КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420155 томов
Объем библиотеки - 568 Гб.
Всего авторов - 200549
Пользователей - 95500

Впечатления

кирилл789 про Стриковская: Купчиха (Любовная фантастика)

потрясающе.)

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
каркуша про Гончарова: Маруся-2. Попасть - не напасть (Фэнтези)

Интриги, расследования, тайны! А главное - абсолютно непонятно, чем же все закончится...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: На Пороге Дома (Фэнтези)

написана в 2014 году, значит пятой книги не будет, жаль.)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Мир драконов (СИ) (Фэнтези)

ой, как мне эти идеи рабства не нравятся, увы. хорошо, что вовремя герои взяли свои судьбы в свои руки.)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Стать Собой (СИ) (Фэнтези)

приключенчески.)
прекрасный автор.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Воплощение (СИ) (Фэнтези)

класс. других слов нет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Стихи (fb2)

- Стихи (пер. Маша Лукашкина) (и.с. Иностранная литература, 2012 № 12) 228 Кб, 5с. (скачать fb2) - Кристина Джорджина Россетти

Настройки текста:



Кристина Россетти. Стихи

Портрет Кристины Россетти написан Данте Габриелом Россетти в 1848 г.

Мужество

Я смерти не боюсь… Труднее жить.
С терпением галерного раба
Грести, грести, стирая пот со лба,
Но руки на себя не наложить,
Не броситься в глубокий водоем,
Желая одного: навек уснуть…
Имея нож, себе не ранить грудь —
Вот подвиг, в понимании моем.
Шагнуть с обрыва — миг. Терпеть длинней.
Но разве торопливые сердца,
Лишившие себя остатка дней,
Отважней тех, кто слабость превозмог?
И разве не герой, кто до конца,
До капли чашу жизни выпить смог?

Восхождение

Тропою горной, а потом и тропкой
По каменным холмам… Весь этот путь
Он одолел, не вправе отдохнуть,
Спеша поймать заката отблеск робкий.
Все время вверх — с усильем, понемногу…
Настала ночь, на гору пала мгла.
Теперь подмогой путнику была
Любовь. И воля. И молитва Богу.
На ощупь — вверх. На ощупь — к небесам.
Вот так — нечеловеческим трудом —
Он покорил тот пик, он выиграл бой.
И навзничь пал, хватая воздух ртом.
И не поверил поутру глазам,
Увидев только Солнце над собой.

Собирают яблоки

Весною, украшая свой наряд,
Я обрывала яблоневый цвет,
А осенью, придя с корзиной в сад,
Увидела: на ветках яблок нет.
С пустой корзиной возвращалась я,
Держалась от других чуть-чуть поодаль.
Соседи дружно славили меня,
Подружки меж собой шутили вдоволь.
Победно распевая на ходу,
Шли две мои сестры — Джанет и Милли.
Их яблоки — крупнее всех в саду! —
Так ароматны, так прекрасны были!
Гертруда — неохватные бока —
Окликнула меня, смеясь мне в спину.
Мужская, очень сильная рука
Несла ее тяжелую корзину.
Ах, Вилли, Вилли, неужели те
Обычные плоды былого лета
Ты предпочел любви и красоте,
Не помнишь больше яблоневого цвета?
По этой же тропинке мы брели
В душистые цветы упрятав лица…
Но яблони давно уж отцвели —
И это время вновь не повторится.
Похолодало к ночи… Надо мной
Сова ночная ухала, кружила.
Все возвратились парами домой.
А я… Я возвращаться не спешила.

Из цикла сонетов “Вторая жизнь”

Полярная звезда, нависшая над льдами,
И Сириус, что разливает свет,
Летя на колеснице меж планет, —
Две избранные ноты в звездной гамме.
Одна, желая путнику помочь,
Встает все в той же точке небосвода,
Другой непреходяще, год от года,
Своим сияньем озаряет ночь.
Как жаль, что встреча им не суждена!
Порядок не изменят небеса:
Вовеки с места не сойдет она,
Не обернется он в полете гордом…
И всё же их ночные голоса
Звучат неутихающим аккордом.

Из цикла “Сонеты, полные любви”

Когда бы день припомнить я могла,
Когда ты на меня впервые глянул!
Мной не отмечен, он бесследно канул,
Как просто день, которым нет числа.
Как я была слепа, не замечая
Твоих, за мною следующих глаз!
Когда Судьба соединила нас:
В конце зимы или в начале мая?
Припомнить бы тот день! Под сердца стук
Воздать ему по праву… Наслажденье
Испить до дна, до головокруженья…
Но память рвется птицею из рук…
Когда бы я припомнила, мой друг,
То первое твое прикосновенье!

Беспечность

Уносит лодку в море, а матросы
Уснули, не убравши паруса…
Из огненной дали меж тем без спроса
Ползет гроза.
Стог сена посреди большого поля
И два глупца, заночевавших в нем,
Меж тем как от снующих в небе молний
Светло как днем.
Судьба непостоянна и жестока…
Беспечность не кончается добром…
Пригонит ветер тучи ненароком,
И грянет гром.

Превращенье

Возможно ли такое превращенье?
Пять лет всего прошло — а не узнать!
Ее ли это тон, осанка, стать?
Достоинство в любом ее движенье,
Где раньше были искренность и пыл!
Спокойствие, присущее мадонне…
И голос стал чуть суше, монотонней,
И тверже взгляд, что прежде робок был.
Не судит, не спешит давать совет,
Как будто бы дала себе зарок…
Мы встретимся спустя какой-то срок
И вновь она окажется иною…
В глазах ее небесный вспыхнет свет,
И крылья обретутся за спиною.

Сестрицы

— Ты не видела, сестрица, —
Хоть случайно, невзначай! —
Голубя в моем окошке?
Что смеешься?.. Отвечай!
Вечером, а может, ночью,
Перед самою грозой?
В клюве он держал колечко
С голубою бирюзой.
— Да, я голубя видала…
Мне пришлось его пугнуть,
Чтобы он в окно не бился,
Чтобы ты могла уснуть.
— Ты добра ко мне, я знаю…
Так ответь, моя душа,
А собаку ты видала,
Что космата и рыжа?
Вдоль ограды пробежала
И обнюхала крыльцо…
У нее на шее лента,
А на ленте — письмецо.
— Да, сестрица, та собака
Выла ночью под ветлой.
Я, покой твой охраняя,
Прогнала ее метлой.
— А хорошенькому пажу
Ты не открывала дверь?
Что, и не припомнишь даже?
Не приходит он теперь.
Плащ его богат и ярок.
На плече венок из роз.
Он мне приносил подарок —
Дивный гребень для волос.
— Как же, я его видала…
И отвадила скорей,
Чтоб тебя не беспокоил
Скрип несмазанных дверей.
— Стой, не убегай, сестрица,
Не криви в усмешке рот…
Незнакомого мужчину
Ты видала у ворот?
Он придет ко мне сегодня,
Чтоб просить моей руки!
Я люблю его всем сердцем,
Наши чувства глубоки!
— Незнакомца я видала…
Но тебе не все ль равно?
Я, вздохнув, ему сказала,
Что ты замужем давно.
— Ложь! Вот это ложь, сестрица!
Ты разбила сердце мне…
Как ты можешь веселиться?..
Чтоб тебе гореть в огне!
Побегу за ним вдогонку,
За него приму и смерть…
Ах, завистница лихая,
Как же ты могла посметь?!
— Что ж, беги за ним, коль хочешь…
Вот что я тебе скажу:
Ты семьи не опорочишь…
Я тебя опережу.

У моря

О чем это море шумит неустанно,
О чем неустанно вздыхает оно?
Отторгнуто неба причудою странной,
Изрезано берега линией бранной
И мучиться жаждою обречено…
А там, в глубине, мир сверкающе-зыбок,
А там, в глубине, мир исполнен чудес:
Подводной скалы неприступная глыба,
И стайки пугливых оранжевых рыбок,
И девственно-белый коралловый лес.
Морские ежи, эти Аргуса слуги,
Толпой обступили причудливый грот…
И каждый, в пучине рожденный без муки,
Неслышно кружит в этом призрачном круге,
И так же неслышно умрет в свой черед.

Моей кузине Лоле, читающей книгу вверх тормашками

Лола, ангел озорной
С детскими замашками,
Силится прочесть мою
Книгу вверх тормашками.
Водит пальцем не спеша
По неясным строчкам —
Этим перевернутым
Буковкам и точкам.
Носик сморщен, голова
Подперта рукою…
“Что дает твоей душе
Чтение такое?
Неужели правильно
Прочитать нельзя?..”
Лола на мгновение
Подняла глаза…
Удивление лишь в них.
И — внезапный луч.
Точно солнце невзначай
Вышло из-за туч.
Этот лучик чудный,
Явленный на миг,
Знания дороже
И важнее книг.
Взгляд открытый и прямой,
В пику поучению…
Лола, ангел озорной,
Возвращайся к чтению!
Постигай страницу,
Разбирайся в ней.
Да, я знаю больше…
Но ты меня умней.

Сон

Он снова мне покоя не дает,
Я разгадать его была бы рада,
Тот сон, как, отдыхая от забот,
Сидела я на берегу Евфрата.
Ничто не омрачало небосвод,
Ни тучки на него не находило…
Вдруг вспенилась река… И в глуби вод
Зашевелилось что-то…
Крокодилы!
Они всплывали медленно со дна,
И маленькие, и большие тоже.
Рубинами была испещрена
Их глянцевая новенькая кожа.
Браслеты на их скрюченных ногах
Тряслись в экстазе медленного танца,
А золотые броши на хвостах
Сияли, как доспехи новобранца…
Прервусь на время… Удручает вас
Мой страшный сон… Но то лишь сон, не так ли?..
Поэтому продолжу свой рассказ.
Поверьте,
В нем нет вымысла ни капли.
Так вот, о крокодилах…
Главный, тот,
В короне и со скипетром алмазным,
Всех оттеснивши, выступил вперед
Походкой семенящей, безобразной.
И властным взглядом поглядел вокруг,
И прохрипел какое-то заклятье…
До солнца ростом вымахал — и вдруг
Стал жадно пожирать своих собратьев.
Струился сок из алчных уст его…
Толпа редела с каждою минутой…
Когда же не осталось никого,
Себя схватил за хвост он в злобе лютой.
И начал уменьшаться на глазах,
И покатился кубарем со склона,
Весь в жалких крокодиловых слезах…
И обратилась в прах его корона.
Он мне подал неясный знак рукой…
Но что меня особо поразило,
Над мигом присмиревшею рекой
Ладья, волн не касаясь, заскользила.
Виденьем белоснежным пронеслась,
Как будто унося мои печали…
И сердце успокоилось тотчас.
И звуки арфы тихо зазвучали.
Как сладко мне под них тогда спалось…
И что мой сон вещает?..
Вот досада! —
Мне разгадать его не удалось…
Но рассказать о нем была я рада.

Оглавление

  • Кристина Россетти. Стихи
  •   Мужество
  •   Восхождение
  •   Собирают яблоки
  •   Из цикла сонетов “Вторая жизнь”
  •   Из цикла “Сонеты, полные любви”
  •   Беспечность
  •   Превращенье
  •   Сестрицы
  •   У моря
  •   Моей кузине Лоле, читающей книгу вверх тормашками
  •   Сон