КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 432623 томов
Объем библиотеки - 595 Гб.
Всего авторов - 204709
Пользователей - 97082
«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики

Впечатления

kiyanyn про Костин: Занимательные исторические очерки (сборник рассказов) (Историческая проза)

Отличный набор (в большинстве практически неизвестных) исторических фактов. Рекомендую! :)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Олег про Нэнс: Заговор с целью взлома Америки (Политика)

Осталось лишь дополнить, как Россия напала на Ирак, Ливию и Югославию...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Елена: Хелл. Замужем не просто (Любовная фантастика)

довольно интересно, как и первые книги про Хэлл

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
SubMarinka про Марш: Смерть в экстазе. Убийство в стиле винтаж (сборник) (Классический детектив)

Цитата из аннотации:
«В маленькой деревенской церкви происходит убийство. Погибает юная Кара Куэйн…»
Кто, интересно писал эту аннотацию?! «юная Кара Куэйн» не так уж юна, ей 35 лет, а действие происходит в Лондоне ─ согласитесь, как-то неприлично этот город назвать деревней!
***
Два неторопливых традиционных английских детектива. Как всегда у Найо Марш, элегантный инспектор Аллейн против толпы подозреваемых, которые связаны с жертвой и между собой множеством разнообразных запутанных отношений…
Прекрасная книга для отдыха.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Карова: Бедная невеста для дракона (Любовная фантастика)

Пролистнула. Скудноватый язык, слабовато.. Первая часть явно напоминает сплагиаченную Золушку, герои какие-то картонные и поверхностные.
ГГ служанка, а гонору то ..То в герцогини не хочу, то не могу , хочу, люблю..
Полностью согласна с отзывом кирилл789
Аффтор не пиши больше , это не твое..

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Митюшин: Хронос. Гость из будущего (СИ) (Альтернативная история)

как-то маловато, завязка вроде, а основная часть не написана

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Любопытная про Ратникова: Проданная (Любовная фантастика)

ГГ- юная нежная дева, ее купили ( продали , навязали, отдали ) старому или с дефектами, шрамами мужу –и полюбила на всю жизнь. Ан нет , тут же находится злодей, жаждущий поиметь именно ГГ. Ее конечно же спасают и очень любит муж.
Свадьба , УРА!!
Это сюжет практически каждой книги этого автора, с чуть разбавленным фэнтезийным антуражем.
Очень убогонько и примитивненько.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Рука Оберона (fb2)

- Рука Оберона (пер. Ян Юа) (а.с. Янтарные хроники [перевод Ян Юа]-4) (и.с. Большая библиотека приключений и научной фантастики) 3.73 Мб, 176с. (скачать fb2) - Роджер Джозеф Желязны

Настройки текста:



Роджер Желязны «Рука Оберона»

Джей Холдеман за товарищеские отношения и артишоки

I



Яркая вспышка озарения по мощи сравнялась с необычным солнцем…

Это был он… На свету мне явилось то, что до сих пор я видел лишь светящимся в полумраке: Образ, великий Образ Янтаря[1], брошенный на овальный берег под-над странным небом-морем.

…И благодаря странному чувству, что связывало нас, я знал, что он — настоящий. Что означало — Образ в Янтаре был лишь первой его тенью. Что означало…

Это означало, что сам Янтарь вынесен куда-то за пределы Янтарных владений, Ратн-Я и Тир-на Ног’т.[2] То есть это место, к которому мы пришли, по праву первенства и формы было подлинным Янтарем.

Я повернулся к улыбающемуся Ганелону, борода и волосы его плавились в безжалостном свете.

— Как ты узнал? — спросил я его.

— Знаешь, я очень неплохо умею строить догадки, Корвин, — отозвался он, — и я вспомнил все, что когда-либо ты рассказывал мне о силе Янтаря: как его тень и тени ваших борений распределяются по мирам. Размышляя о черной дороге, я часто пытался прикинуть, не может ли что-то отбрасывать сходную же тень на сам Янтарь. И вообразил, что это что-то должно быть крайне фундаментальным, могучим и тайным, — он указал на пейзаж перед нами. — Как это.

— Продолжай, — сказал я.

Выражение лица у него изменилось, и Ганелон пожал плечами.

— Итак, должен был существовать пласт реальности глубже вашего Янтаря, — объяснил он, — там, где и свершилась грязная работа. Ваш зверь-покровитель вывел на вполне подходящий уголок, а клякса на Образе выглядит искомой грязной работой. Ты согласен?

Я кивнул.

— Меня больше ошеломила твоя проницательность, а не само умозаключение, — сказал я.

— Тут ты обошел меня, — признал Рэндом, — но впечатление проняло меня до самого нутра… если выражаться деликатно. Я верю, что там, внизу, лежит основа нашего мира.

— Иногда события лучше видит посторонний, чем тот, кто участвует в них, — предположил Ганелон.

Рэндом глянул на меня и вновь обратился к зрелищу Образа.

— Как полагаешь, не очень мы навредим, — спросил он, — если спустимся и рассмотрим поподробнее?

— Есть только один способ выяснить, — сказал я.

— Тогда — в цепочку, — согласился Рэндом. — Поведу я.

— Ладно.

Рэндом повел своего коня направо, налево, направо, через длинную череду пологих уступов, которые сначала зиг-, а затем — загом провели нас по краю стены. Держась в том же порядке, что и весь день до этого, я следовал за ним, Ганелон ехал последним.

— Вроде как тут достаточно устойчиво, — воззвал Рэндом.

— Пока что, — сказал я.

— Внизу нечто вроде расселины в скалах.

Я наклонился вперед. Справа, на уровне овальной равнины, темнел вход в пещеру. Располагался он так, что был скрыт от любого, кто занимал позицию выше по склону.

— Мы пройдем довольно-таки близко от него, — сказал я.

— …быстро, осторожно и бесшумно, — добавил Рэндом, вытаскивая клинок.

Я вынул из ножен Грейсвандир[3], а одним поворотом выше и позади меня Ганелон потянул из ножен свое оружие.

Мы не поехали мимо расселины, а еще раз свернули налево, прежде чем приблизиться к ней. Тем не менее мы продолжали двигаться футах в десяти-пятнадцати от входа, и я учуял неприятный запах, который идентифицировать не сумел. Наши жеребцы, должно быть, справились с задачкой лучше или по натуре были пессимистами, потому что они принялись прядать ушами, раздувать ноздри и издавать тревожные звуки, выворачиваясь из уздечек. Но они успокоились, как только мы повернули и снова двинулись прочь. И рецидивов не было, пока мы не добрались до конца спуска и не начали приближаться к поврежденному Образу. Подойти близко лошади отказались.

Рэндом спешился. Он подошел к краю рисунка, остановился и осмотрелся. Спустя некоторое время он, не оглядываясь, заговорил.

— Из того, что мы знаем, — сказал он, — следует, что повреждение было намеренным.

— Похоже, что следует, — сказал я.

— Столь же очевидно, что нас привели сюда не без причины.

— Я бы сказал именно так.

— Тогда не требуется большого воображения, чтобы заключить: цель нашего пребывания здесь — определить, как был поврежден Образ и что можно сделать для починки.

— Возможно. И каков диагноз?

— Пока никакого.

Рэндом двинулся направо по периметру рисунка, туда, где начинался затушеванный участок. Я сунул клинок обратно в ножны и приготовился спешиться. Ганелон вытянул руку и взял меня за плечо.

— Сам справлюсь… — начал я.

Но:

— Корвин, — сказал он, игнорируя мои слова, — там, похоже, что-то есть… ближе к центру Образа. И это не похоже на часть его…

— Где?

Ганелон указал, а я проследил за его жестом.



Ближе к центру располагался посторонний предмет. Палка? Камень? Обрывок бумаги?.. Издалека разобрать было невозможно.

— Вижу, — сказал я.

Мы спешились и направились к Рэндому, который уже сидел на корточках, изучая затертость.

— Ганелон что-то обнаружил по курсу на центр, — сказал я.

Рэндом кивнул.

— Я заметил, — отозвался он. — Просто пытаюсь решить, какой из способов рассмотреть все как следует наилучший. Я не испытываю счастья от мысли прогуляться по поврежденному Образу. С другой стороны, интересно, какие напасти навлеку на себя, если рискну пройти наискосок через почерневший сектор. Как думаешь?

— Пройти через то, что осталось от Образа, потребует времени, — сказал я, — если сопротивление хоть приблизительно равно домашней версии. К тому же нас учили, что сбиться с Образа — смерть… а состояние дел вынудит покинуть его, стоит добраться до кляксы. С другой стороны, как ты говоришь, ступив на черное, можно насторожить врагов. Так что…

— Так что ни один из вас ничего не хочет делать, — прервал Ганелон. — Я пошел.

Не дожидаясь наших криков, он с разбега прыгнул на черный участок, рысью промчался к центру, сделав паузу, достаточно длительную, чтобы подобрать какой-то небольшой предмет, и повернул назад.

Мгновением позже он уже стоял перед нами.

— Рискованно, — сказал Рэндом.

Ганелон кивнул.

— Но вы бы и сейчас продолжали обсуждение проблемы, если бы я не занялся делом. — Он протянул к нам руку. — Ну, и что мы с этим будем делать?

Ганелон держал кинжал. На него был наколот прямоугольник запачканной игральной карты. Я взял его.

— Похоже на Козырь, — сказал Рэндом.

— Да.

Я высвободил карту, разгладил разорванные края. Человек, на которого я смотрел, был полузнаком… в том смысле, конечно, что наполовину он был чужим.

Светлые прямые волосы, чуть заостренные черты лица, легкая улыбка, несколько хрупкое сложение.

Я покачал головой.

— Я его не знаю, — сказал я.

— Дай посмотреть.

Рэндом взял у меня карту, нахмурился над ней.

— Нет, — сказал он чуть погодя. — И я не знаю. Мне кажется, что следовало бы, но… Нет.

В это мгновение лошади снова забеспокоились, и еще сильнее, чем раньше. И достаточно было лишь чуть повернуться, чтобы увидеть причину их беспокойства: в это мгновение это исторглось из пещеры.

— Проклятье, — сказал Рэндом.

Я с ним согласился.

Ганелон прочистил глотку, вытащил клинок.

— Кто-нибудь знает, что это такое? — спросил он тихо.

Первое впечатление от зверя: змееподобие — благодаря движениям и тому, что длинный толстый хвост казался скорее продолжением длинного тонкого тела, чем придатком. Тем не менее зверь передвигался на четырех недобро когтистых лапах с двумя суставами и большими ступнями. Его узкая голова была украшена клювом, и, приближаясь, зверь мотал ею из стороны в сторону, демонстрируя нам сначала один бледно-голубой глаз, а затем — другой. Большие крылья, пурпурные и кожистые, были прижаты к бокам. Зверь не имел ни шерсти, ни перьев, хотя вокруг груди, на плечах, спине и по всей длине хвоста блестела чешуя. От клюва-штыка до извивающегося кончика хвоста зверь казался немногим больше трех метров. Двигаясь, он издавал негромкое звяканье, и я уловил какой-то отблеск у его горла.

— Самое близкое, что знаю, — сказал Рэндом, — это геральдический грифон.[4] Вот только лысый и пурпурный.

— И явно не символ нашей нации[5], — добавил я, вытаскивая Грейсвандир и поднимая острие на один уровень с головой создания.

Зверь выстрелил красным раздвоенным языком. Приподнял на несколько дюймов крылья, затем уронил их. Когда голова его качнулась направо, хвост двинулся влево, затем снова влево и вправо, направо и налево — отрабатывая при приближении эффект, близкий к гипнотическому.

Кажется, его больше интересовали лошади, нежели мы, поскольку двигал он мимо нас туда, где, трясясь мелкой дрожью и перетаптываясь на месте, стояли наши коняшки. Я шевельнулся, чтобы вклиниться.

И в этот миг зверь встал на дыбы.

Крылья его взметнулись, расправившись, словно пара обвисших парусов под внезапным порывом ветра. Зверь сел на задние лапы, башней возвышаясь над нами, и словно занял чуть ли не в четыре раза больше места, чем раньше. И тут он издал пронзительный вопль, пугающий богов, — охотничий клич или вызов, от которого у меня зазвенело в ушах. Вместе с тем он хлопнул крыльями и подпрыгнул, временно переходя в военно-воздушные силы.

Лошади сорвались и понесли. Зверь был вне нашей досягаемости. И только тогда я сообразил, что означали яркая вспышка и позвякивание. Тварь сидела на длинной убегающей в пещеру цепи. Точная длина поводка тут же стала более чем академическим вопросом.

Я развернулся, когда зверь протопал мимо, шипя и размахивая крыльями. Он не обладал достаточной подъемной силой, чтобы в своих коротких рывках взлететь вверх по-настоящему. Я увидел, что Звезда и Огненный Дракон отступают к дальнему краю овала площадки. А Яго, конь Рэндома, наоборот, рванул в сторону Образа.

Зверь вновь плюхнулся на землю, развернулся, словно хотел преследовать Яго, по-видимому, еще раз поизучал нас и замер. На этот раз он находился гораздо ближе — метрах в четырех — и по-петушиному склонил голову набок, демонстрируя нам правый глаз, затем открыл клюв и издал негромкое карканье.

— Как насчет того, чтобы атаковать его сейчас? — сказал Рэндом.

— Нет. Подожди. Слишком странно он себя ведет.

Пока я говорил, зверь уронил голову и распластал крылья. Он трижды ударил клювом о землю и снова вздернул голову. Затем чуть подтянул крылья к себе. Хвост его разок дернулся, потом завилял еще более энергично. Зверь раскрыл клюв и исторг повторное карканье.

В это мгновение нас отвлекли.

Яго вломился в Образ, сильно забирая к краю черного пятна. В пяти-шести метрах от границы, встав поперек силовых линий, конь, словно насекомое в кусок липкой бумаги, влип в одну из Вуалей. Он громко заржал, когда вокруг него вскинулись искры, грива встала дыбом.

Небо над ним потемнело. Но не привычные облака из сконденсировавшейся воды были тому виной. Возникшее образование было безупречно круглым, красным по центру, темным — ближе к краям, и вращалось по часовой стрелке. До наших ушей донесся звук, похожий на перезвон колокола, плавно переходящий в бычий рев.

Яго продолжал бороться — сначала высвободил правую переднюю ногу, затем вновь увяз, пока освобождал левую, — и, не переставая, дико ржал. Искры вздымались до самой его холки, и он стряхивал их, словно капли дождя с тела и шеи, окутываясь слабым маслянистым свечением.

Рев усилился, а в центре красного круга над нами заиграли небольшие молнии. В тот же миг мое внимание привлек хруст. И, глянув вниз, я увидел, как пурпурный грифон откатился назад и сместился так, чтобы встать между нами и громогласным красным феноменом. Грифон скрючился, как гаргулья[6], отворотившись от нас и наблюдая за представлением.

Именно тогда Яго высвободил обе передние ноги и встал на дыбы. К тому мгновению в нем — осыпанном искрами — было что-то нереальное, очертания потеряли отчетливость. Может, он ржал в этот миг, но все звуки тонули в нескончаемом реве, падающем с небес.

Из ревущего пятна сформировалась воронка — яркая, вспыхивающая, завывающая и потрясающе быстрая. Она коснулась взвившегося коня, и на мгновение его очертания страшно растянулись, становясь все более и более разреженными прямо пропорционально расстоянию до пятна. А затем Яго пропал. Какое-то время воронка еще была неподвижна, как идеально сбалансированный волчок. Затем глас ее стал затихать.

Хвост смерча медленно поднялся над Образом на высоту, наверное, в рост человека. А затем, столь же быстро, как и спустился, взвился вверх.

Вой утих. Рев начал спадать. В границе круга увяли миниатюрные молнии. Пятно целиком принялось бледнеть и замедлять ход. Мгновением позже оно обратилось в клочок тьмы; еще мгновение, и — пропало.

От Яго не осталось и следа.

— Меня не спрашивай, — сказал я, когда Рэндом повернулся ко мне. — Понятия не имею.

Он кивнул, затем обратил внимание на нашего пурпурного приятеля, который снова загремел своей цепью.

— Что там с нашим вахтером? — спросил Рэндом, указывая клинком.

— У меня смутное впечатление, что он пытался уберечь нас, — сказал я, делая шаг вперед. — Прикрой меня. Я хочу кое-что проверить.

— Ты уверен, что сможешь быстро сбежать? — спросил Рэндом. — С твоим-то боком…

— Не беспокойся, — сказал я, чуть более сердечно, чем следовало, и продолжил движение.

Он был прав по поводу моего бока, где все еще тупо саднила и изгалялась в притормаживании моих движений подзажившая ножевая рана. Но Грейсвандир по-прежнему была в моей руке, и сложилась одна из тех ситуаций, когда мной овладела уверенность в себе. В прошлом и с неплохими результатами мне уже приходилось полагаться на это чувство. Вот и сейчас настали времена, когда эта азартная игра снова стала актуальной.

Рэндом двинулся прямо и вправо. Я развернулся боком и медленно протянул левую руку вперед — словно знакомился с чужой собакой. Наш геральдический приятель остановился и взялся разворачиваться.

Он снова стал мордой к нам и обозрел Ганелона. Затем изучил мою руку. Опустил голову и повторил потрясшее землю движение, очень мягко каркнул — тихий, невнятный звук, — поднял голову и медленно вытянул шею. Вильнул огромным хвостом, дотронулся клювом до моих пальцев, затем повторил представление. Я осторожно положил ладонь ему на голову. Виляние хвоста участилось; голова осталась неподвижной. Я ласково почесал ему шею, и зверь медленно наклонил голову, словно наслаждаясь. Я отдернул руку и отступил на шаг.

— Думаю, мы уже друзья, — негромко сказал я. — Теперь попробуй ты, Рэндом.

— Шутишь?

— Нет, я уверен, что это безопасно. Попробуй.

— А что будешь делать, если ошибешься?

— Извинюсь.

— Замечательно.

Рэндом приблизился и предложил зверю руку. Тот продолжал исторгать дружелюбие.

— Отлично, — сказал Рэндом полминуты спустя, продолжая ласкать шею стража, — и что мы доказали?

— Что он — сторожевой пес.

— И что он сторожит?

— Очевидно, Образ.

— Тогда экспромтом, — сказал Рэндом, отодвигаясь, — я сказал бы, что его работа оставляет желать лучшего, — он указал на темный участок. — Все легко объяснимо, если страж так дружески настроен к любому, кто не ржет и не ест овса.

— Я думаю, он подпускает не каждого. И вполне возможно, что посадили его сюда уже после того, как было нанесено повреждение, — чтобы защититься от дальнейших нежелательных действий.

— И кто посадил?

— Вот это я тоже хотел бы узнать. Очевидно, кто-то с нашей стороны баррикад.

— Можешь проверить свою теорию — пусть подойдет Ганелон.

Ганелон не двинулся с места.

— Скорей всего, у вас — фамильный запах, — сказал он наконец, — и сторож благосклонен лишь к жителям Янтаря. Так что благодарю, но я, пожалуй, пас.

— Отлично. Впрочем, может, это и неважно. Твои догадки могут быть хороши и так. Есть варианты событий?

— Из двух команд, изо всех сил стремящихся к трону, — сказал Ганелон, — та, что включает Брэнда, Фиону и Блейса, как вы говорили, больше была осведомлена о природе сил, что играют Янтарем. Брэнд не изложил деталей — если вы, конечно, не упускаете каких-то инцидентов, с которыми он может быть связан, — но моя догадка такова: повреждение Образа указывает на методы, которыми их союзники подбирают ключ к вашему государству. Один или несколько ребят из этой команды устроили это повреждение, которое позволило проложить черную дорогу. Если здешний сторожевой пес откликается на фамильный запах или на что-либо другое, связанное с вами, значит, страж мог быть здесь все время и не иметь резона нападать на диверсантов.

— Возможно, — заметил Рэндом. — Есть идея о том, как это произошло?

— Вполне, — отозвался Ганелон, — и, если желаешь, я попробую вам показать.

— И в чем она заключена?

— Идите сюда, — сказал Ганелон, разворачиваясь и направляясь к краю Образа.

Я последовал за ним. Рэндом тоже. Сторожевой грифон крался рядом со мной.

Ганелон повернулся и протянул руку.

— Корвин, можно попросить тот кинжал, который я добыл для вас?

— Вот, — сказал я, доставая кинжал из-за пояса и передавая ему.

— Так в чем же идея? — вопросил Рэндом.

— В крови Янтаря, — отозвался Ганелон.

— Не уверен, что мне нравится эта мысль, — сказал Рэндом.

— Все, что тебе надо сделать, это уколоть палец, — сказал Ганелон, протягивая клинок, — и капнуть кровью на Образ.

— И что случится?

— Попробуй — увидишь.

Рэндом взглянул на меня.

— Что скажешь? — спросил он.

— Валяй. Давай выясним. Я заинтригован.

Он кивнул.

— О’кей.

Рэндом забрал кинжал у Ганелона и резанул подушечку левого мизинца. Затем сжал палец, держа его над Образом. Появилась крошечная алая бусинка, набухла, задрожала, сорвалась.

Тут же из той точки, куда ударила капля, вскинулся завиток дыма, сопровождаемый негромким треском.

— Будь я проклят! — сказал явно изумленный Рэндом.

На Образе появилось крошечное темное пятно, постепенно расплывшееся до размеров полудоллара.

— Вот вам, — сказал Ганелон. — Так все и случилось.

Пятно действительно явилось миниатюрным подобием громадной кляксы по правую руку от нас. Сторожевой грифон издал короткий взвизг и отшатнулся, обеспокоенно мотая головой от одного к другому.

— Легче, мальчик. Легче, — сказал я, протягивая руку и еще раз утихомиривая его.

— Но что могло вызвать такое большое… — начал Рэндом, осекся, медленно кивнул.

— Действительно, что? — сказал Ганелон. — Я не вижу даже отметины, показывающей, где был уничтожен твой конь.

— Кровь Янтаря, — сказал Рэндом. — Ты сегодня предельно проницателен, не так ли?

— Пусть Корвин расскажет тебе о Лоррайн — стране, где я жил так долго, — сказал Ганелон, — стране, где вырос черный круг. Мне известны воздействия тех сил, хотя знал я их лишь издалека. Все становилось яснее и яснее с каждой новостью, что я узнавал от вас. Да, сейчас я понимаю, что знаю больше, чем кто-либо другой. Спроси Корвина о мнении его генерала.

— Корвин, — сказал Рэндом, — дай-ка мне порванный Козырь.

Я вытащил карту из кармана и разгладил. Пятна на ней казались зловещими. Но меня еще поразило и другое. Я не был уверен, что карта была выполнена Дваркином — мудрецом, магом, художником и некогда наставником детей Оберона. До этого момента мне не приходило в голову, что кто-то еще способен сделать такую. Хотя стиль карты и казался знакомым, это была не работа Дваркина. Где я видел эту осторожную линию, менее легкую, чем линия мастера, — словно каждый штрих был тщательно продуман, прежде чем перо коснулось бумаги? Была здесь и еще некая тонкость — рисунок иного порядка по сравнению с Козырями: словно художник работал по старым воспоминаниям, случайным наблюдениям или с чьих-то слов, но не с натуры.

— Козырь, Корвин. Будь так добр, — сказал Рэндом.

То, как он произнес это, заставило меня помешкать. Возникло ощущение, что каким-то образом он сыграл на опережение в чем-то важном, ощущение чего мне было вовсе не по душе.

— Я для тебя уже поласкал старого урода и ради общего дела пустил себе кровь. Не тяни, дай сюда.

Я вручил Рэндому карту, и беспокойство мое усилилось, стоило ему взять Козырь в руку и нахмурить брови. Может, я поглупел? Или ночь в Тир-на Ног’т тормозит мыслительные процессы? Почему…

Рэндом разразился руганью: вереница богохульств, не превзойденная никем из встретившихся мне в моей долгой военной карьере.

Затем:

— В чем дело? — сказал я. — Не понял.

— Кровь Янтаря, — в конце концов выдавил он. — Кто бы это ни был, они сначала прошли Образ. Затем они встали там, в центре, и связались с ним через этот Козырь. Когда он откликнулся и возник прочный контакт, они пырнули его ножом. Его кровь потекла на Образ, стирая ту часть рисунка, так же как и моя здесь.

Рэндом молчал, несколько раз глубоко и резко вздохнув.

— Попахивает ритуалом, — сказал я.

— К черту ритуалы! — сказал он. — К черту их всех! Один из них умрет, Корвин. Я намерен его убить… или ее.

— Я по-прежнему не…

— Я — дурак, — сказал Рэндом, — что не понял сразу. Смотри! Смотри внимательнее!

Он ткнул в меня разорванным Козырем. Я всмотрелся.

И по-прежнему ничего не увидел.

— Теперь смотри на меня! — сказал Рэндом. — Взгляни на меня!

Я так и сделал. Потом снова посмотрел на карту.

И тут сообразил, что он имел в виду.

— Для него я никогда не был ничем, кроме шепота жизни во тьме. Но они убивали моего сына, — сказал Рэндом. — Это — портрет Мартина.

II



Стоя у поврежденного Образа и разглядывая лицо человека, который мог быть, а мог и не быть сыном Рэндома, который, может, умер, а может, и не умер от ножевой раны, нанесенной из Образа, я отвернулся и мысленно сделал гигантский прыжок назад, чтобы еще раз проиграть события, которые привели меня в эту точку необычного откровения. Не так давно я узнал столь много нового, что события последних нескольких лет остались, казалось, совсем в другой жизни, не той, в которой я жил сейчас. Последние дела и много чего прочего, что оказалось вовлечено в эту историю, опять перетасовали все понимание расклада.

Я понятия не имел о своем имени, когда очнулся в Гринвуде — частной больнице в северной части штата Нью-Йорк, где провел две абсолютно пустые недели, последовавшие за аварией. И лишь недавно поведали мне, что авария была организована моим братом Блейсом и произошла сразу же после моего побега из Портеровской больницы в Олбэни. Я выудил эту историю из своего брата Брэнда, который, собственно, и засадил меня в Портеровскую по подложному психиатрическому свидетельству. В Портеровской я несколько дней подвергался электрошоковой терапии; результаты были сомнительны, но, по-видимому, вызвали возвращение некоторых воспоминаний. Скорее всего, это так напугало Блейса, что он предпринял покушение на мою жизнь, прострелив парочку шин моего автомобиля на крутом повороте дороги у озера. Это стоило бы мне жизни, не держись Брэнд на шаг позади Блейса, чтобы подстраховать свое капиталовложение — то есть меня. Брэнд сказал, что брякнул копам, выудил меня из озера и оказал первую помощь, пока не прибыла подмога. Но вскоре Брэнда пленили бывшие партнеры — Блейс и наша сестричка Фиона, — которые поместили его в охраняемую башню в мире, расположенном далеко в Тени.

Существовали две политические клики, замышлявшие и контрзамышлявшие посягательства на трон, оттаптывавшие друг другу пятки, дышавшие в затылок и делавшие друг другу любые гадости, что могли прийти им в голову. Наш брат Эрик, подпираемый братьями Джулиэном и Кэйном, готовился взять трон, долгое время вакантный из-за необъяснимого отсутствия нашего отца Оберона. Необъяснимого для Эрика, Джулиана и Кэйна, само собой. Для другой группировки, включающей Блейса, Фиону и — в прошлом — Брэнда, оно необъяснимым не было, потому что именно они и были виновны в отсутствии Папы. Именно они, сговорившись, и затеяли интригу, чтобы открыть Блейсу дорогу к трону. Но Брэнд допустил тактическую ошибку, попытавшись заручиться поддержкой Кэйна в игре за трон, а Кэйн решил, что лучше сторговаться с Эриком. Это поставило Брэнда под плотный надзор, но не открыло личности его партнеров. Примерно в это же время Блейс с Фионой решили задействовать против Эрика своих тайных союзников. Брэнд заколебался, испугавшись мощи призванных сил, и в результате был отвергнут Блейсом и Фионой. Затем, со всей сворой преследователей на хвосте, он решил полностью нарушить равновесие сил путешествием на тень Земля, где столетия назад меня бросил умирать Эрик. К тому времени Эрик уже знал, что я все-таки не умер, но страдаю тотальной амнезией[7] — которая, в общем, ни в чем не уступала смерти, — и послал сестрицу Флори наблюдать за мной, надеясь этим и ограничиться. Уже потом Брэнд рассказал мне, как добился, чтобы меня поместили в Портеровскую с целью восстановления памяти: как подготовительной операции для моего возвращения в Янтарь.

Пока Фиона и Блейс разбирались с Брэндом, Эрик связался с Флори. Она организовала мой перевод из клиники, куда меня увезла полиция, в Гринвуд со строгим указанием держать меня под наркотиком, пока Эрик готовится к своей коронации в Янтаре. Вскоре после этого было нарушено идиллическое существование нашего брата Рэндома в Тексорами, когда Брэнд ухитрился отправить ему весточку в обход обычных семейных каналов — то есть Козырей — с просьбой об освобождении. Пока Рэндом, который блаженно не состоял ни в одной из грызущихся за власть партий, разбирался со своими делами, я ухитрился сам себя освободить из Гринвуда, по-прежнему не имея памяти. Вытащив у перепуганного гринвудского директора Флорин адрес, я отправился к ней домой в Уэстчестер. Немного, но хитро блефанув, я поселился там в качестве гостя. Между тем для Рэндома попытка спасти Брэнда оказалась неудачной. После того как он прирезал змееобразного стража башни, ему пришлось бежать от внутренней охраны, приспособив для этого одну из странных местных движущихся скал. Тем не менее стражи — крутая банда не совсем человекообразных парней — преуспели в преследовании его сквозь Тень, трюк, обычно невозможный для большинства не-жителей Янтаря. Затем Рэндом свалил на тень Земля, где я водил Флори по дорожкам недоразумений, одновременно пытаясь найти подходящий маршрут для просветления собственных мозгов. В ответ на мои уверения, что он будет под моей защитой, Рэндом пересек континент и прибыл к нам, уверенный, что преследователи — мои творения. Когда я помог уничтожить их, он озадачился, но решил не поднимать этого вопроса, раз уж я вроде как занялся некими личными маневрами в направлении трона. И Рэндом с легкостью уговорился переправить себя через Тень в Янтарь.

В каком-то смысле это приключение принесло пользу, хотя, с другой стороны, было не столь уж и прекрасным. Когда я в конце концов осознал себя, Рэндом и наша сестра Дейрдре, которую мы встретили по дороге, проводили меня в подводный город — отражение Янтаря — Ратн-Я. Там я прошел отражение Образа и как результат восстановил фрагмент воспоминаний — уладив при этом вопрос, истинный я Корвин или одна из его теней. Из Ратн-Я я отбыл в Янтарь, воспользовавшись силой Образа для мгновенного путешествия домой. После незавершенной дуэли с Эриком я смылся через Козырь под крылышко возлюбленного брата и моего чуть было не состоявшегося убийцы — Блейса.

Я присоединился к Блейсу перед штурмом Янтаря — скверно обставленным дельцем, которое мы проиграли. Блейс исчез во время финальной разборки, при обстоятельствах, что выглядели скорее фатальными, но чем больше я узнавал и думал об этих событиях, тем все более иллюзорной становилась фатальность. В результате я стал пленником Эрика и сопротивляющимся участником его коронации, ну а затем он ослепил меня и засадил под замок. За несколько лет в темницах Янтаря я пережил регенерацию глаз, одновременно с этим повреждаясь в уме. И только случайное появление старого Папиного советника Дваркина, пребывающего в еще худшем, чем я, состоянии рассудка, указало путь побега.

После чего я принялся выздоравливать, решив в следующий раз, когда пойду по Эрикову душу, быть более расчетливым. Я пропутешествовал через Тень к старой земле, где правил когда-то, — Авалону[8] — с планами обрести там некую смесь, о которой среди жителей Янтаря было известно только мне, — химически уникальное вещество, способное взрываться в Янтаре. По дороге я прошел через тень Лоррайн[9], наткнувшись там на изгнанного из Авалона моего бывшего генерала Ганелона или кого-то очень сильно смахивающего на него. Я остался там из-за раненого рыцаря, девушки и местного нашествия, необычайно схожего с тем, что творилось в окрестностях самого Янтаря, — растущего черного круга, чем-то родственного черной дороге, по которой шли наши враги и за которую частично ответственным я чувствовал себя: благодаря проклятию, которое я выкрикнул в миг ослепления. Я выиграл битву, потерял девушку и вместе с Ганелоном уехал в Авалон.

Авалон, как выяснилось, находился под защитой моего брата Бенедикта, у которого были собственные заморочки с ситуацией, также состоящей в родстве с черной дорогой-кругом. В последней битве Бенедикт потерял правую руку, но выиграл войну с адскими девами. Он предупредил меня о своих чистых намерениях по отношению к Эрику и Янтарю, а затем предложил гостеприимство своего манора[10], в то время как сам еще на несколько дней остался на поле боя. Именно в доме Бенедикта я встретил Дару.

Дара рассказала, что является праправнучкой Бенедикта и ее существование — тайна для Янтаря. Она, насколько смогла, вытянула из меня сведения о Янтаре, Образе, Козырях и нашей способности двигаться в Тени. Кроме того, она оказалась невероятно искусным фехтовальщиком. Мы позволили себе удовольствие несколько неожиданной любовной игры, как только я вернулся из адской скачки за необработанными алмазами, предназначенными для оплаты того, что мне понадобится в налете на Янтарь. На следующий день мы с Ганелоном сложили наши пожитки — нужные химические продукты — и убыли на тень Земля, где я некогда коротал свое изгнание. Я намеревался приобрести там автоматическое оружие и боезапас, изготовленный по моим инструкциям.

По пути возникли проблемы с черной дорогой, которая слишком размахнулась в своем влиянии на Теневые миры. Вполне хватило бы неприятностей от одного факта ее присутствия, но вдобавок я чуть не погиб в дуэли с Бенедиктом, который последовал за нами в бешеной «адской скачке». Слишком рассвирепевший, чтобы спорить, он дрался со мной в леске — по-прежнему лучший боец, чем я, даже с клинком в левой руке. Я ухитрился одолеть его с помощью трюка-западни — одного из свойств черной дороги, о котором Бенедикту ничего не было известно. Я был убежден, что ему хотелось моей крови из-за любовного мига с Дарой. Но нет. Судя по нескольким словам, которыми мы успели перекинуться, Бенедикт отрицал, что вообще знает что-либо о Даре. А пришел он по наши души в убеждении, что я убил его слуг. И действительно, на землях Бенедикта Ганелон наткнулся на несколько свежих трупов в лесу, но мы решили забыть о них, не имея ни малейшего понятия о том, кто это такие, и ни малейшего желания еще больше усложнять наше существование.

Оставив Бенедикта на попечении нашего брата Джерарда, которого я вызвал по Козырю из Янтаря, мы с Ганелоном отправились дальше на тень Земля, вооружились, навербовали в Тени ударных войск и двинулись атакой на Янтарь. Но по прибытии мы обнаружили, что Янтарь уже атакован тварями, которые пришли по черной дороге. Мое новое оружие быстро обратило события в пользу Янтаря, а мой брат Эрик умер в той битве, свалив на меня свои проблемы, злобное завещание и Талисман Закона — контролирующее погоду оружие, которым он воспользовался против меня, когда мы с Блейсом атаковали Янтарь.

В этой точке событий объявилась Дара, промчалась мимо нас, проскакала в Янтарь, отыскала дорогу к Образу и прошла его — первостатейное доказательство, что мы хоть в какой-то мере одной крови. Тем не менее в течение всего испытания с ней творилась какая-то необычная физическая трансформация. По завершении Образа она объявила, что Янтарь должен быть разрушен. Затем исчезла.



Примерно неделю спустя был убит наш брат Кэйн, при обстоятельствах, которые указывали, что преступник — я. Тот факт, что я прирезал убийцу, едва ли стал удовлетворительным свидетельством моей невиновности, притом что ни один из трупов не смог дать свидетельских показаний. Но, сообразив, что похожих на убийцу ребят я видел, когда они преследовали Рэндома до Флориного дома, я наконец нашел время посидеть с Рэндомом и выслушать его рассказ о неудачной попытке вытащить Брэнда из башни.

…Много лет назад, после того как я ушел в Янтарь, чтобы сразиться на дуэли с Эриком, Рэндом, оставшийся в Ратн-Я, был принужден Мойре — королевой Ратн-Я — жениться на женщине из ее свиты: красивой, но слепой девушке Виалль. Отчасти это стало наказанием за то, что когда-то Рэндом бросил покойную дочь Мойре Морганат, беременную Мартином — тем самым парнем, кто, скорее всего, был изображен на поврежденном Козыре, который Рэндом сейчас держал в руках. Странно — для Рэндома, — но он явно влюбился в Виалль по уши. А теперь рядом с легендарным единорогом Янтаря сошлись пути принца Рэндома и его сына Мартина, смерть матери которого Рэндом искупил любовью к Виалль…

После рассказа Рэндома о попытке спасти Брэнда я сходил за Талисманом Закона и унес его в зал к Образу. Там, чтобы настроиться на него, я последовал тем неполным инструкциям, что мне достались. В процессе настройки я пережил несколько необычных впечатлений и преуспел в освоении наиболее очевидной функции Талисмана: в управлении метеорологическими явлениями. После чего расспросил Флори о моем изгнании. Ее рассказ показался мне вполне сносным и вроде сходился с фактами, которыми я уже обладал, хотя у меня и появилось ощущение, что кое-что из подробностей аварии моей машины она попридержала. Но она опознала в убийце Кэйна такую же тварь, как и те, с кем мы сражались в Уэстчестере у нее дома, и заверила меня в своей поддержке во всех делах, что бы я ни замыслил.

Слушая рассказ Рэндома, я не знал еще о двух группировках и их махинациях. И я решил, что если Брэнд жив, то спасение его — дело первостепенной важности: он явно обладал информацией, и кто-то не хотел ее распространения. Я придумал, как спасти Брэнда, но испытание идеи отложилось на время, необходимое нам с Джерардом, чтобы перевезти тело Кэйна в Янтарь. Немалую часть этого времени Джерард потратил на то, чтобы избить меня почти до потери сознания — на всякий случай, а то вдруг я забыл, что Джерард способен на такой подвиг, — и добавить весомости своим словам о том, что лично убьет меня, коли вдруг обнаружится, что именно я являюсь источником нынешних горестей Янтаря. Это была одна из самых закрытых зрелищных драк, что я знавал, и наблюдала ее вся семья по карте Джерарда: подстраховка на случай, если я возьму да окажусь тем самым преступником и вдруг захочу вычеркнуть имя Джерарда из списка живущих. После избиения мы проехали в Рощу Единорога и выкопали тело Кэйна. И увидели мельком легендарного единорога Янтаря.

Тем же вечером мы встретились в библиотеке дворца в Янтаре, мы — это Рэндом, Джерард, Бенедикт, Джулиэн, Дейрдре, Фиона, Флори, Лльюилл и я сам. Там мы опробовали мою идею о том, как найти Брэнда. Суть заключалась в одновременной попытке всех девятерых добраться до него по Козырю. И у нас все получилось.

Мы связались с Брэндом и смогли перенести его в Янтарь. Но в разгар эксперимента, когда все столпились вокруг и пока Джерард тащил брата к нам, кто-то всадил кинжал Брэнду в бок. Джерард тут же назначил себя лечащим врачом и очистил помещение.

Все остальные перешли в гостиную ниже этажом, где злословили и обсуждали события. В разговоре Фиона предупредила меня, что Талисман Закона, если его носить долго, может представлять собой угрозу, и предположила, что, вероятно, именно Талисман, а вовсе не раны, мог стать причиной смерти Эрика. По ее словам, одним из первых признаков угрозы становилось искажение субъективного чувства времени — явное торможение темпа жизни, в действительности являющееся ускорением физиологических процессов. Я решил впредь быть с Талисманом поосторожнее, поскольку, будучи любимой ученицей Дваркина, Фиона была куда более в курсе дела, чем кто-либо другой.

Наверное, она была права. Наверное, такое воздействие и состоялось позже вечером, когда я вернулся к себе в комнаты. По крайней мере выглядело это так, будто человек, который пытался меня убить, двигался чуть медленнее, чем в сходных обстоятельствах нападал бы я сам. И все равно удар почти достиг цели. Клинок шел мне в бок, а мир отлетел.

Истекая жизнью, я очнулся в моем старом доме на тени Земля, на своей старой кровати, где так долго прожил Карлом Кори. Как я вернулся туда, я не имел понятия. Я выполз наружу — в буран. Едва соображая, спрятал Талисман Закона в старой компостной куче, поскольку мир вокруг и вправду стал замедляться. Затем я добрался до дороги, чтоб помахать рукой проезжающим водителям.

Нашел меня и отвез в ближайшую больницу мой друг и недавний сосед Билл Ротт. Там я попал к тому же врачу, что лечил меня несколько лет назад после аварии. Он заподозрил у меня психическое расстройство, так как старые записи отражали именно такое — сфальсифицированное — положение дел.

Но позже явился Билл и многое уладил. Как адвокат он заинтересовался моим исчезновением и провел кое-какое расследование. Он узнал о подложном медицинском заключении и успешных побегах. Он даже наскреб детали этих происшествий и детали самой аварии. Он по-прежнему чувствовал, что вокруг меня творится нечто странное, но это не стало препятствием в его работе.

Позже по Козырю со мной связался Рэндом и известил, что Брэнд очнулся и спрашивал меня. С помощью Рэндома я вернулся в Янтарь. Сходил проведать Брэнда. Вот тогда я и узнал суть борьбы за власть, что кипела вокруг меня, и ее участников. История Брэнда плюс то, о чем рассказал Билл на тени Земля, придали наконец хоть какой-то смысл и связность событиям последних лет. Еще Брэнд рассказал о природе опасности, с которой мы столкнулись.

На следующий день я не делал ничего, под предлогом подготовки к визиту в Тир-на Ног’т, а на самом деле хотел просто прикупить немножко времени для выздоровления. Но слово дано, и его надо выполнять. Ночью я совершил путешествие в город в небесах, собрав по дороге сумбурную коллекцию знаков и знамений, быть может, ни о чем и не возвещающих, и отхватив необычную механическую руку у призрака моего брата Бенедикта.

Вернувшись с экскурсии по высшим сферам, я позавтракал с Рэндомом и Ганелоном перед тем, как отправиться домой через Колвир. Едва заметно сбивая с толку, тропа стала изменяться. Казалось, будто мы шли сквозь Тень — почти нереальный подвиг возле Янтаря. Когда мы убедились в искажениях тропы, то попытались изменить курс, но ни Рэндом, ни я не сумели повлиять на меняющийся расклад. Примерно тогда и появилась единорог. Казалось, она хотела, чтобы мы следовали за нею. Что мы и сделали.

Она провела нас через калейдоскопический ряд изменений, пока в конце концов мы не прибыли туда, где единорог решила нас покинуть. И вот, опираясь на все события, кувыркающиеся в моей памяти, разум мой двинулся по границе понимания, пробивая путь вперед, к словам, которые только что произнес Рэндом. Я почувствовал, что вновь на чуть-чуть опередил его. Надолго ли, не знаю, но я сообразил раньше, где видел работу той руки, что исполнила разорванный Козырь.

Впадая в меланхолию, Брэнд принимался рисовать, и излюбленная его техника пришла на ум, пока я припоминал холст за холстом, которые он покрывал светом или тенью. Плюс к тому, предпринятая им пару лет назад кампания по сбору описаний и воспоминаний о Мартине среди всех, кто его знал. Но раз Рэндом не признал брэндовского стиля, я прикинул, сколько пройдет времени, пока он додумается; в то время как я, похоже, уже додумался, зачем Брэнд собирал всю эту информацию. Даже если его рука и не сама держала клинок, Брэнд приложил ее к этому делу. Я достаточно хорошо знал Рэндома, чтобы понимать, что обещание он выполнит. Он попытается убить Брэнда, как только увидит связь того с событиями. И это повлечет за собой кучу проблем.

И тот факт, что Брэнд, вероятно, спас мне жизнь, не значит ничего. Я решил, что расквитался с ним, вытащив его из той проклятой башни. Нет. Не моральные обязательства и не чувствительность заставили меня вводить Рэндома в заблуждение или придерживать информацию. Лишь голый, бездушный факт: Брэнд был мне нужен. Он позаботился об этом. Причина для его выгораживания была не более альтруистической, чем у самого Брэнда, когда он выуживал меня из озера. Он владел кое-чем, в чем я нуждался: информацией. Он сообразил это сразу и отмерил только нужную дозу — жизнь обязывает.

— Сходство есть, — сказал я Рэндому, — и ты вполне можешь оказаться прав в предположении, что здесь случилось.

— Конечно, прав.

— И эта карта была разорвана, — сказал я.

— Очевидно. Я не…

— Значит, по Козырю он не прошел. Следовательно, человек, который сделал это, вышел на контакт, но уговорить на встречу не сумел.

— Ну, и? Контакт все равно развивался до точки достаточной устойчивости и близкого присутствия, чтобы нападавший сумел пырнуть Мартина. Кроме того, он мог создать ментальный замок и удерживать Мартина, пока тот истекал кровью. У малыша, должно быть, не так много опыта в обращении с Козырями.

— Может — да, может — нет, — сказал я. — Лльюилл или Мойре могут рассказать нам, как много он знает о Козырях. Но вот к чему я клоню: была ли возможность прервать контакт до смерти Мартина? Если он унаследовал твою способность к регенерации, он мог и выжить.

— Мог? Мне не нужны догадки! Мне нужны ответы!

Мысленно я попытался восстановить равновесие. Я полагал, что знаю нечто, чего не знает Рэндом, но и мой источник был не из лучших. К тому же я хотел пока не устраивать шороха вокруг этой информации, потому что у меня не было случая обсудить все с Бенедиктом. С другой стороны, Мартин был сыном Рэндома, а я хотел отвлечь внимание последнего от Брэнда.

— Рэндом, у меня кое-что есть, — сказал я.

— Что?

— Сразу после того, как пырнули Брэнда, — сказал я, — мы все вместе беседовали в гостиной, и помнишь, когда беседа свернула к Мартину?

— Да. И ничего нового не всплыло.

— У меня было что сказать в тот раз, но я удержался, потому что там присутствовали все. А я хотел продолжить частную беседу с заинтересованной стороной.

— С кем?

— С Бенедиктом.

— Бенедиктом? Ему-то что до Мартина?

— Не знаю. Вот поэтому я и хотел придержать информацию вплоть до выяснения. К тому же мой источник информации оказался несколько нервическим.

— Продолжай.

— Дара. Бенедикт мгновенно сходит с ума, стоит мне упомянуть ее имя, но многое, что она мне говорила, оказывалось правдой… например, путешествие Джулиэна и Джерарда по черной дороге, их ранение, остановка в Авалоне. Бенедикт признал, что все так и было.

— Что она сказала о Мартине?

Действительно. Как сформулировать, не засветив Брэнда?.. Дара сказала, что Брэнд много раз в течение нескольких лет навещал Бенедикта в Авалоне. Разница времен меж Янтарем и Авалоном такова, что, вполне вероятно, визиты попали на период, когда Брэнд активно раскапывал информацию о Мартине. Мне стало интересно, что же могло привлечь Брэнда, ведь они с Бенедиктом никогда особенно приятелями не были.

— Только то, что у Бенедикта был гость по имени Мартин, который, как она думает, явился из Янтаря, — соврал я.

— Когда?

— Некоторое время назад. Я не уверен.

— Почему ты не сказал мне этого раньше?

— В общем, не так уж это и много… да и ты никогда особенно Мартином не интересовался.

Рэндом перевел взгляд на грифона, свернувшегося и булькавшего справа от меня, потом кивнул.

— Сейчас интересуюсь, — сказал он. — Все меняется. Если он все еще жив, мне хотелось бы познакомиться с ним поближе. Если нет…

— О’кей, — сказал я. — Лучший способ отследить один из вариантов — это разузнать путь домой. По-моему, мы увидели все, что предлагалось нам увидеть, и мне уже хочется смыться.

— Я думал об этом, — сказал Рэндом, — и мне пришло в голову, что можно воспользоваться этим Образом. Просто пройти к центру и перенестись домой.

— Пройдя по темной зоне? — спросил я.

— Почему нет? Ганелон уже опробовал это, и с ним все о’кей.

— Минуточку, — сказал Ганелон. — Не сказал бы, что это было легко, и лошадей, я уверен, этим маршрутом не провести.

— К чему ты клонишь? — сказал я.

— Помнишь то место, где мы пересекали черную дорогу… когда бежали из Авалона?

— Конечно.

— Ну, ощущение, что я пережил, добывая карту и кинжал, было схоже с помешательством, которое сошло на нас в тот раз. Это одна из причин, почему я бежал так быстро. Я предпочел бы еще разок попробовать Козыри, продолжая предполагать, что эта точка тождественна Янтарю.

Я кивнул.

— Ладно. С тем же успехом мы можем попробовать и это. Давай собирать лошадей.

Мы так и сделали, уточнив при этом длину грифоновой цепи. Зверюгу осадило метрах в тридцати от входа в пещеру, и он тут же принялся жалобно блеять. Что не упростило работу по умиротворению лошадей, но вызвало необычное ощущение, о котором я решил умолчать.

Как только мы покончили со сборами, Рэндом отыскал свои Козыри, а я вытащил свои.

— Давай попробуем Бенедикта, — сказал он.

— Ладно. Теперь как пожелаете.

Я тут же приметил, что карты на ощупь опять стали холодными — добрый знак. Я оттасовал карту Бенедикта и начал приготовления. Рэндом рядом со мной занимался тем же самым.

Контакт возник почти сразу.

— Чем обязан? — осведомился Бенедикт, взгляд его прогулялся по Рэндому, Ганелону и лошадям, потом встретился с моим.

— Проведешь нас? — сказал я.

— Лошадей тоже?

— В общем, да.

— Прошу.

Бенедикт протянул руку, я коснулся ее. Мы все двинулись на призыв. Мгновением позже мы стояли рядом с ним на высокой скале, прохладный ветер ерошил нашу одежду, и — послеполуденное солнце Янтаря в синем небе, загроможденном облаками. На Бенедикте была плотная кожаная куртка и штаны из оленьей кожи в обтяжку. Блекло-желтая рубашка. Оранжевый плащ скрывал обрубок правой руки. Бенедикт стиснул свои длинные челюсти и воззрился на меня сверху вниз.

— Из интересных краев спешите вы, — сказал Бенедикт. — Я кое-что заметил на дальнем плане.

Я кивнул.

— С этой высотки тоже ничего себе вид открывается, — сказал я, заметив подзорную трубу у Бенедикта на поясе и сообразив, что стоим мы на широком уступе скалы, с которого Эрик распоряжался битвой в день своей смерти и моего возвращения. Я отодвинулся, чтобы взглянуть на темную просеку через Гарнат, тянущуюся к горизонту далеко вниз.

— Да, — сказал Бенедикт. — Черная дорога, похоже, стабилизировала свои границы почти на всем протяжении. Но на некоторых участках она по-прежнему расширяется. Как если бы она приближалась к некоторому… образу… Теперь скажи, откуда это вы прибыли?

— Прошлую ночь я провел в Тир-на Ног’т, — сказал я, — а этим утром, переваливая через Колвир, мы заблудились.

— Это не так просто сделать, — сказал Бенедикт. — Потеряться на собственной горе. Все время держи на восток и — все, ты же знаешь. Это то направление, откуда солнце, как известно, начинает свой путь.

Я почувствовал, что лицо у меня зарделось.

— Был несчастный случай, — сказал я, глядя в сторону. — Мы потеряли лошадь.

— Что за несчастный случай?

— Серьезный… для лошади.

— Бенедикт, — сказал Рэндом, вдруг поднимая взгляд от — как я сообразил — разорванного Козыря, — что ты можешь рассказать мне о моем сыне Мартине?

Прежде чем заговорить, пару мгновений Бенедикт изучал его. Затем:

— Откуда такой внезапный интерес? — спросил он.

— Просто у меня есть основания полагать, что он может быть мертв, — сказал Рэндом. — Если это так, я хочу отомстить. Если не так… ну, даже мысль о том, что он мог умереть, приводит меня в некоторое сумасшествие. Если Мартин все еще жив, мне хотелось бы встретиться с ним и поговорить.

— Что привело тебя к мысли о его возможной смерти?

Рэндом глянул на меня. Я кивнул.

— Начни с завтрака, — сказал я.

— Пока он занят рассказом, я сооружу нам ленч, — сказал Ганелон, роясь в одной из сумок.

А Рэндом начал:

— Единорог указала нам путь…

III



Мы сидели в молчании. Рэндом закончил рассказ, а Бенедикт разглядывал небо над Гарнатом. Лицо его ничего не выражало. Я давным-давно научился уважать его молчание.

Наконец Бенедикт кивнул, один раз, резко, и, повернувшись, взглянул на Рэндома.

— Я давно подозревал нечто подобное, — объявил он, — из того, на что годами намекали Папа с Дваркином. У меня складывалось такое впечатление, что существовал изначальный Образ, который они то ли нашли, то ли создали, а наш Янтарь стал лишь его тенью, примерно равной ему по силе. Но я так и не добился никаких указаний, как можно добраться до изначального Образа.

Бенедикт кивнул на Гарнат.

— Говоришь, это соответствует тому, что было свершено там?

— Похоже, — отозвался Рэндом.

— …И вызвано пролитой кровью Мартина?

— Я так полагаю.

Бенедикт поднял Козырь, который Рэндом передал ему при пересказе событий. На этот раз Бенедикт никак не откомментировал его слова.

— Да, — сказал он наконец, — это Мартин. Он приходил ко мне, как только оставил Ратн-Я. И долгое время оставался со мной.

— Почему он пошел к тебе? — спросил Рэндом.

Бенедикт слабо улыбнулся.

— Понимаешь, ему надо было куда-то идти, — сказал он. — Его тошнило от его положения в Ратн-Я, равно как и в Янтаре; он был молод, свободен и только что обрел силу, пройдя через Образ. Он хотел убраться подальше, посмотреть на мир, попутешествовать в Тени — как и все мы. Как-то я, когда он был маленьким, водил его в Авалон, чтобы дать ему побродить по сухой летней земле, научить ездить верхом и чтобы он увидел, как убирают урожай. Когда он вдруг оказался в состоянии в один миг перенестись куда угодно, его выбор был ограничен немногими известными ему адресами. Конечно, в тот миг он мог задумать грезу о любом мире и уйти туда — создать его, как это бывает. Но он знал: еще многому надо научиться, чтобы гарантировать себе безопасность в Тени. Так что он предпочел отправиться ко мне, чтобы попроситься в ученики. И я его обучил. Большую часть года он провел у меня. Я обучил его искусству поединка, научил его обращению с Козырями и Тенью, проинструктировал в тех вопросах, в которых должен быть сведущ житель Янтаря, если хочет остаться в живых.

— Зачем ты все это делал? — спросил Рэндом.

— Ведь кто-то должен. Он пришел ко мне — и я учил, — отозвался Бенедикт. — Но и нельзя сказать, что мальчик мне не понравился, — добавил он.

Рэндом кивнул.

— Значит, он пробыл с тобой почти год. Что стало с ним потом?

— Страсть к перемене мест, о которой тебе известно не хуже меня. Раз он обрел некую уверенность в своих силах, то захотел испытать себя. В процессе обучения я брал его в путешествия по Тени, представил своим знакомым в различных краях. Но пришло время, когда он захотел идти своим путем. И тогда он сказал мне «до свидания» и убыл.

— Видел ли ты его потом? — спросил Рэндом.

— Да. Он периодически возвращался, оставаясь некоторое время со мной, рассказывал о своих приключениях, открытиях. И всегда было ясно, что это всего лишь визит. Немного погодя его охватывало беспокойство, и он уходил вновь.

— Когда ты видел его в последний раз?

— Несколько лет назад по времени Авалона, при ничем не примечательных обстоятельствах. Этот визит ничем не отличался от прочих. Поутру он объявился, остался недели, наверное, на две, рассказал мне обо всем, что видел и делал, поговорил о многом, что хотел сделать. А потом вновь отправился восвояси.

— И ты больше не слышал о нем?

— Напротив. Было несколько посланий, оставленных у наших общих друзей, когда он проезжал мимо. Время от времени он даже связывался со мной через Козырь…

— У него есть комплект Козырей? — прервал я Бенедикта.

— Да, я подарил ему одну из своих запасных колод.

— А у тебя был его Козырь?

Бенедикт покачал головой.

— Я даже не знал, что таковой существует, пока не увидел вот это, — сказал он, подняв карту и кивая на нее, потом передал Козырь обратно Рэндому. — У меня нет мастерства, чтобы создать его. Рэндом, ты пробовал связаться с Мартином по этому Козырю?

— Да, и много раз с тех пор, как мы нашли карту. А если точнее, то несколько минут назад. И ничего.

— Конечно, это ни о чем не говорит. Если все произошло так, как вы предположили, и Мартин выжил, он мог блокировать любые попытки контакта. Он знает, как это делать.

— А как ты думаешь, случилось так, как я предположил? Ты больше ничего не знаешь об этом?

— У меня есть идея, — сказал Бенедикт. — Видишь ли, несколько лет назад он, раненый, появился в доме наших друзей — не здесь, в Тени. Это была колотая рана от удара клинка. Они сказали, что Мартин пришел к ним в очень плохом состоянии и в детали случившегося в разговоре с ними вдаваться не стал. Он остался на несколько дней — пока не смог снова встать на ноги — и ушел прежде, чем выздоровел окончательно. Это последнее, что они слышали о нем. И последнее, что слышал я.

— И ты не забеспокоился? — спросил Рэндом. — Не стал его искать?

— Конечно, забеспокоился. Мне и сейчас беспокойно. Но человек имеет право на свою собственную жизнь без вмешательства родственников, и неважно, насколько добры их намерения. Мартин пережил кризис и не пытался более связаться со мной. Очевидно, он знает, что ему нужно. У Текис он оставил для меня послание, в котором говорилось, чтобы я не беспокоился, когда узнаю о случившемся, и что он ясно осознает, в какую историю влип.

— Текис? — уточнил я.

— Да. Мои друзья в Тени.

Я воздержался от высказываний. Я вспомнил о Текис просто как еще об одной части Дариного рассказа, поскольку она так искусно переплела истину с ложью. Она упоминала при мне Текис, как будто знала их, как будто жила у них… и все с ведома Бенедикта. Тем не менее момент не показался подходящим, чтобы рассказывать ему о моих видениях минувшей ночи в Тир-на Ног’т и о том, каково было знамение по поводу его родства с девушкой. У меня не было достаточно времени, чтобы обдумать знамение и его подоплеку.

Рэндом встал, сделал несколько шагов, задержался у края скалы, спиной к нам, пальцы сцеплены за спиной. Спустя мгновение он развернулся и прошествовал обратно.

— Как нам связаться с Текис? — спросил он Бенедикта.

— Никак, — сказал Бенедикт, — кроме как поехать в гости.

Рэндом повернулся ко мне.

— Корвин, мне нужна лошадь. Ты говоришь, что Звезда побывал во многих адских скачках…

— У него было трудное утро.

— Не такое уж и трудное. В принципе, он напугался, но сейчас выглядит вполне о’кей. Можно мне позаимствовать его?

Прежде чем я успел ответить, Рэндом повернулся к Бенедикту.

— Ты возьмешь меня с собой, ведь так? — сказал он.

Бенедикт замялся.

— Не знаю, что еще можно узнать… — начал он.

— Все! Вообще все, что они могли бы помнить, — возможно, что-то ранее не казалось важным, а сейчас станет таковым, если знать то, что знаем мы.

Бенедикт посмотрел на меня. Я кивнул.

— Он может отправляться на Звезде, если ты захочешь проводить его.

— Ладно, — сказал Бенедикт, поднимаясь на ноги. — Я схожу за своей лошадью.

Он повернулся и направился туда, где был привязан огромный полосатый зверь.

— Спасибо, Корвин, — сказал Рэндом.

— А ты сделай ответное одолжение.

— Какое?

— Одолжи Козырь Мартина.

— Зачем?

— Проклюнулась одна идея. Она слишком путана, чтобы вникать, если ты хочешь уехать. Но вреда от нее не будет.

Рэндом пожевал губу.

— О’кей. Я хочу получить карту обратно, когда ты разберешься со своей идеей.

— Конечно.

— Это поможет найти Мартина?

— Может быть.

Рэндом передал карту мне.



— Ты сейчас отправишься обратно во дворец? — спросил он.

— Да.

— Тебе не будет трудно сказать Виалль, что случилось, и куда я уехал? Она будет волноваться из-за того, что я не вернулся.

— Обязательно. Я скажу.

— Я буду заботиться о Звезде.

— Я знаю. Удачи.

— Спасибо.


Я ехал на Огненном Драконе. Ганелон шел пешком. Он настоял. Мы проследовали маршрутом, каким я преследовал Дару в день той битвы. Наряду с недавними открытиями наш маршрут, вероятно, вернул мои мысли к ней. Я сдул пыль со своих чувств и тщательно их исследовал. Сообразил, что, несмотря на игры, в которые Дара играла со мной, и на убийства, в которые она была явно посвящена или вовлечена, и на объявленные ею замыслы против королевства, я по-прежнему испытывал к ней нечто большее, нежели просто любопытство. И я не был сильно удивлен, обнаружив это. Все выглядело так же, как и в последний раз, когда я проводил внезапную инспекцию в казармах эмоций. Тогда я задумался, сколько правды могло быть в моем финальном видении предыдущей ночью, где заявлялась линия ее возможного родства с Бенедиктом. Физическое сходство имелось, в этом я был убежден более чем наполовину. Правда, в призрачном городе тень Бенедикта утратила так много, подняв новую странную руку в защиту Дары…

— Что смешного? — спросил голос Ганелона с левой стороны, где он шагал возле головы лошади.

— Рука, — сказал я, — что пришла за мной из Тир-на Ног’т… Я беспокоился о каком-то тайном значении, о некой непредвиденной силе рока, скрытой в этой штуке, пришедшей в наш мир из города тайны и грез. Но она не протянула и дня. Не осталось ничего, когда Образ уничтожил Яго. Видения целой ночи пошли насмарку.

Ганелон прочистил глотку.

— Ну, это не совсем так, как ты думаешь, — сказал он.

— В каком смысле?

— Механической руки не было в седельной сумке Яго. Рэндом уложил ее к тебе. В сумке Яго оставалась еда, а когда мы ее съели, Рэндом сунул туда утварь, а руку — нет. Там просто не было места.

— Ого, — сказал я. — Значит…

Ганелон кивнул.

— …так что сейчас она с ним, — закончил он.

— И рука, и Бенедикт. Проклятье! Мне это не очень нравится. Эта рука пыталась меня убить. Раньше в Тир-на Ног’т никогда ни на кого не нападали.

— Но Бенедикт — с Бенедиктом порядок. Он на нашей стороне, даже если у вас есть мелкие разногласия. Верно?

Я не ответил.

Ганелон протянул руку и взял поводья Огненного Дракона, остановив лошадь. Затем он взглянул снизу вверх, изучая мое лицо.

— Корвин, что все-таки случилось там, наверху? Что ты узнал?

Я замешкался. А правда, что же я узнал в небесном городе? Никто не может быть уверен в механизме видений Тир-на Ног’т. Ведь может быть так — как мы временами полагаем, — что небесный город просто служит для воплощения чьих-либо невысказанных страхов и желаний, перемешанных с неосознанными догадками.

Делиться выводами и более или менее обоснованными догадками — это-то легко. Подозрения, порожденные чем-то неведомым, вероятно, запоминаются легче, чем те, что пущены в обращение. И все же рука была достаточно материальной…

— Я говорил тебе, — сказал я, — что вырвал эту руку у призрака Бенедикта. Надеюсь, понятно, что при этом мы сражались.

— Значит, ты рассматриваешь это как знак, что вы с Бенедиктом со временем окажетесь в конфликте?

— Наверное.

— Для этого есть повод, не так ли?

— О’кей, — сказал я, без труда подавив вздох. — Да. Было знамение, что Дара — на самом деле родственница Бенедикта… и это вполне может быть правдой. И если это так, то вполне возможно, что он не знает о родстве. Следовательно, есть смысл придержать эти сведения, пока не сможем подтвердить или опровергнуть родство. Понятно?

— Конечно. Но как могло такое случиться?

— Так, как сказала она.

— Праправнучка?

Я кивнул.

— От кого?

— Адская дева, Линтра, о которой мы знали лишь понаслышке, — леди, которая стоила Бенедикту руки.

— Но битва была недавно.

— Время по-разному течет в различных доменах Тени, Ганелон. Тем более в дальних пределах… Это не так уж невозможно.

Ганелон покачал головой и разжал кулак.

— Корвин, я думаю, что Бенедикту следует знать обо всем, — сказал он. — Если это правда, ты обязан дать ему шанс подготовиться, а не сталкивать его с потомками внезапно. Вы настолько бесплодный народ, что отцовство, мне кажется, бьет по вам крепче, чем по остальным. Посмотри на Рэндома. Годами не признавал сына, а сейчас… у меня такое чувство, что он готов рискнуть за него жизнью.

— У меня похожее чувство, — сказал я. — Теперь забудь первую часть, но перенеси вторую на шаг вперед в случае Бенедикта.

— Ты думаешь, что он примет сторону Дары против Янтаря?

— Я предпочел бы не предоставлять Бенедикту такого выбора, не давать даже информации, что выбор существует… если он существует.

— По-моему, ты окажешь ему дурную услугу. Бенедикт не слишком похож на эмоциональное дитя. Свяжись с ним по Козырю и расскажи о своих подозрениях. По меньшей мере он сможет все обдумать и не будет рисковать без подготовки на какой-нибудь внезапной очной ставке.

— Он не поверит мне. Ты видел, что с ним происходит, стоит мне упомянуть Дару.

— Что само по себе может что-то означать. Может, он подозревает, что ты прав, и отвергает так неистово, потому что иначе не может.

— Что на данный момент расширяет пробоину, которую я стараюсь залатать.

— Твое молчание сейчас может заложить основы полного разрыва, если он вдруг все выяснит сам.

— Нет. Полагаю, я лучше, чем ты, знаю своего брата.

Ганелон отпустил поводья.

— Прекрасно, — сказал он. — Надеюсь, что ты прав.

Я не ответил, но вновь пустил Огненного Дракона шагом. Между нами существовал молчаливый уговор, что Ганелон может спросить меня обо всем, что ему угодно, так же безусловно принималось, что я выслушаю любой совет, который он мне изложит. Отчасти так получалось из-за того, что положение Ганелона было уникальным. Мы не были родственниками. Он не был жителем Янтаря. Сражения и проблемы Янтаря он сам сделал своей головной болью. Давным-давно мы были друзьями, а затем врагами, и в конце концов — совсем недавно — вновь стали друзьями и союзниками в битве за страну, где Ганелон прижился. Там дела завершились, и он напросился пойти со мной, чтобы подсобить в улаживании моих дел и дел Янтаря. Как я понимал, ни он ничего сейчас не был мне должен, ни я ему — если кто-то вдруг ведет счет в подобных делах. Следовательно, нас связывала только дружба — штука посильнее, чем прошлые долги и вопросы чести: другими словами, она давала ему право высказываться по таким вопросам, с которыми даже Рэндому я рекомендовал пойти к дьяволу, как только мое мнение определялось. Я сообразил, что не следует впадать в гнев, раз все, что говорил Ганелон, предлагалось от чистого сердца. Вероятнее всего, это было старой воинской дружбой, идущей от нашего самого раннего соратничества, равно как сейчас мы были повязаны нынешним положением дел, хотя мне совсем не нравится, когда оспариваются мои решения и приказы. А ведь по идее, решил я, мне следует рассердиться на то, что за последнее время Ганелон сделал несколько трезвых догадок, и на них основывались далеко идущие предположения — в то время как я считал, что сам должен был ухватить их. Интересно, кому понравится выказывать негодование, основывающееся на чем-то столь же идиотском? Все же… и это все? Простая проекция неудовлетворенности, подкрепленной парой примеров личной непригодности? Старый армейский рефлекс на святость моих решений? Или меня беспокоит что-то сидевшее глубоко и вдруг полезшее на поверхность?

— Корвин, — сказал Ганелон. — Я тут подумал немного…

Я вздохнул.

— Да?

— …о сыне Рэндома. Эта способность, что помогает лечиться вашей компании… может, парень выжил и живет себе.

— Мне бы хотелось так думать.

— Не спеши.

— В каком смысле?

— Вывод такой, что, раз он вырос в Ратн-Я, то практически не имел дел с Янтарем и остальной семьей.

— Скорее всего.

— По сути, кроме Бенедикта — и Лльюилл в Ратн-Я, — единственный, с кем он, очевидно, еще входил в контакт, был тот, кто его пырнул, — Блейс, Брэнд или Фиона. Мне пришло в голову, что у парня, вероятно, сильно искажено представление о семействе.

— Искажено, — сказал я, — но, возможно, и вполне обоснованно, если я правильно понял, куда ты целишь.

— Скорее всего, правильно. Вполне понятно, что он не только боится семьи, но основную кучу страхов пристегнул к вам.

— Вполне возможно, — сказал я.

— Может, он решил стать врагом?

Я покачал головой.

— Нет, если он знает, что враг — на стороне той команды, что пыталась убить его.

— А они на чьей? Очень интересно… Говоришь, Брэнд испугался и хотел уклониться от соглашения, которое подписал с бандой черной дороги. Если они так сильны, интересно, не стали ли Фиона с Блейсом их инструментами? В таком случае я могу понять, почему Мартин забрасывает удочку в поисках чего-нибудь, что дало бы ему власть над ними.

— Слишком сложное хитросплетение догадок, — сказал я.

— Похоже, враг знает о вас слишком много.

— Верно, но и у них завелась пара предателей, чтобы начитать курс лекций.

— Могли ли они передать неприятелю все, что, как ты говоришь, знала Дара?

— Хороший вопрос, — сказал я, — но сказать трудно.

Кроме ситуации с Текис, которая немедленно пришла мне на ум. Но в тот же миг я решил придержать ее для себя, скорее для того, чтобы выяснить, к чему клонит Ганелон, и не отходить от темы. Итак:

— Мартин вряд ли был в состоянии рассказать о Янтаре что-нибудь значимое, — сказал я.

Несколько мгновений Ганелон молчал. Затем:

— Был ли у тебя случай проверить идею, что я высказал в ту ночь у твоей гробницы? — спросил он.

— Что за идея?

— Нельзя ли подсадить «жучка» на Козыри, — сказал Ганелон. — К тому же известно, что у Мартина была колода…

Теперь была моя очередь молчать, пока небольшой прайд мгновений гуськом слева направо пересекал мою дорогу, высунув языки в мою сторону.

— Нет, — сказал я. — Не было случая проверить.

Мы проехали довольно много, прежде чем он сказал:

— Корвин, в тот вечер, когда вы вернули домой Брэнда…

— Да?

— Ты говоришь, что просчитал всех, пытаясь выяснить, кто тебя пырнул, и что каждый из них с трудом укладывается во время, нужное, чтобы провернуть трюк.

— Ох, — сказал я, — и еще раз ох.

Ганелон кивнул.

— Теперь у тебя есть еще один родственник для размышлений. Ему может недоставать семейного изящества лишь потому, что он молод и нетренирован.

Оставив зарубку в памяти, я сделал ручкой молчаливому параду мгновений, что тянулись между Янтарем и тем временем.

IV



Когда я постучал, она спросила, кто там, и я ответил.

— Минуточку.

Я услышал ее шаги, а затем дверь приоткрылась. Виалль была лишь немногим выше пяти футов и впечатляюще стройна. Брюнетка с красивыми чертами и с очень тихим голосом. Одежда в красных тонах. Незрячие глаза смотрели сквозь меня, напоминая мне о моей прошлой тьме, о боли.

— Рэндом, — сказал я, — просил передать, что он чуть задержится, но беспокоиться не о чем.

— Пожалуйста, входи, — сказала Виалль, делая шаг в сторону и распахивая дверь настежь.

Я вошел. Не хотел, но вошел. Я не намеревался выполнять просьбу Рэндома буквально — вот так сообщать ей, что случилось, и куда он отправился. Я собирался просто сказать то, что уже сказал, и ничего более. И пока мы не расстались с Рэндомом, я не осознал до конца его просьбу: он просто попросил меня пойти и сказать его жене — с которой я за всю жизнь не перемолвился больше чем полудюжиной слов, — что он отправился искать своего незаконнорожденного сына — мальчика, чья мать, Морганат, покончила жизнь самоубийством, за что Рэндом был наказан принудительной женитьбой на Виалль. Факт, что каким-то образом женитьба оказала благотворное воздействие, просто приводил меня в изумление. У меня не было никакого желания сбрасывать сюда груз ужасных новостей, и как только я вошел в комнату, то стал выдумывать что-нибудь альтернативное.

Я миновал бюст Рэндома, выставленный на высокой полке слева от меня. Я действительно прошел мимо, а лишь потом отметил, что моделью, и вправду, был мой брат. И тут я увидел ее рабочий стол.

Обернувшись, я внимательно осмотрел бюст.

— Я не сообразил, что лепила ты, — сказал я.

— Да.

Окинув взглядом апартаменты, я быстро приметил другие образчики ее работы.

— А ничего, — сказал я.

— Спасибо. Не присядешь?

Я погрузился в большое кресло с высокими ручками, что оказалось куда удобнее, чем на первый взгляд. Виалль уселась на низкий диван справа от меня, подобрав ноги под себя.

— Могу я предложить тебе что-нибудь поесть или выпить?

— Нет, спасибо. У меня мало времени. В общем, так: Рэндом, Ганелон и я слегка сбились с дороги на пути домой, а затем, чуть задержавшись, встретились с Бенедиктом. В результате Рэндому с Бенедиктом пришлось отправиться в еще одно небольшое путешествие.

— Как долго его не будет?

— Вероятно, всю ночь. Может быть, чуть дольше. Если дело затянется, он свяжется по чьему-нибудь Козырю, и мы дадим тебе знать.

В боку у меня запульсировало, и я, положив на него ладонь, принялся слегка массировать.

— Рэндом много чего рассказал о тебе, — сказала Виалль.

Я хмыкнул.

— Ты уверен, что тебе не хочется что-нибудь съесть? Мне это совсем нетрудно.

— Он рассказывал, что я всегда голоден?

Виалль рассмеялась.

— Нет. Но если у вас было так много похождений, то, полагаю, у вас не было времени на ленч.

— В этом ты права лишь наполовину. Да ладно. Если у тебя есть под рукой кусочек хлеба, то было бы совсем недурно его сжевать.

— Хорошо. Подожди минуточку.

Она поднялась и удалилась в соседнюю комнату. Я воспользовался моментом и взялся сладострастно скрести вокруг раны, где вспыхнул внезапный зуд, способный свести в могилу. Я воспользовался гостеприимством Виалль отчасти по причине ноющей раны, а отчасти от голода. Лишь потом меня осенило, что Виалль не могла увидеть моих атак на драный бок. Ее точные движения, уверенная манера держаться ослабили мое осознание ее слепоты. Хорошо. Я даже порадовался, что Виалль способна переносить увечье так лихо.

Я услышал, как она мурлычет мелодию: «Баллада о Бороздящих Волны» — песня великого Янтарного торгового флота. Янтарь не располагал богатой промышленностью, да и сельское хозяйство никогда не было его сильной стороной. Но наши корабли бороздили тени, курсируя между чем-то и где-то, совершая торговые сделки. Чуть ли не каждый житель Янтаря мужского пола — знатный или незнатный — сколько-то лет жизни уделял флоту. Обладатели нужной крови давным-давно проложили торговые пути, чтобы по ним могли следовать другие корабли: моря двух дюжин миров помнил каждый капитан Янтаря. В незапамятные времена и я принимал участие в покорении вод, и хотя оно никогда не было столь же фундаментальным, как у Джерарда или Кэйна, меня всегда трогали силы глубин и дух тех людей, что пересекали моря.

Чуть погодя вошла Виалль с подносом, отягощенным хлебом, мясом, сыром, фруктами и флягой вина. Она поставила его на стол.

— Ты хочешь накормить целый полк? — спросил я.

— Лучшее из того, что осталось.

— Спасибо. Присоединишься?

— Пожалуй, немножко фруктов, — сказала она.

Ее пальцы поискали секунду, нашли яблоко. Виалль вернулась на диван.

— Рэндом говорит, что эту песню написал ты, — сказала она.

— Это было очень давно, Виалль.

— Сочинял ли что-нибудь в последнее время?

Я начал качать головой, спохватился, сказал:

— Нет. Эта часть меня… в отпуске.

— Жаль. Баллада прекрасна.

— Рэндом — вот кто настоящий музыкант в нашей семье.

— Да, он очень хорош. Но исполнение и сочинение — вещи разные.

— Верно. Когда-нибудь, когда станет полегче… Скажи, ты счастлива здесь, в Янтаре? Все ли тебе нравится? Может, что нужно?

Виалль улыбнулась.

— Все, что мне нужно, — это Рэндом. Он — хороший человек.

Меня странным образом тронуло то, что она так говорила о нем.

— Тогда я счастлив за тебя, — сказал я. — Он младше, меньше… и мог бы все воспринимать чуть более болезненно, чем прочие, — продолжил я. — Нет ничего более бесполезного, чем еще один принц, когда их и без него целая толпа. Я виноват не меньше остальных. Мы с Блейсом завезли его как-то на пару дней на островок к югу отсюда…

— …А Джерард, когда узнал об этом, отправился и привез его обратно, — сказала Виалль. — Да, Рэндом рассказывал. Должно быть, это тебя мучает, раз ты помнишь об этом много лет спустя.

— Должно быть. У него наверняка тоже остался неприятный осадок.

— Нет, Рэндом давным-давно простил тебя. Он рассказал об этом как о шутке. К тому же он вогнал гвоздь в каблук твоего сапога — и тот потом воткнулся тебе в пятку.

— Так это был Рэндом! Будь я проклят! А я всегда винил в этом Джулиэна.

— Это Рэндома и волнует.

— Как давно все это было… — сказал я.

Я покачал головой и вернулся к еде. Голод крепко прихватил меня, и Виалль предоставила мне несколько минут тишины, которые позволили спокойно расквитаться с голодом. Когда я наелся, то почувствовал, что должен что-нибудь сказать.

— Да, так лучше. Гораздо лучше, — начал я. — Ночь в небесном городе оказалась и странной, и непростой.

— Получил полезные небесные знамения?

— Не знаю, насколько они будут полезны. Но, с другой стороны, лучше, когда они есть, чем когда их нет. А здесь ничего интересного не случилось?

— Слуга рассказал мне, что ваш брат Брэнд идет на поправку. Этим утром он хорошо поел, чем всех воодушевил.

— Верно, — сказал я. — Верно. Вроде бы он вне опасности.

— Возможно. Это… Эта ужасная череда событий, в которых вы все замешаны. Жаль. Я надеялась, что в ту ночь, что ты провел в Тир-на Ног’т, ты сможешь обрести некий знак на поворот к лучшему в ваших делах.

— Это не имеет значения, — сказал я. — Я совсем не уверен в ценности такого знака.

— Тогда почему… О.

Я изучал Виалль с возрастающим интересом. Ее лицо по-прежнему не выдавало ничего, но правая рука нервно двигалась, пальцы простукивали и выщипывали обивку дивана. Затем, словно внезапно осознав красноречивость своих жестов, рука замерла. Виалль явно вспомнила ответ на свой собственный вопрос и теперь хотела обдумать его в тишине.

— Да, — сказал я. — Я это скрываю. Тебе известно, что я ранен.

Она кивнула.

— Я не сержусь на Рэндома за то, что он рассказал тебе, — сказал я. — Его суждения всегда были проницательны и направлены во благо. И не вижу причин не полагаться на них. Но обязан знать, что он тебе рассказал: как для твоей безопасности, так и для моего спокойствия. Ибо есть вещи, о которых я имею некое суждение, но о которых еще не упоминал вслух.

— Я понимаю. Трудно оценивать невысказанное — я имею в виду то, что он мог утаить, — но он рассказал большую часть. Я знаю твою историю и истории большинства ваших родственников. Он держит меня в курсе событий, подозрений, догадок.

— Спасибо, — сказал я, делая глоток вина. — Теперь, раз уж тебе столько известно, разговор для меня станет полегче. Я собираюсь рассказать тебе, что случилось от завтрака и по сей момент…

Так я и сделал.

Пока я говорил, Виалль время от времени улыбалась, но не прерывала. Когда я остановился, она спросила:

— Ты решил, что упоминание о Мартине расстроит меня?

— Мне казалось, что да, — сказал я.

— Нет, — сказала Виалль. — Видишь ли, я знала Мартина еще в Ратн-Я, когда он был совсем маленьким мальчиком. Я была там, пока он рос. Тогда он мне нравился. Даже если б он не был сыном Рэндома, он по-прежнему был бы мне дорог. Я могу только порадоваться заботе Рэндома и надеяться, что она не опоздала и будет на пользу им обоим.

Я покачал головой.

— Не часто встретишь таких людей, как ты, — сказал я. — Рад, что в конце концов мне повезло.



Она рассмеялась, затем сказала:

— Ты долго прожил без зрения.

— Да.

— Это может либо озлобить человека, либо даровать ему огромное счастье от того, чем он обладает.

Со дней слепоты я не задумывался над своими чувствами, чтобы понять, что я — первое «либо» в словах Виалль, даже если сбросить со счетов все обстоятельства, при которых я пострадал. Мне жаль, но вот такой я и есть, и мне — жаль.

— Верно, — сказал я. — Ты — счастливица.

— На самом деле это всего лишь состояние ума — нечто такое, что вполне может оценить Повелитель Тени.

Виалль поднялась.

— Меня всегда интересовали твои черты, — сказала она. — Рэндом описывал тебя, но это другое дело. Можно?

— Конечно.

Она приблизилась и положила кончики пальцев мне на лицо. Деликатно отследила лицо.

— Да, — сказала Виалль, — по большей части ты такой, как я тебя и представляла. А еще я чувствую напряжение. Оно давно держит тебя, не так ли?

— В той или иной форме, полагаю, с момента возвращения в Янтарь.

— Любопытно, — сказала она, — а был ли ты счастливей до того, как вернул память?

— Это один из тех некорректных вопросов, — сказал я. — К тому же я мог быть мертв, если б не вернул ее. Давай пока отложим эту тему, ведь уже в те времена возникали дела, что приводили меня в бешенство, тревожили меня каждодневно. Я постоянно пытался понять, кто же я на самом деле, что я такое.

— Но ты был более счастлив, чем сейчас, или менее?

— Ни то ни другое, — сказал я. — Равновесно. Это, как ты понимаешь, состояние ума. Но даже если это и неправда, я никогда не смог бы вернуться к той жизни — сейчас, когда я знаю, кто я, сейчас, когда я обрел Янтарь.

— Почему нет?

— Почему ты об этом спрашиваешь?

— Хочу понять тебя, — сказала она. — С тех пор, как я в Ратн-Я услышала о тебе, еще до того, как Рэндом рассказал эти истории, меня интересовало, что же гнало тебя к цели. Сейчас у меня есть возможность — не право, конечно, просто возможность, — и я почувствовала, что, может, проще спросить тебя.

Я расплылся в полуулыбке.

— Хорошо, принято, — сказал я. — Посмотрим, могу ли я быть честным. Сначала меня гнала ненависть — ненависть к моему брату Эрику — и желание трона. Спроси меня во время возвращения, которое из этих чувств сильнее, и я бы сказал, что это вызов трону. Хотя теперь… теперь мне пришлось бы признать, что все дело было в ином. Я не сознавал этого до последней минуты, но это правда. И Эрик мертв, и ничего не осталось от того, что я чувствовал тогда. Остается трон, но сейчас я вижу, что чувства мои к нему сумбурны. Существует вероятность, что при нынешних обстоятельствах ни у одного из нас нет на него права, и даже если избавиться от сомнений моей семьи, то сейчас я не стал бы его занимать. Сначала нужно восстановить в королевстве стабильность и ответить на гору вопросов.

— Даже если в результате ты останешься без трона?

— Даже так.

— Тогда я начинаю понимать.

— Что? Что тут понимать?

— Лорд Корвин, мое знание философской основы мира ограничено, но я понимаю так, что вы способны найти в Тени все, что пожелаете. Долгое время это смущало меня, и я никогда не понимала полностью объяснений Рэндома. Если б вам захотелось, разве не мог каждый из вас прогуляться в Тени и найти себе другой Янтарь… похожий на этот во всем, кроме одного: там правишь ты или наслаждаешься любым статусом, какой только можно пожелать?

— Да, мы можем находить такие миры, — сказал я.

— Так почему не сделать так, чтобы положить конец раздорам?

— Потому что мир, который можно найти, будет казаться таким же, — но и все. Мы — часть этого Янтаря, равно как он — часть нас. Любая тень Янтаря должна быть населена нашими тенями, чтобы казаться хоть сколько-то стоящей. Мы можем даже устранить тень своей собственной персоны, реши мы переехать в готовое королевство. И тем не менее теневой народ не будет в точности таким же, как люди, живущие здесь. Тень никогда не бывает абсолютно такой же, похожей на то, что ее отбрасывает. Эти маленькие различия суммируются. Во всем ухудшают оригинал. Приезд в Тень равнозначен приезду к чужому народу. Лучшее светское сравнение, что приходит мне в голову, это встреча с человеком, который сильно напоминает тебе другого, которого ты хорошо знаешь. Ты ожидаешь, что он будет поступать как твой знакомый; а то и еще хуже — возникает стремление относиться к нему, как ты относился бы к тому, другому. Ты встречаешь его в некой маске, а его ответные реакции не совпадают. Неуютное ощущение. Мне никогда не доставляло удовольствия встречать людей, которые напоминают мне других. Личность — это то немногое, что мы не можем контролировать при манипуляциях с Тенью. На деле это способ, при помощи которого мы можем отличить друг друга от наших теней. Вот почему там, на тени Земля, Флори так долго не могла решить — я это или не я: моя новая личность была достаточно иной.

— Начинаю понимать, — сказала Виалль. — Это для вас не просто Янтарь. Это сам мир плюс что-то еще.

— Мир плюс что-то еще… Это и есть Янтарь, — согласился я.

— Ты говоришь, твоя ненависть к Эрику умерла вместе с ним, а желание трона умерилось в свете новостей, которые ты узнал.

— Это так.

— Тогда я, кажется, понимаю, что движет тобой.

— Желание стабильности движет мной, — сказал я, — и кое-что от любопытства… и месть нашим врагам…

— Долг, — сказала она. — Разумеется.

Я фыркнул.

— Было б весьма удобно надеть такую личину, — сказал я. — Но пусть даже так, лицемерить не буду. Едва ли я похож на преисполненного долга сына Оберона или Янтаря.

— Твой голос выдает тебя: ты не желаешь, чтобы тебя считали таким.

Я закрыл глаза, закрыл их, чтобы присоединиться к ее тьме, чтобы ненадолго вспомнить мир, где живут иными посланиями, не световыми волнами. И я понял, что она не ошиблась в моем голосе. Почему я так упорно давил мысль о долге, стоило только произнести слово? Мне нравится репутация хорошего, добропорядочного, знатного и высокоразумного, когда я ее заслуживаю, и даже иногда, когда не заслуживаю, — как, вероятно, и любому другому. Что беспокоит меня в упоминании долга по отношению к Янтарю? Ничего. Тогда в чем же дело?

Папа.

Я больше ничем ему не обязан, и еще меньше должен. В конечном счете он в ответе за нынешнее положение дел. Он настругал огромный наш выводок, не обеспечив должного порядка наследования, он был менее чем добр ко всем нашим матерям, и после этого ожидал от нас преданности и поддержки. Он играл фаворитами, и казалось даже, что он играет нами, натравливая друг на друга. Потом он во что-то влип, с чем не сумел справиться, и оставил королевство в беспорядке. Зигмунд Фрейд[11], по-моему, давным-давно свел мое состояние к нормальному, выявил чувства обиды, которые могли действовать внутри семейной единицы. На почве этих чувств претензий у меня не было. Все факты указывали на другое. Я испытывал к отцу неприязнь оттого, что он не дал оснований любить его; честно говоря, казалось, что целился он в диаметрально противоположном направлении. Довольно. Я осознал то, что беспокоило меня в упоминании о долге: его объект.

— Ты права, — сказал я, открывая глаза и глядя на Виалль, — и я рад, что ты сказала мне это.

Я поднялся.

— Дай мне руку, — сказал я.

Виалль протянула правую руку, и я поднес ее к губам.

— Спасибо, — сказал я. — Это был хороший ленч.

Я повернулся и пошел к двери. Когда я оглянулся, лицо Виалль было залито румянцем, она улыбалась — рука по-прежнему полуприподнята, — и я начал понимать перемены в Рэндоме.

— Удачи тебе, — сказала она в то мгновение, когда я приостановился, и шаги мои стихли.

— …И тебе, — сказал я и быстро вышел.


Следующим по плану я должен был навестить Брэнда, но просто не смог заставить себя выполнить поставленную задачу. С одной стороны, я не хотел встречаться с ним, когда мысли притуплены усталостью. С другой, разговор с Виалль был первым приятным событием, что произошло со мной за последнее время, и, пока я на подъеме, мне лучше отказаться от встречи с Брэндом.

Я преодолел лестницу и прошел по коридору к своим апартаментам, а когда вставил новый ключ в новый замок, то задумался, естественно, о ночи длинных ножей. В спальне я задернул шторы, скрываясь от полуденного света, разделся и улегся в кровать. Как и раньше, после стресса, в ожидании еще большего, сон какое-то время избегал меня. Я долго ворочался и метался, переживая события нескольких последних дней и кое-что из более древних времен. Когда я в конце концов заснул, сны мои стали зеркалом тех же страстей, включая и те, что выцарапывались из-за дверей моей темницы.

Проснулся я затемно и почувствовал себя действительно отдохнувшим. Напряжение покинуло меня, мои сны стали куда более мирными. А по задворкам моего разума танцевал крошечный заряд приятного возбуждения. Это был вертящийся на кончике языка императив, намек, погребенный под руинами событий…

Да!

Я сел. Потянулся за одеждой, начал одеваться. Пристегнул Грейсвандир. Сложил одеяло и сунул его под мышку. Конечно…

Разум был ясен, и даже в боку перестало пульсировать. Я понятия не имел, как долго я спал, и вряд ли стоило это проверять сию секунду. У меня было нечто гораздо более полезное, кое-что, пришедшее мне на ум давным-давно… явившееся, как момент истины. На самом деле единожды я уже думал об этом, но толкотня времен и событий стерла все из моей памяти. До этого мгновения.

Я запер за собой комнату и направился к лестнице. Мигали свечи, и выцветший олень, который столетиями умирал на гобелене по правую руку, оглядывался на блеклых собак, что преследовали его столь же давно. Иногда мои симпатии были на стороне оленя, хотя обычно я был полностью на стороне собак. Надо бы как-нибудь отдать гобелен на реставрацию.

По лестнице и вниз. Снизу ни звука. Значит, глухая ночь. Хорошо. Еще один день, а мы по-прежнему живы. Может, даже стали чуть мудрей. Мудрей настолько, чтобы осознать: есть многое, что следует узнать. Хоть какие-то надежды на это. Вот так. То, чего мне так не хватало, когда я сидел на корточках в той проклятой камере, подвывая, прижав руки к погубленным глазам. Виалль… Хотел бы я поговорить с тобой в те дни хоть несколько минут. Но я узнал то, что узнал, в гнусной школе, и даже более мягкий курс обучения не даст, вероятно, мне твоего милосердия. И все же… трудно сказать. Я всегда чувствовал, что я больше пес, чем олень, больше охотник, чем жертва. Ты могла бы научить меня кое-чему, что притупило бы горечь, умерило ненависть. Но стало бы от этого лучше? Ненависть умерла вместе с ее объектом, горечь прошла… но, оглядываясь назад, я пытаюсь представить, что смог бы сделать я без ненависти и горечи, так поддерживавших меня тогда. Я вовсе не уверен, что — изгнанный — выжил бы без этих моих уродливых приятелей, вытащивших меня обратно к жизни и здравому уму, тогда и снова. Сейчас я временами могу позволить себе роскошь мыслить в оленьем стиле, но тогда это могло стать фатальным. Истины я не знаю, добрая леди, и сомневаюсь, что узнаю когда-нибудь.

Тишь на втором этаже. Несколько шорохов снизу. Добрых снов, леди. Кругом и снова вниз. Интересно, разнюхал ли что-нибудь Рэндом о великом событии. Вероятно, нет, иначе или он, или Бенедикт связались бы со мной. Если, конечно, все обошлось без неприятностей. Но нет. Смешно искать лишних забот. У меня их более чем достаточно, так что нечего ходить вокруг да около, реальность все расставит по своим местам.

Цокольный этаж.

— Уилл, — сказал я и: — Рольф.

— Лорд Корвин.

Два стража встали по стойке «смирно» при звуке моих шагов. Их лица сказали мне, что все в порядке, но для проформы я спросил.

— Все спокойно, лорд. Все спокойно, — ответил старший.

— Очень хорошо, — сказал я и продолжил путь, пройдя наискосок мраморный тронный зал.

Сработает — я был уверен в этом, — если время и влага не стерли его совсем. Но тогда…

Я вошел в длинный коридор, где с двух сторон надвинулись пыльные стены. Тьма, тени, мои шаги…

Я подошел к двери в конце коридора, открыл ее, шагнул на площадку. Затем снова вниз, спиральным путем, свет здесь — свет там, в пещеры Колвира. Рэндом был прав, вдруг решил я. Если выдолбить замок по уровню подземного этажа, обнаружится близкое соответствие между тем, что получится, и местом расположения изначального Образа, которое мы посетили в то утро.

…И вниз. Поворачивая и спускаясь сквозь мрак. Факел и свет лампы на сторожевом посту казались театрально стылыми. Я ступил на пол и направился к цели.

— Добрый вечер, лорд Корвин, — промолвила худая, трупного облика фигура, прислонившаяся к стеллажу, курящая трубку и ухмыляющаяся в слабом отсвете свечи.

— Добрый вечер, Роджер. Как дела в подземном царстве?

— Крыса, летучая мышь, паук. Больше ничто не шевелится. Мирно.

— Ты доволен постом?

Он кивнул.

— Я пишу философско-героический роман, пронизанный элементами ужаса и болезненности. Над этими элементами я здесь и работаю.

— Вполне подходяще, — сказал я. — Мне понадобится лампа.

Он взял одну со стеллажа, принес и зажег от своей свечи.

— В романе будет счастливый конец? — поинтересовался я.

Роджер пожал плечами.

— Я был бы счастлив.

— Я имею в виду — общее торжество и герой кладет героиню в постель? Или ты поубиваешь всех напрочь?

— Вряд ли это будет справедливо, — сказал он.

— Ну, и неважно. Может, как-нибудь и прочитаю твой роман.

— Может быть, — сказал он.

Я взял лампу и пошел прочь, направляясь туда, куда давно уже не ходил. И обнаружил, что вполне могу идти по эху памяти.

В конце концов я подошел к стене, заметил нужный коридор, свернул в него. Теперь дело за простым подсчетом шагов. Мои ноги сами знали дорогу.

Дверь моей старой камеры была чуть приоткрыта. Я поставил лампу и обеими руками распахнул створку. Она поддалась неохотно, стеная всеми петлями. Затем я взял лампу, поднял ее повыше и вошел.

Тело мое затрепетало, скрутило желудок. Я задрожал. Мне пришлось подавить сильнейшее желание сбежать отсюда. Подобной реакции я не ожидал. Я не хотел отступать от этой окованной медью, тяжелой двери из-за страха, что она захлопнется за мной. Это было секундное пике в том чистом ужасе, что будила во мне небольшая пыльная камера. Я вынудил себя сосредоточиться на деталях — дырке, которая служила мне отхожим местом, почерневшем пятне там, где в тот последний день я развел костер. Провел ладонью по внутренней поверхности двери, отыскивая и прослеживая канавки, которые я пробил, царапая ложкой. Я наклонился, чтобы проверить выемку. Она оказалась совсем не такой глубокой, как тогда, когда я не ведал о толщине двери. Я осознал, как сильно преувеличивал результат того немощного порыва к свободе. Я боком протиснулся вперед и всмотрелся в стену.

Блеклый. Пыль и влага поработали, стараясь уничтожить его. Но я по-прежнему смог распознать очертания маяка Кабры, в рамке из четырех царапин от черенка моей старой ложки. Магия еще была здесь, та сила, что в конце концов вырвала меня на свободу. Я почувствовал ее, даже не взывая к ней.

Я развернулся и обратил лицо к другой стене.

Набросок, который я разглядывал теперь, поживал чуть хуже, чем маяк, но тогда он был исполнен в абсолютной спешке при свете нескольких последних спичек. Я не мог разобрать всех деталей, но память подсказала несколько тех, что были уже почти не видны: это был вид отдельного кабинета или библиотеки, книжные полки расчерчивали стены, на переднем плане — стол, глобус возле стола. Интересно, стоит ли рискнуть и протереть рисунок.

Я поставил лампу на пол, вернулся к рисунку на другой стене. Уголком одеяла я осторожно смел пыль с участка возле основания маяка. Линии стали четче. Я еще раз протер, надавив чуть сильнее. Неудачно. Я уничтожил около дюйма абриса.

Я отступил и оторвал широкую полосу от края одеяла. Сложил то, что осталось, в подстилку и встал на колени. Затем медленно и осторожно я взялся за работу над маяком. Мне нужно было достичь ясного ощущения уверенности, прежде чем я попытаюсь очистить второй рисунок.

Полтора часа спустя я встал и потянулся, нагнулся и вмассировал в ноги жизнь. То, что осталось от маяка, стало чистым. К несчастью, я уничтожил почти двадцать процентов наброска, прежде чем добился ощущения поверхности стены и соответствующего нажима одеялом. Сомневаюсь, что можно улучшить картинку еще.

Лампа затрещала и принялась плеваться, как только я тронул ее. Я расправил одеяло, встряхнул, оторвал свежую полосу. Складывая новую подушку, я встал на колени перед другим наброском и принялся за работу.

Чуть погодя я очистил то, что осталось от рисунка. Я забыл про череп на столе, пока осторожные скребки не обнажили его вновь — и угол дальней стены, и высокий подсвечник… Я отшатнулся. Было бы рискованно тереть дальше. К тому же, похоже, и необязательно. В целом рисунок казался почти таким, каким был.

Лампа еще раз мигнула. Кляня Роджера за то, что тот не проверил уровень керосина, я встал и поднял свет на уровень плеча. Я выбросил из памяти все, кроме картинки перед собой.

Пока я смотрел, рисунок приобрел глубину. Мгновение, и он стал трехмерным, а затем распахнулся, чтобы заполнить все поле зрения. Я шагнул вперед и поставил лампу на край стола.

Бросил взгляд по сторонам. По всем четырем стенам тянулись книжные полки. Окон не было. Две двери в дальнем конце комнаты, справа и слева, друг против друга, одна закрыта, другая чуть приоткрыта. Возле открытой двери стоял низкий длинный стол, заваленный книгами и бумагами. Причудливые безделушки занимали свободные места на полках, и странные ниши и углубления в стенах — кости, камни, керамика, испещренные надписями таблички, оптические стекла, жезлы, инструменты неизвестного назначения. Огромный ковер напомнил мне Ардебиль.[12] Я сделал шаг в тот угол комнаты, и лампа зашипела вновь. Я обернулся и взялся за нее. В это мгновение она и погасла.

Я пробурчал непристойность и опустил руку. Затем повернулся, медленно, в поисках любого возможного источника света. Что-то, напоминающее ветвь коралла, слабо светилось на полке напротив, и бледная линия света исходила из-под нижней кромки закрытой двери. Я оставил лампу и пересек комнату.

Тихо, как мог, открыл дверь. Комната, куда она вела, оказалась пустой маленькой гостиной без окон, слабо освещенной тлеющими углями в очаге в стенной нише. Каменные стены комнаты аркой смыкались надо мной. Очаг, возможно, был естественной нишей в стене по левую руку. Громадная бронированная дверь блестела напротив; большой ключ полуповернут в замке.

Я вошел, взяв свечу с ближайшего стола, и двинулся к очагу, чтобы зажечь ее. Но когда я опустился на колено и стал искать среди углей язычок пламени, то услышал негромкие шаги где-то у двери.

Повернувшись, я увидел за порогом его. Около пяти футов ростом, горбатый. Его волосы и борода были еще длиннее, чем я помнил. Дваркин был одет в ночную сорочку, доходящую до щиколоток. Он нес масляную лампу, темные глаза его всматривались сквозь копоть ее колпака.

— Оберон, — сказал Дваркин, — ну, что, пришло время?

— Какое еще время? — спросил я негромко.

Он ухмыльнулся.

— Какое же еще? Время разрушить мир, конечно!

V



Я старался держать лицо подальше от света и говорить тихо.

— Не совсем, — сказал я. — Не совсем.

Дваркин вздохнул.

— Тебя не удается убедить.

Он посмотрел куда-то вдаль и, по-птичьи склонив голову набок, уставился на меня.

— Почему ты хочешь все испортить? — сказал он.

— Я ничего не испортил.

Дваркин опустил лампу. Я вновь отвернулся, но в конце концов он заполучил отличный обзор моей физиономии. Дваркин рассмеялся.

— Забавно. Забавно, забавно, забавно, — сказал он. — Ты пришел в облике юного лорда Корвина, думая поколебать меня семейной сентиментальностью. Почему ты не выбрал Брэнда или Блейса? Клариссин выводок всегда служил нам куда лучше.

Я пожал плечами и встал.

— И да, и нет, — сказал я, решив кормить Дваркина двусмысленностями до тех пор, пока он будет принимать их и отвечать. Могло получиться что-нибудь полезное, и, похоже, это был лучший способ поддерживать его в хорошем настроении.

— А ты сам? — продолжал я. — Чей лик нацепишь ты?

— Что ж, чтобы добиться твоего расположения, я стану под стать тебе, — сказал он и захохотал.

Дваркин запрокинул голову, и, пока его смех гремел вокруг, на него сошло изменение. Он будто стал выше ростом, а лицо разгладилось, как парус в крутой бейдевинд. Горб на спине опал, как только Дваркин выпрямился и стал выше. Черты лица перекроились, борода потемнела. Стало ясно, что Дваркин каким-то образом перераспределил ткани тела, поскольку ночная рубашка, которая доходила ему до лодыжек, сейчас колыхалась на полпути вверх по голеням. Дышал он глубоко, а плечи его раздались. Руки удлинились, обвисшее брюхо втянулось, появилась талия. Дваркин добрался мне до плеча, затем — выше. Он взглянул мне в глаза. Одежда уже едва закрывала колени. Горб совершенно рассосался. Лицо последний раз дернулось, черты установились, успокоились. Смех упал до хмыканья, прекращаясь в завершающей самодовольной ухмылке.

Я смотрел на чуть более худощавый вариант самого себя.

— Удовлетворен? — поинтересовался Дваркин.

— Не так уж плохо, — сказал я. — Подожди, подброшу пару поленьев в огонь.

— Сейчас помогу.

— Да нет, все нормально.

Я достал дрова из ящика у очага. Любая оттяжка времени чем-то да поможет, чтобы оценить его ответную реакцию на осмотр моей персоны. Пока я работал, Дваркин прошел через комнату к креслу и уселся. Когда я взглянул на него, то увидел, что он смотрит не на меня, а уставился в пляшущие тени, отбрасываемые свечой. Я возился с огнем, надеясь, что Дваркин скажет что-нибудь — что угодно. Чуть спустя он так и сделал.

— Что бы ни случилось с великим дизайном? — спросил он.

Я не знал, говорит Дваркин об Образе или о каком-то глобальном плане Папы, в который был посвящен. Так что:

— Спроси что-нибудь полегче, — сказал я.

Дваркин опять хмыкнул.

— Почему — нет? Ты изменил свое решение — вот как, — сказал он.

— Парад на маскарад… и что на что я разменял?

— Не насмехайся надо мной. Даже у тебя нет права насмехаться надо мной. Меньше всего у тебя.

Я поднялся на ноги.

— И не думаю насмехаться, — сказал я.

Я прошел через комнату к другому креслу и перетащил его поближе к огню, напротив Дваркина. Уселся.

— Как ты узнал меня? — спросил я.

— Место моего пребывания вряд ли известно широко.

— Это точно.

— Многие в Янтаре считают меня мертвым?

— Да, а прочие полагают, что ты путешествуешь в Тени.

— Понятно.

— Как ты себя… чувствуешь?

Дваркин подарил мне злобную ухмылку.

— Ты имеешь в виду, остался ли я сумасшедшим?

— Ты формулируешь более резко, чем мне хотелось бы.

— То исчезает, то усиливается, — сказал он. — Накатит, схлынет. В данный момент я — почти я… почти, я сказал. Потрясен твоим визитом, наверное… Что-то разрушилось у меня в голове. Ты знаешь это. Но иначе и быть не может. И это ты тоже знаешь.

— Можно предположить, что знаю, — сказал я. — Почему бы тебе не рассказать мне все с самого начала? Разговор может дать тебе облегчение, а мне — то, что я упустил. Расскажи.

Еще один смешок.

— Все, что пожелаешь. Чего изволите? Мое бегство из Хаоса до этого нежданного островка в океане ночи? Мои размышления над пропастью? Обнаружение Образа в драгоценном камне, висящем на шее Единорога? Претворение дизайна молниями, кровью и лирой, пока бушевали в гневе наши отцы — слишком поздно явившиеся звать меня обратно, — пока поэма огня струилась тем изначальным путем в моем разуме, заражая меня желанием созидать? Слишком поздно! Слишком поздно… Одержимый отвращением, что рождено болезнью, которую отцам не под силу излечить, я все спланировал и построил, я, порабощенный моей новой сущностью. Этот рассказ ты хочешь услышать вновь? Или лучше рассказать, как исцелить Образ?

У меня голова пошла кругом от многозначительностей, которые Дваркин рассыпал пригоршнями. Я не мог сказать, говорил он буквально или метафорически или просто делился параноическими иллюзиями, но то, что я хотел услышать, то, что мне нужно услышать, было ближе к сути интересующих меня на данный момент вопросов. И вот, разглядывая смутный облик самого себя, из которого исторгался этот древний голос:

— Расскажи мне, как исцелить Образ, — сказал я.

Дваркин свел вместе кончики пальцев и заговорил сквозь них.

— Я суть Образ, — сказал он, — в чрезвычайно реальном смысле. При прохождении через мой разум, чтобы достичь той формы, которую он ныне имеет, — суть основы Янтаря, — он сформировал меня так же, как я сформировал его. И я осознал, что я одновременно и Образ, и я сам, и он был вынужден стать Дваркином в процессе становления самим собой, при рождении этого мира и этого времени кипели взаимные изменения, а в сути заложена наша слабость, равно как и наша сила. Ибо мне пришло на ум, что повреждение Образа сделает ущербным меня, а повреждение моего разума отразится и в структурах Образа. И все же реально мне нельзя нанести вред, поскольку Образ защищает меня, и кто, кроме меня, сможет повредить Образ? Прекрасной замкнутой системой кажется он, его слабость абсолютно закрыта щитом его силы.

Дваркин умолк. Я прислушивался к пламени. Не знаю, к чему прислушивался он.

Затем:

— И я был не прав, — сказал он. — Все так просто… Моя кровь, которой я начертал Образ, могла стереть его. Но понадобились века, чтобы осознать, что кровь от крови моей так же способна разрушить рисунок. Ты можешь воспользоваться этим, ты тоже можешь изменить Образ… эге, даже в третьем поколении.

Подтверждение того, что Дваркин был нашим дедом, не явилось для меня таким уж сюрпризом. Казалось, что я знал все это, знал, но не произносил вслух. И все же… если так, то вопросов это поднимает больше, чем дает ответов. Собери одно поколение предков. Проследи смешения. Теперь еще меньше, чем когда-либо раньше, я понимал, чем на самом деле был Дваркин. Плюс факт, который признал даже он сам: эта история рассказана безумцем.

— А чтобы исправить его?.. — сказал я.

Он самодовольно ухмыльнулся, мое собственное лицо передернулось под моим взглядом.

— Ты что, потерял вкус к существованию в роли повелителя живой пустоты, короля хаоса? — спросил Дваркин.

— Может, и так, — отозвался я.

— Клянусь твоей матерью Единорогом, я знал, что дойдет до этого! Образ в тебе силен так же, как и более великий мир… Так каково же твое желание?

— Сохранить державу.

Он покачал своей-моей головой.

— Может получиться, что легче все разрушить и попытаться сначала… я частенько говорил тебе об этом.

— Я упрям. Так что повторись, — сказал я, пытаясь придать голосу Папину резкость и хриплость.



Дваркин пожал плечами.

— Разрушь Образ, и мы разрушим Янтарь… и все тени, выстроившиеся вокруг него, как вокруг полюса. Дай мне позволение уничтожить себя в центре Образа, и мы сотрем его. Дай мне такое позволение и дай слово, что тогда ты возьмешь Талисман, который содержит суть порядка, и используешь его, чтобы начертать новый Образ, яркий и чистый, незапятнанный, нарисованный на субстанции твоего существа, пока легионы хаоса со всех сторон будут пытаться отвлечь тебя. Обещай мне это и позволь закончить все, ибо, сломленный, как я есть, предпочел бы умереть за порядок, чем жить для него. Что скажешь теперь?

— Не лучше ли попытаться исправить то, что у нас уже есть, чем уничтожать работу вечности?

— Трус! — крикнул он, вскакивая на ноги. — Я знал, что ты вновь произнесешь эти слова!

— Разве нет?

Дваркин взялся мерить комнату шагами.

— Сколько раз мы мусолили это? — спросил он. — Ничего не изменилось! Ты боишься рискнуть!

— Наверное, — сказал я. — Но разве ты не чувствуешь, как нечто, чему ты отдал столь многое, стоит некоторого усилия — некоторого дополнительного жертвоприношения, — если есть хоть малая возможность спасти то, что есть?

— Ты по-прежнему не понимаешь, — сказал Дваркин. — Я не могу, но думаю, что поврежденную структуру следует уничтожить… в надежде заменить. Природа моего личного увечья такова, что я не могу предвидеть результат восстановления. Я поврежден так же и столь же сильно. Мои чувства предопределены.

— Если Талисман может создать новый Образ, почему б ему не послужить для восстановления старого — чтобы покончить с нашими трудностями, исцелить твой дух?

Дваркин приблизился и навис надо мной.

— Где твоя память? — сказал он. — Ты же знаешь, что труднее исправить повреждение, чем начать все сначала. Даже Талисману легче уничтожить Образ, чем починить. Ты что, забыл, на что он похож? — Дваркин указал на стену за своей спиной. — Хочешь пойти посмотреть еще раз?

— Да, — сказал я. — Хочу. Пошли.

Я поднялся и взглянул на Дваркина. Когда он сердился, контроль над личиной начинал ускользать от него. Дваркин уже потерял три-четыре дюйма роста, маска моего лица расплавилась в гномьих чертах, а промеж лопаток выпирал явный горб — он становился виден, когда Дваркин размахивал руками.

Глаза его распахнулись, он внимательно изучал мое лицо.

— Неужели ты действительно хочешь это сделать, — сказал он чуть погодя. — Тогда ладно. Пойдем.

Дваркин повернулся и двинул в сторону большой металлической двери. Я пошел следом. Ключ ему пришлось поворачивать обеими руками. Затем он всем весом налег на дверь. Я взялся помогать, но он с необычайной силой отстранил меня, прежде чем в последний раз толкнуть дверь. Дверь скрежетнула и распахнулась. Меня обдало странным знакомым запахом.

Дваркин ступил за дверь и остановился. Нашарил у стены нечто, смахивающее на длинный посох. Дваркин несколько раз ударил им оземь, и верхушка посоха начала светиться. Она довольно прилично осветила пространство вокруг, вырвав из темноты узкий туннель, куда и вошел Дваркин. Я пошел следом. Туннель довольно быстро раздался, так что я смог идти рядом с Дваркином. Запах усилился, и я почти узнал его. Это было так недавно…

Почти восемьдесят шагов, и лишь потом коридор сделал поворот налево и вверх. Затем мы прошли сквозь маленький, похожий на аппендикс, участок. Он был усыпан раздробленными костями, а в скалу в паре футов от пола было вделано большое металлическое кольцо. К нему крепилась поблескивающая цепь, которая спадала на пол и тянулась вперед линией расплавленных, жарких, но остывающих капель.

После этого наш путь вновь сузился, и Дваркин опять пошел впереди. Вскоре он завернул за внезапно возникший угол, и я услышал его бормотание. Я чуть было не врезался в него, когда сам завершил поворот. Дваркин сидел на корточках, слепо шаря левой рукой внутри затененного ответвления. Когда я услышал тихое карканье и увидел, что цепь тянется в расселину, то сообразил, в каком месте мы оказались.

— Славный Уиксер, — услышал я Дваркина. — Я не пойду далеко. Все в порядке, славный Уиксер. Вот, принес кое-что пожевать.

Откуда он достал что-то, чтобы кинуть зверю, я не заметил. Но пурпурный грифон, к которому я приблизился теперь достаточно, чтобы мельком увидеть, как он шевелится в своей берлоге, принял предложенное, замотав головой и издав серию хрустящих звуков.

Дваркин ухмыльнулся.

— Удивлен? — спросил он.

— Чему?

— Ты думал, я боюсь его. Думал, я никогда не подружусь с ним. Ты поставил его у дверей, чтобы удержать меня… подальше от Образа.

— Я когда-либо говорил нечто подобное?

— Говорить и не надо. Я не дурак.

— Понимай как знаешь, — сказал я.

Дваркин хмыкнул, поднялся и продолжил путь по переходу.

Я последовал за ним, и пол под ногами вновь выровнялся. Потолок поднялся, дорога расширилась. В конце концов мы подошли к выходу из пещеры. На мгновение вырисовался замерший силуэт Дваркина с поднятым перед собой посохом. Снаружи была ночь, и чистый запах соли вымел мускусный дух из моих ноздрей.

Еще мгновение, и Дваркин вновь двинулся вперед, выходя в мир небесных светил и синего плюша. Последовав за ним, я чуть не задохнулся при виде изумительного зрелища. Это была не просто феерия звезд на безлунном безоблачном небе, сияющих с первобытной силой, и не эффект напрочь стертого различия между небом и морем. Это, словно ацетиленовая горелка, пылал в том небе-море Образ, и все звезды вверху, вокруг и внизу были выстроены в боевом порядке с геометрической точностью, формируя фантастическую прогибающуюся сеть, создающую впечатление, будто мы висим в центре космической паутины, там, где Образ был истинным центром, а остальная лучистая сеть — явное следствие его существования, конфигурации, расположения.

Дваркин продолжал идти вниз к Образу, прямо к краю почерневшего участка. Он качнул посохом над ним и, как раз когда я подошел вплотную, повернулся и посмотрел на меня.

— Вот, пожалуйста, — признал он, — дыра в моем разуме. Я уже не знаю, что надо сделать, чтобы восстановить то, чего мне недостает. Если думаешь, что можешь это сделать, тебе придется подвергать себя опасности мгновенного уничтожения всякий раз, когда будешь покидать Образ, чтобы пересечь разрыв. Не уничтожения зоной темного участка. Уничтожения самим Образом в момент разрыва контура. Талисман может поддержать тебя, а может и не поддержать. Я не знаю. Но легче не будет. С каждым кругом будет только труднее, а сила будет все время убывать. В последний раз, когда мы обсуждали это, ты боялся. Хочешь сказать, что с тех пор стал смелее?

— Наверное, — сказал я. — Другого способа ты не видишь?

— Я знаю, что можно сделать, начав с чистой доски, потому что некогда так уже поступил. И другого способа я не вижу. Чем дольше ты тянешь, тем хуже ситуация. Почему бы тебе не сбегать за Талисманом и не одолжить мне свой клинок, сын? Лучшего способа я не вижу.

— Нет, — сказал я. — Я должен знать еще больше. Расскажи еще раз, как был поврежден Образ.

— Я по-прежнему не знаю, кто из твоих детей пролил здесь нашу кровь, если ты об этом. Но кровь пролита. Давай пойдем отсюда. Темные половины наших натур в них проявились сильнее. Должно быть, они слишком близки к Хаосу, откуда мы выскочили, выросшие без упражнений воли, которые нам пришлось выдержать для победы над ним. Я думал, что ритуала прохождения Образа для них могло быть достаточно. Я не смог придумать ничего эффективнее.

И все же это не сработало. Они сражаются против всего на свете. Они ищут возможность разрушить сам Образ.

— Если новый старт будет удачным, не повторятся ли снова эти события?

— Я не знаю. Но какая у нас еще может быть альтернатива, как не поражение и возвращение к хаосу?

— Что станет с ними, если мы попробуем начать сначала?

Дваркин молчал долгое время. Затем пожал плечами.

— Не могу сказать.

— Каким будет следующее поколение?

Он хмыкнул.

— Как можно ответить на такой вопрос? Ни малейшего понятия.

Я вытащил изувеченный Козырь и протянул ему. Дваркин рассмотрел его в сиянии своего посоха.

— По-моему, это сын Рэндома Мартин, — сказал я, — тот, чья кровь была пролита здесь. Я не знаю, жив ли он еще. Как ты думаешь, мог ли он повторить наш путь?

Дваркин оглянулся на Образ.

— Так вот чем разукрасили его, — сказал он. — Как ты достал это?

— Раздобыл, — сказал я. — Это не твоя работа, так ведь?

— Конечно, нет. Я и в глаза мальчишку не видел. Вот и ответ на твой вопрос, не так ли? Если возникнет новое поколение, твои дети его уничтожат.

— Как мы уничтожим их?

Дваркин встретил мой взгляд и стал всматриваться в меня.

— Ты что, стал чадолюбивым папашей? — спросил он.

— Если не ты изготовил этот Козырь, то кто?

Дваркин глянул вниз и щелкнул по карте ногтем.

— Мой лучший ученик. Твой сын Брэнд. Это его стиль. Видишь, что они творят, когда набирают чуток силы? Предложит ли кто из них свою жизнь, чтобы сохранить державу, восстановить Образ?

— Вероятно, — сказал я. — Вероятно — Бенедикт, Джерард, Рэндом, Корвин…

— Бенедикт несет на себе печать судьбы, Джерард обладает волей, но не мудростью, Рэндому не хватает смелости и решительности. Корвин… Разве он уже не в немилости или не исчез за горизонтом событий?

Мои мысли вернулись к нашей последней встрече, когда Дваркин помог мне сбежать из моей камеры на Кабру. Мне пришло в голову, что у него могли быть свои виды на мой побег, и уведомлять Дваркина об обстоятельствах, которые привели меня в темницу, сейчас не к месту и не ко времени.

— И потому ты выбрал этот облик? — продолжил Дваркин. — Это что, своего рода упрек? Ты опять проверяешь меня?

— Он и не в немилости, и не за горизонтом событий, — сказал я, — хотя у него есть враги и в семье, и кое-где еще. Он готов предпринять хоть что-то для сохранения державы. Как ты оцениваешь его шансы?

— Его долго не было?

— Да.

— Тогда он мог измениться. Я не знаю.

— Я считаю, он изменился. Я знаю, что он хочет рискнуть.

Дваркин воззрился на меня и продолжил осмотр.

— Ты — не Оберон, — сказал он наконец.

— Нет.

— Ты — тот, кого я вижу перед собой.

— Ни больше и ни меньше.

— Понятно… Я не знал, что тебе ведомо о местоположении Образа.

— Мне и не было ведомо, до недавних пор. Когда я пришел сюда впервые, меня вела Единорог.

Глаза Дваркина расширились.

— Это… очень… интересно, — сказал он. — Это было так давно…

— Так что же мой вопрос?

— Э? Вопрос? Какой вопрос?

— Мои шансы. Как по-твоему, способен я исправить Образ?

Дваркин медленно приблизился и, протянув руку, положил правую ладонь мне на плечо. Вторая рука наклонила посох; синий свет пыхнул в футе от моего лица, но жара я не почувствовал. Дваркин смотрел мне в глаза.

— Ты изменился, — сказал он чуть погодя.

— Достаточно, — спросил я, — чтобы выполнить эту работу?

Дваркин отвел взгляд.

— Наверное, достаточно, чтобы сделать попытку значимой, — сказал он, — даже если мы обречены на поражение.

— Ты поможешь мне?

— Не знаю, — сказал он, — смогу ли я. Такие дела с моим настроением, моими мыслями — то накатит, то схлынет. Даже сейчас я чувствую, как ускользает что-то от осознания себя. От возбуждения, наверное… Нам лучше уйти в пещеру.

За спиной я услышал звяканье. Когда я повернулся, там стоял грифон, голова у него медленно раскачивалась слева направо, а хвост — в противофазе, справа налево, грифон стрелял языком. Зверь начал кружить вокруг нас, тормознув в позиции меж Дваркином и Образом.

— Он знает, — сказал Дваркин. — Он чует, когда я начинаю меняться. И тогда не подпускает меня к Образу… Старина Уиксер. Мы уже возвращаемся. Все хорошо… Идем, Корвин.

Мы направились обратно к устью пещеры, и Уиксер потопал следом, звякая цепью при каждом шаге.

— Талисман, — сказал я. — Талисман Закона… говоришь, он необходим для восстановления Образа?

Да, — сказал Дваркин. — Его следует пронести по всему Образу, переписывая изначальный рисунок в тех местах, где он был нарушен. Но сделать это может лишь тот, кто настроен на Талисман.

— Я настроен на Талисман, — сказал я.

— Как? — спросил Дваркин, останавливаясь.

Уиксер закудахтал за нашими спинами, и мы продолжили движение.

— Я следовал твоим письменным инструкциям… и устным — Эрика, — сказал я. — Я взял Талисман с собой в центр Образа и спроецировал в него себя.

— Понятно, — сказал Дваркин. — Как ты заполучил его?

— У Эрика, на смертном ложе.

Мы вошли в пещеру.

— Сейчас он с тобой?

— Мне пришлось спрятать его, но не здесь — в Тени.

— Я предложил бы тебе быстро изъять его и принести сюда или во дворец. Лучше хранить его поближе к центру сущего.

— Почему так?

— Он обладает тенденцией искажающе воздействовать на тени, если слишком долго находится среди них.

— Искажающе? Как?

— Заранее не предсказать. Всецело зависит от местонахождения Талисмана.

Мы зашли за угол, продолжили путь сквозь мрак назад.

— Что за эффект, — сказал я, — возникает, когда носишь Талисман и все вокруг тебя начинает замедляться? Фиона предупредила, что это опасно, но не была уверена, в чем опасность.

— Это значит, что ты достиг пределов собственного существования, что твоя энергия вскоре иссякнет, что ты умрешь, если не предпримешь необходимых мер.

— Что именно?

— Не начнешь черпать силу из самого Образа… изначального Образа, таящегося внутри Талисмана.

— Как этого достичь?

— Ты должен сдаться ему на милость, отпустить себя, стереть свою индивидуальность, уничтожить границы, которые отделяют тебя от остального мира.

— Похоже, легче сказать, чем сделать.

— Но сделать можно, и это — единственный путь.

Я покачал головой. Мы продолжали идти и в конце концов подошли к большой двери. Дваркин погасил посох и прислонил его к стене. Мы вошли, и он запер дверь. Уиксер плюхнулся у порога снаружи.

— Сейчас тебе придется уйти, — сказал Дваркин.

— Но слишком много вопросов, которые я должен задать тебе, и кое-что хотелось бы рассказать.

— Мои мысли рвут нить смысла, и твои слова уйдут в песок. Завтра вечером, или послезавтра, или через два дня. Торопись! Уходи!

— Отчего такая спешка?

— Я могу навредить тебе, когда на меня сойдет трансформация. Сейчас я сдерживаю ее только волей. Убирайся!

— Я не знаю как. Я знаю, как добраться сюда, но…

— В соседней комнате в столе есть специальные, любого типа, Козыри. Найди свет! Уйди! Проваливай отсюда!

Я было запротестовал, что ничего не боюсь, но черты лица его поплыли, как плавящийся воск, Дваркин стал казаться больше, и руки, и ноги вытянулись. Подхватив лампу, я смылся из комнаты, внезапный холод окутал меня.

…К столу. Я рванул ящик и выхватил несколько Козырей, которые россыпью лежали внутри. Затем я услышал чьи-то шаги — шаги того, кто вошел в комнату вслед за мной из помещения, откуда я только что выскочил. Они не были похожи на шаги человека. Хотелось оглянуться. Но вместо этого я поднял перед собой карты и всмотрелся в ту, что оказалась сверху. Картинка была незнакомой, но я немедленно сосредоточился и потянулся к ней. Горный утес, нечто вдалеке за ним, странно разрисованное небо, россыпь звезд слева… От моего прикосновения карта становилась попеременно то горячей, то холодной, и, пока я вглядывался, словно тяжелый ветер подул сквозь нее, каким-то образом перестраивая перспективу.

Вдруг справа из-за спины раздался сильно измененный, но все еще узнаваемый голос Дваркина:

— Дурак! Ты выбрал землю своей роковой судьбы!

Огромная клешнеобразная рука — черная, кожистая, узловатая — протянулась над моим плечом, словно пытаясь вырвать карту у меня. Но путь был уже открыт, и я обрушился в видение, отвернув карту от себя, лишь когда сообразил, что побег уже состоялся. Затем я притормозил и встал как вкопанный, подгоняя чувства к новому месту действия.

Я узнал новую сцену. Из обрывков легенд, случайных семейных слухов, а в основном из навалившегося на меня ощущения я узнал край, куда явился. И в полной уверенности в том, что предстанет моим глазам, я поднял взгляд, чтобы увидеть Дворы Хаоса.[13]

VI



Где? Чувства — столь ненадежная вещь, а мои к тому же блуждали далеко за границами своих возможностей. Скала, где я стоял… Если я хотел сосредоточить взгляд на ней, она прикидывалась асфальтом в жаркий полдень. Казалось, она покачивается и движется, хотя ступни мои не ощущали колебаний. И скала еще не успела решить, с какой частью спектра поддерживать родство. Поверхность пульсировала и вспыхивала, как шкура игуаны.[14] Глянув вверх, я узрел такое небо, к какому никогда еще не обращал взора. В этот миг оно было расколото пополам — половинка глубочайшего черного ночного небосвода, и звезды танцевали там. Когда я говорю танцевали, то не имею в виду мерцание; звезды откалывали антраша, они меняли блеск; они шмыгали туда-сюда и кружились; они полыхали сиянием новых, а потом блекли и гасли. Смотреть на это было страшно, и мой желудок сжался, словно в мощном приступе акрофобии.[15] И все же то, что я перевел взгляд, слегка улучшило ситуацию. Вторая половина неба была подобна бутылке с цветным песком, которую постоянно встряхивали; полосы оранжевого, желтого, красного, синего, коричневого и пурпурного поворачивались и скручивались; лоскуты зеленого, розовато-лилового, серого и мертвенно-белого появлялись и исчезали, иногда расслаивались в полосы, или замещая их, или воссоединяясь с прочими корчащимися субстанциями. И все вместе тоже мерцало и волновалось, создавая невероятные ощущения удаленности и близости. Иногда, по частям или целиком все это казалось буквально высшими небесами, а затем вновь воздух передо мной наполняли расплывчатые, прозрачные лоскуты тумана, полупрозрачные полосы или плотные щупальца густого цвета. И только потом я сообразил, что линия, отделяющая черное от цветного, медленно приближается ко мне справа, в то же время отступая слева. Было так, будто вся небесная мандала[16] как единое целое вращалась вокруг точки прямо над моей головой. Что до источника света более яркой половины, местонахождение его просто нельзя было определить. Стоя на скале, я посмотрел вниз на то, что сначала казалось наполненной бессчетными вспышками цвета долиной; но когда надвигающаяся тьма изгнала это зрелище, звезды затанцевали и зажглись в ее глубинах, как и наверху, создавая впечатление бездонной пропасти. Было так, будто я стоял на краю мира, на краю Вселенной, на краю всего. Но далеко, далеко от той точки, где я стоял, что-то парило над горой чистейшего черного цвета — сама чернота, но окаймленная и смягченная едва различимыми вспышками света. Я не мог оценить размеров, ибо расстояние, глубина и перспектива отсутствовали. Отдельное сооружение? Группа зданий? Город? Или просто местность такая? Очертания варьировались каждый раз, как только их изображение попадало на сетчатку глаза. Сейчас в воздухе между мной и целью плавали, изворачиваясь, легкие туманные простыни — словно дымка длинными полосами поднимается вверх разогретым воздухом. Развернувшись на сто восемьдесят градусов, мандала замедлила вращение. Теперь цветная зона находилась позади меня и была незаметна, если я не поворачивал головы — чего делать не было никакого желания. Приятно было стоять там, глядя на бесформенность, из которой в конечном счете возникло все… Она существовала еще до появления Образа. Я знал это, нечетко, но истинно, самим ядром сознания. Знал это, потому что был уверен: я бывал здесь раньше. Ребенку, из которого я вырос, казалось, что когда-то давным-давно меня приводили сюда — либо Папа, либо Дваркин, не могу вспомнить, — и я стоял или меня держали на руках, здесь или в каком-то очень похожем мире, и я смотрел на ту же самую сцену с таким же непониманием и таким же ощущением способности постичь. Удовольствие было слегка подкрашено нервным возбуждением, чувством запретного, ощущением зыбкого понимания. Странно, но в этот миг у меня возникло желание взять в руки Талисман, который я был вынужден оставить в куче компоста на тени Земля, — вещицу, которую для столь многого предназначал Дваркин. Может, какая-то часть меня искала защиты или по меньшей мере символа сопротивления тому, что могло бы вырваться отсюда? Вероятно.

А пока я, изумленный, продолжал вглядываться через пропасть, случилось так, что глаза приспособились или перспектива опять чуть-чуть сместилась. Теперь я различал крошечные, призрачные формы, двигающиеся на том краю бесконечности, словно метеоры, медленно перемещающиеся в полосатом мареве. Я ждал, настороженно разглядывая их, пытаясь хоть что-то сообразить по действиям, которые они производили. Наконец одна из полос подтекла очень близко. И вскоре я получил ответ.

Это было движение. Одна из стремительно двигающихся фигурок стала больше, и я сообразил, что она следует по извилистому пути, ведущему ко мне. Всего лишь за несколько мгновений она приняла пропорции всадника. Приближаясь, он обрел подобие плотности, не потеряв призрачности, присущей, казалось, всему, что лежало предо мной. Мгновением позже я увидел обнаженного всадника на безгривой лошади — оба смертельно бледные, — мчащегося в моем направлении. Всадник размахивал белым, как кость, клинком; его глаза и глаза лошади полыхали красным. Я так и не понял, увидел ли он меня, существовали ли мы в одном пласте реальности, — так неестественна была его наружность. И все-таки, как только он приблизился, я вынул из ножен Грейсвандир и сделал шаг назад.

Длинные белые волосы всадника роняли крошечные искристые пылинки, а когда он повернул голову, я понял, что явился он за мной, ибо сразу же ощутил по всему телу холодное давление его взгляда. Я встал боком и поднял клинок.

Всадник продолжал двигаться, и я сообразил, что и он, и его конь были достаточно велики, даже больше, чем я думал. Они приближались. Когда они достигли достаточно близкой ко мне точки — метрах в десяти, наверное, — конь встал на дыбы, как только всадник дернул поводья. Затем они уставились на меня, качаясь и колеблясь, как будто стояли на плоту в тихо волнующемся море.

— Твое имя! — потребовал всадник. — Скажи мне имя, тот, кто пришел сюда!

Его голос оглушительным грохотом хлестнул меня по ушам. Он не менял интенсивности, громкий и без интонаций.

Я тряхнул головой.

— Я называю свое имя когда хочу, а не когда мне приказывают, — сказал я. — Ты кто?

Он выдал три коротких кашля, которые я принял за смех.

— Я сброшу тебя вниз, туда, где ты будешь вечно выкликать свое имя.

Я поднял Грейсвандир на уровень его глаз.

— Разговоры бесплатны, — сказал я. — А виски стоит денег.

Именно в этот момент я почувствовал легкий озноб, будто кто-то играл с моим Козырем, думая обо мне. Но ощущение было смутным, слабым, и мне пришлось сконцентрировать внимание, потому как всадник дал сигнал своему ездовому зверю и тот встал на дыбы. Расстояние слишком велико, решил я. Но эта мысль была бы хороша на другой тени. Лошадь бросилась ко мне, покинув зыбкую дорогу.

Прыжок доставил его почти к краю пропасти, достаточно близкой к моим позициям. И всадник не рухнул и не исчез, как я надеялся. Он продолжил двигаться галопом, и, хотя его продвижение не совсем соразмерялось с действием, он пересекал бездну едва ли вполовину медленней.

Пока все это разматывалось, я увидел, как издалека, из тех же краев, откуда пришел этот всадник, ко мне направляется еще одна фигура. Делать нечего — кроме как стоять на своем, драться и надеяться, что я успею быстренько разделать первого нападающего, прежде чем на меня навалится второй.

Как только всадник приблизился, его красноватый взор обежал мою персону и задержался, когда упал на Грейсвандир. Какой бы ни была природа безумной иллюминации за моей спиной, она причудливо оживила тонкий узор на моем клинке, и часть Образа, что была запечатлена на плоскости, поплыла и заискрилась по всей длине. К тому времени всадник был уже совсем близко, но дернул поводья, а взгляд его скакнул вверх, встречая мой. Гадостная ухмылка исчезла.

— Я знаю тебя! — сказал он. — Ты — тот, кого зовут Корвин!

Но мы его уже сделали — я и мой союзник инерция.

Передние копыта его ездового зверя упали на уступ, и я рванулся вперед. Животные рефлексы вынудили зверя искать пригодную опору для задних ног, наперекор натянутым поводьям. Как только я налетел, всадник взметнул клинок в защитную позицию, но я шагнул накрест и атаковал его слева. Пока он перетаскивал клинок через туловище, я уже нанес удар. Грейсвандир рассекла бледную шкуру, войдя ниже грудины, но над кишками.

Я выдернул клинок, и из раны, словно кровь, хлынули сгустки огня. Рука с клинком повисла, а лошадь испустила пронзительный крик, почти свист, когда сияющий поток полился ей на шею. Я оттанцевал назад, как только всадник повалился вперед, и зверь, теперь полностью вставший на ноги, лягаясь, рванулся ко мне. Я ударил опять — рефлекторно, защищаясь. Клинок сделал зарубку на его левой передней ноге, и зверь загорелся тоже.

Я еще раз отступил в сторону, как только он развернулся и вторично набросился на меня. В то же мгновение всадник изверг столб света. Зверь взревел, повернулся и метнулся прочь. Даже не притормозив, он нырнул через край и исчез в бездне, оставив меня с воспоминанием о дымящейся кошачьей голове в далекой стране Лоррайн и с холодом, который всегда сопровождал воспоминания.

Тяжело дыша, я оперся рукой о скалу. Тонкая тропа подплыла ближе — футов десять, наверное, отделяло ее от уступа. Я почуял спазм в своем левом боку. Быстро приближался второй всадник. Он не был бледным, как первый. Волосы его были темны, а на лице играли цвета жизни. Ехал он на обыкновенном гривастом гнедом. С собой у него был взведенный и заряженный арбалет. Я оглянулся, и позади не было ни пути к отступлению, ни трещины, куда бы я мог отшагнуть.

Я вытер ладонь о штаны и взял Грейсвандир за клинок ближе к рукояти. Повернулся боком, так чтобы стать как можно меньшей мишенью. Поднял клинок, рукоятью на уровне головы, острием к земле, — единственный щит, который я имел.

Всадник встал на один эшелон со мной и остановился на ближайшей точке дымчатой полосы. Медленно поднял арбалет, понимая: если сразу не уложит меня одним выстрелом, я могу швырнуть свой клинок, как копье. Наши взгляды встретились.

Он был безбородый, стройный. Может, и светлоглазый за прищуром прицела. Он хорошо управлялся с конем: одним лишь движением коленей. Руки у него были крупные, уверенные. Способные. Необычное ощущение сошло на меня, когда я увидел его.



Мгновение растянулось за пределы событий. Он качнулся назад и чуть опустил оружие, хотя напряжение не покинуло его позы.

— Эй ты, — воззвал он. — Этот клинок — Грейсвандир?

— Да, — ответил я, — это она.

Всадник продолжал оценивать, и что-то внутри меня искало слова, чтобы удержаться и, потерпев поражение, бежать нагим в ночь.

— Чего тебе нужно? — спросил он.

— Отвалить отсюда, — сказал я.

Послышалось чик-чак — стрела ударила в камень чуть левее передо мной.

— Тогда иди, — сказал всадник. — Для тебя здесь слишком опасно.

Он повернул коня в ту сторону, откуда приехал.

Я опустил Грейсвандир.

— Я не забуду тебя, — сказал я.

— Нет, — ответил он. — Не надо. Забудь.

Затем умчался прочь, и мгновением позже дымка-тропа тоже развеялась.

Я сунул Грейсвандир в ножны и сделал шаг вперед. Мир вновь стал вращаться вокруг меня, свет накатывал справа, тьма отступала налево. Я огляделся, соображая, как прикинуть высоту скалы за своей спиной. Казалось, она поднимается футов на тридцать-сорок, и мне нужен был вид, что мог бы открыться с ее вершины. Мой уступ тянулся в обе стороны: направо и налево. Проверка показала — путь направо быстро сужался, не позволяя нормально подняться. Я повернул и двинулся налево.

Я вышел на узкий неровный участок за границей скальной складки. На первый взгляд, судя по высоте, подъем вполне возможен. Я оглянулся, нет ли какой еще угрозы. Призрачная дорога уплыла довольно далеко; никаких новых всадников не возникало. Я начал карабкаться.

Движение было нетрудным, хотя высота оказалась большей, чем мне представлялось снизу. В этих краях проявлялся явный симптом сильного искривления пространства, которое и влияло на мое зрение. Чуть погодя я втянул себя наверх и нашел точку, что давала наилучший вид пропасти напротив.

Я еще раз увидел хаотические цвета. Справа к ним примыкала тьма. Земля, над которой они танцевали, была усеяна скалами и кратерами, без единого признака жизни. Но, пересекая ее, от далекого горизонта к горам по правую руку, чернильное и змеистое, бежало то, что могло быть лишь черной дорогой.

Еще десять минут карабканья и маневров, и я устроился так, чтобы взглянуть на ее конечный пункт. Дорога рассекала горы широким ущельем и бежала прямо к самому краю бездны. Там ее чернота сливалась с той, что заполняла пропасть, заметная лишь благодаря тому, что сквозь тьму бездны не просвечивали звезды. Используя эту преграду, чтобы оценить размеры дороги, я остался почти в полной уверенности, что дорога тянется к темной возвышенности, вокруг которой плавали полосы тумана.

Я растянулся на животе, чтобы как можно меньше искажать очертания низкого гребня для чьих бы то ни было невидимых глаз, что могли невзначай глянуть сюда. Лежа там, я размышлял над истоком этого пути. Повреждение Образа открыло доступ в Янтарь с этого плацдарма, тогда как я беззаветно верил, что мое проклятие обеспечило элемент молниеносности атаки. Теперь я чувствовал, что нападение состоялось бы и без меня, но сохранил уверенность, что и я приложил руку к происшедшему. Часть вины лежала на мне, хотя уже не целиком, как я полагал когда-то. Затем я подумал об Эрике, о том, как он лежал, умирая, на склоне Колвира. Он сказал, что, несмотря на сильную ненависть ко мне, предсмертное проклятие он приберег для врагов Янтаря. Другими словами, и так и эдак. Странная ирония. Сейчас мои усилия всецело направлены на выполнение предсмертного желания самого нелюбимого брата. Его проклятие отменило мое, а я — воплощаю в жизнь его слово. Наверное, в более глобальном смысле так и должно быть.

Я поискал и был рад, не найдя шеренги ярко светящихся всадников, двигающихся вперед или собирающихся в путь. Если какие-нибудь коммандос уже не находятся в пути, то Янтарь — временно в безопасности. Тем не менее кое-что тут же обеспокоило меня. Самое главное, если время в этом месте действительно течет так необычно, как отмечало возможное происхождение Дары, тогда почему до сих пор не было ни одной атаки? У них наверняка была уйма времени, чтобы прийти в себя и подготовиться для еще одного налета. И не случилось ли что-то совсем недавно по времени Янтаря, что изменило характер их стратегии? Если так, то что? Мое оружие? Возвращение Брэнда? Или что-то еще? Еще меня интересовало, насколько далеко выдвинуты аванпосты Бенедикта. Явно не до этих рубежей, иначе бы меня проинформировали. Бывал ли он вообще в этом краю? Стоял ли кто-нибудь из наших — на памяти нынешнего поколения — там, где стою я, глядя на Дворы Хаоса, знал ли он нечто, чего не знал я? Я решил, как только вернусь, расспросить Брэнда и Бенедикта по этому поводу.

Эти размышления привели меня к интересной мысли: как на сей момент следует распорядиться временем. Лучше не тратить его больше, чем потрачено, решил я. Просмотрел другие Козыри, что вытащил из стола Дваркина. Хоть все они и будили интерес, ни один из изображенных там пейзажей мне знаком не был. Тогда я перетасовал собственную колоду и вытащил Козырь Рэндома. Наверное, он и пытался недавно связаться со мной. Я поднял карту и всмотрелся в нее.

Вскоре картинка поплыла у меня перед глазами, и я увидел расплывчатый калейдоскоп образов, и среди них — краткая реплика Рэндома. Движение и скрученные перспективы…

— Рэндом, — сказал я. — Это Корвин.

Я чувствовал его ego, но ответа не было. Тогда до меня доперло, что он в водовороте «адской скачки» и все внимание его сконцентрировано на обертывание вокруг себя теневой ткани. Он не смог бы ответить, не потеряв над нею контроля. Я перекрыл Козырь ладонью, разрывая контакт.

Сдал карту Джерарда. Мгновением позже возник контакт. Я встал.

— Корвин, ты где? — поинтересовался он.

— На краю мира, — сказал я. — И хочу попасть домой.

— Вперед.

Джерард вытянул руку. Я потянулся и, сжав ее, шагнул вперед.

Мы стояли на первом этаже Янтарного Замка в гостиной, откуда все расходились в ночь возвращения Брэнда. Кажется, было раннее утро. За каминной решеткой горел огонь. Больше никого не было.

— Я пытался добраться до тебя раньше, — сказал Джерард. — Думаю, и Брэнд тоже. Но я не уверен.

— Как давно меня не было?

— Восемь дней, — сказал он.

— Рад, что поторопился. Что стряслось?

— Ничего страшного, — сказал Джерард. — Я не знаю, чего хочет Брэнд. Он постоянно спрашивает о тебе, а я не могу тебя найти. В конце концов я дал ему колоду и сказал, пусть сам пробует, вдруг у него получится лучше. Очевидно, не получилось.

— Мне было не до того, — сказал я, — и градиент временного потока был крут.

Джерард кивнул.

— Сейчас я избегаю Брэнда, раз он вне опасности. Он опять пребывает в одном из своих мрачных настроений и утверждает, что позаботится о себе сам. В этом он прав, и это как нельзя лучше.

— Где он сейчас?

— У себя в апартаментах, по-прежнему, как и час назад… погружен в мрачные размышления.

— Он вообще не выходит?

— Несколько коротких прогулок. За исключением последней пары дней.

— Ну, тогда мне лучше навестить его. Что-нибудь о Рэндоме?

— Да, — сказал он. — Несколько дней назад вернулся Бенедикт. Сказал, что они нашли некие ниточки, касающиеся сына Рэндома. Парочку Бенедикт помог Рэндому проверить. Один из следов вел дальше, но Бенедикт почувствовал, что лучше ему не удаляться сейчас надолго от Янтаря — все так неопределенно. Так что он отправил Рэндома продолжать поиск самостоятельно. Но Бенедикт кое-что приобрел в этом приключении. Он вернулся назад, щеголяя искусственной рукой, — прекрасная работа. Ею он может делать все, что делал раньше.

— Да ну? — сказал я. — Как это мило.

Джерард улыбнулся, кивнул.

— Он сказал, что ты принес ее из Тир-на Ног’т для него. В общем, он хочет поговорить с тобой об этом, и по возможности скорее.

— Да уж наверняка, — сказал я. — Где он сейчас?

— На одном из аванпостов, которые он расставил вдоль черной дороги. Тебе придется добираться через Козырь.

— Спасибо, — сказал я. — Что-нибудь еще о Джулиэне или Фионе?

Джерард покачал головой.

— Ну ладно, — сказал я, поворачиваясь к двери. — Полагаю, что для начала навещу Брэнда.

— Мне любопытно, чего же он хочет, — сказал Джерард.

— Буду иметь в виду, — сказал я.

Я вышел из комнаты и направился к лестнице.

VII



Я постучал в дверь Брэнда.

— Входи, Корвин, — сказал он.

Я вошел, решив, что сразу с порога не буду спрашивать, откуда он узнал, кто пришел. Комната Брэнда тонула в сумраке, горели свечи, несмотря на то что был день, а в помещении имелось четыре окна. На трех из них шторы были задернуты. Четвертое окно приоткрыто. Брэнд стоял около этого окна, вглядываясь в море. Он был с головы до пят одет в черный бархат, на шее — серебряная цепь. Пояс тоже был из серебра — приятная такая цепь. К тому же Брэнд поигрывал небольшим кинжалом и, когда я вошел, на меня даже не взглянул. Он все еще был бледен, но борода уже аккуратно подстрижена, и выглядел брат тщательно выскобленным и чуть более отъевшимся, чем был, когда я в последний раз видел его.

— Выглядишь ты получше, — сказал я. — Как чувствуешь?

Брэнд обернулся и взглянул на меня безо всякого выражения, глаза его были полуприкрыты.

— Ну и в какую преисподнюю ты провалился? — спросил он.

— В каждую встреченную по дороге. Чего ради ты хотел меня видеть?

— Где ты был, я спрашиваю?

— Где был — там сплыл, — сказал я, вновь открывая дверь у себя за спиной. — А сейчас я намерен выйти и зайти снова. Может, мы начнем эту беседу еще разок?

Брэнд вздохнул.

— Постой. Извини, — сказал он. — Отчего мы все такие тонкокожие? Я не знаю… Ну ладно. Может, будет лучше, если я начну еще раз.

Брэнд сунул кинжал в ножны и прошел через комнату, чтобы сесть в тяжелое кресло из черного дерева и кожи.

— Я начал беспокоиться обо всем, что мы обсуждали, — сказал он, — и кое о чем, чего не обсуждали. Я выждал столько времени, сколько казалось разумным, чтобы ты завершил свои дела в Тир-на Ног’т и вернулся. Затем я спросил о тебе, и мне сказали, что ты еще не появлялся. Я подождал еще. Сначала я потерял терпение, затем обеспокоился, что ты, быть может, попал в засаду наших врагов. Когда я спросил о тебе позже, то узнал, что ты вернулся, но лишь для того, чтобы поговорить с женой Рэндома — важное значение, должно быть, имела эта беседа, — а затем пойти вздремнуть. Затем ты опять удалился. Я разозлился, что ты не счел нужным осведомить меня о ходе событий, но я решил подождать чуть-чуть еще. В конце концов я попросил Джерарда связаться с тобой по Козырю. Когда это ему не удалось, я чуть не потерял голову. Тогда я сам попытался выйти с тобой на связь, и хотя пару раз казалось, что я дотянулся до тебя, пробиться мне не удалось. Я испугался за тебя, а теперь вижу, что боялся напрасно. Потому я был резок.

— Понятно, — сказал я, усаживаясь рядом с ним. — На самом деле время для меня бежало быстрее, чем для тебя, так что оттуда, где я околачивался, уйти удалось совсем недавно. Вероятно, ты быстрее оправился от своего укола, чем я — от своего.

Брэнд слабо улыбнулся и кивнул.

— Ну хоть что-то, — сказал он, — на мои болячки.

— У меня своих уже несколько, — сказал я, — так что твоих, в общем, и не надо. Да и для чего-то я был тебе нужен. Давай займемся этим.

— Что-то тебя грызет, — сказал Брэнд. — Наверное, для начала стоит обсудить это.

— Ладно, — сказал я. — Давай.

Я повернулся и посмотрел на картину на стене у двери. Масло, довольно сумрачное изображение источника в Мирате, два человека невдалеке беседуют, стоя возле лошадей.

— У тебя запоминающийся стиль, — сказал я.

— Во всем, — отозвался он.

— Ты украл у меня эту фразу, — сказал я, отыскивая Козырь Мартина и передавая ему.

Изучая Козырь, Брэнд не выказал эмоций, выдал мне один короткий, косой взгляд, а затем кивнул.

— Не стану отрицать своей руки, — сказал он.

— Над этой картой поработала не только рука. Не так ли?

Брэнд провел по верхней губе кончиком языка.

— Где ты ее нашел? — спросил он.

— Прямо там, где ты ее оставил, в сердце реальности — в истинном Янтаре.

— Итак… — сказал Брэнд, поднялся и возвратился к окну, отставив карту от себя, словно желая рассмотреть ее при лучшем свете. — Итак, — повторил он, — ты осведомлен больше, чем я предполагал. Как ты узнал об изначальном Образе?

Я покачал головой.

— Сначала ответь на мой вопрос: ты пырнул Мартина?

Брэнд вновь повернулся ко мне, мгновение пристально разглядывал, затем резко кивнул. Взгляд продолжал исследовать мое лицо.

— Зачем? — спросил я.

— Кому-то пришлось, — объяснил он, — открыть путь для сил, в которых мы нуждались. Мы тянули соломинки.

— И жребий пал на тебя.

— Пал или не пал… — Он пожал плечами. — Какая теперь разница? Все пошло совсем не так, как мы планировали. Сейчас я совсем другой человек, по сравнению с теми временами.

— Ты убил его?

— Что?

— Мартина, сына Рэндома. Он умер от раны, которую ты ему нанес?

Брэнд развел руками.

— Не знаю, — сказал он. — Если и нет, то не потому, что я не старался. Не стоит тебе копать дальше. Ты нашел своих виновников. И раз уж ты их получил, что ты намерен делать?

Я покачал головой.

— Я? Ничего. Насколько я знаю, парень, может быть, еще жив.

— Тогда давай перейдем к вопросам понасущнее. Как давно тебе известно о существовании истинного Образа?

— Довольно давно, — сказал я. — И довольно много. Его происхождение, функционирование, воздействие на него янтарной крови… На Дваркина я обращал больше внимания, чем ты мог подумать. Но не вижу выгоды в том, чтобы рвать ткань бытия. Так что я оставил Ровера[17] спать на долгое-долгое время. Мне это даже в голову не приходило до тех пор, пока я не поговорил с тобой про то, что черная дорога могла бы быть связана с подобным идиотизмом. Когда я пошел проверить, как там Образ, то нашел Козырь Мартина со всеми вытекающими…

— Я не знал, что ты знаком с Мартином.

— Я в глаза его никогда не видел.

— Тогда как ты узнал субъекта на Козыре?

— Я был там не один.

— Кто был с тобой?

Я улыбнулся.

— Не-ет, Брэнд. По-прежнему твой черед рассказывать. Когда мы в последний раз беседовали, ты сказал, что враги Янтаря все время поспешали из Дворов Хаоса, что они прибывают в королевство по черной дороге благодаря тому, что сделали вы с Блейсом и Фионой, когда сошлись во мнении по поводу наилучшего пути к трону. Сейчас я узнаю, что повреждение нанес ты. Но Бенедикт наблюдает за черной дорогой, а я только что любовался Дворами Хаоса. Новых ударных войск там нет, как нет и вообще движения по той дороге. Я знаю, что время в тех краях течет по-другому. У них было более чем достаточно времени, чтобы подготовить новую атаку. Я хочу знать, что их сдерживает. Почему они не нападают? Чего они ждут, Брэнд?

— Ты приписываешь мне знание того, о чем я не осведомлен.

— Я так не считаю. Ты — местный спец по этому вопросу. Ты заключил с ними сделку. Тот Козырь — свидетельство, что ты утаиваешь что-то, касающееся и других вопросов. Не виляй и просто говори.

— Дворы… — сказал он. — А ты еще та ищейка. Эрик — дурак, что не убил тебя на месте. Если б ему было известно, что ты знаешь об этих делах…

— Эрик — дурак, — признал я. — Ты — нет. Говори.

— Нет, я — дурак, — сказал Брэнд, — притом сентиментальный. Помнишь день нашего последнего спора здесь, в Янтаре, давным-давно?

— Кое-как.

— Я сидел на краю кровати. Ты стоял у письменного стола. Как только ты развернулся и направился к двери, я решил убить тебя. Я протянул руку под кровать, где хранил взведенный арбалет со стрелой. Я действительно сжимал его в руке и был готов поднять, когда что-то остановило меня.

Брэнд сделал паузу.

— И что это было? — спросил я.

— Посмотри там у дверей.

Я посмотрел и не увидел ничего особенного. Я начал уже качать головой, когда Брэнд сказал:

— На полу.

Тогда я сообразил, что это — красно-коричневый ковер с оливково-коричнево-зеленым геометрическим орнаментом.

Брэнд кивнул.

— Ты стоял на моем любимом ковре. Мне не хотелось, чтобы на него попала кровь. Потом мой гнев улетучился. Так что я — тоже жертва эмоций и обстоятельств.

— Милая история… — начал я.

— …Но сейчас ты хочешь, чтобы я перестал вилять. И тем не менее я не вилял. Я пытался заработать очко. Мы оба живы по взаимному молчаливому согласию и редкому счастливому стечению обстоятельств. Я намерен отказаться от такого молчаливого согласия и исключить возможность несчастных случаев в паре весьма важных ситуаций. Но для начала — если отвечать на твой вопрос — пока я не знаю наверняка, что же удержало силы Хаоса, но могу осмелиться на очень хорошую догадку. Блейс собрал громадную ударную силу для атаки на Янтарь. Тем не менее она по размаху и рядом не стояла с той, что предложил ему ты. Видишь ли, он будет рассчитывать, что воспоминание о той последней атаке станет основой для обеспечения ответа на новую атаку. И, вероятно, ей будут предшествовать попытки убить Бенедикта и тебя. Хотя эта акция и будет отвлекающим маневром. Я готов предположить, что Фиона снеслась со Дворами Хаоса — быть может, прямо сейчас занята именно этим — и подготовила их для настоящей атаки, которую можно ожидать в любой момент сразу после диверсионного набега Блейса. Следовательно…

— Говоришь, это хорошая догадка, — прервал я его. — Но мы даже не знаем, жив ли Блейс.

— Блейс жив, — сказал Брэнд. — Я смог удостовериться в этом по его Козырю — просто факт его нынешней активности, — прежде чем он почувствовал мое присутствие и заблокировал меня. Он очень чувствителен к подобному наблюдению. Я обнаружил Блейса в поле с войсками, которые он намеревается двинуть против Янтаря.



— А Фиона?

— Нет, — сказал он, — с ее Козырем я не экспериментировал и тебе не советую. Она в высшей степени опасна, и я не хочу раскрывать себя ее воздействию. Моя оценка ее нынешнего расположения основана скорее на дедукции, чем на информации из первоисточника. Хотя мне и хотелось бы подтвердить свою оценку.

— Ясно, — сказал я.

— У меня есть план.

— Валяй.

— Способ, которым ты вызволил меня из заточения, был весьма вдохновенным, — то, как ты объединил силы всех и каждого. Можно вновь воспользоваться той же идеей, но с другим исходом. Если усилие будет должным образом направлено, подобная сила крайне легко сомнет личную защиту — даже если этой личностью будет Фиона.

— Скажи лучше «направлено тобой».

— Конечно. Я предлагаю созвать семью и пробить путь к Фионе и Блейсу, где бы они ни находились. Мы схватим их во плоти и на один миг заблокируем. Этого мига достаточно, чтобы ударил я.

— Как с Мартином?

— Нет, все нормально, я уверен. Мартин в последний момент сумел вырваться на свободу. И с вашей помощью этого не случится. Даже троих-четверых, вероятно, будет достаточно.

— Ты и в самом деле считаешь, что сможешь обыграть их так легко?

— Я знаю, что лучше нам попробовать. Время бежит. И ты окажешься среди тех, кого казнят, когда они возьмут Янтарь. И я тоже. Что скажешь?

— Если меня убедят, что это необходимо. Тогда у меня не будет иного выбора, кроме как согласиться.

— Это необходимо, поверь мне. Следующее, что мне понадобится, — это Талисман Закона.

— Для чего?

— Если Фиона и правда во Дворах Хаоса, одного Козыря, вероятно, не хватит, чтобы достать до нее и удержать — даже при общесемейной поддержке. Для нее мне потребуется Талисман — чтобы сфокусировать нашу энергию.

— Полагаю, это организовать можно.

— Чем скорее мы сделаем это, тем лучше. Сможешь подготовить все к вечеру? Я восстановил достаточно сил, чтобы выполнить эту задачу.

— К черту — нет, — сказал я, вставая.

— В каком смысле? — Брэнд, приподнявшись, вцепился в ручки кресла. — Почему нет?

— Я сказал, что соглашусь, если меня убедят, что это необходимо. Ты сам признал, что здесь больше догадок, чем фактов. Чтобы убедить меня, догадок мало.

— Тогда забудь об убежденности. Можешь ты воспользоваться случаем? Корвин, следующая атака на Янтарь будет мощнее предыдущей. Они осведомлены о нашем новом оружии. И в своих планах сделают поправку на это.

— Даже если я соглашусь с тобой, Брэнд, уверен, я не смог бы убедить всех в необходимости казни.

— Убедить? Просто скажи им! Ты их держишь за глотку, Корвин! Сейчас ты наверху. Ты же хочешь оставаться там, не так ли?

Я улыбнулся и направился к двери.

— И останусь, — сказал я, — сделав все по-своему, своим путем. А твои предположения я подошью к делу.

— Твой путь приведет тебя к смерти. И куда раньше, чем ты думаешь.

— Я опять стою на твоем коврике, — сказал я.

Брэнд рассмеялся.

— Очень хорошо. Но я не угрожаю тебе. Ты знаешь, о чем я говорю. Сейчас ты отвечаешь за все в Янтаре. Тебе придется действовать наверняка.

— А ты знаешь, о чем говорю я. Я не собираюсь убивать парочку родственников, мучаясь твоими подозрениями. Мне требуется нечто большее, чем просто подозрения.

— Когда получишь большее, может оказаться слишком поздно.

Я пожал плечами.

— Увидим.

Я протянул руку к дверной ручке.

— Что ты собираешься делать?

Я покачал головой.

— Я никому не рассказываю всего, что мне известно, Брэнд. Так, в порядке страховки.

— Могу только должным образом оценить. И лишь надеюсь, что знаешь ты достаточно.

— Или боишься, что я знаю слишком много, — сказал я.

Мгновенный настороженный взгляд танцевал под надбровными дугами. Затем Брэнд улыбнулся.

— Я не боюсь тебя, брат, — сказал он.

— Хорошо, когда нечего бояться, — сказал я.

Я открыл дверь.

— Подожди, — сказал Брэнд.

— Да?

— Ты не счел нужным сказать мне, кто был с тобой, когда ты обнаружил Козырь Мартина там, где я его оставил.

— Отчего же, это был Рэндом, — сказал я.

— О! И он осведомлен о деталях?

— Если ты имеешь в виду, знает ли он, что его сына пырнул кинжалом ты, — сказал я, — то ответ — «нет», пока еще нет.

— Понятно. А как новая рука Бенедикта? Я понял так, что ты каким-то образом раздобыл ее в Тир-на Ног’т. Мне бы хотелось узнать об этом побольше.

— Не сейчас, — сказал я. — Давай оставим что-нибудь для следующей посиделки. Она не заставит себя долго ждать.

Я вышел и, молча отсалютовав коврику, закрыл дверь.

VIII



После посещения кухни, изъятия и поглощения огромного количества еды я направился в конюшни, где приметил симпатичного юного гнедого, который когда-то принадлежал Эрику. Несмотря на его темное прошлое, я подружился с ним, и вскоре мы уже двигались вниз по стекающей с Колвира тропе, что вела нас в лагерь моей Теневой армии. Я ехал и переваривал обед, а заодно пробовал рассортировать события и открытия, пережитые и сделанные мной за последние несколько часов. Если Янтарь действительно возник как следствие бунта Дваркина из Дворов Хаоса, значит, мы все находимся в родственной связи с теми силами, которые нам угрожают сейчас. Конечно, трудно решить, насколько можно верить тому, что сказал Дваркин. Но черная дорога все-таки бежала ко Дворам Хаоса, явно как следствие Брэндова ритуала, который он провел на основе знаний, полученных у Дваркина. К счастью, те части повествования Дваркина, что требовали предельной доверчивости, содержали вещи, на данный момент особой важности не имеющие — с точки зрения практики. И все же у меня были смешанные чувства — знать о происхождении от Единорога…

— Корвин!

Я натянул поводья. Раскрыл разум посланию, и — возник образ Ганелона.

— Я здесь, — сказал я. — Где ты раздобыл колоду Козырей? И откуда узнал, как ими пользоваться?

— Колоду прихватил недавно из ящика в библиотеке. Подумал, что неплохо бы иметь способ связаться с тобой по-быстрому. А что до использования, я просто делал то, что вроде бы делаешь ты и выделывают остальные — старательно вглядываетесь в Козырь, думаете о нем, сосредотачиваетесь на контакте.

— Мне давно следовало дать тебе колоду, — сказал я. — Оплошность с моей стороны, и я рад, что ты ее исправил. Ты их просто пробуешь или что-то случилось?

— Что-то, — сказал он. — Где ты?

— По чистой случайности еду в лагерь повидаться с тобой.

— С тобой все нормально?

— Да.

— Хорошо. Тогда давай. Я лучше не буду пытаться перетащить тебя через эту штуку, как вы, ребята, делаете. Не так это срочно. Так и так я тебя увижу.

— Да.

Ганелон прервал контакт, а я тронул поводья и поехал дальше. Сначала я рассердился, что он просто не попросил колоду у меня. Потом вспомнил, что по времени Янтаря отсутствовал больше недели. Вероятно, Ганелон стал беспокоиться и не рискнул довериться никому другому для связи со мною по его запросу. Вероятно, это правильно.

Спуск был быстр, в противовес путешествию в лагерь. Конь — которого, между прочим, звали Бумом, — казалось, был счастлив прогуляться и имел склонность дергать поводья при малейшем на то предлоге. Я оттянул поводьями его голову в сторону, чтобы он чуть-чуть подустал, и совсем немного времени спустя увидел лагерь. Именно тогда я осознал, как мне недостает Звезды.

Проезжая по лагерю, я стал объектом пристальных взглядов и всеобщих приветствий. За моей спиной повисало молчание, и вся деятельность замирала. Интересно, считают ли ребята, что я приехал, чтобы отдать приказ готовиться к бою.

Ганелон вышел из своей палатки раньше, чем я спешился.

— Быстро, — признал он и пожал мне руку, как только я покинул седло. — Хорошая лошадь, что еще сказать.

— Да, — согласился я, отдавая поводья ординарцу Ганелона. — Какие новости?

— Ну… — сказал Ганелон. — Я разговаривал с Бенедиктом…

— Что-то зашевелилось на черной дороге?

— Нет-нет. Ничего такого. Он пришел навестить меня после того, как вернулся от этих своих друзей — Текис, — чтобы рассказать, что с Рэндомом все нормально, что тот взялся отслеживать ниточку к местонахождению Мартина. После этого мы поговорили о прочем, и в конце концов Бенедикт попросил рассказать ему все, что я знаю о Даре. Рэндом рассказал, как она проходила Образ, и Бенедикт сделал вывод, что о ее существовании известно кому угодно, но не ему.

— И что ты рассказал?

— Все.

— Включая догадки, размышления после Тир-на Ног’т?

— Где-то так.

— Ясно. И как он это воспринял?

— Похоже, рассказ его взволновал. В достаточной мере, я бы сказал. Пойди поговори с ним сам.

Я кивнул, и Ганелон повернулся к палатке. Он откинул полог и шагнул в сторону. Я вошел.

Бенедикт сидел на низком стуле возле сундука, на крышке которого была расстелена карта. Он что-то отслеживал по этой карте длинным металлическим пальцем сверкающей, скелетоподобной ладони, присоединенной к смертоносной, свитой из серебряных жил, искристой механической руке, которую я принес из города в небесах; устройство было прикреплено к культе правой руки Бенедикта чуть ниже того места, где с коричневой рубашки была срезана часть рукава; превращение заставило меня замереть в неожиданной дрожи — так сильно Бенедикт напомнил призрака, с которым я встретился. Взгляд Бенедикта поднялся, сомкнулся с моим, и брат поднял руку в приветствии — небрежном, превосходно исполненном жесте. Бенедикт улыбнулся самой широкой улыбкой, какая на моей памяти когда-либо разливалась на его лице.

— Корвин! — сказал он, а затем поднялся и протянул ту руку.

Я еле заставил себя пожать механизм, который чуть меня не убил. Но Бенедикт выглядел куда более добродушно расположенным ко мне, чего не случалось очень долгое время до этого. Я пожал новую руку, и ответное пожатие было превосходным. Я старался игнорировать холод и угловатость искусственной руки, и меня изумило, как лихо Бенедикт освоился с нею за столь короткое время.

— Я должен принести тебе извинения, — сказал Бенедикт. — Я был не прав по отношению к тебе. Мне очень жаль.

— Все в порядке, — сказал я. — Я понимаю.

Он на мгновение сжал меня в объятиях, и моя вера, что все между нами, очевидно, улажено, была омрачена лишь хваткой тех точных и смертоносных пальцев на моем плече.

Ганелон хмыкнул и принес еще один стул, который поставил напротив сундука. Раздражение по поводу болтливости Ганелона — каковы бы ни были обстоятельства — растаяло при оценке результатов его болтовни. Я не мог припомнить Бенедикта в лучшем расположении духа; Ганелон явно был доволен результатом разрешения наших с Бенедиктом разногласий.

Я улыбнулся и расположился на стуле, расстегнув пояс с мечом и повесив Грейсвандир на палаточный шест. Ганелон раздобыл три бокала и бутыль вина. Расставив бокалы перед нами и разливая вино, он заметил:

— В ответ на гостеприимство вашей палатки той ночью в Авалоне.

Бенедикт взял свой бокал всего лишь с легчайшим звяком.

— В этой палатке спокойствия больше, — сказал он. — Не так ли, Корвин?

Я кивнул и поднял бокал.

— За это спокойствие. Да пребудет оно вечно.

— Впервые за долгое время у меня появилась возможность, — сказал Бенедикт, — поговорить с Рэндомом поподробнее. Он несколько изменился.

— Да, — согласился я.

— Я сейчас более склонен доверять ему, чем в минувшие дни. У нас было время поговорить, когда мы покинули Текис.

— Куда вы направились?

— По кое-каким словам, оброненным Мартином хозяину дома, выходило, что он собирался в один из краев, который, как я знаю, лежит далеко в Тени, — районный городок Хират. Мы пропутешествовали туда, и оказалось, что так оно и было. Мартин проходил тем путем.

— Я не знаком с Хиратом, — сказал я.

— Город из необожженного кирпича и камня — торговый центр на пересечении нескольких караванных путей. Там Рэндом узнал новости, которые повели его на восток и, вероятно, еще глубже в Тень. В Хирате мы расстались, ибо мне не хотелось слишком надолго удаляться от Янтаря. К тому же возникло личное дело, которое я стремился расследовать. Он сказал, что видел Дару, проходящую по Образу в день битвы.

— Это верно, — сказал я. — Она сделала это. Я тоже был там.

Бенедикт кивнул.

— Как я сказал, Рэндом произвел на меня впечатление. Я склонен поверить, что он говорит правду.

Если это так, то и ты, вероятно, говорил правду. Допустив это, я должен был расследовать дело об угрозах от девушки. Тебя в Янтаре не было, так что я пошел к Ганелону — это было несколько дней назад — и добился того, чтобы он рассказал мне все, что знал о Даре.

Я глянул на Ганелона, который слегка склонил голову.

— Итак, ты теперь веришь, что у тебя есть новый неизвестный родственник, — сказал я, — и родственник опасный, будь уверен, и вполне вероятный враг… но — родственник, как бы то ни было. Твой следующий ход?

Бенедикт отхлебнул вина.

— Мне бы хотелось верить в родственные отношения, — сказал он. — Это меня даже радует. Так что мне хотелось бы подтвердить это или получить надежное опровержение. Если окажется, что мы в самом деле родственники, тогда каковы мотивы ее действий? И почему она никогда не извещала о своем существовании меня напрямую? — Брат отставил бокал, поднял свою новую руку и согнул пальцы. — Итак, мне хотелось бы начать, — продолжил Бенедикт, — с того, что же ты узнал в Тир-на Ног’т обо мне и Даре. Меня также крайне заинтересовала эта рука, которая ведет себя так, будто создана для меня. Никогда раньше я не слышал о материальных предметах, обретенных в городе на небесах. — Он сжал кулак, разжал, покачал сустав в запястье, вытянул руку, поднял, тихо опустил на колено. — Рэндом недурно проявил себя в области хирургии, как по-твоему?

— Весьма, — согласился я.

— Итак, ты расскажешь мне что-нибудь?

Я кивнул и сделал глоток вина.



— Случилось все во дворце в небесах, — сказал я. — Здание было наполнено чернильными, смещающимися тенями. Я ощущал необходимость посетить тронный зал. Что и сделал, а когда тени разомкнулись, то увидел тебя стоящим позади трона, вооруженного этой рукой. Когда прояснилось еще, я увидел Дару, сидящую на троне. Я приблизился и коснулся ее острием Грейсвандир, что сделала меня видимым для нее. Она объявила меня мертвым уже несколько столетий и приказала возвращаться в могилу. Когда я потребовал от нее родословную, она сказала, что происходит от тебя и адской девы Линтры.

Бенедикт глубоко вздохнул, но не сказал ничего. Я продолжил:

— Время, сказала она, движется совсем по-другому в краях ее рождения, и там сменилось несколько поколений. Она — первая из тех, кто обладает привычными отличительными признаками человека. И вновь приказала мне убираться. А ты во время разговора изучал Грейсвандир. Затем ударил, чтобы отвести опасность от Дары, и мы подрались. Мой клинок смог достать тебя, а твоя рука — меня. Вот и все. Во всех прочих отношениях это было противоборство призраков. Как только начало всходить солнце, а город блекнуть, ты вцепился в меня этой лапой. Лезвие Грейсвандир отрубило ее от твоей руки, и я бежал. Рука упала на Колвир вместе со мной, потому что продолжала стискивать мое плечо.

— Любопытно, — сказал Бенедикт. — Я знаю, что Тир-на Ног’т творит ложные пророчества — воплощает страхи и тайные ужасы прошедшего, а не истинную картину того, что будет. Но столь же часто он обнажает неизвестные истины. И, как в большинстве случаев, трудно отделить имеющее реальную силу от поддельного. Как ты понимаешь все случившееся?

— Бенедикт, — сказал я, — я склонен верить рассказу о происхождении Дары. Ты никогда не встречал ее, а я встречал. В чем-то она напоминает тебя. А что касается остального… оно, несомненно, таково, как ты сказал: то, что остается после отделения истины.

Бенедикт медленно кивнул, и я мог с уверенностью сказать, что он не убежден, но и обострять разговор не хочет. Он не хуже меня понял, что означает видение небесного города. Если б он последовал своей претензии на трон и преуспел бы в достижении цели, то однажды он смог бы уступить дорогу своему единственному наследнику.

— Что ты намерен делать? — спросил я Бенедикта.

— Делать? — сказал он. — А что Рэндом сейчас делает с Мартином? Я буду ее искать, найду, заполучу историю из ее уст, а затем что-нибудь решу для себя. Но все это подождет, пока не уладится вопрос с черной дорогой. Это второй вопрос, который я хотел обсудить с тобой.

— Да?

— Если время движется столь по-иному на их бастионах, срок для организации новой атаки более чем достаточный. Я не хочу сидеть и ждать встречи с ними в ничего не решающих схватках. Я намерен проследовать по черной дороге до ее истока и атаковать их на родной земле. Мне бы хотелось эту атаку согласовать с тобой.

— Бенедикт, — сказал я, — ты когда-нибудь видел Дворы Хаоса?

Он поднял голову и уставился на глухую стену палатки.

— Вечность тому назад, когда я был молод, — сказал Бенедикт, — я проскакал в адской скачке насколько смог далеко, до предела реальности. Там, под разделенным небом, я взглянул на ужасающую бездну — первичный хаос. Я не знаю, сохранился ли тот край и уходит ли дорога так далеко, но я готов пройти тем путем, если в этом средоточие проблем.

— В этом средоточие проблем, — сказал я.

— Откуда твоя уверенность?

— Я только что вернулся из тех краев. Темная цитадель парит над бездной. Дорога тоже ведет в бездну.

— Насколько сложен путь?

— Вот, — сказал я, доставая Козырь и передавая его Бенедикту. — Принадлежит Дваркину. Нашел карту среди его вещей. Я только что опробовал Козырь. Он привел меня туда. Время стремительно в той точке. На меня напал всадник дрейфующей дороги, из тех дорог, что не указываются на карте. Козырной контакт там труден, наверное, из-за разницы во времени. Обратно меня привел Джерард.

Бенедикт изучил карту.

— Кажется, тогда в молодости я видел именно этот край, — сказал он наконец. — Это решает проблемы тыла и снабжения наших войск. С одним из нас на каждом из концов Козырной связи мы сможем транспортировать войска напрямик, как мы делали в тот день — с Колвира в Гарнат.

Я кивнул.

— Это одна из причин, по которой я показал тебе карту, — чтобы отметить, что я играю в открытую. Возможно, существует другой способ, сопряженный с меньшим риском, чем отправка наших сил в неизвестность. Я хочу, чтобы ты пока оставался в стороне от этого рискованного предприятия, пока я не исследую эту возможность.

— Я вынужден оставаться в стороне в любом случае и прежде всего должен разжиться информацией о тех краях. Мы ведь даже не знаем, будет ли функционировать там твое автоматическое оружие, не так ли?

— Да, с собой у меня не было ни одной единицы для проверки.

Бенедикт задумчиво надул губы.

— А следовало бы подумать и взять штучку для апробации.

— Не позволили обстоятельства отбытия.

— Обстоятельства?

— В другой раз. Сейчас это к делу не относится. Ты говорил о походе к истоку черной дороги…

— Да?

— Это не истинный источник ее. Настоящий источник заключен в изначальном Янтаре — в повреждении первоначального Образа.

— Да, я понимаю. Рэндом и Ганелон оба описали мне и ваше путешествие к истинному Образу, и повреждение, которое вы там обнаружили. Я вижу аналогию, возможную связь…

— Ты помнишь, как я ломанул из Авалона, а ты преследовал меня?

В ответ Бенедикт лишь слегка улыбнулся.

— Там была зона, где мы пересекли черную дорогу, — сказал я. — Припоминаешь?

Бенедикт прищурился.

— Да, — сказал он. — Ты прорубил через нее тропинку. Мир в этой зоне вернулся в нормальное состояние. А ведь забыл.

— Это воздействие Образом на черную дорогу, — сказал я, — воздействие, которое, по-моему, может быть выполнено и в гораздо больших масштабах.

— Насколько больших?

— Чтобы смыть всю эту штуковину.

Бенедикт откинулся назад и внимательно изучил мое лицо.

— Тогда почему ты не занят этим?

— Есть пара операций по подготовке, которые я должен отработать.

— Сколько времени они займут?

— Не слишком много. Но самое меньшее — несколько дней. Может быть, несколько недель.

— Почему ты раньше не упоминал об этом?

— Как это сделать, узнал я совсем недавно.

— И как ты будешь заниматься этим?

— По сути это равносильно починке Образа.

— Ладно, — сказал Бенедикт. — Скажем, тебе удастся. Но враг по-прежнему будет вон там. — Он сделал жест в сторону Гарната и черной дороги. — Кто-то однажды уже открыл им проход.

— Враг всегда был там, — сказал я. — И всегда будет стоять задача проследить, как бы они вновь не получили этот проход — должным образом разобравшись с теми, кто обеспечил его в первый раз.

— В этом я с тобой, — сказал он, — но это не то, что я имел в виду. Им нужно преподать урок, Корвин. Я хочу научить их должному уважению к Янтарю, такому уважению, чтоб, даже если путь откроется вновь, они побоялись воспользоваться им. Вот что я имел в виду. И это необходимо.

— Ты не представляешь, на что это может быть похоже — вести битву в тех краях, Бенедикт. Это… буквально… неописуемо.

Бенедикт улыбнулся и встал.

— Тогда, полагаю, лучше всего сходить и посмотреть самому, — сказал он. — Если не возражаешь, я оставлю эту карту на время себе.

— Не возражаю.

— Хорошо. Тогда ты, Корвин, займешься своими делами с Образом, а я — своими. На это мне тоже потребуется какое-то время. А сейчас я должен отдать командирам приказы на время своего отсутствия. Давай договоримся, что ни один из нас не начнет ничего решающего без предварительного согласования со вторым.

— Идет, — сказал я.

Мы прикончили вино.

— Мне тоже в дорогу, и очень скоро, — сказал я. — Так что — удачи.

— И тебе того же.

Бенедикт опять улыбнулся.

— Сейчас дела пошли получше, — сказал он и пожал мне плечо, направляясь к выходу.

Мы с Ганелоном последовали за Бенедиктом наружу.

— Приведите лошадь Бенедикта, — обратился Ганелон к ординарцу, который стоял под ближайшим деревом; затем, повернувшись, протянул Бенедикту руку. — Я тоже хочу пожелать удачи.

Бенедикт кивнул и пожал ему руку.

— Спасибо, Ганелон. Много за что.

Бенедикт вытащил свои Козыри.

— Я успею дать знать Джерарду о нынешнем состоянии дел, — сказал он, — прежде чем прибудет моя лошадь.

Бенедикт перетасовал карты, вытащил одну, всмотрелся.

— Как ты собираешься чинить Образ? — спросил Ганелон.

— Мне придется вновь завладеть Талисманом Закона, — сказал я. — С его помощью я смогу переписать поврежденный участок.

— Это опасно?

— Да.

— А где Талисман?

— На тени Земля, где я оставил его.

— Почему ты его бросил?

— Боялся, что он меня убивает.

Ганелон скорчил почти невозможную гримасу.

— Мне не нравится все это, Корвин. Должен быть иной способ.

— Если б знал способ получше, то непременно воспользовался бы.

— Предположим, вы просто последуете плану Бенедикта и всех перетянете туда. Ты сам сказал, что он мог бы призвать из Тени бесчисленные легионы. Еще ты сказал, что нет никого лучшего для битвы.

— И все же на Образе останется повреждение, и заполнить его придет еще более гнусное нечто. Обязательно. Враг сиюминутный не так важен, как наша собственная внутренняя слабость. Если не исправить Образ Янтаря, то мы уже побеждены, даже если в наших стенах нет ни одного оккупанта.

Ганелон отвернулся.

— Возразить мне нечего. Ты знаешь свою державу, — сказал он. — Но все же я чувствую, что ты можешь совершить смертельную ошибку, рискуя сам в том, что может оказаться необязательным. Может случиться, что сейчас ты нужнее Янтарю.

Я хмыкнул, ибо он повторил слова Виалль, а когда она говорила то же самое, я не захотел принимать это на свой счет.

— Это мой долг, — сказал я Ганелону.

Он не ответил.

В дюжине шагов от нас Бенедикт, очевидно, вызвал Джерарда, поскольку что-то пробормотал, затем сделал паузу и стал слушать. Мы стояли, ожидая, когда Бенедикт завершит беседу, чтобы попрощаться с ним.

— …Да, сейчас он здесь, — услышал я голос Бенедикта. — Нет, очень сильно сомневаюсь в этом. Но…

Бенедикт в ходе разговора несколько раз глянул на меня и покачал головой.

— Нет, не думаю, — сказал он. Затем: — Ну ладно, иди сюда.

Он протянул свою новую руку, и, пожав ее, в бытие вступил Джерард. Джерард повернул голову, увидел меня и тут же потопал в мою сторону.

Он обежал меня взглядом вверх, вниз и даже прошелся поперек моей персоны, как будто что-то высматривал.

— В чем дело? — спросил я.

— Брэнд, — ответил Джерард. — Он исчез из апартаментов. Во всяком случае, в большей части замка его нет. Осталось немного крови. А в комнате все перевернуто — достаточно, чтобы утверждать, что он дрался.

Я скосил взгляд на рубашку и штаны.

— И ты ищешь пятна крови? Как видишь, это те же самые вещи, в которые я был одет и раньше. Они вполне грязны и помяты, но и только.

— Это ничего не доказывает, — сказал Джерард.

— Осмотреть одежду — твоя идея. Не моя. И что же заставляет тебя думать, что я…

— Ты был последним, кто его видел, — сказал он.

— Не считая того, с кем он дрался… если он действительно дрался.

— Что ты хочешь сказать?

— Ты прекрасно знаешь его характер, его перепады настроения, его повадки. У нас был небольшой спор. После моего ухода он мог сокрушить там все, порезаться, разозлиться и козырнуться оттуда к чертовой матери: просто чтобы развеяться… Погоди! Его ковер! Была ли кровь на таком маленьком забавном коврике перед дверью?

— Не уверен… нет, не думаю. А что?

— Косвенное доказательство, что все устроил сам Брэнд. Он весьма трогательно заботится об этой подстилке. Он так избегал испачкать ее.

— На это я не куплюсь, — сказал Джерард, — и смерть Кэйна по-прежнему выглядит странной… и слуги Бенедикта, которые могли прознать, что тебе требовался порох. Теперь Брэнд…

— Это может быть еще одной попыткой свалить все на меня, — сказал я, — тем более что наши отношения с Бенедиктом резко улучшились.

Джерард повернулся к Бенедикту, который не двигался и стоял поодаль в дюжине шагов, без выражения разглядывая нас и вслушиваясь.

— Он объяснил случившиеся смерти? — спросил его Джерард.

— Не совсем, — ответил Бенедикт, — но большая часть остальной истории выглядит теперь в куда лучшем свете. Настолько лучшем, что я склонен поверить во всю историю целиком.

Джерард покачал головой и вновь вперил взгляд в меня.

— Ничего еще не улажено, — сказал он. — О чем вы спорили с Брэндом?

— Джерард, — сказал я, — это не твое дело, пока мы с Брэндом не решим по-иному.

— Я вернул его к жизни и ухаживал за ним, Корвин. Я делал это не для того, чтобы его убили в пустой ссоре.

— Напряги мозги, — сказал я Джерарду. — Чья была идея поискать Брэнда способом, которым мы, собственно, и воспользовались? Вернуть его?

— Тебе от него было что-то нужно, — сказал Джерард. — В конце концов ты это получил. Затем он стал для тебя угрозой.

— Нет. Но даже если и так, стал бы я так дурацки подставляться? И если Брэнд убит, то это дело того же порядка, что и смерть Кэйна, — просто попытка подставить меня.

— С Кэйном ты тоже воспользовался этим объяснением. Мне кажется, здесь и зарыта собака — в таких делах ты особенно хорош.

— Мы это уже проходили, Джерард…

— …И ты помнишь, что я тебе тогда сказал.

— Трудно было бы забыть.

Джерард протянул руку и схватил меня за правое плечо. Я тут же влепил ему в живот левый кулак и вырвался. Затем я подумал, что мне стоило, наверное, рассказать Джерарду, о чем мы говорили с Брэндом. Но мне не понравилось, как он об этом спросил.

Джерард опять попер на меня. Я шагнул в сторону и несильно засветил ему левой в правый глаз. После этого я продолжал отбиваться, в основном для того, чтобы чуть осадить. Я был не в очень хорошей форме, чтобы снова драться с ним, а Грейсвандир висела в палатке. Другого оружия у меня с собой не было.

Я продолжал кружить. Бок у меня болел, и удара левой ногой не получится. Я разок достал Джерарда правой в бедро, но промедлил и не удержал равновесия, да и не сумел как следует довести удар. Я продолжал отпихиваться.

В конце концов Джерард перехватил мою левую руку и ухитрился припечатать ладонь мне на бицепс. Следовало бы тут же отвалить, но он хорошо открылся. Я сделал шаг, крепко, изо всех сил, заехав правой ему в живот. Джерард согнулся с тяжелым выдохом, но мою руку по-прежнему держал крепко. Он заблокировал попытку апперкота левой рукой, продолжая двигать ее вперед, пока не уперся мне в грудь запястьем, и вдруг дернул мою левую руку назад и в сторону с такой силой, что меня швырнуло на землю. Если он свалится на меня, то это — абзац.

Джерард упал на одно колено и потянулся к моему горлу.

IX



Я рванулся заблокировать его руку, но она остановилась, не дотянувшись до меня. Повернув голову, я увидел, что чья-то рука упала на запястье Джерарда и сжимает ее, заламывая назад.

Я вырвался и откатился. Когда я вновь поднял взгляд, то увидел, что Джерарда прихватил Ганелон. Джерард рванул руку вперед, но та не освободилась.

— Отвали, Ганелон, — сказал Джерард.

— Уходи, Корвин! — сказал Ганелон. — Найди Талисман!

Пока он кричал, Джерард начал подниматься. Ганелон изловчился и левой врезал Джерарду в челюсть. Джерард растянулся у его ног. Ганелон подшагнул и пнул его по почкам, но Джерард перехватил ногу и опрокинул его. Я поднялся на корточки, опираясь рукой о землю.

Джерард взвился и обрушился на Ганелона, который пытался подняться на ноги. Когда Джерард почти навалился на него, Ганелон вскочил одновременно с ударом обоих кулаков Джерарду в диафрагму; удар остановил Джерарда на полдороге. Незамедлительно заработали, словно поршни, кулаки Ганелона, обрабатывая живот Джерарда. Пару мгновений Джерард казался слишком ошеломленным, чтобы защищаться, но когда он в конце концов согнулся и прижал локти к животу, Ганелон влепил ему правой в челюсть, отчего Джерард качнулся назад. Ганелон тут же рванулся вперед, обхватив Джерарда руками, пока тот беспомощно хлопал его по спине, и подсек. Джерард опрокинулся, и Ганелон рухнул на него. Затем он оседлал Джерарда и ткнул правым кулаком ему в челюсть. Голова Джерарда мотнулась, Ганелон добавил левой.

Бенедикт внезапно пошевелился, явно собираясь вмешаться, но именно в этот момент Ганелон решил встать. Джерард лежал без чувств, и кровь текла у него изо рта и носа.

Я встал на подгибающихся ногах, стряхнул пыль.

Ганелон улыбнулся мне.

— Не медли, — сказал он. — Я не знаю, как пройдет второй раунд. Иди ищи побрякушку.

Я глянул на Бенедикта, тот кивнул. Я вернулся в палатку за Грейсвандир. Когда я выходил, Джерард все еще не шевелился, но передо мной встал Бенедикт.

— Помни, — сказал он, — у тебя есть мой Козырь, а у меня — твой. Ничего решающего без согласования.

Я кивнул. Я было собирался спросить Бенедикта, почему у него возникло желание помочь Джерарду, а не мне. Но меня посетила одна хорошая мысль, и я решил не портить наши свежеиспеченные мирные отношения.

— О’кей.

Я направился к лошадям. Ганелон, когда я проходил мимо, похлопал меня по плечу.

— Удачи, — сказал он. — Я пошел бы с тобой, но пока нужен здесь… особенно если Бенедикт козырнется в Хаос.

— Хорошее представление, — сказал я. — В неприятности я ввязываться не буду. Не волнуйся.

Я пошел дальше, в паддок. Вскоре я был уже в седле. Когда я миновал Ганелона, он отсалютовал мне, и я ответил салютом. Бенедикт стоял на коленях возле Джерарда.

Я направился к ближайшей тропе на Арден.[18] Море лежало у меня за спиной, Гарнат и черная дорога — слева, Колвир — справа. Требовалось отъехать на некоторое расстояние, прежде чем я смогу работать с тканью Тени. День был ясный, Гарнат скрылся из виду, за несколькими подъемами и спусками. Я добрался до тропы и по ее длинному изгибу въехал в лес, где влажные тени и далекое пение птиц напомнили мне долгие эпохи покоя и счастья — что мы знавали в прежние времена — да шелковистое, мерцающее присутствие Единорога-матери.

Боль растворилась в ритме скачки, и я вновь подумал о стычке, которой избежал. Не так трудно понять Джерарда, раз он уже сказал мне о своих подозрениях и завершил их предупреждением. И все же все это было не ко времени — что бы там ни случилось с Брэндом, — если не рассматривать это только как действия с намерением придержать или остановить меня совсем. Просто счастье, что под рукой оказался Ганелон в хорошей форме и в состоянии направить кулаки в нужное место в нужный момент. Мне стало очень интересно, как поступил бы Бенедикт, если бы на сцене присутствовали только мы трое. У меня было ощущение, что он бы просто ждал и вмешался бы лишь в самый последний момент — чтобы не дать Джерарду меня убить. Я по-прежнему не испытывал безумного счастья от нашего согласия, хотя оно и было неким улучшением изначального положения дел.

И вновь и вновь я возвращался к мысли о том, что стало с Брэндом. Добили его окончательно Фиона или Блейс? Попытался он совершить убийство сам и был встречен контрвыпадом, когда через Козырь целил кинжалом в намеченную жертву? Каким-то образом прорвались к нему старые его союзники из Дворов Хаоса? В конце концов сумел добраться до него один из рогаторуких стражей из башни? Или все было так, как сказал Джерарду я, — случайное ранение самого себя в приступе ярости и злонамеренное бегство из Янтаря, чтобы строить козни и плести интриги где-нибудь в другом месте?

Когда одно-единственное событие порождает столь много вопросов, ответ редко достигается посредством чистой логики. Но мне нужно рассортировать вероятности, чтобы получить что-либо вразумительное, когда поднакопится побольше фактов. В то же время я тщательно обдумывал все, что сказал мне Брэнд, — в свете того, что мне стало известно. Я не усомнился в большинстве фактов, за одним исключением. Брэнд выстроил свои утверждения дьявольски умно, чтобы разрушить это сооружение одним махом, — и, значит, у него было до беса времени, чтобы обдумать все как надо. Нет, подобное в его стиле — представить события так, чтобы упрятать нечто под ворохом неверных указаний. Его недавнее предложение практически уверило меня в этом.

Старая тропа запетляла, раздалась, вновь сузилась, свернула на северо-запад и вниз, в чащу леса. Лес не слишком изменился. Казалось, почти по такой же тропе некий юноша проехал столетья назад, катаясь верхом для чистого удовольствия, чтобы обследовать то огромное зеленое царство, что разлеглось на большей части континента, — если, конечно, не забредать в Тень. Было бы неплохо по тем же причинам — и ни по каким другим — вновь отправиться в такое путешествие.

Около часа спустя я довольно далеко углубился в лес, где деревья высились огромными темными башнями, где мельком ловил я проблески солнечного света, словно гнезда феникса[19] в сплетении верхних ветвей, где вечно влажная, сумеречная тишина скрадывала очертания пней и стволов, бревен и мшистых камней. Олень прыгнул мне наперерез, не доверяя великолепному убежищу в чаще по правую руку от тропы. Вокруг звенели птицы, где-то вдали, не приближаясь. Время от времени я находил следы всадников. Некоторые из них были весьма свежими, но, как правило, появлялись на тропе ненадолго. Колвира уже не было видно.

Тропа вновь стала забирать вверх, и я понял, что вскоре доберусь до гребня небольшой гряды, проеду среди камней и вновь двину по склону вниз. Пока мы карабкались, деревья несколько поредели, и в конце концов я увидел клочок неба. По мере продвижения вперед обзор увеличивался, и когда я въехал на гребень, то услышал отдаленный крик охотящейся птицы.

Глянув вверх, я увидел огромную темную тень, кружащую и кружащую надо мной в вышине. Я торопливо проехал мимо валунов и дернул поводья, чтобы прибавить скорости. Мы нырнули вниз, вновь стремясь под прикрытие деревьев покрупнее.

Заметив нас, птица вскрикнула, но мы отыграли тень и сумрак без происшествий. После этого я постепенно сбавил темп и прислушался, но недобрых криков в воздухе больше не было. Эта часть леса была почти такой же, как и та, что мы оставили за гребнем, если не считать небольшого ручья, который нам подвернулся и параллельно которому мы ехали какое-то время, в конце концов перейдя его по мелкому броду. За ним тропа расширялась, и здесь сквозь ветви проникало чуть больше света, сопровождавшего нас где-то с половину лиги.[20] Мы прошли уже достаточно, чтобы я начал мелкие манипуляции с Тенью, что перенесут меня на дорогу к тени Земля — тени моего прошлого изгнания. И все же начинать отсюда было трудно, дальше было б куда проще. Я решил приберечь силы, свои и лошади, ожидая лучших условий. Ведь ничего особо угрожающего не произошло. Птица могла быть диким охотником, каким, вероятно, и была.

Только одна мысль не давала мне покоя, пока я ехал.

Джулиэн…

Арден всегда был заповедником Джулиэна, патрулировался его егерями, укрывал несколько его военных лагерей — внутренняя охрана границ Янтаря, как от обычного нашествия, так и от тех тварей, что могут явиться из приграничий Тени.



Куда отправился Джулиэн, когда так внезапно покинул дворец в ночь ранения Брэнда? Если он хотел просто спрятаться, то совсем не было необходимости бежать далеко. Здесь он был силен, за спиной стояли его люди, патрулирующие владения, которые он знал куда лучше любого из нас. Вполне возможно, что сейчас он совсем рядом. К тому же ему так нравились охоты. У него есть адские гончие, у него есть птицы…

Полмили, миля…

Вот тогда я и услышал звуки, которых опасался больше всего. Разрывая в клочья тень и сень, донеслось пение охотничьего рога. Оно раздалось откуда-то сзади и, по-моему, слева от тропы.

Я пустил коня в галоп, и деревья слились в расплывчатые полосы. К счастью, тропа была прямой и ровной. Мы извлекли из этого все, что было возможно.

Затем сзади я услышал рычание — что-то вроде утробного кашля, ворчания, отрезонированного в громадном пространстве легких. Я не знал, что исторгло его, но это была не собака. Даже адская гончая рычит не так. Я глянул назад, но в поле зрения погони не было. Так что я пригнулся пониже и немного поговорил с Бумом.

Чуть погодя в лесу справа я услышал хруст, но рев не повторялся. Я вновь несколько раз оглянулся, но не сумел выяснить, что же производит такой шум. Вскоре я опять услышал рог, гораздо ближе, и на этот раз ему ответили лай и тявканье, в которых я не мог ошибиться. Приближались адские гончие — быстрые, могучие, злобные бестии, которых Джулиэн отыскал в какой-то тени и выдрессировал для охоты.

Самое время, решил я, начать перетасовку. Янтарь все еще был силен, но я ухватил Тень, насколько сумел, и начал смещение.

Тропа принялась загибаться влево, и, пока мы скакали по ней, деревья с обеих сторон уменьшились в размерах, отступили. Еще одна кривая, и тропа провела нас через поляну, метров, наверное, в двести шириной. Там я глянул наверх и увидел, что проклятая птица все еще кружится, и гораздо ближе — достаточно близко, чтобы ее утянуло через Тень следом за мной.

Все складывалось куда сложнее, чем я предполагал. Мне нужно было открытое пространство, где копыта моей лошади и размах клинка не были бы ограничены — если дело дойдет до стычки. Но подобное поле открыло бы меня для птицы, избавиться от которой оказалось непросто.

Ну ладно. Мы доехали до низкого холма, взобрались на него, начали спускаться, минуя сожженное молнией одинокое дерево у дороги. На самой низкой ветви сидел ястреб с серо-серебряно-черным оперением. Проезжая мимо, я свистнул ему, и он, издав дикий боевой клич, взлетел в воздух.

Торопясь дальше, я ясно слышал голоса собак и глухой стук конских копыт. И где-то еще, смешиваясь с этими звуками, ощущались вибрация, содрогание почвы. Я вновь оглянулся, но никто из преследователей на вершине холма не показался. Я направил мысли на стремление уйти прочь отсюда, и облака заволокли солнце. Вдоль тропы появились странные цветы — зеленые, желтые и пурпурные, — и послышались раскаты далекого грома. Просека расширилась, вытянулась. Стала совершенно ровной.

Я еще раз услышал звук рога. Обернулся еще раз.

Тогда она ворвалась в поле зрения, и я сообразил, что дичью был не я — что всадники, собаки, птица преследовали тварь, которая гналась за мной. Естественно, различие было чисто академическим: я-то находился впереди и, скорее всего, являлся дичью для нее. Я наклонился вперед, крикнул Буму и всадил ему в бока колени, сообразив при этом, что мерзость сзади движется быстрее, чем мы. Моя реакция была попросту панической.

Меня преследовала мантикора.[21]

Последний раз я видел ей подобных в день битвы, когда погиб Эрик. Пока я вел войска вверх по тыльному склону Колвира, появилась мантикора и разорвала пополам солдата по имени Ралл. Мы прикончили ее из автоматического оружия. Тварь насчитывала двадцать футов в длину и, равно как и эта, имела на голове и плечах льва человеческое лицо; у этой тоже была пара орлиных крыльев, сложенных по бокам, а длинный заостренный хвост скорпиона изгибался в воздухе над хребтом. Сколько-то их пробралось из Тени по нашим следам, досаждая нам, пока мы направлялись к району битвы. Не было причин полагать, что со всеми уже расправились, исходя только из докладов «об отсутствии свидетельств появления в окрестностях Янтаря». Очевидно, одна из мантикор заблудилась в Ардене и все это время жила в лесу.

Последний взгляд показал, что меня через пару мгновений стащат с лошади, если я не окажу сопротивления. Еще я увидел несущуюся с холма темную лавину собак.

Мне неизвестны уровень умственного развития или психология мантикоры. Большая часть удирающих тварей не остановятся, чтобы напасть на что-то, что их пока не трогает. Самосохранение — основная мысль в их черепных коробках. С другой стороны, я не был уверен, что мантикора осознавала, что ее преследуют. Ее вполне могли пустить по моему следу, а ее собственный след был взят лишь потом. У нее могла быть лишь одна цель в голове. Но вряд ли время было подходящим, чтобы останавливаться и рассматривать вероятности.

Я вытащил Грейсвандир, дернул коня налево и, как только он свернул, тут же натянул поводья.

Бум заржал и встал на дыбы. Я почувствовал, что соскальзываю назад, — спрыгнул на землю и отскочил в сторону.

На мгновение я забыл о скорости штурм-гончих, забыл и о том, как легко они однажды догнали Флорин «мерседес», в котором ехали мы с Рэндомом, забыл и о том, что, в отличие от обычных собак, гоняющихся за машинами, гончие рвали автомобиль в клочья.

И вдруг они — с дюжину или больше собак, прыгающих и кусающих — накрыли мантикору. Как только собаки набросились на нее, бестия запрокинула голову и издала еще один крик. Она взмахнула смертоносным хвостом, запустив одну из собак в полет и оглушив или пришибив двух других. Затем встала на дыбы и развернулась, отбиваясь передними лапами.

Но пока она разворачивалась, на ее левой передней ноге повисла гончая, еще две вцепились в ляжки, а одна вскарабкалась мантикоре на спину, грызя плечо и шею. Другие пока кружили вокруг. Как только зверюга принималась за одну, другие набрасывались на тварь и полосовали ее.

В конце концов мантикора ударила скорпионьим жалом и распотрошила ту гончую, что грызла ей лапу. Но к тому времени кровь текла уже из двух дюжин ран. Вскоре стало очевидно, что лапа не слушается ее, как при ударах, так и при опоре, когда тварь отбивалась другими конечностями. Между тем еще одна собака оседлала мантикоре спину и рвала ей шею. На этот раз тварь справилась с ней с большим трудом. Справа появилась собака и раскроила мантикоре ухо. Еще две усердно трудились над ляжками, и когда мантикора вновь встала на дыбы, одна из собак рванулась вперед и вцепилась ей в живот. Их лай и рычание, похоже, испугали тварь, и она принялась дико отбиваться от вечнодвижущихся серых теней.

Я держал Бума за гриву и пытался утихомирить его, чтобы вновь сесть в седло и свалить отсюда ко всем чертям. А он по-прежнему норовил встать на дыбы и вырваться — пришлось основательно попотеть, чтобы хоть как-то удержать его на месте.

Тем временем мантикора испустила горький воющий крик. Она дико ударила по собаке у себя на спине и вонзила жало в собственное плечо. Собаки воспользовались тем, что она отвлеклась, и кидались, едва лишь возникал просвет в ее обороне, вцепляясь и раздирая.

Я уверен, что собаки убили бы ее, но в тот миг через холм перевалили всадники. Их было пятеро — Джулиэн во главе. Он был в своих чешуйчатых белых доспехах, и охотничий рог висел у него на шее. Он ехал на гигантском жеребце Моргенштерне — звере, который всегда ненавидел меня. Джулиэн поднял длинное копье и отсалютовал им в мою сторону. Затем опустил его и прокричал приказ собакам. Они неохотно отвалили от жертвы. Даже собака на спине у мантикоры разжала зубы и соскочила на землю. Гончие откатились назад, как только Джулиэн взял копье наперевес и тронул шпорами бока Моргенштерна.

Тварь повернулась к нему, издала отчаянный вопль вызова и прыгнула вперед, обнажив клыки. Они сошлись, и на мгновение обзор мне перекрыла холка Моргенштерна. Но в следующий миг по поведению лошади я понял — удар был верен.

Поворот, и я увидел распластавшуюся тварь в огромных сгустках крови, струящейся из груди по темному черенку копья.

Джулиэн спешился. Сказал что-то, чего я не расслышал, остальным всадникам. Они остались в седлах. Он осмотрел все еще подергивающуюся мантикору, затем взглянул на меня и улыбнулся. Подошел, поставил ногу на зверя, одной рукой сжал копье и выдернул его из туши. Затем воткнул копье в землю и привязал к его древку Моргенштерна. Протянул руку, похлопал коня по холке, опять взглянул на меня и направился в мою сторону.

Когда Джулиэн остановился передо мной, то сказал:

— Хотел бы я, чтобы ты не убивал Белу.

— Белу? — повторил я.

Джулиэн глянул на небо. Я проследил за его взглядом. В поле зрения не было ни одной птицы.

— Она была моей любимицей.

— Сожалею, — сказал я. — Я неправильно понял, что происходило.

Джулиэн кивнул.

— Ничего. Вот и я хоть что-то сделал для тебя. Теперь ты можешь рассказать, что произошло, когда я покинул дворец. Брэнд поправился?

— Да, — сказал я, — и тебя уже сняли с крючка. Он заявил, что пырнула его Фиона. А ее не оказалось под рукой, чтобы расспросить. Ночью она тоже исчезла. И как вы только не наткнулись друг на друга в дверях.

Джулиэн улыбнулся.

— Об этом обо всем догадаться нетрудно, — сказал он.

— Почему же ты бежал при столь подозрительных обстоятельствах? — спросил я. — Выглядело это скверно.

— Не в первый раз я под ложным подозрением. А в таком случае, по большому счету, я так же виновен, как и наша малышка сестра. Я сделал бы то же, что и она, если б смог. И всю ночь, пока мы тащили Брэнда, я держал клинок наготове. Но меня оттерли в сторону.

— Но зачем? — спросил я.

Джулиэн рассмеялся.

— Зачем? Я боюсь этого ублюдка, вот зачем. Долгое время я считал, что он мертв, и сильно надеялся на… что на него наконец предъявили права те темные силы, с которыми он стакнулся. Что ты знаешь о нем, Корвин?

— У нас был долгий разговор.

— И?..

— Брэнд признал, что он, Блейс и Фиона разработали план, чтобы отыграть трон. Они видели коронованным Блейса, но каждому хватило бы реальной власти. Они активизировали силы — о которых ты упомянул, — чтобы выманить Папу. Брэнд сказал, что он попытался перетянуть Кэйна на их сторону, но Кэйн вместо этого скооперировался с тобой и с Эриком. Затем вы втроем сформировали оппозиционную клику, чтобы, посадив Эрика на трон, захватить власть до того, как это проделают они.

Джулиэн кивнул.

— События в порядке, а вот причины — нет. Трона мы не хотели, по меньшей мере не так чтобы сразу. Мы создали нашу группировку, чтобы противостоять их группировке, потому что пришлось воспрепятствовать им и защитить трон. Поначалу самое большее, на что мы смогли уговорить Эрика, — взять на себя Протекторат. Он боялся, что быстренько станет трупом, если увидит себя с короной на голове при сложившихся обстоятельствах. Затем вернулся ты, с весьма законной претензией. Тогда мы не могли позволить тебе протолкнуть свое право на трон, потому что Брэндова кодла угрожала тотальной войной. Мы чувствовали, что у них будет меньше желания делать очередные ходы, если трон будет уже занят. Мы не могли позволить тебе сесть на него, потому что марионеткой ты бы не стал — роль, которую тебе пришлось бы играть, раз игра уже оказалась в разгаре, к тому же ты пребывал в неведении по слишком многим фронтам проблем. Так что мы уговорили Эрика рискнуть и короноваться. Вот как все и произошло.

— И вот, когда я прибыл, он выколол мне глаза и ради хохмы бросил в темницу.

Джулиэн отвернулся и уставился на мертвую мантикору.

— Ты — дурак, — сказал он наконец. — С самого начала ты был орудием. Они воспользовались тобой, чтобы раскрыть наши карты, и в любом случае ты проигрывал. Если б та топорная атака Блейса все-таки выгорела, ты не дожил бы до следующего вдоха. Если б она завершилась неудачей — как оно и вышло, — Блейс исчез бы — как он и поступил, — оставив тебя расплачиваться жизнью за попытку узурпации власти. Ты служил его целям, и тебе пришлось бы умереть. Они не оставили нам особого выбора. По праву нам следовало убить тебя… и ты знаешь об этом.

Я прикусил губу. Я много чего мог сказать. Но если Джулиэн вещал нечто близкое к правде, то он — прав. Но я хотел услышать еще больше.

— Эрик, — сказал Джулиэн, — рассчитывал, что зрение может со временем вернуться к тебе — зная, как мы регенерируем, — дай только время. Сформировалась очень изящная ситуация. Если б Папа вернулся, Эрик мог бы просто отступить и, ко всеобщему удовлетворению, оправдать все свои действия — все, кроме твоего убийства. Было б слишком нелепо сделать ход, гарантирующим его длительное правление без локальных трудностей. И я честно скажу, что Эрик просто хотел посадить тебя под замок и забыть.

— Тогда кому же пришло в голову ослепить меня?

Джулиэн долго молчал. Затем заговорил очень тихо, почти шепотом:

— Выслушай меня, пожалуйста. Это придумал я и, может быть, этим спас тебе жизнь. Надо было свершить нечто равносильное смерти, иначе та клика попыталась бы реализовать смерть. Ты больше им был не нужен, но был жив и обладал потенциальной возможностью стать угрозой в некоем отдаленном будущем. Они могли бы воспользоваться твоим Козырем, чтобы связаться с тобой и убить, или воспользоваться им, чтобы освободить тебя, а потом принести в жертву на следующем ходу против Эрика. А убивать слепого им не было никакого смысла, и ты был бесполезен, что бы там ни было у них на уме. Это спасло тебя, выведя на время из расклада, и спасло нас от большой ошибки, которая когда-нибудь могла обернуться против нас. Как только мы это поняли, выбора не осталось. Это было единственное, что мы могли сделать. Нельзя было выказать снисхождения, а то нас могли заподозрить в следовании некой собственной выгоде. И в тот миг, когда ты обрел хотя бы видимость ценности, ты стал бы покойником. Самое большее, что мы смогли сделать, — так это смотреть в сторону, когда лорд Рейн утешал тебя. Это все, что можно было сделать.

— Я вижу, — сказал я.

— Да, — согласился он, — видеть ты стал слишком скоро. Никто не предполагал ни того, что ты так быстро восстановишь зрение, ни того, что сумеешь сбежать почти сразу после этого. Как тебе удалось это сделать?

— Что шорьку до универмага «Мейси»… — сказал я.

— Прошу прощения?

— Я сказал… впрочем, не важно. Что ты знаешь о заключении Брэнда?

Джулиэн опять воззрился на меня.

— Все, что мне известно, — что-то вроде раскола у них в группировке. Деталей не знаю. По какой-то причине Блейс и Фиона побоялись убить его, но побоялись и отпустить. Когда мы освободили Брэнда из такого компромиссного заключения, Фиона, очевидно, решила, что на свободе он куда страшнее.

— И ты сказал, что боишься его достаточно сильно, чтобы убить. Но почему — спустя столько времени, когда все стало историей, а власть вновь сменилась? Он был слаб, в сущности беспомощен. Какой вред от него сейчас?

Джулиэн вздохнул.

— Я не понимаю сил, которыми он владеет, — сказал он, — но они значительны. Я знаю, что он может путешествовать по Тени усилием мысли, что он, сидя в кресле, находит, что желает, в Тени, а затем переносит к себе усилием воли, не вставая с того кресла; физически он тоже может путешествовать на схожий манер. Он накладывает разум на тот мир, который хотел бы посетить, формирует нечто вроде ментальной двери и просто шагает в нее. Иногда я начинаю верить, что он способен читать мысли. Словно он сам стал чем-то вроде живого Козыря. Я знаю об этом, потому что видел, как он все это проделывает. Уже ближе к развязке, когда мы держали Брэнда под надзором во дворце, он ускользнул от нас таким образом. Как раз тогда он отправился на тень Земля и упек тебя в Бедлам.[22] После того как его вновь схватили, один из нас постоянно оставался рядом. Но к тому времени мы еще не знали, что он мог вызывать из Тени всяких тварей. Когда ему стало известно, что ты сбежал из заключения, он вызвал жуткую тварь, которая напала на Кэйна, бывшего тогда его телохранителем. Затем Брэнд вновь отправился к тебе. Очевидно, вскоре после этого Блейс с Фионой отловили его, прежде чем это удалось сделать нам, и я не видел его до той ночи в библиотеке, когда мы вытащили его обратно. Я боюсь Брэнда, потому что он обладает смертоносными силами, которых я не понимаю.

— В таком случае интересно, как же соратники ухитрились его поймать?

— Фиона имеет схожие способности, и, по-моему, Блейс — тоже. Вместе они, очевидно, сумели свести на нет силу Брэнда и держать его, пока не создали мирок, где эти силы нейтрализуются.

— Не совсем, — сказал я. — Рэндому он послал весточку. На самом деле он и до меня пробивался, но слабо.

— Тогда действительно не совсем, — сказал Джулиэн. — Тем не менее в достаточной степени. Пока мы не проломили защиту.

— Что ты знаешь об истории со мной… поимка, попытка убить, спасение?

— Этого я не понимаю, — сказал Джулиэн, — разве что это в рамках силовой борьбы внутри группировки. Они перессорились, и та и другая сторона как-то использовали тебя. Так, одна сторона пыталась убить, тогда как другая билась, чтобы уберечь. В конечном счете Блейс извлек из тебя наибольшую выгоду, в той атаке, которую сумел провести.

— Но это он пытался меня убить на тени Земля, — сказал я. — Это он стрелял по шинам.

— Ну, так сказал Брэнд, но это соответствует прочим косвенным уликам.

Джулиэн пожал плечами.

— Тут я тебе не помощник, — сказал он. — Я просто не знаю, что между ними происходило все это время.

— И все же ты морально поддерживал Фиону в Янтаре, — сказал я. — Когда бы она ни появилась, ты более чем сердечен с ней.

— Конечно, — сказал он, улыбаясь. — Я всегда очень любил Фиону. Она явно самая очаровательная, самая воспитанная из всех нас. Жаль, что Папа, как тебе известно, всегда был решительно против браков между братьями и сестрами. Меня очень беспокоило, что мы так долго оставались соперниками. Хотя после смерти Блейса, твоего заключения, коронации Эрика во многом все вернулось на круги своя. Фиона приняла поражение блистательно — вот и все. Очевидно, она была так же напугана возвращением Брэнда, как и я.

— Брэнд излагал по-иному, — сказал я, — но, конечно, ничего другого ему не оставалось. Только одно: он заявляет, что Блейс еще жив, что он выследил Блейса по Козырю и знает, что тот находится где-то в Тени, муштруя еще одну армию для нового удара по Янтарю.

— Полагаю, что это вполне возможно, — сказал Джулиэн. — Но и мы подготовились более чем достаточно, разве нет?

— Еще Брэнд заявляет, что этот удар будет отвлекающим маневром, — продолжал я, — а настоящая атака придет прямиком из Дворов Хаоса по черной дороге. Он говорит, что Фиона уже там и готовит путь.

Джулиэн нахмурился.

— Надеюсь, он просто лжет, — сказал он. — Мне было бы неприятно видеть, что их группировка реанимировалась и вновь в контрфронте, да еще с подмогой из тьмы. И мне было бы неприятно убедиться, что тут замешана Фиона.

— Брэнд заявляет, что сам он в стороне от дел, что понял ошибочность такого пути… и тому подобные крики покаяния.

— Ха! Я скорее поверю той бестии, которую только что прирезал, чем Брэнду на слово. Надеюсь, у тебя хватило здравого смысла поместить его под хороший замок… хотя все это может оказаться без толку, если силы к нему вернулись.

— Но какую игру он затеет сейчас?

— Либо он оживил старый триумвират — мысль, которая мне вовсе не нравится, — либо у него есть собственный новый план. Но, попомни мои слова, план у него есть. Он никогда не довольствовался ролью зрителя. Он всегда интриговал. Держу пари, он строит замыслы даже во сне.

— Наверное, ты прав, — сказал я. — Видишь ли, у нас случилось еще одно событие — к добру или не к добру, не могу сказать. Я только что подрался с Джерардом. Он думает, что я учинил над Брэндом нечто нехорошее. Что вовсе не так, но я не в состоянии доказать невиновность. Джерард не так давно посетил апартаменты Брэнда. Говорит, что там все разворочено, тут и там пятна крови, а Брэнд исчез. Я не знаю, как это понимать.

— И я не понимаю. Но очень надеюсь, что на этот раз кто-то исправно выполнил свою работу.

— Боги, — сказал я, — как все запутано. Ну почему я не знал об этом раньше?

— Не было подходящего случая рассказать тебе, — сказал Джулиэн, — до этого раза. Ни когда ты был узником и был в пределах досягаемости, ни после того как ты надолго исчез. Когда ты вернулся с войсками и новым оружием, я не был уверен в твоих намерениях. Затем все словно закипело, и вернулся Брэнд. Стало слишком поздно. Мне пришлось убираться, чтобы спасти свою шкуру. Здесь, в Ардене, я силен. Здесь я могу отразить все, чем он сможет швырнуть в меня. Я довел мощь патрулей до армейских соединений и стал ждать вестей о смерти Брэнда. Я хотел спросить у кого-нибудь из вас, ошивается ли он еще по тропинке жизни. Но я не сумел решить — у кого; я полагал: если он умер, меня сразу заподозрят. Хотя получи я известие и гласи оно, что Брэнд еще жив, то сразу попробовал бы убить его самостоятельно. А теперь такое… состояние дел… Что ты теперь собираешься делать, Корвин?

— Я отбываю, чтобы забрать Талисман Закона из того укромного места в Тени, где я его спрятал. Есть возможность использовать его для уничтожения черной дороги. Я намерен попробовать.

— Как это можно сделать?

— Слишком длинная история, в то время как мне в голову пришла жуткая мысль.

— Какая?

— Брэнд хочет Талисман. Он расспрашивал о нем, а сейчас… Эта его способность обнаруживать и доставать что-то из Тени. Насколько она сильна?

Джулиэн посмотрел задумчиво.

— Едва ли он всеведущ, если ты об этом. В Тени можно найти что пожелаешь и нормальным способом, как мы обычно и поступаем, — путешествуя по ней. Если верить Фионе, Брэнд сейчас как раз должен топать пешком. Следовательно, он вызывает именно некий предмет, а не конкретный объект. Кроме того, Талисман — из того, что Эрик успел рассказать, — очень странная вещь. Думаю, Брэнду придется сходить за ним лично, раз уж он выяснил, где тот находится.

— Тогда я должен отправиться в «адскую скачку». И в ней мне придется обойти его.

— Я вижу, ты едешь на Буме, — заметил Джулиэн. — Это хороший жеребец, крепкий парень. Побывал во многих «адских скачках».

— Рад слышать, — сказал я. — А что ты собираешься теперь делать?

— Свяжусь с кем-нибудь в Янтаре и подготовлюсь к разговору о том, о чем у нас не было случая поговорить… с Бенедиктом, вероятно.

— Бесполезно, — сказал я. — Тебе до него не дотянуться. Он ушел ко Дворам Хаоса. Попробуй вызвать Джерарда и, раз уж ты взялся за дело, убеди его, что я честный человек.

— Рыжеголовые — единственные волшебники в нашей семье, но я попробую… Ты сказал «Дворы Хаоса»?

— Да, но опять же: время — деньги.

— Конечно. Давай, езжай. Поговорим позже, на досуге… я верю.

Джулиэн пожал мне руку. Я глянул на мантикору, на собак, кружком сидящих вокруг нее.

— Спасибо, Джулиэн. Я… Тебя трудно понять.

— Да не очень. Думаю, что Корвин, которого я ненавидел, умер несколько веков назад. Теперь скачи, парень! Если Брэнд покажется поблизости, я приколочу его шкуру к дереву!

Как только я сел в седло, Джулиэн выкрикнул приказ собакам, и они набросились на тушу мантикоры, лакая кровь и отхватывая огромные куски и лоскутья плоти. Проезжая мимо странного, крупного, похожего на человеческое, лица, я увидел, что глаза еще открыты, хотя и потускнели. Они были голубыми, и смерть не отняла у них некой сверхъестественной наивности. Либо это так, либо взгляд этот стал последним даром смерти — бессмысленный штришок умирающей иронии, если желаете.

Я вывел Бума обратно на тропу и ринулся в «адскую скачку».

X



Тихим шагом по тропе, облака, затемняющие небо, ржание Бума в воспоминаниях или предчувствии скорого будущего… Поворот налево, и вверх… Земля бурая, желтая, бурая вновь… Деревья укорачиваются, становятся реже… Трава между ними покачивается в прохладном и усиливающемся ветерке… Быстрый проблеск в небе… Раскат грома стряхивает дождевые капли…

Теперь круче и каменистее… Ветер дергает меня за плащ… Вверх… Вверх, туда, где скалы подернуты серебряными нитями, а деревья обрамляют их контуры…

Травы, зеленые вспышки, умирающие под дождем… Вверх, к отвесным, искрящимся, омытым дождем скалам, где мчатся и вскипают облака, будто обожравшаяся грязью река, на гребне потопа… Дождь жалит, как картечь, а ветер прочищает свое горло для песен… Мы поднимаемся и поднимаемся, и становится виден гребень, словно голова разъяренного быка, рога охраняют тропу… Танцуя меж ними, кружатся на цыпочках молнии… Запах озона, как только мы добираемся до перевала и мчимся напролом, дождь неожиданно прекращается, ветер стихает…

Прорываемся на дальний склон… Дождя нет, воздух недвижен, небо разгладилось и потемнело до требуемой, наполненной звездами черноты… Метеоры прорезают тьму и сгорают, прорезают и сгорают, прожигая шрамы послесвечения, тусклеющие, тускнеющие… Луны — разбросанная пригоршня монет… Три ярких дайма, тусклый четвертак, пара пенни[23], одно из них запачканное и поцарапанное… Затем вниз, той долгой, извилистой дорогой… Цокот копыт чист и отдает металлом в ночном воздухе… Где-то покашливание, похожее на кошачье… Темная фигура пересекает меньшую луну, нервно и торопливо…

Вниз… Земля по обе стороны ухает вниз… Тьма внизу… Двигаясь по гребню бесконечной высокой изогнутой стены — тропа ярко сияет при лунном свете… Дорога выгибается, сворачивается, становится прозрачной… Вскоре она всплывает, просвечивающая, волокнистая, звезды как подо мной, так и над… Звезды внизу со всех сторон… Земли нет… Есть только ночь, ночь и тонкая, полупрозрачная дорога, по которой мне нужно проехать верхом, узнать, какие ощущения посетят меня, ради какой-то неведомой цели…

Сейчас тишина абсолютна, и иллюзия неспешного движения связана с каждым жестом… Вскоре тропа распадается, и мы будто плывем под водой на огромной глубине, и звезды — яркие рыбы… Это — свобода, это — сила адской скачки, они дарят ощущение приподнятости, похожее и в то же время не похожее на безрассудство, которое иногда нисходит в битве, дерзость отлично отработанного рискованного подвига, торопливость ясности, следующей за верным словом в поэме… И все это, и само зрелище — скачка, скачка, скачка, из ниоткуда, возможно, в никуда, сквозь неорганику и пламя пустоты, свободные от земли, воздуха и воды…

Мы мчались наперегонки с огромным метеоритом, касаясь его громады… Разбежавшись по его шероховатой поверхности, вниз, вокруг, а затем снова вверх… метеорит разлился в великую равнину, осветился, пожелтел…

Это песок — теперь песок под нашими ногами… Звезды поблекли, лишь только тьма разжижилась в утро, переполненное восходом… Полосы тени впереди, и одинокие деревья посередине… Скачка во тьму… Проламываясь насквозь… Вспархивают яркие птицы, выражают недовольство, вновь рассаживаются…

Среди сгущающихся деревьев… Где темнее земля — там путь… Пальмовые ветви съеживаются до размера ладони, кора темнеет… Поворот к свету, и более широкий путь впереди… Копыта выбивают искры из булыжников… Узкая тропинка раздается, переходит в улицу, обсаженную деревьями… Мелькает крошечный ряд домов… Яркие ставни, мраморные ступени, раскрашенные заборы, ограда по ту сторону дорожек, расцвеченных флажками… Запряженная лошадью телега, груженная свежими овощами, — мимо… Обернувшиеся пешеходы… Негромкое жужжание голосов…

На… Под мостом — дальше… Вдоль потока, пока он не растекается в реку, вдоль нее — к морю…

Трюхая по пляжу под лимонным небом, где несутся синие облака… Соль, водоросли, раковины, отполированные скелеты выброшенного на берег плавника… Белая пена волн моря цвета лайма…

Гоним туда, где у террасы обрывается вода… Взбираемся, каждая ступенька крошится и ревет позади, сливаясь с громом прибоя в потере индивидуальности… Вверх, вверх к плоской вершине, равнине, поросшей деревьями, золотому городу, мерцающему, словно мираж, на ее краю…

Город растет, громоздится под зонтиком тени, его серые башни вытягиваются вверх, стекло и металл швыряют во мрак вспышки света… Башни начинают раскачиваться…

Как только мы его минуем, город беззвучно рушится внутрь себя… Башни опрокидываются, пыль вскипает, вздымается, розовеет от жара, накатывающего снизу… Плывет тихий звук, словно от затрещавшей свечи…

Пыльная буря, быстро распадаясь, уступает место туману… Сквозь туман; гнусавое тявканье автомобильных клаксонов… Течение, короткий подъем, разрыв в серо-белом, жемчужно-белом, перемещение… Копыта кладут отпечатки на обочину скоростного шоссе… Справа бесконечные ряды неподвижных машин… Жемчужно-белое, серо-белое, текучее вновь…

Непонятно откуда визг и завывания… Случайные всполохи света…

Еще один подъем… Туман оседает и развеивается… Трава, трава, трава… Небо теперь ясное и нежно-голубое… Солнце спешит к закату… Птицы… Уставившаяся на меня корова на лугу, жующая и жующая…

Перемахиваем через деревянную изгородь на проселочную дорогу… Внезапный холодок из-за холма… Травы сухие, на земле — снег… Крытый жестью сельский дом на вершине подъема, завиток дыма над ним…

Туда… Холмы растут, солнце катится вниз, следом наползает тьма… Брызги звезд… Вот дом, стоящий далеко позади… Вот другой — длинная подъездная дорожка вьется среди деревьев… Свет фар…

С дороги на обочину… Натянуть поводья и пропустить…

Я вытер лоб, стряхнул пыль с рубашки. Похлопал Бума по шее. Подъезжавший автомобиль сбросил скорость, приблизившись ко мне, и я заметил, как водитель уставился на меня. Я легонько тронул поводья, и Бум двинулся шагом. Автомобиль затормозил, водитель что-то крикнул, но я не остановился. Мгновением позже я услышал, как он уехал.

Какое-то время тянулся проселок. Я ехал легким шагом, минуя знакомые ориентиры, припоминая былые времена. Еще пара миль, и я выехал к другой дороге, шире и лучше. Свернул на нее, прижимаясь к правой обочине. Температура продолжала падать, но у холодного воздуха был хороший чистый привкус. Краюха луны сияла над холмами за левым плечом. Над головой проплыло несколько небольших облаков, тронутых мягким, пыльным светом лунной четвертушки. Дул очень слабый ветер; временами он шебуршал в ветвях, но не больше. Чуть погодя я подъехал к череде откосов на дороге, сообщивших мне, что я почти у цели.

Дуга и еще пара откосов… Я увидел валун у подъездной дорожки, прочел на нем свой адрес.

Тогда я натянул поводья и оглядел холм. На дорожке стоял трейлер, а в доме горел свет. Я свел Бума с дороги и прошел по полю перед рощей. Там я привязал коня за парой вечнозеленых деревьев, погладил по шее и пообещал скоро вернуться.

Вернулся к дороге. Ни одной машины в поле зрения. Я пересек дорогу и вышел к дальнему концу подъездной дорожки, пройдя позади трейлера. Единственный свет в доме горел в гостиной, далеко справа. Я зашел за угол дома к заднему двору.

Когда я достиг патио, то приостановился, оглядываясь вокруг. Что-то было не так.

Задний двор изменился. Исчезла пара прогнивших садовых кресел, что были прислонены к развалившейся клетке для цыплят, которую я так и не удосужился разобрать. Цыплячья клетка, впрочем, тоже исчезла. В последний раз, когда я побывал здесь, все было на месте. Все сухие ветки, которые всегда были разбросаны вокруг, — как и масса подгнивших, которые давным-давно я свалил в кучу, чтобы порубить на дрова, — тоже пропали.

Не хватало и кучи компоста.

Я подошел к месту, где она когда-то была. Все, что там осталось, — это неправильной формы пятно, обрисовывающее границы бывшей кучи.

После настройки на Талисман я знал, что могу почувствовать его присутствие. Я на мгновение закрыл глаза и попытался это сделать.

Ничего.

Я опять огляделся, осматриваясь внимательнее, но не было нигде желанного, выдающего Талисман блеска. Нельзя сказать, что я и в самом деле ожидал что-нибудь увидеть, раз уж не смог ощутить его присутствие.

В освещенной комнате занавесок не было. Изучив дом, я увидел, что ни в одном из окон не было ни занавесок, ни портьер, ни жалюзи, ни штор. Следовательно…

Я зашел за другой угол дома. Приблизившись к первому из освещенных окон, я быстро заглянул внутрь. Ветошь покрывала большую часть пола. Человек в кепке и спецовке красил дальнюю стену.

Конечно.

Я просил Билла продать дом. Необходимые бумаги я подписал, оказавшись пациентом местной больницы после того, как меня пырнули ножом и я спроецировался в свой старый дом — вероятно, в результате воздействия Талисмана. По местному времени это было несколько недель тому назад, в пересчете янтарного времени к земному в соотношении приблизительно два с половиной к одному и с поправкой на те восемь дней — во что обошлись моему янтарному времени Дворы Хаоса. Билл, конечно, действовал по моей просьбе. Но участок, заброшенный в течение стольких лет, разоренный, оказался в плохом состоянии… Дому требовались пара новых оконных стекол, немного работы по перестилке кровли, новые водосточные желоба, покраска, очистка песком, полировка. И хлама тут было до беса, таскать не перетаскать, как снаружи, так и внутри…

Я повернулся и пошел прочь по склону к дороге, вспоминая свой прежний безумный путь — в полубреду, на руках и коленях, кровь течет из раны в боку. Той ночью было куда холоднее, и на земле лежал снег, да и в воздухе его тоже хватало. Я прошел мимо того валуна, где сидел, пытаясь посигналить машинам наволочкой. Память была слегка подзатушевана, но я все-таки припомнил машины, что проехали мимо.

Я пересек дорогу, вышел через поле к деревьям. Отвязав Бума, сел в седло.



— Надо еще кое-куда съездить, — сказал я ему. — На этот раз совсем недалеко.

Мы вернулись к дороге и двинулись по ней, проехав мимо моего дома. Если б я не дал Биллу команду на продажу участка, куча компоста по-прежнему была бы на месте, по-прежнему на месте был бы Талисман. Я бы уже двигался обратно в Янтарь с висящим на шее камнем, отсвечивающим красным, готовый опробовать то, что было необходимо. А сейчас… сейчас мне придется поехать на поиски Талисмана, и я чувствую, что время вновь начинает поджимать. По меньшей мере здесь у меня был нужный градиент скорости течения времени по отношению к Янтарю. Я прицокнул на Бума и дернул поводья. Даже при таком раскладе нет смысла время терять.

Полчаса, и я — в городе, скачу по тихой улице в жилом районе, и вокруг меня теснятся дома. На участке Билла горели огни. Я свернул на подъездную дорожку. Бума я оставил на заднем дворе.

На стук открыла Элис, мгновение глазела на меня, затем сказала:

— Бог мой! Карл!

Минутой позже я сидел в гостиной рядом с Биллом, с выпивкой, заботливо поставленной на стол по правую руку. Элис ушла на кухню, допустив ошибку — спросив меня, не хочу ли я чего-нибудь перекусить.

Разжигая трубку, Билл изучал меня.

— Твои способы прихода и исчезновения становятся все более живописными, — сказал он.

Я улыбнулся.

— Выгода — это все, — сказал я.

— Та медсестра в больнице… едва ли кто-нибудь поверил ее рассказу.

— Едва ли кто-нибудь?

— Меньшинство, о котором я упоминаю, это, конечно, я сам.

— И что это за рассказ?

— Она заявила, что ты вышел в центр комнаты, принял плоский двумерный облик и просто истаял, как старый окурок — кем ты, собственно, и являешься! — в обрамлении радуг.

— Радужный эффект может вызываться глаукомой.[24] Ей следует показаться врачу.

— Она это сделала, — сказал он. — И ничего.

— О-о. Так плохо. Следующее, что приходит на ум, — что-нибудь нервно-психическое.

— Кончай, Карл. С ней полный порядок. Тебе-то это известно.

Я улыбнулся и хлебнул напитка.

— А ты, — сказал Билл, — ты похож на одну игральную карту, по поводу которой я как-то высказывался. И даже укомплектован мечом. Что происходит, Карл?

— Путаница продолжается, — сказал я. — Даже больше, чем когда мы встречались в последний раз.

— Что означает: ты по-прежнему не можешь дать объяснений?

Я покачал головой.

— Когда все завершится, считай, что ты выиграл полностью оплаченный тур на мою родину, — сказал я, — если к тому времени у меня еще будет родина. А сейчас время подпирает.

— Что я могу сделать, чем помочь тебе?

— Информацией, пожалуй. Мой старый дом. Кто тот парень, кому ты всучил тот участок?

— Эд Уэллен. Местный подрядчик. Ты его знаешь, по-моему. Не он ли устанавливал у тебя душ или что-то вроде того?

— Да, да, он… Помню.

— Он чуть-чуть расширил дело. Купил немного тяжелого оборудования. Теперь на него работает несколько ребят. Я помогал ему с регистрацией предприятия.

— Ты знаешь, кого он поставил работать на моем участке… сейчас?

— С места в карьер — нет. Но я могу выяснить это за минуту. — Билл протянул руку и положил ладонь на телефон, стоящий у края стола. — Звонить?

— Да, — сказал я, — но тут есть еще кое-что. Есть только одна вещь, в которой я реально заинтересован. На заднем дворе была куча компоста. Она была там, когда я заходил туда в последний раз. Теперь она исчезла. Мне необходимо выяснить, что с ней случилось.

Билл наклонил голову набок и оскалил зубы над трубкой.

— Ты серьезно? — наконец сказал он.

— Абсолютно, — сказал я. — В той куче я кое-что спрятал, когда полз мимо, раскрашивая снег драгоценной жидкостью своего тела. Сейчас мне необходимо забрать эту вещь.

— И что же это?

— Рубиновая подвеска.

— Бесценная, полагаю.

— Ты прав.

Билл медленно кивнул.

— Будь это кто-нибудь другой, я заподозрил бы мистификацию, — сказал он. — Сокровище в куче компоста… Фамильная вещь?

— Да. Сорок-пятьдесят карат. Оправа простая. Тяжелая цепь.

Билл вынул изо рта трубку и тихонько присвистнул.

— Можно мне спросить, зачем ты ее туда сунул?

— Не сделай этого, я был бы сейчас трупом.

— Очень веская причина.

Билл опять потянулся к телефону.

— Мы уже произвели с домом кое-какие телодвижения, — заметил он. — Хорошо еще, что я пока не давал объявления. Покупатель слышал от кого-то, кто слышал еще от кого-то. Я привез его этим утром. Он еще думает. Мы можем все провернуть достаточно быстро.

Билл начал крутить диск.

— Подожди, — сказал я. — Расскажи мне о нем.

Билл оставил телефон в покое, поднял взгляд.

— Тощий парень, — сказал он. — Рыжеголовый. С бородой. Сказал, что художник. Хотел купить участок за городом.

— Сукин сын! — сказал я, как раз в тот момент, когда в комнату вошла с подносом Элис.

Она поцокала и улыбнулась, передав мне поднос.

— Просто пара гамбургеров и остатки салата, — сказала Элис. — Ничего особого, чтобы так возбуждаться.

— Спасибо. Я готов был сожрать собственную лошадь. После чего мне стало бы плохо.

— Не вижу что-то счастья для лошади. Наслаждайся, — сказала она и вернулась на кухню.

— Куча была еще там, когда ты возил туда этого парня? — спросил я.

Билл закрыл глаза и нахмурился.

— Нет, — сказал он спустя мгновение. — Двор уже был чист.

— Ну хоть что-то, — сказал я и принялся за еду.

Билл позвонил и несколько минут говорил. Из окончания его беседы я получил представление о ходе событий, но прилежно выслушал пересказ Билла, после того как он повесил трубку, приканчивая еду и обмывая ее тем, что оставалось в моем стакане.

— Эду не понравилось, что хороший компост пропадает зазря, — сказал Билл. — Так что на следующий же день он загрузил кучу в свой пикап и отвез на ферму. Он свалил компост возле участка, который собирался возделывать, и у него еще не было случая его разбросать. Говорит, что никаких драгоценностей не заметил, но к тому времени он легко мог их растерять.

Я кивнул.

— Если есть возможность одолжить фонарь, то лучше мне двинуть прямо сейчас.

— Есть возможность. Я тебя отвезу, — сказал Билл.

— Мне совсем не хотелось бы разлучаться с лошадью.

— Ну, вероятно, тебе нужны будут грабли, лопата или вилы. Я их привезу и встречусь с тобой там, если ты знаешь, где это.

— Я знаю, где участок Эда. И у него должны быть инструменты.

Билл пожал плечами и улыбнулся.

— Ладно, — сказал я. — Позволь мне воспользоваться ванной комнатой, а потом нам лучше двигать.

— Мне кажется, ты знаешь будущего покупателя.

Я отложил в сторону поднос и встал на ноги.

— В прошлый раз ты слышал о нем как о Брэндоне Кори.

— Парень, который утверждал, что он твой брат, и который подвел тебя под монастырь?

— «Утверждал»? К дьяволу! Он — мой брат. Хотя вины моей в том нет. Извини.

— Он был там.

— Где?

— На участке Эда, сегодня днем. По крайней мере, там побывал некий рыжий бородач.

— Что делал?

— Говорил, что — художник. Говорил, что, если возможно, он хочет поставить мольберт и нарисовать одно из полей.

— И Эд позволил ему?

— Да, конечно. Решил, что это грандиозная идея. Собственно, потому мне и рассказал. Хотел похвастаться.

— Собирай шмотки. Встретимся там.

— Хорошо.

Первым, что я вытащил в ванной комнате, были мои Козыри. Мне поскорее надо было связаться с кем-нибудь в Янтаре, с кем-нибудь достаточно сильным, чтобы остановить Брэнда. Но с кем? Бенедикт на полпути ко Дворам Хаоса, Рэндом умотал искать сына, с Джерардом я расстался на условиях более чем напряженных. Жаль, что у меня нет Козыря Ганелона.

Я решил, что придется опробовать Джерарда.

Вытащил его карту, оформил требуемый ментальный маневр. Мгновением позже возник контакт.

— Корвин!

— Просто слушай, Джерард! Брэнд жив, если в этом для тебя есть какое-то утешение. Я чертовски в этом уверен. Это важно. Жизнь и смерть. Тебе просто надо кое-что сделать, и быстро!

Выражение его лица поспешно менялось, пока я говорил, — гнев, удивление, интерес…

— Давай дальше, — сказал Джерард.

— Брэнд очень скоро может вернуться. На деле, он уже сейчас вполне может орудовать в Янтаре. Ты его не видел, не так ли?

— Нет.

— Его надо удержать от прогулки по Образу.

— Не понимаю. Но я могу выставить стражу у подземелий Образа.

— Поставь внутри. Брэнд теперь обладает странными способностями прихода и ухода. Жуткие вещи могут случиться, если он пройдет Образ.

— Тогда я лично присмотрю за этим. Что происходит?

— Сейчас нет времени. Вот что еще: Лльюилл вернулась в Ратн-Я?

— Да, вернулась.

— Свяжись с ней по Козырю. Пусть предупредит Мойре, что Образ в Ратн-Я тоже надо взять под охрану.

— Насколько это серьезно, Корвин?

— Может наступить конец света, — сказал я. — А сейчас мне надо идти.

Я прервал контакт и направился через кухню к задней двери, задержавшись лишь затем, чтобы поблагодарить Элис и пожелать ей доброй ночи. Если Брэнд добыл Талисман и настроился на него, то не совсем понятно, что он будет делать, хотя на этот счет у меня имеются некие очень сильные подозрения.

Я сел верхом на Бума и направил его к дороге. Билл уже выезжал из гаража задним ходом.

XI



Несколько раз я срезал угол по полям там, где Биллу приходилось следовать дороге, и не так сильно отстал от него. Когда я остановился, он разговаривал с Эдом, который указывал на юго-запад.

Как только я спешился, Эд посмотрел на Бума.

— Хороший конь, да, — сказал он.

— Спасибо.

— Долго же тебя носило.

— Да.

Мы с Эдом пожали друг другу руки.

— Рад вновь повидаться с тобой. Я уже говорил Биллу, что вообще-то не знаю, сколько времени тут болтался этот художник. Я обнаружил, что он ушел, когда стемнело, да и не сильно обращал внимание. Ну а если он действительно искал что-то твое и знал про кучу компоста, то, насколько я знаю, он все еще может быть там. Я возьму дробовик, если хочешь, и пойду с тобой.

— Нет, — сказал я, — спасибо. Думаю, я знаю, кто это был. Дробовик необязателен. Мы просто прогуляемся и немного пошарим по закоулкам.

— О’кей, — сказал он. — Давай-ка я пойду с вами и подсоблю.

— Тебе не стоит этим заниматься, — сказал я.

— Тогда как насчет коня? Что скажешь, если я дам ему попить и что-нибудь поесть, почищу чуток?

— Уверен, он будет благодарен. По крайней мере я бы на его месте — был.

— Как его зовут?

— Бум.

Эд подошел к Буму и начал налаживать с ним дружеские отношения.

— О’кей, — сказал он. — Какое-то время я буду в стойле. Если зачем-нибудь понадоблюсь, просто покричи.

— Спасибо.

Из Билловой машины я достал инструменты, а он принес электрический фонарь и повел меня на юго-восток, туда, куда указал Эд.

Пока мы шли через поле, я следил за лучом Биллова фонаря, разыскивая кучу. Когда я увидел то, что могло быть остатками от одной из них, то резко непроизвольно вздохнул. Должно быть, кто-то повозился в ней, судя по тому, как были разбросаны комья. С грузовика масса падает не так, ее не разваливает так сильно.

И все-таки… если искал, не значит, что нашел.

— Как полагаешь? — спросил Билл.

— Не знаю, — сказал я ему, кладя инструменты на землю и приближаясь к самой большой куче. — Посвети-ка здесь.

Я тщательно изучил то, что осталось от кучи, затем взял грабли и начал раскидывать. Я разбил каждый ком и растер по земле, пройдясь зубьями грабель. Чуть погодя Билл установил свет под нужным углом и пришел на помощь.

— У меня забавное ощущение… — сказал он.

— У меня тоже.

— …что, похоже, мы опоздали.

Мы продолжали измельчать и раскидывать, измельчать и раскидывать…

Я почувствовал покалывание знакомого сигнала. Я выпрямился и стал ждать. Контакт возник мгновением позже.

— Корвин!

— Да, Джерард.

— Что ты сказал? — спросил Билл.

Я поднял руку, призывая помолчать, и перевел внимание на Джерарда. Он стоял в сумраке возле яркого истока Образа, опираясь на свой огромный клинок.

— Ты был прав, — сказал он. — Брэнд показался здесь, минуту назад. Я не совсем понял, как он прошел. Он вышагнул из темноты, вон оттуда, слева. — Джерард махнул рукой. — Мгновение смотрел на меня, затем повернулся и ушел обратно. Когда я окликнул его — не ответил. Тогда я поднял лампу, но его нигде не было видно. Он просто исчез. Что ты хочешь, чтобы я сейчас сделал?

— Был ли на нем Талисман Закона?

— Не могу сказать. Я видел Брэнда всего лишь мгновение и в неверном свете.

— За Образом в Ратн-Я наблюдают?

— Да. Лльюилл подняла тревогу.

— Хорошо. Тогда оставайся на страже. Я снова свяжусь с тобой.

— Ладно. Корвин… о том, что произошло…

— Забудем.

— Спасибо. Этот Ганелон — крутой парень.

— Абсолютно, — сказал я. — Смотри в оба.

Изображение Джерарда поблекло, как только я отпустил его изображение, но произошла странная вещь. Ощущение контакта, тропка, осталось во мне, беспредметное, открытое, как включенное радио, не настроенное ни на что.

Билл странно смотрел на меня.

— Карл, в чем дело?

— Не знаю. Подожди минуту.

И вдруг вновь возник контакт, хотя и не с Джерардом. Должно быть, она пыталась пробиться ко мне, пока мое внимание было обращено на другого.

— Корвин, это важно…

— Валяй, Фи.

— Ты не найдешь чего ищешь. Он у Брэнда.

— Я это подозревал.

— Нам придется остановить его. Я не знаю, сколько тебе известно…

— И я не знаю, — сказал я, — но Образ в Янтаре и тот, который в Ратн-Я, — под охраной. Джерард только что сказал, что Брэнд появился в Янтаре, но его спугнули.

Фиона склонила миловидное личико. Ее рыжие локоны, вопреки обыкновению, были растрепаны. Выглядела она устало.

— Об этом мне известно, — сказала она. — Брэнд под моим надзором. Но ты забыл о другой возможности.

— Нет, — сказал я. — Согласно моим расчетам, до Тир-на Ног’т еще не добраться…

— Я не об этом говорю. Он направляется к основному, изначальному Образу.

— Чтобы настроить Талисман?

— Для начала пройти, — сказала она.

— Чтобы пройти Образ, ему пришлось бы миновать поврежденный участок. Полагаю, что раз-два, и в дамки — не получится.

— Так ты знаешь об этом, — сказала Фиона. — Хорошо. Это сбережет время. Темный участок не затруднит его пути, как сделал бы с кем-то другим из нас. Брэнд в хороших отношениях с тьмой. Мы должны остановить его, немедленно.

— Ты знаешь короткий путь в те края?

— Да. Иди ко мне. Я проведу тебя.

— Минутку. Я хочу забрать Бума.

— Для чего?

— Чтоб не болтали. Вот для чего.

— Отлично. Тогда проведи меня. Мы столь же легко сможем отправиться оттуда, как и отсюда.

Я протянул руку. Через мгновение я держал ее ладонь. Фиона шагнула вперед.

— Боже! — сказал Билл, отшатываясь. — Ты заставил меня сомневаться в твоем рассудке, Карл. Сейчас я беспокоюсь о собственном. Она… она с одной из карт, ведь так?

— Да. Билл, это моя сестра Фиона. Фиона, это Билл Ротт, мой очень хороший друг.

Фи протянула руку и улыбнулась, и я оставил их вдвоем, отправившись за Бумом. Через пару минут я вывел лошадь.

— Билл, — сказал я, — прости, что отнял у тебя впустую столько времени. Эта штука у моего брата. Сейчас мы хотим съездить за ним. Спасибо за помощь.

Я пожал Биллу руку.

Он сказал:

— Корвин.

Я улыбнулся.

— Да, это мое имя.

— Мы тут поговорили, твоя сестра и я. Не много я смог узнать за несколько минут, но понимаю, что ваш поход опасен. Так что — удачи. Я по-прежнему хочу когда-нибудь услышать всю историю.

— Спасибо, — сказал я. — Я постараюсь проследить, чтобы ты ее услышал.

Я сел в седло, наклонился и, подняв Фиону, усадил ее перед собой.

— Доброй ночи, мистер Ротт, — сказала она. Затем мне: — Поезжай медленно через поле.

Я так и поступил.

— Брэнд говорит, что это ты его пырнула, — сказал я, как только мы отъехали достаточно далеко, чтобы почувствовать себя наедине.

— Правильно говорит.

— Зачем?

— Чтобы избежать последствий.

— Я долго разговаривал с Брэндом. Он заявил, что изначально ты, Блейс и он были вместе в сговоре с целью захватить власть.

— Верно.

— Он рассказал, что подкатывался к Кэйну, пытаясь перетянуть на вашу сторону, но Кэйн решил не вставать ни на чью сторону, и что Кэйн шепнул кое-что на ушко Эрику и Джулиэну. И это привело к созданию их собственной группировки, ставящей целью преградить вам дорогу к трону.



— В целом верно. У Кэйна были собственные амбиции — хоть и далеко идущие, — но всего лишь амбиции. Да и не в той он был ситуации, чтобы следовать им. Так что он решил: уж если выпало быть среди меньших, то лучше служить под Эриком, нежели под Блейсом. Я могу понять и его точку зрения.

— Еще он заявил, что вы трое заключили сделку с силами на том конце черной дороги, во Дворах Хаоса.

— Да, — сказала Фиона, — была такая сделка.

— Ты воспользовалась прошедшим временем.

— Для меня и для Блейса — это прошедшее время.

— Брэнд излагал не так.

— А как он еще мог излагать?

— Он сказал, что вы с Блейсом хотели продолжить разработку того альянса, но у него — Брэнда — произошла резкая перемена пристрастий. Из-за этого, как он заявлял, вы переключились на него и заточили в ту башню.

— Почему же мы не убили братика?

— Сдаюсь. Не знаю. Скажи мне.

— Он стал слишком опасен, чтобы позволить ему оставаться на свободе, но мы не могли убить его, потому что он знает нечто жизненно важное.

— Что?

— С исчезновением Дваркина Брэнд — единственный, кто знает, как устранить повреждение, которое он нанес изначальному Образу.

— У тебя было много времени, чтобы вытащить из него эту информацию.

— Он обладает невероятными запасами сил.

— Тогда зачем ты ударила его кинжалом?

— Повторяю — чтобы избежать последствий освобождения. Если оставался выбор: смерть или свобода, лучше, чтоб он умер. Пришлось рискнуть знанием методики починки Образа.

— Тогда зачем было соглашаться на содействие в возврате Брэнда?

— Во-первых, я не содействовала, а пыталась помешать попытке. Но слишком многие старались. Вы пробились к нему, продавив меня. Во-вторых, мне нужно было оставаться рядом, чтобы убить его в случае, если у вас все получится. Но все дурное непременно сбывается.

— Говоришь, у тебя и Блейса были некие новые мысли о союзе, а у Брэнда их и в помине не было?

— Да.

— И как эти мысли повлияли на стремление к трону?

— Нам казалось, что мы сможем провернуть свой план без какой-либо дополнительной помощи извне.

— Понятно.

— Ты мне веришь?

— Боюсь, что вот-вот начну.

— Поверни здесь.

Я въехал в расселину на склоне холма. Путь был узок и очень темен, с единственной небольшой полоской звезд над нашими головами. Пока мы разговаривали, Фиона сманипулировала Тенью, проведя нас от полей Эда вниз, в туманную, похожую на вересковую пустошь местность, затем опять вверх, к чистой каменистой тропе в горах. Сейчас, двигаясь сквозь темное ущелье, я вновь ощутил ее работу с Тенью. Воздух был прохладен, но не холоден. Тьма слева и справа от нас была абсолютной, создавая иллюзию скорее огромных глубин, а не близких скал, накрытых плащом сумрака. Впечатление усилилось, когда я вдруг сообразил, что удары копыт Бума не вызывали ни эха, ни отзвука, ни просто стука.

— Как мне обрести твое доверие? — сказала Фиона.

— Ответить кое на какие вопросы.

Фиона рассмеялась.

— Позволь перефразировать. Как мне убедить тебя, что я говорю правду?

— Просто ответить на один вопрос.

— Какой?

— Кто стрелял по шинам?

Она опять рассмеялась.

— Ты же это выяснил, разве нет?

— Может быть. Скажи мне.

— Брэнд, — сказала Фиона. — Ему не удалось уничтожить твою память, и он решил проделать работу более основательно.

— В том варианте, что был у меня: Блейс расстрелял шины и оставил меня в озере, а Брэнд прибыл как раз вовремя, чтобы выудить меня оттуда и спасти жизнь. И вроде полицейский рапорт соответствует этой версии.

— Кто вызвал полицию? — спросила она.

— Они записали анонимный звонок, но…

— Им позвонил Блейс. Он не сумел вовремя добраться до тебя, чтобы спасти, когда сообразил, что случилось. Он надеялся, что они смогут. К счастью, они успели.

— Что ты имеешь в виду?

— Брэнд не спасал тебя. Ты сам это сделал. Он ждал поблизости, чтобы удостовериться, что ты мертв, а ты выплыл и выполз на берег. Он спустился и стал осматривать тебя, чтобы решить: умрешь ты сам, если оставить тебя лежать на берегу, или лучше столкнуть тебя обратно в воду. Как раз тогда и прибыла полиция, а Брэнду пришлось смыться. Вскоре после этого мы перехватили его, смогли нейтрализовать и заключить в башню. Пришлось повозиться. Позднее я связалась с Эриком и рассказала, что случилось. Тогда он приказал Флори перевести тебя в другую больницу и присмотреть, чтобы тебя продержали там до его коронации.

— Сходится, — сказал я. — Спасибо.

— Что сходится?

— Во времена жизни более простой, чем эта, я был практикующим врачом в небольшом городке, и мне никогда не приходилось много возиться с психическими заболеваниями. Но я знаю: чтобы восстановить память, электрошоковую терапию не назначают. Как правило, электрошок служит прямо противоположным целям. Он уничтожает некоторые краткосрочные воспоминания. Подозрения у меня возникли, когда я узнал, что Брэнд организовал мне именно электрошок. Так что я выстроил собственную гипотезу. Не автокатастрофа восстановила мою память, и не электрошок стал тому причиной. Память начала восстанавливаться естественным образом, а не в результате локальной травмы. Должно быть, я что-то сделал или сказал, что и продемонстрировало начавшийся процесс. Весточка об этом как-то достигла Брэнда, и он решил, что все это не ко времени. Он прибыл на мою тень и добился, чтобы меня посадили под замок и подвергли лечению, которое, как он надеялся, сотрет то, что мне удалось вспомнить. Отчасти он преуспел — единственным реальным результатом стало то, что подобное знахарство сбило мне крышу на сколько-то дней, предшествующих торжищу коронации. Авария тоже могла сказаться. Но когда я сбежал из Портеровской и ушел живым от покушения, процесс выздоровления продолжился, после чего я пришел в сознание в Гринвуде и покинул те гостеприимные стены. Я вспоминал все больше и больше, пока оставался у Флори. Выздоровление было подстегнуто тем, что Рэндом привел меня в Ратн-Я, где я прошел Образ. Но даже если б этого не случилось, я убежден, что все вернулось бы на круги своя. Процесс занял бы больше времени, но я бы пробился и воспоминания пошли бы полным ходом, наслаиваясь все быстрее и быстрее. Так что я пришел к выводу, что Брэнд пытался подложить мне свинью, и все сходится с тем, что только что сказала мне ты.

Пояс звезд над нами сузился и в конце концов исчез. Мы приблизились к тому, что теперь казалось абсолютно черным туннелем с невероятно крошечными проблесками света где-то далеко впереди.

— Да, — сказала Фиона во тьме передо мной, — твоя догадка верна. Брэнд боялся тебя. Он заявил, что как-то ночью в Тир-на Ног’т видел твое возвращение, и ты нарушил все наши планы. Тогда я не обратила на это внимания, ибо не была даже осведомлена, что ты жив. Должно быть, тогда-то он и решил во что бы то ни стало разыскать тебя. Угадал он твое местонахождение каким-то тайным способом или просто выудил из головы Эрика, я не знаю. Скорее — последнее. Время от времени он становится способным на такой трюк. Каким бы путем Брэнд ни отыскал тебя — ты теперь все знаешь.

— Присутствие Флори в тех краях и ее странная связь с партией Эрика — вот что породило первые подозрения Брэнда. По крайней мере он так утверждает. Впрочем, теперь уже неважно. Как ты предполагаешь с ним поступить, если мы заполучим его?

Фиона хмыкнула.

— У тебя есть клинок, — сказала она.

— Не так давно Брэнд говорил мне, что Блейс еще жив. Это верно?

— Да.

— Тогда почему здесь я, а не Блейс?

— Блейс не настроен на Талисман. Ты — настроен. Ты взаимодействовал с Талисманом в тесном контакте, и он попытается сохранить тебе жизнь, если возникнет непосредственная угроза лишиться ее. Риск, следовательно, не так велик, — сказала Фиона. Затем, мгновение спустя: — Но не считай это само собой разумеющимся. Быстрый удар может все-таки пробить его защиту. Ты можешь умереть и будучи совсем рядом с Талисманом.

Света впереди стало больше, он стал ярче, но из туннеля не доносилось ни ветерка, ни звука, ни запаха. Приближаясь, я подумал о тех объяснениях, что слой за слоем получал с момента возвращения: каждое с собственным комплектом мотиваций, оправданий тому, что произошло, пока меня не было, тому, что произошло с тех пор, тому, что происходит сейчас. Эмоции, планы, чувства, устремления я видел кружащими потоком половодья, несущимся по городу фактов, который я медленно воздвигал на могиле своего «я», и, хотя действие есть действие, в лучшей стайновской традиции[25], каждая волна интерпретации, разбивавшаяся о меня, меняла положение какого-то числа вещей, что, по моему мнению, были надежно закреплены, и все это приводило к смещению на всей картине до такой степени, что вся жизнь начинала казаться перетасовкой взаимодействия Тени вокруг Янтаря с какой-то никогда не достижимой истиной. И все же я не мог отрицать, что теперь я знал больше, чем несколько лет назад, и что был ближе к центру событий, чем раньше; и все действо целиком, в которое я был втянут по возвращении, казалось, теперь неслось к некой финальной развязке. И что же мне нужно? Шанс выяснить то, что истинно, и шанс правильного хода, исходя из этого! Я рассмеялся. Кому перепадало первое, не говоря уже о втором? Тогда — реальное приближение к истине. Этого будет достаточно… И шанс пару раз махнуть клинком в правильном направлении: высочайшая компенсация, какую я мог бы получить в первый час сотворенного мира за нужные изменения, сработанные за время начиная с полуночи. Я вновь рассмеялся и проверил, чтобы клинок в ножнах был ничем не стеснен.

— Брэнд сказал, что Блейс набирает еще одну армию… — начал я.

— Потом, — сказала Фиона, — потом. Больше нет времени.

И она была права. Свет усилился, превратился в круглый проход. Пока мы приближались, он менялся в размерах, будто сокращался сам туннель. Все это смахивало на дневной свет, врывающийся через то, что я решил считать входом в пещеру.

— Ну ладно, — сказал я, и мгновение спустя мы вошли в круг света.

Я проморгался, как только мы вывалились оттуда. Слева было море, сплавленное с небом того же цвета. Золотое солнце, что висело-плавало над-внутри, разбрасывало лучи ослепительного света. И за моей спиной теперь не было ничего, кроме скалы. Коридор, по которому мы шли сюда, исчез бесследно. Не так далеко — ниже и прямо по курсу — наверно, в сотне шагов — лежал изначальный Образ. Какая-то фигура пробиралась по второй из внешних дуг, внимание человека было так поглощено этой деятельностью, что он, очевидно, еще не заметил нашего присутствия. Как только он повернулся — вспышка красного: Талисман, висящий теперь у него на шее, как когда-то висел на моей, на Эриковой, на Папиной. Фигурой, конечно, был Брэнд.

Я спешился. Посмотрел на Фиону, маленькую и смятенную, и сунул поводья Бума ей в руку.

— Какая-нибудь другая идея, кроме как пойти следом? — шепнул я.

Она качнула головой.

Повернувшись, я вытащил Грейсвандир и шагнул вперед.

— Удачи, — сказала Фиона тихо.

Только шагнув к Образу, я заметил длинную цепь, тянущуюся от входа в пещеру к неподвижным останкам грифона Уиксера. Голова Уиксера лежала на земле в нескольких шагах от тела. На камень текла кровь вполне нормального цвета.

Приблизившись к началу Образа, я сделал быстрый подсчет. Брэнд уже совершил сколько-то оборотов по основной спирали рисунка. Он находился приблизительно на втором с половиной витке. Если мы будем разделены только одним витком, я смогу достать Брэнда клинком, при условии, что успею добраться до радиально совпадающей позиции. Тем более что движение тем труднее, чем глубже проникаешь в рисунок. Следовательно, Брэнд будет двигаться, постепенно замедляя шаг. Значит, далеко не уйдет. Ловить его не придется. Мне просто надо будет набрать виток с половиной и добраться до позиции рядом с братиком.

Я поставил ногу на Образ и двинулся вперед насколько мог быстро. Синие искры закипели вокруг щиколоток, как только я рванул по первой кривой, преодолевая возрастающее сопротивление. Искры росли быстро. Волосы начали вздыматься, когда я вломился в Первую Вуаль, потрескивания были уже слышны. Я расправлялся с давлением Вуали, гадая, заметил ли меня Брэнд, поскольку не мог позволить себе отвлекающий взгляд в его сторону. Я встретил сопротивление, увеличив напор, и несколько мгновений спустя уже прошел Вуаль и вновь двигался легким шагом.

Я поднял взгляд. Брэнд как раз вырвался из жуткой Второй Вуали, синие искры доходили ему до пояса. Как только Брэнд высвободился и сделал четкий шаг вперед, он ухмыльнулся в гримасе решимости и триумфа. Затем увидел меня.

Усмешка испарилась, Брэнд замешкался — очко в мою пользу. Никогда не останавливайся на Образе, если можешь этого избежать. А если остановился, то начало нового движения будет стоить безумной энергии.

— Ты опоздал! — крикнул Брэнд.

Я не ответил. Просто продолжал двигаться. Синие огни вырывались из изображения Образа на лезвии Грейсвандир.

— Ты не пройдешь через черноту, — сказал Брэнд.

Я продолжал идти. Темный участок был теперь как раз передо мной. Я радовался, что на этом витке он не пришелся на одну из более трудных частей Образа. Брэнд двинулся вперед и медленно начал продвижение к Великой Кривой. Если я смогу нагнать его там, борьбы не будет. У него не останется ни сил, ни скорости, чтобы защититься.

Приблизившись к поврежденному участку Образа, я вспомнил способ, при помощи которого во время бегства из Авалона мы с Ганелоном перерубили черную дорогу. Разбить мощь дороги у меня получилось, удержав перед мысленным взором картинку Образа. Сейчас, конечно, вокруг меня был сам Образ, и расстояние не было таким огромным. Первая моя мысль заключалась в том, что Брэнд просто пытается напугать меня своими угрозами, но потом в голову пришла замечательная мысль, что мощь черного пятна здесь, в своем источнике, может оказаться куда больше. Едва я приблизился к пятну, Грейсвандир полыхнула с внезапной яркостью, затмив свое прежнее свечение. Повинуясь импульсу, я коснулся ее острием края черноты, в том месте, где обрывался Образ.

Грейсвандир увязла в черноте, и ее было не оторвать. Я продолжал идти вперед, и клинок прорезал пространство предо мной, скользя вперед по пути, в чем-то похожем на изначальный узор. Я продолжал идти. Солнце пригасло, пока я пробивался сквозь темный участок. И вдруг я осознал, как колотится сердце и что на лбу выступила испарина. Сероватый налет лег окрест. Мир словно затуманился, Образ поблек. Казалось, проще простого ступить мимо на любом из шагов, и нет уверенности, не будет ли результат таким же, как и в случае неверного шага внутри неповрежденной части Образа. Выяснять не хотелось.

Я продолжал смотреть вниз, следуя линии, которую вычерчивала передо мной Грейсвандир, синий огонь клинка теперь был единственным светом, оставшимся в мире. Правой, левой…

Затем я вдруг вновь очутился на Образе, и Грейсвандир вновь свободно повисла в руке, блеск ослаб — по контрасту ли с горящим узором или по каким-либо другим причинам — не знаю.

Оглядевшись, я увидел, что Брэнд приближается к Великой Кривой. Что до меня, то я прокладывал путь ко Второй Вуали. Еще несколько минут мы оба были заняты энергичными попытками преодоления трудностей. Но Великая Кривая более сложна, более протяженна, чем Вторая Вуаль. Мне нужно освободиться и пробежаться побыстрее, прежде чем Брэнд одолеет свой барьер. Затем мне придется по второму разу пересечь поврежденный участок. К тому времени Брэнд может высвободиться, но будет двигаться медленнее, поскольку пойдет по тому участку, где продвижение станет куда более сложным.

С каждым моим шагом росло ровное потрескивание статического электричества, а все тело покалывало. Искры, пока я двигался, поднялись до середины бедер. Словно шагаешь по полю электрической пшеницы. Волосы — по крайней мере часть их — стояли дыбом. Я ощущал, как они шевелятся. Я раз оглянулся на Фиону, по-прежнему сидящую верхом, неподвижную, наблюдающую.

Я дожал до Второй Вуали.

Углы… короткие, резкие повороты… Сила противодействия росла и росла, так что все мое внимание, все мои силы теперь были заняты борьбой с нею. Вновь накатило знакомое ощущение провала времени, словно эти шаги — все, чем я когда-либо занимался, и все, чем я когда-либо занимался бы. И буду заниматься… сосредоточение желания до такой степени, что все остальное отпало… Брэнд, Фиона, Янтарь, моя собственная личность… Искры поднимались еще выше, пока я сражайся, поворачивал, трудился, каждый шаг требовал больших усилий, чем предыдущий.

Я пробился. Прямо в черное пятно.

Рефлекторно я еще раз двинул Грейсвандир вперед и вниз. Вновь серость, монохромный туман, рассеченный синевой клинка, открывающего мне путь, схожий с хирургическим разрезом.

Выйдя под нормальный свет, я поискал Брэнда. Тот все еще пребывал в западном секторе, сражаясь с Великой Кривой в двух третях пути через нее. Если я поднажму, то сумею поймать Брэнда, как раз когда он будет сходить с Кривой. Я бросил все оставшиеся силы на движение — еще быстрее.

Пока я завершал путь к северному краю Образа и к кривой, ведущей обратно, меня вдруг ошарашила мысль — чего же я добиваюсь!

Я тороплюсь снова пролить кровь на Образ.

Если дело дошло до простого выбора между дальнейшим повреждением Образа и полным уничтожением его Брэндом, то я знаю, что должен сделать. И все же я чувствовал, что должен быть другой способ. Да…

Я чуть придержал шаг. Теперь все дело в согласованности действий. К тому времени Брэнду стало идти дьявольски сложнее, чем мне, так что в этом отношении у меня был расклад получше. Новая моя стратегия полностью свелась к проведению поединка в определенном месте. По иронии, именно в этот миг я вспомнил страсти Брэнда по коврику. Хотя в проблеме соблюдения чистоты в этих местах таилась масса нюансов.

Брэнд приближался к хвосту Великой Кривой, и я шел с ним наравне, высчитывая расстояние до черной границы. Я решил позволить ему пролить кровь на участке, который уже поврежден. Единственное неудобство — как мне казалось — заключалось в том, что я находился по правую руку Брэнда. Чтобы уменьшить преимущество, которое он мог извлечь из своей позиции, когда мы скрестим клинки, мне придется оставаться чуть-чуть позади него.

Брэнд боролся и приближался, все движения его были медленны. Я тоже боролся, но усилий прилагал меньше. Я держал шаг. Во время движения меня разобрало любопытство по поводу Талисмана Закона, по поводу воссоединенности, которую мы делили с момента настройки. Я чувствовал присутствие Талисмана, впереди и слева, хотя не мог даже видеть его на груди у Брэнда. Спасет ли меня Талисман на таком расстоянии, обрети Брэнд превосходство в надвигающемся конфликте? Ощущая присутствие Талисмана, я почти верил — спасет. Он вырвал меня из рук убийцы, каким-то образом отыскал в моей памяти традиционно безопасное место — мою собственную постель — и перенес меня туда. Ощущая сейчас Талисман, почти видя сквозь него путь перед Брэндом, я чувствовал некую уверенность, что Талисман вновь попытается сработать в мою защиту. Тем не менее, припомнив слова Фионы, я решил полностью на него не полагаться. И все же я обдумывал прочие функции Талисмана, размышлял над своей способностью управлять им без прямого контакта…

Брэнд почти завершил Великую Кривую. На каком-то уровне своего сознания я потянулся и завязал контакт с Талисманом. Вложив в него свою волю, я вызвал бурю с красным торнадо, разновидность которого уничтожила Яго. Я не знал, смогу ли контролировать столь особый феномен в столь особом месте, но все же вызвал его из небытия и обрушил на Брэнда. Сразу ничего не произошло, хотя я и почувствовал, что Талисман функционирует, что-то создавая. Брэнд дошел до конца Великой Кривой, приложил завершающее усилие и сошел с нее.

Я находился сразу же позади него.

Брэнд явно знал об этом — хоть и не ясно откуда. Клинок его выскочил из ножен в тот миг, как спало напряжение, брат отхватил пару футов чуть быстрее, чем я думал, выставил вперед левую ногу и встретил мой взгляд над линией наших клинков.

— Будь все проклято, ты не сам все рассчитал, — сказал он, касаясь своим клинком острия моего. — Ты никогда не добрался бы сюда так быстро, если бы не та сука на лошади.

— Милая манера говорить о нашей сестре, — сказал я, делая финт и наблюдая, как брат парирует.

Трудность заключалась в том, что ни один из нас не мог произвести выпад, не покинув при этом Образ. Мне было еще труднее, потому что пока я не хотел пускать ему кровь. Я сымитировал прямой колющий удар, и Брэнд отшатнулся, скользнув левой ногой назад вдоль узора. Затем он дернул правой ногой, притопнул ею и попытался провести без подготовки удар наотмашь по голове. К черту! Я парировал, а затем ответил на чистом рефлексе. Я совсем не хотел ловить его на удар в грудь, но острие Грейсвандир нарисовало дугу ему под грудиной. В воздухе над нами я услышал жужжание. Но не мог позволить себе оторвать взгляд от Брэнда. Он глянул вниз и попятился еще дальше. Хорошо. Красная линия украшала рубашку Брэнда там, где удар настиг его. Пока вроде ткань впитывала кровь. Я чуть подшагнул, исполнил финт клинком — удар, отпор, тычок, завязывание, развязывание — все, что успел придумать, чтобы принудить Брэнда к отступлению. У меня было явное психологическое преимущество: я мог достать дальше, маневра имел больше и делал все быстрее. Брэнд приближался к черному участку. Еще несколько шагов… Я услышал звук, похожий на перезвон одинокого колокола, а следом — громкий рев. Внезапно нас накрыла тень, словно облако заслонило солнце.

Брэнд глянул вверх. Думаю, что в этот миг я мог достать его, но ему еще не хватало пары шагов до края мишени.

Брэнд спохватился и взглянул на меня.

— Будь ты проклят, Корвин! Это твоих рук дело, не так ли? — крикнул он, ринулся в атаку, отбрасывая всякую осторожность.

К несчастью, я оказался в плохой позиции, так как мало-помалу напирал на Брэнда, стараясь оттеснить его к цели. Я был открыт и потерял равновесие. Парируя, я сообразил, что защищаться бесполезно, поэтому крутанулся и упал назад.

Падая, я старался оставить ступни на месте. Рухнул на правый локоть и левую ладонь. Выругался — боль была слишком сильна, локоть соскользнул, и я ударился плечом.

Но удар Брэнда прошел мимо, а внутри синего ореола мои ноги по-прежнему касались линии. Я был вне досягаемости для смертельного удара Брэнда, хотя он все-таки еще мог дотянуться до меня.

Я поднял перед собой Грейсвандир. Попытался сесть. Как только мне это удалось, то увидел, что красная спираль, отливающая по краям желтизной, завихрилась прямо над Брэндом, щелкая искрами и мелкими молниями, рев перешел в завывание.

Брэнд перебросил клинок в четвертую позицию и поднял над плечом, направив на меня как копье. Я знал, что не смогу ни парировать удар, ни увернуться.

Мысленно я потянулся к Талисману и вверх, к спирали в небе…

Ярко полыхнуло, как только небольшая ветка молнии метнулась вниз и лизнула клинок Брэнда…

Оружие выпало из его ладони, а рука дернулась ко рту. Левой Брэнд сдавил Талисман Закона, словно сообразил, что именно я делаю, и решил заблокировать воздействие, прикрыв камень. Обсасывая пальцы, Брэнд смотрел вверх, и злость испарялась с его лица, сменяясь выражением испуга, граничащего с ужасом. Конус вихря начал опускаться.

Тогда, повернувшись, Брэнд сделал шаг на почерневший участок, обратился лицом к югу, поднял обе руки и что-то выкрикнул, но за завыванием я не расслышал что.

Конус упал на него, но, пока тот приближался, Брэнд словно потерял одно из измерений. Очертания его расплылись. Он начал сжиматься — но, кажется, это было не изменение реального размера, а смахивало скорее на движение куда-то вдаль. Брэнд уменьшался, уменьшался и исчез за миг до того, как конус лизнул опустевшее место.

С Брэндом сгинул и Талисман, так что я лишился возможности проконтролировать штуковину над своей головой. Я не знал, стоит ли оставаться лежать или лучше восстановить нормальное положение на Образе. Решил, что лучше — второе, потому что вихрь, как казалось, домогался тех, кто нарушал порядок. Я вернулся в сидячее положение и склонился к линии. Затем через упор оказался на корточках, как раз когда конус стал подниматься. Вой сбросил децибелы, как только смерч отступил. Синие язычки пламени вокруг моих сапог опали. Я обернулся и взглянул на Фиону. Жестом она приказала мне встать и продолжить движение.

Так что я медленно поднялся, глядя, как вихрь над моей головой продолжает рассеиваться, стоило мне начать двигаться. Подойдя к участку, где недавно стоял Брэнд, я снова задействовал Грейсвандир как лоцмана в черноте. Искореженные останки Брэндова клинка валялись у дальнего края сумрачной зоны.

Хотел бы я, чтобы из Образа существовал какой-нибудь простой выход. Завершать его сейчас казалось совершенно бессмысленным. Но раз ты поставил ногу на Образ, возврата нет, ну а на попытку выйти темной зоной я смотрел достаточно косо. Так что я направился к Великой Кривой. Куда же, размышлял я, перенесся Брэнд? Если б знать, то, добравшись до центра, я мог бы приказать Образу отправить меня следом. Фиона, наверное, знает. И, скорее всего, Брэнд направился бы туда, где у него есть союзники. Преследовать его в одиночку было явно бессмысленно.

По крайней мере я не позволил Брэнду настроиться на Талисман, успокоил я себя.

Затем я ступил на Великую Кривую. Вокруг посыпались искры.

XII



Под конец дня на горе: закатное солнце высвечивало скалы по левую руку от меня, подрубало скалы по правую руку; оно просачивалось сквозь листву, увивающую мою гробницу, и слегка осаживало прохладные ветра Колвира. Я отпустил руку Рэндома и повернулся, чтобы рассмотреть человека, что сидел на скамье перед мавзолеем.

У него было лицо юнца с разорванного Козыря, но теперь вокруг рта очертились складки, брови стали тяжелее, усталость сквозила в движении глаз и в положении челюсти — чего явно не было на карте.

Я все понял до того, как Рэндом сказал:

— Это мой сын Мартин.

Мартин поднялся, как только я приблизился к нему, пожал мне руку, сказал:

— Дядя Корвин.

Пока он говорил, выражение на его лице слегка изменилось. Он внимательно меня разглядывал.

Мартин был на несколько дюймов выше Рэндома, но такого же легкого сложения. Подбородок и скулы имели общий раскрой, волосы — сходны по фактуре.

Я улыбнулся.

— Долго ты гулял, — сказал я. — Как и я.

Мартин кивнул.

— Но мне так и не пришлось побывать в собственно Янтаре, — сказал он. — Я вырос в Ратн-Я… и других краях.

— Тогда позволь мне пригласить тебя в Янтарь, племянник. Ты вернулся в интересные времена. Рэндом, должно быть, рассказал тебе обо всем.

— Да, — сказал Мартин. — Вот потому я и попросил о встрече с тобой здесь, а не там.

Я глянул на Рэндома.

— Последним дядюшкой, с кем он встречался, был Брэнд, — сказал Рэндом, — и при прегадостных обстоятельствах. Стоит ли винить его?

— Едва ли. Совсем недавно я сам случайно наткнулся на Брэнда. Не могу сказать, что это была самая теплая встреча.

— Случайно наткнулся? — сказал Рэндом. — Ты о чем-то умалчиваешь.

— Он покинул Янтарь, и с собой у него Талисман Закона. Если б я знал раньше то, что знаю теперь, он остался бы сидеть в своей башне. Он — тот, кто нам нужен, и он очень опасен.

Рэндом кивнул.

— Знаю, — сказал он. — Мартин подтвердил наши подозрения по поводу удара кинжалом… это был Брэнд. Но что с Талисманом?

— Брэнд обставил меня там, где я спрятал Талисман, — на тени Земля. Но чтобы настроить Талисман на себя, ему придется пройти с ним по Образу и спроецироваться сквозь Талисман. Я только что осадил его на изначальном Образе в истинном Янтаре. Тем не менее Брэнд сбежал. Только что я вернулся с холма от Джерарда, где пересылал отряд стражников к Фионе в истинный Янтарь, чтобы предотвратить возвращение Брэнда и новую попытку настройки Талисмана. Наш собственный Образ и тот, что в Ратн-Я, тоже под охраной.

— Откуда такая страсть у Брэнда, зачем настраивать Талисман? Чтобы вызвать пару бурь? К черту, он мог бы прогуляться по Тени и заказать любую погоду, какую захочет.

— Тот, кто настроен на Талисман, может воспользоваться им, чтобы стереть Образ.

— Ох ты! И что тогда будет?

— Миру, который мы знаем, придет конец.

— Ого, — снова сказал Рэндом. Затем: — Какого дьявола, откуда ты знаешь?

— Длинная история, а времени у меня нет, но рассказал ее мне Дваркин, и в большую часть того, что он поведал, я верю.

— Он все еще коптит небо?

— Потом, — сказал я.

— О’кей. Но Брэнд — сумасшедший, раз творит что-то подобное.

Я кивнул.

— Мне кажется, он полагает, что сможет отлить новый Образ, переустроить Вселенную, выступив в качестве главного строителя.

— Возможно ли такое?

— Теоретически — возможно. Но даже у Дваркина есть определенные сомнения, что в нынешние дни этот подвиг можно повторить с достаточной эффективностью. Комбинация факторов была уникальной… Да, я верю, что у Брэнда задвиг. Если оглянуться на прошедшие годы, вспомнить перемены в его личности, циклы его настроений, обрисовывается нечто вроде шизофреника. Я не знаю, сделка ли с врагом толкнула его за край или нет. В действительности это неважно. Хотел бы я, чтобы он вновь очутился в своей башне. И хотел бы, чтобы Джерард оказался куда более худшим врачом.

— Ты знаешь, кто его пырнул?

— Фиона. Хотя ты можешь услышать историю из ее собственных уст.

Рэндом облокотился на мою эпитафию и покачал головой.

— Брэнд, — сказал он. — Будь он проклят. Сколько удобных случаев было у любого из нас, чтобы убить его… в прежние времена. Но именно тогда, когда он доводит тебя до бешенства, его поведение меняется. И ты уже готов подумать, что, в конце концов, он не такой уж плохой парень. Как жаль, что в те времена он не зацепил одного из нас чуть крепче, чем бывало…

— Значит, сейчас он — законная добыча? — сказал Мартин.

Я посмотрел на него. Мышцы челюсти напряглись, глаза сузились. За один миг все наши лица промелькнули в его чертах, словно перетасовывались семейные карты. Весь наш эгоизм, ненависть, зависть, гордость и коварство словно протекли по нему в то мгновение… а он даже ноги не поставил на землю Янтаря. Что-то внутри меня щелкнуло, я протянул руки и обнял Мартина за плечи.

— У тебя есть веская причина ненавидеть Брэнда, — сказал я, — и ответ на твой вопрос — «да». Охотничий сезон открыт. Я не вижу другого способа разобраться с Брэндом, нежели уничтожить. Я сам ненавидел его до сих пор, пока он оставался абстракцией. Но сейчас — совсем другое дело. Да, он должен быть убит. Но не позволяй ненависти стать твоей крестной матерью при вступлении в наш мир. Среди нас ее и так с избытком. Я смотрю тебе в глаза — и не знаю… Извини, Мартин. Сейчас происходит так много всего. Ты молод. Я видел больше. И многое из увиденного беспокоит меня — но совсем по-иному. Вот и все.

Я отпустил Мартина и отступил на шаг.

— Расскажи мне о себе, — сказал я.

— Я долгое время боялся Янтаря, — начал он, — и, по-моему, боюсь по-прежнему. С тех самых пор, как Брэнд напал на меня, меня тревожит, не может ли он снова захватить меня врасплох. Я годами оглядывался через плечо. Полагаю, я боялся вас всех. Большинство из вас я знал как картинки на картах… с прилагающейся дурной репутацией. Я сказал Рэндому… Папе… что вовсе не хочу встречаться со всеми вами, и он предложил, чтобы сначала я увиделся с тобой. Хотя тогда ни один из нас и не осознавал, что ты лично заинтересуешься некоторыми вещами, хорошо мне известными. Но после того, как я упомянул о них, Папа сказал, чтобы я увиделся с тобой как можно скорее. Он мне все рассказал о том, что происходит и… видишь ли, я кое-что об этом знаю.

— Было такое ощущение… когда вдруг всплыла некая семья…

— Текис? — сказал Рэндом.

— Она самая.

— Трудно решить, с чего начать… — сказал Мартин.

— Я знаю, что ты вырос в Ратн-Я, прошел Образ, а затем использовал власть над Тенью, чтобы навестить в Авалоне Бенедикта, — сказал я. — Бенедикт тебе рассказал о Тени и Янтаре, научил пользоваться Козырями, натренировал в оружии. Потом ты ушел бродить в Тени самостоятельно. И я знаю, что Брэнд сделал с тобой. Вот предел моих знаний.

Мартин кивнул, вглядываясь в запад.

— Покинув Бенедикта, я годами путешествовал в Тени, — сказал он. — Это были счастливейшие времена, какие я знал. Приключения, восторг от возможности много чего увидеть, сделать… Глубоко в душе я всегда хранил мысль о том, что однажды, когда стану поумнее и покруче — поопытнее, — отправлюсь в Янтарь и повстречаюсь с прочей родней. Затем меня отловил Брэнд. Я расположился на привал на небольшом холме, просто отдохнуть после долгой поездки верхом и перекусить по дороге к моим друзьям Текис. Тогда Брэнд и связался со мной. Я общался через Козырь только с Бенедиктом, сначала когда он учил меня пользоваться ими, и потом — когда я путешествовал. Иногда он даже приглашал меня к себе с помощью Козыря, так что я знал, на что это похоже, знал, как все происходит. В тот раз все было точно так же, и на мгновение я подумал, что это Бенедикт меня зовет. Но нет. Это был Брэнд. Я узнал его по картинке из колоды. Он стоял посреди того, что было похоже на Образ. Мне стало любопытно. Я не понимал, как он связался со мной. Насколько я знал, моего Козыря не существовало. Брэнд поболтал с минуту — о чем, я забыл, — а когда контакт установился, он… он ударил меня кинжалом. Я оттолкнул его, а затем вырвался. Но каким-то образом ему удалось удержать контакт. А мне было трудно его прервать… а когда у меня это все-таки получилось, Брэнд вновь попытался связаться со мной. Но я сумел заблокировать его. Бенедикт меня этому научил. Брэнд пытался еще несколько раз, но я держал блокировку. В конце концов он прекратил свои попытки. Я был недалеко от селения Текис. Мне удалось забраться на лошадь и доехать до них. Я думал, что умру, потому что так круто мне еще не доставалось. Но чуть погодя я начал поправляться. Тогда я вновь перепугался: мне стало страшно, что Брэнд найдет меня и завершит начатое.



— Почему ты не связался с Бенедиктом, — спросил я Мартина, — и не рассказал о случившемся, не рассказал о своих страхах?

— Я думал об этом, — сказал он, — но решил: а вдруг Брэнд поверит, что преуспел и что я действительно мертв. Я не знал, что за драка происходит в Янтаре, но пришел к выводу, что покушение на мою жизнь — вероятно, часть ее. Бенедикт рассказал о семье достаточно, и такая мысль была первой, что пришла мне на ум. Я решил, что лучше остаться мертвым. Я покинул Текис до того, как выздоровел окончательно, и уехал, намереваясь затеряться в Тени. Затем я случайно столкнулся со странной вещью, — продолжал Мартин, — с которой раньше никогда не встречался, но которая казалась фактически вездесущей; чуть ли не во всех тенях, где я бывал, существовала странная черная дорога, в том или ином виде. Я не понимал этого явления, но, поскольку дорога пересекала саму Тень, она возбудила мое любопытство. Я решил проследовать вдоль нее и узнать о ней побольше. Она оказалась опасной. Я очень быстро выяснил, что наступать на нее не стоило. По ночам по дороге двигались странные фигуры. Живые твари, что рискнули ступить на дорогу, начинали болеть и умирали. Так что я стал осторожен. Я подходил не ближе, чем требовалось для того, чтобы держать ее в поле зрения. Я прошел вдоль нее через много миров. Я быстро узнал, что повсюду, где шла дорога, царили смерть, запустение или назревали беды. Я не знал, что делать с этим. Из-за раны я все еще был слаб и сделал ошибку, подгоняя себя, проехав так далеко и так быстро за один день. К вечеру мне стало худо, и всю ночь и большую часть следующего дня я пролежал, весь дрожа, завернувшись в одеяло. Я то впадал в бред, то выходил из него, и не скажу точно, когда она появилась. Юная девушка. Красивая. Она ухаживала за мной, пока я не выздоровел. Имя ее было Дара. Мы бесконечно много говорили. Это было очень приятно. Беседовать с кем-нибудь вот так… Я должен был рассказать ей всю свою историю. Потом она рассказала мне кое-что о себе. Дара была родом не из той местности, где меня свалило. Она сказала, что путешествовала по Тени. Она еще не умела проходить Тень насквозь, как мы, но чувствовала, что смогла бы научиться этому, так как, по ее заявлению, происходила из Дома Янтаря по линии Бенедикта. В общем, ей до смерти хотелось узнать, как это делается. В тот момент она путешествовала по черной дороге. К ее пагубному воздействию она невосприимчива, сказала Дара, потому что — как сказала Дара — обитателям дальнего конца дороги — во Дворах Хаоса — она так же была сродни. Дара хотела научиться нашему искусству движения по Тени, так что я, как сумел, проинструктировал ее в том, что знал сам. Я рассказал Даре об Образе, даже набросал его для нее. Я продемонстрировал ей свои Козыри — Бенедикт дал мне колоду, — чтобы показать, как выглядят ее родственники. Твоей картой она заинтересовалась особенно.

— Начинаю понимать, — сказал я. — Продолжай.

— Она сказала, что Янтарь, в завершенной своей испорченности и самонадеянности, нарушает своего рода метафизическое равновесие между собой и Дворами Хаоса. И ее народу придется исправить положение дел, разрушив Янтарь. По праву их собственное положение — не в тени Янтаря, а в самой его сути. И в то же время все тени между Янтарем и Хаосом страдают от черной дороги. Я знал о Янтаре то, что знал, и мог только слушать. Сначала я принимал все, что говорила Дара. По моему мнению, Брэнд явно и идеально подходил под ее описание зла в Янтаре. Но когда я упомянул о нем, она сказала: нет. Там, откуда ее принесло, он был своего рода героем. В деталях она была не уверена, но это ее волновало не слишком сильно. Именно тогда я и сообразил, как Дара запредельно убеждена в своих словах, — когда она говорила, в ее голосе звенел фанатизм. Почти неосознанно я обнаружил, что пытаюсь защитить Янтарь. Я подумал о Лльюилл и Бенедикте… и о Джерарде, которого встречал несколько раз. Я обнаружил, что она стремится разузнать хоть что-то о Бенедикте. Это выявило прореху в ее доспехах. И здесь я мог говорить достаточно обоснованно, а она охотно верила в то хорошее, что рассказывал я. Так что я не знаю, каким был окончательный результат от разговора, кроме разве того, что Дара казалась как-то менее уверенной в себе ближе к финалу…

— Финалу? — сказал я. — В каком смысле? Сколько времени она провела с тобой?

— Почти неделю, — отозвался Мартин. — Дара сказала, что будет заботиться обо мне, пока я не поправлюсь, и действительно заботилась. На самом деле она осталась еще на несколько дней. Утверждала: для того, чтобы убедиться в моем здоровье, но на самом деле, конечно, она хотела продолжения наших бесед. И в конце концов Дара заявила, что пора уходить. Я просил ее остаться со мной, но она сказала: нет. Я предложил пойти с нею, но и на это она сказала: нет. Затем Дара, должно быть, сообразила, что я все равно отправлюсь вдогонку, потому и ускользнула ночью. Я не мог догнать ее по черной дороге и представления не имел, какие тени она пройдет на своем пути к Янтарю. Когда я проснулся утром и осознал, что ее нет, я подумал, что пора самому двигать в Янтарь. Но я по-прежнему боялся. Наверное, что-то из сказанного ею подкрепило мои собственные страхи. Как бы там ни было, я решил остаться в Тени. Итак, я отправился дальше, глазея по сторонам, пытаясь чему-то научиться… пока Рэндом не нашел меня и не изъявил желание, чтобы я шел домой. Но для начала он привел меня сюда для встречи с тобой, потому что хотел, чтобы ты раньше всех услышал мой рассказ. Он сказал, что ты знал Дару, что хочешь услышать о ней побольше. И надеюсь, что помог тебе.

— Да, — сказал я. — Спасибо.

— Я так понял, что в конце концов она прошла Образ.

— Да, в этом она преуспела.

— И после этого объявила себя врагом Янтаря.

— И это тоже.

— Надеюсь, — сказал Мартин, — ничего плохого с ней не случится. Она была добра ко мне.

— Кажется, она вполне в состоянии позаботиться о себе, — сказал я. — Но… да, Дара — привлекательная девушка. Не могу сказать тебе по ее поводу ничего конкретного, потому что по-прежнему знаю о ней архимало, и о ее участии во всех событиях. И все же то, что ты рассказал, было очень полезным. Это делает ее тем, кого я по-прежнему хочу оправдать за недостаточностью улик. Насколько смогу.

Мартин улыбнулся.

— Рад это слышать.

Я пожал плечами.

— Что ты намерен делать теперь? — спросил я.

— Я веду его на встречу с Виалль, — сказал Рэндом, — а затем, как только позволит время и случай, — пусть встретится с остальными. Если, конечно, не стряслось чего-нибудь новенького и ты во мне не нуждаешься.

— Случилась пара новых происшествий, — сказал я, — и хотя сейчас ты можешь быть достаточно свободен, лучше ввести тебя в курс дел. У меня по-прежнему мало времени.

Нагружая Рэндома информацией о происшедшем со времени его отъезда, я думал о Мартине. Насколько я понял, он по-прежнему оставался темной лошадкой. Его история могла быть абсолютно истинной. В общем, я чувствовал, что таковой она и была. С другой стороны, у меня возникло ощущение, что она неполна, что Мартин намеренно что-то пропустил. Может, что-то безвредное. Но опять-таки, может, а может — и нет. У него не было особых причин любить нас. Скорее, наоборот. И вполне возможно, Рэндом привез домой троянского коня.[26] А может, и нет. И просто пробудилось мое постоянное недоверие к любому, если существует альтернатива, таящая опасность.

Тем более, ничто из того, что я рассказывал Рэндому, не могло быть использовано против нас, да и крайне сомневался я, что Мартин может сильно навредить нам, имей он такие намерения. Нет, скорее всего, он был уклончив в ответах, как и все мы, причины были те же: страх и самосохранение. Во внезапном порыве вдохновения я спросил:

— Ты не сталкивался с Дарой еще раз, потом?

Мартин полыхнул румянцем.

— Нет, — сказал он слишком поспешно. — Только тогда. Вот и все.

— Ясно, — сказал я, а Рэндом был слишком хорошим игроком в покер, чтобы не заметить; итак, я просто прикупил нам немножко страховки при малой цене назначения отца стражем возвратившегося блудного сына.

Я быстро перевел разговор снова на Брэнда. И как раз когда мы обменивались мнениями о психопатологии, я почувствовал еле слышный звон в ушах и ощущение чьего-то присутствия, что возвещают Козырной контакт. Я поднял руку и отвернулся.

Через мгновение контакт стал отчетливым, и мы с Ганелоном взглянули друг на друга.

— Корвин, — сказал он, — я решил, что сейчас самое время для контрольной связи. Сейчас Талисман у тебя, у Брэнда или вы оба по-прежнему его ищете? Какой из вариантов?

— Талисман у Брэнда, — сказал я.

— Более чем жаль, — сказал он. — Расскажи, как это произошло.

Я так и сделал.

— Значит, Джерард правильно изложил историю.

— Он уже рассказал тебе об этом?

— Не так детально, — отозвался Ганелон, — и я хотел удостовериться, что все так. Я только что закончил разговор с ним, — он взглянул вверх. — Тогда сейчас тебе лучше всего двигать, если я правильно помню время восхода луны.

Я кивнул.

— Да, я вскоре направлюсь к лестнице. Это не так далеко отсюда.

— Хорошо. Сейчас тебе надо сделать вот что…

— Я знаю, что мне надо сделать, — сказал я. — Мне надо подняться в Тир-на Ног’т раньше Брэнда и перекрыть ему путь к Образу. Ну, а не получится, то придется снова догонять брата по Образу.

— Это не поможет управиться с ним, — сказал он.

— У тебя есть мысль получше?

— Да, есть. Козыри у тебя с собой?

— Да.

— Хорошо. Во-первых, ты не сможешь добраться туда вовремя, чтобы перекрыть Брэнду доступ к Образу…

— С чего бы?

— Тебе придется подняться, затем пройти ко дворцу и спуститься к Образу. Это потребует времени, даже в Тир-на Ног’т — особенно в Тир-на Ног’т, где время так или иначе склонно выкидывать фортели. А вдруг у тебя есть неосознанное стремление к смерти и оно замедлит тебя. Я не знаю. Что бы там ни было, но ко времени твоего прибытия Брэнд успеет начать путь по Образу. Также может оказаться, что он зайдет слишком далеко, чтобы на этот раз ты смог дотянуться до него.

— Вероятно, он будет уставшим. Это его приостановит.

— Нет. Поставь себя на его место. Если бы ты был Брэндом, не двинул бы ты в какую-либо тень, где время течет по-иному? Вместо одного дня у него вполне могла оказаться неделя для отдыха перед вечерним испытанием. Самое надежное — принять, что Брэнд будет в хорошей форме.

— Ты прав, — сказал я. — Я не вправе рассчитывать на его слабость. О’кей. Альтернатива, которую я боюсь поддержать, но не стал бы испытывать, если можно было бы избежать, — такова: убить его издалека. Взять арбалет или одну из наших винтовок и просто застрелить его в центре Образа. Единственное, что меня беспокоит, — воздействие нашей крови на Образ. Возможно, что лишь изначальный Образ страдает от нее, но я не знаю.

— Это верно. Ты не знаешь, — сказал Ганелон. — И к тому же я не хочу, чтобы ты полагался там на обычное оружие. Это необычный уголок. Ты сам называл его странным куском Тени, плавающим в небесах. Несмотря на то что ты знаешь, как заставить винтовки стрелять в Янтаре, там эти правила могут не сработать.

— Риск есть, — признал я.

— А что касается арбалета… что скажешь о внезапном порыве ветра, отклоняющего стрелу всякий раз, когда ты ее выпускаешь?

— Боюсь, что не совсем понял.

— Талисман. Брэнд прошел часть пути по изначальному Образу, а потом у него было кое-какое время для экспериментов. Ты думаешь, не настроен ли он на Талисман хотя бы частично?

— Не знаю. Я совсем не в курсе, как проходит подобный процесс.

— Я просто хотел обратить внимание вот на что: если Талисман там работает, Брэнд сумеет воспользоваться им для защиты. Талисман может обладать и другими свойствами, о которых тебе не известно. Теперь итог: я не хотел бы, чтобы ты рассчитывал пристрелить его издали. Я не хотел бы, чтобы ты полагался на возможность снова выкинуть какой-нибудь финт при помощи Талисмана… не выйдет, если Брэнд приобрел хоть какой-то контроль над ним.

— У тебя все складывается чуть более уныло, чем мне представлялось.

— Но ближе к реальности.

— Уступаю. Продолжай. Ты сказал, у тебя есть план.

— Верно. Мои идеи таковы: Брэнду вообще нельзя позволять добираться до Образа — едва он поставит на него ногу, то вероятность беды возрастет неимоверно.

— И ты считаешь, я могу добраться туда вовремя, чтобы преградить Брэнду путь?

— Нет, если он действительно может перенестись почти мгновенно, тогда как тебе придется топать очень долго. Держу пари — Брэнд просто ждет восхода луны, и как только город обретет плоть, он окажется там, прямо рядом с Образом.

— Я вижу суть, но не ответ.

— Ответ в том, что ноги твоей не будет в Тир-на Ног’т сегодня ночью.

— Минуточку!

— Подожди, черт возьми! Ты ввез в Янтарь неплохого специалиста по стратегии, так что лучше тебе послушать, что он говорит.

— О’кей, слушаю.

— Ты согласился, что не сможешь вовремя добраться до нужного места. Но кое-кто другой — может.

— Кто и как?

— Отлично. Я контактировал с Бенедиктом. Он вернулся. На данный момент он в Янтаре, внизу, в зале Образа. Сейчас ему следует завершить прохождение и остановиться в центре, ожидая команды. Ты проследуешь к подножию лестницы, ведущей в небесный город. Там ждешь восхода луны. Как только Тир-на Ног’т обретет форму, свяжешься с Бенедиктом по Козырю. Скажешь, что город готов, и Бенедикт воспользуется силой Образа в Янтаре, чтобы перенестись к Образу в Тир-на Ног’т. Неважно, с какой скоростью путешествует Брэнд, большой форы ему не получить.

— Я понял преимущества твоего плана, — сказал я. — Это самый быстрый путь наверх, а Бенедикт, безусловно, хорош. У него не будет сложностей в разборке с Брэндом.

— Ты действительно полагаешь, что Брэнд не подготовил какого-нибудь сюрприза? — сказал Ганелон. — Из всего, что я узнал об этом человеке, — он сообразителен, пусть даже и рехнулся. Брэнд может предвидеть наши ходы.

— Возможно. Какая-нибудь идея о том, что он может сотворить?

Ганелон сделал широкий жест рукой, хлопнул себя по шее и улыбнулся.

— Жучок, — сказал он. — Прости. Мелкая назойливая тварь.

— Ты по-прежнему думаешь…

— Я думаю, тебе лучше оставаться в контакте с Бенедиктом все время, пока он наверху, — вот что я думаю. Если Брэнд одержит верх, может возникнуть нужда немедленно выдернуть оттуда Бенедикта, чтобы спасти ему жизнь.

— Конечно. Но тогда…

— Тогда мы проиграем раунд. Согласен. Но не игру. Даже будучи полностью настроенным на Талисман, Брэнд все равно должен добраться до изначального Образа, чтобы нанести тому реальное повреждение, — а тот у тебя под охраной.

— Да, — сказал я. — Кажется, ты рассчитал все. Ты удивил меня, продвинувшись в понимании ситуации так быстро и глубоко.

— У меня была куча времени, и скверно бы стало, если б эта куча была растрачена не на размышления. Что я и сделал. А сейчас я думаю вот что: лучше всего тебе пошевеливаться, и побыстрей. День не резиновый.

— Согласен, — сказал я. — Спасибо за добрый совет.

— Прибереги свои спасибо до тех пор, пока мы не увидим, что из этого выйдет, — сказал Ганелон, а затем прервал контакт.

— Судя по всему, разговор состоялся важный, — сказал Рэндом. — В чем дело?

— Хороший вопрос, — ответил я, — но времени у меня нет. С рассказами придется подождать до утра.

— Могу я чем-то помочь?

— В общем, да, — сказал я, — если вы либо поедете вдвоем на одной лошади, либо вернетесь в Янтарь по Козырю. Мне нужен Звезда.

— Конечно, — сказал Рэндом. — Без проблем. Это все?

— Да. Скорость решает все.

Мы двинулись к лошадям.

Я пару раз похлопал Звезду по холке, затем сел в седло.

— Увидимся в Янтаре, — сказал Рэндом. — Удачи.

— В Янтаре, — сказал я. — Спасибо.

Я развернул лошадь и направился к лестнице, переехав вытянувшуюся к востоку тень моей гробницы.

XIII



На самом высоком гребне Колвира есть уступ, напоминающий три ступени. Я сидел на нижней из них и ждал, что же случится там, над моей головой. А нужны для этого ночь и лунный свет — так что половина необходимого уже имелась.

На западе и северо-востоке громоздились тучи. И я злобно смотрел на них. Если туч скопится достаточно, чтобы заслонить луну, Тир-на Ног’т растворится в ничто. Именно по этой причине всегда целесообразно иметь для поддержки человека на земле — чтобы козырнуться в безопасное место, раз уж город вокруг начинает исчезать.

Тем не менее над головой небо было чисто и полно знакомыми звездами. Когда взойдет луна и свет ее упадет на камень, на котором я сижу, в небе начнет проявляться взметнувшаяся на огромную высоту лестница, ведущая в Тир-на Ног’т — плавающий в ночном небе двойник Янтаря.

Я был утомлен. Слишком многое произошло за столь краткое время. Неожиданно выпавшая минута для отдыха, возможность снять сапоги и растереть ноги, привалиться спиной и положить на что-нибудь голову, пусть даже на камень, — роскошь, чисто животное наслаждение. Я завернулся в плащ, укрываясь от накатывающего холода. Горячая ванна, обильная кормежка, кровать — это было бы просто прекрасно. Но отсюда все это обретало почти мистический ореол. Будет более чем достаточно просто отдохнуть, как сейчас отдыхал я, да позволить мыслям течь помедленнее, дрейфовать — превратиться в стороннего зрителя всех дневных событий.

Слишком много всего… по крайней мере сейчас у меня были ответы на некоторые из вопросов. Не на все — это уж точно. Но достаточно, чтобы в данный момент утолить жаждущий разум… Теперь у меня имелось некое представление о том, что происходило во время моего отсутствия, лучшее понимание того, что происходит сейчас, знание того, что сделать необходимо, знание того, что придется сделать мне… И я чувствовал, что знаю больше, чем осознаю, что я обладаю всеми кусочками, которые сложатся в картинку, если только я встряхну их, перетасую, разложу должным образом. Аллюр недавних событий, особенно сегодняшних, не давал мне и секунды на размышление. И сейчас некоторые фрагменты казались развернутыми под странными углами…

Меня отвлек свет из-за плеча — едва заметный результат прояснения в небесах. Обернувшись, затем встав на ноги, я осмотрел горизонт. Над морем разгоралось зарево — там, где всходила луна. Пока я всматривался, в поле зрения появилась тонкая светящаяся дуга. Облака слегка оттянуло, но город над головой пока не возродился. Тем не менее я вытащил Козыри, перетасовал и сдал себе карту Бенедикта.

Сладкие мечты забыты, я внимательно всматривался, наблюдая за лунным рассветом над водой, протянувшим по волнам световую дорожку. На пределе видимости высоко над головой вдруг затрепетало неясное марево. Становилось светлее, в мареве то тут, то там проскакивала искра. Первые линии, легкие как паутина, сплелись над скалой. Я всмотрелся в карту Бенедикта, потянулся к нему…

Его холодное изображение ожило. Я увидел Бенедикта стоящим в зале Образа в центре рисунка. Зажженная лампа пылала у левой ноги. Он заметил мое присутствие.

— Корвин, — сказал Бенедикт, — пора?

— Не совсем, — сказал я ему. — Луна восходит. Город только что стал обретать форму. Так что еще чуть-чуть. Я хотел удостовериться, что ты готов.

— Я готов, — сказал Бенедикт.

— Хорошо, что ты вернулся. Узнал что-нибудь интересное?

— Меня вызвал Ганелон, — сказал Бенедикт, — как только узнал, что случилось. Его план показался мне хорошим, потому я и здесь. А что до Дворов Хаоса — да. По-моему, я узнал несколько вещей…

— Момент, — сказал я.

Пряди лунных лучей стали почти осязаемы. Город наверху обрел ясность очертаний. Лестница — целиком видна, хоть в некоторых местах и бледнее, чем в других. Я вытянулся во весь рост, чтобы утолить нетерпение — когда же наступит нужный момент…

Холодная, неяркая — я дотянулся и нащупал четвертую ступень. Мне показалось, она чуть поддалась под нажимом.

— Почти, — сказал я Бенедикту. — Собираюсь опробовать лестницу. Приготовься.

Он кивнул.

Я взобрался по каменным ступеням — первая, вторая, третья. Затем поднял одну ногу и опустил ее на четвертую, призрачную. Она слегка прогнулась под моим весом. Я боялся поставить на нее вторую ногу, так что ждал, наблюдая за луной. Я вдыхал холодный воздух, свет становился ярче, ширилась дорожка на воде. Глянув вверх, я увидел, что Тир-на-Ног’т несколько утратил прозрачность. Звезды за ним потускнели. Едва это произошло, ступень у меня под ногой стала прочнее. Упругость ушла из нее. Я почувствовал, что она выдержит мой полный вес. Окинув взглядом лестницу по всей длине, я оценил ее целиком: здесь полупрозрачная, там прозрачная, искрящаяся, но тянущаяся вверх до того безмолвного города, что плавал над морем. Я поднял вторую ногу и встал на четвертую ступень. Будь у меня желание, и еще несколько шагов пронесут меня по небесному эскалатору в край, где становятся реальностью грезы, гуляют комплексы и сомнительные пророчества, в облитый лунным светом город исполнения неоднозначных желаний, перекрученного времени и мертвенно-бледной красоты. Я шагнул вниз и взглянул на луну, теперь балансирующую на влажном ободе мира. В ее серебряном сиянии я вгляделся в Козырь Бенедикта.

— Лестница плотна, луна поднялась, — сказал я.

— Порядок. Я пошел.

Я смотрел на стоящего в центре Образа Бенедикта. Он поднял левой рукой лампу и мгновение стоял неподвижно. Секундой позже он исчез, и Образ — тоже. Еще мгновение, и Бенедикт оказался в похожем помещении, и на этот раз вне Образа, но по соседству с той точкой, где он начинался. Бенедикт высоко поднял лампу и осмотрел комнату. Он был один.

Брат повернулся, прошел к стене, поставил лампу на пол. Тень его протянулась к Образу, изменила форму, стоило ему повернуться на каблуках и двинуться обратно к исходной позиции.

Как я заметил, этот Образ пылал более бледным светом, чем тот, что в Янтаре, — серебристо-белым, без намека на голубой, который мне был так знаком. Абрис его был тем же самым, но призрачный город играл странные игры с перспективой. Возникали искажения — сужения, расширения, — которые, казалось, без особых причин смещались по поверхности, словно всю картину целиком я обозревал через неотшлифованную линзу, а не через Козырь Бенедикта.

Я отступил по лестнице вниз, вновь расположился на самой первой ступени. Продолжил наблюдение.

Бенедикт проверил клинок в ножнах.

— Ты знаешь о возможном воздействии крови на Образ? — спросил я.

— Да. Ганелон рассказал мне.

— Ты когда-нибудь предполагал… такую ситуацию?

— Я никогда не доверял Брэнду, — сообщил мне Бенедикт.

— А что с твоим путешествием ко Дворам Хаоса? Что ты узнал?

— Потом, Корвин. Он может явиться в любой момент.

— Надеюсь, не будет ничего отвлекающего, — сказал я, вспоминая собственное путешествие в Тир-на Ног’т и участие Бенедикта в моем последнем там приключении.

Бенедикт пожал плечами.

— Внушения обретают силу, если обращать на них внимание. Мое внимание сегодня ночью припасено для другого дела.

Он совершил полный круг, оглядывая каждый сектор помещения, остановился, закончив осмотр.

— Интересно, знает ли он, что ты там? — спросил я.

— Вероятно. Это неважно.

Я кивнул. Если Брэнд не покажется, то мы получаем день. Стражники будут охранять остальные Образы, у Фионы появится шанс продемонстрировать умение в делах колдовских, определив местонахождение Брэнда. Затем мы отправились бы за ним. Раньше у Фионы — вместе с Блейсом — хватило способностей остановить Брэнда. Сможет ли она сделать это сейчас, в одиночку? Или нам придется отыскать Блейса и попытаться убедить помочь? Какого черта Брэнду хотелось во что бы то ни стало именно такой власти? Жажду трона я еще могу понять. И все же… Парень сдвинулся, зациклился на этом. Слишком скверно, но так оно и было. Наследственность или влияние среды? Вопрос не по адресу. В какой-то мере все мы были безумны на его манер. Если честно, это, должно быть, и есть форма безумия — иметь так много и так отчаянно стремиться к чему-то чуть-чуть большему, ради капли преимущества над другими. Брэнд довел эту общую для всех нас черту характера до крайности, вот и все. Он был карикатурой мании, кипящей в каждом из нас. В таком аспекте какая, в самом деле, разница, кто из нас был предателем?



Нет, разница была. Он был тем, кто действовал. Безумный или нет, зашел он слишком далеко. Он задумал такое, чего Эрик, Джулиэн и я не сделали бы никогда. Блейс с Фионой в конце концов отступились от его усложняющейся интриги. Джерард и Бенедикт были на уровень выше всех остальных — морально, по зрелости, как угодно, — раз они освободили себя от игры во власть с нулевым счетом.[27] Рэндом за последние годы хоть чуточку, но изменился. Могло ли статься так, что дети Единорога достигли наконец возраста зрелости — что постепенно происходило со всеми, но как-то стороной обошло Брэнда? Или, может быть, своими действиями Брэнд подстегнул в нас этот процесс? Как и у большинства подобных вопросов, польза была в постановке их, а не в ответе. Мы достаточно были похожи на Брэнда, чтобы я знал, что особые разновидности страха ничего иного и не могут пробудить. Но все-таки была разница. По какой-то причине Брэнд стал тем, кто действовал.

Свет поднявшейся луны бросал блик на карту, через которую я наблюдал за залом Образа. Облака продолжали перемещаться, вскипая рядом с луной. Я подумал, что стоит сообщить об этом Бенедикту, но в общем это была бы просто отвлекающая болтовня. Надо мной, как некий сверхъестественный ковчег на волнах ночи, плыл Тир-на Ног’т.

…И вдруг там возник Брэнд.

Рефлекторно рука легла на рукоять Грейсвандир, несмотря на то что я прекрасно сознавал, что стоит он через Образ от Бенедикта в темном зале высоко в небе.

Рука моя вновь повисла. Бенедикт тут же осознал присутствие незваного гостя и повернулся, чтобы встать к нему лицом. Он и движения не сделал к оружию, просто внимательно смотрел через Образ на нашего брата.

Больше всего я боялся, что Брэнд умудрится прибыть прямиком Бенедикту за спину и всадит ему нож в спину. Хотя я бы на такой риск не пошел никогда, поскольку даже при смерти, на одних рефлексах, Бенедикт спокойно расправился бы с убийцей. Очевидно, совсем ума Брэнд еще не лишился.

Брэнд улыбнулся.

— Бенедикт, — сказал он. — Подумать только… Ты… Здесь…

Талисман Закона, пламенея, висел у него на груди.

— Брэнд, — сказал Бенедикт, — и не думай.

По-прежнему улыбаясь, Брэнд расстегнул ремень перевязи и позволил оружию упасть на пол. Когда умерло эхо, он сказал:

— Я не дурак, Бенедикт. Не рожден еще тот, кто может клинком взять над тобой верх.

— Мне не нужен клинок, Брэнд.

Брэнд медленно двинулся вдоль края Образа.

— Однако ты носишь его как слуга трона, когда мог бы быть королем.

— Эта должность никогда не стояла высоко в списках моих амбиций.

— Это верно. — Брэнд остановился, лишь немного пройдя вокруг Образа. — Верный, держащийся в тени. Ты совсем не изменился. Бедный Папа так лихо выдрессировал тебя. Ты мог бы пойти так далеко…

— У меня есть все, чего я хочу, — сказал Бенедикт.

— …Чтобы быть задушенным, срезанным на взлете так рано.

— Все равно ты меня не заболтаешь, Брэнд. Не вынуждай меня причинять тебе вред.

С улыбкой на лице Брэнд опять начал движение, медленно. Чего он добивается? Я не мог понять его стратегии.

— Знаешь, я могу кое-что вытворять, чего не могут остальные, — сказал Брэнд. — Если есть что-то, чего ты хочешь, и считаешь, что не можешь обладать этим, сейчас у тебя появился случай назвать это и узнать, как ты был не прав. Я узнал такое, во что ты вряд ли поверишь.

Бенедикт улыбнулся одной из своих редких улыбок.

— Ты выбрал неверный подход, — сказал он. — Я могу добиться всего, чего хочу.

— Тени! — фыркнул Брэнд, вновь останавливаясь. — Любой из всех прочих способен ухватить фантом! Я же говорю о реальности! Янтарь! Власть! Хаос! Никакие фантазии не сделаешь явью! Не второе после лучшего!

— Если бы я хотел большего, чем имею, я знал бы, что делать. Я этого не сделал.

Брэнд рассмеялся, зашагал вновь. Он прошел четверть пути по периметру Образа. Талисман разгорелся ярче. Голос Брэнда звенел.

— Ты дурак, если носишь свои цепи добровольно! Но если вещи не взывают к тебе: «Возьми нас», если власть не прельщает тебя, что ты скажешь о знании? Мне известны последние знания Дваркина. С той поры я ушел далеко и заплатил темную цену за способность проникать в суть процессов Вселенной. И все может стать твоим без ярлычка с ценой.

— Цена может оказаться такой, — сказал Бенедикт, — что я не стал бы платить.

Брэнд тряхнул головой и отбросил волосы назад.

Затем изображение Образа на мгновение заколебалось — жгут облака пересек луну. Тир-на Ног’т чуть поблек, но почти сразу обрел былую яркость.

— Ты имеешь в виду именно это, ты действительно так и думаешь, — сказал Брэнд, очевидно не заметивший мгновения блеклости. — Тогда мне незачем больше проверять тебя. Мне придется попробовать.

Он вновь остановился, пристально вглядываясь в Бенедикта.

— Ты слишком хороший человек, чтобы тратиться на ту кутерьму в Янтаре, защищая нечто, что явно разваливается на куски. Я намерен победить, Бенедикт. Я намерен стереть Янтарь и выстроить заново. Я намерен соскоблить старый Образ и вычертить собственный. Ты можешь быть со мной. Я хочу, чтобы ты был на моей стороне. Я намерен воздвигнуть безукоризненный мир, мир с непосредственным доступом в Тень и выходом из нее. Я намерен слить Янтарь с Дворами Хаоса. Я намерен распространить владычество непосредственно на всю Тень. Ты будешь командовать нашими легионами, самыми мощными военными силами, которые когда-либо собирались. Ты…

— Если твой новый мир будет так совершенен, как ты говоришь, Брэнд, там не понадобятся легионы. Но если он отразит разум своего создателя, то я вряд ли смогу принять его как улучшение — по сравнению с нынешним положением дел. Благодарю за предложение, но я стою с Янтарем, который уже существует.

— Ты — дурак, Бенедикт. Имеющий благие намерения, но тем не менее дурак.

Брэнд опять начал движение, небрежно. Он был в сорока шагах от Бенедикта. Тридцати… Продолжал идти. В конце концов остановился шагах в двадцати, сунул большие пальцы за пояс и стал просто смотреть. Бенедикт встретил его взгляд. Я опять проверил облака. Большая их масса продолжала скользить к луне. Но я мог выдернуть Бенедикта в любое время. Вряд ли стоило беспокоить его в данное мгновение.

— Почему бы тебе тогда не подойти и не прирезать меня? — в конце концов сказал Брэнд. — Невооруженного, такого как я, — это нетрудно. Тот факт, что у нас в венах течет одна и та же кровь, не играет роли, верно? Чего же ты ждешь?

— Я уже говорил, что не хочу причинять тебе вреда, — сказал Бенедикт.

— И все-таки насторожен и наготове, если я попытаюсь пройти мимо тебя.

Бенедикт просто кивнул.

— Признай, что боишься меня, Бенедикт. Вы все боитесь меня. Даже когда я приближаюсь к тебе вот так, без оружия, нечто должно скручивать твои внутренности. Ты видишь мою уверенность и не понимаешь ее. Ты должен бояться.

Бенедикт не отозвался.

— …И ты боишься моей крови у себя на руках, — продолжал Брэнд, — ты боишься моего предсмертного проклятия.

— А ты не боялся крови Мартина на своих руках? — спросил Бенедикт.

— Того безродного щенка! — сказал Брэнд. — Он истинно не один из нас. Он — всего лишь инструмент.

— Брэнд, у меня нет желания убивать брата. Отдай мне безделушку, что висит у тебя на шее, и возвращайся со мной в Янтарь. Еще не поздно уладить дела миром.

Брэнд запрокинул голову и рассмеялся.

— О, благородно сказано! Благородно сказано, Бенедикт! Как истинный повелитель государства! Ты стыдишь меня со свойственным тебе достоинством! А какова пронзительная суть всего этого? — он протянул руку и шлепнул по Талисману Закона. — Это? — Брэнд опять рассмеялся и шагнул вперед. — Эта безделка? И что, отказ от нее купит нам покой, мир и порядок? Это выкуп за мою жизнь?

Он еще раз остановился, теперь в десяти шагах от Бенедикта. Поднял пальцами Талисман Закона и взглянул на него.

— Ты осознаешь полную силу этой штуки?

— Достаточно о… — начал Бенедикт, и голос с хрипом захлебнулся у него в горле.

Брэнд торопливо сделал еще один шаг вперед. Талисман ярко горел перед ним. Рука Бенедикта начала движение к клинку, но не дотянулась. Теперь Бенедикт стоял неподвижно, будто внезапно превратился в статую. Затем я начал понимать, но было уже слишком поздно.

Ничто из того, что говорил Брэнд, не имело никакого значения. Это было простым потоком болтовни, для отвода глаз, пока он целеустремленно подходил на нужное расстояние. Он действительно был частично настроен на Талисман, и ограниченного контроля, который давала ему такая настройка, все же хватило, чтобы Брэнд был способен произвести с помощью Талисмана воздействие, — воздействие, о котором мне ничего не было известно, но о котором он знал все. Брэнд тщательно разработал свое прибытие на внушительном расстоянии от Бенедикта, опробовал Талисман, подошел чуть ближе, опять опробовал и продолжал движение и пробы, пока не нашел точку, откуда смог воздействовать на нервную систему Бенедикта.

— Бенедикт, — сказал я, — лучше иди сейчас ко мне, — и напряг волю, но он не шевельнулся, не ответил. Его Козырь по-прежнему функционировал, я ощущал присутствие Бенедикта, я наблюдал события с помощью Козыря, но не мог дотянуться до брата. Очевидно, Талисман воздействовал на нечто большее, чем просто на систему моторики.

Я опять посмотрел на облака. Они все сгущались, подбираясь к луне. Видимо, вскоре они затянут ее. Если я не сумею вытянуть Бенедикта оттуда, когда это случится, он упадет в море, едва только свет будет полностью перекрыт, а город разрушен. Брэнд! Если б он узнал об этом, то смог бы воспользоваться Талисманом, чтобы рассеять облака. Но чтобы сделать это, ему, вероятно, придется освободить Бенедикта. Не думаю, что он пойдет на это. И все же… Кажется, облака пошли медленнее. Вся цепочка аргументов может стать бессмысленной. Но я выщелкнул Козырь Брэнда и отложил в сторону.

— Бенедикт, Бенедикт, — сказал Брэнд, улыбаясь, — что пользы в живом прекраснейшем мечнике, если он не может и пальцем шевельнуть, чтобы поднять свой клинок? Я говорил тебе, что ты — дурак. Ты что, думаешь, я добровольно пойду на убой? Тебе следовало доверять страху, который ты должен был чувствовать. Тебе следовало знать, что я не войду сюда беспомощным. Это-то я и имел в виду, когда говорил, что намерен выиграть. Но тебя выбрали не зря, потому что ты — лучший. Я и правда хочу, чтоб ты принял мое предложение. Но теперь это уже неважно. Меня не остановить. Ни у кого другого не было и шанса, а когда тебя не станет, все пойдет гораздо проще.

Брэнд потянулся к плащу и вытащил кинжал.

— Проведи меня туда, Бенедикт! — крикнул я, но без толку. Не было ни ответа, ни возможности козырнуть меня туда.

Я сжал Козырь Брэнда. Припомнил свою Козырную битву с Эриком. Если я смогу пробить Брэнда по Козырю, то оттяну его внимание на себя — настолько, чтобы освободился Бенедикт. Все свои силы я обратил к карте, приготовившись к массированной ментальной атаке.

Но ничего. Путь был заморожен и темен.

Должно быть, сосредоточенность Брэнда на задаче, вовлечение его разума в Талисман были столь велики, что я просто не мог до него достучаться. Я был блокирован напрочь.

Внезапно лестница надо мной побледнела, и я бросил быстрый взгляд на луну. Ореол кучевых облаков закрыл часть ее лика. Проклятье!

Я вновь обратил внимание на Козырь Бенедикта. Дело пошло медленно, но я восстановил контакт, отмечающий, что где-то, внутри всего этого, Бенедикт все еще находится в сознании. Брэнд сделал еще шаг и продолжал сыпать колкостями. Талисман на тяжелой цепи горел светом своей власти. Теперь братьев разделяло шага три. Брэнд поигрывал кинжалом.

— …Да, Бенедикт, — говорил он, — ты, вероятно, предпочел бы умереть в бою. С другой стороны, можешь рассматривать это как некую честь… необычайную честь. Твоя смерть позволит родиться новому порядку…

На мгновение Образ за их спинами снова поблек. Но я не мог оторвать взгляда от сцены, чтобы осмотреть луну. Среди теней и мерцающего света, стоя спиной к Образу, Брэнд, кажется, ничего не замечал. Он сделал еще один шаг вперед.

— Ну, хватит, — сказал он. — Надо кое-что сделать, а то светляк, встречая утро, убавляет пламя.

Брэнд шагнул ближе и опустил кинжал.

— И доброй ночи, милый принц, — сказал он и двинулся, чтобы покончить с Бенедиктом.

И в этот миг странная механическая рука Бенедикта, вырванная из этого царства тени, серебра и лунного сияния, ринулась со скоростью атакующей змеи. Сверкание зеркальных металлических плоскостей, подобных граням драгоценного камня, запястье — удивительное сплетение серебряных шнуров, проколотых огненными пылинками, стилизованная, скелетоподобная, швейцарская игрушка, механическое насекомое, предельно функциональная, смертоносная, прекрасная в движении, рука метнулась вперед со скоростью, которую мне было не отследить, в то время как все тело Бенедикта оставалось недвижной статуей.

Механические пальцы сжали цепь Талисмана на шее Брэнда. Рука рванула вверх, вздернув Брэнда высоко над полом. Брэнд выронил кинжал и обеими руками схватился за горло.

Образ позади него поблек еще сильнее. Вновь засветился, но горел теперь гораздо тусклее. Лицо Брэнда в свете лампы стало мертвенно-бледным, перекошенным лицом привидения. Бенедикт стоял как замерзший, высоко держа Брэнда, недвижный, — человек-виселица.

Образ стал меркнуть. Над моей головой начали таять ступени. Луна была закрыта уже наполовину.

Извернувшись, Брэнд вскинул руки за голову, ловя цепь по другую сторону держащей ее механической ладони. Он был силен, как и все мы. Я видел, как вздулись и затвердели его мускулы. К этому времени лицо Брэнда потемнело, а шея смахивала на пучок скрученных канатов. Он прикусил губу; когда он дернул цепь, по бороде потекла кровь.

С резким звяканьем цепь разорвалась, и Брэнд, судорожно ловя ртом воздух, упал на пол. Он откатился, держась за горло обеими руками.

Медленно, очень медленно Бенедикт опустил странную руку. Она по-прежнему сжимала цепь и Талисман. Согнул вторую руку. Глубоко вдохнул.

Образ померк еще больше. Тир-на Ног’т над моей головой стал полупрозрачным. Луна почти совсем исчезла.

— Бенедикт! — крикнул я. — Ты меня слышишь?

— Да, — сказал он очень негромко и начал погружаться в пол.

— Город блекнет! Убирался бы ты оттуда!

Я протянул руку.

— Брэнд… — сказал он, поворачиваясь.

Но Брэнд тоже тонул, и я видел, что Бенедикту до него не дотянуться. Я схватил левую руку Бенедикта и дернул. Мы оба рухнули на землю возле выхода скальной породы.

Я помог Бенедикту встать. Затем мы оба уселись на камень. Долгое время мы не говорили ничего. Я поднял глаза — Тир-на Ног’т исчез.

Я вновь обдумал все, что так быстро и так внезапно случилось в тот день. Сейчас на меня навалился огромный пресс усталости, и я чувствовал, что энергия почти на нуле и что скоро мне придется поспать. Я едва мог связно думать. Просто жизнь в последнее время была слишком насыщенной. Я опять привалился спиной к камню, разглядывая облако и звезду. Фрагменты… кусочки, которые, казалось бы, подходили друг к другу, если вот так подтолкнуть, повернуть или поставить на место щелчком… И они качались, крутились и вставали со щелчками по местам, практически сами по себе…

— Он мертв, как ты думаешь? — спросил Бенедикт, выволакивая меня из полудремы возникающих образов.

— Вероятно, — сказал я. — Он был в плохой форме, когда все стало разваливаться.

— Путь вниз был неблизок. У него могло оставаться время, чтобы сбежать тем же способом, каким он и прибыл.

— Сейчас это, в общем-то, неважно, — сказал я. — Клыки ты ему вырвал.

Бенедикт фыркнул. Он все еще держал Талисман — куда как более мутный, дымчато-красный, по сравнению с недавним пылающим огнем.

— Верно, — сказал Бенедикт наконец. — Теперь Образ в безопасности. Я хотел бы… Я хотел бы, чтобы когда-то — очень давно — не было сказано того, что было сказано, или чтобы было сделано то, что не было сделано. Именно то, что — знай мы тогда! — позволило бы Брэнду вырасти иным, то, что позволило бы ему стать другим человеком, а не той злобной, извращенной тварью, которую я видел там, наверху. Сейчас самым лучшим было бы, если бы он умер. Ведь это всего лишь мутный осадок от того, кем он мог быть.

Я не ответил Бенедикту. То, что он сказал, могло быть, а могло и не быть правдой. Какая разница. У Брэнда был явный пограничный психоз, хотя я мог и ошибаться. Всегда есть причина. Всякий раз, когда что-то изгажено, всякий раз, когда случается нечто жестокое, — на то есть причина. Так что когда имеешь в наличии гнусную, жестокую ситуацию, то объяснение ничего не облегчает. Если кто-то творит что-то по-настоящему отвратительное, на то есть причина. Узнай ее, если уж так чешется, и узнаешь, почему этот кто-то — сукин сын. Но само деяние останется. Брэнд сделал то, что сделал. Это никак не повлияло на посмертный психоанализ. Действия и их последствия — вот по чему наши товарищи судят о нас. Добавь еще чего-нибудь, и все, что ты получишь, — это дешевое ощущение морального превосходства от мысли, как бы ты мог сделать что-то лучше, если б был в том раскладе. А что до всего прочего, то оставим это небесам. Я не компетентен.

— Лучше всего нам сейчас возвратиться в Янтарь, — сказал Бенедикт. — Есть уйма дел, которые мы должны сделать.

— Подожди, — сказал я.

— Почему?

— Я думаю.

Когда я не пожелал развивать свою мысль, Бенедикт в конце концов сказал:

— Ну и?..

Я медленно перетасовал Козыри, вернул на место его карту, вернул в колоду Брэнда.

— Ты по-прежнему интересуешься своей новой рукой? — спросил я Бенедикта.

— Конечно. Ты принес ее из Тир-на Ног’т при необычных обстоятельствах. Она подходит. Она работает. Она показала себя сегодня ночью.

— Точно. Разве последнее не оказалось перевесом в пользу чего-то большего, чем простое стечение обстоятельств? Единственное оружие, которое там, наверху, предоставило тебе шанс против Талисмана. И она словно предназначена для тебя… а ты единственный, кто словно предназначен для того, чтобы, будучи там, наверху, воспользоваться ею. Проследи события от конца к началу, а потом обратно. Разве это не странная — чуть ли не абсурдная — цепь совпадений?

— Если так смотреть на события… — сказал Бенедикт.

— Так. И ты не хуже меня должен понимать, что здесь кроется нечто большее.

— Ладно. Пусть так. Но как? Как это было сделано?

— Понятия не имею, — сказал я, вытаскивая карту, которую и стал недоверчиво рассматривать, ощущая ее холод кончиками пальцев, — но способ не важен. Ты задал неверный вопрос.

— Что же следовало спросить?

— Не «как», а «кто».

— Полагаешь, что чьи-то действия организовали всю эту цепь событий, вплоть до возвращения Талисмана?

— Этого я не знаю. И разве этот кто-то со стороны? Но я думаю, что некто, кого мы хорошо знаем, вернулся и встал в тени, творя всю эту историю.

— Ладно. Кто?

Я показал ему Козырь, который держал в руке.

— Папа? Но это просто смешно! Скорее всего, он умер. И давно.

— Ты знаешь, что он мог все это выстроить. Он же так хитер. Мы никогда не знали всего его могущества.

Бенедикт поднялся на ноги. Потянулся. Покачал головой.

— Я полагаю, что ты слишком долго простоял на холоде, Корвин. Пойдем-ка домой.

— Не проверив догадку? Брось! Это неспортивно. Садись и удели мне минуту. Попробуем его Козырь.

— Наверняка он с кем-нибудь да связался бы.

— Не думаю. В общем… Хорошо. Ублажи меня. Что мы теряем?

— Ладно. Почему бы и нет?

Бенедикт сел рядом. Я держал Козырь так, чтобы каждый из нас мог его разглядеть. Мы уставились на карту. Я расслабил разум, потянулся за контактом. Он возник практически незамедлительно.

Он улыбался, разглядывая нас.

— Добрый вечер. Славная была работенка, — сказал Ганелон. — Я доволен, что вы вернули мою безделушку. Очень скоро она мне понадобится.

СЛОВАРЬ ИМЕН

Бенедикт (Benedict) — благословенный. Орден св. Бенедикта, первый монашеский орден на Западе, представлял собой военный отряд монахов, проповедовавших аскезу, что в самом основном значении есть «военная подготовка». В кельтском эпосе существует аналог этого персонажа — непобедимый воин Нуаду («собиратель облаков»), который, потеряв в бою руку, не мог больше править Племенами и отказался от трона; впоследствии врачеватель Диан Кехт заменил ему руку протезом из серебра и хрусталя, который двигался как живой. Св. Бенедикт — покровитель всей Европы.

Блейс (Bleys) — предположительно от blaze — вспышка, сияние; в тексте постоянно подчеркивается рыжий цвет волос Блейса, напоминающих пламя.

Брэнд (Brand) — brand — выжженное место, головня, факел, участок горящего леса, а также клеймо, выжигаемое на коже преступника.

Виалль (Vialle) — виал, иногда фиал, небольшой сосуд для хранения жидкостей, часто стеклянный.

Ганелон (Ganelon) — персонаж «Песни о Роланде», один из доверенных рыцарей Карла Великого, приемный отец Роланда. Чрезмерной щепетильностью не отличался. В основном известен тем, что предал Роланда маврам.

Дваркин (Dworkin) — В корне имени присутствует явный намек на dwarf — карлик. В окончании — kin — уменьшительно-ласкательный суффикс. Если быть совсем точным, дварфы (вероятно, по аналогии со словом «эльфы» их разумнее называть именно так) к гномам не имеют ни малейшего отношения. Произошло это слово от староанглийского dweorg, а то в свою очередь — от германского zwerg (цверг). Цверги в германо-скандинавской мифологии — природные духи, как и альвы (эльфы). Иногда цвергов называют черными альвами, в отличие от светлых или белых. Живут они в земле, подобно червям, от которых произошли; дневной свет губителен для них; они искусные кузнецы, они изготовили сокровища асов и молот Тора.

Дейрдре (Deirdre) — «трепетная», в кельтском эпосе есть аналог: воспитанница короля уладов Конхобара, которая сбежала со своим возлюбленным Найси, но вернулась после обещания помиловать их. Конхобар нарушил слово, казнив Найси. Дейрдре была обязана провести год в качестве наложницы у самого ненавистного ей человека среди уладов (впоследствии — с самим Конхобаром). Бросилась с колесницы на камни и разбилась.

Джулиэн (Julian) — возможна аллюзия на римского императора Флавия Клавдия Юлиана, имевшего прозвище Отступник. Император Юлиан пытался изгнать христиан из империи и восстановить язычество.

Корвин, Кэвин (Corwin) — от corvinus, то есть имеющий свойства ворона, принадлежащий к воронам, вороненок. В ирландской традиции вороны — боевые птицы. Облик воронов принимают богини войны и разрушения Бадб и Морриган. И как говорят на Британских островах: «Пока вороны живут в Тауэре, Англия может спать спокойно». Во многих мифологиях ворон связан с царством мертвых и со смертью, с кровавой битвой, он посредник между мирами — небесным, земным, загробным (подземным или заморским), а также первопредок, демиург, могучий шаман или колдун, имеет большую семью и очень любит поесть. В имени главного героя есть также аллюзия на сэра Гавейна, одного из самых популярных героев фольклора и средневековой литературы, персонаж, в котором сочетаются благородство и коварство, добродушие и мстительность.

Кэйн (Caine) — caine — в Ирландии и Шотландии так называлась плата за землю в виде продуктов, а также штраф, взятый натурой. К библейскому Каину имеет отношение разве что по созвучности имен, хотя в десятой книге Янтарных хроник г-н Желязны и именует его героем-братоубийцей.

Лльюилл (Llewella) — вероятно, от lew — луг, луговая трава. В Англии существует мужское имя Лльюиллин, возможно, имя принцессы — женская форма от него.

Мартин (Martin) — дословно «ласточка».

Мойре (Moire) — дословно «мокрый шелк».

Морганат (Morganath) — в оригинале используется ирландская форма имени феи Морганы, главной из девяти сестер, хозяек яблоневого сада (характерный признак кельтских представлений о загробном мире). Имя означает «рожденная морем», в Бретани так назывались морские девы, завлекающие смертных в свои дворцы на дне моря.

Оберон (Oberon) — правитель эльфов, по одной легенде — живущий во дворце за широкой рекой, по другой, более ранней, — в холме эльфов. Имя происходит от Альберих, что в дословном переводе и означает «король эльфов». В поздней английской литературной традиции Оберон обязан своим маленьким ростом проклятию, наложенному на него за любвеобильность.

Рэндом (Random) — random — выбранный или сделанный наугад, случайно; случайный; at random — наобум, наудачу.

Финндо (Finndo) — Финн, также Фионн — в ирландской мифо-эпической традиции герой, мудрец и провидец, вождь отряда воинов-фениев.

Фиона (Fiona) — у кельтов существует Фионнуалла, Фионола, дочь бога морей Лера, старшая из четырех его дочерей, обращенных в лебедей ревнивой мачехой.

Флори, Флоримель (Florimelle) — медонос; в «Королеве эльфов» Э. Спенсера характер, иллюстрирующий женскую прелесть, утонченность и легкомысленность.

Эрик (Eric) — eric — так называлась у древних ирландцев плата родственникам за убитого члена семьи.

Примечания

1

Янтарь — представление Янтаря как символа власти достаточно непривычно для книги, построенной на кельтских и ирландских мифах. В такой роли янтарь, или «белый нефрит», больше известен в древней культуре Поднебесной империи. Тем не менее янтарь и в европейском сознании отождествляется с камнем власти. Например, у Редьярда Киплинга в рассказе «Нож и Меловые холмы»: «Когда мы шли по пастбищу, брат моей матери — Вождь Мужчин — снял свое ожерелье Вождя, составленное из желтых морских камешков… — Из чего? А, вспомнил! Янтарь!» С янтарем связан и древний друидический ритуал тайгерм, ритуал посвящения в высшую власть. У славян тоже известен бел-горюч камень алатырь, легенды о котором восходят к представлениям о янтаре как о предмете, обладающем магическими свойствами отвращать зло; на этом камне стоит мировое древо, а из-под него растекаются по миру целебные реки. Персонажи книги достаточно часто используют со словом «Янтарь» местоимение «она», что безусловно должно отражать величие города Янтарь, но, вероятно, означает и имя маленького беленького существа с одним рогом на голове, хвостом льва, ногами оленя и телом козы, играющего немалую роль в жизни этой семьи Оберона.

(обратно)

2

Тир-на Ног’т — один из Благословенных Островов, иначе Счастливых, лежащих в Западном море по ту сторону края моря, куда опускается солнце. Название означает Остров Молодости; это самый красивый из всех островов. Именно с него пришли в Ирландию Племена богини Дану (Туатха де Дананн). Те, кто убит в сражении на этом острове, на следующий день поднимаются исцеленными. Остров известен своими музыкантами-филидами, поэтому многие мечтают попасть на него, чтобы научиться музыке и стихосложению.

(обратно)

3

Грейсвандир (Grayswandir) — имя меча может означать как Серого Лебедя, в которого, по преданию, воплощались серые ангелы, так и Серое Заклятие. Серебряные мечи принадлежали магам, использовавшим их для колдовства, для уничтожения оборотней и прочей нечисти, а также и по прямому назначению. В тексте имя Грейсвандир употребляется в женском роде, потому что по традиции всем мечам присваивались женские имена.

(обратно)

4

Грифоны — в классической мифологии монстры, обычно имеющие голову и крылья орла и тело льва. «Собаки Зевса», сторожащие золото в стране гипербореев.

(обратно)

5

Корвин делает это замечание в ответ на слова Рэндома, что «этот» грифон лысый и пурпурный. Национальным символом США является так называемый лысый орел, очень редкая птица.

(обратно)

6

Гаргулья (от старофр. gargouille, дословно «глотка») — гротескная фигура человека или животного с широко раскрытым ртом, устанавливаемая на крыше зданий для слива с крыши дождевой воды.

(обратно)

7

Амнезия — нарушение памяти при различных заболеваниях или травмах головного мозга, при котором невозможно воспроизведение событий, понятий или переживаний за определенный период времени. При тотальной амнезии человек, естественно, не помнит вообще ничего.

(обратно)

8

Авалон (Avalon) — в кельтской мифологии Остров Блаженных, потусторонний мир, чаще всего помещаемый на далеких Западных островах. Название означает «остров яблок»; яблоневый сад, чьи плоды даруют бессмертие, стеклянные башни и дворцы являются у кельтов символами иного мира, загробной жизни. На Авалон после сражения при Камлане феей Морганой (Морганат) был перенесен смертельно раненный король Артур. По преданию, он будет спать там до тех пор, пока не придет время ему вновь править своей страной. По другой версии, Артур превратился в ворона. (Имя принца Корвина означает именно эту птицу.) Довольно часто под словом Авалон подразумевают рай на земле, святое место, где человек находит покой и мир, где его никто не тронет.

(обратно)

9

Лоррайн (Lorrain) — средневековое королевство в Западной Европе вдоль рек Мозель и Рейн; район современной Франции, когда-то входивший в это королевство, бывшая провинция. Также женское имя.

(обратно)

10

Манор — в Англии это единица территориального деления, земля, находящаяся под управлением одного человека, внутри которой он имеет право на определенные привилегии, например, на установление собственных законов. А также усадьба вместе с землей.

(обратно)

11

Зигмунд Фрейд (1856–1939) — австрийский невропатолог, основатель психоанализа.

(обратно)

12

Ардебиль — город на северо-востоке Ирана, где были созданы знаменитые ковры и ткани с изображениями зверей и охотничьих сцен.

(обратно)

13

Хаос — от греческого chaos, что означает «зев, разверстое пространство, поглощение, первооснова». Из сочинения Секста Эмпирика: «…Хаос есть место, вмещающее в себя целое. Именно, если бы не лежал он в основании, то ни земля, ни вода, ни прочие элементы, ни весь космос не могли бы возникнуть. Даже если мы по примышлению устраним все, то не устранится место, в котором все было». В Хаосе сходятся все пути, совпадают начало и финал. Хаос всемогущ и безлик, он все оформляет, но сам бесформен. Мировое чудовище, сущность которого бесконечность и ноль одновременно. По китайской натурфилософии, первоначально в мире существовал хаос; потом светлые частицы поднялись наверх, образовав небо, а тяжелые опустились, образовав землю. В хрониках Янтарь и Хаос представляют собой две неразделимые компоненты мироздания — «Ян» и «Инь», светлое и темное начала.

(обратно)

14

Шкура самцов некоторых видов игуан во время брачного периода расцвечивается довольно ярко и пестро.

(обратно)

15

Акрофобия — боязнь высоты; от греческих слов akros — «высокий» и fobia — «боязнь».

(обратно)

16

Мандала — один из сакральных символов в индуизме и буддизме; слово означает «круг», «колесо»; наиболее характерная схема изображает мандалу как круг с вписанным в него квадратом, в который в свою очередь вписан внутренний круг, сегментированный на восемь частей. Квадрат ориентирован на стороны света и окрашен в соответствующие этим сторонам цвета. В центре изображается объект почитания, его символ или атрибут. Это основной вариант мандалы; существуют многочисленные модификации. Наиболее универсально толкование мандалы как модели вселенной, карты космоса, есть также интерпретация мандалы как «колеса времени» или «колеса бытия».

(обратно)

17

Ровер — довольно распространенное в Штатах имя для собаки, аналог русского Шарика или Бобика. Корвин имеет в виду, что он не стал «будить спящую собаку», то есть нарываться на неприятности, озлобив опасного субъекта.

(обратно)

18

Арден (Arden) — легендарный древний лес в Англии, в Северном Уорвикшире. Занятно, что в староанглийском было слово ardens, означающее «пылающий, горящий». Не путать с покрытым лесом же плато на территории Франции, Бельгии и Люксембурга. Плато называется Арденны (Ardennes), а у автора стоит Арден (Arden). Все еще сомневающиеся знатоки могут обратиться к сцене из комедии Шекспира «Как вам это понравится».

(обратно)

19

Феникс — волшебная птица, имеющая вид орла с красно-золотым и огненным оперением. Предвидя свой конец, феникс сжигает себя в собственном гнезде, полном ароматических трав, но здесь же из пепла рождается новый феникс.

(обратно)

20

Лига — мера расстояния, имеющая различный номинал в разное время и в разных странах; в Англии и англоязычных государствах обычно равна примерно трем милям, то есть 4,83 км (сухопутная) и 5,56 км (морская).

(обратно)

21

Мантикора — мифический хищник для охоты на драконов, имеет тело льва, перепончатые или орлиные крылья, хвост скорпиона и человеческое лицо. Крайне кровожадна и почти не поддается дрессировке. Глазам мантикоры иногда приписывался гипнотический эффект.

(обратно)

22

Бедлам — простонародное, впоследствии широко распространившееся название лазарета св. Марии из Бетлехема (Вифлеема), в прошлом — приюта для сумасшедших в Лондоне.

(обратно)

23

Дайм — монета в десять центов, название происходит от искаженного латинского decima — десятая часть; четвертак — монета в двадцать пять центов, четверть доллара; пенни — монета достоинством в один цент.

(обратно)

24

Глаукома — связанное с повышением внутриглазного давления заболевание глаз, при котором человек видит радужные круги вокруг источника света.

(обратно)

25

Стайн, Гертруда (1874–1946) — американская писательница. Творчество Стайн характеризуется формалистическими исканиями, экспериментальны по характеру ее проза и стихи. Стайн принадлежит выражение «потерянное поколение».

(обратно)

26

После очередного неудачного приступа Трои греки по совету Одиссея оставили на берегу огромного деревянного коня, в полое нутро которого спрятался отборный отряд ахейских воинов, а все остальное войско инсценировало отход. Троянцы ввезли коня в город, а ночью греки выбрались наружу и открыли ворота вернувшимся войскам.

(обратно)

27

Игра с нулевым счетом ведется не с банкометом от игорного дома, а между игроками, то есть сумма выигрыша одного зависит от суммы проигрыша остальных, в отличие от игры с заведением, когда платит заведение, а не сами игроки. В данном случае, если один выигрывает, то остальные неизбежно проигрывают.

(обратно)

Оглавление

  • I
  • II
  • III
  • IV
  • V
  • VI
  • VII
  • VIII
  • IX
  • X
  • XI
  • XII
  • XIII
  • СЛОВАРЬ ИМЕН
  • *** Примечания ***