КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402801 томов
Объем библиотеки - 529 Гб.
Всего авторов - 171410
Пользователей - 91546
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Вязовский: Я спас СССР! Дилогия (Альтернативная история)

пока не ясно, кто же и как будет спасать...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Вязовский: Властелин Огня (Фэнтези)

перечитал, думал произведение больше чем старое.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
RATIBOR про Афанасьев: Счастье волков (Боевая фантастика)

С автором точно не ошиблись?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
RATIBOR про Афанасьев: Следующая остановка – смерть (Альтернативная история)

С автором точно не ошиблись?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Вязовский: Я спас СССР! Том II (Альтернативная история)

когда продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Бердник: Последняя битва (Научная Фантастика)

Ребята, представляю вам на суд перевод этого замечательного рассказа Олеся Павловича.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Stribog73 про Римский-Корсаков: Полет шмеля (Переложение В. Пахомова) (Партитуры)

Произведение для исполнения очень сложное. Сыграть могут только гитаристы с консерваторским образованием.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
загрузка...

Возмездие (fb2)

- Возмездие (а.с. Темные силы-3) 847 Кб, 247с. (скачать fb2) - Келли Армстронг

Настройки текста:



Келли Армстронг Возмездие Самые темные полномочия — 3

Келли Армстронг Возмездие Darkest Powers - 3


ГЛАВА 1

ПОСЛЕ ЧЕТЫРЕХ НОЧЕЙ НА НОГАХ, я, наконец, оказалась в безопасности, забралась в постель и наслаждалась глубоким, без сновидений, мертвым сном... но мертвые решили, что я не так уж сильно хочу спать. Все началось со смеха, что скользнул в мой сон, и вытащил меня из него. Когда я поднялась на локтях, щурясь и пытаясь вспомнить, где была, шепот извивался вокруг меня, но слова было невозможно различить.

Я протерла глаза и зевнула. Скучный серый свет, проходил сквозь шторы. В комнате было тихо и неподвижно. Не призраки, слава Богу. У меня их было достаточно в последние несколько недель, что хватит на всю оставшуюся жизнь.

Царапанье в окно заставило меня подпрыгнуть. В последние дни, каждое царапанье ознаменовало приближение поднятого мною зомби.

Я подошла к окну и отдернула шторы. До дома мы добрались почти на рассвете, поэтому я знала, что время должно подходить к полудню, но за пределами поместья стоял густой туман, я ничего не могла разглядеть. Я наклонилась ближе, прижав нос к холодному стеклу.

Нечто стукнулось о стекло, и я подпрыгнула в воздух. Смех раздался позади меня.

Я повернулась, но Тори была еще в постели, поскуливая во сне. Она сбросила одеяло и свернулась на боку, ее темные волосы шипами торчали на подушке.

Новая порция смеха вспыхнула позади меня. Конечно, смеялся парень. Но там никого не было. Я просто не могла никого видеть. Для некроманта, это ничего не значило.

Я прищурилась, пытаясь уловить мерцание и увидела призрак, слева от меня. Снова вспышка и он исчез прежде, чем я смогла разглядеть больше.

— Ищешь кого—то, маленькая некро?

Я закрутила головой.

— Кто тут?

Ответом послужил короткий смешок, вроде хихиканья пятнадцатилетней девочки рядом с понравившимся ей мальчиком.

— Если ты хочешь поговорить со мной, то должен показать себя,— сказала я.

— Поговорить с тобой?— высокомерно удивился он высоким голосом школьного квотербека. — Я думаю, что ты та, кто хочет поговорить со мной.

Я фыркнула и направилась обратно в постель.

— Нет?— его голос скользил вокруг меня, — Ха. Как я понял, ты хочешь узнать больше о Эдисон Груп, эксперименте Генезис, докторе Давыдовом...

Я замерла.

Незнакомый призрак рассмеялся.

— Я так и думал.

Четверо из нас Тори, Дерек, Саймон и я, были в бегах от Эдисон Груп. После обнаружения мы были объектами в рамках проекта Генезис, эксперимент по генетической модификации сверхъестественных существ. Моя тетя Лорен был одним из врачей, участвующих в нем, но она предала своих коллег, помогая нам уйти. Теперь она была в плену. Или я надеялась на это. Вчера вечером, когда Эдисон Груп нашли нас, призрак пытался мне помочь... призрак, который выглядел, как тетя Лорен.

Мы были, предположительно, в безопасном доме, принадлежащем группе против экспериментов. И теперь появляется призрак подростка знающий об эксперименте? Я не собиралась изгонять его, как бы заманчиво это не было.

— Покажись,— повторила я.

— Хочешь показаться главной, маленькая некро?— его голос скользнул за меня. — Ты просто хочешь увидеть, такой же я соблазнительный, как на слух.

Я закрыла глаза, представила смутное изображение мужской фигуры и дала мысленный пинок. Он начал материализоваться. Темноволосый парень, может быть, шестнадцати или семнадцати лет, ничего особенного, но с симпатичной вкрадчивый улыбкой. Я все еще могла видеть сквозь него, как будто он голограмма, так что я закрыла глаза, чтобы дать ему еще один толчок.

— Э-э-э-э,— протянул он. — Если хочешь большего, мы должны узнать друг друга поближе.

Он снова исчез.

— Что ты хочешь?— спросила я.

Он прошептал мне на ухо:

— Как я сказал, узнать тебя получше. Однако не здесь. Вот-вот проснется твоя подружка. Она милая, но не совсем в моем вкусе. — Его голос направился к двери. — Я знаю место, где мы можем пообщаться в частном порядке.

Да, верно. Неужели он думал, что я начала говорить с призраками вчера? По правде говоря, всего две недели назад. Но я уже видела достаточно, чтобы знать что, существуют призраки, которые хотели помочь и те, кто просто желали поговорить. Но больше всего было тех, которые вызывали проблемы, и именно их я поднимала из мертвых. Этот парень определенно попадал в последнюю категорию.

Тем не менее, если бы он был другим объектом Эдисон Груп, тот, кто предположительно умер в этом доме, я должна выяснить, что с ним случилось. Но я хотела иметь поддержку. Тори не имела опыта в помощи мне с призраками и, хоть мы ладили лучше, она все еще не была той, кого я хотела видеть за своей спиной.

Так что я последовала за призраком в зал, но остановилась у двери Саймона и Дерека.

— Э-э-э-э,— начал призрак. — Ты не должна приходить вместе с парнем.

— Они тоже хотели бы поговорить с тобой,— я повысила голос, молясь, чтобы Дерек услышал меня. Он обычно просыпался от малейшего шума. Оборотни имели необыкновенно острый слух. Правда, все, что я слышала, был храп Саймона. Никого другого наверху не было. Эндрю, парень, который привез нас сюда, занял спальню внизу.

— Давай, некро—девушка. Это предложение ограничено по времени.

Ты знаешь, что это до добра не доведет, Хлоя.

Да, но мне также необходимо знать, если мы находились в опасности. Я решила действовать с крайней осторожностью. Мой внутренний голос не стал спорить, я приняла это за положительный знак.

Я пошла за призраком.

Как только мы добрались сюда, то сразу отправились в постель, так что я могла хорошенько осмотреть наше новое пристанище. Я знала только, что это был огромный викторианской особняк, прямо из готического фильма ужасов.

Когда я пошла на голос в коридоре, у меня появилось странное чувство, будто я оказалась в одном из тех фильмов. Попавшая в бесконечный узкий коридор, проходящая одну закрытую дверь за другой, пока я, наконец, не добралась до главной лестницы.

Из того, что я видела в доме, когда мы подъехали, было три этажа. Спальни располагались на втором этаже, а Эндрю назвал третий — чердаком.

Так призрак ведет меня в темный жуткий чердак? Видимо, я была не единственной, кто видел слишком много фильмов ужасов.

Я последовала за ним вверх по лестнице. Она завершалась площадкой с двумя дверями. Я остановилась. Призрачная рука проникла через дверь, маня к себе. Независимо от того, насколько темно там было, я не могла позволить парню увидеть мой страх.

Когда я была готова, схватилась за ручку и...

Она была заперта. Я нащупала запор и сдвинула его до щелчка. Еще один глубокий вдох, еще секунда психологической подготовки, затем я распахнула дверь и шагнул в...

Взрыв холодного воздуха сбил меня обратно. Я моргнула. Впереди клубился туман.

Засов на двери чердака, Хлоя?

Нет, я стояла на крыше.


ГЛАВА 2

ДВЕРЬ ЗА МНОЙ НАЧАЛА ЗАКРЫВАТЬСЯ. Я поймала край, но что—то тяжело ударило его, и он хлопнул изнутри. Схватившись за ручку, услышала, как лязгнул закрывающийся засов. Я повертела ручкой, уверенная, что ошиблась.

— Так быстро уходишь?— осведомился он. — Как грубо.

Я уставилась на ручку. Только один очень редкий тип призраков мог двигать вещи в мире живых.

— Агито — наполовину демон,— прошептала я.

— Агито?— он повторил слово с презрением. — Я топ—оф—лайн, детка. Я Воло.

Эти слова ничего не значили для меня. Я могу только догадываться, что это более мощная разновидность. В жизни, телекинетик наполовину демон может перемещать объекты мысленно. В смерти, они могли переместить их физически. Полтергейст.

Я сделала осторожный шаг назад. Дерево скрипело под ногами, напоминая мне, где я находилась. Я остановилась и огляделась. Я была у единственного выхода с мансарды на третьем этаже.

Справа от меня был почти плоский участок, заваленный ржавыми крышками, бутылками и банками из—под пива, как будто кто—то использовал его вместо временного внутреннего дворика. Это успокоило меня. Я не оказалась на крыше, только на балконе. Раздражает, но достаточно безопасно.

Я легонько постучала в дверь, на самом деле не хотела никого будить, но надеялась, что Дерек мог заметить.

— Никто тебя здесь не услышат,— сказал призрак. — Мы остались наедине. Просто так, мне нравится больше.

Я подняла руку, чтобы ударить по двери, потом остановилась. Папа всегда говорил, что лучший способ справиться с хулиганом не дать ему понять, что ты испугался. При мысли о моем отце, в горле встал ком. Неужели он все еще ищет меня? Конечно, он делал это, и я ничего не могла поправить.

Папины советы для хулиганов работали с детьми, которые издевались над моим заиканием, они сдавались, когда не могли получить от меня нужную реакцию. Так что я сделала глубокий вдох и пошла в наступление.

— Ты сказал, что знаешь о Эдисон Груп и экспериментах,— начала я. — Ты был его объектом?

— Скучно. Давай поговорим о тебе. Есть парень? Бьюсь об заклад, что должен быть. Симпатичная девушка, как ты, путешествует с двумя парнями. Тебе должен нравиться один из них. Так который?— Он рассмеялся. — Тупой вопрос. Милые девушки предпочитают милых парней. Узкоглазый.

Он имел в виду Саймона, который был наполовину корейцем. Он явно поддразнивал меня, желая заставить ринуться на защиту Саймона, и доказывать, что он был только моим другом. Он не был. Ну, или мы только начали двигаться в этом направлении.

— Если ты хочешь, чтобы я осталась и говорила, мне тоже нужны ответы,— нахмурилась я.

Он рассмеялся.

— Да? А, на мой взгляд, ты никуда не собираешься.

Я схватила ручку двери снова. Крышка от бутылки пролетела у моей щеки чуть ниже глаза. Я сердито посмотрел в его сторону.

— Это был только предупредительный выстрел, маленькая некро,— противный тон искажал его голос. — Здесь, мы играем в игру по моим правилам. А теперь расскажи мне о своем другом.

— Я не одна. Если ты слышал что—нибудь об эксперименте Генезис, то ты знаешь, мы здесь не на каникулах. Будучи в бегах, не остается много времени для романтики.

Я постучала в дверь. Следующий колпачок от бутылки ударил в глаза.

— Ты в опасности, девочка. Не все равно?— Его голос приблизился к моему уху. — Прямо сейчас, я твой лучший друг, так что лучше относиться ко мне хорошо. Тебя только что привели в ловушку, и я единственный, кто может помочь выбраться.

— Привел? Кто? Парень, который привел нас сюда...— я быстро придумала поддельное имя. — Чарльз?

— Нет, кое—кто незнакомый, и миссия Чарльза состояла в том, чтобы доставить вас сюда. Какое совпадение.

— Но он сказал, что больше не работает на Эдисон Груп. Раньше он был врачом...

— Он все еще им остается.

— О—он доктор Феллоус? Тот, о котором они говорили в лаборатории?

— Ни тот, ни другой.

— Ты уверен?

— Я никогда не забываю лица.

— А, ну это странно. Во—первых, его имя не Чарльз. Во—вторых, он не врач. В—третьих, я знаю, доктора Феллоус. Она моя тетя, и что парень внизу не похож на нее.

Удар настиг меня сзади, прямо под коленку. Мои ноги подкосились, и я упала на четвереньки.

— Не играй со мной, маленькая некро.

Когда я попыталась встать, он ударил меня старой доской покачивая ей, как бейсбольной битой. Я пыталась увернуться в сторону, но он повредил мое плечо и отбросил на перила. Раздался натужный треск, но перила устояли. На секунду я замерла лицом над пропастью и все, что могла видеть — два этажа вниз.

Я схватилась за более крепкую часть перил. Он дождался, чтобы я приняла более—менее стабильное положение, когда доска коснулась моей руки. Если я отпущусь, то превращусь отбивную на дорожке. Гнилые доски подо мной противно скрипели, напоминая об опасности.

Я побежала к плоской части крыши. Он кидал сломанные доски в меня. Я пошатнулась назад, натыкаясь на перила снова.

Я удержала равновесие и огляделась. Никаких его признаков. Никаких признаков движения. Но я знала, он был там, наблюдал за тем, что я буду делать дальше.

Я побежала к двери, а затем сделала ложный выпад в сторону плоской части крыши. Осколки стекла взорвались прямо передо мной и призрак появился, поднимая разбитую бутылку. Я пошла на попятную.

Конечно, это отличная идея. Просто опираться на перила и посмотреть, как долго они продержаться.

Я остановилась. Было некуда бежать. Я раздумывала, стоит ли закричать. Я всегда ненавидела это в кино—героинях, которые кричат о помощи, когда загнаны в угол, но прямо сейчас, оказавшись между разбитой бутылкой в руках полтергейста и двумя этажами свободного падения, я могла бы потерпеть унижение быть спасенной. Проблема была только в том, что во время тут никто не появится.

Итак... Что ты собираешься делать? Сверхмощный некромант против издевательств полтергейста?

Это должно подействовать. Я сильна в обороне, по крайней мере, против призраков.

Кончиками пальцев коснулась своего амулета. Он достался мне от матери. Она заявила, что он защищает от неприятностей. Теперь я знала, что этими неприятностями являются призраки. Он, казалось, не работает, что хорошо, но сжимая в ладони, помогло мне сконцентрироваться, сосредоточиться на том, чего я хотела.

Я представила, как призрак убирается прочь.

— Не смей, мелкая девчонка. Ты только...

Я зажмурилась и дала ему огромный умственный толчок.

Тишина.

Я ждала, прислушиваясь, уверенная, что когда открою глаза, его уже тут не будет. Через некоторое время я осмотрелась и увидела, только серое небо. Тем не менее, я крепче схватилась за перила, готовая к разбитой бутылке, летящей в мою голову.

— Хлоя!

Мои колени подогнулись от этого оклика. Шаги глухо стучали по крыше. Призраки не издают звука шагов.

— Не двигайся.

Я посмотрела через плечо, чтобы увидеть Дерека.


ГЛАВА 3

ДЕРЕК ДВИГАЛСЯ ПО ПЛОСКОЙ ЧАСТИ КРЫШИ. Он был одет в джинсы и футболку, но его ноги были босы.

— Берегись,— воскликнула я. — Там битое стекло.

— Я вижу. Стой, где стоишь.

— Все нормально. Я просто дам задний ход и...— дерево скрипнуло подо мной. — Или, может быть, нет.

— Просто остаться там. Дерево сгнившее. Оно держит твой вес, пока ты стоишь на месте.

— Но я пришла сюда, поэтому оно должно выдержать.

— Мы не будем проверять твою теорию, хорошо?

Напряжение в его голосе настолько отличалось от обычных интонаций, что я решила, он действительно обеспокоен. А если Дерек волновался, мне лучше остаться там, где я стою. Я стиснула перила.

— Нет!— сказал он. — Я имею в виду, да, держись, но не помещаете на них свой вес. Они прогнили до основания.

Великолепно.

Дерек посмотрел вокруг, как будто искал, что мог использовать. Затем снял футболку. Я старалась не смотреть в его сторону. Не то, чтобы он выглядел плохо без рубашки. На самом деле наоборот, поэтому... Просто скажем, друзья действительно лучше, когда они полностью одеты.

Дерек подобрался так близко, как только осмелился, связал узлом угол футболки и бросил ее мне. Я поймала ее со второго раза.

— Я не собираюсь тянуть тебя,— предупредил он.

Хорошо, потому что с его сверх силами, он бы, вероятно, вывихнул мне руки, и я бы упала с крыши.

— Возьмись и подтягивайся...

Он остановился, видя, что я уже делала это. Я смогла встать на плоскую часть, делая шаг, почувствовала, что мои колени начинают опускаться. Дерек схватил меня за руку, без швов, бинтов и пули. Я медленно осела на пол.

— Я—я просто посижу минуту,— сказала я, мой голос не дрожал, что радовало.

Дерек уселся рядом со мной, натягивая рубашку обратно. Я чувствовала, как он смотрит на меня.

— Я—я в порядке. Просто дай мне секунду. Это безопасно сидеть здесь, не так ли?

— Да, наклон всего лишь около двадцати пяти градусов, так,— видя выражение моего лица, он продолжил: — Это безопасно.

Туман медленно отступал, и я могла видеть деревья, уходящие вдаль со всех сторон, грязную дорогу...

— Это был призрак,— выдавила я, наконец.

— Да, я так и предполагал.

— Я—я знала, что не должна следовать за ним, но...— я остановилась, не готовая объяснять все от начало до конца, по—прежнему дрожа. — Я остановилась за дверью, надеясь, что ты услышишь меня. Так и случилось?

— Вроде того. Я дремал. Проснулся неожиданно, так что мне потребовалось некоторое время, чтобы оказаться здесь. Кажется, начинается лихорадка.

Сейчас я смогла разглядеть это, покрасневшую кожу и блестящие глаза.

— Ты?..— начала я.

— Я не меняюсь. Не сейчас. Я знаю, что чувствуешь, как сейчас. Еще один день, по крайней мере. Надеюсь, больше.

— Бьюсь об заклад, ты сможешь полностью измениться в этот раз,— подбодрила я его.

— Да, может быть,— его тон говорил о том, что он сомневался в этом.

Когда мы сидели там, я оглядела его с ног до головы. В шестнадцать лет, Дерек был более чем на фут выше меня. Плотный, с широкими плечами и мышцами, которые он обычно скрывал под мешковатой одеждой, поэтому не выглядел так впечатляюще.

Так как он начал меняться, мать—природа, казалось, убрала его некоторую слабину. Кожа стала чище. Его темные волосы больше не выглядели жирными. Он по—прежнему висели на его лице так, как будто он не потрудился вовремя сходить в парикмахерскую. В связи со всеми событиями, это было последнее, что могло прийти ему на ум.

Я попыталась расслабиться и насладиться видом клубящегося тумана, но Дерек ерзал и корчился, отвлекая сильнее, чем если бы он повел себя как обычно и потребовал узнать, что случилось.

— Тут был призрак,— сказала я, наконец. — Он сказал, что наполовину демон Воло. Телекинетик, но сильнее, чем тип доктора Давыдова. Вероятно, такой же, как Лиз. Он заманил меня сюда, запер дверь, затем начал забрасывать вещами.

Дерек резко дернулся, оглядываясь.

— Я прогнала его.

— Хорошо, но ты не должна была идти вслед за ним, Хлоя.

Его тон был спокойным, размеренным, будто это говорил вовсе и не Дерек. Странная мысль, что это был не Дерек, просочилась в мои мысли. Прежде, чем я сбежала из лаборатории Эдисон Груп, я встретила полудемона, прикованного там в качестве источника питания. Она могла обладать кем—то, но только призраком. Может быть одержимым Дерек?

— Что?— парня напряг мой пристальный взгляд.

— Ты в порядке?

— Да, просто...— он потер затылок, морщась и пожимая плечами. — Устал. Чувствуя себя отвратительно. Действительно плохо. Слишком много всего...— Он подыскивал подходящее слово. — Быть здесь. Быть в безопасности. Я все еще приспосабливаюсь.

Это имело смысл. Оборотень Дерека для защиты не отдыхал в течение нескольких дней, сохраняя возможность не спать и быть на страже. Положиться на кого—то еще, чтобы следить за нами сейчас было странно. Тем не менее, я была слишком беззаботна, особенно если учесть недавний случай на крыше.

Когда я спросила, что его беспокоит, он пробормотал, что ничего особенного. Я отступилась и хотела было объяснить подробнее о призраке, когда он выпалил:

— Это Тори. Мне не нравится ее рассказ о том, как она ушла.

Когда Эдисон Груп уже почти захватили нас вчера вечером, они схватили Тори. Но когда сконцентрировали свои усилия на самой большой угрозой — Дереке, то оставили молодую ведьму только с одним охранником. Она заперла его с помощью связывающего заклинания и скрылась.

— Ты думаешь, что они позволили ей уйти?

— Я не говорю... Это просто... у меня нет никаких доказательств.

И это то, что делает его особенным, его опасения ни на чем не были основаны, только шестое чувство. Математика и естественные науки действительно предпочтительнее, дело в фактах.

— Если ты думаешь, что она была подослана с самого начала, то это не так.— Я понизила голос. — Не говори ей, что я сказала это, ладно? Когда она помогла мне бежать, она только хотела уйти из Эдисон Груп и бежать обратно к папе. Так она его называла. Вместо этого он послал к ней мать, от которой мы только что сбежали. Тори было больно, очень больно. Она была в шоке. Она не могла так хорошо сыграть это.

— Думаю, она находилась в шоке довольно давно.

— Только то, что она сбежала прошлой ночью?

— Да.

— Тори бы продала нас за обещание, что они вернут ее прежнюю жизнь назад? Это возможно, и мы должны быть осторожны, но я верю ее истории. Если мама сказала им, Тори выяснила, как действует заклинание, в чем я сомневаюсь, то, насколько они знают, это просто случайная вспышка энергии. Ее заклинание вполне могло обезвредить одного охранника. Я видела ее в действии. Ей даже не нужно говорить заклинание. Это все равно, если она представить и это происходит.

— Без проверки? Без практики?— он покачал головой. — Не говори это Саймону.

— Не говорить Саймону что?— произнес голос позади нас.

Мы обернулись и увидели Саймона у самой двери.

— Что Тори не нужно использовать заклинания, чтобы магичить,— буркнул Дерек.

— Серьезно?— он пораженно уставился. — Вы правы. Не говорите мне.— Он выбрал свой путь через крышу. — А еще лучше, не говори ей, что мне нужны заклинания и недели практики.

— Ты был хорош с тем заклинанием вчера вечером,— напомнила я.

Он усмехнулся.

— Спасибо. Теперь, я осмелюсь спросить, что вы, ребята, делаете, скрываясь здесь? Или он собирается заставить меня ревновать?

Саймон улыбался, когда говорил это, но Дерек отвернулся с грубым:

— Конечно, нет.

— Таким образом, вы нарвались на еще одно приключение?— Саймон опустился на мою сторону, так близко, что задел меня, положив руку на мою. — Уверен, выглядит как хорошее место для одного такого. Крыша убежище, отдых для старой вдовы. То есть, что это такое?

— Да. И оно гнилое, так что не ходи туда,— отчеканил Дерек.

— И не собирался. Итак, приключение?

— Маленькое,— пожала плечами я.

— О, Боже. Я всегда скучаю по ним. Ладно, расскажите его для меня. Что случилось?

Я объяснила. Когда Саймон слушал, касаясь меня, он бросил взгляд на брата. Я думаю, один раз взглянув на них, любой бы догадался, что они не связаны кровью. Саймону пятнадцать, на полгода старше меня, стройный и спортивный, с темными, миндалевидными глазами и светлыми волосами шипами. Когда Дереку было около пяти, он пришел, чтобы жить с Саймоном и его отцом. Они были лучшими друзьями и братьями, кровного родства или нет.

Я сказала ему тоже, что и Дереку. Затем он перевел взгляд с меня на Дерека.

— Должно быть, я крепко спал, если пропустил все крики.

— Какие крики?— не понял Дерек.

— Ты имеешь в виду, Хлоя только что сказала тебе, что она последовала за призраком на крышу, а ты не убил ее на пути в Канаду?

— Он немного не в себе этим утром,— усмехнулась я.

— Больше, чем немного, я бы сказал. Ты не хочешь расспросить ее об остальной части этой истории? Части, где она объясняет, почему она последовала за призраком? Потому что я уверен, что есть причина.

Я улыбнулась.

— Спасибо. Она есть. Это был парень подросток, который знал о Эдисон Груп и экспериментах.

— Что?— голос Деркка больше напоминал рычание, чем вопрос.

— Вот почему я последовала за ним. Мертвый ребенок, возможно, знает все это, потому что умер здесь...

— Тогда это проблема,— нахмурился Саймон.

Я кивнула.

— Моей первой мыслью, естественно, было: "Боже мой, мы уже приехали в ловушку".

Саймон покачал головой.

— Не с Эндрю. Он один из хороших парней. Я знаю его всю свою жизнь.

— Но я нет, поэтому обманула призрак, и было ясно, что он не узнал его. Эндрю сказал, что это место принадлежало парню, который организовал свою группу и участвовал в экспериментах. Если есть связь с этим ребенком, я думаю, мы найдем ее там.

— Мы можем спросить Эндрю,— начал Саймон.

Дерек оборвал его.

— Мы найдем наши собственные ответы.

Саймон и Дерек схлестнулись взглядами. После второго, Саймон проворчал что—то о том, что это не так трудно, но он не стал спорить. Если Дерек хотел развлечь себя, играя в детектива, тогда ладно. Мы бы пошли их так или иначе, назад, чтобы спасти тех, кого мы оставили в Эдисон Груп и спасти их... или мы надеялись на это.


ГЛАВА 4

МЫ СПУСТИЛИСЬ ВНИЗ ВСКОРЕ ПОСЛЕ ЭТОГО. Дерек направился прямо на кухню, чтобы раздобыть завтрак. Мы, скорее всего, позволили себе только несколько часов сна, но был уже почти полдень, и его живот, как и ожидалось, давал о себе знать.

Пока он искал еду, Саймон и я бродили вокруг нашего временного нового дома. Как то я читала книгу о девушке в огромном английском особняке с секретной комнатой, которую никто не нашел, потому что перед дверью был выставлен шкаф. Помню, я подумала, что это смешно. У моего отца были друзья с действительно большими домами, и еще не случалось такого, чтобы кто—то потерял комнату. Вот сейчас я вполне могла себе это представить.

Он был не просто большим, но и странно построенным. Как будто архитектор просто наставил цифр на проект, не задумываясь, как они связаны. Фронтальная часть была достаточно проста. Существовал главный зал, лестницы, кухня, гостиная и столовая. Он странно разветвлялся на пару других залов, с комнатами, к которым присоединились другие комнаты. Большинство из них были действительно крошечными, даже менее десяти квадратных футов. Это напомнило мне о комнатушках прислуги, все эти маленькие комнаты, уходящие во всех направлениях. Мы даже нашли отдельную лестницу, только все там выглядело не убранным долгое время.

Когда Саймон пошел посмотреть, где Эндрю, я забрела на кухню. Дерек разглядывал ржавую банку бобов.

— Ты голоден?— спросила я.

— Буду в ближайшее время.

Он бродил по кухне, хлопая дверцами шкафов.

— Таким образом, ты не хочешь просить Эндрю,— сказала я. — Однако, ты доверяешь ему, не так ли?

— Конечно.

Он взял коробку крекеров и перевернул ее, ища надпись "годен до".

— Это звучит не убедительно,— не отступалась я. — Если мы здесь с тем, кому ты не доверяешь...

— Сейчас люди, которым я действительно доверяю — ты и Саймон. Я не думаю, что Эндрю враг. Если бы я так считал, нас бы здесь не было. Но я не исключаю этого, если мы не можем найти собственные ответы.

Я кивнула.

— Это прекрасно. Просто... Я знаю, ты не хочешь напугать Саймон, но... Если беспокоишься...— мои щеки начали краснеть. — Я не говорю, что нужно довериться мне, только не...

— Я предупрежу, если почувствую, что что—то не так,— он повернулся и встретил мой взгляд. — Я доверяю тебе.

— Он еще не начал пить кетчуп?— Саймон выскочил в кухню. — Десять минут, братан. Эндрю, в свою очередь...

— Извинился из—за отсутствия пищи,— Эндрю вошел. Он был примерно возраста моего отца с очень короткими седыми волосами, квадратными плечами, плотного телосложения и кривым носом. Он хлопнул по плечу Дерека. — Это подойдет. Одна из групп принесет завтрак и будет здесь в любую минуту.

Он держал руку на плече Дерека, пытаясь выразить свою симпатию. Это был неуклюжий жест, может быть, потому что он был ниже не полголовы, чем Дерек. Прошлой ночью, когда он впервые увидел Дерека через несколько лет, удивление и настороженность отразились на его лице. Дерек видел это, и я знала, что он чувствовал боль. Большую часть своей жизни люди на него реагировали, будто он бандит подросткового возраста, что лучше пересечь дорогу и избежать встречи.

Как Саймон, Эндрю был колдуном. Он был старым другом их отца, а также бывшим сотрудником Эдисон Груп. Он также был аварийным контактом. Эндрю и их отец были в ссоре уже несколько лет, но они оставались на связи, так что когда мы застряли, то пришли к нему.

Эндрю последний раз сжал плечо Дерека. Он суетился на кухне, проверяя плиты и промывая их, вытирая пыль со столешницы и стола, спрашивал, как мы спали, извиняясь снова за отсутствие подготовки.

— Трудно подготовиться, когда не знаешь, откуда придут неприятности,— сказал Саймон. — Все будет хорошо? Ты останешься здесь с нами? Я знаю, у тебя есть работа...

— Которую я делаю из дома в течение двух лет. Наконец создали стажа, чтобы начать работать, слава Богу. Ежедневные поездки в Нью—Йорке убивают меня. Я езжу один раз в неделю для встреч.

Саймон повернулся ко мне.

— Эндрю редактор. Книг,— он взглянул на мужчину. — Хлоя сценарист.

Я покраснела и пробормотала, что, очевидно, я еще не настоящий сценарист, просто подражатель, но Эндрю сказал, что хотел бы услышать о том, над чем я работаю и ответить на любые вопросы о письменной форме. Он даже озвучил, что имел в виду, в отличие от большинства взрослых, которые только говорить такие вещи, чтобы ублажить тебя.

— Сейчас она работает над комиксом со мной,— продолжил Саймон. — Графический роман о наших приключениях. Просто для удовольствия.

— Очень здорово. Я понимаю, что вы создаете искусство? Твой отец сказал мне, ты...

В дверь позвонили.

— И это завтрак,— сверкнул улыбкой Эндрю. — Хлоя? Я знаю, Тори, вероятно, вымотана, но она должна быть здесь для встречи.

— Я пойду ее будить.


***

Таким образом, таинственная группа сопротивления была здесь. Их было совсем не много: три человека плюс Эндрю.

Присутствовала Маргарет, которая выглядела, как большинство женщин, с которыми работал мой папа. Как представительница бизнес индустрии, высокая, с седыми коротко остриженными каштановыми волосами. Она была некромантом.

Гвен была не намного выше меня и едва выпустилась из колледжа. Что касается сверхъестественного типа, с ее короткими светлыми волосами, вздернутым носом и острым подбородком, я начала задаваться вопросом, есть ли такая раса, как эльф, но она сказала, что была ведьмой, как Тори.

Третьим новичком был Рассел, лысый дедушка парня, который был шаманом — целителем, в случае, если мы нуждались в медицинской помощи после наших испытаний. С Эндрю и Маргарет, он был одним по членству в группе основателей и тоже когда—то работал на Эдисон Груп.

Эндрю сказал, что было еще полдюжины членов в районе Нью—Йорка, и двадцать или около того по всей стране. В данных условиях это, казалось, не безопасно пригласить их всей толпой сюда, чтобы встретиться с нами. Таким образом, они послали тех, кто может помочь нам более всего: некроманта и ведьм. Дереку не повезло. Оборотней среди них не было, не удивительно, учитывая, что их было, возможно, несколько десятков в стране, по сравнению с сотнями некромантов и магов.

Сверхъестественные существа, которые присоединились к Эдисон Груп не были злыми. Большинство из них были, как моя тетя, предложившая свои услуги в качестве врача, потому что она хотела помочь людям, как ее брат некромант. Который либо совершил самоубийство, либо был скинут с крыши призраками, когда он еще учился в колледже.

Эдисон Груп считала, что ответ был в генетических манипуляциях, настроить ДНК так, чтобы минимизировать побочные эффекты и улучшить контроль над нашими силами. Но все пошло не так, когда мы были маленькими, и три объекта оборотня напал на медсестру. Они были "уничтожены". Убиты теми же самыми людьми, которые клялись, что они пытались помочь сверхъестественным существам. Вот когда папа Саймона и другие, как Эндрю ушли.

Но просто уйти для некоторых показалось недостаточным. Обеспокоенные увиденным, люди стали следить за Эдисон Груп, убедиться, что они не представляют угрозы для других сверхъестественных существ. Теперь мы принесли новости о том, чего именно они боялась больше всего. Для многих из нас, генетическая модификация дала обратный эффект, производя детей с неконтролируемыми возможностями, ведьм, которые могли бы творить без заклинаний и некромантов, которые могли воскрешать мертвых случайно.

Когда эти неудачи доказаны, Эдисон Груп делали то же самое, что с мальчиками оборотнями. Убивали их.

Так вот, мы приехали в группу Эндрю за помощью. Мы были в смертельной опасности, и оставили позади дорогих людей, Рейчел и мою тетя Лорен, которые были в еще большей опасности. Мы просили эту группу спасти их и покончить с угрозой против нас. Пойдут ли она на это? Мы понятия не имели.


***

Гвен принесла завтрак: пончики, кофе и молочный шоколад, который я уверена, она думала, был бы идеальным праздником для подростков. Так бы и было... если бы мы не жили на нездоровой пище в течение трех дней, и если бы у одного из нас не был сахарный диабет.

Саймон выбравший пончик и коробку шоколадного молока, шутил о том, оправдывая вещи, которые можно нормально сочетать с его диетой. Дерек был тем, кто жаловался. Эндрю извинился за забывчивость предупредить остальных о Саймоне и пообещал далее питательную пищу для нашего следующего перекуса.

Все были действительно добры и отзывчивы, и, возможно, просто параноик—Дерек действовал на меня, но за этими улыбками и добрыми глазами, казалось, было легкое беспокойство, как будто они не могли перестать думать о наших гипертрофированных способностях. Они не могли помочь, но думали, что все мы тикающие бомбы с часовым механизмом.

Я была не единственной, кто почувствовал себя неуютно. Когда мы перебрались в гостиную, Дерек застолбил угол и там отсиживался. Саймон не сказал ни слова. Тори, которая, как правило, не хотела связываться с нами, устроилась так близко от меня, что я подумала, будто она пыталась утащить мой пончик.

Мы против них. Генетически модифицированные уроды по сравнению с нормальными сверхъестественными существами.

Саймон и я вели большую часть разговора. Это было странно для меня, ребенка, который всегда сидел позади, надеясь, что мне не придется говорить, потому что может начаться заикание. Но бремя доказательства лежит на мне, и что я видела: призраки других детей и файлы на компьютере доктора Давыдова.

Как мы уже объясняли, я увидела сочувствие в их глазах, но также сомнения. Они полагают, что эксперимент пошел не так для некоторых объектов, было именно то, чего они боялась. Они также верили нам о Лайл Хаусе, "домашняя группа", где Эдисон Груп держали нас. Когда эксперимент облажался, естественно Эдисон Груп попытались замести все следы.

Но остальное? Охота на нас, когда мы сбежали? Нападение на нас, сначала с транквилизатором, потом с настоящими пулями? Запереть нас в лаборатории? Убийство троих детей, которые бы не смогли реабилитироваться?

Это звучит как сюжет фильма. Как начинающий сценарист / режиссер блокбастеров, если бы я не сделала этого шага, я бы отклонила его как слишком возмутительный.

Я могу сказать, что Эндрю жалел нас. Гвен тоже. Я могла видеть ужас на ее лице. Но Гвен была самой молодой, и ее мнение, похоже, не особенно учитывалось. Рассел и Маргарет не могли скрыть свой скептицизм, и я знала, убедить их помочь нам не будет так легко, как мы надеялись.

Наконец, я выпалила:

— Рейчел и моя тетя находятся в опасности. Они могут быть убиты в любой день, если они еще живы.

— Твоя тетя является ценным членом команды,— сказала Маргарет, ее строгое лицо было нечитаемым. — Они не будут убивать ее. Также ваша подруга не кажется в опасности. Она счастлива и отвечает требованиям. Это все, что они просят сейчас.

— Но если она узнает правду, она не будет такой беззаботной...

Рассел вмешался:

— Твоя тетя и ваш друг сделали свой выбор, Хлоя. Они оба предали вас. Я не думаю, что тебе так не терпится спасти их.

— Моя тетя...

— Помогла вам бежать, я знаю. Но ты не была бы там, если бы не предательство своего друга.

Рей сказала доктору Давыдову о наших планах побега, так что они были готовы, когда мы пытались бежать. Она считает их ложью о желании помочь нам, и думала, что мальчики мне промыли мозги.

— Она сделала ошибку. Вы хотите сказать, что мы должны позволить ей умереть за нее?— мой голос повысился. Я сглотнула, пытаясь оставаться спокойной и сдержанной. — Что бы она ни делала, она думала, что это было правильно в то время, и я не буду отказываться от нее сейчас.

Я взглянула на остальных. Саймон согласился быстро и решительно. Дерек пробормотал грубое "Да, она облажалась, но глупость не тяжкое преступление".

Мы все посмотрели на Тори. Я затаила дыхание, чувствуя вес взглядов взрослых, зная, что мы нуждались в консенсусе по этому вопросу.

— Так как мы собираемся вернуть за тетей Хлои, то Рей тоже должна быть спасена,— откликнулась Тори. — Они обе должны быть спасены как можно скорее. Эдисон Груп может не быть кучкой мстительных маньяков убийц, но моя мать является исключением, и когда мы уехали, она действительно не была счастлива с доктором Феллоус.

— Я не думаю, что...— начал Рассел.

— Теперь пришло время перейти к скучной части обсуждения,— вставил Эндрю. — Почему бы вам не пойти наверх дети и проверить другие комнаты. Я уверен, что каждый из вас найдет нечто особенное.

— Мы в порядке,— первым откликнулся Саймон.

Эндрю посмотрел на остальных. Они хотели, чтобы мы вышли из комнаты, чтобы они могли обсудить, собираются ли помочь нам или нет.

Мне хотелось кричать, чего тут обсуждать? Люди, с которыми вы привыкли работать, убивают детей. Разве это не ваша миссия, убедиться, что их работа не причинять никому вреда? Остановить поедание пончиков и что—то делать!

— Почему ты не?..— собрался что—то сказать Эндрю.

— Мы в порядке,— прервал рычанием. Это был просто серьезный тон Дерека, но в комнате вдруг стало очень тихо. Все взоры обратились к нему, каждый настороженный взгляд.

Дерек отвел взгляд и пробормотал:

— Вы хотите, чтобы мы ушли?

— Пожалуйста,— сказал Эндрю. — Было бы проще...

— Все равно.

Дерек повел нас прочь.


ГЛАВА 5

ВЫХОДЯ ИЗ ЗАЛА, ДЕРЕК ОБЕРНУЛСЯ.

— Вы, ребята идите на поиски новой спальни для Тори. А я возьму больше пончиков.

Саймон и я обменялись взглядами. Как бы Дерек не любил поесть, последнее, что у него на уме сейчас было заполнение желудка. Он имел в виду возьмите Тори и убирайтесь отсюда, чтобы я мог подслушать обсуждение. Его острый слух позволял подслушивать из кухни.

— Сохрани для меня ближайший с шоколадом,— сказал Саймон, ведущий Тори и меня к лестнице.

— Ты не должен...

— Просто пошутил,— бросил обратно Саймон. — Давай, Тори. Давайте посидим в вашей комнате.

***

Как выяснилось, Тори хотела остаться со мной. Не то, чтобы она сказала это, конечно. Она проверила другие варианты, жаловалась и стонала о том, какими пыльными они были и оказалось, что она застряла у меня, в конце концов. Я не стала спорить. И решила, что пришло время для душа.

Душ также дал мне шанс вымыть временный краситель из моих волос. Когда мы хотели убежать из Лайл Хауса, мой папа узнал об этом и подал награду за любую информацию. Он понятия не имел, что я была поймана практически сразу и доставлена в лабораторию Эдисон Груп. Он не знал, кем они были или что я некромант. По его словам, его дочь шизофреник сбежала из своей домашней группы и теперь живет на улицах Буффало. Поэтому он предложил награду. Полмиллиона долларов вознаграждения.

Я хотела дать ему знать, что в порядке. Боже, как я хотела. Но тетя Лорен сказала, что ему безопаснее не знать правды и Дерек согласился. Таким образом, на данный момент, я попыталась не думать о том, как должно быть он волновался. Я отправлю ему сообщение, как только он будет в безопасности. В то же время, его награда была проблемой.

Мои светлые волосы были замечательными, тем более с красными полосами. Я их добавила, прежде чем был отправлена в Лайл Хаус. Таким образом, Дерек купил мне временную краску. Черный краситель. Я была слишком бледной для черного, и теперь выглядела в точности как некромант: белая кожа и суровые черные волосы. Гот. Но теперь, к счастью, цвет почти выцвел. Или мне так казалось.

Тори следовала за мной по коридору, предлагая советы о том, какой краситель больше подойдет. В эти дни, которые, казалось в порядке вещей для Тори. Она начала медленно двигаться к дружбе, хотя, мы должны были стать смертельными врагами.

Теперь она была в дружеском режиме.

— Не мой их более чем три раза или твои волосы будут как солома. Я видела там кондиционер. Убедитесь, что используешь его.

— Прямо сейчас, сухие волосы лучше, чем черные.

Саймон высунул голову из своей комнаты.

— Ты смываешь цвет?

— Так быстро, как могу.

Он колебался, его взгляд говорил мне, что он собирался что—то сказать, но в действительности не хотел.

— Я знаю, ты хочешь, но... Ну, если мы выйдем...

— На данный момент, я за домашний арест вместо черных волос.

— Это не так уж плохо.

Тори тихо прошептала:

— Думаю Саймон считает, что девушки—готы выглядят сексуально.

Он сердито посмотрел на нее.

— Нет. Я просто хочу...— нетерпеливый взгляд на Тори, сказал ей заблудиться. Когда она стояла на своем, он наклонился к моему уху, переплетая пальцы с моими. — Я знаю, ты хочешь избавиться от него. Я попрошу Эндрю подобрать цвет лучше. Меня не волнует, как выглядят твои волосы, я просто хочу, чтобы ты была в безопасности.

— Это так мило,— фыркнула Тори.

Саймон продолжал стоять между нами, спиной к ней.

— Ты можешь проверить с Эндрю. Может быть, я принимаю слишком близко к сердцу...

— Нет, это не так. Мне еще нужен душ, но я не буду пытаться смывать цвет.

— Хорошо. Ох, и Дерек сказал, что ты спрашивала об уроках самообороны. Как насчет того, чтобы попробовать после него?

Я была не в настроении для этого, но он улыбался, очевидно, стремился сделать что—нибудь приятное для меня после наложения вето на мои волосы.

— Конечно.

— Звучит здорово,— сказала Тори. — Да, я знаю, ты меня не пригласил, но мы обе могли бы немного поучиться. И, нет, я не пытаюсь встать между вами, ребята. Я выше этого, Саймон. Я думаю, ты и Хлоя станете наиболее тошнотворно милой парой. Но вы можете посмотреть одухотворенно друг другу в глаза в другое время. Прямо сейчас, мне нужны уроки самообороны. Так что я буду ждать тебя обратно.

Она направилась к лестнице, продолжая:

— И он не был бы один—на—один долго в любом случае. Я уверен, что Дерек присоединится, как только закончит подслушивать.


***

Я столкнулся с Дереком, как только вышла из ванной комнаты.

— Встреча закончилась?— спросила я.

— Да.

Саймон высунул голову из своей комнаты и Дерек жестом показал идти в зал.

— Где Тори?— поинтересовался он.

— Снаружи. Она ждет нас.

— И приговор?

— Гвен и Эндрю верят нам. Маргарет подозревает, что мы, возможно, неправильно поняли ситуацию и пришли к неправильному выводу о смерти Лиз, Брэди и Эмбер. Только Рассел думает, что мы намеренно лжем.

— Урод. Откуда у него этот негатив?

Дерек посмотрел на него. Саймон махнул рукой и жестом попросил Дерека продолжить.

— Они ведут видеоконференцию с несколькими другими высокопоставленными членами и...— Дерек посмотрел на меня, и я прочитала ответ в том, как его взгляд встретился с моим. — Они хотят подождать, получить более подробную информацию в первую очередь. Они собираются направить группу в Буффало, чтобы сделать реконструкцию.

Саймон нахмурился.

— Конечно, взять медленный и стабильный путь, в то время как Рейчел и доктор Феллоус уже могут быть...— Он посмотрел на меня. — Извини.

Мы все стояли там в течение минуты.

Я обратилась к Дереку.

— Что ты думаешь мы должны делать?

— В настоящее время? Выслушивать это,— его голос был груб с разочарованием. — Ничего другого мы не можем сделать. На нас охотиться Эдисон Груп. Мы должны оставаться на месте.


***

Мы обнаружили, что Тори идет обратно. Я извинилась за задержку, остальные этого не сделали. Саймон едва начал показывать нам, как держать запястье, когда Эндрю позвал внутрь.

Рассел уже уехал.

— Бежал,— пробормотал Саймон, — Так что ему не придется смотреть нам в глаза после того, как он говорил о том, что мы лжем.

Гвен тоже ушла, но только, чтобы захватить продукты на ужин. Да, уже было время обеда. Поднявшись так поздно, мы пропустили его.

Мы ели с Эндрю, Гвен и Маргарет. Они сформулировала план на оптимистичных условиях, конечно, они просто не станут сразу идти в атаку, а проведут разведывательные работы в рамках подготовки к спасательной операции.

— Так, ребята,— сказал Эндрю, — В течение ближайших нескольких дней, ваша работа будет в трех условиях. Отдохнуть. Рассказать нам все, что вы можете о лаборатории. И получить определенную подготовку.

— Обучение?— оживилась Тори. Я тоже.

Гвен улыбнулась.

— Да. Это то, для чего Маргарет и я здесь.

— И я буду работать с Саймоном,— закончил Эндрю, — Хотя я знаю, твой отец тренировал вас в течение многих лет.

— Я уверен, что он может прекрасно попрактиковаться,— улыбнулась Тори.

Саймон шикнул на нее. Эндрю сделал вид, что не заметил этого.

— Что касается Дерека...— тяжело вздохнул Эндрю.

— Да, я знаю. Оборотня учителя для меня нет.

— Это правда, но у нас есть кое—кто. Tомас, наполовину демон, член, который живет в Нью—Джерси. Вы можете помнить его, когда жили в лаборатории. Он был членом команды, ответственной за раздел проекта об оборотнях.

Мне показалось или Дерек вздрогнул? Я бы не стала винить его, если он это сделал. Дерек жил в лаборатории, пока папа Саймона не забрал его и, эта часть эксперимента была заброшена. Три других оборотня уже были убиты. Встреча одного из его "Хранителей", конечно, не стала бы счастливым воссоединением.

— Томас бросил, прежде чем покинул лабораторию, в первую очередь потому, что он не согласен с тем, какими методами это делалось. Но он знает больше об оборотнях, чем кто—либо другой. Твой отец использовал его в качестве ресурса для знакомства с твоими способностями.

Плечами Дерека расслабились.

— Да?

— Он уехал по делам, но вернется на следующей неделе. Если мы все еще будем ждать, чтобы действовать, а я надеюсь мы не будем... Дать тебе возможность с кем—то поговорить, ответить на любые возникшие у тебя вопросы.


ГЛАВА 6

ПОСЛЕ ОБЕДА ЭНДРЮ ПРЕДУПРЕДИЛ НАС, что отбой будет в десять. До тех пор, он собирался заняться какими—то делами, и мы могли развлечь себя.

Проблема была в том, что мы не хотели развлекаться. Или хорошо выспаться ночью. Мы хотели, чтобы наша жизнь вернулась обратно, живые тетя Лорен и Рей, найти папу парней, и пусть мой отец знает, что я в безопасности. Сидя вокруг настольной игры и делая попытку в нее играть... это именно то, что Эндрю предложил.

Тори и я шли до нашей комнаты, когда Гвен выскочила в холл, чтобы попрощаться.

— Могу я задать вам несколько вопросов, прежде чем вы уйдете?— вежливо попросила Тори Гвен, когда она поспешила вниз по лестнице. — Я новичок в ведьминских штучках, и знаю, что мы начнем занятия завтра, но если у вас есть время на несколько вопросов...

Гвен улыбнулась.

— Всегда. Я обычный студент здесь, так что с нетерпением жду этого. Давай пройдем в гостиную и пообщаемся.

Я почувствовала укол зависти. У меня тоже были вопросы. Тонны их. А кого же я получила в учителя? Маргарет, которая точнее была рада общению. Не говоря уже о том, что она была одной из сомневающихся.

Я поплелась вверх по лестнице и не заметила, что дверь ребят была приоткрыта, а Дерек протянул руку, касаясь пальцами моего локтя.

— Эй,— воскликнула я, борясь с улыбкой.

— Ты занята?— поинтересовался он, голосом чуть громче шепота.

— Вроде нет. В чем дело?

Он оглянулся на дверь ванной. Под ней была видна полоска света. Он подошел ближе, понижая голос еще больше.

— Я думал, ну, если ты ничего не делаешь, может быть, мы могли бы...

Дверь ванной распахнулась, и Дерек подпрыгнул. Оттуда вышел Саймон.

— Отлично, ты нашел Хлою!— обрадовался он. — Так что же мы делаем? На этот раз, я не упущу приключений.

— Все наши приключения были случайными,— сказала я, — И мы будем рады пропустить большинство из них,— я посмотрела на Дерека. — Что ты хотел?

— Ничего. Только то, что мы не должны делать слишком много.

— Хорошо. Так что же будем делать?

— Ничто не сегодня. Просто... что угодно,— он ушел в свою комнату.

Я посмотрела на Саймона.

— Да, он странный. Я поговорю с ним. Догоню тебя через несколько минут.

Я направлялась в нашу комнату, когда Тори пошла вверх. Мы вошли и вели неуклюжий разговор, к счастью прерванный, когда Саймон постучал в дверь.

— Надеюсь, вы в приличном виде?— пропел он, уже начиная открывать.

— Прости?— сказала Тори. — Мог бы, по крайней мере, дать нам шанс ответить?

— Это было предупреждение, а не вопрос. Я был вежливым.

— Быть вежливым означает подождать...

Я подняла руку. Это было все, что потребовалось, чтобы остановить спор.

— Я нашел кое—что,— начал Саймон, как вошел. Он выудил старомодные ключи из кармана и улыбнулся мне. — Это был запасной в задней части моего ящике комода. Что вы думаете? Клад? Секретный проход? Закрытые помещения, где они держат сумасшедшую старую тетю Эдну?

— Этот, вероятно, открывает еще один комод,— буркнула Тори. — Который они выбросили пятьдесят лет назад.

— Так трагично, родиться без воображения. Если они держат связь для этого?— он повернулся ко мне спиной. — Хлоя, помоги мне здесь.

Я взяла ключ. Он был тяжелым и в ржавчине.

— Определенно старый. И он был спрятан,— я взглянула на него. — Скучно, не так ли?

— До смерти. Таким образом, ты придешь погулять?

Тори закатила глаза.

— Я думаю, что полежу и помечтаю о доме с ребятами, которые не думают, что охота за запертой дверью это весело.

— Эй, я сказал, что будет весело,— сказал Саймон. — Чем больше времени ты проводишь с нами, тем больше она отдаляется.— Он посмотрел на меня. — Пошли?

Когда я не ответила сразу, он приподнял бровь:

— Нет?— Разочарование сквозило в его голосе, прежде чем он подкрепил его вымученной улыбкой. — Это круто. Ты устала...

— Не в этом дело. Просто... мы должны идентифицировать того ребенком, что я видела и выяснить, есть ли у него связь с этим домом.

— Какой ребенок?— удивилась Тори.

Я объяснила ей о призраке, потом сказал:

— Я знаю, Дерек сказал, что мы не должны делать слишком много сегодня вечером, но...

— Но, видимо, это предупреждение относится только к нам, потому что он ходит прямо сейчас, охотясь за подсказками о том, что это за малыш. Он не хочет нас беспокоить. Говорит, что это будет выглядеть подозрительно, если мы все начнем ковыряться.

Таким образом, Дерек искал без меня? Я почувствовала укол... Я не знаю чего, разочарование, думаю. Тогда я подумала о случившемся ранее в зале. Неужели он пытался пригласить меня с собой? Разочарование стало сильнее.

— Как насчет тех уроков самообороны?— предложила Тори.

— Конечно, я думаю...— сказал Саймон. — Лучше, чем ничего.

— На самом деле, есть кое—что еще, что я должна сделать,— выдохнула я. — Вы, ребята, идти.

Они смотрели на меня, будто я предложила им поплавать с акулами. Не плохая аналогия, на самом деле. Саймон и Тори разучивающие приемы самообороны вместе, неизбежно приведет к кровопролитию.

— Что ты имеешь в виду?— насторожился Саймон.

— Просто... Ну, моя тетя... То, что я видела прошлой ночью... Я хотел бы...

— Попробуешь призывать ее,— закончила за меня Тори. — Удостоверишься, что она не мертва, верно?

Саймон бросил на нее уничтожающий взгляд, но я кивнула.

— Верно. И Лиз. Я хочу попытаться связаться с Лиз. Она пригодится для поиска улик. Проблема в том, что, если я призываю, то мог бы немного ошибиться и позвать того парня.

— Именно поэтому ты не должны делать это в одиночку,— нашелся Саймон. — Я останусь.

— Я тоже,— кивнула Тори. — Если у тебя получится призвать демона малыша, возможно, я смогу заставить его говорить.

Она протянула руку. Энергетический шар начал вертеться.

— Хорошо,— вздохнула я.


ГЛАВА 7

ПРИЗЫВ ДАЛЕКО НЕ ТАК ЗАНИМАТЕЛЕН, как он выглядят в кино. В основном, это обратно тому, как я изгоняю дух. Я закрываю глаза и представляю изображение, и тяну призрак извне вместо того, чтобы толкать его.

В идеале, мне бы иметь что—то, что принадлежало умершему. Я использовала толстовку Лиз, прежде чем мама Тори конфисковала ее. У меня не было ничего из вещей моей тети. Поэтому единственный способ заставить это сработать, если они парили вокруг, ожидая, чтобы вступить в контакт.

Я подозревала, один дух носился вокруг с самого утра. И мне бы очень не хотелось вновь столкнуться с ним. Так как я сидела на полу в нашей комнате, я была осторожна, чтобы держать очень четкие изображения моей тети и Лиз в голове, чередуя их.

Хотя я надеялась, что не увижу тетю, я действительно хотела связаться с Лиз, мой бывший соседкой по комнате в Лайл Хаусе. Она была убита в ночь, когда я прибыла. Потребовалось время, чтобы поверить, что она мертва, но как только она это сделала, она отказалась идти на другую сторону. Она осталась и помогла нам спастись.

Не только такой парень призрак как приходил с утра — хороший шпион. Но и Лиз была подобного типа, полудемоном, то есть она была полтергейстом. Так что, да, Лиз была бы очень полезной прямо сейчас, но, более того, я просто хотела увидеть ее, убедиться, что она в порядке.

— Этот кулон должен помешать тебе видеть призраков, так?— осведомилась Тори после нескольких неудачных моментов призыва.

Саймон открыл рот, чтобы сказать ей что—то, но я оборвала его.

— Очевидно, я все еще вижу их,— сказала я. — Либо он не работает, либо все было бы намного хуже без него, но я уверена, что я проверю, в конце концов. Я хочу поговорить об этом с Маргарет.

— Хорошо, но если он держит призраков на расстоянии, может быть, поэтому Лиз не приходит.

Она была права. И все же... Я потрогала ожерелье. Если бы оно работало, что еще могло причинить мне вред? Что—то хуже, чем телекинетики и наполовину демоны?

— Почему бы тебе не снять его?— начала Тори.

— Потому что она...— резко начал Саймон, но остановил себя. — Сначала лучше попробовать с ним. Эти вещи требуют времени, и мы ни в коем случае тебя не торопим. Если тебе скучно, можешь вернуться в комнату.

Тори, похоже, хотела повернуть вспять сказанное, но не могла.

— Я в порядке,— сказала она, и я возобновила попытки призыва.

Потому что Лиз была той, кого я действительно хотела видеть. Она была той, на ком я сосредоточилась, только случайно думая о тете, молясь, что она не сможет услышать. Наконец, когда Лиз не ответила, я увеличила напор призыва к тете Лорен. Если я хотела убедиться, что она все еще была жива, я должна была знать, что пыталась изо всех сил взывать к ней.

— Нет?— прошептала Тори.

Мои глаза распахнулись.

— Не надо что?

Она нахмурилась.

— Ты сказала "нет",— подсказала я.

— Хм, нет, я не открывала рот.

— Она, правда, молчала,— поддержал Саймон. — Вероятно, ты услышала призрак.

Я закрыла глаза и сосредоточилась на Лиз.

— Нет,— прошептал слабый женский голос. — Пожалуйста, детка.

Внутри все перевернулось. Это была не Лиз. Но это не было похоже на то, что тетя Лорен пришла ко мне. Или нет? Я была не уверен.

— Если вы там, пожалуйста, покажите себя.

Ничего.

— Амулет,— шепнула Тори. — Если она не может прийти, что—то должно было останавливать ее.

Я потянулась за ожерельем.

— Нет!— Прошептал голос. — Не безопасно.

— Вы не хотите, чтобы я снимала его?

Нет ответа. Мои руки тряслись так сильно, что не выходило снять амулет с шеи.

— Давай,— сказал Саймон. — Мы прямо здесь. Если что—то пойдет не так, я повешу его обратно на тебя.

Я начала снимать его.

— Нет! Пожалуйста, детка. Слишком опасно. Не здесь. Он придет.

— Кто придет?

Тишина. Тогда я подумала, что услышала ее шепот, но он был слишком слаб для меня, чтобы разобрать.

— Она пытается предупредить меня о чем—то, но я не могу услышать,— взмолилась я.

Саймон жестом показал, чтобы я сняла ожерелье. Я подняла его над головой.

— Что, черт возьми, ты делаешь?— взревел голос.

Дерек вошел в комнату и дернул амулет обратно вниз.

— Ты вызываешь без амулета? С ума сошла? Призрак заманил тебя на крышу сегодня утром, возможно, пытался убить.

Саймон поднялся на ноги.

— Успокойся, ладно? Мы пытались призвать Лиз. Дух хотел предупредить Хлою о чем—то, но она не могла расслышать ее, поэтому мы предложили ей снять ожерелье, убедиться, поможет ли это ему материализоваться.

Дерек изобразил на лице свою фирменную хмурую мину.

— То, что вы предлагаете это, не значит, что она должна слушать. Она лучше знает.

— Нет, но предложение не лишено смысла,— вздохнула. — Я была осторожна. Если ты не пошел на поиски, то увидел бы...

Дерек продолжал сердито нависать надо мной. Никто не выглядел так устрашающе, как Дерек, но у меня было достаточно опыта, чтобы стоять на своем.

— Я оставлю ожерелье, но собираюсь попробовать еще раз. Если она все еще здесь, то я могла бы снять его.

— Кто она?

— Я—я...— я запнулась, ощущая боль в груди. — М—может быть, моя тетя. Я—я—не уверена, но... Я должна попробовать еще раз.

Гнев на его лице тут же испарился. Он провел рукой по волосам, вздохнул, потом кивнул.

— Хорошо. Ты должна. Если она вернется, и, если она пытается предупредить, то... мы решим, стоит ли снимать амулет.

Я могла сказать, что это было действительно моим решением, но он успокоился, и я не собиралась разозлить его снова.

Так что я попыталась еще раз. Не повезло.

— Она не хотела отвечать на мой призыв здесь,— сказала я.

— Да? Наверное, потому что ты могли вызвать того наполовину демона,— Дерек помолчал, потом взял сарказм на ступеньку выше. — Мы пойдем на прогулку завтра, подальше от дома, и попробуем еще раз.

— Я тоже пойду,— откликнулась Тори. — И если этот идиот покажется?

Она подняла свои пальцы. Энергетический шар появился, кружась над ними. Она усмехнулась и сделала движение рукой, подбросив его, как в софтболе. Он ударился о стену и взорвался снопом искр, обжигая выцветшие обои.

— Ой,— пискнула девушка.

Дерек повернулся в ее сторону.

— Что, черт возьми, ты творишь?

— Показуху. Я не знаю, что он может делать.

Он подошел и вытер стену. Следы все равно остались.

— Никто этого и не заметит,— отмахнулась Тори. — И если они это сделают, то уж точно не подумают на мое заклинание.

— Меня это не заботит. Кто угодно мог увидеть.

— Так что я получу выговор из—за порчи обоев. Как—нибудь переживу.

— Ты не понимаешь, не так ли? Мы не можем делать такие вещи. Они уже беспокоятся о том, насколько мы сильны. Нам нужно сбавить обороты, или мы собираемся заставить их так нервничать, что она решать действительно запереть нас в научной лаборатории.

— Это уже слишком,— возмутился Саймон. Когда Дерек повернулся к нему, он поднял руки и понизил голос. — Слушай, я знаю, почему ты беспокоишься...

— Я не волнуюсь.

— Хорошо, просто... Я думаю, что мы должны быть осторожны, но они уже знают об экспериментах. Они не ожидают от нас нормальных сверхъестественных существ. Да, ты, вероятно, должны идти ломать мебель, а Тори должна заставлять все вокруг сиять от магии, но в общем... ну...

— Они должны знать,— кивнула Тори. — Если мы попытаемся убедить их в том, что Эдисон Груп испортили нас, то они должны видеть доказательства. Они должны знать, что я могу делать подобные вещи. Они должны знать, что ты можешь бросить диван в другом конце комнаты. Они должны знать, что Хлоя может воскрешать мертвых.

— Нет,— когда никто не ответил, Дерек переводил взгляд с лица на лицо, затем остановил сердитый взгляд на мне. — Абсолютно не согласен.

— Гм, я одна держу рот на замке,— напомнила я.

— Я просто хочу сказать, для всех нас лучше сбавить обороты. Мы не можем дать им какую—либо причину...— Он быстро оглянулся. — Эндрю идет.

Один быстрый взгляд на выжженные обои, и он подтолкнул нас из спальни.


***

Эндрю хотел, чтобы мы отправились в постели, так что Саймон отправился проверить свой уровень сахара в крови в течение ночи.

— Саймон говорил мне, у тебя были проблемы со сном, так что я собираюсь дать вот это,— Он положил небольшую таблетку на ладонь. — Это половина дозы снотворного. Я не говорю тебе взять его. И не собираюсь спросить, если ты не станешь его принимать. Я уверен, что ты получила достаточно снотворного в Лайл Хаусе. Я просто думаю, что это важно для тебя, нормально отдохнуть ночью. Если решишь взять его, вода в холодильнике.

Он ушел. Я уставилась на таблетки. Я должна была научиться справляться с призраками, потому что они явно не собирались уходить в ближайшее время. Но он был прав, мне нужно поспать. Чем лучше я отдохну, тем буду работоспособнее завтра. И все же...

— Возьми таблетки.

Я вздрогнула. Дерек подошел к столу и схватил два яблока из миски.

— Ты должна хорошенько выспаться. Бодрствование никому не поможет. Это просто глупо.

Ах, Дерек. Всегда так обнадеживает.

— Как насчет тебя?— спросила я. — Ты считал, что снова близок к изменению.

— Это не произойдет сегодня вечером. Но если это произойдет, я...— Он пожал плечами и откусил яблоко.

— Предупредишь меня?

— Да,— пробормотал он с полным ртом.

Я наполнила свой стакан из кувшина в холодильнике.

— Ну и что ты думаешь?..

Я повернулась на полуслове и поняла, что разговариваю сама с собой, когда кухонная дверь захлопнулась.


ГЛАВА 8

Я ПРИНЯЛА ТАБЛЕТКУ И ПРОВАЛИЛАСЬ В СОН. Когда я проснулась, то почувствовала себя обновленной, но в комнате было темно. Тори, должно быть, задернула шторы. Я зевнула и перевернулась, чтобы проверить часы...

3:46 утра.

Я застонала, попыталась заснуть и снова победила, только чтобы проснуться под звуки плача.

Я села и огляделась. Часы показывали 5:28.

Справа от меня раздавалось посапывание. Я взглянула на Тори, свернувшуюся калачиком в своей постели. Плач во сне? Она пробормотала что—то, а затем возобновила храп, но все же я услышала едва уловимое хныканье и сдавленный плач. Я посмотрела на нее. Девушка крепко спала.

И услышала я мокрое сопение, которое заканчивается на вздохе, безусловно, ближе всего к постели Тори. Я подошла. Ее щеки все еще выглядели сухими. Я даже дотронулась до одной, чтобы убедиться

Протяжный, низкий всхлип заставил волосы на моей шее встать дыбом. Он доносился из—под кровати.

Хм, как ты думаешь, что там, внизу? Бугимен?

Да, монстр под кроватью — ужасное клише... но это не значит, что я не испугалась.

Я думала, ты собираешься теперь встать на сторону призраков?

Может быть, завтра... желательно в светлое время суток.

Мой внутренний голос издал протяжный вздох.

Ты знаешь, кто это. Тот же призрак. Он пытается обмануть тебя плачем. Ты не можешь вернуться в постель, иначе он может задушить тебя подушкой.

Гы, спасибо. Это поможет мне уснуть.

Отодвинь шторы. Самое страшное случится, если ты разбудишь Тори. Оспаривающую ее право на их закрытие.

Правда. Когда я подошла, то заметила темный овал рядом с кроватью Тори. Шторы. Кто—то выбросил ковер в комнате, и она перетянула его на свою сторону.

Я была на полпути к шторам, когда поймала вспышку движения. Что—то капает в стороне у кровати Тори, но раздавалось лишь кап—кап—кап.

Я потянула штору снова, лунный свет заполнил комнату, освещая...

Ткань выскользнула из моих пальцев, покачиваясь на гардине с тихим скрежетом. Я споткнулась о тумбочку. Часы рухнули на пол.

Темный овал рядом с кроватью Тори не ковре, был лужей крови. Мой взгляд поднялся на окровавленные простыни, затем до...

Тело на кровати был все в крови, голова неестественно вывернута, лицо представляло собой кровавое месиво.

Я подняла взгляд, грудь вздымалась в такт дыханию, имя Тори походило на хныканье. Потом я увидела остальные части тела: в прожилках крови, но целое. На нем были только пижамные штаны, голая грудь, не оставляла сомнений, что это был мужчина. Ребенок, может, тринадцать, четырнадцать, с темно—русыми волосами в кровавых подтеках и усеяна...

Мое горло свело судорогой. Я заморгала, и мальчик исчез. На его месте лежала Тори и крепко спала, все еще похрапывая. Мой взгляд метнулся на пол. Чисто. Не было крови. Не было ковра.

Когда я посмотрела на пустое место на полу, я вспомнила звук капель крови. Его просто не было. Призрачная память, как девушка на стоянке для грузовиков и человек на заводе. Ужасная смерть бесконечное воспроизведение, как немое кино.

Поэтому он не может причинить вред, не так ли?

Нет, он не может причинить мне боль. Это может напугать меня. Это может расстроить меня. Это может запечатлеться в моем мозгу навсегда. Но он не может сделать мне физически больно.

В тот момент, когда я вернулась в постель, рыдания возобновились. Только что—то вроде смеха. Я села, но в комнате замолчали. Я посмотрела вокруг. Другой шум, на этот раз где—то между рыданием и смехом.

Может, это было просто воспроизведение сцены смерти, но я обычно не слышу звуков. Возможно, это прошлое ребенка наполовину демона, который немного подредактировал этот небольшой сценарий. Если бы я не была напугана его трюками, может быть, ужасная сцена смерти не сработала бы. Я начала снова ложиться, затем остановилась. Дерек уже отругал меня за сегодняшнее происшествие. В этот раз призрак не сделает из меня дуру. Не поведусь на это снова. Я встала с кровати и направилась в комнату парней.


***

Я остановилась у прикрытой двери их комнаты. Было слышно похрапывание Саймона. Дерек, как всегда, молчал. Я издала некоторый шум в коридоре, покашляла и шаркала ногами, когда подходила. Я чувствовала себя как ребенок, бросающий камешки в окна друга, желая позвать его выйти и поиграть. Ответа не было.

Я предварительно толкнул дверь на несколько сантиметров и стояла, ожидая. Не заходить же в комнату ребят, пока они спали... ну, не то, чтобы я заботилась об этом, не тогда, когда я знала, что Дерек спал в одних трусах.

Я кашлянула и потопала громче. Когда Дерек еще не проснулся, я заглянула внутрь. Саймон лежал на кровати ближе к двери, листы были разбросаны вокруг него. Кровать Дерека была пуста.

Я проверила ванную, но дверь была открыта, внутри темно. Я думала о крыше, но после того, что было в ту ночь, я держалась до последнего. Тогда вниз. Первая остановка? На кухне, естественно. Я нашла пустой стакан молока и аккуратно поместила его в раковину.

Когда я ходила по комнатам на первом этаже, я проглядывала коридор у задней двери. Он сказал, что позовет меня, если пойдет изменяться, не так ли? Он пойдет в одиночку? Укол боли прошел через меня.

И что если это так? Это было его право. Ему не нужна моя помочь. За исключением, что он, казалось, ценил наличие моего присутствия тогда, и я хотела быть в состоянии сделать хотя бы это для него.

Я пошла к задней двери. Конечно же, она была не заперта. Я подавила новый укол разочарования и открыла ее. Дом имел крошечный задний двор в окружении леса. Солнце вставало над деревьями. Я вышли из—за машины и огляделась.

— Дерек?— позвала я.

Ответа не последовало.

Я сделала еще несколько шагов, затем крикнула немного громче:

— Дерек? Ты здесь?

В лесу раздался треск. Я представила себе Дерек, в середине изменения, не в силах ответить, и поспешила к опушке леса. Шум прекратился, и я остановилась в конце пути, ведущего в темный лес, прислушиваясь. Что—то похожее на стон.

— Дерек? Это я.

Я вмешалась. Понадобилось всего несколько шагов, чтобы утренний свет исчез и тьмы окутала меня целиком.

— Дерек?

Я собралась вернуться назад на тропинку. Мне не нужен дневной свет, чтобы увидеть выражение его лица. И даже не нужно видеть его лицо для осознания, что я в беде, всего лишь напряженные плечи и широкие шаги, когда он набросился на меня.

— Я...— попробовала объясниться.

— Какого черта ты делаешь, Хлоя? Я сказал, что мы придем сюда позже и попытаемся связаться с этим призраком. Ключевые слова? Мы. Если ты здесь...

Я подняла руки.

— Хорошо, ты поймал меня. Я тайком выбралась, надеясь, что никто не заметит. Вот почему я зову тебя по имени.

Он помолчал некоторое время.

Я пошла дальше.

— У меня была ранняя встреча в моей комнате, и мысль, после того, что было вчера: "Я больше не попадусь на это". Тори и Саймон спят, но ты — нет, так что я искала тебя.

— О,— он потер рукой рот и пробормотал, что могло бы служить извинением.

— Ты изменяешься?— спросила я.

— Хм? Не—а. Я пришел бы к тебе, если бы это происходило.

— Хорошо. В эти дни, дружеские отношения хорошая идея для нас обоих.

Я вернулась во двор. Дерек шел следом. Путь был узким, но он двигался рядом со мной, так близко, рукой касаясь локтя несколько раз, прежде чем он что—то пробормотал и отступил назад, давая мне идти вперед.

— Так что же ты делал?— поинтересовалась я. — Утренняя прогулка?

— Оглядываясь вокруг. Просто... беспокоился.

Я взглянула на него, видя напряжение, его взгляд метался. Более тревожный, чем обычно. Я вышла из леса во двор и повернулась к нему лицом.

— Что—то тебя беспокоит?

— Хах.— Пауза, затем: — Да. Я не могу спать, поэтому я поднялся на крышу и подумал, что увидел что—то здесь. Свет в лесу. Но не смог найти ничего.

Его взгляд вернулся в лес, постукивая пальцами по бедру, как будто ему хотелось вернуться туда.

— Ты хочешь продолжить поиски?

— Да, может быть.

— Тогда я не буду мешать,— я направилась к двери.

— Нет,— Он сказал это так быстро, и потянулся к моей руке, но остановился, прежде чем коснулся меня. — Я имею в виду, если ты устала, конечно. Но ты не должна.

— Хорошо.

Он кивнул. Так мы и стояли. Через некоторое время он потер затылок и помассировал плечи.

— Так, ну, ты что—то говорила о призраке?

— Точно.— Я рассказала ему, что произошло.

— Ты в порядке?— забеспокоился он, когда я закончила.

— Испугана, но уверена, что в порядке,— Он смотрел на меня, как будто не верит в это, и я поспешила дальше. — Так ты ничего не нашел в последнюю ночь, когда обыскал дом?

Он покачал головой.

— Я пытался попасть в подвал, но дверь была заперта. Там должен быть где—то ключ.

— Старомодный замок, нуждающийся в старомодном ключе?

— Да, как?..

— Тебе и Саймону нужно больше общаться. Он уже нашел его. Ну, ключ в любом случае. Мы должны увидеть, работает ли он, раньше всех остальных.

Мы были почти у задней двери, когда она открылась. Эндрю взглянул, хмурясь. Он ничего не сказал, но взгляд, которым он окинул нас, был очень похож на тот, который мы бы получили от персонала в Лайл Хаусе, когда они обнаружили, Дерека и меня, выбирающихся из подвала. Эндрю был более неопределенным, как будто он надеялся, что был неправ. Учитывая, что он видел меня, держащуюся за руки с Саймоном в тот вечер, я не виню его за это.

В последний раз Дерек и я были пойманы вместе, я пробормотала извинения. Он ничего не сказал. Но он был прав, мои извинения только сделали хуже, будто была необходимость оправдываться. Эндрю не застал нас делающими что—то или держащимися за руки, или даже выходящими из леса. Мы были во дворе вместе, при дневном свете и просто говорили. Ничего плохого в этом нет. Так почему же он смотрит на нас, как будто ожидал объяснений?

— Тепло сегодня,— сказала я. — Может даже будет солнечно весь день.

Очень зрелая случайная фраза слетела с моих губ. Дерек даже пророкотал:

— Надеюсь, что так.

Выражение лица Эндрю не изменилось.

— Прибыли осальные?— Спросила я.

— Пока нет. Я собирался приготовить завтрак, когда заметил, что задняя дверь не заперта.

— Я полагала, что мы не должны закрывать ее,— откликнулась я. — Вы, наверное, хотите знать, где мы находимся, верно?

Он кивнул и помахал нам, ожидая, когда мы окажемся внутри, затем повернулся, чтобы взглянуть на лес, нахмурившись, перед закрытием двери.


***

Дерек пошел наверх для душа. Я собиралась проверить Тори, но Эндрю хотел моей помощи в кухню, прося накрыть на стол, пока поджаривает бекон.

— Ты писатель, так что я предполагаю, что любишь читать,— завел непринужденную беседу он. — Кто твои любимые авторы?

Я выдавила несколько названий.

Он рассмеялся.

— Саймон был прав. В любом обществе, девушка—принцесса, книги для тебя. У меня есть то, что тебе могло бы понравиться, много действия и приключений. Это все еще в виде рукописи, но если ты хочешь взглянуть, я дам тебе мой ноутбук. Я хотел бы узнать твое мнение,— усмехнулся через плечо он, глядя на меня,— если вы не возражаете стать тест аудиторией.

— Нет, это было бы здорово. О чем он?

Он, конечно, мило рассказывал, и мы беседовали немного о книгах. Затем он спросил меня, как мне понравился яйца, а потом неожиданно спросил:

— Как много ты знаешь об оборотнях, Хлоя?

— Только то, что я узнала от Дерека.

— Ну, я вряд ли эксперт. Но Томас сказал мне несколько лет назад, что есть одна вещь, которую вы всегда должны помнить при работе с оборотнем. Они могут выглядеть как мы, но они не являются нами. Они только наполовину люди.

Я ощетинилась. Я слышала, достаточно того же дерьма в лаборатории.

— И половину монстры?— спросила ледяным тоном.

— Нет, наполовину волки.

Я расслабилась.

— Папа Дерека взял его все это понимая.

— Я уверен, Кит понимал, но... Для Кита Дерек его сын, насколько Саймон. Есть вещи, на которые родители закрывают глаза для своих детей. Будучи наполовину волком не просто воспринимать Дерека немного по—другому. Его половиной правят животные инстинкты. Есть некоторые инстинкты...— он прочистил горло. — Дерек, кажется, очень привязан к тебе, Хлоя.

— Привязан?— я не смогла удержаться от смеха. — Конечно, он чувствует некоторую ответственность за меня. Это, как вы сказали в той части волка. Я временно в его стае, так что он должен следить за мной, хочет ли он этого или нет. Он чувствует себя обязанным.

В какой—то момент Эндрю ничего не сказал, просто перевернул яйца.

— Вы хотите, чтобы я начала жарить тосты?— спросила. — Я могу...

— Когда Эдисон Груп впервые запланировали проект Генезис, доктор Давыдов хотел включить оборотней и вампиров.

— В—вампиры?— бывают и вампиры? Я все еще привыкаю к идее об оборотнях.

— Их очень мало, но он добился своего с оборотнями. Со всеми вами, мы ничего не знали об этом, но тем более об оборотнях.

Он протянул мне хлеб и указал на тостер.

— Оборотни и вампиры отличаются от других сверхъестественных рас. Они встречаются гораздо, гораздо реже, и мы считаем их... как и они себя считают, другой породой. Ты не найдешь ни одного оборотня или вампира в нашей группе или Эдисон Груп. Интриганы не будут нанимать их. Наши специальные больницы не способны помочь им. Я знаю, что звучит как дискриминация, но она идет в обоих направлениях. Наши врачи не знают достаточно об оборотнях для их лечения. И они не заинтересованы в обмене данными с нашими врачами или в работе вместе с нами. Мы как чуждые им, как и они для нас. Это не значит, что есть что—то плохое быть рядом с ними. Они просто лучше и счастливее... с себе подобными.

Я покачала головой.

— Дерек счастлив там, где он есть.

— Дерек хороший парень, Хлоя. Он всегда был таким. Ответственный, зрелый... Кит шутил, что через несколько дней, он предпочел бы десяток Дереков одному Саймону. Но волк сейчас выходит, и он борется с ним. Я всегда говорил Киту...— он выдохнул и покачал головой. — Здесь я делаю то, что я знаю, Дерек кажется нормальным ребенком.

Нормальным? Я могла бы рассмеяться. Я не думаю, что кто—либо когда—либо принимал Дерека за нормального ребенка.

— Но ты должна помнить, что Дерек другой. Должна быть осторожна.

Я устала слышать, как был опасен Дерек. Мы разные, да, но не более чем дюжина парней, которых я знала по школе, ребята, которые выделялись, не действовали, как и все остальные, следуя своим собственным правилам. Он может быть опасен, с его нечеловеческой силой. Но каким он был не хуже, чем Тори, с ее неконтролируемыми заклинаниями? Тори в прошлом пыталась сделать мне больно, но никто, кроме парней никогда не защищал меня от нее.

В отличие от Тори, Дерек пытается контролировать свои возможности. Но никогда не признается в этом. Они не видели Дерека. Все, что они видели, его оборотня.


ГЛАВА 9

ГВЕН ПРИБЫЛА НА ТРЕНИРОВКУ ПОСЛЕ ЗАВСТРАКА, и Маргарет должна была появиться в любой момент. Саймон и я были в зале, когда Гвен зашла с сотовым телефоном в руке.

— А Тори с вами, ребята?— спросила она.

— Я думаю, что она еще в постели,— сказала я. — Она не хотела завтракать. Я пойду...

— Все нормально. Я только что получил звонок с работы. Кто—то позвонил из больных, и они нуждаются во мне. Расскажите Тори. Я вернусь около четырех,— она собралась уходить, потом остановилась и повернулась к Саймону. — Вчера, когда Эндрю сказал, что я ведьма, вы удивились. Не могли бы пояснить?

— Э—э, нет.

— Хорошо. Угадайте, какая у меня способность?

— А?

Она улыбнулась и помахала нам идти в гостиную, там она плюхнулась в кресло и скинула туфли, очевидно, не спеша приступать к работе.

— Я могу сказать, что ты волшебник, просто взглянув на вас. Это наследственная черта. Маги могут распознавать ведьм и наоборот. Эндрю сказал, что они хотели избавиться от этого, когда оптимизировали ваши гены.

— Почему?

— Политическая корректность буйствовала. Они говорят, ведьмы и колдуны выработали этот признак, как защитный механизм,— Она усмехнулась. — Знай врага.

— Враг?— не поняла я.

Она посмотрела на Саймона.

— Что вы слышали о ведьмах?

— Гм, не так много.

— О, не нужно вежливости. Вы слышали, что мы уступаем магами, не так ли? Мы слышим то же самое про колдунов. Это глупое соперничество, корни которой уходят в инквизицию. Обе расы имеют хорошие возможности в их собственной специализации. Во всяком случае, как говорит Эндрю Эдисон Груп пришла в голову мысль, что если они могли бы покончить с этим внутренним радаром, мы бы жили дружно.

Она закатила голубые глаза.

— Лично я думаю, что они сделали большую ошибку. Эта способность служит хорошим эволюционным рычагом, специально для предотвращения случайного скрещивания.

— Между ведьмами и колдунами?— удивилась я.

— Верно. Это гремучую смесь и...— она остановилась, щеки покраснели. — Хватит моей болтовни. Работа зовет, сколько я могу избегать вызовов,— она начала вставать, потом остановилась. — Как на счет пиццы, ребят?

— Здорово.

Она спросила нас, чего мы хотели.

— Я принесу десерт.— Она посмотрела на Саймона. — Тебе можно есть сладкое?

— Я смогу съесть немного того, что вы принесете.

— Хорошо.— Она понизила голос. — Все, что я могу сделать, ребята, просто дайте мне знать. Это не совсем хороший дом для подростков, и ты, должно быть, сходишь с ума, беспокоясь о своем отце, Саймон, и твой тете, Хлоя. Я действительно надеюсь,— Другой взгляд, еще на одну отметку ниже на громкость голоса. — Они придут. Эндрю будет подталкивать их в правильном направлении, и я сделаю все, что смогу, чтобы помочь.

Мы поблагодарили ее. Она спросила нас, какие журналы мы читаем, чтобы она могла раздобыть. Тогда Эндрю призвал Саймона... Пришло время для уроков. Он сказал Гвен, что хотел бы некоторые комиксы, все, что она могла бы найти, и он удалился. Я попросил копию "Entertainment Weekly", который я полагала, будет легко найти.

Затем, прежде чем она ушла, я спросила:

— Вы сказали о смешивании крови ведьмы и колдуна, это опасно?

— Ты имеешь в виду ...?

— Почему?

Она улыбнулась.

— Что—то мне подсказывает, что мы обе говорим об одном человеке, но никто не хочет быть тем, кто скажет, что в случае, если другой не знает. Этот кто—то назван в честь давно почившей королевы?

Я кивнула, и Гвен издала преувеличенный вздох облегчения.

— Эндрю не был уверен, что вы, ребята знали, и я не хочу быть той, кто пойман на сплетни.

Я попыталась сказать ей, что Тори не знала, но она продолжила.

— Да, смешение крови представляет определенные трудности. Они добавляют дополнительные силы, и вам, ребята, от того, что я слышала, на самом деле не нужно. Но группа говорит ни Диана, ни Кит не были особенно мощными заклинателями...

— К—кит? Отец Саймона?

Мы смотрели друг на друга. Губы Гвен сформировали беззвучные проклятия, и она вздрогнула.

— Наверное, я действительно распространяю сплетни,— она коротко рассмеялась, затем занялась проверкой своего мобильного телефона.— Хотя, вероятно, это не так. Даже часть о ее отце маге не может быть правдой. Не то, чтобы я знала, я никогда не работала в Эдисон Груп и я не знаю их или Диану. Во всяком случае, кровь колдуна или нет, я уверена, что с Тори все будет просто отлично. Я скажу ей...

— Нет! Я имею в виду, она не знает... слухи. Любой из них. То, что ее папа был магом, я услышал в лаборатории.

— Ну, тогда я не скажу ей. Не волнуйся.

Кит был отцом Тори? Не может быть. Он был корейцем, что легко можно было увидеть в Саймоне. Не так, как в Тори.

Конечно, генетики сделали некоторые вещи шаткими, как темно—русые волосы Саймона. Но если Диана Энрайт умышленно завела ребенка мага, как утверждала полудемон, выбирая Кита, это как выбор рыжего отца, когда ни вы, ни ваш муж не имели рыжие волосы. Был хороший шанс, что папа Тори будет знать, что ребенок не его.

Так, нет, Тори и Саймон не от одного отца. Но если все остальные считали, что они были, Тори и Саймон могли услышать слух, и это было никому не нужное осложнение.


ГЛАВА 10

МАРГАРЕТ ПРИБЫЛА ПОСЛЕ УХОДА ГВЕН. Когда Тори спустилась вниз и услышала, что Маргарет взяла меня на урок, она решила присоединиться к нам. Тори может быть хорошей актрисой, чтобы скрыть это, но я знала, она так же беспокоилась, как и все остальные. Последнее, что ей было нужно, так это провести утро в комнате одной. Дерек и Саймон уверены, что не стоило приглашать ее делать что—либо с ними.

Когда Маргарет начала колебаться, я сказала, что была бы более спокойна вместе с Тори. Полный бред, но я ничего не могу с собой поделать. Дерек не единственный страдает от подавляющего инстинкта. У меня есть непоколебимое желание быть полезной, от которого я обычно, в конечном итоге, страдаю. Я только надеялась, что так произойдет не в этот раз.

Прежде, чем мы уехали, Эндрю дал Маргарет кучу советов о путешествии с беглецом за половину миллиона долларов. Было ясно, он не хотел, чтобы мы уезжали за территорию поместья, но Маргарет настаивала. Я была далеко от Буффало, сказала она, и мои волосы черные, я не похожа на девушку с сайта. Кроме того, разве жертва похищения будет разъезжать с женщиной, которая могла сойти за ее бабушку?

Таким образом, мы уехали. Автомобиль Маргарет был какой—то европейской модели, вроде тех, что мой папа сдает в лизинг, что опять заставило меня подумать о нем. Папа и я никогда не были очень близко. Я была ребенком мамы, и после того как она умерла, а опять же, это было инстинктивной вещью. У некоторых людей есть инстинкт быть родителями, а у некоторых нет, у папы его не было, хотя он старался изо всех сил.

Он много путешествовал по работе. Хотя и старался заботиться обо мне. Больше, чем я думала раньше. После того инцидента он вылетел из Берлина, чтобы остаться у моей постели, пока я не отправилась в Лайл Хаус. Ему пришлось вернуться, и он считал, что я в безопасности на попечении тети Лорен.

— Таким образом, это некромантские штучки,— сказал Тори с заднего сиденья. — Хлоя почти ничего не знает об этом.

Она жестом показала мне начать задавать вопросы. Раньше я мечтала о встрече с другим некромантом, и здесь я, наконец, смогла достичь этого. Беспокойство об отце немного мешало сосредоточиться, но я смогла побороть его.

Я начала с вопроса о призрачном воспроизведение сцен смерти. Остатки, как она их называла, но женщина не сказала мне ничего нового, в чем бы я еще не разобралась. Они были остатками энергии после травматического события, которые проигрывались снова и снова, как в зацикленном фильме. Безвредные изображения, не призраки. А как блокировать их...

— Тебе не нужно будет беспокоиться об этом в течение нескольких лет. Сконцентрируйся на призраках в настоящее время. Будешь иметь дело с остатками, когда станешь достаточно взрослой.

— Но я вижу их.

Она покачала головой.

— Я подозреваю, что ты видишь воспоминания призрака возвращающегося к его смерти. Призраки, к сожалению, могут делать это, и некоторые совершают подобное, чтобы запугать некромантов.

— Я не думаю, что это так,— я рассказала ей о тех остатках, что я видела. Как человек прыгает в пилу на заводе и девушку убивают на стоянке для грузовиков.

— Боже мой,— ужаснулась Тори. — Это...— Когда я взглянул на нее, она побледнела. — Ты видишь такое?

— Я слышала, что ты занимаешься кино, Хлоя,— вмешалась Маргарет,— Я подозреваю, что у тебя очень хорошее воображение.

— Хорошо, так вы можете сказать мне, как их блокировать, когда я начну видеть их?

Я, должно быть, высказала, едва уловимый сарказм в моем тоне, потому что Маргарет посмотрела резко. Я уставилась на ее моим лучшим невинным взглядом голубых глаз и сказала:

— Это поможет, если я знаю, что будет. Так что я чувствую, что готова справиться с этим.

Она кивнула.

— Это хорошее отношение, Хлоя. Ладно. Я раскрою тебе коммерческую тайну. Когда ты видишь остатки, есть верный способ борьбы с ними. Уходи прочь.

— Могу ли я заблокировать их?

— Нет, но ты и не должна. Просто уйти. Они не призраки, поэтому они не могут преследовать.

Я могла бы понять это сама. Проблема была в другом:

— Откуда я знаю, что это остаток? Если он выглядит реальным, как вы узнаете, что это не так? Прежде чем вы видите... смертельную часть.

— Одним из признаков является то, что остатки не издают звуков.

Я знала это.

— Другая, в том, что с ними нельзя взаимодействовать.

И это тоже я уже поняла.

Так что, если я заметила, что парень собирался прыгнуть в промышленные пилы, я должна остановиться и прислушаться? Кричать на него и посмотреть, ответить ли он? К тому времени, если бы он был остатком, он уже прыгнул бы, а я не хотела видеть именно то, чего пытаюсь избежать. А если бы он был реальным, я могла позволить ему умереть, пытаясь избавиться от своего уродливого зрения.

Если бы я могла сказать, что это был всего лишь призрачный остаток или нет, зная, что человек не находится в опасности, и я могла бы выбраться оттуда. Таким образом, в то время как она ехала через небольшой город, я спросила, как это сделать.

— Отличный вопрос,— сказала Маргарет. — Сейчас мы приступим к реальным урокам. Есть три способа увидеть признаки жизни. Во—первых, одежда. Например, если мужчина в шляпе и подтяжках — он призрак, скорее всего, из пятидесятых годов.

— Я видела парней в шляпах и подтяжках,— вставила Тори. — Молодых ребят тоже. Это ретро.

— Если он одет в военную форму. Если он одет так — он призрак.

Без шуток.

— Во—вторых, как ты могла заметить, призраки могут проходить сквозь твердые объекты. Так что, если он идет через дверь или кресло, ты можешь быть уверена, что это призрак.

Даже тот, кто не был некромантом мог бы понять.

Маргарет развернула машину на дороге, ведущей из города.

— И третье... Есть идеи, Хлоя?

— Если они не издают шум, когда идут?

— Отлично! Да. Это три способа узнать призрака в жизни.

Великолепно. Так что если я увидела парня, стоящего на месте, и он не носит старую форму, я просто должна буду попросить его пройти через мебель. Если он уставился на меня, как будто я сумасшедшая, то я знаю, что он не призрак.

Я надеялась, что практика во второй половине дня пойдет лучше. Когда я увидела, где она будет проходить, эта надежда быстро исчезла.

— К—кладбище?— выдавила я, когда она вырулила на стоянку. — Я не м—могу... Я даже не должна быть здесь.

— Ерунда, Хлоя. Я, конечно, надеюсь, что ты не боишься кладбища.

— Гм, нет,— сказала Тори. — Это захороненные тела на нем беспокоят ее.

Маргарет перевела взгляд с меня на Тори.

— Э—э, трупы?— пояснила Тори. — Потенциальные зомби?

— Не глупите. Ты не можешь случайно воскрешать мертвых.

— Хлоя может.

Маргарет натянуто улыбнулась.

— Я слышала, что Хлоя является достаточно сильной, но я уверена, что не нужно беспокоиться о мертвых.

— Она уже это делала. Я была там.

— Это правда,— согласилась. — Я подняла объекты эксперимента доктора Лайла, похороненные в подвале Лайл Хауса. Затем мертвых летучих мышей на складе, и бездомного парня в месте, где мы попытались провести ночь.

— Летучие мыши?— фыркнула Тори, морща нос.

— Ты спала. Я не хотела будить.

— И я благодарю тебя за это,— кивнула она. Затем повернулась к Маргарет.

— Я была там, когда встал бездомный парень. Я видела, как он ползет к Хлое...

— Я не сомневаюсь, что ты видела, но я боюсь, что вы, девочки стали жертвами жестокого розыгрыша. Есть члены Эдисон Груп, которые имеют очень большую долю в этом эксперименте, и хотели бы сделать вид, что способности объектов были значительно увеличены этой модификацией. Один из их сотрудников некромантов, видимо, хотел, чтобы группы считали, что Хлоя может воскрешать мертвых. Это абсурд, конечно. Мало того, что вам нужно много лет обучения, но это требует ритуалов и ингредиентов, которых у вас нет.

— Но я подняла бездомного парня после того, как мы ушли.

— Это то, чего они хотели. Очевидно, они были на вашей дороге, как они перехватили вас в доме Эндрю. Это не имеет значения. Даже если бы ты могла воскресить мертвого...— подергивание губ, явно посмеиваясь надо мной,— Я здесь, и я прослежу, чтобы мы приняли соответствующие меры предосторожности. Обучение контролю является лучшим способом преодолеть свои страхи.

Когда я попыталась снова протестовать, Тори попросила, если она дала нам минутку. Мы вышли из машины, и она привела меня к месту, под кленом. Мой желудок сжимался каждый раз, когда я видела надгробия, воображая, случайно захваченных призраков обратно в их трупах погребенных под ними.

Мне нужно было только взглянуть на кладбище, и я могла представить, как хмурится Дерек, слышала его грозный голос:

— Даже не думай об обучении там, Хлоя.

— Ты заметила, она очень завидует,— сказала Тори.

— Что?

— Ты можешь воскрешать мертвых. Если она признает это, то должна будет признать, что ты лучший некромант, чем она.

— Я не думаю, что возможность воскрешать мертвых делает кого—то лучше.

— В их мире делает, потому что это означает, что ты более сильная. Каждый хочет стать сильнее,— Она посмотрела на кладбище, ее взгляд скользнул вдаль. — Не имеет значения, хорошая это сила или плохая. Я жила с мамой достаточно долго, чтобы понять это. Маргарет не может воскрешать мертвых, но она хочет, иметь такую возможность, и она не хочет, чтобы какой—то ребенок был лучше, чем она. Поэтому она убеждает себя, что такого не может быть.

— Хорошо, но я бы не хотела доказать, что она не права.

Тори поджала губы.

— В самом деле...

— Э—э—э—э. Я не возвращаю бедных призраков в их гниющие...

— Только временно.

Я посмотрела на нее.

Она вздохнула.

— Отлично. Но что бы это ни значило, ее работа заключается в подготовке, и ты нуждаешься в обучении. Мы все сделаем. Все будет в порядке, пока ты спокойна, не так ли?

Правда. В то время я не могла не воспринимать подозрения Дерека, что Тори предала нас, я не могла видеть гнусных преимуществ поощряющих меня воскрешать мертвых.

— Смотри, делай, что хочешь,— сказала она. — Я буду поддерживать тебя. Звучит, как клише, но мы в этом вместе. Ты, я, ребята. Не совсем та банда, которую бы я выбрала, не в обиду, но...

— Ты застряла с нами.

— Мой совет? Возьми ее уроки и будь осторожна.

Я представила себе, что бы сказал Дерек. Он не хотел бы, чтобы я оказалась в такой ситуации, но думаю, что он, в конце концов, согласился.

Я вернулась к Маргарет и сказала, что готова.


ГЛАВА 11

МАРГЕРЕТ ПРИВЕЛА НАС НА КЛАДБИЩЕ. Здесь были кое—какие скорбящие под временным навесом, сгрудившиеся вокруг гроба. Мы избегали их.

Единственное кладбище, на котором я когда—либо была, то, где похоронена моя мама. Папа и я ходили туда каждый год на ее день рождения.

Это было больше, с новыми могилами по краям, где собрались скорбящие. Маргарет привела нас к месту, состоящему из старых могил.

Это кладбище было хорошим, с большим количеством деревьев и скамейками. Уберите надгробия, и можно было бы сделать приличный парк, особенно с солнцем, прогревающим холодное апрельское утро. Я попыталась сосредоточиться на солнце и пейзаже, а не на том, что лежало под ногами.

Маргарет остановилась на одной из последних могил на старой области. Это была женщина, которая умерла в 1959 году в возрасте шестидесяти трех лет. Маргарет сказала, что она была идеальной кандидаткой, кто умер не так давно, она не будет напугана нашей современной одеждой, но достаточно давно, что не будет иметь много близких и желать оставить им сообщение.

Она попросила нас встать на колени, чтобы мы были похожи на семью этой женщины. Эдит, пришедшие отдать дань уважения. Большинство некромантов избегают дневного вызова, но Маргарет думала, что это глупо. Делать это только в ночное время, привлекало больше внимания к себе. В дневное время, если вы сделали нечто сверхъестественное, конечно, это было легко, потому что вы могли преклонить колени перед могилой и разговаривать, и никто не будет смотреть.

— Или вы можете использовать мобильный телефон,— сказала Тори.

— Это вряд ли уважительно на кладбище,— покачала головой Маргарет.

Тори пожала плечами.

— Наверное. Но она могла. И ей, вероятно, следует иметь варианты в любом случае, для того, если призрак попытается говорить с ней на публике.

Маргарет закатила глаза. Я думала, что это была хорошая идея, и оценила ее.

Было бы здорово думать, что Тори начала любить меня, но, по ее словам, она поняла это, как только все узнала. У каждого должен быть союзник, и я была единственным выбором.

Я вздохнула. Никогда не понимала, как хорошо, что я хотела было это еще в моей обычной жизни, где, если популярная девочка разговаривала со мной, самое худшее, что может случиться — она собирается издеваться над моим заиканием, чтобы посмеяться с популярными парнями.

Маргарет открыла свой портфель, и достала мешочки с травами, кусок мела, спички, и немного блюдце. Ритуальные материалы, которые помогут вызову некромантов, пояснила она. Тори принялась нюхать травки, как если бы хотела сказать, что это было не нужно. Я ничего не сказала.

— Должна ли я убрать это?— спросила, потянув за кулон из под моей рубашки.

Маргарет моргнула.

— Откуда у тебя это?

— Моя мама дала, когда я была маленькой. Я видела призраков, и она сказала мне, что это будет держать их подальше. Так что это на самом деле?

— Серьезно, суеверные глупости. Я не видела этого с тех пор, как была в твоем возрасте. Некроманты их больше не использует, но они когда—то были довольно горячими пункта моды для нашего вида. Это должно уменьшить свечение некроманта.

— Свечение?— повторила Тори.

— Это то, что призраки видят, выделяет нас как некромантов, верно?

Маргарет кивнула.

— И если это ожерелье делает его тусклым,— продолжила я,— то некромант не будет привлекать призраков.

— Ну, тогда Маргарет права,— сказала Тори. — Это определенно не работают. Но это не тот, в котором ты была в Лайл Хаусе. Твоя была красная и на цепочке.

— Оно было красным,— Я потрогала синий камень. — Цепочка порвалась. Но если это реально, то изменение цвета может означать, что она потеряла свою силу.

Маргарет смотрела на кулон.

— Он изменил цвет?

Я кивнула.

— Что это означает?

— Они говорят...— Она потрясла головой. — Суеверная ерунда. Я боюсь, наш мир ее полон. Теперь давайте начнем. Первое, что тебе нужно сделать, Хлоя, запомнить имя женщины, и держать его в уме. Затем вслух, ты будешь повторять то, что мы называем мольбой. Назови имя духа и почтительно просить ее поговорить с тобой. Попробуй сделать это.

— Эдит Парсонс, я хотела бы поговорить с вами, пожалуйста.

— Вот и все. Далее мы зажигаем...

Как объяснила Маргарита, полная женщина в синем платье появилось за надгробием, ее морщинистое лицо хмурилось, ярко—голубые глаза смотрели вокруг. Когда эти глаза, встретились с моими, моргнула. А затем широко улыбнулась

— Здравствуйте,— сказала я.

Взгляд Маргарет проследовал за моим, и она подпрыгнула.

Тори усмехнулась.

— В конце концов, Хлое не нужны эти вещи.

Маргарет встретила женщину, которая посмотрела на нее, но с таким же взглядом и улыбкой повернулась к ней спиной.

— Какая же миленькая,— сказала она. — Сколько тебе лет, куколка?

— Пятнадцать.

— И ты можешь видеть призраков. Я могу различить свечение. Но никогда не встречала одного из вас, но я слышала, что другие говорят о таких вещах. Они называют тебя...— Она пыталась вспомнить слово.

— Некромант,— подсказала я.

Ее лицо скуксилось, как будто она съела лимон.

— В мое время, они называли людей, которые говорили с привидениями — спиритуалистами. Гораздо приятнее слово, тебе не кажется?

Я согласилась.

Она перевела взгляд с меня на Маргарет и засмеялась.

— Все эти годы не верила людям, когда они говорили о вас, и здесь я встречаю двух в один день.

Она протянула руку и потрогала воздух вокруг меня, мой свет, я думаю.

— Так красиво,— пробормотала она. — Это притягивает глаз... Такая яркая, дорогая. Гораздо ярче, чем у нее. Я предполагаю, что это потому, что ты моложе.

Я слышала, что чем сильнее свечение, тем сильнее некромант, и это должно быть правдой, потому что губы Маргарет сжались в тонкую линию.

— Я—я могу попробовать что—нибудь?— спросила я.

— Конечно, куколка. Не нужно стесняться. Это особый день для меня,— она понизила голос. — Это может стать немного скучным, с другой стороны. Будет прекрасная история, чтобы рассказать моим друзьям.

— Я собираюсь снять ожерелье, и я хотела бы знать, если изменится мое свечение.

— Хорошая идея,— пробормотала Тори.

Маргарет хмыкнула, как будто это было пустой тратой времени, но не остановила меня. Я подняла ленту над моей головой и протянула ее Тори.

Старуха ахнула.

— О, мой Бог.

Я повернулась, чтобы увидеть ее, глаза размером с блюдца. Потом было мерцание слева от меня ... и еще одно справа.

Маргарет дернулась. Она бросилась вперед, выхватывая ожерелье из руки Тори и отдавая его мне. Воздух продолжал мерцать, фигуры принимали форму, когда я натянула ожерелье обратно.

Эдит исчезла, и на ее месте появилась молодая женщина в пионерском наряде. Она опустилась на колени передо мной, рыдая.

— О, слава Богу. Хвала Всевышнему. Я ждала так долго. Пожалуйста, помоги мне, дитя. Мне нужно...

Молодой человек в разорванной и грязной джинсовой куртке схватил ее за плечо и дернул обратно.

— Слушай, парень, я застряла здесь с...

Грузный человек дал молодому парню пинок, посылая его в полет.

— Есть некоторое уважение к старшим, панк.

— Спасибо,— я посмотрела мимо него на женщину в пионерский одежде, склонившуюся к земле и рыдающую. — Как я могу?..

— Я говорил о себе,— рыкнул мужчина. — Я был здесь в первую очередь.

— Нет, не были. Я вернусь к тебе.

— Вы хотите, чтобы я взял номер? Хорошо,— Он схватил женщину и отпихнул ее. Она исчезла. — Упс. Угадайте, она ушла. Моя очередь.

Я вскочила на ноги.

— Разве вы не...

— Не что?— Он рванулся вперед. Его лицо стало фиолетовым, отек в два раза больше размера его глаза, черный вывалившийся язык. Я отшатнулась. Парень в грязной куртке прыгнул за мной. Я ушла с его пути.

— Извини, малыш,— он улыбнулся, показав ряды гниющих зубов. — Я не хотел напугать тебя.— Он рассмеялся. Я попятилась, но он сократил разрыв между нами. — Есть проблемы, ты можешь помочь, малыш. Смотри, я застрял здесь в подвешенном состоянии, на счету несколько вещей, которые я не сделал. Рэп, ты знаешь? Так что я в ловушке здесь, и мне нужно, чтобы ты кое—что для меня сделала.

— И для меня!— кричал голос у меня за спиной.

— И меня!

— Меня!

— Меня!

Я медленно повернулась и обнаружила себя окруженной призраками всех возрастов, по крайней мере, дюжина из них, подбирались ближе, глаза дикие, руки цепляются за меня, голоса повышается, крики, требования, рык. Грузный парень, с маской вместо лица стонал.

— Не стой просто так. Это твоя работа. Твоя обязанность. Помогать мертвым,— он сунул лицо к моему, снова фиолетовое и опухшее. — Таким образом, начинай помогать.

— Мы поможем,— сказал голос слева от меня.

Я обернулась. Толпа призраков расступилась. Маргарет стояла с тарелкой, наполненной засушенных растений в одной руке и горящей спичкой в другой.

— Ты пугаешь ребенка,— сказала она спокойно. — Иди сюда и поговори со мной вместо этого. Я могу помочь.

Рой призраков окружил ее. Тогда они кричали. Они выли. Они проклинали. И они начали исчезать, один за другим, проклиная еще немного, но продолжая исчезать, пока только Маргарет стоял там, дымя горящими растениями в блюдце.

— Ч—что это?— спросила я.

— Вербена. Он прогоняет призраки. Большинство из них, так или иначе. Но есть упорные.

Она прошла мимо меня, я обернулась и увидела отступающего старика.

— Нет, пожалуйста,— взмолился он. — Я не беспокою ребенка. Я только ждал своей очереди.

Маргарет продолжала идти вперед. Тори старалась изо всех сил, оглядываясь вокруг в беспорядке, в состоянии видеть и слышать только нас.

— Пожалуйста,— сказал мужчина. — Это может быть мой единственный шанс. Это просто сообщение.

Он посмотрел мимо Маргарет на меня, и глаза блестели от слез. — Пожалуйста, дорогая. Только один момент вашего времени.

Жуткое, вызывающее тошноту чувство змеились через меня. Это было так неправильно, взрослый человек просил меня об одолжении.

— Подождите,— сказала я Маргарет. — Могу ли я услышать, что он хочет сказать? Пожалуйста? Он не был одним из тех, кто пугал меня.

Маргарет колебалась, затем махнул рукой человеку.

Он занял время, чтобы успокоиться, а потом сказал: — Я умер два года назад. Я заснул в машине, и она упала с обрыва. Они так и не нашли, и они сказали... они сказали, что я сбежал, оставил свою жену, детей, внуков. Все, что нужно сделать, это отправить им письмо. Просто скажите им, где они могут найти автомобиль.

— Я должна записать,— пробормотала я, обращаясь к Маргарет. Я была уверена, что у нее есть бумага в машине. Даже сотовый телефон подойдет, чтобы я могла записать текст в сообщении, но она покачала головой.

— Подожди,— начала Тори. Она вытащила несколько штук сложенных листов бумаги и ручку из кармана. — Я собиралась сделать список нужных нам вещей. Эндрю сказал, что кто—то будет ходить по магазинам для нас позже.

Я взяла адрес жены и местонахождение автомобиля. Это не имело смысла для меня, ни название дорог, ни достопримечательностей я не знала, но призрак сказал, что его жена поймет. Он сказал, чтобы добавить примечание от него, что он ее любит и никогда бы не оставил ее.

— Она не сможет поверить, что я отправил сообщение из могилы, но она будет выглядеть иначе. И не займет много вашего времени. Спасибо.

Прежде чем я успела сказать хоть слово, он исчез.

— Теперь стало прохладно,— буркнула Тори, протянув карандаш и бумагу дополнительно для меня.

Когда я сложила страницы с информацией, Маргарет потянулась за ними.

Я передала их.

— Думаю, что придется отправить по почте откуда—то подальше отсюда, а? На всякий случай.

— Не по почте.

— Что?— Тори, и я сказали в унисон.

— Мы никогда не обещаем доставить сообщение для призраков, Хлоя. Никогда.

— Но...

Ее рука обхватила мой локоть, голос стал ледяным.

— Ты не можешь. Если ты это сделаешь, то, что ты видела сегодня, будет только началом. Ты готова помочь, но услышав другие просьбы, не сможешь отказать и другим. Большинство из тех призраков были в подвешенном состоянии. Приговорены к подвешенному состоянию. Ты не можешь помочь им, и не хочешь, но это не помешает травить тебя и днем и ночью. Так что ты должна игнорировать как хорошее, так и плохое.

Я посмотрела ей в лицо и увидела, что она очень печальна. Я поняла, что то, что казалось холодным расчетом было самосохранением, без излишеств, ее сердце закаленное на призывах мертвых. Была ли это и моя судьба? Ожесточиться пока я не могла бросить эту записку в мусорную корзину, и никогда не думать об этом снова? Я не хочу быть такой. Никогда.

— Ты в порядке?— шепнула Тори.

Маргарет отошла и выгружала золу из вербены. Тори коснулась моей руки. Я поняла, что дрожу. Я обхватила себя руками. — Я должна была принести свитер.

— Все еще холодно, когда солнце всходит, не так ли?— сказала Маргарет, когда вернулась к нам.

Она подняла пакетик сухих трав.

— Вербена,— произнесла она. — Я дам тебе, когда вернемся в дом. Очевидно, что ты могла бы использовать ее.

Она попыталась улыбнуться, но смогла только скривить губы в неком подобие.

— Спасибо,— выдохнула я, сама удивляясь.

— Готова ли ты к некоторой дополнительной работе?— спросила она.

Я взглянула на сумку, что она держала, как будто это был Приз за хорошо проведенный урок, и как бы сильно я не хотела все бросить, у меня вырвалось: — Конечно.


ГЛАВА 12

— ПРОСТО ВЫЗВАТЬ ПРИЗРАК, который хочет быть призванным,— сказала Маргарет,— но иногда нужно поговорить с тем, кто этого не желает. В то время как мы стараемся уважать пожелания умершего, ты только что видела важность поддержания отношений некромант—призрак. Некоторые действительно верят, что мы существуем только чтобы помочь им, и мы должны быстро их разочаровать. Будь мы фирмой в твоем вызове, один из способов установить надлежащую репутацию.

Маргарет взяла на себя инициативу, переходя от могилы к могиле. Мы призвали четыре привидения, не общаясь с ними ни минуты, прежде чем она нашла того, который не хочет отвечать ей на вызов.

Она позволила мне попробовать. Призрак мне тоже не ответил.

— Ты знаешь, как увеличить мощность зова?— спросила меня Маргарет.

— Лучше концентрироваться?

— Именно так. Медленно увеличивай концентрацию и заостряй внимание. Начни делать это сейчас. Постепенно, постепенно...

Мы продолжали в том же духе некоторое время, Маргарет была разочарована тем, как медленно я наращиваю концентрацию. Наконец, я почувствовала внутренний укол, который сказал "хватит", и я остановилась.

Она вздохнула.

— Я понимаю, ты нервничаешь, Хлоя. Тот, что поднял то тело, напугал тебя...

— Я подняла их...

— Это невозможно. Да, ты, очевидно, мощный молодой некромант, но без надлежащих инструментов и ритуала, ты просто не можешь это сделать. Даже я не имею ингредиентов с собой.

— Но что, если это одна из модификаций? Если это позволяет мне легче воскрешать мертвых?

— Там не было никаких причин к...

— Почему нет?— вставила Тори. — Воскрешение мертвых должно иметь желающих использовать это.

Войска мертвых, подумала я, старалась не вспоминать старые фотографии, которые видела, сумасшедших некромантов поднявших орды нежити.

— Все в порядке,— сказала Маргарет. — Вы, девочки волнуетесь, потому что вы не знаете, что это было сделано для вас. Но единственный способ преодолеть этот страх, понять степень твоей силы и научиться ее контролировать. Я не прошу тебя дать ей все, что имеешь, Хлоя. Просто немного больше.

Я сделала, и поймала первое мерцание появляющегося духа.

— Прекрасно. Теперь, только немного больше. Выбери свой темп. Вот и все. Медленно, но твердо.

Эта внутренняя тревога лязгнула громче.

— Больше не могу,— сказала я. — Мне плохо.

— Но ты прогрессируешь.

— Может быть, но я не собираюсь идти дальше.

— Если она не хочет...— начала Тори.

— Виктория?— Маргарет протянула ключи. — Пожалуйста, пойди, сядь в машину.

Тори осталась на месте.

— Давай, Хлоя.

Я поднялась на ноги. Пальцы Маргарет обвились вокруг моей икры.

— Ты не можешь уйти и оставить дух, как этот. Посмотри на него.

Воздух замерцал. Рука появилась до конца. Лицо начало принимать форму, затем он исчез прежде, чем я смогла разглядеть.

— Он зажат между неопределенностью и миром живых,— сказала Маргарет. — Ты должна закончить тянуть его до конца.

— Почему нет?— заинтересовалась Тори.

— Потому что это урок Хлои.

Тори начала снова спорить, но я заставила ее замолчать, покачивая головой. Маргарет была права. Мне пришлось научиться, чтобы решить эту проблему. Я не была бы ответственна за захват призрака между измерениями.

— Я вытолкну его назад,— решила я.

— Изгнать? Это не работает при ловушке духов.

Я покачала головой.

— Я имею в виду оттолкнуть его. Тот же вызов, только в обратном направлении. Я делала это раньше.

Взгляд, которым она меня пронзила, напомнил, когда мне было семь лет, и я с гордостью сообщила нашему администратору, которому я пожертвовала половину одежды на благотворительность в школе. Это казалось совершенно разумным, мне не нужно так много вещей, но она смотрела на меня, как Маргарет теперь, со смесью ужаса и недоверия.

— Ты никогда, никогда не толкала призрака назад, Хлоя. Я слышала, что это возможно, но...— она проглотила, как будто была в недоумении от этих слов.

— Я думаю, что это плохо,— прошептала Тори.

— Это страшная, жестокая вещь. Ты понятия не имеешь, куда ты толкаешь их. Они могут быть потеряны в некоторых...— Она покачала головой. — Я не хочу пугать тебя, но ты никогда не можешь рисковать снова. Ты понимаешь?

Я кивнула.

— Так что я продолжаю дергать сюда...

— Верно.

Я опустилась на колени и дернула за него, пока пот не стал стекать мне в глаза. Я прошла мимо психической тревоги и, наконец, призрак начал материализоваться.

— Вот именно, Хлоя. Ты почти у цели. Дай ему один последний...

Тори вскрикнула. Мои глаза распахнулись. Она смотрела на соседнее дерево дуба, широко раскрыв глаза. Что—то двигалось под ним... бесформенный черно—серый мех натянутый на кости.

— Пошли его назад,— прошептала Тори. — Быстрый.

— Игнорируй, и закончи вызов этого духа,— сказала Маргарет.

Я повернулась к ней с недоверием.

— Вы спятили?— воскликнула Тори. — Видите?..

— Да, вижу,— голос Маргарет был устрашающе спокойным. — Видимо, я ошиблась в объеме возможностей Хлои.

— Вы думаете?— фыркнула Тори.

Я смотрела на Маргарет. Ее лицо ничего не выражало. В шоке? Она должна была быть. Хотя она не походит на этот тип людей, она только что видела, как я подняла мертвое животное, без ритуалов, без ингредиентов, даже не пытаясь. Но она смотрела только на нечто, ползущее к нам, подтягивающее свое искаженное тело.

Его голова поднята, как если бы оно чувствовало меня. У него не было глаз, не морды, ни ушей, только череп покрытый рваным мехом и кожей. Его голова покачивалась, как будто он пытался узнать, кто призвал его.

— Хлоя,— сказала Маргарет резко. — Как бы ужасно не была эта штука,— ее голос немного дрогнул, — твой приоритет призрак этого человека. Притяни его, быстро.

— Н—но, если я...

Она сжала мою руку, паника сквозила в ее голосе.

— Ты должна сделать это, Хлоя. Быстро.

Существо быстро сокращало разрыв между нами. Это была белка, я могла видеть, пучки длинного, серого меха оставшегося на хвосте.

Он начал издавать ужасный скрип дребезжащий звук. Он поднял голову, потом повернулся пустыми глазницами в мою сторону и продолжал ползти вперед, оставляя за собой след из меха и кожи сзади, ветер, приносил запах гниющей плоти.

Тори хлопнул рукой по рту.

— Сделай что—нибудь,— прошептала она.

Я укрепила нервы, закрыла глаза, и подалась вперед, бросая все, что было в одно массивное тянуть, воображая себя дергающей призрак.

Земля под нами задрожала. Тори вскрикнула. Маргарет ахнула. Мои глаза распахнулись. Земля дрожала и стонала, а затем, с оглушительным треском, разорвалась прямо перед нами.

Тори схватила меня за руку и дернула, поднимая на ноги. Мы пошли на попятную, когда земля разверзлась с громовым ревом, грязь разливалась из трещины и взлетала, из нее вздымался затхлый запах.

Пропасть становилась шире и глубже, лавина грязи перла со всех сторон, надгробные плиты, покачивались и урчали. Это продолжалось до тех пор, пока из земли не показалась верхняя часть гроба, она тряслась и грохотала.

— О, нет,— прошептала Тори. — Нет, нет, нет.

Она схватила меня за руку и попыталась снова дернуть назад. Я отцепилась от нее, отошла к месту достаточно далеко, чтобы быть в безопасности, затем закрыла глаза и сосредоточился на высвобождении духов. И если это звучит невероятно спокойным для меня, давайте просто скажем — земля была не единственная вещь, которая дрожала. Я должна была упасть на колени, прежде чем они выберуться.

Я зажмурилась и старалась даже тогда, когда Маргарет схватила меня за плечи. Она кричала на меня, чтобы я встала, но я сконцентрировалась на освобождении. Освобождение, освобождение...

Кто—то кричал. Потом кто—то другой. Я вскочила и огляделась, но никого не было рядом с трещиной в земле, теперь, по крайней мере, двадцать футов в длину, полтора десятка гробов торчали наружу.

Земля двигалась до сих пор. Все, что я могла услышать, был шелест листьев. Я посмотрела вверх. Ветви деревьев были покрыты крошечными, новыми почками. Это было не то, что издавало шум.

Я перевела взгляд на гробы. Не шорох, но царапанье, будто скребут гвоздем внутри шкатулки. Потом слабые, приглушенные крики призраков в ловушке в этих гнилых телах, пытающихся проковырять свой путь...

Я снова упала на колени.

Освободить их. Это твоя работа сейчас. Твоя единственная работа. Отпустить эти духи...

Другой крик, на этот раз у меня за спиной. Группа вновь прибывших скорбящих двигалась к нам, кто—то нес гроб к открытой могиле на краю старого раздела.

Они остановились и уставились на гроб. Я начала приближаться к ним, медленно, осторожно, уставившись на этот гроб, говоря себе, они бы остановились из—за подземных толчков.

Вздох толпы. Потом я услышала, что они слышали удар—удар изнутри гроба.

Расслабься. Расслабься и отпусти. Освобождение, освобождение, снова...

Низкий стон пришел из гроба, и каждый волос на моем теле встал дыбом. Другой стон, громче. Приглушенно. Затем сдавленный крик изнутри.

Двое, кто нес гроб опустили ручки. Их конец гроба качнулся, а другие четыре, испугавшись, отпустили. Гроб упал, ударившись о надгробие, когда он падал, крышка открылась.

Толпа скорбящих блокировала мой взгляд, каждый человек схватил ближайшего, некоторые за поддержкой и другим, чтобы подтолкнуть их в сторону, когда они бежали.

Когда толпа рассеялась, и я увидела руку на земле, остальное тело все еще скрыто за надгробием. Он просто лежал, ладонью вниз, рука, заключенная в рукава костюма. Тогда пальцы шевельнулись, вцепившись в землю, когда труп подтянулся вперед, направляясь в мою сторону, к тому, кто вызвал его и...

И тот, кто будет отправить его обратно. Сейчас же!

Я зажмурилась и представила себе человека, смутную фигуру в костюме. Я представила себе изгнание его души прочь, отправка до извинений с ним, освобождение его...

— Хорошо,— прошептала Тори рядом со мной. — Этот остановился. Этот... Нет, подожди. Продолжай. Ладно, он остановился.— Пауза. — Тем не менее остановился.— Ее голос задыхался от облегчения. — Ты сделала это.

Может и так, но я не открою глаза, чтобы проверить. Когда Тори пошла, чтобы оценить ситуацию, я все время выпускала духов, рисуя людей в костюмах, людей в платьях, людей всех возрастов, духи животных, духи всякого рода, и в то время я сделала, слушал, не только крики и вопли живых, но удары и трещины и царапины живых мертвецов.

Когда я открыла глаза, Тори шла по пути ко мне, держась справа от края трещины. Люди выстроились с обеих сторон, глядя на нее настороженно, ожидая землетрясение. Но этого не случилось.

— Мертвее мертвых,— пробормотала Тори, садясь рядом со мной. — Все тихо.

Маргарет стояла около пропасти с другими. Когда я позвала ее, она медленно повернулась, глаза встретились с моими, и в них я увидела страх. Нет, не просто страх. Ужас и отвращение.

Тебе она не нравилась. Она видит, сейчас, что ты можешь сделать, и это пугает ее. Пугает и вызывает отвращение.

Она помахала нам идти обратно к машине, но не двигалась сама, как будто не могла идти со мной.

— Глупая сука,— пробормотала Тори. — О, давайте приведем некроманта со сверхсилой на кладбище. Ты, конечно, не собираешься воскрешать мертвых, глупая девочка.

— Я бы сказала, что показала ей, но мне очень бы не хотелось.

Смех Тори дрогнул.

— Нам, вероятно, следует убраться отсюда, прежде чем кто—то начинает задавать вопросы.

— Не слишком быстро,— сказала я. — Мы не хотим, чтобы это выглядело, как будто мы бежим со сцены.

— Точно.

Мы шли мило расщелины и уставились на трещину. Я покосился на небо. Затем указали на упавший гроб и прошептали, все время ходить, так быстро, как мы посмели, пытаясь выглядеть, как будто мы были потрясены и смешивались с толпой.

— Девушки!— позвал какой—то человек. — Подождите.

Я медленно повернулась и увидела мужчину средних лет, надвигающегося на нас. Я пыталась привлечь к себе внимание Маргарет, сказать ей, что мы могли быть в беде, но она смотрела в другую сторону, оставляя нас, справляться самостоятельно.


ГЛАВА 13

— ВЫ В ПОРЯДКЕ, ДЕВУШКИ?— спросил мужчина.

Тори кивнула.

— Вроде бы.

— Ч—что это было?— испуганно спросила я. — Землетрясение?

Он кивнул.

— Кажется так. У нас не было даже дрожи двадцать лет.

Молодая женщина в длинном кожаном плаще подошла к нему сзади.

— И мы не имели бы его сейчас, если бы не карьер открытый прошлым летом.

— Мы не можем пойти указывая пальцами, пока не уверены,— сказал мужчина.

— О, я уверена. Вот причина, по которой экологи хотели, чтобы он закрылся, и причина его закрытия в первую очередь... после последних толчков, двадцать лет назад. Как вы думаете, это совпадение? Все, что копать, стучать. Теперь посмотрим...— Она указала на пропасть, и нахмурилась. — Карьер собирается платить за это?

— Все ли в порядке?— спросил я. — Я думала, что услышала крик.

— О, это было просто...— Она махнула рукой на гроб, который перевернулся на земле, в окружении скорбящих, кто—то собирается добровольно вернуть тело. — Мой двоюродный дед был похоронен сегодня, и когда земля затряслась, он начали шуметь вокруг тарелки в гробу, боюсь, ребята, уронили его.

Человек кашлянул, предупреждая ее, что мы не должны озвучивать кровавые подробности, но она продолжала.

— Гроб вылетел открытым, дядя Эль выпал, земля задрожала снова, и...— Она пыталась подавить смешок. — Они думали, что он, вы знаете, движется.

— Оуу...— протянула Тори. — Я бы тоже закричала.

— В любом случае,— отрезал человек — Я вижу, ваша бабушка хочет, чтобы вы шли к машине. Я не виню ее. Мать—природа много чего натворила.

Мы поблагодарили их и направились к стоянке, Маргарет по—прежнему двигалась в двадцати футах позади.

— Что за тарелки?— фыркнула Тори. — Они хоронят немецкую керамику с мертвыми здесь?

Я должна была рассмеяться над этим, но сделала это немного неуверенно.

Она продолжала:

— Чтобы вызвать землетрясение тектонических плит, нужна линия разлома, которая, вроде бы, на другой стороне страны.

— Это звучало хорошо. И это все, что имеет значение. Дерек и Саймон скажут, что это то, что люди делают, если они видят сверхъестественные вещи, составляют логическое объяснение. Если ты не знаешь о некромантах, и ты видела, что только что произошло, что бы ты подумала? Землетрясение? Или кто—то воскрешает мертвых?

— Логично. Тем не менее, тарелки?


***

На этот раз я сидел на заднем сидении с Тори. Когда мы приблизились к шоссе, Маргарет, наконец, заговорила.

— Кто тебя научил это делать, Хлоя?— спросила она.

— Что?

Ее глаза встретились с моими в зеркале заднего вида.

— Кто научил тебя воскрешать мертвых?

— Н—нет, никого. Я—я никогда не встречала другого некроманта до вас,— не совсем так. Я кратко встретилась с призраком, но он не очень помог.

— Разве Эдисон Груп не давала тебе книги? Руководства?

— П—просто исторические книжки, которые я—я пробежала глазами немного. Н—но там не было ничего, о ритуалах.

Минута молчания, когда она изучала меня через зеркало.

— Ты пыталась поставить точку, не так ли, Хлоя?

— Ч—что?

— Я сказала, что ты не могла воскресить мертвого, ты доказала, что могла. Ты визуализировала возвращение души.

— Нет!— мое заикание отступило. — Возвращение призрака в гниющий труп, чтобы отстаивать свою точку зрения? Я никогда не сделаю этого. Я делала именно то, что вы просили, пыталась вытащить этот дух до конца. Я призывала. Но если бы я это сделала с телами вокруг, я могу воскрешать мертвых. Вот что я пытался сказать вам.

Минуту мы ехали в полной тишине. Затем ее взгляд поднялся в зеркало еще раз, встречая мой.

— Ты говоришь мне, что можешь воскрешать мертвых просто призывая духа?

— Да.

— Мой Бог,— прошептала она, глядя на меня. — Что они сделали?

Услышав ее слова и, видя выражение лица, я поняла, что Дерек был прав вчера вечером. Я только что сделала нечто ужаснее, чем воскрешение мертвых, и просто подтвердила ее худшие опасения о нас.


***

Когда мы добрались до дома, Эндрю был единственным, кто вышел. Маргарет позвала его на кухню, закрыв за собой дверь.

Не было особого смысла в закрытии этой двери. Маргарет не кричала, но голос ее брал резкие тона так, что разносился по дому.

Результатом ее тирады стало, что я была дьяволом и должна быть заперта в башне, прежде чем подниму орды живых мертвецов, чтобы убить их всех во сне. Ну, может быть, это преувеличение, но не намного.

Тори ударила открытой двери кухни и двинулись, со мной к ним.

— Простите, конечно. Но кто взял генетически модифицированного некроманта на кладбище?

Эндрю повернулся к ней.

— Тори, пожалуйста. Нам не нужно...

— Хлоя не хотела туда идти. Маргарет сказала это вам? Она сказала вам, что мы предупредили ее, что Хлоя может воскрешать мертвых? Что я видела это? То, что она не верила нам?

Я могла поклясться, что видела искры на кончиках пальцев Тори, когда она замахала руками.

— Она говорила Хлое снова и снова, чтобы та не останавливалась? Это Маргарет заставляла ее продолжать? Даже после того, как Хлоя подняла мертвую белку, Маргарет заставила ее продолжать вызов.

— Я не насильственно...

— Вы сказали ей, что она держит в ловушке призрака между измерениями.

— Все в порядке,— оборвал Эндрю. — Очевидно, что мы должны кое—что обсудить.

— О, мы должны обсудить много вещей,— кивнула Маргарет.

Эндрю прогнал нас. Как только мы ушли, снова началась перепалка. Тори и я слушали за дверью.

— Мы не были готовы,— настаивала Маргарет. — Не к этому.

— Тогда нам нужно подготовиться.

— Она расколола землю, Эндрю! Сама земля разверзлась, чтобы освободить мертвых. Это... это...— Она сделала глубокий, прерывистый вдох. — Это было похоже на что—то из старых историй моего деда. Ужасных историй, которые служили мне кошмарами о некромантах настолько мощных, что они могут поднять все кладбище мертвых.

Я вспомнила, что сказала полудемон. Ты взывала к помочи друга, а души тысяч погибших ответила, летя обратно к своим сгнившим телам. Тысячи трупов готовые стать тысячами зомби. Огромная армия мертвых под твоим контролем.

— Она может воскрешать мертвых в пятнадцать лет,— продолжала Маргарет. — Без обучения. Без ритуала. Без намерения.

— Тогда она должна узнать, как...

— Ты знаешь, что Виктория сказала Гвен? Она никогда не знала ни одного заклинания, но она может бросать их. Если она видит, она может это сделать. Без обучения. Без заклинания. Естественно, мы думали, что она болтает, но теперь...

Она задохнулась.

— Мы не можем справиться с этим. Я знаю, что они просто дети, и то, что с ними случилось, страшно и трагично. Но большая трагедия была бы сказать им, что они могут ожидать вести нормальную жизнь.

— Убавь громкость,— бросил Эндрю.

— Почему? Таким образом, ты можешь уберечь уверяя их, что все будет в порядке? Это не так. Те дети, должны будут контролировать себя на протяжении всей своей жизни. Так будет только хуже.

Тори потащила меня прочь.

— Она знает, что случившееся было ее виной, так что она оправдывается и поливает нас грязью, как только может. Мы не должны прислушиваться к этому.

Она была права. Маргарет облажалась, и она была напугана. Она была не из тех людей, которые могли бы легко принять это, так что ей пришлось переложить вину на других, делая нас настолько плохими, что она не могла ожидать, чтобы контролировать ситуацию.

И все же...

Они были нашими союзниками. Нашими единственными союзники. Мы знали, что Маргарет и Рассел уже были настроены против нас. Теперь я дала им именно то, необходимые боеприпасы.


ГЛАВА 14

ТОРИ И Я НАПРАВИЛИСЬ К ЛЕСТНИЦЕ, когда я услышала стук тяжелых шагов. Я надеялась, что это Саймон. Молилась, что это был он. Но я знала, что это не так. Я обернулась и увидела Дерека надвигающегося на нас.

— Я буду обращаться с ним,— сказала Тори.

— Я справлюсь,— повысила голос, когда он приблизился. — У нас были проблемы.

— Я слышал.— Он остановился в трех шагах передо мной, как будто старался не выглядеть угрожающе, но это не имело значения. Дерек может быть угрожающим в любом месте комнаты.

— Тогда ты также слышал, что это была не ее вина,— буркнула Тори.

Он даже не взглянул на нее, что хмурился, пронзая меня взглядом.

— Значит, ты вызвала на кладбище?

— Да, я сделала это.

— Ты знала, что это проблема?

— Да, знала.

— У нее не было выбора,— вставила Тори.

— Выбор есть всегда. Она могла сказать нет.

— Я пыталась,— выдавила я.

— Ты не могла просто пытаться. Либо делала это, либо не делала,— Он понизил голос, который сквозил испепеляющей яростью, но самое жестокое было впереди. — Не достаточно только сказать слово, Хлоя. Тебе нужно идти до конца и именно на это ты не способна.

— Эй,— сказала Тори. — Ты переходишь черту.

— Он имеет свою точку зрения,— пробормотала я.

— Что? Ты...— Она обдумывала следующую фразу. — Не мирись с этим, Хлоя. Меня не волнует, насколько сильный или какой он умный, он не имеет права говорить с тобой таким образом. Ты сделала все правильно.

Я не могла себе позволить поверить в это. Потому что знала правду.

— Как ты думаешь, о чем они говорят там?— осведомился он. — Как нам помочь контролировать наши силы?

— Мы знаем, что они говорят, Дерек. И я знаю, что я сделала. Именно то, о чем ты предупреждал нас прошлой ночью. Я показала всем нечто, кто не хочет помогать нам, дала причину этого не делать.

Он открыл рот. Закрыл его. Думаете, что я хотела получить некоторый кредит для реализации ранее сказанного им. Но у него был пункт, чтобы это сделать, и все, что я совершила, создала временное препятствие, которое едва проверит свою скорость, прежде чем он прорвется прямо через него.

— Слово нет, Хлоя. Нет, я этого делать не буду. Нет, я не думаю, что это безопасно. И если вы давите на меня, ну, извините, но я просто не могу показать, вызвать прямо сейчас.

— Я...

— Что, если бы они спросили меня, как сильно я бью? Как ты думаешь, я бы взял и поднял диван для них?

— Это не то, что я пыталась...

— Но это то, что ты сделала. Ты дала им полное представление о том, насколько ты могущественна, и теперь они собираются узнать, если у Эдисон Груп была правильная идея, запереть нас, даже убить.

— Ой, да ладно,— отмахнулась Тори. — Они не...

— Ты уверена?

Я покачала головой.

— Если ты так считаешь, Дерек, то уже не должен быть здесь. Ты был бы наверху с Саймоном, упаковывая сумку для него.

— Да? И куда бы я пошел? Эдисон Груп устроила нам засаду на даче Эндрю, и мы до сих пор понятия не имеем, как им это удалось. И что они сделали там с нами? Попросили нас прийти с ними? Вели огонь только транквилизатором? Нет, они стреляли в нас. Пулями. Мы застряли здесь, Хлоя.

— Что бы ни случилось сегодня, она не сделала это нарочно,— отрезала Тори.

Его челюсти скрипнули, он развернулся к девушке.

— Почему ты вдруг защищаешь ее? Пытаешься завоевать ее по какой—то причине?

— Что это должно означать?

— Я не доверяю тебе, Тори.

— Гм, да, я получила сообщение об этом громко и ясно уже давно.

Саймон появился в дверях позади Тори и Дерека. Он помахал мне рукой и одними губами сказал "убирайся, пока можешь".

Не плохая идея. Я крадучись прошла мимо них и юркнула в дверь, где ждал Саймон. Потом я посмотрела на Тори.

— Не беспокойся о ней,— сказал он. — Наверное, самое забавное, что произошло в эти дни.— Он провел меня в соседнюю комнату. — К сожалению, я не могу сказать то же самое о Дереке, и как только он перестает спорить, заметит твое отсутствие...

— Эй!— крикнул Дерек. — Где вы двое находитесь?

Саймон взял меня за локоть и повел на пробежку по дому, шаги Дерека стучали позади. Саймон продолжал идти, пока мы не оказались на улице.

Он привел меня к садовой скамейке, и мы сели. Я посмотрела в сторону дома.

— Расслабься. Он не будет выливать это дерьмо передо мной.

Он осторожно вернулся на скамейку. Я подошла поближе и улыбнулась.

— Хорошо, что случилось с твоим уроком?— поинтересовался он. — Я знаю, что это не хорошо, но я пропустил детали.

Я рассказала ему, и когда я закончила, он покачал головой.

— О чем она думала? Принимая у тебя на кладбище уроки некромантии?

Это было именно то, что я хотела услышать, но я знала, что это легкий путь. Винить кого—то, как Маргарет. Да, она сыграла свою роль, но так уже было.

Дерек был прав. Я могла отказаться. Я должна была взять на себя ответственность, даже если это означало пойти против авторитетной фигуры.

— Тебе нравится мороженое?

— Что?

Саймон улыбнулся.

— Контакт установлен.

— Прости, я просто...

— Волнуешься. Именно поэтому я беру тебя за мороженым. Дерек и я отправились на пробежку раньше и увидели, станцию технического обслуживания около полумили отсюда.— Он указал. — Был знак для мороженого в окне, так что это, куда мы собираемся после обеда.

— Я не думаю, что они собираются отпускать меня везде сейчас.

— Увидим. Так что...? Да? Это не совсем то, что я имел в виду на первом свидание, но мы своего рода застряли здесь, и я устал ждать.

— Свидание?

Он взглянул.

— Это нормально?

— Конечно. Да. Определенно.— Мои щеки покраснели. — Хорошо, давай попробуем еще раз, с немного меньшим энтузиазмом.

Он усмехнулся.

— Энтузиазм это хорошо. Это свидание. Я поговорю с Эндрю.


***

Я собиралась пойти на мое первое свидание. Не только мое первое свидание с Саймоном. Мое первое свидание вообще. Я не говорила ему этого. Пятнадцать лет до моего первого свидания, что странно, но это казалось странным, так как пятнадцать лет до моего первого цикла, и я, конечно, никому не рассказывала об этом.

Свидание, с Саймоном. Я согласилась достаточно быстро, но после того, как мы вошли внутрь на обед, я поняла, что сделала.

Мне казалось, что стою у тех кладбищенских ворот еще раз: мои внутренности говорят мне, что это очень, очень плохая идея. Отношения в то время как в нашей жизни кавардак? Встречаться с одним из парней, с которыми я была в бегах? Что, если все пойдет плохо? Что я буду делать?

Но это не пойдет плохо. Это Саймон и все будет хорошо.

Я просто должна была отдохнуть.

Маргарет ушла, но она, должно быть, рассказала Расселу, что случилось, и он прилетел как стервятник, надеясь поймать нас на ужасном проявлении неконтролируемой силы.

Эндрю должен был показать ему на дверь. Он, вероятно, думал, что лучше пусть он увидит, что мы были просто нормальными детьми. Но он сделал всех нас несчастными, меня больше всего, чувствуя взгляд Рассела, когда я боролась, чтобы поесть, слабый внешний вид отвращения на лице. Ребенок, который может воскрешать мертвых. Некромант урод.

После обеда, я убежала в свою комнату. Саймон пытался соблазнить меня, но я сказала, что устала и пошутила, что не хочу заснуть в сегодняшний день. Около трех, Дерек постучал в дверь, грубо призывая:

— Ты должны выйти. Саймон беспокоится,— Когда я сказала, что сплю, он замолчал, и я подумала, что я слышала, как он вздохнул и переступал с ноги на ногу, как будто он хотел сказать что—то еще, поэтому я встала и пошла к двери, собираясь выйти и сказать:

— О, я не знала, что ты все еще здесь.

Я надеялась, что ему есть, что сказать. Не извинения за пережевывание меня, это слишком много, но предлог поговорить с ним о том, что случилось на кладбище, рассмотреть наши возможности, если все стало еще хуже ...

В основном я просто хотела, чтобы он перестал сердиться на меня и вернуться к тому, другому Дереку, парню, с которым я могла говорить, могла доверить ему... Но когда я открыла дверь, в зале было пусто. Я вернулась в постель.


ГЛАВА 15

ТОРИ ВЕРНУЛАСЬ В ЧЕТЫРЕ, казалось, удивилась, найдя меня еще в постели.

— Ты была здесь весь день?— поразилась она. — Я думала, что ты на улице с ребятами.

— Что я пропустила?

— Я убирала этаж.

Это заставило меня улыбнуться.

— Ты думаешь, я шучу?— буркнула она.

— Нет, я думаю, мы должны делать свой вклад. Мы не можем ожидать от Эндрю уборки за нами.

Она закатила глаза.

— Можете ли представить Эндрю занятого уборкой? Парень извинился за то, что место не очищено и готово для гостей. Я предложила, чтобы помыть его, просто чтобы быть хорошей.

Когда я ничего не сказала, она покачала головой.

— Последняя часть была шуткой, Хлоя. Эндрю платит мне столько же, будь я экономкой, хотя, наверное, взять меня в два раза дольше. Так что теперь я официальная экономка, и если я найду мокрые полотенца на полу, я спрячу их между батареями.

Две недели назад, если бы кто—то сказал мне, что Тори охотно будет убирать дом даже за деньги, никогда бы не поверила. Я не могла представить ее владеющий шваброй. Но я также видела, как тяжело это было для нее, когда мы были в дороге, не имея никаких собственных денежных средств. В то время я была уверена, что это был не ее идеальный способ заработать, она, видимо, лучше вычистит туалеты, чем просит подачки.

Это заставило меня понять кое—что. Что будет с Тори, когда все это закончится? У нее есть родственники, с которыми она могла жить? Неужели она думает то же самое? Отчаянно зарабатывать деньги на всякий случай?

— Гвен вернулась,— сказала она. — Она говорила с Эндрю. Должна признаться, хотя, я с нетерпением ждала этого урока намного больше, прежде, чем ты получили свой.

— Все будет хорошо. Только не злитесь на нее.

Она улыбнулась, и я могла видеть отсутствие нервозности, но так же волнение. Она хотела узнать, как использовать свои способности должным образом. Мы знали об опасность, и мы не хотели ею быть. Почему этого никто не видел? Почему они продолжают относиться к нам, как бездумным, небрежным детям?

— Ты в порядке?— спросила она.

— Конечно.

Она сунула руку в задний карман и вытащил сложенный листов бумаги.

— Это может заставить тебя чувствовать себя лучше.

Я открыла ее. Чистый лист бумаги, оставшиеся от кладбища, после того как я уничтожила сообщение призрака.

— Я уверен, что если почеркать карандашом увидишь его,— сказала она.

— Карандашом?

— Э—э, да, любитель кино. Так они делают в фильмах, когда кто—то пишет записку на лист бумаги и забирает верхний лист?

Я улыбнулась.

— Используй карандаш, чтобы увидеть отпечатавшиеся строчки.

— Я сомневаюсь, что они поедут с нами в почтовое отделение в ближайшее время, но ты можете отправить письмо, когда мы получим шанс.

— Спасибо.

Она ушла. Когда я услышала шаги в коридоре чуть позже, я думала, что это Дерек возвращается, но Тори толкнула дверь, подошла к кровати и плюхнулась на нее.

— Урока магии для меня не будет,— сказала она.

— Что случилось?

— По версии Эндрю? Группа решила отложить обучение, пока они лучше не поймут наши возможности. Другими словами, мы полностью поставили всех на уши,— она покачала головой. — Эндрю хороший парень, но... слишком хороший, ты знаешь?

— Нравится ли мне?

— Ты другого рода хорошая. Я знаю, Эндрю пытается помочь, но я действительно хочу, чтобы он был более...— Она подбирала слово.

— Твердым?— Выпалила я и почувствовала, что мои щеки заливает краска. — Я—я не имею в виду...

— Смотрите, вот тебе и версия "слишком хорош". Ты не хочешь обидеть чьи—то чувства, даже за спиной. Твердым — это совершенно верно.— Она развалилась на кровати. — В любом случае, хватит об этом. Саймон высматривает тебя, как обычно. Иди играть, Хлоя. Я побуду тут вместо тебя.


***

Конечно же, Саймон искал меня. Видимо, ребята не смогли попробовать попасть в подвал, который утром Эндрю настоял на том, гулять с ними, пиная мяч на улице.

Теперь Эндрю был заперт со своим ноутбуком в исследование, так Дерек проскользнул в подвал. Саймон был на вахте, которую было легче вести незаметно, если бы он был с кем—то, чтобы болтаться. Мы были в одном из неиспользуемых помещений, рассматривая стены с фотографиями, когда Эндрю проходил мимо. Он увидел нас, глядящих на фотографии.

— Они от предыдущего владельца,— сказал он, входя, — Никто из нас его не видел.

Сверхъестественным всегда нужно думать обо всех способах, которыми мы можем случайно подвергнуть себя опасности или привлечь внимание к себе. Даже публично общаться с другими сверхъестественными может быть опасно. Это не значит, что ты не будешь иметь сверхъестественных друзей. Ты будешь нормальной, и это помогает. Но мы всегда осторожны.

Я сказала, что поняла.

— Теперь эти семейные фотографии человека, которому принадлежал дом. Тодд Бенкс. Основатель проекта Генезис. У доктора Лайла была оригинальная идея, но он умер прежде, чем генетическая модификация была возможна. Это был доктор Тодд. Бенкс — кто взял его идеи и начали эксперимент. Он был также первым, кто забил тревогу по поводу потенциальных ловушек. Он предупредил, Эдисон Груп, но они были слишком очарованы возможностями признать, что они сделали ошибку. Доктор Бенкс ушел и основал нашу группу заинтересованных экс—сотрудников. Он завещал дом нам после его смерти несколько лет назад.

Как говорил Эндрю, я заметила, фото доктора Бенкса... с темноволосым мальчиком в стороне. Он смотрелся около тринадцати в кадре, но я все равно узнала его лицо. Это был Воло наполовину демон, дух.

— Разве что сын доктора Бенкса?— спросил так небрежно, как могла.

— Его племянник. Это был...— лоб Эндрю сморщился. — Я не могу вспомнить его имя. Я никогда не встречался с ним. Я знаю, что он жил здесь некоторое время, со своим двоюродным братом и дядей. Это старший мальчик, которого я знаю только потому, что младший был блондином.

Я вспомнила тело в кровати. Ужасно избитое тело... светловолосый мальчик на несколько лет моложе, чем наполовину демон, которого я встретила.

— Ты сказал доктор Бенкс покинул этот дом для вашей группы. Что случилось с детьми?

— Они пошли жить с другими родственниками. Бабушки и дедушки, я думаю.

Оба мальчика были мертвы, и я знала это. Вопрос в том, знал ли Эндрю? Или эту историю ему рассказали?

Были ли мальчики в рамках проекта Герезис? Казалось, что это. Вместе с тем ребенком, что я видела были старше меня. Даже если бы он пережил своего дядю, он, должно быть, умер несколько лет назад, учитывая его возраст на фото. Это означало, что если бы он был жив сегодня, он был бы на несколько лет старше, чем Дерек, который должен был стать одним из первых объектов.

— Была ли женщина, живущая здесь с ними?— Спросил Саймон.

— Хм?— протянул Эндрю, когда он помахал нам из комнаты.

— Хлоя услышала женский голос вчера вечером, и мы думали, что это может быть призрак. Была ли здесь женщина, живущая с ними?

— Нет, насколько я знаю. Я могу ошибаться. Теперь, я должен приготовить обед. Я знаю, ты должен поесть в обычное время, Саймон. И я знаю, что ты что—то особенное планируешь позже,— Он подмигнул мне, и я уверена, что покраснела.

Когда Эндрю отправился на кухню, Дерек выбрался из подвала. Мы втроем поднялись наверх, нырнули в спальню ребят, и закрыли дверь.

—Это склад,— сказал Дерек. — Две большие комнаты, полные вещи и одной запертой комнате.

— Закрытая?— Саймон оживился.

— Я смог ее открыть. Это мастерская. Ничего, кроме инструментов.

— Так почему бы ей быть запертой?— удивилась я.

— Я хотел бы сказать, что это подозрительно,— сказал Саймон. — Но если у этого парня Бенкса были дети вокруг, то я не удивлен. Мой папа не совсем господин Разнорабочий, но он повесил замок на ящик инструментов. Ты знаешь, родителей.

— Да,— согласился Дерек. — Особенно после того, как их сын разглаживает пальцами пытаясь прибить рисунок на стене.

— Эй, я не тот гений, который предложил ему.— Саймон взглянул на меня. — Лента бы не поместилась, а парень объяснил, что документ был слишком тяжелым для клея. Таким образом, я нашел кое—какие гвозди.

Дерек закатил глаза.

— Так вот оно что?— усмехнулась я. — Склад и инструменты в комнате? Нет подсказки с чем?

— Разве я не говорил. Есть помеченные коробки с одеждой и прочее. Три имени: Тодд, Остин, и Ройс. Одежда Тодда является взрослой.

— Доктор Бенкс,— откликнулся Саймон. — Парень, который владел этим местом. И позвольте мне догадаться, другие ящики для подростков.

Когда я объяснила, что рассказал Эндрю, Дерек кивнул.

— Ройс имя вашего наполовину демон. Его одежда больше. Таким образом, Эндрю сказал, что он отошел после того, как Бенкс умер? Может быть, он был убит спустя время.

— Я так не думаю. Я уверена, что тело Остина я видела прошлой ночью.

Семья мертвых. В том числе два подростка. Все связаны с Эдисон Груп, может быть, к проекту Генезис. И мы были укрыты в этом доме.

— Мы не можем пойти куда угодно,— сказал Дерек.

Это то, о чем мы все думали, конечно. Уйти. Но куда? Никто из нас не думал, что Эндрю был тайно в сговоре с Эдисон Груп, держит нас здесь, в то время как проходящие через эту сложную хитрость в заговоре с нападающими на них. Но то, что случилось с доктором Бенксом, Ройсом, и Остином? Разве это не имеет ничего общего с нами?

— Я буду продолжать присматривать,— кивнул Дерек. — Может быть, спросить Эндрю несколько вещей. Вы, ребята...

— Мы уйдем на время после обеда,— оборвал Саймон.

— O. Да. Верно,— взгляд Дерек скользнул по мне, но прежде чем я смогла встретиться с ним, он повернулся к Саймону. — Так, ну, Эндрю позволил?

— Да. Конечно, он дал мне целую кучу предупреждений, нужно прогуляться по лесу, а не на дороге, Хлоя не можете пойти в магазин, бла—бла. Но мы можем пойти.

— Ха.— Дерек посмотрел через плечо, как будто он надеялся Эндрю скажет, что это не безопасно. Через некоторое время, он кивнул и сказал: — Ладно, тогда.

— У нас есть время перед обедом,— сказал Саймон. — Как насчет уроков самообороны?

—Конечно,— согласилась я. — Я позову Тори... и не делай такое лицо. Я позову ее. Дерек, ты присоединишься к нам?

— Хах.— Он повернулся и направился дальше по коридору. — Вы, ребята, идти дальше.


***

Саймон дал нам урок самообороны на заднем дворе, показал некоторых основных трюков, которые Тори, с ее обязательными заклинаниями, думала, что были отчасти бесполезными.

Был момент во время этого урока, когда Саймон пытался показать Тори удержание, и они стояли бок о бок, я сидела на стуле, наблюдая за ними, и... На секунду я подумала, что они могут быть связаны между собой. Я не знаю, что это было, угол их лица, я думаю, что—то о скулах, губах. Темные глаза, такие же высоты, такой же стройной сборки.

Тогда Саймон отошел и все, что я видела, исчезло. Я решила, что узрела несколько поверхностное сходство и позволила моему воображению заполнить остальные.


***

Ужин пришел. Ужин прошел. Я направился наверх, чтобы подготовиться.

Я всегда думала, что я не из тех девушек, которые много думала вещах, как это, первое свидание, первый поцелуй. Не поймите меня неправильно. Я хотела, чтобы эти вещи случились. Но я не фантазирую о большом дне, и то, что надеть и как бы я действовала. Или мне так казалось.

Но я думаю, я до сих пор всегда был только образ моего первого свидания. Я бы купила новый наряд и, возможно, сделала стрижку. Я определенно нанесла бы макияж, и я, вероятно, красила ногти. Короче говоря, я бы выглядела лучше, чем когда—либо, и когда я открыла дверь, первый парень, что я видела это в его глазах, в его улыбке.

Когда Саймон постучал в мою дверь спальни, я бы почистила волосы и обнаружила, вазелин блеска для губ. Я не могла даже душ принять, потому что у Тори работала стиральная машина. Что касается одежды, я носила те же джинсы и рубашку, что и при побеге из лаборатории, хотя мне удалось получить пицца—соус пятно на рубашку... большинство из них, так или иначе.

Тем не менее, когда я открываю дверь, и он улыбнулся мне, это было так же, как я всегда представлял себе, и я знала, что все было и все будет в порядке.


ГЛАВА 16

ОКОЛО ПЯТИДЯТЕТИ ФУТОВ В ЛЕС, Саймон остановился и выругался.

— Что?— не поняла я.

Он махнул рукой в сторону леса.

— Я должен был прогуляться с тобой. Разве это нормально? Быть здесь?

Я заверила его, что это было прекрасно.

— Дерек предупредил меня, лес заставляет тебя нервничать, что ты беспокоишься о поднятии мертвых животных,— Он взглянул на меня. — И ты даже не думала об этом, пока я не сказал этого, да?— Он снова выругался, более изобретательно.

— Все хорошо,— сказала я. — Пока я не вызываю или не сплю, я буду в порядке.

— И если ты заснешь, мне нужна серьезная работа над моими навыками разговора.

Мы пошли немного дальше.

— Говоря о разговоре, как, ммм...— Он сделал странное лицо. — Извини, я немного нервничаю.

— Разве у тебя не было урока с Эндрю сегодня?

Драматический свист с облегчением.

— Спасибо. Да, был. Скучно, скучно, скучно. Нет, внезапный прилив сил у меня не случился. Я просто регулярно,— Он сделал паузу. — Хорошо, что был невероятно чувствителен к окружению. Я уже говорил, что нервничаю? Я был бы счастлив иметь нормальные возможности. И я...

— Но все же, должно быть тебя раздражает видеть, как Тори осваивает новые заклинания сразу же, когда тебе требуется подготовка в течение многих лет.

— Да. Это было бы не так плохо, если бы это была не Тори.

— Так что за заклинания ты можешь использовать?

— Ничего полезного. Тебе нужно освоить азы. Я понимаю это, но сейчас, все меня волнуюсь заклинания, которые помогут нам, и совершенствование моих туманных заклинаний не собирается этого делать.

— Заклинание обезвреживания было хорошим.

Он пожал плечами.

— Может быть, Эндрю может научить тебя связывающему заклинанию Тори.

Он покачал головой.

— Это магия ведьм.

— Совсем другое?

— Ты хочешь быстрый ответ или урок заклинания заклинательной гонки?

— Второй вариант, пожалуйста.

Он улыбнулся.

— Есть два основных заклинание литья расы. Маги мужчины имеют сыновей, и все они колдуны. Ведьмы женщины же тоже самое, но с дочерьми. Волшебник использует магию жестов, наряду с заклинаниями, в основном, на греческом, латинском и иврите. И, нет, я не говорю на греческом, латинском, или на иврите, я могу просто читать заклинания. Знание языков поможет, но запоминания заклинаний является достаточно жестким прямо сейчас. Волшебник наступление использует для атаки. Ведьмы использовать тот же язык для заклинаний, но они могут пропустить жесты. Их магия оборонительная.

— Используется для остановки атаки.

— Или бежать, которая была бы полезной в эти дни.

— Ты не можешь узнать ведьму по магии?

— Мы можем это сделать, потому что это не наш естественный вид. Прямо сейчас, мне нужно придерживаться моей собственной, хотя я хотел бы узнать несколько заклинаний ведьм когда—нибудь. Только не от Тори.

Когда мы подошли к станции технического обслуживания, Саймон купил мороженое, потом мы пошли обратно и присели.

— Было бы еще лучше, если бы ты взял себе,— сказала я.

— Не могу.

— Но...

— Я брал диабетическое с тех пор, как себя помню, Хлоя. Я никогда не пробовал двойное мороженое, поэтому я не скучаю по нему. Если бы это беспокоило меня, я бы никогда не ел с Дереком? А так как я буду делать в первую очередь, я могу продемонстрировать тебе заклинание в качестве закуски.

Он сделал это, заставляет меня смеяться. Тогда мы шли назад, держась за руки и говоря еще немного. Было уже темно. Когда мы смогли увидеть огни в доме через деревья, он остановился и потянул меня перед собой. Мое сердце забилось так, что я убеждала себя, было ожиданием, но чувствовала только страх.

— Тебе было весело?— Спросил он.

Я улыбнулась.

— Лучше, чем хорошо.

— Так я выиграл свой пропуск на сегодняшние день два?

— Да.

— Хорошо.

Его лицо опустилось к моему, и я знала, что произойдет. Я знала это. Но когда его губы коснулись моих, я отпрыгнула.

— И—Извини, я—я...

— Пугливый, как кошка,— пробормотал он. Его рука скользнула в заднюю часть моей шеи, и он наклонил мою голову лицом вверх. — Я двигаюсь слишком быстро.

— Н—нет.

— Хорошо.

На этот раз, я не отпрыгнула. Я не дрогнула. Я не задохнулась. Я ничего не сделала. Саймон поцеловал меня, и я просто стояла там, словно кто—то перерезал веревку между моим мозгом и моими мышцами.

Наконец, удалось настроиться, и поцеловать его в ответ, но неловко, какая—то часть меня все еще держала спину, мои кишки скручивались, как будто я делаю что—то неправильно, что совершаю огромную ошибку, и...

Саймон остановился. На мгновение он завис там, лицом над моим, пока я не отвела взгляд.

— Не тот парень, да?— спросил он, мягким голосом.

— Ч—что?

Он осторожно отступил, и его глаза стали пустыми, нечитаемыми.

— Есть кто—то еще,— сказал он. Не вопрос. Заявление.

— К—кто...? Парень, ты имеешь в виду? Из прошлого? Нет. Никогда. Я бы не...

— Не пошла со мной, если был бы кто—то. Я знаю,— он сделал еще один шаг назад, тепло его тела исчезло, холод ночного воздуха окутал каждый дюйм. — Я не имею в виду парня из прошлого, Хлоя. Я имею в виду одного из настоящего.

Я уставилась на него. Сейчас? Кто еще?.. Существовал только один парень...

— Д—Дерек? Т—ты думаешь...

Я не могла закончить. Мне хотелось смеяться. Ты думаешь, что я хотела Дерека? Ты что, шутишь? Но смех не пришел, просто гремело в ушах, дыхание сбилось, как будто меня ударили в грудь.

— Дерек и я не...

— Нет, еще нет. Я знаю.

— Я... Не... Я...

Просто скажи это. Пожалуйста, дай мне сказать.

— Мне не нравится Дерек.

Но я этого не сделала. Не могла.

Саймон сунул руки в карманы, и мы стояли в этой ужасной тишине, пока я не успела сказать:

— Это не так.

— Пока нет. Не сразу.— Он смотрел в лес. — Это начало меняться после сканирования пространства. Вы, ребята, постоянно вместе... атмосфера меняется. Я сказал себе, только кажется. Когда ты и Тори сбежали из лаборатории, казалось, что я был прав. Но затем, после остановки автобуса, когда вы, ребята вернулись...— Он пошел тихо, потом посмотрел на меня. — Я прав, не так ли?

В его голосе появились умоляющие нотки. Скажи мне, что я неправ, Хлоя. Пожалуйста. И все во мне хотело сказать ему. Это был Саймон. Все, что я когда—либо мечтала в нем, и вот он, мой для принятия. Я только должна был сказать эти слова, и я попробовала. Я пыталась. Но все, что я могла сделать, было еще одно слабое:

— Это не так.

— Да, именно так.

Он начал уходить, обратно в направлении откуда мы пришли. Затем он остановился и, не оборачиваясь, полез в куртку и протянул свернутую бумагу, приговаривая:

— Это для тебя.

Я взяла ее, и он продолжил идти.

Пальцы дрожали, я развернула бумагу. Это была картина, которую он нарисовал мне, только раскрашенная. Она выглядела даже лучше, чем была в эскизе. Я выглядела лучше. Уверенная, сильная и красивая.

Изображение размылось, так как мои глаза наполнились слезами. Я быстро скатала ее. Затем сделала несколько шагов вслед за ним и позвала. Я могла видеть его фигуру на расстоянии, еще спешащую, и я знала, что он слышал меня, но не остановился.


ГЛАВА 17

Я СМОТРЕЛА ВСЛЕД САЙМОНУ, а затем вытерла глаза рукавом и направилась к огням дома. Я только что прошла к опушке леса, когда задняя дверь открылась, свет разлился в почти темном дворе. Тогда неповоротливая фигура его загородила.

— Нет,— прошептала я. — Не сейчас. Просто зайди внутрь...

Дверь хлопнула закрываясь, гулкий звук, когда Дерек шел через двор.

Я посмотрела вокруг, отчаянно нуждаясь в эвакуации, но ничего не находила. Идти вперед и бороться с Дереком, или бежать обратно к Саймону и иметь дело с ними обоими. Я продолжила идти.

— Где Саймон?— отрезал он.

Дрожь пробежала через меня. Я не доверяла своему голосу, поэтому просто указал обратно в лес.

— Он оставил тебя? Здесь? Ночью?

— Он потерял что—то,— пробормотала я, пытаясь пройти мимо него. — Он недалеко.

Беззвучно, он оказался прямо передо мной, блокируя дальнейший путь.

— Ты плачешь?— почти прошептал Дерек.

— Нет, я...— старательно отводила глаза. — Это просто пыль. От дороги.

Я попыталась пройти мимо него, но он нагнулся, пытаясь заглянуть в мое лицо. Когда я не позволила, он поймал мой подбородок. Я дернулась назад, уклоняясь от его прикосновения, сердце вновь колотилось как сумасшедшее.

Я сказала себе, что Саймон был неправ. Я никогда не буду настолько глупа, чтобы влюбиться в Дерека. Но... С ним так близко, мой живот продолжал делать странные маленькие сальто. И это не был страх.

— Ты плакала,— сказал он, смягчая тон. Тогда у него перехватило дыхание, рычание вернулось, когда он отрезал:

— Это Саймон?— покрасневшие щеки пылали, как будто он был смущен, даже от мысли, что Саймон может быть ответственным.

— Что случилось?

— Ничего. Это просто не сработало.

— Не получилось?— Он говорил медленно, как будто обрабатывал иностранный язык. — Почему?

— Поговори с Саймоном.

— Я говорю с тобой. Что ты с ним сделала?

Я напряглась. Теперь он был прав. Я сделала что—то Саймону. Я причинила ему боль. И ради чего? Глупой влюбленности в парня, который едва терпел меня большее количество времени? Я была такой девушкой? Выбрала придурка вместо хорошего парня?

— Я облажалась. Снова. Ты в шоке, я уверена. Теперь, позволь мне зайти внутрь...

Он не пустил.

— Что ты сделала, Хлоя?

Я отпрыгнула в сторону. Он отступил.

— Ты любишь его, так?— осведомился он.

— Да, я люблю его. Просто не...

— Не, что?

— Поговори с Саймоном. Он тот, кто думает, что...

— Думает, что?

Шаг. Блок.

— Думает, что?

— Что есть кто—то еще,— выпалила я, прежде чем смогла остановить себя. Я сделал глубокий вдох, содрогаясь. — Он думает, что есть кто—то другой.

— Кто?

Я собиралась сказать:

— Я не знаю. Какой—то парень из школы, я думаю,— но выражение Дерек сказало, что он уже знал ответ. Посмотри на его лицо... Это было бы унизительно раньше, когда только Саймон обвинял меня в симпатии к Дереку, но это было ничто по сравнению с тем, как я чувствовала, когда я увидела взгляд Дерека. Не только удивление, но шок. Шок и ужас.

— Я?— выдавил он. — Саймон сказал, что он думает, что ты и я...

— Нет, не так. Он знает, что мы не...

— Хорошо. Итак, что же он думает?

— То, что я люблю тебя,— опять же, слова вылетели прежде чем я смогла их остановить. На этот раз, я не заботилась. Я совершенно унизила себя, и теперь была просто пуста. Все, что я хотела, чтобы убрать его с моего пути, и если эти слова заставят его бежать в страхе, то и хорошо.

Но он не убежал. Он просто смотрел на меня, и, что было еще хуже. Я чувствовала себя главным лузером в школе, упустила самого крутого парня, который ей нравился.

— Я не...— сказала я быстро. Эти слова прозвучали легко сейчас, потому что в тот момент, они были правдой. — Я не...— сказала я снова, когда он просто продолжал смотреть.

— Лучше и не надо,— его голос походил на низкий гул, хмурый, он, наконец, отступил назад. — Лучше не надо, Хлоя, потому что ты нравишься Саймону.

— Я знаю.

— У Саймона уже была подружка, когда ему исполнилось двенадцать. Они следовали за ним в школу. Они даже говорили со мной, пытаясь добраться его. Симпатичные девушки. Популярные девушки.

— Так что я должна быть рада, что такой парень, как он обратил на меня внимание, не так ли?

— Конечно, нет. Я не это имею в виду.

— О, я знаю, что ты имеешь в виду. Я должна считать благословением, потому что мне довелось быть рядом, когда его у него был выбор, ну, нет, на самом деле, потому что иначе мне бы никогда не выпал шанс.

— Это не... Я никогда не говорил...

— Что?

Я развернулась и направилась в другую сторону. Он остановил меня.

— Саймон любит тебя, Хлоя. Да, он встречался со многими. Но он действительно любит тебя, и я думал, что ты любишь его.

— Да. Только не... не так, я думаю.

— Тогда ты не должна позволять ему думать, что это было так.

— Ты думаешь, что я подтолкнула его? За что? Мне не достаточно волнений в жизни, поэтому, возможно, я буду дразнить хорошего парня, тешить его надежды, смеясь и отшивая? Как я могла знать, когда я чувствовала, пока мы не вышли и...— Я остановилась. Я не могла выиграть этот бой. Что бы я ни сказала, я до сих пор зла сука, которая повредила его брату.

Я повернулась и пошла вдоль кромки леса.

— Куда ты идешь?— взвился он.

— Ты не позволяешь мне войти в дом. Я уверена, что Саймон не хочет, чтобы я сейчас столкнулась с ним. Таким образом, кажется, что я собираюсь утроить прогулку под луной.

— О, нет, это не так,— Он прыгнул передо мной. — Ты не можете пойти бродить по ночам в одиночку. Это не безопасно.

Я посмотрела на него. Зеленые глаза сверкали в темноте, отражая лунный свет, как у кошки. Его хмурость исчезли. Вопреки ожиданиям, складочки вокруг рта разгладились, опасаясь, что заволокло глаза, и видя, это изменение, я хотела...

Я не знаю, что я хотела сделать. Пнуть его в голень казалось хорошим вариантом. К сожалению, залиться слезами, более вероятный вариант, потому что здесь лежал корень проблемы, противоречия в Дереке, что я никак не могла угадать, независимо от того, как сильно я старалась.

Через секунду он приблизился к моему лицу, заставляя меня чувствовать себя глупой и бесполезной. Затем он был такой: неземной, заинтересованный, взволнованный. Я сказала себе, что это только его волчий инстинкт, что он должен защитить меня, хочет ли он этого или нет, но когда он выглядел так, как будто он подтолкнул меня слишком далеко, и пожалел об этом... Этот взгляд говорит, что он искренней заботе.

Я повернулась к лесу и возобновила ходьбу.

— Я буду осторожна. Не собираюсь сегодня умирать. Вернитесь внутрь, Дерек.

— Ты думаешь это все, что меня беспокоит? Эдисон Груп...

— Может быть, ночевали там прямо сейчас, ожидая нашего предприятия в глубокий, темный лес. Если ты так считал, то никогда бы не позволил Саймону выйти.

— Я не хотел этого. Но он обещал тебе, что вернется до наступления темноты, поэтому я был у двери, готовясь пойти найти вас двоих,— он схватил меня за руку, быстро отпустив, и схватил меня за рукав вместо этого. — Точно.

Он остановился. Я повернулась к нему, смотрел в лес, подняла подбородок, ноздри раздувались, лицо напряженное.

— Не тяни, что?— сказала я.

— Что?

— Не играй со мной, ты почувствовал запах чего—то там. Кого—то.

— Нет, думаю,— Он вдохнул еще раз, затем покачал головой резко. — Ничего. Просто,— Он потер затылок, немного морщась, и я заметила блеск пота на его лице, мерцающий в лунном свете. Его глаза светились ярче, чем обычно. Лихорадка. Изменение скоро произойдет.

Не сейчас. Пожалуйста, не сейчас. Это последнее, чем мне нужно заниматься.

Он отпустил мой рукав.

— Прекрасно, погуляем.

Я отправилась в направлении двора. Я была не настолько глупа, чтобы идти в лес назло ему. Я бы прошла около двадцати футов, когда осмотрелась вокруг, чтобы увидеть, где он исчез. Он был в пяти шагах позади, беззвучно.

— Дерек...— я вздохнула.

— Мне нужно подышать свежим воздухом.

Еще двадцать футов. Он продолжал идти за мной. Я повернулась и сердито посмотрела на него. Он остановился и стоял там, с бесстрастным лицом.

— Хорошо,— вымолвила я. — Пойду в дом. Ты можешь пойти искать Саймона до того, как Эдисон Груп схватят его.

Он следовал за мной до двери, затем ждал, когда я войду, прежде чем отправиться искать брата.


ГЛАВА 18

ТОРИ БЫЛА В НАШЕЙ КОМНАТЕ, читая старую книгу в кожаном переплете из библиотеки внизу.

— Как прошло свидание с мороженым?— спросила она, не поднимая глаз.

— Хорошо.

Она опустила книгу. Я быстро посмотрел в сторону и открыла сумку, которая лежала на моей кровати.

— О, твоя новая одежда,— сказала она. — Маргарет купила ее. Видимо Гвен хотела, но старая летучая мышь настаивала. Расплата за это утро, я думаю.

Это были вещи со скидкой магазина. В детском отделе. По крайней мере, они были для девочек, в отличие от уродливых мальчиковых толстовок купленных Дереком для меня. И все же... Я развернула пижаму. Розовая фланелевая покрытая радугами и единорогами.

— Эй, ты думаешь, что это плохо?— сказала Тори. — Она покупала женскую одежду для меня, для бабушки ночную рубашку с кружевами. Кружево. Я бы променял твою, если ты подошла бы мне,— раздался стук, когда она бросила книгу на пол. — Так как все же прошло свидание?

— Никак.

Она колебалась.

— Но не забывай, что я девушка, которая была без ума от Саймона, пока она не была вынуждена потратить двадцать четыре часа с ним наедине. Это быстро вылечило меня.

— Саймон хороший.

— Конечно, хороший. Или же будет, когда вырастет немного.

— Он в порядке. Это был я. Я облажалась. Я...

Я не стала продолжать. Я могла только представить себе реакцию Тори, если бы я сказала, что я могу быть влюблена в Дерека. Я бы потеряла каждую унцию ее хорошего отношении, что заработала.

Однако мне хотелось поговорить с кем—нибудь. Девушка с большим опытом знакомства, желательно та, кто не будет думать, что я полная неудачница. Рей подошла бы. Она не заботилась ни об одном из парней, но она выслушала бы и дала совет. Лиз была бы еще лучше, всегда полезна, никогда не судят. Что касается моих школьных друзей, они как будто принадлежали к другой жизни, друзья другой Хлои.

— Ты плакала?— Тори посмотрела на мое лицо. — Точно.

— Я—то ничего. Я...

— Саймон выкинул что—то, не так ли? Попытался сделать нечто большее, чем просто держание за руки.— Ее глаза сверкали. — Парни. Они могут быть такими...

— Все было не так.

— Если он выкинул это дерьмо, ты можешь мне сказать. У меня было несколько подобных первых свиданий. Жаль, что я не могла пользоваться моим заклинаниям тогда. Особенно обездвиживающим.

— Все было не так,— я встретилась с ней взглядом. — Действительно. Саймон хороший.

Она посмотрела на меня.

— Ты уверена?

— Единственное, что он сделал, поцеловал меня первым. Он был прекрасен. Я—я же замерла.

— Ах.— Она устроилась на моей кровати. — Первый поцелуй?

— Н—нет. К—конечно, нет.

— Ты знаешь, трудно врать убедительно, когда ты заикаешься, Хлоя. Так что это был твой первый поцелуй. Большое дело. Мой первый был в прошлом году, и я заставила его ждать. Я не позволяю парню толкать меня на что угодно, я не готова. Они думают, потому что я популярна... Я должна позволять все. Я не собираюсь, и к концу первого свидания, они это знают,— она лежа на кровати. — Таким образом, он поцеловал тебя, и ты застыла, и он подумал это означало, что ты была не в него. Это бывает. Он должен был подождать.

Я посмотрела на нее.

— Ну, это правда. Просто скажи ему, что он удивил тебя. Попробуй еще раз.

А что, если я не хочу попробовать еще раз?

Я закончила собирать новые вещи.

— Ты получишь комнату в полное распоряжение сегодня.

Она села.

— Что?

— Я собираюсь спать в соседней. Я просто... я не очень хорошая компания.

Я видела, что раню ее чувства. Сегодня я была хороша в этом. У двери я остановилась.

— Спасибо. За ... все сегодня. Я ценю это.

Она кивнула, и я ушла.


***

Я должна была остаться с Тори.

Быть в одиночестве означало, что мне нечего делать, кроме как свернуться калачиком под одеялом и плакать о том, как ужасно неправильно пошла моя жизнь, то презирать себя за жалость к себе.

Я облажалась во всем. Я не могла контролировать свои силы, даже когда наше будущее зависело от этого. Никто больше не говорил об освобождении Рей и тети Лорен и поисках отца парней.

Единственные люди, на которых я могла рассчитывать были Дереком, Саймоном и Тори. После они все по—видимому простили меня за мои проделки на кладбище, сейчас я причинила боль Саймону, обозлила Дерека и оттолкнула Тори.

Я хотела пойти домой. Если бы я имела реальную силу, я бы упаковала сумку и уехала прежде, чем стало хуже. Я даже не могла этого. Я ненавидела, ненавидела, ненавидела себя за слабость. Я не могла ничего делать, кроме рыданий, пока я, наконец, не провалилась в сон.

Стук в дверь разбудил меня. Я покосилась на тумбочку, глядя на часы.

— Хлоя? Это я,— После паузы он добавил: — Дерек,— как я могла ошибиться, услышав этот глубокий гул, что маленькая часть меня, сразу оживилась, взволнованно трепеща: "Это он. Быстро! Сразу видно, что он хочет".

Боже, как же я могла быть так слепа? Это казалось настолько очевидным сейчас.

Грустно и жалко.

— Хлоя?— Половицы скрипнули. — Мне нужно поговорить с тобой.

Я ничего не ответила.

Новый скрип, на этот раз у самой двери, и я вскочила с постели.

— Эй!— воскликнула я. — Ты не можешь...

— К сожалению,— пробормотал он. — Это просто...

Он оказался в лунном свете. Это было не случайно. Он хотел, чтобы я видела, как его глаза горели лихорадкой, его кожа покраснела, волосы промокли. Он хотел, чтобы я сказала: — Ах, ты меняешься,— выпрыгнула из постели, и побежала на улицу с ним, помочь ему в этом, как я делала последние в два раза.

Я посмотрел на него, и снова легла.

Он шагнул вперед.

— Хлоя...

— Что?

Это... Это начинает снова.

— Я вижу.

Я села, свесила ноги с кровати и встала. Он вздохнул с облегчением. Я подошла к окну.

— Следуй по этому пути около тридцати футов, и ты найдешь поляну слева. Это должно быть хорошим местом.

Искры паники зажигается в его глазах. После того, как он отнесся ко мне сегодня, я бы сказала "хорошо". Но я этого не сделала. Не могла.

— Хлоя...

— Что?

Он почесал руку. Так сильно ее раздирал, что кожа пузырилась, его мышцы извивались. Он взглянул на меня, и в его глазах было столько грусти, что мне пришлось сжать челюсть, удерживаясь от импульса сказать: "Хорошо, я пойду с тобой".

— Что?— сказала я вместо этого.

— Я...— Он сглотнул. Облизал губы. Попытался снова. — Я...

Даже просить меня пойти с ним было слишком много. Он никогда не делал этого прежде.

— Я... Мне нужно...— Он снова сглотнул. — Я хочу... Ты пойдешь со мной?

Я подняла взгляд на него.

— Как ты можешь даже спрашивать меня об этом? Сколько раз ты орал на меня сегодня? Заставлял меня почувствовать себя, как будто все происходящее не так, это моя вина?

Его глаза расширились с искренним удивлением.

— Это не то, что я имел в виду.— Он отбросил потную челку назад. — Если я сделал тебе больно...

— Как ты мог не причинить мне боль? Сегодня утром, после того, как на кладбище, мне нужна была твоя помощь. Твои советы. Все, что ты мог сделать, это заставляет меня чувствовать себя хуже, чем я уже себя чувствовала, и поверь, было нелегко. Тогда сегодня вечером, с Саймоном, ты действовал как будто это все тоже моя вина, даже когда ты мог видеть, как я была расстроена, как плохо я себя чувствую,— я сделала глубокий вдох. — После остановки автобуса, после нашей поездки сюда... Я думала, мы друзья.

— Мы друзья.

— Нет,— Я встретилась с ним взглядом. — Очевидно, что это не так.

Посмотрите в его лицо, растерянное и жалкое, заставило меня чувствовать себя ужасно. Он не имел права приходить сюда и ожидать помощи, заставить меня чувствовать себя виноватой за отказ.

— Хлоя, пожалуйста.— Он провел рукой по горлу. Вены и сухожилия пульсировали. Пот бисером выступал на лбу. — Это происходит быстрее.

— Тогда ты должен идти.

— Я не... я н...— Он сглотнул и посмотрел на меня, лихорадка делает глаза так яркими, они, казалось, светятся. — Пожалуйста.

Это была не простое "пожалуйста". Это была абсолютная паника в глазах. Он боялся изменения, не зная, сможет ли он завершить его, если генетическая модификация сделала ему что—то, и именно поэтому он продолжал страдать, проходя через это, только не провал, не дойдя до конца.

Он никогда не говорил, этого на самом деле, а может быть, пустяковое дело, но я не могла отправить его проходить это в одиночку. Так что я схватила куртку и кроссовки.

— Спасибо...— начал он.

Я прошел мимо него к двери.

— Пойдем.


ГЛАВА 19

МЫ ДЕРЖАЛИСЬ В ТЕНИ ВО ДВОРЕ В СЛУЧАЕ, если кто—то выглянул бы и увидел нас направляющихся к лесу. Как только мы достигли тропинки, Дерек остался рядом со мной, украдкой взглянул, с удрученным видом, что только сделало мне больнее, потому что я не хотела чувствовать себя виноватой, но я чувствовала.

Я хотела оставить это в стороне и вернуться к нормальной жизни. Но когда он посмотрел на меня, я могла думать только, что он другого вида... ужас одиночества.

— Ты хотела поговорить о том, что произошло на кладбище,— сказал он, наконец.

Я ничего не ответила.

— Мы должны поговорить,— не унимался он.

Я покачала головой.

Мы выбрали наш путь вдоль дороги. Я пыталась упираться, позволяя ему взять на себя инициативу со своего ночного зрения, но он остался на моей стороне.

— О дне, когда я кричал на тебя по поводу твоего призыва без ожерелья...— сказал он.

— Все нормально.

— Да, но... Я просто хотел сказать, что тестирование это хорошая идея. Мы должны стараться...

Я повернулся к нему.

— Не делай этого, Дерек.

— Что не делать?

— Я с тобой в момент изменения, так что ты чувствуешь себя обязанным помочь мне в ответ.

Он жестоко почесал руку.

— Я не...

— Именно это ты делаешь. Теперь, давай найдем место, прежде чем начнется Изменение в середине пути.

Из царапин на руке побежала кровь вниз по его кисти.

— Я просто хочу...

Я поймала его за ладонь.

— У тебя пошла кровь.

Он смотрел вниз, пытаясь сосредоточиться.

— О.

— Давай.— Я выбрала путь, направляясь к поляне, которую заметила раньше.

— Я слышал, что Эндрю сказал сегодня утром,— сказал он. — Обо мне.

— Я догадывалась,— сказала я, мягче, чем хотела, затем прочистила горло, пытаясь найти гнев снова.

— У него есть точка зрения. Я не...

— Ты нормальный. Эндрю идиот,— отрезала я. Великолепно. Я обнаружила гнев и послала его в неправильном направлении. — Он неправ, ладно? Ты знаешь это. Давай просто отбросим его мнение.

— Когда я взорвался по поводу кладбища, я... я не хотел. Я расстроился и я...

— Пожалуйста,— не хотелось повторяться. — Просто остановись, ладно?

Он сделал это спустя пять шагов.

— Я был расстроен ситуацией. Мы застряли здесь. Изменение обостряет эмоции. Я знаю, что это не оправдание.

Я взглянула на него. Он смотрел на меня. Он хотел, чтобы я сказала, может быть, это могла объяснить. Прощая ему некоторую слабину. Проблема в том, что я хотела этого. И если бы я сделала, то в следующий раз, когда он чувствовал, что ветер дует в мою сторону, он опять набросится.

— Хлоя?

Я остановилась на краю небольшой поляны.

— Разве это нормально?

Он ничего не сказал, и я думала, что он не хотел проверять это, но когда я повернулась, он ушел по—прежнему, глядя в лес.

— Ты слышала это?

— Что?

Он покачал головой.

— Ничего, я думаю.

Он вышел на поляну и огляделся вокруг, бормоча: "Хорошо, хорошо". Затем снял рубашку и положил ее на землю.

— Ты можешь сидеть здесь.— Он взглянул на меня. — Помнишь ту ночь у Эндрю? Когда ты вышла мне за компанию, и мы пытались обучаться с тобой? Мы должны сделать это снова.

Я вздохнула.

— Ты не собираетесь бросить курить, не так ли? Ты думаешь, что если можешь просто говорить правильные вещи, все будет в порядке.

Его губы дрогнули в подобие улыбки.

— Я надеюсь, что могу?

— Конечно. И если оно сработает, то, что делать мне? Ты добиваешься, чтобы со мной можно было обращаться любым удобным способом и, как только ты решишь играть хорошо, все прощено.

— Я сожалею, Хлоя.

— Сейчас,— Я отвернулась. — Забудь об этом, ладно? Давайте просто...

Он поймал меня за локоть. Его горячая кожа ощущалась даже через мою куртку.

— Я имею в виду... Мне очень жаль. Когда я рассердился так, что это не... это не...— Он отпустил мою руку и потер затылок. Ручьи пота текли по его лицу. Кожа на его голых руках была мокрой.

— Ты должен приготовиться.

— Нет. Мне нужно что—то сказать. Просто дай мне секунду.

Он взял вторую. Потом еще. Потом еще, просто стоял, потирая руки яростно, уставившись на это.

— Дерек, необходимо...

— Я в порядке. Просто дайте мне...— Он сделал глубокий вдох.

— Дерек...

— Только одну секунду.

Он начал чесаться снова. Когда я двинулась вперед, чтобы схватить его за руку, он остановился.

— Правильно, правильно,— пробормотал он. Он согнул руку, потом сжал кулак, словно желая сохранить себя от царапин. — Я говорю, чтобы ты не боялась меня. Я огрызнулся на тебя, чтобы оттолкнуть. Но иногда...

Он продолжал царапать предплечье, морщась, когда его ногти впились на дюйм.

— Дерек, тебе необходимо...

— Иногда это именно то, чего я хочу,— продолжил он. — Это то, что я пытаюсь сделать — отпугнуть тебя.

— Таким образом, ты не случайно причинял мне боль.— Вздохнула я. — Ты собирался...

— Нет, это не так. Это...

Его рука потянулась к предплечью, затем он остановился, когда темная щетина проросли.

— Ты изменяешься, Дерек. Мы поговорим позже.

— Верно. Да. Позже. Хорошо,— в словах сквозило облегчение.

Он посмотрел вокруг, моргая, как будто пот лил ему в глаза.

— Тебе нужно опуститься,— мягко сказала я.

Когда он все еще не сдвинулся с места, я схватила его за руку и потянула. Он опустился с некоторым трудом, потом встал на четвереньки, в состоянии приступить к изменению.

— Если Маргарет принесла тебе много новых рубашек, ты можешь уничтожить одну,— улыбнулась я.

— Верно.

У него никак не получалось стащить ее с себя. Так что я помогла. Провела черту по поводу штанов. К счастью, он натянул пижамные штаны, и мог легко стащить их на колени, и я стащила их. Его шорты оставались на нем. Если они разорвутся во время изменения, я просто надеялась, что преобразование будет достаточно далеко, что ... ну, неважно.

Он едва избавился от одежды до полного спазма тела, дернулся вверх, сгибая спину, казалось бы, под невозможным углом, мучительно булькающий всхлип от него, когда лицо исказилось от боли, крик прервался тошнотой.

Так продолжалось некоторое время. Спазмы, судороги, его кожа и мышцы пошли рябью, как нечто из фильма ужасов. Вздохи и стоны, и сдавленные крики боли между рвотой и воплями. Запах рвоты и пота.

Ты действительно думаешь, это вылечит любые романтические представления у меня, что были об этом парне. Но я видела его три раза, и я смотрела каждый раз, зная, что, если бы я отвернулась, отошла, подумал бы, что я пришла в ужас и отвращение, я сделала бы только хуже.

Я не испытывала ужас и отвращение. То, что я увидела, было не как какого—то парня рвет. Я видела Дерека, в невероятных муках и не в своем уме от ужаса.

Потребовался только первый ужасный спазм, чтобы прогнать последний из моего гнева. Там будет время для этого позже. Вместо этого, я опустилась на колени рядом с ним, потирая плечо, сказав ему, что он будет в порядке, он делает все хорошо, просто продолжай идти.

Наконец, рвота остановилась, он присел там, опустив голову, волосы висят, скрывая его лицо, тело было покрыто короткими черными волосами, его мышцы плеча сгорбившись, руки и ноги прямые, половина пальцев похоронена в земле. Он задыхался, используя глубокие, рваные вдохи.

— Ты был прав,— сказала я. — Это идет быстрее на этот раз.— Правда это или нет, это не имеет значения, лишь бы он согласился, кивнув головой и отдохнув немного.

Другой спазм. Его тело содрогнулось, волна за волной. Его руки и ноги менялось, сокращаясь. Волосы на голове стали походить, на волосы на его теле удлиненный от стерни густой мех. Что касается его лица, я знала, что меняется тоже, но он предотвратили это.

Его тело продолжало сокращающийся, пока он не остановиться еще раз, тяжело, как будто боролся за дыхание. Я потерла спину, и он наклонился ко мне. Я чувствовала, как его мышцы дрожали, что он едва мог держать себя на четвереньках. Я придвинулась поближе, давая ему отдохнуть напротив меня, положив голову на его плечо, чувствуя, как бьется сердце тяжело и быстро, как дрожь его постепенно замедляется.

— Ты почти у цели. Продолжай. Ты собираешься закончить этот раз. Только...

Он напрягся. Тогда спина взлетела, сбивая меня в сторону. Его тело стало жестким, голова все еще внизу, поднималась назад выше и выше, как будто кто—то тянул его вверх за голову тонущего еще выше, черный мех, блестящий в лунном свете.

Кости трещали. Дерек издал глубокий стон, который заставил меня приблизиться снова, потирая спину, сказать, что это будет хорошо. Тогда, с окончательной дрожью, это произошло. Он поднял голову, повернулся, чтобы посмотреть на меня, он был волком.


ГЛАВА 20

В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ ДЕРЕК пытался измениться, он взял с меня обещание пойти куда—нибудь в безопасное, как только он, казалось, близок к завершению. Когда я увидела волка передо мной, свинцовый груз упал в мои кишки, говоря мне, что я должна была воспользоваться его советом. Но как только его глаза встретились с моими, страх испарился. Я могла видеть, глядя на массивного черного волка, но в тех зеленых глазах, я до сих пор видела Дерека.

Он попытался сделать шаг, но ноги скользили, и он упал на землю с глухим эпохальным стуком. Я вскарабкался к нему, когда он лежал с закрытыми глазами, бок вздымается, язык вывалился.

— Ты в порядке?

Его глаза открылись, и он издал неловкий рывок морды, как будто пытался кивать, и его глаза снова закрылись.

Он был прекрасен, просто вымотан, как в прошлый раз, когда он был слишком уставшим, даже одеваться, прежде чем уснул. Я встала и направилась к дорожке, желая оставить его в покое. Я сделала всего два шага, прежде чем он фыркнул. Я обернулась и увидела его лежащим на животе, готовым вскочить. Он вскинул морду, говоря, чтобы я вернулась.

— Я думала, ты хочешь побыть один...

Он прервал меня с усмешкой. Трудно было волку изобразить сердитый взгляд, но он хорошо сумел.

Я достала нож из кармана.

— Я буду в порядке. Я вооружена.

Фырканье. Мне все равно. Рывок головой. Вернись.

Когда я колебалась, он проворчал.

— Ну, твой рык ласкает слух. Должно быть, эти годы практики не прошли даром.

Он начал подниматься на шаткие ноги.

— Хорошо, я вернусь. Я просто не хочу быть на твоем пути.

Хрюканье. Это не так. Или, что то, что я надеялась, что он имел в виду.

— Ты можешь понять меня, не так ли?— сказала, возвращаясь, чтобы сесть на его рубашку. — Ты знаешь, что я говорю.

Он попытался кивнуть, то зарычал на свою неловкость.

— Нелегко, когда ты не можешь говорить, да?— Я усмехнулась. — Ну, нелегко для тебя. Я смогла привыкнуть к этому.

Он ворчал, но я могла видеть облегчение в его глазах, как будто он был рад видеть меня улыбающейся.

— Так что я была права, так? Он по—прежнему ты, даже в форме волка.

Он хмыкнул.

— Нет внезапного неконтролируемого желания идти убивать?

Он закатил глаза.

— Эй, ты тот, кто волновался.— Я сделал паузу. — И я не пахну ужином, не так ли?

За эти слова я схлопотала раздраженный взгляд.

— Просто охватываю все основания.

Он издал громкий рык, как и смех, и поселился, опустив голову на передние лапы, смотря на меня. Я пыталась устроиться поудобнее, но земля была ледяной через его рубашку, и я была одет только в мою новую пижаму, легкую куртку и кроссовки.

Увидев мою дрожь, он протянул переднюю ногу в сторону рубашку, перебирая край и рыча, когда он понял, что не мог схватить его.

— Потребуется некоторое время, чтобы привыкнуть к отсутствию человеческих конечностей, да?

Он указал мне подойти ближе к его морде. Когда я сделала вид, что не понимаю, он поднял голову и осторожно взял подол толстовки между зубами, губы скривились от отвращения, когда он потянул ее.

— Ладно, ладно, я просто пытаюсь не напрягать тебя.

Это была не единственная причина, мне казалось неудобным, что сейчас становится слишком уютно с ним, но он только хмыкнул, опять же, казалось, сказал, что это было замечательно. Я приблизилась к нему. Он переместился, туловище создало частичную защиту от ветра, тело было горячим, как печка.

Он хмыкнул.

— Да, так лучше. Спасибо. Теперь немного отдохнем.

Я понятия не имела, что произойдет сейчас. Я сомневалась, что Дерек тоже. Он думал только о полном изменении. То, что я знала, что это была только половина процесса. Он должен был измениться назад, и это требует времени.

И как это случиться? Он снова будет ждать, пока его тело подготовится, как он делал с изменениями в волка? Как долго это будет? Часы? Дни?

Чувствуя его взгляд на меня, я выдавила из себя улыбку и позабыла о заботах. Было хорошо. Он может измениться. Это было главное.

Когда я расслабилась, он переместился ближе, мех щеткой лег под руку. Я предварительно коснулась его, чувствуя, грубый верхний слой и мягкий подшерсток. Он прислонился к моей руке, как если бы говорил, что это было приятно, и я зарылась пальцами в его шерсть, кожа до сих пор горела от изменения, было похоже, что мои руки лежали на радиаторе. Прохладные пальцы, должно быть, произвели такое же хорошее впечатление, потому что он закрыл глаза и пошевелился, пока я опиралась на него. Через несколько минут он уже спал.

Я закрыла глаза, намереваясь отдохнуть на мгновение, но следующее, что случилось, я просыпалась, свернувшись на моей стороне, используя Дерека как подушку. Я вскочила. Он посмотрел на меня.

— И—извини, я не имела в виду...

Он прервал меня с рычанием, осуждая меня за извинения, затем ударил под коленки, уронив меня на свою сторону. Я лежала на мгновение, наслаждаясь теплом. Он зарычал, зевая, мелькнули клыки размером, как мой большой палец.

Наконец, я села.

— Таким образом, я полагаю, ты должен сделать что—то Вольфи. Охота, может быть?

Фырканье, тоном говорящее нет.

— Выполнить? Сделать некоторые упражнения?

Другое хрюканье, менее решительное, больше похожее на "возможно".

Он встал на ноги, пошатываясь, все еще приспосабливаясь к своему новому центру тяжести. Он осторожно перемещался на одну переднюю лапу, потом другую, одну заднюю лапу, потом другую. Он понял темп, но все же медленно, он обошел поляну. Фырканье, когда он понял, ускорился и попробовал прыгнуть, споткнулся и врезался мордой в кусты.

Я подавила смех, но не очень хорошо, и он сердито посмотрел на меня.

— Забудь. Хорошо, может быть, устроим неторопливую прогулку.

Он фыркнул и повернулся быстро. Когда я упала на спину, он издал рычщий смешок.

— Тем не менее не можешь устоять перенося свой вес?

Он подпрыгнул снова. На этот раз я стоял на своем, и он повторил свой прыжок на последней секунде... и опрокинулся на бок. Я не смогла удержать смех. Он повернулся быстро, схватил меня за ногу и вырвал кусок пижамы снизу.

— Хулиган.

Он рычаще засмеялся. Я пальцем смахнула воображаемую слезу.

— Великолепно. Я, наконец, получила пижаму и ты разорвал ее.

Он подошел, чтобы лучше видеть. Я попытался схватить его за переднюю ногу, но он отошел из зоны моей досягаемости на другую сторону поляны. Затем он остановился, глядя через плечо, как бы говоря: Как бы мне это сделать? Он повернулся и попытался разогнаться через это снова, но ноги запутались, и он упал в кучу рядом со мной.

— Ты слишком много думаешь, как обычно,— сказала я.

Пренебрежительное фырканье, как он встал на ноги. Он попытался побежать снова, и не упал, но больше, чем размашистое пошатывание ничего не выходило.

— Видимо, это может занять некоторое время, так как у тебя практика, я вернусь в дом.

Он метнулся мимо меня и свернул, чтобы заблокировать мою дорогу.

Я улыбнулась.

— Я знала, что это сработает. Так что я права? Лучше, если ты будешь действовать, а не думать?

Вздохом свистнул из его ноздрей, конденсируясь в холодном воздухе.

— Ты ненавидишь это, не так ли? Мы должны сохранить показатели, посмотрим, кто прав чаще: я или ты.

Он закатил глаза.

— Не случайно, да? Ты никогда не будешь жить вниз, если я побью тебя. Но в этот раз. Твое тело знает, как двигаться, как волк. Просто нужно закрыть твой мозг и дать мышцам делать свое дело.

Он бросился на меня. Когда я не двигался, он кружил вокруг меня, низко опустив голову, набирая скорость, пока не стал размытым черным мехом. И я рассмеялся. Я ничего не могла с этим поделать. Это выглядело так... удивительно. Чтобы быть в другой форме. Чтобы познать мир таким образом. Я была рада за него. Наконец, он нажал на тормоза, готовясь к остановке, каждая нога шла в другом направлении.

— Ты будешь нуждаться, чтобы работать по этой части,— хмыкнула я.

Он зарычал, пока не встал на ноги, морда поднялась, чтобы поймать ветер, уши поворачивались вперед.

— Кто—то идет?— прошептала я.

Он хмыкнул. Тсс, я слушаю.

Я слушала его, стараясь услышать то, что он уловил. Затем раздался звук, что мне не потребовался слух оборотня, чтобы разобрать длинный, жуткий вой. Шерсть на спине Дерек встала, добавив дюймов его уже огромному росту.

— Собака?— Прошептала я. Но я слышала достаточно собак в жизни, чтобы понять, это была не она.

Дерек трусил позади меня.

Я помчалась по дорожке. Дерек не отставал, стук его лап едва отмечал присутствие, и я, наконец, поняла, почему он всегда двигался так тихо. Инстинкт хищника. Мне не хватало инстинктов и навыков, и, когда мы бежали, это стало болезненно очевидным.

Я могла быть размером в половину Дерека, но была единственной издававшей звуки в лесу. Мое дыхание сбилось, пыхтела, как паровоз. Мои ноги встретились с каждой палкой по пути. Я старалась быть тише, но это означало, идти медленнее. Когда мой темп спал, Дерек врезался в меня сзади.

Я могла видеть огни в доме впереди. Затем, где—то между ним и нами пришел оглушительный свист. Я остановилась. Дерек сделал тоже в занос, который сбил меня на колени.

Он профырка извинения. Когда я встала, он уже поднялся и был передо мной, вздернув морду по ветру. Ветер шел со стороны, хотя он ходил, пытаясь поймать запах противника. Когда он это сделал, его тело ощетинилось, уши встали торчкам, раздалось рычание. Затем он развернулся, почти врезаясь в меня.

— Кто?

Он ответил, клацнув челюстью, поймав подол моей куртки. Просто беги. Что я и сделала.


ГЛАВА 21

ОТ КОГО МЫ УБЕГАЛИ? Я видела достаточно фильмах ужасов чтобы знать, что за нами пришли волки, и не было никаких других в штате Нью—Йорк, которые бы знали нас кроме двоих.

Лиам и Рамон те, кто пытались захватить Дерека в тот день, рассказали все государство было разделено на территории стаи, которая охотиться и убивает любого оборотня нарушителя. Очевидно, они были не так тщательно подготовлены, Дерек жил здесь всю свою жизнь. Но если бы они, наконец, нашли его?

Если бы это был кто—то из стаи, тем который свистел? Эндрю сказал, что Эдисон Груп не нанимала оборотней. Так ли это? Если бы они хотели, чтобы кто—то отслеживал своих потерянных объектов, оборотень был бы лучшей сверхъестественной ищейкой.

Прямо сейчас, это не имело значения. Дерек знал, кто свистнул, и даже если он и не мог сказать мне, его действия говорили, что мы были в беде, и все, что мы могли сделать, было надеяться обогнать их.

— Там ручей,— сказала я, указывая. — Если это оборотень, что мы пытаемся, чтобы проиграть, вода скроет наши следы, верно?

Он ответил дорогой стравливания таким образом.


***

Ключ был не намного ближе, чем струйка среди камней, но этого оказалось достаточно, чтобы проглотить наш след. Если бы мы продолжали идти, мы могли бы прийти в ловушку.

Дерек взял на себя инициативу, карабкаясь вверх по берегу ручья со мной позади, пропитанные водой кроссовки скользили в грязи, когда я схватилась за корни, подтягиваясь. Я передвигалась так тихо, как только могла, зная, что любой оборотень мог похвастаться острым слухом Дерека.

Мы бежали по набережной, пока мы не достигли толстого участка леса. Дерек загнал меня на поляну, в середине его. Он присел в центре, передние ноги протянул, голову и хвост вниз. Попытка изменится обратно в человеческую форму. Через несколько минут напряжения и рыка, он сдался.

— Мы не можем оставаться здесь,— сказала я. — Если это оборотень...

Он хмыкнул, подтверждая это.

— Тогда он в конечном итоге найдет наш след. Эти леса не такие уж большие.

Другое хрюканье. Я знаю.

— Я думаю, нам лучше вернуться домой.

Он покачал головой и указал мордой немного левее.

— Хорошо, хорошо,— подняла я руки. — Таким образом, мы просто должны...

Он пошел еще раз, нос раздувался, уши поворачивались. Я присела рядом с ним. Он все время нюхал, ворча глубоко в горле, как будто он поймал запах, он никак не мог найти снова. Наконец, он подтолкнул меня к устью с шумом, который я думала, означал бежать, но, когда я рванулась вперед, он поймал заднюю часть моей куртки зубами.

— Идти медленно?— Прошептала я. — Тихо!

Хрюканье. Да.

Он положил передо мной и сделал шаг. Потом еще. Облако загородило луну и лес потемнел. Мы остановились. Веточка затрещала справа от нас. Дерек развернулся так быстро, он врезался в меня, толкнув меня обратно, что я упала, щелкая на меня, когда я не двигалась достаточно быстро.

Когда я отступила на поляну, смогла разглядеть темный силуэт на краю. Другая ветка треснула, Дерек врезался в заднюю часть моей ноги, толкаясь и толкая меня, пока я была на той стороне поляны, то подталкивая меня к густому кустарнику.

— Я не могу,— прошептала я.

Он щелкнул и зарычал. Да, можешь.

Я встала на четвереньки, выставив кисти рук перед лицом, чтобы расчистить путь и не поцарапаться. Я продвинулась лишь на несколько футов, когда врезалась в дерево. Густые кусты по обеим сторонам. Я повернулась, чтобы сказать, что Дерек я не могу продолжать, но он остановился на краю моего отверстия, его задняя часть блокировала вход.

Облачный покров поредел, и фигура материализовалась в дороге. Это был еще один волк, черный, как Дерек. Казалось летит к нам, тихо, как туман, медленно и постепенно дрейфуя в нашу сторону.

Облака, наконец, освободили луну, но волк был еще черным, как ночь. Я заметила, бледные полоски вдоль одного бока. Когда я прищурилась, то увидела, что это были полоски отсутствующего меха, обнаружили розовую кожу, сморщенную с недавними рубцами. Я видела эти шрамы всего за несколько дней до этого.

— Рамон,— прошептала я.

Дерек зарычал, шерсть встала дыбом, щерит клыки. Но другой волк двигался на нас, устойчиво и неумолимо. И, наконец, с грохотом, Дерек бросился на него.

Рамон остановился. Он не двигался. Даже не рычал. Он просто стоял на своем, пока Дерек был чуть ли не на нем, потом сделал ложный выпад в сторону и побежал прямо на меня.

Дерек пытались остановить, но он сделал слишком большой рывок.

Когда Рамон помчался ко мне, я вскарабкалась, чтобы уйти, но кусты были слишком толстыми. К счастью, они была слишком густыми для него самого, и он не мог пройти дальше прежде, чем Дерек оказался достаточно близко. До меня донесся запах вони дыхания, когда он пытался залезть еще глубже в кусты.

Потом он вскрикнул и полетел обратно с зубами Дерека вцепившимися в его бедро. Рамон дернулся обратно и бросился на него. Дерек нырнул и разорвал куст от Рамона, чтобы заблокировать лаз моего потайного место.

На мгновение все, что я могла видеть, был хвост Дерека. Потом я увидела Рамона в стороне, двигающегося, глядя по сторонам от Дерека, как будто он оценивал ситуацию.

Он рванулся влево. Дерек вскочил таким образом, прогибаясь и рыча. Рамон сделал ложный выпад вправо. Дерек следом. Еще раз налево. Заблокирован снова. Это было как в тот вечер на детской площадке, когда Лиам продолжал притворяться, чтобы захватить меня, насмехаясь над Дереком, смеясь, над его реакцией каждый раз.

— Он дразнит тебя,— прошептала я. — Пытается вывести тебя. Не поддавайся на это.

Дерек хмыкнул. Он напрягся. Но это не помогло. Каждый раз, когда Рамон сделал шаг в мою сторону, Дерек вскакивал, хватая и рыча.

Наконец Рамон устал от игр и побежал в полную силу на Дерека. Они ударили с хрустом ломающихся костей и упали вниз, кусаясь и рыча, хрюкая и визжа, когда клыки тонули на дюймы.

Моя рука сжала нож. Я знала, что должна что—то сделать. Прыжок в драку. Защитить Дерек. Но я не могла. В тот день, видя борьбу Дерека и Лиама в человеческой форме, они двигались слишком быстро для моего вмешательства. Сейчас это казалось невероятно медленным по сравнению с нынешней битвой, бешеный куль из меха и ярости катающийся по поляне, одна неразличимая масса черной шерсти и мелькающих клыков, разбрызгивающих кровь.

Я должна была сделать что—то, потому что у Дерека было серьезное препятствие: я. Он никак не мог забыть, что я была там, и каждый раз, когда Рамон кидался в мою сторону, Дерек переставал бороться, чтобы встать между нами снова.

Я хотела сказать ему, чтобы забыл обо мне. Я была в порядке, зарывшись глубоко в зарослях и вооруженная, и не было никаких признаков партнера Рамона, Лиам. Но я знала, что это не принесет никакой пользы. Это защитный инстинкт.

Я стояла, схватила нижнюю ветку дерева позади меня. Мои расцарапанные руки ныли, но я проигнорировал боль. Я вскарабкалась быстро и легко. Сложнейшая часть — не смотреть вниз, каждый раз, когда я слышала ворчание и визг.

Наконец, я была слишком высоко для Рамона. Я позвала Дерека, сказав ему, что нахожусь в безопасности. Он по—прежнему должен был проверить, конечно же, взглянув, и лишиться клока меха, вырванного из шеи. Но он увидел, где я была, он бросился в полной мере в бой.

На этот раз, однако, он не мог сбежать.

Я схватила нож и пошевелила вдоль ветки, пока я была в безопасности.

Говоря о браваде...

Я остановилась, чувствуя укол вины даже думать о чем—то настолько глупом. Если бы я упала на них, я была бы счастлива, если бы не убила случайно Дерека, пытающегося защитить меня.

Я ненавидела сидеть съежившись там, как беспомощная героиня. Тем не менее, я была беспомощна против Рамона. У меня не было сверхчеловеческой силой или сверхчеловеческих чувств, или клыков, или когтей, или магических сил.

Хватит ныть о том, что тебе не принадлежит. Твой мозг еще работает, не так ли?

В этих условиях, я была не слишком уверена.

Просто используй его. Подумай.

Я уставилась на разворачивающийся бой, держащий мой мозг в плену. Пока я смотрела, стала понимать, что я могу сказать, какой был Рамон, в шрамах. Если бы я могла...

Шрамы.

Я наклонилась, насколько могла.

— Дерек! Его бок! Где шрамы...

Я боролась за способ объяснить, не озвучивая план Рамону, но я не должна сказать ни слова. Дерек извернулся и атаковал бок Рамона. Без меха для защиты зубов Дерек легко вцепился. Рамон взвыл. Дерек дернул головой, вырывая большой кусок плоти.

Кровь хлынула. Дерек прыгнул обратно в сторону и отбросил этот кусок. Рамон пошатнулся, но его задняя нога запнулась. Дерек увернулся от Рамона и закусил бочину снова.

Рамон взревел от боли и ярости, вырываясь из хватки Дерека. Кровь забрызгала, как он разорвал вокруг быстро и схватил Дерека по шиворот. Они спустились вниз, Дерек боролся и царапался, пока один из тех, когтей не царапнул бок Рамона. Визг от мужчины, и Дерек начал побеждать. Он дал задний ход в сторону ручья. Это было по меньшей мере пятнадцать футов падения, и я крикнула, чтобы предупредить его, но он продолжал двигаться.

Рамон бросился на него, ощетинившись, и рыча. Тогда свист прервал его. Лиам. Рамон дернулся, откинул голову назад и завыл. Дерек прыгнул на него. Рамон оборвал вой и бросился к Дерек, а затем продолжал наступать на него, загоняет его обратно к...

— Дерек! Скала!

На этот раз его взгляд отскочил. Но он не остановится, просто продолжал идти, смотреть, снова блокируя Рамона.

В последнюю секунду, Дерек повернул налево, кружась и ударяя Рамона по площади раненого бока. Рамон отступил. Дерек набросился на него. Его клыки погрузились в эту массу. Рамон выпускать неземной вопль агонии.

Ему удалось вскарабкаться, спиной к скале. Дерек бросился на него. Рамон дал задний ход. В последнюю секунду он увидел надвигающееся падение и начал крутится в сторону, но Дерек головой боднул его в раненый бок, отправив его в полет над краем набережной.

Я спустилась вниз и побежала к Дереку, глядя на Рамона, который был еще в сознании, пытаясь встать, одной передней лапой выкрученной под уродливым углом.

Свист раздался снова. Дерек резко повернулась, стуча ногами, то подталкивая меня носом, говоря, чтобы двигалась.

— Это Лиам?— спросила я.

Он опустил пасть в кивке.

А почему Лиам был в человеческой форме, я не останавливалась, чтобы удивляться. Он был все еще грозной опасностью. Единственное преимущество в том, что если бы он был не волком, отслеживать нас будет медленнее.

— Он пришел из дома поблизости,— прошептала я, когда мы побежали. — Мы должны отправиться в дорогу. Ты знаешь, куда...

Он ответил, пробегая мимо меня. Мы бежали в течение нескольких минут, но я продолжала отставать. Он мчался назад взять сзади.

— Мне очень жаль,— прошептала я. — Я не вижу, и продолжаю спотыкаться...

Он прервал меня с ворчанием. Я знаю. Просто иди.

Я взяла на себя инициативу, позволив Дереку вести. Наконец, я могла видеть огни сквозь деревья. Дерек подтолкнул меня к ним и...

Дерек сбил меня с ног. Я тяжело упала на землю, подбородок ударился о грязь, песок забился в рот. Я попытался встать, но Дерек стоял надо мной. Я провела языком по моим зубам, убедившись, что я не потеряла ни одного.

Дерек довольно ткнул в заднюю часть моей шеи. Я собиралась интерпретировать это как извинение, было ли это так или нет.

— Выходи, выходи, где бы ты ни был,— пел Лиам.

Дерек толкнул меня в заросли настолько маленькие, мы были вынуждены толпиться вместе, и я получила глоток из меха. Когда попыталась дать ему больше места, он рыкнул на меня, чтобы не двигалась. Я села, и он прижался ко мне, пока он не примостился практически у меня на коленях.

Он поднял голову, чтобы понюхать ветер. Он был в том же направлении, что и голос Лайама, то есть он не мог чувствовать наш запах.

Я закрыла глаза, чтобы лучше слышать. Я чувствовала сумасшедшее биение сердца Дерека. Мое должно была биться так же тяжело, потому что он подтолкнул мою руку, пока я не открыла глаза и встретила его, темный с беспокойством взгляд.

— Я в порядке,— прошептала я.

Он переместился, пытаясь взять больший вес с моих ног. Как он двигался, руки щеткой пятно мокрую шерсть. Я отодвинулась, чтобы увидеть мои липкие от крови пальцы.

— Ты...

Он прервал меня ворчанием. Я в порядке. Теперь, тссс.

Я пыталась понять, как плохо ему было сейчас, но он сдвинулся, на этот раз, держа меня внизу.

Мы сидели, молча, слушали. Его уши поворачивались, и то и дело дергались, как будто он поймал шум. Но вместо того, напряглись, он начал расслабляться.

— Он отходит?— Прошептала я.

Он кивнул.

Я отстранилась на дюйм. Трудно было бояться за свою жизнь, когда двести фунтов волка на коленях. Но это было странно успокаивающе. Между теплом его тела, мягкостью меха, и биением сердца я обнаружила, что моргаю, чтобы бодрствовать.

— Он ушел?— вновь шепнула я.

Дерек покачал головой.

— Как долго мы должны остановиться?..

Дерек напрягся. Я вглядывался в ночь, но когда я взглянула на Дерека, он повертел носом. Его голова была по—прежнему внизу. Глаза были широко раскрыты, и он держался совершенно неподвижно.

Тогда я чувствовала это. Его мускулы подергивались.

— Ты готов измениться обратно,— прошептала я.

Он хмыкнул, напряженный, обеспокоенный.

— Нет проблем. Это всегда занимает некоторое время, после того, как появляется первый признак, верно? У нас будет время, чтобы вернуться в дом. Ты можешь измениться там...

Он перекосился, передние лапы вытянулись. Он упал на бок, все четыре лапы поджаты, головы дергается назад, глаза дико вращаются.

— Все в порядке. Это лучше в любом случае. Просто позволь этому произойти.

Не то, чтобы у него был выбор. Я поползла за ним, уходя с пути размаха когтей. Присев за ним, я потерла плечи, и сказала ему, что все в порядке, все было хорошо.

Опустив голову, а затем улетела обратно со звуком ломающихся костей. Он взвизгну, но он старался быть спокойным, только судороги продолжали прибывать быстрее, и хныканье усиливалось с каждым новым спазмом. Когда он, наконец, остановился, все вокруг нас молчали. Но я знала, Лиам услышал.

Я наклонилась к Дереку, шепча слова поддержки, надеясь, что блокирую любые звуки Лиама, удерживая его от паники. Вскоре, однако, голова Дерека взлетела вверх, и я поняла, Лиам идет.

Дерек был сейчас в самом разгаре процесса изменения, его морда уменьшалась, уши двигались в сторону волос, мех убирался. Я наклонилась к его уху.

— Просто продолжай, ладно? Я позабочусь о нем.

Он напрягся и издал шум, который означал нет. Я поднялась. Он попытался сделать то же самое, только чтобы содрогнуться под ударом другой судороги.

— Я буду в порядке,— попробовала убедить его я, вытаскивая нож. — Я не буду делать глупостей. Ты почти закончил. Я буду отвлекать его, пока это не случится.

— Нет,— его голос был искажен, гортанный.

Я повернулась, чтобы уйти. Он схватился за ногу, но его пальцы были еще узловатые и я легко вырвалась. Не оглядываясь, я выбежала из чащи.


ГЛАВА 22

Я ПОБЕЖАЛА, СТАРАЯСЬ УЙТИ КАК МОЖНО дальше от Дерека. Наконец, я увидела высокую фигуру, худой мужчина со светлыми волосами, прихрамывая по лесу, держа трость в одной руке. Лиам. Хромата объясняла, почему он был не в форме волка. Если изменение было таким болезненным, как казалось, я только могла себе представить, как плохо было бы, если бы вы были ранены. Это также означало, травма у него была обидной, чтобы последовать за мной.

Я сделала глубокий вдох, пытаясь успокоить мое скачущее сердце. Это не сработало. Слишком плохо. Я не могла позволить ему подобраться достаточно близко, чтобы увидеть или услышать Дерека.

Я бежала так близко, как только осмеливалась, то слишком мало на его пути. Он остановился и улыбнулся.

— Привет, милашка,— протянул он. — Я догадывался, что учуял тебя.

— Как нога?

Его улыбка стала немного менее дружелюбной, более походя на оскал, чем на улыбку.

— Болит.

— Сожалению об этом.

— Бьюсь об заклад, что это так.

Он подошел ближе. Я сделал шаг назад.

— Не беспокойся,— сказал он. — Я прощаю тебя за ногу. Я хотел, чтобы у моей кобылы была сила воли,— Его взгляд заставлял меня содрогнуться. — Самое интересное — ломать ее. А где же наш большой парень?— Он повысил голос. — Это трусливая уловка, щенок, отправлять девочку, чтобы отвлечь меня. А чего я ожидал, хотя, учитывая, как быстро вы бежали в последний раз...

Он слушал, чтобы заметить, если насмешка выведет Дерека из себя.

— Он занят,— откликнулась я. — С Рамоном. Он полагал, что я смогу справиться с тобой.

Лиам запрокинул голову и рассмеялся.

— У тебя есть мужество. Мы повеселимся, как только я позабочусь о твоем друге.

Он двинулся ко мне. Я заметила нехитрый маневр.

— Хочешь поиграть в догонялки, милашка? Я действительно хорош в этом. Как насчет такого, пусть твой друг и Рамон весело проведут некоторое время, а мы с тобой?..

Что—то загудело. Лайам вздохнул, сунул руку в карман, и раскрыл сотовый телефон.

— Я занят,— отрезал он. Затем остановился, прислушиваясь. Я слышала мужской голос на другом конце и подумала, что уловила имя Дерека. — Да, да. Если вы продолжите звонить, мы никогда не поймаем его для вас.

Если Лиам сказал, что "мы", то это звонил не Рамон. Кто—то из стаи? Если бы Лиам уже обещал им Дерека и теперь должен был доставить?

— Прекратите нытье,— сказал Лиам. — Я сказал, что мы захватим его уже на восходе солнца. Мы просто столкнулись с незначительными осложнениями. Он вышел в лес сегодня вечером прогуляться со своей подругой.

Лиам посмотрел на меня.

— Симпатичная и миниатюрная. Окрашенные черные волосы. Большие голубые глаза,— он сделал паузу. — Хлоя? Да, она выглядит как Хлоя.

Эдисон Груп? Только не сейчас. Сейчас, однако, все, о чем я заботилась, это как занять Лиама, давая Дереку возможность измениться.

— Ну, видите, вот в чем проблема,— продолжил Лиам. — Мы не можем, кажется, они разделились. Таким образом, закончив с ним означает, заняться и ей, тоже.— Он остановился, прислушиваясь. — Конечно, мы постараемся оставить ее в покое, но...— Еще одна пауза. — Я понимаю. Избавиться от щенка, так или иначе, является вашей главной заботой. Так вы согласны с риском побочного ущерба?— Слушая ответ, он улыбнулся мне. — Совершенно верно. Если мы не сможем разделить их, вам не нужно будет беспокоиться о девушке снова. Я позабочусь об этом. Теперь, если у вас есть что—то еще, чтобы сказать, напишете мне? Я немного занят.

Он повесил трубку.

— Кажется, некоторые люди считают тебя расходным материалом, Хлоя.

— Кто?

Он понизил голос до шепота.

— Плохие люди. Это жесткий урок, но мир полон...

Отдаленный крик остановил его короткий монолог. Он повернулся в сторону чащи.

— Говоря о плохих людей, кажется, кто—то соврал мне. Твой парень не играет с Рамоном?

Я встала перед ним.

Он начал двигаться мимо меня.

— Я знаю, тебе не терпится повеселиться, но мне нужно, чтобы твой парень сначала исчез. Не волнуйся. Это звучит так, будто он меняется, и если да, то это будет быстро.

Я вскочила на его пути снова.

Его улыбка стала пошлой.

— Сохрани мужество на потом.

Я пропустила его, но двигалась следом, пытаясь придумать план. Я слышала стоны Дерека. Изменение могло пойти быстрее, но оно занимало время, чтобы завершиться.

Дерек беззащитен. Если Лиам найдет его так, то сразу убьет.

Я знаю, я знаю.

Тогда надо что—то делать.

Я достала нож, открыла его, и поползла вперед, сокращая разрыв между нами, уставившись на спину Лиама. Он оглянулся через плечо. Я спрятала нож. Он остановился.

— Хочешь пойти передо мной?— осведомился он.

— Я в порядке.

Его лицо стало жестче.

— Встань передо мной, чтобы я тебя видел.

Когда я проходила мимо него, мой взгляд прошелся по трости. Как Рамон, он был ранен.

Используй это.

— Т—ты сказала, что хочешь отвести Дерека к с—стае...— я запнулась. — План еще тот же, верно?

Он только махнул мне рукой, продолжая смотреть в сторону, где лежал Дерек.

— П—пожалуйста, н—не...

Я сделала выпад и схватила трость, но он оказался вне досягаемости, затем крутанул вокруг себя, попав мне в спину так сильно, что выбил воздух из легких и почву из под ног.

Я упала в грязь, задыхаясь, больная рука горела. Я подняла голову, пытаясь сосредоточиться, Лиам продолжал надвигаться на чащу к Дереку. Каждый вдох ощущался, как раскаленный нож в моих легких.

Сделай что—нибудь.

Но что? Я была бессильна. Я...

Нет, я не бессильна. Существовала что—то, что я могла сделать. Мысль о том, что нужно сделать сопровождалась подступающей к горлу желчью, но это было ничто по сравнению с тем, что я чувствовала при мысли о Лиаме добравшемся до Дерека прежде, чем тот закончит свои изменения.

Мне придется выторговать ему больше времени.

Я закрыла глаза и сосредоточилась, толкая дальше предупреждающих аварийных сигналов. Я вылила все, что было возможно... и ничего не произошло. Все эти генетически расширенные возможности и, когда я нуждалась в них, мне ничего не удалось.

Тогда придется иметь дело со старомодным способом.

Я попыталась встать. Боль пронзила меня и лес, кажется, моя расщелина снова растет. Я стиснула зубы и поползла к ближайшей упавшей ветви. Я сжала пальцы вокруг нее, закаляя себя от боли, а затем оттолкнулась вверх. Наконец я смогла встать и побежала на Лиама. Он уклонился с моего пути, но мне удалось качнуться и ударить его бедро в том же месте, где и три дня назад.

Он взвыл и пошатнулся. Я ударила его еще раз. Он полетел вниз. Когда он упал, то схватил меня, но я ловко развернулась спиной, подняла палку. Когда он попытался встать, я ударила снова. На этот раз он поймал палку и сбил меня с ног. Я отпустила ветку, но уже балансировала в воздухе. Я рухнула в нескольких футах от него, потом заметила, как он повернулся, чтобы схватить меня.

Мне удалось вскочить на ноги. Он начал поднимать вверх, затем остановился, глядя на что—то позади меня.

Пожалуйста, пусть это будет Дерек.

Я обернулась и увидела частично разлагающегося кролика, подтягивающего его искаженное тело ко мне. Его уши были измельченными полосками кожи. Нос отсутствовал, губы исчезли, крупные передние зубы выступали. Его глаза выглядели как сморщенный изюм. Задняя часть тела была плоской и скрученной.

— Стоп,— сказала я, мой голос был устрашающе спокойным.

Кролик остановился. Я повернулась к Лиаму. Он посмотрел на меня, лицо осунулось. Он медленно поднялся, все еще глядя на меня.

— Вперед,— скомандовала я.

Кролик качнулся в сторону Лиам. Он отшатнулся.

Я поднялась на ноги. Кролик стоял рядом со мной, скрежеща зубами.

Я мысленно приказал ему наступать на Лиам. Он поколебался, затем повернул голову в его сторону и направилась к мужчине.

Он смачно выругался, медленно пятясь. Затем рычание прозвучало у него за спиной.

Лиам повернулся. Темная фигура перемещалась между деревьями, скрытая в их тени. Я могла видеть только контур с заостренными ушами, пушистым хвостом и длинную морду. Дерек вернулся в форму волка? Когда зверь пополз вперед, хотя, я поняла, что он едва ли в половину размера Дерека.

Он остановился под деревом, почти скрытый там, только зубы видны, губы подняты, рычание вибрирует в боках. Когда он вышел в лунный свете, я готовила себя к отвратительному мертвому животному. Но это была только обычная, живая собака, вероятно, из соседнего дома.

Собака двинулись на Лиама, все еще рыча. Оборотни и собаки не ладили... Я знала это от Дерека.

Лиам скрестился с ним взглядом и издал его собственное. рычание Собака продолжала идти на него.

— Кыш, пес.

Лиам занес ногу, чтобы пнуть его. Потом он увидел силуэт кролика рядом с ним. Он попятился. В подлеске за ним раздавался шум веток и визг. Я не могла видеть, что это было, но Лиам зарычал.

Собака рванулась. Лиам пнул ее. Когда она летела обратно, лунный свет поймал бок собаки, и я увидела отверстие размером с мой кулак, извиваясь червями.

Лиам тоже видел это, он выругался и отступил. Собака бросилась на него. Лиам свернул со своего пути.

— Стоп,— вновь приказала я.

Собака остановилась. Она стояла, оскалив зубы, глаза сверкали, каждый волос стоял дыбом, рычала на Лиама.

Кролик рванулся к нему. Он ударил животное, и оно полетело в кусты, только чтобы вернуться снова. Кто—то еще вышел с ним, своего рода грызун, в основном скелет, грохот и скрежет крошечных зубов.

— Стоп,— повторила я.

Они замерли. Лиам посмотрел на меня.

— Да, они мертвые,— подтвердила я. — Да, я их контролирую. И ты не можешь убить их. Ты можешь попробовать, но это все.

— Ну, тогда я думаю, придется биться с тем, кого я могу убить.

Он двинулся ко мне.

Я приказала собаке атаковать, но мой мозг заикался, видя, надвигающегося на меня Лиама. Я нырнула в сторону. Он схватил меня за штанину пижамных штанов и дернул. Я упала на живот, стараясь встать на ноги, пальцы впились в землю. Я вырвалась и его захват скользнула к моей ноге. Я оттолкнулась и бросилась вперед, оставив ему моей кроссовок.

Когда я вскочила на ноги, то услышала шипение. Я развернулась, чтобы увидеть Дерека в человеческой форме, на спине Лиама. Тот вертелся, стараясь сбросить врага. Дерек схватил его, и они начали кататься по земле.

Собаки помчались к ним. Я приказала по—прежнему не двигаться, и он соскользнул на месте, напряженно рыча, как бешеная собака на цепи. Я закрыла глаза и отдала ему команду оставить свое тело.

Я продолжала отпускать ее призраков одного за одним, отчаянно пытаясь не обращать внимания на ворчание и вздохи боя. Когда я открыла глаза, животные рухнули, их души были освобождены.

Лиам и Дерек катались по земле в разгаре схватки, рука Лиама в волосах Дерека, пыталась свернуть голову назад, руки Дерека вокруг шеи Лиама, ни единой возможности получить преимущество, они должны были отпустить соперника.

Я вытащила нож. Нажала на кнопку... и почувствовала, как лезвие погружается в мою ладонь. Я дернулась. Нож упал в кусты. Упала на колени в его поисках

Раздался треск. Я подняла взгляд вверх. Дерек лежал на спине, Лиам над ним, руки Дерека все еще вокруг его шеи. Дерек смотрел, широко раскрыв глаза. Глаза Лиама были так же широко распахнуты, но они ничего не видели, глядя пустым полным шока взглядом.


ГЛАВА 23

— Я—Я... Н—НЕ...— НАЧАЛ ДЕРЕК.

Он выбрался из—под Лиама. Тело оборотня упало завалившись в сторону, голова повернута в сторону, шея сломана.

Дерек сглотнул. Звук пронесся эхом в тишине.

— Я не... я—я... пытался его остановить.

— Он делал тоже,— тихо сказала я. — Но он проиграл.

Он посмотрел на меня, глаза отказывались сосредоточиться.

— Он убил бы тебя,— продолжила я. — Убил нас обоих, если бы дело дошло до этого. Ты не мог ничего с этим поделать...

Я не договорила. Можно было сказать, что мир без Лиама стал лучше, но сейчас дело было не в этом. Лиам заслуживал смерти, но Дерек точно не заслужил испытывать эту вину.

— Для тебя это была не борьба на смерть. Только для него.

Дерек кивнул и потер затылок, морщась от боли, когда его пальцы коснулись чего—то.

— Ты в порядке?— еще больше забеспокоилась я.

— Да. Всего несколько порезов и ушибов. Я быстро исцеляюсь. Возможно, потребуется пара швов...

Он посмотрел на кровь, собрался вытереть руку... и понял вдруг, что полностью обнажен. Я бы солгала, если бы сказала, что я не заметила. Это было очевидно. Не было времени, чтобы взять перерыв и найти одежду, а потом продолжить схватку с Лиамом.

К счастью, при данных обстоятельствах, у меня не было времени, чтобы смущаться отсутствию одежды. В драке, и теперь, когда он присел, я не видела больше, чем до этого, когда он был в одних трусах. Но это не помешало ему залиться краской.

Я сняла куртку и молча, протянула ему, и он привязал его вокруг талии, пробормотав:

— Спасибо.— Затем — Мы должны идти.

Только мы никуда не пошли. Мы замолчали, Дерек присел рядом с телом Лиама, опустив голову, волосы свисали у него на лицо, спина и руки покрыта потом. Он вздрогнул.

— Я пойду, поищу одежду,— пробормотала я, встав на ноги.

Он поймал меня за локоть.

— Рамон.

— Верно.

Я заморгала, чувствуя, как отхожу от шока. Один из нас должен дать толчок другому, и Дерек, кажется, зашел в тупик, не в силах остановиться смотреть на человека, которого он убил.

— Мы должны передвинуть его,— сказала я. — По крайней мере, сейчас в кусты, чтобы прикрыть тело. Тогда мы сможем вернуться завтра, и похоронить его.

Я не могла поверить, что говорю. Спрятать тело? Труп?

И какова альтернатива? Оставь его лежать на видном месте и надеяться, что никто из соседей никогда здесь не ходит?

Я встала и взяла Лиама под руки, пытаясь оттянуть в сторону.

— Я сделаю это,— Дерек встал. — Отнесу его. Мы не можем оставить следы, и мы должны похоронить его прямо сейчас, так чтобы никакие собаки не нашли его.

— Похоронить кого?— Сказал голос рядом со мной.

Я подпрыгнула так высоко, что мое сердце оказалось в районе горла.

— Хлоя?— позвал Дерек.

Я обернулась и увидела Лиама идущего к нам.

— Хлоя?— позвал Дерек снова.

— Это Л—Лиам. Его призрак.

Лайам остановился.

— Призрак?— Он посмотрел на меня, потом на свое тело, на земле.

— Ты мертв,— сказала я.

— Уже вижу. Значит ты одна из тех людей, которые могут говорить с мертвыми и... он взглянул на тела собаки и кролика, губы искривились,— воскрешать их.

Его взгляд вернулся к своему собственному трупу, и он снова выругался.

Я откашлялась.

— Пока ты здесь, у меня есть некоторые вопросы.

Он посмотрел на меня, приподняв бровь.

— Ты шутишь, да?

— Нет.

Я опустилась на колени рядом с его телом и полезла в карман.

— Хлоя?— Дерек подошел ближе, нахмурившись.

Я достала мобильный телефон Лиама.

— Кто—то позвонил ему. Тот, кто, кажется, приказал сделать это, кто—то, кто знал меня, мое имя,— я посмотрела на призрак Лиама. — Кто это?

Он подавился смехом.

— Серьезно? Я только что умер. Твой парень убил меня. Ты действительно хочешь остаться и поболтать? С удовольствием, но я немного травмирован прямо сейчас. Может быть, позже.

Он повернулся, чтобы уйти. Я не собиралась сдаваться.

— Ты собираешься пойти в загробную жизнь,— сказала я. — Это твой последний шанс сделать что—то хорошее.

— А, ну, раз ты так выражаешься...— Он закатил глаза. — Я не заинтересован во втором шансе. Я не делал того, о чем сожалею. Если ты хочешь получить ответы...

Он подошел, возвышаясь надо мной. Я подавила желание отступить, но я, должно быть, напряглась, потому что Дерек подошел поближе и прошептал:

— Не давай ему преследовать тебя.

— Приставать к ней?— усмехнулся Лиам. — Она одна из тех, кто пожжет быть моей единственной компанией.— Он посмотрел на меня снова. — Как я уже говорил, если ты хочешь получить ответы, найти их самостоятельно. И постарайтесь повеселиться, глядя на это, потому что у меня есть чувство, что я увижу тебя снова очень скоро... с этой стороны.

Дерек сжал мою руку. Когда я попыталась вырваться, он наклонился и прошептал:

— Отпусти его. Оно того не стоит.

— Прислушивайся к своему парню, милашка,— усмехнулся Лиам и зашагал прочь.

Я не собиралась проигрывать.

— Что ты думаешь о моих зомби?

Лайам остановился, медленно поворачиваясь.

Я махнула рукой в сторону мертвой собаки.

— Ты знаешь, как я это сделала?

— Это должно меня волновать?

— Должно. Некроманты воскрешают мертвых, отправив их дух такой, как ты, обратно в тело, где он находится под моим контролем, как ты мог видеть. Оно работает так же и для живых людей. Так что, либо ты ответишь на мои вопросы, либо я затолкаю тебя туда.— Я указала на его мертвое тело.

Он рассмеялся.

— Я бы сказал, что у тебя есть яйца, но это было бы своего рода неуместно.

— Ты думаешь, я шучу?

Он ответил повернутой спиной ко мне. Я закрыла глаза и представила, как дергаю его к его трупу, только совсем чуть—чуть.

— Эй,— крикнул он. — Эй!

Я открыла глаза, чтобы увидеть его сопротивление против невидимой силы.

— Ты думаешь, что я блефовала?

Я увеличила давление на ступеньку выше, и он споткнулся. Я отпустила дух. Его призрак отлетел на несколько метров в сторону от тела.

— Хорошо, хорошо,— он плюнул на меня. — Что ты хочешь знать?

— Кто вас нанял?

— У тебя есть телефон. Разберитесь в этом.

Я передала Дереку слова Лиама, а затем спросила:

— Были ли это Эдисон Груп?

Его лицо надулось в недоумении.

— Электрическая компания?

— Там был человек по имени Марсель Давыдов.

— Кто?

— Диана Энрайт?

— Он прав,— шепнул Дерек. — У тебя есть телефон. Спроси что—нибудь другое.

— Когда вы нашли нас в первый раз, на детской площадке, ты сказал, что съехал с дороги и учуял аромат Дерека. Это была ложь, не так ли?

—Все ложь, дорогая. Привыкай к этому.

— Кто—то нанял тебя, чтобы избавиться от Дерека.

— Ты поняла это. Таким образом, вы не нуждаетесь в...

— Почему?

— Почему?

— Почему они хотят, чтобы он исчез?— спросила я.

— Потому что я оборотень,— выдавил Дерек. — Как сказал Эндрю, никто не хочет принимать нас.

— Бинго, щенок. Этот урок лучше узнать, чем поздно. Они все боятся нас.— Он подошел к Дереку. — Ты пытаешься быть хорошим ребенком, да? Ты думаешь, что покажешь им, что они не правы. Думаешь, это так работает? Знаешь что? Их это не волнует. Для них, ты чудовище, и ничем ты не сможешь изменить их мнение. Мой совет? Дай им то, чего они хотят. Это короткая, жестокая жизнь.— Он улыбнулся.

Дерек смотрел прямо перед собой, терпеливо ждал.

— Он не может услышать ни слово, из сказанного мной, правда?— вздохнул Лиам.

— Нет.

Он ругнулся.

— Я здесь стараюсь передать часть жемчужины мудрости в следующее поколе...

Лиам исчез. Я вскочила, пораженная, потом посмотрела вокруг.

— Хлоя?

— Он ушел.

— Изгнала?

— Нет, он просто...— я посмотрела, но не могла видеть призрачное сияние. — Он говорил, а затем внезапно исчез, как будто кто—то дернул его на другую сторону.

— Что он сказал?— спросил Дерек.

— Ничего, что мы бы уже не знали.

Дерек развернулся. Человек появился в двадцать футах вниз по тропинке. Рамон. Дерек встал передо мной.

Рамон поднял руку, ладонью наружу, показывая, что он не вооружен. Его сломанная рука висела плетью вдоль тела. Пока он шел к нам, я видела синяки на его челюсти и кровь на рубашке. С каждым шагом, он морщился.

— Я здесь не для того, чтобы сражаться с тобой, парень,— сказал он. — Если ты настаиваешь, я сделаю, что в моих силах, но я действительно доволен так называемой ничьей.

Заметив тело Лиама, он остановился и покачал головой.

— Это был несчастный случай,— поспешно пробормотала я.

— Да, хорошо, я уверен, что он это предвидел,— мужчина потряс головой, но не было подлинного горя в его глазах. Через мгновение он оторвал взгляд от тела и посмотрела на Дерека.

— И что теперь?— осведомился Рамон.

— Мы назовем это ничьей, как ты сказал. Но если ты когда—нибудь после этого, или любой из нас снова...

Рамон издал короткий смешок.

— Похоже, что я форме охотиться на тебя? Нет, это была схема Лиама. Сумасшедший идиот...

— Кто—то нанял вас двоих. Кто это был?

— Спроси у него.— Он ткнул пальцем на Лиам. — Он человек с планом. Всегда был. Я следовал за ним.

— Таким образом, ты понятия не имеешь, кто его нанял?

— Какие—то сверхъестественные. Парень—целитель.

— Волшебник?— вмешалась я. — Шаман?

— Не в курсе. Я не связывался с ним. Во всяком случае, кто—то наладил связь Лиама с этим парнем, который хотел оборотней отследить тебя,— он кивнул на Дерека, — и передать стае. Просто так случилось, мы уже были не в ладах со стаей... за счет Лиама, как обычно.

— И это было идеальным решением,— закончила я за него. — Отдать Дерека стае, обвинить его в... людоедстве, и получить плату за труды. Если не смогли взять его живым тоже не плохо.

— Не на первый взгляд. Парень хотел, чтобы его передали стае, казалось, что все будет хорошо. Или сделали вид, что хорошо, в любом случае.

— И если в стае меня убили, это не его вина,— сказал Дерек.

— Ты заслужил это. После того как мы потеряли тебя в первый раз, он начал нервничать. Просто хотел, чтобы ты исчез, так или иначе. Хочешь мой совет?— Он посмотрел на Дерека. — Возьми подругу, бегите и начни работать. Все, что ты пытаешься сделать здесь... Жить с другими сверхъестественными, притворяться, что ты один из них... Это не сработает. Они всегда будут наблюдать за тобой, ожидая, что ты потеряешь контроль.— Рамон покачал головой. — Ты много знаешь о волках, мальчик?

— Нет.

— По этой причине они живут так далеко от людей, как могут. Многовековой опыт. Люди не любят других хищников вокруг. Это заставляет их нервничать. Когда они нервничают, они пытаются устранить угрозу. Теперь, я собираюсь сказать спокойной ночи и забрать моего приятеля.

— Похоронить его по всем канонам?

Резкий смех.

— Мы не получаем роскоши, как эта. Я собираюсь взять первоначальный взнос на работу, то я собираюсь принести его тело стае, рассчитаться с ними. И, да, выживает только тот, кто сможет приспособиться,— Он встретился взглядом с Дереком. — Для нас это всегда выживание наиболее приспособленных.

С помощью Дерека, Рамону удалось забросить тело Лиама на плечо, стиснув зубы от боли. Затем он заковылял в ночь.


ГЛАВА 24

МЫ ВЕРНУЛИСЬ ТУДА, где Дерек оставил свою одежду, прежде чем произошло его первое изменение. Когда он оделся, я проверил мобильный телефон Лиама. Дерек подошел ко мне сзади и посмотрел через плечо.

— Он использовал инициалы имени. РРБ. Но это код 212 района. Это Нью—Йорк, так что все еще может быть Эдисон Груп, использующая местные контакты для работы.

— Да.

— Ты говоришь это не слишком уверенно.

Он посмотрел в сторону дома.

— Думаешь, что это один из них?— спросила я. — Но мы встретили Лиама на пути к дому Эндрю.

— Они могли догадаться, что я был на пути туда, послали Лиама проверять автобусный маршрут.

— Как? В то время Эндрю был похищен Эдисон Груп. Он не знал, что мы приедем, то есть никто в его группе было тоже.

— Они могли следить за его домом, видели Саймона и Тори, поняли, что мы на пути туда, сделали несколько звонков в автобусные компании, выяснили, что двое детей вышли в Олбани накануне вечером. Это с большой натяжкой. Но...— Он пожал плечами.

— Возможно.— Я проверил инициалы снова. — Знаете ли вы поймать фамилию Рассела? Рамон сказал, что контакт был целителем. Рассел шаман. Если Рамон не знает точно...

— Маги не являются целителями. Только ведьмы, своего рода, но если это парень, он шаман.

— Нам нужны доказательства. И я знаю, как их получить.— Я подняла сотовый телефон.

Дерек покачал головой.

— Слишком рискованно. Я не умею имитировать голоса.

— Тебе не придется. Лиам сказал, что если парень хотел чего—то другого, он должен написать сообщение. Так что, по—видимому, Лиам также может писать смс.

— Хорошая идея.— Дерек потянулся за сотовым телефоном. — Я скажу ему...

Я выхватила телефон из зоны его досягаемости, и я посмотрела на него.

— Иди вперед.

Когда я набрала, он сделал шаг назад и старался не смотреть через плечо. Это был непросто, он едва сдерживался, чтобы не заглянуть. Но он сумел устоять перед желанием взять все на себя, и я ценю это. Потом я дала ему прочитать то, что набрала, и он утвердительно кивнул.

Согласно сообщению, Лиам зажал Дерека и девушку в угол. Он мог бы взять их живыми, но если он не постарается, то может потерять их снова. Что же хотел сделать босс Лиама и Рамона?

Тот, кто был на другом конце, должно быть держал свой сотовый телефон наготове, ожидая, потому что ответ пришел в считанные секунды. Четыре слова. "Просто позаботься о них".

Я отправила обратно друге, чтобы было абсолютно ясно, говорю, если он хотел избавиться от тел, это будет стоить дополнительные 10 процентов. Опять же, быстрая реакция, одним словом. "Хорошо".

Я посмотрела, чтобы увидеть Дерека, читающего сообщение. Просто он не мог поверить, что Лиам и Рамон не только пытались напугать нас, и их заказом не было оставить меня в покое и доставить его в стаю.

— Ты в порядке?— спросила я.

Он кивнул. Но он не выглядит хорошо, лицо бледное, глаза фиксируются на экране.

— Дерек?

Телефон завибрировал. Другое сообщение от того же отправителя, желающего уточнить, что дополнительные 10 процентов покрывают заботу об обоих телах. И если они действительно брали Дерека живым, я должна была исчезнуть.

— Потому что, если я вернусь, то могу рассказать Эндрю, что случилось,— прошептала я. — Будет лучше, если мы оба исчезнем, и, станет похоже, что мы убежали вместе.

Я посмотрела на Дерека. Его лицо стало зеленоватого оттенка, будто он заболел.

— Мне очень жаль,— выдавил он, наконец, слова чуть громче, чем шепот. — Они собираются убить тебя, потому что ты пришла сюда со мной. Чтобы помочь мне. Я попросил тебя прийти.

— Думаешь, это твоя вина?— Я едва сдерживала яростный крик. Не на Дерека, но у них... все, кто заставил его чувствовать себя подобно этому. Прежде чем я успела извиниться, он заморгал, и я поняла, что мой гнев сработал лучше, чем любые слова утешения.

— Они были нацелены на тебя, потому что ты оборотень,— сказала я. — Вот и все. Ты ничего плохого не сделал, и ничего не можешь изменить. Это их проблемы.

— Но если я знаю, что это проблема, она не должна угрожать кому—либо еще.

— Таким образом, ты должен был прийти сюда в одиночку? Это...

— Не только это. Я подвергаю тебя и Саймона опасности...

— Будучи здесь? И какова альтернатива? Побег? Откажешься от поисков своего отца? Оставишь Саймона позади?

Он моргнул.

— Нет, я не оставил бы... но я чувствую, что...

— Чувствуешь что?

Он покачал головой, глядя в сторону. Я встала перед ним.

— Чувствуешь что, Дерек? Что ты должен уйти? Что нам было бы лучше, если бы тебя не было?

Он пожал плечами, потом снова отвернулся. Я была права. Ему просто не слышать озвученные мысли, это было слишком реально и больно для него.

— Никому не станет лучше, если ты уйдешь.

— Да,— неубедительно пробормотал он.

— Саймон нуждается в тебе.

Он кивнул и посмотрел в лес.

Я нуждаюсь в тебе. Конечно же я этого не сказала. Как я могла? Но я чувствовала, что удары сердца о ребра, и это была не какая—то романтичная: "Я не могу без тебя" ерунда. Это было нечто более глубокое, более отчаянное.

Когда я думала о Дереке земля уходила из под ног. Мне нужно было за что—то держаться, что—то твердое и реальное, когда все вокруг меняется так быстро. Даже если бы было время все обдумать, что там будет легче без Дерек, готового разорвать меня на полосы за каждый неверный шаг. В некотором смысле, я опиралась на это, чтобы удерживать страшные мысли, поддерживать меня в стремлении сделать лучше.

Когда он повернулся то, должно быть увидел это выражение на лице. Как можно быстрее я попыталась скрыть его, он не был достаточно быстрым, и когда он посмотрел на меня, когда он смотрел на меня...

Паника. Я чувствовала панику, как мне вдруг захотелось, быть где угодно, но здесь, и нигде, здесь, и я хотела, я хотела...

Я разорвала зрительный контакт и, глядя в сторону, приоткрыла рот, чтобы сказать хоть что—нибудь, но он притянул меня к себе.

— Я никуда не поеду, Хлоя.— Он осторожно погладил меня по плечу. — Я не хочу, чтобы все...

— Тосковали.

Короткий, резкий смех.

— Да, думаю. Слишком многое вызывает тоску в последнее время. Мне действительно лучше действовать.

— Я слышу тебя,— Я подняла сотовый телефон. — Может быть, с этим, мы сможем положить начало нашим действиям. Хотя бы поговорить с Эндрю?

Он кивнул, и мы направились к дому.


***

Этого не было, пока мы не вернулись, все случившееся ночь навалилось разом. Кто—то хотел смерти Дерека. Тот же, кто был готов позволить умереть мне, потому что... ну, я думаю, только потому, что это не имеет значения. Я не имела значения. Я была просто препятствием на пути к цели.

Как кто—то мог смотреть на детей, которые никогда не делали ничего плохого, и видеть только угрозу, которую можно устранить лишь убийством? Тот, кто сделал это, был не лучше, чем Эдисон Груп.

Кто—то хотел смерти Дерека, потому что он был монстром. Но, когда он случайно убил Лиама, Дерек пострадал, и он по—прежнему страдает от самозащиты.

Так кто же был настоящим монстром?

В доме было тихо. Это было странно. Это было так, будто мы проснулись от кошмара, а может просто заползти обратно в постель, как будто ничего не случилось.

Я позволила Дереку поговорить с Эндрю.

Они нашли меня за кухонным столом. Дерек сказал:

— Мы должны тебе кое—что сказать,— и от взгляда на лицо Эндрю, я решила, что он подумал, мы собираемся рассказать о моей беременности. Казалось, он не может поверить, что на нас только, что напали два оборотня—убийцы, которых, возможно послали Эдисон Груп. Как только он увидел те текстовые сообщения и подтвердил, что это был номер Рассела, все изменилось, и Эндрю, наконец, стал тем парнем, в котором мы нуждались.

Он был в ярости, расхаживая по кухне, пообещав, если не мести, по крайней мере, ответы. И безопасности. Он обещал нам, что ничего подобного не повторится, даже если это означало, что он должен будет забрать нас от своих и в одиночку идти против Эдисон Груп.

Он позвонил Маргарет и сказал, чтобы она приехала. Его не волновало, если это было в 4 часа, этого не могло подождать до утра. Он не мог дозвониться Гвен, но оставил сообщение.

Далее, мы поднялись к Саймону и Тори наверх, я разговаривала с Тори, Дерек с Саймоном. Я была очень счастлива, что пока не придется столкнуться с Саймоном.

Я поведала Тори, что произошло. Или вариант подготовленный специально заранее, чтобы не усугублять ситуацию. Дерек и я также не сказали Эндрю все, потому что мы не хотели волновать его. В нашей версии, Дерек не завершил изменение. Все уже достаточно о нем беспокоиться и без информации, что теперь он был полномасштабным оборотнем. Мы также не признались, что Лайам был мертв, сказали, что Дерек только вырубил его, то Рамон назвал это ничьей, и забрал своего друга прочь.

Дерек хотел забрать всех нас, чтобы упаковать чемоданы и бежать. Я знала именно этого он хотел, ведь сама желала того же. Хотя это был не вариант. Пока нет.

Во всяком случае, сегодня только открыл еще одно окно на скрывающуюся опасность за нашими стенами замка. Я предполагаю, драматическое сказать, что мы были в осаде, точнее мы это так ощущали.

В фильме, мы бы стали избранными, не боящимися Рамона, Рассела и Эдисон Груп. Те, кто отказался покинуть замок будет фирменные слабаки и трусы. Но есть одна причина, почему люди делают глупые вещи в кино, никто не хочет смотреть на кучу детей сходящих с ума от тоски, как будто они ждут взрослых, чтобы придумать план. Мы не очень нравилась эта идея, но сейчас мы застряли с ними.


ГЛАВА 25

ВСКОРЕ ПРИБЫЛА МАРГАРЕТ. Эндрю предполагал, что Гвен должна быть у своего парня, а мобильный телефон выключен, и это ему очень не нравилось. Может быть, она состояла в сговоре с теми, кто угрожал Дереку? Я надеялась, что нет.

Мы не ожидали того же возмущения от Маргарет, которое получили от Эндрю, но не были разочарованы ее реакцией. Она была расстроена и обеспокоена. Это было вполне достаточно.

Когда вышла из душа, я нашла бумажку всунутую под дверь. Это был зашифрованное сообщение от Саймона, как то, которое он оставил на складе. Все начиналось с приветствующего призрака — видимо меня. И заканчивалось облаком тумана и молний — то есть его. Что касается самого сообщения, оно было немного более сложным, чем предыдущие, и мне потребовалось некоторое время, чтобы понять его.

Первый символ был листок бумаги со словами "Я завещаю..." в верхней части. Вторая буква U. Потом число 4. После две руки, одна положила что—то в ладони другой. Затем музыкальная нота "ми". И это все для меня?

Я смотрела на две руки, пытаясь выяснить недостающие слова, пока не уловила громкий вздох за дверью.

— Либо ответ будет отрицательным или мой рисунок ничего не стоит.

— Подожди.— Я быстро оделась и открыла дверь. Саймон стоял, прислонившись к стене.

— И что?— поинтересовался он.

— У меня возникли проблемы с одной частью,— я указала на руках.

— Дай,— буркнул он.

—А.— Я прочитала записку. — Можешь ли ты... простить меня?— Я посмотрел на парня. — Думаю, я должна задавать этот вопрос.

— Нет, ты поступила правильно. Ты поняла, что я это не то, чего ты хочешь, и сказала об этом. Я придурок, который утопал прочь и оставил тебя одну в лесу. Мне жаль. Очень жаль.— Он сделал паузу. — Так... у нас все хорошо?

Радость заставила мои колени дрожать.

— Все в порядке. Но я изв...

Он поднял руку, обрывая меня.

— Я не могу злиться на подтверждение того, о чем я уже подозревал. Я сделал попытку. Это не сработало. Я не собираюсь говорить, что все замечательно, но...— Он пожал плечами. — Ты мне нравишься, Хлоя. И не как подруга или ничего вроде, поэтому я надеюсь, мы можем пропустить сцену неловкости и вернуться к прежним отношениям.

— С радостью.


***

Когда мы спустились вниз, Эндрю не было. Мы полагали, что он пошел разбираться с Расселом, но Маргарет, оставленная за няньку, не подтвердила этого. И как это будет? Отойдет на второй план, а взрослые примут меры? Я надеюсь, что нет. Саймон и я нашли Дерека на кухне. Саймон хотел схватить яблоко и присесть куда—нибудь, чтобы мы могли планировать наш следующий шаг, вне досягаемости взрослых. Но Дерек вручил ему сумочку с тестом и инсулин, а мне подал бекон и яйца из холодильника. Саймон вздохнул, Дерек посмотрел на него.

— Я надеюсь, ты не ждешь меня, чтобы сделать это,— сказала я.

Теперь настала моя очередь, получить осуждающий взгляд.

— Я просто хочу сказать...

— Не все из нас выросли с живыми домработницами,— буркнул Дерек.

— Мне не нужен завтрак,— откликнулся Саймон. — Нам надо поговорить.

— О чем?— спросил Дерек.

— Гм, как выбраться отсюда?— напомнил он. — Кто—то пытался убить тебя. Вас обоих.

— И единственный положительный момент в том, что это были не Эдисон Груп,— сказал Дерек. — Которые, вероятно, также идут по нашим следам, ожидая, что мы сделаем что—нибудь глупое, вроде нового побега. Он положил бекон полосками в сковородку. — Мы остаемся. По крайней мере, пока не узнаем, что они планируют делать дальше.

— Я хочу призвать Ройса,— сказала я.

Дерек вокруг мотнул головой достаточно быстро, чтобы волосы хлестнули по лицу.

— Что?

— Я хочу обратиться к Ройсу. Если мне повезет, я расспрошу его дядю или двоюродного брата вместо этого, но вероятнее всего нечто плохое произошло здесь с Ройсом. Мы должны знать, что здесь произошло, и мы должны узнать это быстро.

— Она права,— Саймон встретился с взглядом своего брата. — И ты это знаешь.

На челюсти Дерека заиграли желваки. Наконец, он сказал:

— С одним условием. Без Тори. Последнее, что нам нужно, это ее огненный шар.

— Хорошо.


***

Я поднялась наверх, чтобы позвать Тори вниз на завтрак. Я хотела повысить нашу уверенность в ней и попросила помощи, занять на время Маргарет и дать знать, если Эндрю вернется. Думаю, ей больше хотелось участвовать в вызове, но, тем не менее, Тори согласилась.

После завтрака, мы решили провести призыв в подвале, недалеко от Эндрю, без опасности крыши. И, я признаю, Саймон и я очень хотели заглянуть туда.

В первый раз в моей жизни, я шла в подвал и вздрагивала только от предстоящего действа. Там было точно так же, как описывал Дерек — две большие комнаты, полные хранящихся вещей и небольшая мастерская. Саймон пошутили о тайных ходах, но Дерек подавил эту идею.

Я сделала привычную вещь — закрыл глаза и опустилась на колени. Я могла себе представить доктора Бенкса с того фото. С Остином было труднее, потому что я продолжала видеть его окровавленное тело, и это не помогало мне расслабиться. Так что, в основном, сосредоточилась на докторе Бенксе, дождавшись того момента, где начинала чувствовать внутреннюю тревогу. И самостоятельно решила, что больше не перейду черту.

— Ничего,— пробормотала я.

— Ты уверена?— обеспокоился Саймон. — Ты дернулась.

— Попробуй еще раз,— посоветовал Дерек.

Я так и сделала, и до сих пор ничего не произошло, но Саймон добавил:

— Да, ты определенно дернулась. Твои веки двигались, как будто что—то видели.

Когда я попыталась в следующий раз, рядом мелькнула маленькая искра, которая заставила меня вздрогнуть. Я вздохнула и прекратила.

— Не торопись,— пробормотал Саймон. — Никто никуда не собирается.

Я вызывала, борясь с желанием, чтобы перешагнуть еще на одну отметку. Дух был поблизости. Я чувствовала, напрягая все органы чувств, когда я попробовала услышать голос, слишком слабый для моих ушей, чтобы расслышать. Мурашки побежали по коже.

— Я хочу снять ожерелье.

Я приготовилась к борьбе, но Дерек только кивнул.

— Медленно подними его над головой, и держи его в руках. Посмотрим, если это имеет значение.

Я закрыла глаза и ухватилась за ожерелье.

— Нет!

Я вскочила, а затем перевел взгляд с Саймоном на Дереком, но я знала, что это не один из них.

— Она вернулась,— сказала я. — Женщина.

Когда я вызвала снова, ощущения вернулись, теперь сильнее, мне потребовалась вся имеющаяся сила воли, чтобы не наращивать его и не дергать дух до конца.

— Осторожней,— прошептал голос.

Мой мурашки по коже поднялись выше.

— Я—я могу увидеть вас, п—пожалуйста?— мой голос дрогнул. Я откашлялась и попробовала еще раз, но все еще запиналась.

— Хлоя?— занервничал Дерек.

Я проследила за его взглядом на мои руки. Они тряслись. Я сжала ожерелье и сделал глубокий вдох.

— Это твоя тетя?— спросил Симон.

Я покачал головой.

— Нет. Я...— я хотела сказать, что не знаю, кто это, и не могу как следует расслышать слова. Я знала. Я просто не смела поверить в это.

— Слушай, детка... надо слушать...

Слушай, детка. Я знала, кто называет меня так. Я узнала этот голос.

— Мама?


ГЛАВА 26

— ЧТО,— ВОСКЛИКНУЛ САЙМОН, ПОДАВШИСЬ ВПЕРЕД. — Твоя мама здесь?

— Нет,— я резво качнула головой. — Она не... Я—я—я...— я сделала еще один вдох и сжала свое запястье. — Я не знаю, почему я это сказала.

— Ты истощена,— сказал Дерек.

— Что, если это правда, она?— спросил Саймон.

Я поймала резкий взгляд Дерека на брата, и просьбу быть потише. Тем не менее, он спросил меня:

— Если есть привидение, ты хочешь продолжать пытаться?— Он встретил мой взгляд. — Это, вероятно, не она.

— Я знаю.

Я закрыла глаза. Я хотела поговорить с мамой. С того самого дня, как я узнала, что я могу говорить с мертвыми, я отгоняла от себя эту мысль. Даже мысли о разговоре с ней, терзали болью мое сердце.

Но также я была в ужасе. От мамы у меня остались только светлые воспоминания. Ее объятия и смех, и все самое хорошее о моем детстве. Думая о ней я возвращалась в возраст трех лет, свернувшаяся калачиком на коленях, полностью в безопасности и любви. Но мне больше не три, и я знала, что она не была идеальной мамой из моей памяти.

Моя мать послала меня в этот эксперимент. Она хотела ребенка настолько сильно, что согласилась на исследование Эдисон Груп. Да, они сказали ей, что исправят побочные эффекты, которые привели к смерти ее брата. Но, тем не менее, она, должна была знать о сопутствующем риске.

— Хлоя?— позвал Саймон.

— Простите. Позвольте мне попытаться еще раз.

Я закрыла глаза и забыла об этом. Если бы это была моя мать, я хотела увидеть ее, независимо от того, что она в действительности ни сделала.

Поэтому, когда я вызвала, я позволила себе представить мою мать, называла ее по имени.

— Слышишь меня?— снова ее голос, такой слабый, что я могла его уловить только сконцентрировавшись. Я надавила немного сильнее.

— Нет!.. Достаточно... не безопасно.

— Что не безопасно? Твой вызов?

Ее ответ был слишком слаб, чтобы разобрать. Я открыла глаза и посмотрела вокруг, ища любой признак призрака. Слева от меня, я уловила мерцание, как жар от пола. Я передала амулет Дереку.

— Нет!— воскликнул голос. — ... Сказала ... не безопасно.

— Но я хочу тебя видеть.

— ... Не могу ... Извини, малыш.

В моей груди сжался комок.

— П—пожалуйста. Я просто хочу тебя видеть.

— ... Знаю ... не могу ... ожерелье ... в безопасности.

Дерек отдал его. Я опустила кулон на шею, но возобновила призыв, сейчас сильнее, потянула...

— Хлоя!— ее голос был настолько суров, что глаза распахнулись сами собой. — Не так сильно... призовешь его.

— Ройса? Я раньше имела с ним дело. Я хочу поговорить с тобой.— Я позвала снова.

— Хлоя! ... Держись... Я ухожу ... не должна быть здесь... запрещено.

— Что запрещено?

— Ты не можешь говорить с ней,— пробормотал Дерек. — Некроманты не должны иметь возможность связаться со своими умершими родственниками. Я слышал об этом. Я не хотел ничего говорить, потому что не был уверен. Очевидно, ты можешь связаться с ней, просто не очень хорошо. И она не хочет, чтобы ты старалась, в случае, если призовешь Ройса.

— Но мне нужно...

Я не успела продолжить, как воздух начал мерцать, принимая форму фигуры. Фигуры моей матери, очень слабую, я едва могла видеть ее, но достаточно, чтобы я узнать. Я узнала. Слезы набежали на глаза. Я сморгнула их обратно, и она снова исчезла.

— Это была ты той ночью у Эндрю,— произнесла я. — В лесу. Когда они гнались за нами. Ты пытались помочь. Ты следишь за мной.

— Не всегда... не могу... пыталась предупредить... О, детка... бежать... Беги...

— Бежать?

— ... Не безопасно... не безопасное место ... не для вас ... так много лжи ... Выбирайся...

— Мы не можем сбежать,— сказала я. — Эдисон Груп нашли нас той ночью...

— Нет ... это ... пытаюсь сказать ...— Ее голос начал угасать. Я напрягала слух, но он продолжал двигаться прочь. Я протянула ожерелье.

— Гм, Хлоя?— начал Саймон. — Если твоя мама сказала, чтобы мы оставили это место...

— Она пытается мне что—то сказать, и она исчезает.

— Призови ее снова,— попросил Дерек, с ожерельем в руках, — Но осторожно.

Я осторожно потащила ее. Дерек остался наготове рядом со мной, держа амулет на вытянутых руках, готовый набросить его на мою голову при первом намеке на неприятности.

— Она ушла,— выдавила я, наконец. Слезы снова застилали глаза. Я сморгнула их обратно, и прочистила горло.

— Что она сказала?— осведомился Саймон.

— То, что это не безопасное для нас место. Но было что—то еще. Что—то она хотела рассказать мне о той ночи у Эндрю.

— Если ты хочешь продолжать пытаться — продолжай,— сказал Дерек. — Если ты притянешь Ройса, то сможешь отправить его обратно, правильно?

Я кивнула. Маргарет сказала, что это не безопасно, но я не буду плохо себя чувствовать, отталкивая призрак в неправильное измерение. Так, по—прежнему стоя на коленях, я попыталась вновь позвать...

— Посмотрите, кто здесь, маленькая некро?

Я вскочила, потеряв равновесие. Саймон и Дерек тут же бросились ко мне, Дерек поймал меня одной рукой, неловко опуская ленту амулета над моей головой. Я потянула его вниз, и огляделась.

— Ройс,— вздохнула я. — Могу я видеть тебя? Пожалуйста!

Он усмехнулся и, казалось, частично появился.

— Понравилось, что увидела, да?

Говорят, румянец невозможно фальсифицировать, но я должна была попробовать. Таков был способ справиться с этим придурком. Лесть, как бы неприятно это не было.

— Ты был прав,— сказала я. — Нам нужна твоя помощь. Все идет наперекосяк .

— Сюрприз, сюрприз.

— Были ли ты ... одним из нас? Частью проекта Генезис?

— Я генетически модифицирован, но я не один из вас, подражателей.

— Подражатели?— не поняла я.

— Из оригинальной модели. Я. Ну, Остин и я.

— Я думала, что мы были первыми объектами.

— Они называли это Генезис Два,— пробормотал Дерек. — Я думал, они имели в виду два, как в Библии. Они имели в виду второе исследование. Видимо, сделали еще одно, перед нами.

Ройс рассмеялся.

— Вы дети действительно идиоты. Вы действительно думаете, что это их единственный эксперимент? Да, вы вторая волна ... проекта Генезис. Тогда был проект Икарус, проект Феникс...

Доктор Давыдов намекнул, что Эдисон Груп был вовлечен в другие эксперименты, но я действительно думала, что мы первые.

— Откуда ты это знаешь?

— Я умный.

А его дядя был одним из лидеров группы.

— Что пошло не так?— поинтересовалась я.

— Не так?

— Ты мертв. Остин мертв. Доктор Бенкс мертв... Разве между этими событиями нет ничего общего? Тобой и Остином?

Гнев замерцал на его лице.

— Что—то пошло не так,— подталкивала я. — С вами двумя. Он что—то узнал...

Он притворно зевнул.

— Кто—нибудь еще считает этот разговор скучным? Давайте оживим его игрой,— он подошел к Саймону. — Ты шутил раньше о секретном проходе.

— Он не слышит тебя, помнишь?— напомнила я.

— Ты хочешь осчастливить своего друга, девочка? Я скажу вам, где находится секретный проход. Ты знаешь, есть один. В этом большом доме, в подвале...

Я передала ребятам слова Ройса.

— Не обязательно,— сказал Дерек. — Это было распространено в тот период, не строить полные подвалы.

— Скучно. Существует проход в другую комнату, которую они не хотят, чтобы вы найти. Особенно ты, маленький некромант. Они не хотели, чтобы вы призывали эти тела обратно, узнавали их историю.

Я колебалась. Саймон спросил, что он сказал, и я пересказала им.

— Я думаю, что он полон этого,— сказал Дерек. — Но я кусаюсь. Где проход?

Ройс указал, и я передала это.

— В мастерской?— удивился Дерек. — Там ничего нет. Я уже проверил.

— Почему вы думаете, та дверь заперта?— усмехнулся Ройс.

— Потому что ты генетически измененный наполовину демон с телекинетическими способностями,— сказала я. — В качестве прототипа, они хотели, чтобы ты находился под постоянным контролем, но в нормальных условиях. Таким образом, вместо лаборатории, ты жил здесь с дядей доктором Бенксом.

— Очень скучно...

— И твоя сила телекинез, означает, что ты можешь перемещать объекты силой разума, не так ли?

— Гм, да. Хотите еще одну демонстрацию?

— Нет, просто расставляю точки. Ты жил здесь. Можете перемещать объекты силой мысли. Вон там,— я указал на мастерскую,— Комната, наполненная инструментами. Почему она заблокирована? Я думаю, что это своего рода очевидно.

Саймон рассмеялся. Призрак развернулся, собираясь напугать Саймона.

— Открой дверь,— потребовал Ройс.

— Зачем? Чтобы ты мог принести сюда игрушки? Я так не думаю.

Саймон вновь насмешливо фыркнул.

Метла отлетела от стены, прямо в меня, как копье. Громоздкое копье, я бы добавила. Легко увернулась в сторону, и Дерек так же легко поймал его.

— Хорошие рефлексы, парень,— похвалил призрак.

Он подошел к связке пластиковых контейнеров, сложенных у стены и раскрыл верхнюю.

— Ой, смотри, дядя Тодд держал свои старые вещи. Он такой милый, упаковал мои вещи после того, как убил меня.

— Т—тебя убили?— испугалась я.

Он порылся в коробке.

— Будь готова отправить его обратно,— прошептал Дерек мне, затем Саймону: — Иди наверх.

Саймон покачал головой.

Ройс развернулся, как толкатель ядра, бросая что—то в нас. Я нырнула в сторону. Дерек поймал шар для боулинга, затем зарычал на Саймона:

— Наверх!

— Ооо, хорошие рефлексы, сверхчеловеческая силу, и очень убедительное рычание. Я думаю, что перед нами оборотень,— сказал он, глядя в лицо Дерека. — Как насчет один—на—один, мальчик—волк? Битва сверхсил?

Я закрыла глаза и представила, как посылаю Ройса назад. Но он продолжал дразнить Дерека.

— Может быть, мы все должны подняться наверх,— пробормотал Саймон. — Уйти от этого ненормального.

— Он отправится за нами,— сказал Дерек.

— Ах, не слушай его,— махнул рукой Ройс. — Конечно. Перейдемте наверх. Там много забавных вещей, чтобы играть с ними. Бритвы. Ножницы. Ножи.— Он улыбнулся и прошептал мне на ухо. — Мне очень нравятся ножи. Так много можно сделать с ними.

Я посмотрела на Дерека. Он выглядел встревожено, стреляя взгляд меня и Саймона, как будто не мог решить, кого защищать, пока я не изгоню призрак.

— Я пытаюсь,— выдавила я. — Действительно пытаюсь...

— Я знаю. Не торопись,— он выстрелил высокомерным взглядом в направлении призрака. — Он не опасен. Если ты не можешь говорить с мертвыми.

Призрак развернулся и бросил штангу. Она полетела на нас, но неловко, как будто ему было сложно сделать это. Дерек переехал ее издевательски медленно и поймал, прежде чем она упала на пол. Я продолжала изгнание Ройса.

Ройс снова начал крутить вокруг коробки.

— Где же другие гантели?.. О. Я использую вот это,— он снова посмотрел в лицо Дерека. — Чтобы разбить голову твоему брату, пока он будет спать. Ты спишь, мальчик—волк?

Мой мозг запнулся, перед глазами всплыло изображение тела Остина, кровь, повсюду кровь...

— Хлоя?— позвал Дерек.

— Я стараюсь.

— Она ничего не сможет,— сказал Ройс. — Она притянула меня до конца, и я не собираюсь обратно.

— Саймон?— шепотом велел Дерек. — Наверх. Сейчас же.

Я должна была остаться здесь, чтобы изгнать Ройса и Дерек должен был остаться, чтобы защитить меня, но Саймон был, в конечном итоге, целью Ройса.

Саймон ушел. Я слышала, как он остановился на лестнице, не желая заходить слишком далеко в случае, если мы будем нуждаться в нем.

Грохот. Мои глаза открылись, чтобы увидеть, как Ройс поднимает под ногами Дерека бетонные плиты.

— О, смотрите,— сказал дух, обводя пальцами по сломанный край. — Острый. Мне нравится все острое.

Дерек встал передо мной. Я смотрела на спину и пыталась очистить от всего, кроме образа Ройса, плывущего назад через любые препятствия. Я сосредоточился до стука в висках. Тем не менее ничего.

Ты не можешь этого сделать. Перестань пытаться и уходи в безопасное место.

Но не было никакого безопасного места. Не от этого призрака. Я должна была избавиться от него.

— Как много ты знаешь об оборотнях?— осведомился Ройс, расхаживая с осколком в руках. — Мы выросли на этом дерьме, Остин и я. Это было частью нашей культурной подготовки, как говорил дядя.

— Что он говорит?— спросил Дерек.

— Я стараюсь не слушать.

— Давай,— попросил Дерек. — Скажи мне.

Ройс бросился на Дерека, размахивая осколком, как лезвием. Дерек отступил в сторону, а затем продолжил идти, кружась вокруг, заманив его дальше от меня, жестом приказывая возобновить изгнание.

Осколок пролетел слишком близко к Дереку, дав толчок моему разуму немного паники, а наполовину—материализованная форма Ройса дрогнула.

Опять же, Ройс качнулся слишком сильно. На этот раз осколок выпал из его руки. Он попытался схватить новый. Но Дерек оказался там первым и наступил на него обувью.

Ройс бросился к остальной части плиты. Дереку удалось наступить на самый большой кусок, но Ройс схватил другой. Я дернула призрака еще раз. Он снова закачался.

Ройс шел назад, глядя на Дерека. Взгляд Дерека оставался приклеен к новому осколку, отслеживая дух.

— Ты любишь науку, не так ли?— спросил Ройс. — Я собираюсь провести эксперимент из моих собственных. Как я уже спрашивал ранее, как много ты знаешь легенд об оборотнях?

Опять же, я повторила его слова. Дерек все еще ничего не сказал, только перемещался, сохраняя призрак в зоне видимости, давая мне работать над изгнанием.

— Я не помню многих из них,— Ройс пошел дальше. — Это было довольно скучные вещи, по крайней мере, те, которые рассказывал нам дядя Тодд. Но у него были другие, книги, которые он не хотел, чтобы мы читали. Была одна об испытаниях. Казалось, каждый средневековой серийный убийца пытался сойти за оборотня. Была одна история о парне, который заявил суду, что был оборотнем. Только проблема была в том, что видели, как он убивает в человеческом обличие. Таким образом, ты знаешь, что он сказал?

Дерек жестом для меня попросил перенаправить сообщение. Я сделала.

— Он сказал, мой мех с внутренней стороны,— ответил Дерек.

Ройс рассмеялся.

— Значит, я не единственный, кто любит горы старых историй. Ладно, расскажу маленькой некро, как она заканчивается. Что делать суду?

Я не хотела передавать вопрос, но Дерек настаивал на этом, а затем сказал:

— Отрубить ему руки и ноги и расчленить его для проверки меха внутри кожи.

Ройс посмотрел на меня.

— К сожалению, его не было. Но они спасли себя от суеты и беспокойства судебного разбирательства.

Он повернулся и побежал на Дерека. Рука парня взлетела, чтобы оградить себя. Осколок врезался в тыльную сторону ладони, брызнула кровь.

Ройс отошел назад.

— Я не вижу никакого меха, не так ли? Угадай, мы просто должны продолжать, провести тщательный эксперимент.

Я видела кровь, стекающую по руке Дерека, закрыла глаза, и дала ярости полностью заполнить меня. Осколок с грохотом упал на пол. Ройс был все еще там, хотя и слабый, скрипел зубами, сухожилия вздувались от напряжения, будто он изо всех сил держался.

Я подошла к нему, мысленно нажимая, наблюдая за ним его исчезновением, вот он стал лишь проблеском, а затем...

— Что ты сделала?— взревел голос позади меня.


ГЛАВА 27

Я РАЗВЕРНУЛАСЬ, ОЖИДАЯ УВИДЕТЬ ТАМ Эндрю, но там никого не было.

Призрак выскочил так близко передо мной, что я упала.

Дерек взял меня за руку, чтобы успокоить меня.

— Я думаю, что он ушел,— сказал Дерек. — Ты слышала что—нибудь?

Я посмотрела в бородатое лицо Тодда Бенкса, искаженное от ярости, глаза дикие с красной окантовкой.

— Я... Тут доктор Бенкс.

— Ты думаешь, это игра?— кричал доктор Банки. — Кто рассказал тебе о Ройсе? Ты думала, это будет забавно? Призвать его и посмотреть, правда ли он так безумен, как они рассказывали?

Дерек наклонился к моему уху.

— Отпусти его. Все, что он может сказать нам, этого не стоит.

Я покачала головой. Дереку это не понравилось, но спорить не стал и в качестве поддержки сжал мою руку, как будто хотел выдернуть меня из комнаты силой, если дела пойдут плохо.

Глаза доктора Бенкса так и сочились гневом, когда он изучал меня.

— Хлоя Сондерс,— прошептал он. — Ты должна быть Хлоей Сондерс.— Он посмотрел на Дерека. — Мальчик—оборотень.

— Да,— сказала я. — Дерек. Это Дерек.

Ярость вспыхнула снова, в его глазах появился сумасшедший блеск.

— Ты не должна вызвать здесь, девочка. Оставь моего племянника в покое. Запомни его, хотя, потому что это твоя судьба. При этом сила будет расти, пока полностью не заменит тебя на монстра. Это позволит тебе делать вещи, которые ты никогда не могла себе представить, все будет так ужасно, что...

Он балансировал на грани, как будто борясь с воспоминаниями. Руки сомкнулись вокруг обоих моих, и я поняла, Дерек встал позади меня. Я чувствовала его там, сильного и твердого, его теплые руки вызывали мурашки.

— Отпусти его, Хлоя,— пробормотал Дерек. — Что бы он ни говорил, ты не должна слушать его.

— Да,— сказал доктор Бенкс. — Да, именно. Ты не понимаешь. Все пошло не так. Мы совершали ошибку. Ошибку в расчетах...

— С генетической модификацией?

— Да, да.— Он махнул рукой в сторону меня. — Я им сказал. Я им говорил. Но они тестировали, и все казалось прекрасным. Только это было не так. Они манипулировали данными.

— Манипулировали данными?— эхом повторила я.

Это привлекло внимание Дерека.

— Какими данными?

— Для модификации,— сказала я. — Что это значит?

— Они изменили данные, поэтому оно не дало должного результата,— прошептал Дерек.

— Да,— воскликнул доктор Бенкс. — Правильно. Понимаете? Даже ребенок может понять. Но они не могли.

— Таким образом, доктор Давыдов манипулировал данными...— начал я.

— Давыдов?— фыркнул доктор Бенкс. — Подобострастный щенок, который делает то, что ему говорят.

— Так кто манипулировал данными?

Доктор Бенкс продолжал, как будто не слышал.

— Эксперимент. О, Боже, эксперименты. Тестирование, чтобы раздвинуть границы, чтобы узнать, что он может создать и то, что он мог продать. Такие мечты. Злые и грандиозные мечты о силе и фантазии, о лучшей жизни для нашего вида. Мы были дураками, что верили, и дали ему полную свободу действий. Он не заботился о нас. И он не заботится о вас. Вот почему так важно, чтобы вы...— Он начал угасать. — Магия в этом месте. Ты должна вытащить меня обратно.

Я, сначала осторожно, но он продолжал исчезать.

— Сильнее. Хлоя. Я должен вам рассказать...

Он исчез прежде, чем я смогла поймать. Я попыталась вызвать снова. Он замерцал и выплыл, только чтобы сказать, что нет смысла делать этого снова здесь.

— Его утягивает прочь,— сказала я.

— Отпусти,— кивнул Дерек. — У нас есть достаточно сведений.

— Он пытался мне что—то сказать.

Дерек фыркнул.

— Разве не все они это делают? Должны быть есть правило в призрачном справочнике, если опасность исчезновения, убедитесь, что вы находитесь в середине важного заявление.

Я потянула мое ожерелье. И протянула его Дереку, но он сунул его в карман.

— Подержи это у себя, хорошо?

Доктор Бенкс пришел легче, но он не остался. Когда я увеличила напор, он сказал:

— Нет, Хлоя. Ты снова призовешь Ройса.— Он исчез, но его голос пульсировал. — ... Еще ... попробуй ... Очистите разум ... сфокусируйся на мне... не тяни ... просто сосредоточиться.

Я так и сделала. Он продолжал говорить, говорить мне, чтобы расслабилась, сосредоточилась не на возвращении его до конца, но впустить его.

В задней части черепа начало пульсировать. Я продолжала идти, пока от острой, внезапной боли у меня не перехватило дыхание. Я ждала вопроса Дерека о том, что случилось, но он просто сидел там, глядя на меня.

Другой удар в заднюю часть моего черепа. Тогда поток ледяной воды побежал по моим венам, и я попыталась закричать, но не могла. Не могла двигаться. Не могла издать ни звука.

— Хлоя?

Я слышала Дерека, но не могла даже пошевелить глазами.

— Ты хочешь моей помощи?— шептал доктор Бенкс. — Необходимо впустить меня.

Впустить его? Куда? Я едва могла думать... Когда поняла ответ.

Он пытался проникнуть внутрь меня.

Я боролась, мысленно пытаясь отбиться от него, закрыл мой мозг, блокировать его, но лед продолжал распространения. Дерек положил руку мне на плечо, затем выхватил ожерелье из кармана. Я опрокинулась назад, как статуя.

Я уловила размытые движения, как будто Дерек бросился на меня, но все было размыто. Даже голос его был далеким и приглушенным. Единственные слова, которые я слышала, были голосом доктора Бенкса, напевающего мне.

— Просто расслабься,— прошептал он. — Я не причиню вреда. Я только собираюсь занимать твое тело. Мне нужно все исправить. Я нашел легкий путь, убив себя, прежде чем положу конец ужасам, которые сам же начал.

Моя мать предупреждала меня о докторе Бенксе, что он сошел с ума, что он сделал с Ройсом. И теперь он был внутри меня.

Я чувствовала, пол царапал спину, увидела потолок, будто Дерек тащил меня за щиколотки. В комнате вдруг замерцало и погасло. Когда он выскочил обратно, я смотрела в потолок.

— Что—что случилось?

Я почувствовала, что мои губы шевелятся, и услышала мой голос, но никто не ответил. Я поднялась на ноги.

— Хлоя, давай,— сказал Дерек позади меня. — Скажи что—нибудь.

— Сказать, что?

Я обернулась. Он сидел посреди комнаты. Кто—то лежал вытянув ноги в кроссовках, указывающих в потолок. Моих кроссовках. Мои ноги.

Я помчался туда. Я лежала там на полу, когда Дерек возился, чтобы набросить ожерелье на мою голову. Я подняла руку. Это была моя рука... по—прежнему покрытая царапинами от леса прошлой ночью.

— Дерек?

Он ничего не ответил. Я потянулась к его плечу.

Мои пальцы прошли сквозь него.

Я была призраком.

Мой взгляд метнулся... взгляд на мое тело, лежащее на полу. Губы изогнуты в небольшой улыбке, которая совсем мне не понравилось.

— Эй, там.— Голос, идущий из этих губ был моим, но тон, интонация, иными.

Дерек нахмурился и попытался снова надеть ожерелье на меня.

Другая я не позволила ему.

— Мне это не нужно.

— Нужно!

— Нет, я знаю.

Дерек ударил мою руку и дернул ожерелье на мою голову. Кулон ударился о мою кожу и я почувствовала этот удар, горячий, как горящий камень, и я ахнула, я и мое тело, задыхались в унисон. Вспышка тьмы. Потом я смотрела на потолок.

Лицо Дерека оказалось совсем рядом, зеленые глаза потемнели от беспокойства.

— Хлоя?

Я дышала. Это все, что я могла сделать. Вдох. Выдох. Я чувствовала рук Дерека вокруг меня, и сосредоточилась на этом.

— Что случилось?— спросил он.

— Я—я—я...

Голос за Дереком рассмеялся.

— Ты думаешь, я не могу проникнуть обратно внутрь? Я это сделаю. Тогда я буду помогать друзьям остановить Эдисон Груп.— Доктор Бенкс маячил надо мной, у моего лица, глаза сверкали безумием. — Мы будем охотиться за другими объектами, и я положу конец их страданиям, а потом я покончу с твоими друзьями. Однажды они уйдут, оставят тебя, и вы сможете быть все вместе... в загробной жизни. Я закончу это.

— Нет,— сказала я, вставая.

Он улыбнулся.

— Ты можешь иметь силу, Хлоя, но ты не знаешь, как ее использовать.

— О, да, я знаю.

Я протянула руку и толкнула его, моим умом и руками, выплескивая все мою ярость, и на секунду, я могла поклясться, что я действительно чувствовала его. Затем он полетел прочь, крича, пока полностью не исчез.

— Хлоя?

Дерек дотронулся до моего плеча, и я хотела обернуться, сесть напротив него, и все ему рассказать. Я удержала себя от этого желания и глубоко вздохнула.

— Мы должны убираться отсюда,— сказала я. — Как только сможем.


***

Как выяснилось, мы отправлялись раньше, чем любой из нас смел надеяться. Эндрю вернулся один. Рассела не было. Он собрался и вышел из своей квартиры прежде, чем Эндрю попал туда.

Мы могли услышать, как Маргарет и Эндрю совещаются по громкой связи с другими членами группы. Было ясно, Маргарет сказала, что мы действительно были сильнее, чем они могли справиться, и лучший способ снять с себя бремя ответственности было, передать нас другим, а именно тете Лорен, и, если бы они могли найти его, отцу Саймон.

Мне было все равно, что мотивация Маргарет была чисто эгоистичная, я могла бы за это обнять ее.

Мы уезжали завтра, направляясь в Буффало. Это означало, что пришло время начать планировать не на шутку. Эндрю попросил меня предоставить подробную информацию о лаборатории. Я пыталась, это был момент, когда я засыпала, и за каждое слово приходилось бороться. Как будто кто—то отрубил мне энергию. Я была полностью без сил.

Ребята помогли. Саймон нарисовал план лаборатории с моих слов. Дерек принес мне стакан воды со льдом. Даже Тори пробормотала:

— Ты в порядке?— на перерыве в разговоре. Только Маргарет казалось, не замечала, вареную меня, пока ей, наконец, не надоело, и отпустила нас. Я добралась в гостиную, пока не нашла кресло, свернулась в нем. Как только веки опустились, сон накрыл с головой.


***

Когда я проснулась, я все еще была в кресле с одеялом, заправленным вокруг меня, мой стакан воды ожидал на стол. Дерек сидел в нескольких метрах на диване, погруженный в свои мысли, как будто он делал это часами. Было ли это на самом деле так, я не знала. Это не имело значения. Угрожает или нет, так приятно, проснуться и увидеть его там.

И, когда я наблюдал за ним, я поняла, как это хорошо. Все мои отрицания были только для того, чтобы... потому что это было бы легче, если бы мы были просто друзьями. Но для меня это было не так.

Я хотела пойти туда. Я хотела свернуться калачиком рядом с ним, прислониться к нему, поговорить с ним. Я хотела знать, о чем он думал. Я хотела сказать ему, что все будет хорошо. И я хотела, чтобы он сказал мне то же самое. Мне было все равно, правда ли это или нет, я просто хотела сказать это, слышать, чувствовать его руки вокруг меня, слышать рокот его слов, короткие смешки, которые делали мой пульс частым и хаотичным.

Он повернулся в мою сторону, и была настолько поглощена своими мыслями, что я не заметила. Тогда поняла, что я смотрела на него и быстро отвернулась, краснея. Я чувствовала, что он смотрит на меня. Слегка нахмурившись, как будто пытался выяснить что—то. Прежде, чем он смог, я проглотила теплую воду и сказала:

— Должно быть уже почти обед,— самая глупая вещь, которую я только могла выдумать. Ему потребовалось мгновение, прежде чем он ответил, пожимая плечами:

— Может быть.— Затем, — Ты в порядке?

Я кивнула.

— Ты хочешь поговорить о том, что произошло внизу? С Бенксом?

Я снова кивнула.

— Я должен позвать Саймона,— сказал он. — Он хочет знать.

Еще один кивок, но он не двигался, просто смотрел на меня, когда я продолжала потягивать теплую воду.

— Хлоя.

Мне потребовалось время, чтобы посмотреть вверх, уверена, что он понял то, о чем я думала и чего хотела. Он не сказал бы "Извини, меня это не интересует", потому что Дерек не был слишком самонадеян, но он найдет любой другой способ, чтобы передать то же послание, как у меня было с Саймоном. Я люблю тебя. Просто моя любовь отличается от твоей.

— Хлоя?

Наконец, я подняла глаза, и то, что увидела в его взгляде... Я попыталась поставить стакан, и случайно сбила его рукой, брызги воды хлынули на меня, впитываясь в джинсы. Я вскочила, пытаясь поймать его, прежде чем он опрокинется на пол, едва упав не одно колено, твердой рукой поймала приз. И я все еще была там, когда почувствовала, что стакан вытянули из моих пальцев. Я подняла глаза и увидела Дерека на корточках передо мной, его лицо в паре дюймов от моего. Он наклонился вперед и...

— Что вы потеряли?

Голос Саймона пришел из дверного проема, и мы подскочили на ноги так быстро, что столкнулись.

— Что вы ищете?— повторил Саймон, приближаясь,— Не твое ожерелье, я надеюсь.

— Н—нет. Я—я просто уронила стакан.— Я показала на мои мокрые джинсы. Затем, взглянула на Дерека, который стоял, засунув руки в карманы.

— Я как раз собиралась...— я хотела сказать, что я собиралась объяснить, что произошло с доктором Бенксом. Только я не хотела. Не сейчас. Я хотела отмотать время и вернуться к тому моменту на полу, молясь, что Саймон не появится еще минуту, достаточно долго, чтобы узнать, что я думала, должно было произойти — произойдет. Но этого не будет. Не сейчас. Момент прошел.

— Я—я должна сменить штаны.

— Конечно.— Саймон плюхнулся на диван.

Я направилась к двери, когда Дерек позвал:

— Хлоя?— И я повернулась, а он смотрел, как будто пытался придумать, что сказать, может быть, найти какое—то оправдание, чтобы пойти со мной, и я хотела помочь, предложить ему, и я думаю, если бы я смогла, он бы принял его, но я не могла. Видит Бог, я пыталась придумать, но не смогла, и он не мог, так что он только пробормотал:

— Ты хочешь яблоко или еще что—нибудь? Я возьму его, пока ты будешь переодеваться,— я только кивнула.


ГЛАВА 28

КАК ГЛУПО БУДЕТ ЗВУЧАТЬ, ЕСЛИ Я ПРИЗНАЮ, что осталась наверху дольше, чем необходимо, расчесывая волосы, умыла лицо, использовала фен на моих джинсах, когда поняла, что мои новые не вписываются, даже почистила зубы.

Учитывая, что Дерек видел меня в уродливой розовой пижаме, с грязным лицом, полными веток волос, мятное и свежее дыхание не заставит его сказать "Ух ты, она очень милая" Но это девало мне почувствовать себя лучше.

Когда я покинула нашу комнату, я отправилась на поиски Тори. Она ушла после совещания по планированию, говоря что—то об уборке, поэтому у нас не было времени, чтобы рассказать ей о Ройсе и докторе Бенксе. На основном этаже, я последовала за шнуром в зал и нашла ее в библиотеке, на книжной полке, стирающую пыль со старых фолиантов.

— Я не думаю, что тебе нужно продолжать это делать,— сказала я. — Мы завтра уезжаем.

— Я не возражаю.

Она приклеила улыбку, и я не знаю, что меня больше удивило, улыбка или утверждение Тори, что ей нравится уборка. Я вошла и огляделась. Свет мерцал, как калейдоскоп от открытого ноутбука.

— Это компьютер Маргарет,— сказала я, подходя к ней. — Пользовалась им?

— Просто пыталась отправить нескольким друзьям сообщения, пусть они знают, что я в порядке, но нет интернета.

— Угу.

— Ты мне не веришь? Проверь. Нет беспроводного и я не могу найти кабель, не удивительно, если в этом месте даже телефон не подключен.

— Это не то, что я имел в виду.— Я повернулся к ней. — Опасно нам связываться по электронной почте со своим друзьям? Ни в коем случае...

Она присела на край стола.

— Смотри, вот это прогресс, потому что неделю назад, я могла его купить

Я подвигала мышкой. Появилось окно файловой системы. Я посмотрела на нее.

— Это не то, что ты думаешь,— сказала она.

— Что я думаю?

— То, что я шпион Эдисон Груп, сборщик информации. Или пытаюсь связаться с ними, дать им знать, где мы находимся.

— Ты не шпион.

Кривая улыбка.

— Я не знаю, должна ли поблагодарить тебя за доверие или пожурить за него же. Я знаю, это то, что парни думают. Особенно Дерек. И я уверена, я знаю, почему они так думают.

— Почему?

— Потому что я слишком легко ушла в доме Эндрю. Они правы,— она опустилась обратно на стол. — Я не думала об этом. Когда я бежала, я был, как: "Боже, я хороша. Эти идиоты не знают, с кем они имеют дело,— она засмеялась, но это был не просто смех. — Как только остыла, я подумала: "Да, я хороша, но не настолько". Они знали, что я могла создавать вспышки, когда злилась. Таким образом, они знали, что я не какая—то беспомощная девочка—подросток. Я ушла слишком легко, может быть, это потому, что они позволяют мне.

— Почему?

— Вот в чем вопрос, не так ли? Сначала я думала, что они посадили что—то на меня. Я проверила одежду, выстирала ее. Я даже погладила ее, чтобы быть уверенной.

— Это была хорошая идея.

— Нет, не хорошая. Я брожу рядом с вами ребята слишком долго. Но я также подумала, что если Эдисон Груп могла поймать только одного из нас в тот вечер, посадить GPS и выпустить меня было бы хорошей идеей. Я не собиралась быть той, кто привел их к нам. Но я должна была убедиться, что не было никакого передатчика.

— И не было.

— Насколько я могу сказать. Таким образом, остается второй вариант: они освободили меня, потому что я рыбка в пруду. Меня не стоило удерживать.

— Не могу себе представить...

— Подумай об этом. Они слышат, что мальчик—оборотень на крючке. Затем они слышат, что Эндрю сбежал. Вдруг, я не достойна охраны. Они оставляют меня с одним и надеются, что он сможет удержать меня. Он не смог.

— Хорошо,— я махнула на компьютер,— Что ты делаешь?

— Попытка доказать, что я не шпион. Веду иной шпионаж,— она повернула компьютер к себе. — Выполняю некоторую разведывательную работу, является лучшим способом, чтобы показать, что я не пустая трата пространства. Когда Эндрю сказал, что они не могли войти в контакт с Гвен, заставило меня задуматься.

Она начала печатать, поскольку она говорила, пальцы порхали над клавиатурой. — Рассел, очевидно, не действовал в одиночку. Может быть, Гвен была в этом замешена, но я так не думаю. Она не любила его.

— Нет?

— Он думал, что она глупая блондинка. Единственный раз, когда он встал рядом с ней был, когда пытался посмотреть в вырез блузки. Он не злой гений. Кто—то тайно придумал схему захвата Дерека, и они также за план, чтобы избавиться от всех нас. Я выдвигаю кандидатуру Маргарет. Я прошла через ее файлы и электронную почту. Теперь, я копаюсь в материалах, которые она удалила или думала, что сделала это. Даже после того, как ты очищаешь удаленные папки или корзины, он все еще там, если знаешь, где искать.

Она начала печатать, листать папки так быстро, что у меня закружилась голова.

— Ты действительно компьютерный...— начала я.

— Скажи "фрик", и я использую тебя для практики заклинаний. Я разработчик программного обеспечения. Но, да, я знаю кое—что о взломе. Лузер экс—бойфренд пытался взломать школьную систему и изменить свои оценки, чтобы больше времени тратить на игры. Как World Of Warcraft поможет попасть в колледж. Он научил меня основам, прежде чем я бросила его. Ты никогда не знаешь, когда это может пригодиться,—

я уверена, что оно пригодится. Вспомнила, как Тори шантажировала доктора Давыдова, позволившего ей покинуть лабораторию.

— Хорошо, я нашла некоторые удаленные письма. Ищу все на наши имена и отца Саймона. Кто были эти парни—оборотни нанятые Расселом?

— Лиам и Рамон, но Лиам был контактным. Вот Л—И...

Она дала мне посмотреть. Я закрыла рот и позволила ей продолжить. Ничего.

— Есть ли что—то с ним или с Расселом?

— Да, он MedicGuy56. Я нашла его в списке контактов. Сейчас посмотрю.

Она стала листать станицы переписки с Расселом, когда я поймала слово, которое заставило меня попросить ее остановиться. Сиракузы. Территория стаи оборотней. В записке было указание найти дом за пределами города под названием Bear Valley, недалеко от Сиракуз.

Я прочла.

Томас говорит, чтобы не идти в дом. Подождите, и подходите к ним, преимущественно в общественных местах, и, безусловно, когда детей нет. Если это возможно, приблизьтесь к альфа или женщине. Не идите прямо к дому. Не подходите, когда рядом дети.

— Альфа?— не поняла Тори.

— Это термин волков. Это означает, вожак стаи. Это были инструкции для перемещения Дерека в стае.

— Ну, у нас есть доказательства.

— Продолжай смотреть. Чем больше мы сможем найти, тем лучше. Поиск по альфа, стая, Bear Valley, Томас...

— Да, мэм.

На звук в зале, я поспешила к двери. Это была Маргарет, но она направлялась в другую сторону. Позади меня, Тори пробормотала:

— Нет, это...— Она замолчала, потом выругалась себе под нос.

Я поспешила назад. Она смотрела на электронную почту только с несколькими краткими строками от Маргарет, уверяющую отправителя, что она передаст инструкции Томаса к "человеку Расселу, нанятому для урегулирования ситуации".

— Отлично, больше доказательств,— сказала я. — Так в чем же проблема?

Она просто указала на адрес электронной почты получателя: acarson@gmail.com.

— Э—Эндрю? Нет, этого не может быть. Есть еще один Карсон?

— Это Эндрю, Хлоя. Я проверила свой список контактов и другой электронной почты. И есть ответ.

Она перевернула на второе письмо. Другой короткий, в основном "Хорошо, спасибо" от Эндрю.

— Проверь дату,— сказала она.

Они были отправлены в тот день, когда мы впервые встретились с Лиамом и Рамоном. День, когда Эндрю был, предположительно, в заключении Эдисон Груп.


ГЛАВА 29

ТОРИ ПРОДОЛЖАЛА ИСКАТЬ. Существовало не намного больше, просто достаточно, чтобы подтвердить то, что мы уже раздобыли. Эндрю был частью заговора с целью отправить Дерека в стаю. И он не был заложником кого угодно.

— Так что Эндрю является частью Эдисон Груп?— сказала Тори. — Это не имеет смысла.

— Нет, это не так.— Я нажала на ноутбук обратно и сел на стол. — Ты была со мной в лаборатории. Между двумя из нас, мы видели много сотрудников. Напал ли кто—то из них в ту ночь на Эндрю?

— Это была команда безопасности. Мы никогда не получали шанс увидеть их раньше.

— Конечно. Саймон, Дерек и я в ту ночь, когда бежали Лайл Хауса. Ты и я видели после того, как избежали. То, что мы видели, как раз, в основном сотрудники только с парой охранников. Если у них есть мощная команда безопасности, разве они использовали бы ее до этого?

— Может быть, это был персонал и охранники. Как мы узнаем? Они были одеты...— Она посмотрела на меня. — Они были одеты в вещи закрывающие лица. Они этого не делали на складе, когда гнались за нами.

— Или ночью, когда Дерек и я бежали из Лайл Хауса. Почему скрывали лица, когда мы уже видели их?— я вспомнил ту ночь. — Ты не единственная, кто ушел слишком легко.

— Ты имеешь в виду Эндрю.

— Не только его. Я пряталась на дереве. Одна из женщин нашла меня. Я упала на нее сверху. Глупо, но это сработало, она потеряла сознание. Или мне так казалось.

— Смотри, мы обе хороши.

— По—видимому, нет.

Мы старались, чтобы не обменяться улыбками.

— Эдисон Груп не отслеживают Эндрю,— сказала я. — Это то, что мама пыталась сказать мне.

— Если вы, ребята, будите говорить об этом, то лучше подняться на крышу,— прогрохотал Дерек с порога. — Или быть немного спокойнее. Я слышал тебя из коридора.

— Потому что у тебя бионический слух,— напомнила Тори.

Я начала что—то говорить, но Дерек избавил меня от этого.

— Саймон пошел поговорить с Эндрю. Я думал, может быть, ты...— Он с раздражением взглянул на Тори, будто она подслушивала. — Я думал, что могут быть помогут старые файлы на чердаке. Ты хочешь прийти и посмотреть? Может быть, получить больше информации о докторе Бенксе?

Я должна была заглушить желание сказать: "Конечно!" Так что если бы мы обнаружили, что люди, дающие нам убежище, были теми же, кто пытался убить нас три дня назад? Но выяснить, нравлюсь ли я Дереку, было очень важно для меня.

— Я не могу,— выдавила я. — Мы...

— Все хорошо,— резко откликнулся он, начиная отступать.

Я шагнула вперед, чтобы остановить его.

— Я пойду. Но...

— Но Хлоя не может выйти поиграть прямо сейчас,— закончила за меня Тори. — Она в середине помощи мне распутать заговор, это вопрос жизни или смерти. Нашей жизни или смерти.

— Эдисон Груп не нападали на нас у дома Эндрю,— сказала я. — Это сделал он. Эндрю и другие.

Я рассказала Дереку, что мы нашли. На этот раз, я надеялась, что он сказал бы, что я была не прав, что моя логика не порочная и было вполне разумное альтернативное объяснение.

Но когда я закончила, он выругался. Тогда он ходил и ругался еще немного, пока не остановился и откинул волосы назад.

— Мы не правы, не так ли?— спросила я. — Мы неправильно поняли.

— Нет, ты права.

Теперь была моя очередь ругаться так, что Тори сделала бровки домиком.

— Я просто зол на себя,— пробормотал Дерек. — Я видел эту возможность. Я задавался вопросом, не слишком ли легко мы ушли той ночью у Эндрю. Я задавался вопросом, почему они стреляли в нас, когда раньше они использовали дротики. Я задавался вопросом, почему они закрывали свои лица. Я просто никогда не думал, что это может иметь ничто общее с Эндрю. Я думал, что он может стоять за попыткой похищения прошлой ночью.

— Но ты сказал...

— Это я доверял Эндрю. Я. Но он думает, что мне будет лучше с моим собственным видом, так что я хотел бы видеть его реакцию. Это сказало мне, что он не участвовал. Или мне так казалось.

— Он был искренне удивлен,— подтвердила я. — Даже в шоке.

— Угадайте, кто хороший актер,— сказала Тори. — Итак, я единственная, кому интересно, почему они прошли через проблемы с поддельным нападением Эдисон Груп, когда мы уже прибыли к Эндрю?

— Пришли не означает, что остались,— сказал Дерек.

— А?

— Мы не могли остаться с Эндрю,— продолжила я. — Если дела идут паршиво, мы уходи. Мы уже бежали два раза.

— Так что, если они убедили нас в том, что Эдисон Груп выследили нас и готовы стрелять на поражение...

— Это бы удерживало нас лучше, чем сторожевые собаки и колючая проволока.

Я быстро посмотрела на дверь.

— Ты сказал, что Саймон был с...

Дерек выругался.

— Верно. Он с Эндрю. Я уверен, что все, что здесь происходит, Саймон не является частью плана, но я пойду за ним. Я напомню ему, что пришло время перекусить. Он должен есть утром и днем для своего сахара в крови, так что это не будет звучать подозрительно.

Я кивнула.

— Мы должны быть осторожны.

— Нахрен осторожность,— воскликнула Тори. — Я отсюда сваливаю.

Мы посмотрели на нее.

— Ну, да. Пока они до нас не добрались.

Мы все смотрели на нее.

Она вздохнула.

— Прекрасно, но когда все покатиться к чертям, просто помните, я не виновата, ребята, потому что я хотела уехать прямо сейчас.

— Мы уезжаем прямо сейчас,— сказал Дерек, — как только узнаем, как можно больше о их планах. Вы сказали, что это ноутбук Маргарет, а не Эндрю, не так ли?

Я кивнула.

— Но я знаю способ, чтобы достать Эндрю, если ты хочешь продолжить искать, Тори.

— Хорошо. Сделайте это. Я хочу точно знать, что они имеют в виду.


ГЛАВА 30

— ЭНДРЮ,— Я ЗАГЛЯНУЛА В КУХНЮ, где он делал закуски с ребятами.

— Хм?

— Это книга, которую вы собирались дать мне почитать...

— Ах, да. Мой ноутбук в офисе. Должно быть все включено.

— Есть пароль?

Он улыбнулся.

— Нет. Сильно сомневаюсь, что неопубликованные рукописи имеют ценность, на самом деле не существует черного рынка для них. Там есть ссылка на книгу прямо на рабочем столе для тебя.

Он дал мне название.

— Тори тоже хотела посмотреть, если все в порядке?

— Совершенно верно. Чем больше обратной связи я могу получить от целевой аудитории, тем лучше. Если что—то выбивается, проблемы с персонажами, сюжетом, языком, дайте мне знать.


***

Тори закатила глаза на отсутствие безопасности на ноутбуке Эндрю. Как и большинство людей, которые не были технически подкованы, он предположил, если он удалил материал, он исчез. Или, может быть, он знал, что следы остались, но полагал, мы не знаем, как их найти. И он был прав... если бы у нас не было Тори.

Мы начали с поиска электронной почты и обнаружили те, которыми он обменялся с Маргарет, убирая любые сомнения. Существовали также несколько писем между ним и Томасом, где Эндрю, казалось, решил проблемы обеспечения безопасной передачи Дерека в стаю. Если бы он действительно хотел безопасности Дерека? Лиаму явно приказали убить, если это необходимо. Было ли принято это решение за спиной у Эндрю? Это могло бы объяснить, почему он казался настолько искренне потрясенным, когда узнал, что случилось с Дереком и мной.

Или, может быть, я просто не была готова увидеть Эндрю в качестве одного из плохих парней. Я любила его. Я действительно сожалела. Тем не менее, еще одно отправленное электронное послание заставило эти чувства испаряться, не имевшее ничего общего с Лиамом и Расселом или Эдисон Груп. Когда Тори нашла его, мы обе читали и перечитывали ее еще раз, никто из нас не говорил ни слова, пока мне не удалось прошептать:

— Я пойду лучше позову парней.

— Я поищу еще,— сказала она, когда я помчалась.


***

Я, наконец, разыскала Дерека. Он был один в библиотеке, листал книгу.

— Нашла тебя,— пробормотала, вздохнув с облегчением.

Он повернулся. Его губы изогнулись в слабой улыбке, таким образом, взгляд смягчился, это заставило что—то внутри меня подтянуться, короче говоря, на мгновение забыв, почему я была там.

— Я... Саймон рядом?

Он моргнул, потом повернулся к полкам.

— Он наверху. Он действительно доверяет Эндрю, так что это, наверное, самое безопасное для него место, пока мы не готовы пойти, или если мы не хотим, чтобы он сказал нечто лишнее. Он тебе нужен?

— На самом деле, м—может быть, я должна показать в первую очередь тебе.

Он оглянулся через плечо, нахмурившись.

— Мы кое—что нашли.

— О.— Он сделал паузу, как будто переключался на новую задачу, затем кивнул и последовал за мной.


***

Тори повернулась в кресле, когда мы вошли.

— Тут больше,— сказала она. — Он посылал письмо один раз в несколько недель. Последнее было всего несколько дней назад.

— Хорошо,— сказала я. — Ты не могла бы проследить за Эндрю?

— Конечно,— встала она.

— Подожди,— я схватила рукав Дерека, когда он направился в кресло на место Тори. Я хотела что—то сказать. Только не знала что. Но не было никакой возможности подготовить его к предстоящему удару, так что в конечном итоге я тупо бормотала:

— Ничего.

Когда он прочитал то, что было на экране, он отправился абсолютно неподвижным, как будто даже не дышал. Через несколько секунд, он дернул ноутбук ближе, наклоняясь, чтобы снова это прочесть. И снова. Наконец, он отодвинул стул и выдохнул.

— Он жив,— сказала я. — Твой отец жив.

Он посмотрел на меня, и я ничего не могла поделать, просто обвила руками его шею, обнимая. Тогда я осознала, что делаю. Я отпустила, пытаясь отодвинуться, спотыкаясь о собственные ноги.

— Прости. Я просто... Рада за тебя.

— Я знаю.

Сидя, он протянул руку и потянул меня к себе. Мы остались там, глядя друг на друга, его рука все еще была завернута в подол моей рубашки, мое сердце билось так сильно, что, казалось, он мог слышать это.

— Там больше,— сказала я через несколько секунд. — Больше писем, Тори сказала.

Он кивнул и повернулся обратно к компьютеру, освобождая место для меня. Когда я медленно придвинулась ближе, не желая вмешиваться, он потянул меня перед собой, и я споткнулась, падая Дереку на колени. Я пыталась подняться, щеки горели, но он притянул меня себе на колени, одной рукой обвивая вокруг моей талии, неуверенно, как бы говоря: Все хорошо? Да, даже если кровь стучала в ушах так, что я не могла думать. К счастью, я сидела спиной к нему, потому что я была уверена, мои щеки пылали алым.

Я не правильно поняла его взгляд. В нем было что—то еще. Или я наделась, что было. Боже, как я надеялась. Однако сейчас слишком многое происходило. Я ненавидела это, но был отчасти рад, что было время все обдумать.

После второго... по—прежнему сидя на коленях Дерека, я заставила себя обратить внимание на экран.

Я прочла первое письмо еще раз. Датировано два месяца назад, это была цепочка из трех сообщений, первое, короткое и по существу.

"Это Кит. Появились кое—какие проблемы. Ты знаешь, где мальчики?"

Эндрю ответил.

"Нет, не знаю. Какие проблемы? Как я могу помочь?"

Ответ был длиннее.

"Нестс" догнал меня. Увидел статью о Д. и разыскал меня прежде, чем я смог бежать. Пошел с ними, чтобы отвлечь их от мальчиков. Держали меня несколько месяцев, пока я, наконец, не дал им то, что они хотели. Мальчики, давно ушли. Мысль ЭГ, но никаких признаков в лаборатории. Может быть, "Нестс"? Где дети? Понятия не имею. Мне нужна помощь, приятель. Все, что ты можешь сделать. Пожалуйста".

Он подписал номер телефона и сказал, что он и адрес электронной почты были временными, но он был бы на связи в пару недель.

Я повернулась к следующему электронному письму, Дерек читал через плечо. Пришли еще три тогда же: мистер Бэй просит новостей, Эндрю говорит, что он искал Саймона и Дерека, но его контакт в Эдисон Груп поклялся — мальчиков там не было.

Последний от мистера Бэя был датирован три дня назад, когда Эндрю якобы был в заложниках у Эдисон Груп. Это означало, что он получил его после того, как узнал, где Саймон и Дерек.

— Там еще одно в списке,— сказал Дерек. — Это должен быть ответ.

Его послали в ночь, когда Эндрю и другие караулили свой коттедж, ожидая, чтобы разыграть сценку с поддельной службой безопасности и захватить нас.

Тем не менее, ничего. Парень, который работает на "Кортезис" говорит, есть слух, что они держат пару мальчиков—подростков. Я позвоню, как только у меня появится больше информации.

— "Кортезис"?— повторила я.

— "Кабал", как "Нестс". Корпорации управляемые колдунами. Богатые и могущественные. Более мафии, чем Уолл—стрит.

— Так Эндрю солгал.

— Не только солгал. Попытался отправить папу на охоту подальше, когда он точно знал, где мы были.

— Это меняет все.

Он кивнул.

— Мы должны выбраться отсюда.

Он снова кивнул, но не двинулся. Я наклонилась вперед, чтобы схватить ручку и бумагу со стола Эндрю, затем записала последний адрес электронной почты и номер телефона. Когда я протянул его Дереку, он взял вторую, даже не замечая мою протянутую руку.

— Ты в порядке?— спросила я, поворачиваясь к нему лицом.

— Да, просто... Эндрю. Я видел, что он хочет избавиться от меня. Но то, что папа далеко... Папа доверял ему.

— И теперь мы не можем,— качнула я головой. — Какой отстой, но главное в том, что твой отец жив.

Он улыбнулся, сначала колеблясь, но яркая улыбка прорвалась, казалось, мое сердце вот—вот остановится. Я пришла в себя, улыбнулась в ответ и потянулась, чтобы обвить руками его шею, затем остановилась, краснея. Не успела я отодвинуться, как он поймал мой локти и заставил обхватить себя за шею и потянул меня в объятия.

В следующий момент он вскочил, крутящийся стул отъехал в сторону. Я услышала шаги в коридоре, и вскочила с колен как раз тогда, когда Саймон вбежал в комнату.

— Тори сказала, что вы хотели меня видеть? Кое—что о папе.

Я отодвинулась в сторону так, чтобы Дерек мог показать ему письма, а затем вышла в коридор, чтобы наблюдать за Эндрю и оставить их в покое. Это была новость, которую они ждали, и они прошли через ад, думая, что никогда не смогут найти отца, поэтому я старалась не подслушивать.

— Хлоя?

Дерек стоял в дверях. Он указал мне, что взгляд Саймона прикован к экрану клавиатуру, панель управления открыта.

— Там нет подключения к Интернету,— сказала я: — Если там то, что ты ищешь. Нет телефона либо.

— У Эндрю есть,— пробормотал Саймон.

— Слишком рискованно,— покачал головой Дерек. — Добудем одноразовый телефон в сервисном центре. Мы расскажем все, найдем место, чтобы встретиться с ним.

Глаза Саймона загорелись при мысли, что, наконец, он сможет поговорить со своим отцом. Затем их омрачил гнев, волнение и боль от новости о предательстве Эндрю.

— Так значит, мы собираемся уходить сейчас?— поинтересовалась я.

— Да,— кивнул Дерек. — Собираемся.


ГЛАВА 31

НА ДАННЫЙ МОМЕНТ МЫ СТАЛИ ЭКСПЕРТАМИ по части побега. Мы рассказали Тори, затем разделились собраться, в чем мы нуждались, одежду, деньги, еду. Мы по очереди, по двое упаковывались, а двое других слонялись, так Эндрю не задумывался, почему у него был дом с четырьмя подростками, и внезапная тишина. К счастью, Эндрю проводил все время на кухне. Я не думаю, что любой из нас мог бы присматривать за ним.

Тори и я собирали нашу коллекцию косметики, когда Дерек проскользнул мимо с охапкой лыжных курток.

— Нашел это в подвале,— сказал он. — Это потребуется на случай похолодания,— он сунул мне красную, а Тори синюю. — Саймон ищет подходящую и идет наверх. Мы выйдем через заднюю дверь. Вы трое пойдете вперед. Я останусь внутри убедиться, что Эндрю не выйдет, пока вы не окажитесь в безопасности в лесах.

— А что если заметит?

Дерек потер губы, то есть он не планировал такую возможность.

— Не говори мне, что у тебя могут быть проблемы с этим,— сказала Тори. — После того, что он сделал с тобой? Лучше всего с ним расправиться сейчас, чтобы все осталось в тайне. Я использую заклинание обездвиживания. Вы, ребята, свяжите его.

— Работа для меня,— сказал Саймон, подойдя сзади. — Я до сих пор помню узлы у скаутов.

Дерек колебался. Затем он посмотрел на меня, что удивило немного, и я сказала:

— Я—Я согласна,— на самом деле не уверена, что он искал именно это, но кивнул, и я продолжила, более твердо: — Это самый лучший способ. В противном случае, как только он выясняет, что мы ушли, он...

В дверь позвонили. Я была не единственной, кто подпрыгнул. Дерек схватил наши сумки, готовый спрятать.

— Ребята?— крикнул Эндрю. — Может кто—то откроет? Это Маргарет.

— Это делает план немного более сложным,— пробормотала Тори. — Но не так сильно. Она старая, и она просто некромант.— Взгляд на меня. — Извини.

— Ребята?— шаги Эндрю стучали по коридору.

— Сейчас,— откликнулся Саймон.

— Сначала мы возьмем Маргарет,— пробормотал Дерек. — Тори может обездвижить ее. А Саймон связать. Я пойду к Эндрю. Хлоя? Положи куртки и сумки в шкаф, на всякий случай.

Переложить куртки и сумки? Иногда я действительно хотела, чтобы мои возможности были немного больше, ну, мощнее. Я подняла два рюкзака, когда Дерек отправился на кухню, а Тори и Саймон пошли к входной двери.

Я возвращалась за второй порцией, когда услышала голос Маргарет. Неужели связывающее заклинание Тори потерпело неудачу?

— Это Гордон,— представила Маргарет. — А это Роксана. Раз Рассел и Гвен ушла, мы подумали, что так будет безопаснее, принести еще нескольких наших членов, чтобы встретиться с вами. Теперь, давайте все пойдем пересмотреть наши планы.


***

Тори хотела взять на себя всех четверых, но предположила, что это слишком. Четверо взрослых против четверых детей означает плохие шансы, особенно когда мы не знали сверхъестественные типы Гордона и Роксаны. Наш план был улизнуть, как только они начали свое заседание. За исключением того, что они хотели видеть нас на этом совещании. Саймон отказались, он не мог смотреть на Эндрю... так Дерек и я прикрыли его. Я была той, во всяком случае, с кем они больше всего хотели поговорить, задать больше вопросов о лаборатории Эдисон Груп и персонале.

Я должна была поблагодарить за годы обучения драме, улучшившую мою игру. Это помогало мне не смотреть в сторону Эндрю больше, чем необходимо. Я кипела все время, зная, их они не волновало, что я рассказывала, что они не планируют возвращаться. Я понятия не имела, что они планировали, только то, что мы не пробудем здесь достаточно долго, чтобы узнать.

Наконец, они отпустили нас.

— Найди Саймона,— прошептала Тори Дереку, когда мы спешили по коридору. — Я собираюсь отправить сумки в лес. Хлоя? Прикрой меня.

Это было более разумным для Тори — девушки с заклинаниями — покрыть его, но я не стал лезть. Дерек все еще не доверял ей достаточно.

Тори даже не добралась до лестницы, когда голос позвал:

— Дети? Идите сюда?

Дерек выругался. Это был Гордон, новый парень.

— Мы здесь,— ответил я, идя в направлении его. Дерек двигался следом.

Гордон был примерно возраста Эндрю, среднего роста, с животом и седеющей бородой, такой парень, который был бы замечательным Сантой.

— Мы снова нужны?— спросила я.

— Нет, они заняты разработкой плана, поэтому мне захотелось сказать привет. Мы не получали шанса, чтобы пообщаться,— он подошел к Дереку сияя широкой улыбкой, пожал ему руку. — Ты меня не помнишь, не так ли? Я не удивлен. Ты был всего лишь маленьким мальчиком в последний раз, когда мы встретились. Я работал с твоим отцом. Мы играли в покер по вторникам,— он хлопнул по плечу Дерека и повел его в гостиную. — Эндрю рассказывал мне, что ты любишь науку. Я преподаю физику в течение...

Гордон продолжал говорить, переводя Дерека в соседнюю комнату. Дерек бросил на меня взгляд, разочарование смешанное с раздражением. Когда я открыла рот, однако, он покачал головой. Мы застряли. Снова.

— Мы пойдем?— прошептала Тори, вернувшись с Саймоном.

— Пока нет.


***

Гордон в конечном итоге позвал нас. Он знал мою тетю и маму Тори, так что теперь хотел познакомиться с нами поближе. Вчера мы все были в восторге от шанса произвести хорошее впечатление и доказать, что мы нормальные дети. Теперь это было просто жутко, делиться нашей историей жизни с человеком, который мог бы быть готов убить нас, если наши силы зарекомендовали себя как неуправляемые.

После встречи, все они решили остаться на ужин, и не было никакого способа для нас, чтобы выйти всех четырех из нас с нашими рюкзаками.

— Сможем ли мы оставить их позади?— спросила я. — У нас есть деньги. Что если?..

— Тори?— позвал Эндрю. — Не могла бы помочь мне с ужином с ужином?

— Хм, на самом деле...— начала она.

Эндрю высунул голову из—за угла. Видя всех четверых из нас собраных в зале, он нахмурился, потом выдавил из себя улыбку.

— Разве я помешал?

— Просто строили планы на прорыв,— сказала Тори.

Мои кишки готовы были завязаться в узел, глаза расширились.

— Мы надеялись улизнуть за мороженым после обеда,— пояснила она.

— Ах.— Эндрю провел рукой по волосам, неуверенно глядя. — Я знаю, что вы дети устали быть здесь взаперти...

— Разработка серьезных планов в кабинете,— сказала Тори. — Кроме того, моя заработная плата за ведение домашнего хозяйства прожигает дыру в кармане. Мы будем осторожны, и вернемся засветло.

Я знаю, но... Нет, ребята. Извините. Больше не выходить.— Он боролся за улыбку. — Мы отправляемся в Буффало завтра, и я обещаю, что мы остановимся за мороженым по пути. Теперь, если я могу рассчитывать на твою помощь, Тори...

Он повел ее прочь.


***

— Он знает,— сказал Саймон, когда мы сидели в игровой комнате, делая вид, что играем в Монополию.

— Он уверен, что чувствует нечто,— отметила я. — Но, может быть, мы просто параноики?

Мы оба посмотрели на Дерека.

Он потряс кости несколько раз и бросил на стол, в глубокой задумчивости, а потом сказал:

— Я думаю, что мы в порядке. Мы просто нервничаем.

— Они окружают нас со всех сторон...— выдохнул Саймон, пытаясь устроиться в кресле, барабаня пальцами по колену.

— Мы должны подождать до сегодняшнего вечера,— сказал Дерек. — Ляжем в постель, а затем уйдем после того, как Эндрю заснет. Другие уже уйдут к тому времени, и что даст нам больше времени, никто не поймет, что он в беде.

— В этом есть смысл,— кивнул Саймон. — Вопрос в том, не сойдем ли мы с ума от ожидания...

Он остановился, когда Дерек склонил голову, поворачиваясь к двери.

— Проблемы?— прошептал Саймон.

— Сотовые телефоны.

— Гм, да, они все получили их. Так.

— Таким образом,— Дерек указал налево. — Я слышу приглушенные звуки у передней двери, где они оставили свои пальто.

— Хорошо, еще не...— Саймон посмотрел прямо. — Сотовый телефон. Папа.— Он вскарабкался. — Где номер?

Дерек держал бумагу с номером вне его досягаемости.

— Успокойся.

— Хорошо, хорошо.— Саймон сделал еще один глубокий вдох, заставляя себя расслабиться. — Остыл.

Дерек передал его.

Я присела обратно, не желая вмешиваться, но Дерек жестом позвал меня с собой. Когда мы приблизились к входной двери, он помахал Саймону идти вперед, шепча, что мы будем стоять на страже, в то время как он позвонит.

— Так что ты думаешь об этой книге, которую редактирует Эндрю?— спросил Дерек.

Я уставилась на него. Очень красивая, я уверена.

— Поговори со мной,— шепнул Дерек.

— Верно. Извини. Это... очень понравилась. Я...

— Нет сигнала,— зашипел Саймон, выглядывая из—за угла.

— Поищи другое место,— прошептал Дерек. — Эндрю использовал его.

В то время как Саймон ушел, я сделала вид, что говорю о книге, что было нелегко, когда я не читала больше одной строчки. Так что я трещала по общим комментариям о стимуляции и стиле, пока Саймон посмотрел снова, размахивая отчаянно, телефон к уху, а он одними губами "Звонит!"

Дерек жестом показал ему вернуться обратно за угол, потом сказал мне, чтобы продолжала говорить. Я сделала, хотя не могла не услышать Саймон.

— Папа? Это я. Саймон.— Его голос дрогнул, и он прочистил горло. — Нормально. Ну, ладно.— Пауза. — Он прямо здесь. Со мной. Мы с Эндрю.— Пауза. — Я знаю. Мы пытаемся,— снова перерыв. — Нет. Не Эндрю. Это безопасный дом. Принадлежал парню по имени Тодд Бенкс. Большой и старый? Папа?

Дерек зашагал прочь, указывая мне стоять часами.

— Сигнал,— прошептал Саймон.

Дерек начал что—то говорить, потом повернулся за угол, уставившись в коридор. Конечно же, через секунду я услышала шаги.

— Ребята?— позвал Эндрю. — Обед.

— Иду!— откликнулась я.

— Позволь мне попытаться,— начал Саймон.

— Нет,— отрезал Дерек. — Мне нужно стереть исходящий вызов. Иди на кухню с Хлоей. Мы позвоним снова от станции технического обслуживания сегодня вечером.


***

Каждый взял на ужин достаточно, чтобы хорошо выглядеть. Дерек шипел для нас, чтобы нормально поели, заполнили наши желудки, но он едва закончил, слишком занят, прислушиваясь к сотовому телефону, беспокоясь об отце, что может перезвонить и выдать нас.

Он этого не сделал. Из того, что я слышала об их отце, Дерек получил свою осторожность именно от него. Там, где нормальный человек будет автоматически перезванивать после отключения, я подозревала, их папа станет искать номер и что—то о нем, выяснять имя Гордона, прилагается ли оно к списку... остановило его.

Он бы не попробовал звонить Эндрю. Тот факт, что друг не сказал ему, что мы с ним попали в неприятности. Он не стал бы вступить в контакт. Он только что нашел своего мальчика.

Слышал ли он ту часть, что мы находимся в доме доктора Бенкса? Знал ли он, где это было? Если да, то он придет к нам слишком поздно, освобождать захваченных сыновей?

Я напомнила себе, что сервисная станция была всего лишь в пятнадцати минутах ходьбы от дома. Мы могли бы предупредить мистера Бэя, прежде чем он пытается что—либо сделать. Если он был достаточно близко к дому, чтобы прийти сюда прежде, чем мы уедем... хорошая мысль, но я знала, что мы не могли рассчитывать на нее и, вероятно, не следует даже надеяться. У нас был план. Мы хотели выйти безопасно, найти мистера Бэя, и с его помощью спасти тетю Лорен и Рей.


ГЛАВА 32

Я ВЕРНУЛАСЬ В СВОЮ КОМНАТУ В ДЕВЯТЬ. Тори была там, погруженная в чтения графа Монте—Кристо. Она даже не пошевелилась, пока не закончила главу. Мы говорили некоторое время. Ничего важного. Просто поболтали, борясь, чтобы остаться спокойными, а еще молились, чтобы время ускорилось. Мы почти на месте. Еще несколько часов...

***

Дерек сказал, Эндрю никогда не ложился спать до полуночи. Если бы мы хотели уйти после того как он уснет, это означало, что ждать оставалось два.

К моему удивлению, я заснула так крепко, что я не слышала сигнала на часах Дерека. Проснулась от того, что Тори трясет меня с одной стороны, при попытке отключения сигнала с другой.

Я зевнула и заморгала.

— Убегать после того как ты почти не спала в течение недели не лучшая идея,— отметила она. — К счастью, я ожидала этого.

Она вытащила открытую банку кока—колы и передала ее мне.

— Не так хорошо, как кофе,— сказала она. — Но я уверена, что ты не пьешь кофе, не так ли?

Я покачала головой, проглатывая лимонад.

— Ребенок,— пробормотала она, закатывая глаза.

Дверь распахнулась, Саймон высунул голову.

— Прости?— приподняла бровь Тори.

— Это Дерек,— сказал он мне. — Я не могу разбудить его.

Мы выбежали из комнаты. Дерек был еще в постели, развившись, одеяло скинуто на пол. Он лежал на животе в одних трусах.

Я пожала ему плечо. Мои пальцы были прохладными от лимонада, но он по—прежнему не двигался.

— Он дышит,— прошептал Саймон. — Он просто не проснется.

Тори подошла к кровати. Краем глаза я убедила, как она хочет дать Дереку еще шанс.

— Вы знаете, с этой точки зрения, это не так уж плохо,— сказала она.

Я посмотрел на нее.

— Я просто хочу сказать...

Я наклонилась к Дереку, зовя его так громко, как только посмела.

— Лично я собираюсь бежать самостоятельно,— сказала Тори. — Но если вы хотите подождать этого типа...

Мой сердитый взгляд заставил ее заткнуться.

— Ты загораживаешь мне свет,— отрезала я, махнув в сторону.

— Ты знаешь, оказание первой помощи, Хлоя?

Я покачала головой.

— Тогда отойди.

Я позволил ей подойти. Она проверила пульс Дерека и его дыхание, сказала что оба, казалось, в порядке, а затем наклонился к его лицу.

— Ничто не странно в его дыхании. Запахи... как зубная паста.

Глаза Дерека открылись, и первое, что он увидел, было лицо Тори в дюймах от своего. Он вскочил и отпрянул. Саймон прыснул. Я безумным жестом, заставила его замолчать.

— Ты в порядке?— спросила я Дерека

— Сейчас да,— хихикал Саймон. — После Тори, заставившей его сердце выпрыгивать.

— Мы не могли разбудить тебя,— начала я. — Тори хотела убедиться, что ты в порядке.

Он продолжал мигать, дезориентированный.

— У меня есть кока—кола в моем...— попробовала предложить.

— Я сделаю это,— сказала Тори.

Я повернулась к Дереку. Он продолжал моргать.

— Дерек?

— Да,— пробормотал он, как будто был болен, затем поморщился и прочистил горло.

— Как ты себя чувствуешь?— повторила я.

— Устал. Должно быть, плохо спал.

— Как скала,— сказал Саймон.

— Чувствуешь себя пьяным?— поинтересовалась.

— Да,— он провел рукой по лицу. — Что я ел прошлой ночью?

Холодок пробежал по моей спине.

— Есть привкус во рту?

— Да,— он выругался и приподнялся.

Я схватил кока—колу у Тори, когда она вернулась.

— Он под воздействием наркотиков.

— Наркотики?— Саймон остановился лишь на секунду, затем сказал: — Эндрю.

— Я возьму наши сумки,— сказала Тори. Мы взяли их в наши комнаты прошлой ночью, опасаясь, что они будут найдены в шкафу внизу.

Взяв у меня колу, Дерек стал залпом ее опустошать.

— Эндрю принес нам соду вчера вечером, перед сном,— сказал Саймон, когда взял свою сумку.

— И он сказал, какая для Дерека?

— Это было не нужно. Я пью всегда диетическую.

Я посмотрела на Дерека, он вытирал ладонью рот.

— Ты сможешь идти?

— Да. Просто дай мне одеться.

Почему бы Эндрю добавлять Дереку наркотик? Понял ли он, что мы собираемся уйти сегодня? Или наша паранойя виновата наша паранойя? В любом случае, наш лучший боец выведен из строя.

— Я останусь с Дереком,— сказала я. — Саймон, ты можешь покрывать Тори и проверить комнату Эндрю?

Он взглянул на Дерека для подтверждения. Дерек заморгал, фокусировки, затем сумел невнятно откликнуться:

— Да. Сделай это.

— Но будьте осторожны,— прошептала я. — Есть хороший шанс, что Эндрю не в своей постели.

Они вернулись минут через десять.

— Его здесь нет,— прошептал Саймон.

— Что?

— Там нет его признаков,— подтвердила Тори. — За пределами стоит грузовик, но в доме нет никаких огней.

— И его обуви нет,— кивнул Саймон.

— Встреча с кем—то,— прошептала я. — Кто—то должен быть здесь, чтобы забрать Дерека, и за ее пределами Эндрю с ним, пытаясь выяснить, как это сделать.

— Или он был похищен,— сказала Тори.

Дерек потер лицо, а потом резко встряхнул головой.

— Забудьте Эндрю. Давайте просто пойдем и будем осторожными.


***

Саймон забросил руку Дерека на плечи, несмотря на протесты брата. Я несла сумку Дерека, а также мою собственную, Тори взяла вещи Саймона.

Мы посмотрела вниз в темный зал. Дерек понюхал. Последний след Эндрю был старым, то есть он не приходил наверх после того, как принес напитки. Дерек стоял в верхней части главной лестнице и слушал, потом покачал головой. Снизу ничего не слышно.

Мы направились к лестнице в задней части дома, которую мы нашли ранее, вероятно, для прислуги когда—то. Это была одна из областей, которую Тори не убирала и никто другой годы, по—видимому, и мне пришлось прикрыть нос и рот, чтобы пыль не заставила меня чихнуть.

Когда мы достигли низа, я была впереди, Тори прямо позади меня, а Саймон с Дереком были замыкающими. Лестница упиралась в дверь. Я медленно повернула ручку, стараясь оставаться спокойной. Чуть покрутила, а затем остановилась. Толкнула. Дверь не сдвинулась с места.

Тори прошмыгнула мимо меня и тоже попробовала.

— Заперта,— прошептала она. — Я думала, вы, ребята...

— Проверили все двери прошлой ночью,— сказал Саймон. — Она была открыта.

— Подвиньтесь,— потребовал Дерек, его голос все еще дрожал.

Мы сжались в сторону. Он вырвал ручку и замок щелкнул, заставив меня вздрогнуть от шума.

Лестница вела в темный, низкий потолок. Старая кладовка или что—то вроде. Тори включила свой фонарик. В комнате было грязно и пусто — почему—то никто не использовал эти лестницы. На этот раз она была первой у двери. Я знал, что она найдет даже прежде, чем она объявила это.

— Закрыта.

— Серьезно?— шепотом спросил Саймон.

Дерек прошел мимо, проснулся. Он повернул ручку и, опять же, замок щелкнул. Он дернул дверь. Она не сдвинулась с места. Он потянул сильнее, заставляя петли скрипеть.

— Это заклинание выхода,— сказал голос позади нас.

Мы повернулись, когда Эндрю вышел через дверной проем лестничной клетки. Пальцы Саймона взлетели на стук — обратное заклинание. Дерек дернулся вперед. Эндрю махнул рукой в мою сторону. Искры летели из его пальцев. Саймон и Дерек оба остановились.

Эндрю криво усмехнулся.

— Я подумал, что мог бы использовать это. Саймон, ты знаешь, как оно действует. У меня есть заклинание, все готово для запуска. Это займет всего пару слов, чтобы закончить.

— Ч—что за заклинание?— прошептала я, загипнотизированная теми искрами, скачущими в меня.

— Смертельное,— сказал Эндрю.

Дерек зарычал. Реальные рычание, такое волчье, что оно заставило волосы встать дыбом на моей шее.

В стороне, Тори что—то произнесла мне одними губами. Я не могла услышать, но догадалась, что предупреждала меня, она собиралась броситься.

— Нет,— сказал Дерек, слово по—прежнему почти рычание. Его взгляд был устремлен на Эндрю, и я думала, что он разговаривал с ним, но затем его взгляд скользнул к Тори. — Нет.

— Слушай Дерека,— сказал Эндрю. — Если он думает, что есть способ добраться до меня прежде, чем я завершу это заклинание, он сделает это сам. Тори, выйди вперед, пожалуйста, чтобы я мог видеть твои губы. Саймон, держи руки на виду. Дерек?

Я взглянула на Дерека. Его взгляд был прикован к Эндрю, глаза горели, мышцы челюсти напряжены. Эндрю сказал его имя снова, но он, казалось, не слышал, сжимая и разжимая кулаки.

— Дерек,— прикрикнул Эндрю, зло.

— Что?— рыкнул тот.

Эндрю вздрогнул, потом спохватился и расправил плечи.

— Повернись.

— Нет.

— Дерек.

Дерек только сердито сопел. Затем он склонил голову, и я не могла видеть выражение его лица, но что—то в нем заставило Эндрю отступать, только немного. Его кадык задергался. Он попытался выпрямиться снова, пытался встретиться взглядом с Дереком, но не мог управлять им. Его пальцы согнуты, искры, скачут, как будто примеряясь.

— Дерек?— прошептала я. — Пожалуйста. Не делай этого.

Он начал поворачиваться на звук моего голоса, нарушая зрительный контакт с Эндрю, выражение его лица изменилось, заталкивая волка назад, Дерек возвращается.

— Делай, как он говорит,— сказала я. — Пожалуйста.

Он кивнул и медленно повернулся лицом к стене.

— Спасибо,— хмыкнул Эндрю. — Я надеялся избежать этого, но я предполагаю, что недооценил дозы. Я не хочу причинять тебе боль, Дерек. Вот почему я усыпил тебя. Я не хочу обидеть любого из вас. Я здесь, чтобы защитить вас. Я всегда делал это.

Саймон фыркнул.

— Да, конечно, ты не хочешь обидеть Дерек. Ты просил тех оборотней, чтобы убить его безболезненно, верно?

— Я не пытался убить Дерека.

— Нет, ты нанял кого—то, чтобы сделать это. Ты слишком большой трус, чтобы посмотреть ему в лицо и нажать на курок. Или, может быть, это был беспорядок, ты был обеспокоен. Я знаю, насколько тебе нравится эта одежда. Пятна крови, такие суки, плохо отстирываются.

— Я не...

— Мы обнаружили электронные письма!— Саймон вскочил на ноги, но при взгляде на Дерека, остановился и опустился на пол. — Мы знаем, что ты стоишь за этим.

— Да, у меня был план отправить Дерека в стаю. Это то, что вы нашли, не так ли? Ничего о том, что я разрешил убить его. Это было совершенно Расселом. Наш план был передать его стае. Томас и я узнали все, что могли о них, пока мы были удовлетворены тем, что они не убьют шестнадцатилетнего оборотня. Они, как и любая другая организованная группа сверхъестественных... место для своей расы, чтобы научиться контролировать свои способности и жить в человеческом мире. Место, где они могут быть с себе подобными.

Я посмотрела на Дерека, борющегося с собой, чтобы увидеть проблески. Но он только смотрел на стену, его взгляд был пуст, никаких эмоций.

— Вот что я думаю, лучше для тебя, Дерек,— сказал Эндрю. — Оборотни принадлежат оборотнями.

— А сыновья принадлежат отцу,— сказал я спокойно.

Эндрю напрягся. Его взгляд настороженно выстрелил в дверной проход.

— Мы нашли и эти письма,— подтвердила я. — Ты держал их отца от них подальше.

Пауза. Потом:

— Да, я сделал это. И на это есть причина.

— Конечно, есть,— сказал Саймон, в его голосе сквозил сарказм. — Позволь мне угадать. Наш папа очень злой колдун "Кабала". Или двойной агент Эдисон Груп. Сделай свой выбор. Он плохой, плохой парень, который хотел убить нас, если бы получил шанс.

— Нет, Саймон,— сказал Эндрю, и голос его смягчился. — Твой отец лучший из всех, что я знаю. Он отказался от всего, своей карьеры, своих друзей, своей жизни, чтобы пуститься в бега, чтобы защитить вас. Он отказался присоединиться к нашей группе, потому что это может поставить под угрозу вас. Его задачей являлись вы двое. Он никогда не позволит мне отправить вас обратно в эту лабораторию, чтобы помочь остановить их. Если бы я позвонил ему, он бы сразу забрал вас и бежал на все четыре стороны. Он сказал мне оставить Эдисон Груп.

— Не плохая идея,— сказала Тори.

Эндрю покачал головой.

— Если Кит заберет вас дети, то вы окажетесь в безопасности. Если вы в безопасности, то у моих людей нет мотивации к роспуску Эдисон Груп. Я пытался убедить их в том, чтобы сделать это в течение многих лет, и теперь они готовы действовать, но только если есть непосредственная угроза. Если вы уйдете, они вернуться к мониторингу. А вот если они решат отпустить вас с ним.

— Почему бы и нет?— усмехнулся Саймон. — Использовать нас.

— Для многих из них, это меньшее из своих забот, далеко позади своей озабоченности по поводу угрозы представляющей для сверхъестественного мира в целом. Если ваш папа придет...— Он переместился, сгибая рук, заклинание колебалось долю секунды, прежде чем продолжить говорить. — Я надеюсь, что Рассел действовал в одиночку, когда он сказал этим оборотням, чтобы убить Дерека и Хлою, но, честно говоря... я не знаю.

— Хорошие друзья у тебя там.

— Да, некоторые из них являются моими друзьями, Саймон, но большинство из них, как и другие члены клуба. Мы разделяем один интерес, не более того. Этот интерес защищает наш мир. Для меня это означает закрытие Эдисон Груп. Для некоторых из них...

— Это значит, включая нас,— пробормотала я.

— Не слушай его, Хлоя,— сказал Саймон. — Он лжец и предатель. Если эти люди так беспокоятся о нас, почему они оставляют нас наедине, чтобы вы наблюдали за нами?

— Это не так. Вот почему я должен был остановить вас, прежде чем вы бы вышли за дверь.

Саймон рассмеялся. И этот смех звучал пугающе.

— Правильно, потому что они скрываются в темноте, ожидая, чтобы прихлопнуть нас энергией заклинания смерти. Нет, подождите, это ты, не так ли?

Эндрю опустил пальцы лишь немного, как будто он хотел убрать угрозу.

— Да, так, Саймон. Не прямо за дверью, но достаточно близко, охрана путей эвакуации. Потому что это именно то, чего они боятся больше всего. То, что вы можете бежать. То, что вы будете работать для тех людей и подвергать нас опасности. Или вы потеряете контроль и навредите. Вы бежали из Лайл Хауса, и вы скрылись от Эдисон Груп. Что первое, что вы будете делать, если вы ощущаете дуновение неприятностей? Вы будете работать и...

Дерек сделал выпад. Он ударил меня в плечо и повалил на пол, приземлившись на меня. Его тело дернулось, как будто он был поражен заклинанием, а я взвизгнула, пытаясь встать, но он держал меня, шепча:

— Я в порядке. Все нормально.

Я подняла голову, чтобы посмотреть, куда Эндрю попал заклинанием, как Саймон вскочил на ноги. Парень бросился на него и вывернул руки за спину. Дерек встал, чтобы помочь. Он удержал Эндрю.

— Т—Ты в порядке? Он не ударил тебя заклинанием?— когда я произнесла это, колени задрожали.

— Попал.

Эндрю поднял голову.

— И, как вы можете видеть, это была не летальное заклинание. Я сказал, что не хочу причинять тебе боль, Дерек. Я бы не сделал больно Хлое. Мне только нужно, чтобы ты послушал меня.

— Мы слушали,— сказал Дерек. — Саймон? Я думаю, что видел веревку в мастерской. Хлоя? Оставайтесь здесь. Тори? Подстрахуй Саймона, в случае, если в доме есть кто—то еще.


ГЛАВА 33

ДЕРЕК РЕШИЛ ЗАДАТЬ ЕЩЕ пару вопросов Эндрю. Он спросил о том, что случилось ночью в коттедже Эндрю. Тот признался, что он не был частью плана устроить свое похищение и олицетворение Эдисон Груп. Все это было устроено, даже возможность вырвать радио, чтобы мы могли услышать о его "побеге". Они поставили себя, как наши спасатели, чтобы могли взять нас под защиту.

Саймон пришел быстро и бросил веревку.

— Его телефон. Мы можем позвонить папе. Проверьте карманы.

— Он в тумбочке у моей кровати,— сказал Эндрю. — И это бесполезно. Прием был плохим, и это было всю ночь. Я думаю, что кто—то блокирует дом.

— Я ему не верю,— буркнул Саймон.

— Я не ожидаю этого.


***

Конечно же, мы не могли найти сеть. Даже побывали на крыше, не помогло.

Так что Эндрю говорил правду об этом. А как насчет остального? Были люди на самом деле там, ожидающие нас? Или это просто очередная ложь, чтобы удержать нас от бега?

Мы связали, заткнули рот Эндрю и оставили его в подвале.

Не удивительно, что Тори хотела сделать перерыв. Саймон согласился. Ни хотел застрять здесь, ни секунды дольше, чем необходимо. Мы должны работать, и, если поймают, как Тори сказала:

— Что они собираются делать? Стрелять по нам?— Проблема в том, что может быть именно это они и сделают.

Мы не думали, что Рассел действовал в одиночку. Если бы это была только его и Гвен инициатива? Или других? Сколько людей в этой группе тайно была бы рада видеть нас мертвыми, удобное решение дилеммы нашего неудобного существования.

Даже если они не хотят нас убить, если все четверо из нас будут пойманы пробираясь через лес с нашими рюкзаками, не было бы никаких сомнений в том, что мы будем делать. Мы не упустим свой шанс, чтобы уйти.

Так, один из нас должен идти. Но кто? Дерека, скорее всего, убьют, если поймают. Тори может закатывать глаза на предположении, что мы были в смертельной опасности, но она не была добровольцем. И Дерек не допускал и мысли, что пойдем я или Саймон.

Мы спорили. Потом мы расстались, Дерек и Саймон спустились вниз, чтобы попытаться получить больше информации от Эндрю, и Тори решила продолжать поиски на его ноутбуке, чтобы посмотреть, нет ли там чего, что бы мы пропустили, то, что может подтвердить или опровергнуть его утверждения.

Когда она искала, я опустилась на колени и пыталась вызвать Лиз. Она была бы идеальным решением этой проблемы, она могла двигаться незамеченной и увидеть, если кто охранял дом. Я была осторожна, чтобы представить ее ясно и называть ее имя, поэтому я бы не вызвала случайно Ройса или доктор Бенкса. Был кто—то еще, к кому я хотела бы обратиться, моя мама, но я не могла думать об этом. Даже если бы я позвала ее, я сомневаюсь, что могла удержать ее здесь достаточно долго.

Поэтому я позвала Лиз. И призывала и призывала, но ничего не чувствовала.

— Дерек с вами, ребята?

Я вскочила. Когда Саймон вошел, я поднялась на ноги.

— Я думала, что он с тобой,— выдохнула я.

— Не—а. Он заставил меня проверить мой уровень сахара в крови, и я перекусил, но когда я вернулся, Эндрю был один.

— Я помогу тебе искать.


***

Я нашла Дерека на крыше, вглядывающегося, слушающего, принюхивающегося признаки любого охраняющего дом.

— О, это отличная идея,— выдавила я. — Парень, который стоит на крыше может быть идеальной мишенью.

— Они не увидят меня здесь.

Когда я посмотрела на него, он вздохнул, как будто я раздувала из мухи слона, потом сел и сказал:

— Лучше?

— Я не думаю, что для тебя безопасно быть здесь.

— Еще несколько минут.— Он снял куртку и положил ее рядом с ним. — Садись здесь, между мной и дымоходом. Это безопасно.

— Меня не это волнует.

— Я в порядке.

— Откуда ты знаешь? Они могут быть в очках ночного видения, со снайперскими винтовками...

Уголки его рта дернулись, и я приготовилась к фразе "Ты смотришь слишком много фильмов". Он не сказал, но я знала, что он думал именно так.

— Ты не пойдешь внутрь, не так ли?

— Пойду. Просто сядь. Я хочу поговорить с тобой.

— А я хочу, чтобы мы вошли и поговорили там.

— Здесь никем не пахнет. Я думаю, что Эндрю соврал.

— Пожалуйста, Дерек? Зайдем внутрь.

— Минуту.

Я повернулась и пошла прочь.

— Хлоя...

Я надеялась, что он пошел следом. Но знала, что не сделает этого.

***

— Нашла его,— я сказала, встречаясь с Саймоном в зале наверху. — На крыше.

— Крыша? Я полагаю, ты сказала ему, что он идиот.

— Я попросила его спуститься вниз. Он не пойдет.

— Потому что он думает, что это правильный поступок. Самое правильное для всех остальных, что есть. Однажды он получит за это...— Саймон провел рукой по его волосам. — Я могу поговорить с ним. Я могу накричать на него. Он просто не пройдет. Он не самоубийца. Ему не все равно, умрет он или выживет. Это просто...

— Не высший приоритет.

— Нет, если это мешает защищать нас. Он может утверждать, что это волк, но эти два оборотня, которых вы встретили, не бросались на линию огня, дабы спасти друг друга, да?

— Угу.

Он выдохнул.

— Я, возможно, знаю способ заставить его спуститься. Но не задерживай дыхание.

— Не буду.


***

После ухода Саймона, я знала, что должно было быть сделано. Было только несколько часов до рассвета, а мы сидели, как ошеломленные светом олени, ожидая удара машины. Мы должны знать, существует ли действительно кто—то охраняющий собственность, и есть только один способ сделать это правильно.


ГЛАВА 34

Я ВЫШЛА ЧЕРЕЗ ЗАДНЮЮ ДВЕРЬ и направилась вдоль дома, где Дерек не мог видеть меня с крыши. Ветер дул мне в спину, значит, он не сможет уловить и запах. Хорошо. Я проскользнула в лесу.

Самый лучший способ узнать, есть ли кто—нибудь наблюдающий за домом, был отправить приманку. Из четырех из нас, я была лучшим выбором. У меня не было сил Дерека или Тори и заклинаний Саймона. Я была самой маленькой и наименее защищенной, и, насколько я могу судить, сейчас это было преимуществом, потому что я представляла наименьшую угрозу.

Существовала только одна проблема. Территория дома была огромной. Так, как они покрывают весь периметр? Когда Дерек спросил, Эндрю сказал, что они используют заклинания. Саймон не был уверен, что это возможно, но признался, что он не знал наверняка.

А как насчет прошлой ночи? Это имело смысл, что они не охраняли имущество, когда я была с Дереком, там были Лиам и Рамон, чтобы сделать это. Но как было раньше, когда Саймон и я пошли за мороженым? Эндрю сказал, что они не следили за нами и не были обеспокоены, зная, что Саймон не оставит Дерека позади. Тем не менее...

Я действительно думаю, что мы были под охраной? Номер Эндрю создание мнимого выигрышной ситуации, чтобы держать нас в доме, пока его друзей не появятся утром и спасут его. Таким образом, все, что я должна была сделать, доказать, что я могу далеко уйти на все сто.

Чтобы достичь цели, мне нужно прорваться через лес. Когда я вошла, свет из дома исчез, и стало настолько темно, что было невозможно увидеть руку перед моим лицом. Я принесла фонарик, но когда оказалась в лесу, поняла, что была не самая умная идея. Я могла бы повесить неоновую стрелку над своей головой.

Без фонарика, было столь же вероятно предупредить кого—то звуками в темноте. Таким образом, я использовал его сквозь ладонь, позволяя просачиваться лишь слабому свечению между пальцами.

В лесу было темно, но далеко не тихо. Ветки и листья трещали. Мышь запищала в стороне, ее писк прервал тошнотворный хруст. Ветер выл и шептал над головой. Даже мои ноги поднимали шум с каждым шагом. Я пыталась сконцентрироваться на этом, но чем больше старалась, тем больше он пугал меня, сердцебиение, стук—стук, стук—стук, стук—стук. Я сглотнула и схватила фонарик, пластик скользнул под моими потными пальцами.

Просто продолжай идти. Не останавливайся. Одна нога впереди другой.

Сова ухнула. Я подскочила. Фырканье, как сдавленный смех, и я развернулась, пальцы ускользает от объектива, луч разрезает темноту.

Кто там мог быть? Один из группы Эндрю? Смется над тобой?

Я ослабила мертвую хватку на фонарике, и включила его в другой руке, вытирая влажную ладонь о мои джинсы, затем прикрывая луч снова. Я сделала глубокий вдох, ощущая свежий воздух с запахом дождя. Дождя, влажной земли и слабого запаха разложения. Мертвые.

Еще один глубокий вдох, затем я начала снова идти вперед, зарываясь в лыжную куртку поглубже, резкий ветер замораживал мой нос и уши.

Я посмотрела вверх, надеясь на лунный свет, видя только пятна серого неба сквозь густые деревья, ветви переплетающиеся над моей головой, как высоко и красиво...

Я посмотрела вниз, но вид был не лучше. Бесконечные деревья растянулись со всех сторон, десятки толстых стволов, каждый из которых может быть призраком, стоял, смотрел на меня, ожидая...

Земля была здесь мягкой, и каждый шаг, преследовал жуткий сосущий звук. Перед глазами мелькнул вид маленькой собачки—зомби и зомби—кролика и всех остальных, кого я подняла прошлой ночью. Я действительно освободила их всех? Или они все еще здесь, ждут меня?

Я пошла быстрее.

Бессловесный шепот прозвучал позади меня. Я развернулась, пальцы крепче стиснули фонарик. Голос шептал, звук кружился вокруг меня. Я последовала за его колебаниями пучком света, но ничего не увидела.

Что—то ударило по моей перевязанной руке. Я взвизгнула и отпрыгнула. Фонарик вылетел у меня из рук, упал на землю, и выключился.

Я упала и пошарила вокруг, пока не нашла его. Я щелкнула выключателем. Ничего.

Я постучала фонариком по колену, желая заставить вновь работать. Он заморгал, и постепенно я разглядела на корточках куски кустарников и корявые стволы деревьев.

— Боишься темноты?— Прошептал голос.

Я постучала фонариком снова. Сильнее. Тем не менее ничего.

— Это довольно красная куртка. Маленькая Красная Шапочка, в полном одиночестве в лесу, ночью. Где твой большой, плохой волк?

Холодок пополз по моему телу.

— Ройс.

— Умная девушка. Жаль, что ты не достаточно умна, чтобы знать, что происходит с девочками в полном одиночестве в лесу ночью.

Я вспомнила девушку, которую видела на стоянке для грузовиков, окровавленную и избитую, ползущую через подлесок, отчаянно пытающуюся избежать злоумышленника, только для того, чтобы ей перерезали горло, истечь кровью в лесу, быть похороненной там.

Ройс смеялся, гортанным смехом с большим удовольствием. Он наслаждался моим страхом. Я плюнула на него, сунул фонарик в карман и пошла дальше.

— Ты знаешь, чью куртку сейчас носишь? Остина. Его лыжная куртка. Цвет крови. Символично, не так ли? Он умер в куртке красного цвета. Кровь, мозги, и маленькие кусочки костей.

Я шла быстрее.

— Когда я увидел тебя, на секунду, подумал, что это Остин. Но ты не похожа на него. Вовсе нет. Ты хорошенькая девочка, ты знаешь?

Я попыталась блокировать его голос, сосредоточиться на стуке моих шагов вместо этого, но они были тише, слишком мягкими, и не было ничего, только этот темный, тихий лес и голос Ройса. Он материализовался, идя рядом со мной. По коже поползли мурашки, и я подавила желание потереть руки.

— Мне нравятся красивые девушки,— сказал он. — И они любят меня. Просто нужно знать, как их уговорить.— Его улыбка мелькнула в темноте. — Хотела бы ты встретиться с одной из моих девочек? Она не далеко отсюда. Крепко спит под слоем листьев и грязи. Ты можешь ее разбудить, поговорить, спросить ее, кто я и что сделал.— Он наклонился, шепча мне на ухо. — Или ты хочешь, чтобы я тебе рассказал?

Я немного споткнулась, и он засмеялся. Я осмотрелась вокруг, пытаясь понять куда идти, но все, что я могла видеть, был бесконечный черный лес. Ройс снова засмеялся.

— Страшно? Это не хорошо для некроманта. Твои нервы будут расшатаны до безумия, когда ты доберешься до конца.

Я продолжала идти.

— Они предупреждали тебя о безумии?

— Да, твой дядя рассказал мне, как все мы будем сходить с ума, как ты,— мой собственный голос слегка успокоил сердцебиение.

— Я? Я не сумасшедший. Мне просто нравится делать больно. Всегда нравилось. Дядя Тодд просто не мог их видеть. Сказал, что щенок Остина попал в аварию, соседскую кошку убили койоты... Ты знаешь, что взрослые говорят.

Я двигалась быстрее. Он шел рядом со мной.

— Когда я сказал, безумие, я имел в виду проклятие некромантии. Они рассказывали тебе об этом, не так ли? Или, может быть, они боятся. Ты такая тонкая штучка.

Я ничего не сказала.

— Смотри, после целой жизни видя призраков, некроманты...

— Я не заинтересована.

— Не перебивай меня.— Его голос стал холодным.

— Я знаю все о безумии,— солгала я,— так что тебе не нужно повторять.

— Хорошо, мы будем говорить о девушке. Ты хочешь услышать о том, что с ней случилось?

Я свернула налево.

— Ты уходишь от меня?

Эти холодные нотки снова скользнули в его голосе. Я сделала три шага, потом что—то ударило в мою голову. Я пошатнулась. Камень размером с яйцо отскочил на землю и покатился на моем пути.

— Не игнорируй меня,— взвизгнул Ройс. — Не перебивай меня. Не уходи от меня.

Я остановилась и обернулась. Он улыбнулся.

— Так—то лучше. Теперь, о чем ты хочешь поговорить со мной? То, что я сделал с этой девушкой? Или о проклятии некромантов? Твой выбор.

Я дала ему психический пинок. Он замерцал, а затем стал расстреливать спину, с подлинной яростью на лице.

— Хочешь избавиться от меня? Потому что это действительно плохая идея.

Он исчез. Я развернулась, пытаясь найти его. Камень ударил меня по затылку, так, что я потеряла сознание на секунду, придя в себя на коленях, с кровью, текущей по шее.

Я вскочила и побежала. Следующий камень ударился о плечо. Я продолжала двигаться, пытаясь представить его в полете в следующее измерение, но я не могла сосредоточиться, не решилась закрыть глаза даже на секунду. Деревья мешали этому.

Камень попала в заднюю часть моего колена, и я споткнулась. Мне удалось сохранить равновесие, шатаясь, похромала вперед. Ветки тыкали в глаза. Тогда моя нога запуталась в виноградной лозе и я рухнула вниз, растягиваясь на земле.

Я заставила себя подняться на колени. Что—то ударилось между лопатками, и я была сбита снова в грязь лицом. Он ткнул палкой в мою щеку достаточно сильно, до крови.

Я не пыталась встать на этот раз. Я лежала на животе, опустив голову, закрыв глаза, пытаясь отправить Ройса обратно в другую сторону.

— Я сказал тебе остановиться...— Его голос внезапно затих. Палка упала рядом со мной, как если бы он ослабел слишком сильно, чтобы удержать ее.

Я толкнула сильнее. Палка поднялась. Я сосчитала до трех, а затем попробовала снова. Он материализовался, с маской ярости на лице. Я вскочила на ноги. Он повернулся снова, дико крича, и я легко увернулась. Он полетел на меня, размахивая палкой. Я мысленно ударила его всем, что я имела.

Он схватился за палку, но она откатилась в сторону. Он попытался вырвать новую. Вскочил с земли, вращаясь в воздухе. Он сердито посмотрел на меня, как будто я это делала. Но это не я.

Палка висела над его головой. Он прыгнул за ней. Она качнулась в сторону, из его досягаемости. Он рванул снова. Она упала на землю.

Ройс посмотрел на меня, и когда он это сделал, рядом с ним материализовалась фигура, девушка с длинными светлыми волосами, одетая в ночную рубашку с Минни Маус и носки с оранжевыми жирафами.

— Лиз!

— Что?— Ройс проследил за моим взглядом, но она исчезла.

Я попятилась. Ройс схватился за палку. Она откатилась от его пальцев. Он схватил снова, и она, хрустнув, сломалась на две части.

Когда он посмотрел на меня, Лиз появилась, диким жестом для меня показывая, чтобы изгнать его.

Я закрыла глаза. Это было очень не просто, чтобы держать их закрытыми, а не готовиться к удару, но я верила, что у Лиз все под контролем. Я толкнула его так сильно, как только могла, предусматривая все виды полезных сценариев — Ройс падает с обрыва, Ройс падает с небоскреба, Ройс выпадает из шлюза. Идеи было не трудно придумать.

Ройс бушевал. Он проклинал. Он угрожал. Но чтобы он не кидал, не долетало до меня. Его слова затихли и парень исчез, наконец, наступила тишина и Лиз сказала:

— Он ушел.


ГЛАВА 35

ЛИЗ СТОЯЛА, УЛЫБАЯСЬ.

— Мы сделали это.

Я засмеялась, балансируя между плачем и улыбкой, колени подгибались от облегчения.

Она подошла.

— Итак, я собираюсь предположить, что проигравший наполовину демон телекинетик, как я. Из эксперимента?

Я кивнула.

— Это не значит, что я связана с ним, не так ли?

— Я так не думаю.

— Отлично, потому что у меня уже достаточно гнили в семейном древе. А тебя притягивает к ней.

— По—видимому.

— Он работал на меня, хотя мой сумасшедший фактор не должен быть достаточно высоким, тем не менее, потому что он взял меня, чтобы найти тебя. Я слышала, ты вызываешь, но думаю был другой вопрос.

— Спасибо.

Мой голос дрожал. Лиз поспешила положить руки на мои плечи. Я не могла чувствовать ее объятий, но могла себе это представить.

— Твой полтергейст телохранитель вернулся на дежурство. Между нами, мы можем обрабатывать все большие, страшные призраки. Я накажу, а ты избавишься от них,— она усмехнулась. — Эй, это очень хорошо.

Я улыбнулась.

— Да

— И если говорить о большом и страшном, я думала, что ты здесь с Дереком, помогая ему превратиться в волка. Ты бы лучше захватила его, потому что в этих лесах есть нечто большее, чем любитель бросать палки и камни. Есть любители поиграть с заклинаниями и оружием,— Она изучала меня. — И почему у меня такое чувство, что это не сюрприз?

Я объяснила, так быстро и тихо, как могла.

— Этот парень Эндрю говорит правду,— сказала она. — Здесь есть четыре человека, одетых в черное, с радио и винтовками. Это не много, но у них есть некоторые высокотехнологичные устройства на их стороне, нормальные и сверхъестественные. Они поставили инфракрасный лазер, и я слышала, как они говорили о так называемом периметровом заклинании.

— Нам нужно вернуться, то и...

— Тссс. Кто—то идет.

Я присела.

Лиз прошептал мне на ухо.

— Я не думаю, что это наш приятель полтергейста, но жди здесь. Я пойду, проверю.

Она исчезла. Я пригнулась как можно ближе к земле. Когда огромная фигура появилась передо мной, я взвизгнула. Он прыгнул вперед.

— Это я,— прошептал знакомый голос.

— Дер...

Удар. Он споткнулся, Лиз за ним.

— Лиз, это...

Она ударила его еще раз, между плечами чем—то тяжелым. Она узнала голос или проклятие и наклонилась, чтобы получше его рассмотреть

— Ой.

— Я бы сказал, что он заслужил, всегда подкрадывается к людям,— Саймон появился со стороны Дерека. Он огляделся. — Привет, Лиз...— я указала, и он повернулся в ее сторону.

— Хэй, Саймон.

Я передала ее приветствие, когда Дерек встал, бормоча.

— Кто—то сказал, что Лиз здесь?— Тори вынырнула из леса.

Когда я указала на Лиз, Тори улыбнулась самой яркой улыбкой, которую я видела от нее, так как... ну, я не знаю. Лиз была другом Тори в Лайл Хаусе, и они поздоровались, я играла роль посредника.

— Что вы, ребята, здесь делаете?— Спросила я.

— Мы отправились в составе официальной поисковой бригады,— ответила Тори. — В комплекте с ищейкой.

Она махнула на Дерека, который отряхивал джинсы.

— Я оставила тебе записку,— сказала я Дереку. — Я объяснила тебе, куда иду и что я делаю.

— Он получил ее,— сказал Саймон. — Не имеет значения.

Дерек сердито нахмурился.

— Ты думаешь, оставленная записка...

— Не говори, что это глупо,— предупреждала я.

— Почему нет? Это было глупо.

Саймон вздрогнул и пробормотал:

— Потише, братан.

— Отлично,— пробормотала я. — Я привыкла к этому.

Я посмотрела на Дерека. Он колебался секунду, затем скрестил руки на груди и стиснул челюсти.

— Это было глупым,— сказал он. — Рискованным и опасным. Эти ребята могли бы быть здесь с оружием...

— Они здесь.— Я повернулась к Саймону и Тори. — Лиз видела их. Эндрю говорил правду. Мы должны вернуться внутрь, прежде чем они нас услышат.


***

Это была тихая обратная дорога. У задней двери, Лиз остановилась. Она потянулась, ладонью наружу, и это было, как давить на стекло.

— Я думаю, что есть заклинание, чтобы держать призраков изнутри, как в Лайл Хаусе,— сказала я. — Но можно быть в состоянии позвать их в подвале или на чердаке, как мы делали там. Другие призраки. Я пойду...

— Я в порядке здесь, Хлоя. Вы идете делать свое дело.

Я колебалась.

Она улыбнулась. — Серьезно. Я никуда не пойду. Когда ты нуждаешься во мне, я буду здесь, ладно?

Я с трудом прошли через дверь, прежде чем пожелала бы остаться снаружи с Лиз.

— Ты сердишься на меня за пребывание на крыше,— сказал Дерек, надвигалась на меня.

— Так что я ушла назло тебе?

— Конечно, нет. Но ты злишься на меня за тот риск. Итак, ты сделала то же самое, чтобы доказать свою точку зрения.

— Нет, борьба с тобой никогда не стоила риска моей жизни, Дерек. И я не сержусь на тебя. Расстроена — да. Взволнована, определенно. Но если бы я думала, что мое мнение достигло тебя сейчас, хорошо, что ты быстро поправил меня.

Он побледнел при этих словах.

— Я...

— Я пошла туда по той причине, я написала в своей записке. Потому что мы должны были знать, и я лучше всего подходила, чтобы получить ответ.

— Как? Есть ли у тебя ночного зрение? Сверхчеловеческая сила? Сверхчеловеческие чувства?

— Нет, но парень со всем этом не спускался с крыши, поэтому следующий лучший выбор был человек без всего этого. Тот, от которого не будет угрозы.

— Она права,— пробормотал Саймон, подойдя сзади. — Тебе не нравится то, что она сделала, но ты знаешь, что нужно было делать.

— Тогда мы должны были решить это вместе.

— Ты бы послушал?— спросила я.

Он ничего не ответил.

Я продолжила.

— Я не могла поговорить с тобой, потому что ты бы меня остановил. Я не могла поговорить с Тори, потому что ты бы обвинил ее. Я не могла говорить с Саймоном, потому что он знал, что ты обвинил бы его за то, что он не остановил меня. Мне не нравилось делать это за спиной, но ты не оставил мне выбора. Это черно—белое для тебя. Если Саймон, или я берем на себя риск, мы глупые и безрассудные. Если ты это сделаешь, нам глупо беспокоиться.

— Я никогда не говорил этого.

— Ты меня вообще слышал на крыше?

— Я сказал, что спущусь...

— Когда? Я ушла через двадцать минут, и Саймон был все еще там, пытаясь уговорить тебя спуститься вниз,— я покачала головой. — Хватит. У нас нет времени, чтобы спорить. Мы должны составить план.


ГЛАВА 36

МЫ РАССМАТРИВАЛИ ВОЗМОЖНОСТЬ использовать Лиз в качестве разведчика для безопасного прохода, но мы имеем дело с заклинаниями и высокотехнологичными устройствами тревоги. Мы предположили, что периметр был окружен.

Мы так же могли предположить, что окрестности не будут так же серьезно просматриваться в течение дня, когда здесь должен быть Эндрю, Маргарет и двое новых людей, чтобы следить за нами. Вот когда мы должны были бежать.

До тех пор, мы должны были играть по их правилам. Эндрю использовал нас, теперь мы будем использовать его. Это означало, что следовало отпустить его на свободу. Мы ломали голову, чтобы придумать другое решение, но не было ни одного. Чтобы спастись, мы должны были убедить всех, что все в порядке. Чтобы сделать это, Эндрю должен быть там, где они ожидали, что он будет.

Мы хотели оставить его в подвале до утра, а затем объявить, что решили, единственный способ расправиться с Эдисон Груп был следовать его плану.

Утром Маргарет и другие приедут, они найдут нас с желанием идти. Таким образом, мы надеялись, они ослабят бдительность и вот, когда я пошлю Лиз, чтобы убедиться, что путь свободен.

Если бы это не удалось, мы попытались прорваться с боем. Тогда мы бы позвали мистера Бэя.


***

Уже было почти шесть, когда мы закончили строить наши планы, то есть у нас было еще, по крайней мере, пару часов до появления Маргарет. Тори продолжала работать на компьютере Эндрю. К этому времени, мы не ожидали получить что—то большее от него, но он давал ей цель. Ребята присматривали за Эндрю. Это было их целью. А я? Я была растеряна. Испугана, потеряна и разочарована. А еще было очень больно. Как бы я ни старалась не думать о Дереке, я ничего не могла с собой поделать.

Я нашла лист бумаги и ручку, пошла в гостиную, чтобы включить прогулку вечером через лес в фильм. Я не написала ни строчки с первого прибытия в Лайл Хаус. Прямо сейчас я отчаянно нуждалась в побеге.

Я стала набрасывать сцены, когда дверь открылась. Я поднял глаза и увидела, что Дерек стоял там.

Я удержала нейтральное выражение на лице.

— Хм?

— Есть кое—что для тебя,— он протянул старую восьмимиллиметровую видеокамеру. — Я нашел ее внизу. Она не работает, но я думаю, что смогу это исправить.

Видеокамера? Что бы я ее использовала? Записать наш великий побег? Я не говорила, потому что знала, что это не главное. Это был подарок, способ сказать: "Я знаю, что я облажался, и я сожалею".

Его глаза умоляли меня принять ее. Просто прими это. Прости его. Забудь все, что произошло. Начнем сначала. И я хотела это сделать, принять его подарок, улыбаться и увидеть искры в его зеленых глазах и...

Я взяла камеру и поставила ее на стол.

— Здесь холодно,— сказал Дерек. — Радиатор точно работает?— Он подошел и положил руки на него. — Не очень хорошо. Я возьму одеяло.

— Мне не нужно...

— Подожди секунду.

Он вышел. Через минуту он вернулся и протянул мне свернутое одеяло. Я положила его на колени. Он огляделся, затем пересек комнату и сел на диван.

После нескольких минут молчания он сказал:

— Почему бы тебе не переместиться сюда? Будет удобнее, чем в кресле. Теплее, а еще ближе к радиатору.

— Я в порядке.

— Трудно говорить, когда ты так далеко.

Он опустился на край дивана, хотя места уже было много. Он положил руку на спинку. Затем неуверенно улыбнулся, но мое сердце все же сделало небольшой флип.

Он сожалеет, Хлоя. Он действительно милый парень. Не будь сукой. И не испорти все. Просто иди туда. Дай ему шанс, и, в мгновение ока, вы забудете все остальное.

И именно поэтому я осталась на своем месте. Я не хочу забыть все остальное и следующее, что случиться, так это он вернется на крышу, продолжая подвергать жизнь опасности.

— Ты не можешь сделать это,— выдавила я, наконец.

— Что сделать?— он задал вопрос достаточно невинно, но взгляд несколько потух. — Мне очень жаль. Вот что я пытаюсь сказать, Хлоя. Мне, правда, очень жаль.

— За что?

Он посмотрел вверх, растерянно.

— Заставил тебя злиться.

Я ничего не ответила, просто встала, чтобы уйти. Я смогла добраться только до двери. Когда он оказался позади меня, осторожно сжав мое предплечье. Я не смотрела на него. Не могла. Но остановилась, и слушала.

— Я чуть с ума не сошел, когда ты ушла,— произнес он, — Это было не потому что я думал, что ты поступила глупо или потому что ты могла быть неосторожна.

— Ты просто беспокоился обо мне.

Выдох облегчения от того, что я поняла.

— Да.

Я обернулась.

— Потому что ты думаешь, я стою этого.

Он коснулся пальцами моего подбородка.

— Я абсолютно уверен, что стоишь.

— Но ты так не думаешь про себя.

Его рот открылся. Затем закрылся.

— Это то, о чем идет речь, Дерек. Ты не позволяешь нам беспокоиться о тебе, потому что ты не думаешь, что стоишь этого. Но я так думаю. Я беспокоюсь.

Я поднялась на цыпочки, положила руки на его шею и потянула вниз. Когда наши губы встретились, первое прикосновение... Это было все, что я не чувствовала с Саймоном, все, что я хотела почувствовать.

Его руки обвились вокруг моей талии, притягивая ближе...

Шаги Саймона послышались в зале. Мы отпрыгнули друг от друга.

— И он говорит, что я появляюсь не вовремя,— проворчал Дерек. Потом он спросил: — Что случилось?

— Эндрю говорит, что должен пойти в ванную,— откликнулся Саймон, приближаясь,— Я мог бы справиться сам, но...

— Отлично. Я отведу его,— сказал Дерек. — Хлоя? Хотите прийти...

— Мне нужно поговорить с Саймоном.

Он послал мне странный взгляд на это, но только на секунду, как будто он не ревновал, просто, может быть испытал небольшую боль, что я не бросилась, чтобы идти с ним.

— Это важно,— сказала я. — Возьми Тори. Она может помочь с Эндрю.

Он кивнул и ушел.


ГЛАВА 37

— ТАК,— СКАЗАЛ САЙМОН. — Похоже, ты и Дерек снова разговариваете. Что случилось? Он посмотрел на тебя тем взглядом?

— Посмотрел?

— Ну, ты знаешь. Тот взгляд, что делает его похожим на побитого щенка, и заставляющим чувствовать себя ничтожеством, побившим его.

— Ах этот. Таким образом, он работает и на тебя?

Он фыркнул.

— Он работает даже на папу. Мы уступали и говорили ему, что это нормально, и следующее, что ты думаешь он делал? Жевал тапочки снова.

Я рассмеялась.

Саймон упал в кресло.

— Проблема в том, ты знаешь, что он пытается делать правильные вещи. Так что, если он не думает о себе, это правильно? Разве мы, а не он был эгоистичным "придурком"?— Он покачал головой, потом сказал: — Ты хотела поговорить?

— Мне нужно, кое—что предложить, но... Дереку это не понравится.

— Рассказывай.

Я сказала ему, что имела в виду. Когда я закончила, он выругался.

— Плохая идея?— спросила я.

— Нет, хорошая идея. Но ты права. Он никогда не пойдет на это. Если даже предположить, чтобы он подумал, что это испытание и либо разозлится, либо сделает все, чтобы уговорить тебя, которые не помогут, потому что потом он просто посмеется над нами и не будет оставаться там.

— Оставаться где?— осведомился голос.

Мы посмотрели друг на друга. В зал вошла Тори.

— Я думала, что слышала, как Дерек звал меня,— сказала она. — Что случилось?

Я поведала ей идею.

— Мы должны сделать это быстро, ведь они охотятся за ним,— сказала она. — Зачем ему жаловаться? Это не то, чтобы ты попросила его оставить нас, просто спрятаться на несколько часов, заставить их думать, что он ушел.— Она сидела на диване. — У вас есть мой голос, не то, чтобы он многого стоил...

— Ты не права,— покачала я головой. — Ты часть этого. Мы должны начать действовать, как ты.

Я посмотрела на Саймона.

Он пожал плечами.

— Я так думаю.

— Черт возьми, я никогда не чувствовала себя так хорошо,— сказала Тори.

— Надеюсь, ты не ударишь меня в спину для забавы,— буркнул он. — Но если это в твоих интересах? Я не оборачиваюсь. На всякий случай.

— Таким образом, я отошла от воплощения зла к обычной суке. Я могу жить с этим.— Она вытянула ноги. — Итак, кто скажет Дереку?

— Никто,— повела плечами я. — Вот в чем проблема. Он не будет делать этого даже предложи мы...

— Ты хочешь, чтобы я залег на дно?— раздался глубокий низкий голос от двери. Дерек вмешался,— Представь, что я это сделал?— Он повернулся к Саймону. — Это то, чего ты хочешь?

— Именно,— сказал Саймон.

— Хлоя?

— Это не о то, чего мы хотим,— нахмурилась я. — Кто был тот, кого Эндрю ударил прошлой ночью? На кого одного они все смотрят? Они хотят, чтобы ты ушел, Дерек, и я честно не думаю, что они совершат опрометчивый шаг, пока ты этого не сделаешь.

Он встретил мой взгляд, будто искал что—то в нем. Он, должно быть, увидел это, потому что кивнул.

— Хорошо. Вы правы. Мы нуждаемся в том, чтобы они расслабились, и они этого не сделают пока я рядом.


***

Мы решили, что лучшее место для Дерека было на чердаке. Там были окна, что Дерек мог легко выскочить, так что это было безопаснее, чем в подвале. Грязнее, но безопаснее.

В то время как Саймон помогал Дереку собрать еду и одеяла, я вышла на улицу и позвала Лиз.

— Мне нужно знать, если ты можешь проникать на чердак,— сказала я.

— Я на один шаг впереди. Я могу находиться на крыше, на чердаке, и немного в подвале, но не так хорошо.

Я рассказала ей о наших планах на Дерека.

— Ты хочешь, чтобы я ему составила компанию?— Она усмехнулась. — Мы можем играть в крестики—нолики в пыли.— Она увидела выражение моего лица и перестала улыбаться. — Это не то, что тебе нужно, не так ли?

— Я беспокоюсь о нем. Он не очень хорошо заботится себя.

— И он мог бы использовать полтергейст—телохранителя?

Я кивнула.

— Позаботься о нем для меня. Пожалуйста.

— Хорошо.


***

Затем мы выпустили Эндрю. Мы сказали ему, что Дерек решил, будто безопаснее для всех, если он уйдет. Мы пытались остановить его, но он пробрался в лес, где предположительно собирается скрываться, пока не найдет способ выйти.

Мы не говорили Эндрю, что планировали найти способ убраться с территории. Насколько он знал, мы вместе обсуждали планы.

Маргарет появилась в то время, когда мы завтракали, и обнаружили еще одно преимущество в исчезновении Дерека — это дало нам оправдание за то, что вокруг стояла тревожная атмосфера.

Когда мы уже заканчивали, раздался звонок в дверь. Все трое подскочили, Саймон уронил ложку в миску с грохотом.

— Я думаю, Дерек не будет звонить в звонок, да?— пробурчала я.

— Он может.— Саймон отодвинул свой стул. — Я открою.

Я знала, о чем он думал, надеялся. То, что это был его папа. Шансы, что мистер Бэй звонит в дверной звонок, где его сыновья могут быть пленными, казалось довольно неправдоподобно, но я догадывалась, это только как предлог, чтобы уйти от Эндрю и Маргарет.

Я добралась до двери, когда Саймон распахнул ее настежь. Там стояла Гвен.

— Эй, ребята,— сказала она с натянутой улыбкой. Она подняла коробку. — Не пончики в этот раз, я усвоила свой урок, но я принесла удивительные кексы. Ты можешь их есть, верно?

— Ну, конечно,— согласился Саймон.

Парень сдвинулся, чтобы позволить ей войти. Он бросил взгляд на меня, ясно, что она здесь делает?

— Эндрю в... пытался войти в контакт с тобой,— сказала я.

— Я знаю. Работа. Вы знаете, как это бывает, она,— вынужденно рассмеялась,— Нет, я думаю, вы этого не знаете, повезло детям. Наслаждайтесь, пока можете, потому что истина такова...— она наклонилась и прошептала,— Взрослая жизнь отстой. Но теперь я здесь и готова к действию. В сообщении Эндрю сказал, что сегодня мы уезжаем в Буффало.

Я кивнула.

— Великолепно. Я просто во времени. Давай идем и прикончим эти кексы. Они удивительные.


***

Когда мы привели Гвен на кухню, я попытался оценить реакции Эндрю и Маргарет. Оба, казалось, удивились. Для Эндрю это был приятный сюрприз. Для Маргарет, не особенно. Она, казалось, не сердитесь, просто раздражена от ветрености девушки.

Они отложили разбирательства до гостиной. Трое из нас проглотили оправдания и ждали.

— Она лжет,— прошипела Тори. — Я не думаю, что она идиотка, никто не игнорирует полтора десятка срочных вызовов, а потом приносит кексы с черникой.

— Рассел отправил ее в качестве шпиона,— сказал Саймон. — Он что—то замышляет.

— Это не имеет значения,— покачала я головой. — Независимо от плана, мы уйдем достаточно скоро. Просто следите за ней до тех пор. Я собираюсь отправить Лиз искать пути эвакуации.


ГЛАВА 38

Я ПОДХОДИЛА К ЛЕСТНИЦЕ, когда Саймон поприветствовал меня.

— Можешь кое—что передать Дереку?— шепотом поинтересовался он.

— В моей комнате.

Мы пошли вверх. Он вытащил сумку из тайника, достал альбом для рисования, сложил страницу в маленький квадрат, и передал его мне.

— Отдай ему. И скажи, что это нормально.

— Нормально?

Взгляд Саймон опустился, и он пожал плечами.

— Он поймет,— после секундной паузы он снова поднял голову и заставил себя улыбнуться. — Теперь давай сделаем это и уберемся отсюда.

Саймон проводил меня до лестницы, ведущей на чердак и крышу.

— Хлоя? Саймон?— это была Маргарет снизу.

Саймон выругался. Он взглянул на меня.

— Можете пойти?— спросила я. — Мне действительно нужно поговорить с Лиз, или мы никогда не уйдет.

Он кивнул. Я скользнула в ближайшую комнату и закрыла за собой дверь, когда он откликнулся, "прямо здесь!"

— Мне нужно поговорить с тобой.

Маргарет поднялась вверх по лестнице сопровождаемая шуршанием шагов Саймона, направляющегося к ней. Я прислонилась к двери, чтобы услышать.

— Ты видел, Хлою?— спросила она.

— Ммм, нет,— сказал Саймон. — Она пыталась найти тихое место, чтобы написать кое—какие письма. Вы проверяли первый этаж? Она любит...

— Пойду, посмотрю. Мне нужно, чтобы ты пошел в подвал и помог Тори принести дополнительные стулья для обеда.

— Обеда? Мы только что позавтракали. И у нас есть много стульев.

— Нет, надо больше. Остальная часть группы прибывает, чтобы сделать последние приготовления. Эндрю уехал в аэропорт, чтобы забрать их, так что ты мне нужен, чтобы помочь со стульями.

— Тори может справиться...

— Я прошу тебя, Саймон.

— Все в порядке,— ответил Саймон, повышая голос, чтобы убедиться, что я услышала. — Я принесу стулья из подвала. Хлоя не потребуется. Те стулья больше, чем она.

Маргарет послала его вниз со словами, что так будет проще наблюдать. Кроссовки Саймона зашуршали вниз по ступенькам. Тогда Маргарет позвала Гвен, которая ответила снизу.

— Мне нужно поговорить с Хлоей,— сказала Маргарет, когда Гвен туда поднялась. — Я принесла книги по некромантии для нее. Саймон сказал, что она здесь. Ты смотришь в передней части дома, и я пойду обратно.

Саймон сказал, что я, вероятно, на первом этаже.

Я посмотрела на дверную ручку. Существовал замок, со старомодным ключом с внутренней стороны. Я повернул его так медленно, как только могла.

Я огляделась вокруг. Стояла в одной из неиспользованных спален. Не было шкафов, но гардероб через всю комнату выглядел достаточно большим, чтобы укрыть меня. Когда я шагнула к нему, мои кроссовки скрипнули. Я бы стянула их, но пол был грязным, и было бы просто счастьем не наступить на ржавый гвоздь и визгнуть достаточно громко, чтобы обозначить мое местоположение.

Я медленно двинулась к противоположной стене. Уже на полпути к гардеробу услышала звук удара, остановивший меня. Я посмотрел вверх. Дерек?

Я прислушалась. Тишина. Сделала еще один медленный шаг. Потом еще.

— Хлоя?

Это был голос Гвен, театральным шепотом из—за двери. Я застыла на месте.

— Хлоя? Ты здесь?— затем тише, себе под нос. — Пожалуйста, будь здесь. Пожалуйста.

Я посмотрела на шкаф. Он был слишком далеко для того, чтобы успеть.

— Хлоя? Я знаю, что ты здесь.

Я посмотрела вокруг. Огромный комод стоял рядом со мной, завернутый в простыню. Я зашла за него и присела.

Дверь заперта, глупо. Она не может попасть внутрь.

Я не заботилась об этом. Если бы я была найдена скрывающейся в запертой комнате, они были стали что—то подозревать, а мы не могли себе этого позволить. Я только что говорила с Саймоном.

— Пожалуйста, Хлоя.— Ее голос звучал, как будто она находилась в комнате.

Это все воображение.

— Почему я вернулась?— Прошептала Гвен. — О чем я думала?— затем громче, — Ты здесь. Слава Богу.

Мое сердце врезалось в ребра. Я посмотрела на комод, но была полностью скрыта, простынь лежала прямо на полу, скрывала даже мои ноги.

Она блефует. Она не может видеть тебя. Она не может, возможно...

Гвен вышла передо мной, ее короткие волосы торчали вокруг бледного лица, макияж размазался, глаза огромные.

— Давай, Хлоя. Быстро!

Я поднялась.

— Я—я—я—ищу...

— Это не имеет значения. Тебе нужно найти Саймона и Тори. Ты знаешь, где они?

— В подвале, но...

— Скорее!— Она потянулась за мной, но остановилась и отстранилась. — Ты должна предупредить их.

— О чем?

Она покачала головой.

— Только вперед!

Она помахала мне на дверь. Я схватила ручку и обернулась.

Закрыта. Дверь была по—прежнему заперта.

— Откройте ее, Хлоя. Пожалуйста.

Я потянулась к Гвен. Она дала задний ход, но не достаточно быстро. Мои пальцы коснулись ее руки... и прошли насквозь. Я зажала рукой рот.

— Не кричи, Хлоя. Хорошо? Пожалуйста, пожалуйста, не кричи.

Я кивнула.

О, Боже! Она призрак. Она мертва.

Этого не может быть. Я только что слышала минуту назад ее шаги, когда она направилась по коридору на поиски. И это был последний раз, когда я слышала их.

Я вспомнила слова Маргарет: Саймон сказал, что она здесь. Ты ищешь там, и я возьму другой конец дома.

Затем удар. Звук падающего тела.

Маргарет убила Гвен? Это было сумасшествием. Невозможно.

Конечно, она просто случайно упала и сломала шею при поиске тебя.

Я сглотнула.

— Маргарет,— прошептала.

— Похоже, эта старая гадюка намного противней, чем я предполагала...— пробормотала Гвен. — Мне не нравиться, как идут дела. Я ... я слышала разговоры. Маргарет и Рассела. Вот почему я ушла, когда Эндрю позвонил. Я не хочу вмешиваться. Но я не могла этого не сделать. Я должна был вернуться, думала, что я должен предупредить Эндрю, помочь ему следить за вами дети. Плохая идея, очевидно. Не успела приступить даже к предупредительной части.

Я подошла к двери.

— Дерек.

Гвен вышла передо мной.

— Он в безопасном месте?

Я прошла через нее.

— Хлоя, он в безопасном месте? Потому что, если да, то ты должна оставить его там. Ты должна предупредить Саймона и Тори. Ты сказала, что Маргарет послала их...

— Принести стулья из подвала. Для остальных, что прибудут днем.

— Другие не придут, Хлоя.

Я бросилась к двери. Когда я открыл ее, Гвен проскользнула через стену.

— Осторожней,— прошептала я. — Маргарет...

— Может меня видеть. Я знаю.

Гвен вернулась и помахала мне, жестом для меня броситься в другую комнату и ждать снова. Вот как мы это сделали, я пряталась из комнаты в комнату, направляясь к задней лестнице, а Гвен вела разведку пути.

Я сделала, как она сказала, но внутри меня бушевал панический беспорядок. Все, о чем я могла думать, было: Гвен мертва, и теперь Саймон и Тори находятся в подвале, а Дерека на чердаке, и я должна сделать правильный выбор. Но времени недостаточно, Боже мой, что происходит?

Я была почти на задней лестнице, когда Гвен жестом указала мне спрятаться. Я стремглав бросилась под кровать, прикрывая рот, чтобы не дышать пылью.

Каблуки Маргарет процокали в зале. Они, казалось, отступает. Пожалуйста. Пожалуйста, пожалуйста, да! Она прошла по главной лестнице, когда называла имя Рассел. Рассел был здесь?

О Боже, я должна была предупредить Дерека. Я должна была подняться на чердак...

И если он узнает, что Саймон в опасности, он броситься туда и сам себя убьет. Пусть лучше будет там, где он сейчас, и думает, что все в порядке.

Я закрыла глаза и вдохнула, пока мое сердце замедлилось. Гвен проверяла, чтобы убедиться, путь свободен, тогда я отправлюсь к лестнице для слуг.

Под присмотром Гвен, я добралась до подножия лестницы. Оттуда я могла видеть приоткрытую дверь в подвал. Я прислушалась к Саймону и Тори... на этот раз я бы обрадовалась звуку их спора, но вместо этого я услышала приглушенные голоса Маргарет и Рассела, доносящиеся из—за закрытой двери... Двери между мной и подвалом.

Гвен привела меня вперед, шаг за шагом осторожно. Я слушала перерыв в разговоре или звук шагов, но они продолжали говорить.

Я была в трех шагах от подвала, когда каблуки Маргарет скрипнули о лиственные породы пола.

Я посмотрела в сторону подвала, но он было слишком далеко. Я развернулась и толкнула ближайшую дверь.

— Нет!— прошептала Гвен.

Я обернулась. Она безумно махала мне. Тогда, в середине жеста, она исчезла. Я на секунду замерла, достаточно долго, чтобы услышать, как Маргарет поворачивает дверную ручку и развернулась, чтобы найти укрытие. Я остановилась. Эндрю стоял по другую сторону журнального столика.

Он посмотрел на меня, нахмурившись.

— Хлоя?— произнес он медленно мое имя, осторожно, как будто был не совсем уверен.

— Подожди,— сказала Маргарет, когда дверь со скрипом отворилась. — Я думаю, что я услышала, как кто—то...

Глаза Эндрю расширились. Он указал мне, чтобы спрятаться за стол, длинный и просторный, поэтому меня бы не увидели. Я колебалась лишь секунду, а затем побежала к нему. Мои тапки скользнули в чем—то и я пытался сохранить равновесие, но моя другая нога скользнула тоже, пол скользкий, и я упала на журнальный столик, руки шлепнули по столешнице, колени ударились о край.

— Ты найдена, Хлоя,— Маргарет сказала из—за двери, ее голос был совершенно спокоен.

Я подняла глаза и увидела Рассела, подходящего ко мне со шприцом в руке. Я попятилась, карабкаясь по другой стороне стола.

— Эндрю?— позвала я, глядя вверх. — Помоги...

Но его уже не было.

Игла ткнула в заднюю часть ноги. Я ударила Рассела, слушая его ворчание, когда моя нога вступила в контакт. Комната качнулась. Я заморгала, стараясь оставаться в сознании. Я попыталась встать, выйти за столом, но руки подкосились, и я опрокинулась на другую сторону.

Я ударилась обо что—то мягкое и скатилась с него, оседая в теплой луже. Я изо всех сил старалась сосредоточиться и подняла руки. Кровь. Я лежала в луже крови.

Я попыталась встать, но мои мышцы отказались, и я упала на пол. Последнее, что я увидела, было лицо Эндрю в дюймах от моего, мертвые глаза смотрели в мои.


ГЛАВА 39

ХОЛОДНЫЙ МЕТАЛЛ ВИБРИРОВАЛ У МОЕЙ ЩЕКИ. Автомобиль монотонно шумел.

— Как его уровень сахара в крови?— голос принадлежал женщине. Маргарет.

— Низкий.— Мужской голос, ближе. Рассел. — Очень низкий. Я могу дать ему глюкозу, но мы действительно должны...

— Сделай это.

— Дерек,— теперь голос Саймона, уж слишком походит на стон.

Мои глаза распахнулись. Мы лежали на полу фургона. Саймон был в нескольких футах от меня, еще спал.

— И дай ему больше седативного,— продолжила Маргарет с места водителя. — Я не хочу, чтобы они проснулись.

— Он действительно не должен получать слишком много...

— Просто сделай это.

Я закрыла глаза, оставляя щелки, чтобы они не поняли, что я проснулась. Я попыталась посмотреть вокруг, не двигая головой, но все, что я могла видеть, это Саймона и над его головой, тапки Тори.

Где Дерек?

Мои веки снова сомкнулись.

***

Грузовик остановился. Холодный воздух бросился на меня, двигатель громко фыркнул, а затем затих. Другой гул, как будто закрывается дверь гаража. Ветер исчез, и все потемнело. Потом включился свет.

Саймон вырвало рядом со мной. Вонь блевотины заполнила фургон. Я распахнула глаза, чтобы видеть его, сидящего, при поддержке Рассела, который держал пластиковый мешок для него.

— Саймон.— Мой голос вышел слишком громким.

Он повернулся. Его глаза встретились с моими и попытался сосредоточиться. Его губы раздвинулись, и он прохрипел:

— Ты в порядке,— будто с кляпом во рту и сгорбившись назад на рвоту сумку.

— Что вы ему дали?— раздался мужской голос.

Я знала этот голос. Прохладные пальцы обернулись вокруг моей голой руки. Я посмотрела вверх. Лицо доктора Давыдова зависло над моим.

— Все в порядке, Хлоя.— Он улыбнулся. — Ты дома.


***

Охранник прокатил меня по залам в инвалидной коляске, руки и ноги связаны. Тори ехала рядом со мной, ее сдержанно, толкал другой охранник.

— Это временная мера,— уверял меня доктор Давыдов, когда охранник привязывал меня к стулу. — Мы не хотим успокаивать вас снова, так что это наша единственная альтернатива, пока вы не успели оклематься.

Доктор Давыдов шел между охранниками. Позади них, Маргарет и Рассел, они говорили с мамой Тори, которая не сказала ни слова своей дочери, с тех пор, как мы приехали.

— Мы решили, что это было лучшее место для них,— говорит Маргарет. — Они должны научиться контролю под надзором, что мы просто не можем обеспечить.

— Ваше сострадание и внимание поражает,— сказала Диана Энрайт. — А куда вы хотите, чтобы мы внести плату за их возвращение?

Я почувствовала холодок в тоне Маргарет, когда она ответила.

— У вас есть номер счета.

— Мы не уйдем, пока не подтвердили депозит,— вмешался Рассел,— И если у Вас есть идеи, не обращайте на нас...

— Я уверена, что вы приняли меры предосторожности,— сухо откликнулась миссис Энрайт. — Письмо будет открыто в случае вашего внезапного исчезновения, так?

— Нет,— сказала Маргарет. — Просто кое—кто ждет нашего звонка. Коллега на прямой линией с "Нестс" и "Кабал" со всеми деталями вашей работы. Я уверена, что мистер Сен—Клу не хотел бы этого.

Доктор Давыдов только усмехнулся.

— Угроза "Кабалу" ими же? Умно. Но в этом нет необходимости,— хорошее настроение покинуло его голос. — Что бы ни интересовало мистера Сен—Клу в нашей организации, мы остаемся независимыми, то есть мы не работаем под эгидой "Кабал". Вы заключили сделку с нами, значительные платежи в обмен на наших объектов и расформирование вашей маленькой группы повстанцев. Вы заслужили оплату, и вы получите ее без предательства или угрозы насилия.

Он оглянулся на них.

— Однако, учитывая это, в конечном счете, деньги мистера Сен—Клу, который платит вам, я полагаю, что, когда вы покинете безопасность наших стенах, вам придется бежать так быстро, как только сможете.


***

Когда мама Тори во главе с Маргарет и Расселом были далеко, я спросила о Саймоне. Я ненавидела мысль, что доктор Давыдов с удовлетворением услышал дрожь в моем голосе, но я должна была знать.

— Я отвезу тебя к нему сейчас, Хлоя,— сказал он снисходительно поддельно—веселым тоном, который я знала слишком хорошо. Посмотрите, как хорошо нам с вами, сказал он. И посмотрите, как вы относились к нам. Мы только хотим помочь. Мои ногти впились в ручки инвалидной коляски.

Доктор Давыдов шагнул вперед и открыл дверь. Мы двигались вверх по пандусу и очутились в комнате наблюдения с видом на операционную. Я посмотрела на блестящий металл операционного стола и лотки сверкающих металлических инструментов, и крепче стиснула кресло.

Женщина стоявшая в комнате, смотрела в сторону от окна наблюдения, так что я могла разобрать только тонкую руку в лабораторном халате.

Дверь в операционную открылась, и вошла седая женщина. Это была Сью, медсестра, которую я видела здесь раньше. Она привезла каталку. На ней лежал привязанный Саймон.

— Нет!— я дернулась вперед.

Доктор лишь усмехнулся.

— Я даже не хочу знать, что ты думаешь о происходящем, Хлоя. Мы привезли Саймона, чтобы подключить его к IV. Будучи диабетиком, он легко получает обезвоживание. Мы не хотим рисковать, не в то время как седативное еще хуже действует на его желудок.

Я ничего не сказала, только посмотрела на Саймона, мое сердце дико колотилось.

— Это мера предосторожности, Хлоя. И то, на что ты смотришь, просто наш медицинский кабинет. Да, он оборудован для проведения операций, но только потому, что это многоцелевая комната,— он наклонился и прошептал. — Если ты посмотришь внимательно, я уверен, то увидишь пыль на этих документах.

Он подмигнул, добродушный дядя посмеивается над глупой маленькой девочкой, и я хотела, не знаю, чего я хотела сделать, но что—то в моем лице заставило его вздрогнуть, и на секунду гениальный дядя исчез. Я не была послушной маленькой Хлоей, которую он помнил. Было бы безопаснее, если бы я играла эту роль, но я не могла больше притворяться.

Он выпрямился и прочистил горло.

— Теперь, если ты посмотришь вниз снова, Хлоя, я полагаю, ты увидишь кое—кого знакомого.

Я повернулась к Саймону, все еще лежащему на каталке, бледному, как лист бумаги. Он слушал женщину в халате, но я могла видеть ее только со спины. Она была стройная, ниже среднего роста, со светлыми волосами.

Доктор Давыдов постучал в окно. Врач посмотрела вверх.

Это была тетя Лорен.

Она прищурила глаза, как будто не могла никого увидеть через тонированные стекла. Затем снова повернулась к Саймону, говоря, а он кивал.

— Твоя тетя сделала ошибку,— сказал доктор Давыдов. — Ты была так расстроена, когда мы привели тебя сюда, что она запаниковала. Она подверглась большому стрессу, и она приняла несколько неверных решений. Она поняла это. Мы поняли и простили ее. Она желанный член команды. Как ты можешь видеть, она вернулась к работе, счастлива и здорова, не закована в подземелье или не подверглась любой другой ужасной судьбе, которую ты себе представляла.

Он посмотрел на меня сверху вниз.

— Мы не монстры, Хлоя.

— Так где же Рейчел?— голос Тори заставил меня вздрогнуть. Ее кресло было рядом с моим, но я забыла, что она здесь. — Она следующая на счастливом пути воссоединения друзей, я полагаю.

Когда доктор ничего не сказал, насмешка сползла с лица Тори.

— Г—где Рей?— испуганно спросила я. — О—она здесь, верно?

— Она была переведена,— сказал он.

— П—переведена?

Он заставил голос весело зазвенеть.

— Да. Эта лаборатория не место для шестнадцатилетней девочки. Это было лишь временное жилье, которое мы ей предоставили, если бы ты осталась достаточно долго, то увидела бы. Рейчел была переведена...— Он усмехнулся. — Я не буду называть это домашней группой, потому что, уверяю вас, это далеко от Лайл Хауса. Больше похоже на школу—интернат. Очень специфическую школу—интернат, только для сверхъестественных.

— Позвольте мне угадать,— протянула Тори. — Туда можно добраться только на волшебном поезде. Насколько мы глупы, по—вашему?

— Мы вообще не думаем, что вы глупые. Мы считаем, что вы особенные. Есть люди, как вы уже заметили, кто думает, специальные средства опасны, и именно поэтому мы создали школу для своего образования и защиты.

— Школа Ксавьера для Одаренных Подростков,— пробормотала я.

Он улыбнулся моему полному отсутствию юмора в голосе.

— Точно, Хлоя.

Тори повернулась, чтобы посмотреть на него.

— И если мы все будем хорошо себя вести, то доберемся дотуда и будем жить с Рей, Лиз и Брэди.

— Фактически...

— Лжец!

Яд в голосе Тори заставить его вздрогнуть. Пустые стулья загремели и охранники посмотрели на них, поднимая руки с оружием. Я едва заметила это. Все, о чем я могла думать, было: Рей. Нет, пожалуйста, не Рей.

— Лиз мертва,— сказала Тори. — Мы встретили ее призрак, видели ее бросающую вещи, используя свои силы. Даже моя мать видела. Она знала, что это Лиз. Или она не упоминала об этом?

Доктор Давыдова отстегнул свой пейджер и нажал кнопку, несомненно, вызывая маму Тори, используя при этом задержку, чтобы найти правильное выражение, сожаление и грусть.

— Я не знал, что ты слышала правду о Лиз,— сказал он осторожно. — Да, я признаю это. Случилась авария в ночь, когда мы везли ее из Лайл Хауса. Мы не сказали никому из вас, потому что вы все в очень плохом состоянии...

— Я выгляжу хрупкой?— крикнула Тори.

— Да, Виктория, именно. Ты выглядишь сердитой, растерянной и очень уязвимой, и это вполне понятно, если ты думаешь, что мы убили твоего друга. Но мы этого не сделали.

— А как насчет Брэди?— спросила я.

— Хлоя видела и его призрак,— кивнула Тори. — Здесь. В лаборатории. Он сказал, что был доставлен поговорить с вами, видел ее тетю Лорен, а потом бац, игра окончена.

Его взгляд перемещался с меня на Тори, оценивая шансы, но Тори так или иначе верила в доказательства смерти Брэди.

— Хлоя все еще испытывает последствия от седативных средств,— сказал он. — Она также была на наркотиках, чтобы удержать ее видеть призраков, любой из которых может вызвать галлюцинации.

— Как она может придумать мальчика, с которым никогда раньше не встречалась? Ты хочешь, чтобы она описала его, потому что для меня он ужасно похож на Брэди.

— Я уверен, что Хлоя видела его фото, помнит она это или нет. Брэди был близок к Рейчел. Она, наверное, описывала его...

— У тебя есть объяснение всему, не так ли?— отмахнулась Тори. — Отлично. Брэди, Рей и Эмбер, все живут долго и счастливо в школе—интернате для сверхъестественных. Ты хочешь успокоить нас? Позови их по телефону. А еще лучше, создай видеоконференцию. Не говори мне, что не можешь сделать этого, потому что я знаю, мама имеет оборудование.

— Да, мы сделаем, и мы дадим вам говорить с ними так скоро, как...

— Сейчас!— взревела Тори.

Искры сверкнули на ее руке. Пустые стулья болталась в воздухе. Один упал навзничь. Охранник вытащил пистолет.

— Я хочу видеть их сейчас! Рей и Брэди и Эмбер...

— Ты можешь хотеть все, что угодно, мисс Виктория.— Открылась дверь, и вошла мать Тори,— Но твои желания уже не под вопросом. Ты потеряла это право, когда убежала.

— Так ты еще узнаешь меня, мама? Вот как. Я думала, может быть, я изменилась настолько, что ты забыла, кто я такая.

— О, я узнаю тебя, Виктория. Ты все та же испорченная принцесса, которая сбежала от своих обязанностей на прошлой неделе.

— Обязанности?

Тори кулаки сжались, и ее путы исчезли. Мой охранник бросился вперед, но доктор Давыдов помахал ему, чтобы убрал пистолет.

Тори встала на ноги. Ее волосы ощетинились, и появились искры.

— Пристрелите ее,— крикнула миссис Энрайт. — Если она не может вести себя...

— Нет, Диана,— покачал головой доктор Давыдов. — Мы должны научиться управлять вспышками Виктории, не прибегая к лекарственным препаратам. Теперь Тори, я понимаю, что ты расстроена...

— Ты?— вскрикнула она. — В самом деле? Ты запер меня в Лайл Хаусе и сказал, что я была психически больна. Ты совал таблетки в мое горло. Ты убил моего друга. Ты сделал из меня этого генетически модифицированного урода, и все же ты говоришь мне, что это моя вина!

Она ударила кулаками по бокам. Крошечные болты заскрипели, заставляя охранника сделать шаг вперед.

— Значит, это заставляет тебя нервничать?— сказала она. — Это ничто.

Она подняла руки. Энергетический шар развернулся между ними, едва ли больше, чем на первый, но стал расти и расти...

— Этого достаточно, Виктория,— сказал доктор Давыдов. — Мы знаем, что ты очень сильная...

— Вы не представляете, какая я могущественная,— Она бросила шар энергии в воздух, где он развернулся, сыпля искрами. — Но я могу показать вам.

За Тори, ее мать потерялась из виду, когда они все уставились на девушку. Губы миссис Энрайт зашевелились произнося заклинание. Когда я уже открыла рот, чтобы предупредить Тори, болт выстрелил из пальцев ее матери, молниеносно двигаясь в Тори и ударяясь в грудь наступающего охранника. Охранник упал. Доктор Давыдов, миссис Энрайт, и другой охранник бросились в его сторону.

— Он не дышит,— сказал охранник. Он посмотрел на доктора Давыдова, широко распахнув глаза. — Он не дышит.

— О, мой Бог,— миссис Энрайт медленно повернулась к Тори. — Что ты сделала?

Тори вскочила, пораженная.

— Я не...

— Позовите доктора Феллоус,— скомандовал доктор Давыдов другим охранником. — Быстро.

— Я не делала этого,— замотала головой Тори. — Я этого не делала.

— Это был несчастный случай,— прошептала мать.

— Нет, я этого не делала. Клянусь Богом.

— Она права.— Все резко подняли голову на звук моего голоса. Я повернулась, чтобы видеть лицо миссис Энрайт. — Тори не бросала это заклинание. Вы это сделали. Я видела, как вы бросили...

Внезапный привкус против моей щеки, как невидимый удар такой силы, что инвалидная коляска откатилась. Кровь хлынула из носа.

— Тори!— вскрикнула миссис Энрайт. — Прекрати это!

— Я не...

Тори замерла, попадая в переплет заклинания.

Миссис Энрайт обратилась к доктору Давыдову.

— Теперь вы понимаете, что я имею в виду? Она полностью вышла из—под контроля. Она набрасывается на врагов и друзей, так она даже не понимает, что это делает.

— Сдерживать ее,— сказал он. — Я возьму Хлою в свою комнату.


ГЛАВА 40

И ВОТ, ПОСЛЕ НЕДЕЛИ В БЕГАХ, я, в конечном итоге оказалась именно там, где начинала. В той же комнатке. Лежа на односпальной кровати. Одна.

Доктор Давыдов спешно увез меня до появления тети Лорен. Я думала, он захочет, чтобы она проверила мой окровавленный нос, но он просто принес мне мокрую тряпку и чистую рубашку из шкафа в Лайл Хаусе, говоря мне, я смогу увидеть мою тетю, как только буду спокойна и готова слушать. В качестве награды смогу, проводить время с моей тетей.

На прошлой неделе, я мечтала о том дне, когда вернусь сюда спасти тетю Лорен и Рей. Теперь я была здесь, но спасать было некого. Тетя Лорен вернулась в отчий дом. Рей мертва.

Я зажмурилась, но слезы катились по щекам так или иначе.

Я обязана была пробовать убедить Рей пойти со мной. Я должна была вернуться к ней раньше.

Рей была мертва. И Тори была рядом. Ее мать убила охранника обвиняя ее. Раньше, я не могла понять, что такое зло. Диана Энрайт хотела, чтобы ее дочь умерла.

Тори умрет, а потом придет и моя очередь. А как насчет Саймона? И Дерека? Я вытерла слезы и села. У меня было два варианта: уйти или принять свою судьбу. Я не была готова принять ее. Ни сейчас, ни когда—либо.

Я осмотрелась вокруг, в надежде найти что—либо, что могла бы использовать. Что касается комнаты, ничего не изменилось. Как по мне, все, что я имела, была одежда, которую я носила, новая рубашка и джинсы, по—прежнему запятнанные кровью Эндрю. Я старалась не думать об этом.

Я похлопал себя по карманам, надеясь на мой вездесущий нож. Канул в Лету.

Один карман шуршал. Бумага. Я потянула ее и развернула. Когда я вспомнила, что это картинка, которую Саймон сделал для Дерека, я начала складывать его, но уже видела, что он хотел сделать, эскиз меня, присевшей рядом с черным волком, мои руки вокруг его шеи, Саймон сказал: "Дай ему это. И скажи, что это нормально".

Мои глаза защипало. Я неуверенно сложила сообщение, и сунула ее обратно в карман. Тогда я выпрямилась и резко встряхнула головой. У меня все еще был один очень большой трюк в рукаве. Я опустилась с ногами на кровать, закрыла глаза, и вызвала полу—демона.

Я едва закончила призывать ее, когда теплый воздух защекотал в верхней части моей головы.

— Ну,— прошептала она,— это выглядит очень знакомо.

— Мне нужна ваша помощь.

— Теперь ты готова. Я этому рада. Первое, что тебе нужно сделать, это освободить меня. Тогда мы прольемся адским дождем на всех, кто обидел нас.

— Я освобожу вас после того как вы мне поможете. И мы пропустим часть адского дождя.

— О, но это так весело. Все, горит, сера и реки лавы. Демоны бьют своими рваными крыльями, раздувая пламя.— Пауза, затем глубокий вздох. — Сарказм не действует на молодых и доверчивых, не так ли? Я имела в виду в переносном смысле. Сеять хаос. Побить наших общих врагов.

— Нет.

— Ты собираешься испортить все удовольствие, так? Хорошо. Освободи меня и...

— После того как вы мне поможете.

— Детали, детали. Я полагаю, ты хочешь снова сбежать. Я не совсем уверена, почему, учитывая, что ты, кажется, весьма полюбила это место. Раз снова и снова возвращаешься.

Я посмотрела в ее сторону.

— Да, я хочу вашей помощи при побеге, но мы также собираемся освободить Саймона и Тори, и, если Дерек здесь, тоже.

— Предполагаю, ты имеешь в виду мальчика—оборотня, он не прошел через эти двери, которые оставил много лет назад. Но если они принесут его, я включу его в план.

Я видела достаточно фильмы ужасов о сделках с демонами, чтобы узнать, мне нужно железное соглашение. Проблема в том, что я не знаю точно, что мне нужно для этого сделать. Вытащить меня, конечно. Но как?

Не удивительно, что за идея ей пришла в голову. Также не удивительно, что мне она не понравилась.

— Разве нет другого пути?

— Всегда есть другой путь. Лично я предпочла бы использовать ведьму Диану Энрайт. Я очень любила ведьм, как мне кажется, я уже упоминала об этом. Правда, она все еще жива, но это препятствие легко преодолевается. Скажи охраннику, что хочешь поговорить с ней. Сломать ей шею будет самым простым способом, но ты достаточно мала для этого...

— Нет.

— Тогда вернемся к моему первоначальному предложению, не так ли?

Через минуту я стояла на коленях на ковре, делала то, что поклялась никогда не делать. Вернуть человеческий призрак в его труп. Сейчас, правда, это был единственный способ, который я могла видеть, чтобы не стать трупом самой.

Я сосредоточилась, держа в памяти лица, притягивая.

— Еще немного,— пробормотала полу—демон. — Да, именно. Сейчас призывай его сюда.

Я это сделала. Подготавливаясь к крикам.

— Они все в зале заседаний,— сказала полу—демон, как будто читая мои мысли. — Просто быстро призови его.

Через минуту, щелкнул замок. Дверь распахнулась. И там стоял охранник убитый миссис Энрайт.

Раньше он был охранником. Я не знала его имени. Не хотела знать. Я должна была постараться, чтобы вспомнить его лицо для призыва. Он только что был анонимным миньоном Эдисон Груп. И теперь, когда я отчаянно хотела обезличить его снова, вместо этого я увидела человека. Молодого. Короткие каштановые волосы. Веснушки. Следы от прыщей на щеках. Он был намного старше меня? Я сглотнула и сделала ошибку, поднимая взгляд. Карие глаза, темные от гнева и ненависти. Я опустила свои.

Он все еще был с ключом—картой в руках, и я уставилась на нее. Другая ошибка. Обручальное кольцо сверкало на пальце.

О, Боже, у него была жена. Дети? Ребенок может быть? Тот, кто никогда не увидит...

Я зажмурилась.

Ты не имеешь ничего общего с его смертью.

Но я сделала то, что казалось так же плохо. Я вернула его к жизни. И когда я взглянула на его лицо, я увидела, как ужасно это было, ненависть, ярость, отвращение.

— Закрой дверь,— прошептала полу—демон.

Я это сделала.

Охранник смотрел на меня, глаза сузились, карта все еще поднята, будто он хотел бы засунуть ее в мое горло. Смотри, как я в шоке от этого.

Когда он заговорил, его слова были искажены.

— Я не сделаю того, что ты хочешь от меня

Полу—демон усмехнулась.

— Тогда ты ничего не знаешь о некромантах, особенно об этом,— сказала она, хотя он не мог ее слышать.

— Я ничего не хочу,— пробормотала я. — Мне жаль...

— Жаль?— Он выплюнул это слово и шагнул ко мне. Его пальто распахнулись, показывая, обугленную дыру в груди. Запах сожженного мяса доносился оттуда. Мой рот наполнился желчью. Он продолжал надвигаться.

— Стой,— выдавила я, дрожащим голосом.

Он сделал это, и стоял там, сверля меня этими горящими глазами.

— Я могла бы предложить тебя взять оружие,— сказала полу—демон. — Чтобы быть в безопасности.

Я посмотрела вниз. Его пальцы остановились на рукоятке пистолета.

— Не двигайся,— приказала я.

Я потянулась из пистолетом.

— Ты собираешься использовать меня, чтобы сбежать, так? Ничего не выйдет. Это место как раз для тебя. Они были правы. Ты монстр. Я надеюсь, что они убьют всех вас,— он усмехнулся, глядя на меня сверху вниз. — Нет, на самом деле, я надеюсь, что они не убьют вас. Я надеюсь, они схватят вас и будут экспериментировать на вас. Тыкать и тестировать, пока вы сами не сдохните.

Неделю назад, я бы вздрогнула при этих словах. Сегодня я не собиралась прятаться и сжиматься под его угрозами и оскорблениями, я не собиралась уклоняться от того, что я должна была сделать.

Я приказала ему сесть. Он сделал. У него не было выбора. Тогда я освободила его душу, предусматривая не освобождение, но обмен. Глаза закрыты, я сидела, скрестив ноги, ожерелье на полу, в нескольких дюймах от моей руки. Я хотела, чтобы это сработало. Пожалуйста, сработай. Только...

— Ну, так—то лучше,— сказал охранник, его бормотание заменили странные музыкальные переливы. Он прочистил горло. — Нет, определенно лучше,— сказал он, нормальным голосом.

Я схватила ожерелье. Охранник издал девичий смех. Его глаза светились оранжевым. Он моргнул и размял плечи, затем снова откашлялся и рассмеялся сильнее. Его глаза почернели, затем стали карими.

— Я могу идти?— спросила полу—демон изнутри тела охранника.

Я подняла пистолет с пола.

Полу—демон рассмеялась.

— Ты действительно думаешь, что я застрелю тебя и обеспечу себе вечность в гниющей смертной оболочке? Я такая же твоя рабыня, как смертный, и я обещаю, буду слушаться с гораздо менее неприличным нытьем.

Я поднялась, пистолет все еще в руках.

— Я хотела предложить тебе сохранить его,— сказала она. — Но ты должна будешь найти место, чтобы спрятать его.

Я сунула оружие в заднюю часть пояса. Всякий раз, когда я видела, это на большом экране, я закатывала глаза, думая, что "одно неверное движение и вы собираетесь выстрелить себе в задницу". Но, прямо сейчас, это было единственное место, о котором я могла подумать.

Когда я накинула рубашку над ним, мои пальцы дрожали. Я сделала глубокий вдох.

— Да, я знаю,— сказала полу—демон. — Этот опыт был не из приятных, но, по крайней мере, он был зол.

Когда я взглянула, ее брови приподнялись.

— Ты бы предпочла, чтобы он был благодарен? Счастлив, что воскрес? Побывать несколько последних минут со своей семьей?

Она была права. Я дернула рубашку вниз в последний раз, затем пальцами зачесала волосы.

— Ты выглядишь изумительно, моя дорогая,— сказала она, и ее пальцы порхали у двери. — Пойдем?— Она сделала паузу. — Давай попробуем это снова.— Ее голос повторил грубо. — Готова идти, малышка?

Я была готова.


ГЛАВА 41

ПО СЛОВАМ ПОЛУ—ДЕМОНА, все основные участники группы были в собрании. Учитывая то, как неохотно они признавали проблемы, мы надеялись, что они не поспешили рассказать всем другим охранникам о смерти своего коллеги, поэтому все, с кем мы столкнулись не находят странным видеть его сопровождение заключенных через здание.

Как выяснилось, залы были пусты. Мы сделали это для безопасности офиса, не видя и не слыша никого. Дверь была не заперта. Полу—демон открыла ее. Охранник сидел внутри, спиной к нам, как он следил за экранами. Я осталась с полу—демоном, но когда охранник повернулась, поняла, что не получиться все так хорошо. Это был тот, кто был с нами в комнате.

Я дернулась назад из виду, к оштукатуренной стене коридора.

— Эй, Боб,— сказала полу—демон.

— Ник?— воскликнул охранник. Его кресло царапнуло пол, когда он выбрался с сидения. — Я думал, ты...

— Я тоже,— кивнула полу—демон. — Кажется, потребовалось больше, чем заклинание ведьмы, чтобы убить меня. Сила, что шаман Фелпс использует — хороший материал.

— Они вызывали Фелпса?— выдохнул охранник. — Я не думал, что они будут. Доктор хорошо справляется, но...

— Она не шаман—целитель. Хотя намного приятнее для глаз, чем старик Фелпс.

Они оба рассмеялись.

— В любом случае, я снова в действии, и, видимо, даже почти умерший не заработал выходной. Они хотят, чтобы ты отпер главную дверь. Они нервничает от присутствия этих детей.

— И я их не виню. Лично я не знаю, почему они продолжают пытаться реабилитировать их. После того, что девчонка сделала с тобой, я готов запереть их и выбросить ключ. Хотя я поддерживаю труд компании,— скрип обуви, то понюхать:— Что это за запах?

— Запах?

— Горелым пахнет.

— Да. Я думаю, это жженый попкорн в микроволновой печи.

— Нет, это не попкорн,— еще один скрип обуви. — Это похоже на...

Вздох. Потом стук падающего тела. Я помчалась в комнату. Полу—демон тащил охранника в угол.

— Ты видишь призрак, дитя?— спросила она, не оборачиваясь.

— Н—нет.

— Тогда он не умер?— Она устроила его за стульями. Потом она взяла меня за руку и прижала ее к шее охранника, где пульс бился сильней. — Ты даешь мне первый шанс на свободу, я понимаю. Как ты думаешь, я бы испортила это?

Она посмотрела на охранника, а затем скользнула лукавым взглядом в мою сторону.

— Тем не менее, это было бы отличной возможностью получить гораздо более подходящее для меня тело, которое никто не сочтет мертвым.

Я посмотрела на нее.

Она вздохнула.

— Ну, ладно. Найди друзей.

Я просмотрела на мониторы в то время, как она смотрела на дверь. Не было никаких признаков Тори, но я ожидала, что это только означает, что она была в одной из свободных от камер комнат. Я нашла Саймона, еще в хирургии, по—прежнему привязан, IV в руке, никаких признаков охраны.

Я проверила другие экраны. Доктор Давыдов был в конференц—зале вместе с миссис Энрайт, Сью, Майком парнем из безопасности, а также двух других. Они были глубоко в дискуссии.

Остальные комнаты были темными, все, кроме одного, не было никаких больше, чем мой домашний гардероб, две односпальные кровати, маленький стол и стул.

Кто—то сидел за столом, писал, так далеко в диапазоне от камеры насколько это возможно. Я видела только плечо и руку, но я узнала темно—фиолетовую шелковую блузку. Я была у тети Лорен, когда она купила ее этой зимой.

Женщина стояла, и не было никаких сомнений. Это была тетя Лорен.

Я позвала полу—демона и указала на экран.

— Что в комнате, где и почему моя тетя там?

— Потому что она была непослушной. Видимо, неприязнь к тюремному заключению у вас в крови. Она едва ли не ограничивается регулярной комнатой на один день, прежде чем она пыталась убежать. Они решили, что ей необходим более прямой контроль.

— Значит, она в плену?

— Она помогла тебе его избежать. Ты думаешь, они бы устроили праздник в ее честь? Пожертвовали козу или двух?

— Они сказали, что она передумала и призналась, что совершила ошибку.

Полу—демон рассмеялась.

— И ты поверила им? Ты, конечно, поверила, потому что они всегда были совершенно честны с тобой.

Мое лицо покраснело.

— Да, они старались заставить ее увидеть ошибки,— сказала полу—демон. — Они предложили иммунитет, прощение и пуховые подушки. Она очень ценный член команды. Но она отказалась,— она посмотрела на меня и вздохнула. — Я полагаю, ты хочешь спасти ее.

Я кивнула.

— Тогда давайте покончим с этим.

Я схватила ее за руку, прежде чем она ушла.

— Рей. Огненный наполовину демон, девушка. Они сказали, что она была переведена. Она здесь?

Полу—демон колебалась, и когда она говорила, мягкость появилась в голосе.

— Нет, ребенок. Ее здесь нет. И я не знаю, что стало с ней, так что не спрашивай меня. Она была здесь однажды вечером, а потом утром исчезла.

— Они убили...

— Нет на это времени. Твои друзья ждут, и они,— она указала на встречу Эдисон Груп,— Не будет там вечно.


***

Первой мы освободили Тори.

Я пыталась подготовить ее к шоку при виде ходячего мертвого мужика, идя первой, но она мельком увидела его, и после доли секунды удивления, сказала:

— Хорошая идея.

Я собиралась объяснить, что я не создавала раба зомби—охранника, но полу—демон уже была у следующей двери, проверяя третью комнату, Тори за ней. Я решила, что если Тори было хорошо со мной в момент воскрешения мертвых для личного пользования, то действительно нет причин, чтобы говорить ей, что я фактически заключила сделку с демоном.

Это не сработало так хорошо с Саймоном, который знал, что я не была бы за небрежное управление умершим человеком. И я не могла использовать "не—время—объяснять" оправдание, потому что у нас было время, расстегивая ремни, доставая IV, перевязывая его, и ища свою обувь, в то время как полу—демон охраняла дверь.

Так что я сказала им правду. Тори приняла ее с ходу. Я уже начала думать, Тори бы поняла что угодно с ходу.

Саймон ничего не сказал на мгновение, и я приготовился себя к: Ты спятила? но это был Саймон. Он только соскользнул с кровати, присел рядом со мной, когда я потянулась под столом за его обувью, и прошептал:

— Ты в порядке?— Я знала, что он имел в виду участие из—за воскрешения мертвых, и, когда я кивнула, он задержал взгляд на моем лице и сказал: — Хорошо. — Я заверила его, что была осторожна с полу—демоном, и он сказал: — Я знаю, и мы будем продолжать быть осторожными.

И это было все.


ГЛАВА 42

— СЛЕДУЮЩАЯ ОСТАНОВКА, ДОРОГАЯ ТЕТЯ ЛОРЕН,— трещала полу—демон. — Тогда прямо к ближайшему выходу и...— она улыбнулась,— Свобода для всех.

— Не все.— Тори взглянула на меня, когда мы шли. — Нам нужно загрузить файлы проекта. Есть и другие дети, которые думают, что они психически больны, как Питер и Мила. Плюс другие, которые не могли еще вступить в свои силы.

Питер был в Лайл Хаусе, когда я прибыла, и он был освобожден, прежде чем мы сбежали. Я не знала Милу, только то, что она была там раньше меня, и была "реабилитирована" и отправлена обратно в мир.

— Я хотел бы эти файлы,— сказала я. — Но у нас нет времени для доступа и печати.

Тори достала флэш—накопитель из кармана. Я даже не буду спрашивать, где она ее достала.

— У тебя есть пароль доктора Давыдова,— сказала она. — У нас есть доступ к нему в кабинет. Я могу скачать файлы, в то время как вы освободите тетю.

— И там должен быть телефон,— согласился Саймон. — Я могу попробовать набрать моему папе снова.

Они были правы. Я бы пожалела об этом, если бы мы остались без этих имен. И я пожалела об этом, даже больше, если бы нас заперли снова и отказались от шанса рассказать мистеру Бэю, где мы были.

Мы добрались до офиса. Там требовался дополнительный код, но полу—демон знал это. Тогда я сказала остаться полу—демону, и я хотела бы забрать тетю и вернуться обратно.

— Таким образом, колдун остается с сестрой?— спросила полу—демон.

— Сестра?— не понял Саймон. — Она не...

— Сестра заклинателя — заклинатель,— сказала я ему быстро. — Она говорит об этом.

Когда мы были достаточно далеко, я прошептала:

— Так папа Саймона действительно является отцом Тори?

— Самое худшее держится в секрете в здании,— от ее певучего тона смешанного с грубым голосом охранника коробило. — И это, дитя мое, говорит многое.

— Угадай, почему ее мама испугалась, когда Тори призналась, что ей понравился Саймон.

— Ооо, это было бы неловко. Урок тебе не хранить такие секреты. Они возвращаются, чтобы преследовать в самых неудобных моментах. Независимо от того, что человек не чувствует никакой вины, хотя, это совсем другое дело. У нее есть мораль суккуба. Я должна признаться, это было довольно забавно, наблюдать за ее попытками соблазнить колдуна. Довольно большой удар по ее эго, когда ей не удавалось.

— Не удалось?— повторила я, когда мы повернули за угол. — Но если Тори его дочь, то, очевидно...

— Очевидно, что ничего. Чему учат детей в школе в эти дни? Секс это не единственный способ воспроизводства. Пожалуй, самым забавным, но если это не удается, и у вас есть доступ к полной лаборатории, с оправданием для закупки необходимых жидкостей организма...

— Оо. Это...

Тревожный звонок звякнул прямо над моей головой.

— Время вышло, кажется,— пробормотала полу—демон.

Она открыла ближайшую дверь картой и втолкнул меня внутри, проскочила вслед за мной.

— Моя тетя...

— Все хорошо. Она всего лишь несколькими дверьми дальше, в безопасности. Ты голубь, который не в ее курятнике.

Полу—демон повела меня через всю комнату ко второй двери, открывающиеся в большом шкафу. Она провела меня внутрь.

— Саймон и Тори...

— Справятся, я полагаю, в их распоряжении функционирующие уши и мозги. Они услышат сигнал тревоги и укроются, тем же самым должны заняться и мы.

Когда я вышла в туалет тело охранника рухнуло. Я упала на колени рядом с ним.

— Я считаю, будет лучше передвигаться в таком виде,— голос полу—демон доносился у меня над головой. — Как полезно, когда смертная форма, на этот раз лучше оснащена.

— Я думала, ты сказала, что не можешь выбраться оттуда без моей помощи.

— Подразумевала. Я демон. Мы знаем все лазейки. Теперь, я собираюсь посмотреть вокруг. У тебя еще есть пистолет, не так ли?

— Да, но...

— Возьми его и надеюсь, что тебе не придется его использовать. Я скоро вернусь.

Порыв теплого воздуха. Теперь я была наедине с телом охранника.

Сигнализация продолжала буянить.

Я слышала топот бегущих ног? Крики? Выстрелы?

Расслабьтесь. Там ты ничего не можешь сделать.

Вот в чем проблема. Я застряла, съежившись в своем маленьком укрытии, пожимая руки, сжимавшие в раках пистолет, я не знала, как стрелять, осознавая, что ничего не могу сделать, ничего, что было не так безрассудно. Дерек будет иметь основания кричать на меня, если он был здесь, и Боже, как я хотела, чтобы не был. Я бы обрадовалась просто зная, что он в безопасности.

Он в безопасности. Безопаснее, чем если бы он был с тобой.

Если бы он остался в доме, то, да, он будет в порядке. Он с Лиз, которая приглядывает за ним, и он понятия не имел, куда нас увезли, и нет возможности приехать за нами. Он был бы в ярости, но в безопасности.

Я посмотрела на охранника. Он лежал кучей, мертвые глаза смотрели на меня. Мне трудно было находиться рядом с ним...

Не думай о нем. Не удивляйся ничему. Или твое желание исполнится, и ты окажешься не одна в этом шкафу.

Я отвернулась и быстро стерла его образ из моей головы. Я вместо этого проверила пистолет. Я писала сценарии перестрелок, но, к моему удивлению, понятия не имела было ли заряжено оружие или находилось ли оно на предохранителе. Вещи, как это не имеют значения в сценарии. Вы просто скажете: "Хлоя выстрелила из пистолета" оставить остальное актеру и отделу реквизита.

Он был похож на глок, хотя и от того, что я вспомнила, не было уверенности. Просто прицелиться и стрелять. Я смогла бы, если бы мне пришлось.

Видишь, ты не беспомощна. У тебя есть оружие. Два оружия.

Два? Мой взгляд скользнул к охраннику, и я с трудом сглотнула. Нет, я бы никогда не...

Конечно, ты бы сделала, если бы дело дошло до этого.

Нет, я—я...

Не можешь даже закончить отрицание, так? Ты бы это сделала, если бы это было последнее средство. Управление мертвыми. Это твоя способность. Твоя величайшая сила.

Я зажмурилась.

— В такой позе ты не сможешь увидеть, если кто—либо приблизится.

Потребовалось время, чтобы понять, что голос не у меня в голове. Полу—демон вернулась.

— Кто отправил сигнал тревоги?— спросила я.

— У меня нет подсказки, но твои друзья находятся в безопасности. Они отступили в читальный зал Давыдова. Группа понимает, что ты бежала, но, отвратительно, они полагают, вы на самом деле пытались выбраться из здания. К счастью, вы не рядом с выход. К сожалению...

— Мы далеки от выхода.

— Я могу вытащить тебя. Я, возможно, даже смогу спасти твою тетю по пути. Но твои друзья в противоположном направлении, и я не могу...

— Тогда я не пойду. Нет, пока это безопасно для всех нас.

— Благородный выбор. Однако, существует только одна альтернатива, и я боюсь, тебе она понравится еще меньше, чем мой последний совет.

— Освободит вас.

Как я уже сказала, мой внутренний голос кричал, что я буду обманута. Но я слышала крики Эдисон Груп. Они действительно были предупреждены, и не было никаких причин для полу—демона, чтобы сделать это самой, а не когда она могла бы легко сопровождать нас за двери.

— Освободи меня, и ты увидишь, как магия оставит это место,— сказала она.

— Великолепно. Это поможет закончить эксперименты, но как это вытащит нас? Это не магия меня беспокоит. Сигнал тревоги и парни с пушками. Что мне нужно...

— Это отвлекает. И вот что я предлагаю. Моя магия пронизывает это место. Нарушение повлияет гораздо больше, чем их заклинания. Ты получишь время.

Наш план провалился, и она имела все основания лгать сейчас, и убедить меня, чтобы освободить ее, прежде чем я поняла, что попала в ловушку.

— Я заключила сделку,— сказала она. — Сделка демона является обязательной. Освободи меня, и я связана моими словами так сильно, как облигациями.

А я ей доверюсь? Конечно, нет. У меня есть другой вариант? Не одного.

— Скажи мне, что делать.


ГЛАВА 43

ОСВОБОЖДЕНИЕ ПОЛУ—ДЕМОНА НЕ СИЛЬНО отличалось от освобождения призрака. Я полагаю, что имеет смысл, так как на нее подействовал здесь тип вызова.

— Почти там, дитя,— сказала она, ее теплое дыхание закручивалось вокруг меня. — Я чувствую, как оковы спадают. Четверть века рабства и, наконец, я буду свободна. Стены будут дрожать от моего ухода, а они сновать, как испуганные мыши. Просто немного больше. Ты чувствуешь это?

Я не могла чувствовать то же самое, только жаль, что она не могла заткнуться и позволить мне сосредоточиться.

Она вскрикнула, заставляя меня подпрыгнуть, и шкаф заполнил вихрь горячего воздуха. Я приготовилась. Ветер хлестал вокруг меня, а затем постепенно утихал, как приятный бриз, прежде чем исчезнуть совсем.

Тишина.

— Это... это?— выдохнула я.

— Хм. Чувствуешь что—нибудь еще? Вибрацию, что ли?

— Нет,— Я сердито посмотрел в сторону ее голоса. — Вы обещали отвлечь...

В шкафу затряслось. Тупой гул прозвучал над головой, как поезд, проносящийся над крышей. Когда я подняла голову, внезапная дрожь сбила меня с ног.

Потолочная плитка ударилась о плечо. Потом еще. Крошечная комнатка скрипела, стонала и трещала, стены тряслись, куски гипсокартона проливались дождем.

— Выходи, дитя!— закричала полу—демон, чтобы быть услышанной сквозь шум. — Ты должна уйти!

Я попыталась встать, но упала на четвереньки. В комнате продолжало трястись и скрипеть, стены стонали, как будто их вспороли. Гипсокартонная пыль заполнен мой нос и ужалила глаза. Я ползла слепо, следуя голосу полу—демона, когда она вела меня.

Я выбралась с его помощью из шкафа и оказалась в основной комнате. Она дрожала так же, напольная плитка вспучилась подо мной. Кусок штукатурки падая ударился о спину. Другой, размером с кулак, отскочил от моей раненой руки. Все это заполняло мой рот пылью и строительным мусором.

Когда я выплюнула гипс, почувствовала нечто иное, чем гипсокартонную пыль. Сладкий аромат, как ни странно знакомый.

— Быстрее,— крикнула полу—демон. — Не останавливайся.

Я поползла вперед, сотрясение внезапно остановилось. Стенания прекратились. В комнате стало совершенно тихо и спокойно.

Я посмотрела вокруг. Пыль по—прежнему заполняла глаза. На полу ковровое пятно в гипсе. Стены были как лоскутное одеяло из трещин и висящих кусков гипсокартона.

Комната снова застонала, мягче, как будто предупреждая, и все, что оставалось — сладкий запах.

Полу—демон держала призывая меня. Я поднялась на ноги. Снаружи, я услышала далекие крики и вопли Эдисон Груп. Верхний свет мерцал, как стробоскоп, бросая комнату без окон в темноту.

— У тебя есть отвлекающий маневр,— фыркнула полу—демон. — Теперь пора воспользоваться им.

Я шагнула к двери, но что—то попалось под них. Я вскочила и посмотрела вниз. Ничего не было. Еще один шаг. Теплые пальцы гладили меня по щеке. Горячее дыхание безмолвно прошептало мне на ухо, пуская пряди волос, щекоча шею.

— Э—это ты?— испуганно спросила я.

— Конечно,— сказала полу—демон.

Я посмотрела вокруг. Не могла видеть ничего, кроме мусора. Свет продолжал мигать. Отдаленные голоса кричали о поиске компьютерных технологий.

— Их системы внизу,— воскликнула полу—демон. — Отлично. Теперь идем.

Я двинулась вперед. Но слева от меня раздалось хихиканье, я развернулась. Рычание прозвучало позади меня, и я развернулась снова.

— Дверь,— вымолвила полу—демон. — Доберись до двери.

Взрыв горячего воздуха сбил меня с ног.

Хихиканье разразилось выше меня. Затем тихий голос, говорящий на иностранном языке. Я оттолкнулась вверх. Еще один взрыв ударил меня. Горячий воздух завертелся, гипсокартонная пыль летала, как песчаная буря, ворвалась в мои глаза, нос, рот.

Я подползла к двери. Удары ветра атаковали меня со всех сторон. Этот сладкий запах теперь заставлял мой желудок сжиматься. Невидимые руки погладили меня по голове, спине, лицу. Пальцы сорвали рубашку, дернули меня за волосы, щипали оружие. Голоса шептали, рычали и кричали в моих ушах. Но только одно имело значение, полу—демон, призывала меня, ведет меня к двери.

Моя голова ударила в стену. Я похлопала по всему, пока не нашла дверную ручку, подтянулась, и повернула ее. Дернула. Не сработало. Дернула.

— Нет,— прошептала я. — Пожалуйста, не надо.

Кажется, эти неисправности с электроникой могут быть не так удобны, в конце концов.

Пальцы побежали по волосам. Теплое дыхание ласкало мою щеку. Горячий ветер хлестал вокруг меня. Свет мерцал.

— Милое дитя,— прошептал голос.

— Это она?— спросил другой.

— Некромант.

Хихиканье.

— Вы уверены?

— Что они с ней сделали?

— Что—то замечательное.

— Отойди от нее,— взвыла полу—демон. — Она не твоя. Шу. Все вы.

— Ч—что происходит?— спросила я.

— Ничего страшного, дитя. Это просто небольшие последствия ритуала освобождения. Есть правило, мера предосторожности против такой вещи, но у нас не было времени. Или материалов.

— Меры предосторожности против чего?

— Ну, когда ты освобождаешь демона, то открываешь...

— Портал в мир демонов?

— Портал слишком сильное слово. Больше похоже на маленькую крошечную слезу.

Голос продолжал, когда мы говорили. Невидимые пальцы коснулись меня, ткнули в меня.

— Это демоны?

— Вряд ли,— сказала она. — Незначительные демонические духи. Чуть больше вредителей,— она повысила голос. — У которых будут серьезные неприятности, если они не внемлют моим командам.

Духи шипела, плевались и фыркали. Но оставались там, где были.

— Игнорируй их,— сказала она. — Они не могут сделать больше, чем прикасаться к тебе, и они едва ли могут это сделать. Думай о них как о потусторонних насекомых. Раздражает и неудобно, но вряд ли опасно. Они могут не проявиться в этом мире без мертвого тела.

Она остановилась. Мы обе посмотрели на дверь шкафа.

— Быстро,— крикнула она. — Прикажи мне вернуться к этому охраннику. Если его труп займут, ты не сможешь...

Стук раздался из шкафа. Затем низкое шипение. Я развернулась и рванулась к выходу двери. Рычание вырвалось из шкафа. Когда я дернула дверь, то услышала царапанье, как гвоздем по дереву. Нажатие кнопки. Скрип дверных петель. Я повернулась к шкафу. Свет погас.


ГЛАВА 44

ПАЛЬЦЫ КОСНУЛИСЬ МОЕГО ПЛЕЧА, что заставило меня перейти обратно от двери. В другом конце комнаты, гвозди царапали по полу.

— Он идет,— прошептал голос. — Хозяин идет.

— Х—хозяин?— выдавила я.

— Они лгут,— сказала полу—демон. — Это просто еще один...

Вопль в ухо утопил остаток слов. Я отскочила, опрокинув стул и больно падая. Взрыв горячего ветра трепал мои волосы на лице, крутя одежду, связывая меня. Я услышала звуки борьбы, проклятия полу—демон едва поднимающегося над невнятными криками духов.

Потом, так же внезапно, как и началось, все закончилось. Ветер стих, и в комнате замолчали.

Полная темнота и молчание.

— Т—ты там?— позвала.

Она ничего не ответила. Вместо этого я услышала скрип ногтей, шелест ткани, когда она скользнула по полу. Я вскочила на ноги, запинаясь о стул. Сзади по голове что—то ударило, и рана от предыдущих травм открылась, кровь текла по затылку.

Царапанье остановилось, и я услышала, как он принюхивается. Нюхает и причмокивает.

Я вытерла кровь, прижалась к стене, ощупывая ее. Болтовня, то шипение, и снова стало тихо. Я могла разобрать отдаленные голоса Эдисон Груп, и направилась в том напоминание, где я была, в лабораторию, а не запертой в пространстве подвале с трупом, ползущим ко мне.

Гм, на самом деле, да, мертвое тело...

Но это был не гниющий труп.

Правда, этот хороший свежий... с демоническим духом внутри.

Царапанье возобновилось. Я обхватила себя руками и зажмурилась.

О, это поможет.

Нет, но так легче. Я сосредоточилась на освобождении этого духа. Я продолжала давить на него, так сильно, как только могла, но шелест ткани и царапанье ногтями продолжали подбираться ближе, так близко, теперь я могла слышать скрип плитки на полу. Я вскочила на новом месте, ударилась о другой стул, и рухнула на него.

Просто отпусти его. Перестань беспокоиться о деталях. Отпусти его.

Я закрыла глаза. Не то чтобы это имело значение. В комнате было так темно, я не могла видеть вещи, не могла рассмотреть тело охранника скользящее по полу, не могла видеть, как близко он был...

Сфокусируйся!

Я освобождаю, освобождаю и выпускаю, но оно все еще продолжало приближаться, шепот и скрип, шипение и вибрации. Я слышала, сейчас все ближе скрип и шелест. И я чувствовала запах, сладкий запах демона смешанный с запахом горелого мяса, что заставляло мой желудок совершать сальто.

Концентрируйся!

Я пробовала, но независимо от того, как сильно я старалась, движение не останавливалось, не рычание или шипение.

Горячее дыхание опалило мои лодыжки. Я придала колени к груди и обняла их, отчаянно пытаясь увидеть даже формы, но в комнате было совершенно темно. Тогда царапанье, шелест и болтовня все же остановились, я знала, что тело было прямо передо мной.

Резкий рывок, как разрывающаяся ткань. Тогда другой вид звука, тупой, мокрый, который заставил хныканье застрять в моем горле, и я забилась там, слушая, что ужасный мокрый рвущийся звук, перемещается, как треск костей и связок.

Я зажмурилась. Изгнать...

Что—то мокрое и холодное щелкнуло по моей лодыжке. Я отодвинула ногу назад, руками зажала рот, подавляя крик. Я вскочила на ноги, но ледяные пальцы схватили меня за лодыжку и дернули вниз. Он держал меня крепко, руки, шарили по ногам, как будто он поднимал себя за мой счет.

Я стала дико дергать ногами и кулаками, но он держал меня внизу с нечеловеческой силой, а затем он оказался на мне, присел сверху, прижав меня, шипя, сладкое дыхание касалось лица. Я почувствовала, как что—то холодное и мокрое скользнуло по шее. Он лизал меня, облизывая кровь.

Дергая руками и ногами, я представляла его освобождение и на секунду почувствовала, что железная хватка стала ослабевать. Я вздохнула и перевернулась, и поползла прочь, пока не врезалась в стену.

Я вскочила на ноги и попыталась бежать, но споткнулся о тот же самый стул. Я сумела удержать равновесие прежде, чем упала, а затем поспешила обратно, ожидая, что в любой момент труп может добраться до меня и повалить назад. Но этого не произошло, и когда я прислушалась, то уловила мокрый грубый шум, где я ее оставила. Я медленно попятилась.

Щелчок, зажегся свет, и я увидела охранника присевшего на четвереньки, руки и ноги согнуты... неправильно, так, где руки и ноги не должны сгибаться. Это выглядело как своего рода чудовищное насекомое, сломанные конечности и скрученные кости, торчащие сквозь ткань. Его голова была опущена, и он продолжал издавать этот мокрый грубый шум.

Я шагнула в сторону и увидела, что он слизывает мою кровь с пола. Я быстро двинулась прочь, и он повернул голову, полностью перевернул ее, плоть на шее лопнула и она поворачивалась свободно. Он изогнул свою окровавленную спину, обнажил зубы и зашипел. Тогда направился ко мне, эти сломанные и скрученные конечности двигались так быстро.

Я побежала к двери шкафа. С молниеносной быстротой он мчался за мной следом. Затем встал на дыбы, шипя.

— Отпусти его, дитя,— знакомый голос прошептал на ухо.

— Т—ты вернулась.— Я посмотрела вокруг. — Другие...

— Их нет, ушли. Только один остался. Отпусти его, и сможешь выйти.

— Я пробовала.

— Теперь я здесь, чтобы отвлечь его, пока ты попробуешь снова.

Порыв горячего воздуха засвистел между мной и телом.

Я закрыла глаза.

— Твой амулет,— напомнила она.

— Т—точно,— я стянула его и посмотрела на камень, не желая лишаться защиты.

Мертвец снова развернулся на меня. Полу—демон сказала что—то на другом языке, привлекая его внимание. Я положила ожерелье на стул, на расстояние вытянутой руки, а потом закрыла глаза и принялась за дело.

Я почувствовала, как дух, рыча, ускользает. Щелчок, глаза распахнулись, звук исходил со стороны двери.

— Да, она открыта,— сказала полу—демон. — Правда, слишком рано. Теперь покончим с этим.

Знание, что дверь была открыта, дало мне дополнительный импульс, что нужно делать, и на следующий звук, который я услышала, был удар, будто изломленное тело охранника упало на пол.

— Отлично,— воскликнула полу—демон. — Теперь надень свой амулет и...

Горячий воздух ударил меня настолько сильно, что остальные издавали, казалось, легкий ветерок.

— Ч—что это?— испугалась я.

— Ничего, дитя,— сказала она быстро. — Теперь, торопись.


ГЛАВА 45

Я СХВАТИЛА КУДОН И НАРЯНУЛА НА ШЕЮ, затем бросилась к двери. Я собиралась оббежать вокруг тела охранника, чтобы не видеть сломанные кости в дюжине мест. Я начала обходить вокруг него.

— Стой!— прогремел голос.

И я замерла. Понятия не имею, почему. Это был просто такой голос.

Я обернулась и увидела вытянувшееся тело охранника, подбородок задран, глаза сверкали ярко зеленым. Я чувствовала его тепло даже с расстояния в полдюжины метров.

— Дирил!— Взревел он, оглядывая комнату.

— Гм, здесь, мой господин,— сказала полу—демон. — И я могу сказать, что приятно видеть Вас...

Он повернулся в ее сторону, и когда он заговорил, его голос был странно мелодичными. Как у полу—демона, только глубже, мужской, даже гипнотический. Я стояла там, словно приросла к полу, просто слушая.

— На протяжении более двух десятилетий ты не отвечала на мой зов. Где ты была?

— Ну, вы знаете, это смешная история. И я буду рада рассказать ее вам, как только я...

— Ты предлагаешь подождать мне удобный момент?— Его голос был тихим, но он заставил меня дрожать, несмотря на жару.

— Конечно, нет, сэр, но я заключила сделку с этим...

— Смертным?— Он повернулся, как будто увидев меня в первый раз. — Ты заключила сделку со смертным ребенком?

— Как я уже сказала, смешная история, и вы с удовольствием...

— Она некромант.— Он шагнул ко мне. — Это свечение...

— Разве оно не прекрасно? Такое очаровательное различие между этими смертными сверхъестественными существами. Даже самый слабый из них получает что—то, как этот прекрасный блеск.

— Свечение некроманта является показателем ее силы.

— Совершенно верно, и это хорошо, потому что, будучи слабым некромантом, ей нужно очень сильно светиться, чтобы привлечь призрака.

Он издал пренебрежительное фырканье и подошел ко мне. Я не дрогнула, но только потому, что была заморожена ужасом.

Это был демон. Настоящий демон. Я была уверена в этом.

Он остановился передо мной и наклонил голову, разглядывая меня. Потом улыбнулся.

— Так,— сказала полу—демон—Дирил. — Я просто хочу помочь этой бедной, беззащитной девочке некроманту...

— Из—за доброты своего сердца, я полагаю.

— Ну, нет, это покажется глупым, но она освободила меня. Полностью случайно. Вы знаете детей, всегда играют с силами тьмы. Так что, похоже, что она сделала мне одолжение, и если вы позволите мне завершить контракт, сэр, я все расскажу.

— Каким же мощным должен быть ребенок—некромант, чтобы освободить полу—демона?— заметил он. — Я чувствую твою силу, малышка. Они сделали что—то с тобой, не так ли? Я не знаю, что, но это чудесно.

Его глаза блестели, и я чувствовала их интерес, как будто он смотрел в самое сердце моей силы, и когда он это сделал, то снова улыбнулся, и это заставило меня вздрогнуть.

— Может быть, но она еще ребенок, мой господин. Вы знаете, что договор говорит о молодых людях. Довольно несправедливо, я согласна, но она вырастет достаточно скоро, и если вы позволите мне воспитывать ребенка, выполнив мой контракт...

Он посмотрел в ее сторону.

— Какое бы дело у тебя не было с этим ребенком, его можно завершить в следующий раз. Я не позволю тебе на этот раз ускользнуть так легко. У тебя есть склонность к побегам.

— Но она...

— Она достаточно сильная, чтобы вызвать тебя, когда захочет,— он повернулся ко мне и, прежде чем я смогла уйти, рука его оказалась у меня под подбородком, держа его, пальцами мертвого охранника. Он наклонил к моему лицу и пробормотал: — Вырасти сильной, малышка. Сильной и мощной.

Взрыв горячего воздуха. Дирил прошептала:

— Мне очень жаль, дитя,— а затем они исчезли.

Я перепрыгнула через упавшее тело охранника и побежала к двери. Ручка повернулась, прежде чем я коснулся ее. Я посмотрела вокруг, готовая бежать, но некуда было бежать. Я вынула пистолет и отступила к стене. Дверь открылась. Фигура заглянула внутрь.

— Т—тетя Лорен,— прошептала я.

Мои колени задрожали. Ее взгляд выражал озабоченность, походил на теплое одеяло в холодную ночь, и я хотела броситься в ее объятия и рассказать все, позволить заботиться обо мне. Исправить все.

Но я этого не сделала. Она была той, кто подбежал и обнял меня так крепко, как это было, это чувство в желании спасти от прошлого, и я чувствовала себя счастливой, отстраняясь и слыша ее голос:

— Давай. Я знаю путь.

Когда мы поспешили, она оглянулась в комнату, и увидела тело охранника.

Она ахнула.

— Разве это не?..

Без промаха, я прервала ее, заикаясь:

— Я—я не знаю, что произошло. Я и—испугались, и он просто пришел сюда и...

Она обняла меня, шепча:

— Все в порядке, дорогая.

Она поверила мне, конечно же. Я все еще был ее маленькой Хлоей, которая никогда не подумает о воскрешении мертвых.

Затем мы проскользнули в зал, она увидела пистолет и взяла его у меня, прежде чем я поняла, что она делает. Когда я запротестовала, она сказала:

— Если мы должны использовать его, я буду тем, кто нажимает на курок.— Я знала, что она пыталась защитить меня от необходимости убить кого—то. Я не хотела стрелять, но было что—то в отказе от пистолета, которое раздражало, ощущение того, что попала обратно в роль, я больше не нужна.

— Саймон и Тори в офисе доктора Давыдова,— я прошептала.

— Мы будем идти здесь. Это дольше, но меньше шансов наткнуться на кого—то.

Мы повернули за угол, и из комнаты вышел лысеющий охранник. Я попыталась тащить тетю Лорен назад, но он уже увидел нас.

— Не двигаться, Алан,— приказала тетя, поднимая пистолет. — Просто шаг назад в эту комнату и...

— Алан,— сказал голос позади него.

Он повернулся. Выстрел. Охранник упал. Миссис Энрайт стояла, опуская пистолет.

— Я действительно ненавижу это,— сказала она, поднимая пистолет. — Так примитивно. Но я думала, что это может пригодиться.

Я посмотрела на тетю Лорен. Она была заморожена связывающим заклинанием.

— Посмотри, что твоя тетя сделала, Хлоя.— Миссис Энрайт махнула рукой в сторону охранника, неподвижно лежащего на земле. — Такой позор. Они не оставят ее под домашним арестом на этот раз.

Я перевела взгляд с тети Лорен на мертвого охранника.

Миссис Энрайт рассмеялась.

— Ты думаешь, кто—то поверит твоим словам, не так ли? Такая находчивая девушка. Я полагаю, мы должны поблагодарить тебя за все это.— Она махнула свободной рукой на трещины в стенах. — Вот что мне нравится в тебе. Находчивая, умная, и, по—видимому,— она указала на охранника снова,— Становишься все более уверенной в своей силе каждый раз, когда мы встречаемся. Я почти хотела, чтобы ты подняла его, просто чтобы посмотреть, что ты будешь делать.

— Поднять...

— Я одна с пистолетом, Хлоя. Твоему оружию требуется больше времени для активации. Если он только дернется, я выстрелю. Любые сделки исходят от меня, и я все еще вполне готова иметь дело с тобой. Я думаю, что мы могли бы...

Темная фигура прыгнула на ее спину. Когда она упала, повернулась, чтобы увидеть огромного черного волка, прижавшего ее. Она открыла рот, чтобы бросит заклинание, но Дерек схватил ее сзади за рубашку и отбросил к стене. Она взвыла, прокатилась в сторону и стала читать слова на иностранном языке. Он схватил ее и бросил снова. Она ударилась головой и затихла.

Я помчалась вперед.

— Хлоя!— вскрикнула тетя Лорен, освободившись от ее заклинания.

— Это Дерек,— сказала я.

— Я знаю. Не...

Я уже была там, опустившись рядом с ним, он задыхался, бока вздымалась, борясь за контроль. Я схватила горсть меха, и спрятал лицо в него, слезы покатились из глаз.

— Ты в порядке,— сказала я. — Я так волновалась.

— Ты была не единственной,— сказал голос.

Я посмотрела вверх, чтобы увидеть Лиз и улыбнулась.

— Спасибо.

— Я просто отправилась в путешествие. После того, что случилось...— Она помахала на Дерек. — Ты знаешь, как слепые люди используют собак поводырей? Ну, видимо, оборотни могли бы реально использовать полтергейстов для открывания дверей.

Дерек издал тихий глубокий рык.

— Мы должны идти. Я знаю.

Я начала подниматься на ноги, но он наклонился ко мне. Я чувствовала, как сильно бьется его сердце. Он прижался носом к моей шее, глубоко вздохнул, вздрогнул, и сердце его замедлилось. Когда он понюхал еще раз, нос перешел на заднюю часть моей шеи, находя кровь и ворча с беспокойством.

— Это просто царапина,— отмахнулась я. — Все в порядке.

Я в последний раз обхватила его мягкую шею, прижимаясь очень крепко, а затем вскочила на ноги. Повернулась к тете Лорен. Она стояла, глядя на нас. Просто смотрела.

— Мы должны идти,— сказала я.

Ее взгляд наполнился ужасом, будто перед ней стояли незнакомцы.

— Лиз здесь,— сказала я. — Она будет разведывать дорогу.

— Лиз...— Она сглотнула, потом кивнула. — Все в порядке.

Я показала на маму Тори.

— Она?..

— Все еще жива, но это был сильный удар. Она должна быть в отключке некоторое время.

— Хорошо. Дерек? Нам нужно найти Тори и Саймона. Следуй за мной. Лиз, ты можешь пойти вперед и убедиться, что путь свободен?

Она улыбнулась.

— Да, босс.

Я сделала несколько шагов, потом поняла, что тетя Лорен не идет следом. Я обернулась. Она все еще смотрела.

— Я в порядке,— повторила я.

— Да,— тихо сказала она. Затем громче: — И, правда.

Мы тронулись в путь.


ГЛАВА 46

МЫ ВСТРЕТИЛИ ТОРИ И САЙМОНА, когда они шли, чтобы спасти меня. После очень краткого объяснения о землетрясении и волке на моей стороне, я спросила, смог ли Саймон дозвониться до отца. Его лицо потемнело, говоря мне, что ответ не был положительным.

— Голосовая почта,— буркнул он.

— Серьезно?

— Он сказал, что если будет недоступен, то переключится на голосовую почту. Я оставил сообщение. Он мог бы быть вне диапазона или говорить по телефону, или...

Он не договорил, но все мы знали, что он имел в виду. "Недоступен" может означать многое, но не все из них так невинно, как застрять между вышек сотовой связи.

— Мы позвоним снова, как только выйдем,— сказала тетя Лорен. — Уже скоро.

Мы направились к ближайшему выходу. Прошли около двадцати футов, прежде чем Лиз пришла с сообщением.

— Трое из них,— сказала она. — Идут сюда.

— Оружие?— поинтересовалась я.

Она кивнула.

Если бы это были три безоружных сотрудника, даже со сверхъестественными силами, мы могли встретить их. Но оружие было другим делом. Я рассказала остальным.

— Там неиспользованное крыло на западе,— указала тебя. — Они не будут его охранять.

Я последовала за ней и использовала ключ—карту, чтобы провести нас в крыло. Как только мы закончили, Дерек остановился, волосы на спине встали дыбом, пасть исказилась в оскале.

— Здесь чей—то запах?— Прошептала я.

Он покачал головой, резко, с ворчанием, как будто сказал, извини, и мы снова пошли вперед, но он опасался, бросая взгляды из стороны в сторону.

— Я знаю это место,— пробормотал Саймон. — Я был здесь.

— Твой отец использовал его, приводя на работу, когда ты был маленьким,— откликнулась тетя Лорен.

— Да, я знаю, но это место...— Он посмотрел вокруг, затем потер затылок. — Заставляет меня нервничать...

— Выход не за горами и внизу, в конце концов,— продолжила тетя. — Он ведет во двор. Нам нужно будет перелезть через стену, но это еще одна причина, по которой они не будут охранять его.

Мы по—прежнему вместе. Саймон и Дерек были не единственными, кого бил озноб. Здесь было так тихо. Пустое, мертвое место. Тени ползли вдоль стен, в недоступном для освещения месте. Пропахшее антисептическими впитавшимися прямо в пол, как заброшенный госпиталь.

Я заглянула в первую открытую дверь и остановилась. Столы. Четыре крошечных стола. Стены обклеены плакатами с алфавитом животных. На доске все еще видны признаки чисел. Я моргнула, некоторые я видела не так.

Дерек подтолкнул, будто говоря мне, чтобы двигалась. Я посмотрела на него, и снова на класс.

Это было место, где Дерек вырос. Четыре крошечных стола. Четыре маленьких мальчика. Четверо молодых оборотней.

На секунду я смогла увидеть их, троих мальчиков сидящих за тремя столами, Дерек за четвертым, немного в стороне, склонившись над своей работой, старался не замечать других.

Дерек подтолкнул меня опять и тихо поскулил, я посмотрела вниз и увидела его разглядывающим комнату, каждый волос на шее стоит дыбом, стремясь уйти от этого места. Я пробормотала извинения и последовала за остальными. Мы прошли еще две двери, потом Лиз прибежала обратно.

— Кто—то идет.

— Что?— удивилась тетя, когда я передал это. — Там, внизу? Этого не может быть. Это...

Дробь шагов прервала ее. Она смотрела в другую сторону, а затем махнула нам бежать к ближайшей двери.

— Карточку—ключ, Хлоя, быстро!

Я открыла ее, и мы все ввалились внутрь. Как только я закрыла за нами дверь, замок щелкнул. Я посмотрела вокруг, щурясь, чтобы увидеть только мерцание аварийного освещения.

Мы были в огромном помещении для хранения упакованных вещей в ящиках.

— Много места, чтобы спрятаться,— прошептала я. — Я предлагаю найти его.

Мы разделились, шаги отдавались эхом по залу. Я повернулся, почти спотыкаясь о Дерека. Он не двигался, просто смотрел в зал, мех ощетинился.

Я посмотрела вокруг. Видела ящики, много ящиков, но вдоль дальней стены, что—то еще... четыре кроватки.

— Э—это...— начала я.

— Где все?— Прогремел голос из зала.

Дерек щелкнул, схватил меня за рукав зубами, и потянула глубоко в море ящики. Мы нашли место в дальнем углу, где были сложены коробки в три высоких колонны, оставляя небольшое пространство для нас, чтобы спрятаться. Дерек подтолкнул меня к ней. Я прошептала остальным, как только он вернулся, чтобы собрать их вверх.

Через минуту мы все вклинились в это пространство, присели. Дерек стоял у выхода, охраняя его, уши поворачивались. Когда шаги приблизились, я не нуждаюсь в его слухе, чтобы разобрать голоса.

— Ученые.— Фыркнул. — Они думают, что могут нанять нескольких полу—демонов, и будут готовы к чему—то вроде этого. Высокомерные...— Его бормотание стало затихать. — Насколько близко мистер Сен—Клу?

— Его рейс прибывает через семьдесят пять минут, сэр.

— Тогда у нас есть час, чтобы очистить этот беспорядок. Сколько детей было в этот раз? Четыре?

— Трое из них были пойманы. Четвертый оборотень... нет, но было сообщение, что он вошел в здание.

— Великолепно. Просто отлично.— Их шаги прозвучали за дверью. — Ладно, план таков. Мне нужны двое оставшихся в живых. Если вы можете поймать мне двоих, мистер Сен—Клу будут счастлив. И это не включает в себя оборотня.

— Естественно, сэр.

— Нам нужно место, чтобы создать базу для операций. Команда будет здесь через пять минут.

— Это выглядит, как если бы они не использовали это крыло, сэр.— Скрипнула дверь. — В этой комнате даже есть столы и доски.

— Хорошо. Начинай и вызови Давыдова по радио. Я хочу, чтобы он был здесь.

Я помахала Лиз, чтобы пойти проверить.

Мы все напряженно слушали, молились, что у них возникнут какие—то проблемы с помещением или предложат лучшее. Этого не случилось.

— По крайней мере, они на другой стороне,— сказала Тори.

— Это не имеет значения,— буркнул Саймон. — Там команда безопасности "Кабала".

Лиз вернулась обратно:

— Есть два парня в костюмах и один носит, что—то вроде солдатской формы. Плюс еще четыре, как он, идут по коридору.

Топот сапоги подтвердил ее слова.

— Мы будем держаться,— сказала я. — Они отправят этих ребят на поиски, надеюсь, куда—то в другое месте. Когда получаем шанс, попробуем удрать.

Дерек приблизился и скользнул за меня, давая мне отдохнуть на нем, так тепло и уютно, что я начала расслабляться, он тоже успокоился, частота сердечных сокращений замедлилась.

— Как вы оба добрались сюда?— спросила я Лиз.

— Приехали.

— Но у Дерека нет прав.

Саймон рассмеялся.

— Это не значит, что мы не знаем, как управлять машиной. Папа начал давать уроки в прошлом году, позволяя ездить вокруг пустых автостоянок.

— Это несколько минут у торгового центра, а не восемь часов на шоссе.

Дерек хмыкнул, как если бы сказал, что было совсем не страшно, хотя я уверена, что это было нелегко.

— Мы взяли грузовик Эндрю,— сказала Лиз. — После того как мы нашли... После того, как Дерек обнаружил, что его... ну, ты знаешь. Мы, вероятно, не были далеко позади вас. Я помогала ориентироваться.

— Как вы общаетесь?

— Бумага и ручка. Удивительные изобретения. В любом случае, как только мы были в Буффало, я привела его сюда. Мы не могли выяснить способ проникнуть, а он начал нервничать, что по—видимому,— она махнула на него,— происходит, когда оборотень сильно нервничает он. К тому времени, двери гаража были открыты, некоторые сотрудники увидели автомобиль. Он бросил один взгляд на Дерека и решил, что пришло время для новой работы.

Шум зазвучал в зале. Лиз пошла, чтобы проверить его. Позади меня дернулся Дерек. Я рассеянно потерла его, мышцы прыгали под моими пальцами. Тогда я задала вопрос, боясь услышать ответ.

— Рей мертва, не так ли?— прошептала я. — Доктор Давыдов сказал, что она была переведена, но я знаю, что это значит. То же самое это означало, с Лиз и Брэди.

На лице тети Лорен в тот момент... Я не могу описать это, но если я сомневалась, насколько она выразила сожаление по поводу роли, которую сыграла во всем этом, я видела, когда уже упоминала их имена. На секунду она ничего не сказала. Потом она вскочила, как будто была поражена.

— Рей? Рей не умерла. Кто—то вмешался и забрал ее. Они думают, что это была ее мать.

— Ее приемная мама?

Тетя Лорен покачала головой.

— Биологическая мать, Джасинда.

— Но доктор Давыдов сказал, что она мертва.

— Мы говорили много вещей, Хлоя. Рассказывали много лжи, убеждая себя, что так лучше для вас всех, но на самом деле, просто потому что это было проще. Если Рей думает, что ее мать мертва, она не будет просить встречи с ней. Из всего, что я слышала, они думают, что это кто—то...

Дерек дернулся снова. Я взглянула вниз, чтобы увидеть сокращающиеся мышцы. Когда он поймал мой взгляд, зарычал, говоря мне, что ничего не происходит, просто игнорировать его и не обращать внимания.

Когда тетя Лорен говорила, я потерла мышцы плеча Дерека, и он прислонился к моей руке, чтобы расслабиться. Я знала, что это не поможет. Он был готов измениться.

— Мы должны начать двигаться,— сказала я. — Я собираюсь позвать Лиз.

Она мчалась через ящики, прежде чем я даже закончила призывать ее. Мама Тори присоединилась к спецназу в соседней комнате. Видимо, Дерек не ударил ее так, как я могла надеяться. Она отделалась лишь головной болью. На ее месте Дерек был бы расстрелян сразу же.

Подкрепление из офиса "Кабал" были в пути, чтобы помочь подметать здание с магической силой. Они были полны решимости найти нас, прежде чем этот парень Сен—Клу прибудет.

— Мы собираемся бежать,— сказала я. — Как только станет тихо.

Дерека перекосило, почти бросив меня на него.

— Кому—то не нравится твой план,— заметила Тори. — И только когда я думаю, как хорошо было, что он не имеет права голоса. По—видимому, не удержался.

— Это не так,— помотала я головой, Дерек снова дернулся. — Он изменяется назад.

— И мы не можем ждать, потому что?..

Все тело Дерека дернулось, лапы изогнулись и вытянулись, задняя лапа задела Саймона, передняя — Тори. Они оба выскочили.

— Я думаю, что нет,— сказал Саймон.

— Нам нужно очистить пространство,— выдавила я. — Слишком мало места. И это может быть не то, что вы хотите увидеть.

— Скажи им, что я подтверждаю,— вставила Лиз. — Я увидела один раз, и этого было достаточно.— Она поморщилась и вздрогнула.

Я прогнала их, потом повернулась к Дереку, лежащему на боку и тяжело дышащему.

— Ты сделал это самостоятельно, так что я думаю, тебе не нужно...

Он поймал штанину моих джинсов между зубами, осторожно потянув, глаза просят меня остаться. Я попросила остальных, что если они не услышат никаких признаков, что команда безопасности искала в этом зале, они должны выйти.

— Мы не оставим вас двоих,— возмутился Саймон.

Дерек зарычал.

— Он согласился со мной,— сказала я. — Один раз. Вы должны пойти. Если повезет, они подумают, что Дерек и я где—нибудь в другом месте.

Саймону не нравилась эта идея, но он только ворчал.

Тетя Лорен осталась после того, как они ушли.

— Если что—нибудь случится, ты идешь с нами, Хлоя. Дерек может сам выбраться после...

— Нет, он не может. Не в таком состоянии. Он нуждается во мне.

— Мне все равно.

— А мне нет. Он нуждается во мне. Так что я остаюсь.

Мы скрестили взгляды. Опять же, удивление скользнуло в ее глазах и, возможно, немного печали. Я больше не была ее маленькой Хлоей. И никогда не буду снова.

Я подошла и обняла ее.

— Я в порядке.

— Я знаю,— она крепко обняла меня, затем присоединилась к остальным.


ГЛАВА 47

ИЗМЕНЕНИЕ ДЕРЕКА ПРОШЛО БЫСТРЕЕ и, возможно, немного проще, рвоты не было. Наконец, все было кончено, и он упал на бок, тяжело дыша, сотрясаясь от дрожи. Затем он потянулся к моей руке, крепко держа ее, и я сплела пальцы с его, придвигаясь поближе и используя свободную руку, чтобы убрать потные волосы с его лица.

— Эй,— сказал голос, что заставило нас обоих прыгать. Саймона стоял у входа в наш угол, с кучей тряпок в руках. — Вам действительно нужно, чтобы он оделся, прежде чем начать.

— Я ничего не начинал,— откликнулся Дерек.

— Все же...— Он протянул кулек в руках. — Доктор нашла кое—что в коробках для тебя. Одевайся, а потом... что угодно.

— Мы не...— начала я.

— Ты все еще получил мою записку?

Я кивнула.

— Отдай ему.

Я вытащила сложенную страницу из кармана и протянула Дерек. Когда он был занят, Саймон слабо улыбнулся.

— Он в порядке?— спросил одними губами.

Я кивнула. Я отдала Дереку одежду, как только он сложил записку, потом отвернулась, чтобы позволить ему одеваться.

— У нас все нормально?— поинтересовался Саймон.

— Да.— Дерек понизил голос.

Скрип обуви, когда Саймон повернулся, чтобы уйти. Дерек позвонил ему, кряхтя, когда пробовал подняться, ступая босыми ногами по обивке.

Шелест ткани ознаменовал то, что Дерек оделся. Потом рука легла мне на талию, легкие прикосновения. Я повернулась, это был Дерек, его лицо над моим, руки скользят по телу, когда я потянулась к его лицу, чтобы...

— Что за?

Мы оба подскочили. Тори стояла, глядя на нас, Саймон за ней, схватил за руку.

— Я сказал тебе не подходить...— начал Саймон.

— Да, но ты не сказал, почему. Я уверена, не ожидала...— Она покачала головой. — Я последняя, кто все узнает?

Лиз появилась поблизости.

— Что происходит?

— Дерек готов,— сказала я. — Мы должны двигаться.


***

У нас был один пистолет, один оборотень, один полтергейст, один заклинатель недоучка, заклинатель с подавленной силой, и один совершенно бесполезный некромант, хотя Лиз быстро напомнила, что она нуждалась во мне, чтобы передавать ее слова.

В то время как Лиз наблюдала за комнатой с людьми, мы попытаемся добраться к выходной двери. Если мы потерпим неудачу? Вот тогда потребуются оружие, оборотень, полтергейст и маги.

По словам Лиз, в комнате было пять человек: миссис Энрайт, доктор Давыдов, глава в костюме, его помощник и один охранник службы безопасности. Они, казалось, оставались на месте, в то время как остальные сотрудники искали. Каждый сейчас и позже, один из тех сотрудников, мог заглянуть за обновлениями или приказами. Мы просто должны были молиться, чтобы этого не произошло в течение нескольких минут, чтобы нам успеть добраться до двери.

Как мы согласовали, если план нападения вступит в силу, Дерек стоит рядом со мной. Тетя Лорен продолжал бросать на нас странные взгляды. Мы ничего не сделали, чтобы заработать их, но она поглядывала снова и хмурилась.

Наконец, она сказала:

— Дерек? Могу я поговорить с тобой?

Он напрягся и посмотрел на меня, как бы говоря, что она хочет?

— У—у нас нет времени,— начала я.

— Это займет всего секунду. Дерек? Пожалуйста!

Она помахала ему через всю комнату. Тори и Саймон спорили о заклинаниях, а Лиз была в зале, чтобы никто не заметил. Тетя Лорен что—то сказала Дереку. Как бы там ни было, ему это не понравилось, его взгляд метнулся ко мне, как он нахмурился и покачал головой.

Неужели она говорит ему держаться от меня подальше? Я надеюсь, что сегодня она видела, что он не опасен, может быть, даже видела, как я отношусь к нему, но я думаю, такая надежда была уже слишком нереалистичной.

Я хотела подойти и прерывать их, но прежде чем смогла, Дерек перестал спорить. Он ссутулился, опустив голову и глубоко задумавшись, волосы свисали вперед. Затем он медленно кивнул. Она протянула руку и взяла его за руку, наклоняясь, чтобы сказать больше, лицо выражало напряжение. Он смотрел только в пол, кивая. Я сказала себе, что он просто говорил то, что она хотела услышать, чтобы мы могли выбраться отсюда, но я признаю, что чувствовала себя намного лучше, когда он подошел прямо ко мне, спрашивая:

— Ты готова?

Мы отошли в сторону, когда тетя Лорен позвала Саймона и Тори.

— Неужели она просила тебя держаться подальше от меня?— спросила я.

Он помолчал, потом сказал:

— Да.— Он украдкой от тети Лорен сжал мою руку. — Все нормально. У нас все хорошо.

Мы направились в зал.


***

Наше самое большое беспокойство было громким щелчком замка двери, но Дерек слушал и жестом для меня, чтобы открыть ее в то время как мужчины разговаривали. Затем Дерек взял на себя инициативу, в случае, если кто—то войдет через дверь на выходе. Я была у него за спиной, Саймон позади меня, Тори и тетя Лорен следующее.

Те тридцать футов казались тридцатью милями. Мне очень хотелось кинуться к двери со всех ног и исчезнуть, но мы должны были двигаться бесшумно, что означало, мучительно медленно.

Мы прошли около десяти футов, когда кто—то в соседней комнате сказал:

— У нас нарушение, сэр. Заклинание периметра.

— Где?

Дерек набрал скорость, совсем немного.

— Подожди,— сказал мужчина. — Это, кажется, прямо за...

— Хлоя?— громкий шепот тети Лорен пронесся по залам.

Я развернулась, чтобы увидеть ее бегущей в другую сторону, в сторону комнаты, где собрались люди Эдисон Груп и "Кабала". Она снова назвала мое имя, как будто искала меня.

Мой рот открылся. Чужая рука зажала его, а вторая обвилась вокруг моей груди, удерживая, голос Дерека прошелестел мне в ухо:

— Прости.

— Я думаю, что слышу их,— сказал доктор Давыдов.

— Хлоя?— сейчас тетя Лорен побежала в полную силу, обувь хлопала по линолеуму. — Хлоя?

Она ворвалась в их комнату и взвизгнула.

— Привет, Лорен,— сказала мама Тори. — Снова потеряла свою племянницу?— Она бросила связывающее заклинание, замораживая тетя. — Я вижу, ты все еще с пистолетом. Позволь мне забрать его, прежде чем убить кого—то еще.

Как только я начала бороться, Дерек помахал для других, чтобы продолжали идти. Я смутно увидела Саймона и Тори скользнувших мимо меня, Дерек подхватил меня на руки и направился к выходу, и я знала, что это то, что тетя Лорен сказала ему делать, когда он пытался спорить. Если бы появилась проблема, она принесет себя в жертву, чтобы спасти нас. Его задачей было вытащить меня оттуда.

Я крутила головой, чтобы видеть миссис Энрайт забиравшую пистолет у по—прежнему замороженной тети Лорен.

— Время, чтобы избавиться от очень неудобного...

— Оружие, Диана?— рыкнул мужской голос. — Дай угадаю, твое обаяние не единственная сила, которую недооценивают.

Человек вышел из—за угла. Он был примерно возраста моего отца, на несколько дюймов ниже, чем миссис Энрайт, стройный, с серебряными нитями в черных волосах. Он улыбался, и это была улыбка, которую я хорошо знала, даже если я никогда не видела этого человека раньше. — Папа!— закричал Саймон.


ГЛАВА 48

МИСТЕР БЭЙ ПОДНЯЛ РУКУ, небрежно махнув, как будто он не хотел нашего участия в разговоре. Я боролась и Дерек отпустил меня.

— Привет, Кит,— Миссис Энрайт улыбнулась. Она поревела дуло пистолета на него.

— Разве это, то впечатление, которое ты хочешь произвести, Диана? Докажи всем, что здесь колдунье не нужен пистолет, чтобы бороться с колдуном?

Она опустила пистолет и вместо него подняла руку с искрами на пальцах.

— Да,— сказал он. — Так—то лучше. Теперь давай снова и покажи, как сильно ты скучала по мне.

Она бросила энергитический болт. Рука мистера Бэя взлетела и ее болт остановился, взорвавшись в воздухе. Охранник двинулся на тетю Лорен с пистолетом, связывающее заклинание на ней сломалось.

Саймон бросился вперед, но отец махнул ему бежать. Саймон продолжал идти. Дерек схватил его за плечо. Он посмотрел на меня, потом на двери к отцу, оказавшись между двух огней, чтобы защитить его или защитить нас.

— Драться,— прошептала я, и это было все, что мне нужно было сказать. Дерек выпустил Саймона и подтолкнул меня к двери. Тори заблокировала охранника заклинанием и заорала для тети Лорен следовать за мной. Моя тетя вскочила и схватила пистолет охранника, затем ударила его в голову рукояткой, когда Дерек врезался в доктора Давыдова, отправив его в полет.

Тори сотворила заклинание. Я не знаю, что оно делало на самом деле, но затряслись стены. По ним пробежала сеть трещин. Посыпались штукатурка.

Я хотела сделать хоть что—нибудь, но Дерек увидел меня и крикнул, чтобы вернулась. Тогда один из мужчин в костюме ударил его заклинание, сбив вперед, прежде чем его папа выбросил энергетический залп в парня. Я осталась на месте, зная, что моя жажда помочь остальным доставит им только больше неприятностей.

Здание продолжало трясти, со стен и потолка падали куски. Белая пыль стояла в воздухе, обволакивая предметы, и я могла уловить только проблески через нее, отдельные кадры действия.

Тори, столкнулась лицом к лицу с матерью.

Лиз бежит к миссис Энрайт со сломанной доской в руке.

Охранник лежал без сознания под ногами.

Дерек принял решение заняться мужчиной в костюме, его отец и Саймон взяли на себя другого.

Тетя Лорен стояла над доктором Давыдовым, пистолет приставлен к затылку.

Затем, с оглушительным треском, потолок начал падать. Огромные куски штукатурки и сломанного дерева рухнули. Ящики и контейнеры, шкафы посыпались с чердака. Балки перекрытий разболтались и пошли сетью трещин, я подняла голову и увидела ее излом прямо над моей головой. Дерек закричал. Он ударил меня, сбивая с ног на пол и зажимая под собой, когда остальная часть потолка рухнула.

Когда в зале, наконец, остановился грохот, я услышала, как мистер Бэй окликнул Дерека.

— Здесь,— сказал Дерек. — С Хлоей.

Он слез с меня и помог встать. Я поднялась, кашляя и моргая. Смогла разглядеть, как Саймона и мистер Бэй укрылись в комнате, где мы скрывались ранее.

— Тори?— я слышала, как вскрикнула Лиз. — Тори!

Я прищурилась и двинулась к ней на голос, Дерек по—прежнему схватил меня за руку, оставаясь поблизости. Лиз сгорбилась над Тори.

— Тори!— испугалась я.

Она подняла голову, проводя рукой по лицу.

— Я—я в порядке.

Когда она встала, я посмотрела вокруг лихорадочно ища тетю Лорен. Потом я увидела ее, лежащую под грудой обломков между мной и Тори. Я прыгнула вперед, но Дерек дернул меня обратно.

— Стойте, ребята,— сказал мистер Бэй. — Тори...— Он сделал паузу и, когда я повернулась, он смотрел на нее, как будто он только что впервые увидел ее.

— Папа?— не понял Саймон.

Мистер Бэй стряхнул с себя удивление и медленно произнес:

— Тори? Иди ко мне. Этот потолок выглядит не очень хорошо.

Я посмотрела вверх. Треснувшая древесина и огромные куски штукатурки качались над головой. Коробки балансировали на краю.

Тори огляделась. Охранник и два парня в костюмах были почти погребены под обломками. Доктор Давыдов лежал на животе, не двигаясь. Рядом с ней лежала тело ее матери, с открытыми глазами, глядящими вверх.

— Дин—дон, ведьма мертва,— пробормотала Тори. Она покачнулась. Затем издала странный, сдавленный шум похожий на икоту, опустила плечи. — Мама...

— Тори? Нет,— мистер Бэй дернул головой. — Мне нужно, чтобы ты подошла сюда, хорошо?

— Тетя Лорен,— взмолилась я. — Ее придавило...

— Я проверю ее,— откликнулась Тори, вытирая рукавом лицо. Она наклонилась и начала тянуть куски потолка с моей тети.

Планка из кучи взлетела прямо за Тори. Глаза доктора Давыдова были открыты, мысленно направляя ее. Я открыла рот, чтобы закричать предупреждения, но Лиз уже мчалась, чтобы схватить его, но он соскочил, попав Тори в затылок. Она упала лицом вниз в кучу мусора. Тетя Лорен пыталась выкарабкаться, толкая последние куски штукатурки в сторону. Потом она остановилась. Доктор Давыдов вырос за ее спиной, прижимая пистолет к затылку.

Лиз схватила доску, которой он ударил Тори, но он видел ее движения и сказал:

— Нет, Элизабет,— он взмахнул пистолетом в сторону Тори. — Нет, если ты не хочешь, компанию в загробной жизни.

Лиз бросила доску.

Доктор Давыдов перевел пистолет на тетю Лорен.

— Еще один совет, пожалуйста, Элизабет, встань впереди меня, чтобы я мог видеть, где ты находишься.

Она сделала.

— Теперь, Кит, я собираюсь дать вам пять минут, чтобы забрать мальчиков и уйти. Модификация Саймона, по всей видимости, удалась. Такой сильный, как Дерек, он, кажется, нормальным для оборотня. Новым успехом. Хлоя и Виктория являются проблемными, но, уверяю вас, о них будут хорошо заботиться. Возьми мальчиков и...

— Я никуда не уйду,— сказал Дерек. — Не без Хлои.

Он напрягся, как будто ожидал, что я начну спорить, но я едва слышала их разговор. Кровь гремела в ушах, живот болел, зная, что я должна сделать, бороться, чтобы пройти через инстинкт, который кричал против этого.

Глаза доктора Давыдова поднялись на Дерека. Он нахмурился, оценивая, потом кивнул.

— Пусть будет так. Я не буду отказываться от возможности сохранить нашего единственного объекта оборотня. Возьми своего сына, Кит.

— Я заберу обоих моих сыновей,— сказал мистер Бэй. — А так же Викторию с Хлоей и Лорен.

Доктор Давыдов усмехнулся.

— Я думал, десять лет в бегах стало для тебя хорошим уроком. Подумай, все, что ты делаешь, только потому, что я хотел вернуть Дерека. Я уверен, что Саймон был бы намного счастливее, если бы ты не был таким упрямым.

— Упрямство — это хорошо,— усмехнулся Саймон. — Это семейная черта. Я не уйду, пока вы не откажетесь от них.

Дерек потер заднюю часть моих плеч, приняв затишье за страх, а не концентрацию. Саймон бросил тревожный взгляд в мою сторону, когда пот стал заливать мне лицо. Я закрыла глаза и сосредоточилась.

— Иди, Хлоя,— попросила тетя. — Просто уходи.

— Это не сработает,— покачал головой Давыдов. — Я могу застрелить тебя и Тори до того, как Кит или Дерек повалят меня вниз. Решайся, Кит. Там команда "Кабала" в пути, если они еще не прибыли. Сократи свои неудачи и уходи.

Фигура выросла за доктором Давыдовым. Дерек втянул в себя воздух, затем медленно выпустил его и прошептал себе под нос, поощряя меня. Саймон и мистер Бэй быстро отвернулись так, чтобы доктор Давыдов не повернулся.

— У тебя есть всего несколько минут, Кит,— продолжал доктор Давыдов

— Возьми пистолет,— сказала я.

Он рассмеялся.

— Твоя тетя не настолько глупа, чтобы нырять за пистолетом с десяти футов, Хлоя.

— Доктор Давыдов,— сказала я.

— Да?

— Расстрелять.

Он нахмурился, рот приоткрылся. Труп миссис Энрайт покачнулся. Ее глаза встретились с моими, ярость заполнила взгляд.

— Я сказала...

Она выстрелила. Доктор Давыдов дернулся, рот шевелился, дыра в груди. Потом он упал. Я зажмурилась и выпустила душу миссис Энрайт. Когда я открыла их, тетя Лорен присела рядом с доктором Давыдовым, пальцы на его шее. Его призрак стоял рядом с ней, глядя в замешательстве.

— Он мертв,— сказала я. — Я—я вижу его дух.

Кто-то крикнул. Сапоги застучали на расстоянии.

— Мы должны идти,— крикнул мистер Бэй. — Лорен...

— Я в порядке.

— Дерек, возьми Тори и следуй за мной.

Мы побежали к двери, крики эхом доносились позади нас. Мистер Бэй крикнул Саймону и тете Лорен, чтобы перелезали через стену, затем он приказал мне и Дереку переправить через нее Тори. Я добралась до вершины, затем присела рядом с Саймоном, двое из нас помогали Дереку, когда Лиз побежала вперед, крича.

Мы спустились вниз, мистер Бэй стоял на вершине стены, готовый стрелять заклинаниями в тех, кто вышел. Но никто ничего не делал, обломки и тела замедлили их достаточно сильно, чтобы позволить нам уйти. К тому времени, Тори была в сознании, и мы побежали, всех мы, так далеко и так быстро, как только могли.


ГЛАВА 49

ВНЕДОРОЖНИК МИСТЕРА БЭЯ БЫЛ ПРИПАРКОВАН в миле у торгового центра. Он купил его месяц назад, используя поддельные документы, поэтому машину невозможно проследить, и она выглядела так, будто в ней жили. Он бросил свой спальный мешок и кулер в багажник, и мы все забрались внутрь.

Я не знаю, где мы остановились. Пенсильвания, думаю. Никто не спрашивал. Никто не заботился об этом. Это был очень длинный, действительно тихий переезд. Я был на заднем сидении с тетей Лорен, и, хотя я заметила, Дерек то и дело оглядывался на меня с тревогой, я скоро заснула под шум Саймона и его отца на переднем сиденье.

Я проснулась, когда мистер Бэй остановился в придорожном мотеле. Он забронировал два номера, и мы расстались, ребята собирались в одном, девушки в другом. Мистер Бэй сказал, что закажет пиццу для всех нас, и тогда мы поговорим. Тетя Лорен беседовать не спешила. Никто не был голоден, и я уверена, что ребята хотели некоторое время провести наедине со своим отцом.

Лиз и Тори, казалось, поняли, что мне тоже нужно время с тетей Лорен. Лиз ушла, заявив, что она собирается побродить и вернется к утру. Тори сказала, что ее подташнивает от долгой езды, так что она собирается посидеть снаружи некоторое время, чтобы подышать свежим воздухом. Тетя Лорен попросил ее пойти за наш блок, так чтобы никто проезжающий мимо не мог ее увидеть.

Вот когда на меня накатило понимание: мы не собираемся домой, еще не все кончено. И мы должны были привыкнуть постоянно думать о таких вещах, о том, что кто—то может увидеть.

Я села рядом с тетей Лорен на кровати, и она обняла меня за плечи.

— Как поживаешь?— спросила она.

— Хорошо.

— Что там произошло... В лаборатории...

Она не договорила. Я знала, что она имела в виду убийство доктора Давыдова. И я знала, что если все расскажу, она бы сказала мне, что я на самом деле не убивала его. Но я сделала это. Я не была уверена, что чувствовала, но точно знала, что тетя была не тем человеком, с которым мне хотелось это обсудить. Потому что она пытается заставить меня чувствовать себя лучше, не поможет мне пройти через это. Для этого мне нужен Дерек, так что я просто сказала:

— Я в порядке,— затем. — Я знаю, что не могу пойти домой прямо сейчас, но я хочу, чтобы папа знал, что я в порядке.

— Я не уверена, что это…

— Он должен знать. Даже если он не может знать об остальном, некромантах и эксперименте Эдисон Груп. Он должен знать, что я в безопасности.

Она дрогнула на мгновение, но, увидев выражение моего лица, наконец, кивнула.

— Мы найдем способ.


***

Я узнала Тори со спины, она просто сидела там, как в ту ночь на складе, когда отец предал ее. Сидя там, глядя в пространство, обхватив колени руками.

Это должно было быть очень тяжело для нее. Ребята нашли своего отца, я спасла тетю Лорен. А Тори? Она видела смерть своей матери. Независимо от того, какой ужасной миссис Энрайт была, сколь сильно бы Тори ненавидела ее, она все еще была ее матерью.

Тори не была здесь одинока. Она все еще была с родителем, биологическим так или иначе, но я была уверена, мистер Бэй не будет спешить с признанием. Это было бы слишком странно, сказать: "Жаль, что ты потеряла одного родителя, но вот замена».

Я села рядом с ней.

— Я сожалею о твоей маме,— пробормотала я.

Девушка горько рассмеялась.

— Почему? Она была отвратительной злой сукой.

— Но она была твоей отвратительной злой сукой

Тори издала сдавленный смех, потом кивнула. Слеза скользнула по ее щеке. Я хотела обнять ее, но знала, что она ненавидит это, так что я только придвинулась ближе, касаясь ее плечом. Она напряглась, и я подумала, что она собирается уйти, но потом расслабилась, опираясь на меня. Я чувствовала, что ее тело сотрясалось, когда она плакала. Она не издавала ни звука, даже не хныкала.

Огромная тень завернула за угол. Дерек вышел, голова наклонена, чтобы поймать ветер. Его губы дрогнули, когда он увидел меня, изгибаясь в кривой улыбке.

— Эй,— сказал он. — Я думал, что…

Тори подняла голову и вытерла глаза рукавом, и Дерек заткнулся.

— Извините,— сказал он угрюмо и начал отступать.

— Все хорошо,— буркнула она, поднимаясь на ноги. – Время на жалость закончилось. Пришла твоя очередь.

Когда она ушла от нас в нашу комнату, Дерек все еще стоял, неуверенно глядя. Я помахала ему сесть рядом со мной, но он покачал головой.

— Может, не сейчас,— сказал он. — Папа послал меня, чтобы найти тебя.

Я попробовала встать, но мои ноги ослабли, и я немного качнулась. Дерек поймал меня и не отпускал. Он наклонился, как будто собирается поцеловать меня, потом остановился.

Он всегда собирается так поступать? Я чуть не подразнила его этим, но он выглядел настолько серьезным, и я не решилась.

— Твоя тетя,— сказал он. – Она ничего не говорила о ваших планах?

— Нет.

Он еще раз наклонился ко мне, потом снова остановился.

— Она вообще что—нибудь сказала? Например, собирается ли отправить тебя домой или нет?

— Я не могу вернуться. Пока что «Кабал» все еще там, мы не можем. Я думаю, мы останемся с вами, ребята, если это то, что ваш отец имеет в виду. Наверное, самый безопасный выход.

Он выдохнул, как будто стоял затаив дыхание, и я, наконец, поняла, почему он так переживал. Теперь, когда мы избежали Эдисон Груп и вернулись с нашими семьями, он думал, это означало, что мы пойдем своим путем.

— Я определенно надеюсь, что мы останемся с вами, ребята,— повторила я.

— Я тоже.

Я скользнула ближе, чувствуя, как руки обвились вокруг меня, сжимая. Наши губы соприкоснулись…

— Дерек?— позвал его отец. — Хлоя?

Дерек испустил утробное рычание. Я засмеялась и отстранилась.

— Кажется, мы и так получили слишком много, не так ли?— фыркнула я.

— Слишком много. После того как поедим, мы собираемся на прогулку. Длительную прогулку. Так далеко, чтобы предотвратить все возможные вмешательства.

Я улыбнулась, глядя на него.

— Звучит как план.


***

Говоря о планах, у мистера Бэя их было много. За пиццей он подтвердил, что я ожидала, мы должны были отправиться в бега, на этот раз от заговорщиков.

— Таким образом, все, что мы делали там, в лаборатории... не сделало ничего хорошего?— спросила я.

— Наверное, только уничтожение «Кабала» поможет,— пробормотала Тори.

— Нет, это помогло,— кивнул мистер Бэй. – Эдисон Груп не оправятся от этого в ближайшие дни, и это займет некоторое время для «Кабал» сортировка информации и планирование поиска. К счастью, это «Кабал», у них есть собственный список дел, и мы не будем на вершине. Вы ценны, и они хотят, вернуть обратно, но у нас будет небольшая передышка,— он посмотрел на мою тетю. — Лорен? Жизнь на бегах, возможно, не то, что вы хотели, но я настоятельно рекомендую вам и Хлоей отправиться вместе с нами. Мы должны держаться вместе.

Дерек посмотрел на меня и напрягся, как будто он был готов выпрыгнуть с аргументами, если тетя Лорен не согласится. Когда она сказала:

— Это был бы лучший выход,— он расслабился. Я тоже, Саймон улыбнулся и выстрелил в меня пальцем. Я посмотрела на Тори. Казалось, она держится тихо, как только могла, ее лицо было непроницаемым.

— И Тори будет с нами, верно?— поинтересовалась я.

— Конечно,— мистер Бэй улыбнулся ей. — Я полагаю, должен убедиться, что с ней все в порядке. Ты останешься с нами, Тори?

Она кивнула, и отправила мне полуулыбку.

— Нам нужно затаиться на некоторое время,— сказал мистер Бэй. — У меня есть несколько идей о местах, где мы можем остаться. Саймон с Тори добыли список других объектов. Мы будем держать с ними контакт. Они должны знать, что происходит... и что случилось. Мы будем искать Рей. Если она с мамой, это хорошо, но мы хотим убедиться в этом. Мы не хотим, чтобы кто—то остался позади.

Это будет не просто, но он чувствовал себя странно хорошо, зная, что мы были не одни, зная, что мы могли помочь другим. У нас было много работы впереди, но и много приключений, тоже. Я была уверена в этом.


***

Дерек и я вышли на прогулку после ужина. Одни.

Позади мотеля простиралось открытое поле, и мы направились туда. Наконец, когда мы были достаточно далеко от остальных, Дерек провел меня в небольшой участок леса. Он колебался, держа меня за руку. Когда я встала перед ним, свободная рука обвилась вокруг моей талии.

— Так,— сказала я. — Кажется, ты собирался побыть со мной здесь некоторое время.

Он улыбнулся. Искренней улыбкой, которая осветила его лицо.

— Хорошо,— кивнул Дерек.

Он потянул меня к себе. Затем наклонился, дыхание опалило мои губы. Мое сердце билось так быстро, что я едва могла дышать. Я была уверена, что он снова остановится, и напряглась, ожидая колебаний, желудок скрутило от страха. Его губы уже коснулись моих, а я все ожидала его отступления.

Его губы прижались к моим, потом чуть отстранились. И он поцеловал меня. Действительно поцеловал меня полностью обезоруживая меня, лишая своей воли. Казалось, он говорит этим поцелуем, что больше никогда меня не отпустит.

Я обвила руками ее шею. Его сжались вокруг меня, и он подхватил меня, поднимая в воздух, целуя, как будто он уже не собирался останавливаться, и я целовала его в ответ так же, как будто не хотела, чтобы он останавливался.

Это был идеальный момент, тот, когда больше ничего не имело значения. Все, что я чувствовала, был он. Только его поцелуи, бешеный стук его сердца. Все, о чем я могла думать — был он, и, как я этого хотела, как мне невероятно повезло, что мы встретили друг друга, и как крепко я собираюсь держаться за него.

Это было то, чего я хотела. Этот парень. Эта жизнь. Я никогда не верну назад свою старую жизнь и больше не хотела этого. Я была счастлива. Я была в безопасности. Я была там, где хотела быть.


Оглавление

  • Келли Армстронг Возмездие Самые темные полномочия — 3
  • Келли Армстронг Возмездие Darkest Powers - 3
  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • ГЛАВА 13
  • ГЛАВА 14
  • ГЛАВА 15
  • ГЛАВА 16
  • ГЛАВА 17
  • ГЛАВА 18
  • ГЛАВА 19
  • ГЛАВА 20
  • ГЛАВА 21
  • ГЛАВА 22
  • ГЛАВА 23
  • ГЛАВА 24
  • ГЛАВА 25
  • ГЛАВА 26
  • ГЛАВА 27
  • ГЛАВА 28
  • ГЛАВА 29
  • ГЛАВА 30
  • ГЛАВА 31
  • ГЛАВА 32
  • ГЛАВА 33
  • ГЛАВА 34
  • ГЛАВА 35
  • ГЛАВА 36
  • ГЛАВА 37
  • ГЛАВА 38
  • ГЛАВА 39
  • ГЛАВА 40
  • ГЛАВА 41
  • ГЛАВА 42
  • ГЛАВА 43
  • ГЛАВА 44
  • ГЛАВА 45
  • ГЛАВА 46
  • ГЛАВА 47
  • ГЛАВА 48
  • ГЛАВА 49