КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 447230 томов
Объем библиотеки - 632 Гб.
Всего авторов - 210607
Пользователей - 99116

Впечатления

Stribog73 про Ильина: Грибы. Атлас-определитель (Справочники)

Возрадуйтесь, о грибники и грибоводы!
У меня около 700 книг по грибам (не считая грибной кулинарии).
Жив буду - все выложу на КулЛиб.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Colourban про Башибузук: Князь Двинский (Альтернативная история)

Для тех, кто не в курсе, учитывая старый, потерявший актуальность отзыв уважаемого Витовта, уточню:
Это всё же седьмая, завершающая цикл книга. Просто пятый том цикла – «Граф божьей милостью» дописан автором позже. К сожалению, в нём присутствуют определённые хронологические и фактологические неувязки с остальным циклом, что, впрочем, не фатально для восприятия.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Любопытная про Елисеева: Нежная королева (Фэнтези: прочее)

В принципе книга интересная .. Была бы..
Аннотация ну просто какая-то педофильная. Выдали замуж в 5 лет, а-чуметь ..
Ну ведь не выдали замуж , а обручили, а это не одно и то же.
Первая часть книги динамичная и захватывающая, а вот дальше какие то сопли, что у ГГ ( наверное, можно оправдать беременностью, что у ГГ , который был «стойким оловянным солдатиком» в первой части .
Постоянно раздражало – Поедим, вместо поедем. Читай как хочешь , поЕдим или поедИм, хотя подразумевается поехать куда- то .
И что-то подобное тоже резало глаза.
Автор- кандидат исторических наук. Почитала- там еще куча всяких званий и членства и что , так неграмотна ?? Или денег не хватает на редактуру?
Автор- не мой.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Бердник: Психологический двойник (Научная Фантастика)

В версии 2.0 исправлена опечатка и добавлена аннотация.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
ANSI про Спящий: Солнце в две трети неба (Космическая фантастика)

сказочка в духе Ивана Ефремова

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Романовская: Верните меня на кладбище (Фэнтези: прочее)

Согласна с кирилл789, книга скучная , нудная..
Какая там юмористическое фэнтези?
Сначала динамично и вроде интересно, но осилила страниц 40 и даже в конец не полезла , чтобы посмотреть , что там.. Ну совсем не интересно.
Ф топку , а что заблокирована- просто отлично.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Хрусталев: Аккумуляторы (Технические науки)

Вспоминается еврейский анекдот:
Рабинович идет по улице, читает вывеску: "Коммутаторы, аккумуляторы", и восклицает:
- Вот так всегда! Кому - таторы, а кому - ляторы!!!

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).

Время для Шерлока Холмса (fb2)

- Время для Шерлока Холмса (пер. Наталья Николаевна Власова) (а.с. Шерлок Холмс. Свободные продолжения) 471 Кб, 205с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Дэвид Дворкин

Настройки текста:



Дэвид Дворкин
Время для Шерлока Холмса

Посвящается духу Артура Конан Дойла


Глава первая ПУТЕШЕСТВИЕ В СУССЕКС

Прошло, если я не ошибаюсь, около шестидесяти пяти лет с тех пор, как я в последний раз писал о приключениях моего друга мистера Шерлока Холмса. Тогда я поведал, как он отошёл от дел и поселился в Суссексе, занявшись разведением пчёл и с достоинством ожидая, с его-то кипучей работой мысли, неизбежной развязки долгой и наполненной событиями жизни. Однако развязка так и не наступила, и это один из удивительных фактов, которые мой друг всё-таки разрешил открыть читателям.

Когда Шерлок Холмс ближе к завершению своей долгой и блестящей карьеры частного детектива в Лондоне и его окрестностях сообщил мне, что собирается перебраться в сельскую глубинку и посвятить преклонные годы изучению пчёл и составлению сборника раскрытых преступлений, который бы иллюстрировал и подробно разъяснял по праву знаменитые методы расследования, я в свою очередь рассказал о желании провести остаток жизни в городе:

— Деревенский воздух и еда определённо лучше для здоровья, Холмс. Заявляю со всей уверенностью. Но старость достаточно скучна сама по себе, чтобы усиливать её скукой сельской жизни. Нет, думаю, я предпочту суматоху Лондона до конца дней своих.

Он покачал головой и вздохнул:

— Возможно, мой дорогой друг, речь будет идти о не совсем обычном состоянии здоровья. Но поживём — увидим.

Беседа имела место незадолго до того, как Холмс навсегда покинул город. В последующие годы наши контакты волей-неволей были ограниченны. Необходимость приобретения каких-то материалов, связанных с изучением пчёл, которые не представлялось возможным купить в сельской местности по причине заумности научных изысканий, время от времени приводила Шерлока Холмса обратно в город, несмотря на свежеприобретенную и часто озвучиваемую неприязнь к Лондону. Кроме того, в работе над книгой о расследовании преступлений, которая во многом основывалась на собственноручно проведённых моим другом расследованиях, для разъяснения многих вопросов требовалось обращение к моим записям, в которых, пожалуй, содержалась даже более подробная информация о карьере Шерлока Холмса, чем в записях самого мистера Холмса.

Шли годы, и в каждый приезд моего друга в Лондон я отмечал, как беспощадно и непрестанно Природа работает над тем, чтобы разрушить даже такого энергичного и активного человека, как Шерлок Холмс. Каждый раз мой добрый друг выглядел более худым, морщинистым, а волосы становились ещё белее, чем в прошлый визит. Я прекрасно отдавал себе отчёт, что аналогичные изменения происходят и со мной, но поскольку я видел свою персону в зеркале каждое утро во время бритья, то постепенные возрастные трансформации в моём случае не казались столь разительными.

* * *

Летом 1925 года, когда мне было чуть за семьдесят, я строил весьма мрачные прогнозы относительно своей будущности — я и впрямь чувствовал, что шанс дожить до следующей весны минимален, и тут мне позвонил Холмс. Вестей от него не было несколько месяцев, я опасался самого худшего, поэтому можете представить, какую радость я испытал, услышав до боли знакомый голос. Кстати, несмотря на все видимые приметы старения, голос Шерлока Холмса оставался таким же сильным и твёрдым, как раньше.

— Уотсон! — весело поприветствовал меня Холмс. — У меня к вам дело, как в старые добрые времена. Через три часа из Паддингтона в Брайтон отправляется поезд. Выйдете в Хэвишеме, как обычно. Мой слуга встретит вас, и вы успеете добраться до моего сельского пристанища к чаю.

— Холмс, ей-богу, это уж слишком, — возразил я. — Учитывая мой возраст и состояние здоровья, вы ожидаете, что я буду бегать по полям, как… как юный козлик по весне?

— Мой дорогой друг, — мягко ответил Холмс, — именно по причине возраста и состояния здоровья вы и должны ко мне приехать. Ожидаю вас к пяти часам.

Не успел я вымолвить ни слова, как он уже повесил трубку.

Я даже почти не удивился: с давних пор хватало единственной команды от Шерлока Холмса, чтобы я вопреки здравому смыслу пустился в путешествия сколь утомительные, столь и рискованные. Я выполнил все его инструкции, сев на означенный поезд, отправлявшийся с вокзала Паддингтона, и вышел в Хэвишеме — одной из тех мелких незначительных деревушек, которых в те времена ещё оставалось в Англии великое множество и в которых поезда останавливались будто с неохотой и спешили поскорее уехать. И правда, едва успел я выйти на станции, как моя сумка, грубо выброшенная из поезда, приземлилась рядом, а поезд снова пришёл в движение, быстро набирая скорость и уносясь на юг, к Брайтону.

Я огляделся и обнаружил, что нахожусь в довольно живописном, но пустынном местечке. Пышная зелень, чистое небо и свежий сельский воздух показались приятной переменой после шума и смрада Лондона. Я сделал глубокий вдох, уже радуясь, что Холмс уговорил меня приехать в эту очаровательную деревушку, и тут мои мысли внезапно прервал чей-то голос:

— Доктор Уотсон, верно? Сюда, пожалуйста.

Я повернулся и увидел высокого мужчину в крестьянской одежде; шляпа с широкими обвисшими полями защищала его лицо от солнца. Решив, что передо мной интересный образчик приверженцев сельской жизни, я тщательно рассмотрел его. Мой пристальный взгляд и отсутствие ответа, по-видимому, разозлили провожатого.

— Эй, пойдёмте, доктор! Если вы, конечно, доктор, — рявкнул он.

Оскорблённый подобным хамством, я тем не менее прикусил язык и, подхватив дорожную сумку, последовал за грубияном к маленькой, запряжённой лошадью телеге, какие тогда часто можно было увидеть на фермах. Лошадь повернула голову и одарила меня долгим враждебным взглядом. Ответив ей тем же, я с трудом взгромоздился на телегу и втиснулся между двумя тюками сена. Слуга Холмса уселся на место кучера, подхватил вожжи и крепким словцом послал лошадь вперёд. Больше я от него ничего не услышал до самого конца поездки.

Путь от станции до старого сельского дома, который приобрёл Шерлок Холмс, занял около часа, и за всё это время я не смог вытянуть ни слова из моего неприветливого попутчика. Лошади он тоже больше ничего не сказал; похоже, животное знало дорогу, следуя вдоль еле заметной, но всё же различимой тропы через тихие зелёные луга, колыхавшиеся на ветру. Через некоторое время я не выдержал жаркого полуденного солнца, которое припекало не на шутку, и снял пиджак, однако возница не проявил никаких признаков неудобства от жары.

Наконец, к моему великому облегчению, мы заехали во двор старого сельского дома, в котором теперь обитал мой друг. Возница остановил лошадь, спрыгнул на землю и, по-прежнему не произнеся ни слова, куда-то пошёл.

— Эй, вы! — закричал я, окончательно потеряв терпение и вежливость. — Уважаемый! Немедленно доложите своему хозяину о моём приезде. Возница остановился, нагло повернувшись ко мне спиной, и проворчал:

— Да он уже в курсе.

— Неужели? Тогда где он? Где Шерлок Холмс?

— Прямо перед вами!

Слуга резко повернулся, распрямившись и сдёрнув шляпу, и в этот момент я уловил знакомые черты Шерлока Холмса: орлиный профиль, острый взгляд. Сейчас он весело подмигивал, довольный тем, как разыграл меня.

— Холмс! — воскликнул я, поражённый его мастерством и дерзостью. — За всё то время, пока мы ехали от станции, я даже не заподозрил…

Он радостно рассмеялся:

— Старые навыки не ржавеют, мой дорогой друг. Простите, что ввёл вас в заблуждение, но вы же знаете мою любовь к такого рода трюкам. Пойдёмте в дом, велим подать чай.

С этими словами Холмс повёл меня к дверям — прямой и стремительный, как и прежде, будто был на пятьдесят лет моложе, чем на самом деле.

— Помедленнее, Холмс! — запыхавшись, крикнул я вслед. — Помните, что старина Уотсон был лишён преимущества в виде чистого воздуха Суссекса, который сохранял бы его молодость.

И мы вместе пошли к дому в более неспешном темпе.

Глава вторая СЕКРЕТ СУССЕКСКОГО ВИНА

Это был огромный, старый, разросшийся за счёт пристроек дом, возведённый больше пятидесяти лет назад одним джентльменом из Южной Африки, который, как сообщил мне Холмс, встретил свою ужасную и необычную смерть в этом самом доме. Отсюда открывался захватывающий и прекрасный вид на Ла-Манш, но из-за соседства с водными просторами здесь часто наблюдались туманы и холодные моросящие дожди. Должно быть, в момент смерти первого хозяина это было действительно мрачное место, но Холмс купил собственный электрогенератор и провёл электричество по всему зданию, поэтому оно казалось довольно жизнерадостным в тот вечер, когда мы после ужина сидели и пили чай в ярко освещённой библиотеке, а приятный морской бриз врывался в окно вместе с монотонным жужжанием насекомых и ароматом цветов.

— Должен признать, Холмс, тут довольно мило.

Он бросил на меня острый взгляд:

— Неплохая замена шуму и смраду летнего вечера в Лондоне, Уотсон?

— Именно! — Я рассмеялся. — Мне почти захотелось провести оставшиеся годы или, вероятно, месяцы здесь, с вами, в деревне.

— Я был бы счастлив, разумеется… Но вы сказали «месяцы»?

Его лицо, обычно непроницаемое, выдало огорчение.

Я пожал плечами:

— Боюсь, что так, но давайте не будем обсуждать столь безотрадную тему, как смерть. Как успехи с пчёлами?

Мой друг нажал кнопку, вмонтированную в небольшую коробочку на столе рядом с его креслом.

— Я хочу, чтобы вы кое-что попробовали, Уотсон, а потом я отвечу на любые вопросы, которые у вас могли возникнуть касательно моих пчёл.

Когда миссис Хадсон отозвалась на электрический звонок, Холмс попросил:

— Не могли бы вы принести новую бутылочку того вина из подвала для нашего гостя, миссис Хадсон.

Я поднял брови, удивившись странному ударению на этих двух словах, но Холмс с неуловимейшей улыбкой приложил палец к губам, пресекая любые вопросы. Мы так и просидели в тишине около пяти минут, пока экономка не вернулась с бутылкой «того вина». Должен признаться, пока мы ждали, я погрузился в приятную полудрёму, вызванную обильным ужином в сочетании с тёплым чаем, мягким бризом и жужжанием насекомых. Разбудил меня стук подноса, который поставили на стол рядом с креслом моего друга. Холмс взирал на меня с сочувствием и тревогой, но печальное выражение его лица быстро сменилось лучезарной весёлостью, стоило ему понять, что я проснулся.

— Что ж, Уотсон, — воскликнул он, — а вот и вино! Мне будет интересно выслушать ваше мнение.

Я подавил зевоту и сказал:

— Возможно, будет благоразумнее мне откланяться, а не наслаждаться вином.

— Чепуха, Уотсон. Я не приму отказа. Я настаиваю.

— Ох, ну хорошо, — безропотно согласился я.

— Отлично, отлично. — Холмс вытащил пробку и щедрой рукой налил два полных бокала.

Поскольку бутылка была из тёмно-зелёного стекла, я только теперь увидел, что вино имеет тёмно-золотистый оттенок, по цвету что-то среднее между мёдом и светлой патокой. Я заметил также, что Холмс взирает на вино с выражением, которое я бы мог охарактеризовать как нездоровую заинтересованность. Так и подмывало спросить, не содержится ли в ценном вине какой-нибудь дополнительный ингредиент — возможно, кокаин, — но я удержался, зная, что после стольких лет лёгкого давления вкупе с дружескими и профессиональными увещеваниями с моей стороны Холмс отказался-таки от использования этого наркотического вещества.

Когда он протянул мне бокал, я понюхал напиток, и сладкий, почти приторный запах подсказал мне, что же это за загадочное вино.

— Да ведь это медовуха! — воскликнул я.

— Она самая, разлитая в бутылки на этой ферме, из мёда с моей собственной пасеки. Пейте же, Уотсон!

— Сначала вы велели мне прыгать юным козликом, теперь хотите превратить меня в викинга, — проворчал я. Однако, едва попробовав медовуху, я залпом допил содержимое бокала и воскликнул: — Ей-богу, Холмс, напиток чудо как хорош! Правда, чуть сладковат, на мой вкус, и мне не стоит им злоупотреблять.

Холмс со странным выражением лица, которое, как я понадеялся, означало восторг, но в равной степени могло указывать и на расстроенные чувства, пробормотал:

— А по поводу этого, Уотсон, поживём — увидим.

* * *

В ту ночь я спал крепко, как никогда за последние годы, и проснулся изрядно посвежевшим.

— Холмс, — объявил я за завтраком, — деревенский воздух и впрямь творит чудеса. Я определённо чувствую себя на десять лет моложе.

— Неужели? — поразился он, а потом бросил на меня пронизывающий взгляд. — Как насчёт более оптимистичных прогнозов, доктор?

— Ещё рано, — коротко бросил я, загрустив при мыслях о будущем.

Остаток завтрака прошёл в молчании.

Однако в последующие дни здоровье моё продолжало неуклонно улучшаться. Мне чудилось, что я ярче чувствую вкус еды, острее различаю запахи деревни (не всегда приятные!) и чётче слышу звуки насекомых и животных, чем в течение последних нескольких лет. Однажды вечером, когда мы с Холмсом сидели за чашкой чая в сопровождении неизменного бокала медового вина, я поделился своими ощущениями.

— Вынужден заключить, — закончил я между неспешными глотками сладкого янтарного напитка, — что лондонские воздух, вода и еда содержат какие-то вредные примеси, которые способствуют преждевременному старению, и вы не зря советуете мне перебраться в сельскую местность, чтобы увеличить число оставшихся мне лет.

Я быстро допил остатки медовухи и плеснул себе ещё бокальчик, проигнорировав довольный взгляд Холмса. С первых же дней он настоял, чтобы каждый вечер я выпивал по полному бокалу. Сначала я согласился, исключительно чтобы порадовать друга и искупить ту обиду, которую я мог ненамеренно нанести в первый вечер, когда слишком резко выразил своё мнение по поводу его медовухи, но через некоторое время пристрастился вечером выпивать по бокальчику, а порой и по два-три.

— Замечу, Уотсон, что теперь вы говорите уже об оставшихся годах, а не месяцах.

Я снова устроился в кресле с бокалом медовухи и чашкой чая, а Холмс продолжил спокойным задумчивым тоном:

— Вы совершенно верно подметили, что лондонский воздух и лондонская вода куда грязнее, чем в сельской местности, как верно и то, что пребывание в деревне может продлить жизнь по сравнению с пребыванием в городе. Тем не менее факт остаётся фактом: людям отпущен определённый промежуток времени. В итоге здоровый образ жизни позволяет прожить максимально длинный срок, но за рамки этого промежутка всё равно не выйти. Это по силам только при вмешательстве человека!

Странная речь меня озадачила, но, прежде чем я успел вставить хоть какой-то комментарий, Холмс снова заговорил, и его голос звенел в вечерней тишине:

— Вино, которое вы пьёте с такой охотой, Уотсон, — вино, как вы выразились, слишком сладкое, на ваш городской вкус, — омолаживает каждую клетку вашего тела! Точно так же, как поддерживает молодость не только мою, но и моей экономки миссис Хадсон.

После этого необычного заявления на несколько минут воцарилась тишина. Господи, подумал я, он сошёл с ума! Блестящий аналитический разум в итоге уступил дряхлости. Зная из медицинской практики, насколько осторожно надо вести себя с человеком, которого мучают приступы бреда, я заострил внимание на последних словах и осторожно уточнил, хотя и не без дрожи в голосе:

— Разумеется, ваша экономка, та женщина средних лет, — это не наша миссис Хадсон с Бейкер-стрит, а её дочь?

Сверкая глазами, Холмс объявил:

— Это именно та миссис Хадсон, которую вы знали много лет назад на Бейкер-стрит, и вовсе она не средних лет. Как и я, она молода физически, но маскируется, чтобы выглядеть старой, дабы не вызвать подозрений и суеверной враждебности среди местных жителей и не шокировать вас, пока вы ещё слабы.

Я открыл рот, намереваясь произнести какие-нибудь умиротворяющие слова, но, прежде чем я успел заговорить, Холмс продолжил в более спокойной манере:

— Я понимаю, нельзя ожидать, что вы поверите мне на слово, Уотсон. Поэтому, чтобы доказать, что я не безумен и не впал в старческий маразм, я хочу, чтобы вы провели самый тщательный и полный врачебный осмотр. Я позволил себе доставить сюда из Лондона все ваши инструменты. Вкупе с оборудованием, которое я использую в собственных биологических изысканиях, они помогут вам удостовериться, что я говорю чистую правду.

Как обычно, Шерлок Холмс оказался прав. После тщательного осмотра я вынужден был признать, что физическое его состояние соответствует возрасту между двадцатью пятью и тридцатью годами. Затем я подверг анализу самого себя, насколько это представлялось возможным, и к моему изумлению и радости обнаружил, что всего через неделю приёма загадочного молодильного вина процесс старения повернулся вспять и я стал ощутимо моложе и здоровее, чем неделю назад. Как мог я теперь сомневаться в необычных заверениях моего друга?! После долгих лет разгадывания самых запутанных преступных деяний людей этот великий аналитический ум в конце концов одолел одну из величайших загадок природы! Шерлок Холмс открыл настоящий эликсир молодости. Он предложил и мне прибегнуть к этому чудодейственному средству, получив от меня обещание, что, во-первых, я переберусь из Лондона в Суссекс на постоянное жительство, а во-вторых, сохраню наш секрет в строжайшей тайне.

— С первым условием я практически готов был согласиться ещё до того, как вы открыли мне волшебные свойства вина, Холмс. Но второе! Почему бы не поделиться этим чудесным достижением с миром?

Но Холмс был непоколебим.

— Мир, мой дорогой Уотсон, катится в тартарары, — решительно возразил он, а потом добавил мрачным тоном: — После ужасной войны, свидетелями которой мы только что стали, обществу придётся достичь куда большей разумности и социальной зрелости, чем оно когда-либо демонстрировало, прежде чем я даже просто задумаюсь о том, стоит ли открыть людям секрет. Если я поделюсь своим знанием сейчас, результатом, я уверен, станет социальный сдвиг катастрофического масштаба, а вторая мировая война, которая определённо грянет максимум через пятнадцать лет, будет иметь куда более пагубные последствия, чем при естественном развитии событий.

Я поделился секретом с миссис Хадсон, — продолжил он, — просто потому, что она великолепная экономка и мне не хватило бы терпения выучить кого-то ей на смену. Кроме того, ей можно доверять: миссис Хадсон ни с кем этими знаниями делиться не станет. Теперь я предлагаю приобщиться и вам, поскольку вы мой давний и преданный друг и я доверяю вашему умению хранить тайны. Конечно, я по понятным причинам включил в круг избранных и Майкрофта, но больше никому рассказывать не собираюсь.

Когда дальнейшие споры оказались неэффективными против решимости Холмса сохранить секрет омоложения в тайне от остального мира, я в конце концов сдался, согласившись и на второе условие тоже. Правда, я периодически возвращался к этой теме в последующие годы, но преуспел не более, чем в ходе выше описанной беседы. Десятилетие за десятилетием Шерлок Холмс настаивал, что человечество не исправляется, а, напротив, вырождается.

То, насколько Шерлок Холмс отдалился от старых знакомств и всех воспоминаний о прежней жизни, можно продемонстрировать на примере одного случая, который я помню очень ярко. Как-то раз мы с Холмсом прогуливались неподалёку от нашего поместья и проходили мимо большого красивого дома, главные ворота которого украшала табличка с именем Уинделшэм. За воротами виднелись прелестные лужайки и деревья, а посреди этого великолепия стоял крепко сбитый высокий мужчина средних лет, осматриваясь вокруг с гордостью хозяина. Он заметил нас и с доброжелательным выражением двинулся в нашу сторону с явным намерением завести беседу, однако Шерлок Холмс поторопил меня, хотя я выразил желание познакомиться поближе с владельцем столь величественного поместья и попросить провести экскурсию. Мне показалось, что манеры Холмса необъяснимо грубы, о чём я не преминул сообщить ему самым честным и решительным образом.

— Этот субъект, — ответил он раздражённо, — пишет детективные рассказы. Вы, должно быть, теперь уже понимаете, что я не горю желанием соприкасаться в какой бы то ни было форме со своей бывшей профессией, будь то настоящие сыщики или те, кто имел глупость попасть в сферу их внимания. Я уж не говорю о людях, которые зарабатывают на жизнь описанием приключений выдуманных сыщиков.

— Но, — робко возразил я, — этот человек наверняка пишет и что-то другое?

— Исторические романчики и трактаты по спиритологии, — насмешливо ответил Холмс. — И это ещё более легкомысленно, чем сказочки о выдуманных детективах! С этими словами он пошёл прочь, яростно попыхивая трубкой и пресекая все мои попытки продолжить разговор.

* * *

Так шли десятилетия, а мир бурлил и грохотал вокруг нас, изменяясь в таких направлениях, какие я и представить не мог, пока мы в нашем маленьком анклаве на Ла-Манше жили в прежнем неспешном ритме. Я давно перестал выписывать лондонские газеты, хотя «Таймс» множество лет была важной составляющей распорядка дня. Единственной приметой изменений во внешнем мире, которую я не мог игнорировать, было то, что самолёты, проносящиеся над головой, и корабли, скользящие по каналу вдалеке, год за годом увеличивались в размерах, а парусные суда использовались всё реже и реже, пока совсем не сошли на нет, кроме самых маленьких лодок. Пока мимо пробегали десятилетия, время доктора Джона Уотсона и мистера Шерлока Холмса занимали беседы, чтение, пчёлы и научные исследования, а на внешний мир мы по большей части не обращали внимания. А затем произошло преступление столь ужасное, что оно нарушило даже наше уединение, снова втянув нас в бурную активность, свойственную остальному человечеству. Здесь-то и начинается по-настоящему мой рассказ.

Глава третья СМЕРТЬ НА ДАУНИНГ-СТРИТ

— Господи боже мой! — воскликнул Шерлок Холмс.

Это произошло вскоре после завтрака одним тёплым летним днём в начале 1990-х. Мы сидели в библиотеке и читали. Я был погружён в книгу, и признаюсь вам, что мне приходилось скрывать от своего компаньона, что книга эта — исторический роман, один из плодов богатого воображения того самого соседа, к которому Холмс выказал такое презрение во время прогулки. Между тем оказалось, что это добротная история, в которой действуют лучники и средневековые правители, как злые, так и благородные. Холмс же изучал местную газету «Дейли миррор», которую издавали в Хэвишеме. Он решительно отказывался читать лондонские газеты, уверяя, что они напоминают ему особенно неприятным образом ту торопливую и полную суеты столичную жизнь, которую он так хотел бы забыть. Хэвишемский вариант «Дейли миррор» писал в основном о местных реалиях: о выращивании свиней, уловах рыбаков, матчах в крикет, и только последняя страница отводилась под новости Лондона и остального мира. Скупые новости «Дейли миррор» обладали по крайней мере одним ценным качеством: оставались вне времени.

Услышав восклицание Холмса, я оторвался от книги и увидел, что он взирает на газету с выражением ужаса на обычно бесстрастном лице. Он быстро дочитал до конца статью, столь расстроившую его, и лишь после этого встретился со мной взглядом.

— Уотсон, — сказал он почти шёпотом, — премьер-министр была убита в запертой комнате.

— Господи! — в свою очередь воскликнул я.

— Да уж. Послушайте. — Он начал читать вслух пассаж из газеты: — «Премьер-министр найдена мёртвой сегодня утром, после того как её личный секретарь, не сумев открыть дверь в кабинет и не получив ответа на яростный стук, вызвал полицию. Когда стражи порядка выломали дверь, то обнаружили, что премьер-министр сидит, уронив голову на письменный стол. Сначала полицейские решили, что с ней случился удар, но потом оказалось, что она застрелена с близкого расстояния». Далее говорится, что её секретарь, молодой человек по фамилии Уилфорд, — последний, кто видел её живой. Вчера, третьего июня, миссис Чалмерс сообщила, что у неё срочная работа, и попросила не беспокоить, а затем вошла в кабинет и заперла дверь изнутри. Позднее Уилфорд, который трудился в соседнем кабинете, как ему показалось, слышал голос миссис Чалмерс, причём говорила она на повышенных тонах, словно бы очень сердилась. Он постучался и спросил, не нужна ли помощь, но премьер-министр ответила, что всё в порядке, и секретарь успокоился. Вскоре после этого Уилфорд отправился домой, и только вернувшись на Даунинг-стрит сегодня утром и не получив ответа на стук в запертую дверь, он в конце концов встревожился.

Холмс в бешенстве бросил газету на пол, подошёл к окну и начал вглядываться в поблёскивавшие на солнце голубые воды канала, которые простирались за полями, колыхавшимися на ветру.

— Казалось бы, Уотсон, — заговорил Холмс недовольным тоном, — премьер-министра Британии усиленно охраняют и соответствующие должностные лица всегда в курсе, что с ней и как она. — После паузы он пробормотал: — Однако в этом деле присутствуют некоторые детали, которые меня интригуют.

Я тем временем отбросил в сторону книгу, поднял газету с пола и пробежал статью глазами, с интересом взглянув на фотографию премьер-министра, сделанную несколькими годами ранее, когда её партия впервые пришла к власти. С газетной страницы на меня смотрела седовласая немолодая дама со смуглой кожей и тонким решительным лицом — женщина, обладавшая железной волей и таким же острым умом, как у самого Шерлока Холмса. Забавно, что по возрасту она годилась мне в праправнучки. По странной иронии судьбы, снимок был сделан в том самом кабинете на Даунинг-стрит, дом десять, где сегодня утром премьер-министра обнаружили убитой.

Газету внезапно вырвали у меня из рук. Я с некоторым раздражением поднял голову и увидел, что Холмс смотрит на фотографию словно зачарованный. Он повернулся к маленькому столику подле окна, выдвинул ящик и принялся рыться там. Найдя в итоге то, что искал, — маленькое увеличительное стекло, — Холмс с его помощью стал внимательно изучать газетный снимок.

— Как необычно. Наводит на размышления! — воскликнул он. — Уотсон, меня мучает нехорошее предчувствие. Придётся немедленно отправиться в Лондон!

— В Лондон? — переспросил я в изумлении. — Холмс, да вы не были в Лондоне пятьдесят с лишним лет. Что за причина сейчас подвигнет нас туда поехать?

— Если сейчас я озвучу свои подозрения, вы решите, что я сошёл с ума, — ответил он мрачно.

Если бы не давнишнее настойчивое желание Холмса обрубить все связи с внешним миром, у нас был бы в доме телевизор или хотя бы радиоприёмник и новости из Лондона долетали бы побыстрее. По той же причине, несмотря на необъяснимую безотлагательность нашей поездки в Лондон, пришлось сесть на поезд, а не на самолёт. Однако, когда вечером того же дня мы прибыли в огромный шумный мегаполис, я обнаружил, что Холмс вовсе не был отрезан от мира все эти годы, как я полагал. С вокзала мы на такси доехали до громадного блестящего белого здания, в котором теперь размещалась столичная полиция. Центральное управление лишь недавно перевели в это здание, у которого пока что не было имени. Лондонские остряки уже окрестили его «Новейшим Скотленд-Ярдом». Мне сразу стало ясно, что Холмс в достаточной мере знаком с его внутренним устройством и направляется в какое-то конкретное место. Вскоре мы оказались в небольшом кабинете, где стоял большой письменный стол. За ним сидел очень грузный человек, которого я тотчас узнал.

Он тяжело поднялся со стула и протянул огромную ладонь, воскликнув радостно:

— Шерлок! После стольких лет! Но я знал, что в этом деле полно запутанных и шокирующих деталей, столь любимых тобой в прошлом, и в результате ты, возможно, прервёшь своё деревенское уединение.

— Да, Майкрофт, — рассмеялся Шерлок Холмс (человеком в кабинете был не кто иной, как старший брат Холмса), — ты прав, как всегда. — Он обратился ко мне: — Уотсон, помните, я говорил, что Майкрофт один из трёх людей, кому я открыл секрет своего вина? Кроме того, я давным-давно рассказывал о важной роли, которую мой дорогой брат на протяжении долгого времени играл за кулисами британской политики.

Я кивнул. Майкрофт Холмс всегда отказывался от высоких постов, которые могли бы привлечь к нему общественное внимание. Тем не менее, несмотря на отсутствие официального титула, Майкрофт был ключевой фигурой в политике и деятельности государства. Я, разумеется, понимаю, что, обладая преимуществом в виде эликсира молодости, открытого младшим братом, Майкрофт, должно быть, за годы упрочил свои позиции и усилил влияние в правительстве. Благодаря рассказам Шерлока Холмса о старшем брате я уже давно уважал интеллект и влиятельность Майкрофта, однако шанс встретиться лично выпадал лишь пару раз, и всегда оказывалось, что как человек он мне не интересен. Какое отношение он имеет к нынешнему делу, убийству премьер-министра, я даже представить не мог. Шерлок Холмс быстро прояснил этот вопрос:

— Майкрофт некоторое время работал в тесном сотрудничестве со специальным отделом лондонской полиции, который занимался обеспечением безопасности премьер-министра. Вследствие этого назначения он и получил офис в данном здании. Вы понимаете, надеюсь, почему именно Майкрофт может рассказать нам о деталях этого дела лучше всех.

Пока брат говорил, Майкрофт снова уселся. Он тяжело вздохнул и сказал:

— Боюсь, известно не многое.

Он коротко описал дело — его рассказ лишь в небольших деталях отличался от статьи, вышедшей сегодня утром в «Дейли миррор» в Хэвишеме, — и подытожил:

— Должен признаться, я в тупике.

— Что же, совсем никаких гипотез? — спросил Шерлок Холмс самым невинным тоном, какой только можно представить.

Майкрофта эти слова определённо задели:

— Боже правый, Шерлок! Разумеется, у меня есть гипотеза! Но гипотеза эта столь дикая и шокирующая, что я не решаюсь её озвучивать кому бы то ни было, несмотря на мой старый принцип, к которому я давно уговаривал тебя прислушаться: когда после исключения всех абсолютно невероятных гипотез остаётся только одна, необходимо её принять, сколь бы маловероятной она ни казалась.

— Ах да, — коротко бросил Холмс, — твой принцип. Полагаю, что с момента обнаружения тела ковёр в кабинете вытоптали своими ножищами множество полицейских.

Майкрофт кивнул:

— Но я был первым на месте преступления.

— Похвальная предусмотрительность и энергичность для такого нерасторопного человека, мой дорогой Майкрофт. Ты нашёл две параллельные борозды?

— Да! — радостно воскликнул Майкрофт. — На ковре подле стола.

— Около четырёх футов в ширину и пяти в длину.

— Примерно, — Майкрофт выглядел довольным. — Так ты думаешь, гипотеза в конце концов вероятна, Шерлок?

— Ну да. А что с третьей книгой слева на четвёртой снизу полке в книжном шкафу за столом?

Майкрофт стукнул ладонью по столу:

— Боже, я забыл взглянуть! Шерлок, порой я подозреваю, что это твоё вино, хоть и сохраняет тело столь чудесным образом, позволяет мозгу дряхлеть. Как я мог забыть о такой детали, как книга?!

— Ничего страшного, Майкрофт, — ласково сказал Шерлок Холмс. — Возможно, ты и бессмертен, но остаёшься человеком, а следовательно, ты не совершенен. Нельзя ли организовать для нас с Уотсоном осмотр места преступления?

Разумеется, Майкрофт тут же откликнулся на просьбу и всё уладил, быстро созвонившись с кем-то из подчинённых, дежуривших в резиденции премьер-министра. Вскоре мы с Холмсом уже сидели в такси по пути на Даунинг-стрит. Холмс попыхивал трубкой и смотрел в окно на сильно изменившиеся улицы Лондона, а я тем временем размышлял, какое влияние окажет убийство на город и на всю страну, столицей которой он является. История не была добра к Англии в те десятилетия, что я жил в уединении в Суссексе, и убийство миссис Чалмерс стало последним в череде множества жестоких ударов.

— Это настоящая трагедия, — вздохнул я.

— Трагедия? — Холмс отвернулся от окна. — Вряд ли, Уотсон. Я впервые в жизни заметил деталь, которую упустил Майкрофт. Нет, — продолжил он с самодовольным видом, снова глядя в окно, — это триумф, которого я жаждал с детства!

Глава четвёртая БЫСТРЕЕ СКОРОСТИ ЗВУКА

Мы прошли, не встретив возражений со стороны полицейских, охранявших десятый дом по Даунинг-стрит. Очевидно, звонок Майкрофта их начальнику сделал своё дело. Я снова поразился влиятельности этого человека. Мы проследовали по длинному коридору к приёмной перед кабинетом, где произошло убийство. Я зачарованно уставился на запертые двери, а Холмс тем временем внимательно изучал коридор, не упуская ни одной мелочи.

— Заметьте, Уотсон, — пробормотал он, — сколько в этом коридоре тёмных углов и закоулков. Укромных мест, где убийца мог укрыться от охранников. Для преступления не нужны были никакие сверхъестественные средства. — Он раздражённо покачал головой. — Возможно, разум Майкрофта действительно даёт слабину.

Возле дверей в кабинет нас встретил высокий молодой парень, худой и измученный, и я тут же профессиональным взглядом определил по его лицу и поведению, что он находится в состоянии, близком к нервному расстройству. Я решил, что он либо родственник покойной, либо же отвечал за её безопасность, а следовательно, стоит на грани карьерного краха. К счастью, я не поделился своими соображениями с Шерлоком Холмсом, поскольку обе догадки оказались ошибочными. Молодой человек представился Уилфордом, личным секретарём покойной миссис Чалмерс.

— Полагаю, — сказал он всё ещё дрожащим голосом, — что вы и есть те два господина, о визите которых предупредили из Скотленд-Ярда.

— Именно, господин Уилфорд, — подтвердил Холмс. — Можно осмотреть комнату?

Уилфорд вытащил ключ и отпер дверь.

— Очень тучный мужчина, приходивший вместе с полицией, велел держать кабинет запертым, чтобы здесь никто не шастал, — объяснил он.

— Отлично, — кивнул Холмс, — лучше, чем я мог ожидать.

Я беседовал с Уилфордом возле двери, пока Шерлок Холмс изучал комнату в мельчайших деталях. Уилфорд повторил в общем-то ту же историю, что мы слышали уже дважды. Однако в ходе беседы тотчас обнаружился факт, не упомянутый в газетной статье: у молодого человека имелись большие проблемы со слухом. Это объясняло, как я понял, тот факт, что он не слышал рокового выстрела (кроме того, преступник использовал пистолет очень малого калибра), и подразумевало, что сердитые слова, которые он различил из-за двери, должны были произноситься на весьма повышенных тонах. Наш разговор прервался, когда Холмс позвал меня из-за стола. Я с удивлением увидел, что былое радостное возбуждение, яростный блеск в глазах и румянец на обычно бледных щеках — приметы того, что Холмс взялся за интересное дело, — испарились; лицо моего друга исказила обеспокоенность.

— Как я и опасался, Уотсон, — сказал он тихим голосом, чтобы Уилфорд, всё ещё топтавшийся в дверях, точно не услышал, — случилось самое плохое. Множество мельчайших деталей тому подтверждение, но нет необходимости изучать эти детали, поскольку преступник оставил свою визитную карточку. Смотрите!

Он указал на открытую книгу, лежавшую на столе. Я внимательно осмотрел её. Это был маленький томик, старый (старше меня!), в переплёте из красного сафьяна. Разворот был усеян замысловатыми символами из области математики и астрономии; уравнения следовали одно за другим, связанные между собой фразами вроде «а следовательно», «поэтому», «таким образом ясно, что». Страница была озаглавлена «Примерное решение задачи о многих телах», что лично для меня звучало так же непонятно, как и символы, которые следовали после заглавия. Я признался в этом Холмсу, добавив:

— С таким же успехом книга могла быть написана на греческом.

— Большая её часть действительно написана на греческом, — рассеянно ответил Холмс, а потом внезапно сказал: — Уотсон, произошло наихудшее, последствия могут быть ужасающими. Давайте надеяться, что мы вовремя успеем предотвратить несчастье! Пойдёмте!

Он пулей вылетел из кабинета, чуть не сбив с ног растерянного Уилфорда. Мне удалось догнать друга в коридоре.

— Ради всего святого, Холмс, — потребовал я объяснений, — куда мы несёмся в такое время?

— В Нью-Йорк, разумеется, — ответил он нетерпеливым тоном. — И в этот раз я, так и быть, сделаю уступку современному транспорту.

Всего через несколько часов бы уже сидели на борту нового «Конкорда-2», изумительного рукотворного орла, который парил в восьми милях над искрящейся голубой поверхностью Атлантики, двигаясь в сторону Нью-Йорка со скоростью, почти в четыре раза превышающей скорость звука. Это был удивительный опыт для человека моего возраста и происхождения, который до этого никогда не летал. После многих десятков лет в тиши и глуши тот день запомнился мне абсолютной неразберихой, полной беготни и суеты, а безумная спешка и посадка на новейший и самый быстрый из всех сверхзвуковых пассажирских самолётов стали заключительным аккордом. В то время Британские авиалинии ещё разрешали курить на борту, и Шерлок Холмс тут же набил огромную трубку крепким табаком и закурил. Он удовлетворённо откинулся на спинку кресла; над его головой собирались густые облака дыма, а лицо выражало отрешённость, что свидетельствовало о погруженности в хитросплетения особо сложной проблемы. Холмс не обращал ни малейшего внимания на сердитые взгляды и ворчание других пассажиров и с тем же успехом пропустил мимо ушей и мои вопросы: какое именно зло мы должны предотвратить? Знает ли он, кто убил премьер-министра, и если да, кто преступник? Что мы будем делать в Нью-Йорке? Холмс соизволил ответить лишь на один из моих вопросов, да и тот не имел отношения к загадочному приключению, в которое мы оказались втянуты. Я спросил, как его брату Майкрофту удалось держать в тайне собственное бессмертие, если на протяжении многих десятилетий он ежедневно контактировал с целой плеядой сменявших друг друга правительственных чиновников.

— Ах, Уотсон, — объяснил Холмс между двумя затяжками, — тому помогли два обстоятельства. Во-первых, сам факт смены министров. Человек может заступить на должность, скажем, в составе нового правительства, увидеть там Майкрофта и решить, что перед ним очередной мелкий госслужащий, примечательный лишь своими габаритами, а потом через пару лет покинуть пост, оставив позади себя Майкрофта, всё такого же мелкого госслужащего. Никто не видит в этот промежуток времени, как Майкрофт стареет, но не находит это примечательным, поскольку, во-первых, зачастую человек визуально не меняется за относительно короткое время, а во-вторых, глава кабинета обычно не обращает внимания на толпу безликих чиновников, которые фактически выполняют всю работу в министерствах. Именно такие рабочие лошадки и поддерживали столь обширную структуру, как современное правительство. Майкрофт, в особенности из-за его сидячего образа жизни, вскоре начинает восприниматься любым сторонним наблюдателем как некое продолжение стола.

Я слушал с большим интересом: возможно, впервые на моей памяти Холмс говорил в хвалебном ключе о госслужащих хоть какого-то уровня. Произнося последнюю часть речи, мой старый друг забыл о трубке, и она чуть не потухла, а это было угрозой для всего процесса курения, поскольку у Холмса имелась дурная привычка затягиваться слишком часто, а не курить лениво и медленно, как полагается действительно цивилизованному человеку. Теперь он пыхтел как безумный, пока трубка не начала снова выбрасывать клубы горячего дыма, и только потом возобновил объяснения:

— Второе обстоятельство, о котором я говорил, — это важность Майкрофта. Я давно уже твердил вам, что Майкрофт в большей степени, чем любой другой из чиновников, и есть британское правительство. Теперь почти все главные министры позабыли о его значимости, однако те, кто понимает, что на самом-то деле находится на вторых ролях, а министерствами за них руководит Майкрофт, предпочитают по понятным причинам не афишировать этот факт. Они определённо не станут привлекать внимание остальных к Майкрофту, например сославшись на то, что он любопытным образом не стареет, поскольку это сделает наглядным и его огромную значимость, а следовательно, и бесполезность министров.

После этой тирады он погрузился в молчание, задумчиво уставившись на спинку кресла впереди, хотя теперь его задумчивость, казалось, была не столь приятного свойства, как ранее. Обеспокоенное выражение лица и ещё более решительное пыхтение трубки, по-видимому, указывали на то, что дело, которым мы занимаемся, что бы оно собой ни представляло, относится к разряду пренеприятнейших.

Я тем временем погрузился в собственные мысли. Шерлок Холмс в течение тех долгих лет, что мы оба провели в Лондоне, был сложным компаньоном — и по причине странных привычек, и по причине эксцентричного поведения. Однако уединение в Суссексе в значительной мере изменило его, он стал приятным человеком, порой даже словоохотливым, словно бы наше сельское пристанище пробудило в нём дух предков-помещиков. Изменение меня порадовало. Первоначально наша дружба была едва ли не односторонней и скорее напоминала отношения между рыцарем и его оруженосцем, чем союз людей, равных по социальному положению. Но за десятилетия нашего мирного затворничества мне удалось наконец пробиться через стену скрытности Холмса, постичь какие-то из его потаённых чувств и узнать много личного, увидеть, какой потрясающей глубины душа прячется за этой холодной наружностью, и, если вкратце, стать наконец по-настоящему его другом. К моему величайшему неудовольствию, теперь я вынужден был беспомощно наблюдать, как активная вовлеченность в расследование, в данном случае в расследование убийства миссис Чалмерс, перевоплотила Шерлока Холмса в прежнего эгоцентрика, резкого, замкнутого и язвительного. Очевидно, что это преступление олицетворяет какое-то ужасное, пусть пока и не названное, зло, которое скрывается за фактом собственно убийства, и я готов был признать, что именно эта неясная зловещая опасность играет ключевую роль в возврате Холмса к прежнему эмоциональному состоянию. Тем не менее сам процесс меня печалил и даже вгонял в тоску.

Но было и ещё кое-что, что занимало мои мысли во время поездки, а именно старые воспоминания, связанные с Америкой, многие из которых оказались болезненными. Возвращение в США после стольких десятилетий внезапно пробудило эти воспоминания. В те годы, когда я готовил описание приключений Шерлока Холмса к публикации, меня часто посещало искушение состряпать какой-нибудь роман о давнишнем собственном опыте в Сан-Франциско и великой любви, что посетила меня в этом прекрасном городе, но более взвешенные размышления убедили меня в том, что идея глупа.

— Успокойтесь, Уотсон, — ворвался в мои мысли голос Холмса, — мы не поедем в Калифорнию.

Холмс снова погрузился в свои умозаключения. Мне показалось или клубы дыма отдавали самодовольством? Он снова повторил старый трюк, воспроизведя ход моих мыслей по множеству мелких деталей, но в этот раз я решил не доставлять ему ещё большего удовольствия и не стал выражать удивление и восхищение его мастерством. Мне подумалось: примечательно, что Холмс прочёл лишь мои соображения о Сан-Франциско, но не о том, как в последнее время изменился его характер.

Холмс докурил трубку как раз в тот момент, когда самолёт снизил скорость на подлёте к Нью-Йорку. В салоне к этому времени висел такой густой дым, что я с трудом различал горящее красное табло в начале салона, на котором отображалось, во сколько раз скорость самолёта превышает скорость звука. Остальные пассажиры чихали и кашляли и бросали на нас такие взгляды, от которых лично меня пробирала дрожь. Спустя считанные дни после этого «Бритиш эйруэйз» ввела запрет на курение на своих рейсах, и я уверен, что это вовсе не совпадение.

Глава пятая ВРЕМЯ И НЬЮ-ЙОРК

Нью-Йорк! У меня зашлось сердце, когда наш великолепный самолёт пролетел над гаванью. С той поры, когда я посещал второй из величайших городов мира, минуло много времени. Через иллюминатор подле моего сиденья я увидел длинный строй светящихся неоновых вывесок, которые мигали рекламными огнями в тщетной попытке привлечь пассажиров на океанские лайнеры, исчезающие как транспорт. Я посмотрел вперёд, чтобы увидеть нелепый монумент, который так долго являлся знаменитым на весь мир символом Соединённых Штатов. Однако по причине длительного затворничества в Суссексе я понятия не имел, что всего лишь год назад взрыв на танкере, перевозившем сжиженный газ, разрушил статую Свободы.

Поездка на такси от аэропорта до отеля принесла мне истинное наслаждение, хотя я мог себе представить, что всего за пару дней скопление людей и машин выведет из душевного равновесия даже такого заслуженного любителя городской жизни, как я. Но стояла поздняя весна, самая приятная и обнадёживающая пора как в Лондоне, так и в Нью-Йорке. В сельской местности весна воспринималась как часть большого годового цикла, неспешного, величественного и неизбежного, но в городе она наступала как-то внезапно, накрывая волной улицы и переулки и принося с собой зелень и облегчение после унылой зимы.

— Вы увидите, как изменился город, — заметил Холмс в свойственной прагматичной манере. — Определённо можно написать целую книгу, а то и серию книг о взаимосвязи изменений лица города и характера преступлений, которые в нём замышлялись или совершались.

— Несомненно, — коротко бросил я, но не удержался и добавил: — Полагаю, вы планируете создать подобную серию книг?

Холмс вздохнул:

— Предвижу нехватку времени. Возможно, ограничусь монографией, не более того.

Среди изменений, которые претерпел город со временем, числилось исчезновение отеля «Тайлор». Когда-то это прекрасное пристанище становилось для усталых английских путников настоящим домом вдали от родины. Однако оказалось, что Холмс нашёл ему достойную замену и уже забронировал для нас номер, причём сделал это, должно быть, в наш последний день в Лондоне — правда, ума не приложу, откуда он взял время.

Мы покинули Лондон рано утром, а в отеле поселились к вечеру. Поужинав в отличном ресторане по соседству, мы вернулись в нашу комнату. По дороге я купил сигары, а потом заказал в номер бренди. Наличие подобной услуги окончательно примирило меня с отсутствием отеля «Тайлор» и убедило, что наша гостиница — настоящий рай для англичан. Я с удовольствием уселся в большое вычурное кресло с сигарой во рту и бокалом бренди в левой руке. В правой же я держал тот самый роман о впечатляющих событиях в средневековой Европе, который читал в Суссексе, когда началось это наше приключение. Из-за череды стремительных перемещений — сначала через всю Южную Англию, а потом и через всю Северную Атлантику — я не продвинулся в чтении и сгорал от нетерпения, желая узнать, как же компания дюжих лучников, главных героев истории, сумеет выпутаться из затруднительного положения, в котором их застало известие об убийстве премьер-министра. Но я сильно ошибался, полагая, что мне позволят таким образом отдохнуть после нашего стремительного путешествия или что Шерлок Холмс планирует расслабиться аналогичным способом.

Не успел я даже узнать, удалось ли средневековым лучникам бежать от их зловещего врага, как Холмс вырвал томик у меня из рук, изучил обложку и заявил полным отвращения тоном:

— Уотсон, я же сказал вам, что этот парень пишет редкостную белиберду. У нас так мало времени, так не тратьте его зря. Вот это, — он вытащил тоненькую книжицу, — будет более полезным. Скорее всего, вы уже читали её раньше. Перечитайте!

Я взял книжицу с кислой миной. Это была «Машина времени» Герберта Уэллса. Я и правда читал её много лет назад и не испытывал желания перечитывать, особенно сейчас, когда меня так поглотил другой роман.

— Право, Холмс, — проворчал я, — это уже слишком. Определённо человек моих лет заслуживает хоть немного отдыха после столь выматывающих дней.

— Уотсон, — сказал мой друг с очень серьёзным видом, — впереди нас ждут ещё более выматывающие дни, если подтвердятся мои опасения, и почти никакого отдыха. А теперь я должен покинуть вас на несколько часов. Перечитайте книгу и, пока будете листать страницы, держите в памяти имя Мориарти.

Он вышел из комнаты, двигаясь с кошачьей грацией и плавностью, на какую был способен как никто другой.

Мориарти! Ни одно другое имя из его уст не могло наполнить меня большим страхом и тревогой. Теперь я готов был следовать инструкциям Шерлока Холмса без возражений, даже если, как в случае с романом Уэллса, который я держал в руках, они казались мне бессмысленными и несерьёзными. Что мог иметь в виду Холмс, произнеся это зловещее имя? Гибель Мориарти на водопаде Рейхенбах стала началом развала криминального сообщества, которое он построил. Как-то раз Шерлок Холмс назвал профессора Наполеоном преступного мира, и, как и в случае с Наполеоном, империя Мориарти не пережила своего правителя. Или же есть какой-то другой Мориарти, может быть, родственник нашего заклятого врага, который решил сыграть в Луи Наполеона по отношению к покойному Бонапарту? Чувствуя себя гораздо менее комфортно и спокойно, чем до того, я отложил сигару и начал читать роман Уэллса: «Путешественник по Времени (будем для удобства называть его так)…»[1]. И снова странная история очаровала меня. Вместе с рассказчиком я слушал, как Путешественник по Времени излагает свои продвинутые теории скептически настроенным друзьям, вместе с ними смотрел демонстрацию маленькой рабочей модели машины времени и присутствовал с остальными в доме в Ричмонде позднее, когда Путешественник вернулся из странствия в далёкое будущее, чтобы поведать свою фантастическую историю. Я с удивлением и восторгом отметил по некоторым деталям, приведённым Уэллсом, внешнее сходство между Путешественником по Времени и Шерлоком Холмсом. Смутно я припоминал, что Уэллс был знаком с Холмсом и даже как-то раз навещал его в Суссексе с просьбой о помощи по какому-то вопросу. Мог ли блестящий новеллист использовать детектива в качестве прототипа вымышленного героя? Это интересное соображение, наряду с бренди и повестью, заняло меня на следующие пару часов. Но в итоге разница во времени, алкоголь и удобное кресло пересилили желание поразмыслить над источником вдохновения Уэллса. Я задремал, но увидел во сне ужасный кошмар, в котором странные обезьяноподобные или, скорее, паукообразные существа с бледной кожей, светлыми волосами и лицами, отдалённо напоминающими человеческие, охотились за мной в бесконечных горизонтальных и вертикальных коридорах.

* * *

Я проснулся оттого, что кто-то грубо тряс меня за плечо. Это был Шерлок Холмс. Я потёр глаза спросонок и вынул часы из нагрудного кармана. Они показывали два часа ночи.

— Замечательно, — оживлённо сказал Холмс, — вы наконец проснулись.

На щеках горел редкий для него румянец, а глаза блестели. Я не переставал удивляться, как ночные похождения Холмса бодрят его и дают новые силы лучше полноценного сна.

— Вы дочитали книгу, Уотсон?

— Не уверен, — честно ответил я. — Я уснул в процессе.

Холмс весело рассмеялся:

— Бедняга Герберт пришёл бы в ужас! — Он плюхнулся в кресло и начал набивать трубку. — Но ничего. В данных обстоятельствах важна лишь суть истории.

— Это очень хорошо, Холмс, но если вы не хотите сообщить мне что-то важное, то я отправляюсь в постель. — Я поднялся с места, потянулся и сонно поплёлся к кровати.

Холмс выпустил большое облако дыма.

— Если ещё чуть-чуть подождёте со сном, доктор, то я расскажу, что мы делаем в Америке.

Разумеется, этими словами он привлёк моё внимание, я без возражений снова уселся и стал слушать. Попыхивая трубкой, Холмс пустился в объяснения:

— Вы, наверное, помните, что я был знаком с Гербертом в его юности, задолго до того, как он стал знаменитым писателем. Знакомство носило чисто светский характер, и встречались мы не часто. Однако осенью тысяча девятьсот двадцать седьмого года, когда вы уже перебрались ко мне на ферму, Уэллс нанёс мне визит в Суссекс. Помнится, вы высказались по поводу его внешности в тот момент: ваше профессиональное внимание привлекли его смущение и усталый вид, вы диагностировали переутомление и порекомендовали взять отпуск. Когда Герберт пожелал поговорить со мной с глазу на глаз, вы ушли из комнаты, оставив нас в одиночестве.

Я заметил, что помню тот случай, но лишь смутно.

— После вашего ухода он рассказал мне, что его страдания скорее психические, чем физические, хотя на самом деле здоровье его оставляло желать лучшего, поскольку он страдал от хронического заболевания, мучившего его в течение всей жизни. Незадолго до этого жена его умерла от рака, и горе вкупе с тем, что её затянувшаяся и мучительная болезнь изрядно подкосила всю семью, определённо являлось основной причиной видимой усталости и депрессии Герберта. Но было и кое-что ещё.

Роман Уэллса «Машина времени», который я дал вам сегодня, опубликовали за тридцать два года до приезда ко мне в Суссекс. Он признался, что любопытный сюжет не был целиком и полностью плодом воображения. Он изменил имена действующих лиц и приукрасил рассказ Путешественника по Времени о будущем, чтобы сделать текст более привлекательным для широкого круга читателей, кроме того, придумал окончание романа, в котором Путешественник по Времени залезает в свой агрегат и исчезает, когда рассказчик входит в комнату. Во всём же остальном, как настаивал Уэллс, он ничего не изменил и просто пересказал подлинную историю.

— Это абсурд, — перебил я. — Уверен, он шутил. Или, возможно, недавнее горе вывело его из душевного равновесия.

— Должен признаться, — ответил Шерлок Холмс, — что я сначала отреагировал точно так же. Однако Герберт сумел убедить меня в своей нормальности и ясности ума и предоставил достаточно доказательств собственной правдивости. Затем он рассказал, что его друг Путешественник по Времени вовсе не исчез на борту машины: на самом деле его убили, а машину украли.

— Это всё очень печально, Холмс, но я не понимаю, почему из-за трагедии более чем вековой давности мы отправились в полёт через Атлантический океан.

— Но и это ещё не всё, — сказал Холмс, погрозив мне длинным указательным пальцем. — Разве я не говорил вам, Уотсон, что нужно собрать все относящиеся к делу факты, прежде чем бросаться выводами? Герберту удалось более тридцати лет скрывать от общественности подлинную историю случившегося с Путешественником по Времени и его изобретением. Смерть жены и рецидив старой болезни внезапно привели Герберта к осознанию собственной смертности, и он решил, что давно пора сообщить кому-то из надёжных друзей, что машина в руках убийцы.

Я почувствовал, как сзади, вдоль шеи, у меня побежали мурашки и прошептал:

— А этим убийцей был…

— Отлично, Уотсон! — воскликнул Холмс. — Вы проникли практически в суть дела. Кстати, который час?

Я снова вытащил часы из кармана.

— Начало четвёртого, — сказал я, ощущая, как внезапно вернулась усталость.

Холмс раздражённо хмыкнул:

— Боюсь, в мире не осталось такой вещи, как пунктуальность. — Он поднялся и направился к своему пальто, которое, вернувшись, бросил поперёк кровати. — Как вы можете помнить, — заговорил он торопливо, — в старые времена я всегда старался поддерживать контакты с преступным миром как по обе стороны Атлантики, так и по обе стороны Ла-Манша. К несчастью, за последние пятьдесят лет я позволил этим контактам прерваться. Большинство моих прежних знакомцев, разумеется, либо ушли на покой, либо умерли, однако сегодня ночью я провёл несколько часов, возобновляя общение с теми немногими, кто ещё жив и остаётся в профессии, а через них — с преемниками остальных. — Он едва заметно улыбнулся. — Я сказал, что я внук Шерлока Холмса Генри и пытаюсь идти по стопам деда. Речь идёт о мелких преступниках, чьи подвиги слишком ничтожны, чтобы привлечь внимание Шерлока Холмса с риском для них самих, но они всегда помогали ему, чтобы он не дал крупным преступникам поглотить их. По той же причине теперь они решили помочь и внуку Холмса.

Холмс вытащил из пальто револьвер, проверил его и сунул в карман домашнего пиджака, который был на нём сейчас.

— Человек, за которым мы гонимся, находится в Америке. В этом я практически уверен, и в силу моей убеждённости мы оба оказались тут, а сегодня новые знакомые подтвердили мою догадку. Они обещали прислать курьера с запиской о местонахождении данного лица, если смогут определить, где он, или же сообщение о том, что им не удалось это сделать. Курьер должен был прибыть в три часа ночи.

В этот самый момент раздался осторожный стук в дверь.

— Ага! Должно быть, он! — громко сказал Холмс и, быстро шмыгнув мимо меня, выключил лампу, подле которой я читал и которая служила единственным источником света, шепнув тихонько: — На случай, если это вовсе не курьер…

Холмс схватил меня за руку и потянул к стене у входа, прямо рядом с дверной ручкой, а потом снова извлёк из кармана револьвер. Он осторожно протянул руку и беззвучно отпер дверь. Снова раздался стук.

— Входите! — крикнул Холмс.

Дверь распахнулась настежь. Раздались какие-то отрывистые хлопки, сопровождавшиеся вспышками света, и я инстинктивно закрыл глаза. Сквозь этот гвалт я слышал, как Холмс дважды выстрелил из револьвера, спокойно и со знанием дела, а затем воцарилась тишина. Вдоль коридора послышался звук поспешно запиравшихся дверей: постояльцы-иностранцы многозначительно отмежевались от разборок между местными. В полосе света, падающего из коридора, на пороге лежал труп, а рядом с судорожно сжатым кулаком мёртвого мужчины валялся пулемёт.

— Надо при первой же возможности освежить навыки стрельбы, — заметил Холмс будничным тоном. — Я не собирался убивать его.

Я обвёл взглядом пробоины в стенах и мебели и спросил дрожащим голосом:

— Это был ваш курьер?

— Курьер, без сомнения, мёртв. Нет, это доказательство, что преследуемый нами преступник, пусть он даже пока не понимает, кто мы такие, в курсе, что мы идём по следу, и знает, где нас найти. Давайте быстро соберём вещи и покинем отель. У вас с собой револьвер? Отлично. Держите его при себе.

Меня не нужно было уговаривать поторопиться. Десять минут спустя мы оплатили счёт у стойки регистрации, не упомянув о раскуроченном номере и трупе наверху. Мы поймали такси перед отелем и снова отправились в путь. Я с удивлением обнаружил, что сердце моё бешено стучит от волнения и меня переполняет чувство, которого я не испытывал уже столько лет, что успело смениться два поколения, — азарт при расследовании дела.

Глава шестая ДВЕ ШТАБ-КВАРТИРЫ

По адресу, который Холмс дал водителю, как оказалось, находится заброшенный склад неподалёку от гавани. Это был мрачный пустынный район, состоящий из выцветших зданий и тёмных улиц. Водитель огляделся и пробормотал:

— Господи! — А потом повернулся и спросил: — Эй, мистер, вы уверены, что хотите выйти здесь?

— Так точно, — ответил Холмс.

Мы расплатились, выгрузились вместе с нашими чемоданами и проследили, как отъезжает наше такси. В глубине души я считал опасения водителя оправданными и жалел, что мы не остались в автомобиле.

— Ну же, Уотсон, — живо позвал меня Холмс, направляясь к заднему входу складского помещения.

Мы вошли в здание через потайную дверь и после долгого петляния по пыльным коридорам, затянутым паутиной, покуда я отчаянно пытался не отставать от света фонарика в руках моего компаньона, мы оказались внезапно в светлой комнате, без следов пыли и обставленной как приёмная в доме человека, следящего за модой. Вскоре я понял, что так оно и было. Холмс наклонился ко мне и пробормотал:

— Слушайте очень внимательно, но говорите только в случае крайней необходимости.

Подождать пришлось лишь несколько минут, а потом показались два мрачных с виду молодчика с пистолетами, нацеленными на нас, и кивком пригласили нас войти в ту дверь, откуда только что появились. Они провели нас в большой, красиво меблированный и со вкусом украшенный зал, центр которого занимал прекрасный письменный стол из чёрного дерева. За столом сидел приземистый черноволосый, но уже начинающий лысеть мужчина, одетый, на мой вкус, слишком кричаще. Он поспешно поднялся с места и жестом велел двум нашим вооружённым провожатым покинуть кабинет. Они повиновались, а хозяин кабинета обогнул стол и подошёл к Холмсу с протянутой правой рукой.

— Мистер Холмс! — воскликнул коротышка, пока они обменивались рукопожатиями. — Почему вы пришли сюда? Разумеется, я рад вас видеть, — быстро добавил он, — но я считал, что мой курьер предоставит вам всю необходимую информацию.

Как он ни пытался изобразить радушие, было видно, что больше всего ему хочется нас выпроводить.

— Ваш курьер так и не добрался до меня, мистер Сильвестре, — ответил Холмс.

Имя узнал даже я: оно принадлежало одному из самых известных криминальных авторитетов Америки. Холмс пересказал случившееся в номере отеля.

— Совершенно очевидно, что люди Мориарти перехватили его и отправили собственное… послание… вместо вашего.

Хозяин начал сыпать проклятиями, по большей части на английском, но в промежутках звучали и слова на каком-то романском языке.

— Он что, внедрился в мою собственную организацию, раз в курсе моих планов? — вслух размышлял Сильвестре. Он содрогнулся. — Это ужасно!

— Ситуацию усугубляет тот факт, что вы помогаете мне найти его, — гнул свою линию Холмс.

Сильвестре помедлил несколько минут, а потом принял решение.

— Он слишком могуществен. Я не могу более рисковать. Однако я кое-что всё-таки для вас сделаю: я скажу, где штаб-квартира Мориарти, а также предоставлю вам машину и имя контактного лица. Но после не хочу никоим образом участвовать в этом деле.

Холмс язвительно улыбнулся и ничего не сказал. Смиренно проглотив открытое неуважение, наш хозяин вытащил из ящика стола карту дорог штата Нью-Йорк. Он разложил её перед нами и ткнул в маленький городок на севере штата, неподалёку от того места, где река Святого Лаврентия вытекает из озера Онтарио.

— Временная штаб-квартира здесь, но как долго она там будет находиться, я не знаю. Как не знаю и того, сколько там людей и оружия, никаких подробностей. Вот это самый быстрый путь туда. — Он показал путь по карте, а затем назвал имя и адрес. — Свяжетесь с этим человеком. А теперь прощайте.

Внезапно Сильвестре посмотрел на Холмса с лютой ненавистью, явно возникшей из-за чувства неполноценности рядом со спокойным и даже высокомерным сыщиком.

— И больше не вздумайте сюда приходить, — прошипел он.

— Вы обещали машину, — мягко напомнил Холмс.

Он не сводил взгляда с лица собеседника, пока тот не опустил глаза.

Сильвестре нажал кнопку на своём столе, дверь отворилась — за ней стояли те два молодчика, которые провожали нас сюда.

— Проводите их, — приказал Сильвестре охрипшим голосом. — И дайте им «ягуар».

Я понятия не имел, когда и где Шерлок Холмс научился водить автомобиль, но принцип работы выданного нам транспортного средства определённо не представлял для него никакой тайны. Он вёл уверенно и спокойно, разве что чуть быстрее, чем мне хотелось бы. Роскошная машина с мурлыканьем двигалась на север по тёмной трассе, как великолепная дикая кошка, в честь которой её назвали. Некоторое время нам предстояло провести в пути, и Холмс решил закончить объяснение, которое прервала перестрелка в отеле. Он продолжил рассказ с того места, где остановился, словно ничего особенного не случилось.

— Правда, незадолго до убийства Путешественник по Времени рассказал Уэллсу о странном посетителе, который недавно к нему приходил. Это был высокий худой мужчина, почти старик, который откуда-то прознал об экспериментах Путешественника по Времени. Он выразил глубокую заинтересованность в работе Путешественника и в его машине, которую настойчиво желал изучить; кроме того, посетитель проявил колоссальную глубину научных познаний. Одна особенность посетителя, точнее сказать, привычка более всего поразила Путешественника по Времени: гость имел манеру слегка наклоняться вперёд и постоянно двигал головой из стороны в сторону — словно ящерица, как описал это Путешественник Уэллсу.

— Господи! — пробормотал я.

— Именно, — кивнул Холмс. — Уверен, вы поняли, что гостем был профессор Мориарти. Я не сомневаюсь, что именно его люди убили друга Уэллса и украли потрясающую машину, чтобы впоследствии использовать её для злодеяний профессора.

Забавно было наблюдать автомобили на той стороне шоссе, теперь различимые в рассветных лучах, пока старые призраки преступного мира Лондона прошлого столетия внезапно выныривали из памяти и прошлого.

— Слава богу, по крайней мере, нам не нужно волноваться по поводу этих злодеяний, — заметил я. — В каких бы чудовищных планах ни фигурировала машина времени, но они определённо умерли вместе с профессором Мориарти в водопаде Рейхенбах в тысяча восемьсот девяносто первом году.

На несколько минут повисло молчание, прежде чем Холмс ответил.

— Уотсон, — сказал он тихо, — мы не можем быть уверены, что Мориарти действительно погиб тогда в Рейхенбахском водопаде.

— Как такое возможно?

— Помните, когда я чудесным образом воскрес в тысяча восемьсот девяносто четвёртом году, после того как, казалось, умер вместе с Мориарти в Рейхенбахском водопаде. Я сказал вам, что Мориарти несколько минут раскачивался на краю пропасти, а потом упал вниз; я тогда перегнулся через край утёса и видел, как он долго-долго летит вниз, ударяясь о камни и отскакивая от них, а потом наконец падает в воду, поднимая фонтан брызг. Заметьте, что одно мгновение сразу же после падения он был вне поля зрения. Предполагаю, что именно в тот момент манекен, одетый точно так же, как Мориарти, выкинули вместо него, а сам он спасся. А меня таким образом с лёгкостью ввели в заблуждение.

— Невероятно, Холмс, — запротестовал я. — Как такое можно провернуть?

— Для человека, в чьём распоряжении находится агрегат, дающий возможность путешествовать во времени, боюсь, подобный трюк не составил бы труда. Он мог, к примеру, отправиться в далёкое прошлое, когда поблизости от того места, что мы называем Рейхенбахским водопадом, не существовало даже самых примитивных людских поселений, и установить на обрыве горы над водой какую-нибудь сеть, на которую мог приземлиться во время нашей с ним драки. К тому времени, как я добрался до края и посмотрел вниз, приспешники Мориарти уже выудили бы его и подбросили куклу. Любые шероховатости или ошибки в исполнении плана можно на досуге исправить с помощью всё той же машины времени. А я, убедившись, что Мориарти мёртв, прекратил бы искать его.

— Но зачем ему утруждать себя всеми этими хитростями? Он ведь мог просто перепрыгнуть во времени в какой-нибудь день вроде сегодняшнего, когда можно с уверенностью считать, что вы уже давно умерли от старости.

Холмс кивнул:

— Без сомнения, именно это он и собирался проделать. Но, полагаю, когда люди Мориарти силой отнимали агрегат у законного владельца, в момент борьбы машина сломалась, и в результате она способна путешествовать в прошлое и возвращаться, но не может отправляться в будущее. Если так, то профессору потребовалось время починить машину, и он не хотел, чтобы в этот период я его беспокоил. Убедив меня в собственной смерти, Мориарти обеспечил бы себе отсрочку. Да, собранные мной после событий на Рейхенбахском водопаде доказательства полиция использовала, чтобы положить конец организации Мориарти и предъявить обвинения основным её участникам, но вряд ли для самого профессора это стало поводом для потери сна. Во-первых, потому, что у воров действительно нет понятия чести, как мы с вами успели узнать за нашу долгую карьеру, и во-вторых, поскольку Мориарти не хотел, чтобы бывшие подельники мешали ему ремонтировать машину времени. Должен также отметить, что если он собирался отправиться в будущее, не намереваясь возобновлять свою деятельность в Лондоне девятнадцатого столетия, то ему не было проку в организации, которую он оставлял в прошлом. Помните, что в машине времени, как описано Уэллсом, предусмотрено место лишь для одного пассажира.

— Не хотите же вы сказать, что Мориарти преуспел в работе над машиной времени и добрался до наших дней?

Холодок пробежал у меня по спине при мысли, что ужасный профессор, которого я столько лет считал умершим, вернулся, будто восстав из могилы.

Холмс вздохнул:

— К сожалению, именно это я и имею в виду, Уотсон. Боюсь, Мориарти снова среди нас, ещё более опасный, чем век назад, поскольку теперь в его распоряжении аппарат, который предоставляет идеальную возможность сбежать с места преступления. Похоже, мы вплотную подобрались к профессору в нашем преследовании, в том числе и поэтому он, как я думаю, в бешенстве. Сто лет назад он уже покушался на жизнь премьер-министра Великобритании в надежде, что из-за суматохи на фоне шока после убийства экономика стран Запада погрузится в хаос, что даст возможность ему и его новым союзникам в Европе и Северной Америке значительно нарастить своё могущество. Если бы не наше вмешательство, Мориарти преуспел бы. Когда миссис Чалмерс убили, мне сразу стало ясно, что убийцей является профессор Мориарти, который надеется в нынешнем веке воплотить в реальность тот замысел, что провалился в прошлом столетии. Он не понимает, что колоссальные политические и экономические изменения, произошедшие за десятилетия, которые он перепрыгнул, лишили Великобританию её прежнего главенствующего положения в мире, поэтому этим убийством он ничего не добьётся.

— Но как ему удалось осуществить задуманное? — в замешательстве спросил я.

Холмс пожал плечами:

— Элементарно, Уотсон. То, что сослужило верную службу на Рейхенбахском водопаде, помогло и на Даунинг-стрит. Мориарти мог отправиться в древнюю Британию, передвинуть машину в то место, где впоследствии будет находиться кабинет премьер-министра, а потом перескочить в наши дни, убить миссис Чалмерс и снова скрыться в прошлом. Затем переместить машину в безопасную точку и снова вернуться в настоящее. Трудность представляет лишь перемещение машины в пространстве. Перевёз ли он кого-то из своих сторонников во времени или же сам, обладая силой безумца, перетаскивает агрегат с места на место в одиночку? В любом случае, он сейчас здесь, в нашем времени.

— Тогда почему он в Америке? — спросил я, а потом охнул, когда внезапно меня озарило. — Господи! Он собирается убить американского президента!

— Точно! Должно быть, Мориарти быстро осознал собственную ошибку и понял: убийство какого мирового лидера погрузит мир в хаос, которого требуют его зловещие планы. Одна жизнь или две — для человека, которого вы так метко окрестили дьяволом, в сущности, нет разницы. Вы отлично знаете историю моей старинной вражды с Мориарти; это и ещё опасность, которую он представляет для всего человечества, требует сделать всё, что в моих силах, чтобы остановить его.

Я смотрел на меняющийся за окном пейзаж, пока переваривал новую удивительную информацию. Впервые я обратил внимание на мелькавшие дорожные указатели.

— Холмс, — заметил я, — это же не та дорога, которую рекомендовал нам Сильвестре.

— Не та, — улыбнулся Холмс. — Автомобиль, как я уже как-то раз говорил вам ранее, наряду с большинством изобретений человечества, может быть мощным оружием добра или зла — или же ни того ни другого.

Я ничего не понял в этом многозначительном намёке, и остаток пути мы провели молча.

Вскоре рекламный щит, представляющий разнообразные услуги и товары, предупредил нас о том, что мы почти достигли цели, заставив меня снова задуматься о множестве перемен, которые произошли в Америке с тех времён, когда я жил здесь в юности. Как только мы въехали в город, дороги которого были теперь забиты автомобилями с сонными водителями, направлявшимися на работу, то остановились заправиться и выяснить, как добраться до адреса, где проживает контактное лицо Сильвестре. Холмс также раздобыл карту города и, сев в машину, несколько минут внимательно изучал её, прежде чем тронуться.

— Отлично, — пробормотал он и ткнул пальцем в карту. — Здесь живёт наш контакт. Заметьте, через дорогу от его дома есть парк. Туда-то мы сначала и подъедем, минуя нужную нам улицу.

— Не понимаю, Холмс. Если он наш помощник, то почему мы с ним не свяжемся?

— По той же причине, по которой мы не поехали той дорогой, что посоветовал Сильвестре.

Парк оказался маленьким, но приятным и в столь ранний час практически пустым. Там работал небольшой зоосад, и Холмс оставил меня погулять среди вольеров, а сам отправился по какому-то загадочному делу.

— Оставайтесь здесь, Уотсон, и понаблюдайте за обезьянками, — велел он. — Это очень интересные существа.

Возможно, обезьянки и представляют для кого-то интерес, но мне всегда казалось ужасно скучным наблюдать за ними, и через некоторое время я уже размышлял, не покинуть ли мне зоосад и не попытаться ли найти Холмса. Но не успел я осуществить свои намерения, как он уже вернулся со словами:

— Отлично, вы ещё тут. Я боялся, что вы по глупости уйдёте и отправитесь искать меня. Я из телефона-автомата позвонил нашему человеку и договорился встретиться в зоосаде через полчаса. А теперь пойдёмте.

Он поспешил по извилистым аллеям парка, вдоль которых росли деревья, и остановился в рощице, которая скрывала нас от посторонних глаз, но позволяла наблюдать за домами напротив ограды.

— Холмс, — потребовал объяснения я, — скажите мне, почему мы не пошли в тот дом, в который должны были пойти?

— Потому что меня терзает сильнейшее подозрение, что Сильвестре вступил в сговор с профессором Мориарти — по крайней мере, до той степени, чтобы выдать ему нас. Думаю, именно поэтому он порекомендовал определённый маршрут, чтобы люди Мориарти могли перехватить нас по пути. Вот почему я избрал другую дорогу. Мориарти, разумеется, предусмотрел, что первоначальный план провалится, и оставил своих подручных дежурить в том доме, куда мы, как предполагалось, приедем. А теперь давайте понаблюдаем, какова же реакция на мой телефонный звонок.

Прошло около пяти минут, и внезапно из одного из домов через улицу появилась группа человек из пяти. Они торопливо вошли в парк, переговариваясь на пониженных тонах, и двинулись в сторону зоопарка.

— Видите? — пробормотал Холмс с циничной улыбкой. — Комитет по организации нашей встречи. Они будут караулить нас перед вольером с обезьянами — им там самое место — ещё минут двадцать или тридцать, что даст нам необходимую фору.

Мы подождали, пока вся группа не исчезнет из виду, и тогда Холмс жестом приказал мне следовать за ним, и мы устремились через парк, но в противоположном направлении.

Он шёл довольно быстрым шагом, переходя дорожки и проводя меня позади каких-то строений. Через десять минут, когда мы остановились, я уже тяжело дышал, а Холмс казался бодрым, глаза блестели, а на щеках вспыхнули красные пятна. Он выудил из кармана револьвер и жестом велел мне сделать то же самое, а потом указал на ближайший к нам дом:

— Это задний фасад того здания, откуда появились наши друзья. А теперь нанесём визит нашему контакту.

Я боялся, что кто-то из соседей увидит, как мы штурмуем дом с револьверами в руках, — ведь всё происходило при свете дня — и сообщит в полицию. Но этого не случилось, и мы прошли через заднюю дверь незамеченными.

Дом, казалось, пустовал. Как можно тише мы двигались из комнаты в комнату, пытаясь найти какую-нибудь полезную информацию или того, кому можно задать вопросы. Холмс то и дело поглядывал на часы, явно беспокоясь, что группа «встречающих» вернётся и обнаружит нас. Мы закончили осмотр комнат на первом этаже и начали подниматься по лестнице, чтобы быстро обыскать второй, прежде чем покинуть здание. Внезапно Холмс заорал:

— Ложитесь!

От неожиданности я оступился и упал с лестницы, ощутив на шее движение воздуха, когда что-то просвистело мимо. Если бы я не упал, то пуля пробила бы мне череп. Раздался ещё один выстрел, на этот раз позади меня, и всё стихло. Я, не поднимаясь, посмотрел через пролёт вниз и увидел, что у подножия лестницы Холмс присел рядом с каким-то человеком, распростёршимся на пороге ближайшей комнаты.

— Уотсон! — рявкнул Холмс. — Идите сюда. — Он обратился к человеку на полу: — Мориарти! Где Мориарти?

Пуля Холмса попала мужчине в центр грудной клетки, и из раны хлестала кровь. Несчастный смотрел на Холмса тусклыми глазами, в которых уже угасала мысль. Холмс прижался губами к уху раненого и громко и чётко произнёс:

— Мой друг врач. Он спасёт вам жизнь, если вы скажете, где Мориарти.

Умирающий попытался что-то вымолвить, но из горла у него пошла кровь: кроме того, из-за движения сильнее забила кровь и из грудной клетки. Наконец ему удалось пробормотать:

— Детройт… Гросс-Пойнт…

Холмс поднялся. Лицо его вдруг стало усталым и старым.

— Погоня продолжается. Пойдёмте, Уотсон.

— Но как же раненый? Я должен попытаться его спасти!

Холмс отмахнулся:

— Слишком поздно. Вы уже ничем ему не поможете, а у нас нет времени. Пойдёмте.

Глава седьмая ГРОСС-ПОЙНТ И ДАЛЬШЕ НА ЗАПАД

Только когда мы снова оказались на шоссе и помчались в сторону города, где, по словам умирающего, находился Мориарти, я спросил Холмса, как он планирует отыскать добычу, когда мы доберёмся до Гросс-Пойнта.

— Я пока что не выбрал наилучший метод, — признался он. — Возможно, проще всего позволить ему найти нас.

Я какое-то время обдумывал эту тревожную идею в молчании. Потом Холмс снова заговорил.

— На самом деле, Уотсон, — вздохнул он, — эта авантюра развивается вовсе не так, как я ожидал. Я с готовностью принимаю необходимость нестись куда-то сломя голову, если речь идёт о поимке преступника, но в этом деле суматоха — превалирующий элемент, и к тому же практически исключающий интеллектуальный метод, дедукцию. Да и возможностей применить старые дедуктивные приёмы у меня не ахти. Раньше, как вы хорошо знаете, я часто преуспевал за счёт своих обширных знаний сортов табака, следов от колёс велосипеда и так далее. Если кто-то курил табак из конкретной табачной лавки, или ездил на велосипеде с шинами, которые купил в определённом месте, или же на подошве ботинок оказывалась грязь, которая встречается лишь в одном районе города, то такого человека легко было отследить. Теперь же продукты производятся для широкого потребления и поставляются на рынок по всему миру. Более того, смешиваются без оглядки на индивидуальность производителя. Например, в сигарете может содержаться табак с разных плантаций, механически смешанный, и аналогичные сигареты на той же неделе могли продать ещё паре миллионов человек. Современные строительные технологии сделали невозможной идентификацию почвы в достаточно точной для расследования степени. И наконец, телевидение и кино, миграция населения, коллапс классовой структуры и печальная ситуация с образованием сгладили акценты и особенности словоупотребления, сделав язык более единообразным, что также мешает в работе детектива.

— Короче говоря, — подытожил я за него тоном, который задумывался как саркастический, — мир катится к чертям собачьим, и мы никогда не увидим в Европе зажжённых фонарей.

Холмс засмеялся:

— Почему же, вовсе нет. Вы меня неправильно поняли. Нет, Уотсон, самое замечательное следствие бессмертия заключается в том, что можно рассматривать однообразие настоящего как кратковременное отклонение в истории человечества. С учётом того, сколько времени у нас остаётся на исследование всех творений рук человеческих и тех грандиозных чудес, которые люди ещё воплотят в жизнь в далёком будущем, мы не можем — даже не так: мы не должны — терять надежду из-за убожества, которое нас сейчас окружает. Через тысячу лет мы с вами по-прежнему будем тут, но неужели мы действительно поверим, что всё это, — он махнул рукой в сторону улиц маленького безымянного фабричного городка, через который мы как раз проезжали, с серыми заводскими корпусами, мрачными домишками, грязными безликими переулками и засыхающими деревьями, — по-прежнему будет здесь?

— Вы полны надежд на будущее.

Холмс фыркнул:

— Разумеется, иначе зачем жить вечно? Позвольте поправить вас. Я буду полон надежд после того, как мы разгромим Мориарти. Если это нам не удастся, то, возможно, и вечность окажется ни к чему.

— Холмс, — осторожно поинтересовался я, — а вы совершенно уверены, что человек, за которым мы гонимся — тот самый, с кем вы сражались сотню лет тому назад в Англии?

Холмс одарил меня таким пронзительным взглядом, что я поёжился, испугавшись, что старый друг может расценить мой вопрос как признак сомнения в его здравом уме.

— Я абсолютно уверен, — коротко ответил он, снова глядя на дорогу.

— В таком случае, — упорствовал я, — откуда нам знать, что Мориарти действительно замышляет убийство президента США Вольфа? Возможно, он работает над каким-то иным планом, более приземлённым и прозаическим? Что, если…

— Вы не владеете всеми фактами, Уотсон, — перебил меня Холмс. — Два дня назад было совершено покушение на президента Вольфа. Один человек из обслуги Белого дома осуществил диверсию и попытался застрелить президента. Замысел провалился, преступник покончил с собой до того, как его успели схватить. Я считаю, здесь не обошлось без Мориарти. Американское правительство попыталось замять дело по причинам, известным только им, но слух о покушении просочился в преступное сообщество Восточного побережья. Заверяю вас, друг мой, мы на верном пути.

У меня по-прежнему имелись серьёзные сомнения в достоверности информации и правильности заключений, но ещё больше меня тревожил вопрос, так ли мой старый друг проницателен, как раньше. Возможно ли, размышлял я, что эликсир бессмертия Холмса сохраняет тело, но не разум и теперь прославленный детектив страдает от старческого маразма? Однако я оставил свои мысли при себе и решил, несмотря ни на что, продолжать работать с Шерлоком. В конце концов, совершенно ясно, что мы разыскиваем опасного преступника, который уже пытался нас убить, а вот прав мой друг или не прав, покажет время.

* * *

Добравшись до Гросс-Пойнта, мы заселились в мотель и стали ждать. Правильнее будет сказать, что это я стал ждать, поскольку Шерлок Холмс в течение следующих двух дней несколько раз исчезал по своим обычным загадочным делам.

На исходе второго дня я сидел в одиночестве в нашем номере мотеля и читал исторический роман, который так давно пытался осилить, предпринимая мужественные попытки забыть, где я нахожусь, и представить, что я всё ещё в Суссексе. Тут в комнату стремительно ворвался Холмс и сразу включил телевизор.

— Холмс! — воскликнул я с возмущением, одновременно пытаясь спрятать книгу, поскольку знал, насколько неодобрительно Холмс относится к такого рода литературе. — Не зря же американцы называют эту штуку ящиком. Выключите, пожалуйста.

Тем временем телевизор перекрикивал нас.

— Тихо, Уотсон, — сказал Холмс. — Вечерние новости. Посмотрите вместе со мной.

Для меня подобное требование находилось практически за гранью понимания, но я уступил, как обычно уступал, выполняя даже самые безрассудные из приказов Холмса. После того как ведущие вкратце рассказали обо всех унылых событиях в мире, стране, штате и, разумеется, в самом Детройте, они принялись освещать более легкомысленные темы.

— Сегодня наш город удостоил своим визитом, — вещал молодой человек на экране, демонстрируя в оскале великолепный ряд белоснежных зубов, что свидетельствовало о юмористическом характере сообщения, — гость из Англии, который утверждает, что является потомком знаменитого детектива Шерлока Холмса. Он и впрямь похож на портреты великого сыщика, как вы увидите в интервью, которое мы записали сегодня утром в нашей студии.

Затем, пока я в изумлении таращил глаза, вышеупомянутый молодой человек исчез с экрана, а вместо него начали показывать интервью с Шерлоком Холмсом. Холмс крайне серьёзно отвечал на явно шутливые вопросы журналиста и как минимум дважды сообщил название нашего мотеля. Через пару минут сюжет подошёл к концу, на экран вернулся молодой диктор, который в заключение ввернул-таки пару юмористических ремарок:

— Итак, дорогие зрители, если вы хотите пообщаться с настоящей живой современной версией легендарного детектива, то приходите в мотель «Оттоуорд» в Гросс-Пойнте и спросите мистера Холмса. А теперь Гарри Браун с прогнозом погоды. Что там у нас, Гарри?

— Блайми, дружище, погода у нас лучше, чем на Бейкер-стрит, богом клянусь! — сообщил Гарри, передразнивая английскую манеру речи и подмигивая.

За кадром после его остроты раздался смех.

— Холмс! — воскликнул я в бешенстве. — И что теперь?

Обернувшись, я увидел, что мой друг занят изучением барабанов наших револьверов. Холмс протянул мне мой револьвер со словами:

— Надо быстро уезжать. Понятия не имею, сколько у нас ещё времени.

Я натянул пиджак, поскольку к вечеру холодало, и последовал за Холмсом. Он отвёл меня к потрёпанному автомобилю неизвестной марки, который был припаркован неподалёку от нашего мотеля. Когда Холмс взялся за ручку двери, я оглядел парковку, тщетно пытаясь найти великолепный «ягуар», на котором мы сюда приехали, а потом спросил Холмса, что же с ним стало.

— Слишком приметный, — ответил Холмс. — Он на стоянке подержанных машин в Детройте.

Мы сели в автомобиль. Холмс устроился за рулём и сунул ключ в замок зажигания. На улице быстро темнело, но он явно беспокоился, что нас могут увидеть. Протянув руку, Холмс достал с заднего сиденья две шляпы из коричневой кожи с отвислыми полями, водрузил одну себе на голову, а вторую сунул мне.

— Неужели обязательно это надевать? — жалобно спросил я. — Я буду выглядеть как студент из Рима!

— Как молодой художник из Рима! — со смехом ответил мне Холмс. — Уотсон, измените уже прошлому столетию. А теперь молчите и ждите посетителей.

В столь поздний час в мотель входило и выходило множество людей. Мой компаньон тихонько выругался, поскольку это серьёзно усложняло нашу задачу. Но через какое-то время подъехала машина, водитель и пассажиры которой отличались от обычных посетителей.

Из машины вылезли трое угрожающего вида мужчин, и Холмс рядом со мной судорожно вздохнул. Троица быстро огляделась, а потом головорезы подошли нашему номеру — один встал прямо у двери, а двое других по бокам. Уже у самой двери они вытащили пистолеты и ворвались в комнату. Через пару минут громилы вышли обратно, уже более расслабленно, тихонько переговариваясь друг с другом, и даже в сгущавшейся темноте я видел, что лица их потемнели от злости. Я взглянул на Холмса, губы которого растянулись в мрачной усмешке. Он пробормотал:

— А теперь начнётся охота на охотника.

Мы пронаблюдали, как трое наших гостей снова уселись в машину и тронулись с места. Холмс завёл нашу колымагу, и мы поехали следом. Только тут до меня дошло, что всё так и было задумано с самого начала.

— Богом клянусь, Холмс! — воскликнул я, не отдавая себе отчёта, что повторяю пародию метеоролога Гарри Брауна на англичан. — Вы планируете следить за ними до убежища Мориарти. Это просто гениально!

Холмс посмотрел на меня с удивлением:

— Уотсон, неужели вы не видели ни одного американского фильма про гангстеров? Я позаимствовал оттуда типичный сюжетный ход.

Как бы ни был типичен этот сюжетный ход, но в нашем случае успеха он не принёс: когда мы добрались вслед за нашими ничего не подозревающими провожатыми до конечной точки их маршрута, человек, которого мы на самом деле искали, исчез. Это, должно быть, удивило преступную троицу не меньше, чем нас.

Они привели нас к магазинчику мужской одежды, расположенному в тихом районе по соседству с другими лавками и жилыми домами. Когда машина головорезов остановилась, мы проехали мимо, не замедляя хода, повернули за угол и встали на соседней улице. Холмс торопливо велел ждать мне на углу с пистолетом в руке и не отрывать взгляда от двери, через которую троица вошла в магазин, а сам обогнул квартал и подошёл к магазинчику с противоположной стороны. К счастью, на улице было темно и никаких следов полиции поблизости не наблюдалось. Я выглянул из-за угла и уставился на спящую витрину магазина, размышляя, надлежит ли так вести себя доктору в отставке, который разменял вторую сотню лет.

Наконец я увидел Холмса, подходящего с другой стороны, и тоже выбрался из засады. Мы вместе проникли в магазин с револьверами наготове. На первый взгляд здание казалось пустым. Сначала мы двигались осторожно, но потом всё смелее и смелее. Не обнаружив никого в задних помещениях, мы вернулись и задумчиво топтались посреди вешалок с одеждой. Вдруг Холмс издал резкий вскрик и метнулся вперёд. Он отбросил в сторону пару брюк, висевших на вешалке, и за ними обнаружился труп. Должен признаться, меня поразило, насколько хорошо и со вкусом был одет покойный: вероятно, так и надлежит выглядеть гангстеру, который ведёт свои грязные делишки из штаб-квартиры в дорогом магазине мужской одежды. Однако Холмса интересовали другие детали. Он тихонько выругался и сообщил:

— Это один из тех людей, за которыми мы ехали. Поищите остальных.

Вскоре мы нашли их, не менее мёртвых, чем их товарищ, под другими вешалками с одеждой.

— Спрятаны, — заметил Холмс, — но не так тщательно, чтобы не обнаружить их после коротких поисков. Мориарти не терпит неудач.

Я нервно посмотрел через плечо и прошептал:

— Возможно, стоит лучше поискать их убийцу.

— Будь он ещё здесь, — живо отозвался Холмс, — мы оба были бы уже мертвы. Боюсь, обогнув квартал, а не последовав сразу за гангстерами, я дал убийце шанс сбежать. Если вы не видели его выходящим через главный вход, то он, должно быть, выскользнул через заднюю дверь сразу после того, как я прошёл мимо.

Холмс быстро обыскал тела.

— Ну-ка, ну-ка, — пробормотал он, показывая мне листок бумаги, найденный в кармане одного из убитых. — Лили Кантрелл, — прочёл он вслух. — А дальше адрес в Чикаго. — Он присел на корточки. — Снова в путь, Уотсон. Надо нанести визит этой даме и выяснить, что её может связывать с профессором Мориарти.

— Учитывая, что время на вес золота, возможно, нам придётся лететь, — заметил я.

— Точно, Уотсон, мы полетим к вашей мисс Кантрелл.

Я не выдал своей досады. По самому неприятному совпадению, Лили Кантрелл было именем из моего прошлого, и эту деталь знал лишь Холмс. Но тут мне пришла в голову куда более пугающая мысль:

— Якобы по странной случайности мы узнали, каков следующий шаг в нашем преследовании, не так ли?

— Браво, Уотсон. Действительно странная случайность. На самом деле она наводит на мысль, что события контролируем не мы с вами, а вездесущий Мориарти.

Выражение энтузиазма и крайней степени концентрации, которая всегда характеризовала Холмса как преследователя, сменилось на его лице задумчивостью.

— Я ощущаю себя, — признался он, — персонажем греческой трагедии, которым руководят боги и который действует по их указке, не в силах отклониться от заданного курса и самостоятельно контролировать ход событий или свою судьбу. Мы должны сыграть в этой драме, следуя неявным указаниям, которые даёт нам враг. Нужно проявить осторожность, но тем не менее придётся отправиться по этому адресу в Чикаго. Другого пути у нас нет.

Глава восьмая ИМЯ ИЗ ПРОШЛОГО

К моменту, как мы добрались до Чикаго, я уже с трудом ориентировался во времени и пространстве, что, как я читал, является обычным делом для нынешних путешественников. Думаю, я воспринимал эту путаницу даже острее, чем человек моложе меня по возрасту, привыкший к сумбурному ритму жизни в конце двадцатого века. Я же много десятилетий провёл в изоляции в деревне в Суссексе, островке старомодной жизни посреди изменяющегося мира, и всё ещё воспринимал современность с перспективы девятнадцатого столетия. Пришлось напомнить себе, что я в Чикаго и на календаре четверг.

Пока Шерлок Холмс утрясал вопрос с арендой машины, я обдумывал то, что считал главной проблемой бессмертия: по своему физическому состоянию я соответствовал возрасту до тридцати лет и фактически выглядел на этот возраст, но психологический настрой отражал мой фактический возраст. Меня время от времени и самого поражала собственная косность мышления, занудливость и вечное недовольство всем вокруг. Попросту говоря, я считал себя стариком и никак не мог поверить в то, что на самом деле я молод и крепок.

Мне пришло на ум и ещё одно любопытное следствие моего долголетия. Я дожил до того момента, как мои хроники приключений Шерлока Холмса и доктора Уотсона получили мировую известность, но поскольку авторское право не длится вечно и его нельзя растянуть до бесконечности, я перестал получать отчисления. В противном случае мне пришлось бы раскрыть тот факт, что я всё ещё живу на свете, чтобы получать гонорары и спустя многие десятилетия после того, как я должен был умереть от старости. Расходы в этом расточительном путешествии в Америку покрывались не текущими поступлениями, а процентами, которые я заработал, выгодно вложив старые накопления.

Как только Холмс вернулся на нашей машине, мы отправились по адресу, найденному в кармане покойника, что предполагало длительную и скучную поездку из чикагского аэропорта О'Хара, но в конце концов мы оказались перед большим жилым кварталом на берегу озера неподалёку от северной границы города. Когда-то этот район определённо был элитным и дорогим, но сейчас пришёл в страшный упадок, и только относительно высокие цены на недвижимость благодаря близости к озеру не давали ему окончательно обветшать. Летний вечер выдался на удивление светлым. Мы не попали в вечерние пробки, которые только-только стали скапливаться в здешних переулках.

Чтобы войти, мы нажали кнопку рядом с фамилией Кантрелл на домофоне. Тогда у мисс Кантрелл в квартире раздался звонок, чтобы она при желании впустила нас внутрь, нажав кнопку в своей квартире. Наконец домофон запищал, сообщая, что дверь отперта. Однако перед этим хозяйка квартиры узнала наши имена с помощью специального переговорного устройства, вмонтированного в стену фойе. Имена, которые назвал Холмс, — Генри Холмс и Джеймс Уотсон — ничего ей не говорили, и мисс Кантрелл не хотела нас пускать, поскольку, как я уже упомянул, дом располагался в неблагополучном районе города. Но когда Холмс сообщил, что её имя мы узнали от профессора Мориарти, хозяйка охнула и быстро сказала: «Минуточку». Действительно, через пару секунд мы смогли открыть внутреннюю дверь.

Лили жила на третьем этаже. Пока мы поднимались по лестнице, она, видимо, засомневалась, стоит ли пускать нас в квартиру. Дверь была приоткрыта, но на цепочке, и мисс Кантрелл разглядывала нас через узкую щель, насколько позволяла длина цепочки.

— Что вам угодно? — испуганно спросила она.

Я видел, что у мисс Кантрелл бледная кожа и белокурые волосы. Кроме этого могу сказать лишь, что хотел бы увидеть больше, поскольку меня потрясло, насколько она напомнила мне ту Лили Кантрелл, которую я знал в прошлой жизни.

Шерлок Холмс определённо не попал под влияние такого же смятения, какое охватило меня. Он заявил решительным тоном:

— Мы хотим найти профессора Мориарти.

— Но вы же сказали, что он вас послал, — с сомнением ответила Лили.

— Нет, я этого не говорил, я сказал лишь, что мы узнали от него ваше имя. Более того, я не уверен, в курсе ли он, поскольку на самом деле ваше имя мы нашли у одного из его помощников, который был к тому моменту мёртв. Возможно, мы сможем помочь друг другу.

Мисс Кантрелл более не сомневалась, она открыла дверь и впустила нас, сказав просто:

— А я решила, что он проявил нетерпение и отправил вас за мной.

Пока Холмс расспрашивал, что значат эти слова, я молча внимательно рассматривал её. Она и впрямь напоминала ту Лили Кантрелл, которую я хорошо знал более ста лет назад в Сан-Франциско, хотя при ближайшем рассмотрении уже не так сильно, как мне показалось через приоткрытую дверь. Сходство сводилось в основном к определённым жестам и к той манере, в которой она говорила и слушала собеседника. Хотя подобные приметы и не относятся к внешности, но могут тронуть куда глубже, чем внешнее сходство. Было жутковато сидеть в квартире на берегу озера в Чикаго двадцатого века, слушая приглушённые звуки вечернего движения автомобилей, доносящиеся с улицы, глядя на грузовые суда и баржи, едва различимые на тусклом горизонте на огромной серой глади озера, которую я видел через большое окно передо мной, и при этом наблюдать за молодой женщиной, столь живо и болезненно воскресившей в памяти другую Лили Кантрелл, возле другого окна, тоже выходившего на водную гладь, — Лили, мою давно почившую любовь, жившую в Сан-Франциско в стародавние времена.

Что мои изменчивые тело и душа делают со мной? Я же не юноша, чтобы физически откликаться на присутствие молодой незнакомой дамы. Я старый, старый Джон Уотсон, дважды вдовец, старше, чем любой из ныне живущих людей. Случайное сходство имени и манер в каком-то смысле лишило меня мужества, хотя и напомнило мне при этом, насколько я молод телом.

Я с трудом заставил себя сосредоточиться на смысле слов Лили Кантрелл, а не на том, как она их произносит. Лили как раз говорила Холмсу, что несколько лет назад сделала глупость и позаимствовала деньги в банке, в котором на тот момент работала. Её не поймали, но совесть мучила бедняжку настолько сильно, что она никогда больше не повторяла содеянного. Лили вернула деньги тайком, как и взяла, но тем не менее была уверена, что тщательная проверка банковской документации изобличит её вину. Год назад с ней связался человек, которого я тут же опознал по описанию как профессора Мориарти. Он представился и заявил, что знает детали кражи, пригрозив выдать Лили полиции, если она не сделает того, что он скажет.

— Минутку, — перебил Холмс. — Вы говорите, что это произошло год назад?

— Да, год назад, — повторила Лили, не заметив взглядов, которыми мы обменялись с Холмсом. — Я пришла в ужас и тут же согласилась. Он велел мне бросить место в банке и пойти служащей в одно из городских правительственных учреждений. Я и сейчас там работаю. Каждый месяц мне по почте приходил конверт, набитый деньгами.

Тут Лили замолчала и уставилась на озеро.

— А что же он хотел от вас взамен? — Холмс потребовал продолжения куда мягче, чем я ожидал.

— Ничего, — ответила она. — Или почти ничего. Время от времени он приказывал мне отправлять ему по почте кое-какие документы, которые я брала на работе, или предоставлять ему другую информацию о городской администрации. Но никогда ничего важного. Почти всё то же самое он мог бы прочесть и в чикагских газетах.

— У вас сохранился адрес, по которому вы пересылали бумаги? — Холмс слегка подался вперёд в кресле.

— Почтовый абонентский ящик в Канзас-Сити.

— Но ведь время от времени он выходил на связь? По почте?

— Нет. По телефону. В последний раз он звонил…

Лили замялась, словно не была уверена, стоит ли нам доверять до конца. Она посмотрела на меня умоляющим взглядом, и я искренне произнёс:

— Милая, мы хотим помочь вам.

Она улыбнулась в знак благодарности и продолжила:

— В последний раз он намекнул, что вскоре мне придётся сделать что-то более важное. Я должна буду поехать в Канзас-Сити и встретиться с ним, тогда он посвятит меня в детали.

Шерлок Холмс резко встал.

— Спасибо, что доверились нам, мисс Кантрелл. Уже поздно, мы должны вас покинуть и заселиться в отель, как я планировал. Думаю, мы сможем помочь вам вырваться из лап Мориарти. Если не возражаете, мы снова навестим вас завтра.

На улице, когда мы уже ехали в выбранный Холмсом отель, он спросил меня, верю ли я в рассказ Лили Кантрелл.

— Разумеется, — тут же ответил я. — Она явно ещё одна невинная жертва профессора.

— Не такая уж невинная, по её собственному признанию, — заметил Холмс. — Возможно, ваша личная история наложила отпечаток на объективность суждений. Так, значит, вы ей доверяете?

— Целиком и полностью, — сказал я с раздражением. — Абсолютно. Жизнь готов положить, если нужно.

Холмс поднял брови от такой расточительности, но произнёс только:

— Возможно, до этого дойдёт.

Позднее, в номере отеля, он сказал:

— Уотсон, я хочу, чтобы вы почаще виделись с Лили Кантрелл. Уверен, подобное задание не покажется вам обременительным. Можете, если хотите, доверять ей — в таком случае вам даже легче будет выполнить только что прозвучавшее распоряжение. Однако лично я полон сомнений касательно её правдивости и надёжности. Более того, она женщина, а значит, по натуре своей переменчива.

— Как вы можете, Холмс! — запротестовал я. — Это чудовищно!

— Ах, Уотсон, Уотсон, — снисходительно протянул мой друг, — может, я и чудовище, но, по крайней мере, я постоянен, как и вы. Ваша удивительная вера в так называемый прекрасный пол ни на йоту не уменьшилась за всю вашу долгую жизнь, как никуда не делась с возрастом и ваша восприимчивость к женским чарам. Как бы то ни было, дальше я буду проводить собственное расследование, а ваш флирт с Лили Кантрелл, по крайней мере, гарантированно уберёт вас обоих с моей дороги.

Я предпочёл проигнорировать обидный намёк и спросил:

— Как Мориарти мог выйти на Лили год назад? Может, он пробыл в нашем времени дольше, чем мы предполагали?

Холмс устроился в кресле с трубкой.

— Да, — сказал он между клубами табачного дыма, — это одна из возможностей, причём наименее неприятная. Предположим, что он перемещался во времени поэтапно, делая по пути остановки, пока не оказался в дне сегодняшнем. Третий вариант, который приходит на ум и более всего меня беспокоит: Мориарти воспользовался машиной времени, чтобы отправиться на год назад и завербовать Лили Кантрелл, уже после того, как мы прибыли в Америку и дали знать о своём существовании. Ведь у него появилась необходимость в подготовленном помощнике в Чикаго, который встретил бы нас. Если это так, то машина всё ещё действует более или менее успешно, а значит, Мориарти невозможно будет поймать. Не имея в своём распоряжении средства для передвижения во времени, нечего и надеяться схватить преступника, который может скакать в будущее или прошлое по своему усмотрению.

— Однозначно, — подтвердил я. — Даже если сейчас он способен двигаться только в определённом направлении, как вы верно подметили, он с лёгкостью скроется от нас.

— Да, — с неохотой согласился Холмс. — Это приходило мне на ум. Должен признать, что во многом я действую, полагаясь лишь на веру — веру в то, что машина работает не в полную силу. Если же она может переносить Мориарти в любом направлении во времени и на любые расстояния, то он с лёгкостью вывернется из наших рук. Более того, мы в его власти, поскольку он может расставить любые ловушки, какие пожелает, или использовать временной скачок, чтобы проникнуть в нашу комнату и убить нас. Поскольку этого пока не произошло, можно предположить, что возможности Мориарти ограниченны: если он вообще в состоянии путешествовать во времени, то лишь в одном направлении. Вера, о которой я говорил, — это моя горячая надежда, что он не может путешествовать вовсе, и тогда наше преследование его в пространстве в конце концов завершится успехом. Если же он способен перемещаться в большем количестве измерений, чем мы, то дело безнадёжно.

Мрачная картина, которую нарисовал мой друг, а также усталое и пессимистичное выражение его лица заставили меня содрогнуться от дурных предчувствий. Мысленным взором я увидел Мориарти, резво скачущего по времени и пространству, пока мы ограничены тремя знакомыми измерениями, и совершенно пал духом.

* * *

Пока Холмс занимался какими-то делами, природу которых он предпочёл мне не открывать, я ревностно выполнял задание, которое мне поручили.

Забавно было ухаживать за женщиной, которая в действительности родилась на много поколений позже меня. Однако Лили не знала о разнице в возрасте, а вскоре моё нестареющее тело заставило и меня забыть о годах. Задание моё состояло в том, чтобы составлять компанию Лили на случай, если Мориарти снова выйдет на связь и сообщит, где Лили встретится с ним в Канзас-Сити. А ещё я заботился о том, чтобы мы с Лили не мешали Холмсу. Возможно, я мог бы осуществить всё это, не проводя с ней так много времени, но я всегда был основательным человеком и старательно выполнял задания Холмса. Лили была очаровательна и далеко не глупа, и ум её был проницателен и пытлив. Этим она также напоминала Лили Кантрелл из прошлого. Я неизбежно начал испытывать к нынешней Лили те же чувства, что и к той, прежней. Эти непривычные ощущения могли бы стать поводом для страданий, но дело легко разрешилось, когда Лили призналась, что тоже испытывает ко мне нечто подобное.

Среди прочих примет современной жизни, которые я находил крайне шокирующими, была привычка молодых людей жить друг с другом как муж с женой, не оформляя церковный или светский брак. Сам я дважды женился как положено, в церкви, и хотя пару раз со мной приключались влюблённости, но я никогда — за одним исключением — даже не пытался вступить в интимную связь с женщинами, к которым испытывал тёплые чувства. Единственным исключением была та, первая Лили Кантрелл. Тогда словно бы какая-то внешняя сила, столь мощная, что мы оба просто не могли ей сопротивляться, соединила наши тела по примеру союза наших сердец. То была случайность, которая долго терзала мою совесть — совесть мужчины девятнадцатого столетия. И теперь вновь, словно судьба решила сыграть со мной жестокую шутку наподобие проделок богов в древнегреческих пьесах, происходило в точности то же самое.

У меня не было интимных отношений с женщиной с тех пор, как умерла моя вторая жена. Новая физическая и эмоциональная близость наполнила меня радостью, и благодаря этому я вёл себя сообразно своему биологическому возрасту, а не фактическому. Однако в нашу идиллию быстро вторглась реальность, после того как раздался звонок Мориарти. Когда Лили повесила трубку телефона, стоявшего подле кровати, лицо её было бледным и осунувшимся.

— Это он, Мориарти, — сказала она изменившимся голосом. — Он дал мне адрес в Канзас-Сити и велел приехать немедленно.

Я позвонил в отель, но Холмса не оказалось в комнате. Я попытался перезвонить через час, но его по-прежнему не было, и тогда я решил, что дальше ждать нельзя. Мы с Лили забронировали билет на самолёт до Канзас-Сити, вылетавший рано утром следующего дня, а потом попытались хоть немного поспать до отправления. Нужно ли говорить, что перспектива загнать в тупик Мориарти совершенно лишила нас сна — как, впрочем, и некоторые другие занятия, о которых я, всё ещё будучи продуктом девятнадцатого века, предпочитаю не рассказывать в деталях.

Утром перед отъездом я попытался в последний раз связаться с Шерлоком Холмсом, но вновь безуспешно. Единственное, что оставалось, — передать ему сообщение через менеджера отеля, включив в него и адрес, который Мориарти дал Лили.

Переполненные тревогой не меньше, чем радостным волнением, мы поднялись на борт самолёта, чтобы совершить короткий перелёт до Канзас-Сити. Мне пришла в голову мысль, что я мог бы совершить величайший переворот, если бы сумел поймать профессора Мориарти один, без помощи Шерлока Холмса.

Однако все эти мечты улетучились, когда в полёте Лили сообщила, что её дедушка и бабушка перебрались в Иллинойс из Сан-Франциско, а её саму назвали в честь бабушкиной прабабушки. Меня охватила паника от ужасной мысли, что я вступил в связь с прапраправнучкой моей Лили. Я не успел расспросить её поподробнее о предках, как самолёт пошёл на посадку, и я силой заставил себя вновь сконцентрироваться на предстоящей схватке с профессором Мориарти.

Глава девятая В ИСТИННОМ СВЕТЕ

В аэропорту мы арендовали машину и спросили молодую леди в бюро по прокату автомобилей, как добраться до места, которое Мориарти назвал Лили. Возможно, термин «леди» в данном случае не совсем уместен, но это ещё одна из привычек, оставшаяся у меня из девятнадцатого столетия. Между фразами «леди» надувала пузыри из жвачки — отвратительная манера! — и при этом мерила нас взглядом с головы до пят. От такого пристального осмотра мне стало не по себе. Я подумал, что мой костюм, слишком выделяющийся из толпы, безнадёжно старомоден и выдаёт во мне пережиток прошлого века. Я спросил себя, может быть, это юное жвачное создание мысленно осуждает меня, считая старым похотливым козлом?

— Грин-Хиллс? — переспросила девица между двумя пузырями из жвачки, а потом разложила перед нами карту и прочертила маршрут шариковой ручкой быстрым и сильным движением. — Видите границу штатов? Вам туда.

Терминология и карта сбили меня с толку, но Лили, по-видимому, поняла, о чём говорила девушка. В конце концов мы уселись в машину, имея при себе карту с готовым маршрутом, и отправились в путь. Только сейчас мы впервые обсудили, что будем делать, когда доберёмся до места.

Разумеется, Лили не знала о моём желании заслужить одобрение Шерлока Холмса, в одиночку поймав профессора Мориарти.

— А теперь, Джеймс, — сказала она, — я хочу, чтобы ты сначала проехал мимо нужного адреса. Высадишь меня и подождёшь. Я вне опасности: при желании Мориарти мог бы убить меня давным-давно. Очевидно, что он этого не хотел, а значит, не причинит вреда и теперь. А вот если ты пойдёшь со мной, тогда совсем другое дело.

Я собирался яростно протестовать и настаивать, что непременно должен сопровождать её к Мориарти. Однако, открыв было рот, я ещё раз хорошенько всё обдумал. Без сомнения, Лили трудно или даже невозможно будет убедить, если я начну выдвигать аргументы в пользу необходимости сопровождать её. Однако куда более весомым доводом, склонявшим меня уступить Лили, был сам Мориарти. Когда Лили придёт, как Мориарти велел, и одна, у него не найдётся причин подозревать, что она путешествовала с кем-то. Пока Лили отвлекает внимание Мориарти, я мог бы незаметно просочиться в тыл противника.

— Ты уверена, что тебе ничего не угрожает? — обеспокоенно спросил я.

Хотя меня необычайно манила слава единоличной поимки профессора Мориарти, должен признать, что, несмотря на растущую привязанность к Лили Кантрелл, вопрос я задал, руководствуясь двойственными соображениями. Да, я беспокоился о безопасности Лили, но при этом решительно хотел, чтобы она осталась в неведении относительно моих планов, поскольку если мне удастся убедить Лили, что я буду ждать в машине, то она станет вести себя естественно и не возбудит подозрений Мориарти. Она обойдётся без взглядов украдкой, словно в поисках своего спутника, а если Мориарти спросит, одна ли она приехала, то Лили ответит без колебаний и уловок. Я знал, что Лили слишком чистая душа, не способная на дурные поступки и мысли, и ей не удастся скрыть правду от Мориарти. Лучше уж сделать правдой то, что Лили может рассказать без утайки, не навредив тем самым ни себе, ни мне.

Она улыбнулась тепло и нежно:

— Ах, Джеймс, это так трогательно! Со мной всё будет хорошо, особенно если я буду знать, что ты меня ждёшь!

Учитывая обман, на который я пошёл в отношении Лили, я почувствовал себя беспринципным негодяем, услышав её искренний и полный любви ответ.

Нужное нам место оказалось в глухом районе, который только-только вошёл в состав стремительно расползающегося мегаполиса, состоявшего из двух городов, слившихся в единое целое. Какую-то часть пути мы ехали по узкой и холмистой дороге, мимо девственных лесов и обширных полей, на которых зеленела молодая кукуруза. Я вспомнил виды английских деревень своей юности, хотя здесь жара стояла куда сильнее, чем в те далёкие летние дни, насколько я помнил. Видел ли я кукурузу в Англии больше ста лет назад? Теперь я уже не был уверен. Возможно, подумалось мне, есть какой-то предел способности мозга удерживать воспоминания, и, пожалуй, это станет последней помехой на пути к бессмертию. Мозг просто прекратит функционировать по причине перегруженности старыми мыслями и воспоминаниями, и я впаду в маразм, уникальный по своей форме! Я жаждал поделиться этими соображениями с Лили. Когда это приключение останется позади, я должен открыть ей всю правду о себе в надежде, что её не оттолкнёт мой возраст.

Часто в пасторальные виды просачивались большие жилые комплексы, многие из них ещё строились, и вокруг раздавались резкие неприятные звуки. Город наступал на то, что некогда было идиллическим сельским пристанищем.

Я вёл машину, а Лили, держа карту перед собой, направляла меня. Мы миновали указатель, сообщавший о том, что впереди озеро. Напряжение Лили нарастало.

— Мы, должно быть, почти у цели, — пробормотала она и, подавшись вперёд, начала изучать почтовые ящики и таблички с адресами, мелькавшие за окном.

— Ага, вот он! — воскликнула Лили, указав на ворота справа, практически скрытые за деревьями и кустами. — Не поворачивай, — велела она, когда я замедлил ход, а потом, показав на большой жилой комплекс на противоположной стороне улицы, велела: — Давай на парковку!

Когда я припарковался, Лили наклонилась и поцеловала меня.

— А теперь жди меня здесь, Джеймс. Честное слово, со мной всё будет в порядке.

Она вышла из машины, быстро пересекла улицу и исчезла в тени подъездной аллеи.

Несколько минут я ждал в спокойном мечтательном состоянии, выбросив из головы все мысли, ощущая кожей тёплый влажный воздух, прислушиваясь к пению птиц, смеху детей и жужжанию косилок, доносившихся издалека. Наконец, решив, что прошло достаточно времени, я проверил револьвер, чтобы убедиться, что он полностью заряжён, переложил оружие в карман брюк и покинул автомобиль.

Как только я перешёл дорогу, то оказалось, что дом. к которому предположительно вела подъездная аллея, не виден за деревьями. Я счёл нецелесообразным срезать путь через лужайку и подкрадываться к логову Мориарти как индеец, поскольку с большой долей вероятности попросту потеряюсь среди густых зарослей деревьев. Скрепя сердце я прошёл по гравиевой дорожке в надежде, что впереди мне никто не встретится. Не успел я сделать и пару шагов в тихой тени, как звуки городской цивилизации, шум дорог и жужжание косилок исчезли. За забором справа от меня в пятнах солнечного света, пробивавшегося сквозь листву, медленно брела лошадь. Я словно бы попал в другой мир, скрытый от посторонних взоров, спокойный и защищённый от гомона двадцатого века. Это было именно такое пристанище, которое я подсознательно искал с тех пор, как уехал из деревни в Суссексе, а дом, внезапно возникший впереди, усилил это ощущение. Огромное, расползшееся за счёт пристроек здание было возведено в старинном стиле в основном из местного серого камня, а большую часть стен покрывал плющ и другие ползучие растения. Как, спросил я себя, это тихое, прохладное и приятное место может служить лишь ширмой, скрывающей зло профессора Мориарти?

Удача не изменила мне, и я добрался до дома незамеченным. Ничего не случилось и после того, как я свернул с дорожки, огибающей здание. Я преодолел несколько ступенек, прошёл через маленькое крыльцо и проник в дом через приоткрытую дверь. Пока я не слышал никаких звуков — ни из мира, который остался за забором, ни из дома или с окружавшего его участка. Если бы я не утратил веру в Бога много лет назад из-за ужасов двух мировых войн, то счёл бы подобную везучесть доказательством того, что Господь на моей стороне.

Дверь открывалась в короткий и очень узкий коридор, который в свою очередь вёл в гостиную с камином и окном, выходившим на то самое крыльцо, по которому я только что проходил. В комнате никого не было. Однако в дальнем конце в стене была прорублена арка, за которой находилась другая гостиная, с большим, вычурно украшенным столом, накрытым словно бы для банкета, а рядом, спиной ко мне, стояла Лили. Она была в комнате совсем одна и казалась поглощённой в изучение чего-то на столе. Я ощутил облегчение, увидев, что она жива и здорова, и тихонько окликнул её по имени.

Лили обернулась и улыбнулась, но это была вымученная улыбка, а на лице её заметны стали признаки напряжённости и волнения. А ещё мне почудилось, что она выглядит грустной, словно потеряла что-то важное для себя.

— Входи, Джон, — сказала она. — Видишь, всё в порядке.

Меня переполняла целая гамма чувств, когда я подошёл и взял её руки в свои: облегчение, но и озадаченность из-за того, каким тоном она произнесла эти слова, и из-за выражения лица. А ещё, должен признаться, я огорчился, поняв, что если всё и впрямь в порядке, то Мориарти, должно быть, здесь нет и можно проститься с надеждой поймать преступника. Кроме того, я удивился, что Лили назвала меня моим настоящим именем — Джон, а не Джеймс. Тут за моей спиной раздался какой-то шорох, я инстинктивно бросил взгляд через плечо, но было слишком поздно. Я почувствовал ужасный удар по затылку и острую боль, а затем все чувства испарились, мне показалось, что я плыву, а потом моя щека резко соприкоснулась с полом.

Пока сознание ещё не оставило меня полностью, я услышал бесстрастный, тихий, до боли знакомый и столь ненавистный голос:

— Отличная работа, Лили. Теперь, когда рыбка-лоцман попала в наши сети, скоро приплывёт и акула.

А потом всё погрузилось во тьму.

Глава десятая ОТКРОВЕНИЯ МОРИАРТИ

Долгое время я словно бы спал, время от времени частично приходя в сознание, то есть я вспоминал, кто я и где нахожусь; слышал и даже местами понимал разговоры, которые велись около меня, но при этом не мог полностью прийти в себя или пошевелить конечностями. После коротких проблесков я снова погружался в глубокий сон.

Оглядываясь назад, я понимаю, что меня накачали какими-то наркотиками, и причиной вялости, от которой не удавалось избавиться, являлись химические вещества, а вовсе не последствия удара по голове. Однако в то время я отдавал себе отчёт лишь в том, насколько велика опасность, которой я себя подверг, и сознавал необходимость срочно очнуться.

Как я уже сказал, этот промежуток времени напоминал сон или, скорее, кошмар. В короткие минуты бодрствования я понимал, что меня погрузили в автомобиль и куда-то долго-долго везут — сначала в машине, потом в самолёте, потом снова в машине; по крайней мере, я находился неподвижно в сидячем положении, и меня кто-то поддерживал. Всё время путешествия я отчаянно и тщетно пытался обрести контроль над собственным телом. Меня окружали враги, мои и Шерлока Холмса. То и дело я слышал голос Лили и мучился, что не в состоянии защитить её от этих людей, определённо бывших и её врагами тоже. Таков уж наш разум: даже в момент крайней опасности он слеп к истинной сущности предмета обожания.

Наконец пелена, которая окутывала мой ум и чувства, начала рассеиваться. Резкий укол в плечо означал, что мне ввели какое-то вещество, которое нейтрализует действие наркотиков в крови, а затем меня полностью привела в чувство неожиданная и сильная пощёчина.

Я сидел в кресле, связанный так крепко, что не мог пошевелить ни рукой, ни ногой и даже дышал с трудом. Передо мной стоял высокий худощавый мужчина средних лет с седой шевелюрой и тонким морщинистым аскетичным лицом. Высокий лоб гения сочетался с ненавидящим взглядом глубоко посаженных глаз и медленным, почти неуловимым движением головы, делавшим его похожим на рептилию, от чего мурашки бежали по коже. Разумеется, это был профессор Мориарти собственной персоной, практически не изменившийся с тех пор, как я видел его много десятилетий тому назад. К своему стыду я понял, что мужество оставило меня; я был слаб и трясся от ужаса так, словно он настоящая рептилия, а я птичка, ставшая его добычей.

Профессор посмотрел на меня сверху вниз, чуть подавшись вперёд, и шея вытянулась, а голова словно бы высунулась из сгорбленных плеч. Изобразив спокойствие, которого я ни в коей мере не испытывал, я сказал:

— Что ж, Мориарти. Вы обрекли себя на жалкую участь, похитив меня.

Блеф определённо не сработал, поскольку Мориарти рассмеялся резким, лающим смехом:

— Доктор Уотсон, не обольщайтесь. Вы мелкая рыбёшка, но послужите моим целям. Ни о какой жалкой участи для меня не может идти и речи, зато знаменитый Шерлок Холмс вскоре угодит в мои сети, совсем как вы, хотя не так глупо. Я оставлю вас обоих живыми, чтобы вы были свидетелями моей окончательной победы над вами и над целым миром. Миром, — пробормотал он, уже не обращаясь ко мне, — который так подло использовал меня. — Он начал расхаживать из стороны в сторону перед моим носом. — Мир, да, весь мир. Я преподам ему наглядный урок!

Он продолжал в той же странной манере ещё какое-то время, ведя себя и разговаривая так, словно пребывал в неуравновешенном состоянии. Поскольку Мориарти не требовал от меня ответа и вообще, казалось, не обращал на меня внимания, я воспользовался возможностью, чтобы оглядеться. Мы находились, похоже, на территории большого завода, судя по виду из окошка маленького кабинета, в котором я сидел. Вокруг стояло множество каких-то станков и конвейеров, правда, ни один не работал, а на столе и другой мебели в кабинете лежал толстый слой пыли, из-за чего я сделал вывод, что это предприятие давно закрыто и, возможно, пустовало до появления Мориарти. Однако еле различимые удары молотков вдали указывали на то, что профессор использует фабричное оборудование для каких-то собственных нужд. Что за цели он преследует, я, разумеется, не мог догадаться, и мне предстояло обнаружить, что дерзость и злодейство его намерений намного превосходят все мои самые смелые ожидания.

Моё внимание снова привлёк к себе сам Мориарти. Он замолчал и уставился на меня. И вновь меня поразила безумная отрешённость его лица. Да, возможно, он с юности был порочен, но когда я последний раз видел его, Мориарти произвёл на меня впечатление вменяемого человека, обладающего непоколебимой волей и необычной выдержкой. Его злой гений выражался в таких качествах, которые вызвали бы восхищение, соединись они в добропорядочном человеке. Острый ум, сила воли и жажда деятельности — качества, которыми восхищались в прошлом столетии. Но теперь он превратился в эксцентричного психа, ненавидящего всё и вся. Пожалуй, это делало его даже более страшным человеком, чем раньше, поскольку теперь, как мне пришло на ум, он стал непредсказуемым.

Мориарти с такой одержимостью разглагольствовал о мире, словно это был конкретный человек и его злейший враг. Он лютовал по поводу каких-то воображаемых обид и пренебрежения, которое мир якобы ему выказал. И этого-то безумца общество, которое он так поносил, наградило всяческими учёными званиями ещё в юном возрасте лишь для того, чтобы Мориарти оставил карьеру, а заодно и свою честь и пошёл по кривой дорожке! Мир взрастил Мориарти, а он презрел мир и собирался его уничтожить вместо благодарности, да ещё и жаловался при этом на собственные обиды.

Профессор молча буравил меня взглядом, явно требуя ответа, поэтому, с трудом сдерживая дрожь в голосе и надеясь, что мои слова и манера речи приведут Мориарти в чувство, я сказал:

— Похитив меня, профессор, вы добьётесь того, что Шерлок Холмс поставит перед собой задачу выследить и уничтожить вас. Если бы вы решили задержаться в этом столетии в тишине и безвестности, не совершая преступлений, то мы закрыли бы глаза на ваше существование. А теперь это невозможно.

Мориарти раздражённо фыркнул.

— Неужели вы настолько глупы, — язвительно спросил он, — что ничего не понимаете? Вы всего лишь приманка. И я держу вас в плену исключительно для того, чтобы залучить сюда Шерлока Холмса! Я всегда полагал, что вы умнее, чем можно подумать, глядя на ваши нелепые манеры и читая ребячливые рассказы о Шерлоке Холмсе, но теперь вижу, что ошибался. Возможно, я хочу слишком многого? Ведь вы в конце концов всего лишь врач, а мне всегда было предельно ясно, что по-настоящему интеллектом обладают лишь некоторые учёные, занимающиеся естественными науками, да великие преступники.

— А ещё, — с жаром перебил я, обиженный его словами, — некоторые частные детективы, да?

Он вспыхнул от бешенства и с силой ударил меня по лицу.

— Идиот! — прошипел он. — Идиот! Я с лёгкостью обставил всё так, что вы влюбились в одну из моих агентов, и она доставила вас ко мне так чётко, словно вы почтовая посылка, а вы ещё имеете наглость ехидничать? Неужели вы ещё не поняли, доктор, что, зная о вашем прошлом, я сам выбрал Лили Кантрелл на роль вашей любовницы? И подстроил, чтобы вы встретились с ней в квартире, которая непременно напомнит ту, другую квартиру в Сан-Франциско? И приказал ей притвориться, будто и она влюблена в вас, а потом привезти вас сюда по звонку, когда я сообщил, что всё готово? Её прапрапрабабушка, возможно, любила вас, насколько мне известно, но эта Лили Кантрелл не такая дура. Ей хватило ума спеться со мной с первой минуты, как я на неё вышел, и с тех пор она всё делает по моей указке. Всё, доктор Уотсон, вы понимаете?

Разумеется, я понимал, и понимал очень хорошо. Я не мог далее отрицать, что в глубине души с самого начала знал, что Лили лишь притворяется влюблённой. Более того, я убедился, что это она сдала меня Мориарти. Я перестал сопротивляться и обмяк на стуле. Несмотря на попытки убедить себя, что Мориарти не должен видеть, какой эффект произвело на меня это разоблачение, я никак не мог восстановить силы — психологический удар оказался слишком силён.

Мориарти визгливо рассмеялся.

— Видите, доктор! — воскликнул он. — Видите, до какой степени вы в моей власти! А теперь я расскажу вам о своих намерениях, и тогда вы поймёте, что мир, пусть он этого и не осознаёт, вскоре окажется у меня под каблуком!

Его глаза горели фанатичным огнём, на лбу выступил пот, а руки и ноги дрожали. Я изумлённо смотрел на профессора снизу вверх. Не верилось, что этот хвастливый трясущийся безумец был тем самым человеком, который долгие годы правил преступным миром Лондона. Мог ли то быть страшный побочный эффект от путешествия во времени или, возможно, результат той поломки, которая произошла, по мнению Шерлока Холмса, с машиной? Так или иначе, Мориарти не мог воспользоваться машиной без вреда для психики. Разумеется, настолько сумасшедший преступник не может представлять реальной угрозы для мира! Облегчение отчасти стало противоядием к отчаянию, вызванному потерей Лили, и достаточно сильным противоядием, чтобы придать мне храбрости для дальнейшего сопротивления.

— Вы должны понимать, — сказал я, и голос мой снова звучал решительно, — что мир нынче устроен куда более сложно, чем сто лет назад, и убийство премьер-министра вызовет лишь краткую панику, даже в пределах Британии. Вы вышли в тираж, вам не по силам мировое господство, профессор. Самый простой путь — сдаться. Уверен, Шерлок Холмс подыщет какое-нибудь милое, тихое местечко, где бы вы провели остаток дней, отойдя от дел…

— Слабоумный! А ну-ка замолчите!

Мориарти с важным видом покинул кабинет и вышел на территорию собственно самого завода, оставив меня размышлять о явно безуспешной попытке применить психологию. Однако, по-видимому, Мориарти покинул меня исключительно чтобы успокоиться, поскольку всего через несколько минут он вернулся, и выражение лица его было пугающе бесстрастным, а глаза излучали уже не безумие, а вменяемость и зловещий огонь. Если он нездоров психически, то это явно изменчивый процесс, то есть Мориарти не находится постоянно во власти этого состояния и между приступами он так же нормален, а значит, и так же опасен, как раньше.

Он поставил второй стул и уселся напротив меня.

— Доктор, — сказал он спокойным любезным тоном, — я хочу, чтобы вы продемонстрировали мне тот самый аналитический метод, который прославляли в своих рассказах о Шерлоке Холмсе. Можете дедуктивным способом вычислить, где мы?

При других обстоятельствах подобного рода просьба вызвала бы у меня раздражение, поскольку, понятное дело, мы могли находиться в любой точке мира, но с учётом ситуации и личности собеседника я отнёсся к вопросу со всей серьёзностью.

— Я уже какое-то время ощущаю, — ответил я, — что воздух очень сухой. Проанализировав своё дыхание и сердцебиение, я пришёл к выводу, что мы на достаточной высоте относительно уровня моря, то есть предположительно в горах, но я, разумеется, не могу определить, где именно.

Мориарти явно раздражала моя дедукция, поскольку он сморщился, как ребёнок, которому помешали устроить сюрприз. Быстро взяв себя в руки, он мягко спросил:

— Что-нибудь ещё?

— Ах, да! То и дело я улавливаю лёгкий запах, полагаю, воздух пропитан солью. Учитывая все эти факторы и то, что вы в США постоянно двигались на запад, я предполагаю, что мы в штате Юта, в окрестностях Солт-Лейк-Сити.

Мориарти взволнованно вскочил на ноги:

— Прекрасно, вы угадали! Мы в нескольких милях к юго-западу от города, на горе, которая смотрит на Солт-Лейк-Сити. А теперь оглядитесь. Можете сказать, что это за здание?

— Разумеется, это заброшенная фабрика, но большего, признаюсь, я не сумею узнать.

Мориарти радостно захлопал в ладоши:

— Изумительно, доктор! Прекрасный выбор слов. До недавнего времени это был завод по очистке соли, которую добывали из слоёв, оставшихся на месте высохшего древнего моря, где в итоге образовалось Большое Солёное озеро, давшее название городу. Из-за экономической нестабильности завод пришлось закрыть, но оборудование оставили до того дня, когда предприятие, возможно, возобновит работу.

Казалось, что он снова перевозбуждён и близок к тому, чтобы потерять над собой контроль. Однако в этот раз он не стал выходить из кабинета, чтобы успокоиться. Очевидно, желание похвастаться собственными достижениями было столь велико, что пресекло все попытки взять себя в руки.

— Доктор, — сказал Мориарти торжествующе-насмешливым тоном, — вы ведь знакомы с такими отраслями, как баллистика и ядерная энергетика?

Внезапная смена темы застала меня врасплох, и я даже успел рассердиться на его явно заниженную оценку моих умственных способностей, но потом меня обеспокоил интерес Мориарти к двум этим проблемам.

— Да, я знаю, с чем они имеют дело, — осторожно ответил я, — но не более.

— Тогда позвольте перефразировать вопрос, — ухмыльнулся профессор с ещё большим сарказмом. — Могу ли я предположить, что вы в курсе, что такое артиллерийское оружие и ядерная бомба?

У меня по спине побежал холодок. Услышав от Мориарти эти слова, я ощутил, пока что безо всяких рациональных оснований, что он представляет для мира куда более значительную опасность, чем мы с Холмсом могли себе вообразить. Меня охватила сильная усталость. Хотелось покончить с этим рискованным предприятием, которое казалось столь волнующим в начале. Была ли усталость связана с предательством Лили, накопилась ли после всех переездов и усилий, или же эликсир Холмса дал осечку в ходе полного омоложения, я не мог сказать.

— Бросьте, профессор, — вздохнул я, — хватит играть в кошки-мышки. Просто расскажите мне, что вы имеете в виду, и торжествуйте, сколько душеньке угодно.

Мориарти рассердился, и я понял, что ему хотелось более эффектного сопротивления с моей стороны, большей живости, чтобы он мог с удовольствием раздавить меня, несмотря на яростные протесты. Но моя эмоциональная капитуляция лишила его подобного удовольствия. Он быстро ослабил верёвки, которые привязывали мои щиколотки к ножкам стула, резко поставил меня на ноги и потянул за собой к выходу из кабинета. Поскольку я долго просидел в неподвижности, то с трудом мог идти, запнулся и свалился на деревянный ящик прямо у двери. Мориарти схватил меня за плечи, снова поставил на ноги и, выругавшись себе под нос, грубо подтолкнул вперёд.

Мы долго кружили и петляли по мрачному зданию завода, поднимаясь по металлическим лестницам и обходя пыльные станки, и наконец оказались в цеху, где было чисто и светло, а посредине возвышался огромный цилиндр, вокруг которого трудились люди. Здесь мы остановились.

— А это, — сказал Мориарти, и его голос дрожал от переполнявших профессора чувств, — ретортная печь, которая используется для процесса очистки. Она выдерживает высокие внутренние температуры и давление выше атмосферного. Но вы не понимаете, что за этим скрывается, доктор, а я вижу основу для орудия, которое может с достаточной точностью выпускать тяжёлый и большой заряд на многие километры. Мои люди внесли необходимые изменения под моим руководством, и ретортная печь превратилась в пушку. Обратите внимание на пятно света на крыше здания, как раз над печью.

Я посмотрел наверх и увидел маленькое окошко над цилиндром.

— Это одно из изменений, о которых я говорил, — продолжил Мориарти. — Цель — наклонять пушку из вертикального положения, чтобы она по-прежнему была нацелена в небо, но снаряды летели по заданной мной параболической дуге, а не приземлялись на это здание.

— И где же второй конец параболической дуги? — не выдержав, полюбопытствовал я.

— Ага, доктор! — воскликнул он. — Вам всё-таки интересно! Я отвечу на ваш вопрос буквально через мгновение, но пока что позвольте привлечь ваше внимание вон к тому большому стальному контейнеру за пушкой.

Я посмотрел в указанном направлении и увидел то, о чём говорил профессор, но, кроме того, я увидел ещё и Лили Кантрелл, которая увлечённо беседовала с кем-то рядом с контейнером. Мориарти с жаром рассказывал мне о содержимом контейнера, но я его не слышал. До сих пор я полагал, что смирился с потерей Лили, ну или убедил себя в этом. Но сейчас я понял, что обманывал себя, и мои чувства к Лили сильнее прежнего, как и моё желание быть с ней рядом. Если у меня и оставались какие-то сомнения касательно моих чувств, то зашкаливающий пульс, затруднённое дыхание и эмоциональный дискомфорт, который я испытал, неожиданно снова её увидев, лишили меня всяческих иллюзий. Словно почувствовав мой страстный взгляд, Лили отвлеклась от рабочего, с которым разговаривала, и взглянула в нашу сторону. Даже на расстоянии я видел, как она вздрогнула от удивления, узнав меня. Мы несколько минут смотрели друг на друга, и время словно остановилось, а потом она отвела взгляд и возобновила разговор с рабочим в спецодежде.

Я с трудом вновь сконцентрировал внимание на том, что говорил Мориарти. Я пропустил его хвастовство собственными познаниями в ядерной физике и описания теоретических работ, которые он якобы проделал ещё в девятнадцатом веке, раньше величайших учёных поздних эпох.

— Теперь технология наконец-то догнала мою теорию, — продолжил он. — Я могу использовать механизмы, построенные другими, чтобы создать оружие. На основе материалов, которые украли за последние пару недель мои люди и новые знакомые, я собрал плутониевую бомбу, которая в веке двадцатом называется ядерной. Она хранится в этом контейнере, окружённая, как полагается, защитным материалом, в этом я могу вас заверить. Осталось доделать кое-какие мелочи, прежде чем можно будет использовать бомбу в качестве снаряда для моей пушки, и тогда всё будет готово.

Все эти откровения повергли меня в изумление. Я уточнил:

— Готово для чего?

Мориарти пропустил мой вопрос мимо ушей и произнёс задумчиво, словно размышлял вслух:

— Возможно, у меня ещё есть время усовершенствовать способ детонации, чтобы можно было обойтись без часового механизма. Но срок поджимает, и мне нужны гарантии.

— Ради всего святого, — воскликнул я, — какой дьявольский план у вас родился?

Он довольно улыбнулся, и я понял, что Мориарти добился от меня желаемой реакции. Очевидно, он показал мне свою пушку и рассказал о бомбе исключительно для собственной забавы.

— Доктор Уотсон, — произнёс он таким мягким и обходительным тоном, каким один джентльмен мог бы обратиться к другому в курительной комнате лондонского клуба, — всё очень просто. Через два дня президент Соединённых Штатов приедет в Солт-Лейк-Сити на мероприятие, которое американские политики называют затейливой фразой «налаживание отношений с избирателями». Он уже объявил, что планирует в числе прочего обратиться с короткой речью к тем, кто соберётся приветствовать его в аэропорту Солт-Лейк-Сити, расположенном к западу от самого города. Уверен, я достаточно сказал.

— Я не понимаю… — начал было я в замешательстве, но тут до меня дошло, в чём заключался план этого безумца. — Вы направите бомбу на аэропорт, когда приедет президент!

Я был поражён не только наглостью, но и злонамеренностью плана.

— Именно так я и поступлю. — Профессор с любовью посмотрел на пушку. — Пуля, выпущенная в премьер-министра, была незначительным и слишком грубым преступлением, не достойным Мориарти, — заявил он. — Да и Англия, как я выяснил слишком поздно, теперь на вторых ролях. Но тут! Это достойный пункт в моём послужном списке, и он куда вероятнее приведёт меня к власти, как я того хочу!

— Но ведь, — в отчаянии начал я, надеясь найти какое-нибудь слабое место в плане, указав на которое, смогу переубедить Мориарти и удержать от страшного шага, — определённо подобные бомбы достаточно мощны, и удар окажется такой силы, что уничтожит и вас заодно с президентом.

Мориарти отмахнулся:

— Уж поверьте, что мне хватило ума принять и это в расчёт, доктор. Бомба маленькая и, выражаясь современным языком, достаточно «чистая», так что пострадает только аэропорт. Большая часть города останется нетронутой, а мы здесь определённо в безопасности. Отсюда вы можете сделать вывод, что главное — это расчёт времени. Я поставлю одного человека дежурить на горе, рядом с которой расположен завод. Он будет смотреть в телескоп на аэропорт, чтобы увидеть, как приземлится самолёт президента, и в нужный момент подать мне сигнал. Для дополнительных гарантий я включу радиоприёмник и телевизор на местных каналах, по которым сразу же сообщат о прибытии президента. Как видите, я всё спланировал.

— А ваш человек на вершине горы с телескопом? Разве он не подвергает себя большой опасности, если будет смотреть в телескоп в момент детонации бомбы? Он же может лишиться глаза!

Мориарти пожал плечами:

— Он знает о риске. Нравы — как, я уверен, вы уже знаете, доктор, — изменились с тех пор, как я в Лондоне всячески защищал людей, служивших мне верой и правдой. Теперь каждый сам за себя.

Внезапно мне пришло в голову, что есть и куда более серьёзная опасность.

— Но одну вещь вы, возможно, не предусмотрели.

Мориарти снисходительно улыбнулся:

— Что-то сомневаюсь. Просветите же меня, доктор.

— Ну, во-первых, позвольте повторить, что убийство президента, скорее всего, сыграет вам на руку не больше, чем убийство премьер-министра. Однако важнее реакция американских вооружённых сил на загадочный ядерный взрыв в пределах страны, особенно если взрыв повлечёт за собой смерть главнокомандующего. Неужели вы не понимаете, что в результате возникнет паническое предположение, что на их страну напала другая держава? В ответ на мнимую агрессию военное командование, лишившись президента, развернёт наступление по всем фронтам против любого врага, который, по их мнению, ответственен за случившееся. Мир окажется втянутым в ужасный ядерный холокост, которого пытались избежать несколько десятилетий. Вы ничего не приобретёте; вместо этого мы — и добропорядочные люди, и преступники — потеряем всё.

Мориарти потряс головой:

— Боже! Думаете, мне не приходили на ум подобные соображения? За всё это время, доктор, вы, по-видимому, так и не оценили по достоинству мой интеллект.

Внезапно его притворная весёлость испарилась, на мрачном перекошенном лице вспыхнул полный ненависти взгляд.

— В этот раз я хочу власти не над кучкой карманников и шантажистов. Я желаю контролировать всё, властвовать над всем человечеством. Если мне не удастся, если я не смогу подчинить себе мир, который много лет назад отверг меня, тогда буду рад увидеть его погибель. Вы говорите о ядерном холокосте. Уверяю вас, если дойдёт до этого, я станцую на кремации!

Глава одиннадцатая ПЛАН В ДЕЙСТВИИ

После этого присматривать за мной поручили рабочему, тому самому, с которым разговаривала Лили Кантрелл, когда я заметил её в цехе рядом с бомбой. Следующие два дня меня большую часть времени держали в обширном складском помещении. Туда же приносили весьма скудную еду, а выйти мне разрешалось только по двум причинам, одна из которых — отправление естественных физических потребностей. Вторая причина заключалась в том, что Мориарти пару раз в день изъявлял желание, чтобы меня привели и я увидел пушку и удостоверился, что процесс идёт, а он бы позлорадствовал в моём присутствии. Я и в самом деле находился под впечатлением от эффективной и слаженной работы его сотрудников и снова задумался о том, какую пользу мог бы принести человечеству Мориарти, если бы его гений в юном возрасте не развернулся загадочным образом в сторону зла. Час за часом подготовка двигалась к концу, и безумная радость Мориарти в предвкушении рокового момента пугала.

За эти дни я почти не видел Лили, разве что пару раз и то вдалеке, но, разумеется, много времени проводил в компании рабочего, которого приставили меня охранять. Я знал, что он местный сторож, поскольку мне об этом сообщил Мориарти.

— Он отличный парень, — заявил профессор, передавая меня в руки охранника, — работал тут ещё на старых хозяев. А после того как я здесь обосновался, — продолжил он, желая продемонстрировать своё влияние даже на самых посредственных и никчёмных своих приспешников, — этот человек, Шон Хадвелл, прибыл из Солт-Лейк-Сити с инспекцией от лица старых владельцев, поскольку регулярно выполнял такую проверку, присматривая за пустующим зданием. Мои люди застали его врасплох и схватили, и Шон быстро и весьма предусмотрительно переметнулся на мою сторону.

Я неоднократно пытался завязать беседу с самим Шоном Хадвеллом, но безуспешно. Он был воплощением молчаливости; кроме того, его верность новому хозяину казалась абсолютной и непоколебимой. Это был высокий и худощавый человек, типаж американского рабочего скорее века девятнадцатого, чем двадцатого, всегда одетый в комбинезон из синей джинсовой ткани и широкополую шляпу, столь популярную в США среди рабочих всех профессий. Спереди на шляпе красовалась эмблема производителя крупного оборудования — стилизованный олень, замерший в прыжке. Сторож всегда надвигал шляпу на лоб так низко, что его глаз не было видно и даже открытая часть лица находилась в тени, поэтому я толком не представлял, как он выглядит.

Можно было подумать, что Шон знает по-английски всего три фразы: «угу», «неа» и «тихо, мистер». Я спрашивал, знает ли он о планах Мориарти, а в ответ раздавалось: «Угу». Все подробности? «Угу». Неужели его не беспокоит то, что он фактически помогает убить президента и подвергнуть опасности собственную страну? «Неа». Когда я начинал упорствовать в расспросах больше, чем Шон Хадвелл мог выдержать, то он рявкал: «Тихо, мистер!» Моя слабая надежда переманить на свою сторону этого настоящего сына Америки и обрести в нём союзника растаяла как дым, поскольку все попытки пообщаться или игнорировались им, или грубо пресекались.

Итак, меня лишили разговоров. Читать было нечего, поскольку, увы, тот роман о Средневековье, которым я увлёкся, потерялся. У меня оставалась масса времени, чтобы подумать о Мориарти, о себе, о том затруднительном положении, в котором я оказался по собственной глупости и беспечности, о Лили Кантрелл (в эти размышления я старался не слишком углубляться) и, наконец, о Шерлоке Холмсе, о том, где он сейчас и что делает. Пока что я не заметил на соляном заводе никаких следов его пребывания. Разумеется, если бы представилась возможность, он связался бы со мной, но при попытке найти и спасти меня люди Мориарти схватили бы его, и тогда злобный профессор не замедлил бы явиться и сообщить о победе. Так что я пришёл к выводу, что Шерлок Холмс не проникал в это здание и, возможно, совершенно не в курсе, где мы с Мориарти находимся. Времени на то, чтобы спастись и нарушить планы Мориарти, оставалось всё меньше, и я поддался отчаянию.

Но, даже пребывая в отчаянии, я не мог подавить в себе или проигнорировать сугубо медицинский интерес к профессору Мориарти. Судя по его поведению и словам, желание убить президента США имело мало общего с названной им причиной. Существовало множество оснований полагать, как я уже говорил и самому Мориарти, что убийством президента он вовсе не добьётся ожидаемых результатов, как случилось и после убийства премьер-министра. Блестящий ум профессора должен был предусмотреть все приведённые мной доводы против ещё до того, как они пришли в голову мне, но Мориарти отклонил мои аргументы почти с бешенством. Я читал исследования личностей убийц глав государств. Исключая редкие случаи, когда причины убийства действительно коренились в политике, чаще всего преступники были одного сорта: несостоятельные неудачники с завышенной самооценкой, которые проваливают все свои начинания и не способны толком любить и принимать любовь. Они перекладывают вину за собственную несостоятельность на общество, винят всех остальных в своих неудачах и наносят удар по высокопоставленному лидеру, обычно выбирая такого человека, которого народ обожает за моральные качества.

Хотя порой подобная картина казалась мне слишком поверхностной и в чём-то упрощённой, и пусть даже личность профессора Мориарти не совсем вписывалась в неё, я размышлял, применима ли к нему та идея, что лежит в основе данного психологического портрета. Несмотря на то что ещё в молодости он за свои научные труды удостоился учёных степеней, факт остаётся фактом: Мориарти забросил многообещающую академическую карьеру по неизвестным причинам, чтобы вести преступный образ жизни. Но даже здесь он в итоге не преуспел, поскольку Шерлоку Холмсу удалось сначала подорвать деятельность его организации, а потом и вовсе уничтожить её. Может, объяснение очень простое и навязчивая идея убивать президентов и премьер-министров не отличается от нездоровых желаний, двигавших Освальдом и Принципом[2]? Даже если так, то профессор Мориарти во многом был не похож на прочих убийц политиков, что делало его даже более опасным. Преступление наподобие того, что совершил Принцип, могло привести к краху европейской цивилизации, но то, что задумал Мориарти, может уничтожить человечество. Есть ещё кое-что. Другие безумцы утоляли свою жажду, убив одного-двух человек, и легко было бы предположить, что желание Мориарти, толкающее его на преступления, можно удовлетворить. Но, увы, на самом деле недавняя история и его нынешние планы наглядно демонстрируют, что это неутолимая страсть, и одно убийство лишь сильнее распаляет потребность убивать снова и снова. Основой его самооценки стало стремление истреблять глав государств, и думаю, что самообман — будто убийства запланированы лишь как средство получения власти — лишь усугубляет ситуацию. Мориарти, будучи не в состоянии признаться самому себе в реальном мотиве, не добившись власти, воспримет провал как повод планировать новые убийства. Каждая неизбежная неудача на пути к той цели, которую он декларирует, станет оправданием следующего преступления, и страшная цепь злодеяний может продолжаться до тех пор, пока Мориарти жив и находится на свободе.

Время тянулось за мрачным самоанализом и пугающими экскурсиями к ужасной пушке Мориарти, так что короткий промежуток времени показался мне вечностью. С каждым часом приближался момент, когда мир, возможно, сгорит в пламени ядерной войны. Вечером накануне прибытия президента в Солт-Лейк-Сити меня снова повели взглянуть на пушку. Хотя я и не понимал всех технических деталей, но по поведению рабочих, по чёткости и слаженности их движений стало ясно, что конец близок. Куча деталей, раскиданная по полу в тот день, когда мне впервые продемонстрировали смертоносное орудие, исчезла, очевидно, заняв своё место в дьявольском механизме, придуманном Мориарти. Люк в крыше был открыт, и сквозь него поблёскивали яркие звёзды запада США. Меня удивило, что даже столетие спустя Мориарти внушал некоторым фанатичную преданность, как в Лондоне в прошлом веке, поскольку эти люди явно хотели следовать за безумцем к власти или на вечные муки, пускай его тропа и ведёт через руины мира.

Будто бы для того, чтобы подчеркнуть свою преданность, несколько рабочих Мориарти, пока я в оцепенении беспомощно смотрел на них, открыли контейнер, который раньше показывал мне Мориарти, и с большой аккуратностью, используя сложную систему блоков и канатов, вытащили на свет божий большой заострённый цилиндр. Неужели этот безобидный с виду предмет и есть одно из тех страшных устройств, что держат в ужасе весь мир столько лет?

Тщательность, с которой работали подручные Мориарти, и нервные взгляды, которые они бросали на цилиндр, подсказали, что передо мной действительно ядерная бомба Мориарти.

Если я и тешил себя какими-то сомнениями относительно подлинности этого предмета — его уже полностью извлекли из контейнера, и я увидел, что по форме он напоминает орудийный снаряд, — то слова профессора быстро их развеяли. Я не заметил его появления и вздрогнул, услышав прямо у себя за спиной:

— А вот и она, доктор! — Голос Мориарти победоносно звенел. — Бомба, на которую я делаю ставку. Красивая, не правда ли?

Я повернулся к нему лицом:

— Для вас — человека, который считает прекрасными смерть и зло, — да. Но для меня этот чудовищный предмет, профессор, не более чем наивысшая точка падения, воплощение чудовищного уродства, какое вы всегда представляли, Мориарти!

Бледные щёки профессора тут же вспыхнули от гнева. Ему, очевидно, было трудно контролировать себя. Всё его тело напряглось, и покачивание бледного лица, делавшее Мориарти столь похожим на рептилию, стало заметнее.

— Да что вы, доктор? — прошипел он.

Он порывисто направился к пушке, а потом вернулся, словно бы нервозная беготня помогала ему освободиться от вспышек раздражения.

Положение моё и всего мира казалось столь безнадёжным, что я, как ни удивительно, не испытывал более никакого интереса ни к Мориарти, ни к его делам. Можно было ожидать, что перед событиями завтрашнего утра я буду ощущать трепет, но я чувствовал лишь апатию. Я не сомневался в собственном поражении и был уверен, что Мориарти обречёт мир на погибель. А если так, то зачем загружать себя деталями работы Мориарти и его явного помешательства? Я отвернулся от этого человека, который по мере приближения запланированного им Армагеддона казался всё менее страшным, и бездумно уставился вдаль.

Внезапно мне на глаза попалось странное устройство, почти полностью скрытое в тени. Любопытный механизм выделялся своим изяществом на фоне простых функциональных станков вокруг, и у меня мелькнула мысль, что место ему скорее в девятнадцатом веке, чем в двадцатом. Это была блестящая металлическая конструкция, и создатели потратили некоторое количество усилий, чтобы сделать приземистый сложный агрегат приятным глазу, украсив корпус латунью, чёрным деревом, слоновой костью и прозрачным блестящим кварцем. Одна из осей была погнута, и вся машина казалась перекошенной, словно бы пострадала в недружелюбных руках. Я несколько минут гадал, что это, а потом внезапно понял. Это же машина времени, легендарное произведение друга Уэллса, замечательный инструмент, который дал Мориарти пропуск в наши дни, положив начало нынешним проблемам! Выругавшись себе под нос, я двинулся к машине времени, но меня тут же кто-то предусмотрительно схватил за предплечье. Я резко обернулся и увидел перед собой взбешённые глаза профессора Мориарти.

— Держитесь подальше от этой машины! — заорал он. — Только я могу к ней приближаться!

Он отпустил меня и сделал шаг назад, а потом с видимым усилием успокоился и опять заговорил, но уже совершенно другим тоном, резко сменив тему:

— Я передумал. Президент приезжает в Солт-Лейк-Сити завтра, и уже понятно, что Шерлока Холмса мы здесь не увидим. Сегодня утром я принял меры, чтобы вашему другу, если он попытается выйти на определённые источники в преступных кругах, сообщили, будто вас держат в городском аэропорту. Я предвкушаю, что он приедет туда завтра, как раз в то же время, что и президент.

Моё отчаяние было так велико, что до меня не сразу дошёл смысл сказанного, но когда я понял, то у меня внезапно подкосились ноги.

— Но он же будет там в момент взрыва! — ахнул я.

— Как трогательно, — насмешливо улыбнулся Мориарти. — Какая забота о друге! Не беспокойтесь, доктор. У вас будет предостаточно возможностей предупредить его. Понимаете, я решил не удерживать вас больше против воли. Вместо этого я завтра утром отвезу вас в аэропорт, чтобы вы на месте событий лицезрели, какой фурор произведёт моя работа, — правда, любоваться придётся лишь долю секунды.

— То есть вас ничто не удержит от этого безумства? — сипло спросил я.

Он смерил меня взглядом.

— Меня ничто не могло остановить раньше, доктор, а уж после ваших опрометчивых слов и подавно! — Мориарти жестом подозвал сторожа: — Шон, отведи его обратно на склад и запри на ночь.

Вскоре я вновь оказался в своей темнице, меня впереди ждала целая ночь, чтобы поспать, если смогу, или подумать о следующем утре, когда Джон Уотсон и Шерлок Холмс сгорят заживо при ядерном взрыве.

Глава двенадцатая ДЕЛУ КОНЕЦ

Когда утро наконец наступило, ко мне явились мой похититель и два его лакея, одним из которых был Шон Хадвелл. Мориарти шёл походкой куда более молодого человека, шаги его были легки, но уверенны, спину он держал прямо, а глаза сияли. Я бы подумал, что он открыл какой-то эликсир молодости, наподобие того, благодаря которому мы с Шерлоком Холмсом оставались в форме, если бы не знал, что молодость к Мориарти вернулась благодаря приближению триумфа. Интересно, так ли профессор выглядел в те старые добрые времена, когда слава о выдающемся учёном гремела на весь математический мир Англии, ещё до того, как он сбился с пути, встал на сторону зла, состарился и сгорбился?

Видимо, его мысли развивались в параллельном направлении, хотя, разумеется, без столь нелестных отзывов о собственной криминальной карьере, поскольку Мориарти кивком велел своим подручным постоять у двери, а сам подошёл, наклонился к койке и сказал тихим голосом, чтобы слышал только я:

— Доктор Уотсон, я хочу, чтобы вы кое-что знали и успели обдумать до того, как умрёте. Вы с Шерлоком Холмсом остаётесь молодыми, хотя давно должны были умереть от старости. Если я спрошу, в чём секрет, вы, разумеется, не скажете. Но я узнал, где вы всё это время скрывались в Суссексе, и, когда всё закончится, я намерен отправиться туда и обыскивать дом, пока не найду механизм, или лекарство, или что вы там использовали. — Он выпрямился и взглянул поверх моей головы в будущее, которое увидит только он. — Если я буду править миром, то мне нужна вечность, чтобы упиваться властью.

Я посмотрел на него снизу вверх с изумлением и ужасом. Его целью было сделать моё поражение ещё больнее, и он преуспел в этом, но теперь оставил злорадство. Возможно, простого знания о том, что последние часы я буду мучительно обдумывать его слова, было для него достаточно.

— Собирайтесь! — рявкнул он. — Скоро поедете в аэропорт! — А двум своим подручным велел: — Присматривайте за ним. Пусть подготовится, как истинный викторианский джентльмен; уверен, ему этого хочется. Ему осталось провести с нами здесь полчаса. — Он зло усмехнулся собственной иронии: — Пусть за это время быстренько позавтракает.

Мориарти засмеялся и вышел из комнаты с видом победителя. Несколько минут я сидел в оцепенении и не двигался. Мне вспомнились поэтические строки Руперта Брука: «И пусть грозит нам водоверть, к иной готовимся мы встрече»[3].

После мирных лет, когда мы отгоняли от себя смерть, считая, что она никогда не придёт, пока не остынет солнце, неужели кончина настигнет-таки меня этим утром? Мои размышления прервал Шон Хадвелл, который сказал мягче, чем я ожидал от него:

— Пошевеливайтесь, мистер, у вас только полчаса.

Казалось глупым заботиться о своём костюме, внешнем виде или даже завтраке, когда до смерти всего-то пара часов, но на самом деле я дико проголодался. Кроме того, я по-прежнему оставался, как ехидно подметил Мориарти, викторианским джентльменом до мозга костей и потому должен был встретить смерть, выглядя как джентльмен, чтобы хотя бы внешне демонстрировать смелость. Я тщательно оделся и умылся, причесался и пригладил усы, а потом быстро, насколько мог, проглотил принесённую еду.

Полчаса ещё не прошли, а Шон Хадвелл вместе с другим охранником отвели меня к одному из выходов, где профессор Мориарти ожидал меня, дабы посмеяться напоследок.

— Лишь минуты, доктор! — воскликнул он при виде меня. — Меньше ста минут отделяют меня от достижения цели. — Он отвёл меня в сторону. — Бедняга Шон Хадвелл. разумеется, разделит вашу судьбу, но не пробуйте переубеждать его, поскольку увидите, что верность его непоколебима.

Я быстро огляделся, думая, что могу приметить путь к бегству, но не обнаружил такового, лишь подручные Мориарти окружали меня, посматривая с тревогой. Не заметил я и Лили, хотя жаждал увидеть, твердя себе при этом, что я дурак и веду себя как побитый пёс, который, виляя хвостом, подходит за новой взбучкой. Но разве чувства можно обмануть?

Шон Хадвелл и его подручный вывели меня из здания. Второй охранник вышел проследить, чтобы я устроился на заднем сиденье автомобиля, припаркованного рядом с заводом, а Шон сел за руль. Эта машина, по моим представлениям, годилась для полиции: защитный экран отделял водителя от задержанного, сидевшего сзади; кроме того, пассажир не мог сам открыть задние двери. Несмотря на безвыходность ситуации, я вдруг понял, что очарован видом из окна. Разумеется, я какое-то время провёл взаперти, но вдобавок никогда не видел окрестностей, ведь из Канзас-Сити меня привезли в полубессознательном состоянии. Я глазел в изумлении на голые горные склоны, которые казались тёмно-коричневыми в лучах утреннего света, на спокойное озеро, раскинувшееся под нами, на волны которого падало солнце, и на пробуждающийся город, который виднелся у подножия высокой горы к востоку. Как всё не похоже на Англию: сухой воздух, бурые голые горы, огромные открытые пространства. Утро выдалось замечательное. Солнце висело высоко над Солт-Лейк-Сити. И тут я вспомнил, что это, возможно, последнее утро нашего мира.

Мне не дали особо углубляться в эти мысли, быстро запихнули в машину и заперли за мной дверь. Через пару минут Шон Хадвелл привёл автомобиль в движение и поехал вниз по горной дороге, которая у подножия переходила в широкую четырехполосную трассу. Автомагистраль через несколько миль вывела нас к Большому Солёному озеру. Местами она была проложена по насыпи, и тогда с одной стороны дороги плескалось озеро, а с другой простирались участки стоячей солёной воды. Если бы меня не покинула зачарованность этим необычным пейзажем, то я, наверное, воспользовался бы поездкой как шансом уйти от реальности, забыть угрозу гибели, глядя с радостью и удивлением на окрестности всё время в пути. Однако туристическое настроение внезапно куда-то делось, когда мы свернули с дороги, ведущей вниз по горному склону, и выехали на главную магистраль к городу. Меня словно током ударило от внезапного осознания, как мало осталось времени. Это был определённо мой последний шанс нарушить зловещий план Мориарти, и если я мог вообще хоть что-то сделать, то действовать нужно было сейчас.

Я быстро, почти неистово обшарил заднее сиденье в поисках хоть чего-то, что поможет мне в побеге. Разумеется, неразумная затея: даже выберись я каким-то образом из автомобиля, несущегося на всех парах, вероятнее всего, я получил бы тяжёлые увечья, а то и умер бы на месте, однако сознание моё было настолько затуманено, что мне даже в голову не пришли такие варианты. Возможности сбежать не оказалось, разве что разбить одно из окон, и какое-то время я раздумывал над этим, но потом изменил решение и попытался вместо этого ещё раз воззвать к Шону Хадвеллу. К счастью, нас разделяла лишь сетка, а не стекло, так что, по крайней мере, я мог поговорить с ним.

— Шон! — громко позвал я, но тот и ухом не повёл, продолжая флегматично крутить руль. Я повторил ещё громче: — Шон! — Снова ноль реакции. Тогда я заорал: — Шон!!!

Очевидно, он решил, что лучше всё-таки ответить мне, чтобы я не орал всю дорогу:

— Ну?

— Шон, я не знаю, что сказал тебе профессор Мориарти, но я хочу, чтобы ты послушал меня. Тебе велели отвезти меня в аэропорт и продержать там какое-то время, полагаю, до того момента, когда приземлится самолёт президента. Но, уверен, кое-что тебе всё-таки не сообщили.

Дальше я детально рассказал о плане Мориарти запустить ядерный снаряд в здание аэропорта, подчеркнув, что он, Шон, в прямом смысле слова испарится вместе со мной и президентом. Пока я говорил, то чувствовал, что с каждым моим словом меж нами растёт стена недоверия, более прочная и непробиваемая, чем настоящая. Я уже и сам себе с трудом верил. Наконец я умолк и посмотрел в окно на озеро, на горы и едва различимый рукав соляной пустыни, такой огромный, вечный, неподвластный человеку со всеми его мелкими планами. На этом фоне мои слова казались глупыми и как минимум нелогичными, а то и вовсе выглядели плодом моего больного воображения. Самодельная ядерная бомба, убийство президента, преступник, путешествующий во времени, который намерен жить вечно и править планетой, конец мира… Как мог я ожидать, что этот простой сторож поверит хоть во что-то из сказанного! В конце концов я отчаялся и сдался, поскольку затея моя очевидно не принесла успеха.

Шон Хадвелл ни слова не ответил, хотя мне показалось, что он разок хихикнул. Я снова впал в уныние; теперь даже настроения смотреть в окно не было. Что толку? Разве вообще в чём-то сейчас есть толк? И я провёл остаток пути в молчании и безысходности.

Наконец мы добрались до аэропорта. Шон Хадвелл по наклонному пандусу подъехал к парковке, откуда можно было попасть на смотровую площадку. Теперь, когда финальный аккорд почти прозвучал, я хотел побыстрее покончить со всем этим и с нетерпением ждал, когда Шон выпустит меня, поскольку задние двери машины открывались только снаружи. Вместо этого мой страж наклонился вперёд и закрыл лицо руками. Я не видел, что он там делал, и подумал, что, может быть, бедняге нездоровится, но пребывал в такой растерянности, что позабыл о клятве Гиппократа и тихонько ругал его за медлительность.

Наконец Шон распрямился и выскочил из машины, словно бы вовсе не был болен, а, напротив, жаждал завершения не меньше моего. Я заметил, что он оставил на переднем сиденье широкополую шляпу, без которой я его никогда не видел, да и двигался быстрее, чем раньше. Шон наклонился к моей двери, так что мне в окно была видна лишь часть его корпуса, и я задрожал от страха. Сейчас произойдёт убийство? Он прятал оружие? Зачем тогда вообще везти меня сюда? Все эти мысли промелькнули в моём мозгу за какие-то доли секунды, пока я не услышал щелчок замка. Я покорно вздохнул, толкнул дверь и устало выбрался из машины, чтобы встретиться лицом к лицу с вершителем моей судьбы.

— Доброе утро, — сказал Шон Хадвелл невозмутимым насмешливым тоном, но голосом уже не Шона Хадвелла, а хорошо мне знакомым.

— Холмс?!

— А кто же ещё.

Да, это был Холмс: его лицо, манеры, осанка, голос и акцент. Пока он копался на переднем сиденье, то снял с себя не только шляпу, а всю прежнюю личность, и Шон Хадвелл исчез, словно его никогда и не было, хотя, по правде сказать, его действительно никогда не существовало.

— Ну же, Уотсон, — сказал мой дорогой друг, нарочито растягивая слова. — Я несколько разочарован вами. Я-то думал, что инициалы вымышленного имени и знакомство с моими методиками и привычкой маскироваться дадут вам ключ к тому, чтобы идентифицировать мою личность.

— Чёрт побери! Хватит болтать! — взревел я, удивившись не меньше, чем Холмс. — Потом проявите снисхождение, а пока что надо убираться отсюда. Садитесь в машину, быстро!

Холмс переборол обиду, проступившую на лице, схватил меня за руку и вытащил из автомобиля.

— Пойдёмте, Уотсон, — энергично поторопил он меня. — Нам нечего бояться, как вы сами вскоре увидите.

С этими словами Холмс двинулся в сторону смотровой площадки, широко шагая длинными ногами, а я засеменил следом, пытаясь не отставать от величайшего частного детектива в истории, как, впрочем, и всегда.

Смотровая площадка выходила на огромное бетонное поле, разрисованное какими-то линиями и кругами. Перед трибуной с пучком микрофонов уже собралась толпа людей. Когда мы добрались до определённой точки площадки, Холмс удовлетворённо сказал:

— Ага! Нормально!

Мы остановились у ограждения, и тут же мимо проследовали трое молодчиков с одинаковыми лицами и в одинаковых костюмах, внимательно посмотрев на нас, прежде чем идти дальше.

— Холмс, кто это? — нервно прошептал я.

— Клоны, — пробормотал он. — Это специальные агенты. Столь многое утратило индивидуальность со времён нашей юности, мой дорогой друг. А теперь. — продолжил он всё тем же спокойным тоном, — остались считанные минуты до того, как приземлится президент, а Мориарти пальнёт из своей пушки, и я предвижу некоторые из ваших вопросов. Боюсь, мне пришлось ввести вас в заблуждение в Чикаго. Я встретился с мисс Кантрелл один на один, и после этого она лишь делала вид, что выполняет приказы Мориарти, а на самом деле выполняла мои. Разумеется, Мориарти рассказал Лили и о старом доме в пригороде Канзас-Сити, и о ядерной установке вблизи Солт-Лейк-Сити задолго до звонка, на который она ответила… м-м-м… в вашем присутствии. Звонок нужен был для того, чтобы скрыть её двуличность и послужить сигналом, что вас пора перевозить в Канзас-Сити. До этого она поведала мне в частной беседе о заброшенной соляной фабрике, откуда мы с вами сейчас уехали, чтобы я мог внедриться туда под именем Шона Хадвелла и добиться результатов, часть из которых вам уже известна. А вы тем временем увлечённо и ревностно выполняли моё поручение находиться как можно ближе к Лили Кантрелл. Я не сомневался, что вы сделаете именно то, что сделали, то есть отправитесь на охоту за профессором Мориарти в одиночку и попадётесь в капкан.

— То есть мне даже роли приличной не досталось! — разочарованно воскликнул я.

— Очень даже досталось, Уотсон. Ваша поимка в соответствии с планами Мориарти не дала ему заподозрить Лили в предательстве. Он, будучи убеждённым, что Шерлок Холмс пропадает где-то в другом месте, шёл по ложному следу, не заподозрив, что под именем Шона Хадвелла может скрываться кто-то ещё. Именно этого я и добивался.

— То есть Лили выполняла не его приказы, когда притворялась, что влюбилась в меня, — с горечью сказал я, — а ваши.

— Именно. Однако я уверен, что притворяться ей не пришлось.

— Поскольку вы настаиваете, чтобы мы подождали здесь, пока оба не погибнем от бомбы Мориарти, то это лишь теория.

— Ну… — уклончиво протянул он. — Ага, смотрите!

Холмс показал на самолёт, который ехал по лётному полю внизу.

— Начинается последнее действие. — И, не дав мне и слова вставить, быстро добавил: — Держите себя в руках, Уотсон. По крайней мере, один из ваших вопросов разрешится сам собой.

Он снова сосредоточился на приближающемся самолёте, всем видом показывая, что дальше разговаривать не намерен.

Самолёт замедлил ход. Толпа внизу заволновалась. Журналисты бросились занимать самые выигрышные позиции, а местные чиновники и политики, которые благодаря весу в обществе получили право расположиться на трибуне, куда вскоре поднимется и глава государства, поправляли галстуки и приглаживали волосы. Вся эта сцена разворачивалась в ярком солнечном свете, и даже на расстоянии я ощущал предвкушение и рвение всех этих людей.

Это был пассажирский реактивный самолёт, которым управляли лётчики ВВС США и который предназначался лично президенту, о чём говорила огромная единица, нарисованная на хвостовой части. Красивая машина, один из нескольких сверхзвуковых лайнеров, произведённых в попытке Америки, запоздалой и неудачной, выйти на рынок скоростных воздушных машин. Самый крупный авиазавод Америки выпустил несколько таких самолётов до того, как от проекта отказались во второй и, видимо, в последний раз, а конкретно этот лайнер передали в Белый дом для президентских нужд. Красота его не была уникальной, поскольку и закрылки, и изящно изогнутые дельтавидные крылья очень напоминали «Конкорд-2», на котором мы с Холмсом пересекли Атлантику, но тем не менее чистые красивые линии притянули мой взор и взбудоражили воображение. Казалось, чудесная металлическая птица попала в ловушку на земле, подчиняясь хозяевам-людям и молча тоскуя по небу.

Самолёт медленно подъехал к площадке, рядом с которой были установлены микрофоны. Через несколько минут к нему на специальном устройстве подвезли трап, и тогда дверь пассажирского салона открылась. Толпа жадно вытянула шеи. Невольно я повернулся и посмотрел на запад, в направлении, откуда придёт наша смерть. Горы смутно виднелись вдали, и я не мог определить, на какой из них расположена штаб-квартира Мориарти. Холмс взглянул на меня, что-то буркнул себе под нос и закрыл мне глаза рукой.

— Стойте тихо! — приказал он. — Глаза не открывать!

После стольких лет привычка беспрекословно выполнять его команды настолько укоренилась в моём сознании, что я послушно стоял, не двигаясь и зажмурившись.

Внезапно что-то вспыхнуло так ярко, что я увидел свет даже через ладонь Холмса и собственные веки. Я оттолкнул его руку, и моему взору открылось нечто потрясающее. В пустыне поднялся столб пыли, который постепенно превратился в верхней своей части в огромный зонтик. Края его стали загибаться, пока не соприкоснулись со столбом. Разумеется, я тут же сообразил, что я вижу. Это было грибовидное облако ядерного взрыва.

— Слава богу! — закричал я. — Снаряд не попал в нас!

Холмс однако перевесился через перила, зачарованно глядя вниз.

— Посмотрите на этот муравейник, — сказал он, привлекая моё внимание к происходящему на лётном поле.

Там началось замешательство. Дверь кабины захлопнулась, и огромный самолёт вновь пришёл в движение, готовый унести президента прочь от пугающей и загадочной опасности. Журналисты бросились врассыпную в поисках убежища; местные чины, забыв о чувстве собственного превосходства, побежали за ними. Здание терминала аэропорта загораживало от них случившееся, но люди заметили вспышку, отражённую от крыш домов, а потом увидели и узнали грибовидное облако. Возможно, Холмс выбрал не совсем подходящее сравнение, когда назвал их муравьями, но разница в поведении публики до взрыва и после взрыва заслуживает отдельного разговора.

Я не склонен к безразличию или даже циничному превосходству, как Холмс. Мне пришло в голову, что люди внизу, на лётном поле, не защищены от ядерной вспышки, и многие, не получив в отличие от меня предупреждения, ослепнут, как и другие несчастные обитатели пригородов, которые случайно посмотрели в момент взрыва в том направлении и потеряли зрение, возможно навеки. Меня — по крайней мере, отчасти — утешали слова профессора Мориарти о «чистоте» бомбы, то есть если взрыв произошёл в пустыне и ветер дует в противоположную от города сторону, то население не пострадает от радиоактивных осадков.

Наконец Шерлок Холмс посмотрел на поднимающееся облако и ответил на мои слова:

— Бомба не только не попала в нас, — невозмутимо объяснил он, — но и не оставила нам пушку. Я воспользовался возможностью и, пока работал на заводе, внёс кое-какие изменения в часовой механизм. — Холмс помолчал немного и добавил: — Вместо тщеславия теперь его удел — превратиться в пар.

— Лили, — простонал я. — Она тоже погибла…

— Вы по-прежнему не доверяете мне, — сухо заметил Холмс. — Вы знаете моё отношение к женщинам и браку, но если настаиваете на своём, то просто обернитесь!

Я обернулся и увидел Лили, смотревшую на меня с любовью и сомнением.

— Мистер Холмс велел мне прийти сюда рано утром и ждать, Джон, — нерешительно сказала она. — Он рассказал, что собирается испортить часовой механизм. Теперь, когда ты знаешь, что я тебя на самом деле не предавала…

— Не говори больше ни слова, — перебил я, заключая Лили в объятия. — Отныне и вовеки мы больше никогда не разлучимся. Надо отправиться обратно и отпраздновать успех бутылкой вина! — Лили смутилась, но я не отреагировал на её смущение, и обратился к Шерлоку Холмсу: — У вас ведь нет возражений, я полагаю?

— Никаких, — покорно согласился Холмс, но на лице его блуждала еле заметная улыбка, которая могла означать либо симпатию, либо сдерживаемую радость.

— Отлично! — возликовал я. — Наконец-то мы можем сосредоточиться на собственном счастье — теперь, когда мы навсегда простились с профессором Мориарти.

Холмс несколько минут смотрел на далёкое, всё ещё растущее облако, ставшее ярким и зловещим погребальным костром для Мориарти, а потом пробормотал:

— Может быть…


ОТСТУПЛЕНИЕ

В самый катастрофический момент Мориарти удалось завести покалеченную машину времени. Впервые после побега из кабинета премьер-министра, когда машина получила сильные повреждения, энергия побежала по латунным жилам агрегата. Пока часовой механизм отсчитывал последние секунды до детонации, Мориарти почувствовал первые признаки изменения времени, когда поле бытия расширилось и понеслось вперёд, и радостно вскрикнул. А позади него ещё быстрее, чем скорость времени, нарастал адский жар от взрыва, когда установка выпустила заряженные частицы. У Мориарти не было даже мгновения понять, что Холмс в итоге всё-таки обыграл его, и почувствовать боль, когда вспышка окутала его сгорбленное тело. Поле времени и взрыв ядерной бомбы пересеклись точно в том месте, где стоял профессор Мориарти, и в итоге сам профессор, машина времени, адская пушка, рабочие, завод и даже изрядная часть горы канули в небытие.

Глава тринадцатая ШОКИРУЮЩИЕ СОБЫТИЯ НА ВОСТОКЕ

В самом начале повествования я упомянул, что с момента, как я в последний раз писал о подвигах мистера Шерлока Холмса, прошло шестьдесят пять лет. Пауза закончилась в 1992 году, когда я расслаблялся и наслаждался осенью в Суссексе в компании молодой жены и старого доброго друга, записывая события предыдущего года. Именно из них и сложился тот эпизод, который вы прочли, заканчивающийся моим воссоединением с Лили в аэропорту Солт-Лейк-Сити.

Закончив повествование, я хотел опубликовать его, если Холмс согласится открыть миру свой секрет долголетия. После этого я мог бы в спокойствии провести вечность с любимой Лили в нашем уютном и неизменном пристанище. Однако Шерлок Холмс без объяснения причин запретил публиковать текст, сказав лишь, что мне нужно подождать, поскольку, как он считает, история ещё не окончена. В итоге много лет моя рукопись томилась в ящике письменного стола, пока мир за пределами нашей деревушки заполонил бесконечный поток стилизованных историй о Шерлоке Холмсе, которые строчили мои самозваные литературные последователи. Разве мог я предположить, что догадка Холмса окажется верна и я допишу последнюю главу лишь спустя почти две сотни лет! Только тогда я смог представить роман публике, но, увы, для неё чтение стало пережитком истории, как, впрочем, и я сам.

Лили внесла некоторые изменения в наш быт, как оказалось, полезные. Она, как дитя Америки конца двадцатого века, не могла удовлетвориться чтением новостей исключительно в местной «Дейли миррор» и изучением обширной библиотеки Холмса по пчеловодству и криминалистике. Она даже отвергла с презрением мою коллекцию исторических романов, принадлежащих перу нашего бывшего соседа, к сожалению, ныне покойного уже шестьдесят с лишним лет. В итоге на крыше нашего старого дома распустилась диковинная телевизионная антенна, а библиотеку еженощно наводняли ковбои, убийцы, детективы, брошенные женщины, комики и велеречивые дикторы Би-би-си. Мир стал ближе, и я даже обрадовался этому. Подозреваю, что и Холмсу, несмотря на его кислые мины, нововведение тоже нравилось.

Так продолжалось до одного удушливого жаркого дня в начале двадцать первого века, когда мы вчетвером — Холмс, мы с женой и миссис Хадсон — уселись перед телеэкраном, глядя на последний эпизод жизненного пути Сяня Пхитсанулока. И тут это случилось. Холмс увидел нечто такое, о чём не подозревал, пока черпал информацию только из «Дейли миррор».

Сянь Пхитсанулок был великим юго-восточным лидером, который, по всей видимости, мог бы объединить отчаявшийся народ раздираемого войнами региона для жизни в мире и довольстве на основе демократии. Этот загадочный выходец из крестьянства, уроженец региона на границе Таиланда и Камбоджи, претендовал на власть во всей Юго-Восточной Азии. Харизматичный и дальновидный человек, обладающий небывалой психической и духовной силой, он с лёгкостью заводил толпу и с такой же лёгкостью разрушал архаичную социальную и политическую систему, а также старинную вражду и ненависть. Несмотря на неограниченную власть над десятками миллионов сторонников, Пхитсанулок твёрдо верил в конституционное демократическое правление, и мир с одобрением и восхищением наблюдал, как измучившийся регион быстрыми темпами движется в сторону светлого будущего, обещанного Пхитсанулоком. Но Сянь не знал, что те тёмные силы, против которых он боролся всю свою сознательную жизнь, готовились вернуть себе право управлять Азией, которым владели с незапамятных времён. Лаос только что согласился присоединиться к Паназиатскому союзу Пхитсанулока, и великий лидер собственной персоной отправился в столицу Лаоса Вьентьян, чтобы принять то, что я бы назвал капитуляцией лаосского правительства. Камера сняла группу главных министров, нервно ожидавших прибытия человека, которого называли азиатским Боливаром и Гарибальди[4]. Когда невысокий, пухлый и толстощёкий освободитель (совершенно неподходящая внешность для героя!) с улыбкой шёл через плачущую от радости толпу, заполонившую улицы Вьентьяна, внезапно через людской поток прямо к нему протиснулась группа террористов. Они в унисон выкинули вперёд правые руки, в которых оказались пистолеты, и начали палить из них.

Разумеется, толпа моментально разорвала их на клочки, но Сянь Пхитсанулок умер ещё до того, как упал на землю. В этом столпотворении тело лидера, которое спутали на несколько мгновений с трупом одного из убийц, тоже разорвали на части. Однако всего за несколько минут полиция, демонстрируя, что не утратила ещё навыки, сформировавшиеся за время коммунистического правления, смогла успокоить толпу и найти недостающие части тела вождя.

Эти ужасные события на самом деле произошли ещё утром. Услышав новости, мы теперь смотрели страшную сцену, которую воспроизводили для нас в цвете и в трёх измерениях вечерние новости. Когда показывали последние мгновения жизни Сяня Пхитсанулока и Би-би-си намеренно демонстрировало запись случившегося в режиме замедленной съёмки, Лили отвела глаза, а я пробормотал какие-то высокопарные слова по поводу печальной утраты для мира такого человека и возможных последствий его гибели. Однако Шерлок Холмс сидел не отрывая взгляд от экрана, в состоянии какой-то нездоровой завороженности, как я это назвал бы, и слегка хмурил лоб. Преступление, конечно, экстравагантное, но без примеси таинственности, которая могла бы возбудить интерес великого сыщика.

Внезапно Холмс вскочил на ноги, издав короткое восклицание, и некоторое время стоял, ещё пристальнее вглядываясь в экран. На все мои вопросы он лишь нетерпеливо махал рукой, веля помолчать. Когда ужасные кадры подошли к концу и на экране вновь показалось красивое лицо английского диктора (раньше они все были уродливыми), который комментировал ситуацию, Холмс наконец прервал стойку и подошёл к телевизору, чтобы ввести какую-то команду. Это была новая модель, способная хранить около десяти тысяч часов видеоархивов, и Холмс частенько записывал новости в память телевизора, заменившую привычные блокноты, забитые вырезками из газет. Он ещё раз начал пересматривать убийство в замедленном темпе.

— Ну же, Холмс, — запротестовал я, — уверен, в этом нет необходимости. Подумайте о чувствах Лили, раз уж не берёте в расчёт мои.

Я бы добавил ещё что-нибудь и о чувствительности нашей экономки, но увидел, что миссис Хадсон отвлеклась, обнаружив на камине свежий слой пыли.

Однако внимание Холмса было целиком и полностью сосредоточено на повторе кадров убийства.

— Ага! Вот! — воскликнул он с победоносным видом. — Наконец-то свершилось.

Я подумал, что он, вероятно, предвидел убийство Пхитсанулока и теперь в привычной бесчувственной манере торжествует, что догадка оказалась верна. Холмс нажал на кнопку и жестом подозвал меня:

— Взгляните, друг мой.

Я с неохотой подошёл. Передо мной на экране Сянь Пхитсанулок падал на землю в забрызганной кровью рубашке и с окровавленным лицом.

— Холмс, зачем вы заставляете меня снова смотреть на это?!

— Не на Пхитсанулока, — перебил нетерпеливо Холмс, — а на передний ряд в толпе, сразу за спинами убийц. — Его длинный сухой палец постучал по экрану. — Наблюдайте за этой точкой.

И тут я тоже увидел. На долю секунды в кадре возникла человеческая фигура и вновь исчезла.

— Господи, — прошептал я. — Что это? Призрак?

Холмс хмыкнул:

— В определённом смысле да. Подождите минутку. — Он поколдовал с пультом, нашёл нужный момент и нажал на паузу, остановив картинку. — Посмотрите ещё раз.

На экране Пхитсанулок завис в воздухе, его улыбка сменилась гримасой боли. Но я в этот момент уже не обращал внимания на убитого освободителя, а вместо этого изучал фантом, который замер на экране, чтобы я имел возможность тщательно рассмотреть его. Силуэт был смазанным, словно по причине дефекта объектива одна из фигур оказалась не в фокусе по контрасту с чёткими очертаниями остальных участников сцены. Тем не менее, я разглядел озадаченное выражение на бледном лице; кроме того, понятно было, что передо мной высокий худой человек со сгорбленными плечами, голова которого подаётся вперёд на тонкой шее. Действительно призрак! Господи, подумал я, неужели же он никогда не умрёт?!

— Как такое возможно? — спросил я.

Но прежде чем Холмс успел ответить, я услышал крик ужаса за моей спиной, а потом глухой удар. Обернувшись, я увидел, что Лили лежит без чувств на полу. Она тоже подошла к телевизору, привлечённая нашим обсуждением, несмотря на страх перед трупом, который замер статично на экране, и тотчас узнала фантом.

Холмс помог миссис Хадсон и мне отнести Лили в нашу спальню. Когда я накрыл супругу покрывалом, она пришла в себя, обняла меня, спрятала лицо у меня на груди и забилась в рыданиях.

Холмс отвернулся, создавая некое подобие интимности для нас, и задумчиво протянул:

— Касательно того, как такое может быть и что всё это означает, у меня есть пока только подозрения, а не объяснения. Много лет назад мне в голову пришла интересная мысль, и теперь настало время изучить эту идею подробнее. Я должен немедля отправиться в Лондон.

С этими словами он повернулся и пулей выскочил из комнаты, будто собирался в ту же минуту отправиться в столицу пешком.

* * *

Через два дня Холмс вернулся. Лили быстро шла на поправку от пережитого шока, и я уделял ей много времени и старался подбадривать. Лили удручала, по её словам, убеждённость, что увиденный призрак сулит нам обоим несчастья. Мне в свою очередь было всё сложнее вновь обрести чувство спокойствия и безвременья, которыми я наслаждался долгие десятилетия до появления в моей жизни Лили. Возможно, размышлял я, в том, что внешний мир постоянно, а порой и бесцеремонно вторгается во все комнаты нашего дома, виновато телевидение — незримые вибрации, которые связывают города и страны всей планеты.

Холмс вернулся без предупреждения, как он часто делал и сто лет назад. Днём я вошёл в библиотеку и обнаружил, что он возится там с телевизором.

— С порога бежите к этому бездумному ящику?

Однако, когда Холмс обернулся, лицо его было таким бледным и усталым, что мою легкомысленность как ветром сдуло.

— Уотсон, — начал он. — Боюсь, мы столкнулись с… Впрочем, — он махнул рукой, — сами всё увидите.

Теперь я заметил, что он держит в руках небольшой диск медного цвета.

— Мне при вмешательстве Майкрофта удалось позаимствовать вот это из архивов Би-би-си. Это прямая копия с оригинальной видеозаписи, ни доли секунды не потеряно, что для меня особо важно. Итак… — Он вставил диск в щель на панели управления. — Через мгновение запись скопируется в память нашего телевизора. — Он перешёл на шёпот. — Интересно, сколько ещё их будет?

Поведение моего друга, выражение его лица и загадочные слова наполнили меня дурными предчувствиями. Тем временем к нам молча присоединилась Лили, и я крепко прижал её к себе, обняв за талию, инстинктивно пытаясь прикосновением ободрить любимую. Хотя, возможно, её страхи в течение последних двух дней заразили и меня ощущением, что с нами произойдёт что-то ужасное.

Телевизор тихонько запищал, сообщая, что процесс завершён. Холмс пробежался пальцами по кнопкам, и сцена недавнего кошмара вновь ожила на экране. Два человека, два вертикальных силуэта возникли на ярком фоне, появившись из какой-то большой машины в правой части экрана, и что-то бросили в сторону левой части. Затем всё поплыло в тумане, и это было ужасно, поскольку я-то отлично знал, что случилось дальше. Камера дёрнулась вверх, но мы успели-таки увидеть убийство юго-восточного лидера. Потом вся сцена повторилась, но уже под другим углом: очевидно, события снимал не только тот оператор, чья работа стала достоянием истории. С этой точки мы увидели людей, которые кидают гранаты на трибуну для зрителей, а потом бегут к ней, напоминая при замедленном повторе танцовщиков балета. Добравшись до трибуны, террористы палят по охваченной паникой толпе правительственных чиновников и иностранных гостей; стулья разлетаются во все стороны. Пока мы наблюдали в ужасе за происходящим, словно бы сцена разворачивалась прямо в этот момент, убийцы беспрепятственно поменяли дислокацию, двигаясь вдоль периметра, чтобы довести до конца кровавое дело. И тут я увидел то, чего подсознательно ожидал, едва Шерлок Холмс вывел запись на экран.

На долю секунды в дальнем конце у барьера, отделявшего трибуну, появилась какая-то фигура. Человек стоял у ограждения, вытянув голову, пристально глядя на ужасную сцену и упиваясь смертью пламенного лидера. Изумление, которое застыло на бледном лице во время убийства Сяня Пхитсанулока, уступило место, насколько я видел, осознанию происходящего, нарастающей радости и вампирской жажде крови.

Лили с силой сжала мою руку. В этот раз она не упала в обморок, но я хотел бы сам потерять сознание и забыться в надежде потом очнуться и выяснить, что кошмару конец. Фигура на экране снова исчезла, и мы трое выдохнули.

— Как такое возможно? — снова спросил я.

Холмс пожал плечами и начал мерить большими шагами комнату, явно нервничая.

— Откуда ж мне знать? Время — это феномен, в котором пока что плохо разбираются современные учёные. Вчера я часть дня провёл в Кембридже со Стивеном Хокингом[5]. Я доверил ему свою тайну, но даже он мог лишь строить догадки. Возможно, это какое-то странное последствие ядерного взрыва, которое возникло просто из-за того, что машина времени находилась рядом. А может быть, этому дьяволу удалось снова запустить агрегат и то, что мы видим, есть результат взаимодействия взрыва и энергетического поля, которое возникает вокруг машины времени.

— Но, Холмс, — возразил я, — есть ещё и вероятность того, что мы наблюдаем всего лишь результат ранних экспериментов Мориарти с машиной времени.

— Должно быть, так и есть, — сказала Лили с облегчением. — И только!

— Возможно. Но необходимо принимать во внимание и ещё один фактор. Может быть, это совпадение, но я что-то сомневаюсь, и Хокинг склонен со мной согласиться. Если вы внимательно сопоставите даты и время, что я, разумеется, уже проделал, то обнаружите, что временной интервал между появлением фантома во время убийства Пхитсанулока в Лаосе два дня назад и взрывом в Солт-Лейк-Сити точь-в-точь совпадает с интервалом между тем же взрывом и убийством Анвара Садата в Египте в начале восьмидесятых. Для меня тут есть определённая связь, причём зловещая.

Что он имел в виду, я пока не понял.

— Тогда у вас есть на этот счёт теория. Поделитесь! — взмолился я.

Холмс покачал головой:

— Увы, нет, Уотсон. Пока что мало фактов, а потому, как я уже неоднократно объяснял вам в прошлом, любая гипотеза будет преждевременной. Мне кажется, стоит провести достаточно серьёзные исторические изыскания, чтобы собрать факты.

Мне показалось, что в его полузакрытых глазах блеснул огонёк предвкушения.


ОТСТУПЛЕНИЕ

Иссушающая жара и дикая вспышка света остались лишь в воспоминаниях. На какое-то мгновение ему показалось, что сжатие нанесло мучительный удар по его телу и поток частиц высокой энергии внедрился под кожу прямо в плоть и мышцы спины. Завод, машина времени и горы близ Солт-Лейк-Сити исчезли.

Он вдруг ощутил, что вокруг шумно, влажно и жарко и на него напирает какая-то толпа. В изумлении он смотрел, как толстый коротышка азиатской наружности с широкой улыбкой делает шаг навстречу граду пуль, которые вот-вот лишат его жизни. Случайный свидетель трагедии, казалось, оказался вне времени, словно бы минуты для него текли медленнее, чем для погибшего главы государства и толпы лаосцев. Сцена казалась почти статичной, и убийство длилось целую вечность. Медленно нарастала жгучая боль в спине, которую он не замечал по причине растерянности.

Внезапно он снова испытал сильное сжатие, новый виток боли, и картинка резко поменялась. Снова было жарко и шумно. Он обнаружил, что стоит рядом с заграждением, которое доходит ему до плеча; за оградой валяются в беспорядке трупы и стулья, а неподалёку от него несколько убийц поливают пулями трибуну. И снова время текло для него совсем не так, как для них.

К тому моменту, как сжатие и вспышка боли выдернули его с места, блестящий ум учёного уже понял природу состояния. Несмотря на боль — или же как раз из-за боли, — он стал с нетерпением предвкушать следующий свой визит.

Глава четырнадцатая ШЕРЛОК ХОЛМС СТРОИТ ГИПОТЕЗЫ

Другой человек мог бы отправиться для проведения изысканий в одну из великолепных лондонских библиотек или в какой-нибудь университет, но Шерлок Холмс слишком любил уединение, поэтому заказал гору книг на дом. Каждый день тюки и коробки с книгами и видеозаписями доставляли к нам на ферму. Дом, который всегда казался просторным, быстро начал захламляться, и миссис Хадсон впала в отчаяние.

Я тщетно увещевал Холмса подписаться на один из множества электронных ресурсов, которые уже были доступны. Из-за развития технологии, указывал я, старые методы исследований устарели. При наличии портативного компьютера, который можно приобрести в любом большом городе за приемлемые деньги, к нашим услугам будут все библиотеки и газеты мира. Холмс выступал резко против этой идеи:

— Неужели, Уотсон, вы никогда не ощущали, держа в руках бумажную книгу, как она передаёт идеи и стимулирует работу мысли посредством прикосновения! Вы читаете научный трактат, останавливаетесь подумать над прочитанным, а вдохновение передаётся вам через кожу рук!

— Ага, через руки прямо в мозг, несомненно. Это прекрасно, Холмс, но…

— Нет, Уотсон, тут я проявлю твёрдость. Мне нужно то, до чего можно дотронуться, а не закорючки на экране.

Наблюдая за тем, как в течение следующих нескольких дней Холмс становится всё счастливее и счастливее, я пришёл к пониманию глубинных причин его упрямства. Вот уже почти десять лет после событий, последовавших за убийством миссис Чалмерс, как он похоронил себя в деревне и, по собственным представлениям, погряз в безделье. Ещё давно Холмс признавался, что если его мозг не занят решением достойной задачи, то напоминает мощный двигатель, работающий вхолостую на всех парах и разрывающий сам себя. Определённо, он наконец столкнулся с одним или даже несколькими преступлениями из разряда тех, которые могли возбудить интерес и расследование которых требовало сбора и сопоставления фактов и разработки различных гипотез, что доставляло ему истинное наслаждение. Уже одно это могло стать поводом для радости. Вторая причина заключалась в том, что вся работа происходила у него в мозгу, он пользовался старыми добрыми методами. Вряд ли можно вообразить Шерлока Холмса, который занимается исследованием какой-то проблемы сидя перед дисплеем, используя статистические методики для соотнесения фактов и храня гипотезы на диске.

Правда, в какой-то момент он прибегнул-таки к современным средствам. Возможно, в конце концов его одолела зима. Много недель подряд Холмс весело бегал по холмам или сидел в кресле во дворе, выпуская клубы табачного дыма и погрузившись в одну из заказанных им книг, но из этого, как я понял, мало что выходило в плане умозаключений. Началась зима 2001 года, прогнозы обещали сильные холода, в итоге прогулки Холмса, по-видимому, пришлось бы ограничить.

Когда прибыла новая партия коробок, Холмс какое-то время провёл в одиночестве, запершись в библиотеке, откуда то и дело доносились глухие удары и ругательства. Поздно вечером мне удалось-таки проникнуть внутрь, и я обнаружил Холмса сидящим перед маленьким светящимся экраном и старательно печатающим что-то на облегчённой клавиатуре, которая лежала у него на коленях.

— Так-так, — искренне обрадовался я, — значит, двадцать первый век вторгся в итоге в работу частного детектива?

Какое-то время мой добрый друг, казалось, был полон решимости не обращать на меня внимания, но потом оторвался от экрана и повернулся ко мне.

— Тема закрыта, Уотсон, — буркнул он, подняв длинный костлявый указательный палец к моему лицу. — Если вы будете настаивать на обсуждении данного вопроса, мне придётся попросить вас уехать!

Только тогда я напомнил себе, что Холмс всегда плохо реагировал на сарказм. Тем не менее и его злость, и угрозы меня поразили, и я молча уставился на него, разинув рот. Неловкое молчание затянулось на несколько минут, и в итоге его нарушил Холмс, который мягко сказал:

— Простите меня, Уотсон. Меня вывело из душевного равновесия то, что я обнаружил. Дайте мне ещё неделю, и тогда я поделюсь с вами и Лили своими находками.

Для меня неделя тянулась бесконечно, а Лили чудесно проводила время, ухаживая за пчёлами. Эту эстафету она давно уже приняла от Холмса и выполняла всё необходимое с энтузиазмом, который поражал меня до глубины души и разительно отличался от отношения самого Шерлока Холмса, постепенно терявшего интерес к насекомым. Пока запасы молодильного вина не иссякли, Холмс был счастлив позволить Лили получать радость от нового хобби — пчеловодства. Лили, в свою очередь, часто говорила, что ей нравится хлопотать на пасеке ещё и потому, что тем самым она обеспечивает нам совместную юность и радость навеки. «Пока не вспыхнет новое солнце», как она это сформулировала, хотя мне подобный образ показался скорее пугающим, чем поэтичным. Её усилия приобретали ещё большую важность в свете моих провальных попыток, несмотря на десятилетия анализов и тестов, выделить из нашего медового эликсира ту субстанцию, которая отвечала за его особые свойства.

* * *

Неделю спустя мы с Лили по просьбе Холмса пришли к нему в библиотеку и обнаружили, что он нервно ходит по комнате взад-вперёд. В камине весело потрескивал огонь. С пролива налетел сильный шторм. Ветер свистел по дому и ревел в дымоходе; то и дело по окнам стучал град. После переезда на ферму Лили настаивала на том, чтобы провести центральное отопление, и ей даже удалось привлечь на свою сторону миссис Хадсон. Однако мы Холмсом выступали против подобных инноваций. И правда, подумалось мне, что может быть лучше, чем такая погода, уютная комната, камин, и посреди всего этого — оживлённый Шерлок Холмс, излагающий свою теорию о том, как объяснить последнюю волную ужасных преступлений. Прямо как в старые добрые времена!

— Вы оба знаете, — начал Холмс, — что я несколько последних месяцев был поглощён историческими изысканиями. Скорее всего, вы ещё не догадались, в чём их суть. Если вкратце, то я изучал убийства.

Он сделал паузу, чтобы понаблюдать за нашей реакцией. Лично я растерялся. Лили сказала:

— Только из-за того, что мы тогда видели по телевизору? Да ну, это чушь!

Она хотела сказать что-то ещё, но Холмс перебил:

— Моя дорогая Лили, вряд ли мне стоит напоминать вам, кого именно мы мельком видели на экране.

Лили побледнела и замолкла. Я спросил:

— Так у вас есть объяснение?

Холмс покачал головой:

— Только система в первом приближении да гипотеза, но, возможно, уйдёт с десяток лет, а то и век, чтобы её подтвердить или опровергнуть. — Холмс замолчал и уставился невидящим взглядом на пляшущие языки пламени, а потом продолжил: — Просматривая видеозаписи терактов в отношении лидеров мирового уровня, я обнаружил однозначное присутствие Мориарти ещё в одном случае: во время военного парада в Каире в тысяча девятьсот восемьдесят первом году.

когда автоматной очередью был сражён президент Египта Анвар Садат. Мне пришли на ум кое-какие соображения касательно двух убийств, когда появлялась фигура призрака. Во-первых, разумеется, временной интервал. Как я уже говорил, с момента убийства Садата до атомного взрыва близ Солт-Лейк-Сити, в штате Юта, прошло ровно столько времени, как с момента взрыва до недавнего убийства Пхитсанулока. Само по себе это могло бы показаться просто любопытным совпадением, не имеющим никакого значения. Но я обратил внимание на выражение лица фантома в обоих случаях. Если во время убийства Пхитсанулока это была растерянность, то в момент смерти Садата — понимание и даже нетерпение. Есть определённая прогрессия. Это заставляет меня предположить, что профессор Мориарти каким-то образом спасся от смерти в Юте и сначала переместился на десять лет вперёд с момента взрыва, появившись точно в момент гибели Пхитсанулока, а потом метнулся в другую сторону на такое же время, оказавшись свидетелем убийства Садата.

— Это как движение пружины или, скорее, маятника.

— Но тогда амплитуда была бы с каждым разом всё меньше, — возразила Лили.

— Именно, — сказал Холмс. — Очевидно, здесь работают другие законы природы, чем закон сохранения энергии, хотя, возможно, Мориарти всё ещё подпитывается мощностью атомного взрыва.

От этих странных концепций, следовавших одна за другой с невероятной скоростью, у меня ум за разум зашёл и закружилась голова. Я ощупью нашёл стул и тяжело опустился на него:

— Господи!

Холмс еле заметно улыбнулся:

— Думаю, можем обойтись как-нибудь без Господа Бога. Существование Мориарти я считаю убедительным доказательством того, что Бога нет. Но продолжим. Вспомните, Уотсон, что десять лет назад, в плену у Мориарти, вы строили теории относительно его навязчивой идеи — желания убивать влиятельных лидеров. Я бы добавил ещё один элемент. В качестве мишени Мориарти выбирает тех, кто хочет для своего народа — или даже для мира в целом — новой и лучшей жизни.

— Но, Холмс, — устало спросил я, — к чему всё это ведёт?

Лили, по-видимому, поняла лучше, чем я:

— Он выбирает таких, как Садат и Пхитсанулок.

Холмс кивнул.

— Как можно забыть разрушительную войну, которая опустошила Ближний Восток после смерти Садата? А последствия убийства Пхитсанулока для Азии могут быть даже ещё более плачевными.

— Но вы же не хотите сказать, что Мориарти каким-то образом причастен к этим убийствам! — запротестовал я.

— Нет-нет! — Теперь впалые щёки великого сыщика горели румянцем, а глаза блестели. Холмс взволнованно расхаживал по комнате, почти отскакивая от пола. — Я хочу сказать следующее. Вы, Уотсон, восприняли навязчивую идею Мориарти как некую страсть, которая определяет линию поведения, заставляет подстраивать всю свою жизнь и планы под желание совершить определённый тип убийства. Давайте пойдём дальше и будем считать, что эта мания, эта зацикленность представляет собой реальную силу во времени, если не в пространстве. Двигаясь по годам и эпохам в результате взаимодействия ядерного взрыва и машины времени — я говорю о движении вперёд, — Мориарти переместился в ту точку, где произошло убийство Пхитсанулока. Его привела туда собственная навязчивая идея! А потом появление Мориарти в мире нормального времени отразило те энергии, которые в нём накопились, и его отбросило назад, в прошлое…

— И снова та же одержимость притянула его к моменту убийства Садата! — перебил я. — В таком случае тождество временных интервалов, которое вы отметили, лишь совпадение, и не более того.

— Очень даже возможно. Однако это интересное совпадение могло привести к тому, что наш заклятый враг так и будет вечно болтаться между двумя этими точками.

— Бедняга! — вырвалось у Лили.

— Да уж. Подобной участи не пожелаешь даже такому типу, как профессор Мориарти! Но есть и ещё одна вероятность, которая тревожит меня куда сильнее. Предположим, что равенство временных промежутков — это не совсем совпадение. Допустим, что совпадение заключается только в том, что промежутки приблизительно равны без Мориарти. Определённо, это максимум, чего можно ожидать от двух не связанных между собой исторических событий, каждое из которых требовало от его коварных исполнителей тщательного планирования. Тогда можно поверить, что на точное время гибели Садата повлияло присутствие Мориарти, которого отбросило из дня убийства Пхитсанулока.

— Что за странная цепь предположений, — нахмурился я. — Вдобавок совершенно нереальная. Неужели это говорит человек, который предостерегал меня от того, чтобы с готовностью нагромождать гипотезы или выбирать слишком уж сумасбродные?

Холмс бросил на меня угрюмый взгляд:

— Но я также часто напоминал, что гипотеза, оставшаяся после вычёркивания совсем уж невозможных вариантов, должна быть истинной, какой бы неправдоподобной она ни казалась. — Внезапно он рассмеялся. — Однако на самом деле здесь не применим ни один из принципов, поскольку у меня есть и другие факты, которых вы не знаете. Например, возьмём Рамона Меракдера.

— Что? — спросил я.

— Кого? — одновременно со мной спросила Лили.

— Это убийца Льва Троцкого. Его задержали через несколько минут после преступления, и Меркадер сказал схватившим его охранникам Троцкого: «Это он. Тот человек. Я не знаю, кто он. Он заставил меня это сделать». Кроме того Меркадер утверждал, что некто удерживает его мать в заложниках. Последнее, правда, оказалось ложью. Через восемь лет убили великого миротворца Ганди. Я обнаружил полицейский отчёт, в котором свидетель говорит, что видел высокого худого человека, судя по внешности, англичанина, сопровождавшего убийцу к тому месту, где впоследствии был убит Махатма. По понятным политическим причинам этот отчёт спрятали от греха подальше. Подумайте, сколько великих лидеров в истории пало от рук убийц, не успев завершить задуманное. И сколько смертей всё ещё окутано загадкой! Разумеется, миссис Чалмерс в девяносто первом. Пхитсанулок — сейчас, на наших глазах. Анвар Садат в восемьдесят первом. Мартин Лютер Кинг в шестьдесят восьмом. Джон Кеннеди в шестьдесять третьем. Король Иордании Абдалла в пятьдесят первом. Ганди в сорок восьмом, Троцкий в сороковом. Пётр Столыпин, великий российский реформатор, в тысяча девятьсот одиннадцатом. И ещё один наш соотечественник, премьер-министр Спенсер Персиваль, которого Джон Беллингем убил прямо в здании палаты общин в тысяча восемьсот двенадцатом году.

Я покачал головой:

— Мой дорогой Холмс, если ключевыми моментами считать насильственную смерть, высокий пост жертвы и некую долю загадочности, то тогда под вашу систему подпадут чуть ли не все подобные убийства. Авраам Линкольн, Хендрик Фервурд, Роберт Кеннеди, или Вильгельм Оранский, или… или, скажем, канцлер Дольфус, или… — Я бешено рылся в памяти.

— Достаточно, Уотсон, — поднял руку Холмс. — Вы в полной мере продемонстрировали свою отличную память, которой радуете и восхищаете всех своих друзей.

Я смущённо замолчал, однако Лили с горящим взором вступилась за меня:

— Хватит над ним смеяться! Будь вы хоть какой старый друг…

Холмс смутился.

— Да-да. вы правы. — поспешно сказал он. — Вы защищаете своего мужа. — Он чуть поклонился мне; — Всё верно. Уотсон, простите меня, прошу вас.

Я великодушно махнул рукой. Лили успокоилась, и Холмс продолжил:

— Я упомянул именно эти убийства, поскольку в них фигурируют факты, относящиеся к нашему расследованию. Начнём с Меркадера. Когда его стали расспрашивать подробнее, он описал загадочного человека так: англичанин, высокий и худой, лицо бледное, высокий выпуклый лоб, глубоко посаженные глаза. Он настаивал, что его загипнотизировала странная манера англичанина еле заметно покачивать головой из стороны в сторону.

— Боже! — ахнула Лили. Я же не мог вымолвить и слова.

— Разумеется, это профессор Мориарти, — кивнул Холмс. — Описание англичанина, в сопровождении которого видели убийцу Ганди, опять-таки соответствует внешности нашего заклятого врага. Что же до остальных случаев, можете прочесть мои заметки. Однако кое-что вас заинтересует особенно.

Холмс подошёл к маленькому столику, отведённому под документы, касающиеся расследования, — теперь на нём громоздились горы книг, стопки фотографий и ворох бумаг. Несколько секунд наш друг копался в этой куче, а потом вытащил один листок и передал нам.

Это были последовательные кадры из знаменитой съёмки, запечатлевшей ужасный момент. На заднем фоне — размытая толпа, всё ещё не до конца понимающая, что случилось нечто страшное. А на переднем плане в кадре на мгновение появляется уличный фонарь на фоне ещё более размытого лимузина, но он не может заслонить расфокусированное изображение президента, который дёргается вперёд и тут же откидывается назад, а голова его взрывается. Над ним облако красной пыли. Через несколько минут это облако прольётся на толпу зевак жутким дождём из крови, осколков черепа и мозгов. А ещё через какое-то время кортеж понесётся на предельной скорости в главную больницу Далласа. Но увы, будет слишком поздно.

У меня сжался желудок, когда я рассматривал фотографии, поскольку они пробудили воспоминания о фильме, откуда были вырезаны кадры, и о том ужасе и отчаянии, которые лично я испытал в 1963 году. Мои глаза наполнились слезами. Лили в 1963 году ещё не родилась, поэтому она смогла увидеть важную деталь, ибо её взгляд не затуманили эмоции. Она взяла у меня из рук распечатку и пристально её изучила.

— Да. Он и здесь, да? Мне кажется, я его вижу.

— Молодец, — похвалил Холмс. — Я с помощью компьютера увеличил изображение и навёл резкость на нужное место. И так же обработал несколько следующих кадров. Вот. — Он передал Лили небольшую стопку фотографий.

Я смотрел через плечо Лили, пока она изучала снимки. К счастью, благодаря попытке более чётко показать определённую точку в толпе, вся остальная сцена исказилась, и мне не пришлось смотреть на публичную и бесславную кончину Кеннеди, зато искомая область видна была очень и очень чётко. Там стоял высокий человек, наблюдавший убийство президента с улыбкой, и всё его тело застыло в нетерпении. Нужно ли описывать вам внешность? Разумеется, это был профессор Джеймс Мориарти. Он присутствовал в каждом кадре, перемещаясь постепенно слева направо, поскольку камера скользила в противоположном направлении, следуя за лимузином.

— Вы заметите, — невозмутимо сказал Холмс, — что в этот раз профессор не растаял в воздухе, он одинаково хорошо виден на всех кадрах. Определённо он задержался в шестьдесят третьем году куда дольше, чем в восемьдесят первом и в нашем сегодняшнем времени. Сопоставив фотокарточки и те записи, которые мы видели раньше, я прикинул, что в Далласе он оставался около двух минут.

— Это значит, — спросил я, испугавшись одной только мысли, — что по мере удаления от момента взрыва в тысяча девятьсот девяносто первом году продолжительность его пребывания увеличивается?

— Уотсон, ваш мозг крепчает с годами. Ещё сотня лет, и вы будете совсем… — Тут Холмс бросил взгляд на Лили и быстро сменил тему: — Да, по-видимому, так и есть, хотя у меня не хватает данных, чтобы вывести точную зависимость. Однако если система верна, то Мориарти появится на две минуты в две тысячи девятнадцатом году. Осталось подождать каких-то восемнадцать лет.

Холмс помолчал немного, чтобы мы успели переварить сказанное, а потом сообщил:

— Увеличение времени — ключевой момент. Англичанин, который посетил Индию в сорок восьмом, пробыл вместе с убийцей Ганди около пяти минут. То же самое можно ожидать в две тысячи тридцать четвёртом году, то есть через тридцать три года. За восемь лет до этого загадочный преследователь Рамона провёл с ним достаточно долгое время, чтобы уговорить молодого человека убить Троцкого. Даже учитывая предполагаемую способность Мориарти очаровывать людей с меньшим, чем у него, интеллектом — а по сравнению с Мориарти в интеллекте будет проигрывать каждый — и допуская, что сталинисты провели идеологическую обработку Рамона, что подтолкнуло его к убийству, всё равно мы вынуждены предположить, что Мориарти провёл с ним какое-то время, ведь он успел даже придумать хитрый план и убедить молодого человека, что его мать удерживают в заложниках. Успеешь ли такое за пять минут? Определённо, времени было куда больше. Что тогда совершит профессор в две тысячи сорок втором году?

— Но почему мы предполагаем, что у него получится?

— Потому что его роль изменилась. Посмотрите, за то время, которое для него промелькнуло, наверное, быстрее получаса, Мориарти из удивлённого свидетеля теракта превратился в подстрекателя. Разумеется, это стало возможным благодаря удлинению временного промежутка.

Лили задумчиво сказала:

— Вы что-то упомянули о премьер-министре, убитом в палате общин.

— Да, Спенсер Персиваль, застрелен в восемьсот двенадцатом.

— Тогда, если верить вашей модели, Мориарти должен был пребывать там довольно долго.

— Именно. Возможно, несколько часов, или дней, или даже недель. И подобное повторится в две тысячи сто семидесятом году.

Я выдавил из себя смешок:

— По крайней мере, у нас есть время подготовиться!

Но ни Холмс, ни Лили не отреагировали на шутку.

— Кроме того, — начал вслух размышлять я, — убийство Персиваля было первым, о котором Мориарти знал: эту трагедию ещё помнили во времена его детства. Но ведь он знал и о более ранних убийствах, до Персиваля, где мог бы задержаться даже дольше. Мне кажется, он оставил бы какие-то свидетельства своего пребывания в предыдущих случаях. Достаточно, чтобы историки обратили внимание.

Холмс просиял:

— Именно! Уотсон, вы не ошиблись в итоге в своём выборе! Любопытно, что мне не удалось отыскать следов Мориарти до восемьсот двенадцатого года, хотя, как вы верно предположили, они должны быть куда более явными. Возможно, с тех далёких времён осталось слишком мало задокументированных фактов. Или же я неверно истолковал данные, и после какой-то точки время его пребывания пошло на убыль. Или же…

— Или же что? — поторопила его Лили.

— Или мне просто надо больше информации. Время покажет, в прямом смысле слова. Как ваш муж подметил минуту назад, у нас его просто огромное количество.

— И всё? — удивлённо спросил я. — После всего вами сказанного мы должны сидеть сиднем и собирать информацию, пока это чудовище угрожает цивилизации?

— Уотсон, нам придётся двигаться день за днём, поскольку природа наложила на нас это ограничение, то есть мы живём в обычном времени, а наш враг перепрыгивает через годы. Если я прав касательно убийства Мартина Лютера Кинга, то следующий скачок доставит к нам Мориарти через тринадцать лет. Его визит продлится более одной секунды, но меньше двух минут.

Не знаю, что меня заставило содрогнуться, мысль о предстоящем визите заклятого врага или же холодный, лишённый эмоций тон. каким Шерлок Холмс объявил об этом.

Глава пятнадцатая ЭКСПЕРИМЕНТЫ, ОБЪЯСНЕНИЯ И КАНИКУЛЫ

Война в Азии так и не началась. Уверен, неслучайно так совпало, что Шерлок Холмс покинул сельскую глушь на несколько месяцев в конце 2001 года и вернулся только в начале 2002 года, и за это время крайне сложная ситуация, возникшая после убийства Пхитсанулока, внезапно загадочным образом разрешилась. Мне было ясно, что Холмс ездил в Азию с секретным заданием — то ли по поручению правительства региона, то ли от лица британского правительства, но уж всяко не обошлось без его брата Майкрофта. Кроме того, я понимал, что мой друг поработал столь успешно, что подавил в зачатке цепную реакцию, которая могла в противном случае привести к мировой войне. По возвращении Холмс подтвердил мои подозрения и рассказал мне о некоторых деталях своей поездки, которые вошли, в числе прочих, в мои записи под названием «Зловещий китайский болванчик».

Оставшись в одиночестве (поскольку миссис Хадсон воспользовалась отсутствием хозяина, чтобы насладиться редкой возможностью взять отпуск), мы с Лили с удовольствием бездельничали дома, копались в оранжерее и занимались пчёлами, будто парочка пенсионеров. И правда, я вдруг понял, что Лили-то всего под сорок, а мне-то уже почти сто пятьдесят лет! Физически мы оба соответствовали возрасту около двадцати пяти лет, но объективные наблюдения над собственным мышлением и особенностями поведения вновь пробудили старый страх, что медовый эликсир пусть и поддерживает молодость тела неограниченно долгое время, но, вполне вероятно, не может защитить от старения мозг. Эта мысль меня взволновала, и зимой я с новыми силами взялся за изучение чудодейственного вина, отчаянно пытаясь разгадать его секрет. Как ни странно, впервые за много десятилетий я, как мне думалось, хоть как-то продвинулся в этом вопросе.

Единственное, что нарушало идиллию, было враждебное отношение Лили к Шерлоку Холмсу. После приезда на ферму её отношение к моему доброму другу существенно изменилось. Если раньше она обожала Холмса и трепетала перед ним, то теперь, к моему глубочайшему прискорбию, она считала его грубияном и хамом, который даже не пытается облечь свои топорные замечания налётом культуры.

— Да, он любит высокую кухню, хорошую музыку и искусство, — горячо спорила она, — но как он обращается с тобой!

Я много говорил с Лили о долгой дружбе с этим человеком, о моём восхищении им, о том, что наши взаимоотношения в прямом смысле проверены веками — даже полутора веками, — и большую часть этого времени я осознавал, что в душе он несчастлив и уязвим.

— Ему удалось на десятки лет отгородиться от профессии, которая ему наилучшим образом подходит и которой он так кропотливо обучался.

Разговор имел место в оранжерее. Лили перестала энергично вскапывать грядку:

— Из-за того, что хочет защитить свою тайну?

Я вздохнул:

— Если бы. Нет, он безнадёжно отстал от современных специалистов. Когда-то Холмс был на передовой в криминологии, не только благодаря своему дедуктивному методу, но и потому, что в числе первых применил при поимке преступников свежайшие научные открытия. Но за прошедшие десятилетия он оказался в хвосте прогресса и не состоянии порой даже просто понять те технологии, которые взяты на вооружение в Скотленд-Ярде или во французской сыскной полиции. Вспомни, как он остро реагировал на моё предложение использовать новейшие методы для борьбы с Мориарти и на невинную шутку по поводу того, что он в итоге воспользовался советом.

Немного поколебавшись, я решил пересказать Лили признание самого Холмса, которое он сделал мне когда-то на пути в Гросс-Пойнт:

— Но самое ужасное — насколько бесполезными стали его сведения о табачных смесях, рисунках велосипедных шин, составе почв в разных районах Лондона и влиянии профессий на форму рук и образование мозолей, все эти бесценные мелочи. Он разгадывал преступления на базе этих обширных знаний, целой энциклопедии, которая существовала только в его голове и на основе которой он мог бы писать уникальные монографии. А теперь, когда табак и велосипедные шины производят в промышленных масштабах, а все через одного работают в офисе, какая ему от всего этого польза? А типы почв… Где ты в сегодняшнем Лондоне или любом другом городе найдёшь незаасфальтированный кусок земли?! Разве ты не понимаешь, что я просто не могу обижаться на его периодические… м-м-м… грубости?

— Ну да, — с неохотой признала Лили, а потом внезапно отбросила лопату. — Понимаешь, в чём дело, Джон. Мы с тобой женаты уже довольно долго, но никогда не были по-настоящему одни, как тогда в Чикаго, десять лет тому назад.

— Чудесное было время, — мечтательно согласился я.

— А теперь, если рядом нет Шерлока, то есть миссис Хадсон, или наоборот. У этой миссис Хадсон хоть имя-то есть?

— Если и есть, то я никогда его не слышал, — признался я. — Но ведь сейчас, дорогая, здесь нет ни Холмса, ни миссис Хадсон.

Она улыбнулась, как обычно обворожительно:

— А ну-ка пойдём, мой старый пуританин! В огороде покопаться мы всегда успеем.

* * *

Я отлично понимал, что нам с Лили нужен длительный отпуск вместе и вдали от фермы, и я пообещал себе и ей, что вскоре мы отправимся на каникулы. Я просто не мог бросить работу с медовым эликсиром на полпути, когда наметился наконец какой-то прогресс. Лили не понимала моего фанатизма, но ведь она не знала, что такое старость. Так прошли без изменений почти тринадцать лет.

Когда в итоге произошёл прорыв, я ощутил разочарование. После почти века экспериментов и подсчётов, стоило мне удовлетворить самолюбие и доказать, что жизнь можно продлевать бесконечно с помощью смеси ингредиентов, которые продаются в любом приличном цветочном магазине, как первой мыслью стала жалость к нашим пчёлам. Десятки лет они трудились для нас, многие безвестные поколения пчёл работали во имя нашего эгоистичного желания жить вечно, а теперь оказались ненужными.

Интерес самого Шерлока к насекомым давно уже угас, он хотел лишь, чтобы пчёлы пребывали в добром здравии и производили животворящий мёд. Миссис Хадсон с самого начала испытывала перед ними необъяснимый страх. Мне же эти трудолюбивые жужжащие козявки с их самоотверженной преданностью интересам роя казались более чем зловещими. Теперь, когда я наконец выяснил их секрет, мы могли ездить по миру, куда нам заблагорассудится, и Лили не нужно больше заниматься пчёлами, чтобы как-то отвлечься. Жизнь снова открылась нам в полной мере, но вскоре она закончится для наших маленьких неутомимых слуг.

* * *

Прекрасным ясным дней весной 2014 года мы с Лили загрузили новый чемодан в такой же новый автомобиль и отправились в Лондон в долгожданный отпуск, который столько откладывался. Холмс вышел пожать мне на прощанье руку, а миссис Хадсон со слезами на глазах прижимала к себе Лили и даже, продемонстрировав, что оставила в прошлом все привычки девятнадцатого столетия, обняла меня.

— Что ж, Уотсон, — весело сказал Холмс. — Я запрограммировал для вас машину. Когда доберётесь до аэропорта, снимите её с ручного контроля, и она вернётся сюда. Вы так и не сказали, куда собираетесь.

— Куда не добраться ни на самолёте, ни на автомобиле.

— О, загадка! Экстравагантная и необычная! А в каком хотя бы направлении?

— В том, куда не указывает стрелка компаса.

— Что? Невозможно!

— Ну же, Холмс. Вам знакомы мои методы, вот и примените их.

Холмс рассмеялся:

— Тогда мне придётся применить ваш хирургический скальпель в качестве бритвы Оккама и отсечь все невероятные гипотезы. М-м-м… куда не указывает стрелка компаса. Только вниз или вверх. Зная ваше отвращение ко всяким там пещерам, шахтам и океанскому дну, первое отпадает. Тогда вверх. Это не Гелио-сити. Там самолёты приземляются. Боже! Не на спутник ли Либрация?

Признаюсь, я почувствовал укол раздражения из-за той лёгкости, с которой Холмс разгадал мою загадку.

— Вы подаёте надежды, Холмс. Да, мы с Лили забронировали себе там домик в глуши.

— Единственной оставшейся глуши, насколько я понимаю. Хороший выбор. Нет, даже прекрасный! Я почти захотел поехать с вами. — На лице Лили, которого Холмс не мог видеть, промелькнул при этих словах ужас. — Нет, это невозможно. Боюсь, должен огорчить вас: у меня слишком много дел на Земле. Земные заботы, как ни смешно звучит.

Тут Лили силой затащила меня в машину, пока Холмс не передумал, и мы, промчавшись мимо молчаливых пустых ульев, устремились на север.


ОТСТУПЛЕНИЕ

О, что-то новенькое. Теперь он почувствовал толчок ещё до того, как оказался на месте. В предыдущие разы он уже вычислил постфактум существование силы притяжения. Он осознавал, что существование такой силы даёт объяснение странному состоянию. Но в этот раз он почувствовал её. Это было развитие, прогресс, который его радовал.

Ожидание следующего эпизода подавило почти все мысли о страшном сжатии и ужасной боли в спине.

Он снова был где-то на улице, как и раньше, но воздух был мягче. Хотя он ощущал близость толпы, но находился, по-видимому, на опушке леса. Похоже, сгущались сумерки. Идиллическая картина, но об этом он даже не подумал. Вместо этого его внимание привлекли двое мужчин, стоявших под деревом в нескольких метрах от него и о чём-то тихо беседовавших. Он снова почувствовал толчок и пошёл к ним, ощущая странную лёгкость в ногах.

Глава шестнадцатая ПОВОРОТ ШТУРВАЛА

В самом начале наши каникулы казались пасторальной идиллией. Рядом с нами почти не было других отдыхающих, и мы могли притвориться, что две с лишним тысячи квадратных миль дикой местности принадлежат исключительно нам. Иногда мы, прогуливаясь по туристическим маршрутам, встречали другие пары, одиночек или небольшие группы, но не слишком часто, чтобы нарушить наше уединение или счастье оттого, что мы далеко от Земли, от цивилизации и — назовём вещи своими именами — от Шерлока Холмса.

Можно было легко представить, что нас перенесли назад на сотни лет назад в леса Англии, безлюдные пространства с густыми рощами, где с радостью поселился бы тот наш суссекский сосед, автор исторических романов. Гуляя вдоль лесной тропинки, я почти ожидал за поворотом столкнуться нос к носу с весёлым лучником в ярко-зелёном одеянии, лениво прислонившимся к дереву. Однажды ощущение стало таким сильным, что я не удержался и внезапно спросил Лили:

— Как ты думаешь, мы встретим тут Робина Гуда?

Лили в ответ ограничилась вежливой улыбкой.

Ощущение первобытного леса было бы полным, если бы он не занимал аккуратные площадки на равных расстояниях друг от друга, сто миль в длину каждая и много миль в ширину, формируя тем самым «крышу» спутника и пропуская столпы яркого солнечного света, который щедро лился на вогнутую поверхность. Сила тяготения была тут чуть ниже земной, кроме того, радовало отсутствие насекомых и хищников.

В недавние времена это место было популярным курортом, и если бы не мировой экономический кризис, который сейчас достиг пика, то в нашем диком пристанище кишели бы толпы людей, совсем как теперь в Суссексе. Лили обнаружила, что на спутнике вот-вот ожидается одно политическое событие, которое её заинтересовало, и только поэтому мы снова вернулись к суете мирских дел.

Для начала я должен объяснить, что не вся поверхность спутника Либрация была дикой. Лишь около четверти обширной территории сохранили в первозданном виде, поскольку туризм стал важным источником дохода для землян. Самым крупным пользователем земель был агропромышленный комплекс, продукция которого пользовалась большим спросом у последователей учения «Земля-матушка». Кроме того, здесь располагались многочисленные предприятия и научные институты. По мере поступательного прогресса в изучении и освоении Луны и Марса росла и прибыль спутника Либрация, служившего перевалочным пунктом. Растущее и процветающее население жило не только в рассеянных по поверхности маленьких деревушках, но и в единственном здешнем городке, который почти уже заслужил гордую приставку «крупный».

На стадионе этого самого города сейчас проводился политический съезд. Понятия не имею, откуда Лили узнала об этом, но ей захотелось посетить мероприятие, и она изъявила желание, чтобы я сопровождал её. Меня не очень-то интересовала деятельность политического движения Запредельных, как его обычно называли, но я решил, что не хочу разлучаться с женой даже на несколько часов, и потому согласился.

Движение Запредельных распространилось на Земле всего два года назад, что совпало с первой успешной высадкой людей на Марс. Насколько я понял, главный посыл основоположников движения заключался в том, что Земля безнадёжно погрязла в коррупции и разлагается и даже Либрация и Луна расположены слишком близко, чтобы можно было сбежать туда от тлетворного влияния земной заразы. Единственная надежда человечества — начать всё с нуля на какой-нибудь далёкой планете, где можно будет создать новое общество, более чистое и здоровое. Это автоматически предполагало Марс, самую дальнюю из планет, которой достиг человек: именно она могла бы в один прекрасный день стать домом для людей. Насколько я понял из брошюр движения, на Марсе все будут жить в спартанских условиях, дисциплинированно, целеустремлённо, скучно и безрадостно.

Кто бы мог подумать, что такие перспективы могут привлечь изнеженных и привыкших к излишествам землян; однако, по-видимому, мы находились в том же положении, что и римляне на закате империи, и отчаянно нуждались в какой-то новой религии, в новом пути разрешения собственных проблем, неважно, насколько странном или нелепом. Жители Либрации, разумеется, терпеть не могли движение Запредельных, поскольку в случае успеха оно угрожало лишить спутник средств к существованию. Но в то же время среди либрацианцев нашлось и много авантюристов, которые обнаружили, что переезд на спутник вызвал у них не радость, а клаустрофобию. Таких Запредельные привлекали. Кроме того, были и такие, кто считал, что Либрация скорее воплощает то самое разложение, которое рьяно осуждают проповедники движения Запредельных, а не возвышается над ним и не противостоит ему, так что многим импонировала идея начать всё сначала где-нибудь подальше от Земли.

Однако для большинства либрацианцев члены движения. так называемые запредельщики, были лишь занудами, с которыми надо примириться ради туристических долларов. На самом деле движение Запредельных представляло прямую угрозу экономике спутника. Если на Марсе начнётся масштабная колонизация, которая отодвинет на второй план развивающееся транспортное сообщение между Землёй и Луной с промежуточной остановкой на Либрации, то где окажутся обитатели спутника?

Между двумя враждующими группами исследователей космоса возникло напряжение, которое и привлекло Лили.

— Это место напоминает ульи, за которыми я ухаживала. — сказала Лили. — Я не хочу сказать, что у него такая же чёткая организация и субординация, но всё равно похоже на улей, да? Думаю, по сравнению с первыми годами движения здесь теперь куда больше серьёзности и…

— Загребущести?

Лили хихикнула:

— Ну и словечко. В любом случае речь о меркантильности. Складывается ощущение, что либрацианцы целыми днями запасают мёд на зиму, хотя и знают, что на спутнике вообще нет времён года и никогда не будет. Ты не замечал, что мы ни разу не встретили на прогулке ни одного местного жителя? Только туристов вроде нас.

— Надо же, я этого не замечал, но ты совершенно права. Тогда какая роль отводится в твоей метафоре представителям движения Запредельных? Определённо они тоже рабочие пчёлы, но иного толка.

— Для нас с тобой — может быть, но вряд ли местные их так воспринимают. Ты бы послушал новости. На либрацианцев стоит подать в суд за некоторые вещи, которые они говорят про запредельщиков. Сейчас, погоди-ка… — Она задумчиво нахмурилась, а потом морщинки на лбу разгладились. — Осы! Разумеется! Они осы-одиночки, которые крадут продукт труда либрацианских пчёл. Запредельщики хотят сорвать куш с той подготовительной работы, которую проделали эти люди, а сами при этом и пальцем о палец не ударят.

Мы мчались над поверхностью спутника в арендованном летательном аппарате. Леса, опушки и реки уступили место аккуратным сельскохозяйственным уделам, а потом и маленьким поселениям. Я сказал Лили:

— Не странно ли, что движение Запредельных выбрало для съезда этот спутник?! Из всех мест! Их знаменитый оратор столкнётся с враждебно настроенной аудиторией. Местных жителей и запредельщиков практически можно назвать врагами.

Лили, которая управляла летательным аппаратом, не отрывала взгляда от приборной доски. Сначала даже показалось, что она меня не слушает, но потом внезапно до неё дошёл смысл сказанного.

— Правильно! Если либрацианцы смогут избавиться от Джуниора Рекса, то всё движение Запредельных рухнет за ночь. Это делает его привлекательной мишенью, не так ли?

Мысль эта тёмной тучей заслонила моё беззаботное отпускное настроение. По имеющимся данным, Джуниор Рекс — уроженец побережья Мексиканского залива на востоке Техаса, где во второй половине двадцатого века так активно развивалась программа пилотируемых космических полётов, — был не только одним из наиболее известных представителей движения Запредельных, но и пока что самым влиятельным. Его считали оратором, обладающим гипнотическими способностями, и многие называли его умение красиво и цветасто говорить основной причиной популярности и привлекательности движения. Неужели мы снова увидим, как кучка людей изменит историю всего человечества? Или же, как не раз бывало, главного героя удалят с мировой сцены ещё до того, как он сыграет свою роль? Но я не стал озвучивать мрачные мысли, вместо этого попытавшись успокоить жену:

— Разумеется, в таком маленьком и закрытом сообществе жестокости просто нет места.

* * *

Девственная природа царила — или, если угодно, наступала — всюду, даже в единственном крупном городе спутника Либрация. Стадион на самом деле был всего лишь природной котловиной на территории парка. Разумеется, котловина изначально, как и спутник, была создана руками людей, а в её боковых краях прорубили уступы, служившие трибунами. Большинство зрителей уже собрались и ждали в нетерпении прибытия Джуниора Рекса, который задерживался на несколько минут. Опоздавшие подтягивались, семеня по открытой лужайке к стадиону. Солнце всё ещё ярко светило, но вдалеке, ближе к изогнутому кверху горизонту, виднелась чернильная темнота, двигающаяся в нашем направлении. На самом стадионе в преддверии нескольких часов темноты уже зажгли фонари.

Временами мне казалось, что молодильное вино обошло влиянием не только мой мозг, но и мочевой пузырь. Возможно, в этом повинна миссис Хадсон, которая в течение полутора столетий поила меня крепким чаем цвета лакрицы. Какова бы ни была причина, но «позыв к природе» я ощутил уже через пару минут после того, как мы нашли наши места. Джуниор Рекс, только что появившийся на трибуне, установленной в середине стадиона, ещё даже не успел и рта открыть, как мне приспичило покинуть стадион в поисках ближайшей общественной уборной.

Если таковая и имелась, то я её не нашёл. Наконец я оказался в маленькой рощице, примыкавшей к стадиону. Потребность справить нужду уже ощущалась весьма остро, а сумерки сгустились. Я боялся, что если буду и дальше блуждать в поисках требуемого сооружения, то потеряюсь и оставлю Лили слушать речь Рекса в одиночестве. Я очень живо представил её ледяной гнев в подобном случае, поэтому отбросил сомнения и выбрал единственный вариант, который остался, когда рассмотрены все невозможные, а именно выбрать подходящее дерево и расстегнуть ширинку.

В этот момент я услышал негромкие голоса, постепенно приближающиеся. Я быстро застегнул молнию на брюках, а потом, притворившись, что я тут просто прогуливаюсь, пошёл навстречу голосам.

Из тёмных зарослей вынырнули двое мужчин. Они двигались прямо на меня, но не сразу меня заметили. Мужчины о чём-то оживлённо переговаривались на пониженных тонах, то и дело бросая взгляды через плечо. И тут они увидели меня. Я поздоровался весело и дружелюбно, но вместо ответа они с тревогой переглянулись и поспешили мимо. Освещения хватило, чтобы увидеть, что их лица бледны и испуганны, но полны решимости.

Инстинкт велел мне следовать за незнакомцами: если они задумали что-то недоброе, я могу им помешать. И хотя естественная потребность говорила во мне громче, чем увещевания интуиции, я сразу же испугался того, что могли означать взгляды, которыми они обменивались, и крадущаяся походка. А вдруг там лежит раненый, кто-то, кому срочно требуется моя профессиональная помощь? Учитывая, что вот-вот на несколько часов наступят искусственные сумерки, надо было безотлагательно найти жертву. Я поспешил в темноту, петляя между деревьев и мигом забыв о переполненном мочевом пузыре. Внезапно я оказался на опушке. Лицом к лицу с профессором Мориарти.

На мгновение он опешил не меньше моего. Мы уставились друг на друга, и меня поразил его костюм по моде девятнадцатого века. Каким чужеродным элементом казался профессор! Возможно, я впервые по-настоящему поверил в его скачки во времени туда-сюда и до конца осознал, что это тот самый человек, которому я безуспешно бросил вызов в 1991 году. Он буравил меня взглядом глубоко посаженных глаз, а голова еле заметно покачивалась из стороны в сторону в омерзительной знакомой манере, как у рептилии.

Лицо профессора исказилось. Он прошипел:

— Вы! Вы всё ещё живы!

С этими словами он бросился на меня с безумным выражением лица. Но внезапно в ту самую минуту, пока я пятился назад в ужасе и странным образом не мог защититься от костлявых рук, сомкнувшихся на моём горле, Мориарти вдруг зашатался, а по лицу его прошла судорога. Я ощутил невыносимый жар и вынужден был зажмуриться из-за яркой вспышки. И жар, и свет почти тут же куда-то исчезли, заставив меня усомниться в том, что эти ощущения вообще были реальностью. Я открыл глаза. Мориарти тоже пропал.

За моей спиной раздались громкие крики и вопли. Я повернулся и побежал рысцой обратно на стадион, к Лили, но уже знал, что произошло. Как знал и то, почему стоило всё-таки пойти за теми двумя мужчинами. Им удалось выполнить задуманное именно потому, что я не пошёл за ними; я понимал это каким-то особым чутьём, не вписывавшимся в законы здравого смысла и логики. А случилось это первого августа 2014 года.

Глава семнадцатая ГРАФИКИ И ПОДСЧЁТЫ

Мы отправились обратно на Землю на том же корабле, который вёз тело Джуниора Рекса домой, чтобы похоронить его на родине. Ожоги у меня на лице прошли за одну ночь. Мы возвращались на Землю, но не на ферму — по крайней мере, жить мы там не собирались.

— Все эти десятилетия, — сказал я Лили, — у меня была цель, что-то, к чему можно стремиться.

— Анализ состава молодильного вина.

— Да. И даже когда меня покидало вдохновение и я откладывал работу на годы, она всё равно всегда была передо мной. Я знал, что рано или поздно вернусь к ней. А теперь мне нечего делать. — Я погладил маленькую пластиковую коробочку, в которой хранил запас таблеток, изготовленных на замену медовому эликсиру — по одной в день, чтоб держать старуху с косой на расстоянии.

Лили улыбнулась:

— И теперь тебе скучно.

— Пока нет, но после пары недель в деревне я определённо заскучаю. Вечность — это слишком долго, когда остаётся лишь наблюдать, как Ла-Манш становится всё более загруженным, а суда увеличиваются в размерах.

— Признаюсь, я не хочу, чтобы ты становился раздражительным, как твой старый друг. Но в его случае есть оправдания.

— Хм-м. — Эту тему мы научились обходить. — Я подумывал начать сочинять книги. Исторические романы, как тот джентльмен, наш сосед в Суссексе, помнишь, я рассказывал.

— Но ты же знаешь, что не опубликовал ни одного произведения, кроме подлинных рассказов о Шерлоке Холмсе, и сам неоднократно повторял, что рассказы увидели свет исключительно по причине известности Холмса. Кроме того, дорогой, ты пишешь слишком скучно и старомодно для современных читателей.

Я вздохнул:

— Долг жены — не давать мужу парить в облаках.

— Господи, мы ещё даже не приземлились, а ты уже говоришь как он!

Глаза Лили сверкали. Я попытался заключить её в объятия, чтобы успокоить, но она вырвалась:

— Мне не нравится слушать, как ты себя жалеешь! Люди вроде тебя всегда нужны там! — Она показала большим пальцем за спину.

— В кабине пилота? Думаешь, там пригодится стошестидесятидвухлетний старикан?

— Вот же глупый! — Лили раздражённо ущипнула меня за плечо. — На спутнике Либрация. Там нужны доктора, как и на Марсе, и в любой другой новой космической колонии.

— Господи! Ты говоришь об иммиграции? О том, чтобы навсегда покинуть Англию?

Лили хмыкнула:

— Уверена, чай и виски найдутся и на Либрации. На случай, если ты не заметил, там вполне развитая цивилизация. Эта идея не вдохновляет тебя?

Пришлось признать, что вдохновляет:

— Пожалуй, это будет стоящее занятие. Даже благородное. Но ты же помнишь, я бросил практику более девяноста лет назад, а вскоре перестал и читать медицинские журналы, а наука тем временем… Короче говоря, мне придётся начать всё сначала, получить образование, словно я юнец, только-только попавший в колледж.

— Разумеется. Но ты же знаешь, что тебе это по плечу и ты сможешь подготовиться к практике. Ты уже это сделал однажды. Да и не надо быть лучшим в группе, Джон. Я думаю, на спутнике Либрация с распростёртыми объятиями примут любого с дипломом врача, кто согласится туда переехать. Не нужно недооценивать себя, доктор. — Она широко улыбнулась: — У тебя всё ещё золотые руки.

Я был польщён, и сама идея начать всё с нуля нравилась мне всё больше и больше, но я всё-таки спросил:

— Лили, а почему ты так интересуешься космосом?

— За ним будущее, — коротко ответила она.

* * *

Шерлок Холмс на сообщение о новом моём начинании отреагировал суше, чем я надеялся.

— Честно говоря, Уотсон, я ожидал от вас подобного решения. Что до меня, то проблема Мориарти в достаточной мере займёт меня на грядущие годы, но я давно уже знаю о вашей неугомонности. И о неугомонности Лили, разумеется. Даже когда вы были стариком, то вели себя как зелёный юнец, а теперь ваше поведение в гармонии с физическим состоянием. Так и должно быть, — философски заметил он. — Англичане всегда стремились заселить новые территории, откуда можно взирать на родину с ностальгической любовью, но не изъявляя ни малейшего желания вернуться. Кстати, вы продумали технические моменты? Всякие там свидетельства о рождении, школьные аттестаты и так далее — всё, что требуется обычно в колледже?

Я признался, что нет:

— Я полагал, что смогу остаться здесь и учиться по Интернету, просто подсоединяясь к университетскому серверу, а экзамены сдавать по мере готовности. Однако…

— Да уж. — Холмс кивнул. — Уверен, Лили предпочтёт, чтобы вы по-настоящему начали жизнь с чистого листа и как можно скорее. Я переговорю с Майкрофтом, если хотите. Наверняка он сможет уладить эту проблему.

— Правда? Это было бы очень любезно с вашей стороны!

Он отмахнулся.

— Пустяки. А теперь я хочу показать вам кое-что интересное, Уотсон.

Он повёл меня к компьютеру в библиотеку. Агрегат значительно вырос за счёт кучи подключённых к нему устройств. Многие книги исчезли с полок, уступив место дополнительному оборудованию. Это как нельзя более красноречиво свидетельствовало о том, насколько полно Шерлок Холмс сконцентрировал своё внимание на Мориарти, как он уже упомянул ранее. Он определённо с головой погрузился в самые современные технологии, из-за чего пришлось в прямом смысле слова проститься со старыми. Даже прежний маленький монитор, который своими размерами символизировал осторожность в экспериментах с компьютером, Холмс заменил новым, около полутора, а то и двух метров в ширину и более представительным. Монитор стал центральным элементом всей комнаты, которую теперь язык не поворачивался назвать библиотекой, и в этом мониторе мне чудилось что-то наглое, агрессивное, самонадеянное.

Холмс уселся за стол и быстро что-то набрал на клавиатуре, занимавшей теперь почётное место в центре. На экране стали одна за другой появляться точки, обведённые маленькими кружками, формируя направленную вверх дугу, которая поднималась из левого нижнего угла в середину экрана. Вдоль оси абсцисс появилась надпись «временной интервал по годам с 1991», а слева, вдоль оси ординат, компьютер написал «продолжительность пребывания в минутах». Через точки прошла кривая. Тем временем в библиотеку тихонько вошли Лили и миссис Хадсон, и обе смотрели теперь на экран так же зачарованно, как и я.

Холмс обернулся ко мне, увидел, что количество зрителей увеличилось до трёх человек, и довольно улыбнулся.

— Эти точки отображают данные, которые я обсуждал с вами некоторое время назад, — начал он объяснения, — а именно мои оценки длительности пребывания.

Мориарти в конечных пунктах его колебательных перемещений во времени. Вашу встречу с Мориарти на спутнике Либрация, Уотсон, я тоже учёл. Соотнеся данные с результатами моих исторических изысканий, получаем график.

В этот момент компьютер написал прямо посреди экрана заголовок «Похождения во времени ужасного профессора Мориарти». Мы с Лили разинули рты, миссис Хадсон хихикнула, а Холмс резко обернулся, чтобы посмотреть на нашу реакцию.

— Минутная слабость, — пробормотал он, нажал кнопку, и надпись исчезла. — Вы увидите, что время в каждом случае увеличивается по мере удаления от тысяча девятьсот девяносто первого года. Это мы вычислили ещё давным-давно.

— Заметно увеличивается, должен сказать, — добавил я, обратив внимание, как резко дуга стремится вверх.

Миссис Хадсон покачала головой и проворчала:

— Боже ж ты мой.

Побледневшая Лили промолчала.

— Предположив, что зависимость может быть экспонентной, — продолжал Холмс, — я опробовал догадку на практике.

Он снова что-то напечатал. Экран стал на мгновение белым, а потом на нём появилась новая координатная сетка. Оси назывались как и раньше, но теперь ось ординат определённо была логарифмической. Кривая превратилась в прямую, прочерченную из нижнего левого в верхний правый угол, а все точки либо находились рядом с прямой, либо лежали на ней.

— Значит, вы были правы в своей догадке! — воскликнул я.

— Видимо, да, — кивнул Холмс. — Не нужно забывать, что непосредственные измерения я провёл только для одной из этих точек. — Он показал на крайнюю слева точку на графике, которая обозначала момент через десять лет после 1991 года. — Эта точка одновременно обозначает убийства и Садата, и Пхитсанулока. Остальные получены либо из неполных наблюдений, например как в случае с убийством Джона Кеннеди или вашей недавней встречей на спутнике, Уотсон, либо высчитаны на основе исторических свидетельств, как в случае с убийством Ганди, или же методом экстраполяции. — Он ткнул в крайнюю правую и самую верхнюю из точек графика. — Спенсер Персиваль. Как и миссис Чалмерс, занимал пост премьер-министра. Погиб в восемьсот двенадцатом. Это соответствует ещё одной точке в две тысячи сто семидесятом году. Если зависимость действительно экспонентная и график хотя бы частично правильный, тогда продолжительность визита Мориарти в две тысячи сто семидесятом составит около трёх дней.

— Три дня! — в ужасе повторил я. Для Мориарти такой срок — всё равно что целая вечность. Невозможно представить, сколько преступлений успеет совершить такой человек за три дня!

Холмс кивнул:

— Теперь вы понимаете, наверное, Уотсон, почему я говорю, что профессор Мориарти в достаточной мере занимает меня. Мне не нужно ни перебираться в космос, ни заново начинать карьеру. Его деяния ставят под угрозу саму цивилизацию. И только я один в целом мире могу остановить его.

— Но его определённо невозможно остановить, — пессимистично заметил я. — Даже если ваш график правильный, — я махнул рукой в сторону экрана, — он показывает лишь дату, когда Мориарти может появиться, и срок его пребывания здесь, но не место. А теперь мы знаем, что это даже не обязательно Земля. Холмс, в любую эпоху есть слишком много великих людей.

— Да, чётко подмечено. — На лице Холмса проступила печаль, смешанная с разочарованием.

Лили быстро сказала с долей сочувствия в голосе, которое меня удивило:

— Уверена, вы придумаете что-нибудь, Шерлок. Вы же придумали тогда, в Юте, в девяносто первом году.

Холмс улыбнулся с благодарностью:

— Тогда Магомет сам отправился к горе, не так ли? Более того, предварительно замаскировавшись. Что ж, поживём — увидим. А теперь, — Холмс резко сменил тему, — расскажите мне поподробнее о движении Запредельных. Я нахожу его очень интригующим. Вы понимаете, насколько я здесь далёк от политики, работая над самым длинным делом в истории, с каким только сталкивался детектив. Лили, разве вы не высказывали мнение, что движение Запредельных рухнет без выступлений Джуниора Рекса?

— Да, конечно, если только кто-то другой не займёт его место.

Они углубились в пространную дискуссию о политике запредельщиков в частности и об освоении космоса в целом. Я знал, что Лили очень интересует данная тема, поэтому её желание обсуждать её в деталях я понимал. Однако Холмс всегда был нацелен только на поимку преступников и криминологию, и меня столь пристальное его внимание к движению Запредельных сильно озадачило. Не он ли в своё время утверждал, что плевать хотел, крутится ли Земля вокруг Солнца или наоборот, если только этот факт не пригодится ему в расследовании? А теперь он серьёзно разглагольствует на весьма сходную тему.

Несмотря на удивление, я мог лишь поаплодировать широте знаний Холмса, особенно если в результате его одержимость Мориарти отойдёт на второй план, хотя бы ненадолго. Я знал, что как только мы с Лили переедем, Шерлок Холмс снова с головой погрузится в работу.


ОТСТУПЛЕНИЕ

Отныне толчок становился всё сильнее с каждым колебанием. И Мориарти всё отчётливее чувствовал — понимал — общую схему человеческих деяний, на которые реагировал.

Жалкие людишки думали, что осваивают космос, но он-то знал. Он знал, что на самом деле речь идёт о побеге, побеге от ограничений и тревог Земли, а это побег от него.

Он беззвучно засмеялся в серой пустоте межвременья. Несмотря на сильнейшую боль в спине, давление, которое воздействовало на каждый сантиметр кожи, и ужасный слепящий свет, который его преследовал, сейчас Мориарти смеялся. Сбежать от него? Не выйдет!

Глава восемнадцатая СМЕРТЬ В ВЕНЕЦИИ И ЕЩЁ ГДЕ-ТО

В 2018 году я закончил учёбу в медицинском колледже. Предсказание Лили, что во второй раз учиться будет легко, сбылось лишь отчасти. В конце концов, слишком многое изменилось со времён моей юности, так что я почти не отличался от обычного студента-новичка. Однако мои интеллектуальные способности, чему я был приятно удивлён, заметно выросли, и я получил на выпускном экзамене один из самых высоких баллов, какой только видела комиссия. Тем не менее, когда работодатели со спутника Либрация предложили мне работу (как и любому другому новоиспечённому медику), я прыгал от счастья. Короткий отпуск на спутнике, как я полагаю, открыл мне глаза, и следующие четыре года меня беспокоили рост загрязнений и плотности населения, а также ещё более гнетущее чувство, что у Земли нет будущего. Я понимал, что, когда наступит время уезжать, мы сделаем это с превеликим облегчением.

Мы с Лили провели последние несколько месяцев в 2018 году в Суссексе, но в этот раз как гости, а не как постоянные обитатели. Я воспользовался нашим пребыванием, чтобы показать Шерлоку Холмсу процесс изготовления омолаживающих таблеток, чтобы не нужно было постоянно посылать ему запас на Землю. Разумеется, он быстро ухватил суть, но мысли его были заняты другим. На этот раз — даже не Мориарти, а событием, которое он счёл трагедией эпического масштаба.

Недавно к власти в Англии пришла новая партия, Партия возрождения, которая обещала восстановить империю. По моему мнению, подобные движения, встречающиеся во многих странах, являются лишь ещё одним доказательством — если мы вообще нуждаемся в таковых — упадка на Земле. Страсти по Партии возрождения утихнут, уверен, но даже сам факт её успеха, поразительный в своей печальности, указывал на то, что страна отклонилась от прогресса, движения к будущему, решив пойти вспять, к полумифическому прошлому. Меня всё это интересовало с философской точки зрения и на практике не вызывало опасений. Холмс, однако, зациклился на заявлении нового премьера, которое тот сделал в телевыступлении накануне вечером: дескать, подлинное возрождение требует отказа от определённых дурных привычек, которые высасывают силы из англичан.

— Никаких теперь заплесневевших бутылок, Уотсон, — горевал Холмс. — Вы только подумайте! — Он схватил меня за руку. — И что самое плохое, никакой махорки!

Табак последователи Кромвеля двадцать первого века тоже объявили вне закона. Казалось, Холмс готов расплакаться. Меня посетила тревожная мысль, что он ведёт себя как сумасшедший.

— Да ладно вам, Холмс, — утешил я, — вспомните, что случилось в Штатах, когда там объявили сухой закон. Настал праздник для преступных банд. Если вдобавок запретить табак и танцевальную музыку, то в Британии последует бум всевозможных преступлений, и тогда уже наступит праздник на вашей улице!

— И то правда, — согласился Холмс, тут же повеселев. — Но что я буду делать всё это время без своего любимого табака? Да, как бы то ни было, а табак у меня должен быть, Уотсон. Без него у меня мозги нормально не работают. Если они будут настаивать на этом идиотском законе, придётся куда-нибудь переехать.

— А как Майкрофту работается с его новым руководством?

— Майкрофт ушёл из правительства.

— Что? Господи! Я думал, это невозможно!

— Майкрофт тоже так думал. В один прекрасный день эти олухи из Партии возрождения, без сомнения, наложат запрет на жирную еду, как тогда быть бедняге? — Холмс загадочно улыбнулся. — Я убедил его направить свой необъятный интеллект и такие же необъятные стопы на кое-какое более полезное, важное и долгосрочное предприятие.

— Более полезное, важное и долгосрочное, чем процветание Британии?!

Видимо, в моём голосе прозвучала-таки обида за родину, несмотря на попытки скрыть её, поскольку Холмс хихикнул:

— Времена меняются, друг мой, и нам надо меняться вместе с ними. К тому же забавно слышать эти слова от эмигранта вроде вас!

Как я ни приставал с дальнейшими расспросами, но так и не смог выудить больше никакой информации о новой деятельности Майкрофта Холмса или о том важном «предприятии», которое упомянул Шерлок.

* * *

В самом начале 2019 года мы покинули ферму, как потом оказалось, навсегда, и перебрались на постоянное место жительства на спутнике Либрация.

— К нашему улью, моя королева! — сказал я Лили.

— Ты у меня дожужжишься!

А вскоре после нашего отъезда в Венеции был убит Джонни У. Не так давно он переехал в Калифорнию, чтобы посвятить себя работе в новой американской штаб-квартире движения Запредельных, которое возглавлял около года. Действительно, на место Джуниора Рекса пришли другие лидеры и другие ораторы, и Джонни У был одним из лучших. Движение быстро обретало зрелость, превращаясь из философии — в прямом смысле слова движения, которое берёт под своё крыло всех примкнувших, — в более организованную и целенаправленную структуру. Теперь запредельщики собирали деньги, строили здания и даже готовили новых марсианских поселенцев. Мне кажется, я видел признаки чёткого плана и определённого курса в этих переменах. Космические правительства уже больше не могли игнорировать движение или относиться с нему с терпимостью, как к нелепой забаве. Всё чаще и чаще они общались с запредельщиками как с потенциально равными. И чаще всего говорили именно с Джонни У.

Понятия не имею, насколько полно его смерть освещали на Земле. В нашем новом доме это была тема дня в новостях. Кругом камеры, которые в двадцать первом веке, казалось, успевали всюду, где произошло что-то ужасное. Помня о том, какой нынче год, я внимательно смотрел на экран, когда сюжет повторяли в вечерних новостях.

У стоял на ступеньках аскетичного белого здания, принадлежащего движению. В отполированных до блеска медных дверях высотой под шесть метров отражался Тихий океан, пляж и спины Джонни У и его переводчика. У говорил спокойно, взвешенно, словно не замечал ни толпы, ни камер. Его заглушал голос переводчика, который гремел по всему пляжу: «Великий момент… новый виток в эволюции человека… чище, лучше…» Я почти не обращал внимания на слова, сосредоточившись на картинке.

Внезапно от толпы отделилась какая-то женщина и подскочила к Джонни У. Он замолчал и растерянно уставился на неё, а переводчик продолжал бубнить, не понимая, что происходит. На мгновение солнечный свет отразился от какого-то предмета в руках женщины, а в следующую секунду У уже отпрянул, держась руками за горло. Кровь брызнула на белоснежные ступеньки, а потом потекла по ним ручьём, когда У рухнул и покатился вниз по лестнице, словно кукла, а из артерий и вен на шее била фонтаном, покидая его, жизнь.

Время замерло на секунду, и тут Лили с криком «Вот же!» бросилась к пульту управления. Она нажала на паузу, а потом приблизила изображение медной двери. Остальная картинка оказалась за пределами экрана, на котором теперь виден был лишь вход в штаб-квартиру запредельщиков. В одной из огромных дверей отражалась размытая полоска пляжа. Картинка дёрнулась, и фокусом стал пирс, уходящий в море, а тёмный объект на пирсе, почти теряющийся на фоне ярко-синего океана, превратился в человека, стоящего лицом к нам.

Костюм из девятнадцатого столетия казался теперь ещё более неуместным и старомодным, чем раньше, но скорее вызывал ужас и дурные предчувствия, чем улыбку. Голова, вытянутая вперёд, высокий выпуклый лоб и впалые глаза занимали теперь весь экран. Лицо Мориарти, в три метра шириной, стало центром комнаты. Он смотрел сквозь нас и ухмылялся с маниакальной страстью. Мы с Лили попятились, пока не упёрлись в стену, и прижались друг к дружке, как двое маленьких детей, обезумевших от страха.

На кухне запищала кофеварка, нарушив заклятие. Я пулей бросился через комнату и всей ладонью надавил на кнопку отключения. Лицо Мориарти со щелчком растворилось.

— Хочешь кофе? — спросила Лили дрожащим голосом.

— С изрядной порцией виски.

Я активировал пульт связи и запрограммировал его на звонок в Суссекс. Из-за дороговизны таких звонков я не разговаривал с Холмсом с тех пор, как мы приехали. Однако трубку поднял не Холмс и не миссис Хадсон, а какой-то вежливый горожанин, едва ли уроженец Южного Суссекса, который представился новым владельцем дома. Нет. он понятия не имеет, куда уехал мистер Холмс. Дом уже пустовал, когда он приобрёл его неделю назад. Определённо обладателя голоса не интересовала судьба предыдущего владельца. Голос сообщил, что больше не может разговаривать, так как нужно работать. Нельзя ли переключиться на видеозвонок? Конечно же нет! На том конце резко оборвали соединение.

Это было совершенно неожиданное развитие событий, которое меня очень обеспокоило. Я потягивал виски со вкусом кофе, который приготовила мне Лили, и размышлял о случившемся. Почему-то я понял, что голос не был одной из масок Холмса. Что-то — может быть, интуиция — подсказывало, что он, возможно, действительно навсегда покинул ферму, как намекал перед моим отъездом. В третий раз за нашу долгую дружбу я столкнулся с угрозой никогда больше не увидеть старого друга.

Правда, на этот раз в качестве компенсации я не был дряхлой развалиной на пороге смерти, напротив, физически я был молод и впереди меня ждала вечность. К тому же сейчас я не был одинок, поскольку Лили совершенно определённо разделит вечность со мной. Я пытался выкинуть исчезновение Холмса из головы. Он и раньше пропадал, однажды даже притворился, что сгинул в страшном Рейхенбахском водопаде, но всегда появлялся снова.

Действительно, через неделю он опять был с нами. Не лично, но возвращение получилось очень жизнеутверждающим.

Я работал дома на компьютере, обновляя историю болезни одного из пациентов, вдруг экран моргнул, и по нему пополз текст:

«ДОРОГОЙ ВАТСОН! Простите, что выхожу на связь таким вот необычным способом. Надеюсь, В ПОТЕРЯННОМ ФАЙЛЕ не было ничего ТАКОГО, что нельзя восстановить».

— Боже! — закричал я.

Лили прибежала посмотреть, в чём дело, прочла послание и рухнула на стоявшее рядом кресло, безудержно смеясь.

Послание на этом не закончилось: «Без сомнения, вы уже в курсе, что я уехал из Суссекса. События потребовали, чтобы Я оставил тихую и уединённую жизнь в деревне, какую Вели мои предки и к какой я всегда стремился. Я не могу сказать вам, где нахожусь. Однако послания с того компьютера, с которого вы выходили в Сеть сегодня утром, найдут меня. Если мне нужно будет связаться с вами, я воспользуюсь тем же способом, что и сейчас. Передавайте привет Лили».

Слова на экране горели пару секунд, а потом он погас, а когда зажёгся снова, то на нём открылись мои медицинские карточки.

— Другой бы позвонил или написал письмо, но Холмсу во всём надо быть оригинальным, — пожаловался я Лили, но в глубине души обрадовался свидетельству того, что Холмс жив и не изменяет себе.

* * *

На Земле были новые смерти и новые убийства и в последующие годы. Но даты не совпадали, да и вообще происходящее на Земле меня всё меньше интересовало, так что я не обратил на эти убийства особого внимания. На спутнике Либрация это не представляло особого труда, поскольку журналисты с каждым днём уделяли всё меньше времени освещению жизни на Земле.

Через двенадцать лет после нашего переезда на спутник Либрация сэр Джон Моргенталер, видный миротворец, и вместе с ним целый корабль невинных учёных и туристов погибли на пути со спутника на Луну, когда из-за серии чётко спланированных взрывов открылись все люки. Расследование показало, что компьютер, отвечавший за блокировку повреждённых отсеков корабля в случае подобной опасности, кто-то со знанием дела перенастроил.

Сразу же после трагедии я получил очередную весточку от Шерлока Холмса в самом удивительном виде.

Глава девятнадцатая «И СПАССЯ ТОЛЬКО Я ОДИН…»

В тот момент в городе было всего четырнадцать докторов, и все ждали на космодроме, когда на спутник Либрация доставят «Эксетер», ставший теперь кораблём-призраком. Транспортировку выполняло единственное выжившее на корабле существо — бортовой компьютер, подчинявшийся командам со спутника. К тому моменту, как космический корабль вошёл в док, пассажиры и команда подвергались действию леденящего космического холода уже более десяти часов, и я отлично понимал, что помогать там уже некому, так что предвидел, что моё участие ограничится лишь выписыванием свидетельств о смерти.

Рабочие в скафандрах суетились, закрывая люки «Эксетера» и нормализуя давление на борту. Как только позволили условия, мы с коллегами рассредоточились по кораблю, обыскивая каюты, комнаты отдыха, столовые и рубки в надежде найти хоть какие-то признаки жизни, но зная наверняка, что обнаружим лишь смерть.

По крайней мере для большинства конец был быстрым и безболезненным. На лицах почти всех трупов, которые я нашёл, застыло умиротворённое выражение; многие сидели, развалившись в креслах, будто бы пристроились на минутку вздремнуть. Ничто не предвещало беды, не вызвало тревоги, они ничего не почувствовали, кроме внезапной нехватки кислорода.

На каждом теле я прикреплял красную бирку с моим именем. Двое помощников, шедших за мной, забирали тела тех, кто теперь официально считался мёртвым, и заполняли необходимые документы, в которых мне оставалось лишь поставить подпись. Тем временем я продолжал поиски.

Я не терял надежды, что найду сэра Джона живым. Его в итоге обнаружил не я, но когда его отыскали, он был мёртв. Похоже, незадолго до катастрофы он прилёг отдохнуть после обеда у себя в кабине. Судя по позе, в роковой миг он проснулся и попытался выбраться из постели, но упал на полпути. Тело свисало с кровати, а руки волочились по полу. Вместе с сэром Джоном умерла и надежда на мирное сосуществование народов и полюбовное решение марсианского вопроса.

Я перешёл из пассажирского салона корабля в командный, где в разных позах лежали тела капитана и членов его команды, и дальше в рабочий отсек «Эксетера». Теперь я находился там, где команда проводила большую часть времени, чтобы корабль нормально функционировал, пока капитан и старшие офицеры красовались в форме, на радость пассажирам.

Я миновал центральный отсек корабля, посреди которого в металлическом выпуклом кожухе охлаждался реактор. То и дело я находил новые тела, распростёртые на полу, которые ради соблюдения формальностей осматривал и маркировал очередной красной биркой. Как ни странно, вокруг меня постоянно раздавались звуки жизнедеятельности корабля: «Эксетер» был на ходу, вот только его человеческий груз погиб.

За реакторным помещением я обнаружил, что дальше могу лишь подняться по узкой круговой металлической лестнице, что и сделал. Шаги мои тревожным эхом отдавались в длинной гулкой трубе, внутри которой тянулась лестница. Наконец я оказался в самом углу камбуза, где готовили пищу для членов команды. Если я правильно помнил схему корабля, то отсюда можно было попасть обратно на палубу. Я исчерпал все возможности найти кого-то живым. Стоя посреди камбуза, я с грустью смотрел на тела кока и его помощников и вдруг услышал, как кто-то тихонько зовёт на помощь.

Голос был таким слабым, что я на мгновение засомневался, не показалось ли мне. Может быть, разыгралось воображение, поскольку мне очень хотелось услышать подобный призыв. Но тут он раздался снова:

— Ящик!

— Ящик? — пробормотал я, не понимая, о чём речь, поскольку первым делом мне пришёл в голову сундук мертвеца из детских страшилок про морские путешествия.

Я осмотрелся в поисках старинного сундука, но не увидел ничего похожего. А потом обратил внимание на металлическую коробку, примерно полтора на два с половиной метра. Двери её, открывающиеся внутрь, были чуть приотворены. Романтический образ сундука тут же растаял. Разумеется, речь шла о ящике для хранения продуктов. Когда меня осенило, я снова услышал голос и теперь даже не сомневался, что он раздаётся из этого ящика.

Человек лежал прямо у дверцы: седой ветеран космических полётов. Когда я ослабил ему ворот и прижал к шее палец, чтобы измерить пульс, я узнал в нём матроса-астронавта, который всего неделю назад приходил ко мне на осмотр. Тогда я обнаружил, что он находится в прекрасной для своих лет физической форме, о чём не преминул сообщить. Правда, матрос отнюдь не обрадовался, насколько я помнил. Он нахмурился и выругался, а потом пробормотал что-то о пользе болезней, если хочешь пораньше выйти на пенсию.

В этот раз он тоже был здоров, но куда более дружелюбен. Частично его завалило упаковками с надписью «Дегидратированная ветчина», которые соскользнули с полок: он с трудом мог говорить и едва двигался. Поняв, что серьёзных увечий он не получил, я для начала сдвинул в сторону упаковки, а затем помог пострадавшему подняться и повёл его к стулу. Бедняга не держался на ногах и опёрся на меня. К счастью, мы с ним были одного роста. Учитывая, через что этому человеку пришлось пройти и общую его слабость, худощавая рука, схватившая меня за локоть в поисках поддержки, оказалась неожиданно сильной.

— Садитесь, дружище, — сказал я ободряющим тоном, усаживая матроса на стул.

В ближайшей раковине я налил воды в стакан и наблюдал, как пострадавший с жадностью его выпил.

К слову сказать, я по его просьбе ещё дважды набирал воды. Техник залпом осушил и эти два стакана и попросил ещё, но я отказал, решив, что его организм должен прийти в норму.

Голос его стал заметно сильнее даже после трёх стаканов воды. Я же, несмотря на яростные протесты пациента, наклонился осмотреть его уши, чтобы выяснить, не пострадала ли барабанная перепонка в результате декомпрессии.

— Знаете, вы первый выживший, кого я нашёл на корабле, — заметил я.

— И, видимо, последний, — хмыкнул он. — «И спасся только я один, чтобы возвестить тебе». Помните, откуда строчки, ну, помимо Библии? «Моби Дик». Ага. Дрянная книжонка. Да и доктор вы дрянной.

Я вскочил на ноги:

— Как вы смеете!

Техник хихикнул:

— Если вы, конечно, доктор Уотсон.

Наконец до меня дошло:

— Холмс!

— А кто же ещё.

Он встал, потянулся всласть и сказал уже своим нормальным голосом:

— Какое облегчение! Приходилось изображать неделями, что я такой же коротышка, как вы, а теперь я счастлив вернуть потерянные сантиметры.

Я поискал глазами стул, на котором он только что сидел, поскольку ноги меня не держали.

— Но, Холмс, я не понимаю… Что вы тут делаете? Как вы выжили?

Он вздохнул:

— Я здесь, поскольку счёл это лучшим способом защитить сэра Джона Моргенталера, который, как я понял, является мишенью для убийц. А выжил я, поскольку мой план провалился и убийцы перехитрили меня. Вот вам и ответ.

— Вот уж спасибо, Холмс! Теперь я понимаю ещё меньше, чем раньше. Но всё-таки замечу, что покрывало, под которым я вас обнаружил, необыкновенно подходит для такого случая.

Холмс потряс костлявым пальцем у меня перед носом:

— Не надо грубостей, Уотсон. Это вам не идёт. Помните, что, несмотря на риск быть выведенным на чистую воду, я пришёл к вам под личиной матроса, только чтобы убедиться, что у вас с Лили всё хорошо.

Он подождал, пока я смиренно не попрошу прощения, а затем продолжил:

— Мне удалось несколько месяцев находиться вблизи Моргенталера, то в одном обличье, то в другом. Я разоблачил не один заговор против него. Однако когда он поднялся на борт «Эксетера», я был уверен, что ему ничто не угрожает, разве что во время остановки на спутнике Либрация. Но всё прошло без происшествий, и моя самоуверенность превратилась в беспечность. Как вы знаете, убийцы нанесли удар уже на последнем этапе путешествия. — Холмс снова вздохнул. — Да и как персонал низшего ранга, я был максимально изолирован от Моргенталера.

Холмс расхаживал по камбузу туда-сюда, переступая через тела кока и его помощников и даже не отдавая себе в этом отчёта. Внезапно он остановился и сказал:

— А потом я услышал, как двое товарищей по работе обсуждают план убийства. Они были смертниками. Фанатиками, готовыми отдать свои жизни, лишь бы гарантировать, что и Моргенталер лишится своей. Можете себе представить такую ненависть, Уотсон? Такую решимость?!

— Но Моргенталер мог ускользнуть. Он мог выжить, как вы.

Холмс покачал головой:

— Нет, Уотсон. Совпадение такого размаха потребовало бы существования Бога, причём милостивого Бога, в то время как всё вокруг говорит против обеих гипотез. — Он сжал пальцы в кулак. — Тех двоих, кого я подслушал, я почти остановил. Я следил за ними. Они прошли через камбуз, а я двигался по пятам.

— Они вас не заметили?

Холмс фыркнул:

— Я вас умоляю, Уотсон. Разумеется, нет! Я изображал разгильдяя, которому нечем заняться и который слоняется здесь, чтобы убить время. А потом…

— Что потом? — поторопил я.

— А потом, — Холмс перешёл на шёпот. — я увидел его. Старого заклятого врага. Мориарти. Он стоял здесь, словно бы ждал меня. Мориарти понятия не имел, кто я такой на самом деле, но сообразил, в чём моя миссия. Я в изумлении остановился, вон там. — Мой друг показал на угол камбуза. — И пока я приходил в себя от удивления, он чем-то ударил меня. Очнулся я в этом железном ящике в момент взрыва. От декомпрессии дверцы захлопнулись, что спасло мне жизнь. Понимаете, эти ящики герметичны, чтобы продукты внутри не портились и чтобы влага не попала. Без сомнения, Мориарти боялся, что если он задержится и убьёт меня, то привлечёт внимание кока и команды, которые трудились всего в паре метров от нас. Проще было протащить меня к ящику, спрятавшись за мебелью и оборудованием, и запереть там с уверенностью, что я разделю ту же участь, что и остальные. К счастью для меня, в этот раз блестящий ум допустил ошибку, и именно ящик спас мне жизнь.

— Воздух внутри и вакуум снаружи создавали разницу давлений, не давая дверцам открыться.

— Именно. Когда я очнулся от взрыва и не смог открыть дверь, то понял, в чём заключался замысел, обрывки которого я подслушал. А ещё я понял, что мне предстоит просидеть запертым, пока не прибудет помощь, если она вообще прибудет, а воздуха в ящике хватит лишь на несколько часов. Без сомнения, вы помните, что между тысяча восемьсот девяносто первым и девяносто третьим годами я часть времени провёл в Тибете, на время исчезнув, чтобы сообщники профессора Мориарти поверили, что я погиб в Рейхенбахском водопаде. Там я обучался у тибетских мастеров техникам контроля нервной системы. Именно эти приёмы помогли мне в сложившихся обстоятельствах, уверяю вас. А в качестве пищи… — Холмс поморщился. — Надеюсь, больше никогда в жизни мне не придётся есть ветчину, дегидратированную или свежую. — Внезапно Холмс вздрогнул. — Как бы то ни было, я убеждён, что в этот раз меня не спасли бы даже ваши волшебные пилюли. Я не был так близко к смерти с тех пор, как Джек Хенгист поймал меня в ловушку в старом доме на Трогмортон-роуд.

— Да, я хорошо помню тот случай. И что теперь, Холмс? Вы заняты поимкой профессора Мориарти вот уже полтора века, и в результате вас трижды чуть не убили. Как минимум трижды. Почему бы не бросить всё к чертям и не поселиться здесь, на Либрации, вместе с нами? Тут тоже совершаются преступления, знаете ли. Вы были бы счастливы на нашем спутнике.

Холмс усмехнулся:

— Преступления на Либрации! Без сомнения, самое яркое событие за весь год для местных полицейских — это предотвращение попытки какого-нибудь фермера Джонса собрать пшеницы сверх квоты.

— Ну. возможно, подобным делам действительно придают большее значение, чем они того заслуживают, — признал я. — Тем не менее у нас тоже бывают свои изнасилования, убийства и хищения.

— Тьфу! Такие преступления по зубам даже Скотленд-Ярду. Вы же знаете, я из разряда рыб, которым нужна более экзотичная приманка. И сейчас даже сильнее, после всех этих десятилетий скуки, чем раньше. Но хватит об этом, Уотсон. Поскольку мне не удалось защитить жизнь Моргенталера, без сомнения, раскол между марсианами и Землёй продолжит усугубляться.

Марсианами теперь стали называть запредельщиков. Они основали-таки пару колоний на Красной планете и планировали основать ещё, и, как говорили, большинство из них уже перестало считать себя землянами.

— Для меня это пустой звук, Холмс. Лили увлечена политикой по-прежнему, но я занят своими делами, у меня нет ни времени, ни желания следить, что там делают выжившие поселенцы в марсианской пустыне.

Холмс улыбнулся:

— Какая вычурная фраза! Я вижу, что в вас ещё жив несостоявшийся писатель. Однако вы допускаете ошибку, Уотсон: учитывая спартанскую философию, лежащую в основе движения, все трудности лишь закалили марсиан, они отощали, но очистились.

— Да ладно вам. Подобную риторику мы слышим уже не один десяток лет.

— Допустим. Но сейчас наконец сложились все условия, чтобы теория стала практикой. Подумайте только, как далеко они продвинулись. И пойдут ещё дальше.

— Возможно — при наличии изрядной доли удачливости и правильном лидере. Но сейчас не время и не место для такой дискуссии. Я уже сказал, что марсиане меня не интересуют в любом случае, не говоря уж о подобном. — Я махнул рукой, говоря о корабле, пассажиры и команда которого погибли.

Холмс пожал плечами:

— Ну ладно. Настал черёд мне вернуться к роли простого матроса и покинуть это место незамеченным.

Я решил не спрашивать Холмса, каковы его мотивы и дальше сохранять инкогнито. Если бы он хотел, то поделился бы со мной безо всяких расспросов.

— Здесь я вам смогу помочь, — заверил я. — Но что потом, Холмс? Куда потом? Или вы хотите раствориться во мраке ещё лет на двенадцать — или на двенадцать тысяч?

Казалось, он на глазах уменьшился в росте, вживаясь снова в образ техника.

— В этот раз я скажу, куда потом. — Его внешность и голос изменились. Лицо заметно испещрили морщины, нос повис крючком, устремившись к подбородку, а голос стал более скрипучим, высоким, раздражённым и враждебным. — На Марс, голубчик, вот куда. На Марс. — Затем он снова переключился на нормальный голос и добавил: — Вспомните присказку о горе и Магомете, мой дорогой друг, и обдумайте хорошенько с Лили возможность тоже перебраться на Марс. Там определённо нужны доктора!

— Где-то я уже это слышал! Пойдёмте. Лично вам я как доктор нужен лишь для того, чтобы покинуть незамеченным корабль.

Глава двадцатая МАРСИАНЕ

Шерлок Холмс исчез со спутника Либрация вскоре после того, как мне удалось вывести его незаметно с «Эксетера», — исчез без предупреждения, как и появился.

Его визит меня сильно взбудоражил. Это было не просто эхо прошлой жизни, прорвавшееся через тонкую преграду лет, которые меня от неё отделяли. Задето было моё самолюбие. Я попытался объяснить свою реакцию Лили после того, как описал встречу с Холмсом:

— Я сам толком не знаю, в чём дело. Цель! У меня нет никакой цели. А Холмс всё такой же живой и энергичный, и не только потому, что физически молод. У него по-прежнему есть задача, которую он поставил перед собой ещё в девяносто первом году, — остановить Мориарти. У тебя вот есть история покорения человеком космоса. А у меня?

— Твоя работа, разумеется, — быстро сказала Лили. — Ты важный человек, которого все любят, в котором нуждаются.

— Но не для себя самого. Любой другой врач, пускай и вполовину не такой компетентный, был бы здесь не менее важен, а значит, востребован и любим. — Я поднял руку, пресекая возражения. — Однако это не настоящая проблема, не её суть. Просто в том, чем я здесь занимаюсь вот уже двенадцать лет, нет глобальной цели. Я лечу телесные раны, да, а в редких случаях — и душевные. Но то же самое мог бы делать любой другой доктор, и даже многие люди без диплома медика, а что дальше? Выздоровевшие пациенты идут зарабатывать больше денег или становятся более эффективным винтиками в общей машине спутника Либрация. Но в чём суть всего этого?

— Но ведь благодаря тебе у людей появилась тяга к космосу, а?

— Ха! И к чему же, позволь спросить, тяготеют эти самодовольные либрацианцы? Разве что друг к другу, какой уж тут космос.

— Теперь всё изменилось, — многозначительно сказала Лили.

Я проигнорировал её слова и продолжил:

— Они должны быть на передовой исследований или. по крайней мере, видеть себя именно в этом свете. Они пионеры в самом величайшем приключении, но при этом создаётся ощущение, что на Земле все они сплошь были бизнесменами и чиновниками. Какой стала бы наша родина, если бы все колонисты из Британии оказались такими?

— Но ведь на самом деле. Джон, так и было.

— Что? Чушь! Они были строителями империи, все до единого.

— Нет.

Лили встала и начала мерить шагами комнату, словно бы пыталась сформулировать мысль. Я наблюдал за ней с тем же трепетом и вниманием, как и в день нашей первой встречи. И всё же как она изменилась с тех далёких времён! Нет, она, разумеется, не постарела. Скорее меня поражали и воодушевляли её глубина, уверенность в себе, психологическая и умственная твёрдость и склонность к риску.

— Это общее заблуждение, — наконец сказала Лили, — которое особенно любимо нами, американцами. Вне всяких сомнений, первые исследователи и поселенцы зачастую были строителями империи и авантюристами. Но далеко не всё. А позднее, когда огромное количество английских эмигрантов отправилось на Юго-Восток и в другие колонии по всему миру, их привлекали отнюдь не трудности и приключения и не возможность посодействовать строительству империи. Нет, их манили беззаботность и комфорт, перспектива хорошей жизни — всё равно как позднее эмигранты из Восточной Европы думали, что в Америке дороги вымощены золотом. Те, кто готов был переживать трудные времена и напасти, как раз остались дома. Уехали слабаки. Разумеется, их привлекала и возможность завладеть землёй. Ты европеец, Джон. Неужели тебе никогда не приходило в голову, насколько ленивы американцы и насколько они любят лёгкие пути и объяснения, лежащие на поверхности?

Я пришёл в ужас:

— Как ты можешь говорить такие гадости о собственной стране? Тогда, по твоей теории, и бритты ничем не лучше американцев? Ведь все мы, кроме разве что эфиопов, потомки эмигрантов!

Лили улыбнулась:

— Да, верно. Разумеется, из Англии — вернее, Шотландии, если уж говорить о твоих предках, — часто выплёскивались разные волны завоевателей, поскольку они понимали, что их самих завоюют, если просто сидеть на месте. Конечно, я не говорю про таких задир, как викинги и норманны. Кстати, ты знал, что Эрику Рыжему удалось обманом заставить отважных викингов поселиться в Гренландии, лишь изрядно приукрасив достоинства этого места? Для начала он смухлевал с названием острова, а потом убедил всех, что в этом зелёном оазисе можно скрыться от зимы, есть мясо и фрукты в своё удовольствие и ничего не делать, достаточно лишь выкупить у него бесценные земли. Завоеватели! Героическое и воинственное слово. А на самом деле все они лентяи, любящие комфорт.

— Мне не нравится то, что скрывается за этой фразой.

— Ну ещё бы, — промурлыкала Лили.

— Ты не только пытаешься разрушить мои детские иллюзии о героях прошлого, но и подрываешь мою веру в собственные причины для отъезда.

— Разумеется, я не хотела этого! Хотя, если подумать, может, и хотела. Ты же помнишь, как благожелательно я относилась к местным жителям поколение назад. Теперь они стали значительно хуже. Я вот-вот завершу своё исследование, и меня тошнит от этого места. Ещё лет шестьдесят — и нам обоим в любом случае придётся умереть.

— Да, я знаю.

Разумеется, она говорила о том, чтобы имитировать смерть. С увеличением продолжительности жизни в экологически благоприятных условиях спутника, люди того возраста, какой изображали и мы с Лили, всё ещё выглядели довольно молодо. Но пройдёт пара десятков лет, и придётся наносить грим, изображая морщины. А потом и вовсе надо будет имитировать видимые признаки старения, а затем, как Лили верно подметила, «умереть».

— Ещё шестьдесят лет на Либрации, Лили! Только представь!

— Не хочу об этом думать. Думаю, мы могли бы вернуться в Англию.

— Только после того, как закончится Возрождение и страна придёт в чувство.

— Ага, и разрешат виски и табак?

— Именно. Ты знаешь, теперь, когда Моргенталер мёртв, сторонники Возрождения могут развязать войну. Я сомневаюсь, что им удастся восстановить империю, но Земля будет не самым приятным местом, пока всё это не закончится, и даже потом сложно будет назвать её раем.

— Что ж, похоже, остаётся одно-единственное место. Я как раз планировала рассмотреть его в следующем томе монографии.

Я вздохнул:

— Приятно познакомиться: Джон Хэмиш Уотсон, марсианский доктор.

Лили хихикнула:

— Спор всегда помогал тебе осознать, что ты сам давно уже принял решение.

* * *

Оказалось, что у колоний на Марсе очень профессиональная и хорошо организованная иммиграционная служба с офисами во всех крупных городах Земли и даже с небольшим представительством на спутнике Либрация. Это меня порадовало, а вот реакция марсиан на мой запрос скорее расстроила. К моему превеликому удивлению, в виде на жительство нам отказали.

— Но послушайте, — сказал я со злостью бесстрастному и надменному молодому человеку за стойкой, — я же знаю, что вам нужны врачи, и на Марсе уж точно найдётся место для такого передового историка, как моя супруга.

Клерк широко улыбнулся:

— Нас не интересует история, доктор Макватт. — Медицинский диплом я получил под именем Хэмиш Макватт и под этим же именем жил и работал на спутнике. — Прошлое — удел Земли. Нам принадлежит будущее.

— Да, это хорошо, — нетерпеливо сказал я, поскольку меня весьма раздражала подобная склонность к пустой риторике, — но…

— Нет, Хэмиш. — Я невольно умолк, поражённый его наглостью. — Вашу жену мы бы с удовольствием приняли, поскольку она может родить будущих марсиан…

— Боже…

— …и потому что ваша профессия действительно занимает верхнюю строчку в списке приоритетов. Но вам нужно понять о нас кое-что, чего многие понять не могут. Мы не просто плодим колонии и заселяем новую планету. Мы строим новый мир, новый способ существования, создаём новое звено в цепочке эволюции.

— Замечательно. Но ведь и я не неандерталец, диплом могу продемонстрировать!

Он покачал головой:

— Уверен, вы с женой очень умны. По крайней мере, по земным стандартам. Вполне возможно, что вы прошли бы все наши тесты на уровень интеллекта. Но проблема, понимаете ли, в том, что вы слишком старые.

— Что? Слишком старые? — Меня поразила не только ирония всей ситуации, но и нахальство клерка.

Молодой человек кивнул, а потом сложил руки в замок, слегка откинулся в дорогом кресле, устроившись поудобнее, и напустил на себя профессорский вид:

— Понимаете ли, Хэмиш, жизнь на Марсе не сахар. Она требует большой физической отдачи даже от людей вашей профессии. Всем приходится заниматься физическим трудом, участвуя в строительстве нового мира, а это выматывает. Кроме того, нужно приспосабливаться к воздуху, гравитации и неприятным побочным эффектам. Вот почему мы установили верхнюю возрастную планку в тридцать лет для всех новых поселенцев, какими бы высококлассными специалистами они ни были. Тогда новые жители смогут как минимум двадцать лет трудиться на благо Марса, до того как состарятся и станут обузой для государства. Там продолжительность жизни не такая, как у вас тут. Чем в более старшем возрасте вы приедете, тем больше пострадаете от климата и гравитации. К примеру, вы сможете проработать на нас десять лет или даже меньше, а потом Марсу придётся кормить вас до скончания века. Да и жена ваша, разумеется, уже старовата для того, чтобы родить здорового ребёнка, а о нездоровых Марсу тоже пришлось бы заботиться с младенчества.

Я пытался придумать какой-нибудь убийственный ответ, но тщетно, а потому удовлетворился лишь тем, что пронзил хама свирепым взглядом, развернулся на пятках и вышел с гордым видом из кабинета. Пересказывая позднее этот эпизод Лили, я со злостью сказал:

— Это я-то старый, представляешь! Меня так и подмывало предложить этому хлыщу посоревноваться в любой дисциплине, какую он выберет.

— Ага, и он бы выбрал, наверное, пеший подъём на вершину Олимпа без кислородных баллонов.

— Неужели все милые, любезные, симпатичные люди остались лишь на загнивающей Земле, как думаешь?

— Ну уж точно не на Марсе.

— Что же нам теперь делать?

— Да, вот это настоящая проблема. — Внезапно Лили показалась мне уставшей, печальной и какой-то поникшей, что для неё нехарактерно. — Думаю, остаётся делать то, что мы и собирались, — притворяться, что стареем. Так мы выиграем пару десятков лет до того момента, когда придётся принимать решение. Может, к тому времени Земля успокоится или всё станет совсем плохо…

— Возможно. Но давай обратим внимание на светлую сторону дела. — Я махнул рукой в сторону баррикады из коробок около полутора метров в высоту, где лежали рукописи многотомного сочинения Лили: — Всё это придётся перевозить лишь через много лет.

— А с другой стороны, подумай, насколько эта башня может разрастись за пятьдесят или шестьдесят лет.

* * *

Так долго, однако, ждать не пришлось. Всего через два дня со мной по видеосвязи связался тот самый противный молокосос из марсианской иммиграционной службы. Я удивился, а он был смущён.

Лицо его заполнило собой весь дисплей, как тогда лицо Мориарти. Пожалуй, впервые за эти годы тот случай не всплыл у меня в памяти, когда я услышал перезвон панели видеосвязи.

Я резко спросил:

— Что вам угодно?

На предельно увеличенном изображении я видел каждую капельку пота на его лице, а их, с позволения сказать, было немало.

— Э-э… Доктор Макватт, — промямлил хамоватый клерк, и я с удовольствием отметил про себя, что в этот раз он не прибег к фамильярному «Хэмиш». — У меня хорошие новости, если вы с супругой всё ещё заинтересованы в переезде на Марс.

Я сухо процедил:

— По крайней мере, я вас выслушаю. — Душа же моя ликовала.

Лили заперлась в кабинете, изучая груды старых постановлений парламента Либрации. Я быстро нажал несколько кнопок. Надеюсь, Лили не станет возражать, когда на экране вместо её документов возникнет лицо, которое я теперь видел перед собой.

Почти всю самоуверенность клерка после моих слов как ветром сдуло. Он попытался замаскировать её смехом, но смех вышел нервным, и мой собеседник сдался:

— Я только что получил распоряжение из нашего Нового Пути. Прямо скажем, весьма удивительное.

— Откуда? — изумлённо переспросил я.

— Из Нового Пути. Нью-Вэй-Сити — это официальное название самой крупной из колоний. Ещё там есть Хоуптаун — Город Надежды, а ещё…

— Избавьте меня от подробностей, — поморщился я. А точно ли я хочу туда переезжать?

— Да, хорошо. Понимаете, сэр, я перенаправил копию вашего заявления, это стандартная процедура, а утром получил сверхсрочное сообщение, в котором мне предписывалось немедленно одобрить ваши кандидатуры и поприветствовать вас в качестве почётных новых жителей Марса.

Я остолбенел:

— С чего бы вдруг такое распоряжение? И кто его отдал?

— Сообщение подписано, — шустро откликнулся хамоватый клерк, который, очевидно, решил снискать моё расположение, сообразив, что нас с Лили высоко ценят на Марсе. — Оно определённо официальное, потому что пришло по проверенным каналам, но я не узнаю подпись: Сигер Шерринфорд. Странное имечко, правда?

— Что вы, — холодно сказал я, — это новое имя, более чистое, подходящее для вашего чистого мира.

Молодой человек совсем приуныл. Без сомнения, его самого звали Джон Смит или наподобие этого, и сейчас он явно задумался, не будет ли стратегически верным сменить имя.

Лили влетела в комнату, заливаясь смехом и едва сумев выговорить:

— Сигер Шерринфорд! Вот умора! Сигер Шерринфорд!


ОТСТУПЛЕНИЕ

Мориарти размышлял в серости межвременья.

В прошлый раз его поразило, что Уотсон выжил. Он давно уже пришёл к выводу, что план убийства Уотсона и Холмса провалился и его злейший враг вырвал никчёмного докторишку из рук Шона Хадвелла, а потом они оба смогли проникнуть на фабрику. Но как? — спрашивал он себя. Возможно, с помощью Лили Кантрелл? То есть она в конце концов обвела его вокруг пальца? Насколько его обхитрили эти недоумки? Видимо, они испортили пушку, которая в итоге взорвалась вместе с фабрикой. Очевидно, они надеялись, принеся себя в жертву, гарантированно отправить на тот свет и его, Мориарти.

«То есть Уотсон спасся от взрыва так же, как и я? Значит, он скачет за мной по времени взад-вперёд?» — к такому выводу Мориарти пришёл после встречи с Уотсоном в лесу шесть минут назад плюс неизмеримое количество часов в межвременье.

Но он сам видел недостаток этой гипотезы. Одежда на Уотсоне была другая, чем тогда, в 1991 году в Солт-Лейк-Сити, и почти такая же нелепая, как у парней в лесу. А это значит, что Уотсон не перемещался во времени скачками из-за воздействия ядерного взрыва, а преспокойненько прожил все эти годы в реальном времени. Проклятый эликсир Холмса всё ещё действует!

А если выжил Уотсон, то почему бы не выжить Холмсу? Страшно подумать, но в том матросе, которого он вырубил на космическом корабле, профессору почудилось что-то знакомое. Неужели это был Холмс? Мориарти проклинал себя, что не понял этого вовремя и не прикончил заклятого врага. Учитывая живучесть Холмса, как можно гарантировать, что гадёныш сдохнет на «Эксетере»?

— Шон Хадвелл!

В межвременье крик получился беззвучным. Чёрт возьми, как же он не понял?! И как, должно быть, потешался Холмс над тем, что Мориарти не может разглядеть его под личиной работяги. Мориарти снова и снова беззвучно верещал:

— Холмс! Холмс! ХОЛМС!

И снова сжатие, адское пекло, и снова толчок, на этот раз сильнее, чем раньше. Ещё один шанс столкнуться с врагом. Он снова почувствовал где-то за спиной, на границе сознания, вспышку, которая несла его сквозь века.

Глава двадцать первая В ДОЛИНЕ

К несчастью, контракт с Либрацией, покрывавшей расходы на переезд с Земли и открытие частной практики, предписывал мне отработать пятнадцать лет на благо населения спутника. Когда мы получили приглашение перебраться на Марс, мне оставалось ещё полтора года, так что переезд пришлось отложить до 2034 года. Время, которое первые двенадцать лет на спутнике еле ползло за механической рутинной работой, теперь понеслось вперёд с бешеной скоростью. Иногда я боязливо посматривал на календарь и подсчитывал в уме, сколько дней, часов, минут и секунд осталось до отъезда, и в такие моменты, как в пословице о чайнике, который никогда не закипит, пока на него смотришь, мгновения снова тянулись одуряющее медленно.

Наконец наступил долгожданный день, и на корабле под названием «Новая надежда» (ну разумеется!) мы отправились на Марс. Без особых сожалений и слёз. На Либрации мы почти не обзавелись новыми друзьями, и вовсе не потому, что мы нелюдимые мизантропы (вообще-то наоборот), а потому что боялись близкой дружбы, которая привела бы к необходимости честно рассказать нашу историю и назвать возраст.

За пятнадцать лет на Либрации мы с головой ушли в работу, как и все остальные жители спутника. Но ни разу за всё это время мы не выбирались на природу, которая в первую очередь и привлекла нас туда. По иронии судьбы долгое путешествие к Марсу в спартанских условиях стало первыми нашими совместными каникулами за пятнадцать лет. Грубая, искусственная, неприятная окружающая обстановка мало располагала к романтике, но для нас пребывание на борту «Новой надежды» стало настоящей идиллией.

Которая резко оборвалась, когда орбитальный челнок высадил нас на Марсе. Терминал космодрома был, как ни странно, переполнен. Мы увидели множество скорбных лиц и полицейских при исполнении, но пока что не находили объяснения. Остановив кого-то из местных — их легко вычислить по чувству превосходства, отличающему марсиан от приезжих, — мы спросили, что случилось. Он не хотел говорить с нами, пока мы не объяснили, что мы эмигранты, официально получившие разрешение вступить в ряды сверхрасы. Тогда его надменность испарилась, и марсианин стал почти дружелюбным:

— Тут человека убили, прямо на космодроме. Вроде бы его звали Грачия Дашнакян.

— Армянский националист! — воскликнула Лили. После падения русско-турецкой империи Дашнакян искал возможности возродить свою древнюю культуру. — А что он здесь делал?

— Хотел договориться с колониями, чтобы его народу позволили массово эмигрировать на Марс. — Марсианин фыркнул. — Такое в любом случае невозможно. Эмигрантов надо отбирать индивидуально. Но самое ужасное, что его убили на Марсе! Пятно на нашей репутации. — Он ушёл прочь, качая головой, а через несколько шагов остановился, повернулся и воскликнул: — Ох, совсем забыл! Добро пожаловать на Марс, друзья!

Лили шепнула мне:

— Подумаешь, пятно на репутации Марса! Вот для армян это действительно трагедия. Его смерть, возможно, означает конец их националистического движения, если не всего народа в целом.

Дата, подумалось мне. Надо проверить свои подозрения, посмотрев в справочнике точное время смерти Ганди, а потом зеркально отсчитать то же количество лет от 1991 года. Но я уже заранее знал, что смерть Грачии Дашнакяна окажется очень важной и что здесь снова не обошлось без Мориарти.

Да уж, хорошенькая встреча ждала нас в новом доме! Мы покидали космодром в состоянии глубокой депрессии.

* * *

Космодром вместе тремя крупными городами и множеством маленьких в составе колонии с гордым названием Новый Путь располагался на дне долины Маринер — очень интересной геологической структуры, напоминающей Большой каньон реки Колорадо в Северной Америке, но значительно проигрывающей по размерам. Открыта долина была беспилотным космическим модулем, который отправили на орбиту Марса в семидесятых годах прошлого столетия. Маринер растянулась более чем на три тысячи миль в длину, в ширину составляла около шестидесяти, а глубина местами достигала пяти миль. По-видимому, сформировалась долина из-за тектонической активности, когда две плиты планетарной поверхности стали медленно расходиться. Затем размеры трещины увеличились за счёт тепла, высвободившегося из-за перемещения плит: вечная мерзлота под поверхностью растаяла, и начались оползни и эрозия.

Эти процессы продолжались и в момент прибытия человека на Марс. В результате под дном Маринер скопились значительные запасы подземных вод, атмосфера стала такой плотной, что почти нельзя было дышать, и эта взвесь задерживалась стенками долины. Кропотливое озеленение, возделывание почв и бурение скважин с целью добраться до месторождений газа приблизили тот день, когда колония Нового Пути начала расползаться по всей долине, воздух в которой по плотности теперь был сравним с населёнными горными регионами Земли. Освоение равнин за пределами долины считалось делом будущего, но, судя по решимости колонистов, я ничуть не сомневался, что это неизбежно.

Пока что марсианам вполне хватало долины Маринер (вспомнив своё классическое образование, полученное двумя столетиями ранее, я любил сообщать шокированным колонистам, что с латыни название можно перевести и как Маринованная долина). Я работал окружным врачом, если можно так выразиться, и целыми днями колесил по долине вдоль и поперёк на имеющемся транспорте: иногда на своих двоих, но обычно на попутных машинах, курсировавших между городками и фермами. Разумеется, Лили нашла отличный повод сопровождать меня: мои пациенты служили ей первичным источником сведений по колониальной истории. Путешествуя со мной по долине, она могла собрать материал для пары жирных глав.

Обоим нам на Земле нравился Большой каньон. Мы даже съездили туда на каникулах, когда я получал медицинское образование второй раз. Нам очень понравился продуваемый всеми ветрами каньон с его многочисленными ответвлениями, разнообразием уникальных животных, слоями породы, по которым можно читать геологическую историю мира, сухим теплом и рекой, бурлящей посреди всего этого великолепия. За те три дня, что мы провели на Большом каньоне, весенняя буря завалила плато в миле над нами снегом, поэтому мы были отрезаны от внешнего мира и узнавали обо всех новостях только по радио. Тогда казалось, что это наш личный маленький мирок.

В долине Маринер было всё то же самое — кроме реки, — помноженное на сто крат. Жизнь, которой больше не было нигде на планете, очаровывающий пейзаж, витиеватые каньоны, уникальный климат — всё это стало нашим. Что же до враждебных зим, то они тоже наличествовали, но за границами долины, на плато. Там человеку без специального снаряжения было просто не выжить, да ещё периодически налетали ужасные песчаные бури поистине вселенского масштаба. Случалось, что и нам приходилось спать в герметичной комнате с подачей кислорода или в специальных боксах, которые очень напоминали старинные кислородные палатки, а на улице надевать респиратор. Однако меня постоянно уверяли, что вскоре всё изменится. Тектоническая активность, которая сформировала долину, означала, что магма находится недалеко от поверхности. Марсиане успешно бурили скважины вдоль долины на равных расстояниях, пробивая тонкую кору. Эти скважины поставляли колониям энергию и воду, необходимую для сельского хозяйства. Кроме того, растениям подавали двуокись углерода из газовых скважин, получая в обмен кислород. А ещё кислород получали из магмы в специальных установках, где газы расщеплялись на составляющие. С каждым годом плотность воздуха заметно менялась. Считалось, что к концу столетия на дне долины можно будет комфортно существовать без помощи оборудования, по крайней мере тем, кто родился на Марсе.

Когда мы перебрались на Марс, до конца века оставалось целых шестьдесят шесть лет. Вряд ли мы могли похвастаться новым соседям, что насладимся обещанной атмосферой, похожей на земную. На наше счастье, эликсир, который когда-то производили пчёлы в Суссексе, не только неограниченно продлевал жизнь, но и даровал нашим телам замечательную адаптивность. Когда ткани обновлялись, то они подстраивались под новые условия, так что вскоре мы не только избежали быстрого старения, которым пугал нас тот хамоватый клерк, но и прекрасно адаптировались к марсианским условиям, словно родились в долине Маринер и прожили здесь всю жизнь.

Конечно, здешняя политика иногда раздражала — уж слишком тут кичились собственной избранностью, а речи колонистов напоминали смесь проповедей ветхозаветных пророков и новозаветных апостолов, — но сама долина представлялась нам с Лили просто сказкой.

Глава двадцать вторая ЛЮБОПЫТНОЕ ЯВЛЕНИЕ СИГЕРА ШЕРРИНФОРДА И НЕ ТОЛЬКО

С самого нашего приезда я донимал столичных чиновников, чтобы они связали меня с загадочным (Нигером Шерринфордом. Правда, для нас с Лили его личность не представляла загадки. Мы оба были совершенно уверены, что под этим именем скрывается Холмс. Два года я получал от ворот поворот в разной форме, от учтивой для откровенно грубой. Официально я трудился в Хоуптауне, в тысяче миль от столицы. Поскольку по работе мне в главном городе колонии было нечего делать (я ведь был не единственным доктором на Марсе — столичный округ обслуживали другие врачи), я никак не мог попытаться встретиться с Сигером лично. В итоге, проклиная негибкость марсианского правительства, я решил взять дело в свои руки.

Чтобы сбить с толку всякого, кто станет разнюхивать наш новый адрес из простого любопытства, мы с Лили освободили квартиру в Хоуптауне и купили миленький домик в уединённой части долины за Ньюмантоном. Хотя теперь мы жили очень далеко от столицы, на самой границе моего округа, это было симпатичное местечко для семейной пары, уставшей от растущей плотности населения в центре долины вокруг Хоуптауна. Однако переезд был не только и не столько попыткой замести следы. Ньюмантон являлся одним из молодых городов в двух с половиной тысячах миль от столичного Нью-Вэй-Сити и почти в полутора от Хоуптауна, и его передовой дух особенно нам импонировал. Пуританские нравы в Ньюмантон и его окрестности пока не пробрались.

Лили осталась дома, в нашем новом коттедже, а я отправился на дежурство. Вообще-то я добросовестно выполнял свои обязанности, разъезжая по всей долине до самого Хоуптауна и даже дальше. В тот день, как обычно, я вправлял бесчисленное количество вывернутых конечностей, вырывал зубы, вставлял импланты и принимал роды. (Надо сказать, что на Марсе всё плодились и размножались с бешеным энтузиазмом. Я часто подумывал о том, чтобы провести исследование и установить, что же стало причиной такой плодовитости — иная сила тяжести, разреженный воздух, особые компоненты песка, который приносили цикличные штормы, или же просто более долгие дни, а значит, и ночи на Марсе.) Но в какой-то момент, вместо того чтобы повернуть в сторону Хоуптауна, я поехал дальше.

Почти все обитатели долины являлись сторонниками запредельщиков, которые теперь официально назывались движением Нового пути, а те немногие, кто не имел отношения к руководящей партии, работали на научно-исследовательских станциях, принадлежащих разным правительствам Земли. Сколько им ещё позволят работать, оставалось открытым вопросом и предметом для споров. Для всех остальных слово «правительство» означало группку марсиан в столице. Туда-то я и направился.

Добраться до Нью-Вэй-Сити проблем не составило именно из-за перенаселённости. По пыльным дорогам курсировало огромное количество машин, в том числе и служебных, которые перевозили людей или продукты из города на ферму, или на шахту, или на газовую скважину. Почти двести миль меня везли два молчаливых бородатых парня, одетых в шорты, футболки и сандалии, как и добрая половина марсиан. Оба были гидротехниками и ехали проводить плановую проверку и модернизацию насосной станции к северу от столицы. Больше они ничего о себе не рассказали, но и обо мне особо не выспрашивали. Типично марсианская привычка, за которую я был крайне признателен, поскольку в данный момент явно преступал какой-нибудь закон.

Столица Марса состояла из пяти улиц, параллельных оси каньона, и трёх — перпендикулярных ей (стандартная планировка для колонии). Специальные столбы, воткнутые в почву, отмечали местоположение будущих улиц, которые ещё предстояло построить. Очень строгий на вид, геометрически правильный город олицетворял собой последующую — и весьма унылую — стадию в эволюции человека. Маленькие дома вдоль улиц (прямо скажем, плохонькие дома и плохонькие улицы) никак не сочетались друг с другом и были лишены украшений. Здания правительства от прочих не отличались ничем, кроме лаконичных надписей «Правительственное здание № 1», «Правительственное здание № 2» и так далее. Должен признаться, в этом была некая новизна.

Никаких опознавательных знаков, подсказывающих, где какое учреждение располагается, на зданиях не было. Я решил, что для нашего «Сигера Шерринфорда» первое здание было бы слишком заметным, но гордость не позволила бы ему опуститься ниже второго номера, поэтому я пошёл ко второй двери.

Бесполой девице (или, правильнее сказать, существу?) за стойкой администратора я коротко бросил:

— Я к Сигеру Шерринфорду.

Она уронила челюсть на почти отсутствующую грудь, а потом снова резко захлопнула рот и проворковала:

— Простите, сэр, но здесь нет никого с таким именем.

Однако первая её реакция говорила об обратном. Я перегнулся через стойку и быстро пробежал взглядом надписи на кнопках коммутатора. Подобного сочетания имени и фамилии или хотя бы инициалов там не было, и на мгновение я даже забеспокоился, уж не ошибся ли я. Но на одной кнопке надпись отсутствовала, и я решил нажать её наудачу.

— Это Уотсон, — сказал я решительно, не обращая внимания, что плоскогрудая администраторша безуспешно пытается отпихнуть меня.

На том конце ахнули от удивления:

— Уотсон! Боже мой! — Раздался вздох. — Ладно. Проводите его.

Может быть, виновато было искажение сигнала, но голос определённо не принадлежал Холмсу. Через мгновение в холле появился худощавый встревоженный юноша и поспешил к нам.

Девица, всё ещё пристально глядя на меня, сказала с кислой миной:

— Это его секретарь. Он покажет вам дорогу.

Я радостно кивнул ей и последовал за нервным парнишкой по коридору. Мы прошли мимо целой череды одинаковых дверей, все они были закрыты. У последнего кабинета справа секретарь притормозил и открыл передо мной дверь. Я ворвался в кабинет, захлопнув за собой дверь перед носом юноши, раскинул руки и завопил: «Холмс!» Но тут же замер в недоумении, поскольку за небольшим столом определённо сидел не Холмс, а какой-то высокий худощавый человек с мрачной физиономией. Лицо его чем-то напоминало черты моего старого друга да и вообще было мне откуда-то знакомо. Может быть, это всё-таки Холмс в одной из масок?

— Холмс!

— Ради всего святого, — раздражённо сказал хозяин кабинета, — прекратите выкрикивать мою фамилию!

Я подошёл поближе и внимательно рассмотрел собеседника, и тут до меня дошло:

— Майкрофт! Господи, вы ли это?

— А вы ожидали увидеть Мориарти, мать вашу? Разумеется, это я.

Я покачал головой:

— Марс в корне изменил ваш рацион и вашу речь, Майкрофт. Никогда бы не поверил, что такое возможно.

— Да я это, я. Но это неважно, как неважны язык и питание, когда речь идёт о создании Нового Пути.

— Разумеется. Короче говоря, вы прониклись идеей.

— Я всегда был ею проникнут, — возразил Майкрофт. — Изначально мной двигали мелкие и ограниченные цели, а физически я был адептом лени и чувственных удовольствий. Однако, когда Шерлок дал мне свой эликсир, а вместе с ним обещание вечной жизни и молодости, я решил посвятить себя чему-то более важному.

— Но вы и так были важным человеком.

— Я ощутил, что должен направить свои способности на достижение высшей цели, а через несколько лет, когда Шерлок привлёк моё внимание к движению Запредельных, я понял, что нашёл то, что давно искал.

— Так, значит, это по вашей милости я решил, что запредельщики следят за мной?

Он кивнул и просиял от гордости.

— Помнится, как-то ваш брат сказал, что вы и есть британское правительство, — заметил я. — Значит ли это, что теперь вы и есть правительство Марса?

Майкрофт зарделся, пожал плечами и отмахнулся:

— Нет, что вы. Я всего лишь скромный труженик на ниве марсианской, не более. Актёр на второстепенных ролях в великой драме социальной и моральной эволюции человека.

— Заключительного акта этой драмы лично я ожидаю с негаснущим интересом.

Ворвавшись в кабинет, я напрочь позабыл о несчастном секретаре. Однако внезапно дверь за моей спиной отворилась, и юноша без приглашения предстал перед нами, после чего до боли знакомый голос произнёс:

— Как обычно, Уотсон, Майкрофт недооценивает важность своей роли. Заверяю вас, он чуть больше чем просто мелкая сошка в опере под названием «Арес»!

— Холмс!

Секретарь исчез, превратившись в вечно молодого, но при этом самого старого на свете частного детектива. Мы пожали друг другу руки, улыбаясь от радости.

— Вы всё так же любите эффектные выходы.

Холмс кивнул:

— А ещё эффектные жесты. Смотрите!

Он нажал кнопку на столе брата, и тут же на стене позади Майкрофта появилась какая-то диаграмма.

— Господи, — пробормотал я, узнав замысловатый рисунок. Это был увеличенный в размерах график, который более двадцати лет назад Холмс нарисовал передо мной, Лили и миссис Хадсон.

— Узнали! Отлично! — одобрительно воскликнул Холмс, словно я был школьником, а он учителем. — Разумеется, с прошлого раза мне удалось добавить пару пунктов.

Подойдя поближе, я понял, что он имеет в виду. Все точки были отмечены, и рядом с каждой стояли слева и справа имена лидеров, убитых до 1991 года и после. В конечном итоге сформировались пять пар. Самой нижней точкой слева была отметка «Садат / Пхитсанулок», дальше шла пара «Кинг / Рекс», а за ними ещё три: «Кеннеди / У», «Абдалла / Моргенталер» и «Ганди / Дашнакян».

Шерлок Холмс подошёл к карте, а Майкрофт почтительно отодвинулся в сторону.

— Мы сейчас здесь, — сказал Холмс решительным голосом, постучав указательным пальцем по красной линии, проходившей через точку чуть выше отметки «Ганди /Дашнакян».

— Ага, и через шесть лет в паре с Троцким окажется неизвестно кто?

— И неизвестно где, — пессимистично добавил Майкрофт.

— Да, — тут же согласился я. — Проблема никуда не делась. И она всё так же неразрешима, как и раньше. Подумайте, сколько политических лидеров на Земле, добавьте к этому Либрацию и долину Маринер… — Я покачал головой. — Это просто невозможно, Холмс.

Холмс рассмеялся:

— Всё ещё пробуете на мне свой психоанализ, Уотсон? Я-то думал, вы за сто пятьдесят лет выучили, что у меня нет подсознания. Нет, уверяю вас, моя увлечённость поимкой Мориарти не носит маниакальный характер. Просто я понимаю, насколько он опасен. Более того, эта охота не так безнадёжна, как может показаться на первый взгляд. Вовсе нет. Учитывая характер навязчивой идеи Мориарти, можно сделать вывод, что он, как и мы, тяготеет к Марсу, а значит, его будут привлекать политики, связанные с деятельностью трёх имеющихся колоний. Кроме того, я же просил вас поразмыслить над поговоркой о горе и Магомете.

Я с нетерпением ждал, когда же Холмс объяснит последнюю ремарку, но вместо этого он замолчал, а потом выудил из кармана предмет, который я не видел уже десятки лет и не ожидал увидеть снова, — его старую огромную трубку, потемневшую от возраста и табачного дыма. Нашлась в кармане и добрая порция табака.

— Табак, Холмс? — воскликнул я. — Вряд ли это часть Нового пути. На следующем отрезке эволюции человек оставит позади все дурные привычки.

Холмс хихикнул:

— Надо выбирать только подходящие для себя догмы, Уотсон. Разумеется, табак запрещён на Марсе и это контрабанда. Но если уж Сигер Шерринфорд чего захочет, он это получит.

Он щедро набил трубку и закурил с довольным видом, и вскоре, несмотря на демонстративный кашель и гримасы собственно «Сигера Шерринфорда», кабинет заволокло густыми облаками табачного дыма, так хорошо знакомыми мне с Бейкер-стрит.

Что изменилось, табак или я? Раньше я с удовольствием курил любой табак, какой мог купить в Англии, а теперь готов был в ужасе шарахаться от запаха и едкого дыма. Какова бы ни была причина, но отвращение к табачному дыму заставило меня быстро свернуть визит и откланяться.

По дороге домой я не переставал задавать себе вопрос, зачем, собственно, я вообще туда попёрся.

Несмотря на расслабленную и почти шутливую манеру общения, напоминающую о старом Шерлоке Холмсе, я ощутил, что между нами выросла пока тонкая, но уже непробиваемая стена. Возможно, излишняя увлечённость поимкой Мориарти отвлекала Холмса от всего остального. Но я ощутил в нём какие-то новые черты: впервые за сто лет в моём друге появилось какое-то новое измерение, особая глубина, которую Холмс почему-то скрывал от меня.

Что же до Сигера Шерринфорда (читай: Майкрофта Холмса), то вряд ли я находил его компанию приятной. Майкрофт и раньше пугал меня своим интеллектом, но тогда он был радушным хозяином и интересным собеседником, пусть и тяжёлым на подъём во всех смыслах слова. Теперь же, перевоплотившись в Сигера Шерринфорда, Майкрофт стал таким же закостеневшим, узколобым и фанатичным типом без чувства юмора, которыми кишели колонии.

* * *

Однако впоследствии Шерлок Холмс частенько навещал нас с Лили. Казалось, он точно знал, когда именно мы окажемся дома. Определённо ему сообщали о наших перемещениях, поскольку мы часто бывали в разъездах и вывести какую-то систему не представлялось возможным.

Он приходил, замаскировавшись под обычных марсиан — то водитель, то фермер, то геолог, добывающий магму, — а уже в доме, подальше от посторонних глаз, с радостью принимал своё настоящее обличье. А после наступления коротких сумерек, которые обеспечивала низкая широта долины Маринер, пока не воцарялся лютый ночной холод, загонявший нас в герметичное тепло дома, Холмс зажигал трубку и болтал с нами, время от времени выпуская облака частиц и газов, каких не видывала на своём веку эта многострадальная планета. Несмотря на наше отвращение к курению, мы с Лили чувствовали себя польщёнными, что после такого перерыва в нашей дружбе Холмс всё ещё чувствует себя у нас легко, расслабленно и спокойно. Иногда в качестве презента он приносил с собой бесценную для меня вещь, которой на Марсе было не сыскать, — бутылку шотландского виски. Холмс попыхивал трубкой, а мы с женой смаковали виски — настоящая идиллия. Но даже в такие прекрасные вечера я всё равно ощущал барьер между мной и Шерлоком. Он охотно задавал вопросы о нашей с Лили работе и внимательно слушал, даже если мы пускались в пространные рассказы, но сам не был столь разговорчив. А если мы приставали с вопросами о том, что он делает на Марсе, Холмс неизменно отвечал одно и то же:

— Я-то? Возвожу гору, разумеется.

Глава двадцать третья ПРО МАРСИАНСКИЕ ОВОЩИ

Так, в трудах праведных и относительно мирно по сравнению с Землёй, где всё время что-то случалось, прошли почти четыре десятилетия. В Бороздах Кларитас основали новую колонию. То, что мы называли долиной Маринер, на самом деле было системой каньонов и рифов; некоторые сообщались от природы, другие же соединили искусственно. В итоге дно долины без преград простиралось на огромное расстояние, что облегчало процесс расселения людей. Колония в Бороздах Кларитас стала первой серьёзной попыткой освоить место, не имеющее сообщения с другими. Геологически оно представляло собой лишь ответвление той же системы, но с человеческой точки зрения являлось изолированной долиной, которая тянулась с севера на юг перпендикулярно Маринер, и ближайшую её точку отделяли от старых колоний почти двести миль открытых марсианских равнин.

Чтобы сделать Борозды Кларитас обитаемыми, марсиане применили ту же технологию, что и при освоении долины Маринер. К несчастью, когда потревожили древние пески, в почве активно начал размножаться опасный микроорганизм, мирно дремавший несколько веков. Астрономы давно предполагали, что Марс переживал периоды коротких, но бурных наводнений. Возможно, существование вышеупомянутого микроорганизма как раз доказывало эту теорию. Совершенно ясно одно: приход человека в Кларитас пробудил опасный микроб, который вызвал впоследствии серьёзную эпидемию на большей части территории новой колонии.

Заболевание подтачивало силы, сопровождалось высокой температурой, рвотой и поносом, поскольку тело пыталось хоть каким-то образом избавиться от завоевателя. Смертность составляла менее десяти процентов, и тут, видимо, следует благодарить грамотную политику марсианского политика в отборе новых колонистов. Когда-то, помнится, наличие определённых критериев меня задело, но подход оказался очень даже правильным.

У нас с Лили выработался иммунитет к заболеванию, как и у Холмса. Я лишь мог с радостью рассматривать это как ещё один побочный эффект наших молодильных таблеток.

Благодаря иммунитету я смог работать с жертвами нового вируса в поисках лекарств, и во многом именно мои усилия позволили выделить микроорганизм и создать вакцину. Однако я давно уже научился не светиться, поэтому посодействовал двум своим подчинённым, чтобы они опубликовали наше общее исследование под их именами в журнале, издававшемся на Земле. Собственная карьера, как я понял, меня больше не интересовала. Я ощущал себя вполне счастливым, поскольку у меня были Лили и стоящая работа.

Когда заболевание удалось взять под контроль, поселение в Кларитас продолжало развиваться. Поскольку я сыграл важную роль в том, чтобы сделать это место безопасным для человеческой эволюции, меня попросили предложить имя для новой колонии. Благодаря мне поселение обошлось без высокопарных титулов вроде Спасение Человечества или Новый Виток Эволюции, а вместо этого было названо чисто по-английски: Хэвишем.

Теперь в мой округ вошёл и Хэвишем, а также маленькие поселения, разбросанные по Кларитас, потому приходилось много колесить по трассе 1, которая, несмотря на громкое имя, была весьма разбитой.

Успех Кларитас повторили и в других долинах и кратерах, так что поселения продолжали разрастаться. Увы, количество докторов на Марсе не увеличивалось пропорционально, и я проводил всё больше часов в дороге. Свободного времени, которое я мог разделить с Лили, почти не оставалось.

* * *

Наступил год 2042, «зеркальный» год убийства Льва Троцкого. Злодеяние, которого мы ждали, произошло — но на Земле — и не имело никакого отношения к Марсу. Оно даже не подходило под те параметры, которые сформулировал Шерлок Холмс. Должен признаться, я был в восторге.

— Какой-то рядовой член японского парламента! — радостно воскликнул я.

— Коккай, — вставил Холмс между двумя облаками дыма и двумя глотками виски во время одного из своих визитов, когда мы втроём сидели на веранде, недавно пристроенной мной к коттеджу, и наслаждались погодой, которая с каждым днём становилась всё мягче.

Я не понял, кого я должен кокнуть, и переспросил:

— Что?

— По-японски называется «коккай», а не «парламент».

— Да хоть как пусть называется, — огрызнулся я, — всё равно скопирован с нашего, и значит это именно «парламент». — Предупреждая традиционные дальнейшие разглагольствования Холмса о том, что я по-прежнему остаюсь замшелым британцем посреди меняющегося мира, я поспешно добавил: — Главное, что Камбаяси был мелкой сошкой даже в самой Японии, не говоря о мировой арене, а его политическое кредо, насколько я понял, заключалось в том, чтобы стать парламентским ветераном, не привлекая к себе внимания и не наживая врагов.

— Ну, как минимум одного врага он всё же нажил, — мягко заметил Холмс.

— Чёрт, Холмс, да какая разница! Возможно, как-нибудь не так проголосовал. Это не меняет того факта, что он не имел особого веса в мире или в своей стране, а значит, не подходит под ваши критерии для навязчивой идеи Мориарти.

— Вообще-то, Уотсон, это вы сформулировали вышеупомянутые критерии — если не ошибаюсь, в Юте в тысяча девятьсот девяносто первом году.

— Какая, опять же, разница! Камбаяси был мелкой сошкой, и точка. Что вы на это ответите?

— Я отвечу, — перебила меня Лили, — что он наверняка очень важен для своих родных, этого ты отрицать не станешь.

Я отмахнулся:

— Да, конечно! Я весьма сочувствую миссис Камбаяси и маленьким отпрыскам Камбаяси.

— Джон, какой ты жестокий и бесчувственный.

— Лили, — вмешался Холмс, — уверен, вы давным-давно в курсе, за какого бесчувственного человека вышли замуж. Он только притворяется, что любит хорошую музыку, вино, табак и красивых женщин, а на самом же деле, — Холмс потряс головой, — ему незнакомы тонкие душевные переживания.

Перемежая виски и трубку, Холмс задумчиво уставился во тьму. Мы с Лили обменялись испуганными взглядами, и повисла длинная пауза.

Первым молчание нарушил Холмс:

— На самом деле вы, разумеется, правы насчёт Камбаяси, Уотсон.

— Ага!

Он предупреждающе поднял руку:

— Только насчёт Камбаяси. А в остальном вы сделали далеко идущие выводы, не обладая всей необходимой информацией, а потому ваши умозаключения ложны.

Я предчувствовал, что впереди меня ждёт сокрушительное поражение, а потому замаскировал смятение агрессией, взорвавшись:

— Информацией? Какой ещё информацией? Вы блефуете, Холмс.

— Увы, я никогда не блефую. Убийство Камбаяси совпало с требуемой датой по чистой случайности, но если вы тщательно проверите цифры, то поймёте, что оно припозднилось на несколько часов…

— Минуточку! Я учёл и время тоже!

И тут я выругался, поскольку понял: торопясь обрадоваться, я взял время смерти из новостных отчётов, а поскольку на Марс транслировали новости Би-би-си из Лондона, то и время в них указывали по Гринвичу, а токийское время от него изрядно отличалось.

Холмс улыбнулся:

— Полагаю, вы ошиблись часиков этак на девять. Разница между Лондоном и Токио. Ещё одно совпадение заключается в том, что лондонское время почти до минут совпадало с «зеркальной» точкой, но это всего лишь совпадение. Более того, точно в то же время здесь, на Марсе, было совершено покушение на жизнь Сигера Шерринфорда.

— Господи!

— Ваш брат! — ахнула Лили. — Он…

— Нет-нет, — быстро успокоил нас Холмс. — Надо было мне сразу сказать, что попытка оказалась безуспешной. Майкрофт цел и невредим, и его могучий интеллект по-прежнему работает как часы. — Он бесстрастно добавил: — Впервые осечка.

— Но ведь никто не в курсе важной роли Майкрофта в делах правительства.

— Да, — кивнул Холмс. — Но это старая история. Мориарти ничего не знает о современной политике, будь то Земля или Марс. Откуда бы ему знать? Но это не надо. Его притягивает аура власти вокруг потенциальной жертвы, концентрация авторитета и народных чаяний в одном человеке, причём притягивает бессознательно. Кстати, как определили мы с Майкрофтом, в этот раз убийство пытался совершить сам Мориарти.

Холодок побежал у меня по спине. Лили заметила испуганно:

— Это что-то новенькое. То есть теперь он сам активно участвует в происходящем?

— Да, Лили, — мягко сказал Холмс. — И боюсь, в дальнейшем наш профессор станет ещё активнее. — Он заметно повеселел и добавил: — Видите, Уотсон, я не могу последовать вашему совету. Помните, вы как-то сказали мне, что я слишком увлечён собственной манией по имени Мориарти. Однако проблема стоит острее, чем раньше.

— Похоже на то.

— Так что мне есть чем заняться в ближайшие десятилетия. — А потом мой друг снова бросил свою загадочную фразу: — Я должен возвести гору.

* * *

Шли годы. Дел прибавилось, и я снова вернулся к старым жалобам:

— Лили, я тут как растение! Как самый настоящий марсианский овощ. Только и делаю, что вправляю вывихи да принимаю роды…

— А ещё находишь лекарство от страшных эпидемий, открывая поселенцам новые горизонты.

— Да, — признал я, польщённый, — тут не поспоришь. Но разве один факт меняет дело? Куда всё это ведёт?

— А всё обязательно должно куда-то вести? Джон, нам некуда дальше двигаться. По крайней мере, пока. Разумеется, можно вернуться на Землю…

Я содрогнулся при этой мысли. Несколько лет назад закончились возрожденческие войны, превратившие Британию, Европу и Северную Америку в руины. В итоге Партию возрождения поганой метлой вымели из Объединённого королевства (поскольку она провалилась, а не потому, что люди разочаровались в её идеалах), однако после неё осталось весьма нелицеприятное наследие. По стране начали распространяться похожие националистические движения, обещающие избирателям возврат к некоему мифическому славному прошлому. Земля содрогалась в войнах десятилетиями, что пагубно отразилось и на спутнике Либрация. И только на Марсе пока царили относительное спокойствие и процветание, но и здесь население жаждало новых миров. Случись дальнейшая колонизация планет Солнечной системы до начала двадцать второго века, мне было ясно, что новые поселенцы окажутся из числа марсиан, а не землян. Несмотря ни на что, Марс оставался самым подходящим местом для нас.

— Нет, — вздохнул я. — Конечно нет. Но… я не знаю…

Зато я знаю, — сказала Лили, вернувшись из кухни с двумя бокалами виски с колой. — Это старая проблема, хотя она и в новинку для истории людского рода. Ты страдаешь, мой дорогой, от неизбежной депрессии бессмертного, который понимает, что ему некуда девать себя следующие пару миллиардов лет. Мы привыкли планировать на короткое время вперёд. Обычный человек на твоём месте вырос бы, стал врачом, вёл бы практику сорок-пятьдесят лет, состарился, вышел бы на пенсию и в конце концов умер.

— Да, ты права. Всё так и есть. Но что я буду делать следующие пару миллиардов лет? Или хотя бы миллион? Хотя бы тысячу?

— Давай подумаем об этом через пару веков. Может, к тому моменту уже наладят межгалактические полёты. Какие тогда откроются перспективы! А пока что раз ты говоришь, что ты марсианский овощ, то пусти-ка тут крепкие корни.

* * *

Жизнь шла по своим законам. К 2060-м на Земле началась бойня; народы по очереди пытались перегрызть друг другу глотки за мировое господство.

Марс тем временем набирал силу. Планета процветала, развивались производство и экспорт продовольствия, сырья и промышленных товаров на Землю и даже на спутник Либрация. Население подошло к десятимиллионной отметке, расселившись по множеству долин и кратеров. Теперь кое-где в определённое время года можно было путешествовать по пыльным высокогорным равнинам между поселениями без специального оборудования, насыщающего воздух кислородом. Будущее казалось ещё более интересным, и я почти примирился со своим овощеподобным состоянием, поскольку марсианские земли сулили куда больше, чем мог ожидать среднестатистический овощ.

Если и было облачко на горизонте, так это превращение изначального фанатизма запредельщиков в марсианский национализм, а также спартанская преданность долгу и планете, которая мне неприятным образом напомнила фашизм, расползшийся по миру сто тридцать лет назад, и недавнее движение Возрождения. Снова вошла в лексикон фраза «место под солнцем», которая подразумевала, что вскоре наступит время Марса править всеми обиталищами человека. Подобная мысль яснее всего сквозила в подстрекательских речах Мессиана, лидера этого крыла, чьё сходство в терминологии и способах влияния на толпу с Адольфом Гитлером показалось мне пугающим. Возможно, сказал я Лили, Холмсу и его брату стоило бы направить энергию марсиан в мирное русло. Надо обуздать Мессиана. Но когда я попытался обсудить это с Холмсом, тот лишь загадочно улыбнулся в ответ.

Глава двадцать четвёртая ОХОТА

Наверное, экстремизм любого толка выливается в диаметрально противоположное движение. В итоге в конце шестидесятых марсианин по имени Фило Тремуссон, сын Нового Пути в третьем поколении, стал агитировать за идеалы, отличные от национализма и фашизма.

Тремуссон был оппозиционно настроен по отношению к Мессиану практически по всем вопросам, призывая к верности человечеству в целом, а не отдельной нации, планете или движению.

— Земля, — заявлял Тремуссон, — в агонии зовёт нас. Мы, её дети, выросли и добились богатства и процветания. Но как мы можем игнорировать её призыв?

Марсиане, говорил он, должны перестать отмежёвываться от Земли, должны звать себя не марсианами, а просто людьми и использовать свои богатства, высокие технологии и запасы продовольствия, чтобы помочь страждущим на Земле.

К моему удивлению, не все марсиане отвергли подобный призыв. Разумеется, большинство встретило выступления Тремуссона враждебно, многие даже соглашались с резкой критикой со стороны Мессиана, который называл оппонента предателем и предлагал выслать на Землю, раз он её так любит. Но достаточно большое количество пациентов, которых я навещал в долине Маринер, в Кларитас и других местах, в личной беседе признавались, что речи Тремуссона затронули какие-то струны в их душе, тогда как Мессиана они считали неотёсанным грубияном, представляющим опасность для Марса.

Я рассказал об этом Холмсу, явившись ради такого случая в его офис в столице, поскольку считал, что подобные разговоры не стоит вести через средства связи.

— Как видите, семена посажены, — заключил я. — Вам с Майкрофтом будет довольно легко задвинуть Мессиана на второй план и посодействовать Тремуссону.

Шерлок Холмс практически полулёжа отдыхал в кресле. Удобное мягкое кресло стало в последние дни любимой заменой дивану, на котором он так любил лежать полтора века назад. Когда я закончил, Холмс фыркнул:

— Тремуссон — это крот, который медленно, но верно делает подкоп под моей горой. А Мессиан… Что ж, Уотсон, позвольте сказать лишь, что я не нахожу слова Мессиана такими уж неприятными…

Я вскочил вне себя от возмущения:

— Что?! Вы одобряете этого новоиспечённого Гитлера? Вот уж не ожидал, Холмс! Вы меня неприятно удивили. Вы же сами сорвали план фон Борка!

Холмс поднял руку, еле заметно улыбаясь:

— Времена изменились, Уотсон, и обстоятельства тоже. Я тогда действовал, движимый патриотизмом, а не идеологическим несогласием. Если бы я родился в Германии, а не в Англии, то — кто знает, может быть, в Англии в девятьсот четырнадцатом шпионил бы герр фон Холмштайн, а не герр фон Борк.

— Какая гадость! Тогда позвольте сообщить, что я собираюсь связаться с Тремуссоном и помочь ему всем, чем смогу.

— Как вам угодно. — Холмс пожал плечами. — Поступайте, как считаете должным. Штаб-квартира его политической партии всего в паре кварталов отсюда. Однако должен предупредить, что в моём понимании вы совершаете ошибку. Лично я считаю, что будущее этого мира за Мессианом, а не за Фило Тремуссоном.

— Может и так, Холмс, но лично моё будущее за тем, кто прав.

Холмс откинулся назад и засмеялся:

— Как всегда! Что ж, поживём — увидим. Возможно, мы встретимся на избирательной кампании.

Чтобы сбить меня с выбранного пути, требовалось нечто больше, чем насмешки старого друга. Я вступил в новую партию Тремуссона, которая называлась пока просто Партией единства, и Лили последовала моему примеру, правда, призналась, что испытывает смешанные чувства:

— Может, это эволюция, Джон. Естественный отбор, когда выживают сильнейшие, и мы должны позволить Земле стагнировать или даже умереть. Достойные переберутся сюда, если смогут. А что до Земли в целом, то, может, она и не достойна выживания.

Я ведь давным-давно тебе сказала, что будущее за Марсом, помнишь?

— И кто из нас жестокий и бесчувственный?

— Ох, ну фу-ты ну-ты! Хорошо, твоя взяла. Я вступлю в партию.

Несмотря на двойственное отношение Лили, которое она и не думала скрывать, и её саркастические замечания по поводу моего энтузиазма, я включился в политическую кампанию за Партию единства и совмещал агитацию со своей медицинской практикой, даже когда со мной ездила Лили. Я считал, что справлюсь с этой задачей лучше других, поскольку часто разъезжал по разным уголкам планеты. До этого времени выборы на Марсе были не более чем просто ратификацией время от времени генеральной линии партии, поскольку раньше никогда не наблюдалось каких-либо серьёзных разногласий по политическим вопросам и не существовало группы, хотя бы отдалённо напоминающей оппозиционную партию. Следующие выборы, как я предчувствовал, получатся совершенно другими. Жаль, что ждать их приходилось ещё целых шесть лет, до 2073 года.

Мессиан, воспользовавшись своим растущим влиянием, объявил о формировании собственной партии и намерении выдвинуть кандидатов на все ключевые посты.

— Первая партия Марса, — сказала Лили со смехом. — Ничего себе заявочка. ППМ. Мне кажется, когда я была маленькой, у нас продавалась зубная паста с таким названием.

— По-моему, им стоило обозвать себя Марсиш Юбер Аллее, — заметил я с сарказмом.

Однако шуточки не отменяли того факта, что по опросам общественного мнения ППМ намного опережала Партию единства. Эту лакуну предстояло устранить путём кропотливой работы таких верных поборников Партии единства, как ваш покорный слуга, Джон Уотсон.

* * *

С тех пор, как давным-давно, ещё на Либрации, Лили пошутила по поводу подъёма на гору Олимп без кислородных баллонов, идея взобраться на самый высокий вулкан Солнечной системы манила меня. Всего в какой-то тысяче километров от столичного Нью-Вэй-Сити; шестьсот сорок километров в диаметре у основания с кратером около семидесяти пяти километров в ширину — для человека, обожавшего Альпы и Скалистые горы, это соблазн непреодолимой силы. Тем не менее на воплощение мечты ушло больше тридцати лет. Мы присоединились к маленькой группе туристов из Хэвишема и провели две недели, взбираясь по склонам могучего вулкана. Подъём стал возможен благодаря иной силе тяжести на Марсе. Вид на всю Красную планету и вниз, в огнедышащее жерло вулкана, оправдал все усилия.

Я был настолько потрясён в тот вечер, что даже экспромтом выступил перед утомившимися путешественниками с речью, восхваляющей политику партии. Мой спич в целом приняли неплохо, учитывая время, место и нашу физическую усталость: лишь два человека потребовали дать им поспать.

Вдохновлённый своим дебютом, во время нашего медленного спуска я поделился своим энтузиазмом с женой и соратницей:

— Знаешь, Лили, я стал задумываться, а не баллотироваться ли самому на какой-нибудь пост. Фило неоднократно выражал своё удовлетворение моей работой, так что я мог бы претендовать и на ключевую должность. Например, в планетарной администрации. Что скажешь?

Она отодвинула в сторону кислородную маску:

— Вообще-то я тоже лучше выспалась бы, чем слушать речь.

Мы надели маски и дальше пошли молча. Однако идея меня не оставила, и Тремуссон тоже загорелся ею. Дело в том, что, несмотря на свою преданность идее единения с Землёй, он очень стеснялся выступать публично. И совершенно зря, поскольку для политика у него была подходящая внешность: средних лет, с пышной чёрной гривой, красиво очерченным лицом и решительным взглядом ясных глаз. Его лицо внушало доверие и расположение, да и голос тоже. Когда я сказал ему об этом и призвал чаще выступать, он поморщился:

— Нет, я ненавижу говорить на камеру или перед толпой зрителей… Чувствую себя голым. Ты же знаешь, что происходит, когда я пытаюсь выступить с речью. Я смотрю в пол, краснею и запинаюсь. Хорош герой!

— Зато контраст с Мессианом — его и вовсе не видать. Ведь речи за него зачитывают его помощники. Бытует мнение, что он ужасный урод. Если вы появитесь на публике, то тем самым ещё более акцентируете внимание на вашей непохожести.

Фило вздрогнул При этой мысли.

— Представляете, — признался он, — внезапно я испытал сочувствие к Мессиану. Вот что: я буду писать речи, а читать их будете вы.

— Короче, — объяснил я позже Холмсу, — он счастлив найти хорошего оратора, привлекательного и способного, такого как Хэмиш Макватт, в качестве номинального лидера партии.

Холмс ухмыльнулся:

— Редкая птица этот ваш Макватт. Где вы его откопали?

Лили согласилась с неохотой:

— Если это поможет тебе справиться с кризисом, то я не буду жаловаться.

— Я надеялся на больший энтузиазм, — обиженно заметил я.

Она посмотрела на меня виновато:

— Попробую изобразить.

Мы закрыли тему, но потом в знак примирения Лили начала работать несколько часов в неделю на добровольных началах в столичной штаб-квартире Партии единства.

* * *

А вот теперь настала пора рассказать о событии, писать о котором я боялся с тех пор, как начал вторую часть хроники, — настолько мне не хотелось оживлять страшные воспоминания.

В 2071 году я поехал на небольшую научно-исследовательскую станцию вдали от дома, чтобы привезти одиноким учёным привет из родных мест, подлечить их, а заодно провести политическую агитацию. Обрабатывая небольшой электроожог на руке молодого лаборанта, я заметил, что он читает толстую книгу по истории России, чтобы отвлечься от врачебных манипуляций.

— Вы взяли книгу на случай операции? Может быть, нужна анестезия?

— Нет, доктор. Увлекательное чтиво. Заставляет понять, насколько люди — что тогда, что сейчас — одинаковые.

— Когда тогда?

— В тысяча девятьсот одиннадцатом году.

— Одинаковые? Не могу поверить, юноша. А что происходило в России в одиннадцатом году? — А мысленно я спросил, почему этот год мне смутно что-то напоминает.

Лаборант хихикнул:

— Анархисты взорвали кучу бомб. А ещё убийства. Они шлёпнули даже премьер-министра.

— А кто тогда был премьер-министром?

— Э… — Парень порылся в книге. — Столыпин. Пётр Столыпин. Ну и фамилия, чёрт ногу сломит.

И внезапно я вспомнил.

— А дата? — прошептал я.

— Какая дата?

— Дата убийства Столыпина!

— Восемнадцатое сентября тысяча девятьсот одиннадцатого года. Этот Столыпин, кстати, был неплохой мужик.

Ага, а сегодня у нас восемнадцатое февраля 2071 года. Внутренний голос шепнул, что сейчас не время для подсчётов, нужно срочно вернуться в столицу. Я начал в спешке бросать инструменты и медицинские принадлежности в сумку.

— Док, вы куда это?

Это произнёс молодой пациент, о присутствии которого я забыл.

— Мне нужно немедленно вернуться в столицу.

— Но вы не закончили. Кроме того, начались песчаные бури. В этом году раньше, чем ожидалось.

Я не стал тратить время на пререкания, схватил почти полную сумку и пулей вылетел из комнаты. У меня закрытый автомобиль, чего мне бояться какой-то песчаной бури, тем более я попадал в них уже дважды за те тридцать семь лет, что жил на Марсе, и не считал их катастрофой. Ну да, небо темнеет и мелкие частицы пыли летят в долину, но не более.

Я нырнул в свой десятиколесный автомобиль, игнорируя увещевания сотрудников станции. Не успел я выехать за пределы равнины, как горизонт полностью закрыла пыльная туча и база пропала из виду. Ветровое стекло покрылось слоем бурой пыли, даже мобильный телефон отключился.

Буря бушевала сильнее, чем в предыдущие два раза. То и дело я чувствовал, как мою машину мотает из стороны в сторону и отрывает от земли, и так несколько часов подряд. Ветер дул в бок автомобиля, который я переключил в режим автопилотирования. Только благодаря низкой посадке и определённой доле везения машину не перевернуло на бок.

Не отрывая взгляда от компаса, я упорно двигался в сторону столицы, к Лили, наплевав на опасность и высокую вероятность того, что из-за плохой видимости я просто скачусь в какой-нибудь кратер и разобьюсь насмерть. Меня волновал лишь Мориарти, который вот-вот должен был появиться где-то на Марсе.

Опять же мне очень повезло, что на дороге было относительно пусто. Я провёл за рулём двое суток, забыв о еде, питье и прочих физиологических потребностях, и к концу пути впал в некое подобие транса. Внезапно машина врезалась в стену подстанции на границе долины. Несколько секунд я так и сидел, пока колёса прокручивались на месте, закапываясь в песок, и только потом пришёл в себя.

Прячась от ветра за машиной и спотыкаясь, я вошёл на территорию подстанции, откуда лифт отвёз меня ко дну долины на самой окраине столицы. Даже там висело густое облако пыли. Те, кому волей-неволей пришлось выйти на улицу, торопились по своим делам, продираясь сквозь слой мелкой красной пыли, окутавшей весь город; все эти бедолаги надели респираторы и щурили покрасневшие глаза, глядя друг на друга через розовую завесу.

Всю дорогу до офиса Партии единства я бежал. Уверен, моё тело ослабло от голода, жажды, постоянного напряжения, отсутствия сна и невероятной усталости, однако я не обращал внимания на утомление да и вообще ни на что другое, лишь бы добраться до Лили раньше, чем… Раньше, чем что? Я и сам не знал; знал лишь, что моей любимой угрожает опасность и над нами повис злой рок. Интуиция не подвела меня, но я опоздал.

В бизнес-центре, где располагался офис партии Тремуссона, в коридоре перед кабинетом Фило меня ждали Шерлок и Майкрофт Холмсы. А чуть поодаль толпились любопытствующие с вытянувшимися лицами, какие бывают, если случилось нечто ужасное. Тревога нарастала. Я пытался прорваться в кабинет, но Холмс удержал меня, и его тонкие пальцы сжались на моём плече с невероятной силой. Его лицо осунулось, в глазах застыла печаль. Холмс попросил:

— Ради всего святого, Уотсон, не входите туда!

Разумеется, мне только сильнее захотелось войти.

Я оттолкнул Холмса и открыл дверь. Лили в кабинете не оказалось, зато там был Фило Тремуссон. Он сидел за столом, откинувшись в кресле, и смотрел в потолок со смесью удивления и страдания. Приветствие не успело слететь с моих губ. Стол, ковёр и костюм Фило насквозь пропитались кровью, которая вытекала из раны под левым глазом и горла, пробитого насквозь. Должен признаться, к своему стыду, что, несмотря на ужас ситуации, меня волновала только Лили.

Я повернулся и спросил у Холмса, стоявшего за моей спиной:

— Где она? Где Лили?

Он облизнул губы:

— С ней всё в порядке. Во всяком случае, я так думаю.

— Вы думаете? Где она?!

Холмс отвернулся, а когда нашёл в себе силы снова заговорить, то голос его был полон печали:

— Уотсон, я могу только рассказать вам, что видел, но для начала давайте уйдём из этого ужасного места.

Я взглянул на Фило. Внезапно накатила тошнота, которая усилилась, когда я понял, что человек, на которого я возлагал столько надежд, мёртв. Недоумение затмило беспокойство о судьбе Лили. Я послушно вышел за Холмсом из кабинета и проследовал вдоль коридора в другой. Холмс подвинул мне стул, и откуда-то как по волшебству материализовались стакан и бутылка виски. Мой старый друг плеснул мне добрую порцию «анестезии» и подождал, пока я не проглотил большую часть, и только тогда заговорил:

— Лили позвонила мне из кабинета. Она была в ужасе, поскольку слышала через стену голос Мориарти, который громко втолковывал что-то Тремуссону, а тот спокойно отвечал, пытаясь урезонить собеседника. Разумеется, он знать не знал, кто перед ним и какую угрозу представляет незнакомец. Я сказал Лили, что сейчас приду, и велел ей запереться в своём кабинете. Очевидно, она решила поступить по-своему.

Холмс замолчал и обеспокоенно взглянул на меня, но я молчал, утратив дар речи. Более того, я утратил ещё и способность двигаться, сознательно контролировать свои действия и мог лишь пассивно слушать, плясать под дудку бесчувственной вселенной. Холмс продолжил:

— Я не успел спасти Фило Тремуссона. А Лили опередила меня буквально на мгновение. Когда я пришёл, дверь была открыта, внутри находились Лили и Мориарти… — Холмс снова облизнул губы. — Да, Мориарти тоже был там… Он не видел меня, зато видел Лили.

Картинка так ярко возникла у меня перед глазами, словно я тоже присутствовал в кабинете. Два ярких пятна вспыхнули на бледных щеках профессора. Голова начала покачиваться из стороны в сторону в характерной манере.

— Ты! — прошипел он. — Ты выжила! Ты предала меня в Америке?

Лили смогла лишь кивнуть.

— По твоей милости выжили Холмс и Уотсон!

Мориарти хотел было сказать что-то ещё, но почувствовал, что вот-вот снова начнётся сжатие, и тогда с криком страха и ярости он сделал резкий выпад вперёд, схватил Лили и прижал её к себе.

Холмс дополнил картину, которую нарисовало моё воображение.

— И в этот момент… — произнёс он. — В этот момент они испарились. Оба. На мгновение я вроде бы видел вспышку света и ощутил сильный жар, но, должно быть, мне показалось. А ещё у меня нечто наподобие солнечного ожога на лице. — Холмс нервно улыбнулся. — Ах, Уотсон, Уотсон…

Я с трудом поднялся на ноги и стоял покачиваясь.

— Я не виню вас, это не ваш промах, — еле сумел выдавить я.

Холмс положил мне руки на плечи:

— Работа — единственное лекарство от потери, друг мой, а мне нужна ваша помощь. Вы нужны человечеству. У нас осталось меньше ста лет, чтобы возвести нашу гору.

— Что ж, Холмс, возводите свою гору.

Я тяжело опустился на стул, руки повисли как плети. Я заплакал от собственной беспомощности. Как мог этот безумец говорить мне о необходимости возводить какую-то там гору, когда я свалился на самое дно пропасти?


ОТСТУПЛЕНИЕ

Что это за место?

Лили дико озиралась. Она стояла рядом с извилистой дорогой, поднимающейся в гору. С одной стороны был парк, тихий и изысканный, а дальше виднелось море. Небо было подёрнуто дымкой, белый туман скапливался на горизонте, а водная гладь казалась тихой и отливала лазурью. Лили почувствовала на лице, на голых руках и ногах дуновение ветра и задрожала от прикосновения холодного влажного воздуха. На Марсе нынче должно быть тепло. На Марсе… Тогда где она сейчас?

За спиной тянулись улочки с мирными, явно небедными домами. Что-то смутно знакомое. Лили нахмурилась, роясь в памяти.

Ага! Старые фотографии! Она видела ту же картину на семейных снимках. Это были старинные изображения Сан-Франциско, резиденции её предков по материнской линии, где они жили до переезда в Иллинойс. Насколько она помнила, прапрапрабабушка, в честь которой Лили назвали, жила на этой улице со своими кузенами, возможно в одном из этих домов. Если, конечно, здания не перестроили. Архитектура прямо как в девятнадцатом веке. Отличная сохранность! Но как она сама могла оказаться в миллионах миль от Марса? Лили закрыла глаза, пытаясь припомнить.

Мориарти! Это имя первым пришло на ум, и Лили вздрогнула. Он тянет к ней руки… Нет, он её хватает! Она снова вздрогнула, на этот раз от отвращения, поскольку вспомнила, как Мориарти прижимал её к себе, как хищник прижимает жертву. А потом жар и вспышка, прямо как описывал Джон. А потом, потом… Что случилось потом?

Лили неистово цеплялась за тающие воспоминания о каком-то сером пространстве и сером времени, которое длилось не пойми сколько. Она вспомнила лицо Мориарти, которое маячило перед ней в этой серости, искажённое дьявольским ликованием от свершившейся мести. Рот его произносил какие-то слова, которые Лили не слышала. Затем неведомая неумолимая сила оторвала Лили от него. Последнее, что она помнила: вот он цепляется за её руку, но пальцы соскальзывают, и тогда рот Мориарти распахивается в нечеловеческом вопле, но из него не вылетает ни звука. А потом Лили оказалась здесь.

— Там кто-то был, — пробормотала она.

Перед ней всплыла старая фотография. Примерно на том месте, где она находилась сейчас, стоял суровый мужчина, одетый по моде конца 1880-х годов. Как мало изменился квартал с тех пор! Лили всегда хотелось в один прекрасный день приехать сюда, но возможности так и не подвернулось.

Нужно найти центр связи где-нибудь поблизости и позвонить на Марс. Джон пришлёт ей денег, и Лили забронирует билет домой. А может, он присоединится к ней и они вместе проведут здесь отпуск, если, конечно, ему не будет слишком больно. Она знала, что Сан-Франциско неизбежно напомнит ему о той, другой Лили Кантрелл, которую он знал и любил в этом городе в 1880-х. Тогда он вернулся в Англию, скопил денег и при первой же возможности отправил их Лили, как договаривались, но в ответ получил письмо от родственников Лили, в котором говорилось, что девушка ушла по магазинам и исчезла без следа. Какое совпадение! Она никогда не задумывалась, а ведь та Лили Кантрелл и её прапрапрабабушка оказались в Сан-Франциско примерно в одно и то же время.

Тут она заметила, что один из домов поблизости ещё не достроен. Верхняя часть пока что представляла собой только остов будущего здания. Но на том фото дом закончен! На мгновение мир покачнулся, но Лили тут же обрела твёрдую почву под ногами. Дом просто реставрируют, вот и всё!

Из-за угла вышел какой-то мужчина и двинулся в её направлении. Увидев Лили, он встал как вкопанный, и они смотрели друг на дружку разинув рты. Лили разинула рот, поскольку перед ней определённо был мужчина с той старой фотографии, в полном облачении по моде двухсотлетней давности. Лицо такое же чопорное, как Лили запомнилось на снимке.

Лили терзали смутные сомнения, и сомнения эти постепенно становились всё сильнее, отчего у неё подгибались ноги. Те самые ноги, которые были почти полностью открыты под минимальными шортами, и оттого незнакомец уронил челюсть, а теперь добавьте к шортам майку с глубоким вырезом и сандалии.

Внезапно мужчина сорвал с себя сюртук и кинул ей, торопливо сказав:

— Прикройтесь!

Низ или верх? Лили задумалась, но решила, что голые ноги больше оскорбляют викторианского джентльмена, поэтому обернула нижний фасад сюртуком, насколько смогла, а потом изобразила невинность:

— Сэр, может быть, вы мне поможете. Я ищу дом своих кузенов, Томаса и Элизы Кантрелл.

Господи, спасибо, что в мире есть такая вещь, как семейные архивы!

Гнев испарился с лица незнакомца:

— Я и есть Томас Кантрелл. Наш дом вон там. Сестра сейчас дома. Но кто вы?

Боже, всё так и есть! Она и впрямь в 1880-х, а Джон остался на двести лет впереди. Таблеток у неё нет, а без них столько не прожить… Теперь уже из глаз хлынули настоящие слёзы.

— Томас, вы меня не знаете. Мы жили в Иллинойсе, а потом решили переехать сюда, всей семьёй. — Она облизнула губы и быстро придумала подходящий сюжет: — Мы почти уже добрались до места, но тут на нас напали индейцы. Выжила только я. Я притворилась мёртвой, пока они раздевали трупы.

— Ох, какая дикость! Бедное дитя! Пойдёмте скорее внутрь.

Лили поковыляла за своим «кузеном», стараясь не отставать, поскольку из-за сюртука, прикрывавшего ноги, пришлось семенить мелкими шажками. К счастью, кузен Томас был слишком напуган и растроган её историей, чтобы спросить, а как, собственно, Лили удалось проделать длинный путь до Сан-Франциско и по всему городу в таком странном одеянии.

В доме Лили попала в материнские объятия Элизы Кантрелл. У Лили вдруг появилось какое-то странное ощущение, что именно так всё должно быть и это неизбежно. Ей предстояло нечто важное, и хотя она не понимала, что именно, но это было явно что-то хорошее и даже замечательное, и радостное предвкушение прорывалось сквозь отчаяние.

* * *

Спустя шесть месяцев, в январе 1885 года, Лили познакомили с молодым доктором, который только что прибыл из Англии и открыл собственную практику в Сан-Франциско. Его звали Джон Хэмиш Уотсон, и теперь она поняла, чего ждала. Итак, существовала одна-единственная Лили Кантрелл, и это была она.

Оставался ещё один вопрос — насколько хватит укола контрацептивов, сделанного год назад? К тому времени, как Джон Уотсон уехал в Англию в конце лета 1886 года, пообещав прислать ей денег для переезда к нему, Лили знала ответ и на этот вопрос.

Глава двадцать пятая МЕССИАН

Армии маршировали по улицам Марса. Демобилизованы были почти все жители от пятнадцати до сорока пяти, годные по состоянию здоровья. Пока что жизнь текла своим чередом, но присутствовала угроза, что родина призовёт каждого отдать ей долг.

Другие армии, тоже в основном из марсиан, собирались с завидной регулярностью на улицах крупных городов Земли, чтобы продемонстрировать землянам, кому принадлежит власть. Битва за так называемое Отвоевание в 2148-м вышла бескровной и короткой. Земля пребывала в плачевном и раздроблённом состоянии, так что демонстрации силы не потребовалось. Земляне сдались в первый же день после официального начала войны. А теперь, после двадцатилетнего правления марсиан, вряд ли кто-то мог пожаловаться, ведь марсианские армии принесли с собой порядок, мир и даже безопасность, о которой обычные земляне и мечтать не могли уже в течение века.

Человек осваивал новые территории. Марс заселили до предела; новые колонии выросли на Луне и на Венере, а также на орбитах трёх необитаемых планет. Все колонии жёстко контролировал Марс. Население Вселенной составляло порядка пятнадцати триллионов счастливых, богатых и сытых людей, довольных жизнью.

Все народы, все армии и все колонии присягали на верность одному человеку — Мессиану IV, который жил отдельно от подданных на ледяной Европе, галилеевом спутнике Юпитера. Европа служила центром и штаб-квартирой империи, а сам Мессиан был единственным обитателем этой холодной планеты. Поговаривали, что правитель никому не доверяет, а потому его обслуживают только роботы и суперкомпьютеры, по интеллекту сравнимые с людьми. Но никто не заикался о другом: впервые в человеческой истории подобное могущество сконцентрировалось в руках одного человека. Миллиарды людей смотрели в одном направлении, и один-единственный человек был источником власти и законодательства.

В 2170 году, в честь десятилетия восхождения на трон, пускай он даже и не назывался троном, Мессиан IV выступил с речью перед своими подданными. Как и в случае с тремя предшественниками, каждого из которых тоже звали Мессианом, очередного Мессиана называли просто Номером Один. Вполне уместный титул: каждый из четырёх, без сомнения, был Номером Один. Зачем высокопарные звания типа Король Европы? Ведь всех Мессианов отличало фамильное сходство и похожий стиль правления.

Речь Мессиана транслировали в каждом населённом пункте. Она была полна ярких фраз и трогательных сентенций. Преданность человечеству, его великому будущему, и надо всем этим возвышается фигура Мессиана. Все обитатели Земли и Марса, колоний на Венере и в космосе побросали работу, чтобы посмотреть и послушать выступление правителя, как повелось с тех самых пор, когда Мессиан I впервые явил своё лицо народу после убедительного триумфа на выборах.

Марсианская история была обязательным предметом во всех школах, так что каждый знал имена, даты и события из недавнего прошлого Марса. Тем не менее Мессиан ещё раз перечислил их.

Он напомнил о смерти Фило Тремуссона в 2071 году и о победе Мессиана I и его партии на выборах в 2073-м. Тогда и возникла прекрасная традиция, вещал Мессиан, сверкая глазами. Мессиана I переизбирали на высочайший пост, и с каждым разом голосов за него отдавали всё больше. Через десять лет после смерти основателя Партия единства исчезла с политической арены, но противники Тремуссона восприняли-таки его идею великого единения человеческой расы, крушения старых политических и физических границ.

— Вот почему, — слащаво подчеркнул Мессиан, — я приказал в каждом парке поставить статую Фило Тремуссона, изображённого смотрящим на звёзды. Монументы появятся к двадцать пятому юбилею Отвоевания, то есть через три года. К тому времени во всех исторических текстах это великое событие будет называться уже не Отвоеванием, а Воссоединением. Как бы это понравилось Тремуссону!

Мессиан широко улыбнулся невидимым зрителям, а потом резко посерьёзнел:

— Я отлично знаю, что есть и те, кто считает меня и моих предшественников тиранами, поскольку выборы не проводятся уже семьдесят с лишним лет. Это далеко от истины! Сравните наше развитое мирное общество с неограниченными возможностями для всех и анархию, царившую сто лет назад. Анархия, друзья мои, вот подлинная тирания! Когда никто на закате не знает, будет ли жив к восходу следующего дня, когда детей заставляют страдать от голода, города сжигают, а женщин продают в рабство. — Он печально покачал головой. — Вот это и есть подлинная тирания, и не важно, как при этом себя называет политическая система.

Кто-то из зрителей громко соглашался с лидером. Другие тихонько говорили друзьям, что должен быть какой-то третий путь, нечто среднее между анархией и политикой Мессиана. У большинства вообще не было собственного мнения: всё так, как есть, и иначе быть не может.

— Мы четверо — непрерывная ветвь, до века правления не хватает всего трёх лет. Четыре человека с одним именем, одной кровью и одной политической линией. Каждый из нас считал, что лучше наше абсолютное правление, чем альтернатива — анархия. Но что нас ждёт? Закончится ли наше правление? Что ж, династия может прерваться на мне, а может — на Мессиане Миллионном. Возможно, этот день наступит раньше, чем мы можем представить, и тогда придёт черёд сторонникам демократических выборов проявить себя. Всего доброго, друзья мои.

Как только изображение правителя исчезло с экрана, триллионы подданных принялись обсуждать, что означали последние слова. Он собирается передать власть? Уехать куда-то? Умереть? Отречься от престола? Возникло ощущение, что вот-вот грядут перемены и настанет конец спокойной жизни, продолжавшейся на Марсе почти век, а на Земле — двадцать пять лет. Некоторых идея обрадовала, других, напротив, напугала.

* * *

Завершив выступление, Мессиан позвонил своему помощнику, который взял на себя все рутинные вопросы по управлению Марсом, Землёй и остальными поселениями.

— Ну, что думаете, Номер Два?

Усатый помощник на экране поморщился:

— Отвратительно. Одна из худших речей, что мне доводилось слушать за свою долгую жизнь.

— Спасибо. Я всегда могу на вас положиться, вы не подхалим.

— Был и остаюсь, — кивнул Номер Два. — Кстати, вы считаете верным намекать на грядущие события?

— На события, которые, как мы надеемся, грядут, — поправил Мессиан. — Я решил, что нужно предостеречь их. Что будет после Мессиана? Оппозиции требуется стимул, чтобы они зашевелились.

— Легко вам говорить, — проворчал Номер Два, — сидите себе там в изоляции, как Зевс на Олимпе. А мне придётся несколько месяцев справляться с этой вашей оппозицией, когда она активизируется.

Номер Один покачал головой:

— Боже! Бедный вы, бедный. Но, как говорится, исцели себя сам. Я в вас верю и всегда верил. Вы меня не обманете. Я же знаю, что на самом деле вы на их стороне и никогда в действительности не одобряли моих действий.

Номер Два вздохнул:

— Всё познаётся на практике. Если вы добьётесь успеха, я рад буду признать, что вы всё это время были правы. Осталось меньше месяца? Кстати, я опознал большую часть речи.

Мессиан засмеялся:

— Я так и знал, что вы помните. Изрядную часть я передрал из юбилейного выступления Мессиана Второго, но чуть-чуть подкорректировал. Просто не захотелось писать новый текст. Ну и концовочка, конечно.

— Разумеется, я помню, Мессиан Второй выступал с ней каких-то пятьдесят пять лет назад.

— Мой преданный друг, приезжайте, как сможете. Надо произвести окончательные приготовления.

Номер Два кивнул:

— Может быть, завтра. Но точно до конца недели.

Он наклонился и разорвал соединение, а потом встал, потянулся и подошёл к окну, бессознательно подкручивая правый ус, но потом поймал себя на этом движении и остановился. Номер Два был счастлив, когда растительность на лице снова вошла в моду, в том числе и потому, что при наличии усов всегда есть чем занять руки. Он опёрся на подоконник, посмотрел на розовую полоску заката и вздохнул. Да, он действительно считал всю эту затею ошибкой, а своё участие в ней — ещё большей ошибкой. Но в противном случае он был бы просто автоматом, овощем, оцепеневшим от горя и полностью оторванным от мира. Хватит, приказал он себе. Долой жалость и бессмысленные реминисценции.

Он был не только Номером Два, но и организатором и главой секретной оппозиционной ячейки, первой на Марсе, но теперь уже далеко не единственной. Неудивительно, что полиция не могла отыскать следы антиправительственных объединений. Номер Два достал из тайника маску. На вечер была назначена встреча ячейки, так что придётся много всего успеть, прежде чем отправиться к Мессиану и нарушить его уединение на Европе.


ОТСТУПЛЕНИЕ

Середина зимы, насколько он понял по ледяному дождю, серому небу и холодному влажному ветру. Красные кирпичные стены отливали масляным блеском в свете уличных фонарей. Летом солнечно и ярко, а в этом городе мрачной была именно зима. Всё до боли знакомо. Не мог ли он приходить сюда?

Тишину нарушил звук шагов. В пятне света появилась высокая худощавая фигура. Лица незнакомца не было видно из-за шерстяного шарфа и шляпы, но поступь явно принадлежала юноше. Мориарти, глядя на приближающуюся фигуру, вдруг улыбнулся. Как он не видел связи? Столько лет он гадал, кем был тот таинственный посетитель ночью 1868 года, а теперь всё складывается!

Молодой человек поравнялся с ним и остановился, удивлённый, что кто-то ещё может болтаться по улицам в ненастный вечер, да ещё, судя по всему, ждёт именно его. Профессор Джеймс Мориарти сделал шаг вперёд и сказал:

— Добрый вечер, профессор Мориарти. Я хочу поведать вам много интересного.

* * *

Позднее в маленькой служебной квартирке молодой учёный спросил посетителя:

— Как долго вы сможете пробыть здесь?

Пожилой профессор на минуту задумался:

— Всего мне отведено около шести часов, нельзя терять ни минуты, ведь два часа уже прошло.

Молодой человек смотрел на гостя в задумчивости и ужасе. Он не мог понять, даже прибегнув к силе своего интеллекта, почему загадочный незнакомец внушает ему такое благоговение и так очаровывает, а ещё — почему он кажется таким знакомым. Молодой человек не называл своего имени и не давал никакой информации личного характера, но гость знал всю подноготную о прошлом профессора Мориарти и, как он уверял, о будущем тоже.

— Сэр, — наконец сказал молодой Мориарти, — вы нарисовали весьма необычную картину моей будущности, если я отрину свой нынешний путь и пойду по тому, что предлагаете вы. Однако ваш вариант развития событий у большинства моих коллег вызвал бы отвращение.

Пожилой человек тепло, по-отечески улыбнулся:

— Да, серая масса испытала бы отвращение, как вы сказали, но какое вам дело? Вы же не испытываете угрызений совести, насколько я вижу. Признайтесь, этот путь вам уже известен, профессор, и разве он вас всегда не… интриговал?

Молодой человек вскочил, злясь и смущаясь, при этом его переполнял стыд. Он подошёл к окну маленькой квартирки и стоял, сложив руки за спиной и глядя в темноту, а голова слегка покачивалась из стороны в сторону.

Гость смотрел на него с интересом, но не испытывая особого волнения, ведь он чётко помнил те мысли, что мелькали сейчас в голове юноши, и знал, каким будет решение.

— Да, — признался наконец молодой Мориарти. — Такая стезя всегда привлекала меня, но я уже выбрал свою дорогу, и это не путь зла. Мне нужна красота математики. Я хочу посвятить карьеру тому, чтобы открывать юным умам красоту чисел.

Таинственный посетитель улыбался и не приводил никаких доводов, зная, что через пару секунд они появятся сами.

Снаружи раздались пьяные голоса, горланившие песню. По улице, обнявшись и спотыкаясь, шли три красномордых парня. Один поднял голову, заметил бледное аскетичное лицо и неодобрительный взгляд, и показал в окно неприличный жест. Все трое грубо захохотали и скрылись в темноте.

Мориарти фыркнул и резко повернулся. Гость отметил сжатые кулаки, стиснутые зубы и горящие глаза.

— Это три моих студента, — процедил молодой Мориарти.

Гость сочувственно кивнул:

— Немного пользы в том, что, царь досужий, у очага, среди и бесплодных скал, я раздаю, близ вянущей супруги, неполные законы этим диким, что копят, спят, едят, меня не зная[6].

Он встал, схватил юношу за руку и пристально посмотрел ему в глаза, которые находились ровно на уровне его собственных:

— Послушайте. Вы хорошо знакомы с красотой математики, но с той, другой красотой едва начали знакомство. Я лишь обрисовал вам общий контур. Подумайте об этом сегодня вечером, и только тогда вы сможете сделать выбор между вашим сегодняшним путём и тем, что предлагаю я. Не только студенты смеются над вами. Не надо пытаться игнорировать этот факт. Коллеги тоже потешаются над вашими изысканиями. Помните, как они приняли вашу книгу? Когда вам предложили здесь должность благодаря исследованию бинома Ньютона, нашёлся один старикан…

— Харрингтон!

— Да, Харрингтон, который назвал ваш гениальный труд…

— Тривиальным. А сам никогда не писал ничего важного и не напишет!

Молодой человек задумался на минуту, а потом спросил:

— Но что мне делать?

— Вы уже знаете ответ. Я не могу провести у вас всю ночь, но до восхода мы с вами успеем в полной мере отплатить старику Харрингтону за оскорбление. Итак, вы на распутье, Джеймс Мориарти. Выбирайте!

Молодой Мориарти сказал:

— Возможно, я уже выбрал много лет назад, но боялся в этом признаться. — Его губы изогнулись в хищной улыбке: — Да, научите, что сделать с Харрингтоном.

— Я даже помогу вам, — отозвался старый Мориарти с точно такой же улыбкой.

Глава двадцать шестая ВРЕМЯ ВЫШЛО

Одиннадцатое мая 1812 года. Понедельник. Премьер-министр Англии Спенсер Персиваль в зените славы. Он возглавляет парламент и настолько крепко держит страну в руках, что его современники находят это примечательным. Один из них пишет другому, что не видит причин, которые помешают Персивалю остаться премьер-министром ещё как минимум лет двадцать. Враги отчаялись сместить его с поста.

В тот день Спенсер Персиваль шёл по лобби палаты общин и был застрелен Джоном Беллингемом — якобы из личной мести. Джон Беллингем был разорившимся торговцем, который вдобавок отсидел в российской тюрьме. Во всех своих заключениях он винил войны против Наполеона и Штатов, а в войнах, в свою очередь, винил премьер-министра. Большинство жителей страны впоследствии высказывали мнение, что, если даже и имеются хоть какие-то оправдывающие Беллингема обстоятельства, это не отменяет факта его безумства. Увы, мы никогда не узнаем, принадлежала ли идея о том, что Персиваль — виновник всех его бед, самому Беллингему или возникла под влиянием третьего лица.

* * *

Шестьдесят четыре тысячи четыреста дней спустя, тоже в понедельник, третьего июня 1991 года, миссис Летиция Чалмерс — Летти для близких друзей, а для остального мира премьер-министр Великобритании — по привычке допоздна работала в маленьком кабинете, примыкавшем к залу для встреч с министрами на первом этаже здания на Даунинг-стрит.

Изначально помещение задумывалось как офис личного секретаря миссис Чалмерс, довольно просторный и оборудованный всем необходимым.

Миссис Чалмерс, демонстрируя отвращение ко всему показному, оставшееся у неё с детства, проведённого в ямайских трущобах, что в своё время привлекло к ней избирателей, попросила разделить офис на два кабинета поменьше: один для неё, а второй для секретаря. Свой она украсила только книгами, плотно расставленными на полках, которые занимали почти все стены.

Раздался какой-то шорох. Миссис Чалмерс подняла голову и обнаружила, что она не одна, но рядом вовсе не секретарь Уилфорд. Перед ней стоял высокий худой человек с аскетичным лицом. Он слегка сутулился, а голова его выдавалась вперёд и слегка покачивалась из стороны в сторону, как у рептилии. Миссис Чалмерс подумала, что незнакомец бледен как привидение, будто он и впрямь призрак из прошлого века, особенно если судить по одеянию. Как он проник внутрь, непонятно; возможно, полицейский снаружи здания просто заснул. Определённо перед ней сумасшедший, и надо вести себя очень осторожно до прибытия помощи.

Действительно, странный человек несколько минут о чём-то высокопарно вещал и не реагировал на спокойные просьбы премьер-министра покинуть кабинет. Миссис Чалмерс не хотелось нажимать тревожную кнопку под столом: она рассмотрела в кармане незнакомца пистолет, но надеялась утихомирить его словами. Поэтому, когда Уилфорд постучал в дверь и спросил, всё ли хорошо и не нужна ли помощь, она ответила, что помощь не нужна.

Взгляд горящих глаз посетителя обладал почти гипнотическим эффектом. Как ещё объяснить, что она не сразу обратила внимание на агрегат за его спиной — сложную металлическую конструкцию, украшенную латунью, чёрным деревом и слоновой костью. Заметив наконец диковинный аппарат, премьер-министр охнула и моргнула.

Посетитель рассмеялся:

— А это, милая леди, машина, дозволяющая путешествовать во времени. На мой взгляд, вполне простой агрегат, уверяю вас.

— Вы её изобрели и построили? — спросила миссис Чалмерс в надежде польстить самолюбию психа.

Он поморщился:

— Нет. Но я мог бы, если бы подумал об этом раньше, а не стал тратить усилия на бесполезные поиски. Что ж! — внезапно воскликнул он, а потом метнулся вперёд и схватил с книжной полки томик в переплёте из красного сафьяна.

Миссис Чалмерс узнала книгу: несколько лет назад она, повинуясь порыву, купила её в антикварном магазине.

— Ага! — сказал Мориарти — а это был именно он — с довольным видом. — Неоценённые результаты моей первой жизни, плоды потраченной впустую юности. По крайней мере, хоть вы это прочитали. Только поэтому меня подмывает внести изменения в первоначальный план.

Терпение премьер-министра улетучилось вместе со страхом:

— Это старинная книга, ей лет сто, не меньше. Очевидно, что только в ваших нездоровых фантазиях вы приняли участие в её сочинении. А теперь вместе с этой кучей… металлолома убирайтесь вон из моего офиса, а иначе я вызову полицейского, и вас застрелят к чёртовой матери.

Мориарти зарычал как зверь, швырнул книжицу на стол, где она так и осталась лежать, открытая на середине, выхватил пистолет из кармана и выстрелил миссис Чалмерс прямо в сердце, а потом забрался в машину времени и исчез вместе с ней.

* * *

Ещё шестьдесят пять тысяч четыреста дней спустя наступило двадцать пятое июня 2170 года, понедельник. Мессиан IV сидел за своим столом в резиденции на Европе. Почти всю поверхность крошечного спутника занимали герметичные здания с компьютерами.

Мессиана и различными средствами связи, остальное место отводилось под роботов-слуг. В центре огромного комплекса восседал сам Мессиан, а его пальцы с бешеной скоростью бегали по кнопкам на панели управления, глаза сканировали десятки маленьких экранов, вмонтированных в поверхность стола; властитель извлекал нужную информацию, изучал её и отправлял обратно приказы.

Внезапно безумная активность прекратилась. Пальцы Мессиана замерли в воздухе над кнопками. Он поднял голову и посмотрел в камеру, которая была нацелена на него.

— Он прибыл. Он идёт сюда, — произнёс Мессиан спокойным тоном.

Констатировав факт, Мессиан вернулся к своим делам, и пальцы снова замелькали над панелью, а глаза сконцентрировались на экранах. Сторонний наблюдатель ни за что не догадался бы, что Мессиан издаёт давно подготовленные законы, чтобы положить конец тысяче разных проектов.

И снова пальцы замерли, и властитель посмотрел в камеру.

— Я слышу его шаги. Без сомнения, это человек. Рост выше ста восьмидесяти, насколько я могу судить, худощавого телосложения. Он торопится. — На лице Мессиана мелькнула еле заметная ироничная улыбка. — Мне было чрезвычайно интересно послужить вам. — Он неторопливо вернулся к работе.

Два человека, смотревших на картинку с камеры напротив Мессиана, синхронно подались вперёд, задержав дыхание. Теперь они тоже слышали звук торопливых шагов, который чувствительные уши Мессиана уловили ещё несколько минут назад.

Нетерпеливые шаги приближались к двери. Мессиан легонько провёл рукой по столу, закрывая все экраны на столе, чтобы перестал мигать свет. Это был жест обречённости. Затем он выдвинул стул из-за стола и выжидающе уставился на дверь.

В кабинет стремительно ворвался профессор Джеймс Мориарти, протянув руки со скрюченными пальцами, на которых отросли длинные острые ногти. Лицо профессора исказила звериная жестокость, а губы чуть приоткрылись, обнажая длинные жёлтые клыки. Два далёких наблюдателя невольно ахнули. Внезапно Мориарти удивлённо остановился, глядя на правителя пятнадцати триллионов людей. Дикий оскал исчез.

— Ты? — взревел он. — ТЫ?!!

Мориарти не успел пошевелиться, как Мессиан, обладавший реакцией куда быстрее человеческой, метнулся через стол и заключил незваного гостя в объятия. Хищное ожидание на лице Мориарти сменилось выражением понимания и ужаса. Он пронзительно закричал. И тут голова Мессиана IV взорвалась.

Глава двадцать седьмая ВРЕМЯ ДЛЯ ШЕРЛОКА ХОЛМСА

Взрывчатые химические соединения, заложенные в теле Мессиана IV, атомный взрыв, преследующий Мориарти через время, и энергия столетий, накопленная во время череды колебаний, в сумме дали огромную силу. Европа, несчастный маленький спутник Юпитера, исчезла. Два зрителя выглянули из окна посмотреть, как новая звезда вспыхивает и медленно растворяется во тьме над кратером Олимпа.

Тот, что был выше и худощавее, будто сбросил с себя груз напряжения, который носил десятилетиями:

— Ну вот и всё. Долгий получился век. А, Номер Два? То есть Уотсон.

Я улыбнулся:

— Да, отныне я вновь Уотсон. А Номер Один может снова стать Шерлоком Холмсом.

— Ну, Уотсон, скажите мне, не это ли называется доказательством на практике?

— Вряд ли имеет смысл с вами спорить. Вам пришлось изменить ход истории человечества, но удалось-таки возвести достаточно большую гору, чтобы вытащить к ней Мориарти.

— Да, но я посодействовал истории лишь в том, что касается личности Мессиана, самого могущественного правителя Вселенной. Но знаете ли, Уотсон, ведь именно вы подали мне идею.

— Я? Но каким образом?

— Давным-давно вы заставили меня увидеть, насколько невыполнима задача поймать Мориарти. Я понял, что скорее всего мне не удастся оказаться в нужном месте в нужное время да ещё к тому же быть готовым сразиться с ним. Я взял за основу логическое зерно в ваших доводах и придумал, как залучить Мориарти ко мне. А подъём националистического движения на Марсе подвиг меня на изобретение Мессиана.

— В итоге набитый взрывчаткой робот жил в одиночестве на Европе. Но всё же я считаю, что не стоило придавать ему физическое сходство с вами.

Холмс хихикнул:

— Ну вы же знаете, я всегда питал слабость к театральности. Я мысленно видел последнюю встречу Мориарти с роботом в мельчайших подробностях и решил, что у Мессиана будет моя внешность, чтобы сыграть маленькую шутку с профессором.

— Достаточно безобидную, хотя мне почти жаль его.

— Мориарти или робота?

— Возможно, обоих. Машина, которую вы создали, чтобы править миром и заманить Мориарти в ловушку, внезапно в самом конце даже продемонстрировала чувство юмора. Его последняя ремарка показалась мне циничной.

— Да, но разве это не замечательно?

— Как странно думать, что всё наконец закончилось после всех этих лет. — Я вздохнул и покачал головой. — Почти триста лет для вас и сто для меня. И теперь наша миссия выполнена, какую бы форму ни приняло в дальнейшем правительство людей. Для нас здесь нет ролей. Цель так долго предопределяла наши поступки, и теперь…

И теперь, подумал я, после того как я сто лет посвятил выполнению миссии, меня снова ждёт вечность без Лили.

Холмс словно бы прочёл мою мысль или же просто ощутил, как на меня нахлынуло прежнее горе. Он положил мне руку на плечо со словами:

— Мой добрый друг, впереди нас ждёт бесконечность. — Он подвёл меня к окну. — Да, будут и волнения, всенепременно, но вряд ли дело дойдёт до чего-то серьёзного. Разумеется, ваше замечательное предложение возглавить подпольную оппозицию ещё будет оценено по заслугам. Вы создали сеть ячеек, которые во главу угла ставят закон и свободу. Они действовали как уравновешивающая сила и построили основу для будущего общества, так что переход на следующую стадию будет вполне мирным. Теперь, когда Мессиан разжал свой железный кулак, человечество взорвётся миллионом идей, снова начнёт творить и исследовать космос. Вскоре мы увидим, как люди будут путешествовать на скоростях, превышающих скорость мысли. — Холмс махнул рукой в сторону Млечного Пути. — Звёзды, Уотсон! Начнётся массовая эмиграция и колонизация, поселения на многие световые годы вокруг. Появятся новые интересные общества, куда более разнообразные, чем мы видели за всю нашу долгую жизнь. А там, где есть цивилизация, найдутся и изобретательные преступники. И разве тогда смогут великий детектив и его верный помощник стоять в стороне?

Взгляд Холмса затуманился.

— Время, — пробормотал он, глядя в бесконечные дали. — Всё время Вселенной. Время, которого хватит на любые наши мечты и свершения. Время для Шерлока Холмса.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Оставить ребёнка очень больно. С этой болью могла сравниться лишь вынужденная разлука с Джоном Уотсоном, но Лили понимала, что у неё нет выбора. Многие месяцы в душе её нарастало предчувствие, что долго она здесь не пробудет. В этом не было логики, но она принимала ощущение на веру. Что с ней произойдёт, она не знала. Болезнь? Несчастный случай? Убийство? В Сан-Франциско можно было стать жертвой и того, и другого, и третьего. Лили понимала, что с ней что-то случится уже очень скоро, всего через несколько минут, и хотела лишь, чтобы о её крошечной дочери хорошо заботились.

— Я уеду на пару дней, — предупредила она кузенов. стоя перед окном и глядя на голубой горизонт.

Лили не двигалась с места, пока не удостоверилась, что слёзы не польются в самый ответственный момент, но всё равно боялась, что кузены заметят — глаза у неё на мокром месте. Лили понятия не имела, что ответить, если спросят о причине её слёз, а потому ослепительно улыбнулась:

— Не возражаете, если я оставлю малышку на ваше попечение?

— Разумеется, нет! — фыркнул Томас.

— Да мы только рады, — тихо ответила Элиза.

Лили мысленно благословила их. Она помялась:

хотелось дать им подробные инструкции, обнять дочку напоследок покрепче, но нельзя было вызвать подозрений, так что она поцеловала малышку в пухлую щёчку, улыбнулась на прощанье Томасу и Элизе и быстро вышла из дома — красивая женщина, о которой некому было позаботиться в целом мире.

Томас и Элиза смотрели, как кузина Лили быстро идёт вниз по улице.

— Чёртов англичанишка! — с жаром воскликнул Томас Кантрелл. — Так обмануть бедную девушку…

— Поматросил и бросил, — вздохнула сестра.

— Ну, за то, что поматросил, я его винить не могу. Больно уж привлекательная девушка, жаль, что кузина…

— Том! — резко оборвала его сестра. — Иди наверх и принеси чистые пелёнки для малышки!

Когда дом скрылся из виду за углом, Лили остановилась ещё раз взглянуть на море. Она почувствовала себя как-то странно, словно почва под ногами внезапно стала жидкой, ожила и пришла в движение, а воздух начал давить на каждый сантиметр кожи. Давление усиливалось. Зрение её затуманилось. «Вот чего я ждала так долго, — успела подумать Лили. — Но оно ли это? Что со мной происходит?»

А затем вокруг неё стала сгущаться серость межвременья, и Лили чётко осознала, куда несут её потоки энергии. Печаль уступила место радости. Она возвращается! Кроме того, пришло и понимание ещё одного факта: у девочки, которую она оставила, будут внуки, один из которых переберётся в Иллинойс, и у него в свою очередь тоже будет внучка, названная Лили Кантрелл в честь молодой женщины, которая в этот тёплый день покинула дом в Сан-Франциско, чтобы больше её никто никогда не видел.

На самом деле её ещё увидят! Она не знала, когда и где, но это обязательно случится. Может, через тысячу лет или через миллион, на Земле, на Марсе или на невообразимом расстоянии от обеих планет, она появится, чтобы воссоединиться с Джоном Уотсоном, поскольку он стал её навязчивой идеей.

Когда солнечный яркий день померк и Лили поглотило серое пространство межвременья, она рассмеялась от радости и предвкушения.

ОБ АВТОРЕ

Дэвид Дворкин родился в Англии, жил в Южной Африке, а среднюю школу и колледж оканчивал в США. Работал авиакосмическим инженером, программистом и разработчиком технической документации. Является автором нескольких повестей в жанре научной фантастики и ужасов; его перу также принадлежат три книги из цикла «Стар Трек» (одна из них — в соавторстве с сыном Дэниелом) и несколько научных сочинений. Живёт в Денвере с женой Леонор, преподавательницей, редактором и писательницей. Чтобы узнать дополнительную информацию, а также найти ссылки, которые, по мнению автора, могут вас позабавить, посетите сайт Дэвида Дворкина www.dvorkin.com.


Дэвид Дворкин

ВРЕМЯ ДЛЯ ШЕРЛОКА ХОЛМСА


Ответственный редактор Нина Беляева

Художественный редактор Александр Яковлев

Технический редактор Елена Траскевич

Корректор Лариса Иванова

Вёрстка Максима Залиева


В оформлении обложки использована иллюстрация Сиднея Пейджета


Примечания

1

Перевод К. Морозовой.

(обратно)

2

Ли Харви Освальд — единственный официальный подозреваемый в убийстве президента Кеннеди; Гаврило Принцип — убийца эрцгерцога Франца Фердинанда.

(обратно)

3

Перевод В. Набокова.

(обратно)

4

Симон Боливар — один из руководителей борьбы за независимость испанских колоний в Америке; Джузеппе Гарибальди — национальный герой, лидер движения за объединение Италии.

(обратно)

5

Один из самых влиятельных и известных современных физиков-теоретиков.

(обратно)

6

Отрывок из поэмы Альфреда Теннисона «Улисс» (пер. К. Бальмонта).

(обратно)

Оглавление

  • Глава первая ПУТЕШЕСТВИЕ В СУССЕКС
  • Глава вторая СЕКРЕТ СУССЕКСКОГО ВИНА
  • Глава третья СМЕРТЬ НА ДАУНИНГ-СТРИТ
  • Глава четвёртая БЫСТРЕЕ СКОРОСТИ ЗВУКА
  • Глава пятая ВРЕМЯ И НЬЮ-ЙОРК
  • Глава шестая ДВЕ ШТАБ-КВАРТИРЫ
  • Глава седьмая ГРОСС-ПОЙНТ И ДАЛЬШЕ НА ЗАПАД
  • Глава восьмая ИМЯ ИЗ ПРОШЛОГО
  • Глава девятая В ИСТИННОМ СВЕТЕ
  • Глава десятая ОТКРОВЕНИЯ МОРИАРТИ
  • Глава одиннадцатая ПЛАН В ДЕЙСТВИИ
  • Глава двенадцатая ДЕЛУ КОНЕЦ
  • Глава тринадцатая ШОКИРУЮЩИЕ СОБЫТИЯ НА ВОСТОКЕ
  • Глава четырнадцатая ШЕРЛОК ХОЛМС СТРОИТ ГИПОТЕЗЫ
  • Глава пятнадцатая ЭКСПЕРИМЕНТЫ, ОБЪЯСНЕНИЯ И КАНИКУЛЫ
  • Глава шестнадцатая ПОВОРОТ ШТУРВАЛА
  • Глава семнадцатая ГРАФИКИ И ПОДСЧЁТЫ
  • Глава восемнадцатая СМЕРТЬ В ВЕНЕЦИИ И ЕЩЁ ГДЕ-ТО
  • Глава девятнадцатая «И СПАССЯ ТОЛЬКО Я ОДИН…»
  • Глава двадцатая МАРСИАНЕ
  • Глава двадцать первая В ДОЛИНЕ
  • Глава двадцать вторая ЛЮБОПЫТНОЕ ЯВЛЕНИЕ СИГЕРА ШЕРРИНФОРДА И НЕ ТОЛЬКО
  • Глава двадцать третья ПРО МАРСИАНСКИЕ ОВОЩИ
  • Глава двадцать четвёртая ОХОТА
  • Глава двадцать пятая МЕССИАН
  • Глава двадцать шестая ВРЕМЯ ВЫШЛО
  • Глава двадцать седьмая ВРЕМЯ ДЛЯ ШЕРЛОКА ХОЛМСА
  • ПОСЛЕСЛОВИЕ
  • ОБ АВТОРЕ
  • *** Примечания ***