КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 423485 томов
Объем библиотеки - 575 Гб.
Всего авторов - 201796
Пользователей - 96104

Впечатления

кирилл789 про Слави: Мой парень – демон (СИ) (Любовная фантастика)

почитав об идиотках в немыслимых позициях и ситуациях, вынужден признать, это чтиво - квинтэссенция.
имея по паспорту 18 лет "ггня" обладает мозгом 10-летнего ребёнка.
бедный демон, волею случая вынужденный с ней нянчиться как сиделка с умственно отсталым. и, несмотря на то, что он выпутывает её из трагедий и неприятностей, она его всё-таки обокрала.
я не знаю дочитаю ли такой кошмар. есть только одна вещь, которая в любых жизнях срабатывала (а знакомых у меня много): такая вещь как кража всё равно вылезет, и "любовь к воровке" (да ещё умственно отсталой) - это даже не сову на глобус, это - бред.
таким дают по морде те, кто попроще. а уж высшие демоны - сжигают на хрен, чтоб и от самой следа не осталось, и - чтоб размножиться не успела.
не пиши, афтар. это вторая твоя вещь, что я смотрю, такое позорище, что слов уже нет.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Слави: Семь братьев для Белоснежки (СИ) (Любовная фантастика)

когда она училась в школе в городе у них существовал параллельный поток. обучения? что за школа такая? а когда они переехали в деревню её отца назначили заведующим кардиологического ОТДЕЛЕНИЯ сельской поликлиники. правда? а какие ещё есть ОТДЕЛЕНИЯ в деревенской поликлинике? хирургическое, со своим заведующим? и оперируют там прямо так: кто из коридорной очереди подошёл, того на стол в кабинете прямо и кладут?
а ещё в деревенской школе в выпускном классе преподают краеведение. ггне 17-ть, так что это 11-й класс. ну, класссс, ну что скажешь. такое отставание в развитие учеников, что в 9-м закончить предмет не получилось?
читал, читал, всё пытался найти, когда же до героини этой дойдёт, что её закидоны ненормальны. когда афторша начнёт выводить ситуации из тупика. всё-таки поженившиеся отец-вдовец и разведёнка с 7-ю сыновьями в отношениях своих восьми детей не участвуют вообще от слова "совсем". но как-то, кроме свар, скандалов и тихо шуршащей крыши ггни они должны развиваться? восемь посторонних людей всё-таки, толпа.
и госсподи, каких таких разумных жизненных пояснений и разъяснений ситуаций жизни вот можно ждать от 17-летней школьницы, от имени которой идёт повествование? каприз за капризом капризом погоняют, неконтролируемые, необъясняемые эмоции, если ггня захихикала вдруг на приёме, объясни автор. мы читаем, мы ситуацию не видим, смех без причины - признак знаете чего? или расписать?
тянулась эта тягомотина, тянулась, в паре абзацев в конце кончилось. оч.плохо и неинтересно.


Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Рокс: Игрушка для декана (Современные любовные романы)

от официантки официанткам, всё, что можно сказать про чтиво.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Рассвет: Пламя в крови. Танец на стекле (СИ) (Любовная фантастика)

вот читаю: "тебя приглашает на бал сам Его Высочество", и ггня уточняет: "король казимир?". понятно, а сын "его высочества казимира" эрик - его величество? а на бумажку выписать ху ис ху, слабо?
если человек серьёзно считает, что дважды два равно пяти то что, ему мантию академика надо вручить? а если какая-то баба не знает разницу между высочеством и величеством, то надо сразу накатать рОман про королевский дворец? афтар, вы - позорище.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Егорова: Случайный лектор (Современные любовные романы)

осилил 2 главы. ни про внешний вид ггни, явившейся на курсы повышения ничего не буду писать, ни про "идею" кого-то там подменить, хотя нет, вру. на такие курсы, если настолько богата фирма, дур не отправляют. не госбюджет, деньги платят немалые. поэтому сотрудница, попросившая "подменить", наверное, идиотка. потому что причина: "хочу погулять со своей сожительницей-лесби по городу", это не причина, а сова на глобусе.
но сломало меня на "села за выделенный мне портативный компьютер". афтар, "портативный компьютер" - это так в кроссвордах пишут, которых ты, видимо, от бесцельной жизни, любительница. нормальные люди пишут - НОУТБУК!
не читайте эти "шедевры", берегите шифер крыш.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Калыбекова: Одна любовница / Один любовник (Современные любовные романы)

я прочитал первый абзац и стало грустно.
если ты снимаешь на двоих с мужиком квартиру в мск, потому что "дорого": то, дамочка афтар, в мск спокойно можно снять комнату, у хозяйки, недорого.) или - в общагах сдают, пару лет назад стоило 5 штук в рублях. и, если ты работаешь в преуспевающей компании с импортным капиталом, то стоимость жилья меньше ста баксов для тебя - тьфу!
и есть разница между "квартирой" и "апартаментами", последние - дороже в разы. хотя бы потому, что в "апартаментах" коммуналка в 1,5 раза выше, афтар.
дальше там перепутанный бред взаимоотношений, настолько непонятный, что непонятно зачем писалось. тем более, что афтар - женщина, нет? ну и как женщина может описать отношения между двумя гомосексуалистами? мужик - может быть, но - баба? между лесбиянками, если только. нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Егорова: Воспитатель (Современные любовные романы)

если в садике есть ночная няня - это пятидневка? я посмотрел, писулька скинута в 2020-м, а что, сады-пятидневки вот сейчас до сих пор существуют? правда?
а раз есть ночная няня, есть и дети, которых оставляют. и если мать какого-то 2-летнего мальчика "о нем постоянно забывает", то есть не в первый раз? и в 2 года он ещё не привык? за каким до 10-ти вечера дневной воспиталке-то торчать-то в садике, если своих дома двое?! а о них кто заботиться будет???
и потом детей забирают не "в положенные полшестого", а до семи вечера работают садики. и я лично не видел ни одной директрисы садиков, чтоб хамила и "рявкала" на сотрудниц. а уж кулаком грозить? в присутствии коллектива? и даже не потому, что не умеют, умеют.) сожрут её, сразу сожрут. даже косточки переварят до атомов в бабском коллективе, в котором нельзя повысить голос, потому что вокруг маленькие дети. отгружаются воспиталки дома, чтоб крыша не уехала.)
и потом: "малыши от двух до пяти"? так лет двадцать уже в садики берут только с 3-х. всё, ясель больше нет, как и ясли-садиков. что за хрень?
дальше я попытался читать эту комедию ошибок абстрагируясь, но дошёл до: воспитатель д/с, мужик, курящий дорогие сигары, пользующийся дорогущим парфюмом и приезжающий на "мозерати" последней модели, купил в подарок огромный букет роз, чтобы подарить его дочке директорши садика, чтобы "маму задобрить"???
ЗАЧЕМ??? вчера, на общем собрании воспитательниц под него уже и так все воспиталки легли, включая доченьку начальницы. да это ей надо букеты с портсигарами в подарок покупать! а не единственному петуху в курятнике!
нечитаемый бред, афтар. про производственную среду детских садиков ты не то что не знаешь ничего, у тебя, если они есть, наверное, собственные дети в сады не ходили.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Его вторая половина (fb2)

- Его вторая половина (пер. М. Фетисова) (а.с. Семья О'Рурк-2) (и.с. Любовный роман (Радуга)-972) 494 Кб, 101с. (скачать fb2) - Джулианна Морис

Настройки текста:



Джулианна Морис Его вторая половина

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Город Крокетт штата Вашингтон встретил ее дружелюбно. Мадди Джексон огляделась вокруг и впервые за долгое время улыбнулась счастливо и безмятежно. Мадди здесь нравилось. Из проезжавших мимо машин ей приветливо махали руками, а служащие на заправке залили ей в бак бензин, хотя на вывеске значилось: «Самообслуживание».

Место и правда было чудесное. Природа чем-то напоминала родной Нью-Мексико, вот только зелени больше и лето, видимо, прохладней. Да и вообще, город большой — более десятка тысяч человек, — а в Слэпшоте, откуда она приехала, едва ли наберется семьсот жителей.

— Эй, детка, а я жду тебя, — послышался низкий голос. Мадди обернулась и увидела мужчину. Тот уверенно шагал по направлению к ней. Такая свободная и непринужденная походка и по-спортивному широкие плечи обычно приводят женщин в трепет. В другом месте и в другое время Мадди тоже наверняка не осталась бы равнодушной к вниманию такого красавчика.

Но не теперь.

Теперь она научена горьким опытом и будет умнее. Она дала себе слово впредь романов не заводить. Никаких красавчиков, Мадди Джексон! Вот так.

Мужчина остановился, удивленно приподняв бровь.

— В чем дело, красотка?

Он чмокнул ее в щеку, и Мадди, громко вскрикнув, отскочила в сторону. Это что-то новенькое. Никогда еще незнакомые мужчины не обращались к Мадди «красотка», а уж тем более не целовали. Либо она не знает жизни, либо этот Крокетт не такой уж милый городок и здесь так заведено.

— Что вы делаете? — осадила незнакомца Мадди.

— Целую тебя, что ж еще?

— Это я поняла. — На самом деле ей было безумно приятно. Но ведь они незнакомы, а с незнакомыми вроде не целуются.

Мадди обернулась, надеясь увидеть поблизости постового. Перед тем как ее отца избрали мэром Слэпшота в Нью-Мексико, он был шерифом округа. А потому стражам порядка она всегда доверяла.

Мадди вздохнула.

Да, мужчины нынче не те. Таких, как ее отец, всю жизнь хранящих верность единственной женщине, теперь днем с огнем не сыщешь. Два дня тому назад Мадди убедилась в этом на собственном опыте и сбежала со своей свадьбы. Женщины способны на такое, когда застают женихов в объятиях девушки, нанятой для раздачи пунша во время торжества. Конечно, Мадди и сама собиралась предложить Теду повременить с бракосочетанием, но необходимость в этом теперь отпала.

— Ты что, из-за беременности такая нервная? — спросил незнакомец, и глаза Мадди округлились от удивления.

Беременность? Это уж чересчур!

— Бере… О чем вы? — строго спросила Мадди.

— Да что с тобой, Бет? — спросил мужчина озадаченно. — Кейн сказал мне о ребенке, но не предупредил, что это секрет. Мне хотелось поздравить тебя лично, но магазин оказался закрытым.

— Это секрет для меня, потому что я не Бет.

Парень наклонился к ней, задумчиво вглядываясь в ее лицо и наморщив лоб.

— Черт возьми, да вы с моей невесткой похожи как две капли воды! О господи, вы, наверное, подумали, что я… — он смущенно покачал головой.

Для Мадди вдруг все стало на свои места. Парень просто обознался, и совсем он не сумасшедший. А все остальные были с ней приветливы только потому, что приняли ее за какую-то Бет. Мадди даже почувствовала легкое разочарование.

— Простите меня, — извинился незнакомец, — вы просто ужасно похожи на Бет, а поскольку вы стояли возле ее магазина, я и подумал, что вы — это она. — Он указал на магазин одежды для будущих мам и новорожденных. — Бет, наверное, решила сегодня не открывать.

Между тем все услышанное Мадди намотала себе на ус, задумав вернуться сюда попозже, когда магазин откроется. Одно внешнее сходство родства не доказывает, не исключено, однако, что ей повезет и она узнает здесь хоть что-то о своих настоящих родственниках.

— Говорят, у каждого есть свой двойник, — пробормотала Мадди.

Патрик О'Рурк взглянул на женщину, которую принял за жену брата, и покачал головой. На первый взгляд девушка и его невестка просто близнецы. Однако с каждой минутой ему открывалось все больше различий.

Волосы у этой женщины светлее, чем у невестки. И еще: на ней массивные серебряные украшения и бирюзовое платье из прозрачной ткани, перехваченное длинным пурпурным поясом. Патрику пришлось признать, что сочетание бирюзового с пурпурным выглядит очень даже неплохо. Бет одевается куда скромнее.

— Патрик О'Рурк, — представился он.

— Мадди Джексон, — ответила девушка, уставившись на протянутую ей руку.

Она едва коснулась пальцами его ладони и тут же их отдернула.

— Я не хотел напугать вас, — пробормотал он.

— А вы и не напугали. — Мадди вскинула подбородок и одернула длинную юбку.

— Я из Слэпшота, Нью-Мексико. И я не беременна. — Она скосила глаза на свой плоский живот, а затем перевела хмурый взгляд на Патрика. — Ведь я не похожа на беременную?

— Конечно, нет. — Губы Патрика растянулись в улыбке. — Простите за недоразумение.

— Ничего, все в порядке, — миролюбиво ответила Мадди. — Должно быть, вы удивились не меньше моего.

Еще бы… Особенно его удивило, что «невестка» вызвала в нем совсем не платонические эмоции. И потому Патрик почувствовал великое облегчение, обнаружив, что эта женщина вовсе не жена брата.

— Так вы из Нью-Мексико? И что же вас занесло в такую даль? — переключился он на более безопасную тему.

Странно, но после этого вопроса очаровательное и взволнованное личико Мадди превратилось в неподвижную маску.

— Мне нужно кое-где побывать, — пролепетала она.

— Кое-где побывать?

— Да. Я должна съездить на… — ее голос задрожал, и она закусила губу.

Патрик попытался не впасть в панику, когда золотисто-карие глаза Мадди наполнились слезами. Он совершенно не знал, как себя вести с плачущими женщинами.

— Ничего, ничего, — поторопился он ее успокоить, — вам вовсе незачем мне все рассказывать.

Мадди шмыгнула носом и, собрав волю в кулак, попыталась улыбнуться.

— Хорошо, не буду. Спасибо.

— Но вы хотя бы позволите угостить вас кофе? — предложил Патрик. У нас в Вашингтоне отличный кофе. Может быть, и Бет появится. Тогда вы познакомитесь.

Мадди долго смотрела на него, а потом отрицательно покачала головой.

— Спасибо, но я собираюсь на кладбище. Я хочу найти могильные памятники, на которых значится фамилия, данная мне при рождении. Ведь я выросла в приемной семье и вот мне пришло в голову, что можно хоть что-то узнать о своей родне, осмотрев надгробия. Так что как-нибудь в другой раз…

Приемная семья?

Это интересно. Патрик вспомнил, что его невестка воспитывалась в детских домах после того, как пара, удочерившая ее, распалась, пройдя через мучительный бракоразводный процесс.

— Когда вас удочерили? — спросил он.

— Мне было месяц от роду. У меня отличные мать и отец, но я всегда желала что-нибудь узнать о своих биологических родителях, ну, например, о том, чем они болели и все такое, на тот случай, если сама решу родить ребенка. Правда, я делать этого пока не собираюсь, — поспешно прибавила Мадди, — я уже сказала, что не беременна. Поэтому я и сама еще точно не знаю, для чего сюда приехала.

Патрик встряхнул головой, стараясь привести мысли в порядок. Ни секунды не раздумывая, Мадди поверила ему все свои тайны.

— Да… я помню. Вы не беременны, — сказал он.

— Я только собиралась забеременеть, — уточнила Мадди. Привычка всегда говорить правду требовала договаривать начатое до конца. — Вот только планы мои резко изменились. Слава богу, я все вовремя поняла.

— Что вы поняли?

— Да так, кое-что.

Мадди с ужасом почувствовала, что на глаза вновь навернулись слезы. Как странно оказаться там, где о тебе ничего не известно. Она выросла в маленьком городке, где все всё знают друг про друга. Сейчас в Слэпшоте наверняка уже все прознали про Теда и ее неудавшееся замужество. Черт побери! Выйти замуж за соседского мальчишку всегда казалось ей чем-то естественным и неизбежным. А теперь она не представляла себе, как дальше строить свою жизнь.

— Вы все никак не успокоитесь, — заметил Патрик.

Мадди поджала губы.

Господи, какая она дура!

Хорошо еще, ума хватило отказаться от приглашения этого Патрика О'Рурка! Именно против таких искушенных красавцев предостерегал ее отец, сажая на самолет в Альбукерке.

Мадди внезапно нахмурилась.

И зачем отец предостерегал ее? Ведь она сто раз повторяла, что никогда больше не станет встречаться с мужчинами, а о замужестве и говорить нечего. Жаль, конечно, что у родителей не будет внуков. Но ничего не поделаешь, одной подлой измены ей достаточно.

Патрик участливо прикоснулся к ее руке. В его голубых глазах читалось беспокойство.

Мадди вскинула голову.

— Вам не кажется, что я очень хороша собой?

— Угу, конечно.

Но вид у Патрика был неуверенный, и Мадди попыталась разрядить обстановку. Она не собиралась пить кофе с этим парнем, но быть обходительной ей ничто не мешало.

— Было приятно с вами познакомиться, — сказала она, протягивая Патрику руку, — надеюсь, у вашей невестки родится славный малыш.

— Спасибо.

Патрик крепко сжал ее пальцы, и Мадди вздрогнула. Никогда еще она не встречала человека с такой мощной энергетикой. При первом же рукопожатии она ощутила покалывание в руке, до самого локтя, а теперь то же самое почувствовала и в животе. Ощущение было непривычным и волнующим.

— Ну… до свидания, — пробормотала Мадди, высвобождая руку.

Стараясь идти не спеша, она приблизилась к автомобилю, который взяла напрокат, и открыла дверцу. Подняв глаза, Мадди увидела, что взгляд Патрика все еще устремлен в ее сторону, и слегка улыбнулась.

С незнакомыми мужчинами надо быть начеку, учил ее отец.

Интересно, а что бы он сказал по поводу Патрика О'Рурка?

Папа был на редкость темпераментным и шумным, но в душе чрезвычайно мягким и добрым человеком. Как бы то ни было, а при одной только мысли, что посторонний мужчина целует его девочку, он бы очень встревожился.

Засунув руки в карманы, Патрик смотрел вслед отъезжающему автомобилю Мадди Джексон. До чего ж странная и притягательная женщина! Он не совсем понял, что значит «только собиралась забеременеть», хотя и уловил в сказанном мрачный намек на то, что личная жизнь у нее не задалась. Даже если бы Патрик и стремился встретить женщину для серьезных отношений, ясное дело, он не рискнул бы связаться с чудачкой, сердце которой разбито, или с той, которая жаждет завести ребенка.

Серьезные отношения.

Патрика передернуло.

Его брату женитьба пошла на пользу, он нашел отличную супругу. И тем не менее Патрик не собирался следовать его примеру и представать перед алтарем. Ему нравилось жить свободно, возвращаться домой, когда заблагорассудится, и, помимо работы на собственной радиостанции, ничем себя не обременять. Он очень рисковал, решив поменять формат популярной радиостанции, переключившись со старомодного рок-н-ролла на музыку кантри. Но перемены оправдали себя, и радиостанция начала приносить прибыль. Теперь главное было — удержаться на должном уровне, а для этого надо работать с полной отдачей.

— Патрик, что ты делаешь в Крокетте? — послышалось у него за спиной.

Патрик обернулся.

— Это ты, Бет? — спросил он, напряженно вглядываясь в ее лицо. После встречи с Мадди Джексон он уже ничему бы не удивился.

Бет подняла брови.

— Кто же еще?

— Не поверишь, — ответил он, поспешно целуя ее, — но только что я встретил женщину, с которой вы похожи как две капли воды. Как ты думаешь, у тебя может быть сестра-близнец? И не живет ли она где-нибудь в Нью-Мексико?

— По-моему, нет.

Патрик помолчал в нерешительности.

— Видишь ли, Мадди когда-то удочерили, а теперь, по ее словам, она разыскивает свою настоящую родню. Честное слово, вы так похожи, что запросто можете оказаться родными сестрами.

— Все может быть, — сказала Бет. — Я тоже искала свою семью, но так и не нашла ни одной зацепки. Интересно было бы расспросить ее.

— Она отправилась на кладбище, пытается что-то там выяснить. Если хочешь, я могу догнать ее, — предложил Патрик, вместе с тем досадуя на себя, потому что присутствие Мадди грозило внести диссонанс в его душевное равновесие.

— Было бы неплохо. — Бет улыбнулась.

— Кстати, поздравляю тебя: ведь у вас ожидается прибавление. Я и сам немного горжусь, потому что вы с Кейном познакомились благодаря мне.

Бет просияла.

— Прошлой ночью Кейн несколько часов висел на телефоне, названивая всем подряд, от Лондона до Японии, чтобы сообщить новость. Теперь за эти переговоры нам выставят огромный счет, но оторвать его от телефона было просто немыслимо.

Патрику нравилось, что Бет, будучи женой одного из богатейших людей штата, рассуждала как самая обычная женщина со средним достатком.

— Прекрасно, детка. Я рад за вас.

Глядя на Бет, светящуюся счастьем, он вспомнил Мадди с заплаканными глазами, и ему стало не по себе. Какое ему дело до женщины, которую он и видел-то всего раз?

Он принял в ней участие, потому что она была очень похожа на Бет. А поскольку Бет ему родственница, то и участие это казалось чем-то вроде родственных обязанностей. Вот только эмоции, которые пробуждала в нем Мадди Джексон, родственными не назовешь.

— Ладно, — сказал он Бет, — жди свой товар, а я поеду искать Мадди.

И как его угораздило перепутать этих двух женщин? Бет — это Бет. Спокойная, добрая, верная. Жена его брата.

В конце улицы торговали живыми цветами. Патрик неторопливо выбрал букетик хризантем. Если Мадди рассердится, подумав, что он преследует ее, всегда можно сказать в свое оправдание, что он принес цветы на могилу друга, а столкнулись они якобы совершенно случайно: кладбище очень маленькое. Можно даже сказать, что именно Мадди подала ему мысль навестить могилу.

Подсознательно Патрик чувствовал, что, возможно, сглупил, впутываясь в ее дела. Но это важно для Бет, а ей отказать он не мог. Решив наконец, что поступает правильно, Патрик завел свою машину и поехал к городскому кладбищу.

Стояла ранняя осень, небо было ослепительно голубым, а в воздухе уже чувствовалась бодрящая свежесть. Патрик припарковал машину у ограды, позвонил по сотовому телефону брату в офис и описал ему встречу с Мадди Джексон. При этом он ни словом не обмолвился о том, как она ему понравилась: зачем все усложнять?

— Да, Бет это пошло бы на пользу, — сказал Кейн, — ей всегда не хватало семьи, тем более сейчас, когда она ждет ребенка.

— Знаю. — Патрик посмотрел в сторону кладбища и без труда разглядел вдали бирюзовое платье Мадди. Она переходила от одной могилы к другой, вчитываясь в надписи и иногда что-то записывая в блокнот. На каждой могиле она оставляла по цветку из букета, который держала в руках.

Патрик вздохнул. В Мадди чувствовалась какая-то особая прелесть и непорочность. А вот его непорочным никак не назовешь!

Такое сильное впечатление женщины производили на него, только когда он был подростком. А сейчас ему уже тридцать три! Но даже если бы он и искал женщину для серьезных отношений, он не связался бы с такой неопытной дурочкой. Она небось думает, что жизнь везде такая же, как у них в Нью-Мексико.

А это не так.

Жизнь штука жестокая, Кому, как не ему, знать об этом.

— Я сейчас прибуду, мне тоже хочется познакомиться с этой Мадди, — сказал Кейн. — Вылечу через несколько минут.

Несмотря на сумбур, царивший у него в голове, Патрик усмехнулся, пряча телефон в карман. Мало кто имеет в своем распоряжении вертолет и пилота, готового в любое время исполнять их прихоти. Если бы брат и впрямь не был отличным парнем, его непомерное богатство, вероятно, вызывало бы в Патрике отвращение.

Когда-то ему было не по душе то, с какой прытью Кейн стремился занять место отца. Патрик был трудным подростком. Дух неповиновения, свойственный этому возрасту, порой толкает на необдуманные поступки. Патрик был как раз таким. Он лез в бутылку по любому поводу и сам напрашивался на неприятности. С тех пор много воды утекло и многое изменилось, но склонность к опрометчивым поступкам он до конца так и не изжил.

С букетом в руках Патрик направился к Мадди. Приблизившись к девушке, Патрик кашлянул; она резко подняла голову, удивленно уставилась на него и отступила на шаг, а он прирос к месту, не в силах пошевелиться. Стоял, опустив глаза, а потом перевел взгляд с цветов на Мадди.

Надо же было ему купить цветы! Глупее не придумаешь!

— Представляю, что вы подумали, — протянул он.

— Нет, не представляете.

Патрик вздохнул.

— Ну, ладно, допустим, не представляю. Видите ли, как только вы уехали, появилась моя невестка. Мой рассказ о вас ее очень взволновал, и теперь она непременно хочет с вами познакомиться. — Он опустил руку с цветами так, чтобы букет желтых и темно-красных хризантем не очень бросался в глаза. — Ну и как ваши поиски?

Мадди наморщила нос и еще с минуту молча смотрела на него. Затем передернула плечами.

— Я отыскала кое-какие могилы, но они очень старые. Если захороненные там люди мне и родственники, то седьмая вода на киселе.

— Да, задача не из простых, — сказал Патрик. — Вам что-нибудь известно о ваших родителях?

Мадди вздохнула.

— Почти ничего. Я знаю, что девичья фамилия моей матери — Руссо и что она была совсем девчонкой, когда родила меня. Приемные же родители познакомились, когда папа учился в Университете Вашингтона. Они знали, что у них не будет детей, и поэтому решили взять ребенка. Все было оформлено через церковь, без участия агентства по усыновлению, только по взаимному согласию сторон.

— Кажется, в этой семье вам жилось неплохо.

— Да, у меня было счастливое детство.

— Давайте съездим к Бет, — предложил Патрик, — как знать, может быть, вы сестры. Она ведь тоже приемный ребенок.

Мадди колебалась.

Чутье подсказывало ей, что нужно соглашаться. Но нередко оно и подводило ее, когда дело касалось мужчины. Поэтому нужно все хорошенько обдумать. Но ведь Патрик не назначает ей свидания, а просто хочет познакомить с невесткой. Что в этом страшного?

— Хорошо, — согласилась она, — вы хотите отправиться прямо сейчас?

— Конечно. Садитесь в свою машину и поезжайте за мной.

Она недовольно поморщилась.

— Вы думаете, одна я заблужусь?

— Дорога слишком петляет.

— Я найду.

Она повернулась к нему спиной и направилась к выходу, где на стоянке была припаркована ее машина. Отойдя на почтительное расстояние, Мадди оглянулась и увидела, что Патрик кладет букет на одну из могил, рядом с ее цветами.

Сердце ее замерло.

Ей стало ясно, что он стеснялся этих цветов, но не выбросил их, а осторожно, с большим уважением, оставил на чьей-то давно позабытой могиле.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Мадди была вполне уверена, что помнит дорогу, но Патрик, уехавший первым, уже ждал ее возле своего «блейзера».

— Я знаю самый короткий путь, — улыбаясь, объяснил он.

Мадди тоже улыбнулась. Впервые после того, как он, обознавшись, поцеловал ее, на лице девушки появилось безмятежное выражение. Патрик заметил у нее на носу веснушки, отчего она показалась ему еще более очаровательной.

Очаровательной?

Что-то в Мадди Джексон напоминало прелестного котенка. Снаружи — яркое платье и гордо откинутая голова, а внутри — трогательная беззащитность.

— Ну что, вы готовы к встрече? — спросил Патрик.

Мадди попыталась унять нервную дрожь. Многого от этой встречи она не ждала. Ведь Патрик мог ошибиться.

Они вошли в магазин, и Мадди в изумлении уставилась на женщину за прилавком. По спине пробежали мурашки.

Они и впрямь похожи, как близнецы.

— Бет, познакомься, это Мадди Джексон, — представил ее Патрик. — Бет О'Рурк.

Мадди замерла как громом пораженная. Нервы у нее были и без того на пределе: сначала жених в объятиях прислуги, затем поцелуй незнакомого парня, а теперь еще это…

Бет первой оправилась от потрясения. Улыбнувшись, она сделала шаг навстречу.

— Добро пожаловать в Крокетт. Я слышала, вы ищете своих настоящих родителей.

— Мои настоящие родители живут в Нью-Мексико, — ответила Мадди, протягивая руку, — я ищу женщину, которая родила меня.

— Понимаю.

Наступило неловкое молчание, и Патрик вмешался.

— Почему бы не начать с вашего дня рождения? — предложил он.

— Двадцатое июля, — в унисон сказали женщины.

— Как интересно, — послышался чей-то голос, — вы родились в один день!

— Кейн! — Бет обернулась и просияла при виде высокого темноволосого мужчины, поразительно похожего на Патрика. Она бросилась ему на шею, он обнял ее.

— Это мой брат, — пояснил Патрик, — можно подумать, они не виделись вечность, хотя на самом деле расстались несколько часов назад. Но им можно это простить: они женаты всего шесть недель.

Шутливый тон, каким были произнесены эти слова, не вызвал улыбки на лице Мадди. При виде долгого поцелуя влюбленных сердце ее сжалось. Мадди не завидовала чужому счастью, но страдала оттого, что ее собственная жизнь оказалась разбитой. А Бет О'Рурк, глядя на мужа, так и светилась от счастья!

Прошла еще одна долгая минута, прежде чем Бет и Кейн смогли оторваться друг от друга.

— Я не ослышался? Вы обе родились в один день? — спросил наконец Кейн, обнимая жену.

— Да, двадцатого июля, — ответила Мадди. — Но может быть, это просто совпадение.

— Но мы так похожи! — запротестовала Бет. — Я родилась в Крокетте, в обычной старой больнице, где даже родильного отделения-то не было, в 12 часов 25 минут. А вы?

Мадди вздрогнула.

— Я тоже родилась в этой больнице, в 12 часов 35 минут. Но в свидетельстве о рождении не отмечено, что я родилась не одна.

— В моем тоже ничего такого нет. Но при удочерении приемным родителям выдают новое свидетельство. Двенадцать тридцать пять? Значит, я старше. Мы близнецы, это точно. — Бет улыбнулась.

Мадди долго не отвечала, упрямо поджав губы.

— Близнецов обычно не разделяют при усыновлении. Мои родители удочерили бы нас обеих. А раз не удочерили, то, значит, мы и не сестры.

Патрик начал понимать, в чем дело. Он вспомнил, как Мадди твердо заявила, что ее настоящие мать и отец — в Нью-Мексико. Она их любит вне всякого сомнения и относится к ним с большим уважением. Если же признать, что они сестры, то напрашивается мысль: а не Джексоны ли решили разлучить близнецов?

— Эй! — Он тихонько дернул ее за светлую прядь. — Вы говорили, что удочерение было оформлено без вмешательства агентства. Может, роженица сама и разделила вас, чтобы осчастливить сразу две бездетные пары. Даю голову на отсечение, ваши родители и понятия не имели, что детей двое.

— Расскажите нам о себе, — попросила Бет, — чем вы любите заниматься? Вы замужем? Вы любите детей? Мы с Кейном только поженились и уже ждем прибавления.

Патрик зажмурился.

Замужем?

Дети?

Как нарочно! Все, чтобы снова расстроить Мадди! Разговор пошел не в ту сторону.

— Я не замужем, — ответила Мадди дрожащим голосом, — я… то есть я собиралась выйти замуж, но все расстроилось… Господи!

Ну, вот! Так и есть! По ее щеке скатилась огромная слеза.

Почему это так на него действует?

Мадди ему нравилась, но… он не хотел, чтобы она ему нравилась.

Он давно не считал себя благородным рыцарем на белом коне. Неприятностей на его долю выпало гораздо больше, чем его восьми братьям и сестрам, вместе взятым.

— Простите, — извинилась Бет. Сочувствуя Мадди, она, казалось, страдала не меньше ее. — Я могу вам чем-нибудь помочь?

Мадди отрицательно покачала головой. Патрик сжимал ее руку, и она была благодарна ему за участие. Она точно не помнила, когда их руки встретились, но ощущала его крепкую и сильную ладонь. И это ей было очень приятно. Ей нравилось, когда у мужчин жесткие, натруженные руки.

Господи, ну и дура!

— С мужчинами в моей жизни покончено. Вот и все, — поспешно сказала она, отгоняя грустные мысли.

Пусть Патрик и хороший парень, но это ничего не меняет.

В магазин вошла женщина, толкая впереди коляску с ребенком. Извинившись, Бет покинула Мадди и поспешила к покупательнице. Та с любопытством переводила взгляд с Мадди на Бет.

Появились другие клиенты.

— Простите, — извинилась Бет, — я, пожалуй, закрою магазин, чтобы нам никто не мешал.

— Не нужно!

На самом деле Мадди только порадовало, что их разговор прервали. Уезжая из Нью-Мексико, она менее всего ожидала найти сестру. И теперь постоянно твердила про себя, что их родство еще нужно доказать.

— Не надо, не закрывайте. Я приду завтра… или позвоню. Я остановилась в гостинице «Пьюджет», за городом.

— Вы можете жить у нас. Мы купили великолепный старинный дом, он просто огромный. Правда, у нас ремонт и довольно пыльно, но можно устроиться.

Мадди помялась. Может быть, Бет ей и сестра, но О'Рурки — чужие люди, и неизвестно, как они к этому отнесутся. В одном она была уверена — жить рядом с новобрачными, которые то и дело целуются, ей будет тяжело. Быть третьей лишней она не хотела.

Бет непременно захочет узнать о ее несостоявшейся свадьбе. При всей ее доброжелательности для Мадди это будет унизительно.

Нет уж.

Она была вовсе не прочь рассказать о том, как ее обманул Тед. Но только не ей. Довериться можно было даже Патрику, но никак не Бет, на которую не налюбуется муж. Патрик по крайней мере может научить ее лучше разбираться в мужчинах, которых она совершенно не понимает.

Неплохая мысль!

Может, даже стоит узнать его мнение по поводу скромных размеров ее бюста? Уж он-то в этом знает толк. При этой мысли Мадди вспыхнула. Она совсем потеряла голову. С ума сошла!

— Соглашайся, — прошептал ей на ухо Патрик.

Мадди почувствовала, как он стиснул ей пальцы, будто вытаскивал из воды утопающего. Ей потребовалось усилие, чтобы высвободить руку. Она отрицательно покачала головой.

— Очень мило с вашей стороны, но я не могу… — обратилась она к Бет. — Я не могу остаться у вас. Спасибо. Я позвоню завтра.

На лице Бет отразилось разочарование. Мадди, избегая смотреть на Патрика, попятилась к выходу и выбежала на улицу.


При виде огорченного лица Бет и встревоженных глаз брата Патрик тяжело вздохнул.

Познакомиться с этой Мадди поближе все же придется, он чувствовал это. Ведь Бет была ей так рада! А теперь, когда она расстроилась, Кейн очень тревожился о состоянии беременной жены. Надо что-то делать.

Что ж, придется заняться этим.

— Я поговорю с ней, — объявил Патрик, пытаясь скрыть свое нежелание. Ему нравилась Мадди, но с ней только свяжись — и прощай спокойная жизнь.

Бет благодарно поцеловала Патрика в щеку, а брат одобрительно кивнул.

Ладно… Может, все не так страшно.

Машина стояла у тротуара, значит, Мадди ушла пешком. Через секунду он разглядел ее — она не спеша шла по улице. Мадди была без пиджака, а между тем сильно похолодало. Патрик подошел к машине и подергал за ручку. Так и есть, она даже не потрудилась закрыть машину. Наверное, скажет, что у них в Слэпшоте машины не запирают, и удивится, узнав, что в Вашингтоне это надо делать обязательно.

Патрик взял с переднего сиденья пиджак и уловил едва различимый аромат духов Мадди. С пиджаком в руке он не спеша двинулся вслед за ней.

— Эй, Мадди, — тихо позвал он, приблизившись, — нельзя обижать родственников.

Она серьезно посмотрела на него. Его слабая попытка пошутить не вызвала у нее и тени улыбки.

— Ты и правда думаешь, что Бет моя сестра? — спросила она.

— Может быть.

На самом деле он был почти уверен в этом. Но, поскольку сама Мадди еще не решила, как ко всему этому отнестись, он почел за благо промолчать.

— Она симпатичная.

— Так и есть.

— А твой брат по-настоящему любит ее.

И тут Патрика осенило: у Мадди неудачная любовь. И вот она находит свою возможную сестру, а та счастлива в браке и ждет ребенка. Так вот почему Мадди отказалась жить в одном доме с молодоженами.

— Вот что, — тихо начал он, забывая о принятом решении не связываться с Мадди, — ты только покажи мне того подлеца, который тебя обидел, а уж я его проучу.

— Ты… — Мадди, лучезарно улыбнувшись, остановилась, — это серьезно?

— Только скажи.

Патрик и впрямь был готов на все. Он вдруг представил себе, что Мадди его родная сестра, а уж за сестер он стоял горой, как и все его братья.

— Надень — стало холодно. — Он накинул ей на плечи пиджак.

— Спасибо.

— Не хочешь перекусить чего-нибудь?

Она отрицательно покачала головой.

— Ну Мадди, — не отступал Патрик, — ты же давно не ела, а я ненавижу обедать один.

Мадди это показалось весьма сомнительным. Не похоже, чтобы Патрик О'Рурк страдал от одиночества. Небось стоит ему свистнуть — примчится любая красотка. Но мужчины и романы ее больше не интересуют, а потому и приглашение Патрика ей не польстило.

Разве что только чуть-чуть.

В его защите она тоже не нуждается: для мести у нее не осталось сил.

Обижать Патрика Мадди не хотелось, но настроение ее вдруг упало до нулевой отметки — ей пришло в голову, что Патрик приглашает ее лишь как возможную родственницу.

— Все мужчины одинаковы, — пробормотала она.

— Что? — переспросил Патрик, пораженный.

— Ты такой внимательный только потому, что я могу оказаться сестрой Бет.

— А что в этом плохого?

— Да вообще-то ничего… но… Да нет. Просто я совсем запуталась. И вообще, не надо было приезжать. — Мадди всхлипнула.

— Вот только не надо слез, — Патрик пристально посмотрел на нее. — Я начинаю нервничать, когда плачут, серьезно.

Если Мадди что и знала о мужчинах наверняка, так это то, что они не выносят слез. Ее отец, заслышав рыдания, терялся, как мальчишка.

— Я постараюсь больше не нервировать тебя, — заверила она, — это легко, ведь мы не друзья или что-то еще, хотя ты и поцеловал меня. Даже если Бет мне и сестра, я не знаю, родственник ли ты мне. То есть в Слэпшоте — да, мы были бы родственниками, а как с этим в Вашингтоне, я не знаю.

Патрик тяжко вздохнул.

Никогда еще он не встречал женщину, у которой душа нараспашку. Мадди, не колеблясь, выкладывала все, что приходило ей на ум, а эмоции были прямо написаны у нее на лице. Каким же болваном он был: ведь он думал, что все это только игра.

— Да ладно. А почему не надо было приезжать? — решил он все же поинтересоваться.

— Ох! Я уехала и предоставила родителям самим решать, куда все это пристроить, — огорченно сказала Мадди. — Надо было остаться дома хоть на какое-то время.

Тут бы не лезть со своими расспросами, но Патрик не сдержался:

— Что пристроить?

Мадди поморщилась.

— Двести фунтов овощного, картофельного и макаронного салата. Триста фунтов сыра, ветчины, индейки и говядины. И эти дурацкие булочки, их больше тысячи. Галлоны майонеза, горчицы и все остальное.

— Да что ты? — Патрик никак не мог взять в толк, о чем это она.

— А «все остальное» — это многоярусный свадебный торт, — прибавила Мадди и закусила губу.

Патрик тихо присвистнул. Он подозревал, что у Мадди проблемы в личной жизни, но не предполагал, что все так драматично. Что-то случилось в день свадьбы? В очередной раз он подумал, что лучше прикусить язык, но его так и распирало от любопытства.

— А что случилось-то?

— Я застала своего жениха с женщиной, которую мы наняли для обслуживания приема.

Патрик вздрогнул.

— Не может быть.

— Может… — Мадди помрачнела и стиснула зубы. — Та была раздета, а из его кармана свисал ее лифчик четвертого размера. Не понимаю, с ума, что ли, все мужчины посходили! Грудь — это грудь. Какая разница, маленькая она или большая?

Патрик судорожно вздохнул.

Ему нравилась любая женская грудь: большая, маленькая. И всякая грудь ему казалась восхитительной. Впрочем, это не тема для обсуждения посреди улицы. В то же время Патрик был вне себя от гнева на парня, который так бессердечно обошелся со своей невестой. Как он мог увлечься кем-то еще, когда такое невинное создание, как Мадди, доверилось ему! Он, Патрик, никогда не стал бы обманывать женщину, тем более свою невесту.

— Да твой жених просто псих, — сказал Патрик. — Я мог бы выразиться похлеще насчет одной из его частей тела величиной с горошину, но стесняюсь при женщинах.

Мадди хихикнула. Ее лицо залил яркий румянец.

— Прости за это мое «все мужчины одинаковы». Ты хороший.

Хороший?

— Ты ошибаешься на мой счет, — сказал он осторожно, — не такой уж я и хороший.

Мадди мигом пришла в себя, приняв его слова за предупреждение в свой адрес. Она вскинула голову.

— Не беспокойся. Я и не думала ничего такого.

— Я просто хочу, чтобы…

— Я же сказала тебе, не волнуйся, — она натянуто улыбнулась, — и правда похолодало. Пожалуй, я вернусь в гостиницу.

Патрик застонал от досады. Да, постарался он на славу, ничего не скажешь!

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Мадди, постой! — Патрик поймал ее за руку и повернул лицом к себе. — Прости меня.

Та с наивным видом посмотрела на него:

— За что?

— За то, что я идиот! У меня четыре сестры, и я видел, как болезненно они переживали… ну, когда…

— …когда им давали отставку, — договорила за него Мадди. — Ненавижу это выражение. — Она скривила рот. — Напоминает что-то военное. Кстати, ты, кажется, забыл, что сам ходишь за мной. Даже если бы я и размечталась о чем-то таком ненароком, чего на самом деле не было, ты сам был бы виноват.

— Ты права. — Патрик поднял руки вверх, признавая свое поражение. Он вовсе не хотел, чтобы такое невинное создание, как Мадди, снова страдало, и тем более из-за него.

Должно быть, все женщины так и падают перед ним. И у Мадди рядом с ним — к чему лукавить? — сердце бешено колотилось, но это ничего не значит. Просто его сексапильности не может противостоять ни одна женщина.

— Мадди, — напомнил ей Патрик о своем присутствии.

— Все нормально.

— По тебе не скажешь, что все нормально. Вид у тебя просто убитый, — заметил Патрик.

Мадди изобразила на лице улыбку.

— За два дня слишком много потрясений. Так что причины для расстройства у меня есть. Но то, о чем ты подумал, пусть тебя не беспокоит. Просто я на все слишком бурно реагирую.

— Я должен объясниться по поводу «того, о чем я подумал», — сказал Патрик, и на его лице появилось решительное выражение. — Ты очень доверчивая, и поэтому я не хотел бы, чтобы ты считала меня таким уж хорошим парнем, у которого нет задних мыслей. Я же мужчина! И, между прочим, был трудным подростком.

— Ты — трудный подросток! Так я и поверила! — Мадди с сомнением покачала головой.

— Клянусь тебе, я был почище многих.

Поскольку Мадди по-прежнему смотрела на него с недоверием, Патрик подумал, не показать ли ей наколку на руке, сделанную в банде подростков. Долго, правда, там Патрик не задержался, однако в уличных потасовках успел поучаствовать, сломав нос и заполучив несколько шрамов. Всей правды о его шальных выходках не знали даже близкие.

После смерти отца Патрик так озлобился, что просто уму непостижимо, как это горе все же его не сломило.

А то, что Мадди не верит ему, — неудивительно. В ее богом забытом городишке таких банд нет — разве что сборище шпаны в местной закусочной.

А губки у нее, между прочим, очень даже аппетитные.

Протянув руку, Патрик провел пальцем по губам Мадди. Она затаила дыхание, широко распахнув глаза.

— Я вовсе не хороший парень, — прошептал Патрик, — иначе меня так не тянуло бы притронуться к тебе. Так бы и съел тебя. Но мне хватает порядочности не связываться с женщиной, которая ждет от мужчины совсем другого. — И Патрик от греха подальше опустил руку.

Мадди провела языком по губе, к которой он прикоснулся. Патрик был уверен, что она это сделала неосознанно. Флирт, обычные женские уловки были ей незнакомы.

— Чего другого?

— Замужества, семьи, постоянства. Это все не по мне, Мадди.

— И не по мне. После случая с Тедом я никогда не выйду замуж, — не раздумывая выпалила она.

Патрик скептически отнесся к словам Мадди, но улыбаться поостерегся. Это сейчас она так говорит, а стоит ей встретить подходящего мужчину, и она, забыв про Теда и его измену, сразу же выскочит замуж.

От этой мысли сердце у Патрика вдруг заныло. То же самое он почувствовал на кладбище, когда увидел взгляд Мадди, устремленный в небо. Раньше образцом наивности он считал Бет. Но до Мадди ей далеко. Никогда раньше Патрик не предполагал, что в наивности может быть столько обаяния.

Он не сводил глаз с упрямого подбородка Мадди. Она была похожа на крохотного котенка, который шипит на большого старого кота. Старым котом был он, и котенок ему показался очень забавным и милым.

Если бы у Мадди был его опыт, можно было бы с ней так не осторожничать.

— Тед, как я понял, — это твой жених.

— Бывший жених.

— Надеюсь, ты хоть запустила ему тортом в физиономию или что-то в этом роде?

Патрик много бы дал, чтобы собственными глазами увидеть расправу над Тедом! В детстве он был хулиганом, но, когда дело касалось женщин, О'Рурки придерживались строгих правил. Тед эти правила нарушил.

К его удивлению, Мадди хихикнула.

— Я бросила в него кольцом, подаренным в честь помолвки. Оно, кажется, рассекло ему губу.

— Тебе повезло.

— И папа так сказал. Поначалу он хотел застрелить Теда, но мама убедила его, что это бессмысленно и что узнать правду до свадьбы все-таки лучше, чем после. Я стояла, слушала их, и у меня было такое ощущение, что все это происходит не со мной.

— Ты была в шоке.

— Наверное.

Мадди потерла рукой шею.

— Такое чувство, будто едешь на машине, все благополучно, и вдруг все дорожные указатели разом исчезли, и ты не знаешь, куда свернуть. У тебя было такое?

— Да, когда умер отец, — ответил Патрик, — ужасное чувство.

Мадди притихла и сделалась серьезной.

— Сколько тебе было лет?

— Четырнадцать. Я тогда обозлился на весь мир.

— Тебе, наверное, пришлось несладко.

— Мне казалось, что в меня всадили нож, — глухо сказал Патрик.

Кинан О'Рурк был чудесным человеком. Патрик просто молился на него. И как отца на все хватало? Он умудрялся уделять время жене и детям, при этом работая сразу в двух местах, и полностью обеспечивать семью.

— А чем ты занимаешься в Слэпшоте? — спросил Патрик, чтобы сменить тему.

Мадди внимательно посмотрела на него и пожала плечами, соглашаясь поговорить о другом. Она наивная, но вовсе не глупая.

— Всем понемногу. Мама владеет местной газетой, а я на подхвате: отвечаю на телефонные звонки, занимаюсь размещением рекламы, объявлений… Короче, всем, что потребуется. Особой необходимости во мне нет, но маме нравится, когда я рядом. Теперь мне нужно возвращаться. Вот приеду, и все начнут шушукаться насчет моей несостоявшейся свадьбы. Наверное, лучше было бы вообще не уезжать.

— А почему тебе надо так скоро возвращаться?

Мадди поморщилась.

— Деньги скоро закончатся. Я уж подумывала устроиться здесь на работу, но делать ничего по-настоящему не умею. Кого впечатлит резюме, где в качестве места работы указан офис собственной матери, а должность — девочка на побегушках?

Патрик снова ощутил прилив теплого чувства к Мадди.

— Вот что, я предлагаю тебе работу, — сказал он, дивясь своей решительности.

У Мадди заблестели глаза.

— Что ты предлагаешь?

— Работу. У меня своя радиостанция. Ты говоришь, что занималась рекламой в газете твоей матери, а у меня как раз есть временная вакансия в отделе рекламы. И мне хорошо, и тебя это устроит.

— Но я тебе никто, ты почти не знаешь меня.

— Неправда, ты можешь оказаться…

— Да, я могу оказаться сестрой Бет, — перебила Мадди, — спасибо тебе, конечно, но все-таки это не повод брать меня на работу.

— Ну тогда ты могла бы сэкономить, поселившись у Бет. Она ведь звала тебя, — предложил Патрик.

Таким образом он убил бы двух зайцев: освободился бы от своего необдуманного предложения и доставил удовольствие жене брата.

Мадди отрицательно покачала головой.

— А тебе хотелось бы жить рядом с новобрачными? — спросила она, а Патрик про себя закончил за нее вопрос: «…если бы за три часа до свадьбы ты узнал, что невеста тебе неверна».

Патрик потер подбородок. Да, пожалуй, рядом с новобрачными ему было бы неуютно. И чего ради он предложил Мадди работу? Заботясь о брате и Бет? Или в нем заговорило рыцарское благородство?

Здорово он увяз.

Если ему взбрело в голову взобраться на белого коня и прикинуться героем, то он и оглянуться не успеет, как вылетит из седла. Он уже и так жалел, что связался с Мадди.

Но стоило Патрику взглянуть в ее печальные глаза, и сердце его дрогнуло. Что-то в ней заставляло его вспомнить о старомодном уважении к женщине, которому учил его отец. Он должен помочь Мадди.

— Так что ты решила? Вернуться домой к городским сплетням или остаться здесь, поработать несколько недель в рекламном отделе? Тем временем мы выясним, сестры вы или нет.

О господи! Все так перепуталось.

Тед, его пышногрудая девица, возможная родная сестра, да еще этот ее красавец родственник… Мадди никак не могла решиться. Хотелось все спокойно обдумать, но Патрик ждал ответа. К тому же в Слэпшот возвращаться не хотелось. По крайней мере, пока.

— Ну, разузнать насчет нас с Бет можно быстро, — неуверенно проговорила Мадди.

Патрик так обаятельно улыбнулся, что сердце ее замерло.

— Трудно сказать. Но вам все равно захочется познакомиться поближе, а сделать это проще здесь, в Вашингтоне.

— Да, — быстро согласилась Мадди, боясь передумать, — я хочу работать в твоем рекламном отделе.

— Вот и отлично. Завтра же можешь приступить. Запиши адрес радиостанции.

Она нацарапала адрес на оборотной стороне конверта. Не так уж это и плохо, рассудила она про себя. Крутить роман она с ним не собирается, хоть он и привлекательный мужчина. И не съест же он ее, в конце концов, хоть и грозился. Вдобавок ко всему, может, и пересекаться-то с ним часто не придется.

Эта мысль, однако, повергла Мадди в глубокое уныние.

— Ну ладно… увидимся завтра, — пробормотала она, засовывая конверт в сумку, и направилась к своему автомобилю.

Патрик О'Рурк не шел у нее из головы. Что и говорить, логики в ее поведении явно маловато. Переживай она по-настоящему свой неудачный роман, другие мужчины были бы ей безразличны.

— Да пропади они все пропадом! — буркнула она, возясь с ключами от машины.

— О ком это вы?

Голос, так похожий на ее собственный, заставил Мадди обернуться.

— Мужчины. Пропади они пропадом, — заявила она, — все они одинаковые — низкие, подлые обманщики.

Бет приблизилась к ней.

— Ты не хочешь мне все рассказать? — спросила она.

— Нет, не хочу. Я… я и так уже все свои секреты рассказала Патрику, — призналась Мадди, кляня себя за легкомыслие. Она и сама не знала, как это вышло: она выложила ему абсолютно все, не сказала только, что, кажется, не любила Теда по-настоящему.

Ох, и жалкий же, наверное, был у нее вид!

Патрик и так все разболтает Бет и Кейну, так зачем же начинать все сначала? Да, язык ее до добра не доведет.

— А что, разговор вышел неприятный? — спросила Бет.

Мадди передернула плечами. Да нет, просто было стыдно.

— Свадьба моя накрылась, — буркнула она. — Чего уж тут приятного?

Бет запахнула на шее ворот плаща.

— Представляю, как тебе тяжело. Несколько лет назад я была помолвлена со своим одноклассником. Он погиб в автокатастрофе, и я думала, что просто не переживу этого. Но вот пережила. А потом встретила Кейна, и все наладилось. Я знаю, тебе сейчас не верится, но будет так, как я говорю: все непременно наладится.

Ого! Муж обожает ее, но и до замужества она была кем-то любима. А ее, Мадди, кажется, не любил еще ни один мужчина.

Гибель жениха страшнее измены. Но если Бет не перестанет утешать ее, она просто взвоет.


«Блейзер» Патрика был припаркован возле машины Мадди. Но, направляясь к нему, Патрик увидел, что Мадди и Бет о чем-то беседуют, и юркнул в ближайшее кафе.

На чашку с дымящимся кофе он почти не смотрел. Чего он добивался, стараясь выручить Мадди? Конечно, хотел помочь ей, но только рыцарь из него никудышный. Все было бы куда проще, если бы не ее милые и печальные золотисто-карие глаза.

А когда у женщины такие глаза, разумных поступков от мужчины не жди.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Собираясь на радиостанцию, Мадди решила не надевать никаких украшений, кроме простеньких золотых сережек. Строгих костюмов у нее с собой не было, но был черный пиджак, который она носила поверх платья.

— Мисс Джексон? — спросила секретарша — брюнетка с непроницаемым взглядом и квадратным, как у сержанта полиции, подбородком. Однако Мадди в ней что-то импонировало. Быть может, причудливая булавка в виде зеленоглазой кошки на лацкане пиджака.

— Да, я сегодня приступаю к работе.

Женщина кивнула и неодобрительно сощурилась.

— Вы явились с опозданием на пять минут, мисс Джексон.

— Неправда, — возразила Мадди, — я опоздала как минимум на пятнадцать минут. А как вас зовут?

— Хм… Кэндаси Финни.

— Очень приятно, Кэндаси. Меня зовут Мадди.

Мадди протянула руку, и Кэндаси неуверенно пожала ее.

— Вас когда-нибудь называли Кэнди? Вы такая милая, вам идет это имя.

На суровом лице секретарши появилось что-то вроде застенчивой улыбки.

— Кэнди меня звала только мама.

— А можно и я буду звать вас так же?

— Пожалуйста. То есть… мне было бы приятно. Я доложу о вас мистеру О'Рурку, — сказала Кэнди. Она взяла трубку и набрала номер. — Мистер О'Рурк? Да, мисс Джексон здесь.

Чуть погодя Патрик вышел в приемную встретить Мадди и увидел, что они с секретаршей увлеченно болтают, причем мисс Финни смеется!

Патрик встал как вкопанный, созерцая невиданную доселе картину.

За все годы, что он работал на радиостанции, на лице мисс Финни — Грозного Финна, как все ее здесь называли, — не промелькнуло и тени улыбки. Мадди же не потребовалось и получаса, чтобы рассмешить ее.

Черт возьми! Если ей удалось такое, может, и с рекламой у нее все получится.

— Простите Мадди за опоздание, мистер О'Рурк, — извинилась мисс Финни, завидев его, — просто мы заговорились.

Мадди наморщила нос и покачала головой.

— Кэнди очень добра, но на самом деле это я опоздала. Теперь ты меня уволишь, Патрик?

— Нет, — Патрик натянуто улыбнулся, — не уволю. Пойдем, я покажу тебе радиостанцию. После ты сможешь побеседовать со Стивеном Травером. Он заведует рекламным отделом и будет твоим непосредственным начальником.

Вообще-то, отдел состоял всего из двух человек, которые продавали рекламодателям эфирное время и следили за раздачей призов радиослушателям. Этим летом, после удачной рекламной акции, дела пошли в гору. Патрик предложил радиослушателям в качестве конкурсного приза «свидание с миллиардером», причем миллиардером был его брат. В результате этой затеи Кейн женился на победительнице конкурса Бет. Это событие наделало много шума и стало для радиостанции отличной рекламой.

Теперь от Патрика требовалось удержать аудиторию. Интерес к радиостанции был временным, и популярность могла так же быстро исчезнуть, как и возникла.

— Вот это — дикторская студия, — сказал он, когда они дошли до самого центра радиостанции, — мы вещаем все двадцать четыре часа в сутки, поэтому в студии всегда кто-то должен быть. Запомни, самое страшное на радио — мертвый эфир.

— Как ты очутился на радио, — спросила Мадди, — ты начинал диск-жокеем?

— Нет, я работал здесь и одновременно еще в двух местах. Все заработанное откладывал, рассчитывая в нужный момент выгодно вложить деньги. А потом понял, что знаю о радио уже немало, да и полюбить его успел. Поэтому я договорился со старым Дуганом, что он продаст радиостанцию мне, когда уйдет на пенсию.

Патрик умолчал о том, что именно Дуган поймал его, когда он собирался угнать грузовик. Патрику тогда было пятнадцать. Дуган схватил его за шиворот, вытащил из машины и встряхнул, как напроказившего щенка. Затем, в обмен на обещание не заявлять в полицию, он заставил Патрика каждый день после школы работать на радиостанции. Дуган стал для него кем-то вроде дедушки и сурового надзирателя в одном лице. Пусть и не сразу, но Дугану удалось наставить Патрика на путь истинный.

— Тебе тут, кажется, многое удалось сделать, — сказала Мадди, и на ее лице появилось тоскливое выражение.

— Что случилось? — спросил он.

Мадди вздохнула.

— А вот я никогда не могла определиться в жизни. Наверное, поэтому происшествие с Тедом и расстроенная свадьба выбили меня из колеи.

Опять Тед.

Патрик нахмурился. Эта женщина напоминала ему заблудившегося в лесу ребенка, который не знает, что делать. И если потерять бдительность, хлопот с ней не оберешься.

— Без него тебе будет лучше, — решительно заявил Патрик, — радуйся, что ты застукала его с этой девицей. И ты правильно решила не выходить замуж. Лично я обеими руками за холостяцкую жизнь.

Мадди с любопытством посмотрела на него.

— В браке нет ничего плохого. Мои родители прожили счастливо двадцать восемь лет.

— Я подумал, что из-за Теда ты стала противницей брака.

— Не брака вообще, а брака в моем случае. Конечно, жалко родителей, — задумчиво рассуждала Мадди, — им так хотелось внуков! Мне тоже хотелось бы ребенка. Я люблю детей.

— А я детей не хочу, — тут же сказал Патрик.

Мадди сердито взглянула на него.

— А почему ты так против детей? — спросила она.

— Да я, вообще-то, не против. Просто мне приходилось часто сидеть со своими братьями и сестрами, когда те были маленькими. Этого мне хватило на всю жизнь, чтобы возненавидеть грязные пеленки и детские стишки.

— А ты уверен, что причина именно в этом?

— На сто процентов.

В глазах Мадди было сомнение, и Патрик замялся. Ну хорошо, хорошо. Может, причина и не в этом. Да только это никого не касается.

Дело в том, что после всего пережитого Патрик уже не мог стать таким, каким был его отец, служивший образцом для своих детей.

Патрик открыл дверь отдела рекламы, радуясь, что разговор можно прервать.

— Вот здесь ты будешь работать. Помещение маленькое, но это лучшее, что сейчас можно предложить.

Офис и впрямь был крохотным. На радиостанции вообще места было в обрез. Но Патрик копил средства, чтобы расширить свой бизнес. Большинство работающих на станции ко всему относились с пониманием, остальные молчали, боясь рассердить преданную и честную Кэндаси Финни — Грозного Финна, — которую все побаивались.

Да, большинство, но не все, размышлял Патрик, краем глаза поглядывая на Мадди. Она пробила броню Грозного Финна, как тоненькую скорлупку. В голове у Патрика засела тревожная мысль: ведь и он в присутствии Мадди теряет покой, хотя на него, конечно, так просто не повлияешь.

— Вот твой стол, — указал он на рабочее место в уголке. Начальник отдела заканчивал разговор по телефону, и Патрик дождался, пока тот положит трубку. — Стивен, это мисс Джексон. Она будет работать в твоем отделе, пока Джефф восстанавливается после операции.

Мадди улыбнулась и протянула руку. Она со всеми здоровалась за руку. Дома, в Слэпшоте, руки не подавали только врагам.

— Здрасьте, зовите меня просто Мадди, — сказала она.

Стивен сразу же ей понравился. Это был импозантный мужчина, лет за пятьдесят, с сильными руками и морщинками в уголках глаз. В разговоре с Мадди Кэнди расписывала достоинства начальника рекламного отдела с таким жаром, что Мадди про себя уже решила их сосватать. Сама она замуж не собирается, но это же не значит, что нельзя сватать других.

Стивен наклонился вперед в своей инвалидной коляске и сжал ее пальцы.

— Ты очень кстати, Мадди. У нас куча работы.

— Я рада, — Мадди надеялась, что голос ее звучит уверенно. — Мне нужно кое-что сказать тебе, — объявила вдруг Мадди, схватив Патрика за руку и потащив за собой из офиса.

— Только не говори, что уже хочешь повышения зарплаты, — сказал Патрик, и его губы растянулись в улыбке.

— Ну разумеется, нет. Я вот тут подумала… слушай, ты никому не рассказывал о моей несостоявшейся свадьбе? Я никак в себя не приду оттого, что тебе, почти незнакомому человеку, все разболтала.

Такая резкая смена настроения позабавила Патрика. Он отрицательно покачал головой.

— На станции я единственный, кто посвящен в тайну.

— Ну, тогда ладно.

Дверь офиса распахнулась, и в коридоре появился Стивен. Вид у него был несколько растерянный.

— Простите, что я вмешиваюсь в разговор, но мне показалось, что… — он постучал по подлокотнику инвалидной коляски, — проблема, может быть, в этом? Некоторым это не нравится. Но уверяю вас, начальник я хороший.

Глаза Мадди расширились от ужаса. У нее и в мыслях не было, что ее поспешность могла вызвать подобную реакцию.

— Нет. О господи, да у моего дяди такая же коляска, и он самый деятельный человек в Слэпшоте.

Стивен улыбнулся.

— Слэпшот?

— Да, это мой родной город в Нью-Мексико. Вообще-то раньше он назывался Лас-Дамас, но один знаменитый хоккеист — он родом из нашего города — завещал все свои деньги Лас-Дамасу при условии, что его переименуют в Слэпшот.

Патрик глухо застонал, но Мадди не обратила на него внимания.

— На самом деле я опасалась, как бы Патрик не растрезвонил здесь всем о моем горе-замужестве, — продолжала она, — моя свадьба должна была состояться несколько дней назад, но я застала жениха в объятьях девушки, нанятой для обслуживания. Вот торжество и сорвалось.

— Надо думать, — сказал Стивен.

— Но, Мадди, мне казалось, тебе не хочется, чтобы все узнали об этом! — воскликнул Патрик.

— Мне не хочется, чтобы ты об этом рассказывал. А мне можно, — объяснила она, — не такой уж это и секрет, просто стыдно.

— Думаю, ты вообще не можешь хранить никакие секреты, даже под страхом смерти, — пробормотал Патрик.

Мадди с вызовом посмотрела на него. Да, она любит поговорить, да, мысли у нее немножко путались. Но это не значит, что она не умеет хранить важные тайны. Просто Тед больше не важная тайна.

— Смотри, — пропела она елейным голоском, — как бы я не рассказала, как ты поцеловал меня, спутав со своей невесткой.

Стивен громко расхохотался, причем присутствие сердитого начальника его ничуть не сдерживало.

— Дела у тебя пойдут, Мадди. Мы с тобой сработаемся.

— Я поцеловал ее в щеку, — рявкнул Патрик, — только и всего.

— А кто отрицает? — спросила Мадди.

— Ты… — Патрик вовремя остановился и сосчитал про себя до десяти.

Господи! Эта Мадди Джексон как тонна кирпичей над головой, не знаешь, когда они на тебя свалятся.

— Ничего, Патрик, — успокоил его Стивен, — по сравнению с теми фортелями, которые ты выкидывал в детстве, поцелуй — это ерунда.

— Фортели? — глаза Мадди вдруг загорелись любопытством. — Какие фортели? Он говорил, что был трудным подростком, но в подробности не вдавался.

— Ну хватит! — поспешно вмешался Патрик. — Не лучше ли вам со Стивеном обсудить твои обязанности? Он даст заполнить все необходимые анкеты, чтобы мы внесли тебя в платежные ведомости. А я зайду попозже, проверю, как вы тут.

Дойдя до конца коридора, он оглянулся: Стивен улыбнулся. Если Дуган, бывший хозяин радиостанции, заменил ему деда, то Стивен был кем-то вроде дяди. Он проработал на радиостанции более двадцати пяти лет и знал о выходках Патрика даже больше, чем его собственная мать.

Как бы Мадди не попыталась выведать все его секреты! Впрочем, Стивен никогда не станет шептаться у него за спиной. Уж если на то пошло, он может положиться на всех сотрудников радиостанции, не только на Кэндаси Финни.

Осознавать это было приятно. Однако надо будет как-нибудь при случае рассказать Мадди о своем не очень славном прошлом.

Как только Патрик скрылся за углом, Мадди заметила Стивену:

— Думаю, я не очень ему нравлюсь.

Улыбка не сходила у Стивена с лица.

— Уж не знаю. Но на работу ведь он тебя взял?

Мадди удивленно пожала плечами.

— Он думает, что я сестра его невестки. Мы очень похожи и родились в один день, в одной и той же больнице. Нас обеих удочерили, хотя Бет, после развода приемных родителей, воспитывалась в детских домах.

— Так вы, наверное, и вправду сестры!

— Пусть даже и так, но, если я не справлюсь с работой, вы должны будете заявить об этом напрямик. Мне не нужны деньги, если я их не заработала.

Стивен забарабанил пальцами по подлокотникам инвалидного кресла.

— Патрик сам тебе это скажет.

— Нет. Он хочет выручить меня, и поэтому, даже если я окажусь совсем бестолковой, он промолчит. С его стороны это очень благородно, но крайней необходимости спасать меня нет.

Стивен задумался.

— Спасать тебя?

— Да, чтобы мне не пришлось сразу же возвращаться в Слэпшот и выслушивать разное о моей свадьбе. Понимаете? Он старается дать мне побольше времени.

— Патрика понимают не многие.

— Я тоже его не понимаю, но мне хотелось бы, — Мадди чувствовала, что в ее голосе сквозит грусть, — то есть, я хочу сказать, он интересный человек, казалось бы, такой спокойный и беспечный, но…

— Но это только видимость, — закончил за нее Стивен.

Мадди тяжко вздохнула.

— Да. Надо бы объяснить Патрику, что меня нечего жалеть и я сама почти раздумала выходить замуж, когда застала Теда с девчонкой. Так что Патрику не обязательно было брать меня на работу.

— Не думай об этом. — Стивен потрепал ее по руке. — Я чувствую, что парень нашел себе то, что надо.

— Нет, в этом смысле он меня не интересует, — поспешно возразила Мадди, — никаких романтических отношений! А если Бет окажется моей сестрой, то Патрик вообще будет мне вроде брата.

— Вот именно. Только вроде.

Мадди с подозрением покосилась на Стивена.

— Вы что, смеетесь надо мной?

Стивен подавил рвущийся наружу смешок и двинулся к офису.

— Давай начнем. День с тобой, кажется, пролетит незаметно.


Несколько часов спустя, когда Мадди штудировала постановления Федеральной комиссии связи о радиовещании, дверь открылась, и в нее просунулась голова Патрика.

— Ну что, осваиваешься? — небрежно бросил он.

— Изучаю, что можно, а что нельзя говорить по радио, — пробормотала Мадди, с трудом отрываясь от юридической казуистики, которую никак не могла переварить. — Стивен решил, что, прежде чем работать с клиентами, нужно ознакомиться с этим. Я и понятия не имела, что в эфире соблюдают столько правил.

— Ну уж тебя в эфир точно никто не выпустит. Последствия были бы непредсказуемыми: ты ведь не можешь держать рот на замке.

— Уходи.

Патрик ухмыльнулся, наблюдая, как Мадди заливается краской.

— Во-первых, сейчас обед, а во-вторых, это моя радиостанция. Так что где хочу, там и хожу.

— Ну ты же видишь, я занята, а Стивена нет. Он сказал, у него встреча с клиентами. А может, он просто сбежал, потому что я измучила его своими вопросами.

— Не бойся, он умеет за себя постоять. — Патрик огляделся вокруг и заметил, что все папки расставлены по местам. В рекламном отделе всегда все было вверх дном, теперь ответственной за порядок будет Мадди. — А здесь стало уютно. Раньше из-за папок столов не было видно. А кто передвигал мебель и полки?

— Я.

— Мадди, — испуганно воскликнул Патрик, — это же очень тяжело! Почему ты не позвала меня?

Под опущенными ресницами он не увидел выражения ее глаз.

— Не такая уж я и беспомощная. Потихоньку, полегоньку, так все и передвинула. Разбросанные бумаги, папки и все остальное в коробках в шкафу. Я их потом разберу.

В коробках? Еще того лучше!

— А отец позволил бы тебе таскать такие тяжести? — строго спросил Патрик.

— Нет. Папа вообще человек старых правил.

— Я тоже. Прошу тебя, больше не делай этого.

— Но ты же взял меня на работу.

— Я взял тебя в отдел рекламы, а не такелажником!

Мадди скользнула по нему взглядом. Ее золотисто-карие глаза отражали самые различные чувства, и Патрику было не понять, что за мысли роятся у нее в голове. Похоже, не такая уж она и пустышка, какой может показаться вначале.

— Если с тобой что случится, Бет и Кейн мне никогда не простят, — прибавил он.

Помолчав, Мадди глубоко вздохнула.

— Бет звонила мне вчера вечером, — призналась она, — мы долго разговаривали. Как выяснилось, она не помнит своих приемных родителей. Скорее всего, они просто пытались сохранить семью, взяв малышку. После развода судья постановил отправить Бет в детский дом, признав обоих родителей неспособными к выполнению родительских обязанностей.

Патрик кивнул и присел на краешек стола напротив.

— Бет счастлива, что нашла сестру.

— Возможную сестру, — поправила его Мадди. — Я… я позвонила родителям и рассказала им про Бет. Они очень сокрушались, что девочку отдали в детский дом. Мои родители согласились бы удочерить нас обеих.

Патрик почувствовал боль в груди. Сплошные сложности. Сначала предательство жениха, а теперь Мадди беспокоилась, как родители воспримут известие о неожиданно обретенной сестре. Жизнь выходит из-под контроля.

Патрик знал, как это бывает.

Потеряв отца, он утратил покой. В нем бушевали самые противоречивые чувства — боль и страдание, сознание собственной вины, неуверенность в завтрашнем дне. Жизнь казалась сложной, запутанной. Но теперь все позади, он в конце концов научился смотреть на вещи проще.

И вот снова все усложняется; он этого не хотел, хотя прятаться от жизни не имел права.

— Документы об удочерении недоступны, — сказал он, — но люди Кейна сумеют докопаться до истины. А знаешь, я бы пообедал. Давай перекусим, — предложил Патрик, желая отвлечь Мадди от грустных мыслей.

— Я не хочу быть здесь на особых правах, — ответила она, вздернув подбородок.

— Мадди, ты разовьешь во мне комплекс, если будешь мне во всем отказывать. Я хочу есть, и ты, наверное, тоже. Пойдем.

— Ладно. Но плачу я, — милостиво согласилась она.

Патрик внимательно посмотрел на нее.

— Я не позволяю платить женщинам, которых приглашаю на обед. За такие дела мой папа отлупил бы меня ирландской дубинкой по одному месту.

— Что такое ирландская дубинка?

— Большая палка. Плачу я.

— Это так же старомодно, как запрещать мне двигать мебель.

— Ничего не поделаешь.

В Патрике были заложены те же старые понятия, какие и Мадди внушали с детства. Но признаваться в этом она не собиралась.

— Ты всегда поступаешь так, как тебе хочется? — спросила Мадди, пытаясь выдержать его пристальный взгляд.

— Тебе станет легче, если я скажу, что приглашать новичков на обед — мое правило? Ну, пойдем же, в кафе сегодня молочный коктейль с ягодами. Ты обязательно должна попробовать! Ягоды в нем похожи на чернику, только вкуснее.

— Мне, пожалуйста, шоколад, — заупрямилась Мадди.

— Ох уж эти капризы! Хоть бы раз встретить женщину, которая не спорила бы по каждому поводу.

— Думаю, упрямые женщины — не большая проблема в твоей жизни, — парировала Мадди со всей возможной резкостью.

— Представь себе! А вот Стивен Травер всегда и во всем соглашается. Он никогда бы не отказался пообедать со мной.

Мадди закатила глаза.

Они направились к машине.

— Мне нравится Стивен, — сказала она, — Кэнди отзывалась о нем как об очень приятном человеке.

— Как это она разрешила тебе называть ее Кэнди? — поинтересовался Патрик. — Я знаю Грозного Финна с пятнадцати лет и ни разу не осмелился назвать ее иначе как мисс Финни.

— А ты спрашивал ее о разрешении?

Вопрос застал Патрика врасплох. Обстоятельства их знакомства с Грозным Финном были не самые благоприятные, возможно, поэтому она с самого начала внушала Патрику благоговейный трепет. Встретив пристальный взгляд Мадди, он вздохнул.

— Нет.

— А я спросила, и она согласилась.

И все-таки Патрик усомнился, что все было так просто. Дело в том, что Мадди никого не могла оставить равнодушным. Она была искренна и говорила без обиняков, лучезарно улыбалась, а ее глаза, по цвету напоминающие топазы, излучали тепло. Патрика она поразила в самое сердце, и с этим он уже ничего не мог поделать.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Он распахнул перед Мадди дверцу своего «блейзера» и, пока она выбиралась из машины, старался не смотреть на ее веснушки, от которых гладкая и бархатистая кожа девушки казалась еще белее.

— Спасибо, — поблагодарила она.

Хорошо хоть позволяет придерживать перед ней дверь. Но спор о том, кому платить, скорее всего, еще не окончен. Патрик лишь пожал плечами и направился к кафе.

Увидев, что кафе маленькое, Мадди расцвела в улыбке.

— Прямо как у нас в городе!

— Занимайте любые места, — крикнула им официантка через весь зал.

Патрик кивнул и повел Мадди к угловой кабинке. Когда он был мальчишкой, их семья какое-то время жила здесь, в Крокетте. С тех пор кафе ничуть не изменилось: та же еда, те же голубые клетчатые занавески, даже официантка та же, только поседевшая да немного округлившаяся.

— Мне нравится, как здесь кормят, — сказал Патрик, — здесь готовят все, чем диетологи питаться не рекомендуют.

Улыбка не сходила у Мадди с лица.

— Правда?

— Да, все жареное и очень соленое.

— Как дела, Патрик? — спросила официантка, приближаясь к их столику.

— Нормально. Шерли, это Мадди Джексон. Мы предполагаем, что они с Бет сестры-близнецы.

Шерли наклонилась, чтобы получше разглядеть Мадди, и кивнула.

— Так и есть! Похожи как две капли воды.

— А что, здесь все друг друга знают? — поинтересовалась Мадди, удивленно хлопая глазами.

Ей было не привыкать к тому, что в Слэпшоте ее знают все: городишко маленький, к тому же она — дочь мэра. Но тут…

— Да, О'Рурков знают все, — ответила Шерли, вынимая из-за уха карандаш. — Построив здесь текстильную фабрику, они, можно сказать, спасли город. Что будем заказывать?

Мадди указала пальцем на «чудо-гамбургер».

— Вот это, наверное, вкусно. Еще шоколадный коктейль, капустный салат, а на десерт — ягодный пирог. И счет, пожалуйста, мне, — прибавила Мадди.

— Мне, — возразил Патрик.

— Мне!

После минутного колебания Шерли сказала:

— Этот счет пусть оплатит Патрик, а вы заплатите в следующий раз.

Официантка потрепала Мадди по руке и поспешила на кухню.

— Ты заранее знал, что она так скажет, — обвинила Патрика Мадди.

Патрик пожал плечами, едва сдерживая улыбку. Муж Шерли работал на текстильной фабрике, поэтому, что бы ни случилось, она была всецело на стороне О'Рурков.

Вскоре им принесли заказ. «Чудо-гамбургер» в этом кафе был самым большим блюдом, к нему подавали целую гору картофеля фри с сыром. Мадди щедро сдобрила картофель острым соусом «Табаско».

— Я выросла в Нью-Мексико, а там все всегда едят чили, — пояснила она.

Патрик и вообразить себе не мог, что можно так запросто заглатывать огонь! Внове ему было и то, что женщина, обедая с мужчиной, не смущается заказывать такую гору еды.

Когда они вышли из кафе, у Патрика зазвонил мобильник. На дисплее высветился номер его матери. Патрик тихо застонал от досады: что-то подсказало ему, что звонит она неспроста.

— Что-нибудь не так? — поинтересовалась Мадди, пристегиваясь ремнем безопасности.

— У меня какое-то неприятное предчувствие.

— Тогда не отвечай.

Патрик покачал головой — не ответить на звонок матери все равно что не ответить на звонок президента. Выбора не было.

— Привет, мам.

— Как я понимаю, у тебя новая сотрудница, — донесся из трубки голос Пигин. Она говорила с мягким ирландским акцентом. — Мне сказали, что Мадди — вылитая Бет.

Да, новости в семье О'Рурков распространялись со скоростью света.

— Она… они похожи.

— Я рассчитывала, что сегодня вечером мы поужинаем все вместе и познакомимся с Мадди. Думаю, ты сможешь пригласить девушку к нам, — сказала мать.

Только этого не хватало!

— Мам…

— Бет говорит, что бедная девочка очень переживает. А мы на примере Катлин знаем, что это такое.

Катлин.

При упоминании о ней сердце у Патрика болезненно сжалось. Сейчас жизнь его сестры устроилась, но как же она была безутешна, когда этот подонок Фрэнк ушел от нее!

— Мадди обязательно нужна семья, чтобы пережить черную полосу, — продолжала Пигин.

— Но мы таковою не являемся, — возразил Патрик и бросил взгляд на Мадди, которая вежливо отвернулась, бесстрастно глядя в окно и не проявляя к разговору ни малейшего интереса.

— Патрик Финнеган О'Рурк, Мадди — родная сестра Бет. Поэтому она — часть нашей семьи.

Ну, уж если мать назвала его полным именем, шутки плохи. Патрик в бессилии откинулся на спинку сиденья. Раз Пигин объявила кого-то членом семьи, то ничего не попишешь, так тому и быть. Тот факт, что Бет и Мадди — родные сестры, почти не подвергается сомнению. А этого вполне достаточно, чтобы в знак поддержки в очередной раз объявить всеобщий сбор семейства.

— Хорошо, я постараюсь, — проговорил он в трубку.

— Вот и прекрасно, милый. Ужин в шесть, но приезжайте пораньше, чтобы у нас было время пообщаться.

Патрик собирался напомнить, что обещал лишь постараться, но мать повесила трубку прежде, чем он смог произнести хоть слово.

Вздохнув, Патрик завел машину и покатил вдоль дороги. Нетрудно было себе представить реакцию Мадди на его предложение уехать с работы пораньше на ужин к его матери. Один раз она уж и так взвилась, не желая «быть на особом положении». Но обед — одно, а приглашение на ужин в семейном кругу — совсем другое.

— Моя мать пригласила нас на ужин, — начал Патрик после долгой паузы. — Нам нужно будет выехать уже через час, чтобы не застрять в пробках.

Как и ожидалось, Мадди тут же замотала головой.

— Я думаю, не стоит.

— Сама ты так и не выберешься посмотреть на паром в Бремертоне и не увидишь города, — выдвинул он свой довод.

— Я не уйду из офиса раньше. Ты взял меня на работу, и я буду работать.

— О господи! Пойми, мама хочет, чтобы ты почувствовала себя частью нашей семьи, — сказал он. — Бет выложила все о твоих неурядицах, и мама за тебя очень переживает.

— Как она может переживать? Она же меня не знает.

— Моей маме это не важно. — Патрик задумался, не рассказать ли ей про Катлин, но все-таки решил, что об этом имеет право рассказывать только сама сестра.

— Ммм. Бет говорит, что мама у тебя замечательная.

Эти слова доставили Патрику неизъяснимое удовольствие.

— А мы в восторге от Бет, — ответил Патрик, — они с Кейном просто созданы друг для друга. Наконец-то кроме работы у него есть и личная жизнь.

— Хорошо, что ты хотя бы женитьбу брата одобряешь.

— Вот только не начинай все сначала, ладно?

— А я никогда и… — Мадди прикусила нижнюю губу и так стиснула руки, что побелели костяшки пальцев. Она хотела и не решалась что-то сказать.

— В чем дело, Мадди?

Все утро Мадди мучительно пыталась разобраться в себе. Она совсем запуталась и была не в силах понять, что именно так удручает ее в несостоявшейся свадьбе. Как бы то ни было, она должна открыть Патрику всю правду от начала до конца, даже если рискует показаться смешной.

— Твоя мать не будет… то есть ей незачем обо мне беспокоиться.

— Мамы генетически запрограммированы беспокоиться. Разве твоя мама не такая?

— Такая. — Мадди чуть улыбнулась. Ее отцу понравилось бы выражение «генетически запрограммированы беспокоиться». То же самое с полным правом можно было сказать и об отце. — Дело в том, что не так уж я и переживаю из-за отмены свадьбы, — призналась Мадди после паузы, — мне было, конечно, крайне неприятно, но вообще-то хорошо, что все так обернулось.

Патрик удивленно вскинул брови.

— Да?

Вот черт! Как же тяжело, однако, признаваться в своей глупости. Ведь надо было все обдумать заранее, до того, как закажут угощение и венчание в церкви. В том, что произошло, она виновата не меньше Теда.

Подавленная и униженная, Мадди кое-как выбралась из машины. Скрестив руки на груди, она устремила взгляд на залив. В воздухе чувствовался привкус соли. Свежий ветерок разгонял волны. Здесь было прохладнее, чем дома, но свежий воздух приятно холодил разгоряченное лицо Мадди.

Патрик вышел из машины, захлопнул дверцу и встал рядом с ней, прислонившись к крылу автомобиля.

— Ладно, — сказал он, помолчав, — любовных страданий нет, и это уже хорошо. Тогда в чем дело-то?

— Я сомневалась, я раздумывала насчет свадьбы, — прошептала она. — Мы с Тедом встречались, еще когда учились в школе. Нам не приходило в голову, что в один прекрасный день мы можем разлюбить друг друга. Все вокруг были уверены, что мы поженимся. Ну, разве не естественно, что девчонка должна выйти замуж за соседского мальчишку?

Патрик задумался.

— А что изменилось в тебе в день свадьбы? Ты вроде была готова к такому серьезному шагу, хотела родить ребенка.

Мадди пожала плечами.

— Я уже давно сомневалась, но мне казалось, что это просто трусость. Папа хотел, чтобы я не спешила с замужеством по крайней мере до двадцати двух. И вот мне двадцать шесть, и я не замужем. И никогда не выйду, — поспешно прибавила она.

Патрик рассмеялся.

— Подожди, еще передумаешь.

— Но ты ведь не передумал.

— Я мужчина. У мужчин все по-другому.

На лице Мадди выразилось негодование.

— Ну, в общем, обо мне нечего беспокоиться, потому что я на самом деле не любила и спасать меня не надо. Так что, если хочешь, можешь спокойно уволить меня, я не обижусь.

Патрику вдруг ужасно захотелось обнять и поцеловать ее в соблазнительные губы, но он сдержался.

— А если б ты его любила, то тебя не смутила бы перспектива возвратиться домой и стать предметом сплетен?

Мадди опустила голову.

— Ну вот, видишь, а ты хочешь, чтобы я не беспокоился! У О'Рурков это в крови, я тоже беспокоюсь, когда на то есть причина!

Эти слова прозвучали жестко, даже агрессивно.

— Вообще-то, если бы не та девчонка, у нас все, может быть, и сладилось, — хмуро заметила Мадди, — не надо было нанимать прислугу на свадьбу из другого города, но в Слэпшоте нет таких фирм.

— Думаю, девчонка не виновата в том, что Тед подлец.

— Конечно, виновата я, потому что я плоскогрудая! — съязвила Мадди.

Патрик прислонился к «блейзеру». Подул ветер, и прядь волос Мадди коснулась его плеча. Он поправил ее выбившийся локон. Прекрасные золотистые волосы Мадди блестели на солнце, отливая медью, и в жестких пальцах Патрика скользили, как шелк.

— Прекрати. У тебя очень красивая грудь, — произнес он.

— А вот Тед говорил…

— Да плевать на то, что говорил твой Тед! — перебил ее Патрик. — Теду нет оправдания.

— Он со мной был честным.

— Ну конечно!

Патрик оперся обеими руками о машину так, что Мадди оказалась заключенной между ними и прижатой спиной к машине. Они остановились на загородном шоссе, где движения почти не было. Высокие, поросшие ежевикой холмы, тянувшиеся вдоль дороги, и «блейзер» с тонированными стеклами скрывали их от посторонних глаз. Обстановка располагала к близости.

— Мадди, он пытался свою неполноценность приписать тебе. Поверь, не всех мужчин прельщают пышные формы. Некоторым нравятся изящные, элегантные фигуры. Как у тебя, например. Не нужно стричь всех под одну гребенку.

— Но я ведь не очень…

И тут Патрик, не в силах больше сдерживать свою страсть, жадно припал к губам Мадди.

Мадди, потрясенная, застыла на мгновение. Ей и во сне не могло привидеться такое. Этот пылкий поцелуй обжигал и не вязался с образом всегда спокойного и беспечного Патрика.

Мадди обвила его шею руками и что было сил прильнула к нему. Она вся пылала, по спине пробежала дрожь. Чувство, разгоравшееся в ней, было ярким и неожиданным, как ослепительная вспышка молнии над мертвой пустыней.

— Да… да, — шептал Патрик.

Его руки ласкали ее, гладили ее спину, спускаясь все ниже и ниже. Мадди охватило желание, и она еще теснее прильнула к нему. Чувствуя себя маленькой и хрупкой, она словно искала защиты в его объятьях.

По сути, она мечтала о поцелуях Патрика с самого начала их знакомства, когда он страшно напугал ее, чмокнув по ошибке в щеку.

Шепот ветерка и плеск воды в заливе сливались с биением ее сердца. Патрик приник поцелуем к ее шее, и Мадди размышляла, не останется ли от его губ след как особое клеймо, пусть временное, ее принадлежности Патрику О'Рурку.

Эта мысль, вопреки ожиданиям, не вызвала в ней беспокойства. Ведь, в сущности, она ему не принадлежала и никогда не будет принадлежать. Человек, скрывавшийся под маской обаятельного легкомыслия, был столь же притягательным, сколь и недоступным. На самом деле он совсем не тот, кем хочет казаться, и… даже не тот, кем кажется себе.

Если она не смогла вовремя раскусить Теда, что уж говорить о человеке, куда более сложном? Патрик скользнул кончиком языка по ее коже, и Мадди сладострастно вздохнула. Ее тело напряглось как струна, и она запустила пальцы в его темные волосы.

— Мадди, — прошептал Патрик одними губами, — теперь ты веришь?

— Верю… во что? — с трудом выдавила из себя Мадди.

— Теперь ты веришь в свою привлекательность?

Мадди поджала губы. Так вот оно что! Он хотел доказать, что не такая уж она и страшная, когда мужчине просто нужно утолить свою похоть. Выходит, все, что было, ничего не значит. В очередной раз Мадди убеждалась в собственной правоте: все мужчины — негодяи и другими быть просто не могут. Она напряглась и сделала попытку отстраниться, но Патрик все еще не выпускал ее из объятий.

Придется отпихнуть его.

— Конечно, верю, — пробормотала она и толкнула Патрика в грудь. Он остался неподвижен, как скала.

— Ну, что еще тебя не устраивает?

— Ты, — сердито рявкнула Мадди. — Она попыталась высвободиться из его рук, но безуспешно. — Пусти меня!

— Не пущу, пока не объяснишь, в чем дело.

Патрик не желал, чтобы Мадди заметила, как нелегко ему сдерживать свое возбуждение. Она могла бы понять это без труда, если бы не эта ее, невесть откуда взявшаяся, раздражительность.

Вот только если… впрочем, не могла же Мадди оставаться девственницей в свои двадцать шесть лет. Может, ее жених и мерзавец, но не совсем же он недоумок.

Неужели такое может быть?

Патрик покачал головой. Если Мадди настолько неопытна, остается только предполагать, как легко она ранима.

Мадди извивалась в руках Патрика, пытаясь высвободиться, и тем самым все больше распаляла его.

— Пусти меня, я сказала!

Патрик приподнял бровь.

— Я вижу, тебе не терпится съездить мне по физиономии, но это не лучший выход.

— Это просто смешно!

— Кто тебя знает. Могу поспорить, ты так была ошарашена, что не ударила Теда. И теперь в тебе скопилось столько злости, что ты жаждешь выплеснуть ее на другого. Но представь, сколько будет разговоров, если я явлюсь к ужину с фингалом под глазом. Ну, так расскажи, в чем все-таки дело?

— Хорошо, — сказала она, — я расскажу про парня, который целует женщину только ради какого-то дурацкого доказательства. Интересно, тебе понравилось бы, если бы я целовалась с тобой только для того, чтобы что-то доказать?

— Мужчины не женщины. Целоваться нам всегда нравится, — ляпнул он, не подумав.

— Как это… ты… ты… — ее голос перешел на крик.

— Чувствую, придется начинать заново, — недовольно проворчал Патрик.

— Что заново?

— Целоваться. В моем арсенале есть и другие формы убеждения.

Отринув прочь все сомнения, Патрик скользнул пальцами по щеке Мадди, затем по шее и, наконец, остановился на верхней пуговице ее платья. Еще утром, взглянув на платье Мадди, он первым делом отметил, что пуговицы тут самые обычные и расстегиваются просто.

С ловкостью, отработанной уже к шестнадцатилетнему возрасту, он одной рукой расстегнул пуговицу, коснулся ее груди и почувствовал, как Мадди судорожно вздохнула, но не произнесла ни слова. С остальными тремя пуговицами он справился так же легко, как и с первой. Патрик просунул руку под расстегнутое платье и удовлетворенно улыбнулся: ему нравились лифчики, которые расстегиваются спереди. С крючками шелкового бюстгальтера было покончено так же быстро, как и с пуговицами на платье. Зрачки Мадди расширились.

— Ну, что теперь скажешь? — спросил он.

— А что я должна сказать?

Ну, например, «не надо».

Подсказывать ей такой ответ он, разумеется, не стал, тем более что ему не хотелось его услышать. А потому лишь пожал плечами.

— Я же говорил тебе, что я нехороший. Теперь сама можешь убедиться. Интересно, что бы сказал твой отец, увидев нас сейчас?

— Ничего бы он не сказал. Он бы просто застрелил тебя. Папа — сторонник жестких мер.

Патрик ухмыльнулся.

— А ты?

— Я?.. Пожалуй, я бы попросила отца повременить. Хоть минуточку. — В золотисто-карих глазах Мадди странным образом соединялись сладостное предвкушение и страх. Ей не терпелось узнать, понравится ли ему ее тело, и в то же время она боялась услышать правду.

Предположение Патрика, что Мадди девственница, стремительно перерастало в уверенность, но он старался не думать об этом. Иногда что-то лучше не знать.

Патрик стиснул Мадди в объятьях и поцеловал в губы, а его руки вступили на запретную территорию. Лифчика больше не было, и руки Патрика, лаская, накрыли ее грудь. От его прикосновений соски стали жесткими. Страсть переполняла Патрика. Близость с женщиной была для него не нова, но запах Мадди, вкус ее поцелуя, ее целомудрие невероятно возбуждали его.

Не раздумывая больше, Патрик впился в ее губы. Целовать Мадди он мог бы бесконечно. Опытная или нет, Мадди обладала особым талантом к поцелуям, и мужчина, которому она их дарила, чувствовал, что его жизнь прожита не зря.

А ее руки… как же ему нравились эти любопытные проворные пальцы, так нежно отвечавшие на его ласки. Он должен был сразу понять, что Мадди невероятно чувственна.

Патрик совсем было потерял голову, но вдруг послышался гудок, и с проплывавшей мимо моторной лодки им крикнули что-то непристойное.

— Черт! — выругался Патрик и обернулся.

Моторная лодка проплыла дальше, и находившиеся на ней люди больше не обращали на них внимания.

Патрик повернулся к Мадди. Она стояла, прислонившись к «блейзеру». Ее платье было расстегнуто и измято. Всем своим еще напряженным телом, которое отказывалось подчиниться разуму, он прильнул к ней. Соблазнить Мадди для Патрика было проще простого. Но это было не в его характере.

— Если ты все еще не поняла, — произнес он с расстановкой, теснее прижимаясь к ней, — то знай: ты очень сексуальная, просто безумно. А это… — Патрик провел рукой по ее груди, — самая красивая грудь. Ты поняла? — строго спросил Патрик.

Мадди кивнула. Ее переполняли чувства, и она не знала, радоваться или плакать оттого, что их поцелуй прервали. С Тедом она никогда не испытывала ничего подобного.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

— До чего же вы похожи! Прямо в голове не укладывается! — воскликнула Катлин О'Рурк, переводя изумленный взгляд с Бет на Мадди.

Катлин была самым младшим ребенком в семье О'Рурков и матерью очаровательных двухлетних девочек-близнецов.

— А почему вас это так удивляет? Ведь ваши дети тоже близнецы, — ответила Мадди безмятежно. Обстановка в старинном доме Пигин О'Рурк, где в этот вечер яблоку негде было упасть, показалась Мадди милой и по-домашнему уютной.

Однако стоило ей взглянуть на Патрика, и непринужденности как не бывало. Он сидел за столом и, распивая с братьями кофе, обсуждал тактику футбольного матча. Патрик был так хорош, что у Мадди снова затрепетало сердце.

Неужели это ему она позволила так прикасаться к себе?

Ощущение нереальности произошедшего не покидало Мадди, но следы от страстных поцелуев Патрика на ее груди говорили об обратном. Перебирая в памяти подробности случившегося, она чувствовала, как кровь приливает к ее лицу. Мадди вспомнила, что, когда его пыл утих, Патрик как-то замкнулся в себе. Он помог ей забраться в «блейзер», сам сел за руль и, мрачнее тучи, помчался обратно на радиостанцию. Через час Патрик вошел в отдел рекламы и холодным официальным тоном осведомился, готова ли она ехать. На пароме и в машине, добираясь до дома его матери, они едва обменялись парой слов, а когда прибыли на место, ей показалось, что он даже не посмотрел в ее сторону.

Мадди прикусила губу и задумалась.

— Узнаю этот взгляд, — сказала ей Катлин, понизив голос.

— Какой взгляд?

— Такой — «моя жизнь разбита». Я и сама часто видела его в зеркале, — вздохнула она. — Видишь ли, когда я была беременна, мой муж сбежал с моей лучшей подругой.

Глаза Мадди расширились от изумления. Да, чувства Катлин она могла себе представить без труда.

— Это ужасно! То, что случилось со мной… это никак… — Мадди смешалась, не зная, что сказать.

Катлин пожала плечами.

— Предательство всегда предательство.

— А ты не думала снова выйти замуж? — выпалила Мадди, но тут же прикусила язык. Задавать подобные вопросы было неуместно: они с Катлин почти не знакомы, да и вообще, какое ей дело?

Но Катлин не обиделась. Она погладила головку раскрасневшейся во сне дочери и покачала головой.

— Если бы не дети, быть может, и вышла бы замуж. Но теперь нужно думать о девочках, — вздохнула она. — Я не хочу их травмировать.

— Ну, если человек попадется хороший, то и детям будет хорошо, — вмешалась Бет, явно болея душой за свою золовку. — Такую возможность не надо исключать.

Катлин и Мадди обменялись понимающими взглядами. Бет была счастливейшей из женщин: она ждала ребенка, муж ее боготворил, и убеждать ее в том, что любовь может принести не только радость, но и горе, все равно что убеждать в том, будто земля плоская.

Повинуясь безотчетному порыву, Мадди обратила взгляд на Патрика. Он повернул голову и, перехватив взгляд Мадди, тут же помрачнел, улыбка слетела с его лица. Мадди смущенно поежилась. Может, он сейчас вспомнил, как она выглядела в расстегнутом платье, когда его руки ласкали ее грудь?

У нее по спине пробежала дрожь.

Ее снова одолели сомнения: все-таки, наверное, целуя ее, он пытался что-то доказать. О сексе и мужчинах Мадди имела весьма смутные представления, а потому ни в чем не могла быть полностью уверена, тем более когда дело касалось такого мужчины, как Патрик.

Вдруг Патрик резко поднялся из-за стола.

— Может, прогуляемся, Мадди? — обратился он к ней.

— Это мысль! — сказала Шаннон, старшая дочь О'Рурков. У нее была такая броская внешность и выглядела она так эффектно, что Мадди рядом с ней чувствовала себя просто дурнушкой. — Я так плотно поужинала, что мне лучше пройтись.

Патрик бросил на нее страдальческий взгляд.

— Шаннон, не смеши людей. Куда тебе гулять на таких каблуках.

Сестра состроила очаровательную гримаску и, красуясь, выставила вперед ногу в элегантной туфле.

— Ах ты, дамский угодник!

— Ничего не поделаешь. Таким уж уродился. — Патрик перевел взгляд на Мадди. — Ну так как?

— А… хорошо, — согласилась она, избегая встречаться взглядом с остальными О'Рурками. Со стороны выглядело так, будто Патрик хочет уединиться с ней, но она сразу поняла, что романтического свидания не будет. Мадди стало очевидно, что происшедшее днем — чистая случайность и Патрик явно не хочет повторения.

Было только начало осени, но ночи становились прохладными.

— Не холодно? — спросил Патрик, пока они брели по темной, обсаженной деревьями аллее.

— Нет.

Прежде чем выйти на улицу, она надела пиджак, а Патрик остался в рубашке. Верно, строит из себя мужественного мачо, подумала Мадди. Хотя, с другой стороны, это она не привыкла к сырому воздуху северо-запада, а для него холода — дело обычное.

— Я хотел поговорить с тобой, — начал Патрик после паузы.

— Я поняла.

— Все это, конечно, ерунда, — он остановился и сунул руки в карманы. — Но я все размышляю о том, что произошло днем.

— Я тоже.

— Но между нами ничего не было, вот в чем дело, — сказал он резко.

Мадди с негодованием посмотрела на него. Может, для Патрика такие вещи ничего не значат, но для нее все это очень серьезно. Не каждый раз, целуясь с парнем, осознаешь, что это именно то, чего раньше не хватало.

— Мне казалось, что это серьезно, — пролепетала она.

— Вот этого-то я и боялся.

— Неужели!

— Я не должен был целовать тебя. После всего, что ты пережила, этого не стоило делать.

— Если бы мне этого не хотелось, я бы тебе сказала.

Патрик ухмыльнулся. Уж это точно, Мадди бы сказала. Она все говорит без обиняков.

— Я хочу быть честен с тобой, — продолжал Патрик. — Ты потрясающая девушка, но я не собираюсь жениться. Даже если бы и собирался, то не раньше, чем добьюсь успеха в делах. Я боялся, что ты меня неправильно поймешь.

Неправильно поймет? Опять думает, что у нее на него «виды». Сколько можно!

Мадди выпрямилась.

— Чего ты опасался?

В ее голосе Патрику послышались угрожающие нотки.

— Ну, ты такая наивная, вот я и подумал, что ты сделаешь неверные выводы. Не надо было заходить так далеко. Не то чтобы это могло привести к чему-то серьезному, нет, просто в принципе это было ни к чему. — Он покачал головой, чувствуя себя полным идиотом. Что за бред он несет? — Это я во всем виноват.

— До чего же мило с твоей стороны.

— Мадди…

Мадди не знала, смеяться ей или злиться.

— Так ты решил, что из-за какого-то дурацкого поцелуя я захочу за тебя замуж? — Она постаралась придать своим словам ироничное звучание. — Это поцелуй, и не более того. Разве не это ты сам только что мне втолковывал? Ты что, за дуру меня принимаешь?

Патрик поморщился.

— Вовсе нет.

— Надеюсь! С чего ты взял, что я имею на тебя виды? Мы едва знакомы, и я даже не уверена, нравишься ты мне или нет. Кроме того, у меня только что был неприятный опыт с замужеством — меня бросил жених, — так почему ты решил, что мне захочется замуж за тебя?

— Мне кажется, я этого заслуживаю.

— Я думаю, как мне устроить свою жизнь, — продолжала Мадди, кипя от негодования, — и, уж конечно же, замужество не входит в мои планы. Я считала, что достаточно ясно выразилась на этот счет. А уж как ясно ты дал мне понять, что не хочешь жениться! Так почему мы снова возвращаемся к этому вопросу?

— Ты права.

Самолюбие Патрика было больно задето такой реакцией Мадди, но ему хватило ума не продолжать этот разговор. Пожалуй, с его стороны и впрямь было чересчур самонадеянно делать подобное предположение, но Мадди была не такая, как все женщины. Она была наивной идеалисткой, несмотря на историю с ее женихом, и с самого начала смотрела на Патрика сквозь розовые очки. И теперь в его душе шевельнулось подозрение, что он сам стал причиной ее страданий.

— Бет и Кейн предложили отвезти меня в гостиницу. Пойду посмотрю, не собираются ли они ехать, — сказала Мадди.

Патрику ничего не оставалось, как только кивнуть.

В сложившейся ситуации лучшим выходом для него было избегать общения с Мадди. А это непросто: ведь она работает на его радиостанции. Но ничего не поделаешь, другого выхода нет.


Набрав несколько слов на компьютере, Мадди подперла рукой щеку и невидящим взглядом уставилась на экран. Последние две недели Патрик с ней почти не разговаривал. Он обходился с ней так, как сама она поначалу хотела, то есть как со всеми остальными сотрудниками. После того ужина Кейн и Бет довезли ее до дома, и с тех пор, когда Мадди бывала у О'Рурков, Патрик непременно отсутствовал.

«Ты потрясающая девушка, но я не собираюсь жениться».

Мадди все еще злилась, вспоминая его дурацкое «предупреждение».

— Пошел он к черту! — прошептала она.

Неужели больше не о чем думать, как только о Патрике! Вот, например, раньше она считалась единственным ребенком в семье, а теперь у нее есть родные сестра и зять. С самого начала О'Рурки были уверены, что Мадди и Бет сестры, и тем не менее раздобыли доказательства их кровного родства. Кейн выложил кучу денег за генетическую экспертизу, и ее результаты пришли в тот же день, что и документы об удочерении Бет и Мадди.

Несколько раз Мадди звонили родители. Они страшно обрадовались тому, что она обрела родную сестру, и планировали вскоре вылететь сюда, чтобы познакомиться с Бет. О таких родителях можно было только мечтать.

Тихонько вздохнув, Мадди исправила опечатку в одном из своих графиков. Работа требовала внимания. Стивену, похоже, нравились ее предложения по рекламе, значит, хотя бы на службе у нее порядок.

Но только не на личном фронте.

Оставив бесплодные попытки сосредоточиться на работе, Мадди посмотрела в окно. День выдался ненастным, и все в один голос жаловались на зарядившие в последнее время дожди.

— Как тебе погодка? Еще не надоела? — спросил Стивен, выводя ее из задумчивости. — В Нью-Мексико дождей почти не бывает.

Мадди принужденно улыбнулась и покачала головой.

— Нет. Мне нравится: благодаря дождям все зазеленело вокруг.

— И Патрик так говорит.

Снова Патрик.

Ну вот! Уже минуты не проходит без того, чтобы о нем не вспомнить. Своими вежливыми кивками в коридоре или в комнате отдыха Патрик просто сводил Мадди с ума. Она не жаждала его поцелуев, но, бог весть почему, он стал сторониться ее, словно она прокаженная, и это задевало ее за живое.

— Я хочу выпить чашечку кофе, — сказала Мадди, не в силах подавить в себе нервное возбуждение, — вам принести?

— Нет. У меня в термосе еще остался «Френч Роаст», который принесла Кэнди.

На этот раз Мадди улыбнулась с нескрываемым удовольствием. Она без труда уговорила Кэнди готовить кофе для Стивена. Чтобы свести эту пару, ей почти не пришлось прилагать усилий.

Направляясь сейчас в комнату отдыха, Мадди заметила, что Кэнди заваривает чай.

— Как дела?

— Все хорошо. А как Стивен? — озабоченно осведомилась Кэнди.

— Нормально, — успокоила Мадди свою новую подругу. — А ты в курсе, что он в разговоре зовет тебя теперь Кэнди? А если кофе приготовила не ты, он к нему и не притронется.

Кэнди зарделась. Она больше не зализывала волосы назад и с новой прической выглядела очень мило. До любовного свидания Кэнди и Стивена было еще далеко, но Мадди ни минуты не сомневалась в особом расположении ее шефа к Кэнди.

— Жаль, что тебя здесь не было двадцать лет назад, — мечтательно проговорила Кэнди.

— Двадцать лет назад здесь от меня было бы немного толку. Кроме кукол, меня тогда ничто не занимало.

— А я в это время… — Кэнди замолкла, потому что в дверях появился Патрик. — Пожалуй, я пойду к себе.

Кэнди прошествовала мимо Патрика и незаметно подмигнула Мадди.

Поспешно налив себе чашку кофе, Мадди обернулась. Ей не терпелось увидеть, не исчезла ли с его лица дурацкая маска вежливости, с которой он не расставался вот уже две недели.

Как же это действовало ей на нервы!

Мадди отхлебнула кофе, наблюдая за Патриком из-под опущенных ресниц.

— Стивен говорит, у тебя сейчас потрясающе интересная работа, — сказал Патрик, сливая из кофеварки остатки кофе в чашку и выдергивая штепсель из розетки. — Как я понимаю, ты готовишь проект новых рекламных щитов для нашей радиостанции. Горю желанием поскорее его увидеть.

— Угу.

— Ну, ладно. Пойду к себе.

Мадди скорчила гримасу вслед ему. Она, конечно же, была признательна Патрику за то, что он взял ее на работу, но все-таки не мешало бы ему быть с ней поприветливей. Ведь не она, а он поцеловал ее первым.

По правде сказать, Мадди сейчас очень хотелось, чтобы Патрик снова столь же пылко поцеловал ее. Она стала пунцовой при мысли о том, что разожгла в Патрике такую страсть. Однако для полной уверенности в этом ей не хватало опыта. Она слышала, будто женщинам легко имитировать возбуждение. Интересно, а могут ли притворяться мужчины? Патрик тесно прижимался к ней, и его реакция там… ну, ниже пояса, была весьма выразительной. Бог знает чем забита у нее голова!

— До чего же все непонятно! — пробормотала Мадди себе под нос.

В этот день из-за эпидемии гриппа на радиостанцию не явилось так много сотрудников, что здание казалось необитаемым. Мадди улыбнулась диджею Маку, и тот, подзывая ее, бешено замахал руками, прикрывая рот, чтобы не раскашляться. Она на цыпочках вошла в студию.

Диджей всучил ей наушники и микрофон.

— Говорить не могу, а музыка вот-вот закончится, — прошептал он и метнулся к двери.

Целых десять секунд Мадди простояла, уставившись на наушники.

В студию вошел радиоэлектронщик Джереми, и Мадди попыталась вручить ему микрофон, но тот замотал головой и с выражением ужаса на лице попятился к двери, предоставляя действовать ей самой, хотя она понятия не имела, что делать со всем этим студийным оборудованием.

— Нужна обычная диджейская болтовня. Скажи что-нибудь, — подсказал Джереми театральным шепотом, — ты в прямом эфире.

На стене загорелась лампочка с надписью «Прямой эфир», и Мадди почувствовала дурноту. Девизом радиостанции было: «Мертвый эфир — хуже всего».

— Э… привет, — сказала она в микрофон, и Джереми вздохнул с облегчением, продолжая подбадривать ее жестами. — Я Мадди Джексон. Я… э-э-э… заменяю диджея, у него, судя по всему, тоже начался желудочный грипп, как и почти у всех, кто здесь работает.

Она откашлялась, поставила чашку с кофе и заняла освободившееся место. Пульт управления перед ней был словно заимствован из фантастического сериала «Звездный путь» с мигающими лампочками, шкалой и разными циферблатами.

— Должна признаться, я совершенно не умею обращаться с этой штуковиной, — продолжала Мадди. — Вообще-то я из города Слэпшот в Нью-Мексико… Одну минуту, сейчас разберемся, как поставить музыку, а пока… — она замолкла, судорожно пытаясь припомнить, что обычно говорят диджеи, но страх парализовал ее. К ней было приковано внимание тысяч радиослушателей, и первый раз в жизни она не находила, что сказать. — Я бы хотела поговорить… о поцелуях. И о мужчинах, — ляпнула она.

Джереми перестал жестикулировать и обхватил голову руками.

Ну и что? Может быть, поцелуи не лучшая тема для обсуждения, но зато мертвого эфира не будет.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Патрик не отрываясь смотрел на баночку аспирина, стоявшую перед ним на столе. С тех пор как Мадди пришла на радиостанцию, он выпил его почти целую упаковку, так что рисковал вскорости получить в желудке дыру соответствующего размера. Мадди сводила его с ума. Ее губы, припухшие от поцелуев, ее глаза, опьяненные страстью, и грудь, пробуждающая в Патрике мучительное желание, то и дело всплывали в его памяти и лишали покоя.

Он был зол на себя, как никогда. Как он мог позволить себе поцеловать Мадди? По отношению к совершенно невинной девушке такая вольность была достойна порицания. К тому же Мадди в то время еще не оправилась от душевной травмы, и ей могло показаться, что он просто воспользовался моментом. А ведь О'Рурки в отношениях с женщинами всегда придерживались кодекса чести, унаследованного от их ирландских предков, и он, Патрик, даже будучи подростком и решаясь на самые отвратительные свои поступки, никогда не совершил ничего, что могло бы причинить вред девушке.

А тут дал маху: объявил Мадди, что не женится на ней. Неудивительно, что Мадди так оскорбилась.

— Ну и попал же я, — пробормотал Патрик, вытряхивая на ладонь пару таблеток аспирина.

На столе приглушенно работало радио, и Патрику вдруг почудилось, что из приемника доносится голос Мадди. Ну и дела! Ему повсюду стал мерещиться ее голос. А все оттого, что он не перестает думать о ней. Вздохнув, Патрик прибавил звук, чтобы послушать, что передают из студии.

— …он придерживается старых правил, но это неплохо. Мой папа, к примеру, тоже такой, а человек он просто замечательный, — вещал голос.

Это и в самом деле была Мадди!

Патрик помотал головой. Он просто ушам своим не верил! Каким образом Мадди добралась до микрофона на его радио?

— Целовался он великолепно, но теперь обходит меня стороной, словно я монстр какой-то. При этом могу поклясться, что я ему понравилась!.. ну, в физическом плане. Хотя, кто его знает, может, я и неправа. А кстати, мужчины могут притворяться?

О-о-о! Только не это!

Патрик вскочил со стула, но, зацепившись ногой за мусорную корзину, тут же растянулся на полу.

— Кто-нибудь из вас знает, почему мужчин так трудно понять? — продолжала Мадди. — Может, какой-нибудь мужчина объяснит это? Хотя мы, женщины, наверное, тоже иногда ставим их в тупик. Видимо, все оттого, что мужчины «произошли от Марса», я что-то такое слышала. И правда, посмотришь — мы такие непохожие, будто с разных планет. Я вам уже говорила о его отношении к браку. По правде говоря, для меня загадка, почему мысль о семье вызывает у него такое неприятие. Для него жениться — все равно что прыгнуть в кипящий котел.

Изрыгая проклятья, Патрик мигом вскочил на ноги и опрометью бросился в студию. Пристроившись на краешке пульта управления, Мадди вовсю разглагольствовала о браке, поцелуях и мужчинах, то и дело взывая к радиослушателям, чтобы узнать их мнение. Джереми Холлингс, судя по всему, пребывал в шоке, но, увидев лицо Патрика, покатился со смеху.

Патрик, будто ножом, полоснул по горлу ребром ладони, но Мадди в ответ на его жест лишь беспомощно развела руками, указывая на микрофон как на главного виновника. Патрик ворвался в студию.

— Объявляй песню, — прорычал он.

— Я не знаю, как ее включить, — пролепетала Мадди, — прошу прощения, это я разговариваю с владельцем радиостанции. Мистер О'Рурк хочет, чтобы я поставила музыку, и он прав, ведь у нас музыкальное радио. Как только я разберусь во всех этих кнопочках, вы услышите Гарта Брукса. Если честно, оборудование здесь до того сложное, ну прямо как в космическом корабле.

Патрик схватил с полки компакт-диск, поставил его, и зазвучала музыка. Удостоверившись, что микрофон Мадди отключен, Патрик исподлобья посмотрел на нее.

— Какого черта ты здесь делаешь?

— Маку стало плохо, а ты говорил, что мертвый эфир хуже всего. Вот мне и пришлось поговорить.

— Ты… — Патрик захлопнул ногой дверь, чтобы Джереми их не слышал, — я совсем не это имел в виду.

На лице Мадди появилось жалкое, обиженное выражение, от которого сердце у Патрика всегда разрывалось.

— Я сказала только, какое замечательное в Крокетте кафе и что «Либерти маркет» теперь открыт круглые сутки. И кафе, и «Либерти маркет» — наши рекламодатели. Я не нарушила ни одного положения Федеральной комиссии связи, честное слово! Что я такого сделала?

— Ты говорила обо мне! Вот что ты сделала!

— Я не называла имени. Кто догадается, что это о тебе?

Мадди ничего, совершенно ничего не понимала.

— Ты не должна была ничего говорить обо мне.

— Почему? Ты и правда великолепно целуешься.

— Откуда ты знаешь? Тебе и сравнить-то меня почти не с кем. Ты не отличишь хороший поцелуй от плохого.

— Так ты хочешь сказать, что целуешься плохо?

— Нет. Да! Я не об этом… — Патрик заскрежетал зубами. Снова рядом с Мадди он теряет голову! — Ладно, я потом подумаю, как поправить дело. А сейчас пойдем отсюда. Нам надо поговорить.

— Но Мак заболел, и его передачу некому вести.

Патрик взглянул на настенные часы и понял, что следующий диджей с режиссером появятся не раньше чем через час. Если не заболеют, как все остальные.

Ну и неделька выдалась! Час от часу не легче!

— Возвращайся на свое место. Я сам поработаю, пока не придет Линдзи Маркофф.

Патрик скрестил пальцы, молясь, чтобы Линдзи пришла пораньше.

Мадди стояла в нерешительности.

— А я думала, ты терпеть не можешь выходить в эфир.

— А я и не буду, — резко ответил Патрик. Он понимал, что несправедлив к Мадди. Ведь она сделала все, чтобы спасти положение, а он накинулся на нее как бешеный. Патрик попытался взять себя в руки. — Я просто буду ставить музыку и рекламу.

— Но все это надо объявлять, — заметила Мадди.

Не в силах противостоять ее напору, Патрик сдался и усадил ее в кресло.

— Ладно, я буду работать с пультом управления, а ты объявлять музыкальные блоки. И только это, — поторопился уточнить он, поскольку вовсе не желал, чтобы его радио превратилось в форум для диспутов Мадди.

Дверь в студию приотворилась, и в щель просунулась голова Джереми.

— Телефон разрывается от звонков, — объявил он. — Радиослушателям не терпится дать Мадди советы насчет ее знакомого, который так великолепно целуется.

Патрик сурово посмотрел на него, но какой с Джереми спрос? Для него выступление Мадди не более чем веселое представление.

— Никаких телефонов, — отрезал Патрик.

— Но, шеф, ведь у нас на радио всячески приветствуются телефонные звонки от радиослушателей, — не моргнув глазом возразил Джереми, — вы всегда говорили…

— Не важно, что я говорил, — оборвал его Патрик, — пойди извинись перед всеми дозвонившимися.

Разочарованный Джемери вышел, горестно покачивая головой.

— Сейчас пойдет реклама, — обратился Патрик к Мадди, — а потом ты объявишь музыкальный блок. И никаких комментариев.

Само собой разумеется, оставив Мадди в студии, Патрик рисковал. Ведь стоит ей отступить от заданного сценария, и она может выложить как на духу всю историю своей жизни, а заодно и его, и вообще всех своих знакомых. Так что на всякий случай придется держать руку на кнопке отключения микрофона.


Мадди и впрямь никак не могла взять в толк, почему Патрик так расстроился.

Следующая ведущая приехала рано, поэтому они с Патриком провели в студии не более семнадцати минут. Мадди терялась в догадках: что ее ждет? Может, Патрик решил уволить ее и хочет объявить ей об этом наедине? От этой мысли она пришла в уныние и не села, а тяжело рухнула на пассажирское сиденье рядом с Патриком.

— Ты так и будешь все время молчать? — спросила она.

Патрик завернул на стоянку у загородного ресторана, с трудом найдя свободное место. Он затормозил, но еще целую минуту сидел, не снимая рук с руля.

— Прости меня. Я хотела, как лучше…

Он вздохнул.

— Я знаю, ты поступила правильно. Это ты прости мне мою несдержанность.

Мадди скрестила руки на груди и уставилась в окно. Потоки дождя струились по стеклу. Мадди совершенно не привыкла к холоду и сырости и впервые с тех пор, как приехала в штат Вашингтон, затосковала по дому.

Дома, в Нью-Мексико, земля сухая. Там господствуют красный цвет скал, золото травы, которая мгновенно засыхает под палящими лучами летнего солнца, аромат сосен. Связки блестящих на солнце сушеных красных чили украшают фасады домов, над горами раскинулось бескрайнее небо. Нет, ее дом не здесь.

— Я тут совсем чужая, — прошептала она.

— Мадди, ради бога, не говори так. Мне и так тошно из-за того, что я сорвался.

— Но у меня здесь никого нет.

— У тебя есть Бет с Кейном и все мы.

— Но ты не устаешь повторять, что тебя у меня нет. Значит, у меня есть не все.

В полутьме салона Мадди скорее почувствовала, чем увидела, как Патрик потянулся к ней и завладел ее рукой.

— Я веду себя по-свински, — произнес он немного погодя, — но я не хочу никого обижать или разочаровывать. Все должно быть предельно просто. Я в своей прошлой жизни уже порядочно дров наломал. Лучше ничего не усложнять.

— Удобная позиция, ничего не скажешь.

Патрик отпустил ее руку и отстранился.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Ничего. Да все!

Мадди задрожала от холода и запахнула ворот плаща. Пробормотав извинения, Патрик включил обогреватель. Вскоре приятное тепло коснулось ног Мадди.

— Что ты имеешь в виду? — повторил Патрик свой вопрос.

— Мне кажется, ты всех держишь на расстоянии и не подпускаешь к себе. Даже членов своей семьи.

— Не смеши меня. Я много работаю последнее время, а дважды в месяц обедаю со всеми вместе.

— Быть с близкими всей душой и просто присутствовать на обеде — разные вещи.

Патрик фыркнул.

Мадди подставила ноги под теплую струю воздуха. Как бы ему объяснить? Может, она в чем-то и неправа, но, понаблюдав за поведением Патрика в доме О'Рурков, она встревожилась. В сущности, Патрик очень одинок. Трудно представить, что у него с матерью мог возникнуть душевный разговор, какой обычно по вечерам происходил у нее с родителями.

— Ты улыбаешься, шутишь, — продолжила Мадди, — целуешь мать и играешь с племянницами, но между ними и тобой — преграда. Никто не может пробиться сквозь твою сдержанность.

— Ты все насочиняла!

— Пигин беспокоится, — тихо прибавила Мадди. — Она думает, что ты приезжаешь реже, потому что Кейн женился.

Патрик покачал головой.

— Бред какой-то. У меня просто работы по горло, вот и все объяснение.

— Но…

— Нет! — Патрик, по-видимому, готов был взорваться.

До чего же не похож был он сейчас на того улыбчивого и спокойного парня, каким он был при их первой встрече!

— Ничего не усложнять — значит ничего не усложнять, и все!

Мадди часто заморгала, пытаясь сдержать слезы. У Патрика была чудесная семья, но он старался не признавать, как много она для него значит, и не сближаться с родственниками, опасаясь, что может произойти что-то страшное, сравнимое с потерей отца. Мадди понимала, что смерть Кинана О'Рурка совпала по времени с ужасным периодом в жизни Патрика, тогда уже не ребенка, но еще и не взрослого.

Никому не хотелось пережить такое.

Тем более в одиночестве.

Тут было о чем поразмыслить. Какую бы боль ни причиняла любовь, отсутствие любимого человека во сто крат хуже.

— Бог мой, — пробормотал Патрик, — прошу прощения, а сам снова ругаюсь. Все потому, что чувствую за собой вину.

Это Мадди ожидала услышать от него меньше всего.

— Вину в чем? Если ты хочешь извиниться за свое плохое настроение, то это лучше сделать перед всеми сотрудниками радиостанции. Стивен говорит, что никогда не видел тебя таким угрюмым и грубым.

— В свое время Стивен видел меня таким неоднократно.

— Это когда?

— Когда я был глупым юнцом и делал все возможное, чтобы попасть за решетку или подохнуть.

У Мадди перехватило дыхание. Ей ясно было, что Патрик вовсе не рубаха-парень, каким хочет казаться.

— Я уже говорил тебе, что был трудным подростком. Но тебе не понять этого! — Патрик снова закипал от злости. — Я пил, курил, спал с первыми попавшимися девками и был готов на любые пакости. Я даже пытался угнать грузовик и чудом избежал тюрьмы или колонии для несовершеннолетних. До сих пор не пойму, как это моим родственникам не пришлось ехать за мной в морг. Хороший был бы им подарочек после похорон отца!

— Это все потому, что тебе его не хватало.

— Ну да. Сейчас сама увидишь, что я стал трудным и неисправимым.

Патрик протянул руку и намеренно грубо положил ее Мадди на грудь.

— Я не из тех, кто будет дожидаться свадьбы, чтобы уложить тебя в постель. Да можно обойтись и без всякой постели. Машина — как раз то, что надо.

Мадди было разозлилась и хотела ударить Патрика по руке, но исходящее от него тепло остановило ее. Тепло добралось до соска и слабо завибрировало в самых потайных уголках ее тела. Какой-то природный инстинкт подсказал Мадди, что боль, которую Патрик может причинить ей, несравнима с той, что он причиняет себе.

— Ты слышишь меня? — спросил Патрик в воцарившейся тишине.

— Слышу.

— Хорошо. Значит, ты поняла.

Вместо того чтобы отпрянуть, Мадди отстегнула ремень безопасности и прильнула к ладони Патрика. Ее живот подрагивал от возбуждения, когда его пальцы, лаская, слегка касались чувствительной точки на ее груди.

В чем Мадди теперь не сомневалась, так это в том, что от жизни можно получать больше, а не только наблюдать, как безвозвратно проходят дни. Патрик же, кажется, напротив, выбрал позицию пассивного наблюдателя. Он почему-то все еще не оставлял попытку отпугнуть ее от себя. Ясно дал ей понять, что хочет прожить жизнь холостяком.

— Вообще-то, я не поняла, — шепнула ему Мадди.

— Придется объяснить доходчивее.

Тихо ругнувшись, он усадил Мадди к себе на колени. Тесно прижавшись к нему, она вновь почувствовала его возбужденную плоть, от соприкосновения с которой в ней разгорелся огонь сладострастия. Из груди Мадди вырвался слабый стон, и она пальцами вонзилась в его плечи.

— Умоляю тебя, скажи, почему ты не остановишь меня? — воскликнул Патрик. — После того, что произошло на твоей свадьбе, ты должна возненавидеть мужчин.

— Только тех, кто обманывает. Беда в том, что я не могу отличить одних от других.

Мадди заерзала, поудобнее устраиваясь на коленях у Патрика, и он застонал.

— Что такое?

— В жизни не встречал такой наивности, — ворчливо проговорил Патрик.

Мучаясь неудовлетворенной страстью, Патрик уткнулся головой в оконное стекло. Взвалив на себя бремя забот о женщине, он неожиданно сам оказался в плену ее чувственного темперамента. Тяга Мадди к сексу и мужчинам вполне объяснима. Так долго сдерживаемые ею чувства разом вырвались наружу. А недостаток опыта Мадди инстинктивно восполняла, пуская в ход женскую хитрость и уловки.

— И все-таки невероятно, что ты говорила об этом по радио, — вдруг сказал он. — У нас все-таки музыкальная радиостанция, а не исповедальня.

— Можно подумать, я все так прямо и рассказала.

Патрик подавил смешок.

— Ну, вообще-то, почти все. Ты же стихийное бедствие, тебе это известно? Тебя надо изолировать от общества.

— По-моему, ты меня уже изолировал.

— От кого?

— От себя, конечно же. Вот уже две недели, как ты с трудом заставляешь себя говорить мне «доброе утро».

Мадди совершенно расслабилась, ее тело обмякло, она полулежала на коленях у Патрика, а он едва удерживался, чтобы не коснуться самых вожделенных частей ее тела. В конце концов он пристроил руки на талии Мадди.

— Я говорил не только «доброе утро», — возразил Патрик.

— Да, два дня назад ты бросил мне «добрый вечер». То-то я удивилась!

Смех немного разрядил обстановку, но одновременно доставил Патрику невыразимую муку… Он вздохнул.

— Что же с тобой делать, Мадди?

— Разве ты когда-нибудь спрашивал, что тебе делать?

— Мда…

Образ чудачки без царя в голове, первоначально сложившийся у Патрика, приобретал иные очертания. В Мадди обнаружилось что-то мятежное и бесконечно манящее.

Они были абсолютными противоположностями — женщина, которая глубоко чувствовала, и мужчина, который подавлял в себе сильные чувства.

Что же с ним происходит? Почему «милая» девушка из города, о существовании которого Патрик даже не подозревал, угрожает его душевному покою? Да, она была лакомым кусочком, но этот «лакомый кусочек» никогда не будет принадлежать ему.

Пускай братья и сестры заводят семьи, рожают детей.

Патрика бросило в жар при мысли, что дети у него подсознательно ассоциируются с Мадди. Он зажмурился, но отгородиться от тепла, излучаемого Мадди, не мог. Оно, как одеяло, окутало его с ног до головы. Черт побери! Он много лет культивировал в себе сдержанность по отношению к женщинам и неукоснительно соблюдал правило «будь с ними обходительным и пользуйся ими, а не хочешь пользоваться — бросай».

Но Мадди все в нем перевернула. Патрик давно уже не испытывал ничего подобного, и оказалось, это совсем не страшно.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Когда они вернулись на радиостанцию, Мадди с легкой улыбкой вышла из машины, устремилась по коридору в отдел рекламы и быстро исчезла из виду.

Ну и дела! Он даже не поцеловал ее, а она улыбалась, как прародительница Ева, напоминающая Адаму о важнейших различиях между мужчиной и женщиной.

— Патрик, нам нужно поговорить, — объявила Дикси Сандерс, хватая его за руку у стойки секретаря.

— В чем дело, Дикс?

— Я насчет нового шоу Мадди.

Вот черт!

— Не волнуйся, это всего лишь недоразумение, Дикс. Мадди не ведет никакого шоу, она просто заменяла Мака, когда тому срочно потребовалось уйти. Он — последняя жертва вируса.

— Да, но это было чудесное недоразумение! — воскликнула Дикси. — Телефоны до сих пор не умолкают. И мужчины звонят так же часто, как женщины. Программа возбудила всеобщий интерес. А ты знаешь, как этого трудно добиться. Все хотят узнать, кто тот таинственный парень, который так потрясающе целуется, и предлагают Мадди советы.

При виде многозначительного выражения на лице Дикси Патрик заскрежетал зубами. До сих пор ему не приходилось сталкиваться со столь бесцеремонным вмешательством в его личную жизнь, поэтому, когда Мадди, ничуть не стесняясь, растрезвонила о ней, пусть и не называя его имени, Патрик страшно возмутился.

— Дикс, это не тема для обсуждения.

Патрик направился в свой кабинет, но Дикс не отставала, следуя за ним по пятам.

— Это же может оказаться сенсацией. Пусть Мадди подготовит небольшую передачу для тех, кого покинули их возлюбленные. Одни будут звонить в эфир и делиться своими проблемами, другие смогут высказать свое мнение, а Мадди нужно будет только…

— Только что? Оставаться собой? — съязвил Патрик.

Он отпер дверь кабинета, но Дикси первая проскользнула туда.

— Признавайся, ты и сам на нее запал.

Патрик бросил на Дикси уничтожающий взгляд, не надеясь, впрочем, что это возымеет какой-нибудь эффект. Дикси отличалась непомерным честолюбием, но была классным режиссером. Скорее всего, она права, полагая, что Мадди на радио ждет успех, но Патрик предпочитал, чтобы она преуспевала где-нибудь в другом месте, а не на его радиостанции.

В этот момент раздался спасительный телефонный звонок, и Патрик показал Дикси на дверь.

— Благодарю за инициативу. Обсудим это как-нибудь в другой раз.

Укоризненно взглянув на Патрика, Дикси нехотя покинула кабинет, а он улыбнулся, пытаясь смягчить свою резкость. Такой шквал звонков от радиослушателей обрушивался на их радиостанцию не каждый день. Так что, судя по всему, Патрик упускал великолепный шанс. Но мысль о том, что Мадди сможет вещать на такую широкую аудиторию, страшно его нервировала.

После четвертого звонка Патрик наконец поднял трубку.

— О'Рурк слушает.

— Ого! У вас на радио новые веяния! — послышался голос Кейна. — Я вообще-то не увлекаюсь подобными передачами, но шоу и правда было весьма интересным. Оно, так сказать, на многое пролило свет, надеюсь, тебе ясно, о чем я.

На мгновение Патрик застыл. Ему и в голову не приходило, что выступление Мадди могли услышать его близкие. Теперь они вообразят, что он пытался соблазнить Мадди, чего на самом деле не было.

— А, это ты, Кейн.

— Да. Мы с Бет случайно наткнулись на передачу Мадди. Признаться, она вызвала огромный интерес.

— Это была не передача, а неотложная помощь. Маку стало так плохо, что его пришлось везти домой, а наушники и микрофон оказались у Мадди.

— Что ж, с ее стороны было очень благородно выручить в такой ситуации.

Патрик расслышал ехидный смешок Кейна.

— Ну что ты привязался? У меня и так дел невпроворот. Вместо того чтобы надоедать, лучше займись любовью со своей женой.

— А разве нельзя это делать одновременно?

— Отстань от него, — откуда-то издалека донесся голос Бет.

Сквозь ее тихий смех прорывался низкий голос Кейна, бормочущий жене, как всегда, что-то ласковое.

Патрик тяжело откинулся на спинку кресла, потрясенный внезапно охватившей его завистью. Он никогда никому не завидовал, но сейчас его душила самая настоящая черная зависть к брату и Бет, которые существовали в своем обособленном мире и безоглядно любили друг друга.

Нет уж.

Может, и хорошо, когда у людей одна судьба на двоих, как у Кейна и Бет, да только все это не по нем. Обыденность ему не нужна — любовь, семья, дети. Он никогда не допустит, чтобы в его чувствах снова воцарился сумбур, а этого не избежать, если он влюбится. От Мадди веяло опасностью. Она жила прежде всего сердцем и бросалась навстречу любым житейским невзгодам, увлекая за собой и его.

Несмотря на то, что все О'Рурки были страстными и эмоциональными, Патрик не мог позволить своим чувствам снова взять над ним верх.

— Ты же знаешь, — наконец проговорил он, — я бы никогда не обидел Мадди. Пусть между нами что и было, чего допускать не следовало, но теперь все под контролем.

— Да я и не сомневаюсь. — В голосе Кейна послышалось удивление, как если бы заверения Патрика были излишними. — Ты придешь в воскресенье на обед? Мадди будет учить маму и Бет готовить мексиканские блюда.

Патрик колебался. Семейный обед не входил в его планы, но, если он не явится, это укрепит уверенность Мадди в том, что у него все же есть трудности в общении с родственниками.

— Да, конечно, приду.


— Оно совсем не острое, — нахмурившись, сказала Мадди, попробовав рагу из зеленых чили.

Патрик, находившийся за ее спиной, чуть не поперхнулся, но Мадди проигнорировала его. О'Рурки все как один толклись на кухне, якобы помогая готовить обед, но двенадцати человек все-таки было многовато, так что они в основном просто валяли дурака и болтали, обмениваясь недельными новостями. Любимой темой было ожидаемое прибавление в семье Бет и Кейна. И хотя дети оставались болезненной темой для Мадди, ей очень нравились и эта болтовня на кухне, и семейный уют.

Бет и Пигин быстро освоили искусство приготовления рулетиков тамалес. Объявив Шаннон стихийным бедствием на кухне, ее с позором выставили в гостиную накрывать на стол, а Патрику и его четверым братьям было поручено резать салат. Катлин трудилась над десертом — мексиканским изобретением из шоколада, — который Мадди особенно любила.

— Ответственный сотрудник «Кейн энтерпрайзиз» со степенью магистра режет на кухне помидоры, — брюзжал Нил О'Рурк.

— Это лучше, чем лук, — шутливо жаловался Кейн, морща свой красивый нос.

— Э, да я здесь единственный, кто работает по-настоящему, — заметил Патрик.

Он сидел в уголке, лениво потряхивая бутылочкой с заправкой для салата, который Мадди соорудила уже минут двадцать назад. Лилия, тигровая кошка Пигин цвета жженого сахара, примостилась у него на коленях, видимо решив, что это самое безопасное место в доме.

— Ха! — раздался дружный смех остальных четверых О'Рурков.

Мадди украдкой взглянула на Патрика. Тот улыбнулся ей в ответ одними губами.

На этот раз все семейство было в сборе, впервые после того вечера, когда Патрик объявил Мадди, что никогда не женится. Всякий раз, как эта сцена всплывала в ее памяти, Мадди охватывало раздражение. До чего же нелепо было говорить об этом после нескольких дней знакомства! А каково было ей сразу же получить отказ!

«Я хочу быть честен с тобой, потому что твой бывший жених с тобой честным не был».

Вспомнив слова Патрика, Мадди поджала губы. Мадди все никак не могла отделаться от мысли, что, будь она покрасивее, Патрик не спешил бы предупреждать ее, что не собирается жениться. Из отрывков семейных разговоров Мадди узнала, что Патрик питает слабость к эффектным брюнеткам с длинными ногами и искусственным загаром.

Она заставила себя отвести взгляд от Патрика, но не выдержала и снова посмотрела в его сторону. Не в состоянии побороть в себе нервное возбуждение, она подошла к нему и протянула руку к бутылочке с заправкой.

— Думаю, все уже перемешалось, — с намеренно безучастным видом сказала она.

Патрик приподнял темную бровь.

— Хочу, чтобы перемешалось наверняка.

— Ага, боишься, что тебя попросят еще что-нибудь сделать, — выкрикнул Нил, кидая последнюю порцию помидоров в миску с салатом.

Братья О'Рурки были удивительно похожи друг на друга. И Патрик был такой же гибкий и подвижный, как они, такой же изящный, несмотря на высокий рост и силу. Эту силу Мадди уже ощутила на себе, когда сидела у него на коленях, а его руки крепко сжимали ей бедра. Именно тогда она поняла, насколько эротичными могут быть одни лишь прикосновения.

— Что-нибудь еще? — спросил Патрик.

— Что-нибудь еще? — Мадди неосознанно провела кончиком языка по губам.

— Ну, то есть надо еще что-нибудь сделать? — Патрик нервно сглотнул, пытаясь сдержать инстинктивную реакцию своего тела на откровенно оценивающий взгляд Мадди. Патрик понимал, что Мадди действует неосознанно, и это вызывало в нем досаду. Хорошо бы, чтобы его возбуждение было менее очевидным, тем более на кухне у матери, но факт есть факт.

— Можешь есть. — Мадди взяла бутылочку и хотела отойти, но Патрик поймал ее за руку. — Что?

— Да так… ничего.

Патрик сам толком не знал, чего хотел, наверное, просто коснуться Мадди. Он был сбит с толку и не знал, как себя с ней вести. Она работала у него на радиостанции, была его служащей и в то же время являлась как бы частью его семьи. Каждый день с Мадди напоминал ему о том, о чем он предпочел бы не вспоминать: о смехе и поцелуях, о том, что она перевернула весь его мир.

Патрику было все труднее держать с ней дистанцию, поэтому вечером, когда все, закутавшись в плащи, уселись на заднем дворе полюбоваться ярким осенним закатом, он очутился на ступеньке рядом с Мадди. Она дрожала от холода — все никак не могла привыкнуть к промозглой здешней погоде.

— Сейчас вынесу тебе одеяло, — тихо сказал Патрик.

Мадди отрицательно покачала головой.

— Мне не холодно.

— Не спорь!

Патрик заботливо укрыл Мадди одеялом и обхватил за талию, убеждая себя, что любой джентльмен поступил бы именно так и никак не иначе. Мадди возмутилась было, но вслух протестовать не стала.

— Дикси упрашивает меня организовать для тебя радиошоу, — сказал Патрик после долгого молчания.

Мадди Джексон покорила радиослушателей, и у Патрика больше не осталось аргументов, чтобы не выпускать ее в эфир.

— Какое шоу?

— Дикси называет его «Час одиноких сердец». Одни радиослушатели будут дозваниваться в эфир, чтобы поведать тебе о своих сердечных делах, а другие — чтобы дать совет, что-то в этом роде. Передача будет транслироваться во второй половине дня, сразу после двенадцати. Ты будешь включать музыку, а между делом принимать по нескольку звонков.

— О!

— Как ты на это смотришь?

— Я думала, что ты против моего появления в эфире. В прошлый раз ты сказал, что я все испортила.

— Но я же извинился.

Не сказав ни слова, Мадди поднялась и ушла в дом.

Вздохнув, Патрик поплелся за ней и нашел ее у входа в детскую, предназначенную для племянниц. Эмми и Пегги крепко спали, свернувшись калачиком на огромных подушках. При виде близняшек в глазах Мадди появилась такая тоска, что Патрик снова тяжело вздохнул.

— Не надо, Мадди, — сказал он, — ты сама себе делаешь хуже.

— А ты нет?

— Вот только не надо начинать все сначала.

Мадди отступила в коридор.

— Я не ребенок, — прошептала она, — наверное, я кажусь девочкой, потому что болтаю без умолку и ни капли не смыслю в мужчинах. Но я тем не менее взрослая женщина, и все понимаю.

— Я вижу.

— Да? Когда ты просишь меня держаться от тебя подальше, то наверняка думаешь, что это мне во благо. Но на самом деле ты думаешь о себе, а не обо мне. Ты, как человек в футляре, боишься всего, что может нарушить твой покой, а остальное — отговорки.

— Ты не права, — возразил Патрик, защищаясь.

— Нет, ты человек в футляре! В твоем голосе уже слышатся враждебность и предостережение: «не подходи, Патрик О'Рурк этого не желает».

— Я не такой, как отец, я не могу отдавать себя целиком каждому, — поспешно ответил Патрик.

— Ты и не пытаешься. Просто боишься, что не сумеешь.

— Я и так знаю, что не сумею. — Патрик стиснул зубы. — Сколько я с тобой уже наворотил! В кои-то веки представилась возможность помочь Кейну и позаботиться о сестре его жены, а я все только испортил.

— Обо мне не надо заботиться! Это все твое воображение!

Патрик недоверчиво хмыкнул.

— Черта с два! Я вот пристаю к тебе, а ты позволяешь. А что, если бы я не остановился? Многие бы на моем месте не остановились. Но ты слишком наивна и ничего не понимаешь.

— Да, но я быстро учусь. Наверное, мне стоит сблизиться с другими мужчинами, чтобы набраться опыта.

Гнев и ревность ослепили Патрика, но стоило ему взглянуть на Мадди, как его волнение утихло. Он увидел в мягком рассеянном свете, падающем из детской, как по щеке Мадди медленно катится слеза, выдавая чувства, которые она тщетно пыталась скрыть.

— Ты просто хочешь позлить меня, — сказал он.

— И что, получается?

По лицу Патрика скользнула тень улыбки.

— Получается.

Мадди прислонилась к стене и закрыла глаза. Патрик привалился к стене рядом с Мадди, вдруг почувствовав, как он устал. Без нее все было тихо и спокойно, а теперь ничего не поймешь, полная неразбериха. При этом Патрик никак не мог уяснить, хочется ли ему, чтобы все осталось как есть, или нет.

— Скажи что-нибудь, — шепнула ему Мадди.

— Снова провоцируешь меня?

— А если и так?

Запрокинув голову, Мадди слегка коснулась губами щетины на его щеке, почувствовала, как по телу Патрика пробежала дрожь, и сама затрепетала всем телом.

До этого Мадди была уверена, что никогда не выйдет замуж и не доверит свою судьбу мужчине. Но, может, все не так уж и страшно, если мужчина — твоя вторая половина? Не то чтобы Патрик подходил под это определение, но уж очень он был хорош во всех отношениях. Мадди даже перестала осуждать тех женщин, которые вешаются на шею едва знакомому мужчине.

— Ну, что, так и будем стоять? — спросила Мадди, медленно скользя руками по его широкой груди.

— Мадди… не надо, — умоляюще простонал Патрик. В нем вновь разгорался извечный спор между разумом и чувством. — Мы же в доме моей матери.

— Все либо на улице, либо уже спят.

— Близнецы в любой момент могут проснуться, а остальные — вернуться домой, — глухо проговорил Патрик.

Но, бормоча возражения, он уже шарил рукой у себя за спиной в поисках дверной ручки чулана. Там он сперва крепко поцелует Мадди, а уж потом сможет втолковать ей хоть что-то вразумительное.

Патрик захлопнул дверь чулана, и они оказались в кромешной темноте. Он потянулся к Мадди, но та неожиданно для него захихикала.

— Что тут смешного?

— По-моему, мы не одни. Тигровая Лилия проскользнула вслед за нами и теперь урчит, прижавшись к моей ноге.

— За Тигровую Лилию можешь не беспокоиться.

Темнота не стала для Патрика помехой: он сразу нашел губы Мадди и прильнул к ним. Чудовищное напряжение, которое накопилось в нем, наконец стало ослабевать.

Кошка жалобно мяукала, жалуясь на невнимание, но им было не до нее. Оказавшись в объятиях Патрика, Мадди почувствовала себя на седьмом небе.

— Господи, как тебе удалось до сих пор оставаться девственницей? — прошептал Патрик.

— А кто тебе сказал, что я девственница?

Патрик хмыкнул.

— Я, кто же еще.

Изогнувшись, Мадди высвободила одну руку и слегка отстранила его.

— А вдруг ты ошибаешься?

— Этого не может быть, — сказал Патрик, двигая бедрами и давая ей почувствовать, что желание его достигло высшей точки. — Как видно, все твои парни были истинными джентльменами.

— Моим первым и единственным парнем был Тед. Но он, по-моему, слишком боялся ружья моего отца, чтобы хоть на что-то отважиться, — чистосердечно призналась Мадди.

— Ружья?

Патрик скользнул языком по указательному пальцу Мадди. От такой неожиданной ласки внутри у Мадди сладко заныло.

— Меня уже снедает любопытство, что у тебя за отец.

— Ммм.

Мадди пришлось несколько раз глубоко вдохнуть и выдохнуть, прежде чем в голове у нее прояснилось и она смогла произнести что-то внятное.

— Отец как отец. Когда-то он был шерифом округа.

— Когда-то? А сейчас?

— Сейчас он мэр.

— О!

— На самом деле он Теду не угрожал. Ну, не очень угрожал, — поправилась Мадди, — но иногда он может казаться весьма жестким, и он очень печется обо мне.

Поскольку внимание Патрика было полностью приковано к пленительным изгибам женского тела, он не сразу смог ответить. Если бы у него была дочь, он, наверное, относился бы к ней, как отец к Мадди. Впрочем, родись у него девчонка, она, наверное, стала бы такой же непутевой, каким был он сам. Вот уж хватил бы он тогда лиха!

Родись у него девчонка?..

Патрик решительно отбросил эту мысль.

Мадди пригнула его голову к себе и прильнула к его губам. Патрик ощутил ее острый и пряный вкус. Его язык проникал все глубже, пытаясь постичь все вкусовые оттенки, тогда как руки поглаживали ее нежную бархатистую кожу. Вот это был настоящий поцелуй! Под покровом темноты, медленный и глубокий. Никому бы и в голову не пришло искать их в чулане, а значит, спешить было не нужно.

— Нам надо поговорить, — нехотя прошептал Патрик спустя несколько минут.

— Угу.

— Сейчас же.

— Не сейчас.

Мадди ласкала руками спину Патрика. Его тело было таким горячим, что спать с ним, наверное, все равно что с печкой.

Спать с Патриком… Мадди вздрогнула, но вовсе не от холода. Раньше она все гадала, будет ли их второй поцелуй таким же страстным, как и первый. Но на этот раз ее ощущения оказались еще острее и превзошли все ожидания.

Просунув руку под рубашку Патрика, она гладила его гладкую широкую грудь. Патрик тихо вскрикнул и крепко стиснул ее руки в своих. Он наконец решил, что хватит поцелуев и пора приступить к неизбежному разговору. Они оба прерывисто дышали, и разговору это мешало.

— Я не хочу говорить, — сказала Мадди просто.

— Надо.

— Не надо. Нам больше нечего сказать друг другу. Можешь снова делать вид, что меня не существует.

Распрямив ногу, Мадди случайно ударила пяткой Тигровую Лилию по носу и в ответ услышала ее ворчание.

— Ой, прости, миленькая, — проговорила она, — мы совсем тебя затолкали.

— Перед кошкой можешь не извиняться.

— Почему? Кошки тоже живые.

Если бы в чулане горел свет, Мадди увидела бы, как Патрик закатил глаза.

— Ты любишь животных? Ты, наверное, разговариваешь с цветами, спасаешь пауков, бережно вынося их из дома и выпуская на волю?

— А что тут такого?

— Ничего. — Патрик насмешливо покачал головой.

Мадди снова удалось его отвлечь.

Это у нее, скорее всего, получалось само собой. Мадди… Милая, лучезарная и манящая, невинная в полном смысле этого слова. Ему никогда с ней не сравниться, он не был таким даже при жизни своего отца.

Звук царапающих ткань когтей привел его в чувство. И в следующий момент Патрик взвыл, потому что покрытый шерстью твердый комок вдруг неожиданно плюхнулся ему на плечо и ударил головой в висок.

— Откуда она взялась?

— Ты моя хорошая! — Мадди вынула руку из-под рубашки Патрика и погладила лохматое чудовище. — Она, верно, взобралась вверх по одежде.

Патрик вздохнул. Казалось, Тигровая Лилия в сговоре с Мадди и всеми силами тоже пытается отвлечь его от важного разговора, но что еще хуже — она полностью завладела вниманием Мадди и отвлекла ее от него.

Все женщины заодно.

Патрик открыл рот, чтобы что-то сказать, но тут же его и закрыл, так как возле чулана послышались шаги.

— У девочек их нет, — донесся голос Катлин.

— Может, ушли погулять.

— Да, в компании они явно не нуждаются, хихикнула Шаннон, — даю голову на отсечение, никого из нас они бы с собой не взяли.

Мадди сотрясалась от беззвучного хохота.

— Шшш, — зашипел на нее Патрик.

— Как в средней школе, правда? — прошептала Мадди.

— Скорее как в младших классах. Тише ты! Они сейчас уйдут, и мы притворимся, будто зашли через боковую дверь.

Этот план действий, наверное, сработал бы, если бы Тигровая Лилия не решила, что достаточно насиделась в чулане.

«Мяу», — подала она голос.

— Откуда это? — озадачилась Катлин.

Патрик протянул руку, чтобы успокоить кошку, но неблагодарное животное вонзилось зубами ему в палец.

— Ой!

Тигровая Лилия вцепилась в Патрика когтями, чтобы удержаться на нем, но тут дверь резко отворилась. Кошка спрыгнула с плеча Патрика и припустилась бежать как ошпаренная. Патрик инстинктивно отпрянул от ее острых, словно иглы, когтей и рухнул прямо на вешалки с зимней одеждой, а Мадди свалилась ему на колени.

Когда кучу курток, пальто и свитеров, в которые свалились Патрик и Мадди, разгребли, взору Патрика предстало следующее: три его сестры, два брата и мать стояли над ними, созерцая открывшуюся им картину. В довершение всего две племянницы с заспанными глазами тоже удивленно уставились на Патрика сквозь лес ног.

— Полагаю, у вас найдется достойное объяснение, молодой человек, — проговорила Пигин, в глазах которой плясали веселые искорки, — менее всего мне хотелось бы вас наказывать.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

— Вы правда так считаете? — спросила Мадди, поправив на голове наушники.

— Конечно, — подтвердил звонивший, — уж поверьте мне, все мужики — свиньи.

Мадди хихикнула.

— Но Ричард, вы ведь тоже мужчина.

— Ну, что тут сказать? Да, я мужчина, и именно поэтому я знаю, что говорю. Жена уверена, что мужчины связаны со свиньями генетически.

Патрик сидел возле кабины ведущего, наблюдая за эфиром четвертого выпуска авторской программы Мадди «Час одиноких сердец», в течение которой она очаровывала радиослушателей, смеялась и вела с ними самую непринужденную беседу. Его не покидало ощущение, что Мадди, общаясь со слушателями, напрочь забыла, что она в прямом эфире.

— Она — чудо, — сказала Дикси, — держится просто, естественно, радиослушатели души в ней не чают.

— Иначе и быть не могло, — пробормотал Патрик, не в силах отвести глаз от Мадди.

Ее голос идеально подходил для радиотрансляции, и сама она была искренней и милой. Поначалу планировалось, что Мадди будет отвечать на телефонные звонки в промежутках между романтическими кантри-балладами. Но, к явному удовольствию всех настроившихся на волну радиостанции, разговоры мало-помалу стали вытеснять музыку из эфира.

Имея все основания не доверять мужчинам, даже презирать их, Мадди была с ними не менее великодушной и открытой, чем с женщинами, дозвонившимися ей в эфир. В данный момент она горячо доказывала Ричарду и его жене, что одна только принадлежность к мужскому полу еще не обрекает человека на свинское поведение.

В глубине души Патрик побаивался, что радиошоу пополнит ряды тех глупых, слащавых передач, которые, едва начавшись, немедленно действуют на нервы. Но его опасения оказались напрасными.

— Разве я не говорила тебе, что все получится? — торжествующе потирая руки, сказала Дикси. — А ты ведь не хотел, чтобы Мадди вела шоу.

Патрик строго воззрился на Дикси.

— У Мадди язык как помело. Она может такого наговорить! С нее станется.

Дикси постаралась скрыть усмешку. Все на радиостанции уже давно поняли, что между Патриком и Мадди что-то происходит, и это стало неиссякаемым источником шуток и любимой темой пересудов.

Следующие несколько минут Дикси знаками давала понять Мадди, что ее эфирное время почти истекло. Они приспособились оставлять несколько дополнительных минут на заключительную часть, поскольку Мадди наотрез отказалась поторапливать слушателей, дозвонившихся в эфир, считая это грубостью.

Диджей Мак, окончательно оправившийся от гриппа, уже ждал в студии. С отеческой заботой на лице Мак помогал Мадди включить музыку, мягко подбадривая ее, что, вероятно, было случаем уникальным в жизни диджея-остряка, у которого на все всегда была наготове шутка или едкое замечание.

— Кстати, она нравится не только радиослушателям, — с улыбкой заметила Дикси.

Минуту спустя появилась и сама Мадди.

— Все в порядке? — спросила она с легким беспокойством в голосе.

— Здорово, — похвалила ее Дикси.

Патрик отметил, что Мадди бросила лишь мимолетный взгляд в его сторону, и это больно его задело, хотя ему бы только радоваться, что на работе она не выходит за рамки служебных отношений и ни о чем его не просит.

Черт побери! А ведь даже в семье его редко о чем-то просили.

Патрику начала открываться нелицеприятная правда. В семье у него просили не больше, чем, как они считали, он сам хотел бы им дать. Единственное, на чем настаивала мать, так это на участии в семейных обедах. Но и тогда она была мягкой и нетребовательной.

Мать никогда и ни в чем его не обвиняла.

Она просто заботилась о нем.

Интересно, они полагали, что на него нельзя рассчитывать, или попросту сохраняли дистанцию, которой он так жаждал?

У Патрика вдруг разболелась голова, и он потер рукой лоб. А что, если Мадди права? Если он и вправду, избегая неприятностей, ни перед кем не открывал душу и отделился от родственников невидимой стеной… а заодно и от всего мира вообще?

— Я, пожалуй, пойду к себе, — сказала Мадди.

Она молча попятилась к выходу, будто собиралась броситься бежать.

— Нет. Поедем вместе.

— У меня работа.

— Ты теперь радиоведущая, и твоя передача закончилась.

— Но Стивену нужно…

— Стивену поможет Кэнди, — резко оборвал ее Патрик.

Боже правый! Мадди в самом деле перевернула всю его жизнь. Она кардинально изменила работу радиостанции, нарушив своим шоу привычный ход вещей, она устраивала отношения его строгой секретарши с руководителем отдела рекламы и поставила под сомнение его собственные отношения со всем миром.

— Едем сейчас, — повторил он и, схватив за руку, потащил Мадди к двери.

— Ты с ума сошел. — Мадди пыталась выдернуть руку.

— Вовсе нет.

Мадди заправила за ухо выбившуюся прядь волос. Так рано закончить рабочий день — это похоже на особые привилегии со стороны главы радиостанции, но сопротивляться бесполезно.

— Мне нужно забрать из офиса кошелек и ключи.

— Беги, я буду ждать на улице.

Мадди поспешила к своему столу. Ее сердце неистово колотилось. Поэтому, чтобы успокоиться, а также выиграть время, Мадди схватила трубку и набрала номер сестры.

— Бет? Это я, — сказала она, услышав голос сестры на том конце провода. — Патрик уговорил меня ехать с ним.

— Интересно-интересно.

— А-а-а, Бет, тебе все не дает покоя тот случай в чулане. Ты же знаешь, он… то есть мы не встречаемся, ничего такого нет. Просто он очень… э-э-э… как это сказать…

— Оказывает внимание?

— Не совсем. Ну, вроде как он никогда такой дурочки не видел и ему интересно разглядеть ее поближе.

— У Патрика был в жизни тяжелый период, но он на самом деле хороший человек, — искренне заверила ее Бет. — Кейн очень гордится им. И, даже желая помочь Патрику, он всегда считается с его стремлением к независимости.

— Это больше, чем просто независимость.

— Я знаю, о чем ты. Но он обязательно оттает, ты только верь в него.

Мадди нервно сглотнула.

— Мне не во что верить. Патрик ясно дал понять, что не женится, что детей он не хочет, и постоянно предупреждает меня, чтобы я на него не рассчитывала. И вообще, я не в его вкусе, — прибавила она.

Сестра долго молчала.

— Я тоже когда-то была не во вкусе Кейна. А теперь он уверен, что я само совершенство. Это, разумеется, не так, но он заставляет меня в это поверить.

— Патрик предпочитает эффектных брюнеток…

— Спорим, что ты сможешь выбить у него из головы всех брюнеток, вместе взятых?

— Не спорь, все равно проиграешь. Слушай, он тут ждет меня, мне надо бежать. Ну, пока, увидимся.

Мадди положила трубку и прижала ладони к глазам. Да, она никак не ожидала, что ее поездка в штат Вашингтон окажется столь удачной. Приятно было сознавать, что она прекрасно справляется с работой. Счастьем было найти родную сестру, душевная связь с которой крепла с каждым днем. Мадди полюбила О'Рурков. Ей пришлась по душе материнская забота Пигин, несмотря на то, что вниманием своих замечательных родителей она тоже обделена не была.

Вот только Патрик… Он до того обескураживал ее, что хоть плачь. По сути, он был замечательным парнем. Из него вышел бы идеальный муж и отец. Так нет же! Подавай ему свободу и независимость! Ему важно твердо стоять на ногах, не нуждаясь ни в чьей помощи.

Ни один мужчина еще не был для Мадди таким желанным. В Патрике так восхитительно сочетались чувство юмора и сексуальность, а против этого Мадди не могла устоять. Не похоже, чтобы Патрик искал себе женщину более красивую и опытную, но тогда почему он противится их связи? Более того — его раздражает то, что Мадди ему нравится.

Почувствовав руку на своей спине, Мадди резко распрямилась и встретилась взглядом с Патриком.

— Прости, я как раз собиралась идти.

Патрик прислонился к краю стола.

— Если у тебя болит голова, может быть, стоит подождать?

— Да нет. Я задержалась, чтобы позвонить Бет. Я готова, пошли.

— Мадди, — Патрик будто подыскивал нужные слова, — я очень благодарен тебе за твое отличное шоу. Передача действительно имеет успех, а это редкость.

— Мне нравится беседовать с людьми.

— Потому-то все и получается. Ты просто разговариваешь, не пытаясь показаться умнее других. Люди чувствуют твое доброе отношение.

Мадди открыла было рот, но тут же закрыла его. Нет, не стоит заводить этот разговор снова и терзать друг друга. Да, она относится к людям по-доброму, а Патрик считает, что это ему недоступно, и не желает никого пускать в свою жизнь.

Возможность встретить свою вторую половину — не миф, а реальность. И Мадди не сомневалась: этого стоит добиваться во что бы то ни стало. Но плакать из-за того, что Патрик не хочет этого понять, бесполезно, и обсуждать с ним это бессмысленно.

— Я готова, — повторила Мадди, вставая. Она машинально потянулась за пиджаком, а Патрик так же машинально взял его и помог ей надеть.

Старомодные манеры для него естественны, как дыхание. Чего, к сожалению, не скажешь о старомодном чувстве ответственности за других. Патрик не бабник, который меняет женщин как перчатки. Сейчас у него, по-видимому, вообще никого нет. Он полностью поглощен работой.

— Я поеду впереди? — спросил Патрик, как только они оказались на улице. — Буду ехать так, чтобы ты не теряла меня из виду.

— Да, конечно.

Что там и говорить, всем Патрик хорош.

Вот только любить себя не позволяет.


На следующей неделе Патрик решил, что ему незачем больше контролировать эфир Мадди. И прежде всего потому, что слышать ее голос для него стало мучительно.

Ему казалось, что Мадди каким-то непостижимым образом ускользает от него. Они виделись ничуть не реже, а иногда даже чаще, чем раньше. Но холодность ее улыбок и несвойственная ей до сих пор сдержанность в общении с ним заставляли Патрика задуматься. С остальными сотрудниками она держалась как прежде.

В дверь постучали, и Патрик вздохнул. Ни минуты не дадут спокойно поразмыслить о делах радиостанции. Не одно, так другое!

— Войдите! — крикнул он.

Стивен легко толкнул дверь и въехал в кабинет, с трудом разместив свое инвалидное кресло в тесной, как пенал, комнатушке.

— Тебе нужен кабинет попросторней, — заметил он.

— И тебе не помешал бы, — отмахнулся Патрик.

Под свой кабинет он занял самое маленькое помещение на радиостанции, так как считал несправедливым иметь условия лучше, чем у подчиненных.

Стивен улыбнулся.

— С тех пор, как Мадди сделала перестановку, у нас в рекламном отделе стало посвободнее. В этой девушке, несомненно, сочетается множество талантов.

Мадди.

Патрик постарался сохранить невозмутимое выражение лица. Куда ни пойди, всюду звучит имя Мадди, она заняла его мысли и заполнила собой его жизнь, сама того не ведая, ибо была чужда любым расчетам. Но при его приближении горевший в Мадди огонь начинал гаснуть. Все его сотрудники и родственники, должно быть, уже заметили это, хотя никто и словом не обмолвился.

— Знаю, радиошоу отвлекает ее от работы. Я позабочусь, чтобы в отдел рекламы направили еще одного человека, — сказал Патрик.

— Она и так со всем справляется. У Мадди редкий дар. Благодаря ей мы продаем куда больше эфирного времени, чем раньше.

С тех пор, как Мадди рьяно взялась за дело, а потом стала вести передачу, они могли и вовсе отказаться от продажи эфирного времени. Ставки на него поднялись, а во время радио-шоу взлетали еще выше, принося радиостанции большие прибыли.

— Насколько я знаю, ты брал Мадди на временную работу. А вы не обсуждали с ней возможность долгосрочного контракта? — спросил Стивен. — Будет непозволительно отпустить ее назад в Нью-Мексико через неделю, когда на работу выйдет Джефф.

Патрик в изумлении уставился на друга. Как незаметно промелькнуло время! У него совершенно вылетело из головы, что Мадди — не постоянная сотрудница.

Вот беда! Они выпустили ее шоу, даже не подумав о том, что скоро истечет срок ее временного контракта.

— Я подумаю, — пробормотал Патрик, — ей, конечно же, лучше остаться у нас.

— Ладно. Еще я хотел тебе сказать… — Стивен вдруг смутился, а это случалось с ним крайне редко.

— Что такое?

— Последнее время я довольно много общался с Кэндаси Финни. Я всегда знал, что женщина она уникальная, и, короче говоря, я сделал ей предложение, — признался Стивен.

Ну и дела!

— Ты сделал ей предложение?

— Да, — лицо Стивена расцвело в довольной улыбке, — я давно был готов к этому, еще когда была жива ее мать, за которой ей приходилось ухаживать, но тогда я решил, что мужчина в инвалидной коляске ей будет дополнительной обузой.

— Ей повезло, что она встретила тебя, — тихо произнес Патрик.

И в его словах не было преувеличения. Стивен Травер держал себя в форме, обладал большой физической силой и хорошо разбирался в людях. Несчастный случай, в результате которого он оказался прикован к инвалидному креслу, произошел, когда ему было всего двадцать с небольшим. Но никто и никогда не посмел бы сказать, что он беспомощен. Своим примером Стивен доказывал, что человек не всегда раб обстоятельств и что жизнь не кончается даже тогда, когда обрушивается несчастье.

Ясно осознав это, Патрик болезненно поморщился. У него перед глазами был наглядный пример поразительной жизнестойкости и несокрушимой силы духа, который его почти ничему не научил.

— Надеюсь, вы будете счастливы, — искренне сказал Патрик, — вы этого заслуживаете.

— Ты тоже заслуживаешь счастья.

Патрик внимательно посмотрел в глаза Стивену, но так и не сумел ничего в них прочесть.

— Это спорный вопрос.

— Ты сам решаешь, во что верить и как жить.

— Я для себя все уже давно решил.

Глаза Стивена посерьезнели, и он покачал головой.

— Что же ты решил насчет Мадди?

— Мадди… — Патрик стиснул зубы. Все вокруг были уверены, что у них с Мадди роман. Признайся он кому-нибудь, даже другу, что у них ничего нет, Патрику ни за что бы не поверили. — В отличие от моего отца я не способен целиком отдавать себя другим.

В этот момент на столе что-то громко затрезвонило и замигала синяя лампочка сигнализации. Патрик и Стивен от неожиданности вздрогнули. Долю секунды Патрик ошалело глазел на лампочку. Эту сигнализацию он установил для того, чтобы Грозный Финн могла сообщить ему об опасности прямо из приемной, но до сегодняшнего дня сигнализацией еще не пользовались.

С проворством, подтверждающим его силу, Стивен откатил свое кресло в сторону, пропуская Патрика к двери.

Тот опрометью бросился бежать по коридору, а затем медленно и бесшумно шагнул в приемную и увидел такое, от чего волосы у него на голове встали дыбом. Патлатый молодой человек с жестким, неподвижным лицом крепко держал Мадди за руку. Вообще-то он больше походил на подростка. На нем были джинсы, приспущенные на талии, а ступни ног казались непомерно длинными для его тощего тела.

Патрик мигом встал между ним и Мадди.

— Иди работай, — бросил он ей через плечо.

— Но Пат…

— Мадди, иди, я сказал!

— Что ж… приятно было познакомиться, Скотт, — сказала Мадди парню и, развернувшись, направилась к выходу из приемной, — шеф велит мне идти работать. Да, работа днем лишает многих развлечений.

— Однако это лучше, чем вообще ее не иметь, — зло и обескураженно пробормотал Скотт.

Дождавшись, когда Мадди уйдет, Патрик сурово взглянул на подростка. Ему хотелось просто придушить его на месте. Но по опыту Патрик знал, каково быть молодым и обозленным на весь свет и как важно дать человеку хоть какой-то шанс.

— Сколько тебе лет? — спросил он парня.

— Девятнадцать.

Патрик, недоверчиво вскинув брови, выжидательно смотрел на него.

— Ну ладно, — плечи парня поникли, — четырнадцать. Никто не хочет взять на радио мои песни, а мне нужно заработать. У меня мама болеет, а папа не может… — Он с горечью замолчал.

— Твой отец безработный, — высказал предположение Патрик.

— Черт! Кругом толкуют об экономическом буме, а мой отец даже собеседования добиться не может!

— Знаю, как это тяжело. Но ты ведь нарушил закон, вломившись сюда. Ты понимаешь это, Скотт?

— Догадываюсь.

Мадди, а вместе с ней почти все сотрудники радиостанции наблюдали за сценой из-за угла. Мадди знала от Стивена, что Патрик часто оказывал помощь неблагополучным подросткам. Вот и сейчас он строго, но сочувственно разговаривал с пареньком.

Через несколько минут Скотт уже сидел на заднем сиденье полицейской машины, один из полицейских был намерен поговорить с его родителями. Дело могло дойти до суда.

Патрик же, который для себя никогда не попросил бы у брата и цента, пообещал договориться с Кейном о работе для отца Скотта.

Мадди душили слезы.

Она так старалась не влюбляться! Но теперь обратного пути нет: ее сердце принадлежит Патрику О'Рурку, хотя он этого и не хочет.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Едва справившись с волнением, Мадди узнала, что полицейский хочет допросить ее. Какая досада! Ей совсем не хотелось говорить о Скотте. Что тут скажешь, кроме того, что он трудный подросток и что проблем у него больше, чем он может решить?

Появившийся из-за угла вместе с полицейским Патрик откашлялся и красноречиво посмотрел на собравшихся сотрудников.

— Концерт окончен, — объявил он.

Народ неохотно начал расходиться.

— Мисс Джексон, — сотрудник полиции Уолтер Митчелл кивнул Мадди и заглянул в свой блокнот, — не могли бы вы рассказать о происшедшем?

Мадди завела руку за спину.

— Я была в приемной, мы разговаривали с Кэнди. Скотт вошел, чтобы узнать, почему ни одну из присланных им записей не передали по радио. Он был не в курсе, что мы передаем музыку кантри, а не рок-н-ролл.

— И?..

— И это все.

— Нет, не все, Мадди, — возразил Патрик, — Скотт должен ответить за свое поведение. Он не контролировал себя, когда схватил тебя за руку. Могло случиться все что угодно.

— Разрешите взглянуть на вашу руку, мисс Джексон, — попросил полицейский.

Мадди неохотно вынула руку из-за спины.

Увидев проступившие на ее коже синяки, Патрик стиснул зубы.

— Проклятье!

Он понимал, что реагирует слишком бурно, но все, что касалось Мадди, обретало теперь для него особое значение.

— У меня легко выступают синяки, — сказала Мадди, — ничего страшного.

Помощник шерифа Митчелл что-то записал у себя в блокноте.

— Вы желаете подать заявление о получении телесных повреждений, мисс Джексон?

— Нет.

— Да, — воспротивился Патрик, — Мадди…

— Скотт — просто напуганный ребенок, — прервала его она. — Он не хотел…

— Это отговорки, а не причина.

Помощник шерифа внимательно посмотрел на Мадди, глаза которой были полны сострадания, а потом на Патрика, взгляд которого был безжалостен.

Полицейский постучал ручкой по блокноту.

— Мы навели справки об этом Скотте. У мальчишки ни разу не было привода в полицию. Он не был замешан ни в одном деле. Мы продемонстрируем ему синяки на руке мисс Джексон, а потом я хорошенько припугну его, чтобы в будущем неповадно было.

Патрик был в бешенстве, но злился он не столько на Скотта Делла, сколько на себя. Необходимо было с самого начала обеспечить все меры безопасности, а он позволил какому-то мальчишке с безумными глазами ворваться сюда и напасть на Мадди. С таким же успехом на его месте мог оказаться настоящий маньяк.

Мадди поспешно согласилась на предложение полицейского и проследовала за ним в машину.

Увидев синяки, Скотт побледнел.

— Я не хотел… о господи. Простите меня. Я правда не хотел, мне просто нужно было, чтобы кто-то меня выслушал.

— Я знаю, ты не хотел…

— Не важно, чего ты хотел, а чего нет, — вмешался Митчелл, прерывая попытки Мадди утешить Скотта, — сейчас мы поедем в участок и там обо всем поговорим. Знаешь, какой срок можно схлопотать за оскорбление действием? Я вот сейчас расскажу тебе, что делают в тюрьмах с такой мелкой шпаной, как ты. Картина не из приятных.

Скотт чуть не задохнулся от ужаса.

Мадди ободряюще посмотрела на него, но мальчишка был смертельно перепуган.

Помощник шерифа, взглянув на Мадди поверх машины, подмигнул ей.

Когда они уехали, Мадди засуетилась вокруг Патрика, заглядывая ему в глаза.

— И чего ты поднял такую бучу из-за ерунды?

— У тебя синяки на руке. Что я, по-твоему, должен был делать?

— Помочь мальчику. Надеюсь, ты не передумал найти место его отцу, правда?

Патрик вспылил:

— Мне мои обещания напоминать не нужно!

— Ты распалился не в меру.

— О чем ты говоришь? Меньше всего я хотел, чтобы ты подвергалась риску, работая на радиостанции.

Мадди закатила глаза.

— Какая чушь!

— Нет. Я никогда не сумею заботиться о тебе должным образом. Поэтому не имею права жениться. Будет только хуже. В нужный момент меня не окажется рядом.

Мадди от изумления раскрыла рот.

Заботиться о ней! Надо же! Ничего более обидного Патрик не мог придумать! Ее бегство от унижения после несостоявшейся свадьбы вовсе не означало, что она не способна жить самостоятельно, без посторонней помощи. Разве она не старалась доказать это? Ведь у нее такой успех на радиостанции! Уж с этим Патрик не мог не согласиться.

— Ты не отвечаешь за то, что случилось, а я без твоей заботы уж как-нибудь обойдусь, — гневно отчитала его Мадди.

— Да ты сущий ребенок.

— Я взрослая женщина.

Меньше всего Мадди хотелось бы влюбляться в Патрика, но так уж случилось, ничего не поделаешь, и сейчас она с тоской думала о будущем, ясно сознавая, что ей придется испытать немалые муки.

Что же касается Патрика, то он, конечно же, верил в силу любви. Настоящая любовь всегда была для него непреложной истиной: он видел, как любили друг друга родители и как любят друг друга Кейн и Бет.

Любовь и страсть — не выдумка.

Но боль — это тоже реальность. А он старается избегать страданий и потерь.

— Не волнуйся, я не собираюсь заводить все по новой, — заверила его Мадди. — И, кстати сказать, я вообще никого не искала, можешь не переживать, — поспешно прибавила она.

Патрик вздохнул.

— И еще одно: у меня есть опыт, а у тебя его нет.

Мадди закатила глаза. Патрик явно имел в виду сексуальный опыт.

— Ну, эта проблема решается легко, — произнесла она не без намека, — достаточно пойти в местный бар и подцепить там парня, а дальше все пойдет своим чередом.

Увидев оскорбленный взгляд Патрика, Мадди поняла, что задела его за живое.

— Ты не из тех, кто путается со всеми подряд. Мужчины такие вещи сразу просекают.

Самоуверенность и высокомерие Патрика могли бы отвратить Мадди, если бы она не любила его так сильно.

— Ну, признайся, — продолжала она, — мне будет легко это сделать, если ты, конечно, не врал, говоря, что я красивая.

— Я никогда тебе не врал. Конечно, ты красивая. И только сумасшедший не затащил бы тебя в постель. Но дело не в этом.

— Именно в этом, — не успокаивалась Мадди. — Опыт, о котором ты все твердишь, приобретается очень легко. Но это только одна сторона жизни.

— Прекрасно. Пусть такого рода опыт приобрести легко. Но у тебя и никакого другого нет.

— Разве? Я живу в маленьком городке, где все всё друг про друга знают. И ты считаешь, что я могла не видеть и не слышать всего того, что там происходит?

— Помимо этого ты и понятия не имеешь, как о себе позаботиться за пределами Слэпшота, — прибавил он, не удержавшись.

— Так ты все еще полагаешь, что обо мне кто-то должен заботиться?

— Да, и я не могу быть этим человеком, — сердито воскликнул он, — ты сама так сказала. Мои отношения с семьей оставляют желать лучшего. На меня никто никогда не может рассчитывать.

— Не говори глупостей, — Мадди окинула его взглядом с головы до ног и вздернула подбородок, как всегда, когда она с чем-то не соглашалась, — может, в юности ты и наделал дел, но нельзя же винить себя за это всю жизнь! — Мадди пристально посмотрела на Патрика, явно ожидая от него какой-то реакции. Но он промолчал, и она покачала головой. — Ты один из самых преуспевающих людей, которых я знаю, — сказала она. — Радиостанция была в упадке, когда ты взял управление над ней. Теперь она — популярная в округе. Ты ответственный бизнесмен. Тебе нужно одно — сбросить с себя груз прошлого.

— Мадди…

— И ты великолепно целуешься! — во весь голос прокричала Мадди. — Все остальное — отговорки.

Патрик ощутил переполняющее его счастье, и даже скептицизм Мадди не мог удержать нахлынувшие на него чувства. Она считала его состоявшимся, несмотря на его прошлое, и боль, не отпускавшая Патрика ни на минуту, стала наконец утихать. Несмотря на свою взбалмошность, Мадди была из тех, чьим мнением он дорожил.

— Ты и правда считаешь меня состоявшимся?

— Я никогда ничего не говорю, если не уверена. И, судя по твоему разговору со Скоттом, у тебя дар общения с детьми. Только не воспринимай мои слова в штыки, — поспешила успокоить его Мадди, — это вовсе не значит, что тебе нужно становиться отцом.

— Ты не уверена, что я могу быть хорошим отцом?

— Не уверена, потому что ты не хочешь быть им. Этот урок я выучила наизусть. Уж ты постарался как следует вдолбить мне его в голову. «Не приближайся и не рассчитывай на меня». Да на тебя никто и не претендует. Все это твои дурацкие измышления. Заботиться обо мне… Ладно, на сегодня хватит.

Мадди развернулась и, гордо распрямив спину, зашагала прочь.

Выругавшись, Патрик в изнеможении привалился к ближайшей машине. Пожалуй, он перегнул палку. Удивительно, как это Мадди не влепила ему пощечину. Но черт возьми! Эти синяки на ее руке будут теперь преследовать его во сне. Она сказала, что он не в ответе за это, а ему казалось, что именно он за это отвечает. Ему хотелось уберечь ее от малейшей опасности.

Вот это дело, сынок.

Голос отца.

Патрик закрыл глаза руками. Он помнил этот голос. А его младшая сестренка не помнила. Когда Кинан умер, ей едва исполнилось четыре годика. У нее осталось лишь смутное воспоминание о смеющемся человеке, которого она боготворила, его сильных руках и радости, сопровождавшей его присутствие в доме. Но ни голоса, ни тех уроков, которые преподал им терпеливый, мудрый и любящий их человек, она не помнила. Все это сохранилось в памяти старших детей.

Господи, как же он скучал по отцу! Горечь потери была едва ли меньше, чем в первые недели и месяцы после несчастного случая.

Мадди заставила его вспомнить о тех принципах, которые преподал ему Кинан, например о необходимости быть великодушным. Неудача или душевная рана никогда не были для отца причиной уклонения от ответственности. Даже если не в твоих силах предотвратить катастрофу или уберечь своих близких от несчастья, прятаться в кустах недопустимо, так учил отец.

А он, Патрик, жил как сторонний наблюдатель. Радиостанция не в счет — это способ заработать деньги. Истинная жизнь — это любовь, он же почти двадцать лет всеми силами старался оттолкнуть от себя это чувство.


— Ваш сын самый упрямый, глупый и бесчувственный человек на свете! — бушевала Мадди.

Она в бессилии упала на кушетку и уткнулась взглядом в портрет Патрика, висевший на стене напротив. Он ослепительно улыбался ей с портрета (обаятельная улыбка была фамильной чертой О'Рурков), но в глазах таилась боль. Разглядывая его лицо, Мадди было невыразимо тяжело сознавать, что он никогда не изменится. Патрик не хотел понимать очевидное, и это выводило Мадди из себя.

Любовь не враг. Напротив, именно она — решение всех проблем.

— Он невозможный человек! — прибавила Мадди, перебирая в уме длинный ряд куда более нелицеприятных определений.

— Мне нечего возразить тебе, милочка, — ответила Пигин с мелодичным ирландским акцентом, — он такой от природы.

— Да уж, природа во всем виновата, — проворчала Мадди.

Сейчас она и сама не слишком понимала, что это ей вздумалось навестить мать Патрика. Может быть, потому, что возле Пигин ей было уютно, как возле собственной матери? А поскольку Пигин знала сына как свои пять пальцев, она могла посочувствовать ей?

Проклятье!

Не нужна ей ничья забота! Она и сама прекрасно со всем справлялась.

Мадди стиснула зубы. Интересное дело: безумно любя человека, она готова задушить его собственными руками.

— Он полагает, что только супермен может отважиться на брак со мной, — жаловалась Мадди, — а еще у него просто пунктик какой-то: он, мол, не сможет быть таким, как его отец, он якобы паршивая овца в семье, ну и дальше в том же духе. Да, у него были ошибки в жизни, ну а у кого их не было? Должно быть, ваш муж был незаурядным человеком, но Патрику и не надо быть его точной копией, чтобы стать хорошим мужем и отцом. Разве не так?

Пигин присела рядом с Мадди, взяв ее за руку.

— На самом деле Патрик похож на отца больше всех моих сыновей.

Мадди с удивлением отвела взгляд от портрета на стене.

— Патрик? А почему же он об этом не знает?

Пигин пожала плечами.

— Патрик был еще совсем юным, когда Кинана не стало. Он молился на отца, как на Бога, но знал о нем немного. У Патрика такое же доброе сердце, он такой же горячий, мягкий и гордый, каким и должен быть настоящий мужчина. А когда Патрик смеется, мне чудится, что это смех Кинана.

— Он был упрямым?

— О да! В молодости с ним сладу не было. Мои родители не хотели нашего брака, но влюбленной девушке никто не указ. Мы встречались, но потом я прямо заявила, что такого смутьяна, как он, мне в мужья не надо. Ему оставалось либо исправиться, либо искать другую жену.

— Так, значит, он изменился?

— Не сразу, — Пигин благодушно рассмеялась. — Ему было тяжело оставаться в том городе, где все помнили его проделки. Поэтому мы переехали в Америку, чтобы все начать с чистого листа.

— Понимаю.

Мадди вспомнила, каким уважением пользуется Патрик на радиостанции. Его живой ум и образованность стерли воспоминания о неблагополучном подростке, каким он был когда-то. Кинан, обзаводясь семьей, решил начать жизнь с нуля. Патрик же не пожелал ничего менять вокруг себя и остался в том мире, где все знают о его неблаговидных поступках и неудачах. И отцу, и сыну их решения дались нелегко, но выбор был сделан.

После давешней словесной схватки с Патриком первым побуждением Мадди было немедленно уехать. Но спасаться бегством ей не хотелось. Одно дело — уйти со сцены после того, как свадьба расстроилась, и совсем другое — сбежать, бросив работу. Ведь ее контракт на радиостанции еще не совсем истек. Оставалось несколько дней до возвращения помощника Стивена. Уезжая в Слэпшот, она на всякий случай оставит свой адрес.

Так что Патрик сможет найти ее.

Если захочет.


И вот наступил день прощания.

— Ты еще приедешь к нам? — спросила Кэнди, обнимая Мадди. — Будешь моей подружкой на свадьбе?

— Я постараюсь.

— Может, нам пожениться в Слэпшоте? — предложил Стивен.

Кэнди улыбнулась и сквозь слезы взглянула на своего жениха.

— Замечательная мысль!

Мадди старалась им не завидовать. Они заслуживали счастья. Кэнди шепнула ей, что они попытаются завести ребенка. Врач предупредил, что, учитывая возраст Кэнди, риск при беременности очень велик, но совсем отказываться от такой возможности не стоит.

— Ты и не представляешь, как много значишь для меня, — тихо сказал Стивен, — мне бы только хотелось, чтобы вы с Патриком… — Он пожал плечами, так и не договорив.

— Я знаю. — Мадди не удержалась и все-таки оглянулась в надежде увидеть Патрика. Она просила своих новых друзей не делать из ее отъезда большого события. И тем не менее они устроили импровизированную вечеринку. Хорошо было бы хотя бы попрощаться с Патриком.

Впрочем, тогда между ними снова может возникнуть перепалка…

— Ты не должна уезжать, — в тысячный раз простонала Дикси, — а как же шоу? Это же хит! Все будут крайне недовольны.

— Меня с самого начала брали как временную сотрудницу.

— Но Патрик не предупредил, что ты уезжаешь.

— Верно. Я не предупредил, — послышался низкий мужской голос, и по телу Мадди пробежала дрожь. Она резко обернулась и увидела Патрика. Он смотрел на нее без улыбки, не отрываясь. Казалось даже, что он зол на нее. — Оставьте нас, пожалуйста, с Мадди наедине, — обратился он к присутствующим.

Все сотрудники радиостанции поспешно ретировались.

Резко выдохнув, Патрик посмотрел на Мадди.

— Не уезжай. Я тоже прошу тебя об этом.

— Какой широкий жест! Кажется, тебя и самого вдохновляет твое великодушное предложение, как и в тот день, когда ты впервые предложил поработать у себя. Надо думать, сейчас ты жалеешь?

— Это не по существу, — ответил Патрик, даже не считая нужным разуверять ее. Он и правда жалел о том, что взял Мадди на работу, но по той причине, что она дала ему почувствовать его уязвимость. А какому мужчине такое понравится?

Мадди вскинула голову.

— Теперь можешь вздохнуть свободно. Больше не понадобится «заботиться» обо мне. А чтобы мне лишний раз не приезжать сюда, Кейн и Бет, быть может, сами приедут погостить к нам, в Нью-Мексико, когда родится малыш. Ну а я больше не буду досаждать тебе своим присутствием.

— А мне, может, нужно не это, — резко сказал Патрик.

— Именно это.

— Нет, — продолжал Патрик. — Останься здесь, пока мы все не обдумаем как следует.

Мадди отрицательно покачала головой. Взгляд ее выражал непреклонность.

— Это ничего не изменит.

Патрика охватила паника. Он не мог отпустить Мадди, это было просто немыслимо!

— Ну ладно. Так и быть. Я женюсь на тебе, — выпалил он.

Ох, черт!

Ну вот! Ясно как божий день, что он снова влип! Мадди посмотрела на него как на жвачку, которую придется отскребать от туфли.

Поняв, что оплошал, Патрик попытался собраться с мыслями и уже прикидывал, как исправить промах. Женщинам ведь подавай цветы да романтические заверения в любви, им не нужны предложения, которые вырываются подобно воплю отчаяния.

— Я не… я не совсем это имел в виду, — пошел на попятный Патрик.

— Уверена, что ты вообще этого в виду не имел.

Мадди вздохнула. Ей не нужно замужество ради замужества, ей хотелось союза сердец, как у ее родителей, — пылкой, вечной любви, которую не объяснить словами. Нет, второго разочарования она не допустит.

Мадди покачала головой.

— Нет, такое замужество мне ни к чему.

— Слушай, ты прости меня за то, что я так это высказал. Я идиот и все делаю наперекосяк, ты же знаешь.

Мадди устремила взгляд на Патрика.

— Я изменилась.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Это значит, что ни один мужчина больше не заставит меня почувствовать себя ущербной. Может, я взбалмошная, излишне эмоциональная, но, я думаю, из меня выйдет отличная жена. Обо мне не надо заботиться, меня надо любить, доверять мне и относиться ко мне как к равной. Ты на это неспособен, потому что так зациклился на своем прошлом, что из-за него не видишь будущего.

— Неправда! Я никогда не заставлял тебя чувствовать себя ущербной! Я просто… — Патрик вскинул руки. — Мне просто нужно время. Ты мне и правда небезразлична, разве ты сама не видишь?

— Я вижу даже больше, чем ты думаешь.

В горле у Мадди стоял комок, и она попыталась сглотнуть его. Да, она нравилась Патрику, но он не хотел, чтобы это переросло в нечто большее. Он вообще не хотел такого ни с кем. Он боялся какой бы то ни было сильной привязанности.

— Если ты перестанешь стремиться во что бы то ни стало сохранять свою дурацкую независимость, то, быть может, поймешь, что значат для человека семья и любовь, — сказала Мадди. — И тогда, возможно, разрушишь стену, отделяющую тебя от других, и откроешь свое сердце. А пока этого не случится, я буду в Нью-Мексико.

Мадди развернулась и преспокойно вышла за дверь.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Руки Патрика, сжатые в кулаки, опустились на колени. Он никак не мог поверить в то, что сделал девушке предложение, а она ему отказала.

Судьба сыграла с Патриком злую шутку: до сих пор он Жил, не связывая себя никакими обязательствами, а когда встретил ту единственную, на которой готов был жениться, то не смог удержать ее.

До чего же глупо было надеяться, что Мадди согласится выйти за него только потому, что он решил на ней жениться!

Вот черт, и чего он постоянно твердил Мадди, что ей нужна опека? Да, она — девушка неискушенная, но не беспомощная же, в самом деле.

Да, пожалуй, если разобраться, все это время он оберегал скорее себя, а не Мадди. Он же с самого начала видел в ней великодушную, любящую женщину, которой плевать на все те глупости, которые он совершал в юношеские годы. Но ему было страшно вылезти из скорлупы, в которую он ушел, защищаясь от возможных душевных ран. Почти двадцать лет он прожил в одиночестве, окруженный при этом любящими его людьми.

Вот почему он завидовал брату и Бет. У них было то, чего он сам обрести не решался.

Рядом появился Стивен, и, даже не поднимая головы, Патрик почувствовал, что тот настроен решительно, а значит, нотаций не избежать.

— Ну давай, начинай, — буркнул Патрик.

— Мне просто интересно, что ты теперь собираешься делать.

— А ты как думаешь? — огрызнулся Патрик. — Куплю кольцо и сделаю предложение по всем правилам.

— К кольцу и предложению прибавь несколько десятков роз, — посоветовал Стивен. — Мадди очень на тебя рассердилась.

— Какого цвета?

— Это, я думаю, ты сам решишь.

В глазах Стивена не было осуждения — одно лишь участие.

— Я когда-нибудь говорил тебе «спасибо» за то, что ты вытаскивал меня из передряг чаще, чем я того заслуживал? — спросил Патрик.

— Твоя благодарность в том, что ты стал человеком. Теперь осталось только жениться на Мадди.

— Есть, сэр! — Патрик в шутку отдал Стивену честь, так и не высказав вслух своей признательности. Душеизлияния им обоим были несвойственны.

Черт возьми, а ведь он не сказал Мадди главного — что любит ее. Эта мысль так потрясла Патрика, что он начал клясть себя самыми последними словами.

«Ты мне и правда небезразлична», — сказал он ей вместо этого.

Пустые слова! Не удивительно, что она развернулась и ушла. У нее тоже есть гордость. После всего, что он натворил, она никогда не признается первой, что любит его.

А ведь она его любит. Патрик был в этом почему-то абсолютно уверен.

Патрик подошел к ее столу, но за ним сидел Джефф Тарбелл.

— Вам что-то нужно, шеф?

— А где Мадди?

— Уехала. Она забрала вещи еще вчера вечером. А вы знаете, что она организовала…

Конец фразы Патрик не дослушал, потому что, задыхаясь, уже летел к выходу. Мадди могла бы принадлежать ему, а он потерял ее!

Когда Патрик набрал номер гостиницы, ему подтвердили, что Мадди съехала.

— Не женщина, а ураган! — пробормотал он.

Патрик уселся за руль «блейзера» в надежде перехватить Мадди в аэропорту. Кольца у него, конечно, не будет, но цветы по дороге купить можно. Знать бы еще номер ее рейса.

Бет!

Вот кто в курсе! Патрик позвонил в магазин, но Бет не застал, она была уже дома.

Патрик позвонил ей туда.

— Бет, где Мадди?

— А, это ты, Патрик… сомневаюсь, что она хочет тебя видеть.

— Она у тебя?

Перед Патриком забрезжила надежда, и он повернул «блейзер» к дому брата.

— Нет. Она не захотела лететь самолетом, и я предложила ей отправиться в Нью-Мексико на моей машине, поскольку сама ею пока не пользуюсь. Мы попрощались еще утром, когда она собиралась на работу. Я думала, ты в курсе, что она уезжает.

Патрик резко ударил по тормозам, колеса завизжали.

— Так она поехала на машине?

— Она превосходно водит машину, — в голосе Бет послышался мягкий упрек, — в Нью-Мексико ей приходится много ездить по бездорожью. К тому же мы провели полный техосмотр.

— Но в Юте и на всем пути через Орегон идет снег, — сказал Патрик, пытаясь не сорваться на крик, — какой дорогой она поехала?

— Не знаю. Мадди сказала, что еще не решила.

Патрик уронил голову на руль. Пройдет несколько дней, прежде чем он увидит Мадди. А если она увязнет в снегах, может, и того больше. Он хотел было броситься за ней вдогонку, но побоялся, что Мадди усмотрит в этом покушение на ее самостоятельность.

Нет, ехать за ней он не может, но он может встретить ее в Нью-Мексико.

— А Кейн дома? — спросил Патрик. — Хочу попросить у него самолет.


Три дня за рулем, разумеется, не уняли душевной боли Мадди, зато избавили ее от суеты в аэропорту и толкотни перед посадкой. Никогда еще Мадди не проделывала одна такой длинный путь на машине. Оказалось, в однообразном мелькании дороги и в безликости гостиничных номеров можно найти своеобразное умиротворение.

Выехав наконец на шоссе, ведущее в город, Мадди заметила, что Слэпшот нисколько не изменился. И церквушка, в которой было назначено ее венчание, никуда не делась. Перед закусочной стояли все те же машины, а воздух был напоен благоуханием сосен и стойким ароматом жареных чили.

Вроде бы она дома, а вроде и нет.

Для нее это больше не дом.

Ее место — возле Патрика О'Рурка, даже если им больше не суждено встретиться. Оказывается, любовь и впрямь проста по своей сути: когда сердце кого-то выбирает, то разум не в состоянии ему воспротивиться.

Был на редкость теплый осенний день, и Мадди, свернув на подъездную дорожку к дому, приоткрыла окно машины. Наверное, все возле бассейна, наслаждаются последними теплыми деньками. Бросив чемоданы, Мадди прошла дом насквозь и оказалась в патио. Отец из шланга поливал камни вокруг бассейна, а мама возилась с цветами на террасированных клумбах.

— А ну-ка угадайте, кто к вам пожаловал! — крикнула Мадди.

Губы отца растянулись в улыбке. Он шагнул ей навстречу и крепко прижал к себе.

— А мы ждали тебя не раньше завтрашнего дня, малыш.

— Мне так хотелось поскорее домой, что я встала чуть свет.

Тут с объятьями и поцелуями подоспела мать, и Мадди чуть не разрыдалась.

— Я так по тебе соскучилась, — прошептала она.

— А по мне не соскучилась? — послышался знакомый голос.

Мадди почувствовала, что земля уходит у нее из-под ног. Это просто невероятно. Патрик не мог оказаться здесь, в Нью-Мексико, рядом с ней.

— А меня поцелуешь? — спросил он осипшим голосом.

Глотая слезы, Мадди обернулась, и перед ней предстал Патрик собственной персоной. Его голубые глаза были серьезны. Что он здесь делает? Ей нужен мир и покой, а не новые ссоры. Нельзя позволить втянуть себя в авантюру, которая может обернуться трагедией для них обоих.

— Как… — Мадди откашлялась.

— Я прилетел в пятницу вечером. С твоими родителями мы уже познакомились.

— В пятницу? Но как ты… Обычным рейсом сюда так быстро не доберешься.

— Я попросил у Кейна его реактивный самолет. Оказывается, в Слэпшоте такой большой аэродром, что реактивный самолет смог приземлиться. Я собирался ночевать в самолете, с пилотом, но твои родители предложили мне разместиться у вас в доме, пока я тебя дожидаюсь.

— Правда? — Предательская нежность проникла в душу Мадди. Видно, Патрику и впрямь не терпелось побыстрее оказаться в Нью-Мексико, если он решился попросить у брата самолет.

Сюзан Джексон безмятежно улыбнулась.

— Думаю, вы не откажетесь от жареной курицы на обед. Пойдем-ка, Хью, начнем ее готовить.

Отец поцеловал Мадди в лоб.

— Добро пожаловать домой, малыш. Мы очень соскучились, — сказал он и последовал за женой в дом.

— Малыш? — Патрик удивленно поднял бровь. — И ты позволяешь так называть себя?

— Отцам можно, — нашлась Мадди.

Патрик улыбнулся. Джексоны ему понравились. Видно было, что супруги очень преданы друг другу. Это напомнило Патрику его собственных родителей. Все предыдущие дни они провели за разговорами, и Патрик все поведал им без утайки.

Теперь он мог только молиться, чтобы у Мадди хватило сил простить его и дать ему еще один шанс.

— Я не боюсь ни твоего отца, ни его ружья. Но давай поженимся поскорее: я не хочу, чтобы наш первенец родился раньше, чем это положено после свадьбы.

Мадди фыркнула при виде счастливой и озорной улыбки Патрика.

— Да что ты? А я думала, ты не хочешь детей и тебе претит менять грязные подгузники или читать детские стишки. Разве не так?

— Это было раньше, до того, как я влюбился, — покорно признал Патрик. — А сейчас я хочу всего этого. Если ты любишь меня и доверяешь мне настолько, что готова выйти за меня замуж, то уж будь уверена, я не оплошаю.

Мадди молчала.

— Любимая, прошу тебя, — не отступался Патрик. Он подошел так близко, что Мадди почувствовала исходящее от него тепло. — Я устал от одиночества. Ты не можешь бросить меня после того, как я почувствовал, что значит остаться без тебя. Я люблю тебя.

Не в состоянии больше противиться его уговорам, Мадди упала в объятья Патрика.

— Я тоже люблю тебя, — прошептала она, приблизив свои губы к его губам.

— Так, значит, ты согласна выйти за меня замуж?

Мадди весело и дерзко улыбнулась.

— А ты как думаешь?

Патрик поймал взгляд Джексонов, наблюдавших за ними из окна кухни, и за спиной Мадди показал им большой палец.

— Залезь в мой задний карман, — шепнул Патрик.

— Зачем?

— Ну, давай же. Достань все три, да побыстрее, а то мне попадет от твоего отца.

— Мне казалось, ты его не боишься.

— Мадди!

— Ты… О!

На ресницах Мадди повисли слезинки. У нее на ладони оказались три кольца: два обручальных с гравировкой (одно из них явно мужское) и восхитительное женское колечко, усыпанное бриллиантами и сапфирами.

— Я знаю, что по традиции кольца покупают вместе, но думаю, ты не обидишься. К тому же выбрать их мне помогла твоя мама.

Патрик надел кольцо на безымянный палец левой руки Мадди.

— Да, я выйду за тебя замуж, — ответила она, — но, как тебе известно, затягивающиеся помолвки не вызывают у меня доверия.

Патрик провел большим пальцем по губам Мадди.

— Это будет самая короткая помолвка в истории Слэпшота. Твоя мама пообещала организовать свадьбу за два дня. А я отправлю самолет в Вашингтон, чтобы привезти сюда всех моих родных, если ты, конечно, согласна выйти за меня.

— Конечно, — Мадди поцеловала Патрика.

* * *

Четыре недели спустя


— До чего приятно, — сказал Патрик, постанывая от боли в мышцах.

— Это тебе за то, что ты вздумал проверять радиопередатчик во время грозы, — мягко попеняла ему Мадди.

Несмотря на ноющую боль, Патрик улыбнулся, распластавшись поперек кровати и уткнувшись лицом в подушку, пока его замечательная ласковая жена втирала ему мазь в спину и плечи.

Мадди страшно бранилась, когда Патрик, едва сильные порывы ветра утихли, сам вскарабкался наверх, опасаясь поломки антенны.

— Это было совершенно безопасно — буря почти улеглась, — сказал он.

— Нет, не улеглась. На улице до сих пор льет как из ведра.

Патрик рассмеялся и повернулся к Мадди.

— Такая уж тут у нас зима. Дожди не прекратятся еще месяцев шесть. Но именно благодаря им….

— …вокруг много зелени, — закончила за Патрика Мадди. — Это я уже знаю.

Будучи по натуре страстной, Мадди вкладывала душу в любое дело, за которое бралась. И потому с воодушевлением принялась строить их семейную жизнь. И все-таки, наверное, несправедливо, что ей приходится приспосабливаться к суровому климату северо-запада.

— Мы можем переехать, — сказал Патрик спокойно. — Можно открыть радиостанцию в Альбукерке, а можно и вообще заняться чем-то другим.

Мадди удивленно захлопала глазами.

— Чего ради нам уезжать?

Патрик пожал плечами.

— Не так-то легко свыкнуться с короткими зимними днями и бесконечным дождем.

— Не беспокойся за меня. Мне нравится дождь. — Мадди склонилась над Патриком и поцеловала его. От долгого поцелуя у Патрика бешено забилось сердце. — Правда, я не в восторге, когда ты во время грозы лезешь наверх к передатчику.

— Но ты ведь скучаешь по родителям, — охрипшим голосом продолжал Патрик.

— Но рядом твоя мать, моя сестра и остальные О'Рурки. Мне повезло: они не дают мне скучать по дому. К тому же ты еще не видел наш счет за междугородные переговоры.

Пальчики Мадди были заняты пуговицами на изношенных джинсах Патрика.

Он помог ей стянуть с него штаны и отшвырнул их ногами.

— Плевать мне на этот счет! — воскликнул он. — Мне бы только раздеть тебя.

Мадди улыбнулась и медленно приподняла край футболки.

— Тебе и правда нет дела до телефонного счета?

Патрик хмыкнул.

Мадди отбросила футболку в сторону и устремила взгляд на Патрика. Ей нравилось наблюдать, как его зрачки всякий раз расширяются, когда она раздевается для него. О таком мужественном и страстном супруге можно было только мечтать.

— О чем ты думаешь? — спросил Патрик.

— О том, что ты позаботился устранить все мои комплексы.

— Можно подумать, они у тебя были!

Патрик уткнулся лицом в ложбинку между ее грудями и, целуя, приблизился к нежному соску. Мадди сладострастно вздохнула, вызвав улыбку на лице Патрика. Любви она предавалась с необычайной пылкостью.

— Ты уверена, что здесь, у нас, тебе хорошо? — спросил Патрик, потому что тревога все не покидала его.

— Хватит! — строго сказала Мадди. — Я не маленькая. Когда меня что-то не устраивает, я говорю.

Да, логика железная.

— Хорошо. А вот меня как раз не устраивает то, что ты до сих пор не сняла это.

Патрик зацепил пальцем за край ее трусиков и потянул их на себя. Мадди услужливо приподнялась, упершись ногами в матрас. Патрик через плечо отбросил ее трусики.

— Спасибо, ты очень помогла мне.

Мадди зазывно улыбалась.

— Не хочу, чтобы моего мужа что-то не устраивало.

— Такого быть не может.

Грудь Мадди была чудо как хороша. Патрик провел языком вокруг одного соска и погладил пальцами другой.

Мадди изогнулась, мышцы ее живота сладостно сжимались. Чаще всего они предавались любви медленно, прочувствованно, но сегодня ей захотелось более жесткого, быстрого секса, без всяких прелюдий. По телу Мадди пробежала дрожь, она дала понять Патрику, чего ждет от него…

Прошло минут двадцать, прежде чем влюбленные вернулись к действительности. По лицу Мадди блуждала сонная, удовлетворенная улыбка, и Патрику было приятно, что эту улыбку вызвал именно он.

— Не смотри на меня так самодовольно, — пробормотала она.

— Я не самодовольный, я счастливый.

— Ну тогда ладно.

Патрик поцеловал жену. Трудно поверить, но Мадди и впрямь кардинально изменила его жизнь. Благодаря ей у них не только дивный секс, но и любовь, теплота, взаимопонимание.

Кейн и Бет уговорили Мадди с Патриком купить по смехотворной цене старый дом Бет, находившийся в превосходном состоянии. Он и должен был стать их уютным семейным гнездышком, по крайней мере пока детей будет не больше двух. А если появится в том нужда, можно перепланировать дом или приобрести жилище побольше.

Патрик задумчиво наморщил лоб.

— Любимая, ребенок…

— Ничего страшного, — поспешно ответила Мадди, — с этим можно и подождать. Я подумала, что первое время мне стоит предохраняться.

Приятная усталость в теле Патрика мигом испарилась.

— Почему?

— Ну, чтобы дать тебе… то есть, я хотела сказать, нам время перед тем, как начать строить семью.

Проклятье! Патрик бросил на нее негодующий взгляд.

— Ты хочешь сказать, что время нужно мне! Мне не нужно времени! Мы можем завести ребенка сейчас.

— Только не прямо сейчас, — ответила Мадди, глядя на свой плоский живот.

— Мадди, — Патрик, приподнявшись на локте, посмотрел на жену, — что происходит?

— Мне не хочется, чтобы ты считал, будто мне нужно только это… — Мадди взяла его за руку, — ты для меня важнее ребенка.

Патрик часто заморгал. Современным мужчинам плакать не стыдно. Но он не современный.

— Я это знаю, — сказал он. — Но мы оба хотим ребенка.

Лицо Мадди озарила робкая улыбка.

— Ты уверен?

— Совершенно уверен. И поскольку делать ребенка — занятие очень приятное, мы убиваем двух зайцев.

Мадди почувствовала в теле уже знакомое напряжение.

— Это выглядит… как план действий.

— Люблю сговорчивых женщин.

Мадди притянула Патрика к себе, запустив пальцы в его темные волосы.

— А теперь заставь меня позабыть о том, что я вышла замуж за человека, который проверяет радиопередатчики во время грозы.

— Рад стараться!

И Патрик сделал то, о чем она просила, а их поцелуй длился вечность.


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ