КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 415621 томов
Объем библиотеки - 558 Гб.
Всего авторов - 153894
Пользователей - 94663

Впечатления

кирилл789 про Голотвина: Бондиана (Детективная фантастика)

варианты: "бондиада", "мозгоеды на нереиде" и "мистер и миссис бонд" мадам голотвиной понравились мне гораздо больше, чем у автора-первоисточницы громыки. гораздо добрее, смешнее и КОРОЧЕ.)
пишите ещё, мадам, интересно.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Свадьба правителя драконов, или Потусторонняя невеста (Фэнтези)

автора в черный список.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Превращение Гадкого утенка (СИ) (Любовная фантастика)

после первых нескольких предложений, когда на девку младший брат опрокинул ведро с краской, а ей на работу, а он - "пошутил", я начал проглядывать - а где же родители? родителей не нашёл, зато увидел, как эта ненормальная, отправившись на работу, сначала нарушила ппд и разбила чужой бампер, а потом, вылезя из машины и поленившись дойти до урны, с нескольких метров в час пик кинула туда бутылку, попав и испачкав содержимым того же мужика. и нахамила ему и обхамила его.
если бы кто-то из моих детей додумался опрокинуть ВЕДРО с краской на чужую постель, испачкав спящего, бельё, матрас, заляпав краской пол, сидорова коза тихо бы, плача, курила в сторонке, ему не завидуя. другое дело, что мои дети воспитаны уважать чужой труд и чужую жизнь. до подобного им не додуматься.
а, увидев такое и промолчать??? ничего не сказав родителям и спустив с рук самой? тем более, что "подобная выходка была не первая!". чего ещё ждём-то, мозгами убогая, как милый маленький братик включит бензопилу, желая посмотреть: а правда, что длина кишок у человека 5 метров?
слушайте, за ЭТО правда деньги платят, чтобы приобрести???
нечитаемо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Легко ли стать королевой? (Любовная фантастика)

потрясно. нищая девка-сирота из приюта попала во фрейлины королевы-матери. эта мамлейкина, видать, ни историю в школе не учила, а уж книг не читала точно. для того, чтобы стать не то, что королевской фрейлиной, а герцогской, просто за попадание в список "на рассмотрение" бешенные бабки платят. не говоря уже о длинном списке родовитости. а тут с улицы и - к королеве!
а потом читателей уведомляют, что соседская принцесса выходит замуж за "нашего" короля. но почему-то в газетах портрет его РАЗМЫТ, потому что "портреты кронпринцев" не выставляют на обозрение. блеск! он - УЖЕ король!!! это, во-первых.
во-вторых, понятно, что мамлейкина разницы между кронпринцами и королям не знает напрочь. так же, как и где поисковики в инете находятся. хотя, о чём я, чтобы узнать, надо ещё и вопрос сформулировать суметь.
в третьих, это с какой же такой надобности народ не может увидеть в газетах лицо своего монарха? красавчика, бабника, ОФИЦИАЛЬНОГО правителя?
простите, дамка, но вы - бредите. нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Мой враг, зачет и приворот (СИ) (Фэнтези)

принцы, сыновья графов, баронов, и уж точно - сыновья герцогов, умеют ухаживать. просто, если дворянин нахамит "нежной и трепетной", которую ему нужно очаровать, то, во-первых, второй раз он и близко не подойдёт: и сама не подпустит, и родня не даст. а, во-вторых, заполучит славу хама моментально. а это и позор семье, и статус жениха рухнет ниже нижнего. тем более, если ты третий или даже пятый герцогский сын.
как вы надоели, кошёлки, описывая сыновей алкашей-сантехников своего круг общения и пришлёпывая ему: "принц" или "сын герцога".

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Любовь по закону подлости (Фэнтези)

будущее, ты теле-журналистка, которая выехала на задание, утром, и вечером у тебя РАЗРЯЖАЕТСЯ мобила!
ты, скорбная, выехала НА РА-БО-ТУ! и не зарадила мобильник? не проверила заряд? зная, что полезешь в горы, с обнулённой связью? в пещеры?
вопрос: почему это в нашем реале мобилы спокойно держат заряд от 3х до 7 дней, а в будущем - ни фига, я себе лично задавать не стал. потому что начало этого чтива ознаменовалось тем, что ЖУРНАЛИСТКА признаётся, что НЕ ЗАПОМИНАЕТ лица и имена. ЖУРНАЛИСТКА!
какая мерзость.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Интерполирую прошлое - Экстраполирую будущее (дилогия) (СИ) (Фэнтези)

она пялилась по сторонам и споткнулась о чьи-то чемоданы, и "распласталась на полу". а потом она: "активно замахала руками", чтобы подняться.
это может сделать каждый: лечь на пол и "активно махая руками" попробовать подняться. получилось?
значит, она споткнулась, потом бегала с травматом по космопорту, потом в корабле на неё наскочила девка со стаканчиком кофе. всех проскочила только на эту, скорбную мозгом, наскочила. а скорбная мозгом САМА ОТСКОЧИТЬ не догадалась???
кстати, стакан с кофе был закрыт. но - открылся! наскочив на скорбную.))) тут, в реале, ногти обломаешь, чтобы его открыть, а тут - сам!
я тут подумал: не хватает тортиком в лицо. и сглазил.)
потому что, выскочив из лифта, скорбная головой начала кидаться пирожными.
на этом чтиво читать закончил. не любитель.


Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

В погоне за истиной (fb2)

- В погоне за истиной (а.с. Академия магов-3) 1.12 Мб, 343с. (скачать fb2) - Савелий Святославович Свиридов

Настройки текста:



Савелий Святославович Свиридов В погоне за истиной

Академия Магов 3

Часть 1. Тени прошлого

Глава 1

Так вот, оказывается, с кем перепутал его дед Василич на новогоднем застолье полтора года назад! И вот чьи вензеля из переплетённых букв «N» и «L» мелькали то тут, то там в подвале Штарндаля!

Да и Мастер Робер во время их поездки в Италию поначалу с интересом поглядывал в его сторону — как на человека, кажущегося знакомым, но где, когда и при каких обстоятельствах, сразу не вспомнить. Теперь понятно, почему.

Наклонившись, Эрик внимательно рассмотрел фотографию. Действительно, определённое сходство имеется, но не более того — на брата-близнеца явно не тянет.

— Первый раз когда тебя увидела, подумала — какое дежавю! — продолжала меж тем Эльмира. — Хотя за двадцать лет много воды утекло, Нейл теперь явно по-другому выглядит. Но как именно, могу лишь предполагать, поскольку ни разу после побега не объявился. А ведь самым талантливым из нас был, мы все по сравнению с ним — неучи и неумёхи. Асфарг случайно не упоминал про ученика, придумавшего Электрический Щит? Так вот это он — причём вывел формулу играючи. Останься в Штарндале, вполне мог вместо дипломной сразу на Мастера сдавать. А сейчас уже и на Великого претендовать. Но увы — предпочёл иную стезю. Может, обиделся на что-то — гении частенько капризны и страдают повышенным самолюбием.

— А как вообще это произошло? Просто взял и тихо испарился средь белого дня?

— Скорей уж ночи, — наморщила лоб хозяйка, вспоминая. — Кажется, в середине января на нашем третьем курсе, начало 2023го, стало быть. Вечером его видели в столовой на ужине, а на следующее утро — уже тю-тю. Сбежал через гостевой портал. В ту ночь в Штарндаль прибыла делегация колдунов из Европы, вот и воспользовался моментом, незаметно прошмыгнув мимо них. Обнаружив пропажу, принялись тормошить Брино — кому, как ни ему, знать, куда отправился Нейл. Но тот ушёл в глухую оборону — дескать, для самого сюрпризом стало, никаких разговоров о готовящемся круизе во внешний мир между ними не затевалось. Зная эксцентричность Нейла и его склонность к немедленной проверке на практике любых, даже явно крезанутых идей, случайно забрёдших в голову, в это охотно поверили. Тем более что почти все вещи мистера Логендрю остались на месте.

— Брино, получается, оказался единственным, кто терпеливо сносил его чудачества?

— Примерно так. Может, и потому, что они земляки. Уж не знаю, были ли знакомы до Академии, но в её стенах дружили чуть ли не с первого дня. Их пара — классический пример единства противоположностей, приводимый ещё Пушкиным. Помните? Они сошлись — вода и камень, стихи и проза, лёд и пламень… Брино по характеру совсем другой — типичный тормоз, не особо интересный в общении, как бы без огонька внутри, прижимист к тому же; наши парни над ним регулярно прикалывались. Одно время пытался за мной ухаживать, но мне такие мелкотравчатые не по душе. Видно, из-за всего этого после окончания Академии больше не давал о себе знать. Даже на банкет по поводу десятилетней годовщины выпуска не заявился. Может, хоть на двадцатилетие пожалует?

— А вдруг ждёт официального приглашения?

— Полагаешь, мы настолько бесчувственны, что не сочли нужным известить? Ошибаешься — и созваниваться пытались, и по почте присылали, но без толку.

— Интересная история, — задумчиво произнёс Эрик.

— Вполне житейская, — скептически отреагировала Таисия. — Посмотрим, все ли из нас захотят увидеться с однокурсниками после получения диплома. Да и чего за примерами далеко ходить — вон Дина год всего проучилась, а ведёт себя не хуже твоего Брино.

— Тут могут быть другие причины.

— Вряд ли они настолько весомы, чтобы прекратить общаться даже с земляками. Мы ей ничего плохого не сделали!

— Хочешь — позвони и спроси почему.

— Успеется. А то мне делать больше нечего по возвращении на родину. Чуть разберусь — тогда видно будет. А сейчас, с вашего позволения, откланяюсь. Спасибо за угощение!

— Да и нам пора, — засуетился Гека, незаметно толкая Эрика под столом — хватит, мол, грузить хозяйку расспросами.

Распрощавшись с Эльмирой, друзья выскочили на улицу.

— А ты неплохо сохранился, Нейл, — не удержалась от язвительности Таисия на подходе к автобусной остановке. — В каких краях двадцать лет пропадал?

— Чего к человеку пристаёшь? — напустился на неё Гека. — Мало ли кто на кого похож. Вон в моём лицее классом ниже парень учился — если одеть нас в одинаковую одежду, издали и не различишь.

— Ладно, Эрик, не обижайся, я не со зла, просто юмор у меня такой. Давайте лучше обсудим планы на ближайшее будущее. Завтра увидимся, или как?

— Почему бы и нет. Опять в общаге остановишься?

— Ну не в гостинице же. Изготовлять дензнаки посредством магии пока не научилась. Сейчас, подождите чуть-чуть, свяжусь со своими.

Вытащив из дамской сумочки мобильник, Таисия минут десять оживлённо по нему тараторила.

— Всё в порядке, девчонки ждут с нетерпением. И вас будут рады видеть завтра. Приедете?

— А как же!

— Ну и нормалёк. Не сильно утомила ожиданием, пока болтала?

— Твоё счастье, автобусы мимо не проезжали.

— Вон, кажись, идёт, — вгляделся Эрик.

— Тогда вперёд, на погрузку!

В сабвэе на пересечении с кольцевой они расстались; Таисия, помахав на прощание в окна поезда, скрылась в людском потоке, спешившем к эскалатору. Приятели покатили дальше — как и год назад, прямиком к Геке домой.

По пути их разговор вернулся к рассказу Эльмиры.

— Как понял, в официальную версию тех событий ты не очень поверил.

— Это ещё мягко сказано. Логики не прослеживается никакой. Зачем сбегать, если творить волшебство — твоё признание? Нигде во внешнем мире ты не найдёшь столь комфортных условий для изучения магии. Тут тебе под боком и библиотека, и Полигон — испытывай что хошь, есть у кого спросить совет или получить бесплатную консультацию. Да и не в характере подобных фанатиков отступать перед насмешками и обидами — они скорей наперекор всему миру пойдут напролом к им одним понятной цели.

— И как, по-твоему, обстояло дело?

— Помнишь ключевую фразу, сказанную попугаем? Нейл вовсе не думал исчезать, потому и вещи остались на месте. Скорей всего, ему удалось открыть портал во Внеземелье, вот и решил прогуляться, а друган должен был стоять на стрёме. Но что-то пошло не так, вернуться не удалось. Что именно, знает теперь только Брино. Потому и не желает контактировать с коллегами — вдруг всплывёт неприятный для него факт, и дело вернут на более тщательное расследование.

— Получается, лопухнулись тогда занимавшиеся розыском Пропавшего Ученика. Примени они к Брино Истинную Речь — запел бы как миленький!

— Значит, не сочли нужным. Возможно, даже рады были избавиться от Нейла. Кому охота возиться с эксцентричным гением, от которого одни неприятности? Тем паче однокурсники — вот ты, например, стал бы дружить с человеком, рядом с которым чувствуешь себя неполноценным? Да вдобавок если у него скверный характер? То-то же. Поэтому, как я полагаю, поиск свёлся к чисто формальному опросу студентов — кто чего видел или слышал. А потом дело о пропаже списали в архив.

— Неужели станешь реанимировать?

— Я хочу разыскать Брино и узнать, как всё произошло в действительности, и куда отправился Нейл.

— Ты с ума сошёл! Если он даже с однокурсниками общаться не желает, то почему вдруг захочет с тобой? Да и на кой он тебе вообще сдался? Что было — сплыло, плюнь да разотри.

— Если отмахиваться от прошлого, оно способно сильно обгадить будущее.

— Ну, если так приспичило, доберёмся до хаты, там заглянем в Сеть. Глядишь, чего путного и откопается. А сейчас давай-ка навестим продуктовый — вдруг дома жрать нечего!

Опасения Геки оказались в чём-то оправданными: не известив заранее о дате прибытия, свалились как снег на голову. Впрочем, все недоразумения вскоре были улажены, и молодёжь пригласили поужинать.

— Небось, в дороге не ели ничего, — с заботливой грустью произнесла мать, расставляя тарелки.

— Почему? Нас в самолёте подкармливали! — не моргнув глазом, соврал Гека.

Эрик, чтобы не рассмеяться, прикрыл ладонью рот.

— Там же полуфабрикаты! Разве можно их сравнивать с домашней пищей?

— Конечно, нет!

— То-то же. И ещё — отец волнуется, где и что с тобой. Ты бы позвонил ему, не чужой человек всё-таки.

— Обязательно, ма, но не сегодня!

— Видать, действие колдовства ослабло, — озабоченно шепнул приятель Эрику, когда мать занялась посудой. — Придётся исправлять.

Перекусив, они перебазировались в комнату Геки, где тот первым делом извлёк из сумки ноутбук.

— Сейчас посмотрим, чем наследили в Сети твои загадочные личности. Сколько за год сообщений пришло, ужас! И большинство явно не в кассу. Вроде защита от спама стоит, как же пролезать умудряются? Надо обновить программу, иначе они меня задолбают. И так, чую, полдня придётся угробить на зачистку всей этой гадости. Ладно, потом разберусь. Как там на английском их имена пишутся?

— Наверное так, — после минутного обдумывания Эрик протянул клочок бумаги.

— Начнём с кого? Нейла? Есть такой. Двенадцать лет? Не годится. Дедок из Америки тоже не наш клиент. Придётся изучать весь список. Ага, вот реальная кандидатура. По крайней мере, по возрасту проходит. 2002й год рождения, место проживания — Виндгроуз, в 2020 м окончил колледж. Дальше хронология обрывается.

— Стало быть, даже если и вернулся во внешний мир, то сменил имя. Ну не мог же он за почти двадцать лет нигде не засветиться! Не работать, не получать водительских прав, не пользоваться банковской карточкой, никуда не выезжать! Разве только поселился среди папуасов, которым документы противопоказаны.

— А чё? Есть же любители первобытных условий обитания!

— Угу, в полной антисанитарии и окружении созданий, малоприятных во всех отношениях. Ну его на фиг, такое счастье!

— Ладно, тогда давай смотреть второго мэна. Брино Мистгейм, так? Со столь экзотическим именем здесь только одна личность, судя по всему, он и есть. Родился в 2003 м в Бирминдэге, там же и учился. После 2024го, то бишь окончания Академии, семь лет работал штатным психологом компании «Аксус». Потом зачем-то перекочевал в Институт Палеонтологии. Но и оттуда уволился в позапрошлом году. И, подобно своему приятелю, исчез в неизвестном направлении. По крайней мере, из поля зрения делопроизводительных органов. Хотя нет, постой, в самом конце крайне забавная ссылочка, которая, несомненно, тебя заинтересует.

— Чего там?

— Некто поместил объявление о розыске мистера Мистгейма, За любую информацию о его местонахождении вознаграждение пятьдесят тысяч евробон.

— Ничего себе!

— Не из бедной семьи, получается, Брино твой, если на такую нехилую сумму родственнички готовы раскошелиться, лишь бы узнать, куда тот запропастился.

— Уверен, что именно они?

— А кто ещё? Как я понял из болтовни Эльмиры, однокурсники его не очень жаловали, поэтому вряд ли больше ста рублей выложили бы за его координаты. Полиция не настолько богата, да к тому ж весьма прижимиста, пятьдесят штук евриков заплатит разве что за убийцу премьер-министра. Может, умыкнул чемодан с акциями у каких-нибудь мафиози? А те в отместку назначили награду за его голову. Поэтому, если сумеешь раскопать, куда спрятался товарищ по фамилии Мистгейм, богатым станешь!

— Ненавязчивый внутренний голос подсказывает мне — лучше не звонить по тому телефону. Только если буду убеждён, что способствую поимке опасного преступника.

— Да-а, поместить своё объявление у тебя уже не получится — не перешибёшь такой куш. Поэтому ума не приложу, как ты его искать собрался?

— Сам пока не знаю, думать надо. Давай лучше отвлечёмся, что-нибудь из другой оперы посмотрим. Ифигению, например.

— Точно. Ого! «Ифигения в Авлиде», «Ифигения в Тавриде». Чё за фигня? Ага, трагедии Еврипида. Прикольно. Из греческой мифологии, похоже. Погоди минутку, я притащу первоисточник!

Гека убежал и вскоре вернулся с томиком «Мифов Древней Греции».

— Ну-ка, где ты здесь? В оглавлении не значится. Наверное, по-другому названо. Придётся шерстить всё подряд.

— Брось. К нам это не имеет отношения.

— А вдруг намёк тут какой имеется? Или спешишь куда? Не парься, сейчас найду обязательно. Вот, кажись, оно. Ну, слушай: короче, Ифигения — дочь царя Агамемнона, братана Менелая, которого зело обидел Парис, умыкнув жену Елену Прекрасную со всей царской казной. Собрались греки в Авлиде, горя жаждой мести и готовясь к штурму Трои, а ветра попутного всё нет и нет, чуть не взбунтовалось войско. Обратились, как водится, к прорицателю, а тот в ответ — все беды из-за того, что замочил Агамемнон священную лань Артемиды, и не будет им удачи, пока не принесут ей в жертву Ифигению. Да не волнуйся, всё закончилось ништяк: та добровольно, дабы не началась меж греков гражданская война, взошла на алтарь, но едва коснулся её шеи нож, как на месте девушки оказалась лань, а Ифигению Артемида перенесла в Тавриду, сделав своею жрицей.

— Схожий по сути эпизод имеется и в Библии — когда Господь, решив испытать крепость веры Авраама, приказал принести в жертву своего сына Исаака. И точно так же в последний момент паренёк был заменён ягнёнком.

— Я не такой знаток Священного Писания, чтобы вразумительно объяснить подобное совпадение. Наверное, кто-то у кого-то списал. Ну а что касается содержания второй трагедии, то, если верить Еврипиду, тихо и мирно несла Ифигения бремя своего служения Артемиде, пока не прибыли в Тавриду брат её Орест и друг его Пилад, намереваясь вывезти на родину священное изображение богини. Местному племени тавров, которые любили приносить перед ним в жертву оказавшихся поблизости чужеземцев, такая перспектива, естественно, не понравилась. Друзей схватили, но Ифигения, узнав, кто пожаловал в гости, обманом решила их спасти и сбежать самой. Чуть не сорвалось — вышедший в море корабль прибило обратно к берегу; но тут вмешалась Афина, повелевшая царю тавров не трогать беглецов. Которые в результате благополучно вернулись в Аттику, где Ифигения продолжила служить Артемиде. Такая вот информация. Нам она поможет?

— Спроси что полегче. Давай типа примем к сведению, а пока посмотрим список сотрудников Центра Биологических Исследований — проще будет, чем перебирать вручную тыщи ссылок.

— И то верно. Гляди-ка, в натуре есть такой Центр. Правда, информации маловато. Одни общие слова, никакой конкретики, даже названий лабораторий. Шифруется, наверное.

— Чего удивительного, если он под патронажем Гильдии. И занимается исследованиями, знать о которых человечеству, мягко говоря, преждевременно. Историями о пришельцах на тарелках сейчас уже никого не удивишь, а вот сказочные персонажи во плоти, мгновенные перемещения в невообразимо далёкие миры и прочие реальные чудеса вполне способны вызвать нездоровый ажиотаж. И тогда пиши пропало всем научно-магическим проектам.

— Ещё бы: один лишь факт существования Внеземелья бросает вызов всей технологической мощи человечества. Не за горами столетний юбилей покорения космоса, а даже Марс толком не освоили. С такими темпами ещё несколько веков потребуется, чтобы добраться хотя бы до ближайших звёзд. А тут — вуаля! — и ты на другом конце Галактики.

— С небольшой поправкой: такое под силу лишь раскрученному магу. И случись утечка информации, за чародеями начнётся настоящая охота. Кто-то захочет использовать их в своих целях, а кто-то — уничтожить, сочтя потенциальной угрозой общественному спокойствию.

— Выходит, и мы рано или поздно можем оказаться «под колпаком»? Ну и ладно — если не выставляться напоказ, всё будет ОК. Тем более всегда можно сделать Отвод Глаз особо назойливым товарищам. Помнишь уроки Лайты?

Прозвучало несколько двусмысленно и, заглаживая свою оплошность, Гека поспешно увёл разговор в другую сторону:

— Есть предложение послушать свежие новости. Хоть в курсе быть, что в стране делается, а то отстали на целый год, понимаешь!

Найдя пульт от телевизора, он запустил программу поиска нужного канала. Диктор ровным бесцветным голосом описывал итоги встречи президента с министром агроиндустрии, переключившись затем на столкновение автобуса с грузовиком где-то в Уругвае, и террориста-одиночку, взявшего в заложники правление банка «Барли».

— Тьфу! — сплюнул Гека, скривившись. — Опять одно и то же. Если не выступления первых лиц государства, то сплошь аварии, теракты, убийства. Ну неужели во всём мире ничего положительного не происходит? Неудивительно, что народ вокруг озабоченный — наслушаешься такого, руки сами к топору тянутся.

— Говорят, во времена Красной Империи всё было наоборот, — вздохнул Эрик. — Очередные достижения науки и культуры, рекордные надои молока и урожаи пшеницы, победные репортажи со строек века. Не слишком впечатляюще, но очень успокаивающе. Мой дед до сих пор для успокоения нервов включает себе на видаке фильмы тех лет, а телек вообще не смотрит. Газеты, правда, иногда читает — в основном левопатриотической направленности.

— Как станешь Мастером Духа, иди работать на ТВ! Будешь с экрана внушать народу мысли добрые и светлые.

— Делать мне больше нечего. Тут, как в том анекдоте, всю систему менять надо. У меня вообще к политике с детства чувство глубокого отвращения.

— А кто два года назад на административное управление документы подавал?

— Так ведь то ещё до Академии было. Тогда мне хоть куда-нибудь, и то ладно. А представился бы выбор, предпочёл бы нечто более одухотворённое.

Гека, не споря больше, подошёл к окну и принялся разглядывать огни погружённого в сумерки города.

— Вот она, резкая смена часовых поясов — там, откуда прибыли, ещё день в разгаре, оттого и спать не тянет совсем. Придётся либо постараться адаптироваться к новому режиму, либо вести ночной образ жизни, в котором есть свои прелести. Чем предлагаешь заняться? Хочешь, прошвырнёмся до какого-нибудь кафе неподалёку?

— Не, пока не тянет. На Санта-Ралаэнне отвык от обилия незнакомых людей вокруг, поэтому поездки в сабвэе хватило с лихвой — ощущение, будто толпа тебя вот-вот раздавит.

— Да и меня, честно говоря, не очень. Ладно, тогда давай притащу для тебя раскладушку, чтоб потом не шуметь, и посмотрим что-нибудь эдакое из Сети.

Глава 2

Засиделись аж до рассвета — июньская ночь заканчивается слишком быстро, не успеешь оглянуться, как небо светлеет на глазах. А потому и проспали потом до полудня. Очнувшись, Гека первым делом потянулся к мобильнику.

— Ага, два пропущенных вызова от Таськи. Крепко вырубились, однако, раз не услышали. Или звуковой сигнал на половину был включён? Ладно, щас перезвоню.

— Здоровы вы спать, парни. А мы уже стол накрыли, сидим, ждём, — весело сообщила Таисия. — Да шучу я наполовину, не волнуйтесь. То есть видеть вас всегда рады, а торжественную встречу начнём организовывать, когда стартуете. Пока доберётесь, всё будет в лучшем виде.

— Ну, брат, тогда пора умываться и собираться, грешно девушек в напряжении держать! — наставительно произнёс Гека и первым потащился в ванную. А когда вернулся, озадаченно уставился на нахмуренную рожу приятеля, вертящего в руках свой телефон.

— Чего-то случилось не так? Надеюсь, никто не помер?

— К счастью, нет. Это я тётушке звонил насчёт поселиться у неё хотя бы на ближайшие дни. Однако приключился небольшой облом — к ней сын из-за границы на побывку приехал. Да ещё с молодой женой. Напрямую мне не отказали, но намекнули, что моё присутствие не слишком желательно. Я теперь в тяжких раздумьях. Либо в срочном порядке надо угол снимать, либо уматывать в Игримск. Не хотелось бы, конечно, вот так сразу перебираться в родные пенаты, даже по столице не погуляв.

— Да что за проблема? Оставайся у меня.

— Нет, это неудобно. Я понимаю, одна ночь — куда ни шло, но не на месяц же. Вряд ли твоя мать такому обрадуется.

— А, ерунда. Во, придумал: давай я тебя на нашей даче поселю! Там ты никому мешать не будешь. Плюс свежий воздух, здоровая растительная пища! Бытовые условия, правда, подкачали — ну ты помнишь, бывал уже там.

— Помню прекрасно. И не скажу, чтобы меня сильно беспокоило их тамошнее состояние. Тем более сейчас лето…

— Значит, договорились. Я на твоём месте вообще в Игримск тащиться бы не стал, каникулы провёл бы здесь. Да и лишние расходы на дорогу — к чему они? Разве мало в Голдтауне заведений, где те же деньги можно обменять на удовольствия? О да, я понимаю, сыновний долг и всё прочее. Но, как мне показалось, твои родичи не особо расстроены, когда тебя нет поблизости. Я б в подобной ситуации ограничился парой звонков, и — гуд бай!

— Не знаю, — Эрик смущённо потёр подбородок. — Наверное, на недельку всё же придётся. Чтобы год потом не волновались.

— Ну, смотри. Ладно, обсудить это мы и потом успеем, а сейчас в дорогу пора!

Обитательницы комнаты 336 встретили приятелей при полном параде.

— Давненько не виделись! — первой приветствовала их Ирина, оценивающе оглядев. — Как, изменились за год, однако. Возмужали, посуровели. Видать, жизнь на вашем острове не сахар.

— Нелегко служить музе волшебства! — с притворным вздохом отозвался Гека. — Очень много требует она от своих адептов.

— Слова какие-то мудрёные говоришь, проще надо быть! — махнула на него рукой «бригадирша». — Давайте лучше за стол, выпьем да закусим. Пока вас ждали, сами проголодались. Тогда и расскажете поподробнее, чему вас там научили.

Эрик обратил внимание на отсутствие Алины, отметив про себя опустевшие полки над её кроватью.

— Так Лина теперь фактически тут и не живёт! — радостно сообщила Галя. — Как поступила, сразу жениха себе нашла. Скоро свадьба. По крайней мере, предложение уже сделано. Поэтому лишь изредка заглядывает сюда рассказать, как у них всё хорошо. Счастливая!

— Кто ж тебе мешает своё счастье найти? — съехидничала Ирина. — Тоже студенткой ведь стала. Или на курсе парней нет совсем? Правильно — разве ж нормальный мужик пойдёт на специальность «технолог хлебобулочных изделий»? В инженерный надо было, на физику али математику, там женихов как грязи после летнего дождя. И все умны как на подбор!

— Чего ж тогда сама туда не пошла?

— Девчата, не ссорьтесь! — вмешалась Таисия. — Неизвестно, где найдёшь, где потеряешь, с кем обретёшь счастье, а с кем хлебнёшь горя. Потому и придумали поговорку — хорошо смеётся последний. А насчёт Алины — если обещала появиться, так и быть, ждём ещё немного. Но не более десяти минут.

Гека в свою очередь заинтересовался висевшим на стене самодельным транспарантом «Наш DOOM — Россия!».

— Это Галка прикалывалась, — небрежно заметила «старшая». — Делать было нечего, вот и намалевала. Когда будем съезжать отсюда, повяжу ей на шею заместо шарфа, так и перетащит.

— Хотите перебазироваться в другую общагу?

— Зачем? Мы тут подумали — хватит с нас прелестей казарменного жилья. Финансы теперь вполне позволяют снять квартирку где-нибудь в районе Четвёртого Транспортного. Может, удастся и поближе к центру. Всё лучше, чем клопов общежитских кормить. Как только Линка выпишется отсюда, так и начнём переселение. Кое-какие вариантики я уже присмотрела, но серьёзного базара пока не вела. Успеется.

— И не нужно через вахту переться, объясняя куда и зачем, — поддержала подруг Таисия. — Давно пора!

В комнату влетела запыхавшаяся Алина.

— Не слишком опоздала? Мы в пробке застряли.

— На сабвэе быстрей бы добрались! Или уже не по кайфу? — поддела её Галя. — А суженый твой где?

— На фирму уехал, дела у него срочные. Да и не любитель, как выразился, рассиживаться по девичникам.

— Во-от оно как! — насмешливо протянула Ирина. — Тогда и нам ждать больше некого, и я лично не вижу препятствий начать партсобрание.

Компания вмиг оказалась за столом, причём каждый занял то же место, что и год назад. После первой рюмки «за встречу» разговор переключился на животрепещущую для большинства присутствующих тему — обсуждение итогов учебного года. И если для студентов Академии он уже вошёл в историю, то девчонкам из 336й ещё предстояло сдать по одному экзамену.

— Ты на что, кстати, математику сдала? — поинтересовалась Галя у подруги.

— На четыре. А ты?

— Тоже. Без подношения, правда, не обошлось. Ну да ерунда: впятером выставили преподу пол-ящика французского коньяка, он и подмахнул зачётки кому сколько достаточно. Да и с основами пищевой технологии, оставшимися напоследок, тоже вроде проблем возникнуть не должно. Хуже другое — у меня до сих пор хвост по аналитике, никак этот несчастный зачёт сдать не получается. А надо успеть до конца сессии, на осень лучше не оставлять.

— Дюже сложный предмет? Или на той кафедре не берут принципиально?

— Не в том дело. Там зверствует профессор Муренман, его даже преподы боятся, что уж про нас говорить! С виду — добродушный дядечка, а начнёт с тобой разговаривать — ощущение, будто клещами за горло и стискивает потихонечку, чтоб подольше мучился. О, разумеется, если у тебя есть пять сотен «евриков», любой вопрос улаживается без проблем — через посредников; напрямую, если предложишь, Муренман тебя тут же выгонит. А для меня это немалые деньги. Вот и сижу теперь в тяжких раздумьях.

— Неужели настолько напуганы, что никто не возмущается, телегу куда надо не накатит?

— Писали, говорят, и не раз. Но без толку — у господина профессора покровители имеются, в обиду не дадут. Поэтому смысла нет — своего не добьёшься, зато сильно осложнишь себе дальнейшую жизнь в институте.

— Чего ж ты раньше не говорила? — напустилась на неё Ирина. — Вместе сообразили бы на мзду твоему (непечатное слово) профессору.

— Да всё пыталась сдать честным путём, и никак. Может, я слишком тупая?

— Глупости не говори. При таком раскладе, как описала, ещё десять раз ходила бы. Ясно ведь, что и посредники с этого имеют, потому не заинтересованы за здорово живёшь зачёты выставлять. Ладно, придумаем что-нибудь, а пока давайте ещё по стаканчику. За то, чтобы поменьше было вокруг нас всяких гадов-кровопийц!

— Клёвый тост! — единодушно согласились присутствующие. — За такое и два стакана подряд пропустить не грех!

— А давай-ка, подруга, я попробую тебе помочь, — хитро улыбнулась Таисия, отставляя почти пустой стакан. — Своими методами, разумеется.

— Ах да, я уже и забыла, что вы у нас волшебники. В свинью превратить его сможете?

— Фу, зачем же так грубо. Искусство магии, по моему личному мнению, в том и состоит, чтобы манипулировать из-за кулис и добиваться нужного результата, оставаясь в тени. Внушить, например, мысль, что Муренман не только должен немедленно поставить зачёт студентке Морозовой, но ещё принести глубочайшие извинения за причинённое беспокойство с обещанием исправиться и больше не мздоимствовать.

— Вот это будет самое оно! — расхохоталась «атаманша», взмахом ладони опрокинув бутыль, к счастью, уже почти опустошённую. — Пусть (непечатное слово) торжествует справедливость! Если получится, Таська, с меня презент. И тогда поверю, что и от чародеев польза есть.

— Покажете нам какие-нибудь фокусы, которым за год научились? — с простодушной хитрецой спросила Алина.

— Парней уговаривай, — сразу же отмахнулась Таисия. — Мне для товарища Муренмана энергию беречь придётся. Потом, Галюнчик, в спокойной обстановке обмозгуем, как его получше объегорить.

— Просим, просим! — почти одновременно воскликнули обитательницы комнаты, для убедительности захлопав в ладоши.

Эрик призадумался. Ясно, что от компании захмелевших девчат одними шутками не отвертишься. Но чем именно их удивить?

— Насчёт прошлогоднего вопроса о превращении воды в вино…

— Неужели всё-таки научился? — подбоченилась Ирина. — Давай!

— Я немного не о том. Подобную трансформацию, как уже говорили, не каждый Мастер осилит. Но могу попробовать создать правдоподобную иллюзию.

— Если без похмельного синдрома, то мы только за. Главное, чтобы вкус был и градус что надо! Ну-ка, подруги, организуйте маэстро стакан с водой!

Привстав, Галя налила из чайника кипячёной воды в находившуюся поблизости кружку и поставила перед Эриком.

— Действуй!

— Немного тишины, плииз, я сосредоточусь. Traurr pif tlaass neog libisto…

Жидкость в кружке окрасилась в багрово-красный цвет.

— Не совсем естественный, скорее на разведённую кровь похож, — нахмурившись, оценила Ирина. — А на вкус как? Не отравлюсь, если попробую?

— От иллюзии ещё никто не помирал, — скривился Эрик, слегка обидевшись на недоверие к собственному творению. — Хотите, выпью прям при вас?

— Э нет, дай-ка сюда! Иначе как же мы оценим, что получилось? Фу-у, какая кислятина. Похоже, перебродил твой виноград изрядно!

— Как получилось. Мы ещё только учимся!

— Расслабься, тебя никто ни в чём не обвиняет. Мы бы и такого не соорудили!

— Попробую что-нибудь более эффектное, — задумчиво пообещал наш герой, но приятельего перебил:

— Моя очередь! Тут поблизости живность есть?

— Тараканы на кухне.

— Нет, не столь примитивное. Кошки, собаки, хомячки там разные. Рыбок и бегемотов не предлагать!

Девчата переглянулись.

— В 330й у Нинки кот Фёдор обитается. Только поставишь что-нибудь мясное на плиту, он тут как тут. Пока угощение не получит, так и будет выпрашивать да под ногами путаться. Сойдёт?

— В самый раз. Если слишком далеко не умотал, сейчас окажется здесь. Vizos tubirr dik boorn alkadatt djublikk obivig renkoza lekfro muato donn! Фёдор!

На коленях у Геки тут же материализовался здоровенный рыжий котяра с наглой мордой и торчащими во все стороны усами. Ничуть не обеспокоенный мгновенным перенесением в совершенно иную обстановку, передними лапами он, недолго думая, уцепился за столешницу, выглядывая кусок пожирнее.

— Вот разбойник, на колбасу уцелился! Ишь башкой вертит — соображает, небось, позволят взять или по хлебалу получит. А ну брысь, нечего тебе на столе делать!

— Раз зазвали в гости, голодным отпускать грешно, — пожалела усатого злодея Галя. И, постелив на полу салфетку, положила на неё несколько кусков полукопчёной.

Кот, мягко спрыгнув с колен, деловито принялся за трапезу. В момент уничтожив предложенное угощение, он, задравши кверху хвост, утробным урчанием принялся просить добавки.

— Ах, тебе мало, скотина ненасытная? Ну, сейчас ты у меня получишь!

— Гека, отзывай его обратно!

— Сейчас. Struazz bins tup dintolk tumar? Нет, кажется не так. Похоже, вылетело из памяти.

— Эх ты, горе-чародей. Придётся разрулить более привычными методами.

Почувствовав приближение грозы, Фёдор попытался скрыться под ближайшей кроватью, да не тут-то было — крепкой рукой Ирина по-хозяйски ухватила его за шкирку.

— Попировал и баста, пора и честь знать. Хоть спасибу бы сказал. А потому…

Не поленившись сделать несколько шагов, «атаманша» приоткрыла дверь и без особых церемоний вышвырнула кота наружу.

— Вот так-то!

Из коридора послышалось негодующее мявканье.

— Круто ты его, однако.

— У Ириши с Фёдором старые счёты, — пояснила Алина. — Распотрошил однажды пакет с мясом, оставленный ненадолго без присмотра.

— Добавь сюда ещё и историю, когда кусок печёнки, для гостей приготовленный, спёр. Потому миндальничать и не стала. Нечего на чужой каравай рот разевать.

— Но вообще получилось классно! — восхитилась Галя.

— А мужиков так приманивать можно? У нас тут полно кандидатур, ещё не успевших обрести тихое семейное счастье. Не всем же везёт, как Линке!

— Главное, обратную формулу всегда держать наготове. А то вдруг кавалер неприличный окажется или не по нраву придётся.

— Для этого, увы, магический дар иметь надо.

— Или хорошего знакомого — колдуна. Таська, как окончишь свою Академию, приходи к нам работать. Деньгами не обидим. А поможешь выгодный контракт заключить — так ещё и процент со сделки.

— Я подумаю, — и, отвлекая внимание подружек, — Эрик, ты ещё что-то хотел показать?

— Честно говоря, уже забыл. Была мысль, да ушла куда-то…

— Ну-ка, не увиливай. Надо же за кислое винцо реабилитироваться!

— Ладно, тогда совсем простой фокус. Надеюсь, вам понравится. Zeind dissjorr avdienns butkun pejillt… — бодро начал наш герой, намереваясь телекинетически подбросить в воздух пробку от бутылки. Но губы его внезапно принялись складывать совершенно иные слова:

— …oillfa hassh tolinn fiorrsh addripo terpia fintime lifegg ponnibo!

Далёкий печальный шум приближающейся бури донёсся через открытое окно. И вновь, как тогда, на поединке с Дэнилом, смолкли звуки и поблекли краски, каменными изваяниями застыли находившиеся рядом. От волнения, как такое могло случиться, Эрик непроизвольно ухватился рукой за край стола.

И с ужасом ощутил, как пальцы погрузились в него, как в брикет оставленного на летней жаре сливочного масла. Освобождаясь от наваждения, он резко дёрнулся в сторону, едва не упав со стула.

Тихий стеклянный перезвон разбивающегося хрусталя возвестил об окончании действия заклятия. Ещё не успев до конца прийти в себя, наш герой почувствовал, как окружающие пристально разглядывают зажатый в его руке кусок древесины с обрывком скатерти.

— Сверхсилу, что ли, применил? — первой нарушила молчание Таисия. — Нашёл место. Решил уподобиться слону в посудной лавке?

— Нет, тут дело посерьёзнее, — высказался Гека, осмотрев повреждённый участок стола. — Видишь оплавленные края? Как будто прожгли насквозь, но нет ни дыма, ни запаха гари! Приятель, колись, какую магию применил?

— Вообще-то хотел всего лишь запустить пробку в бреющий полёт. И сам не могу понять, как получилось, что вместо формулы телекинеза прочитал другую. Переклинило, наверное.

— Бывает. Но, с другой стороны, ты не мог бы активировать заклинание, не зная его!

— На полном серьёзе — даже представления не имею! Словно всплыло из подсознания. Возможно, когда-то где-то видел, но не придал значения.

Пришлось слукавить — разумеется, Эрик прекрасно понял, из какой оперы то колдовство. Одно лишь смущало — действие оказалось немного не таким, как в прошлый раз, да и слова вроде как отличаются… или показалось? Память упорно не желала воспроизводить формулу целиком, затуманивая сознание жуткими образами, в которых он, пытаясь разрушить мрачное безмолвие застывшего мира, изо всех сил трясёт превратившихся в статуи друзей, но лишь вырывает из их тел куски плоти.

— Однако силу вложил немалую! От всей души сработал. Вот что значит разбудить в тебе спортивную злость.

— Представляю, что будет, если разозлится не на шутку. Тут, наверное, камня на камне не останется! — восхитилась Алина.

— К счастью, он у нас по-настоящему сердиться не умеет, — иронично заметила Таисия. — И сейчас, вот увидите, применит заклятие Восстановить Нарушенное Целое, после чего стол станет как новенький!

— Забавно слушать со стороны ваши профессиональные разговоры, — улыбнулась Галя.

— Тася, ты же прекрасно знаешь: никто из нас не силён в Синей магии. Поэтому я готов загладить свою вину более прозаическим способом — денежной компенсацией.

— Ладно уж, чего там, — махнула на него рукой Ирина. — Стены этой общаги видели и не такие масштабы разрушений казённого имущества. Столешницу я потом поменяю у Жоровны, а скатерть всё равно на ладан дышала. Как переедем, новую куплю. Зато лишний раз убедились, что с колдовством шутки плохи. А потому моё предложение — давайте ещё по стаканчику, да наружу, проветриться немного.

Глава 3

Гуляли до позднего вечера, поэтому ни о какой даче уже не могло быть и речи — пришлось вновь гостить у приятеля. И, то ли от избытка впечатлений, выпавших на тот день, от свалившейся на Голдтаун душной безветренной жары, иссушающей тело и сворачивающей набекрень мозги, сон его в ту ночь не принёс желанного отдыха. Больше часа пришлось переворачиваться с бока на бок в тщетной попытке впасть в забытье. Которое, как всегда, настигло внезапно, но вместо того, чтобы провести прямиком в утро следующего дня, вернуло на Санта-Ралаэнну.

Вновь направлялись они на второй этаж Штарндаля, пытаясь разгадать тайну портрета Анонима. Тьму, окружающую их, разгоняют лишь чадящие смоляные факелы на стенах, да ещё старинный серебряный подсвечник с тремя свечами в правой руке.

— Кто же на сей раз попал под подозрение?

— Сейчас сам увидишь, — хриплым шёпотом отзывается идущий следом Гека. — Если приглядишься.

Следуя совету, Эрик поднял подсвечник повыше. И пару секунд хватило, чтобы убедиться — на всех портретах одно и то же лицо.

Его собственное.

— Теперь ты понял, кто такой Аноним? — раздался сзади демонический хохот.

Резко обернувшись, Эрик остолбенел.

Вместо Геки перед ним стоял Дэнил.

— Подумать только, сколько лет ты скрывал своё истинное обличье под маской положительного героя, — продолжал издеваться ненавистный ирландец. — Но стоило оказаться внутри Звезды Шеорма, как сразу сползла вся фальшь добродетели. И теперь, Нейл, ты вернулся… сильнее любого из Архимагов, да вдобавок во главе целой армии. Глупо противостоять такой силище, и потому спешу примкнуть к ней, обещая служить верой и правдой во славу чёрных знамён!

И склонился в насмешливом полупоклоне.

Эрик сжал рукоять подсвечника. Пламя свечей ярко вспыхнуло, и тени, надвигавшиеся со всех сторон, сочли за благо отступить.

— Я не тот, за кого меня принимаешь. И не бывать тому, о чём мечтаешь. Штарндаль никогда не сдастся чернокнижникам — вот в чём можешь быть уверен!

— Да неужели? Тогда вглядись в собственные изображения, и увидишь, кто прав.

Не желая заработать удар в спину, он сделал шаг в сторону и, встав вполоборота, быстрым взором окинул портреты. И — о, ужас! — как будто некий безумный художник решил на примере одного-единственного индивидуума запечатлеть всю гамму человеческих пороков. Горящие алчностью глаза стяжателя, надменно поджатые губы гордеца, холодный равнодушный взор асассина, приторная улыбка льстеца, похотливо высунутый язык сластолюбца — целая галерея безобразных карикатур, даже отдалённого сходства с которыми Эрик никогда не наблюдал, глядя в зеркало.

Или не желал замечать?

Всегда нелегко глядеть на себя со стороны. Особенно тем, кто не привык в себе сомневаться.

Но сейчас он с отчётливостью осознал лишь, что не желает иметь ничего общего с отвратными харями, которые скалились, подмигивали и презрительно щурились со стен.

Минутная нерешительность чуть не оказалась роковой — пламя свечей почти погасло, и сумеречная паутина теней обступила со всех сторон. И под их покровом фигура врага принялась трансформироваться, преобразившись в гигантского, два с половиной человеческого роста, Чёрного Рыцаря.

— Приказывай, господин! — загрохотал великан, делая шаг навстречу.

Послать бы его куда подальше, чтоб с глаз долой. Но вдруг возникнет искушение призвать вновь? Да и зачем отказываться от слуги, за которым как за каменной стеной, одним своим видом способным обратить в бегство даже признанных храбрецов…

Но нет, нельзя поддаваться соблазну, именно им и завлекаются слабые души, одёрнул кто-то внутри. И в сознании тут же вспыхнули недавние слова Лайты — ты сильный, но пока не осознал этого.

И тогда, на миг преисполнившись решимости, Эрик изо всех сил метнул в Рыцаря подсвечник.

Как в пороховую бочку — мгновенно вспыхнув, исполин с оглушительным грохотом взорвался. Стена пламени взметнулась на месте, где он только что находился, отрезав спасительный путь к лестнице. Осколки доспехов, разлетевшись по всему коридору, подожги ковёр и портреты; обугливаясь, холсты недовольно шипели и стонали, словно жалуясь на судьбу. Огонь подступал всё ближе, Эрик задыхался в едком дыму, едва успевая уворачиваться от падавших с потолка увесистых кусков штукатурки. Неужели землетрясение, мелькнула мысль, его надо немедленно остановить, пока не рухнул весь замок. Поздно — громадная плита, оказавшаяся почему-то холодной как лёд, взорвала сознание, на мгновение погрузив его в небытие.

Открыв глаза, Эрик увидел тревожное лицо склонившегося над ним приятеля, поспешно отдёрнувшего руку.

— Это я лоб пощупал, — тут же объяснился Гека. — У тебя температура, весь горишь!

— Дурной сон приснился. Ничего страшного.

— Ну да! От сновидений такого жара не бывает. Ты явно заболел! Наверное, продуло вчера на Голди-реке, когда мы там подшофе гуляли. По пьяной лавочке простуда не чувствуется, алкоголь сосуды расширяет, давая ощущение тепла, зато потом последствия вылезают. Нет, не спорь со мной, ты так метался, что меня разбудил. Да ещё нёс какую-то околесицу, не открывая глаз. Я вначале не въехал, что с тобой такое, но быстро сообразил — горячечный бред! Дотронулся — и точно. Погоди минутку, я аптечку принесу!

Не слушая вялых возражений, Гека тут же умчался за ней, но вскоре вернулся.

— На месте, где раньше лежала, сейчас нет. Мать, видимо, куда-то засунула, не смог найти. Жаль, на работу уже ушла, а звонить — враз перепугается, примчится ещё. Ну ничего, щас сгоняю до аптеки. Ты, главное, организму встряску не давай, резких движений не делай. Я быстро!

Отговаривать Эрик не стал — всё равно бесполезно. Голова чумная — это точно, но в остальном никакой болезни не чувствуется, лишь сильная усталость. Отдохнуть немного, и всё пройдёт. Причём без активной жизнедеятельности, тут Гека мог бы быть совершенно спокоен — подремать, книжку ненапряжную почитать, в крайнем случае посмотреть что-нибудь развлекательное.

Приятель меж тем проворно собрался и убежал. Оставшись в одиночестве, Эрик первым делом попытался привести в порядок мыслительный аппарат. Жаль, не прихватил с собой таблетки от головной боли, подумав — к чему тащить с Санта-Ралаэнны, в Голдтауне такого добра пруд пруди. Ладно, может, Гека догадается купить. А пока его нет, спокойно обдумать странности последних дней. Почему вдруг вчера за столом вместо одного заклятия произнёс другое, которого не знал вовсе? Перепутать слова — такое случалось не раз; как правило, без каких-либо последствий, просто не срабатывало, и всё. Но тут — совсем иное дело, вероятность случайного синтеза действующей формулы крайне ничтожна. Даже целенаправленный поиск, ведущийся магами профессионалами, редко приносит удачу сразу, иногда сотни комбинаций приходится перепробовать, пока не получится нечто стоящее. Ощущение, будто не сочинил, а вспомнил…но где и когда видел её раньше? Лишь в варианте, применённом против Дэнила, но это не в счёт. Жаль, не догадался поинтересоваться у Лайты, из какой оперы это колдовство — слишком крепко, видать, въелся Сагранов запрет. После вчерашнего появилась решимость его нарушить, но где теперь его любовь? Придётся самому распутывать клубок загадок — пусть и нет формулы в справочнике Гильдии, но где-то мистеру Логендрю всё же удалось её откопать? В том, что забытый в тринадцатой комнате учебник по магии Стихий принадлежит именно ему, сомневаться уже не приходилось.

Невольно вспомнив о Пропавшем Ученике, Эрик перенёсся в сегодняшний ночной кошмар. Если отбросить частности, то мотив его схож с привидевшимся под действием Вещего Сна, а это уже тревожит. Теперь ещё и с упоминанием имени, начинавшем постепенно раздражать. Вроде и так очевидно, что он — не Нейл; по крайней мере, для любого здравомыслящего человека.

Но если… все его воспоминания не более чем миражи? Если чародеи способны заменить истинную память ложной, то почему такого не могли проделать и с ним? Однако есть же вехи биографии, которые запросто не подделаешь — учёба в школе, семейный фотоальбом, медицинская карта… Титанический труд должен был быть проделан — но ради какой цели? И как распознать фальшивку, если она действительно присутствует?

Однако лучше о том поразмышлять в другое время, на свежую голову. В первую очередь надо выяснить как можно больше о Пропавшем Ученике. Причём как можно реже используя Сеть. Раз они с Брино из Англии, самым разумным остаётся — слегка поднапрячь Лиэнну. И лучше всего прямо сейчас, пока Гека не вернулся.

Заспанный девичий голосок нехотя ответил ему:

— Алло?

— Лиэнна, привет! Это Эрик.

— Ой, Эрик! Рада тебя слышать. Раненько звонишь, однако!

Только сейчас наш герой сообразил, что на берегах Туманного Альбиона сейчас всего лишь половина седьмого утра.

— Извини, если разбудил. У нас здесь день уже в разгаре. На Санта-Ралаэнне отвыкаешь от существования часовых поясов, вот и случаются накладки.

— Ничего страшного, я всё равно собиралась скоро вставать. Ты, кстати, первый, кто вспомнил обо мне после отъезда из Штарндаля!

— Надеюсь, не последним буду. Просто у всех нас сейчас обилие новых впечатлений, а чуть соскучимся друг по другу, так и начнём перезваниваться. Честно говоря, и я выбрал бы более удобное время для беспокойства, но так уж сложились обстоятельства. Короче, теперь уже мой черёд просить о помощи.

— Конечно, чем смогу. В чём проблема?

— О двух товарищах из ваших краёв неплохо было бы подробные справки навести. Они учились в Академии на первом потоке. Некие Брино Мистгейм и Нейл Логендрю. Сейчас продиктую их координаты, минуточку….

— Нейл Логендрю? Кажется, слышала это имя, но где именно, не помню.

— Так звали Пропавшего Ученика.

— Ага, поняла. Неужели всё-таки нашёлся?

— Сильно сомневаюсь. Но надо установить точно. И здесь вся надежда на тебя. За мной не заржавеет.

— Да чего там, пустяки. Я этим летом всё равно дома оставаться не собираюсь, хотя куда податься, пока не решила. Теперь, по крайней мере, есть конкретная цель.

— Погоди, не въехал — хочешь всё лето пропутешествовать автостопом?

— Как придётся… В любом случае в родной Блейденсвилль уже не вернусь.

— Но почему? Поссорилась с роднёй?

— Нет, всё намного хуже, — голос Лиэнны, сдавившись, стал прерывистым, — я такого даже предполагать не могла, когда покидала Санта-Ралаэнну. Представляешь, Он ищет меня!

— Который со шрамом?

— Да. Едва оказалась дома, мать сразу заявила — приходил тут мужчина, спрашивал тебя. Показала нарисованный Джо портрет, и она его опознала. Сразу кольнуло неприятным предчувствием, но худшее, как оказалось, впереди. Пообедали, ушла в свою комнату, вдруг слышу — маманя с кем-то по мобильнику болтает. Сначала думала: приятелю своему Плику звонит, а потом слышу — приехала, завтра ждём в гости. Поскольку речь явно про меня шла, поинтересовалась потом, кто собирается заявиться. Представляешь — именно Он!

— Во как! Получается, родная мать заложила! Но почему!?

— Я тоже вначале так подумала и потребовала объяснений, но она лишь растерянно хлопала глазами: мистер Катхедер, мол, очень просил сообщить, когда появишься, дело у него к тебе очень важное. А кто такой этот мистер, и зачем понадобилась ему, спросить ума не хватило. Лишь потом дошло — на неё наложили чары! Я ведь схожим образом тоже чуть не лишилась своего концентратора. Поэтому, не вступая более в пререкания, попросту сбежала той же ночью. Дождалась, когда мать заснёт, собрала вещи и бегом на экспресс до Логрэна. А для отвода глаз записку оставила — уехала в Эдинбор, шотландскую родню повидать. Надеюсь, это на некоторое время собьёт их с толку.

— Но, может, ты преувеличиваешь опасность, и товарищ тот ничего дурного не имел в виду?

— Вряд ли. Я не знаю, что ему на самом деле нужно, но твёрдо уверена — ничего хорошего. А вдруг он хочет сделать со мной то же, что и с бабушкой?

Похоже, у Лиэнны мания преследования, причём в довольно острой форме. Но сказать ей о том напрямую — обидится ведь. Надо бы подбодрить, а ещё лучше — убедительно продемонстрировать иллюзорность овладевшего душой страха. Но как — с чугунной головой сразу не сообразишь. Поэтому Эрик ответил дипломатично:

— Я думаю, всё намного проще. Но не стану разубеждать. Значит, ты сейчас в Логрэне?

— Да. Сняла комнатушку в мотеле на самой окраине, назвалась чужим именем. Некоторое время собираюсь пожить здесь, осмотреться и обдумать планы на будущее. До возвращения в Штарндаль ещё так далеко! Скорей всего, махну на континент, во Францию или Германию, но вначале проедусь по твоим адресам.

— Если и впрямь угрожает опасность, то с моей стороны грешно нагружать какими-либо поручениями.

— Пустяки, тем более ты столько раз меня выручал! Однако давай адреса, а то заболтались совсем, ещё забудем про них.

— Диктую, записывай. Нейл Логендрю, Виндгроуз, Редфокс-стрит, 8. Брино Мистгейм, Бирминдэг, Рогери-проспект, 34, 19. По возможности, разумеется. Жаль, мы сейчас разбросаны по всему свету, но уверен — если кто-либо из нас окажется в беде, многие поспешат на помощь, пренебрегая личным благополучием.

— Спасибо на добром слове. Надеюсь, до такого всё же дело не дойдёт. Ну, ладно, — вздохнула Лиэнна. — Как чего разузнаю, звякну обязательно. А сейчас извини, какое-то странное шуршание за дверью.

— Понял. Если что, не стесняйся…, - но собеседница уже отключилась.

Вовремя — буквально через минуту появился Гека, тащивший целый пакет в фирменной упаковке.

— Ближайшая аптека, к сожалению, оказалась закрыта на учёт, пришлось целый квартал чесать до другой. Короче, тут на все случаи жизни, мало ли чего ещё приключится! Вот жаропонижающее, глотай, а я запить принесу. Как самочувствие, хуже не стало?

— Умеешь подбодрить, однако.

— Это я к тому — если что, не волнуйся, надо будет, и «Скорую» вызову.

— И пусть везут в реанимацию. А ещё лучше сразу в морг. Тебе бы колонку чёрного юмора в «Смехобозе» вести. Однако где стакан воды?

Лучше уж выпить пару таблеток, чем объясняться с доктором, который в результате беседы может возыметь желание вколоть тебе какую-нибудь фигню.

— Ща, минуточку. Вот блин, чайник пустой, надо было ещё с вечера накипятить. Сойдёт из-под крана?

— Тащи какая есть. Мне не привыкать.

— Держи. Вода столичная, особая! По лучшим рецептам местных водоочистительных станций! Да, заодно прими-ка вот это, — протянул Гека пакетик с незнакомым названием.

— Что ещё за дрянь такая?

— Снотворное. Одно из лучших, как мне в аптеке сказали!

— Ну и зачем? Время к полудню, а я с детского сада не привык дрыхнуть посреди бела дня.

— Разве спешишь куда? Или дела объявились, которые отложить нельзя? Расслабься хоть немного, учёба позади, целых полтора месяца можно балдеть, ни о чём не думая! Тем более, что после ночного кошмара тебе нужно хорошенько отоспаться!

Спорить уже не осталось сил, да и, по правде говоря, немного отдыха и впрямь не помешало бы.

— Так-то лучше, — одобрил Гека, забирая пустую кружку. — Теперь ложись и постарайся побыстрей заснуть. Не буду тебе мешать.

И вышел, притворив за собой дверь в комнату.

Глава 4

Проснувшись в четвёртом часу посвежевшим и взбодрившимся, Эрик был вынужден согласиться с приятелем. Чему тот весьма обрадовался.

— Ну вот, а ты сопротивлялся! Нет же спасибо сказать. Обедать будешь?

— А ты как думаешь? С утра не ел ничего, кроме твоих снадобий.

— Калорийности в них нет никакой, согласен. Зато какая эффективность — словно заново родился! Поэтому давай приводи в порядок внешний вид, и милости просим на кухню! Я тут, пока ты спал, ещё раз пробежался, жратвы подкупил!

Гордо называемое обедом на деле представляло собой скопище беспорядочно вываленного на стол содержимого холодильника. Единственное, чем озаботился Гека — подогреть в микроволновке остатки жареной курицы. Однако пока чувство голода не отступило, Эрик этого даже не замечал, жадно поглощая всё попадающееся под руку.

— Значит, и впрямь подействовало, — с ехидцей прокомментировал приятель. — Больные с такой скоростью не лопают.

— Я ещё утром говорил — нет у меня никакой хвори, да разве ж ты слушал. Выспался, и полный порядок.

Их трапезу прервал звонок в дверь.

— Кто бы это мог быть? — искренне удивился Гека. — Вроде в гости никого не зазывали.

Однако пошёл открывать.

— О, привет! — послышалось из прихожки. — Смотри-ка, кто пожаловал!

— Что, не ждали? — донёсся озорной голос Таисии. — Ну и где тут больной?

Похоже, пока он спал, приятель успел не только в магазин сбегать.

— Уже выздоровел. Вон, на кухне, усиленно уничтожает продукты питания.

— Опять панику навёл зазря! Ладно, сейчас убедюсь в том лично, — и, появляясь в поле зрения нашего героя, — привет, Эрик! Как самочувствие?

— Нормально. Гека действительно слегка перестарался. Просто дурной сон, с кем не бывает. Но теперь всё в порядке.

— Ну и замечательно. А я тут свежих фруктиков для поправки здоровья притащила. Думаю, в любом случае не пропадут. Белую магию не использовали? Вот что значит сила привычки во всём уповать на медицину не-магов. Небось все лечебные заклятия, на первом курсе изученные, уже позабывали?

— Милости просим за стол, откушать чем Бог послал! — ласково пригласил её Гека присоединиться к их трапезе, одновременно отвлекая от обсуждения пробелов в образовании отдельных воспитанников Академии.

— С удовольствием, но только чай. Ну и жарища на улице, да ещё безветренно. Пока добралась, горло пересохло как колодец в пустыне.

— Совсем как два года назад, когда мы решили доверить свои судьбы «Рекламному Вестнику». Помнишь, Эрик?

— Ещё бы. Однако согласись, нам чудовищно повезло! Фактически один шанс на миллион. Годом раньше или позже, даже если б мы и встретились, в Академию не попали бы.

— И были бы уже весьма подкованы в искусстве добычи и переработки даров моря. Кстати, раз о том зашла речь, в морозилке есть креветки, можно будет сварить как-нибудь! А вот, Тася, твоя чашка.

— Благодарствую. Значит, с организмом сейчас всё ОК?

— Да, — подтвердил Эрик, не ожидая подвоха.

— Тогда поговорим серьёзно. Сможешь, наконец, внятно рассказать, что за заклятие ты вчера применил? В присутствии подруг, мало знакомых с кухней волшебства, я не стала устраивать допрос с пристрастием. Хотя поняла сразу — ни одна из изучаемых нами формул и близко не способна дать подобный эффект. Даже к какой школе магии оно может относиться, затрудняюсь сказать. По-дружески поделишься секретом?

— Не могу. Не потому, что хочу сохранить лишь для себя, а — слово дал.

Таисия и Гека удивлённо переглянулись.

— Это что-то новое. Кому же?

Прежде чем ответить, Эрик выбрал самое большое из принесённых яблок и надкусил его.

— Помните, чем окончился наш с Дэнилом поединок на первом курсе?

— Ага. Вам обоим назначили наказание! — радостно подтвердил приятель.

— А до того? — поморщился Эрик.

— Следами грандиозного пожара во дворе Штарндаля.

— А ещё?

— Явился Саграно, прогнал Дэнила и забрал тебя с собой.

— Уже теплее.

— Погоди, — нахмурилась Таисия. — Хочешь сказать, что применил в той схватке то же самое заклятие?

— Не совсем то, но родственное. Примерно как Круг Беспокойства и Круг Страха.

— Да не тяни ты душу, раз начал рассказывать. Это Саграно наложил запрет? Но почему?

— Догадаться нетрудно, — вместо нашего героя ответила гостья, мелкими глотками смакуя горячий сладкий чай. — Учитывая, во что превратился стол в 336й. Оплавленные края пришлось обламывать, чтобы у комендантши ненужных вопросов не возникало. Хорошо, мы не станем трясти с тебя формулу. Но хоть откуда она, поведать сможешь?

— При условии: всё останется между нами, — печально согласился Эрик.

— Само собой разумеется, дружище! Мы не из болтливых!

— Помнишь наш первый визит в тринадцатую? Там оказался учебник по Красной магии.

— Теперь припоминаю, — почесался Гека. — Хотя, если б не упомянул, ни в жисть не вспомнил бы. И чего?

— На полях его кто-то оставил формулу с припиской — используй, если угрожает опасность. Вот я и применил её против рыжего.

— Хорошо, допустим. Но откуда тогда взялся вчерашний вариант? Неужели сам сконструировал?

— Нет. Если помните, начал произносить заклинание телекинеза, а потом переклинило, причём понял это, только когда договорил до конца. Почему так случилось — повторюсь ещё раз: не знаю. Даже если примените ко мне Истинную Речь, ничего другого не услышите!

— Ну, ну, Эрик, не принимай близко к сердцу, мы же не враги тебе, — неожиданно ласково произнесла Таисия, накрыв пальцы его левой руки своей ладонью. — Просто искренне пытаемся помочь.

— Но я не уверен, требуется ли мне сейчас помощь.

— А то нет! — тут же отреагировал Гека. — Вчера, сам того не желая, столешницу раскромсал, а завтра целый дом по кирпичикам разнесёшь! Более того, есть у меня сильное подозрение: твой ночной кошмар — следствие вчерашнего чародейства!

— А утром утверждал — из-за простуды. Хорошо, в будущем постараюсь следить за произношением.

— Но всё-таки, где-то тебе и вторую формулу повезло узреть! Ведь не придумал же её по ходу дела!

— Согласен. Скорей всего, в библиотеке, однако там многие тысячи книг, и навскидку я и близко сказать не смогу, в какой из них она находилась. Наверное, случайно сфотографировалась в памяти и забылась до поры до времени. Когда вернёмся в Штарндаль, постараюсь разыскать первоисточник.

Друзей это вполне устроило, чему Эрик, не подавая виду, очень обрадовался — продолжения допроса он вряд ли выдержал бы. Либо психанул и послал их куда подальше, либо пришлось бы выкладывать всё подчистую — и про голоса, идущие ниоткуда, и содержание сна, в котором сам до конца не разобрался. Точно такой же загадкой, как и вчерашнее волшебство, стало упоминание Дэнилом некоей Звезды Шеорма, про которую он раньше никогда не слышал. По названию смахивает на артефакт… но разве можно оказаться внутри него?

— Давайте обсудим вопрос с Диной, — предложила Таисия. — Пробовала связаться с ней несколько раз, но телефон по-прежнему не отвечает. А вдруг беда какая приключилась? Гека, сможешь найти в Сети её координаты?

— Айн момент, — с готовностью отозвался тот и, притащив ноутбук, тут же расчистил для него место за кухонным столом, просто-напросто отодвинув в сторону всё лишнее.

— Так, гражданка Махонина Дина Александровна, сейчас узнаем всю вашу подноготную. А заодно почему скрываешься от Гильдии. Детали биографии пока в сторону, а вот адресок пригодится. Жаль, домашний телефон не указан, придётся в базу данных залезать.

Но и там нужного номера не оказалось. Само по себе это ещё ничего не значило — научно-технический прогресс давно сделал ненужными стационарные телефонные аппараты, вытесненные мобильниками.

— Значит, другого выхода, кроме нанесения визита, не остаётся, — подытожила Таисия. — Когда поедем?

— Да хоть завтра! Чего откладывать?

— Тогда пусть так. Эрик, сможешь поехать с нами?

— А почему нет? Вряд ли завтрашним утром буду чувствовать себя хуже, чем сейчас.

— На всякий случай для гарантии примешь на ночь парочку таблеток, — подмигнул Гека.

— Ладно. И на чём туда предполагаешь добраться?

— Дина как-то говорила — либо автобусом, либо на электричке. В последнем случае, правда, долго тащиться от станции.

— Значит, вывод однозначен! Гека, твоя чудо-машина способна уточнить маршрут и расписание пассажироперевозок?

— Да без проблем. Даже в справочную лазить нет нужды, достаточно направить поисковик на Лямино. Вот, пожалуйста: отправление со Строковского автовокзала шесть раз в сутки. Остаётся лишь выбрать время.

— С точки зрения логики застать человека дома проще всего вечером.

— Однако неизвестно, на сколько мы застрянем в этом научном загашнике, и сможем ли потом выбраться оттуда. Поэтому лучше с утра.

— Значит, соглашаемся на разумный компромисс. Рейс в 12:30. И выспаться успеем, и местные красоты осмотреть. Если, конечно, таковые там имеются.

— Я сейчас забронирую три места! — проявил инициативу Гека. — А то вдруг как явимся в кассу, так билетов нэма! Вот облом приключится!

— Это вряд ли, но подстраховаться не грех. Сколько с нас?

— Неважно — свои люди, сочтёмся! Не на Дальний Восток же отправляемся.

— Туда пока на автобусе доедешь — уже и на Санта-Ралаэнну пора.

— Кому куда, а мне пора вас покидать, — поднялась Таисия. — Раз всё в порядке, не стану задерживаться. Тем более твоя маман скоро заявится.

— Ну и чё тут такого? Заодно и познакомитесь.

— Ага, и пусть думает — очередная голддиггерша в гости завалилась. Нет уж, в следующий раз! Чао-какао, до завтра!

Не обговаривая заранее деталей встречи, все трое тем не менее оказались на вокзале ещё до полудня. Таисия, прибывшая на место раньше приятелей, не упустила случая подкольнуть этим:

— Ай, как нехорошо заставлять девушку ждать! Вы и к своим возлюбленным так же на свидания бегаете?

— Вообще-то мы не опоздали, — начал было Эрик, но Гека, чуть оттеснив его, ответил в тон:

— О, если бы свидание мне назначила ты, уверен: прибыл бы на место на час раньше обговоренного времени!

— Не дождёшься! Разве только исключительно по деловым вопросам. Иначе как мы после этого останемся друзьями?

— Похоже, у Таськи немного того с ориентацией, — прошептал Гека своему спутнику, когда направились к кассам. — Как я понял, последнюю ночь в Штарндале они с Вин провели вместе.

Землячка, однако, услышала.

— Что ещё за грязные намёки? Конечно, если нормальных парней всех поразобрали, куда бедным девушкам деваться? К тому же пьяные были в хлам, поэтому прощается. Сам-то чего слинял, не захотел с нами остаться? Вряд ли заскучал бы!

— После вашего «приглашения» исключительно в ненормативных тонах такое желание если и было, то сразу же тихо увяло. Да и вас не моя скромная персона в тот момент интересовала!

— А Эрик, увы, успел удрать на свидание. И, как понимаю, прощальное.

— Мы расстались лишь на время.

— По принципу: улетел, но обещал вернуться. Ладно, извини. Скорей всего, я просто разуверилась в существовании большой и чистой любви. Как-то не приходилось сталкиваться по жизни.

— Ещё бы: влюблённым приходится маскироваться, особенно если окружающие делают всё возможное, чтобы их разлучить. Вот зачем вы, спрашивается, хотели испортить Лайте причёску?

— Как интересно. Это она тебе сказала?

— Ну а кто ж ещё?

— Между прочим, за твою жизнь беспокоились. Даже не оценил!

— Типа от злой ведьмы спасали? Лучшим доказательством ошибочности данной версии является факт, что я сейчас с вами, а не с ней!

— Эй, народ, — прервал их полемику Гека, — так и на рейс опоздать недолго. Вон, автобус уже подали, а я ещё билеты на руки не получил!

За кольцевой автодорогой чередой потянулись дачные посёлки, застроенные особняками, владельцы которых словно соревновались между собой в помпезности и монументальности. Эрик и Таисия вертели головами по сторонам, пытаясь разглядеть их получше и комментируя увиденное. За посёлком Созвёздный, бывший когда-то одним из центров подготовки космонавтов, основной деталью пейзажа за окнами стали сосновые леса.

— Научные городки в эпоху Красной Империи создавались в зонах повышенной комфортности проживания, — не упустил случай блеснуть эрудицией Гека. — Неиспорченные цивилизацией уголки природы, чистый воздух, снабжение всем необходимым из столицы, до которой рукой подать. Поэтому многие учёные предпочитали жить и работать именно там, а не в Голдтауне, про провинцию я вообще не говорю. Увы, благодать быстро закончилась с наступлением перестройки — платили в институтах копейки, многие разработки попросту прикрыли, и народ повалил оттуда, устраиваясь кто где сможет. В тихой надежде — бардак этот ненадолго, всё утрясётся, наука вновь начнёт процветать. Но увы — смутное время сменила эпоха стагнации, которая, собственно, продолжается до сих пор, и надеждам тем не суждено было сбыться.

— Кончай вещать прописные истины, — лениво отмахнулась от него Таисия. — Дина о том во всех подробностях рассказывала. И про бедственное положение науки на необъятных российских просторах в целом, и про свой городок в частности. Который ещё полвека назад располагал чуть ли не десятком институтов, а также скромным подсобным хозяйством в виде заводика по производству безалкогольной продукции. В постперестроечную эпоху храмы науки захирели и по большей части развалились, зато заводик ударился в процветание, прославившись на всю Россию своими соками и газировкой. Видели, небось, рекламу: «Пейте напитки из Лямино»? Кандидаты наук за счастье почитали тогда устроиться на него хотя бы слесарями или аппаратчиками. А сейчас народ уже и не идёт в аспирантуру, предпочитая сразу после университета устраиваться на непыльные места.

— Или покупать соответствующие дипломы. Вон сколько у нас докторов философии развелось. Кант и Шопенгауэр, наверно, со стыда сгорели бы, узнай о существовании подобных «коллег». Кстати, коли о том зашла речь, кто-нибудь читал «Философию колдовского искусства и оккультной практики»?

— Да ну тебя, не занудствуй. Философские трактаты читать — будет как в поговорке: тихо шифером шурша, крыша едет не спеша!

За очередным поворотом вдали показались унылые коробки старинных девяти- и шестнадцатиэтажек.

— Кажись, добрались, — удовлетворённо заметил Гека.

Конечной остановкой оказалось приземистое здание местного автовокзала, притулившегося с левого края площади, посреди которой возвышался железобетонный памятник молодому учёному: в одной руке зажата папка с результатами последних (чрезвычайно важных!) экспериментов, в раскрытой ладони другой покоится мирный атом, горящий неподдельным энтузиазмом взор устремлён к горизонтам грядущих великих открытий.

— Совсем не следят за товарищем, — критически осмотрела его Таисия. — Ишь, весь обделан голубями. Аккуратней надо бы с нашей историей.

— Адрес у тебя? — деловито осведомился Эрик.

— Ага. Улица Третья, д.12, кв.62.

— Улица Третья? Оригинально. Ещё бы определиться, где тут Первая, было бы вообще замечательно.

Однако язык, как известно, при умелом использовании доведёт даже до столицы Украины. Вскоре друзья отыскали нужный им дом и, воспользовавшись неисправностью разбитого до основания домофона, без проблем проникли внутрь. Где их поджидал неприятный сюрприз — на неоднократные звонки в дверь никто не пожелал отозваться.

— Вот чего и боялась, — вздохнула Таисия. — Никого нет дома. Какие будут предложения?

— Давайте прогуляемся в окрестностях с часок, свежим воздухом подышим. После чего попробуем вновь. Вдруг кто был — в магазин ушёл?

Возражений не последовало, и они отправились прямиком к ближайшей лесопарковой зоне.

— Теперь понимаю, почему народ сюда рвался, — задумчиво произнёс Эрик, наслаждаясь тишиной, нарушаемой лишь голосами птиц, и приятным, особенно после нещадного пекла, полумраком, создаваемым кронами деревьев.

— Немного напоминает Санта-Ралаэнну. Разве что пальмы в местном климате не произрастают, и океана поблизости не наблюдается.

— Знаете, я уже хочу обратно на остров! Интересно, а если вскрыть свиток возвращения прямо сейчас, он сработает?

— Хочешь — попробуй. Но добираться до Штарндаля тогда будешь пешим ходом. Или дожидайся, когда пришлют дубликат. Я с удовольствием поделилась бы с тобой своим свитком, но увы — он рассчитан лишь на одного, двоих не потянет.

— Какая жалость! В этом его глубокий недостаток в сравнении с Кругом Телепортации.

— На самом деле очень разумно: вдруг у тебя проснётся желание познакомить с чудо-островом целую толпу зевак!

— Но погоди: а если бы в натуре потерял свиток, а кто-то другой нашёл и попытался воспользоваться?

— Как, разве до сих пор не знаешь? Его могут активировать лишь те, у кого на пальчике красуется колечко Гильдии. У всех остальных при попытке вскрытия он мгновенно аннигилируется.

— Действительно, всё продумано! А маги не дураки, оказывается!

За болтовнёй не заметили, как углубились в заросли.

— Вот те раз, — обнаружила это Таисия. — Кажется, мы немножко увлеклись. Пора возвращаться!

Однако «верная дорога обратно» заводила всё дальше, лес казался нескончаемым.

— Только заблудиться не хватало до полного счёта. Никто случайно не помнит, в какой стороне было Солнце, когда покидали территорию посёлка?

— Кажется, сзади.

— Так мы сейчас и идём ему навстречу, а толку? Скорей всего, бредём параллельно границе леса, оттого и выбраться не можем.

— Расслабьтесь — прямо по курсу тропинка! Если здесь ходят люди, то она явно ведёт куда надо!

Лесная дорожка привела их к неприметному трёхэтажному зданию с сарайчиками-пристройками.

— Похоже, одно из местных научных учреждений, — высказал предположение Эрик. — В самом городке их не видно, укрыты от посторонних глаз в лесных массивах.

— Всё правильно: во времена Красной Империи бдительность была превыше всего! Не дай Бог, шпиёны узнают, где у нас тут сверхсекретные разработки делаются!

— Кому надо, те и так всё знали. Мне другое интересно — как народ не боится домой отсюда возвращаться? Особенно зимой, когда в пять вечера уже темень непролазная.

— Вряд ли здесь волки-медведи обитаются, всех давно поразогнали. А грабителей нищие научные сотрудники точно не заинтересуют. Поэтому — от кого шугаться?

— «Институт структурной макродинамики», — прочла Таисия вывеску рядом с входной дверью. — Ну, пусть хоть здесь нам подскажут, как в Лямино обратно вырулить!

Внутри оказалось тихо и безлюдно.

— Так и хочется крикнуть: ау, люди, где вы? Есть кто живой?

Услышав звук их шагов, гулко отдававшихся в пустынном коридоре, из-за ближайшего поворота выглянула старушка — божий одуванчик, удивлённо воззрившаяся на незваных гостей.

— Здравствуйте! Вы кого-то ищете?

— Мы вообще-то заблудились и случайно вышли к вашему институту. Не подскажете, как кратчайшим путём попасть в посёлок? А то и спросить некого, ни одной живой души вокруг.

— Ох, и не говорите! В былые времена, когда мне было столько же, сколько вам сейчас, и я только пришла устраиваться сюда, без малого пять сотен человек здесь работало, — ностальгически вздохнула бабуля. — А сейчас хорошо если три десятка наскребётся, да и то старичьё одно. Жаль с любимым делом расставаться, вся жизнь ему отдана, к тому же какая-никакая, а к пенсии прибавка. Ну да ладно, чего плакаться, всё равно ничего уже не исправишь. А вы — если желаете побыстрее до городка нашего добраться, идите по тропочке напрямую через лес.

— Во! А мы как раз по ней и шли. В обратном направлении, получается. ОК, спасибо большое за совет!

С подсказкой дело пошло веселей, и вскоре они вновь оказались на улице Третьей.

— Ну, если и теперь дома никого, придётся бить отбой. По крайней мере, на сегодня. А там видно будет.

Трели дверного звонка по-прежнему лишь сотрясали воздух в пустой квартире, но на шум наружу высунулась голова любопытствующей соседки.

— Вы к Махониным? А их нету, на огород уехали. К вечеру будут, если, конечно, не решат заночевать там. Может, передать чего?

— Мы — однокурсники Дины, — охотно пояснила Таисия. — Деканат попросил связаться с ней. Номер, который у них, не отвечает, поэтому пришлось приезжать сюда. Да вот со временем не угадали.

— Дина? Так она давно здесь не живёт. Насколько знаю, в столице комнату снимает. Но где именно — судить не берусь.

— Какая незадача! — изобразил искреннее огорчение Гека, одновременно протягивая визитку. — Тогда, пожалуйста, вот номер телефона, пусть свяжется со мной или кем-либо из наших. По возможности, не откладывая, потому как очень важно! Заранее благодарны за помощь!

— По крайней мере, сделали что могли, — задумчиво резюмировал Эрик, когда выкатились на улицу. — Вдруг чудо всё-таки свершится?

Глава 5

— Ну, до встречи! Смотри там, долго не задерживайся. Недельку другую, и обратно. А то без тебя совсем скучно будет!

— Как получится. Ничего конкретно обещать не могу. Да и сомневаюсь, что ты тут сильно заскучаешь. Ладно, созвонимся!

Они обменялись рукопожатием, и через десять минут скорый поезд Голдтаун-Гаргуда покинул перрон, устремившись на северо-восток.

Проводив взглядом растворившиеся в толпе провожающих фигурки друзей, Эрик вздохнул. Никакого желания покидать столицу, но — разве ж предки в покое оставят? На будущее хорошо бы какую-нибудь крутую отмазку придумать, чтоб не наседали. Посмотреть, чего нового на родных просторах, в принципе и пары дней хватило бы, туда-сюда таскаться и то больше времени займёт. Но это в теории, а на практике — кто ж так сразу отпустит обратно, обидятся ведь.

Тася по его примеру тоже намылилась в свой Тосказелёнинск. Обещала вернуться во второй половине июля. Да и подружки её общежитские разбегутся кто куда. Кроме, разве, Ирины — вот будет Геке раздолье. Если, конечно, захочет продолжать отношения.

На следующее же утро после визита в Лямино ему позвонил Динин отец, пообещавший передать дочке их сообщение. Но та так и не пожелала выйти на связь.

А ещё пару дней спустя оторвались по полной на Галиной пересдаче аналитики. На операцию пошли втроём — и веселее, и подстраховать друг друга, если что-то вдруг пойдёт не так. Но обошлось — хотя, как призналась потом Таисия, в какой-то момент чуть не поддалась душевной слабости потихоньку сбежать.

— Действительно, есть в этом Муренмане нечто от удава. Не столько во взгляде, сколько в голосе — волю напрочь парализует. Я так полагаю — у него самого колдовской дар имеется, только он о нём не подозревает. Какое счастье!

Что, впрочем, не помешало ей в красках расписать их приключение тем же вечером, когда все вместе они вновь собрались в 336й отметить успех.

— Короче, подгадали момент так, чтобы Галчонок последней сдавала. Я перед тем подпустила в аудиторию Умиротворение, иначе Муренман ни в жисть бы не взял в руки зачётку с начинкой. Тем более там не деньги были, а фантики от конфет! А тут только он её к себе потянул, мы и ввалились — так, мол, и так, вы арестованы за попытку получения взятки от студентки Морозовой. И красные книжечки с гербом ему под нос — очень достоверно получилось, не зря иллюзии тренировали. Эрик ещё Ужасом долбанул, профессор аж затрясся с перепугу. Типа не надо меня в отделение, давайте лучше договоримся по-хорошему. И пачку баков из кармана достаёт. Ну, мы для виду постращали его ещё немного, отругали за полное моральное разложение, а потом согласились. Но прежде приказали зачёт выставить — и в зачётку, и в ведомость.

— А не боитесь, что потом мстить начнёт? Гальке ещё четыре года там учиться.

— Мы, конечно, наивны, но не настолько, чтоб до такой простой истины не допереть. Перед уходом наложили на товарища Муренмана Забывчивость. Нас теперь точно не вспомнит, как и всё происходившее в аудитории в последние два часа. Скорей всего, спишет на провалы в памяти. Хотя, наверное, сильно удивится — когда ж он успел столько зачётов выставить.

— То есть получается, он вам ещё и заплатил за беспокойство? — расхохоталась Ирина. — Лихо сработали, ничего не скажешь! Так что, Таська, подумай серьёзно насчёт моего предложения. А то кровососы задолбали совсем, как коты на валерьянку прут — сегодня из санэпидстанции, завтра пожарники, послезавтра из налоговой. Работать по честному не хотят, да по большей части и не умеют, только надзирать, как другие пашут.

— Типичный феодальный строй с внешними атрибутами демократии, — пожал плечами Эрик.

— Осложнённый в эпоху всеобщей глобализации тотальным оболваниванием умов, — блеснул остроумием Гека. — Тогда уж лучше было бы вернуть монархию, и пусть добрый батюшка-царь принародно порет злых бояр. Хоть какое-то народу развлечение.

— Представляете, а я в глубоком детстве искренне верил в торжество прогресса. Люди освоят космос, научатся лечить все болезни, тяжёлый физический труд целиком ляжет на плечи роботов, и тому подобную лабуду. Потом повзрослел и понял, что до светлого будущего ещё ох как далеко!

— Долго ж ты до этого доходил. Мы же движемся по спирали! Вначале прогресс, потом топтание на месте или откат назад, а через какое-то время опять тащимся в нужном направлении.

— Мне всё-таки кажется, в научно-техническом развитии мы достигли некоего предела. Или зашли в тупик, если угодно. Уже лет двадцать нет никакого кардинального прорыва вперёд ни в одной из ключевых областей. Идеи, которые сейчас реализуются, были высказаны ещё в начале века, их дорабатывают и углубляют, но не более того!

— Не будь столь пессимистичен, дружище! Возможно, именно волшебство станет тем двигателем, который откроет человечеству новые горизонты бытия. Уникальный сплав магии и технологии, то бишь техномагия — вот решение проблемы!

— Интересно, а чародеи могут править миром? — восторженно поинтересовалась Галя. После сегодняшнего шоу её вера в невероятные возможности колдовства стала поистине безграничной.

— Вряд ли. Власть, как известно, нужно не только захватить, но и удерживать, а это дело куда более сложное. Без помощников никак не обойтись, а те своё мнение имеют, как подданными управлять. Будут либо воровать, либо чинить произвол. Попробуй за всеми уследи! Ведь маги — скорее учёные, чем администраторы, в политике и экономике смыслят мало. И опять всё сведётся к ситуации: узнал добрый царь от ходоков о творящихся в стране безобразиях, всыпал по первое число, кто под горячую руку попадётся, и дальше всё идёт по-прежнему.

Вспомнив об их жарких спорах насчёт могущества чародеев, Эрик улыбнулся. Действительно, его собственных сил хватит, например, «попросить» машиниста остановить поезд посреди дремучего леса. Но много ли в том смысла? Одни неприятности, а выгоды никакой. Подумав так, он уставился в окно, созерцая проносящиеся мимо деревья. И вновь окунулся в события, предшествовавшие отъезду.

Баки, полученные от Муренмана, — их оказалось около трёх тысяч, — они поделили по-братски, пообещав друг другу потратить их исключительно на поддержку искусства. И в ближайшие выходные отправились в кинотеатр. По иронии судьбы попали на фильм, который Эрик смотрел вместе с Лайтой — Эпизод III «Эльфийских войн». Не подавая в том виду, он с удовольствием ещё раз насладился спецэффектами и отменной игрой актёров — недаром, пока торчали на Санта-Ралаэнне, блокбастер успел собрать рекордную кассу и уже несколько месяцев прочно удерживал топ-позицию лидера проката.

Однако потом всё-таки проговорился — когда Гека и Тася заспорили, насколько достоверно отображены в фильме жизнеуклад остроухих и внешний облик их самих.

— На самом деле лишь grosso modo (в общих чертах, приблизительно — лат.). Эльфы-блондины, как и брюнеты, музейная редкость, в подавляющем большинстве они рыжие.

— А ты откуда знаешь?!?

— Да так, приходилось бывать на Алзиллиэ, — как можно более равнодушным тоном, словно о чём-то обыденном, поведал Эрик.

— Каким образом? Шутки у тебя, однако. Фэнтези поначитался, а теперь бывалого из себя корчишь!

— Небось, вместе с Лайтой? — ум Таисии всегда отличался изрядной проницательностью.

— Естественно. Куда ж я без неё?

— Ну и как оно там? Правда, что эльфы на деревьях живут? Ездят на единорогах и сражаются мечами? Они действительно выше людей ростом, живут дольше, да ещё и в магии искусны? Чем питаются, неужели одной травой? А тёмные эльфы действительно симпатяги, или в фильме их слегка приукрасили?

Эрик едва успевал отвечать на сыпавшиеся градом вопросы.

— Зачем на деревьях, они ж не обезьяны в конце концов! Вполне цивильные жилища, наши сельчане о таких только мечтать могут. Насчёт единорогов — истинная правда, сам катался верхом с попутным ветерком. За ошейник держись покрепче, и всё будет ОК, довезёт куда надо. Мечей не видел, врать не буду, только копья. По-моему, это вообще не их оружие, особенно учитывая напряжёнку с металлом. Кузнецы вдобавок из них никакие, готовые изделия покупают у гномов. Но утверждать категорически не берусь, может, у кого где и есть, раз турниры устраивают, а настоящие сражения там давно не затевались. Они действительно высокорослые и худые, но впечатления заморенных голодом не производят, скорее уместен термин «изящные фигуры». Все поголовно могут выходить на подиум. Неудивительно — с пониженной гравитацией, да ещё питаясь одними фруктами. Колдуют все кому не лень, в меру сил и способностей, естественно. Есть и дипломированные чародеи, мы одну такую по дороге встретили. Вообще у них там всё классно, рай для любителей пасторали. Вот где, Гека, твоим друидским талантам разгуляться! А по поводу тёмных эльфов, или по-ихнему арвуроэсс, ничего определённого сказать не могу. Сами эльфы толком не знают и боятся, рисуя нечто среднее между зомби и вурдалаками. Короче, малоприятные создания, хотя, повторюсь, лично не видел. Да и вряд ли найдётся до фига тех, кто может этим похвалиться. Остроухие стараются обходить земли арвуроэсс стороной.

— Во как! Впрочем, в классической фэнтезийной литературе от тёмных эльфов тоже шарахаются. Хотя в последние годы немало появилось произведений, где те играют положительные роли. А создания света вроде обычных эльфов, гномов или хоббитов частенько оказываются негодяями и подлецами.

— Не знают, как изгальнуться, вот и пускаются в извращения. Типичные игры с подменой понятий. Всякие там прикольные скелетоны, ударившиеся в благородство демоны, гламурные вампирчики с тонко чувствующей и страдающей душой — хоть крылышки приделывай и нимб сверху вешай. Этак мы далеко зайдём. Если вдруг тёмные колдуны опять решат побороться за власть во всём мире, население встретит их хлебом-солью.

— А когда наступит отрезвление, будет слишком поздно.

— Эрик, так и не рассказал: а чего вдруг вас понесло к остроухим? По делу какому или просто прогуляться?

— Сочетая приятное с полезным. В коллекции какого-то английского герцога обнаружились рукописи на староэльфийском. Тот немного помучился, пытаясь сделать перевод, а потом попросту загнал их Гильдии. Нужного переводчика под рукой не оказалось, поэтому отрядили Лайту к тамошнему учёному Вааримму. А она, зная о моём горячем желании увидеть Внеземелье, предложила составить компанию.

— Счастливый ты, Эрька, — вздохнула Таисия. — Даже эльфов повидать успел. Самой, что ли, завести знакомство с кем-нибудь из продвинутых Мастеров приятной наружности и весёлого нрава? Пусть свозит в круиз по инопланетью. Старушка-Земля от меня и так никуда не денется.

— Когда ж это ваше путешествие состоялось?

— Помнишь — ты ко мне зашёл спозаранку и удивился, чем, мол, странным пахнет. А я только успел вернуться, поскольку ночью ездили. В тот день у нас ещё лекция по Духу была, где Вин магорезистентность демонстрировать пыталась. Кстати, Тася, а кто тебе рассказал про мой роман с Лайтой?

— Вин и сообщила. Тем же утром. Влетела вся взъерошенная, глаза безумные. Еле успокоила.

— А она откуда узнала?

— Не спрашивала. Наверное, увидела вас вместе.

— Мы вообще-то маскировались.

— Тогда поинтересуйся напрямую у неё, чё ко мне пристаёшь? Я на твоём месте предпочла бы наладить с ней отношения. Тем более — под большим секретом говорю! — она будет очень даже не против. Дело, конечно, твоё, но всё же подумай над моими словами.

— Пусть будущее нас рассудит, — дипломатично ответил Эрик, не желая бередить ещё незажившую сердечную рану. Первые дни пребывания в Голдтауне, обильные событиями и потоками информации, приглушили боль расставания, но сейчас он всё чаще вспоминал Лайту. Как жаль — сказка закончилась слишком быстро, полгода пролетели как один день, оставив лишь воспоминания о чудесных мгновеньях, проведённых вместе с ней.

Чтобы отвлечься от грустных мыслей, Эрик прогулялся до вагона-ресторана. Особого голода не чувствовалось — перед отъездом наелся на сутки вперёд. А потому заказал лишь стакан чая, йогурт и газеты, с комфортом расположившись за отдельным столиком. В тишине и прохладе, создаваемой кондиционерами, можно спокойно посидеть за изучением свежей прессы, не отвлекаясь на назойливую болтовню соседей по купе. Вначале хотел утихомирить их соответствующим заклятием, да энергии пожалел. Предпочёл перебраться сюда.

Пригубив чай, он принялся пролистывать популярный еженедельник «жёлтой» направленности, отложив более серьёзное чтиво в сторону. На седьмой странице на глаза ему попалась заметка с броским заголовком: «Инцидент в Музее Авангардного Искусства: розыгрыш или попытка похищения?».

Мечтательно запрокинув голову, Эрик улыбнулся. Кто ж мог подумать, что их в общем-то безобидная шутка возымеет столь глубокий общественный резонанс? Узнай стражи порядка, кто в ней повинен, чего доброго, могли б и статью за особо злостное хулиганство припаять.

В тот музей занесла их нелёгкая опять же благодаря неугомонной Таисии, активно взявшейся «внедрять культуру в массы». Поглазев на диковинные творения из стекла и металла, о предназначении которых можно было догадаться лишь из пояснительных надписей, они примкнули к одной из экскурсионных групп. Гид, женщина неопределённого возраста в очках, старомодном платье и причёской-«абажуром», тусклым бесцветным голосом рассказывала истории создания экспонатов, в большинстве случаев представлявших собой, по мнению нашего героя, совершеннейшую бессмыслицу. Таисия, однако, с интересом её слушала, а вот Геке быстро наскучило, и он принялся вертеться по сторонам, отвлекая болтовнёй приятеля.

— Тоже мне искусство! «Шедевры», развешанные здесь по стенам, я одной левой намалевать могу. Хотя с рисованием ещё в детстве проблемы были. Да и любой из посетителей, уверен, тоже. Наш мир всё больше превращается в театр абсурда. Или мы сами постепенно сходим с ума?

— Успокойся, — шёпотом отозвался Эрик. — Я тоже предпочитаю классицизм. Туда, талант не имея, лучше было не соваться. Художника с творениями, подобными собранным здесь, три века назад подвергли бы публичному осмеянию и выгнали бы с позором.

— Кажется, они тоже заскучали, — мотнул головой Гека в сторону экскурсантов. — Может, встряхнём их немного?

— И каким же образом?

— Ща придумаю. Идея! Давай наведём прикольную иллюзию на какую-нибудь мазню. Вон на ту, например. У художника явно богатая фантазия. Только он, наверное, и может с ходу сказать, что там изображено.

— Предлагаешь внести ясность в его замысел?

— Лучше заменить репродукцией картины, которая всем известна. Сможешь воспроизвести по памяти?

— Опять я!?

— Так ведь у тебя получится намного лучше!

— Не факт. Ладно, уговорил — прикрывай, а я сосредоточусь.

— А вот раннее творение знаменитого абстракциониста Нилло Дейро, «Девушка с синтезатором», — не меняя интонаций, объявила экскурсовод, переводя группу к объекту, выбранному Гекой для эксперимента, — написана в 2015 м, тогда же приобретена для нашего музея за бесценок, зато теперь оценочная стоимость — примерно двести тысяч евробон.

Заметив недоумение и усмешки на лицах окружающих, она подняла глаза вверх.

— О не-ет… Где картина??

С холста на неё, равно как и всех прочих, ехидно скалилась Джоконда.

— Украли-и!! — неожиданно истерически взвизгнула гид. Где-то завыла сирена, в зал ворвалась охрана, растерянные и напуганные зеваки бросились к выходу. Приятели, подхватив под руки Таисию, последовали за ними.

— Самое главное в нашем деле — вовремя смыться! — весело резюмировал Гека, когда очутились на улице.

— Не поняла… Это вы, что ли, учудили?

— А кто ж ещё. Правда, классно получилось?

— Вы больные, да? Тётку чуть кондратий не хватил. Мало того, что экскурсию сорвали, так ещё и переполох какой поднялся! Не удивлюсь, если про него упомянут во всех ближайших выпусках криминальных новостей!

Тася почти угадала — и впрямь упомянули, но в разделе курьёзов: едва злополучный шедевр сняли и потащили на расследование, действие колдовства закончилось. В качестве разумного объяснения произошедшего некий искусствовед выдвинул гипотезу — полотно де было покрыто плёнкой, пропитанной быстроиспаряющейся краской.

В еженедельнике, кроме того, сообщалось: картина направлена на экспертизу в Институт Тончайших Технологий. Придется учёным мужам поломать голову!

Ещё раз посмаковав в памяти отдельные эпизоды того приключения, Эрик переключился на другие новости. Но вскоре его вниманием всецело завладел разговор за столиком наискосок сзади. Беседовали двое — относительно молодой мужчина неприметной наружности и тучный седовласый полковник, несмотря на жару, не пожелавший расстаться с кителем.

— Вот и Тырук проехали, — произнёс первый, имея в виду промелькнувший за окнами заброшенный полустанок. — Теперь здесь даже электрички не останавливаются. А ведь когда-то тысячи чуть не ежедневно сходили на его перрон. И дальше пешком — к знаменитому Таёжлагу. Интересно, осталось от него хоть что-нибудь?

— Не волнуйся, осталось, — проскрипел второй, сидевший спиной к Эрику. — Даже вышки ещё стоят. На века делали. Подремонтировать немного, подкрасить, и можно вновь принимать «дорогих гостей». Как только будет дан приказ.

Тема репрессий столетней давности волновала нашего героя ещё в школе, особенно после прочтения популярного в конце двадцатого века романа «Континент Пустозвон». Тем более его прадед по материнской линии тоже попал под каток вакханалии тех лет, по ложному доносу отправленный вначале на лесоповал, а затем в гаргудинские шахты. Ему повезло выжить в том аду, но вернуться обратно на Большую Землю он уже не смог.

— А правду говорят, что там эксперименты над людьми ставили? — любопытствовал неприметный.

— Глупостей не болтай! — оборвал его полковник, оглянувшись, будто боясь быть подслушанным. И, на полтона ниже, — а ты думаешь, ударные рекорды рубки леса и добычи угля одними лозунгами и мордобитием достигались? На Органы такие спецы работали — ого-го! Разок лишь на тебя взглянет — будешь пахать двадцать четыре часа в сутки без сна и отдыха! Долго, конечно, не протянешь, но с чем-чем, а с рабсилой в те годы проблем не возникало.

— И сейчас такие там имеются?

— Не в курсе, — отмахнулся «полкан». — И лучше тебе, дружок, этого не знать. Если, конечно, дорожишь своей башкой.

После минутной паузы собеседники ушли, оставив чаевые на столе, а Эрик ещё долго сидел, обдумывая услышанное. Помнится, ещё Мастер Бенито упомянул — со слов Аксиньи, кое-кто из её знакомых колдунов, пренебрёгши традициями их сообщества, согласились сотрудничать с КЖБ. Уж не она ли, кстати, дала «путёвку в жизнь» Таисии? Надо будет при удобном случае поинтересоваться у Эльмиры.

Глава 6

Старенький электропоезд, курсирующий между Игримском и Гаргудой, давно отъездивший своё и остававшийся в строю лишь по причине хронического отсутствия средств на приобретение замены, безнадёжно опаздывал. Впрочем, как всегда. Эрик волновался — даже не за себя, рано или поздно доберётся, а вот если кто вздумает встречать… В прошлый раз он, долго не думая, воспользовался услугами «левака», а сейчас решил сэкономить, о чём не раз пожалел.

Сойдя на перрон, он несколько раз оглянулся по сторонам и уже направился к выходу, как заметил спешившую наперерез Леру — старшую из сестёр, «старшую из младших», как в шутку звали её дома. Неудивительно, что не разглядел среди встречавших — за год она сильно изменилась, превратившись из нескладного подростка в настоящую барышню на выданье. А заодно сменившую полудетский тусовочный прикид на обновки, более приличествующие её новому статусу.

— Эрик, не проходи мимо! Али не узнал? Богатой буду. Еле дождалась! Наши все волнуются!

— Учитывая, как тут поезда ходят, причин для беспокойства не вижу никаких. Ладно, давай тогда ловить попутку, чтоб побыстрей добраться.

По пути разговорились.

— Как прошёл учебный год? Чему конкретно в вашей Академии учат? Прошлым летом вообще ничего толком не рассказал, — затормошила Эрика сестра.

— Скорее, ты слушала не очень внимательно.

— Правильно: тогда мне проблемы с поступлением куда-либо до зелёной лампочки были, а сейчас уже суетиться пора — год всего остался.

— И куда ж надумала?

— Сама ещё толком не знаю. В техничку идти — скукотища страшная, а гуманитарии — кому на фиг они нужны? Да и, может, ну его, это высшее образование? Живут же люди без него, и некоторые очень даже неплохо. Хотела в модельное агентство, так дали от ворот поворот — габариты, мол, не те. Так что ж мне теперь — голодом себя уморить? Попробовала на диету сесть — измаялась и душой и телом, психованная стала — просто жуть! Короче, не выдержала, плюнула на всё и нажралась от пуза. Теперь вот мечтаю о карьере актрисы. Данных у меня, конечно, нет никаких, но разве героини наших бесчисленных «мыльных опер» — сплошь одни таланты? Я бы не сказала! Зато получают не кисло — за один съёмочный день столько, сколько тут и за месяц не заработать! Как считаешь, стоит попробовать?

— Почему нет? В Голдтауне, правда, предупреждаю сразу, пробиться очень тяжело.

Не хватало ещё, чтобы сестричка вздумала навестить его в «Академии Альтернативного Прогресса».

— А я туда и не рвусь! В Старосибурске есть своя школа актёрского мастерства. Ладно, целый год впереди, сто раз ещё передумаю. Но ты опять молчишь про себя! Чего за альтернативный прогресс такой, зачем его изучать нужно? Это типа футурологии? Во какое умное словечко знаю!

— Вроде того, усмехнулся Эрик. — Наука о если бы. Возможности, которые не были реализованы. Пойди в какой-то момент развитие человечества иным путём, мы бы не тряслись в общественном транспорте, теряя драгоценное время, а мгновенно перемещались куда нужно. И обладали бы способностью разговаривать, не раскрывая рта, и даже не видя друг друга, без каких-либо средств связи.

— Здорово! Хотя я лично себе такое представить не могу. Эх, Эрик, ты всегда был мечтателем. В той Академии тебе, наверно, самое место. А по окончании куда собираешься устраиваться? Или вернёшься в Игримск?

— Поживём-увидим. Мне, в отличие от тебя, спешить некуда.

Дома и впрямь уже успели накрыть на стол.

— Наконец-то прибыл! — первой встретила его мать, заключая в объятья. — Целый год не видела, истосковалась совсем. Ну, беги к себе, переодевайся, скоро гости прибудут!

— Здорово, ботаник! — в совей обычной грубовато-шутливой манере приветствовал брат. — Мозги ещё не прокисли от учебников?

— Салют гегемону, вечному строителю коммунизма, — не остался в долгу Эрик. — Ученье, как известно, свет, а неученье — чуть свет, и на работу.

— Но-но, не забывай, на чьи деньги студентом стал. Если б не мы с папаней, вкалывал бы сейчас в забое или шабашил на стройках.

— Век благодарен буду за доброту вашу! — с откровенной иронией отозвался наш герой. — Чтоб я без вас делал! Не волнуйся: должок верну с лихвой. Или с процентами — как будет угодно.

Словесную перебранку прервало появление отца, успевшего переодеться в парадный костюм. Почти одновременно прибыли первые приглашённые, и веселье, по-русски пьяное и бесшабашное, закружилось само собой. Про Эрика вскоре позабыли, чему тот был рад несказанно, и занялись обсуждением сплетен разной степени свежести.

И если год назад на побывке дома он попросту не знал, чем занять себя, то теперь перед ним стояла вполне конкретная цель. Первым делом перетряхнул весь домашний архив — под благовидным предлогом быть в курсе славных деяний предков. Но нигде среди чудом сохранившихся писем, старых, заброшенных за ненадобностью, записных книжек и телефонных справочников, ему не попалось имя Нейл. Да и на фотокарточках среди людей, ему лично неизвестных, никто не обнаруживал подозрительное с ним сходство. Набравшись смелости, поинтересовался у матери, есть ли у неё знакомые англичане. Но та лишь горько усмехнулась:

— В молодости не завела, а теперь-то откуда им взяться? Да и смысл — на кого ж всю вашу ораву брошу? Это подруга моя школьная, Светка Власова, с нашими принципиально романы не заводила, иноземного «прынца» всё искала. Нашла иль нет — не знаю. Как уехала учиться в Старосибурск, так больше её и не видела.

— Я не в смысле знакомства, а вообще — может, по работе сталкивались, или через общих друзей…

— Эх, дорогой, кто ж к нам из-за дальнего кордона ездить станет. Это только к большому начальству, а мы люди простые, взять с нас нечего.

По искреннему тону Эрик понял, что мать говорит правду. Однако для большей уверенности предпринял поход в поликлинику, где, сказавшись больным, получил на руки медицинскую карту. Разобрать врачебную клинопись удалось не везде, но, сделав экскурс в историю собственных заболеваний, ничего подозрительного обнаружить не удалось.

Как и в бывшей своей школе. Охранник на вахте, узнав, пропустил без слов. Ученики давно разбежались на каникулы, однако классы по большей части стояли открытыми из-за ремонта. Подойдя к кабинету литературы, Эрик мысленно представил перед собой не только внутреннюю обстановку, но и расположение портретов классиков на стене — всё так и есть, их даже не перевешивали. То же повторилось на порогах кабинетов географии и химии, математический оказался заперт, но там как раз ничего примечательного никогда и не было. Память не подвела ни разу; незначительные изменения, произошедшие за два года, не в счёт. Немного не повезло, правда, столкнуться с учительницей биологии, сразу же забросавшей вопросами, куда поступил, и чему там учат. Еле отвертелся.

Значит, надо копать глубже — но как именно? Лиэнна вроде упоминала про заклятие, которое помогло ей вспомнить преследующего её типа со шрамом. Кажется, Прочесть Биографию или вроде того. Формулы он не знал, а просить подсказать не решился, памятуя историю с Вещим Сном. Опять придётся самому копаться в учебниках. Главное, чтобы механизм действия приводился.

Лиэнна словно почувствовала, что вспоминал про неё — тем же вечером вышла на связь. Вернувшись после ужина на кухне в свою комнату, обнаружил на телефоне два пропущенных вызова. Номер незнакомый, и код какой-то странный, поэтому Эрик перезванивать не рискнул. Неопределённость ситуации, впрочем, продолжалась недолго.

— Эрик, привет! Чего не отвечаешь?

— Лина, ты? А я голову ломаю, кто звонил. У тебя сменился номер?

— Вместе с сотовым. Кстати, извини, что оборвала тогда разговор. За мной и впрямь следили. Портье под дверью толокся, подслушивал. Дескать, хотел заглянуть осведомиться, всё ли в порядке, и какие будут пожелания, да не осмелился беспокоить во время беседы. Ага, так я и поверила. Делать ему больше нечего с утра пораньше. Короче, прогнала подлюку-шпиона, собрала вещички и типа пошла прогуляться, а сама расположилась в кафешке напротив. Усевшись так, чтобы видеть, кто к мотелю подъезжает. Часа полтора сидеть пришлось, уже начала думать — зря запаниковала, но тут подъезжает чёрный «Форс» и оттуда вылезает Он! Едва зашёл внутрь, я дала дёру. Прямиком на вокзал. Уговорила проводника — не без помощи волшебства, конечно, — зайцем доехать до Бирминдэга. На полпути выкинула в окно «трубу» — именно по ней, подозреваю, меня и вычислили. А по прибытии купила новую — точнее, сэконд хенд, зато без оформления документов. Заодно и заглянула по указанному тобой адресу. Там проживает чета пенсионеров — родители Брино. Очень приветливые, однако стоило мне поинтересоваться, где сейчас их сын, сразу насторожились и ушли в глухую оборону — ничего не знаем, уехал куда-то, и с тем приветом. Похоже, напуганы, причём настолько сильно, что всей моей магии не хватило их расшевелить. Так толком и не выяснила, куда подевался мистер Мистгейм.

— В Сети сообщение есть: некто за информацию о его местонахождении пятьдесят «штук» предлагает.

— Почему раньше не сказал? А я в недоумении — чем таким могла их напугать. Теперь понятно — их до меня уже успели потрясти. Судя по всему, предки действительно не в курсе, где сейчас Брино.

— Жаль, — вздохнул Эрик. — Впрочем, нечто подобное я и предполагал. Нам тоже пока не удалось разыскать Дину.

— Всё это очень странно… и немного страшно. Даже не за себя боюсь, за нас всех. Разочарование ждало меня и в Виндгроузе — там уж лет пятнадцать живёт другая семья. Прежние жильцы дома 8, как выяснилось, переехали в Америку. По крайней мере, так мне сообщили. Соседи подтвердили, кое-кто из них даже Нейла вспомнил — шустрый, мол, паренёк был, и при том постоянно в облаках витал. В сказки про эльфов и чародеев верил на полном серьёзе. Похоже, успели просветить о существовании Санта-Ралаэнны ещё до поступления в Академию. С того момента в Виндгроузе больше не объявлялся. А потом и его семья покинула то место. Где теперь их искать — ума не приложу.

— И не нужно. Если они в Америке, тогда проще задействовать Джо. Лиэнна, большое спасибо!

— Не за что. Однако зачем тебе эти два товарища понадобились?

— Давай не сейчас. Долгая история, в Академии расскажу. Ты сейчас где находишься?

— Во Франции. Вчера наняла яхту, на ней и махнула через пролив.

— К Жанне в гости заезжать не будешь?

— У меня нет её адреса. Да и зачем? За год и так надоели друг другу.

— Резонно. Тогда остаётся лишь пожелать по нормальному отдохнуть остаток каникул, выкинув из головы мрачные мысли о всяких неприятных типах, недоброе замышляющих.

— Ой, спасибо! Так и поступлю.

— Ещё вопросик можно?

— Пожалуйста.

— Кто твой координатор?

Секундная пауза, словно собеседница обдумывала ответ.

— Даже не знаю! Честно! На моё имя пришла посылка без обратного адреса. В ней оказалось приглашение в Академию, свиток телепортации с инструкциями, как им пользоваться, а также письмо от человека, который явно был знаком с моей бабушкой. Поскольку упомянул, что выполняет желание покойной видеть меня чародейкой. А теперь мне координатор и не нужен: из Штарндаля перемещаюсь прямиком к родному дому. Единственно могу предположить — он женского пола. По почерку, естественно.

— Не пробовала выяснить, кто она?

— Пыталась год назад, но без особого усердия. А сейчас, честно говоря, боюсь — а вдруг наведёт убийц на мой след?

— Правильно, не рискуй. Проще на Санта-Ралаэнне.

— Жаль, до неё ещё целых три недели…

— Пролетят, и не заметишь. Если, конечно, не станешь впадать в уныние.

— Постараюсь. Ну, до встречи!

— Аналогично.

Хорошо, брателло не успел вернуться со смены. Иначе позубоскалил бы по поводу их беседы. И без того все эти дни цеплялся со своими глупыми шуточками и расспросами на темы, которые Эрик предпочёл бы не затрагивать. Деликатность, увы, не входила в число тех немногих достоинств, которыми мог похвастаться старший брат.

Судьба, впрочем, вскоре предоставила шанс сквитаться за старые обиды. Вечером следующего дня, едва наш герой присел за комп перекинуться в онлайн-картишки «Герои эфира» с неким Доджем, как хлопнула входная дверь и из прихожки донеслись голоса.

— Обожди пару минут, я переоденусь, прихвачу «джентльменский набор», и махнём на квартирку к Сержу, отметим твои именины.

— Ой, куда-то в гости… Может, лучше в другой раз, а пока просто прогуляемся до кафе?

— Да ты чё, всё будет ништяк! Вот увидишь! Понравится, ещё не захочешь оттуда уходить!

Эрик осторожно выглянул в коридор. Ну точно — брат очередную девицу охмуряет. Привычная в общем-то картина. Про Сержину квартиру он тоже был наслышан предостаточно — её снимали несколько местных казанов. Постоянно там никто не жил, использовали лишь для свиданий, хотя порой устраивали самые настоящие оргии. Но девушка вряд ли знала о том и явно не была готова к быстротечному роману с утренним обещанием как-нибудь перезвонить. Это чудо с большими голубыми глазами и по-детски трогательной улыбкой, похоже, даже не догадывалось, зачем на самом деле её туда зовут, веря в сказки о возвышенной любви.

Которые после общения с братцем очень быстро растают как дым. И Эрику почему-то стало её жалко. Но как помочь, не затевая семейный конфликт? Уговоры тут бесполезны, а если дело дойдёт до рукопашной — шансов на победу практически никаких. Так было всегда, ещё с поры детских игр.

Правда, теперь у него есть могучий помощник — магия. Пусть скажет своё веское слово.

— Zigessh tuirn dallbemt vensoj fragsakk gobfirg tok pestu loann haass! Не соглашайся! Уходи!

Словив Направленную Мысль, девчушка вздрогнула. Наверное, восприняла её как внутренний голос.

— Не хочу туда. Нет настроения. Потом. К тому же, дела дома ждут.

— Расслабься, детка! Я тебе его быстро подниму. Как насчёт букета цветов для самой красивой девушки на свете? Поедем, сама выберешь! Заодно и сувенирчик в презент, какой пожелаешь. Ну, так лучше? Разве не видишь, что у меня к тебе большое и светлое чувство?

Осталось лишь конкретизировать, какое. Однако, ошибся он с выбором цели — братан не отступит, пока не добьётся своего. Обещаниями, уговорами, а там, глядишь, и угрозы в ход пустит. Придётся нокаутировать его каким-нибудь заклятием убойной силы. Типа Депрессии, Чёрного Тумана, тёмного антипода Эйфории, Розового Тумана. Из арсенала всё той же Оранжевой магии.

Ещё весной им удалось вытрясти из Таисии, откуда она узнала о её существовании. Оказалось — благодаря сочинению некоего де Бурнуга «Боевые заклинания Духа». Где взяла, так и не раскололась, но явно не из библиотеки. В обмен на обещание больше не приставать к ней с этим дала почитать на время. Кой-какие сведения оттуда Эрик переписал в свой гримуар. Вот и пригодилось…

— Disshag profisz safforas ziobbs lasham virokko puragg bizann morrino tashhk!

Физиономия брата, расцвеченная похотливой улыбкой, тут же потускнела и скукожилась, будто хлебнул уксуса.

— Ну и вали на фиг отсюда. Не больно-то и хотелось. Как-нибудь ещё встретимся…

Обрадованная девчушка тут же выскочила за дверь. Её коварный соблазнитель, тупо посмотрев вслед, усталым шагом направился к себе.

— Что, Юрец, обломали тебя? — ехидно поинтересовался Эрик. Но тот лишь вяло огрызнулся.

— Да пошёл ты… и все остальные туда же. Как вы мне надоели — слов нет! Век бы не видеть…

— А ты водочки выпей — сразу полегчает, — шутя предложил наш герой. Брат, однако, воспринял идею всерьёз.

— С удовольствием… пропади оно всё пропадом, — и зашаркал на кухню, откуда вскоре донеслись булькающие звуки. Вернувшись в комнату, он тут же, не раздеваясь, повалился на кровать, и через минуту уже сотрясал воздух мощным храпом.

Как бы не переборщил с дозой, встревожился Эрик. Впрочем, от депрессии как таковой ещё никто не умирал. Тем более ничто не угрожает такому бугаю — проспится, даже не вспомнит, почему и зачем.

Глава 7

И вновь сосны-ёлочки за окном, но теперь поезд мчит на юго-запад, с каждым часом приближая к Голдтауну. Еле отбился от настойчивых уговоров погостить подольше в Игримске. Магический потенциал упал почти до нуля, пришлось уповать на собственное красноречие, обосновывая крайне острую необходимость возвращаться в столицу в середине лета.

Встречавший на вокзале Гека искренне обрадовался возможности вновь лицезреть приятеля.

— Наконец-то! Предки никак не уламывались? Бывает. Я тут тоже от папаши еле отбился. Пристал как банный лист — вынь да положь, чему учишься и какие успехи. Хорошо, вспомнил расслабляющую формулу. Заодно и мачеху лишний раз проучил.

— Опять с использованием кота?

— Не! Или считаешь, у меня настолько бедна фантазия? Иллюзию наложил — старуха с косой. Идёт по улице, прохожие от неё шарахаются, кто подальше — опасливо таращатся. Она головой крутит, никак понять не может, почему вдруг стала объектом особого внимания. Во смеху-то было! Жаль, папаня н видел, действие колдовства раньше закончилось. Ну ничего, за третий курс подкачаю — мало не покажется!

— Да что толку? — возразил Эрик, вспомнив ситуацию с братом. — Если желаешь добиться конкретного результата, чтоб расстались, например, воздействуй на отца. В нужном направлении, естественно.

— Знаешь, мне это тоже приходило в голову, — признался Гека. — Ведь в душе я лично против него ничего не имею, подозреваю даже — стерва его попросту охмурила. Наверняка с помощью какой-нибудь доморощенной магии. Точно, без колдовства не обошлось! Ведь до знакомства с ней он совсем другим человеком был. Намного лучше, чем сейчас.

— Факт, что он твою учёбу в Экономико-Торговом оплатил, да и сейчас пытается заботу проявлять, означает — ещё не всё потеряно.

— И я так полагаю. Надо попробовать. Кстати, в твоё отсутствие я дачу слегка благоустроил. Теперь там будет ещё комфортнее! Свой старый коп, в шкафу пылившийся, туда перевёз — хорошо, выбрасывать не стал. Теперь вдвоём по Сети монстров гонять будем! Я тут классную игрушку присмотрел, не заскучаешь! Но вначале давай ко мне, отметим твой приезд.

К встрече вернувшегося из дальних краёв приятеля Гека подготовился основательно: зажаренная целиком курица, салатница с «оливье», пирожки с яблоками и вишней, корзина, полная свежих фруктов, да в придачу по бутылке красного французского и белого испанского.

— Сам напёк? — с юмором поинтересовался Эрик, дегустируя пирожок.

— А ты думал! Ну, если честно, мать немного помогала. Так что не стесняйся. Опять, небось, в поезде голодал?

— Перекусил в вагоне-ресторане. Между прочим, ещё по пути туда совершенно случайно подслушал в нём крайне любопытный диалог…

Информацию об экспериментах в Таёжлаге Гека воспринял серьёзно.

— Нечто подобное я где-то уже читал. Правда, без упоминания о колдовстве. В эпоху Красной Империи за рассуждения о роли магии в народном хозяйстве отправляли в больничку с решётками на окнах. Плюс в качестве местного колорита привинченная к полу мебель и качки в белых халатах. Оно и сейчас, несмотря на открытость темы, вряд ли встретишь понимание среди непосвящённых. Лучше вообще не затеваться. Вон сколько усилий пришлось приложить, пока девчонки из 336й поверили.

— Раз про них упомянул, тянет спросить, как у тебя тут с Ириной. Или информация засекречена?

— Почему же. В принципе, скрывать особо нечего. Встречались пару раз, но как-то без былого энтузиазма. И у меня особой тяги нет, и она немного равнодушно. Похоже, отношения исчерпали себя.

— Жалеешь?

— Не очень. Всё-таки разного поля мы ягоды. Я теперь больше о Стане вспоминаю — интересно, прислала она ответ? Узнаю, увы, лишь на острове оказавшись. Ух как себя ругаю, что телефончик не догадался спросить!

— Главное, выясни — почему она в Академию поступать не захотела.

— Ну, мало ли, у каждого свои резоны. Да, чуть не забыл — тебе Фэн не звонил случайно?

— Ещё нет. И чего?

— Сообщил — Олаф работает над изобретением, которое сильно облегчит нашу жизнь в Академии. Подробно пояснить отказался, пусть, мол, будет сюрпризом. Вот жук хитрый! Пришлось побеспокоить потомка викингов. Тот завернул суперзаумную фразу, аж мозги сразу набекрень. Занят моделированием акустических колебаний путём амплитудной осциллометрии, или что-то вроде того. Короче, больше вопросов у меня не возникло. Куда интересней оказался рассказ, как Фэн проводит каникулы вместе с Исикэ. Представляешь, хочет пригласить её в нашу команду!

— Ты высказался против?

— Не напрямую. Предложил отложить решение. Надо, типа, обсудить всем кагалом.

— Который, скорей всего, поддержит Фэна. Сам посуди — такая боевитая девчонка пригодится везде!

— Согласен. Но червь сомнения всё равно грызёт изнутри. Как жаль, Дину так и не удалось поймать. Пока тебя не было, я ещё раз имел разговор с её отцом. Тот нехотя признался — она за границей, как вернётся, уладит вопрос. Полез в Сеть, после долгих мучений нашёл — действительно, на её имя в конце мая выдана открытая виза.

— Наверно, сразу и уехала, а объявится в августе. Когда нас здесь уже не будет. Продуманно, ничего не скажешь. Теперь только год спустя, если ещё останется желание бегать за ней. Лина, кстати, тоже изрядно напугана, даже смоталась во Францию, — и Эрик, опустив несущественные подробности, поведал историю англичанки.

Гека, развалясь в кресле и потягивая через соломинку красное вино, вникал, не перебивая.

— Стало быть, упёрлись в стену. С Джо по этому поводу контактировать будешь?

— А смысл? Адрес, куда переехала семья Логендрю, найти не удалось.

— Ладно, наведаемся в Сеть ещё раз. А вот где твой Брино окопался, боюсь, нам она уже не помощник.

Эрик вздохнул.

— Может, что-нибудь придумается со временем.

— Лучше выкинь из головы. Впрочем, дело твоё, больше отговаривать не стану. Ещё пару шишек набьёшь, сам отступишься. А Лиэнне не помешает ведро успокоительного и побольше счастья в личной жизни. Как прибудет в Штарндаль, попробуй её развлечь. Пусть не цепляется за тени прошлого и с оптимизмом смотрит вперёд!

— Да ну тебя. Нашёл что предложить.

— Но ведь к Вин всё равно возвращаться не собираешься! Правильно угадал?

— Как и в твоём случае с Ириной. Прошла любовь, завяли помидоры. Есть ли смысл реанимировать?

— Согласен. Тем более пока в твоих отношениях с Лайтой теплится надежда на продолжение.

— Таська когда приедет, не сообщала?

— Должна скоро. Но билет ещё не брала. Вот охота ей сидеть в Тосказелёнинске, ума не приложу!

Таисия объявилась лишь двадцать девятого. Приятели встретили её на вокзале.

— Привет, парни! Без меня не скучали?

— Да как тебе сказать…

— Всё ясно. В обнимку с монитором небось сидели, никуда не вылезая?

Особо не повозражаешь — оказавшись на даче, Эрик почти всё свободное от ухода за растениями и собой время проводил за компом. Как и Гека, который отвлекался от ноутбука лишь во время походов по магазинам.

— Так ведь скоро окажемся в мире информационного вакуума! Куда даже газеты приходят с изрядным опозданием. Надо же напоследок впечатлиться достижениями техногенной цивилизации!

— По принципу — перед смертью не надышишься? Расслабьтесь: на третьем курсе скучать не придётся.

— Почему?

— Да так… внутренний голос подсказывает.

— Неужели прорицательством занялась?

— Ещё не хватало. Хотя выдался мне неделю назад случай прикольнуться над нашей местной ведуньей, работающей под псевдонимом Аэлла. Оказывает страждущим приворотные услуги, гадает на картах, предсказывает будущее и остальное в том же духе. За хорошие деньги, разумеется. Из комментов, оставленных «благодарными» клиентами в Сети, сразу стало ясно — дурит народ по черному. Ну и решила разобраться самой. Притащила фотографию Алекса Комарова, звезды модного нынче сериала «Тусовка-2» — вроде как мой бойфренд, и спрашиваю: будет с ним свадьба, или расстанемся. Аэлла явно сериал не смотрит, как и вы, парни, поэтому не узнала и давай заливать: любит, мол, он тебя, но есть люди злые, разлучить желающие; чтоб наверняка у вас всё получилось, несколько сеансов приворота сделать надо (и за каждый отдельная плата!). Я в шутку — приглядитесь повнимательнее, может, и одного достаточно будет? Та взглянула — а на фотке вместо Алекса Эйфелева башня красуется.

— Воспользовалась, значит, нашей идеей? А ещё мораль читала!

Таисия улыбнулась.

— И правильно: нечего людей попусту пугать. Другое дело — кто, способностей не имея, бизнес на обмане делает. Раз так, будь готов: рано или поздно найдет коса свой камень.

— И чем же закончился твой визит?

— А вы как думаете? Аэлла принялась разоряться, какой нынче клиент плохой пошёл, и нечего в её салоне хулиганство творить. Я в ответ — коли так, гори оно синим пламенем. И фотка тут же вспыхнула. Гадалка шарахнулась с диким воплем — проваливай отсюда, никаких денег не возьму, только не приходи больше. Я ей на прощание — чао, бамбино! — и ускакала.

— Лихо ты, однако. А если б на её месте настоящая волшебница сидела?

— Тогда шутить не стала бы. Так ведь даром обладающая подобной ерундой заниматься не станет. А тем более предсказаниями будущего. Много прорицателей вы в Гильдии видели? То-то же. История та, однако, боком мне всё же вышла — запас магии истощился окончательно. Хотела потом немного поэкспериментировать, но даже простейшее колдовство не удалось.

— Расслабься, мы тоже на нуле. В Штарндале сразу кристалл в руки и медитировать, медитировать…

— С таким мечтательным выражением лица, будто любовную сцену себе представляешь. Ладно, давайте лучше решим вопрос — когда конкретно отправляемся на Санта-Ралаэнну.

— Послезавтра, естественно. Какие могут быть сомнения?

— Предлагаю завтра. Чего тут торчать-то?

— А сработает?

— Вот и проверим. Если сомневаетесь, я первой вскрою свой свиток.

— Можно, наверное, — нерешительно протянул Гека. — В принципе, меня здесь ничто не удерживает. А ты, Эрик?

— Аналогично. Первыми с друзьями встретимся. Стартуем, как и год назад, из общаги?

— Зачем? Прямо с моей квартиры!

— Проще всего с дачи. Вот где точно свидетелей не будет.

— Замётано. О деталях договоримся. И ещё — пару дней назад Рут звонила, типа о женском потрепаться. Если я правильно расшифровала её намёки, желает быть в одной команде с нами.

Приятели переглянулись и синхронно усмехнулись.

— Я что-то не то сказала?!

— Успокойся. Просто с тем же самым набивается Фэн. За любимую хлопочет, естественно.

— Нетрудно догадаться, за кого именно. Ладно, на острове решим. Сейчас смысла нет.

Перед входом в общежитие распрощались — желания заваливаться в гости как-то не возникло, да и надо же дать землячке отдохнуть с дороги!

— Чего вдруг Таська заторопилась на остров? — озаботился Гека на обратном пути.

— Не знаю, — пожал плечами Эрик. — В принципе, без особой разницы, завтра или послезавтра. Наверное, хочет первой узнать новости Санта-Ралаэнны. Очередной «Вестник» уже должен был выйти, и от Баджи наверняка есть известия.

— Дельфинов проведать в первую очередь! Они там, бедные, по нам совсем истосковались!

— Вот и порадуем своим появлением. Как и прочую местную живность, привыкшую на халяву от студентов кормиться.

Утром следующего дня Эрик первым делом хорошенько полил весь дачный огород. После чего, перекусив его дарами, разобрал комп на составляющие и упаковал в коробки. А потом уж принялся собирать вещи.

Гека и Таисия прибыли вместе. Скорей всего, договорились о том заранее.

— Ну, как настроение? — поприветствовав, полюбопытствовал приятель.

— Грустно немного. Я здесь уже прижился, даже кайф начал получать, с ботвой возясь. Теперь понимаю, почему Джо так восторгался фермерским трудом. Ягода, тобою лично выращенная, в сто раз слаще покупной. И пусть вклад мой в местное садоводство не слишком велик, но прелесть его оценить всё же успел.

— Ещё немного, и станешь заправским поэтом от сохи! — восхитился Гека.

— Почему бы и нет? Как накушаешься смородинки и крыжовничка прямо с кустиков, стихи сами в бошку так и прут. Эх, жаль, слив не опробую, зелёные ещё висят. Да и помидорчики покраснеть не успели, приходилось покупать, чтоб салатик с огурчиками забацать.

— Так живописуешь, что уже и слюнки текут. Зато я арбуз прихватил!

И Гека продемонстрировал увесистость тащимого им баула.

— Молодец. Возьми с полки пряник. Ладно, чего торчать у ворот, заваливайте, располагайтесь. А я пойду переоденусь.

— И то верно: негоже появляться в замке в столь затрапезном виде.

— Посмотреть бы, как ты станешь окучивать грядки в парадном костюме. Сразу видно: приезжал сюда лишь кустики оббирать.

— Но ведь надо ж кому-то, а то сгниют зазря!

Спорить Эрик не стал, предпочтя заняться делом. А когда появился на веранде вновь, застал приятеля сосредоточенно роющимся в походной сумке.

— Похоже, паспорт забыл. Никак не могу найти.

— Поедешь за ним?

— Ещё чего. На кой он мне в Штарндале сдался? Туда-сюда — до вечера не управлюсь. Обойдусь как-нибудь. Готов стартовать?

— Почти. Если телепортнёмся сейчас, окажемся на Санта-Ралаэнне рано утром, — взглянул на часы Эрик. — Даже на завтрак спеем! Тася, если не секрет, к чему такая спешка?

— Честно? Надоело здесь, в России. В поезде ехала — такого насмотрелась и наслушалась, на месяц вперёд негатива хватит. Да и на малой родине от зелёной тоски волком выть хотелось. Поэтому хочу побыстрей на сказочный остров.

Резонно. Эрик хоть и привык стоически переносить выпадающие на долю большинства россиян невзгоды, но никакого удовольствия от этого не получал. А после инцидента пару дней назад вообще мог бы подписаться под Таськиными словами обеими руками. Когда компании агрессивно настроенных пьяных оболтусов вздумалось немного пошалить в опасной близости от Гекиной дачи. Укрывшись на втором этаже дома, он лихорадочно соображал, пронесёт или нет, и чем встречать, если полезут внутрь. Домик хлипкий, для обороны не предназначен, ещё вздумают поджечь… К счастью, прошли мимо — то ли не заинтересовались, то ли магия подействовала. Но вдруг вздумают как-нибудь прогуляться здесь вновь?

— Ну тогда заходите внутрь, готовьте свитки, а я снесу вниз свой багаж.

Глава 8

После бесшабашной июльской теплыни ощущение — словно очутился в погребе. Камни, из которых сложен Штарндаль, даже в дикую жару сохраняли прохладу. Болтали, будто в зимнюю стужу они, напротив, согревают находящихся внутри, но проверить возможности нет — морозов в здешнем климате не бывает.

То ли дело в Игримске. Там никакая магия не спасла бы от заморозки — если, конечно, позабыть провести отопление.

— Сработало, однако, — облегчённо выдохнула Таисия. — Здравствуй, Санта-Ралаэнна!

В коридорах замка было тихо и пустынно.

— Либо дрыхнут, или нет никого, скорее второе, — прокомментировал Гека.

— Ну, хоть где-то ты оказался первым, — съехидничал Эрик.

Однако на пороге собственной комнаты ему пришлось убедиться в обратном.

Открывая дверь, краем глаза он засёк падение скомканного клочка бумаги, засунутого в щель так аккуратно, что сразу и не заметил. Нагнувшись, Эрик поднял его и аккуратно развернул.

Erich! Please, see me immediately after arrival. Lee Ann.

Лиэнна уже здесь. И позарез хочет его видеть, раз не поленилась оставить послание. Зачем — догадаться нетрудно. Но, если ей удалось добраться до острова, значит, опасность позади, спешить уже некуда. По крайней мере, нет смысла бежать прямо сейчас — вдруг спит ещё. После завтрака — другое дело.

Столовка, однако, оказалась закрыта, кормить их никто не собирался. О чём популярно разъяснил высунувшийся наружу мистер Дрежелс. Тридцать первого прибывать надо было, дорогие товарищи, поэтому сегодня отдыхайте!

— Ну и ладно, — ничуть не огорчился Гека. — Сейчас пробегусь до посёлка, узнаю последние новости, заодно и подкормлюсь!

С собой не пригласил, чему Эрик втайне даже обрадовался. Можно будет спокойно прогуляться до Лиэнны.

Англичанка открыла сразу, едва приблизился к её комнате — будто ожидала визита с минуты на минуту. Пригласив войти, она неуловимо быстро высунулась наружу и, оглядевшись, тут же захлопнула за собой дверь.

— Профессиональная привычка? — пошутил Эрик.

— Побегаешь полтора месяца, и у тебя рефлексы будут — как если б Змеиным Броском или Атакой Ястреба обработался.

— Неужели даже во Франции расслабиться не удалось?

— Представь себе. Нет, вначале всё складывалось просто замечательно. Прогулялась по Парижу, достопримечательности посмотрела — я тебе потом буклеты покажу, тоже полюбуешься. Ведь не был, наверное, там ни разу? А потом махнула на Лазурный Берег. Который для простых отдыхающих, естественно, тягаться с миллионерами пока не пристало. Вот где красота, загорай и купайся, сколько душе угодно. Прям как на Санта-Ралаэнне, только народу много. Но по мне так даже лучше — легче в толпе затеряться.

— Но не удалось?

Вместо ответа Лиэнна протянула свой мобильник, предварительно открыв раздел входящих сообщений.

От подсвеченного послания веяло недвусмысленной угрозой:

ГДЕ Б ТЫ НЕ ПРЯТАЛАСЬ, ОТ НАС НЕ УЙДЁШЬ.

Номер, естественно, не идентифицировался.

— Теперь понятно, почему поспешила сюда? Оно пришло двадцать седьмого, два дня промаялась, наконец нервы не выдержали, вскрыла свиток возвращения. Получается, его можно было активировать и не дожидаясь тридцать первого.

— Ага, только кормить заранее не будут.

— Когда твоей жизни угрожает опасность, о таких мелочах не задумываешься. Но чисто инстинктивно я спихнула в сумку весь провиант, закупленный в магазине. Накануне переехала в Сен-Жерим, там и надеялась просидеть последние дни, но раз так получилось… Жалко стало вместе с платой за жильё, взятой хозяевами вперёд, оставлять им ещё и жратву. А ты с собой пропитание брал?

— Только пакет с овощами, — покачал головой Эрик. — Как-то не сообразил. Ну ничего, сутки без еды любой из нас выдержит.

— Глупости не говори. Зачем голодать, если у меня запасов на троих? Сейчас поставлю чай. Бутерброд с колбасой будешь?

— Спрашиваешь. Полдня провозился на грядках, еле успел собраться, а туристы тут как тут. Геку с Таськой имею в виду. Давай, говорят, живей переодевайся, да вперёд, на чудо-остров.

— Вновь втроём? Дину не разыскали?

— Увы. Умотала за границу ещё до нашего появления в Голдтауне. А поскольку явно не желает выходить на контакт…

— Тс-с! — оборвала его собеседница.

Эрик так и замер с открытым ртом.

— Но всё тихо! — возразил он пару секунд спустя.

— Это тебе так кажется.

И действительно, вскоре послышалось цоканье каблучков, и где-то неподалёку хлопнула дверь.

— Ну и слух у тебя, однако! Тоже натренировался?

— Естественно. Ещё месячишко так побегать, не понадобится больше и формула Тонкого Слуха. Хотя, поверь мне, лучше жить спокойно без всяких этих гиперспособностей, чем вздрагивать от каждого шороха.

— Расслабься: это наверняка Таська. Больше всё равно некому.

— Не скажи: ещё вчера вечером по коридору ходили, вначале поодиночке, затем несколько сразу. Даже голоса разговора слышала — женский и два мужских. Жаль, слов разобрать оказалось невозможно. Вот где Тонкий Слух реально помог бы, если б сообразила вовремя. А так лишь затихла да потихонечку заперлась изнутри. И очень правильно, как выяснилось — голоса и шаги вскоре стихли, минут пять никаких звуков, я уже успокаиваться начала, и тут кто-то снаружи прикоснулся к двери, нет, не постучал, а как будто погладил. Хорошо ещё, взламывать не пытался. Я в таком состоянии была, что первому оказавшемуся здесь, не раздумывая, заехала бы в лоб вот этим!

И Лиэнна продемонстрировала доставшуюся ей в наследство волшебную палочку.

— Чем зарядила? Кислотой или Огневспышкой?

— Амнезией.

— Ого! Смотрю, Оранжевая магия становится на нашем курсе всё более популярной. Даже я, каюсь, не так давно опробовал её. Как думаешь, на ком? Родном брате! Надеюсь, всё-таки не зря.

— Как именно?

— Потом расскажу. Давай вначале с твоей историей разберёмся.

От волнения Эрик отложил недоеденный бутерброд.

— И какова мощность заряда? Всю память отшибёт, или только кратковременную? Всё же будь с ней поосторожнее. Лишь если угрожает опасность, которой не избежать. Вчерашнюю странность давай пока в сторону. Ты со своей новой «трубы» кому-нибудь, кроме меня, звонила? Может, номер давала?

— Ни в коем разе! Болтала по телефону — да, но специально — нет.

— Без разницы, всё равно отпечатался во входящих. И с кем же?

— Всего трое: Сандра, Рут и Эстер.

— Та-ак, понятненько. Вместе со мной выходит четверо. И не нужно быть гением дедукции, чтобы сообразить: один из них — вражеский агент. Но ведь им могу быть и я! Очень рисково поступаешь, доверяясь мне.

— Вовсе нет.

— Поскольку из России и едва ли знаком с кем-либо из ваших краёв? Я бы на такое не полагался. Тем более за два года, проведённые на Санта-Ралаэнне, можно познакомиться с кем угодно. И согласиться на соответствующее сотрудничество.

— Не потому. Мне кажется, ты в принципе не способен на предательство. Или я очень сильно ошибаюсь в оценке людей.

— Надеюсь, что нет. Хотя на твоём месте поостерёгся бы иметь со мной дело.

— Надо ж хоть кому-то доверять, иначе чокнешься, — грустно улыбнулась Лиэнна.

— Согласен. Тем более век взаперти просидеть вряд ли удастся.

— Когда народ вернётся, будет легче. Меньше вероятность нападения.

Не факт, подумал Эрик. Обилие студентов на втором курсе отнюдь не помешало неведомому злодею едва не умыкнуть Геку через портал, неизвестно куда ведущий. Если б не проснулся вовремя, так и остался бы без лучшего друга. Но разочаровывать Лиэнну не стал, предпочтя продолжить «разбор полётов».

— Кому-нибудь ещё рассказывала про преследователя?

— Больше никому! С девчонками просто трепалась про житьё-бытьё.

Мог бы и не уточнять, мелькнула мысль — пособник врага и так должен знать об этом. Вдобавок такая неслыханная удача — жертва сама вышла на связь. Великолепный шанс угодить хозяину! Но кто из троих? Скорей всего, Рут — раз уже попадала под очарование, да вдобавок просится в команду. Наверняка планы выведывать. Или друзей меж собой ссорить. Надо воспрепятствовать, но как? Согласится ли Лиэнна сделать достоянием гласности свои приключения?

— Ладно, давай попробуем зайти с другого края. Я всё-таки думаю — ты им нужна живой и желательно невредимой.

— Но зачем??

— По всей видимости, охотятся за бабушкиным наследством. Предполагая — ты в курсе, где оно находится. Дом они уже наверняка перевернули вверх дном, да и мать протрясли основательно. Но не нашли и взялись за тебя.

— Неужели понадобились вещи, которые год назад прихватила с собой? Ну не магометр же им приглянулся? Он ведь примитивный! Таких тут пруд пруди, и куда более продвинутых. Вот как твой, например.

— Наш общий, — мягко поправил Эрик. — Даже скорее твой, чем мой. Кто расшифровал записки из Бренского аббатства?

— А, ерунда, — отмахнулась Лиэнна. — Ничего особо сложного там не было. Может, их интересует эта палочка? Кроме оригинальной отделки, в ней нет ничего необычного! Но если так, пусть забирают и палочку, и магометр, только отстанут!

— Знать бы наверняка, что именно им нужно. А вдруг — о чём ты сама не подозреваешь? Подобные идеи очень любят обыгрывать авторы детективных романов.

— Персонажами которых лучше не становиться в реальной жизни. Честно говоря, даже подумывала бросить Академию и податься в бега. Найти где-нибудь тихий уголок и начать новую жизнь. С нуля, ну и пусть!

— Мир наш, увы, стал настолько тесен, что подобных уголков осталось не так много. Как сама убедилась, мы все под колпаком у электроники. К тому же, всю жизнь не пробегаешь, никаких финансов не хватит. Я не имею в виду олигархов, те, наверное, могут. Ладно, давай так: я постараюсь выяснить побольше о личности мужичка со шрамом. А тебе рекомендую срочно обзавестись защитой. Но не амулет. Такой вариант враги наверняка предусмотрели. А вот элементаля-охранника — навряд ли.

— Ничего себе! Такое лишь Великие могут себе позволить.

— Жаль, Лайты больше нет здесь, — вздохнул Эрик и тут же прикусил язык, в очередной раз обругав себя за болтливость.

— Думаешь, помогла бы? Если только чисто по-дружески, — с еле уловимой иронией откликнулась англичанка, и наш герой понял, что она в курсе их отношений.

— Ты знала?

— Догадывалась. Вин как-то съязвила: мне не достался, и тебе ничего не светит! Он на содержании знаешь у кого? И пальцем в потолок.

— Фу, как грубо. Это она от ревности.

— Понятно, что не от радости за вас. Какой женщине понравится быть отвергнутой?

— Целиком брать на себя вину за разрыв отношений не собираюсь. Давай не будем больше об этом.

— Как скажешь. Тогда расскажи наконец, чего вдруг заинтересовался Пропавшим Учеником.

Эрик, чуть промедлив с ответом, подлил себе в чашку воды из чайника.

— Так уж вышло. Вздумал поинтересоваться у нашего координатора Эльмиры, кто такой Брино, а она фотку их курса показала и говорит: есть, мол, у тебя сходство в облике с приятелем его Нейлом. Вот и решил выяснить обстоятельства. Да не тут-то было. Кстати, забавная аналогия с твоим случаем получается: Нейл что-то знал или чем-то владел, а теперь это пытаются стрясти с Брино, который от греха подальше ударился в бега.

— Действительно! Ну и дела! Но как ты собираешься дальше искать мистера Мистгейма?

— Ещё не придумал. Смотрю, как-то неспокойно становится на вашем острове.

— Что поделаешь, — вздохнула Лиэнна. — Столетие под властью чёрных колдунов не прошло даром: до сих пор там спрятано немало вещиц, им принадлежащих, и опасных знаний, якобы дарующих могущество. Даже на менталитете самой нации, как мне кажется, отразилось не в лучшую сторону. Недаром сказочные существа перестали приходить к нам в гости.

— Вряд ли только из-за этого, к другим ведь тоже! Хотя, судя по английскому фольклору, тусовки инопланетяне в стародавние времена закатывали у вас нешуточные.

— Естественно: ведь первые порталы во Внеземелье открывали мои соотечественники. Ещё до короля Артура. В эпоху правления саксов эльфы, гномы, фликси, даже зеленокожие запросто заявлялись на Землю, дружили и торговали с людьми. После нормандского вторжения вся эта идиллия увяла и окончательно сошла на нет с началом Первой Некромантской. Магам отрицательной направленности больше по душе пришлись совсем иные существа.

— Да уж, — хмыкнул Эрик, вспомнив картинки из «Слуг Тёмных Миров». И, без предисловия, — не слышала случайно что-либо о Звезде Шеорма?

— Я не очень разбираюсь в астрономии, — пожала плечами Лиэнна. — И имён светил знаю не так много. Сириус, Альфа Центавра, Вега, Тау Кита, ну и Солнце, разумеется. А больше так сразу и не вспомнишь.

— Космический объект тут не при чём. Скорее, некое сооружение. Или организация.

— Нет, не в курсе. А зачем оно?

Ответить Эрик не успел. За дверью послышались шаги, потом стук, и, не дожидаясь приглашения, на пороге появилась Таисия.

— Нашёлся, однако. Впрочем, где ж тебя ещё искать, как не здесь, — едко добавила она, кивком головы поприветствовав хозяйку комнаты.

— Что-то случилось?

— Дружок закадычный обыскался. Куда, мол, задеваться мог, если замка не покидал? Библиотека закрыта, и наших пока никого.

— Как же никого, если вот? — остроумно отпарировал Эрик, кивнув в сторону Лиэнны.

— Присоединишься к нам? — пригласила та, указав на стол. Но Таисия отказалась.

— Да нет, спасибо, уже успела перекусить.

И убежала.

Глава 9

— Придётся идти, — с сожалением произнёс Эрик, поднимаясь. — Эх, не дадут посидеть спокойно.

— Она изменилась в последнее время, — печально заметила Лиэнна. — И, увы, не в лучшую сторону.

— Считаешь? Таська и раньше любила поязвить.

— Но не так… более деликатно, что ли. Ну да ладно, может, мне просто так кажется. Если хочешь, не обращай внимания. Вряд ли ты нужен Геке настолько срочно.

— Согласен, но тогда он сам прибудет сюда. Лучше обсудим дела попозже.

Причина, по которой Эрика выдернули из гостей, и впрямь оказалась не столь существенной.

— Во! Наконец-то. Когда собрался, подумал — вдвоём веселей будет, глянь, а ты куда-то испарился. Раз дверь оставил открытой, значит, ненадолго. Какое там! Больше часа прождал и побежал искать, да без толку.

— У Лины был.

— Она уже здесь? Опередила нас? Круто! Впрочем, ничего удивительного. На её месте я ещё раньше смотался бы сюда! Смотри, какую занимательную информацию я раскопал ещё две недели назад!

На листке, протянутом Гекой, слева красовалась школьная фотография Лиэнны, украшенная снизу красноречивой надписью «WANTED». Справа шло перечисление особых примет и просьба при обнаружении разыскиваемого объекта сообщить по приведённому ниже телефону. Вознаграждение — двадцать тысяч евробон.

— Что ж ты мне раньше не сказал?! — напустился на приятеля Эрик.

— Ага, ты бы тут же кинулся ей звонить. И напугал бы девчонку до полусмерти. Раз она здесь, значит, всё позади, можно не волноваться.

— А если б её сцапали какие-нибудь проходимцы? Короче, объяву я конфискую, пусть будет в курсе.

— Двадцать штук «евриков» — неслабо Лину оценили! Поменьше, конечно, чем за Брино, но всё же. Авто сразу купить сможешь, причём далеко не самое дрянное. Есть о чём призадуматься, а?

— Не искушай меня, Мефистофель, не поддамся я. И отвечу то же, что и Дэнилу год назад: друзей не продаю! И если кто вздумает тронуть её, будет иметь дело со мной!

— Ну, ну, раскипятился совсем. Уж и пошутить нельзя. Да если б хотел её сдать, давно бы по тому телефончику звякнул.

— Надо всех наших предупредить: если кто увидит на острове мэна со шрамом, пусть немедленно оповестит остальных.

— Которого Джо нарисовал?

— Его. Так ты меня по поводу совместной прогулки видеть хотел?

— Ага. Коллег проведать, в магазинчик заскочить, да и вообще посмотреть, чего тут новенького за каникулы случилось. Смысл в замке сидеть? Ещё успеется.

— Спорить не собираюсь, даже не надейся!

Сокращая дистанцию, двинулись напрямую через лес. На ближайшей поляне им навстречу выскочила оленья семья — трое взрослых и детёныш.

— О! Гляди-ка, у Быстронога прибавление в семействе! Кто же счастливая мать? Офета или Моа? А как маленького зовут?

— Наверное, никак, если на днях родился, — пожал плечами Эрик.

— Тогда у меня есть шанс стать крёстным! Давай назовём его… ну, например, Васей. Чем плохое имя? Царское, между прочим! (basileus — вождь, царь (греч.)).

— Да пожалуйста. Вряд ли родственники что-либо против будут иметь.

Оленёнок меж тем подобрался к нему вплотную — вначале осторожно обнюхивал, а затем, видя отсутствие нервозности со стороны взрослых особей, принялся игриво бодаться. Ничего удивительного — зверьё на Санта-Ралаэнне давно отвыкло бояться человека. Одновременно Быстроног попытался забраться языком Геке в карман.

— Нету сахара, извини, — огорчённо развёл тот руками, и олень, подняв голову, с затаённой надеждой посмотрел ему в глаза. — В следующий раз — обязательно! Нас самих ещё не кормят!

Не особо огорчившись, четвероногие потрусили дальше по своим оленьим делам. Впереди глава семейства, следом спутницы жизни, а за ними — смешно вскидывающий задние ноги оленёнок.

— Вот и первые встречающие, — удовлетворённо заметил Гека, когда те скрылись за деревьями. — Интересно, кто следующий?

Однако вплоть до самого посёлка им больше никто не попался — птицы и мелкие зверюшки не в счёт. Проходя мимо, заглянули в заведение пана Важела — покупать не на что, продавать нечего, так, прикола ради.

Однако того за стойкой не оказалось.

— Давненько не попадался магазин без продавца, — оглядел пустой прилавок Гека. — Вот куда надо слать гонца.

— Вряд ли это надолго. Отошёл на пять минут, с кем не бывает.

— В нашей доблестной отчизне этого вполне хватило бы, чтобы часть содержимого торговой точки перешло в пятое состояние вещества. То бишь свистнутое.

— Здесь такой фокус вряд ли пройдёт. Наверняка оставлен сторож.

Как бы не вздумал проверять, подумал Эрик, с него станется. А потом штрафбат на пару месяцев и запрет на посещение магазинчика вплоть до выдачи диплома. Но приятель, к счастью, был настроен пофигистически.

— Ну и фиг с ним. Мы не в России, поэтому может спать спокойно. Зайдём попозжее!

Безлюдно, однако, оказалось не только в заведении пана Важела: побродив по посёлку, приятели убедились, что все его обитатели куда-то испарились.

— Как будто их настигло проклятие Бермудского Треугольника, — недоумённо и слегка с опаской покосился на пустые избы Эрик. — Помнишь хрестоматийные примеры, когда корабли внезапно терялись, а потом появлялись, но уже без единого человека на борту? Причём все вещи оставались нетронуты, и никаких следов побоища или поспешного бегства.

— Ещё бы. Собственно говоря, мы географически и находимся внутри Треугольника! Пусть и не в центре, скорее на окраине, но всё же. А вдруг и сюда добралось?

— Пустяки. Аномалия активна лишь на водной глади. Или над нею. К тому же давно не проявляла себя в полную мощь, лишь шалит по мелочам.

По поводу того, что из себя представляет всемирно известный феномен, сами чародеи вели бесконечные споры. Одни считали аномалию результатом давнего неудачного эксперимента, во избежание возможных негативных последствий проведённого подальше от острова. Другие — что маги тут вообще не при чём, а имеет место некое неразгаданное наукой явление, проделки инопланетян или пространственно-временной разрыв. Третьи кивали на хитроумную защиту острова, установленную, когда на смену парусникам, легко заворачиваемым прочь духами воздуха, пришли пароходы, вызывавшие затруднения даже у бывалых элементалей воды. А за ними и самолёты, надолго ставшие головной болью у бригады охранников Санта-Ралаэнны. Которым можно было лишь посочувствовать — последние два столетия едва успевали латать прорехи в скрывающем остров колпаке. Кое-кто, примиряя вторых и третьих, предполагали — волшебники в своё время просто-напросто воспользовались феноменом треугольника, встроив его в систему защиты. И все вместе дружно ворчали — верховники, мол, знают точно, но не спешат просветить рядовых членов Гильдии.

В общем, как всегда и везде.

После недолгих поисков им всё же удалось обнаружить живую душу. Мастер Пеховар, местный старожил, с шалаша которого начиналось здешнее поселение. Сколько ему лет — никто точно не знал, но вряд ли меньше пятисот, учитывая, что они с Ильварном давние приятели, ещё со времён ученической дружбы. Древней развалиной себя, однако, не считал, да и не выглядел, поэтому обижался, когда называли дедом, рекомендуя обращение «дядя».

Ничуть не обеспокоенный исчезновением соседей, Мастер неторопливо набивал табаком свою трубку, расположившись на завалинке перед собственным домом. Несмотря на очевидную увлечённость данным занятием, приятелей заметил сразу, едва те появились в поле зрения.

— А-а, студиозусы пожаловали. Чего не на празднике? Али уже успели с него вернуться?

— Какой ещё праздник? — удивлённо переспросил Гека.

— Ну как же. Торжественное открытие памятника первопроходцам Внеземелья. Архимаг строго-настрого наказал, чтоб к учебному году успели соорудить. Пусть, мол, ученики полюбуются, когда появятся.

— А мы уже здесь!

— Эт я вижу, — с простоватой хитринкой отозвался собеседник. — Пришли послушать свежих новостей, а вместо того недоумённо бродите меж опустевших хижин.

— Вашей проницательности, дядя Пехо, можно лишь позавидовать. А почему вы не пошли?

— Успеется. Зачем спешить? Памятник разве сбежит куда? Буду как-нибудь на прогулке, да и посмотрю одним глазком.

— Ну тогда и мы торопиться не станем. А где он поставлен?

— На другой стороне острова. Пригорок по соседству с акациевой рощей знаете? Вот на нём и есть.

— Спасибо за информацию, дядя Пехо!

— Уже уходите? — сделал удивлённое лицо Мастер. — Даже не представившись? Ну и молодёжь пошла! В лицо-то я многих из вас знаю, а вот по именам — увы!

— Меня Гектором зовут.

— А меня Эриком.

— Эрик… Ставцев? — словно очнувшись, переспросил старик.

— Да, а что?

— Ничего, это я так… Слышал как-то — далеко, мол, пойдёт паренёк, если не оступится.

Эрик уже успел пожалеть, что согласился составить приятелю компанию. Но вслух разве такое выскажешь? Особенно когда Пеховар, отложив в сторону так и не раскуренную трубку, пригласил их внутрь.

— За знакомство не грех и по одной пропустить… винца домашнего, только что сваренного! Заодно и подкрепитесь — Дрежелс, небось, опять принципиальничает, до уставного сроку кормить отказывается?

— Словно мысли читаете! — восхитился Гека.

— Поживёшь с моё, и ты научишься. Ну, молодые люди, если не побрезгуете трапезой друидскою, милости просим.

Внутри избушка оказалась куда более просторной, чем выглядела снаружи. Почти половину её внутреннего пространства оккупировали зелёные насаждения самых причудливых расцветок и форм. Ни Геке, ни Эрику ещё не приходилось бывать здесь в гостях, а потому остановились в дверях, изумлённо разглядывая богатство флоры.

— Что, нравится? — добродушно усмехнулся хозяин дома. — Насобирал, называется, коллекцию, уже и ставить некуда. А всё везут и везут в подарок новые образцы. Можете осмотреть, если хотите, пока стол накрываю. Кровососов только не трогайте, впиваются моментально! И с кактусами осторожнее, некоторые ядовиты. Да ещё во-он те красно-синие цветочки в жёлтую крапинку лучше не нюхать — дыхалка атрофируется.

— В натуре?

— Шучу. Не напрямую, конечно. Но сильный аллергический шок от их пыльцы очень даже вероятен! Дело, впрочем, поправимое, сейчас и не такое лечится…

На всякий случай приятели обошли миллагу крапчатую далеко стороной.

Но и без неё чудес тут хватало. Земная флора, каждый представитель которой выделялся яркой индивидуальностью, мирно соседствовала с инопланетной экзотикой, которая по большей части располагалась в наглухо закрытых банках или аквариумах.

— Вовсе не потому, что опасны для нас, скорее мы для них, — с юмором пояснил Мастер. — Песочница ликвиная, к примеру, живёт лишь в сероводородной среде, а чируха ворсистая крайне чувствительна к звукам человеческой речи. Привыкла на родной планете слышать лишь свист ветра, поэтому едва заговоришь рядом — пужается и тут же увядает, оттого и сидит в звуконепроницаемой ёмкости. Ей ещё повезло — вовремя диагноз поставили, а многие, увы, сохранились лишь в сушёном или маринованном виде. Бывает же как — привезут в полудохлом состоянии, пока разберёшься, что не так, а растеньице уже дуба дало. Такие, понимаешь, капризные!

Перейдя к осмотру очередного экспоната, Эрик тихонько подозвал к себе Геку:

— Узнаёшь?

— Ещё бы. Колючки, на месте портала выросшие! Наконец-то узнаем, откуда они родом. Дядя Пехо! А вот эта фигня с какой планеты?

— Обирра шипанутая? — подойдя поближе, пригляделся старик. — Тоже чей-то подарок. За давностью лет уже и не упомню, чей именно. Кажется, с Тифирэ. Ничего особенного, сорная трава. Там её как грязи.

— Заспиртована? — уточнил Эрик, указывая на склянку с колючками.

— Скорей уж засолена. Насыщенный раствор поваренной соли. Иначе сгнили бы. А так — пока держатся. Ну, если закончили осмотр, пожалуйте к столу. У меня всё готово!

Окинув взглядом оставшиеся «экспонаты», Гека поспешил принять приглашение. Эрику ничего не оставалось, как последовать за ним, хотя после посиделок у Лиэнны проголодаться ещё не успел.

Друидская трапеза включала в себя корзину с белым хлебом, уже нарезанным ломтями, кувшин с вином, вазочки с мёдом и черничным вареньем и, разумеется, необходимый набор посуды. Радушный хозяин лично разлил горючее по кружкам.

— Ну, за знакомство… заодно и здравы будем!

— Дядя Пехо, а зачем вам кровососы эти? — поинтересовался Эрик, вспомнив, как длинная бледно-жёлтая плеть, казавшаяся неживой, пыталась ползти за ним, когда проходил мимо. — Опасны ведь. Зазеваешься, вцепятся ненароком. Может, лучше их выкинуть на помойку? Предварительно голодом заморив, чтоб никто случайно не пострадал.

— В воспитательных целях, — вновь усмехнулся Мастер. — Меня-то они давно не трогают, боятся, что Увяданием приложу. А вот ежели какой ученик нездоровый интерес к трансмутации живой материи, то бишь тератогенезу, проявляет, я его ласково так прошу — пойди и попробуй приласкать тощавку листьезубую. Обычно этого вполне хватает, чтоб дурь из башки вышибить.

— Увядание — разве не заклятие тёмного друидизма? — засомневался Гека.

— Оттудова, не спорю. Но ежли на какое зловредное растеньице уговоры не действуют, так и норовит свой мерзкий характер проявить, приходится действовать… словечко новомодное, сейчас вспомню… а! Неполиткорректными методами. К тому же какую-никакую, а пользу приносят — мыши беспокоить перестали. А дюже любопытным юнцам урок — не суйся, куда не следует. Уж лучше пусть тощавка покусает, чем потом голодному монстру в брюхо угодить.

— Какому монстру?

— Ну вы даёте! — искренне удивился дядюшка Пехо, вновь берясь за кувшин. — Вроде на третьем курсе уж — или ошибаюсь? — а таких простых вещей не розумеете. Конечно, ваша уважаемая госпожа преподаватель вряд ли читала вам лекции по теории тератогенеза, но нравоучительные истории о вреде сией науки наверняка рассказывала! Ибо она как раз и есть квинтэссенция тёмного друидизма, и находится под запретом наряду с чернокнижием и некромантикой.

— Искусство создания мутантов и химер, Бурая магия, — пояснил Эрик.

— Так бы сразу и сказали. Чего вы на меня так странно смотрите? Я вовсе не собираюсь подобной гнусью заниматься!

— Кто ж тебя знает? Вдруг в тайных помыслах своих уже успел таких чудищ насоздавать, что мир содрогнётся в ужасе. Почище, чем выводили в Трансильванской Лаборатории, — не упустил случая подколоть приятеля Эрик.

— Наслышаны про Лабораторию? — встрепенулся старик. — Небось из «Краткого Курса»? Якобы отряд герцога Вижуйского с дури ума погром там учинил, уничтожив ценные вещдоки злодеяний чернокнижников?

— А разве не так обстояло дело?

— Посудите сами: разве могла бригада простых солдат, пусть даже отважных и умелых, взять штурмом охраняемую почище иной святыни Лабораторию? Да они и на пушечный выстрел к ней подобраться не смогли бы! В задачу отряда входило взять контроль над дорогой, ведущей к ней. Однако когда высланные на разведку сообщили — неприятель бежал, соблазн захватить незащищённую вражескую крепость оказался слишком велик, и герцог пренебрёгши приказом удерживать позицию, самолично скомандовал наступление. Разведчики не ошиблись: ни единой живой души на подступах к Лаборатории, как, впрочем, и в ней самой — лишь трупы монстров и присматривавших за ними рабов. Посовещавшись со свитой, горе-военачальник порешил так: овладеть беззащитным укреплением невелика честь; изобразим, будто вынуждены были вступить в бой, и одержали блестящую победу! В мечтах, наверно, уже видел себя фельдмаршалом. Солдатам приказал выдать по пять талеров на рыло с ласковым напутствием не болтать лишнего. А для пущей правдоподобности вояки слегка порушили и пожгли строения — дескать, сеча была очень жаркой.

— Неужели правда так и не выплыла наружу?

— Почему же? Инквизиторы-дознаватели быстро разобрались, что к чему. Позорить герцога, правда, не стали, отправили в отставку с утешительным призом — орденом Святого Трибунала «Ревнитель веры». Так и утвердилась официальная версия об уничтожении содержимого Лаборатории погорячившимися солдатами союзных войск.

— Но теперь, по прошествии четырёх веков, разве нельзя написать, как было в действительности?

— Развенчивать старые мифы — неблагодарное занятие, — задумчиво отозвался рассказчик. — Ведь тогда возникает резонный вопрос: чего вдруг чернокнижники отказались оборонять своё детище? Ответ напрашивается сам собой — им нужно было вывезти нечто очень ценное, ради чего стоило пожертвовать слугами и содержимым «зверинца». Как считаешь, что именно? — указующий перст уставился в сторону Геки.

— Не знаю. Артефакт какой-нибудь, наверное.

— Тепло, но не жарко. А ты как думаешь?

— Знания, которые пригодятся в будущем.

— Вот! Тёмные колдуны, отступая, прихватили с собой результаты многолетних «экспериментов». Вместе с формулами, пользуясь которыми, можно вновь создавать чудовищ. Немногие взятые потом в плен «научные сотрудники» кивали в сторону Яшбурда, Великого Мастера Чёрной магии — якобы именно он прихватил бумаги с собой.

— Их так и не нашли?

— Увы. Скорей всего, Яшбурд где-то их спрятал, а потом свалил в неизвестном направлении. Здесь есть, однако, другой крайне любопытный момент: не исключено, что чернокнижники не изобретали сами те формулы, а всего лишь воспользовались чужими знаниями. Задумывались хоть изредка, откуда в древнеегипетской и древнегреческой мифологии такое обилие химер? Люди с телами животных или наоборот, а то и вовсе дикие смеси нескольких существ навроде сфинкса или гиппогрифа. Проще всего, конечно, свалить на бурную фантазию наших далёких предков, но разве настоящий исследователь ищет лёгких путей? Учёные-египтологи, десятилетия посвятившие расшифровке надписей на развалинах храмов и внутренностях пирамид, нашли немало упоминаний о могущественных колдунах эпохи Древнего Царства — настоящих профессионалах Бурой магии, да и не только её. Их знания большей частью канули в Лету, когда Египет потерял былое величие, лишь немногое пополнило архивы Александрийской библиотеки. Правда, к тому времени не осталось почти никого, кто мог бы их понять и воспроизвести.

— А потом и саму библиотеку уничтожили, — решил блеснуть эрудицией Эрик.

— Очень прискорбный факт! — согласился Мастер. — Однако не стоит упрекать халифа Омара ибн Хаттаба, отдавшего полководцу Амре приказ сжечь её содержимое, в откровенном мракобесии. Вина скорее на безумном колдуне Таэр Басуде, вздумавшем угрожать халифу библиотечными свитками — мол, если не отдаст ему в жёны свою дочь, то на всё его царство будет напущен голодомор. Наглецу тут же отрубили голову, а во избежание появления новых шантажистов решили действовать радикально. Вот так из-за одного идиота погибла сокровищница древних знаний. В подавляющем большинстве своём совершенно безвредных, а подчас и весьма полезных для последующих поколений. Впрочем, если быть исторически справедливым, бесценное содержимое величайшего книгохранилища античности уничтожалось не раз — император Аврелиан, подавляя бунт царицы Зенобии, при взятии Александрии попутно разрушил и сжёг библиотеку; пострадала она и во время династической заварушки между Клеопатрой и братцем её Птолемеем Тринадцатым, в которую, как известно, вмешался Цезарь, и от рук христианских фанатиков, объявивших в конце четвёртого века настоящую войну язычеству. Да и другие случаи имели место… Э-эй, чего с тобой?

— Книжки жалко! — всхлипывая, заявил Гека.

— Что было, то сплыло, — философски заметил старик, подливая в кружки остатки вина. — Главное — не повторять чужих ошибок! За это и выпьем!

Успокоившегося Геку потянуло демонстрировать свои знания ботаники в применении к имеющимся в «оранжерее» представителям инопланетной флоры. Пришлось ненавязчиво дать ему понять, что засиживаться в гостях не самое лучшее дело.

— Спасибо, дядя Пехо, за угощение, но нам пора, — приподнялся Эрик и, покачнувшись, плюхнулся обратно на пятую точку. Закружилась голова, ноги как ватные. Отсидел, наверное.

— Винцо моё, оно такое! — добродушно улыбаясь, пояснил хлебосольный хозяин. — Пьётся легко, аки сок виноградный, зато потом ударяет от души! Ничего, на свежем воздухе быстро пройдёт! Так что заходите, когда время будет, посидим, ещё побалакаем!

Глава 10

— Старикану явно скучалось, вот и зазвал составить компанию, — резюмировал Гека, когда выбрались наружу. — Ну и горючее, перед глазами всё плывёт. Завалиться бы прямо здесь, на клумбе, отдохнуть немного.

— Хороши же мы будем, когда поселяне найдут нас в ней, — вяло возразил Эрик, которого самого тянуло принять горизонтальное положение. — Либо уходить надо, либо соблюдать правила приличия. Если не желаешь, конечно, стать героем местных анекдотов. Решай, да поскорее, слышишь — народ уже здесь.

— Не затем я сюда шёл, чтобы сбегать, едва приняв на грудь! — понесло бравировать Геку. — Разве преступление — пропустить стаканчик-другой за приятной и очень познавательной беседой?

Поняв, что спорить бесполезно, Эрик молча последовал за приятелем. Который, несмотря на изрядную похмельность, твёрдо взял курс в сторону дома Джавушки.

На полпути их окликнули Мастерицы Дженнет и Файмар, подружки Весты.

— Гляди-ка, кто в гости чешет, — хихикнула Дженнет. — К Баджи, или просто прогуляться?

— Разве он вернулся??

— Нет, конечно. Но послания шлёт регулярно! Чуть не каждую неделю! Их уже заместо отчёта использовать можно. Ого, да от вас перегаром несёт! То-то смотрю, как-то странно передвигаетесь. Успели отметить начало учебного года?

— У дядюшки Пехо гостили.

— Тогда понятно. Настоечкой угостил. Целебной, между прочим. Скоро почувствуете. Он её, между прочим, не каждому наливает, такой части ещё удостоиться надо.

— Да ну? Но за что? — от удивления Гека на мгновение протрезвел.

— Это, мальчики, вам лучше знать. Женщин он не спаивает.

— Как прошло торжество? — отвлекая от питейной темы, поинтересовался Эрик.

— Нормально. Генри, как всегда, речь толкать пытался… не Цицерон он, что поделаешь. Вот кому к бутылке перед выступлением приложиться не помешало бы. Ну да ладно. Баджины письма по большей части у него.

— Ну тогда идём туда! Спасибо за информацию!

— К Джавушке я всё-таки загляну хоть на минуточку, — заупрямился Гека. — Наверняка для меня есть приятные известия!

— Ну-ну, — скептически отозвался Эрик. — Надежды вьюношей питают.

Мастер Джавушка оказался занят дрессировкой волнистых попугайчиков.

— Не дельфины, конечно, как у нашего общего друга, но всё же, — подмигнул он гостям. — Побывать в их шкуре довольно занятно. Ещё не пробовали Симбиоз?

— Не-а. Баджи сказал, что это опасно.

— Если не в меру, то конечно. Так ведь и на солнышке перегреться приятного мало! Советую при случае попрактиковаться. Очень познавательно, вдобавок пятёрка у госпожи Гань обеспечена. Чего на открытие памятника не пошли?

— Опоздали. Когда очутились здесь, вас никого уже не было.

— Жаль. А кое-кто из ваших однокурсников там промелькнул.

— Кто же?

— Они здесь нечастые гости. Рыжеволосый парень и приятель его под два метра ростом, с простодушным выражением лица.

— Дэнил и Майкл здесь! — ахнули друзья. — Вот это новость!

Скорей всего, именно их голоса слышала Лиэнна вчерашним вечером, подумал Эрик. Но кому тогда мог принадлежать женский?

— Уж не знаю, как их там зовут, может и так. Кстати, Гека, привет тебе от Станы.

— Прислала письмо? Ура!!

— Велела передать устно, — усмехнулся Мастер и, выждав паузу, дабы насладиться потускневшим от разочарования лицом незадачливого воздыхателя, добавил, — поскольку сама вскоре собирается прибыть сюда.

— Это здорово!

— Не раскатывай губы слишком сильно, — спустил его с небес на землю Эрик, едва распрощались с Джавушкой. — Думаешь, влюбилась без памяти и рвётся на свиданку с тобой? Скорей всего, приезжает по делам, а заодно почему бы не совместить приятное с полезным, поболтав с симпатичным воспитанником Академии? После чего преспокойно свалит обратно.

— Умеешь всё настроение испортить. Наверное, мало выпил!

— Скорее, не потерял способности трезво мыслить.

— Хочешь пари?

— Не хочу. Или забыл, чем закончился мой спор с Фэном год назад?

Перспектива лишиться пары свитков, которые ещё нужно откуда-то взять, слегка остудила любовно-воинственный настрой Геки, и до резиденции старосты они добрались без лишних слов.

Того, однако, на месте не оказалось. То ли застрял где-то на полпути, либо иное какое дело нашёл для себя. Подождав немного, приятели потопали к океану.

— Давай дельфинов проведаем, а потом обратно, вдруг вернётся к тому времени, — предложил Гека. — Не торчать же под окнами!

На побережье пришлось изрядно поднапрячь глотки, выкрикивая имена животных.

— Попробуй магию для этого применить, — посоветовал Эрик, почувствовав, что скоро охрипнет.

— Без толку: не накопилась ещё. Да не волнуйся, вон кто-то из них уже кувыркается вдали!

То оказался Лупи; вслед за ним собрались и остальные, приветствуя своих сухопутных друзей вертикальными прыжками.

— Приглашают поиграть. Эх, не догадались прихватить пляжные прибамбасы!

Внезапно Фрайк, подплывший ближе остальных, принялся настойчиво курлыкать и бить хвостом по воде, поднимая тучу брызг. Его примеру последовали другие.

— Тебе не кажется, они чем-то взволнованы? Или пытаются сообщить нечто важное?

— Вот где Симбиоз реально пригодился бы. Обязательно попрактикуюсь, как силёнок подкоплю. А сейчас придётся работать по старинке, — и, указав рукой в сторону моря, вопросил, — вас кто-то обидел?

На секунду всё стихло, а потом дельфины загалдели вновь.

— Гм. Попробую по-другому. Хотите, чтобы мы следовали за вами?

Гвалт притих, животные с надеждой смотрели в сторону людей, горя желанием показывать дорогу.

— Предлагаешь верхом? Всю одежду вымочим. Или пусть подождут, пока сгоняем до замка и обратно.

— Не поймут, однако, подумают, что их проигнорировали. Ещё обидятся. Во! Давай на лодке!

— Тогда иди выпрашивай, а у тут пока подожду.

— Зачем? Прихватим Баджину, она ему сейчас без надобности!

Похоже, принять участие в морской прогулке придётся в любом случае. Даже если откажешься, Гека пойдёт в одиночку. А вдруг и вправду чего случилось?

— Ладно, но с условием — тебе первому грести.

— Нашёл чем напугать! Пристань неподалёку, ща всё выясним!

Афалины тут же взяли лодку в полукольцо: в роли ведущего Фрайк, остальные сзади и по бокам.

— Гляди-ка, какой у нас почётный эскорт. Прямо как у президента с премьером. Чувствуешь себя повелителем водного царства!

— Смотри, не возгордись. Одна тётя, помнится, пожелала стать владычицей морскою, и в итоге осталась у разбитого корыта. Ты ж не Ихтиандр в конце концов, который сутками под водой мог находиться!

Лучше б не говорил. Гека тут же, забывая работать веслом, развернул дискуссию насчёт Бурой магии, которой вполне по силам создать человека-амфибию, и в умелых руках она может оказаться очень даже полезной. Вдруг климатические условия изменятся настолько, что придётся экстренно перестраивать человеческий организм? Или возникнет необходимость колонизовать планету с большими и очень нужными ресурсами, но, увы, совершенно непригодную для жизни?

Не особо вникая в его рассуждения, Эрик оглядывался по сторонам. Всё чисто, никаких подозрительных плавающих предметов не наблюдается. Если б кто тонул, дельфины спасли бы и без их помощи. Может, придумали новую игру? Но какую-то слишком мудрёную, на обычное развлечение непохожую, тем более вон как сосредоточенно работают плавниками, стремясь к им одним ведомой цели. Даже курлыкать перестали.

Миновав пещеру, где когда-то был найден якорь, приятели поменялись местами. Плюхнувшись на корму, Гека переключился на «телохранителей», чему Эрик был только рад — подводные течения в тех местах так и норовили сбить лодку с курса, приходилось постоянно маневрировать, тут уж не до болтовни.

Обогнули оконечность острова; на горизонте появился корабль капитана Карриго.

— Нам туда! — неожиданно встрепенулся Гека. — И как я, болван, сразу не сообразил!

Эрик ненадолго отложил весло, вглядываясь и вслушиваясь. По-прежнему тихо… даже очень. Перестали перекликаться птицы, дельфины тоже стараются плыть бесшумно, не выпрыгивая из воды. Братья меньшие чувствительнее людей, и будь хоть немного магии в запасе, разумным было бы вначале проверить объект Волчьим Чутьём или Биолокацией, а потом уж подплывать. Но какой смысл рассуждать о том, чего нет?

Парусник нависал над ними мрачной громадиной. На палубе ни души, но ощущение внутри, будто за ними пристально наблюдают. Подчиняясь общему настрою, Гека тоже сбавил обороты, указав лишь на свисавшую с теневой стороны верёвочную лестницу и шлюпку рядом с ней.

— Кто-то на борту.

— Вижу, — так же шёпотом отозвался Эрик. — Но чья она, сказать сложно.

— У сельчан я такой вроде раньше не видел. Может, смастерили недавно? Но вообще странная какая-то — ребристая, и формой будто грудную клетку от динозавра шкурой обтянули. Ну её на хрен, сейчас по лесенке подымемся, посмотрим, кто здесь.

Дельфины, не приближаясь к корвету, рассыпались цепью, внимательно наблюдая за действиями наших героев.

— Не привязывайся крепко. Вряд ли мы задержимся здесь надолго.

— Брось преувеличивать. Скорей всего, кому-то приспичило использовать посудину бравого капитана под место для свиданок. А что? Очень романтично. Если так, принесём извинения и преспокойно удалимся. А вдруг кого-то солнечный удар хватил, а позвать на помощь некому?

Оптимизму приятеля, первым вскарабкавшемуся на палубу, можно было лишь позавидовать.

— Гляди-ка, чего тут красной краской намалёвано! — донёсся его голос сверху. — Пятиугольник, в круг вписанный, да ещё руны какие-то вокруг. Неужто пентаграмма?

— Она самая, — подтвердил Эрик, поспешивший вдогонку. — Смотри, не наступи! Я такую в «Слугах» видел. Кто-то решил побаловаться здесь демонологией!

Обсудить странную находку не успели — у лестницы, ведущей в недра корабля, материализовались две фигуры, с головы до пят облачённые в чёрные комбинезоны — нет даже прорезей для глаз. Но едва ли они слепые, мелькнула мысль, тут же перешибленная другой — вот и всё, попались, не надо было игнорировать предчувствия. Сзади, со стороны носа, подкрадывались ещё двое точно таких же, а на верхней палубе нарисовался главарь шайки — в чёрной с красными завитушками мантии и широкополом капюшоне с бахромой, полностью скрывавшей лицо, в правой руке увесистый посох.

— Вы не должны быть здесь, — гнусавым, без интонаций голосом произнёс он. — И теперь не сможете вернуться обратно. Либо станете нашими рабами, либо умрёте.

— Да пошёл ты…! — первыми сдали нервы у Геки.

Вместо ответа колдун поднял посох, набалдашник которого засветился малиново-алым.

— Бежим! — не сговариваясь, приятели рванули прочь с корабля, во мгновение ока перемахнув через борт. Уже в состоянии свободного падения Эрик услышал позади глухой грохот, и водная гладь перед тем, как принять в себя его бренное тело, отразила яркую сине-оранжевую вспышку.

Удачно свалились — всего в паре метров от собственной лодки. Вынырнув, Эрик сразу же ухватился за её край и мощным рывком перевалился через него, а затем буквально за шкирку втащил внутрь Геку. Хорошо, не стали швартоваться по серьезному — развязать верёвку не успели бы, рубить нечем, а так — достаточно лёгкого толчка, и заскользили прочь от корабля.

Двое «людей в чёрном», свесившись с его борта, нацелили на них волшебные палочки.

— Ну, теперь держись. Кажись, стрелять будут.

Особой меткостью стрелки, похоже, не отличались — огненные шары, излюбленное заклятие боевых магов, пронеслись мимо.

— Мазилы! — Гека восторженно продемонстрировал неприятелю средний палец. — Но давай лучше я буду грести, а ты прячься на дне. Мой амулет, в отличие от твоего, защищает от Красной магии.

Следующий залп оказался точнее — один из шаров опалил корму. Эрик, решив не искушать судьбу, последовал совету приятеля, периодически высовывая наружу голову.

— Ого! Они снаряжают погоню!

Похоже, колдун, разочаровавшись в снайперских способностях своих помощников, отдал приказ догнать и уничтожить. Другая пара «чёрных» проворно спустилась по лестнице и запрыгнула в шлюпку, которая понеслась вдогонку.

— Ничего себе чешут, будто на моторке. Неужели догонят?

— Магия Попутного Ветра, — приглядевшись, вздохнул Эрик. — Придётся всё-таки принимать бой. Как приблизятся, бей веслом, а я хлестну верёвкой. Дерьмовое оружие, не спорю, но другого нет.

— Да уж, живыми им в руки лучше не попадаться. И почему второе весло не додумались прихватить?

— Теперь поздно жалеть. Лучше сделай передышку. Если в любом случае не уйти, хоть силы сэкономишь.

Но сойтись в рукопашную им не пришлось — на выручку неожиданно пришли дельфины. Фрайк и Салли одновременно с разбегу ударили носами в правый борт неприятельской шлюпки, отчего один из преследователей, не удержав равновесия, вывалился из неё.

— Так ему! Знай наших!

Второй противник, остановив судно, взял наизготовку спрятанное внутри копьё-гарпун внушительных размеров. Но пустить в ход не успел — выпрыгнув рядом, Стив ударом хвоста сбил его с ног, отправив вслед за первым.

— Спасибо, друзья! Век не забудем!

Оставшиеся на корвете в ярости принялись палить по животным, нимало не заботясь, что могут задеть барахтавшихся в воде «коллег». Однако юркие как ртуть афалины легко ускользали, то погружаясь в глубину, то вновь выныривая.

— Вот гады! Ружьё б сюда, а ещё лучше винтовку с прицелом, узнали бы, почём фунт изюму!

— Ты смог бы выстрелить в человека?

— Так необязательно же насмерть! В руку или ногу, зато очень поучительно. Тем более нас они жалеть не собирались, поджарили бы за милу душу. Или копьецом продырявили — откуда только взяли этот вертел? Им китов бить можно.

— Не расслабляйся, пока не выйдем из зоны обстрела. А там сменю тебя.

Убедившись, что добыча вот-вот ускользнёт из рук, главарь колдовской банды вновь поднял посох.

— Ну, держись. Щас что-то будет…

Даже на значительном расстоянии, да ещё защищённые амулетами, приятели почувствовали импульс безумящего ужаса, заставляющего бежать сломя голову, не разбирая дороги и позабыв обо всём на свете. Океан буквально вскипел — мелкая рыбёшка в панике выпрыгивала из воды, даже дельфины бросились наутёк. От поднявшихся волн лодка заходила ходуном, но удержалась на плаву.

— Вот это фейерверк! Такого ещё никогда не видел, — прокомментировал Гека, когда корвет скрылся из глаз.

Приняв эстафету, Эрик в полной мере ощутил дискомфорт от мокрой одежды.

— Ерунда, высохнет на Солнце, — к приятелю успел вернуться оптимизм.

— Из-за соли стирать придётся. Да и самим обмываться.

— Подумать только: после всего с нами приключившегося ты способен думать о подобной чепухе! Нас чуть не убили! Я этого так не оставлю!

— И куда, к Гарозиусу напрямую?

— Зачем? В посёлок! Там поймут и поддержат! Все вместе запросто одолеем того колдуна, даже если у него там целый взвод этих «водолазов». Всех в плен возьмём, тогда и с докладом к Архимагу! Глядишь, ещё и награду получим за поимку особо опасного преступника!

— Что-то сомневаюсь я, но согласен — оставлять без последствий права уже не имеем. А вдруг это тот самый, который в прошлом году хулиганил. В общем, так: чтобы выиграть время, на центральном пляже бросаем лодку, ничего с ней не случится, а оттуда на своих двоих — быстрей получится.

Глава 11

Распугивая мирных обывателей деревушки, удивлённо окликавших их, а то и крутивших пальцем у виска, приятели помчались к домику старосты. К счастью, тот уже успел вернуться и теперь преспокойно восседал в кресле-качалке, почитывая газету.

— Мистер Виллсбоу! — ещё издали начал Гека. — Нам нужна ваша помощь! На корабле чужие! И они на нас напали!

Толстяк с усмешкой посмотрел в их сторону поверх бумажных страниц.

— Ну и видок у вас. Вплавь, что ли, сюда добирались?

— На лодке! Но пришлось прыгать с палубы! Иначе сожгли бы! Там колдун в мантии с четырьмя помощниками, на ниндзя похожими!

На шум вокруг них моментально собралась толпа. Судя по репликам, которыми обменивались поселяне, превалировали две версии — виновники переполоха либо упились сверх меры и по пьяной лавочке полезли купаться, не раздеваясь, либо перегрелись на солнышке и решили освежиться, а тут их кто-то немножко напугал.

— Честное слово! Мы не обманываем! — почти в отчаянии воскликнул Эрик.

Мастер Виллсбоу после этого наконец-то соизволил приподняться с кресла.

— Ну хорошо, допустим. А чего вдруг вас понесло осматривать парусник?

— Нас привели туда дельфины! Они волновались…

Дружный хохот оборвал фразу на полуслове.

— Неужели смогли применить Симбиоз? — стараясь выглядеть серьёзным, поинтересовался староста.

— Не! Мы просто плыли за ними! Там оказалась шлюпка странной конструкции, а на палубе пентаграмма. И сразу, как её обнаружили, появился чокнутый маг с посохом и предложил стать его рабами, иначе убивать будет. Мы и сиганули за борт.

— Стало быть, прислуживать не захотели? — иронично уточнил Мастер Алтвейн.

— Ещё чего не хватало! Погрузились в лодку, и прочь оттуда. Два «ниндзя» нас огнём обстреливали, а другие в погоню кинулись, но их дельфины потопили. А колдун ужасу под конец напустил — там такое началось! Но мы смогли уплыть — и сразу сюда!

— Так чего вы от нас хотите — чтобы мы того колдуна наказали?

Приятели на секунду растерялись.

— Но разве в порядке вещей здесь, чтобы средь бела дня на учеников нападать? Мы ему ничего плохого не сделали!

— Что скажешь, народ? — немного подумав, обратился к собравшимся староста.

— Чего говорить попусту, на корабль смотреть надо, — пожал плечами седоусый Тхай Лунн.

— И то верно, — согласилось большинство.

— Ладно, так и быть, прогуляемся до шхуны, — зевнув, смилостивился Виллсбоу. — Пауль, кто из наших в прошлый раз организовывал телепортацию с корабля на берег?

— Мы с Энтони и Бьянкой.

— Тогда займитесь обратной задачей. Робер и Джавушка, одевайте защиту. Я тоже пойду.

— А если их там больше, чем пятеро, справимся ли? — засомневался Гека.

— Вернёмся с подкреплением, — со снисходительной улыбкой успокоил его Джавушка.

— Смотрите, мальчики, если вздумали шутить, по головке не погладим, — промурлыкала сзади Дженнет.

Зеваки плавно перетекли на площадь, где несколько минут спустя Мастера соорудили нужный портал.

— Готовы? Тогда вперёд!

— Ну и где же ваш колдун? — поинтересовался Робер у приятелей, едва те очутились на палубе.

Эрик оглянулся. Никаких подозрительных личностей в пределах видимости, даже пентаграмму успели стереть.

— Может, спрятались в трюме? Или нацепили Невидимость?

— Сейчас проверим. А вы оставайтесь на месте, если что — кричите. На всякий случай вот вам свиток Тишины.

— Насчёт Невидимости не беспокойтесь, у Генри кольцо Истинного Зрения, — и Джавушка поспешил за другими Мастерами, скрывшимися в недрах корвета.

Приятели взобрались на верхнюю палубу, откуда всё вокруг как на ладони. Чужаки явно постарались замести следы — не осталось ничего, что могло бы свидетельствовать об их пребывании здесь. Океанская гладь спокойна и безмолвна, ничто не напоминает о вакханалии паники и страха, царившей здесь всего лишь час назад. Верёвочная лестница по-прежнему свисает с борта, но так и задумывалось изначально — чтобы любой мог без проблем попасть на палубу.

— Такое впечатление, будто всё приснилось, — задумчиво произнёс Эрик.

— Один и тот же сон к двоим одновременно не заявляется! А поскольку лунатизмом и расстройствами психики вроде не страдаем, в здравом уме купаться при полном параде не полезли бы. Согласен? К тому же у нас доказательства есть — обуглившаяся корма Баджиной лодки! Ну не сами же её подпалили!

— Получается, вернулись на поле брани во всеоружии, а воевать уже и не с кем. Кстати, по поводу твоего желания немного пострелять — с оружием обращаться-то умеешь?

— Чисто символически. Батя — вот кто большим любителем был. Когда ещё не ушёл из семьи, частенько брал с собой в тир.

— Расслабься: у меня даже такого опыта нет. Как, наверно, у большинства на Санта-Ралаэнне.

— Наше оружие — волшебные палочки! Видал, как палили из них «ниндзя». Вот что значит хорошая подзарядка!

— Да уж, патронов не жалели. Колдун, видать, не из простых, скорей всего в ранге Великого.

— Во, вспомнил! Хочу выразить свою глубочайшую признательность за моё спасение!

— Ты о чём??

— Ну как же: если б не втащил меня в лодку, я б ещё долго в воде барахтался. Оглушило слегка после падения, не сразу очухался.

— Зато потом работал веслом как одержимый, за троих сразу. Без магии «чёрные» ни в жисть не догнали бы.

Приятели переглянулись.

— Настойка Пеховара! — первым озвучил обоюдную мысль Гека. — Вот в чём её целебность, на которую Джена намекала. Имитирует Сверхсилу. Понятное дело: женщинам она зачем?

— В следующий раз рецептик спросить не забудь. Вдруг пригодится.

— Кажись, наши возвращаются. Слышишь шаги?

Вид появившихся на палубе Мастеров не предвещал ничего хорошего.

— В общем так, ученики, не нашли мы никого, — пропыхтел Виллсбоу, явно недовольный, что его втянули в авантюру.

— Воняет, правда, в трюме, будто нагадили изрядно, — потирая нос, недовольно пробурчал Робер. — Будет время — проветрите, иначе с непривычки там недолго и в обморок свалиться.

— Похоже, подшутить над вами решили, — Джавушку произошедшее скорее позабавило, чем озаботило. — Есть тут у нас приколисты, которых хлебом не корми, дай поозорничать немного. Робер, помнишь случай с Дабиросом?

— Ещё бы, — угрюмо отозвался тот. — До сих пор боится в лифты заходить. Даже на верхушку небоскрёба пешком тащится.

— Но в нас стреляли! — попытался оправдаться Эрик.

— Однако не попали, — парировал староста. — И постарайтесь в следующий раз не дёргать по пустякам занятых людей. Вы хоть представляете, сколько энергии уходит на сооружение портала?

— А если они уплыли на лодке? — вяло возразил Гека.

— Всей бригадой? Маловероятно. Ладно, так и быть, если где на острове заметим описанных вами товарищей, будем иметь в виду. А сейчас, если ни у кого нет возражений, возвращаемся. С вами я так и не успел выпить чашечку кофе-ланч!

Из посёлка пришлось ретироваться с изрядной поспешностью — кому ж приятно чувствовать на себе насмешливые взоры окружающих? Лишь миновав магазин, о заходе в который речь, естественно, уже не шла, они смогли немного отдышаться и обсудить итоги приключения.

— Неужели мы и впрямь пали жертвой массовой галлюцинации?

— Если на Баджиной лодке сохранился след от ожога, то нет. Хотя теперь уже ни в чём не уверен. В любом случае надо её вернуть на пристань.

— Успеется, — отмахнулся Гека. — Сейчас я тоже ощущаю настоятельную потребность в душе и чистой одежде.

Упоминание о необходимости смены белья тоскою отозвалось в душе Эрика: накануне, титаническим усилием преодолев острое нежелание заниматься нудными бытовыми делами, перестирал, перегладил и начистил весь комплект одежды и обуви, который собирался взять с собой. И вот теперь опять… Приятелю вряд ли пришлось так мучиться — наверняка мать в дорогу собрала. Оставалось лишь завидовать воспитанникам тех фантастических школ волшебства, где всю хозяйственную работу за них выполняли всякие там эльфы-домовые. Или она каким-то образом делалась сама собой, не утруждая читателей описаниями подробностей ученического быта. В Штарндале, увы, големы поддерживали чистоту и порядок лишь в местах общего пользования — полагалось, что студенты должны научиться обслуживать себя сами.

— Теперь нам лучше всего не появляться в посёлке некоторое время. Пока страсти не улягутся.

— В ближайшие дни надо проверить побережье в районе корабля. Должны же остаться какие-то следы их высадки!

— Сдаётся мне, они ушли другим путём. Через портал. А судёнышко своё за ненадобностью потопили.

— Тогда должна остаться соответствующая эманация. Которая без труда улавливается магометром!

— Чего ж не предложил, пока на шхуне торчали? Впрочем, если желаешь, иди намекни Виллсбоу насчёт повторного осмотра места происшествия. А я с удовольствием послушаю эпитеты, которыми он тебя наградит. К тому же остаточное излучение их портала забилось нашим, да и на корабле продолжает действовать Консервация. Понадобится профессионал, чтобы во всей этой каше разобраться.

— Ладно, не спорю, погорячился. В следующий раз экипировку прихватим обязательно. А сейчас давай слегка ускоримся, а то от соли чешусь весь!

Хорошо ещё, горячую воду не додумались отключить на каникулы. На исторической родине как дело к лету — так жди удовольствия регулярно греть холодную для помывки. Олафу, помнится, как про это рассказали, тот от изумления долго не мог прийти в себя, никак не мог взять в толк, зачем оно. Скорей всего, списал на загадочность русской души. Эрик и сам не очень понимал, есть ли смысл каждый год латать прорехи в трубопроводах, из-за чего якобы весь сыр-бор. Неужели нельзя разок потратиться и установить трубы из тефлостали, которые не ржавеют, не зарастают и вообще могут служить чуть ли не столетие, не требуя замены? Выгоднее же получится в итоге! Действительно, есть тут нечто иррациональное…

После омовения Гека преисполнился решимости восполнить силушку магическую и тут же уселся за кристалл. Последовать его примеру не получилось — события дня основательно выбили из колеи, не давая расслабиться и спокойно помедитировать. В конце концов он отложил концентратор в сторону и отправился в библиотеку поздороваться с Мастером Халидом.

На выходе в парадную — вот же незадача! — «повезло» столкнуться с Дэнилом. Буркнув под нос «привет!», Эрик собирался продолжить свой путь. Но тот неожиданно завёл разговор, вынудив остановиться.

— Мне поручено уговорить тебя на сотрудничество с нами, — нехотя, словно преодолевая внутреннее сопротивление, сообщил ирландец.

— Зачем, если знаешь ответ заранее.

— Твёрдо стоять на своём не всегда разумно, ведь обстоятельства меняются, да и люди тоже. Многого ли ты добился, отказавшись тогда? А если б согласился — сейчас обладал бы силой, о которой можно лишь мечтать. Вот, смотри!

И фигура его тут же растаяла в воздухе, секунду спустя материализовавшись уже за спиной нашего героя.

— Впечатляет?

— Да уж, — только и смог выдавить Эрик.

— То-то же. И это лишь малая часть могущества, которое будет к твоим услугам, как только станешь нашим союзником. Деньгами тоже не обидим… как насчёт миллиончика? Не ваших поганых тугриков, естественно; в любой валюте, какой пожелаешь. Правда, лишь когда артефакт найдём, но и без него перепадает не кисло. Смотри!

И Дэнил продемонстрировал увесистую пачку сотенных «евриков».

— Нравится? Так что подумай серьёзно. Если захочешь, можешь одновременно и в своей компании оставаться, твои друзья нас не интересуют… если не станут путаться под ногами. И пусть даже не пробуют вставать на нашем пути. Для их же собственного блага. Иначе…

Рыжий щелкнул пальцами, и Эрик оказался окружён фантомами — не меньше полусотни «Дэнилов» обступило его со всех сторон.

— Мы уничтожим вас! — единой глоткой проревело воинство клонов.

— Теперь понял? — надменно поинтересовался мистер О'Хенли, когда они вновь оказались вдвоём.

— Впечатляет, — уныло согласился Эрик.

— И ещё. Нам удалось разыскать Билли и вернуть ему память. К сожалению, лишь частично, слишком хорошо потрудилась над ним некая молодая особа. При активном содействии своего бойфренда, но не станем называть имена, правильно? Разве кому-нибудь нужно, чтобы об их романе прознали патриархи Гильдии?

Вот вам и «добровольное сотрудничество». Теперь сложнее будет послать его куда подальше. Сразу и не сообразишь, как разрулить ситуацию. И, выигрывая время, наш герой поинтересовался, где и кем устроился Билли после вылета из Академии.

— На кой он тебе сдался? — хмыкнул Дэнил. — Впрочем, изволь: когда мы вытащили нужную информацию, у него слегка съехала крыша. Короче, отправился на лечение в госпиталь. Куда именно — не знаю, да и какая разница, всё равно уже отработанный материал

Которым рано или поздно стану и я, если соглашусь, с тоской подумал Эрик. А откажешься — не избежать крупных неприятностей из-за огласки. Тогда, весной, пронесло — кто узнал, тот узнал, главное — учителя остались в неведении. Рано, значит, расслабился. Придётся брать тайм-аут, авось что-нибудь да придумается.

Дэнил, заметив его душевные терзания, подсластил горькую пилюлю:

— Но ты же совсем другое дело! Билли тут и рядом не валялся. Поэтому как надумаешь — сообщи. Торопить пока не собираемся.

— Обязательно, — пообещал Эрик, лишь бы тот поскорей отвязался. Кулаки так и чесались дать в морду… но неизвестно, какие ещё колдовские штучки в запасе у беспринципного ирландца. Цели не добьёшься, лишь себе хуже сделаешь.

Но рано или поздно он это узнает.

И вот тогда разговор будет другим.

Глава 12

Неприятная встреча — не повод менять свои планы. Не хватало ещё, чтобы всякая ерунда выбивала из колеи. А потому минуту спустя он уже приоткрывал дверь библиотеки. Как-то слишком темно внутри… окна зашторены, пламя в светильнике неестественного бледно-зелёного цвета, толком ничего не освещающего. За стойкой никого, да и попробуй разгляди что-либо в кромешной тьме уже за ближайшими стеллажами.

— Мастер Халид, вы здесь?

Тишина. Пройдясь взад-вперёд в недоумении, наш герой вновь подал голос. Теперь уже погромче. Но лишь после третьей попытки вдалеке послышалось шарканье шагов.

— О! Мой юный друг! Ты вновь услада моих глаз! Как отдохнул, доволен ли каникулами остался?

— Вашими молитвами, Халид-ага, — улыбнулся Эрик, и все огорчения сегодняшнего дня враз куда-то испарились.

— Вижу, вижу, так и излучаешь здоровье и оптимизм! Значит, есть чем грызть гранит науки!

— Постараюсь, однако, зубов не ломать. А чего у вас тут темень такая?

— О! Это мы с Олунгом поколдовали немного, с душой одного товарища по душам побеседовали. В принципе, уже час как закончили, можно окошки приоткрыть и нормальное освещение установить.

— Олунг — это тот самый ваш давний приятель, большой спец по Серой магии?

— Именно так. И он, между прочим, будет читать вам по ней лекции!

— Кто это там заинтересовался моей скромной персоной? — раздался из темноты добродушный бас.

Облик Великого Мастера совершенно не соответствовал представлениям Эрика о профессионалах спиритизма как высохших старцах с полубезумным, не от мира сего, взором, устремлённым в глубины астрала. Крепко сбитый, под два метра ростом, бородач, напоминающий степенных старорусских купцов времён Белой Империи. От дорогого костюма ощутимо попахивало парфюмом, а силой, с какой он пожал ладонь нашего героя, можно было, наверное, согнуть подкову.

— Значит, тот самый Эрик? Как же, наслышан, старина Халид не раз о тебе упоминал! Составляешь электронный каталог? Добре. Давно пора, сколько ж можно работать по старинке. Наверно, и учишься на одни пятёрки?

— Не совсем, но стараюсь, Великий Мастер.

— Ну зачем же так официально. В дружеском кругу можно просто Мастер! Само это звание — уже признание заслуг в выбранной профессии. Ты, кстати, какую школу магии выбрал для изучения?

— Ещё никакую. У нас специализация лишь после Нового Года. Скорей всего, пойду на Дух.

— Если не решил окончательно, подумай хорошенько — может, твоё призвание спиритизм? Нам талантливые ученики ох как нужны! А то ведь, получив бакалавра, так и продолжают работать в той же области, где дипломную делали.

— Значит, остаётся лишь очаровывать, да так, чтобы студенты сразу после защиты толпой устремлялись на штурм астральных твердынь, — с лукавой усмешкой предложил Мастер Халид.

— Постараюсь. А то когда на прошлом потоке занятия вёл Губердур — никто потом не изъявил желания заняться спиритизмом. Хотя призрачные миры ничуть не менее интересны в сравнении с тем же Внеземельем. И не более опасны — при соблюдении минимальных предосторожностей, разумеется. Однако зачем говорю лишнее — старина Халид наверняка уже успел рассказать немало!

— Кое о чём упоминал, — скромно признался библиотекарь.

— А я на лекциях дополню остальное. Лишь бы приходил слушать, — Великий Мастер фамильярно похлопал Эрика по плечу. — Однако чего мы тут стоим, чай остывает! Молодой человек, надеюсь, согласится посидеть с нами, составить компанию, так сказать?

Отказаться от столь любезного приглашения, да ещё из уст старшего по званию — дело непростое, особенно если нет для того серьёзных причин. Лишь бы многоградусным не потчевали, обречённо подумал наш герой, угощения дядюшки Пехо на сегодня хватит с лихвой. Но, к счастью, из пития оказался лишь травяной экстракт со жгуче-сладковатым привкусом. Обостряет чувствительность к эфирным колебаниям, пояснил Мастер Халид, легче общаться с обитателями астрала.

— Кого же приглашали в гости, если не секрет? — расхрабрившись, поинтересовался Эрик.

— Да чего там, пустяки, никакой тайны здесь нет, — махнул рукой Олунг. — Нашего коллегу, профессора Шенфрута, почившего в бозе ещё в конце прошлого века. Незадолго до безвременной кончины он написал фундаментальный труд о Запределье — удалённых мирах астрала, куда мало кто отваживается забираться. Даже я — чего уж там греха таить! — старался не пересекать его границ. Опубликовать своё сочинение профессор, увы, не успел, а после его смерти рукопись исчезла. А вот куда — о том и шла речь. Оказалось — до сих пор пылится среди ненужных вещей на чердаке дома, которым ныне владеет внучатая племянница профессора. В общем, заключили нечто вроде сделки — мы её оттуда изымаем и публикуем от имени автора, а тот в свою очередь поделится крайне интересной информацией, почёрпнутой уже оттуда, плюс последние новости тамошней жизни. Подводя итоги, можно сказать — плодотворно посидели, консенсуса достигли. Вот так-то!

— Прошу прощения, а другой вопрос можно?

— Валяй!

— А правда, что от потусторонних личностей можно получить знания о будущем?

— И ты в это веришь? — расхохотался Великий Мастер. — Впрочем, очень распространённое заблуждение! Если бы всё было так просто, жизнь наша стала бы слишком скучной, а мы сами — глупыми и ленивыми. Ну представь себе — допустим, предскажут тебе, что гарантированно получишь на экзамене пятёрку. Станешь прилагать для этого усилия? Едва ли: зачем, если всё уже предрешено.

— А если по любому светит пара, к чему тогда надрываться?

— Тут вопрос более сложный, — пустился в философские рассуждения Олунг, вальяжно развалившись в кресле. — Если экзаменатор не страдает патологическим садизмом и не питает к тебе неприязненных чувств, двойку ни с того ни с сего не поставит. Согласен? Когда хоть что-то знаешь, как минимум три балла получишь. А если и их осилить не смог, значит, либо не пожелал немного потрудиться, либо в принципе не способен понять изучаемый предмет. Кто ж в том виноват?

Эх, не всё в нашей жизни столь однозначно, подумал Эрик. Препод мог просто встать не с той ноги. Или завернуть на переэкзаменовку с целью познакомиться поближе. Или банально выколачивать взятку. Но спорить не стал.

— Предопределённость — вообще скверная вещь, поверь мне, — продолжал словоохотливый профи сумеречной магии, как в шутку иногда называли спиритизм. — Она лишает стимулов к великим свершениям, отнимает волю к победе. История хранит немало имён бунтарей, которые нашли в себе силы подняться над окружающей действительностью, бросить вызов на роду написанному. И добивались своего! Да если б мы, скромные исследователи астрала, владели таким знанием, то были бы самыми уважаемыми на свете людьми! С авторитетом куда большим, чем у жрецов древности, пытавшихся прорицать по полёту птиц или их внутренностям, хитросплетениям струй благовонного дыма и пепельным узорам на жертвенной сковороде. Об «эффективности» подобных методов предсказаний даже заикаться не буду. Недаром в твоём языке есть очень хорошая поговорка — гадать на кофейной гуще. Обитатели призрачных миров — к сожалению или счастью, решай сам — в состоянии поведать лишь то, что узнали о себе подобных. Плюс собственный жизненный опыт. Однако давай, чтобы лишний раз не влезать в детали, я подарю тебе свой учебник — там всё подробно описано!

Эрик с благодарностью принял книгу, на титульном листе которой Великий Мастер не поленился начертать автограф.

— Я обязательно почитаю. Но вначале, если не возражаете, поспрашиваю ещё.

— Разумеется! Нам, преподавателям, всегда приятно, когда студент интересуется сверх учебной программы. Значит, не совсем безнадёжен!

— Для общения с духами обязательна темнота?

— Вовсе нет! Но на ярком свету ты их просто не заметишь. Слишком слаба эманация среднестатистического объекта. Есть, конечно, заклинание Проявления, но потусторонним сущностям оно не очень нравится. По их словам, ощущение от него — примерно как человека облить люминесцентной краской. Сам понимаешь, конструктивный диалог после такой экзекуции у вас едва ли получится. Поэтому, если желаешь не только слышать, но и видеть своего призрачного собеседника, придётся минимизировать освещение.

— Или самому перемещаться в астрал, — наконец-то Мастеру Халиду удалось встрять в разговор.

— Если можно без того обойтись, то не имеет смысла. К чему лишние сложности? Даже нам, профессионалам, «охранной грамоты» не имея, туда лучше не соваться, а уж молодёжи тем паче. Халид, слышал про недавний инцидент с Ирроу, учеником Керсата?

— Скорей всего нет, — сосредоточенно наморщил лоб «аксакал». — Чего с ним такое приключилось?

— Да в общем-то рядовая история, — равнодушно пожал плечами Великий Мастер. — Вздумал паренёк по той стороне прогуляться, да защиту слишком хлипкую поставил, никакую по сути. Возвращается — а тело уже занято. Как оказалось, поблизости бродила душа сумасшедшего самоубийцы, ну и воспользовалась случаем вернуться в мир живых. Добровольно выселяться не пожелала, пришлось изгонять. В моей книжке, впрочем, десятка два подобных случаев описано. К кому «компаньон» подселяется, вызывая проблемы в личной жизни, кто всякой заразы понахватается из астрала, а иные заберутся слишком далеко, теряют ориентацию и без посторонней помощи назад вернуться не в состоянии.

— Помнится, нечто подобное произошло с вашим товарищем Сафаром, — повернулся к библиотекарю Эрик.

— Неужели запомнил? А я думал, ты болтовню глупого старика мимо ушей пропускаешь.

— Обижаете, Халид-ага, я всегда вас внимательно слушаю!

— Очень приятно это слышать, мой юный друг!

— Но неужели любую душу можно вот так запросто взять и пригласить в гости? Даже королей и прочих личностей исторического масштаба?

— Теоретически да, — вновь пустился в разглагольствования Олунг. — Но на практике всё намного сложнее. В большинстве своём они легко откликаются на зов, некоторые сами приходят пообщаться с живыми. Разумеется, есть и настроенные недружелюбно, даже агрессивно, с ними могут возникнуть проблемы. Если тебе позарез необходимо получить с них некую очень важную информацию, придётся так или иначе налаживать контакт. Устроить допрос с пристрастием едва ли получится. Нелегко и с душами, которые успели реинкарнировать — призываются с трудом и лишь когда их новое воплощение крепко спит. И практически нереально, увы, пообщаться с прошедшими несколько реинкарнаций — их воспоминания расплывчаты и однобоки, толку от них немного. Поэтому даже с помощью спиритизма очень сложно воссоздать истинную картину жизни наших далёких предков. Ну а что касается венценосных особ — поверь, не самые интересные собеседники. Частенько грубы, высокомерны, вдобавок плохо эрудированы. Есть, конечно, и приятные исключения. С Людовиком XVI мы даже подружились — очень культурный и обходительный товарищ, хотел для народа как лучше, а тот, увы, не оценил благих начинаний и отправил своего монарха на плаху.

— Знаю. По истории проходили. Французская буржуазная революция конца восемнадцатого века, якобинская диктатура, и в конце концов самим революционерам посрубали бошки гильотиной.

— И правильно сделали. Поскольку никакие они не радетели за счастье народное, а самые настоящие палачи и садисты. Часть из них до сих пор отбывает срок в Нижнем мире, да и судьбы реинкарнировавших, как правило, незавидны. Либо безрадостная, полная лишений жизнь, либо безвременная смерть. Таков, увы, суровый закон кармы, о котором не стоит забывать!

Воспользовавшись наступившей паузой, Эрик сердечно поблагодарил Мастеров за угощение и поспешил откланяться, унеся с собой подаренную книгу.

Геки, судя по всему, хватило ненадолго — к моменту возвращения нашего героя тот преспокойно дрых, забросив концентратор под стол. В принципе, неудивительно — там, откуда прибыли, давно глубокая ночь. К тому же столько всего за день приключилось — на неделю вперёд хватит. А потому, недолго думая, Эрик согласился с поговоркой, восхвалявшей большую мудрость утра перед вечером, и, отложив дела в сторону, завалился тоже.

Сморивший почти мгновенно сон поначалу доставлял лишь наслаждение измученному телу, но благодать, увы, продолжалась недолго. Вместо напоённого ароматом трав и цветов летнего луга он очутился на заброшенном кладбище. Тоскливый ноябрьский ветер, печально завывая, срывал с озябших деревьев последние листья. Обросшие мхом надгробия потемнели и потрескались от времени, надписей почти не разобрать. Мрачное, унылое местечко, где нет места любящим жизнь. Заспешив побыстрей миновать его, Эрик споткнулся об одну из плит и со всего размаху растянулся в пожухлой траве. Морщась от боли в ушибленной коленке, поднялся — и только тогда заметил следовавшую за ним девушку, лицо которой скрывала вуаль теней.

— Эй! Ты кто?

Та молча приблизилась вплотную.

— Вин?? Как ты здесь очутилась?

— Спешила догнать тебя, любимый, — её проникновенный голос, очаровывая, заставлял забыть обо всём на свете. — Зачем бежишь так быстро? К чему торопишься? Вспомни — разве плохо нам было вдвоём?

— Не спорю, но…

— Мы можем начать всё сначала, — ещё душевнее продолжала китаянка, и, пленённый бархатом её речей, он сделал шаг навстречу, неуверенно положив руки на плечи своей бывшей возлюбленной, — забудем прошлое, и всё у нас получится…

Край Солнца, показавшегося из-за туч, на мгновение разогнал сумрак, висевший над кладбищем, и в неровном свете его лучей Эрик успел заметить багровый отблеск её глаз, и острые клыки, нацеленные в шею.

Со всех сил он оттолкнул вампиршу, не ожидавшую сопротивления. И, поняв, что сражения за собственную жизнь не избежать, троеперстьем правой руки начертил перед собой крест, сразу же запылавший переливчато-золотистым.

— Всё равно никуда не денешься, — прошипела Вин, отступая в спасительную темноту. — Рано или поздно я поймаю тебя. Вот тогда и позабавимся.

— Не бывать тому! — преисполнившись гневной решимости, Эрик произнёс любимое заклятие инквизиторов — Святое Слово. Земля содрогнулась под ногами, птицы стаей взмыли в воздух оглашая окрестности испуганным галденьем и карканьем. Вампирша, издав душераздирающий вопль, осела на землю и рассыпалась в прах, тут же унесённый налетевшим порывом ветра.

С трудом переведя дух, он продолжил путь. Кладбище наконец-то осталось позади, сменившись болотом, передвигаться по которому приходилось, перепрыгивая с кочки на кочку и избегая прогалин, заполненных жидкой грязью, едва прикрытой тонким слоем мутной водицы. Рваные клочья тумана окружали его, сбивая с пути, гиблая топь казалась бесконечной. Пробиравшая до костей промозглая сырость не давала возможности остановиться на привал, заставляя согреваться движением, и оттого ещё больше изматывая…

Белесая мгла впереди неожиданно сгустилась, принимая очертания человеческой фигуры. Через пару шагов он смог различить бредущую ему навстречу босоногую девушку в насквозь промокшей и липнущей к телу ночной рубашке, больше похожей на саван.

— Лиэнна! Что с тобой стряслось??

— Не знаю, — еле слышно отозвалась англичанка, подняв незрячие глаза. — Утонула, наверное… не вспомнить никак. Пожалуйста, забери меня отсюда… здесь так печально и одиноко…

Она дотронулась до его руки, и Эрик вздрогнул — ладонь Лиэнны была холодней антарктического льда.

— Обязательно, но давай я вначале найду отсюда выход.

И, сперва потихоньку, а потом всё быстрее он кинулся наутёк. Лиэнна не преследовала, лишь ветер доносил жалобный стон:

— Верни-и-ись! Не оставля-ай меня!

Жгучее осознание неправоты своего поступка в конце концов пересилило страх превратиться в ледяную статую, и Эрик повернул назад. Но увы — утопленницы уже нигде не было.

И как он мог оттолкнуть протянутую руку, да ещё и трусливо сбежать? Терзаемый муками неумолимой совести, не сразу и заметил, как под ногами вновь твёрдая почва, а ветер, хоть и не стих, однако нёс теперь с собой приятное, согревающее душу и тело тепло. Вот только какой-то странный запах, похожий на издаваемый горелыми спичками, да ещё отдалённый гулкий грохот, словно от залпов салюта…

Очнувшись от тяжких раздумий, Эрик оглянулся. От болота не осталось и следа, теперь он брёл по каменистому плоскогорью. Кругом, насколько доставал взор, возвышались остроконечные пики горных вершин, часть из них изрыгала клубы чёрного дыма и выплёвывала потоки лавы. Становилось всё жарче, ярко-красное светило припекало нещадно, сама земная твердь всё больше напоминала раскалённую сковородку. Скорее найти укрытие, хотя бы навес, иначе изжаришься тут заживо…

Последние метры до пещеры, замеченной ещё издали, он преодолел бегом. Наконец-то спасительные полумрак и прохлада. Глаза, ослеплённые ярким светом дня, не сразу различили существо, неподвижно сидевшее на обломке каменной плиты. Похоже, его появление осталось незамеченным, во всяком случае, никакой реакции не последовало. Воспользовавшись этим, Эрик осторожно подкрался поближе. Особа женского пола, почти нагая, с длинными огненно-рыжими волосами и — выглядывавшими из них двумя аккуратными рожками.

Поняв, на кого напоролся, он осторожно сделал шаг назад, затем другой. Увы, по-тихому слинять не получилось — оступился, попав ногой в трещину, и невольно выругался. Сидящая вздрогнула и повернулась к нему лицом.

— Наконец-то заявился, — насмешливо произнесла Таисия, поигрывая кончиком хвоста. — Долго же ждать пришлось. Неужели смотаться решил? Это зря.

В два прыжка она оказалась рядом с Эриком.

— Бежишь от страха или неуверенности в себе? Или оробел перед моей неземной красотой? Только попробуй сказать, что не нравлюсь! Вспомни-ка свои нескромные взоры в вырез платья, якобы случайные прикосновения к волнующим частям тела, двусмысленные шуточки и фразочки с подтекстом. И признайся наконец — ты всегда меня хотел!

Обвив руками за плечи, она притянула его к себе и смачно расцеловала в губы.

— Так-то лучше! Чего растерялся? Или не знаешь, что делать дальше?

— Прости, Тася, — Эрик попытался осторожно освободиться, но куда там — острые коготки намертво впились в спину, — но ты заблуждаешься. У меня уже есть любимая.

— Тьфу! — скривилась демоница и оттолкнула его. — Моралист хренов. А заодно лицемер и ханжа. В монахи податься решил? Да она про тебя забыла давно! Будешь ждать до старости, как в сказках? Ну и дурак! Живи и наслаждайся, бери от жизни всё, иначе очень сильно потом пожалеешь. В общем, так, — многозначительно прищурилась она, — когда твоя плоть победит дух, возвращайся. Чао! До скорой встречи!

И, кокетливо махнув на прощание хвостом, она растворилась в глубине пещеры, откуда послышалось издевательское хихиканье, а потом всё стихло. Эрик, не раздумывая, рванул в противоположную сторону, к выходу. Уж лучше слегка испечься от жары, чем уступить озабоченному инферну.

Но вместо пустыни раскалённого камня его вновь ожидала свежесть предрассветного летнего луга, и сознание медленно растворилось в ней, унеся в тишину и покой…

Глава 13

Очнувшись, Эрик первым делом взглянул на часы — без пятнадцати семь. Неплохо отрубился — почти на половину суток. Ну и сон — интересно, был ли в нём хоть какой-то смысл?

Поразмышлять над странными видениями не удалось — без стука в комнату завалился Жозе.

— Амиго, привет! Очень рад тебя видеть! Как отдохнул? — бурно восклицал он, тряся руку нашего героя. — А мы с Джо решили сюда спозаранку, чтоб на завтрак попасть. Дай, думаю, посмотрю, может, кто из наших уже здесь!

— Проснулся? — послышался сзади него голос Геки. — Я к тебе заглядывал полчаса назад, но будить не стал. Собирайся, в столовку все вместе пойдём! Пусть только Дрежелс посмеет не пустить!

Вчетвером они расположились за отдельным столиком с краю. Тесновато, зато можно общаться, не повышая голоса. Жозе не терпелось поведать о своих приключениях, и остальные без возражений предоставили ему первое слово.

— Когда вернулся в Рио, дон Мануэль меня сразу в гости зазвал, давай расспрашивать, как второй год прошёл. Похвалил, что ни одного предмета не завалил. Вижу, говорит, настоящим чародеем становишься! Про поездку в Азию рассказал. Самое интересное, разумеется. Прошвырнулась их бригада неслабо — от Индии до Египта, раскопки древних городов, музеи да библиотеки обшаривали, каменные таблички да рукописи собирали или копировали, если нельзя с собой увезти. Кое-какие раритеты сеньор прихватил с собой и мне показал. На рынке антиквариата, наверное, больших бабок стоят! Лет пять назад обязательно свистнул и загнал бы, но сейчас — не! Скорее сам бошки поотрываю, кто к вещам дона Мануэля грабли протянет. Саграно, который у них там за главного был, интересовался исключительно пророком, который — помните? — в письме упоминался. Как я понял, чего искал, то ли не нашёл, то ли нашёл не то, и остался недоволен.

— Только обозлённого дона Фердинанда-Энрике нам на третьем курсе и не хватало!

— Лишь бы до экзаменов успокоился. А там — с глаз долой, из сердца вон.

— С бывшими приятелями повидался, — продолжал Жозе, ничуть не обеспокоенный неблагоприятным душевным состоянием Великого Мастера Духа. — Фирма их потихоньку процветает, в новый офис переехали, попросторнее, потому как ещё троих взяли на работу. Из нашей фавелы, естественно — кто ж чужака в свой бизнес пустит? С полицией у них теперь нет проблем; приходится, правда, иногда оказывать ей мелкие услуги — а куда денешься? Жисть такая! Зато конкуренты наезжать перестали. К тому ж поднаторели договора так составлять, чтоб потом больших неприятностей с клиентурой не возникало. А то понаедут якобы музеи смотреть, а сами в бордель или ночной клуб, вытаскивай их потом из переделок! Да я, наверно, уже говорил. Бизнес расширяется не только вглубь, но и вширь — из каких только краёв гости не прибывают! Даже из России, — и, после многозначительной паузы, — потому и пришлось нанимать людей, старой командой уже не справлялись. Повспоминали мы былые «подвиги», последние новости обсудили. А где-то через неделю звонит Паэла — я, мол, в Аргентину собралась, если желаешь, присоединяйся. Да с удовольствием, отвечаю, тут же беру билет, и на следующий день уже в Байресе. Паэла — молодчина, не только встретила, но и местечко для проживания приглядеть успела. Как и год назад в Мехико, первым делом на экскурсию по городу. Прокатились по «старому сити» Ла-Бока, Пласа-де-Майо, самому крупному торговому району в мире, и Пласа-де-ля-Република, где стоит обелиск, воздвигнутый в честь провозглашения независимости. Осмотрели ратушу «Кабильдо», старейшее здание города, собор «метрополитана», где похоронен национальный герой Хосе де Сан-Мартин, президентский дворец Каса-Росада, монументальный фонтан Лос-дос-Конгрессос, а заодно и здание Конгресса, старинную церковь Сан-Игнасио, базилику Де-Санто-Доминго и ещё целую кучу всего. У меня аж голова кругом пошла, столько интересного — жуть! Одних музеев, как гид сказал, более ста двадцати! Некоторые мы посетили — Изящных Искусств, Исторический, «Фернандес Бланко», а также Кино и Карикатур. Паэла уговорила даже побывать в знаменитом на всю Латинскую Америку театре «Колон» — я о нём слышал ещё до знакомства с доном Мануэлем. Пришлось брать напрокат парадный костюм — кто б меня в тусовочном прикиде туда пустил? Красотища необыкновенная, и поют здорово, хотя, честно говоря, чувствовал себя там как слон в посудной лавке. Когда немного насмотрелись красот Байреса, махнули на юг, на морской курорт Мар-дель-Плата. И позагорали, и местные достопримечательности типа Ботанического Сада и Музея Окаменелостей посмотрели. Оттуда прямиком на север, в Национальный парк «Игуасу», который на границе с Бразилией и Парагваем. Считается одним из современных чудес света — там столько водопадов, сотни две, не меньше! Самый большой — Катаратас-дель-Игуасу имеет в ширину около четырёх километров! Завернули и в Кордобу, поглазели на архитектуру колониальных времён. Которая почти не сохранилась в Байресе. Паэла потом махнула к себе домой, а я ещё немного полазил по Андам. Как дело к возвращению в Академию, созвонился с Джо, чтоб прибыть одновременно.

— Ну а мне похвастаться особо нечем, — вздохнул тот. — Почти все каникулы в родном Аплтоне проторчал. Отец сильно болел, пришлось заместо него на ферме вкалывать. Попробовал помочь ему Белой магией, но без особого успеха. Что поделаешь — мои навыки Целительства оставляют желать лучшего.

— Так же, как и наши. Это Жозе надо марку держать, раз собрался стать лекарем-профессионалом.

— Буду обязательно, вот увидите! — горячо заверил их латиноамериканец. — Теперь, россы, ваша очередь!

— У нас самое интересное случилось вчера, — понизив голос, заговорщически сообщил Гека. — Однако давайте не здесь.

И покосился на присевшую за соседний столик Янку.

— Настолько секретно? — усмехнулся Джо. — Тогда имеет смысл побыстрее покончить с завтраком!

Через пару минут друзья выскочили в коридор.

— Где обсудим? — деловито осведомился Жозе. — У кого-либо в гостях или на улице?

— Второй вариант предпочтительней. И лучше всего по дороге к центральному пляжу. Проверим заодно Баджину лодку, которую там бросили.

— А чего на пристань не вернули?

— Сейчас узнаешь, почему. Короче, решили мы вчера проведать дельфинов…

Про попойку у дядюшки Пехо Гека благоразумно умолчал, и Эрик не стал его поправлять. А то и вправду подумают, что насочиняли с бодуна.

— Зря нас не дождались! — воскликнул Жозе, едва закончился рассказ. — Все вместе справились бы с колдуном, а его «шестёрок» вообще в асфальт закатали бы.

— Тем более сами по себе они скорей всего магией не владеют, используются лишь как рабочие руки, — предположил Джо.

— Сильно сомневаюсь, — охладил их пыл Эрик. — Если б знали заранее и хорошенько подготовились, тогда вполне вероятно, а так — вдруг ещё хуже получилось бы. Неизвестно, что за заклятие он применил первым. А вдруг Палец Смерти? Мы-то сориентировались мгновенно, а вот другие, особенно девчонки, могли бы и не решиться прыгнуть за борт.

— Вряд ли колдун стал бы действовать столь круто. Иначе и его подручные полегли бы тоже.

— Необязательно, если имеют нужную защиту.

— Разберёмся. Вот и пляж, показывайте, куда припарковали свой водный транспорт.

Эрик огляделся. На месте, где должна быть, лодки не оказалось.

— Наверное, отконвоировали обратно, — беззаботно прокомментировал Гека. — Чего ей тут болтаться зазря? Ещё унесёт в море, вылавливай потом.

— Тогда идём к пристани! Проверим!

— И лучше не сильно удаляясь от берега.

— Через посёлок быстрей бы получилось, — иронично усмехнулся Джо. — Или не желаете светиться в нём после вчерашнего?

— Спрашиваешь! Не самыми приятными междометиями, знаешь ли, нас там вчера наградили.

— Странно, что Мастера оказались столь легкомысленны.

— Просто слегка расслабились. Столетиями на Санта-Ралаэнне царили мир и покой, никакие маги в чёрном не пугали местных обитателей. Поэтому и свели всё к милой шутке в духе Хэллоуина.

— А если вас и в самом деле решили немного разыграть?

— Но никто не знал, что мы направимся к кораблю! Да и смысл?

— Может, и нет никакого. Чисто развлечения ради. Костюмчик соответствующий нацепили или вообще одними иллюзиями действовали. А вы их приняли за чистую монету.

— Неужели встал на их сторону? Как ты мог!?

— Всего лишь моделирую ситуации. Беда в том, что ни одну из них нельзя списать со счетов, пока нет решающих доказательств в пользу какой-либо.

Продравшись напрямую через густой кустарник, они выкатились к пристани.

— Ага, вон она, Баджина скорлупка. Сейчас сами всё увидите!

По растерянной физиономии Геки, первым добравшегося до цели, стало ясно — некто успел не только вернуть лодчонку на место.

— Ну и где же? — разочарованно поинтересовался Жозе. — Никаких следов пожара!

— И непохоже, что закрасили, — Джо аккуратно ощупал доски кормы, а потом обнюхал их. Или вы на другой катались?

— Опять, да? — скорчил обиженную физиономию Гека. — Я посудину нашего многоуважаемого повелителя дельфинов из тысячи таких же узнаю! Даже если они будут без номеров! И не только из-за различий в покраске! Есть у неё свои, особые приметы!

— Да успокойся ты, лучше придумай разумное объяснение.

— Запросто: перед нами очередная иллюзия!

— Эх, опять магометр не догадались прихватить. Раззявы мы, однако, если признаться честно. Поделом вчера досталось.

— Брось самобичеваться. И прославленные мудрецы на твоём месте вряд ли сообразили бы. К счастью, ошибка легкоисправимая. Сгонять до Штарндаля и обратно — всего делов-то!

— Давайте лучше я попробую снять иллюзию! — предложил Жозе. — Я на каникулах волшебством не злоупотреблял, поэтому должно получиться! Слова вот только вспомню…

— Держи формулу целиком, — Эрик протянул ему вырванный из записной книжки лист. — Если не получится, тогда все вместе.

— Справлюсь, не волнуйтесь! Внимание, господа, небольшой фокус-покус!

Как ни странно, сработало, но отнюдь не так, как ожидалось от заклятия, давно освоенного и не раз применённого на практике. С неприятным звуком рассыхающегося дерева по всему корпусу пошли трещины, облезла краска, обнажив изъеденный в труху и покрытый лишаём остов шлюпки. В многочисленные щели сразу же устремилась вода.

— Вот, блин! — от души выругался Жозе.

— Скорее отсюда! — одёрнул его Джо. — Она сейчас утонет!

Гека, слегка замешкавшись, проломил дыру в днище и застрял, пришлось за руки вытаскивать. Везёт ему на неприятности, промелькнуло в голове Эрика. Мог бы позлорадствовать, но не стал. Достаточно и того, что единственный из всех остался совершенно сухим, благо не спешил залезать в лодку — вчетвером там не развернуться.

— Теперь-то веришь? — оказавшись на пристани, с явным сарказмом осведомился Гека. — Сегодня ещё дёшево отделались, вчера вообще с головы до пят!

Негромкий треск позади — и несчастное судёнышко развалилось на несколько частей. Которые немедленно принялись крошиться дальше — на отдельные доски, волокна и щепки, и вскоре на поверхности осталось лишь грязное пятно из опилок и плесени, постепенно рассеявшееся.

— Вовремя выбрался, однако, иначе опять искупался бы!

— Это что ж такое получается, — Жозе изумлённо разглядывал дело рук своих, — мы находились внутри фантома?

— Ни одна иллюзия не выдержит вес человека, — опроверг его Эрик. — Она не преграда даже для пушинки. Нет, тут что-то другое, более сложное, но что именно — сразу не сообразишь.

— Хорошо, вплавь на ней не успели пуститься!

— Но не проще ли было потихоньку её уничтожить, чем устраивать представление? — недоумевал Джо, сбрасывая намокшие кроссовки.

— Значит, какая-то извращённая логика тут присутствовала, — последовал его примеру Гека. — Может, предупреждение, чтоб не лезли, куда не следует. Безобидное по сути, но впечатляющее. Напоминает Гнилостный Распад, но слишком быстрый. Одного не пойму — на меня, что ли, запрограммировали? А если бы кто другой вздумал прокатиться?

— Тогда катаклизм начался бы сразу, едва ты оказался бы внутри. Скорей всего, колдовство было настроено не на конкретного человека, а на ключевую фразу. В роли которой как раз и выступила формула снятия иллюзии, — задумчиво высказался наш герой. — Магическая мина вербального действия. О таких упоминали на одной из лекций в прошлом семестре.

— Вроде было дело. Но поскольку без пояснений на конкретных примерах, как-то не запомнилось. Неплохо, однако, замаскировали улику — только тронь, и всей конструкции каюк.

— И теперь, даже если вдруг Мастера очухаются и захотят провести более тщательное расследование, предъявлять им уже нечего. Похоже, кое-кто из них в сговоре с теми, «чёрными».

— Да наверняка тот же гад, что моего двойника энергией подпитывал! — встрепенулся Гека. — Вычислить бы его поскорей! Иначе так и будет пакостить! И не только нам — для чего-то ведь колдун и его прихвостни торчали на корабле. Наверняка тварь из Тёмных Миров притащить сюда пытались. Иначе зачем малевали на палубе пентаграмму?

— Значит, пора им заняться всерьёз.

— Уже! Ещё весной начал! А толку? Чтобы добиться успеха в сиём ответственном мероприятии, надо для начала поселиться в деревушке! Тогда её обыватели будут всё время перед глазами!

— Интересная мысль, — усмехнулся Джо. — Но слишком трудна для реализации.

— Да-а, теперь чтобы до корвета добраться, придётся чужие лодки тырить. То бишь напрокат брать, оговорился я!

— Или смастерить самим! А чего? Если Алехандро не утащил с собой обратно книги по корабельному делу, то запросто! И как раньше не додумался?

— Нужда не заставляла. А когда слегка припекло, включился в работу мыслительный аппарат. Знаешь же поговорку — пока гром не грянет…

— Мужик не перекрестится. Коли такой умный — скажи, как, если срочно понадобится, на шхуну попасть без особых проблем!

— Если очень приспичит, можно и вплавь. Или верхом на дельфинах. В крайнем случае, на бревне. Плюс ещё вариант упросить кого-нибудь взять на себя плавсредства.

— Но сейчас, как я понимаю, лучше друидам с такой просьбой не докучать, — подмигнул приятелям Жозе. — Поэтому давайте хотя бы издалека посмотрим. С «Розовой Чайки» лучше всего. А там решим по обстановке.

Они покинули пристань и побрели по нагретому жарким солнцем белоснежному песку, продолжая обсуждать увиденное и строить планы поимки неведомых злодеев. На подходе к зарослям пришлось натягивать на ступни ещё полусырую обувь — иная остролистая травка могла и поранить, плюс колючки, которые хоть и редко, но попадались на пути. Кое-как взобрались на выступ, откуда палубы корабля — как на ладони.

— Никого. И шлюпки чужих не видно нигде. Наверное, как умотали, так больше не возвращались. Скорей всего, действительно свалили с концами.

— В любом случае мы осмотрим побережье, — пообещал Жозе. — Не волнуйтесь: если чего странного обнаружим, не трогаем, зовём остальных. Если что, всем вместе справиться легче. Правильно, Джо, я говорю?

Тот ответил уклончиво. Вдруг, как их друзьям намедни, придётся принимать мгновенное решение. А если ничего поспешного — почему бы и нет?

Покидать наблюдательный пункт никто не спешил, и Эрик постепенно созрел сделать нелёгкое признание.

— Надеюсь, вы поймёте меня правильно, если выслушаете непредвзято…

— Ты о чём? — удивлённо повернулись к нему друзья.

— Вчера, после того как ты, Гека, уселся за медитацию, я ушёл в библиотеку. И на полпути наткнулся на Дэнила. Короче, разговор получился не из приятных.

— Угрожал?

— Не без того. Но больше уговаривал присоединиться к ним.

— Опять? Маньяк какой-то. Чего он в тебя вцепился? Надеюсь, ответил ему так, что третьего раза не последует?

— Увы. Не сказал ни да, ни нет. И для того имелась причина.

— Говори! — потребовал Жозе. — Вместе обязательно найдём выход!

— Давайте так: не перебивать, пока не закончу. А тогда отвечу на ваши вопросы. Тогда уж скажете, прав я был или нет, и если сделал ошибку, то как бы вы поступили на моём месте.

На услышанную историю первым вновь отреагировал латиноамериканец.

— А ты, амиго, смотрю, парень не промах! Догадывался ведь, что у тебя тайный роман, но чтоб с училкой — такое и в голову не приходило!

— Который неожиданно вылез боком, — подхватил Джо. — Здесь, однако, есть странность: если Билли знал о нём ещё три месяца назад, почему признался лишь, когда промыли мозги? Решил утаить от «шефа» столь интересный факт?

— Как я понял, сам Дэнил не очень-то и хотел видеть тебя в своей команде, — в свою очередь высказался Гека. — Неужели тобой заинтересовался сам Заказчик?

— На кой я ему сдался? Особенно если не горю желанием сотрудничать. Неужели трудно найти кого посговорчивее?

— Вот и выяснишь, — неожиданно заявил Жозе, одобрительно улыбаясь. — Заодно и узнаешь, где их база и откуда берут крутую магию.

— Ты серьёзно?? Предлагаешь идти и работать на рыжего?

— Сам же говоришь — особого выхода у тебя нет. Если вмешаемся — ещё хуже получится. Эх, раньше надо было разбираться с его бандой, предлагал же. Теперь поздно — с такими хитрозадыми трюками голыми руками дэниловцев не возьмёшь. Проще выведать, в чём их сила и где их слабость.

— Хм-м. Год назад, помнится, когда отказался наотрез, вы чуть не рукоплескали. А теперь уговариваете поменять решение на прямо противоположное! Поймите, сделать такой шаг — мне через себя переступать надо!

— Не волнуйся, дружище, прекрасно понимаем. Просто тогда это было правильно, а теперь — вынужденно. Главное — душой ты всё равно остаёшься с нами!

— Иначе не стал бы информировать о своём грехопадении, — согласился с общим настроем Джо. — А теперь получается вроде как разведчик в тылу врага.

— С присвоением внеочередного воинского звания штандартенфюрер и последующим награждением Звездой Супергероя, — едва ситуация разрядилась, от серьёзности Геки не осталось и следа.

— За доверие благодарю, конечно, постараюсь оправдать, — иронично отозвался Эрик. — Хотя и сомневаюсь, что Дэнил за просто так выдаст свои секреты.

— Если получится, узнай: связана как-нибудь его банда с «чёрными» на корабле.

— Стало быть, там они не засветились?

— Нет. И в посёлке тоже. Хотя, говорят, появлялись на открытии памятника.

— Какого ещё памятника? — удивился Жозе.

— Первопроходцам Внеземелья. Помнишь, на свадьбе Баджи обсуждали вовсю. Мы его сами ещё не видели.

— Так чего сидим? Пошли смотреть! Всё равно на корвете, сколько здесь торчим, ничего интересного не происходит.

— Минуточку, — остановил его Джо. — Есть предложение: о миссии Эрика не спешить информировать остальных.

— Понимаю, — расплылся в хитрющей улыбке Жозе. — Я тоже так подумал.

— Полностью поддерживаю, — присоединился Гека. — Поздравляю, приятель, со вступлением в орден шпиёнов и диверсантов.

— Да ну тебя совсем. Чует моё сердце — добром эта затея не кончится.

— Не дрейфь, брателло, мы рядом, только свистни! Главное — вытянуть из рыжего побольше сведений!

— Уж как получится. Если не справлюсь — не взыщите. Играть такую роль мне поперёк горла.

— Не переживай! Если мистер О'Хенли решит привести в действие свою угрозу — отстоим, не дадим отчислить. Надо будет — до самого Гарозиуса доберёмся!

— Спасибо, — только и смог вымолвить Эрик.

— А теперь идёмте! — и Жозе, перепрыгивая с камня на камень, начал спуск со скалы. За ним последовал Джо.

— Первым делом выведай, кто в нашей компашке работает на другую сторону, — чуть замешкавшись, шепнул приятелю Гека.

— Сразу почему-то вспомнилось название одного старого фильма, снятого ещё во времена Красной Империи.

— Какого?

— Свой среди чужих, чужой среди своих…

Глава 14

— Добрый день, студенты! — приветствовал собравшихся Архимаг, едва появившись на трибуне. — Рад видеть вас всех в добром здравии и с желанием одолеть ещё одну ступень на пути к вершинам мастерства. Сделать это — предупреждаю сразу! — будет нелегко. Придётся так или иначе отчитаться за все три года учёбы сразу. И в первую очередь по предметам, которые будете сдавать последний раз. Надеюсь, когда это произойдёт, вы не станете вместе с конспектами выбрасывать полученные знания в тех школах магии, которые почему-либо не приглянулись. Мало ли где и когда они окажут неоценимую услугу.

Сразу же у присутствовавших возник резонный вопрос — а если все, ну или почти все, виды чародейства нравятся одинаково, как не ошибиться с выбором?

— Так ведь не навсегда же вы его делаете! Разочаруетесь вдруг в выбранном пути — никто не запрещает свернуть, перейти на другое направление. Обратите взоры свои во внешний мир — сколько людей работает отнюдь не по той специальности, которая указана в их дипломах! И далеко не всегда из-за отсутствия вакансий — просто повзрослели, передумали, нашли нечто более интересное. Поэтому сразу дам добрый совет: сильно не переживайте, если вдруг почувствовали, что сделали ошибку — приходите, вместе попробуем найти выход. Да, — внезапно спохватился ректор, — чуть не позабыл сделать сообщение: ваш курс пополнил свои ряды! С вами будет учиться представительница Болгарии Стана Илтова! Стана, покажитесь, пожалуйста, своим будущим однокурсникам!

Гекина давешняя знакомая, судя по всему, появилась уже после начала торжественной речи — иначе как бы проглядели? — и тихонечко присела с краю на самом верху. Под прицелом любопытствующих глаз, резко устремившихся в её сторону, девушка смущённо улыбнулась, привстала и тут же села обратно.

— Во! Я такого даже не ожидал. Ну, теперь отожгём по полной! Прикинь — добилась зачисления в Академию, когда половина учёбы уже позади. Хотя экстерн, как я смотрю, здесь особо не практикуется. Наверняка от большой любви ко мне!

— Давай так: не буду спорить, но и ты потом не плачься, демонстрируя осколки разбитого сердца. Магда, как я понимаю, теперь побоку?

— Там видно будет. Пусть вначале со Станой устаканится.

— Ещё хочу напомнить вам, — лилась с трибуны неторопливая речь, — что к изучаемым предметам добавятся ещё два: Трансформации и Спиритизм. Свободные к посещению, и без сдачи экзамена. Так что будет интерес — приходите посмотреть и послушать. Лекции по Спиритизму вам будет читать Великий Мастер Олунг, большой знаток потусторонних миров и обитателей астрала, а по Трансформациям — ваш покорный слуга.

— А какое-нибудь забавное превращение покажете? — раздался вдруг озорной девичий голосок. Кажется, Сандра; Эрик, погружённый в раздумья и немного убаюканный размеренной речью оратора, среагировал не сразу.

Гарозиус, казалось, только и ждал подобного вопроса, как повод тут же прочесть небольшую лекцию.

— Трансформации — вещь достаточно серьёзная, и прежде чем попытаетесь применить их на практике, постарайтесь запомнить несколько несложных правил. Во-первых, качественный, полноценный метаморфизм требует достаточно высокого магического потенциала, иначе, даже если заклинание сработает, перед вами предстанет жалкое зрелище полупревращения; гибрид, ни на что не годный. И поэтому советую начинать тренироваться на простейших вещах, не сильно отличающихся друг от друга как по сути, так и по размеру. Поняли мою мысль? Поясняю на конкретном примере: превратить кусочек гранита в мрамор проще, чем в алмаз. Ещё труднее будет сжать его в песчинку или увеличить до размеров булыжника. Или перевести из твёрдого состояния в жидкое — воду, молоко или спирт, без разницы.

Во-вторых, не забывайте, что любое превращение конечно во времени. Как только действие чар ослабнет, предмет вернётся в исходное состояние. Помните детскую сказку про Золушку? Ровно в полночь её карета превратилась обратно в тыкву, а лошади — в крыс.

— А когда, отправляясь на очередной бал, Золушка позабыла поблагодарить фею, та в отместку перенастроила волшебную палочку на одиннадцать вечера, — не упустил случая поприкалываться Гека.

Архимаг словно услышал его.

— Успех метаморфизации зависит также от степени сосредоточенности на выбранном объекте. Если она недостаточна, рискуете трансформировать совсем не то и не туда, куда надо. И вот тут лучшего, нежели волшебная палочка, инструмента для осуществления своего замысла вам трудно сыскать — прикоснулся, и готово! Главное — не забыть перед тем хорошенько её подзарядить!

И ректор взял наизготовку лежавшую на трибуне палочку (находилась ли она там с самого начала или появилась в нужный момент, Эрик сказать затруднился), сделанную, если верить слухам, из древесины знаменитого Медного дерева, произрастающего лишь в непроходимых джунглях Алзиллиэ.

— Вот теперь можно и устроить наглядную демонстрацию возможностей Синей магии, — весело произнёс он, сойдя с кафедры и приблизившись к первым рядам парт со стороны, где сидела Сандра. — И если есть желание, то можно не только увидеть, но и самой стать участницей небольшого превращения.

— А это не больно?

— Нисколько, уверяю вас. Иначе не предлагал бы. Хотя ощущения могут быть, так скажем, немного странными, не всегда приятными, особенно с непривычки. Но зато не понаслышке будете знать, что есть такое Трансформации.

— Если так, почему бы и нет…

— Давай, не боись, потом расскажешь, как оно! — послышались ободрительные выкрики с мест, и Сандра сдалась окончательно, замерев на месте, когда Архимаг дотронулся до неё кончиком палочки.

Студенты, оживившиеся в предвкушении небывалого зрелища, с жадным вниманием наблюдали, как побледнела кожа афроамериканки, распрямились и выцвели волосы, неуловимо изменились контуры лица и фигуры, которую вместо футболки с нескромной надписью на английском и рваных обтёртых джинсов теперь облегало неброское салатового цвета платье. Словом, получилась точная копия Рут, сидевшей рядом.

Восторг зрителей, за два года уже немного привыкших к чудесам, тем не менее отличался изрядной неподдельностью.

— Здорово! Не отличишь от настоящей!

— Эй, Сандра, каково оно — блондинкой стать?

— А если из неё парня сделать, ваще круто будет!

На последнюю реплику Гарозиус среагировал незамедлительно.

— Хорошего понемножку, — заявил он, — возвращая афроамериканке прежний облик. — Разумеется, мне никаких трудов не стоит превратить вашу однокурсницу в кого-либо из особей противоположного пола, но столь серьёзная трансформация, если человек к ней внутренне не готов, может не самым благоприятным образом отразиться на психике. Вот подрастёте немного, станете профессионалами, тогда делайте с собой что захотите — если к тому времени останется желание. Обычно волшебники не утруждают себя истинными превращениями, довольствуются иллюзиями, сотворить которые намного проще.

— Но не всегда эффективнее, — ехидно шепнул приятелю Гека. — Особенно когда тебя просвечивают рентгеном. А Трансформации — самое оно! Главное — правильно выбрать копируемый объект. Вот в меня ты хотел бы превратиться?

— И потом вместо тебя на свидание к Стане? Да запросто.

— Э-э, мою девушку не трожь!

— А как она отличит? К тому же, если я буду тобой? Это вроде как и не измена вовсе получается! А если серьёзно — лучше без этого обойтись. Как-то неловко чувствовать на себе чужое тело. Словно нацепил прикид, который тебе явно не идёт. И уж тем более не хотел бы даже на время становиться «особью противоположного пола».

— А чего такого? — развеселился Гека. — Научишься лучше понимать женскую логику, расшифровывать тайные порывы их душ. А заодно, если возьмёшь за основу более-менее симпатичный оригинал, не будешь обойдён мужским вниманием.

— Вот без последнего я точно могу обойтись. Если оно тебе так важно — кто мешает стать второй Жанной, например? А пока дай послушать умного человека!

Архимаг, словно уловив суть их приколов, пустился в рассуждения о сути самотрансформации.

— Одним из любимых занятий многих волшебников прошлого являлось превращение в других людей или животных, наделённых сверхъестественными способностями. О теории и практике ликантропии распространяться не стану, это скорее по части Зелёной магии, с нас достаточно и представителей Homo Sapiens. Так вот, принять чужой облик — полдела, если конечно, попросту не развлекаетесь подобным образом. Куда сложнее убедительно сыграть роль того, в кого перевоплощаетесь. Любая мелочь способна разоблачить вас, особенно если общаетесь с людьми, хорошо знающими привычки и поведение оригинала. Сейчас расскажу на эту тему одну историю, забавную и в то же время поучительную. Приключилась она в Германии в те далёкие времена, когда, имея доброго коня, за день можно было объехать пару-тройку граничащих друг с другом земель, а из окон замка кого-либо из их владельцев наблюдать, как трудятся крестьяне на полях, принадлежащих соседу. И вот, как-то раз наследный принц одного из таких мини-королевств по имени Клорг, прослышав о красоте и добродетельности принцессы Швабской, долго не раздумывая, отправился свататься к ней. И взял с собой лишь оруженосца, двух верных слуг, и подводу со свадебными дарами. На полпути остановилась их компания на ночлег в придорожной таверне. И, как назло, в тот же вечер занесла туда нелёгкая Буза — колдуна, отличавшегося крайне скверным характером и злобным нравом, поэтому проживавшего вдали от людей, в лесной чащобе. Где мог преспокойно заниматься экспериментами, за которые Святой Трибунал отправлял прямиком на костёр. Увидел Буз Его Высочество, выведал, куда и зачем направляется, и подумал — юноша статен и красив, наверняка приглянется принцессе, а со временем и королём станет. И почему ему такое счастье, чем я хуже? Тут же созрел коварный план. Едва постояльцы заснули крепким сном, коему способствовал подмешанный в вино дурман, Буз принял облик Клорга, предварительно надев тому на палец колечко Летаргии. Слышали, наверное — пока оно не снято, жертва не проснётся. Трактирщик, склонённый к сотрудничеству мешочком с серебром и обещанием превратить в крысу, если вздумает проболтаться, переправил оригинал в избушку колдуна. На следующее утро Буз, занявший чужое место, уехал с ничего не подозревавшей свитой. Впрочем, сомнения у его спутников появились быстро — появились быстро — какой-то их господин не такой стал, смотрит исподлобья, разговаривает, будто кругом не люди, а твари презренные, достойные лишь, чтобы их давили без сожаления. Поэтому, едва прибыли в Швабию, оруженосец, не будь дурак, тут же напросился на приём к придворному магу — так, мол, и так, отчего вдруг весёлый и добрый юноша стал раздражённым и злобным, не опоили ли его чем? Искушённый в великосветских интригах волшебник отнёсся к его словам с должным вниманием, учитывая, что в случае положительного решения вопроса о замужестве принцессы самозванец рано или поздно станет его повелителем. Установить, что принц не тот, за кого себя выдаёт, особого труда не составило, о чём было доложено, куда надо. Решили, шума не подымая, устроить засаду; приглашённый на приём к королю Швабии лже-Кворг был схвачен, лишён наложенных чар и тут же брошен в тюрьму. Плахи избежал лишь потому, что со страху чистосердечно во всём признался, раскаялся и выдал, где спрятан настоящий принц.

Того, естественно, как нашли, сразу расколдовали и привезли во дворец, где приняли как дорогого гостя. И впрямь, приглянулся он дочке короля, молодые тут же обручились. На радостях колдуна-мошенника помиловали, отпустив на все четыре стороны, запретили лишь приближаться к границам Швабии ближе, чем на два дневных перехода. У истории, как видите, счастливый конец, поскольку Буз, сымитировавший внешний облик, даже не попытался хотя бы немного подстроиться под характер и манеры общения Его Высочества. И как он, не зная тонкостей светского этикета, собирался жить во дворце, для меня лично тоже большая загадка.

Поднялась рука Отто.

— Гроссмейстер, немного непонятно, почему Буз сохранил жизнь принцу, когда воспроизвёл его обличье. Обычно в подобных ситуациях оригинал уничтожается, чтобы не иметь проблем в будущем. По крайней мере, в книгах и фильмах так случается чаще всего.

— Об этом лучше спрашивать у него самого, — усмехнулся Архимаг. — Либо собирался держать Клорга в заложниках, либо чтобы не забыть, как тот выглядит. Вам это кажется смешным? Не забывайте — в те времена фотографией ещё никто не увлекался. И портреты рисовали лишь с очень важных персон типа прославленных полководцев или кардиналов. А поскольку метаморфические чары не вечны, через некоторое время потребовалось бы их возобновлять, для чего очень желательно иметь копируемый объект перед глазами.

Тут же возник вопрос у Таськи — возможно ли сделать превращение необратимым, а если нет, то как рассчитать, сколько времени оно будет продолжаться.

— Необратимость действия заклинания означает, что даже вы не сможете его отменить, — с еле уловимой иронией отозвался ректор. — И чтобы дать такую гарантию, нужно прожить бесконечно долгую жизнь. Разумеется, мне не раз встречались чародеи, предлагавшие формулы окончательной трансформации как живых, так и неживых объектов, однако ни одна из них не прошла проверку временем. А что касается долготы действия — тут, как сами понимаете, многое зависит от потенциала колдующего. У меня, например, есть вещички, трансформированные лет двести назад. Пока стремления вернуть прежний вид вроде не проявляют.

Поскольку больше никто из студентов не пожелал углубляться в тонкости искусства Синей магии, Гарозиус, ещё раз поздравив всех присутствующих с началом учебного года, тихо испарился. Девушки тут же кинулись расспрашивать Сандру о её самочувствии во время и после превращения. Гека с не меньшим пылом понёсся напомнить о себе Стане. Эрику спешить было некуда, и он расслабленным шагом поплёлся к выходу из аудитории.

— Эй, приятель, постой минутку, — окликнули сзади. — Насчёт того дела, которым вы меня нагрузили перед отправкой на каникулы. Короче, раздобыл я кой-какую информацию, так что скажи своей чувихе, пусть гонит оставшееся бабло и забирает.

— Вообще-то она мне не гёрлфренд. Чисто товарищеская услуга. Впору с вас обоих брать за посредничество, раз не желаете общаться напрямую. Ладно, расслабься, так и быть, передам Лине привет от тебя.

— Заодно скажи: найти эту её Милицу было ох как непросто! Весь аванс поистратил, да ещё свои кровные докладывать пришлось!

— Свежо предание, да верится с трудом.

— Думай что хочешь, а я всё сказал. Нет «евриков» — нет писем. Хочешь, ты заплати за неё. Мне по фигу, с кого иметь. Потом с подружки компенсируешь, наличкой или ещё как, сам решишь.

Взглянув в насмешливые глаза криво ухмылявшегося Малко, Эрик не смог сдержать закипающий внутри гнев.

— Ты эти свои грязные намёки брось! Чтоб больше ничего подобного не слышал!

Получилось, пожалуй, излишне резко: девчонки, как по команде, оглянулись и удивлённо посмотрели в их сторону. Зато на македонца явно произвело впечатление — сразу стушевался и на попятную. Хотя и здесь не обошлось без лёгкого ёрничанья.

— Тише, тише, зачем на всю округу, я тебя и так прекрасно понял! Извини, если наступил на больной мозоль, не знал, что у вас всё так запущено. В общем, если понадоблюсь, я у себя, — и убежал.

Оказавшись за пределами аудитории, Эрик сделал вид, что с интересом изучает доску объявлений, а на деле — дожидаясь, когда женской половине их курса надоест общаться друг с другом. Наконец, те начали потихоньку разбредаться, и Лиэнна выскочила одной из первых.

Услышав новость, она обрадовалась.

— Давай прямо сейчас! — и, когда спустились на первый этаж, погоди минутку, я за деньгами заскочу!

Малко будто чувствовал, что долго ждать не придётся — три порядком потрёпанных и пожелтевших от времени конверта держал под рукой.

— Они ваши всего за восемьсот евробон! — и, наткнувшись на осуждающий взгляд Эрика, сбавил обороты, — хорошо, хорошо, семьсот! Я пока вашу Милицу нашёл, вправду поиздержался неслабо. Она из Косовска-Митровицы, как и предполагал, ещё в девяностых прошлого века переехала. Вначале жила в Нише, а потом, пару десятилетий спустя, переселилась в Крушевац. Да ещё фамилию сменила — попробуй разыщи! Очень удивлялась, долго расспрашивала, но в конце концов согласилась передать со мной всё у неё сохранившееся.

— Спасибо! — Лиэнна торопливо отсчитала банкноты и, выхватив драгоценные конверты из рук Малко, выскочила в коридор. Эрику ничего не оставалось, как последовать за ней.

— Пойдём ко мне! — предложила англичанка и, не дав времени на обдумывание или возражения, добавила — я быстренько прочту и тебе перескажу. Если, конечно, найдётся чего ценного.

— Надеюсь, деньги были потрачены не зря, — обнадёжил её Эрик.

— В любом случае останутся на память. Вместе с другими бабушкиными вещами.

Оказавшись в своей комнате, Лиэнна, позабыв обо всём на свете и даже не предложив гостю чаю, тут же вцепилась в мятые тетрадные листы, исписанные мелким аккуратным почерком, и принялась торопливо их перечитывать. Эрик молча стоял рядом, ничем не напоминая о своём присутствии. И лишь когда последний абзац остался позади, Лиэнна вздохнула с облегчением и немного расслабилась.

— Как и предполагала. Бабушка не приходится мне даже дальней родственницей. Но в любом случае я не перестану считать её родным человеком. Здесь же, кстати, почему она ушла из того госпиталя. Не зря он мне с самого начала подозрительным показался! Вот, давай прочту тебе дословно:

«…похоже, всё-таки придётся оставить свою работу здесь, в Калифорнии. Последнее время в госпитале творится немало странностей. Началось с того, что сменился главврач; вместо Тайфера у нас теперь Групт. Тайфер был очень привязан к своим пациентам, по доброй воле никогда бы их не оставил. Мы до сих пор не можем понять, почему так произошло — его внезапно вызвали в Вэшингот и назад он уже не вернулся. А день спустя прибыл этот садист, у которого давно атрофировалось чувство сострадания к чужой боли. И стал устанавливать драконовские порядки, единолично распоряжаясь госпиталем как своей собственностью. Несогласных уволил, или они ушли сами, им на смену набрал таких же мясников, как и он сам. Весь третий этаж отдан по отделение интенсивной психотерапии, и попасть туда можно лишь с разрешения главврача. Всего пару раз мне удалось навестить тамошних больных, но и этого оказалось достаточно. На них явно ставили эксперименты с применением колдовства.

Да, да, дорогая Милица, именно так. И магометр подтвердил наличие остаточной эманации. Все мои попытки выяснить, кто из моих коллег решил вдруг ставить опыты на не-магах, увы, ни к чему не привели. Вдобавок как сам главврач, так и его подручные, включая охрану третьего этажа, оказались нечувствительны к чарам. Такое скопище магорезистентных в пределах одного здания — само по себе чудо. Хуже того, Групт, похоже, почуял направленное на него воздействие, раз заявил: если меня что-либо не устраивает, могу убираться на все четыре стороны. Как ни тяжело покидать госпиталь, которому отдано столько лет жизни, придётся пойти на это. За меня не беспокойся — где-нибудь да пристроюсь, профессия „народной целительницы“ выручала раньше, прокормит и сейчас.

Возможно, наконец-то возьмусь за реализацию давней своей мечты обзавестись семьёй. Нет, замуж не собираюсь, поздновато уже, да и ни к чему. Просто подыщу подходящую „ячейку общества“, желательно неполную и без большого количества родственников поблизости. Но главное — с ребёнком, имеющим Дар, которому я передам свои знания и помогу стать настоящим чародеем…».

— Как нетрудно догадаться, выбор пал на меня. Теперь понятно, почему бабушка помогла устроить развод вместо того, чтобы вернуть отца в семью.

— Ты осуждаешь её?

— Нет. Всё-таки «бабушка» была добра ко мне. Благодаря ей я тоже смогу стать волшебницей!

— А в других письмах о чём речь?

— Они более ранние, там в основном женские сплетни.

Эрик осмотрел почтовый штамп на конверте. То ли двадцать третий год отправки, то ли двадцать пятый — чернила слегка стёрлись.

— Госпиталь…, - внезапно пришло озарение, — так вот куда они засунули Билли!

— Бэйкинса? Но зачем?

— Как сказал Дэнил, ему вернули прежнюю память, но одновременно слегка съехала крыша, и в результате он оказался в госпитале. Но в каком именно — не уточнил. Зато теперь всё ясно! Билли ведь тоже, получается, жертва магического эксперимента!

— Неужели Дэнил тебе такое сообщил? Но зачем??

— Опять уговаривал сотрудничать.

— Не соглашайся ни в коем случае! Мне порой кажется, он — сам дьявол во плоти!

— Не спорю, — уныло согласился Эрик. Как хорошо всё-таки, что накануне они решили не выносить его тайну на всеобщее обсуждение.

Глава 15

Коротко поздравив с началом нового учебного года, мадам Берсье раскрыла кондуит. Дойдя до Станы, уже внесённой в список учеников, она подняла глаза на аудиторию.

— Как понимаю, вас приняли сразу на третий курс. По чьей рекомендации, могу узнать?

— Моим учителем был Великий Мастер Перич, — пролепетала новенькая, встревоженная суровым голосом преподавательницы. Похоже, приятель на радостях позабыл проинформировать о нравах учителей Штарндаля, не до того, видать, было. Пока Эрик разбирался с Малко, они успели исчезнуть из поля зрения. Как выяснилось позже, пошли осматривать остров, который Стана раньше видела лишь пару раз, да и то мельком — на свадьбе, да ещё когда её прихватили с собой за компанию Мастера, собравшиеся нанести визит в заведение пана Важела. Судя по тому, что Гека, сиявший, как начищенный пятак, вернулся лишь под вечер, свидание прошло успешно. Посвятить в детали, правда, отказался, сказал лишь — всё ОК. Хотя это мог бы и не говорить — на физиономии и так всё написано.

— Великий Мастер Перич, несомненно, знающий и грамотный специалист. Однако учебная программа нашей Академии предполагает изучение не только магии Природы. Вы фактически пропустили два года занятий, которые необходимо наверстать максимально быстро. Три месяца достаточно будет? Очень хорошо. Краткий список пройденных тем и рекомендуемых учебников получите у Мастера Фиттиха, нашего администратора и хозяйственного распорядителя. Его кабинет на втором этаже. Если что-то покажется непонятным, можете задавать вопросы. Лучше всего сразу после лекций. Надеюсь, ваши товарищи также не останутся в стороне и в трудную минуту придут на помощь.

А кое-кто сделает это с превеликим удовольствием. Но если они действительно нашли друг друга, остаётся лишь порадоваться за приятеля.

Мадам Берсье меж тем, отметив отсутствующих, перешла к вводной части лекции.

— Как вам, наверное, уже говорили, третий курс решающий. Экзамены сдаются последний раз, на четвёртом лишь специализация и дипломная работа. И те пробелы в знаниях, которые остались из-за небрежного отношения к изучаемому предмету, восполнить уже не получится. Поэтому ближайшее время потрудиться придётся больше обычного, — сделав паузу, Великий мастер внимательно оглядела аудиторию, словно проверяя её боеготовность к повышенным учебным нагрузкам, — чтобы на экзамене успешно отчитаться за весь изученный вами материал.

А теперь немного о том, чем займёмся в наступившем учебном году. Сверхспособности мы проработали достаточно, их можно пока отложить в сторону. И вернуться к изначальному предназначению Белой магии. Кое-чему вы научились на первом курсе, теперь будем расширять и углублять. Помимо лечения всякой мелочи вроде ушибов, порезов и ссадин, снятия болевых ощущений и общего укрепления организма нам предстоит научиться исцелять недомогания лёгкой и средней тяжести, а также простейшие формы отравлений. Это и будет вашим багажом, с которым получите путёвку в жизнь среднестатистического чародея. Тем же, кто решит посвятить себя лекарскому делу, на следующем курсе попрактикуются во внешнем мире. Мы будем посещать клиники и госпитали, где вы, разумеется, инкогнито, постараетесь помочь людям, которые по-настоящему больны. Тогда, надеюсь, оцените, сколь нужен и важен труд белого мага. Поймите меня правильно, я вовсе не собираюсь делать рекламу своему предмету или уговаривать кого-либо подавать на него заявление, если человек не чувствует в себе потребности заниматься врачеванием.

Думаю, месячной подготовки к началу занятий вам вполне достаточно. Восстановите силы, подорванные июньскими экзаменами и последующими каникулами, — мадам Берсье еле заметно усмехнулась, — и снова в бой.

Опять бедную Малву мучить будем, подумал Эрик. Через секунду его мысль озвучила Кармела.

— Почему же, — снисходительно отозвалась Великий Мастер. — Есть у нас и другие «подопытные кролики». Добровольцы из числа Homo Sapiens приветствуются особо.

— Нет, нет, я ничего против Малвы не имею, — протараторила мексиканка, поспешно усаживаясь обратно. Явно испугалась, что её попросят быть первой из их числа. Скорей всего, остальных тоже не тянуло укладывать свои тела на жертвенный алтарь науки, поэтому вопросов больше не задавалось.

Сразу после окончания лекции к приятелям подошёл Фэн.

— Привет! Сегодня собираемся? — немного смущённо произнёс он. Их троица вновь прибыла позже всех, и опять из-за растяпства Сюэ, забывшей дома свиток, за которым пришлось возвращаться с полпути. Пришлось даже слегка погрозить ей пальцем — повторится такое ещё раз, пусть отправляется в Штарндаль независимо от остальных.

— Ага. В три часа. Лучше скажи, чего за штуковину Олаф на каникулах конструировал? А то молчит в тряпочку, делает вид, будто он тут не при чём.

Лицо Фэна расплылось в улыбке.

— Как раз сегодня собираемся показать и рассказать!

— Хотя бы намекнуть заранее можешь? Чисто по-дружески.

— Увы!

— Но почему? Эх ты, а мы ведь собирались поддержать кандидатуру твоей подруги!

Неумело-грубоватая попытка шантажа тоже не увенчалась успехом.

— Да поймите вы, не моя это тайна. Не был бы связан словом, давно бы рассказал. Ну неужели так трудно подождать ещё чуть-чуть?

— Если так, извини, — примирительно произнёс Гека. — Просто мы уже несколько раз спорили по поводу сущности разработки нашего великого изобретателя.

— Вряд ли будете разочарованы, — сразу же повеселел китаец. — И, надеюсь, насчёт Исикэ не передумаете.

— Как можно, мы ж друзья!

И вообще, какой смысл обсуждать вещи, в том вряд ли нуждающиеся. Судя по настрою друзей, принятие девушек в команду — вопрос практически решённый. Ещё вчера, поговорив с Лиэнной, он убедил её не выступать против кандидатуры Рут. Если именно она — агент врага, тот сразу почует неладное и затаится. Или примет соответствующие меры предосторожности. Лучше усыпить бдительность. Заодно договорились держать в секрете содержание письма Милицы — англичанка упорно хотела вначале взглянуть самой на Лейфарнский госпиталь.

— Не проще ли передать письмо в следственный отдел Гильдии, или напрямую Архимагу? — недоумевал Эрик. — Пусть разбираются, это их работа.

— Понимаешь, мне нужно удостовериться самой. В конце концов, чья бабушка там работала? Да не волнуйся, лезть напролом не собираюсь, просто осмотрюсь. Хотя, — призадумалась Лиэнна, — если твоя догадка верна, было бы неплохо повидаться с Билли.

— На кой он тебе сдался? По-моему, именно там ему самое место.

— Согласна. Но прими во внимание: вряд ли мистер Бэйкинс преисполнен глубокой благодарности к тем, кто запихнул его в дурдом. А значит, если я хоть немного разбираюсь в психологии, есть неплохой шанс получить от него крайне интересные сведения о бывших «друзьях».

— Идея неплохая, спорить не стану, но раньше следующего лета едва ли осуществимая.

— Когда-нибудь оно наступит.

— Но как ты собираешься проникнуть внутрь? Там же наверняка охрана! Вдобавок, если верить сообщению, довольно-таки нечувствительная к магии.

— О том ещё будет время подумать. Целый учебный год впереди! Не волнуйся, лезть напролом не стану. Да, — запнулась Лиэнна, словно засомневавшись, говорить дальше, или нет, — перед поездкой отдам то письмо тебе. Если не вернусь, передашь его Гарозиусу?

— Глупости не говори. Тебе ни в коем случае нельзя ехать одной, — и, чуть промедлив, — быть может, у меня получится составить тебе компанию.

— Спасибо, но не в этот раз.

— Почему?

— Слишком приметный. Шучу. А если серьёзно — из-за незнания языка и местного менталитета придётся постоянно опекать тебя. А с обычаями американскими я сама не слишком-то знакома. Будь то турпоездка, командировка по делам фирмы или романтика медового месяца — выкрутились бы потихоньку. Эх, если б можно было взять помощником кого-нибудь из местных…

— Тогда остается порекомендовать вновь обратиться к Джо, — пожал плечами Эрик. В глубине души он даже обрадовался отказу.

— Скорей всего. Лучшей кандидатуры всё равно пока не просматривается.

— Единственное неудобство: придётся посвятить в тайну.

— Из нескольких зол выбирают меньшее, — вздохнула англичанка. — Ладно, ближе к делу попытаюсь его уговорить.

— Выяснить бы вначале, кто на другую сторону работает. Не пыталась прощупать тех, с кем выходила на связь из Франции?

— Без толку. Общаются совершенно искренне. По крайней мере, фальши я не заметила.

— И всё же одна из них виновна! Будешь спорить?

— Нет, — покорно согласилась Лиэнна. — И это очень печально. Девчонки ведь в принципе неплохие…

Про себя Эрик подумал тогда — уж если не компаньоном в поездке, так хоть здесь помочь. Раздобыть три свитка Истинной Речи — задача сложная, но выполнимая. Особенно если времени отпущено предостаточно.

А пока, благо будут в одной команде, приглядеться к Рут — так же, как и Гека вовсе не собирался отказываться от подозрительности в отношении Исикэ.

И под самый занавес, уже собираясь откланяться, попросил заодно навестить и предков Нейла — если получится, конечно.

— Джо не смог выбраться к ним?

— Да как-то не решился просить его тогда. Может, зря, не знаю. Но ему и так предстояла нелёгкая миссия по розыску Мастера Джейкобса.

— Благословившего на студенчество Билли и Майкла?

— Именно. Жаль, найти не получилось. В Стримвотер-виллидж, куда-то к северу от Буффало, официальном месте регистрации, он давно уж не проживал. Впрочем, на иное я и не рассчитывал. Если злодей матёрый, взять его за шкирку будет весьма непросто.

— Может, оно и к лучшему, что так получилось. Неизвестно, чем могла закончиться подобная встреча.

— Согласен. Поэтому и рекомендовал не пытаться знакомиться лично.

Вопреки ожиданиям Эрика, их первый после возвращения в Штарндаль общий сбор начался отнюдь не с решения организационных вопросов. Внимание присутствующих приковывал чемоданчик, принесённый Олафом.

— Очень полезная в нашем хозяйстве штукенция, — пояснял Фэн, загадочно улыбаясь. — Как только подойдут мои неторопливые землячки, сразу покажем и расскажем!

— Да вон они уже идут! — воскликнул Жозе, заметив появившихся на выходе из Штарндаля Сюэ и Вин, добавив нетерпеливо, — можешь начинать!

Олаф, однако, предпочёл дождаться момента, когда китаянки присоединились к остальным, и лишь после этого открыл чемоданчик. Внутри оказалось устройство, отдалённо напоминавшее портативную радиостанцию.

— Вау! — восхитился Гека. — Технический аналог магометра? Или даже Определителя?

— Бери выше! — подмигнул Фэн. — С помощью данного изобретения, настоящего чуда конструкторской мысли, мы сможем болтать по «мобилам» здесь, на Санта-Ралаэнне!

— Хочешь сказать, что оно работает как провайдер сотовой связи?

— Нечто вроде того, причём совершенно автономно, — вмешался скандинав. — Необходимо лишь время от времени подзаряжать аккумулятор. Но это несложно, достаточно на пару-тройку часов подключить к сети.

— Классно придумано, Олаф! — восхитилась Таисия. — Не нужно будет бегать туда-сюда, передавая новости и срочные сообщения. Но главное — без особых проблем сможем разыскать, если кто вдруг случайно потеряется.

Дабы не заострять внимания, кто конкретно имелся в виду в первую очередь, Эрик поспешил контратаковать.

— Дело безусловно нужное и полезное, спорить не собираюсь, но есть маленькая закавыка — стоит кому-либо из непосвящённых узреть работающую «трубу», как к вечеру того же дня о том прознает весь замок. Последствия, я думаю, предсказать несложно.

— Если работать аккуратно, не засекут, — энергично возразил Жозе. — Вовсе не обязательно чесать языки у всех на виду. Только в походах!

— Или хотя бы при закрытых дверях, — поддержал его Гека. — Допустим, захочу я поболтать с Тасей, вместо беготни в другое крыло здания запрусь у себя, включу телефончик и наберу заветный номер!

— А тебе в ответ: абонент вне зоны досягаемости, или не желает общаться с вами, — не остался в долгу Эрик.

— Тогда СМСочку пришлю! Умоляя как можно скорее забыть старые обиды и выйти на связь. Между прочим, объясниться с её помощью намного проще, чем при личной встрече!

— Особенно если не хватает смелости объясниться, глядя в глаза, — по своему обыкновению съязвила Таисия. — Ладно, меня другое интересует: номера остаются теми же, что и во внешнем мире?

— Нет, — покачал головой Олаф. — Та система здесь не годится. Поэтому я ввёл в память компьютера номера наших комнат, они и будут соответствовать телефонным.

— Ловко придумано, ничего не скажешь. Когда испытаем на практике?

— Вначале нужно установить антенну. Чем выше, тем лучше.

— Эх, на верхушку обелиска бы! Оттуда — помните? — весь остров как на ладони.

— Неуважительно к памяти покойного получится. Да и слишком заметно — особенно если кому-либо взбредёт в голову осмотреть мемориал вблизи.

— Да понимаю прекрасно, это я так, чисто теоретически. Вариант со шпилем на одной из башен Штарндаля отпадает тоже, можно даже не обсуждать. Остаётся лишь скальный выступ, либо деревце повыше да пораскидистей.

— Лично я за второй вариант! В ветвях замаскировать антенну проще всего.

— Ага, а в дупле спрятать чемоданчик!

— Разумно. Остаётся лишь найти подходящее.

— Пока обдумываете, схожу принесу антенну, — поднялся Олаф. — Она отдельно от системного блока.

— Я с тобой, — увязался следом Фэн. — Передашь её в окошко, чтоб в замке не светиться.

Оставшимся в беседке хватило минуты, чтобы согласиться с вариантом, предложенным Джо — могучий столетний дуб на восточной стороне острова, крона которого позволяла спрятать внутри целый автомобиль.

— Чур, я займусь установкой! — предложил Жозе.

— Да кто против-то? Верёвки или чего иное для закрепления агрегата имеются?

— Найдём.

— У меня есть скотч, библиотечные книги им потихоньку подклеиваю, — признался Эрик.

— Тащи и его, всё в хозяйстве пригодится. Заодно и «мобилку» хватай, проверим работоспособность, как говорится, не отходя от кассы.

— Мы тоже хотим поучаствовать! — подскочили Таисия и Вин.

— Тогда и я сгоняю за своим, — решил не оставаться в стороне Гека. — Мы быстро!

— Куда это вы? — удивился встреченный на полпути Фэн, тащивший аккуратно сложенные игольчатые лепестки самодельной антенны.

— За «трубами»! Не уходите без нас!

В коридоре «мужского общежития» приятели столкнулись с Тимом.

— Эй! Новость дня слышали?

— Саграно вновь уехал в командировку?

— Тогда бы я сейчас плясал от счастья, — вздохнул австралиец. — Увы, всё намного прозаичнее: Заштам и Мэппа покидают нас.

— Почему?

— Мэппа беременна. И Заштам, как истинный рыцарь, решил не оставлять её в изгнании одну.

— Пердохраняться надо было! — нравоучительно прокомментировал Гека. — В конце концов, не в Средневековье живём!

Столь сногсшибательным известием он не преминул поделиться с девчонками, о чём тут же сильно пожалел:

— А ты, конечно, на месте Заштама предпочёл бы остаться здесь, — с вызывающим сарказмом отозвалась Таисия.

— Ну почему, вместе нашли бы приемлемый выход…

— Нетрудно догадаться, какой!

— Тась, никто из нас не ангел во плоти, зачем же этим укорять? — вступился за приятеля Эрик.

— Да уж, что есть то есть. Вот ты — смог бы в подобной ситуации пожертвовать любимой ради собственного благополучия?

Выдержать её пристальный взгляд оказалось очень нелегко.

— Наверное, нет…

— Вот за это я тебя и люблю! — неожиданно рассмеялась Таисия. — Ладно, парни, не держите зла, лучше поспешим. А то заждались, небось, уже!

Как выяснилось, нет — к появлению нашей четвёрки едва успели протестировать полностью собранное устройство.

— В первом приближении вроде всё работает нормально, — бормотал Олаф, поочерёдно нажимая кнопки на клавиатуре и вглядываясь в мини-экран встроенного компьютера. — Но окончательно смогу дать добро лишь после установки на месте.

— Тогда идём к дубу!

По пути разговор вновь коснулся произошедшего на борту корабля капитана Карриго.

— Сколько раз осматривал побережье, нигде никаких следов высадки на берег, — пожаловался Жозе. — Словно испарились бесследно.

— Да говорю же — по порталу ушли!

— Вместе со шлюпкой? Маловероятно.

— А в пещере той, где якорь нашли, смотрел?

— Первым делом! Пусто и заброшено.

— Если они здесь, то рано или поздно обнаружат себя. Такая компания вряд ли надолго останется незамеченной, — рассудительно заметил Олаф. — На мой взгляд, в первую очередь нужно сосредоточиться на предполагаемом злодее в посёлке друидов. Именно он — связующее звено неприятностей последнего времени.

— Есть конструктивные идеи?

— Подумаю, — серьёзным тоном пообещал Олаф.

— Ну, когда так говоришь, значит, точно найдёшь оптимистическое решение! А потому уповаем на тебя!

— Спасибо за доверие, но не нужно расхваливать излишне. Я тоже способен ошибаться или проходить мимо очевидного.

— Зато научный подход имеешь! А мы всё больше интуитивно.

Разгоревшаяся было дискуссия на тему, что лучше — ясный аналитический ум или развитая интуиция, быстро притихла, когда прибыли на место.

— Цепляйте антенну мне на спину, и я полез! — решительно скомандовал Жозе.

— Не свалишься?

— Я в Бразилии по пальмам лазил! Вот где по-настоящему рисково! В общем, не успеете оглянуться…

Управился и впрямь быстро.

— Готово! Почти к самой вершине прикрутил. Заодно и местечко для чемоданчика приглядел. Там раздвоение ветки у самого ствола, даже если не крепить, фиг свалится.

— Но ты всё же постарайся! Вдруг ураган или землетрясение приключится!

— Естественно. Уж и пошутить нельзя! Будет в лучшем виде!

Ещё минут десять ожидания, и радостно улыбавшийся Жозе спрыгнул с нижней ветки на землю.

— Можете начинать проверку!

— Позвоните мне! — первым отреагировал Гека, держа наизготовку включённый мобильник. — Мой номер комнаты 15.

— А то не знаем. Лови сигнал!

Телефон тут же отозвался переливчатым треньканьем.

— Работает, однако. Ну, братва, живём!

— Надо и в замке проверить тоже, — засомневался Олаф. — Вдруг стены экранируют радиоволны. Как побочный эффект магической защиты.

— Вот сейчас и выясним!

— Погодите минуточку! — взмолился Фэн, видя постепенно воцаряющийся в команде благодушный настрой, явно препятствующий решению серьёзных вопросов. — Ещё есть что обсудить!

— Ты про Исикэ? Да, наверно, тут и так всё ясно. У кого-нибудь возражения есть? Нет? Ну и всё — пусть является на следующую тусовку без проблем.

— Спасибо, друзья!

— Не за что. Мы ведь одна команда!

— Тогда надо и Рут принимать. Обидится иначе, — подала голос Таисия.

— Нехай и она приходит.

— Нас теперь, получается, целая дюжина?

— Ага. Сила! Никакие враги не страшны!

— Оно, может, и так, — зашептал Гека, улучив момент, когда рядом с ними никого не осталось, — но я же не тащу до кучи своих подружек. Нужно уметь отделять мух от котлет.

— Не все настолько морально устойчивы. И укорять бесполезно — сразу же вспомнит, с чьей лёгкой руки начался его роман с Исикэ.

— Ну и пусть. Время нас рассудит. Если не в силах изменить ситуацию, буду подстраивать её под себя. Согласен?

— Главное, чтоб не под меня. Своих проблем выше крыши. Как от Дэнила отделаться и одновременно неприятности не поиметь — задачка ещё та.

— Найдём решение, не беспокойся. Жаль, нельзя посвятить остальных. И всё из-за опасения, будто в наши стройные ряды затесался «человек оттуда». Кстати, есть идея, как его разоблачить: нужно собраться вместе и поочерёдно устроить каждому допрос с применением Истинной Речи. И дело в шляпе!

— Поздно спохватился, однако. Стоит кому-либо поинтересоваться моими взаимоотношениями с Дэнилом, и что дальше? Придётся объясняться — типа, это понарошку, а на самом деле я с вами. Удастся разоблачить шпиона или нет — бабушка надвое сказала, зато рыжий тут же будет проинформирован, насколько искренне моё желание сотрудничать. И потом: где гарантия, что кое у кого не возникнет искушение задать вопрос личного характера, ответ на который предпочёл бы оставить при себе?

— Хм, — почесался Гека, — однако ты прав! Вдруг ляпнешь такое — со стыда потом обгоришь. Ну его тогда на фиг. Как полтора века назад сказал товарищ Ульянов, мы пойдём другим путём.

— Эй, амигос. — окликнул их Жозе, — на пляж пойдёте?

— С удовольствием.

— Тогда через час собираемся вновь!

Оказавшись у себя, на письменном столе среди разложенных учебников Эрик обнаружил свежий номер «Вестника». Должно быть, забросили через открытое окно — в отсутствие хозяина комната теперь постоянно оставалась запертой. Что ж, будет о чём порассказать друзьям. Оставшегося до похода на пляж времени вполне хватит прочесть наиболее интересные заметки.

На обороте газеты его внимание привлёк портрет в траурной рамке — человек показался смутно знакомым. От первых же слов некролога перехватило дыхание и учащённо забилось сердце:

«С глубоким прискорбием извещается о трагической кончине Патрика Пэтсоу, координатора Гильдии от Соединённых Штатов Америки…»

Глава 16

Едва очутившись на кафедре, Великий и Ужасный дон Фердинанд-Энрике буквально пригнул студентов к партам тяжёлым немигающим взглядом.

— Подозреваю, за время моего отсутствия ничего существенного изучено не было, и целый год для вас прошёл впустую. Ну ничего, я постараюсь исправить это небольшое недоразумение. Причём в кратчайшие сроки. Ровно через две недели устрою мини-экзамен. Каждому поочерёдно. Вот и посмотрим, пытались хоть изредка открывать учебник, или использовали его исключительно в качестве подставки под мебель.

— Чего-то он в натуре злее стал, — шёпотом пожаловался Гека. — Этак мало кто из нас благополучно доживёт до четвёртого курса.

— Не плачь раньше времени. Надо же для начала нагнать страху на учеников, чтоб не расслаблялись. Известный педагогический приём.

— Да, но у Саграно слова редко расходятся с делом. А тем более если, как уверял дон Мануэль, его поездка оказалась по сути бесполезной. Да, ты случаем не передумал? Пойдёшь?

— Не могу поступить иначе. И так уже несколько раз шли на попятную, откладывая серьёзный разговор на потом. Вот и довыпендривались.

Накануне, пробежавшись глазами по некрологу, после пары секунд колебаний Эрик забросил газету в тумбочку, решив никому о ней не говорить. И лишь поздно вечером, взвесив все за и против, поделился сомнениями с Гекой. Скорее для внутреннего облегчения — едва ли тот мог помочь чем-либо существенным, кроме собственных идей.

Возможно, кое-кто из сердобольных колдунов, по доброте душевной снабжающих студентов новостями мира магии и чародейства, двигаясь в обход замка, попросту кинул газету на стол. Но, рассуждая здраво, вероятность подобного события — одна на миллионную. Не в традициях местных Мастеров вот так запросто раскидываться «Вестником», приходящим в количестве три экземпляра на весь друидский посёлок, и потому передававшимся исключительно из рук в руки. К тому же, едва ли найдётся среди них достоверно знающий, кто из студентов в какой комнате обитается, а поскольку из-за жары окна открыты почти у всех, по логике проще всего было бы закинуть газету в первое попавшееся по пути. Либо к Куашо, либо к Педро.

Нет в том никакой случайности, всё больше убеждал себя Эрик. Слишком уж аккуратно лежал «Вестник» на столе — через подоконник, даже перегнувшись, до него не дотянуться. Пришлось бы магией, но по столь незначительному поводу пользоваться ею даже Великие вряд ли захотят. Другое дело, если преследовалась конкретная цель…

Нетрудно догадаться, какая — кроме некролога, прочее содержание «Вестника» имело к их компании крайне отдалённое отношение. Намёк очевиден — не лезьте, куда не следует, иначе приключится то же, что и с мистером Пэтсоу. Странная, нелепая смерть — якобы из-за оборвавшегося на сильном ветру высоковольтного провода, оголённым концом ударившего по голове. Но, как утверждал небезызвестный литературный персонаж, кирпичи за просто так ни на кого не падают. И здесь Эрик был полностью солидарен со скептиками, отрицавшими какую-либо роль случайностей в нашей жизни.

Но главное — улыбчивого исследователя жизни и быта коренного населения Америки действительно жаль.

— Давай и я с тобой! — предложил Гека. — Хоть на ректорские апартаменты взгляну.

— Пожалуйста. Главное, чтоб воспринял серьёзно. Ещё спишет на студенческую мнительность…

— Ничего, вдвоём постараемся убедить. Лишь бы инквизитор долго мозги не канифолил, побыстрей высказывал, чего на душе наболело, и по домам.

Саграно, до того момента грозивший нерадивым студентам всеми карами небесными, словно услышал его пожелание: чуть сбавив обороты, повторился про суровое испытание, ожидающее учеников полмесяца спустя, и посоветовал проваливать на все четыре стороны, пока добрый.

Подгонять аудиторию, впрочем, оказалось излишним — буквально на счёт десять в ней остался лишь преподаватель.

— Погоди чудок, пусть народ разбежится, тогда и к ректору, — одёрнул Эрика приятель. — Делаем вид, будто читаем свежие объявы.

Но у доски объявлений толокся хитро поглядывающий по сторонам Малко, явно никуда не спешивший. Пришлось прогуляться до собственных комнат. И лишь удостоверившись, что македонец тоже вернулся к себе, быстрым шагом устремились на третий этаж.

Вновь, как и год назад, в ответ на требование остановиться Эрик решительно заявил о желании поскорее увидеться с Архимагом.

— У меня есть основания полагать, что смерть мистера Пэтсоу была подстроена!

Где-то с минуту статуи оставались безмолвны.

— Эрику Ставцеву на 14:00 назначена аудиенция, — сообщила, наконец, одна из них.

— А меня, получается, побоку? — обиделся Гека.

— Почему-то Гарозиус не захотел тебя видеть.

— Это потому, что ты говорил лишь за себя! Эй вы там, передайте Гроссмейстеру: нас здесь двое!

На сей раз долго ждать не пришлось.

— Решение Архимага окончательное, — с едва уловимой насмешкой в голосе ответствовал ближайший к ним ангел.

— Ну и ладно, не больно-то и хотелось, — презрительно скривившись, Гека направился вниз по лестнице.

— Да погоди ты! Если я действительно виноват, то приношу глубочайшие извинения. Не со зла, в прошлый раз нас сразу телепортировали вдвоём, и я на сто процентов был уверен — сейчас произойдёт то же самое. Давай так: когда соберёмся сюда вновь, инициативу полностью передам в твои руки.

— Расскажешь хотя бы, чем закончится аудиенция?

— Слово в слово, если пожелаешь. Какой смысл утаивать, когда намедни сам пришёл к тебе с газетой?

— Эх, чего-то мы становимся всё более и более подозрительными друг к другу, — посетовал Гека, немного приостыв. Даже грустно становится. Ну не могу я постоянно быть начеку и фильтровать базар даже в приятельской болтовне!

— Думаешь, мне это приятно? Утешаю себя философской мудростью — в каком бы коллективе ты не оказался, везде найдутся индивидуумы, отравляющие жизнь окружающим. Мир, увы, несовершенен, и никуда не денешься от выпадов в свою сторону. А в более сложном варианте придётся не только размахивать щитом, парируя удары, но ещё и защищать тех, кто тебе дорог. Либо смириться с ролью бесхребетного существа. Сообщество волшебников, увы, не исключение.

— Представь себе, подумал о том же самом. Даже обладание поистине фантастическими возможностями по сути не меняет ничего.

— Скорее усугубляет проблему. Приходится просчитывать последствия своих и чужих действий с поправкой ещё и на магическую составляющую. Помнишь, как двойника твоего ловили? Во внешнем мире подобная ситуация в принципе невозможна, поэтому и сообразили не сразу.

— Кого вспомнил, однако… Знаешь, когда прикоснулся к нему, на мгновение испытал шок. На меня обрушился водопад отрицательных эмоций — ненависть, гнев, зависть, неодолимое стремление причинять боль другим и тем ослабить собственную. Но в тот момент самым сильным переживанием являлся страх. Какой, наверное, испытывают приговорённые к отсечению головы, когда палач уже занёс над ней топор. До сих пор где-то в глубине души корю себя за поспешность.

— Из-за которой мы лишились великолепного шанса прояснить ситуацию и значительно уменьшить количество стоящих перед нами проблем. А если серьёзно — всё сделал правильно. Помнишь ту книгу, «Бездушные существа»? Так вот, главное отличие фантомов от нас, простых смертных — их не терзают вопросы морали и нравственности, они неспособны осознать неправоту собственных деяний. Соответственно, бесполезны попытки их поворота на светлую сторону.

— Эх, мне бы твою уверенность. Почему-то подсознательно не оставляет сознание допущенной ошибки. Хотя чего теперь рассуждать, вряд ли в ближайшем будущем пожалуют новые. Ты на обед идёшь, или как?

— А чего там сегодня дают?

— Салат из креветок, жареная курица со спагетти, остальное не помню.

— Тогда пойду. Как дело к часу, забежишь за мной?

Эх, надо было в столовку не до, а после, мелькнула запоздалая мысль, когда подошло время отправляться на встречу с главнокомандующим Гильдии. Набитое брюхо не очень способствует обсуждению серьёзных тем. Но сделанного не воротишь, впредь будь умнее, пожелал Эрик самому себе.

Кабинет Архимага практически не изменился с момента их с Лиэнной визита сюда. Ах да, ему же ещё пришлось побывать здесь после разоблачения Билли, но тогда не до рассматривания окружающей обстановки было. Наверное, и столетие назад всё выглядело так же… хотя нет, в те времена верховодил Уручжи. Самое занятное — никто из Мастеров толком не знал, куда тот подевался после ссылки на остров Раротонга. В большинстве своём склонялись к мысли — раз давно не слышно и не видно, скорей всего помер. Но можно ли утверждать наверняка, если никто не присутствовал на похоронах, и где находится могила, отчётливого представления не имел.

— Как понял, речь пойдёт о заметке в последнем номере «Магического Вестника», — высказав слова приветствия, сразу же перешёл к делу ректор.

— Совершенно верно.

— Ужасное происшествие, не спорю. Мы все скорбим о Патрике. Настоящий учёный и верный соратник Гильдии! Но почему ты считаешь, будто его смерть обусловлена вмешательством извне?

— Ну посудите сами: какова вероятность гибели от порвавшейся элетропроводки? Наверное, даже меньше, чем эскимосу подхватить африканскую лихорадку. Здесь явно имело место убийство!

— Сильно сказано! Чтобы утверждать такое, на руках должны быть весомые доказательства. Или знаешь нечто, способное опровергнуть официальную версию?

Игра полутеней, создававшихся зажжёнными ввиду непогоды светильниками, придавала лицу Архимага странное выражение: казалось, он снисходительно улыбается.

— Да поймите же, — разгорячился Эрик, отчётливо вдруг осознав призрачность шансов убедить Гарозиуса, используя лишь собственные подозрения. — Я не параноик, в каждым неприятном событии видящий вмешательство злой воли. И вовсе не уверен в правоте своего предположения. Давайте расскажу всё по порядку, и вы решите, прав или нет. Ещё весной я, воспользовавшись случаем, поинтересовался у мистера Пэтсоу, каким образом в нашу замечательную Академию могли попасть Билли и Майкл, способные лишь позорить её славное имя. И тот ответил, мол, ему и самому они не понравились, но поскольку их рекомендовал Мастер Джейкобс, возражать не стал. Однако, узнав о «подвигах» янки в стенах Штарндаля, пообещал лично встретиться с их протеже и выяснить мотивы, побудившие уважаемого в прошлом волшебника сделать столь странный выбор учеников. Явно не за просто так им помогли стать студентами. Побоявшись разоблачения, Джейкобс вполне мог подстроить «несчастный случай», а поэтому его непременно нужно поймать и допросить! И если выяснится, что понапрасну оклеветал честного человека, готов сразу же положить на стол заявление об уходе!

— Не торопись делать опрометчивые шаги, присущие юности, — задумчиво отозвался ректор, пряча улыбку. — Полагаешь, Гильдия совершенно равнодушна к судьбе своих адептов и сподвижников? Зря. Любой инцидент, привёдший к трагедии, проходит тщательную проверку на предмет злого умысла. Смерть Патрика, кстати, тоже. О результатах пока не докладывали, значит, работа ещё не завершена. Полагаешь, здесь может быть замешан Джейкобс? Ладно, примем на вооружение и такую версию. К Мастеру Джейкобсу, так скажем, есть претензии не только с твоей стороны. Особенно учитывая его небезупречный послужной список в бытность советником Гильдии.

— Спасибо, Гроссмейстер, — взволнованно поблагодарил Эрик, машинально комкая в руках «Вестник». — Но как я узнаю, чем закончилось расследование?

— Постараюсь не забыть сообщить, когда всё закончится, — вновь лукаво улыбнулся Архимаг. — Хотя в делах с применением магии по дороге, ведущей к цели, иногда можно шагать десятилетиями.

Не найдя аргументов для возражения, Эрик молча кивнул головой. Воспользовавшись этим, его высокопоставленный собеседник намекнул об окончании аудиенции.

— Ну, тогда не смею задерживать тебя более. Поскольку ещё с десяток посетителей нужно успеть принять сегодня.

Привычная уже вспышка телепортации, и наш герой вновь у дверей собственной комнаты. Но ещё до того, как полез за ключом в карман, заметил странности.

Освещение в коридоре стало более тусклым: почему-то уменьшилось количество ламп под потолком. Привычные гобелены на стенах частью исчезли, частью перевешены. И ковровая дорожка под ногами успела сменить расцветку.

Хорошо хоть замок удалось открыть без особых проблем. Возясь с ним, Эрик поймал себя на мысли: вряд ли удивится, если внутри ожидает очередной сюрприз. Так и оказалось — совершенно иная обстановка, чужие вещи на столе и кровати. И тут же с пугающей остротой прорезалось дежавю — ощущение, словно он когда-то бывал здесь, и неоднократно, возможно, даже и жил, но воспоминания те успели почти полностью стереться из памяти.

Со стороны парадной замка через приоткрытую дверь донеслось цоканье каблучков. Эрик осторожно выглянул наружу. Идущая навстречу девушка чем-то напоминала Таисию, но лишь вблизи пришло узнавание.

— Привет! — непринуждённо бросила на ходу Эльмира, выглядевшая, будто ей всего восемнадцать. — Чего застыл столбом? Очередную гениальную идею обдумываешь?

На голос из соседней комнаты высунулась голова Робера, которому, судя по возрасту, ещё немало лет предстоит постигать азы волшебства, прежде чем станет Мастером.

— Уже вернулся, Нейл? Поможешь с латынью?

— Я… не… Нейл, — с трудом, еле двигая пересохшими от волнения губами, прохрипел Эрик.

От внезапно накатившего приступа дурноты, едва упомянул ненавистное ему теперь имя, потемнело в глазах. Чтобы не упасть, пришлось опереться о дверной косяк. Лица Эльмиры и Робера превратились в аляповато раскрашенные карнавальные маски, а затем и вовсе расплылись в кляксы на фоне пульсирующих, влажно дышащих гнилью стен, покрытых светящимся розовато-сиреневым мхом. Комок подступил к горлу; казалось, ещё мгновение, и содержимое желудка выплеснется наружу. Ох, зря всё-таки набивал его перед встречей с ректором…

Мысленное упоминание последнего неожиданно оказало благотворный эффект — тошнота отступила, голова потихоньку начала проясняться. Вместо пещеры, уж очень напоминавшей внутренности некоего чудовищного по размерам существа, перед ним нарисовалась привычная обстановка, а разноцветные блики наконец-то сложились воедино, образовав озабоченную физиономию Геки.

— Эй! Чего случилось? Тебе плохо?

— Ерунда. Сейчас пройдёт, — сделал попытку улыбнуться Эрик.

— Кто тебя так? Неужели Архимаг??

— Надеюсь, он тут не при чём. Вроде расстались друзьями.

— Тогда в чём дело? Рассказать толком можешь?

— Понимаешь? Звучит глупо, но при телепортации обратно словно в прошлое провалился. Увидел, как выглядел Штарндаль двадцать лет назад. И встретил ровесниками тех, кому в реале уже сороковник на носу. Эльмиру, например.

— Ну и как она в молодости? Симпатичная? Или от разглядывания сразу в осадок выпал?

— Да ну тебя. Все мысли об одном. Просто опять пришлось отбиваться, доказывая, что я — не Нейл.

— Меньше надо на этом зацикливаться, глядишь, и видения дурацкие посещать перестанут. Послушайся хоть раз доброго совета, выкинь из головы. Увидишь, насколько облегчится жизнь. Но погоди, ты про Гарозиуса толком ничего не рассказал! Согласился с твоими доводами?

— Вроде да. Сказал, расследование идёт полным ходом, пообещал передать дознавателям версию насчёт Джейкобса. Но знаешь, почему-то не покидало ощущение наигранности слов. Примерно как взрослые уверяют малыша в существовании Деда Мороза, могущего одарить чем пожелаешь.

— А ты рассчитывал, зальётся горючими слезами? Он на своём веку повидал сотни, если не тысячи смертей! Одно лишь участие во Второй Некромантской чего стоит! А по поводу версии с Джейкобсом — попробуй встать на его место. Представь, к оперу, ведущему дело со смертельным исходом, является дошкольник и заявляет: я, мол, точно знаю: это не несчастный случай, а убийство, и даже могу назвать имя злодея. Какая, по-твоему, последует реакция?

— Да, именно так и получилось, — вздохнул Эрик. — Надеюсь, Гарозиус всё же не отмахнётся от моих слов, списав на воспалённое воображение.

Глава 17

День не заладился с самого начала.

По непонятной причине ещё ночью отрубили горячую воду — умываться пришлось холодной. И не было бы в том особой печали, если б в результате не заломило зубы. Исцеляющее заклятие, равно как и пара таблеток анальгина, лишь притупили боль, но полностью её не одолели. А потому на лекцию по Красной магии Эрик поплёлся без какого-либо энтузиазма. Предсказать, о чём пойдёт на ней разговор, он мог без всякого прорицания.

— Ну, мои дорогие ученики, очень рад, что не угасло ещё в ваших сердцах стремление повелевать Стихиями! — ковёр Асфарга, как всегда, парил над головами студентов, и столь же привычно с него лилась речь, полная восторженной патетики. — Мы неплохо потрудились два предыдущих года, но ещё ох как многое предстоит сделать и изучить! Огонь и Воду с Воздухом проработали на уровне, вполне достойном начинающего мага, но вот Землю если и затрагивали, то больше вскользь, поверхностно, чего та вовсе не заслужила! Я сильно не требовал знания её формул раньше, потому что немало сил и энергии забирают они у волшебника, больше других стихий. Те из вас, кто пробовал, наверняка уже успели в том убедиться! Но разве настоящий чародей спасует перед столь незначительным препятствием? Разумеется, нет! Зато сколь волнующе умение раздвигать земную твердь и громоздить скалы друг на друга! А в умелом сочетании её с другими стихиями можно добиться просто потрясающих результатов! Вы уже лицезрели Липкую Грязь и Песчаную Воронку, Лаву и Пыльный Столб, и это лишь малая часть того, на что способна Земля!

Эрик уныло слушал славословия в адрес земного волшебства, даже не пытаясь делать заинтересованный вид. Его состояние в конце концов заметили.

— Чего кислый сидишь, будто лимон без сахара сожрал? — заинтересовался Гека, которому надоело следить за порханиями ковра-самолёта. — Опять зубы?

— Типа того.

— Лечить пытался?

— Не помогает.

— Значит, ищи, где собака зарыта. Знаешь же — нервная боль усиливается, если в душе беспорядок. А тем более приступ депрессии! По себе знаю — стоит в уныние впасть, сразу повсюду ныть начинает. Таблетки глотать бесполезно, самое верное средство — стакан вина хлопнешь, а лучше два, как рукой снимает!

— Вдобавок очень по-русски, заметь. Одна лишь беда — сегодня ты с внутренним раздраем справился, а завтра? Причиной надо заниматься, а не следствием.

— Так ведь о том и талдычу! Рискну предположить — из-за Лайты! Слышал поговорку: клин клином вышибают? Обзаведись в срочном порядке подружкой. Сразу полегчает! Ещё спасибо скажешь!

— Ну и кого предложишь? Только не уподобляйся Таське, за Вин меня сватающей. Что было, то прошло.

— И не собирался. Сам прекрасно понимаю — в одну реку дважды не войдёшь! Но разве кроме неё других симпатичных девчонок не имеется? Вон Сандра, например. Для мулатки очень даже ничего!

— Согласен, хотя к шоколадкам тяги никогда не испытывал. Читал как-то отзывы на сайте — с ними, мол, по душам не поговоришь, не тот менталитет, и вообще в общении скучно.

— А зачем разговаривать? Заведи в кустики погуще, и… Всё, всё, молчу. Саруна и Рамина, как понимаю, тебя тоже вряд ли заинтересуют. А что скажешь насчёт Рут? Фигурка, мордашка — всё при ней, и не дура вдобавок. Про Австралию начнёт трепаться — заслушаешься! Сразу желание возникнет осмотреть на месте достопримечательности Зелёного Континента!

— Уже успел испытать на себе? Мисс Миллер у меня ассоциируется в основном с ранами от её когтей. До сих пор, если приглядеться, шрамы заметны. Хотя в принципе симпатичная, не спорю.

— Так чего тебе ещё нужно? Заодно и от приставаний со стороны отдельных особей женского пола избавишься. Хочешь, намекну о светлых чувствах в её адрес?

Отмахнуться бы, но опять накатила удаль молодецкая, даже зубная боль на время утихла.

— Давай! Посмотрю, как далеко тебя пошлют. Да и вряд ли она свободна. У них с Тимом вроде роман, или я отстал от жизни?

— Ох, и не представляешь, насколько мимо шёл… Тс-с, потом обидишься, а то Асфарг уже пятый круг над нами нарезает. Короче, нет там ничего серьёзного, пустой трёп меж земляками, иначе не предлагал бы.

Великий Мастер, по-видимому, обдумывавший, стоит ли вмешиваться и делать замечание, или проигнорировать столь незначительное нарушение дисциплины, явно обрадовался самостийному разрешению ситуации — ковёр улетел в противоположную сторону, и лекция возобновилась с прежней энергичностью.

— На отличную оценку, как и раньше, смогут претендовать виртуозно владеющие заклинаниями, сочетающими силу нескольких стихий сразу! И в первую очередь те, кому посчастливится создать на их основе формулы, никем ранее не придуманные! Пусть совсем простенькие, доступные даже первогодку, но свои! И, разумеется, мы не оставим в стороне Металл и Электричество! Даже тем, кто решил избрать путь целителя или друида, знания те ой как пригодятся в жизни! Могу рассказать немало историй, когда ученики, пренебрегавшие освоением Красной магии, горько потом об этом сожалели! Надеюсь, среди вас таковых не имеется?

Нестройный гул голосов, отрицавших наличие в аудитории лентяев и раздолбаев, ещё больше воодушевил хозяина ковра-самолёта.

— Ну и замечательно! Значит, за будущее чародейской науки можно не волноваться: растёт достойная смена! Но одного желания мало, нужны крепкие, проверенные веками знания! И моей нелёгкой обязанностью станет убедиться, что вы их действительно получили! А потому, прежде чем приступим к изучению нового, в ближайшие месяц-два ещё раз пройдёмся по ключевым формулам Огня, Воздуха и Воды!

Опять повторение — мать учения, с тоской подумал Эрик. Скорей бы уж очутиться на четвёртом курсе, когда все эти лекции и семинары окажутся в прошлом, и можно спокойно заниматься дипломной работой. Чистая формальность по сути — на Санта-Ралаэнне никто не требует написания многостраничных трудов, включающих фундаментальный литобзор, тщательное описание экспериментальной части, подкреплённой графиками и таблицами, тезисы выводов и список цитируемой литературы. Достаточно буквально странички с приведением формулы, проработкой которой занимался, и пары абзацев квинтэссенции сути проделанной работы.

А по окончании занятия всем курсом прощались с покидавшими дружные ряды студенческого братства. Девчата, собравшиеся в кружок, утешали Мэппу, парни пожимали руку Заштаму, призывая не падать духом.

— Ну, чего панихиду развели! — с грубоватой прямолинейностью заявил под конец Алехандро. — Не успеете оглянуться, вернутся доучиваться! Это сейчас кажется, будто десять лет — срок огромный. По вашей логике я давно уж должен верёвку на шею примерять. Ведь ещё в двадцатом имел шанс поступить сюда! Но не испытываю, поверьте, никаких душевных терзаний, что лишь сейчас удалось его реализовать. Поэтому, молодожёны, не отчаивайтесь, если к следующему циклу обучения ещё останется желание стать профессиональными колдунами, смело подавайте заявление сразу на третий курс!

— Скорей всего, мы так и сделаем, — кивнул Заштам. — Нам тут понравилось. К тому времени бэби подрастёт, сплавим его бабушкам-дедушкам, и сразу сюда!

На том и разошлись: все нужные слова сказаны, а чем дольше расставание, тем оно горше.

Спасаться от душевных и телесных неурядиц Эрик ещё с первого курса предпочитал побегом в библиотеку — в тишине, окружённый безмолвными хранителями мудрости тысячелетий, мирно пылящимися на стойках, постепенно приходило успокоение. Но испытанное средство на сей раз не помогло — Мастер Халид, вопреки обыкновению, пребывал не в лучшем расположении духа. Пожаловавшись на начальство, загружающее работой сверх всякой меры, но игнорирующее заявки на безотлагательные нужды вверенного ему хозяйства, а заодно посетовав на собственные стариковские хвори, выдал несколько листов рукописного текста и удалился к себе.

Монотонная работа за монитором не сразу, но всё же принесла некоторое облегчение — редкие посетители, уже привыкшие видеть Эрика здесь, особо не досаждали вопросами. И если их пожелания не шли дальше типовых учебников и книг безобидного содержания, ему даже дозволялось выдать требуемое, лишь зафиксировав, кому и что именно. В порядке исключения, разумеется, и не афишируя сам факт подобного разрешения. Тем не менее, кое-кто в шутку уже предлагал после окончания Академии идти к библиотекарю в подмастерья — работёнка непыльная, платят по меркам России очень даже неплохо, вдобавок неплохой шанс стать на халяву эрудитом и знатоком всяческих наук!

Но у любой медали кроме лицевой стороны есть и оборотная, напоминающая о своём существовании, когда меньше всего этого ожидаешь. Вот и сейчас — стоило Эрику унестись мыслями в мечты о будущем, как скрипнула дверь, впуская внутрь очередного клиента. Общаться с которым хотелось меньше всего.

Оглянувшись по сторонам, Дэнил заговорщически подмигнул и сделал жест подойти поближе. Эрик нехотя поднялся навстречу.

— Обдумал моё предложение?

— Да.

— Ну и?

— Полагаю, безопаснее будет согласиться.

— Давно бы так! — ухмыльнулся рыжий. — Из-за собственного упрямства лишь время зря терял. Ну ничего, наверстаешь. Готов получить первое задание?

— Смотря какое, — набычился Эрик.

— О, не волнуйся, вполне по силам. Совсем простенькое, даже напрягаться не придётся. Книжонку одну надо мне на пару деньков взять почитать. Но без регистрации. Или хочешь, запиши на себя.

— А если потеряешь, отвечать кому?

— Ничего с ней не случится, расслабься. Не в моих интересах подставлять нужных людей. Тем более по пустякам.

Зато по крупному — самое милое дело, нашел силы усмехнуться про себя Эрик. И, раз не получается пройти мимо игры, нужно постараться найти из неё выход до того, как на кону окажется слишком высокая ставка.

— Имей в виду: иные издания даже рядовым Мастерам не выдают.

— А то не знаю. Сами балуются запретными искусствами, а студентам типа нельзя. Думаешь, учителя наши сплошь святоши? Как бы не так! Будет случай, расскажу пару занятных историй, дабы иллюзиями на их счёт не страдал. Но вначале дело. Сможешь быстренько, пока старикан дрыхнет, разыскать томик Анвэя «Гости из Зазеркалья»? Вроде бы он должен находиться неподалёку. И разрешён к выдаче всем без исключения.

Действительно, сочинение упомянутого автора, маркированное литерой «А», располагалось во втором, считая от стойки, ряду стеллажей. Осведомлённость просто поразительная, учитывая нечастые посещения ирландцем библиотеки — за всё время работы Эрика он появлялся тут от силы пару раз. Да и его формуляр, куда наш герой тайком иногда заглядывал, ничего крамольного не содержал — стандартный набор учебников. У подручных его вообще числились три учебника на двоих, перекочевавшие к Майклу после отчисления Билли. Но, весьма вероятно, Дэнил и раньше предпочитал брать литературу через посредников. Интересно выяснить их личности… а заодно просмотреть картотеку всего курса. Благо ящичек с ней, в отличие от хранящих формуляры мастеров, не защищён магической печатью.

«Гости из Зазеркалья» представлял собой сборник занятных историй о привидениях, полтергейстах и прочих барабашках — легенды, исторические хроники, свидетельства очевидцев, снабжённые комментариями экспертов оккультизма, в том числе их нынешнего преподавателя, Великого Мастера Олунга.

— Неужто Серой магией заинтересовался? — не удержался от ехидства Эрик, выложив книгу.

— Типа того, — осклабился Дэнил. — Подумываю, знаешь ли, податься в профи спиритизма. Очень занятно разным призрачным личностям допросы устраивать. Типа где клад зарыт. Или компромат, в умелых руках неплохой дивиденд приносящий. Ну так что, дашь почитать?

— Запишу на себя. Но если хватятся, заберу сразу.

— О, разумеется. А в качестве моральной компенсации…

Из левого кармана брюк мистер О'Хенли вытащил несколько смятых бумажек и небрежным жестом кинул на стойку.

— Это для начала. Когда сработаемся, суммы возрастут на порядок. А уж если посчастливится отыскать в дебрях книгохранилища одну занятную вещичку, считай, джек-пот сорвал!

Рядом с банкнотами лёг сложенный вчетверо лист, вырванный из блокнота для записей.

— Ну, я пойду, — сразу после того заторопился ирландец. — Чем меньше народу видит нас вместе, тем лучше. И в первую очередь для тебя.

Не успел Эрик обдумать достойный ответ, как фигура рыжеволосого растаяла в воздухе. Исчезла и прихваченная им книга, остались лишь деньги — пять сотенных бумажек Объединённого Европейского Казначейства. Тридцать серебреников современной эпохи, ничуть не напоминавшие кругляши из благородного металла библейских времён, но ощущения те же — обжигающий душу стыд, гадливость осознания быть купленным подобно вещи, страх разоблачения и позора, ужас необратимости содеянного… хоть и с дружеского благословения. Кстати, раз на то пошло, пусть сами решают, что делать с «гонораром» — даже если порвут или сожгут, ему всё равно.

Тихие шаги за спиной побудили торопливо сгрести банкноты со стола. Не хватало ещё недоумённых вопросов со стороны Мастера Халида. Но, как выяснилось, тот и не думал покидать свою каморку. Опять слуховые галлюцинации, на сей раз порождённые боязнью быть застигнутым на месте преступления. Нужно учиться контролировать себя, не проявлять эмоций, быть готовым дать отпор любой неожиданности. Но здесь скорее согласишься с Гекой — очень тяжело жить постоянной настороженностью…

Да, ещё осталась записка. Интересно, что в ней? Любопытство превозмогло желание немедленно уничтожить обрывок блокнотного листа. Угловатым, чуть размашистым почерком, совершенно непохожим на каракули Дэнила, на нём было выведено:

Draloock. Black stars and pink snow.

Та самая книга, которую страстно желал заполучить Гекин двойник. Точнее, некто, стоявший за ним. И теперь отправивший на поиски рыжего. А тот, не желая привлекать к себе внимание, решил пойти по пути наименьшего сопротивления. Из множества разрозненных кусочков паззла ещё два соединились сами собой. Заказчик Дэнила и кукловод Фантома — один и тот же человек, и искать его следует не дальше Санта-Ралаэнны. Почти наверняка к нему тянутся и другие нити — «гости» на палубе корвета, пропавшие реактивы из лаборатории, с большой долей вероятности — колдун, похитивший Гекин кристалл. И ещё многое, о чём они не подозревают.

Но для чего ему понадобились «Чёрные звёзды»? Если можно взять легально, зачем прибегать к услугам посредников? А к запретной литературе, выдаваемой на руки лишь иерархам Гильдии, не подобраться — даже «позаимствовав на время» ключ от библиотечного подпола. Там явно сидит элементаль-охранник, прекрасно обходящийся без еды и сна, а потому никогда своего поста не покидающий. Мастер Халид избегал разговоров о содержимом потайной комнаты под основным залом книгохранилища, и Эрик не спрашивал о нём напрямую, опасаясь навлечь на себя подозрение. Тем более теперь, когда Великий Инквизитор снова на острове.

И всё же попытаться стоит… возможно, именно тогда найдётся ключ к разгадке. Для начала более тщательно просмотреть литературу открытого доступа. В прошлый раз он почти не заглядывал на верхние полки, да и по иным нижним прошёлся мимоходом. А заодно потихоньку навести справки о личности автора. Единственным сочинением его, попавшимся на глаза, помнится, посвящено было Эфирным Стихиям. Следовательно, начинать нужно с Мастеров Красной магии. В принципе, никто не мешает обратиться напрямую к тому же Асфаргу. Тот иногда совершает прогулки на ковре-самолёте, облетая остров, причём в одно и то же время суток. Главное — подловить момент, когда рядом больше никого. Но это уже дело техники.

И лучше всего, если загадку с Дралуком он распутает сам, без чьей-либо помощи.

Глава 18

Укрывшись за спинами товарищей, Эрик вполуха слушал объяснения госпожи Гань, а заодно потихоньку изучал очередное письмо, присланное Баджи. После конфузии, приключившейся в день прибытия, они с Гекой старались не заглядывать в посёлок. Упрашивать взять почитать весточки с далёкого Флашира пришлось Таисию. Впрочем, долго уговаривать не пришлось.

Судя по бодрой тональности посланий, действительно приходивших с завидной регулярностью, экспедиция протекала успешно. Единственной по-настоящему серьёзной проблемой стало отсутствие транспорта — передвигаться приходится на своих двоих. Оттого, как сетовал Баджи, они пару раз упускали великолепный случай познакомиться с местными жителями, наделёнными даром творить волшебство. Когда прибывали к эпицентру высвобождения энергии, там лишь остаточная эманация, и никаких следов существ, баловавшихся магией. Первоначальное предположение о рыбах и земноводных не оправдалось — второй случай имел место в предгорьях, откуда до ближайшего водоёма несколько миль. Их старший товарищ ненавязчиво сожалел по этому поводу — такая блестящая гипотеза не подтвердилась!

— В наступившем учебном году основной упор мы сделаем на формулы призыва и контроля животных, — вещала меж тем преподавательница. — Без их тщательной проработки ваше обучение друидизму не имеет особого смысла. Учитывая реалии современной эпохи, очень разумно держать в памяти формулы Призыв Кота и Пса. Благо в городских условиях они всегда есть где-нибудь поблизости, и вполне способны доставить вашему обидчику немало неприятностей. Конечно, Кабан, Рысь или Волк эффективнее, одним лишь видом своим напугать способны, но и заполучить их в союзники намного сложнее. По крайней мере, для начинающих чародеев. А потому в ближайшее время займёмся домашними любимцами. Идеальные модели для отработки вызова и простейших команд. Ну а с теми, кто пожелает продолжить обучение магии Природы, попрактикуемся со зверями покрупнее и посерьёзнее.

— Простите, Великий Мастер, но вы нам обещали на третьем курсе Внеземелье показать!

Опять Янка весь благодушный настрой ломает, поморщился Эрик. И, как всегда, в самый неподходящий момент. Вот неугомонная особа. Учителя, правда, уже успели привыкнуть к её эксцентричности — или, по крайней мере, делали соответствующий вид. Однако если напорется на колдуна, отличающегося суровостью и невоздержанностью нрава, может огрести по полной. И потом до конца жизни, подобно рыбе, лишь раскрывать рот, не издавая ни звука. Или нести полную околесицу, заставляя окружающих шарахаться в сторону и крутить пальцем у виска. Кое-кто в приватных беседах уже обещал чешке обработку Бессвязной Речью по полной программе. Но, судя по энергичности сегодняшнего высказывания, угрозы те так и остались на словах. Или успела обзавестись защитным амулетом.

— Я от своего обещания не отказываюсь, — не меняя интонаций, ответствовала госпожа Гань. Но не сейчас. Весной, ближе к экзамену.

Лекция после того оказалась скомканной; напутствовав студентов получше готовиться к занятиям и побольше времени проводить в медитации, Великий Мастер не стала задерживать их более. Сунув в карман недочитанное письмо, Эрик мысленно пожелал Янке успехов в личной жизни, причём начиная с сегодняшнего дня. С ним солидаризовался Гека.

— Бойфренд ей нужен, чем срочнее, тем лучше. Я б на месте препки давно бы на неё Умиротворение наложил. Желательно до окончания Академии. Где б ещё найти того, кто согласится в любовницы её взять?

— Да-а, с подобными замашками, да ещё фактурой на любителя, поиск второй половинки может затянуться очень надолго. О! Забавная мысль: с помощью магии исправлять дефекты внешности. Без всякой там хирургии!

— Точно! Лечить травмы да опухоли — отстой, этим никого не удивишь. Формулы давно уж плесенью покрылись, и действие предсказуемо за версту. Нужно идти в ногу со временем! Пластические хирурги нынче в цене, а крутые спецы вообще нарасхват. И гонорары — не чета зарплате эскулапов в районных поликлиниках. Надо Жозе эту идею подбросить, раз целителем стать собирается. Кстати, — голос Геки стал еле слышен, — я насчёт тебя удочку уже закинул.

— Да ну?

— В натуре. Спешу обрадовать: девушка двумя руками «за». Давно мечтает завести с тобой роман.

— Опять прикалываешься?

— Абсолютно серьёзно. Чем хочешь поклянусь!

— Всё это, конечно, замечательно. А если то была просто шутка с её стороны? Как-то нет желания нарываться на неприятности.

— Ладно, раз такой нерешительный, устрою вам романтическое свидание. Положись на меня.

— Лучше на неё. Хотя, по честному, предпочёл бы совсем иную женщину.

— Догадываюсь, кого именно. Но будь реалистом: вдруг ждать придётся слишком долго? С ума от тоски сойдёшь. Смотри проще: я ведь не жениться тебя уговариваю. Не понравится — разбежитесь, и всего делов.

— Посмотрим. Там видно будет.

Когда наваливается слишком много проблем, не до девушек становится. Тем более если в душе кавардак. Ощущение, будто со столбовой дороги свернул на кривую тропку, неизвестно куда уводящую. И удастся ли вернуться обратно — тот ещё вопрос. Не примени он на первом курсе формулу, неизвестно откуда выдернутую Нейлом, остался бы в стороне от нынешних передряг, потихоньку осваивал магию, а на досуге развлекался с друзьями и подругами. Короче, вёл бы обычную жизнь студента, ещё не озабоченного семьёй и бытом.

Да, заклятие то злополучное, пожалуй, и стало тем перекрёстком, на котором свернул не туда. Всё-таки надо было подрасспросить Лайту — чего стеснялся, непонятно. А теперь придётся перетряхивать книжный фонд — причём не только по корешкам книг, но и заглядывать в содержимое. Титанический труд, но деваться некуда, тем более Геке с Таськой ещё на каникулах обещал. Да и самому разобраться необходимо — не хватало ещё, чтобы произошедшее в общаге повторилось на занятии у Саграно.

Заодно, глядишь, и Дралук отыщется — вдруг, как и в случае со «Слугами Тёмных миров», «Чёрные звёзды» спрятаны под безобидной оболочкой? После напряжённых раздумий вчерашним вечером созрел гениальный план — если книга найдётся, прицепить к ней «жучка» — микроскопическую элементаль волшебства. А затем проследить, куда Дэнил её потащит. Взвесив все «за» и «против», Эрик решил на том остановиться — ничего лучше в голову не шло. «Жучки» продаются в магазине, самый простой вариант — «маяки», установка которых на ту или иную вещь поможет отыскать её магометром. В более сложном варианте — «шпион», по прошествии определённого времени возвращающийся к хозяину и сообщающий о местонахождении объекта. Наиболее крутые версии вообще не требуют привязки к предмету поисков, по описанию ищут их сами — к подобному прибегала Лайта, когда потребовалось разыскать похитителя «Слуг». Ему такие не по карману — по крайней мере, в ближайшем будущем.

И почему нельзя нужную магию купить за деньги? Скольких проблем удалось бы избежать! Истратил бы Дэнилов «гонорар» на покупку нужного свитка, и вперёд. А так пока лежит без дела. Узнав о произошедшем в библиотеке, Жозе предложил организовать заначку «на чёрный день»: вдруг кому-то срочно понадобится наличность, тогда и пригодится. А чтобы не заподозрили в стремлении прикарманить «честно заработанное», категорически отказался быть кассиром. Пришлось уговаривать Джо.

Из состояния задумчивости вывело неясное чувство опасности. Словно пристальный, недобрый взгляд в спину. Вздрогнув, Эрик резко обернулся — никого. Сам не заметил, как оторвался от друзей. Более того, забрёл довольно далеко, почти до памятника Первопроходцам Внеземелья добрался. Неужели успел столько прошагать? Ощущение чужого присутствия не ослабевало, скорее наоборот. Внезапно заломило виски, амулет под рубахой заметно нагрелся. Хорошо, догадался прихватить с собой — обычно на занятия его не одевал. Торопливо пробормотав формулу Видеть Истину, Эрик со всех ног устремился к памятнику — оттуда, с возвышения, проще и оглядеться, и позвать на помощь. Да и врагу не подкрасться незаметно… хотя на Санта-Ралаэнне всерьёз на это рассчитывать не стоит. Тот же Дэнил невидимостью пользуется вовсю. Однако зачем ему, если и так получил согласие на сотрудничество?

Заклятие не сработало, но Эрик особо на него и не рассчитывал, оглядываясь по сторонам в поисках оружия понадёжнее. Как назло, ничего подходящего — тропинку, ведущую к памятнику, регулярно подметали, а кипарисы по обе стороны от неё подстригали и подравнивали. Может, лучше было к ближайшим зарослям, а оттуда окольными путями к замку… но поздно о том рассуждать, с тыльной стороны монумента довольно крутой обрыв, да ещё заросли колючего кустарника. Идеальная ловушка, куда сам себя загнал. Но часто ли правильное решение принимается молниеносно? Можно лишь позавидовать тем, кто никогда не теряется в критических ситуациях.

Беломраморные статуи указующего к звёздам мужчины и женщины, с надеждой обратившей взор к небесам, вдохновляли к великим свершениям, но не к ратным подвигам. Тяжело дыша, Эрик прислонился к постаменту, оглядываясь вокруг. Если схватки не избежать, по крайней мере защищён от удара сзади. Преследователя, по-прежнему остававшегося невидимым, выдавал лишь звук торопливых шагов. Видно, не ожидал сопротивления жертвы, потому и не замаскировался как следует. Пусть теперь расплачивается за собственную ошибку.

Когда, по прикидкам, расстояние между ними сократилось до нескольких шагов, Эрик, резко присев, зачерпнул горсть песка и запустил им в противника. Но тот, похоже, ожидал нечто подобное — песчинки брызнули во все стороны, и секунду спустя мощный удар сбил нашего героя с ног.

Подняться не удалось — нападавший успел прижать его к земле, следом рванув за отворот рубаху. Амулет, ни в коем случае нельзя потерять, раскалённым прутом пронзила мысль. Кое-как зажав его левой рукой, правой Эрик попытался отпихнуть от себя противника — бесполезно; удар ступни достиг цели, но не возымел особого действия. Промеж ног бы попасть… не слишком корректный приём, но для самозащиты сгодится. В конце концов, не рыцарский турнир, о каких правилах вообще может идти речь, если противник в заведомо выигрышном положении? Другое дело — как попасть в цель, определяемую лишь на ощупь?

Попытаться вновь применить магию? Но где гарантия, что на сей раз удачно? К тому же придётся концентрироваться на формуле, а сил и так едва хватает удерживать врага, рвущегося завладеть амулетом. Или ему нужен он сам, а амулет всего лишь досадная помеха, блокирующая действие гипноза.

Или кое-что похуже — сразу вспомнились стеклянные глаза Рут, на пути к цели расшвыривавшей парней словно котят. Нет, он не позволит превратить себя в одержимого!

Яростное желание защитить свою сущность придало сил. Ощутив поясницей прикосновение осколка мрамора, скрытого слоем песка и оттого оставшегося неубранным, Эрик выдернул его из-под себя и, зажав в кулаке, нанёс удар.

Вскрик боли засвидетельствовал попадание.

Машинально, на взводе, он ударил ещё. Глухой стон, шуршание песка, и следом — тишина. Рывком Эрик поднялся на ноги, готовый отразить новую атаку. Но никто больше не собирался нападать, в природе вновь воцарилась гармония. Чуть отдышавшись, он осмотрел себя. Одежда в грязи — ничего, отмоется, главное, не порвана. И амулет удалось отстоять. Решив отряхнуться и застегнуть рубаху, обнаружил, что до сих пор вооружён. Острый край камня испачкан тёмно-красным, отчего пальцы липнут друг к другу. Ссадин и порезов вроде нет — кровь чужая. Неужели стал убийцей? Только не это!! В панике Эрик обшарил песок вокруг себя — никаких следов тела. Значит, ушёл, скорей всего телепортировался. Главное — остался жив, не придётся брать грех на душу. Ненависти к поверженному врагу не чувствовалось, лишь внезапно накатившая усталость. Что сделано, то сделано, он не мог поступить иначе.

Твоя первая кровь, воин, и теперь не свернуть с избранного пути. Но если останешься верен себе, пройдёшь его до конца…

Опять голос из ниоткуда, слова словно рождаются внутри. Давненько не давал о себе знать, уже успел успокоиться, и вот опять.

— Я не собираюсь ни с кем воевать! — громко, с ноткой отчаяния выкрикнул Эрик.

Никто не удостоил ответом. Лишь несколько испуганных птах, вспорхнув с ветвей, устремились прочь.

Глава 19

— В неисчислимом многообразии своём астральные миры простираются дальше любой из известных нам планет, возможно, до самых краёв Вселенной! Никто и никогда не посещал их все; даже мы, Великие Мастера, можем похвастаться лишь скромными успехами. Вот где есть проявить себя честолюбивому чародею, избравшему путь спиритизма! Надеюсь, мои лекции помогут вам сделать правильный выбор. Экзамена по Серой магии не будет, но, может, оно и к лучшему. Ничто так не убивает интерес школяра к изучаемому предмету, как необходимость зубрить скучную теорию его основ!

Прогрессивные взгляды на учебный процесс, ничего не скажешь. Особенно для славящейся консерватизмом Академии. Та же мадам Берсье едва ли одобрила бы столь революционное нововведение. Сочла бы святотатством и посягательством на традиции обучения волшебству. Хотя одобрение со стороны студенческого большинства гарантировано.

— Увы, мои дорогие коллеги, чтобы воочию увидеть красоты Зазеркалья, придётся немножечко потрудиться, колдовскую силу развивая! Астрал полон опасностей, но при должном отношении к защите их нетрудно избежать. Зато какие удивительные места откроются вашему взору! С трудом найдутся слова, чтобы их описать. А заодно и пообщаться с существами, их населяющими. Очень занятные личности, кстати! Совсем недавно, к примеру, повстречал я там эльфийского рейнджера, первым преодолевшего Асеунитт, самую быстроходную реку Алзиллиэ, и обнаружившем на другом берегу развалины построек, принадлежавших расе, исчезнувшей с планеты задолго до появления на ней эльфов…

Бархатный баритон Великого Мастера завораживал; женская половина курса, отставив в сторону прихорашивания и перешёптывания, во все глаза уставилась на лектора, который в порыве воодушевления порхал по кафедре подобно мотыльку, невзирая на внушительную комплекцию.

— Похоже, у нового препода завелось немало поклонниц, — весело прокомментировал Гека. — Ишь зенки вылупили, всю плешь профессору проели. А тот и рад стараться соловьём заливаться. Даже я заслушался — чего греха таить, складно сочиняет. Посмотрим, чему научить способен. А впрочем, если экзамен не сдавать, какая разница? Пусть хоть анекдоты травит, всё жить веселей. Кстати, держи хвост пистолетом: у тебя сегодня свидание!

— Договорился-таки?

— Чего ради друга не сделаешь. В три часа у памятника Первопроходцам Внеземелья!

Неприятно кольнуло внутри. О вчерашнем происшествии Эрик не стал рассказывать никому — незамеченным прошмыгнув к себе, по быстрому переоделся и привёл в порядок внешний вид. Зато потом внимательно рассматривал встречавшиеся ему лица, но ни ссадин, ни ушибов обнаружить на них не удалось. Скорей всего, ретировавшийся с поля боя противник успел исцелить себя. Либо предпочёл не показываться на глаза.

— Поближе ничего не нашлось?

— Ну не в парадной же! Всё-таки не деловая встреча, лучше подальше от любопытных глаз. А чем монумент не угодил?

— Да вроде ничем… просто далеко тащиться.

— А тебе лишь бы все удобства на дом. Точнее, в библиотеку. По-моему, ты там не столько работаешь, сколько кайф ловишь!

— Одно другому не мешает.

— Совсем от жизни оторвёшься, в книжном склепе отсиживаясь. Ну ничего, я посоветовал Рут встряхнуть тебя как следует!

Дать на это достойный ответ Эрик не успел.

— Великий Мастер! Может, хоть вы покажете нам мир, который столь увлечённо расписываете? А то лишь картинками в учебниках довольствуемся!

Реплика Янки встряхнула аудиторию, вырвав её из очарованного состояния. Народ зашевелился и с любопытством уставился в сторону кафедры, ожидая реакции преподавателя.

— Нехорошо перебивать старших! — назидательно произнёс Олунг. — Если бы вы внимательно меня слушали, то усекли бы: в астрал нельзя ходить неподготовленным! Геройствовать здесь бессмысленно, всё равно что залезать в бассейн с крокодилами — авось не обратят внимания. Но я могу создать для вас абсолютно точную иллюзорную копию. По крайней мере, будете представлять, как потусторонняя реальность выглядит. А со временем при желании и воочию её увидите!

— Давайте! — обрадовался зал.

Практически сразу вокруг воцарилась ночь — но не привычная, земная, а скорее космическая тьма, озаряемая крошечными огоньками далёких звёзд. То тут, то там сгустками сероватого тумана мимо проносились кометы. Одна из них, стремительно надвигаясь, буквально пронзила аудиторию, изрядно напугав особо впечатлительных, и тут же унеслась прочь.

— Не волнуйтесь, пока крепко сидите в своих физических телах, навредить вам привидения едва ли смогут, — весело пояснил Великий Мастер, снимая иллюзию. — Светящиеся точки, напоминающие звёзды — это и есть астральные миры. Обычно они располагаются поблизости от мест обитания соответствующих существ. Впрочем, понятие «недалеко» в обители теней очень относительно, многие миллиарды километров там «совсем рядом». Видели, с какой скоростью передвигаются? Могут и быстрее. Разумеется, никто не запретит им подолгу торчать в понравившейся точке пространства. Или вообще быть привязанным к ней. Каким образом? Способов предостаточно. Боюсь, если начну углубляться в дебри теории, придётся слушать меня до позднего вечера, и едва ли вам удастся переварить столь отменный кусок информации. Давайте лучше задиктую список вводной литературы по спиритизму и связанным с ним дисциплинам.

Среди прочих упомянул и Анвэя, чем добавил лишнего повода для беспокойства. Придётся напомнить Дэнилу, чтобы не мешкал с возвратом книги. Наверняка найдутся желающие заглянуть в неё, и придётся выкручиваться, сочиняя отговорки.

К счастью, обошлось — едва Эрик оказался у себя, на пороге нарисовался подручный рыжеволосого.

— Вот, Дэнил просил занести, — пробурчал Майкл, протягивая «Гостей из Зазеркалья».

— Чего ж лично не зашёл? Сильно занят? — поинтересовался в ответ Эрик.

— О да, дел у него много, — с совершенно серьёзной физиономией подтвердил гость, не восприняв ироничную тональность вопроса.

— Ну тогда передавай своему шефу сою глубочайшую благодарность за проявленную инициативу и своевременное исполнение взятых на себя обязательств!

После чего отвесил шутливый полупоклон.

— Обязательно передам, — после лёгкого замешательства в попытках осмыслить сказанное пообещал Майкл. — Ну, я пошёл?

— Конечно, иди!

Выпроводив не слишком-то желанного посетителя, Эрик занялся подготовкой к предстоящему событию. Вроде не в первый раз, но всё равно волнительно. Рут, кто спорит, девчонка своя в доску, но до сегодняшнего дня рассматриваемая исключительно в качестве сокурсницы. Хотя, подбодрил себя Эрик, Гека по сути прав — не в ЗАГС же им направляться. После двух лет совместной учёбы разыгрывать роль «обаятельного незнакомца» бессмысленно, проще потрепаться о том о сём, а там видно будет.

И лучше прибыть на место пораньше — и с точки зрения джентльменской этики поощрительно, и осмотреться не помешает. Мало ли чего…

А по пути не забыть букетик нарвать. Банально, кто спорит, но являться с пустыми руками тоже не с руки. Тем более особо и напрягаться не нужно — неподалёку от памятника полно цветочных зарослей. Знать бы ещё, какие Рут предпочитает, но не спросишь же напрямую? Значит, придётся остановиться на чём-то нейтральном, вполне приличествующем первому свиданию.

Приблизившись к монументу, первым делом Эрик взглянул на часы. Половина третьего, можно немного расслабиться. И спокойно дожидаться появления девушки. Благо вокруг всё тихо, никаких следов вчерашнего побоища, и ощущения опасности тоже. Спасибо тем, кто догадался разместить меж кипарисов несколько скамеечек — сидя коротать время приятнее.

Где-то минут через пятнадцать послышались шаги. Эрик, успевший облюбовать подходящий «наблюдательный пункт», осторожно раздвинув ветви, оглядел прилегающую территорию. Гека не обманул — то действительно была Рут, причём разряженная в платье для вечеринок, да ещё с причёской, над сооружением которой явно не один час пришлось потрудиться.

Вот тебе и дружеские посиделки…

Сразу стало неловко за собственный внешний вид, больше подходящий для лазанья по закоулкам Санта-Ралаэнны, нежели романтике начала отношений. Приятель перестарался, явно сочинив сказку про неземную любовь. Теперь вот расхлёбывай — отступать некуда, да и позору потом не оберёшься. Ладно бы больше никогда потом её не увидишь, но ведь ещё два года учиться вместе!

Впрочем, подобная мелочь Рут не смутила — едва завидев, тут же устремилась к нему, всем своим видом выражая радость встречи.

— Привет! — и тут же, завидев букет, — это для меня?

— Разумеется. Для кого ж ещё?

— Клёво! Спасибо! Мне всего два раза цветы дарили. Наши мужчины боятся нарваться на феминистку и получить ими по морде. Или в суд за домогательства.

— Надеюсь, ты не из их числа?

— Совсем чуть-чуть, — рассмеялась Рут. — Идея равноправия мне нравится, но без извратов. Приятно, знаешь ли, услышать комплимент или когда уступают дорогу. Разочек, правда, на сборище феминисток поприсутствовала. Зануды. Больше не ходила. А как тебе наш новый препод?

К столь неожиданному повороту Эрик оказался не готов и промямлил типа поживём-увидим.

— А по-моему классный! Даже Асфаргу до него далеко! Про Саграно вообще не говорю, зачем вообще его поставили студентов учить? Никаких педагогических талантов, только на испуг и берёт. Чего знаешь, и то позабудешь. Разве так можно? Из-за этого я на первом курсе чуть не засыпалась на экзамене, еле вытянула на трояк. Хотя совсем несложный билет попался, могла бы запросто и четвёрку получить. А Олунг — совсем другое дело! Вот честно — раньше никакой тяги к спиритизму не испытывала, живая природа больше по душе. А тут вдруг интерес проснулся, обязательно буду ходить на его лекции!

Рут однозначно взяла инициативу разговора в свои руки, но наш герой ничего не имел против — не нужно мучительно угадывать темы, близкие собеседнику. Не сговариваясь, они побрели вниз по тропинке, уводящей к побережью. Когда запас новостей, пригодных для беззаботного обсуждения, слегка исчерпался, Эрик, вспомнив рекомендации приятеля, посетовал, что никто не догадался завести на острове парочку коал. Дескать, очень хотелось бы увидеть вживую этих симпатяг.

— Для них вначале пришлось бы посадить эвкалипты! Ведь коалы не питаются ничем, кроме эвкалиптовых листьев! — всплеснула руками Рут. — Именно поэтому их не держат в зоопарках. Да и зачем? Намного прикольнее любоваться ими в заповедниках! У нас вообще очень много животных, нигде больше в мире не встречающихся.

— Знаю, — кивнул Эрик. — Читал в своё время «Путешествие по Австралии». Автора, правда, не помню.

— Понравилось? Приезжай, у нас есть на что посмотреть!

Тут же последовало красочное описание флоры и фауны пятого континента — кенгуру и вомбаты соседствовали с кораллами Большого Барьерного Рифа, а киви, эму и чёрные лебеди — с бутылочным деревом, исполинскими папоротниками субтропических джунглей и безжизненными пустынями Центральной Австралии, расцветающими яркими красками лишь в крайне редкие периоды обильных дождей.

— Наш континент поэтому называют «сухой лист с зелёной каймой» — вдоль берега леса и луга, а внутри лишь камни да песок. И Солнце, которое за пару часов изжаривает до черноты. Очень многие, пытавшиеся пересечь пустыню на своих двоих, оставались в ней навсегда. И даже появление автомобилей поначалу мало что изменило. Лишь когда построили трансконтинентальную трассу, вдоль неё кучу мотелей, и заработала спасательная служба, трагедий почти удаётся избежать. Увы, всегда найдутся чудики, залезут в самую глушь, да ещё без мобилок, пойди найди, куда запропастились. Даже вертолёты не всегда выручают. Но это уже их проблемы, верно?

За болтовнёй и не заметили, как вышли к побережью.

— Очень напоминает родные места, — чуть сбавила шаг Рут. — Хотя зачем вру, непонятно. Нет, не в том, о чём подумал: и там и тут пальмы, белоснежный песок и океанский простор, но детство-то моё прошло на ферме! Сельская идиллия: луга, овечки, страусы и развлечения под стать. По молодости лет очаровывало, но потом захотелось большего. Потому и перебралась в Сидней. Где и оценила прелести жизни у моря. Даже серфингу научилась! Здесь, правда, не порезвишься, больших волн не бывает. Наверное, элементали гасят. Ну и ладно, невелика потеря, тут других развлечений хватает!

Пройдясь вдоль береговой кромки, они свернули к центральной аллее и не спеша направились к замку. Одновременно перейдя от обсуждения богатств природы Зелёного Континента к истории его открытия и освоения. Вставить словечко Эрику удалось, лишь когда речь зашла об Австралийской Золотой Лихорадке, масштабом мало уступавшей американской, но сильно проигравшей в известности.

— Знаю, — кивнул он. — У Конан Дойля в рассказе «Тайна Боскомской долины» упоминается местечко Балларэт.

— Ага, старательская столица Австралии середины девятнадцатого века, — подтвердила Рут. — А кто такой Конан Дойль?

Вопрос вверг в лёгкое замешательство — Эрик никак не предполагал, что кто-то может не знать великого английского писателя. Впрочем, в австралийской глуши, вдали от культурных центров, наверно, такое случается.

— Автор произведений о гениальном сыщике Шерлоке Холмсе.

— О, Шерлок Холмс! Я однажды смотрела про него фильм. Прикольно! Они на пару с другом кучу преступников переловили. Вот если бы вся полиция так работала!

Здесь не поспоришь — Конан Дойль, похоже, тоже не жаловал современный ему Скотланд-Ярд, выразив своё к нему отношение в образе туповатого и хвастливого инспектора Лестрейда.

— Согласен. А насчёт вашей золотой лихорадки — Австралии просто не повезло. Не нашёлся свой Джек Лондон.

— Класс, ты такой умный! — восхитилась Рут, беря нашего героя под руку. — С тобой в натуре интересно!

Увлечённые друг другом, они не оглядывались по сторонам.

И не заметили, как кто-то поспешно нырнул в придорожные заросли, стараясь избежать встречи.

Спрятавшись средь листвы, Вин проводила их взглядом. Ревность, ненависть к внезапно объявившейся сопернице, бессильная злоба от невозможности изменить ситуацию душили её. Ну ладно, Лайта хоть Великая, а что мог найти в этой белобрысой лахудре, в которой ни грамма утончённости? Почему не вернулся ко мне, чем я хуже? Тем более Таис обещала помочь…

Нервное напряжение быстро достигло апогея — опустившись на траву, девушка разрыдалась. Ни пение птиц, ни благоухание цветов, ни освежающее дуновение ветерка не приносили успокоения мятущейся душе. Поддавшись порыву слепой ярости, Вин сдёрнула с шеи цепочку с талисманом.

— Ну, может хоть ты подскажешь, как поступить! Иначе утоплю тебя в море!

Скатившаяся по щеке слеза смочила украшавший амулет камень, и внутри него замерцали искры багрового пламени.

— Не волнуйся, очень скоро он станет твоим. Доверься мне…

Часть 2. Устоять перед силой

Глава 20

— Пусто. И в трюме ничего нового. Может, померещилось? Или вас развлекли иллюзией?

— На фига? Никто ж не знает, что мы сидим в засаде! И наблюдательный пункт ты снизу хрен увидишь! Бинокль бы помощнее, рассмотрели бы, кто конкретно по палубе шляется. А мужик, гад, вдобавок шифровался, лицо прятал. Бродил себе взад-вперёд, словно размышлял. Или ждал кого-то.

— А на чём он приплыл?

Простейший, казалось, вопрос, но заставил Жозе призадуматься.

— На чём? Блин, не обратил внимания. Хотя постой, чего на ровном месте тормозю, не было у корабля никакой шлюпки! Точно! Он потом исчез внезапно, но не отплывал!

— Телепортировался, значит. Бывает. Но зачем-то он там торчал?

— Наверное, не просто так, — пожал плечами Джо. — Но лишь он сам сможет дать ответ.

— Не спорю, — равнодушно согласился Эрик. — Если захочет.

— А для начала его ещё нужно поймать, — подхватил Гека. — Как насчёт установить капкан?

— Ничего умнее предложить не мог? А попадётся случайный прохожий, вздумавший прогуляться по кораблю?

— А нечего шляться где попало. Тоже мне Красная Площадь!

— Повесь табличку «Частная собственность». А ещё лучше — «Осторожно, злой элементаль!».

— Я магический вообще-то имел в виду.

— А толку? Опытный колдун справится с ним в два счёта. И сразу сообразит, что за ним слежка. Если брать, то наверняка.

— Но мы не можем сидеть здесь круглосуточно!

— Почему нет? До ближайшего семинара полторы недели. Еду и вещи сюда перетащим. Если понадобится, будем дежурить сутками по очереди.

Всё-то у Геки просто, еле заметно поморщился Эрик. Даже если их отсутствия никто не заметит, что само по себе маловероятно, но полбеды, где гарантия, что дежурных не застанут врасплох? Неизвестно, кто явится в следующий раз. Тогда пронесло, да и то лишь потому, что среагировали моментально. Даже сейчас, когда их четверо, и они во всеоружии готовы встретить врага, сомнения, удастся ли с ним справиться, остаются.

Но ни их органы чувств, ни магометр, позволяющий понять, насколько истинно восприятие окружающего мира, не сигнализировали о присутствии на корвете чего-либо инородного. И зачем появлялся здесь тот подозрительный тип, непонятно.

К счастью, Джо хватило благоразумия отказаться от авантюры.

— Пока не найдём средств для противодействия мощной магии, лучше на прямое столкновение не идти. Даже если одолеем физически, обработает чем-нибудь типа Амнезии, а потом ласково попросит отпустить на волю.

— Или убьёт и немедленно воскресит уже как своих верных слуг, — мрачно пошутил Эрик.

— Ну-у, на такое вряд ли решится. Да и к чему, если существует Гипноз? Хотя те подручные колдуна и впрямь смахивали на оживших покойников. Причём слегка пригорелых, не иначе как на адских сковородках пережарились!

— Значит, нужно раздобыть соответствующее контрзаклинание!

— Или свиток Тишины.

— И чем мощнее, тем лучше! Чтоб с гарантией загасить чужую ворожбу!

Оставив дискуссию, грозящую затянуться надолго, Эрик подошёл вплотную к борту и оглядел простиравшуюся под ним океанскую гладь. Отсюда они спрыгнули тогда, а во-он там дельфины опрокинули лодку с преследователями, дав возможность уйти от погони. Мысль, давно уже бродившая где-то по закоулкам сознания, наконец созрела до воплощения её в реальность.

— Жозе! Колечко Водного Дыхания ещё у тебя?

— Да, — не без удивления откликнулся латиноамериканец. — Хочешь воочию заценить красоты подводного мира?

— Типа того.

— Давай колись, здесь все свои, — хохотнул Гека. — Наверняка тайный умысел имеешь, знаю я тебя!

— Имею, даже не стану спорить. Хочу осмотреть дно под тем местом, где «чёрные» за бортом оказались.

— На хрена? Понравился их гарпун?

— Неплохая вещица, — лукаво согласился Эрик. — Но куда больший интерес представляют орудовавшие им.

— Не понял… они ж смотались отсюда!

— Возможно, не все.

— Хочешь сказать, те двое утонули? — заинтересовался Джо.

— Скорей всего. Голову на отсечение не дам, но весьма вероятно. Тогда думали лишь о спасении, но вспоминая детали, понял — «чёрные» явно не умели плавать! Оказавшись в воде, вели себя так, будто это совершенно чуждая для них стихия. Даже не пытались цепляться за собственную посудину. И когда волна страха чуть улеглась, на поверхности их уже не было.

— Наверное, подобраны под шумок.

— Если только телекинезом — другой лодки у колдуна не имелось. Но что-то сомнения гложут — эти помощники для него не более чем расходный материал. Вспомни — вместо спасательных мероприятий нас принялись обстреливать файерболами.

— Ага, даже не заботясь о точности попаданий. Словно всё равно, по кому стрелять. Свои пострадают — сами виноваты. Знаешь, твоя идея мне уже нравится! Вот оно — решающее доказательство правоты наших слов! Посмотрим, как запоют Мастера, когда продемонстрируем им ТАКИХ утопленников.

— Боюсь огорчить вас, амигос, но от них в лучшем случае остались лишь скелеты. Даже без хищных рыб найдётся немало существ, с удовольствием поедающих мертвечину.

— Возможно и нет — смотря, насколько прочна защитная одёжка.

— Тогда есть шанс, — кивнул Жозе. И, немного подумав, — приходилось погружаться на большие глубины?

— Нет, но надеюсь справиться.

— Лучше не пробуй. Даже с Водным Дыханием тренировки нужны — запаникуешь с непривычки, и пиши пропало. А тут за бортом не менее пятидесяти метров. А кое-где и под сотню. Поэтому давай я. Если доверяешь, конечно.

Интонации последней сказанной фразы предполагали в случае отрицательного ответа огромную душевную обиду.

— Пожалуйста, — без особых сожалений уступил Эрик. Действительно, кому как не бывалому охотнику за жемчугом обыскивать морскую пучину? Тем более если сам более-менее сносно плавать научился здесь, на острове, и нырял исключительно на мелководье?

— Покажешь, где оно произошло?

— Разумеется.

— Тогда предлагаю не откладывать, прямо сразу и посмотреть. Или у кого срочные дела?

Друзья переглянулись, но никто не предложил отложить на потом.

— Будьте на корабле, а я смотаюсь до замка и обратно, — и не тратя лишних слов, Жозе проворно скатился вниз по верёвочной лестнице, с разбегу оседлав бревно, на котором приплыли сюда.

Идея насчёт собственной лодки после скоропостижной кончины Баджиной скорлупки вдохновляла лишь поначалу: быстро построить качественное плавсредство у них не получилось. С плотом тоже не стали заморачиваться — решили, достаточно и одного брёвнышка нужной длины и ширины, чтобы спокойно разместиться небольшой группе и не соскальзывать во время движения. Подходящим объектом сочли старую сосну, клонившуюся к земле под тяжестью обвивших её лиан. По словам Джо, ей недолго оставалось — корни уже начали подгнивать, и вскоре от сильного порыва ветра дерево рухнет. Только потому и взялись рубить его — иначе рука не поднялась бы.

Полезная способность — читать ауры. Лишь прирождённым друидам присущая, с оттенком грусти подумал Эрик. Захоти он сделать своим призванием магию Природы, кое-каких успехов рано или поздно несомненно бы достиг. Равно как и его приятель, уже сделавший свой выбор в её пользу. Но вряд ли им сравниться с потомком коренных американцев — разумеется, если тот продолжит развивать свой дар, не станет зарывать в землю.

— Скажи, а ты мог бы проверить ауру корабля на предмет замаскировавшихся чужаков?

— Наверное, да, — присев на ближайшую корабельную бочку, Джо извлёк из походной сумки пенал с «фирменной» трубкой и пачкой табака внутри. — Дерево, из которого он построен, давно мертво и безмолвно, подобно камню бесплодной пустыни. Поэтому на его фоне любое живое существо сразу же ярко засветится. Будь оно совсем рядом, я бы почувствовал, даже не напрягаясь, но если в трюме и ведёт себя тихо — придётся постараться. Впрочем, спешить пока некуда, вряд ли Жозе обернётся раньше, чем через два часа.

И, неторопливо раскурив трубку, погрузился в созерцательность.

— Пойду-ка ещё раз осмотрюсь по углам, — пройдясь взад-вперёд, Гека забрал у Эрика магометр. — А ты пока за товарищем приглядывай. Замедитируется, не сразу среагирует, если вдруг чего.

Потомок краснокожих, впрочем, очнулся быстро.

— Никого, — отрешённо сообщил он. — Кроме шастающего по нижней палубе Геки. И ещё мелюзги разной типа букашек да ракушек, ко днищу прилепившихся. Ну и водоросли, само собой.

— А если некое создание ведёт себя активно, но ауры не имеет, сможешь его учуять?

Джо ответил не сразу.

— Сложно сказать. Насколько знаю, даже немёртвые сохраняют остатки присущего им когда-то биополя. Инопланетяне? Я не настолько хороший в них спец. Но предполагаю — своя аура присуща и им. Пусть даже совершенно чужеродна нашей.

— А роботы?

— Иное восприятие. Словно железистый привкус. И вместо радужной оболочки — переплетение сине-фиолетовых линий.

— Неужели любая техника при биосканации выглядит так?

Вновь пауза.

— Нет. Только когда подключена к источнику электричества.

— А если управляется механикой или паром?

— Тогда вряд ли засеку. Мёртвое железо почти не излучает. Лишь остаточный след неестественности происхождения. Опытные друиды, наверно, смогли бы найти его, даже в землю закопанное. Кстати, общий фон ауры на корабле тоже чуть-чуть искусственный. Но — на самой грани восприятия. Опять же понадобится профи, чтобы точный диагноз поставить.

— Но почему тогда Мастера, которых мы привели на корабль, не заметили этого?

— Они искали не там, где надо. Или даже не пытались, заранее настроенные на недоверие.

Да уж, точнее не скажешь.

— Значит, как с теми колючками на месте портала — засохли, а присутствие чужеродности ещё некоторое время сохранялось. Кстати, совсем забыл: травку ту мы с Гекой видели совсем недавно! В день прибытия, незадолго до нашей стычки с колдуном и его бандой.

Опять лукавишь, одёрнул себя Эрик. Не то чтобы совсем из памяти выпало, просто за чередой последовавших событий задвинулось в дальний угол. Желание вначале разыскать информацию о планете, с которой прибыло загадочное растение, так и осталось нереализованным: с ходу не получилось, а теперь ещё куча проблем добавилась сверху. Но при первой же возможности…

Гека, похоже, тоже промолчал — от удивления собиравшийся сделать затяжку Джо вытащил трубку изо рта и всем корпусом развернулся к нашему герою.

— Видели? Где?

— В оранжерее дядюшки Пехо. Обирра шипанутая называется. Чтоб не загнулась, он её в солевом растворе держит.

— А откуда она у него?

— Сказал, привёз кто-то с Тифирэ. Кто именно, уточнять не стал, лишь равнодушно прокомментировал — не самый ценный экспонат в коллекции. Ну и мы наседать не стали, чтоб не ответный интерес не нарываться.

— Полагаю, ты уже навёл справки насчёт местечка, откуда колючки родом.

— Жаль разочаровывать, но увы: навскидку пробежался — нет ничего, придётся лазить серьёзно.

И если б только насчёт Тифирэ!

— Разыщешь рано или поздно, — расслабленно пообещал Джо, раскурив свежую порцию табака и вновь принимая позу отрешённости. — А если поделишься найденным, буду очень рад.

Трудно не уловить скрытый сарказм. Наверняка подозревает, что Эрику известно намного больше сказанного. Однако вытягивать из собеседника информацию считает ниже своего достоинства — захочет, и так расскажет, а нет — его дело, но в другой раз пусть не ждёт ответной откровенности. И как разубедить, когда и сам теряешься в догадках?

Затянувшуюся паузу прервало появление Геки.

— Эх, ничего интересного! Весь трюм облазил, даже под мешками смотрел. И магометр молчит как прирезанный. В ближнем диапазоне естественно.

— Давай и я с ним прогуляюсь. Вдруг повезёт больше.

Не столько ради желания утереть нос приятелю, похвалившись успехом, сколько чтобы развеять неприятный осадок финальной части беседы.

— Держи. Если чего пропустил случайно — с меня бутылка!

— Лучше две. Хотя откуда у тебя…

— Ради такого случая и три выставлю. Главное — товар должен того стоить!

Пустая бравада, призванная скрыть душевную боль. И зачем завёл разговор про ту поганую травку…

Решив отложить посещение трюма, где до сих пор не слишком-то приятно пахло, на потом, Эрик начал с кают верхней палубы, предназначавшихся для пассажиров и «офицерского состава». Едва ли тут могло найтись что-либо ценное — в процессе реставрации парадные помещения корабля вычищали с особой старательностью, заодно заделав все щели и обработав составами от гнили. Впрочем, оставшиеся от пиратов сокровища волновали его куда меньше, чем следы недавнего присутствия заезжего мага со «свитой». Прекрасно сознавая тщетность попыток отыскать что-либо стоящее, он рассматривал убранство кают, заглядывая в укромные уголки. Кроме пыли, ловить нечего.

Паранормальное зрение бы сюда, аналог друидскому аурочтению. Нечто наподобие даруемого заклятием Видеть Истину. Кстати, сможет два месяца спустя после экзамена вспомнить формулу?

Zarannd baug estioni terpul veramna xisollk yepriga luphasi.

Кажется, так.

Небо за окошком иллюминатора потемнело, зато призрачным бледно-лимонным сиянием озарились стены, пол и потолок помещения, куда забрёл для проформы, поскольку мебель в нём отсутствовала в принципе. Скорей всего, оно использовалось в качестве багажного отделения, но за давностью лет уже не осталось тех, кто мог бы подтвердить или опровергнуть.

Вначале Эрик не заметил ничего необычного. Лишь когда поднял глаза к потолку — прямо над головой светилась шестиконечная звезда. И каждый из её лучей увенчивала буква латинского алфавита.

Е, затем O,R,M,S и H.

Абракадабра. Если читать в обратном порядке, тоже.

Порядок правильный, просто не с той буквы начал, одёрнул себя Эрик.

Лишь единственная комбинация имеет смысл.

SHEORM.

И сразу огнём полыхнул горячечный бред, привидевшийся после гулянки в общаге.

«…но стоило оказаться внутри Звезды Шеорма, как сразу сползла вся фальшь добродетели…»

Словно издеваясь, изображение звезды подмигнуло и расплылось волнами, прежде чем исчезнуть окончательно. А следом закончилось действие волшебства.

Чтобы получше рассмотреть видение, Эрик воспроизвёл формулу — но странный символ не пожелал проявиться. И подсознание подсказало — больше рассчитывать на удачу не стоит.

Для очистки совести он применил Видеть Истину в каюте по соседству. Безрезультатно.

А в четвёртый раз заклинание попросту не сработало. Закончилась энергия. Весь заряд, накопленный с начала учебного года, истрачен на находку, ещё дальше уводящую в трясину загадок и тайн.

И дальше суждено ему брести по ней в одиночку — нет смысла рассказывать об увиденном, не разъясняя подоплёку. Даже если сделают вид, что правильно поняли, осадочек останется. Лучше не спешить, пока сам блуждаешь в темноте…

В смешанных чувствах Эрик оказался на нижней палубе, даже не пытаясь заниматься какими-либо поисками. Просто задумчиво окинул взором, не делая выводов.

А в трюм вообще нет смысла идти.

И всё же, не спеша возвращаться к товарищам, он прогулялся по днищу корабля, прочувствовал под ногами безмятежную мощь океанских глубин.

— Ну, откопал чего-нибудь? — весело окликнул Гека, стоило появиться в поле зрения.

— Расслабься, бутылку можешь оставить себе.

— То-то же! Если говорю — всё чисто, значит, так оно и есть!

— Жозе плывёт сюда, — не вмешиваясь в их диспут, сообщил Джо.

— Так быстро?

— Убедитесь сами.

И вправду Жозе, вовсю рулящий бревном. Как выяснилось, для ускорения процесса использовавший Сверхскорость.

— Ну, показывайте, где дельфинья атака приключилась!

— Айн момент, — тут же вызвался Гека, перелезая за борт. Эрик остался на корвете контролировать процесс.

— Чуть дальше… и немного левее!

— А по-моему наоборот нужно вправо! Я на нос корабля ориентируюсь!

— По расстоянию примерно столько? — уточнил Жозе и, получив утвердительный ответ, активировал кольцо и свечкой ушёл в глубину.

Прошло не меньше десяти минут, — Эрик уже заволновался, не пора ли идти на помощь, — прежде чем улыбающаяся физиономия латиноамериканца показалась из воды.

— Нашёл!

В правой руке Жозе были зажаты лоскутки, отдалённо напоминавшие куски рубероида. Части скафандров чужих, резануло узнавание, но зачем ему понадобилось вскрывать тела? Да и чем? Вроде никаких режущих предметов с собой не брал, разве только на дне нашёл.

Но всё оказалось намного проще.

— Это не я, их задолго до нас распотрошили, — торопливо пояснил Жозе, едва оказавшись на палубе. — Или костюмчики от влаги сами дуба дали, видите, расползаются, как мокрая промокашка.

— А трупы?

— Нет ничего, даже скелетов! Лишь муть оранжевая взметнулась, когда полез внутрь скафандра. От неё вся трава на дне выгорела метра на три кругом. А дальше ещё на десяток просто пожелтела. Я потому их и отыскал почти сразу. Там и рыб нет никаких, дальней стороной обплывают.

— Надеюсь, мутью той не дышал? — забеспокоился Джо.

— Не! Держался по ходу течения, чтобы её в противоположную сторону сносило.

— Принцип действия Водного Дыхания не имеет ничего общего с работой жабр и не предполагает прокачку воды через лёгкие с целью извлечения из неё кислорода, — процитировал хрестоматийный материал Эрик.

— Оно, конечно, так, но лучше не рисковать.

— А я ещё ополоснусь! Прямо под кораблём объект странной формы, на обломок гнилого зуба похожий. Издалека толком не рассмотрел, сейчас взгляну в упор!

И, не дожидаясь возражений, ласточкой сиганул за борт.

Эрик заинтересованно повертел в руках обрывок скафандра чужого. На ярком солнце ткань стремительно высыхала, скрючиваясь и твердея — чтобы отломить кусочек, пришлось приложить заметное усилие. Странный материал, химикам бы его на проверку. Жаль, Баджи нет, вдруг получилось бы отослать в какой-нибудь аналог Центра Биологических Исследований, где проводятся соответствующие анализы. Но на всякий случай фрагмент загадочного материала решил прихватить с собой.

На сей раз долго ждать не пришлось. Очередная находка на первый взгляд выглядела отталкивающе — комок переплетённого тряпья, уже успевший обрасти ракушками и водорослями. Тяжеловат — Жозе пришлось попыхтеть, прежде чем поднял его на палубу.

— Там, на дне, лодка! Громадным камнем придавленная. Наверное, бросили, чтобы затопить.

— Случайно не с выпирающими рёбрами?

— Точно! — удивился Жозе. — Откуда знаешь?

— Так ведь именно на ней «чёрные» за нами и гнались!

— Значит, после вашего побега её вернули обратно и уничтожили как улику. Теперь понятно, почему на берегу ничего найти не удалось!

— А чего за тюк притащил с собой?

— Внутри лодки находился, рядом с камнем. Я подумал — вдруг внутри что ценное найдётся!

— Давайте посмотрим, раз уж подняли сюда, — нетерпеливо предложил Гека. — Где нож?

— В рюкзаке должен быть.

Под ошмётками на скорую руку скрученного в тугой ком белья обнаружился целлофановый пакет. Самый обычный, с аляповатыми цветочками, незаменимый для походов в магазин. Недолго думая, вскрыли и его.

— Ну и дела!

Четыре пирамидки — точные копии найденной в четырнадцатой комнате и там же случайно уничтоженной агдрантом, после чего Эрик чуть не остался без лучшего друга.

Светило словно скрылось за тучами, хотя ещё минуту назад на небе не было и облачка. Эффект создания тьмы, лишний раз подтверждающий активность странных конструкций.

— Вот, значит, как они выглядят, — Жозе заинтересованно вынутую наугад пирамидок. — И впрямь чернее безлунной ночи. Сообразить бы ещё, зачем нужны, вдруг к какому стоящему делу удастся приспособить.

— Как раз по одному на рыло, — подытожил Гека. — Прикольно пространство вокруг себя затеняют. Интересно, в магазине их можно на что-нибудь обменять?

Джо осторожно, кончиками пальцев, коснулся к полированной грани тетраэдра и тут же отдёрнул руку.

— Что-то не так? — забеспокоился представитель солнечной Бразилии.

— Ощущение, будто анестетик вкололи. Вся ладонь онемела. Но сейчас уже проходит.

— Странно. Я ничего не почувствовал.

— Прочесть ауру этих камней сможешь?

— Но они же не живые существа!

— А вдруг типа упорядоченные кристаллические структуры, обладающие способностью накапливать, хранить и передавать информацию?

— Гека, откуда такие слова знаешь?

— Из Сети, естественно! Если там сидеть регулярно, ваще гением станешь!

— Ага, причём с самым умным видом чаще всего почему-то несётся откровенный бред, — поддержал шутку Эрик.

— Ладно, попробую прощупать. Только, пожалуйста, чуть-чуть в сторону, иначе ваши биополя заэкранируют испытуемый объект.

— Во! — восхитился Гека. — Почище моего загнул!

Тем не менее необходимое пространство освободилось без проволочек. Джо некоторое время задумчиво разглядывал пирамидки, не предпринимая активных действий, затем легонько погладил над ними воздух, стараясь не прикасаться, и вновь погрузился в созерцание.

— Жизни в них нет, — вынес наконец вердикт экспериментатор. — Но нет пустоты умертвий. Скорей напоминают энергетических вампиров: съедается биополе. Просканировал собственную ауру — над пальцами правой руки защитный слой значительно тоньше, чем у других участков тела.

— А восстановится? — с ноткой испуга поинтересовался Гека.

— Разумеется. Но не мгновенно. Через пару часиков проверю снова.

— Кусачие, стало быть, штучки, — с неприязнью заметил Жозе. — Может, за борт их?

— Лучше давайте спрячем понадёжнее, — предложил Эрик. — И где-нибудь подальше от Штарндаля. Почти наверняка вчерашний посетитель корабля прибыл именно за ними. И вряд ли отступится после вчерашней неудачи. Либо свяжется с сообщниками, либо сообразит, где нужно искать. А с близкого расстояния камушки нетрудно засечь магометром.

— Может, тогда проще уничтожить их гномским шариком?

— Успеется. Надо ж разобраться, для чего они! Вдруг раритеты какой-нибудь исчезнувшей цивилизации. Показать бы их спецам по Внеземелью.

— Есть такие знакомые?

— В библиотеку много кто заглядывает. Спрошу у Мастера Халида, пусть порекомендует.

— Дельная мысль, — согласился Жозе. — Предлагаю закопать в песочек рядом с полигоном!

— А почему именно там?

— Чтоб магометром не найти. Оттуда фонит вовсю, никто и не подумает искать!

— Главное, потом не забыть, где спрятали!

Глава 21

Взобравшись на пригорок, Эрик наконец-то смог отдышаться и перевести дух. Самая удобная точка пересечения с маршрутом прогулок Великого Мастера магии Стихий. Почти две недели пришлось караулить — словно желая избежать их встречи, Асфарг почти не вылезал из замка. Поэтому, едва завидев покидающий башню ковёр-самолёт, наш герой стремглав кинулся наперерез.

Успел — едва привёл дыхание в норму, бахрома прошелестела прямо над головой.

— Великий Мастер! Пожалуйста! Можно вас на минуточку?

Ковёр вильнул чуть в сторону и сделал разворот.

— Приветствую, ученик! Желаешь узнать нечто полезное в твоём обучении волшебству?

Ну естественно, съязвил про себя Эрик, тормознул не для того, чтобы пожелать удачного дня и потрепаться о житье-бытье. Может, учитель и не против, но если не настроен снисходить до школяра… лучше не рисковать.

— Именно так, Великий Мастер! Работая в библиотеке, наткнулся я на сочинение некоего Дралука под названием «Эфирные Стихии», где приводились рекомендации к составлению формул особенно мощных заклятий Красной магии. Скажите, их удалось кому-нибудь вывести?

Благодушная улыбка исчезла с лика вопрошаемого. Как бы не разозлился, с тревогой подумал Эрик. Мало того, что осмелился побеспокоить досточтимого учителя во время отдыха, так ещё и вопросы с подтекстом… неизвестно, чем Дралук прославился в прошлом. Но, с другой стороны, обвинить в провокационных намерениях едва ли получится: регулярное пребывание нашего героя в стенах библиотеки закреплено официальным статусом, чтение книг предосудительным занятием вроде пока не является, а если случайно наткнулся на нечто запретное — откуда ему, рядовому студенту, ведать, что можно, а чего нельзя?

Но, как выяснилось, Асфарг и не собирался гневаться — просто слегка призадумался.

— Предлагавшиеся им пути создания заклятий Эфира завели в тупик немало чародеев, — с заметной долей иронии произнёс наконец Великий Мастер. — Оно и неудивительно: Дралук никогда не был искушён в Стихиях. Как, впрочем, и в любой другой магии.

— Но почему тогда его сочинения попали в нашу библиотеку!? — Эрик постарался правдоподобно разыграть изумление.

— Немало историй, подтвердить подлинность которых невозможно, ты ещё успеешь найти в манускриптах, хранящихся в стенах Штарндаля, — в голосе Асфарга вновь возобладала высокопарность. — Многие стали пищей для сказаний, мифов и легенд, и ещё большее число ожидает своей очереди. Но разве, зная неистинность сиих преданий, мы с меньшим интересом читаем и слушаем их? Даже пустопорожнее хвастовство небезызвестного барона Мюнхгаузена — и то до сих пор популярно. Что же до упомянутого тобой индивидуума — недостаток колдовской силы и пробелы в обучении он с лихвой компенсировал не по летам развитым воображением. Очень любил составлять компании маститым колдунам и старательно записывал высказываемые ими по ходу дела ценные мысли. Которые после соответствующей редакции выдавал за свои. Я даже догадываюсь, у кого он позаимствовал рассуждения об Эфирных Стихиях. Наверняка у Марлуфа, приятеля моего давнего, ещё со времён Дамасских Состязаний Воздуха и Земли. Марлуф всегда интересовался заклятиями повышенной убойной силы и истово верил в существование формул, доступных даже ученику, а эффективностью не уступавших Гроссмейстерским. Эх, если б в нашем мире всё было так просто! Увы, не переводятся чудаки, наивно верящие в возможность стать прославленным чародеем, не прилагая к тому никаких усилий! В общем, они нашли друг друга. И мир под названием Йокстур, где мечта Марлуфа, казалось, воплотилась в реальность, тоже отыскалось без особых проблем. Простенький Огненный Шар там способен насквозь пронзить каменную плиту в два локтя толщиной! А лёгкий ветерок — разметать её в пыль!

Асфарг блаженно зажмурился, в мыслях унесясь куда-то далеко.

— Прошу прощения, Великий Мастер, если я правильно понял, изобретённые Вашим коллегой формулы работали лишь в пределах одной планеты? — деликатно напомнил о своём существовании Эрик.

— О да, как и любые другие! На Йокстуре буквально всё пронизано магической энергией, оттого любое волшебство демонстрирует неслыханную мощь! Никакой заслуги моего приятеля в том нет. Но, даже убедившись, что нигде больше изобретённые им заклятия не производят особого впечатления, Марлуф не оставил надежд. По крайней мере, когда мы виделись в последний раз, горел решимостью посрамить скептиков. С той поры, правда, прошло… да, почитай, без малого полсотни лет!

— Значит, Дралук не более чем плагиатор?

— Ай, какие умные слова говоришь! Не без греха, согласен, хотя и путешественник отважный, во многих уголках Внеземелья побывавший, куда другие и носа не кажут! Наверное, ещё и поэтому труды его занимают места на полках библиотеки. Хотя правду от выдумки отличить там ой как сложно!

Ободрённый благожелательным настроем преподавателя, Эрик решился.

— Значит, упоминание им чёрных звёзд тоже скорее всего выдумка, — произнёс он, обращаясь как бы к самому себе — но так, чтобы и собеседник услышал.

— Чёрные звёзды? Оригинальная иллюзия! Честно говоря, не слышал о столь необычном украшении небосвода. Но Вселенная велика, где-нибудь вполне могут отыскаться!

Хорошо, не догадался спросить, откуда такие сведения. И, чтобы не нарываться на расспросы, Эрик предпочёл поблагодарить и откланяться.

Эх, опять не получилось, с огорчением подумал он, провожая взглядом ковёр. Либо местечко, описанное Дралуком, находится на самых задворках Внеземелья, и знают о нём лишь немногие, либо и впрямь чистой воды выдумка. Но почему тогда столь обострённый к нему интерес? Жаль, не догадался спросить, где сейчас может находиться Дралук. А с другой стороны, даже если б Асфарг и знал — сильно ему помогли бы эти сведения?

Придётся идти другим путём — заодно с поисками книги перетряхивать литературу по иным мирам. К счастью, её не так много — в большинстве своём авторы ограничивались описанием одной, максимум двух планет. Самый ценный источник информации — Атлас Внеземелья, составленный ещё в прошлом веке неким Ульрихом фон Гейнцремом. Пару раз Эрик украдкой заглядывал в него, но детально посмотреть не получалось, и не только по причине принадлежности к категории «В». А в первую очередь из-за нахождения на стеллаже рядом со входом в комнатушку Мастера Халида — незаметно взять сложновато.

Но теперь появился благовидный предлог.

— Халид-ага, наш учитель Стихий упомянул о планете под названием Йокстур, где мощь магии необычайно велика, — начал Эрик, едва очутившись в библиотеке. — Неужели такое возможно? Дозволите хотя бы одним глазком забраться в «Атлас Внеземелья» Гейнцрема?

— Не обманул вас Асфарг, слышал и я не раз о её существовании! Но дабы убедился сам, разрешаю взять полистать атлас. Только с собой не уноси!

— И не собираюсь!

Завладев бесценным фолиантом, Эрик принялся торопливо перелистывать страницы. Мог бы и в оглавление заглянуть, мелькнула запоздалая мысль, но пальцы механически продолжали свою работу, а взор то и дело цеплялся за рисунки и фотографии. Ну и наоткрывали чародеи миров, никому из сочинителей фантастики космоса, наверное, столько придумать не удалось. В большинстве своём планеты оказывались совершенно непригодными для жизни, и описание их сводилось к нескольким строчкам, наиболее ярко характеризующим, почему именно. Типа очень жарко, вода закипает мгновенно. Или с неменьшей скоростью превращается в кусок льда. Отсутствие атмосферы, чудовищное давление, агрессивная, чаще всего кислотная, среда также исключали новообретённый мир из числа перспективных. Госпожа Гань, помнится, ещё на втором курсе рассказывала: не так давно, в первой четверти нынешнего века, волшебникам удалось довести формулу открытия портала почти до совершенства — исключалось не только попадание в безвоздушное пространство или внутрь звезды, но и на планеты, слишком отличающиеся от земного типа. Разумеется, и на них могла существовать своя, особая жизнь, но едва ли в обозримом будущем с ней удастся вступить в контакт — без надлежащей техники, силами одной лишь магии там долго не продержаться.

Йокстур, как выяснилось, занимал промежуточное положение — по принципу жить теоретически можно, но едва ли нужно. Большая часть планеты — пустыни и полупустыни, привычная среднестатистическому землянину температура лишь у полюсов. Вдобавок разряжённая атмосфера, недостаток кислорода — без баллонов и дыхательной маски не особо-то прогуляешься по поверхности. Действительно, в качестве диковинки отмечена необычайная концентрация магической энергии. Но — любые предметы, зачарованные на Йокстуре, за его пределами тут же теряли всю свою силу. Когда это выяснилось, бурный восторг по поводу внезапно свалившейся халявы быстро иссяк, и теперь там появлялись лишь туристы-экстремалы и любители экзотики.

Здесь всё ясно. А что насчёт Тифирэ?

Отыскать историческую родину зловредных колючек не составило особого труда — чуть успокоившись, Эрик заглянул-таки в справочный лист. В противоположность Йокстуру, Тифирэ представляло собой по сути гигантское болото — за исключением редких островков скал, мрачными громадинами возвышающихся над бесконечностью окружающей топи. Вечно пасмурное небо, смрад гнилостных испарений, тучи кровососущих и переносящих заразу насекомых, обилие ядовитых гадов и растений, чьё касание оставляет с трудом заживающие раны и ожоги. В общем, пренепреятнейшее местечко, не рекомендуемое к посещению без особой нужды.

И, тем не менее, колдун, остановившийся на постой в комнате?14, прибыл именно с Тифирэ. Случайно притащив прицепившиеся к одежде семена обирры шипанутой. Интересно, зачем вообще ему понадобился мир, совершенно не отличающийся гостеприимством? Если верить атласу, никаких следов пребывания на планете разумных существ не обнаружено. Наверное, всё-таки надо было обратить внимание чародейской верхушки на появление в пределах острова иноземных колючек. Про того, кто их оставил, можно и не сообщать — сам факт, откуда те родом, заставил бы заняться расследованием. Но даже если и нет — по крайней мере, на душе стало бы спокойнее. Про себя Эрик уже решил — если гость с Тифирэ появится вновь, так или иначе раскрыть его инкогнито перед руководством Гильдии. Пусть даже с помощью анонимной записки, телекинезом запущенной в окно ректорского кабинета.

Мастер Халид ушёл к себе, значит, некоторое количество времени в запасе есть. Нужно попробовать отыскать планету с чёрными звёздами на небосводе. Вряд ли столь выдающееся явление природы пропустят в описании. Другое дело — не настолько хороший он знаток латыни, чтобы читать влёт. Проще просмотреть картинки — авось повезёт. Иначе придётся ещё не раз выпрашивать разрешение заглянуть в атлас.

Последнее оказалось ближе к реальности — едва Эрик принялся методично прочёсывать страницу за страницей, появилась Рут.

— Привет! Уже знаю: если не у себя, то здесь!

Обменялись поцелуями в щёчку.

— Чем занят? О, какая прикольная книжка! Про что?

— Сборник сведений о планетах Внеземелья.

— Здорово! А мне почитать можно?

— Если честно, сам роюсь в нём нелегально, — смутился Эрик. — Уговорил Мастера Халида.

— Ну и ладно, — ничуть не обиделась Рут. — В волейбол играть пойдёшь? Нас тут несколько человек собралось.

Острого желания тащиться на пляж пинать мяч Эрик не испытывал, но и огорчать отказом тоже не хотелось. В глубине души он даже был благодарен лёгкой на подъём австралийке, регулярно вытаскивавшей его на активный отдых вне стен замка. А то и впрямь постепенно превратишься в бледное рахитичное существо со взором горящим, способное привлекать особей противоположного пола лишь магией приворота.

— Прямо сейчас?

— А чего тянуть? Погода отличная, учёба только началась, успеем насидеться за кристаллами!

— Кто ещё идёт?

— Юрса с Сандрой, да друг твой закадычный со своей девчонкой… опять забыла, как её зовут!

— Стана, — машинально подсказал Эрик.

Неудивительно, что многие никак не могли запомнить имя новенькой или произносили его неправильно — встретить Стану в стенах Штарндаля было почти нереально. Однокурсницы, помнится, ещё обижались — не желает, мол, с нам знаться, шастает непонятно где. Если верить Геке, предпочитает бродить по острову, отдыхать душой среди природы. В чём сам регулярно составляет ей компанию. Удивительно, что вообще согласилась на сегодняшнее мероприятие. Не иначе как Юрса постарался — дай волю, кого хочешь уболтает.

— Не знаю, правда, насколько хорошо она играет. Я вообще удивилась, когда изъявила желание. Думала, только с пальмами обниматься умеет.

— Не может — научим, не хочет — заставим.

Бравируешь, усмехнулся про себя Эрик. Ещё два года назад о пляжном волейболе сам знал лишь понаслышке.

— Класс! Сам придумал?

— Не. Старый армейский юмор.

— Прикольно. Ладно, если согласен, беги, собирайся!

Глава 22

Гоняли мяч над плетёнкой, натянутой меж двумя вкопанными в песок шестами, где-то около часа, потом решили сделать передышку. Воспользовавшись моментом, Сандра куда-то заторопилась, следом увязался Юрса. Гека со Станой, распрощавшись, ушли изучать закоулки острова.

Эрик и Рут остались одни.

Пару раз попытались завести непринуждённую беседу, гуляя по обжигающему ступни песку, но разгорячённые игрой и южным солнцем тела требовали большего. И в какой-то момент они оба поняли это.

— Честно говоря, раньше считала тебя жутким занудой, раз из библиотеки не вылезаешь, — когда всё закончилось, своей головой Рут удобно устроилась на груди Эрика.

— Теперь, стало быть, мнение переменилось? — запустив пятерню в её гриву, тот игриво перебирал локоны.

— О да, всё классно! А я тебе действительно нравлюсь?

— Есть сомнения? Тогда бы у нас просто ничего не получилось бы.

— Вау! А мне казалось, иным мужчинам по фигу, кто партнёрша, лишь бы животную страсть удовлетворить.

— Так же как иные женщины больше любят не партнёра, а его деньги.

— Знаешь, я не из таких! — приподнявшись, притворно рассердилась Рут. — Если парень мне противен, даже за миллион в постель с ним не лягу.

— Была б такой, ещё на первом свидании сбежал бы от тебя, — Эрик шутливо щёлкнул её по носу.

А ведь чуть не сбежал, усмехнулся он про себя. Хорошо, не поддался сиюминутному порыву.

— А правду девчонки болтали, будто у вас с Лайтой роман приключился?

— Типа того.

Смысл отрицать, если куче народу известно?

— Супер! А скажи, кто лучше — она или я?

Ну какая женщина не мечтает услышать, что соперница ей и в подмётки не годится? Но ответить так — перечеркнуть память о прошлом, а иначе — обидеть девушку, с которой сейчас.

— Вы разные, — попытался отвертеться наш герой.

— Не настолько же, чтобы сравнить нельзя! — с иронией отозвалась Рут. — Две руки, две ноги, голова, да и остальное вряд ли очень сильно различается. Разве нет?

И в доказательство правоты своих слов плавно, по-кошачьи, изогнулась, продемонстрировав во всей красе женские прелести.

— Может, у Великой формы и поаппетитнее, но хоть где-то я впереди?

— Конечно. Лайта ни разу не пригласила играть в пляжный волейбол.

— То-то же! — промурлыкала австралийка, укладываясь обратно. — Расскажи, с чего у вас началось? Кто первый признание сделал?

Ещё не хватало расписывать подробности. Слишком много личного, куда посторонним вход воспрещён. Раз отшутиться не удалось, придётся идти на военную хитрость.

— Тс-с! — произнёс он, беспокойно оглянувшись по сторонам.

— Что случилось? — мгновенно насторожилась она.

— Звук странный… словно продираются сквозь заросли.

Коротко взвизгнув, Рут подхватила своё барахлишко и бегом устремилась к океану. Эрику ничего не оставалось, как последовать за ней.

— А точно сюда кто-то шёл? — осведомилась австралийка, погрузившись в воду по грудь, и чуть успокоившись.

— Не уверен, но мало ли…

Ну не признаешься же в розыгрыше!

Они замолчали, прислушиваясь. И вдруг отчётливо услышали треск сучьев, выдававший приближение крупного существа. Почти наверняка человека — животные не производят столько шума.

— Ой, а я лифчик потеряла! — не вовремя пожаловалась Рут.

Искомый предмет обнаружился лежащим у самой кромки воды.

— Поздно, — одёрнул её Эрик. — Прячемся!

И указал на обломок скалы метрах в десяти, вполне пригодный спрятаться за ним.

Едва затаились, осторожно выглядывая из укрытия, на пляже появилась девушка. Стана! Вот так фокус! Судя по нервным оглядываниям по сторонам, находится в состоянии ожидания. Затеяли игру — кто быстрее доберётся до пляжа? Вроде люди взрослые, несолидно уже. Хотя если им нравится, пусть.

С противоположного края показалась мужская фигура. Но отнюдь не Геки, кто именно — разглядеть невозможно. Силуэт смазывался, словно отражение на водной глади во время сильного ветра. Теневое Облако, заклятие магии маскировки. Невидимость, конечно, предпочтительнее, но если нет смысла скрывать себя полностью, лишь сделать облик неузнаваемым, сгодится вполне.

— Эге, а Стана, похоже, та ещё штучка, — хихикнула Рут. — С двумя одновременно любовь крутит.

— Вряд ли у них здесь романтическое свидание. Скорее, деловая встреча. Иначе зачем напускать тень на плетень?

— Не поняла последнее слово, но по смыслу догадаться нетрудно. А кто это?

— Да откуда мне знать?

Странная парочка меж тем сблизилась, и Облако накрыло обоих.

— Интересно, чем они там занимаются?

— Будешь шуметь, займутся тобой, — нехотя ответствовал Эрик. В отличие от австралийки, воспринимавшей ситуацию как забавное приключение, ему было не до веселья. Мужчина, старательно прячущий лицо — случайно не тот же самый, что шастал по кораблю? Жозе, помнится, жаловался — не смог рассмотреть его внешность. Хотя зрение у латиноамериканца острее, чем у кого-либо из их компании.

Теневое Облако, похоже, искажало не только световые, но и звуковые волны — кроме невнятного шебуршания, ничего толком не разобрать. Лишь бы их не учуяли — Эрик волновался не столько за себя, сколько за беспечную Рут. К счастью, рандеву странной парочки оказалось недолгим — через какую-то пару минут участники тайного свидания поспешили покинуть пляж, разбежавшись в разные стороны.

— Глянь, у Станы в руках свиток! Оплата за услуги интимного характера?

— Не уверен. Пожалуйста, не говори никому об увиденном, ладно? С Гекой я сам побеседую, узнаю, почему вдруг расстались.

— Расскажешь потом?

— Обязательно. Но помни — исключительно между нами!

— Разумеется, — Рут игриво боднула его. — Поплыли обратно!

Оказавшись на берегу, она первым делом подобрала обронённую часть бикини. Хорошо, купальник под цвет песка — если не приглядываться, сразу не заметишь, а «заговорщики» слишком спешили. Проследить бы за ними, но с Рут разве получится? Ведь не удержится долго рот на замке держать. Лишь бы подругам не растрепалась, ругая неверную Стану и её незадачливого бойфренда.

Кстати, где сейчас тот может находиться? Если расстались мирно — Гека скорей всего вернётся в замок. А если нет? Раз Стана якшается с крайне подозрительными личностями, то вполне способна вырубить на некоторое время ничего не подозревающего воздыхателя, чтобы не мешался под ногами. Но узнать, какой из вариантов реализовался на деле, удастся лишь в Штарндале.

А потому пришлось в срочном порядке сворачивать общение с австралийкой. Сославшись на головную боль — как пить дать, от перегрева на Солнце! — предложил весь следующий день посвятить ей одной. На что Рут радостно согласилась и даже попыталась применить на нём лечебное заклятие — увы, без какого-либо успеха.

Распрощавшись в парадной, Эрик несколько секунд спустя уже барабанил в дверь пятнадцатой. Убедившись в тщетности попыток достучаться до кого-либо внутри, и не желая тащиться в обход, он воспользовался кратчайшим путём — через подоконник. Гекина комната пустовала, через окошко можно было наблюдать лишь царящий внутри беспорядок. Не особо веря в успех, наш герой потихоньку включил мобильник. Чуда и впрямь не случилось — телефон приятеля оказался выключен. Да и вряд ли Гека прихватил его с собой.

Придётся идти на поиски. Островок вроде и не очень велик, но осмотреть его целиком — по любому почти целый день потратить нужно. Ладно бы ещё равнина, а то скалы, дебри, ущелья — в двух шагах можно пройти и не заметить. Правда, учитывая не столь уж значительный промежуток времени между окончанием волейбольного матча и возвращением Станы на пляж — искать в первую очередь следует в его окрестностях.

Но единственный, кто повстречался на пути — Куашо, самозабвенно медитировавший в тени платана. Судя по степени погружённости в процесс, того не отвлекло бы и появление динозавра. А потому терять время на расспросы не имело никакого смысла.

Добросовестно облазив все закоулки в радиусе как минимум метров трёхсот, Эрик, слегка пошатываясь от усталости, выбрался на открытое пространство. Два часа коту под хвост, множество царапин и пара синяков, да ещё рукав рубахи распорот — зацепился за острый сук. Остановиться бы и спокойно освободиться от захвата, но в спешке дёрнул со всей дури, вот и результат. И если залечивать повреждения кожи он худо-бедно научился, на худой конец, пройдёт само собой, то с одеждой сложнее. Теоретически можно воспользоваться заклятием Восстановления Нарушенного Целого, но если учесть, сколько энергии оно сожрёт… проще по старинке, иголкой с ниткой орудуя.

Солнце клонилось к горизонту — вечер вступал в свои права. Скоро стемнеет, придётся возвращаться за фонариком. Или зажигать Факел. Но всё равно эффективность поиска снизится в разы. Если Геки до сих пор нет в замке, без помощи друзей уже не обойтись.

Обдумывая варианты спасения приятеля, он не сразу среагировал на тусклый металлический блеск под ногами. Тонкая ажурная цепочка, на которой подвешена ромбовидной формы монета. Или медаль — символы на ней не поддаются расшифровке. На оборотной стороне — изображение зверя невиданного, шестилапого, передняя пара конечностей скорее не лапы, а клешни, да и морда насекомью напоминает. Тварь, порождённая чьей-то больной фантазией, или реальный обитатель Внеземелья — без разницы, сейчас есть проблемы поважнее. Интересно, кому принадлежала безделушка? Ни у кого из однокурсников он раньше её не замечал.

Оглянувшись по сторонам, Эрик мысленно выругал себя за тормознутость. Он же на том самом месте, где произошла встреча Станы с таинственным незнакомцем. Значит, с изрядной долей вероятности находка принадлежит кому-то из них.

Надо будет показать Геке. Вдруг опознает — всё равно лучше него никто новенькую изучить не успел. Кстати, лишний довод не задерживаться здесь — когда потери хватятся, неизвестно кто явится за ней…

Но обошлось. С чувством глубокого облегчения Эрик обнаружил дверь пятнадцатой приоткрытой, а хозяина комнаты развалившимся на кровати в состоянии лёгкой отключки. На появление гостя, впрочем, тот отреагировал, приоткрыв один глаз.

— А, это ты… Заходи, чего расскажешь?

К подобному повороту событий Эрик оказался не готов и на автомате поинтересовался, всё ли у приятеля в порядке.

— Вроде бы, а почему спрашиваешь?

— Да так… есть причина.

— Тогда выкладывай, — зевнул Гека и зарылся в подушку с головой.

— Проснись для начала. Иначе смысл с тобой разговаривать?

— Устал немного, — пожаловался приятель, с трудом садясь на кровати.

— Перетрудился на любовном фронте?

— Если бы. Ничего особенного между нами не было: погуляли немного, потом в деревушку наведались, у тётушки Дагрут посидели, чайку попили. А потом по домам. Вот и всё! Ты ждал подробностей?

— Не в том смысле, не волнуйся. Во время прогулки подруга твоя случайно не просила подождать немного, типа в кустики пробежаться?

От удивления Гека ненадолго пришёл в себя.

— Ну ты, брат, даёшь. Стана девушка культурная! И вообще, откуда столь неуёмное любопытство к подробностям нашего свидания?

— Давай об этом чуть позже.

— Нет, говори сразу. Любишь вначале раззадорить, а потом кота за хвост тянуть.

— Не всегда, увы, приносимые новости ласкают слух.

— Переживу, не впервой. Выкладывай!

— Ну, раз настаиваешь, не обижайся. Короче, видели мы твою подружку на пляже некоторое время спустя после вашего ухода.

— Да не может такого быть. Мы ни на минуту не расставались!

Если только не отключили, приведя в чувство после выполнения «спецоперации». Но тогда иного ответа и не жди, о походе Станы «налево» засвидетельствуют лишь беспристрастные часы. Но едва ли Гека на них смотрел.

— Факты, увы, вещь упрямая. Хуже другое: имела у неё место встреча с неким мэном, явно заранее запланированная.

— Тем более не поверю. Стана — человек очень честный, просто ты её плохо знаешь!

— Не спорю. Но задайся вопросом: насколько хорошо знаешь её ты?

Эрик ожидал бурной реакции, вплоть до посыла куда подальше, но Гека лишь вяло отмахнулся.

— Получше, чем некоторые. Хотя отдельные детали её биографии, каюсь, изучил ещё недостаточно. Ну ничего, в ближайшее время постараюсь исправиться!

— Посмотрим. Однако едва ли удастся тебе прояснить вопрос, каким на самом деле путём она проникла на Санта-Ралаэнну.

— Чего тут странного! Упросила учителя походатайствовать перед ректором о зачислении, тот пошёл навстречу. И дело в шляпе!

— Очнись! Если б каждый Великий Мастер принялся проталкивать своих недоучек в Академию, на курсе училось бы человек триста! Хоть об одном подобном случае слышал? Я лично нет!

— Да ну тебя, запарил совсем. Поспать человеку не даёшь. От излишней подозрительности, или с Рут поссорились?

— Ничего подобного. У нас всё в полном порядке!

— Судя по торжествующей физиономии, Рут тебя расшевелила-таки. Постой, нашёл логическую нестыковку: как получилось, что вы её видели, а она вас нет?

— За камнем спрятались. Кстати, раз вернулись к теме: Стана с собой никаких свёртков не тащила?

— Не-а. На фига?

— Просто спросил. Тогда зайдём с другого края: вот эта вещичка тебе случайно не знакома?

Гека с интересом повертел в руках находку Эрика.

— Прикольно. Раньше не видел. Чья она?

— Думал, ты знаешь ответ.

— Почему сразу я? Ага, сообразил: опять на Стану намекаешь! Ни разу не надевала ничего подобного. Предвижу твои возражения и голову на отсечение не дам. Но могу поинтересоваться при следующей встрече.

— Так она тебе и призналась. Поисковик покупать надобно. Пусть укажет однозначно, кто хозяин!

— Классная идея! Может, хоть тогда перестанешь на мою девушку клеветать. Амулет, кстати, заколдованный?

— Не проверял. Потому как в первую очередь о вашей драгоценной персоне волновался!

— Вот это правильно. Знаешь поговорку — сам погибай, а товарища выручай?

— Смысл, если товарищ даже не оценит?

— Вообще-то, когда после новогоднего банкета кое-кто исчез в неизвестном направлении, именно я первым тревогу поднял!

— И лишь потом выяснилось: поспешил слегка.

— Откуда мне было знать, что ты Лайту окучиваешь, а не похищен тёмными силами? Ладно, в следующий раз пальцем о палец не ударю!

— Ну, ну, не принимай близко к сердцу. Давай лучше сгоняю за магометром.

Но капризный прибор в очередной раз не пожелал включиться.

— Не, его точно нужно в ремонт! Иначе опять подведёт нас в самый неподходящий момент. Как тогда, при выслеживании Майкла. Между прочим, хочешь с гарантией узнать, кому амулет принадлежит? Подружке своей покажи!

Дельная мысль, отметил про себя Эрик. Рут наверняка в курсе, кто из девчонок какие украшения носит. Пусть Стана и не особо с ними общается, её бижутерию наверняка уже успели рассмотреть. А если опознание не удастся, тогда скорей всего подвеску обронило «неопознанное лицо», скрывавшееся под Теневым Облаком.

— Так и сделаю. Спасибо за идею.

— Давай. А я ещё немножко подремлю, — зевнув, Гека с явным удовольствием принял горизонтальное положение.

Заодно и повод наведаться в гости. После сегодняшней лав-стори неплохо бы продолжить банкет. Тем более Рут намекала на то же самое. Если, конечно, правильно расшифровал намёк.

Радужным мечтам сбыться оказалось не суждено. В коридоре женского общежития наткнулся на Вин, тут же скорчившую мину капризничающего ребёнка.

— О, Эрик… я так рада тебя видеть… забежишь ко мне на минуточку?

— Извини, не могу. Лучше в следующий раз.

— Ну пожа-алуйста! Помощь твоя очень нужна!

Послать бы, да неудобно, когда так трогательно просят. Сколько раз Эрик проклинал себя за излишнюю мягкотелость! Умеют же некоторые поставить себя — язык не повернётся за помощью к ним обратиться. Научиться бы, но характер ломать придётся…

— Ладно, но только если ненадолго.

Где-то глубоко внутри прозвенел тревожный звонок. И почему не прислушался? Наверное, слишком сосредоточился побыстрее отделаться от незапланированной помехи. Даже дверь, сама собой тихонько захлопнувшаяся за спиной, не подвигла на желание немедленно дать задний ход.

— Ну и в чём проблема? — наигранно бодро осведомился он.

— Разве не догадываешься? Я хочу, чтобы мы снова были вместе.

— Пойми, Вин, но в одну реку дважды не входят. Лучше и не пытаться, ничего хорошего не получится. Я благодарен тебе за всё, что между нами было, но сейчас… давай останемся просто друзьями.

— А я думаю, мы ещё станцуем вместе, — в обманчиво-мягком голосе китаянки прорезался металл.

— Извини, но в таком случае нам не о чем больше разговаривать.

— Ошибаешься. Ты ещё пожалеешь, что променял меня на драную испанскую кошку и тупую австралийскую тёлку!

— Не смей так говорить о них!

— Захочу — и буду. Попробуй меня остановить!

— Понадобится — придётся.

— Слабак! У тебя не хватит сил на это! Даже ударить меня не сможешь!

— Если другого способа не останется — увидишь, смогу или нет.

— Пустые угрозы! Ты всегда был размазнёй!

Терпение Эрика наконец-то лопнуло. Но стоило сделать шаг с намерением влепить обидчице затрещину, как навалились слабость и безразличие к происходящему вокруг. Не осталось сил даже отреагировать на торжествующую реплику Вин:

— Теперь видишь, кто из нас прав?

В глубине её глаз вспыхнул зелёный огонь.

— На колени!

Как ни сопротивлялся разумом, но тело уже не принадлежало ему, став послушной марионеткой чужой воли.

Глава 23

Лишь пару часов спустя окончились мучения — слегка приустав, Вин выставила его за дверь, издевательски добавив на прощание:

— Неплохо потрудился, дорогой, завтра продолжим!

Измотанный душевно и телесно, Эрик поплёлся к себе. Уже не до приключений — болит внутри, будто в пыточной камере побывал. Как она могла так поступить?!? В конце концов, в их расставании больше её вины! Наверное, надо было ещё тогда расставить все точки над i, не давать повода думать о возможности ренессанса в их отношениях. Но кто же мог предположить подобный финал?

Однако какой изощрённостью и коварством нужно обладать, чтобы втайне от остальных насобирать на крутую магию и хладнокровно пустить её в ход, упиваясь страданиями беспомощной жертвы. Похолодев от неприятного предчувствия, он торопливо расстегнул верхнюю пуговицу рубахи. Так и есть — поверхность металла почернела и потрескалась, амулет больше не в состоянии защитить своего хозяина.

Что ж, ты верно служил мне, с грустью подумал Эрик. И даже спасал не раз. Починить вряд ли получится, придётся приобретать новый. А прежний оставить на память — выкинуть рука не поднимется.

Хорошо хоть, никто не встретился по пути, иначе не обошлось бы без расспросов. В тот момент вообще никого и ничего не хотелось видеть, тем более объясняться по какому-либо поводу. Беглого взгляда на отражение в зеркале хватило, чтобы ускорить шаг.

Закрыв за собой дверь, он некоторое время загнанным зверем метался из угла в угол, а потом в изнеможении повалился на кровать. Слёзы глубочайшей обиды и ярости на собственное бессилие душили его; и никому в целом свете не облегчить страдания. Вин чертовски правильно рассчитала — гордость не позволит ему поделиться случившимся даже с друзьями.

Чуть оклемавшись, Эрик отправился в душ. Горячая вода успокаивала нервы, заодно очищая кожу. Жаль, ей не по силам смыть грязь низменных побуждений и растворить без остатка неприятные воспоминания. Избавиться от которых тем сложнее, чем сильнее желание вытравить их из памяти.

Но всё же после пребывания в душевой стало легче. Главное — вернулась способность мыслить логически. Разумеется, Вин нельзя оставлять безнаказанной, но избивать до полусмерти или Гнилую Болезнь напускать, как предвкушалось вначале, всё же крайности. Нет, нужно изобрести нечто оригинальное, чтобы убить сразу двух зайцев — и наказать примерно, и дать понять неправоту поступка, чтобы в будущем не возникало искушений повторить попытку.

Обдумывание планов реванша, однако, пришлось отложить на потом. Молнией сверкнуло — нужно немедленно предупредить Рут! Упиваясь собственным превосходством, в промежутках меж издевательствами Вин твердила — это, мол, только начало, скоро она доберётся до всех, кто имел наглость встать у неё на пути. Насколько велик «чёрный список» неизвестно, но лучше не откладывать на потом.

Чтобы избежать встреч с кем бы то ни было, Эрик запер комнату изнутри и через окно выбрался во двор замка. Уже стемнело, и железные «швейцары» затворили ворота до утра. Риск наткнуться на любителей прогулок под луной минимален, к тому же их обычно видно и слышно издалека. Сложнее вот так сразу определить нужное ему окошко, ещё не приходилось им встречаться после заката. Не хотелось бы поднимать шумиху, постучавшись не по адресу. Придётся поднапрячь мозги, вспомнив расположение комнатушек однокурсниц относительно друг друга. Если не ошибся, считать придётся до двенадцати.

Вначале на его тихий стук никто не отозвался. И лишь после четвёртой попытки, когда Эрик уже и не рассчитывал на удачу, занавески шевельнулись, выдавая чьё-то присутствие. Секунду спустя осторожно приоткрылись ставни.

— Эрик? — удивлённо и в то же время обрадовано воскликнула Рут, старательно пряча заплаканные глаза. — Ты чего отсюда?

— Решил, так безопаснее. Неспокойно нынче в нашем королевстве.

— Ох, и не говори. Хорошо, что пришёл. Сможешь забраться внутрь?

— Без проблем.

Подтянувшись, Эрик проворно забрался в комнату и заключил её хозяйку в объятья.

— Почему грустная? — нарочито бодро поинтересовался он, хотя у самого на душе скребла целая стая кошек. — Не из-за Вин случайно?

— Как ты угадал??

— Не повезло первым попасть под раздачу. А когда немного очухался, поспешил предупредить. Вижу, опоздал. Хуже всего — не смог противостоять, настолько мощный гипноз. Защита — и та не выдержала. Вот, смотри!

— У меня то же самое, — горестно вздохнула Рут, доставая собственный амулет. — Теперь мы оба беззащитны.

— Выстоим. Если будем держаться вместе, — и, желая приободрить, подарил долгий чувственный поцелуй.

— А теперь рассказывай, что между вами произошло.

— Ой, даже вспоминать противно! Лучше ты признавайся, чего вдруг Вин взбесилась.

— Я знаю? Иду по коридору, никого не трогаю, тут она навстречу. Чуть не плача попросила помощи, а едва заманила к себе, тут же парализовала и издевалась по полной программе. Как именно — промолчу, иначе будет много матерных слов.

— Давай так: ты свою историю, а я свою. И пусть останутся между нами!

— Если не удержусь от трёпа, разрешаю в ответную распространять обо мне любую порочащую информацию. Ну и?

— Тебе первому начинать! Кто здесь джентльмен? Вдобавок Вин утверждала, будто ты до сих пор в неё влюблён. Это правда?

— Нашла кому верить. Каюсь, на первом курсе был грех, некое чувство присутствовало. Но не очень сильное и давно прошедшее.

— Надеюсь, ко мне оно серьёзнее?

— Спрашиваешь!

И в доказательство крепко обнял и прижал девушку к себе. После чего, опустив слишком уж шокирующие подробности, поведал о злодеяниях Вин.

— А напоследок магией порвала самое красивое моё платье! — закончила свой рассказ Рут, то и дело вытирая выступающие слёзы.

— Которое надевала на наше первое свидание?

— Да!

— Вот…!

Подобрать эпитет, достаточно оскорбительный и в то же время уместный в присутствии дамы Эрик не успел. Пахнуло сыростью свежевырытой могила, и прямо перед ними материализовалась голова Вин, чьи извивающиеся локоны чёрных волос напоминали змей Медузы Горгоны.

— А-а, голубки снова вместе. Видно, урок мой впрок не пошёл. Ну ничего, исправим, не впервой.

Ойкнув от ужаса, Рут инстинктивно забилась в угол. Эрик, хоть и испугался тоже, предпочёл не показывать этого, памятуя лучшей защитой нападение:

— Тебе не запугать нас! Думаешь, применила крутую магию, и дело в шляпе? А что потом ненавидеть будут, наплевать?

— Обожаю, когда люди сердятся. Сразу искренними становятся, — Вин мечтательно закатила глаза. — А до их чувств, поверь, мне нет никакого дела. Пусть ненавидят, лишь бы боялись.

— Даже друзья?

— Дружба нужна слабым, сильным достаточно преклонения. Разве не о том мечтает каждый из нас? Стоит лишь заполучить надёжное средство реализации желаний…

Рут, за время «беседы» успевшая прийти в себя, запустила в говорящую голову попавшимся под руку учебником. Не причинившим, увы, бесплотному изображению никакого вреда.

— Даже не пытайтесь в следующий раз повторить, иначе кое-кому будет очень больно, — слащаво протянула Вин. — А пока ограничусь маленьким сюрпризцем.

И в то же мгновенье невыносимо мерзкий запах затопил комнату. Закашлявшись, Рут свесилась с подоконника, с трудом сдерживая позывы опорожнить желудок. Эрик, прижав ладонью нос, вполголоса попытался прочесть противодействующее заклятие.

— Бесполезно, милый, — глумливо проворковал фантом. — Тут тебе не детские игрушки Академии. Чао! Наслаждайтесь, пока я добрая!

Внезапный порыв ветра разметал в клочки иллюзию и вынес наружу вонь, оставив на языке неприятный кисловатый привкус.

— Ну и дерьмо! — от души выругалась Рут, приложившись к бутылке с минералкой. — С огромным удовольствием расцарапала бы ей физиономию да повыдергала из башки всю растительность!

— Если б смогла, — мрачно усмехнувшись, Эрик в свою очередь промочил пересохшее горло. — Пока остаётся уповать на недолговечность её колдовства.

— Однако сколько злобы, мелочной мстительности! А с виду — пай-девочка, скромная и застенчиво улыбающаяся.

— В тихом омуте черти водятся. Есть у нас, русских, такая поговорка. Между прочим, очень жизненная. Убедилась?

— О да. Совсем не ожидала от неё такого! Словно прорвало канализацию — весь негатив наружу. Вот, значит, каково оно, истинное лицо нашей скромняжки! Надеюсь, мы не оставим зло безнаказанным?

— Конечно нет. Но надо придумать, как сделать это наиболее эффективным способом.

Месть? Самый короткий и удобный путь реализации низменных инстинктов…

К голосу ниоткуда Эрик уже успел привыкнуть, ни единым мускулом не выдав собственное волнение.

— Ну и что ты предлагаешь? — лишь огрызнулся мысленно.

Ответа не ждал, но — впервые! — тот пришёл.

Слишком часто в результате гибнут невинные. Докопайся до истины, сейчас она далека от тебя…

— Одни нравоучения, лучше бы реально помог!

— Ты о чём?? — округлила глаза Рут.

Последнюю фразу, как выяснилось, он высказал вслух.

— Сам с собой разговариваю. Когда крепко задумаюсь. Или сильно нервничаю.

— Расслабься, я тоже иногда глупости себе под нос бормочу. Привычка ещё со школы. Наша училка, миссис Айронз, заставляла проговаривать громадные куски текстов. Типа чтоб лучше запоминалось. Однако у тебя уже есть идея?

— Ещё нет. Но будет. Беру это на себя. Смотри, никакой самодеятельности!

— Как скажешь, мой господин, — развеселилась Рут. Ни сердиться, ни обижаться долго у неё не получалось.

— Приятно звучит, конечно, но давай без господ и слуг, — поморщился Эрик. — Предпочитаю игру на равных.

— Я тоже! Но по части умных мыслей ты у нас впереди!

— И всё же в одиночку мне не объять необъятное. Кстати, есть небольшая загадка, в решении которой твоя помощь может оказаться неоценимой.

— Правда?! Какая?

— Проще показать. Обожди немного, сгоняю к себе.

— А вернёшься? — с надеждой в голосе спросила Рут. Чувствовалось, после пережитого ей очень не хотелось оставаться одной.

— Надеюсь, по пути не четвертуют.

— Фу, какие страсти! Тогда давай вместе!

— А сумеешь перелезть через подоконник обратно?

— Тоже мне преграда! Впрочем, если не получится, поможешь?

Чисто женское оружие — кокетство, усмехнулся про себя Эрик. Устоять практически невозможно! Да и зачем?

Стараясь не наступать на ветки и обходить стороной ярко освещённые окна, они вышли к центральной аллее. Дорожка света на ней, замеченная ещё издали, выглядела непривычно — словно над входом в Штарндаль повесили лампочку. Но реальность оказалась прозаичнее.

Ворота замка были приоткрыты.

— Ни фига себе, — изумилась Рут. — Теперь чего, и по ночам гулять можно?

— Сомневаюсь. Когда шёл сюда, ничего подобного тут не наблюдалось. Да и вообще первый раз такое вижу.

— Интересно, кому настолько приспичило, что до утра подождать нельзя?

Они замерли, прислушиваясь и оглядываясь. Но ни в парадной, ни на аллее никаких следов присутствия двуногих не наблюдалось. А из звуков лишь далёкий шум океана да скрип ветвей и шорох листьев под порывами ветра.

— Может, рыцари от долгого стояния на посту немного того? — Рут выразительно покрутила пальцем у виска. — Возможно такое?

— Не знаю. Но проверить несложно. Смотри!

Уверенным шагом подойдя к ближайшему «привратнику», Эрик изобразил начальственную суровость.

— Почему ворота открыты в неположенное время?

— Согласно приказу, — грозный тон вопрошаемого не произвёл на элементаля никакого впечатления.

— Кем отдан приказ?

— Информация разглашению не подлежит, — с еле уловимой долей злорадства проскрежетал доспех.

Ржавая скрипучесть голоса являлась всего лишь частью имиджа; с равным успехом тот мог разговаривать тенором и басом, с любым акцентом, придыханиями и шепелявостью — в общем, как заблагорассудится контролирующему его волшебнику. Но в случае официальных «служащих» Штарндаля, видимо, решили не мудрствовать лукаво, внося диссонанс меж обликом и его проявлением.

— Большая шишка, стало быть, — прокомментировала Рут.

— Считаешь, кто-то из Великих? Оно им нужно? Они и днём-то здесь не ходят, предпочитают телепортироваться. А кого ещё будут слушаться придворные элементали?

— А вдруг это проделки Вин?!?

Иррациональные страхи лучше всего лечатся железной логикой невозможности их существования — к чему Эрик и прибегнул.

— Тогда бы она объявилась рядом и от души повеселилась, глядя на наши ошарашенные лица. Судя по проснувшейся в ней мании величия, от подобного удовольствия точно не отказалась бы. Кроме того, — только сейчас вспомнил! — аналогичная история приключилась и с Лиэнной.

— Лиэнна? — удивлённо захлопала глазами Рут. — Я про то ничего не слышала!

— Просто тебя тогда её не было в нашей компании. Эпизод, как под гипнозом собственный кристалл к порталу тащила, помнишь?

— Разве такое забудешь? До сих пор вздрагиваю!

— А перед тем нечто подобное приключилось с Лиэнной, причём ночью. И по её рассказу ворота также были открыты.

— Кто приходил их отпереть, случайно не видела?

— Нет. Иначе мы сейчас не мучились бы сомнениями!

— Жаль. Тогда давай покараулим немножко! Вдруг повезёт?

Они затаились за статуей Зевса, шёпотом переговариваясь и любуясь игрой летящих на свет ночных мотыльков. Где-то далеко захлопнулась форточка, а в остальном ничто не нарушало гармонии окружающего мира. Созерцательные размышления мало-помалу вытеснялись более прозаическими — завалиться бы под ближайшим кустиком в обнимку с девушкой, да и просто поспать тоже неплохо. Возможно, и Рут предпочла бы вариант более приятного времяпрепровождения, но тут «швейцары», подчиняясь неслышимой команде, затворили каждый свою створку ворот.

— Эх, проглядели, — разочарованно вздохнула Рут.

— Либо «рыцари» управляются дистанционно, либо орудовал невидимка, — пожал плечами Эрик.

В последнем случае могли бы попробовать засечь нарушителя порядка, но увы — магометр сломан, поэтому шансов никаких. Всё-таки их порыв отдавал изрядной наивностью — способного повелевать элементалями голыми руками не возьмёшь.

— Ну и ладно. В следующий раз. А чего ты мне показать хотел?

— Есть ещё желание посмотреть? Тогда идём!

— Прикольная штучка, — согласилась Рут, покрутив в руках находку Эрика. — Защитный амулет?

— Хотел бы я знать наверняка. Магометр, увы, дуба дал.

— Это как??

— Молча. Тихо скончался, одним словом. А вопрос такой: у кого-нибудь на курсе видела подобный?

Рут с сомнением ещё раз оглядела подвеску.

— Вроде бы нет, хотя… не помню.

— Пожалуйста, постарайся вспомнить! Очень важно!

Несколько секунд австралийка добросовестно хмурила лоб, но безрезультатно.

— Ничего не получается. Наверное, давно дело было. Если разрешишь взять на время, возможно, снизойдёт озарение.

— Лучше пусть пока побудет у меня. Не из-за того, что жадный. Предчувствие мучает — не с добром её начинка.

— Ты настоящий рыцарь! — восхитилась Рут. — Всегда мечтала о таком! Будешь моим защитником хотя бы сегодняшнюю ночь?

Глава 24

От рутинной процедуры сверки распечатки с оригиналом, накарябанным Мастером Халидом на листах пожелтевшей от времени бумаги, Эрика отвлекло появление Узара-аль-Суффуга.

— Дэнил собирает всех нас в три часа на плато Ворона.

— Ладно, приду, — буркнул в ответ Эрик и вновь углубился в документацию.

— Эй! Ты меня понял? — не отставал «магрибинец», видя пренебрежение к собственной персоне.

— Да понял я всё прекрасно. Мог бы и не повторяться.

— Шеф сказал, чтоб был обязательно. Иначе огребёшь неприятностей.

— А это уже не твоё дело, шестёрка.

— Как ты меня назвал?!? — мгновенно вскипел «магрибинец». — Повтори!

— Запросто. Или претендуешь на нечто большее?

— Я убью тебя! Клянусь Пророком!

— Рискни здоровьем. Зубы жмут или два глаза — роскошь?

До драки, впрочем, дело не дошло — позади Узара материализовался Дэнил, которого, судя по довольной физиономии, произошедшее немало позабавило.

— Ну, ну, забияки, полегче. Вовсе не нужно, чтобы мои люди ссорились меж собой из-за пустяков.

— Он меня шестёркой назвал! — с дрожью в голосе пожаловался «магрибинец».

— Значит, заслужил. Задирался, небось? Знаю я тебя! Эрик первым бы не начал, верно? — подмигнул рыжий. — В общем, жду вас на плато в условленное время. Просьба не опаздывать! И больше чтоб без выяснения отношений. Кто прав, кто виноват, решаю я. Иначе никаких дивидендов и штрафные очки. Ясно?

— Но, босс… — попытался было возразить Узар, однако наткнулся на суровый взгляд мистера О'Хенли.

— Тебя это касается особо. Кто весной чуть не сорвал спецоперацию?

Так и подмывало спросить — какую именно; Эрик с трудом сдержал себя. Памятуя — одно неверное слово или жест, и едва ли его пригласят на сходку в следующий раз. Идти туда совсем не хотелось, но упустить уникальный шанс выяснить планы вероятного противника, а заодно уточнить его качественный и количественный состав — тоже. Исключительно ради друзей, убаюкивающе шепнул он собственной совести. Жизнь двойного агента — не его стезя, но пока остаётся лишь уповать на чудесное появление оружия, способного разрубить этот гордиев узел.

А если заодно решит проблему с Вин, вообще плясал бы от счастья. Ох, лучше б не вспоминал — словно дотронулся языком до больного зуба. Их намерение поквитаться с ней так и не удалось реализовать. Ни на следующий день, ни позже её колдовская сила никуда не исчезла. Скорее наоборот — уже не требовалось хитростью или обманом заманивать его к себе, аура гипноза начинала действовать, стоило оказаться в поле зрения. А зов Направленной Мысли был слышен практически в любом уголке замка. Пробивало Вин на душевные и телесные истязательства где-то раз в сутки, зато уж отрывалась по полной. В перерывах меж играми в госпожу, сексуальные фантазии которой больше напоминали изысканные извращения, Вин грузила откровенным бредом, солянкой из цветастых философских притч, рассуждений, достойных торчка после хорошего прихода, обещаний озолотить верных слуг и показать кузькину мать всем остальным. Выслушивать пространные монологи приходилось в роли китайского болванчика, со счастливой улыбкой кивая головой в окончаниях фраз. Как-то Эрик, набравшись силы воли, осмелился возразить — и тут же пожалел об этом. Не вступая в дискуссию, Вин надменно взглянула в сторону стоявшей на тумбочке глиняной статуэтки антилопы, и та ожила, спрыгнула на пол и забавно запрыгала вокруг них. Не меняясь в лице, хозяйка подозвала её к себе и, обхватив ладонью, легонько сжала. Сухой треск раскалывающегося камня сопровождался еле слышным предсмертным писком, а сквозь пальцы просочились потёки крови.

— Понравилось, милый? — всё так же загадочно улыбаясь, проворковала Вин, выкинув в окно осколки и проведя окровавленным пальчиком по щеке Эрика. — Не зли меня, ладно? А то ведь, если сильно расстроюсь, повторю на тех, кем по настоящему дорожишь. Ты ведь не хочешь, чтобы они пострадали?

Подобных желаний наш герой, естественно, не испытывал, но для себя вынес и другое — терапевтические методы здесь не помогут, действовать придётся хирургически — единственным точным ударом лишить Вин колдовской силы. На тонкие намёки об источнике её китаянка лишь победоносно усмехалась — типа, работать нужно над собой, остальное приложится. Проявлять же настойчивость Эрик опасался — заподозрит неладное, пиши пропало.

Потому условились они с Рут — пока не найдено верное средство, встречаться вне Штарндаля, где магия Вин не смогла бы их засечь. И там, на отдалённых пляжах и уютных, скрытых зарослями от посторонних глаз полянках, изливали друг другу душевные обиды.

— Жаль, нельзя жить прямо здесь, — блаженно растянулась на травке Рут. — А то могли б шалаш поставить.

— Да, в столовку и на занятия всё равно таскаться придётся. Плюс удобства — не так-то легко от них отказаться.

— Пустое. Папашка мой убеждённым консерватором был, здоровый образ жизни активно проповедовал. Несовместимый, по его мнению, с благами цивилизации. Поэтому после родной фермы мне не привыкать. Скорее уж тебе.

— Поверь: там, откуда родом, понятия удобств весьма специфическое, — прилёг рядом Эрик. — И вот так запросто на землице не поваляешься. Особенно в январе. В апреле или октябре, впрочем, тоже. Недаром про наши края анекдот сочинили: встречаются два мужика, один другому — ты в этом году лето видел? А тот — не, я в тот день работал.

— Фу! Как в таких условиях заниматься любовью?

— В тулупах и валенках. Шучу. Но здесь в любом случае намного приятнее. Так что прижились бы. Вначале шалашик, а потом и домик с видом на море. Чем мы хуже друидов, в посёлке живущих? Гека вон тоже время от времени мечтает туда переселиться.

— Да и многие другие, уверена, не отказались бы. В замке пусть и комфортнее, но слишком уж махина его давит. Словно в пещере с окошками живёшь. И камень холод источает, не согреешься от него.

— То ли дело здесь, — уставившись в безоблачное небо, Эрик мечтательно улыбнулся. — Простор, тепло. И есть с кем разделить радость бытия.

— Значит, до встречи на плато, — вырывая из тумана приятных воспоминаний, донёсся издалека голос мистера О'Хенли.

Машинально кивнув, наш герой проводил взглядом Дэнила и тенью последовавшего за ним Узара, хмуро косящегося в сторону библиотечной стойки. Затаил обиду, стало быть. Ничего, пусть — глядишь, борзости поубавится. По крайней мере, караулить под дверью не отважился. Подозрительных праздношатающихся ни в коридоре, ни в парадной также не наблюдалось. Вдруг рыжий решил устроить проверку на лояльность — рванётся ли он сразу сообщать друзьям о грядущем событии, или нет. Разумеется, нельзя сбрасывать со счетов невидимок, но тут уж деваться некуда — либо пан, либо пропал. Надо же предупредить, куда он собирается!

Поскольку Гека спал беспробудным сном, Эрик отправился к Жозе. К счастью, тот оказался у себя, упорно но пока безуспешно собираясь с духом пару часиков посидеть за кристаллом. Поэтому обрадовался возможности отвлечься.

— Ага, клюнули наконец-то. Значит, не учуяли подвоха. Сразу видно, не жил Дэнил в Рио. У нас если человек из одной банды в другую переходит, его долго испытывают. Только когда вместе со всеми парочку раз на серьёзное дело сходит, своим становится.

— А если и тут нечто подобное?

— Возможно. Заранее не узнаешь. Но на всякий случай мы с Джо будем рядом. Не волнуйся, не спалим.

— Надеюсь. Иначе вся затея коту под хвост. Тогда было бы проще посылать сразу. Думаешь, мне оно очень приятно?

— Поверь, прекрасно понимаю твоё состояние, амиго. Врагу не пожелаешь. Но, кроме тебя, больше некому подобраться к их логову. Зато когда понадобится силовая поддержка, можешь в нас не сомневаться! Прикроем так, что даже тень подозрения не упадёт!

— Посмотрим. Ладно, что бы там не случилось, вечером обсудим.

— Удачи! — от всей души пожелал Жозе, хлопнув по плечу. — И не сомневайся, мы одна команда!

После такого искреннего напутствия внутри немного полегчало. По крайней мере, исчезла предательская дрожь в коленях.

Плато Ворона располагалось с тыльной стороны Штарндаля, где скальные выступы соседствовали с глубокими расщелинами и островками колючих кустарников. Плюс отсутствие пляжей, сплошные обрывы — не самый приятный уголок для романтики. Скорее уж для тайных сборищ, выяснения отношений, в том числе и с применением магии, проведения экспериментов, которые едва ли получили бы одобрение преподавателей. Происхождение названия его столь же темно и запутанно, как и суть дел, творимых здесь со времён открытия острова. По одной из легенд, ещё до появления магов на Санта-Ралаэнне приключилась на плато нехилая стычка меж пиратами. Тела остались непогребёнными, — возможно, в результате их попросту некому осталось хоронить, — чем привлекли к себе стаю ворон, надолго обосновавшихся на месте пиршества. В другой байке рассказывалось о незадачливом друиде, чьё заклятие ликантропии включало элемент необратимости. Превратился бедолага в громадного чёрного ворона, а вернуть обратно человеческий облик оказалось невозможным. Бытовало и предание, будто ворон тот — дух острова, изредка и ненадолго выходящий из спячки, дабы взглянуть на собственные владения. В более экзотическом варианте — посланец иных миров, и появление его означает грядущие перемены. К лучшему или худшему — заранее предсказать невозможно, никому из их компании не посчастливилось увидеть чудо-птицу; наверное, следовало почаще гулять в окрестностях плато. Баджи, правда, в бытность студентом однажды заметил гигантскую чёрную птицу, парившую над Штарндалем, но был ли это тот самый ворон, сказать затруднился. Добавил лишь — если кому повезёт повстречаться с ним на расстоянии вытянутой руки, тот якобы заведёт беседу, ответит на любые вопросы и даже предскажет будущее. Однако ни одного примера подобной встречи вспомнить не смог.

В любом случае на место Эрик предпочёл прибыть заранее — вовсе не из-за страха быть наказанным, скорее подготовиться морально. А заодно встречать остальных на правах хозяина положения.

Со времени их единственного с Гекой посещения плато ещё в начале первого курса здесь произошли кое-какие изменения. Преимущественно негативного характера — количество мусора в окрестностях явно прибавилось. То тут, то там попадались обрывки бумаги, пустые бутылки, окурки. У расщелины со стороны океана, судя по многочисленным угольно-чёрным проплешинам, регулярно жгли костры. В центре возвышался камень с плоской вершиной, а вокруг него — три самодельные скамейки самой примитивной конструкции. Повезло прийти первым — по крайней мере, спокойно огляделся по сторонам. Интересно, Жозе и Джо уже заняли наблюдательный пункт? Если да, то законспирировались отменно — никаких следов их присутствия. Но даже если так, рассчитывать в первую очередь он должен на себя.

Шуршание травы под ногами выдало приближение человека. К немалому удивлению Эрика им оказался Тим.

— Кого я вижу! Признаться, не ожидал. Чего вдруг потянуло тебя на сотрудничество с Дэнилом?

— Тот же самый вопрос могу задать в ответную. Ты же совсем с другой компанией тусовался!

— Ну-у, может, скучно мне с ними стало. Мало ли причин!

Тим с сожалением взглянул прямо в глаза.

— Зря. По-моему, поступил неправильно.

— Это моё дело. Ты ведь здесь тоже не из простого любопытства. Согласен?

— Не буду спорить. Деньги нужны, а Дэнил за работу платит щедро.

— А кому они не нужны? Покажи хоть одного, кто от бабла отказался бы! Вопрос, насколько честным путём.

— Лично я в поисковой работе ничего зазорного не вижу, — пожал плечами австралиец. — А вот менять друзей на презренный металл точно не стал бы.

Несправедливый упрёк пришлось глотать молча. Не станешь же, оправдываясь, объяснять истинное положение дел! А вдруг Дэнил снова рядом, слушает их разговор и потихоньку тащится? Придётся, как ни противно, вживаться в новую роль.

Следом появились Майкл и Узар. Последний с демонстративным видом отошёл в сторону, не удостоив остальных даже приветственным жестом.

— А где Дэнил? — поинтересовался Тим, выразительно постукивая по наручным часам: начало четвёртого.

— Ща будет, — зевнув, равнодушно ответил Майкл.

И действительно — минуты не прошло, как «шеф» возник из ниоткуда. Неистребима, видать, тяга к эффектным появлениям!

— Все в сборе? — сразу же деловито осведомился он.

— Сандры и Малко нет, — доложился верный оруженосец.

— Да вон они чешут, — оглянулся в сторону замка Тим.

Сандра!? Вот, значит, кто заложил Лиэнну! Сегодня же надо поставить её в известность — пусть держится от мулатки подальше.

— Надеюсь, не опоздали? — кокетливо осведомилась афроамериканка, тряхнув многочисленными косичками.

— Совсем чуть-чуть, — усмехнулся рыжий. И, плюхнувшись на камень, снисходительно предложил остальным занимать места.

Эрик и Тим уселись напротив Майкла и Узара; на третьей скамейке, торцом к ним, расположилась Сандра, закинув ногу на ногу. Малко, недолго думая, пристроился рядом.

— Итак, — подобно заправскому оратору, свою речь Дэнил начал с театральной паузы, — поскольку среди нас присутствуют новенькие, разборку накопившихся проблем отложим на потом. А сейчас — реально выгодное дельце! Короче, вещичку одну разыскать надобно. Напоминает амулет на подвеске. А чтобы не притащили какое-нибудь барахло из магазина, так и быть, продемонстрирую образец.

Пытаясь разглядеть поближе, Эрик привстал. И едва удержался от изумлённого возгласа. Кругляш с точно такими же символами и изображением загадочного зверя, правда, без цепочки. Благоразумия хватило не ляпнуть — типа, он уже у меня.

— А кто его потерял? — с детским простодушием поинтересовался Майкл.

— Этого знать не обязательно. За собственным лучше следи. Потеряется — сам искать станешь.

Интересно, зачем рыжему покрывать Стану? И почему нет её самой? И вообще кого-либо из их компании. А ведь сколько надежд на это возлагалось! Значит, нет пока к нему особого доверия. Либо самых ценных агентов Дэнил предпочёл не афишировать, знакомя с «расходным материалом».

Так или иначе, но игру придётся продолжать.

— И каков же приз для пришедшего первым к финишу? — облизнулся Малко.

— Не волнуйся: хватит на двухнедельный круиз в любую точку земного шара с проживанием в пятизвёздочном отеле. В компании очаровательной спутницы. Или спутника, смотря кому повезёт. Ну и на мелкие расходы тысячи три-четыре. Интересует?

— Ещё бы! — вызывающе заявила Сандра. — Кто ж откажется от пригоршни звонких монет? Надеюсь, мужчины будут столь любезны и уступят честь отыскать пропажу даме?

— Держи карман шире! — огрызнулся Узар. — Кто нашёл, того и амулет.

— Фи, как грубо! Никакого джентльменства! Так от тебя любая девчонка сбежит. С жадиной дружить себе дороже.

— Ну и ладно. У кого много таньга, запросто невесту себе купит.

— Шалаву, хотел сказать.

— Молчи, женщина! У нас ты и рта не раскрыла бы без приказа своего господина!

— Разумеется, — насмешливо фыркнула Сандра. — Восток — дело тонкое: пески и верблюды с бедуинами. Плюс тысячелетние памятники, печально взирающие на то, во что превратились потомки их строителей.

— Гы-гы! — развеселился Майкл. — Узя, это она случайно не про тебя?

Ответной реплики не последовало, но взгляд, брошенный в сторону афроамериканки, обещал очень сильно испортить её будущую жизнь.

— А где искать-то? — вклинился Тим, дабы разрядить обстановку.

Мгновенно воцарилась тишина: никому не хотелось пропустить миом ушей столь ценную информацию.

— На пляже, где волейбольная сетка натянута, — чуть промедлив, сообщил рыжий. — Либо на ведущих к нему тропинках, но слишком далеко не забредайте.

— Песок ковырять — тот ещё геморрой, — поморщился Малко. — Если безделушка заколдована, достаточно врубить магометр, и всего делов!

— Было бы просто, никто тебе и ломаного цента не отвалил бы за работу. Штучку эту, когда включена, никаким магометром не возьмёшь.

— Почему?

Прежде чем ответить, мистер О'Хенли, картинно насупившись, оглядел присутствующих.

— Ладно, так и быть, приоткрою вам маленькую тайну. Но помните: разболтавшего на сторону ждут большие неприятности. Без шуток. Напугал я вас? То-то же. Короче, «медалька» на самом деле мини-устройство, блокирующее работу магометра. Оттого и придётся разыскивать её вручную.

Эрик слушал, затаив дыхание. Так вот в чём причина «поломок» его прибора! Какое счастье — не нужно тащить в ремонт! Главное теперь — найти кнопку выключения блокиратора. И вообще освоить механизм управления им — вдруг пригодится!

— А магия нам тут никак не поможет? — вновь активизировался сосед по скамейке.

— Нет. Оно специально сконструировано с защитой от любых поисковых заклятий. А заодно и от прощупывания металлодетектором. Сразу предупреждаю, чтобы потом обид не было.

— Круто! — восхитилась Сандра. — Сегодня же прочешу весь пляж!

— А я — прямо сейчас! — подскочил Малко. — Или есть ещё вопросы?

Ну-ну, побегай, не без злорадства подумал Эрик, и раньше особых симпатий к македонцу не испытывавший. А раз на Дэнила работает — тем паче.

— Похвальное рвение, — расплылся в самодовольной улыбке рыжий. — Чем быстрее отыщете, тем весомее награда. А потому задерживать не стану, чай, не последний раз собираемся!

Глава 25

— Как подойдёт поближе, сразу в клещи берём. И без церемоний. Тогда сразу расколется. Тут и узнаем, куда они, гады, алхимию припрятали!

Накануне, сразу после сборища, Эрик наравне с остальными его участниками рванул искать утерянный амулет. Исключительно конспирации ради — отколись на полпути от дружной компании любителей подзашибить деньгу, тут же навлёк бы на себя подозрение. А потому пришлось несколько раз обойти пляж, старательно делая вид глубокой личной заинтересованности. И лишь когда горячий порыв у большинства горе-авантюристов слегка подостыл, откланялся под предлогом немного подкрепиться.

— А ты, Эрик, прячься. В нужный момент свистнем.

— Лучше воспользуюсь Отводом Глаз. Мне вообще-то тоже интересно, куда заведёт ваша беседа.

— Ну, будь по-твоему, — великодушно согласился Жозе. — Главное, не засветись раньше времени.

— Если Направленная Мысль сработала, через минуту должен появиться, — забеспокоился Гека. — Пора занимать места, а то торчим у всех на виду.

Едва Тим, ведомый горячим желанием продолжить вчерашние поиски, приблизился, путь ему преградили Жозе и Джо. Сзади со скамейки поднялся Гека. Лица всех троих выражали суровую решимость без намёка на розыгрыш.

— Эй, парни, вы чего? — забеспокоившись, остановился Тим. — Сигарет нет и вообще ничего ценного!

— За гопников нас принимаешь? — угрожающе произнёс Жозе, подойдя вплотную. — Лучше б промолчал, чем такое говорить!

— Хотя вообще идея стоящая, — с трудом сдерживая смех, поддержал Гека. — Вдруг, если потрясти хорошенько, много интересного найдётся!

— Тогда что вам нужно? — пролепетал заметно напуганный, но старавшийся держать себя в руках Тим.

— Для начала просто поговорить. А там видно будет.

Австралийца чуть ли не под руки проводили в беседку, за которой укрылся Эрик.

— А теперь расскажи хорошим людям про то, как с Дэнилом алхимическую лабораторию грабили.

— Какую лабораторию?? Вы о чём???

— Не прикидывайся дуриком, иначе хуже будет. В общем, выбор у тебя невелик: либо признаёшься во всём, и мы расстаёмся друзьями. Либо… ну, сам понимаешь. Не волнуйся, следов на теле не останется, работают профессионалы. Лечиться, правда, потом придётся долго.

— Может, лучше не мучаясь, сразу Истинной Речью обработать? — предложил Гека, демонстрируя спрятанный в нагруднике свиток Телекинеза. — А потом Амнезией, чтоб потом обиженный не ходил.

— Да не грабил я никакой лаборатории! Честно!! Я вообще не знаю, где она здесь находится! Да, признаюсь, Дэнил весной несколько раз подкатывался с вопросами на тему, для чего нужен тот или иной ингредиент. Но у меня и в мыслях тогда не было, что неспроста!

— Тогда! Потом, значит, появились?

— Да. После того, как на корабле бутыль с кислотой нашли. Но Дэнил категорически заверял — он тут не при чём.

— Нашёл кому верить. И чем же соблазнил, уговорив на себя поработать?

— Хорошим заработком, — потупил голову Тим.

— Шальные деньги честным путём не делаются, — назидательно заметил Жозе. — По себе знаю. Но кто мешает подзаработать, например, теми же переводами? Вполне законно, и слова никто против не скажет.

— Ими много не наберёшь. А у меня отцу рано или поздно операция предстоит. Дорогостоящая. Потому и согласился. Если б не это, разве стал бы связываться с О'Хенли?

Судя по интонациям, вроде говорит правду, подумал Эрик. Сработала-таки задумка Жозе.

— Не к тому обратился, приятель! Друзей нужно выбирать с умом. А рыжий любого из вас продаст, когда запахнет жареным. Вспомни о судьбе Билли!

Ого, похоже, Гека решил импровизировать. Лишь бы его откровения не стали слишком шокирующими.

— Но разве его отчислили не из-за попытки вызвать в наш мир монстра?

— Посуди сам: ну разве Билли в состоянии призвать что-либо крупнее комара? Естественно, эксперимент проводил Дэнил, а когда их зацапали, свалил всё на подручного.

— И тот не пытался оправдаться?

— Рыжий внушение успел сделать, чтобы вину на себя взял.

— Ничего себе! Но откуда ты всё это знаешь?

— Нам многое известно, — загадочно улыбнулся Гека. — Например, то, где находится предмет ваших поисков.

— Да?!?

Кажется, представитель Зелёного Континента дошёл до нужной кондиции. Пора вылезать на сцену.

— Разумеется, — подтвердил Эрик, освободившись от оков собственного волшебства.

— Держи, — протянул он амулет ошарашенному Тиму, — если не на всю операцию, то на предоплату точно хватит.

— Спасибо, — машинально взял тот, но тут же встрепенулся, — но почему ты отдаёшь его мне?

— Тебе нужнее. Разве не так поступают настоящие друзья? Которых якобы меняю на презренный металл.

— Погоди, не соображу никак: значит, ты и там, и тут?

— Скорее здесь, чем там, — усмехнулся Эрик.

— Но смысл!?

— Есть много вещей, где на первый взгляд он отсутствует напрочь, — пустился в философские рассуждения Джо. — Нужно просто внимательнее смотреть, а мы слишком часто спешим, не стремясь познать структуру, спрятанную внутри хаоса.

— В самую точку, — подтвердил Жозе, одновременно перехватывая инициативу. — Но прежде чем продолжится наш разговор, дай слово сохранить в тайне всё, о чём пойдёт речь.

— Клянусь, — тут же пообещал Тим, сжимая драгоценную находку.

— Верю. Не в твоих интересах болтать лишнего. Нам ещё долго учиться вместе. Зачем ради сиюминутной выгоды портить отношения с ближними? Зато, если оправдаешь доверие, как-нибудь покажем тебе лабораторию. В подвале она, но в одиночку не ходи. Опасно там, и без магии не найдёшь ни в жисть. Короче, когда завалились мы туда в первый раз, словно в музей зашли — всё заброшено и пылью заросло, явно давно никто туда не заглядывал. А явились вновь через год — беспорядок кругом, и часть реактивов исчезла. Тут мы Дэнила сразу и заподозрили: хорошие люди разве стали бы разгром учинять? Да и вообще, — оглянувшись по сторонам, Жозе заговорил вполголоса, хотя в пределах видимости никого постороннего не появилось, — немало странного здесь творится. Просто о многом ты и не подозреваешь. Насколько во всём этом замешан О'Хенли со своими подручными, мы как раз и пытаемся разобраться. А для того уговорили Эрика принять предложение рыжего. Вот так-то, амиго. А теперь расскажи поподробнее, когда Дэнилом завербован, чего ещё он обещал и вообще любую полезную информацию.

— Вряд ли смогу сообщить что-либо ценное для вас, — пожал плечами австралиец. — Предложение поработать он мне всего месяц назад сделал. Сандра и Малко, как я понял, тоже недавно. Мы друг с другом почти не общаемся, поэтому чем их заманивали, сказать не смогу. Узар ворчал — мол, если б не выгнали Билли, никого из новичков не зазвали бы. Типа теперь делиться придётся.

— Дэнил им не слишком доволен, — вспомнив сценку в библиотеке, пояснил Эрик.

— Билли, видать, порасторопнее был. А от этих двоих толку как от козла молока. Потому и пришлось набирать ещё помощников, — развил мысль Гека.

— Наверно. Да, возможно вас заинтересует: у них на острове схрон есть. Дэнил не так давно поручил Майклу оттащить туда какой-то пакет. Я случайно услышал, но влезать в разговор не стал.

— И правильно сделал. Нечего зазря рыжего настораживать. Про тайник тот мы давно наслышаны, но никак не получается засечь его. И, кстати, не в последнюю очередь из-за прибора, который держишь в руках.

Тим с сомнением взглянул на амулет, словно взвешивая, не вернуть ли его Эрику.

— И не думай, — угадав ход мыслей, парировал тот. — Иначе обижусь. Будь то единственный экземпляр, мы бы скорей всего его уничтожили, но раз их несколько, куда интересней узнать имя изготовителя. Даже в библиотеке мне не попадались сведения об анти-магометре.

— Я тоже ничего о них не слышал, — согласился австралиец.

— Вот! — торжествующе воскликнул Жозе. — Если выяснишь, то и нам будешь другом!

— Постараюсь, насколько смогу.

— Ну и замечательно. На всякий случай: в сложных ситуациях действуйте заодно. Но не слишком отдаляйтесь от «коллег».

— Ладно, — особо не раздумывал Тим.

— Ничего не имею против, — чуть промедлив, подтвердил Эрик.

— Значит, договорились. Тогда, амиго, поспеши обрадовать Дэнила: небось, все локти изгрыз в ожидании, когда ж доставят заказ.

— На блюдечке с голубой каёмочкой, — съязвил Гека.

— И не держи на нас зла: возможно, произошедшее сегодня предотвратит большую беду в будущем.

— Джо! Смотрю, становишься заправским предсказателем!

— Нет, просто вспомнил рассказ одного писателя-фантаста.

— Жаль. Классный прорицатель нам ох как пригодился бы!

— Значит, я могу быть свободен? — очнулся Тим.

— Само собой, раз консенсуса достигли!

— Лишь бы Дэнилу не вложил, — проводив взглядом удаляющуюся фигуру, засомневался Гека. — По-моему, мы поспешили его облагодетельствовать.

— Добрых дел стыдиться не пристало, — отрешённо заметил Джо.

— И всё же, чего вдруг сподвигся на столь щедрый подарок? Мы о том вроде не договаривались.

— Решил сымпровизировать. Мне показалось, Тим не настолько безнадёжен, чтобы нельзя было перетянуть его в нужную сторону, — объяснился Эрик. — К тому же, для нас амулет практически бесполезен.

Действительно, даже изобретательскому гению Олафа не удалось разобраться в принципе его функционирования. Установили лишь, что радиус действия приблизительно двадцать метров, за пределами которых магометр возобновлял свою работу. Как ни крутили-вертели, отключить не получилось; сошлись во мнении — амулет настроен на конкретного человека, и лишь он способен им управлять.

— Ладно, что сделано, то сделано, — подытожил Жозе. — Если не оправдает доверия, поговорим по-иному. И без предисловий. Тем более сегодня ещё одна разборка предстоит.

— Куда более деликатная, и оттого намного менее приятная, — добавил Гека.

Ещё накануне договорились они собраться всей командой и обсудить поведение Вин, успевшей к тому моменту настроить против себя большую часть курса. Не только им с Рут довелось пережить немало неприятных минут «общения» с китаянкой, подозревал Эрик, просто никто не торопился выставлять напоказ скелеты из собственных шкафов. До последнего держала всё в себе Сюэ, лишь когда насели, призналась, залившись слезами — Вин заставляла на четвереньках бегать по кругу, периодически подгоняя пинками. По уверению Фэна, в его случае дело ограничилось высмеиванием мужских достоинств, а что за тем последовало — совершенно выпало из памяти. На всякий случай в гости к землячке он больше не заходил.

Меньше других пострадал Олаф, и прежде практически не контактировавший с Вин. Удивился лишь, зачем перекрасилась в рыжий цвет и какая магия придала её глазам зелёный оттенок.

Узнав о творимых безобразиях, Жозе вознамерился тут же выяснить причину нетоварищеского поведения. Но цели не достиг — на полпути свело живот. Повторная попытка также не увенчалась успехом.

— Состояние, словно палёного рома перепил, — едва очухавшись, заявил латиноамериканец. — Однако как она узнала о моём приближении? Неужели и впрямь ведьмой стала?

За компанию досталось и Джо, весь вечер страдавшему раздвоением предметов перед глазами.

Куда хуже, похоже, пришлось Лиэнне — встретить её в замке стало практически нереально. Скорей всего, тоже прячется, но где именно — никто не знал. Поддерживать связь удавалось лишь по «мобилке», да и то от случая к случаю, а на вопрос о местонахождении отговаривалась общими словами — типа, гуляю где придётся.

И только Таисия упорно отказывалась замечать перемены в моральном облике подруги, сурово выговаривая «поклёпщикам». И её обработали, причём изощрённо, с горечью убедился наш герой после особо жаркого спора — на каждый довод Тася находила контраргумент, выставляя их обидчиками, а Вин чуть ли не святой. Наверняка и на сегодняшнем собрании запишется в добровольные адвокаты; придётся, чтобы переубедить, приводить неопровержимые доказательства. Которых, если смотреть непредвзято, не так уж и много, куда меньше, чем эмоций. Да и не все согласятся стать свидетелями обвинения — одно дело поделиться наболевшим с близким другом, другое — вывалить сокровенное перед десятком человек сразу.

— И на сколько мероприятие назначено?

— Фиг его знает. А что, собственно, мешает нам собраться прямо сейчас?

— И то верно. Айда звать народ!

Минут за двадцать удалось собрать большую часть команды.

— С Лиэнной не удаётся связаться. Её номер заблокирован.

— Выключен, значит. Придётся Направленной Мыслью.

— А Сюэ придёт?

— Обещала вроде, — потупился Фэн. — но так, словно всё равно, куда и зачем идти. По-моему, она немного не в себе.

— Этого не хватало. Ладно, увидим.

— В случае чего действуем по обстановке.

— Успокойтесь. Вон она, сюда направляется!

Ещё издали стала заметна сомнамбулистическая походка девушки — так передвигаются смертельно уставшие, которых нужда или угроза вынудили вновь стать на ноги. Осознав неладное, компания высыпала навстречу. И тут Сюэ, остановившись, заговорила глухим надтреснутым голосом — словно включили полустёртую запись на древнем катушечном магнитофоне.

— Не вам судить мои поступки. Лучшее, что сможете сделать — не путаться под ногами. И не пытайтесь встать на пути, иначе сильно пожалеете. Никто не сможет помешать моим планам! Очень скоро все вы убедитесь в моём всемогуществе, и горе тем, кто не склонится перед ним! Да будет так!

Произнеся последнее слово, говорившая издала нечленораздельный звук и замертво повалилась на землю.

Суетливые попытки тут же привести в чувство оказались безрезультатны. В конце концов девушку аккуратно перетащили на скамейку, попутно комментируя произошедшее.

— Нет, Вин определённо сошла с ума!

— Неужели ничего нельзя сделать?

— К доктору, пусть вправит мозги!

— Подумать только, какую змею на груди пригрели…

— Что скажешь теперь? — наехал на Таисию Гека. — Опять мы виноваты?

— Возможно, просто розыгрыш со стороны Вин, — равнодушно отозвалась та. — Хотя, не спорю, шутка получилась странная. Дурнопахнущая немного.

— Наконец-то и до тебя стал доходить голос разума!

— Лучше поздно, чем никогда. Ну и какое решение примем?

— Гнать её из команды и не общаться больше!

— Правильно, нам такие товарищи не нужны!

— Разрешите мне сделать последнюю попытку, — неожиданно вмешалась Исикэ, до того хранившая молчание. — Я пойду и серьёзно поговорю с ней.

— Вряд ли будет толк. Однако если желаешь, можешь попробовать.

В её отсутствие наконец-то пришла в себя Сюэ. Но лишь смотрела на окружающих широко раскрытыми от изумления глазами.

— Говорила такое? — испуганно лепетала она. — Пожалуйста, простите меня, совершенно ничего не помню. Легла вечером спать, а после сразу оказалась здесь, и, смотрю, день уже в разгаре. А Вин где?

— У себя, наверное. Исикэ пошла проверить.

— Вряд ли у неё что-нибудь получится.

— И вообще, если вспомнить: госпожа Суонг всегда отличалась большими странностями.

— Точно! И как мы раньше не замечали?

— Потому что жить никому не мешало.

— Ещё раз подтвердился тезис, как опасно давать в руки душевнобольному автомат Калашникова.

— Или колдовскую силу.

— Да, а мы до сих пор не знаем, откуда её черпает Вин. Похоже, там просто бездонная бочка!

— Ага, так она тебе и раскрыла секрет.

— Вечно в себе держать не станет. Люди, страдающие манией величия, любят бахвалиться. Тут-то и подловим!

— По-моему, серьёзно на это рассчитывать не стоит. Как и на наши защитные амулеты.

Эрик инстинктивно напрягся, не желая объясняться, каким образом лишился своего. Но пронесло — никто не пожелал развивать тему.

— Ну и что конкретно предлагаешь?

— Для начала посмотрим, какой ответ принесёт Исикэ.

Ждать долго не пришлось. Судя по нахмуренному лицу и плотно сжатым губам, дипломатическая миссия окончилась безуспешно.

— Боюсь, друзья, мне нечем вас порадовать. Вин уже не человек.

— Но кто же?!?

— Демон. Победить которого может лишь другой демон.

Глава 26

— А теперь давай немножко прогуляемся по замку. Ты же не против, дорогой?

Внешне безобидный, но издевательский по сути вопрос. Находясь под гипнозом, Эрик едва ли смог бы отказаться. Слабенькую паутину магии, наложенную рядовым учеником Академии, ему скорей всего удалось бы разорвать, но тут словно опутали стальными тросами. Счастье лишь, железная хватка колдовства ослабевала, когда Вин отвлекалась на что-нибудь ещё.

Или просто находила игрушку поинтереснее.

На том памятном собрании они много спорили, но так и не пришли к согласию; каждый предлагал своё. А до того, как чья-то идея получит путёвку в жизнь, решили оставить Вин в покое, образовав вокруг неё полосу отчуждения. Отныне никто из них не должен был первым вступать с ней в разговор, подсаживаться за один столик в столовке и вообще выказывать какие-либо симпатии.

Но новоявленную колдунью это, похоже, нисколько не огорчило, скорее наоборот. Ходить на занятия она перестала, да и в заведение мистера Дрежелса заглядывала всё реже. И при том явно не терзалась муками голода. Уж не питается ли магией в чистом виде, думал поначалу Эрик, но реальность оказалась куда прозаичнее: просто потихоньку воровала провизию с кухни и расположенного под ней продуктового склада, незаметно для окружающих телепортируя её прямиком в свою комнату. И постепенно перешла на ночной образ жизни, днём практически не вылезая наружу — к немалой радости окружающих.

Но зато едва остров окутывал дышащий океанской прохладой саван южной ночи, Вин неудержимо тянуло поразмять ноги. Иногда переносились во двор замка, но чаще дело ограничивалось прогулкой по коридорам. Вот и сейчас, призадумавшись на мгновенье, она толкнула входную дверь, жестом приглашая следовать за собой.

— Не волнуйся, милый, все они спят, никто не помешает. А если кто и не успел уснуть, вряд ли обретёт желание следить за нами.

Эрик безразлично шёл рядом, уже давно оставив попытки протестовать. Окончательно не смирился, но привык — так вкратце характеризовалось его внутреннее состояние. Неприятным открытием последних дней, однако, стало осознание — в чём-то их «свидания» начинают даже нравиться. Проявление скрытого глубоко внутри мазохизма, о наличии которого он не подозревал, или кумулятивное действие гипноза? Скорее второе, утешался наш герой — в учебнике по магии Духа мельком упоминалось: длительное воздействие заклинаний подавления и подчинения трансформирует психику и характер жертвы. И чем дольше, тем меньше вероятность возвращения в первоначальное состояние после прекращения воздействия. К сожалению, конкретных примеров не приводилось, и поиском их Эрик решил не заниматься — вряд ли подобные эксперименты одобрило бы руководство Гильдии, а, значит, даже если таковые и проводились, результаты уничтожены или под надёжным замком.

Выйдя в парадную, они остановились у ближайшего зеркала. Вин не спеша принялась приводить в порядок волосы.

— Задумывался когда-нибудь, почему зерцала играли очень важную роль в магических обрядах прошлого? Нет? Я так и думала. Ладно, поделюсь секретом: тонкий слой амальгамы, нанесённый на идеально гладкую стеклянную поверхность, путём многократного отражения и преломления на границе раздела преобразует энергию волшебства, одновременно концентрируя и усиливая её. Сложность лишь в управлении возникающим потоком — заставить его течь в нужное русло. Иногда этого удавалось достичь даже непрофессионалам — сами того не подозревая, они обладали Даром. И использовали его в первую очередь для прорицания, пытаясь узнать прошлое и предвидеть будущее. И кое-кто достиг в том немалых успехов…

Изумрудный огонь в её глазах пылал всё ярче.

— А ну-ка, посмотрим, какое будущее готовит нам судьба!

Кончиком миниатюрной расчёски она дотронулась до собственного отражения. И тотчас же полированное до блеска стекло подёрнулось матовой дымкой. А когда прояснилось, перед ними предстала антрацитово-чёрная бездна космоса, озаряемая лишь игольчатым светом бесконечно далёких звёзд. И ещё неясными сероватыми тенями, стремительно проносящимися мимо.

— Астрал?! М-м, очень неожиданно. А, впрочем, почему бы и нет. Прелюбопытнейшее местечко. Между прочим, используя нехитрое колдовство, зеркало можно превратить в портал, связующий мир живых и мёртвых (яви и нави, вспомнились Эрику основы славянской мифологии). То, о чём наш кретин Олунг едва ли расскажет на лекции, — хрипло рассмеялась Вин. — Может, и сам толком не знает, пижон несчастный. Не дорос ещё до азбучных истин. Или скрывает, не желая плодить конкурентов. Хочешь, научу открывать такой портал?

— Как пожелает госпожа, — безучастно подтвердил «милый».

Внешнее проявление покорности не обмануло колдунью.

— Насмешничаешь? Знаю, знаю, стоит лишь отпустить поводок, тут же умчишься к своей дуре белобрысой. Ну ничего, если мне удастся разыскать одну вещичку, я смогу подчинять не только тела, но и души. Вот тогда ты навеки станешь моим. И даже не подумаешь глазеть в сторону местных шлюх. Но придётся выбраться во внешний мир…

Эрик слушал, затаив дыхание.

— Причём лучше не откладывать. Решено, отправлюсь на рассвете. Предупреди народец местный, пусть даже не пытается заглянуть в мою комнату. Я оставлю надёжных сторожей, которые немедленно накажут нарушителя, кем бы он ни был. Сколько буду отсутствовать, пока не знаю. Может, день, а может и неделю. Как там у вас, руссов, говорится: жди меня, и я вернусь. А чтобы сильно не скучал, так и быть, посвящу тебе эту ночь. Однако придётся немного потрудиться, чтобы угодить госпоже. Справишься, милый?

— Постараюсь.

— Тогда не будем терять драгоценное время, — обвив руками шею Эрика, колдунья смачно впилась в его губы. — Идём немедленно!

Очнувшись к полудню в собственной постели, наш герой с очень большим трудом смог вспомнить отдельные эпизоды прошедшей ночи. Более-менее отчётливо отложилась лишь одна мысль — Вин уехала, ему нужно предостеречь друзей от вторжения в её апартаменты. Интересно, куда она подалась? Сколько не напрягался, прозрения не наступало. Явно не обошлось без наложения чар — по-другому объяснить провалы в памяти не получалось. Воспользовалась порталами Академии или открыла свой? Скорее, второе — китаянка предпочитала действовать, не привлекая внимания Великих. Из-за того до сих пор оставалась призрачной надежда — спалится, решив померяться силами с кем-нибудь из них, и понесёт заслуженное наказание. Эх, не догадалось руководство Гильдии ввести должность куратора курса и пригласить на неё человека, умеющего найти общий язык и со студентами, и с администрацией, сетовали приятели. Тогда удалось бы по-тихому, без официальных разборок, поставить Вин на место.

А насчёт комнаты своей могла бы вообще не предупреждать — в здравом уме туда и так никто не постучался бы. Другое дело — поделиться столь сногсшибательным известием в любом случае не удержался бы!

Новость и впрямь произвела эффект разорвавшейся бомбы. Никто не скрывал радостных чувств.

— Хоть бы вообще не возвращалась, — выразил Гека общее мнение.

— А давайте посмотрим, чего она от нас скрывает!

— Вин запрет насчёт своих апартаментов кинула, — мотнул головой Эрик. — Наверняка напичкала их ловушками.

— Тогда хотя бы обследуем снаружи магометром!

Здесь возражений не нашлось. Улучив момент, друзья столпились у двери китаянки.

— Действительно, прямо-таки набито магией до самого потолка.

— Причём спектр очень странный, — удивился Олаф. — Многие сигналы я уже могу расшифровать даже не заглядывая в справочник, но тут и близко ничего похожего.

— Всё правильно: колдовство съезжает одновременно с крышей.

До неторопливого скандинава смысл шутки дошёл не сразу.

— Но есть ведь некие базовые принципы, не зависящие от конкретной личности! Все мы так или иначе отличаемся друг от друга, а формулы одни и те же! Или вы имели в виду нечто иное?

— Ладно, Олаф, не парься, разберёмся потихоньку. И вообще, как насчёт отметить сиё знаменательное событие?

— Точно, давно не устраивали пикник на лужайке!

— Выпивки маловато припасено…

— Ну не обязательно же напиваться до потери пульса!

— Тем более это не победа, скорее передышка после лёгкой разминки. Основное сражение, боюсь, ещё предстоит.

— Нужно уметь радоваться каждому мгновенью бытия. Даже если оно — затишье перед бурей.

— Какая умная и правильная мысль! Когда всё время думаешь о будущем, теряешь настоящее. Короче, тащим что у кого есть, и через полчаса накрываем поляну.

Первый тост, не сговариваясь, подняли за нескорое возвращение Вин. Причём чем позже, тем лучше. Возражения высказала лишь Исикэ, да и то когда народ успел не только выпить, но и закусить.

— А по-моему, лучше пусть осталась бы с нами, но прежняя, не испорченная злым чародейством.

— Увы, даже если источник его иссякнет, такой, как раньше, она уже не станет, — возразила Лиэнна. — Гордыня всемогущества и вседозволенности успела извратить её душу.

— Вопрос, насколько необратима трансформация. Но тут никто не даст абсолютно верный ответ.

— Кроме Вин. И то, если способна адекватно оценивать себя.

— В чём у меня лично имеются сильные сомнения. И даже не из-за предвзятого отношения, просто мало кто может сделать это. В большинстве своём люди склонны преувеличивать собственные достоинства и преуменьшать недостатки.

— Ну не киборги же мы в конце концов! Которым встроенная программа действий не позволяет говорить неправду.

— Если только не вложили более хитрую программу, допускающую поливариантность реакции на конкретную ситуацию.

— Всё равно, у робота это выйдет слишком прямолинейно. Сразу будет видно враньё!

— Посмотрим, что скажешь лет через двадцать. Наука не стоит на месте.

— Как, кстати, и магия. Новые формулы успешно изобретаются, старые совершенствуются.

— Но не столь быстрыми темпами. В иные за два-три столетия не вносилось никаких изменений. А представь себе… ну, например, компьютер, лет пятьдесят назад изготовленный.

— Ужас! Наверное, выглядел типа электронный гроб на колёсиках, с лампочками внутри, да ещё жутко фонящий радиацией!

— Не совсем так примитивно, но в общем-то недалеко от истины. То ли дело современная версия — пенальчик размером с портмоне. Понадобился — достал и разложил в сенсорный экран.

— А ещё через полвека системный блок вмонтируют тебе прямо в бошку, и станешь управлять им силой чистого разума!

— И чем же, господа, станем тогда отличаться от киборгов?

— Да по сути ничем, за исключением метода изготовления.

Дружный смех.

— Однако если киборги научатся размножаться, да ещё и получать при этом удовольствие, боюсь, человечеству станет не до шуток!

— А знаете, с чего начнётся? Едва популяция биороботов достигнет критической массы, правозащитники начнут вопить об уравнивании их в правах с человеком, потом потребуют представительства в парламенте, и, наконец, вершина политкорректности — президент-киборг!

— Так тихой сапой и произойдёт восстание машин. Людям нашьют на грудь позорные знаки отличия, загонят в резервации, а за лишнюю пайку придётся ублажать чудовищ из металла и пластика.

— Типа ежедневная, с глубоким проникновением, протирка электронной начинки медицинским спиртом, расслабляющий электромассажик внешней оболочки, регулярный техосмотр силами улыбчивых, предупредительных сисадминов.

— Или сисадминш — смотря какого пола робот.

— А наиболее привлекательные представители рода человеческого угодят в секс-рабство.

— Киборгам оно зачем?

— Просто развлечения ради.

— Только не это! — изобразил негодование Гека. — Чтоб нас, венцов творения эволюции, насиловали какие-то биомеханические твари! Хотя, если киборгиня симпатичная попадётся…

— Успокойся: ты её даже с возбудителем удовлетворить не сможешь, — вставила шпильку Таисия, вновь вызвав смех окружающих. — Придётся обзавестись агрегатом помощнее.

— Обойдёмся каким есть. На наше счастье, осталось ещё местечко на земном шаре, куда мыслящей технике вход заказан!

— Уж не про Санта-Ралаэнну речь ведёшь?

— Про неё, родную. Вряд ли чародеи допустят появления здесь роботов-терминаторов.

— Но сколь долго сможем отсиживаться здесь, если вся земля окажется во власти машин? Они даже не будут высаживать десант, устроят парочку ковровых бомбардировок, и на том успокоятся. Даже самая мощная магия едва ли защитит остров.

— Ну-у, совместный потенциал Гильдии, я думаю, способен отразить даже серию подобных атак. Другое дело — жить в осаждённой крепости не слишком-то приятное занятие.

— Но мы можем эвакуироваться туда, где они нас не достанут!

— И куда же?

— Разве мало во Внеземелье миров, техника в которых пребывает в средневековом состоянии? Или практически отсутствует, а вместо неё бал правит магия.

— Придётся тогда эльфам немножко потесниться. Как считаете, уживёмся с ними на одной планете?

— Насчёт присутствующих здесь у меня лично сомнений нет. Но если в числе переселенцев окажутся личности типа госпожи Суонг, тогда пиши пропало. Остроухих больше, тем более хозяева, а мы всего лишь мирные космические бродяги, ищущие приют и политическое убежище.

То, куда ещё можно сделать ноги в случае победы искусственного интеллекта и прочих катаклизмов — тема практически необъятная, но тут на Геку снизошло озарение совсем из другой оперы.

— Кажется, я придумал, как нейтрализовать защиту берлоги Вин!

— Ну и?

— Свитком Тишины!

— Думаешь, она этого не предусмотрела?

— Сомнительный вариант, лучше б синее серебро…

— И всё же попробовать стоит, — на сторону приятеля решительно встал Эрик. — Раз удалось в музее, должно подействовать и здесь.

— В музее??

— Да как-то провернули там эксперимент, сработает ли сигнализация, если включить режим Безмолвия.

Поскольку о провале авантюры с Духами Очарования Гека вспоминать не любил, пришлось обойтись без пояснений, зачем им понадобилось блокировать охранные заклятия.

— Рисковали, однако. Но раз только сейчас об этом узнаём, обошлось без последствий.

— Да. Потому и предлагаю, — приободрился Гека, почувствовав поддержку. — Сам бы занялся с превеликим удовольствием, но вот незадача — купить свиток не на что!

— Ну, если дело лишь за этим…

— Короче, пускаем шапку по кругу!

— Главное, чтобы получилось…

Глава 27

А на следующий день пришло письмо от Баджи. И не было бы в том чего-либо примечательного, — корреспонденция с Флашира доставлялась регулярно, — если б не две новости.

Хорошая и плохая, соответственно.

Их отряду удалось-таки подобраться к разгадке тайны планеты — способность творить колдовство, как выяснилось, присуща существам, внешне напоминающим булыжники. Или громадные, с арбуз размером, картофелины. Да, собственно, и по повадкам мало чем отличающимся от обычных земных камней — можно целый день просидеть рядом, не шелохнутся ни на миллиметр. Голова, лапы и хвост отсутствуют в принципе, нет даже ротового отверстия — всё нужное впитывают через кожу, на ощупь напоминающую панцирь членистоногих. Скорость передвижения, — когда вздумают прогуляться, естественно, — два-три сантиметра в час. Деформируют часть тела, смещая центр тяжести в нужном направлении, так потихоньку и перемещаются. Отдельная особь колдовским потенциалом не обладает, и потому засечь её магометром невозможно. Лишь собравшись вместе, они способны генерировать магическую энергию. После выброса её в окружающее пространство существа словно наполняются водородом — подпрыгивая, разлетаются в разные стороны, а если сильный ветер — вообще уносятся за тридевять земель. Именно поэтому им долгое время удавалось водить за нос поисковую экспедицию — ну кто в здравом уме заподозрит в придорожном камне умение чародействовать? Совершенно случайно Мастеру Имвайе повезло наткнуться на место, где собравшиеся пирамидкой «булыжники» вдруг озарили окрестности фиолетовым сиянием, а затем, поменяв окрасу на ярко-бордовую, словно раскалившись изнутри, принялись отправляться в свободный полёт. Следить, где приземлятся, Мастер не стал — позабыв от волнения про возможность телепортироваться, со всех ног бросился в лагерь порадовать неожиданным открытием.

Которое в очень скором времени омрачилось пропажей Элайн, самой юной участницы экспедиции, едва ли не ровесницы нынешних учеников Академии. Буквально на следующее утро она, решив всенепременно заснять на плёнку новоявленное чудо, отправилась к одной из близлежащих гор, у подножия которой обитало с полсотни загадочных существ. Хватились её лишь после ужина — учитывая склонность многих друидов к затворничеству, тем более до сих пор никаких неприятностей не приключалось. Для страховки каждый из них, отправляясь в дальний путь, вооружался мини-рацией и перстнем с заклятием Путеводной Нити, не позволяющим заблудиться в незнакомой местности а, кроме того, легко улавливаемой магометром. И если молчание радиоэфира ещё поддавалось разумному объяснению — мало ли что могло приключиться, потерял человек сознание или случайно повредил устройство связи, то куда мог пропасть сигнал от перстня? Встревожившись, колонисты чуть ли не всем посёлком бросились на поиски пропавшей, но увы — девушка словно сквозь землю провалилась. И теперь, если им не удастся разыскать Элайн или хотя бы выяснить, что произошло с ней, будущее проекта окажется под угрозой, сетовал Баджи.

И у них неприятности, с тоской подумал Эрик, прочитав письмо. Причём куда более серьёзные. Бесследное исчезновение человека для нынешнего сообщества чародеев, вооружённых целым арсеналом поисковых заклятий — вещь практически немыслимая. Единственное известное ему исключение — Нейл, но тот сам сбежал, и потому его никто толком не разыскивал. Ох, лучше б не вспоминал… совсем настроение испортилось. Даже такой пустяк, как вчерашняя тройка за контрольную по латыни, выросла до размеров вселенской трагедии. Совсем учёбу подзапустил, ещё немного, и станешь отрицательным примером для других воспитанников Академии. Плюс ночная вылазка, окончившаяся ничем — впрочем, на иное серьёзно рассчитывать мог только отъявленный оптимист.

Ближе к полуночи, когда разумная жизнь в коридорах Штарндаля затихала, они собрались у комнаты Вин. Орудуя самодельной отмычкой, Жозе после недолгих ковыряний отпер замок и уступил место Геке.

— Подействовало? — нетерпеливо поинтересовался тот, едва вскрыв свиток.

— Кажется, не совсем, — наморщил лоб Олаф, пристально разглядывая экран магометра. — Частично волшебство, если верить показаниям прибора, ещё осталось. Активируется оно или нет — сказать сложно.

— Сейчас проверим! — и, не слушая чьих-либо возражений, Гека ухватился за ручку.

И тут же ойкнул — на мгновение обратившись в змею, та больно укусила запястье.

— Вот зараза! — забыв об осторожности, Гека в сердцах пнул дверь ногой. С тем же успехом, и, главное, результатом мог бы заехать и по бетонной плите.

— Слабоват, видать, свиток твой оказался, — прокомментировал Жозе, когда пострадавшего немного привели в чувство.

— Самый мощный из всех, что имелись в продаже!

— Знать, колдовство Вин покруче оказалось, — иронично заметила Таисия. — В лоб не прошибёшь.

На шум высунулась заспанная Кармела.

— Чего хулиганите? Ночь на дворе!

— Подругу решили проверить, однако.

— Нашли время. До утра подождать нельзя было?

— Ладно, не шуми. Уже уходим!

На обратном пути Гека, чьи болевые ощущения постепенно стихли, а от укуса не осталось и следа, клятвенно пообещал не оставить кой-кого безнаказанным.

— Ну и что собираешься делать?

— Коменданту нажалуюсь. Скажу — сбежала азиатская красотка невесть куда, а на двери капкан установила. Пусть начальство разбирается!

Эрик подумывал о том же, но идти самому ужасно не хотелось — опять же из-за нежелания предавать гласности специфику отношений с Вин.

— Попробуй. Вдруг получится!

Ходил ли приятель к мистеру Фиттиху или передумал, оставалось загадкой до самого вечера. Вначале Гека попросту куда-то пропал, а после работы в библиотеке Эрик обнаружил его крепко спящим.

Первым порывом стало — уйти и вернуться, когда очухается, однако шевельнувшееся в глубине души подозрение заставило поступить по-иному.

— Отстань, спать хочу! Уж и отдохнуть спокойно не дадут…

— Не уйду, не надейся. Опять со Станой встречался?

— Даже если и так, кому какое дело?

— Мне. Что-то частенько после свиданок с ней валишься с копыт, будто марафонскую дистанцию одолел! Или у вас по двадцать раз на дню?

— Да ну тебя. Ничего особенного между нами не было…

— Слышал уже эту сказку. И не вздумай заливать, будто от учёбы устал — вон, кристалл весь пылью покрылся! Про учебники вообще молчу. Явно её рук дело!

— Саня тут не при чём!

— А больше некому. Говорю же — она ведёт свою странную игру. Зачем — непонятно, придётся выводить на чистую воду!

Возразить Гека не успел — в дверь тихонько постучали. Жестом уложив приятеля обратно, Эрик переместился в противоположный угол.

— Войдите!

На пороге появилась лёгкая на помине Стана с пакетом, из которого выглядывало горлышко термоса.

— Гектор, я принесла, как обещала…

— Настоечку дурман-травы или чаёк с клофелинчиком? — ехидно осведомился Эрик, возникая у неё за спиной. — А ну, признавайся, почему после ваших рандеву он постоянно в отрубе? И не вздумай врать, переводя стрелки!

Ошеломлённая напором, гостья растерянно отступила в сторону.

— Пожалуйста, не надо, я ничего дурного не замышляла!

— Но чем тогда объяснишься?

На несколько секунд воцарилось молчание.

— Мне нужно было признаться сразу, — глухо промолвила Стана, опустив голову. — Всё равно истина всплыла бы рано или поздно. Но я так боялась, что после этого от меня начнут шарахаться как от зачумлённой…

— Лично мы и не подумаем! — с неиссякаемым оптимизмом Гека поручился и за приятеля заодно. — Выкладывай!

— Хорошо. Надеюсь, вы поймёте меня правильно. Или, по крайней мере, не станете шарахаться в сторону, когда прохожу мимо.

Наклонившись, она аккуратно поставила свою ношу на пол.

— Я - энергетический вампир.

— Так вот почему ты избегаешь однокурсников! — догадался Эрик. — Фу-у, честно говоря, после такого признания ожидал намного худшего. Учитывая, что очень большое количество людей так или иначе либо «доноры», либо «вампиры», а в зависимости от окружения могут и меняться ролями, особой беды здесь нет.

— Увы, я слишком сильно вытягиваю энергию, чтобы проходило безболезненно для окружающих, — вздохнула девушка. — Хуже того, болезнь постепенно прогрессирует. Именно поэтому меня и прислали сюда, в Академию. Надеюсь, учителям удастся найти лекарство.

— А они в курсе?

— Естественно. Можно, я присяду?

— Конечно, — засуетился Гека, освобождая место рядом.

Эрику ничего не оставалось, как приземляться на стул, предварительно смахнув с него крошки.

— Беда в том, что чародеи никогда серьёзно не занимались проблемой энерговампиризма. Собственно, и термина такого раньше не существовало, и за болезнь не считалось. Поэтому и не существует до сих пор действенного средства, не изобрели формулу, излечивающую раз и навсегда. Удаётся лишь приглушить на время, да и то если не сильно запущено. Быть может, повстречайся мне человек, не понаслышке знакомый с магией врачевания, ещё в раннем детстве, не пришлось бы людей сторониться. Поначалу на слабость и головную боль начали жаловаться мои соседи по парте, потом — друзья-подруги, с которыми частенько собирались одной компанией. Родственники списывали свои недомогания на неудачное расположение дома — якобы под ним располагалось осквернённое капище какого-то языческого бога. Переезд, увы, не принёс долгожданного облегчения, и лишь тогда меня наконец решились показать ворожее — нет ли порчи или «дурного глаза». А та немного смыслила в магии и поэтому не только поставила диагноз, но и посоветовала проситься в ученицы к Перичу — заодно и от недуга избавит.

— Но не получилось, — заметил Эрик, придавая голосу отстранённость, скрывающую истинные мысли говорящего.

— Да. Единственное, что удалось Великому Мастеру — перенаправить поток восполнения жизненной энергии. Теперь я могу подпитываться ею и от растений тоже. Поэтому и стараюсь проводить как можно больше времени на природе, вдали от людей. Пусть лучше меня считают странной, чем ненормальной. Такая вот история.

— Чего ж сразу не рассказала? — шутливо упрекнул её Гека. — Сколько недоразумений удалось бы избежать!

— Ты на моём месте тоже не спешил бы с признанием. К тому же печальный опыт имеется — стоило намекнуть одному знакомому парню на исторической родине, так сразу все отношения прекратились.

— Ну и трус. Значит, никаких серьёзных чувств у него и в помине не было! Поверь, я не из таких!

— Надеюсь. Иначе совершенно разочаруюсь в этой жизни. Особенно если не найдётся панацея.

— Не волнуйся, наши Мастера обязательно изобретут нужную формулу!

— Кстати, а в термосе на самом деле что?

— Травяной эликсир, восстанавливающий силы и придающий бодрость, — смиренно ответствовала Стана. — Но, если сомневаетесь, унесу его обратно.

— Как раз то, что мне сейчас крайне необходимо! — соскочил с кровати Гека. — Пожалуй, опрокину пару кружек!

— А чтобы не думали, будто отраву принесла, выпью тоже, — наклонившись, Стана подобрала пакет.

— Пожалуй, и я присоединюсь, — задумчиво согласился Эрик. — Не помешает немного взбодриться.

Возражений не последовало, единственное, пить пришлось из термосной кружки. Пойло оказалось горечи необыкновенной — после первого глотка захотелось сплюнуть. Будь в одиночестве, так и поступил бы.

Зато Геку, похоже, мучила нешуточная жажда — залпом осушив стакан, тут же подлил себе ещё.

— Ну что, подействовало? — с еле уловимой насмешкой поинтересовался у приятеля Эрик.

— О да! Словно заново родился!

Никаких новых ощущений наш герой открыть в себе так и не смог, хотя старался, — кроме горького привкуса во рту, разумеется. Но, может, снадобье действенно лишь в отношении невольных доноров Станы?

На Геку, однако, и впрямь подействовало — не стесняясь, тот принялся заигрывать с ней. Чем ввёл в изрядное смущение — через некоторое время девушка распрощалась, сославшись на неотложные дела.

В её отсутствие Гека ещё раз приложился к оставленному ею пойлу.

— Ну, теперь убедился? Нет тут никаких злодейских помыслов.

— Возможно, — не стал отрицать Эрик. — Но вопросы остаются. Я не стал на них заостряться, разрушая наступившую под конец благодушную атмосферу, да и вряд ли подруга твоя правду сказала бы.

— Опять про случай на пляже, где вы с Рут якобы видели её в компании с крайне подозрительным типом?

— И это тоже. Пока не получу весомых доказательств обратного, сомнения останутся. После всего сказанного здесь появился ещё повод, уж извини. Ты об энерговампиризме вообще представление имеешь?

— Смутное. Типа есть «солнечные» и «лунные» виды вампиров. Одни хамят, другие ноют, а в результате подзаряжаются энергией, провоцируя окружающих на её выброс.

— Да, но далеко не все, кто хамит и ноет, а также скандалит, занудствует или высмеивает, являются по сути своей вампирами. Истинному энергопийце, к каковым, похоже, действительно относится твоя ненаглядная, трепать людям нервы не требуется — достаточно просто находиться рядом. Особенно опасна встреча взглядом — через неё вампир подчиняет свою жертву, вплоть до парализации. И без помех сможет забрать практически весь её жизненный потенциал.

— И откуда ты всё это знаешь?

— Книжки умные почитываю иногда. Здорово, знаешь ли, расширяют кругозор. Впрочем, если быть кратким, никакой болезнью энерговампиризм не является. А потому и не лечится.

— Но что же он тогда?

— Врождённый дар. Примерно как и способность творить волшебство. Вот ты, например, раз магией владеешь, считаешь себя больным?

— Нет, естественно!

— Правильно, я тоже. Но если абстрактное чародейство само по себе нейтрально, то энерговампиризм — дар скорее тёмной стороны. Обладающий им не сможет стать магом-целителем. Зато чернокнижником — с превеликим удовольствием.

— Опят запугиваешь? Или желаешь разлучить нас?

— Ни в коей мере. Моё дело предупредить, а дальше поступай как знаешь.

— Да, — встрепенулся Эрик, уводя разговор в другом направлении, — к Фиттиху ходил?

— Естественно, — обрадовался Гека перемене темы. — Ручаюсь, ни за что не угадаешь его ответ!

— Послал?

— Причём очень изощрённо. Командировка студентки Суонг типа одобрена сверху, и негоже приставать к нему со всякими глупостями.

— Ничего себе! Честно, не ожидал. Опять Вин нас перехитрила.

— Но даже будь она нечеловечески гениальна, не смогла бы предусмотреть всего!

— Наверно. Лишь бы поиски бреши в её обороне не обошлись слишком дорого…

Глава 28

Увлёкшись работой, Эрик не услышал приближения Мастера Халида.

— Хорошая новость, мой юный друг! Сегодня в библиотеку обещался заглянуть Мастер Грунье, известный знаток легенд Внеземелья. Если память вновь не изменяет, ты некогда высказывал желание поинтересоваться историей происхождения некоего артефакта?

— Именно так, Халид-ага!

Пирамидки, поднятые ими с океанского дна, едва ли относятся к категории артефактов, но вносить поправки Эрик не стал. Лишь бы гость не вздумал задавать ненужные вопросы.

Но погружённый в себя субъект, с которым познакомили нашего героя, не проявил никакого любопытства. Казалось, даже не понял, о чём его спрашивают, задумчиво уставившись куда-то вдаль. И лишь на робкое переминание Эрика с ноги на ногу вернулся к теме.

— Абсолютно непрозрачная стеклянная пирамида, создающая вокруг себя завесу тьмы? Очень интересно… где-то о ней упоминалось… хроники Альбицкого? Нет, там фигурировали генерирующие сиреневый туман шары… Монография Хагануры? Тоже нет, пирамидки он изготавливал сам, причём из металла, и к Внеземелью они никакого отношения не имели… Как и ромбоиды Ю-Джи… Стоп, кажется, о похожем упоминал Рольфс, точнее, его ученик Илмайн. Но поскольку не осталось достоверных свидетельств приключившейся с ними истории, её записали в разряд курьёзов и тиснули вместе с другими ей подобными в сборник занимательного чтива «Вокруг и около иных миров».

Название показалось Эрику знакомым — вроде бы приходилось заносить его в картотеку. Значит, есть шанс докопаться до истины. Высказав спасибо, наш герой уже собрался откланяться, как мсье Грунье заговорил вновь.

— Может, оно и к лучшему. Если Илмайн не насочинял лишнего, штуковины те очень опасны.

— Чем же?

— Якобы способны забрать у волшебника всю его колдовскую силу. Причём, в отличие от антимагических браслетов или синего серебра, безвозвратно.

— Неужели? — недоверчиво переспросил Эрик. Вроде бы их контакт с пирамидками не нанёс какого-либо урона способности творить чары.

— Опять же если верить автору. Рольфс вёл отшельнический образ жизни, почти не поддерживая связи с другими магами. Поэтому, когда хватились, того уже давно не было в живых. А куда подевался Илмайн, подозреваю, неведомо даже Клио. Его личный дневник совершенно случайно обнаружили среди прочих бумаг, подготовленных к уничтожению, при разборке хранилищ Центрального архива Парижа пару сотен лет спустя. Обнаружить планету Сангарн, откуда пирамидки родом, пока никому не удалось, и остаётся лишь гадать, почему в дневнике отсутствует формула портала.

— Возможно, он не хотел, чтобы пострадал кто-либо ещё.

— Ну-у, судя по записям, Илмайн был из тех, кто совершенно искренне радуется неудачам других. И едва ли упустил бы случай порекомендовать знакомым колдунам посетить Сангарн и обязательно взять себе на память столь необычную вещицу. Видно, по какой-то причине не сложилось…

Воодушевившись собственным рассказом, гость оказался настолько любезен, что лично упросил Мастера Халида выдать собеседнику упомянутый сборник.

Уносить его к себе Эрик не стал — покончив с рутиной, тут же принялся за чтение. Краткий комментарий к дневнику Илмайна в основном пересказывал уже услышанное, попутно призывая исследователей Внеземелья в случае обнаружения описанной в нём планеты немедленно доложить об этом руководству Гильдии. Кое-кому, похоже, повезло, сразу вспомнился таинственный постоялец четырнадцатой комнаты. Вот только сообщить о сделанном открытии он явно не спешил. Возможно, даже не из мотива личной выгоды, а стремясь насолить кому-то из обитателей Штарндаля. Если знал бы тогда, что за вещь притащили на Санта-Ралаэнну, наверняка пошёл бы к Гарозиусу. Может, ещё не поздно?

Основной текст представлял собой обрывочные записи без датировки и чёткого изложения фактов, зато изобиловал негативными эмоциями — тут мсье Грунье нисколько не преувеличивал. Стань автор учеником не друида, а тёмного колдуна — первоклассный чернокнижник получился бы в результате. Скорей всего, если б не Сангарн, очень быстро нашёл бы себе «правильного учителя».

«…на завтра готовит испытание свежесочинённой формулы. Мало того, что прошлый раз чуть не погибли. Словно врата Преисподней раскрылись перед нами, земля на том месте плавилась и застывала стеклом. И вот опять, не уймётся никак, чудило многогрешное. Когда предлагали стать придворным чародеем — отказался, дырявая хибара ему, видите ли, милее королевских покоев. Если себя не жаль, обо мне хоть раз подумал бы. Негоже ученику известного колдуна в рванине ходить, своим видом отпугивая почтенных посетителей с тугими кошелями. Ну ничего, подучусь маленько, собственную практику в столице открою. Глядишь, и покровители появлятся, и собственные ученики. Будет кому на рынок бегать да за порядком в доме следить. А если ленивые попадутся, то объясню доходчиво, по примеру папашки родного, царствие ему небесное. До сих пор как вспомню его наставления, заднее место чесаться начинает…»

«…странно, но получилось. Не ожидал, что старикашка ещё способен что-либо дельное соорудить. Вначале нырнул туда сам. Отсутствовал долго, думал, не увижу больше, но нет, вернулся, да ещё с собой позвал. Дескать, новый мир — просто рай земной, настоящая пастораль. Пришлось в срочном порядке упаковывать вещички в поход — сколько времени собирается торчать там горе-первооткрыватель, неизвестно, а страдать от голода и жажды я лично не намерен…»

«…до рая тут далеко, у нас и покрасившее места имеются. Необычно, не спорю, но забираться в этакую даль поглазеть на очередное чудо природы не вижу смысла. Брели через лес — мошкара вокруг сновала, хорошо хоть не кусалась. Какая-то наглая животина пристроилась брести следом, пришлось ветку в неё кинуть, чтоб отстала. А старикану хоть бы хны — по сторонам пялится и комментирует всё подряд. Встретилась речка — хотел вброд её одолеть, еле уговорил применить Хождение по Воде. Неизвестно, что за твари в местных водоёмах водятся. Вон на Амазонке, рассказывали, рыбки, на карасей похожие, до кости мясо за минуту обгладывают. На родине пусть хоть тигру в пасть лезет, а отсюда мне в одиночку не выбраться…»

«…набрели на стойбище аборигенов, напоминающих помесь пигмеев с мартышками. Старикану, однако, удалось найти с ними общий язык (знать, недалеко ушёл в развитии, хе-хе). Когда преподнёс им в подарок своё увеличительное стекло, радовались как дети, тут же потащили пировать. Пришлось делать вид, будто безумно весело и вкусно. Еле дождался окончания. Ментор мой меж тем завёл долгий разговор с вождём. И тот сообщил — неподалёку от их деревни есть заброшенный храм, неизвестно кем воздвигнутый. Дикари туда заглядывать боятся — место, мол, нечистое. Старикан тем не менее загорелся идеей взглянуть самому, а меня оставил сторожить вещи. И то верно — иначе эти обезьяны вмиг всё растащат. Наколдовал перед тем свиток возвращения домой. Теперь не страшно, даже если сгинет там…»

«…не сгинул, однако. И даже кучу барахла прихватил с собой. Несколько каменных дощечек с иероглифами и прочей абракадаброй, обрывок ажурной ткани, непонятно почему за столько времени не рассыпавшейся в прах, кубик с зеркальными гранями. Наиболее ценным среди всего этого хлама оказалась угольно-чёрная пирамидка, создающая вокруг себя сумрак. Странно, магии в ней ни на грамм. Но главное — оказывается, там полно идолов, буквально обвешанных золотыми украшениями! И этот болван не догадался прихватить хотя бы парочку! Идиот! Обязательно нужно попытаться пробраться туда самому. Благо, дикари пригласили погостить немного, и старикан не стал возражать. Остаётся дождаться ночи…»

«…пришлось применить заклятие, придающее бодрости телу и духу. Ночь в местных джунглях наваливается подобно ватному одеялу, усыпляя почище эфира. Для верности выждал пару часов после заката. Спасибо друидской магии, научившей видеть в темноте почти как днём, и придающей скорость, сравнимую с бегом охотничьей собаки. Вскоре я оказался на месте. Внутри пришлось зажигать Факел — Зрение Ночного Хищника бесполезно там, где нет ни крупицы света. Немного жутковато, отдаёт склепом. Но если Рольфс вернулся отсюда живой, смогу и я. Причём не с пустыми руками. Путь к святилищу с обеих сторон охраняли статуи чудовищ, иные отдалённо напоминали людей с карикатурно искажёнными пропорциями фигуры, другие пугали и отталкивали почище химер и горгулий. Старик не обманул: на груди каждого из них болтались массивные подвески, тускло блестевшие желтизной. Осторожно снял одну — ничего не произошло, истуканы и не думали оживать. С десяток их, ещё более богато украшенных, окружало алтарь. На головах венцы и короны, на пальцах рук — кольца и перстни, а в глаза вставлены драгоценные камни. Парочку мне удалось выковырять; даже если за каждый дадут лишь четверть их истинной цены, хватит не только разодеться в шелка, но и завести собственную карету с кучером. Эх, удалось бы утащить отсюда всё, стал бы богаче Короля-Солнце! Жаль нет с собой Бездонного Мешка, в который, если верить сплетням, можно засунуть целый дом, и он ничуть не прибавил бы ни в размерах, ни в весе! А так — ограничился дюжиной побрякушек. Упаковал их, переложив тряпьём, чтобы никто не услышал звяканья металла. Осталось лишь выбраться отсюда. Заодно прихватил вторую такую же пирамидку — их там немало на постаментах в стенных нишах…»

«…к счастью, никто не обнаружил моего отсутствия. Поутру внушил ментору мысль о необходимости скорейшего возвращения домой. Тот поначалу сопротивлялся, желая поисследовать денёк-другой, но согласился с доводом получше подготовиться к экспедиции. В частности, запастись набором побрякушек для аборигенов — дикари в Новом Свете, по слухам, очень до них падки. Вдруг ещё о каких сокровищах сообщат или притащат собственноручно…»

«…вернувшись, первым делом обустроил тайник. Осталось лишь найти хорошего ювелира, умеющего держать язык за зубами…»

«…неделю спустя, затарившись бижутерией, вновь собрались на Сангарн. Жду не дождусь вновь заглянуть в тот храм…»

«…ничего не получилось. Почему, непонятно. Старик старался изо всех сил. Видно, слегка надорвался в прошлый раз. Под конец и сам это понял, ушёл в лес медитировать. Наконец-то оторвусь по полной. Давненько не навещал местный трактир…»

«…не помогла медитация. Весь день старикан ныл и бубнил — даже простейшее волшебство удаётся с трудом. Видно, на покой пора. Заявил — если и дальше так пойдёт, удалится в горы, оставив колдовское хозяйство мне. А заодно вручив посох Мастера. Жду с нетерпением…»

«…тысяча чертей! Попытался сотворить Попутный Ветер, чтоб веселей дорога в жаркий день — без толку. Приободрить уставшую клячу тоже не поучилось. Увы, похоже, и я разучился чародействовать. Моровое поветрие на волшбу? В иных сказаниях упоминалось о целых странах, где маги внезапно теряли свою силу. Надо в срочном порядке выяснить, как дела у других. Наведаюсь, пожалуй, к недотёпе Фалху. С его тупостью, позволяющей выучить не более двух заклятий в год, вряд ли станет расспрашивать, чего вдруг интересуюсь успехами на колдовском поприще…»

«…как ни прискорбно, у Фалха всё в порядке. Более того, кто бы мог подумать, что ему удастся освоить Призыв Волка! С выражением неописуемого счастья на лице продемонстрировал улёгшуюся у ног облезлую зверюгу. Ещё недавно я посмеялся бы над его жалкими потугами, а нынче пришлось откланяться с пожеланиями успехов в личной жизни. Подумать только, этот тупица теперь сильнее меня! Неужели дикари Сангарна оказались правы, и на всякого, дерзнувшего вторгнуться в святилище храма, обрушится гнев его незримых охранителей? Глупости, из Нового Света тоннами вывозят индейские сокровища, и немало авантюристов благодаря им зажило припеваючи, невзирая на проклятия вождей и шаманов тамошних племён. Наверное, кое-кто из недругов моего ментора, воспользовавшись случаем, подсунул в хижину вещичку, не дающую спокойно колдовать…»

«…поиски не дали ничего. Да и не слышал я раньше про заклятых врагов — старикан каким-то образом умудрялся их не наживать. Наконец пришло озарение — во всём виноваты пирамидки! Из-за них я лишился дара! Немедленно утопил свою в пруду. Надеюсь, сила ещё вернётся ко мне!..»

«…увы. Придётся привыкать к жизни обычного человека. Старик благословил на прощание и вручил обещанный посох. Хотя к чему он мне теперь? Разве что пустить его на дрова. Ну ничего, золота, прихваченного с Сангарна, хватит надолго. Особенно если распорядиться с умом…»

На этом записи обрывались. Скорей всего, дневник включал намного большее их количество, но при включении в сборник редакторы постарались оставить лишь имеющие отношение к путешествию на загадочную планету. И с нравоучительным подтекстом — не лезьте куда не следует, иначе сами будете виноваты. Возможно, посетителей заброшенного храма и впрямь настигало проклятие. Но Эрик склонялся к той же мысли, что запоздало посетила несостоявшегося друида — виноваты именно пирамидки. Не зря же некие тёмные личности упорно, невзирая на риск, тащили их сюда.

Хорошо, что найденные в затопленной шлюпке экземпляры они догадались зарыть у Полигона, вдали от людей! Жозе, помнится, ещё предлагал — давайте возьму на сохранение, спрячу под кроватью, никто оттуда не стырит. Третьего курса жизнерадостный латиноамериканец тогда точно не одолел бы. Даже всплыви правда наружу, едва ли Великие оставили бы в стенах Академии бесперспективного ученика. Интересно всё таки, кому предназначался «подарок»? Случайно не дону Фердинанду-Энрике?

Вспомнив сурового преподавателя магии Духа, Эрик невольно улыбнулся. Сказал бы тот спасибо, узнай, от какой беды его спасли? Придётся столь опасную находку уничтожить, благо опыт уже есть. Хотя… вот оно, их оружие против Вин! Судя по записям, нескольких дней тесного контакта вполне достаточно, чтобы лишить её непонятно откуда взявшейся силы. Нужно лишь обмозговать, куда проще всего засунуть пирамидку в её комнате. Но это скорее дело техники.

Библиотеку Эрик покинул заметно повеселевшим.

Глава 29

Вин вернулась той же ночью.

Сквозь сон Эрик почувствовал её появление порывом ледяного ветра, прокравшегося через неплотно запертую форточку. Ещё не очнувшись, он внутренне сжался, словно пытаясь спрятаться под одеялом. Но колдунья просто проверяла, на месте ли он — неприятное отношение пристального взгляда в спину вскоре пропало. Наверное, по возвращении нашлись более срочные дела, нежели играться в кошки-мышки с «любимым» — бежать уточнять не хотелось совершенно.

Но всё же китаянка не забыла о нём — но понять это удалось лишь утром, когда чары сонного забытья рассеялись окончательно. Тяжёлый, как свинцовые кандалы, и дурманящий подобно парам хлороформа морок цепко удерживал до самого рассвета, не давая проснуться окончательно, но и не позволяя провалиться в беспамятство. Именно оттуда, с границы меж сном и явью, приходят настоящие кошмары, всплыло в памяти изречение одного из мудрецов Средневековья. Теперь, впрочем, наш герой мог подписаться под ним обеими руками.

Джунгли окружали его — сплошная стена растительности по обе стороны от узенькой тропинки исключала возможность свернуть куда-либо, вынуждая двигаться вперёд. Остроконечные листья больно, до крови, резали кожу, цепкие пальцы лиан так и норовили обхватить и оплести, вырывая при сопротивлении клочья одежды. Тягучий, похожий на застывающую кровь сок неведомых плодов обжигал подобно кислоте, а невидимые насекомые жалили не хуже раскалённых игл. И даже красоты окружавшего его буйства тропической природы казались отравленными, испорченными в самой своей сути. Роскошные бутоны диковинных цветов испускали помойное зловоние, а с крыльев бабочек, порхавших над ними, мерзкими улыбками скалились отвратительные хари. Вперёд, всё быстрее, иначе те, чьи глаза неотступно следят за ним из глубин непролазных зарослей, настигнут и разорвут в клочья. Лишь бы не упасть, зацепившись ногой за корягу или выступающий из земли корень — можно и не успеть подняться.

И когда почувствовал он — ещё недолго, и свалится замертво, не выдержав постоянного напряжения сил, джунгли остались позади. Унылая безжизненная равнина простиралась перед ним, и едва заметная тропинка превратилась в торговый тракт. Давно заброшенный и заросший чертополохом. Но выбора нет — обманчиво безмятежное бездорожье лишь видимость, под покровом своим скрывающая вязкую топь, готовую бесследно поглотить неосторожного путника. Оставалось лишь двигаться к неведомой цели, неотвратимо выраставшей перед ним развалинами древнего замка. Полуразрушенная, поросшая мхом каменная стена опоясывала его, служа защитой куда худшей, нежели окружавшее её болото. И совсем уж никчёмной охраной являлись валявшиеся на земле ворота, вернее, их остовы. Лишь две странные фигуры сторожили вход; выглядевшие издали рваными клочьями тумана, вблизи оказались ворохом полуистлевшей одежды, наброшенной на врытые в землю остроконечные колья с перекладинами. Но вместо кувшинов или шляп, коими обычно украшают огородные пугала, на верхушки кольев насажены отрубленные головы. Стараясь не вглядываться в мёртвые лица, он поспешил проскочить мимо. И. уже оказавшись внутри ограды, услышал за спиной шёпот:

— Ещё один с-смертный рас-считывает на милос-сть гос-спожи…

— Не ведает, что с-скоро прис-соединитс-ся к нам…

Встревожившись, он вознамерился повернуть обратно. Не тут то было — заросли колючей проволоки мгновенно оплели стену и, намертво сцепившись друг с другом, отрезали путь к отступлению.

Пришлось, вооружившись невесть откуда взявшимся факелом, двигаться вперёд. Чёрный зев провала, когда-то бывшего входом в замок, встретил настороженной тишиной. Лишь несколько летучих мышей, испуганно пища, пронеслось над головой. Почти сразу начался спуск вниз — это не замок, скорее склеп, причём, судя по размерам, принадлежавший не менее чем императору. Или верховному жрецу, владыке душ миллионов. Запах тлена, казалось, пропитал насквозь тело, высушивая горло и лёгкие и превращая кожу в задубевший пергамент. Воды, хоть глоток, все сокровища мира готов отдать за счастье припасть к её источнику. И даже пожертвовать собственной душой…

Из последних сил борясь со столь кощунственной мыслью, не заметил, как последняя ступенька лестницы осталась позади. Громадный зал, где оказался он, освещался множеством светильников, через равные промежутки развешанных по стенам; их мертвенное зеленоватое сияние выхватывало из тьмы края постамента, на котором покоилась махина саркофага. Казалось, ничто не способно нарушить многовековой покой древнего захоронения, но стоило приблизиться к нему, как сильный подземный толчок сотряс зал. Плита, покрывавшая саркофаг, съехала в сторону и, обрушившись на пол, с гулким грохотом раскололась на части. Язык малинового пламени ударил изнутри, достав почти до потолка; когда же ослеплённое яркой вспышкой зрение постепенно пришло в норму, он обнаружил прислонившийся к постаменту скелет. Иссохший и потемневший от времени, но с неугасимым фиолетовым огнём внутри пустых глазниц.

— С-свежее лакомс-ство, — прошелестело еле слышно. — Как же долго пришлос-сь ждать…

Бежать, скорее отсюда, но ноги словно приросли к полу. В отчаянии он запустил факелом в восставшую из праха нежить, но тот, не пролетев и половины расстояния, погас, рассыпавшись сотней искр.

— Тебя с-смущает моё обличье? — донёсся насмешливый шёпот. — Это легко ис-справимо…

Вокруг немёртвой закружился призрачный сиреневато-серый туман, сквозь который всё отчётливей проступали очертания женской фигуры, и, когда трансформация завершилась, перед ним предстала одетая в расшитое бисером кумачовое платье азиатка, чем-то напоминавшая Вин.

— Так лучше? — кокетливо склонила голову она. — Иди же сюда скорей, мне не терпится заключить тебя в свои объятья. Если удовлетворишь сполна, получишь в награду вечную жизнь.

— Такую? Нет, спасибо, — едва разлепив губы, вымолвил он.

— Неужели не нравлюсь? — криво усмехнулась она, демонстрируя гнилые зубы. — Соглашайся, и мы будем править здесь вместе.

— Как-то не тянет обниматься с трупом. Извини.

— Что ты сказал?!? — от ярости лицо женщины перекосилось, обнажив кости черепа. — Наглец! За это будешь немедленно наказан!

Острая боль обожгла кадык, и в следующее мгновенье он почувствовал стремительный взлёт. Оттуда, сверху, фигурка озабоченной «госпожи» казалась жалкой и ничтожной, но ликование быстро сменилось ужасом, когда наткнулся взором на собственное обезглавленное тело…

Привстав, Эрик оглядел себя в зеркало — вроде никаких отметин на шее нет. Хотя вполне в духе нынешней Вин наградить его татуировкой а-ля «отрезанная голова пришита обратно». Не позвала сразу, да вдобавок пожелала «приятных сновидений» — дурной знак. Тогда уж лучше бы действительно не возвращалась вообще. Никто из однокурсников жалеть не станет. Сложнее пришлось бы с учителями, особенно если те, в отличие от случая с Нейлом, возьмутся за расследование всерьёз. И так уже проявляют интерес, почему студентка Суонг не появляется на занятиях. Первой обратила на то внимание мадам Берсье, по-прежнему тщательно протоколировавшая посещаемость.

— Она утверждает, будто знает достаточно, а потому нет смысла таскаться на лекции, — преподнёс в ответ Жозе.

— Вот как? — нахмурилась преподавательница. — В таком случае передайте ей: экзамен придётся сдавать долго и упорно!

Примерно то же самое повторилось у мэтра Саграно. С той лишь разницей, что Великий и Ужасный пообещал вдобавок собственноручно порвать заявление на специализацию в магии Духа, если ей хватит наглости подать таковое.

Придётся поспешить с осуществлением задумки — накануне вечером Эрик втайне от остальных пробрался к Полигону и, разрыв тайник, убедился: все четыре пирамидки на месте. И лишь после этого собрал на совет посвящённых в тайну их появления на острове, поведав о загадочной планете Сангарн и незавидной участи её первооткрывателей.

— Я сразу почуял: гадость преизрядная! — торжествующе воскликнул Гека, едва Эрик закончил свой рассказ. — Надо немедленно их уничтожить!

— А как жен Вин?

— Одну ей, а остальные уничтожить!

— Да, наверное, так будет лучше всего, — согласился Джо.

— Вот почему мы никого тогда не застали в четырнадцатой!

— Естественно: кому ж охота силу терять?

— А сколько времени понадобится?

— Думаю, недели хватит вполне. В записях Илмайна, увы, нет конкретных дат.

— Интересно, удалось ему найти себя в жизни без магии?

— Сомневаюсь, — решительно заявил Жозе. — По-моему, товарищ тот попросту самонадеянный дурак! Кому б он смог без проблем загнать многомиллионные украшения? А тем более драгоценные камни размером с яйцо? Попробуй ещё найди на них покупателя! Если не имеешь связей и нужной репутации, сбыть их практически невозможно. Скорее привлечёшь внимание любителей лёгкой наживы. Или крутых, рассуждающих по принципу: зачем платить, когда проще отнять? А владельца чик ножичком по горлу, и в колодец. Да ещё камушков побольше сверху накидать, чтоб не сразу нашли.

— Очень даже вероятно, именно так и произошло. Полиция, расследовавшая исчезновение, — или убийство, если грабители не озаботились заметанием следов, — конфисковала дневник, дабы обнаружить в нём улики. Но не найдя ничего для себя полезного, сдала вместе с делом в архив. Где его и отыскали пару столетий спустя. А потом…

— Погоди, — возбуждённо перебил Гека. — В нём уже тогда отсутствовала формула? Или страницу с ней вырвали после?

— Ну ты и спросил! Откуда ж мне знать?

— Я к тому, что если выяснить, в чьих руках побывал дневник до его публикации в сборнике занимательных историй, то, возможно, удалось бы установить, кто воспользовался формулой портала и притащил сюда пирамидки.

— Вряд ли: слишком много времени прошло.

— И всё же, если тот месье надумает вновь посетить библиотеку, попробуй спросить.

— Боюсь, это произойдёт нескоро. Короче, я подумаю. Сейчас есть более насущная проблема. Не так-то просто незаметно от Вин подсунуть ей «подарочек». Очень уж недоверчивая, надолго из поля зрения не выпускает.

— Значит, надо выманить её из комнаты!

— Легко сказать. Даже если получится — забыл про охранные заклятия?

— Не-а, — физиономия Геки расплылась в лукавой улыбке. — У меня есть план!

Друзья выслушали его, не перебивая.

— Стрёмно, но ничего лучше придумать не получается, — почесавшись, заявил Жозе по окончании.

— Попытка — не пытка, — не стал возражать Джо.

— Тогда вопрос к тебе, Эрик: когда Вин кинет свой зов, успеешь предупредить нас?

— Да. Если, конечно, сама не вздумает припереться в гости. Маловероятно, согласен, скорее теоретические рассуждения. Такое изредка случалось раньше, но в последнее время — ни разу.

— Понятно, не барское дело — лично холопов навещать. Извини за нелестное сравнение, не меньше твоего жажду восстановить справедливость. Это я к чему: сколько времени сможешь противиться гипнозу, пока не станет невмоготу?

— Смотря какое расстояние нас разделяет. Вообще, господа, с ним примерно как с желанием сходить в туалет: вначале терпимо, но чем дальше, тем хуже, а идти всё равно придётся.

— Классное сравнение! — расхохотался Жозе, от восторга хлопая по спине флегматичного Джо. — Сам бы ни в жисть не додумался! Значит, действуем так: когда Вин вновь окажется здесь и вознамерится полюбоваться на тебя, сразу же барабань в стенку. А ты, Гека, не мешкая, беги ко мне.

— Всенепременно, — пообещал тот. И добавил с хитрецой:

— Между прочим, девчонки наши тоже что-то задумали. Таська высказалась в духе — мол, если от сильного пола толку никакого, придётся слабому засучить рукава.

— А пояснить конкретно, естественно, отказалась. Вполне в её духе!

— Женщины, что с них взять…

Не угадал Гека лишь с автором идеи: «девчачий заговор» возглавляла отнюдь не их землячка. Организаторскую инициативу на сей раз проявила Исикэ, ещё за пару дней до того пригласившая «поболтать по душам» Таисию, Рут и Лиэнну. Последняя, узнав о «командировке» Вин, отважилась вернуться на постоянное жительство в замок.

В процессе неспешного чаепития, заботливо организованного хозяйкой, после обсуждения последних сплетен они перешли к делу.

— Думаю, ни у кого из присутствующих здесь не найдётся возражений: чем скорее отыщем лекарство, тем лучше для всех нас.

— Говоришь так, будто она больна или сошла с ума. Пусть извращённая, но логика в её поступках прослеживается чётко! Просто не по плечу оказалось бремя Великой Силы. А с другой стороны — надели ею едва вступивших на путь волшебства, многие ли ринутся творить добро и наказывать злодеяния? Скорее уж пустятся в разгул, потакая низменным страстям. Что мы в результате и лицезреем на примере Вин.

— И всё же: считаю, ей ещё можно помочь, — упрямо мотнула головой Исикэ. — Почитала я тут кой-какую литературу об астральных демонах. Обременять вас излишними подробностями не собираюсь, а вкратце суть такова. Вызвать демоническую сущность на самом деле достаточно просто, доступно даже ученику. Куда сложнее удержать её под контролем. Тут и силёнок нужно побольше, и процесс проводить очень точно. Малейшая ошибка — и демон окажется на свободе. А дальше на выбор: либо он попросту унесётся обратно, для начала посмеявшись над незадачливым колдуном, либо в ярости, что его осмелились потревожить, устроит погром. Или, в самом поганом варианте, вселится в несчастного, сделав того послушной марионеткой. Очевидно, именно этого и произошло с нашей подругой.

— И каким же образом собираешься избавиться от поработившего её демона?

— Способов много, — японка подлила себе чаю и лишь потом продолжала, — но в большинстве своём они для крутых экзорцистов. Есть относительно простые заклинания, однако нужно знать имя «гостя». Тогда получаешь над ним особую власть. Как распорядишься ею — другой вопрос. Если сам толком не знаешь, разумнее отпустить на волю. То бишь попросту выгнать обратно в астрал.

— А Вин знает его имя?

— Вряд ли. Скорей всего, воспользовалась общей формулой, явиться мог кто угодно. Но даже если вызывала кого-то конкретно, спрашивать бесполезно — демон не даст ей ответить. Понятно, кому ж охота идти в подчинение. А заставить представиться — опять же понадобится недюжинный опыт экзорциста. Можно, правда, вызвать его на астральный бой. В случае победы будешь диктовать свои условия.

— А при проигрыше?

— Станешь его новым слугой. Если демон того пожелает. Я, конечно, альтруист по натуре, но не настолько, чтобы жертвовать собой ради Вин. Вы, думаю, тоже. Шансов победить, честно говоря, ни у кого из нас нет, поэтому рисковать не стоит. К сожалению, столь же мала вероятность того, что злой дух добровольно покинет тело. Только если оно пришло в совершеннейшую негодность. Покалечено или неизлечимо больно. Тоже, сами понимаете, не лучший выбор.

— Ну почему же? — мстительно улыбнулась Рут. — Кислоты ей в морду, и всего делов! После такого из неё вмиг все бесы выселятся, отражения в зеркале испугавшись!

— Фу, какая ты кровожадная, однако! Не ожидала.

— Шучу. Разве не видите: я белая и пушистая!

— Ага, точь-в-точь дикобраз-альбинос. Особенно когда гладишь против шерсти. В общем, если я правильно поняла, плохи наши дела.

— Не совсем, — загадочно блеснули глаза японки. — В «Туманных землях» Йокиша описан обряд, когда-то успешно применявшийся для изгнания злых духов. Вполне по силам начинающему колдуну.

— Осмелюсь предположить: в деле том есть некая закавыка. Иначе, Иси, не стала бы собирать нас, предпочла бы действовать в одиночку. Угадала?

— Проницательностью, Таис, природа тебя явно не обделила. Действительно, зачаровку могу провести и сама, не нуждаясь в чьей-либо помощи. Потребуется серебряный кинжал, но, думаю, вполне сойдёт и моя заколка. Куда сложнее с другим: перед обработкой магией он обязательно должен быть омыт в крови девственницы.

— Ну, мы попали! — до слёз расхохоталась Таисия. — К нашим летам найти девственницу уже ох как сложно! Пятью годами помоложе ещё есть шанс.

Лиэнна, тихо сидевшая с краю и почти не участвовавшая в разговоре, покраснев до корней волос, объявила, что во имя общего блага готова пожертвовать собой.

— Не переживай, Лина, у тебя всё ещё впереди. Зато избежала разочарований после ошибок молодости, — грубовато «утешила» Таисия.

Та лишь жалко улыбнулась в ответ. Где-то внутри возникло ощущение — её пригласили лишь в качестве необходимой детали эксперимента.

— Что ещё потребуется? — с жадным любопытством осведомилась Рут.

— Больше ничего. Остальное возьму на себя. Спасибо технике школы гондзю, обучающей умению закрывать сознание от чужого вторжения — до некоторой степени могу противостоять её гипнозу. К тому же нет никакой необходимости приближаться вплотную, всаживая остриё на всю глубину: достаточно небольшого укола. Его я могу нанести и с расстояния, метнув иглу. Или выстрелив из подобия духового ружья, смотря по обстоятельствам.

— Когда начнём? — вновь проявила нетерпение австралийка.

— Да хоть сейчас, если никто не против.

Истолковав воцарившееся молчание как знак согласия, Исикэ извлекла заколку из волос.

— Но вначале Vinzdmart tesror bialli dex…

Огненный шар с апельсин размером завис над столом.

— А это зачем?

— Исключительно для стерилизации. Серебро, кто спорит, металл благородный и вряд ли на нём поселится какая-либо гадость, но лучше не рисковать.

Погасив огонь и дождавшись, когда остриё остынет, она аккуратно уколола безымянный палец покорно подставленной руки.

— Спасибо, я справлюсь сама, — поспешно отказалась Лиэнна от предложения остановить кровотечение.

Исикэ меж тем достала из тумбочки сложенный вчетверо лист бумаги.

— Наизусть учить не стала: слишком большой текст, раза в три длиннее стандартного заклятия. Ещё ошибусь ненароком, к тому же на экзамене его никто не спросит. Поэтому проще прочесть с нужной долей сосредоточения.

На последних словах остриё засверкало первозданной чистотой, и всякие следы крови исчезли с него.

— Получилось! Теперь пусть только появится здесь вновь…

Глава 30

День прошёл в непрерывном напряжении нервов. Вин не показывалась и ничем не давала о себе знать. Разумеется, слухи о её возвращении очень быстро распространились по замку, но никто не изъявлял желания подтвердить их личным визитом. Ближе к вечеру коридоры первого этажа Штарндаля опустели — словно в предчувствии грядущей бури. Эрик изрядно волновался, не в силах предугадать замыслы колдуньи и, соответственно, просчитать вероятность удачи их замысла.

Ещё утром он оповестил друзей о прибытии Вин.

— Я, кстати, почувствовал тоже! — похвалился Гека. — К счастью, ужастики обошли стороной. Просто привиделась её фигура в глубине тёмного и мрачного туннеля. Или, точнее, уходящего далеко вниз колодца.

— Странно, что ночной кошмар достался именно тебе, Эрик, — задумчиво отозвался Джо. — Вроде бы по логике ты у неё в фаворе, могла бы наслать что-нибудь поприятнее.

— Кого любят, того и бьют, — безапелляционно заявил Жозе. — Чтоб не расслаблялись, и вообще для порядку. Хотя лично я считаю подобную политику извращением. Разве можно ударить того, кого любишь по-настоящему?

— У ненормальных и чувства соответствующие. Ничего, дружище, скоро избавим тебя от неё!

Дабы обезопасить себя от нежелательных встреч, пришлось пожертвовать латынью. Троддз осерчает, конечно, дополнительную нагрузку подбросит, но ради избавленья от ненавистной колдуньи Эрик согласился бы и на большее.

Шарик Ругуда заметно разогрелся, пока добирались до места. Лишь бы не раскалился, одежду попортит, да и в руки его тогда не возьмёшь.

Гека сообразил первым.

— Постой здесь, близко не подходи, — скомандовал он, когда до тайника осталось не более десяти метров.

Пришлось любоваться окрестностями Полигона, дожидаясь, когда друзья откопают «сокровище». Особо не раздумывая, Джо засунул лежавшую сверху пирамидку в пакет и удалился на безопасное расстояние, прочие Жозе прикрыл сверху мешковиной.

— А теперь бросай шарик!

— Это ты здорово придумал — дерюгу с собой прихватить, — восхищённо отозвался Гека, когда канонада бьющегося стекла наконец затихла.

Чуть промедлив, Эрик забрал подарок гнома. Агдрант почти совсем остыл и перестал светиться, более того, стал темнее оттенком, словно впитал в себя тёмную эманацию. Может, на возвращение в прежнее состояние потребуется время?

Друзья меж тем радостно забрасывали песком «стеклобой».

— Притоптать да хворостом слегка присыпать, никто вовек не отыщет, — бормотал под нос Гека. — А то начнутся выяснения, чего да зачем, хлопот не оберёшься.

— Всё в порядке, Джо, тащи куда условились, мы догоним, — махнул приятелю Жозе, и тот флегматично побрёл обратно к замку.

— Ну, амиго, считай, полдела сделано. Теперь ждём твоего сигнала!

— Предупрежу, не бойтесь. Но и вы уж постарайтесь не засветиться.

В состоянии повышенной боевой готовности пришлось провести весь вечер. Под конец Эрик, утомлённый ожиданием, успокоился мыслью — авось пронесёт и на этот раз. И задремал, положив голову на учебник.

Зов вонзился в сознание остриём штыря.

— ПРИХОДИ НЕМЕДЛЕННО!

Ещё не успев прийти в себя после забытья, он покинул комнату. И лишь сделав несколько шагов, вспомнил про обещание.

— Бегу к Жозе! — засуетился Гека. — Лишь бы не умотал куда-нибудь!

Вин встретила на пороге и без лишних церемоний втащила внутрь.

— Скучал без меня? — обманчиво-ласковым голосом поинтересовалась она, чуть ослабив хватку. — Или блудил напропалую? А ну, смотри в глаза!

Чтобы выдержать её взгляд, пришлось собирать волю в кулак.

— Опять блокируешься? Значит, есть что скрывать. Твоё счастье, не удалось найти тот артефакт… пока. Слишком многое изменилось в мире за время моего отсутствия. Ну ничего, своего всё равно добьюсь. Веришь?

Не желая спорить, Эрик молча кивнул головой.

— Правильно. Впрочем, попробовал бы сомневаться! Размажу по стенке. А когда заполучу Драгоценную Жемчужину, то и всех остальных. С кого начнём, милый? Хочешь, идиота Саграно заставлю бегать и кукарекать? Или сдёрнем за бороду Асфарга да покатаемся на ковре-самолёте? Гарозиуса вообще отправлю работать привратником, самое место для его талантов. Я заместо него буду Гильдией рулить! Прикажу на третьем этаже отделать апартаменты, чтоб жить как во дворце. Гаремчик заведу из мальчиков симпатичных, пусть ублажают. А то тебя, любимый, надолго не хватит. Не обидишься, надеюсь? Я тебя старшим над ними поставлю! Разрешу даже пару дурёх для утех завести. А из Фиттиха евнуха сделаем! Ха-ха-ха! Здорово я придумала?

Пьяна или обкурена, с тоской подумал Эрик. Скорее последнее — тяжёлый смрад ароматов горения экзотических трав густой пеленой висел в воздухе. Плюс миазмы затхлости и немытого тела — в совокупности амбре ещё то, нормальному человеку долго не продержаться. Но сейчас оно скорее на руку, облегчая осуществление их плана.

Морщась, Эрик принялся усиленно тереть виски, учащённо дыша.

— Чего с тобой такое? — брезгливо поинтересовалась Вин, отвлёкшись от сладостных грёз.

— В голову вступило, дышать тяжело…

Потратив несколько секунд на осмысление ситуации, колдунья всё же приняла правильное решение.

— Пожалуй, проветрить не помешает. А то запах какой-то странный, не от тебя случайно?

Ничего не ответив, Эрик припал к открывшемуся окну, жадно вдыхая свежий воздух. Неподалёку шевельнулась ветвь ели — друзья рядом, дают о себе знать. Теперь их ход, остаётся лишь тянуть время.

К счастью, сработали чётко: едва Вин потянула его к себе, недвусмысленно намекая на лёгкий эротический массаж нижних частей тела, глухой удар сотряс дверь.

— Тысяча тыквоголовых демонов! — ощетинилась колдунья. — Сейчас кое-кто изблюётся кровью!

Тишина. Словно нахал, услышав угрозу, тут же ретировался прочь. Но едва Вин, успокоившись, разлеглась на кровати, стук повторился.

— Ну всё, моё терпение лопнуло! Сейчас воочию узришь, каково придётся осмелившимся встать на моём пути!

И выскочила в коридор, озираясь по сторонам.

— Где этот ублюдок? Разорву на части!!

Лишь бы Джо успел убраться из коридора. Последовав за колдуньей, Эрик незаметно нажал на нужную кнопку мобильника. Теперь главное — не допустить, чтобы Вин слишком быстро вернулась обратно.

Но та и не думала возвращаться — разбуженный вулкан страстей требовал немедленного выплеска энергии. Сотрясая воздух изысканными проклятиями, китаянка ускоренным шагом двинулась в сторону парадной.

Вестибюль к её немалой досаде тоже оказался пуст.

— Он не мог скрыться столь быстро! Здесь явно что-то нечисто. Ну ничего, сейчас пущу ищейку по следу!

— Может, вначале проверим другие пути отступления? Вдруг в сторону столовки сиганул. Или к порталам.

Рассудительный тон Эрика, как ни странно, возымел действие.

— Идём смотреть!

Но и в тыловых ответвлениях беглеца не оказалось.

— Хитёр, гад, предусмотрел погоню. Тем с большим наслаждением заставлю его поедать собственные испражнения. А для начала призову создание, одним лишь видом своим вгоняющее в дрожь прославленных храбрецов! Пусть найдёт и приведёт сюда дерзнувшего нарушить мой покой! Zasshgi vinjodde psilh pashlogg…

И тут из коридора мужского общежития неожиданно показался Дэнил.

— О, Эрик! Ты-то мне и нужен. Можно тебя на минуточку?

От ярости лицо Вин пошло пятнами.

— Как посмел помешать мне, ничтожный червь, из праха слепленный…

— Ты чего, совсем чокнулась, узкоглазка? Или таблеток нажралась? В зеркало на себя посмотри, пародия на мартышку!

Ничего больше произнести он не успел — отменная доза Магического Кулака сбила с ног. Попытавшись приподняться, Дэнил обнаружил себя в состоянии свободного парения. Но принять какие-либо меры защиты или контратаки не получилось — второй удар буквально впечатал в стену. Рыжие волосы потемнели от пропитавшей их крови, беспомощной куклой распластался он на полу. Но и этого колдунье показалось мало — пришлось ирландцу испытать ещё и падение с высоты в три человеческих роста.

— Прекратите немедленно! — прозвучал властный голос сзади.

К ним приближалась пылающая праведным гневом Жанна.

— Остановитесь, или я кликну стражей!

— Долго будешь потом сожалеть, — прошипела в ответ Вин. — Не лезь не в своё дело, и доживёшь до блаженной старости.

— Мнишь себя великой волшебницей, плебейка? Пора преподать тебе урок хороших манер!

— Попробуй. Давно не была в реанимации?

Попытавшегося вмешаться Эрика отбросило в сторону. Вин напала первой, но Кулак лишь покачнул Жанну, быстро пришедшую в себя. Ответным ходом француженка выпустила в противницу сноп Искр, жалящих подобно пчёлам. Брызги воды превратили их в фейерверк, а Сгусток Кислоты угодил в фантом, наскоро слепленный мадемуазель Люсти. Оригинал отделался несколькими крошечными дырочками на платье.

А ничего Жанка держится, очнулся т гипнотического созерцания битвы титанов Эрик. Неужели Вин наконец-то потерпит фиаско? Но увы — оглушённая Криком, француженка не смогла увернуться от Парализующего Дыхания, и застыла безмолвной статуей посреди парадной.

— Вот так-то! Тягаться со мной вздумала? — торжествующе воскликнула Вин, подходя к ней. — Сейчас подправим слегка твою мордашку, пусть вызывает лишь жалость и отвращение. А уроду рыжему пару косточек поломаю, нехай на костылях бегает!

— Не будь столь кровожадной! — рискнул одёрнуть её Эрик. — Они уже получили своё!

— Жалеешь? Зря! Они бы тебя едва ли. Но со мной, запомни, тебе бояться нечего! Ладно, так и быть, помилую на сей раз, — приостыла колдунья. — Ведь и вправду побегут клеветать, а от толпы Великих отбиваться слишком долго. Пока нет Жемчужины, придётся заметать следы. Ничего, не впервой…

Отвернувшись, она прошептала несколько слов.

— Всё! Скоро очнутся, забыв обо всём, здесь произошедшем. Заодно пришлось подлатать их царапинки. Ненавижу работу лекаря, аж тошнит от неё! Одно радует — ждать осталось недолго.

Удовлетворённо хмыкавшую колдунью вновь потянуло немного расслабиться.

— Ох, потрепали нервы, восстанавливать придётся. Весь запас благовоний изведу по пустякам, а здесь их днём с огнём не сыщешь. Да, ты мне ещё массажик обещал!

Чертям в аду делать бы его тебе, мысленно пожелал Эрик, идя рядом. Словно услышав его, сзади бесшумно приоткрылась дверь, и укрытая Невидимостью Исикэ навела в их сторону самодельный арбалет.

— Ай-й! — взвизгнула Вин, когда остриё заколки обожгло пятую точку. — Какого демона…

И тут тело её обмякло. Эрик едва успел подхватить падающую колдунью.

— Спасибо, — прошептала та, подняв свой взор.

То была его прежняя Вин.

— Эрик? — оглянувшись по сторонам, — с трудом вымолвила она, словно очнувшись от долгого забытья. — Что мы здесь делаем? Откуда на мне такая странная одежа? Неужели по-прежнему сплю? Такой странный и страшный сон, яркий. Словно наяву… цветущие сады и сожжённые дотла деревни… величественные отроги горных хребтов и армии, сошедшиеся в яростной схватке у их подножия… ликующие толпы народа, чествовавшие победителей, и восторженно наблюдавшие за казнью побеждённых… роскошное убранство императорских покоев и мрачные сырые подземелья тюрьмы для особо опасных преступников… всё смешалось воедино, я не понимала, где нахожусь и почему… о нет, снова тянет туда… не хочу возвращаться, помоги…

Приступ судорожного кашля оборвал фразу, а когда отпустило, в глазах вновь плескался изумрудный огонь.

— Как посмел касаться меня? — зарычала колдунья, изо всех сил отпихнув от себя Эрика. — А ну, пшёл прочь!

Глава 31

— Дрыхнешь до сих пор? — радостный голос Геки вывел из дремотного состояния. — Идём скорей, Баджи здесь!

Сонливость как рукой сняло.

— Да ну? Правда?

— А смысл врать? Сам горю желанием узнать последние новости! Так что собирайся и вперёд, пока нас не опередили!

— Если Баджи прибыл до срока, скорей всего, дело дрянь, — невесело резюмировал Эрик, когда покинули замок.

— Считаешь, экспедицию свернули? Может, просто на побывку?

— Вряд ли. Особенно учитывая происшествие, упомянутое им в последнем письме. Значит, не всё просто оказалось с той планетой.

Предчувствия Эрика, увы, оправдались и в этот раз. Баджи, разумеется, был рад видеть их, но сквозь маску бодрости и радушия проглядывали печаль разочарованность. Веста, по-быстрому накрыв на стол, ушла «повидать подруг» — но скорей всего не портить гостям настроение.

Другой приметой дурных вестей стала бутылка виски — раньше их старший товарищ не употреблял ничего крепче травяного чая. И перед началом серьёзного разговора ему пришлось дважды заглянуть в стакан. Для поддержания компании Гека и Эрик употребили тоже.

— Эх, какое дело загубили! — прорвало наконец плотину внешнего спокойствия. — Говорили же умные люди — на чужой планете никогда нельзя расслабляться. Мы их не слушали, и вот результат. Целый мир, считай, потеряли…

— Элайн так и не нашли? — сочувствующим голосом уточнил Гека.

— Нет. Хуже того, потеряли ещё и Габроса. Помните его? В домике с акацией на крыше жил… Нет, нельзя так, в прошедшем времени… Мы же не нашли тело, значит, есть ещё надежда. Наверное, плохо искали… Хотя даже если представить, что на Флашире вдруг объявились кровожадные хищники, охочие до человечины, они не стали бы жрать радиопередатчик. И разрядить зачарованные вещи им не под силу. Ну ладно Элайн, никто не ожидал подвоха, бродили повсюду как по Санта-Ралаэнне. Но Габрос всегда отличался рассудительностью! Удивляюсь, чего его вообще потянуло с насиженного места. И от базы он старался никуда далеко не отходить.

— Но всё-таки ушёл?

Лицо Баджи приняло страдальческое выражение.

— Честно говоря, никто не заметил его ухода. Проморгали. Надают по шапке и за это тоже. Ну и пусть, лишь бы вернуть их… целители быстро поставят на ноги, если что. А как хорошо начиналось… я уже почти свыкся с Флаширом. Даже местечко присмотрели, где посёлок строить — курортная зона, да и только. И растения наши там отлично прижились — без всякой магии росли как на дрожжах. Теперь всё, к родному солнышку привыкать вновь придётся. Тем более вряд ли в обозримом будущем нас пошлют ещё куда-нибудь…

Пригорюнившись, он подлил виски в опустевший стакан.

— Но поиски Элайн и Габроса будут продолжены? — забеспокоился Эрик.

— О да, но уже другими. Собирают Мастеров-профессионалов — не то что мы, недоучки! — для переброски на Флашир. Надеюсь, им повезёт разобраться с чертовщиной, творящейся там.

Повисло тягостное молчание. Чтобы хоть как-то развеять его, Эрик спросил о «камнях» — не могли те быть причастными к исчезновению людей.

— Вряд ли. За несколько месяцев на Флашире у них было предостаточно для этого возможностей, но никаких проявлений агрессии не замечалось. Жаль, не успели познакомиться с ними поближе. Кое-что Весте удалось нащупать — спасибо вашему свадебному подарку. «Камни» зациклены на своём внутреннем мире и безразличны к происходящему вокруг, но с помощью Усилителя Эмпатии ей удалось немножко их расшевелить. Как выяснилось, к нам они испытывают чувство, в двух словах нечто вроде «осторожного любопытства». Не более того, поскольку мы им не сильно мешаем. Да не они это, я твёрдо уверен! Открою маленький секрет: Веста пыталась выяснить, не они ли похитили Элайн, но ответом стало категорическое нет. При телепатии ложь чувствуется сразу, поэтому можно верить. Фишка здесь в другом — «камни», или ппаттоот, как они себя называют, засекли появление чужих.

— Вот даже как! Кого же именно?

— К сожалению, у ппаттоот отсутствуют органы зрения. И восприятие окружающего совсем иное. Они не различают людей меж собой, и запросто перепутают их с орками или эльфами. Большие двухопорные теплоизлучающие существа — вот и вся характеристика. Возможно, есть тонкости, о которых мы и не подозреваем. Типа окраски ауры или тембра голоса. Будь у нас в запасе побольше времени…

Бутыль опустела более чем наполовину.

— А если Гильдия тайно снарядила другую экспедицию на Флашир? — предположил вдруг Гека.

От удивления Баджи поставил на место уже поднесённый к губам стакан.

— Ещё колонисты? Нас бы предупредили. Да и зачем? Разве мы плохо справлялись с порученным делом? Всё делали по инструкции, регулярно отправляли отчёты. Коллеги обязательно попытались бы связаться с нами! Но главное — зачем похищать своих? Логике не поддаётся.

— Почему же? Это могла быть проверка на ваше поведение в экстремальных ситуациях.

— О таком я даже не подумал, — сознался Баджи. — Хм, необычный вариант, но вполне в духе стратегов ролевых игр. Которых, увы, хватает и среди чародеев. Особенно молодых. Интересно, кому пришло в голову подстроить всё это?

— И зачем тогда посылать вторую экспедицию? — вмешался Эрик.

— Для заметания следов. Кто ж вам признается, что стали жертвой научного эксперимента? Вернутся с Габросом и Элайн и скажут: вот, де, попали в аномальную зону, потому и оказались отрезанными от остального мира. И без спецаппаратуры не обнаружить, ни вытащить оттуда невозможно!

Сочинённую буквально на коленке версию Гека выдал скорей всего для успокоения Баджи. Верил ли он в неё сам — другой вопрос. Разумеется, предугадать поведение чужой планеты невозможно — даже неистребимое племя фантастов, лихо живописующее чудеса и опасности иных миров, едва ли упомянули хотя бы четвёртую их часть. Но слишком много сомнений… где гарантия, например, что Флашир не приглянулся какому-нибудь чародею, страдающему непомерным честолюбием? Планета, действительно являющаяся райским уголком — лакомый кусок для индивидуумов с неутолённой жаждой власти. Ещё бы: целый мир у твоих ног! И, похоже, кое для кого искушение прибрать его к рукам оказалось слишком сильным.

Баджи тем не менее ухватился за неожиданную мысль как за спасательный круг.

— Вполне вероятно. Хотя на душе всё равно паскудно. Не очень люблю, когда используют втёмную. Ладно, попробую выяснить, кто за этим стоит. Вдруг получится. Хотя верится с трудом. Если в операции задействованы Великие Мастера, едва ли получится докопаться до истины.

— Но даже тогда остаётся шанс её всплывания на поверхность, — подхватил эстафету импровизации Эрик. — Когда задействовано много народу, всегда отыщется «слабое звено», которое рано или поздно обязательно проболтается. В случае чего можно этому и поспособствовать!

— С помощью магии? Рисковый путь. Вдобавок сомнительный с моральной точки зрения.

— Зато действенный. Если зло не разоблачать, оно и дальше будет обстряпывать тёмные делишки. Причём, чувствуя безнаказанность, всё с большим размахом. Однако как поступишь, когда выяснится: да, вот этот конкретный чародей и есть «гениальный разработчик» плана с похищением?

— Если действовать в строгом соответствии с буквой Устава, имею полное право призвать его к ответу на суд чести, — поморщился Баджи, разливая по стаканам остатки виски.

— А по-другому никак?

— Имеешь в виду вызов на поединок? Разрешение на официальную дуэль можно получить опять же лишь по решению суда чести — если тот убедится, что примирение невозможно. Поэтому желающие выяснить меж собой отношения частенько пренебрегают условностями, но тогда в случае огласки наказание несут обе стороны — неважно, кто прав, кто виноват.

— Ох как всё сложно! У не-магов куда проще — дал в глаз обидчику, и всего делов.

— Да, если бы речь шла о разборках на тему, кто кого больше уважает, — возразил приятелю Эрик. — В обсуждаемом нами случае нужно наказывать не конкретного человека, а систему в целом. Он же явно не в одиночку действовал! Пусть другим будет наука — авось отпадёт желание шутить подобным образом.

— Ладно, подумаем, — утратив интерес к спору, подытожил Баджи. — Вначале давайте проведаем дельфинов. После возвращения я так и не выбрался повидаться с ними, совесть совсем загрызла. Вот кто никогда не предаст, не воткнёт нож в спину. Теперь понимаете, почему с животными проще найти общий язык, нежели с людьми? Мне по крайней мере. Эх, я так надеялся отдохнуть от двуногих на Флашире… от большей их части, так скажем. Но, видно, не судьба.

С трудом встав из-за стола, он нетвёрдой походкой направился к книжной полке.

— Надо привести себя в порядок… не хочу, чтобы пальцами показывали и сплетничали за спиной. Где тут антиалкогольное заклятие… ага, нашёл. Sfierd argdibu ess tivoj… Ну, теперь другое дело!

Вместе с признаками опьянения пропал и депрессивный настрой. По крайней мере, внешне.

— Остаётся ликвидировать следы преступления, бутылку в первую очередь, и можно отправляться! Вы как, скорая магическая помощь не требуется? В справочнике есть заклятие, отрезвляющее любого находящегося рядом.

— Спасибо, мы выпили совсем немного, — с невинным видом отозвался Гека.

И, наскоро прибрав со стола, они направились в сторону океана.

Зря не согласился с предложением Баджи, запоздало осознал Эрик, когда горячительное спровоцировало тоску зелёную. Тогдашняя задумка их провалилась — буквально на следующее утро вызвав к себе, Вин очень образно прошлась по поводу «врагов народа», умудрившихся засунут ей под кровать «мерзкую игрушку, мрак источающую». Несомненно, с целью отравить её драгоценную персону.

На робкую просьбу продемонстрировать её Вин ответила отказом.

— Нет её здесь. В мешок поганый закатала и выбросила куда подальше. Да будет проклят тот, кто найдёт!

Разумеется, Эрик сразу после «свидания» ринулся на поиски, тщательно прочёсывая территорию, прилегающую к окошку «любимой». Проклятие не пугало его — куда опаснее оставить без присмотра столь опасную вещь. Но увы — ни пирамидки, ни мешка с ней обнаружить не удалось.

Равно как и Жозе, чуть ли не полдня рыскавший в окрестностях замка.

Однако кратковременное «пробуждение» всё же не прошло бесследно: Вин стала более сосредоточенной, скупой на выражение чувств, никаких намёков на утехи и развлечения. Но радоваться этому Эрик не спешил — сохранившая силу колдунья явно не собиралась отказываться от наполеоновских планов. Причём в самом ближайшем будущем. Единственным препятствием, опять же следствием «прихода в себя», о причинах которого ни она, ни он так никогда и не узнали (едва суета утихла, Исикэ подобрала заколку) оказалась частичная амнезия — у Вин явно образовались пробелы в памяти. Доходило до анекдотов — с совершенно серьёзным лицом расспрашивала, кто проживает в комнатах по соседству, где находится Санта-Ралаэнна и каким образом на ней оказался Штарндаль, а его приятеля упорно именовала Геной.

Увы, про Драгоценную Жемчужину колдунья так и не забыла. В чём Эрик очень скоро убедился.

— Придётся отлучиться с острова, — заявила Вин накануне. — Надолго или нет, неизвестно. Хочу разыскать одну прелестную штучку, гипнотическое воздействие весьма усиливающую. Где она сейчас — сказать сложно, слишком много воды утекло с той поры, когда она верой и правдой служила мне. Многотысячные толпы падали ниц, стоило лишь попросить сделать это! Целые армии с фанатизмом берсерков устремлялись на неприятеля, неудержимостью буквально втаптывая его в землю. О, как я жажду возвращения тех времён! Едва ли даже Гроссмейстер сможет противостоять дурману Жемчужины. Каюсь, на магах столь высокого уровня опробовать её ещё не приходилось, но ведь всё когда-то впервые, не так ли, милый?

Сейчас опять домогаться начнёт, встревожился Эрик. Рабство есть рабство, даже усыпанное лепестками роз и подслащённое молочным шоколадом. Но пронесло — китаянка вновь взяла себя в руки.

— Сегодняшней или завтрашней ночью отбуду. Прикроешь мой отход. Станут спрашивать, куда подевалась, разрешаю врать напропалую. Лишь бы отвязались и не пытались проникнуть внутрь. Иначе познакомятся с охранными заклятиями. Очень неприятными, замечу. Твоего приятеля, зная его привычку всюду совать свой нос, касается особо. Усёк?

— Вполне.

— Прекрасно. Значит, пока свободен. Перед отъездом позову. Присядем на дорожку — есть у вас, русских, такой обычай, угадала?

Известие об очередной командировке Вин привело Геку в восторг.

— Ну и пусть валит на все четыре стороны, допрыгается рано или поздно! Жаль, конечно, с пирамидкой облом приключился, было бы проще. Ну ничего, найдём другое решение! Главное — спокойно отпразднуем Хэллоуин!

Ещё одна головная боль в довесок к предыдущим. Праздник кануна Дня Всех Святых, корнями уходящий в язычество кельтов, так и не прижился в России. И совершенно справедливо, по мнению Эрика — от святых в нём осталось лишь слово. Первые два курса если кто и отмечал, то в одиночестве или своём узком кругу, но сейчас народ прорвало. Видать. Соскучились по развлекательным мероприятиям — до Нового года ещё два месяца, а душа уже жаждет праздника!

Эрик поначалу идти не собирался, но рут уговорила — уж очень хотелось ей блеснуть перед всеми в костюме страдающего зомби. Теперь вот мучайся сомнениями, во что облачиться самому. Придётся придумать нечто оригинальное, чтоб перед другими не стыдно было.

— Смотрю, поставили-таки памятник, — вырвал из задумчивости голос Баджи.

Оказалось, они успели взобраться на возвышенность, откуда просматривалось изваяние.

— Ага, открытие было в первый день нашего появления на острове, — подтвердил Гека.

Когда они едва спаслись от смерти или участи куда более худшей, добавил про себя Эрик. И решился воплотить в жизнь давно обдумываемую идею.

— Баджи! Можно попросить кое о чём?

— Конечно.

— Ты согласился бы стать куратором нашего курса?

Лицо Геки, вначале отразившее недоумение, следом расплылось в улыбке — догадался, куда клонит приятель.

Их старший товарищ, однако, остался глубоко удивлённым — явно не ожидал ничего подобного.

— Я? Куратором? Боюсь, с педагогическими талантами у меня не очень. Да и зачем оно, если по учебным вопросам можете напрямую обращаться к преподам. А с бытовыми проблемами — к мистеру Фиттиху?

— Так-то оно так, но беспокоить власть предержащих всякой чепухой не всегда бывает удобно. Да и с нашим уважаемым дворецким по душам особо не поговоришь. Другое дело — благожелательно настроенный куратор, понимающий нужды и чаяния студенческой братии.

— Благо сам не так давно в учениках ходил? — иронично отозвался Баджи.

— Ага. И к мнению которого с большей охотой прислушаются там, наверху.

— Не думаю, чтобы моё мнение слишком много значило. Тем более после неудачной эпопеи на Флашире. Но если оно вам действительно необходимо…

— Ещё как! — поддержал приятеля Гека.

Глава 32

В дверь тихонько постучались.

— Войдите! — машинально отозвался Эрик, сразу же ощутив укол страха.

Глухо урчащий зомби, уставившись в упор незрячими бельмами глаз, протянул к нему изъеденные разложением руки.

— Испугался? — насладилась произведённым эффектом Рут, стянув маску и перчатки.

— Естественная реакция человека на ожившего мертвеца. А ты не испугалась бы?

— Ещё как! Я даже фильмы ужасов смотрю, закрывая глаза в самые стрёмные моменты!

— Может, тогда проще не смотреть их вовсе?

— Фу, зануда. Я ж на обычном экране, сьют-сейфер не надевая.

Да-а, смотреть кинопродукцию жанра триллера, а тем более ужасов через сьют-сейфер — удовольствие на любителя острейших ощущений. Или мазохиста. Нехитрый набор из шлема, жилетки и перчаток, напичканных электроникой и подключённых к домашнему компьютеру, позволял вжиться в плоть любого из героев — зритель испытывал то же самое, что ощутил бы тот, стань виртуальность явью. Разумеется, с известной степенью приглушения — немногие in fact смогли бы без проблем пережить боль от отрываемой конечности или вонзающейся в бок бензопилы. Ещё большая полнота реальности, вплоть до запахов, достигалась в кинотеатрах элит-класса — правда, билеты туда стоили как на вип-презентации мегазвёзд шоу бизнеса. Скрепя сердце, прошлым летом Эрик таки потратился на билет — уж очень заманчивой оказалась реклама, на все лады расхваливавшая премьеру «Поверженных» Джеймса Клиорра, титана американской режиссуры картин на историческую тематику с лёгким фэнтезийным уклоном. Из осторожности выбрал тогда персонаж оруженосца главного героя, о чём очень сильно жалел после — на долю «господина», то бишь принца островного королевства выпали героические приключения в духе рыцарской эпохи и незабываемая ночь любви с заезжей принцессой, а его верному спутнику достались ругань с трактирщиками и драки с желающими покуситься на хозяйское добро. Особенно чувствительным оказался удар дубиной по башке, полученный от атамана бандитской шайки. Принц, конечно, тут же зарубил наглеца, но Эрику от этого легче почему-то не стало. «Ушибленная» голова болела даже на следующий день — оставалось лишь радоваться за те высоты, коих достигла современная техника.

— А ты чего наденешь? Признавайся наконец! Нам уже пора — гляди, за окном совсем стемнело! Последними придём — прикалываться станут!

Загадочно улыбаясь, Эрик вытащил из шкафа костюм «чумного» врача — тёмно-серый балахон до пят, маску с прорезями для глаз и длинным изогнутым клювом, широкополую шляпу. На сей раз, учитывая сложность задачи и пожелание организаторов постараться обойтись без Розовой магии, работали целой бригадой, помогая друг другу скроить приличествующее празднику одеяние.

— Вау! Вороном решил нарядиться?

— Ну уж в любом случае не вороной. На самом деле перед тобой одеяние лекаря Средневековья во времена эпидемий. Считалось, что болезнь испугается и отступит. Про микробы и вирусы тогда, понятное дело, никто и слыхом не слыхивал.

— Класс! Наконец-то нечто новенькое! Не стыдно будет перед народом показаться!

Ты ещё других прикидов нашей команды не видела, усмехнулся про себя Эрик. Гека вообще решил вырядиться под инопланетянина мерзопакостного вида — серо-буро-малинового в крапинку. Больше бы подошло, конечно, какой-нибудь вечеринке на одной из планет Далёкой галактики. Жозе, особо не напрягая мыслительный процесс, предпочёл вырядиться озорным чертёнком. Джо, как всегда, долго раздумывал, зато, вопреки прогнозируемого друзьями сюжета из индейской тематики, вырядился Гамельнским Крысоловом. А вот Олаф, как ни странно, определился почти сразу, выбрав обличье Безумного Проповедника. Фэн от дружеской помощи отказался, заявив — справится, мол, сам, но скорей всего вряд ли придёт вообще. Насчёт девушек Эрик не знал ничего определённого, те умело скрывали свои тайны, отделываясь шутками и отговорками. Единственно — подобно Фэну, скептически настроена Стана. Похоже, придётся Геке предаваться веселью без подружки.

Тот выскочил следом (лёгок на помине!), стоило пройтись мимо его каморки.

— Вы уже? Подождите меня, я быстро!

— Ну и чудище, — прыснула со смеху Рут, когда Гека появился вновь.

— Полностью согласен, красотка. Столкнись с тобой сейчас где-нибудь в тёмном переулке, ох испугался бы!

— А остальные где?

— Ушли, не дожидаясь. Только я и остался составить вам компанию!

— Это ты здорово придумал, — не удержался от сарказма Эрик. — Тогда и впрямь остаётся лишь поспешить вдогон.

Втроём они покинули замок, напоследок шутливо отсалютовав привратникам.

— Слышал я, ворота сегодня на ночь не запираются?

— Вроде бы. Но кто конкретно об этом договорился, не в курсе.

— Да какая разница! — беспечно махнула рукой Рут. — Даже если и закроют, не пропадём. Будем веселиться до утра!

Фонари, освещавшие им дорогу, жалобно поскрипывали на ветру, словно призывая вернуться обратно, пока не поздно. Будь Эрик один, возможно, и прислушался бы.

— Наконец-то настоящий праздник, причём собственными руками организованный! Разве не здорово? — Рут явно пребывала в эйфорическом состоянии, заодно пытаясь растормошить примолкшего бойфренда.

— Ага, — дипломатично согласился Гека. — Просто у нас в России его мало кто отмечает, непривычно немного.

— Ничё, вот увидите, вам понравится! На следующий год сами захотите!

— До следующего года ещё дожить нужно. Экзамен в нём нешуточный предстоит.

— Опять за своё! Ты в принципе расслабляться умеешь? Ну что за человек — веселиться надо, а он про экзамен!

— Мы, русские, такие, — ухмыльнулся Гека, с плохо скрываемым удовольствием наблюдая за «семейной сценой». — Долго запрягаем, зато потом быстро едем. И если начнём расслабляться, мало никому не покажется.

Когда добрались до пляжа, торжество уже началось.

— Опоздавшие! Штрафную им! — с визгом, завыванием и хохотом сразу несколько ряженых отделились от костра и кто с бутылкой, кто с уже наполненным стаканом окружили прибывшую троицу.

— Выпьешь со мной на брудершафт, красавчик? — жарко дохнула прямо в ухо болотная кикимора. — Али не хороша для тебя?

— Как можно так говорить, Тася! — Эрик постарался придать голосу максимум убедительности. — Землячки, лучшей чем ты, желать грешно!

Чтобы принять в себя, пришлось приподнять «клюв».

— По законам Хэллоуина запрещается снимать маски до рассвета! — возмущённо пискнула Рут. Наверное, взревновала слегка.

— Но как же быть тогда? Не пить среди всеобщего похмелья — ещё большее преступление!

Возражений не последовало — австралийку успели отвлечь вампирша Паэла и мумия, опознать которую с ходу не удалось. Геку подхватили под руки Жозе и Джо и потащили на исповедь к Безумному Проповеднику. Успевший вжиться в роль Олаф тут же загнусил — раскайся, мол, в скверне чародейства, отринь его прах со ступней своих, прими в душу помыслы о чистоте и святости…

— Вот это по-нашему! — одобрила кикимора, без особого стеснения обняв за талию. И добавив шёпотом, — как народ угомонится немного, прогуляемся до ближайшего лесочка?

— Похоже, кое-кто уже успел нарезаться.

— Ну и ладно! Скажешь, не могу позволить себе хоть иногда? Эх, знал бы ты, какие пьянки мы в общаге закатывали…

С трудом отделавшись от приставаний, Эрик присел к костру и оглядел присутствующих. Классический набор для шабаша — парочка скелетов, Фредди Крюгер, вампирша с вурдалаком, гуль, баньши, лич с косматой ведьмой в обнимку, да и прочая публика чуть дальше в тени — тот ещё набор для фильма ужасов. Повстречай подобную компанию в полночь где-нибудь на пустыре окраины мегаполиса — дал бы дёру, не раздумывая. А у кого сердце послабее, так и свалился бы на месте. Какой тут канун дня Всех Святых, если святостью тут и за версту не пахнет? Скорей уж канун Вальпургиевой Ночи, под 1 мая вроде бы имеющей место. От нынешнего празднества, получается, ровно на полгода отстоит. Нет ли здесь некоего потаённого смысла?

Обдумать неожиданную мысль не получилось — помешал вурдалак.

— Есть предложение: давайте выберем Короля Хэллоуина! И пусть указывает нам, как и чем веселиться!

— О-о! Точно! Всенепременно! — загомонило всё сборище разом. — И карты ему в руки!

После недолгих дебатов, сопровождавшихся уханьем, свистом и ржанием, Королём был избран Алехандро, отличавшийся от прочих присутствующих спокойствием и представительностью — солидный чёрный костюм, монокль, аккуратно подстриженная клинышком бородка. Из мишуры — лишь пара аккуратных рожек, проглядывавших сквозь шевелюру.

Его церемонно усадили на трон, в роли которого выступил взявшийся неизвестно откуда стул (неужели телепортнули, или заранее припёрли сюда с Штарндаля?). В руки сунули пику с насаженным на остриё светильником Джека. Огонь внутри тыквы разноцветно переливался — единственная разрешённая на празднике магия. Вокруг тут же закружился чернокожий шаман (ну вылитый Юрса!) в устрашающего вида африканской маске и с бубном в руках, изо всех сил гремя им и подвывая. Под конец «служитель культа» повалился в ноги новоявленного «монарха».

— Приказывай, мой господин! Яви верноподданным свою волю!

— Повелеваю, — поднялся с «трона» Алехандро, и пламя внутри тыквы разгорелось бордово-красным, — всем есть, пить и веселиться до рассвета! А кто ослушается — на кол! Или в океан — освежиться немного!

— Да будет так! — загомонила «свита». — Доставай, братва, и наливай!

Тут же у костра проворно расстелили пару ковриков и вытряхнули из рюкзаков припасённую заранее снедь. По большей части собранную путём многодневного ограбления столовой, но частью, типа палок колбасы или головок сыра, явно не местного происхождения. Равно как винные бутылки и баночное пиво — наверное, кое-кому удалось договориться с Мастерами, регулярно бывающими за пределами острова. Или с самим Дрежелсом — за хороший откат тот вполне мог закрыть глаза на некоторые нарушения должностных инструкций.

Весело балагуря, растащили свеженарезанные бутерброды (к столовскому харчу почти никто не притронулся) и стаканы, проворно наполняемые ведьмой.

— Эгей, красавчики и красотки, до дна, не стесняясь! Лучшее вино из Трансильвании! Даже вампиры его кровушке предпочитают! И правильно делают! Виноградный сок, хорошенько перебродивший и настоявшийся, для здоровья куда полезнее!

Получив свою порцию горячительного, рядом с Эриком примостилась Лиэнна в прикиде то ли призрака, то ли утопленницы.

— Неспокойно на душе немного, — тихо пожаловалась она.

— Почему?

— Не знаю. Ощущение, будто должно случиться нечто нехорошее. Вроде и поводов нет никаких, а всё равно.

— Но вроде никто не заставлял приходить сюда.

— Не спорю. Однако куковать одной, когда другие веселятся, тоже, заметь, не сахар. И без того тоска замучила. Вроде полно народу кругом, а вглядишься — и нет никого. Не с кем ни радости, ни горя разделить. Пусть хоть такая иллюзия счастья, чем вообще никакой.

— Лучше выпей, легче станет.

Признаваться, что и ему немного не по себе, Эрик не стал.

— Наверное, — жалко улыбнулась Лиэнна. — пусть если не уйдёт совсем, то хоть притупится.

И пригубила свой стакан.

Шум вокруг костра усилился — подогретый спирт