КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 411744 томов
Объем библиотеки - 549 Гб.
Всего авторов - 150497
Пользователей - 93854

Последние комментарии

Впечатления

Stribog73 про Карпов: Сдвинутые берега (Советская классическая проза)

Замечательная повесть!

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
ZYRA про фон Джанго: Эпоха перемен (Альтернативная история)

Не понравилось. ГГ сверх умен, сверх изобретателен и сверх ублюдочен. Книга написана "афтором" на каком-то "падоночьем языге" с примесью блатной фени. Если автор ассоциирует себя с ГГ, то становиться понятной его попытка набрать в рот ложку дерьма и плюнуть в сторону Украины. Оказывается, во время его службы в СА, у него "замком" украинец был, со всеми вытекающими. Ну что поделать, если в силу своей тупости "замком" стал не автор. В общем, дочитать сие творение, я не смог. Дальше середины опуса, воспалённый самолюбованием мозг или тот клочок ваты, что его заменяет у автора, воспалился и пошла откровенная муть, стойко ассоциирующаяся с кошачьим дерьмом.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
SanekWM про Тумановский: Штык (Боевая фантастика)

Буду читать

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
SanekWM про Тумановский: Связанные зоной (Киберпанк)

Буду читать

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
PhilippS про Орлов: Рокировка (Альтернативная история)

Башенка, промежуточный патрон..Дальше ГГ замутил, куда там фройлян Штирлиц. Заблудился.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Гумилёв: От Руси к России. Очерки этнической истории (История)

Самое забавное — что изначально я даже и не планировал читать эту книгу. Собственно я купил ее в подарок и за то время пока она у меня «валялась» (в ожидании ДР), я от нечего делать (устав от очередной постапокалиптической СИ) взял ее в руки и... к своему удивлению прочитал половину (всю я ее просто не смог прочитать, т.к ее «все-таки» пришлось дарить)).

Что меня собственно удивило в этой книге — так это, то что она «масимально вычищена» от «всякой зауми», после которой обычно хочется дико зевать (как правило уже на второй странице). Здесь же похоже что «изначальный текст» был несколько изменен (в части современного изложения), да и причем так что написанное действительно вызывает интерес повествованием «некой СИ», в которой «эпоха минувшего» раскрывается своей хронологией в которой уже забытые (со времен школьной скамьи) имена — оживают в несколько ином (чем ранее) свете...

Читая эту книгу я конечно (порой) путался во всех этих «Изяславах, Всеславах, Святославах и тп». Разобрать что из них (кому) был должен иногда сразу и не понять, но все же эти имена здесь «на порядок живей» (по сравнению со школьным учебником истории). В общем... если соответственно настроиться — книга читается как очередная фентезийная)) «Хроника земель...» (или игра типа «стратегия»), в которой появляются и исчезают народы, этносы и государства...

Читая это я (случайно) вспомнил отрывок из СИ Н.Грошева «Велес» (том «Эволюция Хакайна»), в котором как раз и говорилось о подобных вещах: «...Время шло. Лом с Семёном обрастали жирком, становились румянее и всё чаще улыбались. Как-то Лом прошёлся по неиспользуемым комнатам и где-то там откопал книгу «История Древнего Мира». Оба взялись читать и регулярно спорили по поводу содержимого. В какой-то момент, Лом пытался доказать Семёну, что Вергеторикс «капитальный лох был и чудила», тогда как какой-то итальянский хмырь с именем Юлик и погонялой Август «реальный пацан». Семён не соглашался и спор у них вышел даже любопытный. В другое время, Оля с удовольствием приняла бы участие в разговоре об этих двух, толи сталкерах, толи бандитах из старой команды Велеса. Но сейчас её занимали совсем другие мысли, в них не было места, абстрактным предметам бытия».

В общем — как-то так) Но а если серьезно — то автор вполне убедительно дал понять, что все наше «сегодняшнее спокойствие плоского мира покоящегося на китах», со стороны (из будущего) может показаться пятимянутным перерывом между главами в которых совершенно изменится «политический, экономический и прочие расклады этого мира и знакомые нам ландшафты народов и государств»...

Рейтинг: -2 ( 1 за, 3 против).
котБасилио про (Killed your thoughts): Красавица и Чудовище (СИ) (Короткие любовные романы)

нечитабельно с с амого начала, нецензурная лексика

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Патент Симпсона (fb2)

- Патент Симпсона 19 Кб (скачать fb2) - Примо Леви

Настройки текста:



Леви Примо Патент Симпсона

ПРИМО ЛЕВИ

Патент Симпсона

- Точно как в тысяча девятьсот двадцать девятом году, - говорил Симпсоп. - Вы еще молоды и не можете этого помнить, но поверьте мне: та же инертность, неверие, отсутствие всякой инициативы. В Америке, правда, дела еще кое-как идут, но, думаете, они собираются мне помочь? Ничего подобного! Именно сейчас, когда совершенно необходимо пустить в продажу что-либо принципиально новое, знаете что предложило мне проектное бюро "Натка"? Вот полюбуйтесь.

Он вынул из кармана металлическую коробку и досадой положил ее на стол.

- Можно ли с любовью рекламировать эту чепуху?

- А что это за штука? - поинтересовался я.

- В том-то и дело, что этот прибор может делать все и ничего. Обычно прибор или машина имеют узкую специализацию: трактор пашет, пила пилит, версификатор сочиняет стихи. А этот - может все или почти все. Его назвали Минибрен. Имя и то, как видите, подобрали неудачно -оно претенциозно и ни о чем не говорит. Даже не звучит - никакой привлекательности для покупателей. Это селектор с четырьмя каналами.

Вы хотите узнать, скольким сицилийским женщинам по имени Элеонора сделали операцию в тысяча девятьсот сороковом году? Или сколько самоубийц с тысяча девятисотого года по сегодняшний день были левшами и одновременно блондинами. Достаточно нажать вот на эту клавишу - и вы мгновенно получите ответ. Но сначала надо ввести определенные данные, а это порядочное ьеудобство. Фирма упирает на то, что прибор портативен и дешев. Всего двадцать четыре тысячи лир, дешевле японского транзистора. Но этого мало. Если в течение года фирма не предложит ничего пооригинальнее, я все брошу и уйду на пенсию. Нет, нет, уверяю вас, я/не шучу. К счастью, у меня на руках все козыри! /И пусть это не покажется вам хвастовством, я способен на большее, чем рекламировать дурацкие селекторы.

Разговор наш состоялся на банкете, который "Натка" ежегодно устраивает для своих постоянных клиентов.

Я с любопытством наблюдал за моим другом. Несмотря на горечь, звучавшую в его рассказе, Симпсоа не выглядел подавленным и мрачным; наоборот, он был необычно оживлен и весел. За толстыми линзами очков лукаво поблескивали маленькие глазки. Я решил вызвать его на еще большую откровенность.

- Я убежден, что при вашем опыте вы не обязаны вечно рекламировать пишущие машинки и селекторы.

Продажа сопряжена с такими трудностями, столько людей приходится держать в поле зрения, столько вас ждет неожиданностей. Разумеется, на "Натке" свет клином не сошелся...

Симпсон охотно меня поддержал.

- В том-то и дело. В правлении фирмы сидят слишком самоуверенные люди. Понятно, машины и приборы - вещи крайне нужные, от них во многом зависит наше благополучие, но не только они все решают.

Симпсон говорил довольно туманно, и я решил предпринять новый зондаж.

- Что и говорить, человеческий мозг незаменим, Создатели электронного мозга часто об этом забывают...

- Не говорите мне о человеческом мозге,- неожиданно резко отозвался Симпсон.- Прежде своего он чересчур сложен, а потом еще далеко не доказано, способен ли он понять самого себя. О человеческом мозге написаны горы книг, и тысячи фирм, как две капли воды похожих на "Натку", вовсю рекламируют свои подлинные и мнимые достижения в этой области.

Фрейд, Тьюринг, кибернетики, социологи - одни стараются его препарировать, другие - в точности воспроизвести. Нет, у меня возникла другая идея.

Он помолчал, явно заколебавшись, затем наклонился ко мне и тихо произнес:

- Впрочем, это уже не только идея, приходите ко мне в воскресенье вместе с супругой.

Симпсон жил на старой вилле, которую за гроши купил сразу после войны.

Он встретил меня и мою жену любезно и гостеприимно. Нам было приятно познакомиться с его супругой, худенькой женщиной, с уже начавшими седеть волосами, добродушной, скромной и очень милой в обращении.

Хозяева провели нас в садовую беседку, стоявшую у самого пруда. Завязалась дружеская беседа. Однако Симпсон вел себя довольно странно. Он вертелся, вскидывал глаза к небу, нервно раскуривал трубку и тут же ее гасил. Казалось, ему не терпится поскорее перейти от любезной преамбулы к сути дела.

Должен признать, что обставил он этот переход весьма эффектно. Когда хозяйка стала разливать чай, Симпсон спросил у моей жены:

- Синьора, не хотите ли немного свежей брусники? Пониже холма, в долине, ее тьма-тьмущая.

- Мне совестно вас затруднять... - начала было моя жена.

- Что вы, что вы! - прервал ее Симпсон. И, вынув из кармана маленький инструмент, похожий на миниатюрную флейту, сыграл три ноты. Послышался легкий шум, рябь пробежала по воде, и над нашими головами пролетела стая стрекоз.

- Срок - две минуты! - с гордостью воскликнул Симпсоп, засекая время по ручному секундомеру.

Синьора Симпсон смущенно улыбнулась и ушла в дом. Вскоре она появилась с наполненной водой хрустальной вазой и бережно поставила ее на стол. На исходе второй минуты стрекозы, сотни стрекоз, возвратились. Словно эскадра крохотных бомбардировщиков, они пйвисли прямо над нами и, одна за другой стремительно пикируя вниз, стали бросать в воду ягоду за ягодой. За считанные секунды ваза до краев наполнилась спелой, влажной от росы брусникой. При этом ни одна ягода не упала мимо.

- Ну как? Впечатляющее зрелище? - спросил Симпсон. - Возможно, опыту не хватает научной строгости и завершенности, зато ваша супруга и вы видели все сами. Вот и скажите мне теперь, если можно прибегнуть к помощи стрекоз, какой смысл проектировать специальную машину для сбора брусники? И потом, вы уверены, что удастся создать машину, которая способна была бы собрать всю бруснику с двух гектаров леса за две минуты? При этом бесшумно, не расходуя ни грамма горючего и не сломав ни веточки? А стоимость, вы подумали о стоимости? Во сколько, по-вашему, обходится стая стрекоз, этих грациозных, изящных насекомых?

- Это искусственные стрекозь!? - неосторожно спросил я и, не удержавшись, испуганно взглянул на жену. Лицо жены оставалось бесстрастным, но я чувствовал, что ей явно не по себе.

- Нет, натуральные. Они находятся у меня на службе. Вернее, мы заключили джентльменское соглашение.

Симпсон откинулся на спинку стула, наслаждаясь аффектом.

- Пожалуй, расскажу вам все по порядку. Вы, наверное, читали гениальные работы фон Фриша о языке пчел, о "восьмерке" - танце насекомых, указывающих расстояние до источника питания и направление полета? Я познакомился с работами Фриша двенадцать лет назад и был потрясен. С тех пор все свободное время я посвящал изучению пчел. Вначале я хотел лишь научиться разговаривать с ними на их языке.

Странно, но до меня никто об этом не подумал. Идемте, я вам что-то покажу.

Он показал нам улей, одна из стенок которого была заменена стеклом. Затем пальцем вывел на стекле наклонную восьмерку, и тут же из летка с жужжанием вылетел пчелиный рой.

- Мне жаль было их обманывать. Сейчас на юговостоке, в двухстах метрах отсюда, для них нет никакой пищи. Но теперь вы еще раз убедились, что мне удалось преодолеть барьер непонимания между человеком и насекомыми. Труднее всего было вначале. Мне самому приходилось выделывать на лугу замысловатые восьмерки. Пчелы не сразу поняли меня, а со стороны это выглядело, конечно, смешно и нелепо. Позже я обнаружил, что можно обойтись обычным прутом. Ну а затем я научился вычерчивать восьмерки и другие знаки их кода просто пальцем.

- А со стрекозами? - спросил я.

- Со стрекозами я пока поддерживаю лишь опосредствованную связь. Очень скоро я понял, что пчелы умеют исполнять не только тапец "восьмерки". Они знают и другие танцы - вернее, фигуры танца. Пока мне не удалось расшифровать смысл каждой фигуры, но я уже составил пчелиный глоссарий на несколько сот слов. Смотрите, эти фигуры соответствуют нашим понятиям солнца, ветра, холода, жары и так далее.

А это - названия растении. Я выяснил, что пчелы, чтобы передать информацию о яблоке другим пчелам, выписывают двенадцать различных фигур в зависимости от того, висит ли яблоко на старой, молодой, больной, здоровой, "культурной" или дикой яблоне, Им известны понятия "собирать", "жалить", "упасть", "летать". У "летать" в их языке есть огромное число синонимов. А вот между такими видами передвижения, как ходить, бежать, плавать, ездить, пчелы различия не делают,

- А вы сами хорошо владеете языком пчел? -поинтересовался я.

- Пока еще неважно. По зато вполне прилично их понимаю. Я воспользовался этим и уговорил их раскрыть секреты жизни пчелиного улья. Пчелы поведали мне, как и в какой день они решают уничтожить всех самцов, когда матки вступают между собой в смертельный поединок, каким образом они определяют необходимое числовое соотношение между трутнями и рабочими пчелами. Впрочем, некоторых тайн они так и не открыли: у пчел очень развито чувство собственного достоинства.

- Скажите, Снмпсон, а со стрекозами они тоже изъясняются на языке танца?

- Нет, пчелы переговариваются с помощью танцев только между собой и, простите за нескромность, со мной. Что же до других насекомых, то пчелы поддерживают отношения лишь с теми видами, которые претерпели значительную эволюцию, прежде всего с насекомыми, живущими коллективно. К примеру, они поддерживают довольно тесные связи, хотя не всегда дружеские, с муравьями, осами и стрекозами. В отношении же саранчи и вообще всех прямокрылых они ограничиваются короткими приказаниями. Так или иначе, но с другими насекомыми пчелы переговариваются с помощью своих антенн. Это весьма рудиментарный код, но зато обмен сообщениями происходит столь быстро, что я просто не успеваю за ним уследить.

Боюсь, что человеку это вообще не под силу. Впрочем, я не собираюсь вступать в контакт с другими насекомыми без посредничества пчел. Это было бы непорядочно, и к тому же пчелы очень охотно выступают в роли посредников, для них это своеобразное развлечение. Но вернемся к "межнасекомовому", если так можно выразиться, коду. У меня сложилось впечатление, что это не подлинный язык с определенными, строгими нормами, а способ общения, во многом зависящий от интиуции и фантазии "собеседников". Он чем-то напоминает сложный и одновременно четкий способ общения человека с собакой. Как вы, конечно, сами заметили, человеко-собачьего языка не существует; между тем обе стороны достаточно хорошо понимают друг друга. Но код насекомых значительно богаче и разнообразь нее, в чем вы сами вскоре убедитесь.

Симпсон провел нас по виноградной аллее, и мы не увидели там ни единого муравья, хотя Симпсон, по его признанию, не прибегал ни к каким дезинфекционным средствам. Его жена, объяснил он, не выносит муравьев (при этом синьора Симпсон густо покраснела), и вот он предложил им такое соглашение: он позаботится о питании всех муравьиных гнезд (это обходится ему ежегодно в две-три тысячи лир), а те обязуются не строить новые муравейники в радиусе пятидесяти метров от дома и перенести подальше все старые. Муравьи согласились на переселение. Но вскоре через посредство пчел они пожаловались на неких муравьев-львов, которые заполонили песчаную полосу возле леса. Симпсон сказал, что в то время он даже не подозревал, что речь идет о личинках стрекоз. Он отправился на "место преступления" и убедился, что личинки действительно занимаются кровожадным разбоем. Песок был усеян коническими отверстиями.

Стоило муравью подползти к краю отверстия, как осыпающийся песок увлекал его вниз. Из глубины высовывались кривые челюсти, и бедняге муравью приходил конец.

Симпсону пришлось признать, что жалоба муравьев вполне обоснованна. Он испытывал и гордость и растерянность - ведь от его решения зависела добрая слава всего рода человеческого.

Осенью он собрал небольшую ассамблею.

- Это была памятная встреча,- продолжал свой рассказ Симпсон.- В ней приняли участие муравьи, пчелы и стрекозы. Взрослые стрекозы вежливо, но с упорством защищали права своих личинок. Личинки не виноваты в том, что вынуждены таким путем добывать себе пищу. Передвигаться они не могут, и им ничего другого не остается, как устраивать засаду муравьям, иначе они погибнут с голоду, доказывали они.

- Тогда я предложил выделить личинкам соответствующую дневную порцию кормовой смеси, которую мы даем цыплятам. Стрекозы потребовали провести пробное кормление. Личинкам смесь пришлась по вкусу, и они обязались не устраивать больше засад муравьям. Тогда же я пообещал стрекозам особое вознаграждение за каждый вылет за брусникой. Вообще же стрекозы выносливее и умнее других насекомых, и я многого от них жду.

Симпсон объяснил также, что он не стал предлагать специальный контракт пчелам - они и так крайне заняты. Сейчас он ведет сложные переговоры с мухами и муравьями.

- Мухи на редкость глупы, и ничего особенно полезного от них не добьешься. Все-таки в обмен на единичную порцию - четыре миллиграмма молока в день - они согласились не залетать осенью в дом и в конюшню. Кроме того, я рассчитываю приспособить мух для передачи срочных сообщений; по крайней мере до тех пор, пока на вилле не установят телефон.

Переговоры с комарами протекают не легче, хотя и по другим причинам. Эти паразиты не только ничего не умеют делать, но и не хотят и не могут отказаться от человеческой крови или по крайней мере от крови млекопитающих. А поскольку пруд рядом с виллой, комары доставляют изрядное беспокойство. Я посоветовался с местным ветеринаром и теперь намерен предложить комарам пол-литра коровьего молока на каждые два месяца. Путем добавления цитрата можно будет избежать его свертывания. Может быть, эта сделка пе так и выгодна, но все же это лучше, чем опыление ДДТ. А главное - не нарушится биологическое равновесие. К тому же новый метод может быть запатентован и затем с успехом применен в любой малярийной местности,добавил Симпсон.

Он считал также, что комары вскоре сами убедятся, насколько выгоднее пить коровье молоко, не рискуя заразиться от плазмодиев. Я спросил у него, нельзя ли заключить договор о ненападении с другими паразитарными насекомыми, этим бичом людей и животных. Симпсон ответил, что дело это нелегкое, но он уже подготовил проект договора с саранчей, одобренный ФАО 1*, и намерен обсудить его условия с представителями саранчи сразу же после периода миграции.

Солнце уже закатилось, и мы вернулись в гостиную. Мы испытывали смешанное чувство восхищения и какой-то неловкости. Наконец жена решилась и, с трудом подбирая слова, сказала Симпсону, что он сдедал крупное научное открытие и что во всех его начинаниях есть нечто поэтичное...

- Синьора, не забывайте, я прежде всего деловой человек,- прервал ее Симпсон.- Кстати, о самом важном я вам еще не рассказал. Прошу пока об этом никому пе говорить, но моими опытами крайне заинтересовались руководители центра научных исследований фирмы "Натка" в Форт-Киддивэни. Я подробно информировал их о своих работах, не забыв, разумеется, получить соответствующие патенты, и, кажется, наметилась возможность соглашения. Посмотрите, что тут внутри.

Симпсон протянул мне картонную коробочку размером с наперсток. Я открыл ее.

- Там ничего нет, она пустая.

- Почти ничего, - поправил меня Симпсон.

Он дал мне лупу. На белом дне коробки я увидел крохотную, тоньше волоса, нить длиной примерно в сантиметр. Посредине можно было различить небольшое утолщение.

- Это резисторное устройство,- объяснил Симпсон. - Нить толщиной в две тысячных сантиметра, соединительная муфта - в пять тысячных сантиметра.

Стоимость устройства - четыре тысячи лир, но вскоре она снизится до двух. Нить сплетена из коры пиний отборными муравьями. Летом я обучил этому десять муравьев, а они передали свой опыт собратьям. Поверьте мне на слово - это редкостное зрелище. Два муравья хватают челюстями два электрода, третий зачищает их и скрепляет каплей смолы. Затем все три муравья погружают деталь на транспортер. Втроем они собирают резисторное устройство за четырнадцать секунд, включая сюда неизбежные заминки в работе. Их рабочий день длится ровно двадцать часов. Правда, возникли трения с рабочими профсоюзами, но все уладится. Ведь в отличие от рабочих сами муравьи вполне довольны. Они получают вознаграждение в натуре.

Всего пятнадцать граммов еды-на отряд из двухсот муравьев. Но это втрое превышает количество еды, которое те же муравьи собирают в лесу за день.

Однако это лишь начало. Сейчас я обучаю новые отряды муравьев другим "непосильным" работам.

К примеру, созданию дифракционной решетки в спектрометре, а это тысяча восьмимиллиметровых полос.

Другому отряду я поручил ремонтировать микросхемы:

раньше их в случае поломки выбрасывали на свалку.

Третий отряд муравьев учится ретушировать негативы, и, наконец, четвертый - оказывать помощь хирургу при операциях на мозге. Кстати, уже сейчас можно сказать, что муравьи показали себя незаменимыми при остановке кровотечений в капиллярах. Достаточно немного подумать, и на ум придут десятки несложных работ, требующих минимальных затрат энергии, но практически невыполнимых для нас, людей, или связанных с чудовищными расходами. Увы, наши пальцы слишком велики и неуклюжи, а микроманипулятор стоит крайне дорого.

Я уже установил контакт с одной сельскохозяйственной станцией с целью проведения совместных опытов. Хочу обучить муравьев разносить удобрения "по месту жительства", иными словами, по крупице удобрения каждому семени. Второй муравейник я натренирую санировать рисовые посевы, уничтожая еще в зародыше сорные травы, третий - очищать зерно, четвертый - производить микроклеточные впрыскивания... Жизнь так коротка. Я проклинаю себя, что поздно начал. В одиночку мало чего добьешься.

- Почему бы вам не взять компаньона?

- Думаете, я не пытался... И чуть было не угодил в тюрьму. Как говорится: "Лучше миллион, чем компаньон"... С тех пор я предпочитаю работать один.

- Вас хотели арестовать?!

- Да, шесть месяцев назад, из-за этого 0'Толле.

Молодой, умный, энергичный, неутомимый, он был вечно одержим какой-пибудь идеей. Но однажды я нашел у него на столе странный предмет пластиковый шарик величиной с виноградину, наполненный желтой пыльцой. Только я поднес его к глазам, как в дверь постучали. Я открыл - ив компату ворвались восемь агентов Интерпола. Мне пришлось нанять лучших адвокатов, и они с великим трудом доказали, что я ничего не знал.

- А что вы такое могли знать?

- Об этой истории с угрями. Конечно, они рыбы, а не насекомые, но тоже каждый год мигрируют огромными стаями. Так вот, этот чудак 0'Уолле сговорился с ними, хотя я платил ему очень прилично. Он подкупил угрей жирными мертвыми мухами. Каждая рыба, прежде чем пуститься в долгий путь к Саргассову морю, подплывали к берегу. 0'Толле привязывал ей к спине шарик с двумя граммами героина. А в море их уже ждала яхта Рика Папалео. Теперь, как я уже говорил, все подозрения на мой счет отпали. Но о моих опытах стало известно агентам финансового управления, и с тех пор они преследуют меня буквально по пятам.

Старая как мир история, не правда ли? Изобретаешь огонь и даришь его людям, а потом коршун всю жизнь клюет тебе печень.

__________

1* Организация ООН по вопросам продовольствия и сельского хозяйства.-Прим. перев.