КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402921 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171481
Пользователей - 91546
Загрузка...

Впечатления

Шляпсен про Бельский: Могущество Правителя (СИ) (Боевая фантастика)

Хз чё за книжка, но тёлка на обложке секс

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шляпсен про Силоч: Союз нерушимый… (Боевая фантастика)

Правообладателю наш пламенный привет

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Вязовский: Я спас СССР! Том II (Альтернативная история)

Очередной бред из серии "как я был суперменом"...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Александр: Следующая остановка – смерть (Альтернативная история)

А вот здесь всё без ошибки, исправлено вовремя.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Александр: Счастье волков (Боевая фантастика)

RATIBOR, это я лопухнулся. Библиотека сама присваивает имя великого собирателя сказок всем современным сказкам для взрослых с авторством Афанасьева. То же и на Флибусте и на ЛибРуСеке. Обычно я проверяю и исправляю, в этот раз на CoolLib вовремя не исправил. Большое Вам спасибо!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Олие: Целитель [СИ] (Юмористическая фантастика)

Чего ж здесь суперовского?? Это я на предыдущий отзыв..

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Вязовский: Я спас СССР! Дилогия (Альтернативная история)

пока не ясно, кто же и как будет спасать...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Часть меня (fb2)

- Часть меня (пер. Amella6888, ...) (а.с. Проект «Поттер-Фанфикшн») 2 Мб, 631с. (скачать fb2) - Kurinoone

Настройки текста:



Название: Часть меня «A Part of Me»

Автор: Kurinoone

Ссылка на оригинал: A Part of Me

Переводчик: Amella6888 (1-36), Ан@ст@cия (с 37 и до конца).

Бета: Робин (1-36)

Персонажи: ГП, ДжП

Рейтинг: PG-13.

Жанр: Action/Adventure

Размер: Макси.

Статус: закончен

Дисклеймер: Все права на персонажей и сюжет «Гарри Поттера» принадлежат Дж.К. Роулинг.

Я всего лишь перевожу.

Саммари: Сиквел к фанфику Тьма внутри(«The Darkness Within»).

Гарри пытается приспособиться к своей новой жизни. Жизни без Волдеморта. Но иногда, наше прошлое не желает отпускать нас.

Разрешение на перевод: Получено.

Разрешение на размещение: получено

* * *

Глава 1

Новая жизнь

Всё вокруг заволокло густым туманом. И даже в паре метров от себя невозможно было что-то увидеть. Гарри старательно вглядывался в серую пелену, силясь понять где он. До пугающего тихое место, настолько тихое, что даже звука собственных шагов не различить.

- Папа, ты здесь? - осторожно позвал Гарри.

Ответа не последовало.

- Демиан! Прекрати немедленно! - крикнул мальчик, решив, очевидно, что это очередная шутка его младшего брата.

Не получив ответа и в этот раз, Гарри вслепую шагнул вперёд. Он успел проклясть всё на свете, ведь он даже не помнил, как попал сюда. Так где же он, и куда все подевались?

Гарри вытянул руку. Его ладонь наткнулась на что-то холодное и гладкое. Он подался немного вперёд, чтобы разглядеть неизвестный предмет.

И тут, словно по чьему-то безмолвному приказу, туман рассеялся. Гарри вздохнул с облегчением, по крайней мере, он увидит, где находится. Мальчик опустил взгляд и тут же в ужасе отдернул руку.

Гарри Джеймс Поттер

Эти слова ещё очень долго сияли с мраморной плиты, словно насмешка какого-то злого ювелира. Гарри пытался двигаться, но страх парализовал его. Он неотрывно смотрел на чёрную мраморную плиту. Эту гробницу Волдеморт создал специально для него.

Сердце билось как ненормальное. Гарри повернулся и побежал. Неважно куда, главное подальше от этого места. Но, обернувшись через какое-то время, мальчик не поверил своим глазам. Всего в нескольких шагах от него стоял Волдеморт. Красные глаза яростно смотрели на Гарри.

С губ Волдеморта не сорвалось ни единого слова, он стоял и молча смотрел на мальчика. А через секунду его тело охватил огонь. Ужас приковал Гарри к месту, заполнил всё его существо. Он пытался отвернуться, но куда бы он не смотрел, красные глаза повсюду следовали за ним. И мальчик, против своей воли наблюдал, как пламя стремительно поглощает Тёмного Лорда.

Волдеморт по-прежнему молчал и смотрел на Гарри. И только когда пламя достигло его рта, он, наконец, заговорил. Произнёс всего одного слово:

- Гарри.

Черноволосый мальчик резко вскочил на кровати. Дыхание сбилось, словно от длительного бега, а мокрые волосы прилипли ко лбу. Оглядевшись, он понял, что находится в своей комнате и судя по всему, на дворе ещё ночь.

Сделав пару глубоких вдохов, Гарри сел на кровати. С каждым днём становилось только хуже. Мальчик потёр глаза. Почему, чёрт возьми, этот кошмар не отпускает его? Каждую ночь он видел, как Волдеморт умирает, снова и снова. Сон всегда начинался по-разному, но конец был один, Волдеморта охватывало пламя. Иногда, он просто стоял в огне, но случалось и так, что он звал Гарри.

В голове вновь возник голос Волдеморта и мальчик вздрогнул. Каждый раз это лишь одно слово. Он никогда ничего больше не говорит. Всегда только одно: Гарри.

Со дня смерти Волдеморта прошло три недели. Гарри закрылся ото всех, он просто не мог думать о том, что сделал. Он ни с кем не желал ничего обсуждать. Это было несложно, родители и сами не хотели вспоминать о Волдеморте. Демиан, например, был просто счастлив забыть обо всём и жить дальше. Не сложно. Гарри старался отвлечься и радоваться новой жизни, с родителями и братом. Мама лишь однажды пыталась объяснить ему, что в случившемся нет его вины, и он не должен мучить себя. Гарри тогда только кивнул головой, он не хотел об этом говорить. Никто не мог понять, никто не мог почувствовать, какая на самом деле на нём лежит вина. Ведь он убил человека, который вырастил его.

Попытка заснуть во второй раз не увенчалась успехом. Тогда, Гарри выбрался из постели и медленно побрёл к шкафу. Одевшись, он, как можно тише, отправился в комнату для тренировок.

Только это и отвлекало его. Он тренировался. Он теперь почти всё время тренировался, словно этим пытаясь отогнать свои ночные кошмары. Нормально не спал он уже очень давно.

Гарри тренировался, не позволяя мыслям отвлекаться на что-то ещё. Несколько часов подряд, непрерывные тренировки. Остановился он лишь тогда, когда взошло солнце.

Когда он вернулся в дом, все ещё спали. Никто не знал, чем он занимается по ночам. Мальчик вернулся в комнату и принял душ, ему нужно было расслабиться после изнурительных тренировок.

Когда Гарри спустился на кухню, вся семья уже была в сборе. Мама как обычно готовила завтрак. При виде старшего сына, её лицо засветилось от счастья.

- Доброе утро, - радостно произнесла Лили.

- Доброе, - улыбнулся Гарри в ответ.

Он посмотрел на отца и брата. Демиан тёр заспанные глаза, Джеймс выглядел не лучше. Лили тоже села за стол, и все они принялись обсуждать планы на сегодня. Демиан хотел поиграть с братом в квиддич, Лили поработать в саду, а Джеймс пробормотал что-то о приходе Сириуса и работе.

Когда Гарри и Демиан ушли, в камине вспыхнуло пламя, и появился Сириус. Он взглянул на Лили и улыбнулся.

- Доброе утро. Я опоздал на завтрак? Кажется, пахнет беконом. Могла бы оставить мне, ты же знаешь, я обожаю бекон, - сказал Сириус и поцеловал Лили в щёку.

- Я уже говорила тебе, если хочешь завтракать, приходи вовремя, - ответила Лили, но тарелку перед ним всё же поставила.

Джеймс поприветствовал друга. В ответ Сириус вздохнул и протянул ему Ежедневный Пророк.

- Если ты всё равно читаешь его, почему отказался от подписки?

- Ты знаешь почему, - ответил Джеймс, раскрывая газету и углубляясь в чтение.

Джеймс понимал, что ему не стоит читать газету. В ней то и дело возникали всё новые и новые показания очевидцев. Людям не терпелось рассказать, что произошло в тот самый день. Несмотря на это, Поттер не мог отказаться от чтения газет, привычка брала верх.

Он собирался прочесть газету, а затем уничтожить, чтобы Гарри не увидел. Магический мир полностью переменил своё отношение к мальчику. После суда, все они боялись Гарри. Они не доверяли ему, и для большинства он стоял на одной ступени с Волдемортом. А теперь Гарри вдруг стал героем. Он стал их спасителем. Единственным, кто сумел уничтожить Тёмного Лорда. Всё это было слишком сложно, и Джеймс не хотел, чтобы Гарри это читал. Поттер понимал, какой будет реакция. Все эти люди - невыносимые лицемеры. И Джеймс вознамерился оберегать сына от всего этого как можно дольше.

Он прочитал очередной бред о возможности вручении Гарри Ордена Мерлина и, свернув газету, направил на неё палочку. Сириус, уплетающий завтрак, молча следил за действиями друга. Каждый день он приносил ему газеты, и каждый день Джеймс сжигал их.

Сириус понимал, Джеймс всего лишь пытается защитить сына. Гарри совсем ни к чему эти глупости о героях и наградах. Это лишь разозлит его, и он снова будет чувствовать себя виноватым.

Правда Блэк не совсем понимал, почему его крестник не может избавиться от чувства вины. Волдеморт пытал Гарри, а затем хотел убить. И убил бы, если бы мальчик не постоял за себя. Демиан был бы сейчас мёртв, если бы не Layhoo Jisteen. Сириус, конечно, беспокоился, но Гарри просто не имел права себя винить.

- Ты так и не поговорил с ним? - спросил Сириус.

Джеймс покачал головой.

Когда Гарри лежал в больнице, целитель предложил им помощь. Он попросил разрешения поговорить с мальчиком о том, что произошло. Ведь подобный шок сложно пережить самостоятельно, Гарри требовалась помощь специалистов. Но Джеймс не позволил им подойти к сыну. Он сказал, что сам поговорит с ним, и поможет пережить это во что бы то ни стало.

Но прошло три недели, а Джеймс всё никак не мог затронуть эту тему. Он хотел, но всякий раз, что-то этому препятствовало. Будь то работа, Орден или дела Гарри. В итоге, Джеймс убедил себя, что сын уже оправился. Казалось, мальчик постепенно возвращался к нормальной жизни, и Поттер не хотел лишний раз поднимать больную тему. По этой же причине, он не хотел, чтобы Гарри читал газет.

- Он в порядке, Сириус. Мы все должны забыть о том, что случилось, - Джеймс поднялся из-за стола.

- Сохатый, ты не сможешь вечно его защищать. Рано или поздно ему придётся столкнуться с тем, что он сделал. Ты, разумеется, можешь прятать от него газеты и радиоприёмники, но как, скажи на милость, он вернётся в магический мир? Теперь Гарри знаменит. Если он не готов принять случившееся, как он справится со всем этим сумасшествием? - спросил Сириус.

- Он будет готов. Он в порядке. Гарри сам справится с этим. Поверь мне, Сириус, с Гарри всё будет хорошо, - возразил Джеймс.

Лили молчала, они обсуждали эту тему уже тысячу раз. Она пыталась заставить мужа поговорить с сыном, но Джеймс настаивал на том, что с мальчиком всё хорошо. Тогда она попыталась сама поговорить с Гарри, но тот поспешно сменил тему, утверждая, что с ним всё в порядке и не стоит об этом говорить. А когда ей, наконец, удалось остаться с ним наедине, он просто молча выслушал всё, что она ему сказала. Ей так и не удалось заставить его раскрыться.

Сириус замолчал. Он понимал, что Джеймс просто не хочет говорить с Гарри о Волдеморте, это было слишком сложно для них обоих. И Джеймс, похоже, выбрал лёгкий путь. Игнорировать ситуацию и надеяться, что всё наладится само собой.

И всё же, Сириус надеялся, что этот разговор когда-нибудь состоится. Он слишком хорошо знал своего крестника, чтобы понять: Гарри не из тех, кто запросто изливает душу. И если мальчик просто держит чувства в себе, ничем хорошим это не кончится.

Сириус и Джеймс отправились в кабинет, у них было много работы.

Проходя мимо окна, Блэк на минуту задержался, чтобы посмотреть на Гарри и Демиана. Сириус смотрел на своих крестников и радовался. Казалось, Гарри наслаждается жизнью. Насколько это было возможно, он казался здоровым и счастливым. Сириус вздохнул, ему очень хотелось, чтобы Джеймс оказался прав. Чтобы с Гарри всё действительно было в порядке. И ещё, что мальчик будет готов вернуться в магический мир и столкнуться со всей той славой, что ожидает его.

Глава 2

Приглашение

- Почему всякий раз, как я прихожу играть в квиддич, начинается дождь? - Рон устало опустился на диван.

- Возможно, это Мерлин уберегает тебя? Ты ведь всё время мне проигрываешь, - ответил Демиан. Он вошёл в комнату и вручил друзьям по бутылке сливочного пива.

Рон выглядел недовольным.

- Ты слишком самоуверен, - фыркнул он.

Демиан лишь ухмыльнулся и сделал большой глоток.

Всего за несколько комнат от них, проходило собрание Ордена, и этот факт ужасно раздражал Гарри. Он пытался чем-то себя отвлечь, но, к сожалению, погода выдалась отвратительная, и всё что он мог, это сидеть вместе с ребятами в гостиной.

Гарри даже не знал, почему Орден устраивает собрания. Их секретная организация была создана для борьбы с Волдемортом. Но, если Волдеморта больше нет, почему Орден продолжает существовать? Гарри держал все эти вопросы при себе. Он вообще не хотел обсуждать ничего, связанного с Орденом. Он по-прежнему их недолюбливал.

- Ты и представить себе не можешь, что нам предстоит в этом году. ЖАБА это сложно, само собой, но нам ведь ещё придётся повторять весь прошлогодний материал, - Гермиона говорила это Джинни, но слышали её все.

Гарри вздохнул. Он понимал, что в прошлом году Хогвартс закрыли по его вине. Только он один был виноват в том, что школу посчитали не безопасным местом. Пожиратели пришли туда за ним, и уже после этого многие родители поспешно увезли детей домой. Но, как будто этого было мало, Гарри организовал нападение на Хогвартс-экспресс. Воспоминания нахлынули на него, и Гарри стало неловко. Он принёс столько бед.

Демиан тоже пытался отвлечься, при этом на брата он старался не смотреть. Сегодня утром, все они получили письма из Хогвартса…все, кроме Гарри. Демиан полагал, что после всего, что Гарри сделал, ему позволят вернуться в школу. Это было бы справедливо. Но сова принесла в их дом всего одно письмо.

Гарри старательно делал вид, будто ему наплевать и его не заботит Хогвартс. Но младший Поттер мог видеть сквозь эту маску. Все любили Хогвартс, даже Волдеморт когда-то привязался к замку. Он называл его домом. И Демиан понимал, Гарри сожалеет, что не может туда вернуться. Не говоря уже о том, как ему будет одиноко, когда все уедут.

- Поверить не могу, что они лишь сегодня отправили письма. Всего неделя до начала занятий. Могли бы позаботиться об этом раньше, - разочарованно произнесла Гермиона.

- Ну, наверное, они были заняты…другими вещами, понимаешь…, - нерешительно начала Джинни.

Весь магический мир праздновал победу над Волдемортом, ясное дело, им было не до работы.

Гермиона и Джинни продолжали говорить о Хогвартсе, не замечая, сколько неудобства они причиняют Гарри. Тот изо всех сил пытался найти себе хоть какое-то дело, только бы ничего больше не слышать о школе. К его счастью из коридора послышались голоса, похоже, собрание подошло к концу.

Через мгновение в комнату заглянула Тонкс.

- Привет, - поздоровалась она с ребятами.

Девушка зашла в комнату и села рядом с ними на диван. Гарри смотрел, как живо и непринуждённо она разговаривает, и ловил себя на мысли, что с каждым днём Тонкс нравится ему всё больше и больше. За прошедшие недели, она провела с ними много времени. Тонкс напоминала Гарри человека, которого он очень сильно любил. Впрочем, это было не удивительно, ведь Белла и Тонкс приходились друг другу родственниками. Нет, Тонкс была совсем не похожа на Беллу, ничего подобного, но что-то было в ней...что-то, что напоминало Гарри его приёмную маму. Например, характер. Они обе были очень верными. Но если Белла была верна только Волдеморту, Тонкс, напротив, посвятила свою жизнь Свету.

К тому же Тонкс была моложе и гораздо беспечнее Беллы. Она всё время смешила Гарри и Демиана, меняла внешность. Однажды Гарри стало страшно, когда на короткий миг розовые волосы Тонкс стали длинными и чёрными. В тот момент она так походила на Беллу… Но это было лишь мгновение, а затем Тонкс снова стала собой. Гарри вынырнул из своих мыслей, потому что дверь открылась, и в гостиную вошли люди. Гарри увидел взволнованное лицо отца и понял, что что-то случилось. Вместе с Джеймсом в комнату вошли Лили, Артур, Молли, Сириус, Ремус и МакГонагал. Улыбка соскользнула с лица Гарри.

«Что МакГонагал делает здесь?» - подумал мальчик.

Гермиона тоже напряглась, заметив профессора трансфигурации, однако строгая ведьма едва заметно улыбнулась девочке. Они с Лили стояли у дверей и о чём-то беседовали. Студенты Хогвартса немедленно поприветствовали своего профессора, Гарри промолчал.

- У меня хорошие новости! - взволнованно начал Джеймс.

Лили переглянулась с МакГонагал и обе женщины сели на диван.

- Что случилось? - немедленно спросил Демиан.

Джеймс гордо выпятил грудь и самодовольно улыбнулся.

- В этом году в преподавательском составе Хогвартса произошли небольшие изменения. Угадайте, кто теперь будет вести Защиту от Тёмных Искусств?

Джеймс не дал никому возможности ответить.

- Я! Я буду вашим новым профессором ЗОТИ!

Ответом ему стала тишина.

- Что ж, всем сразу поздравлять меня не нужно, - немного растерянно пробормотал он.

- Ты! Ты будешь в Хогвартсе? Ты будешь моим учителем?! - в шоке переспросил Демиан.

Гарри с трудом подавил смех, увидев, как отреагировал брат. Похоже, он не был в восторге от этой новости.

- Это замечательно. Поздравляю, мистер Поттер, но эм…почему вы учитель? Что случилось с профессором Снейпом? - как можно вежливее, спросила Гермиона.

Гарри тоже волновал этот вопрос.

- У профессора Снейпа долговременный отпуск. Он сказал Дамблдору, что после той работы, которой он занимался в течение двадцати лет, этот отдых вполне заслуженный, - ответила МакГонагал.

- Как будто остальные работали в менее напряжённых условиях, - прошептал Сириус.

Демиан не сумел побороть любопытство и всё же задал волнующий его вопрос.

- Куда он отправился?

- Мы не спрашивали, это его личное дело, - ответила МакГонагал.

- Он должен был отправиться в какие-нибудь тёплые края. Осмелюсь сказать, что ему очень нужен загар, - усмехнулся Рон.

Гарри чуть не прыснул со смеху, представив Снейпа на пляже. Он попытался отогнать от себя подобные мысли.

Гермиона принялась расспрашивать МакГонагал относительно программы седьмого курса. Гарри в это время нашёл предлог, чтобы покинуть комнату. Он собрал пустые бутылки из под сливочного пива и пошёл на кухню. Его, в самом деле, не беспокоил тот факт, что он не поедет в Хогвартс. Он просто не хотел ни с кем говорить об этом, вот и всё.

Мальчик выбросил бутылки и глубоко вздохнул.

«Что ж, все едут в Хогвартс, как и мои родители».

Странно, неужели они настолько доверяют ему, что готовы отставить одного в этом доме? Он рассмеялся своим мыслям. Разумеется, его не оставят одного. И не имеет значения, что в жизни он сталкивался со множеством ужасных вещей. Не имеет значение, что более полугода он жил один, в то время как весь магический мир жаждал его смерти. В глазах родителей он был всего лишь ребёнком, который не сумел бы справиться в одиночку.

«Может быть, я буду жить с Сириусом или Ремусом» - идею с Сириусом Гарри мгновенно отклонил, он бы и дня не выдержал на площади Гримо.

Гарри услышал шаги и обернулся. В дверях стояла Джинни. Девочка подошла к нему и поцеловала в щёку, он улыбнулся.

- Всё в порядке? - Джинни осторожно обняла его.

- А почему что-то должно быть не в порядке?

- Я просто подумала, все говорят о Хогвартсе и это, должно быть, раздражает.

Гарри ответил не сразу.

- Это не раздражает. Просто…я понимаю, все взволнованны возвращением в замок и это прекрасно, но мне всего лишь хочется, чтобы они обсуждали это, когда меня нет рядом.

Джинни отпустила Гарри, ощутив, что ему неловко в её объятиях. Она просто взяла его за руку. Он никогда ни о чём не просил, но она всегда чувствовала, что именно ему нужно.

- Знаешь, я правда считала, что ты хочешь вернуться в Хогвартс. И я не думала, что профессор Дамблдор исключит тебя, ведь тебе там нравилось, - разочарованно произнесла Джинни.

Гарри небрежно прислонился к плите, по-прежнему сжимая руку девушки.

- Ну, если быть честным, я и так слишком долго испытывал его терпение, - ухмыльнулся мальчик.

Джинни вопросительно взглянула на него, и он пояснил.

- Я никогда не относился к школе серьёзно. Не слушал на уроках, высмеивал учителей, я фактически заставил Пожирателей напасть на замок, а потом сам напал на Хогвартс-экспресс. Ну и под конец, чтобы совсем уж доказать, что плевал я на Хогвартс, я поджёг главный вход.

Глаза Джинни расширились от удивления.

- Когда это ты поджёг вход? - поражённо спросила она.

- Когда ходил за мечом Гриффиндора. Во всём виноват Блейк и чёртовы авроры. Только так я мог сбежать.

Джинни улыбнулась.

- Теперь я ещё больше удивлена, что тебе не пришло письмо. Ты внёс столько красок в серую школьную жизнь, - шутливо произнесла она.

Гарри ухмыльнулся. Через несколько минут они вернулись в гостиную. Гарри надеялся, что МакГонагал ушла, но, к сожалению, она всё ещё была здесь.

Спустя ещё несколько минут МакГонагал тоже поднялась с места.

- Я должна идти. У меня так много дел, - обратилась она к Лили.

Профессор двинулась к двери, но уже у самого выхода резко остановилась. Обернувшись и скользнув взглядом по комнате, она двинулась прямиком к Гарри.

- Чуть не забыла…вот, мистер Поттер, это вам, - сказала она, извлекая что-то из кармана мантии. - Прошу прощения, что оно не пришло вместе с остальными. Не знаю как, но несколько писем затерялось. Я решила принести его лично, потому что всё равно собиралась сюда.

Не совсем понимая, что происходит, Гарри взял из её рук письмо. На конверте зелёными чернилами было выведено его имя.

Демиан немедленно кинулся к брату и, взглянув на конверт, закричал от радости.

- Гарри! Это твоё письмо из Хогвартса!

Гарри увидел, как родители отправились провожать МакГонагал к двери. Гермиона, Джинни и Рон радостно смотрели на Гарри, а тот по-прежнему держал в руках нераскрытый конверт.

- Открой же его! - попросил Демиан, восторженно глядя на письмо. Казалось, он едва сдерживается, чтобы не раскрыть его самому.

Гарри перевернул конверт и посмотрел на печать Хогвартса.

«Этого не может быть».

Он и не думал о возвращении в Хогвартс. Это было невозможно.

Гарри вскрыл конверт и осторожно вытащил письмо. Возможно, это что-то ещё, что угодно, но не приглашение в Хогвартс. Его сердце пропустило несколько тактов, пока он читал, что его приглашают приехать в Хогвартс на седьмой курс обучения. Далее следовал список необходимых принадлежностей и инструкция прибыть на Хогвартс-экспресс первого сентября.

- Я знал! Я знал, что они не могут не позвать тебя! - немедленно отозвался Рон.

Гарри молчал. Он пытался перечитывать письмо, но никак не мог сфокусировать взгляд. Мысли слишком быстро сменяли друг друга.

Ремус внимательно смотрел на Гарри. Он успел увидеть растерянность на лице мальчика, прежде чем его взгляд сделался твёрдым и наполнился раздражением и злостью.

- Гарри, - позвал Ремус, но договорить не смог, потому что Лили и Джеймс вернулись в гостиную.

- Ну, что я могу сказать! Я знал, что являюсь одним из лучших авроров, но что бы стать преподавателем Защиты от Тёмных Искусств… Это просто великолепно, других слов мне не найти, - Джеймс шутливо отвесил поклон.

- О, и это тот скромный мужчина, за которого я вышла замуж, - вздохнула Лили.

- Лили, ты не хотела бы завтра встретиться в Косом Переулке? Мы купим всё необходимое, и дети увидятся, - предложила Молли.

- Это было бы чудесно, - улыбнулась Лили.

Джеймс с Лили не замечали, что Гарри по-прежнему сжимает в руке письмо. Ремус взволнованно смотрел то на Гарри, то на его родителей. Гермиона, Рон и Демиан взахлёб обсуждали завтрашние покупки. Джинни заметила, что с Гарри что-то не так и уже хотела подойти к нему, когда Молли потянула её к дверям. Им пора было возвращаться домой, чтобы успеть приготовить обед. Джинни вздохнула и ушла вместе с матерью. Она надеялась, что с Гарри всё будет хорошо.

Лили начала прибирать в гостиной, поднимая и опуская диванные подушки.

- Завтра сделаю все покупки. Гарри, в твоём письме говорится что-нибудь о школьных мантиях? Мне кажется, тебе нужны новые. Мне не нравятся те, что мы купили в прошлом году, - Лили была слишком занята и не заметила выражение лица сына.

Но она застыла, услышав его голос.

- Я не иду.

Все немедленно повернулись к Гарри. Только сейчас Джеймс обратил внимание на письмо в руке мальчика. Его руки были сжаты в кулаки, а в зелёных глазах плескалась обида.

Джеймс выругался про себя и затаил дыхание. Что случилось?

- Ты не хочешь идти в Косой Переулок? - спросила Лили, искренне надеясь, что именно это Гарри и имел в виду.

- Я не поеду в Хогвартс, поэтому мне ничего не нужно в Косом Переулке, - холодно отозвался Гарри.

Демиан всё ещё стоял рядом с братом и теперь смотрел на него в замешательстве.

«Гарри не хочет ехать. Но почему?»

- Ты не хочешь ехать в Хогвартс? - Сириус первым задал этот вопрос.

- Я не собираюсь в Хогвартс, - ответил Гарри и направился к двери.

- Гарри, подожди. Давай это обсудим, - попросил Джеймс, пытаясь взять ситуацию в свои руки.

- Нечего тут обсуждать. Ехать в Хогвартс или нет - моё дело, и я не еду, - произнёс Гарри до странного спокойным голосом.

- Это не только твоё дело, мы тоже имеем право голоса. По крайней мере, ты должен объяснить, почему не хочешь ехать, - возразила Лили.

- Мне не нужен Хогвартс. Это школа не может научить меня ничему новому, - ответил Гарри.

Джеймс посмотрел на Лили и подал ей знак ничего не говорить.

- Гарри, тебе нужно закончить образование. Ты не сможешь устроиться на работу без ЖАБЫ. Думаю, в твоих же интересах получить образование в Хогвартсе, - осторожно произнёс Джеймс.

- А может быть, я сам решу, что мне делать? Мне семнадцать. Я сказал, что не еду, значит так и будет, - раздражённо ответил Гарри.

- Обсудим это позже, нам нужно во всём разобраться, - Джеймс устало взглянул на жену. Он не хотел пререкаться с Гарри. Возможно, они смогут обсудить это, когда мальчик немного успокоится.

- Ещё раз, папа. Тут нечего обсуждать, - упрямо повторил Гарри и направился в свою комнату.

Ничего не нужно было обсуждать, он уже принял решение. И дело было не только в его нежелании ехать в Хогвартс. Он не просто не хотел, он ещё и не мог. После всего случившегося, Гарри не чувствовал себя частью этого места, ведь школу закрыли из-за него. Как он мог туда вернуться? К тому же эти ночные кошмары. Он не сможет скрывать их, если в одной комнате с ним будет ещё четверо ребят. Очень скоро все узнают правду и тогда его заставят говорить об этом, говорить о Волдеморте. А этого он допустить никак не мог, куда безопаснее было остаться дома, вдали ото всех.

Ещё одна причина крылась в Альбусе Дамблдоре. Гарри даже представлять не хотел, что будет находиться в школе под его контролем. Воспоминания заставили мальчика поёжиться. Никто не будет снова им манипулировать. Ни за что.

Гарри только-только сумел успокоиться, когда дверь отрылась, и вошёл Демиан.

- Что происходит? - спросил он со смесью потрясения и гнева.

- Ничего не происходит, - тихо отозвался Гарри.

- Тогда почему ты ведёшь себя как пятилетний ребёнок? Ты расстроился, когда узнал, что не едешь, а сейчас, когда тебе принесли письмо, ты снова не в духе. Прекрати этот детский сад и спускайся вниз.

- Отвали, Демиан. Я не расстроен. У меня есть свои причины, - Гарри запнулся, он не хотел объяснять, почему не мог поехать в Хогвартс.

- Почему ты не хочешь ехать? Какие тут могут быть причины? - Демиан остановился, потому что ему в голову пришла неожиданная мысль. - Ты ведь не боишься, правда? Столкнуться со всеми ними, ты не должен.

- О, перестань, Демиан. Меня совершенно не заботит, что подумают обо мне школьники. У меня есть более важные причины, - Гарри мысленно обругал себя, он слишком много болтает.

- О чём ты? Гарри, ты порядке? - Демиан приблизился к нему, но остановился, потому что брат слишком сердито на него посмотрел.

- Да! Я в порядке! Почему я должен быть не в порядке?! Просто убирайся! - крикнул он.

Демиан хотел было поспорить, но передумал и направился к двери.

- Когда успокоишься и поймёшь, каким был идиотом, спускайся вниз, - сказал мальчик и покинул комнату.

Гарри опустился на кровать и сжал голову руками. Он совершенно не хотел кричать на брата, ведь тот всего лишь пытался помочь, но ему всё сложнее было управляться с эмоциями. Гарри знал, что потом помирится с Демианом. Просто сейчас у него не было желания с кем-то что-то обсуждать.

Демиан сказал, чтобы все оставили Гарри в покое, потому что тот злится и не хочет ни с кем разговаривать. Джеймс всё порывался подняться и поговорить с сыном. Он не слишком хорошо знал Гарри, но одно ему было известно точно: мальчик никогда не стал бы вести себя так из-за ерунды. Что-то не давало ему покоя, и Джеймс должен был узнать, что.

Когда пришло время обеда, Лили позвала Гарри вниз. Через несколько минут за столом собрались все, кроме него. Ремус предложил сходить за ним, он очень хорошо понимал, что происходит с мальчиком, и всё пытался улучить момент и поговорить с Гарри наедине.

Оборотень мягко постучал в дверь и, не дожидаясь ответа, вошёл в комнату. Гарри лежал на кровати, загородившись от Ремуса книгой. Люпин мог поклясться, что мальчик не читал её.

- Обед готов, - сказал Ремус.

- Спасибо, я не голоден, - ответил Гарри, не отрываясь от книги.

Люпин осторожно присел на край его кровати.

- От этого лучше не станет, - проговорил Ремус.

Гарри пожал плечами и взглянул на обложку книги.

- Это обычная книга, - ответил мальчик.

- Я не о книге, - Ремус устало улыбнулся. - Не станет лучше, если ты будешь скрывать свои чувства, а ещё причину, по которой не хочешь ехать.

Гарри не ответил.

- Я знаю, что ты делаешь Гарри. Не сработает. Джеймс с Лили на это глаза не закроют.

- О чём речь? - в голосе Гарри послышалась досада.

- Я чувствовал то же самое, когда первый раз ехал в Хогвартс. Ты ведь знаешь, в детстве меня укусил оборотень, и я никогда не думал, что попаду в школу. Это было просто невозможно. И получив письмо, я отреагировал точно так же. Стал придумывать оправдания, только бы не ехать туда. Я был уверен, что никогда не сумею стать там своим. Каким бы большим не был замок, я никогда бы не смог стать частью него.

Гарри отвернулся.

- Именно это ты и чувствуешь, да? Ты думаешь, что не сможешь учиться в Хогвартсе из-за своего прошлого.

Гарри нашёл в себе силы посмотреть Ремусу в глаза.

- Не важно, что я чувствую. Это же правда и все всё знают, просто делают вид, будто всё в порядке.

- Знаю, что словами: «Ты можешь там учиться», я ничего не добьюсь, но всё же скажу. Ты можешь там учиться, так же как все другие дети. Не позволяй прошлому тянуть себя вниз, ничего хорошего из этого не выйдет. Несомненно, тебя ждёт множество проблем, но и множество замечательных вещей тоже, - Ремус грустно улыбнулся.

- Если я приеду в Хогвартс, ничего не изменится. Всё станет только хуже. Мне не нравится, что Дамблдор выставил меня каким-то героем. Я не…я не могу объяснить, я просто не хочу снова попасть под его контроль, - холодно произнёс Гарри.

Ремус помолчал несколько секунд, прежде чем ответить. Он похлопал Гарри по плечу и поднялся на ноги.

- Я знаю, ты не доверяешь ему, это понятно. Но Гарри, не забывай, что сейчас в твоей жизни есть люди, которые никому не позволят тебя обидеть. Джеймс с Лили этого не допустят. Просто доверься им.

Сказав это, Ремус ушёл, чтобы дать Гарри возможность обдумать его слова.

Лили поторапливала Джеймса и Демиана, им нужно было добраться до Дырявого Котла за двадцать минут и там встретиться с Уизли. С Гарри она не разговаривала со вчерашнего дня. Он даже не спускался поесть, всё время сидел в своей комнате. Лили несколько раз удерживала Джеймса от того, чтобы подняться к сыну, она понимала, что ему нужно время всё обдумать. Вчера вечером, она не сразу осознала, в чём дело, но теперь поняла, как Гарри переживает. Ему придётся столкнуться с огромным количеством людей. Однажды Гарри покинул Хогвартс вместе с Пожирателями Смерти, а теперь ему предстоит вернуться туда в качестве обыкновенного студента. Не просто всё это переварить. Женщина стояла у подножья лестницы с подносом завтрака для Гарри, когда её старший сын, полностью одетый, вошёл в гостиную.

Лили внимательно взглянула на сына и уже хотела спросить, куда он собрался, когда Гарри сам ответил на этот вопрос.

- Знаешь, если собираешься и дальше на меня так смотреть, мы определённо опоздаем.

Лили радостно улыбнулась. У Ремуса получилось. Гарри решил поехать в Хогвартс. Демиан лишь рассеянно взглянул на брата и продолжил одевать ботинки.

- У тебя есть список? - улыбнулся Джеймс.

Гарри хмыкнул и направился к двери.

- Он мне не нужен, - ответил мальчик и Поттеры разочарованно переглянулись. Похоже, они решили, что сын всё же не собирается в Хогвартс. - Я всё запомнил. Ведь я как никак сын одного из лучших авроров, имя которому Джеймс Поттер. С такими умом как у меня, вам не нужен список.

Поттеры рассмеялись и двинулись вслед за Гарри.

- Ты жить без сарказма не можешь, да? - спросил Демиан, когда они подошли к границе аппарации.

Гарри улыбнулся и обнял брата за плечи.

- Иначе я уже буду не я, - с усмешкой ответил он.

- Почему ты передумал? - тихо спросил Демиан.

Гарри помедлил с ответом.

- Я решил дать Хогвартсу шанс. Там всё же будет вся моя семья, не хочу оказаться крайним.

Ребята рассмеялись, после чего Поттеры взялись за руки и аппарировали в Косой Переулок.

Глава 3

Первая ночь в Хогвартсе

В этом году, обычная для платформы 9/3 суматоха, кажется, побила все рекорды. Крылась ли причина только в возвращении в Хогвартс, или может быть в исчезновении угрозы Волдеморта, но все вокруг буквально лучились положительной энергией. Студенты хотели поскорее попасть в поезд и поспешно прощались с родителями.

Поезд тронулся и Гарри занял своё место. Демиан уже достал записную книжку, намереваясь записать все планы на этот год. Гарри остался наедине с собственными мыслями.

Они прибыли на вокзал рано, поэтому сумели сесть в поезд без особых проблем. Джеймс с Лили отправились в купе преподавателей, а Гарри и Демиан выбрали свободное купе в другом вагоне. Демиан сказал брату, что это обыкновенное купе и Рон с Гермионой присоединятся к ним чуть позже.

Мысли сменяли друг друга слишком быстро, ведь ему так много предстояло. Ремус был прав и именно его слова убедили Гарри вернуться. Он должен доверять своим родителям. Но в то же время, Гарри чувствовал, что ещё не готов столкнуться со многими людьми, например с Альбусом Дамблдором. Сперва нужно было разобраться в своём отношении к Волдеморту. К тому же, его кошмары могли стать огромной проблемой, ведь никто не собирался выделять ему отдельную спальню. Единственное, что Гарри мог, это наложить Силентио на свою кровать.

Отношение к нему студентов, мальчика волновало мало. Если его будут игнорировать или бояться, это даже хорошо, с их доброжелательностью он тоже как-нибудь справится. В этом году он возвращался в школу добровольно, но это не означало, что его взгляды на какие-то вещи изменились. Он по-прежнему оставался Гарри. Он мог стать подлым и высокомерным, если бы ему это потребовалось.

Дверь открылась, и Гарри вынырнул из своих размышлений. В купе вошли Рон, Гермиона и Джинни.

- Всё не могу поверить, что ты возвращаешься в Хогвартс! Невероятно! - сказал Рон, присаживаясь напротив Гарри.

Джинни села рядом с Гарри и взяла его за руку.

- Думаю руководство школы со мной согласно. Ты делаешь жизнь намного интереснее, - хитро улыбнулась девушка.

Гарри улыбнулся в ответ.

Оставшуюся часть поездки они просто разговаривали, спустя какое-то время Гермиона даже начала раздражать ребят, настолько радостно она рассказывала о работе, которая предстоит им в этом году.

Рон лишь пробормотал что-то о «сумасшествии» и «одержимости».

- Похоже, ваш папа слишком взволнован своей новой должностью, - сказала Джинни.

- Я знаю, - Демиан тяжело вздохнул. - Как будто одной мамы было недостаточно, теперь ещё и папа там будет. Ты только представь, как тяжело мне придётся! Как я буду вытворять все свои проделки, когда родители прямо у меня под носом!

- Знаешь, несколько секунд, я действительно считала, что ты говоришь об учёбе, - неодобрительно заметила Гермиона.

Демиан усмехнулся, но ничего не ответил.

Рон с Гермионой отправились в купе старост, им нужно было выполнять свои обязанности. Они вернулись, когда поезд подъезжал к станции, к тому моменту все уже переоделись в школьные мантии.

Гарри почувствовал нарастающую тревогу. Он возвращался в Хогвартс! Как ни старался, он не мог забыть свой прошлогодний приезд сюда. Тогда его доставили в Хогвартс с помощью летучего пороха, после чего произошёл весьма неприятный разговор с Дамблдором. Гарри тогда ужасно злился, мало того, что привезли его в замок насильно, так ещё и распределили на Гриффиндор.

Мальчик всего лишь надеялся, что эта его первая ночь в Хогвартсе будет отличной от той.

Главные двери открылись, и в замок хлынул поток замёрзших студентов. Гарри был рад, что пока никто не обращает на него внимания. У всех находились дела поважнее.

Но стоило только Гарри шагнуть в главный холл, ситуация переменилась. Со всех сторон послышался шёпот, на него устремилось множество любопытных взглядов. Что ж, похоже, ничего не изменилось. Разве что переменился сам холл. Цвет стен казался ярче, да и шторы выглядели новее.

- Посмотри, они и от закрытия извлекли выгоду, сделали ремонт, - прошептала Джинни.

Гарри подумал о том же и едва заметно улыбнулся.

Ещё через секунду к ним подошла МакГонагал и вокруг мгновенно воцарилась тишина. Профессор обвела ребят строгим взглядом и, убедившись, что все молчат, заговорила:

- Добро пожаловать, студенты Хогвартса. Следуйте за мной к Большому залу.

Она развернулась и направилась в сторону зала, студенты последовали за ней.

- Она говорит это каждый год, - прошептал Демиан.

В ярко освещённом зале, скрыться от многочисленных взглядов стало совсем невозможно. Шёпот усилился, похоже, никто не ожидал увидеть здесь Гарри.

Мальчик продолжал невозмутимо двигаться вперёд, но внутри его охватывала паника. Он ненавидел, когда люди проявляли к нему столь повышенное внимание. Он ненавидел, когда они так внимательно смотрели на него, шептались за его спиной.

Наконец, Гарри добрался до стола и сел. Он знал, что рано или поздно это случится, но лучше от этого не становилась. Почти всю свою жизнь он провёл рядом с Волдемортом. Только несколько людей знали о его существовании. А теперь, ему вдруг пришлось столкнуться с таким огромным количеством людей.

Гарри сидел за столом Гриффиндора в окружении друзей, а шёпот усиливался. Все смотрели только на него, кто-то даже привстал, чтобы получше его рассмотреть. Правда, они тут же садились на место, что бы мальчик не заметил их. Гарри улыбнулся, большинство студентов всё ещё боялись его. Впрочем, несколько человек успели ему улыбнуться, кто-то нерешительно помахал. Гарри ни на кого не обращал внимания.

Оглянувшись на преподавательский стол, он тут же увидел проницательные голубые глаза. Гарри на мгновение столкнулся взглядом с директором, но тут же отвернулся. Он попытался отвлечься и посмотрел на улыбающихся Лили и Джеймса. Гарри улыбнулся им в ответ и продолжил изучать стол преподавателей. Ничего нового не обнаружилось. За исключением Снейпа, все сидели на своих местах.

Гарри случайно увидел на другом конце гриффиндорского стола Невилла Лонгботтома. Он не видел его со дня последнего сражения. Он тогда пришёл вместе с Фрэнком и Алисой, они благодарили его за спасение Найджела. Невилл пришёл в поместье Поттеров, но не сказал Гарри ни слова. Некоторые студенты смотрели и на Невилла, ведь в прошлом году он покинул замок. Похоже, он, как и Гарри, стал центром внимания. Гарри устало отвёл взгляд, он не хотел сейчас думать о Невилле.

Двери Большого зала вновь открылись, и внутрь хлынул поток испуганных первокурсников. Дети столпились у стола преподавателей.

Гарри заинтересовался происходящим, ведь он никогда не видел, как проходит сортировка.

Шёпот в зале стих, потому что Дамблдор поднялся с места.

- Добро пожаловать в Хогвартс! Я счастлив вновь видеть всех вас в этих стенах. Но, прежде чем сортировка начнётся, я сделаю небольшое объявление.

Сердце Гарри забилось быстрее. Он почувствовал, что это «небольшое объявление» как-то связанно с ним.

- Я знаю, это обычно для наших первокурсников проходить сортировку, но надеюсь, все простят мне это небольшое отступление. Я совершил ошибку, - продолжил Дамблдор.

В зале повисла мёртвая тишина. Большинство студентов и подумать не могли, что Альбус Дамблдор мог в чём-то ошибиться. Все взволнованно смотрели на него.

- Мистер Гарри Поттер. Пожалуйста, подойдите сюда, - произнёс Дамблдор.

Сердце Гарри пропустило несколько тактов. Все снова уставились на него. Мальчик мысленно проклинал Дамблдора за эти слова. Мало того, что все и так на него глазеют, так теперь Дамблдор заставляет его встать прямо перед всем залом!

Джинни, Гермиона, Рон и Демиан испуганно смотрели на Гарри. Их не пугал тот факт, что Дамблдор вызвал его, но они боялись реакции друга. Гарри медленно поднялся на ноги, не сводя глаз с Дамблдора. Директор улыбался.

Джеймс с Лили тоже казались испуганными, и Джеймс уже начал подниматься с места, но профессор Спраут остановила его. Гарри встал перед Дамблдором, изо всех сил пытаясь казаться спокойным. Он пытался понять, чего же хочет от него директор.

«Если он заикнётся о Волдеморте, я его убью!» - подумал мальчик и его руки сжались в кулаки. Возможно, Дамблдор хотел рассказать о том, что произошло в тот день в Хогсмиде. Но он не будет маленьким героем Дамблдора. Он не станет с этим мириться.

Гарри стоял перед директором и ждал, пока тот объяснится. И мальчик по-настоящему удивился, когда вместо него заговорила МакГонагал.

- Сядьте, пожалуйста, мистер Поттер, - произнесла она, указывая на небольшую трёхногую табуретку.

Гарри испугался, меньше всего на свете он ожидал подобного. Он посмотрел на родителей, а затем снова на Дамблдора.

- Полагаю, я задолжал вам сортировку, - улыбнулся Дамблдор.

Весь гнев немедленно покинул мальчика, на губах невольно появилась улыбка. Ему предлагали сортировку! Он двинулся вперёд и осторожно опустился на табуретку. Все студенты смотрели на него, но на какой-то момент Гарри даже позабыл об этом. Его охватил жар, он знал, что сейчас шляпа начнёт говорить с ним, объяснять, почему ему подходит тот или иной факультет. Но он не знал, кто услышит её голос, только он или вся школа! Он никогда не спрашивал об этом Драко.

Правда теперь поздно было об этом думать, потому что профессор МакГонагал опустила на его голову старую шляпу. Мальчик увидел растерянного Демиана. Гарри понимал, брат переживает, что его могут отправить на другой факультет и тогда они уже не смогут проводить столько времени вместе.

Скрипучий голос, казалось, заполнил голову Гарри, и мальчик затаил дыхание.

- Так, так, так. Похоже, мне, наконец, выпала честь, рассортировать великого Гарри Поттера.

Гарри ухмыльнулся про себя. Это прозвучало так, будто шляпа была удивлена не меньше его самого.

- Думаю, ты и сам знаешь, к какому факультету на самом деле принадлежишь. Ты знал это ещё в прошлом году и всё равно продолжал бессмысленно сопротивляться. У тебя очень много различных качеств, ты мог бы попасть на любой факультет. Ты очень храбр, но временами способен на коварство, чтобы достичь своей цели. Ты умён, но не всегда умеешь показать это. Верность - это, наверное, самое сильное твоё качество и именно оно больше всего подвергалась испытаниям.

Сердце Гарри болезненно сжалось. Да, его уже проверяли на верность, и он потерпел неудачу. Он убил того, кому был предан. Гарри попытался прогнать чувство вины. Только не сейчас.

- Что ж, кажется, ответ очевиден. У тебя два кровных родства и ты можешь попасть в один из этих двух факультетов, но думаю, что всё же отправлю тебя на… ГРИФФИНДОР!

Гарри с облегчением вздохнул, зал взорвался аплодисментами. Рон, Гермиона, Джинни и Демиан аплодировали, казалось, громче всех.

Гарри был рад, что попал на Гриффиндор. После всего случившегося, он уже не чувствовал, что относится к Слизерину так сильно, как в то время, когда был рядом с Волдемортом. Он гордился званием наследника Слизерина только из-за Волдеморта. А сейчас, Слизерин являлся лишь горьким напоминанием о том, что Гарри потерял.

Гарри сел за стол Гриффиндора и Демиан радостно улыбнулся ему.

- О, Мерлин! Клянусь, у меня чуть сердце не остановилось, когда ты сел на эту табуретку! Не могу поверить, что ты прошёл сортировку. Слава Богу, ты остался с нами, - Демиан облегчённо вздохнул.

Гарри улыбнулся. Он обернулся к столу преподавателей и увидел, что Дамблдор смотрит на него. Директор поднял кубок и, едва заметно кивнув Гарри, сделал глоток. Гарри кивнул в ответ и отвернулся. Он чувствовал себя намного лучше, находясь сейчас за столом Гриффиндора. Не из-за того, что ему говорила шляпа, а просто потому, что теперь он принадлежал к этому месту.

Гарри поднимался по лестнице, пытаясь разобрать, что ему говорит Рон. На него внезапно накатила ужасная усталость. Он плохо спал всю прошедшую неделю, а сейчас, поужинав, едва мог держать глаза открытыми. Одно он знал точно, эту ночь он никогда не забудет.

Как только шляпа рассортировала первокурсников, Дамблдор представил Джеймса как нового преподавателя Защиты от Тёмных Искусств. Гарри улыбался, наблюдая за взволнованным отцом. Он уже не казался таким храбрым как в поместье Поттеров. Демиан застонал и покачал головой, Рон, Гермиона и Джинни захихикали. Но Гарри понимал: Демиан лишь притворяется, будто ему стыдно. На самом же деле, он наслаждался тем, что папа теперь рядом с ним, так же как и вся его семья. Прошлый год был слишком тяжёлым и Демиан заслужил такой подарок.

В спальне обнаружились уже знакомые Гарри ребята. Мальчик очень быстро переоделся и забрался в кровать, не желая ни с кем разговаривать.

- Устал, Гарри? - с усмешкой спросил Рон, тоже опускаясь на кровать.

- Совершенно, - ответил Гарри.

- Что ж, отдыхай сколько сможешь. Завтра будет сумасшедший день. Держу пари, уже завтра мы получим огромное домашнее задание, - Рон подавил зевок.

- По крайней мере, Гермиона будет счастлива.

- Да, как думаешь, она сумасшедшая? - усмехнулся Рон.

- Хм, - протянул Гарри, удобней устраиваясь на кровати.

Дин и Симус уже легли, а Невилла нигде не было видно. Впрочем, Гарри этот факт не беспокоил. Он был слишком занят своей первой ночью в Хогвартсе. Просто удивительно, насколько другой она была. В прошлый раз он поднялся в спальню голодный и совершенно рассерженный, он ужасно спал. Эти вспоминания заставили Гарри улыбнуться, он вёл себя как настоящий подонок.

«Этот год будет совершенно другим…» - успел подумать Гарри, прежде чем прогрузиться в сон.

Глава 4

Известность

Первые несколько дней пролетели почти незаметно, но Гарри чувствовал, что рано или поздно что-то произойдёт. В четверг утром он направился к кабинету ЗОТИ, в этом году это был его первый урок Защиты. Демиан уже успел рассказать, что папа вполне сносно справляется со своей должностью, и теперь Гарри не терпелось увидеть папу в роли учителя.

В классе Гарри сел рядом с Роном и Гермионой. Джеймс уже стоял перед ребятами и выглядел совершенно спокойно. Когда он увидел сына, его взгляд потеплел, но Поттер не произнес ни слова.

Мальчик выложил на стол книги и новую волшебную палочку, которую Джеймс купил для него в Косом переулке. Гарри нравилась эта палочка. Одиннадцать дюймов, перо феникса, точно так же как в его прошлой палочке, но несмотря на это, Гарри не мог не грустить о своей старой палочке. Её отобрали, когда он пришёл в Реддл-Мэнор. Наверное, тогда в Хогсмиде, его палочка была у Волдеморта. Впрочем, всё это уже не имело значения, Гарри уничтожил Волдеморта…и свою палочку вместе с ним.

Гермиона несильно ткнула Гарри в бок, и он вынырнул из своих мыслей. Похоже, он уже несколько минут смотрел на палочку. Гарри поспешно отложил её в сторону и взглянул на Гермиону, словно пытаясь сказать: «Я в порядке, нечего на меня так смотреть!». Гермиона казалась обеспокоенной, но всё же отвернулась.

- Доброе утро.

Голос Джеймса наполнил класс и все сразу же посмотрели на профессора.

- Для тех, кто ещё не в курсе, небольшое отступление. Меня зовут Джеймс Поттер. Я аврор и состою на службе в Министерстве вот уже двадцать лет. Профессор Дамблдор попросил меня в этом году занять место преподавателя ЗОТИ, потому что профессор Снейп вынужден был взять небольшой отпуск, - губы Джеймса едва заметно дрогнули, видимо он старался не улыбаться.

Гарри знал, что отцу в голову тоже приходит Снейп, купающийся в море на каком-нибудь отдалённом острове.

- Я имею представление о том, что вы проходили в прошлом году, но, думаю, повторение нам не повредит. Всё же, у всех нас был большой перерыв. - Джеймс пытался не смотреть на Гарри, но это было не так просто. В какой-то момент из глаза встретились, и Джеймсу стало легче - на лице сына он не ни увидел злости, ни раздражения. Все знали, что Гарри виноват в том, что школу закрыли. Слава богу сейчас мальчика это не особо беспокоило.

Вместе с классом Джеймс повторил некоторые основы ЖАБА из материала прошлого года. Он очень хорошо рассказал о разнообразных заклинаниях и вещах, которые приносят несчастье. При этом он старательно избегал голых фактов и не занудствовал. Джеймс не обращался к Гарри, и мальчик был благодарен ему за это.

Когда урок подошёл к концу, Джеймс попросил троих гриффиндорцев задержаться. Как только дверь закрылась, Джеймс повернулся к ребятам, и маска тут же упала с его лица. Только сейчас стало ясно, насколько аврор волновался.

- Ну как? Ребята, всё прошло хорошо? Я не казался скучным?

- Вы были очень хороши, мистер Поттер. Простите, я хотела сказать, профессор Поттер, - с улыбкой произнесла Гермиона.

- Да, лучше и придумать нельзя, - поддакнул Рон.

Губы Джеймса скривились в усмешке, в этот момент он безумно напоминал Демиана. Аврор повернулся к своему старшему сыну.

- Гарри?

Мальчик постарался придать лицу невозмутимое выражение. Приложив усилие, он пожал плечами и внимательно посмотрел на отца.

- Всё было хорошо, разве что ты спутался пару заклинаний. Но поскольку на экзамене этого не будет, никто ничего не узнает.

Джеймс выглядел подавленным.

- Что я сделал? О, господи! Я так и знал, что где-нибудь ошибусь. Что именно я напутал? Так, всё что мне нужно…, - Джеймс замолчал, заметив, что Рон едва сдерживает смех, а Гермиона неодобрительно смотрит на Гарри. С души словно камень свалился, аврор понял, что сын обдурил его.

Джеймс серьёзно взглянул на Гарри. Мальчик невинно посмотрел на отца, а затем усмехнулся.

- Не самое подходящее время для шуток, Гарри, - сказал Джеймс, хотя он не мог не признать, что сын весьма виртуозно обманул его.

- Ты прав, - согласился Гарри, уже направляясь к двери, - Но как Мародёр, ты не можешь не признать, что в Хогвартсе для шуток любое время подходящее, - мальчик нахально улыбнулся и покинул кабинет вместе с Роном и Гермионой.

Всю оставшуюся часть дня, улыбка не сходила с лица Джеймса.

- Как всё прошло? - спросил Демиан, как только ребята сели за стол Гриффиндора. Он имел в виду урок ЗОТИ.

- Хорошо. Папе полезно разнообразие, - ответил Гарри, наливая себе тыквенного сока.

Рон рассказал ему о том, что натворил Гарри и Демиан рассмеялся.

- И вовсе это не смешно. Ты заставил профессора Поттера волноваться, - неодобрительно заметила Гермиона.

- Да брось, Гермиона. У папы отличное чувство юмора. К тому же, то, что сделал Гарри ни в какое сравнение не идёт с тем, что в своё время в Хогвартсе творили Мародёры, - возразил Демиан.

Гарри отвлёкся, потому что в это время мимо стола прошла толпа хихикающих девочек. Все они мило улыбались ему. Гарри закатил глаза и отвернулся.

Мальчик знал, что по приезду в Хогвартс, он приобретёт некоторую популярность, но и понятия не имел, что всё будет настолько ужасно. Его удивляло, что многие студенты здороваются с ним и пытаются заговорить. Девочки обычно хихикали и улыбались, проходя мимо, мальчики же пытались подружиться. Исключением были только слизеринцы. Большинство из них просто игнорировали его. Они были не настолько глупы, чтобы в открытую выступить против, но в то же время своих чувств не скрывали.

Гарри как обычно игнорировал всех. Он понимал, что все они захотели дружить с ним, после того, что случилось в Хогсмиде. Но, менее шести месяцев назад, эти же люди, хотели, чтобы его арестовали и бросили дементорам. Подобные мысли не особо радовали. Впрочем, что до Гарри, то друзей у него и так было достаточно.

Гарри повернулся к ребятам и увидел, что Рон снова о чём-то спорит с Гермионой. Этим двоим хватало малейшего повода, чтобы поругаться. Демиан тоже знал это и поэтому перегнулся через стол, обращаясь только к брату.

- А знаешь, что я слышал сегодня утром в гостиной? - спросил он.

- Наверняка, кучу дряни, - ответил Гарри, протягивая руку за куриной ножкой.

- Я слышал, что в Дуэльном клубе планируют изменения, кажется, туда собираются пригласить профессионалов, вроде авроров, чтобы обучение стало более совершенным.

- О, вспоминая старые времена, могу заметить, что обучение у них достаточно жалкое. Ну, тут они хоть чему-то научатся, - ответил Гарри, Дуэльный клуб его мало волновал.

Демиан усмехнулся и вернулся к еде. Он был согласен с братом. После того, как он увидел Гарри в настоящем сражении, Дуэльный клуб, в самом деле, казался жалким.

Демиан собирался ещё что-то сказать, но тут он увидел своего однокурсника, спешащего прямо к ним.

Невысокого роста, с мышиного цвета волосами, четверокурсник остановился рядом с Гарри. Он немного нервно кашлянул, чтобы привлечь его внимание. Гарри обернулся и нахмурился, увидев возле себя взволнованного мальчика.

- Привет, Гарри. Как поживаешь? - спросил Денис Криви.

Гарри молча отвернулся. Уже в третий раз за неделю этот странный гриффиндорец пытался заговорить с ним.

- Привет, Денис, - ответил за брата Демиан, надеясь, что тот будет хоть немного приветливее.

Денис мимолётом поприветствовал Демиан и снова обратил всё внимание на Гарри. Демиан пытался убедить однокурсника оставить брата в покое, но тот совершенно не желал его слушать. Он был вне себя от радости, всякий раз, когда видел Гарри. Демиану даже пару раз пришлось отбирать камеру у него и его брата Колина. Мальчики были магглорождёнными, и Гарри казался им героем. Ведь при Волдеморте, под угрозой находились магглы и магглорождённые волшебники. А теперь, когда не стало Тёмного Лорда, магглорождённые могли жить тихой и спокойной жизнью. Для братьев Криви, а так же для большинства магглорождённых студентов, Гарри стал не больше не меньше, Богом.

Но Гарри подобное поклонение только раздражало, и поэтому Демиан старался держать ребят подальше от брата, чтобы их же шеи оставались целыми.

- Я всё задавался вопросом, Гарри. Собираешься ли ты посещать Дуэльный клуб в этом году? - спросил Денис.

- С чего бы? - отозвался Гарри, по-прежнему не оборачиваясь к четверокурснику.

- Ну, я не забыл твоё прошлогоднее выступление и дуэль с Малфоем. И мне очень интересно, придёшь ли ты туда в этом году, - продолжил спрашивать Денис. Он был очень взволнован тем, что Гарри заговорил с ним.

Демиан съёжился, когда Денис упомянул Малфоя. Только этого Гарри сейчас не хватало. Ведь о Драко ничего не было слышно с тех пор, как слизеринец уехал. Гарри скучал по нему, это было очевидным, особенно сейчас, в Хогвартсе. Ведь Драко здесь не было.

Демиан умоляюще посмотрел на Гарри, но тот уже обернулся к Денису.

- Я не собираюсь в этом участвовать! - холодно ответил мальчик.

- О, я не хотел тебя обидеть! Прости! Я только…, - поспешно заговорил Денис, расстроившись, что разозлил Гарри.

- Денис, я чуть не забыл, профессор МакГонагал хотела увидеть тебя перед занятиями. Почему бы тебе не отправиться к ней прямо сейчас, - быстро проговорил Демиан.

Денис выглядел подавленно, он развернулся и направился к выходу из Большого зала. Гермиона немедленно набросилась на Гарри.

- Ты не должен был ему грубить. Он всего лишь задал вопрос.

- Повторяю, я не собираюсь в этом участвовать, - ответил Гарри, не глядя на Гермиону. Он не злился, просто происходящее раздражало его.

- Он просто пытается быть дружелюбным. Ты не должен так с ним поступать, - продолжила Гермиона.

Рон выразительно посмотрел на подругу, но она не обратила на него внимания.

-Ты и с нами вёл себя так же. Мы ведь могли подружиться гораздо раньше. Ты должен научиться доверять людям, Гарри.

- Кто сказал, что вы мои друзья? - спросил Гарри, поднимая голову. На его губах появилась ухмылка.

- Назовём это разумным предположением, - ответила Гермиона, ухмылка Гарри ей не нравилась.

- Ты уверена, что разумное - подходящее слово? - Гарри пытался раздразнить Гермиону, поскольку та уже начинала краснеть.

- Безнадёжно говорить с тобой, ни капли здравого смысла, ты знаешь это? - раздражённо сказала Гермиона.

- Тогда, почему тебя это беспокоит? - спросил Гарри, забавляясь происходящим.

Но в этот момент к ним подсела Джинни и тема разговора переменилась. Оставшаяся часть дня прошла тихо и Гермиона больше не поднимала эту тему.

В конце дня Гарри поднялся в спальню мальчиков и увидел Невилла. Он что-то доставал из своего чемодана. Гарри и Невилл жили в одной комнате вот уже четыре дня, но ни словом не обмолвились. Невилл пытался не сталкиваться взглядом с Гарри и, казалось, вообще игнорировал его. Впрочем, Гарри это мало заботило, другого он и не ожидал.

Невилл взял одежду и вышел из комнаты.

- Он не разговаривал с тобой? - спросил Рон, доставая из чемодана пижаму.

- Нет, - отозвался Гарри.

- Придурок! - с раздражением сказал Рон.

Он наткнулся на пристальный взгляд Гарри и продолжил.

- Он должен извиниться перед тобой за всю ту гадость, что наговорил! Он ведь даже не поблагодарил тебя за спасение своего брата и родителей!

Гарри пожал плечами и опустился на кровать.

- Мне не нужны его извинения и благодарность. Ради него я ничего не делал.

- Было бы справедливо хотя бы признать свои ошибки. Он наговорил тебе кучу гадостей, обвинял в том, что Найджела и Джинни схватили. Он обязан чувствовать вину! - сказал Рон, приземляясь на кровать.

- Знаменитый характер Уизли снова даёт о себе знать, - произнёс Гарри, внимательно наблюдая за рыжеволосым мальчиком.

- И мне не нравится то, как он обходится с тобой сейчас. Это невежливо, - продолжил Рон, забираясь под одеяло.

Гарри улыбнулся. Рон заботился о чужих проблемах так, словно они были его.

- Рон, серьёзно, меня нисколько не волнует Невилл. Не волнуйся на счёт этого, - успокоил его Гарри.

Рон с Гарри говорили ещё о многих вещах, пока комната, наконец, не погрузилась в тишину. Как только Гарри убедился, что Рон спит, он достал из-под подушки палочку и поспешно наложил заклинание Силентио на свою кровать. Его кошмары ухудшились. За исключением первой ночи в Хогвартсе, всё те же сны о Волдеморте преследовали его каждую ночь.

Гарри повернулся к стене, но он всё ещё не спал, когда Симус, Дин и Невилл вошли в спальню. Он ещё не спал, когда все ребята заснули. Гарри знал, что голова не желает отключаться, сознание не хочет видеть то, что обязательно увидит. И не важно как сильно он старался, заснуть не получалось. Так Гарри пролежал до самого утра, пока, в конец изнеможенный, всё же не заснул.

Он проснулся спустя пару часов в холодном поту. Сердце билось как ненормальное, а тело била крупная дрожь. Когда он смотрел в глаза Волдеморта, когда он видел этот обвиняющий взгляд, он не мог подавить страх. Сердце никак не желало успокаиваться. И так каждую ночь, даже ненадолго заснуть не получалось.

Гарри так и не смог уснуть, а утром, когда ребята проснулись, он поднялся вместе со всеми. Для него начался новый день, после очередной бессонной ночи.

Глава 5

Неожиданные новости

Первый месяц в Хогвартсе пролетел довольно быстро. Гарри очень скоро подметил, что ни на одном из уроков ему не нужно прилагать усилий. Он мог совсем ничего не слушать, и потом с лёгкостью выполнять домашнее задание. Всем этим он занимался ещё около года назад, а посему, на уроках он просто бездельничал и наслаждался раздражением Гермионы. Та просто в бешенство приходила от того, что Гарри получал Превосходно практически на всех занятиях и при этом совершенно ничего не делал.

- Мог бы хотя бы притворяться, что слушаешь, - раздражённо сказала она, когда все они перед обедом вошли в гостиную.

- Мог бы, но это же совсем не весело, - нахально отозвался Гарри.

Больше Гермиона не произнесла ни слова, она молча направилась в спальню девочек за сумкой. Рон с Гарри дождались её, а затем вместе отправились на обед в Большой зал.

Гарри сел за стол и тут же поймал на себе несколько восторженных взглядов. Мальчик, как обычно, не обратил ни на кого внимания и принялся наполнять тарелку едой. Гарри грубил, он был просто ужасен временами, но большинство студентов всё равно хотели с ним дружить. Гарри бросил взгляд на преподавательский стол и с удивлением отметил, что родителей там нет. Он подумал, что они, вероятно, ещё не закончили свои занятия.

Гарри любил ЗОТИ, и не только потому, что учителем был его папа. Просто именно этот предмет вызывал у него наибольший интерес. Большую часть жизни, его учили использовать Тёмные заклинания в бою, и теперь ему было весьма интересно узнать обратную сторону. Джеймс хорошо справлялся со своими обязанностями. Он и раньше был популярен в Хогвартсе, благодаря проделкам Мародёров, но теперь он приобретал известность исключительно благодаря своим профессорским способностям.

Внимание Гарри привлёк его брат, который закончил с обедом и теперь тянулся к десерту.

- Голоден, Демиан? - с усмешкой поинтересовался Гарри, наблюдая, как яростно брат расправляется с десертом.

- Домашнее задание…слишком большое…нужно закончить, - протараторил мальчик, уплетая яблочный пирог.

Он быстро доел всё и бросился в библиотеку.

- И это четверокурсник. Только посмотрите, как усердно он учится, - сказала Гермиона, с гордостью глядя вслед Демиану.

Гарри с Роном устало переглянулись, Гермиона была слишком одержима школьными заданиями. В тот момент, когда Гарри уже собрался уходить, в дверях появился его отец. Он махнул сыну, привлекая его внимание, а затем направился в его сторону. Джеймс быстро поприветствовал ребят и обратился к Гарри.

- Ты, наверное, не знаешь, но в следующее воскресенье у Демиана День Рождения. Мама и я собираемся отправиться в Хогсмид вечером в пятницу, чтобы купить ему подарок. Не хочешь пойти с нами?

Гарри тут же согласился, потому что у него не было возможности купить что-то брату. Он договорился встретиться с родителями в пятницу после обеда. План был таков: праздновать День Рождения они собирались вечером в воскресенье на Астрономической башне. Это было любимое место Демиана.

Сейчас был только вторник, у Гарри оставалось достаточно времени, чтобы подумать над подарком. Прежде он никогда никому не покупал подарков. Но этот раз, конечно же, станет исключением.

Утром Рон и Гарри спустились вниз, чтобы вместе с Джинни и Гермионой отправиться на завтрак. Этой ночью Гарри снова спал лишь пару часов. Поспать больше у него не выходило, каждый раз он просыпался от одного и того же кошмара. И он никак не мог забыть об этих снах.

Сейчас Гарри сидел за столом Гриффиндора и тёр уставшие глаза.

- Тяжёлая ночь? - спросила Гермиона.

- Да, вроде того, - неопределённо отозвался он.

Мальчик решил молчать о своих бессонных ночах. Но это продолжалось уже месяц, и скрывать признаки усталости становилось всё сложнее. Долго это продолжаться не могло, очень скоро кто-нибудь должен был понять в чём дело. Он хотел попросить у Поппи зелье сна без сновидений. Ей он доверять мог, она никому не расскажет о том, что дала ему зелье. С этой мыслью Гарри и спустился на завтрак.

В следующее мгновение, зал заполнился взмахами крыльев. Гарри поднял голову и увидел, что в зал влетели почтовые совы. Перед Гермионой, как обычно, приземлился выпуск Ежедневного Пророка.

- Не понимаю, почему ты продолжаешь заказывать эту дрянь. Там никогда не пишут ничего стоящего, - разочарованно произнесла Джинни.

- Никогда не знаешь, вдруг там появится что-то интересное,- Гермиона развернула газету и погрузилась в чтение.

Джинни взглянула на Гарри, и продолжила есть свой тост. Она перестала заказывать Ежедневный Пророк, устав от бесконечных историй о Гарри. Многие волшебники утверждали, что всегда верили в Гарри, даже когда он был на стороне Волдеморте, другие говорили, что мальчик был добрым волшебникам и всегда хотел нанести поражение Волдеморту. И никто ни словом не обмолвился, что не так давно только и мечтал о том, чтобы Гарри поймали и бросили Дементорам. Даже Министерство, казалось, забыло о награде в пять тысяч галеонов за голову мальчика. Сейчас все вели себя так, будто Гарри был их лучшим другом. Но, к сожалению для них, Гарри не собирался играть в эти игры. Его внезапное исчезновение с вечеринки Министра и отказ посещать другие подобные мероприятия говорили сами за себя.

Раздражённая Гермиона выглянула из-за газеты.

- А я говорила, - шепнула ей Джинни.

- Нет, тут не про то. Это просто немыслимо, власти даже не пытаются держать ситуацию под контролем. Произошёл ещё один побег из Азкабана. Это уже третий с того момента, как Волдеморт…ну вы знаете. А Министерство это, похоже, нисколько не волнует. Они не думают, что сбежавшие заключённые представляют «большую угрозу». Они что собираются ждать, пока они начнут представлять угрозу? Нужно направить все силы на их поиски! - сердито произнесла девочка.

- Гермиона, возмущением ничего не решить. Просто доедай свою овсянку, - сказал Рон.

- Не надо затыкать меня, Рональд! - грубо прервала его Гермиона.

- Рон прав, Гермиона, - возразил Гарри.

Рон посмотрел на него, слегка удивлённый от того, что Гарри принял его сторону.

- Подобные действия добра людям не принесут. Есть куда более важные проблемы, чем сбежавшие заключенные. Дементоры, например, покидают Азкабан, - продолжил Гарри совершенно спокойно.

- Да, но ведь была причина посадить их в тюрьму. Разве это не повод для тревоги? - спросила Гермиона.

- Причины больше не существует. Эти люди - не повод для волнения. Их опора исчезла, - произнёс Гарри, и на какую-то секунду в его взгляде промелькнула боль, прежде чем он снова замаскировал её под маской спокойствия.

Гермиона не ответила, она понимала, что имел в виду Гарри. Без Волдеморта Пожиратели Смерти стали ничем. Настоящая угроза заключалась в Тёмном Лорде. А теперь, когда его нет, Пожиратели Смерти тоже проиграли.

Чтобы лишний раз убедиться в этом, Гарри взял газету и просмотрел имена сбежавших преступников. «Стэнли Курт, Джейсон Купер, Энтони Касседи, Чарльз Вильсон, Коул Бейли, Дэвид Тодд, Кевин Рид…»

- Ни один из них не представляет угрозы. Их и поймали только потому, что они были паршивыми волшебниками, - сказал Гарри, возвращая Гермионе газету.

- Всё равно, авроры должны попытаться снова поймать их. А что, если кто-нибудь попытается…занять его место, стать новым Тёмным Лордом, - с опасением в голосе произнесла Гермиона.

- Гермиона! - Рон недоверчиво посмотрел на девушку.

- Но это может случиться! Это проблема. А все хотят зарыть голову в песок, только бы не признавать, что подобное возможно, - грубо отрезала Гермиона.

- Но ты хотя бы можешь говорить об этом тише? - прошептал Рон, опасливо оглядываясь. Как будто кто-то мог подслушать их, и прямо сейчас отправиться занимать место Тёмного Лорда.

Джинни закатила глаза и повернулась к Гермионе.

- Я уверена, что магический мир не допустит чего-то подобного. Не будет нового Волдеморта. Для начала, нужен кто-то с исключительной силой. Не так уж много в мире столь могущественных волшебников, - уверенно произнесла Джинни.

Гарри молчал, он не хотел высказывать своё мнение. Он знал, что есть много вампиров, оборотней и, конечно же, Дейволкеров, которые мечтают занять место Тёмного Лорда. Но Джинни была права, только волшебник с исключительной силой, мог претендовать на это место. Гарри не хотел думать о том, что он-то как раз и был таким волшебником.

В пятницу вечером, Гарри, вместе с Джеймсом и Лили отправился в Хогсмид. Рону и Гермионе нужно было занять чем-то Демиана до возвращения Гарри. Они притворились, что его для чего-то вызвал к себе Дамблдор. Демиан не особо в это поверил, но спорить с ними не стал.

Рон, Гермиона, Джинни и Демиан сидели у камина в гостиной. В пятницу вечером, большинство студентов проводили время в гостиной. Никто даже не думал о домашнем задание, оно могло подождать до завтра. Никто, кроме Гермионы, конечно, ведь она уже успела сделать его добрую половину.

Гостиная была наполнена студентами, они тихо разговаривали между собой. Джинни и Демиан как раз спустились вниз и перед ними немедленно выросли две фигуры. Гермиона подняла глаза от пергамента и увидела, что возле Демиана стоят Лаванда и Парвати.

- Привет, Демиан, как поживаешь? - спросила Лаванда, - Я просто хотела спросить, ты не знаешь, с кем сейчас встречается Гарри? - продолжила девушка, перебирая свои длинные волосы.

Гермиона взглянула на Джинни и едва сдержала улыбку. Рыжеволосая девочка холодно смотрела на Лаванду. Демиан так и не сумел ответить, потому что Джинни вскочила с места.

- Я знаю. Ведь это со мной он встречается, - как можно терпеливее произнесла она.

Лаванда с Парвати мельком взглянули на Джинни и тут же рассмеялись.

- Да, отлично, Уизли. Неважно. Я серьёзно, Демиан, с кем сейчас Гарри? - Лаванда снова повернулась к мальчику, игнорируя Джинни.

- Ну, кажется…, - начал говорить Демиан, но Парвати прервала его.

- Нам нужно у него что-то спросить. Мы просто подумали, раз ты его брат, то должен знать, с кем он и где, - самодовольно добавила Парвати.

- Вы обе собрались что-то у него спрашивать? - с сарказмом произнёс Рон. Лаванда с Парвати и его вопрос проигнорировали, продолжая смотреть только на Демиана.

Демиан устало взглянул на Джинни. Да эти двое даже не позволяют ему слова вставить.

- Дай знать, когда будешь готов говорить. Пока, - хихикнули девочки и тут же ушли, раздумывая о том, что станут говорить Гарри.

- Джинни, извини. Они мне и слова вставить не дали. Я бы сказал им, что вы встречаетесь, - быстро проговорил Демиан.

- Они бы всё равно тебе не поверили, - ответила Джинни, раздражённо смотря вслед девочкам. - В любом случае, это не твоя вина. Это вина Гарри, - вздохнула Джинни, отворачиваясь от Лаванды и Парвати.

- То есть как это, вина Гарри? - изумлённо спросил Рон.

- Думаю, ничего страшного не случилось бы, если бы он хоть иногда обнимал меня? - спросила Джинни, сердито глядя на Рона. - Я ведь не многого прошу, всего то, показать, что я действительно его девушка, а не очередная бешеная фанатка.

- Но ведь Гарри сказал, что ты его девушка, не так ли? - озабоченно спросил Рон.

- Рональд! - прикрикнула на него Гермиона.

- Я всего лишь спрашиваю!

Демиан утешительно обнял Джинни.

- Ну, ты же знаешь Гарри. Он не любит афишировать свои чувства. Он даже не позволяет родителям обнимать его на людях, - произнёс Демиан, пытаясь этим утешить подругу.

- Дэми, я не думаю, что кто-то ещё любит, когда мама обнимает его на людях, - ответила Джинни.

Девочка отвернулась и, проведя рукой по волосам, с грустью посмотрела на Гермиону.

- Я не из тех девушек, что постоянно клеятся к своим парням. Я не хочу красоваться с Гарри. Я уважаю его чувства и понимаю, как неловко он себя ощущает, когда все смотрят на него. Мне ведь и правда не много нужно. Маленького объятия было бы достаточно, - проговорила Джинни.

Гермиона поднялась и обняла Джинни. Она проводила с ней достаточно времени, чтобы знать, как сильно она переживает за Гарри.

Теперь, когда всё спокойно, Джинни всё равно не получала того, чего так сильно хотела, нормальных отношений.

- Ты говорила с ним об этом? - спросила Гермиона.

Джинни пожала плечами.

- Не такая уж это проблема. То есть, обычно Гарри очень мил ко мне. Я же говорю, мне не нужно всё время быть рядом с ним. Я счастлива уже от того, что нахожусь с ним в одной комнате. Но неприятно, когда другие девочки смеются и считают, что я бегаю за ним. Они думают я ненормальная. И я хочу, чтобы Гарри был более внимателен ко мне. Чтобы другие поняли, что мы действительно встречаемся. Я же не прошу его подняться на крышу и кричать о вечной любви ко мне, - с сарказмом закончила Джинни.

- О, не волнуйся, такого то никогда не случится, - усмехнулся Демиан.

Джинни и сама не удержалась от улыбки и вскоре ребята уже спокойно болтали, позабыв о неловком признании Джинни.

Комната почти погрузилась во тьму. Сидящий на стуле человек опустил вниз голову, очевидно, размышляя о чём-то. Гарри застыл на пороге, не решаясь войти, хотя знал, что ему можно заходить без разрешения.

Человек не поднимал головы, но чувствовал, что Гарри рядом. Всего в нескольких шагах, стоит, прислонившись плечом к дверному косяку.

- Не надо! - свистящий шёпот пронёсся по комнате.

Гарри улыбнулся и пожал плечами.

- Я ещё даже ничего не сказал.

Волдеморт поднял голову и внимательно посмотрел на сына.

- Если ты пришёл, чтобы позлорадствовать, то можешь уходить. Я не в настроении.

Гарри вошёл и, проделав несколько широких шагов, оказался рядом с Волдемортом.

- Ты должен чаще прислушиваться к моим советам, отец. Сегодня это помогло бы тебе сохранить семнадцать Пожирателей Смерти, - сказал Гарри, по-прежнему ухмыляясь.

Волдеморт спокойно посмотрел на мальчика, а затем поднялся и положил руку ему на плечо.

- Не думал, что мне понадобится советоваться с тринадцатилетним сыном о планах нападения, - ответил Волдеморт.

- Что ж, похоже, ты недооценил меня, - нахально улыбнулся Гарри.

Взгляд Волдеморта потеплел, когда он посмотрел на мальчика. Он открыл рот, собираясь ответить, но внезапно застыл, его глаза расширились от боли. Гарри дёрнулся, потому что рука Волдеморта обожгла ему плечо. Мальчик едва не задохнулся от боли и отскочил в сторону.

Гарри в ужасе смотрел, как мантия Волдеморта загорается, а затем огонь охватывает Тёмного Лорда.

Волдеморт смотрел на огонь, и на его лице не было ни боли, ни страха. Он поднял голову и вновь внимательно посмотрел на сына.

- Да, я действительно недооценил тебя, Гарри.

Гарри вскочил на кровати. Сперва, он не мог слышать ничего, кроме стука собственного сердца. Затем, картинка перед глазами прояснилась, и он понял, что находится в спальне. С трудом поднявшись на ноги, он, пошатываясь отправился в ванную.

Мальчик медленно сполз по стене и опустился на холодный мраморный пол, он пытался отдышаться. По его щекам текли слёзы, но он, казалось, этого не замечал. Гарри замахнулся и с силой ударил себя по лицу. Никогда прежде ему не снилось ничего подобного. Больнее всего становилось от того, что первая часть сна была реальна. Это было настоящее воспоминание. Но оно было реальным лишь до тех пор, пока пламя не охватило Волдеморта. Гарри закрыл глаза, пытаясь остановить слёзы.

- Просто оставь меня в покое, - прошептал мальчик. Он многое мог вынести, но только не такое. Он не мог позволить страхам вторгаться в его воспоминания.

Примерно через час, Гарри, наконец, оторвался от пола и заставил себя умыться. Он и не думал отправляться спать, пока не получит зелье Сна без Сновидений. Ещё одного такого кошмара он не вынесет.

Пришло воскресенье, а с ним и День Рождения Демиана. Большую часть утра Джеймс провёл в комнате Лили. Джеймс сказал Демиану, что Сириус и Ремус появятся на празднике немного позже. Большую часть дня, семья провела вместе и делала то, что больше всего нравилось Демиану.

Гарри наслаждался происходящим. Он мог веселиться и не волноваться ни о чём.

Джеймс и Демиан затеяли шутливую драку за конфеты.

Тем временем Лили подошла к Гарри. Она внимательно посмотрела на старшего сына, а потом взяла его лицо в свои ладони. Гарри растерялся от столь внезапного прикосновения.

- Всё хорошо, Гарри? Ты выглядишь усталым, - спросила Лили, рассматривая тёмные круги под глазами мальчика.

Гарри попытался казаться спокойным.

- Спасибо, мама. Замечательный комплимент, - пошутил он, освобождаясь от её рук.

Но Лили не собиралась так просто сдаваться. Она видела, что Гарри по-настоящему измотан и это беспокоило её.

- Я серьёзно, Гарри. У тебя такой вид, будто ты не спал несколько дней, с тобой всё хорошо? Ты не заболел? - спросила Лили, прикладывая ладонь ко лбу сына.

- Мам, серьёзно, всё отлично. Просто немного устал вот и всё, - ответил Гарри и отвёл взгляд.

Если бы это не был праздничный день, он наверное, мог бы сказать ей правду. Но мальчик не хотел доставлять проблем. Демиан заслужил праздник.

Лили ответ Гарри не убедил, но её отвлекли Джеймс и Демиан. Вскоре уже вся семья пыталась спрятать от Джеймса конфеты.

- Когда мне дадут подарки? - спросил Демиан, приземляясь на диван в маминой комнате.

- Имей терпение, Дэми, - рассмеялся Гарри.

- А что? У меня День Рождения, я имею право знать, где мои подарки, - ответил Демиан.

- Возможно, в этом году и не будет никаких подарков, - сказала Лили.

Демиан расстроено взглянул на неё.

- Но, мам, мне сегодня четырнадцать. Вы не можете оставить меня без подарков, - надулся он.

- Ты получишь их на вечеринке сегодня вечером, - ответил Джеймс, взъерошив волосы сына.

Послеобеденное время Демиан проводил в компании друзей. Гарри нравилось смотреть, как его младший брат веселится вместе с друзьями. Иногда Гарри хотелось стать таким же беззаботным как Демиан.

Наступило время вечеринки на башне. Гарри удивился, обнаружив там целую толпу. Да тут, наверное, был весь преподавательский состав. Демиан успокоил Гарри, сказав, что большинство гостей скоро уйдёт.

- Откуда ты знаешь? - спросил Гарри.

- Так каждый год бывает, всегда, когда я праздную День Рождения в Хогвартсе, - ответил Демиан.

Смысл сказанного не сразу дошёл до Гарри.

- В прошлом году тоже была вечеринка? - наконец, спросил он.

Демиан покраснел и кивнул.

- Я собирался пригласить тебя, но мы тогда поссорились. Как раз прошёл матч со Слизерином, и я был зол на тебя, - произнес Демиан.

Гарри очень хорошо это помнил. Его тогда слишком расстроило поведение Демиана. Но на тот момент, он бы всё равно не пришёл сюда.

- Мама с папой уговаривали меня пригласить тебя, но я был слишком упрям, - осторожно добавил Демиан.

- Это хорошо, - улыбнулся Гарри, - Я бы тогда всё равно не пришёл на вашу глупую вечеринку.

Демиан сердито посмотрел на Гарри, а потом слегка ударил его.

Гарри рассмеялся и обнял брата за плечи.

- Гарри! Гарри, о, ты тут, - Лили остановилась перед сыном, выглядела она очень взволнованной. - Гарри, мне нужно, чтобы ты сбегал вниз. Твой отец забыл принести сливочное пиво, которое я купила в Хогсмиде, - Лили раздражённо посмотрела в сторону мужа.

- Тогда и отправь за ним папу, - сказал Гарри.

- Он пытается связаться с Сириусом. Он сейчас должен быть где-то рядом. Пока папа не свяжется с Сириусом, его не заставишь ничего делать, - ответила Лили.

- Ох, ладно, - сказал Гарри и отправился вниз.

Он забрал сливочное пиво из кабинета Лили и уже двинулся, было, к выходу, когда что-то привлекло его внимание. В камине вспыхнул зелёный огонь. Гарри всё ещё держал в руках бутылки.

«Возможно это Сириус», - подумал Гарри и подошёл ближе к камину. Огонь в камине вспыхнул с новой силой и Гарри встал на четвереньки, чтобы получше всё разглядеть.

Внезапно в огне появилось лицо. Гарри не мог поверить своим глазам.

- Драко, - прошептал он.

В камине действительно появилась голова Драко Малфоя. Он внимательно смотрел на Гарри.

- Драко, что…что ты делаешь? Всё хорошо? Почему ты в камине? Ты кого-то ищешь?

Гарри понимал, что это всего лишь совпадение. Ведь Драко не мог знать, что именно сейчас Гарри будет здесь.

- Тебя ищу, конечно, - ответил Драко, и Гарри заметил, что в его голосе нет привычной усмешки.

- Как ты узнал, что я буду здесь? - спросил Гарри, пытаясь оправиться от потрясения, ведь он не видел друга почти три месяца.

- Я был в гостиной Гриффиндора. Мне Блэк сказал, что ты либо там, либо с родителями, - ответила Драко.

- Блэк? Когда ты говорил с Сириусом? Где он? - Гарри начинал паниковать. Что-то было неправильно, и он чувствовал это. Драко внимательно смотрел на него, и в его взгляде не было ни капли привычной самоуверенности, его взгляд был…пустым. Он казался слабым и уставшим. А это значило, что друг действительно расстроен.

- Драко, что не так? - спросил Гарри, чувствуя, как у него волосы встают дыбом. Когда Сириус успел поговорить с Драко, ведь он должен быть на вечеринке Демиана?

- Гарри, я…я должен сказать тебе кое-что, - нерешительно начал Драко. И когда он снова посмотрел на своего лучшего друга, в его взгляде появилась боль.

- Драко, какого чёрта происходит? - спросил Гарри, чувствуя, что сердце готово выпрыгнуть у него из груди.

Драко взглянул в глаза Гарри, и на его лицо вернулась непроницаемая маска.

- Сегодня утром умерла Белла.

Лили увидела, как растерянный Джеймс вернулся из класса.

- Есть какие-нибудь новости о Сириусе? - спросила она.

Джеймс покачал головой.

- Я связывался с офисом. Кингсли сказал, что он ушёл ещё час назад. Я не знаю, где он может быть, - с тревогой в голосе произнёс он.

- Я уверена, что он придёт позже. Он придёт, не волнуйся, - сказала Лили, пытаясь утешить мужа.

- Он ни за что бы не пропустил День рРождения Демиана. Я просто не представляю, где он может быть.

Гарри застыл. Слова Драко заполнили всё его сознание. Белла умерла. Он ничего не мог сказать. Его хватило лишь на одно единственное слово:

- Как?

- Сегодня утром мы нашли её в кровати мёртвой. Дядя Маркус сказал, что с жертвами Поцелуя такое случается. Мы точно не знаем, что произошло, - ответил Драко. - Блэк приходил полчаса назад. Дядя Маркус связался с ним в Министерстве. Похороны запланированы на сегодняшний вечер. Если ты хочешь прийти.

Гарри слушал его молча. Он никак не мог осмыслить услышанное. И всё что он сейчас чувствовал, это невыносимое желание оказаться рядом с Беллой.

- Где вы? - спросил Гарри, пытаясь придать сил своему голосу.

Драко объяснил ему местоположение.

- Тебе придётся всё объяснить профессору Дамблдору. Он должен снять с камина блокировку, чтобы ты смог перенестись, - сказал Драко.

Но Гарри уже открывал банку с летучим порохом. Мысли мальчика одеревенели. Он не мог сосредоточить ни на чём другом, кроме смерти Беллы. Он понимал, что Белла умерла ещё тогда, при Поцелуе, но мысль о том, что теперь и её тело погибло, а он будет присутствовать на её похоронах, заблокировало всё остальное. Он даже не подумал сказать кому-то о том, что произошло и куда он отправляется. Он действовал так, как подсказывало ему сердце.

Драко вовремя исчез из камина, потому что в следующий момент Гарри бросил туда летучего пороха и выкрикнул название дома.

Через секунду Гарри исчез в огне, с лёгкостью преодолев все защитные барьеры, установленные на каминной сети. А ещё через секунду, он приземлился рядом с Драко за множество миль от Хогвартса.

Глава 6

Похороны Беллы

Джеймс увидел, как в его сторону бегут Рон, Гермиона и Симус. Он немедленно поднялся со стула, понадеявшись, что они принесли ему хорошие новости.

- Его нигде нет! Мы всё обыскали. Гостиную, спальню, кабинет и даже кухню. Он просто исчез! - в панике затараторил Рон.

Сердце Джеймса пропустило несколько ударов. Он и сам всего пару минут назад пытался отыскать сына. Когда Гарри не вернулся со сливочным пивом, вечеринка зашла в тупик. Теперь все бегали по школе и искали мальчика. Демиан по-прежнему сидел над картой Мародёров, будто не желая верить в то, что Гарри на ней нет.

- Нам придётся обратиться к властям, - сказала профессор Спраут, нервно заламывая руки.

- Он должен быть где-то здесь. Не мог же он покинуть Хогвартс, тут всюду защита, - возразила профессор МакГонагал.

Джеймс молчал. Да, это верно. Гарри просто обязан быть где-то в замке. Ни он, ни кто-то другой не может покинуть стен Хогвартса без ведома директора. А Дамблдор уже подтвердил, что все защитные чары на месте, ни одно заклинание не повреждено.

Джеймс в гнев заскрипел зубами.

- Лучше бы у него нашлась уважительная причина для этого, иначе я собственными руками…, - он не закончил, потому что был слишком зол.

Джеймс ужасно волновался за сына, но не желал верить, что с ним случилось что-то плохое. Он убеждал себя, что Гарри всего лишь разыграл их, но разве мог он вот так исчезнуть, зная, что все станут волноваться? И только сейчас, впервые за весь вечер, Джеймс подумал о том, что случилось с Днём Рождения Демиана. Мальчик как и все пытался найти Гарри. Казалось, он совершенно забыл о празднике и теперь снова и снова исследовал замок, он боялся за брата. Праздничная атмосфера полностью испарилась.

Джеймс вновь отправился на поиски сына. На этот раз он направился к лесу, в надежде, что сумеет отыскать мальчика и как можно скорее вернуть назад.

С пустым выражением лица, Сириус смотрел, как тело Беллы опускают в могилу. На протяжении всей церемонии он только и делал, что пытался ясно мыслить. Но это было так сложно: заново переживать её смерть, точно как в тот день, когда она получила Поцелуй Дементора. В тот день они потеряли Беллу по-настоящему. То, что осталось от неё сейчас, было лишь пустой оболочкой. Сириус старался сохранять спокойствие, пытался убедить себя, что он потерял Беллу очень давно, ещё в тот момент, когда она присоединилась к Волдеморту.

Сириус вгляделся в темноту и встревожено посмотрел на Гарри. Его крестник неподвижно стоял рядом с Драко, он ни слова не произнёс с тех пор, как прибыл сюда. Даже с Драко он ни о чём не говорил. Сириус не мог и не хотел думать о том, что сейчас чувствует Гарри. Мальчик ещё не оправился от смерти Волдеморта, а сейчас он потерял ещё и Беллу. Возможно, Сириус и не понимал, насколько виноватым ощущает себя Гарри, но он понимал, что мальчик страдает. Сколько раз Блэк пытался объяснить Джеймсу, что его сыну необходима помощь, но всё безрезультатно. Джеймс как всегда упрямился и утверждал, что с Гарри всё хорошо. Вспомнив о Джеймсе и Демиане, Сириус почувствовал себя неуютно. Он прежде никогда не пропускал день рождения Демиана, но надеялся, что он поймёт его, ведь всё произошло так быстро. Маркус связался с ним и рассказал о похоронах. Он посчитал, что после того, как Сириус не сдал Нарциссу и Беллу Министерству, он обязан присутствовать. Сириус немедленно отправился к ним и даже не подумал предупредить Джеймса. Он полагал, что Гарри уж должен был объяснить всё отцу и брату, прежде чем прийти сюда.

Церемония происходила в темноте и закончилась весьма быстро. Это были необходимые меры предосторожности, ведь Министерство всё ещё отлавливало сбежавших Пожирателей Смерти. Не имело значение, что Белла умерла, они бы всё равно забрали тело. Маркус объяснил, что тянуть с похоронами нельзя, потому что риск слишком велик. Им едва удалось спрятать Беллу и не вызвать подозрений. А если кто-то узнает, что всё это время он скрывал Беллу, у него возникнут серьёзные проблемы. Сириус знал, что за сокрытие Пожирателя Смерти, Маркус может попасть в Азкабан, и поэтому ничему не препятствовал. Кроме него здесь были только Нарцисса, Маркус, Драко и Гарри. Маркус исполнял похоронную церемонию. Он выполнил всё необходимое и жестом велел им всем подойти к могиле. Сириус приблизился к краю могилы, пытаясь не думать о том, кто находится в ней. Маркус сказал им поднять палочки. Сириус подчинился, мысленно проклиная себя. Он ненавидел эту часть похорон, теперь им всем необходимо было засыпать могилу землёй, чтобы похороны считались завершёнными.

По кивку Маркуса, Сириус взмахнул палочкой. В воздух взметнулись пять струй света, а затем могилу засыпало землёй. Тело Беллатрис Лестрейндж было погребено.

Когда Сириус с Гарри подошли к воротам Хогвартса, уже стоял глубокая ночь. Сириус пытался казаться спокойным и старательно придумывал тему для разговора. Лицо мальчика ничего не выражало, казалось, он находился в каком-то трансе. Нарцисса и Драко пытались уговорить Гарри остаться с ними, но он отказался. Сириус поёжился, вспомнив слова, которые Нарцисса сказала Гарри перед уходом. Она довольно поспешно обняла его, ведь ни Нарцисса, ни Гарри не привыкли к подобному проявлению чувств.

- Я хотела поблагодарить тебя, Гарри, за всё. По крайней мере, теперь я могу жить с миром, зная, что тот, кто погубил мою сестру, исчез. Спасибо тебе.

Гарри молча отстранился от неё и направился к камину, на его лице появилось отчаянье. И Сириусу казалось, он понимает почему. Гарри чувствовал себя виноватым в смерти Волдеморта, и ему вовсе не нужно было, чтобы кто-то напрямую напоминал ему о том, что он сделал. Сириус подумал, что Гарри не набросился на Нарциссу лишь потому, что был совершенно вымотан, и ещё она была матерью Драко. Только по этим двум причинам Гарри держал себя в руках.

Сириус шагал по направлению к главным воротам и чувствовал, что сил у него совсем не осталось. Он попытался заговорить с Гарри, потому что он видел - ему просто необходимо поговорить о том, что случилось.

- Как Джеймс отреагировал, когда ты ушёл с вечеринки Демиана? - спросил Сириус, лишь для того, чтобы завязать разговор.

Гарри вдруг испуганно взглянул на Сириуса, кажется что-то только что прокралось в его сознание.

- Что? Вечеринка Демиана? Ты ведь говорил Джеймсу о том, что произошло? - спросил Сириус, но ужасное чувство уже закрадывалось ему в душу. Гарри совершил ту же ошибку, что и он, никому не сказал, что уходит.

Казалось, Гарри, наконец, сумел вырваться из своих мыслей. Он обернулся по сторонам, словно только сейчас осознал, что находится за пределами Хогвартса.

- У меня не было возможности, - ответил Гарри.

Сириус закрыл глаза и потёр лоб, в попытке прогнать головную боль. Это нехорошо. У Джеймса взрывной характер, и не сложно догадаться, что исчезновение Гарри вывело его из себя. Сириус ускорил шаг, направляясь прямо к кабинету Джеймса. В замке стояла мёртвая тишина.

- Мы лучше пойдём и объясним Джеймсу, что произошло, - сказал Сириус.

Гарри с тоской посмотрел в сторону лестницы. Он хотел бы отправить в спальню и забыть обо всём, что сегодня произошло, но он понимал, что должен пойти к родителям и сказать, что с ним всё хорошо.

Сириус и Гарри спешили и пытались не производить шума. Как только Сириус приблизился к кабинету Джеймса, он услышал голос своего лучшего друга, который, очевидно, разговаривал с Лили. В голосе Джеймса слышалась тревога и гнев.

- Только не говори ничего, он расстроен. Он не знает, что случилось. Я всё объясню, хорошо? - спросил Сириус.

Гарри кивнул. Он выглядел не особо хорошо. Ужасно бледный, его глаза, казалось, потемнели. Мальчик выглядел совершенно опустошенным. Сириус глубоко вздохнул и вошёл в комнату.

- …у нас нет выбора! Нам придётся послушать авроров, Джеймс. С ним что-то могло случиться! - в расстройстве кричала Лили.

Сириус увидел взволнованных членов Ордена, Дамблдор тоже был здесь. Муди и Тонкс стояли рядом с Лили, и очевидно были на её стороне. Когда Сириус и Гарри вошли, все повернулись в их сторону.

Джеймс обернулся слишком быстро. При виде живого и здорового сына, он мгновенно испытал облегчение. Гнев, который он испытывал вначале, постепенно сменился тревогой. Он успокаивал себя как мог, убеждал, что с сыном всё в порядке. Только эта мысль и держала Джеймса на плаву всю ночь. Он не позволял себе думать о том, что с мальчиком могло что-то случится, как в тот раз, когда они отправились спасать его в Реддл-Мэнор. Именно поэтому, увидев сейчас сына, стоящего рядом с Сириусом, который тоже отсутствовал всю ночь и даже не потрудился предупредить об этом, Джеймс ощутил гнев и ярость. Оба они, и Гарри и Сириус выглядели ужасно уставшими.

Лили шумно вздохнула и бросилась к Гарри. Она крепко обняла его и принялась благодарить Мерлина, за то, что с её мальчиком всё в порядке. Сириус открыл было рот, чтобы что-то сказать, но, кажется, передумал.

- Сириус! Гарри! Где вы были? Мы так волновались. Всё хорошо? - засыпала их вопросами Лили.

Сириус не мог сказать, где они были в присутствии авроров, они не поймут, почему им понадобилось защищать Беллу. Они, скорее всего, набросятся на них и обвинят в сокрытии преступницы.

Сириус молчал и выразительно смотрел на Дамблдора. Директор понял, чего от него хотят, и принялся выпроваживать всех из комнаты.

- Что ж, похоже, теперь волноваться не о чем. Сириус с Гарри вернулись, с ними всё в порядке. Час поздний, думаю, нам всем пора расходиться. Спокойной ночи, - Дамблдор открыл дверь и принялся провожать взглядом раздражённых авроров. Они только зря беспокоились.

Дамблдор тоже ушёл, и в комнате остались Джеймс, Лили, Сириус, Гарри и Ремус. Как только дверь закрылась, Лили повторила свои вопросы.

- Что случилось? Где вы были? Гарри, почему ты просто так ушёл? Куда ты ходил?

Гарри не ответил. Он стоял возле двери и ни на кого не смотрел. Его переполняло множество эмоций. Горе от потери Беллы, вина за её смерть, ведь это из-за него она получила Поцелуй, замешательство, и внезапное острое чувство одиночества. Он ничего не понимал. Он потерял Беллу. Он оставил её, как только узнал правду о своём детстве. Почему же сейчас без неё ему стало так пусто и одиноко?

- Лили, извини. Я должен был рассказать вам о том, что произошло, но всё случилось так быстро. Я действительно виноват, - Сириус начал извиняться и уже собирался рассказать о том, что случилось, но Джеймс прервал его.

- Ничего не говори, Сириус. До тебя мы дойдём позже. Сперва я хочу послушать Гарри.

Гарри взглянул на отца и увидел ярость в его глазах. Он понимал, что Джеймс сердится на него, но сейчас совершенно не получалось об этом думать.

- Я хочу знать, о чём, чёрт побери, ты думал, вот так исчезая?! - спросил Джеймс, едва сдерживая гнев.

- Джеймс…, - снова попытался Сириус, но и в этот раз Джеймс оборвал его.

- Я говорю с Гарри, Сириус! Он в состоянии ответить сам!

Сириус пытался вмешаться и всё объяснить, но Джеймс не желал ничего слушать.

- Ты хотя бы подумал о том, что с нами со всеми было? Мы всю ночь искали тебя! И Демиан, бедный мальчик весь замок оббегал, пытаясь тебя найти! - лицо Джеймса покраснело, он практически кричал. - Ответь мне, Гарри, просвяти, что было настолько важно для тебя, что не могло подождать до утра?! И почему ты не счёл нужным хотя бы прийти и проинформировать нас о том, что собираешься уйти?! - Джеймс замолчал. Сейчас он выглядел более сердитым, чем когда-либо. Джеймс находился в таком состояние, что даже не подумал поинтересоваться, каким образом Гарри сумел покинуть Хогвартс, не затронув защиту.

Гарри по-прежнему молчал. Он слышал каждое слово Джеймса и с ужасом понимал, что родители не сумеют понять его чувств к Белле. Ведь папа сказал «что было настолько важно для тебя, что не могло подождать до утра». Гарри знал, что папа не поймёт, почему ему было важно увидеть Беллу. Он, вероятно, скажет, что она уже мертва, а посему не стоит вообще беспокоиться о том, что с ней происходит. Белла умерла уже давно, а теперь умерло лишь её тело. Все они ненавидели её и им, скорее всего, станет легче от её смерти. Гарри уже убедил себя, что родителям безразлично то, что случилось с Беллой, а значит, нет смысла пытаться что-то им объяснять. Это того не стоит.

Гарри отвернулся от отца и направился к двери. Ему правда нужно было побыть одному. Он всё равно не сумел бы сейчас ничего сказать. Но прежде чем он вышел за дверь, кто-то крепко схватил его за руку. Гарри обернулся и увидел отца, его глаза пылали гневом.

- Я задал тебе вопрос, Гарри! И ты никуда не уйдёшь, пока не объяснишь, где ты шлялся!

Глубоко внутри Джеймс понимал, что несправедлив к Гарри. Он накричал на него, даже не выслушав объяснений. Но у Джеймса был слишком вспыльчивый характер, он не мог справиться с собой. Всё чего он хотел, это чтобы сын понял, насколько он сейчас зол.

Гарри выдернул руку, и устало посмотрел на Джеймса. Если бы он знал, что Джеймс поймёт, он бы рассказал ему, но Гарри знал, что папа не поймёт. Он взглянул на маму и поспешно вышел за дверь.

Джеймс собирался броситься за сыном, но Лили и Ремус остановили его.

- Джеймс, не надо. Он действительно чем-то расстроен. Просто оставь его пока в покое, - сказал Ремус, не желая, чтобы Джеймс сделал что-то, о чём потом будет жалеть.

Джеймс вырвался из рук Ремуса и повернулся к Сириусу. Теперь гнев Джеймса был целиком направлен на него.

- Что с тобой?! Гарри семнадцать и он может не подумать о чём-то, но ты то?! Ты не подумал сообщить мне где ты? Очевидно, ты был там вместе с Гарри, потому что вернулись вы вместе. Ты мог сказать мне, что Гарри с тобой! Ты лучше других знаешь, как мы будем чувствовать себя, если Гарри исчезнет! Ты даже о Дэми не подумал. Какого ему было, когда его крестный и брат исчезли? Мне пришлось практически накричать на него, чтобы он отправился спать и прекратил бегать по замку, - Джеймс начинал сдаваться. Сегодня был трудный день, и он ужасно устал.

Сириус внимательно посмотрел на друга, словно принимая какое-то решение. Он направился к двери и уже у самого выхода обернулся.

- Нет смысла разговаривать с тобой, пока ты в таком состоянии. Я поговорю с тобой утром, когда к тебе вернется здравый смысл. Но, я думаю, ты должен знать, что мы с Гарри нигде не шлялись, как ты изволил выразиться.

Сириус открыл дверь.

- Мы были на похоронах Беллы.

С этими словами Блэк, не оборачиваясь, вышел из комнаты.

Глава 7

Реакции

Демиан даже думать не мог о сне. Он поднялся в башню только потому, что с папой было спорить бесполезно. Поисков мальчик всё равно не оставил. И сейчас, когда все давно разошлись по спальням, Демиан, Джинни, Гермиона и Рон стояли вокруг карты Мародёров и искали на ней точку с именем Гарри.

Демиан ещё никогда так не злился на брата. И не потому, что он исчез с его Дня Рождения, нет, подобной мысли даже не приходило в его голову. Он злился, потому что Гарри ушёл из Хогвартса и ни слова ему не сказал. А в том, что исчез брат по своей воле, Демиан нисколько не сомневался, ведь защита замка не пострадала.

Мальчик отлично помнил тот день, когда Гарри покинул Годрикову Лощину и отправился спасать Джинни и Найджела в Реддл-Мэнор. Демиан никогда больше не желал вспоминать об этом, мысль, что Гарри мог и не вернуться домой, слишком пугала его.

Молчание, повисшее в гостиной, обескураживало. Даже не верилось, что здесь может быть так тихо. Неожиданно, Гермиона вскрикнула, и Демиан немедленно посмотрел в её сторону. На карте возникли сразу две точки, Сириус Блэк и Гарри Поттер. Демиан уже собирался броситься вниз, но Рон остановил его.

Точки на карте приблизились к кабинету Поттеров. До появления Гарри и Сириуса в кабинете находилась целая толпа, но с их приходом практически все покинули помещение. Демиан тоже хотел броситься вниз, увидеть брата и крёстного, убедиться, что с ними всё в порядке. И ничего больше не имело значения, за испорченную вечеринку, он мог накричать на них позже.

Но стоило Демиану подумать об этом, как точка с именем Гарри пропала из кабинета и двинулась в противоположную от него сторону. Демиан приготовился, Гарри направлялся к лестнице, а значит, должен был появиться в гостиной с минуты на минуту. Но, гостиную Гриффиндора Гарри благополучно миновал. Вместо этого, мальчик поднялся на седьмой этаж и…снова пропал. Ребята растерянно переглянулись.

- Что за…, - воскликнул Рон и отскочил от карты.

- Куда он пропал? - в замешательстве произнесла Гермиона. - Нельзя аппарировать из Хогвартса, защита не позволит. Куда он делся?

Гермиона вновь перевела взгляд на карту и тут же вздохнула с облегчением

- Я знаю, что случилось! Он не ушёл из Хогвартса, он в Выручай-комнате. Комната, наверное, не отображается на карте! - Гермиона явно была довольна собой.

Терпение Демиана лопнуло. Он бросился к двери, на ходу надевая мантию-невидимку и не обращая внимания на крики друзей. Ему необходимо было выяснить, что случилось с Гарри.

Но, прежде чем Демиан сумел подняться на седьмой этаж, он заметил, как к главным дверям движется высокая фигура. Мальчик остановился, опознав в фигуре своего крёстного.

Демиан тут же спустился вниз и уже хотел сбросить мантию, когда услышал позади себя крик. Обернувшись, он увидел, что к Сириусу бегут папа, мама и Ремус.

Только сейчас Демиан заметил, насколько сердит был Сириус. Мальчик немного отодвинулся в сторону, чтобы никто его не задел.

- Сириус, подожди! Ты не можешь вот так уйти! Объясни нам, что случилось! - напряжённо произнесла Лили.

Демиан с уверенностью мог сказать, что если бы на дворе не стояла ночь, Лили позволила бы себе закричать.

Сириус обернулся.

- Я уже объяснил, что случилось. Мы с Гарри были на похоронах Беллы, поэтому пропали, - слова давались Сириусу с трудом.

У Демиана перехватило дыхание. Вот почему Гарри так резко исчез, он узнал о смерти Беллы. Сердце мальчика болезненно сжалось, он знал, как много для брата значила Белла. Ведь она заменила ему мать.

- Но как? То есть, она ведь…она получила Поцелуй. Как она…, - Лили увидела боль в глазах Сириуса и не смогла договорить.

- Жертвы Поцелуев иногда умирают. Она умерла вчера вечером, во сне, - ответил Сириус.

Демиан вздрогнул, это было так ужасно. Страшно представить, что пережила её семья.

- Сириус, мне жаль. Я…я не знаю, что сказать. Я…я вёл себя как идиот. Мне так жаль, - Джеймс хотел посмотреть другу в глаза, но у него не хватило духу.

- Ты не у меня должен просить прощения, я примерно представлял, как ты отреагируешь. Но после того, что пережил этой ночью Гарри, ему нужна была поддержка, а не обвинения в беспечности и эгоизме, - сердито отозвался Сириус.

Демиан посмотрел на покрасневшего отца. Джеймс, похоже, ужасно себя чувствовал. Младший Поттер прекрасно знал, что творится с папой, когда он злится. В запале он мог такого наговорить, за что в последствии ему приходилось просить прощения. Так или иначе, Демиан понимал, что сегодня Гарри будет не до извинений.

Демиан отошёл от взрослых и поплёлся на седьмой этаж. Он должен был увидеть брата. Мальчик был рад, что узнал обо всём прежде, чем встретился с Гарри. Повторять ошибку отца ему совершенно не хотелось.

Демиан остановился у стены, за которой находилась Выручай-комната. Увидев нужную ему дверь, он сбросил мантию, нисколько не заботясь о том, что его могут увидеть. Иногда правила необходимо нарушать.

Демиан потянул дверь на себя и через секунду вошёл внутрь. Его взору предстала совершенно пустая комната, никакой мебели, ни одного стула. Гермиона рассказывала, что комната будет выглядеть так, как пожелает человек. Похоже, Гарри захотелось больше пространства. Здесь было одно единственно окно, волшебное, из него можно было увидеть окрестности Хогвартса. Брата мальчик увидел сразу, он стоял у окна не двигаясь, хотя слышал, как вошёл Демиан.

Младший Поттер мягко прикрыл за собой дверь, но сказать ничего не успел. Гарри заговорил с ним первый, по-прежнему не оборачиваясь.

- Если ты пришёл кричать на меня, Демиан, сейчас не самое подходящее время. Накричишь утром.

У Демиана застыло сердце.

- Я пришёл не кричать.

Гарри обернулся и посмотрел на своего младшего брата. Лицо Гарри ничего не выражало, а изумрудные глаза казались до странного пустыми. Демиан вспомнил, как разговаривал с Гарри по телефону в тот день, когда Белла получила Поцелуй. Слышать боль в голосе брата было невыносимо. Демиан думал, что сейчас Гарри чувствует себя примерно так же, но ему, казалось, было ещё хуже.

Демиан подошёл ближе к брату.

- Я знаю о Белле. Мне очень жаль, Гарри.

Гарри коротко кивнул и снова отвернулся к окну. Демиан растерялся, он не знал, что ещё сказать. Спрашивать брата о самочувствие было глупо, ясное дело, Гарри был далеко не в порядке.

- Гарри, ты не хочешь пойти в башню? Уже поздно, тебе нужно отдохнуть, - неловко спросил мальчик. Он надеялся, что если Гарри отдохнёт, ему будет немного легче говорить.

Гарри взглянул на дверь, а затем покачал головой.

- Мне просто нужно побыть одному. Я не хочу никуда идти.

Демиан понимающе кивнул. Если Гарри так решил, не стоило спорить.

- Хорошо, я ухожу. Если понадоблюсь, буду у себя в спальне, - произнёс мальчик. Он чувствовал себя беспомощным, потому что ничего больше не мог сделать для брата.

У двери он ещё раз взглянул на Гарри. Тот по-прежнему безучастно смотрел в окно.

Этой ночью Джеймс не сомкнул глаз. Когда Сириус ушёл, он отправился в башню Гриффиндора - предупредить Демиана, чтобы он пока не приставал к брату. Когда он уходил оттуда, ему стало по-настоящему страшно. Сегодня Гарри как никогда нужна была поддержка, а он накричал на него. Он обязан был помочь сыну, а вместо этого ещё больше его расстроил.

Джеймс опустился на кровать. За эту ночь он обдумал, наверное, тысячу способов вымолить у Гарри прощение.

Утром, Джеймс поднялся раньше всех. Он оделся и уже собрался бежать к Гарри, но Лили остановила его.

- Дай ему хотя бы выспаться! Ещё слишком рано, поговоришь с ним после завтрака.

Джеймс согласился и вместе с женой отправился в Большой зал. Но съесть он так ничего и не смог, чувство вины не давало ему покоя. Он то и дело поглядывал на двери, ожидая, что там вот-вот появится Гарри.

Рон, Гермиона Джинни и Демиан вошли в зал лишь под конец завтрака, но Гарри с ними не было. Гриффиндорцы уселись за стол и принялись за еду. Демиан мельком взглянул на отца, но тут же отвернулся.

Джеймс встал из-за стола и направился к сыну.

- Привет, Демиан, где Гарри? - поспешно спросил он.

- В спальне. Сказал, что не голоден и на завтрак не пойдёт, - ответил мальчик.

Джеймс не знал, как следует поступить. Идти к Гарри, или подождать, пока мальчик сам будет готов к разговору.

В конце концов, Джеймс всё же решил подняться к сыну. Он должен был извиниться. Ещё он хотел сказать Гарри, что сегодня он может не идти не уроки. Дамблдор дал ему выходной, узнав о случившемся.

Когда Джеймс вошёл в гриффиндорскую спальню, Гарри сидел на кровати и надевал мантию.

Услышав шаги, мальчик повернулся в сторону отца. Джеймс пытался сохранять спокойствие, но жестокие слова, которые он произнёс вчера вечером, снова и снова возвращались к нему и заставляли вздрагивать.

- Доброе утро, Гарри, - осторожно сказал Джеймс

Мальчик поднялся с кровати, его лицо ничего не выражало.

- Доброе утро, папа.

От безразличия в голосе сына, Джеймсу стало ещё хуже.

Поттер неловко переминался с ноги на ногу, не зная как начать разговор.

- Гарри, послушай. Насчёт вчерашней ночи, я повёл себя очень глупо. Я не должен был кричать на тебя, но я так волновался, что просто не смог с собой справиться. Мне, правда, очень жаль, - собравшись с силами, Поттер посмотрел на сына.

Гарри закинул сумку с учебниками на плечо.

- Хорошо, - ответил он.

Джеймс понимал, что вовсе ничего не хорошо. Гарри злился и не собирался так просто прощать его.

- Гарри, я, правда, повёл себя как идиот! Я не знаю, почему наговорил тебе столько глупостей. Мне, правда, жаль, - снова попытался Джеймс.

Гарри кивнул и снова с безразличием ответил: «хорошо».

Джеймс совершенно растерялся. Почему Гарри ни на что не реагирует? Было бы лучше, если бы он наорал на него и назвал ужасным отцом. Что угодно было бы лучше этого безразличного взгляда.

- Сириус рассказал мне, что произошло. Мне так жаль что…

- Не смей! - резко оборвал его Гарри.

Джеймс удивлённо взглянул на сына.

- Что? - в замешательстве переспросил он.

- Не смей говорить, что жалеешь о её смерти, это не так.

Джеймс увидел столько боли в глазах мальчика, и эта боль была первой реакцией на вчерашние события.

Гарри был прав, Джеймс понимал это. Ведь на самом деле он не испытывал ни капли сострадания к Беллатрис Лестрейндж. Для Джеймса она была жестокой и злой волшебницей, которая убила тысячи невинных людей. В том, что случилось с Гарри в детстве, она была виновна не меньше Волдеморта. И Джеймс ненавидел её так же, как и Тёмного Лорда. А поэтому, он и правда не жалел о её смерти. Свершилось правосудие и она, наконец, понесла наказание за то, что доставила им с Лили столько горя.

- Лгать не стану, мне действительно не жаль её, - тихо начал Джеймс, - Но мне жаль, что произошедшее принесло тебе столько боли. Её смерть затронула двух дорогих мне людей, тебя и Сириуса. И мне ужасно жаль, что вам плохо.

Гарри несколько секунд внимательно смотрел на отца, а потом снова отвёл взгляд.

- Отлично, я лучше пойду, а то опоздаю на урок, - мальчик направился к двери.

- Ты можешь не ходить. Дамблдор дал тебе выходной, - произнёс Джеймс.

Он хотел поговорить с Гарри о том, что произошло, ему невыносимо было смотреть на страдания сына.

- Благодарю за заботу, но я пойду на урок. Это лучше, чем сидеть здесь и ничего не делать, - ответил Гарри. Джеймс заметил, с каким холодом прозвучал его голос.

- Гарри, нам нужно поговорить. Ты должен разобраться с этим, ты должен понять…

- Я понимаю, папа! Я понимаю, что случилось. Она умерла! Люди умирают каждый день, это нормально! Мне не нужно думать об этом. Я не хочу об этом думать! Я хочу, чтобы этот день ничем не отличался от прочих. И я не хочу ни с кем говорить об этом. Никогда! - Гарри кричал, в его голосе переплелись гнев и боль. Дыхание мальчика участилось, будто он только что вернулся с пробежки.

Джеймс шагнул к сыну, но Гарри отпрянул от него.

- Гарри, я только хочу помочь, - попытался объяснить он.

- Ты хочешь помочь? Тогда обещай, что больше не заговоришь о её смерти. Я никогда не хочу слышать об этом. Ясно? - напряжённо произнёс Гарри.

Джеймс знал, что мальчику необходимо поговорить, но сейчас был не подходящий момент для спора. Гарри злился, он ничего не желал слышать. Тогда Джеймс подошёл ближе и крепко обнял сына. Гарри подождал несколько секунд, а затем осторожно отстранился.

- Я в порядке, папа. Просто покончим с этим. Ты же знаешь, мне это не нравится.

- Я прощён за вчерашнее? - спросил Джеймс, положив руки на плечи сына.

- Ты не знал, что случилось, всё хорошо. Просто держи себя в руках в следующий раз, - сказал Гарри, поправляя мантию.

- В следующий раз? - Джеймс ухмыльнулся, - Послушайте, молодой человек. Никакого следующего раза не будет. Я всегда должен знать, где ты, Гарри. Понимаешь?

Джеймс пытался говорить как можно мягче, чтобы Гарри не подумал, будто он ругает его. В ответ мальчик лишь закатил глаза.

- И ещё одно. Как ты вчера ушёл? Дамблдор сказал, что защита не пострадала. Как ты покинул Хогвартс?

Только сейчас Джеймс вспомнил об этой детали.

Гарри пожал плечами.

- Не знаю. Мне захотелось уйти, и я воспользовался летучим порохов в вашей комнате, - ответил он. Меньше всего его заботила защита Хогвартса.

Джеймс не стал больше ничего спрашивать, но он понимал, что об этом придётся сообщить Дамблдору. Очень может быть, что камин не исправен, но возможно, они ещё не до конца изучили способности мальчика.

День тянулся на удивление медленно и к его концу Гарри жалел, что не воспользовался выходным. Он не мог сосредоточиться, его мысли всё время возвращались к Белле.

Вчера вечером Демиан рассказал друзьям о Белле. За ленчем Джинни молча взяла Гарри за руку, чтобы хоть как-то поддержать. Трудно было понять его чувства, ведь он всё время молчал.

Лили задержала Гарри после урока. Она как и все попробовала утешить его, но мальчик отвязался от неё точно так же как от Джеймса. Ему не нужно было сочувствие. Оно оскорбляло его. Лили предложила Гарри прийти к ним в комнату вечером и поговорить, она ужасно волновалась за сына. Гарри необходимо было принять то, что случилось. Ведь он так и не сумел оправиться после смерти Волдеморта, а теперь ему пришлось пережить смерть Беллы. Но Гарри ответил, что у него слишком много дел и совершенно нет свободного времени. И прежде чем она могла возразить, он ушёл.

Направляясь на обед в Большой зал, Гарри почувствовал ужасную усталость. Он сказал Демиану, что не голоден и на обед не пойдёт, вместо этого он хотел подышать свежим воздухом. Демиан собирался поспорить, ведь Гарри не ел ничего со вчерашнего вечера, но не успел он ничего сказать, как Гарри уже направился к выходу из замка.

Гарри дошёл до озера и сел на землю. Он ужасно устал. Со вчерашнего вечера он не сомкнул глаз и каждую секунду думал о Белле. Никто не понимал, насколько виноватым он себя чувствует. Никто не знал, что Белла погибла из-за кольца, которое не смогла уберечь. Она потеряла крестраж и умерла. Гарри потёр глаза, пытаясь прогнать нахлынувшие воспоминания. Он как будто вновь увидел ту ночь, своё первое видение. И он отчётливо слышал в ушах голос Волдеморта. Белла была бы сейчас жива, верни тогда Гарри ей кольцо.

Мальчик помнил, как она упала на колени, когда узнала, что кольцо уничтожили, она знала, что её накажут. Даже Гарри знал это и всё равно не вернул ей кольцо. Он уничтожил крестраж и сознательно обрёк Беллу на страдания. Кто мог знать, что наказание будет столь жестоким. Только он один был повинен в смерти Беллы, Гарри знал это.

Мальчик почувствовал, как кто-то молча садится рядом и вынырнул из своих мыслей. Чья-то тёплая рука сжала его ладонь. Гарри не обернулся, он продолжал пристально смотреть на поверхность озера.

- Гарри, ты не хочешь поговорить? - тихо спросила Джинни.

Гарри не ответил, он просто не мог объяснить своих чувств, никто бы не понял. Да и как им понять? Они не знали Беллу такой, как знал её он. Для всех них она была Пожирателем Смерти и получила то, что заслуживала. Никто не понимал, что это он, Гарри, предал Беллу, что именно он обрёк её на смерть. У него было кольцо, он держал его в руках и не вернул ей. Никто бы не понял этого. Гарри знал, что они стали бы говорить, что у него не было выбора, это был крестраж, его нужно было уничтожить. Какая-то часть Гарри соглашалась с этим, но вина продолжала терзать его. Белла умерла из-за него, и ничто не могло изменить этого.

Джинни снова попыталась заговорить с ним, но Гарри молчал, как и весь прошедший день. Она спросила, как он себя чувствует и не хочет ли уйти, но снова не получила ответа. Его молчание расстроило Джинни, и она собралась возвращаться в замок. Больше всего на свете, она хотела быть рядом с Гарри, но раз он никак не отреагировал, она решила, что ей лучше уйти.

Но как только Джинни начала подниматься, Гарри схватил её за руку. Девочка удивлённо взглянула на него, но он по-прежнему смотрел в сторону озера. Джинни видела отчаянье в его глазах, он как будто безмолвно просил её остаться. Джинни села на землю и придвинулась к Гарри ближе. Она обняла его, понимая, что ему просто нужен кто-то, даже если они не будут говорить.

Она просто будет рядом с Гарри, и если это хоть как-то поможет ему, она готова просидеть здесь с ним всю ночь.

Глава 8

Подарок Демиана

Класс Зельеварения медленно заполнялся студентами. Гарри тоже был здесь, сидел за партой вместе с Роном и Гермионой. Мальчик слабо улыбнулся какой-то шутке Рона, и у Лили замерло сердце. Прошло две недели с того дня, как умерла Белла, и Гарри понемногу начинал приходить в себя. Он не оправился окончательно, для этого, конечно же, требовалось куда больше времени, но сейчас он хотя бы снова начал улыбаться и говорить с друзьями.

Пару раз Лили пыталась заговорить с сыном о Белле, но тот и слушать ничего не хотел. Признав поражение, женщина отошла в сторону, но взяла с Демиана обещание, что он попытается разговорить брата. Она не знала, насколько хорошо у него это получается, но ясно было одно: у Демиана куда больше шансов достучаться до Гарри, чем у неё или Джеймса.

Лили встала пред классом и заметила, как устало взглянул на неё Гарри. Он выглядел не самым лучшим образом, и не удивительно, после всего, что он пережил в последнее время. Мальчик казался ужасно бледным, его глаза уже не блестели как раньше. Женщина решила задержать сына после урока и убедиться, что с ним всё в порядке.

За время лекции, Лили окончательно уверилась в том, что Гарри её не слушает. Да что там, он едва мог держать глаза открытыми. И это казалось странным, ведь ему всегда нравилось зельеварение. Обычно, на её уроках он слушал с интересом. А сегодня он не обращал внимания ни на неё, ни на урок вообще. И, нет, он не просто скучал, он был абсолютно вымотан.

Лили принялась перечислять зелья, которые им предстояло пройти в этом году и когда дошла до заживляющего, Рон нетерпеливо приподнялся на стуле. Он хотел стать Целителем, Лили знала это, Молли рассказывала.

- Существует множество зелий, но мы возьмём лишь те, что используются наиболее часто. Самое известное - это зелье «Сна без сновидений». Оно содержит некоторые обезболивающие и успокаивающие ингредиенты. Несколько их них, мы сейчас с вами рассмотрим, - Лили подошла к доске.

Она читала лекцию, а сама всё время посматривала на Гарри. Нет-нет, он определённо любил зелья, но сейчас что-то явно было не так. Казалось, ещё немного и он заснет прямо на парте.

Рон же, наоборот, прежде никогда не был так внимателен. Он всё время смотрел на Лили и что-то записывал в тетрадь.

- Существует так же много очень сильных и опасных зелий. Такие, например, как зелье «Хаталум», зелье «Спокойствия» и зелье «Комы». Они тоже могут помочь людям, но используют их в крайних случаях и незначительных дозах. Мы пройдём их в своё время, а на сегодня достаточно.

Ребята принялись собирать вещи и потихоньку выходить из класса. Когда Гарри поднялся с места, Лили окликнула его.

- Какие планы на вечер? - как можно беззаботнее спросила она.

Гарри провёл рукой по своим растрепанным волосам и только потом ответил:

- Большие. Гермиона уже нагрузила нас домашним заданием.

- Но я думала ты нечего не делаешь, - возразила Лили. Она знала, что Гарри поставил своей целью - показать всем, что школьная программа для него пустяки.

- Верно, но когда дело касается домашнего задания, Гермиона сходит с ума. А так хочется тихой мирной жизни, - пошутил Гарри.

Лили улыбнулась. Гарри становился прежним, и это не могло не радовать, ведь в последнее время он всё время молчал. Женщина внимательно посмотрела на сына. Мальчик казался бледнее обычного, под глазами у него залегли тёмные круги, скорее всего, он плохо спал. Лили пыталась говорить как можно непринуждённее, чтобы Гарри снова не закрылся.

- Что ж, ты мог бы на сегодня забыть о своих заданиях и прийти вместе с Демианом к нам с папой. Вместе проведём вечер, - Лили говорила поспешно, боялась, как бы Гарри не отказал ей, - Мы так давно не проводили с вами время. Если бы вы пришли, было бы очень здорово.

Гарри задумался. Он и правда давно уже не общался с родителями, и если Демиан согласится, ничего плохого из этой затеи не выйдет.

- Ладно, хорошо, - наконец ответил Гарри.

Лили улыбнулась и принялась убирать кабинет. Её сердце наполнялось радостью при мысли, что она сможет поговорить с сыном.

Демиан сердито швырнул на пол сумку и устроился в кресле у камина. Джинни испуганно взглянула на друга, такое поведение ему было не свойственно.

- Что с тобой? - спросила она, усаживаясь рядом на стул.

- Анжелина - вот что со мной! - ответил Демиан, в гневе сжимая кулаки.

- Анжелина? Что она такого сделала? - Джинни придвинулась ближе к другу.

- Она на меня как ненормальная набросилась, когда узнала, что я не смогу тренироваться на этой неделе. Я не виноват, у меня отработка! Если бы не миссис Норрис, мне бы сошло с рук то болото посреди коридора. Анжелина говорила со мной как с маленьким!

Джинни едва не рассмеялась.

- Но мог же ты немного подождать со своим болотом. Наколдовал бы после тренировки, и никаких проблем, - пошутила девочка и получила в ответ от друга гневный взгляд.

Картина отъехала в сторону и в гостиную вошли Гарри, Гермиона и Рон. У Джинни замерло сердце, когда Гарри едва заметно улыбнулся ей.

Гарри подошёл к камину и уселся в кресло напротив Демиана. Рон с Гермиона устроились на диване неподалёку.

- Что с тобой? - обратился Гарри к надувшемуся брату.

- Ничего, - буркнул Демиан вперёд Джинни, и немедленно решил сменить тему. - Ты идёшь сегодня к маме и папе?

- Да, - сухо отозвался Гарри.

Рон поднялся и шагнул к маленькому шкафчику у стены. Он извлёк оттуда пять бутылок Сливочного пива и принёс напитки друзьям. Гарри открыл бутылку и сделал большой глоток, все остальные сперва свои напитки охладили. Наверное, Гарри, единственный не любил пить холодное.

Сливочное пиво покупали на вечеринку Демиана, но поскольку ей так и не суждено было случиться, к напиткам никто не притронулся. Тогда ребята решили перенести бутылки сюда и пить, когда захочется. Пива было так много, что оно не кончилось до сих пор, похоже, Лили немного переборщила с покупками.

- И всё же, что с тобой? - спросил у Демиана Рон.

Мальчик вздохнул и рассказал о своей ссоре с Анжелиной.

- Я совершенно растерялся, - жалобно закончил он.

Рон с Джинни принялись успокаивать друга, Гермиона же заявила, что он «полностью это заслужил». А вот Гарри внезапно пришло в голову, что у него есть кое-что, что сможет приободрить брата.

- Жди здесь, - велел ему Гарри и тут же скрылся в спальне. Через минуту он вышел откуда с пакетом в руках.

Гарри смущённо протянул пакет брату.

- Это должно поднять тебе настроение.

- Что это? - спросил Демиан и тут же поморщился. Он помнил что однажды брат ответил ему на подобный вопрос.

Гарри ухмыльнулся и ничего не сказал.

На пакете Демиан увидел записку.

«С Днём Рождения, Дэми, используй это с умом. Твой брат».

Демиан с улыбкой взглянул на Гарри, это же был подарок на День Рождения. Больше всего, мальчик ждал именно этого подарка, но после всего случившегося, спрашивать было неудобно. Гарри потерял очень близкого человека, Белла была ему как мать. А с подарком можно было и позже разобраться. К тому же, Демиан не сомневался, что как только всё придёт в норму, Гарри сам вспомнит о подарке, так и случилось. Правда прошло уже две недели, и поэтому Гарри чувствовал себя неловко. Ему стало стыдно, что он не вспомнил раньше.

- Спасибо, Гарри, - Демиан принялся разворачивать упаковку.

Ребята подвинулись ближе, все хотели увидеть, что Гарри подарил брату.

Демиан нетерпеливо разорвал бумагу, и извлёк оттуда чёрную книгу. Мальчик взглянул сперва на книгу, затем на брата, потом снова на книгу.

«Да он, должно быть, шутит!» - подумал Демиан. На обложке не было ни слова. Младший Поттер повертел в руках книгу и лишний раз в этом убедился. Она даже больше напоминала дневник.

- Книга, - наконец аргументировал Демиан. Гарри, казалось, только наслаждался всеобщим замешательством. - В прошлом году ты спас мне жизнь своим подарком, а теперь подарил книгу. Должен признать, Гарри, тебя несёт не в ту сторону.

- Просто открой, - вздохнул Гарри.

Демиан послушался. Ребята собрались вокруг книги, и их взору предстало нечто странное. Все страницы слева были пусты, а вот справа изображалась какая-то непонятная чаша. Демиан притронулся к рисунку, но ничего не произошло. Он нетерпеливо посмотрел на брата.

Убедившись, что уже достаточно всех помучил, Гарри двинулся вперёд и приступил к объяснениям:

- Всё очень просто. Эта книга подарит тебе то, что даёт любая хорошая книга. Знания.

Гарри наклонился, и несколько капель Сливочного пива упали прямо на рисунок с чашей. И в следующий миг картинка ожила, а поверхность чаши заискрилась. На глазах у изумлённых гриффиндорцев, пустые страницы заполнились словами. Через мгновение уже вся книга была исписана советами и способами приготовления Сливочного пива. Демиан потрясённо посмотрел на брата. Гарри молча перевернул страницу, далее говорилось, кто изобрёл Сливочное пиво, как его готовят и, наконец, в какие зелья его можно добавлять.

- О, Мерлин! Как круто! Эта книга распознаёт ингредиенты! - воскликнул Рон.

- Не совсем так. Она, может, конечно, давать информацию о зельях, но использовать её можно для других целей. Трансфигурация, Травология, Чары, Руны. Книга будет полезна во всём, - пояснил Гарри, - Добавляй туда что хочешь, книга даст исчерпывающую информацию.

- Она и вправду ужасно полезна. Только подумай, как она поможет тебе с домашним заданием, - удивлённо произнесла Гермиона.

Гарри взглянул на брата

- Да-да, конечно, домашнее задание. Именно для этого я тебе её и подарил, - с сарказмом произнёс Гарри.

- Тогда для чего? - спросил Демиан, не обращая внимания на раздражённую Гермиону.

Гарри ухмыльнулся и достал что-то из кармана. Увидев в руке брата нож, Демиан замер, Джинни Гермиона и Рон тоже не двигались. А Гарри в это время спокойно опустил нож в чашу. Рисунок мгновенно проглотил его, и страницы вновь заполнились словами. В этот раз к словам прибавились ещё и маленькие иллюстрации. Люди на них, без сомнения выполняли боевые движения.

- Видишь ли, я решил, что пока мы в Хогвартсе, тренировать тебя я не смогу. Поэтому, ты мог бы заняться чем-то самостоятельно, научиться обращаться с оружием, - пояснил Гарри.

Демиан посмотрел на маленьких человечков, после чего ошеломлённо взглянул на брата. Он всегда мечтал научиться драться столь же хорошо, он восхищался навыками Гарри. Но он никогда бы не подумал, что Гарри станет учить его убивать.

Демиан изо всех сил пытался подобрать нужные слова.

- Гарри это…вау, я даже не знаю, что сказать. Великолепно, - он осёкся, потому что Гарри ухмыльнулся, - Но я не хочу использовать нож, я не хочу знать, как пользоваться оружием. С тех пор, как я увидел твоё сражение с Дейволкерами, я ужасно хотел научиться самообороне. Но учиться убивать я не хочу, - Демиан говорил осторожно, в надежде, что брат поймёт его правильно.

Улыбка сползла с лица Гарри, он выглядел растерянным.

- Но ты же сказал, что хочешь сражаться. Оружие - это неотъемлемая часть сражения. Ты ведь пользуешься палочкой, так в чём тут разница? Просто научись защищать себя, а как использовать свои знания решать только тебе, - Гарри попытался взглянуть на всё со стороны. Он ведь не велел Демиану идти и убивать. Он всего лишь хотел, чтобы брат знал, как защититься в любых обстоятельствах.

Демиан смущённо обернулся к друзьям, все они выглядели испуганно, никто не хотел вмешиваться в разговор.

- Послушай, Дэми, тебе вовсе не нужно этим заниматься, я всего лишь предложил. Захочешь использовать книгу для чего-то другого, на здоровье. Она твоя, можешь делать с ней, что пожелаешь. Я всего-навсего подумал, что тебе неплохо бы научиться пользоваться оружием. Ведь никто не просит тебя идти и убивать, если ты научишься владеть оружием, то сумеешь не только защитить себя, но и не убить врага, - после этих слов, улыбка снова вернулась на лицо Демиана, - Покалечить, вот что действительно страшно, - добавил Гарри как можно беспечнее и Демиан едва не подавился.

- Я не хочу никого калечить! - произнёс мальчик настолько громко, что на него обернулось несколько человек.

Гарри снова растерялся.

- Тогда, о каком сражении идёт речь? Ты говоришь так, будто собираешься ударить врага по руке и отпустить.

Демиан не ответил. Он смотрел на Гарри и буквально сжимался под его пристальным взглядом. Гарри подался вперёд и облокотился на спинку кресла, зелёные глаза впились в четверокурсника.

- Послушай меня, Дэми. Или ты учишься защищать себя или нет, золотой середины не бывает. Если хочешь защищаться, то будь готов ко всему. Случается и так, что выбора нет! Иногда, приходится убивать, чтобы спасти себя, - жёстко произнёс Гарри.

Он выразительно посмотрел на чёрный камень, по-прежнему висящий на шее Демиана. И когда Гарри снова поднял взгляд, он увидел беспокойство на лице брата.

Гарри отошёл в сторону, он и не предполагал, что разговор зайдёт так далеко. Друзья смотрели на него испуганно, и Гарри с ужасом понял, что только что попытался заставить Демиана делать то, чего ему совсем не хотелось.

Гарри хотел что-то сказать, но не нашёл нужных слов. Тогда он молча закрыл книгу, он должен был сделать Демиану другой подарок. Он всё испортил. Хотел подарить брату что-то стоящее, а вместо этого напугал.

- Я подарю тебе что-нибудь другое, - тихо сказал Гарри, ощущая себя дураком.

Он уже собирался бросить в книгу в огонь, когда Демиан схватил его за руку. Мальчик забрал у него книгу и убрал в карман.

- Мне нравится книга, Гарри, она замечательная. Спасибо, - искренне произнёс он, - Я буду её использовать, но для других вещей. Ведь ты сказал, что она моя, и я могу делать с ней, что захочу, так?

Гарри улыбнулся.

- Я передумал, никуда сегодня не пойду. Скажи маме, что я встречусь с ней позже, - ответа Гарри не дождался, вместо этого он поспешно вбежал вверх по лестнице и скрылся в спальне.

Гарри устало опустился на кровать.

«Какого чёрта со мной творится?» - подумал мальчик. Он не понимал, зачем ему понадобилось учить Демиана подобному, ведь на самом деле он этого совершенно не хотел. Осознав, что он хотел научить брата тому, чему его самого обучали в детстве, Гарри поёжился. Он до сих пор помнил каждое слово, произнесённое Беллой и Люциусом. Они говорили, что если он хочет защищать Лорда Волдеморта, он должен уметь убивать. У Гарри защемило в груди, он никогда прежде не задумывался, как глубоко вошло в его сознание понимание об убийстве. Ведь в его мире всё было так просто: либо убиваешь ты, либо убивают тебя.

Гарри знал, что Демиан не будет держать на него зла. Он то никогда не станет злиться на него, а вот остальные. Джинни так побледнела, когда он говорил. Что она подумала?

Гарри открыл прикроватную тумбочку и достал пузырёк с зельем «Сна без сновидений». Поппи дала ему несколько штук, только ими он и спасался. Иногда, ему даже удавалось нормально поспать. И в данный момент, ему просто необходимо было выспаться. Думать о случившемся ему не хотелось, он решил, что сможет разобраться с этим позже.

То, что он сказал, его не пугало. По-настоящему пугал его тот факт, что он искренне верил в свои слова. Он ведь и правда не понимал, что плохого в убийстве ради самозащиты. Так его учили с самого детства и глупо было полагать, что сейчас он станет думать по-другому.

Гарри повернулся к стене и закрыл глаза, мысли постепенно исчезали. Зелье подействовало и уже через несколько секунд, мальчик крепко спал.

Глава 9

Доверие

Лили пыталась пробиться сквозь толпу спешащих на завтрак студентов. На неё удивлённо оглядывались, ведь шла она в противоположную от Большого Зала сторону. Миссис Поттер решительно двигалась к башне Гриффиндора. Она так торопилась поговорить с сыном, что едва дождалась утра. Вчера вечером, в их с Джеймсом комнате, Демиан появился один, он сказал, что Гарри передумал приходить и ушёл спать.

Лили, планировавшая провести вечер с обоими своими сыновьями, ужасно огорчилась. Она заметила, что Демиан расстроен, но так и не смогла у него ничего выведать. Между братьями что-то произошло, это было очевидно. Демиан лишь немного посидел с родителями, а потом поспешно отправился в спальню.

Лили легла довольно рано, но, несмотря на это, плохо спала. Она пообещала себе, что завтра утром непременно поговорит с Гарри, ведь если расстроен Демиан, значит и Гарри чувствует себя не лучше.

Женщина спешила, она хотела поговорить с сыном прежде, чем тот выйдет из спальни.

Все, наконец, покинули гостиную, и Джинни направилась в спальню мальчиков. Всё же здорово, что вход в мужские спальни, в отличие от женских, ничем не был защищён.

Когда Рон отправлялся на завтрак, он сказал сестре, что Гарри ещё спит. Девочка понимала, что Гарри, должно быть, чувствует себя неловко из-за того, что случилось вчера. Джинни ненавидела себя за это, но слова мальчика всё же затронули её.

Вчера вечером, после того, как Демиан ушёл к родителям, ребята ещё долго обсуждали случившееся. Как оказалось, они совершенно не знали Гарри, несмотря на то, что провели с ним столько времени. Демиан вернулся достаточно быстро и нехотя присоединился к их разговору. В конце концов, они пришли к выводу, что всем им стоит успокоиться и принять одну вещь. Они так долго были рядом с Гарри, что сумели убедить себя в том, что он обычный волшебник. Но теперь, они должны были признать, что Гарри не совсем обычный и как бы им этого не хотелось, обычным он никогда не станет.

Вчерашний разговор всем им напомнил, кем на самом деле является Гарри. Убивать, чтобы выжить самому, для него это было совершенно естественной частью жизни. Так его воспитали. И когда ребята разошлись по спальням, все они задумались о том, как воспитывали Гарри. Ведь, если подумать, никто из них ничего об этом не знал. Прошлое Гарри было известно им лишь в общих чертах. Верность Волдеморту, задания и прочие вещи, благодаря которым его прозвали Тёмным Принцем. Но однажды они смогли увидеть другую его сторону, именно эта его сторона спасла их. Именно этот Гарри восстал против всего, чему его учили в детстве и спас детей. И, вспомнив об этом, ребята решили, что не должны судить Гарри. Они всегда будут на его стороне, не важно, что им ещё предстоит узнать.

И кому как не Джинни знать об этом лучше других. Потому то она и поднималась сейчас к нему, в то время как остальные давно ушли на завтрак. Она хотела увидеть Гарри и поговорить с ним раньше остальных. Он должен был знать, что между ними всё осталось по-прежнему.

Девочка остановилась перед дверью и постучала. Не получив ответа, она открыла дверь и вошла внутрь. Рон, Дин, Симус и Невилл уже отправились на завтрак, и лишь одна кровать была по-прежнему задёрнута пологом. Приблизившись, Джинни осторожно отодвинула его в сторону. Гарри спал, хотя Джинни считала, что он уже должен был проснуться. Ей бы задёрнуть полог и уйти, но она не смогла отойти от спящего мальчика. Он казался таким милым во сне. Гарри лежал на животе, его волосы казались растрепанней обычного, он спал как…ребёнок. Джинни осторожно наклонилась к нему.

В глазах девочки появился озорной огонёк, она забралась в кровать и устроилась рядом с Гарри. Она ещё не забыла, как едва не сгорела со стыда, проснувшись однажды в одной постели с Гарри. Тогда она пыталась сбить ему температуру и случайно заснула. Девочка помнила как Гарри, сонный и растерянный, никак не мог понять, что она забыла у него в кровати. Будет справедливо теперь и его поставить в подобную ситуацию.

Она убрала ему чёлку со лба, Гарри немедленно проснулся и внимательно посмотрел на Джинни. Девочка ждала его реакции, вот сейчас он приподнимется и смущённо спросит: «Что ты здесь делаешь?» или что-то в этом роде. Но вместо этого, Гарри улыбнулся, от чего Джинни едва не растаяла.

- Вот это я называю пробуждение, - сказал Гарри, переворачиваясь на спину.

Джинни улыбнулась и слегка отодвинулась в сторону, она была рада, что он нормально разговаривает с ней. Им всегда становилось проще общаться, когда они оставались наедине.

- Прости, ничего не могла с собой поделать. Ты был таким милым и привлекательным.

Гарри быстро посмотрел на неё, но промолчал. Джинни поняла, что за привлекательного и милого она ещё ответит.

- Хм, скажите ка, мисс Уизли, а что же подумают люди, увидев вас в моей постели? - в шутку поинтересовался Гарри.

Джинни покраснела, но глаз не отвела. Она не позволит ему одержать победу в этой игре.

- Пусть думают, что хотят. Меня никогда не заботило чужое мнение, почему сейчас должно заботить? - с этими словами, она придвинулась к нему ещё ближе, настолько близко, что ощутила горячее дыхание на своей щеке.

- Джиневра, - Гарри попытался придать голосу серьёзности.

- Не зови меня так. Только папа так меня называет, - сказала девочка.

Неожиданно Гарри приподнялся и навис над ней. Их глаза оказались друг напротив друга, совсем близко.

- Итак, Джинни. Почему ты решила меня разбудить? - спросил он, внимательно глядя на неё.

Стараясь не отводить взгляда, Джинни ответила:

- Я что же, просто не могу прийти повидаться с тобой?

Гарри вопросительно приподнял бровь.

- Ты хотела сказать что-то, что не могло подождать до завтрака?

Джинни поняла, что лгать бесполезно, Гарри знал, что она здесь из-за вчерашнего. Девочка отстранилась, и когда Гарри расположился рядом, она сжала его руку. Её лицо мгновенно сделалось серьёзным, но глаза по-прежнему оставались тёплыми.

- То, что вчера произошло, не имеет значения. Я не хочу, чтобы ты из-за этого волновался, - тихо проговорила Джинни.

Прошло несколько неловких секунд, прежде чем Гарри ответил.

- Не думаю, что я из тех, кто волнуется.

Джинни прикусила губу, внезапно ей стало стыдно. Конечно же, вчера вечером Гарри заметил их реакцию, и она не позволит ему скрывать свои чувства.

- Гарри…

- Это не важно, - отрезал мальчик.

Глаза Гарри перестали блестеть, а на лицо вернулась привычное безразличие. Джинни сильнее сжала его ладонь, она не хотела, чтобы он снова закрылся.

Джинни очень хотелось сказать, что они вовсе не считают его ненормальным, она не считает его ненормальным! Ей не хотелось, чтобы он думал, будто вчера они узнали о нём нечто новое. Не его вина, что они так скоро забыли о его прошлом.

Джинни придвинулась к нему ещё ближе, а потом поцеловала, поцеловала так искренне и нежно, как только могла. Впервые она поцеловала его первая. Она хотела, чтобы Гарри увидел, что ей хорошо с ним, что она счастлива быть с ним, и что ничего не изменилось. Когда она снова отстранилась, в глазах Гарри вновь зажёгся огонёк, мальчик улыбнулся.

- Когда мы захотели дружить с тобой, мы уже всё о тебе знали, ты ничего не должен от нас скрывать. Вчерашний вечер ничего не изменил, - Джинни говорила уверенно и надеялась, что он поверит ей. И по его взгляду, Джинни поняла, что он верит. Впервые в жизни, Гарри доверился кому-то так же сильно, как Демиану.

Джинни улыбнулась и хотела встать, но поняла, что Гарри по-прежнему обнимает её за талию. Только сейчас она обратила внимание на его игривую улыбку. Мальчик выглядел куда более радостным, чем пару минут назад.

Джинни вновь попыталась подняться, при этом, стараясь говорить как можно серьёзнее.

- Мистер Поттер, с вашей стороны было бы очень любезно, позволить мне встать.

Гарри не ответил, лишь сильнее обнял её. Джинни, как не старалась, не сумела сохранить серьёзное выражение лица. Она рассмеялась, Гарри притянул её к себе настолько близко, что она практически лежала у него на плече.

- У нас будут неприятности, - рассмеялась она.

- А я думал, тебя не заботит, что подумают другие, - глаза Гарри блеснули.

Джинни приподнялась и с усмешкой посмотрела на Гарри. Потом она наклонилась и поцеловала его снова, радуясь, что Гарри не оттолкнул её. Сейчас, он совершенно открылся ей. Как только Джинни отстранилась, то услышала позади себя звук.

- Кхем, кхем.

Девочка обернулась и с ужасом обнаружила в дверях миссис Поттер. Женщина не сводила с неё глаз, а ведь Джинни практически сидела на её сыне. Джинни взвизгнула и мгновенно вскочила с кровати. Слишком быстро, нога запуталась в одеяле, и девочка полетела на пол. Немедленно поднявшись, она столкнулась со строгим взглядом Лили. Гарри же продолжал спокойно лежать на кровати, казалось, происходящее его нисколько не смущает.

Джинни не знала, что делать и говорить. Лили Поттер была не просто строгим преподавателям, она была ещё и мамой Гарри, от этого ситуация казалась ещё ужасней. Джинни покраснела, но ни проронила ни слова.

- Мисс Уизли, вам лучше поспешить, а то опоздаете на урок, - тихо сказала Лили. Выглядела она не особо счастливой.

- Да, профессор, - быстро отозвалась Джинни и, не оглянувшись на ухмыляющегося Гарри, выскочила из спальни.

Лили закрыла дверь и серьёзно посмотрела на сына. Черноволосый мальчик приподнялся на локтях и улыбнулся ей.

- Что? - невинно спросил он.

Лили приподняла бровь.

- О, успокойся, ничего не случилось, мы просто разговаривали, - сказал Гарри, поднимаясь с кровати.

- Ну, если ты глухая стена, едва ли тебе нужно, чтобы с тобой разговаривали, - ответила Лили.

Гарри повернулся к матери.

- Я чем-то могу тебе помочь?

Лили решила сменить тему, о Джинни Уизли она может и позже подумать. К тому же, она не знала, как об этом говорить с Гарри. Не похоже, что произошедшее смутило его. Как же он напоминал Джеймса.

- Я хотела тебя увидеть, ты же вчера к нам не пришёл, - обвиняющее произнесла Лили.

Гарри достал школьную форму.

- Я устал.

- Да, я вижу, - ответила Лили.

Гарри повернулся к маме и тяжело вздохнул.

- Что в этом такого? Я устал и лёг пораньше, думал, ты всё поймёшь. Проведём вместе выходные, если тебя захочется. А сейчас мне нужно идти, я опаздываю на урок, - Гарри взял одежду и направился в ванную.

Лили вздохнула и присела на кровать сына. У неё никогда не получалось нормально поговорить с ним, он постоянно убегал. И она очень сомневалась, что выходные дни он проведёт с ней. Гарри сказал это лишь для того, чтобы она оставила его в покое. Лили решила, что ей тоже лучше уйти, иначе и она опоздает на урок.

Но когда Лили поднялась, кое-что привлекло её внимание. У кровати, почти скрытый под пологом, лежал пузырёк из-под зелья. Не в силах побороть любопытство, Лили нагнулась и подняла его. Присмотревшись, она заметила герб Хогвартса.

Зелье мог выпить только Гарри, ведь пузырёк лежал под его кроватью. Лили нерешительно поднесла его к носу и понюхала. Женщина сразу поняла, что это было зелье «Сна без сновидений», она варила его много раз и просто не могла не узнать.

В этом не было ничего странного, ведь зелье не представляло опасности, но Лили очень разозлилась. Она инстинктивно потянулась к прикроватной тумбочке и выдвинула ящик. Внутри обнаружилось ещё около шести пузырьков и на всех стоял греб Хогвартса. Значит, взяты они были из больничного крыла.

Лили двинулась к выходу, по-прежнему сжимая в руке пустой пузырёк. Кажется, настало время нанести визит школьной медсестре.

Поппи разобралась с последней папкой и села за стол. В её профессии было очень много бумажной работы, нужно было убедиться, что у каждого студента есть история болезни с необходимыми датами, а уследить за всем не так уж просто. Но, наконец, с бумажной волокитой было покончено, и женщина могла отдохнуть. Она как раз потянулась к чашке с кофе, когда в больничное крыло кто-то вошёл. Женщина со вздохом поднялась и вышла из кабинета. Опять кто-то из студентов попал в беду.

«И тут появляюсь я», - подумала Поппи. Какого же было её удивление, когда вместо студента она обнаружила профессора Зельеварения.

- Лили! Вот не ожидала. Чем могу помочь? - как можно любезнее спросила женщина.

Лили быстрым шагом подошла к медсестре, выглядела она недовольно.

- Мне нужно поговорить с вами. Это срочно.

Поппи удивилась, но указала Лили в сторону кабинета. Через секунду обе женщины скрылись в его дверях.

- Что случилось, Лили? - спросила Поппи, когда они сели.

- Это! - Лили протянула медсестре пустой пузырёк.

Поппи растерянно на него взглянула.

- Эм…не понимаю.

- Вы дали это Гарри, не так ли?

Поппи растерялась ещё больше.

- Да, но…

- Вы дали ему кучу зелья «Сна без сновидений!» Я нашла как минимум шесть пузырьков у него в ящике. И на всех стоял герб Хогвартса, значит, это вы их ему дали! - взволнованно продолжила Лили.

- Лили, я не понимаю, в чём проблема.

- Проблема очевидна. Как вы могли так много ему дать? А если бы он выпил больше чем нужно? Вы же знаете как это опасно! Вы не должны были давать их ему без моего разрешения! - последние слова женщина почти прокричала.

- Лили, Гарри семнадцать лет. Он в состоянии разобраться в дозировке, - спокойно ответила Поппи. - И что касается разрешения: история болезни Гарри не подлежит огласке. Если он захочет, расскажет всё сам. Я не имею права об этом говорить.

Но именно по этой причине, Лили злилась больше всего. Именно поэтому женщина так рассердилась. Она находилась совсем рядом с сыном и не знала, что ему требуется зелье. Её мальчику нужна была помощь, а он пришёл не к ней, а к Поппи.

- Просто объясните мне, почему вы прописали ему зелье! - спросила Лили, пытаясь сохранять спокойствие.

Поппи удивлённо взглянула на Лили. Женщина всегда нравилась ей, и она считала её спокойной и рассудительной. Однако, сегодня, Лили Поттер была очень груба.

- Лили, прошу прощения, но это личное дело Гарри. И я не могу…

- Поппи. Просто скажи мне. Я его мать! И если ему плохо или он нездоров, я должна знать об этом! - вскрикнула Лили.

Глаза Лили наполнились слезами, и Поппи стало жаль её. Сколько ей пришлось вынести в прошло году. А сейчас она всего лишь волновалась за сына. Медсестра вздохнула и принялась объяснять.

- Хорошо. Гарри пришёл ко мне неделю назад. Было уже поздно и он…ну…выглядел просто ужасно. Он сказал, что ему нужно зелье «Сна без сновидений», и поэтому я…

- Просто дали его ему! А вы не подумали спросить, зачем ему понадобилось зелье? Вы должны были, как минимум спросить, зачем оно ему…, - Лили не смогла договорить, потому что Поппи повысила голос:

- Позвольте мне закончить! - почти закричала она.

Лили затихла, но по-прежнему выглядела недовольной.

- Я спросила, что с ним, но он отказался об этом говорить!

Поппи очень походила характером на Лили. Она заставила себя успокоиться и продолжила.

- Я решила, что у него проблемы, потому что…после того, что случилось с…с Лестрейндж, - Поппи заметила, как побледнела Лили. - Он, казалось, совершенно…эм…обезумел, и я догадываюсь почему. Он сказал, что ему сложно засыпать и попросил зелье, - Поппи с сочувствием посмотрела на Лили, когда женщина уронила голову на руки. Медсестра продолжила более мягко.

- Я беспокоюсь за Гарри. И если в моих силах будет ему помочь, я сделаю это. Понимаю, вы волнуетесь о нём, и это правильно. Вы его мать. Но, Лили, не злитесь на меня, за то, что я помогла ему. Я могу лишь вообразить, через что он сейчас проходит…потерять…её…ужасно. - Поппи стало сложно подбирать слова, - Он сказал, что не может спать из-за этого. Как я могла отказать ему в помощи?

Лили посмотрела на Поппи, и ей стало неловко из-за того, что она себя так повела. Поппи всего лишь хотела помочь Гарри. Лили и сама замечала, что в последнее время Гарри выглядит усталым. Она подозревала, что он плохо спит, но даже подумать не могла, что всё настолько плохо, и что Гарри не может заснуть без зелья.

Смерть Беллы страшно повлияла на Гарри и Лили ужасно себя из-за этого чувствовала. Ему, конечно же, снились кошмары. Но Лили вспомнила, что и до смерти Беллы Гарри выглядел не лучшим образом. Ещё на Дне Рождения Демиана она обратила внимание на круги у него под глазами. Это значило, что Гарри страдает уже давно, возможно со смерти Волдеморта.

- Лили, всё хорошо?

Голос Поппи вывел Лили из раздумий.

Лили встала, поспешно попрощалась и выскочила за дверь. Ей нужно было поговорить с Джеймсом о Гарри. Они же его родители, им необходимо помочь сыну. Но, бросившись на поиски мужа, она увидела своих пятикурсников, которые толпились возле кабинета в ожидании профессора.

Гарри опоздал на ЗОТИ. Мальчик вошёл, и Джеймс нетерпеливо проводил его взглядом, пока он направлялся к своему месту.

- Мистер Поттер, потрудитесь больше не опаздывать на мои уроки, иначе я назначу вам отработку, - резко сказал Джеймс.

Удивлённый поведением папы, Гарри занял своё место между Роном и Гермионой.

- Что-то с ним сегодня не так. Он уже снял баллы с Дина за то, что тот слишком медленно открывал книгу, - шепнул ему Рон.

Гарри знал, что Джеймс пытался быть строгим профессором, но подобное поведение ему всё же было несвойственно. Тем более, Джеймс никогда бы просто так не снял баллы с Гриффиндора. Задаваясь вопросом, что случилось, Гарри открыл тетрадь и принялся записывать то, что уже было на доске.

Урок проходил в напряжении. У Джеймса было паршивое настроение, и он нисколько этого не скрывал. И, похоже, с каждой секундой его настроение ухудшалось. Он почти всё время сидел за столом и молча злился, иногда вставал и что-то писал на доске.

Когда урок закончился, Джеймс первым вышел за дверь.

- Что это с ним? - спросил Рон, пока они собирали вещи.

- Мерлин знает, - ответила Гермиона.

Они были так удивлены поведением Джеймса, что даже забыли о том, что произошло вчера вечером.

- Привет, Гарри!

Гарри заскрипел зубами, глядя на подбежавшего к нему четверокурсника. Гарри едва успел подойти к Большому залу, как Денис преградил ему путь.

Гарри даже не ответил, но маленький гриффиндорец упрямо продолжал за ним бежать.

- Я просто подумал, Гарри, эм, я никак не могу справиться с эссе по Трансфигурации, Демиан сказал, что ты очень хорош в Трансфигурации, то есть, ты конечно во всём бесподобен. Вот я и подумал, может, ты мог бы, ну знаешь, помочь мне?

Гарри раздражённо взглянул на Дениса и пошёл дальше. Денис намёка не понял, и продолжил его преследовать.

- Урок только на следующей неделе, можешь помочь мне, когда у тебя будет время, я уверен, ты тут же найдёшь ответ, ведь ты самый великий волшебник и всё такое, но я хотел спросить, мог бы ты именно помочь мне с Трансфигурацией, ведь я очень плохо в ней разбираюсь. С остальными предметами у меня всё хорошо, но…

Денис замолчал, потому что Гарри резко остановился и мальчик едва в него не врезался.

- Послушай меня очень внимательно, потому что повторять я не собираюсь, - прошипел Гарри.

Денис сжался, но стал внимательно его слушать.

- Меня не волнует, в чём ты хорош, а в чём нет, и никогда волновать не будет. Перестань преследовать меня, или самый великий волшебник трансфигурирует тебя.

Гарри отошёл от испуганного побледневшего Дениса и вошёл в зал. За столом он увидел Демиана, который успел расправиться уже с половиной ленча. Гарри, Гермиона и Рон вскоре присоединились к нему.

Гермиона немного покраснела, увидев, как Гарри обошёлся с Денисом. Пока мальчики разговаривали, она молчала.

- А угадай что, Гарри? - спросил Демиан, как только брат опустился за стол. - В Дуэльный клуб пришёл первый аврор и угадай кто это?

Гарри пожал плечами, его это совершенно не волновало.

- Тонкс! - громко объявил Рон.

Демиан удивлённо повернулся к нему.

- Откуда ты знаешь?

- Я только что встретил её внизу, - Рон указал на дверь.

В зал вошла розоволосая девушка в сопровождении двух незнакомых Гарри авроров. При виде Тонкс, Гарри испытал какое-то странное чувство. Девушка взглянула на него и у него на сердце потеплело. Он улыбнулся ей, ему становилось радостно всякий раз, когда он видел Тонкс.

Она уже хотела подойти к Гарри, но столкнулась с профессором Джон и тремя аврорами. Все вместе они проследовали к столу преподавателей.

- Я обязательно посещу Дуэльный клуб, хочу послушать, что скажут авроры, - заявил Рон.

- Что это с тобой? - обратился к Гермионе Демиан, девушка даже не притронулась к еде.

Рон рассказал ему о том, что произошло между Гарри и Денисом.

- А ты не можешь быть более приветливым? - вздохнув, спросил Демиан брата.

- Нет, - коротко ответил Гарри.

- Он всего лишь попросил тебя о помощи, - тихо произнесла Гермиона. Она заговорила впервые, с тех пор как они вошли в зал.

- Он не должен просить меня о помощи. Если у него проблемы, пусть обратится к профессорам, для того они тут и работают, - ответил Гарри.

Гермиона открыла рот, чтобы возразить, но почему-то передумала.

- Перестань, Гермиона, Денис может быть ужасно надоедливым. Пусть хоть ненадолго отстанет от Гарри, - вмешался Рон.

Гермиона замолчала, а через пару минут поднялась и подсела к Денису, очевидно, чтобы помочь ему с эссе.

- Она слишком добрая, - сказал Рон, возвращаясь к еде.

- Она и вся прочая часть Хогвартса. Научитесь сами со всем разбираться, только так можно вообще чему-то научиться. Так учили меня. Мне никогда никто не помогал. И вам тоже нужно самим решать свои проблемы, - Гарри замолчал, потому что Рон заметно напрягся при упоминании детства Гарри.

Гарри мысленно обругал себя, ему нужно завязывать с этим. Демиан кашлянул, привлекая внимание брата.

- Я использовал сегодня утром книгу, - сказал он, как можно спокойнее.

Гарри повернулся к нему.

- Правда?

- Да, это очень круто! - Демиан улыбнулся

Гарри ждал, пока брат расскажет, как именно он использовал книгу.

- Ты знал, что существует три тысячи двести пятьдесят два зелья, в состав которых входят человеческие волосы. Обычно чёрные, есть даже такие в которые нужно добавлять волосы с пальцев ног и…

Демиан замолчал, увидев, что брат едва сдерживается от смеха. Мальчик покраснел. Рон тоже хихикал. Демиан посмеялся вместе с ними, кажется, все ясно поняли, что занимается он ерундой.

Джинни подошла только под конец ленча. Столкнувшись взглядом с Гарри, девочка покраснела. Гарри лишь ухмыльнулся.

- Что случилось? - спросил Рон, глядя то на Гарри, то на сестру.

- Всё хорошо, Рональд, - слишком поспешно ответила Джинни.

Рон продолжил настороженно смотреть на Гарри, однако не сказал ни слова.

Гарри наклонился поближе к Джинни.

- Ты же смелая и тебя не заботит, что думают другие! - пошутил он.

- Да, но я забочусь о том, что думает твоя мать! - прошипела она в ответ.

Гарри рассмеялся, Джинни взглянула на него с раздражением. Он примирительно ей улыбнулся.

- Где ты была весь ленч? - спросил Демиан у Джинни.

- Помогала профессору Флитвику. Перед концом урока почти все перья в классе взорвались. У нас был тест, и какие-то идиоты решили использовать самоотвечающие перья. Они взорвались, а ещё все измазались в чернилах, - Джинни покачала головой.

- Где они их взяли? - спросил Демиан.

Джинни вытащили из кармана несколько ярких листовок с изображениями различных зелий и артефактов.

- Очевидно, их доставили вместе с Ежедневным Пророком на прошлой неделе. Там много подобных предложений и все обещают студентам успех на экзаменах. Зелье для улучшения ума, зелье для улучшения памяти, и ещё куча подобных глупостей. У большинства студентов все карманы ими набиты, - проговорила Джинни.

Демиан внимательно просмотрел листочек и отложил его в сторону.

- Да, я помню их, они и вправду пришли на прошлой неделе.

Ребята покончили с едой и собрались идти на уроки. Прежде чем Джинни смогла уйти, Гарри схватил её за руку и притянул к себе.

- Мне не важно, что думают другие, сегодня было самое лучшее утро в моей жизни, - прошептал он.

Джинни покраснела и улыбнулась. Гарри отпустил её и отправился на урок.

Глава 10

Контроль

Последний студент покинул класс, и Лили заперла дверь. У неё закончился последний урок, а она так и не встретилась с Джеймсом. На ленч он не явился, а Лили так нужно было с ним поговорить. Она хотела рассказать ему о Гарри, выложить всё, что сейчас чувствует. Разговор с Поппи весь день не давал ей покоя.

В Большом зале, она поспешно обвела взглядом преподавательский стол и разочарованно вздохнула. Джеймса за ним не было.

По пути к гостиной, Рон с Демианом вновь завели разговор о квиддиче. Гарри с трудом подавил зевок, в таких случаях он всегда отмалчивался. Не то, что бы ему было не интересно, просто спорт никогда не вызывал у него столь бурного восторга. За исключением, разве что, боя. В те времена, когда он выдавал себя за Алекса, сражение вызывало у него неподдельный интерес.

Ребята подошли к портрету Полной Дамы, и Гарри увидел Тонкс.

- Ой, как хорошо, что вы пришли. Я сто лет здесь не была, забыл узнать пароль! - пожаловалась девушка.

- Мы тоже рады тебя видеть, Тонкс, - с сарказмом произнёс Демиан.

Гриффиндорцы вместе с Тонкс зашли в гостиную и расположились на своих обычных местах у камина.

- Почему ты нас ждала? - спросила Гермиона.

- Хотела увидеть вас, ребята! - улыбнулась Тонкс. - Весь день не могла вырваться, вот решила прийти сейчас.

- Что ты будешь делать в Дуэльном клубе? - немедленно перешёл к делу Рон.

У Тонкс тут же загорелись глаза.

- Увидите, - таинственно произнесла она.

- Ты что же, не скажешь нам? - спросила Джинни.

- Неа! - ответила Тонкс, наслаждаясь сердитыми взглядами Рона и Демиана. - Вот придёте, и сами всё увидите.

Она неуверенно взглянула на Гарри.

- Вы ведь все придёте?

Трое ребят кивнули, Гарри не ответил. Демиан понял, что брат и не думает там появляться.

- Гарри, я так понимаю, ты не придёшь? - напрямую спросила Тонкс.

Гарри ухмыльнулся.

- Не думаю, что авроры смогут показать мне нечто новое. Я уже достаточно на них насмотрелся.

Тонкс слегка покраснела, но тут же взяла себя в руки. Рон поспешил вернуть разговор в нейтральное русло.

- Ну, хотя бы скажи, надолго ты тут? - спросил он, когда девушка отказалась рассказывать о своих планах насчёт клуба.

- Месяц. Авроры будут преподавать по очереди. У нас команда из четырёх человек.

- А кто в вашей команде? - спросила Джинни.

- Томас, Грин и Фергус.

- Мы их знаем? - поинтересовался Демиан.

Тонкс покачала головой.

- Не думаю, но не волнуйтесь. Сириус с Ремусом тоже обещали прийти.

Она осторожно посмотрела на Гарри.

- Ну, а ещё Муди и Фрэнк.

Гарри резко поднял голову, услышав о Фрэнке Лонгботтоме.

- Когда они придут? - спросил мальчик, пытаясь скрыть интерес.

- Точно не знаю, это зависит от списков Министра.

Тот факт, что здесь появится Фрэнк, не на шутку взволновал Гарри. Общаясь с ним, он не испытывал неловкости, нет, он волновался из-за Невилла. Ведь с ним Гарри не общался до сих пор и ещё неизвестно как сложится ситуация, если все они окажутся в одной школе.

- Ну, я лучше пойду, ещё хотела увидеться с Джеймсом, - сказала Тонкс.

- О, удачи, - прошептал Рон, но Тонкс услышала его.

Она вопросительно взглянула на мальчика, и Рон пояснил:

- Он в паршивом настроении. Не хотел бы я сейчас с ним встретиться.

Демиан тоже хотел что-то добавить, но передумал.

- Правда? Ох, это моя вина, - пристыжено сказала Тонкс.

- Твоя? - удивился Гарри.

- Да, мы виделись утром. Я рассказала ему о Блейке, и он так расстроился. Не нужно было ничего говорить, - с сожалением произнесла девушка.

- Блейк? - мрачно спросил Гарри.

Тонкс смутилась

- Да, Чарльз Блейк. Ты…ты его помнишь, да? - осторожно уточнила она

- Такое не забудешь, - холодно ответил Гарри. И действительно, забыть его было сложно, он уже тысячу раз вспоминал об этом человеке.

Тонкс снова покраснела.

- Да, я сказала твоему папе, что случилось, и он, кажется, не был к этому готов.

- Что случилось с Блейком? - Гарри никак не мог понять, с чего бы папе волноваться об этом человеке.

- Его понизили в должности, - вздохнула Тонкс.

Гарри посмотрел на неё в растерянности.

- И почему папу это волнует?

На этот раз растерялась Тонкс.

- Ну, знаешь…потому, потому что твой папа пытался добиться его увольнения, - ответила она.

И Демиана и Гарри эта новость, казалось, потрясла.

- Вы…вы не знали? - тихо спросила девушка.

Ребята одновременно покачали головами. Тонкс, уже в который раз, залилась краской. Сегодня ей определённо не везло.

- Почему папа хотел, чтобы Блейка уволили? - спросил Демиан. Он знал, что отец ненавидит этого человека, но это же не повод увольнять кого-то.

Тонкс побледнела. Прежде чем ответить, она вновь посмотрела на Гарри.

- Не знаю. Мне правда нужно идти, уже поздно, - она понимала, что ей достанется от Джеймса. Ведь если Гарри с Демианом ничего не знали, значит, их отец этого не хотел.

- Тонкс, сядь, сейчас восемь часов. Расскажи, что там с папой и Блейком, - велел Гарри.

- Гарри, послушай, я и так уже наболтала лишнего. Тебе лучше поговорить с Джеймсом.

- Тонкс, скажи мне, - более требовательно произнёс Гарри.

Тонкс села, но не проронила ни слова. Она уже наделала глупостей и решила больше ничего никому не говорить.

- Зачем папе добиваться увольнения Блейка? - повторил Гарри. Нужно было сделать что-то очень плохое, чтобы так разозлить папу. Вопрос, что? - Что сделал Блейк?

На этом вопросе, Тонкс удивилась ещё больше.

- Это же очевидно, - теперь она обращалась только к Гарри.

- Что?

- Он причинил тебе вред!

В тот момент, когда Лили уже отчаялась найти мужа, он обнаружился в своём кабинете.

- Джеймс! Где ты был? Я везде искала, - она замолчала, взглянув на него. Поттер сидел, опустив голову, ссутулившись, казалось, он глубоко о чём-то задумался. - Джеймс, что случилось? - взволнованно спросила она, усаживаясь рядом.

Джеймс посмотрел на жену, но ничего не ответил. Он с силой сжал зубы, в его глазах плескалась ярость. Лили поняла - произошло что-то плохое.

- Джеймс, что с тобой? - повторила она. Мысли о Гарри и Поппи немедленно вылетели из головы.

Джеймс пересказал ей новость Тонкс. Лили решение Министерства потрясло не меньше. Теперь, когда они называли Гарри героем, было бы справедливо уволить Блейка за то, что он принёс мальчику столько страданий. Он применял к Гарри непростительные заклинания, когда должен был оказать медицинскую помощь. Лили знала правила: не имеет значения, что совершил человек. Если он ранен, авроры обязаны оказать ему помощь. Разумеется, этому правилу следовали не всегда, и Блейк яркий тому пример.

- Решение можно оспорить? - спросила Лили.

Когда Джеймс покачал головой, женщина постаралась как-то его утешить.

- Забудь об этом, Джеймс. С решением Министра мы поделать ничего не можем, просто не думай об этом, - она не знала, что тут ещё можно сказать.

Джеймс поднял голову, и Лили увидела в его взгляде гнев.

- Я не могу забыть об этом, Лили! - процедил он сквозь зубы. - Я не могу забыть, о том, что он сделал! О том, что он причинил Гарри боль! Он пытал моего сына, а люди, на которых я работаю, смотрят на это сквозь пальцы! - Джеймс вскочил с места и принялся ходить по комнате.

- Я двадцать лет работаю на Министерство! Два десятилетия я посвятил Министерству и вот как они мне отплатили! Человек, причинивший вред моему ребёнку, остался безнаказанным! - закричал Джеймс.

- Но его наказали, - осторожно возразила Лили.

- Понизили! Его понизили на одно звание. Одно! Да ему плевать на это!

Лили встала и уверенно шагнула к мужу.

- Успокойся! Криком тут ничего не решить, - твёрдо произнесла она. Лили ненавидела, когда он вёл себя подобным образом.

Джеймс остановился и раздражённо взглянул на Лили. Секунду спустя он сдался и, опустившись на стул, провёл рукой по волосам.

- Поверить не могу, что Блейк так легко отделался, - тихо произнёс он. - Я ведь действительно верил, что он получит по заслугам. После того, что он сделал, он не достоин носить звание Аврора. - Джеймс закрыл глаза и перед ним появился Гарри. Такой, каким он увидел его в тот день, после того, что Блейк сделал с ним. Синяки на шее мальчика вывели Джеймса из себя, он знал, что никогда не сумеет забыть об этом.

- Я злюсь не меньше тебя, Джеймс, и я не меньше тебя хотела, чтобы Блейка наказали. Но если так вышло, мы ничего не сможем сделать. Не переживай из-за того, что не в силах изменить, - сказала Лили, пытаясь успокоить мужа.

Джеймс лишь кивнул в ответ. Лили была права, но он не мог перестать злиться. Ему казалось, что Министерство предало его. А в настоящий момент, он даже не был уверен, что и дальше желает быть частью этого места. Блейку всё сошло с рук и это просто убивало Джеймса.

Он попросил Лили оставить его одного, ему необходимо было всё обдумать.

- Что?

Гарри показалось - он ослышался.

- И он набросился на него? - с ужасом спросил Демиан.

Тонкс кивнула.

- Джеймс ужасно разозлился, никто не мог его остановить. Трое авроров едва оттащили его от Блейка.

- А у него не было неприятностей? - спросил Рон.

- После того, что сделал Блейк, Джеймс имел на это полное право. Я слышала, Блейк пытался подать на Джеймса жалобу, но у него ничего не вышло, - объяснила Тонкс.

- Почему? - спросил Демиан.

Тонкс посмотрела на Гарри. Ей не хотелось при нём об этом говорить.

- Оо, - Демиан и сам всё понял. Уничтожив Волдеморта, Гарри, сам того не желая, сделался всемирным героем. Министерство ни за что бы не пошло против Поттеров. С их стороны это было бы глупо.

- Блейка отстранили от работы. Чуть позже, должны были отобрать значок аврора и уволить. Но Министерство решило, что с ним поступили несправедливо и оставили на работе, только в должности понизили, - договорила Тонкс.

Вскоре, Тонкс покинула гостиную. Она ушла, предварительно ответив ещё на несколько вопросов. В основном говорили Демиан и Рон, Гарри молчал.

Поздно ночью, уже лёжа в кровати, Гарри пытался разобраться с множеством нахлынувших мыслей. Он испытывал странное раздражение, размышляя о том, как отец поступил с Блейком. Почему Джеймс сделал это, он отлично понимал, но какая-то часть его кричала:

«Проклятье! Папа, это только моё дело!»

Джеймс всего лишь пытался защитить его, это тоже было понятно, но Гарри злился от этого ещё больше.

Когда ребята спускались на завтрак, Гарри твёрдо решил поговорить с отцом. Он должен был объяснить, что уже не ребёнок и ему не нужна защита. Он вполне мог и сам за себя постоять.

Кто-то произнёс знакомое имя, и мальчик немедленно вынырнул из своих мыслей. Гарри резко поднял голову, услышав от кого-то: «Беллатрис». Он попытался отыскать говорившего и сразу же увидел Нотта в сопровождении нескольких сокурсников. Тощий слизеринец о чём-то громко рассказывал, и всё время упоминал Беллу.

С Ноттом старшим у Гарри случалось множество проблем, а вот с его сыном он сталкивался лишь раз в прошлом году. И встреча эта лишний раз доказала, что Нотт младший - копия своего отца.

Глаза Гарри сузились, когда попытался уловить суть разговора. Старший Нотт и Белла никогда не ладили, и его сын не стал бы говорить о ней ничего хорошего. Слизеринец говорил так громко, что Гарри, даже если бы попытался, не сумел бы не услышать его слов.

- ...слышал - она умерла. Не знаю, где именно, наверное, семья укрывала её. По мне так - лишняя трата времени. Она всё равно уже была мертва, её душу высосали. Им нужно было сразу сдать её Министерству, - усмехнулся Нотт.

Гарри потянулся к палочке, но Демиан перехватил его руку.

- Не обращай внимания, Гарри. Просто не слушай, - прошептал мальчик.

Гарри вынул руку из кармана и ускорил шаг. Если он сейчас же не попадёт в Большой зал, то убьёт этого слизеринца.

- Если бы Министерство приговорило её к Поцелую Дементора, её ждала бы более спокойная смерть. А я слышал, что приговорил её сам Тёмный Лорд, - продолжал веселиться Нотт.

Гарри сжал зубы и сконцентрировался на Большом зале. Гнев переполнял его, и управлять собой становилось всё сложнее. Несколько студентов услышали, о чём говорит Нотт и, кажется, заинтересовались.

- Всё это скоро появится в газетах. Новость о её смерти. Мне об этом дома рассказали, - говорил Нотт, наслаждаясь оказанным ему вниманием.

- Почему Тёмный Лорд так строго наказал её? Она, наверное, сделала что-то совсем глупое? - спросил какой-то слизеринец.

Нотт хихикнул и поспешил ответить, совершенно позабыв о том, что Гарри идёт позади него.

- О, да, она сделала кое-что очень глупое! Помните, газеты писали, что Тёмный Лорд создал крестражи? Так вот, он дал один ей, а эта глупая сука потеряла его! Вы можете себе представить? Тупая шлюха потеряла крестраж. Не удивительно, что из неё высосали душу…

Что-то стремительно рассекло воздух, и Нотт упал на пол. Когда слизеринец открыл глаза, он увидел над собой Гарри. Глаза Поттера младшего потемнели, лицо исказилось гневом. Он пристально смотрел на Нотта, и в его взгляде без труда можно было увидеть готовность убивать.

Приятели Нотта немедленно схватились за палочки, но всех их тут же отбросило в сторону. Гарри всего лишь взмахнул рукой, а слизеринцы отлетели к противоположной стене и упали без сознания. Все в ужасе уставились на Гарри, началась паника, студенты отступили как можно дальше, никто не хотел вмешиваться.

Рон, Гермиона, Джинни и Демиан в ужасе смотрели, как Гарри одной рукой поднял Нотта над полом и прижал к стене.

- Я позову на помощь, - Гермиона бросилась к Большому залу.

Гарри впечатал Нотта в стену и слизеринец простонал от боли, он был слишком испуган, чтобы сопротивляться. Гарри швырнул его на пол

- А теперь попробуй, повтори, - в гневе прошипел Гарри.

Вместо ответа Нотт попытался встать, но Гарри не позволил ему этого сделать. Мальчик снова взмахнул рукой, и Нотта подбросило в воздух. На Гарри было страшно смотреть, казалось, воздух вокруг него трещит от волшебства. И только сейчас Демиан заметил, что брат не использует палочку, он всё это делал с помощью невербальной магии.

Поначалу, все думали, что Нотт просто висит в воздухе, но через пару секунд стало ясно - он задыхается. Слизеринец дёргался, пытался освободиться от невидимой силы, сжимавшей его шею. Он царапал себе кожу, но вырваться у него не получалось.

Демиан услышал, как рядом с ним громко выругался Рон. Нотт посинел, но Гарри по-прежнему не опускал руки, похоже, он даже не думал отпускать слизеринца. Демиану стало нехорошо, Гарри хотел убить его! Он бросился к брату и вцепился ему в руку, но тот словно окаменел.

- Гарри, остановись! Ты убьёшь его! Остановись! - закричал Демиан.

Гарри даже не взглянул на него. И как Демиан не пытался, он не мог разрушить силу, которая держала Нотта.

- Гарри, пожалуйста, остановись! Ты убиваешь его! Остановись! - в панике продолжал кричать мальчик.

Кто-то оттолкнул его в сторону. Демиан обернулся и увидел Джеймса. Одной рукой, папа обнял Гарри, а второй попытался опустить его руку.

- Гарри, прекрати! - закричал Джеймс.

Из зала вывалил весь преподавательский состав. Рядом с ними стояла бледная Гермиона. Все профессора немедленно бросились к Гарри и тоже попытались остановить его.

Наконец, им удалось оттащить мальчика в сторону. Связь оборвалась, и Нотт упал на пол, жадно глотая ртом воздух. Гарри никак не мог успокоиться, он пытался вырваться и смотрел при этом только на Нотта.

- Если ты ещё хоть раз заикнёшься о Белле, то клянусь! Я убью тебя!

Нотт был практически без сознания и несколько учителей пытались помочь ему. Гарри вздрогнул и повернулся к Джеймсу и профессорам. Столкнувшись с яростным взглядом мальчика, все они отступили на шаг. Все, кроме Джеймса. Он смотрел на Гарри почти с той же яростью, что и он на него. Никто не успел ничего сказать, а Гарри уже развернулся и бросился прочь.

Он слышал, как Джеймс что-то кричит ему, но не слушал. Демиан бросился вслед за братом.

- Гарри! Подожди! Куда ты?

Гарри не останавливался, Демиан продолжал бежать за ним.

Но догнать его, он так и не успел. Гарри неожиданно развернулся и вдруг исчез. Демиан потрясённо застыл. Это невозможно. В Хогвартсе нельзя аппарировать.

Он встряхнул головой и подбежал к тому месту, где только что стоял брат. Он внимательно всё осмотрел.

«Не может быть. Это невозможно».

Гермиона столько раз говорила об этом, никто не может преодолеть защитные барьеры Хогвартса.

Мальчик услышал позади себя шаги и, обернувшись, увидел отца.

- Где он? - закричал Джеймс.

Демиан не знал, что сказать. Разве папа поверит, что Гарри аппарировал? Что-то подсказывало ему, что не стоит пока говорить об этом.

- Демиан, где он?! - продолжал кричать Джеймс. Он был просто вне себе от ярости.

- Я…я не знаю, папа, - заикаясь, проговорил Демиан. Его сердце всё никак не желало успокаиваться после случившегося. А теперь мальчик никак не мог осмыслить тот факт, что Гарри действительно аппарировал.

Джеймс, похоже, не поверил ему. Он шагнул вперёд и резко схватил сына за руку.

- Демиан! Даже не думай покрывать его. Говори, куда он пошёл!

Когда Демиан отказался отвечать, Джеймс потащил его в свой кабинет. Он должен был выяснить, куда делся Гарри. Его ждали большие неприятности.

- Правда, папа! Я не знаю, куда он пошёл! - в отчаянье закричал Демиан.

Он уже второй час сидел в кабинете родителей и пытался убедить их, что понятия не имеет, куда делся Гарри. Поттеры отступать не желали, они знали, что Демиан вполне может солгать, если будет думать, что помогает брату.

Нотта отправили в больничное крыло, и мадам Помфри сказала, что с ним всё в порядке. Она собиралась оставить его там на ночь, а потом выписать.

Однако, это вовсе не означало, что Гарри всё сойдёт с рук. Профессор МакГонагал посинела от злости, и даже Дамблдор рассердился, что было для него несвойственно. У Гарри были огромные проблемы.

Демиан уже начинал паниковать, ведь брат до сих пор не появился. Взглянув на карту Мародёров, он лишь убедился, что в замке его нет. Куда он пошёл? И каким образом аппарировал? Демиан не понимал, почему скрывает от родителей правду, он просто чувствовал, что не может сказать. Гарри сам объяснит им всё, когда вернётся. Если вернётся. Предательская мысль уже не раз возникала в его голове, но Демиан гнал её подальше. Гарри не может бросить их снова. Он не может и всё.

- Дэми, ты слушаешь?

Разгневанный голос мамы вернул мальчика на землю.

- Да, мам, - на автомате ответил он.

- Ты должен сказать, куда он пошёл, - сердито повторила Лили.

- Говорю же, он просто исчез, - тихо ответил Демиан. - Я не видел, куда он делся.

- Ты лжёшь, - сказал Джеймс.

- Нет! Я не знаю, где он! - сердито отозвался Демиан.

- Скажи мне правду! - закричал Джеймс.

- Он говорит правду.

Поттеры обернулись, в дверях стоял Гарри. Демиан вздохнул с облегчением. Как же рад он был снова увидеть брата. Он не убежал! В этот же миг, ему стало жаль Гарри, даже думать не хотелось о том, что его теперь ожидало.

Гарри, однако, совсем не выглядел испуганным. Он спокойно вошёл в кабинет и закрыл за собой дверь. Он взглянул на Джеймса, и Демиан вздрогнул, увидев с какой яростью, папа смотрит на Гарри. Но для того, кто вырос рядом с Волдемортом, взгляды Джеймса - ничто.

- Сядь, Гарри, - тихо велела Лили.

Гарри сел на стул и устало посмотрел на родителей.

- Объясни, чёрт подери, что ты сделал! - сердито спросил Джеймс.

- А так не ясно? Хотел придушить этого подонка и придушил бы, если бы ты мне не помешал, - Гарри холодно взглянул на отца.

Демиан закрыл глаза, что сейчас будет!

- Немыслимо! Я…поверить не могу! Даже не знаю, что с тобой делать! - закричал Джеймс. Он не находил слов, а это означило лишь одно: он был слишком зол.

- А тебе не придётся ничего делать, - отозвался мальчик.

- Не смей так разговаривать со мной, Гарри!

- Папа, пожалуйста, успокойся, Гарри не виноват. Я же объяснил, Нотт говорил о Белле…, - Демиан попытался вмешаться, но Джеймс не дал ему закончить.

- Меня не волнует, что кто кому сказал! Его поступку нет оправданий! - закричал Джеймс на Демиана.

- Чего ты кричишь на него? Говори со мной, ведь ты на меня злишься! - Гарри сердито поднялся со стула.

- Конечно, злюсь. А ты думал, я буду счастлив? Ты напал на однокурсника! И меня не волнует, что он сказал! Тебе нет оправдания! - Джеймс был настолько зол, что даже при желании, не смог бы замолчать.

- Джеймс, пожалуйста, - попыталась Лили.

- Я сам решу как мне поступать. Не смей делать это за меня! - сердито выкрикнул Гарри.

- Неужели? И что же, всякий раз, когда кто-то скажет тебе что-то не то, будешь бить его или убивать? Ты хочешь так поступать? Как какой-то.., - слова слетели с губ Джеймса, прежде чем он смог остановиться.

Но было слишком поздно, все в комнате понимали, что именно Джеймс собирался сказать. Демиан готов был расплакаться. Гарри шагнул ближе к отцу, глаза мальчика опасно сверкнули.

- Ну давай, скажи это! Как какой-то Пожиратель Смерти! - прошипел Гарри.

Не в силах ничего сказать, Джеймс просто смотрел в глаза сыну. У Лили кончилось терпение. Она поспешно отправила Демиана в гостиную. Прежде чем уйти, он ещё раз посмотрел на Гарри, но брат не повернулся в его сторону.

- А теперь сядьте! Оба! - велела Лили, когда Демиан ушёл.

Когда никто из них не двинулся, Лили закричала ещё громче. Отец и сын послушно опустились на стулья.

- Обсудим всё спокойно, - сказала Лили, тоже присаживаясь на стул.

Джеймс и Гарри продолжали молчать. Лили выразительно взглянула на мужа и Джеймс вздохнул, пытаясь успокоиться.

- Гарри, я…

- Ты знаешь, что я не Пожиратель Смерти! Я не был Пожирателем Смерти, когда был с ним и не стану им сейчас! - в гневе выпалил Гарри.

Джеймс опустил голову, он знал это. Он просмотрел достаточно детских воспоминаний сына и точно знал, что Гарри никогда не захотел бы стать Пожирателем. Поэтому его звали Тёмным Принцем. Гарри не был последователем Волдеморта, он был его сыном. Равным ему. Пожиратель Смерти было для мальчика всё равно что оскорбление.

- Я знаю, Гарри. Прости. Я не должен был говорить этого… Я просто…, - Джеймс запустил руку в волосы. Как же он так сглупил? - Я не знал, как реагировать. Студенты всегда ссорятся и дерутся, и я тоже дрался. Но никто никогда не делал в школе подобного. Это недопустимо. - Джеймс остановился, потому что Гарри разозлился ещё больше. Лили поспешно вмешалась:

- Пойми, подобные вещи не остаются безнаказанными. Тебя могут отчислить.

- А мне плевать, - немедленно ответил Гарри.

Джеймс проигнорировал последние слова сына и продолжил:

- Послушай, Гарри, я знаю, что у тебя были причины, но ты не можешь так себя вести. Я понимаю, он спровоцировал тебя, нарочно оскорбил Беллатрис…, - Джеймс снова замолчал, от его слов Гарри злился всё больше и больше. Джеймс старался не обращать внимания, но эти взгляды слишком напоминали ему прошлогоднего Гарри. Того самого, который ненавидел его, - Ты не можешь так реагировать. Научись держать себя в руках.

Гарри недоверчиво взглянул на отца.

- Ты не имеешь права так говорить.

- Что? - удивился Джеймс.

- Как ты можешь указывать мне, после того, что сделал с Блейком?

Джеймса это потрясло, он покраснел.

- Что ж, во-первых, я не думал, что ты об этом знаешь, - неловко начал Джеймс, - А во-вторых, у меня была причина.

Гарри выглядел оскорблённым.

- И какая же?

- Ты - мой сын. Он причинил тебе вред! Я не мог допустить, чтобы это сошло ему с рук.

Гарри заметил, что отец больше не злится, и ощутил, что его гнев тоже уходит, оставляя заместо себя усталость.

Мальчик вздохнул и опустился на стул.

- Можешь не соглашаться, но ситуации одинаковые. Иногда слова ранят сильнее поступков, - с грустью сказал Гарри.

Джеймсу стало жаль сына. Теперь, успокоившись, он понимал, почему мальчик так поступил. Но проблему это не решало.

- Тогда я запрещаю тебе поступать так же как я, или пожалеешь, что родился на свет, - пошутил Джеймс.

Гарри улыбнулся этой угрозе. Он поднял голову и увидел, что Джеймс тоже улыбается.

- А ты попробуй, останови меня, - усмехнулся Гарри

- Не испытывай меня, - пошутил Джеймс.

Лили вздохнула с облегчением. Она терпеть не могла, когда её мальчики сходили с ума. Слава Мерлину, сейчас они вернулись в обычное своё состояние.

В дверь постучали, и вошла профессор МакГонагал. Она обвела взглядом комнату и строго посмотрела на Гарри.

- Мистер Поттер, вижу, вы снова решили к нам присоединиться, - с сарказмом произнесла она, - будьте добры явиться в кабинет директора. Он хочет с вами поговорить.

Все трое Поттеров поднялись и направились к Дамблдору.

И хотя Гарри сказал обратное в минуту гнева, ему было жаль, что его исключат. Он только начал наслаждаться школой и не хотел покидать её.

Разговор с Дамблдором прошёл именно так, как ожидал Гарри. Директор сказал ему то же, что и родители. Необходимо научиться управлять своими эмоциями. А вот чего Гарри не ожидал, так это решения Дамблдора оставить его в школе. Когда выяснилось, что Нотт нарочно спровоцировал Гарри, ему решили дать ещё один шанс.

Но сам то Гарри понимал, что истинная причина не в этом. Дамблдор слишком старался сделать из него всемирного героя, разумеется, сейчас он не станет выкидывать его из школы, мотивируя это тем, что Гарри маньяк убийца.

Но сейчас всё это его не беспокоило. Единственное, чего ему хотелось, это лечь спать.

- Назначьте мне уже наказание, - скучающим голосом протянул он.

Дамблдор взглянул на него с досадой.

- Боюсь, это не в моей власти. Теперь ваша судьба в руках вашего декана, - он кивнул в сторону МакГонагал.

Профессор МакГонагал в это время тихо беседовала о чём-то с Джеймсом и Лили. После слов директора, она повернулась и строго посмотрела на Гарри.

- Ну и что это будет? Арест? Домашнее задание? Я буду убирать туалеты, или ещё какая-нибудь глупость вроде того? - Гарри усмехнулся, увидев, как профессор переглянулась с Джеймсом и Лили.

Внезапно все трое улыбнулись, что заставило Гарри растеряться.

- О нет, мистер Поттер. В прошлом году вы доказали, что подобные методы на вас не действуют. Поэтому, ваше наказание будет более оригинальным, - улыбнулась МакГонагал.

- Да бросьте, нет ничего такого, с чем бы я не справился, - возразил Гарри.

- Неужели? - произнесла профессор, - Ваши родители были так добры, что сами придумали вам наказание и я с ними полностью согласна.

Гарри раздражённо взглянул на родителей.

- Вас ждёт неделя отработок.

Гарри удивился.

- И всё?

- Нет, не всё, - продолжила профессор, - вы будете отрабатывать наказание вместе с профессором Джон и аврорами, - она ухмыльнулась, - в Дуэльном Клубе!

- Что? - в ужасе спросил Гарри.

- Поскольку с некоторых пор, вы не в состоянии удержаться от драки, будет лучше, если свою энергию вы направите в нужное русло. Будете ассистентом у авроров, - пояснила МакГонагал.

Гарри потрясённо уставился на профессора.

- Нет! Ни за что! - воскликнул он.

- Это ваше наказание и вы будете отбывать его. Или желаете, чтобы я увеличила срок до двух недель? - спросила она.

- Вы этого не сделаете! - ужаснулся Гарри.

- Не искушайте меня.

Сказав это, МакГонагал покинула помещение, напоследок взглянув на Джеймса и Лили. Поттеры улыбались.

Гарри обернулся к Дамблдору, тот выглядел более чем довольным.

- И вы ещё говорите, что я злой, - пробормотал мальчик и покинул кабинет.

Глава 11

Дуэльный Клуб

Гарри, сузив глаза, смотрел, как зал наполняется людьми, и до сих пор не верил, что решился на это. Посреди зала, на платформе, появились профессор Джон и несколько авроров.

Про себя мальчик уже отметил, что сейчас народу пришло больше, чем в прошлом году. Да здесь, похоже, вся школа собралась!

«Ах да, конечно, все хотят увидеть моё унижение!» - подумал Гарри.

В дверях появился директор, и Гарри залился краской. Сюда и вправду явились все, кто только мог. Проклятье, как же он их ненавидел!

Ещё через секунду в зал вошёл его папа, и Гарри всерьез подумал убраться отсюда.

- Вечер добрый, ассистент! - Джеймс раздражающе улыбнулся.

- Папа, - сухо отозвался Гарри, - Ты что здесь забыл?

- Не мог же я упустить такой шанс и не увидеть тебя в роли преподавателя, - Джеймс намеренно выделил последнее слово.

Гарри слегка покраснел, но взгляда не отвёл.

- Мне очень жаль, но у тебя не будет такого шанса.

Улыбка Джеймса испарилась, он в замешательстве посмотрел на сына.

- О чём это ты? Ты наказан и должен помогать аврорам, не стоит злить МакГонагал, поверь мне.

- Нет, я не о том. Своё наказание я отбуду, но ты этого не увидишь, - Гарри ухмыльнулся. Достаточно уже того, что родители придумали ему столь жуткое наказание, смотреть на это, он им не позволит!

Джеймс смерил сына пристальным взглядом и покачал головой.

- Ты не можешь так поступить! Решать не тебе, - возмутился он.

Сложив руки поперёк груди, Гарри с вызовом посмотрел на Джеймса. «Не испытывай меня!» - говорил его взгляд.

Увидев поблизости знакомого аврора, Лайма Фергуса, Джеймс бросился к нему за помощью.

- Фергус! Скажи Гарри, что он не может меня выгнать, - воскликнул он.

Молодой аврор повернулся в их сторону и мгновенно побледнел, поймав на себе убийственный взгляд Гарри.

- Я бы сказал, но всякий раз, когда он вот так смотрит, у меня мурашки по телу, - ответил аврор и поспешно скрылся.

Гарри победоносно улыбнулся. Джеймс раздражённо посмотрел вслед коллеге и даже успел вдогонку назвать его трусом. Не утруждая себя дальнейшими разговорами, Гарри взмахнул рукой, и двери захлопнулись прямо перед носом Джеймса.

Обернувшись к залу, мальчик увидел множество счастливых лиц, ребята смотрели на него и на авроров. Тонкс старательно пыталась не улыбаться, но выходило у неё плохо. Как только Гарри встал рядом с аврорами, профессор Джон обратилась к присутствующим:

- Добро пожаловать, студенты. Я счастлива видеть, что в этом году желающих посещать Дуэльный клуб прибавилось. Думаю, благодарить за это нужно авроров, - в этот момент профессор Джон взглянула на Гарри. Ведь ясно же, что многие пришли сюда благодаря ему, а не аврорам.

Профессор посмотрела на угрюмого Гарри и продолжила:

- Впереди у нас много планов, но мне хотелось бы, чтобы сегодня все вы использовали заклинания базового уровня. Как-никак, это первое занятие.

Гарри до конца надеялся, что про него упоминать не станут. Ведь если кто-то обратится к нему за помощью, он сможет, разве что, напугать. К сожалению, его надежды не оправдались.

- Так же, у нас появился ассистент. Мистер Гарри Поттер любезно согласился помочь аврорам.

Все взгляды устремились к Гарри. Мальчик безучастно осмотрел толпу и увидел улыбающихся Рона и Демиана. Между тем, слово взяла Тонкс, она собралась что-то продемонстрировать и попросила Гарри о помощи.

Мальчик сделал глубокий вдох и вышел на середину платформы.

- Убейте меня, просто убейте, - пробормотал он себе под нос.

Демиан с интересом наблюдал за происходящим. Гарри всё делал правильно: не нападал, лишь защищался от посланных в него заклинаний. Его палочка, который уже раз очутилась в руке аврора, и брат явно был недоволен. Казалось, он едва сдерживается от ответного хода. Но ему велели стоять на месте и демонстрировать элементарный Экспеллиармус. Тут даже Демиан понимал, что это бессмысленно, какой же противник станет вот так стоять, пока в него летит заклинание? Однако аврор Грин отчего-то захотел показать студентам именно это.

Грин в этот момент, как раз повернулся к зрителям, чтобы объяснить самую распространённую ошибку.

- Всегда держите палочку как можно крепче. Неопытные волшебники допускают одну и ту же ошибку, слабо сжимают палочку, обезоружить их ничего не стоит. Запомните, всегда сжимайте палочку как можно крепче.

Гарри посмотрел на него с раздражением.

- Можно подумать, от этого будет толк, - достаточно громко произнёс мальчик. Аврор покраснел, но притворился, будто ничего не слышал.

Рон с Демианом разве что пополам не сгибались от смеха, настолько Гарри забавно злился. Даже Гермиона с Джинни едва сдерживали улыбки.

- Такой момент и нет камеры. Где носит Колина, когда он нужен? - сквозь смех выдавил Демиан.

Гермиона, услышав его слова, оглядела толпу.

- Странно, - пробормотала она.

- Что странно? - спросила Джинни.

- Колин должен быть здесь, с остальными гриффиндорцами, но я не вижу ни его, ни Дениса.

- Да здесь они, тут куча народу, поэтому ты их не видишь! - ответила Джинни, вслед за подругой оглядывая зал.

Гермиона задумалась, но её размышления прервал голос аврора. Их попросили разбиться на группы по десять человек. Авроры, так же как и Гарри, должны были взять себе по одной группе и объяснить, как правильно обезоруживать противника. Гермиона взглянула на Гарри, и ей стало жаль друга. Похоже, это наказание, в самом деле, было ему неприятно.

- Направь её на меня, тогда, может, выйдет хоть что-то! - прикрикнул Гарри на третьекурсника из Хаффлпаффа.

Мальчишка послушно направился на него палочку, но он так боялся, что у него дрожала рука. Гарри предпринял очередную бесплодную попытку успокоиться и вздохнул. Он понятия не имел, как можно помочь человеку, который даже палочку не умеет держать.

Все давно уже испробовали заклинание, и когда у нескольких студентов ничего не вышло, авроры вместе с Гарри стали помогать им. Гарри, разумеется, со студентом «повезло».

- Держи палочку крепче! Чего ты трясёшься? - снова набросился на него Гарри.

Мальчик вздрогнул и выронил палочку. Спохватившись, он тут же бросился её подбирать. Гарри возвел глаза к потолку и едва слышно выругался.

Третьекурсник, которого звали Джордж Сатхерленд, в очередной раз направил на Гарри палочку и попытался обезоружить его. Но не так уж легко сосредоточиться, когда на тебя так убийственно смотрят.

- Можешь…м-можешь н-не смотреть на меня т-так? - пропищал он.

Гарри лишь раздражённо посмотрел на него и хаффлпаффец отступил назад.

- Просто произнеси заклинание, - прошипел он.

Но в этот раз Джордж так испугался, что не сумел нормально прицелиться. Заклинание вырвалось из его палочки и полетело совсем в другом направлении. Врезалось оно в одно из окон. Гарри сердито взглянул на мальчишку.

- Знаешь, что тебе нужно? Попробуй целиться в окно, может тогда, наконец, попадёшь в меня!

- Эм, Гарри, на пару слов, - попросила Профессор Джон, до этого момента наблюдавшая неподалёку.

Гарри на секунду закрыл глаза, разжал кулаки и только потом шагнул к профессору.

- Мистер Поттер, будьте же немного терпимее. Вы никого ничему не научите, если и дальше будете злиться, - постаралась объяснить профессор.

Гарри выглядел ещё раздражённее.

- Их вообще невозможно чему-то научить! Они безнадёжны!

Профессор Джон улыбнулась.

- Думаю, вся проблема в том, что студенты боятся заклинать тебя. Даже, несмотря на то, что это учебная дуэль.

Гарри выглядел всё так же угрюмо, но после этих слов ему стало немного легче.

«Они боятся меня», - с удовольствием отметил он.

Профессор Джон отправилась помогать шестикурсникам.

Гарри огляделся, студенты по-прежнему отрабатывали Экспеллиармус. Мальчик отметил, что не он один был недоволен происходящим. Ребята ожидали чего-то большего с тех пор, как в клубе появились авроры, разумеется, сегодняшнее занятие их разочаровало.

Поймав на себе взгляд Джорджа, Гарри обернулся и когда их взгляды встретились, хаффлпаффец выхватил палочку и послал в него заклинание. Но, даже прежде чем луч вырвался из палочки, Гарри знал, что цели он не достигнет. И в самом деле, заклинание столкнулось с ближайшей стеной.

Гарри вздохнул и закрыл глаза, у него начинала болеть голова.

- Как дела?

Открыв глаза, Гарри обнаружил перед собой улыбающегося Демиана.

- У меня сейчас голова взорвётся! - сердито отозвался Гарри.

- Отлично, - брат схватил его за руку и оттащил к стене. - Обязательно обо всём сообщи профессору МакГонагал, не думаю, что она обрадуется, когда ты убьёшь студента. Учитывая, что это наказание за то, что ты уже едва не убил одного, - Демиан хихикнул.

- А я смотрю, тебе всё это нравится.

Демиан нахально улыбнулся и поспешно убежал к Гермионе.

К счастью, Гарри больше не пришлось возвращаться к Джорджу, Тонкс объявила, что урок окончен. Рон подал знак, что они дождутся его снаружи. Через пару минут, зал опустел и Гарри остался наедине с аврорами.

Тонкс спрыгнула с платформы, и мальчик направился к ней.

- Ну и что это, чёрт возьми? Ты называешь это дуэлью? Пустая трата времени! Вы целое занятие потратили, объясняя как правильно держать палочку! Как будто никто этого не знает! А напоследок принялись обучать их обезоруживающему заклинанию! Да я выучил его, когда мне было восемь! О, все, несомненно, было очень мило!

Пока он говорил, Тонкс терпеливо молчала.

- Закончил? - наконец, поинтересовалась она.

Не обращая внимания на раздражение Гарри, она продолжила:

- Пришлось начать с малого. И не напрасно, как оказалось, многие третьекурсники не умеют даже этого. Постепенно и до остального дойдём.

- Могли бы хоть как-то пошустрее это делать, - проворчал Гарри.

Тонкс уверила его, что в следующий раз так и будет, после чего Гарри поспешно убрался из зала. Ему срочно нужен был душ. Возле двери он увидел брата и друзей.

- Молчите. Никогда не хочу вспоминать об этом ужасном дне! - предупредил он, увидев, что Демиан с Роном улыбаются.

К гостиной они направились в полнейшей тишине.

- Нет, ты бы себя видел! - не удержался Демиан.

- Дэми, - предупредил его Гарри.

- Ладно-ладно. Но ты бы видел своё лицо, когда профессор Грин рассказывал, как нужно держать палочку, это незабываемо, - Демиан так заразительно рассмеялся, что Рон и Гермиона тут же поддержали его.

- Вы что же, считаете, что это был полезный урок? - спросил Гарри.

- Чёрт, нет! Это было ужасно! Но одни твои взгляды всего этого стоило, - продолжал смеяться Рон.

- Безумно счастлив, что несу вам радость, - сухо отозвался Гарри.

Все рассмеялись, и даже Гарри почувствовал, что уже не так злится. Чему он, в конце концов, удивляется? Это же Хогвартс, а теперь, когда ко всему этому присоединилось Министерство, программа сделалась ещё ужасней.

Ребята подошли к лестнице.

- Надеюсь, пока я там, они придумают что-то поинтересней. Я не выдержу ещё одну лекцию о том, как держать палочку. Если уж заставляют помогать им, то пусть хоть подготовят что-то приличное, - проговорил Гарри.

- Вот уж не думал, что доживу до того дня, когда ты станешь помогать аврорам, - раздался чей-то голос, заставивший ребят застыть у подножья лестницы.

Все кроме Гарри обернулись. Мальчик стоял на месте, широко улыбаясь, ему не нужно было оборачиваться, чтобы понять кто это. Уж этот голос он узнает где угодно.

- А я не думал, что снова услышу твой мрачный голос в стенах Хогвартса, - Гарри медленно обернулся.

Хозяин голоса вышел из тени, он как всегда самодовольно улыбался.

- При всём уважении, Гарри, я здесь первым появился.

Драко Малфой шагнул ближе, его серые глаза изучающе рассматривали друга. Он выглядел хорошо, возможно, немного устало, но хорошо.

- Малфой! - потрясённо воскликнул Демиан.

Драко взглянул на Демиана и других гриффиндорцев.

- Потти, Уизли, - вместо приветствия произнёс он. Гермиону блондин просто проигнорировал.

Гарри отошёл от ребят и направился к лучшему другу. Оба мальчика продолжали улыбаться, но пока ничего не говорили.

- Не думал, что ты вернёшься, - наконец, произнёс Гарри.

Драко пожал плечами.

- Я тоже не думал. С Малфой-мэнором возникли кое-какие проблемы, и матери пришлось вернуться, уладить их. Она решила, что я тоже мог бы вернуться в школу, она сейчас у Дамблдора, просит разрешить мне доучиться.

Рон едва слышно простонал, возвращение Малфоя - не самая приятная новость. От слизеринца были одни беды.

- Поговорить не хочешь? - спросил Малфой

Ни слова не сказав ребятам, Гарри ушёл куда-то вместе с Драко.

- Это невежливо, - возмутилась Гермиона.

Никто ей не ответил.

- Ты что серьёзно аврорам помогаешь? Мир сошёл с ума? - спросил Драко.

Гарри улыбнулся. Мальчики сидели на каменных ступенях, у главного входа в замок.

- Это всё МакГонагал. Придумала для меня наказание.

- Что ты сделал? - спросил Драко.

Гарри хотел рассказать, но передумал. Во-первых, ему не хотелось говорить о таком Драко, а во-вторых, он всё равно бы не сумел повторить слова Нотта.

- Так, почему ты здесь? - спросил Гарри, пытаясь перевести тему.

- Я уже говорил, юридические дела.

- Например? - продолжал допытываться Гарри.

Драко замялся, было заметно, что он не знает, стоит ли говорить об этом.

- Министерство отобрало у нас поместье и заморозило все сбережения. Это всё из-за отца. Суть в том, что поместье было изначально записано на имя матери, но она не знает, как вернуть его назад. Они даже часть её денег заморозили. Мама пытается разобраться во всём, нужно сделать это как можно быстрее.

Гарри понимал, что это не его дело, но не сумел справиться с собой.

- От него ничего не слышно?

Драко взглянул на Гарри, но тут же отвёл взгляд и покачал головой. Ясное дело, друг говорил о Люциусе Малфое.

- Ты же знаешь, как всё запутанно. Когда они с матерью были вместе, то всё время ссорились. Мне стало легче, когда мы уехали, и я думал, что мама тоже будет счастлива.

Гарри почувствовал боль в голосе друга.

- Но сейчас, после всего, она…она скучает по нему. Представляешь? Сколько раз она прямо в лицо говорила ему, что ненавидит, а сейчас, когда его нет, утверждает, что любит. Смешно! Я сказал, что она не имеет права так говорить.

- А ты нет? - спросил Гарри, внимательно глядя на друга.

Драко растерялся.

- Что?

- Скучаешь по нему?

Драко собрался возразить, но внезапно уверенность исчезла с его лицо. Он опустил голову, и провёл рукой по волосам.

- Глупо, я знаю. Он был никудышным отцом. Я знаю, если однажды он вернётся, то снова будет приносить мне одни беды, он бы даже убил меня, если бы потребовалось, но… Я не могу перестать скучать по нему. Не понимаю, как можно любить того, кто никогда тебя не любил. Глупо, правда?

- Да, глупо, - тихо отозвался Гарри.

Взглянув на друга, Драко тут же пожалел о сказанном. Если кто-то и понимал его чувства, то только Гарри. Ведь даже после всего случившегося, Гарри толковал без Волдеморта. Все те годы, что его друг звал Волдеморта отцом, Драко был рядом с ним, он видел, как сильно Гарри привязан к нему. И всё это не могло просто взять и исчезнуть. Лишь взглянув на друга, Драко понял, что Гарри чувствует то же, что и он, оставшись без отца.

- Как Дамблдор к тебе относится? Всё так же донимает? - Драко попытался хоть как-то отвлечь друга.

Похоже, сработало. Гарри посмотрел на него, и отчаянье в его глазах сменилось раздражением.

- С каждым днём всё хуже и хуже.

- На него это похоже, - Драко усмехнулся, вспомнив директора школы.

- Не могу поверить, что он выгнал меня! Как он мог? - воскликнул Джеймс. Лили сидела на диване и сжимала в руках кружку горячего шоколада.

- Ты сам напросился, - ответила она.

- В следующий раз, я просто приду в зал раньше него. Он ведь не сможет выгнать меня, когда я буду внутри, верно? - заговорчески произнёс Джеймс, заставив Лили рассмеяться.

- Джеймс, нам нужно поговорить, это очень важно, - неожиданно серьёзно произнесла она. Ей нужно было рассказать мужу и Поппи и зельях.

Джеймс заинтересовался.

- Что стряслось, Лили? В последний раз, когда ты так говорила, выяснилось, что ты беременна, - внезапно глаза Джеймса расширились, - ты…

- Нет, - сухо ответила женщина.

- О, признаюсь, это радует. Не уверен, что вынес бы это ещё раз, - он опустился на диван рядом с женой.

Лили взглянула на Джеймса с раздражением, но решила больше эту тему не поднимать. Она и без того потратила столько времени, нужно было рассказать мужу о проблемах Гарри. Она нерешительно начала свой рассказ, начиная с пузырьков в ящике сына и заканчивая разговором с Поппи.

Джеймс слушал её молча. К удивлению Лили, он не выглядел таким уж взволнованным.

- Джеймс, мы должны поговорить об этом с Гарри. Он должен открыться, - сказала женщина, после нескольких минут молчания.

Джеймс поднял на неё взгляд.

- Знаешь, как это будет? Я тебе расскажу. Мы спросим как у него дела, и он ответит: «всё в порядке!» Потом мы станем вынуждать его сказать правду, поссоримся, и он уйдёт в паршивом настроении. Ах да, ещё потом несколько дней не будет с нами разговаривать.

Лили посмотрела на него с досадой.

- И что же нам делать, по-твоему?

- Ничего, - ответил Джеймс.

- Ничего? Джеймс, ты вообще меня слушаешь? У Гарри проблемы! Он не может заснуть без зелья, разве это нормально? Мы должны понять, что его беспокоит!

Джеймс вздохнул.

- Я знаю, что его беспокоит. Это очевидно, Лили. И ты тоже всё понимаешь, просто не хочешь об этом думать, - расстроено произнес Джеймс.

Лили знала. Знала ещё в тот самый момент, когда увидела зелье в спальне сына. Этим кошмарам было только одно объяснение. Волдеморт. Гарри страдал из-за того, что случилось с Волдемортом.

Лили внимательно посмотрела на Джеймса.

- Тебе не кажется, что мы должны поговорить с ним о…о Волдеморте?

Джеймс вздрогнул.

- Не поможет, говорю же, Гарри не станет с нами об этом говорить.

- И что же делать? - Лили оставалась непреклонной.

- Послушай, Лили, Гарри не похож на Демиана. Мы не можем посадить его на стул и заставить говорить. Он должен сам разобраться в своих чувствах, только так он сумеет освободиться. Он не ребёнок, он ненавидит, когда к нему так относятся. Я понимаю тебя, я тоже хочу помочь, но если я что-то и извлёк из прошлого года, так это то, что Гарри не такой как все. Я не хочу задушить его заботой, - объяснил Джеймс.

Лили осталась недовольна, но понимала, что Джеймс прав.

- Мы всё же должны сказать ему, что мы рядом. Если мы нужны ему, мы всегда рядом, - с грустью произнесла Лили. - Мне больно от того, что он никогда не идёт к нам. Он пойдёт к Поппи, но не ко мне. Я его мать, а он относится ко мне как к чужой.

Джеймс обнял жену.

- Дай ему время, Лили. Он придёт к нам. Ему станет лучше и он поймёт, что мы рядом. Просто дай ему немного свободы.

Лили кивнула, но на душе у неё по-прежнему было неспокойно.

- Кстати, что ты делала в комнате Гарри? - спросил Джеймс.

- Хотела узнать, почему он не пришёл к нам...

Она встрепенулась, будто вспомнив что-то, и посмотрела на мужа.

- И всё же, кое о чём важном нам придётся с ним поговорить, - сказала она, - он был не один, когда я вошла, с Джинни. И оба они были…на кровати, - Лили покраснела.

Джеймс к её словам отнёсся равнодушно.

- И? - спросил он. - Дети всегда сидят друг у друга на кроватях. Что здесь такого?

- Я не сказала, что они сидели, - выразительно произнесла Лили.

Понимание медленно прокралось в сознание Джеймса.

- Ты хочешь сказать, что они…о, неужели?

Лили и не знала, что Джеймс способен так сильно краснеть.

- Я не знал, что они встречаются, - добавил он. - Что, эм, что они…я имею в виду, они…

- Нет! Не думаю что они…что-то большее чем…, - Лили глубоко вздохнула - Когда я вошла, они целовались.

- Значит всё в порядке, - с облегчением произнес Джеймс.

- Ты должен с ним об этом поговорить, - решительно заявила Лили.

- И как по-твоему я буду выглядеть? - недоверчиво посмотрел на неё Джеймс.

Все давно разошлись по спальням, когда Гарри вернулся в гостиную. Он уже собирался идти спать, когда чей-то голос остановил его.

- Долго же вы говорили.

Гарри взглянул на Демиана. Он сидел в кресле, укутавшись одеялом.

- А ты разве не должен быть в постели? - спросил Гарри.

- Я не мог уйти, не увидев тебя.

Гарри подошёл к камину и сел в кресло рядом с Демианом.

- Когда он начинает учиться? - спросил Демиан.

- После рождественских каникул. До них всего пара недель, правильнее будет дождаться второго семестра, - объяснил Гарри.

Демиан кивнул. Он уже давно хотел поговорить с Гарри, но брат был в таком ужасном настроении, что он не решался. А после встречи с Драко, Гарри, казалось, повеселел.

- Можно задать тебе вопрос? - начал Демиан.

Гарри кивнул и он продолжил.

- Я видел тебя, в тот день с Ноттом…

- Как и половина Хогвартса, - оборвал его Гарри.

Демиан взглянул на него с раздражением.

- Я видел как ты аппарировал, - быстро произнес он.

Гарри мгновенно стал серьёзным.

- В Хогвартсе нельзя аппарировать, но я видел своими глазами, - в замешательстве проговорил Демиан. - Как ты это сделал?

- Не знаю, - честно признался Гарри. - Всё было так же, как в день смерти Беллы. Я захотел уйти из Хогвартса, и всё получилось. Защита не смогла удержать меня и всё.

Демиан всё понял. Гарри был очень могущественным волшебником. В тот день, в Хогсмиде, он с такой лёгкостью колдовал без палочки. Скорее всего, он носил её с собой лишь в силу привычки.

- Мама с папа это у тебя пытались выяснить, когда вы говорили? - спросил Гарри.

Демиан покачал головой.

- Я не сказал им.

Увидев вопрос в глазах Гарри, он пояснил.

- Я не хотел ничего рассказывать, не поговорив с тобой. В любом случае, ты должен сделать это, а не я. То есть, ты должен сам решить, рассказывать кому-то или нет.

Гарри с гордостью посмотрел на младшего брата. В этот момент он поблагодарил Бога, за то что у него такой брат. Прежде, чем что-то делать, он всегда советовался с ним.

- Спасибо, - сказал Гарри.

- Где ты был весь день? Пока не вернулся? - Демиан не стал говорить, что боялся, что брат вовсе не вернётся.

Гарри ответил не сразу.

- Хотел увидеть Беллу.

Демиан мысленно обругал себя.

«Можно ведь было догадаться, ты просто гений, Демиан!» - подумал он.

- О, она похоронена в Испании? - не удержался от вопроса Демиан. Его поразило, что Гарри сумел сразу аппарировать в Испанию.

- Нет, - коротко ответил Гарри.

Демиан не стал торопить брата, если он захочет, расскажет всё сам.

- В Корнуэле, - наконец, ответил он.

- Почему именно там?

- Она любила это место. Её похоронили рядом с мужем, - в глазах Гарри появилась боль.

Демиан растерялся.

- Я и не знал, что она вдова, извини, - поспешно произнёс он. - Ты, был…был знаком с ним? - ведь если Гарри был так близок с Беллой, то вероятно, и с её мужем тоже.

Гарри задумался, словно на миг вернулся в далёкое прошлое.

- Рудольфус умер восемь лет назад, - теперь Гарри говорил более уверенно.

Но по его голосу, Демиан понял, что задел больное место. Однако любопытство всё же взяло верх.

- Что произошло?

Гарри пристально посмотрел на брата.

- Его убили авроры.

Направляясь в спальню, Демиан ужасно злился из-за того, как поступили с Гарри. Его наказали слишком жестоко, и никто даже вообразить не мог, насколько. Его заставили работать бок о бок с аврорами.

Демиан попытался представить, что бы чувствовал он сам, заставь его кто-то сражаться рядом с Пожирателями, и понял, что не может сделать этого. Ведь Пожиратели не отняли у него кого-то близкого. А Рудольфуса убили авроры.

Лёжа в постели, Демиан понимал, что никогда больше не улыбнётся, глядя на брата в Дуэльном Клубе. Гарри по-прежнему воспринимал авроров как врагов, он не доверял им и теперь Демиан понимал почему. Только сейчас он понял, сколько усилий прилагает Гарри, чтобы, находясь в одной комнате с аврорами, нормально к ним относится. Да у Гарри было просто железное терпение.

Демиану хотелось, чтобы наказание закончилось как можно быстрее, чтобы ни он, ни Гарри больше не расстраивались.

Глава 12

Бал

Демиан глазам своим не верил. В прошлом году он получил всего одно приглашение на Рождественский балл, а в этом шесть. Целых шесть приглашений! Невероятно. Он перечитывал их снова и снова, пока профессор Бинс не отчитал его, сетуя на то, что все просто помешались на этом балле.

Вспомнив о том, что случилось с Гарри утром, Демиан едва подавил смех. К нему прилетело огромное количество сов, и каждая стремилась именно своё приглашение передать первой. Год назад, Гарри получил двадцать приглашений и, безусловно, побил все рекорды, но в этом году приглашений пришло столько, что их было невозможно сосчитать. Совы набросились на брата, едва он сел за стол. Ему пришлось пригнуться, иначе птицы непременно бы снесли ему голову. Над Гарри кружило свыше шестидесяти сов, все просто в шоке находились.

В конце концов, Гарри вышел из себя и принялся кричать совам, что не намерен брать у них приглашения. Птицы ещё несколько минут полетали вокруг мальчика, но затем всё же улетели из зала.

Демиан ухмыльнулся. Нет, он вовсе не собирался докучать брату по этому поводу. Тот и без того расстроился, узнав, что ему придётся торчать в Дуэльном Клубе ещё четыре недели. Наказание должно было продлиться неделю, но и занятия в Клубе проходили лишь раз в неделю. Сейчас был неподходящий момент, чтобы раздражать Гарри.

Урок подошёл к концу, и Демиан вышел из кабинета, мысленно всё ещё думая о своих приглашениях. У него была приятная внешность, он понимал это. Карие глаза и вечно взъерошенные волосы, но всё равно, шесть приглашений - это слишком много. Возможно, важную роль сыграли его тренировки с Гарри, ведь с тех пор он стал более подтянут. Конечно, до брата ему было далеко, но уже сейчас он выглядел неплохо. Думать о том, что девочки обращают на него внимание лишь потому, что он брат Гарри Поттера, Демиану не хотелось. Впрочем, от фактов бежать было некуда. Недавно, проходя мимо группы девочек, он услышал как Эмма Роуз шептала своей подруге:

- Господи, он становится похож на Гарри, разве нет?

- Я бы палочку отдала, чтобы быть с ним, если с возрастом он станет походить на Гарри, - последовал ответ.

Девочки захихикали, и Демиан поспешил убраться оттуда.

Когда мальчик вошёл в Большой зал, за гриффиндорским столом уже сидели Гарри, Джинни, Рон и Гермиона.

«Интересно, Рон уже пригласил Гермиону на бал?» - подумал Демиан. В самом деле, он сделает это за них, если они не в состоянии справиться сами. Их нежелания признаваться в собственных чувствах, уже начинало раздражать.

Едва Демиан подсел к брату, как к тому подлетели Лаванда с Парвати. Демиан понял в чём дело, ещё прежде чем гриффиндорки достигли цели. Бал, разумеется. И в самом деле, девочки хихикая подошли к Гарри и, игнорируя всех прочих, в унисон произнесли:

- Привет, Гарри.

Гарри как обычно не обратил на них внимания, а те уже поспешно задавали следующий вопрос.

- Ты уже решил с кем пойдёшь на бал?

В этот раз, Гарри отвлёкся от еды и взглянул на них. Джинни, сидящая рядом с ним, изо всех сил пыталась скрывать недовольство.

«Вот оно!» - взволнованно думала девочка. Наконец, Гарри скажет им, что пойдёт на бал с ней, и что она его девушка. Наконец, эти воображалы отстанут от него.

- Я ещё не решил.

Джинни медленно повернулась к мальчику. Она ослышалась? Нет, он не мог этого сказать.

Гарри ухмылялся. Лаванда с Парвати, решив, что у них есть шанс, принялись усиленно флиртовать с мальчиком, от чего Джинни густо покраснела. Как Гарри допускал такое? И хотя сейчас он просто продолжал беседку, а вовсе не флиртовал, гриффиндорки приходили во всё больший ажиотаж.

Напоследок они почти прямо сказали Гарри, что планируют отправиться на бал именно с ним. И только когда они ушли, мальчик заметил на себе раздражённые взгляды друзей.

- Что? - невинно поинтересовался он.

- Какого чёрта, Гарри? Почему ты не сказал им, что идёшь на бал с Джинни? - спросил Демиан, обиженный за подругу.

- Потому что это не так, - спокойно отозвался мальчик.

У Джинни упало сердце.

- О чём это ты? - спросила Гермиона.

- Я ещё не решил, пойду или нет. Затруднительно взять с собой Джинни, если меня там не будет, - объяснил Гарри.

Джинни слегка расслабилась, Гарри не думал приглашать другую. Она попыталась унять дрожь. Он не собирался бросать её.

Гарри повернулся к Джинни. Увидев блеск в его глазах, она догадалась, что он собирается сказать ей.

- Ты что думаешь? - небрежно спросил Гарри.

Джинни безучастно подняла на него взгляд, она тоже умела играть.

- О чём? - беззаботно спросила она.

- Думаешь, стоит идти на этот бал? - игриво продолжил Гарри.

Джинни пожала плечами.

- Поживём-увидим.

- А конкретнее?

- Ты умеешь танцевать? - Джинни усмехнулась.

Больше Гарри о бале не упоминал. Когда он ушёл, к Джинни подкрались сомнения. А если он только шутил? Эти мысли не желали покидать её, ведь Гарри упустил такую отличную возможность, признать их отношения.

Девочка изо всех сил убеждала себя, что вовсе не нуждается в этом. Она никогда не просила Гарри делать то, что ему неприятно, но ей становилось обидно, от невозможности показать свои чувства.

Джинни зашла в класс Чар и вздохнула. Она не знала, сколько ещё ей придётся ждать момента, когда Гарри, наконец, перестанет скрывать свою любовь.

Демиан выругался себе под нос. Рон уже битый час пытался пригласить Гермиону на бал. Семикурсники сидели в креслах и понятия не имели о том, что Джинни с Демианом их слышат. В гостиной в это время обычно было пусто, поэтому Демиан и посоветовал Рону воспользоваться моментом. Сейчас же, наблюдая за происходящим, Демиан уже жалел об этом предложение.

- Не особо у него выходит, да? - спросила Джинни. Они сидели за столом и старательно делали вид, будто занимаются.

- Ужасно! - отозвался Демиан, глядя на заикающегося Рона.

- Полегче, мистер «Привлекательность», сам то не лучше, - рассмеялась Джинни.

Демиан покраснел, вспоминая вчерашний вечер.

Он как раз шёл с урока ЗОТИ, когда его остановила симпатичная девочка, в которой Демиан узнал Мену Харви, третьекурсницу с Рейвенкло. Она была такой же красавицей, как и её сестра Саманта. Демиан ещё с прошлого года сходил по Саманте с ума, но не отваживался её пригласить. У Сэм и без того имелась куча поклонников, да к тому же, она была на три года старше Демиана. Мено остановила Демиана и застенчиво спросила о бале. Он ужасно растерялся, ведь ей, как и сестре уделяли много внимания, зачем ей приглашать его?

Пару секунд, Мено изучающе смотрела на Демиана, затем отвела за ухо выбившуюся прядь и первая нарушила молчание:

- Ты, наверное, уже идёшь с кем-то?

Демиан покачал головой, пытаясь прогнать оцепенение.

- Я…эм…это было бы…то есть…да, круто! - заикаясь проговорил он.

Мено просто просияла.

После обеда, Демиан только и думал о том, зачем столь красивой девочке приглашать его?

- Потому что ты привлекателен, глупый, - сказала ему Гермиона.

Демиан фыркнул.

- Привлекателен? Щенок привлекателен, Гермиона!

Гермиона хихикнула.

- Хорошо, тогда ты безумно сексуален и любая девушка мечтает быть с тобой.

- Нет, это мой брат, - поправил Демиан.

Гермиона лишь рассмеялась.

Демиан очнулся от своих мыслей и понял, что Рон так и не пригласил Гермиону. Когда он в очередной раз принялся, заикаясь, говорить что-то, Гермиона в досаде отбросила книгу.

- О, Господи, Рональд! Не так уж это и сложно! Просто попроси меня пойти с тобой на бал! Давай, спрашивай! - закричала она.

Рон смущенно взглянул на девушку.

- Гермиона, я хочу, чтобы ты пошла со мной на Рождественский бал, - как можно увереннее произнёс он.

- Нет, - угрюмо ответила Гермиона.

- Что? - воскликнул Рон. - Ты же сама только что велела попросить тебя пойти на бал.

- Именно! Попросить! А ты сказал, чтобы я пошла.

Демиан с Джинни затаили дыхание.

Рон неожиданно как-то странно на неё посмотрел, а потом наклонился и поцеловал. Джинни охнула, Демиан, от увиденного, потерял дар речи.

Рон отстранился и взглянул на потрясённую девушку.

- Гермиона, ты пойдёшь со мной на бал? - спросил он.

Девушка улыбнулась и поцеловала Рона в ответ.

- Хорошо, - прошептала она.

- Мне плохо, - пробормотала Джинни, глядя, как её брат целуется.

- Тогда почему ты всё ещё смотришь? - спросил Демиан.

- Не могу перестать, они такие милые, - ответила Джинни, глядя на счастливых ребят. Они уже сели на свои места и теперь шептались о чём-то.

- Что ж, мы сегодня сделали открытие, - заключил Демиан, возвращаясь к урокам.

Он остановился, потому что во взгляде Джинни появилось нечто странное.

- Что с тобой?

- Ничего, - поспешно отозвалась девочка.

- Джинни? - Демиан с тревогой посмотрел на подругу.

- Нет, правда, ничего. Я просто подумала, поцелует ли меня когда-нибудь вот так же, в этой комнате, твой брат.

До бала оставалось всего три дня, и каждый был занят выбором костюма. Это происходило каждый год. Поход в Хогсмид планировался за неделю до бала и уже тогда все паниковали.

Гарри передёрнулся, увидев, что Лили купила для него в Хогсмиде.

- Тебе не нравится? - спросила она, показывая сыну ярко красную мантию.

- Нет, - с ужасом отозвался мальчик.

- Но она была самая лучшая. Я и Демиану такую купила.

- Лучше будет, если я её не стану надевать, - ответил Гарри.

Лили разочарованно взглянула на сына.

- Но что же ты тогда наденешь?

- Не волнуйся, мама, я в состоянии сам подобрать себе гардероб, - ответил он, присаживаясь на диван.

Гарри решил провести немного времени с мамой, ведь он обещал ей. Джеймс решал какие-то дела в Министерстве, Демиан где-то пропадал с Роном и Джинни, Лили скучала. Вот он и пришёл к ней.

- Ты уже решил с кем пойдёшь? - спросила женщина, присаживаясь рядом.

Гарри кивнул.

- Дай угадаю. Джинни Уизли? - улыбнулась Лили.

Гарри не ответил.

- Ты постоянен, это хорошо.

Лили отлично знала, что Джеймс не станет говорить с сыном, а значит она должна была сделать это сама.

- Так, какие у вас отношения? - спросила она.

- Мне что говорить с тобой об этом? - спросил Гарри и ухмыльнулся.

- Я просто подумала…

- Это был риторический вопрос, - прервал её Гарри. Ему вовсе не хотелось обсуждать это с мамой.

Лили смущённо улыбнулась.

- Я всего лишь надеюсь, что ты знаешь что делаешь, - вздохнула она.

Гарри наклонил голову набок и вопрошающе посмотрел на маму.

- Ты о чём?

- От рыжей головы одни беды, - сказала Лили, не глядя на него, - Поговори с отцом, он подтвердит!

Гарри рассмеялся. Лили, подбодрившись этим, продолжила.

- Я всего лишь надеюсь, что ты в этом деле благоразумнее своего отца.

- Он был настолько плох? - спросил Гарри, откидываясь на спинку дивана.

- Ты не захочешь знать! Он постоянно делал глупости. Я отказывалась встречаться с ним, пока он не пообещал, что я буду у него одна. Только так. Нужно держать его под контролем, - задумчиво проговорила Лили.

Гарри полу лёг на диване, хотя его ноги всё ещё оставались на полу.

- Ты можешь лечь, если хочешь, - сказала Лили.

- Нет, всё прекрасно.

Лили почувствовала разочарование. Гарри по-прежнему не мог полностью расслабиться в её компании. Она чувствовала, что он отдаляется от неё, но ничего не говорила. Гарри пришёл, чтобы провести с ней время и этого было достаточно.

- Ты, наверное, ещё не знаешь, мы с папой тоже идём на бал.

- Восхитительно, это будет забавно, - с сарказмом произнёс Гарри.

- Совсем не забавно, мы будем компаньонами для танцев, - произнесла Лили.

Гарри рассмеялся над выражением её лица.

- Хотя, может это и к лучшему. Папа твой не самый лучший танцор в мире. На нашей свадьбе он так часто наступал мне на ноги, что на следующий день, я едва могла ходить.

Гарри прыснул со смеху и пролил сливочной пиво.

- Я надеюсь, вы с Демианом это от него не унаследовали, - мягко сказала Лили.

- Всё будет в порядке. За Демиана говорить не стану, но я даже не подойду к танцплощадке,- сказал Гарри, вытирая пролитое сливочное пиво.

Лили пристально посмотрела на сына.

- Ты серьёзно?

- Да.

Лили качнула головой и придвинулась к мальчику поближе.

- Гарри! Ты не можешь пригласить девочку на бал и не танцевать с ней! Это жестоко!

Гарри удивился.

- А почему нет?

- Рождественский бал задуман для того, чтобы люди могли повеселиться и потанцевать, - сказала Лили. - Она ужасно расстроится, если ты не станешь танцевать.

Гарри задумался на секунду, но тут же покачал головой.

- Всё будет в порядке. Джинни не такая.

Лили придвинулась к нему ещё ближе.

- Как давно вы встречаетесь? - серьёзно спросила она.

- Я думал, мы договорились не обсуждать это, - ухмыльнулся Гарри.

- Мне снова догадываться? - спросила она, - Я бы сказала, что уже несколько месяцев, - после того, что Лили увидела в спальне, она была уверена, что встречаются они давно.

Гарри не ответил, и Лили продолжила.

- Так же, могу предположить, что с тех пор как вы встречаетесь, ты ни разу не назначил ей настоящего свидания, я права?

Гарри выглядел раздражённым.

- Как ты себе это представляешь? Полночная прогулка по астрономической башне?

- Звучит заманчиво, - сказала Лили, вспоминая, что и сама не так давно обдумывала романтическую прогулку с Джеймсом.

- Мам! - Гарри постарался вернуть её на землю.

Лили вздохнула.

- Позволь мне рассказать тебе кое-что о девушках, - начала она, - Мужчины зачастую правы, когда говорят, что не понимают женщин. Верно, мы сложнее мужчин. Самое лучшее наше качество - терпение. Мы очень терпеливы, но даже самая терпеливая девушка, рано или поздно потеряет это качество, если всё время отталкивать её.

Гарри смущённо взглянул на маму. Какого чёрта она говорит?

- Эм, мам. А ты не могла бы сказать то же самое, но по-английски? - спросил он.

Лили вздохнула и прикрыла глаза.

- Джинни - хорошая девочка. Она ничего не требует от тебя, потому что любит. Она не заставляет тебя афишировать отношения, потому что понимает, для тебя это нелегко. Но, Гарри, как долго ты собираешься держать всё в секрете?

- Нет никакого секрета! Даже если вся школа узнает, мне будет наплевать, - раздраженно проговорил Гарри.

- Неужели? Тогда почему каждый раз, когда я вижу тебя в Большом зале, ты даже не смотришь на неё? Я бы никогда не подумала, что вы встречаетесь. Если бы я тогда не увидела вас, то и сейчас бы не знала.

Гарри хотел ответить, но не нашёл слов. Он приподнялся и неловко посмотрел на маму. Лили смягчилась и взяла сына за руку.

- Гарри, я знаю тебя. Ты ничего не боишься. Я знаю, что ты можешь победить противников, которые в два или даже три раза старше тебя. Ты уверен в себе, ты очень сильный. Я безумно горжусь тобой. И я так же понимаю, почему ты не можешь быть сильным, когда дело касается твоей личной жизни. Я вижу, как ты раздражаешься, когда твоё имя называют при всех. Тебе не нравится, когда все смотрят на тебя, и это я тоже понимаю. Но с другой стороны, ты можешь спокойно стоять перед армией авроров и противостоять им. Похоже, это тебя нисколько не пугает. Ты можешь сражаться со студентом перед всей школой, но боишься показать свои чувства к девочке. Этого я понять не могу.

Гарри сел. Он не смотрел на Лили, отвечая на её слова.

- Просто…мне не нравится, когда чувства выставляют на показ. Это личное, - пробормотал он.

- Я понимаю. И Джинни, наверняка, понимает. Послушай меня, ты не должен вести себя с близким человеком по-другому из-за тех, кто вокруг. Всегда оставайся собой. Джинни это оценит. Она ведь не многого просит, каждой девочке хочется быть с тем, кого она любит, - договорила Лили.

Гарри задумался об этом, покидая комнату. Он никогда не думал о том, какого приходится Джинни, а ведь они были близки лишь, оставаясь наедине. Когда рядом был кто-то ещё, пусть даже Демиан, Рон или Гермиона, он сразу менялся, даже за руку её не брал. Он всегда поступал именно так, держал эмоции под замком, он привык к этому. С Волдемортом он мог вести себя свободно, но в присутствии посторонних, старался даже не говорить. И уж тем более опасно было выставлять на показ свои эмоции. Никогда нельзя быть уверенным, как враг использует их против вас.

Гарри покачал головой. Всё время так. Мысли о Волдеморте и его прошлом непременно всплывают в памяти, не важно как сильно он старается забыть их.

Гарри пообещал себе, что всё исправит. Он будет разбираться с любопытными студентами точно так же, как когда-то разбирался с армией авроров. Он скажет им, чтобы они убирались к чёрту!

Наконец, наступил день бала. Уроки закончились раньше, чем обычно, чтобы все, в том числе и профессора, могли подготовиться. Семестр подошёл к концу. После праздника, большинство студентов должны были разъехаться по домам.

Джинни спустилась в гостиную, полностью одетая к балу.

- О, Джинни! Ты выглядишь чудесно! - воскликнула Гермиона. На Джинни было голубое платье, с серебряным обрамлением на шее и рукавах, волосы были завиты в локоны.

Джинни улыбнулась и поправила платье. Это былая самая дорогая и красивая вещь, которую она когда-либо одевала.

- Спасибо, ты тоже выглядишь восхитительно.

Гермиона улыбнулась. В этот момент между ними появился смущённый Рон.

- Так мы идём? - спросил он. Демиан уже отправился встречаться со своей подругой.

- Подожди, а как же Гарри? - спросила Джинни.

- Он сказал, что встретится с нами в зале, - ответил Рон, направляясь к двери.

- Сама романтичность! - пробормотала Гермиона, пока они шли к Большому залу. Джинни молчала.

Вместе с Роном и Гермионой, она вошла в Большой зал. Тут было потрясающе, как и всегда на Рождество. Здесь можно было насчитать двенадцать ёлок в искусственном снегу и украшениях. Зал сиял, словно в небе горела яркая звезда.

Все профессора уже были тут и разбирали напитки. Среди них находились и Джеймс с Лили, они, похоже, наслаждались праздником.

Джинни увидела Демиана с подругой и улыбнулась ему. Они выглядели чудесно. Демиану очень шла красная мантия. Мено выглядела счастливой, очень скоро они уже отправились танцевать.

Прошёл час, а Гарри так и не появился. Джинни начинала паниковать. Она сидела за столом одна, Рон с Гермионой ушли танцевать. Несколько девочек, ухмыльнулись, глядя на неё, и Джинни отвела взгляд. Она выглядит посмешищем, разоделась и пришла одна. Девочка посмотрела на двери, где же Гарри? Почему он до сих пор не пришёл?

К ней подошёл Демиан.

- Ей, Джинни, замечательно выглядишь.

Джинни слабо улыбнулась.

- Где Гарри? - спросил Демиан, оглядывая зал. Брата нигде видно не было.

Джинни пожала плечами.

- Не знаю, он ещё не пришёл, - как можно спокойнее, ответила она.

Демиан внимательно посмотрел на неё, не зная, что сказать.

- О…он, наверное, придёт чуть позже. Он придёт, - произнёс он, пытаясь придать голосу уверенность.

- Спасибо, - мягко ответила Джинни. На самом деле, она уже сомневалась, что Гарри придёт. Скорее всего, он просто передумал.

Вскоре Рон с Гермионой и Демиан с Мено присоединились к Джинни. Прошло уже полтора часа, а Гарри всё не было. Джинни понимала, что он уже не придёт. Она едва не плакала, но понимала, что плакать нельзя. Большие девочки не плачут, не так часто, по крайней мере.

- Он придёт. У него, наверное, небольшие проблемы. Он не оставит тебя, Джинни, - попытался Демиан приободрить её.

- Он, возможно, не может справиться с застёжкой, - предположил Рон.

Гермиона раздражённо взглянула на него.

- Что? И такое случается. Со мной однажды было, - признался Рон.

- Это потому что Фред и Джордж заколдовали молнию, - у Джинни дрогнул голос.

- О, - протянул Рон и смущённо обернулся к Демиану. Рядом с ним сидела Мено и, наверное, задавалась вопросом, что у её кавалера за друзья такие.

Гермиона ободряюще обняла подругу за плечи.

- Джинни? - тихо произнесла она.

- Я знаю, он не придёт. Ну и отлично. Меня это не волнует. Он не пришёл, но это, не значит, что я не стану радоваться празднику. У меня Рождественский бал и я буду веселиться, не важно придёт он или нет! - уверенно проговорила Джинни.

- Вот это моя девочка, - шепнула Гермиона.

- Я перекинусь с ним парой слов! - сердито сказал Рон.

- Перестань, Рон, что ты можешь сделать? - раздражённо проговорила Джинни.

- Эй, у тебя шестеро братьев и все шестеро пойдут разбираться с ним, если он чем-то тебя обидит! Ясно? - взволнованно сказал Рон.

- Семеро, - добавил Демиан. - Если он обидит тебя, я пущу все его уроки против него же, - Демиан говорил так же сердито, как Рон.

- Это, конечно, замечательно, ребята, но не думаю, что Джинни станет лучше, если вы будете битыми, - заметила Гермиона. Джинни кивнула, соглашаясь с ней.

Рон с Демианом немедленно потеряли весь свой пыл и теперь сидели, опустив головы.

- Да, ладно вам, ребята. Престаньте. Мы должны веселиться, вставайте! - Джинни заставила всех подняться и они направились к танцплощадке.

И в этот момент, Джинни заметила, что большинство девочек застыли и смотрят в сторону дверей. Она тоже обернулась и немедленно потеряла дар речи.

В дверях, одетый в безупречную, тёмно-голубую мантию, стоял Гарри. Он посмотрел на Джинни и уверенно направился в её сторону. Джинни словно в дурмане наблюдала, как он двигается к ней. Он шёл, и мантия взмывалась позади него в такт шагам, будто слившись с ним в одно целое. Волосы Гарри, как всегда были растрёпанны, но от этого, он казался ещё более очаровательным. Чем глубже Гарри уходил в зал, тем больше взглядов было приковано к нему.

Джинни очнулась, внезапно осознав, что все в зале смотрели на Гарри, но его взгляд был прикован к ней! Она вдруг поняла, почему Гарри пришёл так поздно. Он планировал всё это. Он хотел, чтобы все видели, как он заходит в зал и идёт к ней. Её сердце забилось сильнее, когда Гарри остановился всего в паре шагов от неё.

Безо всяких слов, он протянул ей руку. Джинни огляделась: все, даже профессора смотрели на них, но Гарри не отрывал от неё глаз. Невероятно! Джинни приняла приглашение Гарри, и они закружились в танце.

- Мерлин, ты знаешь, как произвести впечатление, - заметила Джинни.

Гарри улыбнулся, и они продолжили танцевать. Он просто превосходно двигался. Играла медленная музыка, большинство студентов тоже продолжили танцевать, но всё равно, то и дело поглядывали на Гарри с Джинни. Девочки уже начинали шептаться о том, почему именно её выбрал Гарри.

Танец закончился, и Джинни смутилась, осознав, что все перешептываются и внимательно смотрят в их сторону. Гарри, должно быть, ужасно себя чувствует. Он сделал всё это для неё, и теперь ему, наверняка, ужасно неловко под многочисленными взглядами.

- Эм, Гарри. Все смотрят на нас, - сказала Джинни.

Гарри огляделся.

- Что ж, значит, есть на что смотреть, - ответил он.

Внезапно песня сменилась на более быструю. Прежде чем Джинни смогла ответить, Гарри притянул её к себе и они снова стали танцевать.

Ребята двигались так, будто давно репетировали танец. Джинни едва не задохнулась, когда Гарри крепче схватил её за талию и при повороте притянул к себе. Глаза мальчика светились от счастья, он по-настоящему наслаждался праздником.

Вскоре их лица оказались настолько близко, что Джинни испугалась, что им могут сделать замечание, но никто не останавливал их. Лили смотрела, как танцует её сын, и не могла не улыбаться. Гарри был так счастлив. Он наслаждался этим вечером, и никогда прежде она не видела его таким счастливым и уверенным.

Песня закончилась, и Гарри отпустил запыхавшуюся Джинни. Она огляделась и увидела, что многие студенты, в большинстве своём девочки, завистливо смотрят в её сторону. Забавней всего, конечно, выглядели Лаванда с Парвати. Джинни улыбнулась и обняла Гарри за шею, он обхватил её за талию и они начали медленно танцевать.

- Спасибо, - прошептала Джинни. Она понимала, чего Гарри стоило всё это.

Гарри поцеловал её в лоб.

- Не за что. Ты же понимаешь, что теперь я ничего не подарю тебе на рождество, верно? - спросил Гарри.

Она посмотрела на него и улыбнулась.

Гарри заметил, что его поцелуй, вызвал у многих девочек стон разочарования. Джинни этого не видела, она была целиком поглощена Гарри.

Он проводил её к столу, где их уже ждали Гермиона, Рон и Демиан.

- Где ты научился так танцевать? - с трепетом спросила Гермиона.

Гарри улыбнулся. Он потянулся за стаканом и шепнул Демиану так, чтобы никто не слышал.

- Сражения, это далеко не всё, чему учился Алекс.

Демиан улыбнулся в ответ.

Оставшуюся часть ночи, все веселились и танцевали. Даже после окончания бала, пятеро подростков сидели в гостиной, пили сливочное пиво и весело болтали. Гарри никогда не было так хорошо.

Гарри разбудил голос Рона. Гриффиндорец твердил, что если они не поторопятся, то пропустят завтрак. Мальчик встал и принялся одеваться. Он потянулся к одежде и внезапно осознал, что на нём пижама. Но как ни старался, он не мог вспомнить, как раздевался вчера. Он вообще ничего не помнил. Последнее, что всплывало в памяти, это смеющиеся лица Рона и Джинни. Вспомнив о вчерашнем вечере, Гарри улыбнулся. Вчера ему действительно было весело, он никогда не думал, что школьный бал, может быть таким замечательным.

Направляясь в Большой зал на завтрак, Гарри думал о Джинни. Им было так хорошо вместе. Он никогда не понимал, сколько боли причинял ей своим безразличием. Что ж, по крайней мере сейчас, он сможет всё исправить.

Но прежде чем Рон с Гарри попали в Большой зал, позади них раздался голос.

- Мистер Поттер!

Ребята обернулись и увидели профессора МакГонагал. Она казалась взволнованной.

- Мистер Поттер! Идёмте за мной. Мистер Уизли, поспешите или пропустите завтрак!

Гарри удивлённо взглянул на Рона. Что всё это значило? Но друг выглядел столь же растерянным. Рон направился в Большой зал один, в то время, как Гарри последовал за профессором трансфигурации.

Гарри и не думал спрашивать, что случилось. Он понимал, что если бы профессор хотела, то уже всё ему рассказала.

Он даже не удивился, когда его привели к кабинету Дамблдора. Горгулья отъехала в сторону, пропуская их. Попав в кабинет директора, Гарри неожиданно осознал, что совершенно растерян. В кабинете уже находились Джеймс и Лили, оба были чем-то расстроены. Даже профессор Дамблдор казался потерянным.

- Что происходит? - невольно спросил Гарри.

В ответ, директор поднялся с места и двинулся к нему. В руках у него, Гарри увидел газету. Дамблдор остановился, внимательно посмотрел на мальчика и лишь затем протянул ему Ежедневный Пророк. Гарри взял газету, всё ещё смотря в глаза профессору.

Когда мальчик взглянул на первую страницу, ему показалось, будто весь воздух разом исчез из комнаты. Он изо всех сил пытался осмыслить происходящее. На фотографии он увидел полностью сожженную деревню, повсюду лежали тела. Дома горели, всё заволокло густым, чёрным дымом.

Но взгляд Гарри был прикован к человеку, стоящему посреди всего этого хаоса. Человеку, одетому во всё чёрное. Человеку, с растрепанными чёрными волосами, развивающимися на ветру. Человеку в серебряной маске. Очень знакомой маске. Изумрудные глаза потемнели и излучали безумную ненависть.

Взгляд Гарри метнулся к заголовку. «Тёмный Принц Вернулся!»

Глава 13

Рождество с Уизли

Гарри никак не мог отвести взгляд от снимка, так называемого, Тёмного Принца.

Человек казался ему до ужаса знакомым. Его поза, то, как он держал палочку и эта серебряная маска, его серебряная маска, сомнений быть не могло, он напоминал Гарри. Мальчик медленно поднял голову и увидел, что Дамблдор не сводит с него глаз.

Но, прежде чем Гарри мог хоть что-то сказать, дверь с громким стуком открылась и в кабинет буквально ворвался Рон, в руках у него была газета. Следом за ним вошли Гермиона, Джинни и Демиан, ребята выглядели ужасно бледными.

- Профессор Дамблдор! Профессор Дамблдор, сэр! Это, это был не Гарри! Он был с нами! Это был не Гарри! - задыхаясь, прокричал Рон. Гриффиндорцы, не останавливаясь, бежали сюда из Большого зала.

- Мистер Уизли, - спокойно начал Дамблдор, - Пожалуйста, успокойтесь. Я знаю, что это был не Гарри.

- О…эм…хорошо, - смущённо проговорил Рон, заливаясь краской. - Ну, эм…я…мы тогда пойдём, - продолжил он и ребята, сопровождаемые строгим взглядом МакГонагал, вышли за дверь.

Гарри удивлённо посмотрел на директора.

- Вы не думаете, что это был я? - переспросил мальчик, ушам своим не веря.

- Нет, Гарри, я так не думаю, - успокоил его Дамблдор.

Джеймс с Лили поднялись со своих мест и встали позади директора, оба были расстроены.

- Я попросил тебя прийти, потому, что не хотел, чтобы ты отправлялся в зал, ничего не зная о произошедшем.

Гарри не особо в это поверил, но ничего не сказал, его голова была забита другим.

- Я ещё не получил никаких объяснений от Министерства, но могу предположить, что они будут с минуту на минуту, - сказал Дамблдор, поворачиваясь к Джеймсу и Лили.

- Они ведь не подумают, что это Гарри? - взволнованно спросил Джеймс.

Гарри заметил, что глаза у папы потемнели, а руки сжались в кулаки.

- Во время нападения Гарри был здесь. Множество людей видело его на балу и смогут подтвердить это. Вчера вечером он не покидал Хогвартс! Они не могут обвинять в этом Гарри! Кто угодно мог находиться под маской! - быстро добавила Лили.

Дамблдор ободряюще посмотрел на женщину.

- Не волнуйся, Лили. Гарри в безопасности, - сказал он.

После этих слов, Гарри раздражённо направился к двери.

- Гарри? - позвала его Лили.

- Вы заканчивайте, а мне надо идти, - твёрдо проговорил он и добавил, сердито взглянув на Дамблдора: - В следующий раз, профессор, не стоит так обо мне беспокоиться. С косыми взглядами и шёпотом за спиной я могу справиться и сам!

Прежде, чем кто-то мог ответить, мальчик покинул кабинет. Джеймс, не раздумывая, бросился за ним в коридор.

- Гарри, подожди!

Мальчик остановился и попытался унять гнев.

- Гарри, он всего лишь пытается помочь…, - начал Джеймс.

- А не нужно пытаться. Мне не нужна его помощь! - сердито возразил мальчик.

- Гарри…, - снова попробовал Джеймс, но сын ещё не закончил.

- Да что Дамблдор о себе думает? Говорит маме не волноваться, что я безопасности! Моя безопасность не имеет к нему никакого отношения!

Джеймс лишь внимательно смотрел на сына, дожидаясь, пока он выговорится.

- Ненавижу, когда он так поступает! Делает вид, что заботится, а на самом деле использует. Использует, как и прочие, окружающие его предметы. Не выношу его!

В этот момент, взгляд Гарри буквально пылал от ненависти.

- Это не так, ты знаешь, Дамблдор переживает за тебя. Ты не можешь не видеть этого, - возразил Джеймс.

Гарри уже собирался закричать, но отчего-то передумал и лишь раздражённо посмотрел на Джеймса.

- Забудь, всё равно не поймёшь, - пробормотал он себе под нос.

И Прежде чем Джеймс мог что-то спросить, на лицо Гарри вернулась его обычная непроницаемая маска.

- Ты, наверное, хочешь спросить, где я был вчера перед балом, верно?

Джеймс внимательно посмотрел на Гарри. В этот момент ему очень хотелось знать, что же ему нужно сделать, чтобы сын стал полностью доверять ему.

Оставив последний вопрос Гарри без внимания, Джеймс пошёл обратно к кабинету. Через пару шагов, он обернулся и ещё раз посмотрел на сына.

- Мы найдём его, Гарри. И когда это случится, он пожалеет, что родился на свет, - с этими словами, Джеймс ушёл, оставив растерянного сына в одиночестве.

В Большой зал Гарри не пошёл. Вместо этого он направился в гостиную, ему нужно было побыть одному и всё обдумать. Это был слишком большой удар, но, по крайней мере, папа поверил ему. Вот если бы теперь он сам мог вспомнить всё и тоже поверить, было бы просто замечательно.

Перед его глазами, всё ещё стояла фотография из газеты. Теперь, немного оправившись от потрясения, он понимал, что и вправду не мог быть этим человек. И даже, несмотря на то, что он не помнил прошлой ночи, он не сумел бы совершить подобное. Последние несколько недель, Гарри ужасно спал. Зелье «Сна без сновидений» закончилось, и он не мог снова пойти к Поппи, это было слишком рискованно. Если не сделать перерыв хотя бы на несколько недель, зелье может вызвать привыкание. Мальчик решил, что просто так сильно устал вчера, что мгновенно отрубился. Вчерашний вечер стал редким исключением, он спал спокойно, без кошмаров. Вот оно, объяснение. Он просто очень устал и поэтому ничего не помнил. К тому же, Рон подтвердил Дамблдору, что вчера Гарри был с ними.

У портрета Полной Дамы его уже дожидались друзья.

Сперва это вызвало у Гарри раздражение, но затем он увидел их взволнованные лица и гнев пропал.

«Они просто волнуются, не отталкивай их» - сказал он сам себе.

Ребята вошли в гостиную и расположились у камина. Похоже, никто ещё не вернулся с завтрака, поэтому комната была пуста. Как только все устроились, Демиан заговорил.

- Ну и какого чёрта случилось?

Гарри не ответил.

Рон развернул, захваченную с собой газету, и ребята смущённо взглянули на первую полосу. Гарри принялся читать статью, ему стало интересно, винит его Министерство или нет. И хотя в заголовке было написано «Тёмный Принц», о нём самом не упоминалось ни разу. Разве что там было утверждение, что нападавший был одет точно так же как Тёмный Принц.

«Серебряная маска, принадлежавшая когда-то Тёмному Принцу, вновь появилась перед нами».

Ежедневный Пророк всегда использовал кричащие заголовки, чтобы привлечь читателей.

- Это всё для того, скомпрометировать тебя, Гарри, - произнесла Гермиона, внимательно вглядываясь в снимок. - Но кто бы не стоял за этим, он просчитался. Нападение случилось в ночь Рождественского бала. Весь Хогвартс может за тебя поручиться. Ты не покидал замка, - добавила она и слегка покраснела.

Гарри молчал и старательно пытался разобраться с тем, что творилось у него в голове.

- К тому же, его лицо скрыто маской. Это мог быть кто угодно, - добавила Джинни.

- А как по мне, так он…он, совсем не похож на тебя, - не очень убедительно произнёс Рон.

Все взглянули на Рона. Именно этот факт волновал больше всего. Ведь человек на фотографии как раз был очень похож на Гарри. Волосы, поза, те же изумрудные глаза. На это, впервые увидев фотографию, обратил внимание и сам Гарри. Если бы он не знал наверняка, то без промедлений сказал бы, что на снимке он сам.

- Что сказал профессор Дамблдор? - голос Демиана вывел Гарри из размышлений.

- Ничего, он просто хотел, чтобы я узнал об этом, прежде, чем попаду в Большой зал, - ответил Гарри.

- Очень любезно с его стороны, - прокомментировала Гермиона.

Гарри лишь раздражённо взглянул на неё.

- Так он не подозревает тебя? - спросила Джинни.

- Не думаю, - сухо отозвался Гарри.

- Конечно, не подозревает! Как я уже говорила, ты был вчера на балу. Все видели тебя, - решительно проговорила Гермиона.

- Гермиона, все видели, как я опоздал на бал, - ответил Гарри. Если никто не собирался обращать на это внимание, ему придётся напомнить.

Казалось, ребята не знают, что ответить.

- Это совершенно ни о чём не говорит. Полтора часа это слишком мало. Нельзя покинуть Хогвартс, сжечь целую деревню, а затем вернуться и как ни в чём не бывало пойти на Рождественский бал. Это же просто смешно, - сказала, наконец, Джинни, заглядывая Гарри в глаза.

- Именно! Ты не мог всё это сделать за столь короткий срок, ведь тебе пришлось бы покидать Хогвартс и идти в Хогсмид для аппарации. Все знают, что в Хогвартсе аппарировать нельзя.

Гарри вовремя посмотрел на брата, чтобы заметить, как побледнело его лицо. Демиан пристально смотрел на него, не в силах отвести взгляд.

- ..это бы заняло часа три, как минимум, - продолжала рассуждать Гермиона. Однако, ни Гарри ни Демиан её уже не слышали.

- Нам нужно пойти на завтрак и съесть хоть что-то, - сказал Рон. Он выглядел куда лучше, чем пару минут назад.

- Да, идём Гарри, - согласилась Гермиона.

- Аппетит потерял, - ответил Гарри, всё ещё неотрывно глядя на брата.

- Но ты должен что-нибудь съесть. К тому же, ты не можешь прятаться здесь, это только вызовет подозрения, - сказала Гермиона.

Гарри яростно взглянул на Гермиону. Как она смеет говорить подобное?

- Во-первых, я не прячусь. Во-вторых, плевать я хотел на то, что думают другие! Ты то уж должна об этом знать! - сердито проговорил Гарри.

Гермиона отозвалась почти так же сердито:

- Я знаю об этом! Именно по этой причине, я хочу, чтобы ты вошёл в зал с высоко поднятой головой! Если ты этого не сделаешь, за твоей спиной начнут шептаться, и если тебя это не волнует, то нас очень даже!

Гарри молчал.

- Ты - наш друг. И мы не хотим, чтобы кто-то дурно отзывался о тебе. В прошлом году мы и так достаточно натерпелись, - закончила Гермиона.

Гарри вновь посмотрел на брата. Недоверие пропало с его лица.

- Пойдём, Гарри, - спокойно сказал он.

Гарри поднялся и направился вместе со всеми к выходу. Как только он перешагнул порог, Демиан незаметно сжал его руку.

- Аппарировал или нет, я знаю, это не ты, - утешающее шепнул он.

Гарри вздохнул с облегчением. Он видел недоверие в глазах брата, и это напугало его. Ему было бы совершенно плевать, если бы кто-то ещё так посмотрел на него, но только не Демиан. Он бы этого просто не вынес.

Едва перешагнув порог зала, Гарри пожалел, что не пропустил завтрак. У каждого студента в руках был Ежедневный Пророк, все они что-то громко обсуждали. Но когда все увидели Гарри, в зале воцарилось молчание.

- Пойдём же, Гарри, - Рон легонько подтолкнул его вперёд.

Гарри понимал, что после случившегося, ему было важно появиться здесь. Только в памяти как назло всплывали прошлогодние воспоминания. Ему не нужно было думать об этом, он не сделал ничего, чтобы заслужить подобное. Мальчик прошёл к столу гриффиндора так уверено, как мог.

Гермиона с Джинни тут же попытались завести разговор о бале, чтобы другие тоже подхватили эту тему, но не сработало. Все по-прежнему не сводили с Гарри глаз. Мальчик вёл себя спокойно, настолько насколько мог, но внутри него всё взрывалось и ему хотелось лишь одного - заколдовать всех присутствующих. Столь повышенного внимания он вынести не мог, это было уже слишком.

Дин Томас попросил его передать тарелку с клубникой. Гарри сделал это молча. Дин ободряюще улыбнулся ему, но Гарри лишь растерялся от этого.

Постепенно, зал снова наполнился голосами, но Гарри невозможно было обмануть. Шёпот и разговоры стали напряжёнными и надуманными.

Как только это мучение кончилось, Гарри поднялся и хотел уйти, но прямо перед ним появился Симус Финниган.

- Я только хотел, чтобы ты знал, я…я верю тебе, - неловко сказал он.

- Веришь мне? - растерянно переспросил Гарри.

- Ну знаешь…я о том, что произошло прошлой ночью, - он кивнул на стол, где лежала копия Ежедневного Пророка.

Гарри внимательно посмотрел на гриффиндорца.

- Эм, хорошо, - пробормотал он, совершенно не понимая, что говорить или делать в подобной ситуации.

Но вслед за Симусом и все остальные гриффиндорцы принялись заявлять о своём доверии. Гарри смотрел на них с непониманием. Как они могли доверять ему? Неужели они столь наивны, что забыли всё, что было с ним в прошлом?

Единственная радость заключалась в том, что после завтрака, можно было, наконец, уехать на каникулы. Гарри не был уверен, что сможет сейчас находиться в Хогвартсе.

И как только все они прибыли домой, Джеймс и Лили решили поговорить с Гарри наедине, чтобы объяснить некоторые вещи.

- Для начала, как только ты ушёл из кабинета Дамблдора, с ним связался Министр, - в этот момент Гарри поднял взгляд на папу и увидел, что тот нисколько не взволнован. - Они не подозревают тебя, Гарри.

Мальчик фыркнул.

- Я догадывался, иначе, сейчас я был бы уже в Азкабане.

Джеймс с Лили побледнели при упоминании этого ужасного места.

- Не шути так, Гарри, - едва слышно произнесла Лили.

Джеймс не обратил внимания на слова сына и продолжил.

- В кои то веки, Министр включил здравый смысл и признал, что этот человек не ты. Сходство было лишь в маске. А за маской мог быть кто угодно.

Гарри не ответил, он пытался осознать тот факт, что Министерство ни в чём его не подозревает. Он вовсе не был глупым. Пять месяцев Министерство тряслось над ним и выставляло как всемирного героя. Ничего хорошего не выйдет, если сейчас все решат, что герой напал на людей, верно?

После этого разговора, Джеймс и Лили принялись вести себя как ни в чём не бывало. Они целиком игнорировали случившееся, хотели, чтобы всё было нормально, пытались говорить с Гарри о каких-то глупостях. Мальчик, как всегда молчал, позволяя Демиану отдуваться за него.

В конце концов, Гарри начал ощущать себя идиотом из-за своего недавнего страха. Это был всего лишь какой-то глупый Пожиратель Смерти, желающий занять его место. Следующий Тёмный Принц! Эта мысль вызвала у Гарри внезапную вспышку гнева. Кто это был? И насколько серьёзны его намерения?

Мальчик попытался успокоиться, он подумал о том, что сделает с этим человеком, когда его поймают.

- Демиан! Гарри! Джеймс! Спускайтесь немедленно. Мы опаздываем! - в который уже раз прокричала Лили.

Стоял полдень, и Поттеры собирались в Нору, Уизли пригласили их на рождественский ленч. Лили этой идее не особо обрадовалась, ведь у Гарри это было первое настоящее Рождество, и она хотела, чтобы они праздновали дома, всей семьёй. Но потом женщина вспомнила о Джинни и решила, что нельзя быть такой эгоисткой и нужно принять приглашение. Гарри наверняка хотел увидеть Джинни на Рождество. Тем более, что немного позже они могли устроить обед дома, только семейный, с Сириусом и Ремусом, конечно.

- Я клянусь, что если вы трое немедленно не спуститесь, я…, - Лили замолчала, потому что на лестнице появился Демиан.

- Как не стыдно угрожать собственной семье на Рождество! В самом деле, мам, где твой предпраздничный дух? - ухмыльнулся он.

- Испарился, пока я ждала вас! - возразила Лили.

В это же время на лестнице появились Джеймс и Гарри, они о чём-то горячо спорили.

- Ну что ещё не так? - устало спросила Лили.

- Объясни своему сыну, что меня не просто так выбрали профессором ЗОТИ! - ответил Джеймс.

Лили увидела ухмылку на лице Гарри.

- Хорошо, хорошо. Буду молчать. Но не вини меня потом, когда студенты начнут засыпать на твоих лекциях, - усмехнулся мальчик и направился к камину.

- Они не заснут! Мои лекции интересны. Я знаю, о чём говорю, - продолжал спорить Джеймс.

Гарри обернулся и посмотрел на папу. Мальчик драматично вздохнул и кивнул головой.

- Хорошо, папа. Если уж ты так говоришь.

Джеймс открыл рот, но Лили опередила его, решив, что пора вмешаться.

- Хватит, у нас нет на это времени! Джеймс, возьми пироги на кухне. Демиан возьми сумку с подарками, да, это она. Гарри, перестань поучать отца.

Гарри ухмыльнулся и помог Демиану нести подарки.

- Не желаю больше слышать твоего мнения о моих лекциях, - заявил Джеймс, возвращаясь из кухни с пирожками.

Гарри лишь ухмыльнулся в ответ.

Когда Поттеры прибыли в Нору, маленький домик уже был полон людей. Как только они вышли из камина, Артур Уизли немедленно кинулся к ним.

- Привет, Джеймс! Весёлого Рождества!

Всех остальных он тоже поприветствовал. Гарри заставил себя пробормотать то же самое в ответ. Это было так странно. Он никогда не праздновал Рождество.

«Разве что один раз, когда мне был год» - подумал он.

Разумеется, этого он не помнил. Волдеморт никогда не праздновал Рождество, и Гарри замечательно вырос и без него. Ему не нужно было Рождество, Гарри не верил, что оно может принести людям что-то хорошее.

Мальчик увидел, что к нему направляются несколько Уизли, он узнал близнецов и ещё, кажется, Перси. Гарри сразу понял, что человек со шрамами - Билл, следовательно, тот незнакомец - Чарли.

Уизли подошли к Гарри и поздоровались. Перси явно чувствовал себя неловко, близнецы вели себя как обычно, весьма дружелюбно, а вот Чарли смотрели на Гарри почти с отвращением. Мальчик ощутил, что его хорошее настроение мгновенно испарилось, едва он увидел в глазах Чарли недоверие и злость.

Оставаться Чарли не захотел и удалился на кухню. Гарри не успел задуматься, в чём причина такого отношения, потому что в следующий миг Джинни заключила его в объятья. Рон смущённо стоял рядом с ней.

- Весёлого Рождества, Гарри, - шепнула девочка и все его мысли немедленно ушли на второй план.

Обед оказался весьма занятным. Все сидели за деревянным столом, разговаривали и ели одновременно. Возможно, это не говорило о хороших манерах, но об этом никто, казалось, не вспоминал. И всё же, Гарри не мог не замечать взглядов Чарли. Он сердито хмурился, когда Джинни, сидящая рядом с Гарри, весело смеялась.

- Это ведь Чарли, да? - спросил Гарри, лишь для того, чтобы убедиться, что ни с кем его не перепутал.

Улыбка Джинни стала менее решительной, но она быстро поборола это. Гарри, однако, успел заметить перемену в её настроении.

- Да. Гарри, ты знаешь, что папа не оставляет попыток попасть в Дуэльный клуб? Его кандидатуру не рассматривают. Ужас, да?

- Да, - ответил Гарри.

Гарри понял, что она пытается перевести тему. Похоже, Джинни находилась в ссоре с Чарли. Она ни разу не посмотрела на него, хотя он сидел напротив и не сводил с неё глаз.

Гарри решил не обращать на Чарли внимания. Он пришёл сюда, чтобы увидеть Джинни и Рона. Никто не испортит ему настроения.

Рядом с Биллом сидела очень красивая девушка, Джинни пояснила, что это Флёр, жена Билла. Гарри видел, что она всё время смотрела только на Билла. Казалось, оба они безумно любят друг друга. Гарри мельком посмотрел на Рона, и посочувствовал ему, друг очень скучал по Гермионе. Девушка отправилась кататься на лыжах с родителями и прийти не смогла. Гарри достаточно много знал о магглах благодаря Алексу, но как кататься на лыжах понятия не имел.

- Она собирается скользить по снегу с двумя палками, прикреплёнными к обуви? - воскликнул Гарри, когда Рон попытался объяснить ему, что значить кататься на лыжах.

- Да, - ответил Рон.

- Никогда бы не подумал, что Гермиона настолько отважна, - сказал Гарри.

- В этом нет ничего опасного. Гермиона сказала, что магглы часто так делают. Это вполне распространённое хобби, - ответил Рон. - Лично я думаю, что она выдумала это.

Гарри ничего не ответил.

Джинни помогала маме убирать со стола, все остальные устроились возле камина. Стоял ясный морозный день. Снега не было, но всё равно было холодно. Солнце уже поднималось, и мальчикам пора было уходить.

Проходя мимо гаража, Гарри обратил внимание на небольшую комнатку над ним. Мальчик улыбнулся, разумеется, он помнил, как провёл там десять дней, оправляясь от нападения Пожирателей. В то время он и подумать не мог, что сможет вернуться сюда свободным человеком. Он был уверен, что умрёт. Если не от рук авроров, то от руки Волдеморта. Мысль о Волдеморте заставило его сердце замереть. Этой ночью он снова видел кошмар, наверное, это никогда не закончится. Если он пил зелье, всё было замечательно, но стоило сделать перерыв, и ему снова снились кошмары. Он понимал, что зелье нельзя пить так долго. Если не прерваться, он может привыкнуть, а этого ему совсем не хотелось.

Рядом появился Рон, и Гарри отвлекся от своих мыслей.

- Вспоминаешь счастливые дни? - спросил он, отлично понимая, почему Гарри засмотрелся на эту комнату.

Гарри ухмыльнулся и в шутку сердито посмотрел на Рона.

- Она напоминает мне о том, что я ещё должен отплатить вам за вашу…доброту. Засунули меня на этот чердак, когда я был болен.

Рон виновато улыбнулся.

- Мы никуда больше не могли тебя спрятать. Тяжёлые времена и всё такое.

Гарри окинул взглядом комнатку.

- Не так уж всё было и плохо. Могли бы хотя бы убраться здесь.

- Мы убрались! Мы произнесли очищающие и согревающие заклинания! - возмутился Рон.

- Убрались? Что вы убирали? - раздался голос позади них.

Мальчики обернулись, и увидели миссис Уизли с двумя кружками. Рон не знал что сказать.

- Рон, что вы убирали? Не припоминаю, чтобы когда-нибудь видела тебя за уборкой, - сказала миссис Уизли, вручая мальчикам по кружке.

Гарри взял кружку и внимательно посмотрел на Рона, довольный его испугом.

- О, эм, ничего, мам. Гарри и я, мы просто, обсуждали кое-что, - неуверенно произнёс он.

Миссис Уизли внимательно смотрела на сына, пока тот переминался с ноги на ногу. Она могла точно сказать, когда он лгал, а когда нет.

Она взглянула на Гарри, затем снова на Рона, но ничего не сказала.

- Не стойте здесь слишком долго, холодно, - добавила она, и тепло улыбнувшись Гарри, вышла из комнаты.

- Фуф, так близко. Даже думать не хочу, что со мной сделала бы мама, узнай она правду, - сказал Рон, делая большой глоток какао.

- Какую правду? Что вы помогли мне? - спросил Гарри.

Рон покачал головой.

- Нет, не это. Мама и папа всегда верили Дамблдору. Они знали, что ты убежал от Волдеморта, и рассердились, если бы узнали, что мы прятали тебя и ничего им не говорили. К тому же, мама бы сошла с ума, если бы выяснила, что ты был болен и тебе не оказывали надлежащую медицинскую помощь. Это скорее расстроило бы её больше, чем наш обман, - объяснил Рон.

Гарри не успел подумать об этом, потому что позади них появились близнецы. Оба улыбались.

- Эй, Гарри. Не хочешь полетать? - спросил Фред, протягивая ему свою метлу.

Мальчики бросали шарики в воздух, а затем ловили.

Гарри покачал головой.

- Нет, спасибо.

- Не умеешь летать? - спросил, подошедший к ним Билл.

Гарри собирался ответить, но Рон опередил его.

- Чушь! Гарри летает лучше всех в Хогвартсе! Он самый лучший ловец.

Билл выглядел удивлённым.

- Ты играл в Хогвартсе? - спросил он.

- Да, - ответил Гарри.

- Не думал, что ты умеешь. Кто тебя учил? - спросил Билл.

Гарри не ожидал такого вопроса. Он внимательно посмотрел на Билла.

- Тот же человек, что учил меня всему прочему, - ответил Гарри, принимая оборонительную позицию.

Однако, Билл нисколько не растерялся, даже улыбнулся в ответ.

- Как долго ты учился летать? - спросил он, игнорируя гневные взгляды Рона.

- Нисколько. Однажды я решил, что мне это необходимо и полетел. Инстинктивно, - ответил Гарри.

- Знаешь, Чарли тоже совершенно не учился летать. Просто сел и полетел, как ты, - сказал Билл, спустя некоторое время.

Билл хотел сказать что-то ещё, но, кажется, передумал. Рон с благоговейным трепетом смотрел на Гарри, надо же, он даже не учился летать.

- Если те вещи, о которых я слышал, правда, - сказал Билл. - Твоя инстинктивная магия по-настоящему поражает.

Гарри лишь пожал плечами, он не знал, как реагировать на подобный комплимент.

- Рон говорил, что ты помогаешь в Дуэльном Клубе, - продолжил Билл, пытаясь не улыбаться.

Гарри раздражённо взглянул на Рона.

- Ты должен учить этому, - сказал Билл, внимательно глядя на Гарри.

- Чему? - раздражённо спросил мальчик. Они едва встретились, а этот парень уже указывает, что ему делать.

- Как использовать инстинктивную магию. Ты должен научить этому студентов, это бы им очень помогло, - пояснил Билл.

- Я не должен ничему их учить, это не моя работа, - ответил Гарри. Он понимал, что должен злиться, ведь ему ни с того ни с сего, кто-то начал давать советы. Но, по какой-то неведомой причине, Гарри не мог разозлиться на Билла.

- Не твоя. Но если бы ты помог им, они бы научились защищать себя. Война закончилась, но впереди ещё много сражений.

Солнечные лучи упали на лицо Билла, и его шрамы стали видны более отчётливо. Гарри вдруг ощутил прилив жалости к этому молодому мужчине. Он понимал, к чему ведёт Билл. Ведь, если бы он сам мог лучше сражаться, он вполне мог уберечь себя от подобных увечий.

Мальчики решили вернуться в дом, на улице становилось холодно. Гарри увидел, что взрослые сидят возле огня и тихо беседуют. Их лица были взволнованны, и Гарри догадался, кто стал темой разговора. Тёмный Принц! Или, скорее, фальшивый Тёмный Принц. Хотелось рассмеяться. В самом деле, что за идиот решил испортить себе жизнь подобной глупостью?

Из того, что Гарри услышал, стало понятно, самозванца ещё не поймали, но Министерство делало всё возможное. В нападении на деревню Редхилл погибло десять человек и пострадало ещё четырнадцать. Большинство домов сгорело и многие люди осталось без крыши над головой.

Министерство утверждало, что, несмотря на множество свидетелей, виновного пока найти не удалось.

Гарри знал, что его родители не смогут перестать думать об этом. При нём они старались казаться нормальными, но когда его не было рядом, в этом не было необходимости. Ремус и Сириус тоже подключились к ним, Гарри от этого становилось только хуже.

Он всё ещё удивлялся, что никто не винит его. Это было странно. Он никому не сказал о том, что не помнит прошлую ночь, ведь это бы ничего не изменило, стало бы только хуже.

Гарри огляделся в поисках Джинни и не нашёл её. Он решил, что она может быть на кухне и направился туда. Ему не хотелось больше слышать о фальшивом Принце, это только портило настроение.

Он уже подходил к кухне, когда услышал оттуда громкие голоса. Он остановился и стал прислушиваться.

- …я уже говорила тебе вчера вечером! Это не твоего ума дела! - кричала на кого-то Джинни.

- Не будь дурой, Джинни. Ты знаешь, кто он и всё равно продолжаешь общаться с ним! - Гарри, разумеется, понял, с кем ругается Джинни. Это был Чарли.

- Кто он, тебя не касается. Прекрати вмешиваться, Чарли! - прошипела Джинни. Она пыталась понизить голос, чтобы никто не услышал, что они ругаются.

Гарри осторожно заглянул на кухню. Чарли и Джинни стояли возле раковины, они, очевидно, мыли тарелки.

- Я не могу не вмешиваться. Ты моя сестра и я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось! - сказал Чарли, сердито глядя на Джинни.

- Я в состоянии сама позаботиться о себе, Чарли. Мне шестнадцать! Я сама решу с кем мне общаться! - продолжала спорить Джинни.

Сердце Гарри пропустило несколько тактов, они говорят о нём.

- Ради Бога, Джинни! Он убийца!

Джинни поставила тарелки и резко повернулась к брату. Её лицо было искажено гневом.

- Не смей так говорить о Гарри! - прошипела она.

- Почему нет? Я не лгу! Он убийца! Он был правой рукой Того-Кого-Нельзя-Называть. Его сыном. А ты всё ещё хочешь встречаться с ним?

- Я встречаюсь с ним, потому что люблю, - медленно и уверенно произнесла Джинни, чтобы брат услышал каждое её слово.

Чарли сердито вздохнул.

- Любовь? Джинни, тебе шестнадцать. Ты ничего не знаешь о любви.

- Я знаю всё о любви, Чарли. Но ты не смеешь говорить об этом. Ты мне не отец. Не смей указывать мне. Мама и папа счастливы видеть меня с Гарри, и ты не имеешь права вмешиваться!

Чарли сжал руки в кулаки и шагнул ближе.

- Не обманывай себя глупыми мечтами, Джинни! Он был самым Тёмным волшебником нашего времени. Он жестокий и злой, точно так же как Он. Ты не сможешь ничего изменить! Тот, кто убил один раз, убьёт снова! Попомни мои слова, Джинни. Рано или поздно, ты узнаешь, что это он стоит за всеми нападениями…

Джинни замахнулась и ударила брата по лицу. На щеке Чарли осталась мыльная пена. Он с потрясением посмотрел на сестру.

- Ты ублюдок! - закричала она. - Как ты можешь говорить такое? Гарри не похож на Волдеморта. Он не жестокий! Он не злой! И он не убийца! Всё что происходило с ним в прошлом, не имеет значения. Он убивал по приказу! Гарри никогда не убивал по своему собственному желанию! - глаза Джинни наполнились сердитыми слезами, руки сжались в кулаки. - Ты так спешишь обвинить его в чём-то. Почему ты тогда и к своей семье не присмотришься? Папа - аврор. Он убил столько людей. Билл, Фред, Джордж и даже Перси, все они приняли участие в последней битве. Они причиняли боль и даже убивали! Ты же не приравниваешь их к убийцам! - продолжала кричать Джинни.

- Это другое, они убивали Пожирателей Смерти! - закричал на неё Чарли.

- Так же как и Гарри!

Чарли замешкался лишь на секунду. Затем он снова яростно посмотрел на сестру.

- Я пытался открыть тебе глаза, но тебе больше по вкусу витать в облаках. Твоё доверие к нему скоро рухнет, Джинни. Ему нельзя доверять. Только подумай, если он убил того, кого называл отцом, почему ты считаешь, что он и тебя не убьёт?

Гарри отошёл от двери, не в силах больше слушать. Сердце стучало как безумное, причиняло почти физическую боль, он сжал кулаки так сильно, что ногти стали впиваться в кожу. Гарри развернулся и ушёл, это всё, на что он был сейчас способен. Не глядя ни на кого, мальчик прошёл через гостиную и направился к двери.

Он продолжал идти. Рон что-то крикнул ему, кажется, спросил, куда он идёт. Гарри не ответил. Он перепрыгнул через невысокую ограду и побежал. Он не хотел останавливаться. Слова Чарли нанесли слишком больной удар. В своей жизни он сделал так много плохого, так много, что сейчас просто не мог остановиться, не хотел принимать этого. Гарри был убийцей. Он принял это. Гарри убивал много раз. Он и это принял. Он предал Волдеморта. Он убил человека, который вырастил его. И этого Гарри принимать не хотел. Тот, кто научил его всему, что знал сам. Тот, кто дал ему власть. Он убил его. Чарли прав. Гарри нельзя было доверять. Как можно доверять человеку, который предал собственного отца?

Глава 14

Раскрыть твою душу

Лили сделала глоток кофе и, который уже раз, взглянула на часы. Стрелка подползла к десяти, а Гарри до сих пор не вернулся. Говорить не хотелось, снова спорить с Джеймсом, тем более. Она не понимала, почему Джеймс отказывается искать сына. После всего пережитого в прошлом году, она считала, что мальчика необходимо найти.

Женщина вздохнула и потёрла виски, пытаясь унять головную боль. Она ужасно злилась на Гарри.

«Ну почему он всё время так поступает?» - подумала она. Вот уже в третий раз Гарри убегал посреди праздника. В первый раз это произошло во время домашней вечеринки, но тогда она не могла винить его, ведь, судя по рассказу Демиана, Гарри действительно был расстроен. Ему простили этот поступок. Второй раз он пропал в День Рождения Демиана, и снова у него была уважительная причина. Смерть Беллы, Гарри не мог не прийти на её похороны. Эта мысль вновь заставила Лили ощутить прилив ревности. После всего, что эта женщина натворила, Гарри по-прежнему любил её. Лили оттолкнула от себя эти мысли, не время думать об этом. Она понимала, что и сейчас у Гарри должна быть веская причина, но, к сожалению, понятия не имела какая.

Когда они узнали, что Гарри сбежал, все немедленно бросились на его поиски, но ничего не нашли, он просто исчез. Вернувшись домой, Демиан даже пытался звонить брату на мобильный телефон, но толку не было. Лили было жаль Джинни, девочка так расстроилась, когда узнала, что Гарри убежал, она почти плакала. Молли попыталась выяснить у неё и своих сыновей, кто и что сказал Гарри, но никто не понимал, что случилось. Они все считали, что Гарри весело проводит время.

Лили вздохнула и допила свой кофе. Она ужасно устала, но не могла идти спать, пока не вернулся сын. Лили раздражённо посмотрела на Джеймса, он неподалёку разговаривал с Сириусом и Ремусом. Демиан тихо сидел в углу комнаты. Под рождественской елью лежала куча нераскрытых подарков.

«И это Рождество», - с грустью подумала Лили.

Джеймс изо всех сил пытался не думать о Гарри.

«Мальчику семнадцать, - убеждал он себя, - Он вполне может сам о себе позаботиться. Я не побегу снова его искать». С одной стороны, Джеймсу очень хотела выйти из дома и броситься на поиски сына, но с другой, он понимал, что так не может больше продолжаться. Сколько ещё он будет бегать и искать его? Гарри должен перестать себя так вести.

Джеймс сочувственно посмотрел на младшего сына. Он предложил ему открыть подарки, чтобы как-то оживить атмосферу, но мальчик отказался, сказал, что откроет подарки лишь вместе с братом. Джеймс не нашёл что сказать на это.

Сириус и Ремус предложили поискать Гарри, но Джеймс не отпустил их. Никто не станет никого искать, Гарри и сам знает путь домой. Джеймс из последних сил пытался держать себя в руках, нельзя было ещё больше ухудшать ситуацию.

Внезапно в коридоре раздался шум. Кажется, кто-то открыл дверь и вошёл. Все, кто находился в комнате, вскочили на ноги и бросились в коридор, откуда послышался страшный грохот и последующие ругательства. Джеймс первым выскочил из комнаты и увидел Гарри, который в этот момент как раз поднимался с пола. Похоже, он сшиб вешалку для пальто, отсюда и грохот.

Подняв голову, мальчик улыбнулся смотрящим на него людям.

- Привет. Кто поставил сюда это? - спросил он, указывая на вешалку.

Лили и Джеймс внимательно следили за сыном, он выглядел весьма странно. Он ещё никогда так широко не улыбался, а глаза у него наоборот слипались. Мальчик слегка пошатывался и когда шагнул вперёд, споткнулся на ровном месте и снова едва не упал.

Внезапно Лили поняла, что не так с её сыном.

- Ты пьян? - воскликнула она.

Гарри посмотрел на неё, изо всех сил пытаясь сфокусировать взгляд, после чего усмехнулся.

- Нет! - совершенно неубедительно ответил мальчик.

Увидев серьёзное лицо матери, он пожал плечами.

- Ну, хорошо, да! Я немного выпил, - сказал он, попытавшись пальцами изобразить, сколько именно он выпил. - Но немного больше, чем надо, - он рассмеялся и снова чуть не упал.

Несмотря на возрастающую злость, Джеймс шагнул к сыну и придержал его, чтобы он не упал. Гарри кое-как принял вертикальное положение и ухмыльнулся.

- Идём, - тихо сказал Джеймс, увлекая мальчика к лестнице. Понятно было, что Гарри совершенно невменяем, сейчас от него ответов всё равно не добиться. Ему нужно было поспать.

Гарри отцепился от Джеймса и сам пошёл к лестнице.

- Всё в порядке, в порядке. Я могу…справиться, - Гарри замолчал и схватился за перила, чтобы не упасть назад.

- Иди спать, мы поговорим утром, - сказала Лили, в то время как Демиан направился к брату. Гарри даже не мог сам подняться по лестнице, удивительно, как он сумел добраться до дома.

Гарри отмахнулся от Демиана и посмотрел на Лили.

- Хорошо, - пробормотал он.

Но прежде чем уйти, Гарри обернулся и посмотрел на присутствующих.

- А знаете что? - начал он, - Я навсегда запомню этот день. Я хочу, чтобы вы знали это…никогда его не забуду, - проговорил Гарри, пошатываясь, - И не потому, что сегодня было моё первое в жизни Рождество. Нет, не поэтому…

Лили вздрогнула. Эта мысль ей в голову не приходила. Она сосредоточилась лишь на том, что сегодня Гарри первый раз встретит Рождество с семьёй, но она и подумать не могла, что у него это первое Рождество в жизни.

- Я никогда не забуду этот день, потому что получил сегодня хороший урок, - Гарри усмехнулся и в его сонных глазах появился странный блеск, - Я понял, что не имеет значения, как сильно я стараюсь…не важно, сколько лгу самому себе, я никогда не смогу приспособиться.

Джеймс выглядел так, будто его ударили по лицу. Простое заявление Гарри, заставило всех замолчать. Мальчик даже не предполагал, что его пьяные слова вызовут такую реакцию.

- Я должен был понять, правда. Это же очевидно. Неважно, что я делаю, все всегда будут знать меня как Гарри, убийцу! Убийца Волдеморта…предатель Волдеморта, - даже сейчас Гарри не мог скрыть боли в своём голосе.

- Гарри…, - начал Джеймс, направляясь к сыну.

- Нет, нет. Это правда. Это правда, ведь так? Я предал его. Он прав, он прав. Я злой и жестокий. Он прав. И мне нельзя доверять, - Гарри говорил не очень разборчиво, но все ясно понимали его.

Гарри совершенно переменился, теперь он уже не улыбался. Впервые, боль, которую он всегда так тщательно скрывал, вышла наружу.

Джеймс немедленно бросился к сыну и обнял его за плечи.

- Кто сказал тебе это? - спросил он. Стало ясно, что именно по этой причине мальчик убежал из Норы.

Гарри не ответил. По правде говоря, он врятли понимал, кто стоит рядом с ним. Он был слишком погружён в свои размышления.

- …нельзя доверять…он прав…злой…именно такой я и есть. Злой…сделал ужасную вещь…убил собственного отца, ужасно, ужасно…

Джеймс заметно вздрогнул. Напряжение в комнате стало невыносимым. Сириус и Ремус неловко стояли внизу, после этих слов, они не могли смотреть на Джеймса. Лили плакала, слёзы бежали по её щекам, но она даже не пыталась стереть их.

Собравшись с силами, Джеймс повернулся к сыну.

- Гарри, послушай меня. Он не был твоим отцом. Ты слышишь меня? Он не был твоим отцом. Я твой отец, я…, - Джеймс понял, что слова сейчас бесполезны. Гарри мало что соображал. Мальчик даже не смотрел на него, впился взглядом в пол, снова и снова повторяя:

- …доверять…убийца…отец…

Пытаясь успокоиться, Джеймс осторожно повёл Гарри к комнате.

- Пойдём, Гарри. Тебе нужно поспать, - с трудом выдавил он из себя.

Никто не двигался, пока Джеймс провожал Гарри в комнату. Он уложил сына в кровать, укрыл одеялом и снова вздрогнул, потому что Гарри даже с закрытыми глазами продолжал повторять одно и то же:

- …убил своего отца. Я убил своего отца…

Джеймс спустился вниз. Лили рыдала, Ремус с Сириусом пытались её успокоить. Демиан был слишком расстроен, чтобы что-то говорить. Он ушёл в свою комнату и не ответил, когда Джеймс стучал.

Джеймс опустился на диван, сжав голову руками. Он и подумать не мог, что Гарри по-прежнему чувствует себя виноватым в смерти Волдеморта. Джеймс считал, что мальчик давно сумел преодолеть это.

Он вспомнил слова Гарри, и у него замерло сердце. «Я убил своего отца». Гарри всё ещё считал Волдеморта своим отцом. Гарри всё ещё любил этого монстра! Джеймс просто не мог этого вынести.

Он почувствовал руку на своём плече и увидел рядом Сириуса.

- Сохатый, дружище…, - Сириус не знал, как утешить друга, а посему просто сел рядом с ним.

- Я говорила тебе.

Джеймс взглянул на Лили. Она не поднимала головы, но обращалась явно к нему.

- Я говорила тебе, поговори с ним. Я говорила тебе, что ему всё ещё плохо, но ты не слушал меня.

- Лили…., начал Ремус.

- Нет, Муни! Не защищай его. Это вина Джеймса! - закричала Лили.

- Перестань винить Сохатого. Что он сделал? - спросил Сириус.

- В том и проблема! Он ничего не сделал! - Лили вскочила со стула. - Все говорили, что тебе нужно поговорить с Гарри, помочь ему пережить прошлое. Но ты никого не слушал! Ты не поговорил с Гарри, ты не позволил Целителям поговорить с Гарри! Ты даже не мне позволил с ним поговорить. Ты никогда не поддерживал меня, когда я пыталась затронуть эту тему. «Он в порядке, Лили. Просто оставь его в покое. Не затрагивай это». А сейчас посмотри, к чему это привело! Прошло пять месяцев, а он всё ещё не может отпустить. Он винит себя. Думает что он…он…зло…, - Лили не выдержала и снова зарыдала. Гарри не был злым, он не был жестоким. Он был замечательным мальчиком и не его вина, что в жизни ему пришлось пережить такое.

- Как я мог ему помочь? - тихо спросил Джеймс. - Как я мог помочь ему пережить потерю человека, которого ненавижу всем сердцем? - голос Джеймса стал громче, хотя он не хотел повышать его. - Скажи мне, Лили! Скажи мне, как утешить его. Что мне ему сказать? Это не так просто, как ты говоришь! Гарри винит себя в том, в чём не должен винить, он сожалеет о его убийстве. Убийстве ублюдка, который разрушил нашу семью! Как я могу сочувствовать ему? Я не могу и не буду! Вот почему я не говорил с ним, я не хотел сделать ситуацию ещё хуже! - Джеймс с трудом сдерживал слёзы.

Лили не ответила. Она всё ещё стояла на месте, борясь с чувством вины.

- Нам придётся что-то сделать, Джеймс. Гарри не может так жить! Мы знаем, ему снятся кошмары о Волдеморте, эта вина не даёт ему спать. Ему придётся понять, что в том, что он сделал, нет ничего плохого. Это не зло. Ему придётся понять!

Ремус, Сириус, Джеймс и Лили несколько часов обсуждали, как лучше поговорить с Гарри. Нужно было всё обсудить, заставить его открыться.

- Легче сказать, чем сделать! - сердито пробормотал Джеймс. Почему они никак не поймут, Гарри ни за что не откроется? Этой ночью он наговорил столько лишь потому, что был слишком пьян.

Они решили попытаться разговорить мальчика. Просто находиться рядом и быть готовыми поговорить, когда он будет готов. А что ещё они могли сделать?

Джеймс не смог заснуть этой ночью, слова Гарри не выходили у него из головы. Он не думал, что ему когда-нибудь снова придётся услышать, как Гарри зовёт Волдеморта отцом. Вспоминать о том, с какой болью и заботой звучал при этом голос мальчика, было невыносимо.

Гарри открыл глаза и тут же снова закрыл их. Как же больно. Голова, глаза, всё болело. Он чувствовал себя ужасно. Приложив усилие, мальчик снова открыл глаза и стал дожидаться, пока они привыкнуть к утреннему свету. Оглядевшись, он понял, что лежит в кровати у себя в комнате. Он приподнялся и тут же ощутил волну тошноты.

«Проклятье! Что со мной такое?» - подумал он. И только сейчас, в его памяти всплыли события прошлой ночи. Гарри поморщился, вспомнив ужасное Рождество с Уизли. Впрочем, нет, Рождество было хорошим, а вот подслушанный разговор ужасным. Он очень долго бежал, остановился лишь тогда, когда понял, что находится уже слишком далеко от Норы.

Он просто шатался по улице, то и дело, прокручивал в голове услышанное. Потом понял, что набрёл на маггловский городок, а там уже зашёл в первое открытое заведение. Пивную. Он не помнил, сколько выпил, но, судя по ощущением, всё что в этом заведении было.

Гарри схватился за пульсирующую голову.

«Господи, и зачем я столько выпил!»

Гарри, пошатываясь встал и снова закрыл глаза, они просто горели. Только в этот момент Гарри заметил, что на нём пижама и начал паниковать, он не помнил, как переодевался. Похоже, он слишком много выпил, потому что вообще ничего не помнил.

Гарри забрался обратно в кровать, с ужасом осознав, что это родители переодели его. Он, наверняка, был очень расстроен, когда вернулся домой. Гарри знал, что начинает очень много говорить, когда выпьет, по этой причине он старался избегать алкоголя. Оставалось надеяться, что он успел наплести не так много чуши. Мальчик попытался разобраться в своих мыслях и вспомнить хоть что-то, но сам не заметил, как снова заснул.

Второй раз Гарри проснулся уже в обед, чувствовал он себя немного лучше. Мальчик осторожно поднялся на ноги, стараясь не морщиться от головной боли. Глаза уже почти не болели, зато он чувствовал голод.

Гарри переоделся и спустился вниз, ему нужно было что-нибудь съесть. На кухне обнаружились папа, мама и Демиан, они сидели за столом и обедали. Гарри остановился в дверях, неожиданно ему стало стыдно. Вчера он, похоже, ужасно их расстроил.

«Они должны на меня жутко злиться», - подумал мальчик.

Он захотел немедленно убраться в свою комнату, аппетит пропал. Но в тот момент, когда он собирался уходить, Лили заговорила с ним.

- Ты, наверное, голоден. Садись.

Женщина поднялась с места и стала накладывать ему еды. Гарри сел за стол, стараясь ни на кого не смотреть. Почему он не подумал о последствиях? Это мысль немедленно рассмешила его. Да он же никогда не думал о последствиях, это было не в его правилах.

- Выглядишь не очень. Как себя чувствуешь? - поинтересовался Джеймс.

- Уже лучше, - ответил Гарри.

- И сколько ты выпил? - продолжил Джеймс, когда Лили поставила перед сыном тарелку с едой.

Почувствовав запах еды, Гарри понял, что его снова тошнит.

- Очень много, - с трудом выговорил он.

Демиан улыбнулся и продолжил есть.

Гарри взял вилку, но так и не смог заставить себя что-то съесть. Через некоторое время он отодвинул тарелку. Лили заметила это, но ничего не сказала. Вместо этого она вышла из кухни и вернулась уже с маленьким пузырьком в руках.

- Вот держи, - она протянула его Гарри и, увидев вопрос в его глазах, добавила, - Тебе станет лучше.

Гарри с благодарностью взял пузырёк и, опустошив его, сразу почувствовал себя намного лучше. Все молчали, даже Демиан. Гарри понимал, что они расстроены.

- Эм…насчёт вчерашнего…, - начал Гарри. Джеймс поднял голову, и мальчик увидел боль в его глазах, - Извините, - быстро добавил он. Гарри понимал, что это всё его вина, но он по-прежнему не мог научиться нормально извиняться. - Я не хотел вот так убегать. Я просто… Мне пришлось уйти, извините, - неловко закончил он.

Демиан немедленно отправился мыть посуду, позволив маме и папе поговорить с братом.

- Кто это был? - спросил Джеймс и Гарри растерянно посмотрел на него.

- Где?

- Тот, кто тебе всё это сказал. Билл? Или, может быть, Перси? - Джеймс вчера много думал об этом. Билл и Перси казались наиболее вероятными.

Гарри нервно сглотнул. Неужели он сделал то, чего больше всего боялся? Он рассказал о том, что произошло? Но он ведь не мог повторить слова Чарли, или мог?

- Я…я не понимаю, - сказал Гарри.

Джеймс прикрыл глаза, стараясь подобрать нужные слова.

- Кто обвинил тебя…в том…что случилось с Волдемортом? - Джеймс мысленно обругал себя за то, что даже вопрос нормально задать не смог.

Гарри побледнел, ему стало тяжело дышать.

«Замечательно, только этого мне не хватало!» - подумал мальчик.

- Почему вы думаете…, - закончить Гарри не успел.

- Ты сам сказал нам вчера вечером, когда вернулся со своей пьяной прогулки, - ответила Лили.

Гарри сдался. Это он вчера всё разболтал. Проклятье, он никогда больше не будет пить!

- Это не важно, - сказал Гарри, пытаясь уйти от ответа.

- Я думаю иначе. Скажи мне, кто тебя обвинял, - Джеймс хотел услышать правду.

- Какая разница кто? Забудьте об этом. Когда я выпью, я несу всякую чушь, не обращайте внимания, - попытался отвертеться Гарри.

- Это не чушь, ты был расстроен и…

- А сейчас я в порядке! Честно, мама, не делай из этого трагедию. Забудьте и всё, - твердо сказал мальчик. Голова ещё болела, и разговор начинал ему надоедать.

Джеймс с Лили переглянулись, очевидно, они именно такой реакции и ждали.

- Хорошо, забудем, - сказал Джеймс, - Но тебе придётся загладить свою вину за вчерашнее, - добавил он уже после того, как Гарри немного расслабился.

Гарри удивленно посмотрел на Джеймса, затем вздохнул и, наконец, кивнул головой.

- Знаю. И что мне сделать? - спросил он.

Поттеры переглянулись, прежде чем ответить.

- Поговорить, - одновременно ответили они.

- Поговорить о чём? - спросил Гарри, всё ещё не понимая.

- О тебе. О том, почему вчера ты был так расстроен, - объяснила Лили.

Гарри выглядел раздражённым.

- Вы же собрались забыть об этом! - сказал он, чувствуя, что голова начинает болеть ещё больше.

- Я хочу знать, кто сказал тебе это. Я хочу знать, почему ты так расстроился без повода, - возразил Джеймс.

- Никто ничего мне не говорил! Почему ты не можешь просто забыть? - Гарри начал выходить из себя.

- Потому что, не могу! Я никому не позволю так поступать с тобой. Ты был расстроен и я хочу знать, почему! - в ответ закричал Джеймс.

Гарри вскочил со стула и бросился к двери.

- Гарри, пожалуйста, - крикнула Лили, они с Джеймсом тоже встал на ноги.

- Я иду в свою комнату, - выпалил Гарри, не оборачиваясь.

- Гарри! Подожди! - закричал Джеймс, но было уже поздно. Гарри выбежал из кухни.

Они услышали, как наверху хлопнула дверь и устало опустились за стол.

- Замечательно поговорили, - фыркнул Джеймс. Лили не ответила.

Демиан решил дождаться, пока Гарри успокоится, чтобы поговорить с ним. Честное слово, о чём думали родители, нападая на него со своими расспросами? Они могли хотя бы подождать, пока Гарри не станет лучше.

И, как это обычно бывало, Гарри почти сразу открылся брату. Он рассказал ему о подслушанном вчера разговоре.

- А я то думал, почему Чарли всё время молчит. Он обычно такой весёлый. Вот он и ответ, - пробормотал Демиан. - Гарри, я хотел спросить. Почему ты так расстроился? То есть, я понимаю, конечно, неприятно, когда про тебя говорят такое, но ты обычно не заботишься о том, что думают другие. Почему ты так расстроился из-за его слов?

Гарри ответил не сразу, словно тщательно подбирал слова.

- Знаешь, что я всё время слышу о Волдеморте? - спросил Гарри, внимательно глядя на Демиана.

- Нет, - ответил мальчик, удивлённый подобным вопросом.

- Слышу, что все рады его смерти, слышу благодарности за его смерть. И я могу это понять. Я не обманываю себя, Демиан. Я всегда знал, кто он. Кто он для всего мира. Он, его Пожиратели Смерти, его Чёрная Метка. Но для меня всё было по-другому. Он был лидером, бойцом и у него была цель, только никто не понимал его. Его боялись, потому что не понимали. - говоря это, Гарри не смотрел на Демиана. От этого, правда легче не становилось, - И когда кто-то говорит об этом…о его смерти, они называют меня героем. - Гарри горько усмехнулся, - Они считают, что раз я убил его, то я хороший. Но я то знаю, что это не так и я не собираюсь лгать сам себе. Я сделал это, исполнил предназначение… Я не могу забыть об этом и делать вид, будто ничего не произошло. - Гарри сжал кулаки, эти слова стоили ему больших усилий. - Вчера, когда Чарли сказал всё это, он единственный выставил случившееся не в искаженном свете. В его словах не было гордости, он не называл меня чёртовым спасителем мира. Он говорил обо мне так, как всё есть на самом деле. Я убийца, жестокий и злой. Я знаю это, я не обижаюсь. И никогда не буду. Впервые в жизни кто-то сказал обо мне правду.

Демиан хотел поспорить, но Гарри оборвал его.

- Но когда он говорил о том, что я сделал с Волдемортом…он не сказал что я уничтожил Тёмного Лорда и освободил мир. Он просто сказал, что я убил его. Человека, которого называл отцом. Того, кто вырастил меня. Никто не говорил мне такого прежде. Словно кто-то озвучил мои же мысли. И я не был к этому готов. Это было так неожиданно, я просто не мог там больше находиться.

Демиан с трудом сдерживал нахлынувшие эмоции, а Гарри продолжал говорить.

- Знаешь, чем я всегда гордился больше всего? Своей верностью. Я мог часами спорить с Беллой, убеждая её, что я самый преданный ему человек. Я с радостью отдал бы за него жизнь. Я всегда думал, что умру, защищая его, - последние слова он почти прошептал, а затем всё же поднял взгляд на Демиана. - Я никогда не думал, что такое случится, Дэми. Я никогда не думал, что восстану против него и сотворю подобное. Услышав как Чарли говорит, что мне нельзя доверять, что я предал Волдеморта… Он был чертовски прав. Все его слова были правдой. Как я могу спорить с этим?

Демиан подошёл к кровати и встал на колени перед Гарри.

- Ты не должен так думать, Гарри. Ты знаешь, что это неправда. Чарли дурак! Он сказал чушь. Ты сделал то, что должен был, - но, не имело значение, что говорил Демиан, Гарри отказывался принимать это. Он по-прежнему считал себя предателем, он считал, что ему нельзя верить.

Совершенно расстроенный, Демиан вернулся к себе в комнату. Он и подумать не мог, что Гарри настолько сильно переживает из-за всего, что произошло. Как будто это его вина! Ведь Гарри только защищал Демиана, потому что он был дорог ему. А значит, вина лежит на нём, а не на Гарри.

Демиан решил, что ему необходимо сделать что-то, чтобы всё исправить. Он обязательно поговорит с Гермионой, когда они вернутся в Хогвартс. Она уж точно должна придумать, как помочь Гарри.

Джеймс с Лили пытались, но так и не сумели поговорить с Гарри. Демиан не стал рассказывать им о своём разговоре с братом. Они ведь обязательно снова привяжутся к нему с расспросами, а Гарри этого не нужно.

Праздники прошли довольно быстро и очень скоро все они вернулись в Хогвартс. Джинни немедленно бросилась на шею Гарри, и они в обнимку зашли в гостиную.

- Мне так жаль, Гарри! Господи, мне так жаль! - проговорила она со слезами на глазах.

Она знала причину, Гарри был слишком зол на Чарли, он не мог об этом говорить. Она слишком хорошо знала Гарри.

Гарри успокоил её, сказал, что с ним всё в порядке, и он не расстроен.

Гарри едва держал глаза открытыми, в последнее время он засыпал без зелья и поэтому видел кошмары. У него уже не оставалось сил.

- Ей, дружище. Жутко выглядишь, - заметил Рон.

- Спасибо, - с сарказмом отозвался Гарри.

- Серьёзно, Гарри. Ты как себя чувствуешь? Выглядишь…больным, - Гермиона заботливо посмотрела на него.

- Всё отлично, просто устал от поездки. Как твоё путешествие на лыжах? - спросил Гарри, пытаясь перевести тему. Гермиона принялась рассказывать, и Гарри мог расслабиться.

Утром, за завтраком, Гарри понял, что чувствует себя значительно лучше. Он не знал, может это от того, что слишком устал или из-за возвращения в Хогвартс, но последнее что он вчера запомнил, это историю Гермионы.

Гарри взглянул на стол Слизерина, в надежде увидеть Драко. Вчера за ужином его не было и Гарри это волновало.

Правда, через несколько минут, Драко Малфой вошёл в зал в сопровождении обычной группы друзей. Гарри улыбнулся. Слизеринцы аплодировали, все были рады его возвращению. Никто из них не знал, какую роль Драко сыграл в уничтожении Волдеморта. Если бы все узнали, что Снейп и Драко помогали Министерству, его бы не встречали так радостно.

Гарри внимательно посмотрел на Дамблдора. Интересно, как он сделал это? Как случилось, что такие факты не всплыли наружу? Никто не знал, что случилось перед тем, как Волдеморт аппарировал в Хогсмид. Никто не знал, что Снейп, Драко и даже Демиан были вовлечены.

Гарри покачал головой, прогоняя ненужные мысли. В тот момент, когда он уже собирался пойти на урок, в зал влетели совы. Перед Гермионой как обычно опустилась сова с Ежедневным Пророком. Девушка развернула газету и её глаза в ужасе расширились. Внезапно, весь зал погрузился в тягостное молчание.

Гарри обернулся и посмотрел на родителей. У них тоже была газета, но они испуганно смотрели на Гарри.

Гарри не нужно было читать газету, чтобы понять, что произошло. Ему даже не нужно было слышать слов Гермионы. Он всё понял, лишь посмотрев на побледневших родителей.

Тёмный Принц снова совершил нападение.

Глава 15

Хогсмид

Тёмная комната. За окном светит луна и звёзды, но и они не в силах развеять темноту.

Лорд Волдеморт, могущественный Тёмный Лорд стоял, сложив рук поперёк груди, и внимательно смотрел на стену перед собой. Наконец, собравшись с мыслями, он повернулся к стоящему перед ним Пожирателю Смерти.

Белла дрожала, её руки были сжаты в кулаки, голова опущена. Дыхание женщины было настолько прерывистым, что, казалось, она едва сдерживает рыдания. Белла дожидалась указаний от своего Господина.

Лорд Волдеморт внимательно посмотрел на неё.

- Ты должна радоваться, что его он ушёл, Белла. Если бы он был здесь, я бы лично убил его, - прошипел он.

Белла подняла голову, в её глазах застыли, так и не пролитые, слёзы. Она смотрела на своего Господина, не в силах вымолвить ни слова.

Ничего больше не сказав, Волдеморт покинул комнату. Белла, старательно сдерживающая слёзы, осталась в одиночестве.

Гарри проснулся. Ему потребовалось несколько минут, чтобы осмыслить увиденное. Прежде он никогда не видел во сне Беллу, в его кошмарах был только Волдеморт. Обычно он что-то говорил, а затем его охватывало пламя. Поначалу, мальчик надеялся, что это пройдёт, что воспоминания вскоре оставят его, но память оказалась куда более материальной, чем он мог предполагать. И после каждого такого кошмара, тот факт, что Гарри убил его, становился всё чётче.

Гарри направился в ванну и умылся холодной водой, это всегда помогало ему прогнать ненужные мысли. Мальчик посмотрел на себя в зеркало. Налитые кровью глаза, бледная кожа, его кошмары становились всё хуже и хуже.

- Белла.

Как же сложно было видеть её снова. Почему она приснилась ему? И что значит этот сон? Вспомнив, насколько сильно Белла была расстроена, мальчик попытался понять, почему увидел всё это. Ведь в этом воспоминании его не было, в комнате находились лишь Белла с Волдемортом.

Гарри пытался не думать об этом, но ничего не выходило Он впервые увидел воспоминание, никогда не принадлежащее ему. Но, даже несмотря это, Гарри знал, что разговор шёл о нём. Волдеморт говорил о нём. Как же там было?

«Если бы он был здесь, я бы лично убил его».

Гарри вздрогнул, в его памяти тут же всплыло ещё одно воспоминание, оно принадлежало Питеру Петигрю. Гарри в то время было десять, и он хотел убежать из замка. Тогда, прежде чем стереть ему память, Волдеморт усмехнулся и сказал, что ему не следует волноваться, потому что скоро всё станет как раньше. И когда Гарри отвернулся и сказал, что всё равно однажды узнает правду и убежит, Волдеморт ответил:

«Поверь мне, Гарри, если ты когда-нибудь узнаешь об этом, я лично убью тебя».

Сомнений быть не могло, Волдеморт сказал Белле то же самое, узнав, что Гарри уничтожает его крестражи. Этот момент он и видел во сне. День, когда Волдеморт понял, что Гарри никогда не вернётся, и что ему придётся убить его.

Гарри вздохнул и вернулся в кровать. Сколько же ненависти было в голосе Волдеморта. Заснуть так и не получилось, воспоминание снова и снова возвращалось к нему, но он не мог понять, каким образом сумел увидеть его. Сколько ещё Волдеморт собирается мучить его? Сколько можно смотреть на его ненависть?

Гарри поднялся с кровати и, потирая усталые глаза, отправился в гостиную. Сегодня был день Святого Валентина, до похода в Хогсмид оставалось ещё несколько часов.

Гарри улыбнулся, вспомнив предложение Джинни. Она не теряла времени даром и, не забыв инцидент с Балом, сама пригласила его на свидание.

Гарри сел на стул и закрыл глаза. Очень хотелось вернуться назад в спальню и заснуть, но он понимал, что этого делать нельзя, ему обязательно снова приснится Волдеморт. Поэтому мальчик открыл глаза и попытался прогнать сонливость.

Рядом с ним на столе лежала копия Ежедневного Пророка. Он взял её в руки и посмотрел на первую полосу. Пытаясь сфокусировать взгляд, Гарри прочитал: Третье нападение Тёмного Принца!

Его сразу же охватила злость. На следующий день после окончания каникул, он напал во второй раз, а спустя неделю, уже в третий. Три нападения и он по-прежнему остаётся безнаказанным. В этот раз его вообще успели сфотографировать, лишь когда он улетал.

Гарри смял газету и отбросил её в сторону. Почему его не могут поймать? Какой-то идиот нападает на людей и с лёгкостью уходить от правосудия. Насколько же авроры бездарны. Гарри постарался не думать об этом. Его расстраивало вовсе не бездействие авроров, а тот факт, что он ничего не помнит. Всякий раз, когда случались нападения, он не помнил что делал прошлой ночью. После первых двух нападений, Гарри пытался убедить себя, что это всего лишь совпадения, и он просто так устаёт, что засыпает мгновенно. Но теперь, теперь он не мог не признать, что всё это не просто так.

Но ведь если бы это был Гарри, неужели никто не заметил бы? Рон говорил, что во время нападений Гарри спал, или в гостиной или наверху в спальне. Мог ли Рон солгать? Да нет же, зачем ему это нужно?

Если он просыпался и ничего не помнил о прошедшей ночи, наутро весь мир узнавал о новом нападении. Два дня назад, Гарри проснулся и, осознав, что снова ничего не помнит, помчался в зал. Он схватился Ежедневный Пророк, даже прежде чем Гермиона успела к нему прикоснуться. Но нападения не было. Гермиона встревожено проследила за ним, но Гарри не стал ничего объяснять.

Мальчик пытался разобрать все свои воспоминания до мелочей, чтобы хоть что-то понять. В первый раз он находился на балу, а к вечеру был совершенно опустошён и ужасно хотел спать. Во второй раз, все они как раз вернулись с Рождественских каникул. Тогда он снова жутко устал. Он плохо спал несколько недель, в этом не было ничего странного. В третий раз, у него был последний урок в Дуэльном клубе, и посмотреть на него пришло множество народу. Безусловно, всё это снова утомило его.

Гарри был рад, что наказание закончилось. Правда, последняя неделя выдалась более забавной. Тонкс ушла, и на смену ей пришёл Кингсли Бруствер со своей группой. Гарри, наконец, мог драться на дуэли, как подобает. Всякий раз, сражаясь с аврорами, Гарри одерживал верх, а они выглядели идиотами. В конце занятия, Кингсли предложил Гарри и дальше помогать им с обучением, но мальчик отказался.

«Одной пытки достаточно!» - пошутил он.

Гарри нравился Кингсли, он не был похож на других авроров. У него, по крайней мере, присутствовал талант, а это для аврора редкость. Гарри усмехнулся про себя. Вот бы порадовались папа с Сириусом, услышь они его рассуждения. Гарри считал, что папа достаточно хорош, просто ему нужно быть чуть менее самоуверенным. Сириус тоже со своими обязанностями справлялся хорошо. Ремус, что ж, насчёт Ремуса он мало что знал. И в сражении никогда его не видел. Но Гарри почему-то казалось, что из всех троих, Ремус был самым лучшим. Его рассудительность порой поражала.

Гарри понял, что отвлёкся и постарался вернуться к своим рассуждениям. Итак, все три ночи перед нападениями он был настолько вымотан, что сразу засыпал. Проблема заключалась в том, что он не помнил даже, как добирался до кровати. Если бы кто-то помогал ему раздеться, Рон бы рассказал ему об этом. Сейчас Гарри не пил зелье «Сна без сновидений» и потому, если не видел кошмаров и наутро ничего не помнил, начинал паниковать.

Обычно, когда Гарри просыпался от кошмаров, он едва сдерживался, чтобы не броситься за зельем. В такие моменты ему было почти плевать на последствия. Но он понимал, что это слишком опасно. Он мог привыкнуть к зелью, и тогда оно просто перестало бы действовать. Подобного допускать было нельзя.

Гарри услышал, как студенты понемногу просыпаются.

«Наконец-то», - подумал он, увидев спускающегося Демиана. Гарри необходимо было поговорить с кем-то, чтобы отвлечься от неприятных мыслей.

Воздух был свежим и прохладным. Гарри с Джинни двигались по направлению к Хогсмиду. Деревню украсили ко Дню Святого Валентина. Вокруг летали маленькие купидончики и осыпали улицы лепестками роз. Повсюду были цветы. Гарри вытащил из волос несколько лепестков и, нахмурившись, посмотрел в небо.

- Глупость какая, - пробормотал он и остановился, когда Джинни захихикала. - Что?

- Какой ты романтичный! - с сарказмом произнесла она.

Гарри улыбнулся и обнял её, они вместе направились к магазинам.

- Не так уж я и плох. Ты ведь всё ещё со мной.

Джинни улыбнулась и хотела что-то ответить, но внезапно улыбка исчезла с её лица. Проследив за её взглядом, Гарри увидел кучку рыжеволосых людей. Почти вся семья Уизли столпилась возле магазина приколов. Близнецов не было, и Гарри решил, что это их магазин и они внутри. Зато здесь был Чарли, и он внимательно смотрел на Джинни. Сразу стало ясно, от чего у неё так быстро пропало настроение. Вся её семья с интересом разглядывала витрину, и только Чарли не сводил хмурого взгляда с младшей сестры.

Гарри мельком взглянул на растерянную Джинни и продолжил идти вперёд. Они обнимались, и это приводило Чарли в бешенство.

- Гарри, зайдём сюда, - сказал девочка, указывая на магазин «Всё для квиддича».

Джинни, конечно, состояла в команде, но Гарри понимал, что истинная причина не в том. Она хотела побыстрее скрыться от взгляда брата.

Гарри кивнул, и они вошли в магазин. Появились они оттуда уже спустя несколько минут, так ничего и не купив. Джинни снова выглядела весёлой, они непринуждённо болтали. Неподалёку Гарри увидел Рона. Он шёл рядом с Гермионой, у девушки в руках была коробка конфет в форме сердца. Гарри задумался, он, видимо, тоже должен был что-то купить Джинни. Вот только что, шоколад? Наверное, все девочки любят шоколад, не так ли?

Гарри как раз пытался решить, что подарить Джинни, когда рядом раздался голос.

- Не хотите купить розу, сэр?

Обернувшись, Гарри увидел маленькую девочку в красном плаще и корзиной роз в руках. Она смотрела на Гарри и улыбалась. Девочка была такой очаровательной, ей, наверное, ещё и пяти не исполнилось. Белокурые волосы рассыпались по плечам, а большие голубые глаза доверчиво смотрели на Гарри. Рядом с ней стояла её старшая сестра, Гарри сразу узнал её. Семикурсница с Хаффлпаффа, Сара…кажется. Он не помнил фамилию, но девочки были слишком похожи, определённо они приходились друг другу сёстрами.

Сара тоже улыбнулась Гарри и обняла сестру за плечи.

- Это проект на Валентинов День. Все дети, живущие в Хогсмиде, участвуют. Белла сама выбирала розы, - сказала она.

У Гарри замерло сердце. Белла! Эту маленькую девочку звали Белла.

Он снова взглянул на ребёнка. Она по-прежнему смотрела на него и улыбалась. Гарри полез в карман за деньгами и купил для Джинни розу. Когда он вручал девочке деньги, малышка улыбнулась ещё шире.

- Спасибо вам, - сказала она и вместе с сестрой направилась дальше по улице.

Гарри заметил ещё нескольких детей в красных плащах.

«Как я раньше внимания не обратил?» - подумал он.

Гарри вручил Джинни розу и щёки девочки едва заметно покраснели.

- Спасибо, Гарри, - произнесла она.

Гарри даже не заметил её смущения, он был слишком занят своими мыслями. Сегодня он видел Беллу во сне, а сейчас встретил девочку с таким же именем. Конечно, это только совпадение, но в груди всё равно неприятно ныло. Со времени похорон, Гарри старался о ней не думать, это было невыносимо, он всё ещё чувствовал себя виноватым.

Кто-то осторожно обнял его. Мальчик повернулся и посмотрел на встревоженную Джинни.

- Всё в порядке? - спросила она.

Гарри кивнул, и они двинулись дальше. Вскоре, ребята столкнулись с Демианом и Меной. Гарри удивленно приподнял бровь, увидев, что брат держит девочку за руку. Поймав его взгляд, Демиан тут же убрал руку. Они увидели, как Рон с Гермионой направляются к «Трём Мётлам» и отправились с ними.

Ребята вошли в переполненный бар.

- Тесновато, да? - усмехнулся Демиан, пока они пробивались сквозь толпу.

Гарри осмотрелся, в прошлом году этот бар сгорел дотла. Дейволкеры сожгли его, чтобы выманить людей. Его отстроили совсем недавно и, по мнению Гарри, сейчас он выглядел намного лучше, чем раньше.

Гарри заметил своих родителей, они сидели за столиком вместе с Сириусом, Ремусом и Кингсли и о чём-то разговаривали. Оглядевшись, Гарри понял, что здесь много авроров.

- Что здесь делают авроры? - громко спросил Гарри.

- Думаю, вот ответ на твой вопрос, - сказала Гермиона и указала на группу людей, толпящихся возле стола.

Гарри посмотрел туда и увидел Министра Магии. Ему, похоже, было весело. Авроры, видимо, находились здесь для его охраны.

Гарри в досаде отвернулся.

- Великолепно, только его мне не хватало для поднятия настроения, - мрачно пробормотал он.

Но Гарри ещё понятия не имел, насколько всё плохо.

Джеймс заметил сына вместе с друзьями и улыбнулся, увидев в руке Джинни розу.

«Это хорошо», - подумал он. По крайней мере, его сын более уверен с девушками, чем он в своё время.

- Джеймс! Джеймс! Ты слушаешь?

Джеймс отвлёкся и повернулся к Ремусу.

- Прости, что? - спросил он.

Ремус недовольно взглянул на него.

- Джеймс, у нас серьёзный разговор. Будь внимательнее! - сказал он.

Джеймс кивнул и скрепя сердце вернулся к неприятной теме Тёмного Принца.

- Я говорил Сириусу, что после третьего нападения всё вышло из-под контроля. В общей сложности погибло около тридцати человек! И это не говоря о всех тех, кого он ранил или лишил крова. Лично мне не кажется, что Министерство делает всё возможное!

Джеймс глубоко вздохнул.

- Что они могут сделать? Мы ничего о нём не знаем. Он не оставляет следов, его нападения спонтанны. Он ничего не крадёт, и не охотится за кем-то конкретным. Похоже, он нападает лишь для того, чтобы убить как можно больше народу.

- Мы можем поговорить о чём-то ещё? Хотя бы сегодня. Я не хочу сидеть здесь и думать о нём! - расстроено произнесла Лили.

Джеймс обнял её.

- В самом деле, не думаю, что наш разговор чем-нибудь поможет.

Ремус хотел возразить, но передумал. Сириус поднялся и направился к барной стойке за напитками.

Гарри был увлечён беседой с друзьями. Они нашли столик недалеко от выхода, рядом с Парвати, Лавандой и их знакомыми. Девочки всё время бросали на него любопытные взгляды, но Гарри не обращал на них внимания, ведь рядом с ним сидела Джинни.

Дверь открылась и в бар ввалилась целая толпа.

- Господи, куда ещё то? Здесь больше нет места, - недовольно произнесла Гермиона.

Гарри посмотрел на вошедших, и его взгляд выделил из толпы лишь одного. Найджела. Найджел сидел у Невилла на плечах и с любопытством оглядывался. Фрэнк и Алиса стояли позади них и разговаривали с Молли и Артуром.

Гарри внимательно следил за Найджелом. В этот момент мальчик повернулся и, увидев его, радостно заулыбался.

- Лекс!! - завопил он и принялся слезать с брата.

Невилл осторожно поставил его на пол, и малыш бросился сквозь толпу к Гарри. Ребёнок с разбегу плюхнулся к нему на колени и крепко обнял. За соседним столиком Парвати и остальные удивлённо взглянули на Гарри, бережно обнимающего мальчика. Найджел отстранился, его лицо сделалось серьёзным.

- Ты вернулся, - сказал он.

Сперва Гарри даже удивился, услышав, как чётко Найджел говорит.

«Мерлин! Гарри, ему уже три», - мысленно напомнил он себе.

- Вернулся откуда? - спросил Гарри.

Он понимал, что Найджел имеет в виду. Ведь последний раз он видел Гарри в Реддл-Мэноре с Тёмным Лордом. Ребёнок смотрел на него с опасением.

- Из Тени, - прошептал он.

Гарри пришлось постараться, чтоб скрыть боль. Он даже улыбнулся.

- Да, Найджел. Я вернулся, - успокоил он ребёнка.

- Привет, Гарри.

Гарри поднял голову и увидел, что возле них стоят Фрэнк и Алиса. Гарри пожал протянутую руку Фрэнка.

- Как ты? - спросила Алиса, пока Найджел забирался к ней на руки.

- Отлично, - ответил Гарри.

Он увидел, что Невилл стоит поодаль и ждёт, пока родители вернутся. Гарри отвел взгляд и несколько минут разговаривал с Лонгботтомами.

Фрэнк отправился за напитками и прихватил с собой Найджела. Ребёнок удивлённо смотрел на Гарри, не понимая, почему все зовут его «Гарри».

Алиса села рядом.

- Он всё ещё напуган, - сказала она.

У Гарри перехватило дыхание, он не хотел этого разговора. Он старательно избегал встреч с Фрэнком и Алисой именно потому, что боялся говорить о том, что произошло в Реддл-Мэноре. Ничего хорошего из этого выйти не могло.

- С ним разговаривали Целители, он боится темноты. Но все они как один говорят, что это нормально. Все дети боятся. Но Найджел больше боится…Его, - Алиса выглядела ужасно расстроенной. - Он считает его Тенью. Найджел спрашивал о тебе. Хотел знать, не причинила ли Тень тебе вреда…

Гарри почувствовал возрастающую злость, он правда не хотел об этом говорить.

- Алиса, давай поговорим об этом в другой раз, - произнёс он, пытаясь казаться безразличным.

Алиса внимательно посмотрела на него.

- Хорошо, нам нужно будет поговорить. Я должна сказать тебе кое-что.

Гарри только кивнул, в душе обещая себе, что больше не заговорит с ней. Алиса поднялась с места и направилась к мужу и сыновьям.

В баре стоял невероятный шум, даже человека, сидящего рядом, услышать было невозможно. Гарри пытался понять, что говорит ему Демиан.

- Это смешно! Нам нужно уйти, - не выдержал Рон, после того, как в третий раз не расслышал слов Гермионы.

- А мне здесь нравится, к тому же в других местах то же самое. Давайте возьмём ещё выпить и потом пойдём! - предложила Гермиона.

- Я принесу! - отозвался Гарри и ушёл за напитками.

Когда Гарри возвращался к столу с шестью бутылками сливочного пива, он столкнулся с очень пьяным Чарли Уизли.

Гарри посмотрел на него совершенно безучастно.

- Прошу прощения, - сказал мальчик и попытался обойти, но Чарли не пропустил его.

Гарри, не ожидавший такого, отступил на шаг и внимательно посмотрел на молодого человека.

- Что, доволен прошедшими неделями, а, Поттер? - в глазах Чарли без труда можно было прочитать угрозу.

- Что? - сердито отозвался Гарри.

- Ты, видно, считаешь себя самым умным. Нападаешь на людей, а потом заставляешь всех верить в свою невиновность.

Слова Чарли ужасно разозлили Гарри, но он старался держать себя в руках. Из-за большого скопления народа, на них никто не обращал внимания.

- Скажи мне, ты ведь получаешь удовольствие, делая всё это? - яростно спросил Чарли.

Гарри снова отступил, он не хотел никому вредить. К сожалению, Чарли ещё не договорил и снова приблизился к нему.

- Держись подальше от моей сестры, Поттер! - пригрозил ему Чарли.

В глазах Гарри появилась холодная ярость.

- Почему ты не скажешь своей сестре держать подальше от меня? - усмехнулся Гарри.

Лицо Чарли налилось кровью, знаменитый характер Уизли давал о себе знать.

- Она может и глупа настолько, что не видит, кто ты на самом деле. Но я не слепой! Оставь её в покое!

- Ты может и не слепой, но уж точно тупой. Если знаешь, кто я на самом деле, зачем угрожаешь? - со злостью произнёс Гарри.

- Я не боюсь тебя, Поттер, - ответил Чарли, с глупой гордостью.

- Тем хуже для тебя, - усмехнулся Гарри.

Наверное, это было уже слишком. Когда Гарри в очередной раз попытался обойти его, Чарли схватил мальчика за воротник и притянул к себе. На этом терпение Гарри лопнуло. Он сжал бутылки с такой силой, что сам удивился, как они остались целыми.

Чарли что-то говорил ему, но всё что Гарри слышал, это шум крови у себя в ушах.

Гарри взглянул на руки Чарли, потом на него самого, в его глазах явно читалось желание убивать. В следующую секунду Чарли отпустил его и отдёрнул руки, будто обжёгся. Его лицо исказилось от боли, и он испуганно взглянул на мальчика. Как он это сделал?

- Осторожнее, мистер Уизли. Вы же не хотите сделать то, о чём потом будете жалеть?! - прошипел Гарри, едва сдерживая гнев.

- Ты сейчас угрожаешь мне? - спросил Чарли, снова обретая дар речи.

Гарри ухмыльнулся и наклонился к нему.

- Я никогда не трачу время на бессмысленные угрозы.

Чарли начал нервничать, потому что глаза Гарри на короткий мир потемнели.

Гарри уже уходил, но напоследок ещё раз повернулся к Чарли.

- И ещё, на твоём месте, я бы оставил Джинни в покое. Она единственная причина, по которой ты всё ещё стоишь здесь. Ты должен быть благодарен ей.

С этими словами, Гарри развернулся и, не оборачиваясь, направился к столику.

Когда он вернулся, Рон уже поднимался с места.

- Наконец! А я думал, куда ты пропал!

- Там была очередь! - ответил Гарри, опуская бутылки на стол.

Следующие полчаса они просто пили и разговаривали. Гарри пытался не думать о Чарли, он того не стоил. Он даже не смотрел в его сторону.

Он увидел, как Алиса уносит Найджела из бара, видимо тут было слишком шумно. Фрэнк и Невилл сидели за столом с аврорами и о чём-то разговаривали.

Гарри как раз двигался в сторону бара, когда снаружи раздался мощный взрыв. Пол задрожал, и люди закричали.

Не тратя времени попусту, Гарри, как и большинство авроров, бросился к окну. Демиан и Рон тоже последовали их примеру. То, что они увидели, привело их в ужас.

По улице двигались люди в чёрных плащах. На их бледных лицах прочно обосновался восторг, они взрывали и уничтожали всё на своём пути, пытались выманить людей на улицы. Гарри неотрывно следил за происходящим, нападавших было слишком много. Около трёхсот и все они были в чёрном.

Демиан в панике взглянул на брата.

- Это…

- Да, - отозвался Гарри, даже прежде чем Демиан договорил.

Он продолжил с ужасом смотреть в окно. Хогсмид снова окружили Дейволкеры.

Глава 16

Нападение

Когда люди поняли, кто напал на деревню, началась паника. Все кричали и не знали куда бежать. Авроры тут же бросились к Министру, чтобы аппарировать с ним в безопасное место. И когда их попытки не увенчались успехом, все поняли, что аппарировать не получится. По всей видимости, Дейволкеры окружили Хогсмид антиаппарационными чарами.

Гарри закрыл глаза и постарался сосредоточиться на антиаппарационных блоках. Он почувствовал стены вокруг себя, но с той же ясностью осознал, что сможет сквозь них пробиться. Сам он мог аппарировать без труда, но не сумел бы никого взять с собой. Блоки пропустят его одного, а это не выход.

Он оглянулся. Авроры велели всем отойти от окон и дверей и собраться посередине комнаты. Мадам Розмерта выглядела ужасно напуганной. Однажды она уже потеряла своё заведение из-за этих существ и не хотела, чтобы подобное повторилось.

Авроров никто не слышал, поэтому Джеймсу с Сириусом пришлось влезть на стол и пустить в воздух несколько красных искр, чтобы люди обратили на них внимание.

- Пожалуйста! Послушайте! - прокричал Джеймс и все мгновенно повернулись к нему.

- Сохраняйте спокойствие. Мы знаем, что это вампиры! Они не могут войти без приглашения! Здесь безопасно! - проговорил Сириус.

Однако, людей это не успокоило.

- В прошлый раз это не сработало!

- Они всё здесь подожгут!

- Они выманят нас наружу!

- А мы будем дожидаться их здесь!

Джеймс с Сириусом снова пустили в воздух сноп искр.

- Пожалуйста! Успокойтесь! Паникой дела не решить! - закричал Джеймс.

Люди вновь притихли.

- Авроры всё уладят. До тех пор пока нам не удастся сбить антиаппарационные чары, все должны оставаться внутри. Мы сделаем всё, чтобы защитить вас! - продолжил Джеймс.

Гарри подметил, что когда папа выполнял работу, он делал это потрясающе. Раньше он за ним этого не замечал.

«Потому что он был слишком занят, охраняя тебя!» - подумал Гарри и тут же отогнал от себя неприятные воспоминания. Он не хотел об этом вспоминать!

Фадж был смертельно напуган. Очевидно, раньше он никогда не попадал в столь опасные ситуации. Он не знал, что ему предпринять. Стоял посреди бара, бледный, испуганный и сжимал палочку так, будто от неё исходили жизненные силы.

Мадам Розмерта неуверенно шагнула к Джеймсу и что-то прошептала ему дрожащим голосом. На лице Джеймса появилась облегчение, и он снова повернулся к людям.

- Мадам Розмерта только что сообщила мне, что на стены и крышу бара наложены защитные чары. Их ничто не возьмёт. Вы все в безопасности.

Люди вздохнули с облегчением, лицо Фаджа даже стало нормального цвета.

- Нам нужно привести сюда как можно больше людей. Это, скорее всего, самое безопасное здание! - Крикнул Кингсли остальным аврорам.

Фрэнк вызвался отправиться одним из первых. Сейчас он о чём-то разговаривал с Невиллом, видимо, вынуждал его остаться внутри.

Гарри посмотрел на папу, тот тоже собирался уходить. Взглянув на сына, Джеймс направился к нему. Гарри хотел попросить у Джеймса взять его с собой, ведь все знали, как хорошо он умеет сражаться.

- Оставайся внутри, Гарри, - взволнованно проговорил Джеймс.

Гарри не поверил своим ушам. Папа не хотел, чтобы он сражался? Но почему? Мальчик посмотрел Джеймсу в глаза и понял: он боится, что с ним что-то может случиться. Гарри открыл рот, чтобы поспорить, но неожиданно передумал. Если папа не хочет, чтобы он вмешивался в весь этот кошмар, тем лучше. В конце концов, разве это его проблемы?

Джеймс уже собирался уходить, но Гарри остановил его. Прежде чем Джеймс успел спросить, в чём дело, Гарри положил руку на его палочку и её конец тут же заострился. Джеймс поразился, насколько силён был его сын в невербальной магии.

- Прямо в сердце, - шепнул ему Гарри.

Джеймс улыбнулся и едва удержался, чтобы не обнять его. Он знал, что Гарри не любил подобного.

- Не выпускайте никого, - шепнул ему Джеймс и вышел из бара.

Он велел аврорам сделать со своими палочками то же самое.

Гарри с ужасом наблюдал за происходящим на улице. Только бы авроры не забыли, что волшебство использовать нельзя, оно им не поможет.

Из бара вышел последний аврор, и люди с ужасом переглянулись. Гарри огляделся, здесь находилось много студентов Хогвартса, в основном пятые, шестые и седьмые курсы. Его сердце застыло, потому что он нигде не видел Драко. Гарри подошёл к окну, Дейволкеры продолжали нападать, они сжигали одно здание за другим. К сожалению, далеко не на всех находились защитные чары.

Авроры хорошо сражались, но силы явно были не равны. Они извлекли из прошлого урок и теперь бросали в вампиров огненные шары, а когда получалось, пронзали им грудь остриём своей палочки.

По улицам бежали перепуганные люди. Гарри с ужасом смотрел, как Дейволкеры впиваются им в шеи, снова и снова. Авроры пытались им помочь, но всех спасти не могли.

Гарри обернулся и увидел, что Демиан тоже смотрит в окно. Казалось, он и сам готов был броситься на улицу и сражаться. Гарри отвёл Демиана в сторону и присел рядом с ним. Он поймал взволнованный взгляд Лили и подал ей знак, что всё в порядке.

- Останься здесь, - велел он.

Он встретился взглядом с испуганной Гермионой.

- Гарри, мы должны что-то сделать!

Гарри разрывался. Одна его часть очень хотела помочь, ведь он боялся, что могут пострадать папа, Сириус и Ремус. А другая часть, его тёмная часть приказывала отступить и наблюдать. Пусть они сами разбираются с этим хаосом и убийствами. Это, в конце концов, работа Министерства! Их учили разбираться с подобным, вот пусть и выполняют свою работу как следует.

Крики за окном стали громче, люди взволнованно переглядывались.

Студенты у одного из окон закричали, увидев, как трое Дейволкеров движутся к бару. Ребята немедленно отскочили от окна. Дейволкеры подошли ближе и бросили в стену бара небольшие треугольники. Защитные чары сработали, и бар уцелел. Вампиры растерялись, а, осознав, что произошло, сердито зашипели. Они попытались снова, но не смогли разрушить заклинания. Тогда они подошли к двери и с лёгкостью сорвали её с петель.

- Облегчите сами себе участь, выходите! - закричал один из них.

Гарри уже держал в руке палочку. Он понимал, что произошло. Стены и крыша были защищены, но дверь нет. Нельзя было наложить чары и на дверь, ведь никто бы не сумел войти. И теперь проход был свободен, вампиры могли бросить внутрь что угодно. Бар мог взлететь на воздух в любую секунду.

Гарри встретился взглядом с Гермионой и направил на себя палочку. Он осторожно провёл ей вниз и вверх по своему телу и выразительно посмотрел на друзей. Гермиона кивнула, она всё поняла и что-то прошептала ребятам. Все они достали палочки.

- Убирайтесь прочь! Вы не можете войти и вы не можете выманить нас! Просто оставьте нас в покое! - слова Министра прозвучали ужасно глупо.

Гарри прикусил себе язык, чтобы не заколдовать глупого Министра. Честное слово, неужели нельзя держать язык за зубами!

Вампиры ухмыльнулись и достали новые треугольники.

- Мы просто испытаем вашу теорию на практике, Министр!

Вампиры бросили устройства одновременно, и в этот же момент Гарри крикнул:

- Давайте!

Ребята в одно мгновение оказались у дверей. Гермиона и Рон с правой стороны, Джинни и Демиан с левой. Гарри встал посередине. Ребята одновременно создали щиты, и вокруг всех них образовался один большой разноцветный шар. Нужный эффект был достигнут, дверной проём заблокировался. Треугольники столкнулись со щитом, и их отбросило назад в вампиров. Те поймали их и ошеломлённо уставились на щит. Они увидел Гарри, стоящего прямо перед ними, и зарычали от злости.

Ребята стояли на своих местах и защищали дверь. Как Дейволкеры не пытались пробиться, у них ничего не выходило, и, наконец, они нехотя отступили. Их глаза всё ещё были прикованы к Гарри.

Когда вампиры ушли, ребята убрали щиты.

Рон слабо улыбнулся.

- Держу пари, ты рад, что научил нас этому, не так ли? - спросил он.

Гарри рассмеялся и похлопал Рона по плечу.

- Хорошая работа, мистер Уизли, - усмехнулся он. Гарри поднял выбитую дверь и пробормотал: Репаро. Не выход конечно, но зато дверь встало на место.

Люди в баре поражённо смотрели на подростков. Лили первая очнулась от оцепенения и шагнула к своим сыновьям. Она крепко обняла их, словно желая убедиться, что они целы.

- Большое дело, мам, мы и прежде это делали…, - Демиан резко замолчал, осознав, что он только что сказал.

Лили сердито посмотрела на Демиана а затем повернулась к Гарри.

- Что? - мальчик пожал плечами.

Молли в этом время уже успела обнять Рона, Джинни и Гермиону.

- О, Господи, о чём вы только думали? Это могло не сработать. Вы могли погибнуть, - причитала она.

- Мам, если бы мы этого не сделали, то сейчас все были бы мертвы, - сказал Рон.

Гарри встретился взглядом с Чарли и, увидев с какой ненавистью тот смотрит на него, немедленно отвернулся. Он не понимал. Почему он так смотрит? Ведь Гарри и ребята только что всех спасли.

Чарли шагнул к ним и схватил Рона за руку, чем очень удивил Гарри. Он был уверен, что Чарли идёт сюда за Джинни. Но тот оттащил Рона за угол и принялся о чём-то с ним спорить. Гарри отвернулся, его это не волновало.

- …что ещё он преподаёт вам? Чему ещё он вас учит?! - сердитые слова Чарли всё же долетели до Гарри.

- Да пошёл ты, Чарли! Ведёшь себя как идиот! Просто отстань от Гарри, понятно?! - сердито ответил Рон.

Гарри улыбнулся, услышав, как Рон защищает его. Через пару секунду он оставил Чарли, а сам вернулся к Гарри, крепко сжимая в кулаке волшебную палочку.

Дверь снова распахнулась. Гарри уже выхватил палочку, но в бар вошёл аврор с раненной женщиной на руках. Он остановился и положил её на один из столов.

- О, Боже! - воскликнула Лили, увидев на шее женщины укус.

Аврор обратился к Розмерте.

- Нам придётся принести раненых сюда! Мы не можем аппарировать, а это здание самое безопасное! Мы попробуем доставить сюда остальных!

Розмерта кивнула и посмотрела на женщину.

- Сделайте что-нибудь, помогите ей! - обратился к ней аврор.

Розмерта выглядела потрясённой.

- Что я могу сделать? Я не знаю, как ей помочь! - в панике закричала она.

Лили немедленно вмешалась.

- Розмерта, принеси чистые полотенца, и вскипяти воду. Ещё нам нужны зелья для оказания первой помощи. Давай же!

Розмерта принесла то, что просили, Лили немедленно принялась помогать раненой женщине. Она не была Целителем, но несколько заклинаний по оказанию первой помощи знала.

Через несколько секунд, авроры занесли в бар ещё раненых, а вслед за ними внутрь заскочили испуганные третьекурсники.

Лили полезла в коробку за зельями от боли, но её рука наткнулась на пустоту.

- Нет! Мы же не можем выйти! Нам нужно больше! О Боже!

Женщина посмотрела на лежащего перед ней человека. Ему, вероятно, было ужасно больно. Что она могла сделать? Лили достала палочку и собралась с силами, она должна была его ошеломить. Конечно, это не выход, но человек всё время трясся, в его шее не хватало целого куска!

Со слезами на глазах, она направила палочку на мужчину и уже собралась произнести заклинание, когда кто-то схватил её за руку. Она повернулась и увидела Гарри.

- Я знаю, что делаю. Так ему не будет больно, - объяснила Лили.

Гарри повернулся к пострадавшему и посмотрел ему в глаза. Без всяких слов, мальчик достал из кармана маленькую коробку и, поставив её на стол, увеличил с помощью невербальной магии.

Лили уже видела эту коробку прежде. Сириус вернул её Гарри после суда и мальчик всё время носил её с собой. Лили открыла коробку и извлекла зелья наружу. Она посмотрела на сына с благодарностью, но мальчик уже отошёл в сторону.

Лили улыбнулась своему сыну. Он всегда приходил на помощь, но, Мерлин, никогда не позволял себя благодарить. Она дала мужчине обезболивающее и вздохнула с облегчением, когда тот немного расслабился.

Большинство старшекурсников делали всё, что могли: помогали раненым и успокаивали ребят помладше.

- Мы больше не выдержим! Здесь нет места! - крикнул Джеймсу шестикурсник из Рейвенкло, когда в бар хлынул очередной поток людей.

Здесь и правда было ужасно тесно. Гарри задумался и, подняв палочку, наложил на стулья уменьшающие заклинания. Мебель немедленно приобрела кукольный размер, и мальчик убрал её в конец бара. Увидев его действия, прочие семикурсники принялись помогать, оставляя только столы для раненых. Вскоре, места стало значительно больше, но по-прежнему было тесновато.

- Розмерта, здесь есть погреб? - спросила Лили, пытаясь остановить у молодого человека кровотечение.

- Эм…да, - растерянно произнесла Розмерта.

Лили подняла голову и посмотрела на собравшихся людей.

- Все послушайте! Нам нужно больше места, особенно для раненых! Пожалуйста, спуститесь в погреб, Розмерта покажет вам путь! - Розмерта с уважением посмотрела на Лили, впечатлённая её находчивостью.

- Наверху есть несколько комнат, туда тоже можно пойти, - добавила Розмерта.

Вскоре в баре стало свободно, большинство отправилось в погреб, а несколько человек, в том числе и Министр, в комнаты наверху. Но пятеро ребят отказывались уходить. Им нужно было остаться рядом с дверью на случай, если понадобится щит. Гарри смотрел в окно, и его одолевала злость. Они проигрывали! Дейволкеры уничтожали всё вокруг, хватали людей, выпивали кровь а затем просто отбрасывали тела в сторону. Мальчик закрыл глаза, увидев, как очередной жертвой стала совсем молодая женщина.

«Это не моя война, это не моя война. Они авроры! Я не буду сражаться бок о бок с ними, я не буду!» - повторял он про себя.

Сражение продолжалось, Дейволкеры ещё несколько раз пытались напасть на бар, но ребята вовремя поднимали щит. Помещение было заполнено ранеными и умирающими. Лили, Молли и ещё несколько человек помогали им. Чарли и Невилл тоже пытались помочь. Гарри услышал, как Невилл говорит что-то о своей маме. Гарри не слышал, как он говорит с кем-то с тех пор, как схватили Джинни и Найджела. Мальчик встряхнул головой, это не имело значения.

Демиан стоял у окна, наблюдая за происходящим, и внезапно закричал:

- О, Господи! Гарри!

Гарри бросился к брату и от того, что он увидел, у него застыло сердце.

Алиса бежала по улице с Найджелом на руках. Рядом с ней бежал Фрэнк, пытался защитить её, но в это же время на них нападали трое Дейволкеров. Найджел был слишком привлекателен для них, и они в мгновение ока отстранили Фрэнка от жены и ребёнка.

Гарри не выдержал, он бросился к двери и выскочил на улицу. Всё уже было не важно, авроры ей не помогут, ни один из них не успеет. А он обязан помочь им, он не допустит, чтобы с Найджелом снова что-то случилось. Гарри даже не заметил, что кто-то выскочил из бара вслед за ним, не заметил, что кто-то бежит с ним бок о бок. Гарри повернулся и увидел Невилла, их глаза встретились, и Гарри увидел в них то же, что в день похищения Найджела. Страх! Страх потерять кого-то близкого.

Гарри и Невилл были уже в нескольких шагах от Алисы, когда перед ними появилось трое вампиров. Гарри продолжал бежать, он бросил в них файербол, но они легко увернулись. Невилл тоже не мог пройти, и ребятам пришлось остановиться. Выбора не было, сперва необходимо было разобраться с ними. Гарри вытащил палочку, и вампиры ухмыльнулись. Они, похоже, решили, что Гарри не знает, что магия на них не действует. Гарри усмехнулся, и на глазах у вампиров палочка мальчика превратилась в длинный меч. Ухмылки исчезли с лиц вампиров, теперь они были потрясены.

Гарри не мог скрыть усмешку. Невилл сумел лишь сделать наконечник своей палочки острым. Вампиры пошли в наступление, двое из них направились к Гарри.

Гарри буквально почувствовал, как затрещало волшебство вокруг него, когда он бросился на вампиров с мечом. Его переполнял привычный азарт, он уже давно ни с кем не сражался. Уже через минуту, вампиры лишились голов, и их прах развеялся по ветру. Как там справляется Невилл, Гарри смотреть не стал, вместо этого он бросился к Алисе, которая к тому моменту уже упала на землю.

Испуганная женщина прижимала к себе сына, пытаясь защитить его любым способом. Она с ужасом смотрела на стоящего над ней вампира. Вампир бросился на неё, намереваясь вцепиться в шею. Женщина закричала и крепче прижала к себе Найджела, она ни за что не отдаст его. Вампир, однако, не сумел подойти к ней. Алиса увидела, как Гарри ударил его и отбросил в сторону, а затем встал прямо перед разъярённым Дейволкером. Вампир попытался напасть, но Гарри одним ударом отсёк ему голову.

Не говоря ни слова, Гарри поставил Алису на ноги и забрал у неё Найджела. Женщине было трудно держать мальчика. Через секунду Гарри, крепко сжимая руку Алисы, и держа на руках Найджела, уже бежал к бару.

Невилл по-прежнему сражался с вампиром. Он видел, как Гарри бросился к Алисе и понял, что его брат и мама в безопасности. А вот папе требовалась помощь, вампиры окружили его и теперь пытались подобраться к шее. Невилл замахнулся и пронзил палочкой сердце вампира. Тот закричал и, как только Невилл вытащил палочку, рассыпался прахом. Невилл выглядел ошеломлённым, он никогда прежде не сражался с вампирами. Не самое приятное зрелище. Невилл отогнал от себя эти мысли и бросился к вампирам, которые нападали на его отца. Одному из них он тут же вонзил палочку в сердце. Сработало, вампир тут же упал на землю. Фрэнк поднялся с земли и отбросил в сторону двоих вампиров.

- Я же велел тебе остаться! - крикнул он Невиллу, сражающемуся с Дейволкерами.

- Не стоит благодарности! - с сарказмом отозвался Невилл.

Фрэнк и Невилл обернулись и через несколько минут оказались рядом с Гарри, Алисой и Найджелом. Фрэнк забрал сына из рук Гарри. До бара оставалось всего несколько шагов, когда на их пути встало семеро вампиров. Они жадно смотрели на Найджела и облизывали запёкшиеся кровью губы.

Фрэнк снова отдал Найджела Алисе и заслонил их собой. Гарри и Невилл встали рядом с Фрэнком. Вампиры рассмеялись.

- Вы не сможете его защитить. Он нужен нам. Дети гораздо вкуснее взрослых. Вы не сможете защитить его! - крикнул один из них.

Гарри почувствовал ярость. Как же он ненавидел этих тварей! Вампиры напали одновременно. Фрэнк защищал Алису от двоих вампиров, направившихся к ним. Ребятам пришлось разбираться с оставшимися. Гарри пытался расправиться с ними как можно быстрее. Взмахнув мечом, он поразил сразу троих вампиров. Те покачнулись, но быстро пришли в норму и попытались напасть на Гарри. Мальчик отскочил в сторону, и в этот же момент увидел две палочки возле трупов авроров.

- Акцио! - крикнул он, палочки сейчас были сподручнее меча.

Вампиры оказались рядом с ним прежде, чем палочки достигли цели. Один из них успел ударить мальчика в живот, и он упал на землю. Правда, через секунду, Гарри снова вскочил на ноги уже с палочками в руках.

- Это бессмысленно, мальчишка! Ты не можешь сражаться с нами, не вмешивайся! - зарычал вампир, глядя на Гарри.

- Назовите меня упрямым, но я всё же попробую доказать, что вы ошибаетесь! - ответил Гарри.

Вампиры бросились на него. Гарри успел оттолкнуть одного из них, и тот упал на землю. Два вампира стали подходить к нему с разных сторон, понимая, что от них обоих он не сумеет защититься. Гарри спокойно дождался, пока они подойдут поближе, а затем одновременно вонзил им в грудь палочки. Их прах развеялся по ветру.

Ждать нападения третьего, Гарри не стал и, резко бросившись к нему, вонзил палочку в грудь.

- Ну вот, доказал, - проговорил Гарри, наблюдая как вампир рассыпается в пыль.

Гарри обернулся и увидел, как Фрэнк пытается бороться с двумя вампирами. Он убрал палочки и бросился в их сторону с мечом.

- Уходите! Идите внутрь! - закричал он, глядя на Фрэнка, его руки кровоточили, и он уже не мог сражаться.

Фрэнк схватил Алису и бросился с ней к бару. Гарри швырнул вампира на землю и отсёк ему голову. Краем глаза он увидел, как Фрэнк снова выбежал из бара и бросился на помощь Невиллу. Победив вампира, он и Невилла затащил в бар.

Гарри вздохнул с облегчением, Найджел в безопасности. Гарри отрубил голову ещё одному вампиру и в этот момент увидел своего отца. Он сражался с вампиром и только что едва избежал укуса.

Гарри двинулся в их сторону, угрожающе занося меч.

Демиан затаив дыхание, наблюдал за происходящим, он не сводил глаз с брата. Он видел, как Гарри расправляется с вампирами, так, словно это была лишь игра. Его хладнокровность и собранность производили впечатление и вскоре уже все прильнули к окнам.

Демиан видел, как Гарри с мечом в руках бросился к папе. Он убил вампира и помог Джеймсу подняться на ноги.

- О, мой Бог! Можно подумать, он всегда этим занимался! - воскликнул мальчик из Хаффлпаффа, когда Гарри убил ещё одного вампира.

Демиан улыбнулся воспоминанию. Оно было одним из самых жутких в его жизни, не считая встречи с Волдемортом, конечно. Тогда Гарри спас его от четырёх вампиров. В этот день Демиан понял, что не безразличен брату. Это был переломный момент в их отношениях.

Демиан обернулся и увидел, что Чарли тоже наблюдает за Гарри. В его глазах теперь не было ненависти, он видел, как Гарри сражается бок о бок с аврорами.

- Он никогда не просил об этом, ты знаешь, - мягко произнёс Демиан и Чарли повернулся к нему. - Его похитили, когда он был ребёнком. Он делал всё это, потому что не знал, что можно по-другому. Он вырос среди этого, это было частью его жизни.

Чарли не ответил, вместо этого он снова посмотрел в окно.

- Его жизнь полностью перевернулась. Не каждый сумеет пережить то, что пережил Гарри. Он уже так много потерял, Чарли. Не отнимай у неё ещё и её, - Демиан внимательно смотрел на Чарли. Конечно, он имел в виду отношения Джинни и Гарри.

Чарли снова не ответил. Он устало опустил голову.

- Она моя младшая сестра. Я не могу не волноваться, - ответил Чарли.

Демиан улыбнулся и вновь посмотрел в окно.

- Ты не можешь не признать, что никто не сумеет защитить Джинни лучше, чем Гарри.

Чарли изумлённо посмотрел на него, но не найдя что сказать, удалился в другой конец комнаты. Демиан увидел, как Гарри отскочил в сторону, потому что Дейволкер швырнул в него треугольник.

Гарри вовремя отпрыгнул в сторону, потому что в то место, где он стоял секунду назад, полетело взрывное устройство. Он посмотрел на Дейволкера, лицо у того перекосило от ненависти и гнева.

Гарри поднялся на ноги, в тот момент, когда вампир вытащил ещё одно устройство.

- Думаю, я знаю, кто ты! - прошипел Дейволкер.

Гарри поёжился от его голоса.

- Ты, видимо, тот жалкий мальчишка, который убил моего брата! - с ненавистью прорычал он.

Гарри ухмыльнулся и сильнее сжал в руке меч.

- Какой ты особенный. Я убил много похожих на тебя подонков! Который был твоим братом?

Дейволкер закричал и швырнул в Гарри ещё один треугольник. Гарри поднял меч над головой.

- Expandlim! - произнёс он, и меч на мгновение стал прямоугольным. Устройство врезалось в него и загорелось, но огонь только соскользнул с меча. Гарри наслаждался потрясением на лице Дейволкера.

- Ты действительно не такой как все! Но я не допущу ту же ошибку, что и Виктор! Ты умрёшь сегодня, мальчишка! - произнёс Дейволкер и в руке у него появился меч.

Понимание медленно прокралось в голову мальчика. Вероятно, это был Лидер Дейволкеров. Его брат был Лидером в прошлом году и Гарри убил его. Этот Дейволкер знал его, потому что в прошлый раз одному вампиру всё же удалось уцелеть. Гарри ухмыльнулся.

- Так ты их новый Лидер? Не знал, что титулы передаются по наследству. Мне всегда казалось, что вы боретесь за первенство, как животные.

- Ты пожалеешь, что оскорбил нас, мальчик! Я стал Лидером, потому что я самый сильный Дейволкер! Не делай свою смерть более мучительной, чем она собирается быть!

Гарри направил на вампира палочку.

- Неа, не сработает, - нахально произнёс мальчик.

Терпение вампира лопнуло, он бросился на Гарри с мечом. Гарри увернулся и попытался отсечь вампиру голову, но тот блокировал его удар. Оба пытались нанести решающий удар, но ни у Гарри ни у Дейволкера пока ничего не выходило. Гарри уклонился от очередного удара и лезвие его меча коснулось руки вампира. Вампир закричал и опустил меч. Когда Гарри собирался нанести удар, четверо Дейволкеров бросились к нему, чтобы защитить своего предводителя. Пока они нападали на Гарри, Лидер уже успел скрыться.

Джеймс с Сириусом увидели, что Гарри сражается с вампирами, и бросились ему на помощь.

- Я, кажется, велел тебе остаться! - крикнул Джеймс, вступая в схватку с вампиром.

- Разве я когда-то слушал тебя? - отозвался Гарри.

- Уходи, Гарри! Я не хочу, чтобы ты был здесь! - закричал Джеймс, защищаясь сразу от двух вампиров.

Гарри, разумеется, не собирался никуда уходить. Он преобразил ещё одну палочку в меч и бросился на вампиров, пытаясь уничтожить как можно больше.

Внезапно за спиной Гарри раздался страшный крик. Мальчик обернулся, умоляя, чтобы там не было того, чего он боялся. Он проклял всё на свете, увидев горящее здание. Из него в панике бежали маленькие дети в красных плащах. Гарри увидел, как несколько старшекурсников пытаются бороться с вампирами, чтобы те не сумели подобраться к детям.

Гарри бросился к детям так быстро, как только мог, краем глаза заметив, что папа, Сириус и прочие авроры бегут за ним. Гарри яростно сражался, он хотел убить как можно больше вампиров, только бы они не успели добраться до детей. Кажется, все дети находились в кафе во время нападения, а теперь, когда его подожгли, они не знали куда деваться.

Выбора не было, вампиры приближались к детям. Гарри превратил меч обратно в палочку и направив её на приближающихся вампиров, закричал:

- MOMENTUM EXPUR!

Земля задрожала, и вампиры упали. Авроры, наблюдавшие за действиями Гарри, сумел удержаться на ногах и, воспользовавшись моментом, убили нескольких вампиров, упавших на землю. В кого-то полетел файербол, другим пронзили грудь палочкой.

Гарри увидел, как в их сторону бежит Фрэнк. Он схватил детей и в буквально смысле понёс их к бару. Демиан, Рон, Гермиона и Джинни, стояли в дверях и принимали испуганных детей из рук Фрэнка. Пока авроры сражались с вампирами, Гарри и Фрэнк принялись относить детей в бар.

Гарри как раз вручил Демиану очередного ребёнка, когда увидел Сару. Она в панике смотрела на детей. Её лицо перепачкалось в грязи, по лбу текла кровь. Кингсли бросился к ней. Она столкнулась взглядом с Гарри, и мальчик увидел панику в её глазах.

- Белла! Я не могу найти Беллу! - сквозь слёзы крикнула она Гарри.

У Гарри упало сердце. Он бросился в толпу вампиров, пытаясь разглядеть маленькую белокурую девочку. Они спали всех детей, как он мог упустить её?

Он оттолкнул от себя вампира, продолжая искать глазами ребёнка. Внезапно он увидел светлую головку и его сердце бешено заколотилось. Перед ним стоял Лидер Дейволкеров, у него в руках была маленькая девочка.

У Гарри сжалось сердце, девочка умоляюще смотрела на него и плакала. Дейволкер держал её за волосы. Мальчик направил на Дейволкера палочку, волшебство не сработает, но он сможет использовать Акцио на Белле.

- Ак…

Договорить Гарри не успел, вампир резко притянул к себе ребёнка и впился зубами ей в шею.

Девочка закричала, и этот крик заставил Гарри задрожать и застыть на месте. Он произнёс заклинание, но вампир слишком крепко держал ребёнка. Он пил её кровь, а сам неотрывно смотрел на Гарри, будто понимал, сколько боли он приносит ему. Гарри бросился к нему, отталкивая вампиров. Лидер Дейволкеров отпустил девочку, она упала на землю, а он скрылся в толпе. Гарри бросился к Белле и увидел рану на её шее. Вампир по-настоящему укусил её! Гарри поднял ребёнка на руки и бросился к бару. Если он успеет, мама сумеет ей помочь. Она выдержит, она должна!

Гарри забежал в бар и бросился к маме. Он положил малышку на стол, не замечая, что весь перемазался в её крови. Лили вскрикнула и подбежала к ребёнку. Увидев сестру, Сара закричала и бросилась к ней.

Гарри с ужасом наблюдал, как мама с помощью каких-то заклинаний пытается остановить кровотечение. Её лицо потемнело, когда она проверила у ребёнка пульс. Не теряя времени, она направила палочку на грудь девочки и в неё врезалось несколько искр. Лили повторяла это несколько раз, пытаясь запустить сердце ребёнка. Наконец, она опустила палочку и покачала головой, по её лицу текли слёзы. Сара закричала и бросилась к телу сестры.

- Белла! О, Господи, нет! Пожалуйста, Господи, нет! Белла!

Не сводя глаз с ребёнка, Гарри отступил на шаг. Слова Сары будто эхом отзывались в его голове, разрушая сердце, разрезая его на куски.

Гарри взглянул на ребёнка. Голубые глаза всё ещё были открыты, и в них застыл страх.

«Она еще ребёнок! Всего лишь ребёнок! Совсем маленькая! Она не может умереть!» - крутилось в его голове снова и снова. Он смотрел, как Сара укачивает сестру на руках, и всё время повторяет её имя.

Он увидел Гермиону и Рона, у них в глазах стояли слёзы. Все, кто был в баре, едва сдерживались, чтобы не заплакать. Внезапно воздух прорезал смех, низкий и грубый. Гарри обернулся. В дверях стоял Лидер Дейволкеров, убийца ребёнка. Его смех наполнил бар, и все взгляды метнулись к нему. Но вампир неотрывно смотрел на Гарри.

Гарри почувствовал, как что-то загорается внутри него.

Демиан в ужасе смотрел, как Дейволкер смеётся над Гарри. Его сердце пропустило несколько тактов, когда он увидел лицо брата. Он знал, что сейчас случится. Изумрудные глаза Гарри почернели.

- О Господи…! - успел выдавить из себя Демиан. В следующую секунду Гарри бросился к вампиру.

Усмешка соскользнула с лица вампира. Да, он собирался выманить мальчика из бара. Он видел отчаянье на его лице, когда ребёнок умирал и понимал, что это разозлит его. Но он и подумать не мог, что мальчишка настолько выйдет из себя.

Авроры скорее почувствовали, чем увидели, как Гарри выскочил из бара. По земле прошла дрожь, когда мальчик бросился к вампиру. Большинство Дейволкеров метнулись на защиту своего Лидера, оставив авроров в покое.

Джеймс едва не задохнулся, увидев Гарри. Его глаза почернели, в руке он крепко сжимал меч, и казалось, видел перед собой лишь одного единственного Дейволкера. Прежде чем Гарри мог добраться до него, на его пути появилось четыре вампира. Гарри отрубил им головы, даже не взглянув в их сторону, он неотрывно смотрел на Лидера.

Мальчик вскинул руку и, бросившиеся было, к нему вампиры упали на землю и закричали. От них повалил дым. Авроры в потрясении смотрели, как Дейволкеры сгорают изнутри.

Гарри схватил ошеломлённого Лидера Дейволкеров и бросил его на землю. Около десяти вампиров немедленно метнулись к Гарри и оттащили его от своего лидера. Мальчик поднялся на ноги и повернулся к вампирам. Ярость в его глазах, заставила их отступить.

Гарри крепче сжал меч и шагнул к ним. Студенты в «Трёх Мётлах» вскрикнули от ужаса. Что делает Гарри? Он не может сражаться с десятком вампиров, даже с мечом!

На глазах авроров и студентов, Гарри бросился прямо в толпу вампиров. Он махал мечом яростно и быстро, он не отрубал им головы, он просто дрался. В сторону полетели отрубленные части тела вампиров. Дейволкеры кричали от боли и отступали. Одного вампира Гарри проткнул мечом, но вместо того, чтобы вынуть меч, он резко поднял его вверх, и вампира разрезало на две части.

Гарри убил большинство вампиров, и снова двинулся к Лидеру. Тот, взбешенный тем, что мальчишка лишил его стольких солдат, тоже направился к Гарри с мечом в руках. Гарри посмотрел на Дейволкера, воздух вокруг зашипел, напитавшийся столь мощным волшебством. Чёрные глаза мальчика неотрывно смотрели на вампира.

Авроры бросились, было на помощь мальчику, но, увидев его взгляд, не смогли двинуться с места. Все понимали, что сейчас произойдёт. Джеймс нервно сглотнул, наблюдая за сыном. Каждый понимал, на кого в этот миг похож Гарри. Жестокий, непроницаемый взгляд, лицо, искажённое ненавистью и гневом, Тёмная магия небывалой силы заполнила всё существо мальчика. Даже земля у Гарри под ногами дрожала точно так же, как когда-то под Ним.

Джеймс попытался подавить в себе эти мысли. Гарри не был похож на Волдеморта. Это не так. В тот же момент, Гарри бросился на вампира и пронзил ему грудь мечом.

Гарри вытащил меч и, развернувшись, нанёс удар по руке вампира, держащий меч. Отсечённая рука упала на землю, Дейволкер закричал, в ужасе глядя на меч мальчика. Гарри ухмыльнулся и все, кто смотрел на него, вздрогнули. В его ухмылке было столько Тьмы. И мальчик вновь был ужасно похож на Него.

Гарри преобразовал меч обратно в палочку. Дейволкер из последних сил попытался напасть, но мальчик легко отразил его атаку и швырнул вампира на землю. Гарри наклонился и схватил Лидера за воротник. Вампир закричал, призывая своих сородичей помочь ему.

Несколько Дейволкеров бросились к своему предводителю, но Гарри лишь поднял руку, и через секунду все они корчились на земле.

Гарри снова посмотрел на Дейволкера. Мальчик в очередной раз произнёс невербальное заклинание, и глаза вампира расширились от боли. От Лидера Дейволкеров повалил чёрный дым, он сгорал изнутри и только с ужасом смотрел в чёрные глаза мальчика.

- Ты видишь то же самое, что видел твой брат, перед смертью, - прошипел Гарри.

Он вонзил палочку в грудь вампиру, затем вытащил её и с удовлетворением посмотрел, как тело Дейволкера рассыпается в пыль. Уцелевшие вампиры, увидев, что произошло с их предводителем, поспешили убраться из Хогсмида. Но ни авроры, ни студенты не обратили на них внимания, все смотрели на Гарри.

Подросток стоял на том же месте. Его глаза снова стали зелеными, и он внимательно смотрел на то место, где только что был вампир. Наконец, Гарри обернулся и увидел вокруг множество людей, испуганных, не сводящих в него глаз. Среди них были и его папа с крёстным.

Глава 17

Часть меня

В Большом зале ещё никогда не было так тихо. Студенты молчали, погрузившись в свои мысли, к еде никто не прикасался. Прежде с ребятами такого не случалось. Да, в прошлом году на Хогсмид напали те же существа, но всех вовремя успели увести в Хогвартс. Чуть позже на замок напали Пожиратели, но и в тот раз никто не пострадал. А сейчас всё было по-другому. Им пришлось на личном опыте убедиться, что магические дуэли ничто в сравнении с вампирами, пожирающими людей. Вспоминать об этом было невыносимо.

Тише всего было за столом Хаффлпаффа. Друзья Сары были убиты горем, всех коснулась смерть маленькой Беллы. У нескольких семикурсников глаза были заплаканны, ведь ребёнок умер у них на глазах.

Многие студенты были ранены, по большей части ничего серьёзного, это случилось, когда они пытались убежать от вампиров. Правда, были и опасные ранения, нескольких ребят доставили в больницу св. Мунго. Убитые горем родители, забрали Сару домой.

Но было ещё кое-что, что заставляло студентов трястись от страха. Не нападение Дейволкеров и даже не смерть Беллы. Это случилось несколько позже, сразу после того, как девочка умерла. То, как Гарри отреагировал на её смерть.

Гермиона, в который уже раз вздрогнула, вспомнив о случившемся. Она и раньше видела, как глаза Гарри чернеют, в тот момент, когда он уничтожал крестражи Волдеморта. Её пугало не это, хотя большинство студентов испугались именно этого. Куда больше её пугала та страшная сила, которая исходила от Гарри, когда он сражался. Будто что-то незримое и Тёмное стояло у мальчика за спиной в тот момент, когда он убивал Лидера Дейволкеров. Никогда прежде она не ощущала столько Тьмы вокруг него.

«Возможно, он просто пустил в ход всю свою силу?» - подумала Гермиона.

Она посмотрела на пустое место напротив себя. Гарри на обед не пришёл, и она его не винила. Она и сама уже пожалела, что пришла сюда, после того, что случилось, аппетита не было.

Она посмотрела на Рона и тот на короткий мир сжал её руку, только это нисколько не успокоило.

Она покачала головой, пытаясь прогнать воспоминания о Гарри, убивающем вампиров. Ей обязательно будут сниться кошмары. Все, кто видел это, несколько ночей не смогут нормально спать.

Но никто не знал, что этот случай навсегда унесёт с собой и без того шаткое спокойствие Гарри. Он до сих пор не мог нормально спать из-за вины перед Волдемортом. Но в этот день, он впервые не сумел спасти невинную жизнь.

Джеймс вышел из ванной и увидел, что в комнате находятся оба его друга. Лили сидела рядом с ними, обхватив себя руками за плечи.

- Мы подумали, что вы захотите есть, - сказал Ремус, кивая на подносы еды на столе.

- Нет, спасибо, не хочется, - ответил Джеймс, усаживаясь рядом с Лили.

- Джеймс, всё плохо, - Сириус решил перейти прямо к делу.

- Я знаю, Сириус, - вздохнул Джеймс. Ему не хотелось говорить об этом прямо сейчас.

Как будто прочитав его мысли, Ремус похлопал друга по плечу.

- Само собой ничего не решится, Сохатый. Нам придётся поговорить.

Джеймс обречённо кивнул.

Ему только-только удалось хотя бы немного забыть о случившемся. Неужели обязательно делать это сейчас?

- Джеймс, тебе нужно поговорить с Гарри! Он должен понять, что произошло! - Сириусу было сложно сдерживать эмоции.

Они допустили ошибку, непростительную ошибку. Когда Гарри повернулся к ним, после убийства вампира, как они посмотрели на него! Они не хотели этого. Они не хотели, чтобы Гарри решил, будто они не доверяют ему или, что того хуже, боятся. Они ведь знали, что мальчик никогда не навредит им. Просто в тот момент Гарри был…сам на себя не похож. Он невероятно напомнил им того, кого они боялись, даже если и упорно делали вид, что это не так.

- Ты должен поговорить с ним как можно быстрее. После того как он успокоится и поймёт, что мы не…не ненавидим его, он будет в порядке, - осторожно добавил Ремус.

- Не думаю, что он захочет разговаривать. Не сейчас, во всяком случае, - возразил Джеймс.

- А Рождество, Джеймс? Забыл, насколько тяжело он перенёс обвинения Чарли? Он даже тогда думал, что люди считают его злым и жестоким, и никто не может доверять ему! Представь, о чём он думает теперь, после того как его отец и крёстный смотрели на него со страхом! - произнесла Лили. Она тоже видела, что сделал Гарри, и ей тоже в тот момент было страшно. Но этот глупый страх она поспешно отбросила в сторону. Это её сын стоял перед ней. Её сын! Не Волдеморт.

- Мы ведь не нарочно, Лили. Мы не хотели на него так смотреть, - сказал Ремус.

- Да и дело не только в нас. Все были потрясены. Он так напоминал Вол…

- Не говори этого! - прервал Джеймса Сириус.

Все трое внимательно посмотрели на Джеймса. Они понимали, насколько сильно это волнует его. Когда все успокоились, Ремус обратился к нему.

- Не надо, мы знаем, что на самом деле всё не так, - тихо произнёс он.

- Мы да, но все остальные нет. Ведь О-он вырастил его. Он учил Гарри драться и, как бы неприятно это не было, в мальчике часть его силы. Может быть, это неизбежно, что Гарри так сильное напоминает…напоминает его, - осторожно сказала Лили.

- Да не в борьбе дело, - отозвался Джеймс и посмотрел на жену, - Он не просто сражается так же. Тут нечто большее. В какой-то момент казалось…казалось, что Он вернулся! - Джеймс замолчал и запустил руку в волосы. - У него в руках оказалась мощнейшая Тёмная сила. Даже то колдовство…когда вампиры горели. Это не Светлая магия! - Джеймс вскочил со стула и взволнованно зашагал по комнате, сложив руки за спиной. - И вдобавок ко всему там были Министр и авроры! И они всё видели! И пока они ничего не могут предпринять, потому что он оказался в опасной для жизни ситуации и применял Тёмную магию против вампиров, но это не значит, что они не смогут использовать эту информацию против него в будущем! - расстроено закричал Джеймс.

- Джеймс, о чём ты? Министерство ничего не сделает Гарри. Они всё понимают! - ответил ему Сириус.

- Не будь дураком, Сириус! Они ещё ничего не предприняли лишь потому что не хотят уничтожать ими же созданный образ героя. Добрый Светлый волшебник, который избавил мир от Волдеморта! Но сейчас, когда Гарри показал, на что способен, они не будут больше отожествлять его с героем. Гарри сам того не желая, вырыл себе яму! Сейчас уже никто не сможет отрицать, что Гарри способен на Тёмную магию! - закричал Джеймс.

- Но они с самого начала об этом знали. Всем известно о его прошлом. Все знают, что он изучал Тёмную магию! - возразил Ремус.

Джеймс остановился и посмотрел на Ремуса. В его глазах появился страх.

- Да, но никто на этот факт внимания не обратит. Подумай о том, что сегодня сделал Гарри! Сколькие после этого скажут, что он больше не Тёмный Принц? Сколькие поверят, что это не он нападает на людей?! - слова Джеймса зазвенели по комнате.

Демиан стоял возле закрытой двери, сложив руки поперёк груди.

- Я не уйду, Гарри! Тебе придётся выйти и поговорить со мной, рано или поздно! - закричал он уже в шестой раз.

Ответа не последовало.

- Отлично! Как знаешь! А я всё равно буду сидеть здесь и ждать.

Демиан сел посреди коридора, скрестив ноги. Он продолжал сверлить взглядом дверь Выручай-комнаты, где заперся Гарри.

Он сидел в тишине несколько минут, точно зная, что Гарри не позволит ему сидеть под дверью. Так и вышло, замок щёлкнул.

Демиан вскочил на ноги и открыл дверь, пока Гарри не передумал. Брат, как и в прошлый раз, стоял у окна спиной к нему.

- Гарри, прекрати, - сказал Демиан, приближаясь к мальчику.

Гарри и вчера, после возвращения из Хогсмида заперся здесь. Джеймс, Лили, Рон, Гермиона и Джинни, все они пытались уговорить его выйти, но это не сработало. И сейчас Демиан чувствовал себя ужасно довольным, его-то брат впустил.

- Ты должен выйти. Мама с папой с ума сходят! Они даже к профессору Дамблдору ходили, спрашивали, не может ли он тебя отсюда вытащить…, - Демиан остановился, увидев раздражение на лице брата, -…но Дамблдор встал на твою сторону и велел всем от тебя отстать. Но, в самом деле, Гарри, нельзя же так! Выйди и поговори с ними, - Демиан говорил, а сам отмечал, что его слова нисколько не действуют на Гарри. - Пожалуйста, Гарри. Хотя бы сходи, поешь, ты же со вчерашнего утра ничего не ел.

Гарри покачал головой и снова повернулся к окну.

- Зачем ты себя мучаешь? Это не твоя вина! Ты ничем не мог помочь, - раздражённо произнес Демиан.

- Это моя вина.

Демиан выглядел удивлённым, он не ожидал такого ответа.

- Почему ты так говоришь? Как это - твоя вина? - растерянно спросил он.

- Я мог спасти её. Я успел бы, если бы помогал быстрее, я должен был двигаться быстрее.

Гарри сжал кулаки и Демиан видел, как потускнели его глаза. У мальчика сжалось сердце.

- То, что случилось, ужасно, Гарри, но твоей вины нет. Никто не просил тебя спасать её. Папа велел тебе оставаться в баре. Никто тебя не винит. Ты пытался ей помочь, но не смог, - говоря это, Демиан смотрел Гарри в глаза, чтобы тот понял - он говорит искренне. - Ты там был не один. Вокруг стояли такие же семикурсники, и никто из них тебя не винит. Почему же ты продолжаешь издеваться над собой?

- Никто из них не знал, как защищаться от Дейволкеров, - ответил Гарри.

- Неужели? Ты в этом не виноват! - Демиан знал, что сейчас похож на эгоиста, но крайне важно было, чтобы Гарри понял - он не виноват в смерти Беллы.

- Ты не видел её, перед тем как…, - голос Гарри дрогнул, он не сумел закончить предложение, - Ей было всего пять! Она так посмотрела на меня…её глаза, - Гарри с силой сомкнул глаза, чтобы прогнать воспоминания о ребёнке. - Ни один ребёнок не должен так пугаться. Она смотрела на меня, Дэми. Она смотрела на меня и её глаза…она думала, я спасу её. Я видел это в её глазах, - Гарри глубоко вздохнул, пытаясь справиться с эмоциями. - Я потерпел неудачу. Я поклялся, что никогда не позволю ребёнку пострадать. Только не после того, через что прошёл я. Я обещал себе, что спасу любого ребёнка, если это будет в моих силах. И я был там! Всего в паре шагов и ничего не мог сделать. Она умерла передо мной, и я ничего не мог сделать, - Гарри смотрел в пол, его руки дрожали.

Демиан открыл рот, но понял, что не может сказать ничего, что бы помогло Гарри. Он никогда не спрашивал у него или родителей о том, что случилось с братом в детстве. Он не хотел знать. Но сейчас он узнал, что это не даёт ему покоя и по сей день. Гарри никогда не говорил о своём прошлом. С того самого дня, как попытался убить папу. Демиан прогнал от себя плохие воспоминания, он не хотел думать об этом.

Весь следующий час Демиан пытался убедить Гарри вернуться в гостиную. Ему нужно было поспать. В конце концов, ему удалось заставить Гарри пойти с ним.

Гарри последовал за братом, потому что у него уже не оставалось сил спорить. Он просто был рад, что гостиная оказалась пуста. Демиан проводил Гарри до спальни. Рон ещё не спал и, увидев друга, вскочил с кровати, но, поймав предупреждающий взгляд Демиана, ничего не сказал. Гарри лёг в кровать и повернулся к мальчикам спиной. Демиан едва слышно шепнул Рону, чтобы тот молчал и ничего не говорил ему.

Гарри почувствовал, что его глаза закрываются, и отдался во власть сну. Правда, через несколько минут, он резко открыл глаза и вскочил на кровати. Хотелось закричать. Он только что увидел голубые глаза, внимательно смотрящие на него, умоляющие о помощи. Он увидел голубые глаза, которые внезапно превратились в кроваво-красные. Они излучали такую ненависть, что у Гарри разрывалось сердце.

Гарри приподнялся на кровати и потёр глаза. Он не хотел кошмаров. Только не сегодня. Он не спал целую ночь. Ни разу не сомкнул глаз. Он был опустошён. Ему нужно было поспать. Чётко понимая, что этого делать нельзя, но в то же время не в силах противостоять искушению, Гарри потянулся к прикроватной тумбочке. В ящике обнаружился пузырёк с зельем. Он понимал, что нужно было подождать хотя бы три дня, но он ужасно хотел спать. Не задумываясь о последствиях, Гарри открыл пузырёк и выпил зелье.

Он заснул, как только опустился на подушки. Увиденное во сне так потрясло его, что он даже не обратил внимание на взволнованного Рона, наблюдающего за ним с соседней кровати.

Джеймс постучал и вошёл. Спальня оказалась пуста.

«Проклятье!» - подумал он, ему хотелось поговорить с Гарри перед уроками. Он уже успел наведаться в Выручай-комнату и безумно обрадовался, когда дверь оказалась открытой. Правда, внутри никого не было, и он тут же бросился в Гриффиндорскую башню. Ведь он не видел сына с того самого дня, в Хогсмиде.

Пробегая мимо Большого зала, Джеймс увидел студентов, направляющихся на завтрак. Правда, Гарри среди них ему так и не удалось найти. И вот сейчас он стоял в пустой спальне. Что ж, видимо, придётся поговорить с сыном вечером, если конечно не найдётся времени во время перемен и обеденных перерывов.

Он повернулся и подпрыгнул от неожиданности. Перед ним стоял Гарри и внимательно на него смотрел.

- Гарри! - радостно произнёс Джеймс, пытаясь замаскировать свой минутный испуг.

- Извини, не хотел напугать, - сказал Гарри, не спуская с него пристального взгляда.

Джеймсу хотелось бы поверить, что сын имеет в виду данный момент, но он понимал, что Гарри говорит о том, что случилось в Хогсмиде.

- О, нет, ты вовсе не напугал меня, - Джеймс так старался казаться искренним, что кажется, получилось наоборот.

- Что ты здесь делаешь? - спросил Гарри. Он подошёл к тумбочке и принялся доставать оттуда книги. Наверное, забыл их.

- Пришёл увидеть тебя.

- Я думал, ты сам справляешься со своей работой. Зачем тебе меня видеть?

- Просто хотел убедиться, что с тобой всё хорошо, - сердце Джеймса бешено колотилось. Гарри казался совершенно безразличным ко всему, а это значило, что внутри у него сейчас просто ураган бушует.

Гарри задвинул ящик и поднялся на ноги.

- Я в порядке. Почему должно быть иначе?

Джеймс понимал, что должен быть очень терпеливым.

- Прости за то, что случилось в Хогсмиде, - начал Джеймс. Гарри напрягся, но тут же вернул лицу беспристрастное выражение. - Я хочу поговорить с тобой о…

- Нет, - прервал его Гарри.

Джеймс удивлённо взглянул на сына.

- Что, прости?

- Я не хочу говорить о Хогсмиде. Не о чём тут говорить. А сейчас, извини, мне нужно на урок, - сказал мальчик и направился к двери.

- Гарри! - Джеймс схватил его за руку, - Давай поговорим сегодня вечером, - сказал он, заглядывая сыну в глаза.

Гарри посмотрел на него и покачал головой.

- У меня много дел, - солгал он.

- Это не займёт много времени. Я всего лишь хочу сказать тебе правду. Сейчас мы уже не успеем поговорить, приходи в восемь, - сказал Джеймс, двигаясь к двери вместе с сыном.

- Я не приду…, - начал, было, Гарри, но Джеймс тут же прервал его.

- Придёшь. Ровно в восемь! Не опаздывай.

С этими словами Джеймс покинул комнату, оставив Гарри одного.

Гарри не хотел есть. Он сидел за столом и вертел в руках вилку, похоже, он ещё не до конца проснулся. Наконец, он сдался и отодвинул от себя тарелку.

- Съешь же что-нибудь, Гарри. Ты два дня ничего не ел, - сердито сказала Гермиона.

- Гермиона, моя мама сидит воон за тем столом, видишь? Не надо её изображать, - отозвался Гарри.

Вместо ответа Гермиона подтолкнула к нему тарелку.

Джинни хихикнула. Гарри вздохнул, они добьют его своей нормальностью. Это превратилось в, своего рода, негласное соглашение. Когда случалось что-то плохое, никто не напоминал об этом Гарри. Все вели себя как обычно, как будто ничего не произошло.

По крайней мере, остальные студенты молчали. Это было ему на руку, он ни с кем не хотел говорить.

Он уже пропустил ленч, мысли о еде вызывали у него тошноту. Рон продолжал взволнованно смотреть на него, но ничего не говорил. После обеда, Гарри направился в библиотеку, соврав, что ему нужно найти кое-что для домашнего задания.

Ровно в восемь часов, Гарри постучал в дверь кабинета отца. Джеймс открыл и пропустил сына. Гарри застыл посередине комнаты

- Можешь присесть, если тебе не трудно, - сказал Джеймс, указывая на стул.

- Звучит так же как утром.

Джеймс запустил в волосы руку и пробормотал «извини»

- Так зачем ты хотел меня видеть? - спросил Гарри.

- Хотел убедиться, что с тобой всё хорошо. Ты заперся в комнате и не захотел со мной говорить. Я понимаю, что ты сердишься на меня…

- Я не сержусь на тебя, - оборвал его Гарри.

Джеймс увидел раздражение на лице сына.

- Гарри…

- С чего мне сердиться на тебя? - устало спросил мальчик.

Джеймс смущённо опустил голову и сел на стул.

- Прости, - сказал он.

Казалось, эти слова только больше разозлили Гарри.

- За что ты извиняешься? За то, что смутил меня перед аврорами?! Или за то, что заставил почувствовать, будто я сделал что-то неправильное, убив это грязное существо?! - закричал Гарри. Его маска упала, и теперь в глазах отражалась боль.

Джеймс в ужасе посмотрел на сына.

- Гарри, я не хотел расстраивать тебя. Извини, если заставил думать, что смущаюсь тебя. Это не так, - искренне произнёс Джеймс.

- И смотрел на меня как на бомбу, готовую взорваться, конечно, совсем не смущаешься! - возразил Гарри.

- Я не хотел ничего такого! То, что случилось…было так неожиданно. Я никогда не видел тебя…тебя таким, - Джеймс понимал, что не сказал ничего дельного, поэтому вздохнул и попытался снова. - Я растерялся. Лишь однажды я видел тебя таким, в воспоминаниях Снейпа. Я уже успел забыть, что твои глаза могут менять цвет.

Гарри никак не отреагировал. Правда, приподнял бровь, услышав про воспоминания Снейпа, но уточнять ничего не стал.

- Ты не был похож на себя, и я просто растерялся. Так же как Ремус и Сириус. Мы никогда не боялись тебя, Гарри. Ты мой сын, - договорил Джеймс.

Он думал, что эти слова успокоят Гарри, но ошибался. Мальчик едва не трясся от гнева.

- Я не был похож на себя? - повторил он.

Джеймс растерялся. Что он сказал не так?

- Неужели, папа? Так скажи мне, на кого я был похож? Ну, на кого? - холодно спросил мальчик.

Гарри уже знал ответ. Джеймс сейчас смотрел на него почти так же, как в Хогсмиде. Когда Джеймс не ответил, он отвернулся и покачал головой.

- Гарри…, - начал Джеймс, сгорая от стыда.

- Нет, просто забудь! Это не важно. Я иногда забываю, что ты совершенно меня не знаешь! И по-видимому, можешь иногда не признать своего собственного сына, - сказал Гарри и направился к выходу. Однако, Джеймс ещё не закончил.

- Одну минуту! Это нечестно! Ты не можешь меня в этом винить! Ты полностью изменился. Вслед за глазами поменялось всё! Ты перестал быть самим собой.

- Я был самим собой! Я не менялся! Это был я, это часть меня! - закричал Гарри, оборачиваясь к папе. Почему он так упрямо не желал признавать правды?

Джеймс встал возле двери и взглянул на расстроенного сына.

- Я…я знаю это. Я понимаю, что это был ты. Но мы просто не могли не растеряться, мы никогда не видели, чтобы ты так менялся, - объяснил Джеймс.

Гарри сердито отвернулся.

- И не говори, что я не знаю тебя, Гарри, потому что это не так, - сказал Джеймс, пытаясь говорить нормальным голосом.

- Но это так! - снова закричал Гарри, - Ты увидел меня лишь год назад. Ты ничего обо мне не знаешь!

- Да, но это не моя вина! - Джеймс тоже повысил голос, не в силах сопротивляться эмоциям.

Гарри пристально посмотрел на отца.

- Да что ты? И уж точно эта чёртова вина не моя! Возможно, если бы ты лучше выбирал друзей, ничего бы не случилось!

Взглянув на Джеймса, Гарри немедленно пожалел о сказанном. В тот момент, когда мальчик увидел, сколько боли его слова принесли папе, гнев покинул его.

- Я…я не хотел…, - Гарри не знал, что сказать, чтобы как-то улучшить ситуацию.

Гарри развернулся и поспешно вышел из кабинета, чтобы не наговорить ещё каких-нибудь глупостей. Джеймс потрясённо смотрел ему вслед. Он пятнадцать лет винил себя за доверие Питеру. Но никогда прежде, никто другой не обвинял его в этом.

Джеймс мчался к башне астрономии. Он искал Гарри повсюду. В гостиной, Большом зале, Выручай-комнате и даже кухне. Мальчика нигде не было. Тогда он попросил Демиана взглянуть на карту Мародеров, и сын указал ему на маленькую точку на Астрономической башне.

Джеймс замедлил шаг только наверху, увидев сына, сидящего на краю. Здесь было холодно, а Гарри не одел мантию. Ничего не говоря, Джеймс сел рядом с сыном. Гарри не обратил на него внимания.

Несколько минут прошли в тишине. Джеймс смотрел прямо перед собой. Так было проще собраться с мыслями.

- Ты прав, - наконец сказал он.

Гарри не отреагировал, даже не посмотрел в его сторону.

- Во всём. Ты прав, я ничего о тебе не знаю. Ты прав.

Гарри посмотрел на Джеймса, но тот не поворачивался.

- Я знаю, всё то, что случилось, это моя вина, - проговорил он и перевёл дыхание, собираясь продолжить разговор.

Гарри хотел что-то сказать, но Джеймс не позволил ему.

- Дай мне закончить, пожалуйста.

Гарри уступил и снова посмотрел перед собой.

- Если бы я вычислил Питера, то не потерял бы тебя. Если бы я прислушался к своему сердцу и не потерял надежды, может быть, я бы тебя нашёл. Если бы я настоял на разговоре с тобой в прошлом году, я бы гораздо раньше узнал обо всей этой лжи.

Гарри смягчился и повернулся к Джеймсу.

- Я не хочу больше допускать ошибок. Я не хочу снова всё испортить, - Джеймс, наконец, посмотрел на Гарри, - И я не хочу снова тебя потерять!

Гарри видел, как тяжело папе даются слова, и почувствовал себя виноватым. Он тоже не хотел потерять его. Он неуверенно обнял его за плечи.

- Ты не потеряешь меня.

- Я почувствовал это, - тихо сказал Джеймс, - Когда ты выбежал из «Трёх Мётел», ты перестал походить на моего Гарри. Я думал, что потерял тебя. Мне казалось, что я вижу кого-то другого. Кого-то, о ком я больше никогда не хочу вспоминать!

Несколько минут оба молчали и смотрели вперёд. И нельзя было понять, от чего пробирает дрожь, от холода или от темы разговора. В конце концов, Гарри первым нарушил молчание.

- Он часть меня.

Джеймс резко повернулся к сыну.

- Волдеморт. Он часть меня. Так будет всегда и не я, не ты, не сможем ничего изменить. Просто прими это, так будет лучше, - тихо сказал Гарри.

Джеймс не сумел скрыть потрясение и боль от услышанного.

- Даже если он сделал это только ради собственной выгоды, он вырастил меня. Почти шестнадцать лет я называл его отцом. И лишь потому, что он не любил меня как сына, я не могу не любить его как отца. Всё что есть во мне, хорошее или плохое, это всё благодаря ему. Он научил меня всему, что я знаю. Так что нет ничего странного в том, что он часть меня, - Гарри видел, что Джеймс пытается подобрать слова. - Папа, не надо ничего говорить. Я понимаю. Ты увидел во мне его, и это напугало тебя. Я всё понимаю. Тебе не нужно ничего говорить. Просто прими тот факт, что я похож на него.

- Нет! Гарри. Ты не похож на него! - тут же оборвал его Джеймс. - Ты не похож на Волдеморта! Он был злым и жестоким и не заботился ни о ком кроме себя! Ты не такой! Только не ты! - возбуждённо продолжал Джеймс. - Ты не представляешь, что я чувствую, когда ты говоришь о нём как об отце. Он украл тебя у меня! Он наш враг и я не понимаю, почему ты продолжаешь любить его.

Джеймс замолчал, потому что лицо Гарри помрачнело.

- Гарри, я не понимаю. Он причинил тебя боль! Он обижал тебя, когда ты был совсем ещё ребёнком. Он лгал тебе, он тебя использовал! Когда ты сбежал, он преследовал тебя. Он шантажировал тебя, чтобы вернуть, а потом пытал. И он убил бы тебя, если бы не случайность! Как ты можешь его любить? - Джеймс отчаянно хотел узнать ответ.

Гарри посмотрел на него и грустно улыбнулся.

- Если бы я мог ответить на этот вопрос, папа, мне стало бы гораздо легче жить.

Джеймс удивлённо взглянул на сына. Такого он не ожидал.

- Я не знаю, почему люблю его. Возможно, потому что пятнадцать лет называл его отцом. Возможно, потому что я не знаю, что ещё чувствовать к нему.

Гарри медленно провёл рукой по шраму.

- Кое-что мы не в силах изменить. И это именно тот случай, - сказал Гарри, опуская руку.

Джеймс молчал. Он не знал, что может сказать, потому что не понимал чувств Гарри к Волдеморту. Он хотел бы забыть слова сына и больше не думать об этом.

- Я действительно сожалею о Хогсмиде, - попытался он перевести тему.

Гарри внимательно посмотрел на отца.

- Всё в порядке, - ответил он.

- Правда? Я прощён? - спросил Джеймс.

- Я не по-настоящему злился на тебя, - снова солгал Гарри.

- Да, действительно, - усмехнулся Джеймс.

Гарри пожал плечами.

- Ладно, может, мы пойдём отсюда? Я замерзаю, - сказал Джеймс, поднимаясь на ноги.

- Ты иди. Я ещё немного здесь побуду, - ответил Гарри, не глядя на отца.

Джеймс внимательно посмотрел на сына, не зная, как лучше поступить. Наконец, он вздохнул и снова сел рядом.

- Ты можешь идти, - сказал Гарри.

- Я знаю, что ты всё ещё расстроен, поэтому останусь, - сказал Джеймс, потирая замёрзшие руки, - Но, мы не можем поговорить в другом месте? Тут, правда, очень холодно, - шутливо заныл он.

Гарри раздражённо посмотрел на отца и достал палочку.

- Не знаю, как насчёт тебя, но я волшебник.

Через секунду он наколдовал огненный шар, и он завис в воздухе перед ними. Джеймс рассмеялся и принялся греть об него руки.

- Вот так намного лучше! - усмехнулся он.

Гарри улыбнулся и убрал палочку.

- Так, о чём хочешь поговорить? - спросил Джеймс, надеясь, что Гарри больше не станет говорить о Волдеморте.

Гарри почувствовал настороженность в голосе папы. Он понимал, что Джеймс не выносит, когда при нём говорят о Волдеморте. В любом случае, Гарри тоже не хотел об этом говорить. Папа всё равно не поймёт его. Гарри сомневался, что кто-то вообще способен понять.

В какой-то момент, Гарри очень захотелось рассказать Джеймсу о своих кошмарах. Но он тут же передумал. Стало бы только хуже. Чем мог Джеймс ему помочь? Ничем.

Поэтому, Гарри просто улыбнулся. Улыбкой он старательно скрыл свою боль и принялся говорить с папой о всяких бесполезных вещах. Хорошо становилось уже от того, что Джеймс просто сидел рядом. Пока этого было достаточно.

Стоял поздний вечер, и большинство студентов уже разошлись по кроватям. Рон никак не мог избавиться от тревожных мыслей. Прошла неделя с тех пор, как он увидел у Гарри зелье «Сна без сновидений», и он до сих пор никому не сказал об этом. Сперва он хотел поговорить с Гарри. Но легче было сказать, чем сделать. Они никогда не оставались наедине. Когда Рон приходил в спальню, Гарри уже спал. Или притворялся, что спал. А когда в комнате были посторонние, говорить было нельзя.

Рон был рад, что после инцидента в Хогсмиде, Гарри, наконец, становился самим собой. Студенты стали снова разговаривать с ним, правда, вели себя осторожно. Теперь, когда они своими глазами увидели, на что он способен, они боялись его. Гарри, впрочем, это не беспокоило. Его друзья и семья были с ним, и он был счастлив.

Рыжеволосый мальчик вздохнул и, попрощавшись с Демианом, отправился в спальню. Джинни и Гермиона тоже ушли. Он уже снял мантию, когда понял, что забыл в гостиной сумку. Нужно было вернуться за ней.

Рон спустился в гостиную и застыл. Возле шкафчика со сливочным пивом, стоял светловолосый слизеринец. Обернувшись на звук, и увидев гриффиндорца, блондин сузил глаза.

- Неужели это Уизли! - усмехнулся он.

- Малфой! - вскрикнул Рон и бросился к слизеринцу, - Какого чёрта ты здесь забыл?!

Драко спокойно посмотрел на Рона.

- Не думаю, что это как-то тебя касается, - ответил он.

- Ещё как касается! Ты в нашей гостиной. Всё что здесь есть, меня касается! - снова закричал Рон.

- Поверь мне, от пребывания здесь, я не испытываю ни малейшего удовольствия, - Малфой огляделся, - Нет, правда, как вы живёте, когда вокруг столько красного цвета? - усмехнулся он.

Прежде чем Рон мог ответить, позади них кто-то охнул. Рон обернулся и увидел Джинни, Гермиону и Демиана. Они, видимо, услышали, как он кричит.

- Как ты вошёл? - спросила Гермиона, опередив Рона.

Драко брезгливо посмотрел на неё.

- Это же очевидно, - ответил он, - Через дверь.

- Да, это я поняла. Но каким образом? У тебя нет пароля, - продолжила Гермиона, пренебрегая неодобрительным взглядом Малфоя.

Драко ухмыльнулся и полез в шкаф за бутылкой сливочного пива.

- На самом деле, Гренджер, пароль я знаю. Именно так я и вошёл, - самодовольно отозвался блондин.

Он сделал глоток и поморщился.

- Боже мой! Оно даже не охлаждено! Как вы можете пить такую гадость? - проговорил он, с отвращением глядя на бутылку.

- На самом деле, Малфой! Это Гарри. Он любит пить такие. На верхней полке охлаждённые, - сказала Джинни.

Малфой открыл дверцу и достал другую бутылку с верхней полки. Затем он посмотрел на Гермиону и усмехнулся.

- Держу пари, Гренджер, это была твоя идея! Ты же у нас мозги!

Гермиона бы могла посчитать это за комплимент, если бы не сарказм слизеринца.

- Разумеется, это была идея Гермионы! А теперь, когда ты перепробовал все наши напитки, говори, кто сказал тебе пароль? - холодно спросил Рон.

- Я.

Ребята обернулись и увидели Гарри, спускающегося по лестнице.

- Ты? - растерянно переспросил Рон.

- Да, - ответил Гарри, приближаясь к ним.

- Но…почему? Почему ты ему сказал? - спросила Джинни.

- А почему нет? Это не против правил, - безразлично отозвался Гарри.

- Вообще-то против, Гарри. Нам запрещено приводить в гостиные посторонних, - сказала Гермиона.

- О, не знал, какая жалость! - усмехнулся Гарри.

- Но, Гарри…, начал Демиан.

- Что? - тут же оборвал его брат.

Демиану по-прежнему не нравился Малфой, хотя он был благодарен ему, ведь он помог спасти Гарри от Волдеморта. Поэтому, он замолчал и отвернулся.

- Я всё равно хотел кое-что у тебя спросить, - неожиданно сказал Рон, надвигаясь на Малфоя, - Что-то не помню, чтобы видел тебя в «Трёх мётлах» во время нападения.

Драко спокойно посмотрел на Рона и не сказал ни слова.

- Где ты был? - спросил Рон.

- С какой стати я должен отчитываться перед тобой? - с угрозой в голосе ответил Малфой. - Вас этого никак не касается!

- Что ты здесь делаешь? - спросила Гермиона.

Гарри с Драко переглянулись, но на вопрос не ответили. Вместо этого Малфой повернулся к Гарри.

- Ну, так что, ты готов идти? - спросил он своим обычным голосом.

- Да, - ответил Гарри.

Ребята тут же запаниковали.

- Гарри куда…куда ты идёшь? - спросил Демиан.

- Никуда. Я здесь, - ответил Гарри, направляясь к двери.

- Гарри! - Джинни бросилась за ним.

- Спокойно, ребята. Я не покину Хогвартс, - усмехнулся Гарри, наслаждаясь их испуганными взглядами.

Напоследок посмотрев на них, он покинул гостиную вместе с Драко.

Демиан немедленно потянулся за картой Мародёров. Если Гарри не собирался покидать Хогвартс, он увидит его. Глаза мальчика расширились от ужаса, карта исчезла.

Глава 18

Лихорадка и зелья

Все уже давно разошлись по спальням, и замок накрыла мёртвая тишина. Даже миссис Норрис, и та, свернувшись в клубок, дремала под факелом. Но двоим студентам было не до сна: Драко с Гарри стояли в кабинете зельеварения перед двумя шипящими котлами.

Драко взглянул на притихшего Гарри и, увидев, что тот сосредоточенно работает над зельем, тоже вернулся к своему. Наверное, уже десятый раз за ночь, он задался вопросом, зачем Гарри понадобилось зелье «Сна без сновидений».

- Просто возьми и спроси, - внезапно сказал Гарри.

Блондин поднял голову и внимательно посмотрел на друга.

- Что?

- Ну, ты же думаешь о зелье. Так спроси меня, - повторил Гарри.

- С чего ты взял? - спросил Драко, озадаченный тем, как Гарри удалось угадать его мысли.

- Это просто, Драко. Ты смотришь поочерёдно то на меня, то на котлы, - улыбнулся Гарри.

- Всё так очевидно, да?

- Просто ужас как, - ответил Гарри, мешая зелье против часовой стрелки.

- Хорошо, скажи мне. Зачем тебе столько зелья? - спросил слизеринец.

Гарри домешал зелье и лишь потом ответил:

- К Поппи я пойти не могу, она станет волноваться и расскажет всё маме с папой. Мне только очередной лекции от них не хватало. А ты можешь помочь мне самому всё приготовить, столько, сколько понадобится.

- Как по мне, то и одного котла хватило бы. Такое чувство, что ты всю школу собрался усыпить! - пошутил Драко.

Гарри усмехнулся.

- Ты немного преувеличиваешь.

- Нет, серьёзно, зачем тебе два котла? - спросил Драко.

Гарри повернулся к другу, тот явно не был настроен на шутки.

- Сомневаюсь, что у меня снова выпадет такая возможность, я же не могу исчезать каждую ночь! Потому я и попросил тебя прийти и помочь. Этого зелья хватит надолго и не нужно будет ничего красть. Но даже этот план провалился. Теперь мне не отвязаться от этих четверых, обязательно привяжутся с расспросами, - вздохнул Гарри.

- Это не моя вина! Ты сказал, что будешь готов. Кто же знал, что Уизли спустится вниз! - возмутился Драко.

Гарри усмехнулся.

- У вас двоих ужасные отношения.

- Нет, правда? Я никогда бы не догадался! - язвительно заметил Драко. Гарри рассмеялся. - Не нравится мне этот идиот. Я вообще не понимаю, как ты можешь с ними общаться.

- Это затягивает, - ответил Гарри, отмеряя необходимое количество когтей дракона.

Драко поёжился.

- Нет уж спасибо, я бы лучше попробовал яда Флобер червя, чем согласился поближе познакомиться с Уизли и Гренджер! Ты видел, какой концерт они устроили только потому, что я вошёл в их дурацкую гостиную! Как будто я всю жизнь мечтал там оказаться, - пробормотал Драко.

- Не начинай! - в шутку огрызнулся Гарри.

- Да ладно, Гарри. Вот оно, великолепное доказательство моей дружбы: я пришёл в Гриффиндорскую…Гриффиндорскую гостиную, чтобы встретить тебя, - сказал слизеринец.

Гарри замер и посмотрел на него.

- Тебе не нужно доказывать свою дружбу, Драко. Ты уже сделал это, - тихо отозвался он.

Повисло неловкое молчание. Драко отвернулся и принялся добавлять в котёл какие-то ингредиенты.

Они никогда не говорили о том, что произошло в Реддл-Мэноре, было слишком тяжело. Драко пришлось обмануть Гарри, притвориться, будто он поймал Демиана и доставил его Волдеморту, и всё это на глазах у друга. Вспоминать об этом Драко не хотел и теперь. Он то думал, что сложнее всего будет стоять перед Волдемортом и лгать ему, но всё это оказалось ничем в сравнение с ложью лучшему другу. Он до сих пор не мог забыть, как Гарри смотрел на него в тот миг, сколько боли было в его взгляде. Слизеринец поспешно прогнал неприятные воспоминания. С Гарри всё замечательно, он пережил это и теперь счастлив. Что ж, по крайней мере, делает вид, что счастлив.

Пока друг работал над зельем, Драко вновь перевёл на него пристальный взгляд. Не похож он был на счастливого. Ведь Драко очень хорошо помнил того, прежнего Гарри, который жил с Волдемортом. В сравнении с тем Гарри, этот был по-настоящему несчастен. И это было неудивительно, после того, что ему пришлось пережить. Он потерял всё, что было ему дорого, а взамен получил новых родителей и друзей, которые не могли его понять. Но только не он, Драко всегда понимал его, ведь они дружили с детства. Гарри даже не нужно было ничего говорить, Драко и без того всё понимал. А этот его брат. Драко едва сдержался, чтобы не фыркнуть, вспомнив об этом ребёнке. Насколько же наивное создание. Он и вправду считал, что Гарри всё время будет рядом. Что ж, он будет очень удивлён. Драко знал, что это лишь вопрос времени, как скоро Гарри уйдёт от них. По его расчётам, это должно было случиться примерно к концу учебного года.

Драко добавил ещё ингредиентов, раздумывая об уходе Гарри. Он не знал, хочет ли тот этого. Драко был Гарри другом и хотел ему счастья, а здесь Гарри счастлив не был. Он не был обычным ребёнком и не мог жить обычной жизнью, как бы обидно это не звучало. Но, хоть Драко и не хотел признавать этого, он знал, что какое-то время Гарри был счастлив и с Поттерами. Просто он привык жить с Волдемортом. Здесь же мальчик был счастлив лишь в редкие моменты. Например, когда родители не допекали его по каждой мелочи.

- Драко?

Слизеринец увидел, что Гарри смотрит на него.

- Да?

- Почему ты не мешаешь зелье? - спросил Гарри.

Драко заглянул в котёл и увидел, что его зелье начинает мутнеть. Он немедленно принялся его размешивать, ругая себя за задумчивость. Сейчас не время думать об этом.

Гарри отвернулся и добавил в зелье последний ингредиент.

- Если испортишь, я заставлю тебя это выпить, - злорадно произнёс Гарри.

Драко раздражённо взглянул на него.

- Ну и отлично и будешь варить всё заново в одиночестве! - ответил он. - Кстати, почему ты именно меня попросил помочь? Почему не позвал кого-то из этих гриффиндорцев? - добавил Драко, в отчаянье, пытаясь размешать сгустившееся зелье.

- Мог бы, но не захотел. Ты лучше за зельем следи, - велел Гарри.

Драко сумел вернуть зелью нормальный вид и вздохнул с облегчением. Он не знал, пошутил ли Гарри насчёт своей угрозы. Зная Гарри, очень даже могло быть, что он говорил серьёзно

Наконец, ребята поставили зелье остывать, чтобы потом можно было разлить его по пузырькам.

- Не хочешь рассказать мне, зачем тебе понадобилось зелье? - спросил Драко, когда они сели за стол.

Гарри ответил не сразу. Он очень старался придать лицу безразличный вид.

- Если бы хотел, уже сказал бы, - наконец ответил он.

- Гарри…, - начал Драко.

- Хочешь прочитать мне лекцию, Драко? Я лучше тебя знаю о дозировках. Я знаю что делаю, так что не волнуйся. Я не совершаю ничего плохого.

- Конечно, нет. Именно поэтому ты посреди ночи варишь два котла с зельем и скрываешь это от своих родителей, брата и друзей, - отозвался Драко.

- Я попросил тебя прийти сюда не для того, чтобы ты приставал ко мне со всякой чушью! Если бы я нуждался в нотации, то попросил бы Гермиону, - сказал Гарри.

Драко поморщился.

- Даже не напоминай о ней!

Гарри проигнорировал его слова.

- Послушай, ну подумаешь, большое дело. Просто, мне иногда необходимо это зелье, - сказал Гарри, отметив про себя, что на самом деле зелье нужно ему каждый день. И потребуется огромная сила воли, чтобы делать перерывы. Один раз в неделю, не больше.

Гарри видел, что Драко ищет аргументы для возражений.

- Можешь делать, что хочешь. Как обычно. Но, Гарри, просто будь аккуратнее. Не хватало ещё подсесть на лекарство, - серьёзно проговорил Драко.

Гарри рассмеялся, посмотрев на слизеринца.

- Мерлин, Драко. Никогда прежде не видел тебя таким серьёзным, - пошутил он.

Драко не ответил. Он понимал, что Гарри его всё равно его не послушает.

На следующее утро, спустившись в гостиную, Гарри увидел четверых гриффиндорцев. Все они дожидались его, видимо, хотели узнать, где он был вчера с Драко.

- И отдай мне назад мою карту! - возмутился Демиан.

Гарри усмехнулся и достал из кармана карту. Демиан поспешно забрал её у брата и засунул в карман.

- Не могу поверить, что ты украл её у меня! - обиженно проговорил Демиан.

- Не украл, одолжил, - поправил Гарри, направляясь к двери.

- Не собираешься рассказать, где вы были? - холодно спросил Рон.

- Нет, - отозвался Гарри.

Ребята переглянулись. Они обязаны были узнать, где был вчера Гарри.

Рон мельком взглянул на Гарри, но ничего не сказал. Не имело смысла говорить ему, насколько плохим был Драко, ведь они были с ним друзьями. Драко был неприятным человеком. Ни разу, за все семь лет он не выказал кому-нибудь сострадания. Он не мог быть другом, потому что просто не знал, что это такое.

Рон считал, что и в Реддл-Мэнор Драко шёл не из искренних побуждений. У него, наверное, не было выбора. Дамблдор и Снейп просто сказали ему что делать. В любом случае, его отец был Пожирателем Смерти, он не позволил бы своему сыночку пострадать! Рон пришёл к выводу, что Драко никогда не сумеет стать другом, и было бы лучше, если бы он держался подальше от всех них, тем более от Гарри.

Рон надвинул одеяло повыше, тихо наблюдая, как Гарри вытаскивает из ящика очередной пузырёк с зельем. Он не думал, что за ним следят, ведь в три часа ночи все обычно спят.

Но Рон не мог заснуть, в его голове роились тревожные мысли. Недавно он получил письмо от Чарли. Тот только что вернулся из Румынии и теперь всё время велел Рону и Джинни держаться подальше от Гарри. Гриффиндорец не хотел вспоминать о тех словах, которыми брат называл Гарри. «Бессердечный убийца», «хладнокровный и жестокий». Это лишь расстраивало. Рон бросил письмо в камин и никому о нём не рассказал. Даже Гермионе. Рон не понимал, почему Чарли продолжает так относиться к Гарри. Ведь в тот день, в Хогсмиде, после разговора с Демианом, Рон был уверен, что Чарли изменится. Но после нападения Дейволкеров, поведение Чарли стало ещё хуже. Он никого не слушал. В его глазах Гарри был таким же злым как… Рон закрыл глаза, вспоминая слова брата: «Таким же злым как Волдеморт!»

Рон ещё не спал, когда услышал, как Гарри отодвигает ящик. Мальчик опустошил пузырёк и немедленно заснул. Сердце Рона забилось быстрее, от того, что он увидел. Гарри выглядел по-настоящему напуганным. Он побледнел, его пробирала дрожь, а когда он открывал пузырёк, у него тряслись руки. Не сложно было догадаться, что произошло. Ему приснился кошмар. И Рон так же догадывался, что выпил Гарри. Был только один вариант. Зелье «Сна без сновидений». Рон заволновался ещё больше. Пару дней назад, Гарри тоже пил зелье. Насколько часто он его пьёт? Рон, разумеется, знал, насколько опасны последствия от длительного употребления зелий. Все знали, что зелье может вызвать привыкание.

Рон решил, что ему необходимо поговорить об этом с Гарри. Решить то решил, но совершенно не знал, как лучше это сделать.

«Я просто преувеличиваю. Ведь я всего два раза видел, как он пил зелье. Это просто совпадение» - подумал Рон.

Но прежде чем заснуть, Рон понял, что ему просто хочется так думать. За эти десять дней он видел как Гарри два раза пил зелье. И это только по чистой случайности. Мерлин знает, как давно на самом деле он пьёт его.

Гарри направлялся на завтрак вместе с друзьями. Голова нещадно болела, и когда он проснулся, то чувствовал себя ужасно. Похоже, у него был жар.

«Как, чёрт возьми, это случилось?» - спрашивал он себя.

Они вошли в Большой зал, и Гарри поморщился. Солнечный свет ударил прямо в глаза, голова заболела ещё больше. Пытаясь казаться нормальным, мальчик сел за стол и, только посмотрев на еду, понял, что не сможет ничего съесть.

- Ребята, встретимся в классе, я забыл учебник трансфигурации, - сказал Гарри первое, пришедшее в голову оправдание.

- У нас сегодня нет трансфигурации, Гарри, - напомнила ему Гермиона.

Гарри раздражённо взглянул на неё и сел обратно.

«Какого чёрта она всё знает?» - подумал он.

- Поешь чего-нибудь, Гарри, - встревожено взглянула на него Гермиона.

Гарри взглянул на её тарелку и почувствовал тошноту. Он поспешно отвернулся, голова отозвалась очередной порцией боли.

- Оставь меня в покое, Гермиона, - с трудом выговорил он.

Ребята удивлённо уставились на него.

- Гарри, я всего лишь пытаюсь…

- Перестань играть в маму, Гермиона. Это действует на нервы, - сказал мальчик, потирая виски.

- Извини, - ответила Гермиона, похоже, обиженная словами Гарри. - Но я просто хочу помочь. Ты совсем перестал есть. Не помню, когда в последний раз ты нормально питался. Ты либо совсем сюда не приходишь, либо сидишь и гипнотизируешь еду. Я волнуюсь за тебя, - Гермиона выглядела по-настоящему расстроенной.

Гарри, однако, её слова разозлили ещё больше. Он и так-то был не самым терпеливым, а когда ему было плохо, и совсем выходил из себя.

- Я уже говорил тебе, мои родители здесь. Мне не нужно, чтобы ты за меня волновалась! Следи лучше за собой и оставь меня в покое, - с этими словами, Гарри вышел из-за стола и быстрым шагом покинул зал, оставив за столом потрясённых друзей.

Гарри забежал в ванную, в голове пульсировала боль, его знобило. Он подошёл к раковине и умылся тёплой водой. Ему стало страшно. Мальчик спустился вниз и упал на кровать.

«Нет, нельзя. Я не могу спать и не могу выпить зелье, я пил его вчера» - говорил он себе.

Проклиная себя за своё дурацкое состояние, мальчик поднялся и направился к кабинету Заклинаний. Увидев Рона, он сел рядом с ним. Гермиона обнаружилась в соседнем ряду, приход Гарри она проигнорировала.

Когда Гарри вошёл в класс, ему стало ещё хуже. Каждое слово профессора отзывалось болью в голове. Он закрыл глаза и попытался успокоиться, ничего не вышло.

К концу дня, Гарри едва держался на ногах, ленч он снова пропустил, при мысли о еде его начинало тошнить. С трудом добравшись до кровати, Гарри достал из-под кровати коробочку и выпил жаропонижающее зелье. Правда, долгожданного улучшения не наступило. Его затрясло ещё больше, мальчик укутался в одеяло и провалился в беспокойный сон.

Когда Рон вошёл в спальню, Гарри уже спал. Гриффиндорец улёгся в кровать, обещая себе, что завтра поговорит с Гарри.

- Гарри, просыпайся.

Нет ответа. Рон попробовал снова.

- Гарри, пора вставать.

Снова молчание.

- Гарри, я не стану повторять. Сейчас же поднимай свою ленивую задницу! - крикнул Рон.

Мальчик пробормотал «хорошо» и Рон отправился ждать его в гостиную. Но когда через двадцать минут он так и не появился, ребята вынуждены были уйти на завтрак без него.

- Наверное, мне нужно посмотреть как он, - сказал Демиан, взволнованно оглядываясь на дверь спальни.

- Да он тебе голову отгрызёт, - хмыкнула Гермиона. Она всё ещё обижалась на Гарри, а вчера он весь день её игнорировал.

Демиан не ответил.

Гарри пропустил завтрак. Лили с Джеймсом то и дело смотрели на дверь, ожидая старшего сына. Их беспокоило, что Гарри так часто пропускает обеденные перерывы.

«Наверное, он придёт позже» - подумал Джеймс, заканчивая свой завтрак.

Никто не знал, что у Гарри снова поднялась температура, и он заснул. Ему стало хуже, его трясло. Даже если бы он пришёл в себя, то не смог бы отправиться на уроки.

Первым уроком была Защита от Тёмных искусств. Джеймс увидел, что Рон и Гермиона зашли в класс без Гарри. Рон поймал его взгляд и пожал плечами. Джеймс начал урок, очень раздражённый отсутствием сына.

После урока, Рон подошёл к Джеймсу. Судя по взглядам, он весь урок хотел спросить его о сыне.

- Последний раз, когда я его видел, он лежал в постели, - сказал Рон, когда Джеймс спросил, где Гарри.

- В постели? - переспросил он. Гарри никогда не ленился. Так почему он ещё не встал?

Джеймс отправился в башню Гриффиндора, чтобы увидеть сына. Разумеется, он не мог всё ещё спать, или мог? Однако, поднявшись в спальню, Джеймс увидел, что полог над кроватью Гарри ещё задвинут. Что-то было не так.

Он подошёл ближе.

- Гарри? Ты проснулся?

Нет ответа.

Джеймс осторожно отодвинул полог и увидел спящего сына. Он прерывисто дышал, лицо было бледным и мокрым. Джеймс бережно убрал волосы со лба сына и опустил руку ему на лоб. У Джеймса прихватило дыхание. Мальчик ведь горел!

Как только он убрал руку, Гарри открыл глаза. На Джеймса он посмотрел растерянно.

- Папа? - тихо произнёс он.

- Да, это я, - отозвался Джеймс. Ему тяжело было смотреть, как сын страдает.

Гарри огляделся и растерялся окончательно, видимо, не понимая, почему Джеймс в спальне.

- Что…что ты здесь делаешь? - спросил Гарри, пытаясь приподняться. Его попытки не увенчались успехом, всё тело болело.

- Волновался за тебя, - ответил Джеймс, наливая сыну стакан воды, - Почему ты никому не сказал, что заболел?

- Я не заболел! - немедленно возразил Гарри.

Джеймс закатил глаза.

- Неужели? А я думаю по-другому, хотя бы потому, что ты не можешь встать с постели, - возможно, ему не стоило этого говорить.

Гарри раздражённо взглянул на отца и тут же снова попытался подняться. Всё что ему удалось, это с горем пополам сесть. Джеймс протянул ему стакан воды, и мальчик спокойно взял его. Джеймс видел, что у Гарри высокая температура, его трясло, глаза закрывались.

- Что случилось? Как ты умудрился заболеть? - спросил Джеймс.

Гарри взглянул на Джеймса, он собирался снова поспорить, но это, кажется, было бесполезно.

- Не знаю. Я проснулся вчера и почувствовал себя плохо, - признался Гарри.

Джеймс подумал, что ослышался. Гарри заболел ещё вчера? Почему он никому не сказал? Гарри допил воду и дрожащей рукой поставил стакан на тумбочку.

- И когда ты планировал кому-нибудь об этом сообщить? - спросил Джеймс.

Гарри недоверчиво посмотрел на него.

- Эм…вообще-то, никогда.

Джеймс с досадой посмотрел на сына.

- Почему я должен кому-то говорить? Кто что может сделать? - спросил Гарри, в самом деле не понимая, с какой стати кого-то должно волновать его самочувствие.

Джеймс вздрогнул. Видимо здесь снова сказывалось прошлое Гарри. Он никогда не видел, чтобы кто-то заботился о Гарри во время болезни в Реддл-Мэноре. И уж точно никто бы не стал волноваться о нём, когда он жил с фальшивыми Поттерами. Джеймс попытался не думать об этом.

- Если у тебя что-то болит, я хочу, чтобы ты всегда говорил об этом мне или маме. Никогда не смей этого скрывать, понятно? - спросил Джеймс, пытаясь говорить спокойно.

Гарри разозлился.

- Мне семнадцать, папа, - сказал он.

- И что? Семнадцатилетние не болеют? Или им не нужен уход, когда они болеют? - Джеймс пристально посмотрел на сына.

Гарри отвернулся.

- Мне не нравится, когда кто-то суетится вокруг меня. Лучше быть одному, - ответил мальчик.

- Теперь нет, - Джеймс поднялся с кровати, - Давай, мы идём в больничное крыло.

И как Гарри не упирался, Джеймсу всё же удалось притащить его в больничное крыло и оставить на попечение Поппи. Сам он уже опаздывал на урок. Медсестра начала немедленно копаться в каких-то пузырьках.

- Вот, держи, зелье для сна. Чем больше будешь спать, тем быстрее поправишься, - сказала Поппи, протягивая ему пузырёк.

Гарри посмотрел на пузырёк и едва сдержался, чтобы не взять его. Он знал, что если не выпьет, ему будут сниться кошмары, но он так же понимал, что этого делать нельзя.

- Нет, Поппи, спасибо, но я уже спал. Я просто останусь и почитаю то, что мы должны были проходить сегодня в классе, - сказал Гарри.

Медсестра настороженно посмотрела на мальчика, и тот поёжился.

- Не думаю, что ты пропустишь что-то, чего не знаешь. Возьми зелье и засыпай. В таком состоянии учиться нельзя, - она снова протянула ему пузырёк.

Гарри посмотрел на него. Он очень, очень хотел выпить зелье. И разве мог ещё один пузырёк навредить? Тем более, прошлой ночью он зелья не пил. Разумеется, не мог. Гарри сделал глоток прежде, чем подумал о последствиях.

Гарри проснулся, ощутив холодную ладонь на своём горящем лбу. Он открыл глаза и увидел маму. Она улыбнулась, увидев, что мальчик проснулся.

- Привет, - тихо сказала она.

- Привет, - едва слышно отозвался Гарри.

Он всё ещё дрожал. И, похоже, чувствовал себя ещё хуже, чем прежде. Голова раскалывалась.

Он увидел Демиана и друзей, сидящих неподалёку, происходящее показалось ему весьма забавным и он тихо рассмеялся.

- Что? - спросила Лили. Она не понимала, что может рассмешить, когда ты болен.

- Такое чувство, что вы все сидите над кроватью умирающего, - пошутил он.

Лила побледнела.

- Замолчи, Гарри! - сердито сказал Джинни, усаживаясь на край его кровати.

Гарри снова рассмеялся, но тут же об этом пожалел. Правый висок прострелило болью.

Поппи вышла из кабинета и неодобрительно посмотрела на Джинни, девочка тут же ушла с кровати. Медсестра опустила ладонь на лоб мальчика и простонала.

- Температура не спадает! Я не понимаю. Я дала тебе столько жаропонижающего, температура уже должна была спасть. Ты должен чувствовать себя лучше! - сказала она и снова опустила ладонь на его лоб.

У Гарри поплыло перед глазами и он простонал.

- Ты не можешь ничего сделать с этой головной болью? - спросил он, понимая, что по-дурацки выглядит перед друзьями. Они и раньше видели его больным, но от этого легче не становилось.

- Я и так дала тебе слишком много зелий. На сегодня больше нельзя обезболивающего, - извиняюще произнесла Поппи.

«Больше», - подумал Гарри. Ему стало только хуже. Но вслух он ничего не сказал.

- Я просто не понимаю, - пожаловалась медсестра.

- Мадам Помфри, а разве зелья можно пить на голодный желудок? - неожиданно спросил Демиан.

Гарри раздражённо посмотрел на него, но мальчик не замолчал.

- Почему ты спрашиваешь? - спросила Поппи.

- Потому что Гарри уже два дня ничего не ест, - сказал Демиан.

Гарри даже немного сжался под взглядами мамы и Поппи. Он пообещал себе, что убьёт Демиана, как только поправится.

- Два дня?! - вскрикнула Лили.

- Я…не был голоден, - ответил Гарри.

Он увидел самодовольное лицо Гермионы и почувствовал, что головная боль усиливается.

Лили вышла из больничного крыла, очевидно, направилась за едой. Гарри бросил Демиану убийственный взгляд.

- Перестань, Гарри! Не смотри на меня так. Ты знаешь, что на меня твои взгляды не действуют, - нахально отозвался Демиан.

Гарри отвернулся, в этот момент вернулась Лили с кружкой горячего бульона.

- Давай, выпей это! - велела она.

- Мама…

- Ничего не хочу слышать! Пей!

Гарри схватился за голову.

- Пожалуйста, не кричи, - попросил он.

Лили протянула Гарри кружку и помогла ему приподняться. Гарри, однако, отстранился. Он ненавидел, когда кто-то дотрагивался до него, когда ему было плохо. Слишком много было плохих воспоминаний.

Поппи с тревогой спомотрела на мальчика.

- Когда ты в последний раз ел? - спросила Лили.

Когда Гарри не ответил, Гермиона сделала это за него.

- Он очень давно нормально не ест.

Не обращая внимания на взгляды Гарри, она продолжила.

- Он или вообще не приходит, или просто сидит и ничего не ест. И так со дня Святого Валентина.

Гарри ни на кого не смотрел. Он и подумать не мог, что Гермиона это скажет, он был так зол на неё.

Лили сочувственно посмотрела на сына. Ей хотелось броситься к нему, обнять и забрать себе все его проблемы. Но она понимала, что не может. Женщина попыталась сморгнуть подступившие слёзы.

Поппи встревожено посмотрела на Гарри. Высокая температура, организм игнорирует зелья, потеря аппетита. Нет, ну не мог же он…нет, этого не может быть. Поппи понимала, что не сможет ни о чём думать, пока не убедится, что её опасения беспочвенны.

- Гарри, мне нужно сделать анализ крови. Чтобы узнать, почему не спадает температура, - сказала она.

Она взяла кровь и поспешила к своему кабинету. Но прежде она велела всем покинуть больничное крыло и дать его пациенту отдохнуть.

Глава 19

Проблемы со здоровьем

Поппи стояла в своём кабинете и просматривала результаты анализа крови. Это не могло быть правдой! Она проверила всё трижды, и результат был одним. Женщина в расстройстве закусила губу, её рука дрогнула, когда она поставила колбу на место. Медсестра опустилась на стул и уронила голову на руки.

Как это могло случиться? Гарри не был легкомысленным, он никогда бы такого не допустил. Поппи поднялась и вышла из кабинета. Гарри спал, его посетители уже разошлись. Вновь закусив губу, женщина сморгнула подступившие слёзы и положила ладонь на лоб мальчика. Он по-прежнему горел, скорее всего, жар спадёт только к утру. Поппи почувствовала себя виноватой, потому что ничего не могла сделать для Гарри.

Поппи прямо с утра поспешила к кровати Гарри, чтобы поговорить с ним о результатах анализа. Но, к её удивлению, рядом с ним уже сидел Джеймс, и они о чём-то разговаривали. Медсестра заметила, что рядом с отцом Гарри выглядел намного лучше, он улыбался.

Женщина подошла к ним, и Гарри устало ей улыбнулся.

- Мадам Помфри, вы узнали, почему Гарри заболел? - спросил Джеймс.

Поппи посмотрела на аврора и поежилась. Как он отреагирует? Но, как бы ей этого не хотелось, сперва она должна была поговорить с Гарри. Медсестра помнила разговор с Лили и не хотела, чтобы подобное повторилось.

Вместо ответа Поппи снова измерила Гарри температуру, и вздохнула с облегчением. Жар почти спал, мальчику стало лучше.

- Температуры почти нет. Мне нужно ещё кое-что проверить, и ты сможешь уйти, - произнесла она.

- Отлично, - отозвался Гарри.

- Замечательно, а я лучше пойду. Не хочу, чтобы ученики ждали меня, - сказал Джеймс, поднимаясь на ноги.

- О, они будут крайней разочарованы, - усмехнулся Гарри.

Джеймс в шутку изобразил недовольство и скрылся за дверью.

Поппи подошла к кровати Гарри, и её сердце забилось быстрее.

- Как ты себя чувствуешь? - осторожно спросила она.

- Отлично, - ответил Гарри, не замечая дрожи в её голосе.

Поппи не знала, как начать разговор. Для начала нужно было перестать сердиться, в случившемся не было вины Гарри. Он не знал. Хотя с другой стороны, Гарри был более чем умён, он должен был знать, что с лекарствами нужно обращаться осторожно.

- Поппи?

Медсестра поймала на себе его внимательный взгляд.

- Ты в порядке? - спросил он.

«Нет», - мысленно подумала она, затем вздохнула и присела на край кровати мальчика.

- Гарри, я хочу задать тебе вопрос, и ты должен ответить честно, - сказала она.

Гарри кивнул. Он хотел уже было отшутиться, но, услышав насколько серьёзно звучит её голос, передумал.

- Не считая вчерашнего дня, как долго ты пил зелье «Сна без сновидений?»

Вопрос удивил Гарри, и он изумлённо взглянул на медсестру. Уже по его реакции можно было догадаться каким будет ответ.

- Ясно, - пробормотала она.

- А что с зельем? - спросил Гарри, ощущая, как к нему подкрадывается страх.

Помфри внимательно посмотрела на мальчика, стараясь не показывать своего расстройства.

- У меня были подозрения насчёт твоей болезни, Гарри, а образец крови их подтвердил. Эти симптомы: высокая температура, потеря апатита, отсутствие реакций на лекарства. Всё это говорит об одном, - она посмотрела ему в глаза, - У тебя начальная стадия зависимости от зелья.

Гарри не поверил своим ушам.

- Это невозможно, - сказал он и удивился, насколько слабо прозвучал его голос.

- Гарри, я сделала анализ, он всё подтвердил, - возразила Поппи.

- Тогда сделай ещё раз! Ты ошиблась.

Поппи не знала, что сказать, чтобы Гарри поверил.

- Гарри, я трижды всё проверила. Если бы я не была уверена, то не пришла бы к тебе. Прости.

Гарри вскочил с кровати. Быть такого не может, он не мог настолько увлечься. Он был осторожен. Сколько раз он терпел кошмары лишь для того, чтобы не пристраститься к зелью. Как это могло случиться?

- Гарри, сядь, - попыталась успокоить его Поппи.

- Я не понимаю! Этого не может быть! Я не мог к нему пристраститься. Я всё делал правильно! Я соблюдал дозировку. Я делал перерывы! Этого не могло случиться, - сказал Гарри, меряя шагами комнату.

- Скажи мне честно, как часто ты пил зелье? - спросила Поппи.

Гарри рассеянно взглянул на неё.

- Я…я правда не знаю. Я пил его, когда становилось совсем невыносимо. Если бы я пил его постоянно, то заболел бы уже давно. Я ничего не понимаю! - снова сказал Гарри.

- Ты пил зелье больше двух недель? - спросила Поппи, уже зная ответ.

Гарри резко поднял голову.

- Однажды. Я…я только один раз. Я знаю, что не должен был, но…но я просто не смог! - воскликнул Гарри.

- Подумай, Гарри! Не может быть, чтобы только один раз. Ты пил его чаще! - Поппи начинала сердиться.

Гарри покачал головой.

- Нет-нет, всего один раз.

- Сейчас это уже неважно. Мы ничего не можем сделать. А теперь послушай меня очень внимательно, - женщина тяжело вздохнула и шагнула ближе к нему. Сказать это было непросто, - Ты находишься в первой стадии болезни и она не должна зайти дальше. Ты можешь справиться. Внимательно послушай меня. Даже близко не смей подходить к этому зелью! Ты понял меня?

Гарри кивнул, он и сам всё понимал. Поппи продолжила:

- Если ты прекратишь принимать зелье, твой организм понемногу привыкнет. Будет не просто. Появится тяга к зелью, но ты должен сопротивляться. Будет больно, но эта боль ничто в сравнение с тем, что случится, если ты продолжишь принимать зелье, - Поппи попыталась успокоиться. Невыносимо было думать, через что придётся пройти Гарри. - Если болезнь вступит во вторую стадию, ты заболеешь. По-настоящему заболеешь. Тебе захочется больше и больше, и чем больше ты будешь принимать зелье, тем хуже тебе будет. Сперва пострадают лёгкие, затем другие органы. Ты станешь слабым, и никакое волшебство уже тебе не поможет. Третья фаза практически смертельна. Тебе будет так плохо, что ты даже двинуться не сможешь. Твоя магия тоже ослабнет, магическое ядро будет страдать точно так же, как ты. Болезнь начнёт действовать изнутри а затем…затем убьёт тебя. - Тяжело закончила Поппи.

Помфри видела, что её слова произвели нужный эффект. Мальчик помрачнел. Кому же захочется, чтобы с ним случилось подобное. А Гарри был слишком горд, чтобы даже подумать о том, чтобы зависеть от чего-то.

- Я к нему не приближусь. Обещаю, - искренне произнёс мальчик.

- Я очень надеюсь, что ты сдержишь своё обещание, - вздохнула Поппи.

- И нет ничего, что может справиться с болезнью? - спросил Гарри, хотя уже и сам всё понимал.

- Нет, Гарри. Зелье «Сна без сновидений» такое одно. А остальные зелья не подействуют на тебя, пока ты окончательно не оправишься, - сказала она ему.

Гарри кивнул. Его ожидал настоящий ужас. Он и нескольких минут не мог проспать без зелья, а теперь он не сможет принимать его, если хочет жить. Он содрогнулся, представив какие тяжёлые ночи ждут его.

Поппи опустила руку ему на плечо.

- Ты справишься, Гарри, - уверенно произнесла она, - А я не знаю, как сказать об этом твоим родителям. Они будут очень расстроены.

Гарри испуганно повернулся к ней.

- Поппи, не говори им ничего! Я сам скажу, - попросил он. У них с папой только стали налаживаться отношения. Если Джеймс узнает, он никогда больше не сможет ему доверять.

- Гарри, извини, но я должна сказать. Извини, - сочувственно проговорила она.

Гарри тяжело опустился на кровать.

«Он убьёт меня», - подумал мальчик.

У Поппи сжималось сердце, она не могла видеть Гарри таким. Женщина подошла к нему и ободряюще положила руку на плечо.

- Я позволю тебе поговорить с ними.

Гарри с благодарностью посмотрел на медсестру.

- Спасибо, Поппи.

- Но ты должен сказать им в ближайшие дни. Иначе это сделаю я.

Гарри кивнул, размышляя о предстоящем разговоре.

В этот день Гарри не пошёл на уроки. Покинув больничное крыло, он отправился в спальню и задвинул полог кровати.

Как же это могло случиться? Ведь он был так осторожен. Он делал перерывы, страдал из-за этого, и всё оказалось напрасным.

Гарри открыл чемодан и посмотрел на пузырьки. Он должен был уничтожить их. Достав палочку, он направил её на зелья, но просто не смог заставить себя сделать это. В итоге, вот так, с палочкой в руке, он просидел несколько минут.

- Это смешно! - воскликнул Гарри и убрал палочку.

«Они не действует на меня. Я не буду их пить!» - подумал он, пытаясь заставить себя уничтожить пузырьки.

Наконец, он решил ничего не делать. Когда зелье было там, он чувствовал некое спокойствие, как будто он мог спать уже потому, что оно было рядом. Несмотря на то, что выпить он его не мог.

Гарри в расстройстве захлопнул чемодан.

«Всё просто ужасно!» - сердито подумал он, уставившись в потолок.

Гарри двигался по тёмному коридору. Он не знал где он и куда идёт. Возможно, на обед в Большой зал? Да, было бы неплохо что-то съесть. Может быть тогда он, наконец, придумает, как всё рассказать родителям.

Мальчик вздохнул и продолжил идти. Коридор по-прежнему пустовал.

«Интересно, куда все подевались?» - подумал он и, обернувшись, застыл на месте. Стены были тёмными, слишком тёмными. Он не помнил, чтобы в Хогвартсе когда-либо было так темно. Он снова взглянул на стены и едва не задохнулся от ужаса. Он находился в Реддл-Мэноре.

- Нет, нет, нет! Не сейчас, пожалуйста, не сейчас! - прошептал он и, развернувшись, поспешил назад. Это сон. Он просто заснул. Он обязан проснуться! Проснуться прежде, чем Он снова придёт. Прежде чем Он снова загорится!

Гарри в отчаянье огляделся. Он должен проснуться. Но как это сделать?

И когда Гарри в очередной раз обернулся, он увидел Его. Страх и боль немедленно заполнили сознание мальчика. Перед ним стоял Волдеморт. Как обычно в чёрной мантии, его глаза внимательно смотрели на Гарри. Мальчик застыл, хотелось сделать что-нибудь, хотя бы произнести какое-то заклинание, но он просто не мог. Не мог двинуться, не мог отвернуться.

Через секунду мантия Волдеморта начала дымиться и Гарри застонал.

- Пожалуйста, нет, нет! - закричал он, наблюдая, как пламя медленно охватывает Тёмного Лорда. Полные боли глаза Волдеморта смотрели на мальчика. Эти глаза никогда не оставят его в покое.

- Гарри…!

Гарри вскочил на кровати. По щекам текли слёзы, дыхание сбилось, его трясло.

- Гарри! Дружище, ты в порядке?

Гарри обернулся и увидел, что к нему подходит Рон. Гарри попытался унять дрожать, но ничего не получалось. Он увидел очередной кошмар и Рон понял это.

- Всё хорошо, - произнёс мальчик дрожащим голосом.

Рон недоверчиво посмотрел на него, затем запер дверь и, присев рядом, налил другу стакан воды. Гарри с благодарностью принял его и тут же осушил.

- Я пришёл узнать, пойдёшь ли ты на обед? - спросил Рон.

Гарри покачал головой. Он не хотел есть. Не сейчас.

- Это был… Волдеморт? - осторожно спросил Рон.

Гарри удивлённо поднял глаза.

- Что?

- В твоих кошмарах. Это Волдеморт? - повторил Рон.

Гарри собирался солгать, но поскольку сейчас он сидел на кровати, бледный, испуганный и дрожал с головы до ног, отпираться было бессмысленно.

- Не говори никому, - немедленно отозвался Гарри.

Рон растерялся. Он никогда не видел Гарри таким...уязвимым. Он всегда считал его сильным, самым сильным из тех, кого ему доводилось встречать. Он так много пережил, никто бы не смог столько пережить.

- Я никому не скажу, - ответил Рон и Гарри немного расслабился. - Можешь рассказать мне о своих снах, клянусь, никто ничего от меня не узнает.

В какой-то момент, Гарри действительно захотел рассказать, но тут же передумал. Рон не поймёт. Ведь Волдеморт и ему причинил страдания, из-за него пострадал Билл. Рон ни за что не станет ему сочувствовать. Да и судя по голосу, гриффиндорец совершенно не хотел говорить о Волдеморте, а помощь предложил только ради приличия.

- Всё хорошо, Рон. Это всё неважно. Я справлюсь, - сказал Гарри.

Прежде чем Рон мог возразить, Гарри поднялся с кровати.

- Не хочешь пойти перекусить? - спросил Гарри. Он совершенно не хотел есть, но знал, что его друг голоден.

Рон подумал, что сейчас подходящий для разговора момент.

- Гарри, сперва мне нужно поговорить с тобой. Пару дней назад, я увидел, - он сделал глубокий вдох, - как ты пьёшь зелье «Сна без сновидений».

Гарри удивлённо взглянул на Рона, тот смотрел на него с тревогой.

- Послушай, дружище. Я понимаю, что ты куда больше знаешь о риске, чем я, - после этих слов Гарри поморщился, - но я уже дважды видел, как ты пьёшь его. И если это из-за твоих…кошмаров, ты должен кому-нибудь рассказать.

- Неужели? Кому, например? - огрызнулся Гарри.

Он был сыт этим по горло. Его тошнило от бесконечных предложений обсудить с кем-то свои проблемы. Никто не был готов говорить с ним о Волдеморте. Ни родители, ни друзья. Гарри знал, что даже Демиан не захочет говорить о Тёмном Лорде.

Рон смущённо переступил с ноги на ногу. Он не хотел сердить Гарри.

- Ты можешь сказать родителям. Если нет, то я…я здесь. Можешь поговорить со мной или Гермионой, - предложил Рон.

Гарри закатил глаза.

- Я в порядке, и мне не нужно ни с кем говорить. Не волнуйся о зелье. Я его больше не пью, - сказал Гарри и вышел из спальни.

Рон вздохнул с облегчением. Всё прошло не так уж плохо.

Гарри устало потёр глаза, он едва сдерживался, чтобы не заснуть прямо за столом. Прошло уже две недели с тех пор, как Поппи рассказала ему о болезни. Гарри оставался верен своим словам и не прикасался к зелью. Но с того дня, он практически не спал. Всякий раз он просыпался от очередного кошмара.

Он понимал, что кошмары только ухудшились, он не мог с ними справляться. Друзья обратили внимание на тёмные круги у него под глазами и на, несвойственную ему, апатию. Джинни много раз спрашивала, что происходит, но он всегда отвечал, что с ним всё в порядке. Один Рон знал правду. Он знал, что Гарри не пьёт зелье и поэтому не может спать.

Гарри всё ещё холодно разговаривал с Демианом и Гермионой, после того как они сдали его в больничном крыле. Ребята, правда, пытались не обращать внимания на холодность Гарри и вели себя как обычно.

Гарри понимал, что скоро все они узнают правду. Он должен был сказать родителям уже давно, но не смог. Вчера Поппи подошла к нему и спросила об этом, а затем пригрозила, что скажет им сама. Гарри решил, что поговорит с ними завтра. Субботний день наиболее подходящий, никто не помешает им.

Мальчик поднимался по лестнице, чувствуя головную боль. Всё тело ныло. Поппи была права, это будет больно. А сейчас он едва держал глаза открытыми.

Гарри ощутил непреодолимое желание выпить зелье.

«Всего один раз. Самый последний. Я смогу справиться, я не заболею после этого» - Гарри покачал головой. Он не забыл слова Поппи. Он не сделает ситуацию ещё хуже. Он никогда не станет слабым. Он не слабый.

Мальчик закрыл глаза, ему ужасно хотелось спать. Хотя бы пару минут, это уже хорошо.

Гарри вошёл в комнату Лили и опустился на диван. Он так устал. Прошлой ночью он снова не мог заснуть.

Лили закрыла дверь и села напротив сына.

- Ты в порядке? - спросила она, вглядываясь в его усталое лицо и круги под глазами.

Гарри кивнул.

- Да, всё хорошо.

Лили внимательно посмотрела на сына. С ним всё было далеко не хорошо. Он не спал. Это было очевидно. Она уже несколько дней видела его в таком состоянии и собиралась поговорить как раз в тот момент, когда он пришёл к ней.

Лили снова просила Джеймса поговорить с Гарри о его снах, но тот вновь уклонился от ответа. Что ж, если не хочет Джеймс, она сделает это сама.

- Гарри, мне нужно с тобой поговорить, - сказала она.

Мальчик устало посмотрел на неё.

- Да, эм… Я тоже хотел с тобой поговорить.

- Я могу начать? - быстро спросила Лили.

- Да, конечно, - ответил Гарри.

Лили смущённо посмотрела на сына. Как лучше начать?

- Гарри я знаю, что у тебя проблемы со сном и о зелье знаю тоже, - произнесла она.

Гарри резко поднял голову. Знает?

- Как? - спросил он.

- Поппи мне рассказала.

У Гарри ёкнуло сердце. Поппи ей рассказала! Она обещала дать ему шанс самому во всём признаться родителям. На днях она угрожала рассказать им сама, но он и подумать не мог, что она это сделает.

Разумеется, Гарри не знал, что Лили имеет в виду тот случай с пузырьком от зелья. В тот день она пошла к медсестре и та рассказала ей о кошмарах Гарри.

- Гарри, я очень расстроена, - сказала она, и Гарри посмотрел на неё виновато. - Я и подумать не могла, что ты так страдаешь, а ты держал всё в себе.

- Поверить не могу, что она тебе рассказала, - удивлённо прошептал мальчик.

- Почему нет? Я твоя мать. Одна должна была с самого начала сказать мне, что ты взял зелье.

Гарри отвернулся.

- Почему ты не пришёл ко мне? Почему не сказал, что проходишь через…через всё это? - осторожно спросила Лили. Она говорила о кошмарах сына.

- Я хотел. Но решил, что ты всё равно ничего не сможешь сделать, - правдиво ответил Гарри.

- Я могла. Иногда, только рассказав кому-то о своих проблемах, можно снять часть груза, - ответила Лили.

Гарри был рад, что мама так легко отнеслась к его проблеме. Он ожидал, что она будет безумно расстроена.

- Послушай, мам. Я знаю, что допустил ошибку. Честное слово, я понятия не имею, как так вышло, но обещаю, я всё исправлю.

Лили в замешательстве посмотрела на сына.

«О чём он говорит? Что исправить? Где он допустил ошибку?» - подумала она.

- Я не допущу, чтобы это пристрастие стало ещё хуже. Я не притронусь к зелью, я клянусь.

Лили показалось, что мир вокруг неё рушится. Пристрастие? Гарри привык к зелью? Она посмотрела на уставшего сына, и ей вдруг всё стало ясно.

Гарри продолжал пить зелье. Его мучили кошмары, а он ни к кому не обращался. В итоге, он не рассчитал дозировку и теперь привык к зелью. Лили вздрогнула. Гарри пристрастился к зелью! Она не могла поверить, что у кого-то в их семье появились подобные проблемы. Это непросто было принять. Это причиняло ей боль.

- Ты…ты пристрастился к зелью? - спросила Лили.

Гарри замолчал и взглянул на маму. Судя по выражению её лица, она ничего об этом не знала.

- Ты сказала, что Поппи рассказала тебе, - растерянно произнёс мальчик.

- Да, я говорила с ней несколько недель назад, когда нашла у тебя в ящике зелье! Она ничего не говорила о пристрастии! - взволнованно проговорила Лили.

Гарри закрыл глаза. Потрясающе, просто потрясающе. Именно так и нужно сообщать о подобных вещах.

- Мама…

Но Лили его не слышала. Она вскочила со стула и зашагала по комнате, безумно напоминая Джеймса.

- Не могу поверить…ты…ты…пристрастился к зелью! Как это могло случиться? Сколько ты выпил? - спросила она, обернувшись к нему.

- Я правда не знаю. Много, - ответил Гарри.

Лили опустилась на стул, обхватив себя за плечи.

- Поппи сказала, на какой стадии болезнь? - медленно спросила она.

- На первой, - тихо ответил Гарри.

Лили, казалось, почувствовала себя лучше.

- Первой? Хорошо, это значит, ты можешь со всем справиться. А теперь послушай, Гарри, больше не смей пить зелье! Понятно? Ни капли! Хорошо?

Гарри прикусил язык, чтобы не нагрубить. Он терпеть не мог, когда с ним разговаривали как с пятилетним. Поппи сделала то же самое. Мальчик взял себя в руки и спокойно посмотрел на маму.

- Да, мама, - сказал он, сквозь сжатые зубы.

Лили остановилась и принялась заламывать руки.

- Я сообщу папе. Он сейчас в комнате разговаривает с Муди.

- Муди? - удивлённо спросил Гарри.

- Он приехал в Дуэльный клуб, - поспешно сказала Лили, - Подожди здесь, - велела она и скрылась за дверью.

Гарри отвернулся от сердитых взрослых. Он не знал, что может сказать, а посему решил просто помолчать и позволить им выговориться.

Джеймс с Лили ужасно злились. Они просто обезумили, узнав о проблеме сына. Гарри был сильным, они знали это, он сумеет освободиться об этой пагубной привычки. Но он и так уже слишком много пережил, ему только этого в жизни не хватало. Ведь процесс выздоровления был очень неприятен. Подсознательно они ругали себя за то, что произошло. Он пил зелье, чтобы спать нормально. Если бы они отреагировали раньше, возможно, этого удалось бы избежать. Но, поскольку они ужасно переживали, то не могли отделить гнев на самих себя от гнева на Гарри. Ведь он взрослый, он должен был думать о последствиях.

Поттеры сели на диван, пытаясь успокоиться.

- Ты хотя бы собираешься объяснить свои действия? - сердито спросил Джеймс.

Гарри не смотрел на них. Он опустил голову и с силой сжал зубы. Не нужно было спорить. Это его вина. Он пытался быть осторожным, но всё равно допустил промах.

- Гарри?

Гарри собрался с силами и посмотрел на маму. На его лице появилась непроницаемая маска.

- Что?

- Ты собираешься рассказать нам, что случилось? Почему ты продолжал принимать зелье и ничего нам не сказал? - спросила Лили.

Гарри поморщился, головная боль вернулась к нему.

- Что вы хотите услышать? - отстранённо спросил он.

- Прекрати ребячиться, Гарри! - крикнул Джеймс.

Гарри внимательно посмотрел на папу, а затем отвёл взгляд.

- Папа…

Но Джеймс не позволил ему договорить. Он вскочил на ноги и принялся шагать по комнате.

- Не могу поверить! Каким глупым нужно быть, Гарри? Все знают, что любые зелья в больших дозах опасны! Даже первокурсники тебе расскажут о побочных действиях, но нет, ты решил, что на тебя эти правила не действуют! - яростно произнес Джеймс.

- Джеймс, пожалуйста…, - попыталась вмешаться Лили, но Джеймс и её прервал.

- Не надо, Лили! Не вставай на его сторону, - Джеймс остановился и гневно посмотрел на Гарри, - Ты ведёшь себя так, словно знаешь о магии всё! Ты ничего не делаешь на уроках и при любой возможности показываешь, что ты выше школьных знаний. Так объясни мне, как так вышло, что ты не рассчитал дозу?!

Гарри казался на удивление спокойным. Внутри него кипел гнев, но он упорно молчал. Джеймс имел право злиться. Он прав. Для того, кто был уверен, что знает всё, это непростительная ошибка.

- Я не знаю, как это случилось, - немного погодя, ответил мальчик.

- Как случилось?! - снова закричал Джеймс, - Мерлин, Гарри! Ты пил зелье каждую ночь! Тебе не казалось, что это уже слишком?

Гарри сердито посмотрел на Джеймса, пытаясь взять себя в руки.

- Не каждую ночь! Я пил зелье, когда оно мне было необходимо. И я всегда делал перерыв! - в ответ закричал Гарри.

- Прекрати, Гарри! Прекрати лгать! Признай это. Ты пил зелье каждую ночь. Это объясняет случившееся! - продолжал кричать Джеймс.

Глаза Гарри сверкнули.

- Если ты уже всё решил за меня, то что я вообще здесь делаю. Я очень ценю вашу поддержку, но сейчас мне лучше уйти! - Гарри направился к двери, но Лили схватила его за руку.

- Гарри, пожалуйста, сядь, - сказала она. И если бы не её умоляющий взгляд, Гарри бы немедленно покинул комнату.

Лили повернулась к Джеймсу.

- Если продолжишь себя так вести, можешь уходить!

Джеймс посмотрел на жену, и что-то в её взгляде заставило его успокоиться и сесть.

Лили села рядом с Гарри и внимательно посмотрела на него.

- Гарри, пожалуйста, не лги нам. Что сделано, то сделано. Сейчас нет смысла отпираться, - сказала она.

Гарри покачал головой.

- Я не лгу. Я не пил зелье каждую ночь, - возразил он. Лили решила опустить этот пункт. Всё равно они уже ничего не смогут изменить.

- Хорошо, ладно. Я верю тебе, - устало ответила она, но по её тону было ясно, что это не так. - Я хочу, чтобы ты понял. Неважно, что случится, ты не должен больше пить зелье. Понятно?

У Гарри лопнуло терпение.

- Хорошо! Господи, я понял! Хватит вдалбливать мне в голову одно и то же. Я не ребёнок, чёрт побери! - закричал он.

- Да, но ты и не взрослый! Ты не ведёшь себя как взрослый человек! - крикнул в ответ Джеймс.

- Джеймс, пожалуйста…, - попыталась Лили, но он опять прервал её.

- Я с тобой не разговаривал! - ещё громче закричал Гарри, он совершенно потерял терпение.

- Я сказал тебе, прекрати ребячиться! Ты не должен себя так вести. Ты даже не признал, что допустил ошибку! Ошибку, за которую вполне мог заплатить своей жизнью! - Джеймс вскочил на ноги.

- Что, чёрт возьми, я должен сказать? Я просчитался! Я всего лишь человек и допустил ошибку! Я не отрицаю этого! - крикнул Гарри и тоже вскочил с места.

- Ошибка? Ты в самом деле считаешь это ошибкой? Ошибки совершают неосознанно. Ты знал, что превышаешь дозу, и всё равно не остановился, не пришёл к нам! - сказал Джеймс.

- Мне не нужна ваша помощь! - прошипел Гарри.

Лили опередила Джеймса и обратилась к сыну.

- Нет, нужна! Вот яркий пример того, что ты не можешь справиться со всем сам. Я знаю, что ты не просто так пил зелье. Ты пил его, потому что не мог спать! Тебе снились кошмары и сейчас снятся!

Гарри открыл рот, но ничего не сказал. Поспорить с ней он не мог.

- Тебе придётся открыться Гарри. Тебе придётся позволить нам помочь, - осторожно сказала Лили, пытаясь подавить слёзы.

Гарри покачал головой и отвернулся. Он не мог говорить о Волдеморте. Он не мог объяснить того, что чувствовал. Он и сам был не в состоянии понять свои чувства, что уж тут говорить о других.

Джеймс увидел, как Гарри качает головой, и совершенно вышел из себя.

- Ты можешь не соглашаться, если тебе так хочется! Но ты больше не в состоянии контролировать ситуацию. Мы можем. И если ты собираешься рисковать своим здоровьем, нам придётся взять ситуацию под контроль, - сердито произнёс Джеймс.

Гарри недоверчиво посмотрел на него.

- Взять под контроль? - переспросил он, его глаза расширились.

Неожиданно для всех, Гарри развернулся и бросился из комнаты.

- Гарри! Гарри, остановись! - закричал Джеймс, но Гарри уже выскочил за дверь. Поттеры кинулись вслед за сыном.

- Куда ты? - крикнула ему вслед Лили.

Гарри резко остановился и посмотрел на неё. В его глазах отражались злость и обида.

- Я не могу разобраться со всем этим сейчас. С меня довольно!

С этими словами, Гарри аппарировал из Хогвартса, оставив потрясенных родителей одних посреди коридора.

Глава 20

Падение

Дамблдор пытался успокоить паникующих взрослых, которые в данный момент находились в его кабинете. Они просто с ума сходили от беспокойства. Джеймс даже по комнате не расхаживал, стоял у двери как прикованный, что лишний раз показывало, насколько сильно он переживает. Лили стояла рядом с ним, её глаза покраснели от слёз.

- Сядьте и успокойтесь, - велел им Дамблдор. Родители сели, они по-прежнему выглядели испуганными.

И Дамблдор понимал их. Гарри не просто снова сбежал от них, теперь у него могли быть большие неприятности.

Директор ещё со дня похорон Беллы догадывался о том, что мальчик может управлять защитой, наложенной на замок. Он никому не говорил об этом, нежелательно было привлекать любое постороннее внимание к способностям Гарри. Тем более сейчас, когда так называемый Тёмный Принц нападает на людей. Единственное, что защищало Гарри, это тот факт, что во время всех нападений, мальчик находился в Хогвартсе. Если же правда о способностях Гарри всплывёт наружу, вполне возможно Министерство захочет взять его под стражу на какое-то время.

Дамблдор попытался объяснить это Поттерам, он понимал, что они никому не расскажут, но показать серьёзность ситуации стоило.

- Герой или не герой, Министерство с лёгкостью припишет Гарри нападения Тёмного Принца. Мне жаль этого признавать, но после дня Святого Валентина, Фадж боится Гарри даже больше, чем прежде. Этот страх заставит его пойти на крайние меры, если вина даже немного падёт на мальчика. Он запрёт его где-нибудь подальше и будет думать, что этим самым оберегает людей.

Джеймс с Лили затаили дыхание. Джеймс понимал, что Фадж на самом деле никогда не был на стороне Гарри. И сейчас он не трогал мальчика по двум причинам. Во-первых, страх, а во-вторых, Дамблдор.

- Но, Дамблдор, я не понимаю, как он может управлять защитой. Я думал, что это невозможно, - спросил Джеймс, пытаясь не думать о том, где сейчас его сын.

Дамблдор вздохнул.

- Это сложно объяснить. Я уже говорил вам, что Гарри является наследником двух основателей. Гриффиндора и Слизерина. Я говорил вам, что когда на совершеннолетие мальчик получит всю свою силу, его возможности станут поразительными. И это, яркий тому пример.

Джеймс хотел что-то сказать, но передумал. Он сейчас не мог адекватно соображать. Он хотел попросить помощи у директора, у кого угодно, чтобы Гарри нашли, чтобы помогли ему справиться со всеми проблемами. Но Джеймс понимал, что Дамблдор не поможет, им с Лили придётся справляться самим.

- Никому не говорите о том, что случилось. Я скажу профессорам, что Гарри заболел и ему нужно несколько дней, чтобы оправиться. Обещаю, мальчик очень скоро вернётся в Хогвартс и никто ничего не узнает, - сказал Дамблдор.

- Но что же мы скажем Демиану и его друзьям? - растерянно произнесла Лили.

- Что-то, во что они смогут поверить. Мы не можем рисковать. Если новости о пропаже Гарри распространятся, Министерство станет подозревать его. Пока мы не знаем, сколько мальчик будет отсутствовать, мы не можем рисковать, - объяснил Дамблдор.

Поттеры понимали, что от Демиана бесполезно скрывать правду, но Джеймс согласился с директором. Он не хотел, чтобы Демиан узнал, что Гарри сбежал от них. Он слишком зависел от своего старшего брата и неизвестно как бы отреагировал.

Джеймс жалел о тех ужасных словах, которые наговорил сыну. Почему он сорвался? Если бы держал себя в руках, ничего бы не произошло.

Покинув кабинет директора, Джеймс направился в Поттер-Мэнор. Он надеялся, что Гарри отправился туда, чтобы успокоиться. Джеймс вернулся через час, и устало покачал головой. Мальчика там не было. Куда он мог пойти?

Он надеялся, что Гарри вернётся быстро. Невыносимо было думать о том, где он.

Ремус вздрогнул, когда в дверь постучали. Он схватил палочку и отправился открывать. Он жил один в небольшом домике и те немногие посетители, что приходили сюда, добирались каминной семью. Он не знал ни одного маггла, который мог бы прийти к нему.

Ремус открыл дверь и застыл в потрясении, перед ним стоял Гарри.

- Гарри?

Ремус посмотрел на уставшего мальчика, и его сердце забилось быстрее. Что случилось? Почему он здесь?

- Можно войти? - спросил Гарри. Его голос звучал устало и расстроено.

- Конечно, Гарри, - Ремус отодвинулся и позволил ему войти.

Гарри вошел, и устало опустился на диван. Головная боль усилилась и он ужасно себя чувствовал. Ремус немедленно бросился к нему.

- Что, Гарри? Что не так? - заботливо спросил он.

- Просто голова болит, - слишком поспешно отозвался Гарри.

Ремус подошёл к небольшому шкафчику и вытащил зелье от боли. Он протянул зелье Гарри, и мальчик немедленно выпил его.

Ремус сел напротив мальчика, ожидая пока тот расскажет, что случилось и почему он не в школе. Но через несколько минут молчания, стало понятно: Гарри не собирается этого делать.

- Ты уже обедал? - спросил Ремус.

Гарри поднял голову, и устало посмотрел на оборотня.

- Нет, - ответил он.

Ремус встал и улыбнулся.

- Сейчас что-нибудь придумаем. Давненько же ко мне никто не заходил. Дай мне пару минут, хорошо?

Гарри слабо улыбнулся, когда Ремус исчез в соседней комнате. Мальчик откинул голову на спинку дивана, голова продолжала болеть. Он вздрогнул, когда у него заурчало в животе, с кухни запахло едой. Мальчик понял, что ужасно голоден.

- Куда он пошёл? - уже в который раз спросил Демиан.

У Лили кончалось терпение.

- Демиан, я уже говорила тебе. Он с папой. Они собирались пойти к новым аврорам, чтобы Гарри показал им какие-то способы защиты. Они пошли в Косой переулок, и скоро вернутся, - Лили хотелось, чтобы Гарри скорее вернулся. Раньше он никогда не пропадал более чем на несколько часов. Она надеялась, что к обеду мальчик будет здесь.

Демиан недоверчиво посмотрел на маму.

- Почему они меня с собой не взяли? - спросил он.

- Не знаю, милый. Может, подумали, тебе это будет неинтересно, - рассеянно произнесла Лили.

Демиан выглядел удивлённым.

- Это бессмысленно! С какой стати мне не интересно?

- Демиан, пожалуйста. Я не знаю! Тебе пора идти, - настойчиво проговорила Лили.

Демиан понял, что-то было не так.

- Мам? Что не так? Почему ты расстроена? Что случилось? - спросил он, увидев, что Лили едва сдерживает слёзы.

- Ничего не случилось. Я устала и болит голова, - она не лгала, голова действительно раскалывалась.

Демиан знал, что-то случилось. Он попытался снова расспросить маму, но ничего не вышло. Тогда он вышел из комнаты, в последний раз посмотрев на уставшую и расстроенную маму.

Еда была потрясающей, но Гарри понимал, что не сможет много съесть. Он был голоден, но ему нужно было совсем немного. Ремус о чём-то рассказывал ему, пока мальчик ел. Гарри ничего не говорил, только внимательно слушал его.

- Почему ты не спрашиваешь, что я здесь делаю? - внезапно прервал его Гарри.

Ремус внимательно посмотрел на него.

- Ты сам расскажешь, если захочешь, - ответил он ему. - Я, может, и не твой крёстный, но для меня нет никакой разницы между тобой и Демианом. Ты здесь всегда желанный гость, не нужно ничего объяснять.

Может быть, это было именно то, что Гарри так хотел услышать. Что он ничем не отличался от своего младшего брата. Что у него была семья, настоящая семья. Без всяких объяснений и разговоров. Точно так же, как у него было с отцом. Возможно, это помогло бы Гарри раскрыть, наконец, своё сердце и рассказать обо всём, что произошло с ним за последние месяцы.

И он рассказал Ремусу всё. О своих бесконечных кошмарах, зелье «Сна без сновидений», пристрастии к нему, о реакции родителей и о том, что напоследок сказал ему Джеймс.

- …взять под контроль. Он мне это сказал! После всего, что произошло. Папа повернулся ко мне и сказал, что станет меня контролировать! - сердито закончил Гарри.

Ремус всё время молчал, он хотел, чтобы Гарри выговорился. Он заметил, что хотя Гарри и рассказал про свои кошмары, он не объяснил, что именно ему снилось. Он рассказал обо всём, но только не о том, что видел в своих снах.

Услышав о глупости, которую ляпнул его друг, Ремус почувствовал острое сострадание к Гарри и в то же время раздражение к Джеймсу. Неужели так трудно сперва думать, а затем говорить?

- Я уверен, он не это хотел сказать, Гарри. Джеймс не хочет держать тебя под контролем, - осторожно сказал Ремус.

Гарри удивлённо приподнял бровь.

- А что же он хотел сказать? Как ещё можно растолковать слово контроль?! - сердито спросил Гарри.

Ремус вздохнул и запустил руку в волосы.

- Джеймс идиот. Круглый идиот, и он не собирается тебя контролировать. Он, наверное, хотел сказать, что собирается убедиться, что ты избавишься от этой привычки. Он хотел сказать, что будет следить за твоим здоровьем.

Гарри не ответил. Глубоко внутри он тоже знал это. Волдеморт держал его под контролем всю жизнь. Джеймс не мог так поступить.

- Знаю, но когда он сказал это, у меня внутри словно что-то взорвалось. Я никогда не думал, что он скажет мне такое. Дело именно в словах! Мной всю жизнь управляли. Всё что я делал, так или иначе, было с подачи Волдеморта! Вот, чем я был для него! Всего лишь марионеткой! Пешкой в его игре! Это то, что беспокоило меня всё это время, я не видел, что меня используют! Я не думал, что папа скажет мне такое, это как оскорбление, - сердито сказал Гарри. Он был зол и расстроен, в его голосе слышалась боль.

Следующие несколько часов Ремус и Гарри разговаривали, Ремус пытался убедить мальчик, что Джеймс не хотел сказать ничего плохого. Он всего лишь неудачно подобрал слова.

- Не хочешь вернуться? Я пойду с тобой, если хочешь, - предложил Ремус, когда Гарри успокоился.

Гарри устало покачал головой.

- Не сейчас. Может быть, утром. Не знаю. Я так зол на него. Не уверен, что не наложу на него какое-нибудь заклинание, когда увижу, - раздражённо произнёс мальчик.

Ремус улыбнулся.

- Хотя нет, не думаю, что потом сумею снова собрать его, - пошутил Гарри.

Гарри рассмеялся, но тут же понял, что сказал и побледнел. Улыбка соскользнула с лица Ремуса, когда он увидел выражение лица Гарри.

- Я не должен был этого говорить. Я глупый идиот. Я не должен был этого говорить, - Гарри прикусил губу и крепко зажмурился, пытаясь отогнать от себя ненужные воспоминания.

- Гарри, что с тобой? Ты всего лишь пошутил, - растерянно произнёс Ремус. Он не понимал, почему Гарри так расстроился.

Гарри с болью посмотрел на Ремуса.

- Я вспомнил, что сделал с ним в прошлом году. Я…я почти…убил его, - прошептал мальчик.

Ремус вдруг почувствовал себя идиотом, он же совсем забыл. Он встал и направился к камину.

- Я лучше пойду, скажу твоему папе, что ты в порядке. Он же повсюду тебя ищет.

Гарри кивнул и поплотнее закутался в мантию. Ему почему-то стало очень холодно.

«Глупое зелье», - подумал мальчик, ощущая боль во всём теле. Он услышал, как Ремус произносит название какого-то бара.

«Наверное, это в Хогсмиде» - подумал Гарри, его глаза начали закрываться.

Когда Ремус прибыл в Хогвартс, уже совсем стемнело. Люпин спешил к комнате Джеймса. Он застал друга в разгар спора с Демианом.

- Мало тебе ссоры с одним сыном, ты решил и со вторым поругаться? - сказал Ремус, проходя в комнату.

Трое Поттеров обернулись и посмотрели на него.

- Дядя Муни! - Демиан бросился к нему, - Папа не говорит мне, где Гарри! Мама сказала, что они пошли в Косой переулок, но это не так! Они не рассказывают мне, что случилось! - Демиан готов был заплакать.

Ремус сердито посмотрел на Поттеров и снова повернулся к мальчику.

- Гарри в порядке. Он у меня, - сказал Ремус и Джеймс с Лили вздохнули с облегчением.

- Почему он у тебя? - с беспокойством спросил Демиан. Он понимал, что Гарри просто так не пойдёт к Ремусу.

Ремус пристально посмотрел на Джеймса.

- Думаю, это тебе должен объяснить папа.

Джеймс выглядел растерянно. Ремус снова повернулся к Демиану.

- Мне нужно поговорить с твоими мамой и папой, уверен, когда я уйду, они всё тебе расскажут, - Демиан не хотел уходить, но понимал, что Ремус не станет говорить ничего при нём. Он ушёл из комнаты, пообещав родителям, что скоро вернётся за объяснениями.

Когда мальчик ушёл, Ремус набросился на Джеймса. Он рассказал, как Гарри постучал к нему в дверь. Он пересказал всё, что говорил ему мальчик. Он ругал Джеймса за то, как он обошёлся с Гарри, узнав о его проблеме. Слова, которые произнёс Джеймс, привели Гарри в ужас.

- Я ничего такого не имел в виду! Господи, я клянусь! Поверить не могу, что Гарри решил, будто я собираюсь…это безумие! Ремус, ты же знаешь, я бы никогда не обошёлся с Гарри как…как…обходился Он! - воскликнул Джеймс.

- Неважно, что знаю я. Гарри не знает. Джеймс, тебе придётся признать, что Гарри тебя совсем не знает. Он не знает чего ждать, не знает, на что ты способен, - объяснил Ремус.

Лили сжала руками виски.

- С ним всё хорошо? - осторожно спросила она.

Ремус посмотрел на Лили, и его взгляд смягчился.

- Он в порядке. Ему просто нужно побыть одному. Он успокоится и вернётся, - мягко отозвался он.

- О чём это ты? Гарри вернётся прямо сейчас, - сказал Джеймс, направляясь к двери. - Мне нужно объясниться. Мне нужно сказать, что я не это имел в виду. Мне нужно поговорить с ним о зелье. Это серьёзно и мне нужно с ним поговорить

- Джеймс, ты не можешь…, - начал Ремус, но Джеймс оборвал его.

- Ремус, я иду с тобой. Если Гарри расстроен из-за меня, мне нужно извиниться. Я должен его вернуть. Я не могу передать, как мне сложно, когда он вдали от меня, - сказал Джеймс.

Ремус сдался.

- Хорошо. Но не смей спорить! Вы с Гарри слишком похожи. И если вы начинаете спорить, то ни один из вас не уступит. Но ты - отец, так что держи себя в руках, - серьёзно проговорил Ремус.

Джеймс кивнул. Ремус был едва ли ни единственным, к кому он всегда прислушивался.

Мужчины ушли, а Лили пришлось иметь дело с Демианом и его расспросами.

Гарри медленно открыл глаза. Ему потребовалось несколько минут, чтобы понять, где он. У Ремуса. Он попытался подняться, но не смог. Тело казалось тяжёлым и одеревеневшим.

«Странно», - подумал мальчик. Он ещё не до конца проснулся и плохо соображал. Он опустился голову на подушку, закрыл глаза и попытался прийти в себя. Услышав шаги, они был вынужден снова открыть глаза. Над ним стоял папа и внимательно на него смотрел.

- Папа? - слабо произнёс он.

Джеймс подошёл ближе и встал на колени перед кроватью сына, так чтобы их лица теперь находились на одном уровне. Он так внимательно смотрел на Гарри, что мальчик отпрянул в сторону.

- Папа, почему ты так на меня смотришь? - спросил Гарри хриплым голосом.

Вместо ответа Джеймс что-то вытащил из кармана и Гарри с ужасом уставился на палочку в его руке. Джеймс шепнул заклинание и на конце палочки загорелся огонь.

Гарри попытался встать, но с ужасом понял, что не может. На его запястьях и ногах появились верёвки, они практически пригвоздили его к дивану.

- Ч-что происходит? - в панике крикнул Гарри, пытаясь освободиться от верёвок. - Папа, что ты делаешь? - мальчик в ужасе смотрел на палочку.

- То, что уже давно нужно было сделать, - сухо отозвался Джеймс.

Гарри задёргался сильнее, но у него ничего не получалось. Он не понимал, что происходит. Почему папа себя так ведёт?

- Давно нужно было взять тебя под контроль. Каким я был глупцом, когда позволил тебе делать то, что ты хотел, - продолжил Джеймс и у Гарри застыло сердце.

- Папа, пожалуйста. Остановись! - в ужасе закричал Гарри. Может быть, Джеймс просто таким образом пытался напугать его.

Джеймс поднёс палочку поближе к руке мальчика.

- Тебе не нравится огонь, да, Гарри? - жёстко спросил он.

Сердце Гарри, казалось, перестало биться. Как папа мог ему такое сказать? Как он мог ему этим угрожать? Это совсем не смешно.

- Отпусти меня! - закричал Гарри, одновременно со злостью и страхом.

Джеймс замахнулся и ударил Гарри по лицу. Мальчик потрясённо посмотрел на папу. Он ударил его! Щека ужасно горела. Неожиданно, Джеймс схватил Гарри за волосы и наклонил его голову назад. Мальчик едва не задохнулся от боли.

- С меня хватит! - прошипел Джеймс, сильнее сжимая волосы Гарри. - Ты забыл, как надо вести себя со старшими! Не волнуйся, я напомню тебе, - он поднёс горящую палочку ещё ближе к руке Гарри, и у мальчика перехватило дыхание, когда он почувствовал обжигающий жар. Пламя находилось очень близко от него, но ещё не касалось кожи.

- Папа, не надо! - простонал Гарри с болью в голосе.

Джеймс ухмыльнулся, Гарри никогда прежде не видел его таким.

- Проси пощады, Гарри! - жестоко произнёс Джеймс.

Гарри испугался ещё больше. Эти слова преследовали его до сих пор. Эти слова произнёс тот, фальшивый Поттер, когда-то давным-давно. И, несмотря на то, что Гарри просил прощения, его всё равно наказали.

Это было самое ужасное, что папа мог сказать.

«Но, подождите, - внезапно подумал Гарри, - Это не папа делал мне больно, это Волдеморт. Папа не знает ничего о том, что случилось».

Гарри резко открыл глаза. Это не его папа. Это не Джеймс. Он бы никогда не сделал ничего подобного. И тут он увидел это. Карие глаза Джеймса стали кроваво-красными, в них плескалось безумие.

«Я сплю», - подумал Гарри. Это не наяву. Это просто сон. Он почувствовал, что жар возле его руки исчезает, и он снова может двигаться. Мальчик посмотрел на человека, по-прежнему напоминающего Джеймса Поттера, разве что глаза у него были другого цвета.

- Хорошая работа, мистер Поттер, - прошептал Волдеморт, и Гарри понял, что просыпается.

Гарри закричал и проснулся. Он тут же попытался вскочить с дивана, но одеяло, которым укрыл его Ремус, запуталось и теперь мешало двигаться.

- Гарри!

По лицу мальчика текли слёзы, но он не замечал этого. Он увидел перед собой очертание Джеймса, и его сердце подскочило. Ужасный сон заставил мальчик отпрянуть в сторону и заслониться руками. Джеймс подался в сторону, испуганный реакцией сына. Мальчик выбрался из одеяла и бросился в сторону. Он тяжело дышал, волосы прилипли ко лбу. Он осторожно взглянул на Джеймса, но тут же понял, что не в силах смотреть на него и отвёл взгляд.

Гарри стало плохо, и он бросился в ванную. Его трясло, голова ужасно болела.

- Гарри? - раздался голос за дверью.

- Уходи! - крикнул Гарри. Он не хотел, чтобы голос прозвучал грубо, но ничего не мог с собой поделать.

- Гарри, я просто хотел убедиться, что с тобой всё хорошо, - произнес Джеймс, тщательно подбирая слова.

- Уходи! Просто уходи отсюда! - снова закричал Гарри, сжимая голову руками. После этого кошмара, он не мог смотреть на Джеймса. Просто не мог.

Джеймс отошёл от двери. Ему хотелось сломать её и убедится, что с его сыном всё в порядке. Он почувствовал на своём плече руку и повернулся, чтобы увидеть Ремуса.

- Возможно, тебе, правда, лучше уйти. Сейчас он не в состоянии с тобой разговаривать, - грустно произнёс Ремус. Он то думал, что Гарри поговорит с отцом, особенно после того, как он вспомнил, что произошло в прошлом году.

Джеймс кивнул и ушёл, он не хотел выглядеть слабым перед другом. Невыносимо было понимать, что Гарри далеко от него. Он хотел быть рядом с мальчиком, точно так же как с Демианом. Он медленно шёл назад к Хогвартсу, думая о том, что больше всего на свете ему хочется, чтобы у них с Гарри наладились отношения.

Демиан не притронулся к завтраку. Вчера вечером мама всё ему рассказала. Она рассказала и о пристрастии Гарри к зелью и о его побеге. Демиан повторял про себя: «он вернётся, он вернётся» снова и снова. Только это сейчас было в его голове. Ему нужно было сообщить обо всём друзьям, ведь Джинни просто с ума сходила. Все четверо погрузились в молчание, как только всё узнали. Рон, казалось, вообще позеленел.

- Не волнуйся, Дэми. Я читала про привычки и выздоровления. С Гарри всё будет хорошо, - ободряюще произнесла Гермиона.

Когда ребята только появились в зале, все кинулись расспрашивать их, где Гарри. Они отвечали, что он в больничном крыле, и Поппи даже отправила его в изолятор.

Демиан посмотрел на преподавательский стол. Родители выглядели так же жалко как год назад. Папа явно не спал этой ночью. Демиан хотел поговорить с ним перед завтраком, потому что они так и не увиделись вчера вечером. Но, увидев своего отца в таком состоянии, Демиан передумал.

Джеймс утром связался с Ремусом через камин, он хотел знать, собирается ли Гарри вернуться сегодня. Ремус сказал, что не думает, мальчик был чем-то очень сильно расстроен. После того как он вышел из ванной, он казался таким замученным. Он сказал Ремусу, что ему нужно проветрить голову и ушёл из дома. Вернулся он только в шесть утра, полностью опустошённый.

Джеймс взволнованно думал о том, куда Гарри мог пойти. Он потянулся к стакану молока и в этот момент в зал влетели почтовые совы.

Он знал, что случилось, ещё перед тем, как птица приземлилась перед ним. У него было ужасное предчувствие. По залу пролетел взволнованный шёпот. Джеймс открыл газету и его опасения подтвердились.

Тёмный Принц напал снова, на этот раз он убил около ста семидесяти человек, по большому счёту магглорождённых.

Глава 21

Подозрение

Дверь громко ударилась об косяк, когда Джеймс вбежал в свою комнату. Он бросил в камин горсть порошка и, выкрикнув адрес Ремуса, опустил голову в огонь и осмотрелся. Сердце бешено билось в груди, ему нужно было увидеть Гарри. Нужно вернуть его в замок прямо сейчас. Если кто-нибудь узнает, что его не было в школе этой ночью, все подозрения падут на него.

Джеймс почувствовал себя нехорошо, вновь вспомнив о погибших. Сто семьдесят человек! Среди них были женщины и дети. Джеймс знал, что это не Гарри. Его сын просто не мог сделать ничего подобного.

«Но Гарри вчера ушёл из дома и вернулся только в шесть утра», - прозвучал голос в голове Джеймса. Он постарался прогнать прочь эти мысли. Гарри не делал этого! Он просто не мог.

Джеймс осмотрел пустую гостиную.

- Ремус! - закричал он. - Ремус! Ремус! Гарри!

Ответа не последовало. Сердце готово было выпрыгнуть из груди, он снова и снова звал друга, но никто не отозвался. Где они, чёрт побери? Джеймс сердито выбрался из камина. Ремус несколько минут назад был дома. И куда мог деться Гарри?

«Может, он слышит, но просто не хочет отзываться», - снова пронеслось в голове Джеймса. Поттер покачал головой. Сейчас не время об этом думать. Гарри попал в беду. Нужно было вернуть его в Хогвартс, пока никто не заметил, что его нет.

На протяжении целого дня, Джеймс пытался связаться с Ремусом. Он бегал к камину каждую перемену, но никто ему не отвечал.

«Ремус не мог не видеть газету! Он лучше других должен понимать, чем всё это чревато!» - сердито размышлял Джеймс.

Он пытался не показывать беспокойства, но студенты всё равно заметили, что с их профессором что-то не так. Прибавить к этому факт, что Гарри Поттер куда-то исчез, и результат становился очевиден. К вечеру уже все только и говорил о том, что Гарри совершает эти нападения. Несколько студентов даже ходили в больничное крыло, посмотреть есть ли там Гарри. Мадам Помфри едва удалось их прогнать. И это лишний раз подтверждало всеобщие подозрения.

Как только закончился последний урок, Джеймс бросился в кабинет директора.

- Вы должны убрать защиту с каминной сети. Ремус так и не ответил, я собираюсь пойти туда сам. Я приведу Гарри назад! - сказал он директору.

Дамблдор согласился и через несколько минут Джеймс уже стоял в гостиной Ремуса.

- Ремус! Гарри! - закричал Джеймс, выбегая из комнаты. Он огляделся, но никого не обнаружил.

«Где они могут быть?» - в панике подумал Джеймс. Ремус был здесь утром, он разговаривал с ним. Куда они пошли и почему до сих пор не вернулись?

Джеймс взволнованно зашагал по комнате. У него тряслись руки, и пришлось сделать пару глубоких вдохов, чтобы хоть как-то успокоиться. Мысли услужливо предоставляли ему многочисленные варианты того, что могло случиться с его другом и сыном. Поттер попытался отогнать их.

«Они скорее всего просто в баре» - подумал он, успокаивая сам себя.

Прождав их около часа, Джеймс сдался. Сегодня был слишком тяжёлый день, он совершенно вымотался. Он взял перо и листок бумаги и быстро написал Ремусу сообщение.

Джеймс не уточнял деталей. Просто написал о нападении и попросил Ремуса как можно быстрее привести Гарри в Хогвартс. Покончив с запиской, Джеймс ушёл. Листок он оставил посреди стола, Ремус должен был сразу обратить на него внимание.

Утомлённый переживаниями, Джеймс направился к комнате Лили. Он надеялся, что завтра утром, проснувшись, он узнает, что Гарри уже вернулся.

На следующее утро, Джеймс первым делом бросился в гриффиндорскую башню. Он простонал, не обнаружив Гарри ни в гостиной, ни в спальне. Спустившись вниз, в гостиной Джеймс столкнулся в Демианом. У Поттера застыло сердце, когда он увидел, каким расстроенным выглядел его младший сын. Он так же как и отец переживал отсутствие Гарри. Джеймс улыбнулся ему так тепло как только мог, о Гарри он заговаривать не хотел. Это было бы слишком подозрительно. Выскочив из гостиной, Джеймс снова бросился в свою комнату. Он должен связаться с Ремусом. Уж теперь то они просто обязаны были вернуться.

В комнате Джеймс наткнулся на взволнованную Лили.

- Он здесь? - немедленно спросила она.

Джеймс покачал головой, Лили выглядела ужасно расстроенной его ответом.

- Я как раз собирался связаться с Ремусом. Он должен быть дома.

Джеймс только собрался бросить порошок в камин, когда в дверь постучали. Он терпеливо дождался пока Лили откроет, и был более чем удивлён, увидев на пороге взволнованную Тонкс.

- Тонкс? Что ты здесь…, - начало было Джеймс, но девушка прервала его.

- У меня мало времени. Фадж, наверное, уже понял, что меня нет! - произнесла она и наложила на дверь Силентио, чтобы никто не смог подслушать их разговор.

- Фадж? Почему он тебя волнует? - спросила Лили.

- Он здесь, в Хогвартсе! - поспешно ответила Тонкс.

- Кто? - не понял Джеймс.

- Министр! Он сейчас в Хогвартсе! - воскликнула аврор.

- Что?! - в один голос крикнули Поттеры.

- Да, он здесь с аврорами, - пояснила Тонкс, бросая осторожные взгляды на дверь.

- Зачем он здесь? - с тревогой спросил Джеймс

- Где Гарри? - прошептала Тонкс.

У Джеймса сердце готово было выскочить из груди.

- О чём ты? Он здесь, разумеется, где ещё ему быть? - ответил Поттер, пытаясь скрыть панику в голосе.

- О, слава Мерлину! - с облегчением произнесла Тонкс.

- Что происходит? - спросила Лили.

- Сегодня утром в Министерство пришёл анонимный сигнал о том, что Гарри покинул Хогвартс. Его не было в школе в момент нападения. Фадж приказал нам сопровождать его. Он здесь якобы с инспекцией. На самом же деле ему нужно получить доказательство отсутствия Гарри.

У Джеймса подогнулись ноги. Случилось то, чего он боялся. Начиная со дня Святого Валентина, он знал, что следующее нападение непременно припишут Гарри. А что ещё мог подумать Фадж, увидев, на что способен мальчик?

- Он думает, что это Гарри устраивает нападения? - с ужасом спросила Лили.

- Конечно, думает! Он всегда боялся Гарри. Он бы с радостью арестовал его уже после первого нападения. Его останавливал только им же придуманный статус героя, к тому же весь Хогвартс готов был поручиться за мальчика. Но если он узнает, что Гарри нет в школе, у него будут все основания для ареста, - сказала Тонкс.

Лили выглядела испуганной, но она понимала, что Тонкс права. Гарри никогда не был на хорошем счету у Министерства. Почему они должны верить ему?

- Тонкс, тебе лучше уйти! - сказал Джеймс.

Тонкс кивнула и собралась уходить.

- Найдите и приведите Гарри к Министру. Чем быстрее он его увидит, тем быстрее уйдёт, - сказала она и вышла за дверь.

Джеймс тут же кинулся к камину и через пару секунд осматривал гостиную Ремуса.

- РЕМУС! ГАРРИ! - закричал он, как можно громче.

Никто не отозвался.

- Нет, нет, нет! Вы должны быть дома! - в панике забормотал он.

Джеймс ещё пару минут безуспешно звал Ремуса и Гарри. Наконец, он расстроено выбрался из камина и попытался отдышаться.

«Что мне делать? Как вернуть Гарри? Что говорить Министру?» - в панике думал Джеймс.

- Джеймс, нам нужно идти, - сказала Лили, помогая мужу подняться. - Нам нужно идти на завтрак и вести себя как ни в чём не бывало.

- А что насчёт Гарри?

- Не знаю. Сейчас мы уже ничего не можем сделать. Единственное, чем мы можем помочь, это делать вид, что всё в порядке. Чтобы Фадж ничего не заподозрил, - Лили в тревоге закусила губу.

Джеймс покачал головой. Фадж уже что-то заподозрил. И если теперь он не найдёт Гарри, то предъявит ему обвинения во всех нападениях Тёмного Принца.

Лили права. Им нужно делать вид, что всё хорошо. Если получится, они сумеют выиграть немного времени до возращения сына.

С тяжёлым сердцем, Поттеры вышли из комнаты, чтобы отправиться в Большой зал, и там завтракать вместе со всем Хогвартсом и Министром.

Демиан знал, что раз Министр прибыл сюда, нужно ждать беды. Мальчик, затаив дыхание, смотрел как Фадж в сопровождении авроров проследовал к преподавательскому столу и расположился рядом с Дамблдором.

- Что они здесь делают? - с паникой спросил Рон.

- Ну, очевидно же, - прошептала Гермиона.

- Это не может быть связано с его…отсутствием. Как они узнали? - спросила Джинни.

- Не знаю, - покачала головой Гермиона. В этот момент она смотрела, как Фадж о чём-то шутит с директором.

Демиан увидел, что в зал вошли родители. Они выглядели совершенно спокойными, будто факт присутствия здесь Министра их нисколько не волновал.

Когда завтрак подошёл к концу, директор поднялся с места и обратился к залу.

- Уверен, большинство из вас задаются вопросом, почему Министр магии, Корнелиус Фадж прибыл в Хогвартс. Министр прибыл к нам с инспекцией. Он желает убедится, что наши уроки проходят как положено. Сегодня, он будет присутствовать на ваших уроках, спасибо.

Дамблдор опустился на место. И хотя его голос звучал достаточно дружелюбно, всем было понятно, что и директор не в восторге от данного визита. Во-первых Министр, прибывая сюда утром, не потрудился никого предупредить. Инспекции так не проводят. Обычно в школу приходило письмо, в котором сообщалось время прибытия и срок инспекции. Во-вторых и это особенно важно, Министр сам не осуществлял подобные проверки. Обычно этим занимался Совет школы. А теперь студенты впервые видели здесь Фаджа.

А значит, причиной визита на самом деле была вовсе никакая не проверка. И не сложно было догадаться, что стало этой причиной. Вернее, кто. Гарри Поттер.

Джеймс выругался про себя, когда Министр со своими аврорами заявился именно на его урок. У него был последний урок перед ленчем и сейчас здесь сидел седьмой курс. Поттер старался не смотреть на Фаджа, потому что тот едва ли не улыбался, завидев, что Гарри нет.

Рон с Гермионой, да и большая часть класса выглядели недовольными. Джеймс нервничал. А с чего бы ему не нервничать? Гарри ещё не вернулся, а теперь Фадж увидел, что его нет на уроке. Как он это объяснит? Он не мог сказать, что Гарри болен и сейчас в больничном крыле. Фадж обязательно пошлёт туда кого-нибудь, чтобы убедиться. Поппи не сумеет прогнать авроров из больничного крыла так же как студентов. Их обман раскроется.

Джеймс сам не понял, как дожил до конца урока, но когда он сообщал студентам, что они могут собираться, ему стало легче. Рон с Гермионой ободряюще ему улыбнулись и покинули кабинет.

Джеймс тоже собрал свои вещи и собрался уходить, но остановился, заметив, что Фадж по-прежнему тут. Он велел аврорам выйти, а сам остался в кабинете.

Когда последние студенты покинули кабинет, на лице Министра расплылась улыбка.

- Я чем-то могу быть вам полезен, Министр? - спросил Джеймс так вежливо, как только мог. Нельзя было злить его.

- Очень хорошая лекция, Джеймс, мне понравилось. Похоже, вам нравится быть учителем, - произнёс Фадж, приближаясь к Поттеру.

- Спасибо, - ответил Джеймс, засовывая руки поглубже в карманы. Иначе, Министр заметил бы, как они дрожат.

- И студентам вы нравитесь. Это очень важно, чтобы преподаватель нравился, появляется стимул к учёбе, - продолжал нахваливать Министр.

Всё было яснее ясного. Разумеется, Фадж остался не для того, чтобы его хвалить.

- Я уже видел вашего младшего, - спокойно продолжил Фадж, - Демиан, кажется? Он показался мне немного…нервным. Он так испугался, когда я обратился к нему.

Джеймс разозлился. Как он посмел? Да он не имел никакого права пугать Демиана!

- Министр, зачем вы обращались к Демиану? Если хотите что-то спросить, спрашивайте у меня, а не у четырнадцатилетнего мальчика, - Джеймс понимал, что никакая это не проверка. Но, так или иначе, ни Министр, ни авроры не имели права беспокоить детей. Вопросы можно было задавать лишь профессорам.

- Я не хотел ничего плохого. Просто спросил, как он. А он так поспешно отвернулся, даже не ответил мне, - сказал Фадж.

- Министр, мне правда нужно идти. После ленча у меня следующий урок и нужно подготовиться, - сказал Джеймс и собрался уходить. Больше он не станет церемониться с этим человеком.

Однако Фадж не двинулся с места. Он ухмыльнулся и внимательно посмотрел на Поттера.

- Где Гарри, Джеймс?

У Джеймса так сильно забилось сердце, что он был уверен, Фадж это слышит. Он понимал, что выглядит испуганно, но ничего не мог с этим поделать. Он знал, что Министр спросит его о сыне, но всё равно не был готов.

- Не понимаю о чём вы, - на автомате отозвался Джеймс.

- Я хочу знать, где ваш старший сын, Гарри Поттер? - повторил Министр.

- А где же ему быть? В Хогвартсе, разумеется, - Джеймс попытался казаться раздраженным, а не испуганным.

- Неужели? Почему тогда я ещё не видел его? - Министр неотрывно смотрел на Поттера.

- Вы приехали лишь несколько часов назад.

- Верно, но за эти несколько часов я не увидел его ни на завтраке, ни на одном уроке. Что он за студент такой, если не посещает занятия? - невинно спросил Фадж.

- Он не очень хорошо…

- Да, об этом я уже слышал. Студенты сказали, что он несколько дней провёл в больничном крыле. Это странно, потому что я ходил к мадам Помфри и даже проверял её журнал. Такого пациента у неё не записано.

Фадж победоносно взглянул на растерянного Джеймса. Поттер не знал что говорить. Да и что он мог сказать? Очередную ложь? Его мысли были сосредоточены на том, что Фадж сделает с Гарри, если мальчик попадётся. Джеймс знал, что Министр до сих пор не может смириться с тем, что Дамблдор спас Гарри на суде.

- Фадж, что вам нужно от Гарри? - спросил Джеймс, не обращая внимания на болезненные удары сердца.

- Я всего лишь хотел его увидеть. Спросить кое о чём, - самодовольно отозвался Министр.

- Спросить меня о чём?

Звук этого голоса заставил Джеймса подскочить. Он повернулся к двери и увидел Гарри. На нём была школьная форма, в руках он держал книги. Он с усмешкой смотрел на Министра, но Джеймс видел в его глазах скрытую ненависть. Поттер закрыл глаза и вздохнул с облегчением.

Фадж тоже обернулся на голос и побледнел.

- Так о чём вы хотели меня спросить? - повторил мальчик, останавливаясь посредине комнаты. Он двигался спокойно и уверено, но Джеймс видел усталость на его лице. Мальчик ещё не до конца оправился от всего.

- Гарри! - с поддельной радостью воскликнул Министр, протягивая мальчику руку, - Очень рад видеть тебя снова.

- Жаль не могу ответить тем же, - отозвался мальчик, игнорируя руку Фаджа.

Для того, кто всего пару минут назад казался таким самоуверенным, Министр слишком сильно растерялся. Он побледнел, и нельзя было точно сказать, от чего у него больше дрожали руки. Или от злости на появившегося Гарри или от страха, из-за того, что мальчик увидел, как он беспокоит его отца.

Полностью игнорируя Министра, Гарри обратился к отцу.

- МакГонагал хотела поговорить с тобой перед следующим уроком.

Джеймс лишь кивнул головой, он бы не смог сейчас ничего сказать.

- Гарри, я…я сегодня не видел тебя на уроке, - сказал Министр и, увидев раздраженный взгляд Гарри, тут же пожалел об этом.

- Я только что вернулся из больничного крыла. Я буду присутствовать на уроках сразу после обеда. Но я что-то не припомню такого правила, по которому мне нужно обсуждать свои личные дела с Министром Магии. В чём дело, Министр? Не знаете чем заняться? Займитесь чем-то более полезным, чем бесцельное патрулирование школы. И может быть, тогда вы сумеете разобраться с тем, что произошло вчера.

Слова Гарри поразили Министра. Никто и никогда не смел разговаривать с ним в подобном тоне. И даже Джеймс, если бы он не был так разозлён на Министра, одёрнул бы сына.

Без единого слова, Министр выскочил из комнаты. Он двигался слишком поспешно, а в коридоре вообще чуть ли не перешёл на бег. Он был похож на маленького ребёнка, которого чем-то обидели.

- Как трогательно, - едва слышно пробормотал Гарри.

Он обернулся и посмотрел на папу. Теперь, когда они остались в комнате одни, обоим стало неловко. Мальчик отвёл взгляд. Гарри взмахнул рукой, накладывая на дверь Силентио.

- Извини, - сказал Гарри, и Джеймс удивленно поднял на него взгляд. - Я только несколько минут назад увидел твоё письмо и сразу аппарировал сюда.

Джеймс кивнул, всё ещё пытаясь успокоить своё сердце. Он был уверен, что никогда прежде так не переживал.

- Гарри, где ты был? - хрипло спросил он. Мальчик ответил не сразу.

- Разве, это имеет значение?

- Имеет, я вчера и сегодня искал тебя! - Джеймс снова ощутил гнев и попытался прогнать его. Он не мог снова поссориться с Гарри, ведь он только что вернулся.

Гарри внимательно посмотрел на Джеймса.

- Мы ушли вчера утром, а вернулись лишь пару часов назад. Ни я ни Ремус твоего письма сразу не заметили, - объяснил он.

- Но ты всё ещё не сказал, где вы были, - напомнил Джеймс.

Гарри едва сдержался, чтобы не уйти из кабинета.

- Мерлин, неужели это так важно? - сердито спросил мальчик.

Джеймс с трудом удержался от ответа. Что он делает? Гарри только что вернулся, и он всё ещё злился на него. А Джеймс вместо попытки примирения пытается выяснить, где был его сын.

«Неважно где он был. С ним был Ремус и этого достаточно, чтобы не волноваться» - подумал Джеймс.

- Гарри, прости, - наконец вздохнул он, - Я не хотел ничего такого говорить. Похоже, в последнее время я говорю слишком много глупостей.

Гарри напрягся, но промолчал. Джеймс взял себя в руки, он ненавидел, когда Гарри чувствовал себя неловко рядом с ним.

- Гарри, я правда сожалею, что наговорил тебе столько всего. Я не имел в виду, что собираюсь контролировать тебя. Я говорил совсем про другое. Я просто заботился о твоём здоровье вот и всё. Мне правда очень жаль.

Джеймс говорил и отчётливо видел, что Гарри снова закрылся. На лица мальчика прочно обосновалась его обычная непроницаемая маска.

- Замечательно, - без каких-либо эмоций отозвался мальчик.

- Гарри…

- Нам нужно идти. Если мы не придём на ленч, это будет подозрительно, - сказав это, Гарри вышел из кабинета, даже не оглянувшись на Джеймса.

Гарри вошёл в зал, и все взгляды мгновенно остановились на нём. Мальчик спокойно подошёл к своему столу и посмотрел на друзей. Те старательно скрывали своё изумление. Демиан наоборот и не думал ничего скрывать, а посему радостно схватил Гарри за руку и потянул за стол. Его сердце радостно забилось. Гарри вернулся! Он был здесь, и Министерство ни в чём не могло его обвинить.

Гарри сел и посмотрел на стол преподавателей. Он ухмыльнулся Министру и почувствовал удовлетворение, когда тот покраснел.

Гарри молчал, только тепло улыбнулся Джинни. Он видел, что она волновалась за него. Гарри бросил друзьям выразительный взгляд, в нём ясно читалось что-то вроде: ничего-не-говорите-я-всё-позже-объясню.

Остальные студенты удивлённо переглядывались. Сегодня был необычный день. Они даже предположить не могли, что дальше всё будет ещё необычнее.

Глава 22

Превратности судьбы

Гарри ничего не говорил о своём исчезновении до следующей ночи. Министр покинул школу почти сразу после того, как лично увидел мальчика.

Сейчас ребята пили сливочное пиво в гостиной, ожидая, пока все, наконец, разойдутся по спальням. Как только Дин зевая, скрылся на лестнице, Джинни и Гермиона засыпали Гарри вопросами.

- Что случилось?

- Почему ты пропал?

Гарри ответил ни сразу. Он взглянул на Демиана и Рона, те молчали, но по их лицам было заметно, что они тоже ждут ответа.

Гарри вздрогнул, подумав, что ему придётся рассказать о зелье. Сперва он хотел солгать, но тут же передумал. Он никогда не лгал им прежде, так почему должен делать это сейчас?

- Наверное, нужно начать с самого начала, - вздохнул мальчик.

Он поспешно рассказал им о диагнозе Поппи и реакции родителей. Когда же ребята нисколько не удивились, Гарри растерялся. Он посмотрел на Демиана и, увидев его виноватое лицо, понял, что брат уже узнал обо всём и успел поделиться этой новостью с друзьями. Гарри постарался не злиться. Его здоровье это его личное дело. К тому же, Гарри не нравилось, когда кто-то что-то обсуждал за его спиной. Нужно будет поговорить с Демианом о личной жизни.

-…когда я ушёл, я не знал куда деться. Я бы вернулся, но у меня не было сил. И тогда я отправился в первое, пришедшее на ум место, - неловко закончил Гарри.

- В дом дяди Ремуса? - удивлённо спросил Демиан.

Гарри пожал плечами.

- Почему нет?

- Я думал, ты пойдёшь к Сириусу, - растерянно сказал Демиан.

- Я не мог туда пойти, - горько проговорил Гарри, - это штаб Ордена, я никогда туда не пойду по доброй воле.

Ребята переглянулись. Они считали, что Гарри перешагнул через свою ненависть к Ордену. Очевидно, они ошибались.

- Как, как ты себя чувствуешь? - нерешительно спросила Гермиона.

Гарри взглянул на неё. Он понимал, что её интересует, как он обходится без зелья.

- Отлично, - солгал он. Всё было далеко не отлично. Без зелья он не мог спать. С того самого кошмара про Джеймса он так и не сомкнул глаз. Но никто не должен был узнать об этом, это не их дело.

- Ты больше не пил зелье? - взволнованно спросил Рон.

Гарри почувствовал раздражение, ну сколько же можно?

- Нет, - процедил он сквозь зубы.

Демиан увидел, что брат едва сдерживает гнев.

- Думаю, нам всем пора спать, - он поднялся с места.

Когда Гарри вошёл в спальню, он увидел что Рон сидит на кровати и, очевидно, дожидается его.

Увидев Гарри, Рон тут же наложил вокруг них Силентио, чтобы никто не услышал разговора.

- Гарри…

- Ложись спать, Рон, - прервал его Гарри, он не хотел ни о чём говорить. Но Рон не обратил на его слова внимания, он должен был сказать. Его мучило чувство вины.

- Я просто хотел сказать, прости меня.

Гарри перестал стаскивать мантию и взглянул на Рона.

- Простить? За что?

- Я видел, что ты пил зелье и ничего не сделал, - Рон поднялся на ноги.

Гарри растерялся.

- Сделал. Ты со мной две недели назад разговаривал, помнишь?

- Да, но тогда уже было поздно. Я должен был поговорить с тобой, когда увидел зелье в первый раз. Это моя вина. Я должен был тебя предупредить, - расстроено сказал он.

Гарри злился. Последние дни были слишком тяжёлыми. Эти кошмары, ссора с папой. Он устало повернулся к Рону.

- Это не твоя вина, - резко сказал он.

- Да, но я должен был…

- Заткнись, Рон! Я сказал, это не твоя вина. Просто забудь об этом! - крикнул Гарри. Хорошо, что вокруг них было заглушающее заклинание.

Рон удивлённо взглянул на него.

- Но я виноват. Я же вроде тебе друг! Я видел, что ты пьёшь зелье, что ты страдаешь, и ничем тебе не помог! - закричал Рон в ответ.

- Я не ребёнок, Рон. Мне не нужно, чтобы кто-то оберегал меня. И не будет нужно! Я могу сам о себе позаботиться.

- Неужели? А по-моему то, что случилось, показывает обратное. Если бы действительно мог, то не стал бы наркоманом! - не подумав, сердито произнёс Рон.

Гарри показалось, что его ударили. Вместо ответа он отвернулся и лёг в постель.

- Гарри! Прости, я не это…

- Нет, это! - оборвал его Гарри и прежде чем Рон мог возразить, задвинул полог кровати.

Рон не знал, что делать, а потому в расстроенных чувствах вернулся к себе в кровать.

Гарри едва сдерживался, чтобы не прибить Рона. Как он мог сказать ему такое! Наркоман! Эти слова никак не желали оставлять его.

«Я не должен был возвращаться!» - эта мысль упорно засела в голову Гарри и всю ночь не желала покидать.

Утром Гарри покинул гостиную раньше всех. Он видел Рона, тот пытался извиниться, но Гарри не обратил внимания. Он не был уверен, что не врежет ему.

В Большом зале его взгляд наткнулся на Драко, и он едва сдержался, чтобы не пересесть за Слизеринский стол. Это бы всё равно ничего не дало ему, а Драко будет неловко перед друзьями. Ведь они думали, что Драко ненавидит Гарри, как и все прочие слизеринцы.

Ощущая острое желание убить кого-нибудь, Гарри поднялся и направился на занятия.

Следующие несколько дней прошли в том же духе. Гарри отказывался разговаривать не только с Роном, но и со всеми остальными. Он перестал спать, и едва сдерживался, что бы не принять зелье, по-прежнему спрятанное у него в чемодане. Множество раз он уговаривал себя уничтожить пузырьки, но всякий раз что-то не давало ему так поступить. Он ощущал странное спокойствие, осознавая, что зелье рядом. Даже несмотря на то, что он не собирался пить его.

Он и с Джеймсом перестал общаться. Поттер пытался хоть как-то говорить с сыном, но Гарри всегда слишком поспешно уходил. Мальчик не хотел услышать очередную порцию гадостей. Гарри никогда прежде не чувствовал себя таким несчастным. И он бы ушёл, если бы не Демиан и Джинни. Джинни единственная как-то ободряла его и уже при виде её рыжей головки, он мог улыбнуться.

Была пятница, только что закончился обед. Гарри понемногу начинал паниковать. Наступали выходные, и он больше не мог прикрываться уроками, избегая встреч с папой. В данный момент мальчик сидел на уроке Истории магии, не обращая ни малейшего внимания на призрака.

Он устал, очень сильно устал. Он не спал слишком долго. Не выходило поспать даже несколько минут и так не могло больше продолжаться. Сперва он думал, что если очень устанет и заснёт без зелья, ему ничего не приснится, но ошибался. Едва он закрывал глаза, кошмары продолжались, именно там где закончились.

Гарри огляделся, похоже, никто и не думал слушать лекцию. Он решил сходить к Поппи после урока, только с ней он мог поговорить об этом, и только она могла хоть как-то ему помочь.

Он бросил взгляд на дверь и все мысли о Поппи немедленно вылетели из головы. У двери, одетый в чёрную мантию стоял его отец, Лорд Волдеморт.

Гарри приподнялся на стуле, с ужасом глядя на дверь. Волдеморт смотрел лишь на Гарри, на его губах застыла холодная улыбка.

Гарри огляделся, никто, казалось, ничего не замечал. Все или смотрели на профессора, или были заняты своими делами. Никто и понятия не имел о присутствии Тёмного Лорда. Гарри резко повернулся к двери. Волдеморт ухмыльнулся ему и мальчик задрожал. Что происходит?

«Я сплю!» - внезапно подумал Гарри. Вот оно, объяснение. Это же класс Истории Магии, тут даже вполне выспавшийся человек может заснуть.

«Проснись! - велел он себе, - Проснись, Гарри! Проснись!»

Но, неважно, сколько Гарри повторял это, он не просыпался. Леденея от ужаса, мальчик снова обернулся к двери, Волдеморт стоял на месте. Казалось, он наслаждается его болью и страхом.

- Гарри?

Он резко обернулся и увидел взволнованную Гермиону. Она осторожно коснулась его плеча и снова позвала по имени.

- Что случилось? - шёпотом спросила девочка.

- Гермиона! - шепнул Гарри, указывая взглядом на дверь. В его голосе ясно слышался страх.

Удивлённая Гермиона повернулась к пустому дверного проёму.

- На что ты смотришь? - спросила она, увидев, что Гарри дрожит.

- Ты, ты не видишь его? - тихо спросил он.

Гермиона снова обернулась и опять увидела лишь дверной проём.

- Гарри, там никого нет, - ответила она, взволнованно глядя на друга.

У Гарри внутри всё оборвалось. Никто не видел Волдеморта? Никто, кроме него. Значит ли это, что он сошёл с ума? Или может, он всё ещё спит и не может проснуться? Но он не может спать, ведь Гермиона говорит с ним.

У Гарри затряслись руки. Он взглянул на дверь и быстро закрыл глаза.

«Уходи, пожалуйста, уходи» - шептал он про себя.

Когда он снова открыл глаза, Волдеморт пропал. Гарри почувствовал невероятное облегчение. Он увидел, что Гермиона всё ещё внимательно смотрит на него.

- Что случилось? Ты в порядке? - спросила она.

Гарри сглотнул застрявший в горле ком. Он не спал. Всё это случилось наяву. Он видел его, а никто больше не мог. Бледная Гермиона не переставала смотреть в его сторону.

Гарри кивнул и попытался успокоиться. Гермиона нехотя отвернулась и продолжила записывать лекцию. До конца урока она не проронила ни слова.

Как только урок закончился, мальчик схватил книги и бросился прочь из класса. Ему нужно было увидеть Поппи. Он сходил с ума, и только она могла помочь ему.

Поппи с возрастающим страхом слушала рассказ Гарри о том, что произошло полчала назад в кабинете Истории магии. Когда Гарри описывал увиденное, у неё волосы встали дыбом. Всё её медицинское образование отступало. Когда мальчик договорил, Поппи встала и принесла ему успокоительного. Гарри проглотил его в одно мгновение, его руки дрожали и никогда прежде на памяти Помфри, он не был так сильно напуган.

- Ты уверен, что не уснул и не увидел кошмар? Ты сказал, что не спал последнее время. Это слишком много, Гарри, - тихо сказала медсестра.

Гарри покачал головой, в его глазах всё ещё стоял ужас.

- Нет, я не спал. Говорю же, я разговаривал с Гермионой.

- И она не могла видеть…его? - уточнила Поппи.

Гарри снова покачал головой.

- Нет, она не могла его видеть.

Поппи поднялась с места и шагнула к дрожащему мальчику. Успокоительное даже не подействовало на него.

- Гарри, скажи мне правду. Когда в последний раз ты нормально спал? - спросила она.

Гарри разозлено взглянул на медсестру.

- Какое это имеет значение? Я же говорю, что не спал! Это не было кошмаром. Он был там! - закричал Гарри.

- Гарри, подумай, о чём говоришь. Его не могло здесь быть, - Поппи содрогнулась при мысли о возвращении Волдеморта.

Гарри отвернулся.

- Я знаю, он не…вернулся. Я имею в виду, что…я…, - он взволнованно посмотрел на медсестру, - Поппи, что со мной происходит?

У Помфри сжалось сердце. Что происходило с Гарри? Тот сильный и уверенный мальчик, которого она знала, медленно увядал. Сейчас на его месте сидел морально истощённый, нездоровый человек.

- Ничего не происходит, Гарри, и не произойдет. Я не допущу, - уверенно произнесла она, но мальчик не смотрел на неё.

- Я повсюду его вижу, - прошептал он, опустив глаза в пол.

Поппи села, очень осторожно, словно могла спугнуть Гарри.

- Я не могу из-за него спать. Каждый раз, когда я закрываю глаза, он стоит там, он ждёт меня, он мучает меня. А сейчас, сейчас я вижу его, даже когда не сплю. Я не могу больше этого выносить! Я не хочу видеть, как он умирает. Я не могу!

Поппи не знала, что сказать. Любые её слова стали бы пустым звуком.

Женщина положила руку ему на плечо и осторожно заговорила.

- Я не буду тебе лгать, Гарри, я не знаю, что с тобой. Но выясню. Обещаю, что помогу тебе. Поверь мне. Я поговорю с Элен, она мой друг, работает в больнице св. Мунго. Она Целитель разума.

Гарри не слушал, он думал о том, что увидел и что ему делать сейчас. Он видит Его во сне, он видит Его наяву. Как ему убежать от Волдеморта?

- Гарри?

Мальчик вздрогнул и посмотрел на медсестру.

- Тебе надо отдохнуть и выспаться. Я думаю на ногах ты сейчас только благодаря своему волшебству. Но если не ляжешь спать, заболеешь.

Гарри посмотрел на неё раздражённо. Она думает, это так просто?

- Я дам тебе успокоительное. Оно поможет тебе уснуть, - продолжила Поппи.

- Заснуть не проблема, - прошептал Гарри.

Поппи сочувственно посмотрела на мальчика.

- О, Гарри…

Но Гарри ничего больше не хотел слышать, поэтому встал и направился к двери. Он надеялся, что Поппи поможет, но теперь понял, что и она ничего не может сделать. Никто ничего не может сделать.

Гарри оказался прав. Джеймс времени даром не терял и уже в субботу утром прижал его к стене. В последнее время он успешно избегал родителей, но выходные дни они с Демианом должны были провести с ними и никакие отговорки бы тут не помогли.

И сейчас Гарри вместе с братом двигался к подземельям. Он очень хотел побыть один. Страх до сих пор не покидал его. Подобных видений больше не случалось, но его по-прежнему мучили кошмары.

Гарри нехотя вошёл в светлую комнату. Он не посмотрел на Джеймса, зато тепло улыбнулся маме. Демиан ободряюще взглянул на папу, словно желая сказать: всё будет хорошо.

- Отлично, теперь, когда все в сборе, мы можем отправляться, - с воодушевлением проговорил Джеймс.

Гарри простонал. Ему сейчас только семейной вылазки на природу не хватало. Он и здесь себя нормально чувствовал.

- Куда мы пойдём? - немедленно спросил Демиан.

- Это сюрприз! - ответил Джеймс.

- Надеюсь, мы не переезжаем, - заговорил с ним Гарри впервые, с момента прихода Министра.

Джеймс взглянул на сына, пытаясь понять, шутит тот или нет. Похоже, не шутил. Он холодно смотрел на Джеймса, хотя видно было, что это даётся ему с трудом. Джеймс не мог понять, почему.

- Нет, мы не переезжаем, - ответил Джеймс, - Я подумал, было бы неплохо прогуляться всем вместе. Мы давно уже не собирались всей семьёй.

У Гарри не было никакого желания куда-то идти. У него ужасно болела голова.

Он покачал головой.

- Я не хочу. Идите без меня.

- Ой, Гарри. Не порть всё! Пойдём! - попросил Демиан.

- Я правда не могу. У меня куча домашней работы. И я не хочу, - ответил ему Гарри.

Джеймс посмотрел на Гарри, но сын отвернулся. Лили обняла его за плечи, мальчик напрягся в её объятиях.

- В чём дело, Гарри? - осторожно спросила она.

- Ни в чём, - он пожал плечами и собрался уходить. - Я встречусь с вами позже. - Гарри почти ушёл, но внезапно Джеймс загородил ему путь. Это могло бы показаться угрозой, если бы не его дружелюбное выражение.

- Пойдём с нами. Я обещаю, что не заставлю тебя работать, - пошутил он.

Гарри попытался снова.

- Я правда не…

- Вот почему ты должен с нами пойти, - оборвал его Джеймс, - тебе нужно немного развеяться.

Гарри хотел отказаться, но решил, что ему действительно не помешает немного расслабиться, и согласился.

Джеймс достал теннисный мячик, служащий порталом.

- Он подействует через десять секунд, - сказал Джеймс и все немедленно схватились за мячик. Через десять секунд Гарри почувствовал, как его тянет куда-то, и всё закрутилось.

Его ноги ощутили под собой твёрдую поверхность, Гарри споткнулся, но на ногах устоял. Оглядевшись, он понял, что они находятся в каком-то тихом переулке.

- Где мы? - спросил Демиан, поднимаясь с земли.

- В магловском городишке, - ответил Джеймс.

Гарри обернулся и удивлённо посмотрел на родителей.

- Я давно хотела выбраться из магического мира. Решила, что было бы неплохо хоть немного побыть там, где никто не знает, хм, знаменитых Поттеров, - пояснила Лили.

Гарри поймал на себе взгляд Джеймса. Как он узнал, что это именно то, чего хочется Гарри? Уйти подальше ото всех, чтобы на тебя никто не пялился. На его лице появилась улыбка.

- Идёмте? - Джеймс взял Лили за руку.

- Чем мы будем весь день заниматься? - спросил Демиан, когда они направлялись к улице.

- Обычными вещами. Где-нибудь перекусим, пройдёмся по магазинам, можем посмотреть кино, как думаешь, Гарри? - спросила Лили.

- Неважно, мне нужно выпить и я буду в порядке, - усмехнулся он. Не хотелось этого признавать, но маггловские напитки нравились ему куда больше магических.

Джеймс приподнял бровь, но ничего не ответил.

Всё происходящее дальше, было выше любых ожиданий Гарри. Как приятно было оказаться в гуще людей, совершенно не обращающих на тебя внимание. С того момента, как Орден поймал его, Гарри не помнил, что бы на него кто-нибудь не глазел. Сперва в Хогвартсе, потому что он был новеньким, каким-то таинственным Поттером. Затем, когда все узнали кто он, он оказался буквально заперт в Реддл-Мэноре. Волдеморт боялся его куда-либо отпускать, не хотел, чтобы его снова поймали. Гарри отогнал неприятные мысли. О нём он думать не хотел. Сбежав из Реддл-Мэнора, Гарри очень долго прятался в мире магглов, потому что в магическом мире его легко могли узнать и сдать Министерству. Ведь за его голову была назначена награда в пять тысяч галеонов. А потом он стал «Спасителем мира». «Героем», избавившим мир от Волдеморта. Слишком много всего навалилось.

Это было то, что нужно. Провести время тихо и спокойно в кругу своей семьи. Это помогло бы ему расслабиться и забыть о том, что произошло на Истории магии. Вскоре он и думать забыл об обидах на Джеймса и даже смеялся над его комментариями к магловским изобретениям.

- Я просто не понимаю, как они додумались до создания этих вещей, - прошептал Джеймс, наблюдая, как продавец пытается продать какой-то пожилой леди электрический миксер.

Они обошли уже достаточно магазинов, и поскольку Лили была одна в компании мужчин, ей практически пришлось тащить их к магазину одежды. Все трое жаловались и ныли, пока она выбирала наряды.

- Почему я не могу сам делать покупки? - жалобно протянул Демиан, пока Лили выбирала ему одежду.

- Потому что ты не знаешь, что тебе идёт, - ответила Лили.

- Один вопрос, ты действительно думаешь, что мы будем хорошо в этом выглядеть? - хмуро посмотрел на неё Гарри.

Лили буквально взвизгнула от восторга, увидев своего мужа и сыновей в брюках цвета хаки и голубых рубашках. А вот её мужчины, похоже, счастливыми не выглядели.

- О, вы выглядите чудесно! - улыбнулась она.

- Лили, я не знаю, как тебе сказать, но я никогда это не надену, - сказал Джеймс.

Лили не обратила на него внимания и всё купила.

- Серьёзно, я не надену этого, - обратился Джеймс к Гарри и Демиану, когда они вышли из магазина.

- Что ж, а я не одену, пока не буду уверен, что кто-то из вас не сделал это первым, - ответил Демиан.

Оставшаяся часть дня прошла довольно приятно. Перед тем, как вернуться в Хогвартс, Поттеры решили перекусить. Они пришли в тихий ресторанчик и сели за столик, приготовившись насладиться едой, которую приготовили не домашние эльфы.

Когда они принялись за еду, над их головами раздался знакомый голос.

- Что я вижу! Семья Поттеров здесь. Какая неожиданность.

Гарри поднял голову и увидел Фрэнка с Алисой.

- Фрэнк! Алиса! Вот это сюрприз, - тепло поприветствовали их Джеймс и Лили.

- Что вы тут делаете? - спросил Джеймс, удивлённый тем, что два чистокровных волшебника решили наведаться в маггловский мир. Сам он не рисковал являться сюда без Лили, он всё ещё путался в валюте.

- То же, что и вы, наверное. Пришли перекусить, - пошутил Фрэнк.

- Нет, я имею в виду, вообще здесь? Не знал, что у вас есть друзья магглы, - слово магглы Джеймс прошептал.

Фрэнк посмотрел на Гарри и усмехнулся.

- У нас то нет, но у Джона с Фионой да.

Все немедленно посмотрели на Гарри, тот изо всех сил старался сохранить невозмутимый вид.

- Джейсон и Дидре только что ушли, - объяснила Алиса.

- Так здорово снова тебя видеть, Гарри. Мы встречаемся или по праздникам или, когда что-то нехорошее. Мы то очень редко видим тебя, то всё время, - сказал Фрэнк.

Джеймс ничего не понял. Последний раз они видели его на день Святого Валентина.

- Когда это вы недавно видели Гарри? - спросил он, не сумев побороть любопытство.

Гарри никак не отреагировал, пока Фрэнк отвечал.

- Всего несколько дней назад. Он пришёл вместе с Ремусом, и мы весь день провели вместе. Он не рассказывал вам?

Джеймс медленно повернулся к Гарри. Он всё же узнал, где был сын. Вот почему он не смог появиться в Хогвартсе сразу после прихода Министра. Ремус отправился с ним к Лонгботтомам, чтобы как-то приободрить. Он ведь говорил, что Гарри был ужасно чем-то расстроен предыдущей ночью. Ремус, вероятно, подумал, что это неплохая идея. Ведь Алекс и Джон были очень близки.

Джеймс почувствовал себя довольно глупо, он был так раздражён, когда пытался выяснить, где пропадал Гарри. Что сын должен был о нём подумать? Он виновато посмотрел на Гарри, и мальчик улыбнулся ему в ответ. Похоже, Гарри, наконец, простил Джеймса.

Фрэнк и Алиса ушли, а спустя некоторое время ушли и Поттеры. Гарри чувствовал себя намного лучше. Сегодня он просто наслаждался жизнью, чего не делал уже очень давно.

Все они вернулись в комнату Поттеров. Лили решила разобрать покупки, Демиан с Джеймсом лениво играли в шахматы. Гарри только смотрел на всё это, его глаза медленно закрывались. Через несколько секунд, он опустился на диван и заснул крепким сном. Чего не случалось уже больше трёх недель.

Гарри проснулся от того, что мама осторожно трясла его за плечо.

- Гарри, милый, пора вставать.

Гарри приподнялся, потирая сонные глаза. Он никак не мог понять, где находился.

- Где…где я? - спросил он, удивленно оглядываясь.

- В Хогвартсе. Где же ещё? - рассмеялась Лили. - Давай, поднимайся, и идём завтракать.

- Завтракать?

И только сейчас он понял, что случилось. Он спал всю ночь! Он спал всю ночь и ему не снились кошмары. Это случилось впервые без помощи зелья. Головная боль пропала, тело больше не болело. Он ощущал себя совершенно отдохнувшим. Никогда прежде он не думал, что одна единственная ночь может сделать его таким счастливым.

Гарри поднялся с дивана. Вчера вечером Лили и Джеймс не захотели будить сына, и он остался у них. Но всё это не заботило Гарри. Он думал лишь о том, что всю ночь спал без кошмаров.

Лили смотрела на счастливое лицо сына и не могла понять, о чём таком он думает. Но спросить она не смогла, потому что в комнату вошёл Демиан.

- Наконец-то ты проснулся! Идём, если не хочешь пропустить завтрак. Джинни с ума сошла, пока тебя искала, - проговорил он брату.

Гарри сказал, что встретится с ним в зале, ему нужно было умыться. Демиан велел ему поторопиться, после завтрака они планировали поиграть в квиддич.

Прежде чем оставить комнату, Гарри сделал что-то очень странное. Он обнял Лили. Женщина просто потеряла дар речи, Гарри никогда не делал ничего подобного. Когда он отстранился, она могла поклясться, что слышала что-то вроде благодарности. Поражённая и абсолютно счастливая, Лили наблюдала, как сын, улыбнувшись ей, вскользнул за дверь.

Она громко и радостно рассмеялась. Что это было? Впрочем, это совершенно не важно. Она только что получила свой первый знак внимания и любви от сына. Она знала, что сегодня никто не сможет расстроить её.

Как только она подумала об этом, пришёл Джеймс.

- Джеймс! Подожди, ты только послушай…, - она замолчала, увидев за спиной мужа Поппи и незнакомую светловолосую женщину.

- Поппи? Что происходит, Джеймс? - спросила она.

- Поппи сказала, что хочет что-то нам сообщить, - ответил Джеймс. Он выглядел не менее удивлённо, чем она. Поппи никогда просто так не покидала больничного крыла.

- Лили, это Элен Китс, она мой хороший друг. Она Целитель разума в больнице св. Мунго, - представила медсестра светловолосую женщину. Элен кивнула Лили в знак приветствия. Она была полной женщиной с твердым лицом. Светлые волосы были стянуты в тугой пучок.

Что-то тяжёлое появилось у Лили в груди.

«Целитель разума? Почему Поппи привела её сюда?» - подумала Лили.

Поппи рассказала им о визите Гарри и о том, что он ей сказал. Поттеры с нескрываемым ужасом слушали её рассказ об ужасном видении сына.

- …я обратилась к Элен, чтобы она помогла понять, чем было вызвано его видение. Я подумала, что вы должны знать, - неловко произнесла Поппи.

Это было ужасно. Как Поппи могла так обмануть доверие Гарри? Она была слишком близка к нему, чтобы так поступить. И если она решилась на такой шаг, значит, всё было более чем серьёзно.

Светловолосая ведьма откашлялась. Она сидела на стуле и от неё так и веяло властью. Джеймсу она сразу не понравилась.

- Мистер и Миссис Поттер. Прежде чем я начну, мне придётся поговорить с вашим сыном. Мой диагноз основывается лишь на том, что рассказала мне Поппи. Но, к слову сказать, я вот уже как двадцать лет Целитель разума и могу поставить диагноз, даже не глядя на пациента.

Джеймс подумал, что она слишком напыщенна, хотя с другой стороны, Целители почти все такие. - Я обратилась к прошлому Гарри и должна сказать, нет ничего удивительного в том, что у мальчика психическое расстройство, - продолжила Элен.

- Прошу прощения? Психическое расстройство? - переспросила Лили.

Элен безучастно посмотрела на неё.

- А как ещё это назвать? Увидеть перед собой мёртвого волшебника, разумеется, это психическое расстройство.

Теперь Джеймс уже был уверен, что эта женщина ему не нравится.

- Элен, пожалуйста…, - Поппи извиняюще посмотрела на Поттеров.

Элен не обратила на неё внимания и продолжила.

- Я должна начать с самого начала, - она повернулась к Джеймсу. - Мистер Поттер, это правда, что в больнице св. Мунго Гарри назначили консультации с Целителем Хелер Грин?

- Да, - сузив глаза, ответил Поттер.

- И как прошли сеансы? - спросила она, её голос был полностью лишён эмоций.

- Никак, полагаю, потому что мы на них не ходили, - раздражённо ответил Джеймс.

- А вы не думали, что для психического здоровья вашего сына крайне важно было посетить эти сеансы? Особенно после того, что он пережил с Тем-Кого-Нельзя-Называть?

Джеймс молчал. А что он мог сказать? Элен, не обращая внимания на его виноватое выражение, продолжала.

- Что ж, после того как вы решили, что помощь специалистов мальчику не требуется, вы хотя бы говорили с Гарри о том, что случилось?

Джеймс и в этот раз не ответил. Он чувствовал себя провинившимся ребенком. Не особо это приятно для отца двоих детей.

- Может, перейдёте к сути? - грубо спросил он.

- Именно это я и делаю. Суть проста. Правда в том, что Гарри не испытал никакого облегчения с тех пор, как умер Сами-Знаете-Кто. И что вы, как родители не сделали ничего, чтобы ему помочь. Поправьте, если я ошибаюсь?

- Извините, но это просто оскорбительно! - не выдержала Лили. - Вы не смеете говорить, что мы не пытались разговаривать с Гарри или не заботились о нём должным образом!

Элен мимолётом посмотрела на Лили и повернулась к растерянной Поппи. Похоже, медсестра уже жалела, что вовлекла в это дело Элен.

- Господа Поттеры, я ничего подобного не говорила. Я просто пытаюсь объяснить, как обстоят дела на самом деле. Насколько я понимаю, никто так и не поговорил с Гарри. Никто не поговорил с ним о смерти Сами-Знаете-Кого. Вы должны понимать, насколько всё это давит на психику. Положение может ухудшиться и вызвать массу неприятных последствий, - она замолчала, увидев, что Джеймс с Лили гневно смотрят друг на друг. - Я так понимаю, сейчас Гарри находится в первой фазе пристрастия к зелью «Сна без сновидений»?

Поттеры потрясённо взглянули на Поппи. Они и подумать не могли, что она и это расскажет этой женщине.

- Успокойтесь, мистер Поттер. Я не собираюсь лечить вашего сына от зависимости. Это приватная информация, но я Целитель. Я глава отдела в больнице и эта информация не попадёт в чужие руки. Но самое главное для меня это не почему мальчик стал наркоманом, главное - как, - Элен привлекла всеобщее внимание, - Я уже говорила Поппи о своей теории. Это лишь предположение, поэтому можете не верить, если вам угодно. Но я считаю, что причина пристрастия Гарри таится в его кошмарах. Он не мог спать, потому что кошмары не позволяли ему, и он стал пить зелье. По этой же причине он нарушил дозировки. Но проблема не в зелье. Проблема в его снах. Он сказал Поппи, что заснуть может, а вот спокойно спать, не просыпаясь от ужаса, нет. Вот настоящая проблема и нам предстоит решить её.

Теперь Поттеры очень внимательно слушали Целителя.

- Но чтобы помочь ему, необходимо, чтобы он открылся. Только если он скажет что видит и что при этом чувствует, мы сможем помочь ему. Не сложно догадаться, о чём его кошмары. В конце концов, он видел Его галлюцинацию пару дней назад.

Джеймс почувствовал дрожь, вспомнив о Волдеморте. Это был его самый страшный кошмар. Что Волдеморт вернётся и снова отнимет у него сына.

- Галлюцинацию можно объяснить очень просто. Он очень долго не спал. Поппи думает, что он не спал нормально уже несколько недель. Галлюцинация - это признак того, что голова нуждается в отдыхе, - пояснила Элен.

- Разве можно столько продержаться без сна? - в ужасе спросила Лили, думая о том, что её сын совершенно не может спать.

- Магглы нет. Максимум без сна их тело способно выдержать дня четыре. Но волшебники способны продержаться гораздо дольше. А Гарри очень сильный волшебник, его магия поддерживала его на ногах.

Джеймс вспомнил, каким уставшим выглядел Гарри. Он проходил через такой кошмар и не обратился за помощью. Его сердце сжималось при мысли о том, что пришлось молча выносить его сыну.

- Мой профессиональный совет. Помогите Гарри. Он отчаянно нуждается в помощи. Помогите ему, прежде чем станет слишком поздно, - предупредила Элен.

Сердце Джеймса пропустило несколько тактов.

- Что вы имеете в виду? - слишком грубо спросил он.

- Поскольку Гарри не была оказана необходимая психологическая помощь, после смерти человека, которого он считал отцом, могу предположить, что он перенёс глубокое потрясение. И мне так же известно о смерти миссис Лестрейндж, что явилось для мальчика очередным ударом по психике. В общем и целом могу сказать, что с Гарри происходит то, что мы называем «отрицанием действительности». Он ни с кем не говорил о смерти самых близких в его жизни людей. И ему идёт совсем уж не во благо тот факт, что все считают этих людей монстрами. Повсюду, куда не посмотри, он видит, как люди радуются их смерти. Вы можете себе представить насколько это сложно?

Джеймс не мог представить. Он чувствовал себя дураком, как он мог не поговорить с сыном о Волдеморте и Белле?

- Когда человек находится в стадии «отрицания действительности», его подсознание начинает полагать, что умерший человек всё ещё жив. Это объясняет галлюцинацию. Он всё время снится ему, а это значит, что Гарри не может успокоиться, не может освободиться от Сами-Знаете-Кого.

Элен огляделась и затем произнесла то, что чуть не свело с ума и Джеймса и Лили.

- Это моё личное профессиональное мнение, Поппи со мной не согласна, но я уверена, что остальные Целители пришли бы к тому же заключению. Я считаю, что Гарри причастен к совершённым нападениям.

У Джеймса перехватило дыхание.

- Элен! - потрясённо вскрикнула Поппи.

- Прости, Поппи, но мне придётся это сказать, - ответила Элен.

- Как вы можете такое говорить? - закричала Лили, её зелёные глаза гневно вспыхнули.

- Это всего лишь предположение. Гарри отрёкся от Того-Кого-Нельзя-Называть. Гарри живёт новой жизнью, всё это ново для него, а значит чрезвычайно сложно. Мальчик пережил столько потрясений и не получил необходимой помощи. Нет ничего удивительного в том, что его подсознание возвращается к тому времени, когда ему было хорошо, и он чувствовал себя в безопасности. Когда наше сознание сталкивается с таким количеством потрясений, оно закрывается и возвращается к тому времени, когда ничто не давило на него. Все мы знаем, что Гарри был счастлив, будучи Тёмным Принцем. Он никогда не скрывал того факта, что ему нравилось быть последователем Тёмного Лорда. Не сложно предположить, что сейчас, испытывая такое мощное давление и неуверенность в том, что в этой новой жизни ему есть место, его подсознание возвращается в то время, когда он был счастлив. Когда он был Тёмным Принцем.

В комнате повисло молчание. Все были поражены словами Элен. Поппи расстроено смотрела на подругу, очевидно, она просила её не озвучивать эту теорию.

- Как вы можете говорить такие ужасные вещи, даже не пообщавшись с Гарри? - выдавил Джеймс сквозь сжатые зубы. Он еле сдерживался, чтобы не заколдовать эту женщину.

- Я уже говорила вам, я опытный Целитель. Я и без этого могу поставить диагноз, - самодовольно произнесла она.

- Что ж, мне этого неизвестно! Насколько я помню, вы сделали множество предположений! - сердито сказала Лили.

- Я могу поговорить с Гарри, если вам угодно. Дайте мне всю необходимую информацию о…

- Нет, спасибо! Я думаю, вы уже достаточно сделали. Убирайтесь, сейчас же! - Джеймс поднялся и направился к двери.

Элен поднялась, не спуская глаз с Джеймса.

- Вы слишком самоуверенны и допускаете ошибку. Вы не можете увидеть очевидного, что ваш сын совершает все эти нападения. И если вы не остановите его…

- Мне не придётся ничего делать, потому что Гарри не совершает нападений. А сейчас, с вашего позволения, убирайтесь и больше не приходите сюда! - крикнул Джеймс.

Элен вышла из кабинета, за ней направилась посиневшая и смущённая Помфри. Перед уходом, Элен ещё раз повернулась к Джеймсу.

- Просто, чтобы вы знали. Я никому не стану говорить о своих теориях. Но не думайте, что никто другой этого не выяснит. Стоит только сложить два и два и всё очевидно. И кто-нибудь обязательно это увидит.

- Вы никому об этом не скажете, потому что у вас нет доказательств. Вы ни разу не встречались с Гарри. Перестаньте винить моего сына в нападениях только для того, чтобы чувствовать себя вне опасности! - Джеймс хлопнул дверью перед её носом.

Глава 23

Открытия

Люди в масках были повсюду. Они двигались быстро, то и дело посылая друг в друга заклинания. Разноцветные лучи беспорядочно носились вокруг, врезались в щиты или достигали цели. Гарри обратил внимание на людей в синих мантиях, это были авроры. По другую сторону находились люди в масках и чёрных мантиях. Гарри всматривался в толпу в надежде увидеть хоть одно знакомое лицо, но безуспешно. Он не знал ни авроров, ни Пожирателей, вообще никого. Он попытался сконцентрироваться, одно было ясно - это не его воспоминание, ведь он никогда не сражался бок о бок с Пожирателями. Лишь нападение на Хогвартс-экспресс стало исключением. С другой стороны, не было похоже, будто он просто сторонний наблюдатель, он словно принимал участие во всём этом. Память мелькала и всё время менялась. Секунду назад Гарри наблюдал за сражением, а теперь стоял в Реддл-Мэноре. Память снова вспыхнула и у него закружилась голова. Что всё это значит?

Словно в ответ на его вопрос, позади раздался громкий смех. Гарри вздрогнул, этот голос и безумный смех были хорошо ему знакомы. Он резко обернулся, изображение дёрнулось, и он увидел её. Белла скинула маску, вновь рассмеялась и бросилась на двух авроров. Она была…другой. Быть может, потому что сейчас он видел её живой и невредимой. Или всё дело было в том, что в последний раз он смотрел лишь на пустую оболочку, лишённую души.

Проглотив горький ком, не обращая внимания на жжение в глазах, Гарри смотрел, как Белла радуется поединку. Она обожала сражаться, особенно когда авроров было много.

«Чем больше мы убьём, тем лучше», - любила повторять она.

Снова всё закрутилось, и у Гарри перехватило дыхание. Он хотел, чтобы всё остановилось, застыло на том моменте, где Белла была живой и весёлой, где её глаза светились счастьем, где она сражалась. Он хотел видеть её любой, только не такой, какой она стала после поцелуя.

Внезапно смех затих, и Гарри услышал, как Белла испуганно вскрикнула. Этот крик эхом отразился у мальчика в голове, и у него снова перехватило дыхание. Что с ней случилось? Всё по-прежнему крутилось, и Гарри не мог её видеть.

- Белла! - в отчаянье крикнул он, пытаясь убедиться, что с ней всё хорошо, - Белла! Белла!

Неожиданно свет вспыхнул слишком ярко, и когда он потух, Гарри увидел потолок своей спальни. Он проснулся и впервые был расстроен из-за этого. Сердце болезненно сжалось. Он хотел увидеть Беллу. Живую и счастливую.

Гарри лежал не двигаясь, прислушиваясь к ударам своего сердца. Что за странный сон? Он был уверен, что каким-то образом проник в настоящую память. Память, ему не принадлежащую. Но как это возможно? Впрочем, это было не так уж и важно, ведь он смог увидеть Беллу.

Последующие несколько часов мальчик снова и снова прокручивал в голове воспоминания Беллатрисы Лестрейндж.

Следующие несколько ночей выдались для Гарри ужасными. Беллу он больше не видел, зато ему снова стал сниться Волдеморт. На четвёртую ночь, мальчик едва сдержался, чтобы не выпить зелье «Сна без сновидений», которое по-прежнему хранилось у него в чемодане.

Вернулось плохое самочувствие, Гарри ужасно уставал, а тело не получало никакого отдыха. На шестую ночь он подумал, не отправиться ли ему в комнату родителей и не заснуть там, но тут же рассмеялся своим мыслям. Ему семнадцать и ему не нужно засыпать рядом с родителями, чтобы чувствовать себя в безопасности. Как бы интересно это выглядело, постучаться в дверь и попроситься поспать у них на диване? Гарри отогнал глупые мысли. Он не слабый. И он не ребёнок. Он уже давным-давно повзрослел и справится со всем этим. Хотя на самом деле, он понятия не имел, как справляться со своими ночными демонами.

Проснувшись, Гарри сразу почувствовал, что что-то не так. Всё тело болело, а из-за жуткой головой боли, он не мог даже открыть глаз. Где-то рядом раздался голос Рона, и Гарри простонал.

- Вставай, Гарри!

- Сейчас, - пробормотал мальчик.

Он снова стал разговаривать с Роном, хотя и не забыл, как тот назвал его наркоманом. Гарри всё ещё злился, но уже не так сильно.

- Гарри, всё в порядке?

Рон отодвинул полог кровати и посмотрел на друга. Черноволосый мальчик снова простонал и тут же закрыл глаза, не в силах выносить дневной свет.

- Уходи, Рон, - слабо попросил он.

- Ты как? Выглядишь не очень, - взволнованно проговорил Рон.

Гарри понятия не имел, почему так ужасно себя чувствует. Ему казалось, что прошлой ночью он спал нормально. Перед этим он по-настоящему не отдыхал восемь дней и именно поэтому, как ему казалось, в эту ночь он так скоро заснул и даже не видел кошмаров.

Возможно, это случилось, потому что он не спал слишком долго. Впрочем, нет, не может быть. Бывало, что он не спал и дольше.

Гарри приподнялся, и у него задрожали руки. Перед глазами поплыло и он снова простонал. Рон немедленно кинулся к нему.

- Что с тобой? - встревожено спросил он.

Гарри приоткрыл глаза и взглянул на Рона.

- Не очень хорошо себя чувствую, - выдавил он.

Рон кивнул.

- Да и выглядишь тоже не очень.

- Ты уже говорил, - напомнил ему Гарри.

Рон неловко посмотрел на друга, после чего приложил ладонь к его лбу.

- Да ты горишь, у тебя температура, - сказал он ему.

У Гарри перехватило дыхание. Как он снова мог заболеть? Он никогда прежде просто так не болел.

Рон велел Гарри не поднимался с кровати, судя по всему, у него была очень высокая температура. Гарри попытался доказать обратное и подняться, но у него ничего не вышло. Тогда он нехотя остался лежать, наблюдая, как Рон одевается и выходит из спальни. Гарри сам не заметил, как заснул.

Проснулся он от того, что на лоб ему опустилась чья-то ладонь. Гарри открыл глаза и увидел, что на краю его кровати сидит Лили. Приподнявшись, Гарри обнаружил, что она здесь не одна, за её спиной стояли Демиан и Джинни.

- Что происходит? - хрипло спросил он.

- Рон сказал, что тебе плохо и я пришла тебя проведать, - объяснила Лили.

Взгляд Гарри устремился к Демиану и Джинни.

- Мы тоже хотели тебя увидеть, - тут же отозвалась девочка.

Лили засуетилась и вручила Гарри несколько зелий, которые он молча выпил.

- У тебя такая высокая температура. Что случилось? - спросила она больше себя, чем его.

Гарри ощутил, что в животе у него что-то переворачивается от выпитых зелий.

- Гарри?

В тот момент, когда Лили повернулась к нему, Гарри вырвало. Джинни ахнула, и одеяло и одежда мальчика были покрыты кровью. Лили, Демиан и Джинни в ужасе застыли перед ним.

Лили совершенно растерялась, Гарри продолжало рвать кровью. Через мгновение она бросилась к сыну и помогла ему вытереть лицо.

Гарри закашлялся, и в последний раз выплюнув кровь, устало опустился на подушки. У него болело буквально всё. Лили быстро убрала заклинанием кровь и села рядом с сыном, её трясло.

- Всё в порядке? - спросила она, осознавая всю глупость вопроса. Ясное дело, далеко всё не в порядке. У него жар и его только что вырвало кровью!

Она ощутила руку на своём плече и, обернувшись, увидела Джеймса. Поттер взволнованно смотрел на бледного сына.

- Джеймс! - Лили вскочила на ноги.

- Что случилось? - спросил Джеймс, он видел, как Лили убирала с покрывала красные пятна.

- Гарри…Гарри болен. Я думаю, его нужно показать Поппи. Его вырвало кровью, - произнесла Лили, её руки дрожали.

- Я в порядке. Мне не нужно к Поппи, - прошептал Гарри.

Джинни шикнула на него. Разумеется, он лгал. Демиан лишь молча смотрел на брата, словно пытаясь убедиться, что с ним всё хорошо.

- У него высокая температура. Я дала ему несколько зелий, но стало только хуже. Ему нужно к Поппи, - повторила Лили.

У Джеймса сжалось сердце, когда он взглянул на сына, тот действительно ужасно выглядел.

- Мне не нужна Поппи. Она навсегда запрёт меня в больничном крыле. Я в порядке, правда, - снова сказал Гарри. Как ни странно, здесь Джеймс был с ним согласен. Он не хотел, чтобы школьная медсестра вообще приближалась к Гарри. Ни она, ни её, так называемая, подруга Элен.

- Думаю, тебе лучше пойти к нам в комнату. У меня ещё один урок, а потом я посмотрю, что с тобой, - сказал Джеймс.

Эта идея понравилась Гарри больше. Он любил Поппи, но не хотел, чтобы она снова суетилась вокруг него.

- Джеймс, я думаю он должен…, - начала Лили, но Гарри прервал её.

- Мне не нужно к Поппи. Я в порядке, - с досадой произнёс мальчик.

- В порядке! Ты думаешь, что в порядке? Тебе только что вырвало кровью! Разве это в порядке? - закричала Лили.

Гарри принялся спорить с мамой, доказывая, что с ним всё хорошо и не услышал, как Джеймс сказал что-то про свежую одежду.

Когда мальчик понял, что случилось, было уже слишком поздно. Джеймс открыл чемодан.

- Нет, постой…

Все в комнате молча уставились на пузырьки в чемодане Гарри. Мальчик в ужасе смотрел, как на лице папы появляется разочарование и недоверие. Джинни с Демианом смотрели на Гарри в потрясении. Они и подумать не могли, что он так легкомысленно относится к своему здоровью, что продолжает пить зелье даже после того, как Поппи рассказала ему о последствиях.

- Гарри?

Лили заговорила первой. Она пристально смотрела на сына, и в её глазах ясно можно было прочитать боль.

- Это…это не… Я знаю, как это выглядит, но…Клянусь, я не пил их! - попытался объяснить Гарри. Впрочем, это уже было бесполезно, всё равно никто ему не поверит.

Джеймс попытался взять себя в руки. Он смотрел на пузырьки и пытался убедить себя, что даже если они тут лежат, это не значит, что Гарри пил зелье. Но тогда почему он прятал их в чемодане? Если знал, что ему больше нельзя пить зелье, почему не избавился от него? Следующее подтверждение пришло на ум немедленно. Гарри снова был болен. Его вырвало кровью. Поппи сказала, что если Гарри снова выпьет зелье, он заболеет. Зелье станет для него ядом. Может быть, именно поэтому мальчика вырвало кровью? Может, он уже перешёл во вторую фазу болезни? С трудом сдерживая ярость, Джеймс кинулся к кровати сына.

- Встань, - спокойно произнес Джеймс, но Гарри уловил гнев в его голосе.

- Папа…

- Встань!

Гарри с трудом поднялся на ноги. Он изо всех сил пытался не упасть, но ноги тут же подогнулись, и Джеймс схватился его за локоть. Хватка была слишком сильной, и Гарри задался вопросом, нарочно ли Джеймс сделал ему больно? Он тут же отбросил эти мысли. Папа не мог причинить ему боль.

Джеймс буквально выволок Гарри из комнаты. Лили бросилась следом, крича Джеймсу, чтобы тот позволил Гарри идти самому. Хорошо, что завтрак уже закончился, иначе Гарри чувствовал бы себя ужасно неловко. Джеймс отказался отпустить сына и продолжил идти. Джинни и Демиан бежали следом за Поттерами.

Джеймс добрался до больничного крыла и без стука ворвался внутрь. Оглядевшись, он толкнул Гарри на кровать.

- Джеймс! Что…, - спросила Поппи, потрясённая тем, как Джеймс обошёлся с сыном.

- Проверь его! - прошипел Джеймс.

Поппи перевела взгляд с сердитого отца на ужасно бледного сына. Через секунду в больничное крыло вбежали Лили, Демиан и Джинни.

- Джеймс! Ты вообще думаешь, что творишь? - закричала Лили.

- Проверь его, Поппи! - повторил Джеймс, не обращая внимания на жену.

- Проверить? Как? Что происходит? - ошеломлённо спросила Помфри.

Джеймс повернулся к Гарри, мальчик изо всех сил пытался сохранять сидячее положение. Его взгляд был опущен в пол.

- Проверь, пил ли он какое-нибудь снотворное! - сказал Джеймс.

Гарри взглянул на Джеймса и снова захотел возразить, сказать, что не брал зелье. Но ему бы всё равно никто не поверил. Пусть уж лучше Поппи проверит сама и убедится, что он ничего не пил.

Поппи выглядела озадаченной, она была уверена, что Гарри не мог взять зелье. Рассказ Лили о том, как они нашли пузырьки, потряс медсестру. Теперь стало понятно, почему Джеймс так злился. Гарри по-прежнему молчал.

Поппи подошла к Гарри, чтобы взять образец крови. Всё это время мальчик не сводил глаз с отца. Лили увела Демиана и Джинни из больничного крыла, чтобы они не мешались.

Пока Поппи просматривала анализ, в комнате стояла неловкая тишина. Гарри уставился в пол, не в силах ни на кого смотреть. Джеймс с Лили были сердиты и расстроены, но тоже молчали. Наконец, Поппи закончила и дважды пересмотрела результат, чтобы всё проверить, после чего приблизилась к Гарри и внимательно посмотрела на него. Такого она ожидать не могла.

- У тебя в крови зелье, - сказала она.

Гарри резко поднял голову.

- Что?!

Джеймс закрыл глаза, пытаясь совладать с гневом.

- Это невозможно! Я не брал зелья. Клянусь, я не делал этого, - Гарри не мог в это поверить. Как в его крови могло оказаться зелье, если он не пил его.

- Я не лгу, Гарри. Результат перед тобой. Это простая проверка, она показывает, какие лекарства в организме человека. Можешь сам посмотреть, - Поппи вручила ему маленький пузырёк.

Гарри не взял его. Он всё ещё внимательно смотрел на Поппи, пытаясь успокоить бешено бьющееся сердце. Голова раскалывалась надвое. Что, чёрт возьми, здесь творилось?

- Я…это не может быть правдой! Я не брал зелье и не имею ни малейшего желания брать его! - сказал он с досадой.

- Тогда почему ты прятал зелье в чемодане? - спросил Джеймс сквозь сжатые зубы.

- Всё не так! Зелье было у меня ещё до того, как я узнал про зависимость. Оно лежало там, но я ничего не пил!

Но неважно, сколько раз Гарри повторял это, ему никто не верил. Анализ указал на наличие зелья в его крови, да к тому же он снова был болен. Наконец Гарри сдался, никто не хотел ему верить.

- Я собираюсь оставить его здесь. Похоже, он выпил слишком много зелья, поэтому ему так плохо. Будет лучше, если я прослежу за ним, пока зелье окончательно не выветрится из организма, - сказала медсестра.

Гарри пожалел, что не может встать, хотелось немедленно убраться отсюда. Но сил на аппарирование ему бы явно не хватило.

Джеймс с Лили молча покинули больничное крыло. Они были слишком сердиты, чтобы разговаривать с сыном. Гарри изо всех сил старался убедить себя, что их недоверие его не задевает. Он взял протянутые медсестрой пузырьки, но как только он выпил зелье, его снова начало тошнить. Он даже сказать ничего не успел, через секунду одеяло снова было в крови.

Поппи выглядела испуганной, но ничего не сказала. Она взмахнула палочкой и кровь исчезла. Гарри опустился на подушки, всё ещё кашляя. Медсестра посмотрела на него, но вновь не произнесла ни слова. Мальчик знал, о чём она думает, это было написано на её лице. Она считала, что он заслуживает этого, раз решился выпить зелье даже после её предупреждений.

К концу дня Поппи просто валилась с ног. Она весь день пыталась сбить Гарри температуру, но все попытки были напрасными, ему становилось хуже. Его организм не принимал зелья, а без них температура продолжала подниматься.

Тогда медсестра решила обратиться к магловским способам и прикладывала ко лбу мальчика холодные полотенца. Гарри ничего не говорил, даже смотреть на неё отказывался. Поппи решила, что это к лучшему, всё равно она не знала, что сказать.

К обеду, Гарри заснул. Поппи была рядом, время от времени она охлаждала полотенце на его лбу.

Медсестра увидела, что к дверям приближается Демиан с друзьями.

- Он спит, и не думаю, что настроен на разговоры. Так что можете идти, - сказала им Поппи.

Однако, это не сработало. Увидев Гарри, ребята ни в какую не пожелали уходить и медсестра сдалась.

- О, ну ладно! Только не будите его, - сказала она и скрылась у себя в кабинете. Ей необходимо было выпить чаю.

Ребята расположились неподалёку от кровати Гарри и стали тихо разговаривать. Они не знали как быть, не понимали, почему Гарри допустил, чтобы с ним случилось подобное. Хотя с другой стороны, они так же знали, что у него была причина пить зелье.

Они говорили очень тихо, но Гарри всё равно проснулся.

- …я удивлена, сколько же времени он пил зелье? - спросила Гермиона.

- Не думаю, что он пил его. Я заметил, что он всегда вставал слишком рано и почти не спал. Ведь если бы он пил зелье, то и спал бы нормально, - возразил Рон и Гарри почувствовал благодарность.

- Тогда почему ему так плохо? - спросила Джинни.

- Убейте меня, - отозвался Гарри.

Ребята немедленно замолчали и посмотрели на него. Глаза у него были ужасно красные, и он едва мог держать их открытыми.

Гарри попытался подняться, но справился лишь с помощью Демиана.

- Я не делал этого, - сказал Гарри.

- Мы тебе верим, - ответил Рон, хотя заметно было, что Гермиона не совсем с ним согласна.

- Что говорит Поппи? Что с тобой? - спросил Демиан.

Гарри рассказал им о результате анализа, и ребята заметно приуныли.

- …она сказала, что я всё ещё в первой фазе болезни, но если подобное повторится, она уже не сможет помочь, - с грустью закончил Гарри.

- Ты уверен, что не брал зелье? Ты не мог посреди ночи взять его и потом забыть? - спросила Гермиона.

Гарри хотел уже в красках объяснить ей всю нелепость вопроса, но неожиданно передумал. А ведь правда, что он делал ночью? Неужели он настолько хорошо помнит об этом? А как же его провалы в памяти? Он вспомнил, как пару дней назад едва сдержался, чтобы не броситься к чемодану за пузырьком, но тогда он точно взял себя в руки. А что если он всё же неосознанно сделал это? Гарри пробрала дрожь. Мог ли он, сам того не сознавая, во сне выпить зелье?

Демиан спросил, что с ним не так. Неожиданно Гарри захотелось рассказать им про свои провалы в памяти. Ему необходимо было с кем-то поделиться, он больше не мог держать это в себе.

Глубоко вздохнув, Гарри принялся рассказывать. Он рассказал им о прошлой ночи, и обо всех других ночах, которые не помнил. И ещё о странной связи между нападениями и его памятью. Он замолчал и увидел, что ребята смотрят на него с ужасом.

- Что ты хочешь сказать? - спросила Джинни.

- Не знаю, - ответил Гарри. - Мне просто нужно было рассказать, никто не знает об этом.

- А были…были ли подобные провалы у тебя в другое время? Я имею в виду, когда на утро не было нападений, - спросила Гермиона. Она пыталась отогнать от себя страх, Гарри не мог быть ответственен за всё это.

Гарри кивнул.

- Иногда. Несколько раз я ничего не помнил, но нападений не было. И сегодняшней ночью тоже, ведь так? - спросил он.

Рон покачал головой. Это всё на что он сейчас был способен, слова его покинули.

- Это же просто совпадение! Всё именно так, Гарри. Просто дурацкое совпадение, - немедленно отозвался Демиан.

Гарри почувствовал небольшое облегчение, по крайней мере, Демиан не считает его виноватым. Гермиона хоть и выглядела ужасно напуганной, но тоже сказала, что считает это совпадением.

- Мы знаем, что это не ты, Гарри. Тебя бы обязательно заметили. Ведь ты не можешь аппарировать из Хогвартса…

Гарри бросил взволнованный взгляд на брата.

- …и во-вторых, этот человек убивает детей. А ты никогда бы не причинил вреда детям, - закончила Гермиона.

Ребята собирались сказать что-то ещё, но в этот момент дверь открылась, и появились Лили с Джеймсом. Они уже немного успокоились, но всё равно смотрели на Гарри сердито.

Ребята собрались уходить. Джеймс и Лили хотели поговорить с сыном наедине, и видно было, что Гарри совсем не жаждет этого разговора. Проходя мимо отца, Демиан задержался на минуту и тихо обратился к нему. Так, чтобы никто другой не слышал.

- Он очень болен, папа. Как в тот раз, после волшебной передачи.

Джеймс резко повернулся к сыну. Демиан продолжил, заглядывая ему в глаза.

- Помнишь, как он пожертвовал своей магией и здоровьем, чтобы спасти тебе жизнь? Он тогда был очень болен, и он был один. А сейчас у него, как минимум, есть вы, ребята.

Сказав это, Демиан ушёл. А Джеймс уже гораздо теплее посмотрел на старшего сына.

Через два дня у Гарри всё же спала температура. Всё это время он не мог пить зелья, а потому молча страдал, всё равно никто ничего не мог сделать. Теперь же, когда ему стало лучше, Поппи позволила ему уйти. Она в тысячный раз повторила и ему и родителям о той опасности, которая возникнет, если он продолжит принимать зелья. Как только они вышли из больничного крыла, Джеймс отвёл Гарри в их с Лили комнату.

- Нам нужно разобраться, - тихо сказал Джеймс.

- Знаю, папа. Знаю, что случится, если я выпью зелье. Клянусь, что не притронусь к нему, - на автомате проговорил Гарри.

- Нет, я не о том. Уверен, что ты получил хороший урок, - ответил Джеймс. Ужасно было видеть, что Гарри пришлось вынести.

Гарри пришлось прикусить язык, чтобы не выругаться. Сколько ещё ему повторять, что он не трогал зелье?

- Так с чем ты хотел разобраться? - спросил Гарри.

- У тебя проблемы со сном, - ответил Джеймс, - Я поговорил с Поппи, и она сказала - единственный способ избавиться от кошмаров, это поговорить о них.

Гарри недоверчиво взглянул на Джеймса.

- Хочешь, чтобы я поговорил с тобой о моих кошмарах?

- Знаю, это может показаться странным…

- Может показаться? Нет, папа. Это и есть странно! - прервал его Гарри.

- Не хочешь говорить со мной о них? - Джеймс внимательно посмотрел на сына.

- Нет, не хочу.

- Почему?

- Почему? Потому что в этом нет смысла. Ты не сможешь мне помочь. Они не исчезнут, если я просто расскажу кому-то, - сказал Гарри.

«К тому же, это личное!» - добавил он про себя.

- Хорошо, тогда как насчёт профессионалов, вроде Целителей разума? - на самом деле Джеймс не хотел обращаться к кому-то вроде Элен, но если это поможет Гарри, он готов был пойти на это.

Гарри показалось, что он ослышался.

- Целитель разума? Ты хочешь, чтобы я поговорил с Целителем разума? - раздражённо проговорил мальчик.

- Это не такая уж плохая идея. Может быть, они сумеют тебе помочь, - ответил Джеймс.

Гарри выглядел потрясённым.

- Я не собираюсь идти к Целителю разума! Я не сумасшедший! - сердито проговорил он.

- Я не говорил ничего подобного…

- Не говорил, но считаешь именно так!

- Нет, не считаю! Я просто пытаюсь помочь. Ты столько всего пережил, позволь мне помочь тебе. Не могу же я просто отойти в сторону и смотреть, как ты страдаешь.

Гарри, однако, это не успокоило.

- Я сам могу решить свои проблемы. Мне не нужен Целитель! - упрямо повторил он.

- Отлично, не нужен, так не нужен. Но поговори с кем-нибудь. Если не хочешь со мной, поговори с кем-нибудь ещё. С мамой, Сириусом, Ремусом.

- Ты не слышишь, о чём я говорю? - закричал Гарри, - Я не собираюсь ни с кем говорить. Мои кошмары это моё дело. И ни с кем их обсуждать я не буду. Это слишком личное!

Джеймс попытался поспорить, но всё было бесполезно.

- Я ценю то, что ты пытаешься сделать, правда. Но я сам во всём разберусь, - произнёс Гарри как можно спокойнее.

- Ты ничего не понимаешь. Ты держишься за свою боль и думаешь, что если расскажешь о ней кому-то, то станет хуже, - попытался объяснить Джеймс.

- Поверь мне, хуже уже быть не может, - пробормотал Гарри.

В этот момент вошла Лили и Гарри смог, наконец, уйти.

После этого, Гарри принялся избегать Джеймса. Во время его уроков, он даже не смотрел в его сторону. Джеймс всячески пытался поговорить с сыном, но ничего не получалось.

- Ты не сможешь избегать его вечно, - сказал Демиан.

- Посмотрим, - ответил Гарри.

Ребята сидели в гостиной и пытались как-то подбодрить Гарри. Заметно было как сильно он расстроен из-за отношений с Джеймсом.

Гермиона единственная молчала. Он была полностью согласна с Джеймсом, Гарри нужно было с кем-то поговорить о своих кошмарах. Но она держала язык за зубами, ссориться с Гарри ей не хотелось.

- Просто подойди и поговори. Он так этого ждёт, - сказала Джинни.

Гарри покачал головой. Он не сводил глаз со своей бутылки сливочного пива, которая была наполовину полной.

- Гарри, ты собираешься это допивать? - спросил Рон, указывая на напиток.

Гарри молча передал ему бутылку. Гермиона бросила на Рона недовольный взгляд, но тот, похоже, не понял, что сделал не так.

- Я пойду спать, - сказал Гарри через пару минут.

Как только Гарри ушёл, Гермиона набросилась на Рона.

- Ты когда-нибудь думаешь о чём-нибудь кроме еды? - возмущённо произнесла она.

- Что? Он не собирался допивать. Зачем почти полной бутылке пропадать впустую? - возразил Рон.

Демиан вздохнул, и они с Джинни раскрыли книгу, подаренную Гарри, чтобы как-то отвлечься от спорящей пары.

- Ты всегда раздуваешь из мухи слона! - закричал Рон.

- Ты совершенно бесчувственный! - закричала в ответ Гермиона.

- Вы оба, замолчите! - раздражённо произнесла Джинни. Эти двое, похоже, вознамерились перебудить весь замок.

- Ты же всё время думаешь о еде! Гарри был так расстроен, а ты обратил внимание только на его напиток! - продолжала кричать Гермиона. Сказав слово «напиток», девушка махнула рукой в сторону бутылки и случайно выбила её из рук Рона.

Бутылка приземлилась на стол и её содержимое пролилось на книгу Демиана, которая в этот момент раскрывала свойства чернил.

- Рон! - закричал Демиан, вскакивая с места и хватая книгу.

- О, Дэми! Прости! - вскрикнула Гермиона. Вся книга была покрыта липким сливочным пивом.

- Дай мне, я всё исправлю, - сказал Рон, выхватывая у мальчика книгу, в то время как Гермиона заклинанием сушила его мантию.

- Это мой подарок от Гарри! Я не хочу, чтобы он вонял пивом! - жалобно произнёс Демиан.

- Спокойно, с ней всё будет в порядке. Я только высушу её заклинанием и всё, - произнёс Рон. Он направился палочку на книгу знаний и принялся её сушить.

- Мне правда жаль, Дэми. Я не хотела. Я думала Рон будет держать её крепче, раз уж она оказалась так ему интересна! - Гермиона снова раздражённо посмотрела на Рона.

Рон не ответил. Он внимательно смотрел на книгу и ничего не говорил.

- Рон? - позвала его Джинни, увидев, как глаза брата расширились от ужаса.

- Что с тобой? - спросила Гермиона, немедленно забывая о споре.

- С каких пор в сливочном пиве содержится зелье «Спокойствия»? - спросил Рон.

Ребята метнулись к книге и Демиан не поверил своим глазам, книга описала полный список ингредиентов входящих в зелье «Спокойствия».

- Что…что это? - дрожащим голосом спросила Джинни.

Гермиона выхватила книгу и внимательно посмотрела на страницы, будто желая убедиться, что это правда. Зелье «Спокойствия», успокоительное в сливочном пиве!

Рон подошёл к шкафчику со сливочным пивом и достал ещё одну бутылку. Очистив страницы книги, он капнул на них несколько капель. Его опасения подтвердились, в ней зелья не было.

- Что происходит? - спросил Демиан, чувствуя дрожь.

- Это же очевидно, - ответила Гермиона, глядя в книгу, - Кто-то подмешивает Гарри наркотики.

Все молчали. Гермиона взяла бутылку в руки и осмотрела её.

- Это бутылка Гарри. Он должен был выпить её, не Рон, - взволнованно произнесла она.

- Это безумие! Зачем кому-то делать такое? - спросила Джинни.

- Думаю, ответ мы знаем, Джинни, - сказал Рон.

Демиан достал палочку и наложил на пустую гостиную Силентио. Ребята сели рядом.

- Хорошо, давайте разберёмся во всём с самого начала, - сказала Гермиона, - напитки Гарри всегда стояли отдельно, потому что он не любил холодное. Все об этом знали. Это значительно облегчило кому-то задачу. - Она посмотрела на Рона, - Можешь принести бутылку с полки Гарри?

Рон принёс бутылку и капнул немного жидкости на страницы книги. Зелья в ней не оказалось.

- Я так и думала. Кто бы это не сделал, он не стал бы лить зелье в каждую бутылку. Гарри бы что-нибудь заподозрил, - сказала Гермиона.

- Каким образом? - спросил Рон.

- Подумай, если бы Гарри засыпал всякий раз, как пил сливочное пиво, он бы понял, что всё дело в нём. К тому же вспомни, когда он подарил книгу Дэми. Он проверил её с помощью сливочного пива, и никакого зелья в нём тогда не было. Значит зелье не в каждой бутылке. Кто бы это ни был, он продолжает постепенно добавлять зелье, - закончила Гермиона.

- Провалы в памяти! - закричал Демиан, - Гермиона, вот почему у Гарри провалы в памяти! Всякий раз, когда он пьёт сливочное пиво, он засыпает и ничего не помнит!

- А это имеет смысл, - сказал Рон. - Зелье «Спокойствия» отличается от зелья «Сна без сновидений». После зелья «Сна без сновидений», человек мгновенно засыпает, но с зельем «Спокойствия» не так. В зависимости от дозировки, может пройти от одного до четырёх часов, прежде чем человек заснёт.

Гермиона почти с восхищением посмотрела на Рона.

- Что? Я прочёл в той книге, которую мне дала профессор Поттер, - объяснил он.

- Что ж, выходит это зелье вызывает у Гарри провалы в памяти, - подвёл итог Демиан, - Гарри никак не связан с нападениями Тёмного Принца, - сказав это, он ощутил мгновенное облегчение.

- Но Гарри сказал, что ничего не помнит именно когда случаются нападения. Это значит, что тот, кто подливает зелье в его напитки так или иначе о нападениях знает. И именно в эти дни, они добавляют в пиво зелье, - вслух принялась размышлять Гермиона.

Слова Гермионы разнеслись по гостиной, и понимание медленно подкралось к ребятам.

- О, Господи! - воскликнула Джинни, - кто-то в Хогвартсе помогает Тёмному Принцу! Они подсыпают Гарри снотворное, а потом случаются нападения. Они хотят подставить его!

- Или они пытаются заставить Гарри сомневаться в своих действиях. Он не помнит, что делал ночью и начинает сомневаться в себе. Помните, Гарри говорил, что несколько дней назад он тоже ничего не помнил, но нападений не было. Это же заставляет его думать, что он сходит с ума. Они пытаются свести его с ума, - встревожено сказала Гермиона.

В гостиной снова воцарилось молчание.

- Вы же понимаете, что кто бы не стоял за этим, он должен быть с Гриффиндора, - сказал Демиан через несколько минут. Ребят потрясённо посмотрели на него.

- Кто из гриффиндорцев хотел бы причинить вред Гарри? - в ужасе спросила Джинни.

- Давайте посмотрим, - усмехнулся Рон, - а как насчёт того человека, который до сих пор игнорирует его? Который открыто его ненавидит!

Гермиона внимательно посмотрела на Рона и тут же поняла, кого он имеет в виду.

- Рон! Ты не можешь обвинять Невилла! Он не мог сделать ничего подобного. К тому же у тебя нет доказательств!

- У меня есть куча доказательств. Он спит в одной комнате с нами. Он приближен к Гарри настолько, что лучшей возможности и желать нельзя.

- Не думаю, что это Невилл, - сказала Гермиона.

- А я не думаю, что это кто-то с Гриффиндора, - добавила Джинни.

- Но это так. Только у гриффиндорцев есть доступ к напиткам. К тому же зелье туда подливают лишь в определённые ночи, а это значит, нужен регулярный доступ. Это может быть только гриффиндорец, - сказала Гермиона.

- Не обязательно, - ответил Рон, и его лицо покраснело от гнева, - Есть ещё один слизеринец, который знает наш пароль.

У Демиана замерло сердце. Это не мог быть Малфой! Он друг Гарри. Он ненавидел их всех, но никогда бы не причинил вред Гарри. По крайней мере, Демиан не думал, что он способен на такое.

- Рон, Драко друг Гарри. С какой стати он стал бы вредить ему? - спросила Джинни.

- Почему?! Возможно потому, что он мерзкая змея! Подумайте, Драко помог Гарри летом не по своей воле. Его заставили Дамблдор и Снейп. И не забывайте, с того дня как Гарри убил Волдеморта, Люциус Малфой находится в розыске. Насколько я знаю, Нарцисса с Драко остались ни с чем, Министерство заморозило все их сбережения. Вы не думаете, что Малфой сожалеет о том, что у него такой друг? Или он просто свихнулся от ревности? В конце концов, Малфой потерял отца и всю свою удачу, а Гарри наоборот получил семью и живёт себе припеваючи. Быть может, Драко решил отомстить, - Рон выглядел совершенно уверенным.

- Не знаю, Рон. Сомневаюсь, что Драко мог сделать подобное. Они с Гарри с детства дружат, - возразила Гермиона. Она ненавидела слизеринца, но не могла не заметить его привязанности к Гарри. Рон, однако, мог.

- Гермиона, он не настоящий друг. Он вообще не знает, что такое дружба! И если ты забыла, ничего не происходило до тех пор, пока Малфой не вернулся в Хогвартс. Он встретил нас за день до балла, и на следующий день произошло первое нападение. И Гарри опоздал на бал, потому что встречался с Малфоем, - сказал Рон.

- Откуда ты знаешь? - удивлённо спросила Джинни.

- Гарри сказал мне, - ответил Рон, - Малфой запросто мог подмешать зелье в напиток Гарри, когда тот ушёл на бал. И в тот день, когда я увидел его в гостиной, он стоял рядом со шкафчиком. Он даже держал в руке одну бутылку, помните? Он, наверное, пытался понять, какие из них принадлежат Гарри. И мы же сами указали ему на них! Мы сказали, что напитки Гарри стоят внизу, подальше от охлаждающего заклинания. Гермиона наложила его только на верхние полки. Малфой знал, куда подмешивать зелье.

Рон выглядел довольным собой. Он во всём разобрался.

- Не знаю, Рон. Может, всё это только совпадение, - сказал Демиан, всё ещё не желая верить в это.

- Факты на лицо, Демиан! Во время нападений Малфой всегда был поблизости. Во время Рождественского бала, они с Гарри, возможно, даже были в гостиной. Второе нападение случилось в ночь, когда мы вернулись с каникул, тогда Малфой официально вернулся в Хогвартс. Он мог попасть в гостиную и подмешать зелье ещё до того, как мы приехали. Да он в любое время мог сюда прийти, он знает наш пароль! Всё сходится.

Демиан по-прежнему не хотел верить, хотя всё и указывало на то, что Драко участвовал в этом. Мальчик не хотел верить, по крайней мере, до тех пор, пока не будет неопровержимых доказательств.

Внезапно Джинни ахнула и приложила руку ко рту, её глаза наполнились слезами.

- Джинни? - осторожно позвал Демиан. Девочка опустила руку, и с болью посмотрела на друзей.

- Гарри был прав, - прошептала она, - Гарри говорил правду, он не пил снотворное. Он был уверен, что ничего не пил, а мы принялись путать его, заставили думать, что он мог что-то выпить во сне. Мы же каждый вечер пьём сливочное пиво, вот почему он заболел. Помните, Гарри сказал, что Поппи нашла снотворное в его крови? Это было не зелье «Сна без сновидений», это было зелье «Спокойствия!» Результат показал просто снотворное, он же не объяснил, какое именно это зелье. Вы не понимаете? Гарри ни капли в этом не виноват. Он не превышал дозировку, он был осторожен, он же всё время об этом говорил. И заболел он не из-за зелья «Сна без сновидений». Гарри пристрастился к зелью «Спокойствия», подмешанному в сливочное пиво! Именно оно вызвало передозировку и привело к болезни! И страдает он сейчас из-за того человека, который подмешал ему зелье.

Ребята были потрясены. Ведь это же не невинная шалость, не игра. Это серьёзно. На здоровье Гарри кто-то серьёзно воздействовал. Кто-то затеял с ним очень опасную игру.

- Нам нужно сказать ему, - проговорила Джинни, - он должен знать.

Рон поднялся и двинулся к шкафчику с палочкой в руке.

- Что ты делаешь? - спросила Гермиона.

- Уничтожаю эту гадость, неужели непонятно? - ответил Рон.

- Ты не можешь, - отозвалась Гермиона, и Рон непонимающе посмотрел на неё.

- Гермиона, они испорченные. Нужно избавиться от них, чтобы никто больше не смог навредить Гарри, - объяснил Рон.

- Подумай немного, - зашипела на него Гермиона, - если мы уничтожен все бутылки, то сразу станет ясно, что мы всё знаем. Мы понятия не имеем, кто виноват, да, Рональд! Мы не знаем. Мы не можем быть уверены, что это Малфой! У нас нет доказательств!

- О чём ты говоришь? Так нам что, оставить всё как есть и позволить Гарри дальше пить наркотики? - сердито спросил Демиан.

- Конечно, нет! Мы не позволим Гарри подойти к ним, но и уничтожить мы их не можем. До тех пор пока не выясним, кто стоит за этим, кто помогает Тёмному Принцу. Если мы сейчас их уничтожим, этот человек найдёт другой способ, как добраться до Гарри. И не зная, кто пытается навредить ему, мы не сумеем его уберечь. Если мы действительно хотим помочь, то должны сперва поймать этого человека на месте преступления. А после можно будет выяснить, кто такой Тёмный Принц.

У Демиана сильнее забилось сердце. Гермиона была права. Они должны поймать преступника, кем бы он ни был. Но мысль о том, что этот человек был в школе, да ещё возможно в Гриффиндоре, ужасно пугала.

- Но Гарри же должен знать, что нельзя пить из этих бутылок? Мы ведь собираемся ему сказать? - спросила Джинни.

- Думаю, мы не должны ему рассказывать, - тихо ответила Гермиона, - Боюсь, он неправильно отреагирует, узнав, что кто-то подмешивает ему зелье и вредит его здоровью.

- Подумай, что он сделает с нами, когда узнает, что мы всё знали и не рассказали ему, - возразила Джинни.

- Джинни, Гермиона права, - сказал Демиан, и Джинни потрясённо взглянула на него. - Мама рассказала мне, что когда Орден поймал Гарри, Муди пытался насильно напоить его сывороткой правды. И после этого Гарри три дня отказывался что-либо пить и есть, даже не пил зелья, которые должны были помочь ему поправиться. Он терпел ужасную боль лишь потому, что не хотел, чтобы ему что-то подмешали в еду. Подумайте, что будет, если он узнает правду, - Демиан не хотел, чтобы Гарри снова боялся каждого шага. Но в глубине души, сам он боялся, что Гарри может покинуть Хогвартс. Он понимал, что брат имеет на это полное право, но не знал, как сможет жить без него.

- Мы не можем от него скрывать! Это просто нечестно, - сказала Джинни.

- Мы расскажем ему. Как только поймаем виновного, мы всё расскажем Гарри, - успокоила её Гермиона.

- Не знаю. Не хочу скрывать что-то от Гарри, тем более нечто столь важное! - взволнованно произнесла Джинни.

- Для него же будет лучше оставаться в неведении. Мы можем спугнуть преступника. Если Гарри или мистер и миссис Поттер узнают правду, это станет очевидным для всех. И тогда мы никогда уже не сможем поймать преступника. Мы должны быть очень осторожны, чтобы не допустить ошибки, - сказала Гермиона.

Джинни выглядела расстроенной, ребята тоже. Но они понимали, что это единственный план.

- Так как мы собираемся его ловить? - спросил Рон.

Гермиона сдвинула брови.

- Я придумаю что-нибудь. А в ближайшее время мы все должны внимательно следить за Гарри.

- Я всё ещё не хочу скрывать что-то от Гарри, - сказал Джинни.

- Джинни, доверься мне. Мы всё делаем правильно. Как только мы поймаем преступника, то всё расскажем. А потом Гарри сможет сделать с ним, что угодно, - объяснила Гермиона.

- Он за всё ответит, - сердито произнёс Рон.

Глава 24

Должно быть Малфой

Демиан всю ночь не сомкнул глаз. Слова Рона никак не выходили из головы, и он не желал в них верить. Драко не мог навредить Гарри, это просто бессмысленно. Наверняка виноват кто-то другой. Но и не Невилл, он тоже не мог сделать ничего подобного. Он, конечно, ненавидел Гарри, но совершить столько зла…нет, он не мог. С другой стороны, Невилл по-прежнему считал самого Гарри воплощением зла. Мальчик закрыл глаза и попытался не думать об этом. Несмотря на то, что он пережил в прошлом году, Демиан всё ещё верил людям, и ему совершенно не хотелось подозревать кого-то в Хогвартсе.

За завтраком, Демиан отметил, что Рон, Джинни и Гермиона выглядят не менее устало, чем он. Вероятно, они тоже не могли заснуть. Гарри, казалось, этого не замечал, у него и своих проблем было выше крыши.

Когда в зал влетели совы с газетами, у Демиана замерло сердце. Он переглянулся с Гермионой, похоже, все уже поняли, что прочтут там. Это же очевидно, как они вчера об этом не подумали? Ведь если в бутылке Гарри оказалось зелье, следовательно, Тёмный Принц собрался в очередной раз напасть.

В зале воцарилась тишина. Демиан увидел, как побледнел его брат, как он устало закрыл глаза и покачал головой, словно не желая принимать увиденное. Демиану стало стыдно. Что он творит? Он позволяет Гарри чувствовать, будто он повинен в чьей-то смерти. Демиан взглянул на побледневшую Джинни, та отвернулась, скрывая слёзы.

Демиан потерял аппетит, им овладело чувство вины, ему стало стыдно. Он ужасно поступал, эгоистично и глупо. Он должен был сказать брату правду. Нужно объяснить Гарри, что он не причастен к нападениям Тёмного Принца.

Но прежде, чем он открыл рот, позади раздался голос.

- Гарри, можно тебя на пару слов?

Демиан обернулся и увидел отца с газетой в руках. Мальчик взволнованно посмотрел на Джеймса. Он ведь не думает, что Гарри виноват?

Гарри молча поднялся и пошёл за Джеймсом. К тому моменту, студенты уже принялись расходиться по классам, и Демиан незаметно направился за отцом и братом. Он должен был рассказать им обоим правду, нельзя, чтобы Гарри считал себя в чём-то виноватым.

Но как только он вышел в коридор, его поймали Рон, Гермиона и Джинни.

- Демиан! Куда ты идёшь? - спросил Рон.

- Отпусти меня, Рон. Я всё скажу Гарри. Я скажу ему о зелье «Спо…

- Демиан! - крикнула Гермиона. Она и подумать не могла, что мальчик будет орать о зелье на весь коридор.

Ребята оттащили Демиан к стене, и тот снова попытался от них отвязаться.

- Отпустите меня! Так нечестно! Мы не должны скрывать это от Гарри. Он должен знать правду! Я скажу родителям, иначе они обвинят в нападениях его! - Демиан попытался обойти друзей, но они снова не пустили его.

- Демиан, успокойся! Подумай, мы не можем им рассказать, не сейчас, - Гермиона говорила шёпотом, чтобы никто их не услышал.

- Нет, Гермиона, это неправильно! Гарри нас возненавидит, когда узнает, что мы скрыли от него правду. Вы видели его лицо? Он считает себя ответственным за эти убийства! Мы не можем лгать ему! Я не могу ему лгать, - в отчаянье закончил Демиан.

- Он прав, Гермиона. Я уже говорила вчера вечером, мы должны сказать Гарри правду, - приняла Джинни сторону Демиана. - Пожалуйста, давайте расскажем всё мистеру и миссис Поттер!

- Какие же вы глупые, - шикнул на них Рон.

- Вы что думаете, мы не чувствуем того же? Конечно, мы чувствуем! Но мы не должны сейчас ничего говорить! Вы что, не знаете Гарри? Не знаете, как он отреагирует, если узнает, что кто-то подмешивает ему наркотики? Он с ума сойдёт и все обо всём узнают, равно как и тот человек, который ответственен за это, - произнесла Гермиона.

Демиан и Джинни не выглядели убеждёнными, поэтому Гермиона продолжила говорить.

- Знаю, вы чувствуете себя виноватыми, я тоже, но так будет лучше. Гарри не может судить беспристрастно. Он невероятно подвержен эмоциям и действует инстинктивно. Вы помните, что с ним произошло, когда он узнал об аресте Беллы? Его искал весь магический мир, а он всё равно пошёл в Министерство, чтобы спасти её. У него не хватит терпения, он не станет ждать, пока преступник снова заявит о себе. Гарри выдаст себя, и мы никогда уже не узнаем, кто за этим стоит. У нас всего один шанс на удачу, мы не можем упустить его.

Демиан сдался. Гермиона была права, Гарри был слишком импульсивен. Но это же не значит, что он не имеет права знать правду.

- Мы всё расскажем Гарри, как только поймаем виновного, обещаю, - произнесла Гермиона и ободряюще положила руку ему на плечо.

- Он так разозлится на нас, - прошептал Демиан.

- Я знаю, - только и смогла вымолвить Гермиона.

- Мне нужна твоя мантия-невидимка, - шепнула Гермиона Демиану.

- Что? Зачем?

- Я прокрадусь сегодня в Хогсмид. Есть одна вещь, которая поможет нам поймать…преступника.

- Что это? - взволнованно спросил Демиан, но Гермиона покачала головой.

- Не сейчас, позволь мне сперва всё сделать.

Как и планировалось, перед ленчем Гермиона взяла мантию и отправилась в Хогсмид. Профессору Заклинаний она сказала, что плохо себя чувствует, и тот её отпустил.

Гарри ужасно удивился, увидев как взволнованная Гермиона бежит к их столу. Ленч уже подходил к концу.

- Где ты была? Я думал, ты у Поппи, - спросила Гарри, когда девушка села за стол.

- Да, так и было. Но она сказала, что со мной всё в порядке и я могу вернуться на уроки, - ответила Гермиона.

Гарри снова удивился. Гермиона стала первым человеком, которому удалось так быстро сбежать от Поппи.

- Как ты ушла? Что ей сказала? - снова спросил мальчик.

- Что у меня случится сердечный приступ, если я пропущу уроки, - неловко улыбнулась Гермиона.

Гарри рассмеялся, а Гермиона обменялась взглядом с друзьями. Джинни сидела рядом с Гарри и казалось очень бледной, она была сама не своя от того, что ей приходилось лгать. Она, в который уже раз вопрошающе посмотрела на Рона с Гермионой, но те покачали головами, ещё рано. Джинни раздражённо посмотрела в их сторону, взяла сумку и ушла. Гарри удивлённо посмотрел ей вслед, а затем повернулся к Гермионе и Рону. Те пожали плечами. Демиан молчал, опустив взгляд в стол, он не мог смотреть на брата. Если бы тот увидел его глаза, то всё бы понял.

- Как у тебя дела с папой, хорошо? - спросила Гермиона у Гарри, пока тот был в приподнятом настроении.

Гарри снова улыбнулся.

- Да, он просто хотел увести меня из зала. Слишком много людей и все на меня уставились, ну ты понимаешь.

- У Ордена нет никаких мыслей, по поводу того, кто Тёмный Принц? - спросил Демиан.

- Есть, я, - спокойно ответил Гарри, будто говорил о погоде. Демиан потрясённо посмотрел на брата.

Гарри ухмыльнулся, Рон с Гермионой смотрели на него не менее потрясённо.

- Что? - прошептала Гермиона.

- Да ладно, ребята, я же не дурак. Я понимаю, что все думают, будто это я. И нельзя их винить, ведь Тёмный Принц это моё прошлое. Разумеется, они подозревают меня, - объяснил Гарри.

- И ты так спокоен? - спросил Демиан, не понимая, как можно быть спокойным в такой ситуации. Гарри пожал плечами.

- Ничего не поделаешь, я знал, что в будущем меня станут винить ещё во многих вещах. Я понял это на Рождество.

Рон покраснел и отвёл взгляд. Он помнил, что Чарли наговорил Гарри и по-прежнему чувствовал себя виноватым.

- Тебя, похоже, действительно это не волнует, - с гордостью произнесла Гермиона.

- Может быть, папа подмешал мне успокоительного, когда я к нему заглянул, - снова усмехнулся Гарри.

- О, это всё объясняет! - с облегчением сказал Рон. - А то я решил, что мы тебя теряем.

Гарри рассмеялся и даже Демиан не смог сдержать улыбку.

- Так, между тобой и папой всё в порядке? - осторожно спросил Демиан.

Улыбка соскользнула с лица Гарри, и он посмотрел на стол преподавателей.

- Нисколько, - печально ответил он брату.

Демиан не ответил. Он понимал, что у Гарри с Джеймсом слишком сложные отношения и должно пройти немало времени, чтобы они стали называться нормальными.

Вечером, когда все, в том числе и Гарри, ушли спать, четверо ребят подошли к шкафчику со сливочным пивом. Рон с Джинни наложили заклинание, чтобы никто их не подслушал.

- Так, зачем ты ходила в Хогсмид? - спросил Рон у Гермионы.

Девочка огляделась и вытащила из кармана небольшой свёрток. Она развернула его и показала ребятам стеклянный шар.

- Что это? - спросила Джинни. Шар напоминал то устройство, которое они установили когда-то в штабе Ордена, чтобы подслушивать собрания.

- Это ловитель изображений. Я помещу его сюда, - Гермиона прикрепила шар чуть выше шкафчика и наложила на него маскирующие чары. Теперь никто не мог его обнаружить.

- Он может записывать до двенадцати часов. У меня ещё один есть. Таким образом, мы сможем записать, как преступник приходит сюда и подмешивает в напитки зелье.

- Великолепная идея, Гермиона! - воскликнул Рон.

- Это сработает, мы будем проверять их каждые двенадцать часов. Будем проверять перед сном и перед ленчем. У нас всё получится, мы должны как можно скорее поймать преступника! - сказала Гермиона.

- Лучше бы поскорее. Не думаю, что я смогу снова смотреть Гарри в глаза и лгать, - Джинни взволнованно закусила губу.

Демиан был полностью с ней согласен.

Прошла неделя, а ребята так и не узнали, кто подмешивает Гарри зелье. Они по-прежнему скрывали от него правду. Ребята понимали, что это очень опасно, но надеялись, что когда Гарри всё узнает, весь свой гнев он выплеснет на преступника.

Демиан буквально чувствовал, как ребята боятся Гарри, но мальчик знал, что брат никогда не причинит им вреда. Возможно, накричит и перестанет разговаривать, но не навредит. Все это понимали, но всё равно боялись его гнева.

- Мне уже не верится, что мы его поймаем, - простонала Джинни.

- Понимаю, это ужасно раздражает! - устало сказал Гермиона. Они уже замучились проверять шары, это занимало слишком много времени и ребята мало отдыхали.

- Почему вы так уверены, что это он? Это может быть и девочка! - спросил Демиан.

Гермиона выглядела удивлённой. Джинни ответила через несколько секунд:

- Ты прав. Не знаю, с чего я взяла, что он мужчина. Прекрасно, теперь каждый под подозрением! - устало произнесла она.

После слов Демиана, ребята принялись следить и за девочками с Гриффиндора, ведь только у них был доступ к напиткам.

Одним вечером, Гермиона, Рон и Демиан сидели у камина, дожидаясь Гарри и Джинни, и случайно подслушали разговор Парвати и Лаванды.

Девочки сидели неподалёку, они обсуждали Гарри и слухи о Тёмном Принце.

- Как они могут думать, что это он? Он ведь изменился. Мерлин, он же убил Того-кого-нельзя-называть, - сказала Лаванда.

- Видимо, Гарри не хотел убивать его, это было всего лишь недоразумение, - увидев непонимание во взгляде Лаванды, Парвати пояснила, - Подумай, сколько газет писало о том, что произошло в ту ночь в Хогсмиде? И хотя бы одна описала в подробностях, что произошло? Нет. Всё довольно туманно. Но зато очевидно одно, Гарри жалеет о том, что сделал.

Демиан был слишком увлечён разговором, и даже не думал скрывать это.

- Почему ты так говоришь? - спросила Лаванда, не обращая внимания на сидящих неподалёку ребят.

- Подумай сама! Он отказался давать публичное объяснение тому, что произошло, он отказался ото всех наград, он открыто ненавидит Министерство и не скрывает того, что ни за что не станет им помогать, - самодовольно произнесла Парвати.

- Но это не значит, что он вернулся на сторону зла. К тому же во время всех нападений, Гарри был в Хогвартсе. Если бы он ушёл, все бы знали, - возразила Лаванда.

Гермиона грустно улыбнулась.

- Не всегда. Ты ещё не забыла визит Министра? Я слышала, как Джастин говорил, будто Министр пришёл сюда, узнав об отсутствии Гарри. Майкл ходил в Больничное крыло, но мадам Помфри его выгнала. Все знают, что Помфри слишком привязана к Гарри, она могла запросто его прикрыть, а на самом деле его в больничном крыле не было, - произнесла Парвати.

- Не думаю, что Помфри стала бы его покрывать. И неважно, что все думают, я не считаю, что он виноват, - ответила Лаванда.

- Я не настаиваю, всего лишь показала тебе то, что и без того для всех очевидно.

- Мне хочется, чтобы они поскорее нашли доказательства его невиновности. Все эти слухи так угнетают! - вздохнула Лаванда. И Демиан был полностью с ней согласен.

А девочки, похоже, решили придумать, как доказать невиновность Гарри.

- Министерство могло бы наложить на него отслеживающие чары. Так, они знали бы о каждом его шаге. Если он покинет Хогвартс, они тут же узнают, - сказала Парвати.

- Ты шутишь? Это ужасно и неправильно, это оскорбляет достоинство человека! - с отвращением произнесла она.

Ребята переглянулись, а вот этого Министерству уж точно не надо было делать.

- Нападения всегда происходят ночью. Они могли бы просто привязывать Гарри к кровати на ночь, - пошутила Парвати.

- Да, это определённо не оскорбляет достоинство, - с сарказмом заметила Лаванда, но затем ухмыльнулась и добавила, - Хотя, я бы не отказалась привязать его к моей кровати.

Девочки рассмеялись, и Демиан раздражённо посмотрел в их сторону. Рон с Гермионой смутились. Хорошо, что здесь не было Джинни, она бы так их заколдовала, что они на неделю загремели бы в больничное крыло.

В этот же момент, портрет отъехал в сторону и в гостиную вошли Гарри и Джинни, они держались за руки. Девочки перестали хихикать и холодно посмотрели на Джинни, а затем принялись строить Гарри глазки.

Мальчик как обычно их проигнорировал.

- Эй, ребята, что случилось? - спросил Гарри у друзей.

- Ничего, - одновременно отозвались ребята, не глядя на него.

Гарри пожал плечами и сел рядом с Джинни, не обращая внимания на пристальные взгляды сидящих позади него гриффиндорок.

- Это не сработает! Нам нужен другой план, - сказал Демиан, отбрасывая от себя ещё один шар. Прошло десять дней, а они так никого и не поймали.

- Нужно ещё немного подождать. Мы поймаем его, вот увидишь, - успокаивающе произнесла Гермиона.

В этот же момент в спальню Демиана вошёл Рон. Ребята решили проверять шары здесь, потому что в спальне Рона их мог заметить Гарри, да и Невиллу они по-прежнему не доверяли. К Гермионе или Джинни они тоже пойти не могли, ведь Рон с Демианом не могли войти в спальню девочек.

- Рон, в чём дело? - спросила Гермиона. Мальчик яростно захлопнул дверь, его лицо покраснело.

- Я говорил вам! Я говорил, что это всё чёртов Малфой! Я был прав. Это он! Это он пытался навредить Гарри! - крикнул Рон.

- Что?! Как ты это выяснил? - спросил Демиан, его сердце учащённо забилось.

- Я слышал его разговор с теми двумя тупицами, которых он зовёт друзьями! Креббом и Гойлом! Он говорил, что заставит Гарри заплатить за то, что тот сделал с Волдемортом. Я слышал это собственными ушами! Это он. Гермиона, я уже говорил, но вам нужны были доказательства, так вот они! - продолжал кричать Рон.

Гермиона задумчиво посмотрела на Рона.

- Это ничего не доказывает, Рон. Он мог просто хвастаться. Малфой всегда хочет казаться храбрым, и не забывай, все считают его врагом Гарри. Возможно, он просто хотел произвести на них впечатление.

- Гермиона! Проснись! Мы говорим о Малфое. Ты не забыла кто он такой? Он же никогда не упускал случая устроить нам пакость. Это были не просто слова. Он что-то замышляет, он хочет навредить Гарри.

- Значит, мы будем готовы. Мы будем наблюдать за Гарри весь день, никуда его от нас не отпустим, - сказала Гермиона и, увидев разочарование в глазах Рона, добавила, - Я знаю, ты считаешь, что это Малфой, но у нас по-прежнему нет доказательств. Пока мы не поймаем его на месте преступления, мы не можем ничего рассказать Гарри. Малфой его друг и он не захочет ничего слушать. Поэтому пока нельзя ничего рассказывать.

Рон нехотя кивнул.

Оставшуюся часть дня, ребята повсюду следовали за Гарри. Поначалу мальчик не замечал этого, но когда Рон с Демианом второй раз отправились вслед за ним в туалет, он не выдержал.

- Да что с вами сегодня? То исчезаете неизвестно куда, то ходите по пятам!

Рон с Демианом переглянулись и поспешно ушли. К концу дня все они едва держались на ногах. Они надеялись, что Гарри побыстрее отправится спать, чтобы и они могли отдохнуть. Но, к сожалению, Гарри спать не собирался.

Все они сидели в гостиной, когда Рон, в очередной раз едва не заснув, поднялся со стула.

- Я иду спать, - сказал он и направился к спальне, в надежде, что Гарри последует за ним. Гарри, однако, остался сидеть на месте, по-прежнему читая книгу. - Ты идёшь, Гарри?

Гарри отвлекся.

- Вы, ребята, идите. Я жду Драко.

Сонливость немедленно оставила Рона. Он пытался подобрать слова, но в голову как назло ничего не приходило. В этот момент дверь открылась, и в гостиную вошёл Драко.

В воздухе немедленно возникло напряжение. Рон раздражённо взглянул на Малфоя, тот обвёл всех презрительным взглядом и посмотрел на Гарри.

- Куда, куда вы идёте? - спросил Демиан, его охватывала паника.

- Просто уходим, - ответил Гарри, направляясь в сторону слизеринца, который, казалось, получает искреннее наслаждение от возникшего в комнате напряжения.

Ребята в панике переглянулись. Они весь день следили за Гарри, а теперь он собирался уходить вместе с человеком, которого они подозревали в первую очередь.

- Нам нужно что-то сказать, - тихо произнесла Гермиона, наблюдая за двумя мальчиками у двери. Они о чём-то говорили в полголоса.

- Что, например? Мы не можем запретить Гарри идти и не можем пойти вместе с ним, - нервно заметил Демиан.

- …и да, возьми это, пока я не забыл.

Ребята одновременно вскинули головы, услышав слова Драко.

Они увидели, как Драко достал из мантии бутылку огневиски и протянул её Гарри.

- Спасибо, - на глазах у друзей, Гарри поднёс бутылку к губам, собираясь сделать глоток.

Паника прорвалась наружу. Гермиона резко вытащила палочку, а Рон метнулся к Гарри через всю комнату. Он подскочил к Гарри и выбил бутылку у него из рук, прежде чем мальчик успел сделать глоток. Гарри резко повернулся к гриффиндорцам, но слова застряли у него в горле, потому что в следующий момент Рон прижал Малфоя к стене и изо всех сил ударил кулаком в челюсть.

- Рон!

Гермиона закричала. Слизеринец отступил на несколько шагов, застигнутый врасплох. Видимо, не удовлетворившись одним ударом, Рон снова двинулся на Драко, но у него на пути встал Гарри. В его глазах плескалась ярость. Все в комнате замерли: Гермиона, Джинни, Демиан и даже Рон, всё ещё с поднятым вверх кулаком. Драко стоял за спиной Гарри, он с ненавистью смотрел на Рона и сжимал в руке палочку. И он бы непременно пустил её в ход, если бы между ними не стоял Гарри.

- Какого чёрта, Уизли?! - крикнул Драко, оправившись от удара.

Рон прерывисто дышал, его руки дрожали от гнева.

- Это ты должен объяснить! - крикнул он слизеринцу.

- Рон, успокойся! - раздался позади голос Гермионы.

- Успокойся? Как я могу успокоиться, после того, что он сделал? - спросил Рон, раздражённо поворачиваясь к Гермионе.

- Сделал что? Что я такого сделал? - сердито спросил Драко.

- Что происходит, Рон? - не менее сердито спросил Гарри.

Рон в отчаянье посмотрел на Гарри. Тот был в ярости, ведь Рон напал на Драко. А Гарри всегда защищал Драко, точно так же, как Демиана. Эта мысль ещё больше распалила Рона. Как мог этот мерзавец предать Гарри?

- Он подмешивает тебе наркотики, - сказал Рон, указывая дрожащим пальцем на слизеринца.

- Что?! - заорал Драко в потрясении и гневе.

- Рон, пожалуйста. Нам нужно объяснить всё по порядку…, - начала Гермиона, но Рон оборвал её.

- Что тут объяснять? Всё и так ясно. Он, видимо, узнал, что нам известно про сливочное пиво и поэтому решил дать Гарри следующую дозу в этой бутылке! - Рон указал на упавшую бутылку огневиски.

Демиан поднял бутылку и обрадовался, увидев на дне несколько капель. Это ему и было нужно.

- Да о чём речь?! Дать следующую дозу чего? Что в сливочном пиве? Я ни черта не понимаю! - закричал Драко.

- Драко, мы знаем про сливочное пиво. Мы всё выяснили несколько недель назад. Ты ведь подливал Гарри в сливочное пиво зелье «Спокойствия?» Ты помогаешь Тёмному Принцу, - спокойно произнесла Гермиона.

Драко смотрел то на одного гриффиндорца, то на другого, наконец, его взгляд остановился на Гарри.

- Это…это бред! Я бы никогда… Гарри, ты же знаешь, я не мог…! - отчаянно проговорил Драко, сейчас он выглядел бледнее, чем обычно.

- Я не хотела верить, что это ты. Я думала, ты друг Гарри. Но ты пытался навредить ему. Это из-за тебя Гарри пристрастился к зелью! Почему ты это сделал, Драко? Ты таким образом хотел отомстить? - спросила Гермиона.

Драко отчаянно посмотрел на Гарри.

- Гарри! Я понятия не имею о чём она. Я клянусь!

- Оставь это, Драко. Тебя поймали! - со злостью произнёс Рон.

- Поймали с чем? - снова закричал Драко.

- Ты каким-то образом выяснил, что мы узнали про сливочное пиво, и поэтому решил дать Гарри другой напиток. Чтобы дать ему очередную дозу зелья «Спокойствия», чтобы Гарри снова заболел! - Рон в гневе сжал кулаки.

- Заткнись, Уизли! Ты несёшь чушь! - крикнул Драко. Он по-прежнему сжимал в руке палочку, но, похоже, забыл о ней.

- Гарри, он помогает Тёмному Принцу организовывать нападения. Вот почему у тебя провалы в памяти. Это из-за зелья «Спокойствия», которое ты неосознанно пил. Вот почему ты болел, почему плохо себя чувствовал. Мы хотели сказать тебе ещё на прошлой неделе, но решили сперва выяснить, кто это делает. И теперь мы знаем, это Драко, - произнесла Гермиона.

Гарри молчал. Он медленно обводил взглядом присутствующих, но ничего не говорил. Его челюсть была крепко сжата, а на скулах играли желваки. И это молчание было во много раз страшнее его крика.

У Демиана мороз пробежал по коже. Никогда прежде он не видел брата таким сердитым. Он вдруг, пожалел, что поддержал Гермиону и Рона. Они совершили ошибку, скрыв от Гарри правду и теперь, похоже, им придётся заплатить за это не меньше, чем Драко. Гарри ничего не стоило расправиться с ними со всеми, ему даже палочку не нужно было доставать.

- Гарри? Гарри, ты ведь им не веришь, правда? Ты же знаешь, я не мог сделать ничего подобного, - тихо спросил Драко и его голос дрогнул, не то от страха не то от боли. Демиан не знал от чего именно.

Гермиона увидела бутылку в руке Демиана и быстро взяла её в руки.

- Мы просто сейчас всё это докажем, - сказала она.

Девушка взяла книгу Демиана и вылила на её страницы остатки напитка. Все внимательно смотрели, как жидкость впитывается в бумагу. Гарри тоже смотрел на книгу, не в силах повернуться к Драко. На страницах стали появляться названия ингредиентов, входящих в огневиски. Демиан ждал, когда же появится зелье «Спокойствия».

Но этого не произошло.

Улыбка соскользнула с лица Рона. Он схватил книгу и уставился в неё. Оно должно быть там! Это Драко подмешивал Гарри наркотики. Это должен быть он. Но сколько он не всматривался в страницы, зелье «Спокойствия» не появлялось.

Рон медленно поднял голову от книги и с опасением посмотрел на Драко и Гарри.

- Я не понимаю. Огневиски? Почему ты принёс огневиски, если ничего туда не подмешал? - спросил Рон.

Лицо Драко снова стало нормального цвета.

- Я принёс Гарри огневиски, потому что он меня попросил! Я вчера ходил в Хогсмид и купил его для Гарри! - прошипел Драко сквозь сжатые зубы.

Рон от удивления открыл рот.

- Но я слышал, как ты говорил Гойлу, что Гарри заплатит. Что ты имел в виду? - растерянно спросил Рон.

- Это обычные среди слизеринцев угрозы. Гарри знает об этом. Мне приходится это делать, только так там можно выжить, - возмущённо отозвался Драко.

Рон в ужасе посмотрел на Гарри. Он ошибся. Увидел, что Драко даёт Гарри бутылку, и подумал что в ней зелье. И он раскрыл их секрет о зелье «Спокойствия». Теперь Гарри знает, что они скрывали от него столь важную информацию.

Вот почему Гарри молчал всё это время. Он знал, что в огневиски ничего нет, он сам просил Драко принести его. А ещё он ни секунды не сомневался в Драко, именно поэтому он до сих пор стоял между ним и гриффиндорцами. Гарри холодно смотрел на четверых ребят перед собой. Тех, кто всё знал о зелье «Спокойствия», но ничего ему не сказал. Если бы взглядом можно было убивать, гриффиндорцы сейчас уже были бы мертвы.

Драко хотел вернуть Уизли должок и двинулся вперёд. Теперь, когда все знали, что он не при чём, смелость к нему вернулась.

- Как вы могли обвинять меня в подобном? Как смели думать, что я мог опуститься так низко!

Он поднялся палочку, направляя её на Рона, но кто-то схватил его за руку. Драко повернулся и увидел Гарри.

- Уходи, Драко, - тихо сказал Гарри.

- Но…

- Просто уходи.

Драко видел, с каким трудом Гарри говорит. Это никогда не было хорошим знаком. Драко ухмыльнулся гриффиндорцам. Сейчас они за всё ответят. Ему было жаль, что он не может остаться и на всё это посмотреть, но раздражать Гарри он не хотел. Только не сейчас. Слизеринец ушёл, надеясь, что Гарри больше всего навредит Рональду Уизли.

Глава 25

Результат Доверия

Дверь захлопнулась слишком громко и, в повисшей тишине, её стук эхом пронесся по комнате. Гарри обернулся и Демиан с ужасом увидел холодный, яростный взгляд, устремлённый на гриффиндорцев. Подобные взгляды обычно не действовали на Демиана, но тут даже он испугался.

- Гарри, дружище, я…, - начал было, Рон, но Гарри поднял руку, призывая его остановиться.

- Вы знали? - тихо спросил он.

Демиан вздрогнул, в голосе брата слышалось столько боли и ярости.

- Мы…мы собирались рассказать…, - начала оправдываться Гермиона.

- Когда? Когда вы собирались мне рассказать? - сквозь зубы спросил Гарри. Гермиона смущённо опустила голову. Через пару секунд она, с огромным трудом, всё же вновь посмотрела на Гарри и попыталась объяснить:

- Мы знали, что ты рассердишься, но…

- Но всё равно решили всё от меня скрыть! - крикнул Гарри.

Он шагнул к ним, и ребятам отшатнулись назад. Они не спускали с него глаз, чтобы отскочить в сторону в случае, если Гарри решит напасть на них.

Но Гарри молча стоял перед ними, ожидая объяснений. Говорила в основном Гермиона, иногда Рон добавлял что-то. Джинни и Демиан молчали. Демиан не был уверен, что сможет говорить, у него ком стоял поперёк горла. Он смотрел на брата и видел, что слова Гермионы и Рона ещё больше раздражают его. Им нужно было замолчать.

- …поэтому мы решили сперва поймать преступника, а потом сказать тебе, чтобы ты мог с ним разобраться, - закончила Гермиона.

Гарри ничего не ответил, он вообще не двигался. На какой-то миг Демиан подумал, что брат простит их, поймёт их мотивы. Ведь они скрыли правду не для того, чтобы сделать ему больно, они просто хотели помочь. Но когда Гарри вновь посмотрел на них со злостью, все предположения Демиана обратились в прах.

- Что-то не припомню, чтобы отдавал свою жизнь в ваши руки! - сердито проговорил Гарри.

- Ты…ты не отдавал. Я…мы только пытались…помочь…, - дрожащим голосом начала Гермиона.

- Помочь? И как это помогло? Вы лгали мне, скрывали, что кто-то пытается мне навредить, а сами смотрели, как я страдаю, считая себя причастным к нападениям! И, наконец, вы посмели в чём-то обвинять Драко!

Когда Гарри упомянул слизеринца, Гермиона раздражённо взглянула на Рона, но ничего не сказала.

- Прости, Гарри, - сказала девушка.

- Оставь это! Твои извинения ничего не стоят! - грубо ответил Гарри.

- Перестань, Гарри. Мы тебе не враги. Мы твои друзья. И всё что мы сделали, это ради тебя, - уверено произнёс Рон, увидев, что Гермиона отвернулась. В её глазах блестели слёзы.

- Друзья не лгут друг другу, - со злостью проговорил Гарри.

Он взглянул на Джинни и Демиана, стоящих позади Рона. Ребята отступили, в его глазах было слишком много холода. Демиан успел забыть, сколько боли может причинить этот взгляд.

- И ты! - крикнул он Демиану, - Вот уж не думал, что мой собственный брат, станет скрывать от меня правду!

Демиан хотел крикнуть, что собирался рассказать обо всём, что ему невыносимо было что-то скрывать, но крик застрял у него в горле. Сейчас любые его слова станут для Гарри пустым звуком, ведь главное в том, что он скрыл от родного брата такую важную вещь, солгал ему. А сам стоял в стороне и наблюдал, как Гарри винит себя в происходящем, когда мог бы успокоить его, сказать, что он вовсе не причастен к нападениям. Но Демиан не сделал этого, он не послушался ни разума, ни сердца. Пошёл за большинством, а значит, был виновен не меньше остальных.

Гарри взглянул на Джинни, и впервые за этот вечер злость уступила место боли. Он смотрел на человека, которому доверял больше, чем кому-либо, которого подпустил к себе слишком близко. Человека, который всё это время стоял в стороне и молча наблюдал за его страданиями.

Гарри не сказал ни слова, отвёл взгляд и на его лицо снова вернулся гнев. У Джинни замерло сердце от этого взгляда.

- Я хотела сказать, Гарри, правда. Я не хотела, чтобы всё зашло так далеко! - тихо проговорила Джинни, с отчаяньем глядя на него.

Гарри не отреагировал, даже не посмотрел на неё.

- Она права, Гарри. Джинни и Демиан хотели всё рассказать, но я не позволила, - сказала Гермиона, не желая, чтобы Гарри злился на своего брата и девушку. Будет лучше, если они с Роном возьмут всю вину на себя, ведь это была их идея.

- С каких пор им нужно разрешение, чтобы сказать правду? - повернулся к ней Гарри.

- Гарри! Прости, я не знаю, что ещё сказать! - воскликнула Гермиона, и по её щекам потекли слёзы.

- Да, мы же говорили, что никогда не причиним тебе вреда. Мы только хотели защитить тебя…, - попытался объяснить Рон.

Рон замолчал, увидев, как помрачнел Гарри. Температура в комнате, словно упала на несколько градусов. По коже Демиана побежали мурашки. Никогда прежде Гарри не смотрел на них с такой ненавистью.

- Мне не нужно, чтобы меня защищали! - прошипел он в сторону Рона и его глаза опасно потемнели. - Мне не нужна ни защита, ни помощь! Я не слабый!

- Знаю, я только хотел сказать…

- Заткнись, Рон! - оборвал его Гарри. - Теперь вы ещё и оправдываетесь, вы лгали мне и скрывали важные вещи! - с каждым новым словом его голос звучал всё громче.

- Нет, это не так! - сказала Гермиона, по ещё щекам по-прежнему текли слёзы.

- Вы четверо, знаете лучше других - я ненавижу, когда мне лгут! - Гарри был настолько зол, что его глаза стали тёмно-зелёными, а костяшки пальцев побелели, так сильно он сжал кулаки. Уставившись в пол, он шагнул к гриффиндорцам.

- Гарри! - в ужасе воскликнула Джинни, но мальчик не слышал её.

- Никогда не думал, что вы так со мной поступите! Укроете что-то столь важное, что-то, от чего будет зависеть моя жизнь! Вы настолько ненавидите меня, что хотите моей смерти?

- Нет! Нет, Гарри. Мы не ненавидим тебя! - Гермиона в отчаянье замотала головой.

- Тогда почему сделали это?! Почему солгали?! - заорал Гарри.

- Гарри, пожалуйста, - взмолился Демиан, он по-настоящему испугался. Гарри резко повернулся к брату, его глаза яростно блеснули, а затем это произошло.

Его глаза стали чёрными.

Бездонные чёрные дыры, точно такими становились его глаза, когда он уничтожал крестражи. Это всегда происходило инстинктивно и ничто не могло помочь. Ребята увидели глаза Гарри и поняли, что сейчас произойдёт. Они закричали и бросились на пол как раз в тот момент, когда окна позади них разлетелись вдребезги. Ребята закрыли руками головы, и осколки порезали им руки.

Дрожа с ног до головы, Демиан опустил руки и поморщился от боли. Остальные сделали то же самое.

Демиан не верил в случившееся, полез в карман за палочкой, но остановился, осознав, что делает. Он посмотрел туда, где по-прежнему стоял Гарри.

Глаза его брата снова стали зелёными, но лучше от этого не стало. Мальчик холодно смотрел на гриффиндорцев, ни капли не сожалея о том, что только что сделал. У ребят в волосах застряли осколки стекла, а руки кровоточили.

Звук разбитого стекла перебудил всю гриффиндорскую башню. Шестые и седьмые курсы уже бежали вниз по лестнице, сжимая в руках палочки, очевидно решив, что на них напали. Они увидели сидящих на полу ребят, осыпанных стеклом, и Гарри, стоящего над ними и даже не думающего помогать.

- Вот это да! Что происходит? - спросил Дин, сбегая вниз по лестнице.

Он невольно отшатнулся, увидев взгляд Гарри. Внезапно в гостиной воцарилась мёртвая тишина, все поняли, что произошло. Лишь взглянув на Гарри, можно было понять, что это он разбил окна.

Прежде, чем кто-то заговорил, дверь открылась и в гостиную с палочкой в руке вбежала профессор МакГонагал. Оглядевшись, она побледнела. Ребята сидели на полу, повсюду были разбросаны осколки стекла, Демиан морщился от боли, и все руки у него были в крови. Джинни, Рон и Гермиона тоже выглядели не лучшим образом. Несколько студентов стояли у подножья лестницы, наблюдая за происходящим.

- Что…что здесь происходит?! - потребовала объяснений декан.

Рон помог Джинни и Гермионе подняться. Демиан тоже встал на ноги. Все смотрели на Гарри, ожидая, что сейчас он придумает какое-нибудь объяснение, но Гарри ничего не сказал. Вместо этого, он развернулся и молча направился к двери. Прежде чем он смог уйти, профессор МакГонагал встала у него на пути.

- Отойдите, - прошипел мальчик.

Профессора было не так то просто напугать, но даже она поёжилась от холода в его голосе. Правда через мгновение она снова пришла в себя.

- Мистер Поттер, полагаю, это ваших рук дело? - спросила она, указывая на окна.

Гарри не ответил. Демиан молил, лишь бы Гарри ничего с ней не сделал. Увидев, что профессор отказывается уходить с дороги, все замолчали. Старшекурсники заворожено наблюдали за происходящим.

Гарри поднял руку, без сомнения намереваясь очистить свой путь.

- Гарри, нет! - закричал Демиан.

Но брат не обратил на него внимания. Невербальное заклинание отлетело от МакГонагал. Похоже, она догадалась, что он собирается делать. Гарри не спускал с профессора яростного взгляда. Женщина смотрела на мальчика точно так же, её палочка была направлена ему в грудь.

Внезапно, МакГонагал обратила внимание на студентов.

- Все! Немедленно идите наверх! - крикнула она.

Разгневанной МакГонагал, сжимающей в руке палочку, никто перечить не посмел. Выглядела она весь убедительно, студенты немедленно побежали наверх.

- Профессор МакГонагал, это не…, - начала Джинни, но профессор прервала её.

- Думаю, все мы должны пр