КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 409417 томов
Объем библиотеки - 544 Гб.
Всего авторов - 149103
Пользователей - 93235

Впечатления

Stribog73 про Федоренко: Ничего себе поездочка или Съездил, блин, в Египет... (Боевая фантастика)

Читайте книгу со страницы автора на Самиздате:
http://samlib.ru/f/fedorenko_a_w/nichegosebepoezdochka.shtml
Или скачайте у автора файл fb2:
http://samlib.ru/f/fedorenko_a_w/nichegosebepoezdochka.fb2.zip
И кладите на ЛитРес большой прибор!

P.S. Кстати, на Украине ЛитРес официально заблокирован.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Stribog73 про серию Коридоры и Петли Времени

Орфографию, где нашел, исправил. А вот с пунктуацией у автора труба!

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
кирилл789 про Романовская: Верните меня на кладбище (Фэнтези)

это хорошо, что она заблокирована. очень-очень скучная вещь. очень.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Шавлюк: Огненная ведьма. Славянская академия ворожбы и магии (Фэнтези)

начал читать и понял, что, в общем-то, такую девку я и бы бросил. причём не мучаясь год, а сразу. а точнее, просто бы не стал знакомиться, как только бы она раззявила пасть.
надо же, 21 год, а какое великолепное хамло!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Бахтиярова: Двойник твоей жены (Детективная фантастика)

накручено прекрасно.) в мадам авторе пропадает вторая агата кристи.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
monahwar про Смекалин: Счастливчик (Фэнтези)

вроде интересно.жу продолжения

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Федоренко: Исковерканный мир. Сражайся или умри! (Боевая фантастика)

В версии 1.1 кое-что поправил.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).

Луна Койота (fb2)

- Луна Койота (пер. Е. П. Ларионова) (а.с. Баффи - Истребительница вампиров) 391 Кб, 109с. (скачать fb2) - Джон Ворнхолт

Настройки текста:



Дж. Ворнхолт Луна Койота

Глава 1

Ночной ветер принес с собой протяжные и жалобные звуки, похожие на плач младенца. Баффи Саммерс замерла на пороге «Бронзы», клуба Саннидейла, и прислушалась. Это был единственный клуб в Саннидейле, сюда пускали всех, но почему-то он считался очень модным и крутым местом.

Дверь снова отворилась, и на улицу вышел Ксандр, её друг, неуклюже налетев на неё в темноте.

— Эй, Баффи. Это же выход, а не парковка!

— Извини, — ответила она. — Ты слышал?

Ксандр нахмурился, прислушиваясь к рок-музыке, доносившейся из клуба.

— Думаешь, им наконец-то удалось не сфальшивить?

— Да нет же, — сказала Баффи. — Это было что-то другое какой-то вой или плач.

Дверь открылась ещё раз, на пороге появилась Ива и тут же наткнулась на них двоих.

— Мы что, опять играем в «трех дураков»? — поинтересовалась она.

— Нет, — ответил Ксандр. — В «трех дураков» это когда мы все одновременно пытаемся выйти из двери. А сейчас мы стоим на улице и слушаем… Что же мы все-таки слушаем?

Баффи тряхнула светлыми волосами:

— Сама не знаю, это был какой-то странный звук — похожий на вой.

— А ты уверена, что это был не голос солиста? — спросила Ива.

Баффи вдохнула:

— Да, сегодня вечером в «Бронзе» не Лоллапалуза. Есть какие-нибудь идеи, куда можно податься?

— Может, просто отправиться домой и лечь спать? — с надеждой в голосе предложила Ива.

— У нас будет куча времени отоспаться, как только начнутся занятия в школе, — насмешливо заявил Ксандр. — Биология, литература, занятия в библиотеке — разве это не лучший отдых? А сейчас нам нужно развлекаться!

— Он прав, — подтвердила Баффи. — Каникулы уже заканчиваются, и наш долг как тинэйджеров развлекаться и веселиться, пока не начнутся занятия.

Ива тоскливо посмотрела на них:

— По-моему, в школе гораздо веселее, чем во время каникул.

— Именно поэтому мы с тобой и дружим, — сказал Ксандр. — Ты очень странная.

Баффи пошла по дорожке, которая вела коротким путем мимо складов вокруг «Бронзы».

— Даже в те отчаянные времена, когда нигде не найти веселье, остаются двое парней, которые не дадут вам пасть духом, — Бен и Джерри! Моя мама как раз запаслась мороженым с шоколадной крошкой, — сказала она друзьям.

— Это же моё любимое! — воскликнул Ксандр.

Баффи — Истребительница вампиров указывала путь, и вскоре ребята выбрались из той части города, что пользовалась дурной славой, перешли железнодорожные пути и вышли на залитые светом улицы.

В последнее время не случалось ничего интересного, и Баффи уже заскучала — не нужно было ходить на уроки, и к тому же поблизости не было ни одного вампира, годного к истреблению. Но она не жаловалась — отсутствие вампиров нравилось ей даже больше, чем отсутствие школьных занятий.

— Послушайте! — радостно воскликнула Ива. — Мне сказали, что в эти выходные откроется новый луна-парк на пустыре Мэйн-стрит, там где раньше был кинотеатр!

— Какой ещё луна-парк? — поинтересовался Ксандр.

— Ну, знаешь, — ответила Ива, — такой дешевый безвкусный балаган. Со скрипучими аттракционами и комнатами смеха.

— Клево! — обрадовался Ксандр/ — Как раз то, что нам нужно, чтобы достойно покончить с каникулами.

— И растратить все деньги, которые мы заработали, нянчась с соседскими детьми, — добавила Баффи.

В предвкушении предстоящих выходных подростки быстрее зашагали мимо зеленых лужаек и тихих домов. Но в Саннидейле всё только казалось тихим и мирным, а на самом деле все было совсем иначе. Город вырос над Адовой Пастью, в особом месте, куда стекались темные силы и монстры со всего света.

Когда они проходили под уличными фонарем, Баффи повернулась и заметила пятнышко над губой Ксандера. Она облизала кончик пальца и хотела стереть его:

— Стой на месте, Ксандер, у тебя над губой шоколад!

Он улыбнулся и оттолкнул её руку:

— Это усы. По-моему, скоро я буду похож на Джонни Деппа.

Ива ухмыльнулась и быстро прикрыла рот ладонью.

— О, тебе очень идет. Так очаровательно!

— Ты правда так думаешь? — гордо посмотрел на нее Ксандр.

— Если ты хочешь, чтобы у тебя были усы, — заметила Баффи, — то, как мне кажется, легче просто отрастить подлиннее волосы в носу.

— Это несправедливо, — пожаловался Ксандр, ускоряя шаг и вырываясь вперед. — Может быть, я их и сбрею, но до тех пор, пока не начнутся занятия в школе, не мешайте мне наслаждаться моим новым имиджем, хорошо?

— Хорошо, — отозвалась Баффи. — Только не зарасти совсем.

Ива озадаченно нахмурилась:

— И почему мужчины так хотят, чтобы у них на лице росли волосы?

— Они примитивны, — пожала плечами Баффи. — Глубоко в душе, под слоем дезодоранта и крема после бритья, они таят желание спать в пещере, носить лохматую шкуру и ловить насекомых.

— Но Ксандр ведь гораздо цивилизованнее, — с надеждой сказала Ива. — Он ведь не станет на самом деле отращивать волосы на лице? Я боюсь слишком волосатых существ.

Баффи вздрогнула — волосы на ее затылке встали дыбом. Она ощутила легкую дрожь, вспомнив о том, что близится полнолуние, и почувствовала, что надвигается смертельная опасность. Но откуда? Кто или что угрожает им? Повинуясь инстинкту, она замедлила шаг и пригнулась.

Внезапно из переулка выскочила стая каких-то диких животных. Они остановились прямо перед Ксандром. Испуганно вскрикнув, усатый герой торопливо подбежал обратно к Баффи. Он и Ива предусмотрительно спрятались у нее за спиной. Животные окружали их. Они напомнили Баффи стаю гиен, которых она когда-то видела в зоопарке, но внешне были похожи на собак.

И тут Истребительница поняла, что это хищники — койоты.

Ей часто приходилось встречать койотов на холмах неподалеку от Лос-Анджелеса, где она жила раньше, во время прогулки верхом в парке Гриффит или же возле стадиона Доджер. Но тогда она видела их с большого расстояния и ни разу не сталкивалась со стаей лицом к лицу.

Их было около пятнадцати, они часто дышали, как после долгого бега. В их сверкающих глазах Баффи заметила злость и хитрость. Она понимала, что нужно быть предельно осторожной и внимательной, но настоящего страха не было — костлявые и грязные, со свалявшейся и торчащей космами шерстью, эти животные очень напоминали обыкновенных собак. Ну, может быть, которым не помешали бы хорошая ванна и стрижка. И побольше еды, подумала она.

Ни один из них не осмелился встретиться с ней взглядом, за исключением старого седого койота со слезящимися желтыми глазами. Сколько идущей из глубины веков мудрости увидела Баффи в этом взгляде!

Чтобы как-то загладить свой испуг, Ксандр бросился на костлявых хищников:

— Эй, посмотрите-ка, да это же обычные койоты. Брысь! Пошли вон!

Несколько неопрятных существ отступили на пару шагов, но остальные лишь оскалились, обнажив длинные собачьи клыки.

— Ксандр, перестань, — приказала Баффи, по-прежнему оставаясь в боевой стойке.

— Ой, да перестань ты! Это же просто койоты. Ты здесь новенькая, но мы-то их постоянно видим.

— Ага, — презрительно отозвалась Баффи. — Мне не раз случалось видеть койотов в Лос-Анджелесе. Эта стая выглядит вполне обычно, но все-таки что-то в них есть такое…

Даже Ива усмехнулась:

— Он прав, Баффи. Их редко увидишь так близко, но койоты в это время года спускаются с холмов в поисках воды.

Как будто повинуясь беззвучному приказу, все койоты в стае одновременно быстро развернулись и с радостным повизгиванием побежали прочь. Через пару секунд большинство из них уже исчезло за поворотом.

— Видишь, они же трусы! — заявил Ксандр, гордо выпятив грудь вперед, и крикнул вслед койотам: — Убирайтесь отсюда!

Старый койот со странными желтыми глазами остановился на углу и снова посмотрел на Баффи. Девушка почувствовала, как по спине побежали мурашки, а на лбу выступил холодный пот — ее тело всеми возможными способами сигнализировало об опасности. Во взгляде животного не было злобы, скорее — любопытство. Наконец старый койот бросился догонять своих товарищей, и еще несколько минут их вой звучал в тишине летней ночи.

— Они вышли на охоту, — весело сказала Ива. — Я делала доклад о койотах по зоологии, так что я знаю кое-что об их повадках.

— А тебе не кажется, что они какие-то странные? — спросила Баффи.

— Нет, — задумчиво ответила Ива. — Но койоты и правда очень необычные животные. Можно выдрессировать медведей, тигров, слонов, да почти всех зверей, живущих на нашей планете, — но только не койотов. И в дикой природе, и в неволе они ведут себя так, как им самим хочется, и не иначе. У индейцев есть куча всяких историй и сказок про них.

— Это же просто тупые собаки, — сказал Ксандр, усмехнувшись. Он обнял Баффи за плечи, словно защищая ее. — Не волнуйся, Бафф. Если ты и впрямь боишься этих любителей повыть, я буду тебя охранять.

Она стряхнула его руку:

— Да ты у нас герой, настоящий Геракл. Но пока они нас не трогают, нет никаких проблем.

— Ксандр прав, — ободряюще подтвердила Ива. — Мы их тут частенько видим. Хотя они и живут неподалеку от городов, они весьма редко нападают на людей.

— Я это запомню. Баффи улыбнулась подруге. Ей вовсе не хотелось ссориться с Ксандром и Ивой. Может быть, они правы, и это просто стая вконец обнаглевших животных, которые бродят по городским свалкам и запугивают жителей. И все же она никак не могла забыть глаза старого потрепанного койота.

Благодаря обостренным чувствам Баффи по-прежнему слышала вой койотов, которые продолжали свой путь по тихим улицам Саннидейла. В нем слышались и голоса диких зверей — рыси, волка, и плач двухлетнего карапуза. Баффи вздохнула с облегчением, когда этот вой утих где-то вдали.

— Дети ночи, — с выражением сказал Ксандр. — Они так музыкальны!

— Пожалуй, я откажусь от мороженого, — зевнув, заявила Ива. — Пора уже домой посмотреть сны о том, когда наконец начнутся занятия в школе и закончится это бессмысленное времяпрепровождение.

— Это называется ка-ни-ку-лы, — протянул Ксандр. — Никакой работы, растительное существование…

— Это скучно, — ответила Ива. — Хотя, может быть, в эти выходные что-нибудь получится.

— Вполне возможно, — согласилась Баффи, в очередной раз оглядев тихую улочку.

Баффи всегда спала чутко и могла вскочить с постели в любую секунду. Вот и сейчас она спрыгнула с кровати и прислушалась к резким звукам за окном. Знакомое повизгивание — койоты вышли на охоту! Они приближались.

Интуиция подсказала ей, что это та самая стая, с которой они столкнулись около «Бронзы». И хотя было около четырех часов ночи, они все еще рыскали по пустынным улицам и, похоже, не собирались убираться восвояси. Сказать по правде, Баффи даже обрадовалась представившейся возможности понаблюдать за животными без этих скептиков, Ксандра и Ивы, которые только мешали ей. Она еще никогда не видела таких наглых койотов.

Неожиданно высокий вой, словно волной, накатил на ее дом и прошел сквозь него, будто призрак. Баффи натянула джинсы и теннисные туфли, осторожно вылезла через окно и быстро добежала до края крыши. К тому времени как она спрыгнула вниз, стая промчалась мимо. Баффи успела разглядеть лишь поджарого хищника со светлой шкурой, бежавшего впереди. В зубах он держал что-то белое. Остальные, пронзительно завывая, следовали по пятам. Через мгновение стая скрылась из виду.

Баффи сомневалась, что сможет догнать ее, но все же решила попробовать, однако ее остановил отчаянный вопль. Она обернулась и увидела бежавшую к ней женщину в ночной рубашке.

— Держите их! Держите их! — кричала женщина. — Мой малыш!

— Ваш малыш? — испуганно переспросила Баффи. Неужели они и в самом деле похитили младенца?

Задыхаясь, плачущая женщина кинулась к Баффи и схватила ее за руку:

— Они украли Тигра!

Баффи удивленно посмотрела на нее:

— Так кого они украли — малыша или тигра? Или тигренка-малыша?

— Да нет же, мой драгоценный Тигр! — Женщина дрожала. — Мой маленький чау!

— А, так это собака, — сказала Баффи, стараясь не показать виду, что почувствовала облегчение. Конечно, просто ужасно, что койоты похитили собаку, но все же это лучше, чем ребенка. Она вспомнила, что подобное случалось и в Лос-Анджелесе, когда койоты охотились в пригородах.

— Они забрались прямо во двор и схватили его! — дрожащим голосом пожаловалась соседка. — А он уже старенький и не смог им сопротивляться. Мы должны его спасти!

Баффи попыталась успокоить бедную женщину:

— Мне очень жаль, но я не представляю, как мы можем спасти Тигра. Скорее всего, он уже мертв. Да и как мы их поймаем?

Женщина в отчаянии закрыла лицо руками и заплакала, а Баффи огляделась по сторонам. К ее удивлению, никто больше не вышел, ни в одном из домов не зажегся свет. Вой койотов доносился откуда-то издалека, как будто они приснились в страшном сне.

Баффи ничего не оставалось, как проводить бедную женщину домой.

— Где вы живете? — спросила она.

— Неужели нельзя ничего сделать? — вымолвила соседка.

— Ну, мы, конечно, заявим о них в Службу по контролю за животными и вызовем команду по отлову собак, или кто там еще занимается подобными вещами, — с обнадеживающей улыбкой ответила Баффи.

— Они уже не помогут, — пробормотала женщина. — Тигр ушел навсегда, и все из-за этих чертовых койотов. Наверное, все дело в Луне Койота, именно поэтому они здесь и появились. Будь они прокляты!

— Луна Койота? — осторожно переспросила Баффи.

Женщина угрюмо осмотрела пустынную улицу. Невозможно было даже представить, что минуту назад здесь разыгралась жестокая сцена охоты и убийства.

— Луна Койота наступает в августе, — пояснила она, — когда становится очень жарко. Она краснеет и привлекает койотов. Так мне говорила моя бабушка.

— Бабушки обычно оказываются правы насчет подобных вещей, — с сомнением согласилась Баффи, вспомнив свою бабушку.

Женщина начала рыдать, не в силах больше сдерживаться. Истребительница обняла ее за плечи:

— Пойдемте, я вас провожу.

Она жила всего лишь в квартале от Баффи. Девушке пришлось выслушать множество веселых историй о приключениях Тигра, пока они шли. Эту маленькую собачку любили все без исключения, а потому ему прощались любые капризы. За разговором женщина немного успокоилась, пришла в себя и от всего сердца поблагодарила Баффи за доброту и сочувствие.

Баффи направилась домой, но тут теплый ветер вновь донес до нее отголоски повизгивания и воя койотов. Похоже, стая не собиралась покидать город и воз вращаться на дикие равнины. К несчастью, злобные существа, попадая в Саннидейл, чувствовали себя здесь как дома.

Глава 2

В течение двух последующих дней койоты никак не давали о себе знать, так что Баффи расслабилась и вернулась к ленивому летнему распорядку. Спать сколько захочется, просыпаться после того, как мама уйдет на работу, завтракать куском торта — к такой жизни легко привыкнуть!

У Баффи был номер домашнего телефона Джайлса, и она даже подумывала о том, чтобы позвонить ему, но он, скорее всего, просто посмеется над ней, как и остальные. Теперь ей и самой уже казалось, что было просто глупо бояться кучки обыкновенных койотов, даже если они и нападали на собак. Как только начнутся занятия в школе, и Джайлс вернется в свою любимую библиотеку, она его спросит и про койотов, и про Луну Койота. А пока нужно исполнить свой долг и вдоволь насладиться долгими жаркими ночами.

Койоты исчезли, а по всему городу появились объявления, приглашающие в луна-парк. И все хоть сколько-нибудь уважающие себя тинэйджеры уже поедали сахарную вату и тратили мелочь на жвачку.

— Клево! — воскликнул Ксандр, когда они взобрались на холм и увидели перед собой сверкающие неоновые огни колеса обозрения, американских горок под названием «Кольца осьминога», гигантских качелей «Вниз и кувырком» и других аттракционов, опасных для желудка. За одну ночь пустырь превратился в чудесную страну, в этакое Зазеркалье для молодежи. Кричащие вывески и громкие призывные звуки влекли их, словно фонарь мотыльков. Из трещащих динамиков неслась модная музыка, обещая исполнить всеобщую мечту о том, чтобы это лето никогда не кончалось.

Ну, это мечта для всех, кроме Ивы, подумала Баффи.

Даже отсюда Баффи чувствовала запах жареной картошки фри и печеных яблок с корицей. Она слышала безумную какофонию самых разных звуков: музыку, доносившуюся от карусели, крики девчонок на американских горках, крики зазывал и даже гул электрогенераторов, благодаря которым все это крутилось, мигало и пело. Баффи знала, что лучше бы уйти отсюда, потому что здесь она потратит все с таким трудом заработанные деньги, но ноги сами собой уже несли ее вниз по холму, к луна-парку.

— Разве не весело? — с ухмылкой поинтересовался Ксандр.

— Очень весело, согласилась Ива. — Я пытаюсь решить — съесть мне сначала сосиску в тесте, а потом пусть меня тошнит, или же пусть сначала меня стошнит, а уже потом я съем сосиску. Второй вариант гораздо более благоразумен, но тогда сосиска уже не по кажется такой вкусной.

— Наша любимая Ива, как всегда, сама практичность, — с восхищением произнес Ксандр.

Баффи неохотно отвернулась от мерцающих указателей:

— А почему обязательно нужно выбирать? Ты просто не катайся на тех аттракционах, от которых тебя тошнит.

— Меня ото всех тошнит, — ответила Ива. — И все равно я поддаюсь на уговоры и иду кататься.

Ксандр обнял ее за плечи.

— Знаешь что, Ива, — сказал он, — чтобы облегчить тебе задачу, мы начнем с комнаты смеха. А потом отправимся на эту штуку с космическим кораблем, где тебя запирают в клетку и крутят во все стороны. И если тебе все же захочется, то я сам куплю тебе сосиску.

Ива посмотрела на Баффи:

— Ну, теперь понимаешь, о чем я? Единственный раз Ксандр решил мне что-то купить, и то только ради того, чтобы я пошла с ним кататься! — Она вздохнула.

— Я буду благоразумной, — поклялась Баффи. — Даже не предлагайте мне никаких безумств.

— Но американские горки точно ждут тебя, — сказал Ксандр, подмигнув ей.

— Хорошо, — согласилась Баффи. — Откуда ты знаешь, что я люблю горки?

— Потому что ты Опасная девушка! — провозгласил он.

— Это значит Девушка на каникулах, — рассмеялась Баффи.

Они прошли под вывесками и цветными гирляндами, натянутыми на тонких деревянных столбах. Ксандр показал вперед, на потрепанный металлический каркас высотой в три этажа. Похоже, опасно было даже стоять под этими горками, не то что кататься на них. Пока вагончики медленно взбирались на первую горку, вся конструкция зловеще скрипела.

— Да уж, эти горки как-то подозрительно выглядят, — сказал Ксандр с озабоченным лицом. — Они обычно скрипят и сильно трясутся на каждом повороте.

Его слова сразу же подтвердились как только вагончики отправились в путь, воздух огласили перепуганные вопли. Потом вагончики шумно миновали первый резкий поворот, вызвав еще больше безумных криков. Баффи с ужасом посмотрела па Ксандра, и они оба рассмеялись.

— Нет, мне это совсем не по нраву, — заявила Баффи.

— Пойдем сюда в первую очередь, — настаивал Ксандр. — А Ива подержит игрушки, которые мы вы играли в тире, и нашу еду.

— Без меня! — быстро откликнулась Ива. — Это экспресс для сосиски, так что полный вперед!

И трое друзей весело рассмеялись.

Они пошли по центральной аллее, и Баффи поймала себя на том, что больше рассматривает толпу, чем аттракционы. А толпа состояла в основном из тинэйджеров в ярких рубашках и топах, виснущих друг у друга на шеях. Гормоны бушуют, подумала Баффи. В такие минуты она очень остро чувствовала одиночество.

Бойфренд никак не вписывался в схему ее существования: школьница — днем, Истребительница — ночью. Баффи уже давно убедилась в том, что даже простое свидание с парнем для нее оказывалось слишком сложным делом.

Она боялась спрашивать у Джайлса, что происходило с Истребительницами, когда они становились взрослыми. Возможно, они превращаются в старых дев или просто умирают. А может, погибают.

И все же было бы здорово встретить здесь Ангела, неожиданно подумала Баффи. Она тут же прогнала эту мысль. Плохо, Баффи, очень плохо! Ангел был хорошим вампиром, обреченным иметь душу, и поэтому был еще более странный, чем она сама. Лучше бы ей вообще не думать о мальчиках, но это было сложно — слишком много представителей сильного пола мелькало тут и там в призрачном неоновом свете.

Не только городские мальчики казались ей привлекательными. Парни, что обслуживали аттракционы, тоже выглядели просто супер. Ну, конечно, всем им нужно было срочно побриться и обновить татуировки. Впрочем, это лишь добавляло им шарма, как и блеск в глазах, и веселые голоса.

— Бесплатная попытка для женщины с красивыми ногами, — предложил мускулистый парень, вращая на кончике пальца баскетбольный мяч. У него были отличный загар и трехдневная щетина, а его многообещающая улыбка заставила Баффи застыть на месте. Она прекрасно понимала, что кольцо, висящее позади пего, было гораздо уже, чем положено, а потому разговор с этим парнем, скорее всего, обойдется ей в два или даже три доллара.

— Попозже, — ответила она.

Ей пришлось даже чуть-чуть оттолкнуть Иву, потому что та тоже остановилась, чтобы поглазеть на парня.

— М-м… Может, рискнем и поиграем во что-нибудь? — невинно предложила Ива.

— Ладно-ладно, мисс Финансовая распорядительница, мы уже обо всем договорились, — нетерпеливо сказал Ксандр. — Сначала билеты на горки, потом еда, а после этого, если у нас еще что-нибудь останется, — игры.

— Единственный раз, когда он и в самом деле абсолютно прав, — заметила Баффи.

— Эй, привет, красавица! — воскликнул Ксандр, обращаясь к симпатичной девушке в очень коротких шортах и топе. Она улыбнулась и пригласила его в свой шатер, который и так уже был полон. Обменявшись обеспокоенными взглядами, Баффи и Ива последовали за другом.

Прекрасная брюнетка была только приманкой. В шатре был установлен «макательный аппарат» — узкая доска, перекинутая над большой емкостью с водой, На доске сидел клоун в парике всех цветов радуги, старой одежде и с размалеванным лицом. Висевшая тут же табличка сообщала, что за два доллара можно пять раз кинуть мяч в мишень и попытаться свалить клоуна в воду.

У клоуна на голове был микрофон, и он его активно использовал.

— Никогда еще не видел столько прекрасных женщин в одном месте сразу, — проворчал он, и его голос глухим эхом отозвался со всех сторон. — И где же вы, крошки, подобрали этих уродцев? Боже мой, наверное, их отпустили с псарни!

Один юноша с аккуратной стрижкой шагнул к брюнетке и заявил:

— Я его собью!

— Два доллара, мой милый пастушок! — дразнящим голосом ответила та.

— Ой, посмотрите-ка, местный герой! — прокаркал клоун. — Давай-ка посмотрим, хватит ли у тебя силенок окунуть меня в водичку. Может, тебе удастся заслужить поцелуй Розы!

Девушка надула губки и приняла кокетливую позу, демонстрируя татуировку на груди в форме розочки. У всех находившихся в шатре парней, и у Ксандра в том числе, затуманились взоры. Роза забрала два доллара у зачарованного юноши и вручила ему пять потертых мячей для игры в софтбол. Баффи и Ива обменялись взглядами. Неужели все мальчики ведут себя так глупо?

Клоун расхохотался:

— Каков красавчик! Спорю, что он не сможет даже добросить мяч до цели! Давай-давай, целься получше!

Юноша засопел и бросил мяч. И хотя он был немного полноват, но кидал уверенно и сильно.

— Да моя бабушка лучше бросает мяч, чем ты! — прорычал клоун в микрофон.

Разозлившись, парень кинул подряд четыре оставшихся мяча, и каждый приземлялся от цели дальше, чем предыдущий.

— Ну же, — промурлыкала Роза. — Хочешь попробовать еще разок?

— Нет, — пробормотал юноша, окончательно смутившись. — Пойду я отсюда.

Никто из наблюдавших за происходящим не торопился достать из кармана пару долларов.

— Что это за город? — поинтересовался клоун. — Санин Пень?

Ребята рассмеялись над такой интерпретацией названия Саннидейл, а профессиональный остряк продолжал:

— Я, конечно, не хочу сказать, что люди здесь глупые, да только вот самое сложное решение, которое здесь приходится принимать, окончив школу, так это жениться тебе на своей родной сестре или же на двоюродной.

Раздались громкие смешки и протесты, некоторые уже явно намеревались убраться отсюда вместе со своими денежками. Тут Роза повернулась к Ксандру и кокетливо подмигнула:

— Ну, а как ты, большой мальчишка? У тебя хватит на это смелости?

Подросток растаял — чуть было не растекся по полу, бумажник из кармана доставать не торопился. Тогда клоун на платформе хихикнул:

— Эй, малыш, это у тебя усы или третья подмышка?

Баффи просто не смогла сдержаться и рассмеялась, и Ксандр с осуждением посмотрел на нее. Не медля ни секунды, он вынул бумажник и достал из него два доллара. Вообще, он всегда недолюбливал клоунов.

— Клоун. Вода. Приготовьтесь к встрече, — провозгласил он, и толпа разразилась радостными воплями.

— Распоряжение финансами! — выкрикнула Ива, но Ксандр не отреагировал.

Он тщательно прицелился, но мишень едва ли была больше самого мяча и висела в сорока футах. Для того чтобы свалить в воду несносного клоуна, нужно было бросить мяч совершенно точно в цель. Первый мяч пролетел в шести футах от мишени.

— Ой, мамочки, он никого там не убил? — поинтересовался клоун, вызвав громкий смех.

— Ты ведь можешь это сделать, — подбодрила Роза.

— Да, ты можешь! — крикнула Ива, чтобы не оставаться в стороне.

Ксандр прицелился и с силой метнул мяч, на этот раз тот пролетел в двух футах от мишени.

— Представь ее! — крикнула Баффи.

— А ты представь себе вот что, — сказал клоун, уставившись на Баффи. — У нас такое миленькое свидание в модненьком французском ресторанчике. Закажем трюфелей и хорошего вина — не переживай, тебе я попрошу газировку.

Она посмотрела на клоуна, вложив в этот взгляд все свое отвращение, но его слова уже возымели желаемое действие на Ксандра. Он настолько разозлился, что уже даже не видел мишени. Два мяча пролетели мимо. У него осталась только одна попытка.

Клоун принялся насмехаться над ним:

— Может, стоит привести собаку-поводыря тебе в помощь?

Этого Баффи уже не стерпела. Она подошла к Ксандру и протянула руку:

— Расслабься, игрок.

Он посмотрел на нее одновременно с гневом и отчаянием, потом вдруг успокоился, и Баффи словно прочитала его мысли: у Баффи прекрасная координация, она сможет попасть в цель из любого оружия. Нужно позволить Баффи бросить мяч.

— Я отдам ей свой последний мяч, — сказал Ксандр Розе. Он произнес это извиняющимся тоном, как будто ему было очень жаль, что клоуну сейчас придется испытать на себе бросок Баффи.

— Ой, он просто красавчик, настоящий красавчик! — расхохотался клоун. — Ну, скорее же, предоставь право последней попытки своей девчонке. Я даже облегчу задачу маленькой леди. Роза, дай-ка ей еще один мяч, от меня лично!

— Не надо, спасибо, — ответила Баффи, примериваясь к мячу. — Мне понадобится только один.

— Ты уверена в себе на все сто, так, что ли? — презрительно ухмыльнулась Роза.

Все это называется выставляться напоказ, подумала Баффи, ей не следовало бы этого делать. Она представила себе, какое у Джайлса стало бы выражение лица, если бы он увидел, в чем она сейчас участвует. И все же Истребителъница должна сделать то, что должна. По крайней мере, целая толпа людей в скором времени будет просто сходить с ума от счастья.

Клоун продолжал говорить какие-то гадости, но она просто «выключила» его, чтобы сконцентрироваться. В отличие от Ксандра она на самом деле представляла себе, как мяч отделяется от ее руки и летит по нужной траектории, попадая точно в цель. Она видела, как упал крючок, удерживавший планку, как падает сама планка. Ей не нужно было представлять, как свалится в воду противный клоун, потому что этим зрелищем она собиралась насладиться вживую.

Прицелившись, Баффи бросила мяч почти по прямой. Он попал в мишень с приятным стуком, и планка тут же упала, издав звонкий щелчок. Она успела заметить изумленное лицо клоуна, прежде чем он свалился в. воду с громким всплеском. Толпа восторженно взревела, все принялись аплодировать и кричать, и клоун помахал рукой из своего бассейна, как будто раскланиваясь перед публикой.

— Хороший бросок, — сказала Роза, с подозрением рассматривая Баффи.

— Новичкам везет, — с милой улыбкой ответила Истребительница. Она схватила Ксандра за руку и попыталась оттащить его в сторону, но тот по-прежнему не мог отвести глаз от Розы.

— Эй, — робко начал Ксандр, — разве мне не положен поцелуй? Все-таки это был мой мяч, и неважно, что она его бросила.

Роза театрально наклонилась к нему и прошептала на ухо:

— Приходи через полчасика, у меня будет перерыв.

Ксандр уставился на нее, потом даже оглянулся по сторонам, как будто не веря, что она разговаривает именно с ним. Баффи закатила глаза, увидев, насколько он беспомощен перед этой вампиршей. Она была вампиршей в обычном смысле, потому что Баффи не чувствовала в ней ничего необычного, потустороннего. Наоборот, она выглядела уж очень живой. Баффи не думала, что Роза — подходящая подружка для Ксандра, хотя он, скорее всего, не согласился бы с этим.

Не обращая внимания на его сопротивление, Баффи изо всех сил потянула Ксандра прочь от экзотической работницы луна-парка. Ива прикрывала пути отступления, чтобы он не вырвался.

— Нужно правильно распоряжаться деньгами, — настаивала она.

— Устрашающие аттракционы! Кричащие девчонки! Экстрим! — напомнила ему Баффи. — Поездка на американских горках гарантированно избавит вас от содержимого желудка!

— Можете вести меня куда хотите, — блаженно ответил Ксандр, посмотрев на часы. — Но у вас есть ровно тридцать минут и ни секундой больше.

Ива бросила озабоченный взгляд в сторону Баффи, но та лишь беспомощно пожала плечами. Если принять во внимание флюиды, летавшие в воздухе этим вечером, то, похоже, не только Ксандр попадается на этот крючок. Баффи вынуждена была признать, что Роза, пожалуй, главный аттракцион — никакие зазывалы не смогли бы теперь заставить Ксандра пропустить свидание.

Они отправились кататься на американских горках, и девушки кричали во весь голос, несясь вверх и вниз по шатающимся конструкциям. А Ксандр тем временем беспрестанно поглядывал на часы. Потом они пошли на колесо обозрения, но Ксандр так боялся, что они надолго застрянут на самом верху, что даже не смог насладиться фантастическим видом луна-парка, сверкающего, будто залитый светом остров посреди унылого и сумрачного Саннидейла.

Когда они опустились и вышли из кабинки, Баффи заметила грязного старика с пятнами масла на лице и руках, который стоял возле скрипящего механизма, приводившего колесо в движение, и постукивал гаечным ключом по ладони, глядя, как они уходят. Баффи показалось, что она уже где-то видела этого старика, и он вот так же смотрел на нее когда-то. Это было неприятное ощущение.

Ну, по крайней мере, теперь она убедилась, что далеко не все работники луна-парка были молодыми и привлекательными. Этот старик внушал отвращение и страх.

У них еще осталась целая куча билетов на аттракционы, но Ксандр повлек их за собой обратно ко входу, где стояли шатры с разными играми.

— Бесплатная попытка! — крикнул кто-то.

— Выигрывают все! — послышался другой призыв.

Ксандр проходил мимо, даже не замедляя шаг, зачарованный огнями, шумом и девчонками. Баффи изо всех сил старалась на него не разозлиться.

— Эй, Ксандр, постарайся держать свои чувства под контролем. Не слишком-то увлекайся, — предупредила она. — Она же сказала через полчаса, а не через десять минут.

— Да, гораздо лучше заставить ее подождать немного, — предложила Ива, но это прозвучало не слишком убедительно. — И ведь у нее может быть только пятнадцатиминутный перерыв.

— Пятнадцать минут с Розой, — мечтательно произнес Ксандр. — Мне очень нравится такая перспектива.

— Интересно, скольким парням она назначила свидание подобным образом? — спросила Баффи.

— Ни одной из вас не удастся испортить мне этот вечер! — заявил Ксандр. Он снова сверился с часами, приложил их к уху, чтобы убедиться, что они не остановились, что было очень глупо, поскольку у него были электронные часы.

— Эй, красотка, разбей мое сердце! — послышался мужской голос.

Баффи обернулась и увидела загорелого блондина с великолепными мускулами. Он показался самым привлекательным из всех, кого ей довелось увидеть в этом парке. Он стоял в палатке для игры в дартс, а вокруг него были развешаны изображения машин, щенков, телезвезд и девиц в бикини.

Парень указал на розовый воздушный шар в форме сердца:

— Посмотри, какое большое у меня сердечко. Спорим — попадешь не глядя.

Вокруг большого шара вились шарики поменьше. Похоже, что призами были постеры, но ей уже некуда было их вешать. И все же ноги сами понесли ее вперед, да и Ива была тут как тут.

— Две прелестные девушки — мне везет сегодня! — Парень улыбнулся, и оказалось, что его щетина скрывает симпатичные ямочки на щеках. Он протянул Баффи три дротика. — Попади в мое сердце, и все, что у меня есть, будет принадлежать только тебе.

Баффи заметила татуировку у него на плече, но она сильно выцвела, и невозможно было догадаться, что там изображено. Она вдруг подумала, что парень на самом деле может быть гораздо старше, чем кажется.

— Дай мне попробовать! — потребовала Ива, вставая между ними. Она посмотрела на блондина, как ей казалось, взглядом роковой женщины, но сразить его этим взглядом ей не удалось. Зато блондин разгадал игру девушки и с удовольствием принялся флиртовать с Ивой:

— Не торопитесь, милая леди, у нас вся ночь впереди. Меня зовут Лонни.

— Очень приятно, — обрадовано ответила та. — Я Ива, а это Баффи. — Она обернулась, чтобы посмотреть на Ксандра, и тогда Баффи поняла: Ива пыталась привлечь внимание Ксандра, флиртуя с этим парнем! Но Ксандр был слишком занят, рассматривая свои часы, и не обратил на них ни малейшего внимания.

— Какие здесь правила? — спросила Ива.

Лонни неохотно отвел глаза от Баффи и взглянул на напористую клиентку:

— Даешь мне два доллара и взамен получаешь три очень острых дротика. У тебя будет три попытки. Попади в мое сердце или в любой другой шарик — и сможешь выбрать что-нибудь из того, что у меня есть.

Ива хихикнула, а Лонни прошелся вдоль постеров, большинство из которых едва ли стоило доллар.

Неплохо, подумала Баффи. Потратить два доллара, пытаясь выиграть приз, который стоит половину этой суммы. Большинство, конечно же, проигрывало, но Лонни был так очарователен, что никто не огорчался.

Глубоко вздохнув, как будто собираясь бежать на длинную дистанцию, Ива взяла первый дротик и запустила его. Он стукнул о доску — в самом низу, вдали от шариков. Ива азартно улыбнулась и попыталась еще раз. На этот раз бросок был таким слабым, что дротик, попав в шарик, отскочил, даже не поцарапав его.

— Эй! — запротестовала она. — Это что, какие-нибудь специальные шарики?

Лонни снова пришлось отвести взгляд от Баффи.

— Это самые обычные шарики. Слушай, если промахнешься и в третий раз, то я, так и быть, дам тебе еще один дротик — за счет заведения.

— Это очень мило с твоей стороны, польщено ответила Ива и бросила третий дротик, который воткнулся точно между двумя шариками.

Очаровательно улыбнувшись, Лонни протянул ей еще один дротик.

— Только не говори моему начальнику, — сказал он.

Ива напустила на себя озабоченный вид:

— А у тебя из-за этого могут быть проблемы?

Лонни рассмеялся, и оказалось, что у него приятный, мягкий смех.

— Я родился с проблемами. Давай, бросай!

Ива старательно прицелилась и бросила последний дротик — он перелетел через загородку и застрял где-то в полотне шатра.

Лонни тут же переключился на Баффи:

— Твоя очередь разбить мое сердце.

— Нет уж, спасибо, — ответила Баффи, прекрасно зная, что при желании она могла бы лишить его всех его дурацких постеров. — Может быть, как-нибудь в другой раз.

— Кстати, насчет следующего раза, — сказал Лонни, наклоняясь к ней, — давай встретимся здесь через полчаса, я как раз буду отдыхать.

— Вас что, всех здесь этому научили? — простонала Баффи.

— А? — не понял Лонни.

Ива нервно рассмеялась:

— Не слушай ее, Лонни. Что ты там говорил насчет перерыва?

Но он еще не закончил с Баффи.

— Ты что, даешь мне от ворот поворот? — недоверчиво переспросил он.

— Наверное, такое не слишком часто случается? — ответила Баффи, начиная злиться. — Примерно так же часто, как здесь выигрывают.

— Эй, в этом ваша вина, — сказал Лонни. От веселья в его глазах не осталось и следа.

Баффи начала было тянуть подругу от палатки, но Лонни достал еще три дротика:

— Не так быстро. Ива, ты мне нравишься. Хочу дать тебе еще один шанс. Можешь сыграть бесплатно!

Ива восторженно распахнула глаза и высвободилась из рук Баффи. Ни на секунду не сводя глаз с красавчика блондина, она сказала:

— Баффи, ну что ты? Ведь Лонни разрешил мне поиграть бесплатно.

— Ага, — ответила Баффи. — Может, побудешь пока здесь, подождешь, когда у него будет перерыв? Кажется, как раз через полчаса.

Баффи обернулась в поисках Ксандра, но заметила только его рубашку мелькнувшую в толпе. Он двигался в сторону «макательного аппарата» с такой скоростью, что за ним было не угнаться. Пожалуй, даже самый опытный вампир и тот не смог бы его сейчас остановить.

Ива кокетливо улыбнулась, взяв дротики из рук Лонни. Красавчик бросил взгляд в сторону Баффи, а потом обнял Иву за плечи:

— Давай я покажу тебе, технику броска, которая никогда меня не подводила.

Баффи фыркнула и отправилась прочь. Этой ночью друзья ее просто взбесили. Но, поразмыслив, она поняла, что злится на саму себя. Почему Ива и Ксандр должны отказываться от безобидных развлечений только потому, что она, Баффи, не может себе этого позволить? Не их вина, что она Истребительница и у нее просто не может быть нормального бойфренда. Не их вина, что в эту ночь, когда романтические флюиды витали в воздухе, она оставалась совсем одна.

В каждом поколении есть Истребительница. Не несколько, а одна-единственная. И так уж получилось, что этой ненормальной оказалась именно она, — даже эти странные люди, работающие в луна-парке, по сравнению с ней казались абсолютно нормальными.

Баффи вышла из круга неонового света и очутилась на задворках парка: видавшие виды трейлеры, грязные шатры, провода, мотающиеся на ветру, и пыхтящий генератор, который давал жизнь этому призрачному городу.

Она немного успокоилась и теперь могла спокойно подумать. Было что-то необычное в том, что почти все работники луна-парка, за исключением старика с колеса обозрения, выглядели юными и весьма привлекательными. Она бы, наверное, не придала этому значения, если бы эти красавчики не запали на Ксандра и Иву как-то подозрительно… Может быть, конечно, у нее просто развивается паранойя, но все же Баффи никогда не забывала о том, что этот необычный город расположен рядом с Адовой Пастью. Самые отвратительные типы стекались отовсюду.

Баффи решила осмотреться по сторонам, пока выдалась спокойная минутка. За трейлерами и шатрами было очень темно, но ей не нужен был свет, чтобы видеть.

Она не задавалась целью найти что-то определенное, просто смотрела. Баффи, даже когда была еще совсем маленькой девочкой, вела себя, как очень любопытный человек, который всегда заглянет в стакан с зубными щетками или ящичек с мелочами, если случайно окажется в чужой ванной комнате. Она была любопытна от природы, и вполне возможно, это во многом определило ее призвание. Истребительница просто обязана совать нос в чужие дела — иначе она может погибнуть.

Сильный запах гниющих переспелых фруктов заставил ее обернуться, и она увидела ряд мусорных баков в тени за комнатой смеха. Баффи вовсе не нравилось копаться в чужом мусоре, но за неимением ящичка с мелочами она осторожно направилась в сторону мусорки.

Баки были переполнены, и на земле вокруг них валялся мусор. Поскольку луна-парк открылся только этим вечером, то, скорее всего, большая часть этой дряни совсем недавно принадлежала именно работникам парка. Носком ботинка Баффи принялась раздвигать в стороны фантики, упаковки от полуфабрикатов, яичную скорлупу, грязные салфетки и прочие отходы цивилизованного общества.

Мусор луна-парка вызывал отвращение, но в нем не было ничего особенного, и она уже было собралась пойти поискать что-нибудь еще, как заметила что-то блестящее. Баффи ногой откинула какую-то тряпку и наклонилась. Это была полоска красной кожи с серебристой отделкой и застежкой. Баффи перевернула находку и увидела металлическую бляшку.

Это же собачий ошейник!

Под ложечкой от ужаса засосало. Баффи подняла ошейник и прочитала надпись на бляшке. Там было написано имя. Собаку звали Тигр.

Облизывая пересохшие губы, Баффи вспомнила ту ночь, когда стая койотов похитила пса по имени Тигр, жившего на ее улице. Каким образом его ошейник очутился здесь?

Хрустнула сухая ветка — Баффи тут же вскочила на ноги и резко обернулась. Старик с колеса обозрения стоял в десяти футах от нее и смотрел в упор выцветшими, слезящимися глазами. И снова ей показалось, что она где-то видела эти глаза. Но больше всего ее взволновало то, что он сумел подобраться к ней так близко, а она даже не услышала. Обычно такого с ней не случалось. И ей вовсе не нравилось, как он постукивал тяжелым гаечным ключом по грязной ладони.

— И чего ты тут ищешь? — потребовал он ответа.

Баффи спрятала ошейник Тигра за спину и засунула его за пояс. Глаза старика были ей так знакомы! Вдруг Баффи судорожно вдохнула воздух — она вспомнила, где видела эти глаза.

Но это же невозможно!

— Кто ты? — прорычал он, замахнулся ключом и шагнул к ней.

Глава 3

Баффи отпрыгнула в сторону, однако не стала вставать в боевую стойку. Пусть думает, что перед ним беззащитная девчонка. Она заранее наметила пути отступления, разглядев машины, припаркованные неподалеку.

— Послушайте, — сказала она, — я не хотела ничего плохого. По правде говоря, я… мне стало нехорошо от всех этих каруселей, и я искала какое-нибудь тихое местечко. Мне кажется, меня сейчас стошнит… Вы не против? Можно мне это сделать прямо здесь?

Старик замер. Баффи тем временем внимательно разглядывала его, очень надеясь, что ошиблась. Неужели это и вправду тот самый старый койот, которого она видела на улице всего пару дней назад? По спине у Баффи пробежал холодок.

Получается, что он — кой-оборотень, если, конечно, такие существа есть на этом свете. Что ж, подумала Баффи, если есть, то рано или поздно они все равно оказались бы в Саннидейле.

Он шагнул к ней, она нагнулась и принялась издавать отвратительные звуки.

— Осторожно! — предупредила она.

Старик быстро отступил назад.

— Тут для тебя неподходящее место. Отправляйся-ка в Порта-Поттис — на другой конец центральной до рожки.

— Порта-Поттис, — благодарно повторила она. — Хорошо. — И она нетвердым шагом отправилась обратно к ярким огням и манящей безумной музыке. — Большое спасибо, мистер…

— Гопскоч. Моя фамилия Гопскоч.

— Я это запомню, — искренне сказала Баффи.

Если она была права насчет Гопскоча — ну, что он мог превращаться в койота, — то, возможно, некоторые работники луна-парка тоже входили в стаю. Они и впрямь вели себя как стая — вместе работали на аттракционах, играх и в ларьках с едой. Ей необходимо срочно разыскать Ксандра и Иву, пока они окончательно не влюбились в Розу и Лонни!

Баффи побежала к «макательному аппарату», но теперь там собирала деньги и выдавала мячи красивая рыжеволосая девушка. Роза исчезла, и Ксандра нигде не было видно — вполне возможно, они были где-то вдвоем, на пресловутом перерыве. Баффи не хотелось расспросами привлекать к себе внимание, поэтому она рванула к шатру Лонни.

Блондина тоже не было на месте, как и Ивы. Баффи забеспокоилась и немного позавидовала, она попыталась найти их на центральной дорожке. И почему они не договорились о месте встречи на случай, если вдруг разминутся?

Побегав пару минут туда-сюда среди мигающих огней, грохочущей музыки и смеющихся подростков, Баффи понемногу начала успокаиваться. Луна-парк — это всего лишь безобидное развлечение жаркой летней ночью. И как только ей могло прийти в голову, что эти симпатичные парни и девушки — кой-оборотни? Это просто смешно!

Она решила держать свои подозрения при себе. Ксандру и Иве наверняка не слишком-то придутся по душе их экзотические свидания, и жизнь вернется к тому, что считалось нормой.

Баффи заметила Корделию и других знакомых девочек из школы. У них тоже не было пар, это обрадовало ее, и она ненадолго к ним присоединилась. Корделия, как всегда, вела себя отвратительно, но все же это было лучше, чем разгуливать в одиночестве. Баффи все время искала глазами Иву и Ксандра.

Наконец она заметила их. Они весело шагали куда-то, и выглядело это так, как будто у них свидание. Если бы только Ксандр очнулся и учуял запах чеснока, подумала Баффи.

Она ускользнула от Корделии и ее подруг и направилась к своим друзьям.

— Эй, что здесь происходит?

Ксандр ухмыльнулся так, как будто он сам был койотом, съевшим собаку.

— Мы здорово повеселились.

— Вы вдвоем? — с надеждой поинтересовалась Баффи.

— Ага, — ответил гордо Ксандр. — Я и Роза. Я получил свой поцелуй.

— Я тоже здорово развлеклась с Лонни, — вставила Ива. — Но ему пришлось вернуться на работу.

— Какая трагедия, — насмешливо заявила Баффи.

— Но мы все вместе идем на двойное свидание завтра, — продолжила Ива.

— Что?! — воскликнула Баффи. — Все четверо?

— Это просто ланч, — ответила Ива, — до начала работы луна-парка. Они хотят устроить нам экскурсию по парку, своеобразный тур за кулисы.

— Если хочешь, отправляйся вместе с нами, как пятое колесо. — Ксандр бросил взгляд на Иву. — Мы ведь не будем против, правда?

— Вовсе нет, — весело согласилась та.

— Спасибо, я лучше постригу ногти на ногах, — проворчала Баффи. — Ива, можно тебя на секундочку?

— Конечно. — Она невинно улыбнулась Ксандру, а потом позволила Баффи утащить себя за ларек с лимонадом.

— Я знаю, что когда дело касается слабого пола, Ксандр просто теряет голову, — прошептала Истребительница, — но с тобой-то что такое?

— Лонни был настоящим джентльменом, — ответила Ива, удивленная вопросом и немного расстроенная. — Если я пойду на двойное свидание с Розой и Ксандром, то смогу за ним присмотреть.

— Ладно, это объяснение сойдет, — облегченно согласилась Баффи. — Однако этим заведением управляют далеко не пай-мальчики. Будь очень осторожна.

Ива нахмурилась и уперла руки в бока:

— Это всего лишь свидание, Баффи. Разве я прошу кия быть осторожной, когда ты идешь на свидание?

— А вполне могла бы, — сказала Баффи, — если бы я хоть раз отправилась на свидание.

— Но ты ведь развлекаешься вместе с Ангелом, а он может быть гораздо опаснее, чем эти люди.

— Это спорный вопрос. — Баффи несколько раз глубоко вздохнула. Ее подозрения покажутся дикостью Иве и Ксандру, хотя им приходилось сталкиваться с многими невероятными вещами с тех пор, как они познакомились с ней. Нужно больше доказательств, чем собачий ошейник из помойки!

Ксандр заглянул за угол ларька:

— Надеюсь, вы меня обсуждаете? Я сегодня весьма популярен у девушек.

Баффи закатила глаза:

— Ксандр, мне очень хотелось бы, чтобы ты был начеку, вот и все.

— Зависть и ревность это некрасиво даже с твоей стороны, Баффи, — самодовольно сказал он.

— Нет, это всего лишь предостережение. — Баффи вздохнула, понимая бессмысленность попыток образумить Ксандра. — Послушайте, ваши новые друзья отправились обратно на работу, так что теперь мы можем заняться тем, чем собирались с самого начала, — весельем и развлечениями! Вы готовы посетить еще парочку аттракционов и съесть что-нибудь абсолютно бесполезное для организма?

Ксандр смущенно уставился в землю:

— Я… я потратил все свои деньги на игры.

— И я тоже, — призналась Ива.

Баффи сдерживалась, чтобы не рассмеяться им прямо в лицо.

— Ладно, я угощаю. Но если еще какие-нибудь работнички будут строить вам глазки, то вы просто пройдете мимо. Договорились?

— Мне вполне хватит Розы, — блаженно ответил Ксандр.

— Это так трогательно, что меня сейчас просто стошнит, — пробормотала Баффи. — Вперед, я чую запах сосисок в тесте.

— Они обошли ларек с лимонадом и уже изучали меню, когда Баффи затылком почувствовала чей-то взгляд. Она обернулась: старик Гопскоч стоял через дорогу и наблюдал за ней. Похоже, теперь он не оставит ее в луна-парке без присмотра ни на минуту.

Что ж, решила про себя Баффи, в следующий раз, когда он со своими друзьями появится на улицах Саннидейла, уже она будет наблюдать за ними.

Этой же ночью, когда Баффи была дома, вдалеке послышался вой койотов. Она была к этому готова — полностью одета, с биноклем на шее и в своих самых лучших беговых кроссовках, поскольку знала, что сегодня ночью стая выйдет на охоту.

Спрыгнув на землю, Баффи спряталась за деревом во дворе. Ночное небо было скрыто облаками, но луна просвечивала сквозь них тусклым желтым пятном. Этого света было достаточно, чтобы разглядеть стаю потрепанных хищников, безбоязненно по-хозяйски обследовавших улицу.

Баффи рассматривала их в бинокль — ей совсем не хотелось подходить к ним близко.

По краям дороги, в канавах, висела туманная дымка, разглядеть койотов там было почти невозможно. Оставалось только надеяться, что туман не сгустится еще сильнее, потому что в таком случае бинокль стал бы абсолютно бесполезным.

Баффи дождалась, когда койоты, бежавшие последними, исчезли из виду, и стремительно понеслась вслед за ними по улице, перебегая от дерева к дереву и от дома к дому, чтобы оставаться под прикрытием. К счастью, в этом старом пригороде было много развесистых деревьев, и потому ей легко удавалось прятаться. Она понимала, что ветер может донести ее запах и привлечь внимание койотов, но они бежали против ветра и поэтому вряд ли могли учуять Баффи.

Она наблюдала за животными в бинокль, когда один из них издал возбужденный крик и рванул вперед. Остальные помчались следом, радостно повизгивая. Должно быть, они нашли свою жертву! Чтобы не упустить их из виду, Баффи побежала так быстро, как только могла.

Осторожно выглянув из-за угла дома, Истребительница увидела всю стаю — животные окружили дерево, некоторые бегали по кругу, как одержимые, другие подпрыгивали на месте, остальные неподвижно сидели на земле, задрав кверху морды.

Оглядевшись, Баффи обнаружила, что дерево, вокруг которого бесновались койоты, стоит на окраине старого кладбища, где обрывки тумана цеплялись за мраморные могильные плиты. С тех пор как она попала в Саннидейл, ей частенько приходилось натыкаться здесь на вампиров.

Прячась в тени, чтобы остаться незамеченной, Баффи прижала бинокль к глазам. Стараясь отогнать воспоминания, связанные с кладбищем, она сосредоточилась на одном: что нашли койоты на этом дереве?

Проследив за их взглядами и прыжками, она наконец заметила рыжевато-коричневое существо, которое отчаянно пыталось забраться как можно выше. Одна из тоненьких веточек обломилась, и бедное животное чуть было не упало вниз, туда, где щелкали челюстями визжащие и подпрыгивающие, как безумные, койоты. Но их жертва сумела-таки в последнюю секунду ухватиться за другую ветку и перепрыгнула в безопасное место, жалобно мяукнув.

Койоты загнали на дерево кошку! Мало им было собаки!

Баффи должна была спасти бедное животное. Но как? Она совсем не была уверена, что сможет справиться со стаей койотов. Но была уверена в том, что если стоять слишком долго и обдумывать план действий, кошка просто сойдет с ума от страха.

Неожиданно посветлело, как будто кто-то зажег гигантский уличный фонарь. Баффи подняла голову и увидела, что облака разошлись и в просвете появилась светящаяся как маяк, почти полная луна. Койоты замолчали и все одновременно уставились на луну, не обращая больше ни малейшего внимания на кошку. И вдруг вся стая развернулась и рванула в противоположную сторону к кладбищу. Преодолев стальную изгородь, койоты растворились среди печальных надгробий и клочьев тумана.

Баффи пробежала по тротуару к дереву, на котором, уцепившись за ветку, сидела перепуганная кошка.

— Теперь у тебя осталось только восемь жизней, — прошептала Баффи. — Давай-ка отправляйся домой.

И ту же секунду кошка спрыгнула на землю, про мчалась но дороге и скрылась за домом. Баффи облегченно вздохнула и побежала в сторону кладбища. В прыжке она перелетела через острые наконечники стальной изгороди, приземлилась на мягкую землю, вскочила на ноги и отряхнулась.

Кладбище было очень старое. Могилы здесь располагались почти вплотную друг к другу. И только в центральной части был выделен кусок земли для богатых людей — со склепами и статуями. Несмотря на яркую луну, казалось, что в этом месте гораздо темнее. Кладбище располагалось на огромном пустыре, туман здесь был гораздо гуще, к тому же вокруг не было ни одного уличного фонаря или хотя бы света в окне.

Баффи поднесла бинокль к глазам. Вряд ли койоты остановились где-то поблизости. Скорее всего, они просто срезали путь, пройдя через кладбище.

Истребительница осмотрела унылый пейзаж, надеясь заметить какое-нибудь движение, прислушалась, но не услышала ничего, кроме загадочного шуршания ветра в ветвях деревьев да постукивания калиток у могильных оград — ветер…

Пытаясь перебороть страх, Баффи не отнимала бинокль от глаз и все-таки заметила силуэт животного, пробиравшегося сквозь туман. Он мелькнул на секунду наверху гробницы, и туман снова скрыл его из виду, но теперь Баффи знала, в какую сторону ей идти. Животное направлялось в центральную часть кладбища, с ее причудливыми статуями и склепами.

Пригнувшись, Баффи осторожно пробиралась короткими перебежками от одного надгробия к другому, осматриваясь по сторонам, чтобы случайно не упустить из виду еще кого-нибудь из обитателей кладбища. Впрочем, вряд ли кому-то придет в голову связываться со стаей койотов. Баффи оказалась единственной, кто вздумал преследовать их глубокой ночью — на кладбище.

Она заметила еще несколько мелькающих силуэтов — койоты, похоже, собирались вокруг высокого надгробия из белого камня в виде шпиля, на верхушке которого был мраморный шар. В бинокль Баффи рассмотрела, что на самом деле этот шар представлял собой копию луны с рельефами кратеров.

Из своего укрытия Баффи видела только двух или трех койотов, которые бегали кругами около памятника, но не лаяли и не визжали, — не похоже, чтобы они нашли там какую-нибудь несчастную жертву.

Что же они там делают? Придется подобраться поближе. И хотя обычно Баффи открыто выходила к противнику, делала пару умных, но очень едких замечаний, чтобы разрядить обстановку, а потом задавала ему жару, на этот раз все было по-другому. Так нужно. Койоты известны своей непредсказуемостью и странным поведением, поэтому прежде, чем обратиться к Джайлсу со своими подозрениями по поводу этих койотов, ей нужно убедиться во всем самой.

Истребительница поползла на четвереньках сквозь высокую влажную траву, иногда останавливаясь и прячась за надгробиями и стволами деревьев, чтобы передохнуть. Так она добралась до вершины мшистого холма, откуда открылся вполне приличный обзор старого кладбища. Баффи легла на живот между двумя деревьями и стала наблюдать за обезумевшими койотами.

А они вели себя весьма странно, бегая против часовой стрелки вокруг шпиля над покрытой увядшими цветами старой могилой.

Время от времени один из койотов прекращал безумный бег и, жалобно повизгивая, принимался раскапывать могилу, разбрасывая в стороны сухие цветы. Потом так же неожиданно койот прекращал это занятие и вновь присоединялся к гонке, а его место занимал другой.

Если бы вся стая одновременно принялась копать, они могли бы откопать гроб за пару минут, подумала Баффи. Но похоже, на самом деле они и не собирались раскапывать могилу, а только притворялись, делали вид. Но зачем? Она наблюдала за этим странным действом, с каждой секундой понимая все меньше — что же они такое делают? Баффи решила прийти сюда днем и узнать, чья это могила — под шпилем и луной. По идее, это должен быть кто-то богатый или знаменитый, потому что такой памятник явно обошелся недешево.

Вдруг среди тяжелого дыхания и повизгивания животных Баффи различила новый звук — низкий рык. Он прозвучал так близко и громко, как будто кто-то зарычал ей в самое ухо. Она услышала, как щелкнули челюсти, и поняла, что тварь, готовая наброситься на нее в любую секунду, находится прямо сзади нее. Баффи мгновенно повернулась и подняла руку, чтобы отразить возможную атаку, но ее не последовало…

Сквозь туманную дымку она увидела старого койота с желтыми глазами, который стоял всего в десяти футах. Он растянул слюнявые губы, обнажив ряд острых, неровных зубов. Шерсть у него на шее встала дыбом, словно это была неряшливая прическа какого-нибудь панка.

Гопскоч! Если до этого Баффи была не совсем уверена, то теперь у нее не осталось сомнений. Она начала медленно отползать в сторону, пытаясь определить, далеко ли ей удастся убежать, прежде чем потрепанный койот прыгнет ей на спину или вонзит зубы в ногу.

Но старый охотник был слишком мудр, чтобы нападать в одиночку. Он задрал морду и издал леденящий душу вой. Когда в ответ послышались визг и тявканье, Баффи вскочила на ноги и огляделась, ища пути для отступления.

Но отступать было некуда — со всех сторон к ней приближались безумные глаза рычащих койотов.

Глава 4

Когда койоты, завывая, бросились к ней, Баффи присела. Справа от нее метнулась какая-то тень, и она двинула левой ногой как раз вовремя, чтобы отшвырнуть Гопскоча, попытавшегося вцепиться ей в горло. Старый койот отлетел на десяток футов в кусты, а она тут же высоко подпрыгнула, и два койота столкнулись лбами прямо у нее под ногами.

Приземлившись на сбитых с толку тварей, Истребительница кулаками закрыла их разинутые пасти. Она осмотрелась — отовсюду, клацая зубами и топорща шерсть, к ней лезли койоты!

Баффи сделала колесо, ударив еще двух койотов, и скатилась с холма прямо на загадочную могилу. Койоты возмущенно взвыли. Этот вой быстро привел ее в чувство — она вскочила на ноги и бросилась бежать.

Две ноги по сравнению с четырьмя — это очень мало, и стая уверенно настигала ее, щелкая зубами у ее щиколоток. В отчаянии Баффи подпрыгнула в воздух на десять футов и опустилась на одну из старых гробниц, раскачиваясь взад и вперед на скользком мраморе — была установлена под углом, словно крыша настоящего дома.

Койоты тоже умеют прыгать, и, когда они начали прыгать, и когда они начали наскакивать на нее со всех сторон одновременно, Баффи пришлось вертеться на месте и бить их ногами. Возбужденные охотой, койоты визжали и тявкали, как будто Баффи была кошкой, загнанной на дерево.

Со стороны довольно забавно смотреть на такое поколение животных, но когда ты сама становишься жертвой, то это совсем не весело!

Обладая моментальной реакцией, Баффи была в состоянии обороняться, однако она понимала, что безостановочные атаки вымотают ее — взбесившиеся хищники ни на секунду не давали ей передышки. Нападающих было вполне достаточно, чтобы они могли меняться и устраивать себе перерывы, а она одна отчаянно сражалась за её жизнь.

В двухстах футах от своего ненадежного убежища, Баффи заметила другую гробницу, хорошо ей известную и ненавистную. Внутри этого склепа начинался подземный ход, ведущий в логово вампиров. Кто знает, что ждет ее там?

Но в то же время Баффи понимала: необходимо что-то предпринять — ноги ее соскальзывали с мраморной крыши, а руки уже устали колошматить по зубам и носам. Она пригнулась, резко оттолкнулась и прыгнула вперед.

Преодолев первое кольцо койотов, Баффи приземлилась рядом с одним из отдыхавших. Инстинктивно она схватила изумленного пса за лохматый хвост, крутанула вокруг головы и бросила в середину стай. На несколько секунд наступление койотов приостановилось, а ей только это и было нужно.

Она побежала сломя голову через кладбище, а койоты чуть ли не хватали ее за пятки. Ее цель — старая гробница — мерцала в тумане. Но успеет ли она?

Разгоряченные погоней звери подскакивали и прыгали ей на спину. Баффи споткнулась и чуть было не упала под тяжестью жилистых тел, однако сумела скинуть их, словно безобразную шубу, и нырнула в склеп. Только необыкновенная сила Истребительницы спасла ее. Она захлопнула дверь, оставив за ней десяток рычащих койотов.

Задыхаясь от безумного бега, она прислонилась спиной к прохладному мрамору и осмотрелась. Это был старый склеп, стены его осыпались, везде лежали горы мусора — беспорядок такой же, как в ее собственной комнате! Пожалуй, она поторопилась, выбрав себе подобное убежище, — уж очень оно напоминает логово какого-нибудь вампира.

И все же Баффи вовсе не собиралась возвращаться наружу. Упустив добычу, койоты протестующе скулили, выли и напирали на дверь. Оставался только один выход — придется спуститься вниз и только потом выбираться наверх.

Она отошла от двери, борясь со страхом, побежала к потайному ходу и нырнула внутрь. В тот же момент мраморная дверь с грохотом упала на пол, и койоты устремились в склеп сквозь облако древней пыли.

В полутьме Баффи разглядела, как койоты, бежавшие первыми, замерли в нерешительности и, повизгивая, отступили назад, как будто чувствовали, что с этим местом что-то не так, — и тут она их понимала. Однако те, что были позади, все еще пытались пробиться внутрь — инстинкт охотников был гораздо сильнее, чем страх перед неизвестностью.

Баффи понимала, что на счету каждая секунда. Поэтому она не стала наблюдать за тем, как поведут себя животные в этой зловещей гробнице, а опустилась на колени и поползла по узкому и низкому тоннелю, стараясь не дотрагиваться до склизкой, пахучей плесени, покрывавшей стены. Если бы она сейчас наткнулась на вампира, то не смогла бы ему противостоять — у нее не было никакого оружия, даже зубочистки! Вообще вампирам бы этой ночью страшно повезло — она уже достаточно навоевалась сегодня.

Время от времени Баффи останавливалась и прислушивалась. Насколько она могла судить, койоты ее не преследовали. И все же у нее не было ни малейшего желания оставаться здесь, и она продолжала понемногу продвигаться вперед.

Отличное зрение и умение ориентироваться еще никогда ее не подводили, поэтому довольно скоро. Она оказалась у железной лестницы и полезла по ней Наверх. Сдвинув в сторону тяжелую крышку, Баффи высунула голову и увидела, что очутилась на. Электростанции — вокруг тянулись провода и гудели трансформаторы.

Она оглядела себя с ног до головы — жакет, джинсы футболка были изорваны и испачканы, однако каким-образом бинокль все еще висел у нее на шее. Просто разительно: ее спас вампирский тоннель! Нежить благоразумно убралась с дороги, а койотов отпугнул запах в гробнице. Ей надо обо всем этом хорошенько, подумать и рассказать Джайлсу. Стараясь не задевать многочисленные ссадины и синяки, Баффи осторожно перелезла через забор и поплелась по пустынным улицам домой.

Истребительница спрыгнула с кровати и непонимающе уставилась на будильник. Сообразив наконец, что уже больше десяти часов, она поняла, что проспала. Конечно, она не спала полночи и провела короткие утренние часы, спасаясь от стаи койотов в логове вампиров, и все же это не оправдание.

Баффи устало подумала о том, что сегодня суббота и первое, что ей нужно сделать, это повидаться с Джайлсом. Она схватила одежду в охапку.

Спустившись по лестнице на кухню, Баффи нашла там записку от мамы. Мама ушла играть в гольф. Гольф? Наверное, здешняя вода как-то особо воздействует на людей, подумала Баффи. В Лос-Анджелесе мама никогда не играла в гольф, это — папино занятие.

Ну что ж, отсутствие мамы оказалось весьма кстати, потому что Баффи вовсе не хотелось объяснять, почему одежда, которую она сейчас запихивала в пакет для мусора, была изодрана в клочья. Единственный человек, с которым ей очень бы хотелось сейчас побеседовать, — это Джайлс.

Баффи позвонила библиотекарю домой, но он не ответил. Где он может быть? Ведь у Джайлса нет личной жизни. Она вспомнила, что через пару недель начнутся занятия, и школа может быть открыта, чтобы заранее все приготовить к приему новых учеников. Можно попытаться. Даже если школа закрыта, она попытается пробраться в библиотеку и поискать книги про койотов… и кой-оборотней. Разве Ива не говорила, что делала доклад по койотам? Тогда библиотека — самое подходящее место, чтобы начать.

Когда Баффи добралась до школы, то, к своей радости, заметила несколько машин на стоянке. Быстро пробежав мимо окон, чтобы ее никто не заметил, Баффи проскользнула в боковую дверь и помчалась в библиотеку. Как только она распахнула незапертую дверь, то сразу же поняла, что Куратор был на посту. В воздухе витал легкий запах, очень напоминавший одеколон Джайлса.

Она обнаружила Джайлса среди стеллажей над грудой журналов.

— Привет, Баффи! — радостно воскликнул он. — Что занесло тебя сюда? Неужели тяга к знаниям?

' — Хотите верьте, хотите нет, но этот вариант меня устроил бы меня гораздо больше, чем настоящая причина, — мрачно ответила Истребительница. — Я здесь по делу.

Симпатичный англичанин посмотрел на нее поверх очков:

— Имеешь в виду нежить?

— Нет, я имею в виду не мыть и не стричь. Я говорю о койотах.

Джайлс улыбнулся:

— Койоты в этих местах — обычное явление. Уже несколько ночей подряд я имею удовольствие слушать их вопли…

— А мне это не доставило ни малейшего удовольствия, — перебила Баффи, — потому что мне пришлось выйти на улицу и принять участие в их собачьих зубах — Она протянула вперед руку, покрытую царапинами и ссадинами.

— Ничего себе! — озабоченно произнес Джайлс. — Ты уже обработала эти раны?

— Потом. Похоже, очень скоро у меня их будет в несколько раз больше.

— А зачем драться с койотами? — изумленно спросил Джайлс. — Ведь они не опасны для людей.

Баффи закатила глаза и начала шагать взад-вперед.

— Прежде чем я приступлю к описанию кровавых подробностей, ответьте мне, пожалуйста, существуют ли койоты-оборотни — кой-оборотпни?

— Вполне возможно, — ответил Джайлс. — Легенды о превращениях людей в животных есть в фольклоре многих народов мира. В Африке были крокодилы-оборотни, на юге Азии — акулы-оборотни. Волки-оборотни стали известны в Америке благодаря влиянию Европы. Мне кажется, в фольклоре индейцев есть упоминания о койотах-оборотнях.

— А вы не могли бы поискать? — обеспокоенно осведомилась Баффи.

Джайлс поднялся по лестнице к стеллажам с редкими книгами, почти никому он не позволял заходить сюда, если только сам не сопровождал любопытного. Баффи последовала за ним, нахмурив брови.

Джайлс помедлил мгновение, а потом нерешительно спросил:

— А почему ты вообще решила, что койоты, с которыми ты сражалась, на самом деле люди?

— Потому что они смотрели на меня, как люди, — ответила Баффи. — А еще из-за того представления, которое они устроили на кладбище. Кстати, это нащ следующий объект исследования.

— Разве? — переспросил Джайлс. Он остановился у полки со старинными книгами в дальнем конце комнаты, внимательно пробежал глазами по корешкам и вытащил четыре толстых и очень пыльных тома.

— Почему они решили превратиться именно в койотов? — спросила Баффи.

Джайлс задумчиво нахмурился:

— В наше время было бы глупо превращаться в волка. Волки сейчас слишком редко встречаются, разве что где-нибудь в дикой природе, в нетронутых уголках Аляски и Сибири, Но если стать койотом, то можно свободно перемещаться по всему западу Соединенных Штатов, по Мексике и Канаде, да к тому же жить недалеко от людей. Никто не удивится, увидев койота на улице. И не испугается, ведь койоты обычно не нападают на людей.

— Что ж, пойдет, — пробормотала Баффи.

Джайлс открыл книгу, полистал ее и, найдя нужную страницу, начал читать:

— «Койот — популярный персонаж в мифологии и литературе американских индейцев. Это герой многих сказок, и обычно его изображают как хитреца и проказника. Он очень изворотлив и забавен, любит слабый пол. Есть рассказы о том, как койот менялся шкурой с человеком, чтобы пробраться в постель к его жене».

Библиотекарь на этом месте приподнял бровь, но продолжил:

— «В одной из сказок койоту поручили охранять луну, однако он использовал свое высокое положение для того, чтобы подглядывать за людьми и выведывать их секреты. Койот часто ассоциируется с луной».

— Ну да, конечно, — пробормотала Баффи. — Мы имеем дело с кой-оборотнями, а не с койотами из Сказок.

Джайлс остановил ее взглядом:

— Ты прекрасно знаешь, что койоты известны своими странностями. Я не знаю, за каким занятием ты их застала, но это вполне могло быть их естественное поведение.

— Джайлс, не забывайте, пожалуйста, в чем заключается ваша работа! — с отчаянием в голосе воскликнула Баффи. — Мне решать — что странно, а вам — объяснять, что это такое.

— Хм, ну да, конечно, — ответил библиотекарь, поправляя очки и углубляясь в чтение книги.

Баффи очень не нравилось делать Куратору замечания, но сейчас Джайлс обязан был довериться ее интуиции.

— Можете посмеяться надо мной, если я окажусь не права, — уже мягче проговорила она.

— Я уже давно научился не смеяться над тобой, — раздраженно ответил Джайлс, продолжая листать книгу.

Через пару минут он сообщил:

— Больше я ничего не нашел о койотах-оборотнях, но тут очень много информации о шкурщиках. Если помнишь шкурщик у американских индейцев что-то вроде колдуна. Шкурщик может превратиться в животное, надев на себя его шкуру и выполнив тайный обряд. Они часто живут группами вдали от человеческого жилья и считаются очень опасными, а потому люди их избегают.

Баффи вздрогнула:

— Это на них похоже, даже очень. Значит, мне нужно искать шкуры койотов?

— Насколько мне известно, убивать койотов и снимать с них шкуры запрещено законом, — заметил Джайлс. — Может быть, все-таки расскажешь мне, что с тобой приключилось?

— Да, расскажу по дороге на кладбище. Но сначала еще один вопрос. Что такое Луна Койота?

— Это, должно быть, какая-то определенная фаза Луны, а не название нового модного ресторана.

— Фаза Луны, а не фаза гамбургера.

Джайлс поставил на место стопку книг об американских индейцах, достал новый том и, полистав его несколько секунд, сказал:

— Да, вот тут написано, что это редкая фаза Луны. Я уверен, ты знаешь, что такое Голубая Луна.

Баффи кивнула:

— Ну да, есть такая песня. Джайлс удивленно моргнул:

— Нет, вообще-то это вторая полная Луна месяца. Конечно, в большинстве случаев в месяце наступает только одна полная Луна, так что Голубая Луна — это относительно редкое явление.

Он нашел нужное место в книге и начал читать вслух:

— «Луна Койота — это народное название, используемое на юго-западе Соединенных Штатов для обозначения редкой фазы Луны. Луна Койота — это красная Голубая Луна, которая появляется на девятый лунный месяц в августе. Появление Луны Койота часто ассоциируют с волшебством и магией».

— И со всеми этими странностями насчет койотов, — добавила Баффи.

Джайлс задумчиво наморщил лоб:

— Сейчас конец августа — самое время для Луны Койота. Я не помню точно, но мне кажется, Луна уже Почти полная.

— Так и есть.

— Мне нужно произвести кое-какие вычисления, чтобы узнать, когда взойдет Луна Койота — сегодня или завтра.

— Потом, — ответила Баффи. — Сейчас нам нужно отправиться на кладбище и посмотреть, чью могилу облюбовали койоты. А потом предупредить Ксандра и Иву.

Джайлс захлопнул книгу.

— У тебя ведь нет ничего конкретного об этих так называемых кой-оборотнях. Так ведь?

— Так, — призналась она. — Но если вдруг увижу, как один из них натягивает на себя потрепанную шкуру койота и превращается в дикое животное, обязательно сообщу вам.

— Ладно, — согласился Джайлс, ощупывая карманы жилета. — Сейчас найду ключи от машины, записную книжку, и сразу же отправимся.

Рассматривая точеные черты лица Лонни, его светлую щетину, голубые глаза, Ива подумала: наверное, очень сложно ежедневно принимать душ, когда живешь на пустыре. Может быть, этим объяснялся исходивший от него странный запах, похожий на запах земли. Многие девчонки, наверное, не обратили бы на это внимания, но Иве все же гораздо больше нравилось, когда парни следили за собой. Ей вообще нравились парни, похожие на Ксандра, но сейчас он тоже приобрел потрепанный вид и стал похож на работника луна-парка — засаленные джинсы, рубашка с каким-то пятном и еще эти якобы усы над губой. Третья подмышка, подумала она и хихикнула. Лонни, Ксандр и Роза повернулись к ней.

— Есть над чем посмеяться? — с усмешкой спросила Роза.

— Да нет, — ответила Ива, помешивая колу соломинкой. Мне просто весело.

— Ну и хорошо, — мило улыбнулся Лонни.

Все четверо сидели на улице за столиком рядом с киоском с хот-догами и лимонадом. Луна-парк еще не открылся, аттракционы не работали, поэтому здесь никого не было, кроме персонала и приглашенных гостей, среди которых Ива заметила знакомых, — похоже, некоторые подростки действительно подружились с работниками луна-парка.

Было бы просто здорово развлекаться в закрытом луна-парке вместе с Лонни и Ксандром, подумала Ива, Сели бы только удалось как-нибудь избавиться от Розы. Почему-то Иве не нравилась эта сексуальная брюнетка. Возможно, раздражает ее заносчивость?

— А где твоя подружка? — поинтересовалась Роза.

— Моя подружка? — Ива улыбнулась. — Ты имеешь в виду Баффи? Вообще-то, я думала, что она появится.

— И испортит нам свидание, — пробормотал Ксандр. — Надеюсь, нет. Баффи вообще редко ходит на свидания.

— Почему? — заинтересовался Лонни.

Ива предостерегающе посмотрела на Ксандра, и тот легонько пожал плечами в ответ:

— Она… ну, что-то вроде монашки.

— Но она была одета не как монашка, — усмехнулся Юнни.

— Она начинающая монашка, — ответил Ксандр.

Роза покачала головой:

— Монашка или не монашка, но ее бросок был просто супер тогда, когда она утопила Эдди. Ей надо играть в большой лиге.

— Она скорее пойдет в команду поддержки, — заметила Ива.

— Ну и к чему это мы начали весь этот разговор про нее? — спросил Ксандр, беря Розу за руку и заглядывая в ее темные блестящие глаза. — Для меня существует лишь одна девушка на всем белом свете — моя Роза.

Иву затошнило, но она постаралась держать себя в руках.

— Что мы будем дальше делать? — весело спросила она.

— Дайте-ка подумать, — сказал Лонни, постукивая пальцами по щетинистому подбородку. — Мы уже показали вам офис, световые приборы, трейлеры, генераторы и грузовики. И компрессор.

— Я никогда не забуду этот компрессор, — заметила Ива, стараясь говорить с воодушевлением.

— Может, хотите посмотреть, где мы спим? — предложила Роза.

Ксандр кивнул так, что уперся подбородком в грудь:

— Да, да! Это было бы здорово!

— А вы разве не спите… прямо здесь? — неуверенно переспросила Ива.

Лонни улыбнулся ей, показав ямочки на щеках:

— Ну, не прямо же здесь, на земле. У каждого из нас есть собственный трейлер, хотя некоторые делят комнату с друзьями. У Розы и у меня есть привилегии — мы живем без соседей. Так ведь, Роза?

— Да, если только мы сами этого не захотим, — с хитрой улыбкой ответила девушка, вскочила из-за стола и потянула за собой Ксандра. — Хватит болтать, пора веселиться.

Ксандр глупо улыбнулся, как будто его огрели по голове бейсбольной битой. Словно мясник, ведущий бедного ягненка на заклание, Роза потащила его за собой.

— Увидимся позже! — крикнула она, обернувшись. Ива встала:

— Погодите-ка! Мы что, не пойдем с ними?

— А зачем? — спросил Лонни, наклоняясь к ней. Он коснулся щеки девушки мозолистой ладонью и развернул ее лицо к себе. — На двойном свидании не очень-то много вариантов развлечений, до тех пор, пока оно не превращается в простое свидание.

Ива медленно освободилась и отодвинулась от него:

— Но я… я еще не видела комнату ужасов! Ну да, я всегда мечтала побывать в комнате ужасов… когда там никого нет.

Она обернулась в поисках Ксандра и Розы, но они исчезли. Ее охватила пацика — ей вдруг подумалось, что Ксандр больше уже никогда не вернется. Ни ей, ни даже Баффи не справиться с девушкой, у которой повсюду татуировки.

' — Хорошо, — согласился Лонни. — Давай исполним твои мечты.

Обняв Иву за тонкую талию загорелой рукой, он повел ее к комнате ужасов, которая была видна в кон це дорожки, — металлический фасад, разрисованный картинками, изображающими сцены, в которых людей убивали, уродовали и обезглавливали. Женщины, чуть рикрытые остатками одежды, убегали от страшных, кровожадных монстров.

Вообще-то, Ива никогда не мечтала о том, чтобы побывать в подобном месте, но теперь ей нужно было как-то продолжать эту игру.

Когда они подошли ближе к аттракциону, она заметила, что входная дверь заперта на висячий замок.

— Закрыто! — обрадованно сказала она. — Мы не сможем войти.

— Не беспокойся. — Лонни с улыбкой достал из кармана джинсов увесистую связку ключей. — Я здесь работаю, забыла?

Ива судорожно пыталась что-то придумать. Лонни понадобилась лишь пара секунд, чтобы открыть замок.

Если я побегу прямо сейчас, рассудила она, то Ксандр останется совсем один, без защиты и поддержки. Ну, вообще-то, не совсем один…

Лонни толкнул дверь комнаты ужасов и кивнул:

— Только после вас, милая моя.

Глава 5

Баффи и Джайлс медленно брели через кладбище. Они видели свою цель издалека — белый шпиль, возвышающийся над другими гробницами и памятниками. Они передвигались очень осторожно, но не потому, что опасались койотов — две патрульные машины стояли на парковке, и Баффи была уверена, что полицейские сейчас исследуют могилу, которую она посетила прошлой ночью.

Когда Баффи услышала голоса переговаривавших ся по рации стражей порядка, она сначала хотела подождать, пока они уедут, однако потом передумала. Не то чтобы Баффи боялась полицейских, просто, оказываясь у нее на пути, они только мешали. Не верили ни единому ее слову, когда она говорила правду, если бы и поверили ей, то, скорее всего, посадили бы за решетку, потому что она всаживала осиновые коль в мертвецов, расхаживающих повсюду по ночам, где дело касается чего-то сверхъестественного, полиция ведет себя ужасно глупо. У нее полегчало на душе, когда она увидела лишь их офицеров, стоящих у оскверненной могилы, вокруг которой были разбросаны засохшие цветы.

Похоже, полицейские не собирались проводить расследование, они огородили место своей желтой лентой, а сами просто смотрели по сторонам, пытаясь понять, что же произошло.

— Я так понимаю, это и есть могила, — прошептал Джайлс. — Стоит ли нам спускаться, пока полицейские все еще там?

— Можем и спуститься, — ответила Баффи. — Я хочу узнать, кто их вызвал.

Дерзкая Истребительница зашагала вперед. Она смело подошла к могиле, изрытой так, как будто стая собак искала здесь кости.

— Пожалуйста, не подходите, мисс, — предупредил один из офицеров. — Место преступления.

— Ладно. — Баффи внимательно посмотрела на буквы, выгравированные на надгробии. Они складывались в странное имя, Спюрс Хардавэй, возле имени была изображена звезда шерифа.

— А что случилось? — спросила она.

— Именно это мы и пытаемся выяснить, — ответил молодой полицейский, дружелюбно улыбаясь.

— Этот тебя не касается, — проворчал тот, который постарше. — Уходи отсюда. Что ты здесь делаешь?

Баффи посмотрела на Джайлса, который знал, что она просто терпеть не может, когда с ней так обращаются.

— Хорошо, сейчас уйду. Но я точно знаю, кто это сделал. — Она неторопливо зашагала прочь.

Полицейские побежали следом за ней по холму.

— Минуточку, мисс! Вы что-то знаете? — спросил тот, что моложе.

— У меня есть кое-какие предположения, — сказала она, дразня их. — У вас, наверное, тоже. Кто вам позвонил?

— Сторож, — ответил старший. — Он обнаружил, что могила разворочена, и вызвал нас. Вечно на этом кладбище что-то происходит — если честно, я был бы не против, если бы его заасфальтировали.

— Я тоже, — пробормотала Баффи. Полицейский удивленно взглянул на нее, а потом посмотрел в сторону могилы:

— Это не похоже на обычный вандализм, кажется, будто здесь побывали какие-нибудь дикие животные. Так что ты знаешь?

— Мне кажется, это сделали койоты, — рассерженным тоном произнесла Баффи. — Я живу неподалеку и несколько раз видела, как большая стая ночью бегала около кладбища.

Молодой щелкнул пальцами и повернулся к напарнику:

— Вот что это такое, Джо. Нам на этой неделе часто звонили насчет койотов. Наверное, сейчас засуха, и они спустились с холмов в поисках воды.

Джо кивнул с глубокомысленным видом:

— Да, похоже, мы раскрыли дело, с помощью этой маленькой леди. Теперь можем передать его Службе по контролю над животными.

— Если бы еще знать, зачем они расковыряли могилу, — пробормотал молодой полицейский.

Молодой ухмыльнулся:

— Из всех нас только Джо помнит его. Старик скривился:

— Как быстро все забывается! Спюрс Хардавэй был звездой Дикого Запада в конце девятнадцатого века. У него было шоу, как, например, у Буффало Билла — смесь магии и обычаев Дикого Запада. Он объездил весь мир с этими представлениями.

— А как получилось, что его похоронили тут? — удивленно спросила Баффи. — В Саннидейле?

Офицер пожал плечами:

— Я толком не знаю. Знаю только, что он тут поселился, после того как прекратил заниматься шоу-бизнесом. Он уже был стариком, когда его пристрелили, — вот как.

— Ровно сто лет назад, — заметил Джайлс, рассматривая даты на надгробии.

— Да, почти что, — согласился коп. — Это было такое событие — знаменитость убивают в нашем маленьком городишке!

Баффи повернулась к Джайлсу:

— Думаю, теперь мы можем идти.

— Совершенно точно! — ответил он. Глаза его возбужденно сверкали. Теперь, когда у него появилась куча вопросов, ответы на которые можно поискать в книгах, библиотекарь был просто счастлив.

— Спасибо за помощь! — крикнул молодой полицейский им вслед.

— Всегда рады! — ответила Баффи, наслаждаясь тем, что полиция наконец хоть в чем-то поверила ей. И вес же ее мучили сомнения. Что, если это и в самом деле-были койоты, которые вели себя как… койоты?

— Баффи, — сказал Джайлс, когда они отошли от полицейских на достаточное расстояние. — Этот случай весьма необычен, и, я думаю, нам надо его расследовать. В конце концов, каждый, кто приезжает в Саннидейл — в Адову Пасть, — автоматически попадает под подозрение. В первую очередь я попробую найти что-нибудь про Спюрса Хардавэя, а потом еще поработаю по шкурщикам и Луне Койота. Интересно, согласится ли Ива помочь мне?

— Ива! — Баффи в ужасе подняла глаза. — О боже, я оставила их одних с этими уродами!

— Какими уродами? — встревожился Джайлс. Баффи побежала к машине.

— Сначала отвезите меня в луна-парк, а потом можете заняться своими исследованиями. Быстрее! Даже подумать страшно, что может случиться сейчас с Ксандром и Ивой!

— Кошмар! — пробормотал Джайлс, пытаясь догнать Баффи.

В комнате ужасов, в полной темноте и тишине, Ива таяла в сильных руках Лонни. Она подняла голову, 'Тубы их встретились.

Я не хотела, чтобы это произошло, уговаривала она бя, но пока все весьма неплохо. Он нежно целовал, и она начала забывать обо всем. Ее так не о том, чтобы он не поставил ей засос на шее! Когда Ива попыталась отстраниться, ее лица коснулись какие-то бечевки, свисавшие с потолка, и она чуть не закричала.

Я в пустой комнате ужасов, сказала она самой себе, с парнем, который уверен, что я для него — аттракцион!

Как бы поступила Баффи?

Она решила пока не бить Лонни коленом между ног, однако все же с силой оттолкнула его.

— Пожалуйста, Лонни, не надо! — настаивала она. — Дай мне передохнуть.

Он обиженно посмотрел на нее:

— Эй, сладенькая моя, это ведь ты захотела сюда прийти — когда здесь темно и никого нет, только мы вдвоем. Помнишь?

' Она кивнула:

— Да, я так хотела, и тут все, как я и ожидала, — очень темно, очень пусто. Но теперь я хочу отсюда уйти.

Он умело и нежно поправил ее волосы.

— Куда ты торопишься? Роза и Ксандр все равно будут заняты какое-то время.

Он пытался уговорить ее остаться, но выбрал неверную тактику. Она отталкивала от себя его руки, отступая всё дальше в глубь загадочной комнаты страха. Когда ее ноги коснулись какой-то железной пластины, раздался ужасный вопль, и откуда-то выскочила мерзкая тварь.

— А-а-а! — взвизгнула Ива, перепугавшись до смерти. Тут она поняла, что монстр — еще один сюрприз комнаты ужасов.

Лонни обнял ее, стараясь успокоить:

— Что случилось, Ива? Что ты так нервничаешь?

— Мы слишком торопимся, вот и все, — ответила она, стараясь не заплакать. — Я же познакомилась с тобой только вчера…

— А завтра я уже уеду, — сказал он мрачно. — Так всегда в шоу-бизнесе. У нас просто нет времени.

— Нам придется найти время, — настаивала она, отталкивая его. — Сделать так, чтобы у нас было еще хотя бы пару свиданий.

— Да уж, великолепно, — презрительно засмеялся Лонни. — Я работаю каждую ночь, а ты хочешь ходить со мной на свидания.

— Прости, но я не могу иначе. Я вроде как правильная девочка.

Лонни кивнул:

— Ну, ладно, Ива, будем играть по твоим правилам. Давай получше узнаем друг друга.

Она улыбнулась:

— Было бы очень мило с твоей стороны.

— Придется тебе приходить в луна-парк каждую свободную минуту — например, этой ночью, когда он закроется.

— Сегодня ночью? — переспросила она, задохнувшись.

— После полуночи.

Ива постаралась произнести как можно беззаботнее:

— О'кей, сегодня после полуночи.

— Это будет наше второе свидание, — сказал Лонни, держа в своих руках её ладони. — Мы узнаем друг друга так хорошо, что я буду прямо как твой лучший школьный дружок.

— Ну да, — нервно хихикнула Ива.

— И я постараюсь сделать все возможное, чтобы луна-парк остался в Саннидейле как можно дольше. Может быть, даже на месяц. — Он нежно поцеловал ее в щеку, как настоящий джентльмен. — А теперь мне пора отправляться на работу. Хочешь посмотреть, как я буду смазывать «Осьминога»?

— Конечно, — согласилась Ива, наигранно обрадовавшись. — Давай промаслим это чудовище.

Лонни вовсе не так уж плох, подумала Ива, просто он привык добиваться своего от девушек. Похоже, он даже уважает ее за то, что она не такая, как другие, и явно хочет снова с ней встретиться. Может быть, и не принято ходить на свидания в полночь, но им ведь надо быстрее узнать друг друга. По крайней мере, теперь это лето уже не кажется таким скучным.

Чувствуя какую-то необъяснимую нежность к Лонни, Ива позволила ему взять себя за руку и повести по темной комнате ужасов.

Ксандр стоял рядом с маленьким обшарпанным трейлером, прислушиваясь к шуршанию и позвякиванию — Роза прибиралась на скорую руку в своем обиталище. Она не захотела сразу пустить его внутрь — сначала ей нужно было что-то там убрать. В какой-то степени это даже успокаивало, поскольку в этом она походила на обычных девчонок. Все остальное в ней было весьма необычным.

Роза просто супер, у нее великолепное тело, и она целуется так, что просто дух захватывает. Ксандр старался не думать о том, зачем ей такой парень, как он. Может быть, она подумала, что Баффи его подружка, и, поскольку Баффи ей не понравилась, решила насол ить ей и увести у нее бойфренда? Ксандр вовсе не собирался разубеждать ее в этом — наоборот, если бы был уверен, что это поможет делу, то сказал бы, что женат на Баффи.

Даже Ива завела себе летний роман в луна-парке. Это и впрямь какое-то волшебное место, хотя ночью оно гораздо привлекательнее, чем при свете дня. Под солнечными лучами трейлеры, аттракционы и шатры выглядели старыми и обшарпанными, как будто они разъезжали по свету уже не одну сотню лет.

Ксандр отогнал эти невеселые мысли и сосредоточился на приятном. А вдруг луна-парк останется здесь навсегда? И он сможет всегда быть вместе с Розой?

В этот момент дверь трейлера со скрипом отворилась, и на пороге возникла Роза в японском шелковом халатике. Его взгляд поднялся от ее загорелых стройных ног к огромному дракону на груди, и он судорожно сглотнул.

— Входи, — позвала темноволосая соблазнительница.

Второпях Ксандр споткнулся, входя в старый вагончик, состоявший из одной-единственной комнатки весьма странного вида. Стены были увешаны постерами и картинками, на полках стояло множество самых разных фигурок животных; еще здесь был большой деревянный морской сундук, крохотная кровать, а в углу стояло что-то напоминавшее средневековое орудие пыток или старинное зубоврачебное кресло. Что бы это ни было, ржавые иглы и трубки не вызывали желания подойти поближе.

В тесной комнатке Розы стоял очень сильный запах ладана. Ксандр изо всех сил старался не закашлять.

— Мои чувства еще никогда в жизни не были так свежи! — сквозь кашель проскрипел Ксандр. Теперь он понял, почему у Розы такой хриплый голос. Он сделал несколько шагов и ударился ногой о сундук.

— Ау! — простонал он. — Что там такое, якорь, что ли?

Когда он коснулся темного дерева с бронзовой отделкой по краям, Роза вскочила на ноги с разъяренным видом:

— Не трогай сундук!

— Прости, — сказал Ксандр, делая шаг назад, но тут же натолкнулся на полку с оловянными дракончиками, медведями и волками. Несколько фигурок с громким стуком свалились на пол.

— Прости, — повторил он, еще больше смутившись, и нагнулся, чтобы поднять фигурки.

— Оставь их там, — резко приказала Роза. Она села на свою маленькую кроватку. — Иди, присядь рядом со мной, так будет гораздо безопаснее.

Ксандр в ту же секунду оказался там.

— Милая кроватка, — выдохнул он. — Я хотел сказать, у тебя тут все очень мило!

— Это дом, — сказала она, пожав плечами. — Мы меняем города, но мое логово всегда со мной.

— Твое логово, — со смехом повторил Ксандр, с интересом осматривая вагончик. — Почти как в пещере.

— Но это не пещера.

— И как давно ты этим занимаешься? — спросил Ксандр и быстро добавил: — Я имею в виду — путешествуешь вместе с луна-парком.

— Очень давно. — Она взяла его за плечи и крепко сжала. — Я гораздо старше, чем выгляжу.

Он постарался собраться с мыслями:

— Ну, выглядишь ты просто великолепно, и неважно сколько тебе лет.

— Снимай рубашку, — приказала она.

— Рубашку? Ладно! — воодушевленно согласился Ксандр. Он принялся сражаться с пуговицами, но так и. f не смог их расстегнуть и в конце концов просто сорвал с себя рубашку. — Со мной еще никогда такого не случалось.

— Ты такой смешной, — сказала она, разглядывая f его обнаженные плечи и спину. — Где ты хочешь сделать татуировку?

Ксандр моргнул:

— Татуировку? — Краем глаза он посмотрел на ржавые трубки и иголки.

— Я хочу тебя заклеймить, — сказала она, подмигивая. — Показать всем, что ты мой.

— А-а… И какую же татуировку я получу? — спросил Ксандр, пытаясь потянуть время.

— Розу, конечно же.

\ — Конечно же! — Он нервно рассмеялся. — Я видел твою татуировку с розой. Думаю, у тебя и другие есть?

— Да, еще много других. Хочешь на них посмотреть?

— Да, — выдохнул Ксандр. Она игриво коснулась кончика его носа острым ногтем, накрашенным красным лаком. — Не сомневалась, что ты захочешь. Но прежде чем ты их увидишь, нам надо познакомиться поближе. А вот эту маленькую я тебе покажу.

Когда он протянул руку, чтобы потрогать скорпиончика, она опустила халат и указала на лодыжку, где была изображена крошечная голубая звездочка.

— Я обожаю эту звездочку, — сказала она. — А еще тебе должна понравиться моя луна.

— А… а где она?

— Там, где и должна быть луна. — Роза подмигнула ему и отошла в другой угол, к жуткому аппарату. — Так где ты хочешь татуировку?

— М — м-м… ну… — Ксандр сглотнул и нерешительно поднялся. — Вообще-то я никогда не думал о том, чтобы сделать себе татуировку. Надо бы посмотреть, какие бывают, почитать какие-нибудь книжки про это, тогда можно будет сделать одну. — Он ухмыльнулся: — Может быть, если я посмотрю еще на парочку твоих татуировок, это меня вдохновит.

Роза, покачивая бедрами, подошла к нему, обняла за шею и притянула к себе:

— Ты очень умный мальчик, правда? Ты не хочешь просто так отдавать, ты хочешь сначала что-то получить. Ты будешь принадлежать Розе, независимо от того, есть на тебе мое клеймо или нет.

— Я согласен, — с придыханием произнес Ксандр, почти касаясь ее губ своими.

— Луна-парк закрывается в полночь, — прошептала она. — Возвращайся, найди меня, и ты увидишь звезды, луну… и все остальное.

— В полночь, — пробормотал он, завладевая ее ртрм; Ксандр пытался контролировать себя, однако ему это плохо удавалось. Он ощущал себя в каком-то вакууме, он задыхался. Ничто в этом мире не могло сравниться с объятиями Розы, особенно когда она прижималась к нему и ерошила его волосы своими коготками. Ему уже казалось, что больше он не вынесет этой сладкой пытки, но тут с громким стуком распахнулась дверь.

Оба подпрыгнули от неожиданности. В дверном проеме они увидели загадочную фигуру — темный силуэт в ярких лучах солнца. Ксандру вспомнились старые вестерны, где главный герой врывается в салун, чтобы разобраться с плохими парнями.

— Баффи! — выдохнул он. — Что ты здесь делаешь? Она проигнорировала его вопрос и пошла прямо к Розе.

— Ну, хватит, Колючка, отпусти его.

— Теперь он мой, — заявила Роза. Она убрала руки с плеч Ксандра и сжала их в кулаки.

Ксандр схватил ее:

— Нет, нет, не отпускай меня! Держи меня! Я могу вырваться!

Но настроение уже было испорчено. Баффи и Роза стояли лицом к лицу и взглядами метали друг в друга молнии.

Боже мой, подумал Ксандр, могло быть и хуже. Они обе прекрасны и готовы подраться из-за меня!

— Все в порядке, девушки, не из-за чего так переживать, — заверил он. Ну же, Баффи, почему бы тебе не уйти — я на свидании, попытался он сказать глазами.

Истребительница не сводила глаз с Розы:

— Ксандр, я должна тебе кое-что сказать. Ты можешь подождать снаружи?

— Это ты поджи снаружи! — резко заявила Роза, толкнув Баыыи к двери. Но Истребительница приняла боевую стойку, и Ксандер испугался, что сейчас Роза недосчитается нескольких зубов.

— Ты собираешься показать мне какой-нибудь приемчик? — со смехом поинтересовалась девушка. — По-моему, тебе надо меньше смотреть телевизор.

— Не начинай с ней драку! — предостерег Ксандр.

— Я уже давно начала с ней драку! — Роза молниеносно развернулась на месте и ударила Баффи ногой, так что та вылетела за порог, на пыльную дорогу.

В то время как Баффи пыталась встать, Роза выпрыгнула из трейлера и бросилась ей на шею, рыча, словно дикий зверь. Баффи пришлось напрячь все силы, чтобы уберечь горло от зубов брюнетки, но в конце концов Истребительнице удалось сбросить ее с себя и откатиться в сторону..

Обе девушки вскочили на ноги и принялись настороженно кружить вокруг друг друга. К счастью, луна-парк был еще закрыт, поэтому, кроме Ксандра, свидетелей этой схватки не было.

— Ну же, Баффи, — умолял Ксандр. — Ты слишком далеко заходишь! Дракой ничего не решить. Если бы ты раньше сказала мне, что ревнуешь меня…

— Ревную? — пораженно переспросила Баффи. — Ксандр, я просто хотела тебе объяснить.

— И что, ты не могла оставить мне сообщение на автоответчике? — простонал он.

Роза рассмеялась:

— Вы двое — настоящая сладкая парочка! Все было весьма забавно, Ксандр, но мне пора на работу. Если захочешь сменить эту запутавшуюся крохотулю на настоящую женщину, то ты знаешь, где и когда меня искать. — С этими словами Роза забралась в свой трейлер и захлопнула за собой дверь.

— Запутавшуюся крохотулю? — взбешенно пробормотала Баффи.

— Ты и в самом деле запуталась! — выкрикнул Ксандр, в пылу чувств размахивая руками. — И ведешь себя как ребенок, как самая настоящая крохотуля! Сначала врываешься в трейлер Розы, рушишь мне все свидание, а потом заявляешь, что для этого даже не было причины!

Баффи понизила голос:

— Я сделала это только для того, чтобы спасти тебя.

— Спасти меня! — сдавленным голосом крикнул он. — Ты спасла меня от того, от чего я меньше всего на свете хотел бы спастись!

— Дело тут вовсе не в твоей любви, — ответила Баффи. — Твоя жизнь…

— Моя жизнь? Эти люди очень хорошо относятся ко мне и к Иве. И тебе они ничего плохого не сделали! Конечно, может быть, они и пытаются заработать пару баксов на жителях этого города, но это лишь доказывает, что они абсолютно нормальные] Только ты во всей округе ведешь себя, словно выжила из ума. Эти люди вовсе не чудовища.

Баффи схватила его за рукав:

— Пойдем со мной в библиотеку. Мы с Джайлсом тебе все объясним…

— Единственное чудовище здесь — ты сама! — выпалил Ксандер, выдергивая руку. — По-моему, в твою работу не входит пункт «портить Ксандеру свидания»!

Он в бешенстве зашагал по дорожке, а Баффи побежала за ним следом:

— Когда ты должен снова с ней встретиться?

Ксандер закрыл уши ладонями:

— Я тебя не слышу, тебя здесь нет!

— Где Ива?

— Я не знаю, но ни за что бы не сказал тебе, даже если бы знал! — Он развернулся и гневно уставился на нее. — Хватит, Бафкри, исчезни.

Ксандр с сердитым видом отправился прочь, а ошарашенная Баффи осталась стоять посреди пустынного луна-парка. Она хотела спасти Ксандра, но все испортила: она только подтолкнула его к врагу. Этот враг обладает соблазнительными формами и привлекательной внешностью, немудрено, что Ксандр увлекся. Пожалуй, и Иву вряд ли удастся убедить в том, что некоторые из персонала луна-парка на самом деле — кой-оборотни.

Единственным доказательством был изгрызенный собачий ошейник. Все остальное — это просто догадки и интуиция. Возможно даже, что она ошиблась и потеряла хорошего друга ни за что ни про что.

Может быть, Ксандр прав и ее реакция вызвана именно ревностью? Баффи очень привлекательная и милая девушка и потому всегда нравилась парням. В ее прошлой жизни все было просто замечательно. Однако с тех пор, как она стала Истребительницей, ее личная жизнь вылетела в трубу, отправилась в мусорный бак. Это только укрепляло ее связь с Ивой и Ксандром, которым не везло в любви совсем по другим причинам. Но с тех пор как в город приехал луна-парк, у ее друзей появилась собственная романтическая жизнь. А Баффи получила лишь очередную странную, предельно опасную работу, вознаграждения за которую не предвиделось.

Она глубоко вздохнула и попыталась выбросить эти грустные мысли из головы. Не надо себя жалеть — борьба со злом сама по себе должна быть наградой. И хотя она только что рассорилась с одним из лучших друзей, Баффи не утратила способность анализировать и поэтому сделала одно заключение — Роза необыкновенно сильна для обычного человека. Ее сила и ловкость соответствовали возможностям Баффи или даже вампира. И хотя этот вывод был очень важен, он еще ничего не доказывал.

Истребительница отряхнула пыль с рубашки и шорт и с безразличным видом направилась к выходу из луна-парка. Работники, которых она видела, когда шла сюда, куда-то исчезли. За исключением одного…

Гопскоч наблюдал за ней с одного из аттракционов.

Глава 6

Б аффи вошла в полутемную школьную библиотеку и сразу же увидела Джайлса. Он склонился над столом, на котором высились горы старинных книг. Горела маленькая настольная лампа, а под ней лежало шесть раскрытых томов. Джайлс внимательно читал огромную книгу со множеством ярких картинок и что-то быстро строчил в блокноте.

— Привет, — сказала она, заставив его все-таки оторваться от чтения и обратить на нее внимание.

— Привет! — весело ответил он. — Спюрс Хардавэй оказался весьма занимательным персонажем — только такому и жить в Саннидейле. А как дела у Ксандра и Ивы?

— Я так понимаю, просто великолепно. — Баффи пожала плечами и плюхнулась на стул напротив Куратора. — Ксандр зол на меня, а Ива исчезла. Даже ее собственная мать не в курсе, где она, — знает только, что дочь вернется домой очень поздно вечером. И конечно же, ни тот ни другая не хотят слышать от меня ни слова.

— Что ты имеешь в виду? — встревоженно спросил Джайлс.

— Я имею в виду то, что на этот раз нам рассчитывать на них не приходится. Они на другой стороне.

Джайлс задумчиво кивнул:

— Ты по-прежнему уверена, что персонал луна-парка — это кой-оборотни?

— Да, но только у меня нет никаких доказательств, за исключением собачьего ошейника, — пробормотала Баффи. — Ксандр просто по уши втюрился в свою девицу с аттракционов, а Ива попала в лапы опытного и весьма симпатичного обольстителя.

Она почувствовала, что Джайлс очень старательно подбирает слова, чтобы не обидеть ее.

— Похоже, ты уверена во всем этом на сто процентов, но ведь; возможно, люди из луна-парка абсолютно безобидны.

Баффи закатила глаза:

— Вы просто с ними не сталкивались. Даже если они и не кой-оборотни, они далеко не безобидны.

— Ну, уж это Ксандр и Ива должны сами для себя решить.

— Ага! Я, конечно, понимаю, что всем кажется, что я просто ревную, но я знаю то, что я знаю… или то, что я чувствую. — Баффи откинула назад пряди светлых волос. — Хватит уже про Иву и Ксандра. Лучше расскажите, что вам удалось выяснить.

— Вот это даст тебе представление о том, насколько знаменит был Спюрс Хардавэй. — Джайлс взял в руки огромный том, который он до этого читал, и развернул к ней. Сначала Баффи показалось, что книга о живописи, но это была коллекция старых театральных афиш. На левой стороне разворота была красочная картинка, изображавшая длинноволосого человека в окружении волков, медведей и горных львов[1]. Под этой картинкой была помещена другая — индейцы верхом на лошадях окружают горящий фургон.

Заголовки на афише гласили: «Спюрс Хардавэй и завораживающая Магия Дикого Запада! Вы станете свидетелем жестокого нападения индейцев! Вы с замиранием сердца сможете лицезреть животных, которых еще никогда никто не видел в Нью-Йорке! Живая магия и романтика Запада!»

На правой стороне разворота был еще один героический портрет Спюрса Хардавэя, на этот раз он боролся с медведем. Под этой картинкой — изображение многочисленных индейцев и ковбоев. В самом низу страницы был нарисован Спюрс Хардавэй в золотой клетке, вместе с горным львом. Надписи на этой афише были на французском языке.

— Это от его триумфального тура по Европе в 1889 году, — сказал Джайлс, указывая на французскую афишу. — Судя по отзывам, Спюрс Хардавэй поставил великолепное шоу, в котором участвовало более двух сотен ковбоев и диких животных. Оно совмещало в себе элементы родео, цирка, каскадерских трюков и магии.

— Этакий Дэвид Копперфильд своего времени?

— Кто? Ты только послушай вот это! Его самый знаменитый волшебный трюк — он забирался в клетку, которую накрывали бархатным покрывалом, и превращался в дикого зверя! Есть рассказы людей, бывших очевидцами того, как он становился волком, горным львом или медведем.

Баффи сузила глаза и пристально посмотрела на Куратора.

— То, что он делал такой фокус, еще не означает, что он действительно мог превратиться в медведя или волка.

— А вот и нет! — с видом победителя возразил ей Джайлс. — Спюрс Хардавэй заявлял, что он на самом деле мог превратить себя в дикого зверя, он говорил, что научился этому фокусу у индейцев с Великих равнин; В то время критики считали это заявление обычной саморекламой, игрой на публику… Но что, если он действительно говорил правду? Мы знаем, что шкурщики существуют и что есть сообщения о других членах его труппы, которые могли превращаться в животных.

— Ух ты, — выдохнула Баффи, чувствуя, как у нее засосало под ложечкой. — Но ведь это мог быть просто фокус — многие трюкачи сейчас проделывают такое с легкостью.

Джайлс покачал головой:

— Но не так, как это делал Спюрс Хардавэй. Превращение в медведя или волка — очень сложный фокус, нужна специальная сцена с потайным ходом. А он мог выполнить этот трюк в любом месте — в цирке, на стадионе, в салуне, даже в тюремной камере. А помнишь значки на его надгробии?

— Нуда..

— В молодости Спюрс Хардавэй был военным разведчиком и еще шерифом, он прожил много лет среди индейцев. Тогда они еще не опасались бледнолицых.

— Так, значит, он у них выучился мастерству превращения в животных? — спросила Баффи. — Но что ' же тогда его связывает с Саннидейлом?

— В 1895 году он вышел на пенсию и осел здесь, а его шоу продолжало гастролировать уже без него. Кстати, Спюрсу Хардавэю принадлежала большая часть земли в окрестностях — он был одним из отцов-основателей Саннидейла. Все это как-то подозрительно, не находишь? Мне кажется, он был в курсе того, что попаал в центр концентрации оккультных сил, хотя, не возможно, не знал, как ими воспользоваться.

— Но ведь он был смертным. Он же умер.

— Да, и это тоже очень подозрительно. — Джайлс театрально выдержал паузу, чтобы произвести больший эффект. — В день, когда ему исполнился восемьдесят один год, Спюрс был застрелен в собственном доме — серебряной пулей. Его убийцу так и не нашли.

Баффи вскочила на ноги и принялась расхаживать туда-сюда по комнате.

— Знаете, между шоу про Дикий Запад и луна-парком не такая уж большая разница. Город за городом. Сегодня плохая пища, завтра опять дешевая еда. Пыль. Чучела животных. Это ведь такая же работа, правда? Может, работники луна-парка — его последователи, которые по-прежнему продолжают гастролировать? Только теперь они не могут поставить шоу про Дикий Запад — ну, полиция не разрешит, и все такое, — так что им пришлось сделать такой вот развеселенький луна-парк.

— Похоже на правду, — согласился Джайлс. Баффи нахмурилась:

— Нет, вовсе нет. Большинство из них слишком молоды. Они едва ли старше меня.

— Они могут черпать необыкновенную силу из своего умения использовать шкуры, — заметил Джайлс. Веками изменение своего облика считалось одним из самых сложных умений шаманов и магов. Любой, кто владеет этим мастерством, без сомнения, в совершенстве владеет и другими заклинаниями, и способность молодо выглядеть может запросто быть одним из них. Когда Спюрс Хардавэй умер, он выглядел лет на сорок, хоти ему был уже восемьдесят один год. — У Куратора заходили желваки. — Они переняли удивительные возможности индейцев и полностью их извратили. Вполне возможно, что это весьма искусные колдуны.

— И они держат свой секрет в тайне, путешествуя с луна-парком, — добавила Баффи. — Они всегда в движении, переезжают из города в город, — поэтому никто никогда не заметит, что они не стареют.

— Совершенно верно! И все же они смертны. Нам известно, что их можно убить традиционным способом — Серебряной пулей.

При этих словах Баффи нахмурила брови:

— Ну да, я знаю, что мы можем их убить, но ведь они не вампиры в прямом смысле этого слова. Я имею в виду, они же не разгуливают по округе, не перерезают людям глотки. Они напали на меня, потому что почувствовали мою враждебность. А все остальное, что они натворили, — всего лишь мелкое хулиганство.

— Так ты считаешь, что эти кой-оборотни не опасны?

— Трудно сказать. Как работники луна-парка они заставляют вас отдать им последние сбережения, да к тому же совращают ваших друзей, — с горечью в голосе отозвалась Баффи. — Как койоты они сжирают вашу собаку и раскапывают старую могилу, но мы ведь не можем убить их за это. Мы даже не можем обратиться в полицию, разве только для того, чтобы они там от души посмеялись.

Джайлс поправил сползающие на нос очки:

— Да, я понял, о чем ты. Они плохо себя вели, но убивать их нельзя. К тому же сегодня исполняется ровно сто лет с тех пор, как убили Спюрса Хардавэя. А что, если он, как вампир, может восстать из мертвых через сотню лет после смерти?

Баффи тяжело вздохнула:

— Прошлой ночью эти чертовы койоты вели себя так, будто исполняли какой-то ритуал.

— Мы никогда не узнаем, верны ли наши предположения, если не увидим все своими глазами или не найдем какие-нибудь неопровержимые доказательства.

— Шкуры койотов, — сказала Истребительница. — Если я правильно поняла, то у каждого из них должна быть собственная шкура. Мне необходимо выяснить, так ли это на самом деле.

— Нам необходимо это выяснить, — поправил ее Джайлс. — Я настаиваю на том, чтобы пойти с тобой. Здесь мне уже делать нечего, все, что мог, я нашел, а две пары глаз всегда лучше одной.

Она показала пальцем на его очки и улыбнулась:

— Вам лучше знать.

— Что нам нужно взять с собой? У меня вполне могли заваляться где-нибудь несколько серебряных пуль.

Баффи подмигнула ему:

— Давайте постараемся не убивать никого из них. Ладно? Все-таки некоторые из них вполне симпатичные. Если нам удастся раздобыть доказательства — мы сможем убедить Ксандра и Иву держаться от них подальше.

Она с опаской выглянула из окна и увидела янтарный закат в полнеба.

— Надеюсь, что с ними все в порядке…

— Ну-ка, ребятки! — сказала Ива, формируя аккуратные стопки из своей огромной кучи фишек для покера. Крохотный трейлер уже насквозь пропах табаком и ладаном, а Ива, по ее подсчетам, выиграла на этот момент около двух сотен долларов у персонала луна-парка.

— Й как тебе удается столько выигрывать? — проворчал Лонни. — Ты — настоящая акула покера.

Ива усмехнулась:

— Ну, у меня всегда неплохо получается, когда мы играем семьей на игрушечные деньги из «Монополии». Я так понимаю, это умение распространяется и на настоящие деньги. Покер — игра математическая, и все вероятности ириски можно просчитать вперед. Также важно правильно распоряжаться финансами.

Старик со странными слезящимися глазами скривился и подобрал свою жалкую пригоршню фишек:

— Рассчитайте меня. Я не в силах справиться с этой покерной ведьмой! В следующий раз, Лонни, не приводи сюда таких выдающихся математиков — им не место среди азартных игроков.

— Эй, Гопскоч, я же не знал! — возразил блондин. — Я ей одолжил пять баксов, чтобы она могла сыграть пару раз. Кто мог предположить?

Ива весело пересчитала фишки старика и выдала ему три доллара и семьдесят пять центов.

— Было приятно с вами познакомиться.

— Ну да, — проворчал тот. — Я пойду на улицу, посмотрю, нет ли там где-нибудь поблизости нашего вандала, а то скоро пора открываться.

— У вас тут завелся вандал? — встревожено.

— А почему же вы не заявили в полицию? Гопскоч поскреб седую щетину на подбородке:

— Мы не очень-то любим чужаков, которые лезут в наши дела. Тут у нас в луна-парке свое правосудие.

— Понятно, — сказала Ива, нервно улыбнувшись.

— Ну, давай, действуй! — проворчал один из игроков, молодой парень без майки с длинными темными волосами. Гопскоч помахал рукой и вышел за дверь.

— Ты еще не сделал ставку, — заметила Ива. Молодой человек скривился и бросил две фишки по пятьдесят центов в кучку. Ива перетасовала карты и раздала их ему, Лонни, еще одному парню и себе. Она решила больше не играть столь безжалостно. Может, стоит все же вернуть им какую-то часть денег?

— Не давай мне играть с тобой на раздевание, — сказал Лонни, подмигивая ей.

Ива покраснела:

— Ладно, я прослежу за тем, чтобы тебе это и в голову не пришло.

— Мы можем с тем же успехом поиграть и на раздевание, — заявил полуголый парень. — Еще пару раз сыграем, и я буду просто счастлив, если в результате у меня останется хотя бы белье.

— За твое белье я бы дала только пятьдесят центов, — пошутила Ива. — Хотя, пожалуй, даже это слишком щедро.

Лонни расхохотался:

— Я дам тебе два цента.

По-прежнему улыбаясь, Ива взяла в руки свой карты и увидела, что ей крупно повезло. На руках у нее оказалось сразу три дамы. Нет никаких сомнений, подумала она радостно, удача сегодня на моей стороне.

Ксандр громко храпел во сне. Он попросил маму не будить его даже ради того, чтобы поесть, потому что у него назначено свидание и ему необходимо хорошенько отдохнуть. Блаженно улыбаясь, Ксандр видел сны о татуировках на нежной загорелой коже.

Когда Баффи и Джайлс вошли в луна-парк, он показался им заброшенным городом привидений, постепенно пробуждающимся после долгой спячки. Один за одним загорались неоновые огни. С противным скрипом и скрежетом приходили в движение «Осьминог» и «Чертово колесо», осветив небо радугой сверкающих огней. Картошка фри, сосиски в тесте и хлебцы забулькали в масле, наполнив воздух сладким ароматом. Из потрескивающих динамиков послышались первые аккорды веселой музыки.

Казалось, каждая ночь здесь была просто продолжением предыдущей. Семьи с малышами, носившимися вокруг детских аттракционов, уйдут примерно через час, и после наступления темноты в луна-парке останется только молодежь.

Джайлс стоял рядом с Баффи, разглядывая яркие аттракционы и толпы подростков, стекающиеся к центру парка.

— О боже, — пробормотал он, — У западной цивилизации оказалось гораздо больше проблем, чем я предполагал.

Баффи вздохнула:

— Ну, ведь никто никого не заставляет приходить сюда. Мы делаем это по доброй воле.

— Это ужасно, — согласился Джайлс. — И с чего же нам начать поиски в этой обители порока?

Баффи понизила голос:

— Пора проверить чей-нибудь гардероб на соответствие последним веяниям моды. Боюсь, нам придется проникнуть в чей-нибудь трейлер, ведь не носят же они свои шкурки в кармане джинсов. Я знаю, где трейлер Розы, но сначала надо убедиться, что она сейчас на рабочем месте.

Они неторопливо пошли по дорожке, не обращая внимания на зазывал, которые пытались соблазнить их играми и аттракционами. Баффи постоянно осматривалась в поисках Гопскоча, который, вполне возможно, все это время украдкой наблюдал за ней, но так ни разу и не увидела старика. Вероятно, этой ночью ему пришлось заняться работой, поскольку парк был переполнен и работали все аттракционы.

Пока они шли, Джайлс рассматривал игры, ларьки с едой и толпу. Когда он увидел маленькую девочку, поедавшую огромный шар сахарной ваты ярко-голубого цвета, он не смог удержаться и машинально пошел вслед за ней. Баффи пришлось схватить его за руку и вернуть в реальный мир.

— Ты видела, что она ела? — пораженно спросил Джайлс. — Это выглядело как… как эктоплазма!

— Что еще за эктоплазма? — поинтересовалась Баффи.

— Это туман, из которого состоят привидения.

— А, да и на вкус она такая же, как эктоплазма, — сказала Баффи. — Только с сахаром.

— Такая еда не приносит пользы организму, — заключил Джайлс.

— А разве тут есть что-нибудь, что выглядит полезным? Это как раз одно из тех мест, где одновременно можно побыть ребенком и взрослым. Вот поэтому-то тинэйджерам все это так нравится.

Сощурившись, Джайлс сквозь стекла очков оглядел ряд шатров с играми, около которых толпилось множество людей.

— Ты говорила, что работники луна-парка выглядят довольно юными и привлекательными, но это же в порядке вещей. Все время переезжать с места на место, жить как кочевники — это занятие для молодых и сильных.

— Да знаю я! — с отчаянием отрезала Баффи. — И может быть, это просто совпадение, что поблизости в то же самое время обосновалась стая койотов, разгуливающих по улицам Саннидейла. Возможно, совпадение и то, что они раскапывали могилу Спюрса Хардавэя, и то, что он умер ровно сто лет назад. Именно поэтому нам нужно самим разобраться, что происходит в действительности.

— Это что, твои настоящие волосы? — гавкнул голос из колонки. — Или к тебе на голову забралась ка кая — то выхухоль?

— Мы на месте. — Баффи протянула руку и остановила Джайлса рядом с «макательным аппаратом».

Тот же клоун, которого она видела прошлой ночью, работал и сегодня, и сейчас он насмехался над пожилым человеком в парике. Рядом стояла и его партнерша — темноволосая ведьма Роза. И, как обычно, она меняла потертые мячи и сексуальные улыбочки на хрустящие купюры, а в очередь к ней выстраивались все новые и новые кандидаты в дураки.

— Похоже, у новой пассии Ксандра полно работы, — ответила Баффи.

Джайлс пристально разглядывал Розу:

— И это та самая молодая… особа, которая заинтересовалась Ксандром?

— Теперь понимаешь, о чем я? — хмыкнула Баффи. — Это лишь одно из очень многих совпадений. Прошлой ночью мне показалось, что все работники луна-парка пытались подцепить кого-нибудь из местных тинэйджеров.

— Неприятное зрелище, ты права, — сказал Джайлс. — И все же они вполне могут оказаться обычными пошляками, а не пошляками, умеющими изменять свой внешний облик. Если они не совершат какое-либо преступление или если мы не докажем, что они на это способны, то нам просто никто не поверит.

— Так давайте же искать доказательства! — И Баффи потянула библиотекаря прочь от «макательного аппарата». Окольными путями они вышли на задворки луна-парка, оставив позади неоновые огни и раскрашенные фасады. Здесь, с другой стороны, краска уже давно облупилась с побитых трейлербв, шумных электрогенераторов и мусорных баков — это были настоящие трущобы, спрятанные от городских огней.

Баффи и Джайлс крадучись пробирались сквозь темноту к трейлеру Розы. Услышав чьи-то голоса, они спрятались за кучей каких-то деревяшек, замерли и прислушались. Двое подростков прошли мимо, срезая путь до автостоянки.

— Ну, ладно, — прошептала Баффи. — Вы оставайтесь здесь и наблюдайте, а я пойду внутрь. Если заметите кого-нибудь, кто приближается к трейлеру, постучите и спрячьтесь. Я уберусь оттуда как можно быстрее, а потом мы встретимся у вашей машины. Хорошо?

Джайлс кивнул:

— Нас могут и арестовать за такое…

— Почему-то мне кажется, что эти парни не станут звонить в полицию. Ну, пора. — Баффи встала и попробовала открыть дверь трейлера. Она была закрыта на замок, поэтому Баффи ухватилась за дверную ручку и просто щелкнула ею, как будто это была сухая ветка. Дверь крохотного трейлера распахнулась, Баффи пригнулась и вошла внутрь.

Очутившись в обиталище Розы, Баффи подумала было о том, чтобы зажечь свет, однако вскоре поняла, что и так может все рассмотреть. Сквозь грязное окно сверкали разноцветные неоновые огни, отражаясь на противоположной стене. Этого света хватало, чтобы ориентироваться в тесном вагончике.

Баффи старалась не обращать внимания на странный запах то ли ладана, то ли дешевых духов Розы. Она внимательно осмотрела забитые всякой ерундой полки, однако, как и предполагала, шкура койота не висела на самом видном месте. Как можно жить в этом малюсеньком трейлере? — подумала Баффи. Тут нет места даже для шкафа.

Когда ее взгляд наткнулся на старый деревянный сундук, она поняла, что это единственное место, где можно было бы припрятать шкуру. На сундуке висел массивный замок. Если бы в ее распоряжении было больше времени, она, возможно, и смогла бы снять замок так, чтобы об этом никто не узнал, но времени на это не было.

Баффи сватила одной рукой за основание замка, а пальцами другой руки подцепила его за дужку и с силой потянула в разные стороны. Раздался громкий стук, и замок разлетелся на две части.

Когда Баффи подняла крышку старого сундука, она противно заскрипела. Баффи погрузила руку в шелковистое содержимое. Сундук был набит одеждой, вернее сценическими костюмами с бахромой и блестками. Может, Роза в них танцует в лунном свете? Баффи забиралась все глубже в ворох тряпок в поисках только одного.

Наконец, на самом дне сундука, она нащупала то, что искала, — засаленный мех старой шкуры! И в тот самый момент, когда она уже была готова извлечь свою находку и внимательно осмотреть ее, раздался ужасный грохот — кто-то отчаянно стучал по стене трейлера. Это был условный сигнал от Джайлса — посторонний подошел слишком близко! Баффи надеялась, что Куратор сможет убежать, но сама она не собиралась уходить без награды за свои труды — без вещественного доказательства.

Тут она услышала другой звук, гораздо ближе. С другой стороны трейлера послышалось низкое рычание. Его вполне мог издавать койот, но необыкновенно огромный. И это существо было внутри трейлера.

Мелькнула тень, и невидимая тварь прыгнула на нее…

Глава 7

На раздумья не оставалось ни секунды. Баффи подняла сундук, чтобы использовать его в качестве щита, и рычащее чудовище врезалось в него, разбив дерево в щепки и опрокинув Баффи на спину. Блестящие наряды рассыпались по полу. Баффи пыталась защищаться остатками сундука, но зверь был силен, его горячее дыхание обжигало ее.

С резким выкриком, словно каратистка, она ударила существо в мощную мохнатую шею, заставив его взвизгнуть от боли. Обороняясь, Баффи продолжала бить кулаками и ногами до тех пор, пока ей не удалось скинуть с себя тварь. Освободившись, она вскочила на ноги и вылетела в дверь фургона прямо на землю.

Когда она подняла глаза, то увидела вокруг себя четыре пары ног. Чьи-то грубые руки подхватили ее и рывком поставили на ноги. Баффи огляделась — ее окружали работники луна-парка: Лонни, Гопскоч, Роза Резким движением Роза ударила Баффи в живот. Воздух вырвался из легких, и Баффи повалилась на землю, отчаянно пытаясь вдохнуть.

— А ты! — кричала Роза. — Ты должен охранять мой дом!

Краем глаза Баффи увидела, что Роза обращалась к четырехлапому существу, которое стояло в глубине трейлера. Оказалось, что это вовсе не загадочное чудовище, а огромная черная собака, похожая на ротвейлера. На Баффи напала сторожевая собака, а не сторожевой монстр.

— Он выполнил свою работу, — простонала Баффи, — он застал меня врасплох.

— В чем же дело? — пробормотал Лонни. — Чего ты ищешь, кроме проблем на свою голову?

— Моего бойфренда, — ответила Баффи, надеясь, что они ей поверят.

— Чушь! — оборвала ее Роза. — Его здесь нет, и ты прекрасно это знаешь. Ты тут сйова что-то разнюхивала.

— Что же нам с ней делать? — спросил Гопскоч, больно ступив ногой на ее плечо.

Лонни встал рядом с ней на колени так, что его глаза оказались на одном уровне с глазами Баффи:

— Послушай-ка меня, маленькая проныра. Держись от нас подальше, иначе никогда больше не увидишь своих друзей.

Баффи посмотрела на него, понимая, что, он, возможно, выполнит свою угрозу. Она подумала было о том, чтобы попытаться убежать, потому что была явно не в состоянии затевать серьезную драку.

— Почему бы тебе не погоняться за собственным хвостом? Или не поискать блох? — спросила она. — У нас в городе хватает проблем с такими, как вы.

— А какие мы? — усмехнувшись, переспросил Лонни, словно нарочно заставляя ее высказать все подозрения и дегадки. Но Баффи знала, что ей нельзя попадаться в эту западню. Она собирала информацию, а не выдавала ее.

— Послушайте, можете заявить на меня в полицию, если вам так хочется, — вызывающе сказала Баффи. — Если же вы этого делать не собираетесь, тогда отпустите меня.

Лонни улыбнулся, снова напустив на себя вид дамского угодника, которым он предстал перед ней прошлой ночью.

— Баффи — ведь так тебя зовут, верно? Знаешь, Баффи, я думаю, ты все поняла неправильно. Мы просто молодые ребята, совсем недавно перестали учиться и теперь пытаемся заработать немного на жизнь да посмотреть мир. А что касается Ксандра и Ивы, почему бы им немного не повеселиться? Они ведь здесь по собственному желанию.

— А разве это имеет какое-то значение? — поинтересовалась Баффи. ^

Лонни скривился и поднялся на ноги:

— Я не знаю, что нам с ней делать. Может, запереть ее где-нибудь… до поры до времени.

— Следите за ней, она очень сильная, — предупредила Роза, посмотрев на Баффи с видом знатока, подтолкнула свою собаку, забралась в трейлер и попыталась закрыть дверь. — Она сломала мне замок!

— Отпутите меня домой. — Она уставилась на Розу. — И можешь забирать моего дурацкого бойфренда!

Роза хихикнула:

— Спасибо. Он и так уже мой. И у меня относительно него большие планы, да-да.

Лонни взглянул на Гопскоча и кивнул.

Баффи, обычно в таких ситуациях предельно внимательная, все еще пыталась восстановить дыхание, поэтому не заметила гаечного ключа в руке Гопскоча и увидела его только тогда, когда он сверкнул в воздухе.

Потом стало темно и больно, и Баффи упала лицом в дорожную пыль.

Джайлс ходил вокруг машины. Что могло случиться с Баффи? Может быть, ее поймали в трейлере? Или вызвали полицию? Теперь он чувствовал себя виноватым, потому что убежал сразу, как только подал условный сигнал, но он ведь следовал ее указаниям. Она была Истребительницей — рисковала своей жизнью, спасая других. Он всегда боялся, что однажды это может плохо кончиться.

Он вновь посмотрел на часы. Прошло уже двадцать минут с тех пор, как он оставил Баффи в трейлере. Они должны были встретиться около его машины. Почему же ее до сих пор нет?

Мимо прошла юная парочка. Юноша и девушка подозрительно посмотрели на него и, наверное, подумали: и что этот человек в галстуке делает возле луна-парка? Джайлс дружелюбно улыбнулся им, и они пошли своей дорогой. Может быть, не стоит стоять у всех на виду? Он сел в машину и пригнулся к рулю.

Но, просидев десять минут в такой позе, он только еще больше разволновался, потому что так он ничего, не видел. А что, если Баффи забыла, где они припарковали машину? Что, если она бродит где-то неподалеку и ищет его?

Джайлс выбрался из машины и снова принялся ходить взад и вперед, всматриваясь в мигающие огни луна-парка в надежде увидеть Баффи. v Прошло еще несколько минут, Джайлс достал платок из кармана и вытер пот с шеи и лба. Посмотрев в ·сторону темных холмов за пустырем, он заметил такое, из-за чего его охватила паника. Начинала вставать полная луна — кроваво-красная на черном фоне неба. Луна Койота!

И хотя они не нашли доказательств существования кой-оборотней или воскрешения Спюрса Хардавэя, С вид луны поверг Джайлса в ужас. Яркая, полная, она, казалось, соперничала с огнями луна-парка. К полуночи она поднимется высоко и будет белой, словно кость. Джайлс, глядя на луну, не мог не думать о том, что этой жаркой летней ночью повсюду затаилось неведомое зло.

Прошло сорок минут с тех пор, как он оставил Баффи в трейлере, и ждать ее дальше не имело смысла. Джайлс решил, вопреки ее приказу, отправиться на поиски. Начать он решил с трейлера Розы.

Пару минут спустя он снова оказался в тени возле дороги и подкрадывался к темному фургону. Вроде бы. У ничего не изменилось — все выглядело точно так же, I как и в прошлый раз. Словно он был хозяином, Джайлс подошел к двери и попробовал повернуть ручку. Замок был сломан, но дверь была надежно заперта. Он осмотрелся, опасаясь, что на громкий лай сбегутся люди. Никто не появился, однако Джайлс все же торопливо зашагал прочь, чувствуя себя беспомощным трусом.

Вернувшись на залитую светом дорожку он побродил по ней некоторое время, надеясь наткнуться на Баффи, Иву, или Ксандра. Но ему попадались только развеселые саннидейлские тинэйджеры или загадочные работники луна-парка. Еще ему встретились два офицера полиции с кружками кофе и большими булками с корицей, но что он мог им сказать? Извините, офицер, но тут одна из моих учениц пропала, взломав дверь чужого трейлера в поисках доказательства существования кой-оборотней?

Нет уж, Баффи сама влипла, и ей самой придется выбираться. Джайлс напомнил себе, что она все-таки Истребительница, — уж придумает как-нибудь, что ей делать. Однако тут они имели дело вовсе не с садовыми вампиришками, с которыми она справлялась с легкостью, эти люди были колдунами, они могли менять свой внешний вид и были гораздо могущественнее обычных вампиров!

Джайлс продолжал бродить по луна-парку, твердо решив не уходить, пока не отыщет Баффи.

Баффи очнулась с сильной головной болью. Либо там, где она находилась, было абсолютно темно, либо она ослепла. Она пошевелилась и поняла, что ее заперли в какой-то металлический ящик, размером примерно два фута на четыре.

Ее охватил ужас, но кричать она не могла, потому что рот ей заклеили скотчем, а руки ее были связаны за спиной. Единственное, что ей оставалось, так это колотить ногами по стенкам ящика, который, похоже, был крецким, как стальной гроб. Баффи пинала стенки до тех пор, пока не начала задыхаться. Она замерла от мысли, что в таком маленьком пространстве может просто кончиться воздух. Баффи чувствовала запах масла и какой-то смазки, в которых теперь наверняка перепачкались ее одежда и волосы. Только этого еще не хватало! Теперь понадобится курс лечения витаминами, чтобы хотя бы восстановить волосы. Хотя какое это имеет значение, если она задохнется в стальной западне? Ужаснее всего то, что она подвела Джайлса, Иву, Ксандра и всех остальных, кому грозила опасность. Она не смогла остановить кой-оборотней, и теперь им ничего не мешало затеять пир горой в честь возвращения Сторса Хардавэя. Та собака в трейлере — это ведь вообще могло быть не животное, а человек, надевший собачью шкуру! Имея дело с этой страшной бандой шкурщиков, невозможно точно сказать, кто человек, а кто зверь.

Она принялась яростно молотить ногами по стенке ящика, одновременно извиваясь всем телом, чтобы освободиться от пут. От этого безумства у нее только сильнее разболелась голова, но она отнюдь не собиралась просто лежать здесь и ждать смерти…

Бум! Бум! — послышались два громких удара по крышке ее тюрьмы.

— Тише там! — донесся до нее приглушенный голос.

Баффи прекратила колотить, однако продолжала потихоньку теребить веревки, связывавшие ее запястья. К несчастью, ее поймали люди, умело связав она не могла ни растянуть путы, ни тем более их порвать.

Баффи принялась орудовать языком, губами и зубами, пытаясь избавиться от скотча, которым ей залепили рот. Ей всегда было интересно, распространяется ли ее необычная сила на язык. Похоже, что распространяется. Постепенно ей удалось освободить верхнюю губу, так что образовалось небольшое отверстие, сквозь которое она попыталась что-нибудь сказать.

— Выпустите меня отсюда! — закричала она.

По крышке снова застучали:

— Ты там, заткнись!

— Ни за что!

Секунду спустя крышку открыли, и она увидела темный силуэт мужчины, наклонившегося над ящиком.

— Послушай, — прошипел он, — я могу сделать так, чтобы ты уже никогда не заговорила! Для этого потребуется лишь отрезать твой маленький язычок. Но если ты пообещаешь молчать, я уберу скотч. Хочешь верь, хочешь нет, милая, но я и правда хочу поговорить с тобой.

Баффи узнала голос — она была уверена, что это Гопскоч. Выбора не было, поэтому она кивнула и пробормотала:

— Ладно, я помолчу.

Он опустил крышку, и Баффи вновь оказалась в темноте. У нее не было особых причин доверять этому мерзкому старику, но в его голосе ей послышалось странное отчаяние, как будто ему самому нужна была помощь.

Через несколько минут крышка вновь поднялась. На этот раз в руках Гопскоча оказался фонарик, который он направил ей в лицо. Она закрыла глаза, поэтому не видела, как он опустил руку и сорвал скотч с ее губ. Баффи вскрикнула.

— Прости, — пробормотал он.

— Ну да, большое спасибо. Зато теперь мне можно не брить усы какое-то время.

— Эй, никто ведь не заставлял тебя лазить тут и что-то вынюхивать.

Баффи вздохнула:

— Не надо было мне вламываться в этот трейлер, теперь я понимаю, но любовь порой толкает на безумства! Ну почему бы вам теперь не отпустить меня и я забуду о том, что вы меня практически похитили?

— Ты что, в самом деле, просто влюблена по уши? — спросил Гопскоч, подозрительно посмотрев на Баффи.

Интуиция подсказывала Баффи, что лучше сказать правду.

— Нет, — ответила она. — Ксандр — мой друг, и меня гораздо больше заботит его жизнь, чем его личная жизнь.

— А ты умна, — с уважением заметил Гопскоч. — Ты видишь. Я запомнил тебя с самой первой ночи — что-то в тебе такое есть.

— Вы имеете в виду ту самую первую ночь, когда мы встретились здесь, так? — поинтересовалась Баффи.

— Нет, когда я бежал вместе со стаей и увидел тебя на улице. Остальные считают, что люди — глупые создания. Но не я. В конце концов мы тоже когда-то были людьми.

— Вы, ребята — кой-оборотни.

Гопскоч рассмеялся:

— Вот это да — ты обо всем догадалась! Мы разгуливаем по этой стране уже столетие, и никто не мог нас вычислить до тех пор, пока ты нам не повстречалась. И еще ты неплохо дерешься. У меня до сих пор повсюду синяки с той ночи. Так что ты можешь рассказать, девочка моя?

— Поскольку теперь мы друзья, почему бы вам не выпустить меня отсюда? Тогда мы сможем поговорить нормально.

Он резко направил луч фонарика ей в лицо:

— Скажи мне, кто ты, иначе замолчишь навсегда!

— Ладно, — согласилась Баффи, щурясь от яркого света. — Я… я ведьма! Мне принадлежит этот город, и соперники мне ни к чему.

Гопскоч расхохотался:

— Я так и знал! Я знал, что ты одна из нас.

— Ну да, я тоже одна из, вас, — признала Баффи. — Так почему же вы оказались именно здесь? И как все это связано со Спюрсом Хардавэем?

— От тебя ничего не скроешь! — воскликнул старик, и глаза его просияли. — Ты знала, что сегодня Луна Койота? — Казалось, он сейчас завоет от восторга.

— Послушайте, на самом деле мне все равно, чем вы занимаетесь, при условии, что это не вредит другим людям.

Гопскоч нахмурился:

— Как ведьма ты должна бы знать, что иногда избежать этого невозможно. Для того чтобы воскресить Спюрса Хардавэя, необходима кровавая жертва, и не одна.

— И предпочтительно юная и невинная, — вставила Баффи.

— Ну да, — согласился старик. — И лучше, если она придет добровольно.

— Ладно, — сказала Баффи. — Я забуду обо всем, что только что услышала. Просто выпустите меня из этого ящика.

— Ты лжешь, — усмехнулся Гопскоч. — Ты же не позволишь нам убить нескольких твоих друзей, чтобы воскресить самого злобного, самого ужасного и препротивнейшего из живших когда-либо колдунов-шкурщиков.

— Возможно, вы и правы, — заключила Баффи, — нанряженно соображая. Теперь ей известны их планы. Этотразговор вовсе не случаен — Гопскоч вряд ли нуждался в ней как в простом собеседнике, которым можно поболтать.

— Послушайте, — сказала она. — Либо вы один из тех отвратительных парней, которые обожают хвастаться направо и налево, либо на самом деле вам не очень-то хочется, чтобы Спюрс Хардавэй восстал из мертвых.

Он заговорил очень жестко:

— А ты знаешь, каково прожить сотню лет в идиотском кочующем цирке?

— Нет, если, конечно, школа не считается.

— Это просто ужасно, — пробормотал старик. — Ни дома, ни семьи, ни вкусной еды, ни нормальной постели, ни ванной, наконец.

— Ни маникюра, — добавила Баффи.

Однако Гопскоч еще не закончил:

— Нет ничего, кроме машинного масла, выхлопных газов и десяти тысяч городов, каждый из которых хуке, чем предыдущий! — Он выдавил из себя смешок. — Те, кто остался молодым, развлекаются с местными, но я отказался от этого уже очень давно. Мне сто семьдесят пять лет!

— Вам никак не дашь больше сотни! — заверила его Баффи.

На его морщинистом лице появилось выражение тоски.

— Единственная радость, которая мне осталась, так это надеть свою шкуру и бродить вместе со стаей. Иногда я даже подумываю о том, чтобы убежать и остаться навсегда койотом. Я замучился чинить это дурацкое колесо обозрения.

— Охотно верю. Но может быть, что-то изменится к лучшему, когда вернется Спюрс Хардавэй?

— Только не для меня.

— Почему же?

— Потому что это именно я пристрелил его.

— Ничего себе! — воскликнула Баффи. — А он в курсе таких подробностей?

— Вообще-то, он тоже там был.

— Ну да, верно. Что ж, тогда вы можете выпустить меня отсюда, — заявила Баффи, — потому что теперь у нас общие цели.

На изборожденном морщинами лице Гопскоча мелькнула тень сомнения, и Баффи испугалась, что сейчас он захлопнет крышку ее тюрьмы, оставив ее там умирать. Но он нагнулся и с легкостью вытащил ее сильными руками.

Когда он поставил ее на ноги, она в первую очередь осмотрелась. Они находились в кузове большого крытого грузовика, где было полно всякого оборудования, инструментов, кабеля и прочих разностей, развешанных по стенкам. Ее тюрьмой стал огромный металлический ящик для инструментов, приваренный к полу.

Инструменты, которые в нем хранились, грудой были свалены на полу возле ее ног.

Единственным источником света была лампочка, висевшая у них над головами; единственным выходом— закрытая дверь в дальнем конце грузовика. Старик стоял между ней и этой дверью, держа в руках свое излюбленное оружие — тяжелый гаечный ключ, до боли знакомый Баффи.

— Даже не пытайся, что-нибудь такое вытворить, — предупредил Гопскоч.

— Я вообще-то по-прежнему связана, — напомнила Баффи, мотнув головой в сторону своих рук, связанных за спиной.

— Так и останешься.

Баффи села на бухту электрического кабеля и вытянула затекшие ноги.

— Наверное, непросто было решиться убить Спюрса Хардавэя. Почему вы это сделали?

Старик скривился:

— Потому что мы делали за него всю работу, следили за тем, чтобы его шоу «Дикий Запад» продолжало разъезжать по свету, а он просто забирал все деньги! Того, что он нам платил, едва хватало, чтобы выжить самим и прокормить животных. Я работал вместе со Спюрсом начиная с его первого родео, в 1858 году, и мне вовсе не хотелось его убивать. Но он любил притвориться противным глупым старикашкой, сыграть под дурачка. В моем пистолете всегда была серебряная пуля, просто на тот случай, если он опять начнет играть со мной в свои игры. И он начал…

— Так как же нам сделать так, чтобы Спюрс не смог вернуться и набрать новых актеров? — поинтересовалась Баффи, пытаясь вернуть Гопскоча к реальности.

— Нам — никак. Ты займешься этим.

— Я? А вы куда?

Старик хитро улыбнулся ей, открыл другой ящик для инструментов, медленно вытянул оттуда потертую шкуру койота и накинул на плечи так, чтобы побитая молью морда животного оказалась у него на голове. Баффи стало не по себе от того, что на нее смотрели эти мертвые, высохшие глаза.

— Я не собираюсь в это вмешиваться, — категорично заявил Гопскоч. — Я отправлюсь в холмы. Если у тебя ничего не выйдет, то Спюрс погонится за мной. Если же ты их остановишь, то заклятие исчезнет, и мы все будем свободны. Наконец-то наши жизни будут принадлежать только нам.

— Но как же мне это сделать? — поинтересовалась Баффи.

— Откуда мне знать? Это ты у нас ведьма. — Он начал расстегивать свой засаленный рабочий комбинезон, но внезапно остановился. — Есть еще кое-что, о чем тебе следует знать. Спюрса похоронили вместе с его шкурой медведя гризли, и он прекрасно знает, как ею пользоваться. Он единственный белый человек из тех, кто мне встречался, кто умеет превращаться в медведя. Нужно быть этим животным, а Спюрс как раз и был мерзким старым медведем, обладавшим сверхъестественными способностями.

— Весело, — пробормотала Баффи. — Эй, прежде чем уйти, может, по крайней мере, развяжете меня!

Гопскоч подозрительно на нее покосился, потом достал из ботинка охотничий нож:

— Поворачивайся.

Баффи не хотелось поворачиваться спиной к вооруженному старику, но выбора не было. Она развернулась и задержала дыхание. Секунду спустя нож уже разрезал веревки, и ее руки свободно опустились вдоль туловища.

— Спасибо, — сказала она, обернувшись к нему и потирая запястья.

— Пожалуй, тебе лучше отвернуться, если ты не хочешь увидеть нечто из ряда вон выходящее.

— Мне уже доводилось видеть весьма странные вещи.

Баффи повидала много чего необычного, но такое — первый раз. Гопскоч снял с себя все, кроме шкуры койота, потом достал из коробки с инструментами связку сухих листьев, чиркнул спичкой и поджег их. Уже через пару секунд грузовик заполнился удушливым дымом — Баффи уловила аромат кедра и шалфея.

Напевая на непонятном языке, Гопскоч окуривал себя горящим факелом, пока не стал черным от сажи. Потом старик опустился на четвереньки и принялся пританцовывать в такт одному ему известному ритму, по-прежнему что-то напевая и иногда подвывая. Шкура койота казалась лохматым паразитом, оседлавшим его спину, и Баффи пробрала дрожь, когда она заметила, что волоски на шкуре начали вставать дыбом.

Дым обволакивал дрожащую фигуру, словно помогая перевоплотиться в дикое животное.

Когда дым рассеялся, перед ней уже стоял койот со знакомыми желтыми глазами.

— Впечатляет, — охрипшим голосом произнесла Баффи. Каково же это будет, когда Спюрс Хардавэй вернется и превратится в гигантского медведя гризли, подумала она.

Словно бродячая собака, только что стянувшая ужин со стола, койот рванулся к выходу и остановился, ожидая, пока она откроет ему дверь.

— Хм, — хмыкнула Баффи, шагнув к нему. — Из шкурщика может получиться отличный брйфренд. Когда тебе нужен парень — вот он, а когда не нужен, то, пожалуйста, получите милое домашнее животное.

Койот зарычал на нее.

— Это была шутка, — объяснила Баффи, отодвинула задвижку и открыла заднюю дверцу грузовика. Койот высунул нос наружу, понюхал воздух и прыгнул в темноту. Баффи выглянула за дверь, но он уже исчез.

Истребительница спрыгнула на землю и пригнулась. Ей очень повезло, она прекрасно это понимала. Она могла быть уже мертва, если бы случайно не натолкнулась на единственного шкурщика, который не хотел быть свидетелем того, как Спюрс Хардавэй восстанет из могилы. Теперь она не должна вновь попасть в лапы колдунов, умеющих менять свой облик, — они действительно существовали и, без сомнения, были опасны.

Стараясь оставаться в тени, Баффи побежала на соседнюю стоянку, на которой было припарковано большинство машин. Она надеялась, что Джайлс следовал ее указаниям и сейчас был рядом с машиной. Ей вовсе не хотелось возвращаться в луна-парк и разыскивать его.

Будьте там, Джайлс! Пожалуйста, будьте на месте!

Его дурацкая машина была на месте, но самого Куратора нигде не было видно.

— Вы идиот, Джайлс! — пробормотала вполголоса Баффи. Она посмотрела на бледно-розовую полную луну в ночном небе и нервно сглотнула.

Ее наручные часы показывали десять — она была без сознания дольше, чем ей показалось. Оставалось только два часа до полуночи, а она понятия не имела, где искать своих друзей и как остановить этих монстров.

Где-то вдали завыл койот, и ей казалось, что он просто смеется над ней.

Глава 8

К десяти часам вечера луна-парк был переполнен. Сотни людей смеялись, болтали, ели, визжали от восторга на аттракционах. Ива и не представляла, что в Саннидейле столько людей. Может быть, работники луна-парка расклеили объявления в соседних городках?

Ива с Ксандром сидели за столиком, ели картошку фри и наблюдали за шествием по дорожке луна-парка. Вращающиеся аттракционы, яркие огни, громкая музыка — вокруг них был бессмертный, вечный город. Луна-парк, наверное, не слишком-то изменился с тех пор, как сюда ходили бабушка и дедушка Ивы, и это, пожалуй, было самым странным и загадочным.

Вокруг разворачивалось красочное действо, которое, казалось, должно было заставить позабыть обо всем, однако Ксандр непрестанно поглядывал на часы.

— Еще два часа, — сказала Ива. — И от того, что ты постоянно смотришь на часы, время не пойдет быстрее.

— А что, если перевести стрелки вперед? — спросил Ксандр, ухмыляясь собственной наивности. — Неужели все это правда происходите нами — настоящий летний роман!

Ива вздохнула:

— Мне больше по душе роман, который длился бы и лето, и осень, и зиму, и весну. — «И случился бы между нами» — подумала она.

— Но ведь это уже не летний роман, — заявил Ксандр. — Летний роман — это что-то особенное, потому что он проносится, словно комета по ночному небу, а потом исчезает, растворяется и бледнеет. Летний роман изначально обречен, именно это делает его таким особенным.

— Как это поэтично. И тебе не нужно вести Розу домой и знакомить с родителями, — добавила Ива.

— Они бы не поняли нашу любовь, — заявил Ксандр, и это прозвучало трагично.

— О, нет, они как раз все бы прекрасно поняли, — расхохоталась Ива.

Неожиданно она выпрямилась на стуле. Она заметила в толпе человека среднего возраста, в свитере и теплых штанах. Ей не удалось рассмотреть его получше — он смешался с толпой и исчез.

— Что случилось? — спросил Ксандр.

— Мне показалось, я видела Джайлса.

Ксандр рассмеялся:

— Джайлса? В луна-парке? Вряд ли он ходит куда-нибудь развлекаться субботними вечерами, но даже если бы он и решился на это, то, скорее всего, отправился бы в планетарий или на показ каких-нибудь слайдов в музее. Но уж точно не в луна-парк.

— Ну да, ты прав, — согласилась Ива. — Я все время ищу в толпе Баффй, но ее нигде не видно.

— Она не вернется, во всяком случае, не сейчас, когда она так себя опозорила. Баффи настолько уверена в своей правоте, что никогда не признается в ошибке. — Он засмеялся и похлопал ладонью по колену. — Как можно думать, что все эти милые люди — койоты-оборотни? Что за чушь!

Ива хихикнула через силу:

— Да, это немного глупо, согласна. Слушай, не хочешь мороженого? — Она постаралась сменить тему.

— Конечно. — Ксандр порылся в кармане и вытащил мятую долларовую купюру. — Надо же, у меня даже еще деньги остались.

— Да не надо, у меня куча денег.

— Вот как? — заинтересовался Ксандр. — И сколько же?

— Триста долларов.

Ксандр поперхнулся картошкой и выплюнул ее на дорожку.

— У тебя триста долларов? Что же ты сделала, загнала компьютер?

— Нет, я тут просто немного поиграла в покер с Лонни, Гопскочем и другими парнями. Я их обчистила, как они сказали. Я даже вернула деньги Лонни, с процентами.

— Ничего себе! Они на тебя не разозлились?

Ива озадаченно нахмурилась:

— Нет, по-моему, им было наплевать. У меня такое ощущение, что им на самом деле просто некуда девать деньги, которые они тут зарабатывают. Что им с ними делать? Когда переезжаешь с места на место много вещей — только лишние заботы.

— Да, романтика, — с мечтательной улыбкой сказал Ксандр. — Они почти как монахи или воины-самураи — во время священной войны.

— А в чем цель их священной войны?

— Веселиться, приносить радость людям! Какое призвание может быть выше этого?

— Наверное, ты прав, — с сомнением в голосе произнесла Ива.

Ей тоже хотелось веселья и хотелось, чтобы Баффи веселилась вместе с ними. Дожидаться полуночи, чтобы пойти на свидание с каким-то странным парнем, разве это веселое занятие. Неважно, что этот парень великолепно целуется. На выигранные деньги они вместе с Ксандром могли бы веселиться лучше всех на свете, если бы он только обратил на нее внимание.

Но Ксандр вновь и вновь нетерпеливо посматривал на часы, и Ива поняла, что это безнадежный случай. Разве могла она сравниться с Розой?

Вдруг кто-то подошел сзади и принялся с силой массировать ей плечи. Обернувшись, она увидела загорелые руки, а подняв глаза, поняла, что это Лонни, с его улыбкой, ямочками на щеках и светлыми кудрями.

— Привет, Лонни, — весело сказал Ксандр. — Я узнал, что Ива вас всех обчистила в покер.

— Ну да, — заметил Лонни. — Я догадывался, что у нее много скрытых талантов.

Ива безуспешно попыталась не покраснеть:

— Просто удачные карты и правильное распоряжение финансами — вот и все. Что будем делать сегодня вечером?

Ксандр вставил свое слово:

— Я должен встретиться с Розой у нее в трейлере.

— Нет, этот план изменился, — ответил Лонни. — Я разговаривал с Розой, и мы решили, что хотим снова устроить двойное свидание. Мы практически ничего не видели в Саннидейле, так что, возможно, отправимся на осмотр достопримечательностей.

Глядя на расстроенного и потерянного Ксандра, Ива не знала, плакать ей или смеяться.

— Этот просто здорово! — воскликнула она, стараясь, чтобы облегчение в ее голосе не было слишком явным. — В полночь?

— Сегодня мы постараемся закрыться пораньше, — ответил Лонни. — В одиннадцать сделаем объявление по радио, что закроемся в половине двенадцатого. Скажем, что этого требует пожарная безопасность или еще что-нибудь в этом духе.

— А зачем закрываться так рано? — поинтересовалась Ива.

Лонни пожал накачанными плечами:

— У нас не хватает рабочих рук. Понадобилась помощь нескольких наших парней в другом месте — там что-то случилось.

— Никто не пострадал? — встревожено спросила Ива.

Лонни смотрел куда-то вдаль, в толпу людей.

— Не волнуйся, малышка, мы справимся. Так что вы пока просто погуляйте где-нибудь поблизости, а мы сами вас найдем, когда освободимся.

— Ладно, — весело согласилась Ива.

Лонни помахал рукой и ушел в направлении своего шатра с дротиками.

— Милый парень, — пробормотал Ксандр, — но я уже начинаю немного уставать от двойных свиданий.

— Ага, — поддакнула Ива, старательно скрывая радость. — Интересно, что же случилось?

— Он же сказал, что переживать не из-за чего. — Ксандр вскочил на ноги и хлопнул в ладоши. — Эй, у тебя же есть три сотни долларов! Может, этого хватит на то, чтобы выиграть мягкую игрушку! Не хочешь попытаться?

— Конечно!

Ива встала и посмотрела в ночное небо, где над каруселью вставала прекрасная полная луна. Ей захотелось взять Ксандра за руку, но она понимала, что это было бы чересчур. Ей вполне хватало того, что сейчас они рядом идут в шумной развлекающейся толпе.

«Сегодня все так замечательно складывается» — подумала Ива. — «И что я переживаю за Баффи? Если уж она решила пропустить все веселье, то это ее личное дело».

— Пойдем же! — сказал Ксандр и помчался к играм.

— Ладно! — Ива торопливо последовала за ним.

Все это просто ужасно, думала Баффи, затаившись в темном углу луна-парка и наблюдая, как смеющиеся тинэйджеры проходили мимо, хрустя яблоками в шоколаде и попивая кока-колу. И дело было не только в том, что они веселились, не подозревая о нависшей над ними опасности, а в том, что стремительно убывало время. Луна Койота поднималась все выше в ночном небе.

«Где же ты, Джайлс?»

Она не могла выйти на свет ярких неоновых огней и отправиться на его поиски, поскольку работники луна-парка могли увидеть ее. Не стоит им до времени знать, что ей удалось освободиться. Но и сидеть на одном месте не имело смысла: очень мало шансов, что Джайлс пройдет именно здесь, между билетной кассой и Порта-Поттис.

Поскольку его машина по-прежнему оставалась на стоянке, Баффи рассудила, что Джайлс все еще должен быть где-то здесь. Либо он ищет ее, либо его поймали и тоже запихали в ящик для инструментов. Последнее маловероятно потому, что работники луна-парка не могли знать, что Джайлс был заодно с ней. Скорее, его можно было принять за рассеянного родителя, разыскивающего своих сумасбродных отпрысков.

Ксандр и Ива тоже не попадались ей на глаза, что беспокоило ее еще больше.

Она должна была что-то предпринять — но что?

Среди ревущей музыки, скрежета аттракционов и восторженных криков она внезапно различила неприятный голос клоуна из аттракциона с «метательным аппаратом», который издевался над очередным посетителем:

— Да ты бросаешь мяч, словно девчонка! Моя бабушка и та бросает лучше!

Оставаясь в тени, Баффи пробралась по задам аттракционов, лотков с едой и шатров с искрами. К счастью, «метательный аппарат» был расположен в отдаленном уголке луна-парка, в стороне от остальных игр, поскольку здесь для броска нужна была площадка длиной в сорок футов. Рыжеволосая девушка дежурила вместо Розы, и Баффи подумала: «Где же эта подлая красотка? Неужели она где-то вместе с Ксандром?»

Сейчас не время беспокоиться об этом, сказала себе Баффи.

Пригнувшись, она осторожно отправилась в путь вдоль забора позади «макательного» аттракциона. Хлипкий шатер был сколочен наспех, и ей не составило труда аккуратно отодрать одну доску и проскользнуть внутрь.

Она снова услышала скрипучий голос клоуна — он острил насчет мальчиков из Саннидейла и стада баранов — и увидела со спины его разноцветный парик и полосатую футболку. На вид он был абсолютно сухой, что ее очень порадовало. Следующее, что осмотрела Баффи, была мишень и механизм, который ее опрокидывал. Осторожно продвигаясь вперед в темноте, она пробежала пальцами по пружинам и креплениям, пока не нащупала защелку, которая как раз и отвечала за то, чтобы клоун окунулся в водичку.

Он сидел всего лишь в паре футов, как раз над ней. Она чувствовала исходящий от него земляной, звериный запах, а ведь ему, пожалуй, приходилось купаться почаще остальных работников луна-парка. Теперь, когда она знала всю правду о кой-оборотнях, ей было очень сложно думать о них, как о людях. Они и пахли как звери.

Она подождала, пока он на секунду замолчал, и, прежде чем он начал свои разглагольствования, издевательства и насмешки, тихо произнесла:

— Я хочу, чтобы ты кое-что громко объявил.

Он накрыл микрофон рукой, посмотрел вниз и пробормотал:

— Кто это еще там?

По-прежнему оставаясь в тени, Баффи протянула руку и пошатала платформу, на которой он сидел:

— Я опрокину тебя в воду, если позовешь кого-нибудь на помощь.

— Ладно, ладно! Чего тебе надо?

— Скажи: «Библиотекарь, возвращайся к своей машине!»

— Эй, прекрати, я вообще-то здесь работаю!

— Давай, делай, что сказали! — Баффи снова пошатнула его платформу, и пружины жалобно взвизгнули.

— Ладно. — Клоун убрал руку с микрофона и заговорил: — У меня есть небольшое объявление. Библиотекарь, тебе нужно вернуться к своей машине. Немедленно.

Он посмотрел вниз и пробормотал:

— Довольна?

Но Баффи уже исчезла. Она нырнула под отогнутую доску, вскочила на ноги и побежала в сторону автостоянки. Обычно, когда они сталкивались с настоящей опасностью, Джайлс превращался в комок нервов, уверенный, что им суждено погибнуть в следующую же секунду. Оставалось только надеяться, что в таком нервном состоянии он способен видеть и слышать то, что происходит вокруг.

Когда Баффи пробежала мимо двух работников луна-парка, склонившихся над компрессором, она вытащила заколки, чтобы волосы прикрыли ей лицо, и опустила голову. Юркнув в тень, она замерла, но, не услышав ничего подозрительного, направилась дальше, к автостоянке.

«Где же Джайлс? Нам нужно опередить стаю!»

Пару минут Баффи нервно прохаживалась взад и вперед, пока не увидела знакомый силуэт, быстро двигающийся через стоянку. Она помахала рукой.

— Слава богу! — вымолвил Джайлс. — С тобой все в порядке? Выглядишь просто ужасно.

— Это специальный костюм красотки из луна-парка, — ответила Баффи, приглаживая взлохмаченные, перепачканные волосы. — Послушайте, разве я не просила вас оставаться возле машины?

— Ну, уж точно не всю ночь напролет! — запротестовал Джайлс. — Я понял, что с тобой что-то случилось, и отправился на разведку. Что произошло?

— Сначала нечто ужасное, потом кое-что хорошее, во всяком случае, так мне кажется. Я неожиданно нашла союзника. — Она обошла машину и подождала, пока он откроет дверцу.

— Куда едем? — поинтересовался Джайлс, нащупывая в кармане ключи от машины.

Баффи настороженно оглядела темную парковку. Сверкающий неон луна-парка отражался от капотов машин и грузовиков. Музыка доносилась издалека, казалось, что они на стоянке одни. Однако так ли это? Хитрые койоты могли быть где-то рядом и наблюдать за ними исподтишка.

— Быстрее открывайте машину! — приказала Баффи.

Джайлс наконец открыл ей дверцу. Когда он сам садился за руль, коричневый с белым койот вскочил на крышу машины.

— Скорее внутрь! — крикнула Баффи.

Джайлс нырнул на сиденье водителя, а Баффи вскочила и на животе проехала по крыше седана. Она ударила койота как раз в тот момент, когда он готов был броситься на Джайлса, по инерции пролетела вместе с ним вперед и ударилась о дверцу соседней машины.

Баффи упала на койота сверху, а тот извивался и злобно взвизгивал, стараясь прокусить ей шею. Ее цепочка с крестом выскочила из-под рубашки, но это не помогло. Ей пришлось яростно молотить кулаками по этому собачьему отродью, пока койот не потерял сознание и не обмяк, что ее несколько охладило. Он был так похож на самую обычную собаку!

Баффи вскочила на ноги, отбросив койота в сторону, словно вонючую шкуру. Его друзья-товарищи могли быть где-то поблизости, поэтому Баффи бросилась к машине, рывком распахнула дверцу и забралась внутрь.

— Поехали! — выдохнула она.

Нервно вздрагивая, Джайлс завел машину:

— Куда?

— На кладбище.

— Я так и знал! — Джайлс выехал задним ходом с автостоянки.

Он вел машину так аккуратно, как будто боялся случайно задавить койота, который бродил где-то поблизости.

Они выехали на Мэйн-стрит, ведущую в город. Луна-парк остался далеко позади. Баффи хотелось позабыть обо всем и спрятаться под одеялом, у нее не было больше сил сражаться с этими четвероногими. Однако она не имела права так поступить.

— А почему на кладбище? — спросил Джайлс.

— Ну, если совсем коротко, — начала она, — то меня поймали, но мне повезло, и помог мне Гопскоч, Видели его? Такой старик. Так вот, именно он застрелил Спюрса Хардавэя.

— Правда? — удивился Джайлс. — Получается, что он не хочет, чтобы Спюрс вернулся к жизни. Он нам поможет?

— Нет. Он превратился в койота и убежал в холмы. — Баффи встревожено нахмурилась. — Я его в этом не виню. Не знаю, как можно их остановить, но точно знаю, что нам необходимо достать шкуру медведя.

— Ковер? — переспросил Джайлс, не понимая, о чем она.

— Нет, медвежью шкуру, которую положили в гроб вместе со Спюрсом Хардавэем. Нам придется вытащить ее. Меньше всего Саннидейл нуждается в злобном колдуне, который может превратиться в гигантского медведя гризли со сверхъестественными возможностями!

— Да уж, думаю, тут ты абсолютно права, — мрачно согласился Джайлс. — А что насчет Ивы и Ксандра?

— Я их не видела. А вы?

Куратор покачал головой:

— Нет. Но возможно, они просто остались дома.

— Ты же видел Розу. Может Ксандр остаться дома?

— Да нет. И Ива наверняка сделала все, чтобы все время быть вместе с ним, если, конечно, у нее это получилось.

— У нее тоже свои забавы, — проворчала Баффи.

Джайлс повернул на тихую пригородную улочку.

— До кладбища рукой подать. Какой у тебя план действий?

— Сначала нужно все проверить, — ответила Истребительница. — Надо убедиться, что они еще не начали свой бал-маскарад. Вы останетесь в машине, а я пойду на разведку. Если все будет в порядке, то заедем ко мне домой, возьмем пару лопат и выкопаем медвежью шкуру Спюрса. Можем заодно разобрать его скелет на косточки.

— Серебро! — встревоженно воскликнул Джайлс. — Нам нужно достать пару серебряных пуль.

— Только как последнее средство. Мне кажется, мы сможем их остановить, никого не убивая. — Она открыла дверцу машины и выскользнула наружу. — Ждите в машине и не изображайте из себя доблестного воина. Сигнальте, если возникнут проблемы.

— Обязательно — ответил Джайлс, нервно оглядывая пустынную улицу и залитое лунным светом кладбище.

Баффи широким шагом направилась к ограде кладбища, намереваясь перепрыгнуть через нее. Неожиданно позади отчаянно засигналила машина. Баффи обернулась, чтобы накричать на Джайлса, но увидела, что тот испуганно показывает ей рукой на другую сторону улицы.

Истребительница повернулась туда, куда он указывал, и увидела породистого ирландского сеттера, несущегося по улице, и трех койотов, преследующих его. Когда перепуганная собака пыталась свернуть в сторону, койоты отрезали ей дорогу и заставляли вновь бежать по середине. Сеттер был больше койотов и бежал очень быстро, но по лоснящемуся рыжему меху было понятно, что это чей-то изнеженный домашний любимец, и эти рычащие хищники рано или поздно все равно его загонят.

Баффи заметила, что Джайлс вышел из машины и принялся махать руками.

— Кыш! Кыш! — кричал он.

Как только койоты завидели Джайлса, они бросились врассыпную и растворились в тени, откуда, с приличной дистанции, стали наблюдать за происходящим. Такое поведение для койотов было почти нормальным. Бедный сеттер на последнем дыхании подбежал к Джайлсу. Баффи подошла к ним.

— Иди сюда, девочка моя, — сказала она, протягивая руки к перепуганному животному.

Собака благодарно бросилась к ней, и Баффи погладила ее по шелковистой спине. Животное дрожало и часто втягивало воздух, свесив язык.

— Бедная моя девочка, — посочувствовала Баффи, не спуская глаз с трех койотов.

— А откуда ты знаешь, что это девочка? — поинтересовался Джайлс.

Баффи пожала плечами:

— Не знаю, просто она так выглядит.

— Как ты думаешь, может быть, эти трое — обычные койоты? Похоже, они не такие агрессивные, как их собратья.

— Не знаю, — ответила Баффи. — Но рисковать не стоит. По-моему, я велела вам оставаться в машине.

Джайлс недовольно надул губы:

— Невозможно сидеть в машине и ждать, пока койоты растерзают такое прекрасное животное!

— Ну да, наверное. — Баффи погладила сеттера по колке. Странно, на нем не было ошейника. Может быть, он отстегнулся во время погони или застрял где-нибудь между прутьями забора?

Тут Баффи почувствовала, что от собаки шел такой запах, будто ее долго не купали, и Баффи насторожилась. Вдруг собака со злобным рыком развернулась и вцепилась ей в руку.

— А-а-а! — завопила Баффи, пытаясь разжать сильные челюсти.

Джайлс от испуга и неожиданности замер на месте и не видел, как три койота выскочили из укрытия и бросились к нему. Это было тщательно спланированное нападение. Два койота мчались по направлению к Джайлсу, а третий спешил на помощь собаке. Баффи слишком поздно поняла, что на самом деле это была вовсе не настоящая собака.

Ведь, имея в своем распоряжении звериные шкуры, колдуны могут с легкостью превратиться в любое животное!

Баффи беспомощно наблюдала за тем, как два койота прыгнули на Джайлса и опрокинули его на землю. Когда третий бросился на нее, она схватила его свободной рукой и отправила в полет, словно шерстистый бумеранг. Милый же ирландский сеттер по-прежнему мертвой хваткой держал ее руку.

Глава 9

Поскольку собака, которая на самом деле вовсе не была собакой, по-прежнему пыталась отгрызть ей руку, Баффи пришла в бешенство. Она наклонилась и безжалостно укусила нежный нос сеттера.

Когда существо жалобно взвизгнуло и отпустило ее руку, Баффи взмахнула другой рукой и опустила кулак собаке на голову, словно молот. Тварь обмякла и опустилась на землю. Истребительница подскочила и пинком отправила потерявшее сознание животное на десять футов.

Сеттер скатился в канаву и превратился в рыжеволосую девушку — сменщицу Розы на аттракционе с клоуном! Но через секунду это чудовище оправилось от удара и вновь приняло обличье обыкновенной собаки. Наблюдать за всеми этими превращениями времени не было — надо было помочь Джайлсу.

Двое атаковавших теперь валялись без сознания, однако еще двое боролись с библиотекарем, пытаясь прорвать его толстый свитер и добраться острыми зубами до тела. Баффи бросилась через дорогу и в первую очередь пнула ногами сначала одного, потом другого. Хищники пролетели двадцать футов и приземлились, образовав бесформенную кучу. Первый койот попытался было снова к ней подкрасться, но она резко развернулась и ударила его.

Потом нагнулась над Джайлсом, готовая защищать его. Одновременно она не выпускала из виду четверых тварей, которые, хотя были оглушены и вымотаны, все же не прекращали злобно рычать.

— Милую шутку вы с нами сыграли! — рассерженно сказала она, показывая им кулак.

Хищники рычали и щелкали зубами, но не решались нападать, поскольку эффект неожиданности теперь был утрачен. Джайлс был весь в крови, но, к счастью, жив. Он застонал и перекатился на бок.

— В машину! — приказала она. — Залезайте в машину!

— С радостью, — пробормотал окровавленный библиотекарь, подползая на четвереньках к своему седану.

Пока Джайлс устраивался за рулем, Баффи наблюдала за чудовищами, а когда он дрожащей рукой захлопнул за собой дверцу, она осторожно подобралась к машине со стороны пассажира. Израненное предплечье уже начало болезненно пульсировать.

— Вы мне надоели, жалкие клочки шерсти! Вы меня просто достали! — предупредила Баффи. — Мне плевать на движение в защиту животных — я сделаю из вас отличные мохнатые мешки для мусора!

Койоты храбро порыкивали на нее, однако не атаковали. А зачем им теперь нападать? Они изгнали посторонних с кладбища, использовав для этой цели ловкий обман, что было обычным делом для койотов.

— Ну, наконец-то! — Ксандр счастливо ухмыльнулся, прижав к груди огромного мягкого тигра, которого он выиграл. Ива догадывалась, что мысленно он обнимал вовсе не тигра, а Розу.

От души повеселившись, они возвратили работникам луна-парка почти шестьдесят долларов из тех денег, которые Ива выиграла у них в покер. Но та радость, которую они получили, играя в игры, катаясь на аттракционах и поедая кучу всякой всячины, того стоила. А все могло бы еще лучше — она и Ксандр на свидании в луна-парке, обычная парочка. Зачем им Роза и Лонни?

На какую-то долю секунды Иве показалась, что она сможет увести Ксандра, прежде чем тот растает как воск в объятиях Розы.

— Ксандр, — осторожно начала она. — А что, если Баффи была права и с этими парнями действительно что-то не так?

Он добродушно улыбнулся:

— Эй, Ива, знаешь что? Если у тебя от страха сердце уходит в пятки, иди домой. У тебя достаточно денег, чтобы взять такси. — Ксандр сунул руку в карман, порылся в нем и вытащил двадцать пять центов. Слушай, да я даже сам посажу тебя в такси!/.

Ива постаралась не расплакаться:

— Ты хочешь, чтобы я ушла, чтобы у нас не получилось двойное свидание!

— Точно. Мне нравится Лонни, но он совершенно мне не нужен. Роза и я можем повеселиться одни, если, конечно, ты понимаешь, о чём я.

Ива закашлялась:

— А тебе не приходило в голову, что за этот летний роман придется каким-то образом расплачиваться? Ведь в этом луна-парке нет бесплатных удовольствий.

На секунду на лице Ксандра появилось озабоченное выражение, но, он попытался скрыть это, нервно рассмеявшись:

— И о чем же ты подумала?

— Ну, давай же, — настойчиво потребовала она. — Признавайся. Чего это будет тебе стоить?

Ксандр задумчиво потер подбородок:

— Можно, я кое-что у тебя спрошу? Как ты думаешь, где должна быть татуировка у парня?

Ива нахмурилась.

«Сначала эти усы, потом татуировка. Интересно, а далеко ли до „Харлея“?»

Она взмахнула руками, пытаясь придумать какой-нибудь достойный ответ.

— В каком-нибудь таком месте, где никто никогда ее не увидит. Может быть, на твоей… ступне!

— Ой! — Ксандр застонал от одной только мысли. — Готов ради любви даже на это!

Ива вздохнула и осмотрелась. Толпа подростков разбивалась на маленькие группки или на пары.

Она взглянула на Ксандра, думая о том, что самая сложная часть этого вечера еще впереди, ведь ей придется наблюдать за его свиданием с Розой. Да и ее ждет свидание с Лонни, в то время как Ксандр будет совсем близко — это смущало ее и странным образом возбуждало. Во всем этом было что-то нехорошее, какой-то подвох, уловить который ей пока что не удавалось.

Ива понизила голос, хотя едва ли это было необходимо в шуме веселой толпы:

— Знаешь, у Баффи ведь отличные инстинкты и интуиция. Что, если она все-таки права — если действительно что-то не так…

— Единственное, что не так с Розой, так это то, что она слишком скоро уедет, — печально произнес Ксандр.

— Я серьезно.

Ксандр рассмеялся:

— Слушай, по-моему, просто здорово, что Баффи хоть раз в жизни нам завидует. Я считаю, что ей полезно иногда оставаться с носом. Она поняла, что сегодня вечером ей лучше держаться подальше от луна-парка и не валять дурака. А если мы действительно в опасности, то где в таком случае была Баффи всю ночь?

— Я не знаю, — задумчиво сказала Ива.

Внезапно Ксандр вскочил на ноги и начал энергично размахивать руками:

— Сюда!

Ива обернулась. К ним неторопливо шла Роза в облегающем платье леопардовой расцветки, на высоченных шпильках. В руках она держала довольно большую сумочку — может быть, внутри был шар для боулинга? Головы всех парней поворачивались ей вслед.

— Почему бы тебе не сделать татуировку на лбу? — в сердцах предложила Ива.

— Отличная идея, — согласился Ксандр, не слушая ее и ничего не замечая вокруг, кроме Розы, которая медленно плыла к нему.

Когда она подошла поближе, Ксандр сунул пушистого тигра Иве, чтобы освободить руки для другой своей игрушки.

— Ты прекрасно выглядишь! — выдохнул он и попытался обнять ее. Она шутливо оттолкнула его:

— На нас же смотрят посетители. Еще будет время. Ива шумно сглотнула:

— Твое платье, оно… поразительное.

— Спасибо, — ответила Роза. — Я его купила в кабале в Абилене.

— Прекрасно! — повторил Ксандр.

— В Абилене все еще есть кабаре? — озадаченно переспросила Ива. — А мне казалось, они вышли из моды уже в пятидесятых.

Роза засмеялась грудным смехом:

— Ну, это было не настоящее кабаре, скорее музей.

— Получается, что этот наряд носила какая-нибудь стриптизерша тех времен? — удивленно спросил Ксандр.

Роза улыбнулась:

— Можно сказать и так.

— Куда мы отправимся? — весело поинтересовалась Ива, чтобы сменить тему.

— Не знаю, — ответила девушка. — Давайте подождем Лонни. Пикап все равно принадлежит ему. Ксандр, бедный малыш, тебе, наверное, придется поехать сзади, в кузове пикапа.

— Без проблем, — храбро ответил Ксандр. — Ты ведь поцелуешь меня?

— Конечно, мой малыш, — проворковала она, погладив его по щеке.

Было ясно как день, что Ксандр отправится за Розой куда угодно, даже если ему придется бежать следом за пикапом.

— Так ты хочешь осмотреть достопримечательности Саннидейла? — спросил Ксандр, задумчиво теребя подбородок. — Пожалуй, поездка получится весьма короткой. Есть «Бронза», клевый клуб, хотя и впускают туда всех подряд. Есть магазины, есть одна-единственная кофейняи картинг — он, может быть, еще работает. Ну и обычный набор исторических достопримечательностей.

— Исторические достопримечательности… — протянула Роза, загадочно приподняв бровь. — Мне всегда нравились исторические места.

— Правда? — восторженно спросил Ксандр. — У нас тут есть древние руины на холме Флагпол — их, скорее всего, оставили еще пещерные люди.

— Это старые казармы, — поправила его Ива. — Остались со времен Второй мировой войны.

— Это было давным-давно, — задумчиво заметила Роза и посмотрела на луну. — Но ждать осталось недолго.

Прежде чем Ива успела задать вопрос по поводу последнего странного заявления, выключились яркие огни «Осьминога» и со скрипом остановилось колесо обозрения. Один за другим огромные механизмы вдоль дорожки замирали и погружались в темноту. Музыка стихла, и теперь из динамиков доносилось только потрескивание. Фонари горели по-прежнему, но луна-парк постепенно затихал.

— Всем спасибо, приходите еще! — сказал Лонни по радио. — Мы открыты каждый день с шести часов вечера до полуночи. Возвращайтесь к нам!

В первый раз за весь вечер в луна-парке стало тихо. Посетители собирали выигранные игрушки, постеры, своих друзей-подружек и потихоньку расходились. Некоторые махали на прощанье Розе, она тоже махала в ответ. В этом странном, призрачном городе, подумала Ива, Роза просто настоящая знаменитость. Когда луна-парк закрывался, казалось, куда-то исчезала и ее личность, индивидуальность.

Баффи все же была права: хотя все работники этого карнавала очень милы, они все же очень странные.

Внезапно на Иву нахлынула волна необъяснимого страха, и ей больше всего на свете захотелось помчаться к выходу вместе с остальными посетителями. Но она посмотрела на Ксандра, который пытался строить глазки Розе, и поняла, что не может оставить его без поддержки и защиты. А если он вернется с ужасной татуировкой, то его, скорее всего, запрут дома на многие месяцы.

Она услышала веселый свист, обернулась и увидела Лонни, который неторопливо шел к ним. Он тоже приоделся ради поездки в город — на нем были белая ковбойская шляпа, яркая рубашка для родео, чистые голубые джинсы, ремень с огромной серебряной пряжкой и начищенные ковбойские сапоги. В руке он нес потертую сумку. Ива подумала, что в таком виде он вполне мог бы отправиться на деревенские танцы на главной площади, а вот сумка гораздо больше подходила для спортзала.

— Лонни, чувак! — воскликнул Ксандр, стараясь сойти за своего в команде луна-парка. Он уже почти довел до совершенства протяжный акцент и сленг, но все равно ему понадобились бы годы для того, чтобы вырастить бороду. Каждый раз, когда Ива видела Лонни, он казался ей все сильнее заросшим, что тоже очень ее удручало.

Он обнял Иву за талию с таким видом, будто имел на это полное право:

— Ну что, мы готовы развлекаться, или как?

— Мы как раз решаем, куда поехать, — ответила Роза. — Ксандр тут упоминал какие-то исторические достопримечательности.

— Сказать по правде, наши исторические достопримечательности не очень-то примечательны, — принялся оправдываться Ксандр. — Если только ты не приходишь в экстаз от одного только вида старых пушек.

Лонни расхохотался:

— Ну, иногда бывает.

— А что в сумке? — с невинным видом поинтересовалась Ива.

Он поднял старую сумку:

— Кое-что для того, чтобы сделать наш маленький праздник еще более веселым. Я покажу тебе попозже.

— Знаете, что мне нравится? — сказала Роза, и глаза ее хитро блеснули. — Кладбища.

Ксандр нервно хихикнул:

— Я правильно понял — кладбища, да?

— Мне говорили, что в этом городе есть очень старое кладбище, — заметил Лонни.

Ива вставила свое слово:

— А как насчет старинного здания суда? Это классический пример архитектуры греческого ренессанса.

Лонни повернулся к ней и посмотрел прямо в глаза:

— После кладбища, ладно? Мы же все-таки гости, так ведь?

— Конечно! — ответил ему Ксандр, послав Иве предупреждающий взгляд. — На кладбище темно и тихо — меня устраивает!

— Ты что, уже забыл, что случилось на кладбище, когда мы там были в последний раз? — хотелось крикнуть Иве.

Но она ничего не сказала. В конце концов, Лонни и Роза явно не вампиры, поскольку весь день вели себя как обычные люди. Они пили пиво, а не кровь.

— Пикап в той стороне, — сказал Лонни, подталкивая Иву в проход между темной комнатой ужасов и закрытой билетной кассой.

— Ксандру и твоему пушистому тигру придется сидеть сзади. А ты можешь сесть впереди, рядом со мной.

— Ладно, — вяло согласилась она, хотя ей очень хотелось сейчас убежать куда-нибудь в сторону холмов с этого странного двойного свидания.

Но Лонни крепко прижимал ее к себе. Где-то позади хихикнула Роза, и, обернувшись, Ива увидела, как она и Ксандр на ходу прижимаются друг к другу.

Было бы очень некрасиво отказаться сейчас от поездки, рассудила она. Слишком уж много людей в это вовлечено.

Несмотря на свой страх, Ива последовала за Лонни в тень аттракционов. Примерно в двадцати футах впереди показался побитый пикап, в который ей придется вскоре залезть, чтобы отправиться на кладбище вместе с работником странствующего луна-парка. Что ж, по крайней мере, они окажутся в знакомом месте, и Ксандр будет поблизости.

Когда они подошли ближе к пикапу, Ива взглянула на Лонни. Он широко улыбнулся ей, продемонстрировав ямочки на щеках. Оставалось только надеяться, что он и впрямь был тем хорошим парнем, которым казался.

В маленьком кабинете на первом этаже уютного двухэтажного домика добрый деревенский доктор все еще занимался своим делом. Он наложил повязку поверх раны, потом покрыл все предплечье Баффи защитным слоем марли и завязал ее.

Доктор Хеншоу устало улыбнулся:

— Тебе придется зайти завтра, чтобы я сменил повязку.

— Ладно, — пообещала она, нервно посматривая на часы на другой руке.

— И будь осторожнее, — предупредил врач. — Никакой физической нагрузки. К тебе это тоже относится, Джайлс.

Библиотекарь мрачно кивнул. Его грудь была забинтована — именно там его больше всего поранили. Он скривился от боли, снимая старую фланелевую рубашку, которую ему дал доктор.

— От прививок вам захочется спать, — сказал доктор Хеншоу, — так что лучше отправляйтесь-ка домой и ложитесь в постель. Знаете, за те сорок лет, Что я занимаюсь медициной в этом городе, я видел разные странные вещи, но еще ни разу не попадались пациенты с укусами койотов.

— Мы оказались в неправильном месте в неправильное время, — сказала Баффи, бессильно пожав плечами. — Мы попытались спасти собаку — глупая затея.

— Ага, — поддакнул Джайлс, застегивая пуговицы на рубашке. — Спасибо вам, доктор Хеншоу, что вы согласились нам помочь в столь поздний час.

Пожилой деревенский врач встал:

— Не за что, Джайлс. Вы столько раз помогали мне разыскать какие-нибудь редкие журналы и заметки. — Он повернулся к Баффи, чтобы пояснить: — Я изучаю необычные способы лечения, а Джайлс — просто ходячая энциклопедия.

— Так и есть, — согласилась Баффи, вставая. — Большое спасибо, доктор Хеншоу. Мне уже давно пора в постель.

Доктор проводил их до двери:

— Примите обезболивающее и помните — завтра я жду вас обоих на прием.

— Поверьте, мы с радостью придем завтра, — заверила его Баффи.

— Да, это чистая правда, — подтвердил Джайлс. — До завтра.

Они торопливо выскочили за дверь и спустились по ступенькам. У Баффи от лекарства немного кружилась голова, но она старалась не думать об этом. Помахав на прощанье доктору, они забрались в машину Джайлса, и он завел мотор.

— Отвезите меня домой, — сказала Баффи, устраиваясь поудобнее.

— Так у нас все на сегодня? — испуганно переспросил Куратор.

— Еще нет. Мне нужно заехать домой, чтобы взять оружие.

Машина резко тронулась, взвизгнув шинами.

— А какое у тебя дома есть оружие?

— Оружие против кой-оборотней, — пробормотала она. — И вам тоже придется найти что-нибудь. Наш обычный набор — колья, святая вода, кресты — не сработает. И не говорите мне больше про серебряные пули. Наши друзья сейчас наверняка с ними, поэтому не стоит превращать все это в дурацкий боевик.

— Я многое перебрал в уме, пытаясь придумать что-нибудь, — сказал Джайлс. — Есть одна мысль. Я никогда тебе этого не рассказывал, но раньше я разводил гончих — для охоты на лис.

— Понятно.

— Дома у меня есть ультразвуковой свисток для собак. Люди его просто не слышат. Интересно, действует ли он на койотов?

— В любом случае стоит попробовать. Этим свистом вы можете привлечь их?

— Теоретически они должны прибежать к тому, кто свистит в свисток. Но ведь койоты непредсказуемы. — Джайлс притормозил у поворота.

— Но зато если кто-то из них в этот момент будет человеком, то просто ничего не услышит и не среагирует, — заметила Баффи. — Вон мой дом.

— Да, я знаю. Пожалуйста, не задерживайся. — Джайлс подъехал к ее дому, который в столь поздний час выглядел темным и немного таинственным.

Баффи выскользнула наружу и тихо закрыла за собой дверцу. Она осторожно открыла дверь в дом и вошла. К счастью, ее секретное оружие было в кухне, расположенной практически перед входом. Даже если мама что-то услышит, она просто подумает, что Баффи вернулась домой. Нравоучения мама отложит до завтра.

Меньше чем через минуту Баффи вернулась в машину. На ней была чистая куртка, и она что-то под ней прятала.

— Покажи-ка, — попросил заинтригованный Джайлс.

Баффи ухмыльнулась и достала изящный серебряный нож с гравировкой. На ручке была изображена буква S.

— Я всегда знала, что столовое серебро на что-нибудь да сгодится.

Джайлс озабоченно нахмурился:

— Но чтобы этим воспользоваться, нужно подойти к ним почти вплотную.

— Каждый раз, когда я вижу этих койотов, я оказываюсь почти рядом с ними. Звучит как навязчивая реклама какого-нибудь дурацкого дезодоранта!

— Следующая остановка — мой дом, — объявил Джайлс, поворачивая руль.

Пять минут спустя библиотекарь выбежал из своего крошечного домика, сжимая в ладони медный свисток, который висел на шнурке у него на шее.

Он вскочил в машину, задыхаясь от бега:

— Вообще-то я искал серебряные пули, но не нашел ни одной. Напомни мне как-нибудь заказать их.

— Из каталога «Конец всем монстрам», что ли? — поинтересовалась Баффи и мрачно взглянула на часы. — Мы еще успеем попасть в луна-парк до полуночи. Придется вам выжать все из этой машины.

Куратор вдавил в пол педаль газа и на полной скорости помчался прочь от дома. Через пару минут весьма быстрой для Джайлса езды они уже подъехали к пустырю, на котором разместился луна-парк. Только несколько машин было припарковано у обочины пустынной деревенской дороги. Ни один из аттракционов не работал, и казалось, что все покинули луна-парк, за исключением пары зевак. В темноте странные башни, конструкции и провода выглядели словно какая-нибудь инопланетная тюрьма.

— В чем дело-то? — спросила Баффи, выскакивая из машины. Она бросила взгляд на часы. — Сколько на ваших?

— Без пяти двенадцать. — Джайлс тоже вышел из машины и, не веря своим глазам, уставился на неподвижные механизмы и темные шатры. Два часа назад этот призрачный город был полон шума, музыки, суеты. Теперь его погрузили во тьму и лишили жизни, он был похож на уродливый скелет.

Баффи заметила подростков, сидевших около старой машины и смотревших на звезды, и прокричала в их сторону:

— Что случилось? Закрыли раньше времени?

— Ага, в половине двенадцатого! — крикнул в ответ один из них. — Дурацкие пожарные инспекторы.

— О боже, — пробормотала Баффи. — Теперь они остались наедине с Ксандром, Ивой и всеми остальными влюбленными дураками.

— Спасибо за информацию! — вежливо поблагодарил Джайлс ребят. — А персонал тут остался?

— По-моему, большинство из них тоже уехало.

Баффи подняла глаза и посмотрела на Луну Койота, висевшую высоко в темном небе и светившуюся, словно китайский фонарик. Казалось, она над ней смеялась.

Глава 10

Хотя они весь день пировали, им захотелось еще чего-нибудь вкусненького, и Лонни повел свой ржавый пикап в кафе-мороженое «Дэйри Квин». У Ивы была целая куча денег, но Лонни настоял на том, чтобы заплатить за нее. Вооружившись закрученными конусами с шоколадной крошкой, шумные парочки отправились на кладбище. Ива сидела впереди между Лонни и Розой.

Поскольку амортизаторы у пикапа уже давно проржавели, Ксандра очень хорошо потрясывало в кузове. Но он нашел выход и уселся на мягкого тигра.

Ива вынуждена была признать, что после того, дсак они остановились и запаслись мороженым, она стала чувствовать себя намного лучше. Мороженое оказалось настолько кстати, что она уже не возражала против поездки на кладбище. Ее удивило, что Лонни съел очень мало.

Его спортивная сумка стояла на полу между ног Ивы, и ей ужасно хотелось расстегнуть молнию и заглянуть внутрь. Потыкав потихоньку сумку, она поняла только, что, скорее всего, там одежда или мягкое одеяло. Да, пожалуй, одеяло пригодится…Она снова с удовольствием лизнула мороженое.

Роза уже съела все, включая вафельный стаканчик.

— Голодна? — поинтересовалась Ива.

— Всегда, — промурлыкала в ответ Роза. И, словно в голову ей пришла забавная мысль, она одобрительно посмотрела на Иву. — Знаешь, а ты ведь могла бы быть вполне симпатичной, если бы выработала свой собственный стиль.

— Мне уже об этом говорили, — ответила Ива. — Моя подруга Баффи…

— Ррррр, — чуть слышно прорычал Лонни.

— Что, простите?

— Ничего, — сказал Лонни. — Просто горло прочистил. Слушай, нам здесь поворачивать, что ли?

Ива кивнула:

— Ага. По-моему, ты уже неплохо изучил окрестности Саннидейла.

— Еще бы, — сдержанно усмехнувшись, ответил Лонни. — Я тут все посмотрел, когда расклеивал постеры и раздавал листовки. Ты знаешь, как лучше попасть на кладбище?

— Даже если ворота заперты, сквозь прутья все равно можно протиснуться, — сказала Ива с улыбкой знающего человека. Или, если ты Истребительница, можно их просто перепрыгнуть, подумала она. — Третий проезд направо. Там, за деревьями.

Когда фары пикапа осветили ворота кладбища, Ива заметила несколько машин, уже припаркованных на улице.

— Забавно, тут уже стоят другие машины.

— Может быть, остальным тоже пришла в голову эта идея, — пробормотал Лонни.

— Наверное, у кого-то праздник, — предположила Роза. — Смотрите, вон тот дом через дорогу весь освещен.

— Да, может быть, и так, — согласилась Ива. — А вы уверены, что по-прежнему хотите сюда попасть? Еще не поздно поехать к зданию суда.

Лонни хихикнул и припарковал машину:

— Я уверен. Как мороженое?

— Великолепное, — солгала она.

— Хорошо. — Лонни подхватил свою сумку, открыл дверцу и вылез наружу. В кабину потянуло теплым воздухом, пропитанным ароматом цветов.

Роза ободряюще похлопала Иву по руке:

— Не волнуйся, милая, мы не кусаемся. Ну, если только немножко.

Взяв в руку свою довольно объемистую сумку, она грациозно выплыла из машины и протянула руку Ксандру:

— Эй, малыш, готов повеселиться?

— Еще бы! — Он вскочил с тигра и спрыгнул в ее объятия. Они слились в отвратительном поцелуе на несколько долгих секунд, пока Роза не оттолкнула его и не отправилась к воротам. Ксандр поскакал за ней следом, словно щенок.

Ива осталась сидеть на своем месте в машине, понимая, что сейчас у нее есть последний шанс отступить. Почему именно кладбище? Почему бы просто не припарковаться где-нибудь на пустынной загородной дороге?

Лонни просунул голову в окно, и Ива от неожиданности подскочила.

— Такая прекрасная ночь, — протянул он. — Выходи, посидишь с нами немного. Повоем на луну.

Ива нервно засмеялась:

— У меня что-то живот разболелся — наверное, из-за всей этой еды.

— Обещаю, что не стану тебя кормить. — Лонни очаровательно улыбнулся.

— Ладно, только ненадолго. — Ива открыла дверцу и выбралась наружу.

С Розой во главе четверка подошла к железным воротам, которые были приоткрыты. Цепь с замком, на которую их обычно закрывали, куда-то подевалась.

— О, смотрите-ка, открыто специально для нас, — удивленно протянула Роза. Она толкнула ворота, и те протяжно скрипнули. Ксандр шагнул следом.

— Ну, выглядит как старинное кладбище, — заметил Лонни, гладя Иву по спине теплой рукой. — А тут похоронен кто-нибудь известный?

Она задумалась над этим вопросом и вошла внутрь.

— Ну, был тут Херберт Джеремия, который придумал шапочку для душа, и еще, по-моему, какой-то ковбой из старинного родео. Тут похоронено много отцов — основателей города. Знаешь, Саннидейл вообще-то гораздо древнее, чем выглядит.

— Уверен, — сказал Лонни, закрывая за собой ворота. — А этот ковбой из родео — где его могила?

— Ну, если он и в самом деле был знаменит, то он в низине, там, где всякие гробницы. — Ива изо всех сил старалась не дрожать, обозревая туманный пейзаж с надгробиями, кривыми деревцами и маленькими дворцами для умерших. Этой ночью здесь было довольно светло — полная луна посеребрила пугающие окрестности.

Она огляделась в поисках Розы и Ксандра и увидела их на недавно подстриженной лужайке. Катаясь по траве и наскакивая друг на друга, они гораздо больше походили на двух веселых щенков, чем на любовников. Ива в душе понадеялась на то, что Роза на самом деле относится к Ксандру как к младшему брату. В следующую секунду эта надежда растаяла, потому что борьба окончилась страстными объятиями и поцелуем — прямо на кладбище, под полной луной.

Лонни крепче прижал ее к себе, и она позволила ему увлечь себя по дорожке. Казалось, он стремился как можно быстрее забраться в глубь кладбища. Ива оглянулась на Розу и Ксандра, которые все еще возились на покрытой росой траве. Если бы ей удалось полностью позабыть о реальности, она могла бы представить себя на месте Розы. Однако она все равно предпочла бы местечко посуше.

Внезапно девушка из луна-парка без предупреждения сбросила с себя Ксандра так легко, как будто он был покрывалом. Он скатился с холма вниз на добрых двадцать футов и ударился о какое-то. надгробие, а Роза вскочила на ноги и расхохоталась.

Она прошла мимо Ивы и Лонни, поправляя платье:

— А он ничего, игривый. Давайте пойдем посмотрим на тот высокий белый шпиль — вон там.

Ива вырвалась из объятий Лонни, чтобы убедиться, что с Ксандром все в порядке, но тот уже сам направлялся к ним, немного пошатываясь. По глупому выражению на его лице, перепачканном губной помадой, она поняла, что он по-прежнему ведет себя как зомби.

— Bayl — только и мог сказать он, похромав мимо них.

Разозлившись, Ива ощутила дикое желание поцеловать Лонни прямо на глазах у Ксандра, и, напорное, это было написано у нее на лице большими буквами; потому что Лонни прижался теснее, и она снова почувствовала его земляной, животный запах. Прежде чем он прикоснулся к ее нежным губам, Ива сморщила носик и громко чихнула.

— Прости, — сказала она, шмыгая носом. — Наверное, это аллергия. Не могу никак понять, на что, обычно у меня бывает аллергия только на собак.

Гнев сверкнул в прекрасных голубых глазах Лонниг потом он скинул шляпу и снова стал самим очарованием:

— Тут вокруг много чего растет, полно амброзии, например. Давай-ка их догоним, ладно?

Пока Лонни вел себя как джентльмен, Ива не волновалась, что они на свидании в таком странном месте. По многим причинам лучше уж быть вместе с джентльменом, чем с сумасбродным маньяком, таким, как Ксандр.

Ее внимание привлекла какая-то тень, которая стремительно исчезла за стволом дерева. Она была слишком маленькой, чтобы принадлежать человеку. Наверное, это была собака или еще какое-нибудь животное. Ива в душе понадеялась, что это был не скунс. Она еще раз пристально посмотрела на дерево, но не заметила никакого движения.

Потом она услышала голоса, которые доносились из низины, оттуда, где располагались склепы и вычурные надгробия, украшавшие город мертвых.

Впереди показался белый шпиль, про который гoварила Роза, вокруг него гуляли более десятка людей. Сначала это обрадовало Иву, потому что это были явно живые люди. Однако чем больше она думала об этом, тем более странным ей казалось то, что они попали на кладбище в полночь и обнаружили там каких-то людей. Ей пришлось еще раз напомнить себе, что ребята из луна-парка никак не могли быть вампирами — они не боялись солнечных лучей и ели сосиски в тесте.

— Так это была не шутка, — озадаченно заметил Ксандр. — Тут действительно какая-то вечеринка.

Когда они подошли к собравшимся, Ива поняла, что половина из этих людей — работники луна-парка, а другая половина — местные тинэйджеры. Все они попали на массовое общее свидание!

Она повернулась к Лонни и спросила:

— Что здесь происходит?

— Просто это нечто, что мы делаем во всех городах, — ответил Лонни, пожав плечами. — Мы же не знаем, есть ли тут у вас нормальный клуб или парк, однако в каждом городе есть кладбище, где мы устраиваем вечеринку в одну из ночей.

— Могли бы предупредить, — пробормотал Ксандр, который гораздо больше Ивы расстроился при виде этих людей. Она от души понадеялась, что он и домой отправится столь же разочарованным.

— Ой, да расслабься! — сказала Роза, пощекотав Ксандра острым красным ноготком под подбородком. — Чем больше народу, тем веселее.

Быстро всех пересчитав, Ива поняла, что здесь было семь работников луна-парка и семеро местных ребят, если считать их. Среди работников парка были девушка с рыжими волосами и темноволосый парень, которого она обыграла в покер. Похоже, старик Гопскоч не нашел себе пару.

Персонал луна-парка расселся на надгробных камнях с показным равнодушием, а местные ребята и девушки поглядывали друг на друга смущенно и с недоумением. От этой ночи они ждали чего-то большего, но никак не прогулку по кладбищу с рассматриванием друг друга. Поскольку планы Ксандра тоже рухнули, Ива не собиралась громко сетовать на судьбу.

— А чем мы теперь займемся? — поинтересовалась она. — Может, поиграем в шарады? Или еще во что-нибудь?

— Мы бы хотели устроить для вас небольшое представление, — объявил Лонни. Он кивнул товарищам, те встали и выстроились в кривую линию перед могилой с белым шпилем. У каждого в руках была сумка или рюкзак, а один из них поджег пучок сухих листьев. Едкий запах специй наполнил низину.

Ива и Ксандр прижались друг к другу. Ксандр тихонько прошептал, почти не разжимая губ:

— Надеюсь, таким образом они не пытаются напугать нас.

— Они нас и так уже напугали, — ответила Ива. — Я готова бежать, как только скажешь.

— Давай посмотрим, что будет дальше.

— Сотню лет назад, — угрюмо начал Лонни, — в этом городе жил великий человек. Имя его было Спюрс Хардавэй, и это его могила. Кстати, можно сказать, что для нас он был наставником, источником вдохновения.

Лонни обменялся загадочным взглядом со своими коллегами:

— Спюрс любил заниматься самыми разными видами спорта; больше всего ему нравилось охотиться. В честь Спюрса и его любимого времяпрепровождения мы приготовили небольшое представление, которое называется «Танец Койотов». Сегодня у нас самые лучшие зрители, а также превосходная луна, которая наблюдает за нами с небес. Давайте начнем с песни.

Трудно было назвать песней эти странные повизгивания, выкрики и стоны. Работники луна-парка выглядели весьма устрашающе, раскачиваясь и подергиваясь в серебристом свете луны. Все местные ребята собрались в кучку, словно они были в команде противников и готовились к началу игры.

— Ну, поют они плоховато, — пробормотал Ксандр, — да и танцуют не лучше.

В клубах дыма от горящего факела работники луна-парка начали раздеваться. Это был вовсе не чувственный стриптиз — люди просто скидывали с себя одежду, словно собирались принять душ.

Ксандр бросил взгляд в сторону Ивы:

— Эй, похоже, дело пошло на лад!

Некоторые из ребят захихикали, однако артисты в своем экстазе не обратили на них ни малейшего внимания. Они продолжали раздеваться, петь и раскачиваться — как будто, кроме них самих, здесь никого не было. Это-то и беспокоило больше всего. В тот момент, когда Ива подумала, что ничего необычнее и загадочнее она не видела, они открыли сумки, достали старые шкуры койотов и набросили их себе на плечи.

Ксандр посмотрел на нее и пожал плечами:

— Костюмы, наверное.

— Это уж чересчур. Слишком странно, — ответила Ива. — Я ухожу.

Она действительно пошла было прочь от дергающихся танцоров; еще две местные девушки последовали за ней. Но, не пройдя и десяти футов, они замерли на месте как вкопанные, услышав низкое рычание. Девушки в ужасе уставились на нескольких койотов, которые скакали между надгробиями, отрезая им путь к отступлению.

Ива услышала вскрики остальных подростков, обернулась и увидела семерых танцоров, вставших на четвереньки, дергающихся и рычащих, словно они были одержимы злыми духами. Дым окутывал их клубами, и из-за этого казалось, что они меняют очертания. Приглядевшись внимательнее, Ива поняла, что они на самом деле меняли свой внешний вид.

Они превращались в животных!

Радостные завывания огласили окрестности, когда койоты стали сбегаться со всех сторон. Подростков окружили по крайней мере пятнадцать койотов. И это не считая тех, что все еще корчились на земле, превращаясь в зверей.

С широко распахнутыми от ужаса глазами Ксандр прижался к Иве:

— В следующий раз я, пожалуй, буду слушаться Баффи.

— Я тоже об этом подумала, — призналась она.

Низкий стон раздался откуда-то сзади — Ксандр, Ива и остальные тинэйджеры обернулись. Могила под белым шпилем начала содрогаться. Комья земли и засохшие цветы разлетались в разные стороны, раздался треск — как будто гроб глубоко под землей тоже начал разламываться на части.

Несколько койотов бросились к могиле и принялись яростно копать, словно пытались освободить то, что было внутри. Вздрогнув, Ива подняла глаза и прочит тала имя на надгробии: «Спюрс Хардавэй».

Еще несколько подростков попытались сбежать, но их тут же окружили злобные койоты. Щелкая зубами и завывая, хищники согнали их в перепуганную кучу.

Когда один из подростков на секунду задержался на месте, темно-коричневый койот набросился на него и укусил за лодыжку. Вскрикивая, он похромал к остальным. Число койотов удвоилось, а Лонни и его товарищи… исчезли.

Повсюду происходило что-то ужасное, особенно там, где была гробница с белым шпилем. Могила уже открылась, и что-то молотило изнутри по крышке гроба. Из ямы вылетали куски прогнившего дерева, и к небу потянулись руки скелета.

— Выпустите меня! — прорычал низкий голос, даже отдаленно не напоминавший человеческий.

От полной луны в небе сверкнул яркий луч света, ударивший в шар на верхушке белого шпиля. Он взорвался, словно в него ударила молния, — осколки и искры разлетелись в разные стороны. Ива бросилась на землю, но тут же пожалела об этом, потому что теперь ее глаза оказались на уровне вскрытой могилы.

Она задохнулась при виде того, как страшное, изъеденное червями тело медленно начало подниматься из ямы. Чудовище было обмотано грязной медвежьей шкурой со сгнившей головой. Дым, листья и ветер закручивались вокруг этого отвратительного призрака, а он, запрокинув череп, захохотал:

— Леди и джентльмены, я так рад, что вернулся!

Койоты взвыли и завизжали.

— Ну, ладно, парни, — сказал Ксандр, отступая на шаг от зомби, возвышавшегося над могилой. — Вы нас напугали — это и в самом деле было просто… потрясающе! Теперь мы можем уйти?

Казалось, койоты дружно расхохотались, а ужасный скелет заговорил утробным голосом:

— Пока еще нет. Вы еще не видели мой самый лучший фокус.

Сложившись пополам, словно груда костей, монстр подался вперед, и вскоре он уже целиком был укрыт дырявой медвежьей шкурой. Она выглядела так, будто ей было пару миллионов лет. Койоты завизжали, а медвежья шкура принялась раскачиваться взад и вперед. В небе сверкнула молния, и луна приняла зловещий красный оттенок.

Ива не верила своим глазам. Черная шерсть на затылке шкуры начала подниматься и подергиваться. Наверное, статическое электричество, подумала она.

Ксандр в испуге схватил ее за руку:

— Наши родители, это они виноваты в том, что мы переехали к самой Адовой Пасти.

— Знаю, — ответила Ива.

Вдруг койоты перестали завывать и принялись растерянно оглядываться. Некоторые побежали в сторону улицы, другие поплелись следом, видимо не зная толком, что делать. Перепуганные подростки, увидев это, бросились в другую сторону, словно кролики. Ива собиралась сделать то же самое, когда услышала громкий рык, от которого до самых корней задрожали деревья.

Она развернулась и увидела огромного медведя гризли, возвышавшегося над ней и Ксандром. Он, наверное, был добрых десяти футов ростом — тысяча фунтов зубов, когтей и мускулов! Гигантское чудовище снова огласило окрестности рыком, словно было в ярости и ужасно голодно.

— Скажем нет натуральному меху! — прокричал чей-то голос.

Ива и Ксандр бросились на землю, и из-за их спин в воздух взлетела гибкая фигурка. Это была Баффи! Словно гимнастка, Истребительница пролетела у них над головами и приземлилась на грудь гризли. Тварь в ярости завопила и попятилась назад, отчаянно ралма хивая передними лапами и пытаясь вытащить что ю сверкавшее среди его шерсти.

Ива поняла, что Баффи пронзила его чем-то наподобие клинка — она разглядела лишь пару дюймон рукоятки. С громким криком Истребительница еще раз набросилась на медведя и откинула его назад футов 11 а десять. Медведь налетел на белый шпиль с такой силой, что памятник мгновенно потрескался, развалился на маленькие кусочки и осыпался на землю.

Баффи в последнюю секунду успела откатиться в сторону, прежде чем вся эта штуковина опрокинулась на землю. Бешеное рычание медведя превратилось в сдавленные крики человека, потом все стихло — осколки белого мрамора завалили существо. Пару секунд спустя из могилы поднялось облако пыли и вместе с ним тошнотворный могильный запах. На этом все закончилось.

Ксандр тут же повернулся к Баффи:

— Эй, мы верили тебе все это время! Просто присматривали за ними.

— Спасибо, — проговорила Ива. У нее не хватило дыхания, чтобы сказать еще хоть что-то, но эти слова она произнесла от всего сердца.

Баффи вздохнула:

— Надеюсь, моя мама не станет проверять столовое серебро.

Троица быстрым шагом направилась через кладбище к главному выходу. За воротами они нашли Джайлса. Он сидел в машине, а примерно два десятка койотов с остервенением скреблись в нее лапами. Он чуть-чуть приоткрыл окно и во что-то усердно дул, однако ничего не было слышно.

Он заметил их, и Баффи помахала ему рукой. Мгновение спустя Джайлс завел мотор и медленно поехал прочь, а койоты игриво поскакали следом.

— Ужасно, — вздохнула Баффи. — По-моему, вам уже некому назначать свидание — ваши возлюбленные променяли вас на парня с собачьим свистком.

— А зачем превращаться в койотов? — поинтересовался Ксандр, окончательно смутившись. — Разве не веселее быть обычными людьми? Особенно если у тебя такая сногсшибательная внешность?

Баффи покачала головой:

— Долго рассказывать. Давайте хорошенько отоспимся и встретимся завтра утром. Мы все вместе можем пойти их проведать. Теперь, когда у них нет вожака, возможно, нам удастся немного их образумить.

— Ты проводишь нас домой, Баффи? — спросила Ива.

Истребительница улыбнулась и обняла подругу:

— Конечно. Ну, он хоть хорошо целовался, по крайней мере?

— Ну да, — ухмыльнулась Ива.

Баффи, Ива, Ксандр и Джайлс приехали на пустырь на следующий день, но они опоздали. Луна-парк исчез — ни болтика, ни компрессора, ни одной игрушки. Там, где раньше стояло колесо обозрения, не осталось ничего, кроме пепла и затухающих углей от большого костра.

Они остановились и в углях заметили обгоревшие остатки нескольких шкур животных. Похоже, именно ради этого и разжигали костер.

— Гопскоч говорил, что проклятие спадет, если мы остановим Спюрса Хардавэя и не дадим ему вернуться к жизни, — заметила Баффи. — Может, теперь они наконец обретут свободу и заживут собственной жизнью.

— Человеческой жизнью, надеюсь, — добавил Джайлс.

— Надеюсь, они обретут покой, — сказала Ива. Баффи почувствовала взгляд на своем затылке, а когда обернулась, увидела одинокого койота, стоявшего высоко на холме позади пустыря. Она помахала ему, и он ускакал прочь.

Примечания

1

Горный лев — пума.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10