КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 405337 томов
Объем библиотеки - 535 Гб.
Всего авторов - 146578
Пользователей - 92121

Последние комментарии


Загрузка...

Впечатления

DXBCKT про Дрейк: Поход (Боевая фантастика)

Когда-то «давным давно...» у меня уже была эта книга — поэтому увидев ее на распродаже, я ее тут же (по случаю) приобрел... Т.к «знаменитую черную серию» я пока отложил — решил наконец-то обновить свои ранние впечатления конкретно и о данном произведении...

Берусь спорить что кому-то эта книга покажется весьма прямолинейной — мол, ну о чем тут говорить? Очередная хроника о путешествии из пункта «А» в пункт «Б», с описанием «сопутствующих приключений»... Все так... но (все же) считаю (субъективное мнение) что тут скрыты и иные: более широкие толкования...
С одной стороны — группа наемников (сплоченная целью и лидером) готова идти буквально по трупам … любого кто (вольно или невольно) встанет у них на пути. Надо убрать погранцов (мешающих маршруту) — заразим смертельной пандемией их корабль и (заодно) всю планету... Надо утихомирить «тупых аборигенов» - устроим им кастрацию (в буквальном смысле)... Надо сменить власть на одной из планет — перебьем кучу гвардии, полиции и … мирных жителей (до этой самой «кучи»). Надо... в общем вы поняли.

С другой стороны — все это делается опять же «во благо»... Есть своя мотивация и «своя правда»... да и «оппоненты» тут отнюдь не так «чисты и белы»... Значит что? Цель оправдывает средства?

Самое забавное — что (в течение всей книги) решается вопрос: а как бы героине (наследнице дома) завоевать «свое место под солнцем» (ради чего собственно и затевалось это путешествие). Однако «после благополучного финала» (и убийства кучи родственников) героиня понимает что «воспользоваться плодами победы будет как-то некомильфо»... после чего и покидает планету под чужим именем. Нет — понятно что «она показала себя» и «в будущем» уже никто не осмелиться с ней не считаться... но она (уже видимо) поняла что столь высокое место ей в принципе особо и не нужно... И да! Потом героиня конечно может вернуться... но остался неотвеченным вопрос — а ради чего собственно и был этот «сыр бор и смертоубийства? Ведь «то что действительно ей было нужно» - всегда находилось с ней))

P.S Да и совсем забыл сказать что я (лично) по прочтении книги (не прочитав я резюме самого автора) не усмотрел бы никаких «аналогий» - с «замшелой истории из жанра греческой мифологии» о аГронавтах... (тьфу ты!) о АРГОнавтах))

P.S.S Так же немного позабавило «устаревшее преставление» (в стиле Р.Бредберри) о межзвездном карабле — как о ракете гиганского размера (взлетающей с земли прямо в космос и обратно)... Хотя... хрен его знает «как оно будет» на самом деле))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
PhilippS про Калашников: Снежок (СИ) (Фанфик)

Фанфик на даже ленивыми затоптаную тему. Меня не привлекло.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Александр Агренев

Читывал я сие творение. Поддерживаю всех коментаторов по поводу разводилова в четвертой части. Общее мое мнение на писанину таково: ГГ какой-то лубочнокартонный, сотканный весь из порядочно засаленных и затасканных штампов. Обязательное владение рукомашеством и дрыгоножеством. Буквально сочащееся презрение к окружающим персоналиям, не иначе, как кто-то заметил, личные комплексы автора дали о себе знать. В целом, все достаточно наивно, особенно по части накопления капиталов. Воровство в заграничных банках, скорей всего по мнению автора, оправдывает ГГ. Подумаешь, воровство, это ж за границей! Там можно, даже нужно. Надо заметить, что поведение нынешнего руководства россии, оставило заметный след на произведении автора. Отравление в Англии Сергея Скрипаля с дочерью и Александра Литвиненко, в реальной истории, забавно перекликается с отравлениями и убийствами различных конкурентов ГГ на западе в книге. Ничего личного, это же бизнес, не правда ли? И учителя хорошие, то есть пример для подражания достойный. Про пятую часть ничего сказать не могу. Вернее могу - не осилил. В целом, устал вычитывать буквенные транскрипции различных звуков. Это отдельная песня претендующая на выпуск отдельного приложения, ну как сноски в конце каждой книги. Всякие "р-рдаум!", "схыщ!", "грлк!" и "быдыщ!" просто достали. Резюмируя вышесказанное - прочитать один раз и забыть. И то, только первые три книги. Четвертую и пятую можно не читать.

Рейтинг: -2 ( 1 за, 3 против).
nga_rang про Штефан: История перед великой историей (СИ) (Боевая фантастика)

Кровь из глаз и вывих мозга. Это или стёб или недосмотр психиатров.

Рейтинг: -1 ( 2 за, 3 против).
Serg55 про Аист: Школа боевой магии (тетралогия) (Боевая фантастика)

осталось ощущение незаконченности. а так вполне прилично, если не считать что ГГ очень часто и много кушает...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Конторович: Черный снег. Выстрел в будущее (О войне)

Пятая книга данной СИ... По прочтении данной части поймал себя на мысли — что надо бы взять перерыв... и пойти почитать пока что-нибудь другое... Не потому что данная СИ «поднадоела»... а просто что бы «со свежими силами» взяться за ее продолжение...

Как я уже говорил — пятая часть является (по сути) «частью блока» (дилогии, сезона и т.п) к предыдущей (четвертой) и фактически является ее продолжением (в части описаний событий переноса «уже целого тов.Котова — в это «негостеприимное времечко»). По крайней мере (я лично) понял что все «хроники об очередной реинкарнации» (явлении ГГ в прошлое) представленны здесь по 2-м томам (не считая самой первой по хронологии: Манзырев — 1-я «Черные Бушлаты», Леонов — 2-3 «Черная пехота» «Черная смерть», Котов — 4-5 «Черные купола», «Черный снег» ).

Самые понравившиеся мне части (субъективно) это 1-я и 3-я части. Все остальное при разных обстоятельствах и интригах в принципе «ожидаемо», однако несмотря на такую «однообразность» — желания «закрыть книгу» по неоднократному прочтению всей СИ так и не возникало. Конкретно эта часть продолжает «уже поднадоевший бег в сторону тыла», с непременным «убиВством арийских … как там в слогане нынче: они же дети»)). Прибывшие на передовую «представители главка» (дабы обеспечить доставку долгожданной «попаданческой тушки») — в очередной раз получают.... Хм... даже и не «хладный труп героя» (как в прошлых частях), а вообще ничего...

Данная часть фактически (вроде бы как) завершает сюжет повествования «всей линейки», финалом... который не очень понятен (по крайней мере для того — кто не читал «дальше»). В ходе череды побед и поражений из которых ГГ «в любой ипостаси» все таки выкручивался, на сей раз он (т.е ГГ) внезапно признан... безвести пропавшим...

Добросовестный читатель добравшийся таки до данного финала (небось) уже «рвет и мечет» и задается единственно правильным вопросом: «... и для чего я это все читал?». И хоть ГГ за все время повествования уничтожил «куеву тучу вражин» — хоть какого-то либо значимого «эффекта для будуСчего» (по сравнению с Р.И) это так и не принесло (если вообще учесть что «эти вселенные не параллельны»... Хотя опять же во 2-й части «дядя Саша» обнаружил таки заныканные «трофейные стволы» в схроне уже в будущем...?). В общем — не совсем понятно...

Домой не вернулся — это раз! Линию фронта так и не перешел — это два! С тов.Барсовой (о которой многие уже наверно (успели позабыть) так и не встретился — это три... Есть конечно еще и 4-ре и 5... (но это пожалуй будет все же главным).

Однако еще большую сумятицу в сознанье читателя привнесет … следующий том (если он его все-таки откроет))

P.S опять «ворчу по привычке» — но сам-то, сам-то... в очередной раз читаю и собираю тома «вживую»)

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
lionby про Корчевский: Спецназ всегда Спецназ (Боевая фантастика)

Такое ощущение что читаешь о приключениях терминатора.
Всё получается, препятствий нет, всё может и всё умеет.
Какое-то героическое фентези.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

«Непутевые ребята», или Полный трам-тарарам (fb2)

- «Непутевые ребята», или Полный трам-тарарам (пер. Дарья Соколова) (и.с. Приключения ведьмы Пачкули-9) 1.72 Мб, 116с. (скачать fb2) - Кай Умански

Настройки текста:



Кай Умански «Непутевые ребята», или Полный трам-тарарам


Приключения Ведьмы Пачкули
Ведьма Пачкуля, или Магия вредных привычек
Ведьма Пачкуля и Ойлимпийские игры в Непутевом лесу
Ведьма Пачкуля и месть гоблинов
Ведьма Пачкуля и эликсир желаний
Ведьма Пачкуля и Сумасшедшие каникулы
Ведьма Пачкуля и непутёвый театр
Ведьма Пачкуля и конкурс «Колдовидение»
«Непутевые ребята», или полный трам-тарарам




Глава первая Шелупоня

у и куда ты, интересно, направился? — вопросила строгим голосом ведьма по имени Мымра. Она что-то готовила на кухне и стояла, засунув голову глубоко в духовку, но, несмотря на это, услышала скрип отворившейся двери.

— На репетицию, — пробурчал в ответ щупленький дьяволенок, топчась на пороге. Это был Шелупоня, помощник Мымры, и он определенно намеревался улизнуть из дома на весь вечер. Хохолок на его голове был густо смазан гелем, коготки накрашены черным лаком, и он явно очень спешил.

— Но ведь сегодня не среда, — заметила Мымра, вылезая из духовки. На кончике ее шляпы плясали языки пламени, и она прибила их мокрым полотенцем.

— У нас добавочный прогон.

— Это еще что? Музыкальный жаргон?

— Ну да.

— Переведи.

— Нам нужно повторить все, что мы играем. Разучить что-нибудь новое. Короче, освежить репертуарчик. Уловила, чувиха?

— Не смей называть меня чувихой. Зови меня «госпожа».

— О’кей, госпожа.

— И не смей говорить о’кей. Говори «да».

— О’кей. Тогда, в общем, да.

— Сколько раз тебе напоминать, что помощники должны относиться к ведьмам с почтением. И не выражаться при них на этом своем отвратительном жаргоне. Во сколько тебя ждать?

— Без понятия. То есть я хотел сказать, что не знаю.

— Ты должен помочь мне с уборкой.

Мымра махнула мокрым полотенцем в сторону горы немытой посуды, множества кучек просыпанной муки и липких лужиц на полу. Она весь день как угорелая пекла пироги по случаю субботнего ведьминского слета. Шелупоня же вместо того, чтобы помогать ей, весь день просидел, запершись у себя в комнате, врубив радио на полную катушку и не обращая внимания на настойчивый стук в дверь и призывы о помощи.

— Попроси лучше метлу, — предложил Шелупоня.

Мымрина метла недовольно заелозила в углу.

— У нее своих дел полно. К тому же она не пролезет в духовку.

Метла одобрительно закивала. В ее обязанности входило мести полы и летать, но не чистить духовки.

— Ладно, помогу, когда вернусь, — пообещал Шелупоня.

— Что-то не верится.

— Честно-честно, госпожа. Вот увидишь.

— Ну, хорошо. Но чтобы был дома до полуночи.

— Супер!

— На улице прохладно, можешь взять мой шарф. Тот, симпатичный, с пятнами от яичных желтков.

— Да нет, спасибо, — заторопился Шелупоня. — Ну, все, чао, я смываюсь, лады?

— Прости, что ты сказал? — удивленно вскинула брови Мымра.

Но Шелупоня уже мчался прочь по тропинке, звонко прищелкивая пальцами, в очередной раз заставив Мымру глубоко задуматься, зачем ей приспичило нанять в помощники дьяволенка.

Она легкомысленно купилась на рекламу из каталога «Помощники для вас», который в то время как раз предлагал дьяволят с большой скидкой, поскольку, по-видимому, никто их не брал. Они поместили роскошное объявление, где представили товар в лучшем виде:

ДЬЯВОЛЯТА

Ловкие, трудолюбивые помощники, которые весь день будут крутиться по дому, хлопотать, готовить, убирать и развлекать вас непринужденной беседой, в то время как вы, его госпожа, будете отдыхать, лежа на диване и поедая печенье. Незаменимы в домашнем хозяйстве. Отремонтируют что угодно.

Обучены ассистировать при колдовстве: читают заклинания, пляшут вокруг котла, собирают травы. Доставка на следующий день. В ЭТОМ МЕСЯЦЕ — СО СКИДКОЙ! ЗАКАЖИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС!


Мымра была не очень хозяйственной ведьмой и любила поспать на диване с вазочкой печенья, а потому тут же клюнула на объявление. Впрочем, решающую роль сыграло упоминание о скидке, поскольку Мымра, как и все ведьмы, обожала распродажи. Она немедленно отправила заявку и стала с нетерпением ожидать, когда же явится ее дьяволенок и примется готовить и убирать.

Она прождала день. Потом еще один. И еще. В конце концов она обратилась с жалобой в компанию, приславшую каталог и обещавшую ускоренную доставку. Однако служащий компании разговаривал с ней весьма нелюбезно и не пожелал извиниться за задержку даже после того, как Мымра пригрозила ему своим новейшим особо изощренным заклятием, от которого начинали чесаться уши, ботинки пахли гарью, а по ночам в кошмарных снах являлись марципановые акулы.

Нелюбезный служащий был непреклонен и утверждал, что они своевременно выслали ей заказ и не виноваты, если он потерялся по дороге. «Счет за оказанные услуги ожидайте по почте», — заявил он.

Мымра сказала, что она не обязана платить за то, чего не получала, но противный служащий ответил, что обязана, и сослался на предупреждение, набранное внизу объявления мелким шрифтом. Мымре пришлось смириться, но настроение ее резко испортилось.

Наконец Шелупоня заявился. Никакого багажа у него при себе не было, если не считать барабанной установки, упакованной в большие круглые коробки, сложенные на ручную тележку. Он ни слова не сказал о том, где пропадал все это время. Когда Мымра все же потребовала от него объяснений, он пробурчал нечто невразумительное насчет того, что ему срочно понадобилось заскочить к одному парню по одному дельцу. Потом он попросил показать предоставленную ему комнату, которую немедленно перекрасил в черный цвет и увешал музыкальными постерами.

Это было давно, но с тех пор Шелупоня ничуть не изменился.

Напрасно Мымра ждала, когда он начнет крутиться по хозяйству. Шелупоня лишь бесцельно слонялся из угла в угол. Он не хлопотал, а только хлопал ушами. А вместо того чтобы развлекать хозяйку непринужденной беседой, бормотал себе под нос всякую чушь. Он понятия не имел о том, как вести хозяйство и сроду не держал в лапах инструментов. А уж к колдовству его и близко нельзя было подпускать. Обычно он возлежал в кресле с полузакрытыми глазами и отбивал пальцами ритм на подлокотнике, в то время как в духовке пригорали пироги, кухонные полки обрушивались под тяжестью наваленной посуды, а зелье, за которым он должен был присматривать, выкипало до капли.

Он вечно забывал слова заклинаний. Танцуя вокруг котла, он постоянно нес какую-то отсебятину и портил весь рецепт. Он никогда не мог отличить одну траву от другой, ибо мысли его витали вдали от суетных дел. Да, он не был образцовым помощником, но…

Несмотря ни на что, Мымра питала к нему самые теплые чувства и в глубине души даже гордилась им. Потому что больше ни у кого из ведьм помощники не играли в настоящей музыкальной группе.

— Передавай от меня привет ребятам! — прокричала Мымра вслед удалявшемуся дьяволенку. Она чувствовала себя виноватой за то, что рассердилась на него. Репетиции были для Шелупони смыслом всей жизни, и она прекрасно об этом знала. Он дождаться не мог, когда вновь усядется за свои барабаны, которые, кстати говоря, ведьма запретила ему держать дома. Он был готов репетировать все вечера напролет, но Мымра поставила строгие ограничения. Она неустанно повторяла, что быть помощником — его основная работа. Ей чуть ли не ежедневно приходилось извиняться за его поведение перед другими ведьмами, которые считали, что он чересчур распустился. И все же…

И все же Мымра очень его любила. И не хотела сдерживать его творческие порывы. Когда Шелупоня играл на барабанах, он весь преображался и становился похожим на того самого дьяволенка из рекламного каталога. Он оживал. Он сиял. Он изо всех сил стучал, гремел, молотил, тарабанил и жонглировал палочками. Он превращался в сгусток ритма и энергии. Он был в угаре. Однажды Мымра призналась одной знакомой ведьме, что если бы он с таким же рвением исполнял свои непосредственные обязанности, то был бы лучшим помощником на свете.

Но он их не исполнял. На что знакомая ведьма не преминула обратить внимание да еще, пользуясь моментом, злорадно прошлась насчет того, как Мымре вообще взбрело в голову нанять в помощники дьяволенка. Это была весьма невоспитанная ведьма. К тому же ее собственным помощником был хомяк, так что кто бы уж говорил!

Глава вторая Артур

ртур сидел в садовом сарайчике и разучивал гаммы на пианино. Сарайчик служил для хранения садового инвентаря, но все инструменты были начищены до блеска и аккуратно расставлены вдоль стен, потому что Артур был большим чистюлей. Большинство из вас, очевидно, полагает, что драконы обитают в грязных заброшенных пещерах, но к нашему герою это не имеет никакого отношения. Артур не любил пещеры. Он предпочитал опрятные домики с верандами и старательно заправленные кровати с хрустящим свежим бельем. Идеально чистые кухни и столы с белоснежными скатертями и накрахмаленными салфетками.

Сам Артур внешне ничем не примечателен: фиолетовый окрас, куцый чешуйчатый хвостик с зеленоватым отливом, коротко подстриженные когти и пара хиленьких крыльев за спиной. Он носит очки для чтения, а в холодные вечера обматывает шею длинным вязаным шарфом. Словом, выглядит он как все обычные драконы. А вот его пианино — совсем другое дело. Артур обожает его и гордится им, поэтому имеет смысл остановиться на пианино поподробнее.

Инструмент этот был некогда приобретен на мусорной свалке. Владелица свалки — как раз та самая невоспитанная ведьма с хомяком, знакомая Мымры — бдительно охраняла свой мусор и никому не разрешала копаться в нем без разрешения. Своему хомяку она поручила взимать с посетителей плату, и Артуру пришлось выложить за пианино целый пятак. Это был чистый грабеж, учитывая плачевное состояние инструмента. Оно было безнадежно расстроено, исцарапано, одной ножки не хватало, педалей не было вообще, впрочем, как и крышки, половина клавиш были выломана. Артур отправился в библиотеку и взял книгу под названием «Смастери пианино собственными руками». К сожалению, придя домой, он обнаружил, что это было учебное пособие по оригами. Тогда он вернул его обратно, но библиотекарь устроил целый переполох из-за того, что Артур прожег в книге несколько страниц. Артур никак не соглашался признать свою вину. Да, было дело, у него вырвалась пара искр, но это было не нарочно: искры сыплются из драконов сами по себе, когда они чихают, икают, волнуются или приносят из библиотеки абсолютно бесполезную книгу.

Артур с библиотекарем пререкались довольно громко, так что рассерженные читатели, вынужденные оторваться от своих книг, стали на них шикать и тыкать пальцами в табличку с надписью «Соблюдайте тишину». Закончилась эта неприятная история тем, что Артур все же заплатил изрядный штраф за причиненный ущерб и отправился домой, где принялся мастерить пианино по своему собственному усмотрению.

Сперва он перевез инструмент в сарай, где извлек из него все внутренности и переиначил их на свой манер при помощи проволоки, клея и огромного количества бечевки. Это была кропотливая работа, но Артур весьма терпеливый дракон.

Он заново перебрал и склеил разрозненные части каркаса. Собственными руками изготовил новую крышку. Из старой сковороды Артур искусно смастерил пару педалей и сделал подставку для нот. А еще привесил к боковой стойке ведро с водой на случай пожара. И изготовил специальную тележку с откидным пандусом для перевозки пианино. И сколотил табурет со встроенным ящиком для хранения нот. Все это заняло у него несколько недель.

Наконец, когда все было готово, он пригласил в сарайчик свою маму полюбоваться на работу. Она была в восторге.

И вот, пожалуйста, у Артура появилось собственное пианино.

Твердо веря в то, что дело мастера боится, Артур ежедневно упражнялся и разыгрывал гаммы, и, только сыграв каждую в быстром темпе, затем в медленном, затем громко, а потом тихо и под конец задом наперед, он позволял себе расслабиться и побренчать в свое удовольствие.

Он поджимал когти, ставил ногу на педаль громкости и принимался долбить по клавишам с бешеной скоростью, производя невообразимый шум и гам, так что уши закладывало.

В этот самый вечер он как раз закончил играть самую сложную гамму — ту, в которой используются одни черные клавиши, — когда в дверь сарайчика постучали.

— Артур, милый, ты меня слышишь?

— Да, мамуля, что случилось?

— Только что пробило шесть.

— О, неужели! Как время летит! Должно быть, я слишком заигрался.

— Я сварила вкусный супчик из жгучего перца. Только что вскипел.

— Спасибо, мам! — отозвался Артур.

— А как насчет десерта? Хочешь горчичного пирога?

— Некогда! У нас сегодня прогон, помнишь?

— Ах да, конечно. Тогда просто супчик?

— Просто супчик. Вот только погружу пианино и приду!

— Договорились, милый. Пойду, накрою на стол.

Артуру нравилось жить с мамой. Они отлично ладили друг с другом. Вместе возились на кухне, готовили, мыли посуду, весело болтали. Они оба обожали горячие острые блюда. В отличие от большинства сверстников Артур был не сладкоежкой, а, скорее, огнеежкой. Он с удовольствием поглощал горчицу, острый перец, расплавленную лаву, раскаленные угли, соус карри — словом, все самое жгучее и горячее.

Артур закрыл крышку пианино и начал готовить инструмент к транспортировке через весь лес на студию. Он проделывал это регулярно, поэтому действовал по отработанной системе, и весь процесс не отнимал у него много времени. Он загружал пианино на тележку по откидному пандусу, крепко привязывал веревками и накрывал сверху защитным чехлом, который надежно закреплял при помощи вешалок для одежды.

Итак, пианино было упаковано. Оставалось только поесть супчика, и можно было отправляться на репетицию. Сегодня им предстояло повторить весь репертуар и разучить что-нибудь новенькое. Он надеялся, что остальные члены группы будут в хорошем настроении. Шелупоня обычно быстро скисал, когда приходилось что-то обсуждать вместо того, чтобы играть.

Артур ласково похлопал свое обожаемое пианино по крышке, запер дверь сарайчика и помчался по дорожке, толкая перед собой тележку и весело насвистывая.

Глава третья O’Брайен

’Брайен сидел у себя в мастерской и забивал гвоздик в подметку потертого ботинка непомерных размеров. Его ловкие маленькие ручки так и мелькали в воздухе. Молоточек стучал не переставая, словно град по плоской жестяной крыше:

— Тук-тук-тук-тук-тук-тук-тук-тук-тук-тук-тук-тук-тук…

Владелец ботинка, огромный заспанный зомби, нависал над лепреконом, поджимая грязные пальцы разутой ноги, и восхищенно наблюдал за процессом. Что ни говори, а наблюдение за работой истинного мастера завораживает.

— Ну вот, сэр, готово, — проговорил О’Брайен, оглядывая отремонтированный ботинок. — Полный порядок.

— Класс! — похвалил зомби. — Быстро ты управился.

— Я лепрекон. А лепреконы со всем быстро управляются.

— В самом деле? — удивился зомби. — Я всегда думал, что ты пикси.

— У нас шляпы похожие, — коротко пояснил О’Брайен. — Вот все и путают. — Тут его ручки снова замелькали в воздухе, и в следующее мгновение готовый ботинок уже лежал на прилавке, обернутый в упаковочную бумагу и перевязанный бечевкой. — С вас один фунт.

— Потрясающе, — пробормотал зомби, забирая сверток. При этом у него отвалился большой палец правой руки и покатился по полу. — Ну вот, опять!

Устало покряхтывая, он наклонился, подобрал палец и бросил в карман, чтобы дома пришить его заново. Тяжело живется этим зомби, вечно у них все отваливается.

— Не хотел бы вас торопить, — сказал О’Брайен, — но сегодня мне нужно пораньше закрыться. Я спешу на репетицию.

— Знаю, знаю, — добродушно ухмыльнулся зомби. — Через пару недель вы должны выступать на нашем званом ужине. Я точно приду, если конечно ноги не отвалятся.

— Ах, вот как? Ну, значит, скоро увидимся. Будьте любезны один фунт.

Тщательно порывшись в карманах, зомби извлек монетку. О’Брайен быстро засунул ее в левый карман своих красных штанов и распахнул дверь, чтобы выпроводить гостя. Зомби вышел из мастерской и заковылял по мощеной дорожке.

О’Брайен остался стоять на пороге. Когда у самой калитки зомби со всей силы наступил на шаткий булыжник, лепрекон прищурился. Булыжник этот шатался, потому что О’Брайен то и дело вынимал его из кладки, чтобы посмотреть, на месте ли его горшок с золотом, зарытый в тайнике у самой калитки.

Вам следует узнать поподробнее об этом горшке. А заодно и о лепреконах вообще. Итак, вот список необходимых сведений:

1. Все лепреконы — потомственные сапожники, таков их семейный бизнес. Мастерские их работают круглыми сутками и не закрываются даже на обеденный перерыв и выходные. Их девиз — «Ботинки не ждут».

2. У лепреконов большие семьи. У самого О’Брайена четырнадцать братьев. У каждого из них своя сапожная мастерская. Они постоянно перезваниваются друг с другом по чарофону, чтобы посоветоваться, где достать хорошую кожу для заплаток или гвоздики для подметок.

3. Все лепреконы очень подозрительны, поскольку денно и нощно заботятся о сохранности своего секретного горшка с золотом, зарытого в саду. Такой горшок каждый лепрекон получает в подарок на совершеннолетие во время особой праздничной и в меру занудной церемонии. Они также обязаны прослушать длинную лекцию о мерах безопасности по хранению горшка, поскольку у лепреконов считается дурной приметой, если горшок будет похищен. По окончании церемонии лепреконам выдают карту и пакет с бутербродами и отправляют в большой мир, где каждый из них открывает свою сапожную мастерскую.

4. Лепреконы очень быстро передвигаются, когда захотят.

5. Лепреконов часто путают с пикси, и это их ужасно раздражает.

Пожалуй, это все, что следует знать о лепреконах. Хотя, пожалуй, стоит упомянуть еще один примечательный факт — лепреконам во всем сопутствует удача. Их сады усеяны кислицей и четырехлистным клевером. Разумеется, лепреконы знают, что нельзя целиком полагаться на одну лишь удачу, ибо она — вещь коварная. Порой удача одного оборачивается несчастьем для другого. И даже весь четырехлистный клевер в мире не поможет вам уберечь горшок с золотом от коварных воров, поэтому, чтобы защитить свое богатство, нужно проявить смекалку.

Ничего не заподозривший зомби миновал калитку, и только тогда О’Брайен с облегчением выдохнул.

Что ж, пора собираться на репетицию. В радостном предвкушении он подпрыгнул на месте и тут же опасливо огляделся по сторонам, дабы убедиться, что никто этого не видел. У всех лепреконов есть вредная привычка подпрыгивать на месте от радости, вытягивая при этом носочки и стуча ножками одна о другую, как какие-нибудь феечки на зеленом росистом лугу. Выглядит ужасно глупо. О’Брайен изо всех сил пытался отделаться от этой привычки, но порой ноги сами отрывались от земли и вытворяли все вышеописанные выкрутасы.

Итак, О’Брайен поспешил в дальний конец мастерской, на ходу срывая с себя рабочий фартук. В мастерской приятно пахло кожей, повсюду были разложены инструменты и стояли баночки с гвоздями и клеем. Вдоль стен аккуратно выстроились обувные коробки всевозможных размеров, от крошечных до самых огромных. О’Брайен обслуживал всех обитателей леса, от малюсеньких фей до гигантских великанов, включая прочую нечисть средних размеров.

В дальнем конце мастерской у лепрекона был оборудован личный уголок, где стояли кровать, гардероб и небольшая плита, на которой О’Брайен готовил себе обед и варил ведрами сапожный клей.

Он бросился к кровати, достал из-под подушки продолговатую металлическую коробочку и приподнял крышку. Внутри на бархатной подушечке лежала флейта. Настоящая фамильная лепреконская флейта, которую передают из поколения в поколение.

В каждом поколении лепреконов рождается всего один музыкально одаренный ребенок, и в своей семье таким как раз был О’Брайен. Всем его братьям медведь на ухо наступил, в то время как сам он мог с ходу подобрать на тростниковой дудочке любой мотив. Так что фамильную флейту он унаследовал по праву. По правде сказать, он бы предпочел получить саксофон, но, как известно, дареному коню в зубы не смотрят.

О’Брайен взял в руки флейту, бережно протер ее рукавом и приложил к губам:

Тили-тили-тилилиии, ту-ти-ту-ти-тааааа!
Тили-тили-тилилааааа, ту-ти-ту-ти — тиииии!

Веселая песенка звучала столь заразительно, что ноги лепрекона вновь пустились в пляс сами собой. Они подскакивали, выделывали коленца и вытворяли в воздухе множество замысловатых фигур.

Да что же это такое! Нужно немедленно остановиться!

Он опустил флейту, уперся ногами в пол и собрал волю в кулак.

«Не смей прыгать! — внушал себе О’Брайен. — Не смей!»

Немного успокоившись, он подошел к гардеробу, открыл дверцу и принялся изучать свое отражение в большом длинном зеркале. Зеленая шляпа. Зеленый камзол. Красные панталоны. Красивые ботиночки с загнутыми носами. Рыжая борода, под стать густым бровям песочного цвета. В руках флейта. Вылитый лепрекон.

О’Брайен тяжело вздохнул. Выглядеть вылитым лепреконом ему не нравилось.

Он надвинул шляпу пониже на глаза и расстегнул три верхние пуговицы камзола, втянул щеки, нахмурил брови и постарался придать своему лицу угрюмо-зверское выражение. Флейту он повесил на шею. Раньше к флейте прилагалась зеленая ленточка, но Шелупоня предложил О’Брайену заменить ее черным кожаным шнурком — так круче выглядело.

В самом деле, с черным кожаным шнурком О’Брайен выглядел намного круче и походил не просто на лепрекона, а на лепрекона из улетной трамтарарам группы. На лепрекона, знающего себе цену. На такого лепрекона, на которого девчонки положат глаз сразу же, как только им надоест пялиться на Шелупоню.

В этот момент в мастерской зазвонил чарофон.

О’Брайен не спешил снимать трубку. Наверняка звонил кто-нибудь из братьев: Симус, Киран, или, там, Нил, или Диллон, или Пэдди — какая разница. И наверняка собирался обсудить с ним последние модели стелек или поговорить о шнурках.

Стоит ли в таком случае снимать трубку?

Определенно нет. Во всяком случае, не сегодня. Сегодня шнурки подождут. Его братья никогда не понимали, почему ему так нравится играть в группе. Они считали это не подобающим лепрекону увлечением, которое до добра не доведет. Братья постоянно упрекали его за то, что он закрывал мастерскую раньше времени и шел веселиться вместо того, чтобы сидеть дома и ремонтировать чужие башмаки.

Чарофон прозвонил четырнадцать раз и затих. О’Брайен с облегчением выдохнул.

Он поспешил к выходу, вылетел за порог, захлопнул дверь, запер ее на ключ, подергал для надежности ручку, убрал ключ в карман, сбежал по ступенькам, вернулся и еще раз подергал ручку двери, проверяя, надежно ли она заперта. Потом он бросился в сад и наступил ногой на заветный булыжник. Камень послушно покачнулся. О’Брайен осторожно отошел и взъерошил за собой примятые пучки клевера, прикрывавшие тайник. Так, теперь порядок.

Инстинктивно О’Брайен бросил взгляд на радугоотражатель, закрепленный на крыше. Радугоотражатель представлял собой сложную проволочную конструкцию из шеста, расходящихся во все стороны спиц, вертящихся колесиков и большой тарелки посередине. В настоящий момент агрегат отдыхал. После захода солнца никаких радуг, разумеется, не могло быть. (Лепреконы боятся радуги как огня, ведь своими концами она указывает точно на то место, где зарыт клад. Поэтому почти у всех на крыше стоят радугоотражатели, которые помимо своего основного предназначения намного улучшают сигнал приема чаровидения.)

Убедившись, что все его добро в целости и сохранности, О’Брайен пришел в радостное возбуждение. Он приподнялся на мысочках своих остроконечных башмаков, согнул в локтях ручки, глубоко вздохнул и запрыгал от счастья. Он скакал все быстрее и быстрее, пока не превратился в сплошное мельтешение.

А потом он исчез! Вот так, взял и испарился! Лишь слегка колыхнулся воздух, по дорожке пронесся легкий вихрь, да хлопнула калитка. Еще через мгновение откуда-то издалека донеслись звуки флейты, после чего наступила полная тишина.


А тем временем на одиноком лысом холме к северу от Непутевого леса высокая призрачная фигура замерла перед входом в темную пещеру… Мохнатая морда вытянулась кверху, втягивая воздух, а желтые глаза уставились в небо в поисках луны…

Глава четвертая Чуча

ослушай, Гарет, — проговорило мохнатое Существо в футболке с надписью «Лунобзик», обращаясь к своей золотой рыбке, которая жила в аквариуме на тумбочке. — Я в полном отчаянии. Гарет ничего не ответил, поскольку был рыбкой.

За окном опускалась ночь. На небе показались звезды, за ними появились совы, а потом подтянулись ведьмы, тролли, йети, призраки, гоблины, зомби, гномы, мумии и прочая нечисть. Непутевый лес населяет масса необычных тварей, и по ночам вся эта разношерстная публика вылезает наружу.

Существо в футболке с надписью «Лунобзик», однако же, наружу не спешило. Оно сидело дома, во мшистой норе, устроившись в кресле, и просматривало колонку объявлений с вакансиями в газете «Чертовские ведомости» при свете оплавленной свечи.

По правде говоря, это не было обычным времяпрепровождением для Существа. Оно никогда не любило торчать дома и всегда рвалось в самую гущу событий.

Большая часть лесных обитателей звали Существо попросту Существом. Они понятия не имели о том, какого оно пола, и говорили про него «оно». Однако наиболее близкие друзья знали, что Существо звали Чучей и что оно было мальчиком, поэтому никогда не дарили ему на день рождения розовые футболки. Впрочем, ему вообще мало что дарили на день рождения и уж точно не дарили ничего такого, чем он мог бы воспользоваться, например, деньги.

Чуча был маленьким мохнатым существом с сильно выпиравшими передними зубами и развесистыми ушами. На полинявшей черной футболке порядком истерлись буквы, так что надпись «Лунобзик» едва можно было различить. Ворот футболки поистрепался и щекотал шею Чучи. Это действовало ему на нервы, а они и без того были расшатаны.

— Что же мне делать, Гарет? — печально вопрошал Чуча. — В газете снова пусто. Я просто в отчаянии.

Он ничуть не преувеличивал. Вот уже несколько недель, как Чуча сидел без работы и испытывал крайнюю нужду. В кладовке не осталось ничего, кроме пакетика с кормом для рыб, половинки банана и упаковки сухой лапши. Помимо иссякших запасов еды на него навалилась и целая гора других проблем. Он задолжал за жилье. Кончилось мыло. Чаровизор рябил. Не было денег на новые футболки, а ему так хотелось купить фиолетовую. Да что там, у него не было денег даже на то, чтобы раз в неделю сходить в кино. Чуча обожал кино. Недавно как раз вышел блокбастер со Скоттом Мертвецки в главной роли. Необходимо было как можно быстрее найти работу.

Однако это было не так-то легко, потому что в газете было всего два объявления о работе. В одном требовался хирург, специалист по операциям на головном мозге, в другом — компаньонка для пожилой леди.

— Не то чтобы я уж очень привередливый, — вздохнул Чуча, откладывая газету. — Я много чем занимался, сам знаешь. И газеты разносил, и объявления расклеивал, был шофером, дворецким, посыльным, работал на чаровидении и горным спасателем. Но нигде мне не везло.

— Бульк! — сочувственно отозвался Гарет, давая понять, что ему не все равно.

Чуча снова взял в руки газету и перечитал объявления. Возможно, стоило попытаться устроиться хирургом. В конце концов, не так уж это и сложно — операции на мозге. Единственная проблема в том, что они наверняка попросят прийти с полным набором всяких скальпелей и показать кучу дипломов, которых у него, разумеется, не было. Впрочем, диплом можно было и подделать, но вот со скальпелями это не пройдет.

О том, чтобы стать компаньонкой для пожилой леди, не могло быть и речи — у него не было платья. Были только футболки, и все с надписью «Лунобзик». К тому же он не мог представить себя сидящим в кресле, жующим чепчик, пьющим цветы или чем там еще занимаются компаньонки.

М-да. Тупиковая ситуация.

Он рассеянно блуждал взглядом по газетной странице, половину которой занимала красочная афиша. И вдруг Чуча просиял.

— Эй, ты только посмотри на это! — Чуча схватил газету и потряс ею перед Гаретом, забыв о том что он рыба и глаза у него по бокам, а значит, видеть прямо перед собой он не может. — Большой музыкальный фестиваль в Грязьеводске в следующую субботу. Называется «Музыкальная битва».

Чуча обожал музыку. Он любил ее почти так же сильно, как и кино.

— Тут еще пишут, что фестиваль пройдет под открытым небом на поляне за городом. Победитель получит сто фунтов и контракт со звукозаписывающей фирмой «Джинн Мьюзик». Той самой, которую недавно открыл Али Пали, помнишь? Об этом писали в газетах. Ты только представь себе, Гарет! Сто фунтов! Это же целое состояние! А еще тут говорится, что в жюри пригласят знаменитостей, чьи имена будут держаться в тайне до самого начала конкурса. Интересно, кого же они пригласят? Не отказался бы и я прокатиться в Грязьеводск. Поваляться на солнышке, послушать музыку. Что может быть лучше? Билеты по пять фунтов. «Бронируйте сейчас, а не то будет поздно!»

Гарет выпустил целую струйку строгих пузырьков, явно желая о чем-то предупредить.

— Знаю-знаю, — вздохнул Чуча. — У нас нет денег.

Чуча бросил газету и обвел глазами свою нору, которая настоятельно требовала капитального ремонта. Стены осыпались, на потолке образовалась внушительная трещина, из которой постоянно сыпалась земля и оставалась на полу рыхлыми холмиками.

Чем бы заняться? Можно, конечно, взять лопату и раскидать землю, но настроение совершенно не то. Можно заварить лапшу, но что он тогда будет есть завтра? Чаровизор тоже не посмотришь, денег на починку нет. Что бы поделать? Что предпринять?

Пожалуй, стоило пойти прогуляться. Чуче был необходим глоток свежего воздуха. К тому же так можно было сэкономить на свечах. А если повезет, то и найти где-нибудь в траве чемоданчик с хирургическими скальпелями, который обронил какой-нибудь незадачливый врач-мозгоправ. Как бы то ни было, сидеть в четырех стенах и ныть было бесполезной тратой времени.

Обрадовавшись, что у него теперь есть план, Чуча направился к платяному шкафу, чтобы выбрать подходящую для такого случая футболку.

Чуча очень трепетно относился к своим футболкам с надписью «Лунобзик», и ничего другого не носил. У него было три ящика, до отказа забитых футболками всевозможных цветов (кроме розового). Все они были аккуратно сложены и рассортированы в особом порядке. В верхнем ящике — совсем новенькие, хрустящие футболочки, припасенные для особых случаев. Чуть пониже — самые любимые футболки, которые он носил дома, если не ожидал гостей. И наконец, в самом низу лежали заношенные до дыр старые растянутые футболки, годные разве что для грязных работ по хозяйству.

Подумав минутку, Чуча выбрал желтую футболку. Красивый, яркий, оптимистичный, солнечный цвет как нельзя лучше подходил для начала новой блистательной жизни.

Переодевшись, Чуча подошел к тумбочке и постучал пальцем в стекло аквариума.

— Ну все, Гарет, я пошел, — сказал он бодро. — До скорого!

В ответ Гарет выдул большой одобрительный пузырь.

Чуча подобрал с полу «Чертовские ведомости», сунул их под мышку и вышел из дома. Если уж не удастся найти чемоданчик с инструментами, тогда хоть можно будет посидеть где-нибудь в тихом месте и поразгадывать кроссворд с последней страницы. Нужно заставить мозги работать. Тогда, быть может, ему придет в голову какая-нибудь свежая идея, новый перспективный бизнес-проект, что-то действительно стоящее. Было бы неплохо.


А в это время в самой чаще Непутевого леса, где никогда не раздаются птичьи голоса, в сумраке ночи осторожно скользила чья-то тень…

Глава пятая Репетиция

так, — деловито проговорил Артур, — что мы имеем на сегодняшний день? У нас есть военный марш, есть пастуший танец, свадебный марш, еще есть мелодия «С днем рожденья тебя», перелюдия и недолюдия. Все правильно?

Участники группы собрались в студии. Она представляла собой избушку, стены которой должны были быть оклеены изнутри картонными коробками из-под яиц с целью звукоизоляции. К сожалению, работы поручили гоблинам, поэтому коробки были поклеены снаружи, а не изнутри, что отнюдь не сделало стены звуконепроницаемыми, особенно после первого проливного дождя. К тому же, когда музыканты начинали играть, им становилось невыносимо жарко, и приходилось открывать настежь дверь, чтобы охладить свой пыл, и уж тогда, как нетрудно догадаться, звук, не встречая на пути своем никаких преград, вырывался наружу и разносился по всей округе.

Шелупоня сидел, сгорбившись, за барабанной установкой, О’Брайен только что примчался и стоял, прислонившись к стене и переводя дыхание. Артур сидел, облокотившись на крышку пианино, и старательно записывал на листочке репертуар группы.

— Еще есть буги-вуги, — подсказал О’Брайен, отдышавшись.

— Буги-вуги, — записал Артур.

— Да уж, буги-вуги, — проворчал Шелупоня. — Ерунда одна.

— А что, отличный номер, — возразил О’Брайен, еле удержавшись, чтобы не добавить «Особенно мое соло на флейте».

— Итак, у нас в репертуаре семь мелодий, — подсчитал Артур. — Надо бы побольше. А что если нам разучить вальс? Скелеты требовали сыграть его на прошлой вечеринке, чуть сцену тогда не разнесли.

— Брось, старик, какой еще вальс? — пробубнил Шелупоня.

— Обычный вальс, — вздохнул Артур, догадываясь, куда клонит Шелупоня.

— Старик, вальс — это не модно!

— Знаю, — сказал Артур, — Знаю. Но мы должны прислушиваться к пожеланиям публики — нам надо как-то зарабатывать на жизнь. По крайней мере некоторым из нас. Не у всех же в саду зарыты горшки с золотом.

— Сколько раз вам повторять: мы не берем золото из горшка, — устало проскулил О’Брайен. — Сто раз уже говорил. Мы это золото не тратим. Просто храним. Вот и все. Для лепреконов весь смысл обладания горшком с золотом заключается именно в обладании им.

— Но мы же играем не из-за денег, — вмешался Шелупоня. — Для этого у нас есть работа. А музыка — она же для души, парни.

— Даже если так, мы все равно должны играть то, что нравится всем, — сказал Артур. — Так устроен мир.

— Но мне не нравится то, что нравится всем! Лично я предпочитаю играть в стиле трам-тарарам!

— Мы все это любим. Но порой в жизни приходится идти на компромисс. И потом, мы же часто играем для себя, разве нет? Помнишь, как на прошлой неделе отжигали? Сплошной улет! Аж пар из ушей валил.

— Да, но мы так играем только на репетициях, — пожаловался Шелупоня. — А на концертах — никогда.

— Потому что публике это не нравится.

— Но мне-то нравится! Ну все, хорош языками чесать. Давайте уже сыграем, — предложил Шелупоня и взял в лапы барабанные палочки.

— Ладно, — согласился Артур. — В субботу званый ужин у зомби. Они заказывали смертельный хит. Так что надо бы поднапрячься, а то нам еще и вальс разучивать.

Шелупоня опустил барабанные палочки, сложил лапы на коленях и надулся. С творческими личностями такое частенько случается.

— Итак, — сказал Артур, не обращая на него внимания. — Давайте займемся смертельным хитом. Представим себе кладбище, разрытые могилы… Думаю, это должно звучать примерно так.

И Артур заиграл. Левой лапой он медленно взял пару тяжелых, мрачных аккордов. Затем правой лапой добавил к ним несколько зловещих трелей на высоких тонах. Через мгновение к нему присоединился О’Брайен и наиграл на флейте веселенькую мелодию, скорее напоминавшую о порхающих пикси, чем о движениях неповоротливых зомби.

Артур остановился.

— Не так быстро, О’Брайен. Забудь о зеленых солнечных полянках, представь серое, окутанное туманом кладбище.

— То есть мне сыграть туманно?

— Именно.

О’Брайен попытался сыграть туманно, но выходило у него по-прежнему шаловливо. Артур добавил несколько тяжелых аккордов. Какое-то время они пытались каждый по своему изобразить хмурых зомби, бредущих в тумане, но постепенно их попытки сошли на нет и они перестали играть.

— Ничего не выходит, — буркнул насупленный Шелупоня. — Мне не нравится.

— Вот как? — вежливо переспросил Артур. — Тогда, пожалуй, стоит заняться вальсом.

— Нет уж, спасибо.

— Так что будем играть?

— Лучше это, — сказал Шелупоня. Он закрыл глаза и принялся тихонько отбивать ритм на боковом барабане.

Это был обычный простенький ритм, но как заразительно он звучал! Ноги невольно начинали отстукивать ему в такт: Ти-тата-ти-тата-ти-тата-ти! Затем вступил большой барабан: Бум! Бум! Бум! Бум! И наконец цимбалы: Тсск! Тсск, тсск, тсссск!

Уже через секунду голова Артура начала покачиваться в такт заданному ритму. Он тихо усмехнулся, хлопнул в ладоши и развернулся к клавиатуре. Левой лапой он вдарил по клавишам, и пальцы ловко забегали взад-вперед по басовым октавам. В то же время правой лапой он брал отрывистые высокие аккорды. Хвост его при этом ритмично ходил из стороны в сторону.

О’Брайен поднес флейту к губам и усилием воли заставил себя замереть на месте, чтобы чего доброго не пуститься в пляс. Вот уже несколько дней в голове его звучал один задорный мотивчик, и он чувствовал, что пришло время сыграть его.

Проворные пальчики лепрекона забегали вдоль флейты, из которой тотчас же полилась замысловатая переливчатая мелодия, идеально легшая на барабанный ритм и клавишные аккорды.

Да, вместе у них здорово получалось. Именно такую музыку они любили играть: веселую, заводную, улетную, а самое главное — оглушительную. Пианино Артура могло издавать очень громкие звуки, не говоря уже о барабанной установке Шелупони, а О’Брайен старался не отставать и изо всех сил дул в свою флейту. От напряжения у Артура из ноздрей сыпались искры. У Шелупони растаял гель, которым он уложил свой хохолок, и теперь капал у него со лба. А О’Брайен аж покраснел от натуги, пытаясь сдерживать свои танцевальные порывы.

— Ти-тата-титата, бум, бум, бум! Ту-бада, ту-бада, бац, бац, бац!

— А теперь тише, — прокричал Артур, и внезапно все заиграли еле слышно, вкрадчиво, словно воры в ночи.

— Давай на полную! — взревел Артур через пару мгновений. И они врубили так, что уши заложило.

ТИ-ТАТА-БЭНЦ! ТУБАДА-БАМ! ТУДУБИДУ! БУМ!

Пот лил градом, искры летели во все стороны, барабанные палочки мелькали в воздухе. Стоял такой грохот, что если бы мимо на всей скорости промчался паровоз, его бы никто не услышал.

Но все, как известно, когда-нибудь кончается. А поскольку играли музыканты, не жалея сил, то рано или поздно им нужно было передохнуть. По сигналу Артура импровизация завершилась серией победных раскатистых аккордов, от которых сотряслись стены и отвалились последние яичные коробки.

— Отлично, парни! — воскликнул Шелупоня, подбросив вверх палочки и ловко поймав их одной рукой. — Вот о чем я говорил!

Артур тем временем утирал лицо полотенцем, которое он специально держал наготове для таких случаев, а обессилевший О’Брайен обмахивался своей широкополой шляпой. Все трое светились от счастья.

— Вот это я понимаю, отличный музон, — раздался с порога чей-то голос. Все обернулись и увидели в дверях мохнатое Существо в футболке «Лунобзик».

Глава шестая Заманчивое предложение

ы серьезно? — осторожно спросил Артур. Он пребывал в некотором замешательстве. Студия находилась в отдаленном уголке Непутевого леса, прежние редкие посетители заглядывали к ним лишь затем, чтобы пожаловаться на шум и попросить их играть потише. — Вам вправду понравилось?

— Понравилось? — воскликнул Чуча, войдя внутрь и прикрыв за собой дверь. — Да я в полном восторге! Я бродил тут неподалеку, настроение было — ниже плинтуса, а вы, ребята, меня прямо-таки к жизни вернули. Точно говорю! Ваша музыка — это нечто! Вы просто супер!

— Ну, спасибо, конечно, — сказал Артур, — очень вам признательны. Вообще-то мы играем в стиле трам-тарарам, не все его понимают… Э-э-э… мы можем вам чем-то помочь?

— На самом деле, — сказал Чуча, — это я мог бы вам кое-чем помочь.

— Если вы насчет концерта, то на ближайший месяц у нас все расписано, — поспешил сообщить Артур. — Вы уж извините.

— Я нисколько не удивлен, — сказал Чуча. — Свадьбы скелетов, званые ужины зомби, слеты ведьм — уверен, вы идете нарасхват.

— Тоже мне, счастье, — пробурчал себе под нос Шелупоня, но, поймав строгий взгляд Артура, осекся и принялся сосредоточенно ковырять ногти.

— Уверен, они вам недоплачивают. Такие таланты, как вы, заслуживают гораздо большего.

— Нам платят по высшему разряду, — сухо возразил Артур.

— Ну, разумеется, — согласился Чуча. — Но тем не менее вы заслуживаете большего. Я ваш поклонник, парни, был на вашем первом концерте. Тогда еще все барабаны полопались.

Шелупоню аж передернуло. Он не любил вспоминать о первом выступлении на конкурсе талантов у ведьм, который закончился грандиозным скандалом и потасовкой. Впрочем, большинство их концертов заканчивались скандалами и потасовками. Такое впечатление, что они нравились публике гораздо больше самой музыки.

— Я у вас тогда еще автографы попросил, — продолжал Чуча. — Может, помните.

Все удивленно заморгали. В их кошмарных воспоминаниях о том жутком концерте не было ничего, похожего на раздачу автографов.

— Вы с тех пор здорово преуспели! — сказал Чуча. — Серьезно, очень здорово. — Жаль, конечно, что вам приходится играть всякую старомодную чушь — марши, вальсы и все такое прочее.

— Да уж, публика это любит, — согласился Артур. — Ничего не поделаешь.

— Знаю-знаю, — сочувственно закивал Чуча. — У местных жителей никакого вкуса. Каждому второму медведь на ухо наступил.

— Вот именно, — хором подхватили музыканты.

— Слушают всякую чепуху. А вы, ребята, выше этого!

— Точно!

— Знаете, что у вас есть? У вас есть талант. И с хорошим менеджером вы далеко пойдете.

— Ясное дело, — хором воскликнули Шелупоня с О’Брайеном. И только Артур промолчал.

— Честно говоря, — сказал он, — я тут за менеджера.

— Ну конечно, я знаю, — проворковал Чуча, — и у вас отлично получается. По всему видно. Договариваетесь о концертах, собираете деньги и так далее. Разумеется, кому-то же нужно этим заниматься, тратить свое драгоценное время. Время, которое можно было бы провести за пианино…

— Да уж, — согласился Артур, — приходится повозиться. Столько бумажной волокиты…

— Но вы же музыкант, так?

— Да, но кто-то же должен…

— Все, что вам нужно — это играть в стиле трамтарарам. Жить полноценной творческой жизнью.

— Да, но…

— Играть на сцене… Перед толпой фанатов… Вот что вам нужно.

— Да, но…

— Послушай, Артур, — твердо сказал Чуча, выставляя вперед свою мохнатую лапку. — Ты просто можешь посмотреть шире, увидеть всю картинку целиком. Взгляни-ка сюда. — Он вытянул из подмышки «Чертовские ведомости». — Тут есть одна любопытная заметка. И в связи с ней у меня к вам интересное предложение…


Зашелестели кусты, хрустнула ветка, и из-за деревьев выступила высокая темная фигура. Припав к земле, она осторожно подкралась к плакучей иве, что росла возле студии. Она раздвинула ветви и быстро пригнулась…

Глава седьмая Отъезд

а следующее утро Мымра сидела у себя на кухне, окруженная вчерашним беспорядком, к которому добавилась еще и немытая посуда, оставшаяся после завтрака. Мымра в раздражении ковыряла ложечкой вареное яйцо, а ее метла путалась под ногами и делала вид, что занимается уборкой.

Наконец на кухню в ночной пижаме пришаркал заспанный Шелупоня. Метла нарочно взбила у него под носом густое облачко пыли и, надувшись, прислонилась к стене в своем углу.

— Явился — не запылился, — проворчала Мымра. — Я поставила вариться твое яйцо уже час назад.

— Круто, — зевнул Шелупоня.

— Ничего крутого в твоем яйце нет. Оно взорвалось, и тебе придется соскребать его со стены. Во сколько ты вчера вернулся?

— Без понятия.

— Наверняка заявился после полуночи. И продрых полдня. Помнится, ты обещал прибраться на кухне…

— Я приберусь, — заверил Шелупоня, — обязательно.

— Ты и вчера так говорил. Метле надоело все делать за тебя. И мне, кстати, тоже. Так дальше продолжаться не может.

— У нас кое-что случилось, — пробормотал Шелупоня, взял ложку и принялся отбивать ритм на краешке столешницы. Мымра уставилась на него в недоумении. Он выглядел немного озабоченным. Не таким, как обычно. Как будто хотел о чем-то рассказать, но не знал, с чего начать.

— Что случилось? — всполошилась Мымра. — Давай, выкладывай.

— Мы наняли менеджера.

— Менеджера? Я думала, у вас Артур всем занимался. И перестань наконец стучать, у меня голова раскалывается. — Мымра перегнулась через стол и отняла у Шелупони ложку.

— Да, он занимался, раньше. А теперь не будет.

— Ах, вот как. И кто же ваш новый менеджер?

— Существо.

— Что? В футболке «Лунобзик»?

— Ага.

— Поосторожнее с ним, — предупредила Мымра. — Он еще ни на одной работе не задерживался больше пары часов: куча энтузиазма и ноль способностей. Что он такого сделает, чего Артур не смог?

— У него свежие идеи. У нас будут новые шмотки, новый имидж.

— И это все?

— Еще реклама. Постеры. Свой фан-клуб. Может, даже куклы…

— Куклы? В виде вас?

— Ага. А еще он везет нас на большой концерт, — добавил Шелупоня без тени эмоций, но Мымру было не провести.

— Какой еще концерт?

— «Музыкальная битва», это такой фестиваль. В общем, мы тоже участвуем.

— Неужели? И где же состоится эта битва?

Шелупоня пробормотал себе под нос что-то неразборчивое и нервно схватил со стола вилку.

— Где? Немедленно отвечай! — потребовала Мымра, вновь перегнулась через стол и отняла вилку.

— В Грязьеводске.

— Но это же у черта на рогах!

— Не совсем.

— Вот именно что там. Помнишь, сколько мы добирались в этот Грязьеводск на автобусе, когда всем шабашем ездили на каникулы?

— Угу, — промычал Шелупоня, который на всю жизнь запомнил эту поездку. Сумасшедшие выдались каникулы. У ведьм по-другому не бывает.

— Помнишь представление на пирсе? — пустилась в ностальгические воспоминания Мымра. — И как мы превратили хозяйку гостиницы в курицу?[Чтобы узнать об этом поподробнее, прочтите книгу К. Умански «Ведьма Пачкуля и сумасшедшие каникулы».]

— Помню, — вздохнул Шелупоня.

— Здорово повеселились, несмотря на все их дурацкие запреты на колдовство. Хорошо там, тепло, солнечно, никаких дождей. Но далековато. И когда этот ваш концерт?

— В субботу.

— Но в субботу же ведьминский слет! Надеюсь, ты не собираешься брать отгул?

— Вообще-то собираюсь, — виновато посмотрел на нее Шелупоня. — Пойми ты, это наш шанс. Это прорыв. Мы впервые сыграем свой клевый музон перед огромной толпой. Мы не можем не поехать.

— Полагаю, под «клевым музоном» ты имеешь в виду это ваше ушераздирающее громоподобное бренчание?

— Мы играем в стиле трам-тарарам, — напомнил Шелупоня. — И ты прекрасно это знаешь.

— Какая разница, как это называется. Один сплошной грохот. Под него даже петь нельзя.

Шелупоня решил не продолжать спор, ни к чему хорошему он бы все равно не привел.

— Послушай, — сказал он. — Меня не будет всего один день. Мы уедем в пятницу, а вернемся в субботу к вечеру. Или в воскресенье утром. Да, самое позднее — в воскресенье утром.

— Уверен? — буркнула Мымра, вновь принимаясь за вареное яйцо.

Шелупоня с минуту молчал.

— Уверен, — наконец сказал он. — Вернемся в воскресенье утром. С чеком.

— С каким еще чеком? — насторожилась Мымра.

— Призовым. Мы получим чек и контракт со звукозаписывающей фирмой «Джинн Мьюзик». Ее основал Али Пали. А теперь он ищет таланты и поэтому затеял фестиваль.

— К черту Али Пали, давай ближе к делу. На какую сумму чек?

— Сто фунтов.

— Что, каждому? Или на всех? Подумай, это важно.

— Без понятия. Какая разница? Главное — контракт с фирмой.

Мымра так не считала, но не хотела до поры до времени расстраивать Шелупоню. Ведь если они не выиграют, то и говорить не о чем.

— Сколько всего групп участвует? — поинтересовалась она.

— Без понятия.

— Вы уверены в победе?

— На все сто.

— А то ведь, знаешь, я могла бы наложить заклятие на этот их конкурс. Так, для верности.

— Не вздумай! — воскликнул в ужасе Шелупоня. — Это же музыка!

— Ну, хоть небольшое, легонькое такое заклятие. Никто даже не узнает.

— Нет, нет и нет!

— Как знаешь. Но без победы не возвращайся.

— Так, значит, ты меня отпускаешь?

— Да. Я дам тебе отгул, но только в виде исключения. И, разумеется, вычту деньги из твоего жалованья.

— Плевать, — буркнул Шелупоня, пожав плечами. — Можешь мне вообще не платить, переживу.

— Я так и сделаю, — поймала его на слове Мымра. — Напиши мне расписку, и забудем об этом. Так значит, до пятницы ты свободен?

— Не то чтобы… Надо кое-что уладить до отъезда. Кстати, сегодня у нас деловой обед с Чучей.

— У вас деловой обед с чучелом? — растерялась Мымра.

— Да нет же, с Чучей, с менеджером.

— Это надолго?

— К ужину не жди — у меня куча дел. Я бы, конечно, мог остаться и прибраться на кухне, но…

— Ничего-ничего, — успокоила его Мымра. — Можешь пока посидеть, постучать ложками, а я сварю тебе новое яичко. Тебе нужно побольше упражняться, чтобы выиграть конкурс и привезти домой чек. А уж на эти денежки я смогу купить в дом отличный пылесос, — сказала она, бросив победный взгляд на метлу.


— Мам, ты здесь? — крикнул Артур, распахнув дверь спальни.

Спустя несколько мгновений в ответ раздался заспанный голос:

— Да, сынок, а что?

— Ты спишь?

— Да вот, прикорнула чуток.

— Э, хотел предупредить, что убегаю на деловой обед с новым менеджером.

— Как мило!

— Я приготовил тебе обугленные тосты. Они на подносе, в кухне.

— О, спасибо.

— Вернусь поздно, у нас куча дел.

— Хорошо, сынок. Желаю удачи.

— Помнишь, что в пятницу я уезжаю?

— Конечно.

— Сходить за покупками до отъезда?

— Не беспокойся, у нас все есть.

Оказывается, у драконов на удивление покладистые мамы.


О’Брайен сидел на скамейке у себя в мастерской, тяжело дыша и утирая пот со лба. Он с самого рассвета вкалывал как угорелый, чтобы успеть досрочно выполнить недельную норму работы. Полки ломились под тяжестью сотен коробок с отремонтированной обувью. О’Брайен снял заляпанный фартук, убрал в ящик инструменты и повесил на дверь табличку с надписью «Закрыто». Что же, прощай, сапожный бизнес, да здравствует новая карьера!

О’Брайен обхватил себя за плечи и позволил себе помечтать о том, что ждет его впереди. Для начала — деловой обед в ресторане. Потом — Грязьеводск. Участие в «Музыкальной битве». Победа в «Музыкальной битве». А потом — совершенно другая жизнь. Стадионы. Отели. Безумствующие фанаты. Слава. Мировое турне. Заветная мечта любого трам-тарарамщика! Братья, разумеется, будут против, но для него нет ничего важнее, чем следовать зову сердца.

Зазвонил чарофон. Ну вот, наверняка опять кто-то из братьев. Отвечать или нет?

Лучше все-таки нет. Не стоит им говорить о Грязьеводске, а то переполошатся, раскудахчутся, камня на камне не оставят от его голубой мечты. Убедят остаться дома и, как прежде, латать чужие подметки.

Прозвонив четырнадцать раз, чарофон умолк. О’Брайен уже был готов расслабиться, как вдруг в дверь мастерской тихонько постучали.

— Кто там? Чего надо? — заорал О’Брайен, вконец разуверившись, что его оставят в покое.

— Милый сапожник, пожалуйста, почините мне туфельки, — раздался за дверью тоненький голосок. Он был похож на звон серебряных колокольчиков в тиши звездной ночи у берегов прозрачного ручья.

По всей видимости, голосок принадлежал феечке. Прелестной маленькой феечке с ажурными крылышками, одетой в кружевное платьице и державшей в ручках пару крошечных хрустальных туфелек. Ну как отказать такой милашке!

— Нет! — рявкнул О’Брайен. — Убирайся прочь. Не видишь — закрыто!

— Но я же фея, — сказал серебряный голосок.

— И что с того? А я — лепрекон.

— А я думала, что вы — пикси.

— У нас просто шляпы похожи!

— Не стоит так кричать. Кем бы вы ни были, вы же сапожник, да?

— Был сапожником. А теперь сменил профессию.

— Но вы обязаны помогать феям, — отозвался, чуть дрогнув, серебряный голосок. — Вы должны выполнять любые наши просьбы, и тогда мы, если захотим, любезно позволим вам загадать три желания.

— И что мне, интересно, с ними делать? — огрызнулся О’Брайен. — Можешь оставить свои желания при себе. У меня уже есть удача лепреконов. С ней я выиграю «Музыкальную битву» и получу контракт со студией звукозаписи!

— Неужели? — холодно отозвалась фея. — Что же, я бы на вашем месте не была столь самонадеянной. С таким-то отношением в делу!

— Хочешь сказать, ты много понимаешь в музыке? — ухмыльнулся О’Брайен.

— Представьте себе, понимаю, — отрезала фея.

— Что, водишь хороводы с букашками? — съязвил О’Брайен. — Поешь им колыбельные? Это ты называешь музыкой? Я это давно перерос. Я играю трам-тарарам и не думаю, что феям типа тебя он по вкусу.

— Почему это?

— Да потому что вы ничего в нем не смыслите. Вам подавай плаксивые напевчики.

— Что же, плохо вы нас знаете. Ну да ладно, так как насчет туфель?

— Убирайся прочь, настырная малявка! — взревел О’Брайен. — И сама чини свои туфли!

На миг вокруг воцарилась гробовая тишина.

— Ну ладно, — раздался наконец ледяной голосок. — Считайте, что отныне вы потеряли расположение фей.

— Подумаешь, напугала! Удача лепреконов пересилит любые выходки фей.

— Думаю, вы скоро убедитесь в обратном.

— А вот и нет. Пошла прочь, кому сказано!

— Вы крепко пожалеете о своих словах, — зловеще бросила фея.

— Вот уж не думаю. Давай, хлопай крылышками и не смей больше сюда заявляться.

Послышался легкий звук удаляющихся шагов.

— Молодчина! — похвалил себя О’Брайен. — Ловко отшил феечку. Вот что значит быть настоящим трам-тарарамщиком! — Он усмехнулся и попытался расстегнуть три верхние пуговицы своего камзола. Однако это почему-то у него не получилось. Он провозился с застежками целую вечность, но они так и не поддались. Должно быть, петли ссохлись или где-то нитки запутались.

Но это было только начало его злоключений…


Далеко-далеко, из недр темной пещеры одинокого холма доносился загадочный черкающий звук. Если хорошенько прислушаться, то можно было узнать этот звук… Звук пера, быстро царапающего по бумаге…

Глава восьмая Деловой обед

афе пользовалось популярностью у обитателей Непутевого леса. В основном благодаря своей дешевизне. Оно называлось «Чипсы с чаем», и владели им два брата-йети — Спаг Йети и Конф Йети. Это были волосатые угрюмые громилы, до глубины души презиравшие своих посетителей. Спаг кипятил чайник, а Конф резал картошку и обжаривал ее в масле. Еще они по очереди стояли за кассой и грубили клиентам. Идеально слаженная команда.

С утра кафе пустовало, оголодавший народ должен был нагрянуть ближе к обеду.

Уверенной пружинящей походкой Чуча направился к стойке. На нем была новенькая хрустящая футболка вызывающе-красного цвета, а в лапах — портфель. Спаг в это время разливал чай, а Конф нарезал картофель. Оба стояли спиной к дверям.

— Закрыты мы, — проворчал Спаг, не поворачивая головы.

— Знаю, — ответил Чуча. — Я просто хотел заказать столик на четверых.

— Че, правда? Тут тебе не пятизвездочный отель, у нас все по-простому.

— Я заплачу сверху, — важно заявил Чуча. — Я заплачу вдвое больше, если вы повесите на дверях табличку «Закрыто на спецобслуживание»: у меня сегодня важная деловая встреча. Нам нужна тишина, чтобы все обсудить.

Спаг и Конф переглянулись. Они знали о крайне стесненных обстоятельствах Чучи.

— У тебя завелись деньжата? — подозрительно спросил Спаг.

— Точно, — подтвердил Чуча и похлопал себя по карману, который послушно зазвенел. — Я сделал карьеру в шоу-бизнесе. — Он презрительно оглянулся по сторонам. — Надеюсь, больше я сюда не приду. Буду питаться в ресторанах, где на столах свежие белые скатерти, а не засаленные тряпки. Сегодня зашел в виде исключения, меня поздно предупредили о встрече. Ну, так как, по рукам?

— Лады, — сказал Спаг. — Заплатишь двойную цену, и по рукам. — ЧИИИПС? — проревел он в сторону кухни.

— Спасибо, не откажусь, — вежливо отозвался Чуча, оставив на время свой высокомерный тон. Он ничего не ел с утра, кроме половинки банана, и сейчас с удовольствием угостился бы чипсами.

— Это он не тебе, — хмыкнул Конф, в то время как в дверях кухни мелькнула чья-то лысая голова. Она принадлежала маленькому коренастому троллю в мокром фартуке, желтых резиновых перчатках и с ершиком для посуды в руках.

— Гы, — промычал тролль по имени Чипс.

— Живо повесь табличку «Закрыто на спецобслуживание», — приказал Спаг.

— Гы.

— И принеси еще картошки, — добавил Конф.

— Гы, — снова ответил Чипс и исчез в недрах кухни. Вскоре он появился с огромной картонной табличкой под мышкой и заковылял к входной двери. У тролля были до того коротенькие ножки, что руки едва ли не волочились по полу. Зато он был невероятно широк в плечах, шея отсутствовала напрочь, и казалось, что его лысая, как колено, голова росла прямо из туловища.

— Новый посудомойщик? — поинтересовался Чуча.

— Ага, — ответил Спаг.

— Он кроме «гы» что-нибудь говорит?

— He-а. В языке троллей других слов нет. А тебе-то что?

— Да так, ничего. Пожалуй, мы займем вот этот столик у окна, — сказал Чуча. Он окинул взглядом замызганную столешницу и, поколебавшись, поставил свой портфель на пол, к которому он немедленно прилип.

— Вот меню, — гаркнул Спаг и шваркнул на стол замусоленную бумажку с надписью «Чипсы с чаем», нацарапанной неровным почерком. — Во сколько, говорите, заявятся ваши д-д-деловые партнеры?

— С минуты на минуту, — ответил Чуча, прижавшись носом к заляпанному оконному стеклу. — Вот, собственно, и первый.

Артур на всех парах мчался по тропинке в сторону кафе, держа под мышкой пухлую папку с бумагами. Он подоспел к двери как раз в тот момент, когда Чипс вешал на нее табличку «Закрыто на спецобслуживание». Артур попытался протиснуться внутрь, но Чипс перекрыл собой проход. Создалось безвыходное положение.

— Пусти его, — велел Чуча. — Он ко мне.

Чипс отошел в сторонку и приветственно помахал желтой перчаткой.

— Большое спасибо, — поблагодарил его Артур.

— Гы, — вежливо отозвался Чипс.

Артур вошел в кафе, огляделся по сторонам, брезгливо поморщился, взял стул, уселся, пристально изучил столешницу, достал из кармана носовой платок, поспешно расстелил его поверх жирных пятен и только после этого отважился открыть папку.

— Итак, — начал он. — Здесь все счета расходов группы и расписание предстоящих концертов. Думаю, нам надо пробежаться по ним, прежде чем…

— Не стоит заморачиваться, — небрежно перебил его Чуча. — Забудь об том, теперь у нас новый стиль работы. Надо подготовиться к великому событию — «Музыкальной битве». Мы бросим на это все силы, а местные концерты отменим — не стоит отвлекаться по пустякам.

— Но скоро мы выступаем у зомби…

— Я уже все отменил.

— Отменил?

— Ага. А вот и наш барабанщик.

Из-за деревьев как раз показался Шелупоня. Он шел, подпрыгивая и, как обычно, отщелкивая пальцами ритм. В дверях ему пришлось столкнуться с Чипсом, который затаскивал в кафе два увесистых мешка с картошкой.

— Порядок, он с нами, — крикнул Чуча. — Пропусти его, Чипс.

— Гы, — дружелюбно поприветствовал Шелупоню тролль.

— Здорово, приятель, — отозвался Шелупоня. — Проходи давай, я придержу тебе дверь.

Чипс нес мешки с такой легкостью, будто они были набиты не картошкой, а гусиным пухом. Артур, Чуча и Шелупоня проводили его восхищенными взглядами.

— Сильный малый, — заметил Артур.

— Еще какой, — согласился Шелупоня.

— М-да, — задумчиво протянул Чуча.

— Кстати, а где О’Брайен? — спросил Шелупоня, присаживаясь к столу.

В этот момент всех обдало легкой звуковой волной, воздух всколыхнулся и на свободном стуле материализовался О’Брайен.

— Тут он я, — сказал лепрекон.

Он выглядел уставшим и раздраженным. Один его палец был перебинтован, под глазом красовался фингал.

— Что с рукой, старик? — удивленно уставился на него Шелупоня.

— Дверью прищемил.

— А глаз? — спросил Артур.

— Поскользнулся на стамеске, — пробормотал О’Брайен. — Ударился о скамью.

Это была чистая правда. Единственно, он умолчал о том, что стамеска таинственным образом сама спрыгнула с гвоздя и упала прямо ему под ноги. Да и дверь нарочно захлопнулась, если ему, конечно, не померещилось. И это было далеко не все: он потерял ключи, у него сбежало молоко, в кладовке развелись муравьи и выкипел чайник. Несчастья так и сыпались на него с того самого момента, как он впервые не смог расстегнуть три верхние пуговицы на камзоле.

— Эй, вы там заказывать не надумали? — проревел из-за стойки Конф.

— Надумали, надумали, — отозвался Чуча. — Что будете есть, ребята? Не стесняйтесь, сегодня я угощаю.

— Я буду чай, — сказал Артур. — И чипсы. У вас есть острый кетчуп?

В ответ Конф зыркнул на Артура так, что у него отпала всякая охота задавать вопросы.

— Ладно, тогда просто чипсы, — заключил дракон.

— Эй, приятель, и мне чипсы, — сказал Шелупоня. — И чайку для запивки!

— А тебе чего, пикси? — обратился Конф к О’Брайену. Лепрекон насупился.

— Он не пикси, он лепрекон, — объяснил Артур. — У них просто шляпы похожие.

— Мне без разницы, — гаркнул йети. — Что он будет заказывать?

— Ну же, О’Брайен, — поторопил Шелупоня и подтолкнул другу меню. — Выбирай, старик.

О’Брайен редко обедал в кафе, а когда он туда все-таки выбирался, то не любил, чтобы его торопили с выбором, особенно всякие йети, которые не могли отличить лепрекона от пикси.

— Так-так, — призадумался он, — что бы такое съесть. Может, взять, чай? Или лучше чипсов? Что бы выбрать? А может, пуститься во все тяжкие и заказать все сразу?..

— Будьте любезны, четыре чая и четыре порции чипсов, — обратился Чуча к Конфу. — Итак, ребята, приступим. Я все разузнал и разработал план действий. Значит, так. Сегодня у нас среда. В пятницу утром мы садимся в наш фирменный фургон и отправляемся в Грязьеводск. А это значит, что на сборы у нас два дня.

— Какой еще фирменный фургон? — удивился Артур. — Нет у нас никакого фургона.

— Будет, — заверил его Чуча. — Положитесь на меня, и я все устрою. Я же ваш менеджер. Раздобудем фургон и к вечеру пятницы доберемся до Грязьеводска.

— Вряд ли успеем, — усомнился Артур. Он никогда не бывал в Грязьеводске, но успел посмотреть карту и убедиться, что путь туда не близкий.

— Не дрейфь, домчимся с ветерком, — заверил Чуча. — Как приедем — сразу поселимся в «Ритце», — продолжил Чуча и сделал многозначительную паузу, чтобы насладиться произведенным эффектом.

— Что? Мы будем жить в «Ритце»? — задохнулся от восторга О’Брайен. Подумать только, он остановится в самом шикарном отеле! Братья, небось, позеленеют от зависти, когда узнают!

— Ну да, — как ни в чем не бывало сказал Чуча. — Вы достойны самого лучшего. — Он нагнулся, достал из своего портфеля красочный глянцевый буклет и с торжествующим видом бросил его на липкий стол. — Посмотрите, здесь все написано.

Непутевые ребята уставились на буклет с изображением роскошного отеля. Выглядел он впечатляюще.

— Пять звезд, — уточнил Чуча. — Обслуживание по высшему разряду. Пуховые перины. Изысканная еда от лучших шеф-поваров. Пресс для брюк в каждом номере. Круглосуточная курьерская служба почтовых чаек… Словом, любой каприз!

— Что еще за почтовые чайки? — спросил О’Брайен.

— То же самое, что почтовые голуби, только чайки. Так что утром за завтраком сможете просматривать мешки писем от фанатов.

— Сомневаюсь, — сказал Артур. Он взял в руки буклет и задумчиво пролистал несколько страниц. — Не думаю, что у нас есть фанаты.

— Поверь, скоро от фанатов отбоя не будет, — успокоил его Чуча.

— Но это очень дорогой отель, — не унимался Артур. — Видишь? Он стоит двести фунтов за ночь. В два раза больше, чем мы получим, если выиграем.

— Когда выиграем, — поправил Чуча. — Но ведь это только начало. Нас ждет контракт со звукозаписывающей фирмой, забыли? Скоро мы станем миллионерами. Так что пора привыкать жить с размахом. Поэтому мы заявимся в «Ритц», поселимся, закажем еду в номер и заживем, как настоящие трам-тарарамщики. Может, даже выбросим из окна парочку чаровизоров.

— Мы будем бросаться чаровизорами из окон? — прохрипел О’Брайен.

— Если захотим, конечно, — сказал Чуча. — Мало ли, вдруг приспичит побуянить. Можем вообще все там разнести к чертовой бабушке.

— Лучше не надо, — испуганно пробормотал Артур.

— Я же говорю — если захотим. И не смотри на меня так. Я оплачу все убытки.

— Из каких, интересно, средств? — поинтересовался Артур. — Мы еще не успели разбогатеть, а на счету почти не осталось денег.

— Послушай, положись на меня, — похлопал его по плечу Чуча. — Теперь я — ваш менеджер и обо всем позабочусь.

— Эй, Артур, хорош перебивать, — взмолился О’Брайен. — Так что там дальше, Чуча?

— Спать мы ляжем пораньше, — продолжил Чуча, — чтобы с утра проснуться бодрячком. После завтрака поедем на место фестиваля, встретимся с диджеем Бенни Чокнутым и узнаем порядок выступления групп. Бенни Чокнутый будет вести фестиваль, я вам не говорил?

Все остолбенели от восторга. Диджей Бенни Чокнутый вел на радио знаменитое шоу под названием «Полный улет».

— Потом найдем гостевой шатер, — продолжал Чуча, — подкрепимся сэндвичами, поболтаем с другими участниками… Кстати, о них. — Чуча снова нырнул под стол и вытащил из портфеля помятый листок. — Вот полный список, всего пять групп.

— Известных?

— А то. Вот, к примеру, ансамбль скелетов «Билли и черепушки».

— Никогда о таких не слышал, — сказал О’Брайен.

— А вот еще «Тролль и компания».

— Ни малейшего представления.

— «Красотка Бетти и крутые девчонки»? «Веселые Гномихи»?

Все дружно пожали плечами.

— А пятый кто? — спросил Шелупоня.

— Пятые — вы. «Непутевые ребята».

— По крайней мере, у нас самое лучшее название, — просиял Артур, и его охватил внезапный прилив восторга. Да так, что он еле-еле успел сдержать рвущийся из пасти язычок пламени. — Мы как пить дать утрем им носы.

— Утрете, а как же, — согласился Чуча. — Еще бы! Правда, есть одно маленькое обстоятельство, которое меня волнует…

— В чем дело? — забеспокоился О’Брайен.

— Вам нужен певец, — сообщил Чуча.

Над столиком повисла гробовая тишина.

— А вот это уже лишнее, — сухо произнес Артур. — Не нужен нам никакой певец.

— Мне виднее, — сказал Чуча. — Я знаю, парни, вы отлично играете. Но никто из вас не поет, ведь так? А с умелым солистом, который положит слова на ваш улетный музон, вы выйдете на новый уровень. Публика любит группы с певцами. Вам определенно нужен солист, который будет заводить толпу, такой, знаете, в модных штанах и со стильной прической. Все дело в имидже.

— А я думал, все дело в музыке… — пробормотал Шелупоня.

— Мне лучше знать, — повторил Чуча. — Все дело в имидже. Это говорю я, ваш менеджер.

— Да поняли уже, — буркнул Артур.

— Вот и прекрасно. Многого вы добились, пока менеджером был ты, Артур?

— Я делал все что мог, — вскипел Артур. — А ты кто вообще такой, чтобы нами командовать? Чтобы отменять наши концерты и учить нас жить?

— Таков мой стиль работы, парни, — заявил Чуча. — Впереди — настоящая Битва, и мы должны встретить ее во всеоружии. Вы хотите победить или как?

— Конечно, хотим!

— Тогда раздобудьте певца. Иначе капец, уж поверьте мне на слово.

В это время подали обед. Спаг плюхнул на стол поднос, разлив при этом чай и просыпав чипсы, так что Артур еле успел схватить со стола свою папку. Некоторое время все вытирали намокшие колени, а О’Брайен с досадой отметил, что ему досталось больше всех — его штаны вымокли до нитки.

— Значит, так, — проговорил Чуча, провожая удаляющегося Спага тяжелым взглядом, — сегодня вечером мы устроим прослушивание. Я развешу по лесу объявления. Вот, смотрите, я тут уже кое-что набросал. — Он снова нырнул под стол, отодрал от пола прилипший портфель и извлек из него кипу объявлений. — Ну как, нравится?

Текст объявления гласил:

Прадвинутой групе трамтарарамщиков требуеца пивец.

Праслушыванье севодня в сем часоф на студии.

— Поверить не могу, — взвился Артур, обращаясь к О’Брайену, который как раз выковыривал подмокшие чипсы из отворотов брюк. — Не нужен нам никакой певец!

— На правах вашего менеджера я заявляю, что нужен, — твердо сказал Чуча. — А ты что думаешь, Шелупоня?

— Без понятия, — зевнул дьяволенок. — Боюсь, мы немного опоздали.

— Ничего подобного, — заверил Чуча. — Сегодня вечером подберем певца, завтра с ним порепетируем, а в пятницу рванем в Грязьеводск. Времени навалом. Так, что там у нас дальше? Ах да, фан-клуб. Я разместил рекламу в завтрашних «Чертовских ведомостях». Уверен, на нас обрушится шквал писем. А еще я жду расценки от производителей кукол. Надо будет вас сфотографировать, чтобы они представляли себе, как вы выглядите.

Непутевые ребята смотрели на Чучу, открыв рот. Что ни говори, а он был мастером своего дела. Даже Артур не скрывал своего восхищения. Но певец… Зачем он им?

— И наконец, вам нужен новый прикид, — сказал Чуча и достал из своего бездонного портфеля сверток, перетянутый бечевкой. Он развязал веревочку, и внутри оказались…

— О, — вскинул брови Артур, — футболки? Это интересно.

— Классные, правда? — радостно закудахтал Чуча. — Я принес по одной каждого цвета. Вот фиолетовая, черная и еще… м-м-м… бледно-красная. Они все одного размера, зато новые. По крайней мере две-то уж точно. Не стесняйтесь, парни, налетайте.

Артур взял фиолетовую и расправил.

— На ней написано «Лунобзик», — прочитал он.

— Ну да, — не растерялся Чуча. — Это название моего продюсерского центра — «Лунобзик продакшн».

— Может, лучше стоило написать на футболках название нашей группы?

— Не думаю. Это банально. А вы будете выгодно отличаться.

Шелупоня выбрал себе черную футболку, а замешкавшемуся О’Брайену досталась последняя, которая при ближайшем рассмотрении оказалась вовсе даже не бледно-красного цвета, а гораздо хуже.

— Она розовая, — скривился лепрекон.

— Всё зависит от освещения, — сказал Чуча.

— Да нет же, она точно розовая, — настаивал О’Брайен. — Скажи, Шелупоня? — обратился он за поддержкой к дьяволенку, который охотно с ним согласился.

— И что с того? — спросил Чуча.

— Я, между прочим, рыжий, если ты не заметил. Мне не идет розовый!

— А ты попробуй примерь. Вот увидишь, она тебе очень к лицу.

О’Брайен потрогал футболку. Она была какой-то странноватой на ощупь, будто прорезиненной, и очень напоминала сдувшийся воздушный шарик.

— И она далеко не новая.

— Не новая, — согласился Чуча. — Но других новых у меня не нашлось.

Здесь он соврал: у него было полно новеньких футболок, но Чуче они и самому были нужны. Фиолетовая ему не нравилась, черных у него было несколько штук, так что этими двумя он мог пожертвовать. А вот с другими расстаться он никак не мог. К счастью, в глубине одного из ящиков он обнаружил эту розовую футболку. Он понятия не имел, как она туда попала, потому что он ее точно не покупал. Не иначе как с неба свалилась.

Огромная волосатая лапа положила на стол счет.

— Вашщет! — гаркнул Конф. — Гоните денежки.

— Сию минуту, — засуетился Чуча и полез в портфель. — О нет! — заохал он из-под стола: — Подумать только, я забыл дома бумажник. Боюсь, придется расплатиться мелочью. — Он пошарил рукой в кармане брюк, потом ударил себя ладонью по лбу. — Вместо монет я набил карманы камушками! Должно быть, случайно перепутал впопыхах.

— Так уж и случайно? — с подозрением спросил Артур.

— Вечно со мной так, — посетовал Чуча. — Когда я чищу аквариум, я достаю со дна камушки и кладу их на тумбочку, туда, где обычно держу мелочь… Знаете что, парни, не могли бы вы сейчас скинуться, чтобы заплатить по счету, а я вам потом верну наличными. Идет?

Делать было нечего. Непутевые ребята кое-как наскребли нужную сумму и вручили ее Конфу, который не поленился тщательно пересчитать монеты и только после этого заковылял прочь.

— Что же, — просиял Чуча. — Теперь приглашаю всех отведать вкусный обед, которым я вас угощаю.

— Вообще-то это мы тебя уго… — начал было Артур, но вовремя осекся.

— Предлагаю тост! — воскликнул Чуча, поднимая щербатую липкую кружку с мутноватым чаем. — За «Музыкальную битву»!

— За «Музыкальную битву»! — хором подхватили остальные.

— За контракт!

— За контракт!

— За несметные богатства!

— За несметные богатства!

— За всемирную славу!

— За всемирную славу!

— За улетный трам-тарарам! — выпучив глаза, завопил Шелупоня.

— За улетный трам-тарарам! — взревели остальные, а О’Брайен взял и специально пролил себе чай на брюки, чтобы лишний раз показать, какой он неуклюжий.

Словом, они весело провели время.

Глава девятая Прослушивание

овно к семи часам вечера «Непутевые ребята» вновь собрались в студии. Чуча (на этот раз в новенькой белоснежной футболке) уселся за столик перед входной дверью, поскольку внутри места всем не хватало. Как и было обещано, он расклеил по всему лесу объявления и ожидал, что к ним нагрянут толпы претендентов. «Непутевые ребята» не разделяли его уверенности.

Они сидели в гробовой тишине и нервно поглядывали на жирный крестик, который их новый менеджер начертил мелом на полу. Все трое послушно надели свои новые футболки в стиле «Лунобзик». Футболка Артура претерпела некоторые изменения: ему пришлось проделать прорези для крыльев, и хотя его мама аккуратно обметала дырки, они все еще мохнатились нитками. Впрочем, Артуру хотя бы повезло с размером. Черная футболка Шелупони висела на дьяволенке балахоном и заканчивалась где-то под коленками. Но несмотря на это, он был доволен своим видом. Хуже всех пришлось О’Брайену. Он сдуру нацепил свою розовую футболку поверх камзола и, к своему ужасу, обнаружил, что она больше не снимается. Теперь она жала ему под мышками и пузырилась на животе.

— Ну и видок у тебя, старина, — посочувствовал ему Шелупоня.

— Сам знаю, — огрызнулся О’Брайен.

— Сними ты ее наконец.

— Думаешь, я не пробовал? У меня уши не пролезают, горловина слишком узкая.

— Сумел надеть, сможешь и снять, — благоразумно заметил Артур.

Но футболка не слезла даже после того, как все трое потянули за нее изо всех сил.

— Вот возьму и разрежу ее, — раздраженно выдохнул О’Брайен. — А вы лучше отойдите, а то и так дышать нечем.

На некоторое время вновь повисла гнетущая тишина. Снаружи донесся командный голос Чучи, который, похоже, старался унять толпу.

— Не нравится мне эта затея, — проговорил Артур. — Нам и без солиста неплохо жилось. Легко сказать «найдите певца», но как быть с музыкой? Как, интересно, этот певец сможет выучить к субботе все наши мелодии? Да еще придумать на них слова? Это пустая затея, и я считаю…

Тут ему пришлось прервать свои рассуждения, потому что внутрь влетел их новый менеджер, размахивая планшетом.

— Так, — деловито затараторил он. — У нас за дверью толпа желающих, так что предлагаю начать немедленно. Итак — первым номером гном по имени Гнед. Проходи, не стесняйся, пробил твой звездный час.

Коротышка гном боязливо просеменил на середину комнаты.

— Что же, не буду вам мешать, — сказал Чуча, удаляясь. — Учтите: у вас на все про все три минуты.

Гном стоял, уставившись в пол и тайно надеясь, что сейчас он разверзнется и поглотит его с головой.

— Привет, Гнед, — вежливо поздоровался Артур. — Встань на крестик, пожалуйста. Не бойся, мы не кусаемся. Что ты нам споешь?

Гнед порылся в кармане и извлек оттуда огрызок бумажки.

— Песню, — еле слышно прошептал он.

— Прекрасно, — улыбнулся Артур. — А как называется твоя песня?

— Тра-ля-ля.

— Что ж, можешь начинать.

Гнед залился румянцем и смущенно прокашлялся:

— Тра-ля-ля, — промямлил он. — Тра-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля…

— Приехали, — закатил глаза Шелупоня.

— Спасибо, Гнед, — прервал гнома Артур. — С текстом все ясно. Может быть, напоешь нам мелодию?

— Это и была мелодия, — сказал Гнед.

И это было только начало.

За Гнедом последовал эльф с острым топориком за поясом. Он исполнил эльфийскую народную песню «Хей-хо». В отличие от песни «Тра-ля-ля», в ней были внятные слова, но эльф хрипел, как стая простуженных ворон, немилосердно картавил, а войдя в раж, принялся махать топориком во все стороны. Словом, он был не только никудышным певцом, но и опасным для общества индивидом.

Затем был злобный древесный демон, который наотрез отказался вставать на крестик. Он сказал, что будет стоять там, где ему заблагорассудится, и никто не посмеет указывать ему, что делать. Долгие уговоры ни к чему не привели, и все закончилось тем, что демон отшвырнул ногой большой барабан Шелупони и вылетел вон, так и не исполнив свою песню. Все оказалось впустую, даже если у него и был талант, никому не суждено было об этом узнать.

За древесным демоном явились три баньши-подростка с затейливыми начесами на головах. Они непрерывно жевали жвачку и были одеты в рваные ночнушки по последней моде. Они проскользнули в дверь, пихая друг дружку и шепча: «Ну же, спроси у него».

— Чего вам? — устало вздохнул Артур.

— Можно взять у него автограф? — осмелев, попросила самая высокая баньши, показав пальцем на Шелупоню, который, как обычно, ушел в себя и выстукивал замысловатый ритм на большом барабане.

— Нет, — отрезал Артур. — Нельзя. Не сейчас.

— Можете у меня взять автограф, — скромно предложил О’Брайен.

— Не нужен нам твой автограф, — сказала баньши. — Только его.

— Вообще-то у нас здесь прослушивание, — сердито заметил Артур. — Вы петь-то собираетесь?

— He-а. Мы только за автографом. Ну, пусть он хотя бы напишет «для Шарлин».

— И «для Джемеллы», — сказала вторая баньши.

— И «для Роксаны», — пискнула третья.

— Девочки, боюсь, вы не вовремя, — сказал Артур.

Баньши все как одна скрестили руки на груди и насупились.

Тут на помощь подоспел Чуча.

— Давайте, девочки, шевелитесь. В другой раз приходите, а лучше вступайте в наш фан-клуб, там и фотографии получите и автографы. Совсем не дорого. Все подробности в завтрашних «Ведомостях».

— А ты чего раскомандовапся? — фыркнула Шарлин.

— Я их менеджер. Проваливайте отсюда, ребята заняты.

— Его фотографий нам не надо, — сказала Джемелла, показывая пальцем на Артура.

— И его тоже, — добавила Роксана, косясь на О’Брайена.

Баньши, понурившись, потянулись к выходу, выворачивая шеи, чтобы бросить прощальный взгляд на Шелупоню, который их даже не заметил.

— Запускай следующего, — устало бросил Артур Чуче.

— Вообще-то больше никого нет, — ответил Чуча.

— Ты говорил, что снаружи толпа народу, — сдавленно пискнул О’Брайен, которого вконец доконала тесная футболка.

— Была. Но все разошлись по домам: сегодня по чаровизору футбол, гоблины играют. Такое нельзя пропускать.

— Ну и прекрасно, — с облегчением выдохнул Артур. — Мы сделали все возможное, но, по всей видимости, придется обойтись без пе…

— Простите, можно войти? — раздался вдруг чей-то голос. Все обернулись и уставились на дверь. На пороге стоял…

Оборотень!

В юбке.

Глава десятая Верзилка

оцарилась гробовая тишина. Даже Шелупоня перестал барабанить и вернулся к действительности. Оборотни нечасто встречались в Непутевом лесу. Они предпочитали одиночество, жили сами по себе на отшибе, в горных пещерах подальше от всех. О них почти ничего не было известно. Оборотни слыли загадочными существами, особенно особи женского пола.

Ребята долго и пристально рассматривали незнакомку. От огромных ступней их взгляд скользил выше, выше, выше, еще выше и наконец достиг головы. Ничего себе, ну и верзила!

Все тело ее было покрыто густой коричневой шерстью, которая колыхалась в такт движениям. Шерсть сплошь покрывала ее руки. И ноги. И росла даже на ладонях. Голову украшала копна волос, неумело собранных на затылке в хвост и перевязанных потертой бечевкой.

Застиранная бесформенная юбка с криво обрезанным подолом, из которого торчали нитки, напоминала, скорее, старый пыльный мешок.

— Заходи, — проговорил наконец Чуча. — Чем можем быть полезны?

— Я не опоздала? — робко спросила оборотиха.

— Ты хочешь сказать… на прослушивание? — уточнил Чуча.

— Да. — Оборотиха пригнулась, чтобы не удариться головой о притолоку, и вошла в комнату, которая вдруг разом уменьшилась в размерах.

— Ах вот оно что… — протянул Чуча. — Видишь, ли… есть одно небольшое обстоятельство: у нас мальчуковая группа, это следует из названия. И нам нужен парень-солист.

— Но в объявлении ничего такого не говорилось, — растерялась оборотиха.

— Это подразумевалось, — не моргнув глазом ответил Чуча. — Я немного торопился, когда писал его. Живем в бешеном ритме, сама понимаешь. Трам-тарарам он и есть трам-тарарам.

— Думаете, девчонки не могут заценить трамтарарам?

— Заценить-то могут, — ответил Чуча. — Можешь вступить в наш фан-клуб, если хочешь…

— Значит, считаете, что девчонки не могут петь трам-тарарам? — не дала ему договорить оборотиха. — Разве на этот счет есть какие-то правила? Вы это хотите сказать?

— Я хочу сказать, — вскипел Чуча, — я хочу сказать, что мы не можем переименовать из-за тебя группу и назваться «Непутевые ребята и оборотиха». Как ты себе представляешь такую афишу?

— Значит, вы отказываетесь меня прослушать?

— Ну… В общем, да, отказываемся.

Повисла неловкая пауза. И тут ко всеобщему изумлению, подал голос Шелупоня:

— А, собственно, почему бы и нет?

У Чучи имелось в запасе множество причин отказать ей даже помимо той, что она была девчонкой. И самая веская заключалась в том, что она — оборотень.

— Послушай, дорогуша, — начал Чуча. — Не буду ходить вокруг да около, а спрошу прямо. Разве в полнолуние с тобой не происходят странности?

Шелупоня, Артур и О’Брайен смущенно переглянулись. Это был очень личный вопрос, но всем хотелось услышать на него ответ.

— Странности? — удивленно переспросила оборотиха.

— Вот именно, странности, — повторил Чуча. — Сама знаешь, о чем я. Небось рыщешь по лесу, скрежещешь клыками, воешь на луну.

— Вообще-то в полнолуние я пеку булочки.

Шелупоня тихонько прыснул со смеху.

— Между прочим, оборотням есть чем заняться. Носиться по лесу, сломя голову и высунув язык, — не единственный наш талант. Мы, как и все, живем полноценной жизнью!

— Ладно, ладно, не кипятись, — осадил ее Чуча.

— А сам-то ты кто? — придирчиво спросила оборотиха. — У тебя на футболке надпись «Лунобзик».

— Ну и что. Я же не такой.

— Вот и я не такая. Но даже если бы и была, то какое это имеет отношение к пению?

— Никакого, — сказал Шелупоня. — Ладно, пускай споет, раз уж пришла.

— Совершенно верно, — поддержал его Артур, растягивая губы в улыбке. Он всегда стремился быть справедливым. К тому же девчонка была не виновата, что уродилась такой.

— Ладно уж, дадим ей шанс, — сказал О’Брайен. Он задыхался в тисках своей розовой футболки и мечтал только об одном: как бы побыстрее добраться до дома, найти ножницы и высвободиться из этого капкана. — Только по-быстрому, — добавил он.

Чуче пришлось смириться. Тяжело вздохнув, он взял свой планшет.

— Имя?

— Верзилка. В-Е-Р-З-И-Л-К-А, — продиктовала оборотиха по буквам.

Чуча записал.

— Тебя так зовут, потому что ты очень, ну, как это…

— Высокая? Вовсе нет. Просто это такое имя. А что?

— Да так, ничего. Хорошее имя. Красивое. Ничего общего с оборотнями. Наверное, все удивляются, когда…

— Видят, какая я на самом деле? Да, есть немного.

— Ладно, — сказал Чуча. — Видишь на полу крестик? Вставай на него, эээ… Верзилка. Ты что-нибудь приготовила?

Верзилка кивнула. Она осторожно встала на белый крестик, сунула руку в карман юбки и достала оттуда черную записную книжечку.

— У меня здесь слова, — смущенно пояснила она. — Мне показалось, они очень подойдут к вашей новой мелодии, которую вы вчера играли. Там еще такое долгое барабанное соло, и в конце вы убыстряете темп.

Непутевые ребята изумленно переглянулись.

— Ты нас слышала? — спросил О’Брайен.

— Да, — призналась Верзилка и покраснела до корней волос. — Я сидела снаружи, под старой ивой. Я часто сюда прихожу, когда у вас репетиция…

— Зачем? — удивился Артур.

— Мне нравится слушать, как вы играете, — сказала Верзилка и слегка покосилась на Шелупоню.

— В самом деле? Ну, что же, спасибо за комплимент, — отозвался Артур. — А теперь давай мы тебя послушаем. Начинай.

Верзилка распрямила плечи, вытянулась во весь свой немалый рост, набрала побольше воздуха, задрала голову, открыла рот и… запела!

Была я нелюдимой,
Была я одинокой,
Была я очень дикой,
На всех смотрела букой.
Но песня в жизнь мою пришла,
И изменилась жизнь моя!
Я оборотень — даааааа!
Но больше не стыжусь.
Я оборотень — даааааа!
Но с песней веселюююююсь!
Я изредка кусаюсь
И вою на луну,
Я оборотень, знаю,
Но круто я поююююююю!
НО КРУ-У-УУТО-ОО Я ПО-ОООЮ-У-УУУУУУ!

Когда стих последний вопль, все почувствовали, как по спинам забегали мурашки. Но не от страха, а, скорее, наоборот.

В студии воцарилась полная тишина. Никто не решался заговорить первым, никто не смел пошевелиться.

— Вот, собственно, и все, — промолвила Верзилка. — Что скажете?

Непутевые ребята во главе с менеджером таращились на нее во все глаза.

— Не понравилось, что про оборотней? Ну ладно, все равно спасибо, что выслушали… — Верзилка закрыла свою записную книжечку, положила ее обратно в карман и развернулась, чтобы уйти. Плечи ее снова опустились, а в глазах заблестели слезинки.

— Постой-ка, — сказал Артур, садясь за пианино. — В какой тональности ты сейчас пела? Фа мажор?

— А ну-ка, давай еще разок, — попросил О’Брайен, поднося флейту к губам.

Верзилка затянула по-новой:

Была я нелюдимой,
Была я одинокой…

И тут вступили «Непутевые ребята». Барабаны гремели, пианино бренчало что есть мочи, флейта выводила заливистые трели. Получалось громко. Получалось круто. У них все получалось! А что касалось Верзилки…

Чуча отложил свой планшет, прислонился к стене, скрестив на груди руки, и принялся с интересом наблюдать. Нога его отбивала ритм в такт грохочущей музыке, а лицо расплылось в довольной улыбке.

«Вряд ли у этой Верзилки в гардеробе отыщется пара приличных штанов», — думал он. И нет никакой надежды, что он сможет подобрать ей футболку по размеру. Но, даже несмотря на это, сомнений быть не могло: Верзилка для них — просто находка!

Глава одиннадцатая Две встречи

котт Мертвецки, знаменитейшая звезда экрана и сцены, возлежал на своем пышном диване и рассматривал джинна, расположившегося в кресле напротив. Джинн ослепительно улыбался в ответ.

Появление старого джинна — всегда грандиозное событие. Но перед Скоттом сидел не просто джинн, а не кто иной, как Али Пали. Сам великий Али Пали. Крупнейший миллионер и владелец всех каналов Чаровидения в Непутевом лесу. То самый, что жил в роскошном мраморном замке с фонтанами, наполненными шербетом, и с бассейнами с подогревом. С таким джинном мечтал дружить каждый.

— «Музыкальная битва», говоришь? И ты приглашаешь меня в жюри? Признаюсь, звучит заманчиво, — промурлыкал Скотт.

— Вот и превосходно! — воскликнул Али Пали и заулыбался еще ослепительней. — Я знал, что смогу на тебя рассчитывать!

Как и все джинны, Али Пали любил одеваться броско. На голове у него красовался внушительный тюрбан, расшитый драгоценными камнями. Обут он был в изящные туфли с загнутыми носами. Дополняли наряд сверкающие перстни и блестящие цепочки. Традиционные шаровары и куцую курточку он благоразумно заменил дорогим деловым костюмом золотого цвета, специально подогнанным по фигуре так, чтобы скрыть упитанный животик.

У его ног стоял потертый саквояж, который он повсюду таскал с собой еще с тех самых времен, когда был всего лишь скромным разъездным торговцем коврами-самолетами.

Скотту хорошо был знаком этот саквояж — он читал о нем в глянцевом журнале «Богатые и знаменитые». Там была постоянная рубрика под названием «Что у них в сумочке?», в которой писали, что в своем саквояже Али носит магическое снаряжение, без которого не обходится ни один джинн: волшебные дары, кошели с золотыми монетами, драгоценные камни, шербет и запасной комплект нижнего белья из золотистой ткани.

— Подожди минутку, — вздохнул Скотт, — мне нужно заглянуть в свой ежедневник. В последнее время я просто нарасхват, все меня куда-нибудь да приглашают. На мой последний фильм просто обрушился шквал хвалебных рецензий.

Это была сущая правда. Скотт находился на пике карьеры, да и личная жизнь потихоньку наладилась, после того как его бывшая подружка перестала засыпать его злопыхательными анонимками.

— Ну, разумеется, — закивал Али, расплываясь в улыбке. — Такова цена славы.

— Полагаю, вы уже посмотрели мой последний фильм?

— А как же! — всплеснул руками Али. — «Мстительные пудели-убийцы: последняя глава» — это шедеврально! Это ваша величайшая роль! Я три раза пересматривал, не мог оторваться!

На самом деле Али ни разу не видел этого фильма. Он был слишком занят зарабатыванием денег, чтобы ходить в кино. Но он прекрасно знал, как подольститься к знаменитости.

— У меня тут с собой несколько газетных рецензий, — спохватился Скотт и полез в карман. — Можете почитать, если хотите…

— Сожалею, но времени в обрез, — заторопился Али. — Нужно везде слетать, стольких повидать… В общем, вы понимаете…

— Что же, в другой раз. Но знайте, что критики оценили мой фильм по достоинству. Признаться, эти съемки меня вконец измотали. Ни за что не соглашайтесь иметь дело со зверьем, мистер Али. Эти пудели были просто бешеные!

— Ай-яй-яй, — сочувственно покачал головой Али. — Искусство, как говорится, требует жертв. Вам просто необходимо провести денек-другой на солнечном курорте.

— Хм. Так значит, Грязьеводск, говорите? А почему именно там?

— Потому что только там есть поле, способное вместить всех желающих. Ведь, как вы понимаете, ожидаются полчища фанатов.

Скотт призадумался. О Грязьеводске у него были довольно приятные воспоминания: однажды он принимал там участие в летнем представлении и произвел полный фурор. Он был не прочь вновь посетить места своего триумфа, но не хотел выглядеть слишком сговорчивым в глазах Али.

— Н-да, не ближний свет, — в сомнениях протянул Скотт. — Как же я туда доберусь?

— За вами пришлют лимузин, — заверил Али. — Я также взял на себя смелость забронировать вам номер в шикарном отеле «Ритц». Прибудете в пятницу вечером, переночуете, насладитесь изысканным завтраком, а потом вас с комфортом доставят в шатер для почетных гостей.

— Надеюсь, я буду в нем один? Не хотелось бы толкаться среди музыкантов.

— Безусловно! Вы же знаменитейшая звезда экрана и сцены! У нас предусмотрен отдельный шатер для знаменитостей, где вы сможете, откинувшись на подушки, угоститься сочным виноградом. После этого вы быстренько оцените выступления групп, раздадите автографы, сфотографируетесь с парочкой фанатов и получите свой чек на кругленькую сумму. Что может быть проще?

— Это покажут по чаровидению? — поинтересовался Скотт. Блистая на подмостках и экранах кинотеатров, он никогда не упускал случая мелькнуть в чаровизоре.

— Еще бы! — воскликнул Али. — Это будет знаменательное событие! Открытие моей собственной фирмы «Джинн Мьюзик». Покажут по всем каналам в самое горячее время. Журналистов понаедет тьма тьмущая — из «Грязьеводских известий», «Чертовских ведомостей», а «Богатые и знаменитые» пообещали прислать своего лучшего репортера!

— Ну, раз так, — оживился Скотт, — то в субботу я, пожалуй, свободен.

— Тысяча благодарностей! — хлопнул в ладоши джинн. — Я знал, что смогу вас уговорить.

— А кто еще будет в жюри, кроме меня? — спросил Скотт.

— Во-первых, ваш покорный слуга, разумеется. А во-вторых, мэр Грязьеводска.

— Тоже мне, знаменитость, — фыркнул Скотт.

— Согласен, — кивнул Али, — но это был единственный способ уговорить его отдать нам поле для проведения концерта. Мэр, видите ли, обеспокоен тем, что толпы безумствующих фанатов будут шататься по улицам Грязьеводска, пугая маленьких детей и вышибая витрины кондитерских. Так что пришлось его подкупить. Но ничего, в настоящий момент я веду переговоры с еще одной истинной знаменитостью.

— С кем это? — насторожился Скотт. — Надеюсь, не с таким известным человеком, как я?

— Ну что вы, что вы! — воскликнул Али. — Вы — моя единственная звезда!

— Но тогда с кем?

— Э-э-э-э, — замялся Али, теребя кончик носа, — пока это секрет. Но не сомневайтесь, что важнее вас в этом жюри не будет никого. А теперь позвольте на прощание преподнести вам традиционные дары. Джинны без этого не могут.

Он нырнул в свой саквояж и вынырнул из него, держа в руках коробочку рахат-лукума, перевязанную красной ленточкой. Еще он достал блестящий поясок, резинового верблюдика, который выбрызгивал струйку воды, если надавить ему на горб, кусочек сандалового мыльца, пластмассовую пальму и собственную фотокарточку с автографом, на которой Али был изображен возлежащим на подушках подле своего шикарного бассейна с подогревом.

Это был довольно странный набор безделушек и даже несколько обескураживающий, после всех этих статей о драгоценных камнях и кошелях с золотом.

— Ну как, вам нравится? — спросил Али, сияя, словно начищенный пятак.

— Мммм…ээээ…хм-хм… в общем, да, — промычал Скотт. — Премного благодарен.

— Ну что вы, не стоит, — смутился Али. — А теперь я вынужден вас покинуть — дел невпроворот.

— Попросить дворецкого вызвать для вас такси?

— Не беспокойтесь, я сам долечу. Ковер-самолет уже ждет. До свидания, друг мой. Я буду на связи.


Блистательная Лулу Ламар, еще одна звезда экрана и сцены, сидела перед зеркалом за туалетным столиком в своей ярко освещенной гримерке. На ней было атласное вечернее платье, на шее сверкали бриллианты. Она торопливо пудрила свой носик перед утренним спектаклем. Откуда-то доносились звуки репетирующего оркестра.

Жизнь Лулу была прекрасна, как никогда. Она исполняла заглавную роль в музыкальном шоу «Сногсшибательная Лулу», пользовавшемся невероятным успехом у широких слоев публики. На все вечерние представления билеты раскупались подчистую. У служебного входа толпились фанаты с охапками цветов, открытками и наборами шоколадных конфет. Но главное — она перестала строчить злопыхательные письма своему бывшему возлюбленному и навсегда выкинула его из головы. Да-да, дела у нее действительно шли лучше некуда, и все же она бы предпочла, чтобы ее посетитель явился после спектакля. Перед выходом на сцену Лулу любила подольше посидеть у зеркала, понадувать губки и повзбивать свои локоны.

Посетитель уселся в глубине гримерки, сложив ручки на пухленьком животике и пристроив у ног свой объемистый саквояж.

Лулу узнала Али Пали. Когда-то он был ее менеджером, и довольно неплохим. С тех пор их творческие пути разошлись, но Лулу знала, что своей успешной карьерой она целиком и полностью обязана Али[Читайте об этом в книге К. Умански «Ведьма Пачкуля и сумасшедшие каникулы».].

— Ну же, Лулу, душечка, — проворковал джинн. — Надеюсь, ты согласишься?

— Право, я не знаю, — плаксиво ответила Лулу, дернув плечиком. — Если бы ты предупредил заранее…

— Да брось ты. Давай же, сделай это ради меня. Ради старины Али. Помнишь Грязьеводск? А летнее представление у пирса? Старые добрые времена…

— Разумеется, я помню, — вздохнула Лулу. — Но все это в прошлом. Теперь-то я знаменитость.

— Вот именно! Твои поклонники будут просто счастливы увидеть тебя по чаровизору! Тебя будет снимать мой лучший кинооператор! Он будет брать только твои крупные планы, обещаю!

— Но как же я брошу свое шоу? Ты его, кстати, видел?

— Конечно, видел! — соврал Али. — Целых три раза! Ты была неподражаема!

— Знаю. Поэтому я и не могу бросить шоу. По субботам у нас аншлаг. Меня ждет публика!

— Выстави на один вечер дублера, — предложил Али.

— Да, но ведь мое шоу называется «Сногсшибательная Лулу»!

— Так переименуй его в «Сногсшибательного дублера»! Всего-то на один вечер. Ну, миленькая, ну хорошенькая, ну пожалуйста, — принялся подлизываться Али. — Помоги мне, прошу. Ты нужна мне в этом жюри, там не хватает гламура. А кто может быть гламурнее блистательной Лулу Ламар?

— Никто, — согласилась Лулу. — Пожалуй, я приму твое приглашение. Полагаю, все это не бесплатно?

— Ну, разумеется. Ты получишь более чем щедрое вознаграждение. Я пришлю за тобой лимузин и забронирую номер люкс в «Ритце». О, это будет чудный праздник. Море музыки и солнца! Ты будешь сидеть и улыбаться в камеру, поражая всех своей красотой и мудростью. Правда же, дорогуша?

— А-а-а… кто еще будет в жюри?

— Твой покорный слуга и мэр Грязьеводска.

— Фи-и-и! — скривилась Лулу. — Только ты и этот занудный старикашка? И это все?

— Не совсем. В данный момент я веду переговоры еще кое с кем.

— С кем?

— Э-э-э-э… — замялся Али, потирая кончик носа. — Пока что это секрет. В общем, с еще одной знаменитостью.

— Полагаю, не столь знаменитой, как я?

— Ну что ты, конечно, нет! Ты — моя единственная звезда!

— Ну, тогда ладно. Считай, что я согласна.

— Тысяча благодарностей! А теперь позволь на прощание преподнести тебе традиционные дары.

— Опять то же, что и в прошлый раз? Рахат-лукум, мыло, дешевенький поясок и твой портрет?

— Да.

— Тогда не надо.

— Может, хотя бы резинового верблюдика? Он выпускает струйку воды, если надавить на горб.

— Не надо, у меня уже есть один.

— Ну что ж, не хочешь как хочешь, — сдался Али. — А теперь я вынужден откланяться. У меня назначена важная встреча, так что пора лететь. Был безмерно счастлив повидаться, дорогуша. Будем на связи.

Глава двенадцатая Отъезд

я-аа-хуууу, — вопил Чуча, выкручивая руль мчащегося на бешеной скорости фургона. — Видал, Гарет, как ловко я увернулся от того дерева? У-ххууууу!

Было ранее утро пятницы, и Чуча в превосходном расположении духа. Он наконец-то нашел свое призвание! Его жизнь вошла в колею! Теперь он был менеджером подающей надежды группы с потрясающим новым солистом, и все вместе они ехали в Грязьеводск! Гарет путешествовал вместе с ними в своем стеклянном аквариуме, накрепко приклеенном к приборной панели, и был явно очень доволен.

Чуча обзавелся фургоном накануне. Это стояло первым пунктом в списке его неотложных дел. Список был следующим:

1. Раздобыть фургон (как?)

2. Раздобыть деньги (где?)

3. Что-нибудь купить (что?)

4. Найти подручного (кого?)

5. Упаковать футболки

6. Упаковать корм для Гарета

7. Упаковать Гарета

8. Договориться о пересылке писем фанатов на адрес отеля

9. Заказать номер в отеле



Дел было невпроворот, но Чучу это не пугало. Наоборот, он прямо-таки расцвел в предвкушении столь бурной деятельности. Пока музыканты репетировали с новой солисткой, Чуча наведался в контору Полезного Боба.

Полезный Боб был владельцем недавно открытого склада под названием «Самое нужное», где любой мог приобрести все, что пожелает. Отличительной особенностью этого склада было то, что при покупке не нужно было платить. Можно было просто забрать товар, а заплатить как-нибудь потом, что совершенно не било по кошельку. Зато когда наступал час расплаты, то мало не казалось никому. Когда-то Чуча работал на Боба. Правда, совсем недолго. А если точнее, то всего один вечер. Боб поручил ему раздавать свои рекламные листовки. Чуче удалось «раздать» всего одну, да и ту в лапы безмозглого гоблина, из-за чего потом вышла целая история. Так вот, «раздав» всего одну листовку, Чуча плюнул на это дело, выбросил оставшиеся рекламки в помойку и отправился домой.

К счастью, Боб не держал на него за это зла. Широко улыбаясь, он приветливо кивал и обращался с Чучей как с особо ценным клиентом. Что желает приобрести господин? Фургон для музыкальной группы? Превосходно. Какой именно фургон? На сколько мест? Какого цвета? С надписями по бокам или без? Новенький, отполированный или старенький, видавший виды? С радиоприемником? Плюшевыми игральными костями? А может, и с багажником на крыше? По счастливой случайности, у них на складе как раз был один такой фургончик, и если господин изволит подождать, то его пригонят буквально через пару мгновений.

Чуча не поверил своим глазам, когда увидел фургон. Это было как раз то, что надо! Старенький, побитый, каким и положено было быть фургону крутой музыкальной группы. Шесть сидений впереди и много места для багажа и аппаратуры сзади. Облезлый кузов его был окрашен в черный цвет, а на боку красовались выведенные ярко-оранжевыми буквами надписи:

«Непутевые ребята»
Концертное турне
Организовано при поддержке
«Лунобзик продакшн»

На крыше фургона был закреплен багажник. Номерной знак гласил: «НЕПРЕБ 1».

Выхлопная труба болталась туда-сюда по старой доброй моде концертных фургонов. Половина фар была выбита. Под потолком в салоне болталась пара подвесных плюшевых игральных костей на удачу. И радио тоже имелось. Словом, все что надо и без лишней вычурности.

— Так значит, деньги потом? — уточнил Чуча.

— Само собой! — воскликнул Боб.

— Тогда я беру, — просиял Чуча. — И раз уж я здесь, то мне бы хотелось приобрести еще кое-что. Видите ли, мы едем в турне. Я стал менеджером подающей надежды группы трам-тарарамщиков. Мы примем участие в музыкальном конкурсе и станем миллионерами.

— О, неужели? В таком случае примите мои поздравления. Уверен, у вас все получится.

— Спасибо. Поэтому я хочу, чтобы мы выглядели стильно.

— Вполне понимаю, — согласился Боб. — Остановитесь в шикарном отеле, будете сорить деньгами, шиковать, изысканно питаться, да? Живем один раз, ведь верно?

— Вот именно! — воскликнул Чуча. — Но проблема в том, что, хотя мы скоро и станем миллионерами, сейчас у нас с наличностью туговато.

— Ах, вот оно что, — понимающе закивал Полезный Боб. Он полез под прилавок и вытащил небольшую прямоугольную карточку золотого цвета. — Видели когда-нибудь такую? Я предоставляю ее только самым важным клиентам. Называется «чудо-карта».

Боб подробно объяснил, как пользоваться чудо-картой. С ее помощью можно было расплатиться за что угодно безо всяких денег. И это было очень кстати, потому что у Чучи никаких денег и не было. Так что чудо-карта оказалась отличным решением его финансовых проблем.

Как только она оказалась в его горячих потных ладошках, Чуча тут же воспользовался ей, чтобы накупить у Боба всякой всячины: водительские перчатки, фотокамеру, золотые наручные часы, бейсболку с надписью «Менеджер». Все это было здорово, но лучшим из его приобретений был, конечно же, фургон. Чуча пригнал его домой, напевая всю дорогу, а остаток дня потратил на то, чтобы переделать остальные важные дела из своего списка. Он упаковал футболки. Раздобыл липкую ленту, чтобы приклеить аквариум Гарета к приборной панели. Время от времени он отрывался от дел, чтобы сбегать посмотреть на фургон, который был, без всякого сомнения, лучшим приобретением в его жизни.

И вот теперь наступило утро следующего дня, и он несся на всех парах через лес, чтобы поскорее показать фургон ребятам. Сначала ему нужно было кое за кем заехать, а потом вырулить из леса на главную дорогу, ведущую прямиком в Грязьеводск, где его должны были поджидать ребята и новая солистка. Чуче не терпелось узнать, вписалась ли она в группу. Жаль, конечно, что она такая мохнатая и в девчачьем наряде, и вообще оборотень, но за такой голосище ей можно было простить все эти мелкие недостатки.

— Уху-хууу! — взвизгнул Чуча, когда колесо фургона угодило в яму и фургон занесло так сильно, что в аквариуме Гарета образовалось целое цунами. — Держись, Грязьеводск! Мы едем!


— О, нет, — всплеснула руками Мымра, когда из-за поворота в облаке серой пыли вылетел фургон и, скрипя всеми колесами, затормозил посреди дороги. Из его выхлопной трубы вырывался жалобный свист, мотор чихал и хрипел на все лады. — Это еще что за напасть?! — воскликнула она, прижимаясь к Шелупоне.

— Ого! — восхитился дьяволенок. — Настоящий фургон для музыкальной группы. Вот это я понимаю!

— А вот я лично — нет! — заявила Мымра.

Они стояли на лужайке у самой дороги в окружении коробок с барабанами. Они составляли весь багаж Шелупони, если не считать легкого рюкзачка, в котором лежали сэндвичи с сыром, расческа, зубная щетка, пузырек с черным лаком для ногтей и флакончик с гелем для волос.

Мымра специально встала пораньше, чтобы собрать Шелупоню в дорогу. Она даже собственноручно приготовила ему сэндвичи. А еще смастерила в знак поддержки картонный плакатик с надписью «УДАЧИ РИБЯТЫ». Разумеется, она так расстаралась в надежде на скорые миллионы, но теперь уж никто не посмел бы обвинить ее в том, что она не внесла свой вклад в победу.

Откровенно говоря, Мымра надеялась, что прощание не займет много времени, потому что ей уже порядком надоели три девицы-баньши, которые с самого утра околачивались возле дома, перешептывались и глазели на Шелупоню. Шарлин, Джемелла и Роксана прознали откуда-то о времени отъезда группы и пришли помахать музыкантам на прощание. У них с собой тоже был самодельный плакатик, гласивший «ШИЛУПОНЯ, МЫ ТИБЯ ЛУБИМ». Надпись была украшена красненькими сердечками и блестками. На его фоне Мымрино творение выглядело бледновато, и ведьме это, разумеется, действовало на нервы.

Рядом с Шелупоней и Мымрой стоял Артур, подпиравший тележку с закутанным в одеяло пианино. В одной руке у него был дорожный чемоданчик, а за другую держалась его мама. Она была точной копией Артура, только постаревшей, морщинистой, в женском переднике и с палочкой в руке. Она тоже приготовила сыну сэндвичи со жгучей горчицей и без корочек, как он любил. Еще она положила ему пачку жевательной резинки с двойной перечной мятой, на случай, если в дороге ему такая не попадется, и множество упаковок с бумажными салфетками, если вдруг придется что-нибудь вытирать. Мама Артура была чрезвычайно предусмотрительной.

Она с опаской оглядывала фырчащего и ревущего монстра, остановившегося посреди дороги.

— Что же, сынок, очень мило, — сказала она. — Вполне в духе… Как это вы называете вашу прелестную музыку?

— Трам-тарарам, — подсказал Артур. — Да, мам, фургон точь-в-точь в духе трам-тарарам.

Водительская дверца отворилась, и из нее высунулся Чуча.

— Ну как вам? — осведомился он. — Я же говорил, что раздобуду фургон — и вот он, пожалуйста. Шестиместный. Цвет нравится? А надпись на боку видали? А игральные кости? Здесь даже радио есть!

— Радио? — Шелупоня чуть не задохнулся от счастья. — Клёво! А оно работает?

— Не думаю, — пожал плечами Чуча. — Зато оно есть! И это еще не все. — Он подскочил к задним дверям и распахнул их. — Тут еще куча места для инструментов.

Даже Артур согласился, что это был отличный фургон. Их новый менеджер — настоящий деловой парень, хотя и немного нахальный. Бейсболка с надписью «МЕНЕДЖЕР» была, по мнению Артура, небольшим перебором.

— О’Брайен опаздывает, — нахмурился Чуча, глядя на свои новенькие наручные часы. Артур только подивился, где он успел их раздобыть. В последний раз, когда они виделись, никаких часов не было и в помине. — Он срочно нужен для коллективного фото на память. Я вам не говорил, что приобрел фотокамеру? Последнее слово техники, продается со штативом и тряпочной накидкой. Купил по чудо-карте.

— Как это? — удивился Артур.

— У меня теперь есть чудо-карта. Я разве не говорил? Это новинка, но у всех музыкальных менеджеров такие уже есть. Избавляет от возни с наличными. — Чуча полез в фургон за фотокамерой. — Нужно сделать фотографию для фан-клуба: «Непутевые ребята» и их поклонники готовятся к отъезду на конкурс. Что скажете, девчонки? — подмигнул он баньши, которые смущенно захихикали. — Сейчас я быстренько сделаю снимок, и мой подручный загрузит багаж.

— Кто-кто загрузит багаж? — хором спросили Шелупоня и Артур.

— Как, я разве вам не сказал? Значит, снова сюрприз! — Чуча сунул в рот два пальца и пронзительно свистнул.

Пассажирская дверь отворилась, и на дорогу спрыгнуло коренастое приземистое существо.

— Чипс? — удивился Артур.

— Гы, — отозвался тролль. Он расстался со своим мокрым фартуком и резиновыми перчатками и теперь щеголял в мешковатой футболке с надписью «Лунобзик», украшенной большим сливовым пятном — определенно из запасов нижнего ящика. А еще тролль обрезал рукава футболки, чтобы выставить на всеобщее обозрение свои накачанные бицепсы.

— Я его переманил, — радостно объявил Чуча. — Как увидал его с двумя мешками картошки, так и решил взять к себе. Нехилый малый. Нам как раз нужен такой, чтобы таскать инструменты. В кафе его жестоко эксплуатировали. А он только и мечтал о том, чтобы отправиться в турне с музыкальной группой, скажи, Чип?

— Гы, — заулыбался Чипс.

— Что, прямо так и сказал? — подивился Артур.

— Ну, не то чтобы… Просто я ему предложил, а он гыкнул, и я так понял, что он согласен. Загружай, Чипс!

Тролль жил под девизом «Меньше слов — больше дела», так что не долго думая он поплевал на руки, взвалил пианино вместе с тележкой себе на спину и забросил в фургон. Артур содрогнулся, услышав, как инструмент стукнулся о стенку кузова. Потом Чипс пошвырял туда же ненаглядные Шелупонины барабаны. Он работал очень усердно, но аккуратностью не отличался.

— Эй, старик, поосторожнее там, — забеспокоился Шелупоня.

Тут всех обдало воздушной волной, и перед ними внезапно возник О’Брайен. В руках он держал объемистый глиняный горшок, запачканный землей. Теперь у него был уже не один, а два перебинтованных пальца на руке, на коленке виднелась дыра, и он по-прежнему был в чудовищной розовой футболке поверх камзола. Словом, выглядел он как-то не очень.

— Простите, что опоздал, — пробормотал он. — Горшок долго выкапывал. А потом еще хотел снять радугоотражатель и спрятать его в доме, но в итоге передумал.

— Почему? — спросил Артур.

— Свалился с крыши, — признался О’Брайен.

К сожалению, это действительно было так. Еще одна неприятность в череде злоключений, которые он поначалу списывал на неудачное стечение обстоятельств. Но было ли это простой случайностью? Все пошло наперекосяк именно после той истории с феей. У лепрекона было ощущение, что он тогда слегка переборщил.

— Неужели это тот самый знаменитый горшок с золотом? — спросил Артур, с интересом разглядывая глиняную посудину, со всех сторон облепленную комьями сырой земли.

— Да, — ответил О’Брайен. — Тот самый.

— Как мило, — улыбнулась мама Артура и слегка подтолкнула локтем Мымру. — Очень миленький горшочек, вы не находите?

— Честно говоря, как-то не впечатляет, — отозвалась Мымра, которая любила рубить правду в глаза. — Я представляла его совсем иначе. После всех этих лепреконских историй о радугах и прочей ерунде я думала, это он выглядит как-то поприличнее, а не как какой-то грязный черепок.

— Он грязный, потому что я его только что выкопал, — встал на защиту своего горшка О’Брайен. — А внутри он до краев набит золотом.

— Дай посмотреть, — попросила Мымра.

— Я никогда не открываю его, — сказал О’Брайен. — Он у меня просто есть, вот и все.

— Смехота, — фыркнула Мымра. — Иметь горшок золота и никогда не открывать его?! Вы, лепреконы, просто ненормальные.

— И все равно, это очень миленький горшочек, — сказала мама Артура.

— Но мы же договорились путешествовать налегке, — строго заметил Артур. — Зачем ты вообще его притащил?

— Потому что его могут украсть, пока я буду в отъезде.

— Вот умник! — съехидничала Мымра. — Он боится, что у него своруют горшок, и поэтому тащит его с собой в гущу концертной толпы, где полно карманников и прохиндеев. Гениально!

— Никто не сможет его похитить, если я не буду выпускать его из рук, — сказал О’Брайен и еще крепче прижал горшок к груди. — А если и похитят, то я тут же увижу и догоню их.

— Но иногда тебе все же придется выпускать его из рук. И как только ты это сделаешь — помяни мое слово, — его тут же и своруют.

— Послушай, — взвился О’Брайен. — Хватит ко мне цепляться. Я смогу позаботиться о своем горшке, уж поверь. Чего тебе еще надо?

Шелупоня поманил его пальцем в сторонку.

— У тебя до сих пор футболка поверх камзола. Скверно выглядишь, старина.

— Сам знаю, — буркнул О’Брайен. — И что теперь?

— Сделай с ней что-нибудь, приятель.

— Думаешь, я не пробовал? Я чуть шею себе не свернул вчера, пытаясь из нее вылезти.

— Ты вроде собирался ее разрезать.

— Вот именно, что собирался. Но эта ткань такая странная, что ни одни ножницы ее не берут. И даже скорняжный нож. И даже кусачки. Я провозился весь вечер, но только инструмент затупил.

— Чую, все это неспроста. Эй, Чуча! — окликнул менеджера Шелупоня. — Что с футболкой О’Брайена, старик? Он не может из нее вылезти. Говорит, застрял.

Но Чуча только плечами пожал. Ему было не до О’Брайена, он увлекся установкой фотокамеры на штатив и закреплением тряпичной накидки.

— Может быть, — пробормотал О’Брайен, стараясь выглядеть как можно более естественно, — может быть, она, ну я не знаю… заколдована? Ну, или типа того.

— Ерунда, — гаркнула Мымра, которая незаметно подкралась сзади и подслушивала. Она считала себя экспертом в таких делах. — Никогда не слышала о заколдованных футболках.

— Кому бы могло понадобиться заколдовывать футболку? — согласился Артур. — А ты случайно ни с кем не ссорился в последнее время? С ведьмами и тому подобными?

— Уж мы бы одной заколдованной футболкой не ограничились, — хихикнула Мымра.

О’Брайен прикусил язык. Он и так сказал уже слишком много. Вряд ли известие о том, что он потерял расположение фей, обрадует его друзей. Тем более сейчас, когда удача была нужна им как никогда.

Багажная дверь с треском захлопнулась. Это означало, что Чипс закончил с погрузкой.

— А где оборо… Где Верзилка? — спросил Чуча.

— Мы подхватим ее по дороге, в горах, — сказал Артур. — Там ее пещера. Она сказала, что перед отъездом хотела бы помыть волосы. В ее случае это, должно быть, нелегко, с такой-то шевелюрой.

— Люблю пышные шевелюры, — просияла мама Артура.

— Да-а-а уж, — протянул Артур. — У нее эта шевелюра по всему телу. Зато поет она хорошо, — поспешно добавил он.

— Как прошла репетиция? — спросил Чуча. — У нее хорошо получалось?

— Еще как, — сказал Артур. — Не то слово как хорошо получалось!

И это была сущая правда. Никто подобного даже не ожидал. Верзилка была просто создана для их музыкальной группы. Она не только знала наизусть все их трам-тарарамские мелодии, но и предложила свои. Ее черная записная книжечка была исписана словами новых песен. Как только она начинала что-нибудь напевать, все остальные подхватывали в едином ритме. Репетиция прошла без сучка без задоринки, и время пролетело незаметно.

— Отлично, — сказал Чуча. — Жаль, что Верзилки не будет на общей фотографии, но, может быть, это даже к лучшему. Чипс, принеси Гарета с приборной доски. Я хочу, чтобы он тоже снялся. Так, все встаньте потеснее перед фургоном… Музыканты, провожающие… Улыбочки!

— Можно, я не буду сейчас сниматься? — спросил О’Брайен. Он знал, что был не в лучшей форме. К тому же он был единственным, кого никто не пришел провожать. От этого он чувствовал себя очень одиноким.

Лепрекон забрался в фургон и уселся на дальнее сиденье, пристроив на коленях горшок, пока остальные фотографировались.

— Готово! — проорал Чуча. Он отдал фотокамеру Чипсу, который зашвырнул ее в багажник, сломав при этом треногу. — А теперь в дорогу!

— Ну, наконец-то, — с облегчением вздохнула Мымра. — Счастливого пути, Шелупося. Жду тебя домой к воскресенью. Вместе с чеком!

— Удачи, сынок, — сказала мама Артуру и крепко обняла его.

Чуча вскарабкался на водительское сиденье. Он аккуратно прилепил аквариум на приборную доску и завел мотор. Шелупоня сел рядом с О’Брайеном, а Чипс и Артур расположились за ними.

— Зачем тебе рыбка? — спросил Шелупоня. — Она что, типа талисмана?

— О, Гарет значит для меня гораздо больше, — ответил Чуча. — Мне подарила его тетушка Морин. Он для меня как член семьи.

— Что за странная причуда — брать с собой в турне золотую рыбку, — пожал плечами Артур.

— Если он всего лишь рыбка, это не значит, что с ним нельзя поговорить, — отрезал Чуча. — Я все время с ним беседую. Гарет прекрасный слушатель. И очень мудрый.

— Ты хочешь сказать, он… что-то вроде рыбьего оракула? — хихикнул Артур.

— Поверь мне, рыбы — весьма сообразительные существа. Гарет понимает гораздо больше, чем ты можешь себе представить.

— Ерунда, — бросил Артур.

— Можешь мне не верить, — сказал Чуча, — но все же будь с ним повежливее. А теперь все пристегнули ремни!

Мотор взревел. Мама Артура замахала платочком, а Мымра вскинула свой плакатик. Баньши достали разноцветные помпоны, подняли свой транспарант и запели простенькую речевку, которую сами же сочинили:

В добрый путь би-бип-би-би!
Шелупоня, наш кумир!

Но Шелупоня их не слышал. Он возился с кнопками на радиоприемнике.

Итак, фургон тронулся в путь.

Глава тринадцатая В фургоне

ерзилка стояла у самой дороги в тени раскидистого дерева и ждала, когда за ней приедет фургон. Солнце начинало припекать, а она плохо переносила жару. От пота ее шерсть слипалась и выглядела неопрятно. Накануне она истратила на нее целую бутылку шампуня и гадала, заметит ли кто-нибудь разницу. Скорее всего, нет.

У ног ее стоял небольшой чемоданчик. Она три раза укладывала его, хотя багажа было, в общем-то, немного. Из одежды она взяла всего одно мешковатое платьице, которое никогда ей не нравилось, но которое она была вынуждена носить, потому что не любила ходить по магазинам. Еще она взяла расческу, зубную щетку, черную записную книжечку, карандаш и кулек с печеньем, которым она собиралась всех угостить в дороге.

Верзилка редко покидала свою пещеру при свете дня, так что отправиться за тридевять земель в Грязьеводск, чтобы выступать там перед толпой народа на огромном поле, было для нее смелым поступком. Оборотни — нечастые гости на курортах. Если им и случается куда-нибудь поехать в отпуск, то большую часть времени они проводят, вспоминая имя друга, которому можно было бы послать оттуда открытку. Верзилка хотела послать открытку своей подруге Ширли, которую она не видела с тех пор, как в шестилетнем возрасте они поссорились из-за расчески, но потом вспомнила, что у нее нет адреса.

Тут раздался пронзительный гудок клаксона, и на дороге в туче пыли показался дребезжащий фургон. Верзилка глубоко вздохнула, вышла на обочину и помахала рукой.

Фургон резко затормозил. Водительское стекло опустилось, и из него высунулся Чуча.

— Запрыгивай! — гаркнул он.

— Ладно! — крикнула она в ответ. — Только… куда?

В салоне оставалось еще одно свободное место, но Верзилка быстро сообразила, что там ей будет некуда деть свои длинные ноги.

— Полезай в багажник, устроишься между инструментами!

— А… ну, хорошо!

Верзилка обошла фургон и открыла дверцу багажника. Он почти полностью был забит инструментами, но между пианино и барабанами все же оставалось небольшое пространство, куда она могла бы втиснуться, если поджать колени и пригнуть голову.

— Быстрее давай! — поторопил Чуча. — Времени в обрез.

Верзилка забралась в багажник и с трудом устроилась на свободном пятачке.

Шелупоня перестал возиться с радиоприемником и, обернувшись через плечо, спросил:

— Ну как ты там, Верзилка?

— Отлично, — ответила Верзилка. — У меня все прекрасно.

Хотя на самом деле это было вовсе не так. В багажнике было темно и душно, а педаль от пианино больно врезалась в спину, но Верзилка не хотела никому доставлять лишнее беспокойство.

Фургон рванул вперед, подпрыгнул, и Верзилка больно ударилась головой о потолок. Она съехала пониже и пожалела, что не захватила с собой подушку.

— Ну, как тебе фургон? — проорал Чуча, перекрывая рев мотора.

— Супер! — отозвалась Верзилка. Но из-за того, что фургон несся на полной скорости, подпрыгивая на ухабах и проваливаясь во все дорожные ямы, у нее получилось что-то вроде «С-с-с-с-супер»!

— Тебе понравилась надпись по бокам?

— Д-д-д-да! — ответила Верзилка. Она заметила, что ее имени там не было. По всей видимости, ей предстояло выложиться по полной программе, чтобы стать полноправным членом группы, которая называлась бы «Непутевые ребята и оборотиха».

— Жаль, ты пропустила фотосессию, — проревел Чуча.

— Н-н-ничего с-с-страшного!

Верзилка была даже этому рада. Она ненавидела фотографироваться с теми, кто был обычного роста.

Потому что либо она стояла прямо, и ее голова не влезала в кадр, либо ей приходилось сгибаться в три погибели, чтобы быть наравне со всеми, а это было страшно неудобно и выглядело глупо.

— О’Брайен тоже не снимался, — утешил ее Артур. — Он у нас стеснительный.

О’Брайен сидел, мрачно уставившись в окно и крепко обняв свой горшок. Он обнаружил, что из его сиденья выскочила пружина. И, хотя он старался сидеть не шевелясь и сдвинув колени в одну сторону, он был уверен, что рано или поздно эта пружина продырявит ему штаны в самом интересном месте.

Вдруг тишину прорвал оглушительный треск. Это Шелупоне удалось настроить радиоприемник. Он подкрутил ручки, треск пропал и из динамиков донесся приятный голос:

— …повсюду будет солнечно, особенно в Грязьеводске, где температура поднимется до рекордных высот. Сейчас десять утра. Вы слушали прогноз погоды с Майклом Оболтусом, а теперь я передаю микрофон своему коллеге диджею Бенни Чокнутому, потому что настало время его шоу «Полный улет!»

После чего из приемника донесся уже другой бодрый и зычный голос:

— Хей! Большое спасибо, Майкл, привет все-е-е-м! И вновь с вами в студии я, Бенни Чокнутый, и вместе мы прослушаем ваши любимые хиты. Будем надеяться, что хорошая погода продержится до завтра, когда я поведу свой репортаж о «Музыкальной битве» из солнечного Грязьеводска! В связи с этим знаменательным событием у нас в студии один из участников завтрашнего конкурса, лидер группы скелетов «Билли и черепушки»! Привет, Билли! Спасибо, что пришли к нам в студию! Настроены на победу?

После небольшой паузы в микрофоне раздался противный скрипучий голос:

— Именно так.

— Отлично! Молодцы! Так держать! Нервничаете перед битвой?

— Ничуть.

— А-ха-ха-ха! Вот это выдержка! Полагаю, вас будут поддерживать фанаты?

— Очевидно, да.

— Превосходно! Отлично! Супер! Полагаю, многие из них слушают нас сейчас. Не хотите им что-нибудь передать?

— Нет. Долго еще это будет продолжаться?

— Э-э-э… нет, пожалуй, на этом все. Рад был с вами поговорить, и спасибо, что пришли! Знаю, вы спешите, но, может, все-таки исполните перед уходом какую-нибудь из ваших песен?

Но тут как раз дорога резко пошла под гору, и из радио снова полился один шум и треск.

— Сделай же что-нибудь! — завопил Чуча. — Хочу послушать наших конкурентов!

Шелупоня покрутил настройки, и на смену треску пришла полная тишина.

— Связь пропала, — констатировал он. — Жаль, конечно.

— Интересно, у них правда столько фанатов? — забеспокоился Артур.

— И что с того? — спросил Чуча.

— А у нас ни одного.

— Ты просто о них не знаешь, — торжественно произнес Чуча. Он открыл бардачок, достал оттуда большой коричневый пакет и передал Артуру. — Вот, пожалуйста. Письма от фанатов. Пришли сегодня утром.

— Неужели? — обрадовался Артур, выпустив из носа пару искристых фонтанчиков. — Ну-ка, посмотрим!

Он полез в пакет и достал три небольших конверта, украшенных сердечками и серебряными блестками.

— Читай вслух, — попросил Чуча.

Артур вскрыл первый конверт:

— «Дарагой Шилупоня, я твая бальшая паклоница. Дай мне свой афтограф. С лубовю, Шарлин».

— Что ж, довольно мило, — сказал Чуча. — Читай следующее.

— «Дарагой Шилупоня, я твая бальшая паклоница. Дай мне свой афтограф. С лубовю, Джемелла».

— Так-так, — проскрипел Чуча. — Тоже неплохо. А в третьем что?

— «Дарагой Шилупоня, я…», — тут Артур прервал чтение. — Не понимаю, почему я здесь распинаюсь. Они все равно все для Шелупони.

Он обиженно запихал конверты обратно в пакет и протянул его Шелупоне, который равнодушно пожал плечами и заново принялся крутить ручки приемника.

— Ты должен на них ответить, — сказал Чуча.

— И не подумаю, — фыркнул Шелупоня.

— Но кто-то же должен ответить. Нельзя подводить фанатов.

— Не смотрите на меня так, — вскипел Артур. — Я не буду отвечать за него на эти глупые письма.

— И я не буду, — буркнул О’Брайен. Это были его первые слова за все время пути. Он поерзал на сиденье и в тот же миг раздался треск рвущейся ткани.

— Думаете, я этим буду заниматься? — сказал Чуча. — У менеджера и без того забот полно. Да и Чипс вряд ли захочет, правда, Чипс?

— Гы, — проревел Чипс, энергично замотав головой.

— Я могла бы ответить на письма, если позволите, — отозвалась из багажника Верзилка. — Просто покажи мне, как ты пишешь свое имя, и я подделаю подпись.

Все так и замерли от неожиданности. Все это время Верзилка сидела так тихо, что все про нее забыли.

— Валяй, — обрадовался Чуча. — Одной проблемой меньше! Оборо… Верзилка ответит на письма!

— Классно, — сказал Шелупоня. — Спасибо, Верзилка!

Артур кинул пакет через плечо, и он упал Верзилке на колени. Она разгладила его и положила рядом с собой. Она была рада хоть в чем-то оказаться полезной Шелупоне, пусть даже и отвечать на письма его поклонниц. Из всех Непутевых ребят Шелупоня нравился ей больше всех. Ей казалось, что их многое объединяет. Оба они были в группе не ради денег или славы. Они были здесь из-за любви к музыке. Ну, и кроме того, он казался ей очень симпатичным.

— Смехота, — проворчал Артур, все еще дуясь. — Пусть сам отвечает на свои письма. Скажи, О’Брайен?

— Вот именно, — процедил О’Брайен сквозь зубы. В довершение ко всем бедам его стало укачивать. Он попытался опустить оконное стекло, но ручка тут же отвалилась и осталась у него в ладони.

— Баста, — вздохнул Шелупоня, отлипнув от радиоприемника. — Уже не починишь, он сдох.

— Подумаешь, — пожал плечами Чуча. — Давайте просто поболтаем.

И наступила гробовая тишина. Не очень-то хорошее начало для долгого совместного путешествия.

— Эй, кто-нибудь хочет печенья? — весело спросила Верзилка.

Глава четырнадцатая Последние приготовления

се мы знаем, как тоскливо бывает во время долгих поездок в машине, скука смертная. Так давайте пропустим эту часть повествования и перенесемся лучше в Грязьеводск, чтобы посмотреть, как продвигается подготовка к конкурсу.

В солнечный полдень Али Пали вместе с мэром Грязьеводска обозревали место предстоящих событий. Несмотря на многодневные старания, готово было далеко не все. Сцену возводить еще не закончили. Туда-сюда сновали гномы в джинсовых комбинезонах, кто со стремянками, кто с проводами, кто с досками. По обеим сторонам сцены раскинулись гостевые шатры. На одном из них, том, что с разноцветными блестками, висела табличка «ЗНАМЕНИТОСТИ». На втором, большом, белом и безо всяких украшений — табличка «МУЗЫКАНТЫ».

По периметру поля устанавливались столы и палатки для публики. Огромный татуированный зомби со своим огромным татуированным сыном налаживали звуковое оборудование. Над полем стоял неутихающий гул.

— РАЗ, ДВА! — бубнил в микрофон зомби-отец. — А ну-ка, прибавь еще немного, Дэйв, звук должен быть помощнее. РАЗ, ДВА! РАЗ, ДВА!

— Надеюсь, они скоро закончат? — беспокоился мэр. — У нас в городе действуют строгие ограничения по уровню шума, и, будучи мэром, я обязан следить за этим.

Мэр был очень маленького роста. Такого маленького, что ему приходилось вставать на цыпочки, чтобы выглядеть наравне с другими. У него были мышиные усики и ужасно нелепая прическа, представлявшая собой несколько длинных жиденьких прядей, зачесанных набок поверх сверкающей лысины. Его ливрейная цепь с эмблемой городского головы была явно рассчитана на кого-то более высокого, и поэтому болталась у него где-то на уровне коленок, но мэра это ничуть не смущало. Цепь придавала ему важности, а для мэра было очень важно выглядеть важным.

— Ну разумеется, — заверил его Али. — К закату все будет сделано в лучшем виде, господин мэр. Клянусь. Лучше скажите, что вы думаете об эксклюзивном шатре для знаменитостей. Я сам разработал дизайн.

— Он… очень даже ничего, — похвалил мэр. — Весь такой… сияющий.

— О, да, — согласился Али, — это все из-за блесток.

— Видно, что вы их не пожалели, — заметил мэр.

— Нисколечко, — подтвердил Али. — Если джинны в чем-то разбираются, так это в блестках.

— Вполне возможно, — сказал мэр. — Но все же я беспокоюсь насчет шума. Не хочу, чтобы местные жители завалили меня жалобами. Будучи мэром, я обязан на них реагировать, вы же понимаете.

— Но здесь никто не живет, — обвел рукой вокруг Али. — Это же поле.

— Да, но звук, как вы понимаете, далеко разносится. — Тут маленькие тусклые глазки мэра забегали. — Если я правильно помню, вы говорили, что будут камеры чаровидения. Что-то я ни одной не вижу.

— Их установят завтра.

— А где я буду сидеть? Жители захотят видеть своего мэра. У меня будет почетное кресло?

— Безусловно. Жюри будет сидеть за отдельным столиком. Вы, наши почетные гости, я, ваш покорный слуга, — мы все соберемся завтра к одиннадцати утра в шатре для знаменитостей, где угостимся изысканными закусками и прохладительными напитками. Фотографы будут нас снимать, а журналисты брать у нас интервью. Ровно в двенадцать начнется конкурс. Его будет вести диджей Бенни Чокнутый. По его сигналу мы торжественно продефилируем перед публикой и займем свои места за судейским столиком.

— А кто эти таинственные знаменитости? Полагаю, что, будучи мэром, я должен быть в курсе.

— О, на этот счет у меня прекрасные новости. Но до поры до времени пусть это останется между нами.

Али наклонился к мэру и что-то прошептал ему на ухо, а потом выпрямился с самодовольным видом.

— Да что вы говорите? — выкатил глаза мэр. — Ну и ну, право слово. Будучи мэром, я поздравляю вас с такой удачей.

— Благодарю.

— Подумать только, — мечтательно закатил глаза мэр. — Сам Скотт Мертвецки и сама Лулу Ламар!

Он представил себе, как будет сидеть в компании двух знаменитейших звезд, вести с ними непринужденную беседу, заливисто хохотать, фотографироваться в обнимочку с Лулу Ламар.

Как и многие люди, мэр чрезвычайно интересовался жизнью знаменитостей. Он знал абсолютно все о Скотте Мертвецки. Он частенько читал о нем статьи в старых выпусках «Богатых и знаменитых», которые лежали на столике в приемной у зубного врача. А уж о Лулу Ламар, бывшей возлюбленной Скотта, и говорить нечего. Ее личную жизнь мэр изучил во всех подробностях.

Как ни странно, Грязьеводск сыграл немалую роль в судьбе обеих звезд. Когда-то давно, на заре своей карьеры, они вместе выступали в достопамятном летнем представлении у пирса. С тех пор много воды утекло, но мэр гордился тем, что именно в Грязьеводске знаменитости начинали свой славный путь. И он собирался упомянуть об этом завтра в своей торжественной речи.

— Похоже, вы удивлены? — спросил Али.

— Признаться, да, — смутился мэр. — Насколько мне известно, Лулу и Скотт не столь давно… как бы это выразиться… расстались. И, как я слышал, с тех пор терпеть друг друга не могут. Только не подумайте, что я сам это вычитал в каких-то журналах о знаменитостях, мне секретарша рассказывала.

— Ничего не поделаешь, профессиональная зависть, — пожал плечами Али. — С кем не бывает! Кстати, ни один из них не догадывается о том, что другой будет здесь. Я так подумал, что будет лучше ничего им не говорить до поры до времени.

— Уверены? Они тут, часом, не передерутся?

— Ну, что вы, господин мэр, — успокоил его Али, — они же опытные профессионалы. Как только увидят камеру, сразу сделают счастливые лица и растянут рты в улыбке до ушей. К тому же сидеть они будут по обе стороны от вас, господин мэр. Так что у вас очень важная роль. Они просто мечтают познакомиться с мэром этого славного города, особенно Лулу.

— Что, правда? — просиял мэр. — Она сама вам сказала?

— Ну конечно. Все пройдет отлично, даже не сомневайтесь. Я забронировал им отдельные номера в «Ритце». Они приезжают сегодня вечером. А завтра — завтра начнется битва!

— М-м-м-да, — промычал мэр, в который раз обводя взглядом поле. — Хочется надеяться, что будет не слишком много шума. А то эти микрофоны такие громкие! В «Грязьеводских новостях» уже опубликовали несколько гневных писем. У нас респектабельный городок, мистер Али, уютное местечко для спокойной семейной жизни: тихие радости, катание на лодках, прогулки по набережной, чай с булочками на ночь и глубокий освежающий сон. К нам приезжают весьма состоятельные туристы, и всякой шпане здесь не место.

— О, ни о какой шпане и речи нет, — заверил Али. — Здесь соберутся любители музыки, родственники музыкантов и их преданные поклонники. К тому же все они будут находиться на поле, вдали от центральных улиц города.

— Что ж, будем надеяться, — вздохнул мэр. — Местные жители всего этого не одобряют.

— Одобрят, когда увидят своего главу по чаровизору, — подмигнул Али мэру, — тем более за одним столиком с суперзвездами. Газеты будут пестреть вашими фотографиями. Разве нет?

— В общем-то да, — повеселел мэр. — Пожалуй, вы правы.

— Завтра пробьет ваш звездный час, господин мэр, — подбодрил его Али. — Уж помяните мое слово.

В это время один из гномов в джинсовом комбинезоне, монтировавших сцену, с грохотом свалился со стремянки.

— РАЗ, ДВА, — гудел в микрофон татуированный зомби. — ПРИБАВЬ-КА ЗВУКА, ДЭЙВ, РАЗ-ДВА!

Мэр поморщился. Было совершенно очевидно, что до захода солнца они не успеют завершить приготовления, а наутро стол его кабинета будет завален письмами с жалобами.

Но, постойте, ведь завтра его не будет в кабинете. Завтра его будут показывать по чаровидению. Завтра он будет тусоваться со звездами в сверкающем шатре. Завтра он будет судить важный музыкальный конкурс.

Жаль, что он не любит музыку. Но по крайней мере это даст ему повод покинуть свой кабинет и оказаться в центре внимания. Словом, все что ни делается — к лучшему.

Глава пятнадцатая В «Ритце»

уча стоял в просторном фойе отеля «Ритц» и озирался по сторонам. То, что он здесь видел, ему очень нравилось: пальмы в кадушках, мраморные статуи, бархатные шторы, мягкие диваны, спокойная приглушенная музыка из скрытых динамиков. О, да! Это было как раз то, что надо.

— Здравствуйте, сэр. Чем могу вам помочь?

Голос доносился из-за блестящей отполированной стойки регистрации и принадлежал вампиру в строгом костюме. У него было бледное вытянутое лицо, и создавалось впечатление, что он только что натер свои волосы гуталином.

— Будьте добры, номер люкс на шестерых, — попросил Чуча, доставая из кармана свою чудо-карточку. — С балконом, прессом для брюк и чайными принадлежностями. Да, и еще с большим чаровизором, который в случае чего можно вышвырнуть из окна.

При этих словах вампир удивленно вскинул брови.

— Ну, это уж как придется, — поспешил уточнить Чуча. — Может, и не будем его вышвыривать, а просто посмотрим. В любом случае, волноваться не стоит. Мы оплатим все убытки. Как видите, у меня чудо-карта!

— Вы бронировали номер заранее?

— Что-что? — переспросил Чуча, мысленно пробегаясь по своему списку важных дел, которые он должен был переделать до отъезда. Последним пунктом в нем значилось заказать номер в «Ритце». Он собирался позвонить в отель, но из-за всей этой суматохи с покупкой фургона, чудо-картой и сборами просто позабыл.

— Так что же? — выжидающе смотрел на него вампир.

— По правде говоря… нет, — признался Чуча. — У меня как-то из головы вылетело.

— В таком случае ничем не могу помочь, — вздохнул вампир. — Не знаю, в курсе ли вы, но завтра тут у нас большое музыкальное событие.

— Да-да, «Музыкальная битва», разумеется, я в курсе. Как раз поэтому мы здесь. Мы одни из участников, «Непутевые ребята». Может, слыхали?

— Нет, — честно ответил вампир. — Я не очень-то разбираюсь в современной музыке. Но в любом случае, свободных номеров у нас нет.

— Тогда позовите менеджера, — попросил Чуча.

— Я и есть менеджер.

— Ясно, — почесал в затылке Чуча. — И я менеджер. А раз так, то не могли бы мы договориться как менеджер с менеджером?

— При всем желании, сэр, я не смогу наколдовать вам лишний номер, — ответил вампир. — А теперь, если позволите, мне надо заняться делами. Сегодня вечером мы ждем очень важных гостей.

— Но как же мне быть? — в отчаянии воскликнул Чуча.

— Можете попробовать найти отель попроще. Хотя я не уверен, что и там остались места. Слишком много желающих попасть на фестиваль.

— Ну, пожалуйста, сделайте что-нибудь, — умолял Чуча. — Наверняка у вас где-нибудь отыщется местечко. Нас всего-то шестеро: я, дьяволенок, дракон, лепрекон, тролль и оборотень. Ах, да, и еще моя золотая рыбка.

— С животными у нас нельзя, — предупредил менеджер. — Такие правила.

— Но это же всего лишь рыбка, а не горный лев.

— С животными нельзя.

— Ну ладно, ладно. Я оставлю ее в фургоне. Одну ночь потерпит. Но как же все остальные? Я обещал им, что мы непременно остановимся в «Ритце».

— Увы, я бы и рад помочь, но не могу.

— Умоляю вас. Если хотите, я встану перед вами на колени.

— Попробуйте, — согласился вампир. Чуча упал на колени. Вампир смерил его взглядом и покачал головой: — Простите, но как-то не действует.

Ситуация зашла в тупик. Чуча поднялся с коленок, взял со стойки свою чудо-карту и собрался было уйти ни с чем, но неожиданно ему в голову пришла еще одна идея.

— А что, если я заплачу в два раза больше?

— Нет.

— В три раза.

— Не выйдет.

— Так и быть, в четыре раза! Я заплачу за номер вчетверо больше!

Вампир закатил глаза и принял выжидательную позу.

— Впятеро больше.

Вампир не реагировал.

— Ну, хорошо, вшестеро! И это мое последнее предложение.

— Ах да, — вспомнил вампир. — У нас кое-что для вас есть. Надеюсь, вы поместитесь. Но имейте в виду, пресса для брюк там нет.


— Что-то Чуча долго копается, — вздохнул Артур.

Все пятеро сидели в фургоне и вглядывались в темноту на парковочной площадке перед отелем. Все, кроме Верзилки, у которой не было окон.

Они проделали долгий путь и были уставшими, измотанными и голодными. Сырные сэндвичи Шелупони, поделенные на шестерых, улетучились в мгновение ока. От горчичных сэндвичей Артура все отказались. Печенья Верзилки надолго не хватило. Радио так и не работало всю дорогу. Они пытались играть в слова, чтобы по очереди называть предметы на одну букву, которые они видят, но Чуча так быстро гнал, что за окном все сливалось в одну сплошную кашу, и пришлось ограничиться интерьером фургона. Д — дракон, Р — рыбка, Г — горшок, Т — тролль. Словом, скучища.

Три раза они останавливались. Два раза из-за того, что О’Брайена укачивало, и еще один раз, чтобы залить горючего на небольшой заправке высоко в горах. Ее хозяин, злобный гоблин, содрал с них втридорога за порцию яичных рулетов и к тому же принял О’Брайена за пикси. А остальные несколько часов они провели, сидя в машине.

Когда путешественники наконец достигли перевала и увидели вдали краешек моря, настроение немного поднялось. Но спуск до Грязьеводска занял у них еще целый час. Когда они въехали в город, солнце уже село за горизонт, так что искать «Ритц» им пришлось впотьмах. Над крышами домов поднялась полная луна, улицы опустели. Похоже, местные жители привыкли ложиться пораньше.

— У тебя точно больше не осталось печенья, Верзилка? — спросил Артур.

— Точно. Прости, — отозвалась она.

Ее печенье всем пришлось по вкусу. Всем, кроме О’Брайена, который, как можно было предположить, поперхнулся первым же кусочком и остальным пришлось долго стучать ему по спине, чтобы печенье проскочило.

— Возвращается! — радостно воскликнул Артур, завидев Чучу, который с торжествующим видом направлялся к фургону.

— Полный порядок, — возвестил он. — Нам дают номер. Правда, немного не то, что я ожидал — там нет пресса для брюк. Но в остальном он очень даже уютный.


Чуть позже все шестеро стояли, сгрудившись в кучу, на пороге номера, изучая обстановку.

— И это все? — спросил Артур.

— Да, — ответил Чуча. — Это все.

— Но это же не гостиничный номер. Это котельная.

— Знаю, — отозвался Чуча. — Но это все, что они могли нам предложить.

Все молча уставились на лабиринты труб, покрывавшие стены небольшого помещения. С потолка на витом шнуре свисала единственная лампочка, которая тускло освещала допотопный паровой котел, грозно урчавший посреди комнаты. Помимо котельной, комната, по всей видимости, служила еще и складом всякого ненужного гостиничного хлама. Здесь лежали скатанные в рулоны старые ковры, вдоль стен стояли дырявые матрасы, громоздились ржавые банки с краской и битая посуда.

— Здесь грязно, — констатировал Артур. Он брезгливо провел кончиком ногтя по косяку. — Видишь? Пыль, пауки.

— Подумаешь! — пожал плечами Чуча. — Один-два безобидных паучка нам не помешают. Давайте смотреть на вещи проще. Так, надо тут немного прибраться. Эй, Чипс, подвинь-ка банки, чтобы расчистить место. Положим на пол эти матрасики. Располагайтесь, ребята, чувствуйте себя как дома.

Никто не шевельнулся, кроме Чипса, который поплевал на руки и принялся распихивать банки с краской по углам.

— Чур, это мой, — объявил Чуча, хватая самый большой матрас и оттаскивая его подальше от парового котла. — Ну же, ребята, поживее. Представьте, что вы в походе. Вы когда-нибудь ходили в походы? Нет? Вообще-то это весело!

— Сомневаюсь, — отозвался Артур.

— Да брось, тебе понравится!

— Мне это не понравится, — стоял на своем Артур. — Мне нужно чистое постельное белье и нормальная кровать!

— Послушай, — сказал Чуча. — Дай мне передохнуть. Я целый день за рулем просидел, устал до чертиков. Знаю, я должен был заказать номер заранее, но не могу же я за всем уследить.

— По-моему, именно этим менеджер и должен заниматься, — ответил Артур. — Если бы я руководил, такого бы не случилось.

— Когда ты всем руководил, не случалось вообще ничего. Я привез вас сюда. И завтра вы победите в «Музыкальной битве». Что, так трудно одну ночь потерпеть?

— Он прав, — вмешался Шелупоня. — Остынь, Артур. Комната как комната, сойдет. — Он вошел в котельную и принялся разглядывать стопку матрасов. — Эй, О’Брайен, выбирай, старина!

О’Брайен с подозрением окинул взглядом матрасы. Он знал наверняка, что ему достанется самый плохой экземпляр, так что даже и выбирать не стоило.

Одна лишь Верзилка стояла в дверях, не решаясь входить. Увидев это, Чуча покачал головой. Ну конечно, девчонка есть девчонка, сейчас закатит истерику.

— Что, не нравится? — спросил он. — Не твой уровень?

— Скорее, не мой размер, — спокойно ответила Верзилка.

Тут все разом бросили свои дела и огляделись. Она была права: ей никак было не поместиться в котельной. Во-первых, ей не подошел бы ни один матрас, а во-вторых, здесь был очень низкий потолок.

— Так и есть, — подтвердил Шелупоня. — Эй, Чуча, и где, по-твоему, Верзилка должна спать?

— Не беспокойтесь, — сказала Верзилка, — я посплю в фургоне. Ничего страшного.

— Вот и отлично, — воскликнул Чуча. — Она поспит в фургоне! Одной проблемой меньше!

— Тебе там точно будет удобно, Верзилка? — уточнил Шелупоня.

— Да, все в порядке.

— Еще бы, — просиял Чуча. — Фургон у нас что надо! Кстати, когда спустишься в холл, попроси менеджера принести нам сюда сэндвичей.

— Мне с сыром, — попросил Шелупоня.

— А мне с горчицей и острым перцем, — сказал Артур. — Тебе с чем, О’Брайен?

— Я обойдусь, — пробормотал лепрекон.

— Ладно, — сказала Верзилка, — я постараюсь.

— Посплю в фургоне, — передразнил Чуча, как только звук шагов Верзилки стих в конце коридора. — Тоже мне!

— А что здесь такого? — удивился Артур.

— Да брось ты, она же оборотень! А сегодня как раз полная луна. Готов биться об заклад, что она побежит выть на нее на вершину ближайшей скалы, как все оборотни делают.

— Но она же говорила, что вместо этого печет печенье, — напомнил Шелупоня.

— Да-да, конечно, она говорила. Но сейчас, между прочим, все магазины закрыты. Где она, по-твоему, муку раздобудет?

— А мне лично все равно, чем она там по ночам занимается, — сказал Артур. — Лишь бы к утру у нее голос не пропал.


Верзилка спустилась в холл и подошла к стойке регистрации. Кругом было пусто. Она уже собиралась позвонить в колокольчик, чтобы вызвать менеджера, но тут увидела на стойке объявление:

ДОСТАВКА ЕДЫ В НОМЕРА

ВРЕМЕННО ПРЕКРАЩЕНА.

ОЖИДАЕТСЯ ПРИЕЗД КРУПНЫХ

ЗНАМЕНИТОСТЕЙ.

«Ничего себе, порядочки тут», — подумала про себя Верзилка. Она хотела было вернуться и предупредить ребят, но передумала. Они и так скоро догадаются. Кроме того, ей срочно нужно было выйти на свежий воздух.

Она толкнула тяжелую дверь и вышла на улицу. Стояла темная прохладная ночь. В небе светила огромная полная луна. Поблизости не было ни души. Идеальная ночь для долгой неспешной пробежки. В отдалении слышался шум морского прибоя. Наверняка там есть и высокие скалы…

Может, попробовать? Искушение было велико.

Нет, нельзя. Завтра слишком важный день для всех. Стоит ограничиться легкой пробежкой вдоль набережной, чтобы сбросить напряжение, подышать морским воздухом, а потом залезть в фургон и как следует выспаться.

Верзилка спустилась по ступенькам крыльца и потрусила в сторону моря.

Едва она скрылась из виду, как рядом с отелем затормозил длиннющий роскошный лимузин.

Глава шестнадцатая Посещение оракула

нтересно, как там Гарет? — забеспокоился Чуча. — Он показался мне таким молчаливым, когда мы оставили его в машине.

В котельной повисла тишина. Все призадумались над словами Чучи, лежа на своих матрасах. Матрас Артура был сплошь устелен белоснежными бумажными салфетками, и он старался лежать так, чтобы не касаться хвостом грязного пола. Шелупоня лежал на спине, закатив глаза и выстукивая на животе ритм подушечками пальцев. О’Брайен свернулся клубочком в обнимку со своим горшком. И только Чипс безмятежно храпел в своем углу. Время от времени он вздрагивал всем телом и бормотал «Гы-гы». Не иначе как беседовал во сне с каким-нибудь троллем.

— Гарет вообще-то всегда молчаливый, — заметил Артур. — Он же рыба.

— Но это не значит, что он не умеет разговаривать.

— Все ты выдумываешь.

— Да нет же. Надо просто следить за его пузырьками.

Но Артур был настроен решительно и не желал сдаваться.

— Что, интересно, такого особенного в его пузырьках?

— Все. Скажи ему что-нибудь, и он тебе ответит.

— Так уж и ответит? — фыркнул Артур. — Эй, О’Брайен, тебе рыбьи пузырьки говорят о чем-нибудь помимо отрыжки? Может, тебе удавалось прочесть в них мнение о смысле жизни?

О’Брайен ничего не ответил. Он пребывал в обычном унынии. Ему, как и следовало ожидать, достался худший матрас, бугристый, жесткий, с выпирающими отовсюду пружинами. Он лежал на нем, съежившись, прижимая к груди горшок, в тесной розовой футболке и разодранных штанах. Постыдная тайна не давала ему покоя, и он не желал ни с кем вступать в разговоры, иначе мог не сдержаться и все разболтать.

— Нет, ты меня, конечно, прости, но я тебе не верю, — продолжал Артур. — Он всего лишь рыбка.

— Ты ничего не понимаешь, — не сдавался Чуча. — Мне лучше знать — я с ним живу. Гарет никогда никого не осуждает. Ему так приятно порой излить душу. Он парень что надо.

— Ну и жарища здесь, — простонал Шелупоня, прервав разгоревшийся спор.

Замечание было справедливым. Даже для дракона и дьяволенка, любивших находиться где погорячее, здесь было слишком натоплено. Душно, тесно и неуютно. Паровой котел работал на полную мощность, а трубы со всех сторон урчали и булькали на все лады.

— Что-то сэндвичи не несут, — проворчал Артур. — Может, Верзилка забыла про них сказать?

— Как пить дать забыла, — согласился Чуча. — У нее сейчас голова другим забита. Наверняка торчит на каком-нибудь холмике и воет на луну. Против природы не попрешь. Оборотни — они и есть оборотни. Уж я-то знаю, как полнолуние им голову сносит.

— Лично я за сэндвичами не пойду, не моя забота, — буркнул Артур. — Это ведь у тебя на кепке «Менеджер» написано.

— Я весь день за рулем просидел, — вскипел Чуча. — Я раздобыл для вас и фургон, и сподручного, и чудо-карту, а завтра сделаю из вас знаменитостей. Я доставил вас сюда и договорился насчет комнаты. По-моему, я уже и так достаточно поработал.

— Тогда отдай кепку.

— И не подумаю, — заявил Чуча. — Кепка моя. Эй, О’Брайен, может, ты сгоняешь за бутербродами?

Но О’Брайен только покрепче обнял свой горшок и отвернулся к стене, ничего не ответив.

— Так уж и быть, я схожу, — вызвался Шелупоня. — Заодно хоть свежего воздуха глотну.

— Сходи-сходи, — поддержал его Чуча. — Не знаю, как вы, а я лично помираю с голода. Завтра у нас важный день, нужно набраться сил. Да, и проведай по пути Гарета. Не хочу, чтобы он чувствовал себя покинутым.


Шелупоня спустился в фойе, где царило необычайное оживление. Коридорные, привратники и горничные носились вокруг сломя голову. Причиной этой суматохи был высокий бледный господин в черном плаще с алым подбоем. Он стоял в окружении многочисленных чемоданов и беседовал с управляющим-вампиром у стойки регистрации. Несмотря на ночное время, он был в солнцезащитных темных очках.

Шелупоня сразу его узнал. Это был Скотт Мертвецки, величайшая звезда экрана и сцены. Известнейшая личность.

Любой на месте Шелупони был бы счастлив оказаться в такой близости от звезды, но дьяволенку не было до него никакого дела. Ему в голову как раз пришел один замысловатый ритм, а это было куда важнее всяких там знаменитостей.

Весь персонал был всецело поглощен заботой о Скотте Мертвецки, так что с сэндвичами, похоже, нужно было обождать. Шелупоня решил пока сходить подышать свежим и заодно проведать Гарета, а на обратном пути, когда суматоха утихнет, заказать сэндвичи в номер.

Он толкнул стеклянную дверь и вышел на улицу. Полная луна была великолепна. Если Чуча прав, и Верзилка сейчас выла на нее на каком-нибудь холме, то он был только рад за нее.

Их фургон стоял на гостиничной парковке рядом с длинным блестящим лимузином.

Шелупоня не спеша прогулялся до фургона, открыл дверцу и забрался внутрь.

Круглый аквариум по-прежнему стоял на приборной доске в бледном свете луны. Гарет колыхался в самом его центре, чуть заметно шевеля плавниками и плавно помахивая хвостом из стороны в сторону, производя впечатление весьма загадочной личности.

Шелупоня наклонился в самой воде и прошептал:

— Эй, Гарет, как ты там, старина?

Последовала долгая пауза. Казалось, Гарет не реагировал, но вдруг… Из округлого ротика Гарета вырвался пузырек. Большой, приветливый пузырек. Он поднялся до самой поверхности и лопнул с тихим всплеском:

— Бульк!

— Спасибо, старина, — улыбнулся Шелупоня, — я тоже в полном порядке.

Он ничуть не кривил душой. Ведь завтра ему предстояло впервые исполнять свой трам-тарарам на большой сцене, перед бушующей толпой, в лучах жаркого солнца. Шелупоня не мог думать ни о чем, кроме музыки.


— Так как там насчет сэндвичей? — недовольным тоном спросил Артур, когда Шелупоня вернулся в сильно натопленную котельную. — Их соизволят принести?

— Нет, — вздохнул Шелупоня. — У стойки объявление висит. Они, типа, еду в номера не доставляют.

— Как это — не доставляют? — взорвался Артур и подскочил на месте, раскидав во все стороны свои аккуратно уложенные салфетки.

— Там так написано, — буркнул Шелупоня, заваливаясь на свой матрас.

— Ты пожаловался менеджеру?

— Он был занят. Там Скотт Мертвецки прикатил.

— Что? — воскликнул Чуча, вскакивая на ноги. — Скотт Мертвецки? Серьезно? Он здесь остановился? Так что же ты сразу-то не сказал?

— Я сразу и сказал.

— Невероятно! — Чуча был вне себя от восторга. — Вот это да! Эй, парни, вы слышали? Я лично обожаю Скотта Мертвецки! Его «Пудели-убийцы» — это что-то! Вы слышали? Эй, Артур, О’Брайен! Мы остановились в том же отеле, что и сам Скотт Мертвецки!

— Ну и ну, — пробурчал Артур. — Интересно, где его поселили? В каморке для швабр?

— Знаете, что я думаю? — продолжал Чуча. — Я думаю, что он и есть один из таинственных членов жюри завтрашнего конкурса. Может, стоит пойти к нему и представиться? Пожать руку, сказать, как мы любим его фильмы и заодно попросить проголосовать за нас на конкурсе?

— Нет, старик, — твердо сказал Шелупоня. — Не стоит.

— Ну, ладно. Может, ты и прав. Кстати, ты проведал Гарета?

— Само собой. Он сказал, у него все в порядке.

— Отлично, — обрадовался Чуча. — Я так и думал.

Повисла секундная пауза.

— Что значит «он сказал, у него все в порядке»? — удивленно спросил Артур.

— В порядке, значит, в порядке, ясно? — зевая, ответил Шелупоня. — Сказал, что переживает насчет завтра, но надеется, что все будет хорошо. Передает всем привет.

— Ничего себе, — хмыкнул Артур. — Прямо так и сказал?

— Вот видите, — торжествующе заявил Чуча. — Я же вам говорил! Эй, Артур, ты куда собрался?

Артур как раз поднялся с матраса и направился к двери.

— А ты как думаешь? Пойду пожалуюсь менеджеру. Обслуживание здесь отвратительное.


Передняя дверца фургона тихонько отворилась, и кто-то забрался на водительское сиденье. Пока незнакомец устраивался поудобнее, фургон встряхнуло еще пару раз, и из аквариума выплеснулась лужица воды. Гарет перестал плавать кругами и замер на месте, готовясь выслушать очередного посетителя.

Через мгновение по ту сторону стекла к аквариуму приникла зеленая чешуйчатая морда с огромными выпученными глазами и уставилась на него.

Гарет ждал, медленно шевеля плавниками.

— Кхе-кхе, — прокашлялась морда. — Привет, Гарет. Это… Артур.

Гарет ждал.

— Как там у вас, в рыбьем царстве? Все в порядке?

Гарет выдул большой утвердительный пузырь.

— Бульк!

— Это значит… да? — с сомнением спросил Артур.

Гарет выдул еще один пузырь и немного подождал.

— Понятно, — ответил Артур. — Я рад, что с тобой все в порядке. Вот бы и мне так, — вздохнул Артур.

Гарет молча ждал.

— Может, я, конечно, придираюсь, — продолжил Артур после небольшой паузы, — но… Да-да, я, конечно, знаю, что ты Чучин питомец и хорошо к нему относишься, но, по правде сказать, меня крайне раздражает то, как он заправляет делами группы. В конце концов, я и сам был неплохим менеджером. Я договаривался о концертах и прилежно заполнял бухгалтерские книги. И я не расхаживал в дурацкой кепке, размахивая чудо-картой, и не покупал дорогущие фотоаппараты с часами, и не селился в пятизвездочных котельных.

Гарет выдул череду вопросительных пузырьков.

— Бульк-бульк-бульк?

— Ну, конечно, — объяснил Артур, — конечно, я хочу победить в конкурсе. И хочу получить контракт с фирмой, кто ж не хочет! Просто все случилось так быстро… Такой сумбур… Сейчас мне бы больше всего на свете хотелось оказаться дома, уплетать мамин карри, спокойно готовиться к очередному обычному концерту и ни о чем не беспокоиться.

— БУЛЬК! — посочувствовал ему Гарет.

— Знаю, — кивнул Артур. — Я знаю, что мы отлично играем, но намного ли мы лучше других? Мы совсем не знаем остальных участников, никогда их не слышали. И вообще, некоторые — да что там говорить, большинство — совершенно не понимают, что такое трам-тарарам. К тому же мы сейчас далеко не в лучшей форме. О’Брайен все время дуется и ни за что не расстанется со своим горшком, если только его не выкрадут. Верзилка никогда не выступала на сцене, и я не знаю, как она себя поведет. И еще одно. Я бы, конечно, никому в этом не признался, но меня немного расстроило то, что я не получил ни одного письма от фанатов, хотя пианино у нас самый главный инструмент. И вообще, это я, именно я сколотил эту группу…

Он говорил долго. За это время к отелю подъехал еще один длинный блестящий лимузин и припарковался рядом с первым, но Артур ничего этого не заметил.


Чуть позже Артур вернулся в котельную. Похоже, все уже мирно спали, кроме самого парового котла, который пыхтел и свистел на все лады. Артур погасил тусклую лампочку и на ощупь добрался до своего матраса.

— Что-то долго тебя не было, — прошептал из темноты О’Брайен.

— Пришлось повозиться, — отозвался Артур.

— Ты поговорил с менеджером?

— Нет. Он был занят. Прикатила очередная знаменитость, Лулу Ламар. Она там раздает автографы в холле, и у нее двадцать семь мест багажа. Я посчитал.

— Так с чем же ты тогда так долго возился? — спросил О’Брайен.

— Я… э-э-э, навещал Гарета, — признался Артур. — Он… э-э-э… сказал, что отлично себя чувствует.


Верзилка лежала, свернувшись калачиком в багажном отсеке фургона, и отчаянно желала, чтобы тот, кто сидел на переднем сиденье, говорил чуточку потише. Это был уже третий ночной посетитель, и, похоже, он обосновался здесь надолго. Даже плотно заткнув уши пальцами, она все равно невольно слышала каждое слово:

— …и вот с тех пор все пошло наперекосяк, буквально все подряд. Как раз с того момента, как я отказался починить туфельки этой феечке. Я, конечно, скверно поступил, отказавшись принять заказ, лепреконы так не поступают. Но я так сделал, Гарет. Я был груб с ней, накричал, высмеял ее музыкальные пристрастия. Вот за это фея на меня и взъелась. Я так и вижу, как она посмеивается надо мной в своем грибном домике, помахивает своей гадкой волшебной палочкой и насылает на меня одно несчастье за другим. Боюсь, это никогда не закончится. А ведь ты знаешь, что нам завтра предстоит? Я не смогу сдержать ноги и буду приплясывать на сцене, как последний болван. А поскольку половина пальцев на руке у меня перебинтована, я наверняка напортачу в своем соло. Мы проиграем в конкурсе, и во всем буду виноват я один! А еще я ужасно переживаю за свой горшок. Его похитят, я просто уверен. До сих пор мне удавалось его хранить, но это лишь вопрос времени. Она припасла это напоследок. Я вернусь домой без горшка и стану посмешищем всего лепреконского рода…

И так далее…

И так далее…

И тому подобное…

Глава семнадцатая Утро нового дня

котт Мертвецки сидел в ресторане отеля «Ритц» и ждал, когда ему подадут завтрак. Он заказал все подряд: хлопья, грейпфрут, яичницу с беконом, поджаренные сосиски с фасолью, печеные помидоры с грибами, тосты, несколько видов джема и кофе. А что такого? Все равно не ему платить. Прочие столики пустовали. Скотт не любил, когда во время еды его донимали охотники за автографами, и по его настоятельной просьбе администрация отеля повесила на дверях ресторана табличку с надписью:

ОБСЛУЖИВАНИЕ ЗНАМЕНИТОСТЕЙ.

ПОСТОЯЛЬЦАМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН.

Он развернул свежий номер местной газеты, предусмотрительно положенной на край его стола, и прочел крупный заголовок на первой странице:

СРОЧНО В НОМЕР! СТАЛИ ИЗВЕСТНЫ ИМЕНА ТАИНСТВЕННЫХ ЗНАМЕНИТОСТЕЙ!

Скотт довольно ухмыльнулся и принялся читать:

Наконец-то мы можем раскрыть имена таинственных знаменитостей, которые примут сегодня участие в судействе конкурса «Музыкальная битва». Накануне вечером наш корреспондент видел, как к отелю «Ритц» подъехали два роскошных лимузина. Первым прибыл Скотт Мертвецки, знаменитейшая звезда экрана и сцены!

«Да, это обо мне», — с гордостью подумал Скотт. Он любил видеть свое имя в газетах.

В другом лимузине, подъехавшем чуть позже, прибыла вторая звезда, которой оказалась…

В этот момент двери ресторана широко распахнулись. Скотт, было, подумал, что это принесли его завтрак, но он ошибся.

— Так это ты? — взревел Скотт, отбросив в сторону газету и вскочив на ноги.

— Так это ты? — злобно прошипела Лулу.

Не очень-то хорошее начало дня.


— Поверить не могу, что они не подадут нам завтрак, — возмутился Артур. — Это незаконно!

— Мы чем-нибудь перекусим, когда доберемся до места, — пообещал Чуча. — Главное, найти туда дорогу. Следите за указательными знаками — большими желтыми стрелками.

— Надеюсь, они сделали нам скидку, — не унимался Артур. — Ты заплатил чудо-карточкой?

— Да, — ответил Чуча. — Можешь не беспокоиться. Я ваш менеджер и заведую всеми финансами.

— Не могу я не беспокоиться, — отозвался Артур. — Не доверяю я этой твоей карточке. Никогда не слышал о такой карте, по которой все достается даром. А что если все ее волшебство вдруг испарится?

— Поверь мне, этого не случится, — уверил его Чуча. — К тому же мы и так скоро станем миллионерами. — Тут он полез под сиденье и извлек еще один коричневый конверт. — Хватит ныть, лучше письмо от фанатов прочти.

— Что, опять пишут?

— Ага. Пришло сегодня утром на адрес отеля.

— Снова для Шелупони?

— Не знаю, не смотрел еще.

Артур взял конверт и перекинул его через плечо:

— Эй, Верзилка, — буркнул он. — Тебе работка.

Верзилка поймала конверт и заглянула внутрь.

— Тут три письма для Шелупони. Похоже, все от тех же баньши, судя по почерку.

— Вот привязались, — проворчал Шелупоня.

— И еще открытка для Артура, — добавила Верзилка.

— Правда? — просиял Артур.

— Да, от твоей мамы. С изображением вулкана.

— Ну, читай тогда вслух.

— Дорогой сынок, — начала Верзилка. — Я по тебе очень соскучилась. Вчера купила на ужин готовый лава-бургер. Совсем нет настроения готовить для себя одной. Твоя любящая мама.

— Как мило, правда? — воскликнул Чуча.

— М-да, — промычал Артур. Он, конечно, был рад получить открытку, но настоящей фанатской почтой это не назовешь. К тому же, вспомнив о маме, он вдруг почувствовал себя страшно одиноким и загрустил еще больше.

О’Брайен сидел, прислонившись лбом к оконному стеклу. Хоть прошлой ночью он и выложил Гарету все свои проблемы, легче ему все равно не стало. Было, конечно, неплохо облегчить душу. Но он не получил никаких ответов — никаких откровений, никакой надежды на благополучный исход. Он был один-одинешенек перед своей бедой.

— Эй, О’Брайен, тебе тоже письмо, — сказала вдруг Верзилка.

Что бы это значило? О’Брайен мигом выпрямился. Неужели ему пришло письмо от фанатов? Впервые за долгое время его мрачное настроение, казалось, отступило.

— Прочитать вслух?

— Да-да, конечно, — оживился О’Брайен.

— «Дорогой О’Брайен, — начала Верзилка, — ты не отвечал на звонки, поэтому мы с братьями решили лично проверить, как у тебя дела. Не хотим тебя расстраивать, но твой радугоотражатель стащили, а в саду вырвали весь четырехлистный клевер. Гоблины сломали дверной замок и забрались в мастерскую. Они сожрали всю твою еду, раскидали всю обувь и перепутали все коробки… — тут Верзилка остановилась и осторожно спросила: — Мне продолжать?

— Валяй, — буркнул О’Брайен. — Читай до конца.

— Тут еще много… — неуверенно сказала Верзилка.

— Говорю же, читай до конца, — гаркнул О’Брайен. И Верзилка продолжила:

— …Мы их, конечно, прогнали, но боимся, что это не надолго, потому что они засели в ближайших кустах и хихикают. Еще мы встретили Мымру, и она рассказала, что ты уехал с этой своей дурацкой группой играть на каком-то концерте черт знает где. И еще она сказала, что ты был одет в розовую футболку поверх камзола. Так знай же, что ты — позор всего нашего лепреконского рода. С большим приветом, твой брат Пэдди.

P.S. Мы тут заметили, что твой горшок выкопан. Мымра сказала, будто ты прихватил его с собой. Ты что, сдурел? Кто таскает с собой на концерты ценные горшки с золотом? Если его стащат, сам будешь виноват. Немедленно возвращайся домой и объяснись!»

Повисла долгая мучительная пауза, которую в конце концов нарушил Чуча, воскликнув:

— Ну, хотя бы погода сегодня хорошая!

Глава восемнадцатая В гостевом шатре

узыкальная битва должна была начаться в полдень, но уже с раннего утра от главного входа и вдоль всего забора, окружавшего поле, выстроилась длинная очередь. Опытные фанаты знают, что, если хочешь занять места поближе к сцене, нужно приходить заранее.

Фургон с трудом проехал сквозь толпу у турникета, проворно заглатывавшего пятифунтовые банкноты и пропускавшего посетителей. На воротах красовался огромный плакат:

МУЗЫКАЛЬНАЯ БИТВА!
ВХОД 5 ФУНТОВ.
ДРАТЬСЯ СТРОГО ЗАПРЕЩАЕТСЯ!

Чуча так разволновался, что едва не сбил татуированного зомби, стоявшего на дороге и отчаянно размахивавшего рукой. Конечность эта была отделена от туловища, и зомби использовал ее вместо регулировочного жезла, держа в другой руке и указывая направление движения.

За сценой была устроена огороженная парковка. На ней уже стояли три фургона. Один — розовый с надписью «Веселые Гномихи», украшенной виньетками. Другой — ядовито-зеленый с гигантской надписью «Красотка Бетти и крутые девчонки». Третий фургон был серого цвета и без каких-либо опознавательных знаков. По всей видимости, он принадлежал группе «Тролль и компания», а тролли, к сожалению, не владеют грамотой, а потому обречены разъезжать в безымянных фургонах.

— Вот мы и прибыли, — возвестил Чуча, случайно проехавшись по ноге татуированного зомби. — Похоже, кое-кто из участников нас опередил. — Он вдарил по тормозам и выключил мотор. — Все на выход!

В задней части фургона Верзилка начала осторожно распрямлять затекшие конечности. Они приехали, отступать больше некуда. Двери фургона распахнулись, и в багажник хлынул поток яркого света, отчего Верзилка зажмурилась. Она вытянула свои бесконечно длинные мохнатые ноги и выбралась на свет. Артур и О’Брайен стояли возле фургона и пререкались. Артур уговаривал лепрекона оставить горшок с золотом в фургоне, но тот ни в какую не соглашался.

— Он будет привлекать внимание, — шипел Артур.

— Я ни за что с ним не расстанусь.

— В фургоне он будет в безопасности.

— Я ни за что с ним не расстанусь.

— Оставь его, — вмешался Шелупоня. — Пусть поступает, как считает нужным. Вы как хотите, а я пошел за сэндвичами.

Гостевой шатер был забит участниками, и атмосфера в нем царила напряженная. На дружеское общение не было и намека. Соперники кучковались по разным углам и время от времени недобро косились на соперников.

Не обращая внимания на ухмылки и презрительные взгляды, «Непутевые ребята» в полном составе, а с ними Чуча и Чипс направились прямиком к столику с едой. Если сказать точнее, то к столику без еды. На подносах не осталось ничего, кроме одинокого помятого кексика, покоившегося в море крошек. Обычно у музыкантов зверский аппетит, но, похоже, доставщиков еды об этом не предупредили.

— Ну вот, — вздохнул Шелупоня, — ничего не осталось. Кто бы мог подумать?

Он поплелся к объемистому термосу с чаем на краю стола и, не особо надеясь, несколько раз нажал на кнопку. Естественно, термос был пуст.

— Свободных стульев тоже не осталось, — проворчал Артур. — Не сказать, чтобы я был в большом восторге от этого мероприятия. Есть нечего, сидеть не на чем, даже салфеток чистых нет. Где, спрашивается, их гостеприимство?

О’Брайен стоял молча. Ему не нравилось то, как пялились на него окружающие. Должно быть, их взгляды притягивала розовая футболка. Или горшок с золотом, что более вероятно. При этой мысли он еще крепче стиснул в объятиях свое сокровище.

Три гномихи в розовых платьицах с рюшами и туфельках в цвет стояли в сторонке, с презрительным видом теребя в руках сумочки. У всех трех в ушах висели сережки в виде рыбок, а из сумочек выглядывали розовые складные удочки (ведь гномы, как известно, заядлые рыболовы, причем даже женская половина). Они перешептывались и бросали надменные взгляды на четырех девушек-зомби с вызывающе всклокоченными волосами и в высоченных тяжелых ботинках, которые столь же неприязненно посматривали на гномих.

Чуть поодаль стояли тролли и выгребали лапами драже из вазочки. Другим участниками драже по вкусу не пришлось и поэтому в изобилии осталось на столе, составляя компанию помятому кексику.

Чипс поспешил к ним присоединиться. Тролли поприветствовали его дружеским «Гы!» и протянули вазочку с драже.

— Ему-то хорошо, — буркнул Артур.

Верзилка все это время топталась у входа в шатер, набираясь смелости, чтобы войти внутрь. Она не привыкла к большим сборищам. Но не могла же она простоять снаружи все утро. К тому же на парковку въехал огромный белый автобус с затемненными окнами. Судя по надписи на боку, «Билли и черепушки», и нарисованному ухмыляющемуся черепу в темных очках, в нем прибыла группа скелетов. Верзилке не хотелось столкнуться с ними один на один.

Она глубоко вздохнула, одернула свое помятое платьице, пригнулась пониже и вошла в шатер.

Гномихи заметили ее первыми. Они удивленно вскинули брови и тут же прыснули со смеху.

— Ничего себе! Вы только посмотрите на нее!

— Видали когда-нибудь таких волосатых?

— А платье-то — ужас один!

Смутившись, Верзилка огляделась в поисках укромного местечка, где она могла бы спрятаться. В углу шатра стояла высокая пальма в кадушке, и она направилась прямо к ней.

В это время в шатер пружинящей походкой вошел высокий скелет в темных очках, ослепительно белом костюме с накладными плечами и банджо под мышкой, так что все внимание публики мигом переключилось на него. Вслед за ним вошли четверо скелетов пониже, которые тоже были в темных очках, белых костюмах и несли под мышками банджо.

— Это Билли, — прошипел Артур на ухо Чуче.

Публика стала недовольно перешептываться, когда Билли встал посреди шатра с самодовольной ухмылкой. Остальные черепушки встали по обе стороны от него, пытаясь ухмыляться столь же самодовольно, но у них получалось не так хорошо, как у их вожака. Билли был непревзойденным мастером самодовольной ухмылки.

— Эй, кто тут главный? — проскрипел Билли. — И где Бенни Чокнутый?

Все пожали плечами. Даже если бы они и знали, то ни за что бы ему не сказали.

В шатре для знаменитостей дела обстояли не лучше. И проблема была не в отсутствии еды. Напротив, столы ломились от разнообразных яств и деликатесов — здесь были и клубника, и мороженое, и шоколадные пирожные, и виноград, и сэндвичи, и печенье, и рахат-лукум. Термосы до краев были наполнены ароматным чаем. В изобилии имелись прохладительные напитки, включая шампанское со шербетом.

И со стульями в этом шатре не было никаких проблем. Здесь стоял и мягкий диванчик с высокими подушками и подставочками для ног. А на полу лежал пушистый красный ковер.

Проблема была в отсутствии знаменитостей.

— Где же они? — вопрошал мэр города, который приехал точно в назначенное время, несмотря на то что полночи до блеска начищал свою ливрейную цепь. — Вы же говорили, что они будут.

— Немного терпения, господин мэр, — успокаивал его Али. — Великих артистов нельзя торопить. К тому же нынче модно опаздывать.

— Но вы же говорили, что им не терпится со мной познакомиться. Будучи мэром, я не люблю, когда меня заставляют ждать.

— Они скоро приедут. Поверьте. А пока съешьте банан.

— Я не хочу банан! Будучи мэром, я…

— ПАЛИ! — раздался вдруг пронзительный вопль. — Я ТЕБЯ В ПОРОШОК СОТРУ!

— A-а, Скотт, — как ни в чем не бывало поприветствовал гостя Али. — Наконец-то ты приехал. Позволь представить тебе мэра Гря…

— К черту мэра! — продолжал вопить Скотт, приближаясь к шатру и не обращая внимания на протянутую для приветствия руку мэра. — Почему ты мне ничего не сказал? С чего ты взял, что я захочу сидеть в одном жюри с этой… этой профурсеткой?!

— Послушай, — вкрадчиво продолжал Али. — Для начала тебе нужно остыть. Успокойся и…

— Профурсеткой? — раздался другой визгливый вопль. — Ты только что назвал меня профурсеткой, Скотт Мертвецки?

— О-о-о — просиял Али. — Лулу, дорогая, добро пожаловать! Какое чудесное выдалось сегодня утро, не правда ли? Позволь представить тебе мэра…

— Да как ты мог? — скрипела зубами Лулу. Она просвистела мимо мэра, по дороге отдавив ему каблуком ногу. — Как ты мог, Али? Если бы я знала, то ни за что бы не согласилась! Ни за что! Скажи ты мне раньше, что пригласил в жюри эту высокомерную вонючку…

Мэр скакал вокруг на одной ноге, корчась от боли, но никто не обращал на него внимания. В конце концов он рухнул на диван и, тихонько поскуливая, стал растирать отдавленную ногу.

— Вот видите? — рычал Скотт. — Как с ней вообще можно иметь дело? Сегодня за завтраком эта сумасбродка кидалась в меня ватрушками!

— М-м-м, ватрушечки, — облизнулся Али. — Вкуснятина. Хотя я лично предпочитаю на завтрак круассаны. И еще, знаете, бывают такие булочки с…

— С джемом! Ватрушками с джемом! У меня все волосы от них слиплись, понимаете вы или нет?! Говорю же вам, она сумасшедшая! И я ни за какие коврижки не соглашусь сидеть с ней в одном жюри!

— Тоже мне, укротитель пуделей! — верещала Лулу. — Видала я твой фильм! Только и делаешь там, что возишься со щенятами!

— А я видал твое шоу! Подумаешь, «Сногсшибательная Лулу»! Ха-ха! «Сумасшибательная Лулу» куда больше подойдет!

— Нет, вы слышали? Слышали, что он несет? Али, скажи ему наконец!

— Это ты ей лучше скажи! — проревел Скотт. — И уймите кто-нибудь наконец этого нытика! Он действует мне на нервы!

— Э-э-э, простите, можно войти? — раздался у входа чей-то голос. Он принадлежал важного вида очкастому чертику с блокнотом в руках. — Меня зовут Бумаго Маратель, репортер из «Богатых и знаменитых». Заскочил узнать, можно ли взять у вас интервью. Со мной приехал фотограф.

— Вы как раз вовремя, — промурлыкал Али. — Проходите, господин Маратель, не стесняйтесь. Скотт, Лулу, вы готовы пообщаться с прессой?

— Ну, разумеется, — елейным голоском проворковал Скотт. — Лулу, дорогуша, ты не против?

— Конечно, нет, — кокетливо улыбнулась Лулу и поправила прическу. — Идите же скорее к нам, господин мэр, вставайте между мной и Скотти, сделаем фото на память. Ах, какая прелесть! Али, дорогой, присоединяйся, ты непременно должен быть на снимке!

Что тут скажешь, знаменитости умеют взять себя в руки!


А в это время в шатре для музыкантов Шелупоня продирался сквозь толпу участников с бумажной тарелочкой в руках, на которой лежал тот самый помятый кексик. Он протиснулся за кадушку с пальмой и протянул тарелку Верзилке.

— Хочешь? Это все, что у них осталось. Никто не позарился.

— Спасибо, не надо, — покачала головой Верзилка. — Но все равно спасибо.

— Можно запульнуть им в Билли, — пошутил Шелупоня, пытаясь рассмешить Верзилку. Но она даже не улыбнулась, лишь отбросила со лба челку и грустно на него посмотрела.

— Ну и… почему ты тут… прячешься? — помедлив, спросил Шелупоня.

— Они на меня глазеют, — ответила Верзилка.

— Кто именно?

— Да все. Больше всех, конечно, гномихи. Они смеются над моим платьем. Не то чтобы я их за это осуждала, оно и самой-то мне не шибко нравится. Давно пора купить новое, но я ненавижу ходить по магазинам. Из-за зеркал в примерочных: в них я выгляжу уродиной.

— Да брось ты, — утешил ее Шелупоня, — вовсе ты не такая.

— Нет, я уродина. Только не делай вид, будто ты этого не замечаешь. Я высоченная, мохнатая и никакая одежда мне не идет. Зря я приехала — оборотням здесь не место. Что я вообще тут делаю?

— Ты приехала, чтобы спеть, — сказал Шелупоня. — Ты здесь из-за музыки, так?

— Да, но…

— Плюнь ты на это платье. Просто сделай то, зачем приехала: выйди на сцену и задай им всем жару.

— Ты и вправду так считаешь?

— Еще бы. — Шелупоня встал и протянул ей руку. — Пойдем, все будет хорошо.

Верзилка робко взяла его за руку, и они вместе выбрались из своего укрытия. Никто даже не обратил на них внимания. Все взгляды были устремлены на очередного гостя, который влетел в шатер с воплем «А во-о-о-о-т и Бенни-и-и-и!!!» на тот случай, если кто-то в этом сомневался.

Диджей Бенни Чокнутый был безумно энергичным розовощеким коротышкой. Он был одет в комбинезон на лямках, а его всклокоченные волосы были выкрашены в оранжевый цвет. При взгляде на него неизменно напрашивалось определение «перебудораженный».

— Итак, парни и девчата, все слушайте сюда! — возвестил Бенни Чокнутый. — Наше потрясное шоу начнется через десять минут. Я выхожу на сцену первым и довожу публику до кондиции, представляю жюри и все такое. Сразу после этого мы начинаем. Каждая группа исполняет по одной песне, никаких выходов на бис, затем выслушивает мнение членов жюри и освобождает сцену для следующих участников. Вопросы есть?

— В каком порядке выходить? — спросила одна из «крутых девчонок».

— Первыми идут Тролли, за ними Гномихи, потом «Красотка Бетти и крутые девчонки», «Билли и черепушки» и под конец «Непутевые ребята».

В ответ послышалось недовольное ворчание. Больше всех возмущались черепушки, недовольные своим порядковым номером. И только тролли были рады. Все хотели выступать первыми, пока публика была еще бодра и доброжелательна. Бенни Чокнутый объяснил, что он побросал бумажки с названиями всех групп в шляпу, перемешал и вытягивал одну за другой, что, по его мнению, было самым честным способом определить очередность выступлений.

— Значит, мы выступаем последними, — сказал Артур Чуче. — Как ты думаешь, это хорошо?

— Не то слово! — ответил Чуча. — Вначале всегда выпускают слабаков, а самое интересное оставляют напоследок.

— Да, но что если публика устанет и разойдется? У нас совершенно нет собственных фанатов. Я выглядывал на поле и не увидел ни одного плаката с нашим именем.

— Нас ведь еще никто не слышал, это удовольствие им еще только предстоит. И потом, никто не разойдется до окончания конкурса, пока не объявят результаты. Ты что, хочешь сказать, что больше не веришь в силу трам-тарарама?

— Нет, но…

— Вот и правильно. Ты должен вести себя как победитель. Нужно поразить судей. Перестань трястись, Артур, ты сам себя накручиваешь. Посмотри, кто-то наполнил термос, пойду налью себе чашечку, — сказал Чуча и рванул к столам.

К Артуру подошли Шелупоня с Верзилкой.

— Эй, старина, ты не знаешь, где О’Брайен?

— Пошел к фургону, — вздохнул Артур. — Волнуюсь я за него. Он как-то чудно себя ведет. Боюсь, письмо из дома вряд ли его подбодрило.

— Да уж, не везет старику в последнее время. Видно, удача от него отвернулась.

— Странно все это, — покачал головой Артур.

— Послушайте, — неожиданно подала голос Верзилка. — Может, конечно, я и не должна вам ничего рассказывать, но, думаю, вам лучше об этом знать…

Глава девятнадцатая Битва начинается

аступил полдень, на поле яблоку было негде упасть. В безоблачном небе ярко сияло солнце. Чайки носились над полем кругами, время от времени роняя на головы зрителей нежданные подарочки. Прямо перед сценой было отгорожено небольшое пространство для судейского стола. Родственники, друзья и фанаты участников конкурса что есть мочи размахивали плакатами в знак поддержки, кто-то начал хлопать. На многих были забавные шляпы, потому что где же еще можно напялить забавный головной убор, если не на концерте.

Публика начала было реветь от нетерпения, но тут на сцену выкатился Бенни Чокнутый, и толпа взорвалась приветственными криками.

— Привет, Грязьеводск! — проорал в микрофон Бенни.

— Привет, Бенни, — проорала в ответ толпа.

— Да, это я, диджей Бенни Чокнутый, и я буду вести сегодняшний концерт! Вы готовы?

— Да-а-а-а-а-а-а-а!

— У нас для вас отличная программа! Пять новых групп, готовых биться за право получить контракт со звукозаписывающей фирмой «Джинн Мьюзик». Но для начала прошу вас поприветствовать членов нашего уважаемого жюри-и-и-и-и!

Оператор-вампир навел камеру на блестящий шатер. Полог его откинулся, и вот появились они! Четыре несравненных знаменитости! Точнее говоря, три знаменитости и мэр. Возглавлял шествие Али Пали, за ним следовали Скотт и Лулу, раздавая публике воздушные поцелуи и приветственно помахивая руками. Мэр семенил позади всех, стараясь не запутаться ногами в своей ливрейной цепи.

— Единственный и неповторимый Али Пали! — возвестил в микрофон Бенни. — Владелец чаровидения собственной персоной!

Али помахал ручкой и растянул рот в улыбке до ушей. Его знали и любили все, у кого дома стоял чаровизор. Если бы не он, всем бы пришлось коротать вечера, уставившись в пустой экран.

— А теперь поприветствуем наших таинственных знаменитостей! — продолжал горланить Бенни. — Итак, позвольте представить вам Скотта Мертвецки, знаменитейшую звезду экрана и сцены!

— Ура! — отозвались фанаты «Пуделей-убийц». Скотт посильнее втянул щеки и поблагодарил публику за аплодисменты изящным поклоном.

— …и блистательную Лулу Ламар!

— Ура! — дружно откликнулась толпа любителей гламура. Лулу жеманно улыбалась и надувала губки, пока оператор-вампир снимал ее крупным планом, чтобы вся женская часть аудитории могла поближе разглядеть детали ее платья и дать себе слово откладывать деньги в течение последующих десяти лет, чтобы купить себе точно такое же.

— И наконец, последний, но не менее важный член жюри — мэр Грязьеводска!

Никто не издал ни звука. Лишь откуда-то с галерки донеслось «Пусть лучше канализацию чинит» и пара свистков. В целом же публика встретила мэра гробовой тишиной, что было немного обидно.

— Итак, — продолжал Бенни, — пока члены жюри занимают свои места, позвольте представить вам первых участников конкурса. Эти крутые ребята приехали к нам из… — Бенни сверился со своим планшетом-подсказкой, — в общем, тут написано «из какой-то дыры», и называются они «Тролль и компания»! Ваши аплодисменты!

— Гы-гы-гы, — заревели стоявшие в толпе тролли. Поскольку они были троллями, то не смогли написать плакатов в поддержку сородичей, зато притащили кучу булыжников, чтобы стучать ими друг о дружку в знак одобрения.

Диджей Бенни удалился за кулисы, и на сцену вышла компания троллей в полном составе. Каждый нес под мышкой по огромному валуну, а в руке держал увесистую кувалду. Они выстроились у края сцены неровной линией и хмуро уставились на членов жюри. Потом они подняли кувалды и принялись что есть мочи молотить ими по гранитным глыбам. Никакого ритма они при этом не придерживались, просто лупили изо всех сил, как им заблагорассудится. Бумс! Бамс! Хрясь! Для троллей это звучало прекрасной музыкой, но для всех остальных было обычным грохотом.

— О, — сказала Лулу, подкрашивая губки помадой. — Группа ударных инструментов. Какая скучища.

— Ничего подобного, — возразил Скотт. — Ударные инструменты просто великолепны.

Хотя в исполнении троллей ничего великолепного не было. Просто Скотт придумал план мести: он решил противоречить всему, что бы ни говорила Лулу.

Мэр потянулся за графином с водой, но обнаружил, что ему забыли поставить стакан. Подушку на сиденье ему тоже подложить забыли, так что из-за стола высовывалась только его макушка.

Стук по камням продолжался довольно долго. Конец этому положил Бенни, который выбежал на сцену и отобрал у троллей микрофон. Тролли еще немного поработали кувалдами и наконец затихли.

— Отлично, парни, большое спасибо, — поблагодарил исполнителей Бенни. — Это была композиция под названием… э-э-э, — он сверился со своим планшетом, — «Мы вас растрясем». В переводе, разумеется. А на языке троллей она называется «Гы-гы-гы-гы-гы-гы-гы». Надеюсь, я ничего не упустил? — Он вскинул брови и уставился на троллей, которые одобрительно закивали и промычали «ГЫ».

— Что ж, попросим наших уважаемых судей оценить выступление первых участников.

— Ужасно, — сказала Лулу. — Полная ерунда.

— Великолепно, — в свою очередь сказал Скотт. — Страстно, энергично, одним словом — гениально!

— О, — смутился Бенни. — Мнения жюри разошлись. А вы что скажете, господин мэр?

— Ну, — начал тот, — будучи мэром, я…

— Извините, но у нас мало времени. Али, что думаете вы?

— Интересное выступление, — заключил Али. — Не каждый поймет, но что-то в этом определенно есть.

— Что ж, с первыми участниками мы разобрались. Итак, парни, пришло время уступить сцену следующим музыкантам. Кто бы это мог быть? Конечно же, красотки-щеголихи гномихи! Поприветствуем их!

Толпа одобрительно заревела, и на сцену выпорхнули гномихи, стараясь не натолкнуться на уходивших за кулисы троллей с кувалдами, выглядевших довольными, несмотря на противоречивые мнения жюри.

— А они и впрямь красотки, — нарочито громко заметил Скотт так, чтобы Лулу непременно услышала. — Настоящие красотки. Не то что некоторые.

Лулу дотянулась до графина с водой и как бы нечаянно опрокинула его на колени Скотту.

Гномихи обступили микрофон, стрельнули глазками, поправили розовые платьица и запели:

Водятся в озерах налимы и лещи,
Сазаны, красноперки, уклейки, осетры.
Но ходим на рыбалку мы отнюдь не за ухой.
Мы ловим комплименты там, и наш улов большой!

Тем временем О’Брайен сидел в фургоне в обнимку со своим горшком, уставившись на Гарета. Гарет молчал в ответ, он понимал, что О’Брайену сейчас не до разговоров. Все, что он хотел сказать, он уже сказал. Оставалось лишь ждать и покориться судьбе.

Вдруг дверца фургона распахнулась и внутрь забрался Шелупоня, а за ним — Верзилка с Артуром.

— Эй, что с тобой, старина? — спросил Шелупоня.

— Ничего, — буркнул О’Брайен.

— Не хочешь послушать, как выступают другие? — предложил Артур. — Хотя, по правде сказать, до сих пор смотреть было не на что.

— Нет, — ответил О’Брайен. — Лучше оставьте меня в покое.

Повисла долгая пауза. Шелупоня нервно выбивал ритм на приборной панели.

— Но ты же не можешь сидеть тут вечно, — рассудил Артур. — Ты должен сыграть соло, помнишь? То, которое ты придумал после первого куплета Верзилки.

— Не буду я ничего играть, выступайте без меня. Я сегодня не в настроении.

— Не в настроении, значит, — повторил Артур. — Ясно. Позволь мне предположить — хотя, как ты понимаешь, это всего лишь догадка, — твое настроение случайно не связано с проклятием маленькой феи?

О’Брайен резко вскинул голову, испуганно обвел глазами всех по очереди и, наконец, остановил свой взгляд на Верзилке.

— Это я им все рассказала, — призналась она. — Я слышала, как ты разговаривал с Гаретом. Прошлой ночью я лежала в багажнике и не могла уснуть. Прости, но мне показалось, что будет лучше, если все узнают.

— Почему ты нам ничего не сказал? — спросил Шелупоня. — Представляю, как тебя совесть мучила.

— Действительно, — согласился Артур. — Ведь мы же все-таки твои друзья.

— Вряд ли вы ими останетесь, если мы проиграем, — горько усмехнулся О’Брайен.

— Проиграем? — удивился Шелупоня. — С чего ты взял? Мы же лучшие.

— Знаю. Но разве ты не видишь? Меня преследует невезение, и я не хочу, чтобы оно перекинулось и на вас. Поэтому выходите на сцену без меня, так будет лучше.

— Ничего, мы рискнем, — уверенно заявил Артур. — Мы же «Непутевые ребята». Ой, прости, Верзилка, мы «Непутевые ребята и оборотиха». Либо мы выступаем все вместе, либо не выступаем вообще.

— Точно, — подтвердил Шелупоня. — Нам не обойтись без твоего соло, старина. И дело не в том, выиграем мы или проиграем. Нам важно просто сыграть всем вместе.

— Легко тебе говорить, тебя заваливают письмами фанаты и футболка не жмет. А я — одно сплошное посмешище. Прости, что я все испортил, но как бы то ни было, на сцену я сегодня не выйду. Это мое последнее слово.

— Что ж, — вздохнул Артур, — раз ты нас не слушаешь, придется вызывать подкрепление. Эй, вы двое, вылезайте из машины и пошли за Чучей.

Глава двадцатая Битва продолжается

Мы ходим на рыбалку, рыбалку, рыбалку,
И ловим комплименты, ура, ура, ура!

Как только отзвучал последний аккорд, все гномы, которые были на поле, взорвались аплодисментами. Гномихи кокетливо поклонились и, сияя от счастья, воззрились на Бенни Чокнутого, который спешил из-за кулис к микрофону.

— Итак, мы только что прослушали песню в исполнении очаровательных гномих. Что же скажут члены нашего уважаемого жюри? Али, вам слово.

— Это было интересно, — сказал Али. — Немного рыбно, но все же интересно.

— Спасибо, Али. А вы что скажете, господин мэр?

— Э-э-э, будучи мэром, я…

— Покороче, пожалуйста, у нас мало времени.

— Да-да, конечно. Так вот, будучи мэром…

— Лулу, каково ваше мнение?

— Отвратительно, — поморщилась Лулу. — Ни слуха, ни голоса, и к тому же розовый им не идет.

Тут гномихи перестали улыбаться и застыли в изумлении.

— Ну, надо же, — посочувствовал Бенни. — Не слишком лестный комментарий, не правда ли, дамы? Скотт, теперь ваша очередь.

— Очаровательно, — прощебетал Скотт. — Прелестные дамы, прелестная песенка. Струя свежего воздуха по сравнению с тем старьем, которое выдают за музыку в некоторых популярных шоу современности. Я бы с удовольствием прослушал еще раз.

— Увы, Скотт, на это нет времени, — сказал Бенни. — Спасибо девушки, можете идти, — обратился он к гномихам. — Следующего номера нашей программы очень ждут все собравшиеся здесь фанаты-зомби. Итак, встречайте: «Красотка Бетти и крутые девчонки!» с песней «Мы в лес тебя заманим».

— Вот бы тебя они в лес заманили, — прошипела Лулу, тыкнув в Скотта острым карандашом. Скотт перехвалил карандаш, переломил надвое и бросил обе половинки в стакан Лулу. В это время оператор навел на них камеру, чтобы взять крупный план, и оба притворно заулыбались.


В это время Артур, Шелупоня и Верзилка вели напряженные переговоры с Чучей и Чипсом. Прочие участники конкурса стояли поодаль и наблюдали, догадываясь, что сложилась непредвиденная ситуация.

Тролль и компания протирали свои глыбы и укладывали в чехлы. Они свой номер уже отыграли, как и гномихи, которые столпились вокруг термоса и гоняли чаи. Билли с черепушками стояли в углу, повернувшись ко всем спиной, настраивали свои банджо и ухмылялись.

— Неужели? — переспросил Чуча. — Фея наслала на него заклятие? Что же, это многое объясняет. Почему же он ничего нам раньше не рассказал?

— Стыдился, — объяснил Артур. — Он очень подавлен. Говорит, что от него отвернулась удача, и не собирается выходить на сцену.

— Разумеется, он выйдет на сцену, — сказал Чуча. — Феям, конечно, дорогу лучше не переходить, об этом все знают. Но раз уж так случилось, то ничего не поделаешь, надо жить дальше. В конце концов, он же член группы.

— Знаем, — вздохнул Артур. — Мы ему говорили. Но он считает, что с ним мы проиграем.

— Пойду сам с ним поговорю. Уверен, он меня послушается. Сделайте ему пока чашечку чая, термосы наконец-то наполнили. Чипс, ты идешь со мной.

Мы в лес тебя заманим, заманим, заманим
Мы в лес тебя заманим и доведем до слез.

«Бетти и крутые девчонки» заливались вовсю. Мелодия была ужасной, слова ужасными, и пели они тоже ужасно. Все зомби из числа публики, тем не менее, радостно хлопали в ладоши и подпевали, остальные же испуганно хлопали глазами.

Тебя мы отдубасим, тебя мы поколотим,
Тебя мы отмутузим и попросту побьем.
Шуби-ду, шуби-дим, мы тебе наподдадим.
Мы в лес тебя заманим и доведем до слез.

Ко всеобщему облегчению на этом песня закончилась. В заключение Бетти прошлась по сцене, продемонстрировав свои накачанные бицепсы, а одна из красоток лягнула ногой стойку микрофона.

— Что ж, спасибо за выступление, — воскликнул Бенни, устремляясь из-за кулис к авансцене. — Это было зловещее предостережение от «Бетти и крутых девчонок». Послушаем мнение жюри! Начнем с вас, господин мэр.

— Будучи мэром, я…

— Так, проехали. Али, ваша очередь.

— Это было интересно. Немного свирепо, но все же интересно.

— А вы что скажете, Скотт?

— Отвратительно, — содрогнулся Скотт. — Полная ерунда от начала и до конца.

— А ну, иди сюда и повтори еще раз, — предложила ему Бетти, уперев руки в бока.

— У него кишка тонка. Трусит даже перед пуделиными щеночками. А вот мне лично очень понравилось!


— А вот и он, — радостно возвестил Чуча, входя в шатер. За ним следовал Чипс, на плече у которого, словно мешок картошки, висел О’Брайен. — С ним все в порядке, просто немного перенервничал перед выступлением. Я его взбодрил, теперь ему стало гораздо лучше. Поставь его на ноги, Чипс, он в полном порядке.

— Ничего я не в порядке, — пробормотал О’Брайен, сползая на пол. Впрочем, у него хватило сил принять из рук Верзилки бумажный стаканчик с чаем. Напиток определенно был ему необходим после бодрящего разговора с Чучей, который заключался в том, что Чипс выпихнул его из фургона и проволок по земле через всю стоянку, пока Чуча вопил у него над ухом про чувство долга и работу в команде.

— Хочешь, я подержу твой горшок, пока ты пьешь чай, — предложила Верзилка.

— Спасибо, не надо, я сам справлюсь.

— Вот и хорошо. Стой здесь и пей свой чай. Остальные идут со мной разгружать фургон.

О’Брайен остался один. Поставив стаканчик с чаем поверх горшка, он направился в укромный уголок шатра и присел на корточки возле парусиновой стены. Он старался не поднимать глаз, но отчетливо слышал шепоток и хихиканье остальных участников конкурса.

Вдруг на него упала чья-то тень. Он поднял глаза и увидел перед собой пару темных очков.

— Что это у тебя там в горшочке, малыш? — ухмыльнулся Билли. — Говори, не стесняйся, нам всем очень интересно.

— Вы и вправду хотите знать? — спросил О’Брайен.

— Разумеется. Поэтому я и спрашиваю.

— Не твоего ума дело, — отрезал лепрекон.

— А как называется эта штучка у тебя на шее? — снова ухмыльнулся Билли. — Это что, музыкальный инструмент или затычка от ванной?

— Это флейта, да будет тебе известно.

— А, понимаю-понимаю. Должно быть, это народный инструмент пикси. Слышите, парни? Пикси играют на фле…

— Как ты меня назвал?

— Что-что?

— Ты назвал меня пикси?

— Ну да. А что такого?

Тут О’Брайен не выдержал. Он вскочил на ноги, забыв про свой горшок, который упал с коленей и с грохотом укатился под стол.

— У нас шляпы похожие! Шляпы! И больше ничего! Я лепрекон, безмозглая ты черепушка! Лепрекон, и горжусь этим! А ну, попробуй еще раз назвать меня пикси! Давай же, попробуй!

В это время в шатер ввалились «Бетти и крутые девчонки», разгоряченные после выхода на сцену. В основном жюри отозвалось отрицательно об их выступлении, за исключением Лулу, хотя она была не вполне искренна в своей оценке. При виде намечающейся драки настроение у красоток заметно поднялось.

— Ты мне что, угрожаешь? — ухмыльнулся Билли, но на всякий случай сделал шаг назад, ведь на нем был белый костюм. А лепрекон держал в руках стакан с чаем и мог, чего доброго, выплеснуть его содержимое на обидчика.


— Эй, что здесь происходит? — послышался со стороны входа зычный голос Чучи.

За ним вошли остальные: Верзилка и Шелупоня несли барабаны, а Чипс тащил на спине пианино Артура.

— Он обозвал меня пикси! — прохрипел О’Брайен. Тесная футболка сдавливала ему грудь, и от этого его злость разгоралась еще сильнее. Он уже занес руку, чтобы выплеснуть свой чай на белоснежный пиджак Билли, но в эту самую минуту в шатер влетел Бенни Чокнутый.

— Что тут у вас происходит? Публика в нетерпении! Давай, Билли, ваш выход!

Облегченно выдохнув, Билли и черепушки похватали свои банджо и унеслись на сцену, оставив разъяренного О’Брайена топать ногами от злости.

— Эй, старик, остынь, — попытался успокоить его Шелупоня. — Не обращай внимания.

— Но он обозвал меня пикси!

— Не стоит принимать его слова близко к сердцу.

— Вот именно, — подхватил Чуча. — Ему просто хотелось тебя позлить. Вывести из себя. Ты должен быть выше этого, скажи, Артур?

— Точно, — поддакнул Артур, а Верзилка подошла и нежно обняла О’Брайена за плечи. Он попытался было вырваться из ее объятий, но потом сдался.

— Ладно, — сказал он. — Я уже успокоился.

— Вот это я понимаю, — похвалил Артур. — А теперь попей чайку и расслабься, потому что мы выступаем следующими.

— Ладно. Кстати, а где мой горшок?

— Не знаю, — опешил Артур. — Когда мы уходили, он точно у тебя был.

— Может, под стол закатился? — предположил О’Брайен.

Все полезли под стол, но обнаружили там лишь горы смятых бумажных стаканчиков и одинокий расплюснутый сэндвич. Горшка не было.

— НЕ-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-ЕТ! — вырвался из груди О’Брайена отчаянный крик. На всякий случай остальные заткнули уши.

Глава двадцать первая На сцене

   сейчас, — обратился к публике Бенни Чокнутый, — выступление, которого с нетерпением ждали все скелеты. Встречайте: «Билли и черепушки»!

Под жиденькие аплодисменты кучки скелетиков Билли развязной пружинящей походкой вышел на сцену. За ним появились остальные черепушки. Толпа зрителей перед сценой заметно поредела, потому как солнце палило нещадно, а на поле как раз приехал фургон с мороженым, и большая часть публики выстроилась к нему в очередь, чтобы освежиться.

— Симпатяги, — проворковала Лулу. — И костюмчики модные.

— Выпендрежники, — фыркнул Скотт.

— ТРЕНЬ! — вдарили по струнам черепушки.

Билли шагнул вперед к микрофону, ухмыльнулся и запел высоким гнусавым голосом, от которого вяли уши:

Я самый на свете красивый,
Самый неотразимый,
Особенно в белом костюме,
И все без ума от меня!

ТРЕНЬ! БРЕНЬ! — звенели струны.

Девчонки рыдают от счастья,
Едва лишь завидев меня.
Мечтают моей стать невестой,
Но мне ни одна не нужна!

— Он пропал! — выл О’Брайен. — Стоило мне на две минуты отвлечься — две минуты! — как он исчез, испарился!

— Остынь, старина, — утешал Шелупоня. — Наверняка он укатился и валяется себе в каком-нибудь углу.

— А может, кто-нибудь ради шутки его спрятал, — предположил Чуча.

— Ради шутки? — взвизгнул О’Брайен. — Ты что, хочешь сказать, что с этим можно шутить?

— Я хочу сказать, что горшок временно исчез из поля зрения. И перестань вопить, не видишь, все его ищут.

Все действительно искали горшок. Похоже, надвигалась очередная трагедия.

— Что там у этого психа случилось? — поинтересовалась одна из крутых девчонок Бетти.

— Ничего, — ответил им Артур. — Это личное. С ним все в порядке.

— Нет, не в порядке! — вопил О’Брайен.

— Да успокойся ты. Обещаю, мы продолжим поиски, как только вернемся со сцены.

— Я не выйду на сцену без горшка!

— Еще как выйдешь, — промолвила Верзилка, которая успела три раза прочесать шатер, хотя было очевидно, что поиски ничего не дадут.

— Не выйду!

— А я говорю, выйдешь! Послушай, можешь считать меня бесчувственной, но вообще-то у каждого из нас тут свои проблемы. Артур тоскует по дому, я должна выйти на публику в этом ужасном платье, а Шелупоня… в общем, наверняка и у него имеется повод для переживаний, скажи, Шелупоня?

— Да не то чтобы, — пожал плечами дьяволенок. — Просто жду не дождусь выступления.

— Так что же хуже, — продолжала Верзилка, — потерять горшок с золотом, в который ты даже ни разу не заглядывал, или подвести своих друзей? Можешь ты просто позабыть о своих проблемах и сделать то, что должен сделать, то есть сыграть? Только не начинай снова ныть про проклятие феи, надоело уже. Ты идешь выступать не ради себя, а ради всего трам-тарарама. Это наш звездный час! А из-за тебя мы его профукаем!

Все в ожидании уставились на О’Брайена. Тот медленно поправил ворот тесной футболки и осторожно взял в руки флейту.

— Нет, — тихо сказал он. — Не профукаете. Я с вами.

Слова эти прозвучали очень вовремя, потому что как раз в эту минуту в шатер влетел Бенни Чокнутый.

— Эй, Непутевые ребята, вы где? А ну живо тащите инструменты на сцену, вы следующие!

— Надеюсь, это последняя группа? — зевнула Лулу. — А то я что-то заскучала.

— Неужели? — язвительно отозвался Скотт. — Лично я в восторге от конкурса. А как насчет вас, господин мэр?

— Собственно, будучи мэром, я…

— Али, — перебила его Лулу. — Это последняя группа?

— Да-да, — успокоил джинн. — «Непутевые ребята».

— Ах, вот как, парни из Непутевого леса. Слыхал я их однажды — ничего особенного.

— И я слыхала. Их барабанщик просто душка. А вот, кстати, и он, смотрите. Привет, милашка!

Тем временем щупленький дьяволенок неспешно собирал на сцене барабанную установку. Коренастый тролль топтался посередине с пианино на плечах, пока суетливый дракон выбирал, куда бы его поставить. На заднем плане маячил задумчивый лепрекон в тесной розовой футболке, которая, должно быль, нещадно жала ему во всех местах, а рядом с ним прохаживалась…

— Не может быть! — воскликнула Лулу. — Оборотиха? Она что, собирается петь? Что за ужасное платье?

— И вовсе оно не ужа… — начал было возражать Скотт по привычке, но осекся. Даже он не мог не признать, что платье было чудовищным. Он попытался найти что-то привлекательное в неожиданной участнице, но как ни старался, ничего у него не вышло.

— Будучи мэром, — твердо заявил мэр, который все же намеревался сказать свое слово, — будучи мэром, должен сказать, что буду счастлив, когда все это наконец закончится. К тому же что-то похолодало, вы не заметили?

Он был прав. На улице действительно резко похолодало, на небе собирались тучи. Зрители с подозрением поглядывала вверх и лезли в сумки за теплыми накидками. Все это было очень странно. Обычно в Грязьеводске всегда было солнечно, а в это время года тучи вообще не появлялись. Разве что белые пушистые дружелюбные облачка, но никак не огромные черные грозные тучи.

Бенни Чокнутый с озабоченным видом выскочил на сцену.

— Готовы, ребята? А то время поджимает.

— О, да, — ответил за всех Шелупоня. — Готовы как никогда. Валяй, объявляй.

— Итак, уважаемая публика, — провозгласил в микрофон Бенни. — В заключение нашего концерта выступят гости из далекого Непутевого леса! Встречайте «Непутевых ребят»! Поддержим их! — С этими словами Бенни удалился за кулисы.

Публика, однако, утратила интерес к происходящему на сцене. Никто не хлопал и не улюлюкал. Все взгляды были устремлены в темное небо. Над полем повисла зловещая тишина. Казалось, все затаили дыхание в ожидании чего-то страшного. Единственным звуком был рев мотора стремительно удалявшегося с поля фургончика с мороженым.

Шелупоня взял в руки барабанные палочки. Артур занес лапы над клавиатурой. О’Брайен поднес к губам флейту. Верзилка подошла к микрофону, расправила плечи и глубоко вздохнула. За кулисами Чуча с Чипсом сложили пальцы крестиком.

БА-А-А-А-БА-А-А-А-АХ!

Небеса сотряс оглушительный удар грома, сопровождавшийся вспышками яростных молний.

И тут же полил дождь. Хотя дождь — довольно скромное определение для того, что на самом деле началось. Это был настоящий ливень. Потоп. Наводнение. Дождь лил как из ведра, хлестал, молотил, низвергался с небес сплошным потоком. Нет таких слов, чтобы описать это стихийное бедствие.

В мгновение ока зеленое поле превратилось в грязевую ванну. Комья мокрой земли разлетались в стороны и липли к ногам. Зрители повернулись спиной к сцене и ринулись к выходу подобно стаду обезумевших диких животных в намокших панамах, по колено увязая в грязи. Члены жюри бросились со всех ног к шатру для знаменитостей, но он, не выдержав напора стихии, обвалился им прямо на головы.

Непутевые ребята замерли в нерешительности. Сцена стояла под открытым небом, и на подмостках было уже по щиколотку воды. Дождь молотил по их головам и инструментам. Их форменные футболки промокли насквозь. Верзилкина шерсть обвисла склизкими прядями. Дождь заливал им глаза, уши и носы. Но… это же был их звездный час, и они не могли его упустить.

— Раз! — начал отсчет Артур.

— Два! — подхватил О’Брайен.

— Раз, два, три, начали! — скомандовал Шелупоня. И они заиграли. Они играли так, как не играли еще никогда в жизни. Это был настоящий трамтарарам, который тарарамил так, что дух захватывало. Это был огонь, фейерверк, азарт. Барабаны звенели, пианино бренчало, флейта заливалась и свистела. В довершение ко всему Верзилка запела.

Была я нелюдимой,
Была я одинокой,
Была я очень дикой,
На всех смотрела букой.

Чуча, не в силах сдержать порыв, выбежал на сцену, размахивая руками в такт музыке.

— Да! — вопил он. — Даешь трам-тарарам!

Но песня в жизнь мою пришла,
И изменилась жизнь моя,
Я оборотень — д-а-а-а-а-а-а!
Но больше не стыжусь.

Вслед за Чучей на сцену, выпучив глаза, выскочил Чипс.

— ГЫ! — ревел он. — ГЫ, ГЫ, ГЫ!

Я оборотень — даааааа!
Но с песней веселюююююсь!
Я изредка кусаюсь
И вою на луну.
Я оборотень, знаю,
Но круто я поююююююю.
НО КРУ-У-УУТО-ОО Я
ПО-ОООЮ-У-УУУУУУ!
Зажигайте, ребята!

И ребята зажгли. Они зажгли так, как не зажигали еще никогда. Артур позабыл обо всех своих обидах, которые одолевали его в течение последней недели. О’Брайен позабыл о проклятии феи. Верзилка позабыла о своем некрасивом платье. А что же Шелупоня? А Шелупоня, как всегда, не видел ничего, кроме своих барабанов.

Им не было дела до дождя. Им не было дела до того, что публика разбежалась. Им не было дела до того, что столик жюри опустел. Для них существовала только музыка — четкий барабанный ритм, мелодичные фортепианные аккорды и заливистые трели флейты. Трам-тарарам — вот что для них сейчас было важнее всего!

Но подождите, разве не вся публика разбежалась?

Перед сценой столпилась кучка — кого бы вы думали? — фанатов!

Да-да, это были фанаты, друзья, родственники и болельщики! Они приплясывали в такт музыке, улыбались и размахивали огромным плакатом. Надпись на нем успело порядком размыть водой, но ее еще можно было прочесть. Она гласила:

ВПЕРЕД, РЕБЯТА! МЫ С ВАМИ!

Кто же эти болельщики, которые специально заказали автобус, чтобы успеть на концерт из самого Непутевого леса и сделать музыкантам сюрприз? Сейчас вы все узнаете.

Это Мымра. Шарлин, Джемелла и Роксана. Мама Артура. Четырнадцать братьев О’Брайена. Спаг Йети. Конф Йети. Кузен Чипса по имени Роки, с которым они не виделись много лет. Полезный Боб. Тетушка Морин, которая подарила Чуче Гарета. И даже Ширли, подруга Верзилки, с которой они поссорились из-за расчески еще в детстве. Был с ними и еще кое-кто.

Прямо перед сценой в центре толпы стояла феечка. Феечка с тонкими крылышками в кружевном платьице. В руках у нее была крохотная волшебная палочка, которой она размахивала в такт музыке. Поверх кружевного платьица на ней была надета миниатюрная черная кожаная курточка с прорезями для крылышек. На ногах у нее были массивные высоченные ботинки, которые ну никак нельзя было вообразить себе на такой милой феечке. Так что, как говорится, ни о ком нельзя судить по внешнему виду. Да-да, как оказалось, феи тоже любят трамтарарам. По крайней мере, эта уж точно его любила.

Несмотря на все свое удивление, «Непутевые ребята» не позволили себе сбиться с ритма, а Верзилка ничуть не смутилась, завидев Ширли. Она перешла к следующему куплету.

Была я молчаливой,
Угрюмой домоседкой,
Тоскливою занудой,
Ходила в гости редко.
Но песня в жизнь мою пришла,
И изменилась жизнь моя.
Я оборотень — даааааа!
Но больше не стыжусь
Я оборотень — даааааа!
Но с песней веселюююююсь!
Я изредка кусаюсь
И вою на луну.
Я оборотень, знаю,
Но круто я поююююююю
НО КРУ-У-УУТО-ОО Я
ПО-ОООЮ-У-УУУУУУ!

Как только стих последний победный вопль Верзилки, Шелупоня подбросил вверх барабанные палочки, Артур захлопнул крышку пианино, а О’Брайен поцеловал свою флейту и исподлобья посмотрел на феечку.

Феечка лукаво ему подмигнула. Это подмигивание означало что-то типа: «Ты достаточно настрадался и, надеюсь, хорошо усвоил урок, так что не вздумай перечить мне еще раз».

О’Брайен подмигнул ей в ответ, что означало примерно следующее: «Я знаю, что перегнул в отношении тебя палку, и прошу за это прощения. Кстати, рад, что тебе понравилось выступление».

А потом фея как бы невзначай взмахнула своей волшебной палочкой, и… дождь прекратился. Не то чтобы он стихал постепенно, нет. Он закончился так внезапно, как и начался. Из-за тучи выглянуло солнышко, как будто никуда и не исчезало. Оно сияло, переливалось и отражалось в грязных лужах, преображая своим светом все вокруг.

Что могло быть прекраснее?

Глава двадцать вторая Возвращение домой

ри свете полной луны фургон «Непутевых ребят» медленно взбирался в гору по извилистой дорожке. Мотор порядком перегрелся, потому что Чуча забыл подлить в бачок воды. Из-под капота валил густой пар, а двигатель подозрительно чихал и кашлял.

— Остановимся на пару минут, — сказал Чуча. — Пусть немного остынет.

Он выключил мотор и поставил фургон на ручной тормоз. Все молча обернулись, чтобы в последний раз посмотреть на огни Грязьеводска, оставшегося далеко позади. Все, кроме Верзилки, у которой не было окна.

— Попробую включить радио, — сказал Шелупоня. Он покрутил какие-то ручечки, и из динамиков донесся скрипучий голос диктора:

— …и, конечно, в студии я, Сильвестр Смазливый с программой «Звуки ночи». Перед тем как выполнить вашу очередную заявку, я вынужден сообщить вам печальные новости. Мы надеялись огласить вам имена победителей сегодняшней «Музыкальной битвы», но по причине сильнейшего ливня конкурс закончился ничем. Мы попытались связаться с Али, но не смогли его разыскать. Ходят слухи, что он решил отказаться от идеи создания звукозаписывающей компании и вместо этого потратит все деньги на продолжительный отпуск. Нам также не удалось связаться ни с Лулу Ламар, ни со Скоттом Мертвецки, но зато мы смогли пригласить в студию мэра Грязьеводска, который хочет сказать…

Радио оглушительно затрещало и замолкло.

— Связь пропала, — вздохнул Шелупоня и выключил приемник.

Долгое время никто ничего не говорил, все задумчиво смотрели на далекие огоньки города.

— Что же, — сказал Артур, — вот все и закончилось. Мы выступили в конкурсе, в котором не было победителей. Но знаете что? Мне ничуть не обидно. Я никогда не гнался ни за богатством, ни за славой. Все равно бы я никогда не отправился в концертное турне, потому что не хочу надолго оставлять маму одну.

— И мне не обидно, — согласился Шелупоня. — Все, чего я хотел, — это сыграть наш трам-тарарам на большой площадке хотя бы один раз, чтобы почувствовать, как это бывает. И я сделал это. Было здорово, но теперь меня тянет домой. Мне же еще кухню прибирать.

— Классно с фанатами получилось, правда? — улыбнулся Чуча. — Я глазам своим не поверил, когда их увидел. Держу пари, что некоторым из них наш трам-тарарам и вправду понравился. Тетушка Морин очень нас хвалила. Хорошо все-таки, что она приехала. Да и Гарет был рад ее видеть, правда, Гарет?

Гарет выдул большой утвердительный пузырь.

Встреча действительно получилась очень теплой, когда, закончив выступление, музыканты спустились на поле. Их обнимали, поздравляли, хлопали по спинам. Неловкие моменты, конечно, тоже были. О’Брайен совершенно не знал, как вести себя с феечкой, но в конце концов они обменялись крепким рукопожатием, и О’Брайен пообещал, что впредь будет чинить ее обувь незамедлительно в ее присутствии. Братья О’Брайена были на стороне феечки, но он не держал на них зла, так как, несмотря ни на что, они нашли время и приехали его поддержать, да еще делали вид, что им нравится его музыка. Больше всего он радовался, что проклятие с него было, наконец, снято! Горшок нашелся в багажнике фургона — как он туда попал, никто так и не понял. Розовая футболка приняла свой нормальный размер, О’Брайен смог спокойно снять ее и подарить Чуче, чтобы он смахивал ей дохлых мух с лобового стекла фургона.

Верзилка крепко обнялась с Ширли, и они пообещали друг другу как-нибудь вместе пройтись по магазинам. Мама Артура привезла ему домашний карри, так что он был на седьмом небе от счастья. Мымра Шелупоне ничего не привезла, зато баньши испекли сладкий пирог, на котором кремом было написано его имя. Полезный Боб, посмеиваясь, вручил Чуче конверт, в котором лежал очень длинный счет — проценты за использование чудо-карты. Это нельзя было назвать приятной новостью, и даже встреча с тетушкой Морин не избавила Чучу от мрачных мыслей о том, что необходимо оплатить огромный счет, при том что он так и не получил контракта со звукозаписывающей фирмой и долгожданных миллионов. Но что если?..

— Эй, О’Брайен, — окликнул лепрекона Чуча. — Твой горшок с золотом еще на месте?

— Да, а что? — удивился О’Брайен. Горшок валялся где-то под сиденьем, и О’Брайен был счастлив, что ему больше не надо все время держать его на коленях.

— Помню, ты говорил, что не потратил оттуда ни монетки.

— Ну да.

— Тогда… может быть… ты бы мог одолжить мне немного? А то у меня небольшие проблемы с наличностью.

— Почему бы нет, — весело ответил О’Брайен. — Дружба дороже денег.

— Никогда не думал, что услышу эти слова от лепрекона, — заметил Артур.

— Он же лепрекон-трам-тарарамщик, — пояснила Верзилка. — В этом-то вся и разница.

— Точно, — обрадовался О’Брайен. — Я трам-тарарамщик. — Он решил не рассказывать о том, что отличительной особенностью лепреконского горшка с золотом было то, что он никогда не пустел. Сколько бы золота из него ни взяли, горшок наполнялся монетами заново сам собой. Будет лучше, если друзья об этом не узнают и будут считать его поступок невиданной щедростью.

— Спасибо, О’Брайен, — поблагодарил его Чуча. — Надеюсь, я не слишком тебя стесню?

— Ну что ты, — ответил О’Брайен. — Ничуть. Всегда рад протянуть другу руку помощи.

— Рад, что ты все еще считаешь меня другом, — вздохнул Чуча.

— А почему он не должен считать тебя другом? — спросила Верзилка.

— Ну… все пошло как-то не так. Миллионерами мы не стали. Должно быть, я плохой менеджер.

— Эй, старина, — вмешался Шелупоня, — ты отлично справился.

— Конечно, — подтвердила Верзилка. — Если бы не ты, нас бы здесь сейчас не было, скажи, Артур?

— Ты прекрасно справился, — признал Артур. — Мы, конечно, не разбогатели и не прославились, но получили огромный опыт, который нам всем пригодится, правда? Кстати, во сколько мы выступаем на званом ужине зомби в субботу?

— Я же все отменил, — напомнил Чуча.

— Так назначь снова, ты же теперь наш менеджер. И предупреди их, что мы ввернем в концерт парочку трам-тарарамских песенок. Они, конечно, будут носы воротить поначалу, но в конечном итоге, думаю, им понравится.

— А ты, Верзилка, — спросил Шелупоня, — ты сможешь выступить с нами в субботу?

— Только попробуй мне помешать, — рассмеялась Верзилка.

— Гы? — обеспокоенно промычал Чипс. — Гы-гы-гЫ?

— Само собой, старина, — успокоил его Шелупоня, — ты по-прежнему будешь нашим подручным.

— Мотор немного остыл, — сказал Чуча. — Если мы поедем аккуратно, то сможем добраться до гоблинской заправки, где зальем воды и горючего. Может даже перекусим их яичными рулетами. А там и до дома рукой подать.

И они поехали домой, в свой Непутевый лес. В дороге пришлось провести несколько часов подряд, но никто не жаловался на усталость, потому что им было о чем поговорить. Одна обвинительная речь Артура по поводу яичных рулетов заняла целый час, потом они играли в слова.

Когда они добрались до холмов, где жила Верзилка, она попросила высадить ее у обочины. Все долго и крепко обнимались на прощание и договорились встретиться на репетиции в следующую среду. Потом Верзилка бросилась в лес и исчезла за деревьями. Остальные проводили ее взглядами.

— Наверное, на луну выть побежала, — заметил Чуча и поспешно добавил: — Но лично я ничего плохого в этом не вижу.

— Думаете, с ней все будет хорошо?

— Еще бы, — сказал Шелупоня. — Она конечно, оборотень, да…

— Но больше не стыдится! И с песней веселится! — хором подхватили остальные. Чипс вместо этих слов промычал свое «Гы!», а Гарет выдул столбик пузырьков, но все это означало одно и то же.


Оглавление

  • Глава первая Шелупоня
  • Глава вторая Артур
  • Глава третья O’Брайен
  • Глава четвертая Чуча
  • Глава пятая Репетиция
  • Глава шестая Заманчивое предложение
  • Глава седьмая Отъезд
  • Глава восьмая Деловой обед
  • Глава девятая Прослушивание
  • Глава десятая Верзилка
  • Глава одиннадцатая Две встречи
  • Глава двенадцатая Отъезд
  • Глава тринадцатая В фургоне
  • Глава четырнадцатая Последние приготовления
  • Глава пятнадцатая В «Ритце»
  • Глава шестнадцатая Посещение оракула
  • Глава семнадцатая Утро нового дня
  • Глава восемнадцатая В гостевом шатре
  • Глава девятнадцатая Битва начинается
  • Глава двадцатая Битва продолжается
  • Глава двадцать первая На сцене
  • Глава двадцать вторая Возвращение домой