КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 424057 томов
Объем библиотеки - 577 Гб.
Всего авторов - 201997
Пользователей - 96165

Впечатления

каркуша про ДжуВик: Мой любимый монстр (Любовная фантастика)

Аннотация производит такое впечатление, что книгу читать как-то стремно. Особенно поразила фраза "огонь из внутри"...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
владко про серию Неизвестный Нилус [В двух томах]

https://coollib.net/modules/bueditor/icons/bold.jpg

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Солнцева: Коридор в 1937-й год (Альтернативная история)

Оценку "отлично", в самолюбовании, наверное поставила сама автор. По мне, так бредятина. Ходит девка по городу 1937 года, катается на трамваях, видит тогдашние машины, как люди одеты, и никак не может понять, что здесь что-то не то! Она не понимает, что уже в прошлом. Да одно отсутствие рекламных баннеров должно насторожить!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Углицкая: Наследница Асторгрейна. Книга 1 (Фэнтези)

вот ещё утром женщина, которую ты 24 года считала родной матерью так дала тебе по голове, что ты потеряла сознание НА НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ! могла и убить, потому что "простая ссадина" в обморок на часы не отправляет. а перед тем, как долбануть (чем? ломиком надо, как минимум) тебе по башке, она объяснила, что ты - приёмыш, чужая, из рода завоевателей, поэтому отправишься вместо её родной дочери к этим завоевателям.
ну и описала причину войны: мол, была у короля завоевателей невеста, его нации, с их национальной бабской способностью - действовать жутко привлекательно на мужиков ихней нации.
и вот тебя сажают на посольский завоевательский корабль, предварительно определив в тебе "свою", и приглашая на ужин, говорят: мол, у нас только три амулета, помогающие нам не подвергаться "влиянию", так что общаться в пути ты и будешь с троими. и ты ДИКО УДИВЛЯЕШЬСЯ "что за "влияние"???
слушайте две дуры, ггня и афторша, вот это долбание по башке и рассказ БЫЛО УТРОМ! вот этого самого дня утром! и я читаю, что ггня "забыла" к вечеру??? да у неё за 24 тухлых года жизни растением: дом и кухня, вообще ничего встряхивающего не было! да этот удар по башке и известие, что ты - не только не родная дочь, ты - вообще принадлежишь к нации, которую ненавидят побеждённые, единственное, что в твоей тухлой жизни вообще случилось! и ТЫ ЗАБЫЛА???
я не буду читать два тома вот такого бреда, никому не советую, и хорошо, что бред этот заблокирован.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
кирилл789 про Ивановская: От любви до ненависти и обратно (Фэнтези)

это хорошо, что вот это заблокировано. потому что нечитаемо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Матеуш: Родовой артефакт (Любовная фантастика)

девочкам должно понравиться. но я бы такой ггней как женщиной не заинтересовался от слова "никогда": у дамочки от небогатой и кочевой жизни, видимо, глисты, потому что жрёт она суммарно - где-то треть написанного.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Портативная звезда (fb2)

- Портативная звезда (пер. Ольга Брусова) (и.с. Весь Азимов-12) 138 Кб, 18с. (скачать fb2) - Айзек Азимов

Настройки текста:



Айзек Азимов
Портативная звезда

Portable Star (1955)
Перевод: О. Брусова

Если можно назвать путешествия в космическом пространстве романтичными, то Холден Брукс, безусловно, продолжил эту традицию, бросившись к жене своего лучшего друга с совершенно недвусмысленным намерением.

Он не стал стучать и спрашивать разрешения войти. Вместо этого распахнул настежь дверь и ворвался в каюту. Женщина ждала его, он понял это сразу, так как ее прелести прикрывала тонкая ночная сорочка. Она протянула к нему руки и вздрогнула. Темные юл осы разметались по плечам, подчеркивая бледность округлого лица.

Имя этой женщины было Селестина ван Хорн, и в данную минуту ее собственный муж сидел тут же, лениво пощипывая мочку уха.

Холдена его присутствие не остановило. Он сделал еще шаг навстречу Селестине и сжал ее плечи. Она прижалась к нему, губы их слились в долгом поцелуе. Затем Холден и Селестина остановились на мгновение, но только для того, чтоб вновь прильнуть друг к другу. Они целовались снова и снова. Задыхаясь, он подхватил женщину на руки, и она обвила его шею, продолжая расточать сладкие поцелуи. Парочка почти добралась до кровати, когда до ушей Холдена донесся чей-то голос.

Речь не произвела впечатления. Впрочем, как и сам Филипп ван Хорн. Сухопарый, тщедушный, с редкими светлыми волосами и блеклыми глазами, он поднялся с кресла и тоном одновременно негодующим и изумленным вопросил:

— Что происходит?

Холден был выше его на полголовы и гораздо массивней. Он опустил свою ношу на ковер и обернулся к Филиппу. Губы растянулись в ухмылке, обнажив крепкие зубы, плечи напряглись. В глазах сверкало предвкушение битвы. Селестина, прислонившись к спинке кровати, с хищным наслаждением взирала за происходящим.

Филипп нервно и отрывисто произнес:

— Холден, слушай, прекращай это безобразие.

Но тот мелкими, пританцовывающими шагами двинулся вперед. Сделав выпад, нанес сокрушительный удар по скуле противника, и тот рухнул перед ним на колени. Послышался возбужденный смешок Селестины.

Филипп с усилием поднялся на ноги и заковылял к двери. Но жена мгновенно очутилась перед ним и, раскинув руки, преградила дорогу, продолжая посмеиваться.

Филипп в ужасе оглянулся.

— Не делай этого, Холден. Прекрати!

И тот вдруг послушался. Недоумевающее выражение вспыхнуло в его глазах, исчезла ухмылка, пальцы, протянувшиеся к горлу противника, разжались.

А с лица Селестины стерлось хищное выражение, женщина медленно отошла от двери, присела на край кровати и схватилась за сигарету.

— Извини, Фил. Ведал, что творил, но не мог сдержаться. Просто должен был...

— Знаю, — ответил Филипп, принимаясь отряхивать пыль с колен. — Это они.

— Селестина, приношу тысячи извинений, — продолжал Холден.

— Пустяки. — Она пожала плечами.

Филипп взглянул в ее сторону и резким тоном заметил:

— Не мешало бы одеться, Тина.

Та недоуменно подняла брови:

— Не устраивай сцен, милый. Я была буквально не в себе. Как и каждый из нас.

Холден Брукс продолжал извиняться.

— Они нажимают на кнопки и забавляются произведенным эффектом. Ты же в курсе, как это происходит, Фил? Никак не остановиться.

— Заткнись, пожалуйста. И вали отсюда.

Над дверью зажглась сигнальная лампочка.

— Это Грейс, — озадаченно буркнул Холден и просительно посмотрел на товарищей. — Не стоит ей рассказывать о том, что произошло.

Филипп пожал плечами:

— Она и сама понимает, что делается.

Грейс Брукс, хрупкое, миниатюрное создание с тонким лицом и аппетитной ямочкой на подбородке, вошла в каюту ван Хорнов и тихо произнесла:

— Мне страшно. Боюсь оставаться одна.

Холден взял ее руку, сжал пальцы.

— Все в порядке, Грейс. Постарайся немного поспать.

Когда супруги остались одни, Селестина затушила сигарету и вложила ее в небольшой вентилятор, который выдул окурок в отравленную атмосферу чужой планеты.

Чета обменялась выразительным взглядом. Слова не требовались. Они превратились в рабов. Все четверо. Рабов настолько бесправных, что это слою земного происхождения не могло полностью обрисовать всю незавидность их положения.


Холден Брукс и Филипп ван Хорн служили в смежных отделах администрации управления жилым блоком, где, собственно, и поселились вместе с женами. Оба располагали полугодовым отпуском, и совсем недавно Холден приобрел подержанный космолет в хорошем состоянии. Друзья вознамерились совершить небольшое космическое путешествие.

— Какой смысл в космолете, — вопрошала Селестина в ходе переговоров четырех участников предполагаемой поездки, — если им не пользоваться? Запасы воды и воздуха неограниченны, если корабль снабжен системой рециркуляции. Расход энергии проблемы не представляет. Остается только позаботиться о пите, но съестные припасы можно возобновлять практически в любой точке.

— Мысль о том, что придется пить регенерированную воду, меня не греет, — заметила Грейс.

— Ерунда, дорогуша. Чистая вода, она и есть чистая, даже если поступает из дренажной системы. Твои предубеждения — отголосок средневековья, если хочешь знать.

Все было решено. Управление космолетом было дело плевым, и уже через неделю Филипп справлялся с ним не хуже Холдена.

Навигационный справочник со сведениями о населенных планетах всегда имелся под рукой, помогая выбрать занятный маршрут.

В общем, путешествие вполне бы удалось, если бы юстировка ионного излучателя не вышла из строя. Холден взъерошил волосы и объявил:

— Нельзя совершать перелеты в гиперпространстве с серьезными неполадками.

— Корабль проходил осмотр перед путешествием? — язвительно осведомилась Селестина.

Филипп прикусил губу.

— Такие вещи нельзя предусмотреть, черт подери.

— В таком случае что же делать? — подала голос Грейс.

— Поставить корабль на ремонт, наверное, — неуверенно протянул Холден.

Но поскольку все они были дилетантами в космических путешествиях, оказалось, что обитаемых планет поблизости не имеется. До ближайшей оставалось не менее половины светового дня ходу, а следовательно, шансов долететь туда практически не было. Холден дважды пролистал навигационный справочник. Потом книгу изучил Филипп.

Увы, по соседству с ними находилась только одна звезда, в созвездии которой имелась лишь одна планета с допустимой силой тяготения и переносимой температурой. Справочник упоминал ее под названием Сигмаринген IV и в соответствующей строчке снабдил пометкой в виде лезвия кинжала. Подобные метки означали, что планета необитаема и к обитанию не пригодна.

— Но это ужасно, — воскликнула Грейс. — Может, попытаемся починить излучатель на ходу?

— Отфокусировать ионный излучатель в отсутствие гравитационного поля — сложная задача даже для опытного навигатора, не то что для нас, — объяснил Филипп, и они направились на Сигмаринген IV.

Корабль достиг поверхности планеты на беззвучном беспламенном гравитационном щите вихревого поля, созданного двумя микрореакторами, продолжавшими исправно нести службу.


Сигмаринген IV в глазах Грейс выглядел ужасно, гак как химический состав его атмосферы, указанный справочником, ее совершенно не радовал. Плотная оболочка над планетой состояла исключительно из азота и аргона в соотношении три к одному и присутствия следовых количеств некоторых инертных газов. Вода отсутствовала, так же как свободный кислород и двуокись углерода в атмосфере, содержание углерода в почве было очень незначительным. Последняя состояла почти целиком из силикатов железа и алюминия с преобладанием несвязанного кремния, песчинки которого по воле неукротимых ветров носились над поверхностью планеты, создавая упоминаемую справочником «вечную облачность».

— В точности Венера, — пробормотал Фил, и его худое унылое лицо исказило подобие улыбки. — Неделька отдыха в домашних условиях.

Посадить космолет на поверхность планеты удалось в светлое время суток, но тускло-серое освещение, с трудом пробивавшееся сквозь густую пелену пыльного облака, света давало слишком мало.

Грейс вздрогнула и сказала:

— По-моему, нам следует воспользоваться ультраволновиком и просить о помощи.

Холден встревоженно обратил глаза на жену:

— Я тоже подумал об этом, но аварийный рейд обойдется чертовски дорого. Да, Фил?

— Годовое жалованье всех нас, вместе взятых, — кисло согласился тот. — Ремонтники не выезжают за несколько монет.

Первый день на Сигмарингене IV прошел в кропотливых попытках наладить ионный излучатель. В целом они оказались плодотворными, и к тому времени, когда вращение планеты погрузило и людей, и космолет в ночную тьму, стало ясно, что корабль способен выдержать как минимум еще один перелет. Холден встал, потянулся, отложил эргометр в сторону и заметил:

— Стемнело. Может быть, отложим старт на утро?

— Почему бы и нет? — Фил зевнул. — Но все-таки посоветуйся с девочками.

Как ни странно, они не стали возражать. Грейс, правда, слегка нахмурилась, но все-таки пробормотала:

— Если вы считаете, что так лучше...

Ночь на Сигмарингене IV, при ретроспективном взгляде на нее, прошла в безмятежном спокойствии. Но уже за утренним кофе Селестина взволнованно сообщила, что ей приснился странный сон. Холден, подавив недовольный возглас, припомнил свой собственный. И наконец Грейс с внезапно заалевшими щеками заявила:

— О своем сне я не стану рассказывать. Лучше давайте скорей выбираться из этого страшного места.

— Дорогуша, звучит чертовски сексуально, не томи, ты просто обязана рассказать нам о своем сне. — Селестина хихикнула. — Мы в нем участвовали?

— За нами кто-то следит, — прозвучал ответ. — Я в этом уверена.

— Полно, милочка. На этой уродине нет ни капли углерода, а даже я знаю, что это может означать. Жизнь здесь невозможна.

Фил вмешался:

— Собственно, нам ничто не помешает убраться отсюда. Можем двигать прямо сейчас.

Холден промокнул губы салфеткой и встал.

— Думаю, надо выбрать первую скорость.

Через пять минут он вернулся:

— Просто смешно! Я не могу заставить себя включить двигатель.

И глуповато уставился на остальных.

— Что ты болтаешь? — негодующе спросила Селестина. — Ведь излучатель починили?

— С системой управления все нормально, насколько я понимаю. Мне никак не заставить себя подойти к пульту. Я пытаюсь, но... — После долгой паузы, не сумев подыскать лучшего слова, он с трудом выговорил: — Мне страшно.

— Страшно? — воскликнули трое в унисон.

Заметно обескураженный, Холден обратился к товарищу:

— Попробуй ты, Фил.

Тот молча встал и вышел.

Вернулся почти сразу же.

— Страшно до смерти. Не смог ни к чему прикоснуться, — прошептал он.

— Вы оба рехнулись? — прозвучал возмущенный голос Селестины.

Вместо ответа Филипп обернулся к Грейс и спросил:

— Что все-таки тебе снилось?

Она так сильно побледнела, что легкий макияж на лине показался кричаше-ярким, но ответила:

— Будто мы окружены какими-то детьми. Они интересуются нами. Во сне я видела, что они за нами подглядывают и не выпускают отсюда. Это было так... так реально. Меня до сих пор не покидает ощущение, что за нами следят.

— Меня тоже, — тревожно произнес Филипп.

— Миленький, это просто смешно. Г рейс вольна строить свои предположения, она у нас такая чувствительная, а обстановка здесь не из приятных. Вот и все. А теперь давайте убираться отсюда.

— Но как? — провозгласил Филипп.


Во взгляде, которым Селестина одарила мужа, сквозило некоторое презрение. Затем она произнесла:

— Если бы я умела управляться с этим пультом...

— Ты бы так же сплоховала, как и мы, — оборвал ее Филипп.

Грейс спокойно вмешалась:

— Они и сейчас подглядывают за нами.

Филипп взвесил ее слова, задумчиво поднял брови, не вставая с кресла, перегнулся назад и перевел рычаг полярности, обеспечив непроницаемость наружных люков.

— Сомневаюсь, что это возможно.

О боже, как он ошибался.

На расстоянии сотни ярдов от корабля и пяти — десяти ярдов друг от друга на поверхности почвы расположились какие-то низкие холмики, хоть и неотчетливо, но явно различимые в сером свете дня. Их было по меньшей мере пять. Филипп нахмурился, перешел к иллюминаторам на противоположной стороне корабля и, сняв поляризацию, выглянул наружу. Шесть холмиков.

— Ясно, — произнес он. — Мы действительно окружены.

— Подумаешь, какие-то песочные горки, — запротестовала его жена.

— Вчера, когда мы прибыли, их не было, — заметил Холден.

— Эго не песок, — послышался голос Грейс. — Они вообще не материальной природы. Сгустки энергии. А эти горки... ну как бы прикрытие для них. Камуфляж своего рода.

— Что за чепуха! — воскликнула Селестина.

— Если эти существа обладают телепатическими способностями, — не обращая внимания на скептицизм жены, продолжал Филипп, — то их мысли и эмоции могут беспрепятственно проникать куда угодно. И Грейс оказалась наиболее восприимчива.

— А я, значит, нет? — Внезапно придя в бешенство, Селестина вскочила на ноги. — Это идиотская шутка или что? Вы трое намерены разыгрывать меня?

Грейс, несмотря на напряженность, вдруг разразилась неудержимым смехом, и Селестина, окончательно рассвирепев, крикнула:

— Тебе весело, кажется?

Та смогла в ответ лишь отрицательно покачать головой, ибо была не в силах вымолвить ни звука. Грейс стонала от смеха, слезы градом лились у нее из глаз, она просто сгибалась пополам, захлебываясь хохотом. И почти сразу же приступ смеха сменился столь же безудержными рыданиями.

Неожиданно к ней присоединился Филипп, издав несколько неопределенных смешков, но вскоре взорвался громким хохотом. В следующую секунду Холден захлебывался смехом, и его баритон заглушил остальные звуки.

Селестина пребывала в слезах. Вскрикнув:

— Из всех мерзких, презренных... — она на секунду замолкла в поисках наиболее адекватного определения и тут же, не сумев сдержаться, сама закатилась пронзительным смехом.

— Прекратите! Да прекратите же! — вскричала Грейс.

Постепенно, один за другим, в той же последовательности, в

какой приступ овладел ими, люди затихли и успокоились. Селестина прижимала к глазам платок, она была последней, в ком затихло это невменяемое веселье.

— Они управляют нами! — Грейс захлебывалась волнением и страхом. — Это все они! Они могут заставить нас делать что угодно!

Спорить не приходилось, все четверо это чувствовали. Лишь Селестина нашла в себе силы выдвинуть последний аргумент, но и он прозвучал слабо и неубедительно:

— Но ведь справочник утверждает, что планета необитаема.

— Наш справочник базируется на довольно поверхностных исследованиях. Некая экспедиция с помощью бортового спектрометра установила, что в здешней атмосфере отсутствуют кислород, углерод и вода. Как правило, это означает отсутствие жизни, и готов спорить, они не подумали высаживаться на поверхность Сигмарингена IV.

Грейс, не отводя взгляда от входного люка, прошептала:

— Дети возятся около муравейника. Наблюдают за суетой муравьев, поставят соломинку на дорожке и смотрят, что муравей станет делать. Иных топчут.

— Холден, думаю, пора приступить к регенерации воды, — сказал Филипп.

— Это необходимо? — попыталась возразить Грейс.

— Не глупи, пожалуйста, — враждебно оборвала ее Селестина. — Жидкие отходы электролизуются, водород и кислород подвергаются компрессии и поступают на хранение. Впоследствии при необходимости между ними происходит взаимодействие, в результате которого образуется вода, настолько чистая, насколько это возможно. Она настолько лишена от посторонних примесей, что нам приходится вносить в нее таблетки с минеральными добавками.

Холден отправился в машинный отсек, и через несколько секунд послышался тихий гул заработавшего регенератора.

Фил с облегчением вздохнул.

— Что ж, по крайней мере это нам позволили сделать.


Светлая часть суток подходила к концу. За это время Холден предпринял три попытки запустить корабельный двигатель, Филипп — две. Успехом не увенчалась ни одна.

— Слушай, надо атаковать эти чертовы кучки. Прикончим нескольких, и все. Есть же у нас бластеры, в конце концов, — зло предложил Холден.

— Так они и дадутся, дубина.

Подавленный разочарованием, Филипп не стеснялся в выражениях, но его собеседник не обратил на это внимания.

— Я все-таки попробую. Надену скафандр, выберусь отсюда и шугану их. Не получится — значит, не получится, во всяком случае, попытаюсь.

Филипп почувствовал, как его начинает затоплять гнев:

— Что толку пробовать? Они не позволяют нам даже приблизиться к управлению, а ты хочешь приблизиться к ним самим?

— Заткнись, Фил, — оборвала его жена. — По крайней мере, Холден пригрозит им. У тебя есть предложение лучше?

— Нет.

Холден влез в скафандр из металлического латекса, приладил шлем. Управившись, подхватил бластер и, храня упрямое молчание, направился к воздушному шлюзу.

Филипп пожал плечами и обратился к Грейс:

— Из этого ничего не выйдет, он только зря подвергает себя опасности. Не позволяй ему выходить, Грейс.

— Не вмешивайся, — быстро обернулась к ней Селестина. — Фил так суетится только потому, что сам трусит. Умрет на месте, если кто-то окажется храбрее его.

— Не говори глупостей. Тебе не приходило в голову, что в одиночестве я не смогу вести этот корабль? Мы не можем лишиться Холдена.

— Опасности нет, — невыразительно пробормотала Грейс. — Я не ощущаю угрозы по отношению к нему.

Почувствовав внезапную пустоту, они сидели молча, провожая глазами Холдена Брукса. Громоздкая, роботоподобная, гротескная фигура, вышагивая медленно и неуклюже, покинула корабль. Когда Холден оказался на поверхности планеты, ему пришлось пригнуться от сильного ветра, с земли поднимались маленькие песчаные смерчи.

Все трое видели, как он прицелился недрогнувшей рукой, и невольно затаили дыхание. Холмики, где накопились сгустки враждебной энергии, не шелохнулись. Холден выстрелил. Сила притяжения, поддерживавшего в связанном состоянии молекулы этих песчаных образований, аннигилировалась ударной волной бластера. И первый же из них мгновенно — ни шороха, ни вспышки пламени — рассыпался в пыль, оставив какие-то материальные остатки на уровне почвы.

Холден перевел прицел и выстрелил в следующий холмик. Затем в следующий. Они исчезали один за другим.

При каждом его выстреле Селестина возбужденно восклицала:

— Так их! Так! Отлично! У парня дело идет. Хватит с ними осторожничать!

Филипп хранил молчание, губы его были плотно сжаты. Внезапно он выкрикнул:

— Смотри!

И указал туда, где только что был поверженный холмик. Вместо него, словно по волшебству, появился новый. На месте каждого из сметенных бластером холмиков возникали новые образования. Словно из воздуха. Холден оглянулся, и руки его бессильно опустились. Он исполнился отчаяния и горестного недоумения, даже карикатурные очертания скафандра не могли скрыть его состояния духа.

Он медленно, едва передвигая ноги, направился к кораблю...


Обед все четверо путешественников провели в полном молчании. Аппетита ни у кого не было, каждый сумрачно ковырял в своей тарелке. Первым тишину нарушил Филипп:

— Выходит, они действительно являются порождением энергии, как сказала Грейс. Взорвать почву, в которой они укрываются, означает примерно то же, что разорвать на человеке рубашку. Он всегда способен надеть другую. — И после паузы добавил: — Если б мы могли воздействовать непосредственно на их разум! Напрямую!

— Каким же это образом? — пробурчал Холден.

— В конце концов, существует такая вещь, как психология.

— Существует, — вмешалась Селестина, — но что вам известно об их психологии?

— Ничего. — Филипп пожал плечами. — Но они разумные существа. И могут испытывать эмоции, иначе им не доставляло бы удовольствия манипулировать нами. Они заставили нас трусить. А следовательно, мы тоже способны заставить их дрожать от страха. Ведь это всего лишь дети, как подсказывает Грейс ее интуиция.

— Тем не менее бластера не испугались, — заметил Холден.

— Им известно, что это не смертельно для них, а значит, поводов для страха нет. Смерти они должны бояться, я полагаю, но как вы можете покончить с энергетическим существом? И чем такое существо можно напугать? Болью? Потерей близких? Угрозой безопасности?

— Ты еше скажи «привидением», — враждебным тоном добавила Селестина. — Тебе не пришло в голову, что они начнут заикаться со страха при виде привидения?

Но Филипп, не замечая недоброжелательности, смотрел на нее, в удивлении подняв брови.

— Она права! — воскликнул он. — Неизвестное! Любое существо боится того, чего не понимает. Того, о чем умалчивает его жизненный опыт.

— Угу, к примеру, корабль был явлением, не охваченным их опытом, — возразил Холден. — Тем не менее они его не испугались.

— На корабль они смотрят как на другую форму материи, — нашелся Филипп. — Да и на нас самих. Мы для них всего лишь новая форма разума в незнакомой оболочке. — Он перевел задумчивый взгляд на пригорки, едва видимые в подступающей мгле, и протянул: — Но вот о чем они вообще не имеют никакого понятия?

Послышался тихий, словно сонный, голос Грейс:

— Солнце, ясное небо. Свет звезд над головой. Всего этого они не видели никогда.

— Не стану возражать, — сказала Селестина. — Но мы не сможем притащить сюда звезды. Они, увы, не портативны. Так что толку говорить об этом?

Грейс медленно поднялась на ноги, на ее лице возникло странно-сонное выражение, губы слегка приоткрылись. Она плавными, скользящими шагами направилась к Холдену и почти неуловимым движением оказалась у него на коленях. Медленно улыбнувшись, подняла лицо. Когда она заговорила, слова ее звучали нечетко:

— Отнеси-и меня в кроватку, Холли. Я та-а-ак странно себя чу-у-увствую.

Прижалась щекой к его щеке и улыбнулась. Холден неистово покраснел и запротестовал:

— Послушай, Грейс, ты чего?

Она закинула голову назад, бросила чуть пьяный взгляд на Филиппа и Селестину и протянула:

— Тебя они-и-и смущают? Пара этих...

И выдала такое словечко, что Филипп изумленно вытаращил глаза, а Селестина с сухим смешком фыркнула:

— Ну и ну, маленькая тихоня!

Холден смущенно вскочил, крепко придерживая жену, которая прильнула к нему тесно и очень красноречиво. Сомнений в ее желании не оставалось.

— Чертовы твари, — буркнул Холден. — Но я, пожалуй, уведу ее отсюда.

Вернувшись через полчаса, объяснил:

— Малышке получше, но... э-э... у нее голова разболелась. Грейс извиняется за свою выходку. Вы уж ей не напоминайте об этом, ладно?

Селестина пожала плечами:

— Ни в ее поведении, ни в ее словах нет ничего предосудительного.

Но он жалобно продолжал:

— Как же положить этому конец? Если безропотно позволить манипулировать нами, черт знает до чего можно дойти. Поубиваем друг друга к чертям собачьим. Или еще чего натворим.

И вот двумя часами позже Холден, в печальном соответствии с собственным пророчеством, ворвался в каюту ван Хорнов и совершил посягательство на жену лучшего друга, в ходе которого едва не прикончил последнего.


Когда он опомнился и ушел, Филипп присел на край кровати — локти уперты в расставленные колени, пальцы бессильно переплетены, лицо озадаченное и несчастное.

Селестина отрывисто сказала:

— Не из-за чего убиваться. Что толку? Может, дать тебе снотворного?

Филипп поднял глаза и взглянул на жену, но, когда он заговорил, то мысли его были далеко.

— Портативная звезда, — произнес он.

— Ты о чем?

— Портативная звезда. Это могло бы сработать.

Он вскочил с места, пальцы непроизвольно сжались в кулаки, движения стали порывистыми.

— Подобное положение вещей не может продолжаться, разве непонятно?

— И что ты намерен предпринять?

Вместо ответа он выскочил из каюты и бросился в машинный отсек. Лихорадочно, с вдохновенным выражением лица, Филипп размонтировал регенератор воды и отделил сосуды с газами. С крайней осторожностью перекрутил оба шланга, закрепил их проволокой от запасного электроаккумулятора, после чего соединил прозрачную кварцевую алгиновскую трубку с совмещенными штуцерами обоих шлангов. Вернувшись к регенератору, высвободил тонкую, как карандаш, пробирку с катализатором.

Затем, прищурившись, глянул на губчатое платиново-черное содержимое и сунул пробирку в карман.

После чего бегом ринулся в салон и схватил скафандр. Его спутники молча, выжидающе следили за его манипуляциями: Холден с пристыженным выражением лица и бегающими глазами; Грейс, побледневшая настолько, что ее лицо казалось пергаментным; Селестина — подкрашенная, правда весьма неаккуратно.

Она окликнула Филиппа:

— Уходишь?

— Не беспокойся, — мрачно пробормотал он и обратился к Холдену: — Помоги нацепить это.

Холден приподнял газовые сосуды, приладил их на скафандр сзади, рядом с цилиндром для подачи дыхательной воздушной смеси, после перебросил оба шланга через плечи Филиппа.

Тот переложил пробирку с катализатором из кармана брюк в комбинезон, затем окунул палец в стакан с водой и провел им по внутренней поверхности кварцевого кожуха, куда опустил оба переплетенных шланга.

Селестина неуверенно буркнула:

— И откуда прикажешь брать воду, если ты...

Но среди общего молчания умолкла.

— Будь осторожен, Филипп, — тихо сказала Грейс.

— Спасибо, — смущенно пробормотал он и надел на голову шлем.

Покинув космический корабль, Филипп ван Хорн почувствовал себя отрезанным от мира людей. Поляризовав перед выходом воздушные шлюзы, он оказался теперь в кромешной, непроницаемой темноте.

Ван Хорн медленно удалялся от корабля, чувствуя, как в спину дует ветер, и эти завывания были единственным звуком, достигающим его ушей. Да еще смутно ощущалось присутствие обитателей планеты, этих не в меру любопытных существ.

Сделав несколько шагов, Филипп остановился и открыл краны обоих газовых сосудов. Почувствовал мягкое давление, наполняющее кварцевый кожух, и прикрыл его рукой в большой латексовой перчатке. Приподнял штуцеры. Он надеялся, что жители планеты видят его или по крайней мере ощущают его присутствие тем способом, какой им доступен. Внезапная мысль нагнала на него страха. А что, если у них полностью отсутствует зрение? Если они напрочь лишены зрительных способностей? Отчаянным усилием он отогнал дурные мысли. Ну нет, хоть какой-то зрительной чувствительностью они должны обладать!

Затем поднял пробирку с катализатором и поднес к открытой верхней стороне кварцевого кожуха. Яростная уверенность, что трюк сработает, на мгновение окрылила его, но тут же подняла очередной шквал сомнений. Неужели спасением для них будет такой простой фокус? Или он тоже потерпит неудачу и вернется на корабль пристыженным. Снова поднес пальцы к кожуху и опять замер в неподвижности. В голове роились странные размышления, более чем неутешительные.

Эти существа — назовем их так — способны контролировать человеческие чувства, чертовски хорошие манипуляторы. Сомнение, которое его сейчас гнетет, принадлежит ли оно ему, Филиппу? Он решил было, что наверняка это так, и снова усомнился.

А уверенность, которую он испытал, придумав этот маленький фокус, не была ли она слишком бурной? Не пытаются ли ему помешать таким образом?

Еще раз, на этот раз нарочито, с целью обмануть их, он прикоснулся пальцами к пробирке, делая вид, что собирается взять ее в руки, и сразу же впал в отчаяние; темное, беспросветное, как окружающая ночь, чувство накатило на него. Нет, из этого ничего не выйдет. Что же делать?

Но тут его осенило, что мрачность накатывает слишком быстро, в сущности она поверхностна. Депрессия рождается не его разумом, а по чужой подсказке. Он в состоянии справиться с нею.

Филипп начал борьбу. Борьбу с отчаянием, борьбу с собственной уверенностью в неминуемой неудаче. «Перестань относиться к провалу как к горькой неизбежности», — приказал он себе, от злости стукнув по кварцевому кожуху, в котором, клубясь, собирались водород и кислород. Он боролся с подступающим страхом. А тот превратился в безотчетный ужас, вроде той паники, что не давала ему подойти к пульту управления корабля. Но взлет — процесс сложный, запуск двигателей требует не меньше полусотни движений, каждое из которых вызывало очередную волну подавления. Сейчас же от него требуются сущие пустяки, коснуться одним предметом другого.

Вокруг царила полная тьма, не давая рассмотреть, насколько близко к поверхности кожуха он подносит пробирку с катализатором. Лишь на ощупь удалось определить, что между ними всего несколько дюймов. От волнения лоб Филиппа покрылся испариной.

Он отстаивал дюйм за дюймом свое сознание, призвав на помощь все силы собственного разума, и сумел поймать тот момент, когда металл коснулся кварцевой поверхности. Ощущение происшедшего контакта было неясным и тут же исчезло, уступив место агонии отчаяния, но и его оказалось достаточно. Влага, введенная на кончике пальца в кварцевый кожух, послужила дополнительным катализатором, и взаимодействие между порошковой платиной и следами воды запустило реакцию водорода с кислородом. Пламя вспыхнуло!

Бледно-голубое свечение, заплясавшее в пыльном воздухе, наполнившем с открытого конца кварцевый кожух, вспыхнуло, как ослепительной яркости звезда. Вспыхнуло, мигнуло несколько раз и продолжило гореть непрерывно.

А ван Хорн вдруг почувствовал, как все страхи куда-то улетучиваются, полностью освобождая его разум и чувства. Неужели фокус удался и они убрались все до одного? Там, куда не проникал голубой свет пламени, царила кромешная мгла. В голове Филиппа ван Хорна прояснилось, и теперь он ясно понял, что в прошедшие два дня воздействие этих существ на его разум было настолько сильным, что стоило им исчезнуть, как словно огромный валун скатился с плеч.

Он громко прокричал в микрофон:

— Холден, Холден! Бегом к пульту управления!

И сам заспешил к кораблю насколько мог быстро в своем неуклюжем скафандре.


Двое мужчин склонились над пультом управления. Женщины спали.

Наконец Филипп нашел время подробно объяснить Холдену, как они отделались от этих безумных детишек.

— Дело не просто в свете, — говорил он. — Им было известно о существовании освещения по тому серому свету, исходящему с их облачного небосвода. Свет мог быть ярче, но они непременно узнали б его. Для них он все равно остался бы тем же лоскутком привычного неба, которое опустилось к ним на землю. Вспышка пламени — только она могла сбить их с толку.

— Не понимаю почему. — Холден в недоумении качал головой.

— Свет, который поразил бы их, должен быть голубым и прерывистым. Его нужно перемещать, чтоб повергнуть эти существа в ужас. Свет в ладони мог сыграть эту роль. То есть требовалась портативная звезда, а не размытый поток света с небес или с корабля. Вспомни, пламя не может существовать в этом мире с его атмосферой, насыщенной азотом, аргоном и песком. За долгие миллионы лет на Сигмарингене-четыре ничего не возгоралось до тех пор, пока я не позволил кислороду и водороду, сжатым компрессионным давлением, сгореть друг в друге. И обитатели планеты оказались перед лицом неизвестного и непостижимого. В конце концов, они действительно обыкновенные дети, которые, испугавшись, разбежались.

Корабль продолжал бороздить космическое пространство среди дружелюбного света звезд.

Холден глубоко вздохнул и сказал:

— Наконец-то. Один перелет, и мы окажемся вблизи Земли. Осталось день-два, не больше. Надо сообщить об этих энергетических детишках, только знаешь, Фил...

— Что?

— По-моему, вовсе не обязательно рассказывать обо всем, что с нами случилось.

— Пожалуй, да.

— Постараться бы забыть обо всем. Ведь это лишь ментальный контроль. Будет лучше, если мы вычеркнем его из памяти.

— Много лучше. — Филипп согласно кивнул.

Произнесенные слова эхом отозвались у него в ушах. Ментальный контроль или не ментальный, но сможет ли он жить как раньше, видя мысленным взглядом свою жену, загораживающую ему выход, а позади нее тянущегося к его горлу Холдена? Перестанет ли он слышать дикий ее смех? Забыть?

И тут за стеной раздался взрыв хохота Селестины, отчего Филипп невольно и совершенно напрасно зажал ладонями уши.

— Что случилось? — участливо спросил Холден.

— Ничего, — последовал мрачный ответ.



Оглавление

  • Айзек Азимов Портативная звезда