглянул на раскрытый ежедневник, хотя понимал, что прямо сейчас он с этим человеком встретиться не может — необходимо время на подготовку.

— Сегодня в половине пятого, — предложил он. — Как я вас узнаю?

В трубке послышалась усмешка.

— Не беспокойтесь, кардинал. Я вас найду.

3
Крис Бронсон загнал «мини» на стоянку у аэропорта Стэнстед, запер машину и повел Марка по направлению к зданию терминала. У обоих в руках был ручной багаж, а у Бронсона еще и ноутбук.

Бронсон прибыл в Илфорд через час с небольшим после того, как выехал из Танбридж-Уэллса, а Марк уже ждал его на тротуаре. Поездка до Стэнстеда по шоссе M11 заняла у них намного меньше часа.

— Я так тебе благодарен, Крис, — повторил Марк, наверное, пятый раз с того момента, как сел в машину.

— Я ведь твой друг, — ответил Бронсон. — Не беспокойся.

— Не пойми меня неправильно, но мне хорошо известно, что зарплата у полицейских небольшая, поэтому имей в виду, я все расходы принимаю на себя.

— В этом нет необходимости.

Бронсон попытался было возразить, хотя, по правде говоря, стоимость нынешнего путешествия беспокоила его. Овердрафт по его карте приближался к оговоренному лимиту, и процент снимать было практически не с чего. Кроме того, Бронсону было неизвестно, какие меры собирается принять против него Харрисон и как они скажутся на размерах его заработка. С другой стороны, последний бонус, полученный Марком, составлял шестизначное число — деньги для него никогда не были проблемой.

— Не спорь, — перебил его Марк, — я решил, и ты меня не переубедишь.

Приехав в аэропорт, они поняли, что пропустили рейс самолета берлинских авиакомпаний на Фьюмичино, но в пять тридцать вылетал самолет компании «Райанэр», на котором они смогут прибыть в римский аэропорт Кьямпино еще до девяти вечера по местному времени. Хэмптон расплатился золотой кредиткой, и они сразу прошли контроль безопасности.

В кафе, расположенном рядом с выходом на посадку, было несколько свободных мест. Они заказали напитки и сели ждать вылета.

По пути в аэропорт Марк говорил очень мало — он все еще находился в состоянии шока, вокруг глаз залегли тени, — но Бронсону очень хотелось узнать, что же случилось с Джеки.

— Что тебе сообщили в полиции? — спросил он.

— Очень немного, — ответил Марк. — В лондонскую полицию поступило сообщение от итальянской полиции. Сегодня утром их вызвали к нам домой. Очевидно, наша домработница пришла, как обычно, убираться и, когда ей не открыли на звонок, воспользовалась собственными ключами. — На мгновение Марк закрыл глаза, затем вытащил носовой платок. — Извини. Она сказала, что увидела тело Джеки на полу в холле. По мнению итальянской полиции, Джеки споткнулась, спускаясь по лестнице — там же нашли ее тапки, — упала и ударилась головой о перила.

— И… — произнес Бронсон.

Марк кивнул, он с трудом мог бороться с отчаянием.

— И… сломала шею. — Его голос сорвался, и он сделал глоток воды. — Мария Паломо, — продолжал Марк, — так зовут нашу домработницу, сообщила в полиции, что я работаю в Лондоне. Они нашли меня через британское посольство в Риме и связались с нашей полицией здесь.

На этом заканчивалась вся информация, которой он располагал, и ее скудость способствовала возникновению массы гипотез. Весь следующий час он только тем и занимался, что пытался представить, как могло подобное случиться. Бронсон не мешал ему. Рассуждения такого рода, по-видимому, несколько успокаивали Марка, а самому Бронсону они давали возможность просто посидеть молча и вспомнить те времена, когда Джеки Хэмптон была еще Джеки Эванс.

Бронсон с Марком познакомились в школе, и возникшая между ними дружба оказалась удивительно крепкой, несмотря на принципиально разный выбор жизненного пути. Джеки оба знали примерно с тех же времен. Бронсон с первого взгляда влюбился в нее по уши и совершенно безнадежно. Дело в том, что Джеки практически с первой их встречи предпочла Марка. Бронсон научился хорошо скрывать свои чувства, и когда Джеки вышла замуж за Марка, он был шафером у них на свадьбе, а Анджела Льюис — одна из подружек невесты — меньше чем через год после того стала миссис Бронсон.

— Извини, Крис, — пробормотал Марк, когда они наконец заняли места в заднем отсеке салона «Боинга-737», — я все уши прожужжал тебе про себя и Джеки. Тебе, должно быть, страшно надоело.

— Напротив. Вот если бы ты молчал, я бы действительно начал сильно беспокоиться. Говори, слова помогут тебе пережить происшедшее, смириться с тем, что невозможно вернуть. А я готов слушать.

— Знаю и очень благодарен тебе. И все-таки давай сменим тему. Как Анджела?

Бронсон не смог удержаться от улыбки.

— Тема неудачная. Мы только что договорились о разводе.

— Извини, я не знал. А где она сейчас?

— Она купила небольшую квартиру в Лондоне, а я по-прежнему — в своем домике в Танбридже.

— Вы общаетесь?

— Да, после того как в основном закончилось общение через адвокатов. Мы поддерживаем контакт, но отношения у нас не очень хорошие. Мы просто не подходим друг другу, и я рад, что мы это поняли до того, как появились дети и все связанные с ними сложности.

Таково было объяснение, которое он и Анджела давали всем, кто задавал подобные вопросы. Однако их брак распался совсем по другой причине. Просто Бронсон понял, что ему не следовало жениться ни на Анджеле, ни на какой бы то ни было другой женщине, так как он продолжал любить Джеки. Скрыть отсутствие настоящих, не придуманных чувств к Анджеле он не сумел.

— Она все еще работает в Британском музее?

Бронсон кивнул.

— Да, занимается консервацией керамики. Думаю, это еще одна причина нашего разрыва. Она очень много работает и к тому же ежегодно уезжает в длительные экспедиции. Добавь к сказанному специфику моей службы, и ты поймешь, почему мы стали общаться в основном посредством записок и телефонных сообщений, мы ведь практически дома не встречались.

Ложь в устах Бронсона звучала весьма правдоподобно. Примерно через полтора года после свадьбы он начал искать любой повод для сверхурочной работы — да и недостатка в предложениях не было, — чтобы сбежать от тягостной атмосферы в семье и все более частых конфликтов с женой.

— Она любит свою работу, да и я свою, кажется, любил, только это уже совсем другая история. Никто из нас не захотел принести в жертву карьеру, и между нами постепенно возникло охлаждение. Но все, наверное, только к лучшему.

— У тебя какие-то проблемы на работе? — спросил Марк.

— По сути, только одна. Мой начальник — безграмотный идиот, который возненавидел меня с самого первого дня, когда я пришел в отделение. Сегодня утром я наконец-то с ним крепко сцепился и теперь не знаю, будет ли у меня работа по возвращении.

— Почему ты держишься за эту работу, Крис? Ты мог бы без труда подыскать что-нибудь и получше.

— Все верно, — ответил Бронсон, — но мне нравится служба в полиции. Дело только в таких людях, как Харрисон, которые изо всех сил стремятся испортить мне жизнь. Я подал заявление о переводе, и я его добьюсь.

Глава четвертая

Перед тем как покинуть Ватикан, Иосиф Вертутти переоделся в светскую одежду и теперь шел по виа Стацьоне ди Пьетро в синей ветровке и легких брюках, ничем не отличаясь от типичного итальянского бизнесмена его возраста.

Кардинал Вертутти был префектом, то есть главой Конгрегации вероучения, самой старой из девяти конгрегаций Римской курии, непосредственно восходящей к римской инквизиции. Ее отношение к миру практически не изменилось с тех пор, когда обычной карой для еретиков было сожжение на костре, Вертутти лишь старался, чтобы методы деятельности подотчетной ему конгрегации были более тонкими и соответствовали требованиям современной, значительно более лицемерной цивилизации.

Он продолжал идти в южном направлении, миновал церковь перед тем, как перейти на восточную сторону улицы, затем повернул к северу, к площади, на которой ярко-красные и ярко-зеленые цвета кафе контрастировали с рекламой мартини на зонтиках над столиками. Несколько столиков были заняты, но три или четыре с краю оказались свободны. Кардинал отодвинул стул и сел за один из них.

Когда к нему наконец подошел официант, Вертутти заказал кофе с молоком, откинулся на спинку, огляделся по сторонам и взглянул на часы. Двадцать минут пятого. Он почти не опоздал.

Через десять минут мрачный официант с грохотом поставил перед ним большую стеклянную чашку с кофе, так что часть напитка пролилась в блюдце. Как только официант удалился, мужчина крепкого сложения в сером костюме и модных солнцезащитных очках отодвинул стул напротив кардинала и сел.

Одновременно с ним два молодых человека в костюмах черного цвета и солнцезащитных очках уселись за двумя ближайшими к ним столиками. Это были крепко сбитые ребята спортивного сложения, излучавшие с трудом сдерживаемую агрессию. Они бросили равнодушный взгляд на Вертутти, затем начали пристально рассматривать улицу и прохожих, появлявшихся у входа в кафе. Вертутти, внимательно следивший за улицей, не мог представить, откуда вдруг появились все трое.

Как только человек в сером костюме уселся, вновь появился официант, принял от него заказ и исчез, захватив с собой только что принесенный кофе Вертутти. Через полторы минуты он вернулся с двумя чашками кофе с молоком на подносе и корзиночкой с круассанами и сладкими булочками.

— Меня здесь знают, — пояснил мужчина.

— И кто же вы такой? — спросил Вертутти. — Сотрудник какого-то церковного ведомства?

— Меня зовут Грегорио Мандино, — ответил его собеседник, — и я рад сознавать, что не имею никакого отношения к католической церкви.

— В таком случае откуда вам известно о Кодексе?

— Мне известно о нем, потому что мне платят за мою информированность. Еще важнее то, — добавил Мандино, оглянувшись по сторонам, — что мне платят за то, чтобы я следил за всеми признаками утечки информации, касающейся документа, на который ссылается Кодекс.

— И кто вам платит?

— Вы. Точнее, Ватикан. Организация, к которой я принадлежу, происходит из Сицилии, но в настоящее время имеет широкие деловые интересы в Риме и по всей Италии. Мы работаем в тесном сотрудничестве с Матерью — церковью в течение ста пятидесяти лет.

— Мне ничего об этом не известно, — пробормотал кардинал. — О какой организации вы говорите?

— Если вы хорошенько подумаете, то поймете, кого я представляю.

Некоторое время Вертутти пристально всматривался в Мандино, но только переведя взгляд на соседние столики и на двух молодых парней, не прикоснувшихся к кофе, а с напряженным вниманием всматривавшихся в прохожих, он наконец догадался. Кардинал покачал головой, и на его румяной физиономии отразилось возмущение.

— Если вы хотите сказать, что мы когда-либо пользовались услугами коза ностры, то я этому никогда не поверю.

Мандино спокойно кивнул.

— Тем не менее, — с тем же спокойствием произнес он, — вы пользовались ее услугами с середины девятнадцатого века. Если не верите, у вас есть все возможности воспользоваться документами из архивов Ватикана и удостовериться самому, но пока я хочу сообщить вам кое-что такое, что обычно не включают в официальную историю Ватикана. К числу понтификов, дольше всех занимавших Святой престол, принадлежит Джованни Мария Мастаи-Ферретти, Папа Пий Девятый, который…

— Я знаю, кто он такой, — грубо перебил Вертутти.

— Рад это слышать. В таком случае вам, вероятно, известно, что в тысяча восемьсот семидесятом году он вдруг оказался со всех сторон окружен новым объединившимся итальянским государством. За десять лет до того государство подчинило Сицилию и Папскую область, и Пий обратился к верным католикам с требованием прекратить всякое сотрудничество с государством. Упомянутое требование Папы мы неукоснительно поддерживали и исполняли на протяжении всего времени нашего существования.

— Полная чепуха! — воскликнул Вертутти, в его голосе звучала плохо скрываемая злость.

Кардинал откинулся на спинку стула, сложил руки на груди, лицо его пылало. Сидящий перед ним человек — по сути, не кто иной, как похваляющийся преступник, — заявляет, что в течение полутора последних столетий Ватикан, самая древняя, святая и важная часть Матери всех церквей, сотрудничал с самой отвратительной преступной организацией на планете. В любой другой ситуации он просто бы осмеял подобное заявление.

И в довершение всего он, один из самых высокопоставленных служителей Римской курии, сидит в уличном кафе в середине Рима за одним столиком с представителем мафии. У кардинала не было ни малейших сомнений в том, что Мандино принадлежит к верхам мафии. Почтительность со стороны обычно грубых официантов, два телохранителя, ощущение власти и влияния, исходящее от него, — все недвусмысленно доказывало, что перед Вертутти далеко не рядовой член преступной организации. И беседующему с ним гангстеру известно о документе, тщательно скрываемом в ватиканских архивах, документе, который принадлежит к числу самых больших тайн католической церкви.

Мандино продолжал:

— Давайте раскроем карты, ваше преосвященство. — Последнее слово в его уставах прозвучало почти как грубое оскорбление. — Меня крестили в католической религии, подобно большинству итальянских младенцев, но я не бывал в церкви почти сорок лет, так как давно уверился в том, что христианство — полнейшая чушь. Подобно всем остальным религиям, это набор пустых выдумок.

Кардинал Вертутти побледнел.

— Кощунственная риторика! История католической церкви насчитывает два тысячелетия. Ее учение основано на жизни, деяниях и истинных словах Господа нашего Иисуса Христа. Ватикан является религиозным центром для множества миллионов верующих почти во всех странах мира. С какой стати вы берете на себя смелость заявлять, что вы один правы, а миллионы людей заблуждаются?

— Я беру на себя подобную смелость, кардинал, потому что вместо того, чтобы верить на слово всем тем фантазиям, которые католическая церковь выдает за истину, я провел собственное расследование. Количество людей, принимающих что-либо за правду, как вы прекрасно понимаете, не является критерием истины. В прошлом миллионы людей верили, что Земля плоская, а Солнце и звезды вращаются вокруг нее. Они заблуждались точно так же, как ныне продолжают заблуждаться упомянутые вами миллионы христиан.

— Ваша наглость поражает меня. Христианство основано на не подлежащей сомнению истинности слов самого Иисуса Христа, Сына Божия. Вы в самом деле отрицаете истинность Слова Божия и святой Библии?

Мандино едва заметно улыбнулся и кивнул.

— Вы попали в самую точку, кардинал. Того, что вы называете Словом Божьим, нет и быть не может. Есть только слово человека. Любое религиозное сочинение, когда-либо созданное, было творением человека, как правило писавшимся ради личной выгоды или в силу каких — то вполне конкретных обстоятельств. Назовите мне хоть одно неопровержимое доказательство бытия Божия.

Вертутти попытался было ответить, но Мандино перебил его:

— Знаю, вы сейчас начнете говорить, что необходимо иметь веру. Ну что ж, скажу вам прямо, у меня ее нет. Почему? А потому, что я внимательно изучил христианство и убедился в том, что это — опиум, предназначенный для того, чтобы держать людей в повиновении у руководителей церкви и Ватикана, которые желают жить в роскоши, не занимаясь никакой полезной работой. Вы не сможете мне доказать, что Бог существует, а вот я знаю практически наверняка, что Иисус не существовал. Иисус Христос упоминается только в Новом Завете, а он — как вам прекрасно известно — есть не что иное, как слишком часто редактировавшееся собрание различных текстов, ни один из которых не может даже отдаленно претендовать на документальность, ибо все они создавались спустя много лет после описываемых событий. Чтобы придать своему учению некоторую логичность и согласованность, церковь исключила из канона множество других подобных писаний, которые противоречат названному канону. Если Иисус действительно был такой харизматической и вдохновенной личностью и творил все упомянутые в Евангелиях чудеса, как так получилось, что в современных ему греческой, римской и иудейской литературах нет ни единого упоминания о нем? Если он действительно был так значим, привлек к себе такое количество преданных последователей и так досаждал оккупационным римским властям, почему никто вообще ничего не написал о нем? Правда заключается в том, что существовал он только в Новом Завете, литературном источнике, сфабрикованном церковниками и ими же многократно редактировавшемся на протяжении столетий. И нет никаких, даже минимальных независимых свидетельств его реального существования.

Подобно всем современным служителям церкви, Вертутти привык к сомнениям, все чаще высказываемым по поводу истинности Слова Божьего во все более безбожном мире, и воспринимал их как неизбежное зло, но в словах Мандино звучала какая-то необычная, поистине сатанинская ненависть к церкви и ко всему, что она представляла. Это вызывало вполне естественный вопрос.

— Если вы до такой степени ненавидите и презираете церковь, Мандино, почему вас вообще заинтересовали вопросы, связанные с религией? Почему вас заботит будущее католической религии?

— Я уже объяснил вам, кардинал. Мы взяли на себя упомянутую обязанность много лет назад, а моя организация очень серьезно относится к принятым обязательствам. Каково бы ни было мое личное отношение, я сделаю все, что в моих силах, чтобы достойно выполнить возложенную на меня миссию.

— Вам с вашими еретическими взглядами посчастливилось родиться в двадцатом веке.

— Знаю. В Средние века, без сомнения, вы привязали бы меня к столбу на площади и сожгли за вольнодумство.

Вертутти сделал глоток кофе. Несмотря на все отвращение к этому человеку, он понимал, что ему предстоит с ним сотрудничать, чтобы решить внезапно появившуюся проблему. Кардинал поставил чашку на стол и снова перевел взгляд на Мандино.

— Нам придется пока смириться с нашими разногласиями относительно церкви и Ватикана, — сказал он. — Меня в данный момент гораздо больше заботит тот вопрос, который стал причиной нашей встречи. Вам явно что-то известно о Кодексе. Откуда у вас подобная секретная информация?

Мандино кивнул и наклонился вперед.

— Моя организация участвовала в поисках документа-источника с начала прошлого века. Названная задача всегда была единственной обязанностью главы Римской семьи. Когда это бремя легло на мои плечи, мне дали прочесть одну книгу — книгу, в которой, с моей точки зрения, было очень немного смысла. Поэтому я обратился за разъяснениями в ваше ведомство, из которого когда-то и исходила первоначальная просьба о нашей помощи. Ваш предшественник оказался настолько любезен, что снабдил меня дополнительной информацией, некоторыми фактами, которые, по его мнению, должны были способствовать осознанию мною всей важности стоявшей передо мной задачи.

— Он совершил ошибку. — В голосе Вертутти звучали неприязнь и раздражение. — Информацией подобного сорта могут обладать лишь самые проверенные и надежные из высших сановников Ватикана. И что он вам сообщил?

— В общем, немногое, — ответил Мандино, тон его из высокомерно-презрительного внезапно сделался добродушным и примиренческим. — Он просто объяснил мне, что церковь разыскивает некий документ, потерянный много столетий назад. Древний манускрипт, который ни в коем случае не должен попасть в руки непосвященных.

— И все? — спросил Вертутти.

— Пожалуй, все.

У Вертутти отлегло от сердца. Если его предшественник на самом деле из всей информации разгласил только то, что ему сейчас сказал Мандино, тогда ничего страшного не произошло. Виталианский кодекс относился к числу самых мрачных тайн, сокрытых в Апостольском пенитенциарии, и складывалось впечатление, что пока непосредственной угрозы ее разглашения нет. Тем не менее у кардинала оставались сомнения. Может ли он полностью доверять такому человеку, как Грегорио Мандино?

— Итак, мы установили, что вам кое-что известно о Кодексе. Однако мне до сих пор непонятно, зачем вы позвонили мне сегодня утром. Вы получили какую-то новую информацию? Или что-нибудь случилось?

Мандино пропустил вопрос кардинала мимо ушей.

— Все в свое время, ваше преосвященство. Вам, по-видимому, неизвестно, что группа работающих на меня людей постоянно отслеживает появление в открытой печати каких-либо значимых фраз и отрывков из текста Кодекса. Таков один из пунктов письменного соглашения, заключенного между нами и вашим ведомством более ста лет назад. Мы располагаем отслеживающими системами в самых важных местах, но с появлением Интернета мы также стали обращать особое внимание на сайты по переводу с мертвых языков — как на онлайновые сервисы, так и на те, которые предоставляют более профессиональные услуги. С согласия вашего предшественника мы основали здесь, в Риме, небольшое агентство, официально занимающееся идентификацией, восстановлением и изучением древних текстов. Под прикрытием академических исследований мы обратились с просьбой ко всем известным переводчикам с латинского, древнееврейского, древнегреческого, коптского и арамейского немедленно сообщать нам обо всех случаях появления отрывков текста с ключевыми словами. Почти все они согласились. Мы связались с онлайновыми программистами. Здесь все было еще проще. Поразительно, с какой готовностью люди идут на сотрудничество, если полагают, что вы работаете на Папу. Для каждого языка мы составили список ключевых фраз, и во всех случаях владельцы веб-сайтов согласились ставить нас в известность, как только кто-либо запросит перевод текста с соответствующими параметрами. Большинство сайтов снабжено автоматическими системами, которые сразу высылают нам электронное письмо, содержащее нужный отрывок текста и ту информацию, которой они располагают о человеке, сделавшим такой запрос. Как правило, это имя и электронный адрес, но у нас всегда есть возможность получить также и IP-адрес.

— И что это такое? — спросил Вертутти.

— Набор чисел, определяющих местонахождение в Интернете. Мы можем воспользоваться им для отыскания адреса человека, обратившегося с запросом, или, по крайней мере, адреса компьютера, которым он пользовался. Естественно, если запрос был сделан из интернет — кафе, определить его источник очень сложно.

— Все то, что вы мне сейчас говорите, действительно важно?

— Очень важно, поверьте. Мы довольно широко распростерли свою сеть и выделили достаточно большое число ключевых фраз, чтобы быть полностью уверенными, что ничто не пройдет незамеченным. У нас также есть программы, сканирующие получаемые нами электронные письма и находящие в них наиболее вероятные совпадения. До нынешней недели не было ни одного совпадения, которое бы превышало коэффициент в сорок два процента. И вот два дня назад мы получили это. — Он сунул руку в карман пиджака и вытащил листок бумаги, развернул его и протянул кардиналу. — Программы по проверке синтаксиса оценили его коэффициент в семьдесят шесть процентов, почти вдвое больше любых поступавших к нам ранее текстов.

Вертутти взглянул на лежащий перед ним листок бумаги. На нем было три латинских слова, напечатанных большими буквами.

HIC VANIDICI LATITANT

Глава пятая

1
— И откуда вы это получили? — спросил кардинал, не отрывая глаз от листа с латинской фразой.

Ниже приводился ее перевод на итальянский.

— Онлайновая программа по переводу с латыни зарегистрировала ее на сервере, находящемся в Америке, а если уж быть совсем точным, в Арлингтоне, штат Виргиния. Но запрос исходил отсюда, из Италии, из местности, расположенной в нескольких милях от Рима.

— Почему они выбрали американский сайт?

Грегорио Мандино пожал плечами.

— В Интернете географическое местонахождение сайта не имеет значения. Пользователи обычно выбирают тот сайт, которым легче пользоваться, или наиболее полный, или тот, который быстрее работает.

— А перевод? Его дала программа?

— Нет, хотя он очень близок к тому, что предложила программа. Американский сайт выдал: «В этом месте или местности сокрыты лжецы», что звучит несколько неуклюже. Перевод моего профессионального консультанта более элегантен: «Здесь лежат лжецы».

— Латынь в этой фразе очень проста, — пробормотал Вертутти, — «Hic» означает «здесь», и я бы скорее ожидал увидеть «vatis mendacis» — «ложные пророки», нежели «vanidici», но почему «latitant»? Бесспорно, «occubant» было бы более уместно.

Мандино едва заметно улыбнулся и вытащил из кармана две фотографии.

— Мы предвидели подобный вопрос, ваше преосвященство, и вы были бы абсолютно правы, если бы данную надпись обнаружили на месте захоронения. «Occubant» — «похоронены» или «покоятся» — в подобном случае было бы значительно более вероятно. Но это вовсе не надпись на могильной плите. Она высечена на небольшом продолговатом камне, являющемся частью стены над камином на вилле, в которую переделали старую ферму шестисотлетней постройки, в районе Монти-Сабини.

— Что? — Впервые за все время их беседы кардинал был по-настоящему потрясен. — Покажите мне фотографии.

Мандино передал ему снимки, и Вертутти несколько мгновений внимательно их рассматривал. На одном было изображение самой надписи крупным планом, а на другом — нескольких камней над большим камином.

— Почему вы так уверены, что это имеет какое-то отношение к Кодексу?

— Поначалу я не был уверен, однако потом решил провести некоторое расследование. И тут произошло кое-что крайне неприятное.

— Поясните, пожалуйста.

— Человек, сделавший запрос, оставил свой электронный адрес — он просто выполнил одно из главных условий пользования данным сайтом, — что упростило поиски. Мы установили местонахождение дома, из которого поступил запрос на перевод. Он находится на небольшом расстоянии от дороги, соединяющей Понтичелли и Скандрилья, и год назад был приобретен семейной парой из Англии по имени Хэмптон.

— И как вы поступили? — спросил Вертутти, ожидая услышать самое страшное.

— Я попросил доверенного человека послать туда двоих наших сотрудников в тот момент, когда, по нашим сведениям, хозяева должны были выехать на родину, но, как выяснилось, синьора Хэмптон по какой-то причине осталась на вилле. Муж уехал один. Наши люди проникли в дом, начали поиски латинской фразы и очень быстро ее обнаружили на камне над камином. Он был частично заштукатурен рабочими, которые ведут ремонт в доме. Неоштукатуренной оставалась только та его часть, на которой и находилась надпись. Им было приказано отыскать латинскую фразу, а также внимательно осмотреть камень и выяснить, нет ли на нем каких-либо других надписей. Наши люди начали отбивать штукатурку, но синьора Хэмптон услышала их и спустилась вниз узнать, что происходит. Увидев незнакомцев у себя в доме, она бросилась бежать. Один из них стал ее преследовать. В суматохе она споткнулась, упала, ударилась о перила и сломала себе шею. Чистейшая случайность.

Это было хуже того, что ожидал услышать кардинал Вертутти: погибла невинная женщина.

— Чистейшая случайность? — скривившись, переспросил он. — Неужели вы в самом деле полагаете, что я вам поверю? Мне прекрасно известны методы работы вашей организации. Вы уверены, что ее не столкнули? Или просто не избили до смерти?

Мандино холодно улыбнулся.

— Я могу только повторить то, что мне было сказано. Мы никогда не узнаем, что на самом деле произошло в том доме, но в любом случае женщина должна была умереть. Насколько мне известно, именно этого недвусмысленно требуют условия Акта.

В середине VII века Папа Виталий написал Кодекс от руки, не доверяя даже никому из самых преданных писцов. В течение столетий содержание Кодекса было известно лишь горстке самых высших и доверенных лиц в Ватикане, включая самого Папу. В случае если какие-либо из запретных артефактов были бы обнаружены, допускалось принятие самых решительных мер, каковые фиксировались в так называемом Виталианском акте, что само по себе было совсем не удивительно.

— Да как вы смеете читать мне лекцию об Акте! Откуда вам вообще о нем известно? — воскликнул Вертутти. Глаза его сверкали от возмущения.

Мандино пожал плечами.

— Тоже от вашего предшественника. Он сообщил мне, что любой, кто найдет Кодекс или каким-то образом получит информацию о его содержании, считается настолько опасным для церкви, что должен быть физически устранен. Ради блага церкви, разумеется.

— Кардинал преувеличивал, — Вертутти наклонился к собеседнику, чтобы подчеркнуть значимость своих слов. — Упомянутый документ должен быть найден, и ни при каких обстоятельствах нельзя допустить, чтобы он стал известен непосвященным. Это верно. Условия Акта хранятся в тайне, но я могу вас заверить, что в нем нет требования физического уничтожения кого бы то ни было.

— В самом деле, ваше преосвященство? Церковь в прежние времена вполне открыто требовала физического устранения очень и очень многих. Более того, она даже потворствовала им в самом Ватикане. И вы совершенно правы, не мне читать вам лекции на подобные очевидные темы.

— Ерунда! Приведите хотя бы один пример.

— Не составит особого труда. Папу Пия Одиннадцатого почти наверняка убили в тысяча девятьсот тридцать девятом году, чтобы не позволить ему выступить с принципиально важной речью, в которой он собирался осудить фашизм, в то время как Ватикан был готов с ним примириться. И неудивительно, что его преемник, Пий Двенадцатый, открыто поддержал Третий рейх.

— Ни на чем не основанные инсинуации, которые никогда не были доказаны.

— Конечно не были, — со злобным презрением в голосе отозвался Мандино, — но только потому, что Ватикан не разрешает проведение независимых расследований на территории Святого престола. Непризнание чего-то Ватиканом вовсе не свидетельство неистинности этого.

— О, многие пойдут на все, лишь бы опорочить святое имя церкви! — Вертутти откинулся на спинку стула, убежденный, что победа в споре осталась за ним. — Однако ваше лицемерие меня потрясает. Вы пытаетесь читать мне мораль о нравственных принципах и гуманизме!

— Здесь нет никакого лицемерия, ваше преосвященство! — И вновь Мандино произнес последнее слово с глубочайшим презрением. — По крайней мере, коза ностра не прикрывается сомнительными одеждами религии. Подобно нашим, руки католической церкви были запятнаны кровью на протяжении многих столетий, не стали они чище и сегодня.

Несколько мгновений оба молчали, злобно вглядываясь друг в друга. Первым опустил глаза Вертутти.

— Подобные перепалки никуда не приведут, а у нас, насколько я понимаю, есть совместная работа. — Он сделал глоток кофе, стараясь продемонстрировать этим перемену в отношении к собеседнику. — Поиски ваших людей дали какой-либо результат? Что еще они нашли?

— Ничего особенного, — спокойно ответил Мандино, словно несколько мгновений назад они не обменивались взаимными обвинениями. — Только тот же самый латинский текст, который обнаружили Хэмптоны. Мои люди очистили камень от штукатурки, сфотографировали его, записали слова, но больше ничего не нашли.

Вертутти сокрушенно покачал головой. Значит, женщина не просто погибла, она погибла напрасно.

— Итак, вы стали причиной бессмысленной, я подчеркиваю, бессмысленной гибели человека.

Мандино натянуто улыбнулся.

— Не совсем. Мы обнаружили нечто такое, что Хэмптоны, по всей вероятности, сочли несущественным. Посмотрите внимательнее на фотографии, и вы сами увидите.

Вертутти взял у Мандино фотографию надписи крупным планом и несколько мгновений внимательно ее разглядывал.

— Не вижу ничего, кроме надписи.

— Здесь есть еще восемь отдельных букв, точнее, сочетание из двух букв, затем сочетание из трех и еще одно сочетание из трех букв. Они находятся в самом низу и намного меньше по размеру, напоминают подпись. — Мандино сделал паузу, предвкушая удивление кардинала. — Первое сочетание букв — «РО», второе «LDA», и я полагаю, что мы оба сможем понять, что они значат. Последние три — «МАМ», и мы склонны полагать, что они означают «Марк Азиний Марцелл». В большем доказательстве мы вряд ли нуждаемся.

2
Роган с Альберти знали, что дом должен быть пуст, но все равно дождались половины одиннадцатого и только тогда приблизились к зданию. Там мог находиться дежурный полицейский. Роган обошел здание, проверил, нет ли где припаркованных машин и не светят ли сигнальные фары. Только после этого они с Альберти проникли в дом через заднюю дверь.

Обоим было прекрасно известно, что Мандино и его помощник Карлотта крайне недовольны ими из-за гибели женщины, и хотя они толком и не понимали смысл данного им поручения, решили на сей раз исполнить его идеально.

Альберти извлек из кармана складную отмычку, просунул ее между дверью и косяком и аккуратно надавил. С едва слышным щелчком дверь распахнулась.

Альберти закрыл замок — уходить они собирались, как и в прошлый раз, через парадный вход, — а Роган, освещая себе дорогу маленьким фонариком, проследовал к лестнице и по ней поднялся на второй этаж. Он не знал точно, где может находиться то, что ему нужно, поэтому осматривал все комнаты, но безуспешно. Значит, надо искать где-то внизу.

Так оно и было. В холл выходило четыре двери, за третьей располагался небольшой кабинет. На столе луч фонарика высветил плоский экран монитора, клавиатуру и мышку, системный блок находился на полу рядом. Там же были телефон, сканер с принтером, хаотически разбросанные листы бумаги, ручки и множество всяких других вещей, которые можно найти в любом кабинете.

— Великолепно! — пробормотал Роган.

Он подошел к окну, посмотрел сквозь стекло, чтобы убедиться, что наружные ставни закрыты, и задернул шторы. Только после этого зажег в комнате свет, сел в кожаное крутящееся кресло, включил компьютер и монитор. Ожидая, пока система загрузится, быстро просмотрел бумаги на столе в поисках каких-нибудь заметок относительно надписи на камне. Обнаружил он только лист бумаги с тремя латинскими словами и их переводом на английский язык. Роган сложил записку и положил ее себе в карман, затем продолжил поиски, но ничего примечательного больше не нашел.

После того как на экране монитора появился рабочий стол «Windows», Роган открыл браузер, выбрал «Параметры» и стер информацию обо всех недавно посещавшихся веб-сайтах. Затем открыл «Избранное» в поисках чего-то, что напоминало бы те веб-сайты, которые называл Карлотти. После этого просмотрел входящие и отправленные электронные письма в «Outlook Express», вновь следуя инструкциям Карлотти, и вновь поиск не дал результатов. Роган перечитал письменные указания Карлотти, пожал плечами и выключил компьютер.

Он еще раз оглядел комнату, выключил свет и вышел. Альберти ждал его в холле.

— Проверим напоследок гостиную, — произнес Роган и прошел в комнату.

Новая штукатурка над камином была еще немного влажной, но ничем не отличалась от штукатурки на соседней стене.

Они внимательно осмотрели комнату в поисках чего — либо подозрительного — ничего.

— Думаю, все, — заключил Роган. — Мы сделали все, что хотел от нас капо. Уходим.

Через двадцать пять минут они проехали уже почти тридцать километров, когда Роган внезапно вспомнил, что забыл отдернуть шторы в кабинете. Он снял ногу с педали акселератора, раздумывая, стоит ли возвращаться, чтобы исправить ошибку, но в конце концов решил, что это не имеет принципиального значения. И в самом деле, какие выводы можно сделать на основании завешанных штор?

Глава шестая

Была почти полночь, когда такси свернуло на подъездную дорожку, и автомобильные фары осветили старые каменные стены виллы «Роза», испугав лису, одиноко пробиравшуюся по саду. Когда машина остановилась, Марк завороженно и с ужасом смотрел на свой дом. Они вытащили вещи из багажника и дождались, пока такси уедет.

— Подожди здесь, Марк. Я войду первым.

Хэмптон кивнул, однако ничего не сказал. Он вытащил из кармана связку ключей и передал другу. Бронсон оставил сумку на дороге, а сам прошел к входной двери и отпер замок. Дверь распахнулась, он вошел внутрь и сразу зажег свет в холле.

Бронсон невольно бросил взгляд на каменный пол у подножия широкой дубовой лестницы, но не увидел того, что боялся увидеть. След крови на том месте, где упала Джеки, был едва заметен в виде почти бесцветного круга. Вероятно, домработница успела здесь прибраться. Рядом с большим столом в холле лежал продолговатый ковер, Бронсон перетащил его к лестнице и накрыл пятно.

Чувство огромной потери накатилось на него. Он представил, как Джеки лежит, скорчившись, на полу, понимает, что звать на помощь бессмысленно, и, возможно, сознает, что умирает. Какая жуткая, чудовищная смерть! Он почувствовал, как закипают слезы, и с раздражением стер первые их капли с лица. Нужно быть сильным. Ради самого себя, ради Джеки и особенно ради Марка.

Холл и лестницу тщательно убрали явно с намерением скрыть, что в этой части дома произошла трагедия. На стол даже поставили вазу с цветами. Бронсон подумал, что домработницу за труды надо как-то поощрить.

Он быстро прошел по вилле, поднялся наверх, снова спустился вниз, удостоверившись, что ни полиция, ни криминалисты ничего не оставили в доме, и вышел на улицу.

— Как ты, Марк, в порядке?

Марк кивнул, но достаточно было взглянуть на него, чтобы понять, как страшно он подавлен. Он молча проследовал за Бронсоном в дом.

— Пойдем прямо на кухню, — предложил Бронсон. — Выпьем там чего-нибудь, а потом отправимся спать. Я распакую вещи.

Марк ничего не сказал, только несколько мгновений смотрел на лестницу и на пол перед нею, затем прошел по короткому коридору в заднюю часть здания. Бронсон вышел на улицу, забрал вещи и вернулся в дом.

Он оставил вещи в холле, а сам прошел на кухню. Марк сидел на стуле с высокой спинкой, тупо уставившись в стену. Бронсон стал рыться в шкафах, нашел чай, кофе, коробку с растворимым шоколадом и пол банки «Хорликс». Правда, искал он совсем не это, но вот на самой нижней полке вдруг обнаружил целый бар с разными напитками, из которых выбрал две бутылки и поставил на стол.

— Виски или бренди? — спросил Бронсон. — Или что-то еще?

Марк удивленно взглянул на друга, словно не ожидал увидеть его у себя на кухне.

— Что? — переспросил он.

Бронсон повторил вопрос, подняв бутылку.

— А… бренди, пожалуйста.

Бронсон сел за стол напротив друга и подвинул к нему наполовину пустую бутылку.

— Выпей, а потом поднимайся к себе в спальню. День был тяжелый, и ты устал.

Марк сделал глоток бренди.

— Ты тоже устал.

— Да, устал, — с едва заметной улыбкой ответил Бронсон, — но меня больше заботит твое состояние. Какую спальню ты займешь?

— Не ту, в которой мы спали, Крис, — ответил Марк, его голос дрожал. — Я не могу…

Бронсон уже проверил супружескую спальню Хэмптонов. Кто-то успел убрать в ней — скорее всего, домработница, — так как постель была заправлена, а одежда Джеки аккуратно сложена на стуле.

— Никаких проблем. Я отнесу твои вещи в одну из комнат для гостей. — Бронсон поставил бокал и вышел из кухни, но через несколько минут вернулся с маленькой коричневой баночкой с таблетками. — Вот, — сказал он, — прими лекарство. Оно поможет тебе уснуть.

— Что это такое?

— Мелатонин. Я нашел в ванной. Он помогает от бессонницы, связанной со сменой часовых поясов, снимет напряжение, и ты быстро уснешь. В отличие от обычного снотворного он не вызывает привыкания.

Марк кивнул и запил таблетки остатками бренди.

Бронсон вымыл стаканы и поставил их в сушку.

— Пойдем. Я проверю дом, посмотрю, все ли двери и окна закрыты, и зайду к тебе.

Марк кивнул и вышел. Вернувшись в холл, Бронсон закрыл главный вход на засов, затем прошелся по первому этажу, проверяя комнату за комнатой, надежно ли заперты окна и ставни.

Он закончил осмотр на кухне и, удостоверившись, что задняя дверь заперта, взглянул на пол. На нем что-то было, какие-то мелкие коричневые частицы. Бронсон наклонился, чтобы лучше их рассмотреть, поднял с пола парочку наиболее крупных и потер между пальцами. Явно древесная крошка. Бронсон поднял голову и посмотрел на потолок, пытаясь понять, не завелся ли в старом доме древоточец. Деревянные балки потолка и половицы, почернев от времени, выглядели довольно крепкими. То, что Бронсон нашел на полу, не было результатом воздействия насекомых. Как известно, древоточцы превращают древесину практически в пыль, а он держал в руках очень мелкие щепки.

Бронсон отпер заднюю дверь и сразу заметил на дверной коробке на уровне замка небольшой участок поврежденной древесины размером примерно в квадратный дюйм. Он сразу понял, с чем имеет дело. За не слишком длительную карьеру полицейского у него был достаточный опыт расследования краж со взломом, чтобы мгновенно узнать следы, оставленные отмычкой или фомкой. Совсем недавно кто-то взламывал дверь.

Бронсон внимательно осмотрел замок. Он слегка шатался. Кто-то проник в дом и, скорее всего, вышел через главный вход, двери которого захлопывались. Бронсон решил, что подобное могли сделать только сами грабители. Если бы домработница обнаружила взломанный замок, она сообщила бы в полицию.

Бронсона удивило, что грабители аккуратно заперли дверь. По опыту он прекрасно знал, что большинство взломщиков проникают в дом там, где им легче всего это сделать, забирают все ценности, которые способны унести, и затем убегают самым удобным путем. Быстро приходят и так же быстро уходят, не заботясь о том, чтобы замести следы. Значит, они не хотели, чтобы кто-то узнал об их проникновении в дом, что совершенно никак не вязалось с логикой обычных взломщиков. Как правило, такие вопросы их не заботят. Ведь владельцы дома сразу поймут, что их ограбили. Но может быть, грабители ничего не взяли? Зачем в таком случае они проникали в дом?

Бронсон недоуменно покачал головой. Он очень устал, и размышления еще больше утомляли его. Завтра, хорошенько выспавшись, он во всем разберется, черт возьми!

Он оглядел кухню, выбрал один из стульев, стоявших рядом с обеденным столом, и заложил им заднюю дверь, не надеясь больше на замок, потом приставил к первому стулу еще один на случай, если кому-то все-таки удастся взломать дверь, чтобы возникший шум обязательно его разбудил.

Затем Бронсон отправился спать. Загадка взломанной двери могла подождать до утра.

Глава седьмая

1
Бронсон проснулся рано. Спал он беспокойно, и в снах яркие образы Джеки в день свадьбы, радостной и улыбающейся, перемежались с образами ее мертвого тела, лежащего на холодных каменных плитах пола в холле.

В начале восьмого он спустился по лестнице и прошел прямо на кухню, поставил чайник, а сам тем временем извлек стул из ручки двери и вновь внимательно осмотрел замок. При дневном свете следы взлома стали еще очевиднее.

Бронсон обошел кухню, открыл несколько шкафов в поисках шурупов, чтобы закрепить замок. Под раковиной он нашел металлическую коробку синего цвета, в которой Марк хранил набор инструментов, необходимых в любом старом доме. Шурупов там не было.

Бронсон приготовил себе кофе, съел тарелку овсянки, затем взял связку ключей и отправился в гараж. Там на задней полке он нашел пластиковую коробку с шурупами. Десять минут спустя Бронсон закрепил замок, воспользовавшись шурупами примерно на полдюйма длиннее тех, что были в нем раньше. Затем решил поискать в остальной части здания другие следы проникновения грабителей, но ничего не нашел.

Вилла располагалась на склоне холма — каменные стены медового цвета и небольшие окна под красночерепичной крышей посреди уютного запущенного сада размером примерно в пол-акра, в котором очаровательные лужайки затерялись среди разнообразных деревьев и кустарников. Рядом с домом вверх по холму змейкой вилась дорога по направлению к другим похожим зданиям. Ближайший город — Понтичелли — находился на расстоянии пяти километров от виллы.

Бронсон дважды бывал здесь прежде. Первый раз, когда Хэмптоны только купили его, но еще не въехали, и второй раз примерно месяц спустя перед началом ремонта. Ему очень нравился их выбор. Когда-то это была обширная, пришедшая в ветхость старинная ферма, отличавшаяся сочетанием очарования древности, надежности и своеобразия. Почерневшие балки и древесина пола контрастировали с толстыми каменными стенами, только часть которых была оштукатурена. Джеки часто говорила — и в голосе ее восторг как-то странно сочетался с раздражением, — что в их новом жилище нет ни одной прямой стены и ни одного прямого угла.

Бронсон печально улыбнулся своим воспоминаниям. Джеки полюбила старый дом с первого же мгновения. Она обожала ленивый стиль жизни итальянцев, их кафе, пищу и вино и, конечно же, климат. Даже когда шел дождь, она настаивала, что здесь далеко не так сыро, как в Англии. Марк заявлял, что ее вывод абсолютно нелогичен, но она все равно оставалась при своем мнении.

И тут Бронсона вновь пронзила жуткая мысль, что он больше никогда не услышит ее веселого голоса, никогда больше не будет покорен ее заразительным восторгом перед всем итальянским — от дешевого кьянти, которое они покупали в маленьком пыльном магазинчике в местной деревушке, до головокружительной красоты итальянских озер.

На глаза навернулись слезы, и, чтобы отвлечься от подобных мыслей, он попытался полностью сосредоточиться на осмотре дома, на более тщательном поиске возможных следов ограбления.

Теперь, когда почти во всех комнатах можно было увидеть признаки ремонта и строительный инструментарий, вилла стала совсем не похожа на ту, которую Бронсон помнил. Большую часть мебели отодвинули и накрыли холстом, чтобы освободить место строителям для работы, но он без труда нашел все главные ценности: телевизор, стереопроигрыватель, компьютер, полдюжины довольно дорогих картин, а в супружеской спальне на туалетном столике Джеки под флаконом духов почти тысячу евро в банкнотах.

Проходя по дому, он спрашивал себя, сохранит ли Марк этот дом со всеми его страшными воспоминаниями или просто продаст и постарается забыть о нем.

Через несколько минут Бронсон вернулся на кухню, сел за стол и взглянул на часы. Если Марк сам не проснется, придется пойти разбудить его. Сегодня им предстоит много крайне неприятных дел. Не успел он задуматься над тем, что их ждет сегодня, как услышал шаги Марка на лестнице.

Марк выглядел чудовищно. Небритый, лицо потемнело и осунулось, в старых джинсах и поношенной футболке. Бронсон налил другу кофе.

— Привет, — сказал он. — Будешь завтракать?

Марк отрицательно покачал головой.

— Нет, спасибо. Ограничусь кофе. Я сегодня совсем никакой. Сколько у нас времени?

Бронсон взглянул на часы.

— До морга около пятнадцати минут езды, и мы должны быть там в девять. Пей кофе, и поедем. Вызвать такси?

Марк отрицательно покачал головой и сделал еще глоток кофе.

— Поедем на машине, — сказал он. — Ключи на столе в холле в маленькой красной вазе.

Через тридцать минут они вышли из дома. Температура уже начала подниматься, на небе ни одного облачка. День обещал быть солнечным, но настроению друзей больше подошел бы затяжной дождь.

2
Кардинал Иосиф Вертутти всматривался в лежащий перед ним древний текст. Он находился в архиве Апостольского пенитенциария, самого секретного и тщательно охраняемого из многочисленных ватиканских хранилищ. Большая часть текстов, собранных здесь, были либо папскими документами, либо материалами, охраняемыми принципом тайны исповеди — обязательством неразглашения любой информации, полученной священнослужителем в ходе исповеди. Так как доступ к архиву предельно ограничен, содержание документов никогда не обнародуется. Апостольский пенитенциарий — идеальное место для хранения всего, что Ватикан считает особенно опасным. Именно по этой причине здесь хранился и Виталианский кодекс.

Кардинал сидел во внутреннем помещении, дверь которого предусмотрительно запер. Он надел пару хлопчатобумажных перчаток. Древняя реликвия, насчитывавшая полторы тысячи лет, была чрезвычайно хрупкой, и даже небольшое количество влаги на кончиках пальцев могло причинить страницам манускрипта непоправимый вред. Дрожащими руками кардинал коснулся Кодекса и осторожно открыл его.

Христианская церковь седьмого века, возглавлявшаяся Папой Виталием, переживала не самые счастливые времена. Появление Мухаммеда и возникновение ислама стало настоящей катастрофой для христианства. В течение всего нескольких лет на Ближнем Востоке и в Африке практически не осталось христианских епископов, а Иерусалим и Египет стали мусульманскими. Меньше чем за полвека размеры христианского мира сократились в несколько раз, несмотря на активные усилия Папы Виталия и его предшественников обратить язычников Британских островов и Западной Европы.

Тем не менее, несмотря на множество неожиданно возникших проблем, Виталий нашел время для изучения архивов. Свои находки он обобщил в Кодексе, носящем его имя, к изучению которого вновь обратился Вертутти.

Впервые он познакомился с этим документом более десяти лет назад и был потрясен. Кардинал и сам не понимал, зачем обратился к нему снова. В Кодексе не осталось такой информации, которая была бы ему неизвестна.

Беседа с Мандино вывела Вертутти из равновесия больше, чем он сам готов был признать это. Вернувшись в свой кабинет в Ватикане, он целый час провел в молитве и размышлениях. Больше всего угнетало кардинала то, что будущее церкви совершенно случайно оказалось в руках человека, который был не только профессиональным преступником, но, хуже того, убежденным атеистом, яростно ненавидящим христианство.

Правда, Вертутти прекрасно понимал, что выбора у него нет. Все козыри у Мандино. Благодаря предшественнику кардинала на его посту и несмотря на строжайший запрет на разглашение информации, связанной с Кодексом, бандит располагал всеми знаниями относительно поисков, начатых Папой Виталием почти полтора тысячелетия назад. Единственным плюсом в этом было то, что он также располагал и техническими ресурсами, необходимыми для завершения упомянутого поиска, и людьми, готовыми выполнять любые приказы.

Вертутти машинально переворачивал страницы древнего документа. Вдруг он понял, что остановился на том самом месте, где описывается обнаружение некоего манускрипта, который ужаснул Папу Виталия и продолжал ужасать его преемников на протяжении многих столетий. Вертутти вновь прочел эти слова, не менее знакомые ему, чем слова ежедневно произносимых молитв, и содрогнулся.

Затем осторожно закрыл Кодекс. Сейчас он положит бесценный документ в специальный сейф и вернется в свой кабинет, к Библии. Необходимо еще помолиться, и, возможно, святая книга даст ответ, как отвратить нависшую над всеми катастрофу.

3
Сказать, что процедура опознания тела Джеки была тяжелой, значило бы явно преуменьшить ее эффект. Когда сотрудник морга поднял простыню и открыл ее лицо, Марк едва устоял на ногах, и Бронсону пришлось схватить друга за руку, чтобы не позволить ему упасть. Полицейский, ожидавший их в коридоре, открыл блокнот и на довольно приличном английском спросил, принадлежит ли опознаваемое тело Жаклин Мэри Хэмптон. У Марка хватило сил только кивнуть. Он отвернулся и, спотыкаясь, пошел по коридору к выходу. Бронсон нагнал его, усадил на стул, а сам вернулся к полицейскому.

Бронсон сам едва держался. Если бы с ним рядом не было Марка, рассчитывавшего на поддержку, он, наверное, тоже не выдержал бы. Бронсон десятки раз бывал в моргах в качестве офицера, сопровождающего свидетелей, наблюдая, как в ходе опознания лежащего на столе трупа реализуются самые страшные кошмары и рушатся последние надежды несчастных родственников, но сегодня впервые он был одним из них.

Джеки казалась удивительно спокойной, словно она только что уснула и в любой момент может открыть глаза и подняться, прекрасная и радостная, как всегда. Кто-то потрудился над ее внешностью. Волосы Джеки были расчесаны и вымыты, цвет лица идеален. Бронсон сделал над собой усилие и попытался посмотреть на нее более пристальным профессиональным взглядом и увидел на лбу и щеках массу грима, явно скрывавшего большие синяки. И конечно, она была намного бледнее, чем в жизни.

Он пожал руку полицейскому, в последний раз взглянул на женщину, которая была его первой и главной любовью в жизни, и, с трудом передвигая ноги, вышел из морга.


Как только все документы были оформлены, Бронсон и Марк вернулись в «альфа ромео».

— Извини, Крис, — сказал Марк, слезы потоком лились из его покрасневших и опухших глаз. — Я по-настоящему осознал все, только когда увидел ее тело там, на столе.

Бронсон просто покачал головой.

На пути из города они проезжали аптеку. Бронсон остановил автомобиль у обочины, зашел в аптеку и через несколько минут вернулся оттуда с бумажным пакетом в руках.

— Успокоительное. — Он протянул пакет Марку.

По возвращении домой Бронсон налил другу стакан воды и настоял, чтобы тот выпил пару таблеток.

— Я не смогу уснуть, Крис. У меня она стоит перед глазами.

— По крайней мере, поднимись наверх и ляг. Тебе необходимо отдохнуть.

Марк выпил таблетки и направился к лестнице. Бронсон вдруг почувствовал, что голоден. Он заглянул в кладовую, в большой американский холодильник, нашел там ветчину, хлеб и горчицу, сделал себе пару сэндвичей и сварил кофе. Покончив с едой, сложил тарелки в посудомоечную машину и поднялся наверх. У дверей спальни Марка Бронсон остановился и прислушался. Он услышал звук ровного дыхания спящего — значит, транквилизаторы все-таки подействовали. Он улыбнулся и пошел дальше.

Бронсон утром осматривал дом, но ему захотелось обойти его еще раз. Его все еще беспокоила мысль об «ограблении», и он был уверен, что пропустил что-то важное, что могло бы объяснить, почему кому-то захотелось проникнуть на виллу.

Осмотр он решил провести самым тщательным образом, начав с кухни, где была взломана дверь, и затем перешел к остальной части дома. Он даже проверил гараж и две хозяйственные постройки, где Марк хранил газонокосилку и другой садовый инструментарий. Все было на месте, и больше нигде в доме не было заметно никаких других следов взлома или просто незаконного проникновения. Странно, подумал он.

Бронсон стоял в холле, глядя на лестницу, с которой упала Джеки, когда со двора донесся скрип автомобильных шин по гравиевой дорожке. Он выглянул в окно и увидел, что у дома затормозил полицейский автомобиль.

— Вы синьор Хэмптон? — спросил полицейский, произнося слова с весьма приблизительной английской фонетикой, подошел к нему и протянул ему руку.

— Нет, — ответил Бронсон на хорошем итальянском. — Меня зовут Крис Бронсон, я близкий друг Марка Хэмптона. Гибель жены стала для него сильнейшим потрясением. Он сейчас спит наверху, и я думаю, что его не стоит беспокоить без крайней необходимости.

Полицейский явно почувствовал облегчение, услышав, что Бронсон неплохо владеет итальянским, и перешел на родной язык.

— Меня прислали сюда, чтобы передать синьору Хэмптону результаты вскрытия тела его жены.

— Никаких проблем, — ответил Бронсон. — Проходите в дом. Я все ему передам, когда он проснется.

Полицейский проследовал за Бронсоном на кухню, сел за стол и открыл изящный маленький портфель, который принес с собой. Он извлек из него толстую папку с несколькими страницами текста, фотографии и диаграммы.

— Это был несчастный случай, — начал полицейский и передал Бронсону две фотографии. — На первой фотографии — здешняя лестница, снимок сделан из холла. Посмотрите вот сюда, — полицейский извлек из кармана куртки ручку и воспользовался ею в качестве указки, — видите, две тапки на ступеньках, одна внизу, другая ближе к верху. А здесь тело погибшей лежит на полу у подножия лестницы.

Бронсон с трудом смог взглянуть на второй снимок, но он не произвел того ужасного впечатления, какого боялся Крис. Фотография была сделана из холла с единственным намерением — определить положение тела по отношению к лестнице. Лица Джеки не было видно, и Бронсон понял, что может смотреть на снимок почти беспристрастно.

— Если мы попытаемся восстановить последовательность событий, — продолжал полицейский, — то, скорее всего, сделаем такой вывод относительно происшедшего: синьора Хэмптон взбегала по лестнице, у самого верха вдруг оступилась, ее тапки свалились, и она покатилась вниз по ступенькам. Мы обнаружили небольшое пятно крови на перилах лестницы с тремя приклеившимися волосками; наш патологоанатом установил, что они принадлежали синьоре Хэмптон. Непосредственной причиной ее смерти стал перелом шейных позвонков вследствие сильного удара тупым предметом по правой стороне головы. Складывается впечатление, что, оступившись, она ударилась головой о перекладину.

Бронсон кивнул. Вывод представлялся вполне логичным, и сделан он был на основе имевшихся у полиции данных судебно-медицинской экспертизы, но у Криса все равно оставалось несколько вопросов.

— Были ли на теле какие-нибудь другие повреждения? — спросил он.

Полицейский кивнул.

— Патологоанатом обнаружил несколько синяков на нижней части тела и на конечностях, что полностью соответствует предполагаемым обстоятельствам падения с лестницы.

Он перелистал страницы отчета и выбрал из них ту, на которой были изображены передняя и задняя проекции человеческого тела. На рисунках имелись стрелки, указывавшие на различные участки тела, каждая из них заканчивалась коротким примечанием. Бронсон взял листок из рук полицейского и внимательно его рассмотрел.

— Можно мне его скопировать? — спросил он. — Так будет легче объяснить мистеру Хэмптону, что произошло с его женой.

— Нет никакой необходимости. Эта папка предназначена для синьора Хэмптона.

Через десять минут Бронсон закрыл за полицейским дверь и вернулся на кухню. Он разложил перед собой страницы отчета и фотографии, затем внимательно и досконально прочел весь отчет.

В середине второй страницы Бронсон обнаружил нечто такое, что его озадачило. Он взглянул на диаграммы, чтобы сопоставить с прочитанным, но они только подтверждали сведения, приведенные в отчете. Бронсон вышел в холл, поднялся по лестнице и внимательно осмотрел перила и ступеньки. Хмурый, он вернулся на кухню, чтобы продолжить анализ отчета патологоанатома.

Примерно через полчаса наверху послышались шаги, и вскоре на кухню вошел Марк. После двухчасового сна он стал выглядеть намного лучше. Бронсон налил ему кофе и сделал бутерброд с ветчиной.

— Ты должен поесть, Марк, даже если тебе кажется, что ты не голоден, а потом нам нужно кое-что обсудить, — очень серьезным тоном произнес Бронсон.

— Что обсудить?

— Вначале закончи с едой, и я все объясню.

Он сидел молча, пока Марк допивал кофе.

— Ну, говори, Крис, — сказал Марк, отодвигая пустую чашку.

Бронсон помолчал секунды две, стараясь подобрать слова.

— Не знаю, как ты отнесешься к моим словам, Марк, но у меня есть основания считать, что Джеки погибла не просто от падения с лестницы.

Марк озадаченно взглянул на друга.

— В полиции нам объяснили, что она ударилась головой о перила лестницы.

— Возможно, что и так, но я думаю, что все совсем не так просто. Вот, взгляни сюда.

Бронсон встал и подвел Хэмптона к двери в сад. Открыл ее и указал на поврежденный участок древесины на дверном косяке рядом с замком.

— Это след, оставленный специальной отмычкой. Кто-то проник в ваш дом и постарался сохранить факт проникновения в тайне.

— Ты имеешь в виду ограбление?

Бронсон отрицательно покачал головой.

— Если и ограбление, то самое странное из всех, с которыми я когда-либо сталкивался. Мне приходилось расследовать десятки ограблений в Англии, и ни разу преступники не пытались скрыть сам факт взлома. Большинство воров находят самый простой способ проникновения в дом, забирают все, что могут унести, и как можно скорее уходят. Для них самое главное — возможно скорее управиться со своим делом и побыстрее смыться. Сохранить факт ограбления в тайне от хозяев немыслимо. С другой стороны, я осмотрел дом и не нашел никаких признаков воровства. Все самые ценные вещи на месте. Конечно, у меня не было их полного списка, да тут у вас к тому же идет ремонт, но телевизор, компьютер и довольно крупная сумма денег и драгоценности на туалетном столике в вашей спальне — все на месте, все не тронуто. Ни один нормальный вор не прошел бы мимо пачки евро.

— Ты хочешь сказать, что кто-то проник к нам в дом и ничего не взял? Абсолютная бессмыслица!

— Именно! Второе, что я обнаружил, имеет отношение к Джеки. Мне очень жаль, Марк, тем не менее придется принять во внимание вероятность того, что она не случайно упала с лестницы. Вполне возможно, что ее столкнули.

Мгновение Марк внимательно вглядывался в лицо друга.

— Столкнули? — повторил он. — Ты полагаешь, что кто-то?..

Бронсон кивнул.

— Но в полиции считают, что она погибла в результате несчастного случая.

— Знаю, Марк. Пока ты спал, полицейский привез отчет о вскрытии. Я очень внимательно его изучил и обнаружил одну явную нестыковку. — Бронсон извлек из папки нужную страницу и протянул ее Марку. — На теле Джеки много синяков — очевидное следствие падения с лестницы, и у меня нет ни малейших сомнений, что причиной ее смерти был именно удар головой о перила. Однако одно из повреждений у нее на теле меня удивляет. С левой стороны на голове патологоанатом обнаружил перелом черепа с противоположной стороны от более серьезного повреждения. По его мнению, перелом был вызван каким-то предметом сферической формы примерно трехчетырех сантиметров в диаметре. Упомянутое повреждение было довольно болезненным, но не смертельным и было причинено погибшей в момент смерти.

Марк кивнул.

— Скорее всего, она ударилась головой о ступеньки или о что-нибудь еще, когда падала.

— Так считают и в местной полиции. А мне представляется, что здесь кое-что не стыкуется. Я внимательно осмотрел лестницу и холл и не смог найти ничего соответствующего размера и формы, что могло бы причинить подобное повреждение во время падения.

Несколько мгновений Марк молчал.

— Итак, каковы твои выводы? — спросил он наконец.

— Ты прекрасно понимаешь, в чем состоят мои выводы, Марк, — отозвался Бронсон. — Если принимать во внимание, что кто-то явно проник в дом и что на теле Джеки есть повреждение, которое не могло быть вызвано падением, то напрашивается один вывод. Я думаю, она спугнула грабителей, они ударили ее по голове дубинкой или чем-то в этом роде, Джеки упала с лестницы и, падая, ударилась головой о перила.

— Ты хочешь сказать, что Джеки убили?

Бронсон пристально взглянул на друга.

— Думаю, что да.

Глава восьмая

1
— Что вам известно о шифрах, кардинал? — спросил Мандино.

Они вновь сидели вдвоем в оживленном уличном кафе на пьяцца дель Пополо к востоку от понте Регина-Маргерита, мимо них проходили толпы людей. Вертутти решил ни при каких обстоятельствах не позволить этому человеку пройти на территорию Ватикана. Достаточно и того, что ему, кардиналу, приходится общаться с подобным субъектом. На сей раз Мандино сопровождали трое. Два телохранителя и худощавый мужчина в очках.

— Практически ничего, — признался Вертутти.

— Я тоже, поэтому и попросил моего коллегу — вы можете называть его Пьеро — присоединиться к нам. Пьеро участвует в проекте в качестве консультанта уже в течение трех лет. Ему хорошо известно, поисками чего мы занимаемся, и вы можете полностью положиться на его умение хранить тайны.

— Значит, есть еще некто, кому известно о Кодексе? — возмутился Вертутти. — Вы готовы сообщить о нем первому встречному, Мандино! Может, опубликовать информацию о Кодексе в газетах?

Пьеро явно почувствовал себя неудобно, услышав слова кардинала, но на Мандино они не произвели ни малейшего впечатления.

— Я делюсь нашей тайной только с теми людьми, которым необходимо ее знать, — возразил он. — Чтобы Пьеро смог проанализировать отрывки текста на древних языках, с которых мы переводим, он должен знать, что мы ищем и почему. Он читает по-гречески, на латыни, арамейском и коптском, кроме того, является экспертом в системах тайнописи первого и второго веков. Знакомство с таким человеком я считаю большой честью и удачей для себя.

По взгляду, который Пьеро бросил на Мандино, Вертутти сразу понял, что ученый свое знакомство с мафиози вряд ли рассматривает как большую удачу и что Мандино, скорее всего, воспользовался какими-то способами давления и, возможно, даже шантажа, чтобы добиться от Пьеро согласия сотрудничать.

— Вам, очевидно, сообщили ту латинскую фразу, которую мы обнаружили, кардинал? — спросил Пьеро.

Вертутти кивнул.

— Отлично. Нам хорошо известно, что все древние шифры были достаточно просты и в общем элементарны. До пятого века неграмотность была обычным явлением для подавляющего большинства населения не только Европы, но и всего средиземноморского региона. Умение читать и писать было почти исключительной прерогативой служителей религиозных культов и профессиональных писцов. Не стоит забывать, что многие монахи в первую очередь были переписчиками, копировавшими рукописи и книги для дальнейшего использования их в своих религиозных общинах. Более того, им не было никакой необходимости понимать то, что они копируют. Их основное профессиональное умение состояло в искусном воспроизведении исходных текстов. Писцы или личные секретари влиятельных особ, с другой стороны, должны были понимать то, что пишут, так как из-под их пера выходили юридические документы. Они часто писали под диктовку, ну и так далее. Благодаря тому что подавляющее большинство населения было неграмотно, не было особой нужды в шифровании информации, так как вообще очень немногие могли прочесть написанное. В первом веке римляне все-таки начали использовать очень простой способ шифровки важных сообщений, в особенности тех, которые имели отношение к вопросам ведения военных действий. По современным стандартам код был до наивности примитивным: текст шифрограммы составлялся из первых букв слов шифруемого текста. В качестве дополнительного усложнения он иногда записывался задом наперед. Главная проблема с кодом такого рода заключалась в том, что полученный в результате текст звучал искусственно, заставляя тем самым предположить наличие скрытого смысла. Еще одним распространенным видом шифра был «Атбаш», который первоначально использовался на основе древнееврейского алфавита. Первая буква алфавита заменялась последней и так далее.

— Значит, вы полагаете, что фраза «HIC VANIDICI LATITANT» — шифр? — спросил Вертутти.

Пьеро отрицательно покачал головой.

— Вовсе нет. На самом деле я уверен, что мы имеем дело как раз не с шифром. Мы сразу можем отбросить «Атбаш», так как все, что закодировано в нем, представляет собой бессмысленный набор букв. Что касается латинского способа шифровки, то наша фраза слишком коротка для него. Правда, чтобы отбросить малейшие сомнения, которые могут возникнуть, я пропустил ее через ряд специальных аналитических программ, но, как и ожидалось, безрезультатно. Я убежден, скрытого смысла здесь нет.

— Тогда зачем меня сюда пригласили? — вновь возмущенно воскликнул Вертутти. — Если мы ничего больше не сможем узнать из данной надписи, значит, я попусту теряю здесь время. А вы, Мандино, могли бы сообщить мне все по телефону. Ведь у вас есть мой номер, не так ли?

Мандино, не обратив ни малейшего внимания на очередную вспышку темперамента кардинала, сделал жест Пьеро продолжать.

— Я вовсе не говорил, что из этой фразы мы больше ничего не сможем узнать, — продолжал ученый. — Я только сказал, что она не является шифром, что вовсе не одно и то же.

— И что вы нашли? — не скрывая раздражения, спросил Вертутти.

— Терпение, кардинал! — воскликнул Мандино. — Тот камень ждал почти два тысячелетия, чтобы кто-то сумел прочесть высеченную на нем надпись. Вам же, кардинал, не составит труда подождать еще несколько минут и выслушать до конца информацию нашего уважаемого коллеги.

Долговязый ученый неуверенно перевел взгляд с одного из собеседников на другого, а затем обратился к Вертутти:

— Мой анализ латинской фразы лишь подтвердил буквальное значение слов, входящих в нее. «HIC VANIDICI LATITANT» означает «Здесь лежат лжецы», и самым вероятным объяснением данной надписи можно считать то, что камень изначально находился в одном из двух мест. Первое из них вполне очевидно: на гробнице или рядом с гробницей или захоронением, в котором находились по меньшей мере два тела. Если бы там лежало одно тело, латинская фраза звучала бы иначе «HIC VANIDICUS LATITAT».

— Я неплохо читаю и понимаю по-латыни, синьор Пьеро, — пробормотал кардинал. — Возможно, вам неизвестно, но латынь — официальный язык Ватикана.

Пьеро покраснел.

— Я всего лишь пытаюсь подробно изложить вам логику исследования, кардинал. Пожалуйста, выслушайте до конца.

Вертутти раздраженно махнул рукой, откинулся на спинку стула и продолжал слушать.

— Я отверг этот вариант по двум причинам. Первая: если камень находился на гробнице или неподалеку от нее, очень велик шанс, что если бы кто-то нашел его, то практически сразу же обнаружил бы и тела. Но мы можем с уверенностью сказать, что ничего подобного не произошло, так как в противном случае в истории был бы зафиксирован факт обнаружения надписи. Даже в Средние века значение данного захоронения было бы ясно всем.

— А вторая причина?

— Сам камень. Его размер и форма не подходят для надгробия.

— А что насчет второго места? Где оно могло быть? — спросил Вертутти.

Перед тем как ответить, Пьеро улыбнулся.

— Не знаю. Оно могло находиться где угодно в Италии. Или в какой-то другой стране.

— Что?

— Говоря, что существует два варианта местонахождения этого камня, я имел в виду, что, если он не был надгробием — невозможность чего, как мне представляется, я продемонстрировал, — остается единственный вариант его применения.

— И каков он?

— В качестве карты. Точнее говоря, половины карты.

2
Марк внимательно изучил схему вскрытия и выслушал сделанный Бронсоном перевод с итальянского описания характера повреждений на голове Джеки.

— Ты полицейский, Крис, — кивнул он, — и знаешь, о чем говоришь. И твой вывод вполне логичен. На лестнице и в холле нет ничего, что могло бы причинить подобное повреждение.

Бронсон чувствовал, как горе Марка постепенно уступает место злости. Злости на тех, кто проник к нему в дом и намеренно или случайно убил его жену.

— И что мы теперь должны сделать? Сообщить в итальянскую полицию?

— Не думаю, что это поможет. Они твердо решили, что имеют дело с несчастным случаем. Наши свидетельства исчерпываются не совсем обычной формой раны и фактом взлома задней двери дома. Они в ответ на все доводы скажут, что у вас ничего не было похищено, даже наличные деньги со столика в спальне, а рану на голове у Джеки можно объяснить массой разных причин. Нас вежливо выслушают, выразят соболезнования, на чем все и закончится.

— Как нам быть?

— Прежде всего попытаться выяснить, что искали грабители. Я дважды обошел дом и не обнаружил никакой пропажи, но если мы займемся этим вместе, возможно, мы что-нибудь и проясним.

— Прекрасная идея!

Прошло двадцать минут, они внимательно осмотрели все помещения виллы — и ничего не нашли.

Все ценные вещи — деньги, драгоценности, дорогое электронное оборудование — были на месте и в полной исправности.

Они спустились вниз, на кухню, и Бронсон поставил на плиту чайник.

— Может быть, ты все-таки что-то забыл, Марк? Возможно, что-то лежит не на своем месте, что-то перенесено из одной комнаты в другую?

— Где уж тут разобраться. Половина мебели в доме накрыта простынями, многое действительно перенесено в другие комнаты, чтобы расчистить место строителям.

— Ты не заметил ничего такого, что казалось бы странным и при этом не имеет никакого отношения к строителям?

Марк на несколько мгновений задумался.

— Только, возможно, шторы в кабинете, — после минутного размышления произнес он.

— О чем ты?

— Мы купили виллу совсем недавно, и в ней многое пришлось менять. Шторы в кабинете остались от старых владельцев, и они просто ужасны, поэтому, наверное, прежние хозяева и не забрали их. Джеки их не выносила, поэтому мы их никогда и не задергивали, чтобы не видеть уродливого узора. Но когда мы сейчас зашли в кабинет, я заметил, что они задернуты.

— Джеки точно не могла сделать ничего подобного?

Марк отрицательно покачал головой.

— Ни при каких обстоятельствах! На окнах в кабинете есть ставни, и мы их никогда не открывали, чтобы на экране компьютера не было бликов от солнца. Поэтому не было никакой нужды задергивать еще и шторы.

— Тем не менее кто-то это сделал! Полиция не стала бы делать ничего подобного. Возможно, грабители задернули шторы, когда что-то искали в кабинете и не хотели, чтобы им мешал проникавший в окно свет.

— Мы проверили кабинет, — возразил Марк, — и там все на месте.

— Я знаю. Значит, нам нужно вернуться туда и проверить еще раз.

Вернувшись в кабинет, Бронсон включил компьютер и попросил Марка проверить все шкафы и полки в комнате. Ожидая, пока загрузится компьютер, Бронсон рылся в бумагах, разбросанных по столу, и нашел несколько счетов, смет, расценок, имевших отношение к ремонту дома, плюс обычный набор счетов за коммунальные услуги. Кроме того, на столе было еще несколько листов формата А4, которые, по всей вероятности, Джеки использовала для заметок, так как на некоторых он обнаружил списки покупок, а на других — списки неотложных дел. Один из таких списков заинтересовал Бронсона, и он отложил его в сторону вместе с другим, чистым листом.

Когда компьютер был готов к использованию, Бронсон проверил установленные программы, затем просмотрел папку «Мои документы» в поисках чего-либо необычного, но ничего не нашел. Заглянул во «Входящие» и «Отправленные» — и вновь безрезультатно. Наконец он открыл браузер — подобно большинству, Хэмптоны пользовались «Internet Explorer» — и стал просматривать вебсайты, на которые недавно заходила Джеки. Точнее, попытался это сделать. Так как не нашел никакой истории посещений. Проверил параметры браузера и, озадаченно нахмурившись, откинулся на спинку черного кожаного кресла.

— Что-нибудь не так? — спросил Марк, захлопывая дверцу шкафа, в котором они хранили различные канцелярские принадлежности.

— Даже не знаю. Джеки была опытным пользователем компьютера? Стала бы она изменять параметры программного обеспечения?

Марк отрицательно покачал головой.

— Не думаю. Она пользовалась «Word» и «Excel», электронной почтой и, конечно, Интернетом. Больше ничем. А что?

— Я только что проверил установки «Internet Explorer», историю его использования, которая установлена по умолчанию на период в двадцать дней.

— И что?

— В истории нет списка посещенных сайтов. Значит, кто-то их просто стер. Джеки могла это сделать сама?

— Нет, — уверенно ответил Марк. — Она просто не знала, как подобное делается. И с какой стати ей могло такое прийти в голову?

— Не знаю.

Друзья вернулись на кухню. Марк стал готовить кофе, а Бронсон уселся за стол и разложил перед собой бумаги, которые забрал из кабинета.

— Что ты нашел? — спросил Марк, ставя на стол две чашки кофе.

— Кроме странности с компьютером я обнаружил список покупок и чистый лист бумаги.

— Откровенно говоря, все это не представляется мне многообещающим или даже просто интересным.

Бронсон пожал плечами.

— Возможно, ты и прав. Но есть тут какая-то странность. Вот, к примеру, список покупок. Вначале идут обычные вещи, продукты и прочее, а вот в самом низу — «латинский словарь». Фраза перечеркнута. Значит, либо Джеки передумала, либо пошла и купила его, а затем вычеркнула из списка покупок.

— Она его купила, — ответил Марк. — Я заметил латинско-итальянский словарь на полке в кабинете. Я не сказал тебе об этом, потому что не посчитал важным. А зачем ей понадобился латинский словарь?

— Возможно, поэтому, — отозвался Бронсон, поднимая чистый лист бумаги. — Здесь ничего не написано, но, присмотревшись пристальнее, я обнаружил едва заметные отпечатки, словно Джеки писала что-то на листе бумаги, который лежал сверху. Можно различить четыре заглавные буквы. И они довольно отчетливы. «H», «I», «C» и «V». В английском языке в такой последовательности перечисленные буквы никогда не встречаются.

— «CV» может относиться к чьей-то автобиографии, представляемой в какую-нибудь компанию, — предположил Марк.

— А «HI»?

— Не представляю.

— Возможно, именно для этого Джеки и покупала словарь. Я изучал латынь, и поверь мне, в латыни есть слово «hic». Оно, насколько я помню, означает «здесь», а «V» могло быть первой буквой следующего слова. Между «C» и «V» есть что-то похожее на точку. Кажется, римляне часто отделяли одно слово от другого подобным знаком.

— Ты серьезно? У Джеки хватало проблем с итальянским. С какой стати ей заниматься латынью?

— Стараюсь понять. Во всем доме нет ничего, что напоминало бы латинский текст, кроме листа бумаги, который лежит перед нами. Думаю, Джеки либо что-то нашла, либо ей кто-то дал что-то с латинской надписью. И тогда ей понадобился словарь.

Бронсон на несколько мгновений умолк.

— О чем ты думаешь? — спросил Марк.

— Пытаюсь разобраться. Мы имеем недавно купленный латинский словарь, отпечатки латинского слова на листке бумаги, однако где сам лист, на котором она писала? Отсюда следует только один вывод: кто-то совершенно определенно был в кабинете, если только Джеки сама не уничтожила свои записи. А больше всего меня беспокоит отсутствие истории посещения сайтов в Интернете.

— Я тебя не понимаю.

— Не хочу пока, чтобы ты придавал моим гипотезам слишком большое значение, тем не менее предположим, что Джеки нашла в доме или в саду какой-то предмет с латинской надписью. Она не поняла ее смысла и решила приобрести латинский словарь. Вероятно, она предпочла бы латинско-английский словарь, но не смогла такового отыскать. Она попыталась самостоятельно перевести текст и поняла, что с латинско-итальянским словарем сделать этого не сможет. И тогда она поступила так, как в подобной ситуации поступило бы большинство людей. Она вошла в Интернет, отыскала там сайт, предоставляющий услугу по переводу с латыни, и ввела фразу. Ты можешь сказать, что я всего лишь фантазирую, тем не менее мои предположения не лишены смысла. А теперь предположим, что какая-то организация ведет постоянное отслеживание Интернета и регистрирует все запросы о переводе с древних языков. Технически подобная задача не так уж и сложна, если переводческие веб-сайты согласятся сотрудничать. Как только Джеки ввела в поисковую систему латинскую фразу, система сразу же определила адрес компьютера, с которого поступил запрос…

— Минутку, минутку, — прервал его Марк. — Кого сейчас могут заинтересовать чьи-то попытки перевести латинскую фразу двухтысячелетней давности?

— Не имею ни малейшего представления, но все остальные объяснения абсолютно лишены всякого смысла. Если я прав, тот, кто отслеживал Интернет, затем направил своих людей сюда, к вам, чтобы выяснить, что все-таки нашла Джеки. Насколько я понимаю, для него это было чрезвычайно важно. Они нашли упомянутый предмет, очистили компьютер от опасной, с их точки зрения, информации и унесли с собой все, что могло как-то указывать на тот латинский текст. И мимоходом, — мрачно заключил Бронсон, — избавились и от Джеки.

3
Пьеро сунул руку в карман пиджака и достал оттуда коричневый конверт. Огляделся по сторонам, не проявляет ли кто к ним излишнего любопытства — совершенно излишняя предосторожность с его стороны, так как оба телохранителя Грегорио Мандино внимательно следили за всем происходящим вокруг, — и положил на стол перед кардиналом несколько фотографий.

Тот мгновенно узнал снимки — крупный план камня с латинской надписью.

— Когда я пришел к выводу, что в самой фразе не содержится никакой тайны, — продолжил Пьеро, — я стал более пристально рассматривать камень и понял, что его форма может нам кое-что подсказать. Прежде всего, взгляните на четыре края плиты.

Вертутти наклонился над столом, вперив взгляд в фотографии, но не увидел в них ничего, что не было ему знакомо. Он покачал головой.

— Края, смотрите на края, — произнес Пьеро.

Он вынул из кармана коротенькую линейку, положил ее на одну из фотографий вдоль верхнего края камня. Затем сделал то же самое с левой и правой сторонами снимка.

— Видите? Верхний и оба боковых края абсолютно прямые. А теперь приложите линейку к основанию камня.

Вертутти взял линейку и аккуратно приложил ее к снимку. Он понял, к чему клонит ученый: основание камня в отличие от трех других сторон было не совсем прямым.

— Это первое, — провозгласил Пьеро. — Если римляне могли сделать три стороны плиты прямыми, почему они в таком случае решили не трудиться над четвертой? Есть и второе. Взгляните внимательнее на положение надписи. Вы увидите, что слова размещены на камне по горизонтальному центру, но смещены относительно вертикали.

Вертутти снова взглянул на фотографии и кивнул. Расстояние до букв сверху было гораздо больше расстояния снизу. Теперь для кардинала многое прояснилось. Так всегда и бывает, подумал он, за деревьями не видишь леса.

— И что это значит? — спросил он.

— Самое простое объяснение заключается в том, что данный камень, — Пьеро для внушительности постучал пальцем по фотографии, — изначально был частью большой плиты. А потом вторая часть ее по какой-то причине была отделена.

— Вы уверены?

Пьеро отрицательно покачал головой.

— Для полной уверенности мне следовало самому осмотреть камень, но фотографии, в общем, довольно качественные. На одной из них я разглядел отметины, напоминающие те, которые обычно оставляет резец, а им, скорее всего, и раскалывали исходную плиту. Как мне представляется, данный камень служил чем-то вроде указателя к «Гробнице христианства». Если я не ошибаюсь, именно так она названа в Кодексе Папы Виталия?

Вертутти бросил на Мандино взгляд, полный негодования: Пьеро еще раз продемонстрировал глубину своих познаний тайного Кодекса.

— Полагаю, что на нижней части плиты почти наверняка была высечена карта или что-то подобное, — закончил рассуждения Пьеро.

— И каковы выводы? — воскликнул кардинал. — Где отсутствующая часть плиты? И как нам ее найти?

Пьеро пожал плечами.

— Это уже не моя проблема, — ответил он, — но представляется вполне логичным, что тот, кто расколол плиту, вовсе не собирался выбрасывать нижнюю часть. Если бы камень служил простым украшением в стене дома, зачем было его раскалывать? Почему бы не оставить его целым? Единственное логичное объяснение состоит в том, что часть камня была помещена в стену специально в качестве указателя для кого-то, кому было хорошо известно, что нужно искать. Если вам неизвестно, кто такие «лжецы», камень для вас не более чем древняя диковинка. Из чего следует…

— Из чего следует, — перебил его Мандино, — что вторая часть плиты, скорее всего, спрятана где-то на территории виллы, и я немедленно пошлю своих людей обратно, чтобы они хорошенько ее обыскали.

Глава девятая

1
Бронсон прошел по холлу к входной двери и открыл ее. На пороге стоял невысокий брюнет в грязном белом комбинезоне. За спиной у него оглушительно тарахтел мотором старенький светлый грузовик. В кабине грузовика сидели еще трое мужчин.

— Чем могу быть полезен? — спросил Бронсон по-итальянски.

— Мы хотели бы поговорить с синьором Хэмптоном. Нам нужно кое-что выяснить относительно нашей работы.

Бронсон заключил, что перед ним строители, занимающиеся ремонтом виллы.

— Проходите, — сказал он и провел всех четверых на кухню.

Марк поздоровался с ними на весьма приблизительном итальянском.

Бронсон мгновенно перехватил у него инициативу, заявив, что он друг семьи, и предложил рабочим вина. Предложение с благодарностью приняли. Открыв пару бутылок и наполнив бокалы, Бронсон спросил, о чем они хотели поговорить.

— В среду утром нам нужно было кое-что доделать в другом месте, поэтому сюда мы приехали только в полдень, — объяснил бригадир, — но когда мы подъехали к дому, мы увидели здесь полицию. Они сказали нам, что здесь произошел несчастный случай и что мы можем возвращаться домой, так как к работе можно будет приступить не раньше чем через два дня. Потом до нас дошел слух, что синьора умерла. Примите наши искренние соболезнования, синьор Хэмптон.

Бронсон перевел, Марк кивнул в знак благодарности.

— Мы просто хотели узнать, — продолжал бригадир, повернувшись к Бронсону, — желает ли синьор Хэмптон, чтобы мы продолжили работу? У нас есть и другие клиенты, поэтому его отказ не будет для нас большой проблемой. Нам только нужно точно знать.

Бронсон перевел вопрос Марку, и тот закивал. Ремонт не был завершен даже наполовину, и каким бы ни было решение относительно дома, продавать или оставить, работу в любом случае следует довести до конца. Строители заулыбались, и у Бронсона возникли сомнения, так ли уж много у них «других клиентов».

Десять минут спустя, выпив еще по бокалу красного вина, строители приготовились откланяться. Они, пообещал бригадир, возобновят работу утром в понедельник. Бронсон проводил их в холл, но когда они проходили мимо широко открытой двери в гостиную, один из строителей заглянул внутрь и вдруг остановился как вкопанный. Он что-то шепнул своему товарищу, затем вошел в комнату.

— Что случилось? — спросил Бронсон.

Бригадир повернулся к нему лицом. Его прежнее добродушие куда-то улетучилось.

— Мы знаем, что синьор Хэмптон пережил сильный шок, но это не дает ему права так шутить над нами.

Бронсон растерялся.

— Что? Объяснитесь, пожалуйста! — потребовал он.

— Я хочу сказать, синьор Бронсон, что с прошлого вторника здесь явно работали другие строители, и они пользовались нашими инструментами и материалами.

Бронсон решительно покачал головой.

— Насколько мне известно, никто здесь больше не работал. Синьора Хэмптон умерла ночью в среду или рано утром в четверг. Большую часть четверга здесь была полиция, а мы приехали вчера поздно вечером, поэтому когда же?..

Он осекся, внезапно осененный странной догадкой.

— Что, вы говорите, здесь было сделано в ваше отсутствие? — спросил Бронсон.

Бригадир повернулся и показал на камин.

— Вон там. На стене новая штукатурка, но мы ее не укладывали. Мы ждали, пока синьора Хэмптон, — назвав имя умершей, он перекрестился, — решит относительно притолоки.

Бронсон понял, что ему нужна помощь Марка.

— Подождите здесь, — попросил он и быстро вернулся на кухню. — Марк, ты мне нужен.

Когда они вернулись в гостиную, Бронсон попросил бригадира строителей в подробностях объяснить все, что он имеет в виду.

— В понедельник, — начал итальянец, — мы сбили старую штукатурку со стены над камином. Когда обнажилась притолока, мы пригласили синьору Хэмптон, так как в камне была большая трещина. Вот здесь. — Он провел пальцем диагональ над камином. — Под ним был стальной лист, поэтому особой опасности не было, только смотрелось все очень некрасиво. Синьора вначале не хотела закрывать притолоку, но когда увидела, не могла сразу решить, как поступить. И попросила нас подождать, а пока просто сбивать оставшуюся штукатурку, что мы и делали. Как видите, теперь на нем свежая штукатурка. Кто-то еще поработал здесь за нас.

Бронсон вопросительно взглянул на Марка.

— Тебе что-нибудь известно об этом?

Его друг отрицательно покачал головой.

— Ничего. Насколько я знаю, Джеки была очень довольна строителями. Если бы у нее возникли с ними какие-то проблемы, я могу гарантировать, она бы им прямо сказала. Она была очень искренним человеком.

Мягко говоря, добавил про себя Бронсон. У Джеки, пользуясь старой поговоркой, было что на уме, то и на языке. Открытость Джеки среди множества других привлекательных качеств и притягивала к ней Бронсона. Она всегда говорила то, что думала, вежливо, но твердо.

Бронсон повернулся к бригадиру и решительно произнес:

— Мы абсолютно уверены, что здесь, кроме вас, никакие другие строители не работали, тем не менее и в ваших словах у нас нет оснований сомневаться. А теперь скажите мне: когда вы сбили старую штукатурку, вы не нашли ничего необычного на стене, кроме трещины в притолоке?

Бригадир отрицательно покачал головой.

— Ничего, — ответил он, — кроме какого-то камня с надписью.

Бронсон взглянул на Марка с видом победителя.

— Полагаю, я наконец-таки понял, что нашла Джеки, — добавил он, переведя другу слова строителя. И, не дожидаясь ответа Марка, он снова перешел на итальянский. — Сбейте эту штукатурку, — потребовал он, указав на стену. — Прямо сейчас сбейте со стены всю новую штукатурку.

Строитель изумленно взглянул на него, но попросил своих ребят немедленно приступить к работе. Двое из них взяли кувалды, широкие строительные стамески, подтащили к камину пару стремянок и принялись за работу. Через полчаса строители укатили на своем стареньком грузовике, пообещав вернуться утром в понедельник. Бронсон и Марк вернулись в гостиную и уставились на загадочную латинскую надпись, обнажившуюся на стене. Бронсон сделал несколько снимков на цифровую камеру.

— Первые четыре буквы такие же, как те, оттиск которых я обнаружил на чистом листе бумаги в кабинете, — заключил Бронсон. — Это, вне всякого сомнения, латынь. Перевести надпись с ходу я не смогу, но, думаю, с помощью словаря, купленного Джеки, справлюсь без особого труда.

— Думаешь, из-за того, что она попыталась найти перевод трех латинских слов в Интернете, ее и убили? Ты сам должен понимать нелепость подобного предположения!

— Я вовсе не утверждал, что ее убили из-за них намеренно. Но ты должен согласиться, что пока моя версия ее гибели — единственная, в которой есть хоть какой-то смысл. Строители обнажили надпись в понедельник. Джеки списала слова — подтверждение тому бумага в кабинете, — купила латинский словарь, наверное, во вторник и, скорее всего, в тот же день попыталась найти перевод в Интернете. Затем, вероятнее всего во вторник ночью, кто-то проник на виллу, а в среду утром Джеки обнаружили мертвой в холле. Конечно, с нормальной точки зрения полным идиотизмом будет думать, что для кого-то высеченная в камне надпись из трех латинских слов двухтысячелетней давности настолько важна, что ради нее он способен пойти на ограбление со взломом и даже убийство, тем не менее факт остается фактом. Эти три слова для кого-то действительно очень важны, и я готов сделать все, чтобы узнать, для кого и почему. Только вот Интернетом я пользоваться не буду…

2
Альберти и Роган приехали в городок к вечеру. Они следовали инструкциям, которые получали по телефону на сей раз от самого Грегорио Мандино. Он потребовал, чтобы они проникли на виллу в третий и, как они надеялись, в последний раз. Прибыв в Монти-Сабини, они медленно проехали мимо виллы и увидели, что окна освещены на обоих этажах. Это все усложняло, так как они рассчитывали проникнуть внутрь незамеченными и завершить поиск второй части камня. Впрочем, теперь чье — либо присутствие в доме принципиального значения не имело, так как Мандино предоставил им полную свободу действий.

— Кажется, муженек дома, — процедил сквозь зубы Альберти, когда Роган отъехал от виллы. — Будем ждать или как?

— Пару часов подождем, — ответил его напарник. — Может, он к тому времени спать уляжется.

Через два с половиной часа Роган вел машину вверх по дорожке, проходившей рядом с виллой, огибавшей ее, а затем взбиравшейся вверх по холму. Отъехав как можно дальше от дома, чтобы оттуда нельзя было разглядеть машину, Роган развернул ее и выключил фары. Выждал пару минут, чтобы глаза привыкли к полумраку, затем, оставив включенными только габаритные огни, позволил машине самой медленно катиться под уклон, пока они не достигли края поляны, с которого открывался хороший вид на заднюю и боковую часть дома. Здесь он отогнал машину на обочину и выключил фары и мотор. В качестве предосторожности Роган отключил даже свет в салоне, чтобы тот не зажегся при открывании двери.

В одной из комнат на первом этаже старой виллы свет пока горел, поэтому они решили еще подождать.

3
Крис Бронсон захлопнул словарь, откинулся на спинку стула и стал тереть саднящие от усталости глаза.

— Думаю, вот лучший вариант перевода, — заключил он, — «Здесь лежат лжецы».

— Чудесно! — откликнулся Марк с нескрываемым сарказмом. — И что, черт возьми, это может означать?

— Ни малейшего представления, — сознался Бронсон, — но для кого-то должно означать многое. Послушай, сейчас мы все равно вряд ли что-то поймем, поэтому давай на сегодня закончим. Ты иди к себе, а я проверю двери и окна.

Марк встал и потянулся.

— Неплохая мысль, — пробормотал он. — Возможно, во сне подсознание тебе что-нибудь подскажет. Спокойной ночи. Увидимся утром.

Когда Марк ушел из кухни, Бронсон взял один из стульев и засунул его ножкой в ручку задней двери, затем погасил свет и ушел.

Он проверил входную дверь, удостоверился, что она заперта и закрыта на засов и что окна первого этажа тоже закрыты и ставни заперты, и поднялся в свою спальню.


В автомобиле на склоне холма за виллой Альберти толкнул локтем Рогана, который успел задремать, и указал в сторону виллы.

— Свет внизу только что погасили.

Полоски света стали пробиваться из-за закрытых ставен в одной из спален, через десять минут и они исчезли. Тускловатое свечение было заметно еще за одной парой ставен, но Роган с Альберти решили, что это, скорее всего, лампочка на лестнице.

— Еще часок подождем, — решил Роган, закрыл глаза и откинулся на спинку сиденья.


У себя в спальне Крис Бронсон включил ноутбук. Проверил электронную почту, затем вошел в Интернет. Естественно, он не собирался вводить латинскую фразу в строку поиска или искать ее в онлайновом словаре, но существуют ведь и другие способы узнать смысл.

Вначале он запустил небольшую программу, выдавшую неверный IP-адрес. Затем сделал так, чтобы у тех, кто попытался бы его отследить, сложилось впечатление, что он вошел в сеть с сервера, базирующегося в Южной Корее. Достаточно далеко от Италии, подумал Крис, чтобы любого сбить со следа. Но даже совершив все перечисленные манипуляции, он решил не рисковать прямым введением в строку поиска латинской фразы. Вместо этого стал просто просматривать сайты, предлагавшие перевод с классической латыни, вводя достаточно распространенные крылатые выражения.

Минут через сорок Бронсон обнаружил две вещи. Во — первых, то, что удивительно большое число крылатых выражений, которые ему были известны как на английском, так и на итальянском, происходят из латыни. А во-вторых, ни одно из слов, входивших в обнаруженную ими фразу «HIC VANIDICI LATITANT», не являлось частью какого-либо популярного латинского афоризма. Бронсона подобное открытие не удивило. Ведь если бы эта фраза была хорошо известна, она не могла бы иметь особого значения для людей, проникших на виллу. Тем не менее он был доволен, что хоть на один вопрос нашел ответ.

Затем поиск затормозился, и через некоторое время он решил отложить его до следующего дня. Бронсон отключил ноутбук, открыл ставни и одно из окон, погасил свет и лег в постель.


Роган окинул взглядом заднюю часть дома. Затем кивнул Альберти, извлекшему из кармана куртки отмычку. Альберти вставил кончик инструмента в щель между дверью и косяком и надавил. Дверь немного подалась, но тут же снова застыла, что-то ей мешало.

Роган вынул фонарик и посветил в окно. Луч фонаря осветил внутренность кухни. Роган попытался выяснить причины возникшей проблемы, направил луч вниз и выругался. В дверную ручку вставили стул. Он кивнул Альберти, тот извлек отмычку и отошел от двери.

Они осторожно прошли вдоль задней стены дома к ближайшему окну. Как и все окна на первом этаже виллы, оно было снабжено большими деревянными ставнями. Роган, однако, не видел в этом большой проблемы, просто будет немного больше шума. Он осветил фонариком замок и удовлетворенно кивнул. Обе половины ставен соединялись центральным замком. В подобном соединении только один существенный недостаток: достаточно вскрыть замок, и обе ставни тут же распахнутся.

Роган взял отмычку из рук Альберти, просунул ее между двумя ставнями, пока она не коснулась задней части замка, и затем резко надавил. Замок со скрежетом открылся, и ставни распахнулись. Роган открыл их до конца и закрепил специальными крючками, вделанными в стену.


У себя в спальне, расположенной прямо над этим окном, Бронсон никак не мог уснуть. Он лежал в темноте и размышлял над смыслом странной латинской фразы.

И вдруг услышал странный шум — стук металла, за которым последовал скрип, затем вновь металлический звук. Он сразу вылез из постели узнать, что происходит, подошел к окну и осторожно глянул вниз.

Бронсон увидел две темные человеческие фигуры, в свете луны казавшиеся странно громоздкими, и заметил луч от фонарика, блуждающий по окнам первого этажа. Ставни на одном из окон, которые он затворил примерно час назад, были широко открыты.

Бронсон медленно отошел от окна и проследовал в другую часть комнаты, где лежала его одежда. Натянул черный свитер, надел такие же темные брюки и кроссовки, затем осторожно открыл дверь спальни, вышел на площадку и спустился по лестнице.

Оружия в доме не было, но в подставке для зонтов рядом с входной дверью было несколько тяжелых тростей. Бронсон вынул самую большую и прикинул ее вес. Вполне сойдет, решил он. Затем проследовал к двери гостиной, которая, к счастью, не была заперта. Он приоткрыл дверь и проскользнул в комнату. Окно с распахнутыми ставнями сразу бросалось в глаза, и Бронсон, наклонившись, быстро проскочил налево. Незваные гости были пока не видны. Это значило только то, что они еще не успели разбить стекло, чтобы проникнуть внутрь.


Окно в деревянной раме состояло из двенадцати отдельных стекол, и Роган был готов и к такому варианту. Он не предполагал, что они не смогут, как в прошлый раз, проникнуть в здание через заднюю дверь, но всякий раз, получая задание пробраться в какой-то дом, готовил помимо основного еще и запасной план. А для такого старого строения, о специальной охране которого никто особенно не заботился, самым естественным местом проникновения было окно, разбить которое не представляло особого труда.

Роган вынул из кармана скотч, оторвал от него несколько кусков, протянул их Альберти, который наклеил их на стекло в виде звезды, оставив посередине выступающую «ручку», образовавшуюся из центральных отрезков ленты. Затем Альберти взял ленту в левую руку, перевернул отмычку и закругленным концом ударил по заклеенному окну. Стекло разбилось мгновенно, но осталось приклеенным к скотчу, и его не составило труда быстро извлечь из рамы. Он протянул стекло Рогану, который аккуратно положил его на землю, затем просунул руку внутрь и открыл оконный замок.

Несмотря на то что он приложил все усилия, чтобы вызвать как можно меньше шума, полностью исключить возможность того, что его кто-то услышал, было нельзя, поэтому, перед тем как влезть на подоконник, Альберти вынул пистолет из наплечной кобуры, проверил магазин и передернул затвор. Снял оружие с предохранителя, затем, ухватившись за раму слева и упершись правой ногой в выступающий камень стены, просунул голову в окно, собираясь пролезть в комнату.


В это мгновение Бронсон начал действовать. Он видел и слышал, как разбилось стекло, и прекрасно понимал, как дальше поведут себя преступники; кроме того, он знал, что, если им удастся проникнуть в дом, у него не будет никаких шансов.

Поэтому когда Альберти наклонился вперед, протянув правую руку и приготовившись запрыгнуть в комнату, Бронсон отошел от стены и изо всей силы ударил его тростью, сломав грабителю руку в нескольких дюймах ниже плеча. Итальянец закричал от боли и шока, выронил пистолет и тяжело рухнул назад на землю.


Мгновение Роган не мог понять, что произошло. Только он отошел от стены, чтобы дать Альберти возможность пролезть в окно, и вот не прошло и секунды, как напарник падает обратно, крича от боли. Тут в свете луны он разглядел руку Альберти и понял, что она сломана. Это могло означать только одно. Поэтому он не стал раздумывать, подошел к окну и поднял пистолет.

Неопределенные очертания человеческой фигуры скрылись в темноте комнаты. Роган мгновенно направил оружие в том направлении, куда двигалась фигура, прицелился и нажал на спуск. Пуля разбила кусок еще целого стекла в окне и вошла в противоположную стену комнаты.


Вначале раздался оглушительный звук выстрела, несколько мгновений спустя последовал звон разбитого стекла. Боевая подготовка помогла Бронсону и здесь — он успел вовремя лечь на пол. При этом он прекрасно понимал, что, если бандит заглянет внутрь комнаты, он сразу же его увидит. Нужно как можно скорее скрыться из виду.

Основание окон первого этажа было довольно высоким, поэтому стрелку пришлось встать почти на цыпочки, что крайне неудобно. Бронсон, двигаясь с достаточной быстротой, вполне мог ускользнуть из его поля зрения.

Бронсон вскочил на ноги и побежал по комнате, нагнувшись и петляя.

Прозвучали еще два выстрела, громом огласив ночную тишину. Крис слышал, как пули ударяются о камень стен, но обе пролетели мимо.

До начала ремонтных работ в гостиной стояли большой деревянный стеллаж из трех секций, пара журнальных столиков и полдюжины небольших стульев. Теперь всю упомянутую мебель сдвинули в кучу примерно посередине комнаты.

Бронсон, конечно, не питал ни малейших иллюзий относительно того, что деревянная мебель, из скольких бы предметов она ни состояла, сможет надежно защитить от пуль, но, по крайней мере, если бандит не будет его видеть, ему не во что будет и целиться. Поэтому он нырнул под закрытую простыней большую груду и растянулся на деревянных половицах.


Альберти с трудом поднялся на ноги, держась за сломанную руку и воя от боли. Роган понимал, что нынешней ночью в дом не проникнуть. Даже если Хэмптон — или кто бы там ни находился — не вызвал карабинеров, кто-то в соседних домах, скорее всего, услышал выстрелы и позвонил в полицию. Кроме того, необходимо доставить Альберти в больницу, хотя бы ради того, чтобы заставить его заткнуться.

— Ну давай, — пробурчал он, запихивая пистолет в кобуру и наклонившись, чтобы помочь напарнику подняться. — Пойдем в машину.

В течение двух минут оба бандита скрылись в ночной темноте.


Бронсон все еще сидел, скорчившись, за грудой мебели, когда у него над головой раздался звук шагов. Еще через несколько мгновений в холле зажегся свет. Бронсон знал, что сейчас для него главное остановить друга, чтобы тот не попал под обстрел, поэтому, быстро глянув в сторону открытого окна, он бегом пересек комнату по направлению к двери, открыл ее и выскочил в холл.

— Что, черт возьми, происходит, Крис? — воскликнул Марк, протирая глаза. — Мне показалось, что где-то стреляют.

— Стреляли здесь. У нас только что были гости.

— Что?

— Дай мне еще минуту. Просто оставайся здесь, в холле, и не заходи в гостиную. Где выключатель дежурного света?

Марк сделал жест в сторону панели с выключателями в конце холла рядом с коридором, ведущим на кухню.

— Внизу справа.

Бронсон подошел к панели и нажал на выключатель.

— Не ходи в гостиную, Марк, — еще раз предупредил он, затем взбежал вверх по ступенькам.

Оказавшись на втором этаже, он поочередно выглянул из всех окон, проверив местность рядом с домом. Лампы дежурного света, установленные Хэмптонами, находились прямо под окнами спальни. Это позволяло наблюдать за территорией вокруг здания со второго этажа без опасности быть замеченным.

Бронсон проверил дважды, но нападавшие, кем бы они ни были, исчезли. Единственный звук, который донесся до него, помимо лая собак и стрекотания цикад, был звук мотора удаляющейся машины. Возможно, машины грабителей. Он еще раз осмотрел все окна, затем спустился по лестнице в холл, где его послушно дожидался Марк.

— Я почти уверен, мы имеем дело с теми же, кто проникал на виллу и раньше, — сказал ему Бронсон. — Они решили влезть в дом через окно, потому что я заложил заднюю дверь стулом.

— И они в тебя стреляли?

— По крайней мере три раза, а может быть, и четыре. Подожди здесь, пока я закрою ставни в гостиной.

Бронсон осторожно открыл дверь, заглянул внутрь и только потом вошел в комнату. Проследовал к открытому окну, выглянул на улицу, огляделся по сторонам и закрыл ставни. Затем захлопнул окно и включил свет, после чего в комнату вошел Марк. В это мгновение Бронсон заметил, что рядом с разбитым окном на полу что-то валяется, и практически сразу же понял, что перед ним полуавтоматический пистолет.

Бронсон поднял его, извлек магазин и вынул патроны. У него в руках был совсем не новый девятимиллиметровый «браунинг хай-пауэр», один из самых распространенных и самых надежных полуавтоматических пистолетов. Он вновь вставил патроны, перезарядил оружие и засунул за пояс брюк.

— Это твой? — спросил Марк.

Бронсон отрицательно покачал головой.

— В Британии в наше время оружие есть только у преступников благодаря тусовке, состоящей из идиотов и политтехнологов, которым кажется, что они управляют страной. Пистолет, который я держу в руках, уронил парень, пытавшийся залезть в окно. Люди, с которыми мы столкнулись, шутить не собираются.

— Нужно вызвать полицию.

— Я и есть полиция, ты что, забыл? Да и чем они могут нам помочь?

— Эти люди пытались незаконным образом проникнуть в мой дом, и они стреляли в тебя!

— Понимаю, — спокойно отозвался Бронсон, — но суть ведь в том, что нам неизвестно, кто они такие, а взломанная дверь, разбитое окно и пара отверстий от пуль — вот и все улики, которыми мы располагаем, ну, если только они не оказались полными болванами и не потеряли у нас под окнами бумажник.

— У тебя их пистолет! Неужели полиция не сможет найти их по… — Марк осекся, внезапно осознав наивность своих слов.

— Люди, проникающие по ночам в чужие дома, не носят с собой оружия, по которому их можно было бы выследить. Они, конечно, бандиты, но вовсе не идиоты.

— Мы должны хоть что-то сделать! — воскликнул Марк.

— Конечно, — заверил его Бронсон. — Более того, мы уже кое-что сделали. — И он указал на расчищенную плиту над камином. — Как только мы выясним, что означает эта надпись, мы, скорее всего, поймем, почему парочка бандитов любыми способами пытается проникнуть к тебе в дом. И может быть, сумеем понять, кто стоит у них за спиной.

— Что ты имеешь в виду?

— Мне думается, что двое бандюг, которые попытались проникнуть к нам, попросту наняты кем-то для выполнения определенной работы. Даже если бы нам удалось их поймать, мы вряд ли бы что-то узнали от них. В лучшем случае они воспроизвели бы нам поручение, которое им дали хозяева. За всем происходящим на твоей вилле чувствуется какой-то план, и именно его мы и должны понять, если хотим разобраться в последних событиях. Но ядром всего является эта надпись.

4
Выехав за пределы Рима, Роган остановил машину на стоянке и выключил мотор. Рядом с ним на месте пассажира скорчился стонущий Альберти, беспомощно сжимая сломанную руку. Роган старался ехать как можно быстрее. Он остановился только раз, чтобы дозвониться до Мандино и объяснить ему, что произошло. Однако, чтобы доехать до места назначения, ему понадобился почти час. Альберти жутко страдал от боли, Роган же мечтал только об одном — чтобы напарник поскорее заткнулся.

— Да примолкни ты, ради всего святого! Мы почти приехали. Через пару минут тебе в руку засадят иголку, а когда проснешься, все пройдет.

Он вышел из машины, обогнул ее и открыл дверцу у сиденья пассажира.

— Не прикасайся ко мне! — крикнул Альберти хриплым искаженным голосом, пытаясь самостоятельно выбраться из машины с помощью одной левой руки.

— Вставай! — рявкнул на него Роган. — Я сниму с тебя кобуру. Ты ведь не пойдешь с ней к врачу!

Роган помог компаньону снять куртку, отстегнул ремень и снял кобуру.

— Где твой пистолет? — спросил он.

— Что?

— Твой браунинг! Где он? В машине?

— О черт! Нет! — У Альберти перехватило дыхание. — Я держал его в руке, когда лез в окно. Он, наверное, остался в доме.

— О господи! — воскликнул Роган. — Еще этого нам не хватало!

— А какие проблемы? По нему нас все равно не найдут.

— Это я понимаю. Но также понимаю, что у сукина сына там, в доме, теперь есть оружие, а мне ведь нужно туда возвратиться и закончить работу.

Роган повернулся и указал на здание, залитое электрическим светом на противоположной стороне дороги от стоянки.

— А теперь иди вон туда. Приемное отделение скорой помощи находится справа. Скажи им, что упал, или придумай что-нибудь поинтереснее.

— Ладно, — буркнул Альберти и поплелся по направлению к больнице, держась за правую руку.

— Мне очень жаль, — пробормотал Роган шепотом, вытащил пистолет, одним ловким движением снял с предохранителя, направил оружие на затылок Альберти и нажал на спуск.

Альберти упал бездыханным на землю в то же мгновение, как звук выстрела огласил окрестности. Роган подошел к трупу, перевернул его, стараясь не смотреть на кровавое месиво, в которое превратилась голова напарника, и достал бумажник. После чего вернулся в машину и уехал.

Проехав две мили, Роган остановился и позвонил Мандино.

— Сделано, — произнес он в трубку.

— Хорошо. Твой первый успех за сегодняшний день. А теперь возвращайся на виллу и завершай начатое. Мне нужно, чтобы ты нашел отсутствующий камень.

Глава десятая

1
— Думаю, что нам понадобится помощь.

Наступило утро. Бронсон и Марк сидели на кухне и завтракали.

— Ты имеешь в виду полицию? — спросил Марк.

Бронсон отрицательно покачал головой.

— Я имею в виду помощь специалиста. Этот дом стоит здесь примерно шесть столетий, но тот камень намного старше, возможно, ему уже пару тысяч лет. В противном случае как объяснить латинский язык? Если бы камень оказался здесь в момент строительства дома, вероятнее всего, надпись бы сделали на итальянском. Нам нужен кто-то, кто смог бы объяснить, что означает обнаруженная нами латинская фраза и почему она так важна.

— И кто, по-твоему?.. А, ты подумал об Анджеле? Полагаешь, она поможет?

Бронсон с явной неохотой кивнул. Бывшая жена была единственным известным ему человеком, который имел какое-то отношение к миру древностей, но Бронсон был вовсе не уверен, что она с пониманием отнесется к просьбе. Расстались они в раздражении друг на друга, так что Крис надеялся, что она воспримет его просьбу как интересную профессиональную проблему.

— Надеюсь, — ответил Бронсон. — Я, конечно, понимаю, что латинские надписи на каменных глыбах не ее специальность, однако Анджела наверняка знает кого — то в Британском музее, кто сможет нам реально помочь. Она и сама немного знает латынь, так как занимается европейской керамикой первого — третьего веков, но нам все-таки необходимо проконсультироваться у настоящего эксперта.

— Ты ей позвонишь?

— Нет. Скорее всего, она не ответит, если увидит мой номер. Я пошлю ей парочку фотографий по электронной почте. Надеюсь, это пробудит в ней любопытство.

Бронсон прошел в спальню и вернулся с ноутбуком. Вывел на экран первый снимок и показал его Марку.

— Нужно выбрать два или максимум три снимка, притом тех, на которых надпись видна достаточно отчетливо. Вот, к примеру, первый.

— Изображение немного размытое, — решил Марк. — Попробуй следующий.

В течение пяти минут они выбрали две фотографии, одну с расстояния в несколько футов, на ней было хорошо видно положение камня, и вторую с надписью крупным планом.

— Вот эти две отличные, — заключил Марк.

Бронсон тем временем принялся за сочинение письма бывшей жене, в котором объяснял, при каких обстоятельствах они обнаружили камень и где.

— Думаю, пройдет немало времени, прежде чем она ответит, — задумчиво произнес он.

Он ошибался. Через час с небольшим на его «Сони» раздался мелодичный звук, сообщавший о получении электронного письма. Поступило оно, однако, не от Анджелы, а от человека по имени Джереми Голдмен и было в две страницы длиной.

— Послушай, — обратился Бронсон к другу. — Получив фотографии, Анджела переслала их своему коллеге, специалисту в древних языках Джереми Голдмену. Тот сделал перевод надписи с латыни, но он полностью совпадает с тем, который получился и у нас: «Здесь лежат лжецы».

— Значит, мы потеряли время впустую, — заключил Марк.

— Вовсе нет. Здесь также есть его предположения относительно того, откуда мог взяться наш камень. Прежде всего он проанализировал саму надпись. Он откровенно признается, что не знает, кто имеется в виду под «лжецами», но предполагает, что это слово может относиться к авторам каких-то книг или текстов, которые, по мнению создателя надписи, были фальшивкой. Кроме того, Голдмен полагает, что мы имеем дело не с надгробным камнем, так как на надгробии был бы употреблен другой глагол. Он считает, что под камнем просто было что-то спрятано. Буквы в надписи высечены довольно грубо, а их форма заставляет сделать вывод, что надпись довольно старая и, возможно, относится к первому веку нашей эры. Затем Голдмен проанализировал форму камня и вновь пришел к заключению, что она не соответствует форме надгробия. Он полагает, что первоначально камень был частью стены и что под ним были другие камни с надписью, на которых, по всей вероятности, имелась карта, указывавшая местонахождение того, что имелось в виду в нашей фразе. Завершает свое послание Голдмен замечанием, что с исторической точки зрения камень представляет определенный интерес, но значительной ценности не имеет. И он делает вывод, что во время возведения здания строители нашли камень и решили использовать его в кладке как любопытный курьез. Со временем вкусы поменялись, и его заштукатурили.

— Все это интересно, — признал Марк, — однако на основной вопрос все равно не дает ответа: почему «взломщики» несколько раз пытались проникнуть на мою виллу.

— Мне кажется, какой-то ответ мы все-таки получили, — возразил Бронсон. — К чему бы ни относилась латинская фраза, кому-то очень хочется, чтобы то, на что она намекает, навеки осталось сокрытым. В противном случае почему бандиты тратили время на заштукатуривание камня? Их хозяевам прекрасно известно, кто имеется в виду под «лжецами», и страшно хочется отыскать место, где они прячутся. Они ищут вторую часть надписи, карту или какое-то указание на то, где сокрыта тайна.

— И что нам теперь делать? — спросил Марк.

— Вполне очевидную вещь, Марк. Мы должны найти отсутствующий камень до возвращения грабителей.

2
Количество кофе, выпитого кардиналом Иосифом Вертутти, росло с необычайной быстротой. И вновь его вызвал Мандино, и вновь они встретились в шумном уличном кафе, на сей раз на пьяцца Кавур, совсем недалеко от Ватикана. Как обычно, Мандино пришел в сопровождении двух молодых телохранителей и, как надеялся Вертутти, с хорошими новостями.

— Ваши люди нашли остаток камня? — спросил он, с надеждой взглянув на Мандино.

Мандино отрицательно покачал головой.

— Нет. У них возникли трудности, — ответил он, но в подробности вдаваться не стал.

— И что теперь?

— Ваша проблема отнимает у меня все больше времени, кардинал, и вынуждает идти на совершенно непредусмотренные расходы. Насколько я понимаю, мы решаем названную проблему в интересах вашего хозяина, и я хочу довести до вашего сведения, кардинал, что часть упомянутых расходов должна быть оплачена вами.

— Что?! Вы ожидаете, что Ватикан, — Вертутти понизил голос, произнося это слово, — вам заплатит?!

Мандино кивнул.

— Именно. Наши расходы по данному делу предположительно должны составить около ста тысяч евро. Я надеюсь, вы сможете организовать перевод соответствующих средств на наши счета, как только обсуждаемая проблема будет успешно решена. В дальнейшем я сообщу вам все реквизиты.

— Ничего подобного я делать не буду! — взорвался Вертутти. — У меня нет доступа к таким суммам, а даже если б и был, я бы не перевел ни одного евро на ваш счет!

Мандино окинул его равнодушным взглядом.

— Я ожидал от вас подобной реакции, кардинал. К сожалению, вы находитесь не в том положении, чтобы возражать. Если вы не согласитесь выделить на расходы упомянутую скромную сумму, у меня может сложиться мнение, что в интересах моей организации будет лучше не уничтожать реликвию и не передавать ее вам. Возможно, самым правильным решением будет обнародовать результаты наших изысканий. Пьеро весьма заинтересовали наши находки, и он полагает, что его академическая карьера пойдет в гору, если он сможет выйти на разыскиваемый нами объект и представить его для дальнейшего научного исследования. Однако я подчеркиваю: выбор за вами, кардинал.

— Насколько я понимаю, вы пытаетесь меня шантажировать, Мандино?

— Можете называть мое обращение к вам, как вам угодно, ваше преосвященство, только прошу вас, не забывайте, с кем вы имеете дело. Моя организация несет значительные расходы, проводя данную операцию ради вас и вашей организации. И я не вижу ничего предосудительного в том, чтобы вы взяли эти расходы на себя. Если вы предпочтете отказать мне в просьбе, я со своей стороны буду считать себя свободным от любых обязательств перед вами, и в дальнейшем мы будем поступать с тем, что нам удастся найти, исходя из собственных интересов. И не забывайте, что лично я к вашей церкви никаких теплых чувств не питаю. Дальнейшая судьба вашей реликвии меня заботить не будет.

Вертутти бросил на него злобный взгляд, но оба прекрасно понимали, что у него нет выбора.

— Ладно, — процедил сквозь зубы Вертутти, — я попробую что-нибудь сделать.

— Вот и прекрасно! — просиял Мандино. — Я знал, что рано или поздно вы примете правильное решение. Я сообщу вам, как только проблема в Понтичелли будет решена.

3
— Джереми Голдмен — проницательный парень, — заметил Бронсон.

Он перечитывал электронное послание от ученого и только сейчас обратил внимание на одно его интересное предположение.

— В каком смысле? — спросил Марк.

— Он заметил еще одну вещь относительно нашего камня. Он пишет, что латинский текст находится в центре камня только по горизонтали, но не по вертикали. Надпись расположена ближе к нижнему краю камня, чем к верхнему. А это может означать, что мы имеем дело лишь с частью камня и что кто-то отколол его нижнюю половину. Пойдем посмотрим.

Они прошли в гостиную, остановились перед камином и воззрились на камень. Сразу же стало ясно, что Голдмен прав.

— Посмотри вот сюда, — сказал Бронсон. — Теперь, когда я знаю, что искать, я хорошо вижу следы в тех местах, где работали резцом, чтобы отбить нижнюю часть камня. Наш камень, вероятно, когда-то был частью большой плиты, возможно в два раза превосходившей его по размерам. Поэтому сейчас необходимо отыскать нижнюю половину, на которой, возможно, находится карта или что-то в этом роде.

— Задача довольно сложная. Ведь весь дом выстроен из камня, и гараж тоже. Там раньше располагалась конюшня, а потом небольшой сарай. Дом окружен садом, и в земле огромное количество камней, многие из которых, судя по правильно обтесанным граням, тоже когда — то использовались в строительстве. Если нужный камень находится здесь, его поиски могут занять уйму времени.

— Я полагаю, Марк, что если камень где-то здесь, то он должен быть вмурован в стену дома, как и тот, с надписью. Исходную плиту очень осторожно раскололи на две части, нижняя грань почти ровная, и я не думаю, что тот, кто с такой тщательностью отнесся к своей работе, мог просто выкинуть его в сад.

— Значит, начнем поиски с виллы. Но проблема остается: какую стену мы проверим первой?

Бронсон широко улыбнулся вопросу друга. Этот поиск, каким бы странным и абсурдным он ни был, отвлекал их мысли от гибели Джеки.

— Придется осмотреть их все, и почему бы не начать прямо отсюда?

Прошло полчаса, и друзья вновь стояли в гостиной и смотрели на камень над камином. Со всех стен в доме за исключением трех комнат штукатурку сбили еще до того, как Хэмптоны приобрели виллу. Крис с Марком осмотрели все свободные от штукатурки камни в доме и ничего не нашли. Оставались две комнаты, где предстояло потрудиться более основательно: столовая, в которой две стены были покрыты старой штукатуркой, и сама гостиная, где на половине каминной стены тоже оставалась старая штукатурка.

— Ты уверен, что это так необходимо? — спросил Марк, увидев, как Бронсон натягивает комбинезон, оставленный строителями, и берет молоток и зубило.

— Думаю, да. Единственный способ решить проблему состоит в том, чтобы отыскать вторую половину камня.

— А что мы будем делать потом?

— Я смогу ответить на твой вопрос, только когда мы найдем камень и расшифруем то, что на нем написано.

Затем он повернулся и стал внимательно рассматривать стену рядом с камином. Старая штукатурка начиналась немного левее треснувшей притолоки и тянулась до задней стены, штукатурка с которой уже была сбита.

Крис крепко сжал в руке зубило, приставил к стене на расстоянии трех дюймов от края штукатурки и изо всей силы ударил по нему молотком. Зубило вошло внутрь примерно на дюйм, и кусок штукатурки упал на пол, обнажив часть стены. И сразу стало ясно, что работы у них осталось не так уж и много.


Роган устал, был раздражен и подавлен. Вернувшись в Монти-Сабини, остаток ночи он проспал в машине, затем отправился в город перекусить, после чего сразу же вернулся к дому и все утро провел, наблюдая за виллой в бинокль.

Он заметил там двоих мужчин, а не одного, как предполагал первоначально. Один из них надел комбинезон и стал отбивать штукатурку со стены в гостиной. Складывается впечатление, подумал Роган, что Хэмптон с другом собираются сделать за него всю работу.

Старая вилла со всех сторон была окружена лужайками, поросшими кустарником и деревьями, поэтому итальянцу не составило большого труда добраться до нее незамеченным. Он прислонился к стене у самого окна гостиной. Отсюда он мог наблюдать за происходящим внутри.


Сбивание штукатурки заняло совсем немного времени. При каждом ударе зубилом от стены отваливался кусок в два-три квадратных дюйма, и примерно через полтора часа после того, как они начали работу, эта часть стены была очищена от штукатурки. Затем Крис с Марком проверили все обнажившиеся камни по одному. На некоторых остались отметины от зубила, но ни на одном не было ничего, что хотя бы отдаленно напоминало карту или какую-то надпись.

— И что теперь? — спросил Марк, глядя на груду мусора у основания стены.

— Я почти уверен, что он где-то здесь, — ответил Бронсон. — Просто не могу поверить, что камень с надписью вделали в стену просто как украшение. Латинская фраза на нем имеет какой-то смысл в наше время, и уж конечно, она имела его, когда строился дом. В конце концов…

Он осекся, взглянув на камень над камином. Возможно, решение все это время находилось рядом, а они его не замечали.

— Что случилось?

— А нет ли в нашей загадке еще одной загадки? По мнению Джереми Голдмена, надпись была сделана в первом веке, а дому всего около шестисот лет.

— Ну и что?

— А то, что камню с надписью было полторы тысячи лет, когда построили дом. Если бы камень предназначался только для украшения, куда бы поместили его строители? Наверное, над камином, — ответил Бронсон на свой же вопрос, — но совсем не там, где он сейчас находится. Они поместили бы его в центре, прямо над притолокой. А он заметно сдвинут к краю. И это было сделано специально, чтобы подчеркнуть, что камень не просто украшение, а имеет особый смысл. Предположим, тот, кто строил дом, нашел камень и попытался добраться до тех самых «лжецов», кем бы они ни были, но не смог воспользоваться картой или обнаружить необходимый ключ к ней. Тогда он решил расколоть камень и спрятать кусок с картой где-нибудь для лучшей сохранности, оставив будущим поколениям какой-то намек на его местонахождение. Поэтому одна часть камня должна указывать на то место, где находится вторая его часть, каковая сама по себе есть карта, которая должна вывести к каким-то древним реликвиям. И если мое предположение верно, то латинское слово «hic», означающее «здесь», — самое главное во всей надписи. Не должно ли оно сообщить нам, где находится вторая половина камня?

— Значит, по-твоему, слово «здесь» отмечает «место, где зарыт клад», как в игре?

— Именно.

— И где он тогда? — спросил Марк. — Это капитальная стена почти в метр толщиной. Другие камни под камнем с надписью не только никак не отмечены, но и вообще другие по материалу. К чему в таком случае относится «hic»?

— Необязательно к чему-то в самой стене. Не исключено, что вторая половина камня спрятана под полом.

Однако его предположение выглядело крайне маловероятным. Камин в старом доме был выложен из больших кусков гранита, а пол перед ним сложен из толстых дубовых досок. Если тайник действительно находился где-то под камином или под полом, чтобы добраться до него, потребуется затратить массу усилий, не говоря уже о необходимости применения специальных подъемных приспособлений.

— Не думаю, что разыскиваемый нами предмет может находиться под каким-нибудь простеньким люком, — заметил Бронсон, — с другой стороны, сомневаюсь, что он может быть запрятан так глубоко, что ради него нам пришлось бы снести половину дома.

Он снова взглянул на стену.

— Говоришь, она примерно в метр толщиной?

Марк кивнул.

— Может быть, что-то спрятано с противоположной стороны стены? У тебя есть какая-нибудь рулетка?

Марк сходил в гараж в мастерскую и через пару минут вернулся с плотницким стальным метром. Бронсон взял его и, воспользовавшись полом и краем дверного проема, ведущего в столовую в качестве исходных точек, измерил точное положение центра камня. Марк занес полученные результаты на лист бумаги, после чего они вдвоем прошли в столовую.

Столовая была намного меньше гостиной, а общая с гостиной стена оказалась полностью заштукатурена. Вся мебель на своих местах, хотя и была покрыта вездесущим серым холстом. Хэмптоны планировали пробить большой проход в южной стене столовой и сделать там оранжерею, но на такую переделку следовало вначале получить разрешение.

Воспользовавшись записями и рулеткой, Бронсон начертил крестик на соответствующем месте на стене в столовой. Чтобы еще раз удостовериться, что нашли то самое место, они еще раз проверили свои измерения в гостиной и в столовой.

Затем Бронсон взял молоток и зубило, взобрался на стремянку и нанес удар по стене чуть ниже того места, где стоял крест. По штукатурке прошла трещина, и после еще двух ударов от стены отвалился большой кусок. Бронсон вытер руку об обнажившийся камень, пытаясь стереть пыль и прилипшие осколки.

— Здесь что-то есть, — провозгласил он громким от волнения голосом. — Не карта, а нечто похожее еще на одну надпись.

Еще полдюжины ударов — и стена освободилась от остатков старой штукатурки.

— Вот, возьми, — Марк подал другу новенькую трехдюймовую кисть.

— Спасибо, — пробормотал Бронсон и несколько раз провел кистью по камню.

Еще несколько ударов молотком, и от камня отвалились последние кусочки штукатурки. Теперь Крис и Марк отчетливо видели, что было высечено на камне.

Надпись, говорившая о кровавой истории другого государства, надпись, из-за которой убить человека было совсем не жаль.


Роган с интересом наблюдал за тем, как мужчина в рабочем комбинезоне сбивает штукатурку со стены в гостиной, и в душе посмеивался тому, что парни там, в доме, никак не могут отыскать то, что им так хочется найти. Ладно, думал Роган, меньше будет работы.

Поначалу Роган никак не мог понять, почему они прилагают такие усилия и тратят так много времени на измерение точного положения в стене камня с надписью, хотя ему сразу стало ясно, что мужчины о чем-то догадались, когда тот и другой проследовали в столовую. Как только они исчезли из виду, Роган пригнулся и пробежал вдоль стены до первого из двух окон столовой. Там медленно и осторожно выпрямился, чтобы видеть, что происходит в комнате, хотя прекрасно понимал, что, даже если бы он плясал у них под окном голым, его все равно бы не заметили, настолько они были увлечены работой.

Роган внимательно наблюдал, хотя толстое старое стекло в окне столовой мешало ему видеть происходящее в доме с необходимой отчетливостью. Тем не менее он понял, что мужчина, сбивавший штукатурку, что-то обнаружил. Создавалось впечатление, что вторая часть камня, которую его послал разыскивать Мандино, действительно находилась в доме.

Однако на камне не было ожидаемой карты. Сквозь неровное оконное стекло Роган смог разглядеть только нечто похожее на несколько стихотворных строк. Впрочем, каким бы ни было содержание новой надписи, сам факт ее обнаружения заставлял Рогана немедленно позвонить Мандино. Сейчас он явно не мог проникнуть в дом, так как на стороне его вероятных противников было численное превосходство, кроме того, один из них был вооружен пистолетом Альберти. Мандино обещал прислать помощника из Рима, но тот пока еще не появился.

Как бы то ни было, сейчас самое важное — сообщить Мандино о находке и ждать дальнейших указаний. Роган снова пригнулся, пробежал вдоль стены мимо окна гостиной и столовой, быстро пересек лужайку по направлению к пролому в изгороди, через который он проник на территорию виллы, и поспешил к машине и сотовому, лежавшему у него в бардачке.


— Что, черт возьми, это такое, Крис? — спросил Марк, когда Бронсон спустился со стремянки и взглянул на камень с надписью.

Бронсон покачал головой.

— Не знаю. Если предположение Джереми Голдмена верно, так же как и наше истолкование надписи на первом камне, перед нами должна быть карта. Однако то, на что мы сейчас смотрим, может быть чем угодно, только не картой.

— Постой-ка, — перебил его вдруг Марк. — Я хочу кое — что проверить.

Он прошел в гостиную и взглянул на первый камень, затем снова вернулся в столовую.

— Я так и думал. Этот камень немного отличается по цвету. Ты уверен, что они связаны между собой?

— Не знаю. Я уверен только в одном: камень в столовой был вмурован в стену прямо напротив камня из гостиной, их положение совпадает до дюйма. Сомневаюсь, что подобное соответствие всего лишь случайное совпадение.

— Надпись похожа на стихотворение, — заметил Марк.

Бронсон кивнул.

— Мне тоже так кажется, — согласился он, глядя на десять строк причудливого шрифта, высеченного в камне в виде двух стихотворных строф, под совершенно непонятным заглавием, состоящим из трех сочетаний заглавных букв, возможно, каких-то сокращений. — Хотя мне совершенно непонятно, зачем закладывать камень со стихотворной надписью в стену в этом самом месте.

— Но ведь язык в ней не латинский?

— Конечно нет. Думаю, у некоторых слов здесь французские корни. Вон те три, к примеру: «ben», «dessus», «perfecte» — очень похожи на современные французские слова. А другие, типа «calix», явно из какого-то другого.

Бронсон снова взобрался на стремянку и еще раз окинул надпись пристальным взглядом. Разница между надписями на двух камнях не сводилась только к разнице в использовавшихся языках.

Марк прав, камни были разного цвета, да и форма и начертание букв в стихотворных строках решительным образом отличались от букв в надписи на первом камне, а в некоторых местах второй камень полностью истерся, словно на протяжении многих лет к нему прикасалось бесчисленное количество рук.

4
Телефонный звонок взорвал тишину кабинета.

— Есть новости, кардинал.

Вертутти мгновенно узнал слегка насмешливую интонацию Мандино.

— Что случилось?

— Один из моих людей ведет наблюдение за домом в Монти-Сабини, и несколько минут назад он стал свидетелем обнаружения еще одного камня с надписью в стене на вилле прямо напротив первого камня. Это не карта, а больше похоже на несколько поэтических строк.

— Стихотворение? Какая-то чепуха!

— Я не говорил, что там действительно стихотворение, кардинал, я только сказал, что у моего человека сложилось впечатление, что он увидел на камне стихотворение. Что бы там ни было, совершенно ясно, что мы имеем дело со второй частью исходной плиты.

— И что вы намерены предпринять?

— Вопрос слишком деликатный, чтобы я мог оставить его на усмотрение моих солдат. Завтра рано утром я отправлюсь в Понтичелли вместе с Пьеро. Мы проникнем в дом и прежде всего сфотографируем надписи, а затем уничтожим их. Как только мы получим эту дополнительную информацию, я уверен, Пьеро сможет сделать вывод относительно того, в каком направлении продолжать поиски. Во время моего отсутствия вы сможете связаться со мной по сотовому телефону, но на случай каких-либо чрезвычайных обстоятельств я дам вам номер телефона своего помощника Антонио Карлотти.

— Каких чрезвычайных обстоятельств?

— Любых, кардинал. Через пару минут вам поступит сообщение с набором цифр. И пожалуйста, не выключайте сотовый. Кроме того, — продолжал Мандино, — вы должны полностью отдавать себе отчет в том, что, если те двое на вилле поняли…

— Двое? Какие двое?

— Один, мы полагаем, муж покойной женщины, кто второй — неизвестно. Как я уже говорил, если выяснится, что эти двое обнаружили то, что ищем мы, у меня не будет другого выхода, кроме как применить санкции.

Глава одиннадцатая

1
— Думаю, стихи написаны на прованском, Марк, — сказал Бронсон, поднимая голову от ноутбука.

Он вошел в Интернет, пытаясь расшифровать вторую надпись, но не вводя фразы из нее полностью. Бронсон обнаружил, что отдельные слова из надписи встречаются в самых разных языках. «Roire», к примеру, есть в румынском языке. Однако единственным языком, в котором присутствовали все слова, извлеченные Бронсоном из надписи, был прованский — язык романской группы, на котором в раннем Средневековье говорили в провинции Лангедок на юге Франции. Покопавшись в онлайновых словарях, он смог перевести несколько слов, хотя многих из тех, что употреблялись в надписи, не обнаружил ни в одном из немногочисленных прованских словарей, представленных в Интернете.

— И что это значит? — спросил Марк.

— Не знаю, — пробормотал Бронсон. — Мне ведь удалось перевести всего несколько разрозненных слов. Например, слово «roire» в шестой строке означает «дуб», и в той же строке есть упоминание о вязе.

— А тебе не кажется, что мы имеем дело с какой-нибудь средневековой поэмой на темы сельского хозяйства или лесоводства?

Бронсон рассмеялся.

— Надеюсь, что нет. Есть и еще одна странность. Слова «calix» из предпоследней строки я не нашел ни в одном прованском словаре. Оно кажется скорее латинским, чем прованским. В таком случае оно должно переводиться как «потир», но я не могу понять, как латинское слово затесалось в текст, написанный по-провански. Видимо, придется послать копию текста Джереми Голдмену в Лондон. И тогда, возможно, мы наконец поймем, о чем, черт возьми, в нем говорится.

Он уже сделал несколько фотографий надписи, которые перенес на жесткий диск ноутбука, а текст впечатал в файл.

— А сейчас, — сказал он, — нам следует решить, что делать с камнем.

— Думаешь, грабители вернутся?

Бронсон кивнул.

— Уверен. Одного из них я тяжело ранил прошлой ночью, и, возможно, они не вернулись до сих пор только потому, что у нас теперь есть оружие. Подозреваю, что они вернутся, и очень скоро. И искать они будут наверняка второй камень.

— Что ты предлагаешь? Снова его скрыть?

— Не думаю. Как только они войдут в комнату, то сразу заметят свежую штукатурку. Мне кажется, мы должны сделать нечто большее, чем просто спрятать камень. Предлагаю взять молоток и зубило и сбить с камня надпись. Тогда им нечего будет искать здесь.

— Ты на самом деле считаешь, что это необходимо?

— Честно говоря, не знаю. Но без надписи все их поиски потеряют смысл.

— А ты не думаешь, что в таком случае они начнут погоню за нами? Не забывай, мы оба видели камни и надписи на них.

— К тому времени мы уедем из Италии. Похороны Джеки назначены на завтра. Мы должны улететь сразу же после того, как они закончатся. Завтра к вечеру будем в Англии. Надеюсь, что тот, кто за всем этим стоит, не станет нас там преследовать.

— Хорошо, — согласился Марк. — Если ты считаешь, что таким способом мы положим конец всем нашим здешним проблемам, я согласен.

Через двадцать минут Бронсон полностью очистил поверхность камня, уничтожив все следы надписи.

2
Грегорио Мандино приехал в Понтичелли в половине десятого утра и по предварительной договоренности встретился с Роганом в кафе на окраине городка. Мандино, как обычно, прибыл в сопровождении двух телохранителей, один из которых и привез его в большом седане «лянчия» из центра Рима, и своего научного консультанта Пьеро.

— Во всех подробностях расскажи нам, что ты видел, — обратился Мандино к Рогану, и они с Пьеро внимательно выслушали рассказ Рогана о том, свидетелем чего он стал, глядя в окно столовой виллы «Роза».

— Там точно не было никакой карты? — спросил Мандино, когда они дослушали Рогана до конца.

Роган отрицательно покачал головой.

— Нет. Там было что-то вроде десяти стихотворных строчек. Ну, и название.

— Почему именно стихотворных? Что заставляет вас с такой уверенностью утверждать, что это не был обычный прозаический текст? — спросил Пьеро.

Роган повернулся к ученому.

— Строчки были разной длины, но выстроены симметрично по отношению к центру камня, как стихотворение в книге.

— Вы также сказали, что цвет камня отличался. Насколько сильно он отличался?

Роган пожал плечами.

— Да не очень сильно. Просто немного более светлый оттенок коричневого цвета по сравнению с камнем в гостиной.

— Тем не менее я надеюсь, именно это мы и ищем, — прокомментировал Пьеро. — Первоначально я предположил, что на нижней части камня должна быть карта, но стихотворение или несколько строк любого другого текста могут содержать указания, которые и приведут нас к тому месту, где скрыта реликвия.

— Ну что ж, скоро мы все выясним. Что-нибудь еще?

— Есть еще одно, капо, — произнес Роган после паузы, что не ускользнуло от внимания Мандино. — Думаю, что люди на вилле вооружены. Когда Альберти попытался проникнуть в дом и на него напал один из них, он выронил пистолет. Пистолет находится в доме, и, скорее всего, они его нашли.

— Мы избавились от Альберти! — рявкнул Мандино. — А теперь из-за него придется дожидаться, пока эти двое уберутся. Мы не можем устраивать перестрелку на вилле. Что-нибудь еще?

— Больше ничего, — отозвался Роган.

Он вспотел, и вовсе не из-за нежаркого утреннего солнца.

— Отлично! В котором часу похороны?

— В одиннадцать пятнадцать, здесь, в Понтичелли.

Мандино глянул на часы.

— Хорошо. Мы подъедем к дому и, как только те двое уберутся, пройдем в дом. У нас будет по крайней мере два часа, чтобы выяснить смысл стихов и организовать достойную встречу хозяевам виллы.

— Мне бы очень не хотелось… — начал Пьеро.

— Не беспокойтесь, профессор, когда они вернутся, вас уже не будет на вилле. Вы просто расшифруете стихотворение или что мы там найдем на камне, и я прикажу одному из своих людей доставить вас в Рим. С остальным мы справимся сами.

3
Как и во все предыдущие дни их пребывания в Италии, утро дня похорон Джеки предвещало великолепную погоду. Ярко-голубое небо без единого намека на облака. Марк с Бронсоном проснулись очень рано, а к без четверти одиннадцать были готовы к отъезду, чтобы вовремя успеть на службу, намеченную на пятнадцать минут двенадцатого в Понтичелли.

Зайдя в гараж, Бронсон положил ноутбук и камеру в багажник «альфа ромео» Хэмптонов. Поразмыслив немного, вернулся в спальню, взял пистолет и сунул за пояс.

Две минуты спустя на сиденье пассажира уселся Марк, пристегнулся, Бронсон включил двигатель, и автомобиль отъехал от виллы.


Водитель Мандино припарковал «лянчию» у шоссе на стоянке придорожного супермаркета между виллой Хэмптонов и Понтичелли. Роган поставил машину рядом. Оттуда открывался великолепный вид на дорогу и на подъезд к дому. Около одиннадцати от дома отъехала машина и направилась к ним.

— Вот они, — процедил сквозь зубы Мандино.

Он внимательно проследил, как «альфа ромео» с двумя мужскими фигурами на переднем сиденье проехала мимо.

— Да, это они. Значит, путь свободен. Поехали.

Водитель выехал со стоянки и повернул на дорогу к дому. А один из телохранителей Мандино выехал в противоположную сторону в «фиате» Рогана, следуя за «альфой» Марка на расстоянии двухсот ярдов.

«Лянчия» проехала между двумя стойками ворот. Водитель развернул автомобиль. Первым из машины вылез Роган и направился к задней части дома. Вынул из кармана нож и открыл им замок на ставнях в гостиной. Как он и рассчитывал, окно, которое Альберти разбил во время последней неудачной попытки проникнуть на виллу, не застеклили — стоило лишь провести рукой по раме, и оно открылось.

Роган ловко и быстро влез через окно в дом, тяжело приземлившись на деревянный пол гостиной. Выпрямившись, он извлек пистолет из кобуры и огляделся по сторонам. В старом доме царила гробовая тишина.

Роган вышел в холл и открыл переднюю дверь. Мандино ввел в дом Пьеро и телохранителя, подождал, пока кто-то из них закроет дверь, а затем сделал жест Рогану, чтобы тот вел их к камню. Все трое проследовали через гостиную в столовую и остановились как вкопанные перед гладкой поверхностью камня медово-коричневого цвета.

— Где она, черт возьми? Где надпись?! — злобно пророкотал голос Мандино.

Роган побелел.

— Она была здесь! — закричал он, с суеверным ужасом глядя на стену. — Вот на этом камне!

— Посмотрите на пол, — вмешался Пьеро, показывая на пол у основания стены. Он опустился на колени и подобрал горсть каменных осколков. — Кто-то сбил надпись с камня. На некоторых из осколков все еще можно разглядеть буквы — или, по крайней мере, то, что от них осталось.

— Вы можете что-нибудь сделать? — спросил Мандино.

— Придется собирать трехмерную головоломку, — ответил Пьеро, — но что-то я, конечно, смогу восстановить. Однако мне нужен будет и сам камень. Его необходимо извлечь из стены. Без него я не смогу точно сказать, где находился какой из кусков. В случае извлечения камня у нас будет также возможность провести анализ его поверхности, возможно, химическую экспертизу, просвечивание рентгеновскими лучами. Глядишь, что-то и получится.

— В самом деле?

— Стоит попробовать. Правда, это не моя специальность. Тем не менее мне хорошо известно, что современная наука способна творить чудеса в вопросе восстановления информации.

Слов Пьеро для Мандино было достаточно. Он повернулся к телохранителю.

— Найди что-нибудь мягкое, куда можно положить осколки камня: полотенца, постельное белье — и собери здесь все до единой крошки. — Затем, обращаясь к Рогану, сказал: — Когда он закончит работу, возьми стремянку и начни сбивать бетон вокруг камня. Ни в коем случае не повреди сам камень. Как только ты освободишь его, мы поможем извлечь его из стены.

Несколько мгновений Мандино наблюдал за тем, как его люди начинают работу, затем прошел к двери, сделав Пьеро знак следовать за ним.

— Мы проверим остальную часть дома. Возможно, они были настолько предусмотрительны, что списали текст.

— Если они решили так поступить с надписью, то вряд ли оставили нам что-то еще, — усмехнулся профессор.

— Понимаю, но давайте все-таки посмотрим.

В кабинете Мандино сразу обратил внимание на компьютер и цифровую камеру.

— Это мы забираем, — сказал он.

— Мы могли бы просмотреть информацию прямо здесь, — заметил Пьеро.

— Могли бы, — согласился Мандино, — но у меня есть специалисты, которые умеют восстанавливать данные даже с форматированных дисков, и я хочу, чтобы они взглянули. А если эти ребята сфотографировали надпись перед тем, как ее уничтожить, снимки могли сохраниться в камере.

Мандино выдернул кабель из розетки, отсоединил системный блок и взял его со стола.

— Заберите камеру, — приказал он, после чего проследовал в холл, где аккуратно поставил системный блок рядом с входной дверью.

Они вернулись в столовую, где Роган с телохранителем как раз извлекали камень из стены. Когда камень опустили на пол, Мандино вновь внимательно осмотрел его поверхность, но не увидел ничего, кроме отметин, оставленных инструментами. Несмотря на весь оптимизм Пьеро, он не верил, что существует даже минимальный шанс восстановить надпись из жалкой груды осколков.

Правда, у них оставался еще один, значительно более предпочтительный вариант — «побеседовать» с владельцем виллы и его другом.


Похороны в Италии обычно очень торжественны и многолюдны. По всему городу расклеиваются сообщения о кончине члена того или иного семейства. Вокруг открытого гроба с телом покойного собираются толпы плачущих и причитающих родственников и знакомых.

У Хэмптонов в городке знакомых почти не было. Они бывали здесь наездами, в основном занимались ремонтом дома и с соседями практически не общались.

Бронсон договорился об очень скромной погребальной службе, понимая, что на ней будут присутствовать только трое: он сам, Марк и священник. Впрочем, он ошибался. На службу пришло почти два десятка человек — члены многочисленного семейства Марии Паломо. Тем не менее по итальянским стандартам церемония была весьма сдержанной и относительно короткой. Через тридцать минут все закончилось. Крис с Марком сели в автомобиль и выехали из городка.

Ни тот ни другой не заметили одинокого мужчину в скромном «фиате» темного цвета, который направился за ними в Понтичелли. Когда друзья остановились у церкви, он проследовал мимо, однако стоило Бронсону отъехать от стоянки, как «фиат» отправился за ним.

Водитель «фиата» вынул из кармана сотовый и нажал кнопку быстрого набора.

— Они возвращаются, — произнес он в трубку.


Марк не произнес почти ни слова с того момента, как они выехали из Понтичелли. Бронсону тоже совсем не хотелось разговаривать — они были едины в горе, вызванном смертью женщины, которую оба любили. Оба страдали, но каждый переживал ее смерть по-своему. Марк пытался осознать, что целая глава в его жизни так быстро и так страшно завершилась, а горе Бронсона смешивалось с чувством вины за то, что последние пять лет он жил, обманывая себя и лучшего друга, так как втайне любил его жену.

На похоронах Марк в последний раз простился с Джеки, расставаясь с ней навсегда, и теперь ему нужно было принять решение, как жить дальше. Бронсон понимал, что вилла, на которой Хэмптоны мечтали провести старость, теперь будет продана. Марк не сможет вынести постоянных воспоминаний о днях супружеского счастья, проведенных здесь.

Приближаясь к дому, Бронсон заметил, что за ними следует «фиат».

— Проклятые итальянские водители! — пробормотал он.

Машина явно не собиралась их обгонять, а продолжала держаться на расстоянии десяти ярдов. Подъезжая к воротам, Бронсон сбавил скорость и повернул к дому. Вторая машина повторила маневр, остановившись практически в воротах и таким образом заблокировав дорогу. В то же мгновение, взглянув в сторону виллы, Бронсон понял, что они в ловушке и что ставки в игре, в которую они невольно ввязались, гораздо выше, чем он первоначально предполагал.

Рядом с домом была припаркована «лянчия», а напротив входной двери — которая была слегка приоткрыта — находились продолговатый серый ящик и песчаного цвета кубический предмет. За автомобилем стояли двое мужчин, пристально глядя на приближающуюся «альфу». Один из мужчин держал в правой руке пистолет.

— Кто, черт побери?.. — крикнул Марк.

— Заткнись! — рявкнул Бронсон, резко повернул руль налево, вдавил в пол педаль газа, машина съехала с гравиевой дорожки и понеслась по лужайке прямо на живую изгородь между садом и шоссе. — Где он? — крикнул Бронсон.

Марк мгновенно понял, о чем спрашивает друг. Когда они с женой купили виллу, дорога огибала дом в форме буквы «U», и на ней было два въезда на территорию виллы. Второй въезд потом закрыли живой изгородью и продлили до нее лужайку. Теперь это был единственный выход.

Марк показал в ветровое стекло:

— Немного правее, — после чего весь сжался и зажмурился.

Бронсон слегка повернул руль, как только «альфа» рванулась вперед. Он услышал сухой треск двух выстрелов сзади, но, кажется, ни один из них не задел машину. Передний бампер автомобиля вошел в живую изгородь. Кусты здесь были посажены примерно год назад. «Альфа» давила растения колесами, а ветки хлестали по боковым окошкам. Передние колеса на мгновение оторвались от земли, когда машина коснулась низкой насыпи, составлявшей основание живой изгороди, затем снова опустились.

Они прорвались. Бронсон снял ногу с акселератора и нажал на тормоза — машина неслась по поросшей травой обочине. Он быстро окинул взглядом дорогу.

Совсем неподалеку прямо по направлению к ним вверх по холму ехал грузовик, изрыгая темное облако выхлопных газов. На лице водителя застыло почти комическое выражение ужаса, когда он увидел ярко-красную машину, материализовавшуюся из живой изгороди прямо у него перед носом.

Бронсон снова нажал на педаль газа, и «альфа» перелетела шоссе в каких-нибудь трех футах перед грузовиком. Крис нажал на тормоза, резко повернул руль налево, а когда машина стала спускаться вниз по холму, вновь прибавил скорости. Через несколько мгновений они уже неслись по дороге со скоростью более шестидесяти миль в час.

— Что, черт возьми, происходит? — спросил Марк, повернувшись, чтобы глянуть в сторону дома. — Кто эти люди?

— Я не знаю, кто они, — ответил Бронсон, — зато прекрасно знаю, что им нужно. Кубический предмет рядом с входной дверью — камень из стены в твоей столовой, а серая коробка — системный блок твоего компьютера. Эти люди проникли к тебе в дом, чтобы прочесть первую надпись, и теперь пытаются отыскать вторую.

Спускаясь вниз по холму, Бронсон взглянул в зеркало. Примерно на расстоянии двухсот ярдов за ними из ворот выехали две машины и начали преследование. «Фиат» и «лянчия».

— Я не… — начал было Марк.

— Мы отнюдь не в безопасности, — оборвал его Бронсон. — Нас преследуют обе машины.

Взглядом он прошелся по приборной доске, пытаясь оценить последствия своего жестокого обращения с машиной, но все, кажется, было в норме. Да и с управлением тоже вроде не возникало проблем, хотя передний бампер был усеян зеленой листвой и ветками.

— Что им нужно?

— Надпись на камне. Мы уничтожили ее, и теперь мы единственные, кто о ней хоть что-то знает. Что бы она ни значила, по-видимому, она для них гораздо важнее, чем я первоначально предполагал.

Бронсон ехал на пределе возможной скорости, но дорога часто петляла и была довольно узкой, покрытие оставляло желать много лучшего, и хотя преследовавшие их машины пока были не видны, Крис прекрасно понимал, что они совсем недалеко. Он был очень хорошим водителем, тем не менее здешние дороги — да и саму машину — знал плохо. К тому же он привык к левостороннему движению, поэтому риск был довольно высок.

— Мне нужна твоя помощь, Марк. Необходимо как можно скорее от них оторваться. — Крис указал на дорожный знак перекрестка. — Куда поворачивать?

Марк всматривался в дорогу сквозь ветровое стекло и несколько мгновений ничего не отвечал.

— Куда ехать? — настойчиво повторил вопрос Бронсон.

Марк словно пробудился от оцепенения.

— Налево. Поезжай налево. Это самый короткий путь до автострады.

На перекрестке пришлось подождать, пока три других автомобиля проедут в противоположном направлении. И тут в сотне ярдов позади появился «фиат».

— Черт! — пробормотал Бронсон и рванулся вперед в то же мгновение, как освободился путь.

— Марк, вспоминай, — обратился он к другу. — Мой ноутбук и камера в машине, паспорт у меня в кармане. Ты не оставил на вилле ничего важного?

Марк сунул руку в карман куртки и достал бумажник и паспорт.

— Только одежду и всякие мелочи, — ответил он. — Я толком не успел собраться.

— Считай, что собрался, — мрачно произнес Бронсон, быстро переводя взгляд с дороги на зеркало заднего обзора.

— Следующий поворот направо, — подсказал Марк. — Оттуда до автострады всего две мили.

— Понял.

Бронсон притормозил, приближаясь к повороту, однако поворачивать не стал.

— Крис, почему ты не повернул?

— Вначале нужно избавиться от хвоста.

«Фиат» приблизился к ним уже меньше чем на пятьдесят ярдов, и Бронсон начал действовать. Он нажал на тормоза, дождался, пока скорость автомобиля уменьшилась примерно до двадцати миль в час, затем отпустил тормоза, повернул руль налево и одновременно дернул ручник. Машину резко закрутило, покрышки злобно взвизгнули, словно протестуя против перехода на встречную полосу. Как только они развернулись, Бронсон отпустил ручной тормоз и надавил на газ. «Альфа ромео» пронеслась мимо «фиата», водитель которого жал на тормоза, а еще через несколько мгновений они проехали мимо «лянчии», следовавшей за «фиатом».

— Что это, черт возьми, ты вытворил? — спросил Марк.

— На техническом языке это называется J-поворот, так как колеса в ходе такого поворота оставляют на дороге следы, по форме напоминающие букву «J». Еще это называют «полицейским разворотом». Чему только не научишься, работая в полиции. Самое важное заключается в том, что маневр дал нам выигрыш в две минуты.

Бронсон постоянно поглядывал в зеркало заднего обзора, но когда они доехали до поворота на автостраду, никаких признаков «фиата» или «лянчии» не было. Секунду или две он обдумывал возможность пропустить поворот и повернуть на боковую дорогу, которая вела к холмам, потом все-таки решил, что скорость для них гораздо важнее, и повернул к автостраде, практически не тормозя. Через три минуты они уже оплачивали выезд на автостраду.

— Куда поедем? — спросил Марк.

— К границе. Нужно как можно дальше от них оторваться. Чем быстрее мы окажемся в другом государстве, тем лучше для нас.

Марк покачал головой.

— Никак не могу понять, что происходит. В похищении компьютера есть хоть какой-то смысл — мы могли сохранить там фотографии с камня, — но сам камень? Ты полностью уничтожил надпись. Какой смысл возиться с камнем?

— Возможно, они считают, что смогут восстановить надпись, воспользовавшись какой-нибудь сверхсовременной технологией. С помощью рентгеновских лучей можно узнать номер двигателя машины, после того как он был стерт. Возможно, существует подобная методика, применимая к камню. Не знаю. Если они пошли на такие усилия, чтобы извлечь камень из стены, не говоря уж о том, чтобы преследовать нас, — значит, им действительно очень нужна эта надпись.

Глава двенадцатая

1
Грегорио Мандино был вне себя от гнева. Он приказал перенести камень и компьютер в «лянчию», намереваясь отправить на ней Пьеро, а самому остаться на вилле в компании телохранителя и Рогана, чтобы дождаться возвращения хозяев. Звонок телохранителя с сообщением, что англичане возвращаются, изменил все его планы.

Маневр телохранителя с блокированием проезда сработал великолепно, но машине Хэмптона тем не менее удалось уйти от них самым неожиданным способом. Это и то, как «альфа» ускользнула от них во второй раз несколько минут спустя, убедило Мандино в том, что он имеет дело с профессионалом.

Они развернулись и продолжили погоню, но к тому времени, как доехали до развязки, «альфа ромео» нигде не было видно.

Хэмптон с другом могли выбрать любую из трех дорог, отходивших от развязки. Мандино решил, что, скорее всего, они направились к автостраде, и приказал водителю «лянчии» повернуть к ней. Никаких признаков машины Хэмптона нигде не было видно, даже когда они доехали до заставы у автострады. Неизвестно было, какое направление избрали англичане, поэтому дальнейшее преследование стало бессмысленным.

Мандино страшно не любил делать ошибки. Он ошибся, предположив, что англичане будут отсутствовать по крайней мере часа два, а предположения, как говаривал один его американский коллега, — главная причина всех провалов. Впрочем, теперь ничего не изменишь.

— Обыщите дом, — приказал он. — Ищите документы, по которым можно было бы узнать, кто такой этот второй. Да и вообще все, что поможет нам найти обоих.

Когда Роган и телохранитель отправились обыскивать виллу, к Мандино подошел Пьеро.

— А мне чем заняться? — спросил он.

— Обойдите, пожалуйста, еще разок дом. Возможно, вам бросится в глаза что-то такое, что пропустят мои ребята.

— Как вы думаете, куда направились англичане?

— Если у них есть мозги, то, конечно, в Англию, — ответил Мандино. — Они выехали на автостраду и сейчас, видимо, едут на север, к границе.

— А вы не можете их остановить? Связаться с карабинерами, чтобы те их перехватили?

Мандино отрицательно покачал головой.

— Конечно, у меня есть связи и влияние в полиции, но в этом деле мы должны поддерживать предельную степень конфиденциальности. Придется заниматься поисками, полагаясь исключительно на собственные возможности.

2
Мандино был прав: Бронсон выехал на автостраду, затем повернул на север по направлению к границе.

— Как ты думаешь, они будут нас преследовать? — спросил Марк, когда «альфа» сделала плавный разворот со скоростью, указанной на знаке в сто сорок километров в час.

— Вряд ли, если только в их распоряжении нет вертолета, — ответил Бронсон, пристально всматриваясь в дорогу, — «Фиат» и «лянчия» отстали задолго до того, как мы выехали на автостраду.

— В каком направлении мы поедем? Я хочу запрограммировать систему навигации.

— Чтобы снизить шанс быть перехваченными где-нибудь на полдороге, нужно избрать самый короткий путь, ведущий за пределы Италии. Ближе всего швейцарская граница, но так как эта крошка пока еще не является членом Европейского союза, у нас могут возникнуть проблемы с документами. Поэтому, проехав Модену, мы повернем на север и через Верону и Тренто — к австрийской границе, а оттуда через Инсбрук в Германию и Бельгию. И мы должны ехать как можно быстрее. Я буду останавливаться только, чтобы заправиться горючим, перекусить, выпить кофе и посетить туалет. Если слишком устанем, придется найти какой-нибудь отель, чтобы передохнуть. Но только после того, как пересечем по крайней мере две границы и выедем на территорию Германии.

3
Они практически без проблем миновали остаток Италии, Западную Австрию и въехали на территорию Германии немного севернее Инсбрука. Бронсон твердо держался обещания, ехал на предельной скорости и только по платным автострадам.

Затем они свернули к Мюнхену, оттуда на запад к Штутгарту и дальше к Франкфурту. К этому времени Бронсон начал уставать. У Монтабаура он съехал с автострады и направил машину на север. В Лангенхане друзья отыскали небольшой отель, где и переночевали.

На следующее утро Бронсон повел «альфу» по второстепенным дорогам, пока не выскочил на автобан к югу от Кельна. После чего они следовали только по платным шоссе вплоть до Аахена, к югу от которого въехали на территорию Бельгии, а оттуда направились к французской границе у Лилля. Там оставалось совсем немного до терминала туннеля через Ла-Манш неподалеку от Кале, где Марку пришлось заплатить кругленькую сумму за возможность переехать Ла-Манш в собственном автомобиле.

— Клянусь, Крис, — сказал он, обращаясь к Бронсону, сидевшему за рулем, — в следующий раз, когда мне придется ехать во Францию, я воспользуюсь паромом.

Час спустя Бронсон высадил Марка у дверей его квартиры в Илфорде, а затем выехал по М25 в южном направлении и через час с небольшим открывал дверь своего дома.

Несколько первых минут он посвятил перенесению фотографий с надписями на флешку, так как не хотел таскать ноутбук по Лондону.

Бронсон не ел со времени завтрака в немецком отеле — казалось, прошла целая неделя, — поэтому по дороге к железнодорожной станции в круглосуточном магазинчике купил упаковку сэндвичей и банку безалкогольного напитка.

А через тридцать минут Бронсон уже сидел в поезде, мчавшемся по направлению к Чаринг-Кросс и Британскому музею.

4
Грегорио Мандино вернулся в Рим сразу же, как стало понятно, что англичан они здесь не поймают. Ему удалось выяснить домашний адрес Марка Хэмптона в Илфорде и место работы в лондонском Сити. С его спутником, англичанином, неплохо говорившим по-итальянски и представившимся сотрудникам похоронного агентства как Крис Бронсон, все оказалось несколько сложнее.

Существует много способов поиска людей. Мандино знал, что англичане прилетели в Рим из Британии, а у коза ностры большие связи с представителями итальянской бюрократии на всех ее уровнях. Нужно было только набрать соответствующий номер и отдать необходимые распоряжения.

Примерно через три часа ему перезвонил Антонио Карлотта с результатами изысканий.

— Мандино слушает.

— Мы нашли его, капо, — заявил Карлотта. — Наш человек в паспортном контроле в Риме отыскал данные на этого человека. Его зовут Кристофер Джеймс Бронсон, и у нас есть его адрес в Танбридж-Уэллсе.

Карлотти начал диктовать адрес и телефонный номер Бронсона, а Мандино схватил бумагу и стал записывать.

— Что такое Танбридж-Уэллс? — спросил Мандино.

— Место в графстве Кент, примерно в пятидесяти километрах от Лондона. Есть кое-что еще, шеф. Поиски заняли так много времени, потому что нашему человеку пришлось давать британским властям объяснения по поводу запроса. Обычно сверка паспортных данных — простая формальность, но в данном случае они отказывались давать нам какую-либо информацию, пока им не предоставили основания для запроса.

— И как он объяснил им запрос?

— Тем, что Бронсон, вероятно, стал свидетелем транспортного происшествия в Риме, что их вполне удовлетворило.

Мандино не мог не задать очевидный вопрос:

— Почему они так не хотели давать информацию по нему?

— Потому что этот Бронсон — офицер полиции, — объяснил Карлотти. — Он детектив, приписанный к отделению полиции в Танбридж-Уэллсе. Как и у нас, британская полиция защищает своих.

Несколько мгновений Мандино молчал. События развивались неожиданным образом, и он даже пока не знал, как можно оценивать подобный их поворот.

— У него есть семья? — спросил он наконец.

— Родители умерли, детей нет, и он недавно развелся с женой. Бывшую жену зовут Анджела Льюис. Она работает в Британском музее в Лондоне.

— Кем? Секретаршей?

— Нет. Она хранитель в отделе древней керамики.

А вот это уже определенно дурные новости, решил Мандино. Он плохо представлял себе, в чем заключаются обязанности хранителя в отделе керамики, но прекрасно понимал, что если бывшая жена Бронсона работает в одном из самых знаменитых музеев мира, значит, у нее есть возможность связаться с лучшими специалистами в самых разных областях науки.

Мандино чувствовал, что драгоценное время уходит. Если он хочет как-то повлиять на ситуацию, необходимо самому как можно скорее отправиться в Лондон. Прежде чем положить трубку, он записал лондонский адрес Анджелы Льюис и номер телефона. Кроме того, предложил внести некоторые изменения в систему интернет — мониторинга и добавил ряд новых критериев, которые должны отслеживаться в ходе синтаксического анализа поступающих текстов.

Новая система слежения, которую он хотел установить, была более изощренной по сравнению с предыдущей, но и более дорогой, хотя после того, как кардинал согласился принять на себя оплату его расходов, ее стоимость больше не заботила Мандино. Она была основана на программном продукте, именовавшемся «NIS», который сотрудники Мандино модифицировали таким образом, чтобы устанавливать на отдаленных серверах без ведома владельца. Программа напоминала вирус троян. Она способна была контролировать целые сети, отслеживая необходимые интернетные запросы и даже целые электронные письма.

Теперь стоит Бронсону войти в Интернет, что бы он там ни искал, все станет известно Мандино.

Глава тринадцатая

1
Бронсон вытащил «Нокию» и набрал номер служебного телефона Анджелы. Дорога из Танбридж-Уэллса в город оказалась быстрой и в общем даже приятной. Место рядом пустовало, и Крис чувствовал себя удобно и свободно.

— Анджела?

— Да. — Голос звучал холодно и отчужденно.

— Это Крис.

— Я поняла. Что тебе?

— Я нахожусь рядом с музеем. Я привез фотографии надписей, чтобы ты могла на них взглянуть.

— Меня они не интересуют. Мне казалось, ты понял.

Бронсон остановился. Он и не ожидал, что Анджела встретит его с распростертыми объятиями. Последний раз они виделись в кабинете у адвоката, и их тогдашнее расставание было, мягко говоря, холодным, но Бронсон надеялся, что она все-таки согласится с ним повидаться.

— Я думал… Хорошо, а как насчет Джереми Голдмена? С ним я могу встретиться?

— Вполне возможно. Спроси его, когда придешь в музей.

Через пять минут Бронсон уже вставлял флэшку в USB — порт компьютера Джереми Голдмена в его страшно захламленном кабинете. Специалист по древним языкам был очень высокий и худой как палка; бледную веснушчатую физиономию прикрывали огромные круглые очки, которые, по мнению Бронсона, совсем ему не шли. На Голдмене были старенькие джинсы и простенькая рубашка, и походил он больше на какого-нибудь бунтаря — студента, а не на одного из ведущих британских специалистов по мертвым языкам.

— Здесь у меня фотографии обоих камней с надписями, — сообщил ему Бронсон. — На какую из них вы хотели бы взглянуть вначале?

— Вы присылали нам парочку снимков с латинской фразой. Мне бы хотелось посмотреть их еще раз, ну а потом перейдем к остальным.

Бронсон кивнул и щелкнул кнопкой мыши. На плоском широком мониторе появилось первое изображение.

— Я был прав, — пробормотал Голдмен, когда на экране появилась третья картинка. Он провел пальцами по буквам. — Под основной надписью действительно есть несколько дополнительных букв.

Он повернулся к Бронсону.

— Снимок крупным планом, который вы мне прислали, был достаточно четким, но из-за блика я не смог понять, являются ли отметины, которые я там разглядел, следами резца или же частью надписи.

Бронсон взглянул на экран компьютера и понял, что имеет в виду Голдмен. Ниже трех латинских слов располагались две группы из гораздо более мелких букв, на которые он первоначально не обратил внимания.

— Вижу. И что они значат? — спросил Крис.

— Я полагаю, надпись относится к первому или второму веку нашей эры. Я основываюсь на форме букв. Как и во всех когда-либо существовавших алфавитах, форма латинских букв со временем менялась. Наша надпись сделана классическим шрифтом первого века. А вот две группы из более мелких букв, возможно, помогут уточнить дату создания надписи. «РО» из «РО LDA», скорее всего, латинское сокращение от «per ordo», означающее «по приказу». Довольно распространенное сокращение, использовавшееся римлянами, когда они хотели сообщить, от кого из чиновников исходил соответствующий приказ, хотя крайне необычно, что в данном случае оно является частью надписи, высеченной на каменной плите. Как правило, оно употреблялось в самом конце документа на пергаменте. Вначале шел сам приказ, затем ставилась дата, потом «РО» и имя или инициалы сенатора или другого официального лица, от которого он исходил. Таким образом, если нам удастся установить, кто скрывается под инициалами «LDA», мы сможем более точно определить дату надписи.

— У вас есть какие-нибудь мысли на сей счет? — спросил Бронсон.

Голдмен улыбнулся.

— Боюсь, никаких. И должен признаться, задача не из легких. Кроме очевидной трудности, связанной с тем, что нужно определить личность человека, жившего два тысячелетия назад, располагая лишь его инициалами, существует еще одна сложность — у римлян была привычка, грубо говоря, менять количество своих имен. Ну вот, например. Все слышали о Юлии Цезаре, но очень немногие знают, что полностью он именовался как Imperator Gaius Julius Caesar Divus, обычно его называли Gaius Julius Caesar — Гай Юлий Цезарь. Поэтому его инициалами могут быть «JC», «GJC» или даже «IGJCD».

— Понял. Значит, «LDA» может относиться практически к кому угодно?

— Нет, конечно, не к кому угодно. Тот, кто отдал приказ высечь эту надпись на камне, несомненно, был очень важной персоной, сенатором или консулом, что, конечно же, сокращает зону поиска. Обладатель приведенных здесь инициалов почти наверняка вошел в исторические анналы. Именно там его и нужно искать.

Бронсон вновь взглянул на экран.

— А вот несколько букв здесь — «МАМ». Как вы думаете, что они означают? Еще одно сокращение?

Голдмен отрицательно покачал головой.

— С таким сокращением я не знаком. Полагаю, в данном случае мы имеем дело с инициалами человека, высекавшего надпись, самого каменотеса. А что касается его инициалов, я практически убежден: расшифровать их у нас нет ни малейших шансов!

— Что ж, насколько я вижу, потенциал первой надписи исчерпан полностью, — заметил Бронсон. — Вы заподозрили, что камень был расколот на две половины, и мы обыскали весь дом, но второй половины не нашли. Зато на противоположной стороне той же самой стены в столовой прямо за первым камнем обнаружили вот это.

И Бронсон с торжествующим видом дважды нажал на кнопку мыши и откинулся на спинку кресла, как только снимок второй надписи заполнил экран.

— О! — воскликнул Голдмен. — Это нечто гораздо более интересное и гораздо более позднее. Латинский текст первой надписи высечен заглавными буквами, что типично для римского монументального искусства той поры. А здесь мы имеем дело с курсивом, значительно более элегантным и красивым.

— Мы подумали, что надпись сделана на прованском языке, — заметил Бронсон.

Голдмен кивнул.

— Вы абсолютно правы. Перед нами текст на прованском языке и почти наверняка на его средневековом варианте. Вам что-нибудь о нем известно?

— Ничего. Я ввел несколько слов в поисковую систему, и она определила их как слова из прованского. Все, кроме одного слова, — он указал на экран, — которое похоже на латынь.

— A, calix. Потир. Здесь придется потрудиться. Само использование средневекового прованского интересно. Оно свидетельствует о том, что надпись сделана в тринадцатом или четырнадцатом веке. В Риме, где, как я понимаю, вы нашли эти надписи, прованский не был в широком ходу, из чего я заключаю, что каменотес, сделавший ее, вероятно, прибыл в Италию из Юго-Западной Франции, из Лангедока. Слово «Лангедок» буквально переводится как «язык Ок», сокращенно от окситанского, как называли прованский.

— Что означает сама надпись?

— Насколько я понимаю, перед нами не стандартный текст на прованском языке. То есть я хочу сказать, что он не является ни молитвой, ни отрывком из какого-либо известного мне поэтического произведения. Меня также удивляет слово «calix». Зачем вставлять латинское слово в поэтический текст на прованском языке?

— Так вы все-таки полагаете, что это стихотворение? — спросил Бронсон.

— Расположение строк свидетельствует о том, что перед нами отрывок из поэтического произведения. — Голдмен замолчал, снял очки и задумчиво протер стекла. — Я, конечно, могу перевести его на современный английский, если хотите, но за абсолютную точность перевода не ручаюсь. Почему бы вам не выпить чашку кофе и не прогуляться по нашему музею? Возвращайтесь через полчасика. К тому времени у меня будет готовый вариант перевода.

Выйдя из кабинета Голдмена, Бронсон огляделся по сторонам в надежде увидеть Анджелу. Собираясь в музей, он рассчитывал на встречу с ней, и отказ увидеться стал для него сильным разочарованием.

Бронсон вышел на Грейт-Расселл-стрит, затем свернул на одну из боковых улиц, зашел в кафе и попросил капучино. Стоило сделать первый глоток, и он сразу почувствовал, насколько хуже обычный английский кофе настоящего итальянского. Перед его мысленным взором возникла Италия, и пришли воспоминания о Джеки.

Бронсон сидел за столиком, потягивая горький горячий напиток, а мысли его уносились все дальше, в те времена, когда взволнованный Марк радостно сообщил ему о приобретении старинной виллы в Италии. Бронсон поехал с Хэмптонами в Рим, чтобы помочь им в оформлении документов, так как ни Марк, ни Джеки по-итальянски не говорили, и два дня прожил с ними в местной гостинице.

Перед глазами Криса проплыла яркая картина: Джеки танцует на лужайке в красном с белым летнем платье, улыбающийся Марк стоит перед входной дверью. Это было в тот день, когда они наконец получили ключи от виллы.

— Погости у нас, Крис, — кричала она, радостно смеясь на ослепительном южном весеннем солнце. — Здесь так много места. Ты можешь жить у нас, сколько захочешь.

Но он не остался. Сославшись на срочную работу, Бронсон улетел в Лондон на следующий же день. В те два дня, которые он провел с ними в Италии, в нем снова пробудилась любовь к Джеки — а ведь он думал, что удалось ее преодолеть, — любовь, которую Бронсон считал предательством обоих лучших друзей.

Бронсон не без труда вернулся к реальности, допил остатки кофе, поморщившись от большого осадка на дне чашки, затем откинулся на спинку стула в мрачных размышлениях о том, какие новые испытания готовит ему жизнь.

Джеки мертва, ее не вернуть. Она останется для него вечным мучительным воспоминанием. Марк эмоционально раздавлен, хотя Крис понимал, что у его друга крепкий характер и что в конце концов он справится. Потом Крис вспомнил об Анджеле, не желающей ни видеть его, ни разговаривать с ним. Вполне возможно, что он уже лишился работы и в довершение ко всему, по совершенно непонятной причине, вступил в конфликт с группой вооруженных итальянских бандитов из-за пары старинных надписей. Да уж, подумал Бронсон, кризис середины жизни дает себя знать по-настоящему. Хотя, кажется, для кризиса он еще молод. Рановато он у него начинается…


Минут через сорок пять он вернулся в кабинет Голдмена.

Если Бронсон рассчитывал получить разгадку местонахождения отсутствующей части камня с первой надписью или даже краткое описание того, что там может содержаться, то он был разочарован. Стихи, которые протянул ему Голдмен, мало отличались от бреда сумасшедшего:

GB • PS • DDDBE

С надежной вершины истина спустилась
Оставленная всеми кроме добрых
Огнь очищающий сжигает только плоть
А духи чистые витают над костром
Ведь истина как камень вовеки не прейдет
Здесь дуб и вяз укажут место
Что наверху то и внизу
И слово станет совершенным
В потире все ничто
И страшно это видеть
— Вы уверены, что перевод точен, Джереми? — спросил он.

— Я сделал практически буквальный перевод стихов с прованского, — ответил Голдмен. — Проблема заключается в том, что в оригинале содержится символика, которую мы вряд ли сможем в полной мере понять в наше время. Более того, я думаю, что большая ее часть показалась бы нам сегодня абсолютно бессмысленной, даже если бы мы знали, что имел в виду автор. К примеру, здесь есть отсылки к верованиям катаров. Среди них строка «Что наверху, то и внизу», которую без хорошего знания этого средневекового учения понять в полной мере невозможно.

— Но ведь катары, насколько я помню, жили во Франции, а не в Италии?

Голдмен кивнул.

— Да, однако существуют сведения, что после Крестового похода против альбигойцев некоторые из немногих выживших бежали в Северную Италию, так что вполне возможно, что стихи были написаны кем-то из них. В таком случае становится понятным использование в них прованского наречия. Относительно того, что значат сами стихи, боюсь, я не могу сказать вам ничего определенного. Да и весьма сомневаюсь, что вы в наше время найдете какого-нибудь катара, который смог бы вам в этом помочь. Ведь крестоносцы расправились с ними практически подчистую.

— А заголовок? «GB • PS • DDDBE»? Какой-то шифр?

— Сомневаюсь, — ответил Голдмен. — Подозреваю, что здесь содержится намек на какое-то выражение, хорошо знакомое людям, имевшим дело с надписью в четырнадцатом веке.

Бронсон вопросительно взглянул на Голдмена.

— И в наше время существует масса сокращений, которые были бы совершенно непонятны еще сто лет тому назад и, возможно, станут столь же непонятны будущим поколениям. Ну, возьмите, например… «ПК» для «персонального компьютера» или «политкорректности». «TMI» для «слишком много информации». Огромное количество таких сокращений в сленге. Однако есть и довольно старые сокращения, которые ясны нам и сейчас. Например, любому знающему английский известно сочетание «RIP», означающее «покойся с миром». Мы часто находим его на надгробиях. Возможно, и здесь перед нами подобные сокращения, которые были хорошо знакомы людям, жившим в четырнадцатом столетии, не нуждавшимся ни в каких специальных их истолкованиях.

Бронсон вновь взглянул на листок бумаги, который держал в руках. Он надеялся, что перевод даст ответ на все его вопросы, оказалось же, что он поставил перед ним множество новых.

2
Вечером того же дня часов через пять после прибытия в аэропорт Хитроу Роган остановил взятую напрокат машину примерно в ста ярдах от квартиры Марка Хэмптона в Илфорде.

— Ты уверен, что он дома? — спросил Мандино.

Роган кивнул.

— Кто-то там точно есть. Я трижды звонил, и на все три звонка мне ответили. Первый раз я сказал, что ошибся номером, а во второй и третий раз представился рекламщиком. Во все трех случаях мне ответил мужской голос, и я практически уверен, что это Марк Хэмптон.

— Отлично, — пробормотал Мандино.

Он вытащил небольшой пластиковый чемоданчик, открыл дверцу машины и проследовал на противоположную сторону улицы в сопровождении Рогана.

Важна была каждая минута. С каждым часом все больше людей будут узнавать содержание надписей по мере того, как Хэмптон с Бронсоном будут пытаться их расшифровать.

Мандино с Роганом приблизились к зданию. У входной двери Мандино оглянулся по сторонам, прежде чем натянуть пару резиновых перчаток, только после этого он нажал кнопку домофона. Через несколько секунд ответил мужской голос:

— Да?

— Мистер Марк Хэмптон?

— Да. А кто вы?

— Инспектор Робертс из лондонской полиции. Я должен задать вам несколько вопросов по поводу трагических обстоятельств гибели вашей супруги в Италии. Мне можно войти?

— Вы можете чем-то подтвердить, что действительно являетесь сотрудником полиции?

Наступила короткая пауза. Вопрос, заданный Хэмптоном, был вполне разумным, и Мандино его ожидал.

— У вас нет видеофона, сэр, поэтому я не могу показать удостоверение. Я назову вам свой номер, а вы можете проверить его в отделении полиции Илфорда или в Скотленд-Ярде. Мой номер — семь, четыре, шесть, два, восемь, четыре.

Мандино не имел ни малейшего представления о шифрах лондонской полиции, но был почти уверен, что Хэмптон знает об этом еще меньше. Все зависело от того, поставит ли англичанин себе в труд проверить его информацию.

— И какие же вопросы?

— Исключительно по поводу ряда формальностей, сэр. Наша беседа займет всего несколько минут.

— Хорошо.

Раздалось специфическое жужжание, и электрический замок на входной двери открылся. Еще раз окинув взглядом улицу, Мандино с Роганом вошли в дом, проследовали к лифту и, зайдя в него, нажали на кнопку, соответствующую этажу, на котором располагалась квартира Марка.

Когда двери лифта распахнулись, они сверили номера квартир и направились по коридору. У нужной двери они остановились, Мандино постучался и отошел в сторону.

Как только раздался щелчок открывающегося замка, Роган изо всей силы ударил по двери ногой. Дверь распахнулась, сбив Марка с ног. Он растянулся на полу узкой прихожей. Роган вошел, опустился рядом с ним на колени и ударил дубинкой по голове. Удар был достаточно точен: Марк потерял сознание, утратив контроль над происходящим на те несколько минут, которые были необходимы итальянцам.

— Сюда, — Мандино, пройдя в гостиную, указал на большое кресло у обеденного стола. — Привяжи его здесь.

Роган передвинул кресло в середину комнаты. Вдвоем с Мандино они подтащили Марка к креслу и усадили его туда. Он сразу сполз вперед, но Мандино взял его за плечи и держал до тех пор, пока Роган не закончит работу. А тот вытащил из сумки Мандино бельевую веревку, дважды обмотал ее вокруг груди Марка и завязал ее на спинке кресла. Затем взял несколько шнуров и привязал ими руки Марка к подлокотникам кресла. То же самое Роган проделал с его предплечьями и локтями, после чего тем же способом закрепил ноги, привязав их к ножкам кресла. Меньше чем за три минуты Марк был полностью обездвижен.

— Обыщи квартиру, — приказал Мандино. — Возможно, он привез с собой копию надписи.

Пока Роган обыскивал квартиру, Мандино прошел на кухню и сделал себе чашку растворимого кофе. По сравнению с итальянским латте, к которому он привык, кофе был отвратительный, но все-таки это было лучше, чем ничего, ведь в последний раз он пил лишь апельсиновый сок на борту самолета, на котором летел из Рима.

— Ничего не нашел, — отрапортовал Роган, когда Мандино вернулся в гостиную.

— Ладно. Приводи его в чувство.

Роган подошел к Марку, приподнял его голову и резким движением открыл ему глаза. Марк пошевелился и очнулся.


Придя в себя, Марк обнаружил, что смотрит на хорошо одетого крепкого мужчину, сидящего в мягком кресле напротив него и попивающего кофе из одной из его чашек.

— Кто вы такой, черт вас возьми? — воскликнул Марк глухим срывающимся голосом: ему было очень трудно говорить. — И что вы делаете в моей квартире?

Мандино улыбнулся одними губами.

— Простите, но вопросы буду задавать я. Нам известно о двух камнях с надписями, которые вы обнаружили у себя на вилле в Италии, нам также известно, что вы со своим другом Кристофером Бронсоном решили стереть надпись со стены в столовой. А теперь вам придется рассказать мне, что вы там такое нашли.

— Вы те самые подонки, которые убили Джеки?

Улыбка исчезла с лица Мандино.

— Повторяю, вопросы буду задавать я. Мой помощник сейчас доведет это до вашего понимания.

Роган сделал шаг к креслу, на котором сидел Марк, держа в руках щипцы. Он зажал ими мизинец на левой руке Марка и медленно повернул. Со щелчком, который услышали все присутствующие, одна из костей сломалась. Хэмптон взвыл от страшной боли.

— Надеюсь, звукоизоляция здесь хорошая, — процедил сквозь зубы Мандино. — Мне бы не хотелось беспокоить соседей. Ну а теперь, — продолжал он, повышая голос, чтобы заглушить крики Хэмптона, — отвечайте на мои вопросы быстро и правдиво, и тогда мы сможем оказать вам всю необходимую медицинскую помощь. Если вы не потрудитесь сообщить нам всю необходимую информацию, у моего помощника появится возможность поработать с вашими оставшимися девятью пальцами.

Роган помахал щипцами у Марка перед носом. Сквозь красноватый туман и слезы, от боли выступившие у него на глазах, Марк с ужасом и непониманием смотрел на итальянца.

— Ладно, — отрывисто произнес Мандино, — давайте начну я. Что вы нашли на втором камне с надписью? Только не пытайтесь лгать. Мой коллега наблюдал за всеми вашими действиями через окно.

— Стихотворение, — выдохнул Марк. — Что-то похожее на стихотворение. Из двух строф.

— На латыни?

— Нет. Мы решили, что это прованский язык.

— Вы его перевели?

Марк отрицательно покачал головой.

— Нет. Крис пытался, но смог найти всего несколько слов в Интернете, поэтому мы так и не узнали, о чем говорится в стихах.

— Что вам все-таки удалось перевести?

— Только пару слов, названия деревьев — дуб и вяз, кажется. Да, там было одно латинское слово. Вроде бы чаша… Ах, нет, потир. Вот и все, что нам удалось сделать.

— Вы уверены? — переспросил Мандино, наклонившись вперед.

— Да, я…

Марк вскрикнул, так как Роган резко сжал щипцы у него на сломанном пальце, который уже сильно распух и кровоточил.

Мандино выждал несколько секунд, прежде чем продолжить.

— Я склонен вам верить, — произнес он почти дружеским тоном. — Итак, где надпись? Я полагаю, вы ее скопировали перед тем, как уничтожить.

— Да-да, — всхлипывая, ответил Марк, — Крис ее сфотографировал.

— И что он намерен с ней сделать?

— Его бывшая жена познакомила его с человеком по имени Джереми Голдмен из Британского музея. Он собирался показать ему снимки и попросить перевести надписи.

— Когда? — тихо спросил Мандино.

— Не знаю. Мы только сегодня приехали из Италии. Он вел машину в течение двух дней практически без перерыва, поэтому, наверное, пойдет туда завтра. Хотя я не знаю точно, — поспешно добавил он, заметив, что Роган угрожающим жестом поднял щипцы.

Мандино поднял руку, останавливая помощника.

— А у вас есть копия этих фотографий?

— Нет. Зачем они мне? Они интересуют Криса. Мне на них плевать. Мне нужна была только моя жена.

— А есть еще какие-нибудь копии, кроме тех, которые находятся у Бронсона?

— Нет, я же вам сказал.

Пришло время кончать с ним, подумал Мандино. Он кивнул Рогану, который зашел за спину пленника, взял рулон скотча, оторвал от него кусок в шесть дюймов длиной и заклеил им рот Марка. Затем отрезал от бельевой веревки кусок в два фута длиной и завязал его петлей.

Марк не сводил с итальянца глаз, в которых запечатлелся невыразимый ужас.

Роган набросил петлю на шею Марка и ушел на кухню. Через несколько мгновений он вернулся с самой безобидной вещью в руках — скалкой для раскатывания теста — и остановился у Марка за спиной в ожидании приказаний.

— Ни вы, ни ваш дружок из полиции не представляете, во что вляпались, — медленно произнес Мандино. — Инструкции, которыми я руководствуюсь, очень просты и недвусмысленны: всякий, кто располагает какой-либо информацией об этих двух надписях — даже весьма ограниченной, как в вашем случае, — должен быть физически устранен как человек, представляющий реальную опасность.

Он кивнул Рогану, который обернул конец петли вокруг скалки и стал медленно наматывать ее, создав таким образом некое подобие простенькой гарроты.

Марк начал отбиваться в последней отчаянной надежде высвободиться.

Когда веревка на шее англичанина затянулась, Роган на мгновение остановился, ожидая последнего решительного жеста от своего хозяина.

Мандино снова кивнул и стал внимательно наблюдать за тем, как наливается кровью лицо Марка и как все отчаяннее делаются его попытки освободиться по мере того, как на шее затягивается петля.

Роган мычал от напряжения.

Марк дернулся раз, потом второй и упал вперед, насколько позволила веревка. Роган продолжал удерживать петлю еще минуту, затем отпустил ее и проверил пульс на шее у Марка. Пульс не прощупывался.

Мандино допил кофе, потом встал, отнес чашку на кухню, где тщательно ее вымыл. Его не беспокоило, что где-нибудь в этой квартире обнаружат его ДНК, ведь вряд ли кому-то может прийти в голову, что они с Роганом как — то причастны к данному убийству, но привычка, как известно, вторая натура.

Вернувшись в гостиную, он увидел, что Роган уже отвязал тело Марка от кресла и оттащил в угол комнаты. После чего они привели помещение в полный беспорядок так, чтобы сразу возникало впечатление, будто здесь имела место серьезная потасовка. Затем Мандино вынул «Филофакс» в кожаной обложке, открыл его, вырвал несколько страниц, испачкал органайзер кровью из сломанного пальца Марка и бросил его рядом с телом. Подпись на титульном листе органайзера гласила: «Крис Бронсон». Его нашли люди Мандино, когда обыскивали виллу Хэмптонов.

Они еще раз проверили квартиру, затем Роган открыл входную дверь и оглядел коридор. Он кивнул Мандино, они вышли из квартиры, закрыли за собой дверь и проследовали к лифту.

Выйдя на улицу, они не спеша дошли до взятой напрокат машины. Роган включил мотор и отъехал от тротуара. У оконечности улицы Мандино указал на телефон-автомат.

— Этот подойдет. Остановись рядом с ним.

Он вылез из машины, прошел к будке, убедился, что на руках перчатки, поднял трубку и набрал «999». Ему ответили через несколько секунд.

— Служба экстренной помощи. Какое из наших подразделений вам нужно?

— Полиция, — поспешно ответил Мандино, пытаясь голосом изобразить панику. — Драка, страшная драка, — выдохнул он в трубку, когда ее поднял дежурный полицейский.

Мандино назвал адрес квартиры Марка и повесил трубку, как только полицейский стал расспрашивать его о подробностях.

— Вернись назад. Неподалеку от его дома есть боковая улица. Сверни на нее.

Роган припарковал машину там, где ему сказал Мандино. Дом Марка был неплохо виден с места стоянки.

— Что теперь? — спросил Роган.

— Теперь будем ждать, — ответил ему Мандино.


Примерно через двадцать минут до них донесся звук сирены, и на улицу въехал полицейский автомобиль, со скрежетом остановившийся у дома Марка. Из автомобиля выскочили двое полицейских.

— Мы можем ехать? — спросил Роган.

— Пока нет, — ответил Мандино.

Минут через пятнадцать подъехали еще три полицейских автомобиля с включенными сиренами. Мандино удовлетворенно кивнул. Он прекрасно понимал, что ему не удастся достаточно быстро отыскать Бронсона, британская полиция справится с этой задачей гораздо быстрее. У них наверняка будет достаточно оснований для ареста Бронсона по подозрению в убийстве Марка Хэмптона.

Столкнувшись с перспективой обвинения в убийстве, Бронсон вряд ли станет заниматься расшифровкой древнего манускрипта на прованском наречии. У организации Мандино были налажены прекрасные контакты с лондонской полицией, и Мандино нисколько не сомневался, что очень скоро к нему поступит информация, где будет содержаться Бронсон и — что гораздо существеннее — когда его выпустят на свободу.

— Теперь мы можем ехать, — сказал он.

3
Бронсон открыл входную дверь своего дома и вошел. Он успел на одну из скоростных электричек с Чаринг-Кросс и потому вернулся домой немного раньше, чем рассчитывал.

Он прошел на кухню, поставил чайник и сел за стол, чтобы еще поразмышлять над переводом надписи. Она все еще производила на него впечатление полного абсурда.

Бронсон взглянул на часы и решил позвонить Марку. Он собирался показать ему перевод и пригласить вместе пообедать. Крис понимал, что друг в очень тяжелом эмоциональном состоянии и его нельзя оставлять одного в первый вечер в Англии после возвращения с похорон жены.

Бронсон поднял трубку домашнего телефона и набрал номер сотового Марка. Тот был отключен, тогда он позвонил Марку домой. После полудюжины гудков трубку подняли.

— Да?

— Марк?

— Простите, кто звонит?

Бронсон сразу понял: что-то произошло.

— Кто его спрашивает? — повторил голос.

— Я друг Марка Хэмптона, и мне хотелось бы с ним побеседовать.

— Боюсь, это невозможно, сэр. Случилось несчастье.

По обращению «сэр» он догадался, что беседует с кем-то из полиции.

— Меня зовут Крис Бронсон, я детектив и работаю в полиции Кента. Прошу вас немедленно сообщить мне, что произошло.

— Вы сказали «Бронсон», сэр?

— Да.

— Минутку.

После короткой паузы трубку взял другой человек.

— Мне очень жаль, но мистер Хэмптон мертв, детектив.

— Мертв? Не может быть! Я виделся с ним несколько часов назад.

— Я не могу обсуждать обстоятельства его смерти по телефону, но они представляются нам крайне подозрительными. Вы говорите, что были другом покойного. Вы не могли бы приехать в Илфорд и помочь нам? У нас к вам есть несколько вопросов, и, возможно, вы поможете нам понять некоторые странности, связанные со смертью вашего друга.

Бронсон был потрясен, однако ясности мыслей не утратил. Просьба, с которой к нему обратился полицейский, была, в принципе, нарушением обычной процедуры расследования.

— Что вы имеете в виду? — спросил Крис.

— В данный момент мы пытаемся выяснить, чем занимался покойный перед смертью, и надеемся, что вы нам поможете. Нам известно, что вы знакомы с мистером Хэмптоном, так как мы обнаружили здесь ваш «Филофакс», и несколько последних записей в нем свидетельствуют, что вы с мистером Хэмптоном только что вместе возвратились из Италии. Я понимаю, что в каком-то смысле моя просьба к вам нарушает обычную процедуру расследования. Однако уверен, что вы нам сможете во многом помочь.

— Да, конечно, я приеду. Мне кое-что нужно сделать здесь у себя, но у вас я буду часа через полтора, максимум два.

— Спасибо, детектив Бронсон. Мы очень ценим вашу помощь.

Закончив разговор, Бронсон сразу набрал другой номер. Ему пришлось долго слушать гудки, прежде чем на другом конце провода подняли трубку.

— Что тебе нужно, Крис? Я же просила тебя не звонить мне!

— Анджела, не вешай трубку. Пожалуйста, послушай. Прошу тебя, не задавай вопросов, просто послушай. Марк мертв, и, скорее всего, его убили.

— Марк? О боже! Как…

— Анджела, пожалуйста, выслушай меня внимательно и сделай то, что я попрошу. Я знаю, ты раздражена и не хочешь иметь со мной ничего общего. Но твоя жизнь в данный момент в большой опасности, и тебе нужно срочно куда-нибудь уйти из дома. Я все объясню при встрече. Бери с собой только самое необходимое на три-четыре дня, обязательно паспорт и водительские права. Жди меня в том кафе, в котором мы встречались в Шепердс-Буш. Я не буду говорить его названия, возможно, мой номер прослушивается.

— Да, но…

— Пожалуйста. Я все объясню, как только мы увидимся. Прошу тебя, поверь мне и сделай так, как я сказал. Хорошо? И не выключай сотовый.

— Я… я все еще не могу поверить. Бедный Марк. Кто убил его?

— У меня есть кое-какие соображения на сей счет, но у полиции на подозрении совсем другой человек.

— Кто?

— Я.

Глава четырнадцатая

1
Хотя Мандино и привык к хаосу римских улиц, количество автомобилей на улицах Лондона поразило его. И та черепашья скорость, с которой они передвигались от одного перекрестка со светофором до другого.

Расстояние между квартирой Марка в Илфорде и квартирой Анджелы Льюис в Илинге составляло каких-нибудь пятнадцать миль — пятнадцать минут езды по свободной дороге. На лондонских улицах у них на это ушло больше часа. Роган с трудом пробирался по Клеркенуэлл — роуд, шепотом проклиная бесконечные пробки и навигационную систему, которая направила их сюда.

— Мы приближаемся к Грейз-Инн-роуд, — сказал Мандино, глядя в большой атлас Лондона, который он приобрел в киоске минут пятнадцать назад на каком-то особенно перегруженном перекрестке. — Когда подъедем к следующей развилке, плюнь на свое электронное барахло и сразу же, как только представится возможность, поворачивай направо.

— Направо?

— Да. Таким образом мы доберемся до Кингс-Кросс, и если там свернем налево, возможно, нам удастся пробиться на Юстон-роуд, а оттуда рукой подать до шоссе. Это окружной путь, но по нему мы доедем до цели скорее, чем если будем тащиться в здешнем потоке машин. — Мандино сделал пренебрежительный жест в сторону практически неподвижных автомобилей за окном.

Всего через каких-нибудь десять минут Роган уже ехал со скоростью пятьдесят миль в час по шоссе А40.

— Если у нас на дороге больше не будет пробок, мы доедем до ее дома меньше чем за двадцать минут.


В своей квартире в северном Илинге Анджела положила телефонную трубку и несколько секунд стояла, не зная, что делать. Звонок Криса не на шутку напугал ее, и какое-то мгновение она думала, а не стоит ли плюнуть на его просьбу, запереться на все замки и остаться дома.

Крис был прав, она все еще страшно злилась на него, потому что, по ее мнению, их брак распался исключительно по его вине, из-за того, что он все это время был влюблен в жену лучшего друга. Конечно, он никогда не говорил с Анджелой о своих чувствах к Джеки, тем не менее стоило хоть однажды взглянуть на него при появлении Джеки — и вам все сразу бы стало ясно. Он мгновенно расцветал. Присутствие второй женщины стало трагедией для их брака с самого начала.

И вот Марк мертв! Анджела поверить не могла, что это произошло практически сразу после того, как в Италии погибла Джеки. Всего за несколько дней не стало двоих очень близких ей людей, которых она знала много лет.

По щекам потекли слезы, и Анджела резко покачала головой. Нет, она не позволит себе превратиться в рыдающее ничтожество. Она знает, как поступить. У Криса, конечно, масса недостатков, с которыми она имела множество возможностей в подробностях познакомиться в течение их не столь уж длительного брака, но вот склонность к безумным фантазиям ему абсолютно чужда. Если он говорит, что ее жизнь в опасности, значит, так оно и есть на самом деле.

Анджела поспешно прошла в спальню, вытащила из — под кровати любимую сумку — подделку под «Гуччи», купленную много лет назад на уличной распродаже. Быстро набила ее одеждой и косметикой, потом взяла сумку поменьше, отобрала несколько любимых туфель, убедилась, что сотовый в сумке, вынула зарядное устройство из розетки рядом с кроватью, бросила его в сумку, после чего открыла шкаф и выбрала пальто.

Анджела еще раз перепроверила, не забыла ли чего, затем взяла сумки, заперла дверь и выбежала по лестнице на улицу.

Пройдя около сотни ярдов по Каслбар-роуд, она заметила свободное такси черного цвета, помахала рукой и свистнула. Таксист развернулся и остановил машину прямо перед ней.

— Куда едем, милашка? — спросил он.

— На Шепердс-Буш. Прямо за углом Буш-театра.

Когда такси, набирая скорость, мчалось по Каслбар-роуд по направлению к Аксбридж-роуд, на Аргайл-роуд с Западного проспекта свернул «форд» и остановился у дома Анджелы Льюис.

2
Бронсон положил трубку, взбежал по лестнице наверх, вытащил из шкафа дорожную сумку, чистую одежду из комода и засунул в сумку. Портфель с ноутбуком находился в гостиной, Бронсон забрал его, удостоверился, что флешка лежит в кармане куртки, взял с кухонного стола листок с переводом Джереми Голдмена и тоже сунул в карман. В завершение отпер нижний ящик стола в гостиной, забрал оттуда все деньги и браунинг — трофей, привезенный из Италии. Оружие он опустил в сумку с компьютером. На всякий случай…

И все это время Бронсон постоянно поглядывал в окна, не появились ли убийцы Марка или полиция. Теперь, когда им известно, что он служит в отделении в Кенте, достаточно сделать всего несколько телефонных звонков, чтобы получить его точный адрес. Крис не знал, развеяло ли его согласие приехать на квартиру Марка в Илфорде их подозрения на его счет, но позволить себе рисковать он не мог.

Не прошло и четырех минут после звонка Анджеле, как Бронсон захлопнул за собой входную дверь и побежал через дорогу к «мини». Закинул вещи в багажник и направился в Лондон.

Проехав примерно двести ярдов от дома, Крис услышал сирены несущихся ему навстречу машин и при первой же возможности свернул налево. Потом еще несколько раз повернул налево и, сделав круг, снова выехал на главное шоссе. Прямо у него перед носом две полицейские машины пронеслись через перекресток. Крис понял, что ему повезло, он вовремя ушел из дома.

Примерно через час Бронсон остановил машину на Шепердс-Буш-роуд и до кафе дошел пешком. Анджела сидела за столиком в полном одиночестве в глубине зала, подальше от окон.

Пробираясь между рядами столиков к бывшей жене, Бронсон чувствовал облегчение, видя ее в безопасности, и одновременно его мучили неприятные мысли относительно ее возможной реакции. И вновь, как всегда взглянув на нее, он словно в первый раз был поражен ее внешностью. Анджелу нельзя было назвать красавицей в классическом смысле слова, но ее светлые волосы, карие глаза, губы, очертаниями очень напоминавшие губы Мишель Пфайфер, — все это производило сильное впечатление.

Когда Анджела, смахнув прядь волос со лба, поднялась, чтобы поздороваться с бывшим мужем, несколько мужчин в кафе невольно взглянули в ее сторону с восхищением.

— Что, черт возьми, происходит? — воскликнула она. — Марк действительно мертв?

— Да, — кратко ответил Крис, чувствуя, как сжимается сердце от боли, но мгновенно справился со слабостью.

Нельзя ни на минуту терять контроль над собой. Ради них обоих.

Себе он заказал кофе и еще чаю для Анджелы. Он понимал, что необходимо поесть, тем не менее одна лишь мысль о еде вызывала тошноту.

— Я позвонил на квартиру Марку, — начал объяснения Крис, — и мне ответил мужской голос. Он не представился, но говорил так, как обычно говорят люди из полиции.

— И как же говорят люди из полиции? — спросила Анджела. — Я полагаю, тебе должно быть хорошо известно.

Бронсон пожал плечами.

— Ну, от нас, к примеру, требуют употреблять слова «сэр» и «мадам», когда мы беседуем с кем-либо из гражданского населения. Кроме полицейских, в наше время почти никто не употребляет этих слов, даже официанты. Как бы то ни было, когда я назвал им свое имя, он сказал, что Марк мертв и что его смерть представляется им крайне подозрительной. Потом еще один человек — совершенно определенно полицейский — спросил, не могу ли я приехать в Илфорд и помочь им разобраться кое в каких вопросах.

Он обхватил голову руками.

— Я не могу поверить, что он мертв. Я виделся с ним всего несколько часов назад. Во всем виноват я. Не следовало оставлять его одного.

Анджела осторожно коснулась его руки.

— Почему ты не поехал прямо в Илфорд, как просил полицейский?

— Потому что все изменилось, как только они узнали, как меня зовут. Второй, который подошел к телефону, сказал мне, что им известно, что я друг Марка, так как они нашли у него в квартире мой «Филофакс», в котором были записи о нашей совместной поездке в Италию.

— Зачем ты оставил органайзер у Марка?

— Я его не оставлял, в том-то все и дело. Последний раз я видел свой «Филофакс» в спальне для гостей на вилле Марка в Италии. Органайзер мог попасть на его лондонскую квартиру только одним способом: убийцы специально подбросили его, чтобы подставить меня.

Дальше Крис во всех подробностях сообщил Анджеле о «взломах» на вилле у Марка, которые последовали за обнаружением первой надписи, и о том, что, возможно, Джеки была убита во время такого проникновения бандитов на виллу.

— Боже… Бедная Джеки. И вот теперь Марк. Это какой-то кошмар! Но почему ты считаешь, что мы с тобой тоже в опасности?

— Потому что и ты, и я видели надписи на камнях. Несмотря на то, что мы не знаем, в чем их смысл. То, что Марка убили у него на квартире — или, по крайней мере, именно там было обнаружено его тело, — свидетельствует о том, что им известен его адрес. И если они заполучили его адрес, то им не составит особого труда найти мой и, что гораздо важнее, твой. Именно поэтому я просил тебя как можно скорее уйти из дома. Они будут нас преследовать, Анджела. Они убили наших друзей, и теперь на очереди мы.

— Ты так и не объяснил мне почему. — Анджела от раздражения ударила ладонью по столу, расплескав чай. — Почему надписи так важны? Почему эти люди убивают всех, кто их видел?

— Я не знаю, — с тяжелым вздохом ответил Крис.

Анджела нахмурилась, и Бронсон понял, что она размышляет. Она обладала очень сильным и проницательным умом, и Крис знал, что именно интеллект и привлекал его в ней.

— Давай проанализируем имеющиеся у нас факты, Крис. Я беседовала о надписях с Джереми, и он сказал мне, что одна из них относится к первому веку и содержит ровно три слова, написанных по-латыни. Вторая моложе на пятнадцать столетий, написана по-провански и является чем-то вроде стихотворения. Что их может связывать, кроме очевидного факта, что они обнаружены в одном доме?

— Не знаю, — повторил Бронсон. — Но два человека, которым принадлежал дом с надписями на камнях, мертвы, а итальянские бандиты, которые, как я уверен, совершили убийства, попытались подставить меня. И сделали это вполне профессионально. Мы должны их остановить. Им не сойдут с рук их преступления.

По телу Анджелы пробежала дрожь, она сделала большой глоток чая.

— И что ты намерен делать? У тебя есть план?

— Прежде всего нужно сделать две вещи. Нам необходимо выбраться из Лондона, не оставив следов, а затем во что бы то ни стало расшифровать обе надписи.

— И ты уже решил, куда мы отправимся?

— Да. Нужно обосноваться где-нибудь не очень далеко от Лондона, где имеется доступ к хорошей справочной литературе и где парочка таких исследователей, как мы с тобой, не будет бросаться в глаза. Я подумывал о Кембридже.

— О городе велосипедов? Хорошо. И когда мы отправляемся?

— Как только ты допьешь чай.

Через пару минут они встали. Бронсон бросил вопросительный взгляд на вещи Анджелы.

— Две сумки? — спросил он.

— Обувь, — коротко ответила Анджела.

Бронсон расплатился по счету, и они вышли из кафе.

Он повернул не налево, где был припаркован его «мини — купер», а направо, к банкомату на Аксбридж-роуд.

— А я думала, те, кто скрывается от полиции, не пользуются банковскими карточками, — заметила Анджела, когда Бронсон вытащил бумажник.

— Ты смотрела слишком много американских боевиков. Но ты, безусловно, права, поэтому я и решил воспользоваться здешним банкоматом, а не кембриджским.

Бронсон снял со счета двести фунтов. Его не беспокоило, что их с Анджелой можно будет найти по его денежным операциям, ведь здесь они собирались провести не больше нескольких минут.

Он сунул деньги в карманы и направился к автомобилю. Затем четырежды повторил ту же операцию в четырех разных банкоматах, но только в тех, что находились в районе Шеперде-Буш. В последнем его кредитный лимит был исчерпан.

— Отлично, — сказал Бронсон, садясь в машину. — Надеюсь, это убедит полицию, что я скрываюсь где-то неподалеку. Впредь нам придется расплачиваться только наличными.

Глава пятнадцатая

1
Анджела вышла из тесной душевой кабинки, завернулась в полотенце и шагнула к раковине. Пока сохли волосы, она критически созерцала собственное отражение в зеркале, размышляя над тем, во что же она, черт возьми, вляпалась.

За последние двадцать четыре часа мир перевернулся вверх дном. До того ее жизнь была спокойной и вполне предсказуемой. И вот теперь одна из лучших подруг вместе с мужем убиты, а собственный бывший муж Анджелы стал главным подозреваемым, и она вместе с ним скрывается от полиции и от банды итальянских головорезов.

Впрочем, как ни странно, ей начинала нравиться такая жизнь. Несмотря на неудачу брака, к Крису Анджела относилась очень хорошо, и ей было приятно проводить время в его обществе. А главное, в чем она не призналась бы никому и ни за что, он вдруг снова вызвал в ней те чувства, которые когда-то пробудил при первой встрече.

Возможно, размышляла Анджела, одеваясь, вот где корни ее главной ошибки в жизни. Крис по-своему очень привлекателен, и вполне вероятно, что, когда он делал ей предложение, она поддалась его обаянию. Может быть, если бы она тогда пригляделась попристальнее, то поняла бы, что на самом деле он любит совсем не ее, а ускользнувшую от него Джеки. Ах, если бы разглядеть это с самого начала, от скольких тяжелых переживаний она была бы избавлена!

В дверь послышался стук, и Анджела невольно вздрогнула.

— Доброе утро, — сказал Крис. — Уже позавтракала? Пора приниматься за работу.

— Что-нибудь перекушу позже, — ответила Анджела. — А пока пройдусь, осмотрюсь, сделаю несколько звонков. Оставайся здесь до моего возвращения.

Выйдя из отеля, она быстрым шагом прошла по улице до ближайшего телефона-автомата, вставила в него телефонную карточку и набрала номер своего непосредственного начальника в Британском музее.

— Это Анджела, — прохрипела она в трубку. — Боюсь, я слегла, Роджер. Грипп или что-то похожее. Можно мне денька два не появляться на работе?

— Господи, что у тебя с голосом? Не смей приближаться к рабочему месту, пока не выздоровеешь. Может, тебе что-нибудь подвезти — еду, лекарства или что-то еще?

— Нет, спасибо. Отлежусь, пока не станет лучше.

Анджела с Бронсоном обсудили план во всех подробностях еще предыдущим вечером, в поезде по пути в Кембридж. Она пользовалась телефоном-автоматом, так как по нему невозможно установить местонахождение. Бронсон понимал, что стоит включить сотовые, как их тут же засекут с точностью в несколько ярдов. Поэтому оба телефона лежали у него в сумке без SIM-карт (на всякий случай).

Анджела сделала еще звонок, затем пошла по Ист-роуд и заглянула в одну из кондитерских.

— Вот, — сказала она, входя в номер Бронсона, и протянула ему небольшой бумажный пакет. — Я купила несколько булочек, чтобы не умереть с голоду до обеда.

— Спасибо. Ты позвонила?

Анджела кивнула.

— С Роджером проблем не будет. Он страшно боится любой простуды и тем более гриппа.

— А Джереми?

— Я ему позвонила и рассказала о Марке и о том, что, по нашему мнению, его смерть имеет отношение к надписям. Предупредила, что ему тоже, возможно, угрожает опасность, а он только рассмеялся в ответ. Считает, что эти стихи в наше время лишены абсолютно всякого смысла.

Бронсон нахмурился.

— Почему-то мне не верится. Ну что ж, ты сделала все, что смогла.

— Да, — откликнулась Анджела, смахивая крошки с одежды. — Пошли. У тебя появились какие-нибудь мысли?

— Ничего определенного. Главная проблема с прованскими стихами в надписи в том, что они вроде бы абсолютно ясны и притом совершенно непонятны. Поэтому я подумал: может быть, лучше начать с латинского текста — а точнее, с инициалов под ним — и попытаться установить личность человека, приказавшего высечь его на камне.

— Не лишено смысла, — заметила Анджела. — Здесь неподалеку есть парочка интернет-кафе, забитых небритыми и немытыми студентами, любителями порносайтов, таких же грязных, как они сами. — Она замолчала и критически взглянула на Криса. — Судя по внешности, ты вполне сойдешь за одного из них.

Бронсон решил изменить внешность. Он перестал бриться, хотя пройдет еще, наверное, дня два, прежде чем борода будет по-настоящему заметна; отказался от привычной рубашки с галстуком, заменив ее на неряшливую майку, джинсы и кроссовки.

Десять минут спустя они вошли в первое из интернет — кафе, о которых говорила Анджела. Три компьютера были свободны. Они попросили принести им кофе и начали свое путешествие по Сети.

— Ты согласен с версией Джереми, что «РО» означает «per ordo»? — спросила Анджела.

— Вполне. Мне думается, что нам следует попытаться установить, кто скрывается за инициалами «LDA». Кстати, по словам Джереми, надпись относится к первому веку нашей эры. И, Анджела, нам нужно торопиться. Зная о том, что случилось с Джеки, мы должны быть крайне осторожны. Итак, у нас с тобой не больше часа на работу в Интернете. Найдем мы что-нибудь к тому времени или нет, мы в любом случае встаем и уходим. Поняла?

Анджела кивнула.

— Давай начнем с самого простого, — сказала она, впечатала «LDA» в поисковую систему Google, нажала ввод и наклонилась к экрану монитора в ожидании.

Результат не удивил — почти полтора миллиона сайтов. Впрочем, почти все результаты не имели к поиску никакого отношения, а подавляющее большинство было аббревиатурами наименований различных лондонских организаций.

— Слишком примитивный путь, — пробормотал Бронсон. — Давай попытаемся сузить его. Поищем список римских сенаторов и посмотрим, подойдет ли кто-нибудь из них.

Легче сказать, чем сделать. К концу часа, отведенного Крисом на работу в Интернете, они обнаружили массу подробностей о жизни многочисленных римских сенаторов, но ни одного сколько-нибудь полного списка имен.

— Ладно, — махнул рукой Бронсон, бросив взгляд на часы, — еще одна последняя попытка. Вводи «Римский сенат LDA», и посмотрим, что получится.

Анджела ввела предложенную им фразу, и они стали ждать результатов.

— Ничего, — заключила Анджела, просматривая появившуюся на экране страницу.

— Подожди-ка, — прервал ее Бронсон. — Что это? — Он указал на сайт «Pax Romana», на котором упоминались «LDA и Аврора». — Попробуй-ка!

Анджела нажала кнопку на названии сайта. С левой стороны под заголовком «Постоянные члены» появился длинный список римских имен.

— Что, черт возьми, это такое? — недоуменно произнес Бронсон.

— Поняла! — воскликнула Анджела, прокручивая текст вверх и вниз. — Я слышала о таких вещах. Это что-то вроде онлайнового романа о Древнем Риме. К нему можно добавлять собственный материал. Отсюда можно почерпнуть много полезной информации.

Бронсон пробежал глазами список имен и на одном из них задержался.

— Черт меня побери! Самое настоящее волшебство! — Он показал на имя Луций Домиций Агенобарб где-то ближе к концу списка. — Те, кто пользуется сайтом, видимо, вводят сюда настоящие римские имена.

Анджела скопировала имя и ввела его в поисковую систему.

— Это реальное лицо, — заметила она, глядя на экран. — Был консулом в шестнадцатом году до нашей эры. Возможно, Джереми все-таки ошибся относительно возраста надписи. Она старше лет на пятьдесят, а то и больше.

Бронсон наклонился к компьютеру и кликнул мышкой.

— Как знать, — заметил он. — Создается впечатление, что мы наткнулись на довольно распространенное имя. В здешнем списке девять человек, звавшихся Домицием Агенобарбом. У пятерых из них первое имя — Гней, у остальных четырех — Луций. Трое из упомянутых четырех были консулами. Тот, что был консулом в шестнадцатом году до нашей эры, плюс два других. Один занимал консульский пост в девяносто четвертом году, второй — в пятьдесят четвертом году до нашей эры.

— А четвертый Луций?

Бронсон нажал еще на одну ссылку.

— Вот он. Явно сильно отличается от остальных. «Подобно всем другим, он при рождении был назван Луций Домиций Агенобарб, но его полным именем было Нерон Клавдий Цезарь Август Германик. Также был известен и под именем Нерон Клавдий Друз Германик. Когда взошел на престол, то взял имя Нерон Клавдий Цезарь Друз».

Крис прокрутил страницу дальше и усмехнулся.

— Он известен всем нам как тот самый император, который устраивал представления во время пожара Рима.

— Нерон? Ты полагаешь, надпись сделана по приказу Нерона?

Бронсон покачал головой.

— Сомневаюсь, хотя подобное предположение вполне укладывается в хронологию Джереми. Он считает, что инициалы принадлежат какому-то консулу или сенатору. Предположим все-таки, что надпись сделали по повелению Нерона, и тогда, скорее всего, инициалы были бы «РО NCCD», что в большей степени соответствует его императорскому титулу.

— А что, если надпись была сделана до того, как он стал императором? — предположила Анджела. — Или такими инициалами подчеркивался особый доверительный ее характер, желание показать, что тот, кто высек надпись, очень многое знал о Нероне и, возможно, даже был его родственником.

— Нам пора, — напомнил Бронсон, взглянув на часы, и встал со стула. — Итак, ты полагаешь, что Нерон заслуживает более внимательного расследования?

— Без сомнения, — ответила Анджела. — Давай найдем еще какое-нибудь интернет-кафе.

2
Они прошли четверть мили до следующего интернет — кафе, на которое Анджела обратила внимание раньше. В разгар учебного дня оно было почти пусто. Они сели за компьютер в самом конце зала у задней стены.

— Ну, с чего начнем здесь? — спросила Анджела.

— Чертовски хороший вопрос. Я все еще совсем не уверен, что мы на правильном пути, но с чего-то же надо начинать. Давай забудем на время «LDA». Джереми предположил, что три другие буквы на камне «МАМ» — инициалы каменотеса, делавшего надпись. А если они означают что-то еще?

— И что же?

— Это всего лишь предположение, поэтому слушай внимательно и отмечай любые несоответствия. Допустим, «PO LDA» действительно означает «по приказу Луция Домиция Агенобарба», и в данном случае имеется в виду именно Нерон. Исходя из заключений Джереми, можно сделать вывод, что надпись на камне высекли по повелению самого Нерона. А если все-таки нет? Может быть, Нерон приказал сделать нечто совершенно иное, а другой человек с инициалами «МАМ» решил, что подобное событие нужно запечатлеть для потомков.

— Извини, я немного не улавливаю.

— Возьмем современный пример. В Британии часто можно увидеть различные монументы или стелы с надписями в память о том или ином событии: с именами местных жителей, погибших на войне, или какой-то информацией о здании, когда-то стоявшем на этом месте, ну и так далее. Иногда в конце делается еще дополнительное примечание, что установка памятника или стелы произведена за счет, к примеру, «Ротари-клуба» или какой-то подобной организации. Суть в том, что люди, оплатившие установку монумента, к самому событию, в честь которого он воздвигнут, не имеют никакого отношения. Они просто приложили определенные усилия к его созданию. Возможно, и в данном случае мы имеем дело с чем-то подобным.

— Хочешь сказать, Нерон сделал нечто такое, что можно было охарактеризовать словами: «Здесь лежат лжецы», а по инициативе кого-то другого — некоего «МАМ» — была высечена надпись на камне в память совершенного Нероном?

— Именно так. И это заставляет предположить, что содеянное Нероном было либо противозаконным, либо очень личным, не имевшим отношения к его императорским функциям. Поэтому необходимо установить, не был ли он каким-то образом связан с человеком с инициалами «МАМ». Если да, мы на верном пути. Если нет — придется все начинать сначала.

Поиски заняли не очень много времени. Уже через несколько минут они обнаружили возможного претендента.

— Этот парень может подойти, — заметила Анджела. — Его звали Марк Азиний Марцелл, и он был сенатором при Клавдии и Нероне. Но самое интересное, что его должны были казнить в шестидесятом году нашей эры из-за участия в подделке завещания. Всем сообщникам отрубили голову, а его Нерон почему-то пощадил. Интересно почему.

— Стоит разобраться.

Анджела промотала страницу дальше.

— А, вот все и разъяснилось. Марцелл был дальним родственником императора. Возможно, потому Нерон и помиловал его.

— Здесь может заключаться важная подсказка.

— О чем ты?

Бронсон мгновение помолчал, чтобы привести в порядок мысли.

— Предположим, император спас Марцелла, потому что тот был его родственником. Но возможно, не только поэтому. Нерон, как известно, не отличался особым великодушием. Он ведь был одним из самых кровавых и безжалостных правителей Рима — если мне не изменяет память, он велел казнить собственную мать. Не думаю, чтобы он стал щадить какого-то там пятиюродного братца. Можно предположить другое. Нерон нуждался в услугах человека, который был бы обязан ему жизнью, человека, которому он мог бы полностью доверять. Тогда у надписи появляется определенный смысл. Нерону понадобилось совершить нечто очень личное, или в высшей степени преступное, или то и другое одновременно, и Марцелл должен был это выполнить, не исключено, что даже против собственной воли. Именно в память о том таинственном поступке и была сделана надпись на камне.

— Ну ты и накрутил гипотез! Что ему мог приказать Нерон?

— Не имею ни малейшего представления. — Бронсон встал и потянулся. — Остается самое главное. Как ты объяснишь саму надпись на камне, три латинских слова?

— Шифр, возможно.

— Именно так. Если мы правы в наших предположениях, все равно необходимо ответить на вопрос: почему у Марцелла возникла мысль делать зашифрованную надпись? Почему не высечь на камне откровенное описание того события, которому он посвящен? Или он сделал это на отсутствующей нижней части камня? Возможно, найденная нами латинская фраза всего лишь заголовок?

Он помолчал и, взглянув на Анджелу, добавил:

— Нам предстоит серьезное расследование.


Два часа спустя Анджела сидела в комнате Бронсона в окружении книг по истории Римской империи. О Нероне они узнали довольно много, а вот по Марцеллу информации было прискорбно мало. Он представал в высшей степени незначительной фигурой, и они не нашли о нем практически ничего, что не было бы уже известно. И естественно, ни малейшего намека на то, что может означать латинская надпись.

— Так мы далеко не уйдем, — сказала Анджела, раздраженно захлопывая один из справочников. — Давай лучше займемся второй надписью. — Она встала и потянулась за пальто. — Если понадоблюсь, найдешь меня в третьем кафе по нашему списку.

— Хорошо, — откликнулся Бронсон. — Я пока все-таки полистаю эти книжки. Будь осторожна.

— Постараюсь, но ведь пока никто меня не ищет, насколько мне известно.

Анджела успела поработать за компьютером всего двадцать минут, когда дверь интернет-кафе открылась. Вошел констебль и сразу проследовал к девушке за конторкой.

— Добрый день, мисс, — поздоровался он. — Мы ищем одного мужчину, который, по нашим сведениям, мог сегодня утром посещать здешние интернет-кафе и, вполне вероятно, заходил и к вам.

Он извлек из папки фотографию и положил перед девушкой. Анджела бросила взгляд на снимок и с ужасом увидела на ней лицо Криса.

— Извините, — ответила девушка, — моя смена началась только пару часов назад, и я абсолютно уверена, что с тех пор этого человека здесь не было. Можете расспросить посетителей. — Она махнула рукой в сторону примерно двадцати компьютеров, находившихся в кафе и десятка человек, которые в данный момент ими пользовались. — Некоторые из них заходят сюда регулярно. А что он такого сделал?

— Боюсь, я не имею права разглашать, — сказал полицейский.

Он прошел к первому компьютеру, за которым сидел посетитель, и повторил вопрос. К тому времени, когда полицейский дошел до третьего компьютера, все люди, находившиеся в кафе, собрались вокруг него и уставились на фотографию. Анджела поняла, что, не присоединившись к остальным, будет выглядеть подозрительно. Она встала и, еле передвигая от страха ноги, проследовала к полицейскому и тоже воззрилась на фотографию человека, которого знала лучше всех на свете.

— А вы, мисс? — обратился к ней констебль, глядя ей прямо в глаза.

Анджела отрицательно покачала головой.

— Никогда его раньше не видела. Хотя очень симпатичный, не правда ли?

Две девицы из собравшихся захихикали, а полисмен равнодушно пожал плечами и со словами: «Не мне судить» — повернулся к выходу.

— А если этот парень придет, — спросила девушка за конторкой, — как я должна поступать? Бежать в туалет прятаться или приготовить ему кофе? Я к тому, опасен он или нет?

Констебль на несколько мгновений задумался.

— Не думаю, чтобы он представлял опасность лично для вас, мисс, но вы должны будете как можно скорее позвонить в отделение на Парксайд. Номер телефона — три — пять-восемь-девять-шесть-шесть.

Анджела вернулась к компьютеру и заставила себя еще несколько минут провести у него, после чего встала и направилась к выходу.

— Нашли все, что искали? — спросила ее девушка за конторкой.

Анджела отрицательно покачала головой.

— Никогда в жизни я не находила все, что искала, дорогая, — ответила она с едва заметной улыбкой, подумав о встречавшихся ей мужчинах.


— Чертова полиция уже разыскивает тебя здесь, Крис, — сообщила Анджела, закрывая за собой дверь гостиничного номера.

Она поспешно пересказала ему происшедшее.

— Значит, им известно, что я пользовался Интернетом? — задумчиво произнес Бронсон.

— Да. У них есть твоя фотография, и им известно, что утром ты был где-то здесь.

— Черт, этих ребят не проведешь! — пробормотал Бронсон. — Они даже полицию заставляют выполнять за них грязную работу. Они намного опаснее, чем мы предполагали.

— Я могу понять, почему полиция тебя ищет. Из-за подозрения в убийстве Марка. Но как им удалось узнать, что ты пользовался услугами интернет-кафе?

— Я с самого начала знал, что у них есть система интернет-мониторинга, именно поэтому Джеки и погибла. Благодаря нашим поискам им снова удалось отследить нас в Интернете. Вероятно, у них имеется свой человек в британской полиции. Исходя из сказанного, я делаю вывод, что мы на верном пути. А значит, нужно как можно скорее убираться отсюда.

— И куда же? — спросила Анджела.

— Ответ на все наши вопросы должен находиться в Италии, где все началось.

— Неужели ты не понимаешь, что если полиция ищет тебя в интернет-кафе, то о портах и аэропортах даже и говорить не стоит?

— Конечно, — откликнулся Бронсон, — только я оставил паспорт дома, а на данный момент полиция, вне всякого сомнения, провела там обыск и нашла паспорт. Наверное, каких-то своих людей в портах и аэропортах они поставили, но они прекрасно понимают, что без паспорта я не смогу покинуть страну. — Внезапно он улыбнулся. — Однако именно так мы с тобой и поступим. В Европе отыскать нас будет гораздо труднее.

— А я полагала, что существует такая организация, как Интерпол…

— Теоретически. Интерпол — превосходная задумка, а на деле до немыслимых размеров раздутая бюрократическая машина. Чтобы добиться от нее хоть какого-то толку, необходимо заполнить массу бумаг, побеседовать с нужными людьми, а потом потребуется еще масса времени на то, чтобы распространить необходимую информацию. Кстати, не так уж и сложно приехать в Британию и покинуть ее незамеченным, если знать как. У тебя с собой водительские права и паспорт?

Анджела кивнула.

— Отлично! А теперь возьми, пожалуйста, деньги. — Он сунул руку в карман куртки, вытащил оттуда стопку банкнот и отсчитал определенную сумму. — Здесь полторы тысячи фунтов. Сходи и купи подержанный минивэн на свое имя. «Крайслер вояджер», «рено эспейс» или даже «транзит» на худой конец. Застрахуй его с намерением отправиться в путешествие на континент.

— И что потом?

— А потом, — ответил Бронсон, широко улыбаясь, — мы пойдем за покупками для новой ванной.

Глава шестнадцатая

1
В начале седьмого Джереми Голдмен вышел из музейных ворот и, оглянувшись по сторонам, пошел по Грейт-Рассел-стрит в восточном направлении. Телефонный звонок от Анджелы расстроил его значительно больше, чем он готов был признаться даже самому себе, и его беспокойство усилилось после случая с неким французским ученым.

Несколькими часами ранее ему позвонили со входа и попросили встретить французского археолога по имени Жан Поль Паннетье, который явно откуда-то его знал. Самому Голдмену это имя ничего не говорило. Впрочем, ему приходилось работать со специалистами в самых разных отраслях знаний и из разных концов мира, и подобный визит не был странным исключением.

Однако, когда Голдмен представился посетителю, тот пришел в замешательство и сказал, что ищет Роджера, а не Джереми Голдмена, и поспешно покинул музей. Все время пребывания там он теребил в руках сотовый, и у Голдмена возникло подозрение, что Паннетье телефон был нужен, чтобы его сфотографировать.

Само по себе это было очень странно, но еще большее беспокойство Голдмена вызвало то, что, просмотрев все академические справочники, он не нашел в них никаких упоминаний о Роджере Голдмене. Равно как и о Жане Поле Паннетье. Он отыскал Паллентье и Пантоннье, однако никаких Паннетье в справочниках не было. Конечно, он мог неверно расслышать его фамилию — в музее было очень шумно, — тем не менее происшедшее в связи с предупреждением Анджелы крайне его обеспокоило.

Поэтому, войдя в вечернюю суету Грейт-Расселл-стрит, Голдмен стал впервые внимательно присматриваться к тому, что его окружает. Впрочем, заметить возможных преследователей в такой многолюдной толпе было практически немыслимо.

Правда, идти ему было совсем недалеко — до станции метро на Расселл-сквер. Он прошел по Грейт-Расселл — стрит, время от времени бросая напряженные взгляды по сторонам, вглядываясь в проезжавшие мимо автомобили и в прохожих, а затем свернул на Монтегю-стрит.

До этого момента Голдмен не заметил ничего, что могло бы его встревожить, но когда в очередной раз оглянулся, то увидел черноволосого мужчину, следовавшего за ним. Еще больше его испугало то, что в медленно двигавшемся вдоль кромки тротуара автомобиле он разглядел внушительную фигуру человека, в котором мгновенно узнал «Жана Поля Паннетье», встречавшегося с ним в музее.

Голдмен не стал раздумывать. Он сошел с тротуара и побежал через дорогу, лавируя между автомобилями, чем вызвал оглушительную какофонию клаксонов. Джереми казалось, что стоит ему достичь противоположной стороны улицы, где располагалась станция метро, и он будет в безопасности.

И ему это почти удалось.

Голдмен оглянулся, огибая капот машины, и не заметил мотоциклиста, вылетевшего из-за другого автомобиля. Когда Джереми увидел его, между ним и мотоциклом оставалось всего каких-нибудь несколько футов. Мотоциклист резко затормозил, а Голдмен инстинктивно отскочил в сторону.

Переднее колесо мотоцикла ударило Голдмена по левой ноге и отбросило его в сторону. Взмахнув руками, он чуть было не упал. Тем не менее ученому удалось удержаться на ногах. И вновь Голдмен рискнул оглянуться, возобновив свой бег среди движущегося транспорта, теперь слегка прихрамывая. Преследователь находился в нескольких футах от него, и Голдмену пришлось прибавить шагу.

Когда он снова глянул вперед, то увидел перед собой капот большого черного автомобиля. Время словно замедлилось. Водитель машины нажал на тормоза, но она продолжала двигаться по инерции прямо на ученого. Голдмена пронзил ужас, а затем он ощутил жуткую пронзительную боль, когда автомобиль ударил его в грудь, ломая ребра и разрывая внутренние органы. После чего все покрыла темнота.

2
Меньше чем через полтора часа Анджела вернулась в гостиничный номер.

— Как-то уж слишком быстро, — прокомментировал Бронсон, поднимая голову от книги, которую он внимательно изучал.

— Я нашла место на Ньюмаркет-роуд, где продаются старые автомобили, — объяснила она. — И купила «рено эспейс» семи лет от роду. Немного ободран, но у него великолепные покрышки и замечательная сервисная история. Всего за две девятьсот девяносто пять. Удалось сбить цену до двух с половиной, сказав, что мне не нужна никакая гарантия, которая в любом случае не имела бы смысла.

— Великолепно, — отозвался Бронсон и начал собирать в сумку справочники, купленные Анджелой. — Просто идеально! Ну что ж, займемся дорожным шоу.

Пока Бронсон переносил в машину багаж, Анджела расплачивалась за проживание в отеле.

— И куда мы отправимся? — спросила она через несколько минут, когда они южнее Трампингтона переехали с шоссе А10 на M11, идущее в южном направлении. — Я знаю, что ты собираешься пересечь Ла-Манш, но что ты имел в виду, говоря о новой ванной?

— Полиция ищет меня, ты их, по-видимому, пока не интересуешь. А даже если они займутся тобой, я полагаю, искать они будут миссис Анджелу Бронсон, а не мисс Анджелу Льюис. Мы забьем фургон складной мебелью, а в Дувре сядем на паром. Я буду лежать под коробками с мебелью.

Анджела изумленно уставилась на него.

— Ты серьезно?

— Абсолютно. Таможенный досмотр в Дувре и Кале, мягко говоря, весьма поверхностный. В любом случае, по моему мнению, это самый простой способ перебраться через Ла-Манш.

— А если меня все-таки остановят?

— Говори, что ты обо мне ничего не знаешь, что не видела меня много недель. Разыграй удивление тем, что меня разыскивают. Ты ничего не слышала о гибели Марка, совсем недавно приобрела развалюху в Дордони неподалеку от Кагора и теперь везешь превосходный набор мебели для экипировки ванной.

— А что, если они все-таки прикажут мне заехать в специальный гараж для более подробного осмотра и начнут вскрывать коробки?

— Тогда, в тот же самый момент, когда они найдут меня, ты выпрыгиваешь и прячешься за самого крепкого таможенника. Ты напугана, так как я, угрожая оружием, заставил тебя помочь мне в побеге из Англии. Ты жертва, а не соучастница.

— У тебя нет оружия, — возразила Анджела.

— Как ни странно, есть. — Бронсон вытащил браунинг из кармана куртки.

— Откуда он у тебя?

Бронсон рассказал ей о второй неудавшейся попытке итальянских бандитов проникнуть в дом Марка.

— А ты разве не знаешь, что тебя могут посадить за один факт ношения оружия?

— Знаю. А еще знаю, что те, кто нас преследует, уже убили по крайней мере одного человека, поэтому у меня нет другого выхода, как пойти на подобный риск.

— Ты ведь сам полицейский, разве забыл? — напомнила ему Анджела. — Что усугубляет твою вину.

Бронсон пожал плечами.

— Знаю. Однако это моя проблема, а не твоя. И я сделаю все, что в моих силах, чтобы тебя защитить.

Примерно через час Бронсон выходил из магазина «B&Q» в Турроке с полной тележкой покупок. Он аккуратно загрузил все в кузов фургона, убедившись, что большая ванна, перевернутая вверх дном, лежит как раз посередине.

Затем они переехали Темзу у Дартфорда и направились к Дувру. Бронсон сделал остановку у порта, припарковав фургон в самой уединенной части стоянки, которую только мог отыскать.

— Пора меня упаковывать, — сказал он с усмешкой, хотя внешняя бравада не могла скрыть сильного внутреннего напряжения.

В глубине души Бронсон совсем не был уверен, что при необходимости им удастся убедить полицию, будто он силой заставил Анджелу вывезти его из страны.

Крис залез в кузов фургона и забрался под перевернутую ванну. Места было совсем немного, но, поджав ноги, ему все-таки удалось устроиться там с минимальным удобством. Анджела навалила на ванну и вокруг нее кучу коробок, после чего села на водительское место и включила двигатель.

В порту в одной из дисконтных касс она купила билет и въехала в Восточные доки, следуя знаку «Погрузка». На британском таможенном посту Анджела предъявила паспорт, который чиновник равнодушно пропустил через электронное считывающее устройство и вернул ей. Французский чиновник только взглянул на красно-коричневую обложку и взмахом руки пропустил ее.

За двумя этими будками располагался еще один знак с надписью «Погрузка», и когда Анджела уже собиралась, прибавив скорость, поехать в направлении, в каком указывал знак, перед ее машиной появилась мускулистая фигура. Чиновник сделал жест в сторону таможенного ангара.

Анджела шепотом выругалась, но любезно улыбнулась и поехала к ангару. Внутри она опустила стекло в кабине. Один из таможенников подошел к машине и заглянул в кузов фургона.

— Французская мечта? — спросил он.

Люди, покупающие мебель в Англии с тем, чтобы обставить какую-нибудь развалюшку в сельской Франции, не такая уж редкость в Дувре.

— Простите? — переспросила Анджела.

— Маленький каменный домик на краю деревушки в Бретани? — На физиономии таможенника появилась добродушная улыбка. — Правда, кое-что нужно немножко подновить?

— Разве что не в Бретани, а в Дордони, — ответила Анджела с обворожительной улыбкой, — и вы все очень верно охарактеризовали. Вот только домик у меня не в деревушке, а в городе. В Кагоре. Слышали?

Таможенник неопределенно покачал головой.

— Слышать-то слышал, но никогда не бывал. Так что у вас там, в кузове?

— Мебель и оборудование для большой ванной. Не знаю, что у меня на самом деле получится, но я стараюсь убедить строителей сделать ее по-настоящему большой. Хотите взглянуть?

— Да нет, спасибо. — Таможенник отошел от машины и махнул рукой. — Проезжайте.

Сердце Анджелы от страха готово было вырваться из груди. Тем не менее она нашла в себе силы помахать таможеннику и, нажав на газ, подъехала к автоматически открывающимся дверям.

Кажется, проскочили.

3
Анджела смешалась с толпой других пассажиров, побродила среди прилавков и в конце концов уселась в одном из залов, ожидая, когда паром причалит в Кале. При внешнем абсолютном спокойствии сердце ее сжималось от волнения.

Что она будет делать, если на противоположной стороне Ла-Манша ее будет ожидать французская полиция? А вдруг Крис задохнулся? И не обнаружит ли она где-нибудь во Франции, открыв кузов фургона, что все это время везла труп? Что тогда?

Наконец объявили, что всех водителей просят пройти на автомобильные палубы. По крайней мере, мучительное ожидание закончилось.

И вот, по прошествии двух часов с того момента, когда Анджела загрузилась на фургоне на паром, она уже съезжала с него по пандусу на французскую землю, присоединяясь к череде английских автомобилей, направлявшихся к автостраде. Вокруг не было никаких полицейских и таможенников. Да, собственно, как она почти сразу поняла, ею или кем бы то ни было еще, сошедшим или съехавшим с парома, здесь никто не интересовался. Большинство водителей направлялись к шоссе А26, что вело на Париж, но Бронсон просил Анджелу держаться подальше от оживленных трасс, поэтому она поехала по направлению к Булонь-сюр-Мер по D940. Необходимо было найти какую-нибудь уединенную стоянку, где она смогла бы освободить Криса из его розовой — их выбор ванны определялся размером, формой и ценой, а отнюдь не соображениями хорошего вкуса — акриловой тюрьмы.

Ближе к вечеру Анджела ехала по прибрежному шоссе мимо Сангата по направлению к Эскаль. Выехав за пределы поселка, она обнаружила пустынную стоянку с видом на море и на мыс Блан-Не. Анджела загнала фургон в самый дальний от въезда угол и, прежде чем открыть кузов и вытащить из него коробки, внимательно осмотрелась по сторонам. Бронсон со стоном и кряхтением вылез из-под ванны.

— Как ты? — спросила Анджела.

— Словно меня спустили с Ниагарского водопада в бочке, — ответил Крис, постанывая и потягиваясь. — Все суставы и мышцы болят, я даже повернуться толком не могу. У тебя хоть аспирин есть?

— Вот они, мужчины! — издевательским тоном произнесла Анджела. — Небольшое неудобство, и вы уже начинаете ныть. — Она открыла сумочку и вытащила пачку таблеток. — На твоем месте я бы выпила две. Поведешь машину?

Бронсон отрицательно мотнул головой.

— Ни в коем случае. Повезешь меня ты, а я буду отдыхать.

Через двадцать минут они мчались на юг по А16.

Анджела не теряла времени и пересказывала Крису все то, что ей удалось обнаружить до появления полицейского в интернет-кафе.

— У меня сложилось впечатление, что вторая надпись может быть связана с катарами, — заметила она.

— С катарами? Точно такое же предположение выдвинул и Джереми Голдмен, только я не думаю, что это нас куда-то приведет. Я, конечно, почти ничего о них не знаю, но уверен: они не имели никакого отношения к Римской империи первого столетия нашей эры. Они ведь появились примерно на тысячу лет позже.

— Верно, — согласилась Анджела, — и их родиной была Южная Франция, а вовсе не Италия. Но в стихах чувствуется отчетливое влияние катаров. Некоторые выражения, такие как «добро», «чистые духи», «слово станет совершенным», несомненно, взяты из лексикона катаров. «Совершенные», или «perfecti», — их священники — называли себя «добрыми мужами» и считали свою веру чистой. Одна из проблем, связанных с катарами, заключается в том, что практически всю информацию о них мы черпаем из сочинений их заклятых врагов — служителей католической церкви. А это примерно то же самое, что читать историю Второй мировой войны в интерпретации только какой-то одной из воюющих сторон, будь то американцы, русские или нацисты. О катарах ясно одно: корнями их учение уходит в секту богомилов, существовавшую в Восточной Европе. Богомилы — еще одна дуалистическая ересь, одна из нескольких, процветавших в десятом и одиннадцатом веках.

— Во что же они верили? За что католическая церковь их так ненавидела?

— Катары считали, что Бог, которого почитает католическая церковь, — узурпатор, божество, которое свергло с трона истинного Бога, другими словами, дьявол. С этой точки зрения католическая церковь превращалась в сатанинскую секту. Ее священники и епископы, по мнению катаров, находились на службе у Люцифера. В качестве одного из доказательств они приводили многочисленные примеры нравственного распада внутри церкви.

— Само собой, подобные заявления Рим в восторг привести не могли. С другой стороны, вряд ли катары обладали достаточной силой, чтобы иметь заметное влияние.

— Все зависит от того, что ты понимаешь под словами «достаточная сила». Их оплотом была Южная Франция, и существует масса свидетельств, что население упомянутого региона с радостью обращалось к катаризму как реальной альтернативе католической церкви, которая, по мнению большинства простых верующих, полностью разложилась. Разница между двумя религиозными объединениями была просто потрясающая. Высшее католическое духовенство жило в поистине королевской роскоши. А духовенство катаров вообще не имело никакого земного имущества за исключением черного облачения и длинной веревки, которую они использовали в качестве пояса, и существовало исключительно на подаяния. Принимая «consolamentum», обет, даваемый при вступлении в сан священнослужителя-«совершенного», они жертвовали все имущество общине. Кроме того, катары никогда не только не вкушали мясо, но даже любых других животных продуктов, таких как яйца или молоко, и свято хранили обет безбрачия.

— Как-то уж очень мрачновато звучит.

— Верно. Но такого строгого устава держались только «совершенные». Другие последователи катаризма — их называли «credentes», «верующие», — пользовались большей свободой. Большинство принимали обет, находясь на смертном одре, когда безбрачие не столь уж затруднительно. Мне кажется, катаризм стал так популярен в Южной Франции именно благодаря набожности и аскетической жизни «совершенных». Немаловажно и то, что ряды катаров пополнялись за счет представителей богатейших и наиболее влиятельных местных семейств. Как бы ни воспринимать катаров ныне, в те времена они представляли реальную угрозу для католической церкви.

— И что произошло потом?

— В конце двенадцатого столетия Папа Евгений Третий попытался использовать методы мирного убеждения еретиков. Он направил во Францию Бернарда Клервоского, кардинала Петра и Генриха Альбанского в попытке уменьшить влияние катаров, но не имел успеха. Решения, принимаемые на различных церковных соборах, также не имели реального результата, и когда на папский престол в тысяча сто девяносто восьмом году взошел Иннокентий Третий, он решил прибегнуть к значительно более жестким мерам. В январе тысяча двести восьмого года он послал к графу Раймонду Тулузскому, тогдашнему предводителю катаров, папского легата Пьера де Кастельно. Их встреча проходила в крайне враждебной обстановке, а на следующий день на Кастельно напали неизвестные и убили его. Благодаря этому Папа получил необходимый предлог и призвал к организации Крестового похода против еретиков. Крестовый поход против альбигойцев — катаров еще называли альбигойцами — длился сорок лет и стал одной из самых кровавых страниц в истории католической церкви.

— То, что ты рассказала, крайне интересно, — заметил Бронсон, — но я никак не могу взять в толк, какое отношение может иметь пара камней с надписями в стене старого дома в Италии к приведенным тобой историческим фактам.

— Да я и сама пока ничего не понимаю, — откликнулась Анджела. — В этом-то и вся проблема. Я просмотрю еще кое-какие книжки и, возможно, к завтрашнему утру получу ответы на наши вопросы.

Как только начало смеркаться, они стали искать место для ночлега.

— Самый лучший вариант для нас — небольшая семейная гостиница. Нужно держаться подальше от тех мест, где могут попросить кредитную карту.

— Даже в маленькой гостинице у них может возникнуть желание проверить твой паспорт.

— Такие вещи во Франции давно не в ходу. Здесь имеет значение только, сможешь ли ты заплатить по счету или нет.

Минут через двадцать они заехали в небольшую гостиницу в середине поселка, расположенного неподалеку от Эвре. Поужинали, погуляли по поселку и обнаружили там небольшое интернет-кафе с полудюжиной компьютеров.

— Я только проверю почту, — сказала Анджела и села за один из компьютеров.

Большая часть того, что она нашла в почтовом ящике, была обычным спамом, на удаление которого ушло значительное время. В конце списка Анджела обнаружила два письма из отдела рассылки сообщений Британского музея. Первое было обычным напоминанием о давно намеченном мероприятии, но когда она открыла второе, то застыла от потрясения.

— Что случилось? — спросил Бронсон.

— Джереми Голдмен… — прошептала она. — Здесь говорится, что его сегодня сбила машина на улице рядом с Британским музеем. Он погиб…

Несколько мгновений Крис молчал.

— В письме есть какие-нибудь подробности? — спросил он.

— Нет, только то, что его сбила машина на Монтегю — стрит и что по прибытии в больницу он был уже мертв. — Она повернулась и взглянула на Бронсона, в глазах ее читался ужас. — Как ты думаешь, это был несчастный случай? — Лицо Анджелы сделалось смертельно бледным.

— Нет, — ответил он. — И ты сама так не думаешь. — Крис шепотом выругался. — Вначале Джеки, потом Марк, и вот теперь Джереми. Клянусь Богом, я найду подонков и они ответят мне за все!

Глава семнадцатая

1
День предстоял долгий и тяжелый, и оба это понимали. Бронсон планировал к вечеру доехать до итальянской виллы Хэмптонов — путешествие примерно в тысячу миль. Подобное было возможно только в том случае, если бы они ехали по автострадам. Беглецы встали в семь утра, быстро проглотили завтрак, расплатились наличными за номер и еду и уехали.

Накануне вечером, после того как Бронсон ушел в свою комнату, Анджела села за книги, купленные в Кембридже. Она очень устала, но мысль, посетившая ее, когда она всматривалась в компьютерный экран в третьем интернет-кафе в Кембридже, стала приобретать более определенные очертания.

Теперь, сидя рядом с Крисом в автомобиле, она подробно объясняла ему свою теорию, время от времени заглядывая в блокнот, в котором сделала несколько заметок мелким аккуратным почерком.

— Думаю, Джереми был прав, — начала Анджела. — По крайней мере часть нашего пазла имеет отношение к катарам и к Крестовому походу против альбигойцев, хотя, вероятно, и не совсем в том смысле, в каком он думал. Если мы предположим, что в стихах во второй надписи говорится о катарах, а возможно, они были и созданы катарами, то кое-что в них приобретает совершенно конкретный смысл. Самый очевидный пример — «надежная вершина». Необычное выражение. На первый взгляд совершенно непонятно, какая вершина имеется в виду и почему она надежная. Все становится ясно, если соотнести упомянутую фразу с историей катаров. Здесь речь идет о цитадели Монсегюр — название, которое в переводе с прованского и значит «надежная вершина». Именно она стала последним укреплением катаров и пала под натиском крестоносцев в тысяча двести сорок четвертом году. Если вдуматься в текст первого стиха надписи, то смысл обнаруживается не только в словосочетании «надежная вершина», а оказывается, что в первых двух строках, по всей вероятности, описывается завершение самой осады: «С надежной вершины истина спустилась/Оставленная всеми, кроме добрых». Если ты помнишь, мы обсуждали это вчера вечером. Существовало две категории катаров. Священнослужителей именовали «parfaits», или «perfecti», а простых верующих — «credentes», но ни те ни другие не называли себя катарами. Есть мнение, что название, под которым они вошли в историю, — а большинство полагает, что оно происходит от греческого «katharoi», значащего «чистые», — было придумано теми, кто к самой секте не имел непосредственного отношения. Сами катары называли себя «bons hommes» и «bonnes femmes» — «добрыми мужчинами» или «добрыми женщинами». Поэтому когда Монсегюр наконец пал, можно было с полным правом заявить, что он был оставлен всеми, кроме «добрых», так как «совершенные» его не оставляли, они все там же и погибли.

— А «истина», которая «спустилась»? — спросил Бронсон. — Что это может означать?

Анджела улыбнулась.

— У меня есть некоторые соображения. Но прежде чем я их изложу, должна объяснить кое-что еще.

— Хорошо, профессор. Послушаем.

— Итак, я исходила из того, что стихи из второй надписи имеют отношение к катарам. И я начала с заголовка «GB PS DDDBE». Ты помнишь, что, по мнению Джереми, приведенные буквы являются аббревиатурой какого-то очень употребительного в XIV веке выражения, примерно столь же понятного им тогда, как ныне во всем англоязычном мире понятно сокращение «RIP» («Покойся с миром»). У меня возник вопрос: а не было ли изменено или искажено то выражение так же, как случилось с сокращением «RIP»? Ведь большинство полагает, что оно является аббревиатурой трех английских слов «Rest in peace»[1], что на самом деле неверно. «RIP» — латинская аббревиатура от «requiescat in расе».

— Но ведь смысл у латинской фразы такой же, как и у английской, — возразил Бронсон.

— Да. Однако большинство людей, использующих упомянутое сокращение, не представляют, что цитируют латинское, а вовсе не английское изречение. Поэтому у меня возникло предположение: а не имеем ли мы дело и в данном случае с искаженным древним латинским? Тем не менее я ошиблась. Выражение прованское и из катарского обихода. Я начала с «GB» и зашла в тупик. Тогда я перешла к другой части аббревиатуры и в особенности к «DDDBE». Когда мне удалось ее расшифровать, значение «PS» стало очевидным и оставалось только выяснить, кто скрывался за инициалами «GB», что было не столь уж и сложно, так как основное я уже прояснила.

— Значит, «GB» — инициалы какого-то человека? — спросил Бронсон.

Анджела кивнула.

— Думаю, что «GB» — это Гийом Белибаст.

— Никогда о нем не слышал.

— Неудивительно, ведь ты не изучал средневековую историю Франции. Гийом Белибаст — последний из известных «совершенных». Сожжен на костре в тысяча триста двадцать первом году. Как тебе известно, в те времена сожжение на костре было самым распространенным способом расправы католической церкви с противниками.

— И что означает заголовок?

— Когда катару приходило время умирать, — ответила Анджела, заглянув к себе в блокнот, — читались молитвы, которые всегда начинались с особой фразы на прованском наречии: «Payre sant, Dieu dreiturier dels bons esperits». Первые буквы этой фразы и составляют сокращение «PS DDDBE». Ее можно примерно перевести как «Святой Отче, Господь истинный чистых душ», что-то похожее на начало молитвы Господней: «Отче наш, который на небесах…» В те времена названная фраза была очень употребительна, о чем свидетельствует то, что ее и по сей день можно обнаружить во многих местах в провинции Лангедок в Южной Франции. Как сказано в справочниках, особенно примечательный ее образец высечен на камне в Минерве в Эро, где укрывалась группа катаров после резни в Безье — там крестоносцы убили более двадцати тысяч человек. Но то была только временная передышка. В тысяча двести десятом году там же сто восемьдесят «совершенных» были сожжены крестоносцами.

— Насколько я помню, испанцы подобные казни называли «аутодафе»?

— Нет. Казни еретиков никогда не происходили во время аутодафе. Упомянутое тобой выражение означает не что иное, как просто «акт веры», и совершался он инквизицией. Он был настоящим общественным зрелищем, длившимся много часов, иногда дней при участии тысяч зрителей. Начиналось аутодафе с мессы, за которой следовали молитвы, затем появлялась процессия признанных виновными в ереси, зачитывались обвинение и приговор. Он приводился в исполнение только по окончании аутодафе.

— А правда, что многие сами признавались в собственной ереси?

Анджела рассмеялась.

— Нет, по крайней мере, не очень часто. По свидетельству современников, большинство еретиков становились жертвами доносов соседей. Появление инквизиции предоставило некоторым великолепную возможность разделаться с конкурентом или просто с тем, кто тебе по какой — то причине неприятен. У попавшихся в лапы инквизиции практически не было никакой надежды на освобождение. Если они признавались в том, в чем их обвиняли, их отправляли на костер. Если упорствовали и отрицали обвинения, их пытали до тех пор, пока не добивались признания. Что касается инквизиторов, они даже не рассматривали вероятность того, что обвиняемый может оказаться невиновным. Для них самого предъявления обвинения было достаточно для признания человека преступником против веры. Для соблюдения формальностей нужно было только добиться от обвиняемого письменного признания вины, что практически всегда подразумевало применение длительных и подчас весьма изощренных пыток, для чего существовали специально оборудованные камеры. Инквизиторам во время допросов и казней было запрещено проливать кровь, поэтому они широко использовали различные разновидности дыбы, с помощью которых часто ломали суставы и кости несчастных. Порой они поджаривали конечности обвиняемых на медленном огне, преимущественно ноги, так как по окончании допросов еретик должен был собственноручно подписать признание.

— Очень милые господа, — сухо заметил Крис.

— Их цель заключалась в том, чтобы вызвать наибольшую боль в течение возможно более длительного промежутка времени, поэтому они специализировались в таких методах, которые требовали наименьших усилий со стороны ведущих допрос. На то, чтобы разжечь огонь или вздернуть жертву на дыбу, уходило всего несколько минут, зато еретик будет потом прибывать в страшных мучениях на протяжении многих часов или даже дней. Одним из самых излюбленных методов пытки был испанский сапог. Ногу жертвы вставляли в железный сапог, а затем с разных сторон в него вбивали деревянные клинья, в результате ломая лодыжку и голень. Ужасно, но это было только начало. В качестве дополнительного испытания в сапог вливали воду и оставляли на ночь. Деревянные клинья разбухали от влаги, постепенно увеличивая давление на нижнюю часть ноги. Через несколько часов подобной пытки, пока инквизиторы спокойно спали или предавались молитве, кости голени и лодыжки ломались, мышцы разрывались в клочья, после чего человек навеки лишался возможности ходить. Если выносился смертный приговор, то единственным допускавшимся Ватиканом видом смертной казни было сожжение на костре, опять по той же самой причине — оно не было связано с пролитием крови. Здесь существовала масса различных вариантов. Если приговоренный в последний момент каялся, то перед тем, как взойти на костер, он удостаивался милости удушения. Тех еретиков, которые не соглашались каяться, ждала мучительная смерть на медленном огне. Иногда палачи добавляли в хворост влажные или зеленые ветки, от которых поднимался густой удушающий дым, и приговоренные задыхались раньше, чем огонь достигал их. Тоже что-то вроде небольшой милости. Таким образом, сожжение на костре имело массу разных вариантов, в которых самыми большими специалистами считались испанцы и португальцы. Ну а в материале для своих упражнений — несчастных жертвах инквизиции — они никогда не испытывали недостатка.

— А французы?

— У французов все было гораздо проще: они просто привязывали жертв к деревянным столбам, разводили огонь и ждали, пока вопли утихнут.

Анджела задумалась. «Рено» продолжал мчаться по автостраде на юго-восток, по направлению к итальянской границе.

— Ну хорошо, — начал Бронсон, — но я все равно не понимаю, как вся та информация, которую ты накопала, может нам помочь. Вилла Хэмптонов не во Франции, а в Италии, и даже если ты права и вторая надпись имеет отношение к катарам, первая сделана на латыни и на пятнадцать столетий раньше. Какая между ними может существовать связь?

— У меня есть одно соображение. Оно немножко безумное, зато дает ответ по крайней мере на один из твоих вопросов.

— Что ж, выкладывай.

— Прежде всего нам придется вернуться в тысяча двести сорок четвертый год, в тот период, когда осада Монсегюра подходила к концу и гарнизон крепости решил сдаться. Осада была долгая и весьма изнурительная, однако все прекрасно сознавали, что результат у нее может быть только один. Первого марта тысяча двести сорок четвертого года, понимая, что у них не осталось никаких шансов, при опустевших запасах продовольствия и воды защитники крепости наконец решили капитулировать. Со стороны крестоносцев в осаде в течение нескольких месяцев было задействовано большое число сил, и она стоила осаждавшим значительных потерь. Папа инициировал Крестовый поход против альбигойцев с единственным намерением — полностью искоренить ересь катаров, а было известно, что в крепости укрылись две сотни «совершенных». Почти во всех случаях защитников городов и замков, захваченных крестоносцами, уничтожали без всякой пощады. И как ты думаешь, какие условия предъявили осаждавшие защитникам крепости?

— Вероятно, выбор между отсечением головы, повешением и сожжением на костре?

— Вот именно! — воскликнула Анджела. — Так решил бы любой незаинтересованный наблюдатель. Но условия были совсем не таковы.

— Хуже?

Анджела отрицательно покачала головой и вновь заглянула в блокнот.

— Послушай. Во-первых, всем рыцарям, то есть наемникам, составлявшим основную часть гарнизона Монсегюра, разрешалось покинуть крепость со всем имуществом и вооружением. Они получали полное прощение за участие в обороне крепости.

— Ну, в общем, большой неожиданности в этом нет, — медленно произнес Бронсон. — Они ведь не считались еретиками. Сами они не были катарами, а просто обычными людьми на службе у врагов церкви.

— Согласна, — откликнулась Анджела. — Слышал когда-нибудь о месте под названием Брам?

— Нет.

— Еще одно укрепление катаров, которое пало в тысяча двести десятом году после трехдневной осады. В общем, рядовое событие. Но вскоре после того, как крестоносцы под предводительством Симона де Монфора попытались…

— Симона какого? — переспросил Бронсон.

— Симона де Монфора. В тот момент он руководил крестоносцами и пытался захватить четыре замка в Латуре, к северу от Каркассона, однако столкнулся с решительным сопротивлением осажденных. Чтобы убедить защитников сдаться, люди Симона у сотни пленных, взятых у Брама, отрезали губы, носы и уши. Затем всех ослепили, за исключением одного человека, которому оставили единственный глаз, и заставили его провести эту жуткую процессию перед замками.

— Боже! — пробормотал Бронсон. — И тактика сработала?

— Конечно нет. Осажденные стали сражаться с удвоенным мужеством, понимая, какая участь им грозит. Замки в конце концов, конечно, пали, но только после сопротивления, длившегося целый год. Или возьми, например, резню в Безье, где были перебиты двадцать тысяч мужчин, женщин и детей. Перед наступлением на город крестоносцы спросили епископа Арно Армори, папского легата и личного представителя Папы, как им отличать еретиков, так как считалось, что в городе находится не более пятисот катаров. Его ответ на латыни звучал так: «Coedite eos. Novit enim Dominusqui sunt eius». — «Убивайте всех. Бог отличит своих». Именно так они и поступили.

— Я ничего этого не знал, — признался Бронсон. — В то, что ты говоришь, просто трудно поверить. Давай все-таки вернемся к Монсегюру. Крестоносцы проявили снисходительность к солдатам, но, полагаю, не к катарам.

— Заблуждаешься, — ответила Анджела, — «Совершенным» было сказано, что, если они отрекутся от своих взглядов и покаются в грехах инквизиции, их отпустят, правда не разрешив взять с собой никакого имущества.

— Другими словами, — прервал ее Бронсон, — катаров и солдат-наемников отпустили. Почему?

— Ты не дослушал самого главного. Первой странностью была мягкость условий капитуляции. Оборонявшиеся запросили двухнедельное перемирие, чтобы обдумать упомянутые условия. Условия, которые в том случае, если бы они были приняты, позволили бы всему гарнизону крепости невредимым покинуть Монсегюр. И вот вторая странность — вряд ли бы им понадобилось на обдумывание таких условий более двух минут. Две недели были явно излишни. Как бы то ни было, крестоносцы согласились на их просьбу.

Анджела немного помолчала.

— Тут-то начинаются настоящие странности. Когда пятнадцатого марта срок перемирия закончился, не только все «совершенные» решительно отказались принять условия капитуляции, но по крайней мере двадцать защитников крепости, не принадлежавшие ранее к катарам, решили принять обет катаров, таким образом обрекая себя на неизбежную и мучительную смерть.

— В то время как они могли совершенно невредимыми покинуть крепость, они предпочли смерть?

— Именно! На рассвете шестнадцатого марта тысяча двести сорок четвертого года двести с лишним «совершенных» вывели из крепости и провели к подножию горы. Там их затолкали в наскоро сколоченный загон, заваленный хворостом, и сожгли. Никто из них не отрекся от ереси, несмотря на то что они имели возможность это сделать.

Несколько мгновений Бронсон молчал.

— Ерунда какая-то! Зачем им понадобились две недели на размышление, если они в конце концов все равно отвергли условия капитуляции? И самое главное, почему катары — да и кроме них еще двадцать не-катаров — предпочли мучительную смерть в огне простому уходу?

— Здесь-то и заключено самое интересное. Важно подчеркнуть, что даже у прикованного к столбу и готового к сожжению еретика оставался последний шанс покаяния.

— И их могли отпустить?

— На этом этапе нет. Им была бы дарована милость удушения, они не испытали бы всех ужасов сожжения живьем. Что же наделило катаров подобной убежденностью в правоте их веры, что они готовы были ради нее претерпеть самую мучительную смерть?

Бронсон задумчиво потер подбородок.

— Да, причина у них должна была быть крайне весомая.

— В Интернете и в нескольких справочниках я обнаружила ссылки на одну постоянно всплывающую в истории версию о действительно существовавшей причине затягивания катарами переговоров с крестоносцами о принятии условий капитуляции и причине их готовности пойти на мученическую смерть на костре. Таким способом они якобы пытались спасти свое сокровище.

Бронсон бросил взгляд на Анджелу, чтобы удостовериться, не шутит ли она, но она была абсолютна серьезна.

— Сокровище? И каким образом смерть на костре двухсот катаров могла его спасти?

— Думаю — конечно, это всего лишь предположение, — что катары были готовы пожертвовать собой, чтобы отвлечь от него внимание преследователей. Несчастные полагали, что, как только они погибнут в пламени костра, крестоносцы успокоятся и не будут устанавливать на Монсегюре охрану, что позволит немногим оставшимся в живых ускользнуть с самой большой ценностью, которой владели катары. И я не думаю, что в данном случае имелось в виду то, что обычно понимается под словом «сокровище». Ни золото, ни драгоценности, ни что-то другое в том же роде. Мне представляется, что их сокровище было какой-то религиозной реликвией, предметом, в аутентичности которого не возникало никаких сомнений и который с предельной убедительностью доказывал правоту верований катаров. Его было достаточно, чтобы не только заставить преданных членов секты принять мученическую смерть от рук крестоносцев, но и убедить двадцать не-катаров присоединиться к ним.

— Значит, сокровище на самом деле не было сокровищем в прямом смысле слова? — перебил ее Бронсон. — Например, старый кусок пергамента или что-то подобное, но обладающее бесконечной ценностью как доказательство истины чего-то.

— Именно!

— И что это?

— Наверняка не узнать, но кое-какие предположения на основе имеющейся у нас информации мы все-таки сделать можем. Если в тех источниках, с которыми мне удалось ознакомиться, содержится правдивая информация, то в последнюю ночь в Монсегюре, когда у подножия горы догорало пламя огромного костра, четырем «совершенным» удалось ускользнуть. Гарнизон крепости укрыл их в тайнике, после чего они ушли из Монсегюра чрезвычайно опасным путем. С помощью канатов они спустились по совершенно неприступному отвесному западному склону горы. Беглецы пошли на такой риск ради сокровища, которое уносили с собой. Они успешно достигли подножия горы и исчезли в темноте ночи и во тьме столетий. Так и осталось неизвестным, какое сокровище они несли, куда направились и что с ними случилось. Если история правдива, из нее можно сделать по крайней мере два вывода. Во-первых, чем бы ни было пресловутое «сокровище», оно не могло иметь большие размеры и вес, ведь в таком случае четверо сбежавших катаров не смогли бы спуститься с ним по отвесному склону горы. Во-вторых, «сокровище» должно было быть неким материальным предметом, а не просто «сокровенным знанием», так как в ином случае четверо «совершенных» могли бы, переодевшись солдатами или слугами, покинуть крепость вместе с защищавшими ее наемниками на следующий день. Конечно, все это не более чем предположения, не подкрепленные ни единым серьезным доказательством, но они дают весьма убедительное объяснение тому, что произошло в конце осады Монсегюра. То, что последовало дальше, хорошо описано в исторических источниках. Как только крепость опустела, крестоносцы, руководствуясь вполне конкретными инструкциями Папы, начали отчаянный поиск какого-то предмета, все сметая на пути. Они буквально разнесли крепость по камням и, по-видимому, так ничего и не нашли. Мало кому известно, что цитадель, которая ныне стоит на месте Монсегюра, была возведена только в начале семнадцатого столетия. От исконного замка катаров не сохранилось ничего. Следующие полстолетия Рим был занят искоренением последних остатков ереси. Уничтожая всех попадавшихся им в руки «совершенных», крестоносцы продолжали поиски «сокровища» Монсегюра, но безрезультатно. Со временем история о «катарском сокровище» превратилась в одну из красивых средневековых легенд. Такой она дошла и до нас. В виде смеси из исторических фактов, слухов и фантастических домыслов.

— Какое отношение все это, черт побери, может иметь к дому, построенному в итальянской провинции шестьсот лет назад? — воскликнул Бронсон, в отчаянии взмахнув руками.

— Все объясняет вторая надпись, — ответила Анджела. — Первая строфа стихотворения может быть истолкована как зашифрованное описание завершения осады Монсегюра.

Она открыла блокнот и прочла стихотворение:

С надежной вершины истина спустилась
Оставленная всеми кроме добрых
Огнь очищающий сжигает только плоть
А духи чистые витают над костром
Ведь истина как камень вовеки не прейдет
— Вторая строка, возможно, описывает капитуляцию гарнизона Монсегюра, а третья и четвертая строки — массовое сожжение катаров. Мне кажется, что выражения «истина спустилась» и «истина как камень вовеки не прейдет» относятся к побегу четверых «совершенных», унесших с собой некий документ или реликвию, на которой зиждилась вера катаров. Чем бы ни был этот предмет, но содержавшаяся в нем истина была настолько убедительна, что катары готовы были скорее умереть на костре, чем отречься от своих верований.

— А вторая строфа? — спросил Бронсон.

— Она не менее интересна, и некоторые строки в ней тоже явно относятся к катарам.

И Анджела снова прочла стихи вслух:

Здесь дуб и вяз укажут место
Что наверху то и внизу
И слово станет совершенным
В потире все ничто
И страшно это видеть
— Выражение, которое содержится во второй строке, очень часто использовалось катарами, а «слово», о котором говорится в третьей строке, по-видимому, намекает на верования «совершенных». Первая строка не имеет отношения к катарам, но я не исключаю, что здесь заключено указание на какой-то тайник.

— А две последние строки? О потире?

— Тут я могу лишь гадать, хотя, наверное, по большому счету я только этим и занимаюсь. Возможно, они имели в виду то, что таинственный объект спрятан в каком-то сосуде, может быть в потире, и что он может представлять какую-то опасность.

Бронсон уменьшил скорость. Они приближались к Вьерзону, где автострада разделялась. Здесь он повернул на юго-восток к Клермон-Феррану.

— Значит, ты полагаешь, — подвел итог Бронсон, — что катары владели некой реликвией, которая доказывала истинность их верований и которую представители других религий могли рассматривать как угрозу для себя? И Папа начал Крестовый поход с тем, чтобы заполучить названную реликвию или уничтожить ее?

— Именно так. Ведь Крестовый поход против альбигойцев инициировал Папа Иннокентий Третий в тысяча двести девятом году. Сколько мрачной иронии в его имени![2]

— Итак, ты считаешь, Папе было известно об этой реликвии и он полагал, что она находится в Монсегюре? Поэтому столь различной была судьба катаров и гарнизона крепости? И по той же самой причине крестоносцы, завершив расправу с катарами, уничтожили замок?

— Да. И если мое толкование стихов верно, я думаю, мы отыщем сокровище катаров где-нибудь на итальянской вилле Марка!

2
Сидя в гостиничном номере, Мандино с Роганом несколько часов потратили на расшифровку и анализ последовательностей слов, которые удалось считать системам интернет-перехвата в кембриджских интернет-кафе.

Казалось, итальянцы исчерпали все другие возможности. Они ждали у дома Анджелы Льюис, но свет в ее квартире так и не зажегся. Телефон и домофон молчали. Дом Бронсона явно пустовал, и Мандино понял, что пташки улетели. Интернет-перехват — единственное, что у них оставалось.

Самой главной проблемой для них стал объем информации, которую нужно было проработать. Карлотти, помощник Мандино, остававшийся в Италии, прислал им три файла. Два содержали информацию по интернет-поискам в тех кафе, которые, по его мнению, посетил Бронсон, а третий и самый большой файл включал поисковые последовательности из полудюжины других кафе в пятимильном радиусе, которые запросил Мандино.

Он вместе с Роганом вычленял те слова, которые, по его мнению, Бронсон мог вводить в поисковую систему: «LDA», «консул», «сенатор» и тому подобное. Всякий раз, натыкаясь на одно из таких слов, они копировали следующие пятьдесят поисковых последовательностей и сохраняли их в отдельных файлах.

Это отняло массу времени, и, проведя таким образом несколько часов, они поняли, что никуда не продвинулись.

— Так мы далеко не уйдем! — воскликнул Мандино в раздражении. — Мы уже знаем, что Бронсон, вероятно, понял, что означают дополнительные буквы в латинской надписи. Пока мы не нашли ничего, что могло бы относиться ко второй надписи.

Роган поднял голову от ноутбука.

— Да, наверное, — подтвердил он.

— Я думаю, нам стоит попытаться предугадать логику Бронсона, — задумчиво произнес Мандино. — Мне тут пришло в голову…

В его арсенале имелось одно мощное оружие. В книге, которая хранилась у него в сейфе в Риме, были приведены несколько первых строк из латинского текста исчезнувшей реликвии. Кроме того, в ней имелось подробное описание многовековой истории попыток Ватикана установить местонахождение документа.

— Тот дом в Италии, — спросил он, поворачиваясь к Рогану. — Ты установил точную дату его постройки?

Помощник отрицательно покачал головой.

— Нет. Я искал в документах по регистрации недвижимости в Скандрилье, поднял несколько свидетельств о купле-продаже собственности, но все они совсем недавнего времени. Самое раннее упоминание о доме, которое я смог обнаружить, — изображение строения на карте в этом месте, датированное тысяча триста девяносто шестым годом. Значит, оно стоит там по меньшей мере шесть столетий. Правда, имеется и еще более ранняя карта местности, относящаяся к первой половине четырнадцатого века, и на ней нет никакого здания. А что, капо?

— Да так, просто пришло в голову, — ответил Мандино. — В книге, которую мне дали в Ватикане, есть раздел, где перечислены все те, кто мог владеть реликвией на протяжении многих столетий. К возможным ее обладателям относятся богомилы, катары и даже сам Мани, основатель манихейства. И вот что я думаю: Мани и богомилы — слишком ранние претенденты на обладание реликвией, катары же совсем другое дело, так как тот дом был, по всей вероятности, построен вскоре после завершения Крестового похода против альбигойцев в четырнадцатом столетии. Есть и кое-что еще. Упомянутый Крестовый поход был одним из самых кровавых в истории: тысячи людей были казнены во имя Господа. В качестве оправдания всех тогдашних избиений и грабежей Ватикан приводил решимость Папы избавить христианский мир от ереси катаров. Но в книге говорится, что истинной причиной всех тех зверств было тайное подозрение Папы, что катарам удалось завладеть «Эксомологезисом».

— Чем-чем?

— Утраченной реликвией. Папа Виталий назвал ее «Exomologesis de assectator mendax», что означает «Исповедание греха лживым учеником», но со временем в Ватикане ее стали называть просто «Эксомологезис».

— А почему они считали, что катары нашли ее?

— Потому что катары с непоколебимой убежденностью противостояли Риму и католической церкви. В Ватикане возникло мнение, что они располагают неким неоспоримым документом, который и служит основанием их сопротивления. «Эксомологезис» очень хорошо подходил на эту роль. Крестовый поход против альбигойцев был успешен лишь наполовину. Церкви удалось разделаться с катарами как с религиозным движением, однако реликвию они так и не нашли. Из того, что я когда-то читал, помню, что крестоносцам почти удалось заполучить его в Монсегюре, но в последний момент он каким — то образом ускользнул от них. И вот теперь, сопоставляя даты, я прихожу к выводу, что вторую надпись в том итальянском доме мог поместить какой-нибудь сбежавший катар. Он мог быть даже строителем этого дома. Ведь, по словам Хэмптона, стихи были написаны по-провански. Почему бы тебе не посмотреть слова типа «Монсегюр», «катар», «прованский», а я тем временем поищу выражения, характерные для катаров.

Мандино вошел в Интернет и ввел несколько фраз на прованском и их английский перевод. И почти сразу попал в точку.

— Ну вот, — выдохнул он. — Бронсон — или кто-то еще в том же кафе — искал слово «совершенные», а еще выражение «Что наверху, то и внизу». Что ж, попробуем «Монсегюр».

«Монсегюр» результата не дал, а вот «надежная вершина» попала в цель. Дальнейшая проверка показала, что все три запроса исходили с одного компьютера во втором интернет-кафе в Кембридже, которое, по их сведениям, также посетил Бронсон.

— В яблочко! — воскликнул Мандино. Роган глянул на экран ноутбука шефа. — Затем Бронсон искал целую строку: «С надежной вершины истина спустилась». Уверен, здесь имеется в виду завершение осады Монсегюра, а еще намек на то, что у катаров действительно был «Эксомологезис», их «истина», и что им удалось вынести его из крепости.

— Все запросы на английском, — заметил Роган.

— Вижу, — отозвался Мандино, — а это значит, что Бронсон получил от Голдмена перевод надписи практически сразу по прибытии в Англию. Если бы Голдмена не сбило такси, нам все равно пришлось бы его устранить.

Они продолжали поиск еще с полчаса, но больше ничего интересного не нашли.

— Что будем делать, капо?

— У нас есть два варианта. Либо мы в самое ближайшее время находим Бронсона — что представляется мне крайне маловероятным, — либо отправляемся в Италию и ждем, пока он там не появится и не начнет копать в саду или в каком-то другом месте, где, по его мнению, спрятан «Эксомологезис».

— Я закажу билеты, — откликнулся Роган и вновь повернулся к ноутбуку.

3
— Ты шутишь! — вырвалось у Бронсона.

— Нисколько, — отозвалась Анджела. — Взгляни на даты. Ты как-то говорил, что вилла Хэмптонов построена в середине четырнадцатого века. Значит, примерно через сто лет после падения Монсегюра и через двадцать пять лет после казни последнего известного катарского деятеля. По прибытии в Италию их главной задачей было возможно более надежно скрыть свое сокровище, ту самую истину, которую им с таким трудом удалось спасти из Монсегюра в конце осады. Им нужно было постоянное укрытие, которое могло бы просуществовать достаточно длительный срок, а не просто ямка в земле. Я думаю, они решили спрятать реликвию внутри какого-нибудь строения или поблизости от него. Самым очевидным способом осуществить это было построить дом и спрятать сокровище где-нибудь в фундаменте, чтобы в ходе обычного ремонта его случайно не обнаружили. С другой стороны, они, конечно же, не стали прятать сокровище так, чтобы его в принципе невозможно было бы отыскать, ведь реликвия была их главной ценностью, и катары, несомненно, рассчитывали, что настанет день, когда их религия возродится. Тот, кто прятал сокровище, должен был обязательно оставить какой-нибудь указатель, какую-нибудь метку, которая со временем позволит будущему неофиту альбигойского учения, способному расшифровать тайнопись, отыскать реликвию. Если моя догадка верна, именно в этом и заключалась основная цель надписи на прованском.

Бронсон перевел взгляд со змеившейся перед ним автотрассы на бывшую жену. Щеки ее пылали от волнения, вызванного неожиданным открытием. Крис всегда испытывал большое уважение к ее аналитическим способностям и профессиональным умениям, но сейчас был просто потрясен тем, как Анджеле удалось решить, казалось бы, неразрешимую проблему и прийти к абсолютно логичному выводу, каким бы невероятным он ни представлялся поначалу.

— Что ж, Анджела, — произнес он, — должен признать, все, что ты говоришь, весьма и весьма убедительно. Но почему ты так уверена, что именно вилла Хэмптонов в Италии стала местом сокрытия?

— Сокровища, настоящие сокровища, часто находят в самых неожиданных местах. Вспомни Майлденхолл-Хорд. В тысяча девятьсот сорок втором году обыкновенный пахарь посреди поля в Восточной Англии обнаружил самый крупный клад римского серебра за всю историю. Совершенно невероятно! Как иначе объяснить наличие на вилле камней с надписью? Даты подходят идеально. Второй камень по происхождению явно катарский, и он находился в стене дома с момента постройки. То, что надпись сделана на прованском языке, указывает на ее лангедокское происхождение, а содержание стихов становится понятным, если только вам известна суть учения катаров. Существует также большая вероятность того, что сокровище катаров было вывезено из Монсегюра и спасено. А если это действительно так, значит, оно где-то должно быть спрятано. И почему бы не на вилле Хэмптонов?

Глава восемнадцатая

1
— Наконец-то, — пробормотал Бронсон, подъезжая по гравиевой дорожке к вилле «Роза».

Было уже за полночь, а выехали они из гостиницы в восемь утра предыдущего дня.

Крис выключил мотор и несколько мгновений просто сидел, откинувшись на спинку сиденья, наслаждаясь тишиной, царившей вокруг.

— Ты ее здесь оставишь? — спросила Анджела.

— У меня нет другого выбора. Марк перед отъездом на похороны запер гараж, и ключи, по-видимому, находятся где-то у него в квартире в Илфорде.

— А ключи от дома? Надеюсь, ключи-то от дома у тебя есть?

— Нет, но это не проблема. У Марка всегда были запасные в особом тайнике. Если их там не окажется, придется взломать замок. Всего-то…

Бронсон обошел дом, воспользовавшись маленьким брелоком-фонариком. В середине одной из боковых стен находился большой светло-коричневый камень, а справа от него овальный камень поменьше светло-серого цвета. Бронсон повернул его, и из образовавшегося отверстия практически сразу выпал ключ от входной двери, которую он без промедления и отпер.

— Не хочешь выпить чего-нибудь? — спросил он, поставив вещи на пол в холле. — Виски, бренди или что-то еще? Поможет уснуть.

Анджела отрицательно покачала головой.

— Сегодня, чтобы уснуть, мне нужна только кровать.

— Послушай, — задумчиво произнес Бронсон, — меня беспокоит мысль о наших преследователях. Думаю, нам лучше спать в одной комнате, пока мы тут. Из соображений безопасности. Наверху есть спальня для гостей. Там две кровати. Мы должны ею воспользоваться.

Анджела пристально посмотрела на него.

— Я надеюсь, мы соблюдем формальности? Ты не станешь пытаться залезть ко мне в постель?

— Нет, — заверил ее Бронсон. — Просто думаю, что нам нужно быть вместе на случай, если бандиты решат вернуться сюда.

— Хорошо. Если ты обещаешь соблюдать договоренность.

— Обещаю. А сейчас пойду проверю окна и двери и вернусь, — сказал Бронсон, запирая входную дверь на засов.

Теперь, когда Джеки и Марка не было в живых, пребывание в их доме вызывало странное жутковатое чувство. На Бронсона накатила волна осознания того, что он больше никогда не увидит друзей, но усилием воли Крис решительно успокоил разбушевавшиеся эмоции. Еще будет время для переживаний и воспоминаний, когда все закончится. А теперь ему предстоит серьезное и опасное дело.


Бронсон проснулся в одиннадцатом часу, бросил взгляд на кровать Анджелы — его бывшая жена все еще спокойно спала. Он встал, натянул халат, который обнаружил в ванной, и спустился на кухню приготовить завтрак. К тому времени, когда Крис сварил кофе, нашел половину нарезанного батона и успел сделать тосты, которые, правда, слегка подгорели, на пороге появилась Анджела.

— Доброе утро, — сказала она, протирая глаза. — По-прежнему сжигаешь гренки, как я погляжу.

— В свое оправдание, — ответил Крис, — могу сослаться только на то, что батон я нашел в холодильнике и он был заморожен, а кроме того, я не привык пользоваться тостером.

— Ладно, прости. — Анджела подошла к кухонному столу и критически воззрилась на гренки. — На самом деле не так уж и плохо. Давай договоримся: я съем эти два, а ты себе сожжешь еще парочку.

— Кофе?

— Ты еще спрашиваешь?! Конечно кофе.

Через полчаса они оделись и спустились на кухню — помимо спален кухня оставалась единственным помещением, в котором мебель не была накрыта холстом. Бронсон положил на стол перевод прованского текста.

— Прежде чем продолжим заниматься текстом, можно мне взглянуть на сами камни? — попросила Анджела.

— Конечно, — ответил Бронсон и провел ее в гостиную.

Он подтащил стремянку к камину, и Анджела взобралась наверх, чтобы осмотреть латинскую надпись. С невольным почтением она провела рукой по древним буквам, высеченным в камне.

— У меня возникает странное чувство всякий раз, когда я прикасаюсь к чему-то столь древнему, — сказала она. — Только представь: человек, создавший это, жил за полтора тысячелетия до рождения Шекспира! Вот что значит реальное ощущение истории.

Анджела в последний раз взглянула на надпись и спустилась со стремянки.

— А второй камень находился прямо за ним, но с противоположной стороны — то есть в столовой? — спросила она.

— Находился, — ответил Бронсон, ведя Анджелу за собой. — Незваные гости извлекли его из стены.

Он сделал жест в сторону прямоугольного отверстия в стене. Пол все еще был усеян осколками штукатурки.

— И они забрали его, чтобы попытаться восстановить надпись, которую вы уничтожили?

— Думаю, что да. Это единственное логичное объяснение.

Анджела кивнула.

— Хорошо. С чего начнем?

— Самый бросающийся в глаза ключ к нашей загадке — первая строка второй надписи: «Здесь дуб и вяз укажут место». Возможно, сокровище спрятано в лесу или каких-то зарослях, а на его местонахождение указывают наименования двух видов деревьев. Тут сразу возникает вопрос…

— Именно, — прервала его Анджела. — Анализируемая нами строка была написана примерно шестьсот пятьдесят лет назад. Дуб — дерево-долгожитель, но вяз, даже если его не поразит «голландская болезнь ильмовых», способен прожить только половину упомянутого срока. Поэтому, если в данной строке имеются в виду два конкретных дерева, их давным-давно нет в природе.

— А если автор стихотворения считал, что их сокровище найдут очень скоро, в течение буквально нескольких лет?

Анджела решительно покачала головой.

— Не думаю. Ненависть Папы к катарам была так велика, что они должны были понимать: у их секты нет никакого шанса выжить, кроме как в виде тайной, глубоко законспирированной организации. Тот, кто писал стихотворение, должен был предвидеть длительный период ожидания, прежде чем у них появится возможность выйти из подполья. Кроме того, первая строка слишком туманна. Предположим, за домом на холме действительно была какая-то рощица, состоявшая из дубов и вязов. В каком конкретно месте нужно было начинать раскопки? И обрати внимание, здесь говорится «дуб и вяз», а не «дубы и вязы». Джереми подчеркнул, что употреблено именно единственное число. Мы, конечно, можем прогуляться вокруг виллы, но, думаю, просто впустую потратим время. Мне представляется, что в первой строке говорится о чем-то, изготовленном из древесины. Это какой-то предмет из дуба и вяза, который уже существовал в момент написания стихотворения.

Бронсон обвел рукой вокруг.

— Дом построен из дерева и камня. Он полон деревянной мебели. Хэмптоны унаследовали ее от прежних владельцев отчасти потому, что она очень тяжелая и ее трудно передвигать.

— Значит, где-то в доме должен быть какой-то сундук или что-то еще из мебели, сделанное из дуба и вяза, и на нем или в нем будет ключ — возможно, еще стихотворение или карта.

В здании имелся чердак, простиравшийся на всю длину здания. Бронсон отыскал большой фонарь на кухне, и они поднялись по лестнице наверх. На первый взгляд на чердаке ничего интересного не было, однако как только они начали более подробное обследование, то обнаружили, что среди обычного в подобных местах хлама: пустых картонных коробок, сломанных чемоданов, старой одежды, обуви и впечатляющей коллекции паутины — там было несколько предметов из дерева, на которые стоило взглянуть пристальнее. Несколько шкатулок, больших и маленьких, некоторые с крышками, другие без них, куски поломанной мебели, несколько досок, по-видимому оставшиеся от когда-то задумывавшейся, но так и не воплощенной в жизнь перестройки.

За два часа они осмотрели все. Обоих с ног до головы покрывала пыль, волосы украшала паутина, руки были в грязи. Тем не менее результат поисков оказался нулевым.

— Может, хватит? — спросил Бронсон.

Анджела окинула взглядом чердак.

— Пожалуй. Давай помоемся и чего-нибудь выпьем. К тому же, хотя еще рановато, я бы пообедала. Во всяком случае, самая худшая часть наших поисков завершена.

Бронсон с сомнением покачал головой.

— Не забывай, в этом доме есть еще подвалы. А там кроме пауков обитают крысы с мышами.

— Тебе не откажешь в умении порадовать девушку. Давай все-таки подумаем о чем-нибудь более приятном. Например, о том, что, возможно, удастся найти ключ к решению загадки в самом доме и не будет никакой надобности спускаться в подвал.

Осмотр спальни не занял у них так много времени, как первоначально предполагал Бронсон. Там было несколько комодов, шкафов и кроватей, которые достались Хэмптонам от прежних владельцев. Почти вся мебель была изготовлена из дуба, но когда они опустошили ящики, то не нашли ничего такого, что не принадлежало бы Хэмптонам. Равно как и никаких признаков того, что при изготовлении мебели использовались какие-либо другие породы дерева, помимо дуба. Исключение составляли лишь три шкафа, в которых имелись инкрустированные вставки, но сделаны они были явно не из вяза, а скорее, на взгляд Бронсона, из вишни.

— Нелегкая у нас работа, — заметил он, возвращая груду постельного белья в большой ящик комода рядом с кроватью в одной из спален для гостей.

— А я и не рассчитывала на то, что она будет легкой. Сокровище было спрятано более шестисот лет назад людьми, которых по всей Европе преследовала армия крестоносцев, мечтавших лишь об одном — найти последних катаров и сжечь. Когда прятали реликвию, они очень хо-рошо понимали: нужно надежно скрыть ее, чтобы никто случайно на нее не наткнулся. И мы должны смириться с тем, что, возможно, сами так никогда и не найдем ее.

Бронсон тяжело вздохнул, прошел в угол комнаты и открыл крышку еще одного небольшого сундука, сделанного — как и большая часть другой мебели — из дуба. Когда он наклонился и заглянул внутрь, его посетила неожиданная мысль.

— Минутку, — сказал он. — Я вдруг подумал, что мы все делаем неправильно.

— Что ты имеешь в виду?

— Вспомни сам текст на прованском языке. О чем говорится в той строчке?

— Ты прекрасно знаешь, о чем в ней говорится. «Здесь дуб и вяз укажут место».

— И мы предположили, что в этом стихе содержится намек на некий предмет из дуба и вяза и что мы найдем какой-нибудь сундук или нечто подобное с крышкой из двух видов древесины, а когда откроем его, там будет карта или какая-нибудь другая подсказка.

Анджела села на пол рядом с ним.

— Если бы катары поступили именно так, если бы разгадка была настолько очевидна, кто-то давным-давно обнаружил бы их реликвию, — продолжал Крис. — Названная реликвия обладала ключевым значением для катаров, верно? Если бы они просто вырезали карту или что-то в этом роде в каком-нибудь комоде или в шкафу, кто мог бы им гарантировать, что за прошедшие годы и столетия его не продадут или попросту не сломают на дрова? Случись нечто подобное, и секрет был бы навеки утрачен. Кроме того, и на тот случай, если бы здесь устроили обыск крестоносцы, им нужно было надежно спрятать реликвию от случайного взгляда и запутать следы, ведущие к ней. Камень с надписью почти наверняка закрывали деревянные панели или даже штукатурка. А если бы его все — таки нашли, то, скорее всего, приняли бы за погребальную песнь по… как там его звали?

— Гийом Белибаст, — подсказала Анджела. — И что ты предлагаешь?

— Гораздо более вероятно, что ключ находится где-то в другом месте, а не на такой уязвимой вещи, как мебель. Скорее всего, он скрыт в самой конструкции здания. Следует поискать среди балок, перекладин и половиц. Нужно внимательно осмотреть материалы — деревянные, — которые катары использовали при строительстве здания.

Анджела задумчиво кивнула.

— Знаешь, — медленно проговорила она, — это, возможно, твое самое мудрое предложение за все то время, которое мы занимаемся поисками. Прекрасно, давай забудем о мебели и займемся потолком.

Конструкция здания была очень типичной для строений той эпохи. Толстые деревянные доски покоились на громадных прямоугольных балках, концы которых были вставлены в специальные пазы, проделанные в каменной кладке наружных стен. Таким образом делались перекрытия между всеми этажами, включая и чердак. Древесина, которая покрывала крышу, была почти столь же массивна, как и упомянутые перекладины. Поверх деревянных балок лежал еще слой толстой терракотовой черепицы. Тот, кто строил здание, несомненно, строил его на века. Древесина почернела от времени и дыма от двух больших каминов, а от бесчисленных ног, прошедших по ним за многие столетия, половицы истерлись до блеска. Теперь они были скрыты под широкими коврами.

— Может быть, доски пола сделаны из дуба и вяза? — предположил Бронсон.

Они методично осмотрели весь дом, вновь начав с чердака. Половицы во всех помещениях были изготовлены из одной и той же темно-коричневой породы дерева, окрашенной и покрытой лаком. Но это был явно не дуб и не вяз. Да и не было на полу ничего такого, что хоть отдаленно напоминало бы какой-то указатель.

Они проверили первую, а затем вторую спальню для гостей — ничего. В главной спальне большая часть пола была закрыта массивной кроватью с пологом, доставшейся Хэмптонам по наследству и занимавшей почти всю комнату. Анджела и Крис осмотрели половицы, выступавшие из-под кровати, — тот же результат, что и в предыдущих комнатах. Тогда Бронсон задумчиво воззрился на кровать.

Кровать была поистине громадных размеров, с резным деревянным основанием. По четырем ее углам возвышались четыре столба из рифленого дерева. Высоко, почти у самого потолка они завершались сплошным навесом, с которого ниспадала тяжелая темно-красная ткань, очень похожая на разновидность парчи. Простыни давно сняли, и теперь на деревянном основании кровати лежали только два трехфутовых матраца. Чтобы сдвинуть ее с места, потребовались бы усилия четырех или пяти крепких мужчин.

— Как нам ее передвинуть? — воскликнула Анджела.

— Никак. Я просто залезу под нее и все осмотрю. Подай, пожалуйста, фонарь.

— Нашел что-нибудь? — спросила Анджела после того, как Крис провел под кроватью несколько минут.

— Пока только кучи пыли. Нет, здесь ничего нет… — Его голос неожиданно затих.

— Что? Что там такое?

— На одной из половиц нечто похожее на маленький круг. Возможно, просто след от сучка. Мне нужен…

— Что? Что тебе нужно? — В голосе Анджелы чувствовалось нарастающее волнение.

— Думаю, нож, но не кухонный. Что-нибудь с достаточно прочным лезвием. Загляни в коробку с инструментами Марка — она под раковиной на кухне, — может быть, там есть перочинный нож. Если удастся соскоблить краску и лак, я смогу с большей уверенностью сказать, что здесь такое, естественное повреждение древесины или нечто иное.

Бронсон слышал, как Анджела вышла из комнаты и спустилась по лестнице. Пару минут спустя она вернулась, держа в руках тяжелый складной нож с шилом и толстым лезвием. Анджела наклонилась и сунула нож под кровать Крису.

— Спасибо, как раз то, что нужно. И, — добавил он, — не могла бы ты подержать фонарь? Направляй свет мне на левую руку.

Он открыл нож, немного подался назад и начал счищать краску. Спустя некоторое время Бронсону удалось соскоблить несколько слоев краски и лака, что покрывали древесину, но из-за недостатка света он все равно не мог понять, с чем имеет дело.

— Дай, пожалуйста, фонарь, — попросил он.

Анджела протянула ему фонарь.

— Ну? — с нетерпением спросила она.

— Это явно не след от сучка, — откликнулся Бронсон, и в голосе его звучало волнение.

— Ты уверен?

— Абсолютно. Здесь какое-то углубление в доске. Похоже на два полукруга из разных видов древесины. — Затем последовала продолжительная пауза. — И один, кажется, дубовый.

2
Бронсон лежал под кроватью и разглядывал небольшой кружок из дерева, который он там обнаружил. Прежде всего необходимо запомнить местонахождение. Он вонзил шило ножа в центр круга, воспользовавшись им в качестве точки отсчета, чтобы измерить расстояние от круга до стен комнаты.

— Не знаю, чем это нам поможет, — сказала Анджела, когда Бронсон начал заносить результаты измерений в маленький блокнот. — Пол здесь сделан из деревянных досок, которые лежат прямо на больших балках. Под досками ничего не может быть спрятано, потому что под ними просто-напросто ничего нет. Если мы спустимся в столовую, то увидим балки и обратную сторону досок.

— Знаю, — ответил Крис. — Но кружок из дерева, который я нашел, наверняка помещен здесь не случайно. Он должен что-то означать. Иначе зачем идти на такие ухищрения и делать его в столь труднодоступном месте?

— Ты прав… подожди-ка минутку. — Ее голос вдруг задрожал от волнения. — Ты помнишь вторую строку прованского стихотворения? «Что наверху, то и внизу». А не является ли обнаруженный тобой кружок меткой, указывающей на что-то находящееся в столовой? Отметиной в потолке, намекающей на нечто, скрытое под полом комнаты внизу?

— Господи, Анджела, какое счастье, что ты здесь, рядом со мной. Если бы я был один, я бы все еще пил кофе на кухне и жег тосты.

Они поспешно спустились по лестнице в столовую. Крис вынул из кармана блокнот и металлический метр и стал высчитывать, где может располагаться обратная сторона кружка, обнаруженного им в спальне. Когда он примерно вычислил его местоположение, они с Анджелой начали внимательно рассматривать балки на потолке.

С помощью своих вычислений Бронсон приблизительно установил, где располагается круг, но никаких его признаков на балках потолка столовой они с Анджелой обнаружить не смогли. Нижняя сторона деревянных конструкций была сплошного темно-коричневого цвета — на протяжении многих столетий их бесчисленное количество раз красили и покрывали лаком.

— Ты уверен, что все правильно рассчитал? — спросила Анджела. — Я ничего не вижу.

— Я тоже, — раздраженно откликнулся Крис. — Но именно там и находится кружок, ошибки быть не может. Я дважды проверил расчеты.

Они несколько минут внимательно всматривались в потолок, вытянув шеи.

— Вон, посмотри! — воскликнул наконец Бронсон, указывая на какую-то точку на потолке. — На той доске что-то вроде круглой отметины. Нужно рассмотреть ее поближе.

Пятно, которое Бронсон разглядел на потолке, находилось прямо над массивным обеденным столом. Взяв один из стульев, он взобрался на стол. До деревянного потолка все еще было достаточно далеко, зато теперь отметина была видна достаточно четко.

— Ну, это оно? — спросила Анджела.

Мгновение Бронсон молчал.

— Думаю, что да. На нижней части балки совершенно определенно есть круглая отметина, и она слишком правильная по форме, чтобы быть результатом какого — то естественного процесса.

Крис слез со стола, и оба взглянули сначала вверх, на потолок, затем вниз, на стол. Он представлял собой довольно громоздкое сооружение из дуба, за которым без труда могло бы разместиться человек двенадцать. Подобно кровати в главной спальне, стол был слишком велик для перевозки, поэтому, скорее всего, его собирали здесь на месте при строительстве дома. Под шестью похожими на колонны ножками лежал широкий красный ковер, выцветший и протершийся от времени.

— Нам придется его сдвинуть, чтобы узнать, что внизу.

Бронсон подошел к краю стола, ухватился за столешницу и, приложив всю силу, попытался приподнять его. Безуспешно.

— Господи, какой тяжелый! — пробормотал Бронсон.

— Помочь? — спросила Анджела.

Бронсон покачал головой.

— Вдвоем нам не справиться. Самое большее, на что мы способны, — немного сдвинуть его по ковру. Оттолкнем его вон туда.

Анджела помогла ему убрать стулья.

— Прислонись к нему спиной, — сказал Бронсон, — и толкай ногами. Они у тебя намного сильнее рук.

Они стояли рядом со столом и изо всей силы давили на него. Прошло несколько секунд, прежде чем стало заметно, что он слегка сдвинулся с места. Они надавили сильнее.

— Он движется! Дави, дави на него!

Как только стол начал скользить, двигать его с каждой секундой становилось все легче, и через несколько минут они сдвинули его на целых десять футов.

— Уфф! — выдохнул Бронсон. — А теперь посмотрим, что тут у нас.

Они прошли прямо под круг на потолке и стали рассматривать пол. Подобно почти всему полу на первом этаже, он был выложен паркетом «елочкой» прямоугольными деревянными плитками в полметра длиной.

— Пол здесь такой же, как и везде! — разочарованно провозгласила Анджела.

Бронсон вынул из кармана нож и начал соскребать с паркета слои краски и лака. Практически сразу стало ясно, что текстура двух центральных плиток отличается от остальных. Крис полностью очистил их, а потом проделал то же самое с четырьмя соседними плитами.

— Посмотри, — повернулся он к Анджеле, — все четыре соседние плитки изготовлены из одинакового сорта дерева, а две центральные — и только они — из совершенно другого. Это не может быть простой случайностью.

Бронсон провел ножом по краю плитки, загнал лезвие в зазор и попытался приподнять ее, но она оказалась слишком тяжелой.

— Подожди минутку. Я поищу в инструментах Марка что-нибудь покрепче.

Он спустился на кухню, покопался там и выбрал две большие отвертки. Вернувшись в столовую, вогнал их концы в зазоры с обеих сторон плиты и одновременно надавил, сначала слегка, а потом постепенно усиливая давление. Секунду или две это не давало никакого результата, и вдруг старое дерево с резким скрипом начало подниматься. Бронсон загнал отвертки еще глубже и снова надавил на них. Плита приподнялась еще на несколько миллиметров. С третьей попытки она отскочила.

— Великолепно! — провозгласил он, поднял плиту и отложил в сторону.

Они с Анджелой, предвкушая грандиозное открытие, заглянули в образовавшееся отверстие.

3
А за окном двое мужчин с интересом наблюдали за тем, как Бронсон с Анджелой обыскивают столовую. Когда Бронсон поднял деревянную плиту, Мандино сделал жест помощнику. Он понял, что конец игры не за горами — кажется, англичанин наконец отыскал именно то, что им нужно. Оставалось только войти в дом и убить обоих.

Мандино и его спутник пригнулись и направились к задней двери. Когда подошли к двери, телохранитель — Роган остался ждать их в машине на улице — вытащил из кармана складную отмычку, но Мандино просто повернул ручку — дверь была даже не заперта — и вошел в дом. Мандино шел первым, телохранитель с пистолетом в руке следовал за ним.

Дверь в столовую была открыта достаточно широко, чтобы, не входя в комнату, можно было хорошо видеть и слышать, что происходит внутри. Мандино поднял руку, и они остановились в ожидании. Как только они убедятся, что англичанин нашел «Эксомологезис», они войдут в комнату и покончат с ними.


Бронсон с Анджелой всматривались в прямоугольное отверстие. Углубление в два фута шириной и восемнадцать дюймов глубиной было выложено камнем. Оттуда поднимался затхлый аромат — смесь гнили, сырости, пыли и грибка. В самом центре находился объемистый предмет, завернутый в какую-то ткань.

Бронсон просунул в углубление руки.

— Что-то круглое, похожее на цилиндр или, возможно, горшок, — сказал он.

Стоило ему прикоснуться к ткани, в которую был завернут загадочный предмет, как она рассыпалась в прах, и Бронсону оставалось только стряхнуть с ладоней ее остатки.

— Какой-то керамический сосуд, — заключил Крис.

Анджела сделала глубокий вдох. Ей все труднее было сдерживать волнение.

— Вытащи его, чтобы можно было получше рассмотреть. Отнеси на тот конец стола поближе к двери, — предложила она. — Там светлее.

Бронсон извлек загадочный объект из углубления и осторожно перенес на стол. Это был глиняный кувшин, покрытый зеленой глазурью. Снаружи украшен беспорядочным орнаментом и снабжен двумя ручками. Крышки не было, вместо нее имелась деревянная пробка, герметически опечатанная чем-то похожим на воск.

— Похоже на римский или греческий скифос, — заметила Анджела, внимательно осмотрев кувшин, — разновидность сосуда для питья с двумя ручками. Чего-то подобного нам и следовало ожидать, если вспомнить вторую строфу прованского стихотворения.

— Давай вскроем его, — предложил Бронсон и взял нож.

— Нет, подожди минуту. Ты помнишь, что сказано в стихотворении? «В потире все ничто / И страшно это видеть». А что, если речь идет о чем-то опасном, что находится в кувшине? А вдруг там какой-то яд?

Бронсон покачал головой.

— Даже если бы шесть столетий назад его наполнили цианидом или чем-то в этом духе, вероятность того, что яд представляет какую-то опасность сейчас, практически равна нулю. Он распался бы несколько веков назад. Как бы то ни было, я не думаю, что в стихотворении имеется в виду физическая опасность, исходящая от сосуда. Как ты помнишь, там говорится: то, что содержится в потире, «страшно видеть». То есть на его содержимое страшно смотреть, что, возможно, означает какое-то запретное знание или ужасную тайну.

— Кувшин очень старый, и не исключено, что от соприкосновения с воздухом его содержимое может быть сильно повреждено, — возразила Анджела.

— Знаю, — согласился Бронсон. — Однако именно оно стало косвенной причиной гибели Джеки и Марка и, возможно, Джереми Голдмена. Я не собираюсь дожидаться несколько недель, пока какой-нибудь музейный специалист в белых перчатках вскроет его в особых условиях. Я загляну внутрь кувшина прямо сейчас.

— Хорошо, — смирилась Анджела, — только потерпи хотя бы несколько секунд. Мы должны сфотографировать этапы обнаружения и вскрытия кувшина.

Она извлекла из кармана цифровой фотоаппарат и сделала несколько снимков запечатанного кувшина и пару снимков углубления в полу.

— Ну давай, — наконец сказала она. — Вскрывай.

Бронсон вынул нож и осторожно срезал восковую печать. Он подождал, пока Анджела сделает еще два снимка, а затем, воспользовавшись кончиком лезвия, извлек деревянную пробку. Она была забита очень плотно, поэтому действовать пришлось не торопясь, но в конце концов пробка выскочила из горлышка. И вновь, прежде чем полностью извлечь ее из кувшина, Анджела сделала фотографии, а затем еще один снимок, наставив объектив прямо в открывшееся отверстие кувшина.

— Прежде чем просунуть туда пальцы, — предупредила его Анджела, — оберни их платком или какой-нибудь другой материей. Влага с ладоней может серьезно повредить то, что находится внутри.

— Хорошо, — согласился Бронсон и сделал так, как она просила. — Ну вот.

Он сунул руку в кувшин и вытащил оттуда небольшой предмет цилиндрической формы.

У Анджелы перехватило дыхание.

— Будь осторожен, — проговорила она прерывающимся от волнения голосом. — Судя по всему, это настоящий папирусный свиток. Невероятно редкая находка. Секунду подержи его.

Анджела просеменила по комнате, взяла с кресла подушку и положила на стол.

— Клади сюда! — скомандовала она.

— А кстати, насколько редкая? — спросил Бронсон, кладя реликвию на подушку.

— Свитки находят относительно часто. Дело не в самой находке, а в ее состоянии. За многие столетия большинство свитков, включая, к примеру, и те, что нашли в Вади-Кумране, — ты наверняка слышал о них, о свитках Мертвого моря, — большей частью истлели. Специалисты — текстологи вынуждены изучать отдельные сохранившиеся фрагменты, и на их основе они пытаются отрывок за отрывком реконструировать целые тексты, подгоняя друг к другу крошечные обрывки папирусных свитков.

— Я и не предполагал, что папирус может сохраняться так долго. И сколько, по-твоему, ему лет?

— Дай мне хотя бы минуту. Мы тут не с современным триллером имеем дело. На свитках не ставили дат выхода в свет.

Она придвинула стул поближе к столу и извлекла из кармана пару латексных перчаток.

— Ты приехала во всеоружии, — заметил Бронсон.

— Предусмотрительность — основное достоинство исследователя, — ответила Анджела.

В течение некоторого времени она не прикасалась к бесценной реликвии, только смотрела на нее под разным углом, поворачивая подушку то в одну, то в другую сторону. Хотя основной специальностью Анджелы была керамика, Бронсон сразу понял, что и в древних рукописях она тоже разбирается совсем неплохо, ведь и это было частью ее работы. Через пару минут Анджела откинулась на спинку стула.

— Ну вот, теперь я могу совершенно определенно сказать, что он достаточно древний, так как мы действительно имеем дело не с чем-нибудь, а именно с папирусным свитком. На таких свитках, как правило, писали только на одной стороне, хотя на некоторых поздних образцах надписи находят и на обратной стороне. В данном случае текст — только на одной стороне, что также свидетельствует о древности документа. Одна из очевидных проблем, с которой столкнулись древние, — продолжала Анджела, внимательно рассматривая внутренность кувшина, — заклю-чалась в том, что единственным способом узнать содержание свитка было развернуть его и прочесть, поэтому кто-то изобрел «ситтибос». Специальную бирку, которая привешивалась к свитку, чтобы продавец или читатель мог сразу понять, о чем он. Они в те времена использовали его примерно для того же, для чего мы сейчас используем корешки книг. Я проверила сосуд — в нем ничего нет. Да и на самом свитке тоже никаких опознавательных знаков.

— И что это значит? — спросил Бронсон.

— Ничего существенного. Вероятно, на свитке не слишком большой текст, не коммерческий документ и не какое-то всем известное сочинение. В подобных случаях свиток имел бы «ситтибос». Скорее всего, перед нами текст приватного содержания. Я счастлива оказаться первооткрывательницей такой ценной реликвии, но должна признать, что она не относится к сфере моей научной специализации, и потому, что бы ты там ни говорил, его прежде всего должен осмотреть настоящий эксперт.

Анджела осторожно развернула свиток, взглянула на первую строку и так же осторожно свернула его.

— Текст на латыни, — прокомментировал она, — и буквы необычно большого размера. Полагаю, он сплошной, что свидетельствует о его раннем происхождении. В более поздних текстах обычно имеется «spatium», пропуск между строфами, и «paragraphus», горизонтальная линия под началом каждого нового предложения.

— Ну и сколько, по-твоему, ему лет? — спросил Бронсон.

Оба наклонились над обеденным столом, разглядывая реликвию, став спиной к входной двери.

— По моим прикидкам, он должен относиться ко второму или третьему веку нашей эры. Скорее всего…

Анджела вскрикнула, когда кто-то схватил ее за руку. Ее оттащили от стола и швырнули к стене рядом с дверью.

Бронсон повернулся. Он не слышал шагов и вообще никакого шума.

Мужчина крепкого сложения в светло-сером костюме схватил Анджелу и прижал ее к стене. Однако внимание Бронсона привлек другой человек, а точнее, не он сам, а полуавтоматический пистолет, который человек держал в правой руке, так как Бронсону почему-то показалось, что его владелец намерен им очень скоро воспользоваться.

Глава девятнадцатая

1
— Вы ошиблись, — заметил мужчина в сером костюме, обращаясь к Анджеле. Он говорил на хорошем английском практически без акцента. — Документ относится к первому веку.

— Кто, черт побери, вы такие? — воскликнул Бронсон, в душе проклиная себя за то, что не проверил двери и окна перед тем, как приступить к поискам.

Как ни странно, но человека, державшего Анджелу, судя по его внешности — дорогой костюм, идеально начищенные черные туфли, аккуратно подстриженные волосы, — можно было легко принять за банкира или бизнесмена. Правда, лишь до того момента, когда Бронсон взглянул ему в глаза. Они были черные, холодные и пустые, словно разверстая могила.

Как будто по контрасту на человеке с пистолетом были простая куртка и джинсы. Бронсон предположил, что перед ним те же самые бандиты, которые несколько дней назад пытались проникнуть на виллу. Потом они убили Марка Хэмптона, как немного ранее и его жену, а теперь еще и Джереми Голдмена. Тяжелой волной на Криса накатилась ненависть, но он понимал, что нужно держать себя в руках.

— Кто мы такие, не имеет принципиального значения, — ответил ему человек в сером костюме. — Мы очень долго искали вот это. — Он сделал жест в сторону лежащего на столе свитка.

Не отпуская Анджелу, он подошел к столу и взял свиток, пока его помощник держал под прицелом Бронсона.

— Что такого важного содержится в свитке, если из — за него должны были умереть оба моих друга? Ведь вы убили их?

Бронсон сжал кулаки и заставил себя сделать несколько глубоких вдохов и выдохов. Он не мог позволить себе потерять контроль над эмоциями.

Человек в сером костюме наклонил голову в знак утвердительного ответа.

— Лично я в том, о чем вы говорите, не участвовал, — ответил он, — но все совершалось в соответствии с моими указаниями.

— Почему этот свиток так важен? — повторил вопрос Бронсон.

Его собеседник не сразу ответил на вопрос Бронсона, вначале он отодвинул стул и толкнул на него Анджелу.

— Садитесь! — прикрикнул он и удостоверился, что она выполнила требование.

Мужчина приоткрыл свиток, взглянул на первые несколько строк, удовлетворенно кивнул и положил его в карман пиджака.

— Я отвечу на ваш вопрос, Бронсон. Видите, мне известно, кто вы такой. Я объясню вам, почему ради этого свитка можно, не задумываясь, убивать. И надеюсь, вы прекрасно понимаете, что вас ожидает?

Бронсон кивнул. Он понимал, на что намекает итальянец: бандиты намеревались поступить с ним и Анджелой так же, как они поступали со всеми прежними жертвами.

— Кто эти люди, Крис? — спросила Анджела, и Бронсон заметил, что в ее голосе нет страха, а только гнев и возмущение, словно она спрашивала о парочке незваных подвыпивших гостей, внезапно явившихся на светский раут.

Крис не мог не восхититься ее самообладанием. Он перевел глаза на человека в сером костюме.

— Ну так ответьте на мой вопрос, — настойчиво произнес он.

Итальянец зловеще улыбнулся.

— Этот свиток был написан в шестьдесят седьмом году нашей эры по специальному приказанию императора Нерона человеком, обычно подписывавшимся «SQVET». Люди, на которых мы работаем, ищут свиток вот уже пятнадцать столетий.

Крис бросил взгляд на Анджелу.

— Что вы имеете в виду? — спросила она, явно потрясенная его словами.

Итальянец отрицательно покачал головой.

— Того, что вы слышали, с вас достаточно. Могу только добавить, что в свитке содержится некая тайна, которую церковь предпочла бы скрыть. Тайна, которая способна пошатнуть фундаментальные основания религии. И вы понимаете, что произойдет, если это станет известно.

— Из чего я заключаю, что вы — или ваш наниматель, каковым, насколько я понимаю, является Ватикан, — уничтожите его как можно скорее? — заключил Бронсон.

— Не мне решать, но думаю, что они действительно либо уничтожат его, либо отправят на вечное хранение в самые недоступные архивы.

Бронсон внимательно следил за итальянцами. Он пытался разговорить их, затягивая время и обдумывая следующий ход.

Итальянец в сером костюме сделал шаг к двери и, глянув на помощника, прошипел по-итальянски:

— Убей обоих. Первым Бронсона.

Именно этого мгновения Бронсон и ждал. Второй итальянец повернул голову к шефу, слушая его приказания, кивнул, снова повернулся к Бронсону и прицелился.

Но Бронсон уже начал действовать. С того момента как он покинул Британию, Крис ни на минуту не расставался с браунингом. Он сунул руку под куртку, вытащил пистолет из-за пояса, снял с предохранителя и взял на прицел итальянца.

— Опустите оружие! — крикнул он на хорошем итальянском. — Если вы хоть немного пошевелите пистолетом, я стреляю.

В течение нескольких мгновений никто не сдвинулся с места.

— Выбирайте, — кричал Бронсон, не сводя глаз с оружия в руках у итальянца. — Вы забираете чертов свиток и убираетесь отсюда, и мы все остаемся живы. В противном случае один из вас умрет.

2
В тот момент, когда Бронсон взял на прицел итальянца с оружием, стоявшего на расстоянии пятнадцати футов от него, другой, в сером костюме, ловким кошачьим движением схватил Анджелу за волосы, стащил со стула и прикрылся ею, как щитом.

— Крис! — крикнула Анджела, но он ничего не мог сделать, чтобы помешать итальянцу.

Если тот выстрелит, то, несомненно, заденет ее.

В считанные секунды итальянец вытащил сопротивляющуюся Анджелу из комнаты.

Бронсон остался один на один с вооруженным бандитом. Пару секунд они просто смотрели друг на друга, потом итальянец что-то пробормотал и поднял пистолет. У Бронсона не оставалось выхода. Он прицелился и нажал на спуск. Браунинг вздрогнул в руке, в закрытом пространстве комнаты звук выстрела показался оглушительным, гильза отлетела в сторону.

Итальянец вскрикнул и отпрянул назад, его левое плечо вдруг стало красным. Он схватился за рану, выронив пистолет.

Бронсон рванулся вперед и подобрал пистолет, в котором мгновенно узнал девятимиллиметровую «беретту». Раненый больше не занимал его. Теперь Бронсона интересовали только судьба Анджелы и то, что происходило за закрытой дверью в гостиную.

Тут сказалась военная подготовка Бронсона — если бы он сейчас распахнул дверь и вышел в соседнюю комнату, то стал бы легкой мишенью для второго итальянца, при том условии, конечно, если бандит вооружен. Что Анджеле, конечно, никак не помогло бы.

Поэтому Бронсон начал действовать с крайней осторожностью: сделал несколько шагов, прислонился к каменной стене рядом с дверью, медленно повернул ручку и через щель заглянул в гостиную. Итальянец не собирался его дожидаться, он находился уже почти у противоположной двери, которая вела в коридор. Обхватив толстой рукой шею Анджелы, он тащил ее по полу.

Бронсон распахнул дверь, вошел в гостиную, быстро прицелился и выстрелил в каменную стену рядом с дверью в коридор. Итальянец повернулся, на лице у него читались изумление и почти страх, и в это мгновение начала действовать Анджела.

Когда итальянец остановился, она подняла правую ногу и резким движением провела туфлей по его левой голени, а затем изо всей силы ударила каблуком по верхней части ступни.

Он взвыл от боли, отпрянул и выпустил Анджелу. Она откатилась в сторону, оказавшись вне зоны возможной перестрелки, а итальянец, хромая, бросился к двери.

Бронсон направил на него оружие, но тот уже скрылся где-то в коридоре, и через несколько мгновений Бронсон услышал стук захлопнувшейся входной двери. Бронсон подбежал к окну и увидел, как человек в сером костюме, слегка прихрамывая, поспешно удаляется от дома.

Бронсон повернулся к Анджеле.

— Ты в порядке? — спросил он.

Анджела кивнула. Волосы у нее были спутаны, лицо раскраснелось от напряжения.

— Спасибо аэробике и туфлям, — сказала она. — Мне они всегда нравились. А что со вторым?

— Я его ранил, — ответил Бронсон. — Он в столовой, кровью залил весь пол.

— Они хотели нас убить! Ты всего лишь оборонялся.

— Конечно, но мы отнюдь не в безопасности. Нужно как можно скорее убираться отсюда, ведь итальянец в сером костюме в любую минуту может вернуться с подкреплением.

— А что будем делать со вторым? — спросила Анджела, кивнув в сторону двери в столовую, из-за которой доносились стоны и вопли. — Мы должны отвезти его в больницу.

— Он хотел убить нас, Анджела. И меня не интересует, выживет он или умрет.

— Ты не можешь просто так бросить его. Это бесчеловечно. Мы обязаны как-то помочь.

Бронсон глянул на дверь в столовую.

— Ладно. Поднимайся наверх. Забирай вещи. А я что-нибудь придумаю.

Анджела пристально взглянула ему в глаза.

— Не убивай его, — сказала она.

— У меня такого и в мыслях не было.

Бронсон прошел в туалет, нашел там пару полотенец и вернулся в столовую, держа наготове браунинг. Впрочем, в пистолете не было никакой нужды. Итальянец лежал на полу в луже крови и стонал, пытаясь правой рукой остановить поток крови из раны в плече.

Бронсон положил оба пистолета на стол подальше от раненого, затем наклонился, приподнял его и усадил. Снял с него ветровку и кобуру, которая была под ветровкой. После чего сложил полотенце и поместил его на рану, затем уложил парня так, чтобы тяжесть тела помогла уменьшить кровотечение.

— Держи, — сказал Бронсон по-итальянски, прижимая другое полотенце к окровавленной правой руке парня над тем местом, куда вошла пуля.

— Спасибо, — пробормотал итальянец, тяжело и шумно дыша. — Мне нужен врач.

— Знаю, — ответил Бронсон. — И я вызову «скорую помощь», но прежде ты должен будешь ответить на несколько вопросов, и чем скорее ты на них ответишь, тем скорее приедут медики. Кто ты такой? На кого работаешь? И кто твой напарник в сером костюме?

Намек на улыбку скользнул по лицу парня.

— Его зовут Грегорио Мандино, и он глава римской коза ностры.

— Мафии?

— Название неправильное, но смысл верный. А я просто один из picciotti, солдат, один из телохранителей нашего шефа. Я делаю то, что мне говорят, иду туда, куда скажут. И я не знаю, зачем мы сюда приехали. — Он произнес это настолько убедительно, что Бронсон почти поверил. — Позволь мне дать тебе один совет, англичанин. Мандино беспощаден, а его люди еще страшнее. На твоем месте я бы бежал отсюда без оглядки и больше никогда и не думал возвращаться в Италию. Никогда! У коза ностры хорошая память.

— Зачем такому человеку, как Мандино, свиток двухтысячелетней давности? — спросил Бронсон.

— Я же сказал, что ничего не знаю.

Со времен службы в армии Бронсону был хорошо знаком закон «все знает только старший», и он предположил, что организации, подобные мафии, действуют по тому же самому принципу. Раненый парень, скорее всего, действительно ничего не знал. Его привлекли к этому делу только из-за умения обращаться с оружием — каковое было, как выяснилось, не столь уж и идеальным — и сообщили только то, что было абсолютно необходимо для выполнения задания.

— Ладно, — пробормотал Бронсон. — Сейчас я вызову тебе врача.

Он быстро обыскал куртку парня, нашел горсть девятимиллиметровых патронов, вынул их, после чего осмотрел пол, отыскал там гильзу от браунинга и подобрал ее. Пуля, попавшая в итальянца, прошла плечо насквозь и застряла в косяке двери, но Бронсон без труда извлек ее оттуда при помощи одной из отверток, которой он некоторое время назад поднимал половицу.

Это, пожалуй, было все, что он мог сделать, чтобы скрыть улики.

В завершение он взял кобуру, два пистолета — а подумав, также и скифос — и вышел из комнаты. Анджела ждала его в коридоре с обеими сумками.

— Я попытался остановить кровотечение с помощью пары полотенец, — объяснил ей Бронсон, — а сейчас собираюсь позвонить и вызвать «скорую помощь». А ты иди в машину.

Минут через пятнадцать они уже сидели в автомобиле, кузов которого был пуст, так как Бронсон без малейшего сожаления оставил все оборудование для ванны рядом с гаражом Хэмптонов.

Теперь они держали путь на запад, подальше от злосчастной виллы.

3
«Рено» мчался по шоссе, когда Бронсон глянул на Анджелу и спросил:

— Как ты себя чувствуешь?

— Я в ярости, — отозвалась она.

Бронсон понял, что то, что он поначалу принял за дрожь, вызванную страхом, было спровоцировано сильнейшим возмущением. Все мышцы в теле Анджелы напряглись от с трудом сдерживаемого гнева.

— Я понимаю, — начал Бронсон подчеркнуто спокойным голосом, — как обидно, что нам не удалось по-настоящему изучить свиток, но ведь взамен мы получили жизнь. А она, как известно, самое важное.

— Дело не только в этом, — возразила Анджела. — Я там страшно перепугалась. Я никогда не видела настоящего пистолета до того, как ты продемонстрировал мне его в Англии перед нашим отъездом, и вот проходит всего несколько часов — и рядом со мной уже самая настоящая перестрелка, а потом какой-то жирный негодяй итальянец тащит меня за шею по полу. Кошмар! А в довершение ужаса, когда мы после стольких усилий сумели расшифровать надпись и отыскать реликвию, появляются два каких-то подонка и отнимают ее у нас. После всего, через что нам пришлось пройти!

Бронсон усмехнулся про себя. Вот она, подумал он, настоящая Анджела, истинный боец!

— Послушай, Анджела, — сказал он, — мне на самом деле очень жаль. И большая часть вины лежит на мне. Это я должен был перед началом поиска тщательно проверить, заперты ли все двери и окна.

— Если бы ты запер двери, они все равно нашли бы способ проникнуть на виллу, а если бы мы услышали, что они пытаются влезть в дом, началась бы перестрелка, в которой мы, вероятнее всего, погибли бы. Мы живы благодаря тебе. А свитка все-таки очень жаль.

— Я прихватил с собой скифос, или как ты там его назвала. У нас будет хотя бы сувенир. Он явно очень древний. Как думаешь, он обладает большой ценностью?

Анджела перегнулась через спинку сиденья и взяла сосуд. На вилле у нее не было возможности внимательно его осмотреть.

— Это подделка, — произнесла она через несколько минут, — но очень профессиональная. На первый взгляд она производит впечатление аутентичного римского скифоса. Однако если присмотреться, то можно увидеть, что его форма немного отличается от традиционной: пропорция высоты и ширины не соответствует обычной пропорции для подобных сосудов. Глазировка также явно не типичная… по всей вероятности, и состав глины не такой, какой использовался в первом веке. Можно, конечно, провести массу тестов, но, думаю, в них нет особой необходимости.

— Значит, мы прошли через все эти опасности ради обычной подделки? — воскликнул Бронсон. — И кстати, напомни-ка мне, что такое «скифос»?

— «Скифос» — слово греческое, не латинское. Разновидность сосуда, которую начали изготавливать на восточном побережье Средиземного моря примерно в первом веке нашей эры. Скифос — сосуд для питья, снабженный двумя ручками. Найденный нами находится в превосходном состоянии, и если бы он был подлинным, то стоил бы не меньше четырех или пяти тысяч долларов.

— А когда был изготовлен наш экземпляр?

Анджела окинула скифос критическим взглядом и ответила:

— Совершенно определенно во втором тысячелетии. По моим примерным прикидкам, где-то в тринадцатом или четырнадцатом веке. Возможно, тогда же, когда была построена вилла Хэмптонов.

— Интересно, — задумчиво произнес Бронсон.

— Странное совпадение, я уже подумала.

— Если ты права и они на самом деле современники, дом и сосуд, то я почти уверен, что это больше, чем простое совпадение, что сосуд четырнадцатого века — притом поддельный! — был намеренно спрятан в здании четырнадцатого века.

— Что ты имеешь в виду?

Бронсон помолчал немного, чтобы собраться с мыслями.

— След, по которому мы шли, крайне сложен и запутан, и у меня возникло подозрение, что прованский стих на самом деле еще более загадочен, чем мы предполагали, и что нечто важное в нем мы упустили.

— Я тебя не понимаю.

— Вспомни стихотворение, — продолжал Бронсон. — Оно написано по-провански за исключением одного слова — «calix», — на латыни означающего «потир». Следуя другим ключам в тексте, мы находим нечто похожее на римский сосуд, который римским сосудом не является. В стихотворении используется латинское слово, обозначающее разновидность сосуда, и мы находим копию римского сосуда. Тебя не удивляет подобная деталь? Не кажется ли тебе все каким-то уж слишком закрученным?

— Продолжай, — вместо ответа произнесла Анджела.

— Зачем им лишние проблемы с изготовлением поддельного скифоса при том, что они могли спрятать свиток в любом глиняном горшке? Создается впечатление, что они хотели привлечь наше внимание к римскому элементу во всем этом, вернуть нас к латинской надписи в гостиной.

— Мы десятки раз анализировали ее. В трех латинских словах нет никакого ключа. А если и есть, он слишком хорошо скрыт.

— Согласен. А если прованское стихотворение направляет нас совсем в другую сторону? Вовсе не к спрятанному в поддельном сосуде свитку? Возможно, к самому скифосу?

— В нем ничего нет, — возразила Анджела, переворачивая сосуд. — Я его проверила, когда искала «ситтибос».

Бронсон вопросительно взглянул на нее.

— Не помнишь? — удивилась Анджела. — Это что-то вроде бирки с описанием содержания папирусного свитка, которая к нему прикреплялась.

— Ах да, — вспомнил Бронсон. — Хорошо, внутри ничего нет, но, может быть, есть что-то снаружи? Взгляни на украшающий его узор. Ты полагаешь, он совершенно произволен?

Анджела поднесла к глазам покрытый зеленой глазурью старый сосуд и почти сразу что-то заметила. Прямо под ободком на скифосе были три маленькие буквы, разделенные точками: «H • V • L».

— Как странно, — пробормотала она. — Здесь три буквы: «HVL», которые явно означают «HIC VANIDICI LATITANT».

— «Здесь лежат лжецы», — выдохнул Бронсон. — Это явно неспроста. А что там за узор под буквами?

Прямо под буквами находилось нечто напоминающее синусоиду — волнообразная линия, подъемы и спады, которые повторялись через равные промежутки. Под ней справа налево проходили короткие диагональные линии. Еще ниже располагался геометрический узор — три прямые линии, пересекающиеся в центре, и с точкой на каждом конце. Вдоль линий шли латинские числа, за которыми следовали буквы «M • P», затем еще несколько чисел и буква «A». Рядом с каждой точкой были расположены другие числа, за каждым из которых следовала буква «P». В самом центре узора находились буквы «PO • LDA», а ниже их — буквы «M • A • M».

— Узор явно не случайный, — решительно заключила Анджела. — Что бы ни означали эти линии, они на что-то определенно указывают. Они напоминают карту.

Бронсон взглянул на скифос, который Анджела держала в руках.

— Но карту чего?

Глава двадцатая

1
Ближе к вечеру заходящее солнце золотило неровную линию крыш и старые стены древнего центра Вечного города. Два непрекращающихся потока у пьяцца ди Санта-Мария алле Форначи как будто боролись за власть над ним: поток пешеходов, постоянно снующих по улицам, и поток машин, непрерывно сигналящих и гудящих. Кардинал Иосиф Вертутти ничего этого не замечал.

Он сидел рядом с Мандино в том же кафе, где они когда-то впервые встретились. Так как операция наконец завершилась, и завершилась, кажется, успешно, он подумал, что будет весьма символично провести их последнюю встречу в том же месте, где они познакомились. Однако Мандино настоял, чтобы они встретились внутри кафе, в маленькой уединенной комнате.

— Он у вас? — спросил Вертутти срывающимся от волнения голосом.

Мандино заметил, что у кардинала дрожат руки.

— Всему свое время, кардинал, всему свое время. — Официант кивнул и через минуту вернулся с двумя чашками кофе. Элегантным движением поставил их на стол и удалился, плотно закрыв за собой дверь. — Прежде чем я вам что-либо передам, мы должны прояснить один организационный вопрос. Вы перевели деньги?

— Перевел, — процедил сквозь зубы Вертутти. — Сто тысяч евро на счет, который вы указали.

— Вы, должно быть, полагаете, ваше высокопреосвященство, что вашего устного заверения будет достаточно, но мне по собственному опыту хорошо известна нечистоплотность Ватикана в бизнесе. Если вы немедленно не передадите мне документ, свидетельствующий о переводе названной суммы, мы закончим разговор.

Вертутти извлек из кармана куртки бумажник. Открыл его, вытащил оттуда квитанцию и передал Мандино.

Мандино взглянул на нее, улыбнулся и сунул в собственный бумажник. Сумма в точности соответствовала оговоренной, а в строке «Цель перевода» Вертутти вписал: «Приобретение религиозных святынь», что было абсолютно точной характеристикой производившейся операции.

— Великолепно! — воскликнул Мандино. — Ну а теперь я могу вас обрадовать — мы отыскали вашу реликвию. Человек по имени Бронсон, друг Марка Хэмптона, обнаружил свиток. И в тот момент, когда он извлекал его из тайника, мы вмешались. Ни Бронсон, ни его жена, также находившаяся в доме, не располагают сколько-нибудь значительными сведениями о содержании «Эксомологезиса», поэтому особой нужды в их ликвидации нет.

Мандино ничего не сообщил кардиналу о том, что сам рассказал Бронсону и Анджеле о свитке, и о том, как ему пришлось спасаться бегством от Бронсона, в придачу тяжело ранившего его телохранителя.

— Какое неожиданное великодушие с вашей стороны, — съязвил Вертутти. — И где они теперь?

— По-видимому, возвращаются в Англию. Теперь, когда мы заполучили реликвию, им здесь больше нечего делать.

Мандино вновь кое-что утаил от кардинала. Он попросил Антонио Карлотти связаться с их людьми в итальянской полиции и сообщить, что Бронсон, человек, которого разыскивают правоохранительные органы Британии, свободно разъезжает по Италии. Он даже передал ему подробные характеристики автомобиля «рено», который видел рядом с домом. Мандино не сомневался, что обоих задержат задолго до того, как они успеют пересечь итальянскую границу.

— Ну-с, и где реликвия? — нетерпеливо спросил кардинал.

Мандино открыл портфель, вытащил оттуда пластиковый сосуд, заполненный белой пушистой субстанцией, и передал кардиналу.

Вертутти осторожно снял несколько слоев ваты, прежде чем обнажился крошечный свиток. Дрожащими пальцами он бережно извлек древний папирус. На лице Вертутти отразились и восторг от осознания необычайной древности артефакта, и трепет от ощущения той разрушительной силы, которой тот обладал. Затем он положил свиток на стол перед собой и осторожно развернул. Кардинал мрачно, почти благоговейно кивал, читая короткий текст.

— Даже если бы я не был уверен в его подлинности, — сказал он, — характер текста с несомненностью свидетельствует о личности его автора.

— Что вы имеете в виду? — спросил Мандино.

— Буквы довольно крупные, а линии толстые, — пояснил Вертутти. — Мало кто знает, но человек, написавший это, страдал от заболевания, известного под названием бленнорея новорожденных, каковое было довольно распространено в те времена. Названное заболевание приводило к быстрому ухудшению зрения, часто сопровождавшемуся сильной болью в глазах. В случае же с автором данного произведения оно со временем стало причиной почти полной слепоты. Писать ему всегда было трудно, и, возможно, он обычно прибегал к услугам личного секретаря, профессионального писца, которого явно не было в его распоряжении в Иудее, когда его вынудили написать данный документ.

Вертутти еще несколько мгновений продолжал внимательно изучать реликвию, затем поднял от нее глаза и взглянул на Мандино.

— Мне известна наша разница во взглядах, Мандино, — произнес он с несколько напряженной улыбкой, — но, несмотря на ваше отрицательное отношение к церкви и Ватикану, я хочу поздравить вас с отысканием документа такого значения и ценности. Его Святейшество будет очень рад, что нам удалось осуществить это.

Мандино наклонил голову в знак благодарности за комплимент.

— И как вы намерены поступить со свитком? Уничтожите его?

Вертутти отрицательно покачал головой.

— Надеюсь, что нет. Полагаю, он будет храниться в Апостольском пенитенциарии вместе с Виталианским кодексом. Я не думаю, что Ватикан может пойти на уничтожение столь древней и столь ценной реликвии, каким бы ни было ее содержание.

Вертутти развернул последние несколько дюймов свитка и наклонился, чтобы получше рассмотреть самый конец документа под буквами «SQVET».

— Вы это видели? — спросил он, в голосе зазвенело напряжение.

— Нет, — ответил Мандино. — Я проверил только начало документа, исключительно чтобы удостовериться, что мы заполучили то, что нам нужно.

— Документ тот самый, что нам нужен, здесь не может быть никаких сомнений. Но вот это… это все меняет, — заключил Вертутти и указал на самый конец свитка.

Мандино, прищурившись, взглянул на документ. Прямо над императорской печатью Нерона несколько строк было написано совсем другим, значительно более мелким почерком.

Вертутти перевел латинский текст и воззрился на Мандино.

— Полагаю, вы понимаете, что следует делать, — провозгласил он.

2
Бронсон с Анджелой отыскали небольшую семейную гостиницу на окраине Санта-Маринеллы, на побережье к северо-западу от Рима. Стоянка располагалась во дворе здания и с улицы была не видна, да и сама гостиница не привлекала излишнего внимания. Бронсон снял последний номер с двумя спальнями и занес туда вещи.

Окна номера выходили на юг, во внутренний дворик гостиницы. В комнатах было светло и просторно.

Анджела открыла сумку, извлекла оттуда кучу одежды и положила на кровать.

— Нам нужно хорошее освещение, — сказал Бронсон, подвигая один их прикроватных столиков к окну.

У него за спиной Анджела осторожно раскладывала одежду, пока наконец не извлекла из ее нагромождения скифос, который был надежно спрятан среди платьев. Она осторожно поставила его на стол у окна.

Бронсон вынул из сумки камеру и присел на корточки между столом и окном. Яркое полуденное солнце полностью освещало сосуд, и зеленоватая глазурь на нем завораживающе поблескивала. Крис сделал два десятка снимков скифоса со всех сторон и ракурсов, потом взял карандаш и бумагу и попытался возможно более точно скопировать с него все линии и фигуры.

— Значит, нам осталось только выяснить, — сказала Анджела, когда Бронсон перенес фотографии на ноутбук, — что означает эта странная диаграмма.

— Именно.

Они взглянули на линии, буквы и числа.

— Я все еще думаю, что мы имеем дело с разновидностью карты, — не без сомнения в голосе произнесла Анджела.

— Возможно, ты и права. Если перед нами действительно карта, я совершенно не представляю, как ее расшифровать. Ведь здесь всего лишь три линии и несколько цифр. Может быть, следует на время отставить скифос в сторону и вновь обратиться к Марку Азинию Марцеллу и Нерону. Мы узнали значение сокращений «MAM» и «POLDA», но так и не поняли, почему их написали на том камне. Если бы нам удалось решить загадку, я думаю, мы бы очень продвинулись в поисках.

— Значит, вернемся к книгам?

— Ты займешься книгами. А я воспользуюсь Интернетом. Теперь, когда итальянцы заполучили свиток, надеюсь, нас больше никто не станет искать.

Бронсон с ноутбука вошел в компьютерную сеть гостиницы, а Анджела тем временем листала книги, купленные в Кембридже.

Крис начал с поиска упоминаний о Марке Азинии Марцелле, так как, по их предположениям, он был инициатором латинской надписи на камне в доме Хэмптонов. Им было известно, что Марцелл был замешан в скандале с подделкой завещания и его спасло от казни только личное вмешательство Нерона.

— Это, — заключил Крис, — дало в руки Нерона рычаг, с помощью которого он мог в любой момент надавить на Марцелла и заставить его выполнить любое поручение. Что объясняет подпись «POLDA»: «Per ordo Lucius Domitius Ahenobarbus»[3]. Буквы на камне означали, что задание — в чем бы оно ни заключалось — было выполнено Марцеллом, но по приказу Нерона.

— Значит, нужно внимательнее присмотреться к императору, — сделала вывод Анджела.

Они занялись Нероном, обнаружив между прочим его непонятную, почти иррациональную ненависть к христианству.

— Если тот бандит-итальянец говорил правду, — заключил Бронсон, — в свитке содержалась какая-то тайна, разглашение которой противоречит интересам Ватикана, а то, что мы сейчас ищем, также имеет отношение к церкви.

— Если я права и обнаруженные нами линии — разновидность карты, значит, Марцелл что-то прятал по приказанию Нерона, — предположила Анджела. — Нечто, по мнению императора, настолько важное, что он не решился доверить исполнение такого задания ни рабочим, ни рабам, а обратился к родственнику, обязанному ему жизнью.

— Так что же, черт возьми, спрятал Марцелл?

— Не знаю, — ответила Анджела, — но чем больше я всматриваюсь в эти линии, тем все большей уверенностью проникаюсь, что было спрятано нечто чрезвычайно важное, а диаграмма из линий не что иное, как попытка намекнуть на место сокрытия.

3
Мандино совсем не удивило, что вилла «Роза» пуста. Будь он на месте Бронсона, то поспешил бы как можно скорее убраться оттуда. Мандино также было известно, что его раненый телохранитель находится в римской больнице и несколько офицеров полиции готовятся допросить его по поводу обстоятельств ранения. Все это парень сообщил в телефонном разговоре с Роганом.

Водитель остановил машину перед домом. Мандино приказал одному из своих людей проверить гараж — вдруг там все еще стоит «рено». Он не хотел во второй раз совершать ту же ошибку. Через несколько минут телохранитель возвратился.

— Двери закрыты, но я заглянул в окошко, там ничего нет, — отрапортовал он.

— Хорошо, — отозвался Мандино. — Роган, проведи нас в дом.

Задняя дверь была закрыта с помощью стула, что было хорошо видно сквозь стеклянную панель в самой двери, поэтому он прошел к окну гостиной, в котором они когда-то вместе с Альберти выбили стекло. Ставни были заперты, но они без труда уступили напору ломика. Стекло так и не вставили, поэтому минуты через две Роган уже открывал шефу входную дверь.

Мандино и телохранитель проследовали прямо в гостиную и остановились перед камином.

— Вы уверены, что он здесь, капо?

— Он может быть только здесь. Это единственное место, где его мог спрятать разумный человек. Приступайте к работе.

Роган придвинул стремянку к камину, извлек из сумки молоток и зубило, влез по лесенке до уровня камня с надписью и начал удалять цемент вокруг него. Загнал зубило в промежуток между камнями и надавил. Плита немного сдвинулась с места.

— Он не больше нескольких сантиметров толщиной, — сказал Роган, — и все-таки пусть кто-нибудь поможет мне его вынуть.

— Минуту.

Мандино сделал жест одному из телохранителей, который быстро снял куртку и кобуру и взялся за вторую стремянку.

Загнав инструмент в зазор над плитой, Роган надавил на него вверх, и верхняя часть плиты подалась вперед. Он переместил зубило и вновь надавил, затем повторил операцию справа и слева от плиты и повторял до тех пор, пока не убедился, что камень достаточно высвободился, чтобы его можно было извлечь из стены.

— Приготовься, будет тяжело, — предупредил он телохранителя.

Вдвоем Роган и телохранитель начали раскачивать плиту, пока полностью ее не высвободили. Она оказалась совсем не такой тяжелой, как первоначально предполагал Роган.

— Она всего в дюйм толщиной, — провозгласил он.

Он извлек ее из стены в одиночку, спустился с ней по стремянке и положил ее на маленький, но вполне надежный столик, за которым устроился Мандино. Роган поставил плиту на основание. Мандино тем временем нетерпеливо счищал с нее пыль и известь, пытаясь найти какие-нибудь буквы или числа.

— Ничего, — пробормотал он. На оборотной стороне камня не было никаких отметин, кроме тех, что появились во время извлечения его из стены. — Осмотри углубление.

Роган снова взобрался по стремянке и уставился в большую дыру, что образовалась над камином.

— Здесь что-то есть, — сказал он.

— Что?

— Еще один камень. Лежит свободно. Такое впечатление, будто первый камень служил в качестве двери.

— Достаньте его оттуда, — скомандовал Мандино.

Роган извлек второй камень из углубления и положил на стол рядом с первым.

— Нет, не так. Положи его под другим камнем. Вот так. Теперь видно, что перед нами нижняя часть верхнего камня. Кто-то много столетий назад отделил ее.

Все трое уставились на отметины на камне.

— Это карта? — спросил Роган, сметая пыль и грязь с поверхности, на которой явно имелись какие-то знаки.

— Возможно, — ответил Мандино. — Однако для ее расшифровки потребуется определенное время. Она не похожа на другие карты, которые мне приходилось раньше видеть.

Религия не интересовала Мандино. Он верил только в то, что отчетливо видел или чувствовал, как, например, деньги или страх. Но у него невольно возникло уважение к находчивости и изобретательности катаров. В тот момент, когда вокруг них сжималось кольцо преследователей, когда оставалось все меньше времени, они решили не рисковать ни камнем, ни «Эксомологезисом» и спрятать их от крестоносцев. Они скрыли свиток под полом сельского дома, а камень раскололи на две части и нижнюю его часть запечатали внутри стены, где он был надежно защищен от человеческих глаз и от естественного изнашивания. Завершив работу, они оставили две метки. Два камня с надписью, сообщавшей, где скрыты обе реликвии. Однако найти их смог бы только тот, кто в точности знал, что он ищет.

Глава двадцать первая

1
Поиск в Интернете помог, но не очень. Бронсон с Анджелой очень много узнали о Римской империи вообще и об императоре Нероне в частности, однако о Марке Азинии Марцелле никаких новых сведений найти так и не удалось, он оставался неопределенной загадочной фигурой, о которой в исторических документах не было практически никаких упоминаний. И уж полной загадкой было то, что Марцелл спрятал по повелению Нерона.

Они сидели в гостиничном номере в Санта-Маринелле. Крис внимательно рассматривал скифос, а Анджела читала одну из книг о Нероне.

— Единственное, что мы еще по-настоящему не изучили, так это наш скифос, — медленно произнес Бронсон.

— Ошибаешься, мы его очень хорошо изучили, — возразила Анджела. — Он пуст, так как свиток из него извлекли, а карту, начертанную снаружи, мы скопировали. Больше ничего он нам сообщить не может.

— Я о другом. Я попытался восстановить последовательность событий. Данный сосуд — копия четырнадцатого века римского скифоса первого века. Почему катары, чтобы спрятать свиток, не воспользовались современным им сосудом? Они могли бы взять любой старый горшок и начертить на нем соответствующие диаграммы. Зачем им нужны были дополнительные сложности с изготовлением копии римского скифоса? Значит, для этого существовала какая-то очень важная причина. В обнаруженном нами стихотворении на прованском языке есть одно слово на латыни «calix» — «потир». Я совершенно убежден, что имеется в виду именно наш «потир». Но тот факт, что сосуд — римский, возвращает нас к латинской надписи. Возможно, сосуд и оба камня не что иное, как части единого послания, оставленного кому-то последними катарами.

— Мы что-то подобное уже обсуждали, Крис.

— Да-да, но одним вопросом мы все-таки не задались, — Бронсон кивнул на скифос. — Откуда это?

— Сосуд?

— Нет. Карта или диаграмма на его поверхности. Возможно, мы неправильно поняли все то, что касается «сокровища катаров», или, по крайней мере, отчасти неправильно. Да, конечно, они имели в виду свиток. Ключи, которым мы следовали, слишком определенны, чтобы все оказалось простым совпадением. Ведь не исключено, что свиток был только частью сокровища.

— А что еще у них могло быть?

— Я задаюсь вопросом: а не нашли ли катары, а может, унаследовали от кого-то не только свиток, но и камень с латинской надписью?

Анджела озадаченно взглянула на него.

— Не понимаю, чем это может нам помочь. На камне только три латинских слова.

— Нет, — возразил Бронсон, — на нем явно было что-то еще. Помнишь, что говорил мне Джереми Голдмен. Камень был расколот на две части, и в стене дома Хэмптонов находится верхняя часть. Именно благодаря словам Джереми мы с Марком и начали поиски на вилле. Мы искали отсутствующую вторую часть камня.

— Мы ведь его так и не нашли.

— Да, не нашли. И меня сейчас занимает вопрос: что на нем могло быть написано? Подумай. Как бы ты могла охарактеризовать буквы в латинской надписи?

— Все заглавные, без всяких украшательств. Типичная латинская надпись первого века. До нас дошли сотни подобных надписей.

— А стихи на прованском?

Анджела на мгновение задумалась.

— Надпись совершенно другого типа. Напоминает современный курсив.

— Именно! Итак, ты считаешь, что надпись на прованском языке была сделана примерно в то же время, когда был изготовлен скифос, то есть, вероятнее всего, в четырнадцатом веке?

— По-видимому, так.

— А теперь взгляни на диаграмму на сосуде, на буквы и числа. Все числа — римские, а буквы все заглавные. Другими словами, несмотря на то что скифос и прованская надпись, вероятно, создавались в одно и то же время, понять это при беглом сравнении двух текстов невозможно. Они производят впечатление совершенно разных.

— Ты спрашиваешь, почему скифос расписан в римском стиле, если он был изготовлен катарами? Самым логичным ответом на твой вопрос будет — потому что он является копией какого-то римского сосуда.

— Да, и я думаю, что это сделано намеренно. Катары изготовили точную копию римского сосуда для свитка и оформили его также в римском стиле. Более того, диаграмме на нем предшествуют буквы «HVL» — «HIC VANIDICI LATITANT» — сокращение латинской надписи на камне в доме Хэмптонов.

— Верно, — отозвалась Анджела, в ее голосе звучало волнение. — Хочешь сказать, то, на что мы сейчас смотрим, — точная копия карты на отсутствующей части камня?

Бронсон кивнул.

— Предположим, у катаров этот камень находился в течение многих лет, но им так и не удалось расшифровать смысл. Возможно, сам свиток указывал на камень или на то, что было спрятано. Подобные соображения могли убедить их, что карта или диаграмма очень важна. Когда последние из катаров бежали из Франции и прибыли в Италию, они прекрасно понимали, что их вера обречена, но во что бы то ни стало хотели сохранить сокровище, которое им удалось вывезти из Монсегюра. Поэтому они раскололи камень на две части, верхнюю часть оставили там, где ее легко можно было найти, а нижнюю, самую главную, с картой или диаграммой, спрятали в каком-то другом месте. А чтобы помочь потомкам, узнавшим об их вере, расшифровать ее, сделали еще и надпись на прованском языке. Ключи, имеющиеся в тексте, приведут искателей к свитку, спрятанному в скифосе, а на самом сосуде катары оставили точную копию диаграммы, которую им так и не удалось понять. Мне представляется, что, руководствуясь той схемой, можно отыскать место, где сокрыты «лжецы».

— То, что мы называем картой, на самом деле ничуть на нее не похоже. Она состоит из каких-то линий, букв и чисел. Они могут означать все, что угодно.

Бронсон снова кивнул.

— Будь все так просто, катары расшифровали бы ее семь столетий назад. Конечно, я могу только строить догадки, но мне кажется, Нерон настаивал, чтобы место сокрытия было невозможно отыскать случайно, а это значит, что оно должно было располагаться где-то за пределами тогдашнего Рима. Поэтому император — или сам Марцелл — решил сделать карту с указанием данного места, чтобы его впоследствии при необходимости можно было найти. А чтобы еще больше гарантировать сохранность спрятанного, они зашифровали и саму карту.

— Я поняла, к чему ты клонишь. Однако кувшин намного меньше камня. Могли возникнуть проблемы с масштабом.

— Я думал над твоим вопросом, и мне он не кажется таким уж сложным. Я немного разбираюсь в картах, и поверь, если тебе известен масштаб, размер карты не имеет принципиального значения. Мне представляется, здесь мы столкнулись совсем с другой трудностью. Диаграмма на скифосе не обычная карта, так как к ней в принципе не применима категория масштаба, по крайней мере насколько я могу судить. На ней ведь явно нет того, что всегда изображается на картах: береговой линии, рек, городов, других населенных пунктов. Я пытался поставить себя на место человека, создававшего ее, и пытался понять, что он должен был сделать, чтобы она при необходимости сохранилась в течение многих столетий. Если место сокрытия находилось за пределами Рима, то использовать в качестве сколько-нибудь надежных вех здания было невозможно, так как вряд ли какие-либо сельские сооружения могли быть рассчитаны на столетия. Если бы он прятал что-то в Риме, то, конечно, мог предположить, к примеру, что Колизей переживет века, и воспользоваться им в качестве точки отсчета. Но в сельской местности даже обширную виллу могли бросить или разрушить уже при жизни следующего поколения. Поэтому у него оставался единственный реалистичный выбор — воспользоваться достаточно устойчивыми особенностями рельефа, чем-то, что независимо от любых политических перемен в империи сохранится и будет существовать спустя много столетий. Я не думаю, что для этой диаграммы особенно важен масштаб, так как, скорее всего, на ней изображена какая-то вполне конкретная гряда холмов неподалеку от Рима. Я полагаю, линии указывают на расстояние между ними и на их высоту.

Несколько мгновений Анджела смотрела на диаграмму на скифосе, затем перевела взгляд на рисунок, сделанный Бронсоном, провела пальцами по буквам и цифрам, которые он скопировал с сосуда, схватила книгу о Римской империи, отыскала в ней индекс и нужную страницу. Там находилась таблица с буквами и числами; по отношению к Бронсону она, правда, лежала вверх ногами, поэтому он вряд ли что-то мог в ней разобрать.

— Возможно, ты и прав, — тихо пробормотала она, переводя взгляд с диаграммы на таблицу и обратно. — Если твое предположение верно, значит, линии означают совершенно конкретные расстояния. «P» будет означать «passus» — расстояние, примерно равное шагу римского легионера, то есть 1,62 ярда. А «MP» будет значить «mille passus» — тысячу таких шагов, римскую милю в 1618 ярдов. Отметки «P» рядом с точками, по-видимому, указывают высоту холмов, измерявшуюся в «pes», множественное число «pedes» — римском футе, равном 11,6 дюйма, а «A» — это «actus», 120 «pedes», или примерно 116 футов.

— А римляне умели с такой точностью рассчитывать расстояния? — спросил Бронсон.

Анджела с уверенностью кивнула.

— Могли, и с очень большой точностью. У римлян имелось много измерительных приборов, включая такой, который назывался «грома». Его стали использовать за несколько столетий до правления Нерона, и результаты измерений с его помощью были весьма и весьма точны. Вспомни только, сколько крупных строений римской эпохи дошло до нашего времени. Они не смогли бы простоять так долго, если бы их создатели не владели хорошо развитыми измерительными навыками и познаниями в этой области.

Анджела села за ноутбук и ввела в поисковую систему слово «грома». Когда появились результаты, она выбрала один из сайтов и нажала на него.

— Вот она, — Анджела, показала на экран, — грома.

Бронсон несколько мгновений всматривался в изображение инструмента. Он состоял из двух горизонтальных рукояток, пересекающихся под прямым углом на кронштейне, который сам был присоединен к вертикальной штанге. На каждой из четырех рукояток на конце имелся шнур со свинцовым грузилом.

— Направление они определяли с помощью инструмента, называвшегося «гномон», правда не очень точно, а расстояние и высоту измеряли с помощью диоптра.

— Значит, нам остается только выяснить, какие холмы Марцелл использовал в качестве точки отсчета.

— Задача, которая кажется совсем не сложной, но только на первый и очень-очень поверхностный взгляд, — иронично прокомментировала Анджела. — Как, черт возьми, ты собираешься искать эти холмы? Вокруг Рима их сотни.

— У меня есть тайное оружие, — ответил Бронсон с улыбкой. — И называется оно «Google Earth». Я могу воспользоваться им, чтобы измерить высоту любого места на поверхности нашей планеты. На диаграмме с кувшина имеется шесть точек с координатами, поэтому мне нужно лишь перевести римские единицы измерения в современные, а потом найти шесть холмов, соответствующих установленным характеристикам.

— И тогда мы найдем «лжецов»…

2
На обратном пути из Понтичелли в Рим Грегорио Мандино позвонил Пьеро и попросил ждать их в ресторане на виа делле Боттеге-Оскуре. По роду деятельности Мандино не имел нужды в особом офисе и большинство встреч с подчиненными проводил в кафе и ресторанах. Кроме того, по его просьбе Пьеро должен был привезти подробные карты Рима с пригородами и характеристикой строений, сохранившихся со времен империи, а также прихватить ноутбук.

Они встретились в отдельном маленьком кабинете в задней части ресторана.

— Значит, вы нашли «Эксомологезис»? — спросил Пьеро, когда Мандино с Роганом уселись за стол и заказали напитки.

— Да, — ответил Мандино, — и я полагал, что на этом все и завершится. Однако, когда кардинал развернул свиток до конца, он обнаружил там приписку, которая для всех нас стала неожиданностью.

— Приписку?

— Краткое примечание на латыни с императорской печатью Нерона Клавдия Цезаря Друза, которое страшно напугало Вертутти, так как, судя по названной приписке, можно заключить, что свиток был только частью того, что спрятал Марцелл по приказанию Нерона, и притом не самой важной.

— И что еще такого он спрятал?

Мандино сообщил ему содержание приписки в тексте свитка.

— Вы серьезно? — переспросил Пьеро с дрожью в голосе. — Я не могу в это поверить. Неужели оба?

— Так утверждается в латинском тексте.

Ученый побледнел, и его бледность выглядела как-то особенно тревожно в ярком свете люстр.

— Но я не… я хочу сказать, что… о боже!.. Вы в самом деле верите тому, что там говорится?

Мандино пожал плечами.

— Верю я или нет, не имеет принципиального значения. И уж если говорить совсем начистоту, меня как-то не очень заботит, правда написана в том свитке или ложь.

— Неужели они могли сохраниться на протяжении двух тысяч лет?

— Вертутти не хочет рисковать. К тому же, Пьеро, мы пока еще связаны контрактом и должны довести работу до конца, поэтому я хочу, чтобы вы помогли нам расшифровать надпись на камне.

— Где он сейчас?

— Мы оставили его в машине. Роган сфотографировал надпись, и вы можете работать со снимками.

Роган протянул ему карту памяти из цифровой камеры.

Пьеро сунул ее в сумку.

— Мне бы все-таки хотелось взглянуть на камень.

Мандино кивнул.

— Автомобиль за углом. Можно съездить.

— А что представляет собой надпись? Карту? Какие — либо указания?

— Мы не знаем. То, что мы имеем дело с нижней частью камня с латинской надписью, не вызывает никаких сомнений. Мы сложили их вместе, и они совпали. На самой плите три прямые линии, шесть точек и несколько букв и чисел. Это больше похоже на диаграмму, чем на карту, но она должна указывать дорогу к тому месту, где спрятаны останки, в противном случае не было бы никакого смысла в том, чтобы высекать ее на камне и впоследствии прятать камень.

— Линии? — пробормотал Пьеро. — Буквы и числа? А не помните ли, какие именно буквы? Возможно, «P» и «MP»?

— Да, и еще, кажется, «A». А что? Вам известно, что они означают?

— Да, не исключено. «Pedes», или «passus», «mille passus» и «actus». Римские меры длины. Тот, кто делал диаграмму, выбрал несколько достаточно высоких зданий или других ориентиров в Риме и воспользовался ими в качестве точек отсчета.

— Надеюсь, что вы правы, — заметил Мандино. — А теперь мы пройдем и взглянем на камень, после чего вы сможете приступить к работе.

Он встал из-за стола, и вся группа последовала за ним на улицу.

3
Бронсон потратил больше часа, пытаясь найти соответствия высотам, обозначенным на диаграмме на скифосе, на картах «Google Earth».

— Это может продолжаться до бесконечности, — пробормотал он, откинувшись на спинку кресла и потянувшись, чтобы хоть немного размять затекшие конечности. — Проклятая Италия вся как будто состоит из холмов, и бог знает, какой из них выбрал Марцелл. Да и то если он действительно выбрал холм, а не какой-то другой ориентир.

— Никаких даже приблизительных соответствий? — спросила Анджела.

— Никаких! Я воспользовался твоим переводом римских единиц в современные с допуском в десять процентов и все равно не нашел на «Google Earth» в окрестностях Рима ничего отдаленно похожего. Правда, есть примерно восемь или десять холмов, приближающихся по своим параметрам к заданным, но все они находятся на побережье и довольно далеко от Рима.

Несколько мгновений Анджела молчала и просто смотрела на экран ноутбука, затем загадочно усмехнулась.

— Ты, кажется, называешь себя детективом? А сокращения «AGL» и «AMSL» тебе ничего не говорят?

— Почему же не говорят!«Над уровнем земли» и «Над уровнем моря». Я… ах, черт, теперь я понимаю, к чему ты клонишь!

— Именно! «Google Earth» отсчитывает высоту объектов над уровнем моря. Марцелл, естественно, не имел возможности проводить такие измерения. Ему бы это просто в голову не пришло. Он находился где-то неподалеку от места, где спрятал свое сокровище, и с помощью диоптра мог измерить высоту холмов лишь оттуда, а не от уровня моря.

— Ты права, — разочарованно протянул Бронсон, — а раз у нас нет возможности установить, откуда он вел отсчет, то мы в тупике.

— Отнюдь. Откуда он вел отсчет, не имеет большого значения. Марцелл оставил нам измерения высот для шести холмов, сделанные из одной точки. Если вершина одного холма располагалась на расстоянии восьмисот футов над ним, а второго — пятисот футов, значит, разница в высотах между обоими холмами составляет триста футов. Поэтому на «Google Earth» нужно искать разницу в высотах между двумя холмами.

— Понял, — откликнулся Бронсон. — Я уже говорил, но не боюсь повторить: как я рад, что ты здесь со мной, Анджела.

Он взял листок бумаги и выбрал две точки на диаграмме, воспользовавшись таблицей в книге Анджелы, перевел римские единицы в футы и высчитал разницу в высоте.

— А теперь посмотрим, — пробормотал он, поворачиваясь к ноутбуку.

Но так и не смог найти пары холмов, чьи параметры подходили бы к упомянутым на диаграмме. Примерно через час к Бронсону присоединилась Анджела, однако и за следующие полчаса они ничего не нашли.

— Мрачновато, — пробурчал Бронсон.

Анджела отодвинула стул и встала.

— Захотелось чего-нибудь выпить, — сказала она. — Давай спустимся в бар и утопим разочарование в море алкоголя.

— Это, несомненно, далеко не лучшая твоя идея, но, не спорю, весьма соблазнительная, — откликнулся Бронсон. — Я только возьму бумажник.

Они нашли свободный столик в углу бара. Им принесли бутылку превосходного красного вина, и Крис налил его в бокалы.

— Ужинать будем здесь? — спросил он.

— Почему бы и нет?

— Тогда я закажу столик.

Когда Крис вернулся, Анджела внимательно рассматривала копию надписи, сделанную Бронсоном.

— Я нашла еще один ключ, — сообщила она. — Нечто такое, на что мы вообще не обратили внимания.

— И что же? — спросил Бронсон.

Анджела указала на волнистую линию, которая напомнила Бронсону синусоиду.

— Мы имеем дело с чисто функциональной диаграммой, верно? На ней не может быть никаких украшений. И что это в таком случае?

— Не знаю. Возможно, море? Северо-восточное побережье Италии.

Анджела кивнула.

— Может статься, ты и прав. Марцелл спрятал что-то очень важное, в противном случае зачем было возиться с камнем и со всем остальным? А если оно в самом деле так важно, Нерон не согласился бы, чтобы такую ценную вещь спрятали где-то в другом конце страны. Она была нужна ему поблизости от Рима. Мне представляется, что линия означает какую-то гряду холмов, и Марцелл включил ее в диаграмму, чтобы тот, кто в будущем станет разыскивать место сокрытия сокровища, имел бы под рукой некое очевидное указание на него. В общем, я думаю, что волнистая линия включена в диаграмму с совершенно определенной целью.

— Хорошо, — откликнулся Бронсон. — Допивай вино, и возвращаемся в номер.

Усевшись за ноутбук, он практически сразу нашел нечто интересное.

— Взгляни, — подозвал он Анджелу.

Чуть более чем в трехстах милях к востоку от Рима между населенными пунктами Ройяте и Пильо располагалась длинная гряда холмов, самый высокий из которых достигал 1370 метров. Особенно живописен был северо-восточный склон гряды, напоминавший ковер, ниспадающий ровными складками.

— Я поняла тебя. Он действительно похож на рисунок на скифосе.

— А теперь взгляни сюда, — продолжал Бронсон, переводя курсор над вершинами гряды на указатель высоты. Затем передвинул его к концу другой гряды, расположенной практически прямо к востоку, и отметил ее высоту.

Анджела взяла карандаш, быстро проделала расчеты и сравнила их с выводами, к которым они пришли на основании изучения диаграммы со скифоса.

— Ну что ж, — подытожила она, — не очень точно, но, в общем, достаточно близко. По отношению к цифрам, получаемым на основании диаграммы, ошибка составляет не более восьми процентов.

— Да, но мы пользуемся данными, полученными со спутников и с помощью глобальной системы навигации, у Марцелла же в распоряжении был только диоптр, ну и небольшой набор инструментов, доступных две тысячи лет назад. Если исходить из этого, я считаю, что совпадение очень и очень близкое.

— А другие четыре ориентира?

— Кажется, я их нашел. Посмотри.

Бронсон быстро провел курсором по четырем дополнительным ориентирам на «Google Earth», отметил их высоты и передал листок с данными Анджеле, чтобы она провела расчеты.

Завершив их, она взглянула на него с улыбкой.

— Не слишком точно, конечно, но вполне приемлемо для человека, пользовавшегося измерительными приборами первого века. Думаю, Крис, мы нашли то, что искали.

Бронсон отрицательно покачал головой.

— Я могу согласиться только с тем, что мы верно установили район сокрытия, но мы ведь не определили самого места. Линии на диаграмме пересекаются не в одном месте, а образуют что-то похожее на треугольник.

— Ты прав, — согласилась Анджела, — они не пересекаются в одном месте, но прямо в центре диаграммы находятся буквы «РО LDA». И между «РО» и «LDA» имеется точка. Это обычный способ разделения слов в латинских текстах. Зачем нужно было помещать названные буквы в самой диаграмме? Они вписаны в верхнюю часть камня под фразой «HIC VANIDICI LATITANT». Если бы их просто нужно было повторить, их поместили бы в самом низу рядом с буквами «MAM». Если на диаграмме изображено место сокрытия того, что пожелал спрятать Нерон, тогда размещение в центре карты надписи «Per ordo Lucius Domitius Ahenobarbus» вполне объяснимо. Более того, в таком случае она приобретает дополнительный смысл. С одной стороны, означает «Сделано по приказу Нерона», а с другой: «Здесь находится место сокрытия». И я даже думаю, что надпись была помещена в центр диаграммы еще по одной причине — точка между «O» и «L» указывает само место.

— Неплохая гипотеза, — согласился Бронсон. — Завтра мы отправимся туда и попытаемся выкопать то, что спрятали две тысячи лет назад по повелению Нерона.

Глава двадцать вторая

1
Бронсон высчитал, что по прямой от Санта-Маринеллы до нужной им гряды холмов примерно семьдесят миль, прекрасно понимая, что в ходе путешествия по итальянским дорогам расстояние может почти удвоиться.

— Семьдесят миль не так уж и много, — заметила Анджела, допив вторую чашку кофе.

Они пришли в кафе в семь утра, когда там начинали подавать завтрак.

— Согласен. На хорошем шоссе поездка заняла бы у нас не больше часа, а так уйдет по меньшей мере часа два. А учитывая закупки всего необходимого, дорога займет никак не меньше трех-четырех часов.

Бронсон расплатился по счету, взял вещи и отнес в «рено». Первую остановку они сделали у газетного киоска на окраине городка, где он купил пару крупномасштабных карт районов Италии, расположенных к северо-востоку от Рима.

Проехав еще пять миль по дороге, они нашли большой загородный коммерческий центр и, к большой радости Криса, компьютерный супермаркет.

— Оставайся здесь, — сказал он, — и на всякий случай запри дверцы. Я скоро вернусь. Какой размер обуви ты носишь?

— Тридцать седьмой.

Он вернулся через двадцать минут, толкая перед собой тележку с товарами. Анджела выскочила из машины.

— Господи! — воскликнула она. — Можно подумать, будто ты собрался в недельную экспедицию.

— Не преувеличивай, — возразил Крис. — Просто всегда нужно быть готовым к любым неожиданностям.

Вместе они перетащили купленное оборудование в фургон. Бронсон купил несколько пар перчаток, лопат, кирку, топоры, ломики, рюкзаки, альпийские ботинки, фонари, запасные батареи, компас, спутниковый навигатор и даже длинный трос.

— Зачем тебе трос? — удивилась Анджела.

— Им можно пользоваться, чтобы убирать с дороги крупные валуны или пни.

— Мне очень неприятно об этом говорить, Крис, — заметила Анджела, — но наша машина явно не подходит для подобного путешествия.

— Знаю. Она совершенно не годится для езды по холмам, поэтому у меня есть план: на «рено» мы доедем до Сан-Сезарео на юго-восточной окраине Рима. Я вчера выяснил, что там есть прокатная контора и заказал «тойоту»-внедорожник на твое имя. А «рено» оставим где-нибудь в городе. Если не удастся добраться до места на «тойоте», тогда нам сможет помочь только вертолет.


Был почти полдень, когда Бронсон оставил «рено» на многоэтажной стоянке в Сан-Сезарео. Затем они прошли пешком несколько сотен ярдов до прокатной конторы, а минут через двадцать уже ехали на внедорожнике «тойота», который Анджела взяла на свою кредитную карту.

— Полагаешь, мы поступили правильно, воспользовавшись моей «VISA»? — спросила Анджела у Криса, припарковавшего «тойоту» рядом с «рено».

— Не знаю. Проблема в том, что нельзя взять напрокат автомобиль, не воспользовавшись кредитной картой. Я просто надеюсь, что нас здесь уже не будет, когда кто-то обратит на это внимание.

Они перенесли все вещи, включая спальные мешки, в «тойоту», заперли «рено» и уехали.

— Теперь здесь что-нибудь подыщем, — пробормотал Бронсон, заметив пару автомобильных рынков на окраине Сан-Сезарео. И тот и другой производили весьма убогое впечатление. Сами площадки были грязные и неухоженные, а автомобили — совсем разбитые. Тем не менее здесь-то сделки явно совершались наличными, что Бронсона весьма устраивало.

Он зашел на первый рынок и минут двадцать торговался с продавцом и в результате приобрел десятилетний седан «ниссан». Краска с машины облупилась, на панелях было множество вмятин, но мотор, коробка передач и покрышки были в полном порядке.

— Это твой выбор? — спросила Анджела, выходя из «тойоты».

— Да, — откликнулся Бронсон. — Я ее поведу. А ты поезжай за мной. Со всем остальным разберемся, когда прибудем в Пильо.

Городок был совсем недалеко, дороги почти пусты, поэтому им удалось очень быстро до него добраться. Бронсон оставил «ниссан» на стоянке местного супермаркета, и через несколько минут они мчались по шоссе в «тойоте».

По пути из Пильо Бронсон заехал на заправочную и набил две сумки бутербродами и бутылками воды.

— Посмотри, пожалуйста, по карте, — попросил Бронсон, — нам нужна какая-нибудь проселочная дорога, которая приведет нас прямо к месту, чтобы не идти несколько миль от шоссе пешком.

Местность, на которую указывала диаграмма на скифосе, располагалась довольно далеко от шоссе, и после получасовой езды по постоянно сужавшимся и становившимся все более непроходимыми дорогам Анджела попросила его остановить машину, чтобы прояснить, где они находятся.

— Вот где мы сейчас, — она провела пальцем по белой полосе без номера на карте, — а эта пунктирная линия, кажется, всего в нескольких десятках метров отсюда.

— Верно, и выезд на дорогу вон там, за углом.

Бронсон снова вывел автомобиль на проселочную дорогу, проехал еще сотню ярдов, пока не увидел просвет в кустах, свернул в него и прибавил скорость.

Прямо перед ним по склону холма взбирался большущий грузовик.

— Кажется, здесь уже побывали другие джипы, — заметил Крис, — а еще пара тракторов. Боюсь, нелегко нам придется.

Дорога, по которой они ехали, через пару сотен ярдов пропадала, но следы автомобильных шин расходились в нескольких направлениях, Бронсон отправился по следам тех, что вели прямо в гору. Примерно милю «тойота» одолевала неровный склон холма, пока они не выехали на небольшое плато, усыпанное валунами.

Бронсон повернул джип к небольшому выступу камня и остановил машину.

— Отсюда пойдем пешком, — сказал он.

Они вылезли из машины и огляделись по сторонам. Все вокруг заросло кустарником и деревьями, и нигде не было заметно никаких признаков человеческого присутствия. Ни мусора, ни заборов, ни следов от машин. Ветерок нежно обдувал лица, не принося с собой никаких звуков. Они находились в поразительно уединенном месте. В таких Бронсону давно не приходилось бывать.

— Удивительная тишина, правда? — воскликнула Анджела.

— Наверное, сюда добираются только пастухи или порой какой-нибудь редкий охотник забредет.

Бронсон включил навигатор, снял географические координаты и нанес их на карту, после чего сравнил полученные данные с истолкованиями диаграммы на скифосе.

— Все это, конечно, весьма расплывчато и неопределенно, но, кажется, мы в нужном месте.

Анджела поежилась от волнения.

— Жутковато. Мы стоим на том самом месте, на котором стоял две тысячи лет назад Марк Азиний Марцелл, — провозгласила она, махнув рукой в сторону горизонта. — И пейзаж здесь, уверена, примерно такой же, что и тогда. Легко можно понять, почему его выбор пал именно на здешние шесть холмов. Они прекрасный ориентир и видны с разных сторон и с очень большого расстояния.

— У нас нет подробных и точных указаний, где следует искать, — заметил Бронсон, — поэтому придется проверять все, что будет так или иначе привлекать внимание. Вряд ли нам сильно помогут карты или даже диаграмма на скифосе.

— И что же, по-твоему, должно привлечь наше внимание? Если Марцелл что-то зарыл в земле, вряд ли он оставил там следы, которые могли бы сохраниться до нашего времени.

— Я не думаю, что он что-то зарывал. То, что он прятал, было слишком важно, чтобы его можно было предавать земле, поэтому, мне кажется, нам следует поискать пещеру или укрытие, выложенное из камней. Вход в него мог быть скрыт крупными валунами или каменными плитами. Именно на похожие объекты нам и нужно обращать внимание.

2
Грегорио Мандино поднял трубку после третьего сигнала. Он ожидал и надеялся, что ему звонит Пьеро с сообщением, что наконец-то расшифровал диаграмму на камне, но оказалось, что это его собственный помощник, Антонио Карлотти.

— Неожиданные новости, — начал Карлотти. — Вы говорили мне, что англичанин со своей бывшей женой скорее всего покинули Италию и вернулись в Англию?

— Да. А что?

— Наша система продолжает мониторинг интернет — запросов, и совсем недавно мы получили сведения о значимых запросах из Санта-Маринеллы.

— Где это?

— Санта-Маринелла? Небольшой городок на побережье к северо-востоку от Рима.

— Какие запросы?

— Примерно такие же, как и те, что поступали из Кембриджа. В данном случае они делались по беспроводному Интернету в маленькой гостинице в Санта-Маринелле. Подробные запросы о Нероне и Марке Азинии Марцелле.

— Наверное, все-таки Бронсон. Что, черт побери, он все еще делает в Италии?! И почему продолжает поиск?! Когда вы их зарегистрировали? Сегодня?

— Нет… Вчера вечером. Есть и еще парочка странностей. Кроме упомянутых оттуда поступали еще запросы и на слово «грома». Древний измерительный инструмент, которым пользовались римляне. Кроме того, оттуда же был запрос на программу «Google Earth». Что…

— Я понял, в чем дело, Карлотти. Какой район они искали?

— Мы не знаем, капо. Мы можем только регистрировать выход компьютера на сервер «Google Earth», но не сам поиск. Система для нас закрыта.

— Мне все это очень не нравится. Бронсон в Италии. Он ищет что-то относительно римских методов измерения, а затем заходит в «Google Earth». Значит, идет по какому-то следу. Что-нибудь еще узнали?

— Да. Как только мне стало известно об упомянутых запросах, я вышел на доверенное лицо в Санта-Маринелле и попросил его узнать о постояльцах гостиницы. Он позвонил мне несколько минут назад. В гостинице вчера останавливались двое англичан — мужчина с женой, — но их имена неизвестны, так как расплатились они наличными. Портье вспомнил только, что большую часть времени они провели у себя в номере. Кроме того, они оплатили пользование Интернетом. Приехали на «рено эспейс», зарегистрированном в Англии. И покинули гостиницу сегодня рано утром.

— Значит, все сходится. Что ты предпринял?

— Передал полученную информацию своему контакту в полиции. Но меня в связи со свитком больше беспокоит последняя новость.

— И какая же?

— Еще один мой контакт в полиции сообщил, что сегодня утром в Сан-Сезарео неподалеку от Рима женщиной по имени Анджела Льюис был взят напрокат внедорожник «тойота». Она расплатилась кредитной картой.

— Черт! — пробормотал Мандино.

— Создается впечатление, что Бронсон идет по тому же следу, что и мы, хотя я не могу понять, как ему это удается. Вы уверены, что местонахождение второго камня на вилле не было ему известно?

— Абсолютно уверен. Но он мог каким-то образом заполучить копию диаграммы, на которой показано место захоронения. И если он взял напрокат джип, значит, ему известно, откуда нужно начинать поиск. Минутку-минутку, — пробормотал Мандино, его осенила внезапная догадка. — Ты говоришь, он взял «тойоту» сегодня утром в Сан-Сезарео?

— Да.

— Превосходно. По крайней мере, мы знаем, откуда начинать. Пусть полиция идет по следу «тойоты».

— Уже сделано, капо. Что-нибудь еще?

— На данный момент достаточно. Пока не установим, куда он направляется, мы ничего не можем предпринять.

Мандино положил трубку и через некоторое время набрал номер Рогана.

— Передай трубку Пьеро, — приказал он, как только Роган ответил.

— Пьеро слушает.

— Это Мандино. Есть какое-нибудь продвижение в расшифровке диаграммы?

— Пока нет, но я убежден, что через некоторое время мы…

— У нас нет времени! — рявкнул Мандино. — Мне только что сообщили, что Бронсон взял напрокат джип неподалеку от восточной окраины Рима, а это может свидетельствовать о том, что он уже все расшифровал. Где вы сейчас ищете?

— В основном к северу от Рима, так как именно там находилось поместье Марцелла.

— У меня создается впечатление, что Бронсону расшифровка дается успешнее, чем вам, а ведь вы считаетесь специалистом. Предлагаю вам начать поиск к востоку от Рима, и как можно скорее. Если он найдет гробницу раньше нас, я буду крайне недоволен, а вы понимаете, что это может означать для вас. Вам прекрасно известно, насколько высоки ставки.

Глава двадцать третья

1
— Что-нибудь нашла? — спросил Бронсон.

Они занимались поисками уже добрых два часа и не обнаружили ничего, кроме горсти старых гильз. Вначале они работали вместе, а потом решили разойтись, чтобы охватить большую территорию.

— Будь оно все проклято! — ответила Анджела. — Я по горло сыта этим, жутко хочу есть и пить. Явно пора сделать перерыв.

По склону они спустились к «тойоте». Бронсон открыл дверцу, включил мотор, их обдало приятным дуновением из кондиционера. Анджела вынула пакеты с бутербродами и предложила Крису на выбор.

— Я возьму салат с курицей, — сказал он и вскрыл целлофановую обертку.

— А ты уверен, что мы в нужном месте? — спросила Анджела, распаковав бутерброд с ветчиной и с подозрением глядя на розоватое мясо.

— Откровенно говоря, нет. Точка на диаграмме покрывает довольно обширную территорию. Если бы кто-то в те времена изобрел компас и подарил его Марцеллу, чтобы он оставил точные координаты, было бы намного легче. А так приходится идти на ощупь в темноте.

— На самом деле вполне естественно предположить, что он должен был оставить какой-то указатель, чтобы при необходимости было легче отыскать точное место, — задумчиво произнесла Анджела. — Все эти холмы так трудно отличить один от другого.

— Какой указатель ты имеешь в виду?

— Ну, не знаю… Может быть, стрелу, высеченную на камне, или что-то подобное.

— Возможно, он так и сделал, но за прошедшие столетия оставленная им отметина успела исчезнуть.

— Да уж, ты большой оптимист! Спасибо.

— Давай закончим наш обед, — предложил Бронсон, — а потом продолжим поиски.


Прошло еще три часа безрезультатных поисков. Они прочесали все плато из конца в конец. Бронсон взобрался на склон, возвышавшийся над плато, а Анджела осмотрела все нагромождения камней по периметру — безрезультатно.

Бронсон как раз собирался поставить точку на сегодняшних поисках, как вдруг услышал крик Анджелы:

— Что это?!

Он прошел к тому месту, где она стояла, неподалеку от невысокого каменного выступа, как бы отмечавшего верхний край плато немного левее того пространства, которое они уже тщательно обыскали. На расстоянии пяти футов над плато на камне был виден значок, очень напоминавший латинскую букву «V», не более двух дюймов высотой и настолько стершийся, что, только проведя по нему пальцами, они убедились, что не стали жертвами простой зрительной иллюзии.

— Чувствуешь? — спросила Анджела.

— Кажется, да, — ответил Бронсон, — но что это, буква «V», или остаток буквы «M», или «W», или просто стрелки, направленной вниз? Значок почти стерся. Он мог быть чем угодно.

Анджела провела рукой с обеих сторон от обнаруженного ими знака.

— Здесь нет никаких других букв, — сказала она.

— Наверное, их и не было, — предположил Бронсон, — «V» представляется мне наиболее вероятной. Вряд ли Марцеллу хотелось, чтобы место сокрытия мог обнаружить любой случайный прохожий, поэтому метка не должна была бросаться в глаза. Маловероятно и то, что он оставил на камне свои инициалы, а вот буква «V» кажется вполне логичным выбором, так как с нее начинается слово «VANIDICI».

— И что мы будем теперь делать?

Бронсон взглянул на небольшую площадку под выступом камня, на котором они обнаружили значок. Перед ним было нагромождение валунов, к которым явно никто не прикасался на протяжении столетий, а возможно, и тысячелетий.

— Посмотрим, что находится под этой кучей, — ответил он. — Подожди здесь. Я подгоню джип.

Он вернулся к «тойоте», завел мотор и подогнал машину как можно ближе к куче камней, затем открыл багажник, вытащил оттуда ломик, подсунул под один из небольших булыжников на верху кучи и сбросил его. Камень свалился с громким стуком.

— Мне помочь? — спросила Анджела.

— Не надо, — отозвался Бронсон, — чертовы камни страшно тяжелые. Я и то с трудом их передвигаю. Кстати, ты могла бы фотографировать мои действия, чтобы документировать наш поиск.

Анджела подошла к «тойоте», чтобы взять бутылку воды и цифровую камеру, а Бронсон тем временем свалил еще один камень с верха кучи. Когда он покатился вниз, Крис недоуменно уставился на то, что открылось глазам.

— Анджела! — позвал он напряженным от волнения голосом.

— Что такое?

— Забудь про воду и скорее неси камеру. Мы нашли его!

На камне прямо под булыжником, который он только что сбросил, были отчетливо видны три большие буквы — «H • V • L». От разрушительного воздействия времени их защитили наваленные поверх булыжники.

«HIC VANIDICI LATITANT».

— «Здесь лежат лжецы», — прошептал Бронсон.

В течение десяти минут он убрал все булыжники, за исключением трех самых больших камней, лежавших у основания. Они были слишком велики для него. Чтобы оттащить их, понадобился бы стальной трос. За ними находился плоский и почти круглый камень, явно специально обработанный и со все еще заметными отметинами инструментов. По краям виднелись следы раствора, с помощью которого, по-видимому, попытались заделать вход.

— Поразительно! — воскликнула Анджела. — Все-таки Джереми ошибался. Никто не стал бы прилагать подобные усилия ради того, чтобы спрятать несколько книг. Это больше похоже на гробницу.

— Они даже попытались опечатать вход в нее, — добавил Бронсон.

— Возможно, попытка защититься от распространенных в те времена грабителей гробниц. И не исключено, что у Нерона могло возникнуть желание перенести тела в другое место. Каким было бы его разочарование, если бы, вскрыв гробницу, он обнаружил, что останки съедены лисами и другими животными.

— С какой стати ему захотелось бы переносить тела?

— По многим причинам, — ответила Анджела. — Самая очевидная из них — узаконенный грабеж.

— Неужели можно ограбить мертвеца? — спросил Бронсон, с помощью зубила и молотка отбивая засохший раствор вокруг камня.

— Все делалось намного хитрее. В прошлом для некоторых преступлений, таких как, к примеру, измена или колдовство, предусматривались более суровые наказания, чем смерть. Если кого-то признавали виновным в них, все его имущество переходило в собственность правителя. В истории сохранились сведения о том, как некоторых покойников выкапывали из земли, переодевали в новую одежду, приносили в зал судебных заседаний и устраивали над ними процесс по всей форме по обвинениям подобного рода лишь потому, что правящему монарху хотелось заполучить их имущество. По понятным причинам обвиняемый не мог защищаться, поэтому, за редкими исключениями, обвинительный приговор бывал предрешен.

— Жуть!

— Да, такое случалось… ну а как у тебя дела?

— Раствор я сбил, теперь можно будет попробовать сдвинуть камень.

Он загнал конец лома под край и надавил. Раздался хруст — и плоский камень сдвинулся на дюйм или два.

— Печать сломана, — провозгласил Бронсон, — но чтобы совсем отодвинуть камень, мне необходимо воспользоваться «тойотой». Сам я не справлюсь.

Он проследовал к «тойоте» и через несколько мгновений вернулся с тросом. Крис еще немного подвинул камень с помощью лома, затем закрепил на нем трос, второй конец которого присоединил к джипу.

— Отойди подальше, — попросил он Анджелу, — на случай, если вдруг трос не выдержит. А вообще-то лучше сядь в машину со мною.

Он завел «тойоту» и начал медленно натягивать трос. В течение нескольких мгновений камень продолжал лежать неподвижно, и только гудение мотора переросло в настоящий рев. Но вот автомобиль резко рванулся вперед.

— Должно быть, все, — сказал Бронсон, выключил мотор и вышел из машины.

Однако когда они обошли машину вокруг и взглянули на результат, то поняли, что работа их еще очень далека от завершения. Трос порвался, а камень почти не сдвинулся с места.

— Черт! Следовало взять настоящий стальной трос. Боюсь, мы не справимся.

— Возможно, стоило выбрать «тойоту» с лебедкой, — задумчиво произнесла Анджела, пристально глядя на камень. — Постой-постой, ведь у Марцелла явно не было ни стальных тросов, ни двигателей с турбонаддувом! А ведь ему необходимо было обеспечить себе возможность проникать в гробницу.

— Да, вероятно, так. Ну и что?

— Поэтому-то камень, запечатывающий вход, — круглый. Ты пытался его оттащить, а может быть, его надо просто откатить?

— Гениально! — воскликнул Бронсон. Он присел на корточки рядом с камнем и стал расчищать поверхность от земли и мусора. После чего встал и с торжеством в голосе произнес: — В точку! Под камнем проделан желоб, чтобы его можно было при необходимости откатить.

Бронсон перелез к противоположной части камня, загнал лом под основание и надавил. Неожиданно легко камень немного сдвинулся, откатившись дюйма на два по желобу.

— Давай-давай, — торопила Анджела.

Бронсон надавил еще, камень откатился на целый ярд, и они увидели то, что находится за ним, — вход в небольшую пещеру. Отверстие было правильной формы и очень гладкое по краям, что, несомненно, свидетельствовало об искусственном происхождении. Несмотря на то что им удалось практически сдвинуть главный камень, три других валуна продолжали частично закрывать вход в пещеру.

— Эти валуны тебе не сдвинуть, — уверенно заявила Анджела.

— Наверное, ты права, — согласился Бронсон, — но бьюсь об заклад, что смогу пролезть в отверстие.

— А если, пока ты будешь внутри, камни осыплются?

— Анджела, вход в пещеру в таком виде простоял здесь два тысячелетия, не рухнув. Уж десять минут он как-нибудь продержится.

— Будь осторожен.

— Я всегда осторожен. Передай, пожалуйста, фонарик и камеру.

Бронсон сунул камеру в карман и посветил фонариком в отверстие.

— Что-нибудь видишь? — спросила Анджела.

— Пока нет. Наверное, надо пролезть дальше.

Бронсон лег на живот, посветил фонариком перед собой и стал медленно пробираться внутрь пещеры.

2
Небольшая пещера протянулась на десять футов в длину, семь футов в ширину, имела куполообразный потолок в четыре фута высотой в центре и чуть больше двух по бокам. Бронсон присел на корточки и огляделся по сторонам. Луч фонаря плясал по стенам, выложенным из грубо отесанного камня, и по полу, покрытому толстым слоем пыли.

Сразу стало ясно, что Анджела была права: «лжецы» — это не книги и не документы. У стен пещеры лежали два скелета, явно очень древние и далеко не в идеальном состоянии. С костей кое-где свисали куски грубой материи. Череп одного из них валялся на расстоянии фута от шейных позвонков.

— Что там? — крикнула Анджела.

— Подожди, — пробормотал Бронсон.

Он был захвачен ощущением невероятной древности, внезапно остановившегося времени. Бронсон протянул руку и коснулся отметин, оставленных на стене инструментом римского мастера. Они были отчетливо видны, словно были сделаны только вчера, хотя на самом деле насчитывали никак не меньше двух тысячелетий.

Бронсон втянул носом воздух. Здешний запах отдаленно напоминал старую заброшенную церковь — сухой, отдающий плесенью и грибами. И темной немыслимой древностью.

Затем он опустил взгляд на жалкие останки, чувствуя, как зашевелились волосы на затылке.

— Здесь два скелета, — крикнул он, внимательно разглядывая отделившийся череп. — Только пыль и очень древние кости. По-видимому, и тот и другой умерли не своей смертью.

— Ты хочешь сказать, они были убиты? Откуда ты знаешь?

— Подожди, я сейчас сделаю несколько снимков. Я не могу к ним прикасаться. Боюсь, они тут же рассыплются в пыль.

Бронсон положил фонарь на камень так, чтобы он освещал большую часть пещеры, и начал делать снимки. Прежде всего снял панораму пещеры, сфотографировав пол, своды, стены, вход, и только потом перешел к телам. Сделал несколько фотографий каждого скелета: вначале полностью, затем множество крупных планов черепов, отдельных костей и в особенности место отделения черепа первого скелета от шейных позвонков. У второго скелета он сфотографировал кости запястья и лодыжки, из которых все еще торчали ржавые остатки гвоздей.

Бронсон задрожал, но не от холода. Он еще раз с каким-то суеверным страхом оглядел гробницу — древнюю, как само время, — затем перевел взгляд на человеческие останки, лежавшие здесь на протяжении двух тысячелетий, останки двух мужчин — одного обезглавленного, второго распятого.

3
Пилот развернул вертолет против ветра и посадил машину на землю. Слегка повернулся на сиденье и кивнул Мандино.

— Пошли! — скомандовал Мандино и сделал жест вправо, где на расстоянии примерно шестидесяти ярдов, как они заметили еще с воздуха, был припаркован большой автомобиль.

Один из пассажиров открыл боковую дверцу вертолета и выпрыгнул на землю. Он сунул руку назад, достал автомат Калашникова и сразу снял его с предохранителя, подождал напарника, и они вдвоем бросились к цели, держа оружие наготове.

Мандино с Роганом наблюдали за их действиями из вертолета. Они надеялись, что Бронсон с бывшей женой вывели их непосредственно на гробницу. Упрямство и настойчивость этих двоих восхищали Мандино. При других обстоятельствах он был бы готов сохранить им жизнь.

На расстоянии тридцати ярдов от машины парни разделились с тем, чтобы подойти к ней с разных сторон и чтобы Бронсону пришлось стрелять сразу по двум мишеням. Мандино внимательно следил за их передвижением, но результат оказался совсем не тем, на который он рассчитывал. Стрелки заглянули в джип и практически сразу повесили оружие на плечо, а затем побежали обратно к вертолету.

Как только они уселись на свои места и надели наушники, Мандино засыпал их вопросами.

— Что случилось?

— Это не тот джип, — ответил один из парней, тяжело дыша. — Мы ищем «тойоту лендкрузер», верно?

— Да, — ответил Мандино.

— Ну а тут «ниссан патрол». Он похож на «тойоту», однако на самом деле совсем другой автомобиль. У него много мелких, но существенных отличий, например полка для винтовки. Машина, наверное, принадлежит какому-нибудь местному фермеру или охотнику, который заехал сюда с утра и все еще бродит по холмам.

— Черт! — пробормотал Мандино и повернулся к пилоту: — Взлетай. Они наверняка где-то здесь.


Запечатлев на камеру интерьер пещеры, Бронсон решил еще раз внимательно ее осмотреть. Он никак не мог понять, каким образом два трупа — даже если один из них был распят, а второй обезглавлен — могли иметь столь большое значение для римского императора. В мертвых телах в Древнем Риме недостатка никогда не было, из чего следовало, что либо эти два мертвеца были какими — то исключительными, либо в пещере спрятано что-то еще.

Бронсон положил камеру в карман и стал внимательно осматривать каждый дюйм помещения, освещая его тонким лучом фонарика. Лишь когда он во второй раз повторил свои попытки, то заметил в дальнем углу пещеры камень, который показался ему каким-то особенным, вероятно подвергавшимся специальной обработке. Возможно, на нем есть какая-то надпись, которая могла бы объяснить находку.

Бронсон подполз к нему и, осмотрев со всех сторон, понял, что камень совершенно чист. Создавалось впечатление, что кто-то специально расчистил и отполировал верхнюю поверхность, чтобы сделать на ней надпись, но не успел завершить начатое.

И только когда Бронсон начал отползать от обнаруженного им камня, он заметил в нижней его части темную полоску какого-то другого материала. Он вернулся, чтобы рассмотреть ее более внимательно. И почти мгновенно понял: то, что поначалу представлялось ему одним хорошо обработанным камнем, на самом деле было двумя камнями: один, плоский, лежал на другом, более крупном, подобно крышке. Промежуток между ними был заделан веществом, похожим на какой-то очень густой воск.

Сердце Бронсона учащенно забилось. Эти два камня использовались в качестве сейфа, и то, что в нем находилось, было скрыто от глаз человечества на протяжении двух тысячелетий. Ситуация начала проясняться. Значение имели не сами тела, упокоившиеся здесь, а то, что было спрятано вместе с ними.

Он сделал пару снимков, затем попытался снять верхний камень. Тот держался очень крепко. Чтобы его сдвинуть, нужен был какой-нибудь рычаг.

Бронсон подполз к выходу из пещеры и позвал Анджелу.

— Я нашел кое-что еще, — сообщил он, — но мне нужен ломик, чтобы все выяснить.

— Минутку.

Несколько мгновений длилась тишина, затем Бронсон услышал стук стали по камню, и конец лома пролез во входное отверстие пещеры.

— Спасибо.

Бронсон прополз в дальний конец пещеры и вставил конец лома в промежуток между камнями. Однако вещество, похожее на воск, оказалось намного прочнее, чем он первоначально предполагал. Бронсон сделал еще одну попытку, изо всей силы ударив ломом в щель между камнями и вновь попытавшись приподнять верхний.

И вновь тот не сдвинулся ни на дюйм. Бронсон понял: чтобы сдвинуть камень, необходимо сбить все опечатывающее его вещество. По крепости печати можно было предположить, что внутренняя полость закрыта достаточно герметично. Что бы там сейчас ни находилось, оно, по-видимому, пребывает в хорошем состоянии. Бронсон нанес еще несколько ударов по восковой печати, пока не сбил какую-то ее часть, после чего наконец ему удалось чуть-чуть сдвинуть крышку.

Изнутри вырвался внезапный порыв воздуха, напоминавший выдох. Бронсон в ужасе отпрянул, но мгновенно пришел в себя, ведь, подумал он, это только воздух, находившийся там в плену в течение двух тысячелетий.

Он продолжил работу вдоль другого края камня.


— Вон еще одна! — крикнул пилот, и Мандино повернулся в ту сторону, куда указывал летчик.

Неподалеку от вздымавшегося вверх каменистого склона холма вырисовывались очертания внедорожника. Он был уже третьим, и Мандино начал задаваться вопросом, а не переоценил ли он Бронсона. Возможно, тот взял «тойоту» про запас, до конца еще не определив, где следует вести поиски.

— Проверьте! — скомандовал Мандино, и пилот развернул вертолет в направлении автомобиля и начал снижение.


Бронсон сломал печать на большей части камня, снова вставил конец лома в щель между ними и надавил. На сей раз камень заметно сдвинулся. Бронсон стал постепенно увеличивать давление на лом. С резким хрустом остатки восковой печати отвалились, и каменная крышка отодвинулась в сторону, а затем вообще упала на пол.

Бронсон сунул руку в углубление и вытащил оттуда две деревянные таблички, размером и формой очень напоминающие современные книжки в мягкой обложке, и небольшой свиток. Он был очень похож на тот, который они нашли в скифосе, но ничего похожего на таблицы Бронсон раньше никогда не видел. Каждая состояла из двух плоских деревянных дощечек, соединенных вдоль более длинной стороны неким подобием проволоки, служившей чем-то вроде переплета. Вдоль остальных трех сторон были просверлены крошечные отверстия, сквозь которые были продернуты нити явно с тем, чтобы таблички нельзя было открыть. Все три реликвии оказались в превосходном состоянии.

Бронсон извлек из кармана цифровую камеру, проверил объем свободной памяти и сделал несколько снимков.


Анджела тем временем стояла у входа в пещеру, прислонившись к большому камню, и грелась на ярком солнце.

Внезапно до нее донесся громкий рокот, и она заглянула за край склона. Пока еще на достаточно большом расстоянии она увидела вертолет, который явно направлялся в их сторону.

Она подбежала к входу в пещеру и крикнула:

— Крис! К нам приближается вертолет!


— Вон там на холме рядом крупными валунами движется какая-то человеческая фигура, — заметил пилот, — рядом с джипом. Похоже, женская.

— Превосходно! — пробормотал Мандино. — Мы их поймали. — Он повернулся и кивнул Рогану. — Готовьтесь!


Бронсон схватил все найденные им предметы и поспешил к выходу. Передал их Анджеле и только потом вылез сам. Вертолет заходил на посадку примерно в пятидесяти ярдах от них.

— Живо в машину! — крикнул Бронсон.

Они подбежали к «тойоте» и нырнули внутрь. Анджела протянула руку на заднее сиденье, схватила полотенце и осторожно завернула в него все найденные реликвии, затем положила сверток в бардачок. Бронсон включил зажигание, и громадный автомобиль на предельной скорости понесся по плато.


— Ради Христа, приземляйся быстрее! — крикнул Мандино, видя, что «тойота» с ревом сорвалась с места.

Его беспокоило не то, что Бронсон может от них сбежать. Мандино было прекрасно известно, что шоссе находится на расстоянии мили, а на такой пересеченной местности вертолету не составит большого труда настичь машину. Самым важным для него сейчас было установить, что нашел англичанин.

— Не могу, — отозвался пилот, — поверхность очень неровная, я не могу рисковать. Все усыпано камнями. Я могу только зависнуть над самой землей, чтобы вы вместе с вашими людьми выпрыгнули.

— Не вдавайся в объяснения, идиот! Делай, что нужно.

Пилот снизил вертолет на минимальную высоту и завис.

Мандино сорвал с головы шлем с наушниками и выпрыгнул из вертолета. За ним последовали Роган и двое боевиков. Четверо мужчин бросились к открытому входу в пещеру.

— «HIC VANIDICI LATITANT», — произнес Мандино, глядя на три буквы, высеченные над входом в пещеру.

Если им удалось спугнуть Бронсона до того, как он начал осматривать пещеру, значит, можно считать, что все завершилось успешно. Если англичанин прихватил что-то отсюда с собой, придется догнать его. И они должны это сделать до того, как он спустится на шоссе.

— Ты! — скомандовал он, указав на меньшего из двоих парней. — Залезай в пещеру и выясни, что там внутри.

Парень покорно сбросил куртку и снял оружие. Роган протянул ему фонарь, и он заполз в пещеру.

Через полминуты он высунулся наружу.

— Там только два скелета, — отрапортовал он, — очень древние.

— Забудь про них, — оборвал его Мандино. — Мне про них все известно. Ищи книги, или свитки, или что-то похожее.

Парень снова исчез в пещере и появился через несколько минут.

— Ничего такого там нет, — сообщил он, — в дальнем углу стоит нечто напоминающее каменный сундук — просто выдолбленный изнутри камень с другим плоским камнем наверху в качестве крышки. Он пуст, на пыли внутри остались следы. Там явно что-то было, но кто-то все унес.

Мандино выругался.

— Ладно, возвращаемся в вертолет, — скомандовал он. — Нужно догнать Бронсона. Любой ценой.

Глава двадцать четвертая

Анджела сидела в машине, крепко пристегнувшись ремнем безопасности, но все равно постоянно оборачивалась назад.

— Они видны? — крикнул Бронсон, пытаясь перекричать рев мотора и грохот подвески громадной машины, несшейся по неровной, испещренной канавами и усыпанной камнями почве.

— Пока нет! — крикнула Анджела в ответ. — Сколько еще до шоссе?

— Слишком далеко. На вертолете они легко нас нагонят.


Вертолет поднялся в воздух в то же мгновение, как четверо мужчин уселись на свои места и пристегнулись, и сразу повернул на запад к краю плато, в том направлении, которое, по мнению Мандино, должен был выбрать Бронсон, чтобы быстрее добраться до шоссе.

Мандино обернулся к подчиненным.

— Мы должны догнать их до того, как они достигнут шоссе, — сказал он и ткнул пальцем в парня, сидевшего рядом с Роганом. — Ты лучший стрелок. Когда обгоним их, стреляй из «Калашникова» по машине, чтобы вывести ее из строя. Целься в покрышки и в мотор, если сможешь. Если не сумеешь, стреляй по кабине, но мне хотелось бы заполучить их живыми.

Парень вытащил АК-47 и изготовился к стрельбе. Его напарник распахнул люк и закрепил его. Мандино, занимавший переднее сиденье, наклонился вперед и стал внимательно осматривать местность в поисках машины. Наконец он разглядел облачко пыли, поднимающееся с едва различимой тропы, змейкой вьющейся по склону холма.

— Вон они! — крикнул он.

Пилот кивнул, наклонил корпус вертолета немного вперед и увеличил скорость в направлении маленькой точки, видневшейся на склоне.


Бронсон гнал машину с такой скоростью, с какой он вообще никогда в жизни раньше не ездил. Относительно того, кто в вертолете, у него не было ни малейших сомнений. Не менее ясно он представлял и то, что их ждет, если им не удастся уйти от преследования.

Анджела схватила Бронсона за руку и указала направо. Там, на расстоянии пятидесяти ярдов от них, на бреющем полете к ним приближался вертолет.

— Вот он, — крикнула она.

Бронсон на мгновение оторвал взгляд от дороги. Вертолет был уже достаточно близко, и Бронсон увидел человека, целящегося в них из «Калашникова».

— Черт, у них автомат! — крикнул он. — Держись крепче.

Вертолет снизился перед ними и исчез за купой деревьев.

— Они приземляются? — спросила Анджела.

— Скорее всего, нет. Пилот попытается перекрыть нам дорогу к шоссе, а человек с автоматом Калашникова постарается пробить мотор.

— И что нам делать?

Бронсон резко надавил на тормоза и повернул руль налево.

— Мы съедем с дороги, — сказал он.

Он отъехал от проторенной машинами тропы, стараясь выбрать самый короткий путь к шоссе среди кустов и деревьев.


Бронсон был прав. Вертолет летел на минимальном расстоянии от земли, следуя вдоль дороги, по которой только что ехал Бронсон. Правая сторона вертолета с раскрытым люком была обращена к холму. Из открытого люка выглядывал человек с «Калашниковым».

Прошло еще две минуты, а «тойоты» не было видно.

— Должно быть, съехал с тропы, — заключил Мандино. — Поднимайся и ищи их. Постарайся не упускать их из виду при снижении.

Через несколько мгновений пилот снова заметил джип. Движение «тойоты» по склону холма было хаотичным и непредсказуемым. Машина поворачивала то в одну, то в другую сторону, огибая деревья и другие крупные препятствия на пути.

— Снижайся вон там! — скомандовал Мандино, указав на подножие холма, где заросли деревьев становились гуще, а дорога сложными зигзагами вилась между ними.

Бронсон, чтобы добраться до шоссе, в любом случае будет вынужден выехать на нее.

— Мне приземляться? — спросил пилот.

— Не надо. Просто опустись пониже и постарайся зафиксироваться. Моему человеку нужно устойчивое основание, с которого он мог бы вести обстрел цели.

«Тойота» продолжала нестись вниз по склону, а вертолет, обогнав ее, начал снижение.

Расстояние между машиной и вертолетом сократилось до ста ярдов, когда человек с «Калашниковым» открыл стрельбу.


— Шоу началось, — пробормотал Бронсон, увидев вспышки от выстрелов.

Он стал делать еще более крутые и непредсказуемые повороты, чтобы уменьшить шансы стрелка. Затем передал Анджеле «беретту», отобранную у телохранителя Мандино. Пистолет по размеру был меньше браунинга, и Крис подумал, что ей будет легче с ним справиться.

— Держи его в правой руке, — громко произнес он, стараясь перекричать шум мотора, — но не прикасайся пальцем к спусковому крючку. — Бросив взгляд за окно, Бронсон продолжал: — А теперь возьмись за верхнюю часть пистолета, ту, что с зазубринами, потяни ее назад и отпусти.

Раздался отчетливый металлический звук — Анджела взвела затвор.

— Посмотри на заднюю часть пистолета, — продолжал наставления Бронсон, ведя «тойоту» хаотическими зигзагами по неровной поверхности склона. — Проверь, на взводе ли курок.

— Здесь небольшой металлический выступ, указывающий назад, — откликнулась она.

— Хорошо. Теперь, держа пистолет в правой руке, проведи по нему большим пальцем, пока не нащупаешь сбоку рычажок.

— Нашла.

— Это предохранитель, — пояснил Бронсон. — Когда нужно будет выстрелить, опусти его вниз. И пожалуйста, постоянно держи его направленным в окно, — добавил он, когда заметил, что Анджела повернула пистолет в его сторону.

— Господи, я никогда раньше не стреляла из пистолета!

— Не такая сложная наука. Просто нажимай на спусковой крючок, пока не израсходуешь все патроны.

Когда расстояние между ними и вертолетом сократилось до пятидесяти ярдов, Бронсон опустил стекло рядом с Анджелой.

— Начинай стрелять! — крикнул он.

Анджела прицелилась в вертолет и вся сжалась, нажимая на спусковой крючок.

Бронсон, конечно, понимал, что будет настоящим чудом, если она все-таки попадет в вертолет. Стреляя из такого относительно ненадежного оружия, из автомобиля, несущегося с огромной скоростью по пересеченной местности, вряд ли можно особо рассчитывать на точность попадания. Как известно, вертолеты — довольно хрупкое средство передвижения, и если удастся напугать пилота одной лишь возможностью нанесения серьезных повреждений его машине, то, скорее всего, он поднимется выше и оставит их в покое. По крайней мере, в сложившихся обстоятельствах это было единственное, на что им оставалось надеяться.

Пуля от первого выстрела Анджелы разбила стекло. Разлетевшиеся в разные стороны осколки напугали обоих. Бронсон резко повернул машину налево, затем снова направо и чуть было вообще ее не опрокинул.

Анджела вскрикнула и выронила пистолет, он упал в щель между ее сиденьем и дверцей. Она попыталась вытащить его, но не смогла.

— Черт! Извини, так получилось! — крикнула она. — Мне придется открыть дверь, чтобы его вытащить.

— Не надо. Теперь уже поздно. Соберись!

Другого выбора не оставалось. Бронсон на предельной скорости несся прямо на вертолет.


Мандино осыпал проклятьями стрелка, который, несмотря на близость мишени, никак не мог ее поразить.

Он выстрелил еще дважды по стремительно приближающейся машине, после чего у него осталась последняя обойма. Стрелок извлек пустую обойму, схватил новую и вставил ее вместо израсходованной, но за эти несколько мгновений «тойота» успела покрыть десять ярдов и продолжала увеличивать скорость. На таком расстоянии — теперь уже меньше двадцати ярдов — он просто не мог промахнуться.


Пилот с растущей тревогой наблюдал за несущимся на них джипом. Он окончательно лишился самообладания, когда «тойота» оказалась на расстоянии пятнадцати ярдов от них. Он рванул рычаг управления, и вертолет взлетел вверх.

В это мгновение стрелок, находившийся в хвостовой его части, нажал на спусковой крючок и выпустил по джипу поток 7,62-миллиметровых пуль. На сей раз он не должен был промахнуться, но резкий взлет вертолета застал его врасплох, и очередь ушла в небо.

— Что ты, черт тебя побери, делаешь? — крикнул Мандино пилоту.

— Спасаю вашу жизнь, вот что. Если бы этот джип врезался в нас, мы были бы уже покойниками.

— Он просто брал нас на испуг. В последний момент он бы обязательно свернул.

— Я не могу рисковать. Мне слишком часто приходилось видеть, что остается после крушения вертолета, — ответил пилот, поворачивая винтокрылую машину по направлению к шоссе по следам облачка пыли, которое поднимала удаляющаяся «тойота».


«Тойота» продолжала мчаться под вертолетом. Бронсон еще больше увеличил скорость и вернулся на тропу, проторенную машинами.

— Господи! Я и в самом деле поверила, что ты собираешься в него врезаться, — призналась Анджела.

— Ты была почти права, — согласился Бронсон. — Если бы он не взлетел, я бы свернул прямо у него перед носом.

— А почему не сзади? — спросила Анджела. — Там больше места.

— Ошибаешься. Там расположен хвостовой ротор. Угодишь в него и будешь напоминать нарезку из салями. Кстати, как насчет страховки нашей машины? В ней, кажется, уже есть несколько пробоин.

Анджела изобразила нечто похожее на улыбку, затем оглянулась.

— Вертолет снова летит прямо на нас.

— Вижу, — ответил Бронсон, глядя в зеркало заднего обзора. — До шоссе осталась какая-нибудь пара сотен ярдов.

— И тогда мы будем в безопасности?

В голосе Анджелы прозвучало сомнение.

— Не знаю, могу только надеяться. Насколько я понимаю, ребята, преследующие нас, меньше всего заинтересованы в огласке, а стрельба с вертолета по машине на оживленном шоссе сразу привлечет внимание СМИ. Надеюсь, что они будут просто следовать за нами и попытаются захватить нас, когда мы наконец остановимся. В любом случае особого выбора у нас нет.

В конце тропы Бронсон огляделся по сторонам, вывел «тойоту» на дорогу и резко нажал на педаль акселератора. Мотор взревел, и джип помчался по шоссе по направлению к Пильо.


Мандино охрип от необходимости кричать.

— Благодаря твоему полнейшему непрофессионализму им удалось достичь шоссе! — орал он на пилота.

— Я смогу их и там подстрелить, — возразил стрелок. — Им придется ехать по прямой, и они будут очень легкой мишенью.

— У нас тайная операция! — рявкнул на него Мандино. — Мы не можем обстреливать автомобили из автоматического оружия на общественной трассе. — Он похлопал пилота по руке. — Сколько у тебя горючего?

Пилот глянул на приборы:

— Примерно на полтора часа пребывания в воздухе.

— Отлично. Следуй за ними. Рано или поздно им придется остановиться, и тогда мы их возьмем.


— Вертолета не видно, — сообщила Анджела, высунувшись из окна «тойоты». — Может быть, они отказались от преследования?

Бронсон покачал головой.

— И не надейся. Он где-нибудь сзади. Просто ты его не видишь.

— А мы не можем от него оторваться?

— Нет, даже если бы мы ехали на «феррари», но надеюсь, в этом не будет необходимости. Нам достаточно просто добраться до Пильо.

На подобных дорогах движение не слишком напряженное, и все-таки машин было вполне достаточно, чтобы помешать преследователям посадить вертолет на дороге и попытаться остановить «тойоту». Бронсон глянул вперед и указал на дорожный знак.

— Пильо. Приехали.


Вертолет летел на расстоянии пятисот футов от земли. Когда «тойота» въехала в городок, Мандино скомандовал пилоту еще снизиться.

— Где мы? — спросил Мандино.

— В местечке под названием Пильо, — ответил Роган.

Он отслеживал их путь по топографической карте на случай, если бы им пришлось запрашивать помощь с земли. Городок был маленький, но рисковать они не могли. Ведь на узких улочках старинного городка очень легко упустить беглецов. Бронсон был вынужден снизить скорость из-за увеличившегося на подъезде к Пильо потока машин, и вертолет практически завис над «тойотой».

— Не сводите с нее глаз! — приказал Мандино.


— Почти приехали, — провозгласил Бронсон, поворачивая «тойоту» на одну из боковых улочек, у которой он заметил знак, сообщавший о местонахождении супермаркета. А через несколько секунд он нашел свободное место на стоянке и припарковал джип.

Крис, вылезая из машины, обернулся к Анджеле со словами:

— Не забудь находки.

Она аккуратно положила полотенце с его драгоценным содержимым в сумку.

— Камеру взял? — спросила она.

— Да. Пошли.

Бронсон проследовал к главному входу в супермаркет, где уже собралась небольшая группа покупателей и с интересом смотрела на вертолет, зависший на расстоянии ста ярдов от них.


— Постарайся приземлиться как можно ближе, — сказал Мандино, обращаясь к пилоту.

— На стоянку я его посадить не смогу, там мало места, но за ней есть незанятый участок.

— Поторапливайся. Как выйдем, сразу поднимайся в воздух. Роган, останешься в вертолете. И держи мобильник наготове.

Пилот развернул вертолет и пошел на снижение по направлению к заросшему травой свободному участку земли неподалеку от стоянки супермаркета.


— «Ниссан» там, с другой стороны? — спросила Анджела.

— Да, но мы не можем сию секунду сесть в него и уехать. Лучше какое-то время переждать здесь.

Бронсон провел Анджелу в правую часть холла в супермаркете, откуда они стали внимательно наблюдать за вертолетом.

— Им придется посадить вертолет, чтобы продолжить преследование на земле, — сказал он, — на стоянке они посадить его не смогут, так как она забита машинами. Вот, смотри, пошли на снижение.

Вертолет отлетел немного в сторону и начал снижаться.

— Пойдем не спеша, ни в коем случае нельзя бежать, — тихо произнес он, сжав руку Анджелы.

Не бросив больше ни одного взгляда в сторону вертолета, они проследовали к тому месту, где Крис оставил «ниссан». Он отпер дверцу, залез в машину, завел мотор, выехал со стоянки и направил автомобиль в сторону дороги.

Через полминуты Мандино и двое его людей вбежали на стоянку и сразу бросились к «тойоте». Вертолет снова поднялся в воздух и двигался в сторону стоянки.

А Бронсон с Анджелой уже мчались на «ниссане» по направлению к виа Пренестина и к Риму.


Час спустя после тщательного обыска стоянки и супермаркета Грегорио Мандино пришлось смириться с неприятным фактом: Бронсону и его бывшей жене удалось ускользнуть. «Тойоту» они бросили на стоянке, и машина уже начала привлекать внимание из-за слишком явных пробоин в ветровом стекле и кузове — очевидном результате обстрела. Мандино заглянул в заднее окно и разглядел там инструментарий, который Бронсон брал с собой. Один из людей Мандино ножом пробил обе передние шины для гарантии, что Бронсон с Анджелой на этой машине теперь от них никак не сбегут.

Затем они проверили супермаркет, потом перешли на соседние улицы и магазины, заглянули даже в несколько кафе, ресторанов и гостиниц — безрезультатно.

— Их здесь явно ждал сообщник, — предположил один из ребят Мандино. — И какие у нас теперь планы?

— Поиск не окончен, — прохрипел Мандино. — Они в Италии, на моей территории. И я найду и убью обоих, даже если это мне самому будет стоить жизни.

Глава двадцать пятая

1
— Нужно показать находки эксперту, — заявила Анджела.

Они доехали до западного побережья Италии и остановились в крошечной гостинице неподалеку от Ливорно. Подкрепившись в баре, отправились к себе в номер. Бронсон включил ноутбук и перенес в него фотографии с камеры.

Снимки, сделанные в гробнице, он скопировал на четыре CD. Один отдал Анджеле, два других положил в конверты с намерением на следующий день отослать по своему и Анджелы английским адресам, а один оставил при себе.

Только после этого они развернули реликвии, найденные в гробнице. Анджела расстелила полотенца на небольшом столике в спальне, натянула латексные перчатки и осторожно перенесла все три находки на стол.

— А кстати, с чем мы вообще имеем дело? — спросил Бронсон.

— С двумя диптихами. Это что-то вроде древних записных книжек. Их внутренняя поверхность покрыта воском, чтобы можно было делать заметки, а затем при необходимости просто стирать.

— Те, что оказались в нашем распоряжении, какие — то особенные, — продолжала Анджела. — Видишь это?

Она коснулась маленького кусочка воска, приклеенного к нити, продетой сквозь несколько дырочек, расположенных по краям деревянных табличек. Нить в нескольких местах порвалась, но Анджеле, как видно, и в голову не приходило попытаться снять ее и открыть диптихи.

Бронсон кивнул.

— Нить называется linum, а дырочки — foramina Чтобы таблички не вскрыли, их опечатывали специальной печатью, что произошло и в данном случае. Подобное было правилом в случае с юридическими документами, чтобы защитить их от подделки.

— Значит, к нам в руки попала пара юридических документов первого века.

— О, отнюдь не простых документов! Эта печать почти наверняка принадлежит самому императору Нерону. Ты вообще-то представляешь, насколько уникальна подобная находка? Почти немыслимо в наше время отыскать текст того периода в столь идеальном состоянии. Воск, с помощью которого был опечатан каменный ларец, сохранил таблички для потомков практически без повреждений. По значимости наше открытие не уступает открытию гробницы Тутанхамона. Оно столь же уникально.

— Гробница Тутанхамона без золота и драгоценностей, — скептически усмехнулся Бронсон, внимательно разглядывая диптихи. — Какие-то они жалкие и потрепанные.

— Просто стерлась краска или лак, которые были снаружи. Дерево находится почти в идеальном состоянии. Действительно потрясающая находка.

— И тебе не хочется в них заглянуть? — спросил Бронсон.

Анджела покачала головой.

— Я уже говорила, я в этом не специалист. Их следует передать эксперту, после чего каждый этап вскрытия должен быть тщательно описан.

— А свиток? Ты могла бы хоть заглянуть в него. Ты ведь неплохо знаешь латынь.

— Да, — с некоторым сомнением в голосе согласилась Анджела, — думаю, что-то я смогла бы перевести.

Дрожащими руками она взяла свиток и медленно с предельной осторожностью развернула его первые три или четыре дюйма. Она внимательно всматривалась в латинский текст — чернила в нем казались столь же черными, как и тот день, в который был написан текст, — и слово за словом читала его про себя, едва заметно шевеля губами.

— Ну? — спросил Бронсон.

Анджела покачала головой.

— Я не уверена, — произнесла она рассеянно. — Я явно что-то неправильно поняла.

— Но что? Что ты неправильно поняла?

— Нет, должно быть, моего знания латыни недостаточно для перевода этого текста. Послушай, нам нужно найти специалиста, который мог бы профессионально разобраться с нашими находками и сделать правильный перевод. И я знаю такого человека.

2
— Итак, Мандино, кажется, и на сей раз у вас возникли какие-то непредвиденные обстоятельства? — спросил Вертутти; в его голосе звучало неприкрытое презрение.

Они снова встретились в том же самом кафе, но теперь баланс сил несколько изменился.

— Если я вас правильно понял, — продолжал Вертутти, — реликвии были почти в ваших руках, как и англичанин, и каким-то непонятным образом вам удалось их и его упустить. Подобное фиаско не внушает особой уверенности ни в вас, ни в вашей способности довести дело до успешного завершения.

— Нет нужды беспокоиться, ваше преосвященство, — ответил Мандино, и в голосе его чувствовалось явное напряжение. — В наших руках множество нитей, которые рано или поздно выведут нас на Бронсона. И не стоит недооценивать те сложности, с которыми ему сейчас придется столкнуться. От моих людей в полиции мне хорошо известно, что у него нет паспорта, поэтому он не сможет покинуть Италию ни по морю, ни по воздуху. Описания машины, на которой он едет, переданы на все пограничные полицейские посты. Его мгновенно задержат при пересечении границы в любом месте. Уверяю вас, капкан скоро захлопнется и англичанин будет в наших руках.

— А предположим, он решит не покидать Италии?

— Тогда выследить его будет еще легче. У нас люди повсюду.

— Надеюсь, что вы говорите правду, — заключил Вертутти. — Вы должны сделать все, чтобы помешать ему сбежать.

Он встал, собираясь удалиться, но Мандино жестом предложил кардиналу снова сесть.

— Остается вопрос с телами, — сказал он. — Вы знаете, чьи они. Поэтому вам решать, что с ними делать.

— Тела, Мандино? Какие тела? Спросите любого католика, где похоронены эти два человека, и он вам ответит, что гробница одного из них находится здесь, в Риме, а останки второго были отосланы в Британию в седьмом веке.

— Отосланы Папой Виталием, кардинал, автором Кодекса. Ему было хорошо известно, что те останки принадлежали, по-видимому, совсем другому человеку. Папа никогда бы не отдал настоящие мощи.

— Пустые предположения и гипотезы.

— Возможно, но нам обоим прекрасно известно, что в римской гробнице нет останков, о наличии которых с такой убежденностью заявляет Ватикан. То, что мы обнаружили, еще раз это подтверждает.

— С точки зрения Ватикана это абсолютно ничего не подтверждает. Наша позиция по данному вопросу совершенно ясна и недвусмысленна: тела, которые вами обнаружены, как раз и есть то самое, что заявлено в надписи над гробницей, — останки лжецов! — и не представляют ни малейшего интереса для Матери-церкви. А после того как документы были извлечены из пещеры, вообще не осталось никаких доказательств ваших пустых фантазий. Так что уничтожьте прах.

3
— Значит, теперь нам придется ехать до самой Барселоны? — спросил Бронсон. — Ты хоть можешь объяснить мне зачем.

«Ниссан» направлялся из Ливорно к французской границе. Путь предстоял долгий, так как Бронсон решил не ехать по большим оживленным трассам, чтобы избежать возможных дорожных постов. Франко-итальянскую границу пересекало более двадцати дорог, и Бронсон прекрасно понимал, что итальянская полиция не в силах расставить посты на каждой из них и, по всей вероятности, предпочтет ограничиться важнейшими шоссе и автострадами.

По правде говоря, этот вопрос его особенно не заботил, так как пока никому не было известно, что они едут на «ниссане». Полиция будет искать «рено эспейс», а он так и остался стоять в дальнем углу парковки в Сан-Сезарео.

— Лет десять назад, — ответила Анджела, — вскоре после того как я начала работать в Британском музее, меня отправили на годичную стажировку в Барселону в Музее Египта. И там я познакомилась с сотрудником по имени Хосе Пуэнте. В музее он числился штатным папирусологом.

— И что это значит?

— Папирусология — общий термин, которым обозначаются практически все исследования древних текстов, записывавшихся на самых разных материалах: на пергаменте, изготовлявшемся из овечьих и козьих шкур, на коже, ткани, деревянных дощечках, восковых табличках, керамике. Думаю, свое название данная дисциплина получила благодаря тому, что самым распространенным материалом для письма из дошедших до нас был папирус. Хосе Пуэнте — известный эксперт по древним текстам.

— Полагаю, он умеет читать по-латыни?

Анджела кивнула.

— Не хуже бедного Джереми Голдмена. Если специализируешься в этой области, то рано или поздно овладеваешь пассивным знанием большинства древних языков. Хосе читает на латыни, греческом, арамейском и древнееврейском.

Анджела замолчала, и Бронсон пристально взглянул на нее.

— Ты что-то еще хочешь сказать? — спросил он.

— Есть еще одна причина, по которой мне хотелось бы туда отправиться.

— И какая же?

— Я скрыла от тебя то, что прочла в свитке, просто потому, что не могла поверить сама. Если Хосе Пуэнте даст тот же перевод, музей — идеальное место, чтобы объявить о подобном открытии миру. Хосе пользуется огромным авторитетом, он обладает обширным опытом, что очень важно, так как ты не представляешь, с каким сопротивлением мы столкнемся в случае подобного заявления. Киллеры с пулеметами будут наименьшим из того, чего нам придется опасаться.

Бронсон вновь пристально взглянул на нее.

— Так скажи мне свой перевод, — попросил он.

Анджела отрицательно покачала головой.

— Нет. Ведь я могла ошибаться. Более того, я надеюсь, что в мой перевод вкралась ошибка. В общем, тебе придется подождать, пока мы доедем до Барселоны.

4
Антонио Карлотти пребывал в чудовищном настроении. Его босс Грегорио Мандино принял на себя нелепое обязательство выследить английскую парочку и отнять у них реликвии, которые им удалось отыскать в холмах рядом с Пильо, но основная тяжесть задачи ложилась на его, Карлотти, плечи.

Ему было поручено вести отслеживание Интернета и другие виды поиска. Ему Мандино поручил составить подробную биографию Кристофера Бронсона и Анджелы Льюис, проанализировать их личности и сделать вывод относительно того, куда они теперь могут направиться. Мандино требовал скорейших результатов и в соответствии с ними строил свои собственные планы, подключая к ним Рогана.

Нынешнее преследование полностью захватило Мандино. Он отодвинул в сторону все другие лежавшие на нем как на руководителе римской «семьи» обязанности. Он словно забыл, что кроме погони за англичанами у него есть масса других дел. Преследование стало для него главным интересом в жизни, а главное, чему научился Карлотти за время пребывания в коза ностре: не позволяй чему бы то ни было захватить тебя полностью. Дело превыше всего.

Прекрасной иллюстрацией к упомянутому правилу стала судьба телохранителя, раненного у виллы рядом с Понтичелли. Англичанин вызвал «скорую помощь», а сам укатил. Парня отвезли в хирургическое отделение римской больницы. Для Карлотти любой раненый телохранитель мгновенно делался отработанным материалом. Он очень хорошо знал парня. Тот даже ему нравился. Но сплоховал при выполнении задания, и этого для Карлотти было достаточно. Двое парней, которых он отправил в больницу, отвлекли охрану и убили раненого, выполнив свою работу немного грязновато, зато быстро, чтобы полиция не успела его допросить. Так Карлотти представлял себе исполнение долга.

И теперь он задавался вопросом, что он скажет Мандино при их следующей встрече, когда вдруг зазвонил сотовый.

— Карлотти слушает.

— Вы не знаете меня, — произнес голос, — но у нас есть общий знакомый.

— Да. — Итальянец в подобных случаях бывал крайне осторожен.

— Я хотел бы побеседовать с вами о Кодексе.

— Да, — повторил Карлотти на сей раз более уверенным тоном. — Чем я могу быть вам полезен? Мой коллега уже отправился в Барселону.

— Я знаю. Он дал мне ваш номер перед отъездом. Нам необходимо встретиться. Это очень важно для нас обоих.

— Хорошо. Где и когда?

— В кафе на пьяцца Кавур через полчаса.

— Я подойду, — ответил Карлотти и положил трубку.


— Итак, чем я могу быть полезен, ваше преосвященство? — спросил Карлотти, когда кардинал тяжело опустился в кресло напротив него.

— Полагаю, вопрос должен звучать несколько иначе: чем я могу быть вам полезен, Карлотти? — отозвался Вертутти. Он наклонился вперед и опустил подбородок на сложенные ладони. — Вы верите в Бога, Карлотти?

Карлотти ожидал какого угодно вопроса, но не такого.

— Конечно. А почему вы спрашиваете?

Вертутти продолжал, не обратив внимания на его ответ.

— И вы верите в то, что Его Святейшество Папа является избранным представителем Господа на земле? И что Иисус Христос умер за наши грехи?

— Собственно, кардинал, вы задали три разных вопроса. На все я отвечу утвердительно: да, я верю.

— Хорошо, — кивнул кардинал, — так как в этом суть проблемы. Грегорио Мандино на все перечисленные вопросы ответил бы: «Нет!» Он не просто безбожник, он убежденный атеист, ярый враг Ватикана, католической церкви и всего, что с нею связано.

Карлотти покачал головой.

— Я знаю Грегорио много лет, ваше преосвященство. Его личные взгляды никогда не мешали ему исполнять долг.

— Очень жаль, я не разделяю вашу уверенность. Что вам известно о поисках, которыми он сейчас занят?

— Только о самом их факте, в детали я не посвящен, — осторожно ответил Карлотти. — Я занимался обеспечением технической поддержки.

— Вы ведь его правая рука?

— Да, именно поэтому у вас есть мой номер.

Вертутти кивнул.

— В таком случае позвольте мне объяснить вам, в какую историю мы все оказались втянуты. Упомянутый поиск начался в седьмом веке при Папе Виталии. Поиск, который может иметь самые решающие последствия для Матери-церкви.


— И что такое этот «Эксомологезис»? — спросил Карлотти, выслушав объяснения Вертутти относительно Виталианского кодекса.

— Обыкновенная подделка, — заявил Вертутти, основываясь на придуманной им накануне вечером собственной истории, — но способная внушить доверие людям малосведущим. В ней говорится, что Иисус Христос не умер на кресте. Вера истинных христиан, — добавил он с улыбкой, — достаточно сильна, чтобы не придавать значения подобным домыслам, и Ватикан может легко опровергнуть все его положения, тем не менее само существование названной рукописи способно заронить сомнения в истинности католической религии. В наше время и без того все больше людей отворачивается от церкви, и мы не можем позволить подобного рода фабрикациям подтачивать остатки веры.

Карлотти с изумлением взглянул на кардинала.

— Я полагал, что Грегорио нашел «Эксомологезис». Насколько мне известно, именно он и был спрятан на вилле в окрестностях Понтичелли.

— Да, Мандино забрал его оттуда, однако в конце свитка мы обнаружили дополнительный текст. Там говорилось, что существует еще одна копия документа вместе с двумя диптихами, в которых имеется доказательство достоверности текста, содержащегося в рукописи. Мы, конечно, прекрасно понимаем, что упомянутые диптихи — так же как и свиток — не более чем подделки, но не можем позволить, чтобы они стали всеобщим достоянием. Все три названные реликвии были похищены англичанином по имени Бронсон и его бывшей женой.

Карлотти явно пребывал в недоумении.

— О Бронсоне мне все хорошо известно, и у вас нет особых причин для беспокойства, Грегорио обязательно отыщет все упомянутые вами предметы, как только доедет до Барселоны.

Следуя указанию Мандино, Карлотти собрал всю возможную информацию о Бронсоне и его бывшей жене. Единственным знакомым им ученым в интересующей их области был испанский коллега Анджелы Льюис Хосе Пуэнте. Именно поэтому Карлотти направил двоих человек в Барселону следить за Музеем Египта. Он снабдил их подробным описанием внешности Бронсона и Льюис. Вслед за ними в Испанию отправился и сам Мандино.

— Именно это, — тихо произнес Вертутти, наклонившись вперед словно для того, чтобы его собеседнику стал понятнее смысл его слов, — меня и беспокоит. К сожалению, мы с Мандино так и не смогли достичь согласия по поводу названных реликвий, и он даже как-то заявил мне, что собирается предать их гласности. При его религиозных — а точнее, антирелигиозных — убеждениях подобные заявления неудивительны, и Мандино абсолютно наплевать, какой непоправимый вред он может нанести своими необдуманными действиями церкви.

— Чем я могу вам помочь? — спросил Карлотти.

Вертутти наклонился вперед, понизил голос до шепота и сообщил мафиози то, над чем непрерывно размышлял последние три дня.

Десять минут спустя Вертутти пожал руку Карлотти и направился к Ватикану. По дороге он заметил, что страшно вспотел, и понял, что отнюдь не от привычно теплого римского вечера.

5
После того как Вертутти удалился, Антонио Карлотти еще некоторое время сидел, размышляя над услышанным. Беседа у них получилась в высшей степени необычная. Он заметил капельки пота на лбу у Вертутти, когда кардинал изо всех сил пытался придать лжи видимость правды. Впрочем, заявление Карлотти, что он осуществляет только техническую поддержку действиям Мандино, было не меньшей ложью. Об «Эксомологезисе» он знал примерно столько же, сколько и сам Мандино. Но сразу понял, что сможет легче раскусить замыслы кардинала, если прикинется дурачком, и был с лихвой вознагражден за правильный выбор тактики.

Теперь ему предстояло решить, просто ли сообщить полученную от кардинала информацию Мандино — что было бы, по-видимому, самым правильным выбором — и предоставить ему самому разбираться с Вертутти по возвращении в Рим или поступить как-то иначе. Другими словами, пойти на поводу у кардинала. Как ни странно, планы Вертутти совпадали с тайными устремлениями самого Карлотти. Ему предстояло сделать самый серьезный и опасный шаг в своей жизни, поэтому следовало застраховаться от неожиданностей любого рода.

После долгих размышлений Карлотти вынул мобильный и позвонил человеку, которому доверял больше, чем кому бы то ни было. Разговор получился длинный, и в ходе его Карлотти дал собеседнику несколько важных и крайне необычных указаний.

Глава двадцать шестая

1
Двое мужчин вышли из терминала «В» аэропорта Барселоны, держа в руках только легкие кейсы, и встали в очередь на такси. По итальянским паспортам они значились как Вероккио и Перини и были почти неотличимы один от другого: высокие, хорошо сложенные, в темных костюмах, солнечных очках с непроницаемыми черными стеклами. Когда подошла их очередь, они сели в черный с белым «мерседес», и как только водитель отъехал от площади, Перини на хорошем испанском, хотя и с явным акцентом, назвал ему адрес в западной части города.

Когда они приехали к месту назначения, Перини, наклонившись вперед, сказал:

— Подождите здесь. Мне потребуется не более десяти минут. Потом поедем в центр.

Вероккио остался в машине. Перини проследовал по улице и вошел в подъезд жилого дома, там он вынул из кармана листок бумаги с цифрами и нажал соответствующие кнопки на домофоне. Вспыхнул свет, включилась камера, объектив которой был направлен прямо на него. Через пару секунд зажужжал электронный замок и дверь открылась.

Перини сел в лифт и доехал до восьмого этажа, прошел по короткому коридору и постучал в дверь. Изнутри послышались какие-то звуки, и итальянец понял, что его рассматривают через невидимый глазок охранной системы. Затем дверь открылась, и он оказался лицом к лицу с темноволосым здоровяком в джинсах и майке.

— Меня прислал Тони, — произнес Перини по-итальянски.

Человек жестом пригласил его внутрь и запер за ним дверь. После чего провел его в одну из спален и открыл встроенный шкаф. Извлек оттуда два черных кожаных портфеля и положил их на кровать.

— Могу предложить «вальтеры» и «глоки». — С этими словами он щелкнул замками обоих портфелей.

Перини наклонился, чтобы получше рассмотреть содержимое. В одном портфеле лежали два девятимиллиметровых «Вальтера ППК», а в другом — пара «Глоков-17» того же калибра. В обоих портфелях имелись по запасному магазину для каждого пистолета, две коробки с пятьюдесятью боевыми патронами и две наплечные кобуры.

Перини внимательно осмотрел все четыре пистолета, после чего вновь положил их в портфели.

— Я возьму «глоки», — сказал он наконец.

— Никаких проблем. Мне говорили, что они вам понадобятся всего на день.

— На день, от силы на два, — ответил Перини.

— Патронов достаточно?

— С избытком.

— Отлично. Позвоните по этому номеру, когда захотите их вернуть.

Хозяин квартиры протянул листок бумаги.

Перини положил его в бумажник. Затем захлопнул портфель с «глоками», пожал руку собеседнику и удалился.

— Отвезите нас на плаза Моссен-Ясинт-Вердагуэр, — сказал он таксисту, заняв место в машине.

Водитель кивнул, и уже через несколько минут автомобиль мчался по направлению к центру города по Диагонали Авингуда, основной магистрали, разделяющей Барселону на две части.

По прибытии на площадь Перини расплатился с водителем, присовокупив скромные чаевые. Оба итальянца вышли из машины и дождались, пока автомобиль скроется в потоке транспорта.

Вероккио вытащил карту Барселоны.

— Нам нужно вот сюда, — сказал Вероккио, ткнув пальцем в определенное место на карте.

Они постояли у перехода, пока зажегся зеленый свет, затем пересекли Диагональ и направились на юг по Пассеиг де Сан-Хуан, а потом повернули на Каррер де Валенсия.

— Пришли! — решительно произнес Перини, когда они дошли до перекрестка с Каррер де Пау-Кларис. Рядом с перекрестком находилось уличное кафе с несколькими столиками. Они уселись за один из них, от которого открывался наилучший вид на вход в Музей Египта на противоположной стороне улицы.

Когда появился официант, Вероккио немного попрактиковался в знании каталонского диалекта, заказав два кофе с молоком и несколько пирожных, и приготовился к долгому ожиданию.

Как только им принесли кофе и выпечку, Перини кивнул спутнику:

— Иди первым.

Вероккио взял портфель и отправился с ним в туалет. Вернулся он минут через пять.

Минут через десять то же самое повторил и Перини. Любой, давший себе труд немного пристальнее взглянуть на него, заметил бы, что после возвращения Перини из туалета портфель значительно «похудел», так как теперь был практически пуст. Оба «глока» с магазинами находились в наплечных кобурах, скрытых у итальянцев под пиджаками.

— Знаешь, а ведь мы можем здесь просидеть впустую, — заметил Вероккио, повернувшись к своему спутнику. — Они могут и не прийти.

— А могут объявиться и в течение ближайших десяти минут. Так что не отвлекайся, — возразил ему Перини.

Однако минул час, никто так и не пришел, а бесплодное ожидание стало утомлять обоих.

— Давай договоримся так, — предложил Перини, — я часок почитаю, а ты понаблюдаешь, а потом мы поменяемся. Хорошо? И в следующий раз, когда мимо будет проходить официант, закажи еще кофе.

— Предложение принято, — откликнулся Вероккио и немного подвинул стул, чтобы вход в музей был лучше виден.

2
Добраться до музея оказалось не так просто. Бронсон был в Барселоне впервые. Съехав с главных магистралей, они сразу заблудились в лабиринтах улиц с односторонним движением.

— Ну вот, — провозгласила наконец Анджела, переведя взгляд с карты на таблички с названием улиц, когда Бронсон в очередной раз повернул за угол. — Это Каррер де Валенсия.

— Наконец-то, — пробормотал Бронсон. — Теперь нужно еще отыскать стоянку для чертовой машины…

Они нашли место для автомобиля в многоэтажном гараже рядом с музеем и направились через дорогу к небольшому зданию из серого с белым кирпича. С точки зрения Бронсона, оно совсем не напоминало музей, в котором, по его мнению, обязательно должны быть широкие каменные ступени и мраморные колонны. Здешнее здание мало чем отличалось от обычного жилого дома средней величины. Над центральным входом из двойных дверей располагались три этажа окон с балконами в традиционном испанском стиле.

— Не слишком-то и большой, — заметил Бронсон.

— А зачем ему быть большим? Это учреждение, предназначенное для специалистов, а не какой-нибудь грандиозный выставочный монстр типа Музея Виктории и Альберта или Имперского военного музея.

Войдя внутрь, они заплатили шесть евро за билет. Анджела подошла к столу администратора и улыбнулась женщине средних лет, сидевшей за ним.

— Вы говорите по-английски? — спросила она.

— Конечно, — ответила та. — Чем могу быть полезна?

— Нам нужен профессор Пуэнте. Меня зовут Анджела Льюис, и я его бывшая коллега. Он сейчас на работе?

— Думаю, что да. Минутку. — Она набрала какой-то номер по внутреннему телефону и быстро заговорила по-испански. — Он вас помнит, — сообщила она с улыбкой, положив трубку. — Сейчас он на втором этаже в зале «Dioses de Egipto». Если желаете, можете подняться.

— Спасибо, — ответила Анджела и направилась вверх по лестнице.

Не успели они подняться на второй этаж, как навстречу с распростертыми объятиями выбежал невысокий смуглый человечек.

— Анджела! — крикнул он и прижал ее к груди. — Ты вернулась ко мне, мой хрупкий английский цветок!

— Здравствуй, Хосе!

Анджела попыталась высвободиться из не в меру горячих объятий.

Пуэнте сделал шаг назад и протянул руку Бронсону. Торопливыми движениями он напоминал птицу.

— Простите меня, — извинился он с едва различимым испанским акцентом, — я так соскучился по Анджеле. Хосе Пуэнте.

— Крис Бронсон.

— А… — Пуэнте отступил назад, переводя взгляд с одного гостя на другого. — Но я полагал, что вы…

— Ты совершенно правильно полагал, — сказала Анджела, вздохнув и взглянув на Бронсона. — Мы были женаты, потом развелись, а теперь, признаться, даже не могу точно определить наш матримониальный статус. В любом случае нам нужна твоя помощь.

— Эта помощь имеет отношение к тому, что находится у вас в той черной сумке, Крис? — спросил Пуэнте.

— Откуда вы знаете? — На лице Бронсона отобразилось изумление.

— Несложно догадаться. Посетители редко приходят в музеи с большими дорожными сумками. И я обратил внимание на то, что вы не сдали сумку в гардероб и стараетесь нести ее с особой осторожностью. Значит, внутри находится нечто хрупкое и, вероятно, ценное, по поводу чего вы хотели бы получить заключение эксперта. Итак, что у вас там?

Анджела на мгновение нахмурилась.

— Мне кажется, вначале мы должны тебе кое-что объяснить. Мы не могли бы пройти к тебе в кабинет или куда-то, где нам никто не помешает?

— Мой кабинет не стал больше с того времени, как ты была здесь в последний раз, дорогая. У меня есть идея получше. Давайте спустимся в подвал. Там в библиотеке очень много места.

Анджела вспомнила, что в подвале Музея Египта размещается личная библиотека основателя музея Хорди Клоса. Она рассказала об этом Крису, когда они проходили по современным просторным залам, где белые квадратные колонны и перила из нержавеющей стали контрастировали с вневременной классической красотой экспонатов, насчитывавших не менее трех тысячелетий.

Пуэнте провел их вниз по лестнице в библиотеку.

— Ну вот, — провозгласил он, усевшись в удобное кресло, — теперь я готов выслушать вашу историю.

— Крис занимался этим с самого начала, поэтому, наверное, будет лучше, если он все и объяснит.

Бронсон кивнул и начал с самого начала, рассказав испанцу о гибели Джеки Хэмптон при загадочных обстоятельствах на вилле у Понтичелли, о поездке с Марком в Италию, о событиях там и об их продолжении в Англии.

— В центре всей нашей саги — два камня с надписями. До того, как строители обнаружили в доме Хэмптонов надписи…

— HIC VANIDICI LATITANT, — перебила его Анджела.

— «Здесь лежат лжецы», — с ходу перевел Пуэнте.

— Именно, — подтвердил Бронсон. — До того как строители сбили штукатурку над камином, никого не интересовал ни дом, ни то, что в нем находится. Как только Джеки начала поиски в Интернете перевода упомянутой фразы, так сразу же… ну, остальное вам известно.

Он до сих пор не мог без боли вспоминать о смерти Джеки и Марка.

Далее он сообщил испанцу о том, как Анджеле удалось расшифровать значение второй, прованской надписи, как они нашли под полом скифос и свиток.

— И вы принесли их, чтобы я смог на них взглянуть? — воскликнул Пуэнте, не скрывая энтузиазма.

Бронсон покачал головой и рассказал ему о том, как два итальянца отняли у них свиток и как главарь итальянских бандитов заявил, что свиток относится к первому веку нашей эры и содержит некую тайну, раскрытие которой может очень повредить церкви.

— Если у вас нет свитка, что же в таком случае вы принесли? — спросил Пуэнте.

— История не окончена, — ответил Бронсон и сообщил Пуэнте о том, как Анджела осмотрела скифос и обнаружила, что узор на нем имеет некий смысл и может быть интерпретирован как схема. Затем описал их путешествие на холмы в окрестностях Пильо, открытие гробницы и ее содержимого.

— Два тела? — перебил Бронсона Пуэнте.

— Да, — ответил тот. — У нас с собой фотографии, которые я сделал в гробнице. Я могу их показать. По моему мнению, одного из этих двоих обезглавили, а второго — распяли. Над входом в пещеру изображены три буквы «HVL», что, по-видимому, означает «HIC VANIDICI LATITANT».

Пуэнте задумался. После довольно продолжительной паузы он спросил:

— Почему вы пришли к выводу, что один был обезглавлен, а второй распят?

— У большего из двух скелетов сломан один из шейных позвонков. Как офицеру полиции мне хорошо известно, что позвонки обычно очень прочны, и я не могу представить себе нормальных обстоятельств, при которых один из них после смерти человека мог сам собой расколоться надвое. Единственным возможным объяснением является отсечение головы.

— А второе тело?

— Ну, с ним совсем просто. Обе пяточные кости все еще соединялись остатком очень толстого гвоздя, а на обоих запястьях имелись следы ржавчины.

Пуэнте был потрясен.

— Вы уверены?

— В качестве доказательства у меня есть фотографии, — напомнил ему Бронсон, — и при необходимости мы сможем снова найти захоронение, если, конечно, итальянцы не взорвали его.

— И у вас с собой артефакты, которые вы забрали из пещеры? — спросил Пуэнте дрожащим голосом.

— Два диптиха и свиток, — ответила за Криса Анджела, пока он открывал кожаный портфель и разворачивал сверток с реликвиями. — Диптихи запечатаны, но я взглянула на свиток. Именно по этой причине мы и привезли их тебе. Я не могла поверить тому, что прочла.

Пока Пуэнте натягивал пару белых хлопчатобумажных перчаток, Бронсон осторожно развернул сверток и выложил его содержимое на стол. Как только реликвии предстали глазам испанца, он невольно затаил дыхание.

— Господи! — пробормотал он. — В каком великолепном они состоянии! Мне подобного никогда не приходилось видеть.

Он расстелил на столе большой лист бумаги и направил на него свет двух настольных ламп, затем выбрал один из диптихов и благоговейно поместил его в центре бумажного листа, после чего склонился над ним с подсвечиваемым увеличительным стеклом в руках.

— Я полагала, что это императорская печать Нерона, — сказала Анджела.

Пуэнте кивнул.

— И совершенно справедливо, что делает вашу находку очень редкой и исключительно ценной. — Он поднял голову и взглянул на Анджелу. — Тебе известно содержание диптиха?

— Нет. Я заглянула только в свиток.

— Замечательно! Часть связующих нитей распалась, поэтому я смогу удалить их остатки, не повредив печати.

— Это очень срочно, профессор, — предупредил его Бронсон.

— Вы должны знать, что на надлежащее исследование подобных реликвий могут уйти месяцы или даже годы, — отозвался Пуэнте, — но я, конечно, могу провести и поверхностный анализ.

Он открыл сейф со специальным кондиционером и извлек из него три коробки со свитками и диптихами и еще две с фрагментами папирусов. Затем поместил свиток и второй диптих на бумагу, выбрал из коробок четыре диптиха и пару свитков и положил их на бумагу.

— Сравнительная палеография — очень сложная и кропотливая работа, — заметил он, — но бывает достаточно поверхностного сравнения с уже датированными артефактами, чтобы установить вероятный период создания текстов.

Пять минут спустя он поднял голову.

— Ваш свиток очень древний. Возможно, он относится к первому веку нашей эры, и диптихи также, вероятно, той же эпохи. Я смогу сказать точнее, когда открою их. Тогда поговорим и об их содержании.

Он прошел к шкафу и возвратился, держа в руках камеру. Сделав несколько фотографий первого диптиха, он осторожно удалил скрепляющую нить и положил ее рядом. Затем очень медленно и с предельной осторожностью Пуэнте открыл диптих и сфотографировал его.

Бронсон наклонился, чтобы поближе взглянуть на реликвию, но не смог ничего разглядеть, кроме двух покрытых воском поверхностей, напоминавших слои краски грязно-бурого цвета, на которых кто-то нацарапал нечто совершенно неразборчивое.

Лицо Пуэнте все более озарялось по мере того, как он рассматривал загадочный артефакт.

— Что это? — спросила Анджела.

Испанец искоса взглянул на нее, затем снова вернулся к диптиху.

— Как я вам уже сказал, возможно, пройдут годы, прежде чем мы установим возраст и аутентичность объекта, но мне представляется, что перед нами настоящий артефакт первого века нашей эры. Он производит впечатление codex accepti et expensi. Так римляне называли свои платежные и расходные документы. Что-то вроде чековой книжки.

— И все? — не скрывая разочарования, произнес Бронсон.

Пуэнте покачал головой, глаза его пылали восторгом.

— Чековую книжку, как правило, крайне скучно читать. В данном случае дело обстоит прямо противоположным образом. Перед нами перечень выплат — и довольно значительных выплат — императора Нерона двоим людям в течение нескольких лет. Получатели не названы. Здесь под каждой суммой стоят их инициалы. «SBJ» и «SQVET». Они вам что-нибудь говорят?

Бронсон отрицательно покачал головой, а Анджела кивнула, внезапно побледнев.

— Именно об этом я и хотела тебя спросить. Я думаю, «SBJ» соответствует фразе «Симон бен Иона», а «SQVET» — латинской фразе «Saul quisnam venit ex Tarsus», что значит «Саул, который пришел из Тарса».

— Каковой гораздо лучше известен нам ныне под другим именем, — заметил Пуэнте, — под именем апостола Павла.

— Постойте, — вмешался в их разговор Бронсон. — Тот итальянец говорил, что свиток, который мы нашли в скифосе, был составлен человеком, подписывавшимся инициалами «SQVET». Значит, вы утверждаете, что им был апостол Павел?

— Думаю… думаю, что да, — еще больше побледнев, подтвердила Анджела.

— А кто такой Симон бен Иона?

— Ну… — ответила она с явной неохотой, — им мог быть апостол Петр. — И повернулась к Пуэнте. — Итак, что ты скажешь, диптих подлинный?

— Я не могу ручаться на все сто процентов, — начал он, и Бронсон заметил, что руки у испанца дрожат. — Конечно, не исключено и даже вполне вероятно, что все три артефакта могут быть подделками. Очень ранними, очень квалифицированными, но все-таки подделками. Если они подлинные, то могут иметь непосредственное отношение к телам, найденным вами в гробнице.

— Каким образом? — спросил Бронсон.

— Вы нашли два тела: одно обезглавленное, второе распятое. Ранняя история христианства полна лакун и вопиющих противоречий. Очень немногое известно о судьбе некоторых первых святых. Тем не менее широко распространено мнение, что апостол Петр принял мученическую смерть в Риме при императоре Нероне в шестьдесят третьем году нашей эры. Дата, конечно, приблизительная, но считается, что он был распят вниз головой, так как полагал себя недостойным уподобиться Христу в смерти.

— Даже мне известно, что останки апостола Петра были найдены в Риме, — возразил Бронсон.

Пуэнте едва заметно улыбнулся.

— То, что нам известно, часто очень далеко от истины. Однако вы совершенно правы. Останки апостола Петра действительно были найдены в Риме. И по крайней мере дважды. В тысяча девятьсот пятидесятом году Ватикан объявил, что его прах обнаружен под алтарем собора Святого Петра и что совершенно точно установлена его принадлежность святому. Патологоанатомы, позднее обследовавшие останки, пришли к выводу, что они представляют собой части скелетов двух разных мужчин, один из которых был намного моложе второго, а еще кости женщины, свиньи, курицы и лошади. Можно было предположить, что после подобного конфуза Ватикан будет в дальнейшем воздерживаться от подобных поспешных заявлений. Ничуть не бывало! Некоторое время спустя примерно в том же самом месте вновь были найдены останки. И с прежней уверенностью Ватикан провозгласил, что наконец-то открыты настоящие мощи апостола. Необходимо добавить, что еще одно его захоронение было обнаружено в Иерусалиме. Суть в том, что нам очень мало известно об апостоле Петре, так как в истории он появляется только на страницах Нового Завета и никакие другие источники того времени о нем не упоминают. Несмотря на это, в Римско-католической церкви он считается первым Папой. Он был сыном человека, звавшегося Иоанном или Ионой, отсюда его библейское имя Симон бен Иона или Симон бар Иона, но он был также известен как Петр, Симон, Симон Петр, Симеон, Кифа и как «рыбак» и «ловец человеков». — Пуэнте окинул взглядом Анджелу и Криса. — Никто не может сказать наверняка, жил ли когда-нибудь на свете человек, именующийся ныне апостолом Петром. Но если он действительно существовал, никому не известно, где похоронено его тело и вообще сохранились ли его останки. — И, взмахнув руками, добавил: — До сегодняшнего дня, я имею в виду.

Глава двадцать седьмая

1
Вероккио, все еще сидевший в кафе, толкнул своего спутника и указал на Грегорио Мандино и Рогана, вылезавших из машины на северной стороне Каррер де Валенсия.

— Пора бы уже, — заметил Перини.

Он встал, швырнул на стол банкноту в десять евро и прошел к Мандино.

— Ну? — прошипел тот, когда Перини остановился рядом с ним.

— Оба в музее, — ответил Перини. — Прибыли минут сорок пять назад. У Бронсона в руках была черная кожаная сумка.

Все четверо перешли улицу и направились к музею.


— Итак, вы с Анджелой утверждаете, что мы обнаружили место упокоения апостола Петра и что один из скелетов — тот, который был распят, — принадлежит ему. Правильно я понял?

На вопрос Бронсона Пуэнте беспомощно покачал головой.

— Я католик, — сказал он, — и всегда принимал учение церкви. Мне было известно о скандалах, что были связаны с останками, обнаруженными в Риме, но я полагал, что прах апостола — если он вообще сохранился до наших дней — будет найден где-то в Риме. — Он взглянул на диптихи, затем перевел взгляд на Бронсона. — Теперь я совсем в этом не уверен.

— Возможно, вот что имели в виду итальянцы, — размышлял вслух Бронсон. — То, что останков Петра нет в Риме?

— Нет, — решительно возразил Пуэнте. — Ни факт существования, ни место нахождения останков для церкви принципиального значения не имеют. Под тайной они явно имели в виду что-то другое.

— А второе тело? — спросил Бронсон. — Оно что, действительно принадлежит апостолу Павлу?

— Не исключено. Что касается его, точно неизвестно, где он погиб, зато практически точно установлено, что он был казнен по приказу Нерона в шестьдесят четвертом или шестьдесят седьмом году нашей эры.

— Павел был римским гражданином, — добавила Анджела, — поэтому его не могли распять. Для него было избрано отсечение головы, одна из самых распространенных разновидностей казни, что вполне соответствует характеру найденных нами останков.

— С какой стати Нерон вначале платил обоим деньги, а потом казнил?

— В том-то вся и суть, — отозвался Пуэнте. — Возможно, второй диптих или свиток дадут нам ответ на вопрос.

Предельно осторожными, почти нежными движениями он закрыл первый диптих и положил его вместе с остатками linum в картонную коробку, затем взял второй диптих и в точности повторил те же самые действия, которые незадолго до того совершая с первым диптихом, открыв его и сделав несколько фотографий.

— Второй, — сказал он, — сильно отличается от первого. Перед нами конфиденциальное послание с поручениями от самого Нерона Савлу из Тарса, который иногда именуется как «еврей из Киликии». Оно подписано «SQVET», из чего можно заключить, что Павел принял поручения.

Пуэнте сел в кресло и потер лицо руками.

— В это трудно поверить, — пробормотал он.

— Взгляни на свиток, Хосе, — предложила Анджела, — именно он-то и напугал меня по-настоящему.

Пуэнте отодвинул диптих в сторону, взял маленький свиток и осторожно развернул его. Поднес увеличительное стекло к тексту и начал переводить.

Закончив, он взглянул на Анджелу, побледнев, как смерть.

— Каковы были твои выводы? — спросил он.

— Я прочла только первые строки, в них говорилось о какой-то «Гробнице христианства», в которой находятся останки «обращенного» и «рыбака».

Пуэнте кивнул.

— Этот свиток написан римлянином по имени Марк Азиний Марцелл.

— Мы выяснили, что он выступал в качестве агента Нерона в ряде секретных операций, — добавил Бронсон.

— Именно, — подтвердил Пуэнте. — Из того, что я здесь прочел, явствует, что инициатором всего был сам император и что он был вынужден подчиниться…

— Да, так оно и было, — перебил его Бронсон. — Мы выяснили, что Нерон спас его от смертной казни, на которую его осудили по обвинению в подделке завещания.

— Здесь написано, — продолжал Пуэнте неуверенным тоном, — что христианство — выдумка самого Нерона, нужная ему для каких-то его собственных целей, а двое упоминающихся здесь людей, Петр и Павел, помогали ему в ее распространении.

2
— Осмотри все здание, — приказал Мандино Рогану. — Начни с террасы на крыше и иди вниз. Я останусь на первом этаже, вдруг они где-то здесь. Когда увидишь Бронсона и его бывшую жену, направь к ним Перини и Вероккио, а сам иди за мной.

— Понял.

Роган проследовал на пустынную террасу на крыше и оттуда стал спускаться вниз, тщательно осматривая все этажи.

— Их нигде нет, шеф, — отрапортовал он, вернувшись на первый этаж. — Может быть, они снова сумели как-то незаметно ускользнуть?

— Только не через главный вход, — возразил Перини. — Мы оба внимательно следили за ним. Они не выходили из музея.

— Здесь есть подвал с частной библиотекой, — заметил Мандино, просматривавший путеводитель по музею. — Они, должно быть, где-то там. Пошли.

Время подходило к закрытию, когда Мандино в сопровождении подручных спустился в подвал музея. Они приблизились к входу, навстречу вышел охранник и поднял руку в знак того, что допуск в библиотеку закончен.

— Убери его, Перини, — шепнул Мандино, когда охранник направился к ним, — но тихо, без лишнего шума, потом запри двери. Нам не должен никто мешать.

Перини вынул пистолет и приставил к животу охранника.

— Вероккио, — сказал Мандино, — а ты реши проблему с администратором. Роган, на тебе киоск с сувенирами.

Под давлением «глока» Перини охранник прошел к главному входу, закрыл и запер двери. Вероккио провел администратора к киоску. Одного взгляда на его пистолет было достаточно, чтобы она отбросила любую мысль о сопротивлении. Два запоздавших посетителя стояли у киоска и оживленно болтали с продавщицей. Рогану не составило труда обезвредить их. Перини вынул пластиковый шнур и протянул его Вероккио, который заставил всех пятерых сесть на пол и связал им руки за спиной и лодыжки.

— В кассе почти нет денег, — дрожащим голосом пробормотала продавщица.

— Мы не собираемся вас грабить, — презрительно откликнулся Перини. — Сидите смирно, не зовите на помощь, и мы не причиним вам никакого вреда. Если я услышу крик, то начну стрелять. Если кто-то из вас пострадает, вы сами будете виноваты. Вы меня поняли?

Все энергично закивали.


Хосе Пуэнте всегда гордился своей верой. Он родился в католической семье и был воспитан в католической религии. Каждое воскресенье посещал мессу. Прочитанное им в тот день в двух диптихах перевернуло все представления Хосе о мире. И он не знал, как поступить. При этом прекрасно понимая, что три артефакта — будь они подлинными реликвиями или искусными подделками, — вероятно, относились к числу самых ценных документов из всех, которые ему когда-либо приходилось видеть.

Когда они услышали звук приближающихся шагов, никто не обратил на него особого внимания. Мгновение спустя дверь распахнулась и в библиотеку вошел Мандино в сопровождении трех крепких мужчин с пистолетами в руках.

— Ну что ж, мисс Льюис, нам довелось снова встретиться, — сказал Мандино, и его голос словно удар грома разорвал гробовую тишину. — А где мистер Бронсон?

В течение нескольких секунд никто не проронил ни слова. Анджела и Пуэнте сидели за столом напротив друг друга, свиток и диптихи лежали перед ними.

Бронсона они не видели, так как он стоял за книжными полками. Услышав голос Мандино, он достал браунинг и проследовал в центр помещения.

Бронсон быстро оценил ситуацию, затем четырьмя стремительными шагами пересек комнату. Телохранители заметили его, но прежде чем они решились на что-то, Бронсон взвел курок — металлический звук показался оглушительным в царившей в комнате гробовой тишине, — левой рукой схватил Мандино за воротник и приставил дуло пистолета к виску итальянца. Затем, не отнимая пистолета, оттащил Мандино от его вооруженных спутников.

— Настало время наконец-то разобраться, что, черт возьми, происходит, начав с того, к примеру, что ты здесь делаешь, Мандино?

Мандино явно был удивлен и растерян.

— Да-да, мне прекрасно известно, кто ты такой, — продолжал Бронсон. — Прикажи своим людям опустить оружие, в противном случае коза ностре придется искать нового «отца семейства».

— А, значит, тот телохранитель проболтался, — догадался Мандино, его голос был на удивление спокоен. — Уберите оружие, — приказал он, потом слегка повернулся в сторону Бронсона. — Я могу удовлетворить вашу просьбу, но это займет много времени.

— Я особенно не спешу, — ответил Бронсон. — Анджела, принеси сюда пару стульев. Поставь их спинками друг к другу.

Он толкнул Мандино на первый из них, а сам сел на второй, приставив дуло пистолета к шее пленника. Роган и двое телохранителей уселись между Мандино и столом, за которым сидели Анджела и Пуэнте.

— Все началось, — произнес Мандино, — в Риме первого века нашей эры, но Ватикан оказался причастен к описываемой истории только в седьмом. Сам я лично никакого отношения к католической церкви не имею, но моя организация связана с ней контрактом, по которому мы должны решить названную проблему для нее. Мафия и Ватикан — две древнейшие организации на территории Италии, и между нами существует давняя традиция сотрудничества.

— Почему-то это меня нисколько не удивляет, — пробормотал Бронсон.

— В первом веке нашей эры римляне в течение нескольких десятилетий не могли подавить сопротивление иудеев, и постоянные войны ослабляли империю. Вместо того чтобы начинать грандиозную военную кампанию и тратить на нее истощенные ресурсы государства, император Нерон решил создать новую религию, основав ее на учении одного из десятков проповедников, бродивших тогда по Ближнему Востоку. Он выбрал римского гражданина по имени Савл из Тарса и предложил ему за определенную плату выполнить это задание. Они решили, что пророк и самопровозглашенный мессия по имени Иисус, умерший несколькими годами ранее где-то в Европе и собравший определенное число последователей в Иудее, является идеальной кандидатурой для этого. Нерон и Савл составили план, по которому Савл должен был заняться распространением новой религии. Предполагалось, что вначале Савл прославится как гонитель христиан. По мере того как последователи Иисуса начнут приобретать определенную известность, он после духовного преображения должен был стать из гонителя активным проповедником новой религии. В результате чего, сделавшись влиятельным человеком в среде исповедующих новую религию, он должен был направить своих последователей-евреев на путь мирного сотрудничества с римскими властями. Савл должен был научить евреев «подставлять другую щеку» и «отдавать кесарю кесарево». Естественно, добиться подобного от евреев одному не слишком известному человеку было крайне трудно. Поэтому Савл решает создать божественный образ Иисуса. Он называет его в своих проповедях Сыном Божьим, приписывает ему рождение от девственницы и воскресение из мертвых, делая упомянутые догматы основанием новой веры. В качестве помощника в распространении нового вероучения Савл взял человека по имени Симон бен Иона, простого и весьма доверчивого, лично знавшего Иисуса, но первоначально считавшего его обычным проповедником. Симон — позднее ставший известным как апостол Петр — также начал служить Нерону. Однако в конце жизни он по какой-то загадочной причине искренне поверил в собственные рассказы. Третьим среди идеологов новой религии был Иосиф сын Маттафии, более известный как Иосиф Флавий. Он присоединился к ним позднее и, насколько нам известно, от всего сердца верил в Христа. Все трое проповедовали учение Савла, пытаясь перетянуть на свою сторону евреев, которые, сделавшись последователями новой религии, стали бы мирным и разумным народом и прекратили бы бессмысленное кровопролитное сопротивление римлянам.

— Вы что, всерьез хотите уверить нас, что основателем христианства был Нерон и что оно ему было необходимо, чтобы успокоить евреев? — шепотом спросила Анджела.

— Именно это я и хочу сделать. В седьмом веке Папа Виталий обнаружил черновик речи, которую Нерон приготовил для произнесения в Сенате, но которой не суждено было там прозвучать. В ней говорилось, что идея создания христианства принадлежит самому императору. Папу Виталия находка ужаснула, и он инициировал длительный поиск других документов, которые могли бы подтвердить или — на что он очень рассчитывал — опровергнуть полученные им сведения.

— И он что-нибудь нашел? — спросил Бронсон.

— Нашел. В связке древних, не подвергшихся каталогизации текстов он обнаружил то, что в Ватикане стало известно под названием «Эксомологезис». Полное название, которое Виталий дал упомянутому документу, звучало как «Exomologesis de assectator mendax» — «Исповедь ложного ученика». Она была написана самим Савлом, и в ней содержалось признание истинности заявлений Нерона.

— О господи! И что сделал Виталий?

— Именно то, что церковь делает с тех самых пор, — спрятал документы. Он составил документ, известный ныне под названием Виталианский кодекс, в котором объяснялось его открытие, и включил в него копию «Эксомологезиса». В Кодекс вошло еще кое-что из черновика несостоявшейся речи Нерона. Там сказано, что тела Савла и Симона бен Ионы после их казни были похоронены в одном тайном месте, которое именуется «Гробницей христианства». В завещании Папы Виталия говорилось, что каждый новый Папа, а также крайне ограниченная группа высших сановников Ватикана должна быть знакома с Кодексом. «Эксомологезис», обнаруженный Виталием, был всего лишь копией, специально подготовленной для Нерона, о чем определенно говорилось в тексте. Папа обыскал все архивы Ватикана и все другие доступные ему источники, но не смог найти следов исходного документа. Начался многовековой поиск реликвии, продолжающийся до сих пор. Виталий завещал уничтожить «Эксомологезис» в случае его обнаружения. Начиная с седьмого века каждый новый Папа посвящался в тайну «Эксомологезиса» в течение первых четырех недель пребывания на папском престоле, но лишь однажды Папа сделал публичное заявление, основанное на его знакомстве с текстом. В начале шестнадцатого века Лев Десятый из рода Медичи, находившийся на папском престоле с тысяча пятьсот тринадцатого по тысяча пятьсот двадцать первый год, произнес таинственные слова, которые, прозвучав из уст первосвятителя Римской церкви, вызвали у многих недоумение: «Этот миф о Христе сослужил нам хорошую службу». На протяжении пяти последних столетий упомянутые слова Папы были предметом горячих споров. Виталианский кодекс хранится в Апостольском пенитенциарии — самом надежном депозитарии Ватикана — в сейфе в запертой комнате внутри другой запертой комнаты. Ответственным за сохранность документа является префект Конгрегации вероучения. У него одного имеется доступ к реликвии, и о ее существовании известно лишь небольшой группе кардиналов, принадлежащих к верхушке сановников Ватикана.

— И что же, по их мнению, произошло с подлинником? — спросил Бронсон.

— Высшие чины Ватикана полагают, что «Эксомологезис», так же как и камень с высеченной Марцеллом надписью, исчез в ходе смуты, последовавшей за изгнанием Нерона из Рима. Потом они переходили из рук в руки, пока наконец не попали к катарам. Свиток и камень со временем стали главными частями в так называемом «сокровище» катаров, спасенном из Монсегюра в тысяча двести сорок четвертом году в ходе Крестового похода против альбигойцев. С тех пор и до того момента, как английское семейство Хэмптонов приобрело виллу в Италии и начало ее ремонтировать, свиток и камень считались бесследно исчезнувшими.

Бронсон сделал глубокий вдох. Вот почему погибли любимая им женщина и его друг. Рассказ Мандино давал ответ на многие вопросы. Однако один оставался без ответа.

— Как вы узнали о гробнице среди холмов?

— В оригинале «Эксомологезиса», в том, который хранился в скифосе, имелся постскриптум. В нем говорилось, что два диптиха — артефакты, подтверждающие текст «Эксомологезиса», — вместе с еще одним свитком спрятаны в месте погребения обоих тел. Там также говорилось, что местонахождение захоронения можно определить по знакам, нанесенным на «камень Марцелла». Вот почему катары так тщательно хранили камень, хотя и не знали, как расшифровать схему на нем. Мне оставалось только идти по вашему следу, Бронсон.

— Откуда вам все это стало известно? — спросила Анджела. — Ведь вы явно не относитесь к числу высших сановников Ватикана.

— Меня подробно посвятил во все детали описываемого поиска предыдущий префект Конгрегации вероучения, — ответил Мандино.

— С какой стати одному из высших кардиналов и членов Римской курии сообщать подобную информацию человеку, не принадлежащему к ватиканской элите? И в особенности связанному с мафией?

— Просто потому, что им нужна была моя помощь в поисках «Эксомологезиса», а я отказывался предоставлять ее до получения полной информации о нем.

Минуту в библиотеке царила гробовая тишина. Анджела, Бронсон и Пуэнте пытались осмыслить услышанное.

— Давайте расставим все точки над «i», — произнес наконец Бронсон. — Данная проблема выходит далеко за рамки вопроса об утраченных и вновь обретенных исторических артефактах. Те три реликвии, что сейчас лежат перед нами на столе, способны поколебать основания, на которых зиждется Римская католическая церковь. Если они окажутся подлинными, то христиане по всему миру, проснувшись в одно прекрасное утро, обнаружат, что их на протяжении многих столетий обманывал Ватикан. Но даже если удастся доказать, что перед нами подделки, все равно останется масса сомнений, возникнут многочисленные теории, объясняющие все чьим-то тайным умыслом, как это происходит, к примеру, с Туринской плащаницей. Поэтому неизбежен вопрос: как поступить с ними?

— Инструкции, которыми я руководствуюсь, звучат совершенно недвусмысленно, — ответил Мандино. — Я атеист, но даже я способен оценить масштабы катастрофы, которая может постичь христианство в случае, если содержание данных реликвий станет общественным достоянием. Мы обязаны подумать о судьбе многих и многих миллионов верующих по всему миру. Обнаруженные вами реликвии слишком опасны. Они должны быть уничтожены.

Бронсон огляделся по сторонам. К его удивлению, Пуэнте кивнул, соглашаясь с Мандино, и даже Анджела неуверенно пожала плечами.

Внезапно Перини бросился вперед, схватил Анджелу за руку, развернул ее таким образом, что она оказалась как раз между ним и Бронсоном. Ловким движением он вытащил «глок» и вдавил ей в шею, практически полностью повторив то, что Бронсон сделал с Мандино.

Пуэнте сделал шаг вперед и поднял руки в примиряющем жесте.

— Прошу вас, пожалуйста, успокойтесь, — произнес он. — Нет никакой нужды в кровопролитии, уверяю вас. Никакой свиток или диптих, каким бы древним он ни был, не стоит одной человеческой жизни.

Он вернулся к столу и поднял свиток и диптихи над головой.

— Мы все знаем, чем могут быть данные документы и какую опасность несет информация, в них содержащаяся, — продолжал он. — Я понимаю, конечно, что ситуацию, в которой мы сейчас находимся, вряд ли можно назвать нормальной. Но давайте попытаемся проголосовать. Как нам следует с ними поступить? Твое мнение, Анджела?

Перини еще сильнее вдавил пистолет ей в шею, и она неуверенно ответила:

— Мы должны их сохранить. Подлинные это документы или подделки, изготовленные по приказу Нерона, в любом случае мы имеем дело с реликвиями невероятной ценности.

Пуэнте кивнул.

— Крис, как думаете вы?

Бронсон вспомнил о Джеки, лежащей на каменном полу виллы, о Марке, убитом в его собственной квартире, о Джереми Голдмене, умирающем под колесами машины на лондонской улице. Все они погибли ради сохранения этих реликвий.

— Мы должны сохранить их, — ответил он, — вне всякого сомнения.

Пуэнте бросил взгляд на Мандино.

— Нам известно ваше мнение, — сказал он и повернулся к Рогану. — Что думаете вы?

— Их нужно уничтожить, — откликнулся Роган. — Вероккио?

Вероккио кивнул со словами:

— Сжечь!

— Пока у нас перевес три к двум в пользу тех, кто требует их уничтожения, — заметил Пуэнте. — А вы, синьор? — спросил он, обращаясь к Перини, который все еще использовал Анджелу в качестве живого щита. — Каково ваше решение?

— Уничтожить!

— Боюсь, — заключил Пуэнте, — что я вынужден согласиться с большинством. Нам следует исходить из принципа наибольшего блага для наибольшего числа людей. — Он огляделся по сторонам. — Мне очень горько думать о необходимости уничтожения столь древних и столь важных артефактов, но искренне признаюсь, что в сложившихся чрезвычайных обстоятельствах не вижу другого выхода. Синьор Мандино, будете ли вы абсолютно удовлетворены, если эти три артефакта будут уничтожены?

— Да, конечно. Мое задание на данном этапе сводится именно к их уничтожению.

— И если они будут уничтожены, что произойдет с нами — с теми, кто их видел и кто знает, что в них содержится?

— Ничего. Я могу поклясться. После их ликвидации не останется никаких доказательств их истинности, — ответил Мандино.

Пуэнте кивнул. Бронсон отметил про себя, что испанцу удалось взять ситуацию под контроль.

Пуэнте прошел за рабочий стол и извлек из камеры карту памяти.

— Здесь находятся все снимки артефактов. — Взяв ножницы, он разрезал карту на кусочки. — А теперь я собственноручно уничтожу реликвии. Я сделаю это прямо сейчас, в вашем присутствии.

Пуэнте махнул рукой в сторону боковой стены библиотеки, взгляды всех присутствующих внимательно следили за его движениями.

— В той красной коробочке находятся выключатели детекторов задымления и пожарной сигнализации, — сказал он. — Прежде чем я смогу сжечь реликвии, кому — то придется отключить систему, в противном случае заработают разбрызгиватели.

— Я выключу, — предложил Роган.

Он подошел к коробке и щелкнул несколькими выключателями.

— Папирус горит очень быстро, — предупредил Пуэнте с горечью в голосе, — поэтому вся процедура не займет слишком много времени.

В центр стола он поставил квадратную металлическую тарелочку, затем взял свиток, после чего вынул зажигалку и поднес к папирусу. В течение нескольких мгновений от сухого папируса не осталось ничего, кроме крошечной кучки пепла. Пуэнте открыл первый из диптихов и держал зажигалку у его поверхности, пока весь покрывавший ее воск не растаял и не стек на тарелочку. Древесина не загоралась, и тогда он взял небольшой молоток и несколькими ударами превратил диптих в щепки и пыль. Затем то же самое проделал и со вторым диптихом.

— Ну вот и все, — сказал он с каким-то жалким подобием улыбки. — Мир организованной религии вновь спасен, и на сей раз, возможно, навсегда.

Несколько мгновений никто не шевелился, присутствующие словно окаменели, осознав все значение поступка Пуэнте. Внезапно Перини оттолкнул Анджелу, поднял пистолет и выстрелил Рогану прямо в сердце. Вторым выстрелом он пробил грудь Мандино.

Глава двадцать восьмая

1
— Нет! — закричала Анджела, когда Бронсон рефлекторно отклонился в сторону.

Мандино опрокинулся навзничь и остался лежать на полу. Когда Бронсон поднял голову, Перини и Вероккио направляли оружие прямо на него. У него не было другого выбора, кроме как бросить браунинг.

Перини сделал шаг вперед, поднял оружие, затем он и Вероккио сунули «глоки» в кобуру.

— Что, черт возьми, происходит? — спросил Бронсон.

— Нам было поручено провести операцию по зачистке, — пояснил Перини. — Возможно, вам неизвестно, но Роган, — он сделал жест в сторону трупа, распростертого на полу, — отвечал за устранение ваших друзей, а капо, — жест в сторону другого трупа, — отдавал приказы.

— Свиток и диптихи уничтожены. Зачем было их убивать? — спросила Анджела.

— Из Рима поступили соответствующие инструкции. Благодарите Бога за то, что вы еще живы. Несмотря на клятвы, Мандино убил бы вас всех и, скорее всего, тех, кто сейчас находится в киоске.

— А что вы намерены сделать с нами? — спросила Анджела. — Мы ведь знаем содержание свитка и диптихов.

— Теперь не имеет значения, что вы знаете и чего не знаете, — усмехнулся Перини. — Без этих реликвий никто вам не поверит, а от них осталась лишь горсть пепла, стружек и пыли. Надеюсь, мы с вами больше никогда не увидимся.

Они с Вероккио повернулись и вышли из библиотеки.

Несколько минут в комнате царило гробовое молчание, затем Пуэнте подошел к Анджеле, обнял ее и прижал к груди.

— Все к лучшему, — прошептал он. — Мне очень жаль, но если бы я не уничтожил реликвии, сейчас мы все были бы мертвы. Пойдемте. Нужно подняться наверх. Оттуда я вызову полицию.

Пока Пуэнте звонил по телефону администратора, Бронсон прошел в киоск и освободил всех находившихся там: обслуживающий персонал и двух посетителей, попросив их задержаться до приезда полиции.

Через четыре часа, когда было уже за полночь, Анджелу и Бронсона отпустили. Благодаря показаниям Пуэнте и других сотрудников музея подозрения в причастности к убийствам с них сняли. Бронсону все еще предстояло ответить на вопросы английской полиции по поводу гибели Марка Хэмптона, однако офицер испанской полиции сообщил ему, что в Англии его ждут только как свидетеля и более не рассматривают как подозреваемого.

— Как думаешь, они поймают тех двоих? — спросила Анджела, когда они шли к стоянке.

— Вряд ли, — ответил Бронсон. — Они продумали все пути отступления, ведь убийства, свидетелями которых мы стали, были, несомненно, заранее спланированы.

— Эти люди тоже из мафии, поэтому можно считать, что нам повезло, ты ведь слышал слова Мандино и того убийцы.

— Ты не совсем права. Единственным достоинством мафии является то, что она твердо держится своих принципов и, как правило, не убивает посторонних. Если вы оказались у них на дороге, тогда другое дело. Думаю, у тех двоих было совершенно определенное задание — найти реликвии и уничтожить их, а также расправиться с Мандино и его помощником. Мне представляется, что сегодня вечером мы стали свидетелями переворота в римской коза ностре. До сегодняшнего дня капо был Мандино, теперь его место занял какой-то другой мафиози.

— А как ты думаешь, тот человек сказал правду об убийстве Марка и Джеки? О том, кто их убил?

— Вне всякого сомнения, — ответил Бронсон, — и я бы с большим удовольствием сам расправился бы с Роганом и Мандино… Да-а, многое нам пришлось пережить за последние несколько дней, — добавил он мрачно, — и все бесполезно. Трое наших знакомых погибли, реликвии, которые нам удалось добыть, уничтожены, тайна, заключенная в них, утрачена навеки.

— Самое важное, что все мы живы. Не знаю, удалось бы нам выбраться из того подвала, если бы не Хосе.

— Так-то оно так, — согласился Бронсон, — и все равно досадно.

Он замолчал, и некоторое время они шли по улице в полной тишине. Потом Бронсон нерешительно взял ее за руку.

— Я все никак не могу поверить, что Марка и Джеки больше нет.

— Да, — подтвердила Анджела, — и Джереми Голдмена тоже. Мне было очень приятно работать с ним. Их жизнь закончилась, а в нашей поставлена точка в очередной главе.

2
В Музее Египта Пуэнте убирал в библиотеке. Чтобы стереть пятна крови на полу, потребуется специальное оборудование и, по-видимому, особые растворители, но не эти пятна занимали его сейчас. Главный интерес Хосе сосредоточился на свитках, лежавших на столе.

Один за другим он осторожно положил их в специальный сейф. Последний, как и предполагал Пуэнте, не помещался в предназначенную для него ячейку в коробке. Он был немного великоват. Придется как можно скорее отыскать для него подходящую емкость. А пока… Ученый окинул взглядом комнату, в глаза ему бросилась небольшая коробка с ватой. В нее он и поместил свиток. Затем взял фломастер и на одной из ее сторон написал «ЛЬЮИС».

Удивительно, но никто из находившихся в библиотеке не потребовал доказательств, что он уничтожает именно те реликвии, которые ему передала Анджела. Все сосредоточились на оружии, а затем на коробке с системой противопожарного контроля; на руки Пуэнте вообще не обращали внимания.

Конечно, жаль, что пришлось сжечь один из самых ценных экспонатов из коллекции музея, однако текст начала второго века по значимости не шел ни в какое сравнение с тем, что Пуэнте стал для себя именовать «Свитком Льюис». Определенным разочарованием для него была и необходимость уничтожить два из немногочисленных диптихов, принадлежащих музею, но, по правде говоря, ничего особо примечательного в них не было: письмена, нанесенные на их восковую поверхность, было практически невозможно разобрать.

Совсем неплохо для старика, с усмешкой подумал Пуэнте.

3
Бронсон и Анджела выезжали на «ниссане» из Барселоны, когда сотовый Анджелы подал голос: раздалось двойное попискивание, свидетельствовавшее о поступлении текстового сообщения. Она порылась в сумке, вытащила телефон и взглянула на экран.

— Кому пришло в голову посылать эсэмэс среди ночи? — спросил Бронсон.

— Не узнаю номера… А, это Хосе! Наверное, хочет пожелать нам счастливого пути.

Анджела открыла сообщение и уставилась на дисплей. Текст был очень короткий, и поначалу она не могла его понять.

— Что он пишет?

— Только два слова. На латыни. «Rei habeo…»

— Что значит?..

— Примерно их можно перевести как «У меня они есть». Что он имеет в виду?

И тут ее осенило, Анджела вначале улыбнулась, а потом громко рассмеялась.

— Не знаю, как ему это удалось… Скорее всего, Хосе подменил наши реликвии на свиток и диптихи из музейной коллекции.

— Ты хочешь сказать, он уничтожил что-то совсем другое?

— Именно так.

— Потрясающе! Просто потрясающе! Думаю, Папе и всему Ватикану придется пережить немалый шок, когда профессор решится опубликовать свои исследования.

Анджела вновь рассмеялась.

— Значит, мы все-таки трудились не впустую. Не напрасно расшифровывали тексты, искали древние реликвии; тем подонкам, работающим на Ватикан, не удалось их уничтожить.

— Да, это настоящая победа. — Бронсон многозначительно взглянул на профиль Анджелы, едва различимый в темном салоне автомобиля. — Ты не отказалась бы начать все сначала?

Она повернулась и взглянула ему прямо в глаза:

— Вряд ли из погони за древними реликвиями можно сделать профессию. Если я правильно тебя поняла.

— Не совсем. Я имел в виду… не провести ли нам немного времени вместе?

Несколько мгновений Анджела молчала.

— Я держусь принципа «Не обещай — и жалеть не будешь». Не будем торопиться. Посмотрим, что у нас получится.

Оба улыбались, когда Бронсон выехал на шоссе и направился на север, к покрытым снегом вершинам Пиренеев, неровный силуэт которых освещала полная луна.

Послесловие автора

Эта книга, конечно, всего лишь художественное произведение, и, насколько мне известно, в реальности не существует и никогда не существовало никаких документов, хотя бы отдаленно напоминающих Виталианский кодекс или «Эксомологезис», хотя, без сомнения, среди 75 000 манускриптов, хранящихся в Ватиканской библиотеке, и примерно 15 000 источников, числящихся в его тайных архивах, таится немало самых поразительных загадок.

Тем не менее главная идея данной книги основана на факте, так как, по моему мнению, существуют вполне объективные исторические свидетельства того, что апостол Павел на самом деле являлся агентом Рима, находившимся на службе у императора Нерона, именно так, как это описано в моей книге. За более подробной информацией по упомянутому вопросу я отсылаю читателей к книге Джозефа Этвилла «Мессия Цезаря».

Моя гипотеза состоит в том, что Павел и Тит Флавий Иосиф — еврейский историк первого века — находились на службе у римских властей. Они должны были распространять в Иудее мирную мессианскую религию с той целью, чтобы сломить бунтарский дух евреев и их нежелание покориться римскому владычеству. По правде говоря, подобный подход вынуждает нас несколько изменить привычный взгляд на личности римских императоров.

Что касается апостола Павла, то о нем, в отличие от апостола Петра, имеются совершенно объективные свидетельства. Факт его реального существования в истории ныне никем не оспаривается. О Павле известно довольно многое, и до сего дня дошли некоторые из его сочинений.

При рождении ему дали имя Савл, родился он около 9 года нашей эры в семье богатого еврейского купца в Тарсе в Киликии. По рождению принадлежал к колену Вениаминову, одинаково хорошо владел арамейским и греческим языками и был фарисеем, то есть членом одной из древнейших иудейских сект. В молодости Савл был яростным гонителем христиан, повсюду выявлял отступников от традиционного иудаизма и предавал их на суд и жестокие казни.

Как повествует предание, на пути в Дамаск, куда Савл направлялся с той же целью искоренения новой ереси, его ослепил свет с небес и произошло знаменитое обращение Савла, о котором повествует христианская история. После упомянутого эпизода он некоторое время оставался слепым. Когда к нему вернулось зрение, Савл сделался преданным сторонником и проповедником новой веры. Основанием для этой легенды, по-видимому, стала бленнорея новорожденных, которую в раннем детстве перенес Савл и последствия которой стали причиной его почти полной слепоты в конце жизни.

Каковы бы ни были реальные причины, стоящие за загадочным «обращением» Савла, за его превращением из жестокого гонителя в ревностного сторонника христианства, существуют довольно разноречивые мнения относительно вклада Павла в христианское богословие. Определенная группа исследователей полагает, что его взгляды настолько отличаются от взглядов самого Иисуса, что учение Павла они склонны именовать «паулинистическим христианством».

Известно, что Фридрих Ницше рассматривал его как антихристианина, а Томасу Джефферсону принадлежат известные слова, что «Павел был первым, кто исказил учение Христа». Джефферсон сделал даже попытку добиться исключения сочинений Павла из библейского канона.

Апостол Петр
Как совершенно справедливо утверждает испанский ученый Хосе Пуэнте на страницах этой книги, упоминания об апостоле Петре мы можем найти лишь на страницах Нового Завета. Не существует никаких независимых исторических свидетельств, подтверждающих факт его реального существования. Два послания, приписываемые Петру, дошли до нас на великолепном греческом языке той поры, которым мог владеть только высокообразованный человек. Кроме того, в них обнаруживается масса противоречий, и многие комментаторы полагают, что они не могли быть созданы одним автором, и уж, конечно, не простым полуграмотным рыбаком, говорившим на арамейском языке. Несмотря на это, католическая церковь продолжает считать Петра первым Папой.

Останки апостолов
Католическая традиция исходит из того, что оба апостола приняли смерть от рук римлян в Риме, хотя факт смерти ни того ни другого не подтверждается никакими историческими свидетельствами. Считается, что Петр был казнен либо 29 июня, либо 13 октября 64 года. Он был распят вниз головой. А Павла обезглавили либо в 64, либо в 67 году. Как римского гражданина его нельзя было подвергнуть распятию.

Что касается места последнего упокоения останков обоих святых, то по данному вопросу в Ватикане царит полнейшая путаница. Мощи, совершенно определенно приписывавшиеся апостолу Петру, дважды обнаруживались под собором Святого Петра в Риме. Заявление об открытии мощей апостола делались Папой Пием XII в 1950 году и Папой Павлом VI в 1968 году.

Первые мощи были обследованы антропологом в 1956 году. Он обнаружил в них пять больших берцовых костей — в скелете обычного человека их две, — и по крайней мере одна из этих костей принадлежала женщине. Кроме того, среди останков были свиные, овечьи, козьи и куриные кости.

В останках, обнаруженных в 1968 году, также была масса костей домашних животных, плюс мышиные кости, ну и несколько осколков человеческого черепа. Упомянутый череп также вызвал определенное замешательство, так как считалось, что глава апостола Петра с девятого века хранится в соборе Святого Иоанна Латеранского в Риме.

Наконец, еще более запутало ситуацию обнаружение в 1953 году в Иерусалиме на месте францисканского монастыря Dominus Flevit[4] на Масличной горе еще одних останков апостола Петра. Мощи находились в оссуарии с надписью на арамейском языке «Симон Бар Иона» («Симон сын Ионы»).

Подобная путаница не покажется странной, если принять во внимание отсутствие объективных свидетельств реального существования апостола Петра. А «удвоение» и даже «утроение» мощей для католической церкви явление вполне обычное. К примеру, хорошо известно, что апостолов было всего двенадцать, но в храмах только одной Германии хранится двадцать шесть апостольских мощей.

По свидетельству Беды Достопочтенного в его «Церковной истории», останки апостола Петра Папа Виталий передал Осви, королю Британии, в 665 году. Если вспомнить, что Ватикан, как правило, не желает расставаться с мощами святых даже на непродолжительное время, упомянутый случай передачи мощей представляется весьма маловероятным. По крайней мере, ничего не известно о том, какова была дальнейшая судьба переданных останков.

Катары
Катаризм представлял собой дуалистическую, гностическую ересь, скорее всего развившуюся из богомильства, возникшего на Балканском полуострове, которое, в свою очередь, восходило к манихейству. Катары считали, что благой Бог создал человеческую душу, духовную вселенную и свет, лежащие за пределами материальной земли. Но злое божество пленило душу и заключило ее в темницу грешной плоти человеческого тела, где она обречена на тяжелые мучения. Спасение приходит только со смертью тела, когда душа наконец освобождается из темницы материи и устремляется в сферу чистого духа. Так как многие катары верили, что душа может быть заключена и в тело животного, они были строгими вегетарианцами.

Они называли себя христианами, но отвергали Ветхий Завет, так как считали Бога, описанного в нем, злым божеством, сотворившим мир для порабощения человеческих душ, и полагали, что на самом деле Богом Ветхого Завета был не кто иной, как дьявол, и в силу этого католическая церковь поклоняется не Богу, а сатане.

Катаризм был диаметрально противоположен средневековому католицизму практически во всем. В отличие от католической церкви катары не требовали от прихожан ничего, кроме веры. Более того, они сами оказывали значительную материальную поддержку своим общинам.

Как только катар принимал обет и становился одним из «совершенных», он жертвовал все свое состояние общине. У них не было церковных зданий и церковной собственности, и катары решительно отвергали все внешние проявления богатства и власти. Катары относились к женщинам как к равным, что не характерно для Средневековья, и делали все возможное, чтобы дети членов общины получали хорошее образование. Очевидное благочестие и нравственная чистота «совершенных» не могли не привлечь население Лангедока, и ересь быстро приобрела значительную популярность в регионе, что, естественно, было совершенно неприемлемо для католической церкви, которая на глазах теряла влияние и власть на довольно обширной территории. Неизбежным результатом всего этого стал Крестовый поход против альбигойцев.

Крестовый поход против альбигойцев и падение Монсегюра
В романе в точности воспроизведены подробности Крестового похода против альбигойцев, такие как резня в Безье, увечья, нанесенные пленникам в Браме, и обстоятельства, связанные с завершением осады Монсегюра.

Защитники цитадели на самом деле запросили двухнедельного перемирия на обдумывание условий капитуляции, предлагавшихся крестоносцами, и 15 мая 1244 года отвергли их.

Накануне, 13 марта, был день весеннего равноденствия, важное событие для катаров. Существуют свидетельства, что в тот день по меньшей мере двадцать шесть не-катаров решили принять обет consolamentum и стать «совершенными», что обрекало их на неизбежную и мучительную смерть через двое суток.

По очевидным причинам сейчас невозможно с абсолютной достоверностью подтвердить историю побега из обреченной крепости четырех ее защитников с «сокровищем катаров», но существует изустное предание, определенная часть которого, вне всякого сомнения, восходит к протоколам допросов, проводившихся инквизицией, свидетельствующее о том, что нечто подобное описанному в книге действительно имело место.

«Миф о Христе»
И наконец, любой, кто всерьез занимался изучением истории зарождения христианства, несомненно, задавался вопросом, почему никакие достоверные источники того времени — за исключением нескольких книг, которые мы ныне именуем Новым Заветом и которые относятся к более позднему времени, к периоду между 75 и 135 годами нашей эры, — нигде не упоминают об Иисусе Христе.

Библия, как известно, представляет собой собрание из шестидесяти шести книг: тридцать девять книг Ветхого Завета и двадцать семь — Нового, время создания которых растянулось на 1600 лет и у которых было около сорока различных авторов.

В настоящее время всеми признано, что впервые нынешний список из двадцати семи книг Нового Завета появился в письме Афанасия, епископа Александрийского, в 367 году нашей эры. В 397 году на соборе в Карфагене было принято решение, что только канонические книги — те самые двадцать семь книг — могли читаться в церквях как божественные писания. Их истинность была признана церковью. Постановлением названного собора был фактически создан Новый Завет.

Все другие тексты, которых были сотни, включая Книгу Юбилеев, Книгу Еноха, Евангелие Марии, Протоевангелие Иисуса, Апокалипсис Петра, Евангелие Никодима, и которые противоречили утвержденному корпусу текстов, были исключены и составили группу апокрифических или «запретных» книг. Следует подчеркнуть также, что отбор проводился по принципу содержания, а вовсе не по принципу достоверности или значимости, поэтому о результате можно говорить как о довольно субъективном.

И даже те книги, которые были включены в названный кодекс, часто противоречат друг другу. К примеру, так называемые «синоптические» евангелия от Марка, Луки и Матфея, общим источником для которых, вероятно, служил некий «Документ Q», ныне утраченный.

Поэтому, что бы ни произносилось каждое воскресенье с церковных кафедр в разных уголках мира, единственным свидетельством реального существования той личности, на которой строится величайшая религия в истории человечества, является один, и притом не самый большой, раздел библейского кодекса, к тому же созданный спустя определенное время после описываемых в нем событий и сильно отредактированный. Что было и, вне всякого сомнения, будет и впредь на протяжении многих столетий источником бесконечных споров среди богословов и философов, верующих и неверующих.

Примечания

1

Покойся с миром (англ.).

(обратно)

2

Имя Иннокентий в переводе с латыни означает «невинный».

(обратно)

3

«По приказу Луция Домиция Агенобарба» (лат.).

(обратно)

4

Плач Господень (лат.).

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая
  • Глава тринадцатая
  • GB • PS • DDDBE
  • Глава четырнадцатая
  • Глава пятнадцатая
  • Глава шестнадцатая
  • Глава семнадцатая
  • Глава восемнадцатая
  • Глава девятнадцатая
  • Глава двадцатая
  • Глава двадцать первая
  • Глава двадцать вторая
  • Глава двадцать третья
  • Глава двадцать четвертая
  • Глава двадцать пятая
  • Глава двадцать шестая
  • Глава двадцать седьмая
  • Глава двадцать восьмая
  • Послесловие автора
  • *** Примечания ***