КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 395644 томов
Объем библиотеки - 514 Гб.
Всего авторов - 167231
Пользователей - 89916
Загрузка...

Впечатления

OnceAgain про Шепилов: Политическая экономия (Политика)

БМ

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
каркуша про Сокол: Очень плохой профессор (Любовная фантастика)

Здесь из фантастики только сиропный хеппи-энд, а антураж и история скорее из современных романов

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Symbolic про Соколов: Страх высоты (Боевая фантастика)

Очень добротно написана первая книга дилогии. По всему тексту идёт ровное линейное повествование без всяких уходов в дебри. Очень удобно читать подобные книги, для меня это огромный плюс. Во всех поступках ГГ заложена логика, причём логика настоящая, мужская, рассчитанная на выживание в жестоком мире.
За всё ставлю 10 баллов.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Одессит. про Чупин: Командир. Трилогия (СИ) (Альтернативная история)

Автор. Для того что бы 14 июля 2000года молодой человек в возрасте 21 года был лейтенантом. Ему надо было закончить училище в 1999 г. 5 лет штурманский факультет, 11 лет школы. Итого в школу он пошел в 4 года..... октись милай...

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
DXBCKT про Мельников: Охотники на людей (Боевая фантастика)

Совершенно случайно «перехватив» по случаю вторую часть данной СИ (в книжном) я решил (разумеется) прочесть сначала часть первую... Но ввиду ее отсутствия «на бумаге» пришлось «вычитывать так».

Что сказать — деньги (на 2-ю часть) были потрачены безусловно не зря... С одной стороны — вроде ничего особенного... ну очередной «постап», в котором рассказывается о более смягченном (неядерном) векторе событий... ну очередное «Гуляй поле» в масштабах целой страны... Но помимо чисто художественной сути (автор) нам доходчиво показывает вариант в котором (как говорится) «рынок все поставил на свои места»... Здесь описан мир в котором ты вынужден убивать - что бы самому не сдохнуть, но даже если «ты сломал себя» и ведешь «себя правильно» (в рамках новой формации), это не избавит тебя от возможности самому «примерить ошейник», ибо «прихоти хозяев» могут измениться в любой момент... И тут (как опять говорится) «кто был всем, мигом станет никем...»

В общем - «прочищает мозги на раз», поскольку речь тут (порой) ведется не сколько о «мире победившего капитализма», а о нашем «нынешнем положении» и стремлении «угодить тому кто выше», что бы (опять же) не сдохнуть завтра «на обочине жизни»...

Таким образом — не смотря на то что «раньше я» из данной серии («апокалиптика») знал только (мэтра) С.Цормудяна (с его «Вторым шансом...»), но и данное «знакомство с автором» состоялось довольно успешно...

P.S Знаю что кое-кто (возможно) будет упрекать автора «в излишней жестокости» и прямолинейности героя (которому сказали «убей» и он убил), но все же (как ни странно при «таком стиле») автору далеко до совсем «бездушных вершин» («на высоте которых», например находится Мичурин со своим СИ «Еда и патроны»).

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Тени грядущего зла (Социальная фантастика)

Комментируемый рассказ-И духов зла явилась рать (2019.02.09)
Один из примеров того как простое прочтение текста превращается в некий «завораживающий процесс», где слова настолько переплетаются с ощущениями что... Нет порой встречаются «отдельные примеры» когда вместо прочтения получается «пролистывание»... Здесь же все наоборот... Плотность подачи материала такая, что прочитав 20 страниц ты как бы прочитал 100-200 (по сравнению с произведениями некоторых современных авторов). Так что... Конечно кто-то может сказать — мол и о чем тут сюжет? Ну, приехал в город какой-то «подозрительный цирк»... ну, некие «страшилки» не тянущие даже «на реальное мочилово»... В целом — вполне справедливый упрек...
Однако здесь автор (видимо) совсем не задался «переписыванием» очередного «кроваво-шокового ужастика», а попытался проникнуть во внутренний мир главных героев (чем-то «знакомых» по большинству книг С.Кинга) и их «внутренние переживания», сомнения и попытки преодолеть себя... Финал книги очередной раз доказывает что «путь спасения всегда находится при нас»..
Думаю что если не относить данное произведение к числу «очередного ужасного кровавого-ужаса покорившего малый городок», а просто читать его (безо всяких ожиданий) — то «эффект» получится превосходным... Что касается всей этой индустрии «бензопил и вечно живых порождений ночи», то (каждый раз читая или смотря что-нибудь «модное») складывается впечатление о том что жизнь там если и «небеспросветно скучна», то какие-то причины «все же имеют место», раз «у них» царит постоянный спрос на очередную «сагу» о том как «...из тиши пустых земель выползает очередное забытое зло и начинает свой кровавый разбег по заселенным равнинам и городкам САМОЙ ЛУЧШЕЙ (!!?) страны в мире»)).

Комментируемый рассказ-Акведук (2019.07.19)
Почти микроскопический рассказ автора повествует (на мой субъективный взгляд) о уже «привычных вещах»: то что для одних беда, для других радость... И «они» живут чужой бедой, и пьют ее «как воду» зная о том «что это не вода»... и может быть не в силу изначальной жестокости, а в силу того как «нынче устроен мир»... И что самое немаловажное при этом - это по какую сторону в нем находишься ты...

Комментируемый рассказ-Город (2019.07.19)
Данный рассказ продолжает тему двух предыдущих рассказов из сборника («Тот кто ждет», «Здесь могут водиться тигры»). И тут похоже совершенно не важно — совершали ли в самом деле «предки» космонавтов «то самое убийство» или нет...
Город «ждет» и рано или поздно «дождется своих обидчиков». На самом деле кажущийся примитивный подход автора (прилетели, ужаснулись, умерли, и...) сводится к одной простой мысли: «похоже в этой вселенной» полным полно дверей — которые «не стоит открывать»...

Комментируемый рассказ-Человек которого ждали (2019.07.19)
Очередной рассказ Бредьерри фактически «написан под копирку» с предыдущих (тот же «прилет «гостей» и те же «непонятки с аборигенами»), но тут «разговор» все таки «пошел немного о другом...».
Прилетев с «почетной миссией» капитан (корабля) с удивлением узнает что «его недавно опередили» и что теперь сам факт (его прилета) для всех — ни значит ровным счетом ничего... Сначала капитан подозревает окружающих в некой шутке или инсценировке... но со временем убеждается что... он похоже тоже пропустил некое событие в жизни, которое выпадает только лишь раз...
Сначала это вызывает у капитана недоумение и обиду, ну а потом... самую настоящуэ злость и бешенство... И капитан решает «Раз так — то он догонит ЕГО и...»
Не знаю кто и что увидит в данном рассказе (по субъективным причинам), но как мне кажется — тут речь идет о «вечном поиске» который не имеет завершения... при том, что то что ты ищещь, возможно находится «гораздо ближе» чем ты предполагаешь...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Никонов: Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека (Научная литература)

Как водится «новые темы» порой надоедают и хочется чего-то «старого», но себя уже зарекомендовавшего... «Второе чтение» данной книги (а вернее ее прослушивание — в формате аудио-книги, чит.И.Литвинов) прошло «по прежнему на Ура!».

Начало конечно немного «смахивает» на «юмор Задорнова» (о том «какие американцы — н-у-у-у тупппые!»), однако в последствии «эти субъективные оценки автора» мотивируются многочисленными примерами (и доказательствами) того что «долгожданное вырождение лучшей в мире нации» (уже) итак идет «полным ходом, впереди планеты всей». Автор вполне убедительно показывает нам истоки зарождения конкретно этой «новой демократической волны» (феминизма), а так же «обоснованно легендирует» причины новой смены формации, (согласно которой «воля извращенного меньшинства» - отныне является «единственно возможной нормой» для «неправильного большинства»).

С одной стороны — все это весьма забавно... «со стороны», но присмотревшись «к происходящему» начинаешь понимать и видеть «все тоже и у себя дома». Поэтому данный труд автора не стоит воспринимать, только лишь как «очередную агитку» (в стиле «а у них все еще хуже чем у нас»...). Да и несмотря на «прогрессирующую болезнь» западного общества у него (от чего-то, пока) остается преимущество «над менее развитыми странами» в виде лучшего уровня жизни, развития технологии и т.п. И конечно «нам хочется» что бы данный «приоритет» был изменен — но вот делаем ли мы хоть что-то (конкретно) для этого (кроме как «хотеть»...).

Мне эта книга весьма напомнила произведение А.Бушкова «Сталин-Корабль без капитана» (кстати в аудио-версии читает также И.Литвинов)). И там и там, «описанное явление» берется «не отдельно» (само по себе), а как следствие развития того варианта (истории государств и всего человечества) который мы имеем еще «со стародавних лет». Автор(ы) на ярких и убедительных примерах показывают нам, что «уровень осознания» человека (в настоящее время) мало чем отличается от (например) уровня феодальных княжеств... И никакие «технооткрытия» это (особо) не изменяют...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Алый жакет (fb2)

- Алый жакет (пер. И. С. Соколов) (и.с. Панорама романов о любви-3039) 485 Кб, 136с. (скачать fb2) - Редли Честер

Настройки текста:



Редли Честер Алый жакет

1

Как надоели эти идиотские улыбки! — устало подумала Глория Кемпбелл. Но деваться было некуда. Подружка невесты просто обязана очаровательно улыбаться на протяжении всей свадебной церемонии и изображать на лице восторг.

Не то, чтобы она не радовалась за новобрачных, просто прекрасно знала специфику отношений между мужчинами и женщинами. Поэтому, когда речь заходила о свадьбах и счастливой, безоблачной послесвадебной жизни, ее невозможно было ввести в заблуждение. Она твердо знала: безрассудная любовь, супружество, страсть — все это неминуемо приводит к проблемам и разочарованиям.

Джози, лучшая подруга Глории, тоже игравшая на этой свадьбе роль подружки невесты, мечтательно вздохнула:

— Ты только взгляни на нее!

Глория послушно посмотрела на Шерли, свою вторую лучшую подругу, которая с глупой от безмерного счастья улыбкой обожающе глядела на новоиспеченного мужа Винсента. Жених тоже не сводил глаз со своей избранницы. Глория решила все же подарить Шерли одну-две бессмысленных улыбки, когда та повернула голову, и их взгляды встретились.

— Шерли выглядит просто красавицей, — проворковала Джози.

Ну вот. Джози затрагивает запрещенную тему. Глория осуждающе посмотрела на нее.

— Ах, Джози, ведь мы уже говорили об этом. Невесты так выглядят, потому что у них вырабатывается особый иммунитет к реальности. Они обязаны выработать его, чтобы оправдать бешеные деньги, потраченные на платье, которое им придется надеть всего лишь один раз в своей жизни.

— Но сейчас она такая счастливая, Глория. Может быть…

— Соберись с духом и повтори за мной: «Чтобы стать счастливой, мне не нужен мужчина».

— Не знаю… А что, ты уже поставила крест на шафере?

— Конечно. Я только представила себе, как мне придется бегать за пивом для него и всех его друзей — бывших спортсменов, которые каждый уик-энд в течение хоккейного сезона собираются у телевизора с большим экраном. А потом весь вечер смакуют славные победы давно минувших дней. Все, хватит. Для меня это уже пройденный этап.

— Ты скучаешь по телевизору с большим экраном. Признайся в этом.

Джози намекала на последний серьезный роман Глории. Он завершился тем, что ей пришлось уехать из собственной квартиры, чтобы порвать отношения, потому что ее бывший возлюбленный отказался убрать свой телевизор, тренажеры и стерео. Она даже оставила там любимую кушетку, которая, впрочем, была уже довольно старой и изрядно потертой. Это случилось в воскресенье — день финала кубка НХЛ, и потому заядлый болельщик заметил отсутствие подруги лишь на следующий день.

Внезапно Джози схватила Глорию за локоть:

— Приготовься! Сейчас она кинет букет!

— Спасибо за предупреждение. — Глория сделала шаг назад, протискиваясь в толпу гостей.

— О нет, иди сюда! — Джози снова выдернула ее в первый ряд.

Резко наклонившись вперед, Глория потеряла равновесие, и когда предательница Джози отпустила ее руку, чтобы поймать брошенные Шерли цветы, ухнула на колени.

Букет просвистел у Глории над головой. Женщины вокруг радостно взвизгнули и засуетились, после чего последовала схватка за букет.

Глория встала на ноги и в этот момент встретила взгляд Шерли. О Боже! В руках счастливой невесты появилось нечто, совсем не напоминавшее белоснежный свадебный букет…

Шерли подняла руку с зажатой в ней алой тканью и, прежде чем Глория успела понять, что она собирается делать, метнула эту ткань в Глорию.

Та машинально загородилась подмятыми вверх руками. Брошенная Шерли вещь зацепилась за руку Глории, затем пристала к ее голове, как приклеенная.

— Нет!

— Глория, тебе повезло. Ты поймала это, — прозвучал голос Джози за спиной у Глории в тот момент, когда та сдернула этот проклятый капкан со своей головы. — А я-то, дура, боролась за букет!

— Хочешь поменяться?

— Естественно, но это невозможно. Ты же знаешь правила.

— Правила? Глупости! Нет никаких правил.

— А вот и есть. Ты поймала магический жакет, тебе его и носить. Если ты этого не сделаешь, это будет все равно, что не написать письмо, которое идет по цепочке. Упустишь свое счастье!

— Джози, речь идет о простом жакете.

— Нет, он не простой.

— Да! Именно простой — обычная кофточка, каких тысячи.

— Если об алом жакете, который помог двум женщинам найти мужчину своей мечты, ты говоришь как о «простой кофточке», дело твое, о'кей, но что касается меня, то я — женщина суеверная.

Глория простонала:

— Только не вешай мне лапшу на уши насчет магической силы этой тряпки. Алисия просто придумала всю эту историю. Хватит об этом, Джози.

Группка незамужних женщин, стоявших рядом с Глорией и Джози и жадно внимавших их беседе, застыла в неестественной тишине. Затем одна из них отважилась задать вопрос:

— Это в самом деле тот самый жакет? Можно его потрогать?

Должно быть, кто-то еще попросил Джози объяснить, в чем дело, потому что она тут же принялась пересказывать историю, которую рассказывала Алисия, их школьная подруга. О том, как некая пожилая дама, обладавшая магическими способностями, решила под конец жизни облагодетельствовать женщин и выткала ткань из особой пряжи. Девушка, надевшая одежду из этой ткани, обязательно должна найти своего суженого. Все слушательницы дружно выдохнули изумленное:

— О-о-о…

— Да, я читала об этом в одном журнале, — сказал кто-то.

И что на них только нашло?

— Леди! — Глория щелкнула пальцами. — Ведь мы живем в двадцатом веке!

Женщины проигнорировали ее обращение, продолжая слушать Джози, которая словно заворожила их:

— …и жакет, сшитый из этой ткани, передается от невесты к невесте.

Все слушательницы устремили взгляды на Глорию.

— Значит, пойдите и наденьте его, — предложил кто-то.

— Да. Зачем тянуть, — произнесла другая женщина под всеобщий одобрительный гомон.

— Воспользуйся комнатой для невест. — Глория еще ни разу не видела в глазах Джози такого выражения. — Не заставляй меня ждать моей очереди слишком долго.

— Подождите!

Все повернули головы в сторону женщины, издавшей это восклицание.

— Если эта штука притягивает мужчин, то думаю, что вы все правильно поймете меня, если я сначала уведу отсюда своего жениха.

— Я этому не верю, — пробормотала Глория, но никто ее не услышал. Все были слишком заняты выпроваживанием из комнаты своих спутников, дабы те не поддались непреодолимому очарованию Глории в алом жакете.

— Ну хватит тебе упрямиться, Глория. — Джози подталкивала ее к комнате для переодевания. — Мне сказали, что оркестр будет играть еще целый час, а кузен Шерли еще не женат.

— Джози! — вперила в нее суровый взгляд Глория. — Послушай, мне эта вещь ни к чему. Возьми ее себе. — Она скомкала яркую кофточку и попыталась бросить ее приятельнице.

— Bay! — Ее руки почувствовали резкую боль. Опешив, Глория посмотрела на них, ожидая увидеть красную сыпь или что-то в этом роде. Ничего не было, но кожу продолжало неприятно покалывать.

— В чем дело? — удивилась Джози.

— Не знаю. Возможно, у меня аллергия на тонкую ткань. Либо это, либо какая-то тварь укусила меня.

— Брр! — Джози попятилась.

Глория встряхнула жакет, и он под мягким светом плафонов заструился богатым искристым блеском. На ощупь ткань, из которой была сшита кофточка, создавала чрезвычайно приятное ощущение роскоши. Очевидно, она отличалась особым качеством. Приложив жакет к себе, Глория обнаружила, что он соответствует ее размеру. Ну что ж… Может, вещица чуть-чуть ярковата… Но гардероб Глории не ломился от одежды настолько, чтобы она могла позволить себе выбросить такой классный жакет.

— Что ж, может быть, я его и оставлю себе, — сказала она Джози. Но та вместе с другими гостями уже двигалась к лестнице, у которой стояли две маленькие девочки, державшие в руках корзинки. В них лежали пакетики с зерном.

Глория аккуратно сложила жакет и повесила его на сгиб руки. Неприятное жжение и покалывание полностью прекратились, и теперь алая ткань слегка покачивалась в такт походки Глории, производя какое-то странное чувственное ощущение, как бы лаская ее кожу. Это было несколько странно или даже таинственно…

У нее мурашки забегали по коже.

Ускорив шаг, чтобы догнать Джози, Глория тут же вынуждена была остановиться на секунду и взять из корзинки пакетик с зерном, которое следовало бросить в Шерли и Винсента. И чем только не бросаются люди на свадьбах, пронеслось в голове у Глории.

После того, как все наконец спустились вниз, в фойе, Джози жестом подозвала Глорию к себе. Та подошла и сразу же поняла, что лучше было этого не делать. Теперь они с Джози оказались возле машины для новобрачных, и часть зерна, которым обильно посыпали этих бедолаг, попадала и на них.

Шерли села в машину, подобрав длинный подол свадебного платья и фату. Улыбаясь, она помахала подружкам рукой.

— Итак, в следующий раз мы все увидимся на свадьбе Глории. До встречи, девочки!

Глория изобразила на лице бессмысленную улыбку — так положено вести себя подружке невесты — и помахала в ответ. Если они думают, что следующая их встреча состоится только на ее свадьбе, то им троим не скоро еще придется увидеться.

2

— Если я правильно тебя поняла — невеста бросила тебе кофточку, обладающую притягательной для мужчин силой?

Глория подняла чемодан и поставила его в багажник автомобиля своей подруги.

— Да, по ее словам, эта вещичка по-особому воздействует на мужчин. И не просто на любого из них, а якобы только на твоего единственного, предназначенного судьбой. Об этом даже писали в газетах. Все абсолютно серьезно.

Однако Люси не закатила глаза от удивления и даже не засмеялась.

— По-моему, очень романтично.

Романтично? Беседа с женщиной рациональной и не зараженной брачными бациллами — вот, что нужно было сейчас Глории. Люси Джейкобс, ее подружка по работе, которая согласилась встретить Глорию в аэропорту и отвезти ее домой, — именно такая женщина. Во всяком случае, так казалось Глории до сих пор.

Однако Люси вовсе не отнеслась к этой истории с ожидавшимся от нее сарказмом.

— Расскажи мне все сначала, — потребовала она.

Повествование Глории заняло ровно столько времени, сколько потребовалось Люси, чтобы выехать со стоянки аэропорта Эдмонтона на дорогу, которая вела к массивному жилому комплексу. Там находилась квартира Глории. Когда их машина влилась в общий поток, Глория уже начала жалеть о том, что затеяла этот разговор.

— Как выглядит этот жакет? — спросила Люси.

— Алого цвета, из тонкой ткани, довольно симпатичный. Но, в общем-то, ничего особенного.

— Он прошел испытания до того, как достался тебе?

— Вроде того.

— Каковы же результаты? — Похоже, Люси восприняла все это слишком серьезно.

— Что ты имеешь в виду? — спросила Глория с нотками раздражения в голосе.

— Сколько женщин нашли мужей после того, как надели эту вещь? — терпеливо пояснила Люси.

Глория вздохнула:

— Обе.

Люси бросила на нее изумленный взгляд, а потом снова сосредоточила свое внимание на дороге.

— А у тебя что, какие-то проблемы с этой кофточкой?

— Нет. Если не принимать во внимание тот факт, что я ни на йоту не верю в эту историю и мне не нужен мужчина.

— Правда?

— В самом деле! Мужчины отбирают слишком много времени и энергии. И потом, на них нельзя ни в чем положиться. Вот тебе пример. Знаешь, почему тебе пришлось заехать за мной в аэропорт? Просто потому, что парень, пообещавший заменить масло в моем моторе, не сумел сделать это в срок, который сам же и установил.

— В это воскресенье транслируют столько матчей. Ведь сейчас разгар сезона. А университетские кубковые встречи? Чего ты ожидала?

— Я ожидала, что он сдержит свое слово, вот и все! Конечно, я не столь наивна, но этот тип — мой сосед, я совсем позабыла о том, что он еще и мужчина.

— Он делает тебе одолжение, поэтому будь к нему снисходительна.

— Я плачу ему. И почему это ты оправдываешь его? Я оказалась без машины в аэропорту, а, между прочим, у него было целых три дня, чтобы заменить масло. И тебе не пришлось бы ломать свои планы на сегодня только ради того, чтобы он мог посмотреть свой хоккей. — Она покачала головой. — Мне не нужно осложнений. Мужчины — это хобби, приносящее больше хлопот, чем удовольствия. Уж лучше я сосредоточусь на своей карьере.

— «Мир нуждается в здоровой пище».

— Эй! Ты тоже работаешь на «Фаст Фудс»!

— Да, но полный отказ от близких отношений с мужчинами предполагает наличие какой-нибудь благородной цели, например, найти лекарство от рака или сердечных заболеваний, или стать астронавтом, или еще что-то в этом роде.

— Вот видишь! Вот видишь! Ты подтверждаешь мою правоту. Сколько способных женщин могли бы заняться подобными вещами и добиться успеха и славы, если бы им не приходилось тратить свое время на потакание прихотям мужчин.

— Ну так найди себе мужчину, который не был бы таким занудой, как Джарвис.

Как будто это было так просто.

— Я же не знала, что Джарвис — зануда, пока не познакомилась с ним поближе. — Она стиснула зубы, чтобы не разразиться тирадой о несносных чертах характера своего «бывшего» в миллионный раз.

— И ты все еще позволяешь ему дергать тебя за поводок. Глория, дорогуша, пора двигаться дальше.

— Я уже продвинулась. Серьезно. Я завязала с мужчинами. Они мне больше не нужны.

— Безусловно. — В голосе Люси слышалась нескрываемая ирония.

— А почему бы и нет? У меня есть хорошая работа, отличная квартира, пара туфель от Джеймса Ли и вибратор. Так зачем мне мужчина?

— Может, для общения? — выдавила со смехом Люси.

— Ну что ж, помечу в своем органайзере — «обзавестись собакой». С ними меньше забот.

— Ладно, ладно, тогда… — Люси выпрямилась, словно физически готовясь нанести нокаутирующий удар. — Дети! — Она опять откинулась на спинку сиденья в ожидании реакции Глории.

— Их труднее приучить проситься на горшок, чем собаку.

— Такой цинизм тебе не идет. — Люси включила поворот и съехала с главной дороги.

— А вот и наоборот. Путем долгих тренировок я выработала умение надевать на лицо маску светской усталости, чтобы защитить себя от всех мирских соблазнов. Она делает меня чертовски непривлекательной. — Глория тут же продемонстрировала, что имеет в виду.

Впереди зажегся красный свет, и у Люси появилось немного времени, чтобы оценить мимические способности Глории.

— У тебя будут морщины.

— А инъекции Ботокса на что?

— Значит, ты не собираешься надевать жакет?

Опять этот жакет!

— Нет, я буду носить его. Просто не хочу охотиться в нем на мужчин.

— Неужели ты настолько эгоистична? Ты же сказала, что после тебя эта вещичка должна достаться твоей подружке Джози, если она к тому времени не выскочит замуж. И еще неизвестно, кто станет счастливой обладательницей жакета после нее. Поэтому мне бы очень хотелось получить приглашение на свадьбу Джози.

— Вот уж не подумала бы, чтобы тебе с твоими внешними данными так трудно найти мужчину.

— Если я правильно поняла, этот жакет привлекает множество мужчин, и только потом один из них становится твоим избранником. Вот где можно разгуляться.

Что это случилось вдруг с независимой, компетентной, смотревшей на всех мужчин свысока Люси?

— Наши прародительницы перевернутся в гробах, если услышат этот разговор. За что же боролись тогда феминистки, сжигавшие на кострах свои бюстгальтеры? Разве не к равноправию с мужчинами они стремились?

— Взамен они получили отвислые груди.

— Им хотелось, чтобы их наследницы — мы — могли самостоятельно выбирать, по какой дороге идти в жизни.

Люси пожала плечами и повернула на улицу, в конце которой возвышался жилой комплекс, где у Глории была небольшая квартира.

— Тогда мой выбор — разделить судьбу с мужчиной.

— А мой — быть ни от кого независимой.

— Но, Глория, неужели ты не испытываешь и малейшего желания встречаться с кем-либо?

— Нет. Потому что свидания переходят обычно в более серьезные отношения.

— И что в этом плохого?

— Не хочу ни о чем подобном даже думать. Моя теперешняя жизнь меня вполне удовлетворяет, огромное спасибо судьбе. Я поняла в чем причина моих былых ошибок, и хочу разорвать этот порочный круг.

— Но исправить ошибки — не значит, что нужно отвергнуть всех мужчин на свете. Просто откажись от связей с неподходящими тебе представителями сильного пола.

Глория всплеснула руками.

— Как же их отличить, подходящих от неподходящих? Лишь только я начинаю понимать, что зря связалась с тем или иным типом, оказывается уже слишком поздно!

— Разве жакет не для этого?

Глория закатила глаза.

— Забудь про него.

— И не собираюсь. Пойми, не все в жизни так мрачно, как тебе представляется. Советую тебе забыть о неудавшихся романах. Это в прошлом. У тебя все впереди.

— Мужчины перестали быть эгоистичными?

— Ну, на это не стоит рассчитывать.

— Они все еще ведут себя так, словно находятся в сексуальном буфете.

— Возможно, теперь они все более предпочитают заказные блюда.

— Из того же меню?

— Но ты же только что вернулась со свадьбы!

— Что ж, Винсент сейчас согласен поделиться с Шерли закусками, но еще неизвестно, захочет ли он поделиться десертом, — продолжила Глория развивать навязавшуюся идею «сексуального буфета». — В отношениях между мужчиной и женщиной нужно уметь не только брать, но и отдавать, а я устала быть только дающей стороной, ничего не получая взамен. Каждый раз я обещаю себе, что теперь все будет иначе, однако… — Она пожала плечами. — И поэтому больше никаких мужчин.

— О'кей. Просто носи жакет, пока какой-нибудь тип не назначит тебе свидание, а потом, прежде чем отвергнуть его, передай это трикотажное изделие другой женщине.

— Эту одежку нужно бросить на свадьбе, ты забыла? И в следующий раз ее получит Джози.

Люси усмехнулась.

— Покажи мне его прямо сейчас.

— Ради бога.

Обе женщины вышли из машины, и Глория поежилась: погодка оставляла желать лучшего.

Дул холодный зимний ветер, небо было затянуто свинцовыми тучами. Она с тоской вспомнила о ласковом солнце и легких морских бризах, которыми наслаждалась еще несколько часов назад. Люси открыла багажник, и Глория расстегнула молнию своего чемодана. Жакет лежал сверху.

Люси встряхнула его и усмехнулась:

— На мой взгляд, это чересчур броско. Теперь понимаю, почему мужчины так западают на него. — Размышляя о чем-то своем, она с каким-то особым интересом посмотрела на Глорию. — Надень-ка его на мою новогоднюю вечеринку. И тогда посмотрим, на что эта вещица способна.

— Я и не знала, что ты устраиваешь новогоднюю вечеринку.

— Я тоже. Эта идея возникла в моем мозгу спонтанно.

— Дай сюда. — Глория вырвала из рук Люси жакет и запихнула его в чемодан.

— И все же вечеринка у меня обязательно будет.

— У всех свои планы на Новый год.

— А у тебя? — поинтересовалась Люси.

— Ну, я обычно встречаю Новый год у родителей… И перестань смотреть на меня так!

Глория рывком выдернула свой чемодан из багажника.

— А как я должна смотреть на тебя? С родителями — как трогательно!

— Дело вовсе не в этом. Просто у них дом открыт для всех. Отличный бар, хорошая кухня, а не дешевое вино и чипсы. А в полночь там подают настоящее шампанское, — добавила она с ноткой отчаяния в голосе, заметив, что Люси смотрит на нее с жалостью. — И, кроме того, моей карьере не повредит, если я пообщаюсь с их влиятельными друзьями.

Люси прищурилась и посмотрела куда-то вдаль.

— У их друзей могут быть сыновья. — Она кивнула. — Возможно, это к лучшему. Я тоже приду.

— Тебя не приглашают!

— Но почему?

— А как же твоя вечеринка?

Подружка махнула рукой.

— У всех уже свои планы.

— Но ведь там ты не найдешь мужчин, я имею в виду, нашего возраста. Это друзья моих родителей.

— А разве я не могу быть другом твоих родителей?

Мать Глории как-то раз, мимоходом, предложила ей привести «кого-нибудь». Глория знала, что она имела в виду лицо мужского пола, чтобы соблюсти семейный статус этого праздника, куда приходили только парами. Она смерила Люси взглядом. А что, если привести женщину? Возможно, так будет лучше. Несомненно, лучше. По крайней мере прекратятся вопросы типа: «когда же ты…».

— О'кей, — сказала она.

— Вот и прекрасно! Мне что-нибудь принести с собой?

— Нет. Там все будет. Да, и, кстати, я всегда остаюсь там на ночь, так что не забудь взять с собой пижаму.

— О-о, только не пижаму.

Белокурая и молодая Люси была в хорошей форме. В очень хорошей форме. От одного взгляда на нее у мужчин сердца уйдут в пятки.

— Люси, имей в виду: я не хочу, чтобы ты выставляла себя напоказ женатым мужчинам средних лет в доме моих родителей.

— Уж кому бы говорить об этом. Ведь не я буду дефилировать в этом знаменитом жакете. И там будут не только мужчины средних лет, но и их жены. Но не беспокойся. Я тебя прикрою.

Глория содрогнулась при этой мысли.

— Ладно, поговорим об этом завтра, — произнесла она невыразительным голосом и покатила свой чемодан на колесиках к парковочной площадке. — Спасибо, что подвезла.

Она повернулась, чтобы помахать Люси рукой, и чуть было не ударила ее по лицу, потому что Люси оказалась у нее за спиной.

— В чем дело?

Люси показала на темно-серую машину Глории.

— Эти ноги должны торчать из-под твоей машины?

Глория еще раньше заметила одетые в старые джинсы ноги своего соседа, высовывавшиеся из-под ее «тойоты». Он загнал автомобиль передом на бордюр так, чтобы увеличить просвет между его днищем и землей. С места, где стояли обе женщины, Глории была хорошо видна полоска обнаженного, мускулистого живота из-под сбившейся кверху куртки.

— Да, — со вздохом раздражения подтвердила она.

Люси насмешливо посмотрела на Глорию.

— Все ясно. Жакет тебе не нужен. Отдай его мне сейчас же.

Люси жить не может без того, чтобы ее кому-нибудь не представили, подумала Глория. Хоть она и отказалась от мужчин, но все же ей неприятно было бы наблюдать за реакцией своего соседа на агрессивное поведение сексуально озабоченной Люси. С этим человеком у Глории установились нормальные, соседские отношения без всякого намека на интимную близость, а Люси сейчас могла все испортить. Глория не могла себе это объяснить рационально, но у нее возникло некое странное ощущение, что Люси вторгается в ее личную сферу. Она не просто откинула назад плечи и облизнула губы. Изменилась ее походка. И выражение ее лица. Глаза Люси стали хищными.

В этот момент сосед выполз из-под машины.

— Привет. Глория! Ты уже вернулась? — Он пошаркал ладонями о джинсы, счищая с них пыль, а затем поднял с земли какую-то красную тряпку и вытер ею руки.

— Привет, Фил. Это…

Но Люси опередила ее.

— Привет. Меня зовут Люси.

— Люси, это мой сосед Филип Тойнби, — произнесла Глория в тот самый момент, когда Фил уже сам представлялся Люси, обмениваясь с ней рукопожатием.

Свое дело Глория сделала и могла бы теперь без лишних слов удалиться, как она обычно и поступала в подобных ситуациях, однако ей хотелось досмотреть шоу. Кроме того, нужно было узнать, все ли в порядке с «тойотой».

Люси тут же придвинулась к Филу чуть ли не вплотную, и Глории это почему-то не понравилось, хотя она и сама не могла себе объяснить причину.

Фил между тем засунул большие пальцы обеих рук в задние карманы джинсов и, расправив широкие плечи, подставил свою мускулистую грудь порывистому ветру. Тонкий, облегающий свитер и короткая джинсовая куртка с узким меховым воротником лишь подчеркивали его атлетическое телосложение.

Ох уж этот привычный, набивший оскомину ритуал перед спариванием. Люси выглядела ошеломленной и не такой самоуверенной, как обычно.

Этого и следовало ожидать. Ведь даже перепачканный с головы до ног пылью и машинным маслом, Фил при своем росте в шесть с половиной футов производил неотразимое впечатление.

А еще у него была великолепная кожа цвета меда, хотя он никогда не загорал на солнце.

— Я очень благодарен вам, что вы подвезли Глорию домой.

Фил повернулся так, что Глория стала частью их почти интимного круга.

— Глория — моя подруга. Я всегда рада помочь ей, — тихо произнесла Люси.

Хорошо хоть она не сказала ему, что для нее это были сущие пустяки, потому что любая поездка в зону аэропорта, где все кишело автомобилями, представляла собой чуть ли не подвиг.

— А вы просто душка, что согласились заменить ей масло.

Голос Люси приобрел необычайную слащавость, типичную для девушки, родившейся и выросшей в Монреале. Глория бросила на нее сердитый взгляд, но Люси не заметила этого.

Как, впрочем, и Фил, рот которого расплылся в ослепительной улыбке.

— Но ведь она же платит мне!

Именно это Глория и сказала Люси, и потому подтверждение этого факта Филом в какой-то степени смягчило ее. Она уже собиралась побранить Фила за то, что он не успел подготовить ее машину в срок, но тот заговорил снова.

— И я отработал каждый цент. — Он нахмурил брови и с деланной сердитостью спросил: — Леди, когда вы в последний раз меняли масло? У вас весь фильтр забит грязью.

Глория внезапно оказалась в положении оправдывающейся стороны:

— Я… гм…

— Так как ты решила не покупать американскую машину, мне пришлось одолжить метрический набор инструментов. Причем я понял, что он мне понадобится, только после того, как слил все масло.

Он потер указательным пальцем пятнышко над бровью, которое после этого размазалось в небольшую кляксу, ни на йоту, однако, не убавившую его привлекательности.

— Как тебе не стыдно, Глория, — в тон Филу произнесла Люси.

Глория сердито посмотрела на нее, после чего Люси одумалась.

— Должна признаться, что и я грешу подобной халатностью. — Что было совершенной ложью, потому что Люси трепетно относилась ко всему, что было связано с техническим обслуживанием ее автомобиля после того, как однажды ночью у нее отказал двигатель. Тогда она возвращалась из модного клуба, располагавшегося в самом криминогенном районе Эдмонтона. Испытать нечто подобное снова ей категорически не хотелось. Глории было ясно, что Люси постаралась нейтрализовать свое предыдущее замечание.

— Должен признаться, что во всем виноват я сам. Мой шурин принес мне инструменты в самый последний день. «Торонто Мэйпл Лифс» играли с «Нью-Йорк Рейнджерс», — добавил Фил.

— О да, — сказала Глория. Можно подумать, что она следила за перипетиями хоккейных баталий. После Джарвиса ее просто тошнило от хоккея.

— В общем, я всегда рада услужить.

Люси никак не уходила, и Глория догадалась, что она хочет дать Филу шанс сказать что-нибудь вроде: «Позвольте мне пригласить вас на обед в качестве компенсации за причиненные неудобства».

Нет, он этого не сделает, подумала Глория. Филип Тойнби начинал свое дело и в настоящее время не располагал свободным капиталом. Правда, Глория подозревала, что в прошлом у него водились деньжата — он как-то упоминал о том, что был занят в фамильном бизнесе. Но сейчас с деньгами у него было совсем туго, иначе зачем бы ему предлагать свои услуги Глории. Ведь она вполне могла бы заменить масло в том сервисном центре, услугами которого обычно пользовалась.

— Значит, эпопея с заменой масла позади? — спросила она.

— Наконец-то. — Фил устремил взгляд в небо.

С трудом сдерживая улыбку, Глория стала рыться в своей сумочке, висевшей у нее на плече.

— Имей в виду, я не очень-то богата.

— Что? Никаких чаевых?

— Так уж и быть. По случаю Рождества займусь благотворительностью. — Она дала ему десятидолларовую банкноту. — И одевайся потеплее, когда работаешь под открытым небом зимой.

— Мне не холодно. Кроме того, вся моя одежда грязная. — Он щелкнул денежной купюрой, посмотрел ее на свет, а затем поцеловал. — Деньги на прачечную!

Все засмеялись. Глория искоса посмотрела на Люси, выражение лица которой, прежде интригующее и многозначительное, теперь стало безразличным. Глория все поняла. Теперь Люси видела в нем не потенциального друга и возможного сексуального партнера, а симпатичного, но бедного механика, лишенного всяческих амбиций и перспектив.

На лице Глории появилась едва заметная улыбка. Очевидно, у Люси в прошлом уже был опыт таких связей. Несмотря на всю их пикантность, одного раза обычно бывает достаточно.

С Филом дело обстояло иначе, и если бы Люси спросила, Глория сказал бы ей. А если Люси не спросит?

— Ладно, мне пора идти, — сказала Люси. — Было просто здорово познакомиться с вами. — Она сдержанно кивнула Филу. Глории она сказала: — Я позвоню тебе.

От внимания Глории не ускользнуло, что Фил перестал теребить в руках ассигнацию, провожая взглядом удалявшуюся Люси.

— Экстракласс, — произнес он, хотя походка Люси была самой обычной, ничего особенного.

— Да.

— Однако за рамками моих финансовых возможностей.

— Что ты имеешь в виду?

Удивленный резким тоном вопроса, Фил повернулся к ней. Секундой позже до него дошло.

— Я просто хотел сказать, что ухаживание за такой женщиной обойдется недешево. Чтобы держать марку, нужно водить ее в клубы и рестораны, счет будет расти как снежный ком… И я буду по уши в долгах, не так ли? — Сказав это, он одарил Глорию очаровательной улыбкой.

— Ты прямо ясновидец.

Фил развел руками.

— Я не хотел сказать ничего плохого в адрес твоей подруги.

— Я знаю. Все в порядке. — В глубине души Глория согласилась с ним, однако из женской солидарности не желала этого признавать.

— И еще… я не считаю, что ты менее привлекательна, чем эта Люси.

Жаль, что он сказал это. Они оба знали, что Глория относится совсем к другому типу женщин. Если честно, то она даже жалела об этом. Но почему она не ценит себя хотя бы настолько, чтобы мужчины сделали попытку?

Впрочем, она не собиралась обсуждать эту тему с Филом, который все еще стоял рядом, пытливо вглядываясь в ее лицо и стараясь угадать, обиделась она на него или нет. Он был вполне порядочным парнем, этот Филип Тойнби, хоть его порядочность и носила типично мужские черты.

— Значит, и я стою того, чтобы раскошелиться на вечерок в дорогом ресторане? — Фил не улыбнулся, и Глории стало немного совестно, но она продолжила: — Ну что ж, позволь мне хоть на секунду насладиться ощущением своей неотразимости… — Она глубоко вздохнула. — Вот и все. Можешь считать, что ты сорвался с крючка.

На лице Фила появилась улыбка, стершая тревожное выражение его глаз.

Он сделал движение рукой, и на миг Глории показалось, что Фил собирается похлопать ее по плечу, но в последний момент его рука двинулась выше, и он взъерошил пальцами собственные волосы.

— Слушай, тебе нужно проехать в «тойоте» вокруг квартала, чтобы убедиться, что все в порядке. Или, если хочешь, я сам сделаю это.

Наверное, ему нужно куда-то съездить по делам. Глория, в общем-то, не возражала, хотя почувствовала, что поддалась его обаянию больше, чем следовало бы.

— В самом деле? — спросила она, будто он делал ей огромное одолжение.

— Без вопросов! — Запустив руку в карман джинсов, он выудил оттуда ключи. — Наверное, я остановлюсь у бакалейного магазина и куплю что-нибудь. Тебе не нужно ничего?

Глория покачала головой.

— Гм… я выгляжу нормально? У меня нет грязи под носом или еще где-нибудь?

— Сойдет. Вот только здесь…

Она заколебалась на миг, но затем прикоснулась рукой к едва видной полоске машинного масла у него над бровью и вытерла ее. Глория чувствовала на себе его внимательный взгляд и надеялась, что не выдала своего волнения ничем, даже румянцем на щеках.

У него были темно-каштановые волосы и теплые карие глаза подстать его теплому загорелому телу. О'кей, насчет теплого тела это, конечно, лишь предположение — если лоб теплый, значит, и…

У Глории тоже были каштановые волосы и карие глаза, но ее волосы не отличались такими богатыми переливами с тех пор, как она перестала подкрашивать их. Зачем? Ведь мужчины ей теперь ни к чему.

Странно, почему ей постоянно приходится напоминать себе об этом?

3

Трудно сказать, что пробудило в Глории желание перейти к активным действиям для воплощения своих намерений в жизнь, то ли общение с Шерли и Джози, то ли свадьба, а может быть, Фил…

Нет, до воплощения намерений слишком далеко, решила она. Сначала нужно выстроить приоритеты. Разбирая вещи, Глория задумалась о роли, которую играет кофе в жизни тех, кто работает в офисах многочисленных фирм в Большом Эдмонтоне. Приезжая на свои рабочие места утром, после ужасных дорожных пробок в час пик, люди не могут дождаться, пока им принесут первую чашку кофе. Вот почему автоматы для варки кофе фирмы «Фаст Фудс» играют очень важную роль. А разве кардиологи и астронавты, ученые и инженеры не пьют кофе, кофе, который, благодаря усилиям ее компании всегда свежий, горячий и под рукой? Разве это не настраивает их на рабочий лад в начале дня и не помогает им совершать важные открытия и спасать жизни?

В следующий раз, когда Люси опять будет с иронией отзываться об их роли в успешном функционировании экономики, она выложит ей все это.

Однако Глория осознавала и то, что восхождение по ступенькам служебной лестницы было лишь средством достижения ее главной цели: она, Глория Кемпбелл, хочет жить жизнью мужчины. Не будучи мужчиной, иметь те же преимущества.

Но почему же мужчинам, черт возьми, живется так вольготно? Ответ у Глории был готов. Да просто потому, что они хитростью заставляют женщин помогать им. Для этого даже не обязательно жениться. Глория уже заметила, что холостые мужчины всегда могут оставить домашние дела на попечение своих подружек или матерей.

Хватит. Она сыта по горло.

Ей нужен кто-то, кто взял бы на себя все мелочи домашнего быта.

Большая часть женщин, сделавших успешную карьеру, могла позволить себе нанять няню, экономку, горничную или личного помощника. Няня Глории была ни к чему, да и с уборкой квартиры она вполне могла справиться сама. Но вот личный помощник… да, это престижно. Вся хитрость заключалась в том, чтобы заставить компанию оплачивать расходы по его содержанию, а клерку офиса регионального директора такой помощник не полагался.

Значит, Глория должна стать региональным директором. Отложив в сторону одежду, которую нужно было отнести в химчистку, Глория опять взглянула на жакет.

Никаких инструкций по стирке, никакого ярлыка. Не могла же она звонить Шерли в самом начале ее медового месяца и спрашивать, как чистить эту вещь. Жакет выглядел вполне прилично, и Глория решила, что Шерли уже сдавала его в химчистку перед тем, как передать дальше.

Ну что ж, тогда о'кей. Глория повесила его в шкаф, включила телевизор и принялась разбирать служебную почту, которую оставил в ее почтовом ящике коллега. В пятницу Глории не было на работе, поэтому лучше будет, если она войдет в курс дела сейчас и не потратит полдня в понедельник. Так делают люди, которые хотят получить повышение.

Вряд ли в настоящий момент могли возникнуть какие-то кофейные кризисы, требовавшие ее непосредственного вмешательства. Потому, решила Глория, она посвятит остаток вечера составлению плана кампании. Эта работа должна увенчаться ее повышением. В конце концов, чем скорее у нее появится помощник, тем лучше.

Фил внимательно изучил весь ассортимент стиральных порошков и выбрал самую дешевую марку, рекламы которой никогда еще не приходилось встречать. К полкам с многочисленными средствами, предназначенными для улучшения качества тканей, он даже не подходил — для него такая роскошь непозволительна — и сразу направился в секцию замороженной пищи, посмотреть, нет ли там замороженных мясных пирогов по специальной цене — три штуки за доллар.

Его внимание привлек другой продукт — фирменные пиццы. Три штуки за пять долларов. Он взял их. Возникшее желание купить целую упаковку канадского пива удалось перебороть. Импортное пиво в больших количествах — теперь это ему не по карману. Взяв из холодильника всего лишь пару бутылок, Фил понуро побрел к кассам.

А нужна ли тебе такая жизнь? Лишения? Испытания? Стоит ли мучить себя? — устало подумал Фил. Эти вопросы постоянно возникали в его голове в те моменты, когда приходилось бороться с соблазном вернуться к старым привычкам — благополучной, сытой, красивой жизни.

Но вызов деда был принят. И отступать поздно.

Фил знал, что делал. Он уже произвел подсчеты. У него оставалось достаточно монет по 25 центов на три цикла стирки и на две сушки белья. Значит, нужно либо найти еще пятьдесят центов, либо повесить джинсы на кухонные стулья. Ну и что. Ничего страшного. Повисят пару деньков и высохнут.

И тут его мысли внезапно переключились на Глорию. Кроме того, что он причинил ей неудобство, заставив ломать голову, как ей выбраться из аэропорта, он еще и ранил ее чувства. Ну, возможно, ранил — это слишком сильно сказано, потому что Глория не производила впечатление сверхчувствительной особы, но Фил чувствовал необходимость какого-то жеста со своей стороны, чтобы загладить вину. Прежде всего потому, что Глория ему нравилась. Он считал ее своим первым другом среди женщин. Не той подружкой, с которой он время от времени встречался. Но человеком, с которым он познакомился и поддерживал нормальные отношения с тех пор, как стал жить в квартире на Кэлгари-стрит. Вообще-то он думал о ней сначала как о человеке и лишь потом — как о женщине, если нечто в этом роде и возникало в его мыслях. В этом-то и крылась причина его необдуманных высказываний.

Фил подал продавщице десятидолларовую купюру и попросил дать сдачу двадцатипятицентовыми монетами, которые засунул в карман, заметив попутно на запястье след от масла.

И все-таки он сменил масло в машине. На лице Фила появилась удовлетворенная улыбка. Ему никогда еще не доводилось заниматься этим, и поэтому пришлось потратить столько времени. Три раза он консультировался со своим шурином по телефону, но все же сделал это — к сожалению, слишком поздно, чтобы забрать Глорию из аэропорта. Она и в самом деле свойская девчонка — разрешила ему безвозмездно пользоваться ее машиной, хотя могла бы заставить его произвести замену масла в виде платы. Однако она даже не подумала об этом, а, напротив, сама заплатила ему. В эти последние несколько дней он снова ощутил, как это здорово, когда у тебя машина. Правда, сегодня утром он заправил бак под самую горловину, из-за чего его и без того тощий кошелек совсем опустел. Зато в пятницу ему удалось добиться кое-чего. Личные контакты с производителями, издателями рекламных буклетов, поставщиками и потенциальными потребителями его портативных тренажеров оказались намного более полезными, чем общение по почте пли по телефону. В активе Фила было несколько важных договоренностей и пара новых идей, однако денег у него от этого не прибавилось.

Ладно, завтра день зарплаты в магазине, где он подрабатывает.

Поставив машину на стоянку, Фил поднялся на лифте в свою квартиру, принял душ, натянул на себя последнюю чистую тенниску и, взяв пиццу и пиво, поспешил в квартиру Глории.

Он уже постучал, когда, прокрутив заново в голове их последний разговор, понял, как нелепо будет выглядеть со своей дешевой пиццей и парой бутылок пива.

«Чтобы держать марку, нужно водить ее в клубы и рестораны, и счет будет расти, как снежный ком…» — воспроизвел Фил в памяти собственную фразу. Может, просто забарабанить ей в дверь и крикнуть: «Ты стоишь гораздо большего!». Проще и дешевле.

В этот момент Глория открыла дверь.

— Ну и как работает двигатель? — Она протянула руку за ключами от машины.

Если бы на ней не было тапочек с логотипом известного мультяшного сериала, он просто-напросто уронил бы ключи ей на ладонь и унес свою пиццу. Но… но ему на память вдруг пришла их первая встреча. Он услышал тогда музыкальную тему из «Руби-Губи», доносившуюся из-за неплотно прикрытой двери ее квартиры, и решил зайти посоветовать жильцам получше закрывать дверь. Между ними завязалась беседа, во время которой обнаружилось, что у них есть общие любимые персонажи этого сериала. Он не мог позволить себе провести кабельное телевидение, а у Глории был канал анимации, поэтому несколько раз он заходил к ней, и они вместе смотрели мультфильмы. Честно сказать, больше, чем несколько раз.

— Машина бегает, как новая. — Он подал ей ключи и затем, приподняв, показал пакеты. — Я принес пиццу и пиво. Как насчет того, чтобы пообедать?

Глория удивленно подняла брови.

— Разве сегодня марафон Руби-Губи?

Теперь уже он изумленно захлопал ресницами:

— Не знаю. Просто я думал, что было бы… было бы неплохо…

Она подумала, что это предлог, чтобы посмотреть телевизор. Неужели он так сильно смахивает на попрошайку?

— Что было бы неплохо?

— Ну… пообедать вместе.

И тут их обоих охватила какая-то непривычная, сковывающая неловкость. Почему? Они обедали вместе и до этого, а потом, действительно, смотрели телевизор Глории. Однако сейчас все было по-другому. Фил сообразил: ведь раньше он никогда не искал общества Глории только ради того, чтобы побыть с ней… А сегодня…

Пока в его голове крутились эти странные мысли, она уже вытащила коробку с пиццей из пакета.

— Понятно. Тебе нужно какое-то развлечение, пока ты будешь есть это, так?

— Эй, осторожно. Это лучшая марка пива.

— Охо-хо, лучшая марка. Ну и ну.

— Сарказм. И это после моего спонтанного жеста, подчеркивающего бескорыстие и широту моей души.

— Ладно, ладно. Я пока включу духовку. — Смеясь, Глория понесла пиццу на кухню.

Слава богу. Фил облегченно вздохнул. Их отношения повернулись в старую добрую колею взаимных насмешек и подколов.

Он подошел к софе и заметил лежавшие на ней бумаги.

— Глория?

Она посмотрела на него через дверцу кухонного буфета.

— Если ты занята…

— Вообще-то ты можешь помочь мне. Мне бы хотелось услышать мнение мужчины.

— О?

Фил поднял бутылку пива, она кивнула. Сняв пробку, он поставил бутылку рядом с софой. Его взгляд совершенно случайно упал на лист бумаги, на котором крупными красными буквами было написано: «План атаки». Не будучи любителем читать чужие документы, Фил все же не смог отвести глаз. Далее у нее значились пункты: «Слабое место», «Сила», «Цель», «Срок», «Средства достижения» и тому подобное.

— А в чем дело?

— Минутку.

Послышался зуммер, означавший, что духовка разогрелась до требуемой температуры. Глория наклонилась, чтобы засунуть туда пиццу. Фил наблюдал за ней. Да, великолепный материал для женщины-друга. Сковырнув пробку с горлышка второй бутылки, Фил сделал глоток. Ему оставалось лишь надеяться, что она не слишком обидится на него за такое скудное угощение.

Он подумал о ее подружке Лине. Нет — Люси. Впрочем, какая разница? Какое-то время там, на стоянке, эта Лина — Люси? — посылала ему нужные сигналы и при иных обстоятельствах… при иных обстоятельствах, если бы Глория не стояла рядом с ними… Почему она никогда не смотрит на него таким взглядом?

Глория бросила упаковку из-под пиццы в мусорное ведро и вышла из кухни.

— Как великодушно с твоей стороны. — В ее голосе звучала добродушная ирония.

Черт возьми.

— Послушай, Глория. Я понимаю, что это ничтожный пустяк, особенно после того, как я…

— Ты, тюлень несмышленый, наверное, потратил все свои деньги?

— В общем-то, да.

Она приложила руку к груди.

— Я польщена.

— Серьезно?

— Да. А теперь сядь и перестань суетиться.

Он никогда не суетился. Тем не менее послушно сел. Она польщена… Кто их разберет, этих женщин. Он никогда не понимал их.

Глория села рядом с ним и протянула ему бокал для пива. Стоило ей поставить крест на всех мужчинах, как один из них взял и сделал ей приятное. Стараясь, однако, не делать далеко идущие выводы из этого поступка Фила, Глория кивнула на лист бумаги, на котором она начала составлять план своей кампании.

— Я хочу получить повышение, — сказала она. — Для этого мне необходимо постичь секреты мужского образа мышления.

— Пока что твой план, как я вижу, находится в начальной стадии.

— Вот именно. Едва я приступила к работе, как пришел ты. Сейчас я работаю в офисе одного из региональных директоров. Всего у «Фаст Фудс» их семь, но скоро два самых больших региональных филиала будут разукрупнять, и тогда у меня появится шанс добиться повышения. А теперь вообрази, что региональные директора блокированы в осажденном форте. Я хочу туда войти.

— Уже вообразил и не вижу там женщин. А есть ли они вообще, женщины-директора. Может быть, в этом проблема?

— Нет, женщин среди них нет. — Глория отрицательно помотала головой. — Но я думаю, что это случайность.

— Возможно, да, а возможно, и нет.

— Есть два помощника региональных директоров. Обе эти должности заняты женщинами.

— А тот факт, что женщины являются помощницами — это тоже просто случайность?

Глория нахмурилась.

— В такие дебри я не хочу забираться. Эти должности лишь в самых больших регионах, и, следуя логике, если регионы будут разукрупнять, то эти женщины должны получить повышение. Я хочу, чтобы ты сказал мне, какие действия предпринял бы честолюбивый мужчина, окажись он на моем месте.

Фил откинулся на спинку софы.

— Знаешь, есть один старый, но вполне надежный метод. Нужно вступить в тот же клуб, вместе париться в сауне, пару раз в месяц сыграть в гольф, ну и дальше в том же духе.

— Я не играю в гольф.

— Значит, нужно научиться.

— Да и в сауне я не парюсь.

Фил засмеялся.

— Ну хорошо, тогда поставь в свой список пункт «найти что-нибудь общее». Может быть, парень, к которому нужно подобраться, коллекционирует вина или игрушечные железные дороги. Или для него «ничто не сравнится с тарелкой шоколадных пирожных с орехами».

— Существует огромная разница между тарелкой с шоколадными пирожными и посещением сауны.

— Тогда выясни, что ему нравится, и дай ему это.

Брови Глории выгнулись недоуменными дугами.

— Не понимаешь, что я имею в виду? Ты должна сделать так, чтобы твой босс выглядел хорошо в собственных глазах.

— А почему я сама не должна ему понравиться?

— Ты и так ему понравишься без особых стараний.

Глория послушно записала все предложения Фила.

— И еще, Фил. Я знаю, что нужно проанализировать деятельность нашего филиала и выяснить, что можно улучшить, а затем вызваться самой выполнить эту работу. Дело в том, что я не могу найти никаких слабых мест. «Фаст Фудс» функционирует чрезвычайно эффективно.

— Внеси какие-нибудь не слишком радикальные рационализаторские предложения. Подумай о снижении себестоимости. Компании любят, когда им экономят деньги.

Глория знала это, но все равно сделала пометку, чтобы Филу было приятно. Ведь он начал уже проникаться духом корпоративного соперничества.

— Найди поставщиков с более низкими ценами и еще что-нибудь в этом роде. Потом ты можешь послать им детальный меморандум.

Глория пометила себе необходимость проверить цены на экономически чистые кофейные фильтры. Это была заманчивая идея, но от нее пришлось в свое время отказаться из-за высоких затрат. Не исключено, что сейчас цены уже снизились до приемлемого уровня, и «Фаст Фудс» сможет использовать эти фильтры, да еще расположить к себе общественное мнение, организовав соответствующую рекламную кампанию.

Глория села к столу, на котором стояла печатная машинка, и, заправив в нее через копирку несколько листов бумаги, начала перепечатывать набело свой план.

— Ты скучаешь по своей работе? — поинтересовалась она.

Фил никогда не делился с ней подробностями своей прежней жизни, той, которую он вел до того, как поселился здесь, но у Глории сложилось впечатление, что он занимал высокое положение в компании, принадлежавшей его семье.

Фил рассмеялся.

— Я скучаю по зарплате! Но этот опыт заставил меня взглянуть на жизнь с другой стороны. Именно это, несомненно, и имел в виду мой дедушка. — Он поморщился. — Я скажу ему, что он был прав.

Их глаза встретились.

— Тебя… уволили? — спросила она, запинаясь.

— Нет! А разве я не рассказывал тебе о вызове дедушки?

— Ты просто сказал, что пытаешься начать свое собственное дело.

Фил глубоко вздохнул и опять уселся на софу. Его рассказ обещал быть долгим, но Глорию это не смущало. Ей нравилось, когда он бывал у нее. Этот парень не отличался назойливостью и не докучал ей излишним любопытством.

— Когда дедушка приехал в эту страну, у него в кармане было всего сорок долларов. В общем-то, я толком даже не знаю, сколько их у него было. Каждый раз, когда он рассказывает эту историю, сумма становится все меньше и меньше. Он начал с того, что развозил завтраки в тележке. Этот бизнес довольно быстро разросся. Затем мой отец и дядя раздвинули горизонты. Наша компания из региональной превратилась в общенациональную.

Фил умолк. Его задумчивый взгляд устремился куда-то в пространство. Глория еще никогда не видела его таким грустным.

— В детстве я почти не видел отца, — произнес он, вздохнув.

— Твоей матери тоже пришлось, наверное, несладко, — сказала Глория.

— Должно быть. — Тон, каким он это произнес, говорил о том, что Фил никогда еще не смотрел на эту проблему глазами матери. Лучше поздно, чем никогда.

Но он пребывал в этом состоянии недолго — одну-две секунды.

— Однако больше всего меня задевает то, что дед решительно отказывается признавать, что его сыновья, да и все мы — младшее поколение — тоже сделали немало для процветания компании. По его словам, мы — пиявки, паразитирующие на его заслугах. Мой отец молчаливо сносит то, что доводит меня и моих кузенов до белого каления.

— И поэтому ты ушел?

— Только временно. Мы хотели открыть несколько новых магазинов здесь, в Эдмонтоне, в районе аэропорта и в Торонто, но дед и слышать не хотел об этом… — Фил замолчал, потому что с кухни послышался зуммер духовки.

Устремившись на кухню, Глория сказала на ходу:

— Продолжай. Я слышу тебя хорошо.

— И вот мы решили, что один из нас начнет свое дело с нуля и докажет старику, что молодое поколение — неполные бездари и неудачники.

— И ты прогорел? — Доставая тарелки из буфета, она смотрела на него сквозь стеклянную дверцу. Фил задумчиво уставился на бутылку с пивом, которая была у него в руках, а затем перевел взгляд на нее.

— Нет, я выиграл.

На этом примере можно постичь суть мужской психологии, подумала Глория. Им нравится отвечать на вызовы. Они даже наслаждаются этим. Ей тоже нужно усвоить этот образ мышления прежде, чем начинать свою кампанию.

— Мне пришлось несладко. Теперь я пытаюсь себе представить, до какого отчаяния временами доходил мой дед.

Глория нарезала пиццу и старалась не стучать ножом, чтобы лучше слышать Фила. Но нечаянно угодила пальцем в горячий сыр и вскрикнула от боли. Кусок пиццы упал между тарелкой и кухонным полотенцем. Часть начинки выскочила и размазалась по выдвижной доске. Обсосав обоженный палец, Глория положила ножом начинку на место и, подняв глаза, увидела, что Фил уже встал с софы и стоит рядом, облокотившись на стойку бара.

— Да, повара из тебя явно не получится, — усмехнулся он.

Глория подала ему тарелку с неповрежденным куском пиццы.

— Можно подумать, что с тобой такого не случалось.

— Не случалось. Твоя ошибка в том, что ты решила взять тарелки. Я обычно ем прямо со сковороды.

— Варвар.

— Незадачливая повариха.

— Это самое гнусное ругательство, которое ты можешь придумать? — Сдвинув бумаги в сторону, Глория села на софу и положила ноги в тапочках с «Руби-Губи» на кофейный столик.

— Мой мозг сейчас функционирует на низком энергетическом уровне. — Фил добавил к ногам Глории свои ступни, почти лег на спину и поставил тарелку с пиццей себе на живот. Плоский живот, без единого намека на жирок. — Съем немного пиццы и придумаю еще что-нибудь. А пока можно поговорить о Руби-Губи… О телевидении…

— С чего это вдруг мы станем беседовать о телевидении?

— Просто так.

— Не верю. Ты что-то задумал.

— Ну, я слышал о том, что в канун Нового года устраивают телемарафон. — Он искоса посмотрел на нее. — Ты пойдешь куда-нибудь?

У Глории екнуло сердце. А вдруг ему захотелось встретить Новый год вместе? Нет. Какие глупости!

Фил продолжал:

— Я не стал бы возражать, если бы ты, уходя в гости, поручила мне присмотреть за твоим телевизором. — Он улыбнулся немного заискивающе.

— Да уж, вряд ли ты бы стал возражать. Нет, чтобы сказать: «Дорогая Глория, давай встретим этот Новый год вдвоем».

Глория мысленно дала себе пинка — ведь она отказалась от мужчин. Так ей и надо.

— Я бы не взял с тебя платы за это.

О нет, только не эта улыбка, которая так магически действует на женщин. И он знает об этом! Она взглядом дала ему понять, что на этот раз его обаяние не сработало.

— Разве у тебя нет планов? А как же твои друзья?

Его улыбка поблекла, и он потупил глаза, уставившись на свою пиццу.

— Они все идут на гала-концерт в Женский центр. Моя подружка в оргкомитете. С самого начала октября она по уши увязла в этих делах. — В голосе Фила слышалось плохо скрываемое раздражение.

Подружка? У Фила есть подружка? Вообще-то Глорию это не волновало. Не должно было волновать.

Он пробормотал еще что-то.

— Что? — Глория приставила ладонь к. своему уху. — Я слышу раскаты гнева?

— Нет. — Фил устроился удобнее, положив голову на спинку софы. — Мелисса.

— Это твоя подружка?

— Возможно. Теперь уже трудно сказать.

— Гм… ладно, это не мое дело, но если бы я уделяла массу времени подготовке благотворительного концерта, наверное, я здорово разозлилась бы, если бы мой друг отказался пойти.

Перекатив голову на валике софы, он посмотрел ей в глаза:

— Я не могу позволить себе этого. Мой смокинг остался в моем загородном доме вместе с моей машиной, а чтобы взять напрокат, у меня нет денег. Так что ни на какое гала-представление я не пойду.

— Ты хочешь сказать, что у тебя есть машина и загородный дом?

— Формально — да.

— А разве есть какой-то другой способ владения?

— У моего деда не было загородного дома.

— И как выглядит этот дом? Что-нибудь необычное и экстравагантное?

— Вообще-то да. Жена моего кузена — художник-декоратор, вот она и придумала этот стиль для меня. Все о'кей.

— Просто о'кей?

— Лучше, чем просто о'кей.

— Деревянные полы?

— Да.

— Камин?

— Да.

— Столовая?

— Но я же должен где-то есть.

— А какая у тебя машина?

Такая дотошность начала бесить Фила.

— «Альфа-ромео». Глория, это не имеет значения. У моего деда ничего этого не было, когда он начинал, значит, не должно быть и у меня. Вот почему я поменялся жильем с парнем, который жил в этой квартире. Ларри живет себе припеваючи в моем доме, а я прозябаю здесь с его чертовым котом. — Мысли о коте стоили двух глотков пива.

— Понятно. — Глория скрестила на груди руки и уставилась вперед. Прямо перед ней висела литография. Фил наверняка привык к оригиналам, а всякие безделушки типа «собери это сам», стоявшие у нее на полках и до этого момента казавшиеся ей занятными, теперь выглядели аляповатыми и дешевыми.

— Глория? — В его голосе прозвучала нерешительность, которая, вне сомнения, была рассчитана на то, чтобы вызвать у нее максимум сочувствия.

— У меня такое ощущение, словно меня использовали, — проговорила Глория спертым голосом. — Такое бывало и прежде, но ради доброго дела.

— Я и есть доброе дело.

— Ты — безнадежное дело.

— А ты такая же злая, как Мелисса.

Глория подскочила, открыв от изумления рот.

— Какие мерзкие вещи ты говоришь!

Фил вдруг расхохотался. Ловко же она его разыграла.

Покачав с насмешливой укоризной головой, Глория унесла тарелки на кухню.

— Теперь мне хотя бы понятно, почему в твоей квартире живет кот. Ты никогда не производил на меня впечатления любителя животных.

— Макс — не кот. Макс — дьявол, изрыгнутый адом.

— Бедный котенок. Ему, должно быть, достается от тебя.

— Еще неизвестно, кому достается. Не успел он и минуты пробыть в моем загородном доме, как обгадил диван, обтянутый белым шелком.

Глория сделала большие глаза:

— Ни у кого в мире нет дивана, обтянутого белым шелком.

— У меня есть. Точнее, опять будет, если люди из химчистки сделали свою работу. Но в тот же день Макс вернулся вместе со мной в свою квартиру и с тех пор избегает меня. Пока я не зайду в спальню, он спит под кроватью. Все остальное время он только и думает, как бы сбежать.

Помыв тарелки в горячей воде, Глория ополоснула их и поставила в сушку.

— Насколько я помню, пару раз ему это удавалось.

— Да. Тогда приходит Ларри и заманивает его назад.

— Бедняжка.

— Ты зря жалеешь Ларри.

— Я говорю о коте.

— Он не единственный, кого можно пожалеть, — хмуро пробурчал Фил.

Глория вернулась на диван.

— Ты о Мелиссе и новогоднем гала-представлении?

Он кивнул.

— Она не может понять, почему ты должен соблюдать чистоту эксперимента?

— Скорее всего.

— Готова побиться об заклад… — Глория задумчиво посмотрела на свои тапочки, и ей показалось, что те уставились на нее в ответ. — Твой дедушка, должно быть, покупал одежду в секонд-хэндах, не так ли?

— О да. Ношение одежды из церковного ящика для пожертвований всегда было излюбленной частью его истории.

— Выкупи свой смокинг у Ларри.

— Что?

— Предложи ему за него пять или десять баксов. Он ведь все равно не будет его носить.

— Это… — Глория увидела, как по лицу Фила пробежала тень сомнения. Наконец сомнение сменилось широкой, восхищенной улыбкой. — Это же гениально.

— Я такого же мнения. А если ты подвезешь меня к дому моих родителей, то можешь взять на вечер и мою машину.

Иногда она была настолько гениальна, что не могла сделать даже самую малость для своего же блага.

Фил послал ей кончиками пальцев воздушный поцелуй.

— Глория, ты — лучшая среди женщин.

Лучше бы он считал ее красивейшей…

А вот она ему покажет. Она… она сейчас пойдет и наденет тот жакет, вот что она сделает. Глория резко встала:

— Кстати, у меня новый жакет, который я хочу надеть на Новый год. Меня интересует мнение мужчины.

— Опасность. Предупреждение. Женщина требует мнения о своих нарядах. Осторожно, осторожно.

— О, прекрати. — Она направилась в спальню. — Просто я хочу знать, что ты думаешь.

— Все, что я ни скажу, будет не так, вот что я думаю, — сказал ей Фил вдогонку.

Глория схватила жакет вместе с вешалкой и поспешила назад, в гостиную. Фил послушно осмотрел вещицу. Затем их глаза встретились:

— Гм… довольно броская штучка, не представляю ее на тебе.

— Не хочешь ли ты сказать, что я — серая мышка?

— Да нет, что ты…

Глория подошла поближе, чтобы Фил мог видеть, как ткань переливается на свету. Мерцание ткани явно не произвело на него никакого впечатления.

— Стильный жакетик. Что еще я могу сказать?

Стильный. Поцелуй смерти.

— Я не знаю, что ты хочешь, чтобы я сказал, — пожал плечами Фил, взглянув на Глорию почти умоляюще.

Я хочу, чтобы ты на стену полез от страсти, этого я хочу. Вот тебе и вся волшебная сила этой кофтенки, подумала Глория.

Она унесла «магический» жакет в спальню, испытывая не только разочарование, но и какое-то облегчение. Ей не хотелось признаваться себе в том, что она не стала надевать его, потому что опасалась при виде Фила, охваченного страстью, забыть о своем решении отказаться от мужчин.

Зачем она будет напяливать эту кофту после того, как поклялась, что никогда не сделает этого?

Думая так, Глория почти машинально стянула с себя футболку и сунула руку в узкий рукав алого жакета. Ох, ну очень узкий. Ткань, конечно, эластичная, но не настолько, чтобы… Уф, натянула. Теперь попробуем застегнуть. Так, хорошо… еще чуть-чуть… Нижние пуговицы не застегивались.

Она в ужасе уставилась на свое отражение в зеркале. Между полной грудью, вызывающе обтянутой тонкой алой тканью, и бедрами, облаченными в старые джинсы, ослепительной белизной сиял живот.

Магический жакет был Глории безнадежно узок.

4

Спасена. Спасена от себя самой. Надеть красную тряпку, чтобы понравиться Филу… О чем она только думала?

К счастью, когда она вернулась, Фил уже печатал на машинке дополнительные пункты ее стратегической кампании и вроде бы совсем забыл о жакете.

То, что ей не удалось натянуть на себя волшебную тряпочку, не имело значения. И все же вплоть до среды Глория ограничивала свой аппетит салатом и не ела мороженого. Нет, она не села на диету, просто вдруг обнаружила в себе невероятную склонность к употреблению салата-латука.

Отреагировал ли жакет на сырой салат и отказ от мороженого? Увы…

И поэтому в канун Нового года Глории пришлось надевать свой обычный наряд — черные шелковые брюки с эластичным поясом и очень симпатичную, но вызывающую зуд кофточку из люрекса с золотыми и серебряными блестками и глубоким вырезом. Лучше уж пусть окружающие глазеют на обнаженные полушария, чем на бедра, явно пополневшие по сравнению с прошлым Новым годом.

Глория вздохнула и занялась макияжем. Зачем? Она не знала.

Едва эта мысль пришла ей в голову, как в дверь постучал Фил. Она знала, что это Фил, потому что кроме него к ней в последние дни никто не заходил. И тут же ей стало понятно, почему она так старательно наносила на губы помаду.

Он постучал опять. Глория ринулась было к двери, но тут же приказала себе не спешить. Ведь он никуда не денется. Ключи от машины у нее.

Он постучал опять.

— Да слышу, слышу же! Нечего барабанить! — Должно быть, ему не терпится увидеть Мелиссу.

Глория распахнула дверь.

Фил стоял, засунув руки в карманы куртки, прислонившись спиной к лестничным перилам напротив ее двери. Он выглядел… он выглядел… ну, во всяком случае, не зря она так старательно наносила помаду.

Он зачесал назад волосы и зафиксировал их каким-то спреем или кремом, и теперь, ровно уложенные, они матово лоснились на свету. Белоснежная рубашка контрастировала с черным смокингом и традиционным черным же галстуком-бабочкой, а запонки были, конечно же, не пластмассовые, а из оникса.

Пораженная этим великолепием, Глория вцепилась смертельной хваткой в дверную ручку и напрочь позабыла приготовленную фразу.

— Красивая кофточка. — Улыбаясь, Фил посмотрел ей в глаза. — Эти блестки похожи на мерцание звезд на ночном небе.

— Ха-ха. — Глория выпрямилась. — У тебя на смокинге кошачья шерсть.

— Чертов кот, — произнес он с досадой, пытаясь счистить волосинки с рукавов.

— И на брюках, — показала Глория. — Ладно, заходи. Мы уберем их скотчем.

Фил переступил порог и закрыл за собой дверь.

Порывшись в ящике кухонного стола, Глория достала скотч и бросила Филу.

Пока он избавлялся от следов Макса, Глория прошла в спальню и взяла большую сумку со спальными аксессуарами.

Когда она вернулась, Фил уже расправился с кошачьей шерстью.

— Ну и как я теперь выгляжу? — Он расставил руки в стороны и повернулся пару раз на месте.

Глория покрутила носом и прогнусавила:

— Просто шик-модерн, дорогой мой! — Перейдя на обычный тон, она добавила: — Нет, серьезно, ты выглядишь великолепно, как будто на тебе настоящий Армани.

Она несколько смутилась, потому что что-то в выражении его лица… какая-то едва уловимая веселая искорка во взгляде заставила ее насторожиться.

— Так, на тебе и в самом деле смокинг от Армани?

— Я провернул капитальную сделку. — Фил взял у нее саквояж, и они направились к двери. — Вчера днем я заплатил за него пятнадцать баксов. Забрал его у парня, который даже не подозревал, что у него висит на задворках огромного платяного шкафа.

— Какая удача! — Стараясь не встречаться с ним глазами, Глория подождала, пока он выйдет, заперла дверь и отдала ему ключи.

— Огромное спасибо, Глория.

Филом овладело какое-то странное настроение. Всю дорогу, пока они ехали к родителям Глории, он улыбался и отвечал на ее шутки, но как-то пресно, без прежнего огонька и задора.

К немалому изумлению Глории, Фил, облик которого теперь отличался совершенной безупречностью, почему-то и вполовину не был так обаятелен, как тот, прежний Фил с вечно взъерошенными волосами и в потертых джинсах.

— Я останусь на ночь у своих, — напомнила она ему, когда они окончательно потеряли нить разговора. — Так что забери меня оттуда завтра после обеда.

— О'кей.

— Можешь предварительно позвонить.

— О'кей.

— Или приезжай просто так, если тебе удобнее.

— Кис-кис, Глория. Ты приятно мурлыкаешь. Перевернись на спинку, я почешу тебе животик.

Нахал.

— Только попробуй, и я откушу тебе пальцы и написаю на твой ковер.

Он рассмеялся. Наконец-то. Все равно нахал.

— Прости, пожалуйста. Я совсем обнаглел.

— Странно, но я почему-то подумала то же самое.

— Не обращай на меня внимание.

Ей бы этого очень хотелось, да как-то не получалось.

— Послушай, что случилось? — произнесла Глория невозмутимым тоном. — Разве Мелисса не обрадовалась, узнав, что ты все же придешь на гала-представление?

— Обрадовалась. — Больше он ничего не добавил.

Ну что ж, отлично. Ее попытка продолжить беседу провалилась, и она оставила Фила наедине с его грустными мыслями.

В последовавшей тишине Глория стала мысленно твердить: «Его счастье меня не касается».

Почему она продолжала так поступать с самой собой? Она вовсе не собиралась оставаться весь день у родителей и все-таки чуть ли не умоляла Фила держать машину столько, сколько ему вздумается.

Опять повторялась старая история — она отодвинула себя и свои желания на задний план. Забота о них, мужчинах, в ущерб своим интересам приводила к тому, что они вообще переставали считаться с ней. Так вести себя бессмысленно и даже вредно.

Они медленно ехали по дороге, запруженной машинами, приближаясь к тому району, где жили родители Глории. Она показала Филу, где нужно свернуть.

— Я была бы очень признательна тебе, если бы ты заехал за мной завтра до полудня. Если я задержусь позже этого времени, то моя мама не отпустит меня без ленча, а я знаю, что после вечеринки она будет совершенно разбита, и не хочу доставлять ей лишних хлопот.

— Будет сделано.

Глория ощутила прилив бодрости.

— На следующем перекрестке поверни направо и поезжай до самого конца улицы.

— Дом, освещенный прожекторами?

— Он самый.

Фил остановил машину позади фургона фирмы, обслуживающей банкеты.

— Похоже, твои предки устраивают грандиозное мероприятие.

— Так оно и есть. Гостей здесь тьма-тьмущая, одни уходят, другие приходят, и так всю ночь.

Глория открыла дверцу и стала выбираться наружу. За это время Фил успел выйти из машины, достать из багажника ее саквояж и поднести его к двери. Это порадовало Глорию.

— Еще раз огромное тебе спасибо.

Его голос был искренним и теплым, и Глория ощутила желание втащить его в дом в виде некоего трофея и представить родителям. Однако вместо этого она подняла саквояж и сказала:

— Пустяки. До завтра.

Фил засунул руки в карманы и наклонил голову.

— Глория?

Она уже открыла дверь:

— Да?

— Ты действительно хороша сегодня. — Он произнес это спокойным тоном, и она поняла, что на этот раз Фил не шутит.

Нужно сказать что-нибудь остроумное в ответ.

— Спасибо. — Вот тебе и все остроумие.

Он еще раз кивнул и направился назад к машине. В этот момент с ним чуть было не столкнулась Люси, только что вышедшая из своей машины.

— Привет! Люси, если не ошибаюсь?

— Д-да…

Фил помахал ей рукой.

— С Новым годом!

Люси повернулась и смотрела ему вслед, пока он не сел в машину Глории. Затем она поднялась на крыльцо.

— Это был твой сосед?

— Да. Одет слишком шикарно для механика, правда?

— Да уж. — Она последовала за Глорией в дом. — Как же ты позволила ему отчалить?

— Он едет на какое-то благотворительное мероприятие.

— Неужели нельзя зайти хотя бы на десять минут и пообщаться с людьми? — Люси остановилась перед зеркалом в прихожей и поправила прическу.

— У него есть подружка.

— Ну и что. Все равно он мог бы… Подожди-ка… Почему ты не в жакете?

Вздохнув, Глория пошла в спальню для гостей, чтобы поставить там саквояж.

— Ты ожидаешь слишком многого от вечеринки у моих родителей.

— Я все думаю о твоем соседе.

— И от него ты ожидаешь слишком много. Люси испытующе посмотрела на нее.

— Он видел тебя в этом жакете?

— Нет. — Глория хотела избежать разговора на эту тему. — Пойдем лучше познакомимся с барменом.

На подходе к гостиной они с Люси услышали многоголосый шум. Через минуту подруги очутились в эпицентре хаоса.

— Фил! Ты здесь! — Мелисса наделила его воздушным поцелуем.

— Как дела, Мел? — Он застал ее за раскладыванием предметов на аукционном столе.

Она повернулась и окинула взглядом зал отеля, в котором стояли ряды столов, покрытых серебристо-синими скатертями. Волосы Мелиссы были подняты кверху, открывая красивую шею. Замечательно. Правда, Фил тут же поймал себя на мысли о кофточке с золотыми и серебряными блестками.

— Все билеты распроданы, — прошептала она. — Я так волнуюсь.

— Почему?

Музыканты уже начали опробовать свои инструменты и усилители, а бармены в белоснежных куртках заняли свои места за стойками. С точки зрения Фила все шло своим чередом.

— Мало ли что может случиться в последнюю минуту! — Мел сделала глубокий вздох, и сразу же стало заметно, как выгодно подчеркивает серебристое платье без бретелек ее упругие, безупречно овальные груди.

Фил вспомнил, что не видел Мел вот уже несколько недель. Он привлек ее к себе и наклонился, чтобы поцеловать, но Мел отстранилась от него.

— Фил, не сейчас!

— А когда же? — прошептал он, стараясь не обращать внимания на внезапно появившееся чувство облегчения.

— Это все, о чем ты можешь думать?

— Когда на тебе это платье, то да, — ответил он машинально.

Мелисса пристально посмотрела на него.

— Ты пропадаешь из виду на несколько месяцев, а потом думаешь, что можно вот так легко взять и начать с того, чем мы закончили. Когда же ты повзрослеешь?

Она стояла к нему лицом. Но ее глаза то и дело искали кого-то в потоке входивших гостей.

— Я взрослею. Теперь я отношусь к жизни гораздо более серьезно. Бедность имеет свои положительные стороны.

— Ты играешь в принца и нищего и смотришь мультики.

— А я думал, что ты понимаешь, чего я пытаюсь достичь.

— Я понимаю, что ты хочешь начать свое собственное дело так, как это сделал твой дедушка. Я даже понимаю, что тебе нравится идти на риск. — Мелисса стала проверять наличие предметов, выставленных на благотворительный аукцион. Первым в списке шел туристический ваучер на романтическое путешествие вдвоем в Париж. Наконец она повернулась к Филу. — Не пойму я только одного — почему ты не обсудил это сначала со мной.

Потому что он все равно поступил бы именно так, невзирая ни на чье мнение. Чувство самосохранения не позволило Филу сказать это сейчас. Ведь она, по ее же словам, очень нервничала.

Однако по мере того, как Мелисса продолжала говорить, он начал понимать, что дело вовсе не в нервах. Просто ей хотелось высказать все, что наболело у нее на душе, вылить обиду.

— Ты же знаешь, как я радовалась тому, что меня включили в состав оргкомитета. Это означало, что мне доверяют очень важное дело и надеются, что я не подведу. От того, насколько хорошо мы все проведем мероприятие, будет зависеть, скольким женщинам и детям мы сможем помочь в следующем году. Средств никогда не бывает достаточно. Никогда.

— Мел, все выглядит замечательно. Ты отлично справишься с этим.

Было отчетливо видно, как у Мелиссы напряглись вены на ее мраморно-белой шее и заходили желваки на скулах.

— Я хочу, чтобы было не просто отлично, а сказочно. И мне нужна была твоя поддержка. В тот момент, когда я нуждалась в ней больше всего, ты исчез. Мне пришлось все делать одной — обзванивать потенциальных спонсоров, ходить на всевозможные совещания, даже посещать фуршеты, устраиваемые влиятельными людьми, как, например, вчера вечером. А ты не смог привлечь ни единого пожертвования. Даже своей собственной компании! Не думай, что отсутствие «Тойнби Снэк» осталось незамеченным. Мне стыдно за тебя.

Она была права.

— Прости, я, конечно, виноват. — Он действительно сознавал свою вину. — Дед обязательно сделает пожертвование. Тебе просто нужно было напомнить мне об этом.

Мелисса пронзила его взглядом.

— Я не должна была этого делать.

— Нет. Конечно же, ты не должна. Извини, Мел, я устаю до изнеможения.

— О да. Чрезвычайно напряженная работа, за которую ты даже не получаешь денег.

Чувство вины Фила поблекло. Ведь не он вызвался участвовать в организации этого благотворительного мероприятия. Разумеется, если бы он не принял вызов деда, то сейчас помогал бы ей.

— Моя жизнь — это не только работа, за которую я, как ты изволила заметить, получаю минимум зарплаты. В ней происходят и многие другие события, о которых ты бы узнала, если бы пожелала прийти и повидать меня.

— Я так и сделала, если ты потрудишься припомнить.

Возразить было нечего. В тот раз они сидели и разговаривали. Мелисса сообщила ему новости о друзьях, которые они уже обсуждали до этого по телефону. В общем-то, разговаривать было почти не о чем, и беседа никак не клеилась.

В конце концов Мелисса зачихала и заявила, что у нее аллергия на кошачью шерсть, после чего они распрощались. Тогда Фил впервые подумал о Максе без раздражения.

— О'кей, ты и в самом деле приходила однажды, — согласился он. — Но ты никогда не интересовалась моими делами и не спрашивала о моих устремлениях.

— Фил, только слепой не заметил бы, что ты не хочешь, чтобы я стала частью того, что ты делаешь. Ты принял очень серьезное решение, не посоветовавшись со мной.

Так оно и было. Он не придавал их отношениям важного значения. В отличие от нее.

— А что касается проявления интереса… ты хоть раз спрашивал меня об этом? — Широким жестом она обвела весь зал. — Ты сам хоть раз пришел и навестил меня?

— У меня нет машины, и я не мог позволить себе водить тебя по тем местам, куда мы с тобой ходили раньше, — выдавил он из себя.

— Все верно. Твоя псевдобедность.

Желая избежать ссоры, Фил решил сменить тему.

— Конечно, ты права. Нам следовало бы почаще видеться. Теперь, когда ты почти покончила с делами, давай подумаем, как нам провести вместе следующую неделю.

Мелисса перестала переставлять с места на место бутылки коллекционного вина и посмотрела на него своими холодными голубыми глазами.

— И что мы будем делать?

Фил сунул руку в карман и нащупал там ключи от машины Глории. Ему вдруг захотелось улыбнуться, но он сдержался.

— Просто будем вместе.

Взгляд Мелиссы потеплел, и она шагнула к нему. Он ощутил запах ее духов. Это не были его любимые. Что-то новое. Более тяжелое.

— Разговаривать о чем? — Она смахнула что-то с лацкана его пиджака. Возможно, это был кошачий волос, возможно, она искала предлога встать поближе. — О нас?

Нас. А существовало ли это «нас»?

Она была блистательна и знала это. Он сам говорил ей об этом. С блистательными женщинами у него не было проблем. Ему нравились блистательные…

Его пальцы опять нащупали ключи. Ему также нравились умные и сообразительные, спокойные и разговорчивые.

Мелисса была умная и могла болтать о чем угодно. Она могла быть серьезной, но шутки всегда вызывали у нее смех, и в любом обществе она легко находила свое место. Она ладила с его друзьями, а он находил общий язык с ее приятельницами. Но было ли ему с ней спокойно и уютно? Нет. С Мелиссой нет.

Хорошо, а насколько важен сейчас для него покой и уют?

— Мелисса? О, дорогая, все выглядит блистательно.

К ним приближалась компания общих друзей в сопровождении мужчины, который не был ему знаком.

Незнакомец восхищенным взглядом пожирал Мелиссу, и это не должно было бы нравиться Филу. Как-никак он считался ее мужчиной.

Однако он не бросил вызов этому парню, не подошел к Мелиссе и не обнял ее за талию. Он не испытывал никакого желания сделать это. Им овладело равнодушие. Все, что связывало его с Мелиссой, вдруг исчезло, растаяло.

И он прекрасно понимал, кто был тому причиной.

5

— Я не стану двигать рояль, пока мне не скажет миссис Кемпбелл.

— Хватит тебе, Майкл! — Официантка Оливия препиралась со старшим барменом.

В тот момент, когда Глория и Люси вошли в гостиную, Оливия обратилась к одетому в смокинг мужчине, который сидел за роялем.

— Эдвин? Пожалуйста, переставь рояль.

— Не могу. Профсоюзные правила. — Он сыграл журчащее арпеджио. — Я талант.

— Как хорошо, что ты сказал мне об этом, а то бы я и не догадалась, — огрызнулась Оливия.

Три стойки бара стояли впритык друг к другу. За Оливией выстроилась армия подавальщиков, которым пока нечего было подавать.

— Что происходит? — Голос Глории прозвучал громче, чем хотелось бы.

Ее услышали все, и все тут же стали объяснять наперебой.

— Эй! — Глория повелительно махнула рукой. — Где мои родители?

Все стали переглядываться.

— Ваша мать в спальне. Она не выходит, — сказала Оливия.

Лишь катастрофа могла помешать ее матери руководить подготовкой к встрече Нового года. К счастью, Глория прекрасно знала весь сценарий.

— Оливия, ты уже не первый раз здесь. Ты помнишь, как стояла мебель в прошлом году?

— Большой буфетный стол стоял там. — Оливия показала рукой туда, где был рояль, и злорадно посмотрела на Эдвина, который в ответ заиграл тему злой ведьмы из «Волшебника страны Оз».

— Правильно. — Глория подошла к старшему бармену. — Я — Глория Кемпбелл. Вас зовут Майкл?

— Да, мэм.

— Послушайте, Майкл, один бар нужно поставить наверху в игровой комнате к стене, напротив бильярдного стола. Второй бар пусть останется здесь, а третий поставьте в вестибюле.

Майкл кивнул своим помощникам, а Глория повернулась к роялю.

— Люси, помоги мне передвинуть это.

Люси осторожно взялась ладонями, чтобы не повредить ногти, за край рояля и наклонилась вперед, изогнув спину. Судя по выражению лица одного из барменов, вид спереди был довольно эффектным. Женщины напряглись, но у них ничего не вышло.

— Тяжело, — громко дыша, пожаловалась Люси.

— Давай еще раз. Нам нужно повернуть его кругом, клавиатурой к окну. — Глория опять взялась за край рояля.

На этот раз к ним присоединились Оливия и бармен.

— Эй! — Пианист вскочил и покинул свое место. — Мне нужно сидеть правым боком к залу.

— Эдвин, ты не двигаешь рояль и поэтому не имеешь права голоса. — Глория толкнула рояль.

Если бы Эдвин сейчас помог им, она позволила бы ему занять более открытое по отношению к танцующим место. Однако тот сохранил верность профсоюзным правилам, и рояль был повернут на сто восемьдесят градусов.

— Спасибо, — поблагодарила Глория своих помощников, а Оливия уже показывала официантам, что им следовало поставить на освободившееся место.

Так, одно дело сделано. Быстрыми шагами Глория направилась в холл и, подойдя к спальне своих родителей, постучала в дверь, за которой о чем-то приглушенно спорили.

— Уйдите! — отозвалась мать.

— Мама, это я, Глория. Можно мне войти? — Она попробовала повернуть ручку, но дверь была заперта на ключ изнутри.

— Глория, у нас с твоим отцом важный разговор.

— Пэт, нам не о чем больше разговаривать! — послышался возбужденный голос ее отца.

Секунду спустя дверь открылась, и отец вихрем вылетел из спальни, не глядя на Глорию, которая успела прошмыгнуть в комнату прежде, чем мать закрыла дверь.

В спальне, где раньше царил образцовый порядок, теперь на полу и кроватях лежали открытые чемоданы и различная одежда. Зловещий признак.

— Мама?

Мать Глории сидела на краю постели. Несмотря на явные признаки недавних слез, она выглядела очень воинственно.

— Он не может так поступить со мной.

— Как именно?

— Вот так! — Патриция указала на чемоданы и кучу костюмов с гирляндой галстуков.

— Папа уходит от тебя?

— Да.

У Глории перехватило дыхание.

— Не в этом смысле. — Мать встала. — Он оставил работу и уезжает, чтобы найти себя. А меня даже не предупредил.

— Отец ушел с работы? — Глория бессильно опустилась на то место, откуда только что встала ее мать.

Переступая через разбросанные вещи, Патриция направилась в ванную. Там она включила свет над туалетным столиком и стала изучать в зеркале свое отражение.

— Именно так. И только что сообщил, что уезжает.

— Сдается мне, ты ему устроила сцену?

Мать долго смотрела на нее, затем взяла баночку с кремом и принялась наносить его на лицо.

— Я знаю, что тебе не нравится мой образ жизни.

— Потому что ты жила не своей жизнью. Ты жила жизнью отца.

И теперь пожинаешь плоды, подумала Глория.

— Между нами существовали отношения партнеров, хотя я не думаю, что ты в состоянии понять это. Равных партнеров. — Она презрительно фыркнула. — По крайней мере мне так всегда казалось. Но Энди, похоже, забыл, что тем, что он добился успеха, он в значительной степени обязан мне. А теперь он думает, что может перечеркнуть все это одним махом.

— Мама…

— Глория, пожалуйста, сделай что-нибудь с одеждой и чемоданами. Просто убери это подальше, потом мы все это разберем.

Глория запихнула все в кладовку и захлопнула дверцы, чтобы вся эта куча не вывалилась наружу. В мгновение ока она была уже в холле.

Отец оказался в гараже, одетый в камуфляжную куртку и такие же штаны. Вся униформа была совершенно новой, только что из магазина. Как и генератор, стоявший у машины. Вокруг стояли ящики и тюки с туристическим снаряжением и продовольствием.

— Привет, папа! Ты решил податься в бойскауты?

— Привет, Глория. — Голос отца звучал уныло. — Ты, должно быть, примешь сторону матери.

— А разве нужно принимать чью-то сторону?

— Не знаю. Но сейчас мне стало ясно одно: в жизни наступает момент, когда человек должен упростить ее, вернуться к основным ценностям.

— С каких это пор для ее упрощения стало требоваться столько барахла?

— Все это мне нужно, чтобы выжить, Глория.

— Так значит, ты собираешься поиграть в игру на выживание в заброшенной местности?

— Нет.

— Ты поедешь на охоту со своими друзьями?

— Нет. — Отец начал методично укладывать вещи в багажник новенького внедорожника.

— В чем дело, папа?

— Я ушел на пенсию.

Ее отцу было пятьдесят с небольшим, и он никак не выглядел пенсионером. У нее мелькнула догадка:

— Тебя сократили?

— Нет! — Он сделал глубокий вдох. — Я купил хижину на северо-западе тихоокеанского побережья и намереваюсь поехать туда жить.

— В одиночку.

— Получается, да.

— А мама?

— Твоя мать не хочет и слышать об этом.

Этот район Сиэтла славился своими природными красотами. Иметь там домик, в котором можно было бы проводить отпуск, было совсем неплохо.

— А что это за место? Сколько там спален, ванных, что есть поблизости?

— Там ничего нет. Это однокомнатный бревенчатый домик с печкой, которую нужно топить дровами. За домом родник с очень вкусной, чистой водой. — Он открыл упаковку с батарейками и вставил их в фонарик, уже третий по счету.

— Ты хочешь сказать, что там нет электричества?

Проверив фонарик, он убрал его в машину.

— В этом нет необходимости.

— Папа… Мама не останавливается в отелях, где нет номерного сервиса. Не удивительно, что она не хочет там отдыхать.

— Я собираюсь там жить, а не отдыхать. Я уезжаю завтра утром. Новый год, новая жизнь. — Его улыбка вовсе не походила на улыбку сумасшедшего.

Глория почувствовала себя совершенно беспомощной.

— А как же Новый год? — спросила она просто потому, что уже не о чем больше было спрашивать.

Слегка сжав ее плечо, отец осторожно подтолкнул Глорию к выходу:

— Иди, помогай маме.

Глория вернулась в дом. Стоя у входа в гостиную, она обвела взглядом помещение. Эдвин наигрывал попурри из песен «Битлз». Официантка летала туда-сюда с блюдами и тарелками, ставя их на фуршетный стол. Люси строила глазки симпатичному бармену. Другой бармен держал фужеры над ведерком со льдом, пока они не запотевали, а затем протирал их салфеткой.

Матери нигде не было видно. О'кей. Теперь Глория знала, что ей делать. Подойдя к бару в фойе, она сказала:

— Виски со льдом. — И тут же осушила бокал.

Шотландское виски было напитком мужчин, и ей хотелось приучить себя к нему.

Она быстро заморгала, пытаясь высушить слезинки, навернувшиеся на ресницы, и надеясь, что бармен ничего не заметил.

Сильный аромат духов возвестил о прибытии матери.

— Где Энди? — спросила она Глорию, направляясь к двери.

— Папа еще в гараже.

— А Бройлзы уже здесь…

Прозвенел звонок, и на лице матери появилась дежурная улыбка, приготовленная для важных гостей.

Глория видела, как ее мать распрямила плечи и широким жестом распахнула дверь.

— Харви! Джил! С Новым годом!

— Люси, не бросай меня! — Глория вцепилась в руку подруги, прихорашивавшейся перед зеркалом. — Даже ради бармена.

— Глория, милочка, Боб — вовсе не бармен. Он просто замещает своего младшего брата. А вообще-то он — помощник окружного прокурора. — Отодрав пальцы Глории от своего локтя, Люси схватила кошелек и куртку. — Этим вечером мы изобрели три новых напитка. Один из них он назвал в мою честь.

— Конечно, я не могу соперничать с алкогольным напитком…

Еще немного виски Глории не повредило бы. Ведь прошло уже более трех часов со времени первой порции. Три часа, в течение которых она наблюдала за тем, как ее мать порхает по гостиной и делает вид, что не замечает, как отец периодически появляется в своем камуфляжном одеянии, возвещая об уходе на пенсию. К тому же он водил гостей в гараж и показывал там свое снаряжение и фотографии хижины.

Еще хуже было то, что Эндрю сжег все мосты, сообщив теперь уже бывшим коллегам по работе свое истинное мнение о них и о том, как они занимались бизнесом в течение последних двадцати пяти лет. Эти высказывания не отличались комплиментарностью. Часам к десяти фиаско было полным и окончательным. Гости разбежались по домам, по пути предупреждая тех, кто еще только ехал к Кемпбеллам, о скандальной обстановке в их доме.

Глория едва ли могла упрекать Люси за желание смыться. Она вышла из спальни вслед за подругой. Боб ждал в фойе, молчаливо взирая на действия матери Глории, порвавшей одну из фотографий хижины на мелкие кусочки и бросившей их в воздух.

— С Новым годом! — прокричала она и удалилась в спальню.

— С тобой все будет в порядке? — спросила Люси.

Ее талию уже обнимала рука Боба.

— Да, не волнуйся. — Глория открыла им дверь.

— С Новым годом!

Парочка вышла, прильнув друг к другу, и Глория поспешила захлопнуть дверь, чтобы не видеть неизбежного поцелуя.

Да, она временно отказалась от мужчин, но значит ли это, что ей нужно еще и наглядно напоминать о наслаждениях, которых она лишилась.

В гостиную заглянула Оливия и поманила к себе Глорию.

— Осталось много всякой закуски, — сообщила она ей вполголоса. — Просто не знаю, куда все это девать.

Глория взглянула на банку дорогой ветчины и подумала о себе и Филе.

— Упакуйте все, что не поместилось в холодильнике. Я заберу это с собой.

Прозвенел дверной звонок. Ни мать, ни отец в гостиную не вышли, и Глория решила не беспокоить их. Она придумает что-нибудь и отправит назад тех, кто сейчас был за дверью. Проходя мимо бара в фойе, Глория прихватила с собой бутылку шампанского в качестве утешительного подарка.

Открыв дверь, она ахнула:

— Фил!

— А я боялся, что ошибся домом. — Он окинул взглядом пустынный двор. — Что случилось с вечеринкой?

— О, Фил, я так рада, что ты здесь. — Глория втащила его за рукав в дом и сунула ему бутылку шампанского.

— Минутку… — Он многозначительно покачал головой. — Да это же «Маскрет Лав».

Глория всхлипнула и взялась руками за виски.

— Ну-ну. — Он привлек ее к себе и погладил по спине. — Фил все поправит. Эй, вы, там, у рояля! Настоящую музыку, иначе чаевых вам не видать!

Эдвин тут же заиграл «Олд Лэнг Сайн». Несмотря на кошмарные события этого вечера, Глория наконец улыбнулась. В объятиях Фила ей стало так хорошо! Даже слишком хорошо.

Она с трудом оторвалась от него и, жестом пригласив следовать за ней, направилась в кухню.

Глория рассказывала и рассказывала. За это время они успели погрузить в багажник ее машины коробки и пакеты с едой. Фил проявил величайший такт и терпение. Он дал ей возможность выговориться. И, когда они уже ехали домой, Глория поняла, что ее сосед — не просто хороший слушатель. Когда нужно, он умеет быть немым.

Глубоко вздохнув, Глория откинула голову на подголовник и подумала, как хорошо, что за рулем Фил. Как кстати он появился, именно в тот момент, когда она уже была готова забиться в истерике.

Она попыталась при свете уличных фонарей определить время по своим часам.

— Полночь еще не наступила, — сказал Фил.

— Полночь еще не наступила, — повторила Глория. — Что ты здесь делаешь?

— Спасаю тебя.

— Но как ты узнал, что меня нужно спасать?

— Не знаю… проявился ген белого рыцаря?

— Остроумно. А что с твоей вечеринкой?

— Мы рано закончили и…

— В канун Нового года?

Он тяжело вздохнул.

— Мой вечер мало чем отличался от твоего. Правда, с музыкой там было лучше.

Некоторое время они ехали в тишине, затем Глория сказала:

— Я понимаю, что тебе не хочется разговаривать об этом, и все же я не успокоюсь, пока не вытяну из тебя все.

— Но… Разве недостаточно того, что я приехал за тобой как раз вовремя? Если бы я заехал завтра, как мы договаривались, тебе от этого лучше не было бы.

— Мне и сейчас не лучше.

У Фила задвигались желваки на скулах. Глории даже показалось, что она услышала скрежет зубов. Она вздохнула.

— Ладно. Не нужно ничего рассказывать.

— Глория…

— Тсс. Я передумала.

— Просто дело в том, что…

Она подняла руку.

— Не хочу ничего слышать.

Если здесь и был с ее стороны психологический расчет на обратный эффект, то подсознательный. Она вдруг поняла, что, оказывая нажим на него, тем самым признавалась в том, что ей небезразличны его дела.

— Глория…

— Знаешь ли ты, что у меня в багажнике лежит целый окорок вареного копчения, не говоря уже об индюшиной грудинке?

Улыбнувшись, он положил руку на спинку ее сиденья.

— А знаешь ли ты, что больше всего мне хотелось бы встретить Новый год именно с тобой?

6

Это было правдой. Подозрение в том, что он сделал неправильный выбор, зародилось в его душе, когда Мелисса бросила на него красноречивый взгляд после того, как он не стал торговаться за романтическое путешествие в Париж. Это подозрение усилилось, когда он заметил, что их столик накрыт на девять персон, в то время как все остальные — на восемь. Это подозрение перешло в уверенность, когда Мелисса посмотрела на Пьера Лагрю, сидевшего слева от нее, и ему стало вдруг ясно, что Пьер оказался здесь неслучайно.

Почему она не предупредила его, что пригласила другого мужчину? Если бы на ее месте была Глория… Да, черт возьми, на ее месте должна была оказаться именно Глория.

С Глорией ему было интересно и спокойно. Ее поступки почти всегда были логичны. Возможно, его соседка временами бывала слишком разговорчива, но сейчас она молчала. И смотрела на него широко открытыми глазами, в которых отчего-то был виден страх.

Они уже приехали. Фил повернул ключ зажигания. Мотор умолк. В наступившей тишине слышалось лишь потрескивание новогодних фейерверков. Что же ему сказать ей? Что в тот момент, когда его вечер зашел в тупик, он ясно осознал, что больше всего на свете хочет оказаться на ее кушетке. Рядом с ней. И с самой большой в мире вазой воздушной кукурузы. Сидеть рядышком, дружно задрав ноги на журнальный столик, и декламировать диалоги из «Руби-Губи».

Молчание становилось все более напряженным.

— Кроме ветчины и индюшатины у нас еще шампанское, пирожки, маринованные огурцы, лосось и сыр, — осторожно напомнил Фил.

— О да! — Глория, похоже, успокоилась, и Фил немного расслабился. — Само собой разумеется.

— Знаешь, у меня разыгрался зверский аппетит.

— Тогда помоги мне перенести все это в дом, и я сделаю тебе сэндвич.

Они выбрались из машины.

— Только один? — спросил Фил.

— Зато очень большой.

На минуту она было подумала… но это было глупо.

Верно говорят, что люди все время наступают на одни и те же грабли. Осознание Глорией причины своих неудач — она выбирала мужчин, которые слишком дорого ей обходились, — заставило ее почувствовать себя очень умной и опытной. Этому должен был когда-нибудь наступить конец.

— Эй, ты что, спишь на ходу? — сказал Фил, поднимавшийся вслед за ней по лестнице. — Уже почти полночь.

— Ну и что? — сердито ответила Глория.

— Как что? А фейерверки? Если мы поднимемся на крышу, то увидим Козмостеркейс.

На кухне они поставили коробки и пакеты на бар.

— Я пойду, принесу остальное, а ты пока сделай сэндвичи.

Глория принялась хозяйничать, а он отправился вниз. Сначала она вытряхнула из большого бумажного пакета пирожки, кексы и мини-рулеты, а затем сорвала пластиковую упаковку с ветчины и стала нарезать ее тонкими слоями.

Намазывая горчицу на половину булочки, она услышала торопливые шаги, гулко отдававшиеся в нижнем холле.

— Быстрее, быстрее! — Фил буквально влетел в кухню, бросил на стол пакеты со снедью, оторвал полосу бумажного полотенца и завернул в него сэндвич, готовый лишь наполовину. — Начинается! Бери шампанское и пойдем. Я возьму стаканы.

Поскольку Глория жила на верхнем этаже, им не понадобилось много времени, чтобы подняться на плоскую крышу. Они оказались не единственными, кому в этот час захотелось полюбоваться на фейерверки, но другие жильцы собрались на дальнем конце.

Поставив стаканы на верхнюю часть кондиционера, Фил посмотрел на часы.

— Осталось сорок пять секунд.

Содрав фольгу с горлышка шампанского, он снял мюзле и осторожно, со знанием дела вытащил пробку. Послышался слабый хлопок, и горлышко бутылки слегка задымилось.

Наполнив два стакана, Фил подал один Глории.

— Десять! Девять! Восемь… — Толпа на другом конце крыши начала отсчет.

Фил осторожно взял Глорию за плечи и повернул на северо-запад, где появились первые россыпи фейерверков.

— С Новым годом! — Фил и Глория чокнулись стаканами. Глория пригубила шампанское и заметила, что Фил внимательно смотрит на нее, чуть улыбаясь одним уголком рта. Эта улыбка была едва заметна.

Выражения лиц удивительны тем, что разницу между взглядом друга и потенциального любовника решают… миллиметры. Еще несколько миллиметров, и нежная улыбка Фила, манившая в неизведанное, могла бы расплыться в дружескую ухмылку.

Но этого не случилось, и в результате у Глории появилась мысль — лучше бы она не появлялась, — что Фил видел сейчас в ней соблазнительную женщину.

Возможно, он даже не знал об этом. Может быть, он просто ничего не мог поделать с собой.

Необходимые атрибуты присутствовали: новогодняя ночь, шампанское, смокинг, небо, расцвеченное фейерверками. И неважно, кто ты и с кем ты в эту ночь. Фил сказал, что хочет быть с ней, и он с ней, он вернулся, даже не зная о ветчине и индюшатине. И хватит рассуждать.

Все эти мысли промелькнули у нее в голове в течение доли секунды, пока она подносила стакан с шампанским к губам. В эту самую долю секунды ее ум должен был автоматически рассчитать градус наклона, отчего зависело количество жидкости, предназначенной для попадания в рот. Однако на уме у нее был Фил. В результате Глория сделала слишком большой глоток и почувствовала, как пузырьки шампанского ударили ей в нос. Она закашлялась.

Фил похлопал ее по спине, чтобы остановить кашель. Конечно, он сделал это очень сексуально… Нет. Ничего сексуального. Он похлопал ее так, словно она была его товарищем по студенческой хоккейной команде и только что выдала хороший пас на его клюшку.

Глория подняла руку.

— Все в порядке.

— У меня тоже сегодня вечером были неприятности из-за шампанского.

— Вот как? — Глория сделала небольшой глоток, надеясь, что в ее голосе прозвучало достаточно беззаботности.

— Мелисса ожидала, что я куплю шампанское для нашего столика. Когда я появился там, она решила, что я сделал исключение из правила бедности.

— Разве ты не объяснил?

Он покачал головой:

— Нет.

Глория вздохнула. Тяжело и глубоко. Затем она мысленно напомнила себе, что даже если бы Фил был свободен, она не принадлежит к типу его женщин, и даже если бы его влекло к ней, все равно ей пришлось бы прилагать все свои силы для сохранения их отношений.

Похоже, она оказалась в безвыходном положении. Взять хотя бы Мелиссу. Что он с ней сделал? Она так старалась, вложила свою душу в это гала-представление, а Фил не обратил на это никакого внимания. Он даже не пришел бы туда, если бы Глория не нашла для него способ сделать это.

— Глория, я очень ценю твое участие, но для Мелиссы я теперь пройденный этап, и мне от этого нисколько не хуже.

— Мне жаль, — сказала она.

— Мне тоже, но не слишком.

В небе повисли последние разноцветные гроздья фейерверков. Глория наслаждалась этим зрелищем и как будто не обращала внимания на Фила. Вероятно, именно это и настроило его на разговорчивый лад.

— Я уже не тот, каким был, когда мы начали встречаться, и это нечестно по отношению к ней.

— Ну и каким же ты был? — Она подошла к кондиционеру и, подпрыгнув, села на него.

Он долил шампанского в оба стакана.

— У меня была сытная и веселая жизнь. Я много работал, но зато каждый вечер обедал в ресторанах, ходил на спектакли, в клубы. У меня была дорогая машина последней модели, хороший, просторный дом…

— Встречался со многими женщинами…

— Я этого не говорил.

— В этом нет необходимости.

На комплимент это не было похоже. Фил поставил свой стакан и развернул бумагу с сэндвичем. Отломив кусок, он подал его Глории. Она взяла, и оба стали задумчиво жевать.

Во всяком случае, Фил жевал задумчиво. О чем думала Глория, он мог только догадываться.

— Я не собираюсь извиняться за то, что когда-то назначал свидания другим женщинам.

— Почему ты думаешь, что я ожидаю от тебя извинений?

— Но… ты же ничего не говоришь.

— Разговаривать с полным ртом неприлично. — Она помолчала, дожевывая сэндвич. — Мне кажется, что ты изменился лишь в одном. Теперь ты зарабатываешь гораздо меньше.

— Это не все, — возразил он.

— А мне кажется, что все изменения свелись только к этому.

— И все же теперь я смотрю на жизнь совсем по-другому.

— Другими словами, прозябание в нищете наполняет тебя чувством благородного достоинства.

— Эй… я этого не говорил.

Она поставила стакан и обхватила себя руками, сунув их под мышки. Становилось холодно.

— Знаешь, Фил, я не обедаю в ресторанах каждый вечер и не езжу на модной машине, но думаю, что мне грех жаловаться на жизнь.

— А еще женщины удивляются, почему мужчины так неохотно разговаривают с ними.

— О'кей, сдадим немного назад. Так ты думаешь, что Мелисса бросила тебя?

— Это я ее бросил!

— Ладно, не в этом дело. Что стало причиной вашей ссоры — то, что у тебя нет денег?

— Это временная проблема. Знаешь… деньги были для меня просто символом. Условностью. Они давали мне возможность заниматься интересным делом. Я все время что-то делал, постоянно общался с разными людьми. Я не хочу сказать, что моя жизнь была пустой и бессодержательной, просто я никогда не думал об этом. И знаешь… В делах мне везло, потому что я не боялся рисковать. Мне были не нужны стопроцентные гарантии успеха. Если бы я прогорел, меня выручила бы семья. Ясное дело, последствия были бы неприятными, но голодная смерть меня явно не ждала, так же, как и потеря крова или работы. Теперь же я должен тщательно взвешивать каждое принимаемое мною решение, потому что ошибка будет означать крах всех моих планов.

— Но ты же не собирался голодать?

— Нет, но я играю по этим правилам. Поэтому я стал другим.

Она внимательно посмотрела на него, слегка дрожа от холода.

— Тебе холодно. — Он снял с себя куртку и накинул ей на плечи.

— Спасибо.

На лице Глории появилась лукавая улыбка. Ее голос звучал чуть ниже обычного, с едва уловимой хрипотцой. Это вызвало у него ассоциации, которые раньше не могли иметь никакого отношения к Глории.

Она закуталась в куртку поудобнее и уткнулась носом в воротник. Сейчас она напоминала Филу ребенка, доверчивого и милого. У него замерло дыхание.

Она ничего не заметила, так как ее внимание привлекли ракеты, запускавшиеся жильцами со стоянки внизу. В красно-зеленом свете контрабандных фейерверков Глория выглядела особенно привлекательной.

Глория поднесла к губам стакан с шампанским, чтобы сделать еще один глоток, и в это время по крыше метлой прошелся порыв ветра, который вырвал из-за воротника куртки локон ее волос и завернул его вокруг стакана.

Фил медленно протянул руку, осторожно взял волосы, убрал их со стакана и бережно заправил за ухо Глории. Это был лишь предлог, чтобы дотронуться до нее.

Она улыбнулась и поправила волосы. Сейчас она снова походила на привычную Глорию.

— Тебе не холодно? — спросила Глория, чуть дрожа.

— Нет, — соврал Фил.

Опустив голову, она понюхала лацкан его куртки.

— Отрава.

— Духи Мелиссы. Мы танцевали.

— У вас был хороший оркестр?

— Да. — Фил помолчал и добавил, стараясь, чтобы его слова прозвучали как можно более равнодушно: — У Мелиссы был запасной кавалер.

— Как ужасно. Хотя, должна признать, что это был очень ловкий ход с ее стороны.

— Он купил шампанское к столу, а я, грациозно раскланявшись, удалился с поля боя.

— Бедняжка.

— Нет, я рад, что ушел. Это помогло мне расставить все по своим местам.

— Что именно?

— Я понял, что наши отношения не имели перспектив.

Совсем рядом прогремели взрывы петард, и Глория спрыгнула с кондиционера, столкнувшись с Филом. Его рука автоматически обхватила ее талию. Вообще-то ему уже несколько минут очень хотелось дотронуться до нее, но он отговаривал себя от этого намерения. Значит, судьба.

Петарды бросили люди на противоположной стороне крыши. Теперь они бежали к пожарной лестнице на своем конце и смеялись.

— Кто-нибудь сейчас наверняка сообщит в полицию, — заметила Глория.

Ее тело пробирала легкая дрожь. Фил не убирал руку с ее талии. Просто, чтобы согреть ее.

— Тебе же холодно. Ну-ка… — И прежде чем он успел остановить ее, Глория распахнула куртку и предложила ему встать рядом и укрыться одной полой.

Он должен был отказаться. Вместо этого он придвинулся к ней и натянул край куртки на свое плечо. Толку от этого не было почти никакого, кроме того, что их тела были теперь совсем рядом.

Однако Фил не имел права действовать импульсивно. Это могло разрушить их дружбу и поставить обоих в неловкое положение.

Глория не видела в нем потенциального любовника. Фил был убежден в этом, потому что знал, как ведут себя женщины, которых он интересовал. Глория, слава богу, ведет себя по-другому. Отсутствие сексуальной составляющей в их отношениях помогает сохранять непринужденные, ни к чему не обязывающие отношения. С ней так легко. Можно о чем угодно болтать и шутить…

Она улыбнулась ему. В ее глазах отражались блики фонарей парковочной площадки. Если бы он был человеком поэтического склада, он бы сравнил их с далекими звездами.

Как невероятно хорошо рядом с ней. Тепло и уютно. А эта улыбка…

У Глории очень красивые губы…

Фил наклонил голову, и она застыла.

Черт возьми! Это же Глория. Глория. Он не мог этого сделать. Он не должен этого делать. Он не сделает этого.

— Ты просто чудо. Ты — настоящий друг, — прошептал Фил. — Даже не знаю, что бы я делал этой ночью без тебя. — После этих слов он запечатлел на ее щеке целомудренный поцелуй. — С Новым годом!

7

Друг. ДРУГ. Просто изумительно, как выглядит в перспективе одно маленькое слово из четырех букв.

Глория думала, что Фил собирался поцеловать ее. Не этот сухой клевок в щеку, который можно считать чем угодно, но не поцелуем, нет, она затрепетала в душе в ожидании настоящего поцелуя. Она была готова поклясться, что у него на лице было написано желание поцеловать ее в губы. Ее тело восприняло это как сигнал приготовиться, а сердце забилось учащенно. Наверное, она закинула голову. Память услужливо подсказала ей, что она даже успела смочить языком губы.

А затем до ее слуха донеслось слово «друг». Ее сознание отреагировало на него с некоторой задержкой, и поэтому на какую-то долю секунды ее тело ощутило сладостный трепет после того, как губы Фила прикоснулись к ее щеке. Однако в следующий миг все части ее тела получили нужную команду из мозга, и радостное предчувствие схлынуло, уступив место унылому разочарованию. Хорошо хоть она вовремя успела ответить ему: «С Новым годом!»

Друзьям нужно помогать, и поэтому, когда они спустились с крыши в квартиру, Глория опять упаковала остатки новогоднего пиршества и настояла, чтобы Фил взял их с собой, хоть это и шло вразрез с ее первоначальным планом, по которому они должны были вместе питаться этими деликатесами в ее квартире всю следующую неделю.

Фил немного опешил от такого изобилия еды, но она заставила его взять все, сказав:

— А для чего же тогда существуют друзья?

И на следующий день, когда Фил пришел к ней посмотреть хоккей по кабельному телевидению, она приняла его со своим обычным радушием, предложив смотреть все, что ему заблагорассудится. Тем более что она все равно собиралась пропылесосить всю квартиру, так что он не доставляет ей ни малейшего беспокойства. Нет-нет, совсем никакого.

Глория пропылесосила пол в своей спальне, потом кладовку, полки, шторы и стул, хотя он обычно был завален одеждой и не мог вобрать в себя много пыли. Затем она перетащила пылесос в гостиную и принялась методично обрабатывать все поверхности. Она даже заставила своего друга Фила передвинуть диван, чтобы вычистить пол под ним.

Ее друг Фил ушел, не досмотрев игру до середины второго периода, и тогда Глория разозлилась на себя. Ее душу раздирал ужасный конфликт между правильным и неправильным выбором. Сделать правильный выбор — означало сосредоточиться на своей карьере, чтобы повысить свой уровень жизни. Неправильным выбором был Фил, с которым будет хорошо, но в результате она получит те же проблемы и окажется там же, откуда начала.

Наступил новый год, и она была преисполнена решимости взять судьбу в собственные руки. Она займется своей карьерой. А что касается личной жизни… Что ж, в запасе у нее был еще жакет. А вдруг в этой легенде о том, что он помогает женщинам найти своего настоящего возлюбленного, что-то есть? Пожалуй, стоит сбросить пару фунтов лишнего веса, чтобы влезть в эту штуку.

Она попробует носить жакет в присутствии Фила. И если ничего не произойдет, это станет еще одним доводом в пользу правильного выбора, который в отношении Фила будет означать «добрый сосед» и только.

И поэтому в тот вечер, оставшись одна в своей чистой квартире, она посвятила все оставшееся до сна время обдумыванию своих ближайших действий в плане продвижения по служебной лестнице. На следующий день она привела эти намерения в исполнение, запросив квоты на кофейные фильтры.

Ей не повезло. Дело в том, что Новый год выпал на середину недели, и многие фирмы закрылись на целую неделю. Глории пришлось оставить свои сообщения на автоответчике.

Ну и бог с ними. В эти два дня, оставшиеся до выходных, она привела в порядок свои бумаги и заодно выбросила всякий хлам, накопившийся в ящиках стола. На ленч у нее был салат. Мороженое она проигнорировала.

Ну и что? Полы жакета по-прежнему расходились на животе. Неужели теперь придется делать приседания? Как бы не так.

В пятницу после работы Глория пришла домой и сразу же побрела на кухню. Открыв дверцу холодильника, она уныло взглянула на почти пустые полки.

Почему бы не полакомиться мороженым? Ведь наступил вечер пятницы, в конце концов. Хотя бы крошечную пинту. Она не съест всю порцию, только попробует.

Телефон зазвонил в тот момент, когда Глория уже надела куртку и проверяла наличность в кошельке, решив прогуляться пешком до супермаркета. В этом случае калории, затраченные на дорогу, сравнятся с теми, что поступили в ее желудок вместе с мороженым. Глория помедлила немного, а затем все же сняла трубку, втайне надеясь услышать голос Фила и презирая себя за эту надежду. Между тем она прекрасно знала, что Фил, как правило, наведывался без предупреждения.

Это была ее мать.

— Глория? Твой отец отбыл на свой великий Северо-запад.

Глория чуть было не выронила трубку телефона.

— Ты шутишь?

— Какие уж тут шутки, если его уже два дня нет.

Чувство вины захлестнуло Глорию. Нет, она не забыла о своем отце и его странном стремлении вернуться в лоно природы, но она надеялась, что все как-нибудь утрясется само собой.

И их жизнь вернется в прежнее русло. Поскольку никаких известий от родителей не поступало, она решила, что так все и произошло.

Глория уже давно считала себя взрослой и независимой женщиной, однако сейчас в ее душе шевелилось чувство ребяческой обиды. Ее отец уехал, не попрощавшись с ней…

Да, это по-мужски. Она никогда не думала о своем отце, как о человеке, способном на мужские поступки, но разве он не был мужчиной, в конце концов?

О, бедная мама. Теперь она пополнила ряды отвергнутых женщин. И здесь Глория могла ее понять. Ее мать была… женщиной. Вот это обстоятельство труднее осмыслить, но ничего, Глория постарается.

В голове у нее появилась какая-то тупая боль. Возможно, не замедлил проявиться эффект абстиненции, вызванный тем, что она сравнительно долго не ела мороженого. Случается же нечто подобное с заядлыми любителями кофе.

— Ты хочешь, чтобы я приехала к тебе, мама?

— О нет! — Послышался смех, в котором Глория распознала наигранную бодрость. — Вообще-то я звоню из телефона-автомата на стоянке у твоего дома… Я ехала на бридж. Ты же знаешь, в первую пятницу каждого месяца мы играем в бридж у Бройлзов. Я поехала по привычке, но по дороге до меня вдруг дошло, что без Энди у нас не будет четвертого партнера. Я перезвонила сейчас Бройлзам и сказала, что не приеду.

— Мама, поднимайся ко мне. Я как раз собиралась сделать себе сэндвич с ветчиной.

— Только не с ветчиной. Я начала прибавлять в весе.

Глория повесила трубку и задумалась. Итак, впереди перспектива провести пятничный вечер в обществе матери? Не то, чтобы она не ладила с ней, однако их беседы скорее походили на обмен короткими фразами двух хорошо знакомых женщин за ленчем, а ей предстояло провести с матерью целый вечер.

Глория зажгла конфорку и поставила на нее кастрюльку с водой. Новым чайником она пока не обзавелась, а старый сгорел, когда она забыла выключить газ. Зеленый чай — вот что нужно истерической родительнице, склонной к полноте.

На лестнице уже раздавались шаги ее матери. Глория положила на стол пачку салфеток и направилась к двери в тот самый момент, когда мать постучала. Глория открыла. Ожидая увидеть рыдающую женщину, готовую забиться в истерическом припадке.

— Привет, Глория! Я так рада, что ты оказалась дома.

Рыдания и истерик пока не было.

— Я уже и забыла, когда мы сиживали с тобой вдвоем, — произнесла Глория.

— Это было в прошлом месяце за ленчем.

— Да, верно. — Патриция показала на куртку, надетую на дочери. — Ты собиралась уходить?

— Я хотела сбегать за мороженым, — сказала Глория.

Патриция окинула взглядом гостиную и опять посмотрела на дочь.

— Значит, на обед ты планировала съесть мороженое и больше ничего?

Глория молча пожала плечами. Усталым жестом отмахнувшись от дальнейших объяснений. Патриция тяжело опустилась на стул. Впервые Глория видела свою мать в таком подавленном состоянии.

— Были времена, когда я тоже хотела, чтобы мой обед состоял из одного мороженого… — Патриция вздохнула и села прямо. — Твой отец… Разве он ценил то, что я для него делала? Нет. Поставив меня перед свершившимся фактом, он увольняется, собирает свои вещички и уезжает в какую-то дыру…

Мать встала со стула, но, сделав несколько шагов по комнате, опять села, на этот раз на диван. При этом Глории показалось, что у матери подкосились колени.

— Я даже не знаю, достаточно ли у него носков. Он никогда в жизни не собирался сам. Ладно, теперь он — не моя забота.

Забренчала крышка на кастрюле, и Глория вышла на кухню заварить чай. Выключив плиту, она положила в две чашки по пакетику чая, а затем налила туда кипятку. Надтреснутый голос матери проникал на кухню через полуоткрытую дверь.

— Я считала, что у нас с Энди отношения равных партнеров. Я думала, мы такие умные. Мы не выкладывались на двух работах, как это делали все прочие. Вместо этого мы вкладывали все силы в одну работу — его. И у нас все получалось. Никто не выдержал конкуренции с нами. Он рассказывал мне, что люди часто спрашивали, в чем его секрет. Я была его секретом.

И ее заслуги так и не получили признания, подумала Глория. Должно быть, это очень обидно.

— Всю свою замужнюю жизнь я соотносила свои поступки с тем, что я — жена Энди. Я делала покупки только в надлежащих магазинах, пользовалась услугами только надлежащих фирм и никогда не покупала одежды, которая не соответствовал бы нашему общему имиджу. Нашей целью было стать безупречной парой в корпоративной упаковке.

Глория поставила кружку чая перед матерью и села рядом с ней на диван.

— Теперь эта упаковка распакована, — сказала Патриция.

Ее матери нужно было поплакаться в жилетку, что было не внове для Глории, которой неоднократно приходилось выступать по отношению к подружкам, как в роли плакальщицы, так и в роли жилетки. Она понимала, что сейчас от нее ожидают понимания и сочувствия.

Но ведь это была ее мать, которая говорила о ее отце. Возможно, следует подкорректировать правила.

— Папа вернется. Вот увидишь. Он просто…

— Уехал от меня. — Ее мать осторожно пригубила чай, который никак не хотел остывать. — Он теперь сам за себя отвечает. Но я тоже готова начать жить для себя, так как живешь ты.

— Но, мама… — Глория испугалась. Неужели мать предлагает ей жить вместе?

— В конце концов, мне всего-навсего пятьдесят. Моя жизнь вряд ли окончена. Я еще хоть куда.

— Конечно, не окончена. Что за глупости. Успокойся, мама. Все наладится.

— И поэтому… — Мать посмотрела на дочь оценивающим взглядом. — Если я собираюсь опять выставить свой товар на рынок, то ему нужна новая упаковка. — Она вскочила с дивана. Глория тоже вскочила. — Я хочу порыться в твоем шкафу. Интересно, что теперь носят девушки.

— Мама? Товар на рынок? Чепуха. Это же совершенно не вяжется с… Не думаешь ли ты, что…

Но Патриция уже поставила свою чашку на столик и пошла к встроенному шкафу. Прежде чем Глория успела обежать низкий столик и помешать ей, она уже распахнула дверцы.

Быстро сдвигая вешалки в сторону, она добралась до юбки, которую Глория считала немного экстравагантной и провоцирующей и надевала очень редко.

— Ага, нашла. В этом ты, наверное, ходишь на свидания. Гм. Коротко и в обтяжку — отлично!

— Мама!

— Дорогуша, я ведь тоже ходила на свидания в свое время. Тогда тоже носили короткие юбки. Какая шикарная вещица. — Она вытащила из шкафа прозрачную шифоновую блузку, которую Глория купила перед тем, как рассталась с Джарвисом. Пытаясь разжечь потухший костер.

Патриция вытащила еще одну вешалку.

— А эту милую маечку ты, должно быть, надеваешь под нее.

Нет, она не надевала под нее эту маечку, но не стала поправлять мать. Да и не до того ей было, потому что та уже вытащила из шкафа алый жакет…

— О, это именно то, что надо! — Патриция повесила обратно в шкаф блузку и «маечку». — Можно мне позаимствовать его у тебя?

— Нет!

Патриция уже начала раздеваться.

— Почему?

— Потому что… — Глория с беспокойством взирала на жакет. — Но что… что ты делаешь?

— Переодеваюсь. Я хочу выйти на люди.

— На люди — это куда? — спросила Глория с подозрением.

— Пока еще сама не знаю. Куда-нибудь. И мне нужна подходящая одежда.

— Но ведь ты не сможешь это надеть!

Патриция без всяких проблем застегнула пуговки алого жакета. Легко и просто.

— О, мне это нравится. — Она провела ладонями по груди, ощущая кожей ласковое прикосновение ткани. — Чудесная ткань. Откуда она у тебя?

— Подарок подруги, — пробормотала Глория, испепеляя взглядом предательский жакет.

— В нем что-то есть, не правда ли?

— Ты даже не представляешь себе, что именно.

А затем, к ужасу Глории, ее мать надела короткую юбку из тонкой черной кожи и стянула на талии широкий ремень.

— Что ты делаешь?

Патриция рассмеялась, удовлетворенно рассматривая себя в зеркале.

— Вот так. Ну. Как я теперь выгляжу?

Вообще-то она выглядела классно.

Мать по-своему интерпретировала выражение лица дочери.

— О да. Моя прическа. Слишком по-светски, не так ли?

— Да. — Глория ухватилась за этот предлог. Возможно, теперь ее мать откажется от своих намерений. — Она совершенно не подходит ко всему остальному… — Слова Глории повисли в воздухе, потому что Патриция устремилась в ванную, где принялась усердно расчесывать волосы.

Прическа ее матери, зафиксированная лаком, представляла собой настоящее произведение искусства. По мнению Глории, необходим был отбойный молоток, чтобы разрушить это изваяние. И все же…

— Ну и как теперь?

Волосы матери мягко обрамляли раскрасневшееся и посвежевшее лицо и волнами спускались на плечи.

— Класс! — восхитилась Глория и тут же упрекнула себя.

— Вот и все. — Патриция еще раз посмотрела на себя в зеркало. — Ну и где же здесь самый крутой клуб?

Глория не сразу нашлась с ответом. Отказавшись от мужчин, она перестала интересоваться этими увеселительными заведениями. Но Люси-то продолжала посещать их.

— Ройялс на Риджентс. Но если у тебя нет там знакомых… — Вряд ли ее мать попадет туда.

Патриция усмехнулась и вышла из спальни.

— Значит, я заведу дружбу с тем пижоном, что стоит у входа.

Окончательно сраженная, Глория побежала за матерью.

— Подожди. Я пойду с тобой. Повеселимся вместе. — Теперь ее мать мог остановить разве что удар молнии.

Патриция просунула руки в рукава пальто.

— Глория, милочка, не обижайся на меня, но женщине с ребенком трудно заинтересовать мужчину.

— Я не ребенок! Мне двадцать шесть лет!

Но мать уже была за дверью, и вместе с ней исчез жакет.

Глория заколебалась. А что, если эта чертова кофта и в самом деле обладает каким-то магнетизмом для мужчин? Она на ее матери. Не лучше ли пойти за ней?

Схватив кошелек и ключи, Глория распахнула дверь и столкнулась с Филом.

Он выглядел как-то странно и, наверное, хотел поговорить. От идеи идти в клуб пришлось окончательно отказаться.

— Что случилось?

Потуги Фила натянуть на лицо улыбку оказались безрезультатными.

— По мне очень заметно?

— Да. Ты выглядишь ужасно. Заходи.

Хмурый, он стоял у порога, по привычке засунув руки в карманы потрепанных джинсов. Джинсы и застиранный старый свитер. И кроссовки, надетые на босу ногу. Совершенно и абсолютно обожаемый.

— Но ведь ты куда-то собиралась.

— Уже нет. Давай, заходи быстрее. — Глория повернулась и, переступив порог гостиной, бросила кошелек на столик, где стоял телевизор.

— Спасибо, Глория, — выдохнув эти слова, он рухнул на диван, прислонился головой к спинке и закрыл глаза.

— Я настоящий друг, да, я знаю. — Глория убрала кружку с зеленым чаем, из которой пила ее мать, и отнесла ее на кухню.

Сняв куртку после второй неудачной попытки выйти из дома, Глория повесила ее в шкаф. Все указывало на то, что до третьей попытки было еще далеко.

— О'кей, рассказывай. — Она уселась на противоположный конец дивана.

— Неудача. Надо бы напиться, но у меня нет денег.

— Bay, и ты вспомнил обо мне.

— Я лучше пойду.

— Нет! — Перепуганная Глория схватила его за руку. Дело, наверное, обстояло хуже, чем она думала. — Расскажи все.

Мускулы его руки расслабились, и она отпустила ее.

— Я вышел на одного производителя, который раньше вел дела с моей семьей, но, поскольку я сейчас сам за себя, этот парень требует залог. Логично, не правда ли?

Глория хотела спросить, сколько же ему нужно, но вовремя одернула себя.

— Я обратился в банк за кредитом. Но решил играть честно и в заявлении указал мое настоящее финансовое положение. Банк отказал мне. Тогда я пошел в другой банк.

— И там тоже получил отказ.

— Да, но они хотели посмотреть анализ маркетинга. Однако, как можно выполнить анализ маркетинга без оборудования, которое я не могу изготовить, не получив кредит? Получается замкнутый круг.

— Может быть, ты расскажешь мне поподробнее о своем бизнесе?

По мере того, как он повествовал о своих планах, выражение безысходности на его лице исчезало. Он то и дело запускал пальцы в свою шевелюру, жестикулировал, но интереснее всего было наблюдать за работой различных групп мускулов на его груди и руках, когда он объяснял систему упражнений для снятия усталости у сотрудников фирм, которым приходится много часов просиживать за письменными столами.

— И это займет всего десять минут в день!

Глория с трудом вырвалась из плена фантазий, в которых она готова была уделить Филу гораздо больше десяти минут в день.

— Всего-навсего десять минут?

— Но мы же не собираемся готовить людей к участию во всемирных конкурсах культуристов. Мы говорим о том, как улучшить их физическое состояние.

— Но десять минут?

— За пять дней это будет уже пятьдесят минут. Мои тренажеры предназначены для тех, кто сознает необходимость физической нагрузки, но не располагает временем, чтобы ехать после работы в спортзал. Дорога туда, подготовка к занятиям, занятия, потом еще полчаса на «бегущей дорожке» и дорога домой. Уже поздно, обед еще не готов, а дети капризничают. А если их нужно везти на бейсбол или хоккей? Об этом лучше забыть.

— Кто же будет готовить обед?

— Что?

— Я спросила, кто будет готовить обед? И дети — кто заберет их после тренировки? — ровным голосом произнесла Глория.

— Не знаю… — Фил внезапно ощутил, что разговор перешел на зыбкую почву. — Но ты только представь, сколько времени и сил они могли бы сэкономить, если бы потратили всего десять минут на мою программу… — сказал он, пытаясь вернуть беседу в прежнее русло.

— Ах да, десять минут. — Глория странно усмехнулась. — Извини. Меня отвлекли фантазии о чудесной жизни, которую ты описывал.

— Это типичная жизнь, — сказал он осторожно. — Свободного времени в обрез и тут не до занятий физкультурой.

— В такой жизни нет времени ни для чего, кроме работы и детей, — притворно вздохнула Глория.

— Люди, которые живут такой жизнью, уверяют меня, что она не только отнимает, но и вознаграждает, — с недоумением ответил Фил.

— О, перестань. Уже одна мысль о жизни, похожей на ту, что ты сейчас описал, отбивает у мужчин всякую охоту вступать в брак.

— Лично я не против брака. — Фил просто еще не был к нему готов.

— А как же Мелисса? Как только ты понял, что у нее по отношению к тебе не совсем легкомысленные намерения, то сразу же бежал с поля боя.

Фил задумался.

— Я не против брака и семьи, — сказал он Глории. — Просто я против брака именно с ней.

Глория молча уставилась в свою чашку, поболтав остатки чего-то… вроде бы чая?

— А как ты относишься к браку? — спросил Фил, когда молчание затянулось.

Глория со стуком поставила свою чашку на стол и скрестила на груди руки.

— Я всей душой за брак и за то, чтобы иметь детей. Но я решительно против такого сценария, по которому мужчина продолжает свою карьеру, а женщина превращается в домашнюю рабыню.

— Естественно. Кто же будет «за»?

— Вспомни об этом, когда у тебя будут жена и дети.

— О'кей.

Она смерила его недоверчивым взглядом.

— Конечно, легко говорить сейчас.

— Интересно получается. Только что разговор шел о моем бизнесе, а затем ты плавно перевела стрелки на другое… Так вот, вернемся к нашим баранам. Знаешь ли ты, что всего десять минут занятий на моих тренажерах могут…

Глория внезапно расхохоталась. Ну что же, такая Глория гораздо лучше, чем та, что сидит прямо, словно аршин проглотив, и постукивает пальцами по подлокотнику дивана.

— Значит, ты не сдаешься?

— Нет, я не сдаюсь! Я пришел сюда, чтобы ты махнула своей волшебной палочкой и решила все проблемы.

Все еще смеясь, она выдавила из себя:

— Нет у меня никакой волшебной палочки.

— Зато у тебя есть мозги. Ладно, хватит ржать. Начинай думать. Безвыходных положений не бывает.

Она не обманула его ожиданий. В течение получаса они предприняли настоящий мозговой штурм.

— Ты сказал, что твой дед начал с одной тележки. А что, если ты начнешь с одного портативного тренажера? Продемонстрируй наглядно его достоинства, иначе тебе все время будут отказывать под тем или иным предлогом.

Неплохая идея. Тем более, что этот портативный тренажер уже существует в реальности и испробован с весьма заметным эффектом.

Стянув с себя свитер, он напряг мускулы на руке, сначала одну связку, потом другую. Фил видел, как глаза Глории завороженно следили за тем, как волны побежали от одной руки через грудь к другой.

— Ну как?

— Послушай, — произнесла она медленно не в силах оторвать взгляда от его обнаженного торса, — банк потребовал от тебя анализ маркетинга. Наверное, у тебя есть уже какие-нибудь наработки?

— Разумеется, но им нужны данные испытаний. Где мне найти людей, которые согласились бы на себе опробовать мою идею?

— А как насчет меня в качестве подопытного кролика? — спросила она.

— Ты это всерьез? — На его лице появилась улыбка. — Ты идеально подошла бы для этой цели. Ты работаешь в офисе. На таких, как ты, и рассчитаны мои тренажеры.

— Другими словами, я не в форме.

— Ну, я слышал, как ты пыхтела, когда мы поднимались по лестнице на крышу.

Она тут же ударила его диванной подушкой.

— Врешь!

— Ха, слабачка, это все, на что ты способна?

Глория пристроила подушку на место.

— Я просто не хотела нанести тебе увечье.

— Мне? Увечье?

— Да. Готова побиться об заклад, что твоего заработка в магазине не хватает на взносы по медицинскому страхованию.

— Иди сюда.

— Что? — переспросила она.

Фил согнул руки в локтях и выставил их перед собой кулаками вместе.

— Можешь помешать мне раздвинуть руки?

В ее глазах загорелся огонек задора. Она схватила его запястья и сжала их что было сил.

Фил попробовал немного разъединить руки и не встретил особого сопротивления, хотя лицо Глории сморщилось от напряжения.

Фил нажал еще чуть-чуть, сдерживаясь, чтобы не огорчить Глорию.

Он чувствовал, как дрожат ее мускулы. На ее щеках появился румянец. Она закусила губу.

Фил заглянул ей в глаза, которые находились совсем недалеко от его глаз. Он посмотрел на ее рот, который находился совсем недалеко от его рта. Затем его взгляд сместился ниже, туда, где белела нежная кожа стройной шеи. Ее грудь находилась совсем недалеко от его груди.

О боже! Парень, ты, кажется, влип.

Если бы теперь он резко развел руки, Глория упала бы на него, и тогда ему пришлось бы поцеловать ее. По-настоящему. В губы. И может быть, немного поработать языком.

Однако Глории это вряд ли понравится. Сейчас она, скорее всего, не думала о поцелуях, а если и думала, то наверняка в ее мыслях был не он. Да и сам он не был до конца уверен, что это место должно принадлежать ему.

И все-таки он развел руки в стороны. Глория рухнула вперед, ударившись носом о его грудь. Схватив ее за плечи, Фил слегка отстранил девушку и встревоженно спросил:

— Нос цел? — Он надеялся, что Глория не почувствует, как сильно бьется его сердце.

— Все о'кей! Давай еще раз!

Только не сейчас. Его терпение было на исходе.

Нужно двигаться. Отодвинуться от Глории. Сменить настроение.

— Эй, хватит сидеть. Надевай свой тренировочный костюм и будем начинать.

8

— Прямо сейчас? — Глория удивлено посмотрела на человека, который был виной тому, что ее руки на какое-то время показались ей сделанными из желе. Да и все остальное тело тоже.

— Зачем откладывать? — Фил вскочил на ноги, всем своим видом демонстрируя немедленную готовность приступить к действиям.

Глории вечно не хватало времени для спорта, и она вечно откладывала это дело на потом. Поэтому она так и не приобрела себе тот модный спортивный костюм, который назойливо рекламировали по ящику вот уже второй год.

— Уговорил. Иди в свою квартиру. Я приду чуть позже, когда буду готова.

— Хорошо, даю тебе десять минут. Ни секундой больше. Иначе я приду и силой вытащу тебя отсюда.

Ладно, ничего страшного не случится, если она сходит к нему. Конечно, придется попотеть, но ведь это только на десять минут. Что такое десять минут для друга?

Приготовления отняли у Глории более десяти минут. В неглаженных шортах и тенниске она еще преодолевала последний пролет лестницы, когда дверь открылась, и оттуда высунулась голова Фила.

— Тринадцать минут, мисс.

— Ты забыл накинуть время на дорогу.

Ступив на площадку, Глория должна была признать себе, что у нее появилась одышка, хоть и не сильная.

— А где же кот?

— Заперт в спальне.

Дверь закрылась. Глория почувствовала некоторую нервозность.

— Мне нравится тут у тебя.

Вся мебель была сдвинута к стенам, а освободившееся пространство было занято тренажерами. На обеденном столе лежали бумаги. Должно быть, Фил ест, стоя у мойки, подумала Глория.

— Да, но я буду рад вернуться в свою собственную берлогу. — Жестом Фил показал ей, чтобы она встала у стены, и взял фотоаппарат.

— Снимок на память?

— Снимки до и после.

Она наморщила нос:

— Неужели нельзя обойтись без этого?

— Но ведь для рекламного проспекта нужны иллюстрации.

— Ладно, валяй. — Глория прислонилась к белой стене. — Мне улыбнуться?

— Нет, «до» ты должна выглядеть озабоченной. — Сработала фотовспышка. — Так, еще раз. Послушай, ты не могла бы немного выпятить живот и ссутулиться. Ты недостаточно убедительно выглядишь для «до».

Расслабив мышцы живота, Глория позволила Филу сделать снимки, на которых она должна получиться не слишком привлекательной.

— Надеюсь, ты закроешь мое лицо черным прямоугольником.

— Если ты будешь настаивать.

— Обязательно. А вдруг я стану верховным судьей или министром в правительстве Трюдо, и эти снимки всплывут, когда меня будут приводить к присяге.

— О'кей, я замажу черным среднюю часть лица. Согнись чуть-чуть. Так, теперь опусти голову. Очень хорошо. Твои подбородки проступают вполне отчетливо.

Ей сразу захотелось встать прямо и подобрать живот.

Фил вдруг спохватился:

— А весы? Я совсем забыл о них…

При слове «весы» у Глории перехватило дыхание. Ни за что. Даже ради Фила.

— Ты знаешь свой вес? — спросил он.

С точностью до унции.

— Да.

— Ну тогда скажи мне.

— Нет.

— Но, Глория…

— Если ты думаешь, что любая женщина, с которой ты, недотепа, будешь проводить испытания, запросто сообщит тебе свой вес, то твоя затея обречена. Обречена, это я тебе говорю.

— Значит, я недотепа?

— Как будто ты этого не знал.

— Ну что ж, все равно приятно слышать. — Он выпрямился и откашлялся. — Однако данные о снижении веса представляют большую ценность.

— Если я потеряю хоть унцию веса, ты будешь первым, кому я об этом скажу. Я буду аккуратно следить за этим.

— Хорошо, пусть будет по-твоему. — Он приблизился к ней с портновским метром.

Глория попятилась:

— Что ты делаешь?

— Снимаю с тебя мерки. Не мешай мне, Глория, — произнес он нетерпеливо.

Пусть это будет мне уроком, подумала она. Может, в следующий раз, когда я почувствую филантропические позывы в отношении какого-нибудь мужчины, то сначала сто раз подумаю.

Однако Фил делал измерения безучастно, механически.

Записывая данные, он повторял их вслух сухим и бесстрастным голосом. Его движения были рациональными и быстрыми. Ничего лишнего. Точно так же, наверное, он вел бы себя с манекеном.

Глория была не в такой уж плохой форме, как того опасался Фил после ее неудачной попытки потягаться с ним силой.

Ему страшно хотелось швырнуть в угол этот проклятый метр и сгрести ее в объятия. От усилий, которыми он себя сдерживал, у него между лопаток потекли струйки пота.

Его пальцы прикасались к тем местам ее тела, о которых он раньше никогда не думал…

События предновогоднего вечера толкали его мысли в одном направлении. В каком — он боялся себе признаться, потому что это было невозможно.

Он не желал думать о Глории как о женщине. Она была хорошим соседом и славным товарищем. С ней было легко. Чего стоило одно ее согласие испытать на себе его систему!

Конечно, иногда она удивляла его. На Новый год она выглядела совсем неплохо. По правде сказать, она ему тогда показалась очень хорошенькой. С тех пор его тянуло к ней все больше и больше, но он не хотел разрушать их дружбу, портить ее сексом. Он прекрасно знал, чем бы все закончилось. Они не смогли бы больше видеться просто так, чтобы поболтать и посмеяться, потому, что у нее появятся «ожидания».

И, если быть честным, у него тоже будут эти ожидания.

И его ожидания росли. Уже сейчас.

Измеряя ее тело, он тут же мысленно анализировал данные. С руками у нее почти все в порядке. Над объемом талии придется поработать, чтобы ввести его в норму. Она приподняла тенниску, и его пальцы соприкоснулись с гладкой кожей ее живота…

Стараясь не думать ни о чем, он сдвинул ленту ниже и быстро измерил окружность ее бедер. Однако не думать он не мог. Цифры чуть было совсем не вылетели у него из головы — так усердно он думал. А думал он о том, что скоро ему придется снимать мерку с ее груди.

Прошло очень много времени с тех пор, как Фил находился так близко к женщине. Танец с Мелиссой не в счет. Она никогда не задевала его за живое.

Он чувствовал, что Глория смущена. Пару раз, когда он дотрагивался до нее, она вздрагивала. Преисполненный решимости держать свои шальные мысли в узде, он откашлялся.

— Хм… А теперь окружность груди. Ты должна помочь мне это сделать.

Глория пожала плечами и сама измерила грудь, а потом назвала цифры.

— Неплохо, — пробормотал он.

— Спасибо.

Фил почувствовал, что у него начали краснеть уши. Он вовсе не собирался произносить это вслух. Не поднимая глаз от таблицы, он сказал:

— Да, совсем неплохо. Ты просто идеальный кандидат для десяти минут в день. Не то, чтобы ты была совсем не в форме. Но твои данные можно улучшить. — После этого он осмелился наконец посмотреть ей в глаза, не будучи уверенным в том, что он в них увидит.

Но Глория уже стояла у его модели.

— Не могу понять, как эта штука работает.

Он с облегчением вздохнул.

— Позволь. — Работать на тренажере в тысячу раз легче, чем быть так близко к ней. — Очень важную роль в десятиминутке играет разминка. Я буду устанавливать тренажер, а ты пока маршируй на месте и размахивай руками.

Глория приступила к первому этапу десятиминутки.

— Сколько времени уходит на настройку этой машины?

— Около минуты.

— В пределах десятиминутки?

— Нет.

— Значит, это уже одиннадцатиминутка.

Фил бросил на нее укоризненный взгляд.

— Пожалуйста, не цепляйся к словам. Ладно, хватит, разминка окончена.

— С меня уже пот ручьем течет.

— Ты преувеличиваешь. Итак, садись.

Глория оседлала тренажер. Фил опустился на колени и взял в руки ее лодыжку.

— Поставь эту ногу сюда, а ту — туда. Твои колени должны занять вот такое положение.

Проклятое воображение услужливо нарисовало ему ноги Глории, обвивающие что-то или кого-то.

Он придвинул валик к ее груди.

— Теперь возьмись за эту перекладину руками и упрись в валик грудью. — Он подождал пока Глория займет требуемую позицию. — А теперь нажми вниз коленями.

Глория нажала, но ничего не произошло. Фил взял с пола ключ и чуть ослабил тягу. Верхний брус резко опустился.

— Ох. Эта штука давит мне спину.

— Она предназначена для растягивания твоей спины и предохранения мускулов от сокращения, в результате чего усиливается прилив крови к твоим бедрам.

— Как приятно, — промурлыкала Глория, положив голову на мягкий валик и закрыв глаза. Она начала медленные, ритмичные движения коленями вверх-вниз, вверх-вниз, напоминая Макса, потягивающегося после долгого сна.

У Фила пересохло в горле.

— Ну что ж! — Он сглотнул. — Хорошо.

— О, не то слово. Классно. Люди заплатят за этот тренажер большие бабки. О-о-о… — Глория томно улыбнулась.

Тело Фила покрылось испариной.

— Шестьдесят секунд истекли. — Слава богу. — Перейдем к следующей позиции.

— Шестьдесят секунд для меня мало!

— Ничего не поделаешь. График очень жесткий. — Убрав в сторону валик, Фил поставил колени Глории на перекладину. Затем он завел валик назад так, чтобы вытянутые руки Глории находились под ним. — А теперь тяни.

Глория потянула, но безрезультатно.

— Фил, у меня ничего не получается.

Сейчас он должен прикоснуться к ней. Обойтись без этого никак нельзя. Встав на колени, он отрегулировал захват по ширине.

— Попробуй так.

Глория потянула, и складки на ее лбу разгладились.

— Так лучше. — Она стала делать медленные, ритмичные движения, которые вовсе смутили Фила, внося путаницу в его мысли. — Послушай, Фил, ты где-то учился всему этому?

— Нет, никакого специального образования у меня нет. Я разработал систему упражнений при помощи клубного тренера. Возможно, он станет моим партнером…

— Фил, это упражнение я делаю гораздо больше шестидесяти секунд.

— Извини. Пора переходить к плечевой группе мышц. Откинься назад и возьмись за перекладину, которая находится над тобой.

Перекладина была слишком высоко, и Глория не могла до нее дотянуться.

— Я не могу сделать это лежа.

— Ах, чтоб меня… — раздраженно произнес Фил. — Сейчас поправим. — Он опустил перекладину пониже.

Чтобы проделать эту операцию, ему опять пришлось приблизиться к Глории. Он заметил капельки пота, блестевшие у нее на носу и верхней губе, и почувствовал тепло, исходившее от ее тела. Ее грудь поднималась и опускалась, то приближаясь к нему, то удаляясь.

Хорошо, хоть кто-то из них мог дышать, потому что Фил уже находился на грани потери сознания от нехватки кислорода. Никогда в жизни ему так страстно не хотелось поцеловать женщину.

— Мне приходится слишком напрягаться, — прошептала она. — Разве нельзя отрегулировать натяжение на меньшую величину?

Фил вскочил так стремительно, что ударился головой о металлический суппорт.

Глория ахнула и отпустила перекладину, которая взмыла вверх и ударила Фила прямо в подбородок.

— О боже!

Фил осторожно пощупал свою челюсть.

— Все цело?

Удара по голове ему как раз и не хватало для того, чтобы вновь обрести ясность мышления.

— Жить буду, но теперь мне понятно, что придется поработать над техникой безопасности. Пожалуй, на этом нам лучше и закончить на сегодня.

Фил простонал и отнял руку от затылка.

— Именно это мне и нужно было, Глория.

— Перелом челюсти?

— Лучше у меня, чем у клиента. — Он прикоснулся к ее плечу. — Или у тебя. Я бы никогда не простил себе, если бы ты получила травму на моем тренажере.

— Правильно, потому что я тоже никогда бы тебе этого не простила, — улыбнулась Глория.

9

Глория постаралась вычеркнуть из памяти занятие на тренажере Фила в пятницу вечером, несмотря на то, что ноющие мускулы мешали ей это сделать. Она перестала притворяться, будто Фил ее совершено не привлекает.

После ее разрыва с Джарвисом Люси посоветовала ей обратиться к психотерапевту. Одно замечание, брошенное вскользь врачом, застряло у нее в памяти. Он сказал, что ощущаемая ею необходимость в самопожертвовании, возможно, происходит от чувства неуверенности в себе.

Решительным движением руки Глория сняла трубку и набрала номер фирмы «Джанкер Ресторант Сэпплай». Может быть, наступит день, подумал она под аккомпанемент длинных гудков, когда она будет суперуверенной в себе. И вот тогда Фил будет ей по зубам. А разве повышение по службе — не лучший способ воспитания этого качества?

— Карла Паркера, пожалуйста. Это Глория Кемпбелл из «Фаст Фудс».

Сработал автоответчик. Ах да, ведь еще только восемь тридцать. Карл, главный бухгалтер «Фаст Фудс», не относился к числу ранних пташек. Она оставила на ответчике просьбу сообщить ей цены на экологически чистые кофейные фильтры.

В трех других местах Глории повезло больше. Все оказались уже на работе, и она без задержек получила нужные сведения. В этот момент к ней постучалась Люси.

С улыбкой во весь рот Люси бросила на письменный стол папку с данными об объеме розничных и мелкооптовых продаж за четвертый квартал.

— Это официальный предлог. А вообще-то я хотела рассказать тебе о Бобе. — Притащив из коридора стул, Люси приставила его к письменному столу сбоку.

Ну вот, не было печали. Люси исчезла вместе с Бобом в новогоднюю ночь и с тех пор как в воду канула. А теперь она собиралась пытать Глорию подробностями своих похождений.

Устроившись поудобнее на стуле, Люси начала:

— Глория, он тако-о-ой милый.

Пальцы Глории потихоньку подбирались к ежеквартальному отчету.

— И он такой щедрый, если ты понимаешь, что я имею в виду.

— Нет, — рассеянно ответила Глория, которой очень хотелось узнать, на каком месте по объему продаж стоит ее регион, и в то же время сделать это так, чтобы не заметила Люси.

Люси доверительно наклонилась к ней, отрезав доступ к отчету.

— У него есть язычок, и он умеет им пользоваться, — прошептала она, вздрогнув всем телом.

Из вежливости Глория выслушала подробности, на зависть пикантные, что, впрочем, можно было угадать с самого начала, а затем спросила:

— Ну и в чем его недостаток?

— Почему ты думаешь, что у него должен быть недостаток?

— Потому что идеальных мужчин не бывает, — ответила Глория. — Внешних изъянов у него нет, и все же он не женат. Что-то здесь не так.

Люси озабоченно нахмурилась:

— Он юрист и работает по восемьдесят часов в неделю. А на прошлой неделе у него был отпуск. — Она вздохнула. — Не знаю, когда я увижу его снова.

Женщины поболтали еще несколько минут, затем Люси нехотя встала.

— Ладно, мне пора. У меня там работы непочатый край. Хочу предупредить тебя, что перспективы мрачные. Объем продаж снизился.

— Ну и что. В это время всегда так бывает. Много праздников, люди не сидят в офисах и не пьют кофе.

— Нет, все гораздо хуже, чем ты думаешь. Я просто хотела предупредить заранее. Копии отчета будут разосланы членам правления только после ленча и тогда… в общем, жди совещания. Это я тебе гарантирую. — Люси щелкнула пальцами и ушла.

Не успела захлопнуться за ней дверь, как Глория бросилась на отчет, как коршун на цыпленка. К ее разочарованию, юго-западный регион прочно увяз в середине, как было весь прошлый год.

— Это отчет за последний квартал? — Услышав голос своего босса, Глория вскочила на ноги.

— Да.

Она протянула папку мистеру Гронштайну.

— Как он у вас очутился?

— В том отделе работает моя подруга. Они занимаются рассылкой этих отчетов. — Не хотелось бы, чтобы у Люси возникли неприятности. — Меня очень интересует, как у них обстоят дела по этой позиции, ведь я занимаюсь маркетингом.

— Гм… — Мистер Гронштайн просматривал отчет, стоя вполоборота к письменному столу Глории. Его лицо при этом оставалось невозмутимым.

Будь что будет, решила Глория, у которой от волнения подступил комок к горлу.

— По-моему, неправильно использовать показатели оптовой торговли в качестве единственных критериев для определения места.

Мистер Гронштайн повернул голову и посмотрел на Глорию, явно ожидая продолжения.

— Мы работаем в юго-западном регионе. Здесь теплее, а люди в теплые месяцы пьют меньше кофе. Регионы с более холодным климатом всегда будут впереди нас по объему как оптовой, так и розничной торговли.

— Правильная мысль. — Гронштайн вернул отчет Глории. — Однако боюсь, что в данный момент, когда произошел резкий спад в целом, она вряд ли будет иметь какое-либо значение. — Повернувшись к выходу, он пробормотал напоследок: — Плакала моя премия.

Приехав домой, Глория заперла дверцу машины на ключ и пошла к своему подъезду. Едва она начала подниматься по лестнице, как с ней поравнялся Фил. Похоже, он уже оправился от последствий недоработки по части техники безопасности. Во всяком случае, синяков на его симпатичной челюсти не было. Стало быть, единственный урон понесла гордость Глории.

— Как насчет второго раунда?

— Тебе не терпится разбить голову? — Глория, поднимаясь по лестнице, старалась сохранять ровное дыхание. — Кажется, в психотерапии это называется «антивитальные настроения».

— Нет, это называется по-другому. Настойчивость и решимость.

Глория почувствовала, что она опять попала в сети его неотразимого обаяния.

— Ты не дашь мне покоя, пока я не выполню твою десятиминутку, верно?

— Верно.

Глория показала ему язык и открыла дверь своей квартиры.

— Я переоденусь.

Надев те же самые шорты и тенниску, Глория вышла из спальни. Фил просматривал телепрограммы, сидя на кухонной табуретке.

— Я вижу, ты пользуешься большой популярностью.

— Почему ты так решил?

Фил показал на автоответчик.

— Уйма людей желает пообщаться с тобой.

На табло автоответчика высвечивалась красная цифра: четырнадцать. Глория нажала на кнопку воспроизведения. Пара звонков была от рекламных агентов, один раз звонивший повесил трубку, не оставив сообщения, и одиннадцать раз ей звонил отец.

Он звонил из какого-то Богом забытого городка. Глория посмотрела на часы.

— Папа сказал, что будет перезванивать каждые полчаса. Значит, следующий звонок будет в семь.

— Осталось двадцать минут. Еще куча времени для занятия на тренажере.

— Фил, я не думаю…

— Успеешь. Следующие двадцать минут ты просто потеряешь зря. Будешь слоняться по квартире и нервничать. Занятие на тренажере поможет тебе избавиться от дурных мыслей. Пойдем.

— О'кей. Но при условии, что путь до твоей квартиры ты зачтешь как разминку.

Последние три дня Фил потратил на усовершенствование своего тренажера. Он переставил брусья суппорта и изменил порядок упражнений. Десятиминутка растянулась почти до пятнадцати минут. Но это не смутило Фила. Он был чрезвычайно доволен и хотел угостить ее обедом, но Глория помчалась к себе.

Телефон зазвонил, едва она успела открыть дверь.

— Глория! Все в порядке? — голос отца выдавал крайнюю встревоженность.

— Папа, днем я на работе…

— Ах да… Однако непонятно, где твоя мать.

Глория постаралась побороть в себе раздражение.

— А какая тебе разница? — тихо спросила она.

— Что это за вопрос?

— Ты уехал и даже не попрощался.

— Насколько я припоминаю, это ты в тот вечер уехала, не сказав своему отцу пи слова.

— Это не одно и то же.

— Где же твоя мать? — спросил он усталым голосом.

— Не знаю. Теперь она живет своей собственной жизнью. — Глория старалась выбирать слова, почувствовав, как в ней опять стало закипать раздражение. Она не хотела, чтобы у нее вырвалась одна из тех язвительных реплик, которые крутились на языке. Потом об этом пришлось бы пожалеть.

— Мне нужно поговорить с ней.

— Но, может быть, ей это не нужно.

Последовал тяжелый вздох.

— Глория, есть вещи, которые ты не понимаешь.

Терпение Глории лопнуло:

— Нет, это ты не понимаешь! Мама делала за тебя всю черновую работу, все везла на себе ради того, чтобы ты стал большой шишкой. И как же ты отблагодарил ее?

Очевидно, отец был ошарашен этой тирадой, потому что он вдруг изменил тон и стал разговаривать, как мистер Гронштайн.

— Глория, не будешь ли ты столь любезна удостовериться, все ли в порядке с твоей матерью. Если кому-нибудь из вас понадобится связаться со мной, вы можете звонить в здешний универмаг. Его владельцы, супруги Лоуренсы, мне все передадут.

Положив трубку, Глория еще несколько минут стояла у телефона. Ей хотелось плакать. Никогда в жизни она так не разговаривала с отцом.

Она уже всхлипнула, но стук в дверь отвлек ее.

— Глория? С тобой все в порядке?

Фил решил навестить ее на всякий случай. Проявил заботу. Она вздохнула. Все было бы ничего, если ли бы он не был так чертовски привлекателен.

— Нет, — отозвалась она.

— Впусти меня.

Глория открыла дверь.

— Все мужчины — беспутные негодяи, которые думают только о себе. Ты все еще хочешь войти?

— Естественно. Чего же еще ожидать от одного из беспутных негодяев. — Он подошел к дивану, бросил какие-то бумаги на кофейный столик и сел на свое обычное место. — Что случилось?

— Мои родители сведут меня с ума, — жалобно сказала Глория и села рядом.

— Дай мне свою лапку. — Он повернулся к ней лицом и, взяв ее за руку, слегка наклонил голову набок. — Продолжай, Глория. Я готов выслушать тебя.

Такое поведение Фила немного озадачило ее.

А затем она увидела на его лице словно наклеенное, чуть ли не гротескное выражение сочувствия.

Она сузила глаза.

— Что ты делаешь?

— Внимаю твоим словам. Разве я не выгляжу искренним.

Глория вырвала у него свою руку.

— Нет.

Он сделал еще одну попытку.

— Так лучше?

— Ты похож на продавца подержанных библий.

Он провел рукой по волосам.

— Послушай, в статье, которую я прочитал в «Эдмонтон Крониклз», говорится, если женщина изливает то, что у нее наболело на душе, мужчина должен взять ее за руку, наклонить голову набок и проникновенно глядеть ей в глаза, периодически бормоча «гм».

— Совсем не смешно — И тут, к ужасу Глории, у нее вдруг защипало глаза. Она быстро заморгала, не зная, что делать.

— Ах, Глория…

Фил наклонился к ней совсем близко и, обняв за плечи, привлек к себе так, что ее голова оказалась у него на груди.

Она услышала ровное биение его сердца. Он был сильный и теплый, и ей было с ним спокойно и уютно. Правда, в голову сразу полезли всякие неправильные мысли, которые не положено иметь независимой женщине.

И тогда Глорию словно прорвало. Все обиды и огорчения, несбывшиеся надежды и печали, все это обрушилось потоком на Фила. Не удержалась она и от колких замечаний в адрес Джарвиса, что было глупо с ее стороны, потому что мужчины не любят выслушивать причитания о своих предшественниках.

Но Фил не сказал ни слова, он только поглаживал ее по плечу, касаясь подбородком ее затылка. Обошлось без рыданий и истерики, что само по себе уже было хорошо.

В конце концов она успокоилась.

— Знаешь, мы с мамой все время спорили. Мне трудно было поверить в то, что женщина, выросшая во времена расцвета феминистского движения за равноправие полов, вдруг добровольно откатывается назад. Но она утверждала, что все идет по плану, а я твердила ей, что это глупый план. Я говорила о том, что может произойти нечто непредсказуемое, но, если честно, то я не думала, что окажусь права. Лучше бы я ошиблась.

— Кто знает, может быть, все к лучшему.

Глория вырвалась из-под опекающей руки Фила.

— Как у тебя только язык поворачивается говорить такое? Моя мать здесь, покинутая, а отец на другом конце страны играет в отшельника.

— Глория, они почти тридцать лет прожили вместе. Есть вещи, которых ты можешь не знать.

— Все равно это отвратительно. Лично я не собираюсь прожить свою жизнь ради какого-то мужчины. Если он захочет посвятить мне свою жизнь, это его дело.

— Ясно… Ты не против, если кто-то, кого ты любишь, жил бы такой жизнью, которую ты сама презираешь? Интересно. Неужели ты действительно хочешь, чтобы мужчина в твоей жизни полностью зависел от тебя?

Ох, нет, если он поставил вопрос таким образом.

— Неужели тебе не хотелось бы, чтобы твой муж имел больше мужских качеств?

И это тоже. Ведь сейчас, когда Фил смотрел на нее очень по-мужски, ей это… как бы точнее сказать, ну, в общем, льстило. Тем более, она так отчетливо помнила прикосновение его рук. Ей опять захотелось прижаться к его груди.

Вдруг зазвонил телефон. Кто бы это мог быть?

— Глория, это Люси. — Похоже, Люси звонила с вечеринки или из бара. — Послушай. Это, конечно, не мое дело, но если бы она была моей матерью, и моя подруга увидела бы ее, я бы захотела, чтобы эта подруга хотя бы предупредила меня.

Глорию словно приморозило к дивану.

— Люси, ты где?

— Я в баре «Монморанси». Здесь твоя мать и… она вроде как… ну, все эти парни толпятся вокруг нее, а она…

— Что она?

— Она кокетничает с ними. О, черт возьми, Глория, по-моему, она подцепила одного типа и сейчас уйдет с ним.

В этот момент Глория поняла, что это значит, когда говорят, что кровь застывает в жилах.

— Не дай ей уйти. Я уже выхожу.

— Но я не знаю, смогу ли я тебя провести.

— Я пройду, даже если мне придется для этого выломать дверь. — Потрясенная, Глория положила трубку. — Мама в баре «Монморанси». Похоже, у нее поехала крыша.

Фил сгреб свои бумаги со столика и направился к двери.

— Встретимся на стоянке.

— Фил, но ты же не обязан помогать мне. Это дело семейное.

Взгляд, которым он одарил ее, был полон величественно-высокомерного презрения.

— Ты не очень хорошего мнения обо мне, не так ли? — Через секунду его уже не было.

Ум Глории лихорадочно заработал. Чтобы проникнуть в бар модного клуба, нужно шикарно одеться. У нее не было подходящей одежды. А если и была, то она не могла в нее влезть. Но у нее были туфли.

Она натянула на свои полные бедра черные шелковые брюки и надела шикарные черные лакированные туфли, в которых у нее вечно отмерзали пальцы ног. Сверху она надела светлую блузку, у которой расстегнула верхнюю пуговицу, подвела ресницы тушью. Сделав по паре мазков черным карандашом по нижним и верхним векам, Глория осталась довольна. Авось примут ее за девицу из богемы.

Она сбежала вниз по ступенькам, чудом не подвернув ногу, и засеменила к своей машине.

Фил уже был там.

— Ты знаешь, где «Монморанси»? — спросил он, протягивая руку за ключами.

Глория молча открыла дверцу и сама села за руль.

— Да. Может быть, я не из тех девиц, что идут нарасхват, но такие вещи мне известны.

Фил промолчал, что еще больше разозлило ее, потому что сейчас ей очень хотелось сорвать на ком-нибудь свою злость, а он был как раз под рукой, но, к сожалению, не давал и малейшего повода спустить собак.

Мотор взревел, и машина устремилась вперед. Выехав из проезда на главную дорогу, Глория увеличила скорость. Кое-где асфальт был покрыт тонкой корочкой льда, и езда требовала предельного внимания и осторожности.

Клуб «Монморанси» находился на другой стороне автостоянки в здании без вывески, примечательном лишь ярко-красной дверью и окнами, обрамленными сиреневым неоном.

Вокруг все пространство было заставлено машинами. Оставалась лишь одна возможность припарковаться — с помощью охранника клуба. Проехав под аркой, Глория остановилась и стала ждать, нетерпеливо барабаня пальцами по рулю.

Неспешной походкой, вперевалочку, охранник подошел к машине. Это был огромный детина с руками, как у гориллы. В обычных обстоятельствах Глория почувствовала бы себя неуютно.

— Мэм, это частная вечеринка.

— Нет, это клуб «Монморанси», и я хочу попасть туда.

Детина отрицательно покачал головой.

— Как поживаешь, Чарли? — тихо спросил Фил, обращаясь к великану.

Детина наклонился и заглянул внутрь машины. Его взгляд миновал Глорию и остановился на Филе.

— Мистер Тойнби. Добро пожаловать, сэр. — Сказав это, он открыл дверь со стороны Глории и сделал это так быстро, что она чуть не вывалилась на асфальт. Тем не менее, ей удалось удержаться. Изменения в поведении Чарли не ограничились открыванием двери, он также учтиво подал ей руку и помог выбраться из машины.

— Чарли, это мисс Кемпбелл, — проинформировал Фил, обойдя машину.

Глория сделала вид, что не заметила, как Фил сунул Чарли сложенную ассигнацию.

— Какой напиток вы предпочитаете, мисс Кемпбелл? — спросил Чарли, садясь за руль. При этом машина накренилась на левую сторону.

Глория жеманно вздохнула:

— Я застряла на «астронавте». — Она понимала, что этот, когда-то популярный коктейль, уже вышел из моды, однако других не знала.

Чарли кивнул и отъехал.

Они подошли к двери, которая распахнулась внутрь при их приближении. Девушка при входе прикрепила к их запястьям пластмассовые бирки.

Ей досталась зеленая бирка, а Филу — синяя. Окольцованные, они прошли под аркой, за которой их встретила официантка, державшая поднос с двумя фужерами. В одном из них была жидкость желтого цвета, в другом — розоватого. Последний предназначался для Глории. Ее «астронавт». Знак персонального внимания.

— Чарли просит вас стать его гостями на этот вечер.

— Мы выражаем ему нашу глубокую признательность. — Фил мило улыбнулся и ловко сунул ей ассигнацию.

Коктейль сразу ударил Глории в голову. Она почувствовала это, когда обвела взглядом тускло освещенное помещение.

— Как тебе этот напиток? — спросил Фил. — Он тебе не понравился?

— Нет, — ответила она и скорчила гримасу.

— Тогда я закажу что-нибудь другое.

— Ни в коем случае! Я подержу его немного. Он гармонирует по цвету с моим костюмом.

Он широко улыбнулся, и его зубы показались Глории неестественно белыми. По всему залу в островках света мелькали запястья посетителей с разноцветными бирками. Играл джазовый ансамбль из трех музыкантов, исполнявших старые свинги в новой аранжировке.

— О, как хорошо, что ты здесь. — Люси появилась внезапно, вынырнув из полутьмы, и заглянула за плечо Глории. — Тебе и его удалось протащить сюда?

— Это он протащил меня, — поправила ее Глория.

— В самом деле? — Люси внимательно посмотрела на Фила, в то время как он и Боб обменивались рукопожатиями, а затем повернула Глорию к стойке бара. — Вон она.

Глория тут же услышала знакомый женский смех. Патриция Кемпбелл сидела на высоком табурете, положив ногу на ногу. Ее окружали мужчины — ровесники Глории. И на ней был АЛЫЙ ЖАКЕТ.

10

Фил ничуть не жалел о том, что дал Чарли пятьдесят баксов. Да и двадцатка официантке тоже была потрачена не зря. Зато, если Глории вдруг понадобится прийти сюда еще раз, у нее не будет никаких проблем.

Не волновало его и то, что он растратил почти все деньги, отложенные на издание брошюр. Ведь именно благодаря Глории, отдавшей ему роскошные остатки новогодней вечеринки, удалось выкроить деньги из его продовольственного бюджета.

Фил сделал большой глоток бурбона и почувствовал, как тот проторил теплую приятную дорожку в его желудок. Настоящее виски. Давно он уже не пробовал хорошего виски. Да и вообще, он уже несколько месяцев не брал в рот спиртного, если не считать пары бутылок пива в неделю. Новый год был исключением.

Вкусовые ощущения, притупленные регулярным употреблением небольших порций виски, возродились после нескольких месяцев воздержания. Ему никогда не казалось, что он живет пресыщенной жизнью, однако он замечал, что ему становится все труднее удовлетворить свою тягу к наслаждениям. Опыт последних месяцев, прожитых вне этой мишуры, позволил ему лучше понять основные, непреходящие ценности человеческого бытия.

Фил сделал еще один глоток бурбона и принялся размышлять. Удивительно, как все получается. К нему пришло глубокое осознание своих истинных целей и устремлений, и это потрясло его, над данной темой следовало подумать отдельно.

В этот момент к Глории подошла ее подруга и показала, где сидит ее мать, Патриция Кемпбелл, которая, по мнению Фила, выглядела классно. Если честно, то даже потрясающе. Конечно, он никогда не сказал бы об этом Глории. Теперь Филу было ясно, от кого Глория унаследовала пару таких красивых ножек.

Пока он размышлял, Глория направилась к своей матери.

Допив виски, Фил вознамерился последовать за своей спутницей, но тут, как по мановению волшебной палочки, у его локтя появился еще один бокал с бурбоном. Он начал было отказываться, но затем подумал, какого черта? В конце концов, машину вести не ему, да и настроение располагало…

Глория упорно протискивалась через толпу мужчин, пока не оказалась рядом с матерью.

— Глория, что ты здесь делаешь?

— Зашла немного развеяться. — Она уселась на высокий табурет, холодно взглянула на мать и поднесла к губам свой бокал.

Чтобы протолкаться к стойке, Филу пришлось приложить гораздо больше труда, нежели Глории. Ее мать заметила его.

— А кто этот симпатичный парень? Познакомь нас. Привет, меня зовут Пэт.

— Пэт?

Мать предостерегающе посмотрела на дочь.

— Это Фил. Он…

— Я друг Глории, — вмешался Фил.

Ее мать пожала ему руку.

— А теперь я хочу, чтобы вы познакомились с моими друзьями. — Она торжествующим взглядом обвела своих поклонников. — Это Луис. — Она вцепилась в руку молодого человека, стоявшего рядом с ней. — И Родни, и Винсент, и Сол, и Тоби, и Тедди, и Дэн, и Би Джей, и… Фрэнк. — Исторгнув из себя воркующим голосом последнее имя, она наклонилась к его обладателю.

Фил считал себя воспитанным человеком, что исключало такие вещи, как заглядывание за отворот блузки матери девушки, с которой он встречается. Однако Фрэнк не встречался с Глорией и потому не был таким щепетильным, то есть, не делал секрета из того, что его интересовало в данную минуту.

Глория выглядела так, будто ее вот-вот стошнит.

Фил наклонился к ней и прошептал в ухо:

— Пойдем танцевать.

— Ты свихнулся?

— Вовсе нет.

Оставив недопитый бокал на стойке, Глория позволила ему утащить ее от матери. Когда они вырвались на открытое место, молодые люди, толпившиеся вокруг Патриции Кемпбелл, опять сомкнули свои ряды.

Пока они пробирались к танцевальной площадке, Глория то и дело оглядывалась назад.

— Фил, что мне делать? — прохныкала она, когда он привлек ее к себе и заставил танцевать.

— Возможно, тебе ничего не нужно делать.

— Как же так? Она рисуется перед мужчинами, которые увешаны золотыми цепями!

В этот момент джаз грянул ламбаду, а кучка у стойки разразилась громким хохотом, после чего мать Глории направилась к танцевальной площадке в сопровождении двух поклонников «с золотыми цепями».

Глория не обращала внимания на мелодию. Ей было все равно. Она продолжала ритмично покачиваться в его объятиях, и этого для него было более чем достаточно. А ее мать… Да, эта женщина умеет танцевать, подумал Фил. Если эти движения можно было назвать танцем…

— Фил… ну сделай же хоть что-нибудь. Меня она не послушает. Я знаю это.

Фил знал это лучше нее.

— Что ты хочешь, чтобы я сделал?

— Убери этих парней!

— Ты хочешь, чтобы я втиснулся между ними и отнял у них партнершу?

— Ты это сделаешь?

И танцевать ламбаду с ее мамой?

— О нет, я…

— Пожалуйста. — Глория посмотрела на него так, словно он был рыцарем на белом коне.

— Глория… — Это плохая идея. Очень, очень плохая идея.

Она отошла в сторону, покинув танцплощадку.

О'кей. Прекрасно. Просто прекрасно. Фил двинулся в сторону ее матери, сознавая, что он оказался в абсолютно безвыходной ситуации, создавать которые могут только женщины. Очевидно, бог наделил их для этого особым даром.

Глории казалось, что она существует отдельно от своего тела. Это ощущение должно было скоро прекратиться, и тогда, кто знает… Она надеялась, что ей удастся переселиться в иное тело. В любое, но только в то, которое могло носить этот красный жакет.

Должно быть, все дело в нем. А в чем же еще?

Как еще можно объяснить то, что ее мать танцевала ламбаду с несколькими партнерами на танцевальной площадке в одном из самых крутых клубов Эдмонтона?

Глория не могла оторвать глаз от этого зрелища. Она не заметила, как допила свой коктейль, и отмахнулась, когда ей принесли еще один бокал противного пойла.

— Я за рулем. — Несколько секунд спустя у нее в руке очутился бокал с газированным безалкогольным напитком.

Она выпила три бокала газировки.

Фил не уступал в ламбаде Луису, Фрэнку и всем прочим любителям золотых цепей.

Фил не просто не уступал, он явно превосходил их.

Потом Глория смотрела только на проклятый жакет. Она готова была поклясться, что тот дразнит ее.

Посмотри, что в моих силах, казалось, говорил он.

Сначала Глория думала, что видит сквозь эту ткань, но при таком освещении она не была в этом уверена. Затем она решила, что ее вводят в заблуждение едва заметные переливы ткани и то, как она то плотно обтягивала грудь ее матери, то мягко облегала ее, словно лаская, в зависимости от движений танцующей.

Люди наблюдали за происходящим из-за своих столиков. Наблюдали пары. Только Глория была одна.

Ее не клеил ни один мужчина. Она положила ногу на ногу и слегка покачала ступней в надежде, что кто-то вдруг западет на ее сексуальные туфли.

Всех интересовало только шоу на танцплощадке.

И никто не знал, что происходило всего лишь в нескольких футах от того места, где извивались танцующие. Там одинокая женщина в шелковых черных брюках и модных туфлях принимала решение, которое должно было изменить ее жизнь.

Нет, ее больше не интересовала сногсшибательная карьера. Она не хотела добиваться успеха в одиночку, независимо ни от кого. Нет, она хотела стать зависимой.

И человеком, от которого она хотела зависеть, был Фил.

К несчастью, он в настоящий момент был словно привязан к ее матери. Да, он сделал именно то, о чем она его просила, — одержал верх над всеми этими носителями цепей. И это доставило ему удовольствие, судя по радостному выражению его глаз и белозубой улыбке. Всеми фибрами своей души Глория жаждала, чтобы так он смотрел только на нее. Во рту у Глории пересохло, и она залпом выпила бокал. Тут же у нее под рукой, как по волшебству, появился следующий.

Нет, хватит пить сок и газированные напитки. В них слишком много калорий. Именно здесь и сейчас Глория поклялась, что похудеет настолько, чтобы можно было надеть этот жакет. Вы только посмотрите, что он сделал для ее матери!

Кстати, о матери. От Глории не ускользнуло, что ее, похоже, вовсе не беспокоит то, что Фил друг ее дочери…

Около двух часов ночи они вышли из клуба и удостоверились в том, что Патриция Кемпбелл села в свою машину и уехала — одна.

— Ты идешь со мной? — спросил Фил. — Но твоя квартира на другом этаже.

— Я знаю.

— Глория… я разбит, я с трудом передвигаю ноги.

— Еще бы. После стольких упражнений. Здорово ты повеселился сегодня.

Единственное занятие, которым пришлось довольствоваться ей самой — это любование безумными плясками. А еще посещение женского туалета. Не знаю, как только в меня вместилось столько сока и газировки, подумала Глория.

Фил умолк. Некоторое время они шли в тишине. На нижней площадке он повернулся к ней лицом.

— Глория, ты сама попросила меня вмешаться. Ты же видела, с чем я столкнулся.

— Да. С моей мамой. И делал это довольно часто. — Она начала подниматься по лестнице.

Он пробурчал что-то нечленораздельное и быстро взбежал по лестнице, чем немало удивил Глорию. Откуда только у него взялись силы, подумал она. Отомкнув дверь, Фил поклонился, приглашая Глорию войти.

Переступив порог, она заметила, как что-то маленькое и серое метнулось в спальню и исчезло там.

Она подошла к тренажеру, села на него, сняла туфли и начала выполнять упражнения.

Прикрыв поплотнее дверь спальни, Фил повернулся к ней.

— Что ты делаешь?

— Занимаюсь на тренажере.

— Ночью?

— Утро не за горами. Мне нужно разрядиться.

Фил вздохнул и наклонился, чтобы поправить ее руки на перекладине. Он весь пропах сигаретным дымом и еще чем-то, чем должен был пахнуть тот, кто танцевал ламбаду.

Закончив разминку, Глория перешла к упражнениям для ног. Фил выглядел по-прежнему озадаченно.

— Скажи мне, какая муха тебя укусила?

— Мне нужен ключ от твоей квартиры. — Этим неожиданным заявлением она удивила не только его, но и себя.

— Зачем?

— Чтобы я могла заниматься на тренажере в любое время.

— Хорошо, только не забывай сначала постучать в дверь, чтобы предупредить кота.

Ну и чудеса. Неужели он безропотно отдаст ей ключ? Глория взглянула на него. Его лицо было серьезным.

— А теперь объясни мне, в чем дело. Почему у тебя так резко испортилось настроение?

Она не должна была объяснять ему. Упоминание об унижении, которое она испытала этим вечером, не сделает ее более привлекательной в его глазах.

Но ведь он только что согласился дать ей ключ. По первому ее требованию. И предупредил насчет кота.

Глория вздохнула:

— Моя мать.

— А, дьявол! — Фил повернулся к стене и пару раз ударился об нее головой. — Я знал это.

— Нет! Я не виню тебя. Ты не дал моей матери совершить большую глупость, и я очень благодарна тебе за это.

— Не стоит упоминать об этом. — Он кивнул ей. — Для ног этого вполне достаточно.

Глория продолжала работать.

— Я дам ногам дополнительную нагрузку.

— Сколько?

— Тройную, как минимум.

— Ты выдохнешься.

— Посмотрим!

— Ты прогрессируешь слишком быстро и перепутаешь все показатели в моей таблице.

— Ну и пусть. У меня нет времени на твою теорию, — огрызнулась она.

Покачав головой, Фил сел на сиденье тренажера, одним махом застопорив его.

— Уйди. Мне нужно выполнить еще хотя бы пару упражнений.

Он не сказал ничего. И не двинулся с места. Глория вздохнула.

— Мне нужно что-то делать. Ты не можешь представить себе, как унизительно было сидеть там одной, в то время как вокруг моей матери вился рой мужчин. Я хочу сказать, что не ищу каких-то серьезных отношений прямо сейчас, но как было бы приятно, если бы на тебя хоть раз кто-нибудь обратили внимание.

Он поднял ее подбородок пальцем.

— Но от тебя исходил мощный сигнал «занята».

— Чепуха! Я не подавала такого сигнала! Да и потом я же надела туфли.

— И еще ты надела черные брюки. Не слишком-то сексуальные.

— Зато мать надела мой красный жакет. Весьма сексуальный.

Вспомнив о жакете, Глория решительно вцепилась в верхнюю перекладину. Если бы Фил не успел увернуться, у него на голове выросла бы огромная шишка.

Он схватил ее за запястья.

— Ты игнорируешь сигналы, которые подают тебе мужчины.

— Сегодня вечером никто не подавал мне сигналов.

Фил посмотрел на нее как-то странно:

— Ты в этом уверена? — Глядя ей в глаза, он просунул свою руку ей за спину и нажал кулаком в позвоночник. — Сядь прямо. — Глория выпрямилась и оказалась в нескольких сантиметрах от него.

У него были очень темные глаза и очень теплое тело. А может быть, это тепло исходило от ее тела. Или от обоих. Глория едва заметно придвинулась к нему.

— Ты сгибаешь спину.

Господи, ну неужели его ничем не прошибешь? Он словно каменный.

— Это я виноват в блокаде твоего столика.

— Как это?

— Я дал им знать, что ты со мной.

— Ты?

— Угу.

— Как?

— Глазами.

— Ты хочешь сказать, что все мужчины — телепаты?

Положив руки на ее бицепсы, он скомандовал:

— Тяни.

Она потянула за перекладину. Ее мускулы напряглись и встретили преграду из его ладоней. Странное ощущение. Странное и чувственное.

— Значит, ты телепатировал всему залу сигнал: «Руки прочь, ребята»?

— Что-то вроде этого.

Фил взял у нее перекладину.

— Дай-ка мне посмотреть, с каким весом ты работаешь. — Фил подтянул перекладину к своим плечам и опять поднял. Под его рубашкой взбугрились мускулы. У него были очень красивые мускулы. После нескольких циклов он отпустил перекладину, встал и что-то покрутил пальцами, регулируя натяжение.

— Попробуй теперь. — Он сел верхом на скамейку, лицом повернувшись к ней.

Глория подтянула перекладину:

— Bay!

— Так лучше?

— Да, — кивнула она.

— Этим вечером ты наблюдала за своей мамой.

Она наблюдала и за ним, но не собиралась поправлять его.

— Тебя не интересовали мужчины, это было написано на твоем лице.

— На танцевальной площадке были и мужчины. Я могла наблюдать за ними.

— Ты установила с ними визуальный контакт?

— Как бы мне это удалось? Все они глаз не сводили с моей матери.

Фил поднялся с места.

— Знаешь, Глория, ты бы не распознала сигнал от мужчины, даже если бы он укусил тебя за нос.

Она тоже встала.

— То, что я не кидаюсь на шею каждому встречному, еще не означает, что я не могу узнать, интересуется мной мужчина или нет.

— Вот как? — Он заморгал и посмотрел на дверь спальни. — Я иду спать… пойдем вместе, если хочешь.

— Ха-ха. — Глория взяла свою сумочку и пошла к выходу. — Спокойной ночи, Фил. И спасибо.

— Спокойной ночи, Глория.

11

Мрачный взгляд Фила был устремлен поверх стопки газет и журналов, лежащих на его столе, на упражнявшуюся Глорию. Целеустремленная женщина! Настолько целеустремленная, что упускает возможность заняться упражнениями другого рода.

Забавная ситуация! Его игнорировала женщина. Такого с ним еще не случалось.

Ну вообще-то не то, чтобы игнорировала. Просто сохраняла в их отношениях статус-кво. Только Фил хотел изменить его.

Однако Глория игнорировала все знаки внимания со стороны Фила.

Может быть, он передавал свои сигналы не на той частоте? Нужно попробовать перейти на другую.

— Я знаю, что если смогу предложить нечто экстраординарное, они поймут, что я созрела для повышения.

Глория бормотала что-то себе под нос, занимаясь на тренажере. Кстати, это было уже ее второе занятие за сегодняшний день. И если она не отклонится от графика, которому следовала в последние четыре дня, то появится снова около девяти вечера.

Фил дал ей ключ от своей квартиры — разве это не сигнал? Но пока что каждый раз, когда она приходила заниматься на тренажере, он был здесь.

— Ошибка дизайнеров стала основным фактором, повлиявшим на снижение объема оптовой торговли «Фаст Фудс». — Глория сделала паузу и стянула с себя тенниску, под которой оказался черный спортивный топик, контрастировавший с нежной белой кожей, после чего опять ухватилась за ручку тренажера.

У Глории была бесподобная кожа. Фил чуть не застонал от восхищения.

— Дело в том, — продолжала она, — что наш кофе такого же качества, как и у них, и анонимное тестирование показало, что люди не ощущают разницы между нашим кофе и тем, что продается в шикарных кафе, поэтому затраты на повышение качества не имеют смысла.

— Восприятие — это все. — Голос Фила прозвучал нормально, и это немало его порадовало.

— Я знаю, но мощная рекламная кампания неизбежно отразится на себестоимости нашей продукции, что ударит по кошельку потребителя. — Глория встала с места, чтобы пересесть в другую позицию.

Фил лелеял несбыточную надежду, что она стянет с себя широкие шорты и будет упражняться в велосипедных трусиках.

Он смотрел на лист бумаги, вставленный в пишущую машинку, и не видел уже напечатанной части текста. Он видел Глорию, он слышал ее дыхание. Тяжелое, прерывистое. То и дело с ее губ срывался едва слышный стон.

— Фил! — Глория убрала волосы с лица и завязала их сзади в пучок. При этом, когда она подняла руки, обнажилась значительная часть ее живота. Но Фил не хотел говорить ей об этом. — Что бы ты сказал о кофейных киосках на аллеях и даже на углах улиц в деловой части города? Может быть, даже в фойе кинотеатров. Это даст и рекламу, и прибыль. Люди познакомятся с нашим кофе, потому что мы будем продавать его дешевле, чем в кафе. У нас на складах скопилось слишком много кофеварочных аппаратов, которым наконец-то найдется применение… Интересно, сколько стоит аренда места в аллеях?

— Немало. — Почему он никогда не замечал, как сексуально выглядит женщина, разговаривающая о бизнесе во время занятий на тренажере?

— Не думаю, чтобы арендная плата была слишком высокой, иначе там не было бы столько лоточников, продающих дешевые серебряные ювелирные изделия.

Фил открыл рот, но то, что он собирался сказать, так и осталось у него на языке. И перед собой он увидел вдруг не Глорию, а десятки киосков, торгующих гамбургерами и чизбургерами его компании.

Ему это понравилось.

Он быстро вставил новый лист в пишущую машинку и начал печатать все, что только приходило ему в голову. Он не работал в компании вот уже несколько месяцев и не знал, собираются ли они расширяться, но Глория затронула проблему, с которой им когда-то пришлось столкнуться. И ее решение стоило самого пристального внимания.

— Хелло-о-о, Фил!

Он поднял голову.

— Я ухожу.

Он рассеянно кивнул, не переставая стучать по клавишам.

Глория возвратилась в свою квартиру.

Даже если бы она тренировалась голой, Фил не обратил бы на нее внимания!

Ну что ж, в запасе есть еще жакет. Она заставила мать вернуть его, и теперь он висел в шкафу.

Глория приготовила себе салат с обезжиренным майонезом и позвонила матери, чтобы избежать соблазна съесть еще что-нибудь. В последнее время разговоры с ней отбивали у Глории всякий аппетит.

Мать сразу сняла трубку.

— Ты дома! — произнесла Глория, не успев прожевать салат.

— Да, — вздохнула Патриция Кемпбелл. — В последнее время в «Монморанси» стало скучновато. Не думаю, что тебе захотелось бы привести Фила ко мне в гости.

— Нет. Мама, разве тебя нисколько не беспокоило то, что в тот вечер он пришел именно со мной?

— Конечно, нет. Ведь это ты заставила его танцевать со мной, чтобы отвадить других мужчин.

Глория чуть было не поперхнулась.

— Это он тебе сказал? Как он мог?

— Ему и не нужно было ничего говорить. Твоя забота очень тронула меня.

— От папы ничего не слышно?

— Он оставил мне сообщение на автоответчике. В ответ я позвонила тем людям в магазин и попросила передать ему, что у меня все в порядке и я очень занята.

Пора сменить тему. Глория рассказала матери о своем плане создания сети киосков и, к ее удивлению, мать подсказала ей кое-что полезное. Глория тут же схватила лист бумаги карандаш и записала.

— Мама. Ты прямо генератор идей.

— Именно этим я и занималась много лет. Ладно, я посмотрю в своей записной книжке и дам тебе несколько фамилий. Может быть, позвоню кое-кому.

— Это уже лишнее. Я не хочу нагружать тебя.

— Я буду только рада помочь тебе.

Глория положила трубку. Может, теперь мать будет сидеть дома, а не шататься по клубам, и одно это уже хорошо. Занявшись хоть каким-то делом, она будет легче переносить разрыв с отцом и не будет компрометировать дочь.

Через неделю после фиаско в «Монморанси» и после тридцати занятий на тренажере Глория посчитала, что она заслужила мороженое и купила себе целую пинту своего любимого «Чоколейт Рэпидс» с ирисом, орехами, карамелью и шоколадными стружками. Срывая обертку, она чуть не сломала себе ноготь. Она вонзила ложку в мороженое и уже поднесла к губам огромный кусок, но остановилась.

А жакет? Есть ли какой-то прогресс?

Глория посмотрела на мороженое. Ей хотелось мороженого. Ей было нужно мороженое. Она теряла силу воли.

Глория заставила себя пойти в спальню и снять алую тряпицу с вешалки.

В последний раз, когда она примеряла ее, пуговицы едва застегнулись. Может быть, теперь удастся отвоевать еще один дюйм. Это даст ей силы положить мороженое назад в морозильник.

Шелковистое прикосновение ткани возбуждало ее. Глория свободно застегнула пуговицы. Теперь кофточка не обтягивала ее, задираясь на животе, а мягко и соблазнительно облегала грудь.

Неплохо. Интересно, как это выглядит со стороны. Только сначала надо надеть юбку. Стильную короткую юбочку… На которой ей в прошлый раз не удалось застегнуть молнию. Что ж, попробуем сейчас…

Ура! И молния, и крючок на поясе юбки застегнулись без лишних уговоров, и теперь она так же мягко облегала похудевшие бедра Глории, как волшебный жакет — ее грудь.

Глория удовлетворенно посмотрела на себя в зеркало и надела модные черные туфли.

Кажется, она выглядит во всем этом немного вызывающе. Ну и пусть.

Нужно показаться в этом наряде Филу. Глория запихнула мороженое назад в морозильник, взяла ключ и поспешила в его квартиру.

— Фил? Ты дома?

— Входи, — отозвался он.

Пока Глория открывала дверь, Фил передвинул тренажер от стены на середину комнаты и подготовил его.

— Ура! — Сияющая Глория влетела в комнату. — Смотри!

У Фила пересохло в горле.

— Глория?

Она лихо закружилась на месте так, что подол и без того короткой юбки взлетел кверху.

— Ну, как результат?

Фил попытался сглотнуть комок, от волнения подступивший к горлу.

— Ты выглядишь… — Он нарисовал в воздухе какую-то неопределенную фигуру. — Ты… — Внутри у него все задрожало. Он очень испугался, подумав, что в нем просыпается пещерный человек.

Лицо Глории погрустнело.

— Слишком вызывающе? Я выгляжу слишком вульгарно?

— Нет. — Его голос поднялся на октаву. Он откашлялся. — Нет. Очень изящно.

— А как тебе мой жакет? Я тебе его уже показывала, только на вешалке. Помнишь?

Фил с трудом перевел взгляд на алый жакет, который он видел на ней впервые. Господи… Он подчеркивал… Филу было трудно подобрать подходящее слово, чтобы описать женственность ее тела. Непонятно, то ли ткань просвечивала, то ли это была игра его воображения, но ему показалось, что он видит ее грудь. Во всех деталях. Так, словно она обнажена…

— Ну что ты молчишь? Мне так хочется повеселиться! Своди меня в «Монморанси». Ну пожалуйста!

Глаза Фила пожирали Глорию, ее сияющее лицо над самым элегантным в мире красным жакетом, юбку, нежно ласкавшую ее бедра, и пару туфель на высоких каблуках, которые сотворили чудеса с ее походкой.

Эх, парень, и угораздило же тебя!

Фил держал в руке уже третий бокал с безалкогольным напитком, предназначенным для тех, кто за рулем, и пристально наблюдал за танцплощадкой. Глория, утверждавшая, что она не умеет танцевать ламбаду, оказалась невероятно способной ученицей.

Как жаль, что не он стал ее учителем.

Никогда еще великий мужской коллектив не предавал так быстро и так дружно одного из своих членов.

Глорию окружали мужчины, с которыми она флиртовала, танцевала, которых она дразнила. А ведь они знали, что это его девушка… Она… она вся светилась. Фил не хотел, чтобы она светилась для кого-нибудь кроме него.

Каплей, переполнившей чашу, стал поступок Чарли, который вернул Филу чаевые и во время своего перерыва танцевал с Глорией.

После этого Глория завладела всеми мужчинами, находившимися в клубе. Судя по пустым столикам, женский туалет ломился от их спутниц, рыдавших над раковинами.

Фил был не прочь составить им компанию.

Партнер Глории вдруг наклонил ее назад так, что ее волосы рассыпались и коснулись пола.

Интересно, кто научил ее этому приему? Знала ли она, как это действует? Знала?

Следующий кавалер Глории схватил ее за руку и закружил на месте, как юлу. Затем он резко дернул руку партнерши, и Глория красиво откинулась назад. Он тут же привлек ее опять к себе. Музыка прекратилась, и они замерли, словно в рекламной паузе, прославляющей достоинства текилы, после чего партнер Глории коротким поклоном поблагодари ее.

Фил пулей вылетел на танцплощадку.

— Спасибо за то, что ты потанцевал с моей девушкой, приятель. Теперь я хочу показать тебе, как это нужно делать. — Он прижал к себе Глорию и страшно обрадовался, ощутив ее твердые груди.

Она бросила на него взгляд, которого Фил никак не ожидал.

И он ответил на этот взгляд.

После чего они начали танцевать.

Глория твердила себе, что если это оказалось по плечу ее матери, значит, ничего сложного в этом нет. Но тело Фила было так близко и ей это доставляло такое удовольствие, что она не могла отделаться от ощущения, будто они творят что-то нехорошее. Неприличное.

Ну и жакет! Никогда больше не станет она сомневаться в его власти. Вырвавшись из-под колдовского воздействия взгляда Фила, Глория удовлетворенно обвела глазами весь зал. Внимание всех мужчин было приковано к ней.

Да здравствует власть могущественного жакета!

Когда умолк последний аккорд, Фил наклонил свою голову и прошептал ей на ухо:

— Я увожу тебя домой. Сейчас!

Он ревновал — в самом деле ревновал! Это было куда лучше, чем просто обратить на себя внимание.

Она прикоснулась к нему бедром.

— Ты мне очень нравишься таким — сильным и уверенным в себе.

Его сильная и уверенная рука легла ей на плечи, и он стал проталкиваться вместе с ней через толпу к выходу. Глория помахала рукой всем своим вновь приобретенным друзьям. Странно, но ни один из них не попытался помешать Филу.

Очевидно, Чарли дал знать об их предстоящем отъезде, потому что к тому времени, когда они вышли из клуба, вышибала уже подогнал машину Глории к выходу.

Фил сел за руль и завел двигатель.

— Это была просто сказка, — промурлыкала Глория, устраиваясь поудобнее.

Она вела себя как паршивая девчонка сейчас, но, черт возьми, он так долго пренебрегал ею.

— Фу-у, мне так жарко. — Убрав волосы с шеи, она стала обмахивать себя рукой, словно веером. А затем оттянула ворот своего жакета и подула внутрь.

Чуть было не проехав на красный свет, Фил резко затормозил.

Оказывается, вызвать его интерес не так уж и трудно. Сбросив туфли, Глория потянулась рукой вниз и начала массировать ступни и пальцы, зная, что юбка задралась и обнажила ее бедра. Ничего страшного, ведь Фил видел их и раньше. Ради бога! Он снимал с них мерку.

Фил не сказал ничего. Просто его дыхание стало глубже.

Почему-то бедра, выглядывающие из-под юбки, представляли собой более соблазнительное зрелище, нежели бедра, едва прикрытые шортами.

— М-м-м, — простонала Глория. — Как приятно.

Фил повернул за угол так быстро, что ей пришлось прекратить массировать ступню и упереться в дверь, чтобы не удариться о стекло головой.

— Немного не рассчитал, — пробормотал Фил, въезжая на дорожку, которая вела к их жилому комплексу. Он казался изможденным.

— Фил?

— Угу.

— Огромное спасибо тебе за то, что ты сводил меня в клуб.

— Угу.

— Мне страшно понравилось танцевать с тобой.

— Угу, угу.

Фил припарковал машину поближе к дому, чтобы Глории не пришлось идти слишком далеко.

— А тебе понравилось танцевать со мной? — Глорию словно зациклило на танцах.

— Да. — Прежде чем открыть дверь, он смерил ее таким взглядом, что ей стало ясно — она зашла слишком далеко.

— Спокойной ночи, Глория. До завтра, — бросил он на ходу.

Рассердился. И вряд ли стоило винить его в этом. Все это время она была просто Глорией, его соседкой, а сегодня вечером она испробовала на нем силу магического жакета, она изменила правила игры, не предупредив его. Нечестный поступок.

— Фил, подожди! Мне нужно сказать тебе кое-что.

Он замедлил ход, но не повернулся.

— Фил, прости меня!

Он остановился.

— За что?

Глория, держа проклятые туфли в руках и шлепая босыми ногами, подбежала к нему.

— За то, что я ношу этот жакет при тебе.

— Что ты такое мелешь?

Она провела рукой по изысканной ткани.

— Это необычная кофточка. Она обладает особой силой.

Взгляд, брошенный на нее Филом, говорил о том, что он явно не расположен к дальнейшей беседе.

— Спокойной ночи, Глория, — сказал он в третий раз и начал подниматься по лестнице.

Глория последовала за ним.

— Фил, я серьезно! Она привлекает мужчин. У тебя не было ни единого шанса устоять перед ней.

— Ты меня пугаешь. — Он открыл дверь, забыв сначала постучать. Из-под его ног юркнул серый комок и пропал внизу. — Чертов кот! — прошипел Фил.

— Я приведу его. — Глория перегнулась через перила. — Макс, а ну живо иди сюда! Или всю ночь будешь ночевать на холоде!

— Черта с два это испугает его.

Из тени под лестницей послышалось мяуканье.

— Зайди в квартиру, Фил, — попросила Глория и снова нагнулась: — Иди же домой, Максик. Все в порядке.

Пробурчав что-то неразборчивое, Фил исчез в прихожей.

— Он ушел. Ну иди сюда, киска. — Глория зашла в квартиру и слегка прикрыла за собой дверь. На площадку падал широкий луч света. — Сейчас я закрою дверь, — продолжала она, постепенно, дюйм за дюймом, уменьшая световое пространство. — Быстрее, Макс…

В последний момент кот протиснулся в узкую щель и устремился прямиком в спальню.

Глория закрыла дверь.

Она обернулась, ожидая благодарности, но встретила неприязненный взгляд Фила, вынимавшего запонки из рукавов рубашки.

— По поводу жакета… Я не хотела бы рассказывать о том, что побудило меня носить его в твоем присутствии, но я прошу у тебя прощения за это.

Продолжая молчать, Фил начал расстегивать рубашку.

— Скажи что-нибудь!

— Почему жакет, а не то, что под ним?

— Что?

— Если ты хочешь извиниться за что-то, то извинись тогда и за то, что ты надела эту юбку.

— Но ведь в юбке нет ничего особенного!

Он фыркнул.

— Только жакет обладает волшебными свойствами. — И Глория начала сбивчиво повествовать ему о Шерли, Алисии, обо всех обладательницах чудодейственной вещицы.

Фил стоял в расстегнутой рубашке и слушал ее историю с недоверием.

— В общем, ты должен был чувствовать себя сбитым с толку и оскорбленным.

— Да что ты?

— Но это правда. Я кажусь тебе привлекательной потому, что этот жакет — магнит для мужчин. И он влечет тебя.

Фил посмотрел на нее.

— Если ты так думаешь, — растягивая слова, проговорил он, — тогда снимай жакет.

12

Фил стоял напротив и смотрел на нее. Его грудь мерно поднималась и опускалась. Глория ожидала, что вот-вот на его лице появится одна из его обычных улыбок, и он процитирует диалог из «Руби-Губи», или скажет еще что-нибудь, чтобы убрать, взорвать, сломать это напряжение.

Глория медленно перевела взгляд с груди Фила на его лицо. Нет, он не улыбался. И, по всей вероятности, совсем не собирался цитировать героев «Руби-Губи». Напряженность росла. И что же теперь ей делать?

Глория проглотила комок, подступивший к горлу, и вытерла о жакет ладони, которые вдруг стали влажными. Ткань задрожала, как живой организм.

Чего ты боишься? Того, что, сняв эту тряпку, потеряешь для него всю привлекательность? Или наоборот?

Она должна проверить. Конечно, от одной мысли о том, что вся эта история с волшебным жакетом может оказаться правдой, нетрудно свихнуться… но она должна была убедиться во всем на своем опыте.

Ей ничего не оставалось делать, как разбить эти колдовские чары.

С внешней бесстрастностью, которой на самом деле не было и в помине, Глория расстегнула пуговицы на жакете и медленно стянула его, оставшись в кружевном бюстгальтере со специальной вставочкой, поддерживающей ее тяжеловатые груди. Специально его надела под тоненький жакет. Чтобы выглядеть сексуальнее. Сейчас она об этом почему-то не подумала, торопясь избавиться от жакета, уверенная, что без него она снова станет для Фила бесполым существом.

— Ну вот. — Она поежилась от внезапного холода. — Это я опять. Простая прежняя Глория.

— Мне нравится простая прежняя Глория. — Продолжая смотреть ей прямо в глаза, Фил двинулся к ней через всю комнату. Рубашка взвилась у него за спиной, и в каждом его шаге чувствовалась решимость.

Глория воспринимала все, словно в замедленной съемке, — и его широкие шаги, и то, как он размахивает руками, и игру мускулов на его груди и, наконец, его пылающий взгляд.

— Я думаю, что нам обоим незачем больше притворяться, не так ли, Глория?

Глория ощущала себя голубицей, попавшей в когти ястреба. Она наступила ногами на упавший к ее ногам жакет. Так, на всякий случай. А вдруг от него еще что-нибудь исходит? Какая-нибудь аура.

Хотя это уже не имело значения.

— Фил! — Она щелкнула пальцами. — Проснись! — Ударом ноги Глория отправила жакет под журнальный столик.

Теперь это было не важно, потому что Фил стоял перед ней. Очень близко. И то, как он смотрел на нее, требуя ее и одновременно предлагая себя… Ну, в общем, мужчина никогда не смотрит на женщину так, если он не собирается предпринять в отношении нее нечто радикальное.

Фил вкрадчиво дотронулся до пояса юбки.

— Может быть, ты и это снимешь? Вдруг она намагнитилась от жакета?

Глория попыталась припомнить, говорил ли ей кто-нибудь о такой возможности, однако ее мозг уже работал не в том направлении.

— Тебе нужно помочь? — Он наклонился и прикоснулся губами к ее телу между шеей и плечом. По спине у Глории побежали мурашки.

Ее руки повисли безвольно, словно слепленные из лапши, а ноги — из желе. Мозг превратился в картофельное пюре. В общем — полный набор больничного меню.

Ей нужно было узнать наверняка, влечет ли Фила к ней естественным образом. Или же сыграл свою роль жакет. Она принялась расстегивать крючок на поясе, но пальцы не слушались. Руки из лапши на такое не способны, и поэтому ей помог Фил своими сильными, совсем не похожими на лапшу руками.

Затем он осторожно повернул ее к себе спиной и расстегнул крючки бюстгальтера.

— Эта штука тоже могла намагнититься, — прошептал он куда-то между щекой и ушной мочкой, которую при этом нежно поцеловал.

Глория охнула. Она не могла решить — протестовать ей или нет. Однако в его доводе был здравый смысл. Если существовал хоть какой-то шанс, что он окажется прав, значит, она должна снять бюстгальтер. Она позволила Филу стянуть его с себя.

Фил пробормотал:

— Ты поразительная женщина.

От его пламенного взгляда у нее по телу прошел озноб. Странно, ведь от такого взгляда ей должно было стать тепло. Она должна была гореть, а не дрожать от холода.

Конечно, эта дрожь могла быть вызвана тем, что делал сейчас Фил. Его пальцы рисовали на ее коже постепенно сужающиеся круги. Судя по выражению лица, он напряженно думал о чем-то.

Глории сама погружена была в размышления, и выглядела, наверное, не менее напряженно. Хотя и пыталась переключиться на другие мысли. Ей казалось, что очарование этого момента может исчезнуть, растаять в одну секунду — стоит Филу осознать свои действия.

И если это произойдет, то они оба окажутся в невероятно неловком положении. Фил начнет неуклюже извиняться, а она соберет в охапку свою одежду и…

— Фил… Фил, на мне еще кое-что осталось…

— Терпение, Глория. — Его губы повторили путь его пальцев.

Глория закусила губу и попыталась собраться с мыслями, но при первом же прикосновении его языка ощутила, что погружается в море чувственной амнезии. Однако она должна была сохранить хоть остатки рассудка. Ей нужно убедить Фила в том, что для чистоты эксперимента необходимо снять все.

— Фил, послушай… — Глория обвила руками его голову и приподняла ее от своей груди. Вглядываясь ему в глаза, она медленно произнесла:

— Мои трусики прикасались к юбке. Может быть, они тоже заколдованы.

От удивления Фил заморгал.

— Скорее всего, так оно и есть, иначе, почему бы я до сих пор казалась тебе такой неотразимой.

Они оба одновременно посмотрели на ее трусики.

— Значит, давай избавимся от них во что бы то ни стало, — деловито сказал Фил.

— Но… но что, если тогда я потеряю для тебя всякую привлекательность?

В его глазах она на миг увидела прежнего Фила.

— Глория, милая, ни один мужчина в мире, увидев тебя без одежды, не скажет, что ты не возбуждаешь желания.

Его пальцы проникли между резинкой ее трусиков и телом.

— Фил, сначала окажи мне одну услугу. Ты не мог бы поцеловать меня? Ведь ты никогда еще не целовал меня по-настоящему. Может быть, потом у тебя не возникнет такого желания.

Он положил руки ей на плечи, а затем обнял и привлек к себе.

— Глория, я хотел поцеловать тебя еще до того, как ты надела этот жакет.

— И почему же не поцеловал?

— Я ждал сигнала.

— Чего же ты ждешь сейчас, когда я стою перед тобой почти голая?

В тот же миг он с силой привлек ее к себе. Ее груди оказались прижатыми к его обнаженной груди с такой силой, что Глория задохнулась.

Она чуть было не упала в обморок, а Фил все еще не поцеловал ее.

— Как приятно держать тебя в своих объятиях.

— Надеюсь, что эта фраза не является эвфемизмом «давай будем просто друзьями».

— Глория! — Слегка отстранившись, он чуть усмехнулся и, запустив руку в ее волосы, запрокинул ее голову назад и впился губами в ее губы.

Поцелуй — слово совершенно неадекватное, решила Глория. Как может одно и то же слово обозначать и дразнящее, исследующее проникновение языка Фила, и достоверную имитацию влажного пылесоса, которую демонстрировал Джарвис?

Слава Богу, ей никогда больше не придется вспоминать о нем, потому что не он был последним мужчиной, который целовал ее.

Сначала палитра ощущений от поцелуев Фила была настолько богатой, что Глория была не в состоянии ее осмыслить.

Ощущения накатывали на нее волнами, и Глория старалась удержаться на их поверхности. Это был своеобразный серфинг. Она уже думала, что вполне освоилась в этом океане, как вдруг Фил оторвался от нее.

— А ты будешь целовать меня?

— А разве я этого не делаю?

— Нет.

— Я… Я… наверное, я забыла.

— Ты… забыла?

— Ну… у тебя все это так здорово получалось, что я забыла обо всем.

— Неужели? — Его взгляд скользил по лицу Глории. Он поправил рукой ее растрепавшиеся волосы.

— Да, — произнесла она дрожащим голосом.

Фил улыбнулся:

— У меня получится еще лучше, если будет обратная связь.

— Разве может быть лучше, чем сейчас?

— О да. — Он поцеловал ее снова, на этот раз очень нежно, слегка пощекотав ее губы для того, чтобы вызвать ответную реакцию.

И тогда она поцеловала его в ответ.

Фил был прав — это может быть еще лучше.

Сначала Глории показалось, что она просто утонет в этом взрыве наслаждения. Но затем она начала различать отдельные ощущения — прикосновения губ Фила, их вкус и то, как он держал ее, прижав к своему плечу. Она чувствовала себя как в колыбели.

Глория разжала пальцы, вцепившиеся в плечи Фила, и запустила их в его мягкую, волнистую шевелюру, окружив своими ладонями его затылок.

Фил вобрал в свой рот ее нижнюю губу и посасывал ее мелкими, нежными движениями. Глория встала на цыпочки и проделала то же самое с его губой. Его ладони, которые, похоже, срослись с ее спиной, вдруг начали совершать медленные, кругообразные движения, от которых ей стало тепло. Эти прикосновения были очень приятны, и Глории захотелось ответить тем же самым Филу. Наверняка это тоже доставит удовольствие не только ему, но и ей. Оставив его волосы, она просунула руки под его рубашку и стала скользить ими по его спине, плавно обводя мускулы, которые под ее ладонями обретали выпуклые формы. А его руки, чертившие круги, опускались все ниже и ниже, пока не достигли резинки трусиков… И чуть приспустили их…

Глория извивалась всем телом, как будто танцевала фокстрот. Она почувствовала своими губами его улыбку и улыбнулась в ответ. Вскоре ее трусики оказались у коленей и, когда она повела бедрами, упали на пол. Не прерывая поцелуя — с какой стати ей совершать такой глупый поступок? — она одной ногой переступила край трусиков, а другой отбросила их, и они упали рядом с другими вещами.

Ну вот, теперь она была совершенно независима как от влияния жакета, так и от косвенного магнетизма, который мог передаться нижнему белью.

Конечно, это означало, что ее тело теперь не было прикрыто ни единым, даже самым маленьким клочком одежды. От этой мысли у нее замерло дыхание. Впрочем, нет, в этом, скорее, виноват был Фил, поцелуи которого не давали ей дышать. Или то, как он схватил ее за ягодицы и тесно прижал к себе, а затем начал двигать своими бедрами… Да, да, именно поэтому. Она заставила себя дышать. И не только потому, что при этом она терлась об очень интересную выпуклость на его брюках, но и потому, что ей нужен был кислород. В самом деле. Честное слово. Ее дыхание участилось. Да, без этого самого кислорода обойтись было совершенно невозможно.

Да и Филу, судя по всему, кислорода явно не хватало. Полное отсутствие одежды на теле Глории, похоже, нисколько не умерило его пыла. Скорее наоборот, если судить по движениям его языка у нее во рту и рук, мявших ее ягодицы и прижимавших их к своему телу, ее нагота возбудила его еще больше.

Постепенно до Глории, чей мозг был затуманен страстью, начало доходить, что любое преимущество, которое жакет мог ей дать, любая колдовская сила уже давно сошли на нет, и теперь интерес Фила к ней свободен от какого-либо постороннего влияния.

Полное осознание происходящего подействовало на нее подобно ведру холодной воды.

Она стояла нагая в гостиной Фила Тойнби.

Если уж соблюдать точность, то она стояла нагая в его объятиях в его гостиной. А он был совершенно одет.

Она отстранилась от него. Упершись ему в грудь кулаками.

— Эй! Ты все еще одет!

— Знаю. — Он усмехнулся. — За всю свою жизнь я еще никогда так не заводился.

— Послушай, а ведь тебя можно завести еще больше. — И Глория сдернула рубашку с его плеч.

— Интересно, каким же образом?

— Сними носки и туфли.

Он немного поколебался, а затем сбросил туфли.

— Я не считаю себя консерватором и открыт для новых идей, однако носки и туфли в этом деле ничего для меня не значат.

— Это не для тебя, а для меня. Парень, на котором нет ничего, кроме носков и туфель, похож на метроном, — объяснила ему Глория.

Фил содрал с себя носки так быстро, что Глория поняла это уже после того, как увидела их падающими на пол.

— Ну и ловкач же ты.

Поцеловав Фила, Глория потянулась рукой к пряжке его ремня и расстегнула его, а заодно и застежку на его брюках.

Медленно и аккуратно она двинула вниз замок на молнии, стараясь не вспоминать о том очень неудачном происшествии с Джарвисом, который по какой-то необъяснимой причине решил в тот день надеть джинсы прямо на голое тело.

Она проникла языком далеко в рот Фила, и ей удалось избавиться от неприятных мыслей о Джарвисе.

По телу Глории пробежал небольшой озноб, вызванный предвкушением новых, неизвестных ощущений, когда она стянула с Фила брюки и одновременно все то, что было под ними.

Затем она сделала шаг назад, и ее взору предстала великолепная картина.

Глория вздохнула, и на лице Фила появилась тень тревоги и сомнения. Как трогательно.

— Тебе никто не говорил, что совершенство наводит скуку? — задумчиво спросила она.

Тревога и сомнение уступили место самоуверенности.

— Я опять могу надеть носки.

— Только попробуй.

Он усмехнулся:

— Думаю, что пора выпустить кота.

— В первый раз слышу, чтобы секс обозначали таким выражением. У французов это называется «маленькая смерть». Твой термин куда более заманчив.

— Я тебе покажу заманчивость. Отойди-ка в сторонку. — Он открыл дверь в спальню, став сбоку. Макс стрелой вылетел из комнаты и, пробежав по одежде, валявшейся на полу, спрятался под диваном.

— Совсем не заманчиво, — сказала Глория.

Фил молча взял ее на руки и понес к постели, захлопнув за собой дверь ногой.

— Как приятно, — прошептала она.

— Можешь называть меня традиционалистом. — Он медленно опустил ее на пол, при этом она заскользила по его телу.

Это движение тоже доставило ей удовольствие.

— Я традиционалист и кое в чем другом. — Он открыл тумбочку и достал оттуда несколько презервативов.

— И оптимист, — прошептала она. В пригоршне их было самое малое с полдюжины.

— Просто чтобы не думать об этом.

Лежа рядом с Филом, Глория удивилась полному отсутствию у себя чувства неловкости, которое могло возникнуть. Ведь она была совершенно голой, и это было так естественно, казалось само собой разумеющимся. Так же как и то, что сейчас она должна находиться не где-нибудь, а именно в объятиях Фила.

Он провел пальцем по изгибу ее бедра.

— Почему раньше мы думали, что это плохо? — спросил он, вторя ее мыслям.

— Потому что мы были друзьями?

— А разве теперь нашей дружбе пришел конец?

Одно другому не мешает, подумала Глория. Но она просто покачала головой, когда Фил прижал ее к себе и поцеловал.

Он оказался виртуозом. Во всяком случае, Глория не могла припомнить, чтобы ей приходилось испытывать так много приятных ощущений. Было заметно, что и Фил получает огромное удовольствие. Когда он ласкал ее, и ее тело откликалось на эти ласки, Глория чувствовала, что наслаждение взаимно.

Наибольшее удовольствие Глории доставляло следить за выражением его лица. С Джарвисом заниматься любовью было все равно, что читать скучную книгу, и… и Глория была виновата в том, что имитировала оргазм один или два раза. А может быть, три.

Честно говоря, много раз. Особенно, когда их отношения близились к концу. Джарвиса приходилось все время наставлять — такой он был невнимательный и бестолковый. Глория постоянно комментировала его действия — вот так хорошо, а так приятнее… и порой ей просто хотелось побыстрее покончить со всем этим.

Разумеется, Глория понимала, что в длительных отношениях люди мирятся с такими вещами. Они называют это преодолением проблем.

В этом плане у них с Филом не должно было возникнуть никаких проблем. Глории это стало ясно сразу, как только она услышала идущие откуда-то из глубины ее существа спонтанные стоны, похожие на воркование. Она исторгала их без остановки и все время повторяла «да» и «о Боже».

Метод обратной связи, предпочитаемый Филом, состоял из различных вариантов ее имени. Например, «о, Глория», произносившееся очень быстро, или «о-о-о, Гло-о-ори-и-ия…», тянувшееся чуть ли не минуту. Особую реакцию у нее вызвали слова «о да, Глория, о да» и произносимые страстным, сбивчивым шепотом «быстрее, Глория!»

Последнее относилось к непослушной оболочке презерватива. Их руки так тряслись, что никому из них не удалось вскрыть ее, пока Глория не попробовала разорвать ее зубами и, кажется, прокусила содержимое.

Впрочем, это не имело значения, потому что Филу удалось вскрыть другую упаковку, и теперь уже Глория шептала:

— Быстрее!

Фил расположился сверху, и она подумала, а не ускорить ли дело, и подняла свои бедра, чтобы встретить его в тот самый момент, когда он совершил толчок вперед.

Непосредственный результат удивил их обоих. Они замерли, затем Фил устроился поудобнее. Их пальцы переплелись. Он обворожительно улыбнулся ей и перед тем, как начинать двигаться, тихо сказал:

— Bay, Глория.

Никогда она еще не ощущала такого блаженства.

Немного погодя последовало еще одно «вау, Глория», после чего Фил положил свою тяжелую руку ей на талию, притянул к себе и сказал:

— Оставайся здесь и спи, Глория. — Будто она собиралась куда-то уйти.

Сон овладел ею почти мгновенно, но перед тем, как провалиться окончательно в его сладкую бездну, она успела подумать о том, что может остаться здесь навсегда.

Следующим утром — точнее, тем же утром, но гораздо позднее — Глория проснулась первой и потянулась.

Взглянув на Фила, она заметила щетину на его подбородке и пощупала натертую ею кожу в тех местах на своем теле, которые соприкасались с этой щетиной. Не только на лице и шее. Вспомнив все, Глория смутилась и покраснела.

Стараясь не шуметь, она выбралась из постели и обыскала кухню в поисках исходных продуктов для завтрака. К ее огорчению, основу питания Фила составляли холодная овсяная каша и молоко. Ничего больше, кроме соли и специй, ей обнаружить не удалось.

Однако в данный момент Глории хотелось оладий и яичницы. И, наверное, клубники. Пусть даже теперь и не сезон. Ладно, она сбегает в свою квартиру и принесет кое-что, и когда Фил проснется, теплые оладьи уже будут ждать его на столе.

Натягивая перед уходом жакет, она улыбнулась.

— Хорошая работа, — сказала она ему.

Проснувшись, Фил не обнаружил рядом с собой Глории, зато услышал, как она хлопочет на кухне.

О Господи! Он потянулся, пробуя мускулы, которые давно уже не были в работе, и улыбнулся.

Так значит, это она. Большая любовь.

Любовь подкралась к нему незаметно, как змея. Он не мог сказать, когда именно влюбился в Глорию. Ясно было одно — это случилось еще до прошлой ночи. В этом можно не сомневаться.

Кстати, о прошлой ночи… Фил закрыл глаза и вновь прокрутил в своей памяти самые восхитительные, самые потрясающие моменты. Глория сняла свой жакет в его гостиной — да, это был класс. Когда он увидел эти тяжелые белые груди с просвечивающими сквозь кружево лифчика яркими сосками… Совершенно определенно судьба предназначила Глорию ему. Ее он не променял бы на всех женщин мира, какими бы достоинствами они не обладали. Отныне он посвятит все свое время познанию этой женщины и узнает, что делает ее такой особенной и неповторимой, и позволит ей сделать то же самое в отношении себя.

Фил попытался представить себе возврат к жизни без нее и не смог. Вообще-то эта мысль вызвала у него легкий приступ тошноты. А может быть, он просто проголодался. Интересно, что она делает там, на кухне, и когда собирается проверить, проснулся ли он. Если бы Глория подошла близко к постели, он схватил бы ее в охапку и уложил к себе, и тогда все, что она там готовила, наверняка сгорело бы ко всем чертям.

И может быть, тогда он сказал бы ей, что любит ее.

Глория смотрела на сдобные булочки, которые она только что вынула из духовки. Булочки. Домашние. Приготовленные на скорую руку. Сначала ей хотелось оладий, но потом она передумала.

Она сбегала в магазин и купила клубнику по бешеной цене. Клубника зимой — это ведь романтично. Она приготовила омлет вместо яичницы, положив туда больше белков, чем желтков, потому что так полезнее для здоровья. Она вымыла тарелки, оставшиеся после вчерашнего ужина Фила.

Глория посмотрела на стол, который украсила настоящими салфетками из ткани. Итак, она опять заботилась о мужчине, вошедшем в ее жизнь. Ничего не поделаешь. Наверное, это было у нее в крови.

Но это же Фил, сказал ей тихий внутренний голос. Он стоит этого.

Да, стоит. Вот почему она ничего не может поделать с собой. У нее поникли плечи.

На отношениях с Филом стоял штамп «Временно». Рано или поздно, но он вернется в свой настоящий дом, к своей настоящей жизни, в которой не будет места для нее. Она все предоставлявшееся судьбой время и энергию потратит на него и в конечном счете окажется там же, откуда начала. В активе у нее останутся лишь приятные воспоминания.

Приятные воспоминания у нее уже имелись. Так почему бы не перескочить через этап потерянного понапрасну времени? Еще не слишком поздно. Они могут позавтракать и расстаться. Затем она упакует жакет и отошлет его Джози по почте, после чего вернется к своему плану произвести впечатление на босса, получит повышение и с ним личного помощника, достигнув, таким образом, успеха и вечного счастья.

И тогда, если бы Фил… нет. Никаких тщетных надежд. К тому времени он наверняка будет вне сферы ее досягаемости.

Глория положила ему омлет на тарелку и оставила все булочки, а затем написала беззаботную записку: «Давай как-нибудь повторим этот опыт». Зачем сжигать мосты?

Что поделаешь, ей не хватало последовательности, и она это знала.

13

Глория попросила мать прийти и помочь ей подготовить презентацию идей с киосками.

Патриция прибыла, вооруженная тактическими и стратегическими замыслами, а также записной книжкой. Пока Глория занималась анализом деловой информации, ее мать занималась кадрами. Во всяком случае, о боссе Глории ей было известно почти все. Глория, проработавшая с этим человеком четыре года, не знала и половины того, что сообщила ей мать.

— Кроме того, в понедельник я играю в теннис с Грейс Флитроу. Мы играем в паре против Бекки Слик и ее партнера.

— Грейс Флитроу — жена Марка Флитроу? Это же босс моего начальника!

— Вот именно.

Глория от удивления разинула рот. У ее матери был доступ к каждому более или менее влиятельному лицу.

— Я замолвлю за тебя словечко, будь спокойна. Но во вторник ты должна не ударить лицом в грязь. Подготовь все свои тезисы. Ты должна быть в состоянии ответить на любой, самый каверзный вопрос. Вечером в понедельник я позвоню и проинструктирую тебя дополнительно. — Сделав соответствующую пометку в записной книжке, Патриция Кемпбелл откинулась на спинку дивана. — А теперь представь себе, что я — твой начальник. Изложи мне свои предложения.

Мать оказалась очень дотошной слушательницей, не прощающей никаких огрехов.

Когда пришел Фил, Глория уже в третий раз повторяла свои тезисы. Она ожидала его с некоторым волнением, какое присутствует почти всегда у женщин и мужчин после их первой интимной близости при встрече «на следующее утро после…».

Глория широко распахнула дверь, чтобы Фил успел заметить ее мать.

Не произнося ни слова, Фил долго и строго смотрел на Глорию, а затем улыбнулся через ее плечо:

— Как дела, Пэт?

Пэт? Глорию передернуло.

— Фил, это ты? Проходи скорее.

Он прошествовал мимо.

— Мне так не хватало тебя в «Монморанси», — сказала ее мать и подставила Филу щеку для поцелуя.

Фил чмокнул ее с таким видом, словно они проделывали это много лет.

Ну и ну. Спятил он, что ли? Глории и в голову не приходило, что он мог разозлиться. Она, конечно, допускала, что его самолюбие могло быть уязвлено, но не в такой же степени.

— Мы с Глорией обсуждаем сейчас ее кампанию. Она упоминала о ней в ваших разговорах?

Фил сел на диван рядом с ее мамой, а Глория осталась стоять рядом. Такой расклад выглядел несколько странно. По крайней мере, в глазах Глории.

— Именно поэтому я и пришел.

— Вот как? — удивилась Глория.

Он не удостоил ее даже беглым взглядом. Пэт взяла ручку, приготовившись записывать.

— Ну вот и отлично. Каково же твое мнение?

Фил подался всем телом вперед.

— Вот что я скажу. Идея киосков вполне разумна. Но реализовывать ее лучше в сотрудничестве с компанией, владеющей сетью закусочных и кафе. Нужно усилить узнаваемость торговой марки. Это немаловажно. К тому же, наличие партнера удешевляет расходы на строительство, а рекламный аспект остается в полном объеме. Чем плохо?

Разве не ей он должен был говорить все это?

— Отлично, — сказала ее мать, торопливо записывая. — Мы включим это отдельным пунктом в презентацию Глории.

— О да, это будет здорово. — Глория приложила определенные усилия, чтобы в ее голосе не прозвучал сарказм. — Но вряд ли я смогу так быстро найти партнера, готового сотрудничать с «Фаст Фудс». Да и к тому же у меня нет полномочий.

— Но у тебя есть я. — Фил посмотрел ей прямо в глаза, после чего Глория решила, что лучше не обмениваться с ним взглядами. — Я познакомлю тебя с моим дедушкой. — Он перевел взгляд на Пэт и добавил: — «Тойнби Снэк».

— О, не может быть! — Мать Глории даже хлопнула в ладоши. — Мне нужно внести изменения в записную книжку. Ф-и-л-и-п…

— Тойнби, — медленно произнесла Глория. — Значит, ты и есть «Тойнби Снэк»?

— Да. — Он удивленно посмотрел на нее. — По-моему, тебе это было известно.

— Я знала твою фамилию, а также то, что твоя семья занимается бизнесом, но я никогда не думала, что… — Священная корова. «Тойнби Снэк». Гигантский спрут. Почти монополия.

— Глория, с такими связями ты вряд ли нуждаешься во мне. — Пэт собрала свои вещи.

— Мама, не уходи!

— Кстати, я чувствую… — Она показала на Фила. — Вам двоим нужно поговорить.

Фил ласково посмотрел на Глорию, но ее нельзя было этим одурачить. Она попала в беду. Она проводила мать до двери.

— Мама! — прошептала она. — Пожалуйста, останься!

— Глория, я видела, как этот парень смотрел на тебя, счастливая ты девчонка. К тому же у тебя лицо натерто докрасна его щетиной.

— Мама!

— Сходи познакомься с его дедушкой. — И мать исчезла за дверью.

Глория повернулась к Филу. Он вытащил ее записку из своего кармана и бросил на стол.

— Объясни это. — Его голос был твердым, как алмаз, а взгляд острым, как лазер.

— По-моему, и так все ясно.

— Ты испугалась.

— Вовсе нет.

— Так значит, мне приснилось все, что произошло прошлой ночью? — Его голос стал более низким и чуть хриплым.

Она покачала головой.

— В чем же дело?

— Послушай, Фил, ведь мы оба понимаем, что у нас ничего не выйдет. А особенно теперь.

— Почему же «особенно теперь»?

— Потому что ты — «Тойнби Снэк».

— Я работаю там или, вернее, работал. И, возможно, снова буду работать. Ну и что с того?

Он был прав. Просто она придумывала несуразные предлоги, чтобы скрыть от себя истину.

— Завтрак тебе понравился?

— Он понравился бы мне еще больше, если бы ты разделила его со мной.

— Я не хочу заниматься этим каждое утро.

— Ну так и не занимайся.

— Но… что-то заставляет меня. Я… теряю себя в отношениях. Я жертвую своими целями и мечтами и…

— Ерунда. Глория, это были всего-навсего сдобные булочки. Вкусные. Но булочки — это только булочки. «Тойнби» их тоже производит, ты же знаешь. Если хочешь, я достану тебе дисконтную карту, и покупай их себе сколько влезет по дешевке. Я не требую никаких жертв.

— Тебе совсем не нужно требовать жертв. Мужчины просто ожидают и получают их. Опыт моей семьи. Я выросла с этим, и мне не хочется, чтобы со мной случилось то, что случилось с моей мамой. Она играла роль идеальной жены, которая посвятила всю свою жизнь моему отцу, точнее, его карьере. И что же она получила взамен? Он уехал куда-то и оставил ее ни с чем. Я не говорю о деньгах. Я говорю об образе жизни, который она вела. Ведь все вращалось вокруг него. Он получал повышения, зарплату и славу. Маме не доставалось ничего. Я не собираюсь следовать по ее пути.

Фил глубоко вздохнул, и Глория поняла, что он пытается понять ее точку зрения.

— Стало быть, ты никогда не выйдешь замуж и не обзаведешься семьей?

— Нет, я сначала добьюсь своего.

— Под «своим» ты подразумеваешь повышение по работе?

— Или что-нибудь равнозначное.

— А когда ты достигнешь желаемого, тогда что?

— Вот тогда я буду готова к серьезным отношениям. Но я не собираюсь тешить себя надеждой, что ты будешь ждать, пока все это случится.

Фил встал.

— Ты права, черт возьми.

Удар пришелся в самое сердце. Больно. Очень больно. Обидно. Даже несмотря на то, что она давно уже была взрослой и практичной женщиной, наивная и непрактичная маленькая девочка, спрятавшаяся в закоулках ее души, испытывала страстное желание оказаться в его крепких объятиях и услышать: «Глория, дорогая, если понадобится, я буду ждать тебя всю жизнь».

— Я жду только тогда, когда у меня нет другого выхода. — Голос Фила был по-деловому бесстрастным и даже чуточку сухим, но не враждебным. — Из этой ситуации выход есть, и довольно-таки несложный. Я собираюсь ускорить ход дел. В ближайшее воскресенье ты будешь приглашена на обед в кругу моей семьи. Ты должна понравиться моему дедушке.

Такая инициатива застала Глорию врасплох.

— Ты делаешь это ради меня? Никогда не думала, что живу рядом с великим филантропом.

— Я делаю это и ради себя тоже. — Он посмотрел на нее с лукавой усмешкой. — Как ты думаешь, твой босс заинтересуется возможностью организовать предприятие на паях с «Тойнби Снэк»?

— Заинтересуется? Не то слово. Да он просто слюной изойдет.

— Если он в этом заинтересован больше нас, значит, его позиция на переговорах будет слабее, и он пойдет на серьезные уступки. А теперь я оставлю тебя одну, потому что в твоем распоряжении осталось чуть более двадцати четырех часов для подготовки. Хочу предупредить тебя, что мой дедушка может показаться тебе довольно суровым, но он прекрасно разбирается в людях. Смекалкой его бог не обидел. А у тебя хорошая, перспективная идея. Надо только, чтобы она получила надежное экономическое обоснование. В общем, подготовься.

— О'кей, — ответила Глория, по-прежнему немного ошеломленная этим натиском.

— Да, и еще одна вещь, — Фил взял ее записку и тщательно порвал на мелкие кусочки, которые затем разбросал по журнальному столику. — А теперь поцелуй меня на прощание.

Он диктовал ей свою волю в самой беззастенчивой форме. И она покорно снесла это. Более того, у нее почему-то не появилось ни малейшего желания возражать.

Глория была его Единственной. Он уже решил для себя этот вопрос, и поворота быть не могло. Вот только одна маленькая загвоздка. Она не желала быть этой самой Единственной.

Когда он прочитал ту злосчастную записку, с ним чуть было не случился инфаркт. Он никак не мог поверить, что Глория испекла булочки, а потом написала такую записку. Во всяком случае, не та Глория, которую он знал.

У него возникло ощущение, что его использовали. Он не отрицал, что в этом могла скрываться своеобразная справедливость по закону бумеранга.

Как бы то ни было, теперь это не имело значения, потому что мотивы, двигавшие ею, были ему ясны. Он не возражал против ее желания достичь чего-то прежде, чем вступать в серьезные отношения с мужчиной. Это была ее внутренняя потребность. Здоровое честолюбие в женщине, которую он рассматривал в качестве не только возлюбленной, но и жены, могло лишь еще сильнее привязать его к ней. С этим было все в порядке. Больше всего его беспокоила будущая позиция дедушки.

— Следующий поворот налево.

Машину вела Глория. Она была сосредоточена и молчалива, а ему так хотелось, чтобы она сказала что-нибудь.

Автомобиль въехал на подъездную дорожку и остановился перед внушительным кирпичным домом дедушки Фила. Там уже стояло несколько машин.

— Как же я сразу не догадалась, что твоя семья должна жить в самом респектабельном районе Эдмонтона.

Лучше бы она сказала что-нибудь другое.

— Ну и что? Они состоятельные люди, и я не собираюсь за это извиняться.

— Было бы легче толкнуть им мою идею, если бы у них было побольше аппетита, вот и все.

Они поднялись на крыльцо.

— Не волнуйся. Моему деду пришлось в свое время поголодать, и он не забыл об этом.

Перед тем, как нажать на кнопку звонка, Фил добавил:

— Между прочим, ты выглядишь просто классно. — На Глории был красный жакет и черная юбка.

— Я знаю. Я надела этот жакет.

Он ни с того, ни с сего вдруг закашлялся, как раз в тот момент, когда его бабушка открыла дверь.

Откашлявшись, Фил представил Глорию.

Его бабушка взяла обе руки Глории в свои руки.

— Я так рада познакомиться с тобой, моя дорогая.

— Фил с девушкой уже здесь? — прозвучал глуховатый голос с некоторым акцентом.

Не выпуская рук Глории, его бабушка ответила:

— Да, Саймон.

В холле появился невысокий, седоволосый и голубоглазый мужчина и сразу направился к Глории.

— Привет, дед. Это Глория.

— Да она у тебя настоящая красавица, парень. — Дед Фила уставился на Глорию своими неподвижными, колючими глазами.

Гостья стойко встретила его взгляд.

— Глория приехала сюда, чтобы в деталях изложить деловое предложение, о котором я тебе говорил, — напомнил деду Фил.

Старик недовольно фыркнул.

— Пойдем-ка лучше сначала пообедаем.

Фил посмотрел на Глорию, но ее такой прием, похоже, позабавил, а не обидел. Ну что ж, время покажет.

К сожалению, времени потребовалась немного. Знакомство в холле оказалось самой лучшей частью неудачного вечера.

Мать Фила сразу же стала расспрашивать Глорию о ее семье. Выяснилось, что она уже знакома с ее родителями, что совсем не удивило Фила. Как только происхождение и родословная Глории было решено считать удовлетворительными, ее подвергли изнурительному допросу на другие темы, пока не пришло время обеда.

— За красавицу Глорию! — С этими словами его дедушка поднял бокал, едва все успели сесть. — И пусть она составит достойную пару молодому Филипу.

Молодой Филип окинул взглядом присутствующих. На этот обед явились все. Его родители, дядя, брат и сестра, их супруги, кузены, дети — все. Стало ясно, что они неправильно поняли причину, по которой он собрал их вместе. Он сделал попытку поправить их.

— Глория работает в компании «Фаст Фудс» и неплохо разбирается в нашем бизнесе.

Дед просиял.

— Прекрасно. Вдвоем вы горы свернете.

— У нее есть некоторые соображения по поводу расширения рынка. — Фил не сдавался, упорно пытаясь повернуть беседу в нужное русло. — Она привезла с собой интересные разработки.

Его дед хихикнул.

— Тебе незачем было делать это, девочка.

— Да, я привезла с собой некоторые материалы, — спокойно произнесла Глория. — Чтобы вы могли принять правильное деловое решение.

Глория решила, что спокойным тон ее ответа назвать было нельзя. Возможно, в ней помимо ее воли заговорило раздражение. Трудно сказать наверняка. А вот Фила все происходящее явно начинало злить.

— И как же вы познакомились? — спросила мать Фила.

— Фил переехал жить в жилой комплекс, где находится и моя квартира, и сейчас он начинает свое дело.

— Ну и как твои успехи, дружище? — со смехом выдавил из себя его брат.

— Нормально. — Фил не собирался обсуждать, как далеко он продвинулся со своими тренажерами, потому что не хотел уводить разговор в сторону от предложения Глории. Это означало, что ему предстояло стоять под душем критических вопросов и язвительных подколок со стороны брата и кузенов, но, черт возьми, если все закончится успешно, дело будет стоить того.

И тут все испортила Глория, вставшая на его защиту и оказавшая тем самым медвежью услугу ему и себе.

— Все идет как нельзя лучше! Прототип тренажера по эскизам Фила уже готов и проходит стадию испытаний.

— Сдается мне, скоро нам придется искать твое имя в списке «Фортуна 500», — прокомментировал реплику Глории кузен, сидевший на дальнем конце обеденного стола.

Это вызвало еще один взрыв смеха, который продолжался, пока не заговорил дед.

— Хватит нашему Филу тратить время на всякую чушь теперь, когда он привез к нам Глорию. Я всегда говорил, что удача сопутствует только женатым. Они знают, ради чего рискуют.

— Но зато им приходится отвлекаться на посторонние дела, — сказал Фил.

— Хватит, Фил. Ты же умный парень, и единственное, что тебе всегда мешало, так это то, что ты все никак не можешь остепениться и осесть.

Такого он еще не слышал и потому был застигнут врасплох. Он молчал, не зная, что ответить.

— С такой женщиной, как Глория, — продолжал дед, кивнув в ее сторону, — кто знает, как далеко ты мог бы пойти?

— В самую точку! — сказал отец Фила и поднял свой бокал.

С точки зрения Глории, вряд ли кто-либо смог бы написать худший сценарий всего того, что происходило, даже если бы за него был обещан солидный гонорар.

Одного взгляда на лицо Глории было достаточно, чтобы Фил понял, что этому пора положить конец. Он встал и посмотрел сначала налево, затем направо. Тишина воцарилась довольно быстро. Мать вцепилась в руку отца. Все напряженно ждали. Они думают, что он собирается объявить о своей помолвке с Глорией. Ну что ж, объявление будет.

— Глория явилась сюда не в качестве моей будущей жены. Все вы неправильно поняли цель нашего приезда, и это ставит нас обоих в неловкое положение. Она находится здесь, потому что у нее есть деловое предложение, которое, как мне кажется, вы должны выслушать. Вот и все. — Он сел на место.

Глория испытала самые разнообразные чувства. Ей было неприятно слышать утверждения Фила насчет того, что она не является его будущей женой, хотя ей, в принципе, должно было быть все равно. Не раскисай, одернула она себя.

Естественно, его семье хотелось, чтобы у Фила появилась корпоративная жена, такая, какой была ее мать для отца и какими были все присутствующие тут женщины. Неудивительно, что Филу хотелось бы порадовать свою семью. В этом была своя логика, но быть корпоративной женой — не ее удел. Даже ради Фила она не готова поступиться своими целями. Даже ради него.

Но ведь он и не просил тебя стать его женой, верно?

Потому что он знает, что я скажу «нет». Ой ли?

— Да! — сказала Глория вслух и тут же почувствовала на себе взгляды всех, кто сидел за столом. — Клюквенный соус. С целыми ягодками. Мой любимый.

— Секрет рецепта Чатни передается в нашей семье из поколения в поколение, — нарушила неловкую паузу бабушка Фила. — Я поделюсь им с тобой, дорогая.

Оставшаяся часть обеда прошла в приглушенных тонах. А затем все выслушали выступление Глории, которая раздала им копии своего доклада с таблицами и красиво вычерченными диаграммами.

Однако взамен, кроме вежливого внимания, они с Филом ничего не получили.

— Прости меня. Я никак не думал, что так получится, — тихо сказала Фил, едва они очутились наедине.

Они спустились с крыльца. Небо мрачно нахмурилось, а по земле мела поземка. Крупицы снега попадали за шиворот и, уколов холодом, таяли на шее.

— Я тоже виновата, — отозвалась Глория. На нее нашло какое-то оцепенение. Она с глупой беззаботностью связала все свои надежды с дедушкой Фила, а тот увидел в ней лишь потенциальную жену для своего внука.

— Но я виноват еще больше, — мрачно произнес Фил и потянул руку за ключами от машины. Ветер ослаб, и на небе среди свинцово-серых туч появилась не очень светлая, но все же явственно выделяющаяся проталина, за которой угадывалось слабое зимнее солнце. Он открыл дверь машины и придержал ее, чтобы Глории было удобнее садиться. — Я знаю, что тебя преследует кошмар — стать однажды чьей-нибудь корпоративной женой, и ты думаешь, что мне нужна именно такая супруга, но ты не подходишь на эту роль и поэтому не хочешь связывать себя даже интимными отношениями. У меня это в голове не укладывается. Ведь ты — богиня секса. Вспомни нашу фантастическую ночь. Зачем подавлять в себе зов пола?

Глория рассмеялась против воли.

— Моя голова была занята презентацией. Мне было не до секса.

Фил тихо сказал:

— Как ты могла забыть о том, что было между нами. Ведь это не поддается описанию. Если у тебя случится временная потеря памяти, я буду рад помочь тебе освежить ее в любое время.

— Ты пытаешься меня рассмешить, но это плохо тебе удается.

— Ты воспринимаешь все слишком серьезно.

— А ты нет. — Она вздохнула. — Ты слышал, что они сказали? Ты должен остепениться, обзавестись семьей.

— Меня не волнует ни в малейшей степени то, что они сказали!

— Нет, волнует. — Она сделала паузу, дав ему время обойти вокруг машины и сесть на место водителя. — Тебя это волнует настолько, что ты на несколько месяцев перевернул свою жизнь кверху ногами, сделал из нее бедлам. И все для чего? Чтобы попытаться воссоздать этапы трудного, но победного пути твоего дедушки в этой стране? А если по правде — неужели ты ни разу не нарушал правила своей игры?

— Ну… Новый год, и еще смокинг.

— Но ведь ты купил подержанную вещь.

— Значит, нет. Пока что я играл честно.

— Я восхищаюсь тобой, — сказала Глория совершенно искренне. — Но мужчина, который идет наперекор своей семье, должен поступать иначе. В противном случае, исчезает логика.

— Глория, я поставил перед собой цель и принял вызов потому, что нахожу это увлекательным. Все то, что я делаю, очень интересно и дает мне дополнительный приток энергии, если хочешь знать. Если бы я делал это только ради того, чтобы заслужить их одобрение, вряд ли это доставляло бы мне удовольствие. И если я не похож на человека, который идет наперекор своей семье, так это потому, что до сегодняшнего вечера у меня не было никаких причин делать это.

— Думаю, что у тебя их нет и теперь, — решительно произнесла Глория, стараясь не слушать свой тоненький, протестующий внутренний голосок, пробивавшийся, наверное, из подсознания. — Я хочу строить свою жизнь по-другому.

После непродолжительной паузы Фил задумчиво произнес:

— Наверное, и мне придется поступить так же.

В понедельник, когда прибыло все высшее руководство корпорации «Фаст Фудс» и уединилось с региональными директорами в конференц-зале, по кабинетам поползли самые противоречивые слухи. К огорчению Глории, утром на это совещание был приглашен и ее босс. Но после окончания совещания ей не удалось поговорить с ним, потому что оставшуюся часть рабочего дня ее босс знакомил прибывших шишек с основными клиентами. Возможно, это было и к лучшему, поскольку мать Глории играла в теннис с миссис Флитроу. Глория не знала, насколько полезным это может оказаться для ее карьеры, но по крайней мере ее мать занималась каким-то достойным делом, а не шаталась по барам, где танцуют ламбаду.

Во вторник утром Глория, следуя совету матери, надела строгий темно-синий костюм с красной блузкой. По телефону мать сообщила ей, что, по словам миссис Флитроу, большие боссы предупредили региональных директоров, что полетят головы, если положение не выправится радикально и быстро. Никакой непосредственной пользы из этого для себя Глория не могла извлечь, но все же ей было интересно узнать о других перспективах.

Прибытие своего босса Глория определила на слух. И буквально через несколько секунд он вызвал ее к себе.

Мистер Гронштайн улыбнулся ей. Даже просиял. Он весь излучал доброжелательность и непосредственность, что совершенно не шло ему.

Глория взглянула не него с подозрением.

— Вчера у Марка Флитроу состоялся интересный разговор, — начал он.

Ясно. Беседа матери. Интересно, как далеко она зашла?

— Похоже, что Гэсу Лайонеллу позвонил сам Саймон Тойнби.

Дед Фила позвонил главе корпорации «Фаст Фудс»! У Глории чуть было сердце не выпрыгнуло из груди. А она-то думала, что старый Тойнби проигнорировал ее предложение.

— Лайонелл позвонил Флитроу, а Флитроу позвонил мне. Откуда я мог знать, что вы встречаетесь с внуком основателя «Тойнби Снэк»! Вы очень дальновидны.

Глория решила не поправлять его.

— Тойнби выложил на стол очень привлекательное предложение.

— В самом деле?

— Да. Киоски, торгующие товарами «Тойнби Снэк» и «Фаст Фудс».

— Вы хотите сказать, что моя идея ему понравилась?

— Ваша… — Мистер Гронштайн издал короткий смешок. — Ах, да, Тойнби действительно упоминал, что вы привозили ему какой-то план. — Он порылся в бумагах на столе, и Глория увидела свои таблицы и диаграммы. — Отличная работа, Глория. Вы на сто процентов использовали открывшуюся вам возможность, и я хочу, чтобы вы знали, что «Фаст Фудс» высоко оценивает вашу инициативу. Наверное, было бы лучше, если бы вы сначала обратились с этим ко мне, но сейчас уже поздно рассуждать на эту тему. Поскольку я теперь в курсе дела, то могу продолжать его дальше. Начну там, где вы закончили.

— Как начнете?

— Но, Глория, если я правильно понял, сейчас вы будете заняты подготовкой к свадьбе…

— Что?

— И я не хочу, чтобы все застопорилось, когда вы уволитесь или уйдете в отпуск.

Глория хотела сама представлять свой план, а не опровергать слухи о предстоящей свадьбе.

— Но я не выхожу замуж и не собираюсь увольняться.

— Ничего страшного, Глория. Я прекрасно понимаю, что вы не хотите торопить события, пока не будут улажены все формальности. — Он подмигнул. Подумать только! Подмигнул ей! — В общем, как бы то ни было, но мы хотим, чтобы сегодня утром вы присутствовали на совещании, в котором примут участие и Тойнби. Ваша поддержка нам никак не повредила бы.

— Но я не выхожу замуж! Честное слово!

Мистер Гронштайн приставил к своим губам палец:

— Понимаю, понимаю. Я не скажу никому ни слова. Но я надеюсь, что вы позволите мне выразить мои самые наилучшие пожелания.

Глория пришла в ярость. Дед Фила твердо решил видеть в ней только продолжательницу рода Тойнби. И вместе с тем, ее идеи заинтересовали его настолько, что он обратился к руководству ее корпорации, не предупредив ее. А теперь босс хотел ее же обворовать подобным образом.

Украсть ее идею.

Глория вихрем ворвалась в свой закуток и сделала то, что на ее месте сделала бы любая женщина. Она сняла трубку телефона и позвонила матери.

Минуты две Патриция Кемпбелл поносила на чем свет стоит алчное и тупое начальство своей дочери, а затем резко притормозила.

— Глория, будем рассуждать трезво. Это враждебный по отношению к тебе шаг со стороны твоего босса. Ты представляешь для него опасность. Разговор о свадьбе — дымовая завеса. Тойнби пользуются этим, чтобы ввести «Фаст Фудс» в заблуждение, а твой босс делает то же самое по отношению к тебе. Ты обязательно должна пойти на это совещание и бороться за признание.

— Как? — устало спросила Глория.

— Доверься мне. Я помогу тебе. Всю свою супружескую жизнь я плавала в водах, кишмя кишевших акулами и похлеще, чем члены совета директоров твоей корпорации. Я помогала твоему отцу перехитрить таких зубров, что тебе и не снились. Ладно, я уже еду.

— Спасибо, мама.

— Послушай, Глория. Неужели в этом слухе о твоей свадьбе нет ни капли правды?

— Абсолютно.

— А ты была бы не прочь?

— Да, — призналась Глория. Она не собиралась отрицать, что хотела бы видеть Фила своим мужем. Дело было не в этом, а в том, что она не могла себе это позволить. — Но вопрос в том, что ему нужна такая женщина, как ты. А я не могу быть тобой, мама.

— А он просил тебя стать мной?

— Вообще-то он не просил меня быть ничем.

— Но ты дала ему шанс? — Вопрос матери прозвучал с некоторой иронией.

— Нет, — ответила Глория очень тихо. Нет, она написала записку, а затем отгородилась своей матерью, после чего заявила, что хочет добиться успеха на службе, а потом уже думать о серьезных отношениях с мужчинами.

— А ты не думаешь, что тебе стоит попробовать?

Глория уронила голову на письменный стол.

— Он не захочет. Я сказала ему, что у меня другие планы.

Ее мать вздохнула:

— В общем, утро у нас будет сумасшедшее. Ну да ничего, прорвемся как-нибудь. Главное, не вешай носа, моя девочка.

Сразу же после того, как мать положила трубку, Глорию начали терзать сомнения. Неужели получилось так, что она своим молчанием уполномочила мать быть посредником между ней и Филом? Что она подумала? Глория уже собралась перезвонить ей, как вдруг раздался телефонный звонок.

— Глория! — Это была Люси. — Болтают, что ты выходишь замуж за «Тойнби Снэк»!

Перестав хотя бы на время думать о Глории, как о будущей жене своего внука, его дед переключил свое внимание на ее идею. Фил предвидел такой ход мысли своего деда. Что касается самой идеи, то нечто похожее уже рассматривалось на заседании правления их компании, но тогда этот план был отвергнут потому, что Тойнби решили не вторгаться в незнакомую отрасль, каковой для них была торговля кофе. Совместное же предприятие с компанией, давно оперировавшей в этой сфере и имевшей довольно прочные позиции на рынке кофе, выглядело вполне разумно, а высшая иерархия «Фаст Фудс» готова была лопнуть от восторга. Еще бы, ведь дело сулило неплохие прибыли, а риск теперь, когда в этом деле изъявляла желание участвовать «Тойнби Снэк», уменьшался многократно. И потом, нужно было срочно занять нишу, не занятую еще пока никем.

Филу очень хотелось бы посмотреть на лицо непосредственного начальника Глории, когда тот узнает, кто станет его боссом. Ладно, присутствие на этом совещании тоже дает кое-что. Как только она получит повышение — а она наверняка его получит — вот тогда он убедит ее, что они идеально подходят друг другу.

Он с замиранием сердца смотрел на Глорию, стоявшую во главе стола у проектора. Чуть раньше ее босс попытался взять инициативу в свои руки, но Глория очень ловко выкрутилась из этой ситуации, сказав, что у нее есть более свежие данные, которых пока нет у ее босса. Она заняла место докладчика и оставалась там, за кафедрой, до самого завершения совещания. Всем стало ясно, что эта концепция — ее детище от начала и до конца.

Фил имел долгий разговор со своим дедом. В центре которого, конечно же, была Глория. Он говорил о том, какой женщиной она была и о своих чувствах к ней.

Затем он сказал, что уходит из «Тойнби Снэк». Даже Глория поймет, что ему не нужна корпоративная жена, если он не будет являться служащим корпорации. Но это была не главная причина, по которой он ушел. Ему понравилось быть своим собственным боссом, и он хотел, чтобы так продолжалось и впредь. Его идея физкультурной десятиминутки, проводимой прямо на рабочем месте, таила в себе немалый потенциал, и он хотел сам реализовать ее.

— Ты не будешь возражать, если я приму ее на твое место?

— Ради бога. Делай все, что сочтешь нужным. Ей решать.

Дед задумчиво посмотрел на него и произнес:

— Иногда рядом с женщиной должен быть мужчина, чтобы дать разумный совет.

— Я всегда буду помнить об этом, — тихо поговорил Фил.

Вспыхнул свет, и на Глорию посыпались вопросы.

— Глория, сколько лет вы проработали в этой компании? — спросил один из приехавших членов совета директоров «Фаст Фудс».

— Стаж работы у нас — пять лет, из которых четыре она работала моей помощницей, — поспешил вставить мистер Гронштайн, явно пытавшийся восстановить хоть часть своего авторитета. — Она подает большие надежды.

— Благодаря стараниям Глории, у нас появился такой влиятельный партнер, как «Тойнби Снэк». — Нить беседы перехватил по праву старшего по должности мистер Флитроу. — И, учитывая ее будущее родство с этой семьей, будет логично и справедливо, если мы поручим ей этот проект.

— Я полностью поддерживаю это предложение, — сказал дед Фила.

Лучше бы он этого не говорил, подумал Фил. Тон Глории стал сухим и резким.

— Ходят слухи о том, что я помолвлена с Филом Тойнби. Они не соответствуют действительности, потому что всякий проект, за который я возьмусь, потребует от меня максимума сосредоточенности.

Она была готова играть роль служащего, бесконечно преданного своей корпорации, живущего только ее целями — готова отказаться от личной жизни и работать по девяносто часов в неделю. И она искренне стремилась к этому.

Сердце Фила сжалось. Он понимал, что даже если бы Глории вместе с этим проектом не предложили повышение и личного помощника, о котором она так мечтала, она все равно с головой ушла бы в работу, утонула в ней. И неважно, что она говорила раньше, все равно времени для личных отношений, не говоря уже о браке, у нее совершенно не найдется.

Что ж, если она считает, что такая жизнь принесет ей счастье, пусть попробует.

— Извини, — прошептал он на ухо деду. — Мне нужно идти. У меня назначена встреча.

У него действительно была назначена встреча, но он мог просидеть на совещании еще около часа. Однако то, что делала сейчас Глория, сыпало ему соль на раны.

Дед сжал ему руку чуть выше локтя в знак молчаливой симпатии и поддержки. Фил улыбнулся уголком рта и тихо выскользнул из конференц-зала через боковой выход.

Этого еще не хватало. Он уходил именно в тот момент, когда Глория добралась до самой интересной части своего доклада. Это был удар в спину, ведь никто, и в первую очередь она сама, не ожидал его ухода. Она уставилась ему в спину, надеясь, что он вот-вот повернется и посмотрит на нее. Он этого не сделал. Дверь за ним закрылась беззвучно.

— Глория, насколько мы понимаем, этот проект ваш, — сказал председатель совета директоров корпорации, фигура в прошлом совершенно недосягаемая для Глории. Его фамилию произносили с трепетом даже в коридорах филиалов. Она с недоумением взглянула на него. — Теперь нам нужно обсудить еще один вопрос. Когда вы сможете представить данные по…

— Извините, я не смогу этого сделать, — прервала она его.

— Что? — Все изумленно уставились на нее.

— Я очень признательна вам за предложение, но… — Она тяжело вздохнула. — Проект, над которым я собираюсь работать, не относится к этой компании.

В зале повисла напряженная тишина. Головы всех присутствующих повернулись к деду Фила.

— Что вы на меня все уставились? Я, конечно, взял бы ее на работу. Смышленая девочка, — добавил он.

Мистер Флитроу откашлялся.

— Глория, вы получите существенную прибавку к зарплате, соизмеримую с вашей возросшей ответственностью. Это подразумевается само собой.

Она не поддалась соблазну.

— Еще раз благодарю вас, но нет. Мой ответ остается отрицательным. Я никогда не думала, что скажу это, но мое решение не связано с деньгами. Я собираюсь поработать в компании, которая еще только становится на ноги.

Мать наверняка поможет ей найти способ сочетать приятное с полезным. Работая вместе с Филом, Глория сможет удовлетворить свою потребность достичь признания в качестве деловой женщины и другую потребность — быть необходимой для единственного мужчины в своей жизни. Ей страстно хотелось, чтобы мужчина, претендовавший на это место, был сейчас здесь и слышал все это.

— Но, Глория, ведь вы не выслушали наше предложение до конца. — Мистер Флитроу выглядел растерянным.

— Простите… Я опаздываю на беседу с владельцем компании, в которой я твердо намерена работать.

Когда Глория проходила мимо кресла, в котором сидел дед Фила, то услышала:

— Поспеши, девочка. Он ходит очень быстро.

Глория улыбнулась и практически выбежала из зала.

Мать встретила ее сразу у входа.

— Он в атриуме. Созерцает фонтан.

— Спасибо, мама.

Мать нетерпеливо махнула ей рукой:

— Быстрее!

Ей казалось, что лифт опускался целый час. Глория ворвалась в фойе и направилась к каменным скамейкам, окружавшим фонтан. Это было излюбленное место для завтраков обслуживающего персонала здания.

К счастью, время ленча еще не наступило и Фил сидел в одиночестве. Точнее, он сидел в одиночестве, пока рядом с ним не села Глория.

— Привет.

Он даже не повернул головы.

— Ты получила повышение?

— Мне предложили его.

— Поздравляю тебя.

— Спасибо. Было очень здорово. Я достигла своей цели. И поэтому я уволилась.

Теперь он повернулся и уставился на нее изумленными глазами.

— Почему?

— Я сказала им, что буду работать в новой компании, которая еще только становится на ноги, но имеет большое будущее: производство тренажеров для физкультурных десятиминуток в офисах.

Лицо Фила медленно расплылось в улыбке. Не дождавшись от него ни слова и потеряв терпение, Глория ткнула его в бок локтем.

— Моя мама сказала, что в этот момент молодой человек должен сделать девушке предложение. До сих пор моя мать еще ни разу не ошиба…

Она не успела договорить, потому что Фил сгреб ее в свои объятия.

— Я все время пытался определить этот самый момент, но он все не наступал. То и дело что-нибудь случалось и мешало мне сказать, как сильно я люблю тебя.

— Наверное, этот момент наступил только сейчас, счастливый для нас обоих, потому что я тоже никак не могла его дождаться, чтобы сказать: я тебя люблю. Вот и все. Да, не забудь, что я ушла с работы и сейчас рассматриваю различные предложения.

— Значит, это означает, что ты выходишь за меня замуж.

Она отстранилась от него.

— Итак, ты делаешь мне официальное предложение?

— Нет, я просто констатирую неоспоримый факт.

— О'кей. — На это раз она решила простить ему диктаторские замашки. Тем более, что он только что напомнил ей о своем непревзойденном мастерстве по части поцелуев.

— Ты не должна была уходить со своей работы, — сказал он несколько секунд спустя.

— Нет, я должна была это сделать. Меня просто взбесило то, что твоя семья даже не хотела слышать о твоем бизнесе. Их интересовало лишь одно — чтобы ты женился на правильной женщине.

Вместо того чтобы рассмеяться, он как-то странно посмотрел на нее.

— Я должен сказать тебе, что не в восторге от воскресного обеда у моего деда, и я сказал ему, что не вернусь в компанию.

— Ты хочешь сказать, что ушел от них совсем?

Фил кивнул.

— Ну и?

— Думаю, что он хочет пригласить тебя на мое место.

— Он сказал что-то вроде этого. — Глория рассмеялась. — Ну что ж, по крайней мере, теперь он видит во мне не только витринное украшение.

— Ты же знаешь, что я не ожидаю от тебя повторения пути твоей матери. Жена, как идеальное дополнение высокопоставленного служащего корпорации, — не мой идеал.

— И я не хочу ею стать, но можно мне рассчитывать на шикарный бриллиант?

— Я нищий, разве ты не помнишь?

Глория подмигнула ему.

— Тогда я подожду.

Они вернулись в кабинет Глории за ее вещами. К их немалому удивлению, там уже хозяйничала Патриция Кемпбелл.

— Как хорошо, что ты пришел, Фил. На тот случай, если твоя встреча с Коминсом ничего не даст, у меня есть еще один человечек. — Патриция вырвала листок из блокнота и подала его Филу. — Я нашла ему пару потенциальных компаньонов, — объяснила она Глории.

Глория и Фил обменялись взглядами. Она знала, о чем думает он, потому что она подумала то же самое.

— Пэт, ты была бы не прочь поработать помощником в начинающей компании за низкую зарплату? Процентов от прибыли тоже пока не будет. — Фил улыбался, но голос его был серьезен.

— А как называется эта компания?

Фил и Глория переглянулись.

— Мы еще не знаем, — ответил Фил.

— И что я буду делать?

— В общих чертах то же самое, что и сейчас, мама, только тебе за это будут платить.

— Но пока немного, — добавил Фил.

Патриция задумалась. Наверное, взвешивала все «за» и «против». Потом оживилась.

— Можно мне назвать мою должность «заместитель председателя правления по административно-хозяйственным вопросам»? Не будете возражать?

— Почему же нет? Но лучше мы сделаем тебя вице-президентом.

— Тогда я согласна. — С сияющим лицом она посмотрела на дочь. — Значит, я теперь большой начальник!

— Да уж. Папе стоило бы посмотреть на тебя сейчас.

Счастливое выражение лица Патриции мигом исчезло. Глория стала мысленно проклинать себя за неосторожное упоминание об отце.

— В общем-то, мы скоро увидим его, — сказала ее мать. — Он возвращается.

— Ты шутишь?

Патриция, готовая вот-вот заплакать, кивнула.

— Этот глупый человек страдал — у него сильно подскочило давление. И он скрывал это от меня.

Глория сильно сжала руку Фила.

— Ему сейчас лучше?

— Да. Врач рекомендовал ему избегать стрессовых ситуаций и ослабить ритм жизни, ему нельзя перенапрягаться. Энди подумал, что я разочаруюсь в нем, если он не сможет работать так же усердно, как и раньше. Поэтому уволился и оставил нас. Только представь себе. — Она всхлипнула.

— Очень хорошо, что папа возвращается, потому что… — Глория вопросительно посмотрела на Фила, и тот кивнул. — Мы скоро поженимся!

— Да?! — Грустное настроение матери тут же улетучилось. Она бросилась обнимать дочь и будущего зятя. — Хотя меня это вовсе не удивляет. Все в порядке. Ладно. Хватит. — Она подтолкнула обоих к двери.

— Я останусь здесь ненадолго. Мне нужно сделать пару звонков и подумать, где нашей фирме лучше арендовать помещение под офис. А тебе, Фил, нужно подготовиться к деловой встрече. Да, вот еще что… Глория, нам необходимо решить, на какое число назначить свадьбу…

Глория была абсолютно не готова обсуждать вопрос о свадьбе. Она с испугом посмотрела на лукаво улыбнувшегося Фила.

— Я иду с тобой!

Пока Патриция Кемпбелл разговаривала по телефону, они выскользнули за дверь. Глория решила забрать свои вещи в следующий раз. Или, возможно, это сделает ее мать. А почему бы и нет? Ведь она будет не только вице-президентом фирмы, но и по совместительству персональным помощником дочери.

Фил нажал кнопку вызова лифта.

— Знаешь, Глория, до моей встречи с возможным будущим партнером осталось еще сорок пять минут.

— Прекрасно! — Двери лифта открылись, и они зашли внутрь. — Значит, мы еще успеем съесть ленч.

— А может быть, и нет. — Внезапно Фил обхватил обеими ладонями ее лицо, и их губы слились в очень долгом поцелуе, от которого у них обоих перехватило дух. И как ей только в голову пришло, что она сможет жить без этого? Без него?

— А кто говорит о ленче? — спросила она и поцеловала его в ответ.

Эпилог

Несмотря на то, что на ней был подвенечный наряд, Глория до последней минуты никак не могла поверить в то, что она — невеста, да еще и в день Святого Валентина. Они с Филом едва начали привыкать к роли жениха и невесты, как вдруг мать Глории узнала, что из-за внезапной отмены одного приема, она может снять помещение для свадебного стола с огромной скидкой, почти бесплатно, однако свадьба должна была состояться в день Святого Валентина.

Они решили воспользоваться этим случаем, и вот теперь, менее чем через два месяца после того, как Шерли бросила жакет Глории, та стояла в пышном свадебном платье с длинным шлейфом, совсем как у принцессы, на балконе отеля «Мейпл-Лиф Инн» и готовилась бросить свой букет и магическую вещицу. А рядом с ней стоял ее муж. Муж!

— Из-за чего задержка? — спросил Фил. — Все формальности выполнены. Я вел себя очень примерно, и теперь мне положено вознаграждение.

— Последнее время ты его получал с избытком.

— Но не от замужней женщины. Я слышал, что только они могут испытывать настоящую страсть. Они должны пылать огнем.

— Только в том случае, если огонь в них зажигает настоящий мужчина.

— Ты бы только посмотрела на спичку, которая лежит у меня в кармане. Да брось ты этот идиотский букет!

— Но ведь там внизу нет Джози!

— Значит, она упустит свой шанс. — Он украдкой поцеловал ее сбоку в шею. — Получается, что из-за нее я должен отказаться от своего шанса?

— Фил, я должна бросить алый жакет именно ей. Теперь ее очередь! Мы договаривались.

Глория окинула тревожным взглядом толпу женщин, собравшихся внизу под балконом.

— А что, если я брошу букет, пока мы стоим здесь. Ведь Джози может обойтись и без него. Главное — жакет.

Внизу, в толпе гостей показалась Люси, которая, запрокинув голову, смотрела на балкон.

— Тебя ждет мама! Спускайтесь! — крикнула она.

Рядом с Люси стоял Боб, буквально пожиравший ее глазами. Глория улыбнулась и бросила ей букет. Тут же внизу началась суматоха. Молодые женщины, смеясь и крича, расталкивали друг друга. Ловля букетов в последние годы стала делом не из легких и не для робких, но Люси вышла победительницей.

И в этот момент Глория увидела Шерли, которая, таща Джози за руку, протискивалась к балкону через толпу разочарованных женщин. Если бы они только знали, что настоящая магия — в ярком жакете, который держала Глория.

Не помня себя от счастья, Глория поцеловала Фила, а затем широко размахнулась и бросила жакет подруге.

— Твоя очередь, Джози!


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • Эпилог

  • загрузка...