КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 421161 томов
Объем библиотеки - 570 Гб.
Всего авторов - 200931
Пользователей - 95653

Впечатления

кирилл789 про Эйта: Я вам не ведьма! (Юмористическая фантастика)

книга прочитана 650 раз и ни одного впечатления? и - оценки?
я лично дошёл до "блинчиков", побился головой об стену и закрыл файл. всё, кошёлки. ни про блины, ни про оладьи, ни по сырники я больше не читаю. слово "блинчики" в ваших текстах - индикатор тупого зажопинского провинциализма, без меня.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Обская: Принц под Новый год (Любовная фантастика)

никогда не мог этого понять: "ой, правда? ой, федькой его звать? а как у вас было? а в какой позе? а какой у него размер? а какой? ой, а поженитесь? ой, только вчера познакомились? ой ещё не знаешь надолго ли? ой, а познакомь, а?"
особенно блевать тянет, пардон за французский, вот от таких описываемых мамаш. и от "брутальных" папаш которые: "ты смотри у меня!".
да вчера познакомились! да сама в штаны полезла! да никто дуру твою и пальцем больше не тронет: с утра разглядел, чуть не стошнило, хорошо презервативы всегда с собой таскаю.
и что нужно "смотреть"? знаешь, что так "хорошо" воспитал, что скоро твой доченьке кулаком в рыло прилетит? или круг твоего общения подразумевает только таких: "бабе - кулаком!"?
***
я с такими сталкивался только опосредовательно. и всегда удивлялся: как вы живёте-то? без мозгов? на инстинктах: пожрал, поспал, размножился, с девственно чистым мозгом.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Медведева: Мой невероятный мужчина (Космическая фантастика)

перешла на тяжёлые наркотики, афтар?
хорошо, что заблокировано, не надо людям мозги ломать, ища вот в этом смысл, которого нет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Кошкина: Нежный свет. Невеста для архимага (Любовная фантастика)

"свали всё в кучу", смысл писули.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Полянская: Шепот сквозь пальцы (Фэнтези)

я прочитал первую главу.
её отправили в город на море, сказали - на юге, оказалось - у северного океана. отправили одну, родная тётя. без денег, а девка - богатая наследница. из всех денег - один кошелёк, который ей почему-то дала тётя. а документы на оплату тётиных долгов, учёбы тётиного сына в вузе, оплату долгов этого сына, девка-ггня подписывала. у неё счёт в банке? у поверенного? у гномов? у чёрта с куличек? ГДЕ ДЕНЬГИ богатой наследницы? и почему она подписывает документы, чтобы оплатить чужие расходы - значит, совершеннолетняя, НИ ХРЕНА НЕ ЗНАЕТ ГДЕ ЕЁ ДЕНЬГИ???
она отправляется в чужой город, одна, в дом оставшийся от родителей. ОДНА??? тёте влом дать сопровождающего? чтобы хотя бы чемодан тащил? ах, девка сама должна была нанять кого-то по прибытии? кого? портал одноразовый, не стационар, никто там не ждёт никого, чемоданы таскать. но всё-таки совершеннолетняя? и даже понятия не имеет, не посмотрела нигде - месторасположение родительского наследства?
эту девку в этом северном городе оскорбляют, принимают за шлюху, пытаются ограбить, покалечить, и это всё - только в первый вечер, и это - только первая глава. ладно.
СКОЛЬКО ДУРЕ ЛЕТ????????
не поинтересоваться где расположено жилище, где находятся твои наследованные деньги (кончатся из кошелька - ОТКУДА ВОЗЬМЕШЬ??? тебя отправили разовым порталом, вернуться нельзя никак), которые ты так щедро отписывала на тётенькины нужды, кто тебя встретит и встретит ли на новом месте, да просто - есть ли в том доме, где жить будешь, прислуга??? ты ж готовить не умеешь!
и. какой же нужно быть кретинкой, чтобы подписывая и подписывая документы на передачу денег тётке, наконец-то, в северном городишке всё-таки сходить в банк и узнать: а ты, в общем-то, и не богатая наследница. и даже не задаться вопросом - куда бабло делось?
в общем, промотал до 6 главы, так и не нашёл сколько лет олигофренке. зато всё-таки увидел то, что подобные афтарши лююююбят: "репутацию". то есть, пройти с соседом, чтобы он открыл захлопнувшуюся дверь, до крыльца - капец репутации. а приехать одной в незнакомый город, жить одной в доме, гулять одной по улицам, и (!), оказывается, ничего "такого" нет в том, чтобы иметь несколько любовников для описываемого общества. репутации это не вредит совсем. но вот помощь в открытии двери - капец.
что за дура это писала???

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Звездная: Город драконов. Книга третья (Любовная фантастика)

как сказала моя супруга: "знаешь, оценивать вот это, видимо, будут наши дети. взялась читать и вдруг поняла, что напрочь забыла о чём первые две!то есть, что приехала она в какой-то закрытый город, из которого выехать не может, помню, а вот подробности, и что там закручено - нет! и желания смотреть, не говоря о - перечитывать, тоже нет. ни времени, ни желания. я даже её "катриону", после первых двух, пролистывала: писать 6 книг, охренеть! и в конце последней тоже не поняла, муж этой гнилой катрионы делал ДЛЯ НЕЁ ВСЁ! а она зачем-то, века спустя к какому-то рыжему психу, который за эти века не мог не измениться напрочь, вернулась. и названо это "великая любовь"? по-моему, после успеха 8-ми томника адептки моча славы так ударила в голову звёздной, что даже регулярные посещения туалета анализы не улучшили. обалдела уже, никому не нужную уже фигню из грязных пальцев высасывать".

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Воск: Замок для рая (Современные любовные романы)

"творчески" переработанный опыт отношений русской маньки и хозяина ашота хачика с овощного рынка.)))
да, воск стеариновна, учтите, у работниц ашота тоже есть двери с глазками. в той деревне, где ты родилась, воспитывалась и до сих пор живёшь - до сих пор ни у кого нет?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Любовь на крови (fb2)

- Любовь на крови 924 Кб, 281с. (скачать fb2) - Дмитрий Юрьевич Семенчук

Настройки текста:



Семенчук Дмитрий Юрьевич.

Електронная почта: totemburg1@bk.ru

Страница на СИ: http://samlib.ru/m/malinowskij_d_j/

Киев, 2010.



Аннотация

Юная вампирка Алиса влюбляется в казалось бы простого парня по имени Максим. Но на самом деле Максим не так прост. Он хранит о себе тайну, которая может разрушить наш мир.



Часть I. Семейство Кон.


Безусловно, ты, нежный порыв души моей достоин лучших сравнений. Ты - это тихая мелодия ветра, сияние далёкой звезды, волнующее звучание лета и шепот морской волны. Ты - целый мир, бурлящий поток из чувства и лавы, горящий костёр и яркое пламя!

Глава I. Пролог. Моя семья.

Мало кто знает о нашем существовании. Вампиры, вампиры, вампиры... Такими словами, наверное, начинается очередная страшилка? Дома кто-то выключает свет, надевает пластиковые клыки, включает тусклый свет фонаря и начинает свой рассказ тихим, загробным голосом? Или же это может происходить где-то за городом, при свете пылающего костра, где всех окружает глухая ночь, а приятель рассказчика, давясь от смеха, прячется за ближайшим деревом, чтобы в самый интригующий момент жалобно завыть и выскочить из своего укрытия?

Обычно так о нас думают. Для людей мы всего лишь сказка, вымысел чистой воды, страшная история на ночь. Не более. Если и вы так думаете... То что тогда о нас знаете? Ровным счётом ничего. А ведь мы среди вас...

В современном мире трудно быть тем, кто мы есть. Но упрямое неверие людей в вампиров облегчает нашу жизнь. Наши странности вы всегда игнорируете, если, конечно, замечаете их. Хотя подсознательно и понимаете, что мы не такие, как вы...

Некоторые вампиры вошли в элиту человеческого общества, став флагманами мировой политики. Другие нашли удовольствие в науках и искусствах, тем самым продвигая научный потенциал и задавая тон современной моде... Порой весьма странной. Но многие, как и прежде, остались одиночками, а кто-то... кто-то, как, к примеру, наша семья, стали просто жить вместе с вами. По соседству. Рука об руку, если так можно сказать.

Моя семья выбрала этот путь очень давно. Наверное, лет триста назад. Говорят, тогда так было легче охотиться на людей, входя к ним в доверие, становясь одними из них. Но многое изменилось в позапрошлом веке, когда наша семья принципиально перестала пить человеческую кровь. Вместо этого мы стали охотиться на диких зверей, что жили в лесах и горах. Что стало тому причиной, если честно, я не знаю. Возможно, моей семье это просто надоело. Может, люди стали осторожнее. Или же, что вероятней всего, моя мама, Дорис, изменила нас всех.

Она вообще удивительный человек, если так можно сказать о вампире. Очень добрая и хорошая. Прямо не в пример всем остальным нашим сородичам. Наверное, это и растопило сердце моему отцу Леонарду, а затем и всем нам. Казалось бы, что может быть в вампире человечного? Но она показала... Дорис заставила нас поверить в то, что у нас есть душа. Что мы можем чувствовать, любить, переживать и сочувствовать. Наверное, это странно для вампира? Но как бы там ни было, это так. Дорис стала тем теплом в нашей семье, к которому мы все стремимся, согревающим нас солнцем. Дорис искренне считает всех нас своими детьми, но, если, к примеру, Эмму, мою сестру, и Алекса, моего брата, она считает взрослыми детьми, которым уже по 200-300 лет, то ко мне она относится ещё как к ребёнку. Да, увы. Мне всего лишь 50. Я самый младший член семьи Кон, а значит, мне нужно больше помощи и поддержки, чем остальным. Так всегда говорит Дорис. К примеру, мои родители запрещают мне гулять после 10 вечера. Говорят, на улице темно и опасно. Там много бандитов и грабителей. И кому там опасно, спрашивается?! Мне?! Пятидесятилетнему вампиру?! Слава Богу, хоть в таких случаях мои родители задумчиво склоняют головы и отрицательно кивают, говоря, что опасно как раз не мне, а тем самым бандитам и грабителям. Я, оказывается, ещё слишком маленькая, и могу сильно сократить численность криминальных элементов в городе. У меня якобы низкий самоконтроль. Детство, одним словом. Эх!.. А у кого его не было, развожу я в таких случаях руками? Но слово родителей - закон. Приходится сидеть дома, слушать музыку и часами смотреть в пустое окно. Одним словом, "ребёнку" в человеческом возрасте 19 лет нужно чем-то себя занять с 10 часов вечера до 6 утра. Дело в том, что мы по ночам не спим. Мы вообще сном не увлекаемся. Он нам просто не нужен. Но самое досадное в этих случаях то, что моя сестра Эмма всегда смотрит на часы ровно в десять вечера, перед тем как уйти куда-то, и говорит:

- Малышам спокойной ночи!

"Это кто тут ещё маленький?!" - хочется мне сердито рыкнуть, так чтобы дом содрогнулся.

Но я знаю, что это её ещё больше раззадорит, чтобы меня помучить. Только не подумайте, Эмма вовсе не злая! Она вообще-то моя лучшая подруга, просто иногда бывает противной. Но я ей это прощаю. Как сестра, она просто класс! Эмма была со мной практически всё время после того, как я стала одной из них. А это был очень трудный момент в моей жизни. За это я искренне её люблю и обожаю.

Мой брат Алекс - это нечто неординарное и до конца мне непонятное. Он словно холодный ветер, который меняет своё направление каждую минуту, оказываясь в одно и то же время и там, и здесь. За все пятьдесят лет, проведённые мною в семье Кон, мне так и не удалось понять его. Наверное, на это уйдет не одно столетие. Эмма, правда, говорит, что поведение Алекса скорее показное, чем настоящее. Но что она имеет в виду, я не знаю. Мне так и не удалось его увидеть каким-то другим. Только сгусток постоянно движущейся и ледяной энергии. Впрочем, Эмма должна была его лучше узнать за два прошедших столетия. А я по-прежнему буду его про себя называть "Ветер... Холодный ветер". Он действительно на него похож. Я бы сказала, слишком похож.

Мой отец Леонардо - самая загадочная личность в семье. Сколько ему лет, не знает никто. Даже Дорис! Мы как-то пробовали у него выпытать, но когда начали считать, то вышло что-то около двух-трёх тысячелетий. Просто жуть какая-то! Он только отнекивался, что никогда не задавался этим вопросом, поэтому даже не следил за своим возрастом. Хотя мне кажется, что по какой-то иной причине он не будет говорить об этом. У вампиров довольно хорошая память, и как-то трудно поверить, что Леонардо забыл свой возраст. Зато он много знает такого, от чего у многих историков волосы бы дыбом встали, если бы они только услышали! Да, он у нас очень много повидал за свой немалый век жизни на земле. Так что первые десятилетия ему было чем занять меня по вечерам. Так сказать, весьма достоверный источник знаний по мировой истории!

Сам Леонардо сколотил когда-то большое состояние и успешно сейчас им управляет, а так иногда преподаёт в университетах. Бывает, работает на пару с Дорис, правда, уже в госпиталях, потому что моя мама - опытнейший хирург. Очень давно , когда она ещё была человеком, то она работала сестрой милосердия (что-то наподобие медсёстры) в одном из военных госпиталей. Там они с Леонардо и повстречались. Моего отца она тогда сразу поразила в самое сердце своей добротой, и каким то внутренним обаянием. Ну и конечно красотой. И он, хоть и испытывал внутренние терзания, но все же решился сделать её себе подобной. Хотя чуть и не убил. Дорис сначала это тяжело переживала, так как была воспитана как истинная христианка и была убеждена, что все вампиры прокляты и лишены души. Но затем она простила Леонардо, посчитав, что так, вероятно, и должно было случиться. И вскоре они поженились. Так было заложено начало семьи Кон, частью которой теперь являюсь и я. Вскоре к ним присоединились Алекс и Эмма. Меня же обратила в вампира сама Дорис. Я тогда была безнадёжно больна, а она работала врачом в небольшой больнице в одном маленьком городке недалеко от Москвы. Дорис больше не могла смотреть на мои страдания. Да мне уже и оставалось недолго. Я помню, как она приходила ко мне и плакала... Как ни странно, но Дорис, даже став тем, кто она есть, не могла смотреть на мучения других. Откровенно говоря, я даже не знаю, как она могла пить кровь?.. Это должно было доставлять ей большие муки. Собственно, Дорис и начала первая питаться кровью животных, напрочь отказавшись от человеческой... Так вот, одной ночью в больнице, когда врачи уже зафиксировали мою смерть, Дорис дала мне новую жизнь. Конечно, после этого моя прежняя семья похоронила и оплакала меня, а Дорис стала мне новой матерью, ну а все Коны - новой семьёй. В первое время мне было очень трудно все понять. Понять, кто я и что со мной... Это было нелёгкое время. Тогда я чуть не сорвалась и не убила человека, но семья смогла меня остановить. Как бы там ни было, но моя новая жизнь начала свой отсчёт. Я стала одной из них. Я гордо говорю, что я - Алиса Кон. Теперь это моя жизнь. Правда, для Дорис я навсегда останусь её "ребёнком", ведь благодаря именно её крови появилась Алиса Кон. Наверное, она действительно для меня биологическая мать в вампирском понимании. Во мне течёт её кровь.

Последние пятьдесят лет мы с семьёй жили в Западной Европе. Приходилось часто переезжать с места на место, чтобы всегда оставаться нераскрыты. Таковы наши правила. Это иногда бывает особенно неприятно. Привыкаешь к какому-то определённому городу, образу жизни, но приходит время и нужно собираться в дорогу, чтобы на новом месте начать то же самое, что и всегда. А именно - новую жизнь. С чистого листа.

Теперь же выбор Леонардо пал на Восточную Европу. Там он купил большой дом в одном тихом городке под названием Фостот. Выбор Леонардо не был случайным. Фостот располагается в тихом и уютном месте, где никто нас не потревожит. Город окружают горы и лес. Там мы можем спокойно охотиться.

В самом Фостоте есть маленький госпиталь. Дорис всегда может найти там работу, ведь она не проживёт и дня без дела, а с её богатым опытом перед ней раскроются двери любого медицинского учреждения. И это практично, как говорит Леонардо. Ведь Дорис - врач. А им, как известно, можно закупать кровь у доноров. Дело в том, что иногда к нам в гости могут заходить другие наши сородичи, которые вообще не разделяют наших, как они порой шутят, "кулинарных пристрастий". Поэтому нужно всегда иметь хотя бы пакетик "особой" крови. Много плюсов у такой работы Дорис для нашей "странной", в хорошем понимании этого слова, семьи вампиров.

Также в Фостоте есть филиал одного престижного университета, студенткой-второкурсницей которого я и являюсь. Ух!.. Это, правда, уже другая история. Оказывается, по меркам вампиров, как было сказано, я - ребёнок, а поэтому считается, что мне нужно учиться, ведь я ещё ничегошеньки не знаю... Хотя последнее не так и далеко от истины, но штука в том, что усиленная учёба меня ждёт в ближайшие сто лет. А если не буду стараться, то все двести! Кошмар! "Повторение - мать учения", - так с улыбкой на все мои вздохи говорит Леонардо.

Что я ему могу сказать? Видимо, это так. Правда, лучше не думать об этих ужасных цифрах в сто и двести лет. Может, так они быстрее пройдут?..

Впрочем, время для меня теперь не играет никакой роли. Оно остановилось ещё тогда, ровно 50 лет назад.

Мои сестра и брат могут найти для себя развлечение на местной природе. Даже человеческие забавы могут привлечь их, хотя я никогда не наблюдала у них особого восторга на этот счёт. Эмма предпочитает охоту. Также запросто может прорыдать со мной над каким-то сериалом или улечься за интересную книгу. Но это не очень её радует. Особый восторг у неё к покупкам. В каком-то роде она - шопоголик. "Ни дня без обновки!" - наверное, это её тайный девиз. Мне даже приходиться иногда от неё прятаться, чтобы Эмма не утащила меня в очередной тур по магазинам. Я это страшно не люблю. Зато сестра приходит в восторг от новых сумочек какого-то модного дизайнера, особенно когда начинает примерять их на мне. Право, такое впечатление складывается у меня в такие моменты, словно я - её личный манекен! А ещё ей нравятся наши совместные походы в салоны. Солярии мы предусмотрительно обходим. Мы в них, конечно, не сгорим, просто от них нет эффекта. Как может загореть труп? Мы как были бледные, такими и останемся, словно фарфоровые. Хотя я не понимаю целей этих походов по салонам. Мы, вампиры, и так обладаем магнетической притягательностью для людей. Наши потенциальные жертвы сами к нам идут. Хорошо, хоть инстинктивно чувствуют опасность, достаточно одного взгляда, чтобы у любого душа ушла в пятки. Эмма же на наши походы в салоны улыбается и говорит, что важен сам процесс хождения, а не его результаты. Впрочем, некоторые вещи полезны и нам. Но об этом я не буду... Правда, определённые плюсы в Фостоте на этот счёт для меня уже были. В городе почти не было салонов. К сожалению, "почти"!

Насчёт Алекса я лишь могу гадать, чем он займётся в Фостоте. Но уж точно, скучать он здесь не будет! Почему-то я в этом не сомневаюсь. Да и что ему с другой стороны терять? Он бессмертен. Любой риск для него - нипочём!

А я, стоя сейчас в терминале аэропорта, как можно шире вздохну, наберу как можно больше воздуха в грудь, закрою глаза и буду надеяться, что в Фостоте начнётся новая хорошая жизнь для нашей семьи. Дорис, конечно, нежно и ласково обнимет меня за плечи. Эмма улыбнется своей широкой, сияющей, как целый небосвод, улыбкой. Леонардо хмуро, с нотками грозового дождя на лице, посмотрит на расписание самолётов. А Алекс, словно черный и холодный космос, окинет скучающим взглядом слоняющихся вокруг людей, а затем, слабо улыбнувшись, возьмёт трепетно Эмму за руку. А потом отец будничным голосом скажет:

- Пора!

И все мы пойдём на посадку к нашему самолёту, чтобы спустя несколько часов войти в нашу новую жизнь.

"И зубрёжки", - подумаю я, но всё равно улыбнусь.

Глава II. Новый дом.

Я сидела на заднем сиденье машины, прислонившись лбом к холодному стеклу автомобильной дверцы. Впрочем, о каком холоде может идти речь? Я все равно бы его не почувствовала должным образом. Даже если бы на улице было минус сорок градусов мороза. Для вампира это не играет существенной роли. Так, лишь слабое покалывание ощущается. Остальное дополняет воображение.

Перед моими глазами медленно проносились безвкусные и обыденные строения. Слишком медленно для вампира. Видимо поэтому мой отец Леонардо совсем не следил за дорогой. Он скучающе рассматривал проплывающие улицы Фостота. Его тонкое, немного худое лицо не выражало никаких эмоций. Справа от него расположилась Дорис. С самого аэропорта, как только мы сели в машину, она ни разу не пошевелилась, только смотрела вперёд застывшим молчаливым взглядом. Ни единого движения, даже намёка на него. Будь в машине человек, Дорис бы себя так не вела, ей пришлось бы создавать видимость жизни. С нами же она могла быть сама собой. Для вампира такое поведение в порядке вещей. В конце концов, она же мертва!

Эмма и Алекс сидели слева от меня. Моя сестра красила губы, держа перед собой небольшое зеркальце.

"Как это человечно!.." - подумала я.

"Эмма, ну, зачем тебе все это?" - всегда хотелось мне спросить в таких ситуациях.

Сестра была и без помады тонким, изящным и удивительно прекрасным цветком. Правда, с шипами. Наверное, ещё не родилась такая девушка, которая бы превзошла в красоте мою сестру.

Взгляд Алекса был непроницаем.

"Куда смотрели и о чем думали эти карие глаза? Когда же я смогу заглянуть в них и понять тот глубокий смысл, что прячется за стеклянной маской непроницаемости? Возможно, мне понадобятся сотни и сотни лет?.." - закружилось нитью в моем сознании.

Автомобиль марки "Мерседес" моего отца Леонарда свернул на очередную улицу. Она была длинной и широкой, вероятно, главной улицей Фостота. С одной её стороны стояло небольшое белое куполообразное одноэтажное здание. Перед входом по разные стороны широкой подъездной дороги расположились ухоженные симметрично разбитые клумбы. Рядом припарковались несколько машин скорой помощи. Как гласила табличка возле входа, это был госпиталь города Фостот. Замечу, единственный госпиталь. Дорис немного повернула головой в его сторону и слабо кивнула, мягко улыбнувшись. Ей понравилось место её будущей работы. Откровенно говоря, меня бы удивило, если бы было как-то иначе. Я ещё не видела, чтобы Дорис хоть чем-то была серьёзно недовольна. Все же, терпение и заботливость - две основных черты её характера. Иногда я просто не понимаю, как может быть столько добра и теплоты в такой хрупкой женщине, всегда готовой поделиться этим с окружающими.

С другой стороны главной улицы находилось трехэтажное здание торгового центра. Оно буквально светилось ослепительно белым цветом и, надо сказать, выглядело практически современно по сравнению с остальными строениями Фостота. Перед входом слонялись люди. Они входили и выходили из торгового центра, оживлённо болтая, смеясь, толкаясь. Одним словом, жили. В основном это были студенты, которые не успели сделать необходимые покупки перед началом нового учебного семестра. Их разговоры мы отчётливо слышали, даже сидя в машине, которая перемещалась со скоростью пятьдесят километров (Европа, может мили?) в час. Все же люди слишком шумны. Наверное, если бы мы сейчас находились где-то под землёй в банковском хранилище за толстыми стенами, то все равно без усилий слышали бы их.

"Маркус такой милашка! Интересно, он меня пригласит с ним покататься?" "Так, сейчас нужно купить набор ручек, потом позвоню Анне." "Выключен ли чайник? Ой, как бы ни случилось пожара?!." "Как меня достал биолог. Ничего, последний семестр и все..."

Все эти голоса одновременно гудели в моей голове. Из-за нашей высокой чувствительности приходится слышать каждого. Если бы вампиры не умели подавлять эти голоса в своём сознании, то, наверное, сошли бы с ума. Вампирская судьба! Лишь иногда бывает интересно слышать, что говорят на большом расстоянии от тебя. Раньше это иногда помогало мне списывать на тестах. Сейчас мне это уже не нужно, ведь у меня за плечами уже десяток лет в университетах. Как ни крути, а багаж знаний появился.

- Кажется, я знаю, куда мы с Алисой пойдём сегодня вечером! - пропел колокольчик Эмминого голоса, а сама она улыбнулась.

Её взгляд всего лишь какой-то миг был прикован к торговому центру, но этого хватило, чтобы я мысленно взмолилась:

"Только не это! Эмма теперь от меня вечером не отстанет, пока мы туда не сходим. Опять хождение от зала к залу? А если я буду упираться, то неужели она схватит меня за руку как в прошлый раз, и будет за собой таскать, словно маленького, капризного ребёнка?"

Я мельком взглянула на сестру. Эмма очаровательно улыбнулась мне в ответ, засияв белыми зубами.

"Ну, конечно! Даже не сомневайся, Алиса! А если нужно, то и Алекса попросит затащить меня в машину и все-таки отвезти в торговый центр", - подумала я, теряя надежду на спасение.

- Хорошая идея, Эмма. Алисе как раз нужно купить новые вещи для университета, - внезапно произнесла Дорис и посмотрела на нас через зеркало заднего вида. - Алекс, может, ты тоже присоединишься к девочкам?

"Дорис!" - хотела жалобно воскликнуть я, осознав, как стремительно упали мои шансы избежать вечернего шопинга с сестрой.

Но, похоже, было слишком поздно. Эмма торжествующе улыбнулась. И в этот момент все мои надежды избежать похода в магазин с сестрой рассыпались в прах.

Последний вопрос Дорис застал Алекса врасплох. На какое то мгновение мне показалось, что в его всегда спокойных и отрешённых глазах пробежало какое-то замешательство. И если бы не его постоянная маска непроницаемости, он, наверняка, скривился бы. Да, видимо, походы в магазин вместе с Эммой были ему знакомы. Наверное, поэтому Алекс никогда с нами и не ходил за покупками. Хотя мне трудно представить брата, обвешанного на пару с Эммой какими-то нелепыми сумками с покупками. Это ему страшно не шло. Впрочем, даже Дорис с Леонардо пытались избегать совместного с Эммой похода в магазины. Для этих мучений у них была я. Моя семья с готовностью отдавала меня на растерзание Эммы, когда речь заходила о покупках.

"Ух, и почему я самая маленькая?" - пронеслось недовольно в моей голове.

- Нет, Дорис, спасибо. Я хочу осмотреть местность, - спокойно ответил Алекс.

Эмма косо глянула на него, а тот в ответ хитро улыбнулся кончиками губ.

- Может, мы сегодня все вместе пойдём в торговый центр? - решила ухватиться я за спасательный круг возникшей идеи.

- Мне друг прислал из Германии один любопытнейший фолиант, - прозвучал ответ Леонарда, - мы с Дорис хотели его почитать, Алиса.

Я тихонько вздохнула, окончательно убедившись в безысходности своего положения.

- Ничего страшного! - отозвалась Эмма и, обняв меня за левое плечо, добавила, уже обращаясь ко мне, - Нам с Алисой и так будет весело! Обещаю.

И я ей поверила. Кто-то думает, что будет иначе?

- Давай тогда в пять, Эмма? - сдалась я, и улыбнулась.

- Отлично! - обрадовалась она, - в пять мы будем там.

Эмма скорее твёрдо пообещала, чем согласилась.

Тихонько вздохнув, я посмотрела через стекло. Эмма обвисла на моем плече, что-то довольно мурлыча. Боковым зрением я заметила, как губы Алекса слегка сложились в улыбке. Леонардо и Дорис вновь стали непроницаемы.

Мы уже выехали из города и двигались по просёлочной дороге, окружённой густыми деревьями с двух сторон. Солнце медленно клонилось за горизонт. Скоро вечер. Наш новый дом находился за городской чертой, ведь нам не нужно лишнее внимание.

Через некоторое время Леонардо остановил машину возле большого четырехэтажного дома. Белые мраморные колонны в греческом стиле гордо созерцали происходящее вокруг. Сам дом был какого-то оливкового цвета и, казалось, слабо переливался в лучах заходящего солнца.

"Из-за чего так?" - подумала я, немного удивившись.

Ступени к входу были вытесаны из цельного куска какого-то камня. Их было всего пять. Справа к дому примыкал широкий гараж с четырьмя выдвигающимися воротами. Он был того же цвета, что и сам дом. Густой лес, что окружал наше новое пристанище, начинался всего в каких-то пятнадцати шагах от дома. Казалось, он просто напирал со всех сторон.

Выйдя из машины, наша семья сразу же отправилась осматривать здание. Внутри оно было просторное, удобно обставленное мебелью.

"Леонардо, Дорис, что бы мы делали без вас?" - пронеслась у меня в голове мысль.

Первую минуту мы молча разглядывали гостиную, а затем моя семья, можно сказать, растворилась молниями в воздухе. Все кинулись в разные стороны. Движения вампиров очень быстры и тихи. Нам не нужно ходить от комнаты к комнате, громко стуча подошвами своей обуви по полу, как это делают люди, тратя при этом уйму времени. Через несколько минут каждый из нас уже все рассмотрит.

Лёгким парящим шагом я со скоростью молнии, в прямом смысле этого слова, взметнулась на самый верхний этаж по винтовой лестнице и с удивлением увидела, что она поднимается ещё выше на самую крышу. Через мгновение я уже была там. Оказывается, крыша дома представляла собой ещё и смотровую площадку, которую по краям окружали металлические перила черного цвета. Несколько удобных кресел уже стояли там, ожидая хозяев. В тот же миг лёгкий осенний ветер тонко заскользил по моему лицу, от чего я зажмурила на мгновенье глаза, а затем осмотрелась по сторонам. Только макушки деревьев... Лес был слишком густой. Лишь на севере виднелись горы.

Вздохнув, я ощутила запах растущих деревьев. Здесь были в основном сосны, а также чувствовался лёгкий привкус дуба.

Но самое приятное было в том что я могла ощущать каждое дерево по отдельности, впитывая его собственный запах. Удивительное состояние!

- Здесь очень красиво, Алиса, - зазвучал низкий и приятный голос Дорис.

Мама сидела в одном из стоявших на крыше кресел и тоже с интересом осматривала окрестности.

- Да, - ответила я, не повернувшись, после чего улыбнулась; от её мягкого голоса мне всегда становилось тепло и хорошо. - Ты права, мама. Здесь очень красиво.

Я почувствовала, как улыбка заиграла на её лице, а одна из прядей волос непослушно упала на лоб. Ветром я очутилась возле неё, поправила эту прядь, а затем за доли секунды перенеслась к другой части крыши. С противоположной стороны нашего дома располагался небольшой бассейн. Он уже был заполнен водой, и в нем можно было плавать хоть сейчас. Конечно, никто из людей в такую пору этого делать не стал бы. Холодно. Но для вампира не имеет значения температура. Какая нам разница?

- Ты прости нас, что мы не взяли тебя, когда выбирали дом, - нежно зазвенела речь Дорис, и в её голосе послышались нотки собственной вины и огорчения.

- Ничего, мам, мне он очень понравился, - ласково отозвалась я, желая успокоить её, весело добавив, - у меня же были экзамены!

Внезапно раздался довольный рык, и я увидела, как к бассейну бежит Алекс. На бегу он скинул с себя обувь и даже успел освободиться от полосатого свитера, что был одет на нем. На все остальное у него не было ни времени, ни желания. Не останавливаясь, Алекс прыгнул в воду, подняв фонтан брызг. Довольно крича, он начал плавать в воде, разбрызгивая её во все стороны. Рядом появилась Эмма и весело, с задоринкой в голосе, рассмеялась. Конечно, Алекс сразу же попытался её забрызгать. Но не тут-то было! Быстрые, молниеносные движения Эммы из стороны в сторону, не дали брату и тени шанса, так что вода намочила только выложенную вокруг бассейна плитку. После этого сестра показала ему язык, по-детски сморщив лицо, на что тот недовольно фыркнул. Мгновением позже Алекс легко оттолкнулся от дна и выпрыгнул на метр из воды, чтобы затем плавно приземлиться на краю бассейна. Он был весь мокрый с головы до ног, вода ручьём стекала с него. Эмма, улыбаясь, подозрительно смотрела на него. Он криво улыбнулся ей в ответ. Два размытых пятна сразу же исчезли в доме.

- Эмма и Алекс? - добродушно прошептала Дорис, слегка заинтересовавшись источником шума, уже и так зная ответ.

Я утвердительно кивнула. Через мгновение она стояла возле меня. Её взгляд опустился вниз, рассматривающий разбрызганную воду вокруг бассейна и ведущие в дом мокрые следы.

- Дети! - добавила она, улыбаясь.

Немного постояв, мы вместе посмотрели на открывавшийся перед нами вид. Тёплое молчание на какое-то время окутало нас. Хотелось так стоять как можно дольше. Рядом была Дорис - самый близкий мне на свете человек.

- Знаешь, Алиса, мне кажется, что этот город изменит нашу жизнь, - проговорила Дорис, не переставая смотреть куда-то вдаль. - У меня такое чувство.

Я молчала. Хотелось спросить Дорис, почему она так думает. Но что-то мне подсказывало, что сейчас не самый удачный момент. К тому же мне было так хорошо! Не хотелось портить этот момент. Ещё немного так постояв, я ощутила лёгкий ветерок у себя за спиной. Это был Леонардо. Его я узнаю всегда.

- Мои прекрасные дамы, прошу вас занимать комнаты, пока их не перевернули верх дном Алекс с Эммой, - проговорил он, галантно приглашая нас плавным жестом.

Беззвучно мы все через секунду исчезли, смываясь с воздухом в одну еле заметную линию.

***

В доме мне досталась просторная боковая комната. Зайдя в неё, конечно же, я не увидела привычной для человеческого взгляда кровати. Вампирам ведь спать не нужно. Зачем она нам?

В комнате был компьютерный стол, стеллажи с учебниками, шкаф с вещами, несколько крупных ваз с цветами, небольшое декоративное дерево, и, конечно, маленький плазменный телевизор. На стенах висели несколько картин современных художников-пейзажистов. Все подлинники.

Стеклянный журнальный стол заботливо завален модными журналами. Безусловно, работа Эммы. Кто же ещё в нашем доме будет прививать во мне любовь к моде? Почему-то моя сестра думает, что мой вкус оставляет желать лучшего. Может, она и права. Я предпочитаю носить одежду попроще. Такую одежду, к примеру, как джинсы и свитера. Эмма же всегда заботливо их куда-то прячет от меня, да ещё и каждый раз мне намекает, что существуют платья, жакеты и прочая модная женская одежда, занимающая все больше и больше места в моем шкафу.

Пройдя за софу, которая стояла в правом углу комнаты в качестве декора, я открыла стеклянную дверь и очутилась на балконе. Начинало темнеть. Наступал прохладный вечер. Вздохнув полную грудь, я посмотрела вниз. Там стояла Эмма, опершись руками о капот моего "Матиаза", крохотного женского автомобиля, и смотрела на меня. Машину мне купили совсем недавно. По сравнению с автомобилями остальных членов семьи Кон, мой Матиаз выглядел очень скромно. Как мне сказали, "нормальную" машину мне купят тогда, когда я достаточно напрактикуюсь на этой крохе. Но меня вполне устраивал и мой маленький Матиаз.

- Алиса! - задорно и весело позвала Эмма, - нам пора!

"Куда?" - хотела, было спросить я, но сразу же вспомнила про путешествие в торговый центр.

Похоже, был уже пятый час. Вздохнув про себя, я улыбнулась сестре и одним движением перемахнула через перила балкона, спрыгнув вниз со второго этажа, при этом, едва коснувшись земли, не примяв даже травинки.

Эмма уже сидела за рулём автомобиля и нетерпеливо смотрела на меня.

"Иду! Иду!" - хотела прокричать я Эмме, но не стала этого делать.

- Будьте осторожны, - проговорила, выйдя из дома, Дорис и помахала нам рукой.

"Материнская забота" - подумала я, ответив ей тем же, а затем села в машину.

Через мгновение автомобиль уже колесил по просёлочной дороге в сторону Фостота. Эмма весело мурлыкала какую-то знакомую мелодию. Это говорило о том, что она находится в приподнятом и хорошем настроении. Эмма протянула руку и включила радио. Ритмичная музыка заполнила салон машины. Сделав музыку громче, Эмма надавила на газ. Стрелка спидометра быстро побежала к сотне, стремительно преодолев её. Моя машина, тихо гудя, неслась по просёлочной дороге, оставляя за собой пыльный след. За рулём была Эмма! Я даже не стала с ней спорить на этот счёт, хоть мне не очень и нравилась её езда. Впрочем, ничего опасного для нас при такой скорости не было. Реакция вампиров на порядок выше, чем у человека. Если бы Эмма и выжала с моей крохи все 200, что маловероятно, то для нас дорога оставалась бы все равно хорошо видимой, как если бы мы по ней просто шагали. Никакой людской размытости перед глазами.

- О чем думаешь, сестрёнка? - запели сладкие колокольчики в голосе Эммы.

Для слуха людей, голос мой сестры звучал удивительной музыкой тонкострунной арфы. Впрочем, как и мой собственный.

На её вопрос я всего лишь пожала плечами, а затем, вспомнив один из тех журналов, что лежал у меня на журнальном столике, проговорила:

- Эм, я слышала, в Милане начался новый показ мод. - Я дала наживку сестре, чтобы отвлечь её на любую другую тему. Сейчас я не хотела говорить о себе.

- Провальная коллекция! - резко сказала сестра и на секунду скривилась.

Я поняла, что попала в её больное место. Теперь она будет молчать, наверное, до самого торгового центра. Взглядом я изобразила раскаяние, не желая ещё больше портить настроение Эмме. Она немного повеселела, но все же продолжила хранить молчание.

"И хорошо", - подумала я с искоркой смущения.

Так в тишине мы доехали до торгового центра.

Глава III. Аромат.

В вечернее время белизна торгового центра словно терялась, и оно в свете горящих фонарей и неона становилось зловеще бледным, как привидение. Витрины ярко подсвечивались, словно смотрящие на тебя глазницы огромного чудовища. Пугающее и наводящее озноб зрелище, должна признаться.

Припарковав автомобиль на стоянке, мы с Эммой сразу же направились к широко открытым дверям. Навстречу нам шагали люди. Мы чувствовали, как бьются их сердца, разгоняя по жилам кровь, отчего в моем животе немного заурчало. Захотелось есть. Эмма неодобрительно покачала головой, лишь мельком взглянув на меня. Я виновато улыбнулась. Что я могу поделать? Мне всего лишь 50.

Войдя в двери, мы очутились в просторном помещении. Внутри были магазинчики и отделы, разбитые по секциям. На верхние этажи вели эскалаторы и два лифта на противоположных сторонах здания. В этот момент мне в лицо ударил спектр запахов. Не все они были приятные, поэтому сразу же пришлось притупить своё обоняние. Эмма на мгновение застыла, оценивая новый для неё торговый центр. Видимо, признав, что он не такой уж и плохой, как она, наверное, ожидала увидеть, сестра улыбнулась и потащила меня к ближайшему магазинчику. Здесь продавали платья. Оказавшись внутри, Эмма, не долго думая, пошла по рядам дизайнерской одежды, скрупулёзно выбирая наряды. Я же сделав несколько неуверенных шагов вслед за ней, остановилась, увидев себя в зеркале.

На мне, как и перед вылетом, был лёгкий свитер с красным цветком посередине, джинсы и кроссовки. Эмма же успела переодеться в лёгкое воздушное платье сиреневого цвета, и теперь она порхала среди одежды, притягивая к себе взгляды проходивших мимо мужчин и парней.

На мне они тоже задерживали любопытные взгляды, чем, несомненно, вызывали ревность своих спутниц. Но все же до Эммы мне было далеко.

У меня были длинные вьющиеся спадающие на плечи черные волосы, правильные, мягкие черты лица, стройная фигура и алые с красноватым оттенком глаза, что, правда, выглядело как неотразимо притягательно, так и пугающе грозно. Но, в конце концов, я же молодой вампир. У Эммы, к примеру, глаза уже давно стали мягкого зеленого цвета. У Леонардо они были голубые, у Алекса - карие, у Дорис - бирюзовые. А у меня, как и полагается всем молодым вампирам - глаза с оттенком красного, кровавого горящего огня. По истечении ста лет они должны поменять свой цвет.

- Алиса, как тебе это? - оказалась возле меня Эмма, держа на вытянутой руке платье зеленого цвета.

- Мило, - ответила я, заулыбавшись.

- Ты будешь выглядеть в нем просто замечательно, - отозвалась Эмма, а в голосе у неё заискрились задорные огоньки веселья.

- Тогда его нужно обязательно примерить, - пропела в ответ колокольчиком я.

- Точно, точно, дорогая, - согласилась Эмма, - в примерочную!

Через минуту я уже стояла в новом платье, а вокруг меня оценивающе кружила из стороны в сторону Эмма. Её взгляд, словно пылающие искорки, бегали по мне. Наконец, она закусила губу и повернула голову набок.

- Мило, - сразу же констатировала сестра, что означало: "Покупаем, тебе идёт".

Что же, с Эммой трудно было спорить. Платье действительно очень хорошо сидело на мне, подчёркивая стройную фигуру, словно было частью меня самой. Мягкий зелёный цвет нисколько не контрастировал с алыми глазами, даже наоборот, делал их менее кровавыми.

- А это сюда не идёт совсем, - обижено фыркнула Эмма, указав пальцем на мои кроссовки. - Совсем не идёт, - повторила она ещё раз и посмотрела на меня.

Я пожала плечами. Что я могла сказать? Не буду же я босой ходить?

- Босой ходить ты не будешь, - словно прочитав мои мысли, пропела Эмма, - сейчас мы тебе подберём туфли.

С этими словами она исчезла в поисках достойной пары обуви. Когда она вернулась, в руках у неё было несколько коробок. Достав первую пару, Эмма снова посмотрела на меня, словно оценивая, подойдут ли они мне.

- Смотри, какие две аппетитные, - неожиданно прозвучало с другого конца зала.

Мы с Эммой сразу же поняли, что говорят о нас. Боковым зрением я увидела у противоположной стены магазина, где мы были, троих парней. Говорили они шепотом, вполне достаточно, чтобы никто из людей их не услышал.

- Сиреневая ничего, - отозвался парень с короткой стрижкой и пустил плотоядный взгляд на Эмму, от чего она, стоя к ним спиной, недовольно скорчила рожицу.

- Зелёная тоже довольно хороша, - протянул тот, который был в коричневой куртке. - Правда, глаза какие-то у неё странные. Как у вампира.

- Значит клыкастая, - отозвался третий, в черном джемпере, - люблю таких.

Парни громко засмеялись, пустив взгляды в сторону меня.

"Как же вы, мальчики, недалеко от истины", - подумала я.

- Так что, пойдём, познакомимся? - протянул парень с короткой стрижкой, обращаясь к своим приятелям.

- Этого ещё не хватало, - протянула недовольно Эмма.

В это время я надевала очередную пару туфелек. Они тоже были зеленого цвета и красиво гармонировали с платьем. Но мне ещё были интересны сиреневые, хотелось примерить и их.

В это мгновение парни зашагали в нашем направлении. Эмма недовольно фыркнула на это действие с их стороны, но затем улыбнулась, говоря мне:

- Если что, сразу и перекусим по дороге домой.

Мы обе тихо засмеялись. А я как раз обула сиреневые туфельки. Должна признаться, они смотрелись действительно лучше зелёных. Повернувшись вокруг зеркала, я довольно улыбнулась.

- Девушки, как насчёт того, что бы познакомится с тремя симпатичными мужчинами? - протянул парень с короткой стрижкой, подойдя к нам.

- Правда, а где они? - моментально протянула Эмма в ответ, не став даже оборачиваться к подошедшим парням.

Видимо, не ожидая такого приёма, ребята немного стушевались. Затем с короткой стрижкой снова отозвался:

- Стоят позади вас, малышки.

Мы синхронно обернулись. Парни тихо застыли, ахнув. Ну вот, что я и говорила. Наши жертвы сами идут к нам в руки. Они считают нас, вампиров, самими прелестными созданиями на свете. Правда, все же люди чувствуют от нас неуловимую угрозу, так и парни сразу же сделали шаг назад, словно инстинктивно поняв, кто мы на самом деле. Но беда в том, что человек не желает обращаться к своей интуиции, которая порой говорит ему бежать.

- Так... Где они? - нежно, словно баюкая, протянула Эмма, обволакивая сладкой пеленой своих слов все пространство вокруг себя.

- Здесь, - с трудом выдавил из себя поражённый парень с короткой стрижкой.

- Где? - не отступала Эмма, сказав это так нежно и легко, словно... Нет, это невозможно описать словами.

Тот, что был в коричневой куртке, распрямил плечи, храбрясь, сделал шаг вперёд и произнёс:

- Мы с ребятами хотим с вами познакомиться. Можем там...

- Так эти симпатичные мужчины - вы? - разочарованно произнесла Эмма, изобразив на лице вид, словно съела лимон.

Парни переглянулись, не зная, что ответить. Но с короткой стрижкой кивнул:

- Ну, да. Так что насчёт того, чтобы познакомится?

- Извините, ребята. Начинать отношения с парнями, которые с первой же минуты начинают врать, я не хочу, - холодно и высокомерно протянула Эмма, а потом металлическим голосом добавила, - Мальчики, идите домой.

Последние слова моя сестра произнесла уже как приказ. Её зеленые глаза сердито заблестели. Парни, на какое то мгновение перестали дышать, а затем, закивав головами, развернулись и пошли быстрым шагом прочь, словно ужаленные.

- Ты видел?.. - пролепетал заплетающимся языком тот, что был в коричневой куртке, - я чуть...

Он не договорил, видимо мужская гордость не позволила.

- А у той, другой, глаза какие красные... Жутко... - шепнул парень в черном джемпере, уже скорее самому себе, чем остальным.

Я немного удивилась, услышав эти слова. С ними ведь разговаривала только Эмма. Но, видимо, глаза молодого вампира всегда выглядят устрашающе как пылающие угольки из глубин преисподни.

- Сиреневые туфельки тебе идут, - проговорила Эмма, повернувшись ко мне, моментально успев их оценить. - Мило!

- Так, а теперь я хочу примерить вот это платье, - протянула моя сестра и скрылась в примерочной комнате, забыв о произошедшем инциденте. И она была полностью права в этом.

Просто застыть на месте было странно для человека, поэтому я присела на стоящий рядом мягкий стульчик на колёсиках, ожидая Эмму. Сестра бесшумно переодевалась. Я вздохнула, осматривая все вокруг. Это был небольшой магазинчик дизайнерской одежды. Развернувшись на месте, я посмотрела через стекло витрины на снующих повсюду людей. Разноцветные наряды, выражения эмоций на лицах... Мне сейчас было как-то скучновато.

Внезапно мой взгляд остановился на одном парне. На нем был светлый свитер с голубыми полосками, тёмные джинсы и кроссовки. Он был высокий, с широкими плечами, довольно крепкий на вид. Я не видела его лицо, он неспешно шагал к выходу в потоке остальных людей. Но что-то меня в нем определённо заинтересовало. Я с любопытством уставилась на него. Какая то притягивающая искра интереса в нем точно была! Но какая?..

В этот момент он как раз проходил мимо магазинчика, где была я.

- Алиса! - позвала меня Эмма, выйдя из примерочной комнаты.

Скользнув ногами по полу, чтобы развернутся на стуле в сторону сестры, я начала уже терять этого парня из виду. В это время какая-то женщина резко развернулась в сторону нашего магазинчика, и двери автоматически открылись, пропуская её внутрь...

Все произошло за несколько секунд. Меня словно разбили на мелкие части. Словно я сама раскрошилась на сотни маленьких кусочков. Я не знала, что такое возможно! Не знала, что на свете бывает такой аромат! Он, как мне показалось, нежно просочился сквозь открытую дверь, а затем мягко дотронулся до моего сознания... Боже, такое впечатление, что взорвался целый мир, разбрызгивая цветущие и благоухающие ароматы!

Мои глаза на мгновение стали стеклянными, а я беспомощно застыла на стуле, не в силах пошевелиться. Я ничего не слышала и не видела, моё сознание было сосредоточено только на нем. Только на этом аромате... Он нежно окутал меня, как шелк, заставив дрожать мою кожу. Каждое его воздушное прикосновение, отзывалось во мне. Внутри же я просто начала гореть. Но это не было болью или мучением, нет, все было наоборот. Это был ласковый и мягкий пожар внутри меня. Я сгорала от блаженства. Руки мои невольно сжались, обхватив ноги за коленки, и крепко впились в них пальцами. Но я этого даже не чувствовала. На какой то момент моё дыхание остановилось. Осязание отключилось. Я держала этот аромат внутри себя, наслаждаясь каждым мгновением, каждой его частицей. Он был во мне, расходился в моих лёгких, но так быстро таял! Так не должно было быть! Я не могла его потерять! А аромат, отдав всего себя, практически полностью растворился во мне, уйдя в моё сознание каждой каплей.

"Ещё один вдох!" - пронеслось в моей голове.

"А если его не будет?" - донеслась другая мысль.

"Если аромат полностью ушел, и больше я его никогда не почувствую? Я не хочу об этом думать! Это не может быть правдой!" - переливалась дрожащая мысль.

- Алиса, что с тобой? - уже тревожно трясла меня Эмма.

Её взволнованные глаза уставились на моё лицо. Руки сжимали плечи.

- Алиса?.. - тревожно повторила Эмма, заглядывая мне в глаза.

Некоторое время, совсем немного, я смотрела на неё, удивленно хлопая глазами.

"Что произошло?" - крутилась у меня в голове опьянённая мысль.

"Где я?" - пробежала другая, а потом, словно ощутив удар тяжелым камнем, я вспомнила, что со мной произошло.

Глубоко вдохнув, я ничего не почувствовала! Этого не может быть!

"Где этот аромат?! Куда он делся?!" - захотелось мне кричать на Эмму, трясти её, требуя у неё вернуть мне этот запах.

Но я так ничего и не смогла произнести, продолжая сидеть, словно приклеенная к стулу, словно в оцепенении.

- Алиса, с тобой все в порядке? - повторила свой вопрос сестра, - ты уже минуты две сидишь, не шевелясь.

Последние слова, как иголки впились в мои мысли, из-за чего я буквально подскочила на месте. Эмма тревожно смотрела на меня.

Не говоря ей ни единого слова, я выбежала из магазинчика. Моя сестра хотела меня поймать за руку, но не успела. Я кинулась к выходу почти бегом. Мне приходилось применять большую силу воли, чтобы не сорваться с места со скоростью молнии. Независимо от моего желания я должна была играть роль человека даже сейчас, отчего, конечно же, ползла как черепаха!

"Откуда этот аромат?" - встревожено крутилось в моем сознании.

"Где он? Неужели за те две минуты, что я просидела, он теперь навсегда исчез?!" - готова была я плакать и ругать себя.

Только возле выхода меня коснулись слабые, тающие нотки аромата. Заторопившись, я выбежала из торгового центра, грубо пропихиваясь через толпу, слыша вслед недовольные возгласы посетителей.

След аромата витал на улице еле уловимой ниткой запаха, но был слишком воздушный и до невозможности слабый. Он вёл на парковку. Следуя по нему, как гончая, я подошла к пустующему месту стоянки автомобиля. След аромата здесь заканчивался.

"Куда он исчез?.." - тревожно закрутилось в моей голове.

Занервничав, я стала озираться по сторонам, надеясь найти хоть какую-нибудь зацепку. Но тщетно. Простояв там, наверное, с минуту, я почувствовала шаги Эммы. Она подошла ко мне, держа в руке небольшой пакет. Вид у неё был насторожённый.

- Алиса, что случилось? - тихо спросила она.

Посмотрев на Эмму, я какое то время молчала, а затем выдавила:

- Запах.

- Запах? - переспросила она.

- Здесь должен быть запах, - ответила я.

- Что ты имеешь в виду? - спросила она удивленно, втянув в себя воздух.

Тем временем аромат уже практически растворился. Его, можно сказать, не стало.

- Эмма, я почувствовала такой аромат, - тяжело начала я, но мысли мои плыли от навалившихся переживаний, - не знаю, что это было. Я шла за ним...

- То, что было в торговом центре?.. - начала моя сестра.

Я согласно кивнула. Эмма задумчиво посмотрела на меня.

- Как ты себя чувствуешь?

- Нормально, - быстро ответила я.

Хотя, мне хотелось плакать. Умолять и кричать, чтобы почувствовать этот запах снова.

- Пойдём, - наконец выдавила Эмма. - Дома поговорим.

Я кивнула. Смысла стоять здесь уже не было. Мы зашагали к моей машине. На сегодня покупки явно закончились. Вскоре мы были в салоне автомобиля. Эмма положила свой пакет на заднее сиденье, вставила ключ в зажигание и повернула его. Мотор тихонько заурчал.

- Алиса, - проговорила Эмма, обращаясь ко мне, - ты, пожалуйста, в следующий раз так быстро не убегай из магазина. Я с трудом убедила продавцов, что ты не воровка.

Только сейчас я поняла, что одета в зеленое платье и сиреневые туфельки, что мы примеряли в магазинчике. Я, извиняясь, надула губы. "Прости", - говорило все моё тело.

- Тебе идёт, - добродушно проговорила Эмма и улыбнулась.

Развернувшись, мы выехали из парковки на дорогу.

- А что в пакете? - полюбопытствовала я.

- Твоя одежда, - ответила Эмма, подразумевая джинсы, свитер и кроссовки, что не вызывали у неё большой симпатии.

Я же посмотрела через стекло на проносящийся мимо город. Скоро мы выедем на просёлочную дорогу и спустя время окажемся дома.

Лёгкий осенний дождик слабо заморосил на улице, каплями приклеиваясь к окну автомобиля.

Глава IV. Ночная охота.

Подъехав к дому, мы сразу же направились внутрь, не поставив машину в гараж. Накрапывавший дождь уже закончился, не оставив почти и следа.

Нам навстречу вышел Алекс со скучающей маской на лице. Он молчаливо, даже как-то лениво, оглядел нас.

На нем была обычная курточка красного цвета, тёмные джинсы и кроссовки.

- Допрыгал, солнечный лучик, домой по лужам сквозь пелену дождя и редкие раскаты грома? - проговорил Алекс и посмотрел на Эмму, которая поднималась вверх по ведущим в дом ступенькам.

- Да-а-а! - протянула она в ответ с довольными интонациями в голосе, - но грома как раз не было.

- Это к слову, - ответил Алекс, - для красоты слога.

Сестра заулыбалась, но не став на этом акцентировать внимание, спросила:

- Сегодня охота?

Алекс согласно кивнул, а затем добавил:

- Хочу поймать медведя.

- Ты как всегда хочешь с кем-то померятся силами? - довольно пропела Эмма, остановившись возле него.

- Ты же знаешь, что это так, - спокойно ответил Алекс, и на его правильных ярко выраженных чертах лица мелькнула слабая тень улыбки.

- Мальчишка! - ласково воскликнула Эмма, переливаясь колокольчиками.

Алекс снисходительно пожал плечами, скучающе посмотрев куда-то в сторону:

- Который старше тебя на добрую сотню лет.

Эмма озарилась улыбкой.

- Неужели ты думаешь, что это действительно делает тебя взрослее? - добавила она, а потом тихо, но уже совсем серьёзно прошептала, - для меня?..

Некоторое время они смотрели друг другу в глаза. И, словно увидев там, что хотела, Эмма снова засияла тёплой улыбкой:

- Люблю тебя!

Алекс задумчиво склонил голову набок, не отрывая от неё взгляда. Правая рука нежно заскользила по её волосам...

- Я тоже...

Внезапно в дверном проёме появились Дорис и Леонардо.

- Что-то вы мало купили вещей, Алиса, - проговорил отец, - это не похоже на Эмму. Что у вас стряслось?

Последние слова прозвучали скорее как констатация факта.

Эмма сразу же посмотрела на меня, дав понять, что слово держать придётся мне.

Первую секунду я колебалась, не зная, что мне ответить. Стоит ли рассказывать Леонарду правду? Не сошла ли я с ума, бегая за каким то ароматом? И вообще как это должно выглядеть в его глазах? Как это воспримут Дорис, Алекс и сам Леонардо?

Эти вопросы вихрем пронеслись в моей голове, но все же я решила, что стоит рассказать все, как есть. Они - моя семья. И если уж я сошла с ума, то они имеют право знать.

Меня слушали, не перебивая, лишь Дорис прижалась к Леонардо. Она всегда переживала за каждого из нас. Даже по пустякам. В этом и была вся Дорис. Но разве можно на неё за это можно злиться?..

Когда я закончила, все молча продолжали смотреть на меня. Тишину внезапно нарушил Леонардо.

- Когда-то очень давно у меня был друг, - начал мой отец, хмурясь от воспоминаний, - его звали Каспиан. Он был тогда старше и опытнее меня. Мы с ним вместе путешествовали. Однажды с ним случилось нечто похожее, что и с тобой, Алиса. Он почувствовал аромат одной девушки. Жажда наполнила его практически сразу. Он с трудом сдержался, чтобы не выпить её на месте. Каспиан, дрожа от боли, тогда ушел. Я остался с ним, хоть и не понимал, почему он оставил её в живых, видя, какая жажда родилась в нем. Тогда мы пили человеческую кровь, и его поступок был для меня странным. Следующие два дня были ужаснейшими в моей жизни. Он метался как зверь в клетке. Ничего не могло ему помочь. Он хотел её. Практически сразу я предложил ему отправиться и выпить её. Но он разозлился и чуть не убил меня в ярости. Каспиан решил убраться подальше от неё. Когда мы вышли в путь, он вскоре не выдержал и повернул обратно. Но затем снова попытался уйти прочь. Так он метался на дороге из стороны в сторону не меньше часа. Я был удивлен до глубины души его поведением. Тогда он, наконец, не выдержал и обратился ко мне, моля защитить её от себя. Я не знал, что мне делать. Каспиана так трясло с минуту, затем он развернулся и понёсся молнией обратно. Тотчас же я последовал за ним. Очень быстро мы добрались до дома той девушки. Ничего не говоря, распугивая своим видом местных жителей, мой друг, не скрывая своей сути, запрыгнул в её дом. На какой-то миг он застыл перед ней. Я видел, какая в нем шла борьба, но он уже был сломлен. Девушка, вскричав, побежала к себе в комнату. В ту же секунду Каспиан последовал за ней. Из-за двери послышалась короткая борьба, и все разом стихло. Постояв немного в нерешительности возле комнаты той девушки, я, наконец, зашёл внутрь. Там никого не было. Лишь перевёрнутый стул и скупые следы крови. С тех пор Каспиана я больше никогда не видел, как и той девушки.

На минуту повисла тишина. Мы все смотрели на Леонардо. Дорис прижалась к нему и погладила его руку, пытаясь успокоить. В следующий миг она с тревогой посмотрела на меня. Такое же чувство читалось и в глазах отца, а затем во взгляде повернувшихся Эммы и Алекса. Их взгляды застыли на мне. Я не знала, что мне сказать в ответ.

Хотела ли я кого-то убить? И что со мной после этого случится? Наверное, такие вопросы тревожили всех.

Мне сразу же захотелось их успокоить, сказать, что все в порядке.

"Но было ли это действительно так?" - все внутри меня вмиг заволновалось.

- Алиса, что ты чувствовала, когда это произошло? - спросил Леонардо, смотря мне в глаза.

На мгновение я задумалась, прежде чем произнесла:

- Этот аромат был очень приятным. Я точно не помню, что произошло. Кажется, я застыла на какое то время?..

Эмма согласно кивнула, подтверждая моё последнее предположение.

- Ты испытывала жажду?

- Нет, - коротко ответила я.

- Я тоже её не почувствовала от Алисы, - добавила Эмма, посмотрев на Леонардо.

- А как ты себя сейчас чувствуешь? - продолжил мой отец.

Что тут было сказать? Хотелось немного есть, но это объяснялось тем, что у меня во рту не было ни капли крови со вчерашнего дня. Такое, пожалуй, не стоит говорить сейчас, чтобы не пугать никого.

- Нормально, - кивнула я.

- Ты знаешь, что было источником этого запаха?

- Я точно не уверена, - протянула я, нерешительно отводя взгляд в сторону, - но, последовав за ним, я вышла на пустую парковку. Там аромат обрывался.

- Тебя тянет к этому запаху? Ты хочешь его разыскать? - осторожно предположил Леонардо.

А это уже интересный вопрос. Не скажу, что мне не хотелось его ощутить ещё раз, но вряд ли я готова на что-то из того, что рассказал Леонардо. Я даже до конца не была уверена, что так мог пахнуть человек. Никогда мне не приходилось ощущать подобный аромат от людей. Хотя приятные воспоминания об этом запахе заставили меня невольно вздрогнуть.

- Не скажу, что меня не тянет к нему... Но контролировать себя я могу и уж тем более не собираюсь делать что-то из того, что было тобой сказано, отец, - проговорила я как можно увереннее.

Некоторое время Леонардо смотрел на меня, внимательно изучая моё лицо. Наконец, Дорис не выдержала и обняла меня за плечи, успокаивая.

- Очень странный случай... - протянул задумчиво Леонардо, - но, думаю, с Алисой все в порядке. Каспиану стало плохо сразу же. И он с трудом себя контролировал. Думаю, с Алисой все хорошо.

Сказав эти слова, он и сам сделал вид, что успокоился, улыбнувшись. Затем ко мне подскочила Эмма и обняла нас с Дорис. Алекс переглянулся коротким взглядом с отцом.

- Леонардо, больше не пугай нас так, - недовольно проговорила колокольчиком Эмма.

- Больше не буду, - выдержано ответил он, - извините меня.

- Тогда давайте отправимся на охоту? - спокойно проговорил Алекс, нарушив готовую было снова повиснуть паузу.

- А ты все время только о еде и думаешь, - недовольно буркнула Эмма, не отпуская нас из своих объятий.

Алекс развёл руки в извиняющемся жесте, но он был прав. Нужно было что-то делать. И в данном случае нужно было идти на охоту.

- Пойдёмте на охоту, - согласилась я с братом.

- Тогда Алиса пойдёт с нами, - практически сразу проговорила Дорис, все ещё обнимая меня за плечи, - иначе я буду за неё переживать.

Эмма нехотя кивнула головой в знак согласия. Обычно на охоту я ходила вместе с ней и братом. Реже с родителями. Иногда даже сама. Но сейчас, видимо, мне предстояло поохотиться вместе с Дорис и Леонардо. Эмма, отпустив нас, взяла за рукав куртки Алекса, и они молниями исчезли в лесу.

***

Дорис, Леонардо и я неслись с большой скоростью между деревьями, мягко и плавно касаясь земли. Воздух приятно запутывался в моих волосах, а сама я словно парила в воздухе. Свобода и скорость. Эти два чувства смешались в моей голове, заставив забыть обо всем на свете.

Встречающиеся нам животные в ужасе кидались прочь, чувствуя исходящую от нас опасность. Да, это все же было приятное ощущение силы и власти.

Сейчас мы двигались бесшумно, выискивая добычу. Впереди шел Леонардо, чуть позади него находились мы с Дорис. Совсем недавно мы почувствовали запах стада оленей и теперь упорно за ними следовали. Впрочем, не мы одни. Стадо преследовало семейство волков. Мы шли против ветра, поэтому они ещё нас не почувствовали.

Волки были голодны, они неслись с жадно открытыми ртами, хватая воздух. Вся их сущность сейчас рвалась вцепиться в горло своим жертвам, разодрать их плоть, опустить свои морды в тёплую струящуюся влажным потоком кровь. Их гнал голод, как и нас.

Стадо оленей совсем недавно почувствовало опасность исходившую от волков, поэтому они сейчас быстро и резво убегали прочь. Это была совсем свежая, ещё полная энергии и мучительного бега, погоня. Впереди стада был вожак. Огромных размеров олень с широкими рогами. Мощными прыжками он уводил своё стадо от опасности по безопасным тропам.

Я чувствовала, как бьются в бешеном ритме оленьи сердца. Они боялись, отчего их кровь мощными толчками разливалась по венам, вызывая у меня все более мучительное чувство жажды. В горле пересохло. Захотелось пить. Сглотнув, мы побежали быстрее, чтобы обогнать оленей, продолжая держаться против ветра. Волки стали протяжно выть, получая наслаждение от погони. Они понемногу, но верно догоняли стадо. Им оставалось не так много, чтобы вцепиться зубами в самого крайнего оленя. Мы же, быстро преодолев огромное расстояние, смогли поравняться со стадом, все ещё оставаясь незамеченными, а затем резко пошли наперерез. Вожак оленей заметил нас в самый последний момент. Леонардо прыгнул на него, валя в снег. Мы с Дорис схватили двух следовавших за вожаком оленей. Они попытались рвануться в сторону, но наши сильные руки, как тиски, сжали их, опрокидывая на землю. Остальное стадо в испуге попятилось назад, прямо на стаю дико воющих голодных волков, которые с победным рычанием, все ещё не заметив нас, накинулись на свою добычу...

Снег стал пропитываться кровью...

Я впилась зубами в горло своего оленя. Тот сразу же забился в моих руках, пытаясь освободится. Но тщетно. Я уже чувствовала, как его тёплая кровь заструилась вниз по моему горлу, вливаясь туда мощными толчками. Губы стали влажными, с них потекла тонкая струя крови. Движения оленя стали ослабевать, его вытаращенные в ужасе глаза ещё смотрели на меня, но начали заволакиваться смертельным туманом. Через минуту я высосала из него всю кровь и выпустила обмякшее тело.

Оглядевшись, я увидела, что Леонардо и Дорис уже закончили со своими жертвами и теперь идут ко мне.

В этот момент волчья стая, напавшая на испуганное стадо оленей, теперь сама неслась, жалобно воя, подальше от нас, подгоняемая первобытным страхом.

Леонардо остановился возле меня, вытирая губы шелковым платком, его примеру последовали и мы с Дорис. Я была сыта, но Леонардо ещё немного захотел поохотиться в одиночку. Поэтому мы с Дорис направились домой.

Вскоре вернулся Леонардо, успевший нагнать остатки того же стада и выпить кровь из ещё одного оленя.

Эмма и Алекс вернулись немного позже. Они оба были довольны охотой. Эмма что-то мурлыкала, как она обычно делает в хорошем настроении. Алекс же заставил переживать Дорис ещё с порога. Как только он зашёл, мама взмахнула руками. Вся его верхняя одежда была изодрана на несколько длинных ровных лохмотьев. Как я догадалась, следы медвежьих лап. Обычному человеку достаточно было бы одного такого удара, чтобы умереть. Алекс же только довольно улыбался. Видимо, он не мог не подраться с медведями, встретив двоих за одну охоту. Благо, кожа вампира очень твёрдая, и её пробить не так-то просто. Даже для медвежьих когтей. Дорис лишь покачала головой, но, поняв, что за Алекса нечего опасаться, перестала укоризненно смотреть на него.

Переодевшись, мы сидели в гостиной. Было уже очень поздно. Но так как вампиры не нуждаются во сне, то мы просто вместе проводили время. В камине весело потрескивал огонь, создавая мягкую и приятную атмосферу семейного вечера, хоть тепло и свет нам были абсолютно не нужны.

"Привычка", - так часто отвечал Леонардо, если делал очередную совсем не нужную нам вещь.

В гостиной было достаточно темно, чтобы человек ничего не видел. Но только не вампир. Я видела каждого члена моей семьи, словно при дневном свете.

Я, Леонардо и Дорис разместились в мягких креслах напротив друг друга. Эмма и Алекс расположились на полу, рассматривая какую то книгу. Моя сестра была одета в голубую рубаху, явно не её размера, так что руки сестры скрывались за длинными рукавами, свисающими вниз. А само одеяние неприглядно висело на тонкой фигуре Эммы, закрывая колени. Сестра бы никогда в жизни не надела такое безвкусие, назвав его "вызовом моде".

"Но что не сделаешь ради Алекса?" - как часто говорила мне Эмма, с грустным придыханием, поднимая голову вверх.

Хотя, все её "жертвы", как это часто бывало, были продиктованы исключительно её собственными желаниями, и Алекс к ним обычно никакого отношения не имел.

Моя сестра сидела на полу, прислонившись спиной к Алексу, а тот обнимал её за плечи. Эмма листала книгу с безразличным видом, иногда надувая губы, что говорило о полном её равнодушии к содержимому. Неудивительно, ведь это был тот самый редкий фолиант, что получил с Германии Леонардо. Алекс с непроницаемым видом смотрел на переворачивающиеся страницы из-за плеча Эммы. Сейчас было невозможно сказать о его чувствах. В его глазах тускло светился обжигающий холод, контрастом выступающий с находившимся позади него камином, где весело светил огонёк.

- Если верить католической церкви, то вампиры лишены души, как злые существа. Но тогда возникает вопрос. Что даёт жизнь вампиру? Думаю, ответ очевиден с религиозной точки зрения. Источником нашего существования является зло, сатана... - проговорил Леонардо со своего места, сидя в кресле рядом с Дорис, - Называйте, как хотите. Но тогда возникает другой вопрос. Что даёт жизнь людям? Ответ тоже кажется очевидным. Душа и Бог. Но, в таком случае, почему вампиры превосходят людей? Хотя бы взять только физический аспект. Почему сила Бога делает людей слабее нас вампиров, слуг князя Тьмы? Ведь в христианской религии говорится о превосходстве первого (Бога) над вторым. И, если не ошибаюсь, князь Тьмы - это падший ангел. То есть тот, кого создал Бог. В таком случае, почему сила, что даёт нам жизнь, делает нас сильнее людей? Сильнее тех, в ком сам Бог зажёг жизнь.

Дорис одевшись в шерстяной свитер, черные джинсы и домашние тапочки, сидела, закинув ногу на ногу, и с нежной улыбкой слушала Леонардо. "Видимо, не в первый раз", - подумала я. Они часто устраивали подобные диспуты между собой. Мы с Эммой и Алексом лишь иногда становились свидетелями этих разговоров.

Практически сразу заговорила Дорис, после того как закончил Леонардо. Со стороны это могло показаться, как будто рассказ и не прекращался. Только лишь поменялись голоса.

- Леонардо, - проговорил приятный женский тенор, - ты знаешь, что людям свойственно ошибаться. Такова их сущность. Так почему они не могут ошибаться в этом? Почему у вампира нет души? Как можно в этом полагаться на людей, если они даже не знаю кто они такие в этом мире. К тому же ты помнишь, в какие черные времена возникло такое видение вампирской сущности. Тогда, в средние века, в разгул охоты на все, что хоть немного казалось странным...

Дорис пожала плечами и, улыбнувшись, неопределённо развела руками, что могло значить все что угодно. Леонардо с задумчивым видом склонил голову набок.

- Очень верно сказано Дорис, - проговорила Эмма, отложив скучный фолиант в сторону, и опустила голову на плечо Алексу. - Людям свойственно ошибаться. Такова их сущность.

Последние слова моя сестра произнесла с нажимом, выделяя их, а затем повернула голову в сторону моего отца.

- Леонардо, мы понимаем, что ты хотел показать свои измышления касательно христианских взглядов на вампиров, не беря в расчёт саму возможность ошибочности христианской религии по этому вопросу.

Мой отец добродушно кивнул, глядя на Эмму.

- Так вот, - снова пропела колокольчиком моя сестра, переведя взгляд на Дорис и меня, - мы с Алексом, как вы знаете, придерживаемся биологической концепции Леонардо, в которой говорится, что вампир - это следующее звено человеческой эволюции. И откровенно говоря... - Эмма задумчиво посмотрела в потолок, - не понимаем смысла этих разговоров. Как можно говорить о самой христианской религии и вампирах, если даже все, чем обладает человечество на сегодняшний день, - это копии копий Библии, переведённые с копий когда-то переписанных копий. В чем смысл этих разговоров?

Потянувшись в объятиях Алекса, Эмма сладко произнесла:

- Лучше вступайте в наш "маленький клуб"!

Под "маленьким клубом" моя сестра подразумевала всех тех, кто разделял биологическую теорию Леонардо, которую он разработал очень давно. Ещё до того, как была создана наша семья.

Мой отец улыбнулся в ответ Эмме, но он сам по какой то ему одному понятной причине не совсем разделял свою теорию. А это, наверное, должно было о чем-то говорить. Ведь Леонардо - очень старый вампир. Он многое увидел за свой немалый срок жизни на земле. Правда, он никогда и не отрицал свою теорию.

Дорис лишь натянула грустную улыбку.

- Эмма, хочется верить в спасение души, - проговорила Дорис совсем устало.

Лицо моей сестры практически сразу стало грустным. Она поняла, что задела больную тему для Дорис, воспитанную как истинная христианка. "Это было неправильно", - подумала я. - "Весь этот разговор был каким-то неправильным." И от этой мысли мне стало плохо.

- Простите, - прошептала я, поднимаясь, а затем молнией унеслась в свою комнату.

Через некоторое время все также разошлись по своим комнатам в полной тишине.

Глава V. В университете.

В своей комнате я присела в кресло. Сейчас мне хотелось побыть одной, расслабиться и предаться собственным мыслям.

Комнату наполняли лёгкие воздушные мелодии. Играла классическая музыка. Моя любимая.

Закрыв глаза, я просто сидела, размышляя над прошедшим днём. Тот случай в торговом центре не выходил у меня из головы. Да, я сказала Леонарду, что чувствовала себя хорошо, но только для того, чтобы никто из семьи за меня больше не переживал. На самом же деле все было сложнее. Я действительно не испытала жажду, когда почувствовала аромат. И до сих пор её не ощущаю. Но в то же время я не могла сказать, что чувствую себя нормально, ведь мысли о том запахе не покидали меня даже сейчас. Напротив, они только усилились. Меня тянуло отправиться на его поиски. Не скажу, что это было больно, как об этом говорил Леонардо. Нет, боли и мучений совсем не было. Я только чувствовала сильное влечение к аромату. Меня тянуло встать и начать немедленный поиск этого запаха, где бы он ни был. Но я могла это преодолеть, хоть воспоминания о нем нежно кололи моё мёртвое сердце.

Я встала и прошлась по комнате, неспешно обмерив её шагами. В моей голове кружились мысли. Внезапно какое-то тепло разлилось внутри меня. Это было непривычно. Точнее так, как будто я только что-то выпила свежей крови, и она наполнила моё тело. Приятное ощущение сытости. Самое подходящее сравнение для этого чувства. Почти такое. Почти... Обхватив себя за плечи, я сделала несколько шагов. Тепло все росло внутри меня, стремительно поднимаясь вверх. Неожиданно я почувствовала боль в сердце, отчего упала на колени, тихо вскрикнув. Практически сразу все прекратилось. Я продолжала стоять на коленях, боясь пошевелится.

"Что со мной?" - тревожно вспыхнуло у меня внутри.

Я начала мысленно обследовать себя, ощупывая сознанием каждую часть своего тела. Похоже, все было в порядке, но мне от этого не стало легче. Со мной только что произошло что-то, чего я не понимала.

"Но что?" - зажёгся вопрос в моей голове.

На мгновение я прикрыла глаза. Самое странное в этом было то, что моё давно переставшее биться сердце внезапно заболело. Это не могло быть правдой по той простой причине, что я была мертва. Сердце у вампиров не бьётся. Оно не живое. Можно сказать, лишний орган.

Открыв глаза, я поднялась, направилась к креслу и сразу же опустилась в него. Руки вновь обхватили плечи.

"Что же со мной?" - подумала я. - "Может, рассказать Леонардо? Но тогда это точно его всполошит, как и всю семью".

Откинув голову на спинку кресла, я вновь закрыла глаза.

"Может, мне это показалось?.. Наверняка ведь?.. Может, я сама себя пытаюсь обмануть?.. Что же делать?.. Нет, рассказывать не стоит. По крайне мере сейчас", - такое решение родилось внутри меня, в то время как я продолжала сидеть в кресле с закрытыми глазами. Тем временем музыка кружила вокруг меня свой бестелесный сказочно мягкий хоровод из звуков и ритма.

***

Утром, одев один из своих свитеров, натянув джинсы и кроссовки, я, словно птица, увидевшая свободу, выпорхнула из своей комнаты и быстро направилась к лестнице, чтобы молнией спустится вниз в гостиную. Заботы вчерашнего дня и вечера уже совсем позабылись за прошедшую ночь, оставшись где-то там позади, тяжелым камнем. Теперь я была абсолютно спокойна, что не могло не сказаться на моем сегодняшнем настроении.

В тот момент, когда я только вознамерилась молнией спуститься в гостиную, услышала за спиной обиженный голос Эммы:

- Алиса, а как же привести себя в порядок?! - в интонации сестры было столько нескрываемой, хоть и наигранной обиды, что у любого другого эти слова вызвали бы чувство "вечного" стыда. - Неужели ты забыла?..

Последнее предложение было сказано в самых "расстроенных чувствах", словно Эмму лишали самого дорогого и ценного на свете.

"Ага, помучить меня сегодня, к примеру", - подумала я, мысленно вздохнув, и резко повернулась в сторону сестры в тот момент, когда делала последний шаг к лестнице, что вела вниз в гостиную.

Со стороны это выглядело, словно я развернулась на одной ноге, а в следующий миг второй ногой уже ступала по направлению к Эмме. Сестра стояла возле дверей своей комнаты, одетая в симпатичное платье. Заметив мой взгляд на себе, Эмма моментально пропела интересующий её вопрос:

- Тебе нравится? - и сразу же тонко засияла своей улыбкой, словно вечерняя звезда на небосводе, элегантно демонстрируя наряд с разных сторон.

"Наверное, это из вчерашних покупок", - проговорила догадка в моей голове.

- Симпатично, - ответила я, зная, что это приведёт сестру в восторг, так как подобные слова с моих губ могли значить "просто восхитительно!".

Не трудно догадаться, что случилось с Эммой. Она ещё шире заулыбалась, чуть не захлопав в ладоши от полученной волны удовольствия.

- Я знала, что тебе понравится! - зазвенели лучисто колокольчики её голоса, а затем лицо сестры изменилось, словно маска, оно стало "наиграно сердитым", и она сказала: - Не то, что Алексу!

После этих слов Эмма едва не топнула обиженно ногой.

"Вероятно, она сегодня ночью решила показать ему все свои обновки. А Алекс в моде, мягко говоря, не разбирается. Нетрудно догадаться, чем все закончилось. Бедный Алекс...".

Мне вспомнилось, как сестра попробовала однажды приобщить его к миру высокой моды. Но чем тогда все закончилось, лучше не вспоминать. С тех пор я стала постоянной и единственной "жертвой лучших побуждений Эмминой души".

- Ну, пойдём! - пропела моя сестра, схватив меня за рукав, и мы молниями оказались в её с Алексом комнате.

Что меня всегда в таких случаях удивляло, так это совмещение во всех их комнатах, где бы мы ни жили, "двух противоположностей". Такой сильный сумбур откровенно мужских и женских вещей, смешанных везде и всюду, словно здесь ежедневно и ежеминутно шла война! Этим я не хочу сказать, что у них был полный бардак. Вовсе нет! Просто, к примеру, в шкафу рядом с платьями Эммы могли висеть брюки и футболки Алекса. В её косметичке лежать его часы. Если перебрать аккуратно сложенную одежду из их шкафа (Чего уж краснеть? Любопытство - воистину мотор исследователя!), то можно увидеть, что на кофточках Эммы лежат свитера Алекса и наоборот. Иными словами, все перемешано окончательно и бесповоротно. Я даже не знаю, как они каждый раз не ссорятся при таком порядке их собственных вещей. Пока это остаётся для меня неразрешимой загадкой.

Эмма уже усаживала меня в кресло перед столом с огромным зеркалом. Больше ни о чем думать не стоило, так как по довольно мурлыкающему голосу сестры можно было понять, что она в приподнятом настроении. В принципе, как обычно. И это как раз очень настораживало! Как и то, что на столе лежали парикмахерские ножницы, а также краска для волос и ещё много всякой всячины!.. Мне стоило сейчас быть внимательной. В таком состоянии сестра могла запросто сделать мне причёску на свой вкус. Причём такую причёску, что будет смотреться только с каким-то определённым платьем. И тогда уже бурную фантазию Эммы будет практически невозможно остановить. У неё возникнет целый водопад модных, свежих и бесспорно креативных идей (конечно, только ей так кажется!), сотни подходов и решений, которые ей тут же захочется попробовать. И несомненно, что опробовать все нужно исключительно на мне!

"Видимо, поэтому Леонардо запретил Эмме близко подходить к Дорис с подобными мыслями, пригрозив отобрать кредитку?" - подумала я, наблюдая, как в глазах сестры загораются сумасшедшие искорки, а внутри рождается довольно пляшущий чертик.

"Внимание!" - прошептала я мысленно, накапливая всю внутреннюю энергию.

- Начнём?! - скорее себе самой сказала Эмма, посмотрев на меня в зеркало, но я все же решила робко произнести:

- Давай сделаем просто, как обычно.

Сестра недовольно фыркнула, показав всем своим видом, какие у нас "приземлённые" мысли, и с нажимом сказала:

- Опять хочешь без моего свеженького подхода, что, само собой, лишит тебя части притягательного и головокружительного вида?

- Да, - почти шепотом произнесла я, кивнув головой, а в глазах мелькнул оттенок извинения.

Эмма покачала головой и сказала таким тоном, словно ей пришлось принять сложное вынужденное решение:

- Хорошо.

"Бей, барабан! Играй, трубадур!" - весело заиграла мысль внутри меня.

Эмма, заулыбавшись, потянулась к карандашу для глаз со словами:

- Но не думай, что я позволю тебе уйти хотя бы без той части красоты, что могу тебе дать!

"Свечи потухли, костёр унялся, солнце заспешило к закату", - пронеслось в моей голове. - "Что-то я сегодня метафорична".

- Эмма, а зачем мы все это делаем каждое утро? - проговорила я, наблюдая, как она вертит карандаш в руке.

- Чтобы ты всегда выглядела красивой, глупенькая, - добродушно зазвенел колокольчик голоса моей сестры, а затем она поднесла карандаш к моим векам. - Если бы каждый день! А то через раз, как получится.

Я почувствовала, как карандаш в руках Эммы коснулся моей кожи.

"Началось!" - пробурчала я мысленно.

- Эмма, а разве мы и так не притягательны? - спросила я, посмотрев в зеркало на сестру.

Та на мгновение остановилась, задумавшись.

- Ну да, - коротко ответила она, продолжив своё занятие, - но мы можем немножечко приукрасить свой идеал. К тому же ведь ты сама этого не сделаешь.

Последние слова были произнесены с интонацией неоспоримого доказательства моей вины.

"Может, поспорить с ней, а потом ещё и смыть все её старания?" - подумала я, но прекрасно знала, что первое, как ровным счётом и второе, ни к чему не приведёт.

Почему? Спор с Эммой может быть бесконечен, а удаление результатов её стараний вызовет большую обиду. А видеть сестру в таком состоянии мне не хочется.

Закончив водить карандашом возле моих глаз, сестра довольно промурлыкала:

- Ты смотри... И ни одной морщинки...

После этих слов я негромко засмеялась, прикрыв рот рукой.

"Вроде бы они могут у меня быть?"- ответила я про себя.

Эмма, на мгновение, удивившись моей реакции, практически сразу последовала моему примеру.

"Да!.. У вампира морщины? В мёртвом и лишённом жизни теле?" - хотелось мне добавить. - "Откуда там они могут вообще появиться?"

Эта особенность была существенным, и очень хорошим плюсом в вампирском существовании!

- Ах, вот вы где, девочки! - раздался голос материализующейся в воздухе Дорис, пришедшей к нам со скоростью молнии.

В руках мама держала две чашки нашего домашнего "экспрессо". Поставив их на стол перед нами, Дорис подарила мне сочувственный взгляд. Жалобно улыбнувшись в ответ, я настроила себя продержаться достойно до конца этого "макияжа".

Мой взгляд скользнул по чашкам, на одной из которых был нарисован золотой смеющийся ангелочек и написано: "Весёлых праздников всем!". От неё поднимался лёгкий, еле заметный даже для вампирского зрения, пар. Это была моя чашка с "экспрессо". Взяв её в руку и поднеся к своим губам, я отпила небольшой глоток.

В чашках, конечно же, была обычная хорошо подогретая кровь с небольшой порцией кофе. Сам по себе кофеин на вампиров действовал слабо, как, впрочем, и алкоголь. Но все же, это можно было назвать "экспрессо", а не "подогретая кровь". Свои маленькие радости!Внезапно в руках Эммы грозно защёлкали ножницы.

- Может немножко убрать сзади? Для очаровательности? - проговорила сестра, продолжая держать в руках этот действующий на мои нервы предмет.

"Ой-ой", - я отрицательно закрутила головой, и добавила:

- Не нужно.

Сестра расстроено пожала плечами, мельком взглянув на мои оставшиеся целыми волосы, и грустно вздохнула.

- Может, журнальчик? - произнесла она печальным голосом, кивнув на небольшую стопку слева от меня.

В тот же момент ножницы подозрительно щелкнули в руках сестры. Я отрицательно кивнула. С Эммой отвлекаться на что-то постороннее всегда было рискованно.

- Как знаешь, - грустно сказала сестра, - ну, тогда выбирай!

Внезапно её голос радостно зазвенел, а взгляд указал на стоящие перед зеркалом флаконы.

В каждом из них было специальное концентрированное (самим Леонардо!) эфирное масло со стойкими и чарующими запахами. Лаванда, ваниль, апельсин... Сколько их? Не перечислить!

Хороший аромат порой даже для нас, вампиров, был совсем не лишним.

Эмма, наконец-то, положила ножницы на то место, где взяла, тем самым окончательно успокоив меня, и этим действием даже смогла приподнять мне настроение.

- Апельсин, - проговорила я, перебрав в уме все запахи, что были во флаконах (Не в первый же раз!).

Эмма довольно кивнула, отчего я улыбнулась. Именно это мне и нравилось во всем процессе "макияжа"! И сестра это хорошо знала! Взяв один из флаконов в руки, Эмма осторожно его открыла. Комнату моментально залил дурманящий запах апельсина. Сильная концентрация!

Взяв специальную стеклянную палочку, сестра опустила её в эфирное масло, чтобы затем нанести его мне на волосы. В этот момент я отпила экспрессо из своей чашки и расслабилась. Закрыв флакон и поставив его на место, сестра принялась расчёсывать мои волосы."Да, именно такие моменты с Эммой - лучшее в повседневной жизни", - подумала я: "Хорошо пахнет апельсином!"

- Интересно, а что сейчас делает Алекс? - протянула сестра и невинно посмотрела на Дорис, продолжая расчёсывать мои волосы.

Мама встретила её взгляд, который между собой мы называли "агнец", вполне спокойно, а затем проговорила, в конце сделав уверенное предположение:

- Когда я уходила из гостиной, он смотрел телевизор. Вы поругались?

Эмма сразу же посмотрела в зеркало на меня.

- Нет... То есть, немножко, - в голосе сестры заскользили нотки смущения.

- И на сколько это "немножко"? - спросила Дорис, внимательно посмотрев на Эмму.

- Пустяки, - махнула рукой сестра, а затем добавила после короткой паузы: - Мы сегодня с Алексом идём в кинотеатр. Кто-то хочет с нами?!

Дорис развела руками, что означало "даже не знаю".

- А что насчёт тебя, Алиса? - спросила сестра, вновь посмотрев на меня в зеркало и улыбнувшись своей "весенней" улыбкой, словно говоря: "Все замечательно! Соглашайся!"

"Хотела ли я пойти сегодня вечером с Эммой и Алексом в кинотеатр? Возможно. Хотя, кое-что нужно проверить, прежде чем давать ответ," - прокрутилось в моей голове.

- Эмма, а это будет не так, как в прошлый раз, когда Алекс выбрал какой-то свой фильм, а мы с тобой после начала сеанса тихонечко выскользнули из кинотеатра, и ты меня битых два часа протаскала по магазинам?..

Дорис еле заметно улыбнулась. Слишком хорошо она знала мою сестру.

- Нет, Алекс говорил, хороший фильм, - начала сестра, но взгляд успел её выдать, и она замолчала, в то время как лицо её изобразило мученика, спустившегося с неба ангела, а глаза сразу же засияли мягким зелёным цветом.

Дорис тихо засмеялась, поспешив прикрыть рот рукой, когда увидела такие перемены в моей сестре. Эмма положила расчёску на место, а весь её вид внезапно показал, что она очень устала, и как было бы хорошо, если бы её оставили сейчас в покое.

- Мне пора в университет, - сразу же проговорила я, посмотрев на сестру и маму, - не хочу опаздывать в первый день учебы!

После этих слов, я встала из кресла, сказав:

- Спасибо, Эмма.

Сестра кивнула, и на её лице появилась отдалённая тень удовлетворенности. Как она часто говорит мне: "Важен не результат, а сам процесс!".

***

Вскоре я выскочила из дома. На улице, вероятно, было довольно прохладно. Но, конечно, это меня не пугало, так как простуда мне не грозила.

Я уже была возле гаража, наблюдала, как поднимаются ворота. Внутри стояло пять машин. Мерседес Леонардо, мой Матиаз, два спортивных автомобиля Алекса и Эммы, а также БМВ красного цвета с откидным верхом - машина Дорис.

Я уже сидела в салоне своего автомобиля и успела завести мотор, когда увидела появившуюся рядом Эмму. Она хитро улыбалась, глядя на меня, от её "усталости", похоже, не осталось и следа.

"С чего бы это?"

Открыв пассажирскую дверцу, Эмма спросила:

- Возьмёшь меня с собой?

- Тебе в город? - немного удивилась я, ведь Эмма могла взять и свой автомобиль.

- Нет, прокачусь с тобой в университет, - коротко ответила она. - Я подумала, что ехать вдвоём будет веселее.

- В университет? - переспросила я, выразив удивление.

Эмма кивнула, засияв, как весенний лучик солнца. Я немного помолчала, обдумывая сказанное сестрой.

- Ты решила учиться? - прозвучал первый пришедший мне на ум вопрос.

В принципе, такое было возможно. Знания не стоят на месте, и бывало, что кому-то из семьи нужно было их подтянуть. По крайне мере, за время моей жизни в семействе Кон, такое произошло поочерёдно с Леонардо, Дорис и Алексом.

Помнится, мой брат в своё время увлекся компьютерами. Они тогда только появились, и он написал, какую-то знаменитую программу.

"Как же она называлась?" - задумалась я. - "Увы, уже не помню."

- Ещё не решила, - ответила Эмма, разводя руки в сторону, - пока что записалась, как свободный слушатель.

"Вот как?" - зазвенела мысль внутри меня.

- Залезай! - протянула я с улыбкой, приглашая её жестом.

Эмма быстро забралась в салон, заняв пассажирское место возле меня, а салон машины моментально заполнил запах сладкой ванили, безжалостно потеснив только что стоявший вокруг апельсиновый аромат.

Через некоторое время автомобиль выехал на просёлочную дорогу, быстро набирая скорость. Пока никто не видит, можно не смотреть на спидометр. В городе, конечно, придётся сбавить скорость до пятидесяти. Увы, человеческие правила. Но зато сейчас о них можно забыть!

Автомобиль тихо гудел, стремительно проносясь по дороге, а за ним поднималось облако пыли. Иногда и мне очень нравилось зажимать педаль до самого упора. Эйфория!

- На какие лекции ты записалась? - спросила я сестру, глядя на неё.

За дорогой я наблюдала боковым зрением. Вполне достаточно для вампира, чтобы управлять автомобилем.

- Литература, история, - начала перечислять Эмма, загибая пальцы и потупив взгляд. А после паузы она добавила: - Гуманитарий, одним словом. Теперь мы будем ездить в университет вместе, думаю. Какое то время, по крайней мере.

Закончив, Эмма очень нежно и мягко улыбнулась мне, совсем как ребёнок. Я кивнула, ответив ей тем же.

Все-таки на неё невозможно было злиться. Даже несмотря на её страсть к шопингу и целые горы модных журналов, что валялись у меня в комнате, вносящие собой никогда не прекращающуюся сумятицу!

- Может, встретимся на лекциях? - предположила я, снова посмотрев на свою сестру.

- Возможно, - Эмма улыбнулась и засияла. - Тогда будем вместе слушать скучные лекции, и обсуждать на задней парте мальчишек?

Я засмеялась. Эмма поддержала меня. Я была уверена, что такого точно не будет. Во-первых, Эмма была внимательна, хоть со стороны о ней такого и не скажешь. Даже не подумаешь! Во-вторых, моя сестра серьёзно относилась к учебе. Все-таки двести лет что-то да значат.

Вскоре мы уже ехали по городу. Возле нас проползали дома. По улицам ходили люди. Группа, судя по всему, студентов шагала в сторону университета, что-то весело обсуждая.

После поворота на одну из улиц мы увидели здание университета. Оно было высокое, синего цвета, с многочисленными окнами. Перед ним находилась большая парковка для автомобилей, которую уже полностью заняли машины студентов и преподавателей.

- Волнуешься? - внезапно вполне серьёзно спросила меня Эмма.

- Немного, - честно ответила я.

- Все будет хорошо, - ответила сестра. - Найдёшь себе друзей.

- Ты же знаешь этих людей, - протянула я, поворачивая на стоянку, - они нас инстинктивно боятся. Как ты себе представляешь дружбу между вампиром и человеком? Дружбу с едой? Парней в мелкую дрожь кидает, стоит нам с ними заговорить. А про девушек лучше не вспоминать.

Эмма добродушно кивнула, соглашаясь с этими словами.

Припарковав автомобиль, мы направились к главному входу в университет. Время поджимало. Идущие рядом с нами люди кидали любопытные и восторженные взгляды в нашу сторону. Многих поражала наша красота. Слышались восторженные перешёптывания между парнями.

"Вау! Вот это да!", "Класс!", "Интересно, у них есть кто-нибудь?", "Может, познакомиться?", "Какой аромат!".

Женская же половина не разделяла мужского энтузиазма от нашего появления. Наоборот, это их настораживало, заставляло думать, как бы "обезопасить" своих парней от двух красавиц. Но все это до первого близкого знакомства с нами. Потом все то же самое, как и всегда: общение с безопасного расстояния и искреннее непонимание, почему нас боятся. Что ж, это разумно. Конечно, найдётся немало тех, кто пересилит страх и будет вертеться перед глазами, но боязнь не уйдет никогда. Они будут чувствовать её постоянно, находясь рядом с нами.

Внутри университета было просторно. В холле сновали из стороны в сторону студенты. С левой стороны висел большой стенд. Возле него собралась небольшая толпа, студенты что-то внимательно рассматривали на нем и перешёптывались между собой.

- Какая у тебя аудитория? - спросила Эмма, повернувшись ко мне лицом.

Достав блокнот с расписанием на ближайшую неделю, я ответила:

- Сто тридцатая. Физкультура.

Эмма кивнула, улыбнувшись. Видимо, её насмешило слово "физкультура". Что ещё? Если подумать, то это звучит действительно смешно и странно. От занятий физкультурой покойнику мало толка. И это ещё очень оптимистично сказано.

Эмма посмотрела по сторонам. Её взгляд остановился на высоком парне, что с любопытством смотрел на нас. Она ему широко улыбнулась, показав ослепительно белые зубы. Парень на мгновение застыл, с трудом сглотнул, а затем нерешительно подошёл к нам. Он правильно понял, эта улыбка Эммы предназначалась ему.

- Привет, меня зовут Ник, - заворожено проговорил парень.

- Эмма. Это моя сестра Алиса, - колокольчиком зазвенела Эмма, отчего Ник, казалось, на какое-то время перестал дышать. - Не подскажешь, где здесь аудитория номер сто тридцать?

Парень некоторое время молчал. Зрачки его немного расширились. Похоже, внутренний инстинкт определил, кто мы такие. Но вот понял ли он сам это? Конечно, нет. Потом, безусловно, он будет недоумевать по поводу причин своего страха, сердясь на самого себя.

С усилием Ник протянул, дрожащим голосом:

- Это в следующем корпусе. Первый этаж, - при этих словах по его лицу пробежала тень неуверенности.

- Спасибо, Ник, - ответила моя сестра, быстро прекращая начатый разговор.

Но она не могла окончательно не добить парня, для чего напоследок подарила ему свою солнечную улыбку.

Мы сразу же зашагали прочь. Я чувствовала, как Ник ещё некоторое время стоял не в силах пошевелиться. Лишь спустя время он посмотрел в нашу сторону и тряхнул головой, словно сбрасывая наваждение. Но мы уже не оборачивались.

"Черт..." - тихо произнесённое слово Ника донеслось до нас, когда мы уже были в конце коридора.

- Тебе разве со мной? - спросила я шагающую рядом Эмму.

- Нет, - протянула задумчиво моя сестра, - просто хотела...

Свою мысль Эмма решила не договаривать. Вероятно, она подразумевала что-то похожее на "хотела проводить тебя до аудитории" или даже на "хотела убедиться, что с тобой все в порядке".

Да, иногда моя сестра бывала нянькой!

- Хорошо. Удачи тебе, Алиса, - улыбнулась Эмма, подняв руку в прощальном жесте, а затем ветром заскользила прочь, оставляя меня одну.

- Не опаздывай, малыш! - донеслось от моей сестры, когда она скрылась из виду.

***

- Ну, да. Потрясающе, Алиса. Поздравляю! - шептал мне внутренний голос, - конечно, как же иначе? Как хорошо было летом перед переездом рассуждать, физкультура или религиоведение? Что же выбрать? Конечно, физкультуру! Это же лучше, чем сидеть на скучном религиоведении, от которого Леонардо порой бывает без ума, читая всей семье длинные лекции про абсурдность церковных институтов и верований. И ещё о чем?... Неважно! А вот теперь, Алиса, мучайся! Играй в этот волейбол!

Я стояла посреди зала, крепко сцепив руки вместе, внутренне готовя себя к худшему. И кто только сказал, что вампиры ничего не боятся? Хотя, на самом деле, мы действительно мало чего боимся. Но волноваться все-таки можем! Ой, как можем!

Ребята, которых (зачем только?!) допустили играть с нами в волейбол, довольно улыбались. Им уже не терпелось развлечься.

"Эта пара не заладилась с самого начала. Так и чувствовала, что ничего хорошего от неё теперь не стоит ждать! А ведь день так хорошо начинался," - подумала я и закрыла глаза, вспомнив, как солнечные лучи сегодня с самого утра играли на окне в моей комнате.

"Хорошо было!" - шепнуло в моем сознании.

Затем этот "модный салон" в комнате Эммы и совместная поездка в университет, когда сестра ласково сказала мне на прощанье: "Не опаздывай, малыш!"

"Как в воду глядела!" - пронеслось в моей голове. - "Опоздала!"

Честно говоря, даже не знаю, как так вышло. Наверное, талант и обычное не покидающее меня везение.

В первые секунды, когда я зашла в спортивный зал, как и следовало того ожидать, большинство взоров тот час же устремились на меня. По-другому ведь нельзя было? Буквально каждому нужно лично знать, кто именно сегодня опоздал...

В зале уже все выстроились в одну шеренгу, а преподаватель физкультуры, с короткой военной стрижкой, подходил по очереди к каждому, отчего некоторым становилось особенно тяжело и неловко под его металлическим взглядом. Вероятно, это сказывалась преподавательское умение вести себя так, как и самая обычная сержантская школа... Почему то в последнем я была уверенна.

- Имя?! - прохрипел бас преподавателя, а глаза мёртвой хваткой впились в стоящего перед ним человека.

- Мартин Риджи! - ответил невысокий юноша с сутулыми плечами, а затем, зачем-то добавил, - второй курс...

Преподаватель, сделал вид, что ничего не услышал, демонстративно став смотреть в журнал, а затем, неспешно повёл ручкой вдоль списка, и, найдя нужное имя, поставил галочку "присутствует".

После этого, преподаватель захлопнул журнал с непроницаемым, даже скорее тяжелым видом, и сделал шаг назад, продолжая смотреть на юношу. Складывалось впечатление, что тот должен был моментально стать по стойке смирно и отдать ему честь, громко прокричав: "Так точно, сер! Будет исполнено, сер!". Затем, преподаватель, сделал шаг в сторону, и его взгляд упал, в прямом смысле этого слова, на рядом стоявшую девушку. Та невольно содрогнулась. Можно было спорить, что это доставило преподавателю некоторое удовольствие, так как он еле заметно улыбнулся. Что же касается девушки, то почему-то сомневаюсь, что она испытала радостный момент.

"И где только таких преподавателей находят?" - подумала я.

Хотя, можно спорить, что рекомендации у него превосходные, иначе вряд ли бы он смог попасть в наш университет.

- Имя?! - без интонаций, совершенно металлически зазвенел по залу голос преподавателя, а руки четким, очень заученным движением, открыли журнал.

"Похоже, в нем все должно внушать страх и уважение..." - пронеслось в моей голове, - "В сержантской школе - это, наверно, очень важный пункт обучения...".

- Мария... - девушка застыла с открытым ртом, видимо, забыв, что говорить дальше.

Глаза преподавателя, застывшие на списке имён, медленно стали подниматься вверх, скользя, словно колючая проволока по телу студентки. Вот-вот, услышишь скрежет!

- Мария... Сантке... - наконец, выдавила девушка, остановив "наступление глаз" где-то в районе подбородка.

Взгляд преподавателя моментально рухнул, как пущенный с горы валун, на журнал. Рука четко, как по команде, одним единственным движением поставила галочку "присутствует". Затем, преподаватель, сделав шаг назад, резко развернулся в мою сторону, и прогремел, как будто вокруг взорвались сотни бомб:

- Сколько можно там стоять?! Мар-ш в раздевалку!

Я мигом очутилась в женской раздевалке. Быстро переодевшись в спортивную форму, я выбежала обратно в зал. "Не отмеченными" остались только двое. Трое, если считать меня. Я стала в конце шеренги, ожидая своей очереди, которая не заставила себя долго ждать.- Имя?! - прогремел хриплый голос преподавателя, что чуть не сорвался, когда он посмотрел в мои глаза, с попыткой их пробуравить.

Мужчина стоял напротив меня, крепко сжимая в руке журнал и авторучку. Его тело еле заметно напряглось. Внешне, он выглядел вполне спокойно, даже, казалось, расслаблено. Но его взгляд говорил совсем о другом. Зрачки преподавателя расширились, словно закричав немым страхом. И в этом взгляде, как в отражении, я увидела себя. Перед ним стояла прекрасная девушка, похожая на сказочную мечту, с длинными, вьющимися, спадающими на плечи, как пенящаяся волна, черными волосами. Мягкие, притягательные, правильные черты лица, казалось, словно улыбались, ослепительно сияя... Вызывая лишь одно, непреодолимое желание - дотронутся. Ощутить нежность и бархат кожи, вдохнуть её аромат... И... И как отрезвляющий удар, горели мои алые глаза, словно два демонических огня, заставляя леденеть кожу, а дыхание с холодным треском замерзать. Кем я была в его глазах? Богиней?.. Демоном?.. А может быть и тем и другим одновременно?

Похоже, последнее было ближе к истине. Слепое восхищение и воющий страх застыл в его глазах. Вот что он видел во мне.

"Вампирская притягательность" - подумала я, - "И почему люди на нас так реагируют?".

- Алиса. Алиса Кон, - словно, лёгкий, весенний ветер пронеслись мои слова по залу, от чего кто-то из шеренги (конечно, мальчишки!) тихо ахнул.

- Второй курс?.. - выдавил из себя преподаватель, словно зачарованный.

- Да, - согласно кивнула я, а не послушная прядь волос обворожительно упала мне на лицо.

От этого, казалось, лицо преподавателя на какое то мгновение треснуло, как будто, оно было стеклянным. Скажи ему сейчас "бу!" и он с ужасом и восторгом побежит прочь, забыв обо всем на свете. Но, это длилось всего лишь краткий миг.

"А жаль..."

"Неужели я так подумала?" - пронеслось в моей голове.

В глазах преподавателя заблестел привычный металл. Теперь можно не сомневаться, что он совладал с собой. Преподаватель быстрым, четким, заученным движением, все ещё глядя на меня, поставил галочку "присутствует", а затем, захлопнув журнал, отошёл на середину зала. Но, перед тем как это сделать, он ещё раз посмотрел на меня, и что-то в его взгляде было такое, чего я не поняла, но оно меня очень насторожило.

- Меня зовут, господин Сарж! - громко выплюнул через зубы преподаватель, - сегодня мы с вами будем заниматься...

***

"Волейбол, вообще то, штука совсем простая. Нужно всего-то подать, а затем, отбить мяч..." - крутилась мысль в моей голове.

Мне, правда, ещё приходилось, переживать за свою силу, ведь она на самом деле составляла большую опасность. Уж как-то совсем не хотелось начать первый день учебы с пробивания университетских стен мячом.

"Наверное, это было бы совершенно не правильно?.. И со стороны смотрелось бы странно?.." - подумала я, отчего сама себе улыбнулась.

И, если честно... Именно моя сила являлась основным предметом для моих сегодняшних переживаний о волейболе.

Не зря, все-таки, я считалась ребёнком. Не зря, вампиры до ста считаются детьми. Только тогда мы обретаем совершённый контроль над своей силой. А пока... Ну, не то, чтобы я уж прямо таки пробивала где-то стены... Но все же, некоторые не приятные оплошности в течение моей новой жизни были. Наверное, именно такие проблемы с молодыми вампирами, и являются ещё одним камнем преткновения в том, чтобы кого-то сделать одним из нас. Кому хочется играть роль няньки?.. Кроме Эммы, конечно.

Внезапно, резко запахло хвоей, словно я очутилась среди леса, а в голове даже немного закружилось.

"Какой сильный запах! Что это?!" - вспыхнуло у меня в голове от удивления.

Моментально повернув голову к его источнику, я с ужасом осознала, что сделала это слишком быстро. Не как человек, а как вампир. Застыв на краткий миг, я прислушалась. Похоже, никто, ничего не заметил. Мысленно вздохнув, я уже смотрела на идущего в моем направлении парня, источника этого запаха. Первое, что меня поразило в нем, это светлые волосы. Я даже сказала бы, очень светлые. Они словно кричали, привлекая к себе внимание.

"Интересно, он красится?" - подумала я, - "Вероятно, что да".

Само лицо парня было тонким и с карими глазами. Одет он был в обычную спортивную форму с эмблемой нашего университета. Парень улыбнулся, и, судя по всему, мне. Окончательно мои сомнения на этот счёт рассеялись, когда он подошёл, очутившись возле меня, и весело проговорил:

- Привет, Алиса, меня зовут Ким.

Я на краткий миг застыла.

"Откуда он может знать моё имя?" - забилось пульсирующей линией в моем сознании.

Видимо, увидев произведённый эффект, что отразился на моем лице, парень заговорил:

- Ты произвела впечатление на мистера Саржа. Я это заметил. И скажу тебе, такого я никогда не видел. Так что мне твоё имя было трудно не запомнить...

После этих слов, на лице Кима внезапно забегала хитрая улыбка, а его голос мгновением позже зазвучал очень низко, весьма похоже на женский тенор:

- Алиса. Алиса Кон.

И сделав паузу, он уже вполне нормально добавил:

- Ты, вроде, так сказала?

"А ведь он пытался сымитировать мой голос!" - крикнуло, смеясь внутри меня, - "Забавно!".

И весьма успешно, подумала бы я, если была бы человеком.

- Верно, - зазвучал поющим колокольчиком мой голос.

"Главное не смотреть ему в глаза!" - моментально пронеслось внутри меня, - "Иначе точно повторится история с мистером Саржом!..".

Впрочем, Ким уже начинал ощущать на себе вампирскую притягательность. Тело его стало немного дрожать, конечно, не заметно для человеческих глаз. "Первые симптомы", как сказали бы медики... Никуда от этого, впрочем, не деться. Вот почему у вампиров так мало знакомых. Обожание и ужас в одном флаконе. Наивно думать, что это может, кого-то сильно привлекать. Хотя, ещё была одна существенная причина. Состояла она, наверное, в том, что многие из нас просто "выпивали" тех, кто пытался завести с нами какое-либо знакомство... Ну, вот такие мы "не хорошие".

- Ты откуда родом? - произнёс Ким, весьма спокойным и, казавшимся со стороны, беззаботным голосом.

- Моя семья прибыла из Франции, - протянула я, пытаясь сделать свой голос более грубым, чтобы попробовать уменьшить тот эффект, что умели производить на людей мы - вампиры.

Естественно, как многие добрые намерения, моя попытка провалилась со скрипучим треском. Вместо грубоватого голоса, снова нежно зазвенел колокольчик. И видимо от моей попытки, он как назло, стал только ещё мягче и красивее.

Ким сразу же удивленно и заворожено посмотрел на меня. Но спокойно продолжил:

- Ты француженка?

- Нет, я родилась в Москве, - ответила я, попытавшись не улыбнуться.

Хоть это у меня вышло. Ура!

- Так значит, ты русская? - уверенно предположил Ким.

"Как у тебя все просто..." - скользнула мысль в моем сознании.

- Если только рождение в Москве, делает тебя таковою... - сказала я, выразив голосом задумчивость.

"А действительно, кто я теперь?" - проговорило у меня внутри.

Мой прежний отец был греком, а мать родом из Норвегии. Но это было до того, как я родилась во второй раз и стала вампиром. Моя нынешняя семья родом из разных уголков мира. Леонардо, мой новый отец, родился где-то на территории современного Египта. А может и не совсем там. Он и сам ничего определённого по этому поводу сказать не может. Слишком много времени прошло с тех пор. Что же касается моей матери, Дорис, здесь все гораздо проще. Она - француженка. Родилась в Провансе. Не значит ли это, что я француженка? Ведь я стала вампиром от крови Дорис.

- Что ты хочешь этим сказать? - немного удивленно произнёс Ким, поднимая, вероятно, для пущей убедительности брови.

"А что я хотела сказать? Не знаю, даже... Да и что было говорить? Не рассказывать же ему о моих размышлениях?" - пронеслись мысли вихрем в моей голове.

- Мой отец родом из Египта, а мать из Франции, - проговорила я, - суди сам...

"Хоть как-то похоже на правду", - подумала я.

Ким улыбнулся, что-то, видимо, весёлое найдя в моем ответе, а затем, после небольшой паузы проговорил, чувствуя неловкость:

- Знаешь, ты такая бледная... И твои глаза?..

"Ты не первый мне об этом говоришь", - подумала я с долей усталости.

- Знаю. Мне об этом часто говорят, - что я могла ему на это ещё сказать?

Ким снова улыбнулся и проговорил:

- Неужели так часто?

Мысленно я вздохнула. Перед моими глазами единой вспышкой пронеслись воспоминания об этом. Сколько же раз это было?..

"Ким, ты даже не представляешь, как часто", - захотелось мне произнести.

- Достаточно, - ответила я, специально улыбнувшись, а в глазах заискрились весёлые огоньки.

"Почему бы, все не обернуть в шутку?" - согласно кивнула какая-то мысль в моей голове.

- Это линзы? - заулыбался Ким.

"Если бы..." - протянулось у меня внутри, но я согласно и однозначно кивнула головой в знак согласия, добавив:

- Вот такая я не обычная и полная сюрпризов.

Ким снова улыбнулся, и немного помолчав, спросил:

- А как тебе в Фостоте?

"А как мне может быть в Фостоте, если я только вчера сюда приехала?" - раздражённо пронеслось внутри у меня.

Но, ведь Ким, вероятно, этого не знал. Так что сердиться на него точно не стоит. Да и портить отношения с человеком, что пересиливает свой внутренний страх, и говорит с вампиром... Нет, Ким такого не заслужил!

- Я прибыла только вчера днём... - начала я и тут поняла, что мои слова произносятся как сладкий, тягучий мёд, окутывая все вокруг плотной пеленой забытья.

Ким удивленно поднял брови, а затем, непроизвольно тряхнул головой, словно отгоняя дурман. Немного помолчав, смотря на меня, он, наконец, произнёс:

- Ты ещё нигде не была?.. - как-то не совсем уверенно прозвучал его вопрос.

Ответ был практически очевиден.

- Нет, - ответила я, соглашаясь с вопросом, - кроме торгового центра. Мы туда ходили с сестрой.

Внезапно я вспомнила недавний поход за покупками с Эммой, а также яркой вспышкой загорелось воспоминание об аромате.

"Только этого мне сейчас не хватало", - подумала я, отгоняя от себя это воспоминание.

- Сестрой? - переспросил Ким, вероятно, желая узнать о моей семье, - она тоже будет учиться в нашем университете?

- Она записалась вольным слушателем, - сразу же ответила я, - её зовут Эмма.

А затем, сделав короткую паузу, проговорила, заулыбавшись:

- А ещё у меня есть брат. Он большой и очень сильный.

Ким сразу же засмеялся на эти слова.

- Что ты этим хочешь сказать? - проговорил он, улыбаясь.

"А что я хотела?.." - подумала я, а мысль моя поползла куда то в сторону, чувствуя лёгкое смущение, - "Скажешь бывает что-то... А к чему и зачем не знаешь".

- Ты красишь волосы? - прозвучал мой голос, тем самым я не стала отвечать на вопрос Кима.

Тот широко улыбнулся, подумав о чем-то своём, но ответил:

- Да. Мне нравится яркий цвет. Как и все не обычное.

На мгновение он замолчал, а его глаза внимательно посмотрели на меня.

- К примеру, как ты, - добавил он, пристально став смотреть прямо на меня.

"Это признание?" - подумала я, в то время как мои глаза посмотрели, куда то в сторону, но всего лишь для того, чтобы меньше волновать внутренний инстинкт Кима.

- Что ты хочешь этим сказать? - прозвучал мой вопрос.

Ким улыбнулся, изобразив на лице нечто похожее на то, когда парень хочет показать девушке, на сколько она "не понятлива". Между нами повисла молчаливая пауза. Я не собиралась начинать разговор первой.

"Пускай сам выкручивается!" - пронеслось у меня внутри.

Но он так ничего и не успел сказать, так как прогудел раскатисто голос мистера Саржа по залу:

- Начинаем игру!

***

"Пара закончилась... Наконец!" - подумала я, заходя в женскую раздевалку.

Девчонки уже ринулись к своим шкафчикам, поднимая вокруг шум и толкотню.

"Как это было ужасно" - стонало в моей голове, - "Не волейбол, а сущая каторга!".

Единственный плюс и огромное облегчение было в том, что мой новый знакомый Ким мне очень сильно помог в сегодняшней игре. Он постоянно страховал меня, перехватывая все подачи. И очень правильно делал, так как игроки с той команды заметили, как я играю. И если бы мне никто не помогал, то волейбольный мяч рисковал порваться. Конечно, вполне случайно.

- Кто-кто, а господин Сарж не меняется!.. Я так надеялась, что его уже у нас не будет! - уныло проговорила одна из девушек, изобразив разочарование на лице.

- Точно! - согласилась с ней другая студентка, став собирать свои волосы в хвостик.

- А вы видели, какое впечатление на него произвела новенькая?! - выкрикнула какая-то девушка, став снимать спортивную форму, совсем не заметив меня, стоящую возле двери раздевалки, - такого ещё мне не приходилось видеть... А Ким, кстати, сегодня всю пару возле неё крутился!

Эти последние слова были произнесены с не скрываемым раздражением. Похоже, Ким нравился этой девушке. И как положено, большинство присутствующих сразу же посмотрели в мою сторону.

"Мне, наверное, нужно смутиться?.." - подумала я, - "Или как-то отреагировать? Хотя... Зачем мне это делать?..".

На момент в раздевалке повисла пауза. Кто-то из девушек переглянулся, а та, что стала снимать спортивную форму, развернулась и, увидев меня, немного смутилась. Похоже, ей действительно стало неловко за свои слова, а точнее за интонацию, с какой они были произнесены. Или быть может потому, что все должны были теперь понять, что она чувствовала к Киму?

"Лучше первый вариант" - подумала я, посмотрев на неё.

От моего прямого взгляда, девушка немного вздрогнула, и заторопилась отвернуться. Лицезреть горящие кровью глаза, должно быть зрелище не из приятных.

- Привет! Меня зовут Джилл! - проговорила, улыбнувшись, сидевшая на скамье девушка, что до этого красила губы, увлажняющей помадой, - ты ведь Алиса?

Я согласно кивнула, спокойно ответив:

- Да.

- Это Кини, - представила Джилл девушку, на которую я только что смотрела.

Та никак не отреагировала, видимо, приходя в себя от моего взгляда. А может, на это была и другая причина?..

- Мария, - проговорила одна из девушек от ближайшего от меня шкафчика, доставая оттуда свою сумку и практически не смотря в мою сторону, - меня зовут Мария.

- Любимица господина Саржа, - засмеявшись, протянула Джилл.

Да, это была та студентка, которую я сегодня видела, когда на неё так тяжело и колюче смотрел преподаватель.

- Верно. Я ему очень "нравлюсь"... - заулыбалась Мария.

- А я думала, преподаватель такой... - задумалась я, какое же слово сказать, - такой "злой" со всеми?..

Мой взгляд вопросительно пробежался по лицам Марии и Джилл, а также ещё некоторых девчонок.

- Вообще, это так, - ответила Джилл, согласно кивнув на мои слова, - но Марии достаётся всегда больше, чем всем нам.

- Почему? - просто спросила я, зазвенев лёгким колокольчиком.

Джилл пожала плечами, показывая, что откуда ей знать?

- Понимаешь... - повернулась ко мне Мария, и посмотрела на меня с близкого расстояния.

В тот же момент, её глаза расширились, словно она увидела что-то очень пугающее.

"Наверное, меня?.." - подумала я, - "Вампирская притягательность и человеческий инстинкт самосохранения порой мог свести людей с ума от противоречивых чувств. Были такие случаи. Мне о них Леонардо рассказывал".

Мария некоторое время стояла, и молча смотрела на меня, а затем, внезапно, словно вынырнув из глубокой пучины смешанных чувств, проговорила:

- Понимаешь... Бывает, что человек не понравится... То есть, как... говорят...

Многие в раздевалки удивленно стали смотреть на Марию. Похоже, им было не привычно видеть её такою. Мария, словно почувствовав на себе чужие взгляды, встряхнула головой, растрепав свои длинные волосы в разные стороны. А затем, ничего не говоря, резко повернулась к своему шкафчику и стала, торопясь переодеваться. Видимо, ей сейчас очень захотелось покинуть раздевалку.

На несколько мгновений вокруг повисла тишина. Ощущалось удивление и замешательство. Ничего не говоря, я повернулась к своему шкафчику, став тоже переодеваться.

- Алиса, а откуда ты к нам приехала? - похоже, Джилл решила спасти начавшийся разговор.

- Из Франции, - коротко ответила я, совсем уже не желая продолжать беседу.

"Какой в этом смысл?" - пронеслось в моей голове, - "Это так успело надоесть за несколько десятилетий...".

- Давно мы с семьёй во Франции не были, - отозвался кто-то из девчонок, - надо бы съездить на каникулах?.. Прикупить чего-то...

- Опять кого-то за обновками на сторону потянуло! - засмеявшись, проговорила Джилл, - а что насчёт местных дизайнеров?

В раздевалке прокатился смешок.

- А что местные? - кто-то другой проговорил, - одни расстройства. Так успели надоесть...

- Ни фантазии тебе... - послышался ещё чей-то голос.

"Эмму бы сюда" - подумала я, - "Ей бы разговор понравился".

Но этот разговор не продолжился.

- Вы знаете, Самп бросил Мику! - прокричала, прямо с порога, только что влетевшая в раздевалку девушка сразу же заставив всех замолчать и привлечь общее внимание к себе.

На миг застыла пауза.

- Но почему? - выразила Кинни общий интерес в этом простом вопросе.

- Говорят, из-за какой-то восточной красавицы... - интригующим голосом проговорила вошедшая девушка.

После этих слов разразилась целая буря шума и эмоций. Посыпались вопросы со всех сторон. А я внезапно почувствовала резкий и очень едкий запах роз, что начал заполнять все вокруг. Он стал исходить от самих девушек. Точнее, так я чувствовала то, что люди называют "сплетни".

- Тихо! Тихо! - подняла Джилл руки в успокаивающем жесте, - так мы ничего не узнаем!

Наступила тишина.

- Я, конечно, знала, что такой красавец, как Самп не пара Мике, поэтому и предвидела их расход... - протянула Кини со своего места.

Но, похоже, эти слова сейчас никого не волновали. Все внимание было приковано к вошедшей девушке. Она была центром внимания в этой небольшой раздевалке.

- Рассказывай, - с нетерпением проговорила Джилл, внимательно и любопытно смотря на вошедшую девушку.

- Девчонки, у меня сейчас пара по социологии, - проговорила та, - я не хочу опаздывать на неё. К тому же, мне нужно пораньше подойти... Давайте я начну рассказ и продолжу по дороге в аудиторию?

С этими словами, пришедшая девушка, чье имя я так и не узнала сегодня, быстро подошла к своему шкафчику. Многие заторопились также, чтобы не пропустить подробностей.

- Так вот, я только что встретила девчонок, что... - начала она свой рассказ, но мне это уже было не интересно.

Мысли закружились в моей голове, захватив меня.

***

Я выпорхнула, словно увидевшая солнце птица, из спортивного зала, вихрем очутившись в коридоре, оставив позади раздевалку.

С мыслями облегчения, я вздохнула на полную грудь, ощущая приятное и бурное чувство, весело закричавшее в моем сознании, словно струны переливающейся арфы:

"Свобода!".

В ту же секунду я заскользила по коридору, но уже вполне спокойно, как для вампира. Хоть со стороны мои движения и могли показаться слишком гладкими для проходящих мимо людей.

Я шагала по широкому коридору, а весенние лучи падали на лежащий под ногами пол, играя на окнах. Все-таки, было хорошо! Настроение моё пело!

Я дышала, глотая феерию запахов, что кружили в коридоре, ведя свой дикий и тайный танец. А они, эти ароматы, скользили по моему горлу одним дрожащим, мягким и нежным комком. Довольно странное ощущение, в который раз убеждаюсь я.

- Ну, ребята! Давайте сегодня! Ну, я так хочу!.. - стала ныть одна девушка, одетая в весьма дорогую и красивую одежду, стоя возле одного из окон, что располагалось вдоль коридора.

С этими словами, она пыталась тащить своего парня за собой, крепко схватив того за руку.

"Не приятный запах, словно, если пить слишком приторное кофе", - подумала я, глядя на эту сцену.

"Рано или поздно обопьёшься и выплюнешь! Интересно, её парень такого же мнения, как и я?" Судя по тому недовольному выражению лица, что отобразилось мгновением на его лице, он уже начинает к нему подходить.

Стоящая возле этих двоих компания не громко смеялась, наблюдая за разыгравшимся спектаклем.

Возле меня, неожиданно, вдоль по коридору, пробежала не высокая девушка с маленькой, едва видимой розовой заколкой в волосах. Меня обдало резким, приятным для охотника запахом, отчего я на краткий миг закрыла глаза, пытаясь удержать в себе то удовольствие, что принёс этот аромат. То, чем пахла эта девушка на человеческом языке можно назвать "неуверенностью" и "страхом". Она была жертвой... Вечной жертвой...

Открыв глаза, я сглотнула, сжав свои кулаки, при этом, заставив себя не думать о запахе. Уж слишком он был хорош для охотника. Казалось, до её боязни можно было нежно дотронуться губами, мягко лизнуть языком, а затем, неспешно, ощущая каждый момент удовольствия, взять и погрузить свои зубы в...

Не заметно для человеческого взгляда, я мотнула головой, отгоняя видение, которое в ту же секунду рассыпалось на мелкие части. Я снова могла ясно мыслить.

"Да разве можно так вкусно пахнуть? Это же издевательство! Практически, по ощущению, то же самое, что возле голодного тигра, что заперт в металлической клетке, положить кусок свежего мяса" - готов был сорваться крик с моих губ.

И в тот момент я почувствовала столь редкий запах, что ощущала всего лишь дважды в своей жизни. Я чуть не вскрикнула от приятного удивления. Это был запах чистой, ещё не испорченной любви. Такой тонкий и нежный, словно шелк. Мягкий и притягательный, как весенний ветер. Тёплый и не забываемый, словно первый поцелуй с любимым...

Возле одного из окон стояли двое. Он, одетый в светлый джемпер, скрестив руки на груди, смотрел на неё. В его взгляде горел нежный интерес, словно перед ним стояло прекрасное божество, а в глазах сияла забота, искрившаяся из него тонким, танцующим огоньком. О чем он мог думать в этот момент? Конечно, только о ней. Весь он, казалось, сейчас был этим внимательным взглядом.

Она же, задумчиво, совершенно погружено в себя, смотрела в окно. Наблюдая за ней, можно было подумать, что её уже здесь нет. Как будто она, расправив крылья, словно ангел, вспорхнула ввысь и улетела, куда-то очень далеко, оставив от себя немую тень.

В этот момент, он бережно обнял её. Она даже не вздрогнула. И лишь когда он посмотрел в её глаза, казалось, такие далёкие... она вернулась, немного вздрогнув. Их взгляды переплелись и как магниты потянулись друг к другу. Этому зову, силе их чувств, последовали и они сами. Их губи, мягко дотронулись друг к другу. Дыхание слилось в одно, пролившись внутрь теплотой...

- Браслетик! - вскрикнула я, неожиданно вспомнив, что забыла свою безделушку в раздевалке.

С этой мыслью, я понеслась обратно в спортивный зал, в раздевалку.

Глава VI. Плачущая Мика.

Небольшого роста девушка, обняв крепко себя за плечи и поджав ноги под себя, сидела на полу в самом конце опустевшей раздевалки, прислонившись спиной к стене. Приглушённый, падающий свет скрывал очертания фигуры незнакомки. Лишь хорошо присмотревшись, человек смог бы заметить какие-то смутные, едва уловимые для глаз движения в той части раздевалки. Но я как раз человеком то и не была, поэтому сразу увидела эту девушку, когда ещё только вошла сюда. Она тихо сидела, склонив голову вниз, так что её волосы, смоляной россыпью опускались вниз, закрывая ей лицо, а её плечи время от времени едва заметно вздрагивали. И от неё иногда слышались тихие, сдавленные всхлипывания.

Наверное, я так стояла, рассматривая её где-то около минуты, очень тихо прикрыв за собой входную дверь, пока девушка тихо шептала:

- Почему? Боже мой... Какая же я глупая... Бестолочь... - эти дрожащие слова время от времени прерывались тихими всхлипываниями.

Внезапно, девушка подняла голову, взгляд её пугливо метнулся по коридору и остановился на мне. Её глаза испугано застыли на моей фигуре. В них застыла гамма смешанных чувств. Страх, стыд, испуг... И лишь одной желание "Уходи!".

"Может мне сделать вид, что я не вижу её?" - подумала я, но сразу откинула эту идею, так как взгляд девушки выражал столько немой боли, что безучастно смотреть на неё было не возможно.

Захотелось помочь. Это желание ярко вспыхнуло внутри меня.

Сделав несколько небольших шагов в сторону девушки, так чтобы оказатся рядом с ней, я проговорила:

- Привет. Меня зовут Алиса.

Глупо, наверное, звучит в подобной ситуации это. Особенно, когда вокруг сплошная темнота, и одна из собеседниц тихонько прижимается к стене, желая оставаться не замеченной. Но, если хочешь попробовать завязать разговор, то с чего-то ведь нужно начинать?

Девушка молчала, смотря на меня заплаканными глазами. Руки её заметно тряслись от сильных переживаний, в то время как за ниспадающей челкой открывались тонкие и мягкие черты лица.

"Миленькая..." - отметила я.

Девушка не громко вскрикнула, конечно же, заметив мои алые глаза, которые умели в самый неподходящий момент, становится двумя полыхающими, огненно-красными кострами. А учитывая, что вокруг было темно, и мы были только вдвоём здесь... Я сразу же сделала незаметный шаг в сторону, так что оказалась в темноте, откуда незнакомка могла видеть лишь мой силуэт.

- Не бойся, - проговорила я как можно мягче, а мой голос, словно повинуясь моему внутреннему желанию, разлился тёплым, ласковым и успокаивающим колокольчиком.

Хищник внутри меня сразу же довольно улыбнулся. С его точки зрения, я усыпляла бдительность жертвы. Хотя, при моей силе и той ситуации, в которой мы сейчас были вместе с ней, это было бы лишним.

Девушка невольно вздрогнула, всматриваясь в темноту, где стояла я.

- Ты кто? - спросила незнакомка, протерев рукавом свои заплаканные глаза, но голос её дрожал, скорее уже от моего присутствия.

- Алиса, - повторила я, пытаясь быть такой же мягкой в голосе, как только что, - учусь на втором курсе. А тебя как зовут?

Девушка сглотнула, но, немного помолчав, все-таки ответила:

- Мика.

- Можно я подойду к тебе, Мика? - спросила я, все также стоя на месте в темноте.

Девушка несколько секунд молчала, обдумывая сказанное, пока, наконец, согласно кивнула. Похоже, люди больше боятся неизвестности, чем того, что можно отчётливо увидеть, а ещё лучше - прикоснуться.

"В принципе, так и есть" - улыбнулась мысль внутри меня.

Кивнув, я, медленно шагнула, сократила разделяющее нас расстояние, стараясь держаться в тени, чтобы мои глаза не испугали её вновь. Хотя, может девушку больше пугало моё поведение? То, что я держалась в тени? Так как Мика очень внимательно даже заворожено наблюдала за мной, продолжая сидеть на полу хоть и немного испуганно.

На девушке был самый обычный свитер, джинсы и кроссовки.

"Как и у меня" - отметила я про себя.

- Можно я сяду возле тебя, Мика? - прозвучал мой вопрос.

Девушка смотрела на меня снизу вверх, и по лицу было видно, как Мика пытается что-то сообразить и не может, но все же она согласно кивнула. Я опустилась на колени и в ту же секунду Микины глаза испуганно расширились, словно она увидала нечто ужасное. Причину этого я скорее увидела в её взгляде, чем догадалась. Девушка вновь смотрела в мои глаза, которые горели красным огнём ещё сильнее, чем раньше.

Вся эта картина с испуганной девушкой, потенциальной едой, очень нравилась хищнику внутри меня. Его это искренне забавляло и возбуждало.

- Не бойся... - снова проговорила я, - у меня такие глаза с рождения...

И это было правдой. Как только я переродилась в вампира, у меня именно такие глаза и были.

Мика медленно кивнула, сглотнув, и попытавшись взять себя в руки, соврала:

- Я не боюсь...

Мне оставалось только улыбнуться, сделав вид, что я поверила ей.

- Скажи, почему ты здесь одна? - зазвучали мои слова очень мягко, заполняя своим тёплым голосом все пространство вокруг нас.

Сладкое очарование и страх скользнули на миг по лицу девушки. По-видимому, мы вампиры обречены на такую реакцию со стороны людей.

- Я... - проговорила девушка, но застыла.

Мика посмотрела на меня внимательно и испуганно. Здесь нечему было удивляться. Вообще, это была странная сцена. Две девушки, сидящие в темноте одна напротив другой, притом, что одна из них человек, а вторая - вампир. И та, что была вампиром, смотрела алыми, горящими глазами на свою собеседницу, словно в них поселился пылающий жар огня. Сочетание не земной красоты и тихого, пугающего ужаса...

- Меня ты можешь, не боятся. Я тебя не обижу, - успокаивающе пролились мои слова.

Девушка немного вздрогнула, но, видимо, попыталась успокоиться, отчего её плечи расслаблено опустились. Хищник внутри меня возбуждено зашевелился. Перед ним была еда. Так близко...

- Не обидишь?.. - повторила Мика мои слова, а на её глазах выступили слезы.

Тут я скорее почувствовала, чем увидела, как по щеке Мики скатилась слеза, оставляя за собой мокрый след.

- Я тебя чем-то обидела? - пропел нежным колокольчиком мой голос.

- Нет... - кивнула отрицательно головой девушка, - просто вспомнила...

Я вопросительно посмотрела на Мику, четко видя в её глазах своё отражение. Девушка немного смутилась под моим взглядом, но уже более спокойно к нему отнеслась, чем раньше. Практически сразу мои руки мягко дотронулись до колен Мики, очень бережно, в успокаивающем жесте, обхватив их. Девушка невольно напряглась от прикосновения, но затем немного расслабилась.

Внезапно Мика протянула ко мне свою руку. Совсем тёплую... Внутри сладко стучала кровь.

- Холодная, - тихо проговорила девушка, дотронувшись моей руки, что была у неё на колене, а потом, поражённо добавила, - и совершенно гладкая.

- Я знаю, - ответил мягко мой голос.

"Что можно было ещё сказать?".

Мика молчала некоторое время, глядя на меня изучающее, совсем забыв про слезы, пока, наконец, не спросила:

- Почему ты здесь?

- Что ты имеешь в виду? - проговорила я.

- Почему ты здесь, рядом со мной? - голос девушки звучал уже вполне спокойно и расслаблено.

Я была несколько озадачена таким вопросом.

"Что она хотела услышать в ответ?"

- Я забыла здесь свой браслетик, после пары, - наконец, сказала я, как есть, - там изображено два сражающихся чертика...

Мика кивнула, на некоторое время задумавшись.

- Ты считаешь, что это было случайностью? - прозвучал спокойно её вопрос.

"Странно..." - подумала я.

- А ты как считаешь? - в ответ зазвучал мой голос..

Девушка грустно улыбнулась, и проговорила:

- Я не знаю... Мне так нужен был кто-то... Я ведь уехала всего на одну неделю. Так было нужно. И когда вернулась, то узнала, что он...

На слове "он" девушка прервалась. В её глазах пробежала боль, и застыли слезы. А затем, словно только этого и ожидая, Мика, каким то образом, упала мне на грудь и зарыдала. Плечи девушки затряслись, а свитер мой стал намокать, в то время как она обхватила меня своими руками за плечи.

"Такого со мной ещё не бывало..." - пронеслась в моей голове удивленная мысль, а затем, внутренний голос доведённого до предела хищника, тихо зашептал:

- Давай...

"Стоит совсем немного наклониться и..." - об этом было лучше не думать.

Девушка всхлипывала, прижавшись ко мне. И здесь я вспомнила слова Эммы, которая рассказывала, как в детстве смотрела на горящий костёр, в котором гибли мотыльки, летевшие на свет. И я поняла, что передо мной, такой же "мотылёк", готовый вспыхнуть и сгореть от переполнявших его чувств...

"Слишком нежная, слишком ранимая, слишком... Слишком для нашего мира" - пронеслось у меня в голове.

- Я ведь ему верила... А он!.. Боже мой! Зачем?.. Зачем, я полюбила его?.. Боже мой... - шептала девушка, а её слова становились все тише и спокойнее.

Не знаю, сколько мы так сидели, пока Мика плакала, отдавая своё горе слезам, но, в конце концов, она успокоилась, проговорив:

- Хотела бы я, как ты, быть холодной... Чтобы ничего не чувствовать...

После этих слов, дыхание Мики стало становиться ровным и спокойным. Она засыпала. На сегодня с неё явно было достаточно.

"Засыпала?" - пронеслась у меня в голове паническая мысль, - "Не могу же я здесь с ней сидеть не известно сколько?!".

- Мика... - протянула я имя девушки.

- Да? - сонно отозвалась та.

- Давай отсюда пойдём? - проговорила я, - выйдем на улицу? Тебе должно стать легче.

Девушка некоторое время хранила молчание, а затем, медленно отстранившись от меня, проговорила:

- Хорошо... И почему с тобой так спокойно?.. И в тоже время, так страшно?..

Я мысленно улыбнулась. Встав, я помогла Мике подняться на ноги, после чего мы обе пошли к выходу из раздевалки.

- Браслетик, - проговорила Мика.

- Точно, - ответила я с улыбкой, - чуть не забыла его во второй раз.

На миг, оставив её одной, я подошла, и открыла свой шкафчик. Быстро пробежавшись взглядом, конечно же, нашла своих "чертиков" лежащими на одной из полок.

Вернувшись к Мике, мы вместе вышли из раздевалки.

***

Обнимая Мику, я шагала вдоль коридора. Никого вокруг не было. Конечно, пара уже началась.

"Два опоздания подряд в первый день учебы - это даже для тебя, Алиса, рекорд" - с ноткой лёгкой иронии пронеслось в моей голове, отчего я слабо улыбнулась.

А Мика, тем временем, вцепилась в меня так, словно решила ни за что на свете не отпускать. Её руки крепко сжимали мой свитер, боясь отпустить его хоть на мгновение.

"Мёртвая хватка..." - подумала я, взглянув краем глаза на россыпь её смоляных волос, - "Что же мне делать?".

Действительно... Что? Что можно было предпринять в такой ситуации?

- Мика! - позвал внезапно чей-то голос, откуда-то со стороны.

Девушка моментально вздрогнула и посмотрела на его обладателя. Это был не слишком высокий, я бы сказала немного ниже среднего роста, парень... но, довольно симпатичный. Возможно, даже "весьма симпатичный".

- Самп?.. - с волнением протянула девушка и напряглась всем телом.

Я почувствовала это. В тот же мгновение, парень быстро зашагал к нам.

- Наконец-то я тебя нашёл... - проговорил он, преодолев разделявшее нас расстояние.

- Что тебе нужно? - моментально перебила его Мика, а во взгляде зажглась злость и обида.

Парень замолчал на мгновение, смотря на девушку. А затем, повернув голову набок, слабо закачал ею, в то время как на лице появилась добродушная улыбка.

- Кнопка... - протянул он мягким и успокаивающим голосом, словно пытался убаюкать её своим ласковым и мелодичным тембром.

- Не называй меня так... - сразу же проговорила Мика, пытаясь показать в голосе злобу, что у неё, конечно же, не вышло, - никогда...

Самп вздохнул и улыбнулся, в то время как в глазах пробежало то смешанное чувство "любви и доброты".

- Так и знал, что найду тебя такой - проговорил он, покачав отрицательно головой, - как только услышал о том, что я якобы тебя бросил.

Мика вздрогнула, а её глаза внимательно, с искоркой зародившегося сомнения, посмотрели на парня. В них тот час же загорелся вопрос... На это Самп улыбнулся и, кивнув головой, произнёс:

- Ты же знаешь, что я тебя люблю... И даже никогда не подумаю бросить.

Повисла недолгая пауза, разлившаяся между ними подобно океану. В этот момент, мне показалось, словно Мика хочет спросить: "Правда?". Но она проговорила другие слова:

- А что это за восточная красавица?.. - и в её голосе послышались нотки моментально родившегося сомнения и какой то сердитости.

Самп только улыбнулся и пожал плечами.

- Не знаю... Честно. Мика не верь всему, что говорят, - спокойно и нежно разлился его голос, став укутывать её тёплой пеленой, что называется "любовь".

После этих слов, парень мягко протянул ей руку. Мика замерла в нерешительности, все ещё крепко держась за меня.

Да, она сомневалась!..

- Кнопка... - ласково позвал Самп и в который раз улыбнулся.

Похоже, это убедило её окончательно. Через мгновение, Мика уже тонула в его объятиях, счастливо улыбаясь.

- Так и знал, что найду тебя такой... - снова проговорил парень, - кое-кому не помешало бы, кое-что оторвать...

Самп поцеловал девушку в россыпь ( что тут что выше режет ухо россыпь, россыпи уж тогда что ли? ) смоляных волос и нежно прикоснулся щекой к ним.

- Прости... - тихо проговорил Мика, - я бываю такою глупой...

- Ничего, - проговорил парень, - я все равно тебя люблю.

"Кажется, я здесь лишняя" - зашептало у меня в сознании, став про себя улыбаться.

И как только я сделала шаг назад, собираясь, развернутся и тихонько уйти, то услышала голос Сампа:

- Спасибо, - проговорил он, обращаясь ко мне.

Его слова были искренними. Я это почувствовала. В тот же миг, Мика не отпуская его из объятий, повернула голову в мою сторону, и сказала:

- Спасибо, Алиса.

Я развела руками, изобразив "Не за что. Да и не так много я сделала". А затем, просто ушла, оставив их наедине. Я уже точно была здесь лишней... В голове у меня крутилась мысль: "Что же мне придумать на пару литературы, чтобы объяснить своё опоздание?".

Глава VII. Внезапная встреча.

Выйдя из университета, я направилась к парковке, где стоял мой Матиаз.

"Ну, и денёк!" - пронеслось в моей голове, пока я лёгкой, парящей походкой спускалась вниз по ступенькам..

Конечно же, Эмма шагала рядом со мной, кружа из стороны в сторону, словно лёгкий, утренний ветерок. Её платье казалось, все время танцевало вокруг меня, внезапно появляясь то тут, то там. Да, она была неисчерпаемым источником энергии, и какой-то своей, неуловимой, вампирической бодрости. За пятьдесят лет в этом очень легко можно было убедиться.

- Ну, как тебе первый день в университете? - пропели искристые колокольчики в голосе Эммы, а затем она весело добавила своим бархатным голосом, - Вижу! Вижу! По лицу вижу, что день был интересным!

С этими словами, моя сестра, улыбаясь, схватила меня за руку и заглянула в мои глаза. В её взгляде застыло немое, но весёлое нетерпение. Наверное, поэтому она чуть сильнее, чем обычно, сжала мою руку.

"Что же ей рассказать? С чего начать? Возможно, о мистере Сарже, этом армейском ботинке? А может, Эмме будет интересно узнать об уроке физкультуры и этой каторге под названием "игра в волейбол"?" - крутились веером мысли в моей голове.

"Нет, пожалуй, про волейбол лучше промолчать..." - скептически проговорил мой внутренний голос, - "потом целую неделю будет вспоминать, весело смеясь... как тогда, тот случай в Испании...".

"Или рассказать о том милом парне, по имени Ким?" - продолжался мой внутренний монолог с самой собой.

"Милом?.. Я такое подумала?" - сразу же вспыхнула, краснея, мысль в моем сознании, а потом шепнула другая:

"А может Эмме стоит знать о Мике?"

Внутри у меня зажёгся яркий образ маленькой, заплаканной девушки, сидящей в тёмном углу раздевалки.

"Нет... Наверное, это как-то не хорошо будет..." - еле заметно покачала я головой, нахмурившись.

- Малыш, что-то ты задумчивая сегодня... - проговорила сестра, выдернув меня из моих собственных воспоминаний и мыслей, а в её голосе прозвучали заботливые нотки летнего тепла.

"Ну, разве можно на неё сердиться?" - подумала я, взглянув на сестру.

Да, мне не нравится слово "малыш" и Эмма это очень хорошо знает... Но, все равно, на неё трудно обижаться... Что-то ей явно передалось от Дорис. Какая-то теплота, забота и нежность... Что-то в ней было... То, что можно назвать "целым миром".

"Интересно, со временем, я тоже буду, похожа на Дорис?" - весело пронеслось в моей голове, прежде чем Эмма проговорила:

- Так что у тебя случилось? - сестра настойчиво, но легко потянула немного мою руку к себе, приглашая довериться ей.

В это время, мы уже практически подошли к парковке. Мой белый автомобильчик весело улыбался мне, сияя на солнце. Он был такой маленький, что со стороны даже могло показаться, как будто бы он был зажат между двумя соседними машинами, что были гораздо крупнее его в размерах.

"Кроха..." - так я назвала свой автомобиль, ещё в первый день, когда увидела.

Мой взгляд скользнул по капоту моей машины и удивленно замер на крыше. Там, совершенно не смущаясь, словно бы так и надо, ярко сверкая на солнечном свете, красовалось огромное граффити в виде цветка. Это была ярко красная гвоздика.

"Откуда она здесь появилась?"- хотела спросить я, оторопело, смотря на неё, как услышала приятно звенящие колокольчики рядом с собой. Это заговорила Эмма:

- Лекция по биологии оказалась такой скучной. Ничего нового я там не узнала, так что решила немного погулять, ожидая тебя, а заодно и покататься на твоей машинке...

Сестра сделала небольшую паузу и продолжила:

- Так вот, когда я ехала по дороге сюда, то подумала: "Эмма, а почему у Алисы такой белый автомобиль? Совсем без изюминки?". И тут я как раз заметила...

- Достаточно, - спокойным, но начинающим закипать голосом, прервала я свою сестру.

Эмма невинно пожала плечами, смотря на меня чистыми, как слеза глазами. Она словно хотела сказать: "Прости, конечно. Но разве не здорово вышло? По-моему, рисунку здесь самое место!".

"Как она вообще без моего разрешения посмела что-то делать с моей крохой?!" - сердито ревело в моей голове.

"Стоп!" - вскрикнул мой внутренний голос - "А как она смогла завести автомобиль?!".

- Эмма, у тебя есть ключи от моего автомобиля? - проговорила я, пытаясь напустить в голос как можно больше строгости, сдерживая сердитое раздражение, которое было готово закипеть в любой момент.

- Да, - кратко, словно ангелочек, ответила моя сестра, а взгляд её опустился вниз, якобы она чувствовала сейчас огромное бремя вины за свой поступок (так я ей и поверила!), - я думала, ты не будешь против, если я сделаю себе пару запасных экземпляров... Для сохранности...

Эмма совсем потупила взгляд, рассматривая асфальтную дорожку, на которой мы стояли. Как же я все-таки хорошо знала это лицо! Сейчас сестра явно пыталась изобразить своё фирменное "раскаяние" и "угрызение совести". И в это можно было легко поверить, если бы они у неё действительно были. Да, Эмма могла сделать так, что будь здесь человек не знающий мою сестру, то он бы давно уже сам просил у неё прощения, чувствуя невыносимый груз вины на своих плечах.

"И как только Алекс с ней уживается?" - подумала я.

После небольшой паузы, что повисла между нами, Эмма, наконец, достала из своего кармана ключ от моего автомобиля и протянула мне.

- Ты сказала пару экземпляров, - напомнила я ей с нажимом.

Эмма тяжело вздохнула, словно получила незаслуженную обиду, а затем достала ещё двое ключей из другого кармана. Я укоризненно посмотрела на свою сестру и демонстративно скрестила руки на груди. Снова повисла короткая пауза.

- Честно, у меня больше нет! - заверила Эмма, мотнув отрицательно головой, и невинно пожала плечами, а затем, развела руки в стороны, - это все!

"Хотелось бы верить..." - подумала я, ещё немножечко постояв, держа обвинительную маску лица, но затем все-таки взяла ключи из её рук.

- Так как тебе первый день?! - практически сразу воскликнула Эмма, весело подпрыгнув на месте, как будто только что между нами ничего не произошло.

Я молча направилась к своему автомобилю под любопытным взглядом Эммы, которая тут же последовала за мной, снова став порхать из стороны в сторону лёгким ветерком.

- Алиса!.. Алиса! - слышался голос сестры, - Ну, Алиса!.. Расскажи!..

"Как маленький ребёнок..." - подумала я, наблюдая за Эммой.

- На первой паре у нас был волейбол, - наконец, ровным, ничем не выдающим себя голосом, заговорила я, подойдя к своей машине, - там я познакомилась с одним парнем...

- Ух-ты! - всплеснула руками Эмма, перебив меня, - как интересно! И как?! Кто это?! Как его зовут?! Ну же, Алиса! Рассказывай быстрее!

С последними словами, сестра снова схватила меня за руку, прижавшись всем телом к моему плечу, а её глаза загорелись обжигающим любопытством. Казалось, если я ей ничего не скажу, то она схватит меня, и будет трясти до тех пор, пока не узнает всю правду.

"И мне ещё домой с ней ехать в одном автомобиле!" - проговорила сокрушённая мысль у меня внутри.

Мы стояли с Эммой на парковке возле моей машины, и в этот момент, внезапный лёгкий порыв весеннего ветра, нежно погладив растущую из земли траву, зашуршав по асфальту, коснулся моего лица. С ним и пришёл вчерашний аромат... Вдох мой сразу оборвался. Лёгкие перестали дышать, удивленно замерев. А в сознание уже просочился, тонкой ниточкой этот запах. Аромат расплескался внутри меня подобно морскому прибою, словно вода затопила все щели, и я окончательно в нем утонула. Да, я ушла с головой, на самое дно... Я просто закрыла глаза.

- Алиса! - позвала меня взволнованным голосом Эмма, почувствовав, что со мной произошло что-то не ладное.

Но я уже не могла ей ответить. Разве можно было произнести хоть слово, когда внутри меня горел такой пожар, состоящий из одних чувств?.. Все стало бессмысленным, кроме самого аромата... По крайне мере, казалось таким в этот миг.

Я посмотрела на Эмму.

- Алиса! - как-то издалека позвал меня тревожный голос моей сестры, а её руки обхватили мои плечи, так что она оказалась прямо передо мной.

В глазах Эммы сейчас читалось нескрываемое волнение. Её всегда такие весёлые черты лица окрасились переживанием, что действительно моей сестре страшно не шло. Если бы её сейчас кто-то увидел из нашей семьи, то на миг точно бы задумался "А настоящая ли это Эмма?".

- Алиса!.. - но я уже не слышала голоса сестры.

Мой взгляд скользнул по её плечу, пробежав по асфальтной дорожке, и остановился, словно приклеенный... на нем.

Незнакомец шагал недалеко от нас, плавными, красивыми движениями. Его утонченное лицо хмуро улыбалось. Похоже, в его голове крутились, какие то тяжелые мысли.

"Что же могло его взволновать?" - моментально вспыхнула, ярко горящая мысль в моем сознании.

Просто было невероятно, что кто-то или что-то может расстроить эти прекрасные черты лица. Думать так было невыносимо, тяжело и больно. Такие мысли прокрутились в моей голове.

Незнакомец подошёл к нам совсем близко, буквально на расстояние в пару шагов. И я вдохнула... Да, это было ошибкой! Вероятно, когда взорвалась вселенная, это не было так сильно! Так чувственно! Так притягательно! Так феерично!.. Как сейчас... Аромат, словно нить, крепко протянулся от него ко мне, казалось, соединив нас в одно целое. Эта нить, как будто, установила какую-то свою невидимую и тайную для окружающих связь между нами.

Я тихо ахнула, а Эммины руки уже подхватывали меня, так как я с удивлением поняла, что падаю.

- Алиса! - совсем перепуганным голосом позвала сестра, а в её глазах заиграло ярко красное пламя тревоги.

Тем не менее, все это время мой взгляд был прикован к незнакомцу, который внезапно остановился недалеко от нас. Он, похоже, на какой то миг застыл, резко посмотрев в нашу с сестрой сторону. В его глазах пробежало удивление и, по-моему, замешательство.

"Неужели он тоже это почувствовал?" - подумала я, продолжая смотреть на него.

В тот же момент, Эмма обернулась, проследив за моим взглядом, и остановилась на нем. Незнакомец даже не дрогнул под пристальными и внимательными глазами сестры. Это было странно... Вампирический взгляд всегда производит на людей смешанное впечатление. Но думать об этом, я уже не могла. Просто не могла.

Собравшись, я отстранилась от Эммы, которая, тем не менее, пыталась меня поддерживать.

"Главное не дышать, не дышать..." - заскользило в моей голове, а мир еле заметно стал покачиваться перед глазами.

"Боже, что со мной?.." - испуганно взмолилась я, стоя уже без помощи сестры.

Незнакомец, остановившийся на пару секунд до этого, резко, можно сказать неожиданно, продолжил свою ходьбу, став направляться к нам. Сделав пару последних шагов, что были между нами, он очутился вблизи от меня и Эммы. И, конечно, я забыла... Забыла, что дышать совсем не нужно. Все просто перевернулось передо мной. Словно, мира уже не было. Не было ничего, кроме аромата и незнакомца. Как будто, пьяная, непреодолимая стихия обрушилась на моё сознание. И тогда я упала...

Незнакомец схватил меня за локти, пытаясь удержать, от чего я тихо вскрикнула, так как меня, словно ударило током от его прикосновения. Руки Эммы уже поддерживали меня сзади, и она что-то тревожно мне говорила. Но я не слышала её. Все смешалось. Мир стал вертеться перед глазами. И тогда я почувствовала, что его руки подхватили меня за ноги, и моя голова мягко упала ему на грудь.

"Тепло..." - прошептало в моей голове сквозь туман кружившихся мыслей.

Лишь через мгновение пришло понимание того, что незнакомец держит меня на руках.

- Боже мой... - тихо прошептала я, прежде чем аромат накрыл меня с новой силой.

- Алиса, что с тобой? - тревожно спросила моя сестра, но её вопрос был оставлен без ответа.

Я крепко вцепилась в его рубашку, тяжело и прерывисто дыша, намертво сжав пальцы. Лицо прижалось к груди, слушая медленные, но сильные удары сердца. Каждый удар происходил через несколько секунд после предыдущего. Слишком медленно для человеческого сердца. Такой ритм бывает у людей находящихся в коме. Но сами удары его сердца были очень четкими и сильными.

"Странно..." - подумала я, заинтересовавшись на короткий миг этим открытием, но затем, моментально утонула в его руках и запахе.

- Возможно, её стоит отнести в медпункт?.. - спокойно и так очаровательно пролились солнцем и нежной влагой слова незнакомца, обращённые к моей сестре.

Казалось, этот голос можно слушать целую вечность. От него невозможно устать. Он не может надоесть. Я только покрепче, словно ребёнок, к нему прижалась. Наверное, это было очень глупо с моей стороны. Но мне сейчас было все равно.

- Нет, её нужно отвезти домой, - пропели сквозь какую-то пелену колокольчики в голосе Эммы.

Любой другой бы вздрогнул, почувствовал бы страх и восхищение... но ритм его сердцебиения оставался по-прежнему ровным и четким, как и его слова:

- Хорошо... Я могу вас отвезти?

- Нет, - ответила Эмма, - я только достану ключи...

С этими словами, моя сестра потянулась в боковой карман, а через мгновение уже открывала мою кроху.

"Нет, ей определённо верить нельзя..." - пронеслась отдалённо сердитая мысль в моем сознании, - "Интересно у Эммы есть экземпляры ключей от всего в нашем доме, на чем висит замок, а порой и личный запрет?".

В тоже время, от согревающей теплоты его тела... Этой близости... Мне стало так спокойно и хорошо, что я расслабилась, укутавшись его ароматом.

Похоже, моё место всегда было только здесь... На его груди.

***

Мой Матиаз нёсся по улицам Фостота, легко маневрируя на поворотах. Эмма - первоклассный водитель. Быстрая езда была её коньком. Точнее, одним из многих. Чего только не научишься за двести лет?.. Она когда-то была профессиональным гонщиком и участвовала в профессиональных раллийных заездах.

"Хотя, кем она не была?" - порой задумываюсь я.

Максим, как, оказалось, зовут незнакомца, сидел на заднем сиденье и держал меня на своих руках. Я же, по-прежнему крепко держала его за рубашку, совершенно не желая отпускать.

Аромат, как густой туман, окружал моё обаяние. Но на этот раз он меня не одурманивал так сильно, как будто я уже к нему стала привыкать. Но, тем не менее, Боже мой, до чего он был приятен!.. В каждом вздохе можно было раствориться. Стать его частью, если нужно превратиться в пыль, рассеяться и быть ничем... Лишь бы только его ощущать!..

- Алиса, ты себя уже чувствуешь лучше? - спросила Эмма, посмотрев с долей тревоги в зеркало заднего вида.

На это я слабо кивнула.

- Максим, вы простите нас, что так вышло и вам пришлось ехать с нами... - проговорила сестра, посмотрев на парня, а затем её взгляд скользнул на меня, и в её глазах на какое-то мгновение можно было прочитать немое возмущение и маленькие, мечущиеся из стороны в сторону молнии.

Похоже, Эмма злилась.

"С чего бы это?" - задумалась я.

Ну, возможно, из-за того, что все её попытки посадить меня в машину без Максима были тщетны... Я просто вцепилась в него. Глупо, знаю... Чувствую, мне придётся ещё долго краснеть за это, и хорошо, если только перед Эммой.

"Интересно, а что про это думает Максим?" - пронеслось в моей голове, а я тем временем, незаметно для человеческого взгляда, потёрла щеку об его рубашку.

- Ничего страшного... - проговорил Максим и широко улыбнулся, - можно на "ты".

Эмма согласно кивнула головой, сладко улыбнувшись, но, сделав это так, словно салон затопила теплота и уют.

- Так значит, ты будешь учиться в нашем университете? - весело и заразительно произнесла моя сестра.

- Да. Буду изучать литературу, биологию... - проговорил Максим, а в его глазах заиграл приятный огонёк.

"К чему бы это?" - подумала я, смотря украдкой на него.

- Предметы Алисы! - выдала меня сразу же сестра, а затем добавила уже спокойней, - но, ты, вероятно, на первом курсе?

- Нет. На втором.

На какой-то миг в глазах Эммы пробежала тревога.

- Так значит завтра, вы, наверное, будете пересекаться на каких-то лекциях с Алисой? - совершенно беззаботно проговорила моя сестра, но я знала, что этот голос сейчас, на самом деле, далёк от спокойствия.

- Вероятно, - коротко ответил Максим и улыбнулся.

Эмма также улыбнулась, но как-то тревожно. Похоже, она испугалась того, что может завтра произойти. И её можно было понять... Стоило мне только сегодня его увидеть и я уже сама не своя. Что же тогда будет завтра и во все последующие дни? А если вспомнить рассказ Леонардо о его друге Каспиане... Мне стало страшно.

"Неужели придётся переезжать?" - подумала я и с ужасом поняла, что уже не смогу без Максима.

Между нами словно выросла неразделимая нить, которую мы уже не могли разорвать.

- Ты, тоже на втором курсе? - приятно проговорил Максим, обращаясь к Эмме.

- Я вольный слушатель, - ответила сестра, и эти слова прозвучали в её голосе практически заносчиво.

"Эмма иногда умеет что-то сказать так, что потом..." - подумала я про себя, но сама же оборвала свою мысль.

Максим удивленно поднял бровь, пристально посмотрев на мою сестру, словно пытаясь понять, какой смысл она закладывала в эти слова. Та мягко улыбнулась в зеркало заднего вида, попытавшись тем самым сгладить произведённый эффект. Похоже, это у неё вышло, так как Максим ответил ей тем же.

"Или только сделал вид?" - пронеслось в моей голове с лёгкой ноткой подозрения.

- Мы живём за городом. Наша семья на днях приобрела здесь дом, - проговорила сестра, обращаясь к Максиму, - а ты уже в Фостоте давно?

- Нет. Два дня как приехал в город. Только и успел, что распаковаться... - как-то успокаивающе прозвучал тембр его голоса, - поселился в общежитии пока что. Может, сниму квартиру со временем.

Эмма состроила кислую гримасу в ответ на эти слова, а затем, пропела:

- Ужас! По несколько человек в одной комнате! Ни тебе свободного места, ни душа своего... Как вы там уживаетесь?!

Максим не громко засмеялся, слабо наклонившись телом вперёд.

- Я думаю, мне попались отличные соседи. Наверное, весь секрет в этом...

- Ну, не знаю! - воскликнула моя сестра, - когда я училась в...

Эмма, почему-то резко оборвалась. Возможно, чуть не сказав, в каком именно университете она училась? Хотя, о мыслях моей сестры порой бывает очень трудно судить.

- Вот наш поворот! - быстро добавила Эмма, кивнув головой в его сторону.

Моя машина в тот же момент завернула на просёлочную дорогу и неспешно направилась к нашему дому. По Эмме было видно, как она хочет вдавить педаль к самому полу, так что бы автомобиль рванулся вперёд, оставляя за собой лишь облако пыли. Но она не могла этого сделать, ведь рядом находился Максим... Как ему объяснишь, что Эмма может уверенно управлять машиной, когда все за её стеклом превращается в одну, сплошную размытость?

- Алиса, как ты себя чувствуешь? - зазвенели колокольчики в голосе Эммы.

Видимо, сестре нужно было на что-то отвлечься, раз уж она не могла насладиться быстрой ездой.

Я слабо отозвалась:

- Нормально. Думаю, все в порядке.

Сестра стрельнула глазами в зеркало заднего вида, посмотрев на меня.

- Тогда может, отпустишь беднягу Максима? - зазвенел её голос, а затем, она добавила с нотками сарказма, - а то ты ему уже всю рубашку разорвала...

Эмма моментально отвела взгляд в сторону. Видимо, ей стало как-то неудобно за то, что она сказала. А точнее, как это сказала... Вероятно, если бы она могла покраснеть, то, наверное, сейчас бы так и сделала.

Но, в одном сестра была права, рубашка Максима изрядно пострадала в области груди. А несколько пуговиц... Увы, бесследно пропали, оставив, лишь одинокие и голые нити. Похоже, если кому-то здесь и нужно впадать в краски, так это мне.

Я неохотно отодвинулась от груди Максима, боясь поднять на него взгляд.

"Боже мой! Как же не приятно!" - прокричало, заливаясь краской в моей голове.

Затем, я резким движением соскользнула на сиденье автомобиля и сразу же уставилась в сторону.

Перед моим взглядом проносились деревья. Но я их не видела. Сейчас вся моя сущность была направлена в ту сторону, где сидел Максим. Я словно незримо его ощущала.

- Не стоит переживать из-за рубашки, - ободряюще проговорил он, - в этом нет ничего страшного.

"Как хорошо, что вампиры не краснеют..." - подумала я ещё раз, никак не решаясь посмотреть на него.

- Какие правильные слова! - воскликнула Эмма, хлопнув рукой по рулю, - если бы Алекс так относился к своим вещам! А то вечно у него!..

- Просто у Максима не пропадают неожиданно вещи, что тебе не понравились... - буркнула я с сердитым оттенком в голосе.

Мне просто нужно было, на кого-то позлиться. Выплеснуть свою энергию... К тому же, Эмма первая начала! И тут я с кричащим ужасом поняла, что назвала его имя!

"Боже мой!" - пронеслась головокружительно мысль.

Эмма сразу же посмотрела на меня в зеркало заднего вида и рассмеялась. Весёлый, переливающийся колокольчик заполнил машину.

- Разве я виновата, что он порой делает неудачные покупки? - с нотками невинности, проговорила сестра.

Я сглотнула, все ещё переживая за своё поведение перед Максимом, но произнесла:

- Неудачные покупки - это без тебя?

Эмма снова засмеялась, сделав вид, что никак не отреагировала на мой выпад. Взамен, салон в автомобиле заполнился, какой то ощутимой теплотой, что исходила от моей сестры.

- Максим, вашу рубашку мы не выкинем! - наконец, пропела она, после небольшой паузы, закончив, тем самым, наш небольшой спор.

- Это было бы замечательно, - пожав плечами, ответил он Эмме.

Они оба засмеялись. Даже мне захотелось улыбнуться. Но, почему же я все ещё испытываю смущение перед ним? Неужели, дело не только в аромате?..

***

- Приехали! - проговорила Эмма, и первая выскочила из автомобиля, перед этим взглянув на меня в зеркало заднего вида.

Я вышла из своей крохи. Пускай её кто-то другой заводит в гараж. У меня на это не было сил.

Максим, выйдя из машины, огляделся по сторонам.

Эмма вспорхнула по лестнице и, остановившись у одной из колонн, развернулась, крикнув:

- Идёмте в дом!

Произнеся эти слова, она скрылась за входной дверью, оповещая все семейство своим шумным присутствием, что мы уже прибыли.

Максим подошёл ко мне и стал сбоку. От него почувствовалась нить нерешимости. Видимо, он не знал, что сейчас делать.

Мы стояли возле ступеней, а на нас смотрела открытая дверь, что вела в гостиную. В комнате уже были видны, какие то движения. Послышался голос Дорис, правда, очень тихо, так что человеческий слух его бы не услышал:

- У нас гости?

- Да, - пропела в ответ Эмма и, судя по звуку, обвисла на плечах Алекса.

- Что случилось? - послышался такой же тихий голос Леонардо, как и у Дорис.

- Не сейчас, - коротко ответила Эмма, - потом расскажем.

Собрав все силы в кулак, так как и дальше стоять возле входа в свой собственный дом, да и ещё с тем, к кому чувствуешь нечто подобное, что чувствовала я к Максиму...было, мягко говоря, как-то глупо.

- Давай... пойдём в дом? - обратилась я к нему, продемонстрировав свою самую лучшую улыбку, которую только могла сейчас изобразить.

"Ой, как глупо!.." - стала мысленно ругать я сама себя, почувствовав не ловкость.

Максим кивнул, также улыбнувшись в ответ. Затем мы вместе направились вверх по ступенькам.

- Извини за все... - не громко, с нотками собственной вины, произнесла я, шагая возле него, - и за рубашку тоже...

- Не стоит, - добродушно ответил Максим, продолжая сиять улыбкой, - она того не стоит!

Я молча кивнула, отведя взгляд в сторону. А что я ещё могла сделать в такой ситуации?

В гостиной нас уже ожидали члены моей семьи. Леонардо с Дорис стояли рядом, а справа от них находился Алекс. Эммы рядом с ним не было. Только порхающие шаги доносились с верхнего этажа.

Стоило нам с Максимом зайти, как Дорис и Леонардо сразу же устремили на меня любопытные взгляды, но как-то отвечать на них мне совсем не хотелось. Поэтому, я внешне никак на это не отреагировала. На лице Алекса пробежало секундное, лёгкое удивление при виде "потрёпанного" молодого человека, что находился рядом со мной. Мы остановились в шаге от моей семьи.

- Это Максим. Он учится в моем университете, - спокойным голосом проговорила я, а затем, посмотрев на Леонардо, продолжила: - это мой отец Леонардо.

- Очень приятно, - проговорил Максим, слегка кивнув.

- Взаимно. Приятно видеть вас в нашем доме, - улыбнувшись, ответил Леонардо.

- Это моя мама Дорис, - продолжала я представлять членов семьи Кон.

Покончив с официальной частью, мы расселись в гостиной, как тут же послышались шаги спускающейся Эммы, и её весёлый голос залил комнату:

- Вы уже покончили с представлялками? - констатировала очевидное Эмма, и добавила, - Максим, позволь нам ещё раз попросить у тебя прощение, и собственно вот...

С этими словами, моя сестра подняла в руке небольшую упаковку, внутри которого была аккуратно запечатана новенькая, голубого цвета рубашка.

- Я её только вчера купила для... - пропела Эмма, и немного смутившись, посмотрела на Алекса, - прости милый...

Брат спокойно, ничего не выражающим лицом кивнул, лишь немного кончики его губ мягко дрогнули. Почти не заметный жест. Как я уже знала, он значил "Ладно, ладно... Пускай будет по-твоему". Эмма довольно заулыбалась и затем, быстро подойдя к Максиму, протянула ему упаковку, практически вложив в его руки. В следующее мгновение, сестра уже плюхнулась на противоположный диван рядом с Алексом, упав головой ему на плечо, от чего довольно закрыла глаза, и очень тихо замурлыкала.

Дорис улыбнулась при виде этой умиротворенной, и спокойной сцены, что не столь часто бывает, должна заметить.

- Разве вы не?.. - спокойно проговорил Максим, смотря на Эмму и Алекса, но все же в его голосе зазвучали нотки удивления.

Вероятно, он хотел сказать "брат и сестра", но решил не продолжать, выразив этот вопрос взглядом. В ответ Алекс проговорил монотонным, даже каким-то леденящим голосом, от чего, думаю, Максиму полагалось вздрогнуть:

- Мы с Эммой сводные брат и сестра.

- И нам все равно... - тепло протянула Эмма, сделав это так, словно она отмахнулась от мелкого пустяка, а затем, ещё сильнее прижалась к плечу Алекса, - по крайне мере мне...

Максим добродушно кивнул на эти слова.

"Удивительно!" - воскликнул мой внутренний голос, - "Как правило, люди по-другому реагируют на притягательность вампира... Они впадают в панику и восхищение... Может он особенный?..".

А ещё меня очень сильно волновала реакция Максима на слова Алекса и Эммы. Как он отнесётся к их отношениям? Как он потом будет смотреть на меня?.. И именно это последнее волновало меня больше всего.

Брови Алекса немного приподнялись, что значило, что он удивлен больше обычного. Видимо, он тоже ожидал другой реакции от Максима, а не проявленного им спокойствия. Леонардо и Дорис, похоже, также были озадачены, но это длилось не дольше краткого мига. Затем, моя мама поднялась из своего кресла и, подойдя к Максиму, ласково проговорила:

- Давайте я вас отведу в свободную комнату, где вы сможете переодеться?

Максим на мгновение заколебался, но потом согласно кивнул, и вскоре они скрылся из виду, поднявшись на второй этаж. Проводив их взглядом, я моментально повернула голову назад, и сразу же встретилась с внимательным, если не испытывающими глазами Леонардо.

- Итак, что случилось, Алиса? - проговорил мой отец, и по привычке потёр руки друг об друга, что значило "он находится в небольшом волнении".

Как мне захотелось ответить: "Ничего"! Что все хорошо и переживать не из-за чего. Но это было бы не правдой. Да и судя по доносившемуся время от времени довольному мурлыканью и хитрым взглядам Эммы, если не я расскажу, то это сделает она.

"Предательница!" - сердито сказала я про себя, кинув недовольный взгляд на сестру, от чего та заулыбалась.

"Да, кажется, в этом, насчёт Эммы я не ошиблась..." - подытожила я свои наблюдения, - "Придётся рассказывать".

- Если хочешь, я начну?.. - внезапно сладко протянула сестра, нарушив установившуюся паузу, а затем, упала головой на колени Алекса.

- Предательница... - тихо сказала я, от чего Эмма снова заулыбалась и показала мне язык.

В такой ситуации ничего не оставалось другого, как рассказать о случившемся. Я очень быстро, не слышно для человеческого слуха изложила произошедшие события. Весьма сжато, так что Эмма в конце недовольно хмыкнула, но ничего не сказала.

"И на этом спасибо!" - мысленно я поблагодарила сестру, - "А ведь она могла бы и приукрасить!".

Леонардо сложил ладони вместе, задумавшись.

"Как же все-таки он напоминает человека!" - подумала я, глядя на его жесты.

Наверное, с минуту в комнате царила тишина. Казалось, время, словно растянулось до бесконечности, а секунда превратилась в вечность. Так мучительно мне было ожидать его слов. Но внезапно заговорил Алекс:

- Если Алисе так тяжело, то мы можем переехать в другой город. Это, конечно, составит некоторые хлопоты, но думаю вполне терпимо.

"Только не это!" - как пуля, пролетела мысль в моем сознании.

Я уже не могла представить мир без Максима и думать о том, что его не будет рядом... Это было мучительно больно и не выносимо, словно сердце стало пустым, а все вокруг превратилось в серое и не имеющее никакого смысла. Все теряло без него цвет, цель и свою сущность в моих глазах.

"Мир без Максима не возможен!" - захотелось мне сказать.

Видимо, что-то очень яркое отразилось на моем лице, так как Алекс добавил:

- Если, конечно, ты не против такого решения, Алиса?..

Я молчала. Просто не зная, что сказать. Точнее, мне хотелось сказать, что я как раз против..., но боялась, как на это отреагируют остальные. Может, точно захотят увезти меня отсюда?..

Послышались шаги сверху. Это спускались вниз Максим и Дорис.

- В своё время, мы с моим мужем много путешествовали по миру, когда ещё дети были поменьше, - проговорила моя мама, видимо, отвечая на какой то поставленный вопрос.

Максим шагал рядом с ней, а на нем была одета новенькая голубая рубашка. Воротник был немного расстегнут...

"Боже мой!.." - проговорила я мысленно, в то время как аромат с новой силой заполнил помещение.

Казалось, что я уже к нему привыкла, но вот... Стоило Максиму только ненадолго отлучиться... Как его запах снова кружит мне голову. Дыхание внезапно участилось, а глаза стали становиться стеклянными, видя только одного человека... Я словно таяла...

- Алиса?!. - коротко позвал меня Леонардо, немного наклонившись вперёд.

В голосе отца послышались нотки тревоги и насторожённости. Это помогло мне вынырнуть из тумана, что плотной пеленой стал меня обволакивать.

- Я в порядке, - коротко произнесла я, попытавшись улыбнуться.

Правда не знаю, вышла ли эта попытка?.. Вероятно... Так как Леонардо кивнул и снова откинулся на спинку кресла.

"Все же он отменно играет роль человека..." - подумала я.

Подойдя к нам, Дорис усадила Максима в одно из свободных кресел, а сама присела возле меня.

- Спасибо, что вы, Максим, помогли моим дочерям. Особенно, Алисе, - проговорил Леонардо, кивнув в сторону того.

- Я думаю, так поступил бы каждый, - проговорил Максим в ответ.

Только сейчас я поняла, какой у него чистый и ровный голос. Словно смотришь в прозрачное, лазурное озеро. Такое сравнение сразу же мне пришло на ум.

- Нет, не каждый, - внезапно произнёс Алекс, своим спокойным и уверенным голосом, - так как вы помогли, смог бы сделать не каждый.

Максим вопросительно перевёл взгляд на моего брата. Но тот ничего не ответил, лишь бесстрастно смотрел на него карими глазами. Невысказанность словно застыла в воздухе.

- Тебе Максим очень идёт рубашка... - ласково вмешалась Эмма, разрезая тишину своим мягко стелющимся голосом, - даже думаю лучше, чем могла бы Алексу...

С этими словами, сестра сильнее, чем следовало бы, надавила на грудь брата. Но тот никак на это внешне не отреагировал, хотя, все же отвёл взгляд в сторону.

- Спасибо, - проговорил Максим в ответ на слова Эммы, после небольшой паузы, а затем, улыбнулся.

- Вы чем-то увлекаетесь? - сразу же задал вопрос Леонардо, видимо, желая, как можно быстрее сменить тему.

На мгновение Максим застыл, обдумывая, что сказать.

- Мне очень нравится рисовать карандашом, - проговорил он, - всегда вожу с собой, из города в город, стопку эскизов.

В это время, Дорис обняла меня одной рукой, прислонив к себе, словно интуитивно поняв, что мне необходимо это. А внутри я себя уже ругала.

"Ну же?! Скажи ему что-то! Найди куда вставить слово! Не молчи! Не сиди просто так!"...

Только язык мой совсем не хотел меня слушаться, а внутри все с волнением дрожало, застыв.

- Почему же вы не пошли по этой стези? - проговорил Леонардо, изобразив на лице тень удивления.

На мгновение глаза Максима застыли, и в них заиграл металлический блеск, как будто он вспомнил что-то очень далёкое и, кажется, совсем не приятное. А затем он внезапно ответил:

- Не сложилось, к сожалению... - а глаза, как и прежде, стали спокойными, и кажется даже какими то солнечными.

Неожиданно по комнате разлилась, какая то музыка. Её источником был Максим. Извинившись, он сразу же достал из своего кармана мобильный телефон.

- Алло! - проговорил Максим.

В трубке заговорил тихий, шипящий и очень быстрый голос, так что мне ничего не удалось понять.

С минуту он слушал, не произнеся и звука, а затем сказал:

- Хорошо, скоро буду.

С этими словами он положил мобильный телефон обратно в карман и сразу же встал.

- Прошу извинить меня... - развёл руками в извиняющемся жесте Максим.

Моя семья сразу же встала со своих мест.

- Не за что извинятся, Максим - проговорила тёплым и нежным голосом Дорис, улыбнувшись, - заходите к нам как-то?..

- Обязательно, - кивнул Максим.

- Я подвезу до города, - сказал Алекс, и ничего больше не говоря, пошёл к выходу.

На ходу, мой брат кивнул Максиму, приглашая того следовать за ним.

Попрощавшись, мы остались одни. Леонардо стоял, скрестив руки на груди. Дорис же находилась возле меня, положив одну руку мне на плечо в успокаивающем и оберегающем жесте. Эмма, похоже, по человеческой привычке, упала в кресло, раскинув руки в сторону. Её глаза забегали по потолку, а затем, резко обратились к нам, в то время как голова склонилась набок. Хотя, изображать из себя людей вовсе было уже не обязательно. Максим ушел... А больше здесь не для кого было это делать.

- Алиса, ты почувствовала аромат, когда Максим спустился вниз по лестнице?- не меняя позы, даже не шелохнувшись, проговорил Леонардо, по-прежнему смотря на входную дверь.

"Значит, он все-таки заметил?.." - расстроено подумала я, - "от отца мало, что можно скрыть... Ещё предстоит учиться и учится этому...".

Последнее предложение пропело невинно в моей голове.

- Да... - с трудом выдавила я.

- И это все?.. - протянул Леонардо, не меняя позы.

Я вздохнула. Так тяжело было об этом говорить сейчас. Уж легче шопинг с Эммой.

"Но что я должна была почувствовать ещё?" - подумала я.

За окном заревел автомобиль Алекса.

"Пока Максим!" - произнесла моя мысль, прощаясь с ним, - "Увидимся!".

- Я думала, что после того случая на парковке, уже привыкла к его аромату... В машине, когда мы ехали с Эммой и Максимом, запах на меня так не действовал, как раньше, но как только Максим ушел наверх с Дорис, а потом спустился вниз... - стала я произносить свою неуверенную тираду.

Леонардо повернул голову, и в его глазах горел вопрос. Ужасающий вопрос.

"Как же я сразу не поняла?!" - воскликнула я мысленно, в воображении хватая себя за голову, и сама испугалась того, о чем подумала.

- Нет... Убить мне его не хотелось... Ни тогда, ни сейчас... - сразу заговорила я, немного заглатывая слова от нахлынувших бурных эмоций.

Закончив, мой взгляд упал на лицо моего отца, где залегла задумчивая тень. Дорис притянула меня к себе, обняв за плечо. Эмма, как и прежде, смотрела на нас, но о чем она думает, было трудно понять.

Внезапно, наши старые, семейные часы, двух метровой высоты, пробили пять часов, оглашая это по всей гостиной. Их, видимо, только сегодня привезли из нашего бывшего дома.

- Возможно, нам стоит снова переехать?.. - наконец, проговорил Леонардо, после небольшой паузы, сохраняя задумчивое выражение лица, - Алекс прав. Тебе тяжело быть рядом с Максимом.

Сказав эти слова, мой отец посмотрел на меня. В этот момент, моё сердце, казалось, разбилось на мелкие кусочки, посыпавшиеся осколками вниз. Мысль о том, что я Максима, быть может, никогда не увижу, причиняла мне невероятную боль.

- О чем ты думаешь, Алиса? - проговорила Дорис, сочувственно на меня посмотрев.

"Неужели, на моем лице опять отобразились мои мысли?" - вздохнув, подумала я, и сердито себе крикнула, - "Научись, наконец-то, контролировать своё лицо, Алиса!".

- О том, что сказал Леонардо, - вполне спокойно прозвучал мой голос, отвечая на вопрос Дорис.

- Думаю, нам стоит все это семьёй обсудить за ужином. Тогда как раз вернётся Алекс, - прозвучал голос отца, - у нас же сегодня "ужин", Дорис?

Последние слова были направлены к маме.

- Да, конечно, - сразу же согласилась с улыбкой Дорис, желая сменить разговор, - семейный ужин.

- Правда?! Сегодня без охоты?.. - с плохо скрытым разочарованием проговорила Эмма.

Дорис кивнула, посмотрев на сестру.

- Если, конечно, девочки мне помогут на кухне? - мягко прозвучал голос мамы.

- Поможем! - проговорила Эмма, - мы всегда готовы!

Сестра заулыбалась. А уже через мгновение, мы втроём молниями унеслись на кухню, оставив Леонардо наедине со своими мыслями.

Глава VIII. Ужин.

Посередине кухни стоял большой обеденный стол апельсинового цвета. На нем находилась небольшая ваза с гвоздиками, любимыми цветами Дорис. В стороне был вмурован в стену большой двуручный холодильник, от которого тянулась кухонная стенка в обе стороны. С потолка свисала огромная люстра, стилизованная под девятнадцатый век. Так что на её краях горели декоративные, электрические свечи.

От одного из кухонных шкафов раздался шум, а затем звук падающих тарелок.

- Извините! - послышался смеющийся голос Эммы.

Сестра держала в руках несколько тарелок, не успевших упасть на пол. Мы с Дорис стояли рядом возле обеденного стола, готовя ужин, в то время как Эмма пыталась накрывать на стол в обеденной комнате.

- Ничего, дорогая! - отозвалась мама, тихим и спокойным голосом, повернув голову и улыбнувшись моей сестре.

Эмма согласно кивнула.

- Я тоже так думаю! - пропели колокольчики в её голосе, - все равно этот китайский фарфор застрахован!

"Эмма, Эмма..." - подумала я, мысленно покачав головой, а улыбка разлилась по моему лицу.

- Ладно, - сказала сестра, - пойду расставлять приборы.

Произнеся это, Эмма, легко ступая, направилась в сторону, держа в руках тарелки, и ещё какую то столовую утварь. От неё уже слышалось тихое мурлыканье.

Мы с Дорис продолжили приготовление ужина. Собственно, количество блюд было весьма ограниченным, ну а основным компонентом конечно же служила кровь.

- Пора ставить суп, - проговорила Дорис, не отвлекаясь от своего дела за кухонным столом.

Кивнув, я подошла к холодильнику и открыла его. Внутри все было завалено пакетами с кровью. Ну, в принципе, ничего удивительного. У предусмотрительного вампира всегда должен быть свой небольшой запас еды.

Поведя взглядом сверху вниз, мои глаза самопроизвольно остановились на одинокой баночке из под сливового джема, стоявшей в углу на нижней полке. Что она здесь делала, было для меня загадкой, которую мне не хотелось сейчас решать. Поэтому, взяв пару пакетов крови, где-то заботливо добываемые Дорис для нас, я направилась к кухонному столу.

"Все-таки апельсиновый цвет - лучший на свете" - пронеслось в моей голове.

Включив слабый огонь, я поставила специальную ёмкость на плиту, а в неё залила всю кровь из пакетов. Вот и все. Это и был "суп". Я же говорю, выбор блюд весьма ограничен. Ох, как ограничен...

Несколько сложнее по составу были желейные пироги, которые сейчас готовила Дорис. Собственно, это сам желатин и, конечно же, кровь. Все это подогревается, а через некоторое время субстанция замерзает, превращаясь в красную, дрожащую массу. Ещё на таких семейных ужинах (уж лучше охота!) присутствовал утренний эспрессо. Иногда Алекс делал себе коктейль, размешав кровь с алкоголем. Правда, все это только для виду.

Если честно, кроме самой Дорис, что пыталась нас одомашнить, такие ужины в семье никому не нравились, но мы все усердно это скрывали, боясь обидеть маму.

В кухню молнией взлетела Эмма, поднимая за собой лёгкий, крутящийся ветерок.

- А что у вас тут так вкусно пахнет? - глаза сестры посмотрели в сторону подогреваемого супа.

В этот момент её глаза стали унылыми. Как же... Кровь из пакетов, просто притягивает и манит вампиров, как магнит. Вроде бы это намного вкуснее, чем свежая, бьющаяся на губах жила? Однозначно, нет.

- Суп, - коротко ответила Дорис, улыбнувшись.

Эмма в один шаг оказалась возле мамы.

- Ага... - протянула она, забавно кивнув головой, - так и есть... А можно я украду Алису? Мне самой скучно накрывать на стол.

- Конечно, - согласилась Дорис, - здесь все равно работы осталось немного.

Улыбнувшись, Эмма ничего не говоря, схватила меня за локоть и потащила в столовую.

"Все... Попалась..." - пронеслось в моей голове.

Влетев молниями в столовую, мы оказались перед крупным, круглым столом, который был почти накрыт на пять персон.

- Разложим приборы! - выкрикнула Эмма, и метнулась в сторону, откуда сразу же, размытым пятном понеслась вокруг стола, где, как по волшебству, стали появляться вилки и ложки.

Сестра решила заодно включить стоявший рядом музыкальный центр. и по комнате разлилась ритмичная музыка.

"Моя помощь здесь, похоже, не нужна" - пронеслось в моей голове, - "Но, как говорит Эмма, музыку слушать одному скучно. Не то, что вдвоём!".

- Чего стоим? - прозвучал вопрос рядом со мной, а в шаге от меня материализовалась сестра, - давай раскладывать ножи и чашки!

Больше ничего не произнеся, она растворилась в воздухе. В то же мгновение, я исчезла размытым пятном, следуя за Эммой. Сестра схватила несколько ножей, и понеслась к столу. Я же решила взять чашки.

Удивительное это состояние. Двигаться со скоростью молнии. Время словно застывает. Его становится так много, что секунда действительно превращается в вечность.

Разложив ножи и чашки, мы с Эммой принялись расставлять оставшиеся приборы, а также украшать стол всякими безделушками. Дорис нравятся такие мелочи. Маму нужно чем-то радовать. Хотя бы этим.

Думая о своих ощущениях, я и не заметила, как зацепила одну из чашек. Та стала медленно крениться, падая со стола. Все происходило словно в замедленной съёмке. Чашка медленно наклонялась в сторону, чтобы вскоре разлететься мелкими осколками, ударившись об пол.

- Алиса?.. - пропела моя сестра, каким-то странным голосом.

Подняв взгляд, я увидела смотрящие неуверенно на меня глаза. Как только мы встретились взглядами, Эмма практически сразу отвела его в сторону. Если бы она была человеком, то её лицо в этот момент должен был бы залить лёгкий, красный румянец. Похоже, сестра была смущена. Это было уже интересно. Что-же могло так взволновать своенравную и беззаботную Эльзу

"Что же это?!" - любопытство проснулось в моем сознании.

- Алиса, - повторила моё имя сестра, - а это правда?.. То, что ты ощущаешь при появлении Максима?.. Чувство, что ты испытываешь к нему?..

Эти слова Эмма словно выдавливала из себя. Так странно и удивительно было видеть, что моя сестра может испытывать неловкость и смущение. Словно посреди солнечного дня загремела гроза.

- То есть... Я хочу сказать, видя тебя сегодня на парковке... И помня о торговом центре... То, что с тобой произошло... Меня это до глубины души поразило... Не знаю даже, как это назвать... Ты думаешь, это любовь?.. Как в фильмах... С первого взгляда?

После этих слов Эмма словно застыла, не сводя с меня глаз.

Очень сложный вопрос. Если бы я только знала ответ? Да мне нравился аромат Максима, и то, что он со мной делал... Мягко говоря, было удивительным. Но, Боже мой... Я не знаю... Люблю ли я Максима? То, что он стал для меня дорог. Это правда. Даже очень дорог. Но разве можно сказать, что любишь кого-то, зная его все лишь два дня? Возможно, кто-то может. Но не я... Хотя я уже сама не знала... Боже мой... Любит ли меня Максим? В чужое сердце не заглянешь, не увидишь, что там... И это, честно говоря, обжигало меня больнее всего. Как мне хотелось, чтобы там... В его сердце... Боже мой!.. Эмма, зачем эти вопросы?!

- Не знаю, - коротко ответила я, демонстративно пожав плечами.

Сестра некоторое время смотрела на меня, как-то задумчиво и выжидательно, словно ожидая от меня продолжения рассказа. Но ничего такого не произошло. Я не могла об этом сейчас говорить. И не нужно на меня так смотреть Эмма!

Сестра кивнула, словно поняв ход моих мыслей. Но с другой стороны, что ей оставалось делать?

- Я, почему спрашиваю, Алиса, - произнесла моя сестра, - просто вспоминаю нашу встречу с Алексом...

Эмма закрыла глаза, а лицо её стало каким-то далёким и прекрасным от воспоминаний.

- Это был один из тех светских балов, куда старые семьи выводят своих дочерей, чтобы удачно подыскать им пару. Тогда на улице уже давно был поздний вечер. А в огромном зале горел яркий свет, излучаемый сотнями свечей. Вокруг была целая путаница самых различных запахов. Я стояла в платье янтарного цвета, а мою талию неудобно обхватывал корсет. Вдоль окон стояли мужчины, завидные женихи в военных мундирах. Женщины в апельсиновых платьях с брильянтовыми декольте.

Да кого там только не было?.. В центре уже вальсировали пары. Играла, какая то музыка, модного композитора того времени. Но мне было все равно. Мой отец, потея, вытирал постоянно платком лоб, а мать, махая небрежно веером, незаметно, как она думала, высматривала мне кавалера. Какой-то полковник улыбался мне с того края зала, от чего вызывал тихий восторг у моей родни. И тут, неожиданно, появляется он...

Эмма замерла, а на лице её разлилась счастливая улыбка.

- Алекс был одет в военный мундир с лейтенантскими погонами. Он тогда был адъютантом у того самого полковника, что мне улыбался издали.

Сестра рассмеялась, и открыла глаза. Её взгляд пробежался по мне.

- А потом, Алекс так весело, задорно мне кивнул. Прямо как бравый вояка, и пригласил на танец... А у самого лицо такое радостное, искрящееся и светлое... Словно он, какой то юнец... Да таким он и был!

Эмма улыбнулась мне.

- Разве я могла устоять?.. Конечно, нет...

Глаза сестры опять закрылись.

- Он взял меня одной рукой за талию, а другой... И мы влились в поток вальса, присоединившись ко всем этим танцующим парам. Боже! Как Алекс танцует вальс! Алиса, это не передать словами...

Проговорив это, моя сестра, не открывая глаза, стала медленно кружиться из стороны в сторону, обнимая себя за плечи. Без сомнений, она танцевала давно уже станцованный танец... Именно тот, первый вальс. Лицо Эммы словно наполнилось внутренним светом, а сама она ушла с головой в воспоминания. Сестра кружила из стороны в сторону, а я просто очарованная этим действом наблюдала за ней.

Внезапно, на одном из поворотов, Эмма остановилась, и медленно открыла глаза, словно вынырнула из далёкого забытья.

- Но то, что я видела на твоём лице... Даже близко не было на моем, - прозвучал голос сестры, а взгляд её стал задумчивый, - впрочем, как и у Алекса...

Я протянула руку, и подхватила, как-бы между делом, медленно падающую на пол чашку. Поставив её на стол, мой взгляд вернулся к Эмме, которая уже снова принялась украшать стол, как будто ничего не случилось.

Смешно, наверное, но Дорис любила, когда на столе были разные миниатюрные ангелочки, пару задорных, рогатых чертиков, и ещё уйма всяких безделушек. По-видимому, сестра решила, что разговор окончен. Что же?..

- Я смотрю, вы уже практически закончили, девочки? - произнесла, входя в комнату, Дорис.

- Да, мы такие! - засмеявшись, отозвалась Эмма.

- Ещё немного осталось, - проговорила я, беря в руки ангелочка с крохотной свечкой в руках, чтобы сразу же поставить на стол.

- Хорошо, - кивнула Дорис, - у меня тоже практически все готово. Скоро будет ужин.

***

Мы все сидели за столом. По часовой стрелке, семейство Кон сидело так: Я, Дорис, Леонардо, Эмма и Алекс.

Посмотрев в свою тарелку, я увидела плавающую, красную жижу, носившую гордое название "кровь". Подняв голову, я встретилась с взглядом Эммы, который однозначно говорил: "Хочу на охоту!". То же самое, наверняка, думал Алекс. Леонардо понять всегда было трудно, а вот Дорис сияла. Одомашнивание вампиров происходило удачно, по меньшей мере, так она думала. Мама всегда говорит: "Капля камень точит". То есть, она действительно надеется, что когда-то нам "это" понравится. Под "этим" я естественно подразумевала унылую жидкость в моей тарелке.

"Эх!.." - подумалось мне, а самой захотелось поднять взгляд вверх.

Но этого делать нельзя было. Поэтому, собрав все своё терпение, выдержку и силу воли, я размешала ложкой, налитый в мою тарелку "суп". А затем, зачерпнув, стала, есть это. На вкус, в принципе, терпимо... Но это не сравнить с тёплой, пышущей дыханием жизни, кровью, струящейся из пульсирующей, в такт ударам сердца, вены...

- Алекс, как прошла обратная дорога с Максимом? - поинтересовался Леонардо со своего места, видимо, решив сразу перейти к делу.

- Без происшествий, - коротко ответил Алекс, ни капельки не изменившийся в лице.

Посмотрев на брата, я поняла, что целую дорогу с Максимом он просто молчал. И делал это так, как только умеет он. Холодно молчал. Да, так можно и без слов обжигать и наказывать...

- Алиса, опиши нам, что ты чувствуешь, когда видишь Максима? - проговорил Леонардо, обращаясь ко мне.

"Да, видимо, он действительно решил не тратить время на посторонние темы для разговора" - подумала я.

Немного помолчав, наверное, от смущения, я все же проговорила, восприняв это как вынужденное мучение:

- Это похоже на то, как если бы разбивался прежний мир на мелкие осколки, а затем, растаяв, сливался в новую, удивительную и невероятно притягивающую к себе Вселенную. Словно Максим и есть та Вселенная...

Это было самое честное и большое моё откровение за всю свою жизнь. Даже не уверена, что смогла бы сказать это дважды своей семье. Я знала, что им можно доверять, но это было настолько сокровенно, настолько интимно, настолько своё... Что просто нет слов и сил, чтобы описать, как я это чувствую.

Посмотрев на сидящих вокруг меня членов семьи, я увидела внимание на их лицах.

- И ты не хочешь убить Максима? - задал вопрос Алекс, а на меня посмотрели его карие глаза, совсем без холода в них.

- Нет... - честно ответила я, - но чувствую, как что-то меня тянет к нему...

- Даже сейчас тянет? - прозвучал вопрос Эммы.

На какое то мгновение я задумалась. Когда я вижу Максима и ощущаю его аромат, то просто таю... А сейчас? Когда его рядом нет?

Я вспомнила образ Максима. Его улыбку, глаза, цвет волос, даже походку... И вместе с ними пришло воспоминание о его аромате... Боже мой!

Я инстинктивно перестала дышать. Но аромат был не в воздухе. Он был внутри меня! В середине все словно стало застывать, становясь стеклянным... Собрав остатки сил, я выдавила:

- Да... - протянул мой голос, - И когда он рядом, мне кажется, я привыкаю к его аромату.

Дорис посмотрела на Леонардо.

- Может, ты в состоянии привыкнуть к его аромату?.. - проговорил Алекс, наверное, выдав общую идею, что должна была сразу всем прийти в голову.

Я пожала плечами, что значило "Возможно". Хотя, очевидно что-то сказать на этот счёт было трудно.

- Алиса, а что ты чувствуешь, когда Максима рядом нет? - поинтересовался Леонардо.

- Мне плохо без него, - сразу ответила я, - хочется его увидеть...

- Насколько сильно хочется увидеть? - проговорил Алекс.

Меня эти вопросы начинали раздражать.

- Очень... - выдохнула я.

На мгновение в столовой повисла тишина.

- Я сначала задумывался о переезде. Помня о случившемся с Каспианом, - проговорил Леонардо, моментально приковав взгляды всех членов семьи к себе, - но вот о чем подумал... Если аромат Максима так сильно влияет на Алису, то если, к примеру, наша семья уедет из Фостота... Не сделаем ли мы этим только хуже ей?

- Что ты этим хочешь сказать? - прозвучал мягкий голос Дорис.

- То, что когда Каспиан пытался уйти, то просто начинал сходить с ума... - ответил Леонардо, - и то, что мы не знаем, что же это на самом деле. Этот аромат.

- Ты прав, Леонардо. Удивительно, но по действию этот запах мне напоминает наркотик. Приковав раз к себе, он будет держать тебя очень долго. В лучшем случае... - проговорил Алекс.

Отец согласно кивнул, проговорив:

- Именно, Алекс. Хотя мы на самом деле не знаем, что же это такое...

- А узнаем ли?.. - протянул задумчиво Алекс, - но что ты предлагаешь?

- Если честно, - ответил Леонардо, - я не знаю... Думаю, Алиса сама должна решить. Оставаться ей или уезжать.

Все взгляды сразу же обратились ко мне. В комнате повисла тишина.

"Хочу ли я переезжать? "- повторила я сама себе вопрос.

Смешанные чувства сразу же навалились на меня. С одной стороны, находилась моя семья, которая переживала за меня, и для которой наш переезд, возможно, виделся более правильным выходом из ситуации. Но... Было огромное "но". И оно стояло с другой стороны - Максим... Этим все сказано. Одно воспоминание о нем уже могло заставить меня дрожать.

"Без него мой мир будет разбит..." - пронеслось у меня в голове.

- Я не знаю... - прозвучал мой дрогнувший голос, и сразу добавил, - но я не хочу переезжать.

- Ты уверена, Алиса? - проговорила Дорис, а её взгляд изучающее забегал по моему лицу, - то, что произошло с тобой на парковке возле университета, вызывает у всех нас, мягко говоря, большую тревогу.

"Дорис?.." - мысленно протянула я, посмотрев на маму.

Как же мне хотелось, чтобы это все прекратилось. Чтобы все было, как раньше. Тихо и спокойно.

- Я не знаю... Если вы хотите знать, что я чувствую, - прозвучал мой голос, а ложка была отложена в сторону (есть уже точно не хотелось), - так это то, что я не могу без Максима.

- Это меня больше всего и пугает, - вставил своё слово Леонардо, задумчиво посмотрев на меня.

Тяжелые мысли блуждали в его голове. Думаю, как и у каждого вовремя этого ужина .

- Что же, если мы не знаем, что происходит, то думаю, нужно оставить пока все как есть, - сказал Леонардо, - к тому же, Алиса, не хочет убивать Максима, что даёт нам больше уверенности в ней.

Моему отцу никто не ответил. Думаю, остальные просто не знали, что сказать.

- Если что, за Алисой может присмотреть Эмма, - внезапно проговорила Дорис, - девочки же сейчас вместе ходят в университет, Леонардо.

Сестра сразу же удивленно захлопала глазами на мамины слова.

- Эмму хотят сослать в няньки? - наиграно удивленным голосом проговорила сестра, подняв "наивно-поражённые" глаза, но так как никто на это не ответил, то Эмма опустила взгляд.

Она поняла, что её шутку в такой момент некому было оценить.

Леонардо согласно кивнул головой. Ему понравилось замечание Дорис.

- А может, Максима сделать одним из нас? - внезапно и беззаботно подала идею Эмма со своего места.

Все тот час посмотрели на неё.

- А что? - пожала плечами сестра, - и думать ни о чем не нужно. Всем хорошо...

Некоторое время мы все молчали.

- Никто из нас не знает, что он за человек, - проговорил Леонардо, - Эмма, ты же прекрасно понимаешь, что это рискованно. А нам здесь не нужен бегающий в поисках крови вампир...

И это было правдой. Многие "обращённые" испытывали непреодолимую жажду крови, с которой очень трудно бороться. Знаю, по собственному опыту. К тому же, Леонардо говорит, что "вампиризм" - это дар бессмертия. А давать его кому попало... он, как и вся моя семья, не собирался.

В столовой повисла тяжелая пауза.

- Что же, тогда решено... - проговорил Леонардо, и эти слова в его голосе прозвучали так, словно дались ему с огромным трудом, - пускай будет так, как решила Алиса.

***

Дорис и Леонардо все ещё отрезали тонкие ломтики от своих желейных пирогов, когда я встала из-за стола, и направилась к себе в комнату. Эмма и Алекс вслед за мной, сразу же ушли, вероятно, в кинотеатр. Сестра, конечно, попыталась меня утащить за собой, но тщетно.

Оказавшись у себя в комнате, я остановилась посередине, скрестив руки на груди, став смотреть в окно. Любая другая девушка, на моем месте упала бы на кровать или софу, моментально заснув от усталости. Но не я. Вампирам было все равно на физическую усталость. Как и в какой позе, они находятся.

За окном, кажется, начинался дождь. Одинокие капли стали падать на моё окно, а затем, стекать вниз, оставляя за собою мокрый след. Странное зрелище... Как будто оно, окно, могло плакать, и сейчас лило свои слезы.

"Максим..." - внезапно прошептало у меня внутри, а в голове родился его образ.

Тряхнув головой, я отошла от окна, отвернувшись.

За моей спиной, начал постукивать дождь, становясь, все настойчивее.

"Эмма и Алекс вымокнут, наверное" - подумала я.

Я сделала шаг в сторону, и перед моими глазами очутился столик с разложенными на нем модными журналами. Некоторые из них были открыты и имели заботливо подчёркнутые маркёром статьи. Конечно же, это было сделано рукой моей сестры. "Просвещение" в Большой моде никогда не прекращалось.

Неожиданно раздался далёкий раскат грома. Дождь забарабанил сильнее, а с улицы послышалось завывание ветра.

"Что за погода?" - подумала я и, взяв пульт, включила небольшой телевизор, что находился в моей комнате.

Оттуда сразу же полетели, какие то звуки. Нажав на пульт, я переключилась на музыкальный канал.

Внезапно, раздался ещё один, но уже очень сильный раскат грома, словно само небо содрогнулось, когда низвергало его. На улице сразу потемнело, а ветер усилился. Дождь стал хлестать об стекла.

Его образ опять родился в моей голове.

"Максим..." - вновь прошептало в моем сознании.

Мотнув головой, я снова попыталась отогнать видение, но тщетно. Он улыбнулся мне. Его глаза залил, какой то мягкий, совсем тёплый свет...

"Максим..." - опять шепнуло у меня внутри.

Он протянул ко мне руку, а черты его лица были такие правильные и безумно красивые...

Я присела на стоявшую софу.

"Странно..." - подумала я, - "Как-то странно я себя чувствую".

Это было такое ощущение, словно тебе на плечи навалился тяжелый камень. Давно забытое чувство.

"Что же это такое?.." - вопросительно пронеслось у меня внутри.

Я легла на софу, расслабив руки, и в этот момент с удивлением поняла. То, что я сейчас чувствовала, называлось "усталостью"!

Но думать об этом было как-то тяжело. Веки стали неспешно закрываться.

"С чего бы это?.." - как факел, загорелась тревожная мысль, но быстро потухла.

Я засыпала...

"Засыпала?!" - только успело что-то внутри у меня крикнуть поражённо, - "Вампиры же не спят!".

А тем временем, за окном усиливалась буря.

Глава IX. Красный цветок.

С самого утра, я выбежала молнией из дома, оставив семью заниматься своими делами, и теперь шагала по лесу, вдыхая хвойные запахи деревьев. Было ещё сыро, после ночного дождя. Но все же, как хорошо, вот так просто идти, оставшись наедине. Иногда это просто бывало необходимо, побыть самой.

Не знаю, как далеко ушла я от дома, но внезапно услышала какой то звук, напоминающий ревущий поток воды. Словно где-то рядом был водопад. Остановившись и прислушавшись, я ринулась на этот звук, вихрем проносясь между деревьями. Через несколько секунд я выбежала на небольшой, каменный утес. Перед моим взором открылось зрелище пенящейся и падающей вниз воды. Всё-таки это был водопад.

"Удивительно! Откуда он здесь?!" - подумалось мне.

Сделав несколько осторожных шагов, я оказалась на краю утеса. Там внизу были потоки воды, которые бурлили, схватываясь друг с другом, а затем, шипели и разбрызгивали в стороны тысячи мокрых капель. Стоял такой шум, словно играли тысячи горных труб. Поразительно! От такого зрелища захватывало дух! Это чрезвычайно и не обычно.

Внезапные порывы ветра доносили до меня холодные капельки воды, которые падали на моё лицо, руки и одежду. Если так стоять и дальше, то со временем я промокну насквозь.

- Алиса! - послышался очень знакомый и приятный голос из-за спины.

Резко развернувшись, я увидела подходящего ко мне юношу. Это был Максим.

"Что он здесь делает?" - подумала я и почувствовала, как какое то смущение охватывает меня.

Тем временем, Максим подошёл ко мне на расстояние шага. Знакомый дурманящий аромат сразу же вторгся в моё сознание приятной пеленой.

Максим широко улыбнулся, так что мне показалось, как будто его глаза засияли солнечным светом.

"Боже мой!.. Как он прекрасен..." - только и успела подумать я.

- Здесь можно быстро промокнуть, - проговорил он, кивнув на водопад, - но в то же время, так красиво.

- Да, ты прав... - автоматически согласилась я, все ещё одурманенная его ароматом и им самим.

"В нем просто, какая то вампирская притягательность..." - пронеслась молниеносная мысль в моей голове .

- Не замёрзла? - задал вопрос Максим.

"Как же?.." - весело зажглась мысль, - "если кто-то из нас двоих и может замёрзнуть, так это точно не я".

- Нет, - прозвучал мой голос с нотками звенящего колокольчика, а затем, с какой то скрытой заботой, я произнесла, - а ты?

Максим отрицательно покачал головой, а потом проговорил:

- Я здесь вчера впервые был. Мне понравилось.

Кивнув, я ответила:

- Я только что пришла. Даже не знала, что где-то здесь есть водопад.

- Он всегда здесь был, - проговорил Максим и улыбнулся.

Я, с какой то долей удивления, посмотрела на него.

"Что он хотел этим сказать?" - подумалось мне.

Максим сделал шаг в сторону, поравнявшись со мной, тем самым, подойдя к самому краю утеса, оказавшись сбоку от меня. Непроизвольно мы повернулись к другу, и наши глаза наконец встретились.

"Они у него такие светлые, словно солнце..." - подумала я.

В его взгляде я увидела себя, стоящую совсем близко от него с черными волосами и горящими, кроваво-красными глазами.

"Боже мой!.. И как он не боится?" - тревожно раздалось в моей голове.

Максим отвёл на мгновение взгляд в сторону, посмотрев, куда то вдаль, а затем, его глаза вернулись ко мне, и он проговорил:

- Здесь очень красиво...

Я согласно кивнула, не громко сказав:

- Да...

Максим на мгновение замолчал, продолжая смотреть на меня.

- И ты очень красива... - наконец, произнёс он.

В это мгновение моё сердце, казалось, запело, словно живое. Было такое ощущение, что оно готово выпрыгнуть из груди и забиться в бешеном ритме.

"Неужели он такое сказал?!", - кричала я, - "Я не ослышалась?".

После этих слов, Максим поднёс свою руку к моей щеке и нежно дотронулся до неё, словно боясь причинить мне вред.

Меня как будто обожгло, но было так тепло и приятно, что я на короткую секунду закрыла глаза.

"Этого не может быть!" - кричало и трепетно пело все внутри меня.

Чувства наполняли меня. Дышать стало трудно.

"Прямо, как у людей..." - проговорила мысль в моем сознании.

Когда я открыла глаза, лицо Максима было совсем близко.

"Он не боится моего взгляда!" - восторг переполнял меня, хотелось выкрикнуть эти слова.

Его тёплое дыхание коснулось моих губ, словно согревающий южный ветер заскользил по ним. На миг он застыл, в каком то сантиметре от них, а его глаза как будто налились солнечным светом, став ярче. А затем, наши губы нежно слились вместе, а дыхание соединилось в одно.

Руки его бережно обхватили меня за талию, мягко притянув к себе. О чем-то думать было уже совсем не возможно. Я словно растаяла в нем. Вся моя сущность словно стала этим мигом, поцелуем, дыханием...

Мои руки легли на его грудь. Теплота заскользила по ладоням. Казалось, она, как бурлящий поток хлынула внутрь меня. В эту минуту, я ещё отчётливее почувствовала его сердцебиение. Ток крови, пульсируя, раздавался в моем сознании.

Аромат волнующей струёй проник в меня. Мир словно закружился. Он был так близко...

Разорвав поцелуй, я губами заскользила по его коже, под которой так сладко и привлекательно билась кровь. В то же мгновение, его дыхание, словно запутавшись, трепетно и прерывисто забилось в моих волосах. Для меня вокруг уже ничего не было... Мир ушел, оставив нас вдвоём. Мои губы дотронулись до его шеи, и я почувствовала пульсирующую, такую дрожащую, и в тоже время сладкую, как ваниль, линию крови под его кожей. На мгновение я перестала дышать, задержав в себе его аромат... Он нежно поцеловал мои волосы, от чего внутри меня все сладко вздрогнуло.

Больше не было сил, чтобы держаться, не было больше ничего... Я устремилась к этой сладкой линии крови, что так трепетно билась под кожей. Мои зубы впились в его шею. В ту же секунду, вздрогнув, Максим схватил меня за плечи, слабо попытавшись оттолкнуть. Но тщетно. Я крепко держала его тело, а кровь сладко заструилась вниз по моему горлу, заполняя меня изнутри. Это был момент неземного наслаждения, словно все удовольствия в мире соединились в этом кратком миге... Я забыла про все на свете.

Внезапно, Максим оттолкнул меня от себя с невероятной для человека силой. Пролетев несколько метров, я спиной рухнула на каменные утесы. Больно в тот момент совсем не было. Сразу же, со скоростью молнии, вскочив на ноги, я посмотрела на него.

Максим рухнул на колени, а из его шеи толчками вытекала кровь. Одной рукой он пытался зажать рану, в тот момент, как воротник рубашки быстро становился красным.

"Боже мой! Что же я наделала?!" - мысленно закричала я, а на моем лице застыл ужас.

Мне нужно было помочь ему! Только что я могла сделать? В тот же миг, я очутившись возле него.

"Что же делать?" - ныла единственная мысль в моем сознании.

Я хотела до него дотронуться, помочь... Но боялась опять причинить ему зло, отчего застыла с протянутыми к нему руками.

Глаза Максима потускнели, став отрешёнными, словно солнечный свет, что был в них, стал вытекать вместе с его кровью. Он смотрел, куда то в сторону, а в его глазах застывал холод.

Внезапно, Максим одним усилием воли поднялся на ноги, словно кто-то, как куклу, резко поднял его.

- Зачем? - коротко спросил он, как и прежде смотря не на меня.

Что я могла ответить? Ничего... Я молча стояла, продолжая смотреть на него. А он, подождав несколько секунд, наконец, повернул голову ко мне, и я смогла отчётливо увидеть его глаза.

"Боже мой!.." - чуть не вырвался крик из моего горла.

Таких глаз я никогда не видела! Они словно два пустых, ярко пылающих, ледяных солнца смотрели на меня. И были оба абсолютно черны, как самая тёмная ночь!

Максим сделал шаг, положив левую руку на моё плечо и в ту же секунду, я почувствовала удар и резкую, режущую боль в груди, что заныла тонкой линией.

"Что это такое?" - как-то отрешённо подумала я и опустила взгляд.

Из моей груди торчал остро отточенный клинок, рукоять которого сжимал Максим.

"Но как?.." - пронеслась удивленная и испуганная мысль в моем сознании, - "ведь этого не может быть...".

Внезапно, из-за спины Максима выросли два больших, пепельно-черных крыла, словно у ангела, с металлическими наконечниками на концах.

"Что это?" - захотела я спросить у него, но он прервал.

Максим, отпустив моё плечо, скользнул свободной рукой к моей голове, а затем, нежно и бережно прижал меня к своей груди. Из его шеи, как и прежде, струясь, вытекала липкая и тёплая кровь, которая запачкала уже половину его рубашки. Я ощущала тёплую и живую влагу щекой...

В тот же момент, два черных, как ночь крыла, обняли моё тело, закрыв от всего. Была только я и он. Стало так хорошо и уютно. Я расслаблено закрыла глаза, почувствовав его поцелуй на своих волосах, и тихий шепот:

- Умрем, любовь моя?..

С этими словами, он упал с утеса вниз, потянув в своих объятиях и меня. Мы падали в бурлящий поток. Во всем мире оставлись только он, я и вечная тишина.

***

- Алиса! - раздалось над самым моим ухом.

Кто-то тормошил меня за плечи. С криком я открыла глаза, а тело невольно, как выпущенная пружина, подскочило на кровати, заставив меня сесть.

Мои плечи, сжимая, держали чьи-то руки...

"Кто здесь?" - хотелось мне спросить, как перед моим взором, словно из тумана, предстал образ Дорис.

Она сидела напротив меня, держа меня за плечи. Рядом с ней стояла Эмма, а позади них Алекс и Леонардо. Их взгляды изучающее смотрели на меня, и в них было такое, чего я раньше никогда не видела. Они словно смотрели на что-то, что вызывало у них огромное волнение и интерес. И в этот момент их глаза были прикованы... ко мне.

Первое, что я хотела спросить, так это, что случилось? Почему они все здесь и что все это значит? Но сразу же вспомнила... сон. Эта мысль, как гроза разразилась в моей голове. Сон стал ярким и четким, как будто случился на самом деле. И в этот момент я сразу же вспомнила черные, как смоль глаза Максима, которые, как два пустых, черных солнца смотрели на меня, словно пытаясь утопить в себе. И эти крылья пепельного цвета... В груди моментально отозвалась режущая боль, от чего моя рука невольно схватилась за то место, куда во сне меня ударил Максим.

"Во сне?!" - как заревевшая сирена прокричало в моей голове! - "Вампиры не спят!".

"Как такое могло произойти? Разве это могло быть правдой? Это все нелепость? Ведь так?.." - закрутились мысли внутри меня.

На какое то мгновение я в ужасе застыла, все ещё осмысливая происходящее, а затем, подняла взгляд на сидевшую рядом Дорис. Мама, все также внимательно смотрела в мои глаза, держа меня за плечи. Эмма, стоя справа от неё, одной рукой касалась плеча Дорис, словно и ей нужна была какая то поддержка.

Немного в стороне стояли Леонардо и Алекс. Отец держал руки за спиной, а брат скрестил их на груди, но оба их взгляда, были обжигающе внимательные с искрами какого то странного и не высказанного интереса.

- Что случилось? - наконец-то выдавила я из себя, и голос мой невольно задрожал от царившей в комнате немой и напряжённой атмосферы.

Как мне сейчас хотелось быть уверенной, что никакого сна не было. Что мы все?.. Что мы?! Вампиры не теряют сознания! Вампиры не забывают! Вампиры не умирают!

"Что произошло?!" - захотелось мне закричать, чувствуя наступающий изнутри страх.

Какое то мгновение стояла тишина, затем Дорис переглянулась с Леонардо, а Эмма посмотрела на Алекса. В глазах моей семьи как будто что-то пробежало, словно они умели общаться без слов. Очень было на это похоже. Наконец, заговорила Дорис, обратившись ко мне:

- Алиса, - голос её был вполне спокойным, по меньшей мере, так можно было сказать со стороны, - когда ты ушла, после ужина в свою комнату, мы занимались своими делами, пока не собрались в гостиной для утреннего "эспрессо"...

Наступила пауза. Видимо, Дорис не знала, что говорить дальше.

- И тогда услышали сердцебиение в твоей комнате. Довольно сильное, чтобы предположить, что это человек, - продолжила рассказ Эмма, заполнив комнату звенящим колокольчиком своего голоса, - мы, конечно же, сначала подумали, что это кто-то чужой проник в наш дом... Решив стать поздним ужином.

После этих слов сестра заулыбалась, видимо, попытавшись пошутить. Но затем резко переменилась в лице, так как шутка была явно не уместной, и продолжила свой рассказ:

- Мы поднялись наверх, решив сначала позвать тебя. Ведь грабитель для вампира не та угроза, с которой он не справится. Ты не отвечала. Зато сердцебиение оставалось в твоей комнате, как и прежде... И это было странно...

Эмма замолчала, похоже, пытаясь найти слова для рассказа дальше.

- Представь наше удивление, - заговорила Дорис, решив помочь моей сестре, взяв продолжение истории в свои руки, - когда мы вошли в твою комнату и никого не увидели в ней, кроме самой тебя, спящей на софе с бьющимся сердцем...

В моей голове все ещё летали испуганные и потрясённые мысли о сне, и том, что я могла спать. Хоть это и звучало для меня дико и нелепо. Моё сознание пыталось найти какое-то объяснение случившемуся... Но последние слова Дорис о бьющемся сердце, как будто оглушили меня, заставив забыть обо всем:

"Что со мной произошло?!" - взревело у меня в голове, словно взрыв огромной бомбы.

В тот же момент я замерла, прислушавшись к своему сердцу. Внутри чувствовался мёртвый камень. Сердце не билось. Оно было не живым.

"Оно ведь не бьётся! Моё сердце не бьётся!"- вспыхнула радостная мысль в моей голове, - "Они что-то напутали!".

Я подняла глаза с этой последней спасательной мыслью, но внезапно заговорил Леонардо:

- Сейчас оно не бьётся. Как и должно быть...

Он замолчал. Было видно, что он сам озадачен и удивлен происходящим.

- Но, почему... не бьётся? И разве оно должно биться, отец?! Разве это возможно?! - сначала выдавила я слова из себя, но потом уже практически стала кричать.

- Не знаю, - ответил Леонардо, пожав плечами, словно, тем самым, хотел извиниться передо мной за свою беспомощность, - с таким я сталкиваюсь впервые.

- Ещё несколько минут назад, Алиса, каждый в этой комнате, сказал бы уверенно, что сердце у вампира не может биться, - проговорил Алекс очень спокойно и уверенно, хотя и ему трудно было скрыть потрясение, - но теперь...

На последних словах, он отрицательно покачал головой.

"Несколько минут?" - подумала я, а затем, практически сразу прозвучал мой вопрос:

- Значит, моё сердце билось всего несколько минут?..

"Может, это не так и страшно?" - подумала я, - "каких то пару минут?..".

И от последней мысли захотелось истерично засмеяться. Алекс согласно кивнул, подтверждая мою догадку.

- А сколько я спала?.. - прозвучал мой новый вопрос, но ответ мне не понадобился.

В голове зазвучал воспоминанием голос Дорис: "пока не собрались в гостиной для утреннего "эспрессо"...". Мой взор обратился к окну. Дождь уже давно прошёл. Начинало светать. Да... Выходит всю ночь.

Я посмотрела на свою семью. И мне стало страшно от того, что со мной произошло. Ведь это было невозможно! Вероятно, что-то подобное пробежало в моих глазах.

- Значит, ты спала всю ночь, - подытожил Леонардо, легко поняв ход моих мыслей, - а сердце начало биться пару минут назад? Выходит так?

Я сразу же кивнула, соглашаясь с ним. Все говорило о том, что именно так и было. Затем, мой взгляд упал на Дорис. Она была взволнована, и даже не пыталась этого скрыть. Эмма тревожно смотрела на меня, а Алекс... Алекс сделал ничего не выражающий вид, словно выставил впереди себя щит, за который заглянуть было очень трудно. Практически невозможно. По меньшей мере, для меня.

- Что со мной происходит, Дорис? - спросила я, посмотрев на сидевшую возле меня маму, но та ничего не смогла ответить.

Да, она была врачом, но, видимо, случаи с оживающими мертвецами, как-то не входили в её компетенцию. Тут скорее нужен священник. И эти мысли мне показались такими дикими и странными, что в них попросту не хотелось верить. Этого не могло быть! И все! Точка на этом!

- Леонардо? - более тихим голосом позвала я.

Взяв небольшую паузу, отец уже заговорил деловым тоном, от чего я, почему-то испытала облегчение:

- Нам нужно будет провести некоторые тесты с тобой, Алиса. Конечно же, здесь. Дома. Я, правда, в медицине не так хорошо разбираюсь, как наша мама, но все же за годы жизни успел что-то выучить. К тому же, Дорис мне обязательно поможет?..

После этих слов, Леонардо посмотрел на маму, и она в тот же момент согласно кивнула. Немного посидев в тишине, я, наконец, решила встать. Получилось это без особых усилий.

Тогда Леонардо кивнул Алексу, и они оба вышли за дверь, оставляя меня наедине с Эммой и Дорис. Возможно, пошли готовить тесты, а может просто решили оставить нас наедине, так как присутствие мужчин сейчас... Мягко говоря, излишне.

Чувствовала я себя, как обычно. Не чувствовалось ни жары, ни холода. Все как всегда, привычно для вампира. В ногах ощущалась лёгкость и сила. Я знала, что сейчас могу нестись со скоростью молнии, обгоняя ветер, и даже попробовать состязаться в скорости с самим солнечным светом. Хотя, последнее изначально было обречено на провал. Такой быстроты даже нам, вампирам, никогда не достигнуть.

- Со мной все в порядке, - проговорила я, чтобы успокоить находившихся рядом Эмму и Дорис, которые просто не знали чем мне можно, и что им самим делать в этой ситуации.

Посмотрев в окно, я увидела что на горизонте уже появилось солнце.

"Какое то оно сегодня яркое", - подумалось мне.

В тот же момент, по подоконнику забегали солнечные лучи, осветив мой любимый цветок, красного цвета, что уже несколько лет был со мной. И за это время, я не разу не видела его цветущим...

Он мало требовал к себе внимания. И даже не собирался увядать, не смотря на то, что порой, я бываю очень плохой хозяйкой.

Да, забываю вовремя полить... И за то, что цветок был такой терпеливый, он и был моим "любимым". Собственно, как и единственным цветком.

"Всегда такой холодный и одинокий" - подумала я, - "Он похож на нас, вампиров...".

Солнечные лучи заиграли на его лепестках, отчего могло показаться, словно они наполнились кровью, став ярко-красными. И... цветок неожиданно на моих глазах расцвёл, раскрывшись...

Он, под солнечными лучами весь засиял, как будто довольно улыбнулся, напоённый его теплом. И в этот момент, мне показалось, что ему уже не одиноко, а его холодность, словно рассеялась перед напором света. Как будто оболочка треснула и разлетелась на мелкие кусочки, оставляя только истинную суть. И тогда, во мне родилось, какое то странное ощущение внутренней теплоты, что наполнила меня изнутри. Захотелось улыбаться. А ещё... Ещё очень сильно захотелось увидеть Максима.


Часть II.


Рассвет взошёл, забился мёртвый камень,

В груди моей тяжелой ношей бытия…


Глава I. На резком повороте.

Солнечные лучи пробивались сквозь густые деревья, что росли возле нашего дома. Мы в полном молчании с Эммой спускались вниз по ступенькам. Я не знала о чем можно говорить сейчас с сестрой. Она, видимо, чувствовала нечто подобное. Но, как бы там ни было, между нами повисло неестественное молчание, нарушаемое лишь иногда короткими, совершенно неловкими и ненужными фразами.

“Весеннее солнце” – подумала я, посмотрев в сторону леса, и сразу же ощутила лёгкость окружающего нас воздуха и слабую сырость земли.

Это было не удивительно. Всю ночь за стеклом барабанил дождь.

Я вздохнула полной грудью, ощутив на своей коже лучи утреннего солнца. И в тот же момент ко мне пришла странная лёгкость, а мои мысли, почему-то вернулись к прошедшей ночи. Как и следовало ожидать, “тесты”, ровным счётом ничего не дали. И здесь нечему удивляться. Ведь вампиру не измеряешь давление и не возьмёшь на анализ кровь (с нашей то кожей, что твёрже стали?..). Впрочем, что рассчитывали найти Леонардо и Дорис с помощью этих всех не понятных манипуляций, названных “тестами”? Думаю, они и сами не знали. Все-таки не каждый день… Да что там! Впервые за всю их жизнь, они видели, как у вампира билось сердце! Это было против всех законов природы, словно я была живой! Такое просто в голове не укладывается. Но больше всего меня утомили расспросы о моих ощущениях, когда я спала. Меня заставляли их очень подробно описывать. К тому же, я рассказала о своём сне, что вызвало ещё больше расспросов. Хорошо, хоть предусмотрительно умолчала о большей его части. Собственно, в моей интерпретации все сводилось к тому, что мне просто приснился Максим. Без будоражащих подробностей.

Не знаю, сколько бы родители меня продержали, ставя надо мной свои эксперименты, если бы не Эмма. Все-таки Леонардо и Дорис начинали пугать, когда входили в роль “ученых”. Сестре в буквальном смысле пришлось меня оттуда выдирать.

Сейчас же мы с Эммой подходили к моему автомобилю, чтобы затем отправится в университет. На улице было солнечно и, вероятно, немного прохладно. Впрочем, насчёт последнего, мне было трудно сказать что-то определённое.

В этот момент, лёгкий ветер, дотронулся до моего лица, пробежавшись по собранным заколкой волосам, донося до моего слуха далёкое пение птиц. Я замерла недалеко от своего автомобиля, прислушавшись.

“Удивительно” – пронеслось у меня внутри, - “Такое мягко и нежное пение… Словно стоишь у маленького родника и оттуда бьёт еле заметный ключ воды”.

Такая ассоциация моментально возникла в моей голове, а сознание достало подходящую картинку из моей памяти.

“Где же я это видела?..” – возник вопрос у меня внутри.

- Алиса? – с ноткой появившейся тревоги в голосе, позвала меня сестра, прервав мои воспоминания.

Она остановилась с противоположной стороны автомобиля, как раз напротив пассажирской дверцы.

- Со мной все в порядке, - ответила я, и улыбнулась.

Моё настроение стало подниматься. От чего-то я почувствовала себя лучше, словно только что тяжелая ноша, свалилась с моих плеч, и я могла теперь свободно дышать.

“Почему же так хорошо стало?” – пронеслось у меня в голове.

Ответа я не знала. Да и мне стало все равно. Это просто пришло ко мне… Словно вся существовавшая в мире теплота и нежность в этот момент слились в середине меня. Наверное, это состояние выразилось на моем лице, так как Эмма неуверенно переспросила:

- Точно?..

Я согласно кивнула. А затем направилась к автомобилю, доставая из кармана джинс, свои ключи. Сегодня на мне был надет свитер, мягкого и притягательного светлого цвета, а также новенькие кроссовки. А одна мысль о предстоящей встрече с Максимом, приводила меня в приподнятое настроение, словно у меня вырастали из-за спины крылья, и я уже не шагала, а парила в небе, рассекая воздух. Думаю, если бы мои щеки могли краснеть от переполнявшего меня восторга в этот момент, то я бы вся горела нежным румянцем.

- Смотрю, сестрёнка, у тебя настроение поднялось… - проговорила Эмма, заулыбавшись, - Это ты так обрадовалась тому, что я тебя вытащила из цепких рук Леонардо и Дорис?

Я заулыбалась на слова сестры, открывая автомобильную дверцу.

- Нет… Точнее, этому тоже, - прозвучал мой ответ, - но знаешь…

Мы с Эммой сели в машину.

- Мне просто стало так хорошо… - продолжила я, вставив и повернув ключ в зажигании.

Мотор заревел. Сестра понимающе кивнула на мои слова и проговорила только одно слово, интригующе заулыбавшись:

- Максим?

“Все-таки хорошо, что вампиры не краснеют” – подумала я, - “Иначе бы сейчас…”.

Что было бы дальше, будь я человеком, думаю, не трудно догадаться.

“Пора избавляться от этого смущения…” – невольно подумала я, под любопытным взглядом сестры.

Мысли о Максиме закружили во мне, а его образ родился в моей голове. Внезапно, мой автомобиль резко дёрнулся вперёд. Не с той скоростью, с которой обычно я ежу. Моя кроха стремительно рванулась с места, оставляя позади себя лишь облако пыли. Причиной этому послужило слишком сильное нажатие мною на педаль газа, а виною… мысли о Максиме.

- Алиса, ты сегодня лихачишь, - проговорила Эмма, посмотрев в зеркало заднего вида.

Я решила скорость не сбавлять, пускай уж лучше так думает. Стрелка на спидометре быстро пошла вверх. Дорога впереди стала неспешно размываться, как для человеческого взгляда. В салоне автомобиля зависла пауза. Обычно весёлая Эмма, сейчас улыбчиво, но с оттенком показной усталости молчала, иногда поглядывая на меня, а правой рукой барабанила по стеклу пассажирской дверцы.

“Старая человеческая привычка” – подумала я, - “Говорящая о том, что сестра о чем-то напряжённо думает”.

Её можно было понять. Вчерашний вечер и эта ночь, пожалуй, навсегда останутся в памяти нашей семьи. Слишком они были… “необычны”.

- Эмма, спасибо, что ты сегодня помогла мне собраться… - проговорила я, повернув голову в её сторону.

Я была ей очень за это благодарна, потому что Леонардо и Дорис успели так надоесть со своими расспросами, что уже ни о чем другом не хотелось думать. А ведь сегодня обязательно нужно было выглядеть неотразимо… Да-да, виной тому Максим. К тому же, сестра не стала даже вспоминать о каких-либо модных нарядах и экспериментах с моими волосами, что не могло меня не порадовать. Она просто подобрала мне одежду из тех вещей, которые обычно я ношу, и собрала заколкой мои волосы, не забыв применить моё любимое концентрированное эфирное масло с запахом “апельсина”. Так что сейчас в салоне стоял сильный аромат цитруса.

Заколка на моей голове была довольно необычная и имела круглую форму, в центре которой находился небольшой натуральный янтарь. Сама она была ручной работы, отлитая из серебра. Думаю, середина девятнадцатого столетия.

- Пожалуйста, малыш, - прозвучал ответ сестры на мои слова с небольшой задержкой.

- Как вам с Алексом вчерашний сеанс в кинотеатре? – спросила я у Эммы, решив поддержать разговор.

Сестра мгновение молчала, а затем, сразу же заговорила, улыбаясь:

- Первый сеанс был скучноват, Алиса. Он выбрал фильм о…

Эмма замолчала, попытавшись вспомнить, о чем же он был, но тщетно, поэтому она махнула рукой и продолжила:

- Потом мы пошли в другой зал и смотрели романтическую комедию. Действия разворачиваются в Париже, когда… - лицо Эммы начало озарятся приятными воспоминаниями.

Похоже, сестру тоже не прельщало продолжать длившееся между нами молчание, которое можно было назвать даже “тягостным”. Поэтому она очень живо стала рассказывать о хитросплетениях доли одной молодой девушки, что была главной героиней этого фильма, активно жестикулируя и бурно показывая своё отношения к тем или иным событиям сюжета.

- А потом, мы смотрели фантастическую картину. Её выбрал Алекс. Нам обоим понравилось, - проговорила, наконец, Эмма, довольно заулыбавшись на свою последнюю фразу.

- Жаль, что я с вами не пошла, - проговорил мой немного наигранно “опечаленный” голос.

Эмма согласно кивнула головой, заулыбавшись. А затем, недолгая пауза снова повисла между нами.

- Алиса… - внезапно протянула сестра, не дав молчанию вновь стать между нами, и я моментально, с вампирской скоростью, повернула голову в её сторону, - а когда ты спала…

“Опять?..” – пронеслось устало в моей голове и, видимо, отобразилось на моем лице, так как на момент сестра замолчала.

- … тебе снился Максим? – проговорила Эмма с извиняющимися нотками в голосе и сразу добавила, - я знаю, что Леонардо и Дорис тебя утомили своими расспросами, но очень хочется услышать все ещё раз… лично от тебя.

Сестра сделала паузу, чтобы продолжить доверительной интонацией:

- В более конфиденциальной обстановке, - зазвучал интригующе её голос, а глаза зажглись интересом, и она немного наклонилась телом в мою сторону.

“Какой же настырной ты умеешь быть, Эмма” – устало и не довольно подумала я.

В это время в поле моего зрения попал поворот, ведущий в Фостот.

“И как только с тобой справляется Алекс?” – в который уже раз отозвалось у меня в голове за последние пятьдесят лет?

Глаза сестры засияли не поддельным интересом, а все её тело словно кричало: “Рассказывай, Алиса!”.

“Все-таки иногда с тобой Эмма бывает так трудно…” – подумала я, подъехав к повороту, что вёл к Фостоту, на весьма приличной скорости, совсем забыв следить за спидометром.

Но в этом не было ничего страшного. Я смогу справиться со своей крохой даже на таких скоростях.

- Алиса… - протянула Эмма, улыбаясь.

И в этот момент, неожиданно из-за поворота появился автомобиль черного цвета с весьма приличной скоростью, который поворачивал на просёлочную дорогу, прямо навстречу моему «Матизу». Моментально, время для меня, словно остановилось, а каждая секунда растянулась длиною в вечность. Наши автомобили медленно шли на сближение, чтобы потом слиться в сокрушительном ударе, ломая капот и моторы, а также все передние перегородки обеих машин, чтобы, в результате, вдавить и покалечить тех, кто находится внутри. Правда, нам вампирам такое столкновение не было опасным, а вот люди - совсем другое дело. Автомобиль черного цвета пошёл в сторону от моей крохи, вызвав у меня лёгкое удивление, так как тот, кто сидит за его рулём, должен обладать очень и очень хорошей для человека реакцией.

“Или быть вампиром…” – отдалённо скользнула мысль в моей голове, а я стала поворачивать свою кроху в сторону.

Секунды неспешно тянулись, а наши автомобили проходили друг от друга на расстоянии нескольких сантиметров. И тут я увидела водителя черного автомобиля.

“Это был Максим!” – мысль, как вспышка, пронеслась у меня в голове.

Лицо его было напряжённым и сосредоточенным. Руки крепко держали руль. Сам он был словно застывшая фигура… А ведь Максим человек. Именно это меня сейчас больше всего и пугало. Люди такие хрупкие. Он может не выжить, если произойдёт авария.

“Человек” – забилась тревожная мысль в моей голове.

От последней мысли меня словно подкинули на месте. Тело наполнилось тревогой. Хотелось выскочить из автомобиля и что-то предпринять. Как-то ему помочь… Только не сидеть сейчас вот так просто!

“Что делать?!” – кричало в моей голове, а мысли нервно блуждали внутри.

- Ты хочешь ему помочь? – услышала я голос Эммы.

Сестра также наблюдала за происходящим и видела, кто находится в черном автомобиле.

- Да, - сразу же ответила я, нервно смотря, как наши машины стали понемногу расходиться в разные стороны.

Эмма понимающе кивнула, и, в тоже мгновение, время внезапно, побежало с нормальной скоростью.

“Не может быть!” – только и успело пронестись в моей голове.

Такого ещё не было, чтобы время бежало помимо нашей воли. А именно это сейчас и произошло. Оно стало идти с прежней, привычной для него скоростью.

Все произошло так внезапно и быстро, что я только и успела нажать ещё сильнее на педаль тормоза. А затем повернуть руль в сторону, пока мой «Матиз» тормозил, оставляя на дороге след от колёс и чуть не перевернувшись на бок, автомобиль замер.

“Вот это, да!..” – только и отозвалось у меня внутри от произошедшей неожиданности, в то время как я крепко сжимала руль, смотря впереди себя.

Это длилось мгновение. В следующую секунду, я уже открывала дверцу своей машины, а в голове тревожно крутилось: “Максим!”.

Черный автомобиль остановился у обочины, совсем рядом с растущими вдоль дороги деревьями, чуть в них со всего маху не врезавшись. От этой картины у меня на душе стало тревожно и в то же время легче.

“Цел?..” – только и проговорило у меня в голове, пока моё тело выскакивало из машины, чтобы молнией помчатся к черному автомобилю.

- Алиса!.. – позвала меня Эмма, - постой!

Сестра в один прыжок перепрыгнула через водительское сиденье и очутилась возле меня, схватив лишь пустой воздух. Я ничего не могла с собой сделать. Все внутри меня было трепетало. Я хотела своими глазами убедиться, что с Максимом все в порядке. Это желание наполнило всю меня, захватив моё сознание. Ни о чем другом сейчас думать было невозможно. Поэтому я растворилась в воздухе размытой линией, направляясь к черной машине. И как только оказалась возле неё, передо мной моментально открылась дверь, пропуская вперёд дурманящий аромат, а следом, из автомобиля поднялся Максим. На мгновение я застыла, ощутив его запах. Мой взгляд стал, какими то не живыми. Это я увидела в его глазах, словно в зеркале...

Максим что-то проговорил, обращаясь ко мне. Но я ничего не слышала. В этот момент, мир был готов уйти из под моих ног. А все вокруг тот час же сорваться и затанцевать в диком и бешеном танце. Меня жутко тянуло к нему…

“Ты должна совладать с собой!” – крикнула я самой себе и, собрав все свои силы, сразу же задержала дыхание, а затем, посмотрела на него.

- Алиса, ты в порядке? – донёсся голос Максима с ноткой тревоги до моего слуха.

“Тревоги?..” – повторило у меня в голове, - “Неужели он за меня переживает?”.

Эта мысль была готова закричать в моей голове, и уже не смолкать. Словно это было самое ценное, что когда-либо происходило со мной. В то же мгновение, я почувствовала, как Эмма оказалась рядом со мной.

- Алиса… - снова протянул Максим, смотря на меня.

И в этот раз я отчётливо услышала скользившую тревогу в его голосе. Похоже, только что во мне взорвался целый мир. Это было так сильно и феерично… А мне в этот момент стало приятно и хорошо…

“Он за меня переживает… Неужели?..” – пронеслась в моей голове мысль, словно выпущенная с огромной скоростью пуля.

Мысль отказывалась договаривать волнующие моё сердце слова “он меня любит?..”.

“Как бы мне хотелось, чтобы это была правда, тогда…” – подумала я.

От нахлынувших на меня чувств, казалось, все поплыло перед глазами. Так это было волнующе…

“Но нужно Максиму что-то ответить!” – зажглась, взволновано другая мысль в моей голове.

Вот так стоять и молчать, когда кто-то тебя о чем-то спрашивает… Как-то, мягко говоря, странно.

- Со мной все в порядке, - проговорила я, смотря прямо на Максима.

Все же это было удивительно, что Максим мог так просто выдержать взгляд моих глаз, что пылали красным огнём. Складывалось впечатление, что на него совсем не действует вампирская притягательность. Впрочем, похоже, так и было на самом деле.

“Может, он особенный?..” – пронеслось в моей голове.

- А ты как, Максим? – сразу же задала я беспокоивший меня вопрос.

- В порядке, - коротко ответил он.

- Со мной тоже все хорошо, - проговорила обиженной интонацией, стоявшая рядом Эмма.

Мы с Максимом посмотрели на неё. Сестра скрестила руки на груди, демонстрируя позу “обиды”, но все же улыбнулась. Все-таки сестра любила быть центром внимания в любой ситуации. Оказалось, даже в такой, как эта.

- Нужно ехать в госпиталь, - сразу же заговорила я, оборачиваясь к Максиму.

Да, все внутри меня беспокоилось о нем. Люди такие хрупкие! Об этом никогда не нужно забывать!

- Со мной все в порядке, - отмахнулся Максим от моих слов, заулыбавшись.

“Ну, уж нет!” – пронеслось в моей голове, - “А мне потом переживай?! Не в этот раз!”.

Ничего не говоря, я схватила Максима за руку и потащила к своему автомобилю, сказав голосом, не терпящим возражений:

- Мы едим в госпиталь.

От таких действий Максим немного опешил, впрочем, не он один. Эмма никогда не видела меня такою. Если честно, я и сама от себя подобного не ожидала. Но сейчас мне было все равно, что они оба подумают обо мне. Все блуждало, встревожено в моей голове.

Максим потащил свою руку на себя, видимо, желая, освободится, но тщетно. Следя за тем, чтобы его не покалечить, я продолжала вместе с ним идти к своему автомобилю.

“Если сейчас потребуется применить вампирскую силу, чтобы его удержать…” – подумала я, - “Что же?..”.

“Значит… Это произойдёт” – твёрдо проговорило в моей голове.

- Похоже, нужно позвонить в аварийную службу, чтобы они забрали автомобиль Максима… - понятливо проговорила Эмма, став доставать свой мобильный телефон, последовав за мной.

***

Мой «Матиз» ехал по улицам Фостота. За рулём сидела Эмма. Сестра посчитала, что я нахожусь в слишком возбуждённом состоянии для вождения. Наверное, это было правдой, так как я бы сейчас точно смотрела не на дорогу. Все моё внимание было приковано лишь к одному человеку, который вместе со мной находился на заднем сидении автомобиля.

“Немного глупо было тащить Максима… Как иногда это делает со мной Эмма…” – протянулось у меня в голове, но я поспешно отогнала от себя эту краснеющую мысль, - “Хорошо хоть он не стал упираться”.

“Ты все правильно сделала” – сказала я сама себе, уверенным тоном, - “Не нужно забывать, какие люди хрупкие. Мало ли что?..”.

Хотя некоторые сомнения уже стали одолевать меня. Мне очень не хотелось, чтобы Максим подумал обо мне что-то… Что-то не слишком лестное.

- Максим, - проговорила Эмма, посмотрев в зеркало заднего вида, - а куда ты так спешил, если не секрет?

На лице сестры появилась тень любопытства.

Максим немного помолчал, видимо, обдумывая свои слова, а затем, проговорил:

- К вам. Я решил узнать, что с Алисой…

“В его голосе послышались нотки смущения” – отметила я довольно про себя.

- Вчера она не важно выглядела. Возможно, вам нужна была моя помощь… К примеру, я бы мог вас отвезти сегодня в университет… - проговорил Максим.

Сестра взглянула на меня через зеркало заднего вида.

“Что она хотела увидеть на моем лице?” – подумала я, чувствуя поднимающееся в себе с новой силой волнение.

- Со мной уже все хорошо, - прозвучали мои слова, приятным и очень нежным колокольчиком, которому даже немного и Эмма удивилась, слабо приподняв брови.

Видимо, причиной тому были переполнявшие меня чувства, оттого что Максим обо мне беспокоился. Все-таки это было так волнующе сидеть рядом с ним… Чувствовать его дыхание, ощущать ток крови и каждый удар сердца в его груди.

“Симпатичный на нем свитер сегодня” – подумала я, - “Ему все идёт!”.

По меньшей мере, в моих глазах…

“Да, похоже, это любовь, Алиса…” – проговорило у меня внутри, - “Впервые за пятьдесят лет”.

Я посмотрела в окно, на проплывающие мимо здания. Мои мысли стали сразу же тяжелыми.

“Максим – человек. Я - нет… Что у нас может быть общего?” – крутилось в моей голове, - “Конечно, если бы Максим стал одним из нас. Это было бы замечательно. Такой вариант решил бы практически все возможные проблемы... Но захочет ли его принять моя семья? К тому же, что бы я к нему не чувствовала, я его плохо знала…”.

“Как же все-таки это трудно…” – пронеслась другая мысль в моей голове.

Но меня все ещё волновали два вопроса. Первый – согласится ли Максим быть таким, как я? И второй… А любит ли он меня на самом деле? Ведь все его поведение может быть просто “учтивость”? Воспитание?..

- А вы так спешили на занятия с самого утра? – с улыбкой протянул Максим, задав в свою очередь нам вопрос.

Эмма не громко захихикала на его слова.

- Конечно! – проговорила сестра, смеющимся голосом, - куда же ещё?! Алиса все время только об учебе и вспоминает!

Я недовольно посмотрела на Эмму, но ничего ей не сказала. Впрочем, что можно было возразить? По-сути, мы именно на занятия и ехали. А то, что с такой скоростью…

“Ну, не рассказывать же, что мы всегда так ездим? И что для нас это нормально?” – подумала я, - “Ну… И ещё, что сам Максим в сегодняшней такой езде виноват… Вот он удивится на такие слова”.

- Может, все-таки поедим в университет? - проговорил Максим, и в голосе его послышалась нарастающая настойчивость, - со мной правда все нормально.

- Значит, после госпиталя сразу туда и поедим, - сказала я непоколебимым тоном, а сама подумала: “Пока мне доктор не скажет, что с тобой все нормально, даже не думай, куда то идти”.

Видимо, что-то такое отобразилось на моем лице, так как Максим внимательно на меня посмотрел, а Эмма снова засмеялась, слабо похлопав ладонью по рулю, в то время как её весёлые глаза посмотрели на меня в зеркало заднего вида.

Мои щеки сейчас запылали бы красным, как два ярких факела, если бы я была человеком.

- К тому же, что-то я себя не хорошо чувствую, - добавила я “больным” голосом, который успешно переняла у Эммы, когда та начинала что-то крутить.

Нужно же было показать, что в госпиталь нужно якобы как раз “слабой” женщине, чтобы сидящий рядом мужчина не стал упираться, а ещё доброго потом и обижаться.

Сестра лишь на мгновение взглянула на меня в зеркало заднего вида, но этого было достаточно, чтобы показать мне, что она все поняла.

- Что с тобой? – спросил Максим, а в его глазах загорелась неподдельная тревога.

- Немного кружится голова, - ответила я, изображая в голосе усталость, а лицо приобрело слабые и усталые черты.

Эмма в это время прилагала ощутимые усилия, чтобы не рассмеяться, поглядывая на меня в зеркало заднего вида. Правда, это могла заметить только я, потому что очень хорошо её знала.

- Что-то ты действительно неважно выглядишь, - согласился со мной Максим, а его голос приобрёл тревожный оттенок.

Я молча кивнула, изображая, что пытаюсь расслабиться.

“Чего не сделаешь ради Максима?..” – пронеслось у меня в голове, - “Даже пойдёшь на небольшой обман”.

В это время, мой взгляд умоляюще посмотрел на сестру, прося её прийти мне на помощь. Все же неприятно было перед Максимом что-то изображать. Внутри становилось как-то не по себе. Все-таки я его люблю…

- Дорис, кстати, работает доктором в городском госпитале, - проговорила сразу же Эмма, а потом спохватилась, чтобы объяснить, - это наша мама.

Максим, не хотя повернул голову в её сторону, и проговорил:

- Я понял о ком ты.

- Да, - согласилась с ним Эмма, зазвенев колокольчиком, - ты же вчера был в нашем доме.

Максим согласно кивнул на это. А я уже отвернулась, смотря в окно, тем самым, демонстрируя своё нежелание поддерживать какой-либо диалог. Тогда он, после короткой паузы, улыбнулся и неожиданно спросил у Эммы:

- А чем занимается Алекс?

Сестра снова посмотрела на него в зеркало заднего вида. Похоже, её заинтересовало любопытство Максима, но она весьма спокойно ответила:

- Он недавно закончил университет. И сейчас Алекс… - протянула сестра, подыскивая подходящие слова, - ничем не занимается. Проще говоря, он без дела. Точнее, Алекс сейчас ничем не хочет заниматься…

- Праздно проводит время? – спросил Максим.

- Точно, - кивнула согласно головой Эмма на его вопрос, а затем засмеялась, - как говорила его сокурсница, перед тем как получить диплом: “Нам всем потом понадобится хороший отдых после этой учебы”.

Максим заулыбался на слова Эммы.

- А на кого он закончил? – спросил он.

- Что-то связанное с программированием, - проговорила моя сестра извиняющимся голосом за своё не знание, уныло прибавив, - высокие технологии…

Конечно, Эмма не упомянула о том, что Алекс в своё время заработал достаточно денег, чтобы проводить время сейчас так, как ему хочется. И её можно было понять, ведь на вид ему дашь не больше двадцати одного. Ведь у любого сразу же возникнет вопрос, где Алекс смог заработать такие деньги при столь юном возрасте?

- Тебя вчера Алекс довёз до самого студенческого общежития? – спросила Эмма у Максима.

Этот вопрос сразу же заинтересовал и меня. Похоже, Эмма тоже не знала, как все-таки прошло вчерашнее путешествие Алекса и Максима. И сейчас выпала совсем не плохая ситуация, чтобы об этом разузнать.

- Да, - коротко ответил Максим, а на лице пробежало не слишком довольное воспоминание, - все было хорошо.

“Понятно” – подытожила я, взглянув в зеркало заднего вида, и встретившись с глазами Эммы, - “Алекс холодно молчал всю дорогу. И, конечно, делал это так, что от этого может стынуть кровь. А, учитывая факт того, что на Максима вампирский взгляд, похоже, не действует (что очень странно!), то Алекс старался изо всех сил. Можно лишь представить, какой ощутимый холод был в салоне…”.

Похоже, Эмма подумала также, так как в её взгляде заскользили нотки сожаления.

“Да, моя догадка была верна” – заключила мысль внутри меня.

Наконец, перед нами появилось здание госпиталя. Эмма сразу же повернула автомобиль к ближайшей парковке, очень плавно пройдя на повороте. Все-таки сказывался опыт бывшего гонщика. Припарковавшись, мы с Максимом вышли из автомобиля, в то время как Эмма повернула в свою сторону зеркало заднего вида, став быстро поправлять свои волосы.

“Всегда быть неотразимой – один из жизненных девизов моей сестры” – вспомнила я.

Мы с Максимом зашагали в сторону госпиталя, и он даже пытался при ходьбе поддерживать меня.

“Это же я чувствовала себя “плохо”” – забилось напоминание.

Через несколько секунд, нас уже догнала Эмма, сияя довольной и ослепительной улыбкой.


Глава II. В столовой.

Конечно, в университет мы опоздали с лихвой. Но самое главное, что Максим был цел и невредим. “Ни одной царапины” - как сказал доктор. И для меня это было главное.

Разумеется, со мной, как и с Эммой, все тоже было в порядке (и почему я не удивлена?). Так нам сказал доктор, поводив бессмысленно, ручкой перед глазами.

“Подозрение на сотрясение у нас на сегодня отменяется” – пошутил он, закончив свои тесты.

“Ещё одни” – пронеслось тогда у меня в голове, - “Многовато как-то на сегодня”.

Все что мне нужно было знать в тот момент, так это состояние Максима. И, как оказалось, с ним все в порядке. Поэтому пребывание в госпитале нужно было свести к минимуму, что мы с Эммой успешно и осуществили, так как вскоре покинули это медицинское учреждение втроём.

Через пол часа, припарковав свой Матиаз на стоянке, мы вместе направились в здание университета. И как раз тогда, когда закончилась очередная пара и в коридоры хлынули потоки студентов, наполняя все вокруг разнообразным шумом.

“Это большая перемена” – подумала я, смотря на этот “живой поток”, что только увеличивался, - “длиться пол часа…”.

- Алиса! – услышала я знакомый и довольный голос, откуда-то сбоку.

Повернув голову на этот звук, перед моими глазами возникло радостное лицо Мики, а рядом с ней стоял, улыбаясь Самп. Пара сразу же подошла к нам, держась за руки.

Смоляные волосы девушки были заплетены в косу, а вчерашнее плохое настроение словно исчезло, оставив после себя только одну счастливую улыбку.

- Привет, - проговорила Мика, заулыбавшись так, как только она одна умела.

Черты её лица разгладились, став казаться какими то мягкими и нежными. В какой то мере она стала идеалом “доброты, сосредоточением заботы и понимания”.

“Как Дорис…” – подумала я, и поняла, что эту девушку можно было безумно полюбить только лишь за эту её одну, но безупречную “улыбку”.

В этот момент, казалось, она сияла чистым и подкупающее искренним очарованием...

Правда, это длилось несколько мгновений. Как только они подошли к нам, то черты Мики вздрогнули, разрушив ту мимолётную идиллию её лица. Конечно, причиной тому были мы с Эммой, а точнее, наша, так называемая “вампирская притягательность”.

“Иногда это так раздражает…” – сердито подумала я, - “Просто выводит из себя. Как, к примеру, сейчас”.

Мне очень сильно не хотелось вводить в какое-либо замешательство Мику или Сампа. Они весьма не плохие люди.

“Жаль, что так вышло…” – пронеслось в моей голове, - “Что я смыла улыбку “счастья” на её лице”.

- Алиса, при виде тебя… - вырвалось удивленно у Мики, и она поспешила закусить язык, оборвав фразу.

Между нами легла короткая пауза.

- Привет, – протянула я, как можно мягче и нейтральнее переспросив, - Что при виде меня?..

Нежная улыбка разлилась по моему лицу. От этого, еле заметно, вздрогнул Самп. Мика посмотрела на меня и в её взгляде читалась, какая то неуверенность и извиняющиеся нотки, но все же она проговорила:

- Алиса, я хотела сказать, что при виде тебя чувствуется… страх и… восхищение, - на щеках девушки заиграл лёгкий, едва заметный румянец, - причём, как-то одновременно. Ведь правда же Самп?..

Последние слова были обращены к её парню, в то время как голова Мики резко повернулась в его сторону, видимо, ища у него поддержки своим словам.

Самп согласно кивнул. На миг между нами родилась неловкая пауза, дав возможность поздороваться парням.

- Вы знакомы? – зачем-то поинтересовалась Эмма, внимательно посмотрев на Сампа.

Тот согласно кивнул, проговорив:

- Мы вместе живём в одной комнате. В общежитии.

Похоже, этот ответ Эмму удовлетворил, так как она не стала развивать тему.

- Алиса… А это твой парень?.. – неожиданно проговорила с лёгкой застенчивостью Мика, кивнув головой в сторону Максима, а в её голосе зазвучали нотки любопытства.

Это было неожиданно. Вопрос был, мягко говоря, задан внезапно.

“С чего она это взяла?!” – удивленно воскликнуло внутри меня, а глаза невольно покосились в сторону Максима.

В тот же момент все внутри меня заволновалось.

- Почему ты так думаешь? – невозмутимо прозвучал мой вопрос.

- Мы видели вас вчера возле парковки, - ответила Мика, после не большой паузы, а затем, положила свою голову на плечо Сампу, - ты на него так смотрела…

Последние слова девушка выразительно протянула.

- Почти как я на Сампа… - задумчиво добавила Мика и моментально спохватилась, - Алиса, тебе было плохо? Мы хотели вам помочь, но вы так быстро уехали!.. Алиса, с тобой все в порядке?!

“Боже мой!” – воскликнуло в моей голове, - “Неужели это видел весь университет?! Если да, то можно не сомневаться, что сегодня стало главной темой для обсуждений”.

- Со мной все в порядке. Спасибо… - начала я своё “оправдание”.

- Это Максим, - продолжила я, подавив волнующие нотки в моем голосе, - и он не мой парень.

“Увы…” – прозвучало в моей голове.

Мика посмотрела на меня, а затем, на Максима и произнесла:

- Извините… Я просто…

Девушка смолкла. Сразу же, стало как-то так не ловко. По меньшей мере, для меня.

- А пойдёмте с нами в столовую? – вмешался Самп, видимо, решив сломать, готовую повиснуть тяжелую паузу.

- Я только за! - моментально отозвался Максим, и мне показалось, что на какое то мгновение в его глазах пробежал хитрый огонёк.

Конечно, я тоже согласилась пойти в столовую, что было радостно встречено Микой со словами:

- Чудесно!

Она чуть не захлопала в ладоши, и не подпрыгнула на месте от столь внезапно наполнивших её эмоцией.

“Очень быстрое изменение настроения…” – отметила я, а какое то сомнение заскользило в моей голове, - “Странно…”.

Взгляд Мики тут же обернулся к Эмме. Сестра заулыбалась и, покачав головой, ответила:

- Пожалуй, нет… - а затем она добавила, пояснив, - я на специальной диете.

С этими словами сестра заулыбалась, показывая всем своим видом, что ей искренне жаль.

“Конечно, как будто оно, так и было?..” – протянулось в моей голове, - “И что это за только что выдуманная диета?..”.

Впрочем, последний вопрос в пояснениях не нуждался, так как вампиры питались кровью и… собственно, этим все сказано.

- Эмма, - проговорил Максим, улыбнувшись, и в этот момент я ощутила, словно что-то протянулось от него к моей сестре.

“Это напоминало нить?..” – моментально подумала я, прислушавшись к своим чувствам, но ничего уже не было…

“Мне показалось?..” – пронеслась у меня в голове следующая мысль, в то время как Максим продолжил говорить:

- Может, ты все-таки составишь нам компанию?

Сестра застыла, на какое то мгновение, а лицо её словно замерло, став стеклянным.

- Да, конечно, - внезапно сказала она и согласно кивнула головой.

После этих слов Эмма хлопнула глазами, в которых лишь на краткий миг пробежало удивление.

“Что это было?” – подумала я с родившейся внутри меня тревогой.

- Тогда чего мы ждём?! – спросил Максим, улыбнувшись.

- Именно! – поддержала его Мика и, развернувшись, они втроём пошли в столовую.

Нам ничего не оставалось, как пойти вслед за ними.

“Странно…” – зашептало у меня внутри, но постепенно мои мысли стали спокойнее, уносясь на какие то отвлечённые вопросы.

“Наверное, показалось” – проговорило напоследок в моей голове, от чего мне стало спокойней.

Эмма зашагала рядом и лишь пожала плечами, когда я взглянула на неё. Похоже, она и сама толком не поняла, что произошло.

“Но все это такой пустяк” – подумала я, и мне стало даже как-то веселей.

***

Столовая университета была весьма обширным и людным местом. Как обычно, практически все места здесь были заняты. Вокруг нас стоял переливающийся и отдающийся эхом шум сотни гудящих голосов. Раскатисто он отдавался от стен, заполняя собою, словно накатывающиеся волны, все пространство в помещении.

Мы разместились за одним из столов. Напротив меня оказались Самп и Мика, справа находилась Эмма, а слева был Максим.

За соседним столом от нас оказался Ким. Ещё с того момента, как мы зашли в столовую, его взгляд словно был прикован ко мне. Он то и дело, смотрел в мою сторону, постоянно поворачиваясь на своём месте, что, наверняка, должно было раздражать сидящих рядом с ним собеседников.

Эмма взглянула на Кима, а затем, на меня. В её взгляде пробежало “нечто не понятное” для постороннего наблюдателя, но я хорошо знала, что это значит “бедняга”.

“Она жалеет Кима?” – подумала я, посмотрев на сестру.

Но, честно говоря, думать о ком-то другом, когда рядом сидит Максим… было просто не возможно!

Мой взор упал на стол, где передо мной стоял фужер с горячим шоколадом. Такой же был напротив Эммы. От фужера тонкой линией поднимался вверх лёгкий, танцующий пар. Притронувшись к нему, я почувствовала исходящее тепло, слабо согревавшее кончики моих пальцев.

“Этот шоколад купил мне и Эмме - Максим” – проговорила я сама себе, повернув фужер в руках, а к уголкам губ прикоснулась улыбка.

Приятный аромат поднимался в воздух… Эмма отпила небольшой глоток с фужера, поставив его на место. В этот момент, Максим посмотрел на неё и улыбнулся. Сестра ответила ему тем же...

“Право, человеческая еда не так плоха на вкус для вампиров, но все же сравнивать, и ставить её в один ряд с кровью… мягко говоря, не правильно”, - подумала я.

И это было правдой. Мы могли, есть пищу людей, но проку от неё нам было ровным счётом никакого. Она была нам бесполезна.

- Вкусно! – провозгласила довольная Мика, в то время как в ней исчез очередной бутерброд с ветчиной.

Тут же, схватив чашку с чаем, она быстро отпила из неё, а затем, моментально, как маленький ураган, налетела на сырные палочки, которые с головокружительной скоростью стали исчезать с её подноса. Еда стремительно таяла на глазах. Собственно, это несколькими минутами ранее случилось и с пятью бутербродами, что лежали на Микином подносе. Так что, думаю, судьба палочек была уже предрешена.

“И как только такая маленькая девушка, может столько в себе поместить?” – задалась я таким вопросом ещё с тех пор, когда нечто подобное увидела в одном маленьком итальянском городке.

Тогда тоже, казалось, хрупкая и маленькая девушка на спор в местном ресторане съела столько пиццы, что можно было только закачаться от удивления.

“И откуда такой аппетит берётся?” – чуть не произнесла я в голос, смотря на Мику.

А то продолжала уплетать сырные палочки, не замечая, как Самп подложил ей в поднос ещё один бутерброд с ветчиной.

“Бедняга…” – засмеялась я про себя.

Но, похоже, он не обращал на аппетиты своей девушки никакого внимания. Вообще, все его поведение и жесты говорили о том, что он её сильно любит…

“Бывают же такие чувства…” – подумала я, посмотрев на Сампа.

- Алиса, тебе не нравится? – проговорила Эмма, кивком головы показав на мой фужер с горячим шоколадом, тем самым, привлекая моё внимание к себе (как и внимание Максима ко мне!).

“Наверное, эти слова значили: “Я одна пить не собираюсь!” – сразу же пролетело у меня в голову.

Сестра не жаловала человеческую еду и, если бы, не эта вынужденная ситуация, то никогда бы к ней даже и близко не подошла.

От этих мыслей, я улыбнулась и сразу отпила содержимое своего фужера. Слабый вкус шоколада заскользил по моему горлу, став неспешно опускаться вниз.

“Не слишком приятное ощущение…” – подумала я, - “Но, если честно, то терпимо”.

Максим смотрел на меня, улыбаясь.

“Неужели на моем лице что-то отобразилось?” – пронеслось в моей голове, - “Когда же я научусь его контролировать?..”.

С иронией подумала я.

“Не хватало ещё его обидеть” – и я сразу же очень мягко улыбнулась кончиками губ, слабо затронув мимику щек, что означало по терминологии Эммы “лёгкое смущение”.

- Так что у вас стряслось вчера? – проговорила Мика, предварительно съев последнюю сырную палочку.

Я удивленно подняла на неё глаза.

- Я про то, что случилось на парковке… - пояснила она, встретив мой алый взгляд, и поэтому, вероятно, немного вздрогнула.

- Алисе стало плохо, - за меня ответил Максим, забирая внимание Мики на себя, после чего он добродушно улыбнулся, - Эмма попросила меня помочь ей отвезти Алису домой.

Мика перевела взгляд на Эмму. Та, улыбнувшись, согласно кивнула, тем самым, показывая, что все так на самом деле и было.

Мика отвела свой взгляд в сторону, а на её щеках снова загорел слабый румянец.

“Почему она смутилась?” – задалась я вопросом, но так как на лице девушки ничего не возможно было больше прочитать, то мой взгляд скользнул в сторону Сампа.

Но тот лишь улыбался, держа не проницаемую маску на своём лице. Видимо, он никак не собирался выдавать Мику.

“А может, просто не знает в чем дело?..” – шепнула догадка в моем сознании.

- Про вас просто говорили... - произнесла Мика, опустив глаза на стол, - что вы встречаетесь… Ты так на него тогда смотрела, Алиса… Такой взгляд… Я, честно говоря, не поверила твоим словам, что Максим не твой парень…

Последние слова дались Мике с явным трудом. Судя по всему из-за вспыхнувшего внутри неё смущения.

“Мой взгляд?..” – эхом отозвалась краснеющая мысль в моей голове.

- Но я думаю, это ещё и благодаря стараниям Кини, - продолжила девушка, - ты же знаешь, что Ким ей нравится?..

На последнем предложении зазвучали вопросительные нотки.

“Теперь уже точно знаю” – подумала я и согласно кивнула головой.

- Вот… - протянула Мика, а её щеки окончательно залил румянец.

Между нами появилась короткая пауза. Говорить как-то сейчас было не о чем…

- И почему когда ты в таком смущённом состоянии, мне хочется нажать на твой носик и сказать: “Би-бип!”? - спросил Самп, посмотрев на Мику, мягко улыбнувшись.

От этих слов, девушку кинуло в ещё большие краски.

- Ты ещё расскажи, что ты делаешь, когда я начинаю вредничать… - буркнула Мика.

Самп хитро заулыбался. Одного взгляда на него Мике хватило, чтобы вспыхнуть как факел. Похоже, Самп собирался рассказать, что он делает в таких случаях.

- Обнимаю, целую… - мягко и очень нежно прозвучал его голос.

С этими словами, он притянул Мику к себе…

- И почему ты у меня такая хорошая?.. – прошептал Самп, - такая не обычная и удивительная?..

В этот момент, щеки Мики стали пылать…

Через мгновение, в столовую зашла Джилл, Кини и ещё несколько девушек, которых я не знала. Они громко разговаривали между собой и смеялись. Взгляд Кини моментально нашёл и на мгновение приковался к Киму, а на её лице отобразилось еле заметное волнение. Похоже, это можно было назвать “хорошо скрываемый восторг и восхищение”.

“Она так сильно любит?” – подумала я, посмотрев в сторону Кима и тот час же встретившись с его внимательным взглядом, что смотрел прямо на меня.

Мои глаза тот час же скользнули в сторону Кини и столкнулись с пробежавшей в них злостью, что была направлена на меня. Конечно, она не могла не заметить, куда смотрел Ким. А точнее, на кого…

Думаю, если бы Кини была в состоянии, то прожгла бы меня на месте своим взглядом.

“Люди, порой, могут так посмотреть, что и вампиру может стать не по себе” – подумала я, но, тем не менее, вполне спокойно это зазвучало в моей голове.

Теперь стало понятно, что Кини записывать в список друзей будет не правильно. Это, мягко говоря. Но когда рядом был Максим… Все проблемы не имели никакого значения для меня.

- Алиса, ты, чем так заинтересовалась? – проговорила Эмма, обратив моё внимание на себя, а взгляд сестры моментально скользнул в сторону Кини и Кима, а на её лице мелькнуло понимание.

- Да, так… - протянула я, улыбнувшись.

- А вы знаете, у нас в городе есть стадион для катания на коньках, - проговорила Мика, поправив, свисающую вниз косичку волос, - мы вместе с Сампом туда пойдём на этих выходных… Наверное, в воскресенье.

“Это послезавтра” – отметила я про себя.

Немного помолчав, смотря на всех нас, девушка интригующе улыбнулась и коротко добавила:

- И хотели бы, чтобы вы все составили нам компанию.

- Ой! – сразу же ответила Эмма, - мы на этих выходных с Алексом решили провести время за городом… Но, Алисе, знаю нравится кататься на коньках. Она наверняка согласится! Ведь, правда, Алиса?

“Конечно, Эмма, после твоих слов, куда мне уже деваться?..” – подумала я, и мысленно добавила, вздохнув, - “Если бы там только был Максим…”.

- Я на этих выходных свободен, - сказал он, словно услышав мои мысли, а затем, улыбнулся, - я с удовольствием с вами пойду.

Мика довольно кивнула, взглянув на Максима, и тут же вновь посмотрела на меня. Как иначе? Конечно, я согласилась…

“И почему только он мне нравится?!” – недоуменно пронеслось в моей голове, - “Порой бывает такое ощущение, что Максим для меня самый родной и близкий на всем белом свете…”.

И это правда. Бывало такое ощущение, что мы словно одно целое. Как будто, оба сделаны из чего-то одного…

- А вы знаете?..– протянула моя сестра, а затем довольно провозгласила, - а Бог с этим время провождением за городом! Мы пойдём с вами! Я притащу Алекса на каток!

Я лишь на мгновение кинула подозрительный взгляд на сестру. Похоже, “моя нянька”, решила меня отправить на целый день кататься на коньках. Подальше от Максима. Но, видимо, раз и он будет там, то Эмма, конечно же, не может оставить меня без присмотра. Мало ли что?..

“И она правильно делает” – подумала я, - “Как не прискорбно это осознавать”.

- Конечно, приходите! – прозвенел довольный голос Мики.

- Обязательно! – пропели колокольчики в словах сестры, и зазвучала её уверенная интонация, что значило “даже не сомневайтесь, мы там будем”.

- Макс, - проговорил Самп с таким видом, словно он что-то внезапно вспомнил, - а что насчёт твоих обещанных “набросков”?

- Сейчас, - проговорил тот в ответ и потянулся к своей сумке, а через мгновение в его руке оказалась тонкая пачка бумаги, которую он тут же передал Сампу и Мике.

Они живо стали её рассматривать, перелистывая листок за листком. Эмма с любопытством подняла брови, и, судя по всему, у неё на языке уже крутился вопрос, чтобы выяснить, что же там такое нарисовано. Но её опередил Максим, проговорив:

- Самп вчера уговорил меня нарисовать картину маслом, где будет изображён он и Мика. Это эскизы.

- Можно? – сразу же проговорила сестра, зазвенев мягким колокольчиком, а через мгновение она уже держала несколько “набросков”, как их называл Самп.

Я придвинулась к Эмме. Перед моим взором предстала белая бумага, где карандашом был нарисован радостный Самп и улыбающаяся Мика. Картина созданная рукой Максима была невероятной! Словно живая! Я поймала себя на ощущении, что сейчас нарисованные на бумаге Мика и Самп начнут говорить, а затем, станут двигаться.

“Потрясающе!” – вырвалось у меня внутри.

Следующий эскиз был выполнен на фоне редко растущего леса, а позади влюблённых мягкими и нежными линиями серого карандаша, светило весеннее солнце.

- Так красиво… - протянула Мика и добавила с ноткой сомнения, - Максим, ты сможешь это также передать в масле?

- Даже не сомневайся! – мгновенно засмеялся тот в ответ.

Мика вся просияла после этих слов, как будто уверенность в голосе Максима передалась и ей. И в этот момент внезапно зазвенел звонок, оглашая, что началась пара.

“Снова опаздываю” – подумала я, - “Но в этот раз хоть не одна…”.


Глава III. Свет и Тьма.


Лекция по истории уже началась, когда мы вместе с Микой и Сампом зашли в аудиторию. Похоже, что преподаватель был в хорошем настроении. Видимо, поэтому он не стал задерживать на нас своё внимание, а сделал вид, что не заметил нашего опоздания. Мы тихонько поспешили занять свои места.

“Жаль, что у Максима пара в другой аудитории” – уныло пронеслось в моей голове, в то время как я садилась рядом с Микой, что схватив меня за руку, настойчиво приглашала присесть возле неё.

Тем самым, она не допускала даже тени отказа.

- В сегодняшней лекции, мы вернёмся к средневековой истории Балкан, чтобы рассмотреть формирование… - проговорил преподаватель, находясь за кафедрой, довольным и даже радостным голосом.

Среди студентов пронёсся лёгкий шепот. Многих интересовала причина столь приподнятого настроения господина Бона, нашего преподавателя истории…

Вскоре прозвенел звонок, и я уже шагала по коридору одна, оставив Мику и Сампа вдвоём. К тому же, все их последующие лекции были в других аудиториях и мы никак сегодня уже не пересекались.

“Все-таки приятно пахнуть тонким и нежным запахом сладкого апельсина” – пронеслась довольная мысль в моей голове, в то время как я замечала на себе удивленные и восхищённые взгляды... – “А ещё иметь вампирскую притягательность!”.

Моё настроение стало приподнятым. Отчего, я правда, не знала. Возможно, оно передалось от господина Бона? Мне было трудно ответить на этот вопрос. Одно я знала твёрдо: “Мне вдруг стало так хорошо! Словно целый мир открылся передо мной, а все возможные преграды, какими бы они ни были, просто исчезли!”.

Странное, сумбурное, но очень хорошее чувство было внутри меня. Оно кружилось, волнующе растекаясь по всему телу, наполняя его собой.

- Алиса! – позвал меня голос Кима, в котором скользила нотка дрожащего волнения, незаметная для человеческого слуха.

Повернув голову на звук, я увидела, как он уже поравнялся со мной. На его лице застыла удивленная и восхищённая улыбка.

“Что бы это значило?” – сразу же с долей веселья пронеслось внутри меня.

“Да что со мной?..” – подумала я, понимая, что моё настроение стало очень приподнятым.

Хотелось чего то такого… Но, по меньшей мере, просто радоваться! Поэтому я не смогла себя сдержать и ослепительно засияла, наверное, в этот момент самой очаровательной своей улыбкой. Сердце парня казалось, пропустило удар от нахлынувших на него чувств. Глаза шокировано застыли, словно он увидел нечто до не возможности потрясающее…

“И зачем я только это сделала?” – проговорило в моей голове с ноткой тревоги, - “все-таки не умею я себя контролировать”.

- Привет, Ким! – нежно разлился мой голос, мягко и волнующе звеня.

“Главное сбить сейчас впечатление от улыбки” – подумала я.

Ким на мгновение моргнул, словно выйдя из далёкого забытья… А затем, он вздохнул и проговорил:

- Привет, Алиса… - голос его звучал отдалённо, немного сбито и сконфужено.

Ким улыбнулся, видимо, окончательно придя в себя, и спокойно продолжил:

- Ты на меня производишь такой эффект, который никто никогда не производил…

“Знаю” – подумала я, чувствуя, как снова хочется улыбнуться, - “Держись, Алиса!”.

Последнее предложение прозвучало уже вполне серьёзно в моей голове. На слова Кима я ничего не ответила, так что между нами сразу возникла небольшая пауза, которую он попробовал заполнить. Да и что я могла сказать?.

- Алиса, я тебя хотел спросить, - на миг он прервался, но моментально взял себя в руки, продолжив, - ты пойдёшь завтра на вечеринку, что устраивает весь наш поток?

Ким сделал паузу, интригующе улыбнувшись.

- В честь начала учебного года, - продолжил он, - чтобы весь год так же легко и весело училось…

- Вечеринку? – переспросила я удивленно.

- Да, - немного приподнял брови Ким, - завтра будет вечеринка. Вечер, пятница. Как раз, чтобы выходные были в запасе… Разве тебе никто не сказал о ней?..

- Нет, - коротко ответила я, махнув отрицательно головой.

Ким улыбнулся на эти слова и проговорил:

- Тогда это говорю тебе я, и хочу чтобы ты туда пошла со мной, потому что ты мне очень нравишься. Ты согласна?

Его лицо даже не дрогнуло, когда он произнёс эти два предложения. А его последний вопрос ввёл меня в небольшое замешательство. Пойти с ним, потому что я ему нравлюсь? Но ведь я люблю Максима…

“Люблю…” – повторило внутри меня, и я окончательно сама себе сдалась, - “Да, так и есть”.

Больше сомневаться в этом не приходится.

“Я действительно люблю Максима” – констатировала я этот факт сама себе.

“С другой стороны, Ким такой хороший... Так не хочется делать ему больно” – прошли мысли в моей голове.

- Что-то не так?.. Ты пойдёшь туда с кем-то другим?.. – спросил Ким, не меняя улыбку на своём лице.

- Нет... – протянула я, выиграв немного времени, чтобы продумать свой дальнейший ответ, - я просто не знала о вечеринке…

“Что ещё сказать?” – пронеслось в моей голове, - “Согласится или нет?.. А вдруг меня пригласит Максим?”.

Последняя догадка радостно вспыхнула в моей голове.

“Это было бы здорово!” – подумала я, но мои мысли продолжили своё течение, - “А если нет?.. Максим сегодня ничего не говорил о вечеринке... А может он сам ещё не знает?”.

“Или он уже кого-то пригласил?” – шепнула так некстати, какая то мысль.

Я почувствовала, как внутри меня взволновано заметалось. Так не хотелось в это верить.

“Надо будет у него узнать” – твёрдо решила я, - “Но что ответить Киму?..”.

- Хорошо, - заулыбался он, видя моё замешательство, - давай тогда подождём до завтра, и если ты согласишься, то мы вдвоём пойдём на вечеринку?.. И дай мне номер своего мобильного телефона. Я наберу тебя с утра. Если ты не против?..

Я моментально согласно кивнула, мысленно благодаря Кима за его сообразительность. Это даст мне время определиться в сложившейся ситуации. А затем, продиктовала ему номер своего телефона.

- Кстати, Алиса, - проговорил он, когда мы уже собирались идти к своим аудиториям, - должен сказать, это тематическая вечеринка “ангелы и демоны”, и хорошо бы, если бы ты одела что-то, что будет соответствовать её теме.

Я выразила свой вопрос глазами. На что Ким улыбнулся и проговорил:

- Фантазируй... Но, в принципе, хватит и какой то одной небольшой вещицы. Это зависит от твоего желания.

- А в чем будешь ты? – мне стало сразу же любопытно.

Ким улыбнулся, проговорив:

- Увидишь… Впрочем, не рассчитывай на что-то невероятное…

Последние слова он добавил с хитрой улыбкой, а в глазах заблестело нечто интригующее.

- До встречи, - сказал он, зашагав вдоль по коридору, вероятно, к своей аудитории.

Ответив ему тем же, я некоторое время смотрела ему в след.

“Хороший парень Ким” – подытожило у меня в сознании.

“Возможно, я делаю такой итог из-за того, что я ему нравлюсь?”

“Все-таки это приятное ощущение… Когда кому то нравишься…” – пронеслись мысли в моей голове.

Но, все же не приятный осадок у меня остался. Ким пригласил меня пойти с ним, а я… даже не смогла дать ему четкий ответ.

“И теперь он не сможет из-за меня никого пригласить? Даже не будучи уверенным, пойду ли я с ним вообще?..”

“Как же не приятно…” – пронеслось в моей голове, в то время как я уже шагала по коридору.

Настроение моё немного упало, а апельсиновый запах моих волос не так уже и радовал, как несколько минут назад. Да и восхищённые, но пугливые взгляды парней, словно померкли.

“Впрочем... Не все так плохо…” – вкрадчиво заскользила какая то мысль внутри меня, а к кончикам губ дотронулась слабая улыбка.

***

На последней паре был Максим… Правда, он сидел в противоположном от меня ряду. И знаете, не лёгкое это дело, писать конспект лекции, в то время как все твои мысли… совсем не с тобой. А где-то в противоположном ряду… Порой, как и твои собственные глаза...

Сейчас мы уже были дома и всю дорогу к нему Эмма рассказывала мне о чем-то… Если честно, я уже не помню про что говорила сестра. Моя голова была занята исключительно Максимом. Я лишь иногда согласно кивала на очередную реплику Эммы... Чтобы создать иллюзию того, что я внимательно её слушаю. Похоже, мне это удавалось. Даже удивительно…

Дома, как обычно, было тихо и спокойно. Но это лишь только на первый взгляд… Леонардо что-то печатал за компьютером, находясь в своём кабинете на втором этаже. Алекс в это время смотрел телевизор, что-то связанное со спортом, а Дорис… Дорис уже неспешно шагала к нам на встречу. Шаг её был необычайно мягок, тих и спокоен. Как всегда… И на фоне этой всей картины, раздавался еле уловимый звук идущего механизма наших старых часов, что стояли в гостиной.

- Как прошёл ваш день, девочки? – спросила Дорис, спускаясь вниз по ступенькам лестницы.

- Ничего так… Хорошо, - протянула Эмма, хитро посмотрев на меня.

“Что бы это значило?” – подумала я, словив её взгляд.

- Все было просто замечательно, - ответила я и улыбнулась.

- Вот и здорово! – произнесла Дорис, молнией оказавшись возле нас, и сразу добавила, - а что насчёт того инцидента на дороге?

Эмма потянулась всем телом, демонстрируя “пустяковость” вопроса.

- Ничего такого. Просто слишком быстро ехали, - произнесла она, - я уже рассказывала по телефону… Никто не пострадал. А это самое главное.

Дорис согласно кивнула и посмотрела на меня.

- А что ты скажешь, Алиса?

- Эмма права… - протянула я, - правда… Странно, но… Мне показалось тогда, словно время стало бежать с привычной для него скоростью, помимо моей воли.

Сестра удивленно подняла брови.

- Эмма, ты разве этого не заметила? – добавила я, заметив выражение её лица.

- Нет, - коротко сказала сестра, - возможно, тебе показалось?..

На мгновение она замолчала, а потом проговорила:

- Хотя… Какое то странное ощущение было. Впрочем… Нет, похоже, я ошибаюсь.

Последние слова Эмма добавила уверенным, не сомневающимся тоном. В ответ я промолчала, не зная, что ответить. Между нами родилась не ловкая пауза.

“Странно это все…” – пронеслось в моей голове.

- Алекс?! – позвала Эмма его, тем самым, конечно же, желая нарушить установившееся молчание.

- Он говорил, что… - начала Дорис, но тут же возле нас появился брат и сразу сказал:

- Собирается на охоту...

Эмма заулыбалась.

- Тогда пойдём! – воскликнула она, - только мне нужно немножечко времени, чтобы переодеться.

Алекс согласно кивнул. Но, зная сестру… “Немножечко” в её словах обычно значило весьма приличные интервалы времени. Конечно, это знал и Алекс…

Эмма, на мгновение кинула на нас свой взгляд, ожидая, не будет ли ещё каких-либо вопросов, а затем, она исчезла размытой линией вверх по ступенькам.

- У вас сегодня охота? – спросила я немного удивленной интонацией.

Дело в том, что вчера был “ужин” и хоть он всех нас не прельщал, но все же был достаточно сытный.

- У Эммы что-то аппетит разгулялся, - проговорил Алекс и пожал плечами, - она мне ещё с утра говорила.

Я подняла удивленно брови.

“С чего бы это?” – говорил весь мой вид.

Алекс вновь пожал плечами, что значило “не знаю”. Возле нас материализовался Леонардо и первый его вопрос был:

- Алиса, как прошёл твой день?

Сомневаюсь, что его интересовали мои впечатления, поэтому я ответила, перейдя сразу к сути:

- Нормально. Максима я не убила. Пока что…

“Возможно, черный юмор и был лишним?” – подумала я, - “Но, что было сказано, того уже не вернуть”.

Леонардо на мгновение смутился, что происходит с ним не часто. Можно сказать, очень редко.

- Прости… - протянул он, а затем, продолжил, - просто сегодня я звонил одному своему знакомому. Вы его не знаете. Его имя Поль Вангог.

- Тот самый? – перебила его Дорис, с интересом посмотрев на Леонардо.

- Нет. Однофамильцы. Хотя, он знал настоящего Вангога в своё время… - улыбнулся отец, - мы с ним очень давно не виделись и я, если честно, его практически не знаю. Вчера только о нем вспомнил и с огромным трудом нашёл номер Поля…

Леонардо сделал паузу и, развернувшись, подошёл к креслу, приглашая нас занять понравившиеся нам места в гостиной комнате. Моментально рассевшись, мы устремили свои взоры на отца.

- Я рассказал ему историю, что произошла с Каспианом, моим старым другом… - начал отец, - мне нужна была любая информация, чтобы понять, что происходит с тобой Алиса. А Поль Вангог – очень старый вампир.

Леонардо специально выделил голосом слово “очень”. И это значило, что он намного старше даже нашего отца! А это просто… просто… удивляло! Я всегда считала, что Леонардо чуть ли не самый старый вампир во всем мире! А теперь выходит, что есть и такие, для которых возраст моего отца… детский?..

- Его очень заинтересовала история с Каспианом и он задавал много вопросов… - начал отец, но сделал паузу, а потом не слишком довольным голосом продолжил, - и, как-то так вышло… что я рассказал ему и о тебе Алиса.

Мы все устремили на него поражённые взгляды, от которых Леонарду стало на мгновение не по себе.

- Я о многом умолчал, лишь сказал, что Алиса чувствует сильный аромат и то, что с ней при этом происходит. Больше ничего… Сам удивляюсь, как это вышло… - проговорил отец немного сконфужено.

На мгновение Леонардо замолчал, но затем продолжил:

- Что мне удалось у него узнать?.. Он мне поведал одну легенду о сотворении мира… Откуда Поль её почерпнул, я не знаю.

Отец покачал отрицательно головой, что можно было по-разному толковать.

- На мой вопрос о происхождении или источниках этой легенды, Вангог только посмеялся в телефонную трубку.

“Странно” – подумала я на эти слова, но у меня не было времени, чтобы на этом задерживать внимание, так как Леонардо демонстративно вздохнул, показывая, что в рассказе намечается что-то очень долгое, либо неоднозначное и странное.

- Что же, вот эта легенда. Наш мир был рождён в лоне Матери Тьмы, а зажёг в нем жизнь – Свет, считающийся Отцом всего сущего, - начал говорить Леонардо, - Они, и стали первоосновами мироздания. Я имею в виду, Тьму и Свет, как две противоположности. По словам Вангога, без хотя бы одного из них, ничего бы не существовало. Свет и Тьма - две основы, что создают и дают жизнь... Именно их единение даёт такой результат. В некотором смысле, они даже тянутся друг к другу…

Леонардо на мгновение прервался, чтобы посмотреть на каждого из нас. Мы внимательно слушали его рассказ, поэтому он сразу продолжил:

- Но, до того как создать, в том числе и наш мир, Мать Тьма родила своего первенца, а Отец Свет сотворил первых трех своих детей.

Дорис удивленно подняла брови, в то время как Алекс склонился чуть ближе, и проговорил:

- Похоже, на греческую мифологию, где у Богов есть свои дети.

Я согласно кивнула на слова брата.

- Да, - согласился Леонардо, - в общих чертах, похоже. Возможно, это из-за того, что греки были ближе к истине, чем все мы касательно сотворения мира? Если, конечно, брать во внимание легенду Вангога.

Никто не собирался отвечать на этот вопрос, чтобы не вступать в очередную дискуссию. Отец иногда любил долго поговорить об “эллинской культуре”. Так что мы просто молчали. Мне лично было интересно, какое отношение может иметь эта легенда ко мне и Максиму. А греки вообще то могут и подождать…

- Мать Тьма дала имя своему первенцу – Авалон, - продолжил Леонардо, - Его первоосновой стала Тьма, которая его питает и поддерживает. Отец Свет также дал имена своим детям – Апокалипсис, Инферно и Терра. Их первоосновой стал Свет.

Леонардо посмотрел на Дорис.

- Любопытно здесь то, по словам Вангога, что в Авалоне вся суть состоит из сплошной Тьмы. Каким способом Матери удалось создать его без единой капли Света остаётся загадкой. Ведь все живое – объединение двух основ. И в Авалоне должно было присутствовать хоть немного Света для того, чтобы зажечь в нем саму жизнь… Как к примеру, в детях Отца. В них есть немного Тьмы... Вот это с особым восторгом и удивлением отмечал Вангог в Авалоне, первенце Матери Тьмы.

Леонардо сделал короткую паузу, обдумывая свои дальнейшие слова.

- Когда был создан наш мир, то в нем появились и мы – вампиры, дети Ночи, по воле нашей создательницы – Матери Тьмы. Люди – это некий сумбур двух основ, без конкретного результата. В наш мир, по какой то причине, были сосланы первые дети Матери Тьмы и Отца Света, ставшие сводными братьями, по воле их создателей. Вангог упоминал, что, возможно, это случилось из-за, какого то их прегрешения или, возможно, чтобы судить и уничтожить сей мир во время так называемого “Божьего Суда”... А может, были ещё, какие то причины?.. Одним словом, почему они оказались в нашем мире никому, кроме них самих, не известно.

- Леонардо, - прервал того Алекс, обратив внимание отца на себя, - ты говорил, что вампиры – дети Тьмы. Люди – сумбур, без конкретного результата. Но тогда возникает вопрос, а есть ли “дети Света” в нашем мире? Конечно, по словам твоего знакомого Вангога?..

Леонардо улыбнулся.

- Интересный момент. Рад, что ты про него спросил, - проговорил отец, - нечто подобное я задал и Полю. Он ответил, но это уже скорее его личное мнение, что “дети Света” или как он ещё говорил “Солнца”… Это дети самого Отца. Апокалипсис, Инферно и Терра.

- То есть, Свет не потрудился, создать кого-то помимо них для нашего мира? – проговорил с весёлыми нотками в голосе Алекс.

- За легендой выходит так, - согласился с ним Леонардо, пожав плечами, а затем, продолжил рассказ, - тем не менее, братья были названы “ангелами Предначертания”. Откуда появилось это название Полю не известно. Но, легенда говорит, что они, чтобы жить, должны черпать свою энергию с противоположной основы. Трем детям Света для этого лучше всего подходят вампиры, как самые сильные создания Тьмы в этом мире. Поль говорил, что когда-то давно существовал даже некий тайный орден, что пытался бороться с ангелами Предначертания. Он состоял из весьма древних вампиров. Но с течением времени орден, по неизвестной причине, прекратил своё существование.

- А что же касается Авалона? – проговорила Дорис, когда Леонардо сделал короткую паузу, - его же основа Тьма?.. С чего он черпает свою энергию? Кто является, кроме его братьев, детьми Солнца? Неужели он?..

Мама не договорила.

- Не знаю, - ответил отец, - этот момент Полю был неизвестен.

Леонардо обвёл взглядом всех присутствующих, ожидая каких-либо вопросов. Но их не последовало. Тогда он продолжил:

- Поль говорил, что у него есть некоторые, очень старые, можно сказать древние документы этого ордена.

Отец сделал короткую паузу, снова посмотрев на нас.

“Интригует…” – подумала я, - “Немного театральности… Любит иногда Леонардо такое делать”.

- В них говорится как раз о таких происшествиях, как с Алисой и Каспианом.

Леонардо замолчал. В комнате на несколько секунд повисла тишина.

- Ты хочешь сказать, что Алиса встретилась с одним из ангелов Предначертания? – задала первой вопрос Дорис, что, конечно же, должен был возникнуть в голове у каждого из нас.

Леонардо пожал плечами, и проговорил:

- Сказать этим я ничего не хочу. Просто делюсь легендой. Но, Поль, кажется в этом уверен. И ещё он говорил, что у ангелов Предначертания есть на правом плече символ Тьмы и Света…

- Символ? – переспросила я.

- Да, - подтвердил свои слова Леонардо.

- А как он выглядит? – поинтересовался со своего места Алекс.

- Поль не упоминал об этом. Значит, вероятно, ему не известно, - ответил отец.

Алекс мгновение молчал, а затем, произнёс:

- Вся эта легенда похожа, на какой то вымысел чистой воды.

Дорис согласно кивнула.

- Вполне может быть. Поль Вангог из тех людей, что могут сочинять на ходу… Только зачем ему это? – проговорил Леонардо заулыбавшись, а его вопрос протянулся задумчивой интонацией с нотками какого то своего подозрения.

- Но, все равно, пожалуй, к нему мне стоит съездить, - сказал Леонардо, - чтобы посмотреть на эти документы.

- Ты поедешь к этому Вангогу? – спросила Дорис удивленно.

Отец согласно кивнул, и в этот момент в комнату впорхнула Эмма со словами:

- Я готова!

“Как-то быстро для неё” – пронеслось в моей голове.

Алекс моментально поднялся со своего места и ничего не говоря, они вместе с сестрой растворились в воздухе, оставляя нас одних.

- Продолжим наши тесты? – проговорил сразу же Леонардо, с улыбкой посмотрев на меня.

“Ох…” – раздался ответ в моей голове.


Глава IV. Каменный утес.

Я неслась лесом. Деревья мелькали перед моим взором с огромной скоростью. Было так хорошо и свободно, словно ты – не испытывающая земных забот, парящая в небе птица. Никаких преград и ограничений. Мой мир превратился в одну сплошную, тонкую линию. Ничего кроме неё и самой меня уже не существовало. Все словно растворилось, ушло и стало пустым. Мысли стали свободно кружить в моей голове, складываясь в одну, четкую линию произошедших событий.

Вокруг стоял поздний вечер. Небо стало темнеть. Наступала ночь.

“Все-таки эти тесты могут порядком поднадоесть” – пронеслась мысль в моей голове, а на её месте тут же встала другая, - “Максим – один из ангелов Предначертания?..”.

Последние слова показались мне не возможными и глупыми.

“Ну, как в такую несуразность можно поверить!?” – захотелось мне прокричать, - “И зачем Леонардо вообще что-то рассказал этому Полю Вангогу?!”.

“Совершенно понятно, что за столько тысячелетий жизни, старик мог просто сойти с ума” – согласно шепнуло в моей голове, - “Строить какие-либо предположения на основе легенды?.. По меньшей мере, глупо. К тому же Леонардо сам говорит, что соврать для его знакомого все равно, что человеку выпить воды”.

В этот момент перед моим взором внезапно появился силуэт небольшой каменной возвышенности, что поднималась над окружавшим её лесом. Слабо протоптанной линией, в некоторых местах прерываясь, к ней вела тропинка. Внизу, под каменной возвышенностью находилась дорога, не покрытая асфальтом.

“Наверное, когда здесь бывают сильные дожди, по ней невозможно проехать” – подумала я, и над моей головой неожиданно загрохотал гром.

В небе, за какое то мгновение, появились черные тучи. Они стали наползать одна на другую, тяжело гудя, а небосвод мгновенно потемнел.

“Что происходит?..” – удивленно раздалось в моей голове.

“Что-то погода совсем испортилась. Да к тому же, так внезапно”, - проговорила мысль в моем сознании, - “Наверное, сейчас будет дождь”.

Неожиданно вновь прогремел гром, яркой линией вспышки ударив прямо в каменную возвышенность, что была не далеко от меня. В этот момент мне даже показалось, что на какой-то миг все вокруг погрузилось в кромешную черноту ночи.

- Жутко… - еле слышно сорвалось с моих губ.

“Что это было?..” – пронеслось в моей голове, и в следующий момент я, кажется, заметила размытый силуэт мужской фигуры, мелькнувший на каменной возвышенности.

“Мне показалось?..” – переспросило у меня внутри.

Следующая яркая вспышка грома развеяла мои сомнения, снова вырвав на краткий миг человеческую фигуру. В тот же момент резко усилился ветер, протяжно и жалобно завыв. Больше не раздумывая, я почему-то молнией устремилась к каменному утёсу, чтобы в считанные секунды преодолеть огромное расстояние и ворваться на неё размытой линией.

Деревья мгновенно проносились возле меня. Я бежала с потрясающей человеческое воображение скоростью. И в эти мгновения у меня складывалось такое впечатление, словно что-то тревожно звало меня… Словно, там, на каменной возвышенности находилось нечто очень важное.

“Но что?” – пронеслось отдалённо в моей голове.

Мой взор заметил замершего в прыжке зайца, что, видимо, намеревался вихрем пересечь тропинку. Он застыл в воздухе, повиснув в нем, словно не живая фигура. Но даже сейчас я могла услышать ритм его сердцебиения. Такое неспешное… Раз за разом раздавался медленный ток крови у меня в ушах, пока я, поравнявшись с ним, поспешила дальше. Впрочем, хищник внутри меня сейчас был не против остановится и… Но об этом лучше не думать.

“У зайцев слишком быстро бьётся сердце, поэтому даже в момент, когда время, словно застывает для нас вампиров, оно у них все равно отбивает ритм… Хоть и очень слабый” – вспомнила я слова Леонардо.

Через мгновение, я уже была на каменной возвышенности. Мои глаза сразу же заметили мужскую фигуру. Она стояла возле обрыва, а под низом тянулась не покрытая асфальтом дорога.

“Мне не показалось…” – сразу пронеслось в моей голове.

В этот момент, время по моему желанию пошло с привычной для него скоростью и незнакомец моментально, словно, почувствовав моё присутствие, быстро повернулся…

- Максим?.. – протянула я удивленно.

Тот, слабо улыбнулся, и ничего не отвечая, сделал несколько неспешных шагов по направлению ко мне.

- Привет, Алиса, - проговорил Максим, а усилившийся ветер кинул мне в лицо его аромат, вместе с произнесёнными словами.

“Сладко и волнующее” – пронеслось в моей голове, в то время как мир на мгновение перед моим взором стал трескаться и рассыпаться.

Усилием воли, я взяла себя в руки. Все же теперь это было легче делать, чем раньше…

“И, слава Богу!” – подумала я.

Аромат был как и прежде восхитительный и сказочно не забываемый… И это ещё слабо сказано! Но, тем не менее, теперь он действовал на меня не так опустошающее, как это было раньше.

- Что ты здесь делаешь? – выдавила я, немного дрогнувшим голосом.

Максим улыбнулся и…

“Это было прекрасно!” – пронеслось у меня в голове.

Ветер играл с его волосами, а статная и красивая фигура, одетая в черную курточку и такого же цвета джинсы, как впрочем, и кроссовки… стояла на каменном утесе. А позади Максима, в метре от него, был край каменной возвышенности.

“Что-то знакомое…” – протянулось в моей голове и в тот же момент (!):

“Это напоминает мне мой недавний сон” – вспыхнуло яркое воспоминание внутри меня.

Я невольно отступила назад на шаг. Максим удивленно поднял брови, остановившись на месте.

- Алиса, я решил прогуляться, - проговорил он успокаивающим голосом, а затем, развёл руки в стороны, ладонями вверх, как будто, хотел показать, что в них ничего нет и мне нечего опасаться, - что с тобой?

“Ну… Это ещё нужно поспорить, кому кого стоит бояться” – подумала я, если, конечно, правильно поняла его жест.

Впрочем, какое то странное чувство тревоги не покидало меня. Последний вопрос, видимо, относился к моему последнему поступку. К моему “невольному” отступлению на шаг назад.

“Нужно исправляться” – пронеслось в моей голове.

- Со мной все в порядке, - соврала я, взяв себя в руки и отогнав воспоминание о сне.

Максим улыбнулся и снова сделал несколько медленных шагов по направлению ко мне.

- Что-то совсем погода испортилась, - проговорил он, посмотрев на небо.

Я невольно взглянула вверх, и действительно там ещё сильнее стали сгущаться тёмные тучи, грозно рокочущие.

- Ты тут как оказалась? – спросил Максим, улыбнувшись, и сделав небольшую паузу, добавил, - давай я тебя отвезу домой? Здесь рядом мой автомобиль.

С последними словами, он протянул мне руку. На меня моментально нахлынули все эти глупости об ангелах Предначертания. К тому же, Максим выглядел сейчас довольно пугающе во всем этом черном... особенно, на фоне собирающейся бури.

- Я вышла прогуляться… - протянул мой голос как-то не уверенно.

- Далеко же ты забрела от дома, - проговорил Максим, мягко засияв улыбкой, не убирая протянутой руки.

“Да это действительно так…” – пронеслось в моей голове, - “Но что же мне ответить? Не рассказывать же ему правду о себе?”.

Поэтому я просто решила молчать и…

“И выкинь все эти глупости из головы о легенде!” – приказала я сама себя мысленно и без каких-либо дальнейших колебаний взяла его руку.

Максим сразу же мягко улыбнулся. Вскоре, мы уже шагали по тропинке между деревьями. Моя рука была в его руке… Этим одним можно уже сказать очень многое. Мне даже показалось, что тёмные тучи над нами стали светлеть, а погода успокаиваться. Возможно, так было в действительности, потому что ветер стал стихать, и уже не бил в лицо, как прежде.

Да это уже было не важно!.. Когда он был рядом… Все было не важно…

Мы спускались вниз, к дороге, что была под каменной возвышенностью. Максим все время пытался поддерживать меня, особенно на крутых спусках. Впрочем, это было лишнее. Ведь я же вампир!

- Почему ты сюда приехал? – наконец, произнесла я интересовавший меня вопрос, и сразу же немного смутилась за его бестактность, поспешив добавить, - то есть, что ты здесь делаешь?

“Не лучше вышло” – шепнуло у меня внутри, - “но, да ладно!”.

- Здесь красивый вид, - проговорил Максим, - мне Самп посоветовал сюда съездить.

- Ты любишь уединение? – прозвучал мой следующий вопрос, и если бы у меня было живое сердце, то оно, наверное, стало бы учащенно биться.

- Временами, - засмеявшись, ответил Максим, в то время как помогал мне на очередном “крутом” спуске.

- А как ты здесь все же оказалась? – с вопросительной интонацией проговорил он, но сам посмотрел в сторону, - от твоего дома к этому месту весьма приличное расстояние. Час езды на автомобиле.

“Что же ему ответить?” – с тревогой зазвенело в моей голове, но тут мы неожиданно вышли на дорогу, и недалеко от нас показался тот самый черный автомобиль Максима, с которым чуть не столкнулся мой «Матиз» на повороте ведущему к Фостоту.

- Можно сказать, что с твоей машиной ничего и не случилось, - сказала я, желая сменить тему разговора, кивнув головой на его автомобиль.

- Это правда, - ответил Максим и неопределённо добавил, - так по мелочам…

Я вопросительно подняла взгляд, на что он улыбнулся и произнёс:

- Краска немного поцарапалась… К тому же, проверили тормоза, на всякий случай.

Я согласно кивнула головой и проговорила:

- Моя кроха вообще не пострадала, честно говоря…

- Кто? – переспросил Максим, подходя к своему автомобилю, и при этом, став доставать ключи от него.

- Это моя машина. Я так её называю… - немного смущённо протянула я.

- Почему “кроха”? – добродушно проговорил Максим.

Я на мгновение замолчала, обдумывая ответ.

- Ну… - начала я, - она очень маленькая. Когда я впервые увидела её, то именно такая ассоциация у меня возникла.

Максим негромко засмеялся, тем самым, став вгонять меня в краски.

“Что здесь такого?!” – захотелось мне воскликнуть, потому что я почувствовала смущение.

- Забавно, - подытожил Максим.

***

Машина Максима мчалась по грунтовой дороге, умело, если не виртуозно, заходя на повороты. Стрелка спидометра упорно держалась отметки сто. Мотор не громко урчал… В то время как пыль облаком вылетала из под колёс автомобиля, оставляя за ним лёгкий, быстро тающий след. Погода постепенно успокаивалась.

Максим спокойно смотрел на дорогу, твёрдо держа руль своей машины обеими руками.

- Мы куда то спешим? – произнесла я, пристально посмотрев на него.

Конечно, за себя я не боялась, но вот езда на такой скорости для людей была крайне опасным занятием. В случае аварии… Правда, об этом лучше не думать.

Максим, какое то время молчал, так что складывалось впечатление, что он о чем-то сильно задумался, но, наконец, прозвучал его ответ на мой вопрос:

- Нет. Извини. Задумался…

После этого Максим плавно нажал на педаль тормоза, и стрелка спидометра поползла к пятидесяти.

“Бог мой! Да он ещё и за дорогой плохо следил!” – пронеслось у меня в голове, когда я убедилась в том, что при такой езде Максим может думать о чем-то совсем другом.

- Это очень опасно, - проговорила я, внимательно смотря на него.

Максим взглянул на меня.

- Что именно? – прозвучал его вопрос самым ровным тоном, как будто ничего только что не случилось.

- Ездить с такой скоростью. Особенно, по таким дорогам как эта, - пытаясь не кричать от нахлынувших на меня эмоций, проговорила я весьма спокойным голосом, - и при этом ещё думать о чем-то постороннем.

Максим снова взглянул на меня, и в этот момент мне показалось, что в его глазах как будто что-то пробежало. Что-то совсем непонятное, но с искорками нескрываемого веселья и беспечности. На мгновение меня это поразило, поэтому на секунду я просто застыла.

“Мне это показалось?..” – проговорило в моей голове.

- Извини, - снова проговорил Максим, очень мягким и каким то успокаивающим тоном, - я больше так не буду.

С последними словами он оторвал руку от руля, изобразив нечто напоминающее торжественную клятву.

- Кстати, а как ты оказалась так далеко от дома? – спросил Максим, меняя ход разговора.

Да, теперь была моя очередь отвечать…

“Что бы такое сказать?..” – лихорадочно пронеслось в моей голове.

Так как ничего достаточно правдивого у меня не нашлось, то я ответила весьма просто, решив не вдаваться ни в какие подробности:

- Гуляла.

“Немножко добавить Эмминой “мягкой и откровенной улыбки” – проговорило внутри меня, - “и он должен поверить”.

- Да… - протянул Максим задумчиво, - но забрести так далеко от дома?..

В его словах послышалось сомнение, но в глазах снова заиграло то самое “что-то” (?!). На это я просто пожала плечами и сразу же сменила разговор на интересовавшую меня тему:

- Ты знаешь, что наш поток устраивает вечеринку в пятницу вечером?

Максим кивнул в знак согласия головой.

- Мне говорил о ней Самп. Они туда с Микой пойдут, - добавил он.

- Ты пойдёшь на неё? – задала я интересующий меня вопрос.

На мгновение он задумался.

- Нет, - прозвучал его короткий и какой то для меня холодный в этот момент ответ.

- Почему?.. – проговорила я как-то рассеяно, впрочем, и знала, что это не моё дело и…

- Прости, это личное, - произнёс он.

Взглянув на меня, Максим, после короткой паузы, добавил:

- Возможно, ко мне приедут братья…

И эти слова прозвучали как-то странно, совсем не весело…

“Или мне просто показалось?” – подумала я и тут же вспомнила легенду, рассказанную Леонардо и его слова о символе Тьмы и Света на плече ангелов Предначертания.

“Какая дурость…” – сразу же пронеслось в моей голове.

Но перед моими глазами предстал Максим, одетый в черное, стоящий на утесе и играющая вокруг буря… Это как раз было не нормальным. Не человечным.

“Это просто совпадение…” – подумала я, но нить сомнения уже стала подтачивать мою непоколебимость, - “Люди думают, что вампиров нет. А мы есть… Так почему не может быть ангелов Предначертания?..”.

Зазвенели шепотом мысли.

“Нет… Все же это очень дико!.. А может?..”

“На плече есть символ…” – напомнило мне воспоминание, а мой взгляд скользнул по правому плечу Максима.

- Алиса, что с тобой? – неожиданно прозвучал его вопрос, выдернув меня из собственных мыслей.

Глаза Максима на мгновение устремились к моему лицу, а затем, снова вернулись к дороге.

“Как же посмотреть на его плечо?..” – закралась мысль в моем сознании.

“Что?! Ты будешь думать, как!..” – крикнула я, но волна сомнений нахлынула на моё тело.

“Как быть?..” – спросило в моей голове, и уже не помня себя, мой голос произнёс, обращаясь к Максиму:

- Останови, пожалуйста, машину.

И добавил:

- Мне плохо.

Максим удивленно поднял свои брови, в то время как машина остановилась у обочины. Я моментально вышла из неё, сделав для видимости пару неуверенных шагов.

“Что теперь?..” – закрутилось в моей голове.

- Алиса… - позвал меня Максим, также покинув машину и став приближаться ко мне.

Сделав ещё несколько шагов, я остановилась, а мой голос спокойно протянулся:

- Мне уже лучше…

Он оказался возле меня.

- Все хорошо, - произнесла я.

Максим застыл в нерешительности.

“Что делать?..” – вновь про крутилось в моей голове, - “И зачем я только попросила его остановить машину?..”.

Это было все так глупо… Но внутренний интерес и сомнение вспыхнули с новой, тянущей на самое дно силой, бурлящим потоком бессмысленности и желания узнать любой ценой.

- Мне холодно… - протянула я, приняв моментально предоставленный план моим сознанием.

Внутренне, правда, я уже стала краснеть, сгорая от неловкости и смущения.

На лице Максима пробежала тень удивления. Моё тело еле заметно задрожало для большей убедительности.

Максим, на мгновение замешкался, а затем, снял свою курточку и протянул её мне со словами:

- У меня в машине есть… обогреватель.

Сейчас он стоял в одной футболке…

Внутри меня затрясло такое смущение, что я готова была провалиться под землю, после его слов.

“Как же глупо!” – чуть не сорвалось с моих губ, а созревший план был с негодованием отброшен.

- Мне уже лучше. Поехали, - проговорила я, быстро сев в машину, от чего Максим на мгновение опешил, но уже садился рядом со мной в автомобиль.

- Извини, - протянула я, мысленно приказав своим сомнениям молчать, а лучше где-то тихонечко спрятаться, причём надолго.

- Ничего, - добродушно ответил Максим.

Машина вновь ехала по дороге.

- Ты говорил, что к тебе приедут братья?.. – протянула я, желая заполнить чем-то сгустившуюся в салоне автомобиля тишину.

- Да… - выдавил Максим, а по лицу его пробежало нечто недовольное и серое, но затем, он уже улыбнулся.

Это привело меня в некоторое замешательство.

“Максим не рад, что к нему приедут братья?..” – подумала я.

- Возможно, они завтра будут в городе. Заедут в гости, - произнёс он, - у меня просто сейчас много работы и я немного раздосадован… Тем, что, вероятно, придётся менять свои планы…

На его лице появилась улыбка.

- Ясно, - коротко ответила я, - а как твоя работа над картиной Микки и Сампа?

- Отлично, - моментально и весело ответил Максим, - могу, кстати, показать, если хочешь?

“Ещё бы!” – воскликнуло у меня в голове, - “Если у тебя так удивительно вышло изобразить их на бумаге, то, что должно быть на картине, рисованной маслом?..”.

- Да, - был мой ответ.

- Хорошо, она в общежитии. Как ты смотришь на то, чтобы сейчас туда направится? – проговорил Максим.

- Позитивно, - протянул мой голос, - я, кстати…

Мои слова зазвучали в кабине автомобиля. Всю дорогу к Фостоту мы просто разговаривали. И это, пожалуй, были лучшие минуты в моей жизни.

***

Общежитие имеет странную особенность – коменданта. Суть и функции его часто не понятны, но, поверьте, они есть и к тому же очень важны! И, безусловно, актуальны…

- Пожалуйста, пустите… - послышался нам просящий голос ещё с коридора, - ну, я же опоздал всего то на пять минут...

В ответ послышалась не очень разборчивая , но определённо сердитая речь.

- “Драконис” буйствует, - проговорил Максим, взглянув на меня, а в его голосе зазвучали весёлые нотки.

- Куда я пойду?.. На улице темнеет… - отозвался парень.

Коридор заполнил совершенно непонятный тембр, обвиняющий возмутителя спокойствия и всех возможных правил.

Улыбнувшись, словно одев мягкую и притягательную маску лица, Максим шагнул вперёд, чтобы мгновением позже очутится перед глазами коменданта.

- Здравствуйте, - зазвенел голос Максима, разлившийся в коридоре подобно успокаивающему и обволакивающему теплом прибою.

“Ух-ты!” – только и вырвалось у меня внутри, - “Очень похоже на… вампирскую притягательность”.

И от этой последней мысли мне стало не по себе. Сомнения вновь вспыхнули в моей голове. Они натужно загудели и забились в моем сознании.

- Здравствуйте… - прозвучал очарованный ответ женщины-коменданта, - вы?..

- Простите мне моё небольшое опоздание, - спокойно продолжил Максим, - позвольте взять ключ от двести пятнадцатой.

И это прозвучало не как просьба, а как приказание. Правда, очень мягкое… и даже ласковое. Женщина на мгновение оторопела, но затем кивнула и протянула нужный ключ, но её взгляд внезапно натолкнулся на меня. Наверное, это и сбило то наваждение, которое напустил на неё Максим.

- Позвольте… - внезапно проговорила она и отдёрнула руку с протянутым ключом.

- Простите, мы спешим, - с ударением проговорил Максим и спокойно взял ключи из рук удивленно захлопавшего глазами коменданта, который неожиданно замер, видимо, не в силах и пошевелиться.

- Пойдём, - сказал он мне, и мы зашагали в сторону лестницы, что вела вверх, на второй этаж.

Женщина лишь молча наблюдала за нами. Когда мы миновали первый пролёт, то к моему слуху донёсся не довольный голос коменданта и “опоздавшего” парня. Спор возобновился, как будто, только что ничего не произошло.

- Что это было? – проговорила я, посмотрев на Максима.

- Ерунда, - лениво отозвался он, - ничего такого, что стоит тебе запоминать.

Последние слова Максим немного выделил.

- Ничего не стоит запоминать?.. - я повторила его слова с удивленными, возмущёнными нотками в своём голосе, так как мне сразу же захотелось именно об этом поговорить, и застыла.

“Что же я хотела сказать?..” – шепнула мысль в моей голове, - “Глупо начинать говорить и останавливаться на полу слове…”.

От этого я почувствовала смущение.

“Алиса…” – только и повторило в моей голове.

Но ещё больше меня смутило то, что я уже забыла, как мы сюда вошли… Хотя нет, поздоровавшись, комендант просто отдал ключи Максиму, ничего не став говорить об опоздании.

“Наверное, они в хороших отношениях” – подумала я.

- Извини, - проговорил мой голос.

- Ничего, - улыбнулся Максим, подходя к нужной двери, а затем, дотронувшись до ручки, с лёгким удивлением сказал:

- Не заперто.

Войдя внутрь, мы столкнулись с Сампом практически лицом к лицу. Поздоровавшись, Максим проговорил:

- Я думал, вы с Микой сегодня будете гулять всю ночь…

Самп согласно кивнул головой:

- Так и будет. Просто она мне звонила и говорила, что задержится. Так что я все ещё здесь… Максим, Алиса, а может вы с нами?..

Добавил он с задорной искоркой в голосе. На это Максим только отрицательно покачал головой:

- Прости. У меня сегодня никак…

Самп перевёл взгляд на меня.

- Нет… - выдавила я, чувствуя опять, какое то непонятное смущение.

Самп пожал плечами и вышел в коридор, оставив нас наедине… Тогда Максим улыбнулся, посмотрев на меня, и произнёс:

- Извини, как-то неудобно получается…

“Зачем он это сказал?!” – взревело в моей голове, и в который уже раз была благодарна за то, что вампиры не краснеют.

- Вот она… - протянул Максим, показав на картину, что стояла в углу.

Только сейчас я и заметила её. Она стояла сбоку, возле одной из кроватей…

Мика и Самп стояли вместе. Он такой серьёзный, деловой и задумчивый, а она – весёлая, кривящая какую то забавную рожицу, держалась одной рукой за его плечо. Солнце слабо светило над их головами, а весенняя листва лежала под ногами…

Волосы Мики были сплетены в две длинные косички, что забавно развевались на ветру. На ней был розовый свитер, который казалось, словно улыбался… А Самп, одетый в модный, деловой костюм, гордо, даже возвышено смотрел с картины на каждого.

Но самое не обычное было в их глазах… Да как и в каждой линии, изгибе… Все словно дышало, готовое сорваться в движение, задвигаться и унестись в ритме веселья и счастья… Это был дух картины.

- Восхитительно… - только и выдавила я.

- Спасибо, - проговорил Максим из-за моей спины.

Обернувшись, мой взгляд встретился с его глазами. Он сразу же улыбнулся и проговорил:

- Мне приятно, что тебе понравилось… Но на улице уже поздно. Боюсь, твоя семья может начать переживать. Давай я лучше тебя отвезу домой?

- Хорошо, - согласился мой голос.

В это время в комнату вошёл Самп, чтобы затем упасть на кровать со словами:

- Когда она уже?..


Глава V. Кочевник.

Сейчас в комнате Эммы стоял полный бардак. По полу были раскиданы вещи, безжалостно брошенные вниз её собственной рукой. Сама же она порхала, словно утренний, опьянённый предрассветной влагой мотылёк, возле большого зеркала, что было в их с Алексом комнате.

- Да что же это такое?! – в сердцах воскликнула Эмма, кинув ещё одну кофточку на пол, - у меня столько платьев! И юбочек с шортиками! И!..

На последних словах сестра запнулась, наверное, от переполнивших её эмоций, смотря на себя в зеркало.

- Но порой они просто отказываются дружить друг с дружкой!.. Понимаешь?! – последний вопрос был обращён ко мне, на что я просто промолчала.

“А что я могла ей вообще ответить?” – пронеслось в моей голове.

- Ну, вот, смотри, - заговорила моя сестра, взяв в руки очередную юбку и блузку, - по отдельности красиво, а вместе… Ужас!

Я молча вздохнула про себя.

“И зачем только я рассказала ей о предстоящей вечеринке?..” – взмолилось внутри меня.

Да ещё и “Тематической!” – как воскликнула Эмма, восторженно хлопнув руками. Конечно, сестра сразу же решила, что я должна выглядеть неотразимо! И что она также обязательно будет там. В виду этого, мы… То есть, Эмма и… я по молчаливому согласию (фактически, немому принуждению), вот уже битый час ворошили наши гардеробы в поисках того самого “нечто”, которое сразит всех наповал. Но оно упорно отказывалось находиться.

- Что же делать?.. – протянула Эмма, смотря на себя в зеркало, в то время как в каждой её руке находилось по платью.

Судя по её внимательному взгляду и той проявившейся мягкости в голосе и довольно замурлыкавшей интонации, ответ, кажется, был уже готов. Но сестра, почему-то хранила молчание, а её глаза, замерев, пристально смотрели из зеркала на меня.

“Неужели она серьёзно думает, что я это предложу?.. Ну, уж нет!” – мелькнула мысль в моем сознании.

Эмма повертела платье в одной руке, затем другое, и оба они, как и все предыдущие, развеваясь в воздухе, упали на пол.

- Видимо, нужно ехать в торговый центр, чтобы подобрать что-то подходящее?.. – сказала она вопросительной интонацией, но что-то мне подсказало, что это был вовсе не вопрос, а самое простое утверждение.

“Когда же с ней можно было поспорить?..” – уныло пронеслось в моей голове, - “Неужели мне сегодня предстоит шопинг с Эммой?..”.

“А ведь все так неплохо начиналось...” – сладко заговорила другая мысль внутри меня, - “Эта неожиданная встреча с Максимом и его картина… Совместная дорога назад и эти сладкие слова: “До встречи, Алиса!” до сих пор стоят луной в моей голове”.

“И вот тебе, пожалуйста…” – подумала я, - “На горизонте моих планов выросла целая ночь шопинга вместе с Эммой!”.

Больше не говоря ни единого слова, сестра быстро собрала свои вещи с пола, за секунды развесив и разложив их в шкафу по своим местам, а затем, мы молниями вынеслись на улицу.

***

“Все-таки Эмма – это отъявленный и не сносный шопоголик!” – грозно крутилось у меня в голове, в то время как спортивный автомобиль моей сестры мчался по просёлочной дороге, стремительно направляясь в торговый центр.

“Я даже не удивлена, что мы… То есть, Эмма не смогла найти ничего подходящего в той груде одежды! Ведь это бы значило, что покупать ничего не нужно! А это, согласитесь, жуткое безобразие?!” – грозно ревела мысль внутри меня.

Эмма по своей привычке стучала пальцами по рулю, отбивая какой то только ей понятный ритм. Такое её состояние значило лишь только одно. Она находиться в весьма хорошем и приподнятом настроении. Ну, это и не удивительно… Предстоящие покупки у неё всегда вызывали волну радости и эйфории.

“Иногда мне даже страшно за сестру становится” – пронеслось в моей голове, а взгляд упал на её довольное лицо.

- Ты чего такая хмурая, сестрёнка?! – весело, заулыбавшись, проговорила Эмма, посмотрев на меня.

- Я – хмурая? – прозвучал мой вопрос.

- Да! – задорно отозвалась сестра, - и, по-моему, даже какая то сердитая!

“Последнее не было секретом для меня, а вот то, что я хмурая…” – пронеслось в моей голове.

- Веселее, сестрёнка! – жизнерадостно разлился в кабине голос сестры, - сегодня такой день!

“Покупочный…” – это слово чуть не сорвалось с моих губ.

Эмма стукнула несколько раз пальцами по рулю своего автомобиля, даря мне свою самую мягкую и тёплую улыбку, а затем, проговорила:

- Включу радио, может музыка тебя развеселит, сестрёнка!

Я не стала спорить. От чего-то мне было все равно... Через мгновение в кабине зазвучал голос диктора:

- И в завершение. По данным метеорологической службы Фостота…

- Подожди! – неожиданно даже для самой себя воскликнула я, заметив, что сестра собирается переключить станцию.

- … завтра в городе ожидается сильное ухудшение погоды. Конечно, это огорчит и испортит планы всем тем, кто собирался активно провести свои выходные дни. А теперь вернёмся к нашим любимым песням…

Через несколько секунд в салоне заиграла музыка.

- Что с тобой? – спросила Эмма, после небольшой паузы, - почему ты такая кислая?

- Со мной все хорошо, - проговорила я, попытавшись улыбнуться, но улыбка, кажется, вышла откровенно натянутой.

Сестра выразительно посмотрела на меня, показывая, что не поверила ни на секунду мне.

- Неужели ты не хочешь ехать со мной в торговый центр? – зазвучал лёгкий колокольчик её голоса.

“Эмма...” – только и пробежало в моем сознании.

Видимо, от этого вопроса на моем лице появилась слабая, но искренняя улыбка.

- Видишь, - назидательно сказала Эмма, сияя всем своим видом, - ты уже улыбаешься! Я так и знала, что нам поможет шопинг!

“Эмма…” – снова повторилась мысль в моей голове.

- Надо бы включить фары, - проговорила сестра, в то время как впереди показался поворот на Фостот.

- Да, ты права, - согласилась я с её словами.

Странно было бы ехать без включённых фар, когда за окном ночь. Конечно же, с человеческой точки зрения.

Мгновением позже два пучка яркого света врезались в сгустившуюся темноту. Машина повернула на Фостот и сбавила скорость.

Вскоре, мы уже были возле нашей цели – торгового центра.

Припарковав автомобиль, мы направились внутрь. Возле входа царило оживление. В основном там были молодые люди. Некоторых из них я уже видела в университете. Так сказать “знакомые лица”.

“И почему именно здесь, при таком скоплении людей, у меня всегда начинает урчать в животе?” – подумала я.

Но об этом было лучше не думать, поэтому мы с сестрой поспешили внутрь. В середине царило оживление. Отовсюду слышались звуки и запахи, которые столь плотной пеленой окутали все помещение вокруг, что я сначала даже немного растерялась.

“Слишком шумно” – проговорило в моей голове.

Эмма направилась к экскаватору, что вёл на верхние этажи торгового центра. Туда, куда мы не успели подняться в прошлый раз. Поэтому у меня сразу же зародилось не хорошее подозрение, что сегодня Эмма решила рассмотреть весь торговый центр, раз ей это не удалось в прошлый раз. А это значило… Это значило “ой-ой!” в самых негативных его проявлениях и формах. То есть, это хождение от одного отдела в другой… Где каждый магазинчик для Эммы – объект пристального внимания и скрупулёзного изучения. И если учесть их не малое количество в одной секции… Я же говорю, “ой-ой!” в самых негативных проявлениях и формах. Но мне не оставалось ничего другого, как последовать вслед за сестрой.

- Так… - раздался голос Эмма, пока мы поднимались вверх по экскаватору, а её глаза стали бегать из стороны в сторону, - что тут у нас?..

Думаю, отвечать на её вопрос было излишним. Все равно он был обращён к самой себе.

Эмма выпорхнула на втором этаже и сразу же направилась в ближайший магазинчик одежды. Зайдя внутрь, сестра сладко вздохнула на полную грудь, словно измученный путешественник нашедший оазис среди бесплодной и сухой пустыни. Словно корабль, что пристаёт в тихую гавань во время разбушевавшегося шторма. Да… Вероятно, нечто подобное чувствовала сестра в этот момент.

Эмма пошла по рядам с одеждой. Продавцы внимательно и предупредительно засуетились рядом. Я же по своему обыкновению обвела весь магазин не слишком радостным взглядом, но тоже пошла между рядов. На меня с обеих сторон смотрели короткие юбочки, воздушные платья, разнообразные кофточки и разноцветные джинсы.

Неожиданно, впереди меня выскочила Эмма с довольным, широко улыбающимся лицом:

- Смотри! – выпалила она, махнув перед моими глазами, каким то предметом, а затем, резко потащила меня в сторону, так и не дав мне разглядеть, что было в её руках.

Остановились мы возле зеркала. Этим предметом, точнее вещью, оказались небольшие, черного цвета рожки… Я вопросительно уставилась на сестру.

- Вот… Смотри, что я нашла тебе! – провозгласила гордо Эмма, - у вас же тематическая вечеринка… Ангелы и демоны?..

В последних словах зазвучали вопросительные, сомневающиеся нотки. Было видно, что сестра пытается вспомнить, правильно ли она запомнила название. Но даже если бы она и ошибалась, то это для неё не сыграло бы никакой существенной роли, поэтому Эмма весело продолжила:

- Так что давай примеряем! Будешь у нас демоном с рожками!

- Может, и клыки вампирские подыскать? – засмеялась я, словно приподнятое настроение сестры перелилось и в меня.

- Ну и где ты видела демона с клыками? – нравоучительным тоном спросила Эмма, в то время как уже надела на мою голову рожки, - Ах!.. Алиса, да как тебе идёт!

С последними словами Эмма удовлетворено хлопнула руками, широко заулыбавшись.

Посмотрев на себя, я увидела молодую и очень симпатичную девушку. Одежду её составляли светлый свитер, джинсы и кроссовки. На голове находилась заколка круглой формы с янтарем посередине. Из под тёмных, смоляных волос выглядывали черные рожки. Общую картину “демона” составляли горящие красным цветом глаза и играющая на лице улыбка.

- Какой-то очень симпатичный демон получается у нас, - призадумалась Эмма, повернув голову на бок, смотря на меня оценивающим взглядом.

- А мне нравится, - ответила я со смешком.

- Простите, я могу вам чем-то помочь? – прозвучал сбоку голос подошедшего к нам продавца.

- Спасибо, но нет, - ответила я, кинув мимолётный взгляд на подошедшего человека.

Тот доброжелательно заулыбался, но от него уже заскользили первые, довольно слабые признаки страха, а затем, он поспешил отойти в сторону, оставив нас с сестрой наедине.

Через некоторое время, благодаря стараниям Эммы, я уже стояла в одном из платьев, конечно же, с рожками на голове, но это было не все. За спиной у меня красовались два черных крыла.

- Падший ангел?.. – протянула я с сомнением в голосе, рассматривая себя в зеркале.

- Да… - согласилась Эмма, - крылья здесь лишние. Не идут они тебе.

По этой причине, крылья были оставлены в стороне. А дальше… Дальше началась подборка на вечеринку нам обоим наряда. Должна сказать, что выбирать что-то с Эммой это довольно длительный, а иногда просто утомительный процесс. Конечно, переворошив кучу нарядов, сестра найденным не была удовлетворена, поэтому мы направились в следующий магазинчик, что был по соседству (не забыв купить красивые черные рожки).

Не знаю, сколько продолжался этот шопинг Эммы от одной секции к другой, так как я стала терять счёт времени в не останавливающейся ни на минуту череде платьев и радостно порхающей сестры между рядами с вещами. Но, наконец, мы направились к экскаватору. И это значило то, что второй этаж пройден (ура!), но оставался ещё третий (увы!) и четвертый (кошмар!).

Внезапно, на эскалаторе, возле которого стояли мы с Эммой, появилась поднимающаяся вверх фигура высокого мужчины. На нем были одеты джинсы и кожаный, дорожный плащ, коричневого цвета, который сейчас был расстегнут, открывая на всеобщее обозрение широкую грудь, обтянутую тонкой нитью черного свитера. У него была короткая причёска, и правильные, довольно притягательные черты лица. Да… Пожалуй, словами “он был очень симпатичным” здесь не выразишься. Но это в нем была особенная красота, исключительная притягательность, что принуждала боязливо засматриваться на него рядом стоящих женщин. Да… Конечно же, он был вампиром.

Я уже чувствовала в воздухе этот очень тонкий, не уловимый для человеческого обаяния запах, который отчётливо говорил, кто его владелец. Во мне сразу же зашептал инстинкт хищника: “Вампир, вампир, вампир…”. Моё тело моментально напряглось, готовое ко всему. Хищник внутри меня начал нервничать, требуя немедленно убегать отсюда, так как он чувствовал силу, сокрытую в этом не знакомом нам вампире. Он был старше… Намного старше меня, а значит и сильнее.

Эмма, как и я, застыла на месте, став наблюдать за поднимавшимся к нам, на второй этаж, мужчиной. Тот, в свою очередь тоже заметил нас, отчего сразу же посмотрел по сторонам. Но ни найдя больше присутствия других вампиров, немного успокоился, став даже улыбаться.

“А действительно, зачем ему нервничать?” – подумала я, - “Что ему могут сделать две вампирши, возраст которых, даже будучи вместе сложенным, не достигал его? Да и никто здесь, в торговом центре, ничего предпринимать не станет. К тому же, как он думает, наверняка, их (нас с Эммой) всегда можно прогнать с этой территории, если она ему понравилась”.

Незнакомец поднялся на второй этаж и, сделав несколько шагов по направлению к нам, остановился. Моя сестра не произнеся и слова, кивнула ему головой в сторону, тем самым, приглашая отойти в менее людное место, после чего, развернувшись, зашагала прочь. Я, как и незнакомец, последовала за Эммой. Сестра прошла совсем немного, выбрав то место на втором этаже, где находилось меньше всего людей.

- Меня зовут Эмма, - проговорила она, посмотрев на незнакомца, - а это моя сестра, Алиса.

Мужчина галантно наклонил голову вперёд, сделав небольшой поклон нам обоим, и произнёс:

- Я Владимир.

Эмма широко улыбнулась на его слова, сказав:

- Моя семья с радостью приветствует тебя на своей территории, Владимир.

Незнакомец ответил ослепительной и мягкой улыбкой.

- Спасибо вам за радушный приём, - практически пропел мужчина, - я был бы счастлив, познакомится со всей вашей семьёй, дорогие Эмма и Алиса.

“Началось…” – проговорило устало у меня внутри.

Таким не весёлым мыслям в моей голове нечего удивляться. Наш мир живёт по другим правилам и сценариям. Мир вампиров имеет свои законы и устои. С такими, как Владимир, на моей памяти наша семья сталкивалась несколько раз.

Многие крупные города, к примеру, разделены между нами, вампирами. Самые лакомые кусочки обычно занимают семьи. Это до трех, максимум четырех человек. Окраины же традиционно остаются за одиночками.

В маленьких городах нас, вампиров, можно сказать, что и нет. Мы тоже не можем устоять перед удивительным феноменом “урбанизация”. Для нас тоже легче и комфортнее жить в городе. Самое простое – еда. Кто заметит пропажу одного, двух человек в большом городе? Или даже нескольких десятков?..

Другое дело маленький городок, где общая численность максимум составляет одну, две сотни человек. Пропажа здесь кого-либо – громкое событие! Что сразу же ставит с ног на голову местных блюстителей правопорядка.

Но, есть и особый тип вампиров (часто одиночек). Ни много, ни мало – это кочевники. Они обычно путешествуют по миру, не заходя в крупные и средних размеров города, зная, что там территория занята. Но скорее не это их останавливает, а то, что им и так хватает еды. Дорога – крупная артерия, несущая в себе столько вкусностей, спрятавшихся в свои консервные банки под названием “автомобиль”. Вот их основной источник питания. Но, безусловно, эти вампиры очень часто заглядывают и в не большие города, к примеру, как Фостот.

Кочевники не отличаются большой скрытностью и сдержанностью. Они способны уничтожить малонаселённый пункт, как впрочем, не раз бывало. Но даже им приходиться следовать общих правил, чтобы просто выжить в современном мире. Единственное, что они уважают – это сила.

И вот сейчас, в нашем городе, на нашей территории, судя по всему, оказался очередной кочевник.

Про себя я хмыкнула, прокрутив в голове слова Владимира: “я был бы счастлив, познакомится со всей вашей семьёй, дорогие Эмма и Алиса”. Иными словами это значило: “Сколько же вас? Или вся ваша семья – это вы сами?”. Вот этот вопрос сейчас и был архиважным в понимании Владимира. Он должен был твёрдо знать, что это за территория. Другими словами, если вся наша семья – это я и Эмма, то это бы значило зелёный свет всем его возможным намерениям касательно Фостота. И ему вовсе не нужно тогда быть любезным с нами. А что мы могли ему сделать?

До того момента, пока Владимир не выяснит, кто может постоять за эту территорию, его поведение должно быть осторожным и предусмотрительным.

- Безусловно, вы должны познакомиться с нашей семьёй. Уверена, это будет полезно всем нам, - протянула Эмма с улыбкой, - как насчёт завтрашнего утра?

“Пускай видит и знает, что это за территория и кто на ней живёт” – пронеслось в моей голове.

- Я был бы польщён и счастлив, - мелодично отозвался Владимир.

- Хорошо, - кивнула Эмма, - мы живём за городом. Думаю, вам этого будет достаточно, чтобы найти нас?

- Да, конечно, - совершенно искренне отозвался Владимир, - вполне достаточно, чтобы взять след, как это делают истинные охотники, следующие за своими жертвами.

Вот эти последние его слова мне очень не понравились. Кочевник, резко развернулся и метнулся к перилам, крепко схватившись за них руками, став смотреть вниз, на первый этаж торгового центра.

- Сколько людей! – восторженно воскликнул он, потянув воздух.

Затем, Владимир развернулся к нам, а на его лице расплылась широкая улыбка.

- Я так проголодался с дороги. Позволите угоститься на вашей территории? – протянул он приятным и самодовольным голосом.

“Похоже, ему трудно поверить, что в Фостоте может проживать целая семья” – подумала я, - “И его можно понять. Он приезжает в небольшой городок, где обнаруживает двух вампиров (что уже много!), которые говорят о какой то семье… В таком то маленьком городишке?”.

- Владимир, - сурово проговорила Эмма, - сперва, вы должны посетить главу нашей семьи и спросить у него разрешения.

- Простите мне мою бестактность, - с ноткой извинения проговорил кочевник, - конечно, вначале это. Потом все остальное…

Последние слова зазвучали как-то двузначно. И это мне ещё больше не понравилось.

- Откуда вы приехали? – задала я свой вопрос, желая сменить тему разговора.

Кочевник перевёл на меня свой взгляд, в котором сразу же зажглась доброжелательность. Все вампиры – хорошие актёры, но даже среди нас бывают удивительные самородки. Таким, видимо, был и Владимир.

- А вы совсем молодая Алиса, - проговорил кочевник, - помню-помню, времена своей молодости… Тяжелое было время. Спрашиваете, откуда я к вам пожаловал? Даже трудно вот так сейчас ответить. Где я только не был. Пожалуй, скажу, что последний год прожил в России.

Владимир сделал небольшую паузу, прежде чем продолжить:

- Возможно, вы слышали, что там случилось совсем недавно?.. Одно из семейств в Петербурге, похоже, сошло с ума и устроило бойню прямо посреди белого дня. Её, хвала Небу, удалось сразу ликвидировать. Официально потом по новостям говорили о вспышке бешенства… Странно это. Чтобы вампиры сошли с ума? Да ещё целая семья? Впервые о таком слышу. Считайте уже за тысячелетие своей жизни.

“Это он хочет сказать нам какой он старый и сильный?” – подумала я.

- Нет, к нам такие слухи не доходили, - прозвучал мой ответ.

Владимир кивнул головой на мои слова, а затем произнёс:

- Странный вообще этот мир… Была семья в Петербурге, а вот её и нет… Особенно, я не понимаю людей. Ходят, копошатся, болеют, и в конце концов умирают… Ну, становятся ещё нашей едой (засмеялся)… И почему они, такие жалкие и обречённые на невежество?..

- Таков наш мир, - проговорила Эмма, смотря на кочевника, - это его суть. Но не стоит судить по всему поверхностно. Попробуйте подождать, разузнать о них больше и вы увидите, что мир полон неожиданностей и сюрпризов.

- Возможно, вы правы… Да, пожалуй, вы правы. Не стоит торопиться с суждениями, ибо они могут быть ошибочными, - протянул мелодично кочевник.

- Конечно, Владимир. В таком случае не забудьте, что с утра мы ждём вас у себя в гостях, - ответила приветливо Эмма.

- Будьте спокойны, про это я никак не забуду, - заверил нас, смеясь, кочевник.

“Теперь ясно к чему сводился весь этот разговор” – подумала я, - “Про семейство в Петербурге – это про нас с Эммой сравнение. Иными словами, если мы его пытаемся обмануть, то однозначно сошли с ума и нас запросто можно устранить. На что сестра сказала, что не стоит судить обо всем поверхностно, так как хуже будет. Владимир согласился с этими словами и дал добро вести себя подобающе до утра”.

- Сейчас разрешите мне откланяться, так как я ещё хочу посмотреть ваш замечательный город. Особенно, мне интересна его ночная жизнь, - мелодично пропел Владимир.

Мы с сестрой согласно кивнули.

- Приятно было с вами поговорить, - протянул на прощанье кочевник, - до скорой встречи.

Владимир, широко ступая, направился в ближайший магазинчик, где и скрылся из нашего виду. В это время, Эмма уже достала мобильный телефон, и быстро набрав номер, стала ждать ответа.

- Алло, Леонардо, - проговорила сестра немного взволнованным голосом, - это я.

- Что случилось? – отчётливо различила я голос отца.

- Мы с Алисой только что встретили кочевника... – продолжила Эмма, но мне совершенно не хотелось “подслушивать” их разговор, поэтому я не стала фокусироваться на интонации Леонардо, став слушать лишь тембр сестры, - Он довольно старый и сильный… Мы его пригласили к нам на утро… Хорошо, скоро будем.

Телефонный разговор был весьма короткий. Как обычно в таких случаях. А о чем тут можно особо разговаривать? В городе был кочевник, с которым нужно встретиться, показать ему, что мы сильны и, желательно, мирно разойтись.

- Что ж… - протянула Эмма, - платья мы пока не выбрали… Появление кочевника, конечно, сжимает наше время, но с пустыми руками нам отсюда уходить не стоит. Верно, сестрёнка?

“Эмма…” – только и проговорило в моей голове.


Глава VI. Погоня.

Наш с Эммой шопинг, после встречи с кочевником продолжался не долго. Довольно скоро мы выбрали себе по платью и покинули торговый центр. На улицу уже опустилась ночь. Для кого-то пора отдыха и сна, а для кого-то жизнь в это время только начиналась. Небольшие компании молодых людей, посмеиваясь, толпились возле входа в торговый центр, на парковке, да и просто ходили по улице.

Найдя свой автомобиль на парковке, вскоре мы уже выезжали на дорогу. Спортивная машина Эммы, не громко гудя мотором, неспешно, размеренно ехала по улицам Фостота.

Через какое то время, автомобиль добрался до поворота, что вёл к нашему дому. Мгновение позже машина заспешила, став резко набирать скорость, по просёлочной дороге. Деревья спешно замелькали за стёклами.

Внезапно, я заметила какую то тень. Она быстро перемешалась между деревьями, следуя за Эмминым автомобилем. Я моментально посмотрела на сестру, желая сообщить ей об увиденном, но та перебила меня своими словами:

- Он следует за нами от самого торгового центра.

На миг я застыла, соображая, кто это может быть.

- Владимир? – прозвучал вопрос с очевидным ответом.

- Да, - коротко ответила Эмма, - вероятно, он уверен в том, что мы блефовали в торговом центре и теперь пытаемся скрыться от него.

Немного помолчав, сестра добавила:

- Вероятно, он хочет с нами немного поиграть.

Я кивнула на её слова, понимая, что в этих “играх”, про которые говорила Эмма, не было ничего хорошего.

- Все-таки придётся звонить Леонардо, - вновь проговорила сестра, а затем, добавила, взглянув в сторону леса, - он совершенно не собирается отставать.

После этих слов, она одной рукой достала мобильный телефон и быстро набрала знакомый номер.

- Алло, это я, - зазвучали её слова в салоне машины, - у нас, видимо, намечаются небольшие неприятности.

- Какие? – раздался голос Леонардо.

Я не стала фокусироваться на словах сестры, тем самым, не став игнорировать речь отца. На этот раз мне не хотелось быть честной.

- Кочевник следует за нами, - ответила Эмма, - наверняка, он что-то задумал.

- Ясно, - прозвучал спокойный и уравновешенный голос Леонардо, - ничего не бойтесь и не переживайте. Приезжайте домой. Все будет хорошо.

- Как скажешь, - весело отозвалась Эмма на слова отца.

- Так и будет, - добродушно ответил Леонардо, - как скажу. Так и будет.

Положив телефонную трубку, сестра вдавила ещё сильнее педаль газа в пол, отчего машина устремилась с сумасшедшей скоростью по просёлочной дороге в сторону нашего дома. Мотор тихо урчал. Фары были отключены, хоть на улице и стояла ночь. Без света нам было даже лучше. Тень не отставала, мелькая среди деревьев. Кочевник продолжал следовать за нами.

На огромной скорости Эммин автомобиль подъехал к нашему дому, где, резко тормозя, сделал крутой вираж. Мы моментально выскочили из машины. В тот же момент, молнией, возле нас очутился Алекс.

- С вами все в порядке? – с тревогой в голосе произнёс он, в большей мере обращаясь, конечно же, к Эмме.

- Да, милый, - ответила сестра, - с тобой у меня всегда все в порядке.

Эмма обвисла на его плечах.

- Со мной тоже все хорошо, - немного обиженной интонацией отозвалась я.

Алекс тут же участливо посмотрел на меня.

- Рад это слышать, - проговорил он с извиняющимися и успокаивающими нотками в голосе.

После этих слов, Эмма посмотрела в сторону окружавшего нас леса.

- Где Леонардо? – спросила я.

- В доме, - коротко ответил Алекс, - вместе с Дорис.

Затем, как и Эмма, я обернулась в сторону леса, внимательно став вслушиваться в него и напрягая все своё восприятие. Где-то вдалеке хрустнула ветка под ногой кабана, и в это самое время, белка, недалеко, взбиралась вверх по дереву. Ветер пробежался по лесу, заколыхав желтеющей листвой. Только кочевника (или кто бы это ни был) не было слышно, как будто тот растворился в воздухе, став с ним одним целым.

- Он здесь? – спросила я у находящихся рядом Эммы и Алекса.

- Я его не чувствую, - проговорила сестра.

- Он был здесь, - уверенно и холодно ответил Алекс, внимательно смотря в лес, - но ушел.

Я почувствовала некоторое облегчение от этих слов. Мне Владимир был не приятен с самого начала. Его стоило опасаться. Безусловно, это был не конец нашей встречи. Что-то мне подсказывало, что он обязательно заявиться к нам с утра.

- Пойдёмте в дом, - проговорил Алекс, бережно взяв Эмму одной рукой за талию.

Через мгновение, молниями, мы оказались в гостиной комнате. Возле одного из кресел стоял Леонардо и весь его вид говорил, что он сосредоточен. Но стояло нам появиться перед ним, как сразу же послышался его знакомый и спокойный голос:

- Кочевник сейчас двигается в сторону гор. Ещё немного и я перестану его ощущать. Он сильный и старый.

Через мгновение Леонардо посмотрел на нас, а затем, сделал несколько небольших шагов и произнёс:

- Все.

Это значило, что кочевник находится вне поля его зрения.

- Сильный… - ещё раз повторил про себя Леонардо, - опишите мне его, пожалуйста, Эмма и Алиса.

После этих слов он посмотрел на нас с сестрой. В это время со ступенек вниз спустилась Дорис со словами:

- Я потеряла его.

А затем она добавила, похоже, для нас с Эммой:

- Я смотрела за кочевником на крыше. Но он с самого начала, словно растворился…

В её голосе послышались извиняющиеся нотки, сразу же отброшенные в сторону вопросом:

- Девочки, как вы?!

Леонардо на мгновение не довольно сморщился, так как, думаю, хотел сперва получить ответ на свой вопрос, но промолчал. Поэтому мы быстро рассказали о происшествии в торговом центре, при этом, не забыв упомянуть о внешности Владимира.

Когда мы закончили нашу историю, Леонардо задумчиво хмыкнул, а Дорис, как обычно, хлопнула, взволновано руками.

Среди нас повисла короткая пауза.

- Кочевник… - протянул Алекс, - так понимаю, нужно готовиться к встрече с этим Владимиром? Он не из пугливых?

- Да, - моментально отозвался Леонардо.

Алекс сделал шаг вперёд, скрестив руки на груди.

- Почему-то меня не оставляет ощущение, что ты, Леонардо, с ним знаком. Я прав? – проговорил мой брат.

Отец пристально посмотрел на Алекса, но ответил:

- Вполне может быть… Был у меня давно один ученик по имени Владимир… Лет пятьсот назад.

Снова повисла тишина.

- И что случилось между вами? – поинтересовалась Дорис, сев в одно из кресел.

- Владимир ушел от меня, не захотев разделять и дальше кое какие мои прошлые правила жизни в этом мире, - прозвучал ответ Леонардо, и по его лицу стало видно, что это было не из самых приятных воспоминаний.

“Видимо, отец и этот Владимир были очень близки…” – пронеслось в моей голове.

- Я надеюсь, он не опасен? – проговорил Алекс со своего места, внимательно посмотрев на Леонардо.

- Если это тот Владимир, то, боюсь, с ним все возможно, - ответил отец, а в его интонациях зазвучал металл, - но не думаю, что ему хочется иметь проблемы со мной. Скорее, встреча девочек с ним – случайность.

- Хорошо, если так, - подытожил голосом Алекс и в конце добавил, - но все же, а если он что-то замыслил?..

Дорис поднялась с кресла, и в гостиной разлился её взволнованный голос:

- Давайте не будем спешить с предположениями…

Алекс и Леонардо моментально посмотрели в её сторону и оба синхронно проговорили:

- Прости...

Но уже буквально за минуту обсуждение между отцом и братом вспыхнуло с новой силой. Слушать их спор мне не хотелось, поэтому я поднялась наверх, куда немного раньше направилась Дорис, видимо, из-за той же причины, что побудила и меня совершить этот поступок. Эмма осталась внизу. Её сильно взволновало произошедшее событие в торговом центре.

Дорис была на крыше, что служила ещё и смотровой площадкой, открывавшей вид на окружавшую местность.

“Сосна и хвоя…” – пронеслось в моей голове, едва я оказалась наверху.

Такой запах доносился с густого леса под нечастыми порывами срывающегося, бьющегося по лицу ветра. Я в мгновение оказалась рядом с Дорис на краю смотровой площадки, положив одну руку на металлические перила.

“Техника безопасности…” – зажглась мысль внутри меня, отчего мне захотелось иронично улыбнуться.

Так бывало со мной каждый раз, при виде этой металлического конструкции… Я имею в виду перила, черного цвета.

Это было обязательное требование на переоборудование крыши под смотровую площадку, что в душе, несомненно, позабавило Леонардо. Мы ведь по сути даже напиться не можем так чтобы не контролировать свои действия, как это иногда делают люди… Недоступная роскошь. Я бы сказала, запретный плод.

Вокруг нас стояла глубокая ночь, а на небе горела серебряным цветом луна. Дорис смотрела вперёд себя на лес и горящие огоньки Фостота. Тишина заполнила собою пространство. Казалось, звуки между нами умерли, превратившись в пустоту. Но это была не правда… Они доносились из кипящего и живущего леса, что простирался перед нами до самого Фостота, окружая его собой и убегая дальше в сторону гор.

Было такое чувство, что время для разговора сейчас не самое подходящее. Хотелось просто постоять в тишине, слушая иногда натяжное гудение ветра, смотреть на серебристый цвет луны и ощущать бьющуюся ключом жизнь.

Так мы стояли минут десять в полном безмолвии. Никто ничего не произносил…

- Все-таки, здесь красиво… - внезапно проговорила Дорис, нарушив нашу тишину.

Я немного повернула голову в её сторону.

- Да, - согласился мой голос с ней, - чувствуется успокоение…

Улыбка коснулась губ мамы.

- Ты права, - произнесла она, - ты знаешь, хоть здесь мы совсем недавно живём… Но, я именно здесь провожу очень много времени… Действительно, успокаивает…

После этих слов Дорис не громко засмеялась, а сама заулыбалась.

На душе сразу же стало как-то спокойней, словно внутри родилось что-то совершенно новое, сбросившее тяжелый камень. На краткий миг почувствовалась не ограниченная свобода, в то время как по лицу пробежался ночной ветер, став развевать мои волосы. Это было восхитительное ощущение… Напоминающее ощущение свободного полёта.

- Именно об этом чувстве я и говорю, - проговорила улыбающаяся Дорис, а её глаза весело и понимающе смотрели на меня.

- Приятно! – воскликнула я, а мои слова неожиданно подхватил сильный порыв ветра, унося их с собой на сотни метров.

Дорис засмеялась, и это был такой чистый смех, что можно было подумать, будто он сделан из серебряного сияния самой луны.

Мама обернулась вокруг себя, встряхнув свои волосы, так что они закрыли половину её лица, а глаза вспыхнули какими то весёлыми, горящими искрами.

Сейчас она показалась мне такой молодой… Совсем юной. Впрочем, она такой внешне и была… Правда, лишь взгляд выдавал истинный её возраст.

- Сейчас нам только не хватает метлы, чтобы дотянуться до самой луны, и этих забавных, остроконечных, черных шапочек, как у настоящих ведьм… - смеялась я, когда произносила свою речь.

- Это правда! - подтвердила мои слова Дорис, тоже переливаясь в голосе весельем.

Мама внезапно устремила свой взор в сторону Фостота. Через мгновение наш смех уже затих.

- Мне, отчего то вспомнился день, когда мы впервые встретились с Леонардо, - заговорила Дорис, - ты знаешь эту историю…

Добавила мама последние слова немного задумчивым и грустным голосом. Между нами снова воцарилась тишина. Спокойная, лёгкая, доброжелательная и какая то мягкая. Если так можно описать то ощущение, что родилось между нами в те минуты.

Взглянув на Дорис, я увидела на её лице задумчивые, и какие-то далёкие черты, словно мыслями она уже была не здесь.

“Она вспоминала тот день…” – подумала я, - “День их с Леонардо знакомства…”.

Мне приходилось слышать эту историю несколько раз.

Я посмотрела в сторону Фостота. Огни освещали городок, наверняка, издали, превращая его в одну большую, горящую точку.

В моей голове, далёким отзвуком воспоминания, стали рождаться слова Дорис, рассказывающие об их знакомстве с Леонардо. Но, теперь, мне было интересно это представить, поэтому Фостот стал постепенно исчезать перед моим взглядом, а вместо него появляться картины и образы, которые рисовало моё воображение.


Глава VII. История знакомства Леонардо и Дорис.

Лучи заходящего солнца, падали на стену сквозь узкое, решётчатое окно, где висел, вылитый из серебра, крест. Подле него, стоя на коленях, молилась женщина. Не громкий шепот отбивался от каменных стен, заполняя собой все пространство в маленькой, тесной комнатушке. Этой женщиной была я, “сестра Дорис”. Сестра милосердия. Сейчас на мне было надето белое платье с вышитым красным крестом на груди.

- Аминь… - зазвучали мои слова, а затем, перекрестившись, я, не мешкая, сразу же поспешила покинуть помещение.

Мне было время идти, потому что здесь, в монастыре, располагается военный госпиталь, и нужно сейчас спешить к раненым, чтобы хоть кратковременным своим присутствием облегчить их участь. Попробовать успокоить и дать надежду совсем отчаявшимся, поддержать духом слабых, и проводить в последний путь сломавшихся, заснувших вечным сном…

Я быстро шагала по внутреннему дворику небольшого монастыря, в середине которого находились тяжелораненые и больные солдаты. Но, к сожалению, мест на всех не хватало, поэтому выздоравливающие были вынуждены ютится на улице под сделанными вручную навесами, что плохо защищали их от дождя и ветра.

Каждый день в наш монастырь прибывали все новые и новые телеги раненых солдат. Шла война. Беспощадное колесо крутилось, раздавливая своим весом судьбы, надежды и семьи миллионов людей. Поля Европы покрылись порохом и кровью, а тела убитых перекрасили реки, усеяв дороги. Наша армия наступала… Победа за победой… А в ответ, все новые и новые телеги с ранеными и умершими в дороге…

“Боже, когда же это все прекратится?..” – подумала я, ступая по сырой земле внутреннего дворика монастыря, где расположился наш госпиталь,, - “Сколько ещё нужно молиться и надеяться?..”.

“Прости, Боже…” – испуганно проговорила мысль в моей голове, отчего я зашагала быстрее, спеша к противоположной стороне монастыря.

Слева, мой взор замечает группу солдат. Один с перемотанной ногой и костылём. Пулевое ранение. В некотором роде, счастливчик. Картечь бы разворотила, так что пришлось бы… Рядом с ним такой же измученный и усталый, раненый в правую руку. Осколок ядра. Третий с перебинтованной головой… Пьяная драка с товарищами. В результате, проломленный череп. Все трое, сбившись потеснее, играют в кости…

- Сестра Дорис… - доносится до моего слуха знакомый голос.

Это Жорж. Храбрый, молодой лейтенант… Фамилии совсем не помню. Штыковое ранение. Очень тяжелый случай… Казалось, все самое опасное позади, но после обеда неожиданно пошёл на ухудшение.

- Сестра Дорис… - позвал меня вновь Жорж, слабо протянув руку в мою сторону.

Подойдя к нему, я присела рядом. Он улыбнулся… Я взяла его руку.

- Я здесь Жорж. Все хорошо, - проговорил мой ласковый и нежный голос.

По крайне мере, я очень надеялась, что моя интонация был именно такой… Некоторое время он молчал, держа мою руку и ощущал её тепло. А затем, глаза его закрылись, и он прошептал:

- Когда выздоровею, обязательно на вас женюсь…

После этих слов он улыбнулся и через некоторое время заснул.

Осторожно положив его руку, я зашагала вновь по внутреннему дворику монастыря. Мой шаг ускорился. Как же в этот момент мне хотелось сорваться с места и побежать. Просто побежать. Подальше от этого, оставив все позади, словно страшный, не реальный сон. Но я знала, что нужна… Нужна каждому из них. Я должна быть сильной…

И в этот самый момент взорвались слова над моей головой, словно пальнула пушка:

- Осторожно!

Вздрогнув, я как будто вынырнула из тумана своих мыслей, посмотрев вперёд, и увидела в шаге от себя ставшую на дыбы лошадь. Животное дико ржало, пытаясь скинуть всадника – молодого капитана.

“Наверное, за пополнением приехал” – пронеслась отстранённая мысль в моей голове, - “Каждую неделю, такие люди как он, приходят, чтобы забрать тех, кто может держать оружие в руках”.

Эти люди мне не нравились. Они забирали всех тех, за кем мы безустанно ухаживали, лечили, спасая от смерти и болезней, чтобы потом, в лучшем случае, нам их вернули вновь…

Всадник изо всех сил ухватил поводья, потянув их на себя. Он пытался успокоить лошадь, что у него, к моему удивлению, сразу же вышло. Лошадь моментально стала смирной. Правда, посмотрев ей в глаза, я увидела немой, застывший как капля… ужас.

“Что же так могло тебя напугать?..” – подумала я, а взгляд мой скользну вверх…

Всадник смотрел на меня пристальным, зачарованным взглядом и…

“Боже мой!..” – пронеслось в моей голове…

Он был такой удивительной красоты, которую мне раньше никогда не приходилось видеть перед собой.

Всадник застыл неподвижно, сидя на тихо стоящей лошади, словно отлитая из цельного мрамора, без малейшего изъяна, статуя… И в этот момент, солнце слабо засияло на небе, а его лучи обрисовали идеальные контуры мужской фигуры, создавая нечто удивительное… заставляя почувствовать пьянящее и сладкое ощущение в моей груди… Он был удивителен! Восхитителен!.. Он был чем-то поразительным!..

“Он был ангелом!..” – взорвалось в моей голове на краткий миг.

Мир стал исчезать, тая передо мной, лишаясь своего цвета и окраски, словно его уже и не было вокруг меня. Перед моим взором остались лишь только горящие голубым огоньком глаза...

Наверное, от его взгляда, от этого счастья, можно было просто задохнуться, потому что дышать уже просто не хотелось. Это было не нужно… Это забывалось, уходило из памяти не оставив и следа… Как будто все что ты умела раньше, становилось абсолютно бессмысленным и даже нелепым…

Оставалось одно – это странное, горящее внутренним огнём чувство, пляшущее обжигающим пламенем на твоём сердце.

Буря внутри вскипела, поднявшись всепожирающим столпом вверх по телу... И в этот момент пришла белая, успокаивающая пелена. Стало легче.

Когда я открыла глаза, то первое что увидела – знакомый серебряный крест, висящий на одной из стен. Вздохнув, моё обаяние ощутило сильный запах ладана. В комнате было полутемно.

“Что со мной?..” – прошептала первая мысль в моей голове.

- Дочь моя, ты пришла в себя? – раздался голос матери-настоятельницы, а её преклонное лицо склонилась над моей постелью, - Как ты себя чувствуешь?

Несколько секунд я молчала, обдумывая свой ответ.

- Немного болит голова, - прозвучал мой ответ, отбившийся слабым эхом от стен в этой маленькой комнатушке.

Мать-настоятельница кивнула, улыбнувшись.

- Что случилось? – прозвучал мой вопрос.

- Тебя чуть не сбил с ног вставший на дыбы конь и этим напугал, - уверенным голосом проговорила она, - молодой офицер не смог справиться с лошадью. Он просил передать, что просит прощение.

Я на мгновение задумалась, вспоминая произошедшее событие.

- Я рада, что все позади и с тобой все в порядке, сестра Дорис, - снова заговорила мать-настоятельница, - полежи ещё, отдохни. На сегодня с тебя хватит забот.

- Но… - вырвалось с моих губ, а в голове родился образ раненных солдат.

- Никаких возражений, - укоризненным тоном проговорила она, - сегодня ты должна отдохнуть. Какой из тебя будет толк, если ты себя плохо чувствуешь?

После этих слов, мать-настоятельница развернулась и покинула помещение, показав всем своим видом, что не потерпит возражений. Я осталась одна. Вздохнув, мои глаза закрылись, в то время как в голове прокрутились недавние события. Это длилось совсем немного. Затем я открыла глаза. На меня, как и прежде, смотрел серебряный крест, одинок вися на стене…

“Но что-то было не так!..” – раздалось в моей голове, словно зазвенел колокольный звон.

Повернув голову в сторону, я увидела лежащие возле меня полевые цветы, которых мгновением раньше ещё не было. Целый букет, перевязанный красной, немного грубоватой лентой. Он весь был в каплях росы, и от него пахло влагой и смешанным запахом цветов. Центр его составляли три красных, крупных тюльпана… На их краях, застыв, словно приклеившись, находились капельки утреннего дождя, удивительно светящиеся слабым золотистым цветом от нескольких свечей, что были в комнате.

- Извини, я не знал, какие цветы тебе нравятся, Дорис, - внезапно проговорил, чей то голос.

Лишь только сейчас я заметила, стоящего возле двери офицера… Того самого, чья лошадь сегодня стала на дыбы. И да… Я не ошиблась, он прекрасен…

- Кто вы?.. – прозвучал еле слышно мой голос, в нем смешалось восхищение и страх, что производил этот незнакомец.

- Позвольте представиться, - очень нежно и мягко полилась речь офицера, согревая меня своим теплом и успокаивая мелодией, - меня зовут капитан Леонардо де Шатанье. Правда, это моё не настоящее имя, собственно, как и звание.

“Не настоящее?..” – вспыхнуло в моей голове.

- Что все это значит? – спросила я, не находя иных слов, - откуда вы знаете моё имя?..

Офицер улыбнулся.

- Как ты помнишь, Дорис, мой конь сегодня тебя напугал, встав на дыбы. Это моя вина, прости. Просто животное сильно меня боится, как и всех нас.

Я не понимала, о чем он говорит.

- Твоё имя узнать было совсем не сложно. Когда ты там, во дворе монастыря потеряла сознание, то набежавшие тебе помогать люди, постоянно его повторяли.

Офицер снова улыбнулся.

- Все это значит, что я нашёл тебя, Дорис. Нашёл свою будущую жену…

Сделав небольшую паузу, он добавил, как ни в чем не бывало:

- Надеюсь, цветы тебе понравились?

Я не знала, что сказать… Молчание окутало нас и только его голубые глаза немигающее смотрели на меня. Что-то не человечное пробежало в них. Мне стало страшно.

- Своё настоящее имя я не помню, но давно уже называюсь, Леонардо Кон, - проговорил офицер.

Я закрыла глаза.

“Может, это наваждение?.. И сейчас оно пройдёт?..” – прошептало в моей голове.

Открыв свои глаза, я увидела в нескольких сантиметров (!) от себя два танцующих голубых огонька, что пристально смотрели на меня, казалось, способные заглянуть на самое дно моей души.

Крик застыл в моем горле… Все было так страшно… Он ничего не сделал, просто пристально смотрел. Его дыхание ощущалось на моей коже.

- Кто ты?.. – прошептала я, сама не осознав, что говорю.

- Скажи тогда и ты мне кое-что, - тихо зашелестел его голос в комнате, а глаза вспыхнули голубым пламенем, - что ты подумала там во дворе, когда увидела меня? Я чувствовал от тебя не приязнь, до того, как ты посмотрела в мои глаза и вся в них растворилась…

“Чего он хочет?!” – кричало в мой голове.

- Я не понимаю… - проговорил мой надломленный от переживания голос, а сердце забилось так быстро, что казалось готово выскочить от груди.

Мне было страшно, как никогда в жизни. Словно, почувствовав это, незнакомец отодвинулся и неуловимым движением оказался возле одной из стен. Силуэт его словно потерял свою четкость в полутьме.

- Извини, я пугаю тебя… - слабым эхом прокатился его голос в комнате, - мне просто интересно… Что ты подумала, увидев меня, въезжающего в ваш монастырь? Что вызвало в тебе такую волну неприязни?

На мгновение я задумалась, пытаясь понять, о чем он. Все, что я могла предположить, так это только следующее:

- Не понимаю, что ты хочешь услышать в ответ?.. Правда… Мне не нравятся абсолютно все офицеры, которые приезжают в наш монастырь.

Лицо незнакомца вытянулось в знак любопытства.

- Почему? – прозвучал его вопрос.

- Я не люблю всех офицеров, что приезжают в наш монастырь, потому что они забирают тех, кого мы с таким трудом лечим, чтобы убить или покалечить, - проговорил мой тихий голос.

Незнакомец заулыбался.

- Теперь понятно, - сказал он, - что ж… Тогда настала моя очередь отвечать?..

После этих слов офицер посмотрел на меня, словно ожидая моего согласия. Мне оставалось только кивнуть.

- Ты не пугайся, пожалуйста, - проговорил он и после паузы добавил, - я не человек.

Меня словно ошарашили, а в голове вспыхнула мысль об ангеле, но усилием воли, я взяла себя в руки, почувствовав новую волну идущего на меня страха. Незнакомец некоторое время молчал, давая мне осмыслить сказанное, прежде чем он продолжил:

- Я – вампир. Как вы говорите, демон.

Внутри меня все затряслось. К моей коже прикоснулся леденящий озноб, а в сознании вспыхнуло:

“Не может быть!”.

Впрочем, сомнения моментально зашевелились во мне, не давая поверить в сказанное, вот так сразу. Да и выглядело это все… Я посмотрела на незнакомца и у меня снова поползли мурашки по коже от его горящих голубым огнём глаз.

“Эти идеальные черты лица…” – прошептало в моей голове, - “Разве может быть человек такой красоты – демоном?”.

“Нет…” – захотелось мне сразу же сказать, - “Но разве?..”.

Я снова посмотрела на него и почувствовала, как его красота и обаяние сплетаясь со страхом и леденящим холодом, вливаются в мою душу одним, неспешным, невозмутимым потоком. Мне стало не по себе.

- Ты демон?.. – спросил мой задрожавший голос.

Незнакомец немного помолчал.

- Я – вампир, - произнёс он, - Тебя это шокирует?

Я отказывалась верить в его слова, но чувствовала, что офицер со мной искренен. Незнакомец не врал.

- Вы питаетесь кровью?.. – прошептала я, вспомнив суеверия и легенды.

Капитан еле заметно кивнул головой.

- Человеческой?.. – предположила я, задрожав.

Все же мне не хотелось верить в происходящее. Захотелось кричать и звать на помощь.

- Многие из нас, - - согласился со мной незнакомец, - делают так…

Сдерживая бурлящее чувство внутри себя, чтобы не вскочить и не побежать из комнаты прочь, я задала следующий вопрос:

- Зачем вы приехали в наш монастырь?

Капитан улыбнулся.

- Я – офицер и приехал за пополнением. Ничего такого…

- Но?.. – проговорила я, будучи озадаченной сказанными словами, - вы никому не причините вреда?..

- Нет, если ты, конечно, не хочешь иного?.. - произнёс незнакомец.

- Не хочу, - сказала я.

- Будет, по-твоему, - проговорил капитан.

На мгновение повисла пауза. Мне никак не верилось в происходящее…

- Что вам нужно от меня? – задала я свой вопрос.

Офицер снова улыбнулся и сделал шаг в мою сторону, от чего моё сердце невольно вздрогнуло, а пальцы сжали одеяло. В то же время, по коже заплясал холодный, как лёд, озноб. Незнакомец замер и проговорил с места, не двигаясь:

- Я прожил очень много лет, столетий и даже тысячелетий на этой земле… Но ни разу не встречал такую, как ты. Я хочу, чтобы ты, Дорис, стала моей женой и подобной мне.

Ужас окутал моё тело стальными цепями.

“Стать вампиром?! Демоном?!” – вспыхнуло внутри меня.

- Нет! – воскликнула я, - Никогда… Пожалуйста, оставьте меня всех в покое! Покиньте монастырь!..

Офицер грустно покачал головой.

- Прости меня Дорис, это будет единственный раз, когда я пойду против твоей воли, - проговорил незнакомец и сделал ещё один шаг по направлению ко мне.

- Стой! – закричала я, страх затряс моё тело, - не подходи ко мне! Пожалуйста!..

На мгновение заколебавшись, офицер продолжил приближаться ко мне.

“Что делать, Боже мой?!” – забилось моё сознание.

Внезапно, спасительная идея пришла мне на ум. Быстро встав на кровати, я достала, взяв в одну руку, висящее у меня всегда на шее маленькое распятие, выставив его вперёд, прямо на подходившего незнакомца.

- Не подходи! – прокричал мой дрожащий голос.

- Прости, Дорис, - заговорил, остановившись капитан, - что так делаю… Но поверь, это к лучшему. Я подарю тебе вечную молодость и силу. Ты будешь бессмертна. Мы будем вместе. Я сделаю все, что ты захочешь. Никогда и ни в чем у тебя не будет нужды. Ты всегда сможешь довериться мне. Я люблю тебя…

Моё тело спиной прижалось к холодному камню, а рука, дрожа, сжимала вытянутый крест перед собой.

- Если ты любишь… - проговорил, срываясь, мой голос, - то, пожалуйста, оставь меня в покое… Я не хочу быть такой, как ты…

- Что ты знаешь о нас, что отказываешься так поспешно?.. - зашелестел его голос по каменным стенам.

“Какое это имеет значение?” – подумала я, - “Просто не хочу. Разве этого мало?”.

- Что ты знаешь о вампирах, Дорис? О нашей жизни? – мягко и нежно зазвенел его голос, танцуя, став теплотой вливаться в мой слух.

- Я не хочу… - проговорили дрожащие нотки моего голоса, - жить в темноте… Лишённая души и проклятая Богом.

Офицер засмеялся.

- Вздор! – проговорил незнакомец, - сегодня днём светило солнце. И я был под ним. Ты это видела собственными глазами. Где же здесь темнота?..

Мой страх фонтаном был изнутри, заставляя тело дрожать.

- А насчёт Бога, позволь тебе кое-что показать… - проговорил незнакомец и сделал последние шаги, что нас разделяли.

- Не подходи! – воскликнула я, но он и не собирался слушать…

И тогда из губ моих сорвалась молитва. Жаркая и пламенная. Глаза мои закрылись, руки нервно держали крест… Сразу же в воздухе повисла тишина.

“Неужели он ушел?..” – мгновенно подумала я, в то время как читала молитву.

Через секунду, к моему изумлению, до моего слуха донёсся его голос, также читавший…

“Этого не может быть!” – воскликнуло у меня в голове, а глаза резко открылись.

Возле моих ног, присел незнакомец и, смотря на моё лицо, вместе со мной произносил слова молитвы. Голос мой моментально окаменел, не в силах произнести и звука от сковавшего его ужаса… Но вот офицер!.. Он продолжил сам читать молитву, уже без меня. Я просто молчала, не в силах пошевелиться. И когда капитан дошёл до последних слов, то поднялся во весь рост. Мы стояли на кровати и смотрели друг другу в глаза, находясь на расстоянии вытянутой руки.

- Аминь… - произнёс офицер и затем, протянув руку, бережно взял мой крест и поцеловал его губами.

Все завертелось перед моими глазами, и в тот момент сильная рука подхватила меня за талию.

- Я не хочу… - тихо прошептал мой голос, - пожалуйста…

- Хорошо… - произнёс он, - я дам тебе только одну неделю, прежде чем это произойдёт.

После этих слов, меня положили в постель и бережно укутали одеялом. Мои глаза закрывались от усталости. Сон тяжело навалился на меня.

- До встречи, Дорис, - проговорил незнакомец и растворился в воздухе, но мне стало уже все равно.

Хотелось спать.


Глава VIII. Наш гость.

Владимир пришёл утром, остановившись возле входных дверей в наш дом. В руках у него был изысканный и пряно пахнущий букет цветов. Модный, деловой костюм украшал его физически сильную фигуру, а восхитительный запах духов наполнил собою все пространство на десятки метров вокруг.

Тот час же раздался звонок в дверь. Через некоторое время (специально выжданное), Алекс молнией оказался у двери и с человеческой скоростью открыл её.

- Приветствую семью Кон, - с порога проговорил кочевник, немного наклонив голову вперёд, изобразив нечто похожее на поклон, а затем его взгляд уперся в фигуру Леонардо, и он произнёс, - здравствуйте, учитель… Дамы…

Последнее он добавил, когда его взгляд скользнул на меня, Эмму и Дорис.

- Приветствуем тебя, Владимир, - проговорил своим спокойным и невозмутимым голосом Леонардо, оценивающе посмотрев на нашего гостя, - ты знаешь, что я давно тебе уже не учитель.

Кочевник сразу же широко улыбнулся, демонстрируя весь свой шарм и глубокую очаровательность, которую он только мог выразить… Глаза его засияли, словно налившись солнечным светом, а губы сложились в удивительно прекрасной улыбке, даря окружающим тепло и возвышенное настроение…

“Сладко”, - подумала я.

“Да, должна признаться у него это вышло, мягко говоря, очень и очень…” – пронеслось в моей голове, - “Одним словом, потрясающе!”.

- Вы всегда будете моим учителем, - сказал кочевник, входя в гостиную, по прежнему широко улыбаясь, - вы научили меня всему, что я умею. Этой новой жизни и её правилам.

- К сожалению, видимо, не всему чего стоило… - протянул Леонардо с ноткой огорчения в своём голосе, а в глазах заблестело какое то далёкое воспоминание.

Этот взгляд отца я знала.

- Увы… - согласно кивнул Владимир, - но, я до сих пор не понимаю ваших устремлений, учитель… Правда, я искренне рад, что вы обрели то, к чему так долго шли.

Кочевник обвёл взглядом дом и всех присутствующих в нем.

- Хоть я этого и не понимаю… - добавил Владимир, с задумчивой интонацией, а улыбка его словно потускнела, показывая скорбь и обескураженность своего владельца.

Впрочем, подлинные ли чувства отобразились на лице Владимира? Мне об этом трудно было сейчас сказать.

Леонардо совсем немного наклонил голову вниз и, вздохнув, произнёс:

- Да, жаль…

Кочевник снова улыбнулся. Точнее уголки губ как-то неуловимо дёрнулись, и горечь на его лице, словно по мановению волшебной палочки, исчезла, оставив подкупающую доброту и вежливость. А затем, пожав плечами, Владимир ответил:

- Возможно…

После этого кочевник развернулся в нашу сторону со словами:

- Позвольте, дорогие дамы, вручить вам этот скромный букет.

Дорис сразу же взяла протянутые цветы по праву хозяйки дома.

Вскоре, мы все расположились в гостиной комнате, заняв пустовавшие диван и кресла.

- Что тебя, Владимир, привело в Фостот? – спросил Леонардо со своего места, и добавил более холодной, даже металлической интонацией, - И почему ты вчера преследовал Эмму и Алису?

Глаза отца заблестели скрытой угрозой.

- Свой ответ начну по порядку, - произнёс кочевник, улыбнувшись зашедшей в гостиную Дорис, которая несла несколько чашек “эспрессо”, - в ваш городок меня привёл случай.

После этого, Владимир сделал короткую паузу, прежде чем продолжить:

- А вот насчёт преследования Эммы и Алисы?.. Впервые слышу.

Взяв протянутую чашку “эсперссо”, кочевник благодарно кивнул Дорис.

- Я, конечно, за свою жизнь успел много сделать… - Владимир на мгновение прервался, словно пытаясь обдумать следующие слова, - “не хороших” вещей…

После этих слов, кочевник хмыкнул, криво улыбнувшись, продолжив:

- Но чтобы преследовать двух девушек?.. – раздался удивленный голос Владимира, - нет. Такого вы не учили меня, учитель.

Затем кочевник взглянул на Леонардо, и выдержал небольшую паузу, пока их взгляды устремились друг на друга. Мгновением позже Владимир отпил небольшой глоток со своей чашки и протянул:

- Замечательно… - конечно же, он не забыл подарить свою восхитительную улыбку, что напомнила мне яркое сияние солнца.

Все же Владимир умел очаровывать и оставлять неизгладимые впечатления в женских сердцах. Это стало окончательно ясно.

- Я остался осматривать городок, после того, как девушки покинули меня в местном торговом центре, - продолжил кочевник ровной и спокойной интонацией, кивнув в нашу с Эммой сторону, и его голос отдалённо напомнил звучание интонаций Леонарда, а затем, с улыбкой добавил, - мне даже скучно стало одному.

В комнате повисла пауза.

- Если это не ты преследовал Алису и Эмму, то кто это мог быть? – протянул Леонардо, не отведя своего взгляда от кочевника.

Владимир пожал плечами.

- Я никого, кроме них в городе не почувствовал, - проговорил он, - наверное, тот, кто это был - очень сильный вампир?.. Впрочем, я здесь ни при чем, учитель. Вы меня знаете…

После последних слов, Владимир посмотрел на отца. Леонардо некоторое время молчал, обдумывая сказанные слова.

- Я был практически уверен, что это ты… - наконец, выдавил отец, - но, сомневался... Сейчас же, сомневаюсь ещё больше. Что-то в преследователе, когда я пытался его ощутить, было не то…

Леонардо сделал паузу, и на его лице отобразилась тень мучительного воспоминания.

- Не то… - повторил он, - как будто он не был вампиром…

В комнате повисла тишина.

- Что ты хочешь этим сказать? – первым отозвался Алекс.

Леонардо пожал плечами, и произнёс:

- Если честно, то не знаю. Просто, мне так показалось, что что-то в преследователе было не так.

- Я ничего не почувствовал не обычного, - проговорил Алекс и с ним согласилась Эмма, а также Дорис.

На некоторое время в комнате опять повисла тишина. Нарушил её Владимир словами:

- Простите, что вмешиваюсь… Но я не ел уже несколько дней. Учитель, можно мне поохотиться на твоей территории?

Леонардо лишь мгновение молчал, прежде чем ответил.

- Нет, - проговорил он, - мы не хотим поднимать лишний шум. Но, наши запасы, а также лес, полный разными животными, полностью к твоим услугам.

На словах “полный разными животными” Леонардо сделал ударение, отчего Владимир лишь недовольно хмыкнул.

- Учитель, неужели вы до сих пор… - в голосе кочевника зазвучали нотки задумчивости, - как это правильно произносится?.. Вегетарианцы?.. Да, точно. Вегетарианцы?..

Леонардо лишь коротко кивнул головой в знак согласия.

- А я то думал, как пятеро вампиров живут на такой маленькой территории… - протянул с улыбкой Владимир.

- И уживаются вместе, - проговорил Алекс, - не в пример многим другим семьям.

Брат устремил на кочевника холодный, прожигающий взгляд.

- Согласен, - сказал Владимир, даже и, не подумав смущаться, а уж тем более вздрагивать под испепеляющими глазами Алекса, - вы думаете это от того способа жизни, который вы ведёте?..

- Не исключено, - произнёс Алекс.

- Что же… Я все-таки не вегетарианец, поэтому… Учитель, как ваша семья отнесётся к тому, если я наведаюсь в один из соседних городков?.. – начал кочевник, - там же нет вашей территории?..

Леонардо взглянул на Владимира и только отрицательно покачал головой.

- Извини, мы не хотим шума. Тебе лучше не охотится в ближайших к Фостоту городках.

Владимир задумчиво покачал головой.

- Но ведь эта территория не ваша и так понимаю, никому не принадлежит?

- Верно, - согласился с ним отец, - но, мы настоятельно просим…

Последние слова прозвучали с металлическим нажимом.

Владимир улыбнулся и кивнул в знак согласия:

- Хорошо. Воздержусь.

- Тогда чувствуй себя у нас, как дома, - проговорил Леонардо.

Кочевник широко улыбнулся.

- Я ненадолго в вашем городе. Сегодня же уеду. А то заморите меня голодом… - проговорил он, засмеявшись.

- Владимир, мне девочки говорили, что ты приехал из России?.. – спросил отец.

- Да, - согласился тот.

Леонардо неоднозначно кивнул, подумав о чем-то своём.

- А до этого, ты, где был? – задал следующий вопрос отец.

- Малая Азия в основном, - ответил кочевник, - учитель, тебя интересует что-то конкретное?

- Нет, - сразу же ответил Леонардо, - пожалуй, нет. Простое любопытство, где был и чем жил мой ученик.

- Скитался по свету, - пожав плечами, проговорил Владимир, - как обычно.

- Не надоело?

- Нет. Все ещё нет… - после этих слов он заулыбался.

Внезапно в комнате зазвенел мой мобильный телефон, повернув все взоры в мою сторону.

- Простите, - проговорила я и, встав, сразу же последовала к выходу из дома, достав мобильный телефон.

Мне не очень хотелось находиться и дальше в одной компании с Владимиром. Чем-то он мне не нравился. Правда чем?.. на этот вопрос я не могла ответить.

- Алло, - проговорила я, оказавшись на улице.

- Привет, Алиса! – раздался знакомый голос Кима, - ты как?

Первое мгновение я не могла понять, откуда он знает номер моего мобильного телефона. Как собственно и что ему нужно?.. Так много событий успело произойти со мной за то время, когда мы с ним говорили в последний раз, что я совсем забыла о вечеринке и его обещании позвонить…

“Вечеринка!” – вспыхнуло в моей голове, бешено затрезвонив, - “Я о ней уже совсем забыла! А ведь она сегодня!”.

- Привет, Ким! – тепло отозвался мой голос, - со мной все хорошо. А ты как?

- Здорово! – прозвучал довольный ответ, - так что сегодня?.. Ты пойдёшь со мной? Будешь мне парой?...

“Парой?..” – повторила я мысленно последнее слово, - “Ты слишком много на себя берёшь, Ким”.

- Хорошо. Я согласна, - прозвучал мой ответ.

- Отлично! – воскликнул Ким, - тогда я за тобой заеду!..

- Кстати, я вчера слышала по радио, что погода может сегодня испортиться, - проговорила я.

- Ничего, - ответил он, засмеявшись, - это предусмотрено.

На мгновение между нами возникла пауза и я почувствовала, что Ким хочет ещё что-то сказать, но никак не решается.

- Алиса?.. – протянул он, - а ты?..

- Да?.. - тут же отозвалась я.

На мгновение в трубке повисла тишина.

- Ничего… Прости… - и после этих слов Ким засмеялся, - что-то я сегодня не то говорю… Прости. Пока!

Секунду я молчала, не зная, что сказать.

- Пока! – наконец, произнёс мой немного удивленный голос.

Он отключился.

***

Мы, как и прежде, сидели в гостиной. Владимир с живым интересом рассказывал о своих путешествиях. Кочевник, вопреки всем ожиданиям, оказался слишком словоохотливым. Оказывается, за столь долгий срок жизни ему не так часто приходилось говорить с другими вампирами. Эти случаи можно посчитать на пальцах. А с едой?.. Какой прок вести разговор, если ты знаешь, что через некоторое время он внезапно прервётся по твоей собственной вине?.. Да и когда голоден, особо не хочется говорить.

“Не то настроение, что ли?..” – добавлял со смешком Владимир.

Вообще, мне это начинало порядком надоедать. Леонардо, как обычно, внешне был внимательным и наблюдательным слушателем, впрочем, как и Дорис. Эмма же заметно стала скучать, но кочевника, судя по всему, это совершенно не задевало. А вот Алекс… Алекс иногда еле заметно улыбался. Похоже, ему нравился рассказ Владимира. По меньшей мере, некоторые его части.

- Очень хорошая вещь современные технологии, - продолжал говорить Владимир, - к примеру, набрал номер телефона и к тебе привозят всеми любимую пиццу. С сыром, грибами, колбасой… Клади, что душа пожелает. Но, конечно, такое нам, вампирам, есть…

Владимир поморщился.

- Намного интереснее сам доставщик пиццы. Так сказать, быстрая еда. К примеру, ты в новом городе. Семьи вампиров не видно вокруг… Территория по идеи свободна, а есть жутко хочется. Что делать?..

Кочевник выдержал небольшую паузу, смотря на нас.

- Выходить на улицу и хватать первого попавшегося?.. Вряд ли эта мысль хороша. Намного проще заказать “пиццу”. На первое время, как раз то, что нужно. Впрочем, это зависит от вкуса…

С последними словами Владимир пожал плечами.

Дело в том, что некоторые вампиры избирательны и не станут “выпивать” кого попадя. Это, как у людей. Существует понятие здоровой и не здоровой пищи… Хоть и очень условное.

- Помнится, когда-то я путешествовал с одной девушкой… Совсем ещё молодая вампирша. Так вот, мы отметили её сто восьмидесятилетие, заказав несколько “пицц”… Вообще, полезная вещь, должен сказать. Столько раз путешествовал по миру, и не раз выручала…

После этих слов Владимир заулыбался, посмотрев на нас.

Вскоре, кочевник покинул нас, сказав, что задерживаться не станет в нашем маленьком городке. Остальное время, до приезда Кима, я провела в разговорах с Эммой и Дорис, а также смотрела телевизор и даже полистала учебники. Все-таки, я с пользой потратила день! (хи-хи!).


Глава IX. Вечеринка.

Что тут сказать?.. Вампир идущий на тематическую вечеринку “ангелы и демоны” в образе самого черта?.. Наверное, это как-то не обычно?.. Что-то не вероятное, за гранями понимания?.. Но, нет! Эмма умеет сделать “мечту” былью. Если нужно, она перепишет законы и изменит полюса притяжения, сделает белое черным, а красное – зелёным…

Я посмотрела долгим, оценивающим взглядом на зеркало в человеческий рост, что стояло в комнате Эммы и Алекса. На мне был черный свитер, а сверху красный жакет. Какие то штаны тёмного цвета, равнодушно взирали на меня. Они были вытянуты, в прямом смысле этого слова, Эммой из нижних полок своего обширного шкафа. А внизу, черные ботинки со шнуровкой. Из-за смоляных волос, небрежно спадающих на мой лоб, выглядывали одинокие рожки, которые как будто нахально улыбались всем тем, кто смел на них посмотреть. Общую картину завершали – горящие красным глаза.

Моё лицо довольно улыбнулась и я рыкнула. Звук разнёсся по комнате, а зеркало слабо завибрировало.

- Алиса, спокойнее! – засмеялась Эмма, подходя ко мне сзади, но как только её взгляд коснулся моего наряда, то в глазах сестры отобразился намёк на разочарование.

“Ну, что я могу поделать?..” – пронеслось в моей голове, - “Зато мне такая одежда нравится”.

“По-моему, довольно симпатичный чертик получился…” – вновь подумала я, посмотрев на своё отражение.

“Вот он сейчас стоит перед зеркалом и с любопытством рассматривает восхитительное зрелище – себя!..” – хихикнула мысль внутри меня.

- Мне нравится… - протянула я.

Эмма лишь на мгновение подняла глаза вверх, а прицепленная к её волосам небольшая заколка в виде Божьей коровки весело колыхнулась, словно подмигнув мне, но сестра проговорила:

- И это главное…

“Как это понимать?” – сразу же отозвалось в моем сознании.

Взгляд недовольно уставился на сестру, которая поспешила стать впереди меня, ближе к зеркалу, пропуская мой немой вопрос. Перед моими глазами нагло закрутились два белых крыла - часть убранства Эммы. На эти действия моей сестры в середине моего тела сердито зарокотало, вырвавшись в слабый, грудной рык.

- Не сердись, Алиса… - отозвалась она, после чего замурлыкала, продолжая смотреть на себя в зеркало.

“Ну, да… Закрыла собой весь вид, а теперь, я должна проявить терпение?.. Вот нахальство!” – металлом зазвучало в моей голове.

- Мне, если честно, до сих пор интересно… - протянула Эмма с хитрой интонацией, - а как ты относишься к Киму?..

В тот же миг я словно опешила, а проступающая злость на лице сменилась удивлением. Было такое ощущение, как будто тяжелый камень упал на мои плечи. Я не знала, что сказать.

“Как я отношусь к Киму?..” – пронеслось в моей голове, - “Как к другу... Это же очевидно”.

- Ты просто иногда на него так смотришь… - продолжила Эмма.

Удивление с новой силой вспыхнуло на моем лице.

- Даже не знаю… - добавила сестра и в этот момент она развернулась, а на её губах заиграла хитрая улыбка.

Эмма засмеялась.

- Видела бы ты себя! – выкрикнула она, продолжая смеяться.

- Ах, ты ж… - только и протянула я, а руки демонстративно сложились на груди, - между прочим, нам пора спешить. Мы же не хотим, что бы нас заждался бедный Ким?

Эмма показала мне язык, а затем произнесла:

- Подождёт. Красота требует… - последние слова она не договорила, так как отвернулась к зеркалу…

- Ну… - моментально протянула я, и демонстративно развернувшись, зашагала в сторону выхода из комнаты, - тогда может, ты пропустишь вечеринку?..

Эмма молнией оказалась передо мной, заграждая проход.

- Это что надумала моя сестрёнка? – спросила она наигранно-сердитым голосом, - оставить меня здесь одну? В то время как она будет весело проводить время? Ну, уж нет!..

На лице Эммы казалось, отобразилась вся мировая обида. Наши взгляды встретились.

- Ну… - протянула я, - скажу честно, да. Так я и думала…

Сестра сердито топнула ногой, а затем засмеялась.

- Алиса, дай мне пять минут! – в голосе её зазвенели просящие и ласковые нотки.

“Эмма…” – произнесло в моей голове.

“Разве ей можно отказать, когда она такое…” – пронеслось внутри меня, - “Такое олицетворение добра”.

- Хорошо, - разве я могла сказать что-то другое?

Эмма заулыбалась. Она тоже это знала. Знала эту мою слабость.

Вскоре мы с сестрой спускались вниз по ступенькам, а нас взглядами встречали члены нашей семьи и Ким.

“Бедняга” – подумала я о нем, - “Просидеть тут пятнадцать минут в компании трех вампиров. Это серьёзное испытание… для человека”.

С последней мыслей, мой взор недовольно упал в сторону сестры, в одеянии которой преобладал белый цвет, а затем, мои глаза вернулись к Киму. Если он и испытывал смешанные чувства все это время, пока мы наверху с Эммой надевали наши наряды, то сейчас по нему этого не скажешь. Весь его взгляд был сосредоточен на мне… От этого мне стало не удобно и я почувствовала неожиданно возникшее смущение.

“Как не к месту” – пронеслось в моей голове.

С этой мыслю, я преодолела последнюю ступеньку, и мы с Эммой очутились в гостиной.

Ким взволновано вздохнул, заворожено смотря в нашу сторону и, похоже, сейчас не мог произнести ни слова. Алекс незаметно скривил губы, хмыкнув, за что тут же был одарён моим предостерегающим взглядом.

“Ким всего лишь человек” – проговорило внутри меня, - “Тебе не стоит об этом забывать”.

Попрощавшись с семьёй, мы очутились на улице, где нас ждала машина Кима. Должна заметить, он держался весьма хорошо. Мне сначала показалось, что нам с Эммой придётся его самим выводить из дома, так как Ким, казалось, потерял дар речи и вообще отказывался что-либо понимать в первые секунды, после того, как мы предстали перед ним с сестрой.

- Время не ждёт, - проговорила весело Эмма, обращаясь к нему, - раньше приедем, раньше начнётся вечеринка для нас!

Тот согласно кивнул, и даже улыбнулся.

Вскоре мы уже ехали по просёлочной дороге.


***

Машина Кима медленно колесила по узкой, горной дороге. Спешить здесь опасно и не разумно, малейшая ошибка и автомобиль может сорваться вниз, в объятия бездны… Конечно, это я уже преувеличиваю, иначе, кто бы стал рисковать и ездить по такому пути? Впрочем, впрочем... Люди таковы, что ради туманной выгоды приехать на минуту раньше, могут делать такие глупые и совершенно не объяснимые поступки, которые, возможно, будут стоить им жизни. Да и вообще, говоря, на эту тему можно сказать много такого, что просто удивляет, и выбивает из колеи понимания…

Дорога вела в другую сторону от нашего дома, поднимаясь вверх среди скал, и среди них же она терялась.

О месте вечеринки Ким не стал говорить, а, улыбнувшись, сказал, что мы должны сами все увидеть. Наверное, это что-то интересное… Раз он не хочет влиять на наше первое впечатление.

“Мило…” – в заключение констатировала мысль в моей голове.

- Как тебе в Фостоте? – продолжил Ким, начавшийся разговор, - успела его хоть немного рассмотреть?

На мгновение я задумалась, размышляя над тем, что ему ответить.

- Я была в торговом центре несколько раз. Даже посетила госпиталь с сестрой, - стал перечислять мой голос, - побывала в университете…

- Госпиталь?.. – переспросил Ким с ноткой волнения, кинув на меня встревоженный взгляд.

“Он переживает?..” – подумала я и сразу же ответила:

- Да, пустяки, - расплылась улыбка по моему лицу, а голос прозвучал совсем беззаботно.

Мне не хотелось, чтобы он волновался за меня.

Ким кивнул, видимо, поверив в мои слова, а затем, после короткой паузы, проговорил:

- Значит, ты уже побывала во многих местах нашего небольшого городка…

Ким улыбнулся, и это у него вышло так согревающее, что это казалось можно ощутить в самом воздухе автомобильного салона.

- Возможно… - протянула я, добавив, как-то совсем расслаблено, - в таком случае, мне здесь понравилось.

Он улыбнулся, конечно же, уловив эти “довольные” нотки в моем голосе.

В этот момент, из-за горного поворота, передо мной возникла картина. Возле дороги, остро врезаясь своими шпилями в чистое небо, ютился одинокий замок. Его зубчатые, серые стены грозно взирали вниз, на любого, кто шел по дороге.

“Неужели вечеринка будет в замке?..” – пронеслась обескураженная мысль в моей голове, а я тем временем с интересом посмотрела на Кима, что сделала и Эмма.

Видимо, ей пришла в голову похожая мысль. Тот, заметив наши вопросительные взгляды и поняв сразу же их причину, засмеялся, проговорив:

- Нет-нет… Не здесь… Слишком он дорогой для аренды. А так, думаю, вышла бы не плохая вечеринка…

Посмотрев на меня а, также кинув взгляд на Эмму через зеркало заднего вида, он добавил интригующим голосом:

- Ночь… Тишина и серые, тёмные коридоры… Замок старинный и кто его знает, что ждёт тебя за очередным поворотом?..

- Вампир, - внезапно вырвалось у меня.

- И не один! – захихикав на заднем сиденье, поддержала мою реплику Эмма.

- Точно. Или оборотень с чем-то пугающим, такое от чего стынет в жилах кровь…- зазвенел смех Кима в салоне автомобиля, а потом он продолжил:

- Вот мы веселимся и шутим на этот счёт, а кто его знает… Может, вампиры и оборотни существуют?..

“Угум-с” – продумала я, - “Один, к примеру, сидит справа от тебя, а второй довольно смеётся на заднем сидении”.

Ким задорно и весело вновь взглянул на меня, ненавязчиво требуя ответа. Мне пришлось пожать плечами, что значило “все может быть”.

- Слушай, а если серьёзно, ты во все это веришь? – спросил Ким, смотря на дорогу, в то время как замок стал оказываться позади автомобиля.

Я коротко взглянула на него и проговорила:

- Даже не знаю, что ответить… Не то, чтобы… Но ведь что-то такое существует?

- Точно-точно… - протянула Эмма, став рукой зажимать рот, где поселилось весёлое хихиканье, - существует…

- Возможно, - пожал плечами Ким, и добавил, видимо, желая объяснить причину своего вопроса, - просто интересно стало твоё отношение к этому всему…

“Этому всему…” – повторилось в моей голове, и я почему-то почувствовала лёгкую обиду.

Думаю, мне стало не приятно, что нас называют таким выражением, подразумевающим, что мы полная и безосновательная выдумка для глупцов. Впрочем, пускай так… Такое мнение только на руку… “этому всему”.

- Алиса… - протянул Ким и замолчал, в воздухе почувствовалась его не решительность.

Похоже, он что-то хотел сказать или спросить, но по какой-то причине раздумывал над своими словами, совсем не обращая внимания на не унимающуюся Эмму.

- … я хотел спросить, у тебя с тем парнем, Максимом, все серьёзно? – прозвучал его вопрос, а взгляд на миг скользнул по моему лицу, прежде чем вернуться к дороге.

“Что тут сказать?..” – пронеслось в моей голове.

Я даже сама не знала, какие у нас с Максимом отношения на самом деле. Мне, конечно, хотелось, чтобы они были… Более близкими.

А Ким хочет, чтобы я дала ему какой-то вразумительный и понятный ответ прямо сейчас.

- Извини, - проговорил он задрожавшим голосом, видимо, заметив мои раздумья, - это не моё дело…

“Да и ещё эта вампирская притягательность” – подумала я, заметив его волнения, - “Он и так хорошо держится… Но… Он - человек”.

- Если честно, я не знаю, - прозвучали мои слова, - мне бы это тоже хотелось знать.

Ким некоторое время молчал, сосредоточившись на дороге всем своим видом, но затем проговорил:

- То есть, вы не встречаетесь?..

- Да… - выдавила я, посмотрев куда-то в сторону.

- Он тебе нравится? – прозвучал следующий вопрос.

“А не переходишь ли ты границу дозволенного?” – подумала я, но все же решила и на этот раз сказать правду:

- Да.

Короткая пауза повисла между нами. Эмма уже перестала смеяться, став внимательно слушать наш разговор. Я почувствовала, как незаметно задрожало, ускорив свой ритм биения, сердце в груди Кима, и сразу же пожалела о сказанном. Ему было больно это слышать… Его руки сильнее сжали руль, а дыхание стало более медленным и глубоким.

- Ещё долго? – решила я хоть что-то сказать, подразумевая оставшийся путь к месту вечеринки, только бы не мучительное молчание.

- Нет, - сразу же ответил Ким, как для человека весьма спокойно.

Впрочем… Я чувствовала ту боль, что была внутри него.

- А, по-моему, ты нравишься Кини, - внезапно вырвался мой голос, видимо, желая…

“И почему я не умею иногда, в столь редких случаях, просто помолчать?” – пронеслось в моей голове.

Ким слабо улыбнулся, но совсем безрадостно.

- Я знаю, - прозвучал его ответ, и он посмотрел на меня, - она говорила мне об этом…

Внутри что-то не ловко зашевелилось. Я продолжала смотреть на него, желая узнать, что случилось затем, поэтому Ким продолжил после небольшой паузы одной короткой фразой:

- Но появилась ты…

“Боже мой…” – проговорило в моей голове, и стало так неприятно.

“Разве я в чем-то виновата?” – пронеслась мысль в моей голове.

“Думаю, нет…” – сказала другая мысль, но отчего-то все равно это не ловкое чувство внутри меня отказывалось уходить.

Внезапно, Ким проговорил, продолжая смотреть на дорогу:

- Чувство взрывается пламенным фейерверком, ярким, пылающим, всепожирающим огнём произрастает, сжигая сознание и мысли твоей души, полностью охватив безвольное тело. Ты сгораешь, как спичка, тая, секунда за секундой, превращаясь в пепел и тишину… Этот пожар уже не остановить. Он везде... Ящик Пандоры открыт. И ты становишься безумным…

На миг в салоне распространилась тишина.

- Поэтично… - внезапно протянула Эмма, внимательно смотря на Кима.

- Спасибо, - ответил он, весело взглянув на мою сестру через зеркало заднего вида, - А мои слова бессмысленно закручиваются в биении осени, что лежит на дороге пожелтевшим листьям.

- Ким, - внезапно обратилась к нему Эмма, сорвав готовившую вновь нависнуть грустную паузу, - а что там насчёт твоего костюма? Мне Алиса говорила о чем-то не обычном?..

Он сразу же заулыбался.

- Я хотел одеться в смерть с такой огромной косой, - ответил Ким, - но это было бы тогда похоже на Хеллоуин. Да и как-то…

Задумался он.

- Как-то настроения не было… Поэтому я решил отказаться от идеи со своим костюмом.

Ким улыбнулся, посмотрев на нас.

“Вот так всегда” – пронеслось в моей голове с обиженной интонацией, - “А теперь как…”.

Видимо, мой внешний вид стал не довольный и расстроенный, отчего Ким проговорил:

- Извините.

- Ну, уж нет! – отозвалась Эмма с сердитыми нотками в голосе, - мы готовились!.. Потратили столько времени и сил, чтобы собраться!.. Подготовили костюмы!..

“С этим даже я не буду спорить” - пронеслось в моей голове, - “Идти, куда-то с сестрой – это всегда уйма сил и времени”.

- А ты нам “извините”?.. – недовольно протянула Эмма, внимательно посмотрев на него.

Ким продолжал улыбаться, а внутри у него начали проноситься смешанные чувства.

“Вампирская притягательность выпускает когти…” – подумала я.

Его руки еле заметно задрожали. Гул эмоций поднялся внутри Киминого тела, а сердце запрыгало возле горла.

Эмма, не став говорить больше и слова, сняла со своей головы небольшую заколку в виде Божьей коровки и бескомпромиссно прицепила её к причёске Кима. Тот сначала хотел протестовать, но, заметив внимательный взгляд сестры, решил, что сейчас это пустое сотрясение воздуха.

Так мы продолжали ехать, став говорить о предстоящей вечеринке. А новое украшение Кима весело улыбалось со своего места, приводя Эмму в восторг.

Машина, миновав замок, теперь спускалась вниз с горы, в открывающуюся впереди долину.

***

Небольшой двухэтажный дом одиноко скрывался за густыми деревьями, растущего вокруг леса, но его внутренний дворик выходил на небольшую, зеленую поляну, простирающуюся на десятки метров вокруг и упирающуюся в маленькое, спокойное и чистое озеро. Клонившееся к горизонту солнце все ещё весело отбивалось от водной поверхности, вызывая только одно непреодолимое желание – кинуться вперёд со всего разбегу, чтобы в тот же миг ощутить прохладу и какое то успокоение на своём теле. Правда, все это нам только предстояло увидеть.

Возле дома, и на небольшой дороге, что вела к нему, находилось два десятка автомобилей, оставленные их владельцами там, где предоставлялась такая возможность.

- К дому не подъехать, - проговорил Ким, - придётся машину оставить где-то здесь…

Так и поступив, мы вскоре уже шагали в сторону строения, откуда доносилась, налетающими волнами, музыка. Возле порога нас радостно приветствовала надпись на двери: “Добро пожаловать в весёлые чертоги ада!”.

Зайдя внутрь, перед нами предстала картина начала вечеринки. Ещё никто не танцевал, зато напитки устойчиво мелькали в руках собравшихся людей. Опытный глаз Эммы сразу же определил эту ситуацию как:

- Ребятам нужно время.

Ким вопросительно посмотрел на неё, но остался без ответа. Подобие костюмов было лишь на нескольких, находившихся в комнате людей. Зато сразу же раздались смешки с разных сторон, когда Ким очутился внутри здания. Его заколка явно не оставила никого равнодушным.

- Ей, Ким, что за украшение?! – выкрикнул высокий парень.

Тот в ответ слабо и как-то лениво улыбнулся.

- Новый стиль?.. – кто-то хихикнул.

Но Кима такими словами не прошибёшь.

- Привет, ребята! – раздался весёлый голос, что принадлежал Джил, вышедшей вперёд из толпы.

Подойдя к нам, её взгляд заскользил по нашим телам, а затем, упал на Кима:

- Смело, - коротко подытожила она, посмотрев на заколку.

Это вызвало лёгкий смех в толпе. Но, Ким даже и не думал смущаться. В эту минуту мне стало стыдно за то, что Эмма прицепила к его волосам своё украшение.

- Добро пожаловать ребята, на нашу маленькую, но надеюсь очень весёлую и громкую вечеринку! – через мгновение протянула Джил.

В комнате послышались голоса согласия. Моментально музыка наполнила свободное пространство, и уже никому не было никакого дела к нам. Такие же, как и все.

- Ким! – не успела Джил от нас отойти, как перед нами возникла улыбающаяся Кини.

Заметив меня и Эмму, её улыбка немного вздрогнула, так, что могло показаться, будто она рассыпалась на осколки за какое то мгновение, а затем, с такой же быстротой, эта наигранность, засияла вновь.

- Ой, девочки! – воскликнула Кини, - как я рада вас видеть!

И уже не обращая на нас никакого внимания, она обратилась к Киму:

- Приятно, что ты здесь!

- Я тоже рад тебе видеть, - мягко отозвался Ким и от этого глаза Кини довольно засияли.

Весь её вид, словно хотел воскликнуть: “Правда?!”, а в ответ услышать влюблённое: “Да…”.

- Ким, мне нужно с тобой поговорить наедине, - сказала она, и в голосе у неё послышалась настойчивость.

Её взгляд скользнул по мне и Эмме.

- Очень, - протянула она, уже смотря на него.

- Хорошо, - ответил он, и через мгновение, Ким и Кини уже скрылись в толпе.

- Эмма… - проговорила я, но поняла, что обращаюсь к пустому месту.

Сестры рядом не было. Посмотрев вокруг, мой взгляд заметил два стремительно удаляющихся белых крыла.

“Эмма?..” – удивилась я, так как осталась одна…

Затем, мои глаза пробежались по толпе в поисках, какого то знакомого лица и, слава Богу, заметили Мику, которая помахала мне рукой.

Одной стоять посреди нарастающего веселья было как-то… Не привычно?.. Возможно, это подходящее слово, поэтому я направилась к Мике.

Самп стоял рядом с ней и разговаривал, с каким то парнем.

- Привет, Алиса! – проговорила Мика, улыбнувшись.

Самп сразу же кивнул мне в знак приветствия, а его взгляд немного дрогнул, встретившись с моими алыми глазами. Веки его собеседника невольно приподнялись шире.

“Да, не каждый день увидишь такую красивую и в то же время пугающую девушку” – пронеслось в моей голове, как должно быть, он подумал обо мне.

- Я скучаю, Алиса… - протянула Мика, - вокруг вечеринка, а Самп уже полчаса занят разговором, и не обращает на меня никакого внимания.

В её голосе зазвучали нотки, не прикрытой обиды.

- Но теперь у меня есть ты, так что давай их оставим, и будем веселиться? – добавила Мика, заулыбавшись.

Самп моментально обнял сзади Мику и ласково проговорил ей на ухо:

- И ты молчала, что тебе скучно?..

- Вроде бы ты этого не видел, - отозвалась она, немного обиженным голосом.

- Представь себе… Вот такой я у тебя не внимательный, - проговорил он, поцеловав её в щеку.

Мика довольно улыбнулась.

- Ну , вот… Только я собираюсь на тебя злиться, как все рушиться... И как у тебя так получается?

Самп улыбнулся.

- Годы жизни рядом с тобой, - мягким и тёплым голосом проговорил он.

- Ты на что-то намекаешь? – спросила Мика, изобразив подозрительную интонацию.

- Только на то, какая ты у меня удивительная и хорошая, - ответил он и снова поцеловал её в щеку.

Мика заулыбалась, посмотрев на меня.

- Умеет выкрутиться, - проговорила она, обращаясь ко мне.

Я улыбнулась и согласно кивнула, сказав:

- Так и есть.

Самп повернул голову в сторону своего собеседника, который наблюдал за происходящей сценой, со словами:

- Извини, Динс.

Тот улыбнулся, показывая, что все понимает и, развернувшись, скрылся в толпе.

- Так как будем веселить тебя? – проговорил Самп, не выпуская Мику из объятий.

В ответ она хитро улыбнулась.

- Пойдём, поплаваем на озере? – спросила Мика.

- Для этого мы не достаточно пьяные, - невинно проговорил Самп, - чтобы начинать нарушать правила и законы…

Мы втроём засмеялись.

- А где Максим? – внезапно спросила Мика, посмотрев на меня, перестав смеяться.

“Зачем ты напомнила мне о нем?..” – подумала я, чувствуя пустоту внутри себя.

Мне так хотелось его увидеть сейчас. В сознании сразу же всплыл его образ, и этот аромат… Моя голова закружилась.

- Алиса! – позвала меня Мика, - с тобой все в порядке?

- Да, - отозвалась я, - все хорошо.

- Максим говорил, что не сможет прийти, - наконец, после короткой паузы, проговорил Самп, подарив мне сочувственный взгляд.

“Похоже, он давно уже все понял” – шепнуло внутри меня, - “То, что я чувствую к Максиму”.

- А, вот вы где! - воскликнула, подлетевшая сзади Эмма.

- Куда это ты пропала? – спросила я, немного обиженным голосом, что не укрылось от внимания Микки и Сампа.

- Прости, просто мне показалось, будто я увидела свою очень старую знакомую… - проговорила сестра и сделала ударение на “очень старую”, что должно было значить о не малом возрасте тех событий, о которых шла речь.

“Другой вампир?..” – подумала я, пристально посмотрев на Эмму, но та лишь сказала:

- Наверное, показалось.

Вокруг поднималась волна веселья. Музыка отбивалась от стен, наполняя собой воздух и пространство, затапливая сознание хорошим настроением и заставляя двигаться быстрее. Люди начинали танцевать. Перед глазами вертелись передающиеся напитки, и нарастающий ритм бешено бьющихся сердец. Мир передо мной словно стал кружиться и темнеть.

“Что со мной?..” – пронеслось, встревожено в моей голове.

“Мне нужно на улицу” – забилась мысль внутри меня, - “На свежий воздух…”.

Мои ноги сделали несколько неуверенных шагов.

“Куда?..” – опешила я, - “Я же мертва. Какой “свежий воздух”?”.

- Алиса, с тобой все в порядке? – проговорила Эмма, и наваждение словно отступило.

- Да, - весело зазвучал мой голос, - все хорошо.

Впрочем, я тут же почувствовала острую необходимость выйти на улицу. Словно моё тело было живым и ему было необходимо “вздохнуть” свежего воздуха…

“Что за глупая мысль?..” – отозвалось в моей голове.

- Я на минутку, - прозвучал мой голос и, улыбнувшись, меня словно понесло к выходу из дома сквозь ставших танцевать людей.

- Алиса?.. – послышался отдалённо голос Эммы.

В голове бился ритм десятка сердцебиений…

Внезапно, как во сне, я оказалась во внутреннем дворике, и передо мной открылся вид на озеро. Мне сразу же стало легче…

“Странно” – сказало внутри меня, в то время как я все ещё ощущала странное головокружение.

Мой взгляд опустился на небольшие перила, примыкавшие к дому, разделяющие собой пространство между строением и лежащей впереди зеленой поляной. Несколько ступенек вели из издания вниз, к мягкой траве.

“Что-то мне не хорошо” – пронеслось в моем сознании и, сделав пару шагов, я ухватилась за перила одной рукой, а вторую приложила к голове.

“Спокойно…” – шепнуло внутри меня.

- Тебе плохо? – услышала я очень приятный голос и, повернув голову в бок, замерла…

На меня смотрели голубые и чистые, как слеза, глаза. Всю меня словно ударили и хорошенько встряхнули. Передо мной стоял, мягко говоря, парень не земной красоты.

“Такие правильные черты лица…” – восторженно подумала я.

В нем словно сочетался идеал мужчины.

“По меньшей мере, внешне” – проговорило внутри меня.

- Давай я тебе помогу?.. – и с этими словами, незнакомец, дотронулся ко мне…

Мою руку словно обожгла теплота и нежность.

“Так ласково и мягко…” – очаровано сказало в моей голове.

Он помог мне развернуться и опереться спиной об перила, придерживая, и проявляя всем своим видом участие.

- Тебе лучше? – очень ласково прозвучали его слова.

Мне захотелось в них закутаться.

“Максим!” – вспыхнуло в моем сознании.

Я его люблю… И это было правдой.

“Но этот незнакомец был таким…” – пронеслось в моей голове.

- Да, - проговорила я, - спасибо тебе.

- Николай, - сказал он, - меня зовут Николай.

- Алиса… - проговорил мой голос, и почему-то добавил, - Алиса Кон.

“Хорошо, что вампиры не краснеют” – в очередной раз подумала я, так как мой собеседник улыбнулся.

Внезапно он наклонил ко мне голову, так что его дыхание заскользило по моим губам. Его глаза горели странным голубым и затягивающим огнём.

- Тебе ещё чем-то помочь? – проговорил он каждое слово, и это были лучшие звуки, которые мне когда-либо приходилось слышать.

В этот момент Николай был так близко…

- Нет… - протянула я не в силах пошевелиться, словно что-то приковало моё тело к этому месту.

“Он хочет меня поцеловать?..” – вспыхнула мысль в моей голове.

Николай приблизился ещё ближе… Какие то сантиметры разделяли нас…

“Максим!” – крикнула я мысленно и с огромным трудом отвернула голову в сторону, заметив разлившуюся улыбку на лице Николая.

- Что-то не так? – прошептал он мне на ухо.

В тот же момент до моего слуха донёсся голос Максима (!), звучащий, как хорошо отточенный меч:

- Заканчивай с этим представлением, Инферно!

Незнакомец резко обернулся, не переставая улыбаться.

“Инферно?..” – повторила в моей голове, какая то мысль, но я сейчас уже ничего не могла вспомнить об этом…

Хотя, наверное, что-то слышала… Аромат навалился на меня. В голове все закружилось, но в отличие от предыдущих раз, сейчас я чувствовала себя намного лучше. Если это так можно назвать?..

Мгновением позже, дверь, ведущая во внутренний дворик, открылась, и мои глаза увидели появившуюся Эмму.

Ни Максим, ни незнакомец, даже не взглянули на мою сестру. Их взгляды были словно скрещены друг на друге.

- Здравствуй, Авалон, - проговорил очень мягко Николай, - я скучал по тебе, брат.

- Что здесь происходит? – послышался вопрос Эммы, утонувший в пустоте, так как никто на него не ответил.

- Приветствую и я тебя, брат, - отозвался Максим, - не могу сказать тебе того же.

На улице резко потемнело. Огромные, черные тучи, словно взявшиеся с пустого места, закрыли собой небо. Протяжно загремело.

- Жаль… Но, как видишь, мы тебя нашли, - проговорил Инферно, разведя руками в стороны.

Максим ничего не ответил. Тишина легла между ними.

- Что здесь происходит?.. – вновь проговорила Эмма, а лицо её, как и тело, напряглось, готовое ко всяким неожиданностям.

Похоже, никто на вопрос сестры отвечать не собирался…

- Максим!.. – позвала я, а в голосе послышался страх с интонациями отчаяния.

Он краем взгляда посмотрел на меня, а лицо его дрогнуло.

- Она так похожа на неё, - проговорил Николай, улыбнувшись столь очаровательно, что, наверное, многие бы представительницы прекрасного пола упали, лишившись чувств,- Удивительно?..

Взгляд Максима сразу же стал холодным и металлическим, напряжённо упершись в последнего.

Внезапно в моей голове вспыхнул рассказ Поля Ван Гога об ангелах Предначертания.

“Неужели, это правда?..” – зажглась догадка в моей голове, - “Но этого не может быть!”.

Мне не хотелось верить в то, что…

- Вы ангелы Предначертания? – выдал мой треснувший голос появившуюся мысль.

Николай с интересом отвёл взгляд от Максима, и посмотрел на меня.

- Ты ей рассказал? – прозвучал вопрос, а его глаза словно прожгли все моё тело.

- Нет.

- Откуда же ты?.. – протянул Николай, но улыбнулся, - впрочем, это сейчас не важно.

Его глаза вернулись к Максиму.

“Это, правда! Максим – один из ангелов Предначертания!” – крикнуло в моей голове, а все внутри…

Я не знала, что думать. Как к этому относится?.. Все словно слилось и перестало существовать. Передо мной выросло настоящее… Ничего больше. И только он…

“Максим…” – проговорило в моей голове.

Время неожиданно остановило свой привычный ход, и стало тянуться невероятно медленно. Вокруг все замерло. Движения умерли. Даже ветер застыл поражённый, с удивлением осознав, что и он подвластен чужой воле.

- Авалон, Инферно?.. – прошептала я, - Апокалипсис и Терра?..

После этих слов, прямо из пустоты, сбоку от меня, появился человек. Глаза его горели красным огнём, а из-за спины протянулись два белых крыла. Тонкие волосы падали ему на лоб, а сам он был невероятно красив.

- Здравствуй, брат, - проговорил он, обращаясь к Максиму.

После этих слов, он сделал несколько шагов по направлению к нему.

- Привет тебе, Апокалипсис, - отозвался Максим, подарив ему напряжённый и колкий взгляд.

Внезапно, прямо на поляне появился ещё один человек.

“Такие же красные глаза и белые крылья… Точная копия первого…” – подумала я, - “Это должно быть, Терра”.

Мои мысли подтвердились, когда Максим поприветствовал того холодным и лишённым жизни голосом.

- Твои попытки скрыться, брат, были обречены с самого начала. Ты должен был это знать, - проговорил Апокалипсис.

- От судьбы не убежишь, - произнёс Терра, и посмотрел на Максима так, словно пытался ударить его своим взглядом.

Максим криво улыбнулся, и в этот момент его волосы стали тоньше, а лицо приобрело совершённые линии и контуры, создав идеал, который я запомню на всю свою жизнь. Эту последнюю мысль моё сознание четко осознало.

Я, как и прежде, опиралась на перила, а Эмма стояла возле дверей.

- Наши жизни ещё не предрешены, - ответил Максим.

Из-за его спины появилось два больших пепельно-черных крыла с металлическими наконечниками на краях. Глаза стали черными, как будто там поселилась сама Тьма.

- Решил драться?.. – протянул Апокалипсис, - это хорошо.

- Мы этого жаждем с последнего раза, - добавил Терра, - и как только тебе удалось тогда уйти?..

- Везение, - отрезал Максим, а в руках у него появился меч.

- Возможно, - согласился Апокалипсис, кивнув головой, - Не попытаешься уйти?.. Неужели, ты что-то чувствуешь к этим вампирам?..

Максим молчал.

- Ты бы мог попробовать, пока мы ими закусываем, - продолжил Апокалипсис.

После последних слов, его взгляд упал на меня и Эмму, а на лице мелькнула кривая улыбка.

“Они “выпивают” вампиров?!” – вздрогнуло внутри меня, и я почувствовала страх.

- Не выйдет, брат, - сказал Максим, подняв меч.

- А… - внезапно протянул Терра, - понимаю… Эта вампирша настолько сильно похожа на неё?.. Да, Авалон?..

Максим перевёл свой каменный взгляд на того.

- Это не твоё дело, - очень спокойно прозвучали его слова.

- Так все-таки ты намерен сражаться?.. – протянул Инферно с нотками разочарования, - мне бы этого не хотелось… Но, видимо, придётся.

- Это хорошо, - довольно сказал Апокалипсис и его улыбкой поддержал Терра, - пора закончить с этим раз и навсегда. А потом приступить к нашей небольшой трапезе…

В их руках засияли мечи. Воздух вокруг завибрировал от концентрации энергии. Стало тяжело дышать… Даже, как для вампира.

Внезапно, возле Эммы мелькнула тень Алекса, и устремилась на одного из ангелов Предначертания. Брат прыгнул, готовый сразить своего противника, но тот словно исчез. Он как будто пропал, а на его места оказалась пустота. Такой скорости мне не приходилось видеть. От этого я удивленно захлопала глазами. Лишь мгновением позже, мой взгляд заметил лежачего на земле Алекса, недалеко от стоящих ангелов Предначертания. Затем, он рывком поднялся на ноги и…

“Боже мой!” – воскликнуло в моей голове.

- Алекс… - прошептала Эмма, и если бы она могла побледнеть, то так, наверное, и сделала бы.

Рука моего брата неестественно висела. Она была сломана… Алекс с удивлением уставился на неё, не в состоянии поверить в произошедшее. Кожа вампира, словно броня, которую практически невозможно пробить! Что тогда говорить о кости?.. Какая должна быть сокрыта в ней сила, если у вампиров никогда не было переломов?.. Существовала даже шутка по этому поводу (я её забыла). Это было не вероятно!

Алекс удивленно смотрел на свою руку, но тут же устремил свой взор на появившуюся женскую фигуру.

“Бледная, как мел…” – проговорило в моей голове.

- Санни, - протянул Апокалипсис, - займи наших друзей, чтобы они не мешали.

Девушка согласно кивнула.

- Это ты!.. – вырвалось удивление у сестры, а глаза приклеились к незнакомке.

- Привет, Эмма… - проговорила та, но не успела закончить.

В то же мгновение нас всех бросило на землю со страшной силой. Энергия свистела вверху, обдавая ледяным холодом, мою спину. Уши заложило… Подняв голову, я увидела, что битва началась. Ангелы Предначертания сошлись в пляске света на фоне тёмного неба. Это было страшно и одновременно прекрасно…

В этот момент, я ощутила боль в груди, а с моих губ вырвался прерывистый вскрик.

- Этого не может быть… - мгновением позже сорвались мои слова.

Моё сердце ритмично билось.


Глава X. Слеза.

Мерседес Леонардо мчался по шоссе, рассекая с огромной скоростью спустившуюся мглу ночи.

“Сколько часов мы уже едим?..” – подумала я, посмотрев на склонившуюся над Алексом Эмму.

Рука брата была в тяжелом состоянии. Мы даже не знали, что предпринять…

Оставалось только жать на педаль газа, унося автомобиль подальше от Фостота. Хотя, все мои мысли была сейчас там… Возле того домика, где гремел ураганный бой.

“Что с Максимом?..” – билось отчаянно в моей голове.

Я не могла здесь сидеть… Просто не могла оставить его одного! Но автомобиль неумолимо отдалялся от Фостота, оставляя позади город и Максима.

Там, на поляне, когда у меня забилось сердце, я потеряла сознание. А очнулась уже от слабой качки мчащейся машины моего отца. Конечно, никто мне не дал возможности вернутся назад… иначе… Иначе я бы уже была там! И Бог с тем, что могло со мной случиться! Самое главное, я была бы с ним!..

Мне было трудно представить и подумать, что может случиться с Максимом. Ведь он там один, а их трое.

“Даже четверо!..” – вскричало в моей голове.

Мне хотелось бежать к нему. Растолкать и раскидать всех вокруг меня... Но, моих собственных сил на это было не достаточно. Да, конечно, я уже так пробовала сделать. И не один раз. Безуспешно... Семья не позволяла.

В заднее стекло нашего автомобиля ударил свет. Кочевник следовал за нами на своём мотоцикле. Он спешил вместе с нами покинуть Фостот, как "страшное место" по его словами.

Прежде чем все это случилось на вечеринке, Алекс, тайно туда пришедший, успел позвонить Леонардо и рассказать об увиденном. Только тогда он позволил себе вмешаться. Чем это закончилось лучше не вспоминать. Рука брата была в ужасном состоянии.

Примчавшиеся Леонардо и Дорис увидели картину, что поразила их до глубины души. Небо затянутое черными, грозовыми тучами и яркие вспышки взрывов освещавшие весь горизонт. А возле дома Эмма сражалась с незнакомкой... Лишь только помощь Леонардо и Дорис заставили её отступить. Тогда они и забрали моё бесчувственное тело, поспешив скрыться. А Максим...

"Он остался один..." - подумала я, - "Остался один сражаться...".

Это чувство безысходности и не возможности что-либо изменить захлестнуло моё сознание. Захотелось кричать...

Машина Леонардо неслась по шоссе, скрываясь в ночи. А на моем лице внезапно появилась слеза, которая стала медленно скатываться вниз...


Часть III.

Новый Авалон (прошлое Максима).


Твои глаза – есть чистый жемчуг океана.

Твои слова, как пение изящной, тонкострунной арфы.

Твой голос – звучание весеннего дождя и ветра.

Твой лик подобен солнечному свету, что затмевает всю планету.


Безусловно, ты, нежный порыв души моей, достойна лучших сравнений. Ты – это тихая мелодия ветра, сияние далёкой звезды, волнующее звучание лета и шепот морской волны. Ты – целый мир, бурлящий поток из чувства и лавы, горящий костёр и яркое пламя!


Глава I. Новые встречи.

Снег, закручиваемый ветром, опускался на землю, заметая только что оставленные следы на асфальте. Сугробы с обеих сторон улочки, по которой я шел, порой достигали в высоту половины человеческого роста. Зима буйствовала...

И как же, наверное, тяжело приходилось дворникам, вставая с самого утра, одеваясь как можно теплее, натягивая на руки толстые перчатки, идти и очищать эту улочку, по которой вскоре будут шагать пешеходы, нескончаемым, серым, безжизненным потоком...

Слева от меня, тянулась дорога, а по ней уже проносились, гудя автомобили. Каждый спешил по своим делам, и совсем не обращал внимания на окружающих.

“Черт...” – хмуро пронеслось в моей голове.

Настроение было совсем плохим и ещё больше испортилось из-за разыгравшейся с утра вьюги. А тем временем, снег хрустел у меня под ногами. Холодный ветер, ледяными порывами бил в лицо, отчего порой трудно становилось дышать. В такие моменты, казалось, словно внутри у меня лёгкие, на миг замерзают, инстинктивно сжавшись.

“Черт...” – повторила, недовольная мысль.

Повернув в сторону, я очутился возле светофора. На нем загорелся зелёный свет. Быстро перейдя дорогу, перед остановившимися автомобилями, вдоль зебры, я очутился на противоположной стороне. Как обычно, под ногами от стоптанного снега было скользко.

- Ну, вот и университет... – тихо проговорил я, посмотрев на серое здание впереди себя.

Оно имело небольшой, отгороженный металлическим забором дворик с крохотной парковкой для автомобилей. Подозреваю, что только для преподавательских машин. Хотя, собственно, обычным киевским студентам автомобиль не угрожал... Так что по большому счёту мне было все равно.

Я зашагал возле металлического забора, направляясь к входу во двор университета.

“Рановато что-то сегодня” – пронеслось в моей голове, - “надо было чуть позже выйти”.

Зайдя во двор, я, широко ступая, последовал к ступенькам, которые вели к входной двери в серое здание университета. Став подниматься по ним, мой взгляд практически сразу же остановился на Тане... Она была моей сокурсницей. С первого года учимся вместе, а о друг друге практически ничего не знаем. Кому-то может показаться странным, но это правда. Возможно, из-за того, что она была замкнутым человеком по своей природе? А может, потому что мне до неё никогда не было дела?.. Хотя, подозреваю, что могли существовать и другие причины.

“И почему я о таком думаю?” – как-то отрешённо пронеслось в голове.

Таня стояла на нижней ступеньке с правой стороны от меня. Глаза её были закрыты, а на лицо падали тонкие снежинки, и тут же таяли. Щеки Тани играли нежной лиловой краской, напоминая два замёрзших, словно покрытых льдом цветка.

“Чарующее...” – пронеслось в моей голове, и я невольно остановился.

Мой взор приковался к её небольшой, можно сказать миниатюрной фигуре. Присмотревшись, я с удивлением, впервые осознал, что у неё очень тонкая кожа, словно хрупкий пергамент. Должно быть, мороз доставлял ей большие хлопоты. К тому же ей, вероятно, приходилось сильно мёрзнуть в непогоду.

“Так почему же она здесь стоит? На таком холоде?” – с долей сожаления, и какой то заботы пронеслось в моей голове.

На её лице читалась умиротворенность, поэтому вполне могло сложиться впечатление, что она в этот момент находиться где-то очень далеко.

Сама Таня была одета в длинное, черное пальто, что практически полностью скрывало её хрупкую фигуру. А на ногах виднелись такого же цвета ботинки. Небольшая сумка на плечах с белыми цветками заканчивали не богатую картину её убранства.

“И откуда на ней столько черного?” – подумал я, невольно впиваясь глазами в черты Таниного лица.

“А... Она же когда-то была в готической субкультуре!” – немного рассердился я сам на себя из-за своей забывчивости, - “Вот откуда у неё осталась такая одежда с преобладающим черным цветом...”.

Все-таки я что-то о ней знал и помнил. Это неожиданно приподняло мне настроение.

“С чего бы это?..” – подозрительно закралась мысль.

В тот момент, Таня, словно почувствовав, что на неё смотрят, открыла глаза и сразу же обратила взгляд в мою сторону.

- Привет, - моментально проговорил я, и как ни в чем не бывало, добавил, - ты, почему так рано приехала?

Она улыбнулась, и в искренность озарившейся улыбки действительно можно было поверить. Практически можно было...

Улыбка не затронула её глаз. И в этом была вся суть.

- Привет, - ответила она, - у меня бессонница.

“Как обычно, лаконична” – вспомнил я ещё одну черту её характера и мысленно улыбнулся.

- А ты, почему так рано? – спросила уже она, повернувшись в мою сторону, видимо, переходя в наступление.

- Да, как-то так вышло... – пожав плечами, ответил я и почувствовал, отчего то смущение, а взгляд сразу же заскользил куда то в сторону.

Таня на это неопределённо кивнула головой, что, думаю, могло значить все что угодно.

- Тебе холодно? – проговорил внезапно я, внимательно посмотрев на неё.

Она снова улыбнулась, но и в этот раз улыбка была такой, в которую “практически можно было поверить...”.

- Почему ты так думаешь? – спросила она, а во взгляде отразился лёгкий намёк на интерес.

“Вопросом на вопрос?” – мысленно протянул я, заулыбавшись.

- У тебя кожа тонкая, - прозвучало без стеснений моё только что открытое наблюдение, - словно пергамент.

На какой-то миг у неё в глазах пробежало нечто похожее на удивление, но тотчас, они стали прежние.

“Какие то они у неё постоянно усталые и даже тоскливые, но всегда спокойные” – отметил я про себя.

Склонив немного голову набок, словно думая, что сказать, она секунду молчала, а затем, произнесла:

- Мороз – мой враг. Я вечно мёрзну... – Таня неожиданно засмеялась, продолжив, - но не люблю жару! Уж лучше мёрзнуть!

Я искренне улыбнулся ей в ответ.

“Забавно...” – пронеслось у меня в голове, - “Очень забавно...”.

- Идёшь внутрь, чтобы не мёрзнуть? – спросил я её с долей веселья в голосе, и немного помолчав, приглашающее махнул головой в сторону университета.

Она практически сразу согласно кивнула, но прежде чем мы пошли, задумчиво проговорила:

- Но только он умиротворяет...

Я удивленно взглянул на неё. Но она уже не смотрела на меня.

Практически сразу, мы зашагали по ступенькам, подходя к двери, что вела в университет. Кто-то из только что приехавших учащихся также заходил внутрь.

Там, в холле университета, было тепло. Небольшие, электронные часы показывали, что до начала пар осталось ровно полчаса. Достав студенческие, мы с Таней по очереди отметились на турникетах, сопровождаемые ленивыми взглядами, скучающей охраны.

- Сейчас первая пара – практика речи? – спросила Таня, повернувшись в мою сторону.

Её глаза упали вниз и немного в сторону, а губы слабо напряглись. Видимо, она пыталась вспомнить.

- Да, - коротко ответил я, и сразу же запомнил, словно сфотографировал, этот взгляд.

Мы зашагали вниз по ступенькам в гардероб, который находился на подвальном этаже. Она, легко ступая, шла впереди меня.

“Такая маленькая... Словно кукла” – подумал я про себя.

Оказавшись внизу, мы направились к стоявшим за перегородкой гардеробщицам, уже заранее держащим номерки.

Подойдя, я снял свою курточку и протянул её, а мой взгляд побежал в сторону, чтобы посмотреть на Таню.

“Что со мной?” – поражённо прокатилась реакция в моей голове на это действие, став поднимать волну напряжения по всему телу.

- Возьмите, пожалуйста, - разлетелся голос Тани в пустом помещении, рассеивая, зарождающиеся во мне мысли и чувства, что уже явно готовились на меня обрушиться.

Гардеробщица взяла её пальто и в этот момент, я с удивлением обнаружил, что оно на порядок длиннее моей курточки.

“И это при моем не маленьком росте?!” – захотелось воскликнуть мне в голос.

На какой-то миг я опешил, так что другая гардеробщица, стоявшая за перегородкой напротив меня, застыла в нерешительности. Видимо, что-то странное отобразилось на моем лице, заставившее женщину замереть на месте.

В это мгновение на лице Тани я увидел застывший вопрос. Видимо, она заметила мой удивленный взгляд, что остановился на ней.

“Черт...” – подумал я, чувствуя какую-то неловкость, и сразу же отвёл глаза в сторону.

Взяв номерки, мы в молчании направились вверх по ступенькам на первый этаж.

- Знаешь, мне всегда говорили, что моё лицо похоже на маску, - неожиданно для меня проговорила Таня, засмеявшись, - на венецианскую маску. Что-то неживое и далёкое...

В моей голове сразу же пронёсся её образ, стоящей возле входа в университет. И эти лилово-красные щеки, леденеющие на морозе...

- Это не правда, - моментально ответил я, взглянув на неё, - ты мёрзнешь. Живое мёрзнет...

Она улыбнулась, по-видимому, немного смутившись, а затем, опустила взгляд к полу, вероятно, подумав о чем-то своём.

- Хотя, знаешь, наверное, это прозвучит глупо, но в тебе есть что-то похожее на куклу... – задумавшись, протянул я, и неожиданно для себя добавил, - и ты – красива...

“Черт!..” – прогудело в моей голове, словно проехавший состав в метрополитене, - “Что со мной?! Зачем я это говорю?!”.

Это было так не привычно говорить с Таней о чем-то таком... Так странно. И ещё это нарастающее ощущение, что она мне нравится...

“Что?! Я подумал, что она мне нравится?!” – удивленно пронеслась мысль в моем сознании, от чего мне захотелось завертеть головой, словно отгоняя наваждение.

Мой взгляд сам по себе заскользил в её сторону. На ней был серый свитер, черные джинсы, а сумка с белыми цветками висела на одном плече... И этот странный, волнующий взгляд её глаз...

“Волнующий?!” – уже вполне серьёзно завертелось у меня в голове, - “Да не возможно влюбится так сразу?!. По крайне мере не со мной!”.

“Влюбится?!.” – озадаченно подхватила другая моя мысль.

“Вот черт!..” – где-то из глубоких уголков моего сознания протяжно отозвалось то, что называется “понимание”, подло захихикав, - “Попался!..”.

В молчании мы подошли к расписанию, которое находилось на втором этаже, быстро миновав лестничный пролёт. Что думала Таня, я не знал. Но какое то смущение от неё чувствовалось. Хорошо это или плохо, мне трудно было сказать. Но свои мысли я предпочёл пока запрятать, куда-то подальше, крепко захлопнув за ними дверь. Хотя, я знал, к ним все равно придётся вернуться. Слишком настойчиво мысли стучали в закрытую дверь моего сознания, требуя немедленной встречи со мной.

- 203-тья, – проговорил я в голос номер аудитории, посмотрев на расписание, чтобы затем вместе с Таней направились туда.

***

В аудитории практически никого не было, конечно, за исключением нас с Таней, и ещё одного сокурсника по имени Антон. Он был крепким и здоровым парнем. Поздоровавшись с ним пожатием рук, я занял первое понравившееся мне место, положив туда свою сумку.

Таня присела в переднем ряду. Поправив на себе свитер, и пригладив руками волосы, она посмотрела по сторонам, а потом сложила руки впереди себя, видимо, о чем-то задумавшись.

Встав, я, отмеряя шаги, пошёл вперёд, между рядами. Мне жутко захотелось увидеть её лицо, зрительно ощутить его выражение, а затем, протянуть руку, чтобы прикоснуться к её мягкой и тонкой коже... За меня договорило моё сознание, представив себе эту картину.

“Да, кажется, я попался...” – обескуражено фыркнула мысль, но что-то внутри у меня на это не громко засмеялось.

“Смешно...”

Улыбнувшись уголками губ, я повернул голову в её сторону, а взгляд мягко заскользил по пергаментной коже, касаясь Таниного лица. Так мягко, поразительно и волшебно...

“Удивительно...” – только и вырвалось у меня внутри, от нахлынувших чувств.

Её губы были задумчиво сжаты, а глаза застыли, словно две льдинки, смотря вперёд себя. Волосы мягко спадали на плечи, закрывая обнажённую шею... В этот момент, мне показалось, что время остановилось и растянулось. Она была так поразительно прекрасна!

Танина рука неспешно, словно в замедленной съёмке, поднялась вверх и, захватив прядь волос, откинула их назад.

“Черт!..” – впечатлительно рявкнуло в моей голове, от увиденной сцены.

В тот момент, Таня моментально повернула голову в мою сторону, резко посмотрев на меня.

На миг я застыл... Наши глаза встретились на секунду, а затем, я повернулся к Антону. Сердце отбивало ускоренный ритм. Мне пришлось вдохнуть больше воздуха, чем обычно.

“Черт!!!!” – зазвучало вихрем в моей голове.

Антон поднял на меня безразличный взгляд. Ничего не произнеся, я сразу же развернулся, и быстро зашагал обратно к своему месту. Внутри все клокотало, как растревоженный пчелиный рой.

“Почему?..” – с непониманием подумал я, - “Как так может быть?.. Я же никогда её не замечал... Все это...”.

Присев за своё место, мне пришлось закрыть и открыть глаза, тряхнув для верности головой.

“Может, сегодня день такой?..” – с надеждой пробежало у меня в голове, - “Не понимаю...”.

В аудиторию внезапно впорхнула Даша.

“Птичка прибыла...” – какая-то мысль лениво сразу же отметила этот факт, заполняя собой моё сознание.

Стройна фигура и симпатичные черты Дашиного лица, уверен, уже сразили многих мужчин. Только было ли ей дело до их чувств? Однозначно, нет. Она любила сиять, привлекать и заманивать, но не более. Да, увы, все это лишь её “весёлая игра” на каждый день. Путь к ней выстелен из разбитых сердец. Хочешь попытать счастья? Иди, попробуй! Сыграй, но не обожгись…

- Всем привет! – довольно проговорила Даша, махнув рукой в приветственном жесте.

Сделав несколько шагов, она на ходу кинула свою сумку, куда-то на первый ряд, недалеко от Тани.

- Антон! – позвала она сидящего впереди меня в правом ряду парня, - сколько я тебе должна за помощь в организации нашей маленькой вечеринки?

- Сто пятьдесят, - сразу же прозвучал короткий ответ.

“Уже все подсчитал...” – я растянулся мысленно в улыбке.

- М-гу... – протянула она, доставая из кармана джинсов кошелёк.

Через мгновение послышался хруст пересчитываемых денег. Пять десятки упали на стол. Антон, казалось лениво, потянулся к своему карману и достал оттуда бумажник, а через мгновение в его руках оказалась небольшая пачка денег. Я перевёл взгляд на лицо Даши. В этот момент в её глазах что-то загорелось словно искра, как будто перед ней ярко вспыхнуло какое то неземное сокровище. Казалось, на короткую секунду она перестала дышать. Взгляд словно прилип к пачке в руках Антона, куда он неспешно присоединил Дашины купюры.

“Магнетическая сила денег” – коротко констатировал я увиденное зрелище.

- Если что, - протянул Антон, ложа деньги обратно в бумажник, - обращайся...

- Хорошо... – ответила Даша, после короткой паузы, а затем, она сразу же заулыбалась, а на её лице заиграл румянец.

В аудиторию уже стали заходить сокурсники. Помещение стало наполняться шумом. Встав, я подошёл к только что зашедшей группе ребят.

- Привет, Макс, – коротко произнёс я, протягивая руку.

- А! Привет, тёзка, – ответил тот, пожимая мою руку, - как настроение?

- Все лучше, - сказал я, улыбнувшись, а затем добавил, - ты как?

- Как обычно, прекрасно, - проговорил мой тёзка, и на его довольном лице расплылась улыбка, подобно вышедшей из берегов реки.

- Ты... – начал я, но внезапно, потянуло холодом, отчего моё тело невольно вздрогнуло, заставив мою речь оборваться, а голову повернуть к дверному проёму.

Максим, ожидавший продолжения фразы, продолжал смотреть на меня, но затем и сам развернулся, чтобы проследить за моим взглядом. Также сделали и двое других, рядом стоящих возле нас ребят. Через мгновение, в дверь вошла девушка, белая, как мел с длинными, черными волосами. В первый момент, могло показаться, что девушка очень сильно замёрзла, так как её лицо было как будто покрыто инеем. Очень холодное и отрешённое.

“Прямо снежная королева...” – сразу мелькнуло у меня в голове.

Но сами черты лица этой девушки могли поразить любого. Они, мягко говоря, были прекрасны, если не идеальны. Казалось, что это обжигающе сияет давно замёрзшая звезда. До чего притягательно и пугающе одновременно!

На миг, она скользнула по мне взглядом, и то, что я там увидел, как будто коснулось самих глубин моей души. Её глаза были пусты в прямом смысле этого слова, словно кто-то или что-то вытянуло с неё саму суть, оставив только лишь внешнюю, обжигающе прекрасную оболочку.

“Даже сам воздух, кажется, от её присутствия стал холоднее” – подумал я, почувствовав какой-то озноб в теле.

Что испытал тёзка, увидев её, мне было трудно сказать... Да и, если честно, все равно... Так как я поражённо смотрел на неё, а внутри, казалось, что-то с опаской пробуждалось, почувствовав какую-то скрытую и давно забытую угрозу.

За девушкой сразу же вошли поочерёдно три парня. И от этого моё сердце на миг пропустило в немом ужасе удар. Мне, почему-то показалось, что этих троих я хорошо знаю... Хотя, можно было поклясться, что вижу их впервые. Странно...

Первые двое были высокого роста, словно их выбирали на подбор, широки в плечах и... кажется, красивы. Красивы той странной мужской красотой, что может дурманить и вести женщин за собой, неумолимо притягивая и постоянно обжигая, отчего несчастным “избранницам” остаётся только в слезах каждый раз кусать губы. Просить и умолять... Сравнивая эту красоту, можно сказать, что она похожа на наркотик. Умопомрачительная, сводящая с ума, дурманящая сознание, вызывающая небесную эйфорию… Россыпь из белого порошка...

Третий же был поменьше ростом, не столь широкий и видный, но, черт, в нем было не меньше притягательности, чем в двух предыдущих! И какие-то странные и, похоже, до боли знакомые голубые глаза?..

- Привет, - проговорил один из первых двоих, обращаясь ко всей аудитории, мягким и приковывающим внимание голосом, - мы с братьями будем учиться вместе с вами. Меня зовут Олег.

После этих слов, говоривший человек положил руку себе на грудь, открытым жестом, словно говорил каждому из нас: “Олег – это я”.

- А это мои братья – Николай и Роберт.

Олег, как по волшебству, кивнул на стоящих возле него двоих парней, отчего его волосы не послушно рассыпались, сразу вырвав восхищённый, сдавленный вздох у некоторых моих сокурсниц. А кто-то даже не громко, вероятно не осознано, проговорил:

- Какой красавчик...

Олег продолжал говорить, а его слова звучали так, словно их отливали из тонкого и нежного серебра, которое приятно, лаская слух, заполняло собой пространство в аудитории:

- Рядом с ними Джули. Но мы зовём её просто Санни. Это ласкательно от “солнечный луч”. Наши семьи вместе работают и тесно дружат между собой.

“Солнечный луч?” – сразу повторил я это словосочетание, пробуя его на вкус.

Санни посмотрела на Олега, а затем, обведя взглядом застывшую на момент от впечатления аудиторию, перевала глаза на меня и еле заметно улыбнулась. В этот момент, мне показалось, что по моему лицу пробежался лёгкий порыв ледяного ветра.

“Солнечный луч?” – повторил я ещё раз, не спуская с неё внимательного взгляда, - “Определённо что-то напутано...”.

Братья стали здороваться, пожимая руки, находившимся рядом ребятам. Джули стояла за их спинами и словно отрешённо наблюдала за этим процессом.

“Да её глаза вообще ничего не выражают!..” – подумал я, - “За ними кто-то есть?!”.

- Ой, привет, ребята! А вы откуда?! – воскликнула, подлетевшая, как маленький ураган Даша.

Глаза “птички” уже бегали по фигурам парней. А на лице застыло возбуждённое выражение: “Вау!”. Даша, судя по всему, уже и забыла о своём парне. Теперь ставшим для неё столь далёким и как будто никогда не существовавшим воспоминанием.

- Мы прибыли из Кракова... - ответил тот, что был поменьше ростом, а его голубые глаза восхитительно заблестели, - Вообще, наши с Джули семьи часто переезжают вместе с места на место... Ох, прости! Забыл представиться. Меня зовут Николай.

После этих слов, парень галантно взял руку Даши, так что она даже ничего не успела произнести, а затем, немного наклонившись, поцеловал её лёгким касанием губ. И вышло это у него, мягко говоря, очень хорошо и изящно, словно он занимался этим всю жизнь.

И в это мгновение, перед моими глазами вспыхнуло воспоминание, яркой, феерично светящейся вспышкой, длившейся короткое мгновение.

Это была зала середины пятнадцатого столетия. Почему-то я был уверен в точности даты. Передо мной стоял Николай, одетый в модный камзол того времени, а возле него находилась девушка в дорогом, обшитом драгоценными камнями платье. Он, наклонившись, застыл, держа её руку возле своих губ, а на лице играла та, хорошо мне знакомая, кривая усмешка. А она, смущённо, залившись краской, улыбалась.

Внезапно, Олег протянул мне руку для рукопожатия, разогнав тем самым, картину, только что возникшую перед моими глазами. И именно в этот момент мне показалось, что воздух между нами словно наполнился электричеством. Что-то тяжелое, отталкивающее легло посередине нас...

Я автоматически протянул свою руку ему навстречу, и почувствовал, как по ней забежали мурашки. Она стала еле заметно дрожать. Мне инстинктивно почувствовалось, что остальные братья сейчас, так или иначе, наблюдают за нами.

“Что же это такое?” – подумал я, - “Что со мной?”.

Наши руки соприкоснулись в пожатии. Не знаю, что тогда произошло, но меня словно что-то ударило, отодрало какой-то кусок моего сознания, пробило что-то в нем, словно выломав давно запертую дверь. И в этот момент, вспыхнуло огнём, ослепительно сверкая имя в моей голове: “Авалон”.

“Моё имя!..” – пронеслось ответом внутри меня.

Время остановилось. Все движения застыли, а люди замерли в своих позах. Глаза Олега, казалось, наполнились потоками крови, сверкая как два рубина. Черты его лица обрели утонченность, а волосы стали тоньше и длиннее. Между нами пробежал порывистый, злобно засвистевший ветер, наполнив собою помещение. Из-за спины Олега медленно появилось два больших крыла, белого цвета, словно у ангела, и неспешно раскрылись, поражая своими размерами. Я почувствовал, как возле него клубится мощный поток энергии, от которой становится тяжело дышать.

Повернув голову в сторону, перед моим взором, сразу же предстали остальные два брата с такими же горящими кровью глазами. Только лишь у того, что был поменьше, во взгляде можно было увидеть голубой, как будто ледяной, оттенок. Это был Николай.

У этих двух братьев из-за спины также виднелись похожие крылья белого цвета, как и у Олега.

Джули стояла позади них. Но от неё я не чувствовал практически никакой энергии. Внутри она была пуста. Инстинктивно я понял, что Джули не представляет собой опасности. И с этой мыслью, повернулся к Олегу.

Тот, как и прежде, смотрел на меня кроваво-красными глазами. Он как-то странно улыбнулся мне, и как будто позволил моему взору заглянуть в свои глаза...Моментально, передо мной предстало собственное отражение. Моё дыхание застыло от неожиданности. Я увидел стоящего перед Олегом незнакомца с такими же утонченными чертами лица и тонкими волосами, как и у него самого. Поразительная, наркотическая красота завораживала... Но! У этого человека глаза были совсем не кроваво-красного цвета. Они были черные, словно безвоздушный, лишённый жизни космос...

“Мать всего сущего...” – внезапно пришло понимание, - “Лоно всего живого – космос”.

Из-за спины этого человека, которого видел Олег, грозно взирали пепельно-черные крылья с металлическими наконечниками по краям. И в тот момент, мне стало поистине страшно... Но внезапно пришло новое понимание... что это незнакомец... и есть я!

Олег снова улыбнулся мне, и спокойно заговорил, но от его голоса чувствовалась такая сила, что готова была прорвать любые плотины и затопить все вокруг. Казалось, он мог бы перевернуть мир, если бы только захотел.

- Здравствуй, Авалон, - прозвучал голос Олега, и от этого имени вся моя сущность внезапно вздрогнула, - наконец то, ты нашёлся.

А затем, неожиданно, время побежало с обычной скоростью.

***

Олег пошёл между рядами, провожаемый зачарованными взглядами сокурсниц. Я машинально поздоровался с Робертом, который последовал за своим братом.

“Что это было?” – только и подумал я о случившемся видении.

Тем временем, Даша быстро кинула взгляд на спину Олега и Роберта, а затем повернулась к стоящему перед ней Николаю. В её взгляде застыло то женское, такое томительно и нетерпимое: “Кто же? Кто же?.. Кого выбрать?”. Но, видимо, решив не упускать пока никого, Даша просто ухватилась за Николая, став у него сразу же о чем-то спрашивать.

Передо мной прошла Санни, обжигая холодом все вокруг. По крайне мере мне так показалось. Она посмотрела на меня, и в её взгляде было видно удивление, светящееся искоркой страха, а также ещё что-то, оставшееся для меня загадкой. Она пошла за Олегом и Робертом, кинув на Николая какой то странный взгляд. Правда, что он означал, я не мог сказать.

Думаю, все присутствующие в аудитории девушки уже заочно завидовали Санни, решив про себя расспросить у неё все о каждом из братьев.

- Красива, - проговорил мой тёзка, положив мне руку на левое плечо.

Он, видимо, не правильно понял мой взгляд.

- Да, - решил я с ним согласиться, чтобы не объяснять о чем я думаю на самом деле.

В следующий миг, к моей шее, словно притронулись две льдинки, и заскользили к лицу, оставляя за собой холодный след. Таким было это неожиданно новое ощущение, которое испытал я сейчас!

“Что-то новое” – подумал я, и резко посмотрел в сторону.

Мой взгляд столкнулся, словно горящий ураган с какими-то холодными и задумчивыми глазами Тани. В этот момент, между нами как будто взорвался мир, оплавляя все вокруг, сталкивая в безумном порыве две энергии. Было такое впечатление, словно соприкоснулся огонь и лёд.

Инстинктивно я почувствовал, как братья повернули к нам головы на краткий миг, а на их лицах заиграл интерес. Я сразу же поспешил отвезти взгляд в сторону. Что-то изнутри мне подсказало, что это не к добру.

Слава Богу... В аудиторию вошёл преподаватель и направился к своему столу. Мгновенно, все поспешили к своим местам. В их числе и я.


Глава II. Холодный поцелуй.

Зазвенел звонок на перемену. Да, чем-то это определённо напоминало мне те далёкие времена, когда я ещё был учеником, а не студентом. Так и вспоминается запах парт и классной доски, а над всем этим скучный и монотонный голос учителя. Но, все это меня практически не беспокоило сейчас, лишь мимолётно зацепив сознание, далёким воспоминанием. Мои мысли кружили над тем, что же со мной произошло, когда я поздоровался с Олегом. Ведь это же было не действительно? Мне просто что-то показалось... Вероятно, какое то странное видение, вызванное... Чем вызванное?... Здесь мой мозг и застыл, обдумывая, какой бы ответ подготовить, чтобы он устроил нас обоих.

Я неспешно складывал свои учебники в сумку. Аудитория быстро становилось пустой. Краем глаза, я заметил, как Олег и его братья встали, и последовали к выходу. За ними шла Санни с усталым, если не замученным видом. Её глаза умоляюще смотрели на спину Николая. И в тот момент мне показалось, что он улыбнулся на этот жалостный взгляд Санни. Складывалось впечатление, как будто, она у него что-то беззвучно просила, на что получала улыбчивый отказ. Подойдя к выходу из аудитории, Олег повернул голову в мою сторону, а в его глазах внезапно пробежало...

“Пламя?!”

От увиденного зрелища я застыл.

“Мне это показалось?” – повторил я сам себе, - “Точно показалось! Иначе быть не может!”.

Но все было так реально. Глаза Олега, как будто на краткий миг стали огненными. Но разве это могло быть правдой?

Роберт просто вышел из аудитории, а Николай лишь улыбнулся на ходу, сверкнув своими голубыми глазами.

На краткий миг, моё внимание отвлекло чье-то хихиканье. Две сокурсницы, смотря на выходящих из аудитории братьев, о чем-то стоя шептались. Думаю, не сложно догадаться, о чем был их разговор?

Повернув голову обратно, я не увидел братьев. Они уже вышли.

Сложив, наконец, в сумку все свои учебники, я сам поспешил покинуть аудиторию. Выйдя в коридор, на меня сразу же налетел стоящий там шум. Повернувшись из стороны в сторону, я вспомнил номер следующей аудитории, и заспешил к лестнице, чтобы подняться на два этажа выше.

“Забудь!” – приказал я себе мысленно, - “Все это бред! Ты просто устал! Все что произошло это... Этого просто не может быть!”.

Но отчего-то мне самому не верилось в свои слова.

Поднявшись, я зашагал по коридору, направляясь к нужной аудитории, как внезапно что-то потянуло меня в сторону, резко развернув, а чей-то голос у меня в голове произнёс:

“Авалон...”.

Мой шаг замедлился, а голова непроизвольно повернулась в сторону. Коридор имел небольшую выемку, что вела на балкон, дверь на который обычно всегда запиралась. Именно там стояли Николай и Джули. Место не самое укромное, но все же, какую то иллюзию подобного, оно могло создать.

Я остановился от них в нескольких шагах. Руки Джули лежали на плечах Николая, а её взгляд жалобно смотрел на его лицо.

- Пожалуйста... – тихо прошептала она.

И в этих словах было столько не высказанной боли. Столько страдания, что у меня, кажется, замерло сердце от навалившихся мучений, услышанных в этом голосе.

Но, что меня ещё больше поразило, так это то, что когда говорила Джули, от её рта поднимался еле заметный пар, как будто воздух вокруг неё был слишком тёплый. А сама она – слишком холодная. Словно дышащая льдом...

- Пожалуйста... – повторила Джули ещё раз, посмотрев с такой болью в глаза Николая, что захотелось просто расплакаться.

А они у него, такие голубые, словно чистый лёд, холодно улыбались, смотря на неё совершенно спокойно и бесстрастно.

Николай неспешно повернул голову в мою сторону, встретившись со мной взглядом.

“Авалон...” – снова тихо зашипело, проносясь в моем сознании, от чего у меня внутри, кажется, стала застывать кровь.

“Значит, мне не показалось?” – подумал я, - “И это имя действительно звучит у меня в голове?”.

“Но это не могло быть правдой! Просто не могло...” – сразу же крикнуло в моем сознании в ответ на только что пришедшую мысль.

Впрочем, это имя звучало для меня так, словно я его знаю. Как будто оно - часть меня. То, чем я являюсь. И от этой мысли все внутри у меня пришло в странное состояние страха и спокойствия. Та часть, что была Максимом, судорожно забилась от ужаса. Но другая... Та другая часть, спокойно, как будто, так и должно быть, понемногу заполняла моё сознание. Она словно возвращалась из далёкого забытья. И имя, которое несло в себе её, было “Авалон”.

Я, кажется, перестал дышать. Так как почувствовал острую нехватку воздуха в лёгких. Вздохнув, я посмотрел на стоящих передо мной Николая и Джули. Девушка все также умоляюще смотрела в его голубые, но такие равнодушные глаза.

- Не мучь меня, - шепотом произнесла она, и хоть Джули стояла не рядом, но я к своему удивлению расслышал каждое её слово, - ты знаешь, что мне это нужно. Ты знаешь, как мне от этого становится больно...

Николай отстранено посмотрел на неё, даже, казалось, немного отодвинулся, но затем, на его лице заиграла довольная улыбка, и он тихо произнёс:

- Хорошо.

После этих слов, он накрыл ладонью её щеку, а лицо притянул к себе. Меня в тот момент, как будто, схватила неведомая сила, заставив переживать вместе с ними их ощущения.

“Черт!..” – выругался я про себя, - “Что же здесь происходит?..”.

Её холодное дыхание забегало по его лицу. Кожа на ощупь была ледяной, но идеальной и мягкой. На ладони, что покрывала её щеку, чувствовалось лёгкое покалывание, словно она была покрыта очень тонкой коркой льда...

“Так оно и было” – внезапно пришло понимание этого.

Меня моментально кинуло в лёгкий озноб, но что-то по-прежнему держало моё внимание, не разрешая отвести взгляд в сторону. В ответ, та новая часть моей сути (моей?!), начинала тихо злиться, поднимая понемногу внутреннюю энергию вверх, но все ещё сдерживая себя.

Губы Николая и Джули слились в поцелуе.

“Так холодно...” – вспыхнуло сразу же в моей голове.

По ощущению, это было, как если бы, прикоснутся губами к замёрзшему куску льда. Так чувствовалась Санни. Неприятно... И тут я ощутил, как изнутри Николая, поднялась какая-то внутренняя сила, и устремилась отрешённым потоком внутрь Джули. Она обжигала её горло... Обжигала невероятным холодом, от чего становилось невыносимо больно, но вместе с тем и легче, словно точащий и съедающий изнутри Санни червь (?!) замерзал под напором этого потока, превращаясь в сосульку.

Их губы разорвали поцелуй, а та невидимая нить, что держала моё внимание, словно лопнула, толкнув меня со всей силой в грудь. Сделав шаг назад, чтобы удержать равновесие, я посмотрел на стоявших впереди Николая и Джули.

- Спасибо... – тихо прошептала она, заглянув в его глаза.

Во взгляде Санни пробежало лишь короткое облегчение, а потом, словно унылость и отчаяние навалились на неё. Она как будто сама потускнела.

- Макс! – услышал я голос за спиной, - с тобой все в порядке?

Возле меня, сбоку, очутился мой тёзка, а на его лице играла улыбка.

“Все время он чем-то довольный...” – подумалось мне сразу, - “И как у него так выходит?..”.

- Да, - кивнул я в ответ, - а что случилось?

- Да ты словно приведение увидел... – проговорил мой тёзка, - весь побледнел даже... И, по-моему, чуть не упал...

Последнее предложение прозвучало вопросительно.

- Все в порядке, - коротко отрезал я.

- Как скажешь, - пожал плечами тёзка.

После этих слов, мой взгляд заскользил туда, где должны были стоять Николай и Джули, но их на прежнем месте уже не было.

“Странно...”

Я удивленно посмотрел в оба конца коридора, но их нигде не увидел. Только учащиеся сновали из стороны в сторону.

Мой взор повернулся обратно к Максиму, натолкнувшись на лёгкий интерес в его глазах. Вероятно, ему было интересно, что же я высматриваю.

- Ты не видел, куда пошли новенькие?.. Николай и Джули, - решил спросить я у него и кивнул в сторону балкона, - они только что стояли здесь.

Тёзка удивленно поднял брови.

- Новенькие?.. – переспросил он, - разве они были здесь?

Между нами повисла пауза, пока мы смотрели друг на друга.

- Макс, по-моему, здесь никого не было... – произнёс тёзка, продолжая изучать меня взглядом.

Удивление лишь на краткий миг заскользило по моему лицу. Но я быстро взял его под контроль.

“Ещё мне не хватало новых видений...”, - подумал я и мысленно заскрипел зубами, - “Сегодня какой то день...”.

- Да?.. – переспросил я, а затем добавил, - извини... Показалось...

Тёзка улыбнулся уголками губ и проговорил:

- Ничего. Такое случается... Сегодня отдохни, как следует!

Мне ничего не оставалось, как согласно кивнуть.

“Все парень, приехали...”, – подумал я, - “Если так пойдёт и дальше, то вскоре не удивляйся, если услышишь за окном вой медицинских сирен. Почему?.. Потому что они приедут за тобой!”.

- Пойду в аудиторию, – коротко проговорил Максим, поправив ремень сумки на своём плече.

- Давай, - ничего не выражающим голосом ответил я.

Тот кивнул и направился на пару. Я же подошёл к окну, что было в коридоре, и посмотрел в него. На улице, кружась, падал снег. По бокам проезжей дороги, лежали белые сугробы.

“С кем не бывает?..” – подумал я о произошедших со мной событиях за это утро, - “Действительно... С кем такое бывает?..”.

И последняя мысль прозвучала в моей голове, словно насмешка.

Встряхнув головой, я посмотрел снова в окно. По дороге мчались машины. Растаявший снег брызгами летел в разные стороны из под автомобильных колёс. В этот момент, я почувствовал как что-то очень тёплое и такое... близкое?.. оказалось возле меня.

“Что это за ощущение?” – сразу же подумал я.

Подобное со мной происходит впервые. Словно, какая то сила внутри меня пробудилась...

Повернувшись, я увидел стоящую возле меня Таню. И это было такой внезапностью! На миг я застыл от приятного удивления, что моментально наполнило меня изнутри. Чувствовался внутренний восторг от ощущения её теплоты и близости. Сразу же захотелось дотронуться к...

Таня положила свою небольшую сумку на подоконник и, посмотрев в окно, она протянула:

- Сколько снега намело...

После этих слов Таня посмотрела на меня и улыбнулась.

Словами, “я был очарован” не опишешь того, что я почувствовал... На какой-то миг что-то внутри меня просто застыло, а взгляд, словно приковался к чертам её лица. Глаза, губы, волосы, каждая линия и изгиб... Все это виделось мне, застыв перед моим взором.

На лице Тани появилось то, что называется “озадаченность”. Похоже, она не понимала, почему я молчу.

“Тебе нужно что-то сказать!” – пронеслось внутри меня.

И это было правдой. Нельзя же вот так просто стоять и смотреть на неё, ничего при этом не говоря?!

- Да... – проговорил я, каким то странным, словно далёким голосом, - намело...

Брови Тани поднялись вопросительно, даже с долей удивления. Вероятно, её поразила интонация, с какой были произнесены мои слова. Впрочем, я и сам чувствовал удивление.

“Черт!..” – мысленно крикнуло в сознании.

Нужно было срочно что-то сказать. Об этом настойчиво заговорило все внутри. Что-то, что её отвлечёт. А лучше, если успокоит. Только что? И тут я вспомнил наш утренний разговор.

- Ты сказала, что мороз умиротворяет? Почему? – пролился гладко и очень мягко мой голос, словно окутывая пространство вокруг нас невидимой теплотой.

Таня невольно вздрогнула от произнесённых слов. А на лице пробежала искра изумления, быстро сменившаяся спокойствием.

Я и сам был поражён эффектом своей речи, как будто её можно было почувствовать, даже дотронутся, и ощутить прикосновением. Такого со мной никогда не происходило...

“Никогда?..” – закралось какое то подозрение и смутное воспоминание в моей голове, словно все это когда-то уже было...

Словно я все это уже знал и делал много раз.

Таня несколько секунд молчала, смотря на меня изучающе, а затем, что-то решив про себя, улыбнулась по своему обыкновению, и сказала:

- Я, на самом деле, люблю дикие условия, как дождь, ветер, сырость... и даже мороз. Хоть он - мой враг.

После этих слов она засмеялась, а на лице появилась искренняя улыбка. Мне не оставалось ничего другого, как ответить ей тем же. Впрочем, я совсем не был против этого.

- Мне кажется, я могла бы жить путешествием. В трудностях познаётся радость существования, если не сама жизнь... Мороз, в чем-то напоминает путешествие... – продолжила Таня и, закончив, задумчиво на меня посмотрела.

Между нами повисла короткая пауза.

- Тебя такой ответ устроит? – проговорила она, внимательно смотря на меня.

- Вполне, - с улыбкой ответил я.

А что ещё можно было сказать в подобной ситуации?

На губах Тани заиграла улыбка.

- Ой! Ребята, вы случайно не видели Николая?! – проговорила возбуждённо появившаяся, как из неоткуда Даша, - или хотя бы Олега или Роберта?.. Где же они могут быть?..

На последних словах, лицо Даши изобразило погруженность и задумчивость, как будто девушка очень серьёзно забеспокоилась этим вопросом. И её можно было понять. Такие парни могли ускользнуть из её рук, что ой-ой-ой! От этих мыслей внутри мне даже стало смешно.

- Нет, - коротко ответил я, сдерживая улыбку.

В самом деле, не стану же я рассказывать ей о том, что якобы видел Николая и Джули?.. И видел ли вообще? Вот это, кстати, было под вопросом. Как теперь и мой здравый смысл...

- Нет, - пожала плечами Таня.

Даша разочаровано вздохнула, а глаза сразу же засияли тем огнём, который говорил, что девушка что-то замышляет. При этом одну губу она даже закусила, так погрузившись в свои мысли.

Мы с Таней переглянулись. В тот же миг, Даша проговорила, скорее обращаясь к самой себе, чем к нам:

- Ладно... Ничего... Спасибо, - последнее уже было обращено ко мне с Таней.

После этих слов, она развернулась, и зашагала прочь.

- Никогда её такую не видела, - произнесла Таня, все ещё смотря Даше в след.

Когда, она обернулась ко мне, то я согласно кивнул на её слова. Действительно, Даша, бегающая за парнями?.. Скорее они за ней. Но что-то в тот же миг мне внутри улыбнулось, а в голове услужливо появились образы братьев. И от каждого из них, словно несло той наркотической красотой, что сводит женщин с ума... И пришло понимание, что Даша, как и очень многие, “попалась”.

- Сама не своя, - добавил я, после небольшой паузы, и гудящих в голове образов.

- М-гу... – протянула Таня, кивнув в знак согласия.

Внезапно, она кашлянула, прикрыв рот, сжатым кулаком.

- Заболела? – сразу же спросил я, а в моей руке, каким то чудом, оказался платок, что лежал в одном из моих карманов.

Таня согласно кивнула.

- Бронхит... Запустила я его. Спасибо, не нужно платок... Так, время от времени кашляну.

Похоже, Таня порой бывала такой не внимательной к себе. От этих мыслей даже стало грустно, а сам факт осознания этого причинял боль.

- Мне нужно напоминать об этом... – заулыбалась Таня, посмотрев на меня.

С этими словами, моя догадка о ней подтвердилась.

“Увы...”

- Хочешь, я буду обрывать твой телефон с напоминаниями? – неожиданно смеясь, проговорил я.

Она заулыбалась в ответ, но так ничего и не сказала в ответ. Прозвенел звонок на пару. И я, почему-то с тревогой подумал о братьях.

“С чего бы это?” – пронеслось внутри меня.


Глава III. Пробуждение.

Мы с тёзкой быстро шли по улочке, направляясь в сторону метро. На сегодня учеба закончилась. Всего-то две пары. Это можно было назвать “коротким днём”. Конечно, я бы сейчас предпочёл идти вместе с Таней, но... пути судьбы нам не известны. Она после окончания второй пары, куда-то неожиданно исчезла. Я сначала пытался подождать Таню в холле университета, надеясь на встречу, но что-то изнутри стало меня гнать оттуда, нервно предчувствуя встречу с братьями. Почему-то, мне жутко не хотелось их видеть.

“Жутко” - ещё мягко сказано.

Такое поведение было не правильным. И я это знал. Поэтому, стиснув зубы, я решил ожидать в холле либо её, либо братьев. И как только я принял такое решение, то словно провалился в небытие, а очнулся уже шагающим вдоль улочки в сторону метро, где ко мне и присоединился мой однокурсник, что и был мне тёзкой.

- У меня в любви все происходит как-то не так, как я этого хочу... – протянул Максим, пожав плечами, и покосился на меня, при этом, не сбавляя быстрого темпа ходьбы.

- Что ты имеешь в виду? – озадаченно спросил я, продолжая наш так внезапно начавшийся разговор.

- Как тебе объяснить?.. – заулыбался тёзка, а по лицу разлилась старая, знакомая и довольная улыбка, но в этот раз с примесью какой то сдавленной горечи, - когда я кого-то люблю, то ко мне холодны. Когда же кто-то меня любит, то я словно камень.

Я поднял брови в удивлении. Не каждый день подобное услышишь.

- У тебя, что ни разу не было так чтобы взаимно? – прозвучал мой вопрос.

- Почему же?.. – ответил он, заулыбавшись, - Однажды было. Причём совсем недавно...

Я повернул голову в его сторону.

- И?.. – зазвучал вновь мой вопрос, - что же случилось?..

В этот момент на лице Максима отобразилась, какая то резкая, внутренняя боль. Словами “словно он съел лимон” здесь не отделаешься.

Мы быстро шагали по улочке. Скоро уже метро. Совсем не далеко.

- Это личное... – протянул он в ответ и совсем сник лицом.

Наступила пауза, тяжелая и давящая. Внезапно тёзка пнул ногою одиноко валявшуюся на земле банку из под пива. Та, зазвенев, полетела в сторону.

- Этого ещё можно понять, - проговорил я, кивая, на пустую банку, - человек может, искренне пытался выкинуть её в урну, но ведь она могла в его глазах двоиться и троиться, от чего он, терпя неудачу за неудачей в своих благих намерениях, в сердцах бросил банку на землю и пошёл домой. Но что же касательно остальных?

Я взглядом показал на помятую пачку сигарет, а также ещё на кое какой мусор, что лежал вдоль улочки.

Максим засмеялся, оценив мою шутку. Наступившая пауза была позитивно нарушена.

“Что же, разговор можно продолжать” – произнесла довольно мысль внутри меня.

- Знаешь, Макс, - обратился я к своему тёзке, желая сдвинуть как-то беседу, и навести Максима на какие-то мысли, что, возможно, смогут ему помочь, - говорят, за свою любовь нужно бороться.

Он резко сжал руки в кулаки. Короткая пауза вихрем пробежала между нами.

- Я боролся... – тихо, с внутренней болью ответил Максим, а затем, его голос резко и неожиданно пошёл вверх, - ты даже не представляешь как!

Сдерживая, так внезапно появившуюся в себе ярость, тёзка стал шептать дальше:

- Я ради этой девушки в другой город ездил. Неделями на улице ночевал. И все это только чтобы с ней увидеться, рядом посидеть... Просто поговорить. Ощутить возле себя, почувствовать её запах...

Я молчал, внимательно слушая. Сейчас ничего лучше не говорить. Это подсказывал здравый смысл.

Снова наступила пауза, став ещё тяжелее и невыносимей, чем прежде. Кулаки Максима сжались, а руки слабо затряслись. На лице тёзки выступила не скрываемая боль, а глаза, наверняка, говорили только лишь о части тех мучений, что были у него внутри.

“И как он только сегодня выдержал на парах? Так спокойно, весело и добродушно...”- подумал я, - “Когда внутри у него столько боли...”.

Максим вздохнул, и сразу же расслабил напряжённое тело. Выдохнув, он посмотрел на меня, а на его лице стали проявляться черты знакомой улыбки. А затем, Максим проговорил:

- Но все вышло не хорошо... Она другой религии и родители этой девушки насильно выдали её замуж за двоюродного брата. Вот так, Макс.

Мы уже практически подошли к входу в метро.

- Не так я давно познакомился с одной девушкой, - стал продолжать мой тёзка, - которая влюбилась в меня полностью и бесповоротно. Если так можно сказать?..

На последних словах тёзка сделал небольшую паузу, посмотрев на меня, на что я только пожал плечами.

- Она красивая. Даже очень... Но я не могу забыть о той первой девушке. Она у меня стоит перед глазами. Её манеры, голос, красота... Все это очаровало меня и утопило в себя с головой.

Тёзка замолчал, зашагав медленнее.

- И знаешь... Эта, нынешняя, девушка знает о той, первой. Но ей все равно. Наверное, она сильно любит? - заговорил Максим и посмотрел на меня вопросительно.

- Вероятно, - ответил я, но с небольшим сомнением в голосе.

Не привык я верить во что-то до самого конца.

- Но все равно я не могу забыть о той девушке. Даже не знаю почему?.. – проговорил Максим, и посмотрел вверх, на небо, - она постоянно передо мной. Всегда...

- И это обижает твою нынешнюю подругу? – догадался я.

- Да. Не могу я о таких вещах врать, - проговорил тёзка, посмотрев на меня, и грустно улыбнулся, совсем уже остановившись.

- Ты бы пошёл за той, первой, девушкой, если бы она тебя сейчас позвала? – прозвучал мой вопрос.

- Да, - коротко и без малейшей задержки ответил Максим.

А затем слабо засмеялся, совсем уже грустно.

- Это правда, - добавил он, - правда...

- Ясно, - подвёл голосом черту я.

Здесь было все понятно.

- Ясно, - согласно кивнул мой тёзка, и немного постояв в тишине, мы направились к входу в метро.

- Тебе нужно будет её забыть, - спокойно проговорил я, посмотрев на тёзку.

- Знаю, - согласился тот со мной.

- Попробуй полюбить эту девушку, - сказал я, заходя в метро.

Тёзка следовал за мной.

- Сложно это... Насильно полюбить, - ответил он, а в голосе прозвучала грусть.

- Поверь мне. Ничего трудного, - отрезал я.

Максим сразу же засмеялся.

- Вроде, как любовь само накручивание эмоциями, образами, мечтами? – проговорил тёзка, довольно улыбаясь.

- Да, - согласился я, - проецируй это на неё.

Максим закачал как-то не определённо головой, улыбнувшись ещё шире.

- Все равно это трудно... – сказал он, и немного помолчав, произнёс, - ты сам сможешь, кого-то вот так взять и полюбить?

Только я собрался ответить, как Максим продолжил:

- Такое впечатление складывается из твоих слов, что ты никого не любишь? Неужели это так?..

С этими словами сразу же пришло воспоминание о Тане. Смог бы я почувствовать что-то подобное к другой девушке? Заставить себя любить её?

“Само накручивание эмоциями, образами, мечтами...” – прошли друг за другом слова Максима в моей голове.

Сейчас трудно было ответить на этот вопрос. Раньше я бы сказал однозначно “да”. Но сейчас... Все карты смешала Таня. Впрочем, не бывает ничего не возможного... Хотя, почему именно Таня понравилась мне?..

Достав жетон, я молча прошёл через турникет, готовя ответ на слова тёзки. И как только это сделал, то почувствовал, как что-то проткнуло моё тело. Резкая боль затопила сознание на краткий миг. Я, вздрогнув, остановился. Все внутри меня бушевало, пылало огнём и зло рокотало от внезапно нанесённого удара. В том, что это был именно “удар”, я почему-то не сомневался.

- Макс? – проговорил удивленно тёзка, пройдя через турникет, и остановившись возле меня.

Резко развернувшись, я посмотрел на Максима, от чего тот в испуге отступил от меня на шаг. Ничего не сказав, я повернулся в сторону выхода из метро. Там, возле стеклянной двери, с обратной стороны, стояли наши новые сокурсники. На лицах Николая и Роберта не возможно было что-то прочитать, а вот Олег сиял холодной, обжигающе смертельной улыбкой и в его глазах горел кровавый огонь. Рядом с ним стояла Джули и смотрела на меня каким то ледяным взглядом. Совершенно без злости. Скорее, даже как-то грустно.

- Макс? – услышал я голос тёзки рядом с собой.

Перед моим взором сразу же выросло встревоженное лицо Максима, заслонив собою братьев и Джули. Тёзка смотрел прямо в мои глаза.

- Что случилось? – спросил я.

Максим ничего не ответил. Повисла короткая пауза.

- Мне показалось, что твои глаза... – начал тёзка своё объяснение, - стали совершенно черными.

- Мои глаза?.. – переспросил я, подняв изумлённо брови, и изобразил на лице удивление, а затем, вопросительно уставился на тёзку.

Между нами повисла короткая пауза. Практически сразу Максим засмеялся и сказал:

- Извини, мне показалось. Пойдём?

Я согласно кивнул на его вопрос и, сделав шаг в сторону, посмотрел на выход из метро, где, конечно же, никаких братьев и Джули уже не было. Почему-то я этому не удивился. Точнее, что-то внутри меня так отреагировало на это.

- Идём?.. – переспросил тёзка, и на его лице заиграло какое-то сомнение.

- Да, - сразу же ответил я, а затем, развернувшись, зашагал вниз по ступенькам к платформе.

Максим последовал за мной.

***

Я стоял, склонившись над умывальником, и смотрел на своё отражение в зеркале. Вода каплями стекала по моему лицу, а затем, сорвавшись, падала вниз.

Я недавно приехал домой и первым делом, конечно же, пошёл в ванную комнату, кинув свою сумку где-то в коридоре.

Всплеснув лицо холодной водой, я ещё раз посмотрел на своё отражение в зеркале.

“Мои глаза?” – подумал я, вспомнив сегодняшние слова Максима в метро, - “А ведь действительно что-то такое было... Черные глаза?.. И эти видения?..”.

Вода из крана под сильным напором падала вниз. В стороны летели мелкие брызги.

Охватив руками умывальник, я замер, наблюдая за собой в зеркале.

“Что со мной происходит?..” – пронеслось в моей голове.

Мой взгляд стал всматриваться в отражение, что было напротив меня. Черты, линии... Все знакомо. Это был я. Без сомнений!

“Без сомнений?..” – отозвалось у меня в голове.

Захотелось сразу же ответить “да”, но я этого не сделал, лишь сильнее став смотреть в своё отражение, боясь заглянуть в саму суть. В свои глаза. В тот момент, вокруг, кажется, повисла полная тишина, словно само время замерло, остановив свой ход. Такое было впечатление, что все, что окружало меня, замолчало. Абсолютно все! Полная тишина!

Захотелось бежать, поддаться панике, закричать. Но этого делать нельзя было. Сдерживая страх, я посмотрел в свои глаза. На какой-то миг, все внутри меня, словно застыло. В свете электрической лампы, там, в отражении, на меня смотрели такие привычные глаза... Карого цвета. Все стало вокруг меня вновь привычным. Не было больше той полной тишины, что, наверняка, мне показалась.

“Все нормально... Ты просто устал” – проговорило у меня внутри.

“Да, похоже, это так” – подумал я, опуская вниз усталую голову, но почему-то эта мысль прозвучала не убедительно для меня самого.

С этим сомнением, мой взгляд посмотрел снова в зеркало. В нем было моё отражение и карые глаза.

- Все нормально... – прошептал я, а потом на краткий миг задумался, и практически сразу мои губы не громко позвали, - Авалон...

В тот же момент, что-то внутри меня, словно отозвалось на это, резко дёрнувшись немой силой.

- Авалон, - сильнее проговорил я, мысленно став тянуться к тому не понятному, что было в середине моего тела.

Внутри моментально вспыхнула буря, закружившись, и стала подниматься вверх по мне мощным и единым потоком.

- Авалон! – уже практически прокричал я, и в тот же момент, мои глаза стали пепельно-черными, темнее самой тёмной ночи.

“Ведь они были отражением истиной тьмы...” – пришло понимание ко мне.

В отражении на меня смотрели бездонные, тёмные глаза, а само лицо словно изменилось, став намного утончение и красивее.

“Что это?.. Я брежу?” – пронеслось в моей голове.

С этими мыслями, заполнившими моё сознание, я осторожно прикоснулся к своему лицу... и ощутил, что сама кожа изменилась, став одновременно мягкой, и в тоже время она была очень прочной...

Мой взор посмотрел на черные глаза, которые, словно наблюдали за мной в отражении. И в ту же секунду, я понял, что они не мои.

“Глаза – чужие!” – пронеслось вихрем в моей голове.

И сразу же, отражение словно ожило. Глаза засияли пустотой и холодом, а из-за спины стали появляться два черных крыла с металлическими наконечниками.

Повернув голову в сторону, и посмотрев на свои плечи, я ничего у себя подобного не увидел.

Тем временем, отражение стало темнее, а все вокруг прониклось серым, словно потеряв свой цвет. Время остановилось, и сразу со всех сторон навалилась немая, полная, безбрежная тишина. Как будто вокруг была одна пустота, и ничего живого...

- Я пробудился, Максим, - проговорило отражение, а черные глаза вспыхнули, казалось, истиной тьмой, которая одним своим видом могла убить на месте.

- Кто ты?.. – проговорил мой голос, очень близкий от того, чтобы сорваться.

Отражение улыбнулось, и резко взмахнув крыльями, устремилось ко мне из зеркала. Я невольно отпрыгнул на шаг, но это ничего не изменило. Отражение вырвалось из зеркала и моментально вошло в моё тело, кинув меня спиною на закрытую дверь в ванной комнате. В стороны, от удара, пошёл грохот, сотрясая стены, но чувства были заглушены резкой болью, взорвавшейся спереди, в груди.

На какой-то момент я перестал дышать, с трудом ощущая тело, а затем, рухнул коленями на пол.

“Черт...” – только и успел я подумать, прежде чем моё сознание укутала пелена боли, а потом и забытья.

- Ты!.. – услышал я далёкий ответ, как будто на мой собственный вопрос.

А затем наступила тишина.

***

Снег хлопьями падал на землю. В лесу, между деревьями, его намело по колена. Отдельные сугробы были по пояс человеку, а то и выше. Все вокруг запорошило белым снегом. Очень холодная и голодная зима выдалась в этом году.

Чистое, голубое небо сияло над головой. Совсем без туч. Красиво...

Лёгкий, зимний ветер был мне в лицо. А я его с удовольствием вдыхал на полную грудь. Подо мной проносились запорошённые снегом деревья. А между ними мелькали тени. Время замедлило свой ход для меня, поэтому я мог видеть, как внизу бегут человеческие фигуры. Две женщины и восемь мужчин. Легко ступая, едва касаясь снега, они мчались со скоростью молнии. Конечно же, это были вампиры. Каждый мужчина был одет в кольчужные доспехи и держал меч наголо, готовый отразить наше нападение. Повернув голову в бок, я увидел летящего возле меня Николая. Его утонченные черты лица выражали охотничий азарт, а глаза, наполненные кровью, с интересом смотрели вниз. Туда, где были вампиры.

Я знал, что позади нас в небо поднимаются черные клубы дыма. Это горела небольшая человеческая деревня. Всех её жителей убили, высосав с них кровь. Не трудно догадаться, чьих рук и зубов была эта работа.

Вампиры?.. Конечно, это были они.

Голодная и тяжелая для всех была эта зима. Люди испытывают нужду в еде и припасах. Вампирам не хватает крови. Даже зверя обнаружить становится трудно. Все умирает...

- Авалон, начнём? – проговорил Николай, посмотрев на меня своими искрящимися от веселья глазами.

- Хорошо... Давай начнём, Инферно, - ответил я Николаю, назвав его... настоящим именем!

Восторженно улыбнувшись, тот проговорил:

- Я справа, ты слева, брат!

Произнеся эти слова, Инферно с радостным предвкушением устремился вниз, а в руках у него появился меч. Ничего не сказав в ответ, я последовал в другую сторону, практически сразу став ощущать рукоятку меча в своей руке. Заложив крылья назад, я стал падать камнем вниз, прямо на одного из бегущих вампиров. Тот запоздало заметил меня, и только хотел ринуться в сторону расплывчатой линией, как его голова тут же покатилась по земле, орошая кровью белый снег. Так закончилось его бессмертие. И даже кожа, что твёрже стали, ничем не помогла вампиру. Это бессмысленно и невозможно противостоять ангелам Предначертания. Я это знал. Ведь был одним из них.

Ко мне ринулось две тени. Со скоростью молнии в мою грудь и голову устремились жалкие, железные мечи.

“Интересно... Стоит ли мне их отбивать?” – пронеслось внутри меня.

Отпарировав один удар, я сильным взмахом крыльев, отлетел в сторону. Быстрым движением, лезвие моего меча пробило тело одного из вампиров, а затем, обрушилось на голову другому.

“Скучно...” – подумал я, - “Интересно, чем сейчас занимаются Апокалипсис и Терра?”.

Тем временем, Инферно закончил со своим четвертым противником.

“Противником?.. Это сильно сказано!”

Посмотрев вперёд, я увидел спины убегающих в ужасе оставшихся двух девушек.

- Я закончу, - прозвучали мои слова, обращённые к Инферно.

- Как пожелаешь, брат, - коротко ответил он, держа одной рукой, мёртвое тело вампира.

Что он будет делать дальше, я видел уже много раз, поэтому, отвернувшись от Инферно, заскользил по снегу, вслед за беглянками. Крылья пришлось заложить за спину. При беге они только мешали.

“Хорошо, что вампиры слабо пахнут...” – пронеслось в моем сознании, - “иначе это бы ещё немного упростило охоту на них”.

“Хотя, может это и к счастью?” – сказала другая мысль, - “Итак, все слишком просто...”.

Девушки бежали, не озираясь, так быстро, как только могли. Страх подгонял их.

За пару секунд я уже догнал беглянок, а через мгновение, оказался прямо перед ними, словно вырос из под земли. Девушки на миг застыли в удивлении, перестав бежать.

- Кто вы?.. – проговорила та, что была на вид старше, а в голосе зазвенел страх.

“Сколько раз я это слышал?..” – спросил я сам у себя, в то время как мой меч разрезал воздух в секущем ударе.

Девушка, запоздало пошла в сторону, но все же ей повезло, и на теле остался огромный, кровоточащий порез. А ведь сейчас она могла быть уже убитой. В руках у неё сразу же заблестел стилет. А сиреневые глаза запылали яростью и ужасом. Длинные волосы лежали на её плечах, как-то волнообразно, и совершенно идеально. Мраморная кожа тускло блестела чем-то не живым, но прекрасным и чарующим.

Я улыбнулся.

“Не плохое дамское оружие” – подчеркнула моя мысль, оценив взглядом, качество металла этого стилета.

- Мы вам ничего плохого не сделали... – заговорила вампирша, что была старше, и добавила, - пожалуйста, не трогайте нас с сестрой.

Я молчал. Очень много раз, мне уже приходилось слышать подобное. Всегда в таких случаях разговор сводится к одному. К жалобам и просьбам...

- Если эта деревня была под вашей защитой, то мы не знали... – проговорила девушка, сделав столь нелепое предположение, - отпустите нас. Пожалуйста...

Мой меч уже разрезал воздух, в тот же момент, столкнувшись со стилетом. В стороны полетели искры.

“А у неё очень хорошая реакция” – подумал я, - “Давно не встречал таких быстрых вампиров”.

От соприкосновения с моим мечом, стилет жалобно задрожал в её руках, прогнувшись. Моментально, уже следовал второй удар, пробивший грудь девушки. Она закричала, и рухнула передо мной на колени. Вампиры, правда, от таких ран не умирают. Но вот покалечить и замедлить их, они могли.

- Маргарита! Помоги! – воскликнула раненая девушка, держась за лезвие моего меча обеими руками.

Я сразу же посмотрел в сторону второй вампирши. Она стояла не подвижно, словно приросла к земле.

“С чего бы это?..” – подумал я, вытаскивая свой меч из тела первой девушки.

- Беги!.. Маргарита!.. – прохрипел голос раненой вампирши, вероятно из-за пробитого лёгкого, а одной рукой она потянулась в сторону сестры.

“Теперь осталось отсечь голову” – проговорила как-то отдалённо моя мысль, - “потом покончить со второй, и можно будет звать Инферно...”.

Голова первой вампирши покатилась по снегу, а из тела очень медленно полилась густая и вязкая кровь.

Развернувшись, я посмотрел на оставшуюся вампиршу. В руках у неё был такой же самый стилет, что и у сестры её. Но вот... глаза... Они были словно стеклянными и прикованными ко мне.

“Что с ней?” - уже удивленно подумал я, описав мечом круг, тем самым, разминая кисть.

Вихрем, оказавшись возле неё, я занёс меч для удара, но она даже не шевельнулась.

“Что-то новенькое...” – подумал я, и остановился.

Девушка просто смотрела на меня не мигающим взглядом. В тот же момент, от неё словно протянулась, какая то нить. Что-то знакомое... Что-то, что я хорошо знал. Но что?..

Моя рука непроизвольно опустилась. В тот же момент, девушка внезапно рванулась ко мне со скоростью молнии. Довольно быстро, как для вампира, но моё тело обладало невероятной скоростью и реакцией. Через мгновение, мой клинок насквозь пробил её. Поразив прямо в мёртвое сердце.

“Толку, конечно, от этого мало...” – подумал я, как-то отстранено.

Девушка, словно этого и не заметила. Лишь вздрогнув, он снова пошла ко мне, вгоняя лезвие моего меча все глубже и глубже в своё тело. Это было для меня поразительно и не обычно. Я с таким ещё не сталкивался. Внезапно, девушка очутилась прямо возле меня, крепко схватив одной рукой моё плечо. Из-за её спины виднелось лезвие меча, испачканное вязкой и густой кровью.

В следующий миг, она молнией прикоснулась к моим губам, поцеловав... Сначала я попытался её оттолкнуть, но затем застыл поражённо. Дыхание девушки пробежалось по моей коже, даря тепло и нечто новое. Что я, правда, не знал, но это было феерично и прекрасно...

- Люблю... – тихо прошептала она, целуя мои губы.

И в этот момент я понял, что было это “нечто”! Осознал единой, яркой вспышкой все, что должен был уже давно знать!.. И тогда я услышал знакомое, гулкое дыхание в небытие, и со мной заговорил Её голос...


Глава IV. Ещё один сон.

Я поднялся с постели одним рывком, тяжело дыша. Грудь ходила ходуном, лёгкие разрывались. Холодный пот проступил на лбу.

“Где я?! Что со мной?!” – кричало в моем сознании, и с этими мыслями, я схватился за голову обеими руками, чтобы привести в порядок тот бедлам, что был внутри меня.

Перед глазами встала картина леса и убегающих, странных существ... А также Николая, или как я его называл Инферно... во сне?!

“Все это было так реально...” – пронеслись мысли внутри меня, - “Это был всего лишь сон?..”.

Передо мной пронеслось воспоминание в ванной комнате... Я сразу же схватил себя за грудь, словно вновь пережил испытанную боль. В голове родился образ моего отражения в зеркале с черными глазами и такого же цвета крыльями.

Резко развернувшись, я посмотрел вокруг. Все было, как обычно. Моя постель была расстелена, с которой я только что и поднялся, одежда аккуратно сложена, в квартире царил уют и спокойствие. Картина безмятежности.

“Если бы, все то, что со мной произошло, было правдой” – подумал я, - “то я должен был бы сейчас лежать, как минимум в ванной комнате, а не на своей постели?..”.

Но с другой стороны, мне не давало спокойствия то, что я не помнил часть вчерашнего вечера. Ту, где ложился спать. Зато, перед глазами стояла, прокручиваясь, раз за разом, сцена в ванной комнате, а также, этот странный сон. Озноб сковал моё тело.

“Что же я понял в этом сне, когда та девушка поцеловала меня?..” – подумал я, чувствуя, что это что-то очень важное.

Но так ничего и, не вспомнив, просто отогнал надоедливую мысль.

“Нужно выпить чего-то горячего” – пронеслось в моей голове, и с этой мыслью я направился на кухню.

На дворе стояла глубокая ночь. На кухне, включив свет, я набрал в электрочайник воды и через пару минут, от чашки, стоящей на столе, поднимался вверх тонкой струёй пар. Пару кусочков сахара моментально растворились внутри неё.

“Чай вышел сладким…” – подумал я, отпив небольшой глоток.

Вокруг было тихо, только слабый свет от электрической лампочки освещал одинокую кухню. Думать о чем-то определённом уже совсем не хотелось, поэтому мысли закружили в моей голове, какой то свой совершенно бессвязный круговорот. А навстречу, мне шагала пустота...

***

Потоки воды сплошной пеленой стекали вниз по окну, а вдалеке слышались редкие раскаты грома. Ветер безжалостно обрушивал всю свою мощь на одинокие, растущие вдоль улицы деревья, с ужасной силой прижимая их к земле. Дождь грохотал по окну, отчаянно пытаясь пробиться внутрь, а небо затянулось черными, грозовыми тучами. Свет на улице потемнел, и стало казаться, что наступил поздний вечер.

“Ужасная погода…” – вспыхнуло в моей голове при очередном ударе молнии.

И в этот момент, на краткий миг, передо мной зажёгся и так же стремительно погас мой образ. Тонкое, утонченное лицо с идеально правильными чертами, контурами и линиями, что соединялись в одно целое, создавая нечто удивительное и поразительное, заставившее сердце замереть, а дыхание прерваться...

За моей спиной находились огромные, поразительные, пепельно-черные крылья с металлическими наконечниками на краях, что молчаливо сияли в каком-то холодном и немом серебряном свете.

“И эти пустые, бездонные, лишённые даже тени жизни глаза…” – пронеслась мысль в моей голове, но передо мной уже не было того образа, остались только звуки неистово барабанящего дождя об окно.

“Мне показалось?..” – родился слабый, отрешённый вопрос внутри меня мгновением позже.

Раздался раскат грома. Небо недовольно загудело. В этот момент из окна на меня смотрело моё обычное отражение… Привычное...

“Всего скорее…” – подумал я, и ещё немного постояв, развернулся, зашагав по пустынному коридору университета.

Возле выхода, в большом помещении, собралась, шумя, толпа. Все они ждали, когда закончится столь внезапно возникшая непогода, кидая иногда боязливые взгляды на улицу. И не зря… Стихия бушевала!

- А ты мне снился, - внезапно донёсся, откуда-то со стороны столь знакомый голос, музыкой влившийся в моё сердце.

Конечно, его обладательницей была Таня.

“Эта удивительная девушка…” – произнесло в моей голове, - “… как мне, наверное, всегда будет казаться…”.

В этот момент, её серые глаза зажглись, как две маленькие искорки, словно в них затанцевал озорной огонёк, и я ощутил, как Танин взгляд холодной льдинкой заскользил по моему лицу.

Сделав два шага, что разделяли нас, я оказался возле одного из боковых окон, чтобы очутится рядом с ней.

- Мы о чем-то говорили с тобой во сне… - произнесла она, заулыбавшись, а затем, пожав плечами, она развела руками, чтобы добавить, - но я уже не помню о чем...

По моему лицу пробежала мимолётная улыбка.

- Сон – отражение внутренних переживаний, - с какой-то тайно вспыхнувшей, дрожащей надеждой проговорил я, а мои глаза посмотрели в окно.

Непогода сходила с ума, вихрем кружась по улице, отчего окна постоянно слабо вибрировали. А в это время моё сердце ускорило ритм своего биения.

- Возможно… - протянула Таня, и повторила, - Возможно…

И в этот момент, ямочки на её щечках задрожали, тем самым, выдав грядущую улыбку.

“Рождается новая вселенная!” – пронеслось стремительно в моей голове.

Сейчас линии её лица растянуться в сияющей улыбке, понимаю я.

- Ты мне никогда не снилась, - говорит мой голос, в то время как глаза внимательно следят за зарождающимся чудом на её лице, - жаль…

“Взрыв” – звездой загорается внутри меня.

Она улыбнулась.

“Мир рождён!” – отзываются струны моей души.

- Почему жаль? – произносит она, а голос переливается звенящим колокольчиком смеха.

- Я бы очень хотел, чтобы ты мне приснилась… - звучит мой ответ, и тихо добавляет голос, - хотя бы раз…

Улыбка уходит с её лица, а взгляд становится задумчивым и внимательным, сосредоточенным на мне.

Мгновением позже, Таня уже идёт по коридору в сторону выхода сквозь толпу, навстречу разыгравшейся на улице стихии.

“Одна…” – отзывается в моей голове, но я молчу, смотря ей в след, не в силах и пошевелится.

Давящая тишина проливается в сознание, тяжелым молчанием ложась на мои плечи. В ней только слышны её, отдающиеся эхом, шаги, а затем, звуки внезапно умирают, образуя немую, застывающую сцену. Люди словно останавливаются и исчезают, растворяясь в пустоте.

На полу коридора зеленеет трава, а стены начинают терять свои границы, становясь ничем. Я закрываю глаза на мгновенье и чувствую прохладный, успокаивающий ветер, который мягко ложится на моё дыхание...

Открыв глаза, передо мною появляется картина, залитого солнцем, города. Лучи сияют на окнах строений, отбиваясь от них яркими пучками света.

Вздохнув, я ощущаю сладкий запах лета, тепла и жизни, цветов и буйно растущей зелени, что окружает всего меня. По телу проносится приятное, согревающее душу состояние…

Впереди меня виднеется крутой обрыв, который головокружительно срывается вниз. А там, у подножия растёт тонкой, но густой линией лес, что разделяет этой мимолётной границей полосу все ещё живущей среди нас природы и стремительно наступающего города. Посмотрев на право, передо мной возникает одинокий образ радиоантенны. Слева раскинулись немногочисленные здания на прилегающих холмах. Сзади, вверх ведёт тропа, скрываясь за растущими деревьями.

Одиноко. Рядом никого...

Внезапно до меня доносится переливающийся, весенний смех, нежно разливающийся по склону холма, на котором я нахожусь.

- Макс! – кричит она… - как тебе здесь?! Нравится?!

На Тане странная, серая с какими-то рисунками кофточка и лёгкие шорты, а на ногах обычные кеды.

“Нелепый образ…” – думаю я, но не смею об этом сказать, наблюдая, как она мчится в мою сторону.

- Так как тебе?.. – произносит вновь она свой вопрос, оказавшись рядом, в шаге от меня.

- Мне нравится, - звучит мой ответ.

“А солнце такое сегодня тёплое” – отдаётся в моей голове.

- Я знала, что тебе понравится! – восклицает Таня, а затем, нетерпеливо добавляет, - Пойдём.

- Куда? – спрашиваю я с лёгким, скользящим в голосе удивлением.

Она широко улыбается.

- Я хочу сделать с тобой фотографию… - звучат её мягкие, дружелюбные интонации, - на память…

Через мгновение, мы стоим рядом, а на нас смотрит объектив электронного фотоаппарата. Таймер считает время…

Таня немного склоняет голову в мою сторону, напротив груди, внутри которой стучит сердце, внезапно и так стремительно разливающее теплоту.

“Она рядом…” – шепчет в моей голове.

Миг… Всего лишь миг…

Таймер срабатывает и взрывается ослепляющая вспышка фотоаппарата.

Рядом никого нет. Тани нет. Пустота и холод. В руках всего лишь фотография.

“Такова судьба?..” – скользит вопрос в моей голове.

В это время, в небе слышно гулкое дыхание темноты, словно сама ночь ожила, став чем-то осознанным, всепроникающим, непреодолимым и всемогущим.

- Авалон… - врезаются слова в моё сознание, но я уже ничего не слышу.


Глава V. Разговор с братьями.

Внезапно зазвенел мобильный телефон, столь надоедливым и не любимым мною сигналом “Подъем”. (Да, мой сотовый используется ещё и как будильник!)

Поднявшись с кровати, я с удивлением осмотрелся по сторонам. На улице было утро.

“Странно…” – прокатилось в моей голове, - “Неужели все это мне приснилось?..”.

Но времени, чтобы во всем разобраться у меня уже не оставалось. Мобильный телефон надоедливо крутил свою утреннюю мелодию, которую я за столько лет искренне успел возненавидеть. Поэтому сразу же отключил её.

- Я же ничего на сегодня не подготовил... – только и успел произнести мой удивленный голос, но как говорится: “Ничего не поделаешь. Нужно идти!”.

Времени нельзя было больше терять. Быстро размявшись, я стал отжиматься от пола, делая обыденную зарядку. А затем, уже летел в ванную комнату, успев краем взгляда заметить, стоящую на столе недопитую чашку чая, отчего моментально опешил. Но это время… Оно так безжалостно поджимало, заставляя обо всем забить и просто двигаться!

“Сейчас ни о чем не думай!” – приказал я мысленно себе, заходя в ванную комнату, - “Не время! Опоздаешь!”.

Через двадцать минут, я уже был одет, и выходил из квартиры.

“Все-таки определённые плюсы были в том, чтобы жить отдельно. Никто не увидит, как у тебя едет крыша...” – прозвучала моя последняя мысль, прежде чем я закрыл на замок входную дверь, перед этим кинув взгляд на недопитую чашку чая, а затем, стал спускаться вниз по лестничной клетке.

***

Погода была ужасной, ещё хуже, чем вчера. Снег, подхватываемый ветром, хлестал по лицу, холодно обжигая кожу.

“Черт...” – пронеслась моя обыденная мысль в таких случаях, от чего я инстинктивно сжался, чтобы ещё сильнее закутаться в свою собственную курточку.

По улочке, что вела в сторону университета, проходили согнутые фигуры людей. От них доносились иногда недовольные восклицания, при очередном порыве ветра, что и не думал слабнуть, становясь с каждым разом только сильнее.

“Совсем погода испортилась” – подумал я, слушая нарастающий свист ветра.

Улочка довольно быстро заносилась снегом, став неожиданно исчезать из видимости. Стихия усиливалась. Холод постепенно стал пробирать тело даже через тёплую курточку. Пришлось увеличить ходьбу. При таком безжалостном ветре и снеге, мои усилия были тщетны, а видимость при этом резко стала снижаться.

Очень быстро уже не возможно было разобрать ничего в нескольких метрах от себя. Только время от времени, выхватывались проходящие мимо одинокие фигуры людей.

“Главное не потерять улицу из виду” – подумал я, и неожиданно услышал:

- Авалон!..

Словно, откуда-то издалека, кто-то звал это имя под царивший вокруг свист ветра и танцевавшую бурю. Но прислушаться было не возможно, а осматриваться - глупо. Слишком плохая стала погода, а соответственно и видимость. И в этот момент я ощутил сильный порыв ветра, что чуть не сбил меня с ног. А затем, раздался тихий смех в моих ушах...

С трудом, удержавшись на ногах, я все же посмотрел по сторонам, но при такой плохой погоде, конечно же, ничего не увидел. Все что мне оставалось, так это идти дальше. Ступая, и при каждом шаге ведя борьбу с разыгравшейся стихией, я направился в университет.

- Авалон!.. – раздалось вновь, но на этот раз отчётливее.

Я остановился, попытавшись прислушаться, но это было бесполезно. Слишком яростно стал гудеть ветер.

- Авалон!.. – повторилось снова, совсем кажется близко, и вместе с именем пришло видение.

На пелене падающего снега, прямо передо мной, появился образ Джули. Лик девушки смотрел на меня, а в глазах светилась тоска и внутренняя боль. Она грустно улыбнулась, а затем, резко повернулась, так что я увидел мягкую пелену её волос... Видение сразу же исчезло.

Мне в лицо ударил ледяной порыв ветра, а кожу обожгло так, словно к ней притронулся огонь. Сознание наполнилось не прекращающимися сигналами боли, лихорадочно об этом вопя внутри меня. Губы моментально замёрзли, посинев, и я почувствовал, как они покрылись лёгкой коркой льда. Лицо застыло от холода, а дышать стало невероятно больно. Я даже не мог пошевелиться, от испытанного потрясения... Казалось, все внутри превратилось в один сплошной кусок льда, а в груди, словно застряло что-то огромное и давящее.

В этот момент, словно в ответ, по телу пробежалась какая-то согревающая сила, с лёгкостью разгонявшая кровь и отогревающая все тело.

“Тепло...” – только и успел я подумать, как губы покрылись мокрыми каплями воды, от растаявшей корки льда.

В тот же момент, весь холод моментально ушел из моего тела. Взамен оно наполнилось силой и бодростью.

С лёгкостью вздохнув, я закрыл и открыл глаза.

“Все... Приехали... Поздравляю парень, ты сошёл с ума”, - подумал я, зашагав в сторону университета, находясь в потрясённом состоянии, а в голове кружил вихрь мыслей полных не понимания.

Внезапно снег и ветер резко прекратились, словно им сказали: “Стоп!”. Как будто, их и не было. Вскоре я уже заходил в здание университета, сталкиваясь с удивленными взглядами охраны. Посмотрев на себя в ближайшее зеркало, то увидел этому причину. С ног до головы, я был покрыт снегом.

“Снеговик...” – весело пронеслось в моем сознании, но мой путь в гардероб продолжался.

Там, отдав свою верхнюю одежду, я последовал к расписанию, а потом и к нужной аудитории.

- Привет, Максим! – внезапно услышал я знакомый голос.

В тот же момент передо мной появился Олег и Николай. Они словно выросли из под земли. От внезапности я на мгновение замер, но моментально произнёс, чувствуя какую то нарастающую внутреннюю тревогу:

- Привет!..

Олег улыбнулся и сделал несколько шагов по направлению ко мне, в то время как Николай отошёл в сторону, упершись плечом в стену, совсем рядом с аудиторией, где шла пара у нашей группы. Я почувствовал, как между нами стало расти невидимое напряжение, словно электричество, поселилось посередине нас, став отталкивать друг от друга.

- Немного опаздываем? – с саркастической интонацией произнёс Олег, очутившись в шаге от меня, - сильная метель?..

На его лице расплылась улыбка, после этих слов.

- А тебе какое дело? – проговорил я, чувствуя поднимающееся раздражение внутри себя.

Олег пожал плечами. Мой взгляд скользнул в сторону Николая, увидев только скучающее выражение на его лице.

“Пока, скучающее...” – что-то проговорило в моей голове.

- Максим, ты в себе не замечал чего-то необычного? – внезапно и с любопытством проговорил Олег, заулыбавшись, - особенно в последнее время?

Его вопрос застал меня врасплох.

“К чему это он?” – подумал я.

- На пример? – прозвучал мой вопрос, а глаза выразили какую-то долю удивления, мол, с чего бы это такому быть?

- И к чему этот вопрос? – добавил я.

Олег посмотрел в сторону, а затем, уставился на меня, и в его взгляде появилась жёсткость и металл. Напряжение между нами сразу же подскочило. Я это почувствовал моментально.

- К примеру, хотя бы, видения, - проговорил Олег, чеканя каждое слово.

На лице у меня ничего не отобразилось, зато внутри все сразу же забеспокоилось.

“Откуда он может знать про видения?.. И что все это значит?”– вспыхнуло тревожно в моей голове.

Подобные мысли заполнили моё сознание.

Олег разочаровано улыбнулся, увидев мою внешне спокойную реакцию.

- Авалон, хватит играть с нами, - проговорил со своего места Николай, и в его глазах пробежались искры интереса.

“Откуда он знает об этом имени?” – удивленно проговорило у меня в голове от неожиданности, словно зазвенел колокол на всю округу.

- Какой ещё Авалон? – переспросил я, изображая лицом и голосом полное не понимание, впрочем, это было не далеко от истины, - я опаздываю на пару. Вы меня задерживаете. Да и сами, что в коридоре делаете?

- Тебя ждём! - сразу же ответил на мой последний вопрос Олег, словно отрезал, а затем повернулся к Николаю.

Обменявшись с ним взглядом, он обернулся ко мне. И в тот момент, я почувствовал, как время замедлило свой ход. Это ощущалось настолько ясно и очевидно, что не требовало для меня никаких объяснений. Я просто об этом знал.

- Чувствуешь? – проговорил Олег, смотря на меня.

Я машинально и согласно кивнул на его слова.

- Отлично, - коротко подытожил голосом Олег, - надеюсь, тогда ты не в обиде за ту небольшую метель, что устроила для тебя Санни?

И сделав небольшую паузу, он заулыбался, чтобы затем произнести:

- Продолжим наш разговор, Авалон?

И в этих последних словах почувствовалось что-то совсем не хорошее, а улыбку на лице Олега, словно смыло водой. В тот же момент, его глаза отчётливо засияли кровавым огнём. Он вихрем метнулся ко мне.

Через мгновение, я ощутил, как лечу с огромной скоростью в одну из стенок. С грохотом и болью моё тело врезалось в бетон, а затем, словно мешок, тяжело рухнуло вниз на пол. От силы удара, на меня сверху посыпалась штукатурка и какие-то обломки со стены.

- Не ушибся?.. – проговорил с сарказмом Олег, заулыбавшись, став неспешно шагать ко мне.

- Легче, а то ещё убьешь, - проговорил Николай, совершенно безразлично наблюдая за этим процессом, - потом снова ищи столетиями, нашего брата.

Олег никак не отреагировал на эти слова. А в этот момент моё тело ныло от боли. Спина онемела, а лёгкие просто не чувствовались... Олег подошёл ко мне и присел рядом на корточки.

- Извини, конечно, Авалон за мою грубость и не сдержанность, - проговорил Олег с весёлой интонацией в голосе, - но у нас с братьями к тебе небольшой разговор есть по поводу твоего странного поступка в столь не далёком прошлом. Мы бы хотели его сейчас обсудить. Ты не против?

И я снова ощутил, как всем телом ударился об стену, на несколько мгновение, прилипший к ней, и вновь тяжело упал вниз. Сознание поддалось белой пеленой, а в мозгу взрывались крики боли.

- Авалон, может, все-таки поговоришь с нами? – проговорил Олег, - как-то не солидно одному из ангелов Предначертания прятаться от своих братьев в человеческом теле?

Я лежал и тонул во взрывающейся боли. Практически ничего не чувствовалось...

Внезапно моё тело наполнилось внутренней силой, словно в него влили пылающую жаром лаву. Это произошло именно тогда, когда Олег занёс ногу для следующего удара.

Я не понял, что произошло затем, словно моим телом управлял кто-то другой, но через мгновение в бетонную стену, летел уже сам Олег. Удар был такой силы, что от его инерции жалобно затрещали стекла на окнах. А затем, в мою голову полились образы и воспоминания, словно со мной сливалось чужое сознание.

“Да! Так и было!” – с ужасом понял я этот факт.

Перед моими глазами проносилась единой вспышкой целая жизнь, где я был не Максимом, студентом педагогического университета...

Я слышал слова моей матери Тьмы, и ощущал её гулкое дыхание в небытие. Я видел Свет и рождение своих братьев – Апокалипсиса, Инферно и Терры. Я видел сотворение мира и знал его первопричину. Я видел человека и первое убийство...

В моей голове проносились образы и лица, события и столетия... И все это происходило, в то время как перед моими глазами, Олег, неспешно приземлялся на ноги, падая со стены. Его лицо было спокойным, словно ничего и не случилось.

- Авалон, наконец, ты снова с нами, - раздался голос из-за моей спины.

Вихрем, повернувшись, я посмотрел на все также стоящего Николая, но его глаза горели кровавым огнём.

- Привет, Инферно, - проговорил мой голос какими то чужими интонациями.

Да, я был уже не “я” в том привычном для меня понимании. Во мне слились два сознания – “Максим” и “Авалон”.

Николай (Инферно) добродушно кивнул головой на мои слова, так и не сдвинувшись с места. Похоже, он не собирался вмешиваться.

“Мы с Инферно всегда были в хороших отношениях” – подумала та новая часть моего сознания, - “Пока он не представляет опасности. Пока...”.

- Авалон, я действительно рад, что ты нашёлся, - произнёс Николай, - давно тебя не видел с тех самых пор...

В интонации Инферно совсем не было враждебности. Похоже, он говорил искренне. Впрочем...

“Посмотрим” – подытожили оба сознания, вместе придя к такому выводу.

- Если вы закончили, - раздался сзади раздражённый голос Апокалипсиса, - то, мне бы хотелось задать один вопрос Авалону. Ты не против, Инферно?

Последние слова были произнесены с небольшим нажимом.

- Да, брат. Мы для этого его и искали, - согласился Николай с вопросом Олега (Апокалипсиса), согласно кивнув головой.

Апокалипсис сделал пару шагов в нашем направлении, струсив со своей одежды при ходьбе кусочки стены.

- Авалон, почему ты в последнюю нашу встречу захотел уничтожить этот бренный мир? – спросил Олег, заулыбавшись, - в прошлый раз нам как-то не удалось с тобой поговорить на этот счёт... А потом, когда ты исчез, мы призадумались...

Апокалипсис развёл невинно руки в сторону, светясь ослепительной улыбкой.

- Да, ты прав, брат, - проговорил я, - не вышло. Вы тогда пытались меня убить, так что всем нам было не до разговоров... Мне даже несколько столетий пришлось прятаться от вас, чтобы восстановится...

Олег изобразил на лице лёгкое смущение, заговорив:

- Забудь, Авалон. Все это такие мелочи. Не стоит даже вспоминать. Или ты серьёзно на нас обижаешься?

Я пожал плечами, и прежним, спокойным голосом ответил:

- Разве можно держать зло на своих братьев?

Олег улыбнулся. Инферно никак не изменился в лице. Он правда тогда не принимал участия в разыгравшейся битве между мной и Апокалипсом с Террой. Но что от него сейчас стоит ожидать? Это было важным вопросом.

- Тогда ты скажешь, брат, почему ты решил тогда уничтожить этот мир? – как-то даже мягко и ласково проговорил Олег, даря чарующую улыбку.

- Безусловно, Апокалипсис, - заговорил я все тем же спокойным голосом, - со мной говорила Мать Тьма. Она хочет гибели этого мира и, следовательно, его перерождения для начало новой жизни.

Брови Олега поднялись, изображая удивление. Николай удивленно хмыкнул.

- И ты, конечно же, как истинный сын Матери, сразу же бросился исполнять Её волю? – проговорил Апокалипсис.

Я смерил Олега холодным взглядом, но ответил:

- Разумеется. Как иначе? Она моя первооснова. Разве вы, истинные дети Отца Света, ослушались бы Его?

Апокалипсис переглянулся с Инферном, и на их лицах пробежало что-то не понятное.

- Он против уничтожения этого мира? – озвучил я своё предположение.

Николай хитро посмотрел на меня.

- Не совсем так, Авалон… Отцу вообще-то нет дела до этого мира, - произнёс он, и в конце улыбнулся.

- Честно говоря, Он даже не против существование его, если он нам нравится, - признался Олег.

- И он вам?.. – протянул я, не став заканчивать предложения.

- Очень... Очень нравится, - ответил Олег, а глаза полыхнули пламенем, - надеюсь, теперь ты понимаешь, почему мы так воспротивились твоей попытке уничтожить его? Что даже готовы были убить тебя, брат.

Я криво улыбнулся:

- Интересно, как бы наши родители отнеслись к этому?

Оба брата заулыбались.

- Мать, может быть, была бы недовольна. Все-таки ты её первое создание. А вот Отец... Кто же его знает?..

Я скрестил руки на груди.

- Вам нравится существовать в этом мире за счёт вампиров? За счёт детей Тьмы? – проговорил мой голос, а затем добавил, уже говоря сам себе, - что, как оказалось, не нравится Матери... Скольких же я близких существ мне по сущности уничтожил?..

Я отрицательно покачал головой, чувствуя свалившееся чувство вины.

- Не то, чтобы нам это нравилось, - проговорил выходящий из стены Роберт (Терра), - но здесь есть жизнь. Она бурлит и идёт. И нам нравится быть в её пучине, чувствовать и ощущать этот процесс. Разве ты этого не чувствуешь, Авалон?

Я согласно кивнул, полностью соглашаясь с этими словами.

- Тогда, ты должен понимать, что мы не позволим тебе уничтожить этот мир? – проговорил спокойным и уверенным голосом Олег.

Я посмотрел в горящие пламенем глаза Апокалипсиса и увидел в них своё отражение. Мой взгляд пылал безжизненной, холодной чернотой.

“Словно сама пустота смотрит на тебя” – пронеслось в моей голове.

- Вы отыскали меня только для того, чтобы спросить, зачем я тогда пытался уничтожить этот мир? – проговорил я, не став отвечать на вопрос.

Апокалипсис согласно кивнул на мои слова, а затем любопытно поднял брови, и спросил:

- Авалон, а ты полностью восстановил свои силы, чтобы попробовать вновь сделать то, чего хочет Мать?

Я встретил его холодным взглядом.

- Проверь, если хочешь, - прозвучал мой ответ, а глаза сверкнули холодной пустотой.

Апокалипсис переглянулся с Инферно и Террой. Николай пожал плечами, очевидно, не зная, что сказать. Терра же проговорил:

- Авалон, в прошлый раз, мы тебя чуть не убили... Тогда нас было только двое, а сейчас трое. Думаешь, ты выстоишь?

“Трое? Теперь понятны возможные действия Инферно” – пронеслась мысль в моей голове.

- Это можно проверить, - ответил я, улыбнувшись, - все равно убийством этого тела вы ничего не добьётесь.

Произнесённые слова не понравились, какой то части моего сознания. Да, все же это тело принадлежит Максиму... И ему было его искренне жаль.

“Только без сентиментальности” – подумал я.

- Авалон прав, - проговорил Николай со своего места, - убийством этого тела мы ничего не добьёмся. Он просто переселится в другую форму, которую нам нужно будет ещё и найти. Но вот, если все оставить, как есть, то сущность Авалона окончательно срастётся с этим телом, и он станет уязвим.

Инферно посмотрел в мои глаза.

- Да, брат, потеря своего истинного тела чревата большей “уязвимостью”, - добавил он, улыбнувшись, - но, мне не хочется сражаться против тебя, Авалон... Никому не хочется этого.

Произнеся последние слова, он внимательно посмотрел на Апокалипсиса и Терру. Те синхронно и согласно кивнули.

Наступила пауза.

- Что ты предлагаешь? – проговорил я, выражая своим видом заинтересованность.

- Не делай того, что хочет Мать, - коротко произнёс Апокалипсис, вместо Инферно.

Повисла тяжелая пауза. Воздух словно завибрировал, став пропитываться электричеством.

“Апокалипсис, ты в своём уме?!” – только и смог я мысленно прокричать, - “Что ты мне предлагаешь?! Смерть?!”.

- Ты знаешь, что это не возможно, - спокойно сказал я, взглянув на Олега, - никому из нас не дано право ослушаться свою первооснову. Разве вы можете бросить вызов своему Отцу? Пойти против воли Света, вашей первоосновы?

- Нет, Авалон. Не можем. Но ты все же первое создание Матери. Вряд ли она захочет тебя уничтожить, - предположил Терра, пожав плечами.

Я тихо засмеялся.

- Правда? Мать не захочет меня уничтожить? Что ты говоришь?!. Уж лучше мне потерять свою сущность в этом мире от ваших рук, и вернутся к Тьме, чем умереть по-настоящему и навсегда! – проговорил мой голос с долей веселья, - Мать меня не пожалеет, если я пойду против неё. И мне даже мечтать не стоит о перерождении в таком случае!

Снова повисла тяжелая пауза.

- Ты не оставляешь нам выбора, брат, - проговорил Инферно, - мы не допустим того, чего хочет Мать...

- Что же я могу сделать? – ответил я, улыбнувшись.

- А может, ты попробуешь её переубедить? – проговорил Инферно, - Как-то повлиять?..

Я вновь улыбнулся.

- Ты же знаешь, Мать говорит с нами, когда ей захочется, а не когда мы того желаем... – произнёс мой голос, - и в прошлый раз, Она однозначно и очень понятно выразила своё желание.

Немного помолчав, я продолжил:

- Я бы, конечно, у неё попросил... Попробовал... Но, пока я с ней не поговорю, я вынужден исполнять Её волю.

Повисла короткая пауза.

- Зная Мать, можно сказать, что Она свои решения не меняет, - сказал Апокалипсис, задумчиво.

- И очень резко относится к малейшему ослушанию… – добавил Терра.

- Вряд ли разговор Авалона к чему-то приведёт. Скорее, Она воспримет это как строптивость, которую нужно наказать, - снова проговорил Апокалипсис, - ведь так, Авалон?

Я коротко и согласно кивнул.

- Ты знаешь, что это так, - добавил мой спокойный голос.

- Значит, ты будешь продолжать пытаться исполнить волю Матери? – скорее не спросил, а констатировал факт Инферно.

- Да, - я согласился с его словами, - у меня нет выбора.

- Тогда мы тебе помешаем, - проговорил Апокалипсис.

Повисла пауза. Всем стало понятно, что разговор окончен. Внезапно время потекло с прежней скоростью. Олег, Николай, Роберт сразу же зашли в аудиторию, извинившись за опоздание перед преподавателем. Я последовал за ними, лишь мельком взглянув на огромные вмятины в стене, что остались после нашей борьбы.


Глава VI. Джули.

Я не ошибся, когда подумал, что красота братьев словно наркотик. Да, и ещё какой! Многие взгляды были теперь направлены и на меня. Только и слышались перешёптывания с разных сторон:

“Какой красавчик, Максим...”, “И как это я раньше не замечала, что Макс такой классный...”, “Сегодня Максим в ударе...”.

Наркотик, наверное, ещё мягко сказано, но по действию, похоже.

Я ощущал, словно от меня простирались нити в разные стороны, опутывая все вокруг. А моё тело было центром всему. Любую девушку из этого коридора я мог заставить к себе подойди, упасть на колени, молить, плакать, делать все, что только пожелаю.

“Странное ощущение” – подумал я, смотря по сторонам.

Вокруг было людно. И это не удивительно, так как после окончания пары, многие увидели следы нашей “небольшой” борьбы с братьями. В бетонной стене остались три крупные вмятины. Рядом уже рыскали в недоумении преподаватели, рассматривая содеянное, и постоянно говоря, уже в какой раз друг другу:

- Вандализм. Это же вандализм в сущей форме!

- Чем такое можно было сделать?!

Студенты между собой шептались, строя самые нелепые догадки. Было понятно, что начнётся поиск свидетелей и виноватых, но так как первых не удастся найти, то будут усиленно искать последних. И тут уж кому как повезёт. Ясно было одно. Вскоре в университете начнут ходить слухи... И какими они будут, покажет время.

Я ощутил, как кто-то ко мне подошёл сзади и, сконцентрировавшись, сразу же понял, что это Джули. Её сила, слабо отозвалась на моё прикосновение. Санни скрестила руки на груди, и стала рядом со мной.

- Я вижу, ты поговорил с братьями, - проговорила она, боком посмотрев на меня, и указав кивком на вмятины в стенах.

- Да... – протянул я, повернув голову в её сторону.

- Не слишком удачно? – спросила она, смелее став смотреть в мою сторону.

- Как видишь, - констатировал я.

Джули улыбнулась уголками губ.

“Все-таки от неё кидает в озноб”- подумал я, чувствуя касающийся меня холод.

Некоторое время мы молчали, наблюдая за происходящим вокруг. Братья были недалеко. Я это ощущал.

- Кто ты такая? – наконец, прозвучал мой вопрос, - я тебя не помню.

И это было правдой. Джули не являлась частью моих воспоминаний. Её не было ни в одном.

- Меня создал Инферно, - проговорила она, унылым и безрадостным голосом.

Я удивленно посмотрел на неё. Её слова меня озадачили. Любой из нас - ангелов Предначертания мог создать себе слугу... Только участь слуги была плачевна. Первое, рано или поздно, он умирал, хоть и получал толику нашей силы. Второе, слуга был обречён на такие мучения, во время своего существования, что этому было невозможно завидовать. И третье, он не мог себя убить или кто-либо другой это сделать, кроме самих ангелов Предначертания. Одним словом... Одним словом, быть слугою одного из нас – это наказание, а не награда или хотя бы честь.

- За что он сделал такое с тобой? – проговорил я.

Она печально посмотрела на меня. В её глазах пробежала боль и тоска воспоминаний.

- Ты когда-нибудь слышал истории о девушках, за которых дрались и умирали мужчины?

Я не определённо кивнул головой. Джули слабо улыбнулась, поняв, что моё понимание далеко от её слов.

- Все на самом деле очень просто, когда-то давно, я была такою девушкой. Я обещала своё сердце и любовь сразу двоим мужчинам и они гибли за ради моей благосклонности на дуэлях и сражениях. Сыновья и отцы лучших родов...

Джули слабо улыбнулась, продолжив:

- И мне это нравилось. Мне нравилось, когда за меня умирали. Конечно, я никому не отдавала предпочтения, подвергая победителей все новым и новым испытаниям. Я просто калечила и мучила тех, кто любил меня.

Джули посмотрела на меня своими ледяными глазами.

- И это тоже мне нравилось... Пока однажды ко мне не пришёл обаятельный и молодой юноша, в которого я влюбилась с первого взгляда, - проговорила Санни, а затем тихо засмеялась, - конечно, это был Инферно. На нем все закончилось... Он мучил и терзал меня изо дня в день. И как это делал!.. Ласково и нежно, шептал и целовал, но он убивал меня... Так продолжалось довольно долгое время, а моё сердце уже давно было сломано. Но я его любила... Все это закончилось, когда он сделал меня своею слугой, подарив свой “холодный поцелуй”. И с тех пор, я такая, как есть.

Джули закрыла на мгновение глаза. Завидовать ей было действительно трудно. Я, почувствовал, как внутри у неё шевельнулся червь, что точил и пожирал её, кусочек за кусочком, изо дня в день. Он пробуждался, чтобы вновь начать своё монотонное дело. Поцелуй Инферно мог дать лишь краткое и временное облегчение... Не больше.

- Почему ты не попросишь, кого-нибудь из братьев... освободить тебя? – сказал я, не желая употреблять слово “убить”.

- Апокалипсису и Терре нет никакого дела до меня, а Инферно... Ему, наверное, просто нравится все так, как есть, - проговорила Джули и посмотрела на меня таким взглядом, выражающий скрытую мольбу.

“Ещё этого не хватало” – пронеслось в моей голове, - “Неужели ты хочешь, чтобы это сделал я?”.

- Вижу, вы уже подружились, - проговорил, появившийся, как из пустоты Инферно, даря нам свою улыбку.

Джули как-то сразу смутилась, а я немного помедлив, кивнул в знак согласия. Инферно не громко засмеялся, обхватив девушку одной рукой за плечи, и притянул к себе. Та безропотно подчинилась, но по её лицу, на какое то мгновение пробежала печаль.

- Давно она такая? – спросил я у Инферно, посмотрев прямо на него.

Тот на мгновение задумался, а затем ответил:

- Лет сто, наверное, будет, - проговорил он, а затем, добавил, - впрочем… Джули, ты помнишь, сколько ты такая?

- Сто десять лет, - коротко ответила она, склонив голову ему на плечо.

Инферно посмотрел на меня, показывая своим внешним видом, что моё любопытство удовлетворено и “Будут ли ещё вопросы, брат?”.

- Приличный срок, - подвёл я черту.

Инферно согласно кивнул.

- Почему ты не освободишь её? – прозвучал мой новый вопрос.

- Она ещё не отбила своё наказание, - ответил Инферно, и поинтересовался, - Джули, рассказала же тебе свою историю?

Я кивнул в знак согласия.

- Поверь, этот “приличный срок”, как ты выразился, всего лишь маленькое искупление по сравнению с тем, сколько ей предстоит пробыть такой, - проговорил Инферно.

- Она была такой ужасной? – спросил я немного удивленно.

Инферно кивнул, соглашаясь с моими словами, и добавил:

- Ты даже не представляешь на сколько… Правда, Джули?

Девушка подняла глаза на Инферно, а затем, посмотрела на меня.

- Да, - спокойно сказала она, - из-за меня пролилось немало крови и слез.

Да… Воистину, чтобы повлечь наказание ангелов Предначертания человеку нужно было сделать такое… Даже трудно представить! Такое было лишь однажды за все существование этого мира. И срок того человека был в двадцать лет, что мне тогда казался поистине огромной датой в качестве наказания. Но сто десять, как маленькая толика наказания!..

“Что же ты все-таки делала, Джули?! И как?! Сколько?!” – вспыхнули внутри меня вопросы, а глаза ими зажглись, выражая огромное удивление.

- Вижу, ты заинтригован, - сказал Инферно, заулыбавшись.

- Так и есть, - согласился я с братом.

Инферно снова не громко засмеялся.

- То, что она обычно рассказывает не вся история. Кое-что, поверь, даже тебе не захочется знать, - проговорил он, а затем, сделав короткую паузу, проговорил, - нам пора. До встречи…

Развернувшись, Инферно пошёл вдоль коридора, обнимая одной рукой Джули за плечи. А та, опустив голову ему на плечо, шла рядом с ним. Но умиротворенность была обманчива. Я чувствовал, как внутри делал свою работу червь. Мои ощущения отозвались взрывом боли, резко одёрнувшись от его источника – Джули.

“Мать всего сущего!” – подумал я, заменив этим словосочетание “Боже мой!”.

- Максим… - проговорил внезапно женский голос, оборачивая моё внимание на его обладательницу.

Это была Вероника, “мисс университет” или как её ещё называли парни “милая очаровашка”. Впрочем, я с подобным утверждением никогда не соглашался, но предпочитал молчать. Так разумнее было.

- Мы устраиваем сегодня вечеринку… - проговорила она, - хочешь, приходи. Я тебя приглашаю…

Вероника засияла улыбкой.

- Нет, спасибо, - коротко проговорил я, улыбнувшись, а глаза мои увидели шагающую Таню.

“Чем она тебя зацепила?” – спросил я сам себя удивленно, в то время как уже зашагал Тане навстречу, вихрем оставляя удивленную таким поведением Веронику.

“Зацепила…” – повторило у меня внутри.

Спроси меня ещё днём раньше: “Кто тебе нравится?” и ответом было бы короткое и равнодушное: “Никто”. Теперь я понимаю суть своей холодности и по большому счёту безразличности. Все дело было в жившей во мне сущности Авалона, которая была во мне все это время. Истинный ребёнок Матери Тьмы, конечно же, влиял на меня, Максима, передавая свою суть и характер.

- Привет! – радостно запел мой голос, обращаясь к ней.

- Привет, - ответила она, и укоризненно заметила, - ты сегодня опоздал.

Я кивнул в знак согласия, усилием сдержав улыбку, что готова была сорваться с моих губ.

- Виноват, - коротко прозвучал мой ответ.

Она улыбнулась.

- Так что здесь произошло? – спросила Таня, кивнув на вмятины в стенах, что были позади меня.

Я пожал плечами, изобразив искреннее удивление, а затем, проговорил:

- Не знаю. Говорят, вандализм. Ищут свидетелей и виноватых.

На это Таня кивнула и добавила:

- Понятно.

Повисла короткая пауза.

- Я ходила смотреть расписание, - заговорила она, - мы сейчас в соседней аудитории оказывается. Зря ходила…

С последними словами, Таня улыбнулась. Я ответил ей тем же. Вздохнув, она направилась к окну, по привычке, положив свою небольшую сумку на широкий подоконник. Конечно, я последовал за ней.

Взгляну в окно, Таня проговорила:

- С утра так мело…

“Мело…” – повторило в моей голове иронично.

Взглянув в окно, я увидел, что все вокруг запорошено снегом.

Посмотрев на меня, Таня, почему-то улыбнулась, покачав головой из стороны в сторону. А на её щеках стал проявляться лёгкий румянец.

“Удивительно… красиво” – пронеслось очарованно у меня в голове.

- Это достойно запечатления! – внезапно проговорил я уверенным голосом, и сразу же открыл свою сумку, став доставать оттуда бумагу и карандаш, что всегда носил с собой.

- Что ты имеешь в виду? – спросила удивленно Таня, немного подняв вверх брови.

Я улыбнулся.

- Я нарисую тебя, - прозвучал восторженно мой ответ.

Брови Тани поползли ещё шире от удивления, но мой карандаш уже чертил её линии на бумаге с ошеломляющей скоростью.

- Ничего не говори! – пресёк малейшие её желания оспаривать то, что я сейчас делаю.

Таня застыла, сразу же скрестив руки на груди, заняв оборонительную позу, но не возражала.

Линии и изгибы под карандашом сливались в одно прекрасное совершенство. Её лицо было удивительным и волнующим, мягким и притягательным, нежным и бархатным. Все это отображалось на бумаге. Мои новые способности дали ошеломительный толчок заложенным внутри меня талантам. Быстро создаваемый портрет был удивительный и притягивающий, словно живой. Казалось, он сейчас заговорит… Через несколько минут, я закончил свою работу и протянул её Тане на суд.

- Красиво… - поражённо протянула она, - я не знала, что ты умеешь так рисовать.

Все же приятно было это слышать! Признаюсь.

“Да я и сам не знал, что так умею до сегодняшнего дня…” – подумал я.

На её слова мне оставалось только лишь пожать плечами.

- Можешь оставить себе, - проговорил я, улыбнувшись.

- Нет, спасибо. Это твой труд, - произнесла Таня, возвращая мне свой портрет.

- Хорошо, - согласился я с её решением, - будет о тебе напоминание.

Таня улыбнулась. В этот момент зазвенел звонок на пару. Мы зашагали к двери аудитории. Я пропустил Таню вперёд, а сам очаровано посмотрел на её фигуру, на миг залюбовавшись… Если в мире существуют слова, которыми можно описать эту девушку, то они явно не в русском языке…

Неожиданно, что-то больно кольнуло мне спину. Резко развернувшись, мой взгляд схлестнулся, озарившись чернотой, с глазами Апокалипсиса. Он довольно улыбался, стоя недалеко от меня. Его лицо словно было освещено, какой то догадкой и своей тайной мыслю.

“Совсем не хорошей мыслью…” – проговорило у меня внутри.

Я знал это, ведь знал его уже столько тысячелетий, что и не сосчитать.

- Хороша, - проговорил Апокалипсис, когда я стал заходить в аудиторию, а он сразу же последовал за мной.

Развернувшись, мой взгляд выразил полное равнодушие к его словам, демонстрируя, что, мол, все это лишь его домыслы. А внутри тревожно стало. Я знал Апокалипсиса. И очень хорошо. От него можно было ожидать всего, что угодно.

Затем, мы оба зашагали к своим местам.


Глава VII. Спящая красавица.

Придя домой, я сразу же зашёл в ванную комнату, чтобы помыть руки. Мой взгляд моментально остановился на моем отражении в зеркале.

- Максим? – коротко проговорил я, смотря на молодого человека, что стоял передо мной.

- Нет, - прозвучал мой ответ для себя самого, а на лице появилась грустная улыбка.

Некоторое время я молчал, продолжая смотреть в своё отражение. Мои глаза стали черными, засияв, немой и пугающей пустотой.

- Авалон? – вновь прозвучал мой вопрос, обращённый к самому себе.

Я отрицательно покачал головой и проговорил:

- Почти...

- Кто же ты? – спросил я, смотря в своё отражение, - Кем стал?

Чернота с глаз ушла. Таково было моё желание. Затем, я включил воду, которая сразу заструилась из крана. В этот момент, какое то не хорошее предчувствие закралось в моё сознание. Но к чему оно было, я понять не смог. Тяжелые мысли тут же закружились тягучим хороводом в моей голове.

Вскоре, я вышел из ванной, последовав в свою комнату. На мне были всего лишь джинсы и футболка. Я так и не успел переодеться.

На душе было не приятно и тяжело. После слов Апокалипсиса я понял, что должен держаться от Тани подальше. Зная своего брата, можно было уверенно сказать, что он способен на все. Я так и делал сегодня целый день, тщательно избегая с ней встречи все последующие пары. Вероятно, Тане было не понятно моё поведение, и, наверное, очень больно?.. Ведь я стал с ней держаться холодно и равнодушно в лучших чертах Авалона. А он в этом, как рыба в воде.

- Да-а… - протянул я, выражая голосом всю свою внутреннюю боль.

Мой взгляд скользну по комнате, наткнувшись на сумку, что лежала на полу.

“И как это так, я здесь её оставил?” – пронеслось в моей голове, в то время как я уже подобрал её, чтобы поставить на привычное место.

Зайдя в свою комнату, моё тело упало на кровать, а внутри заныла усталость.

“Хочется спать…” – прошептало у меня в голове.

Веки мои отяжелели, и я погрузился в сон.

***

Выдохнув, я несколько секунд наблюдал, как таял в воздухе поднявшийся пар. Было очень холодно. Мороз пробирал даже через тёплую курточку, невольно заставляя дрожать все тело. Снег неспешно, совсем лениво, кружась, падал на землю.

“Как же все-таки холодно!” – пронеслось в моей голове.

Но я был готов терпеть и не такой мороз! Ведь рядом со мной находилась Таня! Одного взгляда на неё мне хватало, что бы уже не чувствовать того сковывающего холода, что царил вокруг нас.

Сейчас мы были в лесу. Вокруг ни души. Её щеки горели красным огнём, но в глазах стояло какое то весёлое оживление, словно ей совсем не было холодно. Одета Таня была в своё привычное черное пальто и такого же цвета ботинки...

- Не переживай… - проговорила она, мягко улыбнувшись уголками губ.

С этими словами, Таня сделала несколько шагов, разламывая под собой корку блестящего, белоснежного снега.

- Из-за чего?.. – спросил я немного удивленным голосом, последовав за ней.

Таня не громко засмеялась, остановилась, и резко развернулась на месте ко мне лицом.

- Из-за всего!.. – весело воскликнула она, - в особенности, из-за…

На мгновение Таня замолчала, как будто что-то тяжелое пришло ей на ум. Вздохнув, она, продолжая хранить молчание, слабо улыбнулась, проговорив:

- В особенности, из-за меня.

- Что ты хочешь этим сказать? – зазвучал мой вопрос, эхом прокатившись по одинокому лесу.

Таня развернулась и, засмеявшись, побрела прочь от меня, проламывая идеально ровную корку льда своими черными ботинками.

- Что ты хочешь этим сказать? – повторил я свой вопрос, глядя ей в спину, но так как ответа не получил, то поспешил вслед за ней.

Неожиданно, Таня остановилась и развернулась ко мне. Лицо её приобрело синеватый оттенок, а красно горящие щеки как будто стали увядать, теряя свою краску.

- Мне холодно, - коротко сказала она.

- Ты замёрзла? – переспросил я, в то время как уже снимал свою курточку, - может, поедим домой?

- Куда? – переспросила Таня, а потом словно поняв, что я сказал ей, протянула, - домой?.. Нет, домой уже не выйдет.

- Почему? – прозвучал мой вопрос, словно упал в вату.

- Слишком поздно, - ответила она, улыбнувшись и оттолкнув мою руку с протянутой курточкой, Таня сделала несколько шагов в сторону и упала на колени.

- Что с тобой?! – испуганно вырвалось у меня, - тебе плохо?!

- Слишком поздно… - протянула она с задумчивостью, а затем, её бледные руки прикоснулись к сверкающей на слабом солнце ледяной корке снега.

Я стоял возле неё, не зная, что предпринять. Вообще, что говорить и делать!

- Слишком поздно… - вновь повторила Таня и с этими словами её хрупкие пальцы резко врезались в корку льда, проламывая его поверхность и полностью уходя внутрь. Погрузив свои руки по локоть в снег, она на некоторое время застыла в не подвижности. В эти секунды моё сердце отбивало бешеный, скачущий ритм. Мои мысли отчаянно крутились в голове, перебивая одна другую.

Вздохнув, как-то тяжело и натужно, Таня резко выдернула свои руки из снега. Мир передо мной на мгновенье покачнулся. Во мне все отдалось болью при виде её страдания.

Посмотрев вновь на неё, лишь только сейчас я заметил, что в Таниных руках был цветок, удивительно и завораживающее прекрасный.

“Похоже, на голубую орхидею” – пронеслось в моей голове.

Солнце грело и ласкало его своими лучами, а он, притрушенный снегом, устроился в Таниных руках, словно в гнезде, надёжно закрытый от ветра. Я упал на колени рядом с ней.

- Это моё сердце, - тихо прошептала Таня, смотря на меня.

Мой взгляд пробежался по её лицу и в этот момент, цветок покрылся льдом, став всецело одной сосулькой. А затем, он стал рассыпаться на кусочки. Сначала, крошась, отпали листья, а потом, в считанные секунды, и весь цветок. В Таниных руках осталась лишь горстка крошечных, замёрзших кусочков льда.

- Вот и все… - прошептала она, а её лицо покрылось инеем, став на глазах синеть.

- Таня… - в испуге прошептал я, видя, как она мрачнеет, становясь уже сама сосулькой.

Мои руки в отчаянии потянулись к ней.

***

“Таня!..” – только и успело крикнуть в моей голове, когда я открыл веки.

Жуткий холод сковывал моё тело, а изо рта валил пар при малейшем дыхании. Я весь, с ног до головы, был покрыт коркой льда. На стенах, вокруг меня, играл морозный иней. Вся моя комната словно превратилась в морозилку…

“Как же холодно…” – протянулось ниткой боли в моей голове.

И в этот момент, перед моими глазами родилась картина, и нахлынули ощущения. Чьи-то чужие ощущения. А затем пришло видение...

В просторной комнате лежала Таня. Стены и мебель были покрыты толстым слоем льда. Сковывающим и ужасно холодным... Я словно почувствовал его, ощутив волну озноба...

Лицо Тани было замороженным. Кожа стала синего оттенка, а щеки, напоминавшие мне два замёрзших цветка, стали увядать, теряя краску...

“Такой холод при её нежной и тонкой коже!” – взревела моя мысль, а дыхание перехватило от увиденной картины.

Перед моим взором пронёсся печальный образ Джули. И в ту же секунду, тело Тани сильнее покрылось инеем, а режущий холод усилился... Я это почувствовал!

“Нужно было что-то делать!” – взревело у меня внутри.

Откинув мысленно видение, я вихрем рванулся из постели, так что осколки сковавшего меня льда разлетелись в стороны, с шумом разбиваясь о стены. Ничего больше не понимая и не желая этого делать, моё тело устремилось к балкону, чувствуя какой то частью сознания, как время замедляет свой ход. В то же мгновение, стекло разлетелось мелкими частями, будучи пробитым моим собственным телом. Моментально глаза мои засияли холодной пустотой, а из-за спины протянулись два пепельно-черных крыла. Взмахнув ими, я понёсся ввысь.

“Апокалипсис!” – взревело в моей голове.

Я знал, чьих рук это дело.

***

В небе над Киевом гремел гром, а ветер протяжно свистел с ужасной силой. Черные тучи клубились, посылая вниз на усталую и грешную землю нескончаемые, усиливающиеся потоки воды. Постоянно раздающиеся раскаты грома оглушали, а вспышки от них появлялись то тут, то там. Внизу, на земле, вода расширяющимися потоками, по обе стороны асфальтной дороги, стекала в канализационные люки. Но для меня все это застыло, словно немая картина. Время замедлило свой ход. Я вихрем рассекал остановившиеся, висящие в воздухе капли воды, подобно остро отточенному лезвию меча. Подо мной жилые дома проносились с невероятной скоростью. Мысленно я уже был не здесь, а в той ледяной комнате.

“Только бы успеть!” – кричало в моей голове.

Внезапно я ощутил присутствие других ангелов Предначертания, что появились на моем пути. Их фигуры выросли неожиданно передо мной. Я был вынужден, резко остановится, раскрыв крылья на всю длину, захватывая как можно больше воздуха, чтобы удержать в вертикальном положении. Металлические наконечники приглушённо, но грозно засияли.

Мои братья находились в нескольких метрах от меня. В центре был Апокалипсис. Справа от него Терра, а слева Инферно.

- Здравствуй, Авалон, - проговорил Апокалипсис, спокойным и отчётливым голосом, который ровным счётом ничего не выражал.

Остальные братья кивнули мне в знак приветствия. Но мне сейчас было не до церемоний, когда…

- Зачем Джули... это делает с Таней? – проговорил я, сдерживая крик, и не желая употреблять слово “убивает”, что на самом деле сейчас происходило, - при чем она здесь? Это ведь наш спор и битва. Причём здесь человек?

Апокалипсис слабо улыбнулся. Повисла короткая пауза, вставшая между нами глухой стеной, а воздух моментально пропитался электричеством, которое только стало стремительно нарастать с чудовищной силой. Я тяжело дышал, ощущая, как закипает во мне злоба, просачиваясь по всему телу, полностью наполняя его. В этот момент, Апокалипсис улыбнулся шире, продолжая смотреть на меня.

“Я здесь трачу время, когда...” – сердито хрипела моя мысль, но внезапно ко мне пришёл ответ на мой вопрос.

На момент я задержал дыхание от поразившей меня догадки.

“Все это с Таней происходит только...” – пронеслась моя мысль, тут же став озвученной:

- Вы это делаете с Таней, чтобы вызвать во мне эмоции? Заставляете чувствовать, чтобы Авалон быстрее сросся с этим телом?

В тоже мгновение, я попытался успокоиться. Хоть это и было совсем не просто, когда внутри тебя кипит злая буря и разрывает злость.

- Верно. И тогда мы сможем сразиться с тобой, не опасаясь того, что ты переселишься в какую-то другую форму, - проговорил Апокалипсис.

Моя сила стала подниматься фонтаном вверх, заполняя все пространство вокруг.

- Своё истинное тело ты потерял в прошлой битве, брат, - произнёс Инферно, - так что, на этот раз, мы отправим тебя прямо к Матери Тьме… Уж, прости, Авалон.

“Это ещё мы посмотрим, кто кого” – прогудело в моей голове.

- Тебя предугадать в этот раз оказалось так просто, - проговорил Терра, - Знаешь, мы с Инферно не верили, что ты придёшь за какой-то девушкой, как утверждал Апокалипсис, но… ты пришёл и, признаюсь, даже нас своим поступком удивил. Такой всегда спокойный и безразличный Авалон…

- Как и Максим, - добавил Инферно, перебив брата, - Удивительно?

Этот последний вопрос был скорее обращён к самому себя, чем к кому-либо.

- Кстати, а время идёт, - проговорил неспешно Апокалипсис, очень четко выговаривая каждое слово и делая при этом нужные паузы и ударения, - а Таня там сейчас одна под пристальным вниманием Джули... Но, мы можем и поболтать, если ты, Авалон, никуда не спешишь?..

Последние слова были произнесены с не скрываемым сарказмом, сопровождаемой холодной улыбкой. Эта речь взорвала все внутри меня. Тело затрясло.

“Успокойся!” – крикнула какая-то часть меня, но сразу же утонула в поднявшемся водовороте чувств.

В моих руках появился меч, а в следующее мгновение, я уже нёсся с колоссальной скоростью на братьев. Искры вспыхнули ярким светом, полетев вниз на землю. Это наши с Апокалипсисом мечи встретились, и тут же отдёрнулись, закружив в диком танце сражения. Пространство, что было напитано электричеством, оглушительно взорвалось от нашего соприкосновения. Застывшие в воздухе капли воды, разлетелись ураганной волной в разные стороны. Вспыхнувшая и выпущенная энергия разносилась мощным потоком, казалось, способная снести все на своём пути. Сам воздух жалобно завил, сотрясено вибрируя. Битва продолжалась.

За моей спиной появился Терра, нанося удар в спину, но меня уже на этом месте не было. Я оказался вспышкой позади Апокалипсиса и так же нанёс ему такой же тщетный удар, потому что он исчез, а на его месте появился Инферно. Наши мечи схлестнулись, озаряя пространство яркими вспышками от каждого удара. В воздухе моментально засверкал меч Терры, присоединившись к нашей с Инферно битве. Я отбивал, бешено летящие на меня удары, и сам наносил их с молниеносной скоростью и огромнейшей силой. Наши, соприкасающиеся энергии, оглушено сотрясали пространство. Я спиною ощущал Апокалипсиса. Инферно и Терра усиленно атаковали меня, пытаясь привлечь на себя как можно больше моего внимания.

- Не переживай, Авалон, - проговорил сзади голос Апокалипсиса, - пару свежих дыр твоему новому телу ничего не сделают.

После этих слов, я ощутил, как он ринулся ко мне, готовый нанести удар. Я вихрем понёсся вверх, пытаясь уйти от опасности. Братья, не переставая осыпать меня ударами, следовали по пятам.

“Не успею уйти!” – пронеслось в моей голове.

В то же мгновение, я ощутил скольжение меча по моей коже, и острую, режущую боль. С правого бока заструилась тонкая линия крови, став пропитывать мою футболку в алый цвет. Мне все же очень повезло. Ведь, если бы удар пришёлся немного в сторону, то я рисковал получить серьёзную рану, а не эту царапину.

Моментально моё тело ушло в сторону, и вихрем понеслось от братьев к одному из домов, где было окно, что вело в ледяную комнату. Очутившись возле него, я развернулся, готовый отразить нападение. Но его не последовало. Серые очертания виднелись вдали на фоне ночного неба. Почему-то братья решили меня не преследовать...

Не долго думая, я развернулся и ринулся внутрь ледяной комнаты, разбивая стекло на осколки, что стали медленно, сантиметр за сантиметром, падать вниз. В лицо мне сразу же ударил обжигающий кожу холод. На миг перехватило дыхание от морозного воздуха, что просочился внутрь моих лёгких.

В середине комнаты все было, как в видении. Вокруг покрытые льдом стены и замёрзшая мебель. Иней лежал на полу белым порошком, так что при каждом шаге, под ногами хрустело. А кровать с лежащей на ней Таней, стояла сбоку, возле одной из стен. Но сама девушка была покрыта тонкой ледяной коркой, с синей, не живой кожей...

“Не живой?!.” – эхом пронеслось в моей голове, - “На это не возможно смотреть!”.

В этот момент, кажется, сердце моё замерло, отказавшись биться. Мой взгляд судорожно блуждал по Тане. Такие, ставшие родными черты лица. Эта тонкая, словно пергамент кожа. Лиловые щеки… Замёрзли навсегда?..

“Неужели это конец?..” – пронеслось в моем сознании, со ставшим охватывать меня ужасом, - “Я больше не увижу её улыбки и не услышу этого мягкого и нежного голоса?..”.

“Это не могло быть правдой! Просто не могло!” – хотелось мне закричать, но звуки замерли в горле, так и не родившись.

Ответ был очевиден. Подойдя к ней, я наклонился над изголовьем её кровати. Глаза Тани были закрыты, а лицо покрывал лёд с тонким слоем инея сверху…

“Не выносимо больно…” – шепнула какая-то мысль внутри меня, при виде этой картины.

Лоб её закрывали черные волосы, а в них, словно запутавшись, виднелась заколка в форме цветка. По грудь, Таня была укрыта одеялом, тоже ставшим сплошной, холодной сосулькой...

Таня спала… И этот сон будет самый долгий в её жизни. Но даже сейчас, она была красива и не забываемо волнующая, увековеченная навсегда в сковывающем льде и холоде.

“Замёрзший цветок…” – проговорило в моем сознании, а со щеки сорвалась слеза, упавшая вниз, которая сразу же заледенела на её лице, слившись с поверхностью.

- Спящая красавица… - прошептал я, целуя её холодные губы, - ты всегда для меня была, как солнце… Которое, я так поздно заметил…

Прозвучали, обрываясь, мои последние слова.

“Вот и все…” – пронеслась в моей голове, уходящая мысль.

Внезапно, я почувствовал рядом чье-то присутствие. Моя энергия моментально, как бурлящий ураган, налетела на… обжигающий холод! Это была Джули!

“Она была все ещё здесь?!” – взревело внутри меня, - “После того, что она сделала?!”.

С этими мыслями, через мгновение, я уже держал Сани одной рукой, а второй сжимал рукоятку своего меча, готовясь нанести последний, разительный удар в самое сердце…

- Ты можешь спасти Таню?! – прохрипел я, с трудом сдерживая себя.

Джули посмотрела на меня тоскливым и холодным взглядом, а с её губ сорвалось тихое, еле слышимое:

- Нет…

Больше ничего мне не мешало, чтобы вонзить свой меч в её тело, оборвать жизнь Санни. Весь мой вид, наверное, об этом сейчас говорил. И я искренне хотел сделать это… Очень. Но в этот момент, я увидел в глазах девушки… подлинное облегчение! Джулии расслабила тело, готовая к смерти, ведь она была для неё…

“Спасением…” – договорило поражённо внутри меня.

Я моментально ощутил внутри Сани того еле-еле шевелящегося червя, что изо дня в день точил и пожирал её. Да, это мучение стоило того, чтобы искренне желать смерти, видя в ней только избавление и спасение.

Самое ужасное, что я мог сейчас сделать ей, так это просто отпустить. Оставить жить, как есть. Мучится, и терзаться каждый день. Не спать по ночам, а чувствовать внутреннее шевеление червя, которого никак не вытащишь из себя, не прогонишь, не забудешь… Ни на одно мгновение… Он постоянно и всегда будет с ней. До самого конца… И даже после, червь останется с Санни!

Моя рука сразу же разжалась, отпустив тело Джули, а занесённый меч опустился.

- Нет… - завертев отрицательно головой, проговорила девушка, видя, что я решил её не убивать, - Пожалуйста! Не оставляй меня такую! Авалон, пожалуйста!..

Но этого я уже не слышал, так как вихрем нёсся ввысь, навстречу братьям и, вероятно, своей смерти. Ярость и месть вели меня. Все остальное сейчас было не важно.

***

Всю ночь над Киевом гремел гром, а небо обильно поливало землю дождём. Лишь под утро, усталые и сонные жители, узнали о странных магнетических возмущениях, что происходили над городом. Какова была их причина и природа? Никто не знает.

И только на крыше одного из домов, осталась лежать одинокая фотография, где был изображён юноша с тёмными, как ночь глазами и улыбающаяся девушка в серой кофточке со странными и не понятными рисунками на ней.