КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 404962 томов
Объем библиотеки - 534 Гб.
Всего авторов - 172251
Пользователей - 92015
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Зуев-Ордынец: Злая земля (Исторические приключения)

Небольшие исправления и доработанная обложка. Огромное спасибо моему украинскому другу Аркадию!

А книжка очень хорошая. Мне понравилась.
Рекомендую всем кто любит жанры Историческая проза и Исторические приключения.
И вообще Зуев-Ордынцев очень здорово писал. Жаль, что прожил не долго.

P.S. В конце этого месяца я вас еще порадую - сделаю фб2 очень хорошей и раритетной книжки Строковского - в жанре исторической прозы. Сам еще не читал, но мой друг Миша из Днепропетровска, который мне прислал скан, говорит, что просто замечательная вещь!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Лем: Лунариум (Космическая фантастика)

Читал еще в далеком 1983 году, в бумаге. Отличнейшая книга! Просто превосходнейшая!
Рекомендую всем!

P.S. Посмотрел данный фб2 - немножко отформатировано кривовато, но я могу поправить, если хотите, и перезалить.
Не очень люблю (вернее даже - очень не люблю) править чужие файлы, но ради очень хорошей книжки - можно.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Ганин: Королевские клетки (Фанфик)

в общем-то неплохо. хотя вариант Гончаровой мне больше понравился, как-то он логичнее

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Конторович: Чёрные бушлаты. Диверсант из будущего (О войне)

Читал давно, в электронке, когда в бумаге еще не было. На тот момент эта серия была, кажется, трилогией. АИ не относится к моим любимым жанрам в фантастике - люблю твердую НФ, КФ и палеонтологическую фантастику (которую в связи с отсутствием такого жанра в стандарте запихивают в исторические приключения), но то как и что писал Конторович лично мне понравилось.
А насчет Звягинцева, то дальше первой книги Одиссея читать все менее и менее интересно. Хотя Звягинцев и родоначальник российской АИ.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
DXBCKT про Конторович: Чёрные бушлаты. Диверсант из будущего (О войне)

Давным давно хотел прочесть данную СИ «от корки до корки» в ее «бумажном варианте... Долго собирал «всю линейку», и собрав «ее большую часть» (за неимением одной) «плюнул» (на ее отсутсвие) и стал вычитывать «шо есть»)

Данная СИ (кто бы что не говорил) является «классикой жанра» и визитной карточкой автора. В ней помимо «мордобития, стрельбы и погонь», прорисована жизнь ГГ, который раз от раза выходит победителем не сколько в силу своей «суперкрутости или всезнайства» (хотя и это отчасти имеет место быть) — а в силу обдуманности (и мотивировки) тех или иных действий... Практически всегда «мы видим» лишь результат (глазами автора), по типу : «...и вот я прицелился, бах! И мессер горит...». Этот «результат» как правило наигран и просто смешон (в глазах мало-мальски разбирающихся «в вопросе»). Здесь же ГГ (словами автора) в первую очередь учит думать... и дает те или иные «варианты поведения» несвойственные другим «героическим персонажам» (собратьев по перу).

Еще один «плюс в копилку автора» — это тщательная прорисовка главных (и со)персонажей... Основными героями «первой трилогии» (что бы не говорили) будут являться (разумеется) «Дядя Саша» и «КотеНак»)) Остальные герои и «лица» дополняют «нарисованный мир» автора.

Так же что итересно — каждая книга это немного разный подход в «переброске ГГ» на фронта 2-МВ.

Конкретно в первой части нас ожидает «классическая заброска сознания» (по типу тов.Корчевского — и именно «а хрен его знает почему и как»). ГГ «мирно доживающий дни» на пенсии внезапно «очухивается» в теле зека «времен драматичного 41-го» года...

Далее читателя ждут: инфильтрация ГГ (в условиях неименуемого расстрела и внезапной попытки побега), работа «на самую прогрессивный срой» (на немцев «проще сказать), акты по вредительству «и подлянам в адрес 3-го рейха» и... игра спецслужб, всяческих «мероприятий (от противоборствующих сторон) и «бег на рывок» и «массовое истребление представителей арийской нации».

Конечно, кому-то и это все может показаться «довольно скучным и стандартным».. но на мой субъективный взгляд некотороые «принципиальные отличия» выделяют конкретно эту СИ от простого рядового боевичка в стиле «всех победЮ». Помимо «одного взгляда» (глазами супергероя) здесь представлена «реакция» служб (обоих сторон + службы «из будуСчего») на похождения главгероя — читать которую весьма интересно, ибо она (реакция) здесь выступает совсем не для «полновесности тома», а в качестве очередного обоснования (ответа или вопроса) очередной загадки данной СИ.

Именно в данной части раскрывается главный соперсонаж данной СИ тов.Марина Барсова (она же «котенок»). В других частях (первой трилогии) она будет появляться эпизодически комментируя то или иное событие (из жизни СИ). И … не знаю как ВАМ, но мне этот персонаж очень «напомнил» Вилору Сокольницкую (персонажа) из СИ Р.Злотникова «Элита элит»...

В общем «не знаю как ВЫ» — а я с удовольствием (наконец) прочел эту часть (на бумаге) примерно за день и... тут же «пошел за второй...»))

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
argon про Гавряев: Контра (Научная Фантастика)

тн

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
Шляпсен про Ярцев: Хроники Каторги: Цой жив (СИ) (Героическая фантастика)

Согласен с оратором до меня, книга ахуенчик

Рейтинг: -5 ( 0 за, 5 против).
загрузка...

Зойка (fb2)

- Зойка (а.с. Зойка и другие-1) 264 Кб, 74с. (скачать fb2) - Наталия Орешкина

Настройки текста:



Орешкина Наталия Зойка

От автора

Этот романчик — первое, что я написала, до этого я никогда не бралась за перо. Так что не судите слишком строго.

Благодарность

Маша, без твоей неоценимой помощи, роман никогда не получился бы таким хорошим. Спасибо тебе!

Глава 1

Зойка стояла, уткнувшись носом в витрину магазина, в ее руке испускал последний, теплый дух беляш. Она сама не вполне понимала, почему продолжала покупать этот выкидыш кулинарного искусства, которым брезговали даже бродячие собаки.

«А когда я последний раз меняла что-то», — подумала Зойка, прокручивая в мозгу свою жизнь. В будние дни ее расписание было неизменным, как беляш и обязательное стояние у витрины в ожидании Ленки.

Ленка была Зойкиной подругой еще со школы: просто однажды открылась дверь в класс, и в дверном проеме появилась девочка в такой короткой юбке, что глаза у мальчишек на лоб повылазили. Девочка прошла прямо к ней и села. Они были совершенно разными. Ленка, разбитная, одетая в весьма откровенные шмотки, визжащая и смеющаяся по поводу и без оного. Зойка — худышка с косой, в вечном свитере и джинсах, правильная до глупости. Никто не мог понять, что их связывало, но уже с десяток лет они были вместе. Зойка со своей правильностью и Ленка в вечном поиске мужчины своей мечты.

Зойкино детство было счастливым, пока был жив отец, но после его смерти мать вдруг решила, что Зойке нужна строгость, — и понеслось. Уроки, мешковатые свитера, туго заплетенная коса и комендантский час, когда даже малолетки еще шастали по двору. Подружки быстро рассеялись и вспоминали о ней только во время контрольных. Как-то одна из них сказала:

— Ты прям как Зоя Космодемьянская!

И все, кличка приклеилась, по имени ее теперь звали только перед очередным тестом или контрольной, в страхе, что она не даст списать. Единственное, что заставляло всех девчонок завидовать, а мальчишек забывать о невзрачной одежде, — это ее голос — пела Зойка очень хорошо, с душой. Голос был грудным, низким, с зовущими, цепляющими за душу тонами, из-за него Зойку несколько раз звали в компании, но мать категорически запрещала, и сидела Зойка в четырех стенах, слушая нравоучения типа «золото и в грязи блестит».

Но то ли грязь была глубокая, то ли золото не ярким, но что-то даже на горизонте не было толпы желающих, его, это золото, откопать.

Про Ленку нельзя сказать, что она невероятная красотка, просто милая. Но яркая одежда, косметика и рано оформившаяся фигура привлекали к ней внимание. В вечном поиске своего единственного она шла по головам, сметая все на своем пути. На Зойкин вопрос «Каков он, этот единственный?» она отвечала, что увидит, когда найдет. Но то ли со зрением у нее было плохо, то ли единственный хорошо прятался, но Ленкины капканы до сей поры были пусты. Похоже, все единственные паслись в других огородах. Заборы чужих владений не были для Ленки препятствием, но такое браконьерство не оставалось безнаказанным — из подруг у нее осталась только Зойка. Хотя Ленка и в ее огороде поохотилась.

А случилось это так. Пока Зойка грызла гранит науки, мать искала «грязекопателя» среди сыновей своих подруг и нашла-таки. Его звали Никитой, и, как ни странно, парень был очень даже ничего, да и Зойка ему вроде понравилась. Знакомство как-то сразу переросло в свидания, а через пару месяцев он предложил пожениться, приведя этим Зойку в состояние легкого шока. Тем более что все его ухаживания сводились к хождению под ручку и поцелуям в щеку. Столь странное для влюбленного поведение очень озадачивало Зойку, да и вполне очевидная эрекция доказывала, что как женщина она его все-таки интересует. Все прояснилось после подслушанного ею разговора между матерью и будущим зятем. Маман усердно описывала, как ее наивная, сверхпорядочная доченька смущается мужского внимания, не говоря уж о чем-то большем. А этот недотепа-жених сидел, позволяя вешать себе на уши лапшу, Зойка не стала вмешиваться, а решила разобраться с этим после знаменательного события, надеясь, что жених, став мужем, не будет очень шокирован некоторыми ее глубоко скрываемыми секретами, а наоборот, они его очень порадуют.

Ленка в это время была в отъезде, но, узнав о предполагаемой свадьбе, после Зойкиного звонка не замедлила явиться. И надо же было как назло Зойке уйти, оставив жениха в квартире. Вернувшись минут через двадцать, она застала Ленку, делающую Никите минет. Зойка не ругалась, не плакала, даже не бросилась на изменников с кулаками, она просто сползла по стене от жуткого хохота. Хотя и жених повел себя неадекватно. Вместо того чтобы извиниться, он начал говорить Зойке гадости: мол, она плоскогрудая и кривоногая уродина, зануда, и единственный плюс в ней — квартира, но вопреки его ожиданиям Зойка не зарыдала, а заржала еще громче. Мало того, какой-то черт дернул ее вскочить на ноги и доказать абсурдность хотя бы первого заявления: снимать джинсы не хотелось, но, чтобы задрать свитер, много времени не понадобилось. От двух весьма ощутимых округлостей, затянутых в черный кружевной лифчик, Никита впал в прострацию, и Зойке не составило труда вытолкать его за дверь вместе с незадачливой соблазнительницей и наказом оставить ее в покое. На попытки матери помирить ее с кавалером, Зойка впервые поругалась с родительницей, восстав против ее тирании. Переворот увенчался полной победой Зойки, и с тех пор в страхе, что ее пошлют, туда, где Макар телят не пас, мать воздерживалась от вмешательства в Зойкину личную жизнь.

После этого попыток выйти замуж Зойка не предпринимала, да и предложения особо не сыпались на нее.

У каждого человека бывает момент, когда его внутренний лебедь расправляет крылья. Когда Зойкин лебедь попытался это сделать, она стукнула ему по башке, и он, склеив ласты, благополучно ушел на дно так, что даже перья не всплыли.

С Ленкой Зойка не рассталась, решив, что нет худа без добра. Ведь если бы она за этого хмыря вышла, то, кто знает, какова была бы ее семейная жизнь. Так что Ленка вполне годилась для проверки «будущих мужей» на «вшивость».

Получив прощение, Ленка рыдала от счастья. И на какой-то срок притихла, но время шло, а ее поиски не давали результатов, и она пару раз забегала в Зойкин огород. Всегда с одинаковым результатом: Зойка ржет до упаду, жених- друг ругается на чем свет стоит, а Ленка ползает в ногах с извинениями.

И вот сейчас Зойка стояла и глядела, как Ленка мечется по магазину в поисках чего-нибудь… нет, вы правильно поняли: именно чего-нибудь. Ведь что можно каждый божий день искать в магазине косметики? Это в советские времена можно было наткнуться на дефицит, а сейчас-то что? Но этот ритуал повторялся изо дня в день, а у Зойки просто не было ни сил, ни желания что-то менять.

Ее мысли опять вернулись в прошлое. Около года назад Ленка потащила ее к друзьям на дачу, где очередной кандидат в единственные отмечал день рождения. По этому случаю Зойка решила приодеться: а вдруг и ее «грязекопатель» лопату прихватит. Зойка просто чумела от красивого белья, это была ее тайная страсть, о которой она никому не рассказывала, так что с ним, бельем, вопросов не возникло. А вот верхняя одежда была проблемой: не то чтобы Зойка не любила красиво одеваться, но с молоком матери был впитан стереотип, что порядочная девушка не выставляет на всеобщее обозрение свои прелести. Она была просто не в состоянии выкинуть это из головы и по привычке в магазине забредала в секцию, где продавали одежду на пару-тройку размеров больше, под которой фигуру можно было обнаружить только с рентгеном. И сейчас перед Зойкой встала трудновыполнимая задача, но, решив не заморачиваться, она надела вместо джинсов юбку, а из недр шкафа извлекла свитер, купленный ею пару лет назад, но так ни разу и не надетый по совершенно глупой причине, он был не серый или коричневый, а ярко-синий и слегка обтягивающий. Но накраситься она все-таки не решилась — вдруг лебедь клюв высунет, а это совершенно исключено…

Народ, собравшийся на даче, был ей незнаком, Ленка унеслась на поиск своего парня, а Зойка забилась в угол и наблюдала, как другие девчонки вышли на охоту на ничего не подозревавших парней. Гулянка была в самом разгаре, половина гостей рассеялись по закуткам: кто оклематься от лишка выпитого, кто для более интимных занятий. Самые стойкие или отъявленные трезвенники — вроде Зойки, выпившей всего бокал вина, — лениво слушали парня, травившего анекдоты. Вдруг какой-то шум в дверях привлек всеобщее внимание. Именинник вскочил с дивана, где обжимался с Ленкой, и, сбросив ее чуть ли не на пол, рванул к двери с криком:

— Леха!

Глава 2

Увидев вытаращенные Ленкины глаза, Зойка засомневалась, стоит ли смотреть на вошедшего. Нехорошее предчувствие скрутило живот и заставило руки задрожать. Зойка не была трусихой и просто не знала, как объяснить сей мандраж.

«Ну че я трясусь? — уговаривала она себя. — Еще один единственный для Ленки, я-то тут при чем?».

Но дрожь не отступала.

«Может, месячные начались?» — Зойка знала, что обманывает саму себя.

Решив не оттягивать неизбежное, она обернулась.

Парень, стоявший в дверях, был старше ее лет на пять, чуть выше метра восьмидесяти, стройный, с взъерошенными русыми волосами и серыми глазами. Одет он был в белую футболку и джинсы, один бог знает, как державшиеся на его бедрах (и почему кто-то считает идеалом одежды гламурное шмотье? Возьми хорошо сложенного загорелого симпатягу, одень в голубые джинсы и белую футболку — вот он, мужчина наших мечт, а если еще вдруг джинсы в обтяжку, то исполнение всех эротических фантазий!), казалось, шевельнись он, и девчонки получат бесплатный стриптиз, но, похоже, их мечтам было не суждено осуществиться. Черная кожаная куртка небрежно переброшена через плечо. Вроде обычный парень, но глаза окружающих дам просто приклеились к нему, а слюной, которую они пускали, можно было бы перемыть всю посуду после праздника. Зойке пришлось приложить усилие, чтобы оторвать от него взгляд. Похоже, его тут хорошо знали и все были рады его приходу, мало того, ждали этого. Именинник хлопал вошедшего по плечу и прыгал около него, как одуревший от радости щенок. Чем вызвана такая реакция окружающих, для Зойки было покрыто тайной, она бы спросила у Ленки, но та и так встала в охотничью стойку, а Зойкин интерес только усугубил бы ситуацию. Чтобы успокоить разбушевавшиеся гормоны, Зойка плеснула себе полный бокал вина и, только когда голова слегка закружилась, заметила, что он опустел.

Парня протащили к дивану, всунули в одну руку стакан, в другую — бутерброд на закуску, а на колени плюхнули гитару. Он, не поведя бровью, хлопнул водку, закусил и, не заставляя себя упрашивать, пробежал пальцами по струнам. Да, играть он умел, и еще как, причем от вида его двигающихся в быстром темпе пальцев Зойку посетили весьма непристойные мысли.

«Да что это со мной, нет, ну я понимаю гормоны, но че они сейчас-то озверели? Спали, сволочи, до двадцати лет и — на тебе! — очухались. Я ж себя полной идиоткой чувствую. И напиться-то нельзя: мне для полного счастья только не хватало уснуть мордой в салате. Да и Ленку теперь отсюда и калачом не выманишь, только если дубинкой по башке и в бессознательном состоянии. Надо зажаться в угол и молчать, авось не заметит».

Мысли кружись в Зойкиной голове, как осенние листья на ветру, но ни одной путевой среди них не было. Зойка понимала: глупо думать, что этот красавчик спит и видит, как с ней познакомиться, еще меньше шансов на то, что он найдет в ней свой идеал. Но как приятно иногда помечтать. Правда, мечты могут завести в такое болото, куда и Иван Сусанин не заведет.

Все начали упрашивать парня спеть, но он прохрипел что-то, и стало понятно, что, кроме музыки, ждать нечего. Ленка чуть из кожи не лезла, пытаясь обратить на себя внимание, но то ли парень попался стойкий, то ли не озабоченный, но его взгляд пробегал по девчонкам, ни на ком конкретно не останавливаясь. Но Ленка никогда не сдавалась, и по тому, как забегали ее глаза, Зойка поняла, что очередной гениальный план на подходе.

— Слушай, Леш, может, моя подруга подпоет? У нее голос неплохой, — услышала Зойка Ленкины слова.

Парень со скептическим выражением лица воззрился на Ленку.

— Я попсу не играю, — прохрипел он.

— Так и она ее не поет. Ну попробуй, чего тебе стоит? — взмолилась Ленка в восторге, что наконец-то привлекла к себе внимание.

— Ладно, но только одну песню, — проворчал он.

Ленка подпрыгнула, как будто ей иголкой ширнули в задницу, и метнулась к Зойке. И когда Зойка пришла в себя, то обнаружила, что сидит, прижавшись бедром к гитаристу, и ощущает легкий запах какого-то лосьона, сквозь который пробивалось что-то еще, что, казалось, заставило мурашки пробежать даже по пяткам. Он разглядывал ее, как неизвестное науке насекомое, будто пытался определить, годится ли она хоть на что-нибудь.

— Чего будешь петь? — спросил он.

— Чего сыграешь, то и спою, — огрызнулась Зойка, обнаружив, что недавнее возлияние сняло напряжение и извлекло на свет дрыхнувшую вечным сном язвительность.

Искорка интереса вспыхнула в его глазах, а потом хитрая ухмылка скользнула по губам. Он пробежал пальцами по струнам и заиграл что-то из Митяева, Зойка машинально подхватила, и люди вокруг отошли на второй план, осталась музыка и серые глаза, в упор глядящие на нее. Казалось, сыграй он сейчас песни коренных народов Севера, все бы слушали это, как райскую музыку. Доиграв песню, он начал следующую, и опять Зойка, не задумываясь, продолжила. Это состязание могло длится бесконечно, но если все остальные слушали их с открытыми ртами, то Ленка, поерзав немного и потеряв терпение от того, что внимание объекта ее вожделения ускользнуло, решила немедля вернуть его.

— Ну чего ты это старье поешь? Вечно ты, Космодемьянская, все веселье нудятиной испортишь, — громко заныла Ленка.

Зойкин голос сорвался, аккорд неожиданно стих, и все захохотали. Зойка не знала, что делать, хмель резко выветрился, а страх увидеть издевку в серых глазах, совсем недавно так пристально смотрящих на нее, заставлял сердце мучительно сжаться. Ей хотелось провалиться сквозь землю от стыда, а румянец смущения ярким пламенем полыхнул по щекам, хотя где-то глубоко внутри она понимала, что все это не стоит и выеденного яйца.

Ленка никогда не была мягкой и пушистой, но раньше не использовала это прозвище. Зойка сорвалась с дивана и исчезла в коридоре, убегая от смеха, рвавшего ее душу.

Потыкавшись туда-сюда, она нашла маленькую комнатушку: здесь, похоже, когда-то была спальня, но сейчас ее использовали как кладовку. Сквозь шторы лился свет от уличных фонарей, а полумрак позволял смутно разглядеть помещение. Тут стояла неширокая кровать, пара стульев в углу и несколько ящиков.

Зойка подошла посмотреть их содержимое.

— Надо же, видать, Господь послал мне утешение, — сказала Зойка, извлекая на свет литровый пакет вина, видно, хозяин решил, что, когда гости порядком нагрузятся, качество перестанет иметь принципиальное значение. — Надо стакан найти, с горла как-то не по-дамски.

Пошарив вокруг, она нашла старый бокал с отбитой ручкой. Ополоснув его вином, Зойка стала методично освобождать содержимое пакета, гася разочарование и тоску, затопившую ее изнутри. Минут через двадцать у нее перед глазами все плыло, а жизнь казалась не таким уж дерьмом. Зойка порадовалась, что спьяну ее не влекло на приключения. Осторожно, по стеночке, она добралась до кровати и рухнула на нее, молясь в душе, чтобы никто сюда не забрел. Но, видно, сюрпризы на сегодняшний день не были исчерпаны, а ее молитвы прошли мимо божьих ушей: дверь скрипнула, и кто-то вошел в комнату. Единственное, что было ясно в полутьме, — это мужчина, которого слегка штормило от выпитого.

Зойка подумала о побеге, но ноги отказывались работать, а мысли просто невозможно было согнать в кучу. Так что, плюнув на последствия, она осталась на месте.

Парень потряс головой, пытаясь навести резкость, чтобы определить, куда его занесло, и присмотреть место для безопасного приземления. Кровать он явно видел, а вот Зойку на ней — навряд ли. Повторив Зойкин путь, он наконец добрался до кровати и со вздохом облегчения плюхнулся на нее. Стянув кроссовки, парень опрокинулся на постель, чуть не задев Зойку, потом попытался раскинуть руки и только тут обнаружил, что не один.

Глава 3

Леха, то есть Алексей Семенов, был человеком чрезвычайно одаренным природой. Ему не только повезло с внешностью (девчонки млели по нему с детского сада), но было в нем что-то, что тянуло к нему людей, какой-то, никому неведомый магнетизм. Взрослые мужики считались с его мнением, бабушки на скамейке у дома жалели, приговаривая: «Эти шмары совсем его заездили», в то же время ругая его друга Сашку, который от силы раз в месяц осмеливался привести кого-то к себе в гости. Девчонки внимали ему с открытым ртом, как будто ждали, что он сообщит им Благую весть, друзья шли косяком за советами. Но советы он давать не спешил, просто слушал, пока собеседник, блуждая в дебрях своих эмоций, сам в конце концов не находил выход. Потом шли бурные благодарности, и друг уходил полностью довольный собой. Но, видно, природа решила не останавливаться на достигнутом, наградив его абсолютным слухом, который позволил быстро выучиться играть на гитаре, и талантом художника, обеспечившим хороший заработок. Правда, с учебой как-то не задалось: спустя год учебы ему вдруг приспичило идти в армию, хотя отмазать могли, но тут Леха уперся, и никому его переубедить не удалось, а отслужив, он недолго раздумывал, чем заняться. Зная о его таланте, один из друзей попросил нарисовать какую-то муру на машине, его художество заметили в автосервисе, куда этот приятель заехал масло поменять, а благосклонная судьба послала владельца сервиса обозреть свои владения, ну и дальше все закрутилось с сумасшедшей скоростью, и через пару дней Леха демонстрировал свои таланты заинтересованным лицам.

К жизни он относился легко, принимая то, что она ему щедро давала, и не завидуя тем, кто имел больше. У него водились деньжата и было все (в смысле — машина, отдельная квартира), что делало из него если не завидного, то приемлемого кандидата в мужья. Немало девушек, посчитав так, осаждали его, правда, он резко отметал тех, кто пытался вести на него охоту на работе, — это сильно отвлекало, и он потом долго не мог сосредоточиться. По закону подлости, все девчонки, к которым его тянуло, пытались его как-то переделать: и песни-то он не те поет, и одевается слишком просто, и в квартире мало стильных вещей. Пока, наконец, не решил, что искать кого-то самому не стоит. Он еще молод и наверняка в его охотничьи угодья забредет когда-то та, из-за кого и интерьер поменять можно (одежда и песни — святое!), он даже вынес бы присутствие мягких игрушек, хотя его от них воротило. С сексом у него проблем не возникало, желающие едва ли не в очередь выстраивались, с намерением залезть к нему в постель, но, несмотря на темперамент и немалый в этом деле талант, сдерживаться он умел, считая, что свой член он не на помойке нашел, чтобы совать его куда попало. Правда, сия мудрая мысль не сразу забрела в Лехину голову. В дни буйной юности остановить его можно было разве что бульдозером. Только съев кило помады и чуть не потеряв нюх от ведра духов, а также заметив, как худеет бюджет от покупки презервативов и предметов охмурения (цветы, конфеты, увеселения), Леха начал задумываться над своей сексуальной жизнью. Пока он был помоложе, девчонки, с которыми он целовался, красили губы простой помадой, но по мере взросления их привычки дорожали, и самым большим шоком для Лехи стали последствия бурной ночи с одной из таких любительниц новинок парфюмерной промышленности. Он считал, что ему очень повезло так быстро затащить ее в постель, но наутро весь восторг резко улетучился. Следы помады на его теле никак не желали стираться, он чуть кожу себе не содрал в попытках удалить эту боевую раскраску. С тех пор выбор дам не ограничивался длинными ногами и большой грудью — косметики должно быть по минимуму. Это резко сократило контингент, чем в конечном итоге Леха остался совершенно доволен, ведь наконец-то появилось время выспаться, а так как он не экономил на охмурении, то и в бумажнике стало как-то тесновато. И последнее заставило открыть счет, на который теперь потихоньку капали кровно заработанные. Была у Лехи мечта — небольшой дом за городом, не там где стояли новомодные дачи новых русских, а где-то в деревне на отшибе, где можно посидеть с удочкой, сорвать яблоко прямо с ветки, а ночью — послушать трель соловья. Где неожиданно не ввалится полупьяная кодла друзей с требованием музыки и продолжения банкета, а соседи не включат посреди ночи музыку, оглашая округу воплями какой-нибудь шоу-дивы. И теперь, когда он увидел, чем оборачивается его неожиданное воздержание, мечта стала обретать реальные очертания.

Так и жил парень Леха, пока друг Андрей не позвал его на день рождения.

В тот день у него все шло наперекосяк. Сначала шеф задержал на работе дольше обычного, машина никак не желала заводиться, а пробка из-за аварии заставила простоять около часа, потом он перепутал дорогу, хотя на даче бывал не раз. А что самое неприятное, накануне Леха выпил холодного пива — вот голос и сел, и теперь парень понимал, как расстроятся гости, которым друг наверняка раструбил о его приезде.

В начале Леха отказывался петь на вечеринках, но уговоры раз за разом убедили его, что самый простой способ отвязаться от просителей — спеть пару-тройку песен, потом помассировать пальцы, сказать, что они болят, и на всю оставшуюся часть вечера его оставят в покое. Вот и на этот раз ему даже слова не дали сказать, а потащили к дивануи усадили, вручив стакан, бутерброд и, конечно, гитару. Прежде чем начать объяснения, он тяпнул водки, проглотил бутерброд и пробежал пальцами по струнам.

— Прости, я сегодня не в голосе, — прохрипел он Андрюхе.

Разочарование на лице друга было комичным, тот явно рассчитывал на него как на гвоздь программы, а теперь не знал, как успокоить расстроенную публику. Вдруг девушка рядом, которая безуспешно пыталась обратить его внимание на себя с начала вечера, предложила помощь своей подруги. Леха не любил аккомпанировать — как, скажите ради бога, угодить девице с претензией на талант, когда она в подражание попсовым дивам завывает писклявым голосом что-то ультрамодное? Его вежливая попытка отказаться не удалась. И вот девушка извлекла кого-то из угла и притащила на диван.

Карие глаза с длинными ресницами невозмутимо глянули на него. Казалось, даже если обрушится мир, их обладательница смахнет пыль и пойдет своей дорогой. Леху поразило ее спокойствие, обычно девушки изо всех сил пытались привлечь его внимание, а этой было на него плевать. Ее лицо было необычным, оно не привлекало внимание с первого взгляда, но, если присмотреться, останавливало взор, и оторваться от него было тяжело. Высокий лоб, большие наивные глаза, курносый нос, пухлые губы, толстая коса темно-каштановых волос и почти полное отсутствие косметики. Правда, о фигуре можно было только догадываться, но собственная реакция на тепло прижатого к нему бедра, поставила Леху в тупик. От нее не пахло духами, как от других девчонок, просто чем-то свежим и нежным, и если бы он не посчитал это глупым, то просто уткнулся бы носом в ее шею.

Леха всегда старался быть вежливым с девчонками, это окупалось сторицей. Но с этой он повел себя не очень-то хорошо, и вдруг ледышка выдала не менее грубый ответ. Самое странное, это вызвало в Лехе приступ непонятной эйфории. Она бросила ему вызов, что ж, посмотрим, кто победит. Через минуту он забыл обо всем. Если бы его спросили сейчас, как его зовут, вряд ли бы он ответил. Голос девушки подействовал на него, как флейта факира — на кобру. Если бы она пошла, продолжая петь, он, как бестолковая овца, последовал бы за ней, не обращая ни на что внимания. Вдруг резкий занудный голос ворвался в идиллию, — подруга девушки сказала:

— Ну чего ты это старье поешь? Вечно ты, Космодемьянская, все веселье нудятиной испортишь.

Карие глаза погасли, и девушка молниеносно исчезла в коридоре. Где-то на задворках сознания у него мелькнула мысль, что ей подходила эта фамилия — настоящая партизанка. Почему же она сбежала? Леха упустил возможность последовать за ней, но и попытки подруги, которую, как выяснилось, звали Ленка, склеить его проигнорировал. Ему не нравились слишком уверенные в себе дамы, которые шутя перешагивали через дружбу, если та стояла на пути их интересов. Они считали, что мир крутится вокруг них, и каждый, на кого они бросили милостивый взор, должен пасть к их ногам. Леха не любил быть ковриком, а Ленка явно нацелилась сделать из него очередной охотничий трофей. Так как петь он не мог, а играть не стал, его заставили выпить все штрафные, что он пропустил из-за опоздания. Леха не возражал, из-за этой лохудры, вмешавшейся в самый неподходящий момент, весь вечер был испорчен, а уйти на поиски он не мог, так как его обложили со всех сторон. Поэтому он пошел по самому простому пути, решив надраться до потери пульса. Постепенно горизонт очистился — кому интересна мрачная пьянь. Плюнув на все, Леха отправился искать приют для своего полубессознательного тела. Он знал, что у Андрюхи была маленькая комнатушка, которую он держал специально для него. Леха никогда никого туда не таскал, это было место отдохновения и опохмеления, а так как комнатушка была крошечная, дамы избегали ее, предпочитая более удобные апартаменты, благо таких на даче хватало. С трудом добредя до кровати, он тяжело осел на нее.

«Да, правильно говорили в фильме „С легким паром“ — надо меньше пить», — подумал Леха, растягиваясь на постели, и тут его рука коснулась кого-то, кого тут быть не должно.

Глава 4

Зойка лежала, замерев, как испуганный кролик, думая, кого это занесло в ее временное пристанище. Вдруг рука мужчины опустилась прямо ей грудь и слегка погладила. В мозгу у Зойки мелькнула дурацкая мысль: «Надо же, какой снайпер, даже по-пьяни не промазал».

— Ты кто? — просипел голос.

Зойку, как камнем по голове, ударило узнавание. Леха!!!

— Я с тобой на брудершафт не пила, чтобы на «ты» перейти, — прошипела Зойка.

— А рука на твоей груди не сойдет за это действо? — спросил он.

— Она на свитере. — Зойка поняла, что сморозила глупость, но, видно, опьяненный мозг работал в одному ему известном направлении и на мнение хозяйки ему было глубоко плевать.

Парень воспринял ее слова как сигнал к действию, и его рука проворно нырнула под свитер, уютно устроившись в лифчике, как у себя дома. Зойка не знала, как реагировать: с одной стороны, она, как порядочная девушка, должна была дать ему по мозгам, как поступала в школе с желающими исследовать содержимое ее лифчика, но, с другой стороны, это нежное прикосновение нельзя было и близко поставить с действиями озабоченных юнцов. Поэтому Зойка просто лежала и ждала, что случиться дальше.

— И все-таки кто ты? — наконец спросил он.

— А зачем тебе?

— Ну, вообще-то я привык знать имя девушки, с которой собираюсь заняться любовью, — ответил он.

— А с чего ты взял, что мы этим займемся?

— Дай подумать. Мы лежим в одной постели, моя рука гладит твою грудь, и ты при этом не брыкаешься, мы слегка подшофе — это настраивает на общение.

— Я правильно поняла: ты нажрался, плюхнулся в мою постель, залез мне в лифчик, и я должна, дрожа от счастья, раздвинуть ноги?

Леха от смеха чуть не упал с кровати и, чтобы сохранить равновесие, ухватился за свою невольную соседку по койке, и тут же наткнулся на косу. Смех моментально пропал, а хмель почти рассеялся, потому что он понял, к кому случай бросил его в постель.

— Ты пела со мной, — уверенно сказал он и, чтобы прогнать последние сомнения, сделал то, о чем мечтал весь вечер, — уткнулся носом в ее шею. Запах окутал его мягким одеялом, превращая мозги в тягучую кашу.

— Надо же, узнал. И что дальше?

— Как тебя зовут?

— Не скажу.

— Тогда я буду звать тебя «малышка».

— Ты, оказывается, пьянее, чем я думала.

— Почему?

— Ты лежишь рядом, и не похоже, чтобы я дышала тебе в пупок.

— А ты бы хотела?

— Хотела бы что?

— Подышать мне в пупок?

— Ты, чертов извращенец, вали отсюда! — заорала Зойка.

— Тише, тише, детка. Я ж пошутил.

— Ты дурак и шутки у тебя дурацкие.

— Ладно, успокойся. Просто, когда ты рядом, я веду себя неадекватно и несу всякую чушь. Ты мне понравилась, а голосок у тебя просто райский.

— Ты серьезно? И прекрати гладить мою грудь, это отвлекает.

— Если я прекращу гладить твою грудь, смогу я тогда поцеловать тебя?

— Не, ну правду говорят: «Не имей сто рублей, не имей сто друзей, а имей одну нахальную морду».

Леха приподнялся на локте и внимательно посмотрел в широко распахнутые глаза, пытаясь в сумраке разглядеть их выражение. Даже в темноте было видно их сияние, от которого голова кружилась сильнее, чем от выпитого, а сердце неслось вскачь. Медленно нагнувшись, он легко коснулся ее губ своими, ожидая, что языкастая девчонка оттолкнет его и наговорит еще кучу дерзостей. Но она лежала, дыша не менее тяжело, чем он, и ему казалось, что сердце испуганным кроликом скакало в ее груди. Леха углубил поцелуй, и плотно сжатые губы вдруг расслабились и несмело ответили. Он не торопился, боясь спугнуть, обидеть, не зная, почему это было так важно именно сейчас, именно с этой девушкой. Вообще-то он никогда не спешил, считая терпение в сексе главным достоинством мужчины, но, судя по реакции своего тела, он не был уверен, что сдержаться будет так уж легко. Он медленно обвел языком ее зубы и коснулся языка. Ее ответ был немного неумелым, но трепет, зародившийся в ее теле от поцелуя, он почувствовал сразу, потому что его собственное ответило в унисон. И тут ее руки, неподвижно лежавшие до этого на кровати, взлетели вверх и заблудились в его волосах, лаская и притягивая ближе. Леха потянул ее свитер, горя желанием увидеть то, чем так наслаждались руки, — нежные округлости грудей; прижаться губами к соскам; вдохнуть теплый аромат женского тела.

Зойка млела, мысли унесло удовольствием, которое так щедро дарил ей мужчина, склонившийся над ней. Где-то в этом море неги плавала одинокая, заблудшая мысль оттолкнуть парня, воспротивиться, но ей так и не суждено было пристать к берегу. Зойка, без возражений позволила стянуть с себя свитер, с радостью принимая Лехин восхищенный вздох. У того явно были далеко идущие планы, которые он с завидным упорством осуществлял. Не прошло и пяти минут, а на Зойке не осталось даже фигового листочка. Но в каких бы морях не плавали ее мысли, одна из них, пройдя сквозь туман удовольствия, достигла родимых берегов.

— Это несправедливо, — пролепетала Зойка.

— Ты о чем?

— Ты одет!

У Зойки отвисла челюсть, когда она наблюдала, с какой скоростью разоблачался все еще неустойчиво стоящий на ногах Леха. Секунду назад он лежал, лаская ее, а в следующую — уже был в чем мать родила. Но уж родила, так родила! Зойкин взгляд метался по его телу, впитывая малейшие детали. Если в одежде Леха был красив, без нее он был великолепен. Весь набор неотразимого красавца был налицо: широкие плечи, узкие бедра, от которых заинтересованная Зойка не могла оторвать глаз, в меру мускулистое тело и кожа, даже в сумраке слабоосвещенной комнаты имевшая тот медово-золотистый оттенок, который порождал желание лизнуть ее и проверить, сладка ли она.

«Да, отоварила человека природа на полную катушку. Вот вам и грех во плоти», — как-то на автопилоте подумала Зойка.

Мысли в голове у Лехи скакали, как взбесившиеся белки, он был просто не в состоянии сосредоточиться на чем-то одном.

«Если я сейчас резко на нее накинусь, вдруг сбежит, удрала же она раньше. А вдруг у меня член маленький или слишком большой. — Он тут же одернул себя: — Нет, ну надо же, какой бред в голове вертится, осталось только линейку взять и измерениями заняться. Какое же великолепие она прятала. Странно как-то, обычно девчонки такое вовсю напоказ выставляют. Так, что-то я отвлекся. Главное, не спешить и потом не дать сбежать, пока телефончик не заполучу».

Леха опустился на кровать и медленно придвинулся к Зойке.

Глава 5

Руки у Лехи так и чесались схватить ее, прижать как можно ближе, чтобы ощутить податливое девичье тело, каждый его изгиб, прикоснуться к девичьей груди, почувствовать, как просыпается ее тело от его ласк, как приоткрываются губы и рвется из них стон наслаждения, как лоно набухает влагой, а спина изгибается в стремлении прижаться к тому, кто все это подарил. Но неизвестно откуда появилась неуверенность, он засомневался в своих талантах — такое с ним было впервые. У него всегда получалось доставить партнерше удовольствие, об этом он судил не по охам-вздохам (их можно весьма достоверно изобразить), а по реакции женского тела: по легкой испарине на коже, по тому, как сжимается лоно во время оргазма, по слегка осоловевшим глазам. Но как сосредоточится на деле, если руки трясутся, как с похмелья, голова идет кругом, мысли разбегаются, как тараканы, а одна непослушная часть тела пытается взять события под контроль?

Зойка замерла в ожидании. Конечно, в ее возрасте она имела некоторое представление о сексе, об этом позаботился Интернет и любовные романы, которые Зойка читала взахлеб. А однажды Ленка принесла ей диск, как она выразилась: «Легкую клубничку, в познавательных целях». Сидя перед экраном, Зойка не столько смотрела на действия мужчины, сколько на выражение блаженства на лице его партнерши. Ленка, рассказывая о своих парнях, всегда мечтательно вздыхала и закатывала глаза, но Зойку было не провести: в глазах подруги зияла пустота, и из этого она сделала один весьма неутешительный вывод — похоже, далеко не всем хватает мастерства. И сейчас ее мысли были об этом: «Да, Леха красив, но что если он в постели ноль? Ведь большинство красивых парней считают, что они сами по себе подарок, так чего надрываться».

И тут ее «подарок» взялся на дело. Его руки пробежали по Зойкиному телу, едва касаясь его, и за ними вослед по коже прошла дрожь, порождая внутренний жар, от которого, казалось, начали плавиться кости, возникло желание прижаться к твердому Лехиному телу, впитать его тепло и силу, вдохнуть терпкий мужской запах и наконец-то лизнуть его кожу. В любовных романах Зойку всегда добивала фраза «Она учуяла его запах», при этом у нее в голове возникала картинка, где течная сука нюхает у кобеля под хвостом, ну не чуяла она никогда ничего такого, только парфюм. Но сейчас ей казалось, что выкупайся Леха хоть в «Тройном» одеколоне, то и сквозь него она унюхала бы его собственный запах.

И тут ей в голову ударила весьма неприятная мысль: «Если я продолжу так лежать, он подумает, что я в постели бревно бревном, и решит со мной не связываться. Надо напрячь воображение и проявить хоть какой-то энтузиазм».

Зойкин мозг все-таки извлек из своих недр некое подобие «Инструкции по обращению с мужчиной в щекотливой ситуации». Она обвила его руками и осторожно провела пальцами по позвоночнику, Леху тряхнуло так, что он едва не упал с кровати, а его кожа пошла мурашками.

Леха был в полной прострации: девушка всего лишь коснулась его спины, а у него реакция, как от самых интимных ласк.

«Надо ускорить события, а то кончится мой героизм скорострелом. Так облажаться с ней я просто не могу, к ней же потом и на засратой козе не подъедешь».

Откуда же было бедному Лехе знать, какой его ждал сюрприз, — дело было не в умении девушки, а в нем самом. Что-то в ней отозвалось эхом в его душе, пытаясь расправить крылья, наполняя его ощущением полета. Он провел руками от талии вверх и, дойдя до ее груди, осторожно очертил большими пальцами соски, они тут же отозвались, напрягшись. Одновременно он коснулся губами ее губ, сначала едва-едва, позволяя ей ответить, податься навстречу, потом все сильнее, проникая языком в рот, встречая пылкий ответ, ныряя в удовольствие, погружаясь все глубже, туда, где нет ничего, кроме двоих людей, теряющих рассудок от нежности и невероятности ощущений.

Руки Лехи, не отрываясь, ласкали тело девушки, знакомясь с мягкими изгибами бедер, упругостью груди, легким трепетом живота, плавными линиями спины, округлостью попки. Никогда до этого он не испытывал такого благоговения, лаская женщину, прижимая ее к себе все сильнее, не желая ни на миг разорвать объятий. Прервав поцелуй, он скользнул ниже, обвел языком сосок, подул на него, а потом слегка прикусил. Зойку всю трясло, как в лихорадке, таких ощущений она никак не ждала. Тело не просто таяло, оно полыхало, казалось, прервись сейчас Леха, и она рассыплется в прах.

В Зойкином затуманенном мозгу мелькнула мысль: «И чего же я столько ждала? — И тут же ей вдогонку: — Нет, это только с ним так».

Зойка отбросила все сомнения и, погрузив пальцы в Лехины волосы, сильнее прижала его голову к груди. Потом, не выдержав, застонала, выгибая тело, начиная осуществлять Лехины мечты.

Его рука скользнула ниже, погладила живот, обвела пальцем ямку пупка, потом пошла еще ниже, к соединению бедер, желая удостовериться, что вся эта дрожь и трепет не иллюзии его возбужденного до крайности воображения. Зойка неимоверным усилием заставила себя не сжать бедра, когда Лехина рука, прокравшись между ними, начала мягко ласкать повлажневшие складочки, слегка проникая вовнутрь и каждым прикосновением вызывая новый всплеск наслаждения. Зойка просто не могла удержать руки на месте, они заметались по Лехиному телу, гладя, исследуя, лаская. Возвращаясь в места, прикосновение к которым вызывало в нем трепет, заставлявший теснее прижиматься к ней. Она чувствовала подрагивающий член, прижатый к ее бедру, и с нетерпением ждала, что же будет дальше.

Леха понял, что на большее его выдержки просто не хватит: или они займутся любовь сейчас, или он впервые опозорится. Он поднялся немного выше и заглянул Зойке в глаза.

— Я больше не сдержусь. Надеюсь, ты готова? — спросил Леха.

Зойка не поняла, о чем это он, но на всякий случай согласно кивнула.

— Если не успеешь, повторим, — добавил он.

Леха раздвинул Зойкины ноги, устраиваясь так, чтобы сильно не давить на нее.

— Помоги мне, направь, — простонал он, едва сдерживаясь.

— Чего? — прошептала Зойка.

— Ладно, я сам. — И наконец-то найдя удобную позицию, начал потихоньку входить, делая короткие рывки.

Леха был неплохо оснащен по самцовской части, не гигант с членом по колено, но вполне на уровне, всегда по размеру. Но сейчас его продвижение тормозилось. Лоно было тесным, и сжимало его при каждой новой попытке продвинуться глубже. И тут он наткнулся на препятствие. Девственница!!! Его удивлению не было предела, за все свое длительное путешествие по койкам он ни разу не сталкивался с этим, подсознательно избегая возможности попасть в ловушку, и вот он лежит на девственнице, которая с ожиданием смотрит на него и понимает, что назад пути нет.

— Я не смогу остановиться, — просипел он.

— И не надо, — сказала Зойка, шевельнув бедрами.

Это незатейливое движение просто свело его с ума, и Леха, наплевав на последствия, сделал резкий толчок, прорывая преграду. Зойка застонала, уткнувшись ему в плечо в попытке сдержать крик боли. Нет, боль не была такой уж невыносимой, просто внезапной. Леха остановился, стиснув зубы от напряжения, и только через минуту, наконец найдя в себе силы, спросил:

— Как ты?

— Нормально, — прошептала Зойка.

— Тебе очень больно? — Леха замер, молясь, чтобы она не сказала да.

— Нет. Ты не собираешься продолжать?

— Это моя самая заветная мечта, — ухмыльнулся Леха.

— Так осуществи ее, — уверено сказала она, подаваясь на встречу.

Лехе не надо было повторять дважды. Он начал двигаться: сначала медленно, но постепенно наращивая темп, цепляясь за остатки рассудка и сдерживаясь из последних сил.

Зойка тонула в удовольствии, она не знала, каков он, этот оргазм, но то, что она испытывала сейчас, было великолепно, ее лебедь в это мгновение парил в солнечных лучах, и тут…

— Прости, — простонал Леха, и его тело сотряс невероятный оргазм, затавляя его обессилено свалиться на Зойку.

…лебедь брякнулся вниз, оставив перышки парить. Зойка пошевелилась под придавившим ее Лехой, и тот еле-еле сполз с нее.

— Не обижайся, пожалуйста, я щас немного оклемаюсь и позабочусь о тебе.

— Ты о чем? — Зойка почему-то подумала, что он хочет убрать следы недавней страсти.

— Ну ты же не дошла?

— Куда?

— Боже, глупая! Ты оргазм не получила.

— А, ты об этом, — протянула Зойка.

— А о чем еще? Ты просто невероятна, вот я и, ну, сама понимаешь…не сдержался. Я немного отдохну, и мы продолжи… м-м-м… — уже засыпая, промычал он.

«Хреновый из тебя продолжатель», — усмехнулась про себя Зойка.

Леха тихо похрапывал во сне с блаженной улыбкой на губах, как у ребенка, получившего в подарок вожделенную игрушку. Он все еще обхватывал ее руками, закинув на нее одну ногу, как бы не желая отпускать. Тело Зойки ныло в приятной истоме. Да, она так и не узнала, что это токае — оргазм, но если он больше, чем то, что она ощущала сейчас, то оно того стоило. Незаметно Зойку сморил сон. Спала она недолго, может, пару часов, и, проснувшись, взгянула на Леху. Он все еще спал, расслабившись, раскинув руки и ноги. У Зойки появилась возможность рассмотреть его без тумана в глазах. Но даже удовольствие от созерцания обнаженного Лехи не прогнало тревожных мыслей.

«Скоро он проснется, и что тогда? Посмотрит на меня не узнавая и опять спросит, кто я, но не для того, чтобы познакомится, а чтобы понять, какого черта я делаю в его постели. Что же делать?! Я не вынесу холода в его глазах, только не после того, что было».

И Зойка приняла решение, в котором после много раз раскаивалась, но уже была не в состоянии что-либо изменить. Осторожно, чтобы не разбудить Леху, она выбралась из-под него, поспешно одевшись, на цыпочках вышла из комнаты, оглянувшись на пороге и тяжело вздохнув. Зойка вышла в гостиную и осмотрелась. На диване в углу, уткнувшись носом в подушку, сопел именинник. Она подошла к нему и потрясла за плечо, тот через силу разлепив глаза, проворчал:

— Чего тебе?

— Вызови мне, пожалуйста, такси.

— В такую рань? Подожди, когда кто-нибудь проснется и отвезет тебя.

— Мне срочно нужно, я бы не стала будить, но у меня мобильник сдох.

Андрей заставив себя встать, поплелся искать телефон и с трудом обнаружил его под кучей бутылок, сваленных в углу.

Такси приехало быстро, и девушка опрометью кинулась к нему. Через минуту о том, что она когда-то побывала здесь, напоминал только след от колес.


Зойке наконец удалось выбраться из воспоминаний. Она возвращалась к ним весь год, и чувство одиночества в такие моменты рвало душу. Найти Леху она могла только через Ленку, но, вспоминая ее реакцию на него, просто опасалась это делать. Впервые она не поделилась с ней своим секретом, храня его глубоко в душе и извлекая на свет наедине с собой. Леха же, похоже, забыл еще об одной своей победе.

Ленкин забег подходил к концу, еще немного и можно будет оказаться дома и, вспоминая подробности той ночи, погрустить о собственной трусости.

Сделав несколько глубоких вздохов, чтобы успокоить взволнованный рассудок, Зойка резко обернулась и, наткнувшись на кого-то, размазала беляшную начинку по его куртке.

Глава 6

Леха заворочался, просыпаясь, тело все еще было наполнено истомой от полученного ночью наслаждения, воспоминания о той, кто его подарил, той, кто доверчиво вручил ему свое нетронутое тело, выдернули его из сна ощущением какой-то неправильности. Леха разлепил глаза и провел рукой по кровати. Он один!!! Сон улетучился как не бывало. Он оглядел комнату, от его незнакомки не осталось ничего, кроме длинного каштанового волоска на подушке. Леха машинально намотал его на палец, потом взглянул на часы — был уже полдень.

«Вот это я продрых! Где же она? Может, сидит в гостиной с другими? Не могла же она после всего, что было, просто уйти? Я же ее девственности лишил, а не просто пообжимался в темноте. Надо срочно действовать».

Леха вскочил с койки, на скорую руку оделся и поспешил в гостиную. В доме стояла гнетущая тишина, казалось, все сгинули без следа. В гостиной никого не было. И тут до его слуха донеслось звяканье, судя по звуку, кто-то пытался опохмелиться. Леха пошел на звук. На кухне стоял Андрюха, помятый, с опухшей рожей, и трясущимися руками пытался налить себе водки в стакан. Леха взял еще один, отобрал бутылку у Андрюхи и наполнил стаканы.

— Где все? — спросил Леха.

— Разъехались. Я когда встал, никого уже не было. Еле-еле похмелиться нашел, все, сволочи, повыпили, даже в закрома забрались. Хорошо, у меня тайничок есть.

— Слушай, Андрюх, ты тут никого с косой не видал?

— Смерть, что ли?

— Ты, дятел, я про девушку говорю! Она в синий свитер и юбку одета была.

— А, эта. Так она еще затемно попросила меня такси вызвать, мобильный у нее спекся, а ей срочно куда-то понадобилось.

— Ты не слышал адрес, куда она поехала?

— Да нет, я стоял далеко, и она, наверно, адрес только в машине назвала. Прости, друг, но ничем помочь не могу.

— Слушай, а ты же вроде с ее подругой был?

— Не напоминай мне про эту суку.

— А что так?

— Я ее месяц окучивал, по ресторанам водил, цветочки-конфетки дарил, таскался с ней по дурацким вечеринкам, на которые нормальный мужик не попрется. Как последний лох, понадеялся, что она ради дня рождения наконец ляжет со мной в постель. Так она, как тебя увидела, в мою сторону даже плевать бы не стала.

— Эй, Андрюх, я тут не причем, — сказал, отмахиваясь, Леха.

— Да знаю я. Я тебя и не виню. Постой, я еще не закончил. А как ты квасить начал, я подумал, что теперь самое время. Так эта тварь посмотрела на меня презрительным взглядом и учапала с каким-то олухом, подругу которого я потом с полчаса успокаивал.

— Слушай, у тебя, наверно, есть ее телефон или адрес.

— Вот дерьмо!!!

— Ты чего?

— Адрес-то она мне не давала, мы всегда созванивались и договаривались, где встретимся. А телефон я удалил с мобильного сразу, как она ушла.

— Ну, может, ты помнишь его.

— Ты че, я ж не компьютер, чтоб такую массу номеров помнить.

— А про эту Ленкину подругу ты чего-нибудь знаешь?

— Ты о чем? Ленка только о себе любимой говорила. Да и подружка у нее какая-то невзрачная, чего она тебе далась?

— Ты когда зрение проверял?

— Зачем? Я хорошо вижу.

— Если бы видел, то заметил бы, что Ленка своей подруге и в подметки не годится. Может, ее кто из гостей знает?

— Это навряд ли. Я сам-то половины не знал, так и не понял: то ли Ленка кого пригласила, то ли я сдуру звал всех подряд. Но если Ленку никто не знал, а это так, ведь я ее на вечеринке как свою подругу представить хотел — хорошо хоть сдержался, — то и твою незнакомку никто не знает. А чего она тебе понадобилась? Она вроде не в твоем вкусе? Или решил предложить ей совместным пением подрабатывать. Голос у нее и правда классный, цепляет. Но внешность, прямо скажем, на любителя.

— Все у нее с внешностью в порядке, и да, она мне очень нужна, и как можно скорее. А если она тебе не понравилась, то я рад, что ты нарвался на Ленку и наконец обрел свой идеал, — заржал Леха.

— Смейся, смейся. Ладно, уговорил, схожу к окулисту. Но ты-то что собираешься делать. Найти в городе девушку с косой — это как иголку в стоге сена искать. Ты больше ничего о ней не знаешь?

— Ее подруга Космодемьянской назвала. Думаешь это ее фамилия?

— Ну, если она, как та, партизанка, то ты ее и с собаками не сыщешь.

— Что мне делать?! — Леха согнулся и вцепился руками в волосы. — Где ее искать?!

— Эй, да ты всерьез запал?

— По самые не могу. Аж трясет всего от страха, что больше ее не увижу.

— Ни фига ж себе, а я думал ты не пробиваемый. Столько баб за тобой бегали, а ты хоть бы хны.

— Ладно, хватит об этом. Домой поеду, приду в себя, может, чего и соображу. Слушай, дай пакет.

— Че, остатки жратвы взять хочешь.

— Нет. Воспоминание одно.

Леха выпил и пошел в комнатку, подарившую ему самое большое удовольствие и самое большое разочарование. Одевшись, он, свернув простыню, убрал ее в пакет, не желая оставлять свидетельство произошедшего для любопытных глаз и болтливых языков.

Такси ехало медленно, и всю дорогу Леха думал о том, что лишил девственности девушку, даже имени которой он не знал. Не было ни нежных слов, ни цветов, не было даже нормальной кровати. Несмотря на некоторую долю цинизма, были у Лехи определенные принципы. Одним из них был тот, что если ему все-таки встретится девственница, то он сделает все, чтобы это знаменательное событие оставило у нее ощущение сказки. Цветы, романтический ужин, свечи, лепестки роз на кровати, да мало ли что могло придумать богатое Лехино воображение. И на тебе! Все произошло в пыльной клетушке, заваленной колченогими стульями и ящиками с вином, на узкой койке с простынями не первой свежести.

«Господи, что она теперь подумает?! Чудо, что она меня не придушила. Я обязан ее найти».

Леха взглянул на руку, на пальце все еще был намотан волосок.

«Где мне искать твою хозяйку? Может, ты и простыня — это все, что осталось мне он нее».

Он, мысленно вздохнув, размотал волосок и засунул его в бумажник.


Такого сумасшедшего года у Лехи никогда не было. Сначала он объехал всех, кто побывал на вечеринке, потом таскался по тусовкам, надеясь снова ее увидеть. Потом до него дошло, что искать ее в подобных местах — дохлый номер. Потом он носился по выставкам, музеям и библиотекам, по паркам, наконец, головой понимая, что это глупо, но сердцем стремясь использовать каждый шанс. Потом злился и уверял себя, что это был просто обычный заскок. Потом, надумав вернуться к прежней жизни, подцепил на вечеринке какую-то девицу и переспал с ней, решив после этого, что лучше займется «ручным трудом», чем будет спать с кем-то, чтобы забыть свою незнакомку. Потом клялся, что если найдет ее, то незамедлительно потащит в ЗАГС, заделает ей ребенка и будет вести жизнь примерного семьянина. Чтобы так стал думать «неуловимый» Леха? Друзья неустанно подкалывали его, но ему было плевать, если это нужно было выдержать, чтобы найти ЕЕ, он готов был терпеть.


Паршивее дня, чем сегодня у него еще не было. Сначала на него наорал босс, обзывая «паршивым недоноском и бездарем» и грозя выгнать с работы за оскорбление клиентки. Леха понимал, что сам виноват, но эта баба просто достала его. Видите ли, ей в комплекте с оформлением машины, захотелось получить и нечто большее. Она недвусмысленно дала понять, что не прочь с ним переспать. И тут Леха выдал. Он сказал, что оладьи предпочитает на сковородке, а не вместо губ, и если ему захочется потрогать силикон, он себе резиновую бабу купит. Клиентку чуть кондрашка не хватила, она стояла и хлопала ртом, как выброшенная на берег рыба. Спасибо ребятам — утащили его в подсобку и послали босса дерьмо разгребать, благо тот мог и глухого уболтать.

Потом у него просто не завелась машина, и даже их лучший мастер Петрович в недоумении чесал затылок, и поэтому Лехе пришлось идти домой пешком. Хуже, чем тащиться сквозь толпу возвращающихся с работы людей — тащиться сквозь них в промозглый осенний день. Кроссовки изгваздались в грязи и промокли, а на душе было не лучше, чем на небе, — сплошная хмарь.

Навстречу ему, как трактор, перла тучная дама с такими сумками, будто она на случай войны продукты запасала. Что бы не быть сбитым Леха, стал обходить ее, и тут какая-то девушка, стоявшая, уткнувшись носом в витрину, резко развернулась и размазала беляш по его куртке.

Она подняла на него глаза — и мир вокруг Лехи перестал существовать.

Глава 7

Зойка, не поверила своим глазам — на нее смотрел Леха. Сначала ошеломленно, но через мгновение его глаза засияли, как будто кто-то в его голове включил лампочку.

— Космодемьянская, ты? — выдохнул он и следующее же мгновение скорчился и сжимая руками причинное место: Зойкино колено попало прямо в яблочко.

— Ты чего? Нам же еще детей заводить, — Еле-еле просипел Леха.

— Ты меня год не видел и первое, что сделал, — обозвал! Нет, такого козла, как ты, еще поискать. — Она развернулась и попыталась уйти. Но Леха, превозмогая боль, вцепился ей в рукав.

— Погоди, дай мне минуту прийти в себя, и я все объясню, — уже отчетливее сказал он.

Зойка стояла, глядя, как Леха пытается отдышаться и выпрямиться, но, видно, она не подрассчитала силу и врезала неслабо. Она с замиранием сердца ждала, что будет дальше, за год воспоминания о Лехином лице затуманились, и она сейчас, как губка, впитывала его черты, заново воссоздавая его образ и сверяя с тем, что хранился в ее памяти. Она впервые заметила, что у него четко очерченные, как будто нарисованные, брови, длинные густые ресницы и родинка на левой щеке. А вот плечи такие же широкие, как она помнила, и губы, изогнутые в ухмылке. И тут Зойка вспомнила, что он только что сказал.

«Это о каких же детях идет речь? Он что, планирует их со мной заводить? Это что, стоит рассматривать как намек на предложение руки и сердца? Прямо скажем, не очень романтично».

Леха наконец пришел в себя, выпрямился и на всякий случай притянул Зойку поближе. Он не намерен был отпускать Зойку ни при каких обстоятельствах, пока не выяснит все, что необходимо, для осуществления планов по ее охомутанию.

— Извини, что обозвал тебя, я не нарочно. Просто о тебе я знаю только то, что у тебя хороший голос и год назад ты была девственницей, ну и…размер груди. — Он увернулся от еще одного удара в пах. — Слушай, оставь мои яйца в покое, знаешь же, что меня заносит в твоем присутствии. Единственное, что я слышал, — как твоя подруга назвала тебя, ну и подумал, что это твоя фамилия. Понимаю, сглупил. Но целый год искать девушку, о которой практически ничего не знаешь, не способствует повышению интеллекта. А хроническая эрекция приводит к разжижению мозгов. А теперь скажи, как тебя зовут? Пожа-а-алуйста!

И только тут Зойка поняла, что наконец-то слышит его настоящий голос, не хриплый и сипящий, а глубокий, ласкающий, с бархатным тембром.

— Зоя, — прошептала она. — Ты и правда меня искал?

— Зоя, — благоговейно сказал он. — Какое красивое имя. Да, искал, каждый день с тех пор, как ты сбежала. Но очень трудно найти человека, которого никто не знает. А какая у тебя фамилия?

— Семенова.

— Нет, ну это точно судьба!

— Ты про что?

— Мы с тобой однофамильцы.

«Даже не придется фамилию уговаривать поменять», — мелькнуло почему-то у Лехи в мозгу.

— Слушай, — продолжил он, — давай куда-нибудь зайдем, в кафешку или в паб, а то холодно и сыро тут стоять.

— Я не могу. Я Ленку жду.

— Не уверен, что хотел бы с ней встретиться. Нам надо пересечься и спокойно поговорить без постороннего вмешательства, я дам тебе визитку, ты вечером мне звякни, и мы договоримся, или дай номер твоего телефона — я сам позвоню.

— Нет, лучше я.

— Только обязательно, я тебя очень прошу. — И Леха вложил ей в руку цветной прямоугольник.

— О, какие люди и без охраны, — промурлыкал сзади Ленкин голос. — Что ж ты меня-то не позвала? Мы же так хорошо провели с Алексеем время на вечеринке. Лешенька, надеюсь, ты меня не забыл? — Голос Ленки упал до страстного шепота.

Зойка насторожилась в ожидании ответа: кому, как ни ей, было знать, какое действие оказывал тягучий Ленкин голос на мужчин.

Леха равнодушно оглядел Ленку с головы до ног и спросил:

— Ты, собственно, кто?

Ленка споткнулась и, едва не упав, ухватилась за Зойку. Казалось, еще чуть-чуть и ее глаза вывалятся на землю. Зойка невероятным усилием воли сдержала смешок.

— Я Лена, мы с тобой рядом сидели на Андрюхином дне рождения, я еще Зойку петь позвала.

— Не помню. Зой, я пойду, еще встретимся, — сказал Леха и, притянув к себе остолбеневшую Зойку, впился в ее губы таким страстным поцелуем, что у нее ноги подкосились, на мгновение закружилась голова, и она прижалась к Лехе, отвечая с не меньшей страстью. Потом он медленно отступил, удерживая ее и глядя прямо в глаза. — Позвони мне, — одними губами прошептал он. И растворился в толпе.

Зойке потребовалось некоторое время, чтобы прийти в себя, как, впрочем, и Ленке. Ситуация была неожиданной — впервые все внимание получила Зойка, а Ленка превратилась в невидимку. Тут подруга воззрилась на Зойкину руку:

— Зой, а че это у тебя?

— Да так, ничего, — ответила Зойка, поспешно убирая визитку в карман.

— Слушай, у тебя еще остались те пирожки, что ты на работу приносила? — как ни в чем не бывало сказала Ленка.

— Да, конечно. Ты же знаешь, я с запасом пеку, потому что мать, как чует, когда я их делаю, обязательно зайдет и с десяток выгребет.

— Чаем не угостишь? А то погода такая, что идти никуда не хочется.

— Пошли.

До дома, в котором жила Зойка, было недалеко, минут пятнадцать тихого хода. Это был старый панельный дом с обшарпанным подъездом и вечно неработающим лифтом. Лишь недавно у жильцов наступило просветление, и они ударились в ремонтные дела. Большинство квартир обрели вполне респектабельный вид, а в подъезде стало чище и не пахло странной смесью мочи, сигарет и кошачьего дерьма. Стали поговаривать о консьержке, но то ли жадность, то ли никому не понятное недоверие к новшествам удерживали пожилую часть населения от этого решения от этого судьбоносного решения. Зойкина квартира досталась ей от покойной тетки, женщины властной и взбалмошной, никто не знал, чем уж таким ей насолил сын, но только квартиру она отказалась ему оставить. И пока тетка болела, Зойка со всей стойкостью, на которую была способна, ухаживала за вечно ворчащей женщиной. Но после очередного инфаркта, тетка приказала долго жить. И тут неожиданно Зойка оказалась счастливой обладательницей собственного жилья и небольшого капитала, который запасливая тетка усердно копила на похороны и, судя по сумме, рассчитывала — самое малое, — что на похоронах будет играть оркестр Большого театра. Теткин сын проявил редкое равнодушие к капиталам и родному гнезду, сказав: «У меня и своего добра хватает, чтобы из-за этой халупы грызню устраивать». А когда Зойка предложила поделить деньги, покрутил пальцем у виска и сказал, что сам бы ей приплатил, только чтобы мамашины нотации не слушать. И после похорон Зойка, не откладывая, занялась обустройством собственного, пускай и неказистого жилища. Вывезя из квартиры ненужное барахло, содрав двадцатилетней давности обои и многолетние наслоения краски, Зойка с усердием взялась за ремонт. Обладая некоторым капиталом и представлением о том, на что должен быть похож ее дом, она как-то незаметно достигла желаемого. Когда Ленка впервые увидела отремонтированную квартиру, у нее глаза на лоб полезли, но, несмотря на уют, квартира, на Ленкин взгляд, была пустоватой. Зойке не нравилась мания подруги к нелепым безделушкам, аляповым, ярким, а-ля Барби, и, уж конечно, она не собиралась забивать ими квартиру, поэтому категорически запретила Ленке дарить ей эту гадость. Так же категорически она отказалась «одолжить» ей квартиру для интимных свиданий, заявив, что не желает выгребать презервативы изо всех углов. Не помогли даже Ленкины уверения, что та будет убирать за собой. Зойка не желала превращать свое гнездышко в «Дом свиданий». Но была еще одна причина, почему Зойка не позволила Ленке хозяйничать в квартире. Подруга отличалась хроническим любопытством, и если при Зойке она сдерживала свои порывы, то уж в ее отсутствие каждый миллиметр был бы обшарен, и наверняка Ленку ошарашило бы содержимое комода, где Зойка прятала от всех свою тайную слабость — целую кучу изысканного нижнего белья. Вышивка и кружева украшали каждый предмет. Здесь были лифчики и трусики разных расцветок, несколько пеньюаров и даже парочка весьма откровенных тедди и сексуальных поясов для чулок. Зойке не хотелось, чтобы этого белья касался кто-то, кроме нее и мужчины, для которого она это наденет.

Нет, Зойка не складывала вещи про запас, как Гобсек, она их носила, но кто разглядит под джинсами и толстыми свитерами эти чудеса.

Когда подруги добрались до квартиры, зачастил противный, моросящий дождь, так что идея с горячим чаем становилась все более привлекательной. Всю дорогу Зойка пыталась слушать, о чем трындит Ленка, кивать в нужных местах (благо подруге практически не нужен был собеседник), стараясь при этом не думать о неожиданной встрече. Уже в квартире Ленке приспичило в туалет, куда она тут же и отчалила. Зойка накрыла на стол, достала обещанную выпечку и заварила чай, как только чайник вскипел.

— Лен, ты че там застряла, может, спасателей вызвать?

— Просто руки мыла, — сказала Ленка, появляясь в дверном проеме.

— А чего ты такая красная?

— Д-да т-так, н-ничего, — еще сильнее покраснев, прозаикалась Ленка. — Перепутала и вместо холодной горячую воду включила.

Зойка подозрительно взглянула на нее, что-то тут было не чисто, но расспрашивать не стала, не желая откладывать надолго звонок Лехе.

Они быстро выпили чай, съели по пирожку. Беседа как-то не клеилась, и, промучившись еще минут десять, они распрощались.

Когда за Ленкой закрылась дверь, Зойка прислонилась к ней, стараясь справиться с волнением. Она была не уверена, что попадет пальцами по кнопкам телефона, так они дрожали. Немного придя в себя, она полезла за визиткой в карман. Он был пуст!!!

Глава 8

Леха уже несколько часов метался по квартире — Зойка все не звонила. И хоть умом понимал, что ждать уже глупо, но в душе еще тлел уголек надежды. Наконец, прекратив бегать туда-сюда, он решил все обдумать. Сварил кофе, включил музыку и начал раскладывать по полочкам события, произошедшие у магазина.

Зойка, несмотря на некоторую обиду (если принять за это попытку заставить его петь фальцетом), все же обрадовалась встрече и явно собиралась позвонить. Она не из тех, кто просто ради спортивного интереса будет пудрить парню мозги. Эх, если бы не вмешательство этой Ленки, он бы не отпустил Зойку. Отвел бы ее куда-нибудь, объяснил, как искал ее, утопая в безнадеге. Как хочет, чтобы в их отношениях было что-то большее, чем просто желание разделить постель. Как хочет узнать о ней все, каждую мелочь. Проводил бы домой и снова поцеловал. А потом тщательно разработал бы план их второй ночи, где на этот раз все было бы так, как он задумал. Чтобы Зойка поверила в мечты, в то, что она не невзрачная зануда, а прелестная умная женщина, женщина, поселившаяся в его снах, в мыслях и сердце.

И тут его посетила мысль, заставившая похолодеть. А что если Ленка каким-то образом сперла у Зойки визитку? Эта дама не из тех, кто легко сдается. Словно в ответ на его мысль зазвонил телефон. Леха поднял трубку.

— Привет, Леш, извини, что беспокою, но мы как-то не очень хорошо расстались. Может, встретимся и поговорим? Надеюсь, ты свободен завтра, скажем, часиков в девять вечера? — раздался в трубке Ленкин мурлычущий голос.

Леха остолбенел от такого нахальства, неужели эта дура думала, что он взвоет от счастья, услышав ее голос, неужели она считает, что он полный тупица и не поймет, откуда у нее его номер. От злости он заскрежетал зубами и чуть трубку о стену не разбил, но, сдержав себя, спросил:

— Откуда у тебя мой номер?

Судя по облегчению в голосе, она решила, что если он ее сразу не отшил, то у нее появился шанс.

— Ну, я сегодня как тебя увидела, так пообщаться захотелось, что, пошустрив по друзьям, раскопала твой телефончик.

— Что-то я не припомню общих знакомых.

— Как же, а Андрей?

— Это не тот ли Андрей, которого ты кинула на дне рождения, свалив с кем-то другим?

— Он все неправильно понял, — заюлила Ленка, начиная понимать, что что-то здесь не так.

— А если я ему сейчас позвоню и спрошу?

— ….

— Чего замолкла? Думаешь, что соврать? А теперь послушай меня внимательно, повторять не буду. Если по твоей вине я не смогу встретится с Зоей, то, несмотря на то что ты женщина, отловлю, и мало не покажется. Ноги выдерну и спички вставлю. И чтобы у тебя не было иллюзий, что я тебя не найду, — у меня номер определился. А теперь подумай, долго ли мне по нему адрес пробить. Я понятно излагаю?!

— …!

— Даже то, что ты сперла визитку, не разлучит меня с Зоей. Я ее люблю!!! А на тебя мне плевать, я тебя просто не вижу!!! Ты поняла, сука!!! Ты для меня пустое место!!! — орал Леха в телефон.

В трубке раздались гудки. Леха все никак не мог успокоиться: эта самовлюбленная девица, походя, вмешалась в чужие отношения просто потому, что ей этого захотелось, не обращая внимания ни на что: ни на откровенную брезгливость Лехи, ни на возможную боль, причиненную подруге.

Нужно придумать, как найти Зойку, и сделать это надо было именно сейчас, иначе он просто не уснет.

— Так, я встретил ее на улице, они шли пешком, а остановки рядом нет. Значит, живет неподалеку, и, скорее всего, это их постоянный маршрут. Если я буду ждать там в открытую, Ленка может заметить меня раньше и увести Зойку до того, как я успею что-то предпринять. А бегать за ними в толпе мне не катит. Значит, нужна машина. Черт!!! Если мою не починят, придется Андрюху просить. Решено, дождусь Зойку, затащу в машину и, пока не объяснимся, не отпущу. Увезу куда-нибудь за город, в лес, чтоб уж точно никто не помешал.

Немного успокоившись, Леха пошел спать.


Зойка сидела на полу и никак не могла прийти в себя. Такой откровенной подлости от Ленки она не ожидала. Кого она обманывает?! Ожидала!!! Ведь подруга не раз уже так вела себя, только до сей поры Зойке было все равно. Да, ей нравились те парни, на которых зарилась Ленка, но ни из-за кого сердце так томительно не ныло в груди и ни у одного из них не хотелось замереть в объятьях, млея от удовольствия. А главное, ни один из них не снился ей по ночам, заставляя просыпаться со сброшенным одеялом, сбитой в кучу простыней, с бешено бьющимся сердцем и судорожным дыханием. Весь год она втайне надеялась, что он все-таки найдет ее. Что она не просто случайная партнерша по постели. Что произошедшее между ними так же важно и для него.

Зойка медленно встала и поплелась в комнату. Проходя мимо зеркала, она остановилась и вгляделась в отражение.

— Интересно, что он во мне нашел? Но ведь нашел же, иначе не искал бы весь год. И я должна это в себе найти.

Живя в тени своей яркой подруги, не замечаемая, игнорируемая, Зойка постепенно уверила себя, что в ней нет того, что нужно парням. И чем дольше это продолжалось, тем глубже зарывалась она в свои комплексы. А комплексы — живучая штука, у некоторых их и ядерным взрывом не уничтожишь, они слишком цепко держат в руках свою жертву и отнюдь не торопятся выпускать. Освобождаются от них когтями и зубами, и с немалым кровопролитием, отрывая их, как бинты с засохших ран, надеясь, что не станет еще хуже.

Зойка задумчиво разглядывала себя, потом резко рванула в спальню и открыла шкаф с большим зеркалом на обратной стороне двери.

— Нет, так не пойдет. Надо провести полную инвентаризацию своих достоинств.

Она стала срывать с себя одежду и уже через минуту стояла обнаженная.

— Ну что ж, у меня стройные и, пожалуй, красивые ноги. Да и грудь подходящая, не маленькая, но и не вымя. Талия есть, конечно, не девяносто-шестьдесят-девяносто, но и не катастрофическая разница. С фигурой вроде все в порядке.

Она надела белье.

— О, а так еще лучше!

Зойка приблизила лицо к зеркалу.

— Так, глаза… да нормальные глаза, только не мешало бы ресницы подкрасить. Нос, правда, немного курносый, но не крючком же. И на коже ни прыщей, ни пятен. Немного косметики и вообще красотка.

Набросив халатик, Зойка прошла к другому шкафу, там висела ее одежда, а точнее куча мрачных, широких свитеров, мешковатых закрытых блузок и целая кипа одинаковых синих джинсов, которые не надела бы ни одна уважающая себя женщина.

— Господи, и о чем я думала, накупая это уродство! В нем только в лес за грибами ходить — ни одна зверюга близко не подойдет! И ладно бы денег не было! Нет, я, в самом деле, зануда, если не в общении, то в шмотках. Надо срочно что-то менять. Послезавтра последний рабочий день, потом выходные — вот и пройдусь по магазинам. Хватит стоять в тени, наблюдая за весельем со стороны. Я же замечаю красивые вещи на других, так почему не смогу купить что-то для себя? Все равно надеяться не на кого. Если я пущу все на самотек, то пролечу, как фанера над Парижем. Я хочу его получить! Получить в свою жизнь, в постель, наконец! Надоело быть невидимкой! А он найдет меня, я уверена! И на хрен Ленку, отъездилась, пускай себе другую ослицу ищет!

От Зойкиного плохого настроения не осталось и следа. Уснула она быстро и крепко. И приснился ей сон. Она плохо его запомнила, но всплывали в мозгу: плеск воды, крылья и она в чем-то белом…

День предстоял непредсказуемый.

Глава 9

Утро началось с того, что Леха проспал, и причиной тому был внезапно почивший вечным сном будильник, с которым никогда до этого такого не случалось. Когда он, торопясь, принимал душ, из него на смену вполне приятной воде хлынула обжигающе-ледяная. Потом он, нечаянно споткнувшись, залил себе штаны горяченным кофе, один Бог знает, как не обварил себе все. Такси не опоздало, но попало в пробку, а водитель всю дорогу рассказывал, какая у него замечательная дочь и что любой мужчина был бы счастлив с ней познакомиться, многозначительно при этом поглядывая на Леху. Босс сорвал голос, пока орал на него, грозя ему всеми мыслимыми и немыслимыми карами.

Вы думаете, Леха расстроился? Да ничуть. Чем больше на него сыпалось несчастий, тем шире расползалась дурацкая, счастливая ухмылка на его лице. А все вот почему. Он заметил, что чем пакостнее день, тем выше вероятность встречи с Зойкой. Если вчера только из-за того, что у него сломалась машина, он получил ее поцелуй, то за все эти несчастья… И в предвкушении вечера потирал руки, считая минуты до конца рабочего дня. Вдруг кто-то похлопал его по плечу, Леха обернулся.

— Паря, я тут машинку твою смотрел. Мистика какая-то. Я ради интересу вчера в ней поковырялся. Веришь, ничего не нашел, думал, утром продолжу. Ну, пришел и с утречка опять в нее, так завелась зараза с полооборота, как будто и не было ничего.

— Ты хочешь сказать, Петрович, что тачка работает?

— Так а я про че? Ты чего такой странный сегодня? Лыбисся, как идиот, хотя шеф на тебя орал, аж стекла тряслись. Не влюбился случаем?

— Еще как влюбился, по самые уши.

— Эт дело хорошее. Не век же кобелировать. Пора и остепеняться, пока хозяйство не стер в конец.

— Ну, ты, Петрович, даешь.

— Я дело говорю. Ты парень хороший, не пустозвон какой. Так чего вечно, что ль, шалав всяких собирать? Около тебя всегда этот триперный косяк вертится. Давно зверушек не нацеплял.

— Все, Петрович, кончай, я с ними завязал.

— Ну и молодец. Пойду я, делов по горло. А то шеф и до меня доберется.

Леха на всякий случай проверил машину — мотор замурлыкал плавно и ровно.

— Так, транспорт есть.

Он взглянул на часы: до конца работы было еще далеко, а нетерпение все нарастало.


Зойка проснулась с такой легкостью в душе, что, казалось, подпрыгни она, — полетит. Быстро приняв душ и перекусив, она взялась за себя.

— Есть шанс встретить сегодня Лешу? Есть, и очень большой. Сильно штукатуриться не стоит, но немного туши, тени и блеск для губ — самое то. Но прежде одеться.

Открыв комод, она добыла из него самые откровенные трусики и лифчик, представлявшие собой крошечные клочки шелка и кружев, и тут ее взгляд наткнулся на пояс с подвязками. Решительно отбросив сомнения, она надела его и пристегнула чулки. Задумчиво взглянула в зеркало, тут же сняла пояс с трусиками и одела все в обратном порядке и слегка покраснела, осознавая свой поступок.

— Так, белье-то бельем, но на улицу же так не выйдешь. Что же одеть, чтобы не выглядеть накрашенным чучелом?

И тут она вспомнила про свитерок, в котором ее увидел Леха.

— Что ж, пока сойдет. Нам бы день постоять да ночь продержаться, как говорил незабвенный Мальчиш-Кибальчиш. Да и юбка пойдет, а то как-то глупо пояс под джинсами носить.

Но хотя Зойке и не хотелось в этом сознаваться, была в отказе от джинсов еще одна чисто практическая причина совершенно непристойного характера. Да и как сознаться вчерашней девственнице, проведшей единственную ночь с мужчиной, что хочет снова испытать тот неоконченный полет, но на этот раз не упасть.

Одевшись и накрасившись, она посмотрелась в зеркало:

— Надо бы и с волосами что-то сделать, а то я с этой тугой косой как старшеклассница-переросток.

Она расплела волосы, причесалась, подумала и снова заплела, но свободно и не по всей длине, а только среднюю часть. Это не только позволяло волосам не лезть куда попало, но и проявило их густоту и текстуру.

— Господи! Да я на себя не похожа! Правильно говорят: «Скажи три раза человеку, что он свинья, он и захрюкает». Мне и говорить не надо было, за меня это одежда сделала. Конечно, не фотомодель, но и не замухрышка, и это при средненькой одежонке. А если одеться по-людски, все мужики мои будут.

Зойка и правда изменилась. Тушь, окрасив выгоревшие концы, сделала ресницы длиннее, тени подчеркнули глаза, блеск заставил губы засиять, а мягкие пряди волос обрамляли лицо, как изысканная рама. Но не только косметика и прическа изменили Зойку: казалось, внутри у нее вспыхнуло пламя, которое словно осветило кожу изнутри, добавляя уверенности и блеска в глаза, плавности и женственности в походку.

Зойка вышла из дома; до перекрестка, где они обычно встречались с Ленкой, было всего ничего, а уж в таком настроении ее донесло за считанные минуты. Краем глаза Зойка заметила ожидавшую ее Ленку, взгляд которой скользнул по ней, не узнавая, но, не задерживаясь, пошла дальше. Сзади послышались быстрые шаги, и кто-то дернул ее за рукав. Зойка медленно повернулась.

— Ты чего мимо просквозила? — как ни в чем не бывало спорила Ленка.

— А что я должна была сделать, кинуться со слезами радости в твои объятия? Ой, Лена, дорогая, какое счастье, что ты у меня парня уводишь! Так, что ли?

— Ты чего, Зой?

— Лен, вот только не надо этих телячьих глаз. Я не вчера родилась, это только ты думала, что я тепленькая доверчивая дурочка, которую можно пинать и унижать, а она и слова не скажет.

— Я так не делала.

— О да! Ты только уводила у меня всех мало-мальски приличных парней (если только минет можно так назвать) и, вытерев о них ноги, бросала. Это называется ни себе, ни людям.

— Ты же никогда не жаловалась.

— А чего ты ждала? Что я буду рыдать из-за того, что они к первой встречной б…ди в объятия кидаются?

— Я не б…дь!

— А как назвать женщину, у которой минет вместо приветствия?

— …

— Но на Леше ты споткнулась, потому что он настоящий! Не какой-то озабоченный придурок, бросающийся на любую раздвинувшую ноги. И тебя такая зависть одолела, что ты, понимая, что между нами есть что-то большее, унизилась до кражи визитки. Можешь не отнекиваться, я не такая наивная, как ты думаешь. Так вот что я скажу: Леша меня все равно найдет! И мы будем вместе.

— Как же, будет он тебя искать. У него таких Зой очередь в тридцать три вилюшки стоит. Он тобой попользуется и бросит. Можешь радоваться, что такого героя отхватила. Вот достался бы тебе чмошник, по-другому заговорила бы.

— Он будет искать, можешь не стараться и не брызгать слюной. Я ему верю. А вот тебе — нисколько. И насчет чмошника я вот что тебе скажу. Настоящая женщина не нуждается в герое, она заставляет своего мужчину чувствовать себя героем. Она может из чмошника сделать героя, ну а плохая — из героя может сделать чмошника. А ты уже стадо героев очмырила. Делай выводы. Кстати, где визитка? Верни.

— Я ее выкинула, — пробурчала Ленка.

— Что, позвонила Леше, и он тебя отшил? Вот непруха! Это наш с тобой последний разговор, я больше не желаю тебя ни видеть, ни слышать. Не звони мне, не приходи в гости. Просто исчезни из моей и Лешиной жизни.

Зойка вырвала руку из Ленкиной хватки и поспешила на работу, этот разговор, казалось, снял с души давно уже давившую на нее тяжесть.

Весь день на работе она ловила на себе удивленные взгляды женщин и неожиданно заинтересованные — мужчин. Даже Витька Тарасов, любимец дам, время от времени странно на нее посматривал, но если раньше ее бы обрадовало подобное внимание, то сейчас Зойке было все равно. Все ее мысли витали около мужчины, чьи серые глаза не давали ей спокойно спать по ночам.

День пролетел незаметно, и вот она уже медленно идет домой в надежде, что Леша, возможно, ждет ее у магазина, там, где случилась их последняя встреча.

Вдруг она уловила за собой знакомый силуэт — стараясь не привлекать внимания, за ней в нескольких шагах шла Ленка.

Зойка начала оборачиваться, и в ту же секунду чьи-то сильные руки схватили ее в охапку.

Глава 10

Еще никогда рабочий день не казался Лехе таким бесконечным. Словно время замерло, пытаясь окончательно добить еле живое терпение Лехи, который чуть не открутил голову, без конца глядя на часы. За час до конца работы он не выдержал и, подгоняя себя мыслью о том, что может пропустить встречу с Зойкой, постучал в кабинет к начальству.

Босс поднял голову и спросил:

— Тебе чего, Семенов?

— Владимир Иваныч, мне бы уйти. Позарез нужно.

— Не, ну ты, Семенов, вообще оборзел, сначала целый год как лунатик ходишь, сегодня на час опоздал, а теперь влетаешь с сумасшедшими глазами и просишься с работы свалить. С какой радости я должен тебя отпустить?

— У меня личные проблемы.

— Знаем мы твои личные проблемы. Очередную телку охмурять собрался. Нет, не отпущу, после работы трахайся.

— Ну и хрен с вами, сам уйду!

— Я тебя уволю, дебил!

— Вот напугали, а то я работу не найду. Тот же Петров возьмет и еще приплатит.

— Так это ты из-за этого гада бузишь?! Чего он тебе наобещал?!

— Да ничего он не обещал! Жизнь моя сегодня решается, а вы: «Петров, Петров!». Да не уперся он мне аж два раза!

— Ну ладно, если жизнь, то иди. А чего хоть случилось?

— Жениться собираюсь. Любофф.

— Вот ни хрена ж себе, какие чудеса творятся. Первый кобелина втюрился и в ЗАГС рвется, как алкаш опохмелиться.

— Ну, вы тоже скажете — кобелина. Я ж не виноват, что на меня бабы вешаются.

— Ладно, иди. Мне твои похождения до фонаря, пока работа не страдает.

— Так я уже заказ сделал.

— Это другое дело. Вали отсюда, пока я не передумал.

Дважды Лехе повторять было не нужно. Он рванул из кабинета, будто за ним черти гнались. Запрыгнув в машину, он ударил по газам и уже через двадцать минут был на месте. Поставив машину у края тротуара, он приготовился ждать, внимательно вглядываясь в толпу при виде похожего силуэта.

Примерно через полчаса напряженного ожидания он увидел знакомую курточку. Но вот только девушка в ней была одновременно Зойкой и вроде не Зойкой. То, что раньше, казалось, было скрыто тенью, вышло на свет. От одного ее вида Леху бросало то в жар, то в холод. Джинсы словно стали тесны на пару размеров, руки дрожали. А единственное, чего он сейчас хотел, — это прижать ее к себе и излить то, что накипело на душе. Сердце скакало, как сумасшедшее. Он будто впервые по-настоящему увидел Зойку. И теперь желал рассмотреть вновь обретенное чудо вблизи, коснуться ее с благоговением, поцеловать эти пухлые губы, вплести пальцы в облако волос, правда, дальше мечты шли в настолько непристойном направлении, что он побоялся даже мысленно их озвучить, чтобы не кончить тут же. Подходя ближе к магазину, девушка начала сбавлять шаг, и Лехино сердце растаяло от счастья.

«Она тоже хочет увидеть меня, мне это не показалось».

И тут в толпе, в нескольких шагах за Зойкой, он заметил Ленку. Вожделение улетучилось, а кулаки сжались от злости. «Надо спешить, пока эта мымра какую-нибудь пакость не сотворила».

Леха выскочил из машины и быстро зашагал к Зойке. Она только начала оборачиваться с явным намерением сказать что-то Ленке, когда Леха подхватил ее на руки.

Зойка собралась как следует врезать приставале, но, повернув голову, увидела знакомые черты и обмякла на руках у парня, позволяя нести себя хоть на край света. Так далеко он ее, конечно, не понес, а вот в припаркованную рядом машину доставил. Осторожно опустил на сиденье, пристегнул и, обойдя машину, сел за руль, предварительно метнув в Ленку такой злобный взгляд, что та застыла на месте.

Зойка сидела рядом с Лехой, замерев в ожидании. Тот, не говоря ни слова, развернул машину и куда-то поехал. Вот и окраина города исчезла за поворотом, но машина все не останавливалась. Следующий поворот с трассы вел в лес, куда в это время года никто не совался — делать там было нечего. Машина свернула туда и, заехав под кроны деревьев так, чтобы их не было видно с дороги, остановилась.

Леха выключил двигатель и поднял на Зойку глаза.

— Привет, прости, что так грубо себя повел. Ни «здрасте», ни «как дела?», а схватил и «в темный лес ягненка поволок».

— Привет. Ну, если исключить, что ты меня только что овцой назвал, хоть и маленькой… Я особо и не брыкалась. Но, честно признаю, навыки пещерных людей ты отлично освоил.

— Я же попросил прощения, — пробормотал Леха.

— Знаешь, меня никто до сих пор на руках не носил, мне понравилось.

— Лапушка, так только скажи, и я тебя с рук не спущу. Ну, и не только с рук… — уже шепотом добавил он.

Их взгляды встретились, Зойка медленно облизала губы. Лехино тело напряглось, и в следующее мгновение он нажал кнопку, отодвигая сиденье от руля, а потом, подхватив Зойку, усадил ее на себя верхом. Зойкина юбка задралась, обнажив ноги почти до бедер, но она, не обращая на это внимания, обвила руками Лехину шею, погружая пальцы в путаницу волос. Он прижал ее к себе, впиваясь в губы головокружительным поцелуем, его руки скользнули под свитер и осторожно погладили груди, проводя пальцами по краю лифчика. Зойка тоже не тратила времени даром, ей до дрожи хотелось коснуться его тела, провести руками по напряженным мускулам мужского торса, проследить тонкую дорожку волос, бегущую вниз, коснуться плоских сосков, но больше всего хотелось, чтобы те удивительные ощущения, испытанные ею в первый раз, вернулись, и она наконец-то узнала, что стоит за загадочным словом «оргазм».

Леха потянул ее свитер вверх, девушка, не противясь, подняла руки и, как только он полетел на заднее сиденье, вцепилась в Лехин пуловер. Парень был очень доволен Зойкиным энтузиазмом, говорящим о том, что девушка желает его с неменьшей силой. Кучка вещей на заднем сиденьи неуклонно росла, к ней прибавилась его футболка, Зойкин лифчик минуту спустя приземлился сверху. Как только грудь девушки лишилась последней зашиты, Леха стал ласкать мягкие округлости, пощипывая соски, нежно сжимая плоть руками. Потом опустил голову и обвел языком верхушки грудей, беря в рот то один сосок, то другой. Вдруг он оторвался от груди и спросил:

— Заюшка, ты не против снять колготки, думаю, они помешают.

— Лешик, а с чего ты взял, что я в колготках?

— А в чем? — недоуменно спросил он.

— А ты проверь, — сказала Зойка с провоцирующей улыбкой.

Леха положил ладони на колени девушки и медленно повел вверх, неотрывно глядя в ее глаза. Вдруг его руки замерли, достигнув края чулок и нащупав подвязки. Потом рванулись выше, обхватывая фактически неприкрытую трусиками попку. Заведя пальцы за тонкий шелк, он сильно потянул вниз, и тут раздался непонятный треск, и… трусики оказались у него в руках.

— Милая, я не нарочно, — смущенно сказал Леха, держа в руке клочок шелка.

Зойку затрясло от хохота, и он подумал, что у нее истерика от потери, судя по всему, недешевого предмета женского туалета.

— Милая, не плачь, я тебе двое таких куплю, даже трое, если нужно.

— Лешик, они на ЛИ-ПУЧ-КЕ, — по слогам выговорила Зойка сквозь смех.

Трусики полетели в общую кучу, а Лехины руки потянулись к юбке в стремлении избавиться от явно мешавшей вещи. Когда и юбка исчезла на заднем сиденьи, зрелище, что узрел Леха, сразило его наповал. Зойка сидела на нем, обхватив его бедра ногами, затянутыми в тонкие черные чулки с кружевным верхом, пристегнутые к весьма сексуальному поясу, прямо-таки самая невероятная эротическая фантазия в действии. Если до этого у него была вполне ощутимая эрекция, то теперь он не удивился бы, если зубчики молнии на джинсах просто разлетелись бы в разные стороны под напором напрягшейся плоти.

Руки Зойки пробежались по Лехиной груди, погладили мышцы плеч, коснулись сосков и золотистой поросли между ними. Легкая дрожь шла по телу мужчины за ее руками, а его голова откинулась назад от удовольствия. Терпение Лехи было на пределе, мало того что сам он был очень сильно возбужден, так еще и шаловливые ручки девушки подталкивали его все ближе к краю. Пора было брать управление в свои руки, потому что опростоволоситься во второй раз Лехе ох как не хотелось. Он притянул девушку ближе, так, что ей пришлось обнять его за плечи и убрать руки от стратегических мест. Удерживая одной рукой ее голову, он начал поцелуй, страстный, долгий и уносящий все мысли прочь. Другая рука прошлась по Зойкиной груди, очертила пупок и наконец достигла складочек лона, влажных, горячих и ждущих его ласк. Он провел по ним пальцами, ощущая, как возникает трепет в теле девушки от этого простого касания, как выгибается ее спина, как она надавливает на пальцы в стремлении усилить наслаждение. Видя столь бурную реакцию, он понял, что смысла откладывать больше нет.

— Сладкая моя, привстань, пожалуйста.

Зойка приподнялась, и Леха, расстегнув непослушными пальцами джинсы, стянул их вниз. Придерживая член рукой, он потянул девушку на себя.

— А теперь опускайся, ты сейчас главная. Все в твоих руках. Давай, любовь моя.

Зойка начала медленно опускаться на твердую плоть в ожидании неприятных ощущений, но вместо них было просто тесное соприкосновение, вызывавшее невероятное томление во всем теле, и она резко опустилась до самого основания. Пара замерла от необыкновенности происходящего. Это было не только соединение плоти, не только чувственное наслаждение, но и что-то большее, от чего в груди копилось ощущение небывалого счастья, — обретение недостающей части себя. Зойка не могла удержаться от желания двигаться, скользя вверх-вниз по возбужденному до крайности члену. Леха боялся пошевелится и только крепче стискивал зубы в попытке сдержать собственное освобождение, все сильнее и сильнее сжимая возлюбленную в объятиях и шепча слова любви и желания. Зойка совсем утратила всякую связь с реальностью, отдавшись наслаждению, нараставшему с каждым последующим толчком, забыв обо всем, кроме рук, обвивающих ее тело, жарких слов и поцелуев, даримых губами мужчины.

Это ощущение зародилось в глубине ее тела, среднее между тянущей болью и удовольствием. Оно гнало двигаться, словно любая, даже самая небольшая, остановка просто убила бы ее. Ощущение нарастало, ширилось, захватывая каждую фибру ее существа, мутя рассудок, вырывая стоны из самой глубины души. Глаза просто невозможно было держать открытыми: веки, казалось, налились свинцом, и за ними словно вспыхивали звезды. И тут это произошло. Чтобы описать это ощущение, нужно взять все самые счастливые события своей жизни и сплавить их в одно мгновение, сладостное, томительное, взрывное. Состояние полета, парения в лучах невероятного блаженства, когда все вокруг перестает существовать, кроме сплетенных в жарких объятиях тел. А потом нарастающее ощущение счастья и неги, от которого тело безвольно обмякает и кажется, что больше ты уже не сможешь пошевелиться.

Леха сквозь туман удовольствия ощутил пульсацию лона, сжимающего его член все сильней и, понимая, что Зойка достигла экстаза, в несколько встречных толчков последовал за ней. Присоединяя свой стон к ее крику.

Пара обмякла на сиденьи, сжимая друг друга в объятиях, пытаясь прийти в себя и отдышаться.

— Зоя, мне надо тебе кое-что сказать, — прошептал Леха.

Глава 11

Зойка пошевелилась на коленях у Лехи, пытаясь устроиться поудобней. Леха резко прижал ее к себе, останавливая копошение. Она замерла и положила голову ему на плечо.

— Зой, ради Бога, не шевелись, иначе наш разговор окончится, не начавшись. Я и так веду себя как сексуальный маньяк. Стоит только коснуться тебя, и все мысли опускаются ниже пояса. И вместо ласковых слов, ухаживаний, цветов, наконец, я хватаю тебя и, трясясь от возбуждения, лезу под юбку. Мало того что я лишил тебя девственности в зачуханном чулане, так и опять вместо романтики быстрый трах. Нет, не подумай чего, все было потрясающе, просто волшебно, но ты заслуживаешь большего. Я весь год, пока искал тебя, думал, как пройдет наша встреча, но уж никак не предполагал, что все кончится так. Да на твоем месте я бы такого, как я, послал ко всем чертям.

— Леш, ну, прежде чем послать тебя туда, мне надо хотя бы одеться и добраться до города. Че-то мне не катит тащиться до него по грязи, даже в обиженном состоянии.

— Зоенька, ты… — еле слышно начал Леха.

— Нет, я не пошлю тебя к черту, и не надейся. Это у тебя что, способ такой избавиться от меня?

— О-ох, — вздохнул с облегчением парень, — меня чуть кондрашка не посетила. Зой, у меня всегда хватало женщин, но то, что происходит с тобой, я даже описать не в состоянии. Я ведь даже толком и не рассмотрел тебя в первый раз, да и был как в тумане, но, когда утром не нашел тебя рядом, мне показалось, что время остановилось. Такого страха я не испытывал никогда. А этот год я даже вспоминать не хочу, таким он был ужасным. Тоска, безнадежность, мир, казалось, утратил все краски, и вся радость вытекла из меня, как из дырявого ведра. Я, который всегда дрых без задних ног, только коснувшись подушки, часто засыпал лишь под утро и просыпался от снов, где была ты, и, если честно, с жутким стояком. А холодный душ стал вместо завтрака. Мне даже босс сегодня сказал, что я целый год на лунатика был похож. Зайка, не думай, что если я такой озабоченный, то меня в тебе только секс интересует. Мне так хочется просто быть с тобой рядом, узнавая о тебе все: тобой на вечеринки, в кино, да просто погулять и посмотреть, как в парке опадают листья. А летом поплескаться в реке, позагорать, увидеть тебя в купальнике…Так, стоп, опять не туда понесло. Нет, ну что я за придурок? Правильно говорят: «Кто про что, а вшивый про баню». Милая, я не хочу тебя любимый цвет, запах, еда, цветы, книги, песни, да мало ли что еще. Ходить с потерять, да я вообще не хочу расставаться с тобой даже и на минуту. Я не хочу повторения этого года. Ты нужна мне, как никто другой. Да чего уж там, я давно признался в этом себе, так почему бы не сказать тебе. Я люблю тебя, так сильно, так страстно, что одна лишь мысль, что я больше никогда не увижу тебя, сводила меня с ума! Я думал, что смогу забыть тебя с другой, но почувствовал себя таким мерзким и подлым, как будто испачкал что-то чистое, светлое и невероятно ценное. Зоинька, я прошу тебя, если в тебе есть хоть капля какого-то чувства, не отвергай меня, я просто этого не перенесу. Я сделаю все, что угодно, чтобы ты не пожалела, что осталась со мной.

Леха закрыл глаза в ожидании ответа и тут вдруг почувствовал влагу на своем плече.

— О Боже! Заинька, только не плачь, я опять какую-то чушь спорол! О, это из-за того, что я про женщину сказал, но я не хотел тебе врать. Черт, ну что я за тупица, вечно все порчу. Любовь моя, ну пожалуйста, скажи, что не так?!

Зойка подняла на него глаза, несмотря на слезы, бегущие по щекам, они сияли ярче любых драгоценных камней, а улыбка была наполнена таким безмерным счастьем, что у Лехи защемило сердце.

— Лешенька, дело не в женщине, я же не маленькая, понимаю, что ты не святой. Я и не рассчитывала, что ты целибат блюсти будешь. Но ты не представляешь, как я хотела услышать от тебя все эти слова. Я так боялась, что мои чувства безответны, что я для тебя просто случайное приключение, девочка на одну ночь…

Леха прижал палец к ее губам.

— Даже думать так не смей, ты — все для меня. Я просто не могу найти слов, чтобы высказать то, что у меня на душе.

— Лешик, я всегда боялась полюбить и не найти в этом человеке ответного чувства. От жизни я спряталась за невзрачными тряпками и сидением в углах. И если бы не ты, я бы так и сидела там. Одинокая, никому не нужная и втихаря презираемая. Ты подарил мне весь мир и тепло своих объятий. Я очень сильно люблю тебя. И мне немного страшно от глубины этого чувства.

— Ты…ты сказала… что любишь меня, — неверяще пробормотал парень.

— Да, люблю.

Если бы Леха не сидел в машине с Зойкой, все еще оседлавшей его бедра и, мало того, с его членом внутри нее, он бы скакал и кричал, как сумасшедший, сжимая ее в тесных объятиях. Кстати о члене: видно, у него от радости тоже возникли некоторые планы на вечер.

Зойка удивленно взглянула на Леху:

— Опять?!

— Да, я сволочь. И мой член — сволочь, еще похуже меня. Но, Зой, я могу воздержаться, точнее нам надо воздержаться. А то мы и так забыли обо всем.

— Ты имеешь в виду о презервативе?

— Да. Но, зайка, ребенок не проблема. Как ни странно, я даже надеюсь, что ты забеременеешь. Тогда уж ты точно от меня не сбежишь.

— Можно подумать, я хочу. Уж не хочешь ли ты сказать…

— Зой, вот только про это не сейчас, я уже и так достаточно напортачил, пора хоть что-то сделать по-людски. Ну позволь мне хоть раз поступить так, как надо. И так признание в любви в этой позе отдает какой-то двусмысленностью. А теперь, лапушка, давай оденемся, иначе последует второй дубль, и завтра ты будешь, как кавалерист, ходить.

— Это как?

— В раскорячку. Ой, ты че! — Зойка заехал ему локтем в бок.

— Хамишь, парниша.

Зойка наконец слезла с Лехи, вытерлась предложенным платком и оделась, впрочем, как и Леха. Все их действия сопровождались легкими поцелуями, смехом, оба ощущали невероятную легкость, сбросив с души груз неуверенности в чувствах другого.

Леха улыбнулся Зойке, завел машину и спросил:

— Зой, куда едем? Может, перекусим где, а потом ко мне?

— Нет, Леш. На меня сегодня слишком много свалилось. Мне надо в себя прийти, обдумать все. Наконец, просто отдохнуть, а, судя по твоему настроению, ты мне такой возможности давать не намерен.

Леха вздохнул, понимая, что Зойка права: если уж ему удастся затащить ее к себе, то утром оба будут едва живы.

— Хорошо, но завтра я тебя с работы встречу, где это, кстати?

Зойка сказала.

— О, это почти рядом! — обрадовался Леха. — И как мы с тобой раньше не встретились? Видно, судьба нами тогда не наигралась. Ты во сколько заканчиваешь?

— В пять обычно, если срочной работы не подкинут. Но завтра короткий день, и я еще хотела по магазинам пробежаться. Пора менять себя не только внутри, но и снаружи.

— Я приеду, обязательно. Заодно и компанию составлю в качестве ценителя твоей красоты. Ладно, поехали, я тебя отвезу. Адрес скажи.

Зойка не только улицу и номер дома назвала, но и номер квартиры, этаж и подъезд. Как будто Леха ее на машине в здание завезет.

Недалеко от ее дома Леха притормозил и, сказав, что он быстро, метнулся куда-то к магазинам. Через некоторое время он вернулся с букетом роз и замысловатой коробкой конфет.

— Зой, извини, я даже не спросил, какие тебе цветы нравятся и любишь ли ты шоколад. Но мне просто хотелось сделать тебе приятное, не включающее занятие любовью.

— Лешик, я люблю розы, и вообще любые цветы, у меня нет аллергии, так что все в порядке. А шоколад я просто обожаю. Спасибо, любимый. — И Зойка, чмокнув его в щеку, уткнулась носом в букет, ее плечи слегка подрагивали, и парень понял, что она опять плачет.

— Зой, ты заканчивай сырость разводить, а то я дергаюсь каждый раз, думая, что опять облажался.

— Нет, Леш это оттого, что на меня сегодня столько счастья свалилось, я просто сдержаться не могу. Никогда не думала, что это все так удивительно.

— Заинька, дай твой сотовый.

— Зачем?

— Я тебе свой номер забью, чтоб уж наверняка знать, что ты мне позвонишь.

— И свой давай, не хочу больше пускать дело на самотек.


Они долго стояли у подъезда обнявшись, целуясь и шепча друг другу о любви. Пока Леха не начал переминаться с ноги на ногу.

— Леш, ты чего, замерз?

— Скорее, перегрелся, — сказал парень, прижимаясь к ней бедрами, недвусмысленно давая понять, в каком именно месте у него перегрев. — Еще немного и я опять одичаю. Так что, заинька, я, пожалуй, все-таки пойду, если ты не передумала насчет визита ко мне, ну или к тебе…

— Иди, иди. Хорошего понемногу. Завтра увидимся.

— Слушай, может, я тебя утром на работу отвезу? Заодно посмотрю, где ты трудишься?

— А тебе не сложно будет?

— Да чтоб тебя увидеть, я что угодно сделаю, солнышко!

Парочка постояла еще немного, прежде чем расстаться.

Но ни один из них не заметил, что чей-то завистливый взгляд следил за ними из-за «ракушки» во дворе.

Глава 12

Зойка проснулась и, лежа в кровати, вспомнила вчерашний день. Жизнь ее сделала такой крутой вираж, что она ощущала себя абсолютно другим человеком, тот лебедь, что пускал последние пузыри со дна ее души, не только ухитрился выжить, но и, резко всплыв на поверхность, взлетел, и быстрее ракеты Гагарина достиг открытого космоса. Чем он там дышал, фиг его знает, но звезды перед его глазами не гасли, а Солнце, казалось, сияло рядом. Зойка встала и, улыбаясь ощущению счастья, фонтаном бьющего в ней, начала собираться на работу.

— И почему я раньше не красилась? Если не сильно мазаться, то десять минут — и все на мази. Ладно, хватит красоваться, а то на работу опоздаю. Интересно, Лешик меня ждет?

Зойка открыла дверь на лестничную клетку и сразу же попала в крепкие мужские объятия, а на губы обрушился страстный поцелуй. Озабоченный Леха был в своем репертуаре.

— Леш, ты у меня весь блеск с губ съел, и я теперь, наверное, взъерошенная.

— Привыкай, целовать я тебя буду часто. Так что губы лучше не крась — позаботься о здоровье любимого человека. — На последних словах Леха настороженно заглянул ей в глаза, как бы прося подтверждения.

Зойка сжалилась над его страданиями:

— Любимый, любимый, и даже очень.

Леха опять полез целоваться, но Зойка уперлась:

— Лешик, я на работу опоздаю. А у тебя эрекция скоро штаны порвет.

— Черт…ты права! Ладно, пошли.

Леха потянул куртку ниже, прикрывая выступающие места, взял Зойку за руку, и они спустились вниз.

Зойку всегда удивляло, с какой скоростью бабушки у дома узнают новости и что заставляет их подниматься ни свет ни заря в неодолимой жажде что-то узреть собственными глазами. Когда парочка вышла из подъезда, три пары до крайности любопытных глаз уставились на них.

— Зоинька, а кто этот молодой человек? — слащавым голосом спросила самая большая сплетница во всем дома, баба Зина, которая наверняка знала, кто на ком женился, кто с кем спал, и даже с чьим котом соседская кошка орала на заборе. Зойка раскрыла рот, но ничего не успела сказать.

— Здравствуйте, дамы, — сказал Леха со сногсшибательной улыбкой и поклоном. — Я Зоинькин жених.

У бабок отвисли челюсти не только от его улыбки, но и от невероятной новости. Что «засиделка», которую меж собой эти самые бабки жалели, отхватила себе такое чудо.

Не дожидаясь ответа, Леха обнял девушку за талию и потащил к машине. До Зойкиной работы они доехали быстро, и она, наскоро чмокнув парня, поспешила в офис. Уже устроившись за компьютером, она оторвала от него глаза из-за тишины, вдруг воцарившейся в помещении. В дверях стоял Леха с розой в руке и явно искал ее глазами. Встретившись с ней взглядом, он улыбнулся и направился к ее столу.

— Ты чего пришел? — зашептала Зойка.

— Показываю всем, что ты занята, — тоже шепотом ответил Леха.

— Ты бы еще поссал на меня, — прошипела девушка.

— А это поможет прогнать других?

— Леш, если хочешь иметь детей, кончай так шутить. Говори, зачем зашел?

— Посмотреть хотел, где ты работаешь и с кем.

— Только не говори, что ревнуешь?

— …

— Лешик, ну не глупи, мне, кроме тебя, никто не нужен. А сейчас уходи, и так теперь полдня мне кости перемывать будут.

Леха вручил Зойке цветок и во всеуслышание сказал:

— Любовь моя, я за тобой заеду после работы, так что жди.

— Клоун, — зашипела она в ответ и стукнула его ногой по голени.

Леха еще раз лучезарно улыбнулся и, слегка прихрамывая, ушел.

Весь день шорох пересудов гудел в офисе, а Тарасов, казалось, на ней глазами дыру скоро протрет. Но, зная, что добиться ответов у Зойки не получится, коллеги предпочитали сами додумывать остальное. Хотя даже слепому было понятно, — и роза на столе была тому лишним доказательством, — что у Зойки бурный роман с красавцем, одаривавшим ее утром такими страстными взглядами.

Наконец этот бедлам подошел к концу, и девушка со всей скоростью, на какую была способна, рванула к выходу и тут же опять оказалась в Лехиных объятьях.

— Зайка, потерпи, пока мы хотя бы до квартиры доберемся, — подколол он и посмотрел на окна офиса. — О, какое внимание. — И накрыл ее губы поцелуем.

Прежде чем опустить ресницы, она мельком заметила вытаращенные глаза и открытые рты коллег. Неизвестно, сколько бы длился этот поцелуй, но вылетевший из дверей Тарасов чуть не сбил их с ног. Леха с Зойкой одарили помеху такими взглядами, что удивительно, как он не вспыхнул, будто спичка.

— Нашли, где сосаться, — пробурчал Витька. — А то места мало, встали на проходе.

— А сам-то, как конь с яйцами, скачешь, не разбирая дороги. Чего так лететь-то? — огрызнулась Зойка.

Витька оглядел Леху и, развернувшись, скрылся из глаз.

— Что это с ним? Незадачливый ухажер?

— Тарасов-то? Не смеши мои коленки, я для него пустое место. Если я на стул сяду, то он меня заметит, только когда сам сверху приземлится.

— Я бы не сказал, что он так уж тебя не замечает.

— Так, Отелло, кончай. Ты меня за шмотками обещался свозить, вот и вези. И не полощи мне мозги со своей ревностью, я повода не давала и не дам.

— Заюшка, прости. Я никогда раньше так сильно на женщину не западал, мне это непривычно. Я пытаюсь сдержаться, но мои потуги проходят мимо. Никогда не думал, что стану таким собственником.

— Что же будет, когда я приоденусь? Ты вообще станешь кусать тех, кто близко подойдет?

— …

— Только не говори, что передумал, иначе я накуплю себе юбок с разрезами до пупа или совсем коротких. И блузки, просвечивающиеся так, чтобы белье было видно.

Леха содрогнулся, представив Зойку в этой экипировке, он-то знал, что у девушки есть, на что посмотреть. И его попытки рычать на всех встречных-поперечных приведут к тому, что она осуществит угрозу, и уж тогда ему, чтобы свихнуться, много времени не понадобится. И еще он понял, что это жуткое чувство собственника проистекает из того, что он еще не утолил, даже в малой степени, жажду быть с ней рядом. Конечно, оно, это собственничество, не исчезнет полностью никогда, но уверенность в Зойкиных чувствах к нему позволит относиться к этому спокойней.

— Прости, любовь моя. Поехали. Считай, что я твоя крестная фея и собираю тебя на бал.

— А где у тебя волшебная палочка, ты, фей-переросток.

— А ее я тебе наедине покажу.

— Пошляк и извращенец. И за какие грехи мне такие муки? Вези уж, пока я тебя между ног не приласкала коленом и палочке твоей кирдык не пришел.

Леха засмеялся и потянул Зойку к машине.

Зойка не любила ходить покупать себе одежду, потому что кроме разочарования это ей ничего не приносило. Другое дело — белье. Но вот покупка верхней одежды превращалась в муку. Если для других поход за шмотками означал приобретение какой-нибудь миленькой вещицы, то для нее это было именно тем, чем называлось, ведь иначе как шмотьем ее вещи назвать было нельзя. И хотя вся одежда была новой, Зойку как-то спросили, в каком секонд-хенде она ее отхватила. Но Леха превратил этот поход во что-то невероятное. Он ухитрялся найти на вешалках именно то, что сидело на ней как влитое. Он же утащил ее от мрачных балахонов, в сторону которых она по привычке свернула. Леха подбадривал ее, шептал всякие глупости, смешил, успевая при этом таскать пакеты с одеждой, подкалывать продавщиц и иногда, заскочив в раздевалку, страстно целовать девушку. Ворох вещей рос, но Леха отказывался уходить, находя все новые дополнения к гардеробу. Пока наконец Зойка не взмолилась:

— Лешик, я устала и есть хочу. И не могу же я за один раз все в магазинах скупить.

— Ладно, — сжалился Леха, — но мы еще как-нибудь с тобой по ним прошвырнемся.

— Милый, все, что угодно, но только не сегодня. Иначе, я, кроме как только заснуть, ни на что не сгожусь.

— Что ж ты сразу-то не сказала? Все, поехали, я сейчас тебя накормлю, и у меня еще пара сюрпризов припрятана.

— А куда мы поедем?

— Тут недалеко ресторанчик есть, он небольшой, но очень уютный. И кормят там хорошо.

— Надеюсь, не всякими новомодными изысками, от которых потом кашлянуть боишься?

— А почему кашлянуть-то боишься?

— А чтобы в штаны не наложить от расстройства желудка.

— Зой, с тобой не соскучишься. Ты мечта любого мужчины. Красивая, страстная, веселая, и ты моя.

— Так, собственник, соловья баснями не кормят. Где обещанный хавчик?

Они вышли из магазина; за то время, что их не было, приличная лужа у тротуара превратилась в средних размеров море, видно, стоки, как всегда, забило. И обойти это, не затесавшись в грязь, было просто невозможно.

— Зой, ты тут постой, а я машину подгоню. А то тебя волной смоет.

— А как же ты, ты же в кроссовках? Их же грязюкой зальет, мало не покажется.

— Зой, ну ты че, предлагаешь меня на руках через болото перенести? Стой, я быстро! — крикнул Леха и, подхватив пакеты, отправился на стоянку за машиной.

Стоя у кромки воды, Зойка поглядывала в сторону, куда ушел парень, волнуясь, что он сильно промочит ноги. Она не замечала, что машина, стоявшая метрах в десяти еще до их с Лехой выхода из магазина, начала набирать скорость.

Вдруг Зойку с головы до ног окатила волна холодной, пахнущей выхлопами грязи. Мутные потоки не оставили на ней сухого места, грязь набилась в волосы, стекала по лицу, смешиваясь со слезами, брызнувшими из глаз. Сказка обернулась кошмаром. Было видно, что водитель сделал это намеренно, и, когда машина спешно покидала место преступления, девушке показалось, что в ней мелькнуло злорадное Ленкино лицо.

Глава 13

Зойка замерла с ощущение абсолютного безразличия к окружающему, казалось, та грязь, что выплеснулась на нее из лужи, залила не только ее одежду, но и душу. Грязь никчемной зависти и мелкой мести. И больше всего рвало ее на части то, что сделал это человек, ближе которого у нее до Лехи не было, та, с кем делила подростковые переживания, первые несерьезные влюбленности, та, кого не бросала в беде, выслушивая жалобы и смеясь шуткам. И все это было в момент смыто одним этим глупым поступком. Да, Зойка злилась из-за выходки с визиткой, но тогда она еще могла это списать на то, что Ленка не знала о ее чувствах, а теперь же оправданий не было. В том месте души, где обитала ее привязанность к Ленке, зияла теперь леденящая пустота. Слезы промывали по Зойкиным щекам стылые дорожки, но она даже не замечала их.

Тут около девушки затормозила плавно подъехавшая машина, из нее выскочил Леха с обеспокоенным лицом. Не обращая внимания на грязь, захлестывающую в его кроссовки, он бросился к Зойке.

— Заинька, милая, что случилось?

— Это была Ленка, — тихим, ничего не выражающим голосом сказала она.

— Ей-Богу, я убью эту тварь, — зарычал Леха.


Зойка развернулась и, не обращая внимания на лужу, пошла прочь. Леха вцепился в ее рукав, останавливая.

— Куда это ты собралась?

— Я пойду, Леш, похоже, ужин отменяется.

— Ничего не отменяется, сейчас мы едем ко мне, и я приложу все усилия, чтобы вычеркнуть все плохое у тебя из головы. Любовь моя, неужели ты думаешь, что грязь как-то повлияет на мое отношение к тебе? Неужели ты думаешь, что я брошу тебя посреди улицы, насквозь промокшую и такую несчастную?

— Я выгляжу как кикимора болотная и воняю не лучше, да я тебе всю машину загажу.

— Лапонька, да, видок у тебя еще тот, но нет ничего, что не исправили бы немного мыла и вода. А машина — это всего лишь машина. Что ей сделается? Ну, натечет немного грязи — отмоем.

Леха вынул платок и попытался хоть немного оттереть девушке лицо, но ткань сразу почернела, так и не справившись со своей задачей.

— Лешик, может, я все-таки пешком.

— Даже не думай. Если ты волнуешься за сиденье, так я сейчас плед из багажника достану, делов-то. Так что не мучай себя, все будет хорошо.

Леха достал плед, застелил сиденье и устроил на нем все еще смущающуюся Зойку.

До Лехиного дома они доехали быстро, всю дорогу Зойка держала голову склоненной и тихо вздыхала. Несмотря на то что дом явно был более престижным, чем Зойкин, бабушки на скамейке, неистребимые, как тараканы, были и здесь.

— Лешик, как я мимо них пойду? Я просто умру от их взглядов.

— Зоинька, привыкай, что проблемы тебе больше не надо решать одной. Обещай не брыкаться, и никто тебя не увидит.

Леха вышел из машины, обошел ее и, открыв дверь со стороны девушки, закутал ее в плед, на котором она сидела. Потом нагнулся, подхватил Зойку на руки и понес к подъезду.

Бабушки аж рты раскрыли, готовясь спросить:

— Лешенька, а кого это ты несешь?

— Да вот невесту себе украл. Вы за машиной не приглядите? Я сейчас ее отнесу, а потом тачку на стоянку отгоню.

У бабок от этих слов глаза стали по кулаку, и единственное, на что они оказались способны после этого заявления, — кивнуть.

Добравшись до своей квартиры, Леха поставил Зойку, но только для того, чтобы открыть дверь. Занеся ее внутрь и наконец-таки отпустив, он стянул с нее плед и приказал:

— Так, Зой, давай снимай верхнюю одежду, и пойдем на кухню, я тебе сейчас чайку организую, чтобы ты в себя пришла, а уж потом ублажать буду.

При слове «ублажать» Зойка вскинула голову.

— Ублажать — это как?

— Это по-разному, но это сюрприз. Сейчас только машину отгоню, а то проезд перегородил. Ты только не волнуйся, я быстро.

Леха умчался, а Зойка умылась и вымыла руки на кухне, не решаясь отправляться на поиски ванной в незнакомом месте. Да и опустошенность все никак не уходила, давя и ноя, как застарелая рана.

Леха и правда не заставил себя ждать. Казалось, прошло всего несколько мгновений, а он уже суетится на кухне, готовя для девушки чай, укутывая ее сухим пледом.

— Ты пока чай пей, а я кое-что сделаю, хорошо?

Зойка кивнула, не в силах ответить. Леха исчез в глубинах квартиры, чем-то гремя и хлопая дверями. Зойка медленно пила жасминовый чай, правда, это дошло до нее только тогда, когда его тепло и аромат пробились через завесу пустоты, согревая не только тело, но и душу.

— Ну что, допила? — спросил Леха по возвращении. Он него шел какой-то тонкий и нежный запах, как-то не соответствующий ему, более женственный, более чувственный. — Вставай, милая, будем тебе настроение менять. Только давай сначала одежду сними.

— Ты… — начала Зойка.

Но Леха оборвал:

— Это не домогательства, просто надо же все просушить и почистить, а кое-что и постирать. Ты же, надеюсь, не собираешься ходить покрытая коркой грязи? И нечего меня стесняться, я уже все видел. И я не такой извращенец, чтобы заниматься любовью, размазывая по телу грязь.

Зойка скинула свитер, юбку и начала было снимать чулки. Но услышав, как Леха закашлялся, подняла на него взгляд:

— Ты чего?

— Кажется, я несколько переоценил свою сдержанность, и, похоже, я все-таки извращенец. Во всяком случае, с тобой. Ладно, закрывай глаз и пошли.

— Куда?

— Зайка, ну неужели ты думаешь, что я затеял какую-то гадость? Уверяю тебя, все будет в порядке.

Зойка послушно позволила закрыть себе глаза и последовала туда, куда ее подталкивал Леха, по мере продвижения до нее донесся плеск воды и тот самый аромат — только сильнее, — что шел от Лехи.

— Смотри, — сказал он, убирая руки.

Она оказалась в большой ванной комнате. Но осматриваться не стала, ее взор привлекла просторная ванна, наполненная водой, поверхность которой была покрыта пышной пеной и усыпана розовыми лепестками. На широких бортиках в изножьи и по бокам горели свечи, создавая интимную обстановку уюта и неги.

— Боже, — прошептал Зойка.

— Залезай и наслаждайся, а я пока перекусить организую.

— Лешик, у меня на голове больше земли, чем в цветочном горшке, если я сейчас туда так залезу, то вместо цветочной ванна станет грязевой.

— Если ты еще не заметила, тут есть душевая кабина — ополаскивай свою гриву, а потом отмокай. Тебе помочь?

— Сама разберусь. Иди.

— Тонуть будешь — зови на помощь, — сказал напоследок Леха, исчезая за дверью.

Зойка не стала больше ждать: ванна так и манила погрузиться в свою ароматную глубину и насладиться покоем и теплом. Быстро промыв волосы, она наконец осуществила задуманное. Ощущение блаженства окутало ее со всех сторон, но, только она прикрыла глаза, дверь отворилась, и вошел Леха. Оказывается, его сюрпризы еще не закончились. Он включил музыку, и по комнате поплыли томительные звуки блюза, а на бортик опустился бокал с вином.

— Расслабляйся, любимая, — прошептал Леха и, запечатлев на ее лбу легкий поцелуй, удалился.

То, как себя сейчас чувствовала Зойка, было, как в сказке, словно в тех заветных мечтах, осуществления которых желаешь в душе, но умом понимаешь их недосягаемость. Аромат роз кружил голову, как и вино, усталость, казалось, ушла в воду. Музыка унесла тоску, оставляя поле себя легкую печаль, а колеблющийся свет свечей словно согрел своей чувственной аурой. Сквозь музыку до нее доносилась Лехина беготня и громыхание. «Интересно, чего он там еще затеял? Господи, прямо не верится, что мне так с парнем повезло. С первого раза влюбиться в человека, отвечающего на твои чувства и стремящегося сделать все, чтобы ты это поняла».

Тут раздался стук в дверь.

— Надеюсь, ты не уснула? Пора заканчивать водные процедуры, — сказал, входя, Леха.

Зойка улыбнулась ему томной, разморенной улыбкой.

— Лешик, ты знаешь, какое ты сокровище? — промурлыкала она, начиная подниматься из ванной.

Глава 14

Лехе стало трудно дышать; по телу девушки сбегали струйки воды, оставляя на коже сияющие в свете свечей капли, дрожавшие живыми жемчужинами. А в его голове бродили мысли о том, как он губами снимает лепестки роз, прилипшие к ее телу. Она подняла руки, удерживая волосы наверху, от этого движения ее грудь поднялась, явив обалдевшему парню картину похлеще «Рождения Венеры» — куда там красотке Боттичелли до наших дам. Дрожащими руками он протянул ей полотенце.

— Зой, если я сейчас не уйду, то ужин так и не состоится. Вытрись и надень халат, вон на вешалке висит, а я тебя лучше в коридоре подожду, — враз осипшим голосом пробормотал Леха и вылетел из ванной.

Зойка, тихонько посмеиваясь над Лехой, тщательно вытерлась, чувствуя себя вернувшейся к жизни, надела купальный халат, явно принадлежащий парню, и вышла. Леха стоял с закрытыми глазами, прислонившись к стене. Он уже успел переодеться, но, как ни странно, не во что-то домашнее или спортивное, а в джинсы и футболку, казалось, обтекавшую его торс.

— Лешик, ты в порядке? — волнуясь, спросила Зойка.

— Да вот думаю в рэперы податься.

— Это с какой стати?

— Они штаны носят широкие, — с кривоватой улыбкой сказал Леха. — Не давят. — И посмотрел на себя вниз.

Зойка проследила за его взглядом — эрекция, как всегда, была на высоте.

— Лешик, такое ощущение, что он у тебя вообще не опускается.

— Очень смешно. Думаешь, приятно ходить с постоянным стояком, как пацан вчерашний? Ладно уж сейчас я тебя обнаженной увидел, а на кухне, когда ты раздевалась, то была вся взъерошенная и в грязи — та же история. Идем, может, за ужином отвлекусь.

Они прошли в гостиную, где был накрыт стол на двоих, и, надо сказать, умело накрыт. Горели в подсвечниках свечи; стояли столовые приборы; бутылка красного вина, обернутая салфеткой, ждала своей очереди; ваза с фруктами; хрустальные бокалы на тонких ножках; тарелочки с закусками и большое блюдо дымящихся спагетти с соусом.

— Ты это все сам приготовил? — удивилась Зойка.

— А ты видишь здесь еще кого-нибудь?

— Но когда ты успел?

— А че тут успевать-то? Долго, что ли, достать вино и фрукты в вазу положить? А в магазинах всякой-всячины в банках и упаковках полно: открыл, на тарелку положил и на стол.

— Но спагетти?

— У меня просто соус уже был готов, я спагетти отварил, полил разогретым соусом и все.

— Лешик, ты не сокровище.

— А кто? — обиделся Леха.

— Ты уникум. Таких, как ты, больше нет.

Леха просто расцвел от похвалы. Потом они ужинали, пили вино, рассказывая о себе, смеясь над нелепыми случаями, сочувствуя неудачам. Тарелки постепенно пустели, а вскоре и разговор сошел на нет. Они смотрели в глаза друг другу и никак не могли оторваться, ища и находя в глазах другого отражение собственных чувств.

Леха встал и приблизился к девушке, протянул руку, и она, не раздумывая, вложила в нее свою. И через мгновение оказалась в крепких Лехиных объятиях, осыпаемая нескончаемыми поцелуями. Она тоже потянулась к нему, обнимая и отвечая ему с неменьшей страстью. Леха подхватил Зойку на руки и куда-то понес. Через минуту они оказались в спальне. Одеяло на широкой кровати было откинуто в недвусмысленном приглашении, по всей комнате стояли стаканы со свечами, простыня была усеяна такими же лепестками, что плавали в ванной, и нежный их аромат, парил в воздухе легкой дымкой.

«И когда только успел?»- мелькнуло у Зойки на задворках сознания. Леха положил ее на постель и опустился рядом. Его руки скользнули под халат и стащили его с плеч, открывая взору нежную кожу, которую он начал покрывать легкими поцелуями, вызывая дрожь во всем Зойкином теле. Девушка потянулась к Лехе, но спущенный халат мешал, сковывая движения. Она недовольно завозилась, пытаясь избавится от «плена». Леха тут же помог снять халат, стремясь к ее ласкам не меньше, чем она — к его. Зойка нырнула руками под его футболку, потянув ее вверх, убирая преграду, мешающую касаться его тела, гладить напрягшиеся мышцы груди и плеч, пробежаться по спине, наблюдая, как он выгибается от удовольствия и его глаза темнеют от жажды обладания. Леха не просто ласкал ее, казалось, он совершал некий языческий ритуал поклонения женщине. Его касания были легкими и чувственными, он покрывал поцелуями каждый сантиметр ее тела, а его руки, казалось, не знали покоя, гладя, сжимая, исследуя. Зойкины руки скользнули к ремню, быстро справились с застежкой, пуговица джинсов тоже недолго сопротивлялась торопливым пальцам, а «молния» разошлась сама под давлением возбужденной плоти. Пальцы девушки двинулись внутрь и сжались вокруг напряженного до предела члена. Леха застонал и подался в кольцо ее пальцев, выражая без слов свое желание. Зойкина рука прошлась по шелковистой длине вниз, потом вернулась к вершинке, обводя головку, пробегая по рисунку вен, заставляя его вздрагивать от малейшего касания. Леха оторвался от девушки и быстро скинул остатки одежды, снова возвращаясь в ее объятья и прижимаясь к ней, давая ощутить всю силу своего желания. Зойка погладила твердые мышцы его живота и снова обвила пальцами член. Леха убрал ее руку.

— Заюшка, лучше не надо. Я и так на пределе, у нас вся ночь впереди. Ты сможешь делать со мной все, что захочешь, но сейчас позволь действовать мне.

Зойка, соглашаясь, кивнула, и прижалась к парню в молчаливом поощрении.

Вот чего Лехе было не нужно, так это поощрения. Его голова склонилась к Зойкиной груди, втягивая сосок, обводя его языком, слегка покусывая, пока рука ласкала другую грудь, сжимая нежное полушарие. Вторая рука скользнула меж ее ног, отыскивая чувствительный бугорок, ощущая выступившую влагу, и начала медленный, возбуждающий танец, толкающий девушку к тому состоянию, за которым не существует ничего, кроме чистейшего наслаждения. Будто посчитав это недостаточным, Леха сполз ниже, прокладывая обжигающую тропинку к ее животу, а потом туда, где хозяйничали его пальцы. Зойка попыталась сжать ноги, она знала о подобной ласке, но почему-то ее одолело смущение.

— Любимая, позволь, — прошептал Леха, эти слова, сказанные практически у ее кожи, пронеслись опаляющей волной по телу, оставляя ее в полной власти парня. Его пальцы слегка раздвинули нежные складочки, открывая языку доступ к повлажневшему лону. Эти чувственные прикосновения, заставили Зойку выгнуться дугой и вцепиться в простыни от невероятности ощущений. Девушку всю трясло от возбуждения, но ей хотелось ощутить его в себе, почувствовать силу его толчков, устремляясь навстречу каждому проникновению. Леха, словно услышав ее мысленный призыв, поднялся и одним сильным ударом вошел в тесное лоно. Это движение, казалось, сорвало все ограничения: страсть захлестнула их жаркой волной, заставляя парня двигаться резко, стараясь проникнуть глубже, сильнее прижаться к телу девушки, которая встречала каждый его толчок, а ее ногти вцепились в его плечи, оставляя царапины, но Леха вряд ли чувствовал их, пытаясь сохранить хотя бы слабые клочки рассудка в мареве наслаждения. То, что сейчас происходило, нельзя было назвать соединением двух людей, это было воссоединение единого целого, обретение полноты существования. Зойка погружалась все глубже и глубже в пучину наслаждения, дыхание сбивалось, тело дрожало на последней грани, и вот очередной сильный толчок позволил преодолеть ее. Лоно, сжимаясь вокруг члена, отправило Леху вслед за возлюбленной, вторя ее стонам, содрогаясь в экстазе, изливая семя. Волна страсти медленно отхлынула, оставив их задыхающимися и обессиленными. Леха хотел сползти с Зойки, но она удержала его.

— Лешик, а вот что странно, — немного отдышавшись, сказала она. — Когда ты во мне, я так не чувствую твоей тяжести.

— Ну, у меня есть еще точка опоры, — ухмыльнувшись, сказал он, с намеком шевельнув бедрами.

— Ладно, убирай свою точку опоры, я совершенно без сил.

Леха перекатился и лег рядом, глядя во все еще затуманенные удовольствием глаза девушки.

Тут он поднялся, слез с кровати и, взяв ее руки в свои, опустился на одно колено, перед этим прикрыв чресла подобранной футболкой, сказал:

— Любовь моя, мои попытки сделать все по-человечески заканчиваются всегда одинаково. И если я сейчас не скажу того, что хочу, то сомневаюсь, что вообще до этого сегодня дойдет. Милая, я люблю тебя так, что порою это причиняет боль, но я ни за что на свете не отказался бы от нее, даже если бы она была еще сильнее. Раньше я часто принимал что-то за самые счастливые события в моей жизни. Но просто до этого я не знал тебя. Все, что было раньше, меркнет перед единым мгновением с тобой. Расстаться с тобой хоть на короткий срок немыслимо для меня, я хочу, чтобы ты была со мной всегда. И чтобы первым, что я видел, проснувшись утром, была твоя полусонная улыбка. Любимая, стань моей женой, и я постараюсь сделать так, чтобы каждое мгновение твоей жизни было счастливым.

Зойка во все глаза смотрела на Леху, и по ее щеке поползла одинокая слеза, она опустила глаза вниз, пытаясь сморгнуть слезы, и… с хохотом упала на кровать.

Глава 15

Леха в недоумении смотрел на хохочущую девушку. Чувство обиды медленно поднималось внутри.

— Зой, я сказал что-то смешное?

Изо всех сил пытаясь справится со смехом, она указала на него. Леха непонимающе осмотрел себя. Его член снова поднялся, и футболка топорщилась, удерживаясь только на нем.

Наконец Зойке удалось справится со смехом, она притянула парня в объятия и, покрывая его лицо поцелуями, прошептала:

— Лешенька, любимый, неужели ты подумал, что я могу сказать нет? Ты моя жизнь, воздух, которым я дышу. Ты наполнил мой мир радостью и счастьем. Да! Конечно, да! Я безумно тебя люблю, хотя ты и озабоченный извращенец.

— А может, ты любишь меня именно потому, что я «озабоченный извращенец»?

— Все может быть, — хихикнула она. — Лешик, кто-то обещал отдать себя в мое полное владение.

— Я уже давно твой, так что пользуйся по своему усмотрению, — с улыбкой сказал парень, откидывая футболку и плюхаясь рядом с ней на кровать.

Зойка не спеша стала разглядывать свою, только что обретенную собственность. До этого ей удавалось его увидеть только в спешке, когда она сдерживала в себе желание коснуться его. Теперь же он лежал, распростертый на кровати, в полной ее власти, давая ей возможность воплотить все свои фантазии. Леха не был атлетического сложения, но это не означало, что у него не было мышц, где полагается — были, были и квадратики пресса, и приличные бицепсы, и отнюдь не костлявые ноги. Скорее, сложением он походил на пловца: стройное, гибкое, слегка загорелое тело с гладкой кожей и легким пушком волос на груди. Зойка провела по ней рукой, обвела пальцами соски, опустилась к ямке пупка, внимательно следя за реакцией Лехи. Его глаза потемнели, легкая дрожь волнами пробегала по телу, эрекция, заметная до этого, стала сильнее, оплетая длину члена набухающими венами. Зойка склонила голову и лизнула сосок, дрожь в теле парня усилилась. Медленно целуя, девушка опускалась вниз, потом погрузила язык в пупок, совсем рядом со своей головой почувствовав шевеление. Она повернула голову и увидела Лехин член в полной боеготовности. Зойка перевела взгляд на парня, его глаза были затуманены наслаждением и мольбой. Она понимала, что он никогда не попросит сделать что-то, чего ей не хочется, независимо от того, какое удовольствие это доставит ему. Потому что боялся хоть чем-то оттолкнуть ее, заставить сделать то, что будет ей неприятно. Она протянула руку и обхватила пальцами напряженную плоть…

Кто кому больше не давал спать этой ночью, сказать трудно, но ближе к утру они оба были настолько обессилены, что даже говорить не хотелось. Парочка просто провалилась в глубокий сон, которым засыпают люди, полностью довольные собой и жизнью.


Зойку кто-то осторожно тряс за плечо. Она с трудом разлепила глаза, и увидела полностью одетого Леху.

— Просыпайся, соня, у меня еще не кончились сюрпризы.

— По-твоему, я смогу сейчас стоять? Такое ощущение, что вместо ног у меня вареные макароны. Дай поспать, будь человеком.

— Ну, заинька, пожалуйста. Там, куда мы поедем, и выспишься. Ну, давай вставай, я завтрак приготовил.

При упоминании о еде, в Зойкином желудке раздалось урчание. Слишком много сил было потрачено прошлой ночью.

Леха ухмыльнулся:

— Пойдем, тебе теперь много сил надо, а то еще одного такого марафона ты не переживешь.


Они ехали уже около получаса, Зойка задремала под звуки блюза, разморенная от сытости и тепла в машине. Легкий толчок заставил ее очнуться, они поворачивали на грунтовую дорогу, на облупившемся указателе у обочины ничего нельзя было разобрать, и дорога была какая-то малоезжая.

— Лешик, а куда мы едем?

— Да так, в местечко одно, надеюсь, тебе понравится.

— А у этого местечка название есть?

— Ну, если я смогу добиться, чтобы им, кроме газа, еще и дорогу провели, то, пожалуй, «Семеновкой» назовут.

Зойка удивленно посмотрела на него. Скоро в небольшой низине показалась кучка домов, не более десятка, с березами вдоль улочки, терявшими последнюю листву, скамеечками у штакетника, с курами, свободно гуляющими вокруг. Один дом отличался от остальных самыми большими окнами, добротным забором, яркой металлочерепичной крышей и молодыми деревьями в саду.

Почему-то, увидев этот дом, Зойка почувствовала такое тепло в груди, как будто это было что-то родное, свое.

— Нравится? — спросил Леха.

— Ты про деревню?

— Про нее и про дом.

— Ты хочешь сказать, что это твой дом?

— Ну да. Думаю, что иногда неплохо будет здесь отдохнуть. Тут и река рядом есть, и лес, куда за грибами можно сходить.

— Ой, Лешик, как здорово! Я так любила с отцом в лес за грибами ездить, но после его смерти мать не поощряла этого. Говорила, что глупо месить грязь и кормить комаров из-за того, что можно в магазине купить.

— Я боялся, что тебе не понравится, — смущенно сказал он.

— Да что тут может не понравиться? Но кто за домом присматривает?

— Я, уже когда начал строить его, встретил на улице одного человека, сначала подумал, что он пьяный, но оказалось, больной и практически умирающий. Отвез в больницу, а там у него и документы обнаружились. Оказалось, его с квартирой охмурили, вот и попал на улицу, а помочь было некому. Я ему предложил с этим делом разобраться. Но он отказался, и тогда я рассказал ему про дом. Вот он и живет здесь во времянке: и за домом смотрит, и делает в саду кое-что по мелочи. И мне удобно, и ему хорошо.

— Лешик, у тебя нимба над головой, случайно, нет?

— При моей-то озабоченности, радуйся, что копыт нет и хвоста.

Пока они ехали по улице, встречные с улыбками кивали им или махали рукой. Около ворот дома стоял пожилой мужчина, про таких, как он, говорят «представительный». Он открыл ворота, давая машине заехать.

Леха выскочил из автомобиля, открыл дверь, помогая девушке выйти и, обняв ее за талию, подвел к мужчине.

— Павел Иваныч, знакомься: это — Зоя, моя будущая жена.

Зойка, покраснев, протянула руку.

— Так и знал, что ты себе красавицу отхватишь. Ох, и шустрый ты, Леха. Вы надолго? — сказал мужчина, осторожно пожимая руку девушки.

— Нет, к вечеру уезжаем. Иваныч, они все еще там?

Мужчина вопросительно посмотрел на парня, а потом, что-то поняв, утвердительно кивнул.

— Мы сейчас сходим взглянуть, а потом вернемся.

— Давайте, я пока на стол соберу. Ты, девонька, извини, разносолов особых нет, но на свежем-то воздухе все вкуснее кажется.

— Не волнуйтесь, я всеядная.

— Вот и ладненько.

Леха повел ее за околицу, к небольшой рощице осин. и Тропинка вилась меж деревьев, в которых гулял не по сезону теплый ветерок, унося последние листья.

Вот они вышли на берег медленно текущей реки, только тихая рябь говорила о том, что вода движется.

Пожелтевшие камыши шелестели на ветру. И вдруг на чистое пространство воды выплыла пара лебедей, плавно скользя по серой ряби воды, не отрываясь друг от друга. Казалось, мир вокруг ограничен только ими, но через мгновение хлопанье крыльев возвестило о том, что это не так, — пара молодых птиц присоединилась к родителям, и через мгновение маленькая стая поднялась на крыло и, оглашая окрестности криками, улетела.

Молодые люди в молчании вернулись в дом. Ощущение чуда не уходило, и они надеялись, что оно останется с ними навсегда.


Ольга Сергеевна наконец решилась навестить дочь в деревне, куда та, по неизвестной причине, стремилась просто с маниакальной силой. У ворот дома, который, как она посчитала, принадлежал зятю, стоял мужчина, и что-то там прикручивал.

— Вы не подскажите, где Семеновы живут? — сказала женщина, исподтишка разглядывая его.

— Тут и живут. А вы, наверное, мама Зоиньки?

— Да. А вы, собственно, кто?

— Живу я здесь, за домом приглядываю.

— А-а-а, — разочарованно протянула женщина. — Вот возьми отнеси сумку, — сразу переходя на «ты», сказала она.

— Вам надо — вы и несите, я здесь не прислуга, — брезгливо сказал мужчина и отвернулся.


Леху очень волновал вопрос: почему тещу заинтересовала вдруг сельская жизнь, которую она до этого так стойко ненавидела?


Эпилог

Прошел год

Леха стоял и напряженно вглядывался в двери роддома. С минуты на минуту оттуда должна была выйти Зойка. Рядом балагурили друзья, вооружившись цветами и фотоаппаратами. Вновь прибывшие подходили и в притворном сочувствии похлопывали его по плечу.

Год выдался для него нервным и суматошным.

Началось все с того, что Зойка забеременела через пару месяцев после свадьбы. Все бы ничего, но об этом счастливом событии им возвестил не тест на беременность, а жуткий токсикоз. Мутило ее практически от всего, и Леха метался между желанием вкусно поесть и жалостью к жене, которой кусок в горло не шел. Ночи по-прежнему были жаркими, но утреннюю эрекцию у Лехи начисто убивали звуки из ванной, где Зойка «пугала унитаз». Но сюрпризы на этом не закончились: когда подошло время делать УЗИ, доктор с ехидцей «порадовал» будущего отца, объявив, что у них будет двойня. Леха не сразу пришел в себя от такого «счастья», нет, детей он хотел, но не сразу и не в таких количествах. Просто, дорвавшись до Зойки, он практически весь медовый месяц ей проходу не давал, как еще она в перерывах ухитрялась приготовить поесть и не сжечь продукты, один Бог знал. Но в пылу страсти оба как-то забыли о последствиях, а когда опомнились, поезд уже ушел.

Леха на всю жизнь запомнил поездку к своему двоюродному братцу, у которого тогда двойня родилась, — в квартире творился такой бедлам, что он, Леха, сбежал на следующий день.

Но прошло немного времени, и мысль эта перестала его страшить: живот у Зойки был небольшой, и Леха убедил себя, что врач ошибся.

Но не тут-то было! Не прошло и пары месяцев, как супруга стала напоминать тюленя, причем неизвестную доселе разновидность — тюлень блюющий. Так в придачу к этому Зойке приспичило помириться с Ленкой, уже не один месяц молящей о прощении. Когда же помилование было той получено, та явилась со здоровенным парнем, похожим на бомжа. Леха с трудом верил, что у того нет ни вшей, ни чесотки, и на всякий случай держал его подальше от Зойки. Время шло, и, несмотря на все проблемы, отношения с женой были наполнены таким светом и нежностью, что неприятности, казалось, таяли в них, как снег на припеке.

И вот пришел день Х. Еще до этого Зойка категорически запретила ему присутствовать при родах, объясняя это тем, что ей совсем не светит переживать, не упадет ли он в обморок, и Леха, скрепя сердце, согласился, понимая, что такой исход вполне возможен. События того дня, а точнее ночи, потому что часа в три Зойка разбудила его и сказала, что у нее отошли воды, он помнил отрывочно. Помнит, как шарахался из угла в угол, как пытался взять ее на руки, чтобы отнести в машину, как чуть не забыл собранную ею сумку, а потом, сжимаясь от страха, что роды начнутся в машине, вез ее по ночному городу в роддом. Как мерил шагами приемный покой, пока ему не велели убираться, и не тревожить людей. Как звонил каждые пятнадцать минут, пока дежурная не сказала, чтобы он прекратил это безобразие и подождал до утра. Как позвонил ни свет ни заря Андрюхе, и тот, бросив клич, собрал группу поддержки, которая помогла ему продержаться до того времени, когда в ответ на его звонок ему наконец сказали, что у него родилась двойня: мальчик и девочка. Как в остолбенении смотрел на телефон, и друзья испугались, что что-то случилось с Зойкой и детьми, и как потом орал на всю квартиру, очумелый от счастья, что все прошло хорошо.


Зойка появилась в дверях, сияющая каким-то неземным светом, льющимся из ее глаз. На руках у нее был сверток, а второй держала медсестра. Леха рванулся вперед и, наскоро сунув цветы медсестре и жене, наконец взял на руки своих детей, взглянул на два сморщенных личика в окружении кружев и понял, что по щекам бегут слезы, а сердце бешено стучит от переполняющего его счастья.

И тут какой-то неожиданный звук заставил всех поднять глаза. В бледной синеве осеннего неба летели лебеди, оглашая воздух прощальными криками и обещая снова вернуться.


Ленка стояла, уткнувшись носом в витрину магазина, и наблюдала, как Зойка что-то обсуждает с продавщицей парфюмерного отдела, а та, соглашаясь, кивает с довольной улыбкой. Зойка забрала пакетик с покупкой и направилась к выходу.

Ленка резко развернулась и уперлась носом в чью-то широкую грудь.

— Надеюсь, мой одеколон не воняет? — раздался знакомый голос.

Ленка подняла глаза…


КОНЕЦ


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Эпилог