КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 391651 томов
Объем библиотеки - 503 Гб.
Всего авторов - 164480
Пользователей - 88997
Загрузка...

Впечатления

IT3 про Гришин: Выбор офицера (Альтернативная история)

очень посредственно во всех смыслах.с логикой автор разминулся навсегда - магический мир,мертвых поднимают,руки-ноги отращивают,а сифилис не лечат,только молитвы и воздержание.ню-ню.вобще коряво как-то все,лучше уж было бы без магии сочинять.
заметка для себя,что бы не скачал часом проду.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Сухинин: Долгая дорога домой или Мы своих не бросаем (Боевая фантастика)

накручено конечно, но интересно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Савелов: Шанс. Выполнение замысла. Книга 3. (Альтернативная история)

как-то непонятно, автор убил надежду на изменения в истории... и все к чему стремился ГГ (кроме секса конечно)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Михаил Самороков про Громыко: Профессия: ведьма (Юмористическая фантастика)

Женскую фэнтези ненавижу...как и вообще всё фэнтези. Для Громыко пришлось сделать исключение. Вот хорошо. Причём - всё. И "Ведьма", и "Верные Враги", и цикл "Космобиолухи"и иже с ними. Хорошая, добротная ржачка.
Рекомендую. Настоятельно.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
IT3 про Колесников: Доминик Каррера (Технофэнтези)

очень хорошо,производственно-попаданческий роман.читаю с интересом.автору - успехов и не забывать о продолжении.

Рейтинг: +7 ( 7 за, 0 против).
time123 про Коваленко: Ленточка. Часть 1 (СИ) (Альтернативная история)

Это такая ***, что слов для описания мне просто не подобрать.

Могу лишь пожелать автору начать активней курить, и увеличить дозу явно принимаемых наркотиков, дабы поскорее избавить этот мир от своего присутствия.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Олег про Данильченко: Лузер (Альтернативная история)

Стандартный набор попаданца с кучей роялей и женщин всех рас.
В принципе задумка не плохая, но избыток событий и некоторая потеря логики (или забывчивость автора), убивает все удовольствие от прочтения. Множественные отступления вызывают лишь желание просто листать дальше, не вникая в содержание (касается обеих частей). Пройдя мимо ничего не потеряете.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
загрузка...

Тень Войны - 3. Война Теней (fb2)

- Тень Войны - 3. Война Теней (а.с. Проект «Поттер-Фанфикшн») 1090K, 339с. (скачать fb2) - Pokibor

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Название: Тень Войны. Часть третья: Война Теней

Автор: Pokibor

Бета: Юлия Акимова, Леди Францеска, Стас Клёнин

Пейринг: Гарри Поттер и другие, в т.ч. новые

Рейтинг: PG-13

Тип: джен

Жанр: фэнтези, фантастика

Размер: макси

Статус: закончен

Аннотация: Война... Она никогда не меняется. Ошибки, просчёты, предательство... и вот уже Земля стоит на грани конфликта, грозящего стать последним в её истории. Каждое неверно принятое решение, каждая секунда промедления могут стать фатальными. И хотя кажется, что надежды нет - настоящие герои готовы сражаться до последней капли крови. Им предстоит преодолеть множество препятствий, сделать тяжёлый выбор, принести жертвы... И всё это - в безумной надежде получить хоть какой-то шанс противостоять врагам.

От автора: Итак, я решился на попытку опубликовать здесь самый большой свой труд. Он закончен, велик и специфичен.

Да, это продолжение Гарри Поттера. Сюжет полностью согласуется с окончанием 7 книги. Но вот действие происходят через 58 лет после поражения Волдеморта - в 2056 году. Не мудрено, что в сюжете будет масса новых персонажей. Также появятся многие старые знакомые, пережившие все эти года. Однако главное, что я сразу должен подчеркнуть - здесь нет стандартной истории про волшебный мир в стиле Роулинг. Я сделал попытку отойти от привычной «сказочности» и взглянуть на мир с точки зрения реальности будущего. Будущего, в котором магглы покоряют космос и уже вступили в контакт с иной цивилизацией, а волшебники по-прежнему ютятся в своём закрытом мирке.

Я осознаю и предупреждаю, что на протяжении всей первой части читателю будет казаться, что перед ним вообще не мир Поттера, а нечто Sci-Fi'шное с незначительными знакомыми вкраплениями вроде незабвенной авады. Не стоит читать, если Вы ждёте в фике исключительно старых героев и борьбу против Тёмного Лорда (а уж про слеш и не говорю...). Я писал в первую очередь целостное произведение, а не стандартный фик. И тем не менее, это - фанфик. Со второй части пойдут флешбеки, старые герои наконец-то выйдут на первый план... но всё равно мир уже не станет таким, каким он был у Роулинг. Это - будущее.

* * *

Сыграли куклы свою роль,

Опять пронзает сердце боль:

Словно на рану сыпя соль,

Предатель к власти рёк пароль.

И что-то значит только весть:

Война грядёт! Ну что ж... За честь!

Возможно, будет жертв не счесть...

В душе одна надежда есть...

Глава 1. Старые друзья, новые враги

Большой Зал Хогвардса гудел подобно пчелиному улью. Немногочисленные ученики, оставшиеся в школе на рождественские каникулы, умудрялись создавать не меньший шум, чем четыре факультета в полном составе. Они бегали между столами, выхватывали друг у друга свежие номера «Ежедневного Пророка» и других газет и в полный голос обсуждали последние новости. Официальная часть самой важной заметки была предельно короткой. В «Пророке», например, она занимала всего несколько строчек на первой полосе:

Этой ночью около часа утра в Лондоне произошло внезапное землетрясение, имевшее, предположительно, магическую природу и неестественно большую продолжительность. От означенного катаклизма серьёзно пострадало министерство магии. По предварительным данным жертв нет. Подробности произошедшего и размер нанесенного зданию ущерба уточняются. Мы обязательно будем держать читателей в курсе событий.

Подобная короткая формулировка никак не могла удовлетворить детские умы, жаждущие раскрытия сокровенных тайн. Немудрено, что по школе моментально поползли самые дикие теории, а уж когда в кабинет директора стрелой пролетел министр магии Стамп собственной персоной - полёту фантазии юных волшебников не было предела. Призвать их к порядку было особо некому - через несколько минут после появления Стампа всех преподавателей попросили пройти к директору на экстренное совещание.

- Тёмный Лорд! Появился новый Тёмный Лорд! - пугал соучеников слизеринец Мартикус Малфой. - Мне дед сказал, что в министерстве была жестокая битва с его последователями!

Глава авроров, конечно же, ничего сообщить внуку не мог, даже через каминную сеть - его буквально вытащили из постели через полчаса после окончания землетрясения, и он до сих пор работал на месте событий. Но впечатлительные студенты младших курсов верили Мартикусу и бежали к старшим товарищам с испуганным видом и вестями о новой угрозе. Наконец, когда староста школы Артур Уизли пригрозил рассказчику взысканием, тот замолк - но общую суматоху так просто было не остановить. Версия о новом Тёмном Лорде терпела модификации, кто-то выискал между строк одной из газет свидетельства появления жуткого монстра, а Дервент Гойл пришёл к выводу, что знаменитый Гарри Поттер сошёл с ума и решил уничтожить магический мир. Благодаря его гению Слизерин лишился-таки нескольких баллов, а Артур громогласно повелел прекратить выдумки. Но его послушала только подруга Виолетта, остальные же продолжили строить теории как ни в чём не бывало.

Успокоить взволнованную молодёжь смогло только появление за преподавательским столом директора Гаспара Шинглтона в сопровождении преподавателей и министра магии. Зал моментально затих, ожидая, пока он пройдёт на своё место в центре, окинет ребят хмурым взглядом и начнёт речь неестественно-оптимистичным тоном.

- Дорогие ребята! - директор натянуто улыбнулся. - Я знаю, что вы все взволнованны последними событиями, но беспокоиться совершенно не о чем! Как вы уже, полагаю, знаете, - взгляд Шинглтона скользнул по листам газет, валяющимся по всему залу, - неожиданное землетрясение нанесло министерству небольшой ущерб... Что делать, природа порой преподносит нам сюрпризы, и самые талантливые волшебники не могут совладать с её капризами. Но всё кончилось благополучно, пострадавших нет, здание наверняка починят... - на этих словах Стамп, поддакивающий директору всю речь, закивал особенно истово.

- Стало быть, министерству кранты, - прошептал Артур подруге. Та широко улыбнулась.

- Поэтому причин для беспокойства нет абсолютно никаких! - резюмировал Шинглтон таким тоном, что истинного положения дел не поняли только самые наивные. - Тем не менее, до завершения расследования министр любезно согласился выделить для охраны школы двух авроров - исключительно в качестве меры предосторожности...

Чем больше говорил Шинглтон, тем больше «меры предосторожности» походили на введение военного положения. Случившееся явно оставалось для министерства тайной за семью печатями. Впрочем, нужно отдать директору и министру должное - детей пытались защитить от любых случайностей, пусть и не раскрывали им всей правды о произошедшем. Но после окончания речи пересуды поползли с новой силой, хоть и велись теперь шёпотом - директор настоятельно попросил студентов не драматизировать ситуацию. Сразу после завершения выступления он с министром магии снова удалился в свой кабинет, а Артур потянул Виолетту вслед за преподавателем гербологии, направляющимся к теплицам.

- Профессор Лонгботтом, профессор Лонгботтом! - позвал он, удалившись на почтительное расстояние от лишних ушей. Тот обернулся со снисходительным видом.

- Сейчас же каникулы, Артур, и вы вполне можете звать меня Невилл, - улыбнулся он.

- Да... Невилл, - смущённо согласился студент. - Вы не могли бы рассказать нам правду о последних событиях? Конечно, мы понимаем, что министр наверняка попросил молчать...

- Но вы ни капли не поверили рассказу директора Шинглтона, - окончил фразу Невилл. - Признаться, он и сам считал, что обманывать учеников - не лучший выход, но министр очень просил держать подробности в секрете. Сейчас сотрудники министерства пытаются скрыть что могут от репортёров, боятся паники... Однако я уверен, что вам двоим можно доверять, - профессор подмигнул студентам и пригласил их пройти в теплицы для беседы.

- Проф... эм... Невилл, - сконфузилась Виолетта, когда они вошли в кабинет гербологии. - Вы знаете, Мартикус начал говорить что-то про Тёмного Лорда. Конечно, он врёт, но...

- Маловероятно, - успокоил её профессор, предлагая студентам настойку на натриксе, - Если бы случившееся было виной какого-то мага - мы бы наверняка давно услышали о нём.

- Я так понимаю, министерство получило не «небольшой ущерб»? - уточнил Артур.

- Точнее сказать, оно полностью разрушено, - слушатели ахнули и испуганно посмотрели на преподавателя. - Да, как не печально, но внутренние помещения выгорели дотла, - мрачно кивнул Невилл. - Причём никто не может сказать, откуда вообще могла взяться такая чудовищная порция энергии. Стамп беседовал с премьер-министром магглов. Они, конечно, взволнованны не меньше нашего и тоже стараются скрыть правду. Так вот, министр что-то говорил про мощность, эквивалентную взрыву небольшой ядерной бомбы, но без радиации, - Артур понимающе кивнул; благодаря матери он неплохо разбирался в технологиях магглов.

- Кроме того, двое магглов клянутся, что заметили, как перед взрывом пятеро человек появились из ниоткуда, а после него - исчезли в никуда, - продолжил профессор. - Возможно, им привиделось, ибо трезвость рассудка этих людей вызывает сомнения. А возможно, некоторые волшебники знают о случившемся больше нашего, однако молчат.

Артур как раз хотел задать очередной вопрос, когда через приоткрытое окно в помещение влетело серебристое облачко. Оно остановилось посреди кабинета и превратилось в оленя, заговорившего взволнованным человеческим голосом перед удивлёнными слушателями:

- Невилл, к шести часам приходи к Рону и Гермионе. Это очень важно. Начинается война.

Олень растворился в воздухе, приведя трёх волшебников в полное замешательство своим сообщением. Невилл посмотрел на то место, где исчез патронус, затем перевёл растерянный взгляд на студентов. Те ответили преподавателю изумлёнными лицами с тенью испуга на них. Профессор покачал головой и придвинул поближе к Артуру и Виолетте свою настойку.

- Кажется, четверых свидетелей я знаю, - пробормотал он. - Ну, раз к этому делу имеет отношение Гарри, волноваться не стоит, - попытался Невилл ободрить студентов. Успехом попытка не увенчалась - вести о надвигающейся войне слишком глубоко поразили молодых людей. Сбылись их самые худшие опасения. Лишь один момент оставался непонятным:

- Профессор... - словно в полусне проговорил Артур. - Эта война... с кем она может быть?

Преподаватель не ответил, лишь задумчиво посмотрел сквозь окно на небо, затянутое густыми облаками. Артур и Виолетта догадались, какие мысли посетили его.

- Неужели... с ними? - девушка совсем запуталась... и испугалась. - Но это невозможно!

- Увидим, - заключил Невилл и со вздохом настойчиво проводил студентов к выходу. - И, Артур, не стоит задавать вопросы отцу или тем более деду. Вы же понимаете, это послание предназначалось мне одному... Я поделюсь с вами, чем смогу, когда вернусь со встречи.

- Эм... Конечно, профес... Невилл, спасибо! - пообещал Артур за себя и за подругу.

Молодые люди, стараясь сделать как можно более беззаботный вид, побежали в гостиную Гриффендора, а преподаватель взмахнул палочкой и отправил ответного патронуса.

Александр встал очень поздно и находился в прескверном расположении духа. Да и как ещё себя можно чувствовать, осознавая, что девять часов назад из-за твоей ошибки Земля лишилась единственной защиты от инопланетных «божеств» и теперь находится на пороге войны? А тут ещё Светлана так некстати начала интересоваться, что же произошло и почему сын выглядит мрачнее тучи! Юноша буркнул, что чувствует себя вполне нормально, но мать не унималась и продолжала докапываться до причин его плохого настроения. Всё кончилось тем, что молодой человек едва не прорычал грубость, и, боясь не сдержаться, заперся в своей комнате. Он рухнул на кровать, подложил под голову руки и закрыл глаза. Сейчас Александр желал только вот так лежать, отгонять от себя самые страшные мысли и чтобы его никто не беспокоил. Телефон он отключил, а свой кристалл и вовсе зашвырнул за стол.

Так юноша провёл полчаса. Он не хотел даже думать о ком-то из друзей, особенно о Тлее. В эти самые минуты волшебники наверняка объясняют ей произошедшее... Как она отреагирует? Нет, одно только представление о подобной ситуации перетряхивало молодого человека с головы до ног! И хуже всего то, что случилось именно то, чего он боялся: формально девушка теперь является врагом, да ещё таким, который имеет полное право обвинить его... много в чём. Сообщат ли ей о вине Исполнителя в гибели Холи? Ужасная мысль... Как он посмотрит подруге в глаза при встрече? Кошмарная идея... Да как теперь ему вообще жить?!

Александр вскочил с кровати, схватил подушку, со всей яростью смял её и от души запустил постельной принадлежностью в стену. Легче от этого акта немотивированного насилия ему не стало, ну так хоть капелька накопившейся агрессии нашла выход. Понимая, что дальнейшие раздумия вряд ли пойдут ему на пользу, юноша ударил по кнопке включения компьютера, обругал медленную загрузку и по её окончании вышел в сеть.

Новость о непонятном явлении в центре Лондона уже успела облететь весь мир, хотя благодаря усилиям как магических, так и маггловских властей достоверных подробностей журналисты получить не могли. Конечно же, каждый новостной сайт почёл за лучшее выдвинуть свою идиот... невероятную теорию, ну и пёс с ними. Зато на электронном почтовом ящике обнаружилось письмо... от Пикса?! А, ну ясно, традиционное «мы - твои друзья», «напиши, что знаешь, это очень важно» и прочая ерунда. Без малейших колебаний юноша перетащил письмо в корзину и, жалея, что также просто не способен выкинуть куда-нибудь свои мысли, вкрутил на полную громкость первую найденную музыку.

Но ему хотелось занять себя чем-то большим, нежели откинуться в кресле и слушать песенки. Наверное, сейчас Александр как никогда желал взять автомат и выпустить очередь-другую в мишени, причём реально, а не виртуально в какой-нибудь компьютерной игре. На волне таких раздумий ему в голову пришла идея, в другое время показавшаяся бы дурацкой. Юноша вскинул руку и призвал в неё кристалл, послушно прыгнувший из-за стола в раскрытую ладонь. Несколько минут мысленных усилий - и готово дело: по комнате летают четыре привычных цели, разве что в руках красный камешек, а не увесистое оружие...

- Саша, выходи, ты не можешь сидеть в своей комнате вечно! - позвала мать сквозь дверь.

- Stuperfy! - молодой человек прицелился в одну из мишеней и, игнорируя слова Светланы, попытался поразить цель заклинанием. Красная магическая «ракета» пронеслась сквозь нижний край иллюзии и ударила в дверь, недалеко от примитивного замка. Тот не выдержал действия чар и щёлкнул. Мать юноши, решив, что сын внял её просьбе, толкнула дверь... и замерла на месте как вкопанная. Четыре полупрозрачные мишени, носящиеся в случайных направлениях, точно не входили в привычную картину комнаты Александра, как и молодой человек со светящимся красным кристаллом в руках. Повисла недолгая тишина - юноша удивился случившемуся не меньше матери, а потом, когда осознал ситуацию, не на шутку испугался. Не так он представлял себе объяснения, совсем не так...

- Саша! Что... это такое?! - одна из целей свободно прошла сквозь нос Светланы, демонстрируя свою полную бесплотность. Александр бессильно хлопнул себя по лбу.

- Эээ... Так, результат экспериментов... - начал оправдываться он, пряча кристалл в карман и гадая, как скоро иллюзии исчезнут сами собой. Выходило, что не слишком скоро.

- Ты этому научился у инопланетян! - уверенно воскликнула женщина. - Но ведь ни один человек не способен на такое! Господи, что они с тобой сделали! Саша, ответь мне!

Ситуация становилась всё лучше и лучше. Вот уже Светлана считает, что над сыном ставили какие-то чудовищные опыты, чтобы он овладел магорианскими премудростями... Чего доброго, следующим шагом будет немедленный визит к врачу «для успокоения». Нет уж, идти в поликлинику юношу точно не тянет. Ладно, раз судьба его подталкивает к этому...

- Мам, ничего со мной никто не делал! - юноша приложил серьёзное усилие, чтобы победить в себе гнев и огорчение, совершенно неуместные сейчас. - Эх... Хорошо, садись, я тебе всё объясню... - он опустился вместе с матерью на диван. - Понимаешь, я - волшебник!

Объяснять пришлось немало вещей. И про коллег-друзей, и про магический мир, и про Валориан... Многое Александр, конечно, не сказал - из-за экономии времени, чтобы не слишком шокировать Светлану в первый раз, уважая чужие секреты... и по другим, более личным причинам. Порой юноша прерывался на демонстративное колдовство - не потому, что мать ему не верила, а просто для перерыва... и желания чуток похвастаться, чего кривить душой. Разумеется, глаза слушательницы прочно обосновались на лбу, но в целом она восприняла новости легче, нежели опасался молодой человек. Хотя для полного осмысления рассказа сына женщине необходим был ни один день. Впрочем, новогодние праздники только начинались, так что времени освоиться с мыслью, что её чадо является волшебником, у Светланы наличествовало предостаточно.

- А вчера... то есть сегодня ранним-ранним утром, получается... в общем, мы допустили одну ошибку. Очень досадную ошибку, и поэтому я был немного не в себе, - закончил он.

Александр, конечно же, предпочёл не говорить матери о том, что надвигается война с магорианцами. Он решил отложить в долгий ящик очередную неприятную новость, а Светлана, и без того еле-еле переварившая всю свалившуюся на неё информацию, не стала допрашивать сына, что же именно с ним случилось. Тем не менее, про себя она отметила необходимость впоследствии обязательно вникнуть в проблемы юноши - возможно, когда он станет разговорчивее. А пока женщина засыпала молодого человека уточняющими вопросами, восторгами, заверениями и предупреждениями. Вскоре Александр настолько увлёкся этим разговором, что даже подзабыл обо всех неприятностях, хотя, откровенно говоря, умаялся по нескольку раз давать похожие ответы на почти одинаковые вопросы.

Наконец, мать приняла решение пойти на кухню, но не успела она приготовить ужин, как в дверь позвонили. Только сейчас юноша вспомнил, что так и не включил телефон, а ведь его очень просили вечером быть у Уизли! Времени, правда, ещё оставалось достаточно, чем и воспользовалась Светлана. Она не упустила случая позвать волшебников (теперь женщина знала, кто они такие!) к столу, выпытать из их немного информации о магическом мире и лишний раз похвалить сына. Деваться тем было особо некуда - слишком они удивились, что Александр решился-таки рассказать матери правду, да и желали выяснить, каким образом случилось такое чудо. В основном, беседу вела Джинни, а Гарри, натянуто улыбаясь, сидел в стороне. Сейчас его разум занимали совсем другие задачи, но он умудрялся выхватывать из разговора интересные сведения. Юноша же краснел на каждой похвале в свой адрес и мечтал только лишь о скорейшем окончании женского диалога.

На радость молодого человека, время играло против любительниц поговорить. Джинни посмотрела на часы, извинилась перед Светланой и формально попросила разрешения похитить Александра на этот вечер. Та, конечно же, согласилась, на всякий случай записала телефонные номера волшебников и отпустила юношу с друзьями. Он напоследок не забыл включить-таки телефон и, переместился при помощи портключа из своей комнаты на глазах матери, удивлённой даже с учётом ожидания чего-то подобного.

А у Уизли Александра ждал неприятный сюрприз - очень хмурая Тлея, более хмурая, чем молодой человек ожидал её увидеть. И даже, наверное, немного злая - по крайней мере, такой он девушку ещё не видел. Она ходила по гостиной, одаривала волшебников неоднозначными взглядами, а на Александра вообще посмотрела глазами, полными холодной ярости. Тот от неожиданности застыл на месте как вкопанный, потом всё-таки решился подойти поближе. Магорианка резко отвернулась и решительно зашагала в противоположную сторону, к камину. Юноша снова на мгновение замялся.

- Эм... Привет, Тле... - нерешительно начал он.

Девушка не ответила и вообще не шелохнулась, протянув руки почти к самому огню.

- Тле, ты чего? - он сделал два шага в направлении магорианки. Та не показывала вида, что хоть расслышала слова, но искоса следила за перемещениями молодого человека.

- Тле... мне очень, очень жаль, что так получилось... - продолжил Александр упавшим голосом. - Если бы я только мог что-то изменить - поверь, я бы всё отдал, чтобы сделать это! Но он всё рассчитал, он использовал нас... Ты же понимаешь, он обманул нас! Нас всех!

- Как ты обманул меня?! - вдруг резко произнесла девушка, не оборачиваясь к юноше.

- Что?! - поражённый внезапным ударом, молодой человек снова остановился. - Но... Тле, если ты о Воскрешающем Камне... - голос Александра невольно дрожал: ещё один страх стал реальностью! - Я пытался защитить тебя! Камень даже для меня отказывался работать, наверное, этот... предатель специально отключил его! Ты не представляешь, какая это боль...

Он робко попытался подойти ещё ближе. Тлея уловила этот манёвр и быстрым шагом направилась к окну. Она по-прежнему не смотрела на юношу, но это, пожалуй, было и к лучшему. Молодой человек не хотел получить ещё один наполненный гневом взгляд.

- Проваливай, - пугающе спокойно, в очередной раз остановила его Тлея. Она не смогла скрыть фальшь в голосе, но до глубины души потрясённому Александру было не до выяснения подобных тонкостей. У него едва дух не перехватило от такого ужасного приказа.

- Тле... ты... серьёзно? - с трудом дыша, выдавил из себя юноша.

- Я НЕ ХОЧУ ТЕБЯ БОЛЬШЕ ВИДЕТЬ! - повышенным тоном, но очень отчётливо сказала она и, всё также стараясь не поворачиваться к молодому человеку, пошла к лестнице на второй этаж. Александр не мог поверить в услышанное, но действовать надо было быстро. Он использовал последний шанс, почти подлетев к девушке и попытавшись поймать её руку.

- Тле! Прошу, выслушай меня! Дай всё объяснить! - взмолился юноша.

Девушка отдёрнула левую ладонь, моментально развернулась и пронзила его абсолютно ледяным взором... А в следующий миг раздался звонкий хлопок. Александр, потерявший от взгляда магорианки способность чувствовать боль, даже не сразу понял, что источником звука послужила направленная ему пощёчина. Пожалуй, и сам звук он едва расслышал... Юноша словно превратился в статую, его разум почти отключился, а глаза сами по себе наблюдали, как девушка побежала наверх, в свою комнату. Вскоре раздался щелчок замка.

- Александр... - на плечо юноши едва ощутимо легла рука Гермионы, а голос волшебницы еле-еле пробивался через упавшую на сознание завесу. - Не принимайте её слова близко к сердцу. Сами понимаете, для неё были шоком последние известия. Причём мы ещё не решились говорить про убийство Холи... и вам пока не советуем. Ей же просто нужно время.

Юноша медленно приложил руку к горящей щеке, но на боль, постепенно к нему возвращающуюся, это никак не повлияло. Физической она была лишь в малой степени; только что нанесенная сердцу рана болела чувствительнее сотни пощёчин. Если в его жизни и случались моменты, когда на глаза невольно наворачивались слёзы, то это был один из таких эпизодов. Он поднял глаза к потолку и плотно закрыл их, стиснул зубы, закусив губу, и сжал кулаки. На подавление предательской влаги пришлось пустить всю имевшуюся силу воли.

- Нет, - молодой человек сам не верил, что говорит это, но бурлившие в нём чувства желали найти выход, если не в слезах - то в словах, причём абсолютно ложных словах. - Я согласен. Я не хочу в ногах у неё валяться только за то, что пытался спасти её чересчур ранимую натуру! Если ен’Камю желает - между нами всё кончено.

- Александр! - Гермиона чуть не уронила кристалл, которым направляла чары переноса столовых приборов. - Да хоть сами себя послушайте! Вы же не хотите так говорить!

- Мне виднее! - едва ли менее холодно, чем Тлея, отрезал юноша. - И хватит лезть в мою личную жизнь! - вдруг повысил он голос. - Это вы меня с ней свели, это по вашему настоянию я вводил её в заблуждение относительно Камня! Так оставьте меня в покое хоть сейчас!

Гермиона тяжело вздохнула, покачала головой и продолжила накрывать на стол, а Александр плюхнулся на стул и сердито уставился на унылую картину за окном. Он вовсю убеждал себя, что сказал истинную правду, изо всех сил гнал прочь желание побежать вслед за девушкой и сделать всё возможное, лишь бы она простила его. Что он такого сделал? Только пытался спасти подругу от ужасного разочарования! А она... вот так грубо ему ответить? Да что эта магорианка о себе возомнила, в конце концов! Что она хочет - чтобы он на самом деле считал её врагом? Отлично! Да будет так! Всё. Точка. Пути назад нет.

Вскоре начали подходить гости. Первым в дверь позвонил Невилл, после приветствий поинтересовавшийся надвигающимся конфликтом. Гарри попросил его подождать до появления всех остальных, а до тех пор познакомил с Александром (нельзя сказать, что юноша вёл себя слишком приветливо) и завёл ничего не значащий разговор о жизни и Хогвардсе. Гермиона вклинилась в их беседу, чтобы узнать о реакции Шинглтона и Стампа на известные события, а затем отправилась встречать Луну. Последними появились Альбус, Тедди и Хьюго с Хелен, знающие больше прочих и потому сразу предложившие подтвердить или опровергнуть их версию событий, довольно близкую к истине.

Когда гости расселись у стола, Гарри вышел в центр гостиной. Глаза всех сидящих, кроме хмурого Александра, повернулись к нему. Юноша же продолжил бороться с одними внутренними демонами и создавать других, не обращая ни на кого внимания.

- Не буду долго ходить вокруг да около, - начал речь волшебник. - Каждый из вас, без сомнения, знает о происшествии в министерстве и догадывается о нашем участии в тех событиях. Кроме того, все вы знаете о теневых страницах нашей жизни - кто-то больше, а кто-то меньше. У нас были веские причины хранить молчание, действовать скрытно... но сейчас уже ничего не имеет значения. Невилл, Луна - вы доверяли мне во время войны с Волдемортом, и сейчас я прошу от вас того же самого: поверьте в невероятное!

- Конечно, Гарри! - уверенно произнесла волшебница. Профессор ограничился кивком.

- Альбус, Хьюго, Тедди - мы старались держать вас вдали от этой темы, однако сейчас нуждаемся в помощи и, особенно, в агентах внутри министерства. Поэтому... простите, что не рассказали вам всего раньше... Мы лишь пытались защитить вас...

- Нет проблем, пап, - учёный улыбнулся и подмигнул отцу. - Лучше поздно, чем никогда.

- Хелен... - Гарри несколько замялся. - Мы опять вынуждены поместить тебя между двух огней... Никто не будет тебя винить, если ты откажешься помогать нам, но я должен попросить - позволь мне хотя бы рассказать про Орден... и не говори ничего Пиксу.

- Эм... - по лицу женщины пробежала тень сомнения, она заколебалась. - Ну... Хорошо...

- Спасибо, - поблагодарила невестку Гермиона. Хьюго нежно взял руку жены.

- Да, большое спасибо... вам всем, - попытался улыбнуться Гарри. - Чуть позже я многое расскажу и отвечу на все вопросы, а сейчас сделаю главное объявление: Земля стоит на пороге войны. Войны с магорианцами. Её невозможно предотвратить... теперь.

Гости переглянулись. Послышались несколько тяжёлых вздохов. Но никто не удивился. После получения сообщений вроде того, что было отправлено Невиллу, каждый из них догадался, с кем вероятнее всего будет конфликт. Но до последней минуты надеялся, что обшибается. И сообщение Гарри лишь подтвердило их самые худшие опасения, не более.

- Ради чего? - задала общий вопрос Хелен. - По какой причине они хотят напасть на нас?

- Не они, - покачал головой Гарри. - А их так называемые «божества». Гермиона? - дама опасливо посмотрела на Александра и положила на стол чёрный кристалл. Юноша никак не отреагировал, а вот Хелен схватила камень и с полным недоумением посмотрела на него.

- Невозможно! - воскликнула она. - Чёрные кристаллы принципиально невозможны!

Не считая неё, Невилл и Луна были удивлены больше других - они-то вообще никогда ни про какие кристаллы не слышали, а уж маггл, знающий о явно волшебной вещи больше них, так вообще не вписывался ни в какие рамки. Альбус, Тедди и Хьюго же знали о кристаллах примерно в равной небольшой степени, так что для них не стало сюрпризом ни появление камня, ни его цвет. Молодой человек несколько встрепенулся на выкрике дамы и недоверчиво посмотрел на неё, посмевшую коснуться его кристалла, но быстро успокоился.

- Нет, Хелен, возможно! - констатировала Гермиона. Как ты понимаешь, этот кристалл не является продуктом ни земных, ни магорианских технологий. Он принадлежал одному из их божеств... которые абсолютно реальны, хотя, по сути, не являются божествами... мы их зовём энергонами... Так вот - ты можешь представить, какой мощью они владеют! Именно они руководят магорианцами, именно они хотят уничтожить всех землян... по своим причинам.

- Но как мы можем сопротивляться такой огромной силе? - испуганно воскликнула Хелен.

- Не знаю, - честно... и тяжело признался Гарри. - Однако мы либо сможем ей противостоять, либо погибнем. У энергонов есть свои слабости, мы предполагаем, что они не могут использовать кристаллы на полную катушку, поскольку мертвы... чуть позже объясню, - быстро добавил он на вопросительные взгляды. - В общем, у нас просто нет выхода, кроме как сражаться до последней капли крови, как будто от нас зависит вся жизнь на Земле... ибо так оно и есть! - некоторые гости чуть слышно ахнули, другие просто скрипнули зубами. - Сейчас наш враг опаснее, чем десяток Волдемортов. Поэтому мы должны сплотиться перед лицом нависшей угрозы, забыть старые разногласия, объединить усилия с Орденом, с министерством... даже с магглами! - пламенно продолжил Гарри. - У нас есть время, но, к сожалению, неизвестно, насколько много... Конечно, нельзя сразу ставить общество на уши. Нужно подготавливать почву, выяснять настроения, выискивать пути для компромисса... И каждый из нас должен отдать этой задаче все силы - просто потому, что иначе нельзя. Не буду вам врать - возможно, наши усилия пойдут прахом. Но я лучше погибну с мыслью, что сделал всё возможное для спасения Земли, чем буду тихо ждать конца без оной!

Он замолчал. Гостиную окутала тишина. Луна закрыла глаза и барабанила пальцами по тарелке. Альбус медленно качал головой. Тедди откинулся на спинку стула и закатил глаза. Хьюго гладил руку супруги, которая всё ещё держала невиданный артефакт. Невилл обвёл взглядом старых друзей и остановил взор на Гарри. Его лицо постепенно стало уверенным.

- Похоже, мы присутствуем при возрождении Армии Дамблдора, - нарушил он тишину добро-насмешливым голосом. - Или, может, нам лучше назваться «Орден Оленя»?

- Не стоит, Орденов разных в последнее время стало многовато, - ухмыльнулась Джинни.

- И на лавры Дамблдора я не претендую, - добавил Гарри. - Лучше обойтись без названия.

- Нет, у нас обязательно должно быть название! - вмешалась Луна. - Иначе все наши действия обречены на провал, это глубинные законы магической основы всего сущего! Причём название должно соответствовать определённым критериям, вступать в гармонию со структурой организации, в созвучие с именем каждого, вступившего в неё, резонировать с противниками... Да и как без названия наши деяния останутся в учебниках истории?

- Тогда входит, - Невилл окинул взглядом стол, - «Одиннадцать Врагов Магорианцев».

- Эээ... осторожнее, - подняла палец Гермиона. - Мы враги не магорианцам, а энергонам, использующим инопланетян для своих подлых целей. Кроме того, нас двенадцать... надеюсь, - она посмотрела в сторону лестницы на второй этаж. - Причём последняя - магорианка, но ей сейчас... ммм... немного нездоровится после известия о назревающем конфликте...

- Ен’Камю нецелесообразно оповещать о наших планах, - равнодушно произнёс юноша.

- Александр! - возмутилась волшебница. - Не говорите того, о чём потом будете жалеть!

- Я лишь выразил своё мнение, что ей не стоит полностью доверять, - упрямо сказал он.

- Временный конфликт на почве сложных личных отношений, - тоном психоаналитика публично диагностировала Гермиона. - Пройдёт со временем, а пока я позволю себе твёрдо заявить: магорианке - кстати, её зовут Тлея, - волшебница подчеркнула это в первую очередь для насупившегося молодого человека, - можно доверять полностью. Она на нашей стороне.

- Чувствую, в качестве названия больше подойдёт «Содружество Надежды», - иронично заметил Рон. - Я бы добавил «Наивной и Безумной», но длинновато выходит...

- А что, вполне себе звучит, - согласился Гарри. Предложение Рона приняли единогласно.

Теперь, перед обсуждением дальнейших планов, предстояло ввести всех гостей в курс дела. Гарри при поддержке супруги и четы Уизли начал коротко рассказывать обо всех тайнах, событиях и людях (точнее, существах), относящихся к причинам надвигающейся войны. Невилл и Луна слушали его с неослабевающим интересом, «детям» вроде Альбуса и остальных об Ордене Тени было известно, но когда повествование коснулось Исполнителя - тут их внимание дало фору друзьям юности старшего поколения. Хелен едва не задерживала дыхание, когда Гермиона подменила друга на повествовании о роли призрака в прошлом Ордена и Земли в целом, а Альбус не смог сопротивляться желанию оставить несколько заметок в своём компьютере. Конечно, многого волшебники затронуть не успели - их история и без того заняла несколько часов, но общее представление о ситуации у всех слушателей сложилось верное. На последней части повествования четверо рассказчиков постоянно сбивались, запинались и дополняли друг друга - всё-таки недавние раны были ещё свежи, и предательство по-прежнему жгло сердце подобно раскаленному металлу. К счастью, тайные опасения волшебников, что друзья-родственники начнут обвинять их в беспечности, глупости и излишней доверчивости, не сбылись. Даже Хелен, знавшая о предупреждениях Пикса, искренне признавала - ей бы вряд ли удалось добиться иного исхода. Что касается Александра, то он всё время повествования молчал с одинаково-хмурым видом и, казалось, вообще не обращал внимания на происходящее вокруг.

- Уф... Ну, вот вы и знаете... основные моменты, - отдышавшись после не самых приятных заключенных сцен, подвёл итог Гарри. - Остаётся разработать план действий.

- Я лично буду молчать, но вам от всей души советую самим объяснить всё магистру Пиксу, - сразу отреагировала Хелен. - Гарри, ты сам сказал, что пришло время забыть старые обиды и разногласия, так почему бы тебе не сделать первый шаг как можно быстрее?

- Я... не доверяю ему, - признался волшебник. - Боюсь, что он из благих побуждений совершит какую-нибудь глупость, или, ещё хуже, начнёт сам выбирать и приносить жертвы.

- Но ведь просить помощи у Ордена всё равно когда-нибудь придётся! - настаивала на своём женщина. - Сеньор Пикс мудрый человек и прекрасный магистр, он только поможет вам!

- Коттон тоже был мудрым человеком, а уж как магистру ему вообще равных не было, - разделила опасения друга Гермиона. - И он сугубо из благих побуждений захотел начать ядерную войну, причём, осуществись его план, братцам Предателя это вряд ли бы помешало.

- Хелен, мы известим Орден настолько быстро, насколько возможно, - уверила женщину Джинни. - Однако сроки сейчас обсуждать преждевременно, они зависят от уймы факторов!

Та не нашла, что возразить, кроме ещё более твёрдого заявления о целесообразности прошения помощи у Пикса. Гарри хотел добавить ещё пару-тройку причин не доверять магистру, но его супруга, решившая, что вопрос исчерпан, поспешила увести разговор в сторону от темы Ордена Тени. Она послала мужу укоряющий взгляд и повернулась к Луне.

- Да, как там Лисандр? - подчёркнуто спросила она. - Ведь теперь мы знаем, что он стал жертвой планов Предателя, а никаких монстров и проклятий не существует в помине...

- О, спасибо, такая новость окончательно приведёт его в себя, - ответила волшебница. - Все эти тайны так раззадоривают воображение, если вы позволите, я ему всё расскажу, мой мальчик наверняка будет счастлив вернуться к исследованиям и помочь нашим планам!

- Эм... Луна, прошу тебя, повремени с исчерпывающим рассказом Лисандру, - остановил её Гарри. - Да и не стоит отказывать ему в удовольствии самостоятельно покопаться в загадке разрушения министерства... - волшебник явно не слишком хотел делиться секретами новоявленного Содружества, однако Луна лишь понимающе склонила голову и согласилась с мнением друга, хотя и не без сожаления.

- Итак... - Гарри окинул присутствующих оценивающим взглядом. - Если больше ни у кого нет каких-либо дополнений или вопросов, мы можем вернуться к основной повестке дня: что нам теперь делать, как подготавливать общество к известию о войне и... да, Рон?

- У меня есть одно маленькое дополнение, - хитро произнёс по-школьному поднявший руку волшебник. - Тлея, - громко произнёс он. - Нет нужды использовать Растяжимые Уши, смело спускайся сюда и садись с нами за стол. Мы тебе полностью доверяем.

С лестницы послышались медленные шаги, и показалась покрасневшая от смущения девушка, тщетно старающаяся сохранить хладнокровие пойманного с поличным шпиона. В руках она всё ещё сжимала орудие неудавшегося «преступления» - прекрасно работающее, хотя его усовершенствованной модели исполнилось уже лет сорок. Юноша встрепенулся, впервые за длительное время, и натянул на себя маску «ну а что я вам говорил - ей доверять нельзя», на что Гермиона ответила своим взглядом «и я снова повторю вам то же самое».

- Браво, Рон! - восхитился товарищем Гарри, сам ничего не заметивший, несмотря на все аврорские навыки. - Как тебе удалось узнать, что она использует Растяжимые Уши?

- Дедукция, мой дорогой друг, чистой воды дедукция, - важно пояснил тот. - С небольшой помощью того факта, что Хьюго в детстве любил заниматься тем же самым, - сын Рона тихо засмеялся. - Поэтому нам с Джорджем пришлось разработать для него эксклюзивную модификацию, незаметно сообщающую хозяину дома о попытке своего использования.

Магорианка подсела к столу, отодвинувшись подальше от юноши. Тот шумно вздохнул, посмотрел на часы и встал из-за стола, чуть не опрокинув стул резким движением.

- Я, пожалуй, пойду, - в голосе молодого человека не было и тени вопроса, одна лишь констатация факта. - В Москве уже совсем поздно, мне пора возвращаться домой.

- Александр, сделайте одолжение, останьтесь, - настоятельно приказала Гермиона, но юноша словно не слышал её слов. Он, даже не глядя в сторону Тлеи, демонстративно направился к входной двери. В глазах девушки читалось ясное желание прихлопнуть Александра мухобойкой тонны в полторы весом, но она безрезультатно пыталась показать полное к нему безразличие. Гермиона помрачнела - ссора между молодыми людьми грозила затянуться, что ещё более усложнило бы и без того непростое положение волшебников.

Хлопнув дверью, юноша бегом преодолел сотню метров вдоль дороги, чтобы выветрить из головы особо тягостные мысли, и лишь после этого решился на самом деле вернуться домой. Всё-таки как же тяжело врать, особенно самому себе! Но иного пути молодой человек не видел, или, скорее, не хотел видеть. Всё кончено. Тлея продемонстрировала своё отношение, он - своё. Теперь осталась только война. К которой и готовятся сейчас друзья. А ему... зачем ему обсуждать с ними какие-то проблемы? Вряд ли он чем-то сможет помочь. Значит, за столом от него пользу всё равно нет... А так хоть, как говорится, «с глаз долой - из сердца вон». Жаль только, в поговорке сроки этого самого «вон» не уточнены...

- Александр... - раскатился по разуму глухой голос.

- Сгинь. Мне сейчас не до тебя... - мысленно ответил юноша. - Погоди... Кто? О, нет!

- Ты же хочешь поговорить со мной, - вкрадчиво произнёс Амо-Нан. - Подсознательно желаешь ещё с сегодняшнего утра. И то, что ты слышишь меня - прямое тому доказательство, ибо сейчас обращаться к тебе я могу лишь по твоей собственной инициативе.

- Не помню, чтобы я желал посмотреть весёлые картинки из твоего прошлого, - пробурчал Александр. - Кстати, мог бы уж ограничиться нормальным предупреждением, а не ребусом!

- Как сказал Предатель, тот случай серьёзно меня измотал, - вздохнул собеседник, насколько это можно было понять по обрывкам его мыслей. - Однако, если бы я показал тебе стену с надписью «Берегись Исполнителя, он хочет»... ну и так далее, насколько бы ты мне поверил? Скорее ты бы согласился с его заявлением, что я пытаюсь своей ложью испортить ваши отношения. А так ты хоть был уверен в правдивости показанного тебе, но продемонстрировал вместе с друзьями невероятную тупость - и смотри, куда она привела!

- Заткни свою глотку, или что у тебя там! - зарычал юноша. - Вас он тоже, кстати, обвёл вокруг пальца. Но на это-то мне плевать, или, скажешь, вы не хотите нападать на Землю?

- Хотим, - спокойно признал Амо-Нан. - Но нам нет особого смысла убивать волшебников - только опасных магглов... если, конечно, магический мир не встанет на нашем пути.

- Пошёл к чёрту, - резко заявил Александр. - Я - магглорождёный, и буду сражаться за всех, кого вы обделили магией, до последнего вздоха! Твои бредни меня не интересуют!

- Печально, но я не настаиваю, - равнодушно согласился энергон. - Только погоди прекращать наш милый разговор, у меня есть ещё кое-что интересное именно для тебя.

- Выкладывай, - сам не зная, почему, сказал молодой человек. Возможно, он в самом деле чувствовал, что знания Амо-Нана могут оказаться сейчас полезными? Или просто хотел поговорить с кем-то, на ком с чистой совестью можно выместить любую злобу?

- Как ты считаешь, какова природа нашей связи? - ехидно поинтересовался энергон. - Ведь ты никогда не спрашивал о ней, наивно считая, что тут и думать особо нечего.

- И какова же она? - сердце юноши начало биться быстрее от нехороших предчувствий.

- Не стесняйся, спрашивай «О, неужели я твой хоркрукс?!», «Но Исполнитель сказал...» и прочий детский лепет, - ухмыльнулся Амо-Нан. - Нет, как ни странно, тут Предатель тебе не соврал. Он вообще не склонен врать, когда может выкрутиться иным образом. Ты не мой хоркрукс. Ты - моё тело. Точнее, у нас одно физическое тело на двоих. Моя душа целиком внутри тебя, Александр, причём это именно ты втянул меня в себя с помощью Воплощения!

Юноша едва на ногах устоял. Грандиозно. Ещё пара подобных новостей - и он может смело бронировать себе место на кладбище... или в сумасшедшем доме, как повезёт. А самое страшное - не совсем понятно, что, собственно, вытекает из этой нечаянной «радости»?

- Ага, нашего гения интересуют следствия, - продолжал язвить энергон. - Ну, во-первых, нам по пути до конца твоих дней, и ни один из нас ничего с этим не может поделать, - после такого «первого» второе молодой человек и представить-то боялся. - Во-вторых, после твоей кончины - а с учётом геройских замашек она окажется скоропостижной - я опять обрету свою призрачную форму... О, тебе ещё повезло, уважаемый! - тон Амо-Нана стал издевательским. - Ты просто умрёшь, а не займёшь место далёкого предка посреди негативных эмоций!

- ЗАКРОЙ ПАСТЬ! - почти заорал Александр. - Я найду способ избавиться от тебя!

- Надежда умирает последней... сказала Вера и выстрелила в Любовь, - достойно завершил новость энергон. - Не удивляйся фразе, на задворках твоего подсознания ещё и не такой мусор хранится, - мерзко добавил он. - Ну да ладно, честно говоря, в моих интересах, чтобы ты прожил подольше - мне приятно чувствовать себя хоть немного живым. Так что я тоже не теряю надежды наставить тебя на путь истинный. А до тех пор... Надо больше доверять чувствам. Если бы ты послушался их, и ещё в прошлый раз лёг спать с кристаллом на шее, кто знает - многих проблем можно было бы избежать. Понимаешь, камешек хранит для тебя весьма интересные подробности прошлого Калигона, причём далеко не все они связаны с убийствами. Я могу контролировать их, и хотел бы показать тебе одно. До новых встреч.

Не дожидаясь явного ответа, Амо-Нан замолк, оставив юношу в растерянности - бороться ли с начавшейся сильной головной болью? Если её чувствует и энергон тоже - пусть помучается, мерзавец! Но инстинкт самосохранения взял верх, так что Александр несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул чистый лесной воздух... Как же всё-таки хорошо, что «внутренний голос» застал его у «транзитного узла» у подножия Альп! Боль несколько улеглась, а её остатки молодому человеку предстояло терпеть с солдатской выдержкой - лекарств он никогда не принимал, если существовал хоть какой-то шанс обойтись без них.

Мгновение - и юноша уже был дома, так как переместился через Альпы в Великобританию прямо из него. Несмотря на поздний час, мать его дожидалась. Конечно: новогодние праздники, утром на работу не надо - так почему бы не подождать сына и не попытать его ещё вопросами, особенно когда он чувствует себя не лучше в дребезги разбитого цветочного горшка? А уж когда Светлана спросила что хотела...

- Александр! - строго начала она. - Ты случайно не хочешь мне пояснить, что произошло в Лондоне?! Весь свет только об этом и трубит, а два и два я складывать умею!

Будь прокляты все средства массовой информации, журналисты, компьютерные сети и спутники, а также весь обслуживающий их персонал до десятого колена! Нет, ну надо же было матери ещё и новости посмотреть в этот треклятый Новый Год! Минуту назад юноше казалось, что праздник не может быть хуже. Реальность в очередной раз разубедила его.

- Мам, прошу, я сейчас не в настроении, - сдерживая раздражение, выдавил он. - Если завтра на меня не наденут рубашку с длинными рукавами, я всё тебе расскажу!

- Саша! - строгость Светланы моментально улетучилась. - Господи, да что с тобой такое!

- Мне просто надо хорошенько выспаться, - голос Александра также моментально смягчился от опасения, что он испугал мать. - Просто очень-очень тяжёлый день.

- Тогда марш в постель, и никаких телевизоров-компьютеров! - приказала она.

- Это я и сам отлично понимаю, - кивнул юноша и побежал чистить зубы.

Ко сну он подготовился с поистине армейской скоростью, а вот перед самым падением без чувств в кровать остановился и достал из кармана кристалл... Следовать ли совету Амо-Нана? В былые времена он бы не сомневался и секунды, но сейчас... Возможно, ему удастся получить какой-нибудь ключ относительно противостояния энергонам, или найти способ избавиться от нежелательного «соседа» в своём теле... Да! Где наша не пропадала! Пусть уж будет один совсем плохой день, чем два просто плохих! Александр вынул кристалл из маскирующего футляра, закрепил на цепочке и надел ту себе на шею.

Глава 2. Путь тёмного мага

Снова зима, полуметровые сугробы за окном и струйки дыма над избами вдалеке. Он стоит посреди той же увешанной коврами комнаты, где оборвалась жизнь Всеволода. Контуры просторного помещения едва вырисовываются в тусклом свете лучин. Он богат, и может позволить себе более качественное освещение - но такое как нельзя лучше подходит к мрачному настроению, что царит сейчас в его душе. Жена собственноручно убита, поиски наследника не принесли никакого результата... Что теперь делать? К чему стремится? И лишь один ответ устраивает сознание - власть. Ещё большая власть, такая, чтобы никакие своенравные женщины смели ослушаться его воли, а мужчины дрожали от одного его имени! Пойти против магического мира? Он не настолько глуп. Воцарится на российском троне вместо маггловского царька? Опасно и бессмысленно, власть над простым людом его не прельщает. Нет... в конечном итоге всё-таки придётся бросить вызов волшебникам, но прежде нужно получить силу, такую силу, которой никто не сможет противостоять!

Александр откинул один из ковров, положил руку на стену и пробормотал слова пароля. Открылась секретная ниша с древними книгами, хранящими глубочайшие секреты тёмных искусств. Он и раньше читал их, но сейчас клянётся вызубрить от корки до корки, а затем продолжить изыскания, поднять своё мастерство убивать и подчинять на немыслимые высоты! Только тогда у него есть шанс добиться желаемого, и именно постижение глубин тёмной магии будет отныне его целью... до конца дней? Нет. Он не планирует умирать...

- О, вижу, я не ошибся в тебе! - внезапно прервал мысли глухой голос непонятно откуда.

- Кто ты?! - Александр выхватил палочку и начал озираться, готовясь без лишних разговоров убить глупца, осмелившегося шутить с ним шутки, но никого не обнаружил.

- Я тот, кто может привести тебя к исполнению мечты... - ответил невидимый гость. - Ты желаешь получить силу, не так ли? Я могу указать тебе путь к такому могуществу, которое заставит содрогнуться самых сильных волшебников мира. Ты должен лишь послушать меня.

- Повторяю, кто ты?! - багровея от ярости, переспросил хозяин дома. - Отвечай мне!

Заклинание обнаружения невидимого не возымело никакого действия. Голос окутывал мага со всех сторон, поникая извне в каждую щель помещения, а какая-то неведомая сила прижимала человека к одному месту, и переступать с ноги на ногу ему удавалось с трудом.

- Какая разница до того, кто я, если я предлагаю силу? - насмешливо произнёс собеседник. - Причём просто так, не требуя ничего взамен - ни денег, ни власти, ни даже твоей души... Но не волнуйся, я получу награду - ей будут сами твои действия, Александр.

- И каковы же тогда будут мои действия? - недоверчиво поинтересовался волшебник.

- Какие пожелаешь, меня устроит любой способ обретения тобой невиданной силы и невероятной власти... ведь ты же именно об этом сейчас мечтаешь, не так ли? Ой, только не надо мне врать! - остановил гость открывшего рот Александра. - Я слишком хорошо знаю твою историю, слишком хорошо понимаю тебя! Сейчас у тебя есть богатство и толика власти, но ты никому не нужен, всеми ненавидим, твоё будущее - в забвении, и единственный способ изменить его - мечом вырезать своё имя на страницах летописей! Хотя к чему тебе потускневший пергамент... ты же не прочь остаться в этом мире навсегда...

- Откуда... Откуда ты это знаешь?! - закричал удивлённый и даже испуганный волшебник.

- Я же сказал, что изучил тебя, - ровно ответил голос. - Ты мне подходишь, а это, в свою очередь, является несравненной удачей для тебя и твоих честолюбивых планов. Ты ничего не теряешь, я не приставляю тебе нож к шее, не требую полцарства и принцессу в придачу, не заставляю подписывать кровью какие-то контракты... Я просто предлагаю помощь для достижения твоих целей, в полной мере меня устраивающих. Однако если ты боишься... - голос стал разочарованным, - то, думаю, на свете найдётся много более умных волшебников.

- Я никогда в жизни никого и ничего не боялся! - гордо соврал уязвлённый Александр.

- Сказки будешь рассказывать кому-нибудь другому, - презрительно фыркнул собеседник. - Ну так что, ты согласен следовать указаниям неведомого проводника на пути к могуществу и бессмертию, или мне поискать иного компаньона, посговорчивее? Только решай быстрее!

Волшебник призадумался, но неглубоко - одна только мысль, что ему могут предпочесть другого, уже служила прочным основанием для немедленного согласия. Лизать пятки вдруг покорившему мир дураку и знать, что ты мог бы быть на его месте? Ни за что! Кем бы не был таинственный гость, он надёжно поймал Александра на крючок. Отказаться от такого предложения хозяин дома никак не мог, и со временем лишь уверялся в этой мысли.

- Что я получу и каково ручательство, что я получу это? - вскоре осторожно спросил он.

- Власть, сила, бессмертие... сколько раз тебе ещё повторить, чтобы ты, наконец, понял? - раздражённо ответил голос. - Я не стану ничем ручаться, ибо не могу отвечать за все случайности мира. Однако, если будешь строго следовать моим указаниям, то скорее царская семья переселится в Сибирские земли, нежели ты не получишь желаемого.

Нельзя сказать, чтобы ответ незнакомца устроил Александра, но отказаться он уже не мог.

- Что мне надлежит делать? - решившись на требовательный тон, произнёс волшебник.

- Так-то лучше, - похвалил его собеседник. - Тебе придётся отправиться в Новый Свет, Александр. Найди себе по пути какого-нибудь сопляка на роль слуги - только выбирай хорошо, а то жажда власти может и последнего труса заставить перерезать глотку во сне.

- И без тебя понимаю, - орызнулся хозяин дома. - Что и где именно мне нужно искать?

- Ты входишь во вкус, это хорошо - но не переусердствуй, - усмехнулся голос. - У меня тоже есть терпение, и оно отнюдь не безгранично. А подробности узнаешь на месте. Твоего состояния должно хватить на подобное путешествие, однако в подвале добавился лишний сундук с золотом в качестве доказательства серьёзности моих намерений.

- Щедро, - с подозрением прокомментировал волшебник. - Я иду к власти - а ты ещё и обеспечиваешь мой путь? Сие есть весьма странно... И всё же... Ты из плоти и крови?

- Скажем так, я достаточно жив, чтобы убить тебя - если бы именно это мне было нужно, - ответил незримый гость. - Но сколько раз мне придётся повторять причины своих действий, чтобы ты, наконец, поверил мне? Хотя недоверчивость - полезное качество... в твоём случае.

- Стало быть - если предашь меня, то именно я найду и убью тебя, - грозно пообещал хозяин дома, хотя не был слишком уверен в своей угрозе. Гость лишь глухо засмеялся.

- Не думаю, что тебе это удастся, - сказал он. - Но найти меня можешь попытаться в любом случае, это будет весьма забавно. Например, на корабле - уверяю, что безуспешно... кстати, лучше выбирай испанские суда, их в последнее время грабят меньше всего. И помни: там, в дальних краях обретёшь ты силу, какая не снилась никому из смертных!

Александр почувствовал, как сковывающая его сила слабеет. Он тут же направился в подвал - проверить наличие там нового сундука. Время ускорило свой бег, и спящий юноша уже осознавал, что просматривает последующую жизнь далёкого предка как быстро прокручиваемую киноплёнку. Подарок нежданного помощника и впрямь оказался щедрым, но наиболее уместным в нём оказался небольшой на вид волшебный мешочек. В него влезли все сокровища тёмного волшебника, кроме всего прочего изрядно облегчившиеся в весе. Через два дня маг покинул свой дом, чтобы больше уже никогда в него не возвращаться...

- Ну, что скажешь? - спросил Амо-Нан после окончания «фильма». Молодой человек висел в абсолютной тьме между грёзами и явью, и никакая мелочь не мешала ему думать.

- Это был Эно-Рен. Он сам привёл Калигона к кристаллу, - сразу догадался Александр.

- Голова у тебя варит, - удовлетворённо сообщил энергон. - Подробности - тема будущих уроков... если они тебе интересны, конечно же, но заключение можно сделать именно такое.

- Негодяй... - проворчал юноша. - Конечно, моего предка трудно назвать невинной жертвой, но вот так использовать его, обречь на двухсотлетние муки... Однако, выходит, Предатель затеял очень опасную игру! И зачем ему было отправлять Калигона на край света?

- Чтобы потомки не догадались, кому на самом деле следует адресовать благодарности, - пояснил Амо-Нан. - Дай он Калигону камень прямо в доме волшебника - в истории это выглядело бы по меньшей мере подозрительно. А так у членов Ордена Тени даже не возникло сомнений... Искал, случайно обнаружил в дальних краях... Мало ли, на какой артефакт наткнёшься в деревеньке индейцев? - энергон презрительно фыркнул. - Ладно, тебе пора просыпаться, - милостиво «разрешил» он. - Если захочешь поболтать, я всегда к твоим услугам. И постарайся помнить про заказные сны из кристалла. А также... - Амо-Нан вдруг замялся. - Знаешь... Помирись с Тлеей. Я совершенно забыл, что значит любить...

- Ты... ты... смеешь... - моментально вышел из себя Александр. - Пошёл вон! Слышишь? Заткнись, ты... - сон окончательно отпустил юношу, и с последними звуками гневной фразы он резко сел на своей кровати. В красном кристалле угасла последняя сверкающая искорка.

В результате на всё утро молодой человек получил плохое настроение. И причиной тому была вовсе не новая информация о подлости планов Исполнителя. В принципе, увиденная картина вообще не вызвала у юноши особых эмоций. Вспомнив ужасы первых двух снов, Александр поймал себя на мысли, что всё-таки Калигон получил наказание по заслугам. А вот новость, что Амо-Нан слушал его личные разговоры с Тлеей, да ещё умудрялся получать удовольствие от влезания в частную жизнь юноши, злила молодого человека в полной мере. Ну уж теперь-то пусть посидит на эмоциональной диете, девушка Александру совершенно безразлична, он её уже почти забыл, не помнит о ней... Тьфу! Кого он пытается обмануть?

К полудню юноша достаточно насытился мрачными чувствами, чтобы заставить себя, наконец, поразмыслить над ситуацией логически. Про то, что внутри него теперь сидит древний призрак, лучше просто забыть. Сообщить друзьям... всё же надо. А потом забыть и воспринимать его как отличный канал для выброса всего негатива, какой может накопиться в душе. Раз связь с энергоном возникает и исчезает по его, Александра, собственной воле - любая глупость со стороны Амо-Нана будет пресекаться немедленным затыканием рта. Значит, в итоге «второе я» будет восприниматься не такой уж и личностью... наверное.

После подобного заключения Александр, к радости Светланы, несколько повеселел. К любой, даже самой сложной жизни постепенно начинаешь привыкать, и юноша уверенно встал на путь монотонной и однообразной борьбы с проблемами. Он позвонил Уизли, наотрез отказался переместиться к ним («дома много дел» - «Александр!» - «но это правда... почти») и пересказал все новости вечера-ночи-утра. Гермиона разволновалась даже больше, чем сам юноша поначалу. Она клятвенно пообещала перерыть все волшебные книги, поднять на уши лучших учёных и взять за грудки Орден Тени, лишь бы сожительство в одном теле с энергоном не стало для молодого человека пожизненным. Касательно видений о жизни Калигона, сначала волшебница посоветовала более не обращаться к ним, но затем передумала.

- Александр, - мягко начала она. - Если вы чувствуете себя уверенно и знаете, что можете контролировать Амо-Нана... Возможно, эти картины дадут нам какой-нибудь ключ к способу противостояния его собратьям. Он, конечно, вряд ли покажет вам нечто полезное, но красный кристалл принадлежит вам, а не Амо-Нану. Стало быть, вы также способны управлять снами, и едва ли в меньшей степени. Мне бы хотелось возобновить уроки магии для вас.

- Конечно! - с энтузиазмом согласился юноша. - Только, если можно, не в вашем доме...

- Александр! Да когда же вы прекратите врать! - голос Гермионы стал напоминать Светланин, когда та отчитывала сына за какую-нибудь глупость. Юноша обижено насупился. Он не собирался ни в коем случае отказываться от уроков волшебства, казавшихся сейчас отличным способом с пользой проводить время в свете грядущей войны. Но и рисковать лишний раз встретить девушку также не входило в планы молодого человека. Несмотря ни на какие упрёки, он упорно продолжал лгать - в первую очередь, себе самому.

- Хорошо, - через силу согласился Александр. - Но я не хочу, чтобы ен’Камю мешала мне.

- Не волнуйтесь, она такая же упрямая, как и вы! - не сдержалась женщина. - И также не желает вас видеть - на словах! Стало быть, и ваше, и её желания исполнятся сами собой!

В сердце Александра больно кольнуло, но он с трудом вытащил на лицо довольное выражение. Отлично, магорианка сама поможет забыть себя. Стоп... он же уже забыл её! Ну, значит, поможет забыть ещё крепче. Такую мысль юноша повторял про себя словно мантру.

- А кто будет заниматься со мной? - он поспешил перевести тему. - Снова Тедди?

- Нет, он занят работой в министерстве, - ответила дама. - Надеюсь, что согласится Гарри.

Раз уж речь зашла о работе Тедди, юноша спросил об итогах вчерашней встречи вообще. Оказалось, что все члены Содружества Надежды, работающие в данный момент, заняты агентурной деятельностью по месту работы: Тедди, Альбус и Хьюго - в различных отделах министерства (им уже выделили временные помещения), Невилл - в Хогвардсе, ну а Хелен всё же согласилась прояснить несколько моментов, связанных с Орденом Тени. Луна взяла на себя обязанность следить за последними новостями со всего света, Гермиона копалась в информации исторического плана, а Гарри, Рон и Джинни составляли резерв, помогающий остальным по мере необходимости. Несмотря на ворчание юноши, волшебница рассказала и о Тлее - девушка сама предложила попытаться изыскать возможности для как можно менее кровавого завершения конфликта. Дипломатия, если представится шанс - переговоры с магорианцами или хотя бы спецоперации у них в тылу, удары непосредственно по «божествам»... В каком-то смысле Тлее также предстояло стать символом мирных отношений с инопланетянами, доказательством, что сами по себе они не являются врагами.

- Смотрите, чтобы этот голубь мира не воткнул вам нож в спину, - холодно предостерёг юноша. Ответный взгляд Гермионы, казалось, способен был расплавить экран видеофона.

В общем и целом, активные действия откладывались до получения как можно более исчерпывающих данных о том, о сём... обо всём. От Александра пока требовалось прилежно изучать магию и разбираться со своими тараканами, особенно одним - самым мерзким и призрачным. О первом уроке женщина пообещала сообщить дополнительно, и выполнила обещание - через полчаса после окончания разговора с ней юноше пришло сообщение. Гарри согласился продолжить обучение юного волшебника, и начать предстояло с завтрашнего дня. Для занятий всё-таки выбрали гараж Уизли - не иначе, по настойчивому требованию Гермионы, не теряющей надежды примирить молодых людей.

До вечера Александр успел с некоторыми потерями отбиться от атак матери, пытающейся узнать больше о связях сына с произошедшем в Лондоне. Конечно, ему не оставалось ничего другого, кроме как подтвердить её подозрения - но также и дать понять, что пока ему бы не хотелось углубляться в эту тему. Светлана, не желая излишне давить на сына, согласилась подождать ещё денёк-другой... скорее, недельку-другую. Зато следующий её вопрос самым прямым образом касался девушки. И уж тут-то молодой человек категорично заявил - всё кончено. Мать ахнула, и Александр понял: ещё один человек будет мучить его просьбами пересмотреть своё отношение к магорианке. Юноше пришлось досрочно сбегать в страну Морфея... или, точнее, прошлого Калигона. Сегодня Александр твёрдо решил посмотреть продолжение истории, какую бы сцену Амо-Нан не припас для него.

Дальнее путешествие, страшные тайфуны, дикари и бандиты всех мастей - ничто не могло остановить тёмного мага, жаждущего власти. Смерть отступала перед ним, хранимым мощью своего волшебства и помощью таинственного союзника. Несколько раз жизнь Александра и его слуги, Мигеля, висела на волоске - и всегда та сила, что вела его к чужим берегам, помогала своему избраннику. На пиратских кораблях мелькали вспышки молний, а разбойники, мгновение назад такие грозные, кидались в ноги волшебнику, умоляя о спасении от морского дьявола, внезапно возникшего на борту их судна. Вариантов ответа им было не много - в лучшем случае смертельная зелёная вспышка, в худшем - адские муки под палочкой тёмного мага. Тот использовал любой шанс, чтобы развить запретные искусства.

Когда Александр сошёл на берег Нового Света, мало что изменилось. Он путешествовал вместе с одним лишь слугой, а потому аборигены и бандиты считали их группу лёгкой добычей - и жестоко ошибались. Здесь, на твёрдой земле против кучки головорезов, волшебнику уже не нужна была ничья помощь. Он, успевший постичь глубины тёмной магии, оставлял за собой только бездыханные тела врагов и глупцов, чем-то разозливших гостя из славянских земель. Постепенно европейские поселения сменились индейскими деревнями, и число жертв волшебника несколько поубавилось - зловещая слава опередила его, и местные племена предпочитали не рисковать самим своим существованием. Напротив, они радушно принимали гостя, задабривая его как могли, а тот в ответ даже немного помогал аборигенам. Добывать информацию из буквально молящихся на тебя индейцев было несравненно проще, чем из разбегающихся при одном твоём появлении, и Александр отлично это понимал. Он более-менее научился местному языку, досконально расспросил шаманов об их религии и секретах. Наконец, те раскрыли белому человеку все свои тайны.

В глубинах своих земель индейцы прятали некий предмет, по легенде данный сошедшим с небес богом. Тёмный волшебник знал от своего незримого союзника - это именно то, что он ищет. Аборигены никогда и ни за что не дали бы никому постороннему прикоснуться к святыне - а значит, теперь они только мешали. В течение одной страшной ночи гость уничтожил целое племя, и под утро беспрепятственно покинул обезлюдившую деревню с волшебным камнем в руках. Несколько дней он изучал находку, словно специально для него подготовленную, раскрывал свойства артефакта и ждал появления неведомого помощника.

- Потрясающе, просто потрясающе! - глухой голос разбудил Александра, только-только заснувшего у тлеющего костра. Тот встрепенулся и злобно посмотрел в окружающую тьму.

- Явился, наконец, - прорычал тёмный маг. - Проклятье, сколько тебя можно ждать!

- За время, прошедшее с момента нашей первой встречи, ты что-то стал слишком наглым, - без эмоций заметил собеседник. - Твоя новая игрушка, конечно, хороша, но если хочешь добиться много большего - я тебе ещё ой как нужен! А дни эти дал тебе специально, чтобы ты мог посвятить себя изучению камня, а он - привыкнуть к тебе.

- Успел заметить, - фыркнул волшебник, но попытался умерить гнев в своём тоне. - Так что там насчёт бессмертия и власти? Камень вовсе не выглядит настолько могущественным!

- Он - только первый шаг, - успокаивающе произнёс неведомый помощник. - Тебе предстоит ещё одно путешествие, последнее. Камень послужит ключом, открывающим путь к ещё более потрясающим волшебным вещам. А до тех пор - береги его, как зеницу ока.

- Не беспокойся, я давно понял его... ценность, - Александр с некоторой нежностью посмотрел на артефакт. Тот уже достаточно связался с душой мага, чтобы проявить свои чудесные успокаивающие свойства. Волшебник проводил много времени с камнем в руках, однако... полностью отдать себя во власть волшебной вещи не позволяла его гордыня. Он прекрасно осознавал, что камень, фактически, становится его господином, а не наоборот. И, дойдя до конца пути, Александр твёрдо решил избавиться от камня и получить успокоение вместе с желаемой властью над волшебным миром и никак иначе.

- И в какие земли мне теперь направляться по твоей милости? - сердито осведомился он.

- Африка, Египет, подробности - как всегда, на месте, - отрапортовал собеседник.

- Да будет так, - удовлетворённый ответом волшебник оставил последнее слово за собой.

На пути между Америкой и Африкой тёмного мага поджидали новые трудности, новые враги... и новые убийства. Теперь он использовал не волшебную палочку, а обретённый камень, и стал ещё более смертоносен, нежели прежде. Даже среди морских разбойников пошёл-таки слух, что на одном из кораблей плывёт какая-то нечистая сила. Правда, если кого эта байка и спасла, то только купцов. Когда пираты начали с опаской выслеживать каждый новый корабль, Александр уже сходил на берег в Александрии, проклятием подвластия заставив капитана корабля изменить курс. Так начался последний отрезок его путешествия.

- Ты только посмотри на него, - прогудел Амо-Нан в «послесловии». - Трепыхается на ниточках Предателя словно кукла, абсолютно без шанса противостоять ему. Лишь тёмная магия дала глупцу в конечном итоге какой-то шанс, но даже это оказалось частью плана...

- И что ты хочешь этим сказать? - подозрительно спросил юноша, пытаясь понять мотивы, побуждающие энергона на показ подобных сновидений.

- О, не надо пытаться меня раскусить, - отлично понял его намерения тот. - Я сам отвечу тебе со всей откровенностью: мне хочется, чтобы ты понял две вещи. Первая - вам не победить нас. Одного, двух - возможно. Но не всех сразу. У Калигона были все шансы повергнуть Предателя, и то тот обвёл его вокруг пальца. Моим же собратьям хватит одной только грубой силы, чтобы стереть в порошок и магический мир, и маггловский.

- Значит, я погибну в бою против них! - решительно пообещал молодой человек.

- Глупо, - заключил Амо-Нан. - Хотя, если ты используешь всю возможную силу...

- Не стоит, я прекрасно понимаю, что ты хочешь поселить в моей душе жажду власти, - презрительно сказал Александр. - Но я использую чёрный кристалл лишь в крайнем случае.

- Тебе придётся его использовать, - равнодушно предрёк призрак. - Конечно, ты знаешь - изредка ты можешь делать это безбоязненно. И всё-таки ты играешь с огнём, причём я выиграю в любом случае. С этим связана вторая вещь, которую мне бы хотелось донести до тебя: наши пути параллельны до той же степени, до которой были параллельны пути Калигона и Предателя. Но в итоге может выиграть только один из нас - и это не ты. Поэтому прими судьбу такой, какая она есть, и просто живи для себя. Пусть моя победа будет и твоей победой тоже. Твоя цивилизация рухнет так или иначе - зачем тебе погибать с ней?

- Ты меня не впечатлил, - резко ответил Александр. - Я не изменю своего решения. Больше меня не интересуют твои бредни. Прощай... и не лезь в мои сновидения!

Юноша оборвал разговор с Амо-Наном и проснулся, а призрак в глубинах его сознания тяжело вздохнул - если так можно выразиться, учитывая его нематериальное состояние.

- Риск, что этот дурень случайно погибнет, повышается... - подумал он. - Зато куда привлекательнее и возможная награда. Что ж, я действительно выиграю в любом случае...

Третий день Нового Года оказался лучше первых двух. Светлана предпочла не портить сыну утро разговорами о Тлее, Амо-Нана юноша принудительно заткнул, мир постепенно забывал о происшествии в Великобритании... а днём Александру предстояло вновь окунуться в увлекательный мир магии. Покоя молодому человеку не давала лишь одна просьба, которая наверняка не понравится Гарри - и которую, тем не менее, юноша твёрдо решил адресовать волшебнику. Возможно, в какой-то мере на него повлияли речи энергона, но также было и собственное, весьма твёрдое обоснование своих намерений. И всё-таки из-за неприятных предчувствий за завтраком молодой человек был мрачнее, чем мог бы быть.

Поев, Александр включил компьютер и вышел в сеть. Мысли об уроках навеяли приятные воспоминания о весёлых деньках в институте, и юноше вдруг захотелось узнать, что же сейчас делают старые друзья. Раньше водоворот событий и тайна собственного возвращения заставляли его века воздерживаться даже от просмотра их страничек, но сейчас всё изменилось. Первым молодой человек выудил из сети дневник соседа по комнате в общежитии, Алексея, и с интересом прочитал последние записи. Оказалось, что тот весьма успешно служил в военно-воздушных силах, уже успел налетать несколько часов системщиком на новейших бомбардировщиках и вовсю делился впечатлениями от полётов. В отношении магорианцев взгляды товарища не изменились - он всё так же продолжал считать их врагами и обвинял в похищении четверых землян (и, в том числе, «моего лучшего друга»!) из Представительства. Ах, как сейчас хотелось юноше написать Алексею правду и рассказать о собственных приключениях! И как больно было осознавать, что товарищ, при в корне неверном понимании ситуации, оказался прав в выводах относительно конфликта с Валорианом!

Но молодой человек стойко держался. Он набросал схему будущего письма и сохранил его до лучших времён, а затем перешёл к поиску остальных знакомых. У них дела шли как по маслу... Спокойная служба, интересные задания, ясное будущее... И никто ещё не знает, какая страшная буря надвигается на Землю. Такие мысли, конечно, навивали на Александра грусть и, в конце концов, заставили его прекратить странствия по дневникам друзей и страницам форумов с их участием. Напоследок он печально поглядел на собственную страничку, не обновлявшуюся около полугода. Последней записью была относительно-жизнерадостная заметка о выпускном, за которой следовали поздравления знакомых. Они сменялись более поздними комментариями со словами поддержки в стиле «надеюсь, ты когда-нибудь прочтёшь это». Юноша покорил себя за то, что не додумался заглянуть на свою страничку раньше. Он, честно говоря, и не полагал, что кто-нибудь хоть что-то на ней напишет после стольких месяцев разлуки... Не сумев отказать себе в желании добавить в конец анонимный комментарий «точно знаю, что с Александром в порядке», молодой человек отправился к Уизли. Время урока волшебства как раз подошло.

Гараж Уизли уже был переделан под зал для магических тренировок. Давно не используемую машину вывели на задний двор, накрыли брезентом и защитили чарами. На пол постелили маты, притащили несколько манекенов, служивших для отработки заклинаний ещё детям волшебников. Гермиона повесила на стену полку, забитую книгами по магии для начинающих и не очень, а Невилл и Луна нашли время помочь с получением базовых ингредиентов для зелий. Теперь юношу собирались учить волшебству по полной программе, благо достать недостающие инструменты и фолианты на Земле было просто, а помочь молодому человеку, гипотетически, могла каждая толика знаний.

Но первый урок Гарри решил посвятить легилименции и окклюменции, так как, предположительно, именно от владения этими способностями вела прямая дорога к управлению видениями из кристалла. Он принёс котелок с серебристой массой для хранения мыслей, когда-то демонстрировавший волшебникам воспоминания Альбуса о линиях Наска, и предложил поместить туда все воспоминания, которые юноша не хотел бы показывать учителю. Немного подумав, Александр отказался - в сущности, он не мог припомнить ничего особенного, что желал бы скрыть от волшебников. Разве что истинные мысли о Тлее... но они, к счастью, никоим образом на роль образных воспоминаний не претендовали.

- Что ж, если вы готовы - начнём, - предложил волшебник, доставая зелёный кристалл.

- Постойте... - нерешительно произнёс юноша. - Я знаю, вам это не понравится, но... надвигается война, и... в общем, я хотел бы научиться тёмным искусствам. Всем. Да, и смертельному проклятию в том числе! - внезапно он перешёл на крайне резкий и твёрдый тон.

Гарри шокировано посмотрел на юного волшебника и действительно нахмурился.

- Нет, Александр, - покачал головой он. - Я не стану вас учить тёмной магии и не буду никоим образом помогать постигать её. Это слишком опасно. Особенно - для вас самого.

- Но Гарри, мы ведь будем сражаться! - воскликнул юноша, примерно такую реакцию и предвидевший. - Биться насмерть! Магорианцы не будут столь разборчивы в средствах! Враг есть враг, а война - всё равно есть война! Я знаю, вы сами применяли тёмную магию!

Волшебник нахмурился ещё больше и помедлил с ответом, вспоминая прошлое. Да, дело было... И во время борьбы с Волдемортом, и несколько раз позже... последний - на Валориане, перед гибелью Холи. Однако он никогда не старался учиться этим заклинаниям.

- Да, применял, - нехотя признал он. - И не горжусь этим, хотя если от использования непростительного проклятия буде зависеть жизнь друга - я применю его без колебаний. Но обучение тёмной магии - это больше, чем её спонтанное применение. Она слишком тесно связана с негативными эмоциями, причём в вашем случае, учитывая кристалл, это особенно важно. Александр, откажитесь от этой затеи. Похоже, Амо-Нан своими видениями пытается привить вам стремление к тёмным искусствам, дать почувствовать вкус власти... Если вы хотите убивать врагов - берите маггловское оружие, оно для этого подходит больше. А с тёмной магией вы рискуете вскоре начать убивать всех без разбора. Я знаю слишком мало людей, устоявших перед её соблазнами, чтобы рисковать вами... и самим собой.

- Я понял, - безразлично сказал юноша, хотя слова о власти слишком тесно перекликались со сказанным энергоном, чтобы остаться незамеченными. А, главное, глубоко в душу запали слова об убийствах... Сейчас, когда конфликт становился всё ближе и очевиднее, юноша всё лучше и лучше понимал, насколько тяжело ему будет лишать кого-то жизни... даже врага. Он знал, что таков его долг - и в то же время где-то глубоко внутри боялся этого долга, подтачиваемого страшными снами, с которых началось его знакомство с кристаллом... Наверное, в какой-то мере он надеялся, что тёмные искусства уймут эту боязнь, сделают его хладнокровнее... Какие ужасные мысли, и в то же время - какие закономерные! Проклятье... Что с ним происходит? Кем он становится? Может, действительно рискует стать убийцей?

По всей видимости, похожие мысли посетили и Гарри - по крайней мере, он не слишком усердствовал в той части тренировок молодого человека, что была связана с контролем своего сознания. В остальном же, для первого раза результаты обучения были более чем удовлетворительными. Юноша научился не пускать волшебника слишком глубоко в личные воспоминания, смог распознать четверть случаев передачи себе мыслей. После окончания урока Гарри похвалил молодого человека за успехи, а затем снова посуровел и сказал:

- Александр, пожалуйста, обещайте мне, что не станете заниматься тёмной магией в одиночку. За наше занятие я успел почувствовать, что вас гложет. Так вот - тёмная магия не позволил вам стать хладнокровнее, только безразличнее к чужим жизням. Да, на войне может прийтись убивать. Но убивать по необходимости, по приказу и через силу - вот поведение нормального солдата. Останьтесь им, не нужно становиться машиной для уничтожения, которой не будет места в мирной жизни... а я надеюсь, что таковая наступит.

- Обещаю, - в едином порыве под впечатлением от его слов ответил юноша. - То есть... обещаю постараться сдерживать себя... - куда менее уверенно добавил он.

- Я верю в вас, - Гарри попытался ободряюще улыбнуться, хотя его самого мучили похожие вопросы. За всю жизнь ему ещё не приходилось наносить разумному существу смертельную рану. Был василиск, было отражение проклятия в Волдеморта... Но всё-таки это было не то, а сейчас... он повзрослел, и чувствовал, что должен идти впереди остальных, подавать им пример... Но на войне одними обезоруживающими чарами не отделаешься, тут Александр прав. Придётся использовать нечто куда смертоноснее...

Они расстались. Гарри остался стоять посреди гаража, решая, насколько готов поделиться личными проблемами с супругой и друзьями, а Александр побрёл домой. Отвлечённый раздумьями, он инстинктивно посмотрел на окна второго этажа дома Уизли. Тлея поступила очень умно - стёкла её комнаты покрывала плёнка, прозрачная изнутри, но не снаружи. Едва осознав своё невольное телодвижение, Александр поспешил сделать вид, что смотрел на небо и редких нынче птиц, и уж девушка ему теперь точно совершенно безразлична.

Морозные январские дни текли один за другим. Праздники в России кончились, и Светлана вышла на работу. Она уже знала о сыне, магическом мире и Валориане почти всё, что знал Александр - за исключением новостей о грядущей войне и причин ссоры с Тлеей. Мать единогласно с почти всеми друзьями юноши продолжала настаивать на примирении с девушкой, но молодой человек был непреклонен. Возможно, потому, что магорианка вела себя схожим образом - также демонстрировала своё полное безразличие к Александру и не давала никаких поводов усомниться в напускных, но, откровенно говоря, абсолютно ложных чувствах. А вот с волшебниками она полностью примирилась и простила им как введение в заблуждение относительно Воскрешающего Камня, так и ошибки, приведшие к началу войны. О том, что убить Холи приказал именно Исполнитель, правда, друзья по-прежнему предпочитали не говорить, чтобы лишний раз не травмировать девушку страшными воспоминаниями.

Дела у Содружества Надежды шли не то что бы хорошо, и не то что бы плохо. Точнее, они вообще никак не шли. «Агенты на местах» регулярно делились с волшебниками полученной информацией, но пользы от неё пока не было никакой - как, впрочем, и вреда. Все три расследования случившегося - маггловское, магическое и Ордена Тени - разом зашли в тупик. Гарри и остальных, конечно, подозревали, но доказать никто ничего не мог, а потому вскоре их оставили в покое. Но о малейших намёках на войну с магорианцами официальные лица и слышать не хотели, пребывая в уверенности, что межрасовые отношения наладятся. Валориан не давал повода заподозрить неладное - инопланетное правительство регулярно выходило на контакт по каналу связи, продолжающему исправно функционировать, и всевозможными способами тянуло время, стараясь не давать прямых ответов. По всему выходило, что Содружеству остаётся ждать первого удара, когда будут прямые доказательства их правоты. К счастью, подобный удар вряд ли мог быть слишком страшным. Гермиона выдвинула мнение, поддержанное единогласно, что «божества» переместят паству на Землю с помощью межмировых порталов, аналогичных тому, через который на свою планету вернулись сами волшебники. Стало быть, с их стороны разумнее всего будет втихомолку основать где-нибудь базу, накопить необходимые для атаки средства, и лишь потом развязывать конфликт. Остаётся только лишь не пропустить момент создания такого лагеря. Правда, была и другая возможность - что на землян нападут сами энергоны, решив не губить магорианцев в кровавых столкновениях. Тем не менее, подобной смелости от них волшебники не ожидали. Слишком уж рискованным казался такой ход, ведь призраки не знали точно, для каких целей Исполнителю нужна была обретенная им сила. Это, впрочем, не слишком облегчало поиск всего лишь вероятной иголки в стоге сена.

Занятия с Гарри продвигались успешнее разведывательной деятельности. Александр худо-бедно научился варить зелья, с достойной Рона ленью высчитывать по таблицам влияние планет на магические потоки, зато по заклинаниям уверенно демонстрировал результаты Гермионы. Он начал осваивать невербальные чары, подумывал о том, чтобы завести себе какое-нибудь волшебное животное - но об этих намерениях Светлана и слышать не хотела. Тёмной магией юноша, верный своему слову, не занимался, хотя порой желал бы освоить на должном уровне хоть проклятие подвластия... а в следующую секунду вспоминал слова Гарри, намерения Амо-Нана и тут же отказывался от затеи. Энергон, кстати, молодого человека больше не беспокоил - даже если ему и оставалось, что сказать, Александр в любом случае не хотел слышать призрака. Из преподанного тем урока он усвоил-таки одну вещь - пытаться играть с Амо-Наном столь же глупо и опасно, сколько и с Исполнителем.

Кристалла на шею перед сном юноша более не надевал, а вот днём, собравшись с силами, иногда пытался вытащить из него кратковременные воспоминания по своему желанию. Поначалу у молодого человека ничего не выходило, но к концу января он добился-таки определённого успеха, а в начале февраля понял, каким образом можно заказать сон по своему желанию... точнее, теоретически можно. Проверить предположение на практике он опасался, и не в последнюю очередь из-за всё тех же слов Гарри. Что, если нахождение в шкуре Калигона на самом деле порождает в нём тягу к тёмным искусствам и жажду власти? А ведь путём просмотра видений он может и научиться запретной магии у далёкого предка! Нет, плохая идея. Он останется верным слову, и не будет так рисковать. Хотя под обещание этот случай попадает с большой натяжкой, он же не тренируется в тёмной магии, а просто смотрит «видеокурс», посвящённый ей... О, нет! Его и правда тянет к запретным искусствам!

Однако постепенно на юношу начало давить чувство безысходности и бессмысленности текущих мимо дней. Время явно проходило впустую, а вместе с ним таяли и потенциальные возможности сделать что-то полезное для победы в войне... если таковая вообще мыслима. Коли Гермиона права - а до сих пор она не ошибалась... ну хорошо, ошибалась меньше остальных - то Александр просто обязан посмотреть завершение странствий предка и вытащить из этого видения всё, что хоть как-то способно помочь в противостоянии энергонам. Наконец, накануне Дня Святого Валентина, особенно мрачный в преддверии праздника юноша решился-таки попытаться увидеть эту картину. Перед сном он надел цепочку с кристаллом на шею, сосредоточился на своём желании, произнёс слова нужных заклинаний... и мгновенно уснул, даже не успев раздеться.

Пустыня. Великая пустыня Сахара. Александр в сопровождении слуги Мигеля медленно идёт между барханов, кутаясь в плащ от пронизывающего насквозь холодного ночного ветра и гонимого им песка. Он знает, куда держит путь, его ведёт кристалл и советы неведомого помощника. Свет полной луны вырывает из мрака ночи одно лишь бескрайнее песчаное море, но волшебник знает - он уже близок к цели. Внезапно из-за наносного холма выскочила фигура огромного льва с человеческой головой. Сфинкс. Ну что ж, тем хуже для этой твари, осмелившейся напасть на Великого Тёмного Мага!

- Это моя территория, человечишка, и чужим сюда вход закрыт. Но если ты ответишь на мой вопрос - я, так и быть, тебя пропущу, - проговорило волшебное существо.

Александр не стал играть в загадки. Нет времени на подобную ерунду, а ему уже давно был известен правильный ответ на любой вопрос. Красный кристалл рассёк воздух...

- Avada Kedavra! - прорычал тёмный маг, привычно сосредотачиваясь на желании противнику смерти. Сверкнула зелёная вспышка. Сфинкс, учитывая его грузное тело, не имел никаких шансов уклониться от смертоносного луча. Презрительно скривившись, Александр посмотрел на труп, и продолжил свой путь к секретам, хранимым пустыней.

Ещё час минул в пути. Над восточным краем Сахары уже начали появляться первые лучики жгучего солнца, когда волшебник понял, что достиг своей цели. Посреди океана песка он заметил небольшую каменную площадку, когда-то имевшую форму идеального круга. От времени она, конечно, несколько нарушилась, но до сих пор искусственное происхождение площадки было достаточно очевидно, особенно учитывая, насколько она выбивалась из пустынного ландшафта. Александр подошёл ближе, встал у самого края каменного круга и направил на него кристалл. Он даже ничего не произносил - камень сам собой вспыхнул красным светом, тут же послышался скрежет, сменяемый глухим шумом, и посреди возвышения возникла спиральная лестница, уходящая в глубины земли. Тёмный маг издал довольное мычание, пробормотал «Lumos!» и обернулся к своему слуге.

- Жди меня здесь, тайны подземелья не предназначены для твоих глаз, - приказал он.

- Повинуюсь, монсеньор! - неуклюже поклонился Мигель и присел на край площадки.

Александр начал спускаться, освещая кристаллом дорогу. Подземелье оказалось довольно глубоким, и идти ему пришлось долго. Наконец, в красном свете чётко вырисовался проход в настолько просторный зал, что ему мог бы позавидовать любой монарх мира. Убранством помещение, правда, не отличалось - одноцветные ровные стены без намёка на роспись или иные украшения, полное отсутствие мебели. Зал скорее походил на чулан некого великана, из которого хозяин по непонятной причине выгреб все вещи. Пустоту помещения нарушали только две дюжины камней - как похожих на тот, что был сейчас в руках тёмного мага, так и более крупных. Жёлтые, зелёные, синие, серые, оранжевые, красные - они сияли каждый своим цветом из дальнего угла пещеры, внося хоть какое-то оживление в общую мрачную картину. Иных предметов в зале не было видно, но волшебника это не слишком огорчало. Он уже успел понять, насколько мощны эти странные камни. А с таким их количеством создать себе подходящую обстановку проблем не составит...

- Вот ты и на месте, - раздался голос проводника на пути к власти. - Оставайся здесь и твори свою судьбу. Подчини себе всю тёмную магию до последней капли, и вряд ли кто из смертных сможет бросить тебе вызов. Я дал тебе, что обещал, и настала пора тебя покинуть.

- Постой! - требовательно прокричал Александр. - Я всё же хочу знать, кто ты такой!

Но ответа не последовало. Больше тёмный маг не слышал голоса своего таинственного помощника. Марионетка попала туда, куда нужно, и до поры до времени Исполнитель покинул свою куклу, оставив её самостоятельно постигать тайны тёмного искусства. Он прекрасно знал, в каком направлении пойдёт волшебник, и терпеливо ждал нужного момента. А Александр в первый же день закончил исследование красного кристалла, отнятого у индейцев, и убедился в связи того со своей сущностью. Верный былым намерениям, он избавился от камня, отдав его Мигелю, чтобы общаться со слугой на расстоянии. Тот регулярно снабжал хозяина всем необходимым, а тёмный волшебник раскрывал всё более и более глубокие секреты тьмы. Он создал дементоров как ужасных солдат, полностью подвластных господину, сам погрузил свою душу в океан негативных эмоций, надеясь через его мощь обрести бессмертие... В течение года он готовился нанести сокрушающий удар по магическому миру, а когда был почти готов...

Недавно Александр собрал кусочки головоломки, извлеченные им из кристаллов, в цельные сведения об их создателях. Трудно представить, насколько ужасным показалось преступление энергонов ему, помешанному на власти и чистокровности тёмному магу. Лишить кого-то волшебства, сделав жалким магглом! И, что хуже, попытаться сделать жалким магглом в том числе и его самого! Что ж, по крайней мере, теперь есть все поводы для захвата власти как над магами, так и над обычными людьми! Ему, докопавшемуся до такой истины, просто-таки предначертано возглавить этот мир и перестроить его по собственному желанию! А если загадочные призраки вмешаются... тем хуже для них! Что ж... надо сообщить новость слуге, пусть начнёт распространять её в магическом сообществе, чтобы подготовить сторонников.

- Мигель, я должен сказать тебе - в мире есть... - начал он, связавшись со слугой.

Внезапно сзади раздался шум. Александр обернулся... и на мгновение потерял дар речи. В тусклом свете кристаллов на него надвигалось существо, одетое в чёрный плащ с капюшоном. Он знал - это не был один из его дементоров, а нечто другое... Неужели... это один из них?

- Кто посмел потревожить меня... - грозно пророкотал было он, готовясь защищаться.

Но пришелец ни капли не испугался, а просто молча поднял руку. Последним, что увидел тёмный волшебник, оставаясь живым, был слабый блеск чёрного камня в руках нападавшего. А потом в Александра ударила ярчайшая молния...

На этом сон оборвался, как оборвались и все земные чувства Калигона. Но толика информации о последующих событиях в кристалле сохранилась, связанная уже с самим камнем, а не с сущностью тёмного волшебника. Поняв, что его господин погиб, Мигель в ужасе закопал камень в подвале своего дома в Испании, а потом и вовсе переселился в другое место. Странно, но он подчинялся повелителю не только из страха... Тот не прогадал с выбором прислужника - можно сказать, в глубине души Мигель любил господина и восхищался им... Возможно, он бы оставил камень как память - но исходящие из того волны ужаса, боли и ярости, с которыми соединился Калигон, лишь обостряли скорбь слуги. Поэтому он постарался забыть о таинственном кристалле, как о страшном сне, хотя оставил после себя туманные заметки, через многие года приведшие к кристаллу Джона Коттона.

Глава 3. Валентин, любовь и тайны

Александр вскочил на постели в холодном поту - ведь не каждый день тебя убивают во сне! Впрочем, а чего иного он ожидал от видений? По крайней мере, теперь он знает весь путь Калигона до конца, и может приступить к выуживанию полезной информации. Но на это время ещё будет, а пока надо умыться, поесть и так далее. Какие же планы у него были на этот день? Спросонья голова категорически отказывалась думать, да ещё и во всём теле чувствовалась усталость - всё же просмотр жизни далёких предков плохо согласуется со здоровым сном. Страх, испытанный под конец видения, постепенно оставлял юношу. Кстати, какой сегодня день? Он глубоко зевнул и прищуренными глазами посмотрел дату в мобильном видеофоне, лежавшем на тумбочке у кровати. 14 февраля... День Святого Валентина, просочившийся-таки в Россию полвека назад и с тех пор почти официально признанный. Александр мотнул головой, сбрасывая сонливость, и вспомнил, что вчера как раз по этому поводу пребывал в плохом настроении. Он отродясь не любил данный праздник. Суета с бумажными сердечками и признаниями его раздражала, сам он никогда валентинок не получал... В общем, ничего особенного в дне как таковом для юноши не было, и уж тем более не было причин для плохого настроения... если не считать одного факта. Несколько месяцев назад молодой человек надеялся, что этот День Святого Валентина будет непохож на предыдущие. А сейчас понимал, насколько ошибался. Если День Всех Влюблённых текущего года и обещал отличаться от предшественников, то только в худшую сторону.

Никаких уроков волшебства на сегодня не намечалось; вчерашний разговор с Гермионой вышел весьма резким - волшебница пыталась хоть накануне праздника примирить молодых людей. Гарри поддержал понятно-кого, и обречённый на провал разговор в итоге ещё и вылился во взаимную обиду ученика и учителя. Занятие, конечно, и без того подлежало отмене, но вкупе с размолвкой Александр вообще решил в этот день держаться от друзей подальше, опасаясь, что те, чего доброго, за руку его потащат мириться с магорианкой.

После завтрака мозги юноши наконец-то согласились немного поработать над осмыслением снов. Припомнив все тонкости и детали видений, Александр попробовал решить, что же такого полезного они могут в себе нести. Результаты предварительных размышлений оказались неудовлетворительными - все опыты Калигона, выходящие за границы обычной тёмной магии, требовали универсальных кристаллов. Даже простейшие камни, не связывающиеся с определённой душой, на Земле никто производить не умел. А кристаллы, аналогичные тем, с которыми проводил эксперименты тёмный маг, могли отсутствовать даже у магорианцев. Теоретически, конечно, принадлежавший юноше камень и чёрный кристалл Амо-Нана, используемые вместе, могли оказаться весьма полезными, но с последним молодой человек зарёкся иметь дело - если только в крайнем случае.

И тут Александра осенило. Зачем ему искать аналогичные камни, если можно получить те самые? Ведь он теперь примерно знает, где находится подземелье, у него в руках тот же камень, что принадлежал Калигону - значит, он также сможет войти туда! Если, конечно, Исполнитель не принял каких-нибудь мер, но с какой стати призраку предпринимать такие меры? В любом случае, попытаться стоит. Но позже, ибо без помощи друзей тут никак. Подземелье находится посреди пустыни, и он не так глуп и самоуверен, чтобы проделать весь путь в одиночку... Или именно так? Александр представил, как он появляется перед друзьями, получив невиданную силу от найденных кристаллов, как сокрушает агрессоров одним мановением руки... Нет, что за бред пришёл ему на ум? Он не какой-то супергерой, принципиально не нуждающийся в помощи, а всего лишь недоучка-волшебник со сложной судьбой. От одного дня промедления подземелье никуда не убежит.

Решение проблемы, имеющее все шансы на успех, заставило Александра воспрять духом. Стараясь не вспоминать о различных своих неурядицах, он уселся в кресло перед проектором и пробежался по каналам в поисках чего-нибудь интересного. Сериал в стиле «мыльная опера», столь же высококачественный сериал, ещё один сериал имени моющих средств... да что они все, сговорились, что ли? Интеллектуальное шоу для умственно отсталых... комедия? а, нет, смех за кадром - значит, можно спокойно переключать. Ну что делать, остаются только новости, как нельзя кстати вклинившиеся в поток бессмыслицы. Однако, в первом же репортаже Александру напомнили, какой сегодня день, чем едва не заставили его гневно выключить проектор и пойти за компьютер. Но юноша сдержался - и не пожалел, так как затем пошли вполне интересные сообщения.

- На пятницу, 16 февраля, намечено очередное заседание Совета Объединенной Земли, - вещал корреспондент после первоочередных новостей о катастрофах, побоищах и вылившихся в них «мирных» демонстрациях. - Ожидается, что главным в повестке дня будет вопрос о восстановлении отношений с магорианцами, серьёзно обострившихся после таинственного исчезновения главы Представительства Объединенной Земли Хелен Грейхаунд и троих её сотрудников четыре месяца назад. Напомним, что инопланетяне по-прежнему настаивают на своей полной непричастности к данному инциденту, и в то же время отказываются допустить на Валориан следственную группу Совета. Председатель СОЗ Джеральд О’Коннор при поддержке большинства стран предлагает признать инцидент исчерпанным, а пропавших - погибшими от рук неподвластным магорианским властям бандитов. В свою очередь, президент Российской Федерации Фёдор Воронин в открытой форме выразил недоумение подобной позицией мистера О’Коннора и продолжает настаивать на полноценном расследовании, напоминая, что один из пропавших являлся гражданином Российской Федерации.

- Пётр, а какие прогнозы делают политологи? - задала вопрос ведущая новостей.

- Большинство из них сходится во мнении, что господин Воронин занимает столь жёсткую позицию, надеясь улучшить свои результаты на предстоящих через полгода выборах, - отчеканил корреспондент. - Тот факт, что большинство членов Совета проголосует за урегулирование отношений, ни у кого не вызывает сомнения. Интрига состоит лишь в том, будет ли Россия пользоваться правом вето для блокирования такого решения. Сотрудники администрации президента отказались давать нам какие-либо комментарии на этот счёт.

Лицо Александра невольно залилось краской. Подумать только, к каким важным делам имеет отношение его имя! Юноше хотелось верить, что президент действительно обеспокоен его судьбой, и отнюдь не из-за выборов. Ведь от западных политологов странно ожидать иного мнения, так что откуда взялось «большинство», понятно... Впрочем, реалистическая часть натуры молодого человека, конечно, противилась настолько идеалистическим взглядам и не преувеличивала собственную значимость. К радости самого Александра, она победила. Юноша не отличался себялюбием, но порой так хотелось побыть хоть немного эгоистом!

- Спасибо, Пётр, - тем временем ведущая закончила одну новость и перешла к следующей. - По сообщениям источника, пожелавшего остаться неизвестным, один из российских спутников вышел из строя. Специалисты пока не могут идентифицировать неисправность; известно лишь, что при производимой спутником фотосъёмке Центральной Африки на полученных снимках наблюдается странное искажение. Скорее всего, речь идёт о столкновении линз с мелким космическим мусором, но, тем не менее, в зарубежные космические агентства была направлена рекомендация не планировать полётов близко к орбите неисправного спутника до точного определения его состояния.

Затем слово передали спортивному обозревателю, и молодой человек начал лениво слушать о последних достижениях родных команд в футболе (в отрицательную сторону), хоккее (диаметрально противоположная ситуация) и фигурном катании (о достижениях нету и речи, всё стабильно-великолепно). Под конец выпуска синоптики пообещали солнечные деньки до конца недели, и смотреть стало опять нечего. По текущему каналу пошла реклама, по другим белиберда ещё не окончилась, так что Александру пришлось заставить себя подняться с мягкого кресла и заняться чем-то более осмысленным, чем созерцание голограмм по проектору. Компьютер надолго его занять не смог: с чуть ли не каждого сайта смотрели противные сердечки, старые игры надоели, а из интересных новых как-то давно ничего стоящего не выходило. Александр сбегал на кухню, выпил чаю, а потом принял волевое решение отправиться погулять. Свежий воздух обычно помогал ему ненадолго отвлечься от реальности, а ближайший парк в условиях рабочего времени суток (пусть и в День Святого Валентина) обещал быть относительно-пустым и тихим.

Яркий свет солнца свободно проходил между голых веток деревьев, заливая просторный парк и играя в кристалликах покрывавшего землю снега. Редкие машины проносились по идущей вдоль дорожки небольшой улице, с другой стороны которой сияли стёкла мелких магазинчиков и кафе. Кое-кто из гуляющих кормил белок, охотно спускавшихся за орехами на самую человеческую ладонь. Народу в парке оказалось чуть больше, нежели надеялся Александр, но другие люди никак не отвлекали юношу, погружённого в свои мысли. Так он дошёл до другого конца парка, почти не реагируя на внешние раздражители, и совсем не обращая внимания на звуки шагов, неуклонно сопровождающие молодого человека на протяжении второй половины пути. Наконец, их источник решился проявить себя.

- Прости, ты не мог бы немного притормозить? - спросил мягкий женский голос.

Александр сначала подумал, что обращаются не к нему, но на всякий случай остановился. В то же мгновение откуда-то сбоку выпорхнула незнакомая молодая девушка. Юноша невольно сразу начал сравнивать её с Тлеей - ростом незнакомка была чуть ниже; столь же стройная, но как-то уж слишком старательно и открыто подчёркивающая свою красоту. Её голубые глаза отдавали легкомыслием и полной прозрачностью характера, не в пример глубокому, полному тайн взгляду магорианки. Шапки девушка не носила, чтобы не скрывать почём зря пряди вьющихся золотистых волос, а лицо казалось неестественно-красивым из-за слоя недешёвой косметики. Право же, если бы не последнее обстоятельство - незнакомка выглядела бы в глазах Александра куда милее. А так он посмотрел на неё, как смотрят на ёлку, безвкусно украшенную по принципу «повесим все украшения, какие найдём». Впрочем, что странно, девушка казалась отдалённо знакомой, словно юноша уже где-то видел отдельные черты её лица, особенности характера, нотки голоса... Это усиливало удивление молодого человека, хотя он был абсолютно уверен, что раньше её не встречал.

- Эм... я? - нерешительно переспросил Александр, хотя адресат фразы и без того был очевиден. Незнакомка действительно сочла, что вопрос не требует ответа, и чересчур смело продолжила наступление, хлопая объёмными, крашеными, загнутыми кверху ресницами.

- Почему такой симпатичный молодой человек проводит День Святого Валентина в одиночестве? - с искренней ласковостью в голосе поинтересовалась она, подходя ближе - так близко, что юноша совсем растерялся и невольно подумал об отступлении.

- Эээ... ну... просто... я... А почему вы спрашиваете?! - выдавил Александр, наконец, более чем логичный вопрос. Девушка продемонстрировала ослепительную улыбку и подмигнула.

- Давай на «ты», а? - произнесла она нежным, но утвердительным тоном. - Кстати, меня зовут Лиза, а тебя? - продолжила щебетать девушка, не давая юноше собраться с мыслями.

- А... ммм... Александр, - запинаясь, пробормотал он в полной растерянности от ситуации.

- Саша, может, в обратную сторону пройдёмся вместе? - всё так же твёрдо «предложила» Лиза, после чего, не дожидаясь ответа, подцепила молодого человека под руку и потянула назад по дорожке парка. Еле-еле поспевавший за стремительно развивающимися событиями юноша не мог придумать ничего иного, кроме как покорно последовать за девушкой. Она тут же начала просить молодого человека рассказать о себе, старательно удерживая его от каких-либо рассуждений. Тем не менее, юноше всё же удалось кое-как прийти в себя после стремительного знакомства и подумать о своём отношении к Лизе, ввернув вовремя в разговор ответную просьбу - получше узнать о собеседнице.

Пожалуй, новая знакомая была всё-таки довольно мила. Её настойчивость, конечно, несколько волновала молодого человека и даже вызывала у него смутные подозрения, но, с другой стороны, девушка почему-то казалась вполне искренней. Может, он слишком привык к смущению Тлеи, потому теперь и излишне пугается горячности Лизы? А ведь той он, похоже, действительно понравился... наверное. Конечно, по сердечным делам Александра нельзя было назвать не то что экспертом, а даже подающим надежды новичком, но, когда он думал о честности новой знакомой, та вновь и вновь казалась ему очевидной. Неужели чувства с её стороны возникли с первого взгляда? И как он может откликнуться на её призыв? Трудно сказать... Однако юноша убеждал себя, что они с Лизой нравятся друг другу.

О себе девушка говорила меньше, чем выпытывала из молодого человека. Она в прошлом году окончила институт и с осени работала в престижном банке - довольно успешная карьера, надо сказать. Стало быть, новая знакомая старше Александра на один-два года, хотя о возрасте он, конечно же, тактично не спрашивал. Её семья жила в другом городе, и девушка с ней виделась нечасто, особенно с братом... но о родных Лиза не распространялась. Должно быть, ей жилось довольно одиноко - чужие стены, никаких знакомых... Юноша вспомнил себя на Валориане. Как бы он там существовал, если бы не поддержка волшебников... и Тлеи? Тьфу! Опять он вспомнил магорианку! Нет, всё, теперь у него новая подруга! Вот так!

С этого момента Александр сам поддерживал стремление девушки к сближению. Он пригласил её (хотя, скорее, это она высказала инициативу) в кафе, где под тихую музыку молодые люди продолжили узнавать друг друга. О своей семье Лиза всё также старалась не говорить, но других тем касалась охотно. Она рассказывала забавные истории из студенческой жизни, с удовольствием слушала аналогичные речи юноши, продолжала задавать уйму вопросов... К счастью, ни в одном из них девушка не спросила прямо о том, чем же Александр занимается сейчас. Возможно, знала, что после Военного Института иные дела, кроме службы в армии, вряд ли возможны (а сейчас, стало быть, юноша в отпуске), а возможно, и интуитивно чувствовала, что на эту тему молодому человеку остаётся либо молчать, либо врать. Окольно же, тем не менее, беседа часто затрагивала скользкие моменты, и тогда молодому человеку оставалось очень осторожно отделываться полуправдой.

Так, когда разговор случайно коснулся Великобритании, Александр брякнул, что знаком с англичанами и бывал в Лондоне. Лиза сразу заинтересовалась иностранными приятелями, родом их деятельности, местом проживания и чем только можно, и юноше стоило немалых усилий вывернуться из допроса. Затем беседа о звёздах упёрлась в проблемы с магорианцами, и снова молодой человек после пары неосторожных слов начал усилено искать выход из сложного положения. Впрочем, новая подруга не замечала его увиливаний и продолжала невинно интересоваться то тем, то сим.

Возможно, в другое время это свидание показалось бы Александру великолепным. Собственно, он и сейчас старательно убеждал себя в этом. Однако сердечки, в изобилии висевшие в кафе, отнюдь не становились милыми сердцу, а праздник не торопился превращаться в лучший день в жизни. Юноша ощущал к Лизе симпатию, но не более того, в то время как каждый её взгляд наполняло нечто большее, нежели просто дружеское чувство. Странно, но по мере течения разговора девушку постепенно захватывало нарастающее беспокойство. Она меньше интересовалась жизнью молодого человека, начинала нервничать и окидывать кафе взволнованными взглядами. Александр предложил пойти назад в парк, новая подруга моментально согласилась. Она цепко взяла юношу под руку и с прежней инициативой сама повела его под сень ясного неба и длинные тени деревьев, покрытых снежными шапками.

Солнце потихоньку катилось в сторону горизонта. Время упорно не хотело лететь с той же скоростью, с которой оно бежало для молодого человека и магорианки. Лиза уже совсем прекратила допрашивать Александра, и теперь они просто вели бессвязные разговоры. Юноша в подсознательном споре продолжал настаивать, что для первой встречи дела идут отлично, и этот День Святого Валентина обязательно станет для него началом новой настоящей любви. Наконец, молодые люди обменялись телефонами, договорились увидеться завтра, и Александр предложил проводить девушку до дому. Но та почем-то стушевалась (о, как странно было видеть на её лице смущение после столь напористого знакомства!) и отказалась, взамен потребовав поцелуй. Внутри юноши что-то неприятно кольнуло, но он всё-таки исполнил желание новой подруги. Затем они расстались.

Молодой человек направился домой в смешанных чувствах. Итак, официально он по уши влюблён. А реально? Хотелось бы думать, что тоже. Ну, хотя бы по колени. А там и до ушей дойдёт. Интересно, как Лиза отнесётся к новости, что он является волшебником? Не столь важно. Пока что делать подобное заявление он не планирует ни в коем случае, а после видно будет. Да ещё и надвигающаяся война... Ох, кстати, надо не забыть позвонить друзьям!

Мать ещё не вернулась с работы, так что у Александра было достаточно времени подготовиться к торжественному объявлению о своей влюблённости. На этот раз он и не думал ничего скрывать - напротив, повод поставить жирную точку в споре о примирении с Тлеей радовал юношу. Первой эту радость испытала на себе Гермиона, которой молодой человек позвонил, выждав для верности час. Сперва он хотел начать разговор со сна, но сообразил - ему, находясь без ума от Лизы, полагается постоянно думать об объекте обожания, а потом уже о всяких Калигонах. Так что новость обрушилась на голову волшебницы сразу после появления той на экране видеофона. Реакция женщина оказалась неожиданной. Она с буквально издевательским равнодушием поинтересовалась фотографией «несчастной», а потом совершенно спокойно пообещала прийти на свадьбу, «если к двумстам годам склероз не замучает». А вот на описание видения Гермиона отреагировала куда живее, особенно её взволновал план Александра добраться до того-самого подземелья.

- Конечно, вы правы, и когда-нибудь нанести визит туда стоит, - согласилась она. - Но сейчас мы немного заняты, а в одиночку - прошу вас! - даже не думайте соваться в пещеру!

Обиженный вид юноши красноречиво говорил «и сам смог сообразить, не маленький».

- Ясно, - коротко отрезал он. - А... что произошло? - в словах волшебницы чувствовалось неладное; неожиданная занятость друзей заставила юношу даже забыть про влюблённость.

- Весенние обострение у отдельных личностей случилось раньше наступления весны, - усмехнулась волшебница, стараясь показать, что особых проблем нет. - Малфой пронюхал про наши тайные дела, и его нос постоянно гуляет то у Невилла, то у Луны, то у детей. Причём теперь мистер Главный Аврор прицепился не хуже репейника, и работа Содружества осложнилась. Боюсь, на некоторое время нам придётся залечь на дно от греха подальше.

- То есть теперь Гарри не сможет обучать меня магии? - с волнением спросил юноша.

- Нет, Александр, вы спокойно можете перемещаться к нам в любое время, - успокоила его Гермиона. - Портключей мы не создаём, учить вас волшебству имеем полное право. Так что завтра ждём на урок... и можете захватить будущую госпожу Честину, - с очевидным ехидством добавила она. Молодой человек демонстративно разочарованно нахмурился.

- Ох, а у нас с Лизой завтра утром будет свидание, - наигранно тяжело вздохнул он. - Я бы просил перенести занятие на попозже, - юноша напустил на себя совершенно разбитый вид.

- О, конечно, конечно! - волшебница столь же притворно понимающе закивала. - Кстати, у дорогой невесты не найдётся симпатичного брата? Уверена, Тлея также с удовольствием начнёт встречаться с кем-нибудь из ваших будущих родственников!

- Совершенно случайно, брат у Лизы есть, - слова Гермионы задели Александра, и он не смог обеспечить своему голосу деланно-благожелательный тон. - Думаю, он обязательно понравится ен’Камю, особенно если служит где-нибудь в секретных военных частях!

Голос юноши стал совсем резким, и он поспешил прекратить разговор. Вскоре с работы вернулась Светлана, чья реакция на новость оказалась до удивления сродни Гермиониной. Неужели молодой человек фальшивил настолько, что женщины словно сговорились? Впрочем, такая игра всё же нравилась Александру больше, нежели споры о примирении с магорианкой, и он продолжал строить из себя влюбленного. Постепенно самовнушение и пафос принудили-таки юношу самого поверить в искренность чувств к Лизе. Однако мать и волшебников убедить в том же было вовсе не так просто.

Ложась спать, юноша всерьёз решил, что заставил себя влюбиться в новую подругу, и разговор на этом исчерпан. Он отложил в сторону кристалл, так как уже успел увидеть всё, что хотел знать о Калигоне, и попытался заснуть. Но это оказалось не так-то просто - мысли о двух девушках упорно не хотели покидать его сознание и буквально боролись между собой. Молодой человек думал о Лизе, плавно переходил на Тлею, пытался опять вернуться к новой знакомой - и начинал метаться от одного образа к другому. Когда же усталость, наконец, взяла верх над бурной деятельностью мозга - сражение представительниц прекрасного пола переместилось во сны, становясь только более реальным и наглядным. Александр то выступал в роли судьи на турнире между ними, то пытался разнять в смертном бою, причём весьма оригинальным образом - выбирая, на чью голову обрушить огромный молот. Такие странные видения преследовали его самого утра, не принося с собой никаких решений, а только ещё больше запутывая ситуацию. Утром, впрочем, юноша вскочил вполне свежим и полностью готовым к предстоящему свиданию по каким бы то ни было мотивам.

Лиза с нетерпением ждала Александра на месте встречи посреди парка, хотя тот пришёл даже немного раньше условленного времени. Она сразу горячо чмокнула юношу, а затем, как и вчера, сама задала свиданию нужный (ей) тон. Странно, но беспокойство, охватившее девушку ещё вчера, никуда не делось, однако теперь оно не мешало Лизе буквально излучать жизнерадостность и... снова интересоваться молодым человеком в режиме допроса. Александр уже не был наполовину занят раздумьями, а потому старался отвечать аккуратно и сдержанно. Тем не менее, подруга, похоже, то ли что-то уловила, то ли поразмыслила над проколами вчерашнего дня. Она очень нежно, но настойчиво старалась проникнуть в самую душу молодого человека. Тот в итоге не выдержал и прямо намекнул на излишнее любопытство Лизы. Девушка звонко засмеялась, совершенно не обиделась и ответила:

- Ты удивительный! Нет, Саша, правда - ты удивительный и замечательный! Другой бы ещё вчера отправил меня гулять пешком до Африки со всеми вопросами! - она продолжала широко и задорно улыбаться. - И всё-таки я от тебя не отвяжусь, - подруга положила руки на плечи Александра и сомкнула ладони за его шеей. - Саша, пожалуйста, будь со мной откровенным! Ну, я же чувствую, что ты что-то пытаешься от меня скрыть!

Ясные голубые глаза умоляюще посмотрели на молодого человека. Он опустил взор.

- Лиза, прошу тебя, не стоит, - виновато пробормотал он. - К чему эти расспросы, а?

- Да... да... - замешкалась девушка. - Да потому что я люблю тебя! - воскликнула она и повисла у смутившегося Александра на шее. - Ты должен мне всё рассказать! Я помогу тебе справиться со всеми проблемами, я всё пойму! Ну скажи, что тебя гложет? У тебя... - Лиза ощутимо вздрогнула от своего предположения. - У тебя ещё кто-то есть?

Юноша покраснел и растерялся. Что ей ответить? Хотя... Его разум посетила неприятная мысль - из-за некоторой гнусности, как показалось молодому человеку после ссоры с Тлеей, а не по иной причине. Что если и правда спихнуть всё на магорианку, сделать вид, будто разрыв отношений с ней и составляет все его тайны? К собственному ужасу, Александру пришлась по душе такая идея, несмотря на то, что он уже обжегся на «введении в заблуждение».

- Ладно... - словно через силу, согласился он. - Я долго встречался с одной девушкой, а потом мы расстались... достаточно громко. Вот вчера я и был немного расстроенным...

Лиза поникла головой и прикрыла глаза. Юноша даже подумал, что она раскусила его, и сейчас, чего доброго, памятная сцена повториться вновь... и почему такое развитие событий пугает его меньше ожидаемого? Но подруга, вопреки опасениям, натянуто улыбнулась.

- Глупенький, - ласково покорила она. - Я тебя никогда не брошу! Пошли в кафе?

Александр с радостью согласился. Пощёчины отменялись, любовь торжествовала. Всю дорогу до небольшого ресторанчика девушка не задавала вопросов, воркуя на отвлеченные темы. Значит, уловка сработала? Юноша постарался сделать счастливое лицо, усадил Лизу за столик и сам настойчиво обслужил её - скорее для себя, как бы извиняясь за притворство. Девушка просияла от подобного знака внимания, и одарила его очаровательной улыбкой.

- За нас и нашу любовь! - провозгласила она, поднимая бокал с прекраснейшим лёгким вином - денег Александр не пожалел, выбрав самое дорогое, что было в заведении. Да, как бы юноше хотелось, чтобы этот тост оказался справедливым в полной мере! Уверив себя, что так обязательно и будет, он выпил фужер до дна. Вино оказалось не просто замечательным, а сногсшибательно-великолепно-потрясающим! Молодой человек почувствовал, как его сердце бьётся чаще, а в душу закрадывается приятное тепло. Он взглянул на подругу - и не поверил своим глазам. Господи, почему он раньше не замечал её неземной красоты?! О какой правдивости чувств думал? Как вообще мог сомневаться в том, что любит Лизу? Неужели... это наконец свершилось? Он влюбился в неё! Честно, без самовнушений, со всей искренностью! Теперь в тайнах нет смысла, да и как он вообще мог что-то скрывать такой чудесной девушки? Всё, настало время честности! Теперь он может признаться ей во всём!

- Я люблю тебя! - эти слова били ключом из глубины сердца, о них хотелось кричать на весь мир, повторять снова и снова. - Я люблю тебя, как никого никогда не любил!

- Саша, как я ждала этого момента! - восторженно ответила подруга, светясь от счастья.

Обед быстро поели и покинули кафе, так как обоим хотелось избавиться от лишних глаз. Александр сам, по своей инициативе начал рассказывать возлюбленной о волшебном мире... и тут почувствовал себя странно. Он внезапно словно раскололся на две половины, одна сходила с ума от любви к девушке, а другая висела во тьме глубины сознания и удивлялась поведению первой. С ним происходило что-то непонятное, ему хотелось получить ответы - но кто может их дать? Хотя... он знает ответ на этот вопрос. И действительно желает обратиться к этому существу. Он не доверяет призраку, но чувствует, что доверие сейчас не играет особой роли. Ему нужно услышать объяснение. Любое. А дальше он разберётся.

- Очнулся-таки! - услышала вторая половина голос Амо-Нана, пока первая с энтузиазмом рассказывала о друзьях-волшебниках. - Как себя чувствуешь, господин Влюблённый Осёл?

- Что ты имеешь в виду? - сгорая от подозрений, спросил юноша. - Давай, наслаждайся давно забытым вкусом любви, Древний Бессердечный Чурбан! - нашёл он волю на ответное оскорбление.

- Да чем тут наслаждаться? - презрительно хмыкнул энергон. - Дорогой мой сердцеед, пораскинь мозгами - тебя только что опоили любовным зельем, как последнего идиота!

- Что?! - вскричал поражённый Александр. - Любовным Зельем?! Лиза?! Но как?!

- Очевидно, она сочла букет вина недостаточно насыщенным, - усмехнулся Амо-Нан. - А вот откуда милочка взяла это варево, предстоит узнать тебе. В магазинах вашего мира им, поди, не торгуют, стало быть, она либо волшебница, либо имеет весьма полезные связи.

- Как мне нейтрализовать эффект? - поспешил задать вопрос Александр, осознавая, что телом до сих пор управляет влюбленная часть его сознания, и он не имеет ни малейшего понятия, как вернуть незамутненный разум на его законное место.

- Вспомни уроки Гарри, гений! - фыркнул призрак. - Это окклюменция в чистом виде. И в следующий раз применяй её вовремя, не надеясь, что я удержу часть твоей души от приторного вкуса поддельной влюбленности!

Александр поспешил последовать совету энергона и сосредоточиться на блокировке сознания. Усилия пришлось приложить более чем приличные, но всё-таки юноша победил и постепенно, шаг за шагом, освободился от действия зелья. В реальном мире борьба, наверное, занимала несколько секунд, хотя молодому человеку показалось, что она длится очень долго. Наконец, он ощутил, что от внезапной влюбленности не осталось ни капли, её место занял гнев по отношению к Лизе, так ловко обведшей его вокруг пальца. Сейчас он стоял перед девушкой и сжимал в руках кристалл. Свой красный кристалл. Она уже знает эту тайну, знает про магический мир... хорошо хоть, он ещё не успел рассказать про войну!

- Саша, милый, тебя опять что-то волнует? - Лиза посмотрела на юношу добрыми-предобрыми глазами. На него взгляд не произвёл никакого впечатления.

- Кто тебя послал?! - резко спросил он, поддавшись гневу и одновременно понимая, что совершает глупость. Запрещающие аппарировать заклятия молодой человек ещё не выучил как следует, а причинить девушке боль даже сейчас, несмотря ни на какие предательства, злобу или ещё что-то, он просто не мог. Значит, если Лиза является волшебницей, она имеет все шансы удрать и оставить глупого «друга» с носом. Но, судя по вдруг перекосившемуся от страха и непонимания лицу знакомой, та не обладала достаточным знанием о магии.

Ч-что? - проговорила она, мечась взглядом между холодным лицом Александра и разгорающимся красным кристаллом. - Са-саш-ша, я н-не п-понимаю...

- Говори, кто тебя ко мне подослал! - повышенным тоном приказал он. - Орден Тени? Да?

- Я н-не з-знаю н-ни п-про к-какой Орд-ден Т-тени! - дрожа всем телом, пролепетала она.

- Говори, кто! - едва не приходя в ярость, закричал юноша. И сам себя испугался. Вдруг он сейчас перейдёт грань? Или он имеет право выйти за рамки простых слов? Нет. Ни в коем случае. Он никогда не применит против неё ни пыточного проклятия, ни даже простых ошеломляющих чар. Но как же тогда... А, конечно... Что ж. Прости. Другого выхода нет.

- Legilimens! - прошептал он, глядя прямо в голубые глаза, полные страха. Лиза не оказала никакого сопротивления. Она определённо была магглом, самым обычным магглом, ни в коей мере не натренированным на сопротивление волшебникам. Александр же после занятий с Гарри научился прорываться именно к тем воспоминаниям, которые хотел увидеть, так что он сразу направился к своей цели сквозь сотни прочих картин, мелькающих вокруг.

- Елизавета? - спросил мужчина в строгом костюме, проницательно смотря на девушку.

- Эм... Да, - та оторвалась от горы бумаг, в которых разбиралась, и удивлённо кивнула.

- Я говорил с вашим начальником, до конца дня у вас выходной, - констатировал он, кладя перед поражённой Лизой соответствующий официальный документ. - Поэтому попрошу уделить мне несколько минут на улице по крайне важному деловому вопросу.

Незнакомец был средних лет, не отличался эмоциями и производил впечатление сухого служаки, готового выполнить любые приказы командования. Девушка нерешительно посмотрела на бумагу, перевела немного подозрительный взгляд на мужчину, но повиновалась. Она убрала бумаги в ящик стола, на скорую руку оделась, и вышла вслед за ним на улицу.

- Думаю, вам знаком этот молодой человек, - незнакомец сразу перешёл к делу, доставая фотографию и показывая её Лизе. Та взглянула - и тихо вскрикнула. На фото, взятом, скорее всего, из какого-то личного дела, был запечатлён Александр.

- Полагаю, даже больше - он вам нравится, - всё также холодно заметил мужчина. Лиза посмотрела на него совершенно непонимающими и испуганными глазами. Это было ошибкой - незнакомец явно воспользовался легилименцией незаметно от девушки, ловя обрывки её мыслей и находя в них подтверждение своим предположениям.

- Елизавета, я из спецслужб, и знать подобные детали - моя работа, - пояснил он, понимая, что девушка жаждет объяснений, но не решается спросить. - Вам же выпал шанс помочь своей стране решить весьма щекотливый вопрос. Если преуспеете, получите достойную награду - деньги, карьеру... что захотите. Возможно, даже сердце Александра, так как ваша помощь избавит его от больших проблем, пусть и сейчас он этого и не понимает.

Последний аргумент окончательно добил девушку, она боязливо пожелала узнать больше.

- Нам нужно, чтобы вы очаровали Александра, - произнёс «агент спецслужб» таким тоном, словно речь шла о простейшей операции вроде складывания самолётика из бумаги. - Мы знаем, вы уже пытались с ним встретиться, но мешала то работа, то его отсутствие в городе... Да, Елизавета, Александр именно чуть ли не каждый день отсутствует в городе, и вообще он необычный человек... официально, например, считается без вести пропавшим, так что поначалу ведите себя осторожно. Так вот, теперь препятствий не будет. У нас есть основания предполагать, что День Святого Валентина он проведёт здесь. К тому же, как нам известно, его сердце пока свободно - стало быть, вам не составит труда расположить его к себе. Заставьте Александра поделиться всеми секретами, какие ему известны. Поверьте, они очень важны для страны! И не удивляйтесь, что бы он не сказал - мир куда фантастичнее, нежели вам кажется. Я буду следить за вашим успехом, и при необходимости давать консультации. Итак, что скажете? Ведь вы сами хотели встретиться с Александром...

Девушку переполнял целый комплекс противоречивых чувств. Она не могла сказать, что с чем внутри неё борется, и лишь растеряно стояла перед незнакомцем, не в силах ответить.

- Елизавета, - понял он. - Александр сильно заблуждается, не давая нам эту информацию добровольно. Вы, думаю, понимаете - мы можем расколоть его более жёстким путём, и нам придётся это сделать, если вы нам не поможете. Поэтому ему вы сделаете только лучше. И не стоит бояться, что я - иностранный шпион. Посмотрите сюда, - мужчина достал из кармана красное удостоверение, развернул его и продемонстрировал девушке, специально закрыв пальцами своё имя. Впрочем, фотография и все необходимые голограммы красноречиво говорили - он действительно является генерал-полковником ФСБ. Лиза тяжело кивнула.

День Святого Валентина. Первая встреча с Александром прошла успешно. Счастливая, но в то же время и изрядно нервничающая девушка неспешно шла домой. Она знала, что незнакомец так или иначе следил за свиданием, и потому ничуть не удивилась, когда встретила его у подъезда своего дома. «Агент спецслужб» выглядел по-прежнему холодным и говорил бесстрастным голосом, хотя чувствовалось, что он вполне доволен ситуацией.

- Вы отлично справились, Елизавета, - похвалил он девушку. - К сожалению, последние события показывают, что времени у нас не так много. Поэтому я прошу вас усилить натиск...

- Я... не знаю, - покачала она головой. - Он... он не хочет быть откровенным! Послушайте, к чему вы ведёте? Что это всё означает? Какие тайны я должна из него вытащить?

- Очень и очень важные, - слегка уклончиво ответил незнакомец. - Для страны, вашей страны, и, кстати, всего мира также. Не волнуйтесь, услышав, вы их ни с чем не спутаете. Пока это всё, что я могу сообщить. Помните, Александр будет благодарен вам, когда всё поймёт. Поэтому усильте натиск. Вы уже понравились ему, первый шаг сделан, но время...

- Нет! - вдруг скрипнула зубами Лиза. - Я... я не знаю... Кажется, что он любит меня, да, но я чувствую какой-то обман... Он то ли бежит от чувств, то ли наоборот, притворяется...

- Спасибо... - через спокойствие «агента спецслужб» прорвалась лёгкая задумчивость. - Елизавета, даже эта информация нам очень важна. Значит, мы знаем о нём меньше, нежели думали. Возможно, придётся свернуть операцию и перейти к более жёстким мерам...

Он не сфальшивил тоном, но очевидно врал. Спецслужбы, какими бы они ни были, вряд ли стали бы вот так делиться своими сомнениями с рядовыми пешками игры. Однако, удар достиг истинной цели - после такого заявления обращать внимание на всякие мелочи Лизе было трудно. Она испуганно вскрикнула и умоляюще посмотрела на собеседника.

- Нет, нет! - прошептала она. - Я... постараюсь, он расскажет... если правда полюбит меня.

- Он глуп, - показательно усмехнулся незнакомец, - если не понимает, какая же вы чудесная девушка. Что ж, я помогу вам открыть ему глаза, - с этими словами он достал небольшой пузырёк, наполненный розовой жидкостью. - Подлейте ему это в еду или питьё, и не бойтесь. Это ни в коем случае не яд, - мужчина вытащил пробку и демонстративно выпил половину содержимого сосуда, защитившись от эффекта варева окклюменцией. Лиза смерила собеседника сомневающимся взглядом, но иного выбора, кроме как поверить, у неё не было. Она приняла пузырёк с остатками любовного зелья и спрятала его в карман.

- Когда всё закончится, мы устроим вам с Александром путешествие хоть в Сочи, хоть на Гавайи, хоть куда захотите, - напоследок вкрадчиво пообещал незнакомец.

Теперь всё ясно. Без сомнений, «агент спецслужб» был одним из адептов Ордена Тени, иначе и быть не может. Но, получается, Лиза знала юношу и раньше? Интересно, с чего начался её интерес к нему? Эти воспоминания, правда, вроде не связаны с Орденом, а значит правомерность их просмотра со стороны молодого человека под сомнением... Но она только что опоила его любовным зельем, пусть и не знала, что это за штука! Нет, он имеет право посмотреть. Да и кто сказал, что начальный интерес девушки никак не связан с интригами? Александр попробовал углубиться в воспоминания Лизы, но внезапно наткнулся на какой-то барьер. Он вылетел из её сознания, так и не поняв, что же ему помешало. Печально... Но ничего. Может, это и к лучшему...

Несколько секунд он просто молча смотрел на девушку, а та отвечала ему разбитым взглядом. Конечно, она поняла, что происходит, и ожидала решения своей судьбы. А юноша не знал, что же он должен делать. Стереть её память? Он не умеет. Парализовать и оттащить к друзьям? Нет... он не может так поступить, не смотря ни на что. Отпустить? А что ещё ему остаётся? К тому же Орден вполне мог прицепить к девушке какой-нибудь жучок, а в таком случае уже знает всё до последнего слова из рассказанного Александром...

- Уходи, - ледяным тоном приказал он. - Беги к этому «агентишке» и оставь меня.

- Саша! - на глазах Лизы выступили слёзы, она готова была упасть на колени перед юношей, но тот повернулся в сторону, давая понять, что не желает ничего слушать. Нет, он не ненавидел девушку. Он понимал, что она, в принципе, действовала из лучших побуждений - как ей казалось, учитывая известную информацию. Молодой человек даже не обижался на неё, а чувствовал лишь огорчение, разочарование... А Лиза ему вдруг стала совершенно безразлична, превратилась в обычного человека, совершившего ошибку.

- Саша! - продолжала плакать она. - Прости меня, пожалуйста! Клянусь, если ты попросишь, я ему ничего не скажу, я... я сделаю всё, что ты захочешь, всё, абсолютно всё!

- Нет, эти люди либо уже всё знают, либо всё равно вытащат из тебя все воспоминания, - вяло проговорил Александр. - Но ты отлично выполнила задание, и не твоя вина, что мне удалось побороть эффект любовного зелья. Так что потребуй свою награду, ты её полностью заслужила. А потом забудь обо мне, и мы расстанемся навсегда. Без обид, злобы и ненависти.

- Саша! - девушка бросилась молодому человеку на шею. Тот дал обнять себя, но оставался совершенно безразличным по отношению к ней. - Пожалуйста, дай мне шанс!

- Если хочешь сделать мне приятное, - спокойно заметил Александр, - обязательно потребуй награду. И пусть передадут магистру Пиксу - это их руководитель - что после такой выходки я в гробу видел как Орден Тени, так и лично его персону. Прощай.

Он мягко отстранил плачущую Лизу и достал из кармана портключ. Через мгновение молодой человек исчез, оставив девушку посреди безлюдного уголка парка. Впрочем, вскоре её уединение было нарушено. Раздался хлопок, и перед ней появился лже-сотрудник ФСБ, очевидно, просто использовавший личину и удостоверение кого-то из друзей Ордена.

- Печально, - заключил он, призывая миниатюрный жучок, который и в самом деле прятался в волосах Лизы. - Однако, он сказал справедливо. Какая награда вас утешит?

- Я хочу... чтобы вы все передохли! - ярость буквально капала из голоса девушки. - Весь ваш... Орден, и этот ублюдок Пикс - в первую очередь! - вдруг девушка молниеносным движением ударила волшебника по лицу. Он пошатнулся и чуть не упал, а Лиза, всё ещё рыдая, со всех ног побежала прочь из парка, не зная, как же она теперь вообще будет жить.

Глава 4. Рубикон

Александр неуверенно позвонил в дверь Уизли. Решимость начала покидать его сразу после расставания с Лизой, уступая место почти детским сомнениям. Как друзья отнесутся к новости, что он по глупости своими собственными устами рассказал Ордену про кристалл? И как теперь кое-кто будет хихикать над его неудачной любовью к Лизе? Чем ближе юноша подходил к дому, тем сильнее становилось желание вернуться к себе и никому ничего не рассказывать. Но молодой человек слишком хорошо знал, насколько сейчас велики ставки, и что ребячеству места не остаётся. Он совершил ошибку, и теперь вынужден будет отвечать за все её последствия. Остаётся надеяться, что те не будут слишком страшными, что Пикс не сможет прийти ни к каким определённым выводам или, по крайней мере, успокоится на достигнутом. С такими надеждами Александр и подносил палец к кнопке звонка.

- Александр! А где же ваша вторая половинка? - с ехидством произнесла Гермиона, открывшая дверь. От такого приветствия юноша чуть было не развернулся, чтобы бегом кинуться прочь от дома. К счастью, волшебница быстро догадалась по лицу молодого человека, что произошло нечто крайне неприятное, и моментально посуровела.

Поскольку Александр подоспел почти ко времени намечавшегося урока, Гарри уже был здесь. Джинни также присутствовала, а Тлея, как она часто делала, убежала наверх сразу после прихода юноши. Впрочем, от Рона он знал - магорианка подслушивает все беседы с его участием при помощи Растяжимого Уха, так что никакого облегчения от её отсутствия внизу молодой человек не испытал. Гостя быстро усадили за стол и наказали рассказать о произошедшем всё до последней детали, без утайки. Он вздохнул и начал повествование.

К облегчению Александра, никто из волшебников и не думал о том, чтобы как-то язвить или винить его в произошедшем. Напротив, все сидящие за столом юноше сочувствовали, в особенности - женщины. Джинни хватила кулаком по столу сразу, как только молодой человек дошёл до эпизода с любовным зельем, а Гермиона поспешила приободрить его. Было видно, что нелицеприятные фразы в адрес Лизы готовы сорваться с языков друзей, и Александр торопливо перешёл к проникновению в мысли обманутой Орденом бедняжки. Ему не хотелось, чтобы девушку винили больше, нежели она того заслуживает.

- Я убью Пикса! - пообещала Джинни сразу после окончания рассказа. - Дракон его подери, и как я могла хоть немного оправдывать этого мерзавца? Нет, магистру точно конец!

- Он зашёл слишком далеко! - поддержала подругу Гермиона. - Сегодня любовное зелье, завтра пыточное проклятие, а послезавтра вообще до трепанации черепа докатится!

- Собираемся, - приказал Гарри. - Если Пикс хочет войны, он её получит. Время нанести превентивный удар, всё равно магистр узнал слишком многое. Александр, вам лучше...

- Я пойду с вами! - настойчиво перебил его юноша. - Не могу же я упустить шанс лично поблагодарить главу всея Ордена за такое внимание к моей скромной личности! - молодой человек специально переводил стрелки на Пикса, всё ещё в глубине души опасаясь, что друзья решат пожурить и «скромную личность» за компанию. Напрасно - ничего подобного у них и в мыслях не было. Нельзя сказать, что волшебники всецело оправдывали Александра, но они отлично понимали, насколько он наказан и без излишних упрёков.

Гермиона сбегала наверх поговорить с Тлеей, а Рон тем временем отвлёк юношу рассказом о своём опыте общения с любовным зельем, чуть было не стоившим ему жизни. Гарри и Джинни тем временем проверяли близлежащие территории на предмет наличия шпионов Малфоя. От главы авроров можно было ожидать чего угодно, так что считать осторожность лишней не приходилось. Нежелательные наблюдатели обнаружились, и из-за них пришлось как бы невзначай задёрнуть шторы на нескольких окнах. Наконец, пятеро членов Содружества Надежды вновь собрались в гостиной, положили на стол кубик-портключ и дружно его коснулись.

К входу в штаб Ордена почти бежали, стремясь дать Пиксу как можно меньше времени на размышления. Гарри бухнул ладонь в углубление и весьма грубым тоном потребовал впустить волшебников по неотложному делу. Скала стала проходимой - задерживать гостей никто не собирался. Они вихрем пролетели по коридору, ни на кого не обращая внимания, и ворвались в кабинет магистра подобно штурмующим город средневековым солдатам. Пикс с равнодушным видом сидел в кресле и мерил вошедших насмешливым взглядом, никоим образом не возмущаясь и вообще не говоря ни слова. Такое поведение ещё больше разозлило волшебников, и без того не поражавших спокойствием.

- Приветствую, сеньор Пикс! - Гермиона бесцеремонно подошла к самому столу и гневно посмотрела на главу Ордена. - Вы случайно не желаете объяснить нам свои методы?

- Потише, миссис Уизли, - магистр ответил даме ленивым взглядом. - Во-первых, я не обязан перед вами отчитываться, а во-вторых, совершенно не понимаю, о чём вы говорите.

- Ах, ну конечно! - волшебница состроила расстроенное лицо. - Вы не знаете, что ваш подчиненный дал одной маггловской девушке любовное зелье, чтобы она очаровала Александра и вытащила из него все тайны! А мы-то подумали... Какие же мы глупые!

- Возможно, и глупые, - Пикс откинулся в кресле. - Поскольку безосновательно обвиняете меня невесть в каких преступлениях. Повторюсь, я ничего об этом не знаю. До свидания.

- Безосновательно, значит! - прорычала Джинни, опираясь обеими руками об стол главы Ордена и крепко сжимая ладонями край столешницы. - Действительно, в мире много магов имеют друзей среди высших чинов маггловских спецслужб, а уж нашими секретами интересуется каждый первый из них! Или, может быть, ваши сотрудники от рук отбились?

- Благодарю за сведения, - ухмыльнулся магистр. - Теперь я знаю, что мистер Поттер отлично научил Александра как легилименции, так и, надо думать, окклюменции. Примите мои искрение поздравления, леди и джентльмены.

- Так вы признаёте, что это именно ваших рук дело?! - с радостью поймала его Гермиона.

- Теперь - естественно, - с прежним спокойствием подтвердил Пикс. - И что вы от меня ожидаете? Что я буду у вас в ногах просить прощения? Или, может, что забуду про красный кристалл, неизвестно каким образом появившийся у Александра? - его тон стал откровенно-пренебрежительным, как если бы знаменитый сыщик зачитывал обвинение рядовому жулику. - Александр, извини, но ты и твои друзья сами вынудили меня пойти на такие меры.

- Вынудили?! - Джинни решительно отстранила мужа, хотевшего вмешаться в разговор, и продолжила испепелять магистра взглядом при поддержке одной Гермионы. - С каких это пор вы возомнили себя властелином мира, Пикс? Мы - не ваши подданные, и имеем право на собственные тайны, в которые кое-кто не должен совать своего длинного носа!

- Успокойтесь, миссис Поттер, - потребовал Пикс голосом надменного победителя. - Вы лучше меня знаете, что, когда речь идёт о судьбах миллионов, понятий прав, свобод и морали не существует. На самом деле, вы должны меня благодарить за то, что я выбрал максимально мягкий метод получения интересующих меня сведений. Поразмыслите над этим, а я, пользуясь случаем, попрошу вас одуматься и сообщить мне всю информацию, которой я пока не располагаю. Ведь в будущем я могу не быть настолько добр...

- Добр?! - обе женщины вспомнили, похоже, один и тот же момент. - Мягкие методы? То есть тысяча дементоров, по вашему приказу напавших на Александра осенью - это мягкие методы?!

Пикс изменился в лице и изумлённо посмотрел на волшебниц. Эта новость для него и впрямь была абсолютной неожиданностью. Дамы не менее удивлённо переглянулись.

- Дважды благодарю за сведения, - озабоченно произнёс магистр, параллельно делая в уме какие-то выводы. - Должен обрадовать вас - я никогда не вёл никаких дел с дементорами.

- Вы опять врёте! - воскликнула Джинни, но сама не поверила в свои слова. Слишком уж очевидно было, что к этому происшествию глава Ордена на самом деле не имеет отношения.

Пикс хотел возразить, но тут дверь его кабинета открылась, и на пороге появилась Хелен. Она держала в руках карманный голографический экран, а на бледном лице женщины ясно читалась не просто тревога, а настоящий смутный страх. Все, включая Пикса, почувствовали нечто недоброе. Хелен остановилась взглядом сначала на Гермионе, потом на магистре. Глава Ордена также обвёл гостей сомневающимся взором и останавливающее поднял ладонь. Его подчиненная замешкалась, но всё же решительно направилась к столу.

- Попрошу вас на выход, - обратился Пикс к волшебникам. - Дела Ордена, секретность...

- Простите, магистр, - вдруг возразила Хелен. - Но я считаю, что они должны узнать эти новости, а затем рассказать вам всё, что знают. Наступил момент, которого мы все боялись.

Гости тотчас побледнели в той же степени, что и женщина. Они отлично поняли, что именно означают принесенные ей вести. Глава Ордена снова внимательно осмотрел всех присутствующих, обдумал ситуацию и кивнул. Хелен облегчённо вздохнула и порозовела.

- Мы проверили данные, полученные якобы-сломавшемся вчера российским спутником, - продекламировала она, включая голографический экран. Над нём появилась фотография африканской равнины, посередине которой виднелось нечто вроде грубого мазка кистью по ещё не высохшей картине. - Судя по результатам, спутник работает без сбоев, а в Африке наблюдается магическая аномалия в виде свёртывания пространства при помощи магглоотталкивающих чар. Думаю, наши гости понимают, что это означает...

Повисла недолгая тишина, в ходе которой шёл очередной обмен задумчивыми взглядами.

- Что ж, мистер Поттер, - обратился Пикс к Гарри. - Вы согласны дать мне объяснения?

- Хелен права, - решился он, мысленно посовещавшись с женой и друзьями. - Магистр, у нас есть все основания полагать, что Земля подверглась нападению магорианцев. Они основали базу в незаселенном районе Африки и готовятся к началу полномасштабной войны.

- Отлично, - сквозь зубы процедил глава Ордена, не сводивший взгляда с подчиненной, подтверждающей каждое слово Гарри. - В таком случае, Поттер, Орден берёт ситуацию под свой полный контроль, а вы отстраняетесь от любых дел, связанных с магорианцами. В случае попытки нарушить это... хм... указание я вынужден буду поместить вас под стражу для вашего собственного благополучия.

- Магистр! - удивлённо возмутилась Хелен, не верящая своим ушам. - Вам не кажется...

- Ни в коей мере, - отрезал Пикс. - И тебе не должно казаться. Спроси у супруга, хочет ли он гибели родителей, не желающих сидеть тихо и доверить спасение мира профессионалам!

- Ты что, совсем рехнулся?! - зарычал Гарри, угрожающе наступая на магистра при поддержке Рона. Жёны волшебников не предпринимали попыток остановить мужей. - Может, напомнить, кто спас мир от одного из ваших профессионалов в прошлый раз, а?!

- Напомните! - в тон ему ответил глава Ордена, вставая из-за стола - А я в свою очередь напомню вам, что ваших заслуг в том вовсе не так много! Поттер, я отлично изучил вашу историю, могу вас заверить. Пораскиньте мозгами! С самого рождения вас постоянно вели за ручку - сначала Дамблдор, потом Марков со Снейпом, и в последние дни вами тоже кто-то управлял... до загадочного уничтожения министерства, как я догадываюсь. Простите, но сам по себе вы - ничто, вам нужен кукловод, который будет дёргать за ниточки, разрешая вам не пачкать драгоценных белоснежных ручек, а на себя брать всю грязную работу! Поэтому либо вы будете делать всё, что я говорю, либо свернёте себе шею в попытках обойтись без морально-неоднозначных деяний, не исключено что попутно усложнив жизнь всем остальным!

Все пятеро гостей, включая Александра, после этих слов готовы были придушить магистра голыми руками, но не могли двинуться с места. Ведь он сказал истинную правду, может, в несколько грубой форме - но правду, и они знали это. Единственным выбором, на который их хватило, было решение помогать Исполнителю и использовать Александра. Но даже это без сомнения сложное решение не шло ни в какое сравнение, скажем, с манипуляциями Дамблдора или, тем более, работой Маркова в качестве магистра. А юноша так вообще пока знал только понаслышке, что значит выбирать из двух зол, и искренне боялся рано или поздно оказаться в подобной ситуации. Да, каждым из них то и дело управляли - явно, неявно, обманом, полуправдой или ещё как-то, но управляли. А сейчас они остались сами по себе, сами себе хозяевами без поддержки любого, пусть самого мерзкого и захудалого, но всё же мудрого советника. А на чашах весов лежит судьба Земли... Так что же - подчиниться Пиксу? Отойти в сторону? Либо... перестать бояться испачкать руки?

- Хелен, расскажи этому придурку всё, что пожелаешь, - хмуро проворчал Гарри. - Может, у него хватит ума понять истинные масштабы трагедии. А мы тем временем займёмся делом и сами позаботимся о чистоте своих конечностей. Adios, senior idiota.

- Я предупредил, Поттер, - бесстрастно напомнил магистр. - И... держите язык за зубами!

Александр посмотрел на главу Ордена с той же ненавистью, что и остальные волшебники. Хелен попыталась как-то примирить всех присутствующих, но такого шанса на это ей никто не дал. Волшебники круто развернулись и быстрыми шагами направились к выходу. Они пробежали коридор едва ли не столь же быстро, как и в начале визита, ни на кого не глядя. Посещение штаба Ордена второй раз подряд окончилось препирательствами с магистром...

- О, какие мы могущественные, умные и бесстрашные! - Рон от всего сердца пнул первую подвернувшуюся под ногу корягу в лесу. - И какие все остальные трусливые и бесполезные!

- Пикс того не стоит, дорогой, - Гермиона положила супругу руку на плечо. - Однако, задача ещё более усложняется. Конечно, Хелен ему расскажет об энергонах и прочём, но я теперь откровенно опасаюсь действий, которые может предпринять Орден.

- Но у нас вроде как нет выбора... - бессильно заметил Александр, понурив голову.

- Есть, - неожиданно-твёрдо заявил Гарри. - В чём он прав, так это в одном - пришло время забыть про образы принцев в белых перчатках. Мы либо решимся на отчаянный шаг, попутно совершив неслыханное деяние, либо можем закупать клубки шерсти и вязать свитера, пока Пикс будет считать себя самым умным. Я выбираю первое, но никого из вас не зову с собой, поскольку Азкабан - меньшее, что может нас ждать. Магистр, несмотря на всю свою напускную храбрость, ни о чём таком в жизни не подумает, так что если не мы, гриффиндорцы, то кто ещё способен взвалить на свои плечи подобную ответственность?

- О, Боже! Гарри, ты это серьёзно? - побелела Гермиона, понимая, что предлагает друг.

- Милый мой супруг, ты сошёл с ума, - обняла мужа Джинни, грустно улыбаясь. - И я с радостью лишусь рассудка вместе с тобой. Ты решил завтра, не так ли? Я тоже пойду.

- Вязание не входит в наши с Гемионой таланты, - ухмыльнулся Рон, мысленно посоветовавшись с женой. - Зато тяга к сумасбродным действиям в наличии есть.

- А как же шапочки для домовых эльфов? - засмеялся Гарри, вспоминая былые времена.

- Забуду до Азкабана, - парировала Гермиона. - А там и вас научу, если потребуется.

- Эй, а как же я?! - напомнил о своём существовании юноша. - Я тоже пойду с вами!

- Исключено, - коротко заявила Джинни. - Вы не представляете, что мы хотим совершить.

- Мне всё равно! - настаивал на своём молодой человек. - Я не желаю стоять в стороне!

- Будь по вашему, - махнул рукой Гарри. - Но обещайте, что в случае нашего ареста скажете, будто мы заколдовали вас проклятием подвластия. Нам это вряд ли повредит.

- Непременно, - безразлично согласился Александр, прекрасно понимая, что не поступит подобным образом в любом случае, однако и спорить с друзьями он не желал.

В жизни юноши было мало дней, когда бы он волновался так, как в этот вечер. История Лизы, разговор с Пиксом - они совершенно вылетели из головы молодого человека, и никоим образом его не беспокоили. Все мысли занимали только планы на завтра, невероятные, безумные и даже страшные планы. Из остальных членов Содружества о них решено было сказать только Тлее (конечно, несмотря на очередное фальшивое заявление Александра о нецелесообразности подобного доверия). Юноша чувствовал, как внутри его сознания грызётся Амо-Нан, желающий побеседовать, но разговору с призраком молодой человек всеми силами противился. Он знал, что энергон будет пытаться всеми силами удержать его от подобного поступка, возможно, начнёт заставлять как-то повлиять на друзей... Но Александр сделал выбор. Узнав, в чём состоит план, он всё равно согласился с волшебниками и сам, совершенно сознательно уверился в решении поддержать их. Жребий брошен, и Рубикон завтра будет перейдён. И пусть кто угодно только попробует потом сказать, что юноша и его друзья испугались взять на себя гигантскую ответственность и пытались приготовить яичницу, не разбив яиц! Что бы не принёс завтрашний день, каждый из пятерых волшебников знал: он выполнит свой долг. А дальше... будь что будет!

- Господин Воронин, наша позиция не подразумевает братания с магорианцами! - взял слово генеральный секретарь, уполномоченный на ведение подобной дискуссии рядом стран. - Но, как многонациональное государство, Российская Федерация должна понимать, что нельзя винить весь народ в преступлениях, совершённых отдельными его представителями!

Полудремлющие операторы аккредитованных каналов почувствовали начало чего-то интересного и приободрились, прильнув к объективам голокамер. Спор горстки государств во главе с Россией против целого СОЗ по такой актуальной проблеме, как отношения с инопланетянами, ещё не наскучил зрителям, а значит, должен быть освещён в полной мере.

Заседание Совета длилось уже около получаса, но только сейчас политики разогрелись после обычных приветствий, объявления повестки дня и прочих формальностей. В этот раз хозяйкой заседания выступала Великобритания, а значит, с помощью родных стен О’Коннор должен был чувствовать себя на нём особенно уверено. Впрочем, русские гости также не слишком смущались и последовательно отстаивали своё мнение, не оставляя надежды на компромисс. Регламент предусматривал время на взаимные пререкания перед голосованием, так почему бы не использовать его для убеждения избирателей, насколько действующая власть той или иной страны заботится об их интересах? И вот, повторенные по сотне раз в других местах аргументы снова шли в бой, а закалённые бесчисленными словесными баталиями политики с пеной у рта доказывали, как они верны своим принципам и интересам представляемой ими страны. За когда мелкой рябью, а когда и штормовыми волнами споров следили журналисты, подобно альбатросом выхватывающие из моря рыбёшек-сенсации.

- Мистер О’Коннор, я не понимаю логики ваших слов, - ответил российский президент. - Мы, безусловно, согласны с вашей точкой зрения касательно ответственности, но к рассматриваемой проблеме она не имеет отношения, как и многонациональность любого государства. Мы имеем претензии к магорианскому правительству, а не народу - в первую очередь, желаем провести нормальное расследование и лишь после него выдвигать обвинения!

Переводчики устало переводили, политики - говорили, а операторы - снимали. Разговор, в котором мелькнула было надежда на яркое противостояние, опять катился по проторенной дорожке. О’Коннор, Воронин, снова О’Коннор, китайская делегация, Воронин, японцы... Один из журналистов как раз потянулся за чашкой кофе, чтобы не уснуть, когда вдруг началось нечто неожиданное. Из коридора послышался шум, лязг и громкие возгласы. Профессиональное чутьё репортёров тут же разбудило их лучше десяти вёдер ледяной воды.

Двери зала, в котором происходило заседание, распахнулись. Сидевшие у дверей охранники потянулись к пистолетам, но тут одна за другой сверкнули несколько красных вспышек, и сотрудники службы безопасности дружно рухнули на колени, выпустив оружие из рук. Внутрь прошли четыре человека среднего возраста в странных мантиях и один юноша, предпочитающий обычную одежду. В руках они сжимали разноцветные кристаллы, наподобие магорианских. Все голокамеры тут же устремились к вошедшим, как и взгляды участников заседания.

- Просим прощение столь бесцеремонное вмешательство в ход вашей дискуссии, - громогласно произнёс Гарри, - но наше заявление куда важнее любых споров. Мы прекрасно осознаём, что делаем, и готовы в полной мере нести ответственность за все последствия. Но время прятаться прошло, уважаемые лидеры государств! На Землю надвигается война с магорианцами, и лишь вместе мы имеем какие-то шансы выжить и победить! Настало время сдёрнуть покров с волшебного мира и объединиться перед лицом нависшей угрозы!

- Мисс Грейхаунд... что это значит... - прошептал в микрофон О’Коннор посреди охватившей зал тишины, нарушаемой, кроме его слов, лишь удивлёнными восклицаниями.

- Я не мисс Грейхаунд, - объявила Гермиона. - Но на Валориане была именно я и все, кто пришёл со мной. Вы прекрасно знаете, что мы не возвращались на «Феллоушипе», и...

Вдруг послышались несколько громких хлопков, и посреди зала возникли ещё несколько одетых в мантии людей. Они моментально нацелили палочки, сжимаемые в руках, на появившихся ранее волшебников. По залу прокатился дружный возглас неожиданности.

- Ты совсем спятил, Поттер?! - заорал побагровевший глава авроров, выступая вперёд. - Ты хоть представляешь, что только что похоронил весь Статут Секретности?

- Уймись, Малфой, - по-прежнему словно в рупор проговорил Гарри. - Магорианцам, а точнее, их божествам можно противостоять только сообща! И это не выдумки! Их божества совершенно реальны, они владеют могущественнейшей магией, подобной той, что позволила нам вернуться на Землю через тысячи парсеков, разделяющих наши звёздные системы!

На этих словах глава авроров совершенно неожиданно изменился в лице. Он жестом руки остановил Гойла, уже хотевшего вступить в бой с нарушителями Статута Секретности.

- Уходите, - отчётливо приказал Малфой аврорам. - Всем магглам Земли память всё равно не сотрёшь, а экстренные выпуски новостей наверняка успели выйти в эфир. Я же остаюсь.

Он спрятал палочку, нашёл свободное место рядом с делегацией Японии и сел, не обращая внимания на представителей Страны Восходящего Солнца, переведших удивлённый взгляд на этого странного соседа. Стражи магического закона пожали плечами, но послушали своего начальника и дизаппарировали. Гарри тем временем продолжал речь, а Александр с остальными волшебниками внимательно следил за обстановкой. Она, впрочем, оставалась вполне спокойной. Охрана отошла от оглушающих чар, но кто-то из политиков дал ей сигнал не пытаться задержать необычных посетителей. Некоторые главы стран (как премьер-министр Англии и президент России) знали о существовании волшебного мира, другие быстро поняли, что от выслушивания незваных гостей в любом случае хуже не будет.

Сейчас Гарри изо всех сил старался как можно короче описать, что же происходит на самом деле. Он продемонстрировал несколько заклинаний, показал чёрный кристалл, рассказал в общих чертах о случившемся на Валориане... Конечно, было бы крайне глупо ожидать, что главы государств вот так сразу поверять в настолько фантастичную историю, но давлению фактов противостоять становилось труднее с каждым словом волшебника. Мысль о конфликте с магорианцами так или иначе обсуждалась в высших эшелонах власти любой страны мира, а в последнее время о ней стали говорить особенно часто. В исправности российского спутника также уже успели убедиться все страны, получив на фотографиях, сделанных другими спутниками, тот же загадочный «мазок». И, тем не менее, первым признать войну с Валорианом реальной угрозой никто не решался.

- Благодарим вас, мистер Поттер, - размеренно произнёс генеральный секретарь, когда Гарри утомился говорить, и хотел передать слово Гермионе либо Джинни. - Хотя вы должны понимать, что мы живём в современном мире, и потому не впечатлены вашими фокусами...

- Фокусами? - моментально забыл про усталость Гарри. - Вам что, мало всего, что я тут показал, того, что про магический мир знает, я надеюсь, добрая половина глав государств, присутствующих здесь?! Тогда, может, мне... ну скажем... - его взгляд скользнул по Малфою, излишне бледному, но с показательным хладнокровием сидящему на занятом собой месте. - Как вы отнесётесь к тому, если я превращу вас в хорька? - краешек рта волшебника приподнялся в лёгкой усмешке. Глава авроров ядовито оскалился, не оценив шутки. О’Коннор с сомнением поглядел на премьер-министра своей страны и решил не искушать судьбу, испытывая на себе талант мага.

- Уважаемые коллеги, - воспользовался замешательством генерального секретаря Воронин. - Как видно, ситуация нуждается в пересмотре. Так, я могу подтвердить, что здесь присутствуют все пропавшие на Валориане, в том числе и гражданин Российской Федерации, - эти слова президент ненавязчиво выделил, вызвав невольную дрожь у юноши. - Однако, их утверждение слишком невероятно и необоснованно, хотя, готов признать, некоторые факты на самом деле имеют место быть. Поэтому предлагаю поставить на голосование вопрос о приглашении мистера Поттера на внеочередное заседание завтра утром, в ходе которого мы за закрытыми дверями обсудим все сделанные заявления.

Он говорил весьма спокойно и откровенно, несмотря на таращащиеся со всех сторон голокамеры. Разгадка была простой - всего через пять минут после появления волшебников вся журналистская техника в здании была отключена, выходы - заблокированы, а мобильные видеофоны - заглушены. Служба безопасности не зря ела свой хлеб, и, не трогая по указанию властей незваных гостей, перекрыла утечку информации из здания так быстро, как только могла. Хотя, конечно, Статуту Секретности был нанесён фатальный урон, и смутные новости о грядущем конфликте в любом случае проникли в каждый уголок мира.

- Постойте, господин президент, - раздался голос Винсента Пикса с верхних рядов зала. Честно говоря, волшебники про себя удивлялись, почему остановить их попытался только Малфой, а из Ордена Тени не появилось никого. На самом же деле магистр аппарировал на заседание почти одновременно с главой авроров, но слишком хорошо понимал, что вмешательство адептов всё равно уже ничего не способно изменить, ибо подобная сенсация просто не могла не облететь земной шар в считанные секунды. По этой причине он предпочёл незаметно наблюдать за развитием событий, обдумывая случившееся.

- Простите, а вы ещё кто такой? - не слишком вежливо поприветствовал Пикса О’Коннор.

- Тот, кто имеет голову на плечах, в отличие от некоторых круглых идиотов! - магистр не скрывал своего раздражения и прямо обозначил позицию по поводу нарушителей мирового спокойствия, возможно, надеясь таким образом вызвать симпатию у лидеров держав. - Конечно, сделанного ими уже не изменишь, потому придётся работать в том бедламе, который Поттер с компанией нам создал. Что ж, я полностью подтверждаю его слова. Организация, которую я представляю, успела провести необходимые исследования, полностью их подтвердившие. Магорианцы с каждым днём получают со своей планеты солдат, оружие и материалы, так что медлить и по десять раз обсуждать одно и то же не вижу смысла. Но прежде чем я внесу предложение, попрошу Поттера убраться отсюда.

- У меня другие планы! - без тени страха заявил Гарри, поигрывая чёрным кристаллом.

- Почему вы тут командуете? - как ни странно, его поддержали главы почти всех стран.

- Так как я не хочу, чтобы он знал о том, что мы должны сделать в этой ситуации, - сердито ответил магистр, путь и не слишком надеявшийся на сиюминутное понимание. - Да, именно мы, господа, поскольку моя организация также принимала участие в одном проекте, предназначавшимся как раз для такого случая, пусть вы и не знали об этом. Полагаю, вы понимаете, о чём я говорю. Он был закончен три месяца назад в обстановке полной секретности, и лишь мы обладаем полной информацией о нём. Ах, я по-прежнему чувствую недоверие... Скажу прямо - мы обязаны сегодня же активировать «Одуванчик»!

Зал моментально потонул в возмущённых криках и спорах. Каждый президент, премьер-министр или равный им чин считал своим долгом высказать, что он думает по поводу предложения никому неизвестного человека. О, главы государств определённо отлично поняли, о чём идёт речь, хотя предложение большинству из них не понравилось. И в то же время среди сомнений в душевном здоровье звучали редкие согласия с мнением Пикса. Но когда генеральному секретарю удалось успокоить членов Совета и поднять на голосование вопрос о выдворении мистера Поттера с заседания, решение было принято единогласно.

- Простите, господа, но мы единственные, кто был на Валориане, видел самозваных божеств и знает их силу! - воскликнула Гермиона. - Мы предупредили об этой угрозе как вас, так и Пикса, мы рисковали всем, чтобы защитить от врагов Землю! И теперь мы должны уйти, так как у вас есть какой-то секретный проект, об эффективности которого вы не имеете ни малейшего представления, поскольку плохо знакомы с противником?

- Мисс Грейхаунд... или миссис Уизли, как вас там... - уверенно взял на себя обязанность ответить О’Коннор. - Вы хотите, чтобы мы объединились, чтобы мы доверяли вам - так продемонстрируйте своё доверие к нам, и покиньте это заседание. Можете прийти завтра или оставить номера своих видеофонов... если они у вас есть, и будете приглашены, когда в вашем присутствии появится необходимость.

- Если вы уйдёте хоть сейчас, я не стану приказывать поместить вас под арест! - пообещал Пикс. - Признаться, я восхищён вами, Поттер, и вижу, что вчерашний разговор не прошёл для вас даром. Если бы вы обладали ещё хоть толикой интеллекта, то, возможно, мы бы нашли общий язык. А до тех пор решайте вопросы со своими аврорами в лице мистера Малфоя, к которому, полагаю, решение Совета также относится в полной мере, - он посмотрел на главу сил магического правопорядка, про которого все забыли, как на не заслуживающую особого внимания букашку. Тот явно разозлился, но возражать не решился.

- Пойдём, - Гермиона и Джинни одновременно нежно взяли за руки супругов, не менее рассерженных, нежели командир авроров. Иной выход у волшебников, пожалуй, на самом деле отсутствовал, и они это понимали. Обещание снисхождения со стороны магистра их не сильно волновало, но вот портить отношения Советом Объединённой Земли было глупо.

- Нам не о чем говорить, Малфой, - произнёс Гарри напоследок. - Если хочешь, можешь меня арестовывать, но помяни моё слово - ни магглы, ни волшебники по отдельности не смогут победить. Только вместе у нас есть хоть какой-то шанс защитить свою планету.

- Блестяще, Поттер, - ответил за главу авроров Пикс. - Но вы слишком мало знаете, чтобы говорить так. Вы ещё увидите, что устроили мировой переполох без всякой на то причины.

Мир гудел подобно растревоженному улью. Журналисты обоих миров как по команде вскочили на ноги и отправились в погоню за эксклюзивными интервью. Все данные по объявившимся в СОЗ «пропавшим» моментально подняли на поверхность. Волшебная пресса слетелась в Великобританию и осадила дома Поттеров и Уизли, ожидая их возвращения, а маггловской ничего не оставалось, кроме как направить удар на Александра. Так как о Тлее никто не знал, а о матери юноши - очень даже, первым делом волшебники направились к молодому человеку. Светлана была предупреждена о планах сына, и взяла на работе короткий отпуск. Она, конечно же, смотрела телевизор, и новости о войне для неё оказались совершенной неожиданностью. За всё прошедшее время Александр так и не решился рассказать Светлане про конфликт с Валорианом, за что ему и влетело сразу после появления дома. Пока мать отчитывала сына, друзья последнего проверили чары, наложенные утром на квартиру, и отважно вышли к маггловским журналистам.

Отвечать старались только на наиболее важные вопросы, непосредственно связанные с угрозой всему миру. Времени у волшебников было не так много, и они это знали. Когда на место явились российские авроры, не ожидавшие появления англичан в своей стране сразу после выступления в СОЗ, иностранные гости поспешно ретировались - пререкаться с местной магической полицией они не хотели. Бедного Александра вырвали из рук всё ещё отчитывающей его Светланы, перекинулись несколькими словами с женщиной - и аппарировали в Великобританию, где вокруг дома Уизли сгрудились магические репортёры. Тут сил правопорядка, правда, не было - судя по всему, Малфой ещё обдумывал свои действия, но журналисты, пожалуй, оказались хуже десяти отрядов авроров. Они задавали вопросы, в которых уже содержались желаемые ответы, перевирали всё, что только можно было переврать, и вообще вели себя довольно нагло. Всё кончилось тем, что из себя вышла даже рассудительная Гермиона, и пообещала превратить в крыс всех, кто немедленно не уберётся от её дома. Не то что бы обычно такие заявления пугали репортёров, но загадочный чёрный кристалл поблёскивал в руках волшебников слишком грозно, чтобы рисковать проверить на себе его силу. О том, что камнем может пользоваться только Александр, и то не без риска для себя, друзья юноши разумно «забыли» сказать как СОЗ, так и журналистам.

В доме волшебников с нетерпением ожидала Тлея, даже с учётом присутствия юноши никуда не скрывшаяся. Впрочем, молодые люди не разговаривали и вообще старались не смотреть друг на друга. Магорианка успела несколько раз пересмотреть по телевизору тот момент заседания Совета, что успел пробиться в средства массовой информации до прерывания трансляции, и теперь жаждала знать подробности. Гермиона попросила её немного подождать, поскольку сначала предстояло в спокойной обстановке обсудить более насущный вопрос.

- Мы обязаны выяснить, что это за таинственный «Одуванчик», - сказала волшебница.

- Да, бьюсь об заклад, это какая-то большая пакость и глупость, - согласилась Джинни.

- Но откуда? - пожал плечами Рон. - Похоже, все, кто что-то знает об этой штуке, сейчас находятся в СОЗ и вряд ли склонны делиться с нами такими подробностями.

- Может, поискать в сети? - неуверенно предложил юноша, не знавший других источников полезно-бесполезной информации.

- Это же один из наиболее секретных проектов, Александр... - вздохнула Гермиона.

- Однако я знаю человека, который, теоретически, мог что-то слышать о нём, - улыбнулся Гарри. - Остаётся только надеяться, что он не слишком потрясён сегодняшними новостями.

Гермиона, Джинни и Рон моментально догадались, кто и почему способен им помочь, а Гарри вспомнил мгновения своего прошлого. Да, вернее шанса быть не может... Он это знал.

...Это был ноябрь 2006 года. На Суссекс уже спустилась вечерняя мгла, быстро становившаяся непроглядной тьмой. Холодный воздух насквозь пронизывал увядшую живую изгородь у дома №4 по Привит-Драйв. Нависшие над Литтл-Вингингом тяжёлые тучи обещали пролить ночью вдоволь ледяного дождя, а то и разразиться снегом. Свет стоявших вдоль улицы фонарей с трудом пробивал густой туман, спустившийся на город. Снаружи не было видно не души, зато многие светившиеся окна вокруг приветливо манили бы к себе взор любого путника, рискнувшего бросить вызов погоде, не лучшей даже для наступившего времени года. Подкреплённую тяжёлым воздухом тишину не нарушал ни единый звук, и даже животные предпочитали в такое время сидеть по домам, норам и гнёздам.

Вдруг у живой изгороди раздался приглушённый хлопок, одиноко растворившийся в тумане. Несколько секунд улица на вид оставалась прежней, а потом прямо посередине неё из воздуха начал появляться Гарри, снимающий мантию-невидимку после осторожного осматривания окрестностей. Одет волшебник был подобно обычному магглу - в прочные джинсы, тёплую куртку и кожаную кепку. Аккуратно свернув серебристый плащ и спрятав его в небольшой плоский чемодан к уже находившимся там папкам с бумагами, он ещё раз проверил свой вид на соответствие «нормальным» критериям и направился к двери дома.

Ответ на звонок последовал не сразу, и Гарри пришлось в полной мере насладиться прелестями уже накрапывающего дождя. Наконец, послышалось чьё-то недовольное сопение, сопровождаемое тихим бормотанием нелестных отзывов в адрес неизвестного визитёра, и дверь открылось. На пороге стоял Дадли - вовсе не такой толстый, каким ожидал его увидеть волшебник, однако в то же время напоминающий бочонок на ножках.

- Г-Гарри?! - изумлённо прошептал он, отступая от двери назад, словно увидав призрака.

- Я тоже рад тебя видеть, Дадли, - не сумев удержать улыбки, произнёс волшебник.

- Ну кого там ещё принесло в такой час? - пророкотал голос Вернона со второго этажа.

- Это Г-Гарри! - закричал Дадли, всё ещё не веря своим глазам. - Гарри Поттер!

- Что??? Какого чёрта... - сверху послышался нарастающий топот, похожий на слоновий.

- Какими... судьбами, Гарри? - нерешительно поинтересовался тем временем Дадли.

- Я к вам по делу, ненадолго, - волшебник продемонстрировал кузену свой дипломат.

С лестницы грузно скатился Вернон, сопровождаемый тихой поступью Петуньи. За прошедшее время мистер Дурсли немного похудел, ну а его жене худеть было просто некуда. Заметив племянника, Вернон выпучил глаза подобно лягушке и задышал словно паровоз. Затем подошёл поближе и просверлил Гарри насквозь взглядом, словно убеждаясь в его материальности. Петунья всплеснула руками но, взглянув на мужа, промолчала.

- Что тебе опять здесь понадобилось, парень? - прорычал Вернон, убедившись в реальности появления волшебника после стольких лет спокойной жизни без капли магии.

- Я уже вам не «парень», мистер Дурсли, - сухо заметил Гарри, оглядывая знакомую гостиную, ни капельки не изменившуюся за прошедшее время. - Но, полагаю, моя судьба волнует вас намного меньше, нежели цель, с которой этот треклятый волшебник опять сунулся в ваш дом и нарушил привычный уклад жизни, не так ли?

- Да что ты такое говоришь! - воскликнула Петунья. - Мы... волновались за тебя!

- Не сомневаюсь, - для тёти Гарри припас добрую улыбку, пусть и выгладившую несколько натянуто. - Но, кажется, вы должны быть в курсе... ах, понимаю! - племянник наградил дядю презрительным и насмешливым взглядом. - Ну конечно, уважаемый мистер Дурсли не мог позволить наверняка напичканным волшебством письмам потревожить покой своей семьи! - на этих словах жена и сын, приоткрыв рты, посмотрели на Вернона, сделавшегося красным как варёный рак и при этом ещё яростнее засопевшего.

- Ложь! - оправдывающимся тоном зарычал тот. - Вини все свои ненормальные штучки - сов, палочки, мётлы или как вы теперь доставляете свои послания!

- Разумеется, - будто проглотив что-то противно-кислое, наморщился Гарри. - Но можете не волноваться, долго я у вас не задержусь, и тем более не стану портить ваше драгоценное спокойствие своими сумасшедшими выходками с палочкой. Однако полагаю, право сесть за стол я всё же имею - в конце концов, причина моего визита сугубо деловая?

- Валяй, - фыркнул мистер Дурсли, а Петунья отделалась кивком и извиняющимся видом.

Гарри сел на стул, отметив про себя непривычный скрип последнего, приоткрыл чемодан и положил перед собой набитую какими-то бумагами папку. Вернон и Дадли плюхнулись рядом. Петунья нерешительно посмотрела в сторону кухни, но Гарри, помотав головой, остановил её. Тогда тётя также села рядом с мужем и сыном.

- Как идут дела у вашей фирмы, мистер Дурсли? - невинно поинтересовался волшебник.

- Ах, ты сюда что, позлорадствовать припёр? - Вернон, опираясь на кулаки, привстал и с бешеным видом начал вращать налившимися кровью глазами.

- О, нет! - усмехнулся Гарри, ибо реакция дяди была именно такой, какую он ожидал. - Хотите, верьте, хотите - нет, но сегодня утром я узнал о... ммм... крайне печальных делах «Груннингса» с большим неудовольствием. Прибыль падает, долги растут...

- Ну? - котёл, в которое превратилось лицо Вернона, был готов взорваться.

- Вот, ознакомьтесь, - Гарри достал одну из бумаг и небрежно отправил её через стол к дяде. Тот посмотрел на выделенную крупными цифрами сумму, шумно вздохнул, и его лицо медленно поползло к первоначальной форме, за исключением расширенных глаз.

- Этого хватит, чтобы покрыть все долги и полностью переоснастить производство, - подтвердил племянник подсчёты, забегавшие перед глазами дяди. - Лучшего предложения вам вряд ли кто сделает. Кроме того, вы сохраняете... хотя, полагаю, правильнее уже сказать «Дадли получает» пост директора и гарантированную помощь в дальнейшем руководстве фирмой. Взамен «Груннингс» начинает работать на крайне влиятельную организацию.

Дадли, услышав о назначении себя на пост директора, да ещё с помощью по руководству, мечтательно закатил глаза и ткнул отца в бок. Но тот никак не отреагировал, а продолжал тупо переводить взгляд с цифр на бумаге на Гарри и обратно. Волшебник терпеливо ждал, пока Вернон сообразит, что ему действительно предлагается лучшая сделка из всех возможных. Вот уже и Петунья начала беспокойно поглядывать на то мужа, то на сумму, предлагаемую на очень выгодных условиях.

- Я тебе не верю, - наконец, промычал Вернон, заставив Дадли широко раскрыть рот и издать недовольное сопение, а Петунью - непонимающе заморгать глазами. - Тут есть какой-то подвох. Что за это ещё за организация? Твои ненормальные коллеги?

- Вовсе нет, - вздохнул Гарри, предвидя привычную в прошлом неприятную игру в убеждение Вернона. - Я к этой организации, в принципе, вообще отношения не имею. Хотя не буду скрывать, она связана с волшебниками и их миром, но также в неё входят не просто абсолютно нормальные, но и крайне уважаемые обычные люди.

- Например? - пропыхтел дядя, таращась на племянника как на умалишённого.

- Мистер Эдвин Голдрич, - как бы невзначай вспомнил Гарри довольно знаменитое имя.

- Сумасшедший с безумными теориями, - немедленно заключил Вернон.

- Ещё бы... - племянник с дяди перевёл взгляд на окно. - Вот только нобелевский комитет думал иначе, а разработанную этим безумцем систему уже давно стараются внедрить на всех предприятиях... за исключением «Груннингса», надо думать. Так вот, мистер Голдрич возьмётся почти лично помогать Дадли в руководстве.

- Что значит «почти лично»? - с прежним подозрением буркнул Вернон.

- В кабинете директора будет висеть его волшебный портрет, не слишком уступающий умом реальному человеку, - пояснил Гарри. - «Груннингс» - не первая фирма, переходящая под контроль упомянутой организации, и могу определённо сказать - доходы вырастут многократно, а Дадли обретёт прочное и прибыльное место на всю жизнь.

Вернон ощутимо колебался, по-прежнему регулярно сверяясь с документами. Он понимал, что предлагаемые деньги - шанс спасти буквально всё. Но старые принципы всё-таки упрямо ворочались в глубине души, не давая принять подозрительную помощь от кого угодно, связанного с магическим миром. И всё-таки, когда альтернатива - очевидное банкротство фирмы, особо выбирать не приходилось. Наконец, разум одержал победу, не без помощи красноречивых взглядов жены и сына, чьё мнение было более чем понятно.

- Ладно, - нехотя проворчал мистер Дурсли. - Завтра мы с Дадли будем в офисе ждать руководителя этой твоей организации вместе с его деньгами. И пусть одевается как нормальный человек, а не в ваши клоунские наряды!

Гарри ещё посидел у родственников, поговорил с ними, получил хмурое приглашение на Рождество, рассказал о своей жизни... С тех пор отношения с Дурсли начали налаживаться, хотя барьер двух миров, конечно, никогда не давал им особо сблизиться. Покинув родственников через полчаса, волшебник достал телефон и позвонил Снейпу - сообщить о выполнении просьбы магистра. Почему тот сам не мог явиться к Дурсли, он отлично понимал - Петунья вряд ли была бы счастлива видеть бывшего «ужасного мальчишку». Но вот почему он не захотел сразу прийти в офис директора «Груннингса», для Гарри оставалось загадкой. И лишь через много лет в голове волшебника сложилась единая картина. Снейпу нужна была «карманная фирма» - подчиненная только ему, а не Ордену в целом, и выполняющая только его задания - некоторые, может, даже втайне от остальных членов секретной организации. В таких условиях спасённый от банкротства «Груннингс» подходил идеально. Дадли, получивший кресло директора и не слишком загруженный работой, будет донельзя благодарен магистру, а главное - появится возможность ненавязчиво сообщить Гарри о таком развитии событий. Без сомнения, Снейп уже тогда отдал Маркову Старшую Палочку, а значит, знал, какая роль отводится волшебнику в готовящемся спектакле, и подготовил резервный план. Сейчас, полвека спустя после тех событий, Гарри начинал понимать: Дадли просто не может не быть частью замыслов. Замыслов Снейпа, не Исполнителя. И это вселяло дополнительную надежду в сердца не только Гарри, но и подумавших примерно о том же его жены и друзей. Ибо тогда многим странностям находилось слишком хорошее объяснение.

- Не знаю, предвидел ли Снейп появление какого-то «Одуванчика», но Дадли на самом деле может что-то знать про этот проект, - согласилась Гермиона. Гарри призвал трубку видеофона и набрал номер кузена.

Глава 5. «Одуванчик»

После перехода фирмы под контроль Снейпа дела у «Груннингса» на самом деле пошли в гору. Было полностью переоборудовано производство, нанят дополнительный персонал, начато переобучение старого. Свёрла стали лишь одним из нескольких «видимых» направлений работы компании, в то время как основные ресурсы направлялись на куда более тонкие материи. На всех станках и конвейерах так или иначе трудилось волшебство, незаметное даже работникам - но существенно ускоряющее и удешевляющее производство. Через десять лет «Груннингсу» принадлежали многочисленные заводы - как в Англии, так и за её пределами, и, кроме того, несколько поглощённых фирм. Дадли Дурсли, ведомый Снейпом и советами портрета мистера Голдрича, никогда не выпускал из своих рук полный контроль над компанией, и к моменту ухода магистра из Ордена стал одним из самых богатых и влиятельных магглов Великобритании. О нём писали журналы, перед ним распахивались любые двери, но никто так и не смог разгадать загадку превращения почти обанкротившейся фирмы в престижную компанию с многомиллиардными активами... кроме одного человека. Молодая экономистка Хелен Грейхаунд в своей научной работе доказала, что «Груннингс» и две другие компании просто-напросто не могут работать с такими показателями, с какими они работают. Талантливую девушку тотчас приняли в Орден Тени, а на её работы стараниями этой организации никто не обратил должного внимания.

Когда магистром стал Пикс, «Груннингс» несколько отдалился от Ордена, но всё ещё сотрудничал с ним, став «производственным посредником» между тайной организацией и начавшим потихоньку создаваться Советом Объединённой Земли. Похоже, Снейп дал последние поручения практически всем, кого знал, кроме Гарри - Дадли он попросил пробиваться к вершинам формирующейся единой власти. Наверняка такие же указания получил портрет Голдрича, а к советам последнего директор в любом случае предпочитал прислушиваться. Учитывая связи, компания мистера Дурсли без особых трудов выбилась в главные поставщики СОЗ, а благодаря гарантируемой высшей степени секретности получила в том числе и заказ на разработку основных компонентов проекта «Одуванчик».

Гарри с интересом выслушал последовательный рассказ кузена о судьбе его фирмы. Конечно, многое он знал, но раньше как-то особо не задумывался о связях Ордена и «Груннингса», думая, что компания является чем-то вроде очередной дойной коровы, обеспечивающей доходы секретной организации. Дадли же, в свою очередь, был уверен, что двоюродный брат отлично знает от Снейпа обо всех деталях - ну прямо как Лапкин! - и никогда не углублялся в корпоративные дела.

- Эм... Дадли, - осторожно произнёс волшебник, понимая, что хочет слишком многого. - Конечно, сведения об «Одуванчике» являются секретными, но всё же... Мы должны знать, что он такое, поверь, это очень важно! И если существует способ получить к ним доступ...

- Прости, Гарри, но я подписывался под неразглашением, и не могу тебе ничего сказать, - пухлое лицо кузена выражало высшую степень серьёзности, но... почему-то казалось, будто она немного наиграна. - Однако, как ни удивительно, - глаза Дадли становились всё хитрее и хитрее, - в столь объёмном документе забыли предусмотреть статью о чтении мыслей...

- Дадли, ты... не шутишь?! - вытаращил глаза Гарри. Услышать такое предложение от двоюродного брата он совершенно не ожидал. На этот раз тот посерьёзнел без притворства.

- Когда я узнал, что ты натворил в Совете... я слишком хорошо понял, насколько плохо дело, - ответил он. - Кроме того, Магистр просил меня, когда придёт время, не скрывать от тебя ничего, и если время не пришло сейчас - то когда оно ещё может прийти? А в вас двоих я верю больше, нежели в О’Коннора с Пиксом, поэтому... постарайся не копать глубоко!

- Ты не перестаёшь меня удивлять, Ди! - с улыбкой покачал головой Гарри и отключил видеофон. Он захватил портативное запоминающее устройство, так как понимал, что память двоюродного брата вряд ли вмещает все нужные данные, и, скорее всего, придётся сделать крюк на какую-нибудь закрытую территорию. Оставалось надеяться, что никаких чар, запрещающих аппарирование, никто из Ордена там предусмотреть не догадался.

Когда Гарри исчез, Гермиона начала рассказывать Тлее об итогах выступления перед СОЗ, а скучающий юноша демонстративно отошёл от них подальше, на другой конец комнаты. Не одобрившие подобного поведения Рон и Джинни не стали говорить с молодым человеком, давая ему сполна насладиться последствиями своего упрямства, так что единственным развлечением до возвращения Гарри стало созерцание вида за окном. А ждать новостей, между тем, пришлось долго - оказалось, по поводу назначения проекта кузен ничего толком сообщить не может, а нигде в «Груннингсе» нет копий файлов нетехнического характера. Единственным известным Дадли местом их нахождения был сервер в штабквартире Совета, которую двоюродный брат, по счастью, посещал. Множество охранных систем проблем для волшебника не представляли, а вот пароли доступа на самом компьютере казались непреодолимым препятствием. Однако выход был найден - О’Коннор входил в систему при Дадли, а значит, в подсознании последнего остался неуловимый след совершаемых генеральным секретарём действий, которые можно восстановить через погружение в память. Извлечение мыслей, использование всё того же более чем полезного котелка с серебристым веществом (за ним Гарри ещё пришлось аппарировать домой) - и проблема решена. Остальное было делом техники - а точнее, магии.

К моменту возвращения изрядно уставшего волшебника Тлея уже во всех подробностях узнала, что же произошло в СОЗ, и как на иголках ждала новостей об «Одуванчике». Она волновалась больше остальных, ведь дело касалось её планеты и её народа. Безусловно, девушка давно уже не питала иллюзий по поводу бескровности грядущей войны, но всем сердцем надеялась, что удастся как можно с меньшими жертвами нанести удар по энергонам, прекратив смертоубийство. Учитывая, что о самозваных божествах Пикс и Совет узнали только сейчас, секретный проект явно был всецело направлен против магорианцев, а не их «высшей силы». Поэтому девушка не могла скрыть дрожи, пробиравшей всё её тело.

Конкретных новостей, правда, Гарри так и не принёс. Зато он скачал все нужные данные на портативное устройство, а их анализ доверил Гермионе, немедленно погрузившейся в мир разноформатных файлов, длиннющих таблиц и непонятных схем. Тлея, хотя и мало что понимала в мелькающих на экране документах и чертежах, всё равно нервно увивалась вокруг волшебницы, так что Александр продолжал с мрачным видом стоять у окна. Джинни укоризненно сверлила его взглядом, но юноша оставался непреклонен.

- Кстати, - заметил Гарри, пока подруга открывала документы один за другим и отрицательно качала головой. - Ди заодно «вспомнил» при личной встрече, что «Груннингс» в обстановке полной секретности производил вооружения. Причём лично для Снейпа, а не для Ордена. Финальные этапы сборки выполнялись полностью автоматически, и результаты через специальный портключ уходили в неизвестном направлении.

- Погоди, то есть Снейп, возможно, оставил после себя склад с оружием? - удивился Рон.

- И ставлю что угодно, оно предназначалось для нас! - с надеждой воскликнула Джинни.

- Да, я тоже так подумал, - согласился Гарри. - Только где этот склад находится? Если Снейп и оставлял Дадли некую подсказку, то тот, к сожалению, успел про неё забыть.

У меня есть одна идея... - обрадованный поводом, Александр поспешил вмешаться в разговор. Однако, закончить фразу ему не дали. Гермиона сильно побледнела, вскрикнула и буквально упала на спинку кресла. Так ничего и не понявшая Тлея почувствовала нечто крайне плохое и уставилась в экран, пытаясь разобраться в нагромождении строк текста и картинок. Гарри, Рон, Джинни и даже Александр, забывший по такому поводу о напускной неприязни к магорианке, немедленно кинулись к волшебнице.

- Невероятно... - прошептала Гермиона, всё ещё приходя в себя. - Этого не может быть...

- Что, что такое?! - Рон моментально направил в руку жены стакан воды, пока остальные пытались наскоро понять причину её шока. - Ты поняла, что такое «Одуванчик», да?

- Ага... - глубоко вздохнув и отхлёбнув воды, тяжело кивнула женщина. - Тлея... держись и собери в кулак все свои силы. «Одуванчик» - это Судный День планеты Валориан.

Магорианка замерла на месте и едва стояла на ногах. Александр еле-еле сдерживал себя от того, чтобы броситься ей на помощь. Трое волшебников разом разинули рты.

- Идея этого проекта появилась ещё во время первого контакта, - с трудом пояснила Гермиона. - Общими усилиями крупнейших мировых держав на острове Джарвис создавалась ракета-носитель с мощнейшим двигателем. В то же время на орбите под видом экспериментального спутника собирался остов «Одуванчика», а страны-участники модернизировали часть своих межконтинентальных ракет в соответствие с принятым стандартом. Решение об активации может принять только Совет Объединенной Земли, но когда такое произойдёт - будет произведён одновременный пуск тысячи ракет с наиболее мощными ядерными боеголовками, а также носителя. Прямо на орбите производится окончательная стыковка всего комплекса, и он направляется к Валориану. После выхода из гиперпространства ракеты отсоединяются и наносят одновременный удар по наиболее населенным городам инопланетян. Если хотя бы половина из них достигнут своих целей... - голос Гермионы всё больше и больше дрожал. - Погибнут миллиарды магорианцев, а большая часть всей инфраструктуры Валориана будет разрушена...

- Нет! - вырвался у Тлеи сдавленный крик, прежде чем она рухнула в кресло и уткнулась лицом в спинку. Девушка всхлипывала и пыталась что-то бормотать, но членораздельная речь теперь отказывалась покидать её уста. Александр чувствовал себя последним мерзавцем. Таковым, похоже, считали его и волшебники - впрочем, они сразу кинулись успокаивать, как могли, магорианку. Но любые попытки оказывались тщетными.

- Проклятье, неужели мы ничего не можем сделать?! - наконец, вырвалась у юноши раздосадованная фраза. - Вправить мозги Пиксу, СОЗ, уничтожить ракету, в конце концов!

- Они думают, что война будет окончена, не начавшись... - пробормотала Гермиона. - А на самом деле энергонам ядерные взрывы безвреднее комариных укусов, и разве что ещё больше разозлят их... Добраться до Джарвиса мы вряд ли сможем, он находится посреди Тихого Океана. А вот убедить Пикса... шансов мало, но мы обязаны попытаться!

- Прошу, умоляю, пожалуйста! - простонала Тлея, готовая совсем потерять сознание.

- Мы сделаем всё, что в наших силах, - тут же успокаивающе пообещала Джинни.

- Кто-то должен остаться с ней, - заметила Гермиона. - И ей надо подняться наверх.

- Нет, идите... скорее, - опять выдавила из себя магорианка. - Прошу, не теряйте времени.

Женщины с сомнением посмотрели на бедную девушку, но сочли за лучшее последовать её просьбе. Тут же портключ Александра оказался на столе, и волшебники снова переместились к штабу Ордена, надеясь, что Пикс уже вернулся с заседания Совета и его удастся в чём-то убедить совместными усилиями. Какими будут последствия отказа, они, откровенно говоря, и подумать боялись... Хотя в каждом жила частичка сомнения, а следует ли пытаться остановить запуск «Одуванчика»? Такие сомнения казались чудовищными, но куда-либо деться от них было невозможно. Ведь любой из волшебников хорошо знал значение слова «война» и подразумевающиеся им методы воздействия на противника...

Заседание СОЗ успело закончиться, но магистр обнаружился не в своём кабинете, а в центре управления. Из-за царившей в штабе суеты, только подтверждавшей худшие опасения, на посетителей практически никто не обращал внимания. Из обрывков фраз бегающих по коридорам магглов-орденцев волшебники поняли, что все адепты, хоть как-то умеющие управлять «Фотонами», вылетели на некое срочное задание. Верхушка секретной организации же вместе с Пиксом должна была управлять процессом, так что просторная в общем-то комната казалась довольно тесной. Там обнаружилась и Хелен, весьма бледная, однако сохраняющая внешнее хладнокровие, и Анри Деполье, отрешённо глядящий на огромный экран, отображающий карту Земли. Но посетителей сейчас интересовал только по-настоящему главный магистр, абсолютно спокойно сидящий за ближайшим к двери терминалом и попивающий чай, словно ничего особенного не происходит. При входе волшебников он лениво обернулся.

- Наращиваете себе тюремный срок, Поттер? - усмехнулся Пикс. - Похищение секретных данных с сервера СОЗ может дорого обойтись как вам, так и уважаемому мистеру Дурсли...

- Слушай меня внимательно, «профессионал»! - моментально взвинтился Гарри, подлетая к главе Ордена и только разве не хватая его за грудки. - Ты хоть понимаешь, что опасность представляют вовсе не магорианцы, а их божества? Ты осознаёшь, что хочешь уничтожить миллиарды ни в чём неповинных людей? До тебя дошло, что ты стал вылитым Коттоном, а?

Посетители окружили магистра, сжимая кулаки и не скрывая желания размазать его по стене. Члены секретной организации - особенно Анри и Хелен - хотели вмешаться и разнять конфликтующие стороны, но Пикс повелительным тоном и чётким жестом «попросил» всех оставаться на своих местах. Он встал, подошёл вплотную к молодому человеку, и произнёс:

- Боюсь, Александр, ты один имеешь возможность трезво оценить ситуацию. Теперь, благодаря Хелен, я знаю о твоих чувствах к одной из магорианок, - юноша скрипнул зубами и хотел возразить, но магистр не дал ему такого шанса. - Конечно, они мешают тебе, но вспомни годы, проведенные в Институте. Ты же солдат, так напомни своим неразумным друзьям, что такое война! - тут он резко пробежался взглядом по всем волшебникам, пытающимся найти в себе силы дослушать фразу до конца. - Сейчас нет невинных жертв, есть только мы и враги. Мы способны нанести удар, и мы нанесём его. Лидеры государств уже дали своё согласие. Ни я, ни они не можем поступить иначе - когда же вы поймёте это, упрямцы! - воскликнул он, впервые сорвавшись на что-то вроде гнева. - Люди - наши люди, земляне! - доверили нам свои жизни, так какое мы имеем право рисковать ими, когда есть другой способ? Пусть лучше погибнет миллион врагов, чем один землянин, за чью жизнь мы несём ответственность! Вы думаете, это позиция Коттона? Нет, это позиция истинного лидера, который готов ради своих людей принять страшное решение!

- Убийца! - зарычал Гарри, направляя на Пикса кристалл. Джинни моментально вцепилась в руку мужа и заставила её опуститься. Гермиона пыталась сдержать Рона, хотя сама еле-еле удерживалась от желания ударить магистра. Юноша замер как вкопанный.

- А вы, Поттер, просто дурак, - презрительно наморщился глава Ордена. - Мы закончим эту войну без лишних жертв. «Божества» же... посмотрим, на что они способны без паствы...

- Магистр, начинается... - раздался тихий голос Хелен, чьё лицо стало цвета мела.

- О, Боже... - бессильно прошептала Гермиона, посмотрев на экран, наполнившийся множеством красных точек. - Эти маньяки и впрямь решили нажать на кнопки...

- Обнаружен запуск ядерной ракеты! - беспристрастно возвестил синтезированный женский голос из динамиков, сопровождающийся эхом аналогичных фраз для каждого из тысячи запущенных почти единовременно смертоносных зарядов.

- Внимание всем пилотам! - Пикс тотчас кинулся к главному микрофону у терминала. - Слушайте своих операторов, если ракета собьётся с курса - немедленно нейтрализуйте её!

- Группа «Сибирь», приблизьтесь к северо-западной! - загудело со всех сторон.

- Опять... опять мы ничего не смогли сделать... - Гарри от злости топнул ногой об пол с такой силой, словно хотел пробить его насквозь. Дамам, которые были потрясены и расстроены не меньше супругов, пришлось успокаивать разгорячённых злостью спутников жизни. Александр всё ещё обдумывал слова магистра. Он осознавал, что происходит вокруг, но совершенно не понимал, как всё-таки хочет отреагировать на активацию «Одуванчика».

- Ну вот, через несколько суток всё будет кончено, - констатировал Пикс, успокоившийся от наблюдения за слаженной работой подчиненных. - Последний раз я даю вам шанс уйти и уняться, Поттер, - с лёгким сочувствием поглядел он на разбитого волшебника. - Думаю, постепенно нам удастся замять историю с разоблачением магического мира, так что живите себе спокойно. Мы установили на носителе датчики, скопированные с магорианских устройств мгновенной передачи информации, и будем знать, когда он достигнет цели. Если хотите, можете вместе со мной и Советом откупорить шампанское в день победы...

- Да я скорее выпью на брудершафт с Волдемортом! - гаркнул Гарри, краснея от ярости.

Волшебники круто развернулись, схватили за руку всё ещё растерянного Александра и направились к выходу. Пикс сел назад за терминал, медленно допил чай и откинулся в кресле, с лицом безоговорочного победителя наблюдая, как красные точки на экране постепенно сливаются в одну над Тихим Океаном. Пилоты Ордена неотступно следовали за ними, не покидая нижних слоёв атмосферы. Операция по активации «Одуванчика» прошла успешно.

Тлея восприняла новости очень тяжело, хотя и понимала, что возможности предотвратить пуск ракет у друзей практически не было. Гермиона попыталась ободрить её, предположив наличие у магорианцев систем противоракетной обороны, но девушка только слабо покачала головой. Она хорошо знала возможности технологий своей расы, и ничем, способным остановить несущуюся с неба смерть, инопланетяне не обладали. Разве что энергоны теоретически могли бы перехватить десяток-другой ракет, но когда со всех сторон к планете несётся тысяча зарядов, даже они не обладали шансами изменить что-либо. Волшебники понимали - «Одуванчик» уязвим только до выхода из гиперпространства, когда представляет собой единый объект. Но магорианцы мало того что не слишком продвинулись в деле строительства космических кораблей, так ещё и могли узнать о надвигающейся катастрофе не раньше, чем увидав ракеты над головами. Хуже того, сомнения, посеянные Пиксом, нашли отклик не только в душе молодого человека, но и Рона. Когда Тлею отвели наверх, волшебник хмуро возразил супруге, пообещавшей бороться до последнего - «Орден наверняка способен остановить ракеты, и мы ещё можем что-то сделать!».

- Дорогая, - сказал он, глядя на её отражение в зеркале, а не прямо в глаза. - Я подумал... Всё-таки мы не так правы, как кажется. Почему мы должны спасать безликих инопланетян, когда завтра кто-то из них может убить тебя, меня, наших детей, а? С какой стати?

- Рон! - возмутилась Гермиона. - Но они же не виноваты! Их используют энергоны!

- Я знаю... - вздохнул маг. - И всё-таки не могу убедить себя, что мы поступаем верно...

- А что толку в пустых спорах? - фыркнула Джинни. - Со сверхсветовой скоростью мы всё равно перемещаться не умеем, Пикс скорее нас убедит в своей правоте, нежели наоборот... - она посмотрела на брата и Александра - не осуждающе, а скорее понимающе.

- Ну да, а что будет с Тлеей? - не унималась Гермиона, хотя и предложить ничего не могла. - Сначала Холи, потом война, теперь ещё миллионы собратьев и до неузнаваемости изменившийся облик родной планеты, а главное - всё это совершенно бессмысленно, поскольку ни капельки не помогает нам противостоять настоящей угрозе в лице энергонов!

Теперь с ней никто спорить не стал. Что будет с Тлеей, и представить-то страшно. Юноша окончательно раскололся на две половины, и вообще не понимал, на чьей он стороне и какую позицию занимает. С военной точки зрения прав магистр, с человеческой - Гермиона, а тут ещё собственные чувства вмешиваются во все попытки рационального обсуждения... В дополнение ко всему разум, распознав тупиковую ситуацию, дал аудиенцию желудку, в процессе которой последний напомнил, что с самого утра никто из волшебников толком не ел. Живот Александра требовательно заурчал, женщины поспешили на кухню, а мужчины предпочли последовать словам Джинни и не развязывать бесполезных перепалок.

Обед прошёл в молчании. Тлея не без помощи волшебства уснула и за столом не присутствовала, а остальные практически не чувствовали вкуса пищи, хотя голод заставлял их уплетать кушанья за обе щеки. По тихо ворчащему магическому радио во всю обсуждали сегодняшние события, но эти разглагольствования никого из присутствующих совершенно не интересовали. О запуске «Одуванчика» никто не знал, но разношёрстные политики вовсю трубили об отсутствии проблем с магорианцами, что ситуация находится под контролем и делали популистские заявления. Судя по всему, так или иначе точка зрения Пикса успела распространиться в обществе, но - странное дело! - Малфой, вопреки ожиданиям, не спешил подтверждать свою геройскую репутацию. Его по радио вообще не было слышно, и волшебников это не могло не встревожить. Упустить такой шанс выступить с победными речами глава авроров мог только по очень важным причинам, и подготовка громкого ареста знаменитого Поттера казалась наиболее вероятной.

Поэтому Александра быстро отправили домой, да он, в принципе, не особо и возражал. Юноше надо было собраться с мыслями, определиться в чувствах и понять, на чьей же он всё-таки стороне. Журналисты и авроры ни его, ни Светлану не беспокоили (не иначе, благодаря Пиксу), так что молодой человек мог, наконец, побыть в одиночестве. После достаточно неприятного разговора с матерью, разумеется, которая до сих пор упрекала сына за то, что тот держал её в неведении относительно войны с магорианцами. В конце концов, Александр принёс все извинения, которые от него требовались, сказал, что теперь этим делом занимаются более чем компетентные люди, и попросил оставить его до вечера в покое. Он упал на кровать, и некоторое время просто наслаждался одиночеством, давая телу и разуму отдохнуть от тревог и нагрузок дня. Однако, в конце концов сомнения полезли в голову сами, без спроса позволения у юноши, и ему пришлось собраться с мыслями.

Бедная Тлея... Как бы не отрицал юноша, но боль за девушку пронзала его насквозь. Если бы он только мог как-то остановить смертоносные ракеты... Он бы сделал это? Несмотря на слова Пикса? Да какая разница, он всё равно не способен ни на что подобное, так имеет право хоть помечтать? «Одуванчик» уязвим только на выходе из гиперпространства... Вот бы подкараулить его там, и разнести на запчасти! Но он не супергерой без потребностей в воздухе и чувствительности к холоду открытого космоса... А вот энергоны таковы... Если бы они знали, если бы они только знали, какая угроза нависла над их паствой!

- Действительно, если бы они знали... - заворочался в сознании Амо-Нан, к которому юноша неосознанно обратился, погрузившись в мысли о самозваных божествах.

- Посмотрите, до чего довели ваши безумные идеи! - тут же закричал на него Александр. - Из-за нужной только вам войны погибнут миллиарды ваших невинных магорианцев!

- Неужели? - иронически переспросил его призрак. - А мне казалось, к созданию этого проекта мы никакого отношения не имеем, господин прокурор. Или можешь гарантировать, что в один прекрасный день придурки вроде Пикса не запустили бы ракеты по собственной инициативе - скажем, чтобы показать инопланетянам, кто в галактике самый умный и правильный?

- Оставь меня, - обессилено буркнул Александр, не обладавший желанием продолжать пререкаться с призраком. Он был твёрдо уверен, что во всём виноваты энергоны и никто иной, так зачем рисковать столь успокаивающими мыслями и тратить лишние нервы?

- Обвинение выдвинул ты, но если не хочешь - не будем продолжать, - согласился Амо-Нан. - Тем более что поволноваться тебе ещё преизрядное придётся, - с издёвкой продолжил он. - Видишь ли, тебе представился поистине уникальный шанс стать либо мерзавцем, либо предателем, с чем я ну просто не могу тебя не поздравить, - садистки закончил призрак.

- Заткнись! - тотчас взвился молодой человек, отлично понимая, что сейчас начнётся...

- Нет, Александр, я не дам тебе убежать от этой идеи, и ты не сможешь заставить меня замолчать, потому что желаешь услышать её! - не отпускал его энергон. - Игры в хороших и плохих кончились, пора делать выбор из двух зол! Ты хотел остановить «Одуванчик»? Ты можешь сделать это. Призови чёрный кристалл и воспользуйся его силой. Я помогу тебе направить разум через пространство, прямо в Высший Храм, и ты сможешь предупредить моих собратьев об угрозе. Либо ничего не делай и знай, что кровь миллиардов невинных жертв и на твоих руках тоже, что ты прямо причастен к разрушению мира несчастной Тлеи, поскольку мог предотвратить катастрофу! Решай не торопясь. Время у тебя ещё осталось...

Юноша почувствовал себя так, словно его только что разорвали напополам. Он обхватил руками голову, зарылся лицом в подушку и попытался пускать реку рафинированной головной боли тонкой струйкой, но она всё равно сразу нахлынула полноценным потоком. Молодому человеку показалось, что он лишается рассудка, проваливается в какой-то совершенно сумасшедший мир, а вокруг бешено крутится фантастический калейдоскоп. Случилось именно то, чего Александр боялся сейчас больше всего. Его дали выбор... нет, его заставили делать выбор, ибо зная, что он отлично поймёт оба варианта, Амо-Нан аккуратно навёл удар. И призрак прав... Что бы юноша не решил, он не сможет чувствовать себя прежним. Он совершит преступление, он убьёт множество людей своим решением - на Земле ли, на Валориане... это уже детали. Ужасно, страшно, немыслимо... Но он должен стать судьёй и выбрать жертвы. Спаситель и палач в одном лице... причём в любом случае.

Юноше становилось всё хуже и хуже - не физически, конечно, но психически. Мысли спутывались, перед глазами проносились сотни невозможных вариантов спасения всех и сразу, реальность смешалась с фантазией и стала походить на ночной кошмар. Если он согласится на предложение энергона... он предаст родину, предаст Землю, предаст друзей из Института, которые завтра наверняка выйдут на поле боя. Он использует чёрный кристалл, и ослабит тем самым путы, сковывающие Амо-Нана, а тот наверняка воспользуется возможностью передать весточку собратьям, раскроет планы... Нет, на это он не имеет права!

- Поскольку я, не буду отрицать, заинтересован в сохранении жизни магорианцам, я готов дать слово, что буду говорить только то, что разрешишь ты, - вторгся в разум голос призрака.

- И почему же я могу тебе доверять? - простонал в ответ юноша, изъедаемый сомнениями.

- Как говорил Предатель, в отличие от вас мы держим слово! - гордо произнёс Амо-Нан.

- И даже он выполнял свои обещания... - закончил за призрака молодой человек. - Тогда заодно поклянись, что не используешь этот шанс для приближения своего освобождения!

- Это не в моей власти, - удивительно, но Александр чувствовал в словах призрака сожаление. - Любое использование кристалла наносит удар по моей темнице, и ни ты, ни я не можем как-то повлиять на силу этого удара. Однако, опять же вспомни слова Предателя...

- Я помню... - пробормотал юноша, вновь срываясь в бездонный колодец безумия после короткой передышки на разговор с энергоном. Изредка он может использовать могущественный артефакт без особого риска для себя... Так что же всё-таки решить? Какой выбор сделать? Позволить оборваться миллиардам жизней инопланетян сейчас - или поставить на карту судьбы неизвестного количества землян в недалёком будущем? Молодой человек не знал, сколько минут, часов, дней он лежит на кровати, не в силах дать ответ на страшный вопрос. Много раз он убеждал себя, что магорианцы уже развязали войну, вторгшись на Землю, что роковой удар по их планете является лишь закономерным следствием начала конфликта, что идти против воли верховного главнокомандующего, коим является президент, он как солдат просто не имеет права... И каждый раз мелькающее в мыслях заплаканное и полное ненависти лицо Тлеи удерживало Александра от того, чтобы поставить точку. Убить миллиарды ради чьего-то возможного спасения... Нет. Он не может.

- Помоги мне, - наконец, слабым голосом вымолвил юноша, уставший от борьбы с собой.

- Итак, ты решился на предательство, - заключил энергон, гаденько усмехаясь.

- Нет! - вцепляясь пальцами в подушку, как в горло ненавистного призрака, тихо зашипел юноша. - Я никому ничего не обещал! Я лишь спасаю невинных! Я... я не могу приносить такие жертвы, как хладнокровные командиры вроде Пикса! Это... тяжело... для меня...

- Жертвы? Мне кажется, дело не только в жертвах... - продолжал злорадствовать Амо-Нан. - Ладно, молчу, а то ты, чего доброго, передумаешь... Давай я научу тебя, как незаметно призывать кристалл - ведь мы же не хотим потревожить покой семейства Уизли...

Александр повиновался и позволил призраку направлять свои действия. Он медленно перебирал руками воздух, одновременно нащупывая в пространстве камень, и, когда обнаружил желаемое, приказал артефакту переместиться к себе в ладонь. Тот повиновался, без лишнего шума и разрушений прыгнув к юноше через все разделяющие их километры.

Но прежде, чем свершить задуманное, молодой человек сбегал поужинать. Светлана настаивала, что питаться надо вне зависимости от эмоционального и физического состояния, так что, не приди он на кухню самостоятельно, вполне могла бы начать его будить без выяснения местонахождения разума. Заодно вид сына убедил её, что тому и впрямь не помешает лечь спать пораньше - каждую секунду Александр думал о правильности принятого решения, и, хотя не собирался его менять, получал головной боли сполна. Он поел так быстро, как только был способен, и через несколько минут с облегчением упал в постель, сжимая в руках чёрный кристалл. Теперь ему предстояло вновь подчиниться энергону.

- Готов? - съехидничал тот, не иначе понимая, как выглядит такая забота в его устах.

- Давай быстрее, второе 'я'! - зло процедил обиженный юноша.

- Пристегните ремни, господа из первого 'я'-класса! - в тон ему ответил призрак. Кровать выскользнула из-под спины молодого человека и сбросила его в наступающую отовсюду непроглядную тьму.

Александр с невероятной скоростью нёсся сквозь космос. Звёзды мелькали мимо, словно столбы за окном несущегося на полной скорости поезда, и выглядели более чем необычно. Юноша замечал не огненные шары, а что-то вроде сгустков информации о каждом из светил, будто он провалился в гигантскую базу данных и прокручивает таблицы значений её полей. Голова с трудом переваривала набегающий поток сведений, не оставляя в памяти ничего, кроме незнакомых молодому человеку ранее странных ощущений, которые невозможно было описать. Холод космического пространства никак на него не действовал и действовать не мог, поскольку тело оставалось на далёкой Земле, в то время как разум летел сквозь галактику. О том, что он достиг Валориана, Александр узнал скорее интуитивно, поскольку не увидел (если это слово вообще применимо к созерцанию непонятно чего) ни одной знакомой картины. Он просто знал - планета рядом, вот её атмосфера, толща воды, запретный остров между двумя материками... В таком состоянии, в каком он находился сейчас, скрывающие Та-Лен чары казались чем-то вроде сплошного купола, не задержавшего, правда, юношу ни на секунду. Он сбавил скорость, проник в пирамиду, и внезапно вернул способность ощущать мир в световом диапазоне. Нет, тело его не переместилось вслед за сознанием - но магия позволяла увидеть окружающие вещи так же, как увидели бы их глаза, окажись они здесь. Единственное отличие - сейчас из ниоткуда специально для юноши был создан источник света, невидимый никому, кроме него, но позволяющий разогнать темень окружающей просторной комнаты без ламп, свечей и чего-то ещё. Несколько мгновений молодой человек привыкал к столь резкому переходу в чувствах, а потом разглядел окружающих его созданий в плащах и капюшонах. Сомнений не оставалось - он находится в Высшем Храме, и энергоны знают о его присутствии здесь.

- Ты ли это, Амо-Нан? - прозвучал голос одного из самозваных божеств. Без сомнения, призрак говорил на своём языке, но для Александра сейчас стирались любые языковые барьеры.

- Я запрещаю ему говорить! - воскликнул юноша, опасаясь, что Амо-Нан успеет-таки сказать что-то нежелательное до поступления официального запрета. - Он дал мне слово!

- Опрометчиво, хотя причина, мы полагаем, крайне важна? - высказал мнение собеседник.

- Да... Крайне... важна... - нерешительно и с запинками начал говорить молодой человек. - Правители стран Земли... сегодня отправили к Валориану... ракеты. Ядерные ракеты. Через гиперпространство они летят как единое целое, но после выхода разъединяться и ударят по крупнейшим городам планеты. Их нужно остановить... нет, вы обязаны их остановить!

- И мы их остановим, - твёрдо пообещал энергон. - Но скажите, господин Честин, что заставило вас появиться здесь и предать свою планету, сообщив нам об этих ракетах?

- Я никого не предаю!!! - в ответ на очередное обвинение в предательстве молодой человек не смог сдержаться и заорал, как сумасшедший. - Я НЕ ПРЕДАТЕЛЬ!!! Это вы, вы предатели, трусливо сидите в своём Храме и жертвуете обманутыми людьми ради безумных целей! Я не могу так, я спасаю жизни женщин и детей, но когда начнётся война... Клянусь, я буду убивать всех врагов, а если мне представится шанс причинить боль вам... Я сделаю всё, чтобы вы страдали как никто другой, я ни перед чем не остановлюсь, лишь бы уничтожить вас, я с радостью погибну, лишь бы защитить свой мир от таких спятивших маньяков!

- В таком случае, свидимся на поле боя, - равнодушно предрёк призрак. - Но прежде чем мы расстанемся, я должен сказать... Вы удивили нас, господин Честин. Ваш поступок весьма смел, хоть столь же глуп. Мы знакомы с понятием чести, и найдём способ вернуть вам долг.

- Мне ничего не нужно от врагов, - презрительно фыркнул Александр, готовясь уйти.

- Ещё одно уточнение, - остановил его энергон. - Мы почувствовали, как наш общий знакомый активировал Долен-Ордемэль, и понимаем, что вы работали на него, а потом были преданы. Также мы догадываемся, что, раз ваше правительство узнало о начале конфликта... очевидно, от вас, то никакой помощи он вам не обещал. Какова его цель? К чему он шёл всё это время? Ведь, если вы не знаете, призрак способен получить разве что небывалую разрушительную мощь, но дорога к жизни по-прежнему останется для него закрытой...

- А что бы вы сделали на его месте? О чём бы мечтали? - зло прорычал юноша. - Я, например, не вижу ни малейших отличий между этим... Предателем и любым из вас!

- Значит, он решил обратиться к иллюзиям... - пробормотал призрак, не иначе проверяя правильность своей догадки по мелькающим у юноши мыслям. В том состоянии, в каком сейчас находился молодой человек, ему трудно было защититься окклюменцией от вторжения в разум.

- Что ж, он всё-таки глупее, чем мы думали, - собеседник ограничился подтверждением своей гипотезы и не стал пытаться лезть глубже в сознание Александра. - Тогда прощайте, господин Честин, не смею вас задерживать. До встречи в битве... если доживёте.

Юноша лишь приказал Амо-Нану немедленно вернуть себя назад и не ответил. Поделиться намерениями Исполнителя не входило в его планы, и теперь оставалось надеяться, что невольно переданная информация никакой пользы агрессорам не принесёт. Обратно он перенёсся практически мгновенно - найти посреди бесконечности космоса собственное тело оказалось достаточно просто, однако часы у кровати показывали полпервого ночи. Стало быть, молодой человек потратил на мысленный визит в Та-Лен куда больше времени, нежели думал... и всё-таки недостаточно, чтобы по пробуждению сразу идти к друзьям. Ему оставалось метаться в бессоннице и думать, насколько правильно он всё-таки поступил. Со свершением спорного деяния метания Александра только начинались, причём теперь их подкрепляли слова призраков... Предатель... Неужели он на самом деле стал предателем, совершившим чудовищную ошибку? И как скоро удастся примириться со своим выбором? Юноша сказать не мог, и уснул только под утро, чтобы вскоре быть разбуженным вредным будильником. В окна заглядывало солнце, политики продолжали убеждать мир в неминуемой бескровной и окончательной победе над магорианцами, и ещё не знали, что их надежды перечеркнуло решение всего одного человека...

- Выходит, данные Тана подтверждаются? - спросил один из энергонов у говорившего с юношей собрата после того, как сознание визитёра вернулось на своё законное место.

- Как ни странно, но да, - согласился тот. - Надо будет получше узнать о его методах, они оказались потрясающе эффективны - ведь этот проект, наверное, был в высшей степени секретным.

- Полагаю, сейчас стоит сообщить народу о коварных замыслах землян по уничтожению всей нашей планеты? - вмешался в разговор третий призрак. - Или лучше оставить магорианцев в неведении относительно наличия у противника столь мощного оружия?

- Разумнее сказать, послать второй комплект ракет через гиперпространство землянам не хватит времени, а защитить строящуюся базу на их планете не составляет особых проблем.

Спросивший бесшумно покинул Храм, остальные энергоны продолжили совещание.

- Если Предатель, как мы выяснили, не опасен - возможно, не стоит зря жертвовать солдатами, а сразу самим вмешаться в битву? - поинтересовался первый мнением собратьев.

- Нет, они должны почувствовать вкус технологий, воочию увидеть их сильные стороны, - возразил ещё один призрак, до того молчавший. - К тому же, мы не можем быть уверены в планах Предателя до конца. Он долго жил среди людей - и неужели ни капельки не захотел властвовать над ними? Не следует также забывать, что они стали источником его мощи. Пусть начнут гибнуть, если Предатель даже тогда не вмешается в сражение - значит, этот глупец навеки останется в своих иллюзиях, и не будет представлять для нас угрозы.

- До поры до времени останется, - поправил говоривший с Александром. - Рано или поздно его настигнет наша кара, и она будет куда суровее, нежели первое наказание. Однако, подтвердились наши предположения и по поводу Амо-Нана. Ему каким-то образом удалось оказаться в теле смертного, причём он по неизвестной причине не может подавить волю землянина и вынужден идти с ним на компромисс... Должны ли мы как-то вмешаться?

- Позволю себе напомнить, что это не простой смертный, а единственный, представляющий для нас опасность, - взял слово ещё один обитатель Храма. - Так как у нас пока нет данных, что на Земле существуют ещё люди, владеющие волшебством, свои способности он и его друзья могли обрести только как следствие замыслов Предателя.

- Последнее утверждение всё ещё нуждается в окончательной проверке, которую надёжнее всего будет поручить Тану, раз уж его деятельность оказалась настолько успешной, - добавил всё тот же собеседник молодого человека.

- Конечно, это очевидно! - явно обиделся на столь очевидную корректировку прежний выступающий. - Но, несмотря ни на что, мне кажется неразумным рисковать, ведя со способными к магии землянами отдельные дела. Честина погубят собственные идеалистические воззрения, четверо остальных вряд ли послужат серьёзным препятствием. В итоге Амо-Нан и без нашего участия либо освободится, либо обретёт живое тело.

- О, неужели существует ещё один способ вернуться к жизни! - раздалось восклицание.

- Конечно, ведь мы обсуждали его, - был ответ некого учёного, знающего таинства магии лучше большинства собратьев. - Но он слишком опасен, если человек почувствует силу и падёт во тьму, последствия будут непредсказуемыми. К тому же... делить с кем-то тело - это не настоящая жизнь, а лишь иллюзия, вроде тех, в которых сейчас, надо думать, купается Предатель... Я бы не хотел возвращаться в мир живых подобным способом...

Собратья согласились с ним, пусть кое-кто и не без неудовольствия. Особо выбирать им не приходилось, но надежда на возрождение и божественное могущество давно и прочно подчинила себе их устремления. Никакие жертвы не могли заставить энергонов свернуть с этого пути. И сейчас остаётся только ещё раз просчитать планы нападения на третью планету в далёкой звёздной системе, оказавшуюся родиной расы, на которую призраки возлагали нынешние надежды. А если сейчас что-то пойдёт не так... Впереди миллионы лет и тысячи возможностей свершить иное жертвоприношение ради невиданного блага... Что может быть важнее этих планов?

С «Одуванчиком» же через трое суток действительно было покончено. Энергонам не стоило большого труда обнаружить точку выхода из гиперпространства, заданную носителю. Когда комплекс появился в ней, его уже ждал десяток светящихся шаров с чёрными кристаллами в центре. Подобные молниям потоки энергии одновременно прорезали пустоту космоса - и через минуту от вершины технического гения землян остались одни воспоминания. Ярчайшая вспышка, хорошо видимая на ночном небе, возвестила о победе над коварными планами противника и ещё более укрепила веру магорианцев в своих божеств. Слава же предупредившего о страшной угрозе целиком досталась Кхаилону Тану, а о выборе Александра Честина никто так и не узнал. Энергоны сохранили эту тайну, понимая, что сам юноша вовсе не жаждал бы огласки своего сомнительного «подвига». Призраки в самом деле удивились поступку землянина и искренне надеялись рано или поздно отплатить ему - хотя, разумеется, ни в коем случае не в ущерб остальным своим интересам.

Глава 6. Посланец магистра

Трезвон будильника окончился для него самым плачевным образом. Высунувшаяся из-под одеяла рука схватила вредный прибор, осмелившийся зазвонить без оглядки на состояние будимого субъекта, и со всей силы швырнула его об пол. Для часов такое обращение оказалось фатальным - ну и пёс с ними, всё равно давно пора купить что-нибудь современное и подсознательное вместо этого антиквариата. Ужасно выспавшийся и от этого ещё более злой Александр попробовал снова заснуть, но не смог. Воспоминания о ночном трансгалактическом путешествии нельзя было ликвидировать так же просто, как и будильник, а мешать спать они куда сильнее. Провалявшись в постели ещё двадцать минут, юноша всё-таки встал и побрёл в ванную, зевая во всю ширину рта.

Масла в огонь подлила Светлана, начавшая интересоваться, почему сын такой хмурый и невыспавшийся, хотя вчера лёг спать очень рано. Пришлось сказать ей правду - не всю, конечно, а до такой степени, что бы и поняла, и лишних вопросов не задавала. Обманывать мать молодой человек более не решался (в особенности после разговора о войне), так что ему пришлось немало потрудиться, осторожно увиливая от прямых ответов. Как следствие, свою порцию вздохов и восклицаний Александр всё-таки получил (различные вариации на тему «Тебе пора завязывать с этой... магией!»). Впрочем, сейчас такие увещевания давали повод перевести разговор на другое поле, где он чувствовал себя увереннее, а потому юноша ухватился за представившийся шанс. Он заявил, что не имеет права отступать, что такова его судьба и что он обладает уникальными способностями, без которых землянам в войне придётся туго. Теперь до конца завтрака молодой человек обречён был в подробностях рассказывать матери историю Калигона и энергонов, что его вполне устраивало.

Затем Александр вышел на улицу, колеблясь между желанием отправиться к друзьям и опасением, что за ночь их взгляды могли перемениться. Журналистов, к счастью, нигде рядом не оказалось, а от косых взглядов простых людей юноша, в раз ставший знаменитым на всю страну, старался держаться подальше. Правда, вскоре он понял, насколько это трудно в субботний день, и предпочёл перенестись в лес, растущий у штаба Ордена Тени, замерев таким образом на полпути между домом и друзьями. Зато тут уже ни от кого прятаться не приходилось... кроме себя самого, поскольку каждая иголка на ели, каждый лучик солнца, каждый глоток воздуха напоминал юноше о родном мире. О мире, который он обрёк на лишние страдания своим решением. И о его обитателях, которым этот решение может стоить жизни. Нет, он не способен больше вынести гнёт неизвестности. Он должен отправиться к друзьям и всё рассказать. Уверившись в этом, Александр перенёсся к Уизли.

Те, оказывается, всё ещё завтракали. Точнее, сами хозяева дома уже давно поели, однако Тлея с отсутствующим видом сидела над остывшей едой и изредка отправляла что-то в рот, причём зачастую это была пустая вилка. Гермиона и Джинни хлопотали вокруг неё, пытаясь привести в чувство, а на Гарри с Роном легли все остальные заботы. Они впустили юношу, не удержавшись от замечания по поводу ещё одного несчастного на свою голову, в надежде, что сумеют как-то оживить молодого человека. Тот слабо буркнул, что с ним всё в порядке (действительно, по сравнению с магорианкой он был более чем в порядке!) и присел на стул, гадая, как же начать повествование. Былая уверенность ожидаемо улетучилась, как только наступил «долгожданный» момент.

Но размышлять Александру не дали. Женщины моментально накинулись на него с требованиями подбодрить Тлею, едва ли не обвиняя юношу в бессердечности по отношению к магорианке! Нет, ну это уж слишком! Молодой человек сердито посмотрел на них, резким движением встал и сунул руку в карман, а затем небрежно кинул на стол чёрный кристалл, покатившийся по направлению к девушке. Дамы и их мужья замерли в полном удивлении.

- С помощью Амо-Нана мне удалось переместить свой разум в Та-Лен и предупредить энергонов об «Одуванчике», - тяжёлым голосом произнёс он. - Валориан будет спасён.

Если Александр думал, что волшебники на появлении чёрного кристалла достигли высшей степени удивления - то ошибался. Таких лиц, как после этого заявления, юноша у них ещё не помнил. Но удивительней всего была реакция Тлеи. В течение секунды полной тишины её словно подменили, мрачный вид взорвался ярким светом подобно сверхновой, и девушка засияла всеми красками жизни. Она взглянула на юношу слезящимися от счастья глазами, вскочила, опрокинув стул, на котором сидела, и бросилась обнимать молодого человека. Когда его шею крепко обвили руки подруги, а к плечу прильнула её голова, Александр почувствовал себя таким счастливым, каким не чувствовал уже давно... Пожалуй, в тот момент он был сполна вознаграждён за всё, что совершил, вне зависимости от мнения волшебников, магглов, энергонов, магорианцев и кого бы то ни было ещё.

- Прости меня, умоляю, прости! - зашептала Тлея. - Я была такой глупой, я ошибалась, я не понимала, что говорю, я была ослеплена отчаяньем, я поступила как полная дура, я... я...

Она тихонько захныкала и оборвала фразу. Александр улыбнулся и также обнял девушку.

- Ты тоже прости меня, - нежно ответил он. - Я не должен был сначала обманывать тебя, а после вести себя словно напыщенный гордостью индюк... И... я... не знаю, что ещё сказать...

- Не говори ничего, твои поступки говорят красноречивее любых слов, - пробормотала Тлея, только крепче обнимая юношу. - А вот я... я... только и делаю, что совершаю ошибки...

- Это не имеет ни малейшего значения, - юноша поцеловал подругу в лоб. - Ты не должна ничего доказывать, я и так всё вижу и понимаю... И всё же... эм... Тле, я бы почёл за счастье умереть в твоих объятиях, но... буду признателен, если ты не задушишь меня сегодня...

Девушка смущённо улыбнулась и отпустила молодого человека. За время взаимных объяснений молодых людей Гермиона успела убрать чёрный кристалл и теперь стояла неподалёку, радуясь их примирению - как, впрочем, и остальные волшебники. На сделанный Александром выбор их реакция также, по всей видимости, была вполне положительной - даже Рона, а уж от моментального выведения магорианки из полуобморочного состояния у них и вовсе словно камень с души свалился. Тем не менее, юноша нахмурился сразу же, как только отошёл от эйфории, вызванной внезапными... и долгожданными объятиями с Тлеей.

- Вы поступили правильно, - ободрила его Гермиона, угадав гложущие молодого человека сомнения. - Нельзя дать умереть миллионам ради каких-то непонятных благ в будущем.

- Почему же я тогда чувствую себя предателем? - вызывающе воскликнул Александр.

- Ты не предатель! - тут же отозвалась Тлея. - Ты просто... ну... эээ... ничего не обещал!

- Но с точки зрения военного времени мне светит трибунал, - покачал головой юноша.

- Знаете, Александр, уж если смотреть со стороны закона - никто никогда ничего не узнает! - фыркнула женщина. - Главное - то, какого вы мнения о своём поступке, а на войнах свершались деяния и пострашнее, причём они сходили преступникам с рук. Более того, многие конфликты сами по себе можно квалифицировать как страшное злодеяние!

- Действительно, - поддержал подругу Гарри. - Дамблдор мог втоптать Риддла в грязь с той же лёгкостью, что президенты нажали на кнопки, он вполне был способен стереть с лица земли и Пожирателей Смерти, и других прихвостней Тёмного Лорда. Но он не считал себя вправе приносить жертвы со словами «ради высшего блага»... Я не могу сказать, что он однозначно прав, но каким бы был мир, если бы все вокруг только и делали, что жертвовали друг другом? Не нам судить, кто прав, кто виноват - но мы можем спасти и дать шанс. Пикс и правители держав осудили миллиарды невинных на смерть. Возможно, они на самом деле обязаны были принять такое решение, исходя из своих должностей. Но вы имели право не согласиться с их выбором и спасти несчастных.

- Спасибо... - искренне поблагодарил друзей Александр, хоть и имел сотню оснований для спора. - Вряд ли я смогу когда-либо сказать, что поступил абсолютно правильно, и, похоже, верного ответа тут не существует, но... я не мог поступить иначе. Просто не мог...

- Именно, - согласилась Гермиона. - Нет смысла продолжать эту никчёмную дискуссию.

- А вот за то, что ты не мог поступить иначе, я тебя и люблю! - резюмировала Тлея и поцеловала юношу. Тот снова просиял и более уже не возвращался к спорной теме, хотя оставшемуся в душе следу ещё долго суждено было грызть совесть молодого человека.

Когда ставший совсем холодным завтрак повторно разогрели, девушка на радостях смолотила его в рекордные сроки. Её друзья же принялись активно обсуждать последствия принятого Александром решения в свете теперь уже очевидного и неизбежного скорого начала вооружённых столкновений. Разумеется, в ближайшие три дня им предстояло вести себя тише воды ниже травы, чтобы не провоцировать Пикса и не демонстрировать преждевременную осведомлённость о провале проекта «Одуванчик». А когда Орден через свои системы наблюдения узнает, что ракеты уничтожены - ни у секретной организации, ни у Совета Объединенной Земли просто не останется иного выбора кроме как вспомнить о членах Содружества Надежды. И тогда желательно выступить во всеоружии - с планом действий, всей доступной информацией о противнике и, желательно, разгадкой тайн, оставленных прежним магистром Ордена Тени.

- Итак, мы предполагаем, что Снейп оставил где-то комнатку, под завязку забитую оружием, - напомнила остальным Джинни. - Остаётся только узнать, где же она находится.

- И при этом не попасться на зубок Малфою, - добавил Рон, вспомнив о главе авроров. Коварные планы последнего явно становились навязчивой идеей волшебника. Гермиона всплеснула руками и неодобрительно посмотрела на супруга, а Гарри с женой предпочли на этот раз сохранить нейтралитет и не вмешиваться в назревающую полемику.

- Дорогой, никаких злобных Малфоев нам не угрожает! - дама аж погрозила мужу пальцем, словно непослушному ребёнку. - Если бы он хотел нас арестовать - вчера бы десять раз сделал это, благо в поиске особых поводов не нуждается.

- А я всё-таки считаю, что он вынашивает некие коварные планы! - упрямо ответил тот.

И тут обе спорящие стороны едва не подскочили на месте от звонка в дверь, раскатившегося по дому. На лице Рона отразилась смесь торжества с испугом - он не хотел получать столь быстрого подтверждения своим словам. Гермиона наряду с остальными скорее удивилась и начала быстро перебирать в памяти, кто же может звонить в дверь. По всему выходило, что это вряд ли кто-то из детей либо Содружества, а стало быть, визит вполне официальный. Версия супруга тотчас перестала казаться ей такой уж невероятной. Гарри молча стиснул в кармане кристалл, Тлея прижалась к Александру. Рон, как автор мрачных предсказаний, направился открывать таинственному визитёру.

Джинни и Гермиона решительно загородили молодых людей, встав между ними и входной дверью. Гарри подошёл поближе к Рону, чтобы поддержать его. Каждый из шестерых находившихся в гостиной людей мысленно готовился к любому развитию событий. Рон положил руку на ручку двери, Гарри, словно заправский спецназовец, скрылся от взора входящего за стеной у самого прохода и кивнул другу. Дверь плавно открылась, и... Рон вытаращил глаза, женщины также немного опешили, а молодые люди высунулись из-за их спин. Видя, что никакой сиюминутной опасности вроде штурма дома нет, Гарри также выглянул посмотреть на гостя. На пороге действительно стоял Драко Малфой. Но он был один, без всяких коллег, и держался несколько неуверенно, пусть и с достоинством.

- Смотрите, кто к нам пожаловал! - воскликнул первым Рон, тотчас забывая свои опасения. - Какие люди, и без охраны! Надеюсь, мистер Главный Аврор в курсе, что не является желанным гостем в нашем скромном жилище, и не рассчитывает на тёплый приём?

- Заткнись, Уизли, - прорычал Малфой, демонстрируя желание пройти внутрь, но Рон загораживал проход и не пускал визитёра. Видя это, Гермиона двинулась вперёд и одёрнула супруга. Тот нехотя посторонился и всё-таки дал незваному гостю миновать порог дома.

- Между прочим, вы должны благодарить меня, что я явился один, а не в сопровождении подчинённых, - мрачно заметил Малфой. - Вы в курсе, что после выступления в Совете вам светит по меньше мере двадцать лет Азкабана, и то если правосудие учтёт прошлые заслуги?

- О, я прям готов расцеловать вашу левую ручку... в районе Тёмной Метки! - съязвил Рон.

Драко оскалился и посмотрел на Гарри, но тот явно не был склонен к общению с ним больше друга. Волшебницам снова пришлось осаживать супругов. Дамы хоть и не светились от дружелюбия, но вполне мирно поприветствовали гостя и поинтересовались целью визита.

- Если она не составляет Особо Важного Секрета Отдела Тайн, конечно, - добавил Рон.

- Благодарю за гостеприимство в лучших традициях семьи Уизли, - начал уязвлённый Малфой; Гермиона остановила руку мужа, потянувшуюся было к горлу главы авроров. - А я, между прочим, пришёл с очень интересными новостями... интересными для вас, - подчеркнул он. - Однако, если вас чем-то не устраивает моё присутствие... - он демонстративно развернулся, надеясь, видимо, что кто-то будет его останавливать.

- Не трудись уходить, Малфой, я сам тебя вышвырну, - поведение гостя в конце разозлило Рона, и он, пожалуй, на самом деле был готов осуществить угрозу, несмотря на все попытки жены урезонить его. Визитёр стал ещё более нерешительным - он не рассчитывал на такой ответ, а между тем, ситуация становилась угрожающей. Последовал вздох, рука Гермионы надёжно схватила хозяина дома, двинувшегося было к гостю... Глава авроров нехотя засунул руку в карман и быстро вынул... нечто, что заставило волшебников удивиться даже более, нежели появление самого визитёра без сопровождения. На ладони Драко сверкал, играя светом на гранях, личный кристалл синего цвета. Вроде тех, какие были членов Ордена Тени и самих волшебников. Четверо магов непроизвольно потрясённо переглянулись. Гость ухмыльнулся.

- А, так вот каким наш Величайший Герой Всех Времён и Народов совершил свои подвиги! - разочарованно протянул Рон, опомнившийся первым. - Да-а-а... Я опустошён...

- Прикуси свой длинный язык, Поттерово подмастерье! - угрожающе зашипел Малфой.

- Мне только кажется, или здесь в самом деле не твой особняк? - подлетел к нему Гарри. - Кстати, ты, вроде, вчера имел честь познакомится с Пиксом? А ведь этот сеньор будет рад задать несколько вопросов по поводу камешка, причём авроры тебе ну совсем не помогут...

- Хватит! - воскликнула Гермиона, видя, что мужчины дружно закипают до опасной точки. - Рон, Гарри - успокойтесь. Малфой - ты тут не хозяин. Если пришёл помочь нам с общей проблемой - изволь обойтись без угроз... Рон, я наложу на тебя чары безмолвия!

Едкий комментарий застрял на языке её супруга. Визитёр торжествующе поглядел на Рона, но Гермиона заставила спутника жизни сдержаться и на этот раз. Джинни в то же время оттащила своего мужа подальше от гостя. Главу авроров пустили в гостиную, однако никак потчевать, разумеется, не собирались. Александру и Тлее пришлось сесть поближе к Малфою, как и женщинам - между ним и Гарри с Роном следовало поставить надёжный буфер. Наконец, все расселись. Дамы внимательно следили за супругами, и те предпочитали молчать. Гость также старался никого не провоцировать, видя, что ради принесённых им новостей даже после демонстрации личного кристалла никто не собирается прыгать на задних лапках.

- Итак, мистер Малфой, - официальным тоном обратилась к визитёру Гермиона. - Мы видим, вам на самом деле есть что сказать. Однако не забывайте, что угроза сейчас нависла над всей Землёй, и вы, как глава авроров, скорее нашего должны быть ей заинтересованы.

- Поэтому я и посетил вашу милую компанию, - нехотя буркнул гость и начал рассказ.

Закутанный в чёрный плащ с капюшоном волшебник торопливо шёл по тёмной аллее, сопровождаемый журчанием фонтанов. На дворе было самое начало мая 2004 года, но, несмотря на тёплую погоду, человек не спешил скинуть часть своего одеяния или хотя бы подставить лицо ласковому весеннему солнцу. Он явно не хотел быть замеченным любым неосторожным взглядом, даже если будет какая-нибудь пролетающая по своим делам птица, и потому старался держаться в тени. Наконец, дорога привела загадочного мага к красивому и просторному дому, с многоугольными окнами на первом этаже, мерцающими мягкими огнями даже при дневном свете. Волшебник подошёл к массивной двери особняка и взмахнул рукой. Изнутри донёсся глухой звук, раскатившийся, должно быть, по всем внутренним помещениям. Поначалу казалось, что никто впускать человека не собирается. Однако после повторения процедуры оповещения о намерении войти всё-таки послышались негромкие шаги, отворилась ставенка и в неё выглянули серые глаза.

- Кто вы такой? - испуганно спросил Драко, не в силах разглядеть лицо незваного гостя.

- Старый друг семьи, - глухо ответил тот. Страх молодого хозяина дома заметно усилился.

- Отца сейчас нет, он в министерстве магии, - протараторил Малфой, закрывая ставенку.

- Нет, Драко, мне нужен именно ты, - отчётливо произнёс визитёр. - Я знаю, что тебе немного... нездоровится, однако соизволь открыть, иначе я буду вынужден вышибить дверь.

Молодой хозяин особняка повиновался, хотя очевидно сильно нервничал. Когда гость переступил порог дома, он нетвёрдым движением руки закрыл за ним дверь и, силясь проникнуть взглядом под скрывающий лицо капюшон, провёл визитёра через холл в гостиную. Тот, впрочем, демонстрировал все признаки знания расположения комнат в доме.

- Благодарю, Драко, - первым произнёс гость, видя нерешительность молодого волшебника, который продолжал недоумевающе смотреть на таинственного мага и лишь тёр левую руку, с самого утра охваченную тупой болью. Так странно... ни у отца, и у кого другого Тёмные Метки никак себя не проявляли с момента падения Тёмного Лорда, а у него внезапно заболела... да ещё в годовщину этого события... К тому же как раз в день визита странного человека...

- Ах, забыл... - без особых сожалений пробормотал визитёр и дотронулся правой рукой до своей же левой. Боль тотчас ушла. Молодого хозяина дома до пят пробрала крупная дрожь.

- Тебе не стоило получать Тёмную Метку, Драко, - холодно заметил визитёр. - Но раз уж она у тебя есть, а магия Тёмного Лорда неожиданно проста - я не мог не воспользоваться Меткой, чтобы вызвать недомогание и тем самым гарантировать твоё присутствие дома.

- Кто... вы? - пробормотал молодой хозяин, с несказанным облегчением осознавая, что перед ним всё-таки стоит не возрождённый Волдеморт, на что ранее указывали все признаки.

- Да... Быстро же Малфои забывают друзей... - криво усмехнулся он, медленно снимая капюшон. - Впрочем, не сказал бы, что для меня это неожиданность...

Драко моментально потерял дар речи и невольно попятился назад. Северус Снейп снова слегка усмехнулся, сбросил плащ и аккуратно накинул его на левую руку. Пока молодой хозяин дома продолжал удостоверяться, что глаза его не обманывают, бывший профессор без спроса прошёл к столу и сел на один из стульев, жестом указав молодому волшебнику на другой. Драко, словно в полусне, покорно плюхнулся на указанный предмет мебели.

- Вы - живы? - выдавил он. - Но Поттер говорил, что Тёмный Лорд убил вас... и портрет...

- Да, Поттер во многом был прав, - снизошёл до объяснений магистр. - Именно, Драко, и в моём жизнеописании тоже, - сказал он с поразительным спокойствием. - Но это не твоё дело. А вот если бы ты хорошо учился, то знал бы, что портреты, как и волшебные фотографии, вовсе не требуют смерти изображённого на них мага. Впрочем, это опять же не важно. Для магического мира я мёртв, и не советую тебе болтать лишнего - как видишь, через твою чудесную Меточку я теперь способен делать всё, что был способен делать Тёмный Лорд, и даже больше...

- И вы возродите Пожирателей Смерти? - воскликнул Драко в непонятных чувствах.

- Если бы я хотел это сделать, - по лицу Снейпа скользнула холодная ярость, - то к тебе бы обратился в последнюю очередь! - усилием воли он вернул себе безразличный вид. - Нет, Драко, я сейчас и без того руковожу настолько могущественной организацией, что горстка предателей и трусов мне даром не нужна. А вот персонально ты пригодишься. Смею напомнить, за тобой водится должок - как за годы учёбы, что я гладил тебя по головке, так и за выгораживание перед Тёмным Лордом, а главное - за то, что я спас от разлома твою душу.

- Сэр! - возмутился изрядно осмелевший Драко. - Вы... вы делали это по заданию...

- Дамблдора, - закончил Снейп. - Вижу, истории Поттера ты слушал лучше, нежели сам готов признать. Но это ничего не меняет. Ты мне должен, и я требую вернуть долг, исполнив одно маленькое поручение... Только не забывай, что я за тобой присматриваю, - он снова потрогал свою левую руку, и Драко вскрикнул от внезапной резкой боли в своей.

- Что... вы хотите... сэр? - простонал он, ещё поглаживая конечность, хотя боль ушла.

- Передать пару посланий - либо через тебя, либо, если с тобой что-то случится, через твоего наследника, - магистр продолжал удивлять собеседника непривычным тоном общения с бывшим «любимым» студентом. - Несколько десятилетий спустя - от пятидесяти до семидесяти, как я предполагаю - Поттер придёт к тебе и спросит, а не крал ли ты, случаем, Старшую Палочку.

- Но у меня и в мыслях не было трогать её! - взорвался Драко, думая, что его обвиняют.

- Конечно, однако, в его положении будет естественно подумать иначе, - спокойно пояснил Снейп. - И ты ему скажешь, что, по твоим сведениям, артефакт находится где-то под Псковом - это древний русский город. И ни словом больше, понял? Ни словом больше!

- Поттер, опять этот Поттер, везде один сплошной Поттер! - негромко прорычал Малфой.

- Хочешь тоже стать героем, Драко? - Снейп снисходительно улыбнулся, но лицо его отобразило скорее презрение. - Ты всегда мечтал оказаться на его месте, и не надо пытаться отрицать это... Что ж, если ты считаешь, что готов быть героем - будет тебе такая возможность!

Магистр смерил собеседника насмешливым взглядом и с шумом хлопнул об стол квадратной железной коробочкой. Драко, стараясь не показывать обиды на слова гостя, заинтересованно потянул к ней руки. Бывший профессор не мешал ему откинуть крышку и обнаружить прозрачный кристалл, лежащий на поролоновой подкладке. Однако когда молодой хозяин дома захотел коснуться невиданной вещицы, магистр моментально сотворил невербальное заклинание. Рука Малфоя замерла в воздухе за несколько сантиметров до камня.

- Не так быстро, - Снейп лениво погрозил ему пальцем. - Сначала подумай, Драко, подумай хорошенько - а действительно ли ты подходишь на столь желанную роль? Хватит ли у тебя мозгов понять, каковы герои на самом деле? Не забьёшься ли ты в угол при первой опасности, и не впадёшь ли в раж от осознания собственного могущества?

- Нет! - воскликнул Драко, уже догадывающийся о силе кристалла. - Дайте мне шанс!

- Дам, - пообещал Снейп, всё ещё удерживая его руку. - Надеюсь, про этот шанс ты также не забудешь, исполняя мои просьбы. Первая, вижу, ясна, - он настолько стремительно применил легилеменцию, что молодой волшебник не успел закрыть свой разум от вторжения. - Теперь о второй. Над нами нависла тень войны, Драко, - гость помрачнел. - Она разразится, рано или поздно. В ней и ты, и Поттер, и даже магглы - вы все будете на одной стороне. Так вот - когда она начнётся, ты придёшь к Поттеру и всё ему расскажешь. И добавишь, что я планирую создать - точнее, к тому времени уже создам - оружие, способное помочь вам противостоять нависшей угрозе. Оно будет находиться в убежище темнейшего мага, которого только знала Земля. Поттер всё поймёт, а ты... если хочешь, будь тогда героем...

Малфой побледнел на новостях о конфликте, но всё равно нетерпеливо кивнул, демонстрируя, что он всё отлично понял. Снейп чуть заметно наморщился и встал со стула.

- Прощай, Драко, - сухо произнёс он. - Если будешь делать всё правильно, мы больше не увидимся. И повторяю в память о старой дружбе: подумай, прежде чем брать кристалл...

Сняв заклинание, сковывающее руку молодого волшебника, магистр направился к выходу. Малфой тут же схватил камень и не видел, как у самой двери гостиной Снейп обернулся, бросил беглый взгляд на кристалл, заливающийся синим цветом, и пробормотал:

- Дурак. Но теперь я в нём уверен, - после чего с равнодушным видом продолжил путь.

А для Драко началось время перемен. Он послушно хранил всё произошедшее в тайне, понимая, что Снейп так или иначе следит за ним, и одновременно изучал таинственный артефакт, подаренный бывшим профессором. Богатства семьи и впечатляющая библиотека позволили ему довольно быстро разобраться в секретах камня. Волшебник начал тренироваться в управлении чудесной вещью и не уставал дивиться её мощи. Если Гарри почти не использовал кристалл на протяжении тридцати лет, то Драко регулярно выделял время на упражнения с артефактом. Его усилия окупились с лихвой - через пятнадцать лет маг уже готов был идти чуть ли не на любое геройство, и решительно шагнул от просто богатства и известности к славе. Он упивался своей растущей популярностью, но при этом никогда не забывал об осторожности. Теперь хранить тайну наличия у себя кристалла его заставляли не столько наставления Снейпа, сколько нежелание наносить удар по своему героическому образу. Когда Гарри покинул пост главы авроров, Драко понял - это шанс сравняться-таки с Поттером по популярности и достижениям. Он довольно легко взошёл на эту вершину... и вдруг давний соперник банально исчез в неизвестном направлении. Пожалуй, такого подлого удара Драко от него не ждал! Чувствуя близость предсказанного Снейпом момента, новоиспечённый руководитель магической полиции спешил разобраться в тайнах, оставленных бывшим профессором. Он перерывал историю Гарри, пытаясь открыть неизвестные себе её страницы, начал самостоятельно искать места, на которые ему следовало навести Поттера... Даже добрался до Отдела Тайн, случайно узнав, что Арка странным образом резонирует с кристаллом. Конечно, некоторым тамошним работникам пришлось рассказать об артефакте... но они молчали по долгу службы, и даже до Ордена Тени не дошло никаких вестей. Однако во всех попытках разрешить окружающие Поттера загадки Драко терпел провал. А после выступления Гарри в СОЗ он понял, что время пришло...

Шестеро человек озадаченно посмотрели на окончившего свой рассказ гостя. Конечно, Малфой поведал им не всё - но и нигде не приврал, так что восстановить детали, о которых глава авроров предпочёл умолчать, для умудрённых опытом волшебников не составляло труда. Визитёр не торопился добавлять что-либо, наслаждаясь замешательством кампании Поттера, а те, в свою очередь, предпочли для начала обменяться мыслями по поводу его повествования и лишь затем высказать своё мнение вслух. Очевидно, где искать оружие, оставленное Снейпом, догадалась даже Тлея, не говоря уже об остальных. Но делиться открытием с гостем никто, очевидно, не желал, а тот, несомненно, надеялся получить ответы на все свои вопросы. Игра в гляделки продолжалась около минуты, когда Гермиона решилась озвучить общее мнение в дипломатичной форме, опасаясь давать слово супругу.

- Спасибо, мистер Малфой, вы нам действительно помогли, - искренне поблагодарила она. - Эм... если хотите, можете остаться на чай, а после нам... ммм... нужно будет посоветоваться с друзьями, проверить кое-что по картам, почитать книги... мы сообщим вам о результатах.

- Э-э-э, так не пойдёт! - Драко поёрзал на стуле, показывая, что устраивается поудобнее и никуда уходить не собирается. - Кажется, вы забыли, что я - главный по вопросам безопасности английского магического сообщества! - важно напомнил он. - А потому беру на себя руководство противостоянием инопланетным захватчикам и жду ваших отчётов.

- Ты? Будешь руководить? Нами? - дружно, словно сговорившись, захохотали Гарри и Рон. - Ага, как же, только закажем себе места на кладбищах, ибо тогда они нам скоро пригодятся!

- Прости, Малфой, но ты, кажется, даже не имеешь понятия о сложившейся ситуации! - изумлённо воскликнула Джинни. - Ты ничегошеньки не знаешь ни о врагах, ни о союзниках!

- Поэтому ожидаю, что вы мне такую информацию предоставите, - спокойно заявил аврор.

- Послушай, Герой, проваливай-ка отсюда подобру-поздорову пудрить мозги кому-то ещё! - отсмеявшись, выпалил Рон, невзирая на укорительные взгляды супруги - лишь наполовину сердитой, а на другую половину - улыбающейся. Гарри вместо слов помахал гостю ручкой.

- Не забывайся, Поттер, я же ведь ещё могу тебя арестовать! - визитёр начинал злиться.

- Валяй, Малфой, а на следующий день я арестую тебя! - иронично отозвался Гарри.

Пререкания продолжились и потихоньку росли к размахиванию кристаллами. Про юношу и девушку, с непониманием взирающих на происходящую перепалку, казалось, уже совсем забыли. На жён разгорячённые мужья, впрочем, также не слишком обращали внимание. Рон подхватывал фразы за Гарри, Гарри - за Роном, а Драко в одиночку приходилось отбиваться от обоих. Он уже сыпал опасно-близкими к наиболее тонким темам комментариями, и мог такими темпами вскоре дойти до замечания в адрес родителей Гарри, а там уже и до кулаков недалеко. Женщины удручённо переглянулись, обменялись кивками, и дружно вскинули кристаллы. Сверкнули друг за другом три вспышки - и едва не переходящие на крик волшебники разом замолчали, погрузив комнату в неожиданно-полную тишину. Следующим шагом был насильственный развод мужчин по разным концам комнаты.

- Дети - в угол и лишаетесь десерта к ужину! - сердито объявила Гермиона, обводя взглядом всё ещё открывающих рты волшебников, чью речь поглощало заклятие безмолвия.

Молодые люди захихикали и хотели похлопать, но, взглянув на Гарри и Рона, сдержались.

- Малфой, придётся смириться с тем, что тебе мы не подчинимся даже под пыткой, - тоном, не подразумевающим ни шуток, ни возражений, произнесла Джинни. - Но! - чётко выделила она, для верности посоветовавшись мысленно с подругой. - Если ты на самом деле хочешь помочь, а не получить лишний орден на грудь, - добро пожаловать, и с этим придётся смириться Гарри и Рону! - те недовольно захлопали губами, пытаясь донести до дамы мысль вроде «остановите Землю, я сойду». Однако Гермиона быстро урезонила их.

- Да, вам придётся смириться! - подтвердила она. - Помощь официальных властей нам будет кстати, кто бы их не представлял. Вы все отлично знаете, что у ворот стоит война, а на войне нет места детским обидам и глупому соперничеству! И это должны понять вы втроём!

- Малфой, мы ни в коей мере не собираемся претендовать на твои должности, славу и прочие регалии - проблем нам и так хватает, - Джинни проникла в самую суть тревог Драко. - Но если ты этого не поймёшь - то мы все примем участие в единственном споре, как раз за место на кладбище! - грозно сверкнула она глазами. - Так что будь добр, встань на нашу сторону без условий - и, если мы победим, можешь забирать себе хоть все лавровые венки!

- И помните, что при малейших разногласиях венки будут иными! - добавила Гермиона.

Мужчины тяжело кивнули, признавая правоту дам. Тогда женщины сняли с них чары и пригласили-таки к чаю, демонстрируя особое внимание к помирившимся сегодня юноше и девушке, а супругов ставя вровень с Малфоем. Глава авроров то ли осознал, что ссора с волшебниками принесёт ему куда меньше дивидендов, нежели относительно-дружеские отношения, то ли в самом деле проникся словами Гермионы и Джинни, но больше не пытался провоцировать конфликт. Гарри и Рон также вели себя вполне миролюбиво, хотя не упускали случая направить ему завуалированный укол. Но визитёр пропускал такие замечания мимо ушей, за что незамедлительно получил от дам благодарность. На этом все попытки задеть его разом прекратились, и разговор наконец-то стал относительно деловым.

- Нам крайне желательно посетить убежище Калигона до... эм... официального признания неизбежности непосредственных контактов, - Гермиона подвела итог короткой лекции, в ходе которой поверхностно ознакомила Малфоя с сутью дела. Заодно она туманно сообщила, не говоря о причинах подобной уверенности, что имеет все основания предполагать полный провал планов Совета Объединенной Земли и Ордена Тени.

- Так нас Пикс сразу и скрутит, - буркнул Рон, угрюмо глядя в окно. Никаких шпионов он не замечал, но это вовсе не значило, что их нет. Магистр наверняка следил за волшебниками.

- Пожалуй, тут я соглашусь с Роном, - подтвердила мнение брата Джинни. - Эта овчинка выделки точно не стоит, мы даже до места не доберёмся, как Пикс заинтересуется нашей командировкой и пошлёт вслед кого-нибудь с недостатком мозгов, но избытком ретивости.

- Без проблем, - с энтузиазмом вмешался Драко. - Вы говорите мне, где находится убежище, а я найду его и проверю от пола и до потолка. Мной ваш магистр не интересуется.

- Ага, разбежался! - Гарри предложение главы авроров, разумеется, пришлось не по душе, как и Рону. - Ничего личного, - быстро добавил он, глядя на супругу. - Соображения безопасности. В одиночку совершенно точно никому ходить не стоит. Кто знает, какие монстры водятся в пустыне, что за ловушки есть в убежище...

- Но ты, Малфой, безусловно, пойдёшь, - Рон изо всех сил делал серьёзное и заботливое лицо. - Причём пойдёшь впереди, подобно настоящему лидеру - подумай, какая это честь!

Он обменялся с Гарри мысленными сценами обнаружения при помощи главы авроров особо жестоких ловушек: падающих блоков, давящих беднягу в лепёшку; шипов, пронзающих его насквозь; минного поля, разрывающего аврора на кусочки... Друзья еле-еле сдержали смех.

Дамы между тем приняли идею нового члена Содружества как базовую и начали развивать её. Конечно, пускать Малфоя в одиночку никто не собирался, но и о том, чтобы ступать самим, пусть и не в полном составе, не могло идти и речи. Дети также выбывали из рассмотрения - уж за Хьюго с женой Пикс наверняка следил столь же внимательно, сколь и за волшебниками, а Альбус и Тедди сейчас были слишком заняты делами, несмотря на выходные дни. Причём ситуацию осложняло ещё одно немаловажное обстоятельство...

- К сожалению, без Александра поход никак не обойдётся - несмотря на то, что Орден наверняка следит за ним в оба глаза, - вздохнула Джинни. - Но он, по крайней мере, никаких предупреждений от Пикса не получал.

Юноша про себя возликовал, магорианка тут же выразила желание отправиться с ним - однако получила категорический отказ.

- Нет, Тлея, это исключено, прости, - обманула её надежды женщина. - Но третий человек необходим, причём остаются только Невилл и Луна. Надо пригласить их сегодня вечером на обсуждение, только пусть аппарируют прямо в дом - мы разрешим перемещения в гостиной.

Малфой пробовал сопротивлялся, Гарри и Рон настаивали, что Невилл, Луна и Александр вполне могут пойти втроём, оставив главу авроров не у дел, но их надеждам не суждено было сбыться. Поскольку за портключами Ордена наверняка следили, женщины предложили воспользоваться самым неожиданным способом путешествия - маггловским самолётом. Излишне говорить, что Драко всего передёрнуло от такой перспективы, и ему пришлось выбирать - либо воспользоваться шансом обеспечить себе участие в походе, либо рисковать остаться дома. Он решился на первое и заявил, что легко, в рекордные сроки и без ненужного шума сможет как достать билет до Египта, так и оформить себе все необходимые документы. Тогда Джинни и Гермиона единогласно возложили на Малфоя ответственность за последующий перенос на место Александра и второго участника экспедиции при помощи аппарирования, а противники главы авроров вынужденно промолчали. Возразить в данной ситуации им было просто нечего - служебное положение давало Драко многие возможности, недоступные более никому из членов Содружества Надежды. После настоятельной рекомендации попытаться взять билет на ближайший рейс совещание отложили до вечера.

Александру и Тлее, конечно, на нём присутствовать было вовсе необязательно, чем они не преминули воспользоваться и отправились навёрстывать упущенное. К цивилизации молодые люди, конечно, соваться не решались - их бы тут же замучили журналисты и простые граждане - так что приходилось довольствоваться времяпрепровождением ближе к природе. По крайней мере, для них двоих лес у подножья Альп был открыт, что же касается Пикса - пусть видит, что юноша помирился с магорианкой! А доказательств любым подозрениям о причинах победы любви он всё равно не получит.

Так, бродя по безлюдным местам, они провели два часа. Тлея не могла удержаться от вопросов по поводу Лизы, так что Александру пришлось одновременно и краснеть от смущения, и мрачнеть от не слишком приятных воспоминаний. Впрочем, «соперницу» девушка жалела, причём, пожалуй, даже в большей степени, нежели юноша. Ведь саму магорианку также использовали, и она прекрасно понимала трагизм ситуации, в которой оказалась Лиза. Что, тем не менее, не спасло молодого человека от добрых шуток и подколок в свой адрес. Александр в ответ припомнил, что Тлею хотели женить на брате «соперницы».

Когда юноше и девушке наскучило бесцельное хождение от одного дерева к другому, молодой человек предложил подруге уведомить Светлану о счастливом окончании ссоры. Они вместе пожалели, что Александр переместился к Уизли не из квартиры, но Тлея быстро изменила его и свой облик достаточно, чтобы пробежаться по улицам и не привлечь ничьё внимание. Безусловно, мать была непередаваемо рада примирению сына с девушкой, так что у юноши молодые люди и пообедали, и провели достаточно времени, чтобы гарантированно опоздать на совещание Содружества. Ну так никакого проку от их присутствия на этом мероприятия и не было.

Остаток дня Тлея помогала разгребать электронную почту, пришедшую Александру после появления в СОЗ, а юноша корил себя за то, что так некстати решил проверить корреспонденцию. Конечно - все, кто не мог достать его на улице, попытались сделать это через всемирную сеть, поэтому писем оказалось не просто много, а до ужаса много, причём на русском языке была лишь малая толика из них. Девушка не отказала себе в удовольствии подсчитать, сколько у её молодого человека появилось поклонниц в разных странах мира, так что просматривала англоязычные письма и писала ответы на относительно важные. За время житья с Уизли она освоила азы пользования компьютером и особых проблем не испытывала.

Когда Александр, наконец, проводил Тлею до дома, совещание уже кончилось. Луна не слишком хорошо себя чувствовала под жарким солнцем пустыни, поэтому попросила, если можно, обойтись без неё. Зато Невилл вполне мог пропустить один учебный день и не возражал против путешествия, но не горел особым желанием идти вместе с Малфоем. Непродолжительный спор, куда менее горячий, нежели утренний, окончился торжеством главы авроров - он успел взять билет на рейс воскресным вечером и гарантировал получение завтра необходимых документов, так что его позиция была незыблемой. Приняв неизбежное, Невилл согласился-таки на сотрудничество с Драко и отправился домой готовиться к путешествию. Малфой сперва аппарировал вместе с ним, а потом - вместе с Гарри к дому Александра, чтобы знать, откуда послезавтра утром забирать компаньонов. Когда юноша вернулся вместе с девушкой и получил всю необходимую информацию, первый этап приготовлений можно было считать законченным.

Под конец дня настроение юноши в значительной степени превосходило бывшее в его начале. Окончание ссоры с Тлеей, одобрение друзьями его выбора, непременное обнаружение оставленного Снейпом оружия - неизвестного, но наверняка мощного... Впервые за прошедшие полтора месяца он вновь почувствовал себя по-настоящему счастливым, невзирая на тучи войны над горизонтом. Сейчас его волновали, пожалуй, только две вещи, и обе личного характера. На пришедшее от Лизы письмо Александр пока не отвечал, оставив его «на потом». Она извинялась, просила прощения, объяснялась... Что же ей ответить, чтобы не углубить и без того зияющую рану? Теперь юноша признавался себе, что никогда ничего особенного к Лизе и не испытывал. Но сохранить с ней дружеские отношения хотел, а потому придумывал как можно более мягкий текст ответа.

Вторым беспокойством было отсутствие новостей от Алексея. Его письма не было среди всех, присланных друзьями, и молодой человек беспокоился - не случилось ли чего. Однако, что-либо выяснить о судьбе институтского приятеля вряд ли было возможно, оставалось только ждать посланий... В конце концов, возможно, он просто отправился в какой-то учебный полёт и ещё не смотрел новости. Либо просто по горло завален делами. Решив так и определившись с ответным письмом Лизе, Александр бодро толкнул дверь своей квартиры. Несмотря на поздний час, спать ему не хотелось... как не хотелось, чтобы такой счастливый день перекатывался в неизвестное и возможно-тёмное завтра.

Глава 7. Трое в зале, не считая портрета

День перед путешествием прошёл для Александра вполне привычно, особенно если сравнивать с днями до нового года. Не считая того, что он по-прежнему старался не появляться на городских улицах, конечно. В остальном время текло замечательно. В жизнь юноши наконец-то вернулась Тлея, волшебники не обсуждали никаких проблем, отложив все серьёзные разговоры до раскрытия тайн убежища Калигона... Светлана больше не мучила сына упрёками и наставлениями, и даже Лиза согласилась остаться в статусе подруги по переписке. В общем, в воскресенье не произошло ничего экстраординарного... и в свете сумасшествия последних дней это было замечательно! Воистину мудры китайцы, желающие недругам жить в интересные времена!

Вокруг также царило относительное спокойствие. И магический, и маггловский миры замерли в ожидании громких заявлений, и даже журналисты несколько притихли, наблюдая за нерешительностью политиков. Те же, в свою очередь, исчерпали запас популистских заявлений и смотрели на глав государств, напрямую общающихся с Орденом Тени и его магистром. Но ракеты пока летели к цели, Пикс старательно замазывал раскрытие волшебников, осуществленное Гарри сотоварищи, так что трубить о сенсациях было трудно, и разве что бесчисленные ток-шоу на все лады обмусоливали известные новости. Планета замерла в затишьи перед грядущей бурей, и грех было бы не воспользоваться этим последним мирным островком посреди штормящего моря надвигающейся войны.

Шестеро волшебников и пользовались. Александр большую часть времени посвятил подруге, ещё утром по-военному быстро определив и собрав все вещи, могущие пригодиться завтра. Он принципиально более не занимался ничем, относящимся к делу. Разве что девушка пожелала отследить вместе с юношей путь до подземелья в пустыне, и молодые люди потратили пару часов на просматривание спутниковых карт, перемежая определение маршрута крюками к различным достопримечательностям по всему свету. Гарри с Джинни и Роном выбрались на квиддичный матч, игнорируя косые взгляды других членов магического сообщества. Гермиона же, так и не полюбившая квиддич за все прожитые годы, предпочла крику трибун тихое чтение книжки у приоткрытого окна в залитый солнцем сад. Недавно вышел новый детектив, достаточно качественный для конвейерной бессмыслицы грошовой цены и обладающий слишком понятным смыслом для элитарной литературы, так что женщина всецело погрузилась в него. Правда, был в действиях волшебников и иной смысл, помимо отдыха - а именно показать Пиксу, что они якобы успокоились и больше ничего не затевают.

В то же время двое их знакомых не могли вот так просто отдать себя во власть развлечений. И если Невилл ещё чувствовал себя достаточно уверенно, добывая в библиотеке Хогвардса некоторую информацию о Египте, Сахаре и всём, что их окружает, то Драко провёл день незабываемо в худшем смысле этого слова. Он успел обругать и себя, что согласился участвовать в настолько идиотском плане, и, конечно же, всех Поттеров с Уизли до самых древних представителей их родов. Становиться на вечер магглом и, хуже того, путешествовать их транспортом - страшнее пытки чистокровный аристократичный волшебник и представить не мог. А ведь лучше всего об обычных людях глава авроров знал то, что он ничего о них не знает. Конечно, долг службы и богатый жизненный опыт оставили кое-какой след в голове мага, но представить своё поведение в роли маггла эти сведения помогали постольку поскольку. Пришлось ему нанести визит Хьюго Уизли - к обоюдному неудовольствию. Последний, к счастью, был накануне осведомлён родителями обо всех деталях плана, так что постарался обставить этот необычный визит так, чтобы он не слишком интересовал возможных шпионов магистра Ордена, благо Малфой мог зайти и по текущим делам министерства. Надо заметить, что после активации «Одуванчика» уверенность Хелен в начальнике несколько пошатнулась и, хотя она продолжала оправдывать Пикса, но всё равно помогла мужу обмануть магистра и лучше подготовить гостя к предстоящей миссии. Учителя из супругов вышли неплохие, так что к вечеру Драко стал пусть не нормальным магглом-в-отпуске, так хоть не сбежавшим из сумасшедшего дома. Он вернулся в родовой особняк, в очередной раз ободрил себя славой в веках после победы в войне и начал небыстрый процесс переодевания в костюм обычного человека.

Когда Александр возвращался домой ложиться спать, глава авроров с ужасом думал, что же он будет делать после прибытия в Египет - ведь несколько часов до утра ему предстояло провести в маггловской гостинице. Предвкушая «замечательный» сон, он сунул в чемодан лучшее снотворное зелье, какое только существовало в магическом мире, и с обречённым видом покинул дом. Даже аппарировать до аэропорта бедняге не разрешили. Гарри, не скрывая наслаждения, ещё вчера напомнил ему, что обычные люди теперь осведомлены о существовании волшебников, а случайное раскрытие ну совсем не входит в планы Содружества. В другое бы время Драко начхал на мнение Поттера и поиздевался над ним, но в данном случае перспектива быть обнаруженным посреди толпы магглов без возможности показать им, кто на самом деле в мире главный, пугала аврора даже больше магглоподобного поведения. Так что Драко, чертыхаясь про себя, тащил к ближайшему монорельсу новенький чемодан с микродвигателем для создания воздушной подушки.

Полученные от Хьюго знания помогли волшебнику обойтись без особых проблем. Он доехал до аэропорта, радуясь, что автоматические кондукторы сами снимают нужную сумму денег с карточки и не надо пересчитывать непонятные бумажки. Перед зданием путешественник остановился, лишний раз проверил имеющиеся в наличии документы и перечитал записи касательно прохождения таможенного контроля. После обретения кристалла ему никогда ещё не приходилось бояться так, как в этот раз. И всё же, вспомнив, что он - Глава Авроров и Герой магического мира, волшебник ринулся на штурм маггловских преград. Как оно часто бывает, глаза от страха увеличивали ужас реальности в несколько раз. Собственно, Драко лишь потребовалось делать уверенный вид и с достоинством тыкать электронными бумажками в экран компьютера, считывающего данные с документов. Всякого вида детекторы удручённо молчали, осознав, что досматриваемый субъект не тянет даже на нормального туриста по перевозимым предметам, не говоря уже о коварном террористе. Облегчённо выдохнув после успешного прохождения последней линии контроля, путешественник прошёл в самолёт и плюхнулся на кресло, сразу пристегнувшись ремнём безопасности - чтобы потом не забыть.

Во время полёта он испытал массу новых ощущений, причём, как ни странно, по большей части приятных. Стюардессы, вкусные напитки, вид за окном... Нет, всё-таки иногда быть магглом даже хорошо! Наибольшей проблемой была, пожалуй, достаточно громко беседующая супружеская пара, сидевшая перед главой авроров. Они являлись поклонниками какой-то дурацкой телепередачи, в которой всем недовольный ведущий рассказывал столь же «жизнерадостным» зрителям, как всё в мире плохо. Естественно, последний выпуск просто не мог обойтись без темы волшебников и их сообщества, так что Драко стоило больших усилий удержаться от желания превратить обоих в скунсов и вышвырнуть за борт подышать свежим воздухом.

Но вот гладь средиземного моря в окне сменилась городским пейзажем Александрии, и самолёт совершил посадку в аэропорту Эль Нозха. В этом городе гостю из Великобритании предстояло остаться до утра, затем осмотреться и сыграть роль транспорта для двоих своих компаньонов. Волшебник покинул самолёт, порадовался, что заранее заказанное такси избавляет его от проблем с самостоятельным поиском транспорта, и отправился в отель. Учитывая позднее время и непривычное путешествие, его клонило в сон, так что, прибыв на место, он сразу поднялся в номер и рухнул на кровать. Опасения снова не оправдались - никаких снотворных аврору не понадобилось, зато не помешали бы средства очистки сознания - пережитые новые ощущения вылились в сумасшедшую мозаику сновидений.

Утро следующего дня вышло менее приятным, нежели вечер (скорее, ночь) прибытия. Суета маггловских улиц заставляла Драко непередаваемо злиться, с трудом удерживая себя в руках. Ему предстояло найти укромное место, в которое он мог бы перенести остальных участников экспедиции, но это выглядело практически неразрешимой задачей! Волшебнику казалось, что за каждом углом, в каждой подворотне обязательно обитает какой-нибудь маггл, норовящий подлететь к англичанину с тарабарщиной - когда на незнакомом языке, а когда и на английском, но иностранный гость всё равно игнорировал его речь. Поиск осложнял тот факт, что весь привезённый багаж аврор должен был носить с собой, поскольку он состоял из одних только необходимых для экспедиции предметов. Наконец, Драко всё-таки пересилил себя и поговорил с местными жителями, выяснив расположение ближайшего островка зелени посреди оживлённого города. В понедельник февраля - не самого курортного месяца в году - там не должно было быть слишком много народу, так что волшебник отправился в указанном направлении. Не то чтобы ожидания его полностью оправдались, но всё-таки тихий уголок для аппарирования найти удалось, несмотря на то, что пальмы служили плохим заграждением от любопытных взглядов. Первым делом аврор наложил простейшие магглоотталкивающие чары, потом замаскировал чемоданы и, наконец, постарался «смазать» заклинанием хамелеона все привнесенные в пейзаж нововведения. В ближайшие десяток-другой минут магия должна была работать более-менее сносно.

Теперь настал черёд перемещения в Англию и Россию за остальными путешествующими. Перескочить настолько огромное расстояние было проблематично даже с помощью кристалла, но несколько промежуточных остановок в иностранных городах, которые Драко часто посещал, будучи в отпуске, решили эту проблему. Невилл уже ждал его, одетый в лёгкую летнюю робу и вообще не загружающий себя никакой ношей, мешающей аппарированию. Глава авроров проворчал под нос едкое замечание в адрес компаньона - ему самому пришлось тащить вещи за всех троих, пусть частично и в чемодане на воздушной подушке. Обменявшись колкостями («Надеюсь, ты вымыл руки, Лонгботтом?» - «Не бойся, грязь грязнее не станет, Малфой!») они всё-таки взялись за руки и направились в Россию, опять-таки через промежуточные пункты. Поскольку юноша аппарировать до сих пор не научился, иначе как вдвоём переместить его аж в Египет представляло трудность.

Александр, наверное, готов был даже раньше Невилла, и также скучал в ожидании возможности сделать что-то интересное и полезное для Содружества. Профессор, осмотрев одеяние юноши, посоветовал прикрыть чем-нибудь лицо и надеть солнечные очки - защищаться от песка. Когда молодой человек последовал его рекомендациям и вернулся во всеоружии, руки волшебников вновь сомкнулись. Теперь их компания стала напоминать паровозик: Драко направлял путешественников к цели, Невилл летел сквозь пространство вслед за ним и тащил за собой Александра. В итоге по прибытии на место назначения аврор здорово устал играть роль локомотива и сварливо приказал компаньонам распаковывать вещи и готовить их к путешествию. Профессор хотел достойно ответить зазнавшемуся магу, но взглянул на юношу и промолчал. Годы в преподавания в Хогвардсе, помимо прочего, научили его сдержанности, особенно при детях и приравненных к ним людях.

Складные мётлы, извлечённые из багажа Драко, оказались неприятным сюрпризом. Точнее, само их наличие, конечно, особым сюрпризом не стало - способ путешествия обсуждался заранее, но сейчас, держа транспорт в руках, Невилл и Александр в полной мере осознали, как бы им хотелось воспользоваться чем-то иным. Профессор за всю жизнь толком летать так и не научился, а когда-то полученные юношей на Валориане уроки уже давно забылись. Конечно, на словах оба готовы были лететь хоть на край света, если оно понадобится для победы в войне, но реальные возможности сильно отличались от бравурных намерений.

- Тебе метла может понадобиться только песочек подметать, Лонгботтом, - съязвил Драко. - Если надеешься, что я буду тебя тащить - лучше иди пешочком, так для всех безопаснее.

Невилл гордо проигнорировал этот выпад, демонстративно садясь на метлу и поднимаясь в воздух, хотя опасался, что скоро поддастся идее познакомить лицо аврора со своим кулаком. Александр нерешительно последовал за профессором, борясь примерно с теми же устремлениями. Юношу чистокровный волшебник пока лишь мерил оценивающими взглядами, прикидывая, до какой степени можно демонстрировать превосходство над русским магглорождёным. Впрочем, в воздухе всё встало на свои места. Драко, конечно, и рад был бы напомнить компаньонам о своём квиддичном опыте и устремиться вдаль, но без молодого человека он не знал, куда лететь, а тот, как нарочно (хотя почему «как»?), всё время старался аккуратно петлять на пути к убежищу Калигона. Он и профессор поддерживали друг друга, а аврору оставалось только кружить над ними и периодически отпускать едкие комментарии, остающиеся без ответа. Невилл и Александр хорошо понимали, кто на самом деле сейчас король игры, и не без удовольствия демонстрировали это понимание Драко.

Юноша, пожалуй, сам не мог объяснить, как ему удавалось вести компаньонов сквозь пустыню к таинственному подземелью. Его направляли и увиденные сны, и кристалл, и просто какая-то интуиция, толкающая молодого человека в нужном направлении. А вот вчерашняя прикидка пути вместе с Тлеей не помогала - более того, она, скорее всего, была неверной. Солнце нещадно палило, кое-где сильный ветер высоко вздымал клубы песка, но Александр летел вперёд, полностью положившись на свои чувства, и они его не обманули. Через несколько часов утомительного путешествия из стены песка, поднятой очередным порывом ветра, выплыла каменная площадка - такая, какая была в видениях. Все трое волшебников облегчённо вздохнули и спустились на неё. Глава авроров по такому случаю проглотил свои остроты и послушно уставился на юношу, ожидая его действий.

Александр несколько растерялся. Он плохо понимал, как Калигону удалось открыть вход в подземелье. Возможно, тогда ему помог Исполнитель - но Снейпу-то он наверняка не помогал, значит, способ существует? Осталось только найти его... Юноша направил красный кристалл на центр площадки. Ничего не произошло, и тот даже не засветился.

- Alohomora? - отнюдь не повелительным тоном произнёс молодой человек. Заклинание сработало, послышался скрежет, и посреди монолитного камня начала возникать спиральная лестница, уходящая под землю. Драко моментально кинулся к проходу, отстранив Невилла, выхватил кристалл и начал спускаться первым. Профессор поспешил последовать за ним, ну а Александру оставалось лишь замыкать шествие. Лестница была такой узкой, что обогнать впередиидущего не представлялось возможным при всём желании.

Когда в синем свете, испускаемом кристаллом аврора, вырисовался проход в зал, к усталости от полёта добавился преизрядная часть утомления спуском. Тем не менее, видя близость цели, волшебники ускорили шаги. Драко нырнул под своды помещения - и вдруг послышался его гневный голос, сопровождающийся глухим звуком удара. Невилл с возмущённым возгласом замер следующим. Юноша успел понять, что его ожидает нечто недоброе, и потому не так удивился увиденной картине: проход у самого своего окончания был перегорожен сплошной серой стеной без признаков двери на ней. Судя по аврору, потрясающему ушибленным кулаком, проверка на материальность преграды закончилась констатацией оной. Откуда взялась стена и как её преодолеть, никто из путешественников сказать не мог. Казалось, экспедиция закончилась полным провалом.

- Поздравляю, герои! - раздался насмешливый голос. - Правда, боюсь, дальше пройти вам не судьба. Так, кто соизволил пожаловать сюда? Драко - как твоя героическая карьера? Лонгботтом... всё ещё профессор, не так ли? Ну, главное, что вы не зельеделие преподаёте, а стало быть, у Хогвардса есть шанс остаться целым... И, полагаю, господин Честин...

- Снейп! - выпалил Невилл, с плохо скрываемой обидой уставившись на портрет бывшего преподавателя, висевший на стене под самым потолком. Тот в ответ состроил кислое лицо.

- В память о том, что я всё-таки учил вас когда-то, попрошу звать меня «сэр», Лонгботтом.

- Именно, прояви уважение, Лонгботтом! - поддержал магистра Драко. - Сэр, начинается предсказанная вами война, и мы хотели бы получить доступ к оружию... - нетерпеливо продолжил он, обращаясь к портрету. - Значит, вы... ммм... пропустите нас внутрь?

- О, вас - вряд ли, - Снейп откинулся на нарисованном кресле и сложил руки на груди. - Дело в том, что этот проход защищён паролем, и без ответа на мой вопрос путь дальше закрыт. Соображения безопасности, дорогой мой Драко, в первую очередь - против тебя. Могу сказать, что наверняка знает ответ лишь Поттер и остальные члены его квартета.

- Но... эм... сэр! - возмутился Невилл. - Мы же говорим вам - война началась! У Гарри куча дел и нет времени тащиться через полмира, рискуя быть пойманным... вашим Пиксом!

- Ничего не могу поделать, - невозмутимо заявил Снейп. - Я всего лишь портрет, и выполняю своё предназначение. Вам остаётся придумать что-то либо уходить за Поттером.

- Глупый кусок холста, - пробормотал Невилл, ощупывая стену и убеждаясь, что им в самом деле остаётся подчиниться требованиям магистра. Александр проверил мобильный видеофон - тот отказывался работать в столь глубоком подземелье, да ещё и посреди пустыни. Возможность связаться с Гарри отсутствовала. Драко насмешливо фыркнул.

- Сэр, задавайте ваш вопрос! - заявил он. - Посмотрим, смогу ли я... мы найти ответ!

Профессор не стал словесно демонстрировать поддержку вызова аврора, но быстро, как бы невзначай, кивнул. Снейп ни капельки не изменился в лице, только лишь слегка зевнул.

- Посмотрим, - равнодушно ответил он. - Итак, - голос магистра изменился на нарочито-дикторский, словно он объявлял задание в «интеллектуальном» маггловском шоу. - Как звали величайшего из всех тёмных волшебников, когда-либо ступавших по нашей планете?

Драко и Невилл непроизвольно переглянулись, словно надеясь прочесть в глазах друг друга, в чём же состоит подвох вопроса. Конечно же, они оба одновременно подумали об одном и том же человеке... если это гордое звание к нему применимо, конечно же.

- Вы что, считаете, мы до сих пор боимся произносить его имя? - профессор опередил аврора, повременившего с озвучиванием мысли. - Какое из них вас устроит? Волдеморт, Том Риддл, Тёмный Лорд, Сами-знаете-кто, То-кого-нельзя-называть... Может, ещё припомнить?

- Печально, что в Хогвардсе уже преподают такие вот «гении», - усмехнулся портрет. - Будет вторая попытка, перед которой вы соизволите подумать, или пойдёте за Поттером?

- Этот... как его... Калигон? Или, может, Гриндевальд? - теперь Драко повёл себя куда решительнее, нежели на первом варианте, и обогнал Невилла, задетого словами Снейпа.

- Безнадёжно, безнадёжно, - притворяясь совершенно разбитым, покачал головой магистр. - Так... какие у нас остались подсказки... Помощь зала, звонок другу, последнее желание?

- Ты издеваешься! - воскликнул Невилл, взмахивая палочкой, словно надеялся разнести вредный портрет на кусочки заклинанием. - Какие тебе ещё нужны тёмные волшебники? Мы тут перечисляем самых знаменитых, самых опасных... Кого тебе не хватает, Слизерина? А может... - он на секунду задумался. - Ну конечно, вы же слизеринец, а какой слизеринец не обладает манией величия... - он искоса посмотрел на Драко. - Пароль - Северус Снейп?

Если бы магистр вообще был способен на хохот, то на этих словах, наверное, покатился бы со смеху. Таким весёлым его никто из бывших учеников ещё не видел. Краешки рта Снейпа неумолимо поползли в разные столоны, а сам он еле-еле сдерживал относительно-серьёзный вид. Хоть портрет и являлся бездушным, на чувстве юмора это не слишком отражалось. Невилл, понимая, что его очередное предположение неверно, крепко сжал кулаки. Драко, даже не заметивший намёков компаньона, также выглядел разозлившимся в адрес усмехающейся морды, издевательски взирающей на путешественников со стены.

- Быть слизеринцем, Лонгботтом, ещё не значит быть полным идиотом, а вот насчёт гриффиндорцев, боюсь, я теперь не так уверен, - проговорил магистр сквозь беззвучный смех. - Пораскиньте мозгами, возможно, этот тёмный волшебник является великим именно потому, что вы о нём ничего не слышали? - с нескрываемым презрением подсказал он.

Невилл негромко прорычал нечто нелицеприятное в адрес Снейпа, Драко направил на стену кристалл с намерением попытаться разобрать её по камешкам, несмотря на очевидную бесполезность такой агрессии. Но тут Александр, до этого терпеливо отдыхавший позади и целиком рассчитывавший на компаньонов, взял дело в свои руки. Рассказы Гарри слишком хорошо засели в его памяти, и ошибаться юноша просто не мог.

- Постойте! - крикнул он, видя, что сейчас может начаться бессмысленная, но шумная и даже опасная возня. - Я, кажется, знаю, кого он имеет в виду... Это Пётр Марков, да?

- Поздравляю, господин Честин, - тон магистра тут же стал деланно-спокойным. - Приятно видеть, что хоть кто-то умеет как слушать, так и делать выводы из услышанного.

Стена вместе с портретом начала таять и вскоре исчезла полностью. Проход освободился.

- Пётр Марков? - негромко переспросил Невилл, обращаясь к юноше. - Кто это такой?

- Величайший тёмный маг, - улыбнулся молодой человек. - Кажется, в своём рассказе вам Гарри его упоминал... мимоходом, так как дело, собственно, было совсем не в Маркове...

- Позже наговоритесь, - окрикнул их Малфой, раздражённый успехом Александра. Глава авроров осторожно прошёл в зал, опасаясь, как бы здесь не было ещё какой-нибудь преграды или, что хуже, ловушки. Компаньоны столь же осмотрительно последовали за ним.

Окинув взглядом помещение, юноша даже поначалу не поверил, что они на самом деле находятся в убежище Калигона. От той пустынной комнаты, какую он видел во сне, не осталось и следа. Теперь обнаружить свободный уголок здесь было столь же трудно, как тогда - занятый. Большая часть зала оказалась заставленной военной техникой Ордена - в особенности боевыми мётлами, составлявшими более трёх четвертей от всех машин. Несмотря на то, что в данный момент секретная организация располагала более новыми моделями, присутствующие не слишком уступали им. На фоне отсутствия достойного противника, каковым был Калигон, Орден слабо развивал свои вооружения. Сравнивать же здешние «Фотоны» с новейшими маггловскими самолётами и вовсе было невозможно по причине совершенно другой направленности. Никаких умопомрачительных скоростей и сложнейшего вооружения, управляемого компьютером, зато невероятная маневренность и пулемёты-ракеты, наводимые мыслью через кристалл. Учёным, хоть и разрабатывавшим подобные интерфейсы, о настолько качественной их реализации оставалось только мечтать.

Одной техникой, конечно, дело не ограничивалось. Вдоль правой от входа стены стояли стеллажи, на полках которых размещались коробки всех форм и размеров, лежали автоматы с патронами - и те, и другие наверняка зачарованные, кое-где мелькали конструкции непонятного на первый взгляд назначения... Поначалу у троих путешественников разбежались глаза от изобилия непривычных каждому из них вещей, всё хотелось осмотреть поближе, потрогать и, если можно, испытать... ну хотя бы на стенах, благо те как были голыми, так и остались. Александр и Драко осматривали «Фотоны», Невилл с сомнением повертел в руках штурмовые винтовки. В какой-то момент все трое одновременно заметили на одной из полок стеллажей набор металлических квадратных коробочек. Аврор, первым сообразивший, что это, кинулся к ним. Юноша и профессор предпочли не отставать от него, предчувствуя, что Драко лучше не оставлять наедине с каким бы то ни было вооружением.

- Кристалл... - прошептал глава магической полиции, в спешке открывая одну из коробок. Действительно, на такой же поролоновой подкладке, что и в памятный день более пятидесяти лет назад, в ней покоилось одно из главных сокровищ Ордена - пока ещё полностью прозрачное, ожидающее своего будущего повелителя.

- Не троньте! - скомандовал Драко, становясь между подлетевшими компаньонами и стеллажом. - Своей властью я предназначаю эти кристаллы в первую очередь аврорам...

- Ещё чего! - отрезал Невилл, моментально наставляя на товарища по Содружеству палочку. - С каких это пор ты стал главным? Снейп оставил данное хранилище для Гарри, а вовсе не для тебя, и решать судьбу любого предмета отсюда будет именно он!

- Не вынуждай меня, Лонгботтом! - угрожающе процедил аврор, отвечая профессору засветившимся красным кристаллом. - Я - глава сил магического правопорядка, а вовсе не Поттер, и имею полное право арестовать тебя за неповиновение приказу в военное время!

- Опять?! - воскликнул Александр, также выхватывая свой кристалл и давая понять, что он в случае битвы будет на стороне Невилла. - Если уж мы пошли говорить о том, кто есть кто, то именно я, как наследник Калигона, имею полное право распоряжаться этим убежищем и всем, что здесь находится! И я признаю командиром Гарри, а не вас, Малфой!

- Ты забываешься, гряз... Честин! - Драко сдержал ругательство и молниеносно перевёл камень на молодого человека, сочтя его более опасным противником. Ситуация грозила стать неконтролируемой. Искушённый во владении кристаллом аврор вполне мог победить обоих противников, хотя о членстве в Содружестве после этого не могло бы идти и речи.

- Браво, браво, Драко, - раздались вялые аплодисменты, и на стене позади аврора из ничего возник портрет Снейпа. - Отдавай кристаллы своим аврорам, попытайся сам вести их в бой, уничтожь своим «мудрым» руководством нашу планету... Я, собственно, предвидел подобную глупость, если ты попадёшь сюда, и мог бы тебе сейчас популярно объяснить, какой же ты дурак, но на это нет времени. Доходи до подобного понимания сам... герой...

Портрет исчез, и вместе с его исчезновением всё тело Драко пронзила жуткая боль, исходящая от Тёмной Метки. Он громко закричал, застонал и выронил кристалл, а затем свалился на колени, всем телом наваливаясь на буквально огнём горящую левую руку. Невилл и Александр замерли в растерянности - хоть Малфой сейчас и пытался присвоить себе одни из могущественнейших предметов, какие только есть в мире, однако просто так смотреть на его страдания они не могли. Конечно, аврор поступил донельзя подло и глупо, но, в конце концов, он же не новым Тёмным Лордом заделаться хотел...

- Покажи, что там у тебя... - нехотя попросил профессор, наклоняясь к едва ли не по полу катающемуся волшебнику и доставая из кармана настойку на натриксе, при наружном применении способную унять почти любую боль. Драко вынужденно протянул компаньону левую руку, впиваясь ногтями сжатых пальцев в кожу ладони от боли. Невилл порвал рукав его робы и посмотрел на изображение черепа с выползающей изо рта змеёй, сейчас бывшее ярко-оранжевым, словно раскалённый металл. Не долго думая, профессор опрокинул пузырёк над зловещим знаком. Настойка шипела сразу при соприкосновении с кожей, словно её лили на горячую сковороду, и превращалась в клубы приятно пахнущего пара, но ожидаемый эффект всё-таки оказывала. С последней каплей чудесной жидкости Метка стала чёрной, как уголь, и медленно растворилась, будто её никогда на руке и не было вовсе.

- Твоя взяла, Лонгботтом... - мрачно пробурчал Драко вместо благодарности. Он призвал свой кристалл и направился дальше вдоль стеллажей, без особого интереса мельком осматривая всё, что на них находилось. Профессор посмотрел ему вслед, опечаленно покачал головой и взял в руки ту же коробочку с прозрачным кристаллом, что была в руках у Драко.

- Дотроньтесь до него, Невилл, - подсказал ему Александр. - Мне кажется, любой из членов нашего Содружества имеет право обладать кристаллом, если пожелает того...

- Да, тут их ещё много останется... - задумчиво произнёс профессор, всё ещё не решаясь связать камень с собой. Он знал, что пути назад потом не будет, и кристалл навсегда изменит его судьбу... Но ведь грядущий конфликт и без того затронет судьбы всех жителей Земли, а уж его-то, Невилла - в одну из первых очередей... Вздохнув, профессор провёл ладонью по холодной поверхности кристалла. Тот в ответ окрасился еле ощутимым оттенком зелёного цвета, так характерного для всех гриффендорцев. Предположив, что теперь лишние четыре коробочки вряд ли сильно усложнят аппарирование (а если усложнят - ну затянется возвращение на десяток минут и несколько промежуточных пунктов...), он две взял себе, а две отдал Александру - соответственно, для Луны, Хьюго, Альбуса и Тедди. Глава авроров, уже присевший на краешек какой-то тумбочки, никакого внимания к судьбе камней не продемонстрировал.

Двое волшебников продолжили осмотр, но более ничего интересного не обнаружили. Оружие, техника, хитрые приборы - этого в подземелье хватило бы на вооружение небольшой армии. Как Снейпу удалось устроить такой склад без ведома Ордена, оставалось лишь догадываться. Впрочем, почему «без ведома»? Верные Маркову члены секретной организации вполне могли доверять новому магистру до такой степени, что помогали ему без лишних вопросов. Однако способы создания устройств, хранящихся в подземелье, не слишком волновали путешественников. Они надеялись найти какое-то оружие против энергонов, или, на худой конец, те камни, что использовал Калигон - но, если не считать обычных личных кристаллов, находили только средства противостояния магорианцам, а не их повелителям. Когда в одной из толстых коробок обнаружились книги, волшебники было понадеялись, что найдут в них некие инструкции, оставленные Снейпом - но нет, литература была посвящена исключительно истории Калигона и Ордена Тени. По всей видимости, её спрятали сюда от Пикса и остальных представителей «нового поколения» орденцев, чтобы никто из них не повторил пути Коттона и не догадался о существовании Исполнителя.

- Выходит, Снейп не знал о божествах? - подвёл итог Невилл, до дна пересмотрев коробку с книгами. - Или считал, что для уничтожения энергонов нам хватит десятка-другого обычных кристаллов? - профессор осмотрел стены, надеясь задать этот вопрос портрету магистра, но тот более нигде не появлялся - и не факт, что мог говорить на подобную тему.

- Кто знает... - тяжело вздохнул Александр, чьи надежды также не сбылись. - Но, по крайней мере, теперь наши шансы на победу хоть сколько-то повышаются... А призраков, похоже, вообще нельзя уничтожить - но можно победить, - совсем мрачно закончил он.

- Ну что, готовы возвращаться домой, или ещё что поищите? - подал голос Драко, вставая.

Да, оставалось только покидать убежище. На вход в подземелье дополнительно наложили маскировочные, магглоотталкивающие и запирающие чары - на всякий случай. Невилл не стеснялся бросать на аврора подозрительные взгляды, опасаясь, что тот явится за кристаллами в одиночку, но волшебник, похоже, усвоил урок. По требованию профессора Драко дал слово, что не будет посещать хранилище без ведома Содружества и сохранит его местоположение в тайне. Иных гарантий (вроде непреложного обета) от главы авроров требовать никто не собирался, пусть слово Драко и вызывало определённые сомнения.

До ближайшего крупного города, обнаруженного с использованием карты и полученных через спутник координат, пришлось добираться на мётлах. Там весь багаж был упакован назад в чемоданы и отправлен по почте в Великобританию, а путешественники сделали несколько фотографий местности - чтобы потом сюда аппарировать - и снова начали перемещаться к цели, используя знакомые промежуточные пункты. Позвякивающие в карманах двоих из них металлические коробочки с кристаллами и в самом деле не слишком мешали, так что до дома Уизли компаньоны добрались без особых затруднений.

Пятеро (считая Тлею) друзей - ну, для некоторых не совсем друзей - ждали их в полном составе и с нетерпением. Наготове уже были полноценные обед и чай, за которыми и началось обсуждение результатов экспедиции в Сахару. Невилл с Александром сразу выложили на стол принесённые кристаллы и неохотно рассказали о, мягко говоря, «нехорошем» поведении аврора. Не то чтобы они жаловались, но сокрытие подобной информации было очевидно недопустимым. Главный герой истории во время повествования скалился, но молчал, очевидно, придумывая оправдания себе либо угрозы волшебникам.

- Приятно было повидать тебя снова, Малфой, всего хорошего! - воскликнул Рон сразу после окончания рассказа. - Иди к несчастным аврорам и делись с ними своей мудростью.

- Твоё мнение забыл спросить, Уизли! - огрызнулся в ответ Драко. - Что бы тут не говорили некоторые неосмотрительные личности, - он обвёл присутствующих взглядом, задержавшись сперва на Роне, а потом - на Гермионе и Джинни, - я вам нужен. Да, я хотел забрать кристаллы для авроров. Но, в конце концов, это их профессия - рисковать жизнями, в том числе, кстати, за вас и ваших детей! Но если вам не по нраву такие планы... Что ж, я готов... ммм... пообещать, - было видно, что это слово далось волшебнику тяжело, - больше не совершать настолько... необдуманных поступков и согласовывать с вами свои действия.

Женщины переглянулись, мужья удивлённо посмотрели на дам своего сердца. Они не скрывали, что с удовольствием воспользовались бы поводом избавиться от аврора. Но Джинни и Гермиона медлили с окончательным решением и совещались, обмениваясь мыслями. Наконец, их лица из неодобрительных стали просто суровыми, и Гарри с Роном подключились к неслышной беседе. Судя по их виду, решение жён не слишком устраивало мужчин.

- Что ж, если никто более не против, - Гермиона взглядом остановила высказывание Рона, - ты, Малфой, можешь остаться с нами - до следующей ошибки. Но смотри, теперь доверие тебе подорвано... Так что будешь, так сказать, на испытательном сроке.

- Если доверие было, чтоб его подрывать, - недовольно проворчал себе под нос Рон.

- Хорошо, - понурил голову Драко, однако он явно остался доволен решением женщин.

- Только извинись перед Роном, а также перед Невиллом и Александром, - добавила Джинни, сделав пилюлю ещё более горькой. Драко чуть на месте не подскочил от такого предложения, но весь вид волшебниц говорил о том, что они вовсе не шутят. Рон усмехнулся и встал из-за стола, сложив руки на груди и состроив снисходительную физиономию.

- Меня вполне устроит падение в ноги, Малфой, - заявил он. - Ботинки можешь не лизать.

- РОН!!! - краснея, воскликнула Гермиона. - Ещё одно слово - и извиняться будешь ты!

Тот моментально сел назад, не желая давать супруге ни малейшего повода для осуществления угрозы. Глава авроров сжал зубы и начал внимательно изучать стену.

- Прости, Уизли, - пробормотал он. - Честин - ты тоже извини. Лонгботтом... прошу прощения и... спасибо, что помог мне с рукой... - он отвлёкся от рассматривания обоев и взглянул на Джинни. Та кивнула, сочтя наказание достаточным. Гермиона с ней согласилась.

- Итак, что же нам пожелал оставить Снейп? - дамы дали понять, что инцидент исчерпан.

Невилл и Александр начали подробно рассказывать обо всём, что они обнаружили в подземелье помимо кристаллов. Драко практически не вмешивался в разговор, лишь иногда вставляя небольшие уточнения - напомнить, что он также был в убежище Калигона, и также кое-что видел. Каждый новый названный предмет аккуратно записывался Гермионой вместе с примерным количеством, так что под конец рассказа блокнот в руках волшебницы превратился в подробную инвентаризацию хранилища. Ещё раз бегло просмотрев все пункты и произведя в уме небольшие прикидки, она вынесла свой вердикт:

- Похоже, против энергонов, вопреки надеждам, Снейп ничего не придумал, как мы видим... но дарёному коню в зубы не смотрят. Значит, так... Ситуация видится мне в следующем ключе: полученное оружие нужно оставить для лучших из лучших добровольцев, что согласятся биться против магорианцев. Второе - надо составить список примерных кандидатур. Если возражений нет, Малфой с его доступом к подобной информации подойдёт на эту роль лучше всего, - все присутствующие согласно кивнули, даже Гарри с Роном обрадовались шансу откупиться от аврора пустяковым заданием. - Членов Ордена не учитываем - хоть они наверняка согласятся сражаться, когда поймут, что битва неминуема, но и без того обладают всем необходимым снаряжением. Что ж, Малфой, если ты уверен во всех своих аврорах - проведи пока с ними разъяснительную работу, только помни - на мётлах должны летать исключительно звёзды квиддича.

- Конечно, - с достоинством проговорил Драко, сочтя поручение подходящим для реабилитации в глазах членов Содружества. - Только что мы будем делать с... энергонами?

- Пока не знаю, - пожала плечами волшебница. - И вряд ли буду знать до возможности по душам поговорить с Пиксом; вполне может быть, исследователи Ордена знают... или хотя бы смогут предположить больше нас о способах борьбы с подобными существами.

Можно сказать, на этом обсуждение итогов визита в подземелье прекратилось. Было видно, что у Гарри и Рона оставались вопросы, но жёны заставляли их молчать и держать все неясности при себе. Невиллу никаких заданий не досталось, Александр подвинулся к Тлее и начал с ней ворковать, а Драко осмысливал, как будет выполнять порученное ему, и также не вносил никакого оживления в обстановку - неестественно-спокойную, учитывая происходящее вокруг. Когда кушаний на столе существенно поубавилось, Невилл встал, поблагодарил хозяев, и отправился в Хогвардс. Аврор, видя, что ничего интересного здесь не предвидится, также поспешил покинуть дом Уизли.

- С какой стати мы стали настолько доверять этой змее? - немедленно воскликнул Рон.

- Дорогой, успокойся, - нежно ответила Гермиона. - Я же сказала - он на испытательном сроке, а ссора с властями, пусть даже в его лице - последнее, что нам сейчас нужно. Запомните... оба, - она посуровела, - мы все за одно. Сейчас любое разногласие, пусть даже по причинам идиотизма некоторых личностей, добавляет очков в копилку врагам!

- И поэтому мы прыгаем перед Малфоем на задних лапках, когда ему нужно всыпать по первое число? - насупился Рон, сверля взглядом стол перед собой.

- Поэтому я прошу тебя дать Малфою ещё один шанс и сдержать свою ненависть, - волшебница взяла руку супруга и вкрадчиво посмотрела ему в глаза. Тот обречённо кивнул.

- Поскольку мистер Главный Аврор соизволил, наконец, нас покинуть, - продолжила новый виток беседы Джинни, - теперь можно обсудить более интересные вопросы, нежели кому на чём предстоит летать. А именно - причины подобного поведения Снейпа. Я, честно говоря, в полном замешательстве - что он знал, до чего догадался, какие события задумал, а какие были обыкновенной случайностью. И главный вопрос, к ответу на который посещение хранилища совершенно нас не приблизило - почему он сказал Малфою о Старшей Палочке.

- Да, это остаётся загадкой, - согласилась Гермиона; по всей видимости, волшебники не раз обсуждали между собой такие вопросы. - Хм... Давайте попытаемся восстановить картину событий. Снейп знает о войне с магорианцами - это бесспорно. Кроме того, он знает что-то о планах Исполнителя - это также факт. Но вместо того, отправить Старшую Палочку куда-нибудь во льды Антарктиды или выкинуть в Марианскую впадину, магистр прячет её у Лапкиных-Марковых и ещё удостоверятся, что мы найдём Реликвию, когда придёт время. Затем организует склад техники, на котором нет и намёка на способ противостояния энергонам, и, главное, нам ничего об этом неизвестно до определённого срока. Последнее, конечно, можно списать на какую-нибудь клятву, данную Предателю, но в этой истории всё равно слишком много белых пятен и непонятных поступков...

- Если, как завещал Шерлок Холмс, друг за другом отбрасывать все теории, пока не останется одна правильная, пусть и невероятная, - блеснул эрудицией Рон, не иначе в своё время просвещённый супругой на тему маггловской литературы, - то об энергонах Снейп всё-таки понятия не имел, хотя нам Предатель рассказал о собратьях с самого начала.

- Тогда об участии в его замыслах Старшей Палочки Снейп тоже не должен был знать, - поддержал ход мыслей друга Гарри. - Возможно, он просто обнаружил её «дополнительные» свойства и решил оставить нам «про запас», когда Предатель начнёт исполнять свои планы.

- Версия рабочая, пусть и вовсе не бесспорная, - согласилась Гермиона. - В частности, имеем: во-первых, неоправданный приказ молчать Драко, во-вторых, какое-то уж слишком избирательное знание ролей Реликвий и планов Предателя, в третьих... Господи, всё выглядит так, будто Снейп хотел, чтобы произошло именно то, что произошло! Нет, я ничего не понимаю... Он одновременно и противостоит Предателю, в тайне от него пряча палочку, и помогает его планам, давая нам очень вовремя её обнаружить и не заподозрить подвоха! - она энергично мотнула головой и отвела рукой пряди волос, упавшие на лицо.

- Так, мы постепенно сходим с ума, - предостерегла остальных Джинни. - Пора кончать обсуждать подобные темы, всё равно без дополнительных фактов толку не будет.

Гермиона ещё недолго пробовала протестовать, делясь своей головной болью, но вскоре последовала совету подруги и замолкла. Александр выразил желание пойти вместе с Тлеей на прогулку. Его предупредили, чтобы долго не задерживался - судя по прикидкам, завтра весь мир должен был окончательно перевернуться с ног на голову, осознав неминуемость войны, а потому шестерым волшебникам надлежало хорошенько выспаться. Молодые люди засмеялись и махнули руками - они считали свидание лучшим отдыхом.

Пока юноша и девушка проводили время наедине друг с другом, Гарри и Джинни вызвались передать по назначению кристаллы, принесённые из хранилища. Гермиона дала-таки разуму отдохнуть после глубоких размышлений о замыслах Снейпа и снова погрузилась во вчерашний роман, а Рон достал из чулана метлу и отправился тренироваться. Услышав о наличии в подземелье множества «Фотонов», он твёрдо решил стать одним из пилотов и сражаться с агрессорами в воздухе. Супруга не слишком одобряла подобные намерения, но и не противилась им, оставляя выбор за мужем. Она хорошо понимала - любой из них так или иначе должен выйти на поле боя и рисковать жизнью, защищая родную планету. Сейчас сердце согревала лишь надежда на благополучный исход для каждого из знакомых, родных... и колола тревога, что те или иные жертвы неминуемы. Поэтому втайне она всё-таки подыскивала способы удержать супруга от излишне активного участия в битве.

Тёмное покрывало ночи накрыло и западную часть России, и Великобританию, и Альпы. Все члены Содружества Надежды давно спали, как и большинство европейцев из Ордена Тени. Но Винсенту Пиксу было не до сна. Магистр одиноко сидел в центре управления, глядя на бегущие по экрану компьютера цифры. Он отпустил всех сотрудников, даже тех, что сами предлагали остаться работать в столь важный для Земли час. Глава Ордена хотел своими глазами увидеть, как решится судьба Валориана, и не желал, чтобы кто-то вместе с ним смотрел на гибель цивилизации, осмелившийся бросить вызов человечеству. Жалел ли он о содеянном? Безусловно. Но, как уже говорил Поттеру, считал своим долгом поступить именно так и не как иначе, взять на себя всю полноту ответственности за активацию «Одуванчика» и её последствия. Он убедил лидеров стран решиться на столь страшный шаг. Стало быть именно он и никто другой должен сейчас сидеть здесь и смотреть, как смертоносные ракеты наносят удар по вражеской планете. Нет, он не палач, не судья и не адвокат. Он - магистр Ордена Тени. Это его бремя, порой очень тяжёлое - но необходимое.

Комплекс вышел из гиперпространства, и цифры на экране сменились изображениями с камер, способных в совокупности обеспечивать полный спектр обзора. Когда одна из них заметила странные светящиеся шары, возникшие на пути «Одуванчика», Пикс даже не шелохнулся. Не пошевелился он и когда из центров шаров в комплекс ударили заряды энергии, напоминающие молнии. А через мгновение камеры отключились, и экран стал отображать только надпись «сигнал отсутствует». Палец магистра медленно нажал на кнопку отключения проектора, затем столь же неторопливо встал с места и направился к себе в кабинет, попутно диктуя номер мобильному видеофону с распознаванием голоса.

- Простите, что разбудил вас, мистер О’Коннор, - проговорил он в ответ на весьма резкое приветствие сонного председателя СОЗ. - Но я прошу обеспечить завтра внеочередной созыв Совета с участием глав всех государств. Приглашение мистера Поттера беру на себя.

- С какой стати вы решили, что можете командова-а-ть... а-а-ах... всеми государствами Земли?! - недовольно воскликнул О’Коннор, во весь рот зевая прямо посреди фразы.

- С такой, что «Одуванчик» уничтожен, - пугающе хладнокровно сообщил собеседнику Пикс. - Теперь нам остаётся только воевать. Важнее дел быть не может. Всего хорошего.

Он отключил трубку и сел в своё кресло, пребывая в уверенности, что председатель выполнит поручение - когда очнётся от шока, конечно. Ну да полчаса-час ничего не решают. Главы государств отложат свои встречи-поездки-церемонии и пулей помчатся на заседание, как только услышат новость - в этом сомнений быть не может. И там откроется новая страница в истории человеческой цивилизации. А его задача - сделать так, чтобы эта страница не стала последней в книге.

Магистр задумчиво повертел в руках мобильный видеофон. Позвонить Поттеру сейчас или позже? Либо отправить сов? А может, сообщить Александру? Или передать через Хелен? Да какая разница... Нет, пожалуй, право на последнюю спокойную ночь заслужил каждый из них. Всё-таки, как не прискорбно это осознавать, они оказались правы... Война не окончилась с активацией «Одуванчика». С ней она только лишь начиналась...

Глава 8. Планы, планы, планы...

С самого утра по всем каналам крутили экстренные выпуски, сообщающие о внеочередном собрании Совета Объединенной Земли, назначенном буквально за несколько часов до времени проведения. Президент Воронин, подобно своим коллегам из других стран, бросил все дела и направился в Лондон, где и должна была происходить экстренная встреча. Естественно, она проводилась за закрытыми дверями, и никто из официальных лиц не давал никаких комментариев. Столь же естественно, журналисты сунули свои носы во все щели, куда только могли их сунуть, и достаточно быстро состряпали правдоподобную версию - наполовину даже близкую к истине. В общем, для прессы вторник окупил предыдущую пару дней без сенсаций. Такого стояния на ушах, наверное, не было даже после раскрытия волшебного мира в пятницу. И, когда юноша проснулся, у его кровати лежал оставленный матерью лучший костюм, какой только висел в шкафу. Хотя вчера подуставший молодой человек ничего ей не говорил, Светлане представилось множество шансов догадаться, что сегодня её сыну вновь придётся вращаться среди виднейших представителей власти.

Видеофон уже подмигивал лампочкой в знак получения сообщения от Гермионы, просившей Александра оказаться у Уизли как можно скорее, а в электронном ящике обнаружились письма от Пикса и... администрации президента Российской Федерации. Да, получив такое указание присутствовать на собрании Совета Объединенной Земли, юноша уж точно не имел права оставаться дома! Разве что, усмехнувшись, заметил экрану - ему могли бы и отдельный самолёт выделить. Но, видимо, магистр Ордена Тени предупредил президента, что молодой человек вполне способен добраться до Лондона «своим» ходом, и никаких средств быстрого перемещения от руководства страны ему не перепало.

Забежав на кухню и наскоро перекусив, Александр переместился в Великобританию. Все пятеро волшебников, включая Тлею, были уже полностью готовы и ждали его, однако до открытия заседания оставался ещё час. Не желая появляться на собрании значительно раньше времени, полчаса провели в предварительной беседе. Говорили в основном женщины, сыпя наставлениями и рекомендациями, мужчины им поддакивали, ну а молодым людям оставалось кивать в знак согласия и обещать стараться следовать той части советов, что они успели запомнить. Заодно юноша узнал, что на участии в мероприятии магорианки настаивал Пикс, гарантировавший ей полную безопасность. Отношение волшебников к личности магистра вряд ли кто мог назвать положительным, но словам его верили.

За пятнадцать минут до начала заседания все шестеро взялись за руки и дружно аппарировали к английской штаб-квартире СОЗ. Окружающие её улицы оказались буквально забиты охраной, останавливающей журналистов за несколько сот метров и напоминающей им о секретности встречи. Впрочем, к волшебникам, уже подумывавшим о перемещении прямо внутрь, выпорхнули Хелен и Анри Деполье. Они быстро удостоверились, что перед ними именно Поттер с компанией (безопасность превыше всего!) и провели гостей совещания мимо кордонов внутрь здания, игнорируя косые взгляды бойцов Королевских Специальных Сил, скрывающихся от возможного противника в тени бронированной машины пехоты. Завоёвывать доверие магглов магическому миру явно ещё предстояло...

В коридорах штаб-квартиры СОЗ было многолюдно. Хотя делегации некоторых держав уже заняли места в зале заседаний, большинство глав государств беседовали с коллегами. Заметив появление волшебников, канцлер Германии отвлёкся от разговора с президентом Франции и попросил Гарри уделить ему минутку. Джинни осталась с мужем, а чета Уизли вскоре оказалась похищенной китайцами, в той же степени желающими поговорить с кем-нибудь из пятничных возмутителей спокойствия до начала совещания. Хелен и Анри также отправились по своим делам. Молодые люди остались вдвоём и нерешительно продолжили путь по ковровой дорожке к залу заседаний, однако оказались перехвачены. Навстречу им вышел президент Воронин в сопровождении министра иностранных дел. Александр на мгновение растерялся, а после вытянулся по струнке и отчеканил приветствие верховному главнокомандующему. Несмотря ни на что, юноша всё-таки оставался военным.

- Вольно, - ответил ему президент; естественно, он говорил на русском языке, так что Тлее оставалось догадываться о смысле беседы. - Приятно осознавать, товарищ Честин, что вы не забыли о том, что являетесь офицером вооружённых сил. Поэтому перейду сразу к делу. Вы выводитесь из подчинения так называемой «Хелен Грейхаунд» - по понятным, думаю, причинам - и переводитесь в спецназ, а именно - в «Альфу», и будете подчиняться напрямую генеральному штабу. Насколько я знаю, вы мечтали о подобной карьере.

Сердце Александра провалилось в пятки. Без сомнения, год назад он бы до потолка прыгал, получи такое предложение. Но сейчас... сейчас многое изменилось. Он понимал, что на самом деле означает неожиданный приказ. Разрыв с магическим миром, разлука с Тлеей, а взамен... уж точно не нормальная служба, а бесконечные допросы со стороны командования о волшебниках, магорианцах и так далее, проверка его собственных способностей... Нет, слова президента вовсе не радовали юношу. Название знаменитого спецотряда было лишь броской вывеской, за которой скрывался полный контроль и хорошо если не работа подопытного кролика. Но... это приказ, молодой человек - военный, и никакого выбора нет... Тлея вздрогнула и сжала его руку. Вид друга всё ей объяснил красноречивее любых слов.

- Простите, господин Воронин! - ворвался в мысли сердитый голос Пикса, быстрыми шагами направляющегося к беседующим. - Кажется, мы говорили с вами об Александре!

- Но вчера вечером я общался с представителями российского магического сообщества, и мне удалось убедить их в правильности своей точки зрения, - парировал президент. Юноша неожиданно понял, что магистр неплохо знает русский язык... Впрочем, сейчас его занимали совсем другие мысли. И Александр, и Тлея с надеждой посмотрели на главу Ордена Тени.

- Сомневаюсь, что магическое сообщество... или вы в достаточной степени представляете себе происходящее, чтобы принимать такие решения, - резко ответил Пикс, совершенно не смущающийся фактом, что говорит с президентом сверхдержавы. - Даже если отмести вопросы справедливости по отношению к Александру, он слишком важен для победы именно в той части, о которой вы не имеете ни малейшего представления. Поэтому я не позволю вам отправить его в спецназ, на госслужбу или ещё куда-нибудь в любом случае!

- И можно узнать, кто вам дал право мне приказывать? - раздражённо спросил Воронин.

- Я сам, - подчёркнуто произнёс магистр. - До конца войны я беру на себя полномочия главнокомандующего всеми армиями Земли. Вам и остальным главам государств придётся мне подчиняться, потому что в противном случае человечеству от вас не будет ни малейшей пользы.

- Вы бредите, - усмехнулся президент, разворачиваясь к залу и жестом приказывая удивлённому министру иностранных дел следовать за собой. - Господин Честин, пройдёмте.

- Через час вы будете думать иначе, - спокойно заметил Пикс. - Александр, Тлея - отныне вы подчиняетесь мне. И, конечно же, Поттеру - но скоро наши интересы будут совпадать.

Юноша с девушкой озадаченно переглянулись... Но всё-таки молодой человек предпочёл пока повиноваться своему президенту. Глава Ордена его не останавливал, только повторил, что после заседания он станет руководить войсками всех стран - и, заодно, волшебного мира. Магорианка последовала за другом, попутно выслушивая от последнего краткое содержание непонятой ей части беседы. Всю короткую дорогу Воронин перекидывался с министром полушутливыми замечаниями в адрес Пикса и, по всей видимости, на самом деле не придавал заявлению магистра особого значения. Молодые люди же восприняли слова главы Ордена куда более серьёзно и решили на всякий случай не садиться рядом с президентом.

Вслед за Александром и Тлеей в зале заседаний начали появляться знакомые им люди. Сначала вошёл Анри, за ним последовали Рон с Джинни, уже перед самым началом заседания появилась Гермиона в сопровождении Хелен, а сразу после неё - Гарри... вполне мирно беседующий с Пиксом. Похоже, предсказания магистра и впрямь сбывались - он прикладывал все усилия, чтобы примириться с Поттером, а тот в ответ демонстрировал готовность забыть былые разногласия и объединиться перед лицом общего врага, битва с которым стала очевидной. Тем не менее, когда друзья подсели к юноше и девушке, игнорируя неодобрительные взгляды Воронина, Гарри незаметно прошептал:

- Наш новоявленный Генерал всея Земли намекал, что подозревает о нашей вине в уничтожении «Одуванчика». Он пронюхал-таки про экспедицию в Африку, взвесил факты - и сложил два и два. Но я столь же прозрачно объяснил ему, что выбора у него всё равно нет.

- И ты прав, - неожиданно согласилась в другое время осторожная Гермиона. - Сейчас уже ничего не изменить, дорога каждая секунда и каждый человек, и Пикс отлично это понимает. Так что... - она не договорила и кивнула в направлении О’Коннора, обведшего зал беглым взглядом и, уверившись, что все собрались, поднявшегося с своего места. Секретное заседание Совета Объединенной Земли, посвящённое выработке стратегии противостояния инопланетным захватчикам и их «божествам», началось.

Первым делом Анри и Хелен огласили данные относительно вторгнувшихся на Землю магорианцев, собранные Орденом Тени. По всему выходило, что блицкригу инопланетяне предпочли планомерное развитие своей базы. Под прикрытием магглооталкивающих чар они чувствовали себя необнаружимыми и неуязвимыми, потихоньку отстраивали штабы-склады-казармы и копили там всё, что нужно для последующего наступления. Очевидно, где-то внутри периметра лагеря у них были порталы, соединяющие базу с родной планетой - скорее всего, открываемые и закрываемые энергонами по мере необходимости. Но слишком близко разведчики не приближались, и уж тем более никак не атаковали противника, предпочитая поддерживать у него иллюзию безопасности. Каждое мирное мгновение для землян было куда более ценно, нежели для магорианцев, и Орден Тени это отлично понимал.

Да, самозваные божества явно опасались полагаться на внезапность удара. Зачем? Они считали, что кроме пятерых волшебников на Земле более никто магией не владеет, ну а эти пятеро даже убедив в своей правоте правительство, ничего не смогут поделать с потихоньку расползающейся по карте областью, накрытой магглоотталкивающими чарами. Наверняка где-то действовали магорианские шпионы, однако орденцы уже успели пообщаться с представителями всех магических сообществ планеты на эту тему, так что какие-то гарантии в отношении противостояния агентам противника присутствовали. Также Пикс пообещал в скорейшем времени закончить вариант информационного буклета для магглов, как служащего целям контрразведки, так и старающегося объяснить текущее положение вещей. Подтверждать существование магического мира пока никто не хотел, однако некие объяснения средствам массовой информации давать всё равно пришлось бы.

Так речь магистра плавно перешла к вопросам незамедлительных действий. В первую очередь он сказал, что Орден практически полностью занят наблюдением за магорианцами и, поскольку сомнительно, чтобы кто-то способен выполнять эту работу хоть с той же эффективностью, продолжит действовать именно в этой области. Не согласиться тут было трудно: каждая крупная держава уже обломала коготки о попытку вести самостоятельную слежку за врагами. Те же орденцы, кто не присматривал за инопланетянами, занимались научной деятельностью в их отношении, и тут о каких-то иных вариантах вообще не могло идти и речи. Ни волшебники, ни магглы не имели шансов даже приблизиться к знаниям, которыми обладали учёные Ордена Тени. В общем, под конец выступления Пикс привёл достаточно доводов безоговорочного лидерства своей организации во всех «передовых» направлениях деятельности, так что и Воронин, и остальные главы государств на самом деле подумали об отсутствии иного выбора, кроме как признать временное мировое главенство магистра.

В ходе последовавшего бурного обсуждения особо выделились министры обороны и генералы, участвующие в заседании. Они быстро выловили основное слабое звено, которое надлежало ликвидировать в первую очередь - полное отсутствие информации о вооружении и тактике противника. Орден, конечно, мог описать внешний вид инопланетного оружия, а Тлея - пусть через силу, но сказать кое-что о возможном его действии. Тем не менее, таких поверхностных данных было недостаточно. А без подробного анализа возможностей врага нечего и думать о каких-то там наступательных операциях и сражениях вообще. Дело дошло до того, что некоторые горячие головы предлагали немедленно послать лучших агентов-спецназовцев-членов Ордена чуть ли не на штурм лагеря магорианцев, руководствуясь соображениями «дальше может быть только хуже». Пикс, однако, в перепалке участия не принимал, тихонько беседуя с четой Уизли, Поттеров, а также своими подчиненными. Александр силился проникнуть в смысл их беседы, но через общий крик не слышал ни слова, хотя по лицам друзей видел - разговор им совершенно не нравится. И всё-таки волшебники постепенно становились обречённо-согласными.

- Дайте нам неделю! - внезапно раскатился по залу громовой голос главы Ордена, в разы усиленный заклинанием. - Через неделю мы с мистером Поттером представим вам куда более вменяемый план действий, нежели тот бред, что сейчас здесь звучал!

Генералы ещё покричали-поворчали, но деться никуда не могли. Хотя магистр наотрез отказался озвучить сейчас хоть какие-то детали своей задумки, ему верили - а что ещё оставалось делать? Заодно глава Ордена отметил, что без господина Честина и ен’Камю план неосуществим в принципе. Воронин на этих словах нахмурился, шумно вздохнул, а потом с раздражённым видом достал что-то из дипломата. Позади юноши послышался хруст бумаги, и вскоре на стол перед молодым человеком легли две половинки грубо разорванного листа. Это был приказ о переводе Александра в «Альфу». Он улыбнулся и подмигнул подруге. Та тихонько счастливо засмеялась. Юноша совершенно не чувствовал, что только что в пух и прах разбилась его давняя мечта служить в войсках специального назначения.

В контексте последних заявлений Пикса со всех сторон посыпались замечания в адрес магорианки. Некоторые из них заставляли Тлею вздрагивать и сжимать руку молодого человека, а в Александре вызывали стойкое желание встать и просто-напросто двинуть в морду выступающему, не смотря ни на какие посты и регалии. Отдельные личности вообще не считали девушку за разумное существо, говоря о ней чуть ли ни как о бабочке, которую можно без зазрений совести приколоть к бумаге булавками! А уж о том, что ей банально не доверяли, и упоминать-то не стоит... В добавление ко всему, во время таких высказываний юношу изнутри жёг огонь совести, напоминавшей, что сам молодой человек недавно старался казаться едва ли не таким же холодным мерзавцем со своей ребяческой обидой. Но тут магистр показал себя с лучшей стороны - старался по мере возможности затыкать рты особо разошедшимся военным (позволявшем себе резкости куда чаще президентов с министрами) и отстаивал мнение, что Тлея если не находится всецело на стороне землян, то и не представляет для них угрозы. Как и прежде, с ним вынужденно соглашались. Глава Ордена в глазах большинства участников совещания выглядел единственным человеком (да, именно человеком, не магом!), твёрдо знающим, что на самом деле нужно делать.

- Не обращайте на их слова особого внимания, - прошептал он волшебникам во время короткого перерыва - в особенности юноше и девушке. - Они всего лишь люди... Да, облачённые властью, но по сути - обычные люди, склонные ошибаться и ошарашенные неожиданно свалившейся на голову бедой. Сейчас у них нет иного выбора, иначе как слушать меня, а у меня нет выбора, иначе как казаться всезнающим и непробиваемым...

- И забыть все свои подозрения на наш счёт, - ехидно улыбаясь, добавил Гарри, припоминая Пиксу недавние намёки. Судя по виду, магистр признал правоту волшебника.

Вскоре совещание возобновилось, но уже в более вялой манере, нежели раньше. Участники начали обсуждать не такие животрепещущие вопросы, вроде новых принципов подготовки солдат и степени их боеготовности. Последнее определили как «в любой момент быть готовым ринуться в битву», а касательно первого глава Ордена посоветовал (и, по сути, утвердил) достаточно неожиданную программу действий. Она предполагала отбор каждой страной отряда добровольцев (конечно же, с проверкой на надёжность и профессиональность), согласных принять на себя первый удар инопланетян - либо наоборот, нанести его. Этим людям предстояло учиться сотрудничать с волшебниками, также они получали доступ к значительной части секретной информации, включая данные разведки относительно магорианцев при поступлении таковых. Обратной стороной медали был, разумеется, строжайший режим, с которым предстояло мириться бойцам подобной объединённой «Дивизии М».

Видимо, в голове Пикса уже зрел план будущих боевых действий. Он отдельно подчёркивал, что при отборе следует уделять внимание в первую очередь моральным качествам кандидатов и их способности (плюс, конечно, желанию) усваивать новые знания, а вовсе не боевому опыту и имеющимся наградам. Причины такого решения, впрочем, Александр отлично понимал - тактика войны с инопланетянами едва ли окажется сколько-нибудь похожей на всё, с чем земные солдаты и командиры имели дело ранее. Делать число служащих в Дивизии М особо большим не намечалось: в целом от десяти до двадцати тысяч человек с тенденцией в сторону нижней грани, что, собственно, и предполагало название «дивизия». Высшим руководителем со стороны магического сообщества поставили Анри Деполье; также, без сомнения, предполагалось некое участие мистера Поттера с компанией.

Заметив, что никто в процессе обсуждения совершенно не коснулся темы противостояния самозваным божествам, юноша попытался было напомнить Совету о настоящей угрозе, но его моментально остановил взгляд Пикса. Магистр перекинул в разум Александра картинку с перечёркнутым красным кругом.

- Сейчас не время и не место, - еле слышно пояснила Гермиона. - Сражаться с призраками - дело волшебников, а не магглов. И незачем напоминать об энергонах главам государств.

Затем пошли совсем уж скучные вопросы, и неподготовленные молодые люди начали откровенно позёвывать. Рон, меньше остальных интересовавшийся происходящим, обернулся к юноше с девушкой, после чего прошептал что-то на ухо супруге. Та кивнула, подозвала магистра, как раз закончившего вставлять своё веское слово в дискуссию по очередной относительно мелкой проблеме, и столь же неслышно заговорила с ним. Пикс согласился, что в присутствии Александра и Тлеи больше нет необходимости, и единоличным решением отпустил их из зала. Никто из правителей главе Ордена не возражал.

Молодые люди с радостью покинули заседание и при помощи портключа переместились к Уизли. Без сомнения, они успели попасть на прицел камер журналистов при проходе на заседание СОЗ, так что идти сейчас в город уж точно было верхом безумия. Бесцельно гулять по лесу же юноше с девушкой поднадоело, и они выбрали времяпрепровождение у проектора, переключая новостные программы и посмеиваясь над звучавшими там теориями аналитиков, экспертов и прочего учёного люда. Наиболее яркими впечатлениями оказались гадания журналистов, кем же является смуглая девушка, вместе с волшебниками прошедшая на собрание? Звучали крайне бредовые предположения, демонстрировались и сличались какие-то фотографии, на пустом месте строились теории заговора... В общем, поводов для веселья и ехидных шуточек у молодых людей наличествовало хоть отбавляй. Ну и, конечно, приятно было видеть, что хоть до чего-то вездесущие репортёры ещё не докопались.

Через два часа, сразу после окончания заседания Совета Объединенной Земли, в доме Уизли волшебники устроили своё собрание. Нельзя сказать, что это было встречей Содружества Надежды - по сути, надобность в Содружестве уже отсутствовала. Но все его члены явились по первому зову патронусов, посланных после окончания заседания СОЗ и перед выходом к журналистам. Кроме них пришли Анри Деполье и Винсент Пикс - надо отметить, что к последнему отношение молодых людей за утро ощутимо улучшилось, несмотря на недавнюю историю с активацией «Одуванчика». Как результат подобного нашествия гостей, гостиная дома оказалась забитой до отказа. Тем не менее, хозяева постарались обеспечить максимальный уют каждому из присутствующих.

- Александр, в какой степени вы можете управлять чёрным кристаллом? - неожиданно начал Пикс. Юноша вздрогнул и тут же забыл все слова, какие могли ему пригодится в ответе. Неужели магистр сейчас начнёт обвинять его в срыве удара по Валориану?

- Мы не можем сказать точно, но предполагаем, что в полной, - поспешила помочь молодому человеку Гермиона. - Однако, каждое использование наносит дополнительный удар по темнице одного из энергонов, чья душа заключена внутри Александра. А прутья этой тюрьмы и без того уже расшатаны... ммм... некоторыми событиями...

- Да, я прекрасно понял рассказ Хелен, - кивнул глава Ордена. - Так же как и тот факт, что какое-то число сверхзаклятий у нас в запасе есть. И, если вы подтверждаете, что Александр способен их творить - нет смысла откладывать в долгий ящик реализацию нашего плана.

Юноша с девушкой навострили уши, не зная, что движет ими больше - простое любопытство или нехорошие предчувствия по поводу идей Пикса. Волшебницы с сомнением посмотрели друг на друга и на мужей. Остальные насторожились подобно молодым людям.

- Не торопитесь, магистр, окончательный выбор останется за Александром... и, кстати, за Тлеей тоже, - подчеркнула Джинни. - Я не позволю принуждать их к чему бы то ни было.

- Миссис Поттер, я и так уже облегчил их жизнь, как только мог! - Пикс чуть повысив голос. - Мне казалось, на заседании СОЗ мы всё решили, но если вы забыли про войну...

- Что вы от нас ожидаете? - нетерпеливо перебил его Александр. - Скажите, наконец, может, мы сами согласимся, и никого ни к чему принуждать не придётся?

- Позвольте, я объясню, - взял слово Гарри, не доверяя право озвучить план Пиксу. - Как вы все знаете либо догадываетесь, наиболее важной проблемой на текущий момент является разведка. Говоря простым языком, мы совершенно не знаем и как нам сражаться против магорианцев, и как они будут сражаться против нас. Можно попытаться проникнуть на их базу - но это самоубийству подобно. Куда более перспективна мысль навестить их исследовательские, производственные и прочие комплексы на Валориане.

- Постойте, но я... эм... не знаю, как... ммм... физически попасть на другую планету! - воскликнул Александр в полном замешательстве. - И Амо-Нан мне точно не поможет!

- Нет, знаете, - грустно улыбнулся Гарри, словно он наполовину бы желал отсутствия способа. - Причём знаете, как ни странно, от Предателя. Помните, какое он заклинание применил, когда мы возвращались на Землю? А нам ничего не мешает создать такой же портал в обратном направлении... теоретически, конечно, что-то гарантировать тут сложно.

- Точно! - юноша аж прищёлкнул пальцами. - Кажется, он говорил... Infoportus! - повелительно прокричал он, взмахивая красным кристаллом. В воздухе перед молодым человеком появилась крохотная чёрная дырочка, просуществовавшая лишь мгновение.

- С чёрным кристаллом, надо думать, оно сработает как надо, - нехотя подтвердила Гермиона. - Поэтому... если вы согласны рискнуть использовать кристалл, а Тлея укажет места, в которых могут находиться интересующие нас предприятия и научные центры...

Взоры всех присутствующих устремились на несчастную магорианку, тут же совершенно растерявшуюся. Девушка закусила губу, закрыла глаза и опустила голову. Александр понимающе обнял подругу. Он отлично знал, насколько той сейчас тяжело. Никто из присутствующих не мешал Тлее хорошо подумать и принять собственное решение, за которое только она будет в ответе. Пальцы обоих рук девушки сплелись между собой, словно демонстрируя всю сложность и запутанность её размышлений. Последовало несколько глубоких вдохов и порывов что-то сказать, обрываемых на полуслове. Наконец, издав тихий стон, магорианка сделала окончательный выбор. Она прижалась к юноше, собралась с духом, испуганно посмотрела на магистра, перевела взгляд на Гарри и сказала:

- Хорошо... Я... я скажу вам что смогу. То есть, я мало что помню... Но я позволю залезть к себе в подсознание, посмотреть воспоминания... и так далее... Только... У меня есть одно условие. Пожалуйста, обещайте, что в этих... рейдах никто из магорианцев не пострадает...

Взгляд девушки стал умоляющим. Александр моментально согласился дать ей любое слово, какое потребуется. Гарри, Гермиона и Джинни начали небольшое мысленное совещание. Рон замешкался и, казалось, находился в не меньшей растерянности, чем минуту назад была девушка. Пикс же повелительно посмотрел на Анри и Хелен, после чего повернулся к магорианке. В его взгляде ясно читалась бескомпромиссность позиции.

- У вас нет права ставить нам условия, Тлея, - резко заявил он. - Думаю, вы помните речи некоторых глав государств. Поверьте: то, что вы не получили статуса военнопленной, не говоря о худших вариантах - уже большое счастье. А в подсознание можно проникнуть и против воли человека... Так как вы, насколько я понял, человек - делайте выводы...

Александр побагровел. Каким же он был дураком, поднимая магистра в своих глазах после окончания заседания СОЗ! Нет, тот ни на йоту не изменился, оставаясь такой же машиной, какой и был - донельзя рациональной, абсолютно холодной... либо, по крайней мере, держащей чувства глубоко в себе под амбарным замком. Тлея тихо всхлипнула, и кулаки молодого человека сжались сами собой. Правая ладонь ощутила холод кристалла...

- Petrificus manus! - раздался торопливый шёпот Гермионы. Дёрнувшуюся было вверх руку Александра сковало обездвиживающее заклятие. В то же мгновение Гарри вскочил из-за стола, на секунду опередив Джинни и Рона, и на три секунды - задержавшуюся на наложение чар волшебницу. Пикс предпочёл подняться в ответ, за ним, как ни странно, последовал Малфой. Похоже, аврор чётко понял, кто сейчас является главным по сути - и встал на сторону главы Ордена Тени. Завязалась словесная перепалка, в которой друзья юноши упирали на морально-этическую сторону дела, аврор с магистром напоминали, что «на войне как на войне», а молодой человек тихо сидел на месте, убеждая себя, что он не хочет избить Пикса до полусмерти... Тлее оставалось только со страхом взирать на происходящее. Наконец, она не выдержала... и решилась. Решилась взять на себя всю тяжесть решения без полумер и недомолвок.

- Прошу вас, не надо! - воскликнула она. - Я... откажусь... да, я откажусь от условий! Я понимаю, это война, но... ведь те, кто работают там - они же не солдаты, а учёные, рабочие... Они - мирные люди, вся вина которых лишь в том, что их с детства обманывали «божества»!

- А чем виноваты мы - все мы, кого те же самые «божества» хотят полностью уничтожить? - заметил в ответ Пикс, проигнорировав возмущённый взгляд Гермионы.

- Не важно! - вмешался Александр, уже взявший себя в руки и снявший заклятие, наложенное волшебницей. - Я лично обещаю тебе, Тле, что буду только отвечать ударом на удар и сделаю всё для спасения каждой невинной жизни, встретившейся на моём пути!

- Мы тоже, - твёрдо поддержал его Гарри под одобрительные взгляды жены и четы Уизли.

- Я не думаю, что Поттеру целесообразно доверять такую операцию, - возразил Малфой.

- К сожалению, дорогой наш Герой, мы единственные здесь уже были на Валориане, - снисходительно усмехнулся Гарри. Аврор с надеждой посмотрел на Пикса, но тот покачал головой. Данную карту магистру было нечем крыть... кроме одного маленького замечания.

- Вы правы, Поттер, разведка целиком ляжет на ваши плечи, - констатировал он вполне удовлетворённым голосом. - Опыта вам не занимать, так что ведите её как знаете. Только уж будет добры, не мните себя рыцарем в сверкающих доспехах. А чтобы гарантировать наличие противоположной точки зрения и отрезвляющие речи - я настоятельно советую вам взять с собой мистера Малфоя. Если согласитесь - считайте, что наши разногласия улажены.

Глава авроров расплылся в натянутой улыбке, волшебники ожидаемо рассердились. Предложение Пикса не слишком нравилось даже женщинам, не говоря уже об их мужьях.

- Пусть идёт, - презрительно фыркнув, согласился, наконец, Рон. - Пушечное мясо нам может пригодиться.

- Только подчиняться нашим решениям без разговоров! - тут же добавил Гарри.

- И постарайся не давать поводов спасать твою жизнь! - окончила мысль Джинни.

- О, насчёт последнего можете не беспокоиться, - буркнул аврор. - Я даже попрошу оставить мою жизнь в моём собственном ведении. А вот ваши, боюсь, спасать придётся...

- Да, статистика на сей момент просто кричит в твою пользу, - саркастически заметил Рон.

- Значит, мы договорились, - повелительным голосом прекратил пререкания Пикс. - Думаю, затребованной недели должно хватить на выяснение всех интересующих нас нюансов. Теперь перейдём к детальному обсуждению способов противостоять энергонам.

Тут, однако, «детального обсуждения» не получилось даже в той мере, в какой была детальной предыдущая дискуссия. Единственным фактом, признаваемым всеми, было то, что с призраками никто из магглов совладать не сможет. Обычные люди, скорее всего, будут только путаться под ногами, а значит, самозваные божества - всецело забота волшебников с кристаллами, данными Орденом либо полученными из хранилища Снейпа. Действия своего предшественника магистр предпочитал не комментировать, а по поводу распределения оставленных тем вещей и машин согласился с предложениями Гермионы, впервые озвученными ещё вчера. Кроме того, волшебница и Альбус получили право участвовать в научных изысканиях Ордена без ограничений. Никаким тайнам места уже быть не могло.

Наконец, и это собрание закончилось - к вящей радости молодых людей. Пикс первым встал из-за стола, распрощался со всеми и направился к двери, предупредив второго магистра, что через час хотел бы поговорить с ним в кабинете. Хелен на остаток дня была свободна - точнее, могла работать дома - так что она ненадолго задержалась вместе с мужем. А вот Малфой вскочил сразу после магистра и торопливо направился вслед за ним.

- Итак, блудная собачка всё-таки нашла хозяина, - саркастически заметил ему вслед Рон.

Альбус, обрадованный возможностью прикоснуться к тайнам науки Ордена, также предпочёл поскорее покинуть дом Уизли и немедля поговорить с учёными из секретной организации. Анри вызывался проводить его в штаб и познакомить с теми из будущих коллег, кто там сейчас присутствует. Дольше всех задержались Невилл и Луна - они вместе с друзьями предавались воспоминаниям и сравнивали надвигающуюся войну с той, через которую уже прошли, а также беседовали о возможностях кристаллов, которыми теперь обладали. Александр и Тлея же вышли в сад поговорить наедине. Путешествия по разуму магорианки планировалось начать с завтрашнего дня, и юноша пообещал на каждом таком сеансе в оба глаза следить, чтобы никакой примазавшийся орденец, аврор или ещё кто не пытался залезть глубже, нежели следует. А друзьям молодые люди, конечно же, доверяли.

- И вот ещё что, Тле... - замялся он под конец заверений. - Знай, ты ничего не должна ни мне, ни кому-то ещё. Если ты согласилась на это только из-за моего... эм... спорного деяния...

- Нет, Але, - мягким, чуть неуверенным голосом успокоила его подруга. - Я не пытаюсь вернуть долги. Просто... я научилась кое-чему от тебя. Валориан - моя родина, и я никогда не предам его. Но сейчас... так получилось, что поражение... оно в интересах Валориана. Я не буду оставаться в стороне и прятаться под маской патриотизма, когда настоящий патриотизм - пойти против энергонов... и, если нужно, принять жертвы, поскольку их приносим не мы, а они. Однако, если в моих силах будет уменьшить число погибших... причём и землян также...

- Я понимаю, - Александр обнял подругу. - И мы с Гарри и остальными сдержим слово.

- Я и не сомневаюсь, - Тлея неожиданно потупила взор. - Только... не переусердствуйте. Знаешь, мне страшно это говорить... - голос девушки и правда сильно дрожал, - но ты... и они мне дороже всех безликих учёных! Выживите сами, прошу - главное, выживите сами!

- Выживем, куда мы денемся, - ободряюще улыбнулся юноша. - Нам же не впервой...

На этой оптимистичной ноте молодые люди предпочли закончить разговоры о предстоящих им испытаниях. Они ещё немного побродили по саду, а затем распрощались до завтра. Юноша вернулся домой, где его ждал допрос со стороны Светланы обо всех подробностях заседания СОЗ. Вообще говоря, он не должен был ничего рассказывать из соображений секретности, но и не мог оставить мать в полном неведении. Светлана, без сомнений, сильно волновалась за сына - да и как оно может быть иначе, зная о грядущей войне? Но старалась не подавать особого вида, и молодой человек, поощряя подобную сдержанность, честно рассказал ей многое из того, что, вообще говоря, должен был держать в секрете. С другой стороны, ни в каких официальных документах он не расписывался, и к тому же знал, что уж тут-то Светлана обязательно будет держать рот на замке.

Три дня неспешно сменили друг друга. За них Александр успел ещё раз пообщаться с президентом (и лично рассказать о своих приключениях), дать-таки интервью журналистам (и убедиться, насколько плохо быть объектом их пристального внимания), а также, конечно, пройти бок о бок с Тлеей все сеансы проникновения в её память. Проводились они в тихой и уютной обстановке дома Уизли, но с обязательным присутствием кого-то из магистров Ордена. К счастью, в основном это был Анри Деполье, а не Пикс. Главу секретной организации слишком занимали дела магглов, чему все шестеро волшебников только были рады. Анри не позволял себе излишних резкостей, и, хотя иногда и спорил с кем-то, делал это очень мягко и всегда старался найти компромисс. Тем не менее, он (хотя и с плохо скрываемым усилием) чётко следовал принципам Ордена.

К сожалению, пока события шли не слишком хорошо. Ни Тлея, ни даже её приёмный отец никогда не имели дело с производством какого-либо оружия, и выводы приходилось делать на основании только лишь косвенных данных. Что хуже, однозначно-полезную картину, очевидно, давало воспоминание о гибели Холи, совмещённое со всеми ассоциациями, которые могли зародиться в сознании либо подсознании девушки. Но Джинни c Гермионой пока что стояли насмерть, не позволяя не только обращаться к нему, но и вообще напоминать магорианке о тех страшных событиях. Конечно же, саму сцену посмотрели и Анри, и Пикс, «загрузив» её из памяти Гарри. Однако, без должной интерпретации событий особого толку от созерцания «дезинтегратора» не было, а интерпретацию могла дать только Тлея... Что и служило основной причиной споров с представителями Ордена.

С Ворониным Александр говорил после присутствия на традиционном награждении в День Защитника Отечества - исключительно в качестве зрителя, конечно. Тот не преминул намекнуть, что, согласись юноша сотрудничать активнее, вполне может рассчитывать на непосредственное участие в следующем торжестве. Молодой человек, однако, никак не отреагировал на слова президента. Для него лучшей наградой было бы, если бы Земля вообще дожила до следующего февраля. Зато под конец выслушивания рассказа о путешествии Александра на Валориан (без сомнения, он скрытно записывался...) юноша получил ещё одно приглашение. На этот раз, правда, не только от Воронина, а от всего СОЗ - а также, стало быть, Пикса. Ему предлагали посетить завтра церемонию образования «Дивизии М».

Когда надо, военные умеют действовать с потрясающей скоростью и эффективностью. За три с половиной дня сформировать костяк будущих батальонов поддержки волшебников - это внушало определённую гордость как за страну, так и за человечество в целом. Кроме России, в столь короткий срок уложились почти все страны, исключая лишь некоторых, обещавших, тем не менее, успеть строго к субботней церемонии. Как стало известно Александру, первоначально из всех вооружённых сил выделили три тысячи подходящих человек. Затем их количество свели к семистам наиболее достойных, которым и выпала честь представлять Россию в создаваемых секретных интернациональных войсках. Каждый из ребят, которым предстояло встать на передовую, выбрал свою судьбу добровольно, отлично понимая, что именно его ждёт. В то время как юноша говорил с президентом, они знакомились со всеми деталями, известными на текущий момент, и завтра ранним утром должны были вылететь на Мадагаскар. Там, на одной из военных баз, и предстояло тренироваться бойцам «Дивизии М», заодно привыкая к тропической жаре.

Соответственно, в субботний полдень должно было состояться принесение присяги всей Объединённой Земле, поднятие флагов стран-участниц и прочие подобные ритуалы. Гарри, избранный символом единения от магического мира, должен был присутствовать обязательно, Джинни, Рон и Гермиона - за компанию, ну а Александру с Тлеей предлагалось посетить церемонию по желанию. Через час после получения юношей приглашения магорианка, готовившаяся к очередному блужданию по своим воспоминаниям, с радостью согласилась пойти завтра вместе с молодым человеком. Ей не мешало несколько развеяться, а столь знаменательное событие, пусть и не слишком походило на развлекательное мероприятие, всё-таки сулило девушке массу новых впечатлений. Таким образом, на следующий день компания из шестерых волшебников дружно направилась к портключу, оперативно добавленному Орденом Тени к общему набору.

Денег не пожалели ни мировые державы, ни секретная организация. Лагерь, до того не отличавшийся особой новизной, уже был оборудован по последнему слову магии и техники. Многое, конечно, ещё предстояло сделать, но всё необходимое для первых уроков подготовить успели, так что тренировки начинались чуть ли не с субботнего вечера - любой день промедления сейчас мог дорого стоить в будущем. В воздухе еле слышался стрёкот «тихих» моделей вертолётов, патрулирующих территорию, вдоль всего периметра пальцы покалывало от множества наложенных заклинаний. Непрерывное наблюдение велось даже из космоса - несколько геостационарных спутников висели над Мадагаскаром, обеспечивая полный контроль за доброй сотней квадратных километров вокруг базы. Какие-то «особые» меры безопасности предпринял и Орден, но о них мало кто знал, и никто не распространялся.

Портключ перенёс Александра с друзьями на отдельную территорию базы, предназначенную специально для волшебников и закрытую для магглов (исключая разве что высшее начальство-командование). Там их уже ждали Анри (вступивший, как и планировалось, в должность руководителя базы от магического мира), Пикс и Малфой. Похоже, аврору удалось-таки стать чем-то вроде доверенного агента магистра в Содружестве Надежды, на счёт чего Гарри и Рон поспешили отпустить несколько язвительных замечаний. Адресат сдержался, а жёны одёрнули мужей, так что никакой перепалки не последовало. К тому же глава Ордена поспешил познакомить волшебников с несколькими другими магами, также посетившими церемонию. Несмотря на то, что в их числе был руководитель авроров из России, Александр не слишком старался кого-то запомнить.

В целом, однако, создавалось впечатление, что Пиксу на самом деле удалось объединить маггловский и волшебный миры - по крайней мере, до той степени, что они были готовы вместе противостоять общей угрозе. В этом юноша имел счастье убедиться несколькими минутами позже, когда по пути к плацу в компанию влились президент Воронин, русский министр обороны и несколько членов правительств других стран. Магглы и волшебники казались настроенными по отношению друг к другу вполне дружелюбно, пусть и говорили лишь о военных делах. С другой стороны, они могли просто соблюдать элементарные нормы дипломатии, до поры до времени понимая обоюдные выгоды от сотрудничества. Вряд ли кто-то мог сказать, что начнётся после победы над магорианцами и как смогут два мира ужиться тогда... Но и сама победа пока маячила на горизонте призрачной целью.

Стоило компании с Пиксом во главе показаться на плацу, как со всех сторон грянула музыка, послышались команды типа «смирно», произносимые на разных языках, и церемония началась. Пока магистры-президенты-министры и прочие официальные лица произносили стандартные для таких случаев речи, Александр внимательно разглядывал присутствующих рангом пониже из задних рядов «гостевых» мест. Среди людей разных национальностей, которым предстояло учить солдат и командовать отдельными батальонами «Дивизии М», он, к своему удивлению, заметил Петра Корнеева. Бывший декан института, в котором учился Александр, по такому случаю получил чин генерал-майора, и сейчас тихо говорил с пожилым волшебником, подобно юноше не обращая внимания на выступления старших по званию. Заметив, куда заинтересованно смотрит молодой человек, Гарри поразил его ещё больше - собеседником Корнеева оказался Гаспар Шинглтон, директор Хогвардса. Он, правда, не собирался бросать школу магии ради подготовки войск к сотрудничеству с волшебниками, но решил участвовать в составлении планов занятий для солдат. Как пояснил Гарри, Шинглтон воспринял новости о войне крайне серьёзно и, помимо помощи СОЗ и Ордену Тени, взялся за формирование отрядов добровольцев из волшебного мира.

Второй неожиданностью для молодого человека было то, что среди российской части «Дивизии М» он также заметил несколько знакомых по Институту лиц. Если поразмыслить, впрочем, это было вполне ожидаемо - молодые офицеры, получившие очень хорошее образование, как нельзя лучше подходили под все критерии, озвученные Пиксом на заседании СОЗ. Александра тянуло погадать, а смог бы он сам попасть в состав интернациональных вооружённых сил, если бы не оказался втянутым в планы Исполнителя, но тут... среди вытянувшихся по струнке россиян юноша заметил Алексея и облегчённо выдохнул. Значит, с другом всё в порядке, и даже более того... Но почему же он мало того, что сам не написал никакого письма, но к тому же проигнорировал все попытки Александра связаться?

Между тем к трибуне, с которой вещали выступающие перед солдатами, поднялся Гарри в сопровождении директора Шинглтона. Они не стали тратить времени на стандартные поздравления, напутствия и прочую чепуху, которой слушатели и без того пересытились, а просто бегло прошлись по текущим проблемам, рассказывая, какими они видятся с точки зрения волшебного мира. Заодно (на что предыдущие ораторы не обратили ни малейшего внимания) солдатам напомнили, что волшебники - тоже люди, причём абсолютно такие же по своей сути, со схожими проблемами, страхами и желаниями. Впрочем, речь волшебников вышла короткой. Они понимали, что все до единого слушатели порядком устали от церемонии, несмотря ни на какую физическую подготовку.

О том, чтобы по отдельности принимать присягу у каждого из более чем десяти тысяч солдат, конечно, речи не шло. Группы из разных государств ограничились произнесением слов хором, каждая на своём языке. Затем последовал гимн Объединённой Земли, в ходе которого одновременно в небо взмыли все флаги. Завершил церемонию Пикс, произнесший последние слова напутствия как признанный де-факто главнокомандующий всех войск мира. Под громкие аплодисменты бойцы «Дивизии М» разошлись по казармам, чтобы после короткого отдыха и знакомства друг с другом приступить к службе на благо человечества.

Александр поспешил за ними, надеясь поговорить с Алексеем; Тлея предпочла не отставать от молодого человека. Альтернатива в виде короткого совещания, на которое отправились остальные волшебники и главы государств, не слишком прельщала девушку. А заодно познакомиться с другом юноши она была вовсе не против. Последнего долго искать не пришлось - российская часть казарм находилась практически в начале общего комплекса зданий и ясно выделялась соответствующим флагом над широкими дверьми. Внутренние помещения оказались под стать входу и количеству размещённых на них человек - просторные, утыканные не только регуляторами освещённости, но и кондиционерами. У многочисленных окон уже собирались группы людей, обсуждающих прошедшую церемонию и просто виды на будущее. В одной из них и оказался Алексей, беседующий с двумя другими знакомыми Александра по Институту, также зачисленными в состав дивизии. Когда один из них заметил приближение юноши, он дёрнул другого за рукав, и они отошли в сторону, удержав Алексея от аналогичного решения. Это юноше не понравилось - друг оказался за что-то на него обиженным, но... на что? Уж точно не за молчание после возвращения на Землю, когда Александр считался пропавшим без вести - всё-таки понятие секретности Алексею было хорошо известно, да и остальные знакомые же не обижались...

- Привет, Лёх, поздравляю тебя с прохождением отбора! - не слишком натурально улыбнулся юноша, стараясь не показывать подозрений заранее. - Я знаю, он был серьёзным!

- Оставь вежливые словечки при себе, - с нотками злобы буркнул в ответ товарищ... Точнее, судя по всему, уже бывший товарищ.

- Лёх, ты что? - непонимающе возмутился молодой человек. - Послушай, если ты обижаешься на меня за моё... ммм... нынешнее положение, то знай - мои приключения трудно назвать приятной прогулкой, да и сейчас я бы с радостью поменялся с тобой местами! - это, конечно, было ложью, особенно когда рядом стояла Тлея... Но вовсе не в той части, которая, по мнению Александра, составляла причину обиды институтского друга.

- Не волнуйся, я с интересом прочитал о тебе... и не только о тебе всё, что только мог выудить, и, честно говоря, на твои приключения, магию и прочее мне плевать с высокой колокольни! - резко опроверг предположения юноши Алексей. - А уж местами-то с тобой я точно меняться не собираюсь, благо ещё сохранил мозги в черепушке, - на этих словах Александр внезапно осознал, что негодующий взгляд бывшего товарища скользнул... по девушке, совершенно ошарашенной от подобной беспричинной ненависти.

- Лёх! Да что это значит? - молодой человек совсем потерялся в предположениях. - Да, Тлея магорианка, но она всецело на нашей стороне, и это уже признали и правители, и генералы, и волшебники!

- Не сомневаюсь, с такой смазливой мордашкой убедить кого угодно в своей невинности труда этой вертихвостке не составляет, - с презрением наморщился институтский друг. - Ну так что, когда свадебку сыграете?

- Слушай, если ты немедленно не объяснишь, в чём дело... - Александр сжал кулаки, и, хотя Тлея испуганно схватила его за руку, готов был немедля хорошенько разукрасить лицо бывшего товарища. Тот с ещё большим презрением усмехнулся, несколько секунд поколебался, но всё-таки посмотрел юноше прямо в глаза и ядовито процедил сквозь зубы:

- Лиза - моя старшая сестра! - и, по-военному развернувшись, быстро зашагал прочь.

Глава 9. Провал, несущий надежду

Александр приходил в себя ещё около минуты. Лиза оказалась сестрой Алексея. Ну что за ужасное совпадение! Не мудрено, что тот так рассердился, услышав её повествование в каком-то письме (наверняка изрядно приукрашенном личными чувствами). А затем, конечно, на основе секретной информации и элементарной логики сделал соответствующие выводы об отношениях друга с Тлеей и разошёлся ещё более. Ясное дело, ему сейчас кажется, будто Александр разбил сердце его замечательной во всех отношениях сестре, предпочтя ей какую-то магорианку, да ещё накануне войны с инопланетянами... Но что же теперь делать, как открыть Алексею глаза на истинное положение вещей?

- Але, пожалуйста, объясни, что такое сейчас произошло? - девушка потянула юношу за рукав, заставляя вынырнуть из пучины размышлений и переживаний. Она ничего не поняла, разговор-то вёлся на русском языке... И сейчас придётся ей рассказать... Как она отреагирует? Не вообразит ли, будто молодой человек был с ней не до конца откровенен, и его отношения с Лизой выходили за рамки простой игры и попыток самообмана? И, тем не менее, врать Тлее Александр не мог и не хотел, а потому пересказал без утайки слова Алексея, а в добавление пообещал написать Лизе письмо с требованием немедленно изменить точку зрения брата и втолковать ему, что произошло на самом деле. К удивлению юноши, девушка не продемонстрировала и следа какого-то недоверия к нему, а только уверенно мотнула головой.

- Нет. Ни в коем случае ничего не говори Лизе, - потребовала она. - Поверь, она тут совершенно не при чём, а уж слышать, какие мысли пришли в голову брату - последнее, что ей сейчас нужно. Дай время успокоится... им обоим. Лучше напиши что-нибудь... приятное...

- Когда ты успела увлечься психологией? - слегка улыбнулся повеселевший Александр.

- Эммм.... - протянула подруга, очевидно, переваривая нетривиальное слово и припоминая либо угадывая его значение. - Я просто представила себя на её месте... И вспомнила... Когда я узнала, что причинила тебе боль... Помнишь, тогда, на Валориане... после встречи... с... этим... Амо-Наном, - она с трудом окончила фразу. - В общем... Если ты действительно ей небезразличен... Понимаешь, знать то, что ты невольно причинил любимому человеку боль... это очень больно самому... И если ты не хочешь, чтобы она страдала... Пусть пока не знает!

- Ты права, я ей не скажу. Спасибо! - Александр обнял девушку, и они направились к выходу из российской части казарм, не обращая внимания на осуждающие взгляды сослуживцев Алексея. Те успели понять, что происходит, и, не разбираясь ни в чём, без сомнения поддержали своего однополчанина.

Как только юноша прикинул себе текст «приятного» Лизе письма, он вдруг отметил, что та в последнее время замолкла. Раньше молодой человек как-то не обратил внимания на отсутствие писем от неё, за что сейчас покорил себя - всё-таки друг из него плохим выходит... Разумеется, ничего странного тут нет, у Лизы наверняка куча дел в её банке, либо она решила прекратить переписку по иным причинам... И всё-таки Александра грызли нехорошие предчувствия. Сам тон посланий, которыми они обменивались, всецело указывал в сторону продолжения общения, так что причины внезапной тишины по логике вещей выходили экстраординарными... Хотя какой из него-то психолог? Наверняка всё в порядке!

Александр всё же поделился своей тревогой с Тлеей, и под давлением той написал Лизе письмо. Отправить он его мог, только покинув базу «Дивизии М» - над её территорией сигналы всех беспроводных устройств связи, естественно, глушились. Остаток времени молодые люди гуляли на свежем воздухе и любовались теми образчиками тропической природы, каким было позволено проникнуть в секретную зону. Когда совещание «командования» закончилось, юноша поинтересовался у Гермионы его результатами (ничего интересного, только всякие мелкие вопросы). За время этого рассказа и сочинения последних строчек послания для Лизы волшебники успели вернуться домой к Уизли в сопровождении Пикса (о, нет!) и Малфоя. После обеда Тлее предстояло пережить очередной сеанс путешествия по задворкам своей памяти.

А сеанс этот, между тем, переполнил чаши терпения всех участвующих в нём сторон. Во-первых, после ссоры друзей, которой она была пусть и очень-очень косвенной, но всё-таки причиной, настроение Тлеи несколько ухудшилось. Плюс ещё девушка отлично понимала, как бы Гермиона и Джинни не пытались заверить её в обратном, что просмотр воспоминаний приносит пользы куда меньше ожидаемого. А скверное расположение духа магорианки в то же время ещё более уменьшало и без того скудную отдачу от этих сеансов.

Во-вторых, Пикс сказал, что завтра и он, и Анри будут слишком заняты, чтобы на чём-либо присутствовать, и потому сегодня хотелось бы добиться максимального эффекта. Такое заявление означало новые споры о чувствах Тлеи, а с учётом плохого настроения девушки оно вылилось в самую жаркую дискуссию за последние дни. Волшебницы спорили с Пиксом, их мужья - с Малфоем, Александр пытался по мере сил помогать друзьям, а девушка, в конец расстроенная, готова была согласиться на любые действия в своём отношении, лишь бы примирить всех... но её никто не слушал. В результате аврор чуть ли не прямым текстом обвинил Гарри в грядущей гибели человечества, а магистр, хоть и проявил большую сдержанность в словах, пообещал «пересмотреть положение» как Тлеи, так и Поттеров с Уизли. Оба мага покинули дом, будучи рассерженными донельзя.

- Чтоб вам василиск глазки состроил! - в сердцах пробормотала им вслед Гермиона.

- Но... дорогая, - Рон осторожно взял руку жены. - Ведь доля правы в словах Пикса есть...

- Да знаю я, куда ж деваться! - насупилась она. - Однако, думаешь, мне от этого легче?

- Я готова к чему угодно! - храбро провозгласила Тлея. - Если вы волнуетесь за меня, то...

- Я понимаю... - волшебница обессилено опустилась на стул. - Завтра придётся... ммм... копнуть чуть поглубже... Прости, я не вижу иного выхода, кроме как затронуть совсем неприятные воспоминания... Ну так хоть эти бездушные чурбаны не будут стоять над душой!

- Я сделаю всё, чтобы поддержать тебя, Тле! - пламенно пообещал Александр. - Скажи, как мне поднять тебе настроение? Хочешь, пойдём в ресторан, доверху набитый мороженым?

- Скорее нас самих там набежавшая пресса съест... - грустно улыбнулась девушка, уже имевшая возможность понять особенности земных журналистов. - Нет, Але, не стоит, я и так счастлива, правда! Насколько это вообще возможно... - она заставила лицо принять совсем радостное выражение. - Единственное, чего я от тебя попрошу - будь помягче с Лизой и помирись с её братом! Мне больно видеть, как люди страдают из-за недопонимания...

Конечно, «из-за недопонимания» было сказано не совсем к месту, но истинный смысл слов подруги юноша понял. И, безусловно, клятвенно её заверил, что приложит все усилия для наилучшего следования обоим пунктам просьбы. Молодые люди ещё поболтали немножко, уединившись на диванчике у окна (Гермиона специально увела супруга на кухню, а Гарри и Джинни успели уйти). Затем они попрощались до завтрашнего дня. Придя домой, Александр ещё долго просто сидел перед выключенным компьютером и обдумывал всё, что сказала девушка. Какая же она замечательная! Интересно, а он бы смог так искреннее заботиться о, скажем, друзьях Тлеи? И как теперь выполнять данные ей обещания? Наверное, для начала не помешает дождаться ответа Лизы на отправленное днём послание...

Выбравшись из мыслей в реальность, юноша проверил почту. Ничего. Раньше Лиза откликалась куда быстрее... Её телефон не отвечал, и всякие системы отправки сообщений также молчали. Тревога молодого человека возрастала с каждой минутой. Невольно полезли в голову все странности, имевшие место в отношении сестры Алексея. Откуда она вообще узнала об Александре? Наверное, от брата... Заинтересовалась, увидела какую-нибудь фотографию, может, на домашнюю страничку зашла, влюбилась... Потом вмешался Орден... Интересно, работу в престижном банке и жильё относительно неподалёку ей также Пикс сотоварищи устроил? Или это совпадение? Или... она сама постаралась быть поближе к объекту своего интереса? А ведь ещё оставался совсем уж непонятный блок в её памяти, в который упёрся юноша, применяя легилименцию! Тоже работа Ордена Тени? Или...

Молодой человек мотнул головой и пожалел, что вообще задумался о Лизе и её роли в происходящих вокруг событиях. Словно ему ещё одной порции секретов не хватает! И так не знаешь, как окончательно не перессорится со всякими Пиксами-Малфоями-Алексеями, не изменив при этом своей совести, да ещё войну выиграть! И всё же, всё же, всё же...

Звонок видеофона заставил сердце больно кольнуть от неожиданности. Александр глянул на номер... и чуть не подпрыгнул от радости. Это Лиза! Уф... Проблемы решены, с девушкой всё в порядке, о загадках можно забыть, про поведение брата ни слова... И вообще упоминать о том, что он теперь знает о родстве Лизы с Алексеем, нет нужды. Так... сама она об имевшей место ссоре узнать никак не может, из соображений секретности контакты «Дивизии М» с внешнем миром серьёзно ограничены... Отлично. Надо отвечать!

- Саша, привет, - как-то неестественно-спокойно произнесла Лиза, едва появившись на экране. Она выглядела очень бледной, а взгляд её голубых глаз, казавшихся мутными, бесцельно блуждал по лицу молодого человека. Создавалось впечатление, словно сознание девушки сейчас наполовину находится вне тела, её мысли путаются в клубок и сама она не может толком объяснить, зачем делает всё, что делает. Такое состояние собеседницы не могло не встревожить только-только успокоившегося Александра. С ней явно что-то произошло, какое-то несчастье, совершенно выбившее беднягу из колеи.

- Лиза, да на тебе лица нет! Что стряслось?! - забыв про приветствие, воскликнул юноша.

- Да... так... Заработалась, замучалась, устала, - проговорила девушка прежним тоном, крайне бедным на эмоции. - И ещё - да, кое-что произошло... Нам надо встретиться и поговорить. Наедине, подальше от чужих глаз. Пожалуйста. Это очень срочно и важно.

- Ну... эм... - молодой человек посмотрел на часы и понял, что уже поздний вечер. - Если ты попала в беду, я немедленно приду на помощь, только скажи! - нехотя произнёс он.

- Нет, всё в порядке, - Лиза пусто посмотрела на молодого человека. - Я могу подождать до утра. Давай встретимся в десять. В дальнем конце парка. И потом пойдём куда-нибудь, где я смогу спокойно... всё... объяснить... без... свидетелей, - последние слова она произнесла как-то особенно напряжённо, словно через силу. Александр не мог не насторожиться.

- Надеюсь, Орден мне приветов не передавал? - он постарался сделать вид, будто шутит, однако на самом деле нутром чувствовал какой-то подвох. Неужели Пикс ещё пытается вести некую подковёрную игру? После всего, что сегодня произошло - вполне может быть...

- Не беспокойся. Орден тут не при чём, - Лиза ответила абсолютно серьёзно, и в то же время не подала и виду какого-то беспокойства. Казалось, она улавливает только общий смысл слов, с трудом чувствуя вложенные в них эмоции и не переставая витать в облаках.

- Тогда до завтра! - юноша, конечно, постарался попрощаться тепло и доброжелательно, но собеседница, похоже, этого не оценила. Она сухо сказала «пока» и отключилась. Да, Лиза очевидно нуждалась в помощи, и молодой человек просто обязан был прийти ей на выручку. Когда семья живёт в другом городе, брат служит в секретный воинских частях, а иных друзей у девушки нет - кто, если не Александр? К тому же, он давал слово Тлее, да и пусть теперь Алексей попробует сказать, что друг абсолютно равнодушен к его сестре! Юноша поставил на будильнике нужное время и лёг спать. Вставать завтра предстояло рано - разумеется, учитывая, что молодой человек уже давно жил по Гринвичу.

Ясное солнечное утро как нельзя резче контрастировало с взволнованным настроением Александра. Завтрак он смолотил в рекордные сроки, словно от скорости еды зависела сама жизнь Лизы, а после ходил по своей комнате кругами, не в силах чем-нибудь заняться в оставшееся время. Наконец, не выдержав, юноша оделся столь же быстро, как завтракал, и вылетел на улицу на десять минут раньше срока. Несмотря на беспокойство, весь путь к парку он не забывал старательно кутаться в куртку и поддерживать слабенькие чары изменения внешности. Любое столкновение с излишне любопытными людьми могло надолго задержать молодого человека. А ведь он всё же надеялся, что девушка придёт на условленное место пораньше, как сделала это при их втором - и последнем - свидании. Однако надеждам не суждено было оправдаться - на этот раз Лиза появилась с потрясающей пунктуальностью, ровно к назначенному времени. Заметив её издалека, Александр тут же побежал навстречу подруге.

Лиза выглядела едва ли лучше, нежели вчера. Всё та же бледность, блуждающий взгляд и полное впечатление отрешённости от мира. На торопливое приветствие она ответила не сразу, а ответив, монотонно-равнодушным голосом добавила, что боится (не уточняя, чего) и потянула юношу в сторону ближайшего укромного уголка между домами у края парка. Там девушка, наконец, остановилась, засунула руки в карманы и, закрыв глаза, поникла головой.

- Саша, я не знаю, что со мной происходит... - еле слышно прошептала она. - Всё вокруг как в тумане, в голове - каша, и иногда... случаются... провалы... в памяти... - внезапно девушка изменилась в лице, посмотрев прямо на Александра. Её губы дрожали, кожа ещё более бледнела, а глаза словно загорелись внутренней борьбой, происходившей в глубине сознания. От этой неожиданной перемены юноша растерялся и не знал, что ему делать...

- Прости! - чуть не плача, выпалила Лиза. Правой рукой она выхватила из кармана какой-то странный прибор, напоминающий увесистый кастет с гуляющими вдоль всей поверхности холодными голубыми искорками, и направила его на молодого человека. В ту же секунду сверкнула яркая вспышка, и Александр почувствовал, как всё его тело сковала судорога. Наверное, он бы успел как-то сопротивляться, не будь так ошарашен этим внезапным нападением - скажем, призвать в руку кристалл или просто кинуться в сторону. Однако сейчас шансов у юноши не было никаких. Тупая боль ударила в голову, и вместе с ней пришли глухота, немота и слепота. Стук собственного сердца стал напоминать удары колокола, колени подкосились, а разум начала заволакивать пелена. Последним, что увидел юноша, были слёзы девушки, разбивавшиеся о землю перед её ногами.

Никаких видений, никаких разговоров с Амо-Наном. Вокруг только непроглядная тьма. Александр не мог сказать, как долго его сознание висело посреди пустоты. Ни чувства, ни разум не работали. А первым, что возвестило о грядущем пробуждении, стала ломота во всём теле. Чернота перед глазами сменилась густым туманом, потихоньку начавшим рассеиваться. Способность к осязанию постепенно расползалась по телу, находя всё новые источники неприятных ощущений. Мало-помалу юноша осознал, что лежит на спине на чём-то жёстком, его ноги и руки связаны - но не верёвкой или иным физическим объектом, а магией. Из звуков различались только стук двух сердец и дыхание - значит, кроме молодого человека здесь есть кто-то ещё. Кто именно, подсказало обоняние, уловив запах духов Лизы.

Наконец, Александр смог разглядеть окружающую его небольшую комнатку. Симпатичные обои на стенах, идеально-белый потолок и яркий светильник на противоположной стене, у двери. Окон нет, а из мебели внутри присутствуют только шкаф, кровать, на которой он лежит, пара стульев, круглый стол и мягкое удобное кресло. В последнем и сидит сейчас Лиза, ни на что не реагирующая и бессмысленно уставившаяся в стену, словно восковая кукла. Юноша попробовал позвать её слабым голосом - безрезультатно, девушка даже не шелохнулась. Нет, она, очевидно, снова стала лишь невольным исполнителем чужих замыслов. Но чьих замыслов? Кому может понадобиться похищать молодого человека... и что ему делать? До портключа в кармане не добраться...

На последний вопрос он вдруг нашёл ответ. Если бы руки Александра были свободны, он бы, наверное, хлопнул себя по лбу. Конечно! Попытаться призвать кристалл, освободиться - ну а дальше разобраться, что к чему, кто тут хозяйничает и что ему нужно! Причём камень-то вот он, лежит себе мирно на столе посреди странного золотистого обруча...

- Accio кристалл! - негромко приказал юноша, опасаясь раньше времени привлечь внимание таинственного владельца этой комнатки. Камень подпрыгнул и устремился к ладони своего владельца - но как только он попытался пересечь границу обруча, раздался громкий щелчок, за ним последовал протяжный вой словно от сирены, и кристалл упал обратно на стол, не в силах преодолеть невидимый магический барьер.

- Сейчас! - раздался из-за двери голос, показавшийся отдалённо знакомым... Но откуда? Голова всё-таки соображала ещё не слишком хорошо, даже не уловив ещё сохранившийся лёгкий акцент и сумев лишь отметить, что здешний хозяин Александру точно известен.

- Да, Елизавета, вы наверняка голодны - перекусите чем-нибудь, - повелительно продолжил действительный похититель юноши. Лиза беспрекословно подчинилась. Она огляделась вокруг, совершенно не обратив на молодого человека внимания, заметила в шкафу коробку печенья, встала, взяла её, и начала неспешно есть. Александр отполз по своему ложу назад и сел, упершись сначала головой, а затем и спиной в холодную стену. Он ещё раз осмотрелся, пытаясь найти хоть какое-нибудь способ добраться до кристалла или, может, найти другое средство побега. Все его попытки, однако, оказались тщетными.

Вскоре из-за двери послышались шаги, и она распахнулась. В комнату вошёл, на первый взгляд, самый обычный иностранец, волею судеб оказавшийся в России. Впрочем, любой незнакомец мог бы ровно то же самое сказать и о Тлее, а в данном случае юноша моментально вспомнил, откуда же он знает голос вошедшего. Вспомнил, и не на шутку испугался - даже не столько за себя, сколько за друзей и вообще за родную планету. Это ж надо быть таким идиотом! Зная, что он находится на острие клинка и является, вообще говоря, достаточно важной фигурой в грядущем конфликте, не предпринимать никаких мер безопасности! Ну, вот он и закономерный конец - и хорошо ещё, если конец лично для Александра, а не для всех остальных землян вместе взятых. Перед юношей стоял Кхаилон Тан, Избранный Богами и бывший магорианский дипломат, а ныне, очевидно, великолепный шпион. По крайней мере, успех, которого ему удалось добиться, несомненно, впечатлял. Одет инопланетянин был не по-домашнему: в тёплые брюки и куртку. Судя по всему, он не так давно то ли встречал Лизу, то ли вообще помогал ей дотащить сюда молодого человека, и вскоре планировал совершить ещё одно путешествие при холодной (для себя) погоде.

- Добрый день, господин Честин, - не скрывая радости в голосе, проговорил Тан на очень хорошем английском языке - немного улучшенном со времён первой встречи. Вообще-то он успел изучить и русский, но во владении им мало чем отличался от типичного туриста откуда-нибудь из южной Америки, которым обычно и представлялся. Александр ничего не ответил, только отвернулся к стене, давая понять, что не намерен беседовать с врагом.

- Вы не голодны? - между тем поинтересовался магорианец. - В противном случае я могу попросить Елизавету поделиться с вами. Пустой желудок - плохой советчик...

- Что вы сделали с Лизой?! - прорычал Александр, забывая о прежнем решении молчать.

- Я всего лишь немного поработал с её памятью, - со вздохом сказал Тан. - Но, боюсь, присланный мне на помощь специалист по таки делам не ограничился простой вознёй с мыслями и копнул куда глубже... К сожалению, известное на Земле проклятие подвластия нам недоступно, иначе бы у меня был повод отказаться от этой навязанной «услуги».

- Вы... Вы знаете... - захрипел юноша, чьё сердце моментально забилось так сильно, словно готово было выпрыгнуть из груди. Тану известно о магическом мире! Значит, и его божествам известно то же самое! И земляне лишились одного из наиболее явных козырей!

- Конечно, знаю, - усмехнулся магорианский шпион. - И о волшебниках, и об Ордене Тени, и о вас с ен’Камю... кстати, вы уже помирились? Не хотите рассказать, почему? Жаль, у меня есть одно занятное предположение на этот счёт... ну да не важно...

- Меня будут искать... - пробормотал юноша - скорее, убеждая себя, чем кого-то ещё.

- Я неплохо изучил технологию, господин Честин, - Тан по-прежнему улыбался. - Так что догадался отключить ваш мобильный видеофон, а без него вас найти не так просто... Как видите, в вашем отношении у меня всё продумано... кроме одной маленькой детали, конечно.

Он достал из кармана свой кристалл, бывший фиолетового цвета, и направил его на молодого человека, намекая на то, что готов пустить в ход магию при признаках малейшей опасности.

- Вы ведь можете вызывать чёрный кристалл, не так ли? Тот... ммм... энергон, что сидит внутри вас - вы ведь так зовёте наших Божеств? - так вот, он, разумеется, радуется случившемуся... до поры до времени, - глаза Тана блеснули, - но вы-то от чего не подумали?

- Проклятый всезнайка... - пробубнил под нос Александр. - Постойте... - повысил он голос. - Не думаю, что вашим повелителям понравятся такие слова! И... что? - только сейчас до юноши дошёл весь смысл сказанного похитителем. «До поры до времени»! Но если он не работает на энергонов - то какую игру тогда ведёт? Да что же тут вообще происходит?!

- Вижу, вы начали понимать, - Тан подвинул стул и сел на него, оставив кресло для Лизы, уже опустошившей коробку с печеньем и снова бессмысленно уставившейся в стену. - Я, как у вас говорится, работаю двойным агентом. Божества уверены в моей преданности, но на самом деле я с самого начала карьеры разведчика играю против них. По сути, я не хотел похищать вас - только поговорить с вами либо с мистером Поттером в мирной обстановке.

- Откуда мне знать, что вы говорите правду? - с понятным недоверием спросил юноша.

- Поскольку если бы я подчинялся приказам Божеств, отправил бы вас сейчас прямиком на африканскую базу, - тоном поучающего профессора ответил агент. - Поверьте, у нас есть средства вытащить из пленника все знания вне зависимости от его на то желания. А я, мало того что промолчал о магах Земли и прочем, ещё и готов освободить вас - конечно, если пообещаете выслушать меня и после отвести к своим друзьям... О, не беспокойтесь! - он точно угадал мысли, пришедшие в голову молодому человеку. - Вас же будет пятеро против одного, а магия магорианцев, как вы знаете, слабее волшебства землян!

Александр не нашёл, что возразить, так что согласился с предложением Тана. В конце концов, валяться скованным в неизвестной квартире без возможности каких-либо действий ему совершенно не нравилось, а все факты говорили в пользу честности инопланетянина. Тот пробормотал несколько слов на своём языке, и связывающие руки и ноги юноши чары спали. Молодой человек встал, расправил плечи и потянулся, а затем облокотился о стену. Садиться после продолжительного лежания на жестковатой кровати ему не хотелось.

- Для начала скажите, кто придумал впутать в это дело Лизу, и что с ней будет! - потребовал Александр, как только был освобождён. Тан посмотрел на девушку с прежним сожалением, подошёл к шкафу и открыл небольшой холодильник, встроенный в одно из его отделений. Достав пакет молока, он налил по стакану себе и Лизе. Юноша отказался от предложения, хотя после прихода в сознание у него во рту и оставался горьковатый привкус.

- В двух словах всего не объяснить, - начал агент рассказ, разом отпив треть стакана. - Знаете, что я ненавижу больше всего на свете? Когда меня считают глупым ребёнком, готовым поверить в любую чушь, особенно если его за это погладят по головке. И своим нынешнем положением я обязан в первую очередь вам, господин Честин. Когда, казалось бы, обыкновенный земной мальчишка с необычайной лёгкостью закрывает свой разум от вторжения, да ещё наносит ответный удар, притом что источник истины в последней инстанции говорит, будто магия - исключительно наш удел, это вызывает определённые сомнения. Тогда моя вера в так называемых «божеств» впервые пошатнулась, и, хотя они пытались дать какие-то объяснения, в душу закрались определённые сомнения. Конечно, я ещё долгое время пытался гнать из мыслей любую ересь, играл по их правилам... А потом меня нашёл тот, кого вы называете Исполнителем, а они считают Предателем.

Александр вытаращил глаза - и как можно быстрее попытался скрыть своё удивление. Говорить, что призрак оказался Предателем на самом деле, сейчас точно не следовало.

- Без сомнения, некоторое время он присматривался ко мне, - продолжал Тан. - Проверял, способен ли я отринуть ложь и принять правду. И однажды открыл мне глаза на истинное положение вещей, причём ничего не потребовав взамен. С тех пор я, наряду с ещё несколькими магорианцами, вхожу в тайную организацию, надеющуюся рано или поздно взять правление планетой в свои руки, скинув ложных богов с захваченных ими тронов. Конечно, я знаю - у Исполнителя есть свои планы, в которые ни меня... ни, надо думать, вас он не посвящал. Однако, скрывать что-то и использовать, обманывая - разные вещи. После того, как «боги» отправили нашу расу в бессмысленный бой ради своих интересов, после того, как убили наивернейших ен’Нордола и ен’Холи и даже не сочли нужным рассказать, что произошло... Я считаю себя в праве вернуть все клятвы, которые когда-либо им давал!

Александр стоял как вкопанный, забыв об иных чувствах, кроме слуха. Тан думает, что Исполнитель весь такой честный и порядочный поборник правды, а на самом деле призрак не иначе как использовал Тана и его «секретную организацию», чтобы шпионить за своими собратьями и быть в курсе их планов! Интересно, юноша сам до этого догадался или Амо-Нан подсказал, действительно бывший счастливым лишь «до поры до времени»? Не важно, однако, что теперь делать? Вариант «убить мерзавца», старательно подсказываемый энергоном, отметается; если же рассказать правду... Нет, в конце концов, сейчас война, а значит, Тан может быть полезен, какими бы мотивами он не руководствовался! И незачем рисковать его мотивацией, тем более что неизвестно, не хочет ли он сам побыть кукловодом, наврав молодому человеку с три короба и используя его для неких особо хитрых замыслов!

- Таким образом, мы видим в этой войне шанс, - тем временем говорил магорианец. - Шанс избавиться от божеств, а поскольку вам также не будет покоя, пока они существуют - мы на одной стороне. Войну начали они, и жертвы будут - так пусть несчастные послужат падению лжи, а не её победе! Именно с такими мыслями я предложил отправиться разведчиком на Землю, когда ложные боги только объявили о начале войны. С Елизаветой, правда, мне довелось познакомиться ещё во время сбора информации о вас, господин Честин - разумеется, не лично. Её брат являлся вашим другом, но был солдатом - а значит, находился вне пределов моей досягаемости. Первоначально я использовал несильные чары и зелья, чтобы немного затуманить её разум и заставить доверять себе...

- Негодяй! - не сдержался молодой человек, хоть понимал неуместность таких заявлений.

- Некоторые цели оправдывают средства, - развёл руками Тан. - К тому же, я никогда не переходил определённую грань... и не только из боязни быть раскрытым. Но именно я, скажем так, заочно представил вас Елизавете. Она ведь не знала, что именно вы - тот самый Александр, друг её брата... до момента вмешательства Ордена Тени, конечно. К сожалению, когда сеньор магистр весьма разумно использовал её для своих планов, всё пошло наперекосяк. Мистер Поттер сделал своё знаменитое заявление, лидеры государств, конечно же, активировали «Одуванчик», о чём я не мог не сообщить божествам...

- Вы знали об «Одуванчике»?! - вскричал Александр, потрясённый до глубины души. Проклятье! Он мучался со своим решением, а никакой силы, по сути, его решение не имело!

- Да, знал от Исполнителя, - гневно подтвердил Тан. - И лишний раз убедился, что мы для своих повелителей - всего лишь жалкие букашки, плюс-минус миллиард которых особой роли не играет! Допустить такой просчёт в планах, когда многие жизни висели на волоске! Разумеется, я всё сказал им - как, подозреваю, сказали и вы, воспользовавшись чёрным кристаллом, - магорианец проницательно посмотрел на побледневшего молодого человека. - Не волнуйтесь, я не требую у вас признаться, на самом ли деле вы сделали это и по каким причинам, - безразлично продолжил он. - Но, убедившись в моей правоте, божества поинтересовались источником информации, и я не нашёл ничего лучше, кроме как указать на Елизавету. Тогда они взяли ситуацию под свой контроль и, как я уже говорил, прислали сюда специалиста по работе с сознанием. Вообще-то я сам уже хотел выйти с вами на контакт, но опасался, что разговор едва ли окажется долгим. А тут, раз иного выбора не было и представился шанс доказать свою честность - что ж, я, как видите, им воспользовался. Теперь я скажу, что это задание Елизавета провалила, а члены Ордена Тени, полагаю, достаточно искусны, чтобы полностью исправить причиненный её разуму вред.

Тан замолк и посмотрел на Александра, заинтересованно наблюдая за его реакцией на услышанное. Юноше, в свою очередь, понадобилось время, чтобы решить, насколько он всё-таки верит магорианцу и что теперь собирается делать. Впрочем, с учётом данного обещания и похожести сказанного инопланетянином на правду особо выбирать не приходилось. Дать агенту побеседовать с Гарри определённо стоит, а уж там пусть волшебник решает, насколько Тан полезен, что ему следует говорить и так далее. Основная же забота молодого человека - Лиза, точнее, помощь ей. И стоит поторопиться, кто знает, не прогрессируют ли изменения, внесённые в её сознание, и не достигнут ли они необратимой фазы. Несовместимое с разумом поведение девушки только усиливало подобные опасения, так что Александр прогнал из головы любые сомнения, беспрепятственно вынул свой кристалл из-под создаваемого инопланетным устройством невидимого купола и достал портключ.

- Я умею аппарировать, однако, если вы не возражаете, мы переместимся вместе, - кивнул Тан, помогая (и повелительно подсказывая) Лизе подняться с кресла. Юноша снова не мог не отметить про себя пронырливость шпиона, знающего и о портключах, и об аппарировании.

Девушка, совершенно не пытаясь понять происходящее, коснулась монетки, всё ещё игравшей роль экстренного порктлюча, вместе со всеми. Вообще, конечно, на магглов наложенные Гермионой чары рассчитаны не были, но в условиях присутствия рядом двух волшебников согласились заодно переместить и Лизу. Кроме того, магоринец каким-то образом способствовал верной работе заклинания (нет, ну точно - типичный проныра!), так что до дворика дома Уизли компания добралась без лишних проблем. Тан удовлетворённо осмотрелся, признавая, что именно сюда он и хотел попасть, а Александр сразу позвонил в дверь. К счастью, он умудрился точь-в-точь успеть к послеобеденному времени, когда друзья и ждали молодого человека. Гермиона открыла почти сразу - и тотчас потрясённо уставилась на учтиво здоровающегося с ней инопланетянина. Выглянувшая вслед Тлея удивилась ещё более, причём свидание с сородичем не прибавило ей радости.

Александр начал поспешно и сбивчиво рассказывать, по какой причине привёл с собой вражеского шпиона - а о том, является ли Тан шпионом, гадать не приходилось. Пожалуй, опасения магорианца касательно тёплоты встречи с волшебниками не были беспочвенными, и, не явись он с юношей, разговор вполне мог оказаться коротким и закончиться градом проклятий, причём отнюдь не только словесных. А так гостя пригласили в дом, пусть и под прицелом кристаллов, и позволили начать повествование, предварительно проверив, не находится ли молодой человек под действием каких-либо чар. Тлея слушать россказни сородича не захотела и вообще, похоже, относилась к Тану ничуть не лучше, чем в своё время к Нордолу, хотя о Холи агент отзывался более чем доброжелательно. Таким образом, убедившись, что друзья готовы слушать рассказ инопланетянина, Александр и Тлея взвалили на плечи заботу о Лизе - в прямом смысле слова, поскольку первым делом они на себе потащили девушку в штаб Ордена Тени. Та, похоже, подчинялась только Тану, и то всё неувереннее и неувереннее, словно засыпая на ходу. Рон хотел отправиться с молодыми людьми, чтобы помочь им, однако Тлея с согласия Александра отказалась от такого предложения, порекомендовав волшебникам лучше приглядывать за гостем.

- Постойте! - тон магорианца не изменился от недружественного выпада в свой адрес. - Я думаю, вам не помешает показать орденцам вот что, - он достал из внутреннего кармана куртки маленький серый кристалл, вставленный серебристую оправу, напоминающую морскую мину на палочке. - Это, скажем так, высокомагическое устройство мне дали как разведчику, - пояснил он. - Оно позволяет блокировать часть воспоминаний от постороннего вмешательства. Думаю, его изучение позволит скорее вылечить сознание Елизаветы.

Александр взял у агента волшебный прибор и даже поблагодарил его, а Тлея только сердито хмыкнула и одарила собрата донельзя презрительным взглядом. Тот с виноватым видом повернулся к Гермионе, заставив юношу задуматься о причинах таких отношений между девушкой и бывшим дипломатом. Попытка задать соответствующий вопрос подруге успехом не увенчалась - магорианка сразу дала понять, что не желает говорить о роли Тана в своём прошлом, зато хотела бы услышать историю последних событий. Всю дорогу до штаба Ордена Тени, затянувшуюся по причине висевшей у них на плечах Лизы, молодые люди не затрагивали дел давно минувших дней.

В штаб Ордена их впустили без проблем, а первый же встреченный в коридоре член секретной организации сказал, что Пикс очень удачно только-только вернулся с очередной встречи и сейчас занят работой с документами у себя в кабинете. Поскольку ни Анри, ни Хелен в штабе не оказалось, а магистра юноша и девушка всё-таки знали лучше, нежели других орденцев, они направились прямиком в его кабинет. Глава Ордена в самом деле сидел там, разбираясь с ожидавшими его решения файлами в компьютере и бумагами на столе. Однако, только заметив вошедших молодых людей, он тут же отвлёкся от работы и встал им навстречу, призывая два стула для Александра с Тлеей, а Лизе предлагая своё кресло с прогибающейся до нужного положения спинкой.

- Что с ней? - подтолкнул Пикс посетителей к рассказу, одновременно с видом профессионального врача всматриваясь в мутные глаза потерпевшей, светя себе кристаллом.

- Глубокое вмешательство в сознание, необходима срочная помощь, - в тон ему ответил юноша. - Но подробнее я всё расскажу, если вы позволите пригласить к ней брата. Он...

- Я отлично знаю, кто её брат и где он сейчас служит, - отрезал Пикс. - Однако не надо ставить мне условий! Плошкин мало того что не является членом Ордена, ещё и занят сейчас серьёзной подготовкой - между прочим, к спасению нашей планеты!

- Пожалуйста, магистр, с ней должен быть кто-то из близких! - поддержала юношу Тлея.

- А Алексей связан с магией и секретностью, поэтому он ни в коей мере не повредит вашим драгоценным тайнам и всё поймёт! - закончил аргументацию молодой человек.

- Говорите, что произошло, а там посмотрим! - сухо потребовал глава Ордена, переходя к легилименции. Посетители переглянулись, поняли, что более им ничего не остаётся, и коротко описали Пиксу произошедшее, заодно сунув ему в руки данное Таном устройство.

- Порктлюч, - было первым словом магистра после окончания рассказа. Одновременно он призвал откуда-то из глубин своего стола кубик, наподобие посланных когда-то Александру, и опустил его перед молодыми людьми. Затем взмахом кристалла поднял Лизу в воздух, словно она была не тяжелее пылинки, и направил парящее тело к двери.

- Анри на базе, я всё ему объясню. Отправляйтесь, - коротко не то объяснил, не то повелел магистр. - Елизавета будет находиться в медицинской части лабораторий, Анри всё сделает.

Глава Ордена покинул кабинет, аккуратно ведя перед собой Лизу и на ходу приказывая мобильному видеофону позвонить коллеге. Без сомнения, он сперва передаст пострадавшую на попечение компетентным в таких вопросах адептам, а затем сломя голову помчится к Уизли... Ну и хорошо, Тан - всецело забота командования, а молодым людям предстоит решать более близкие простому человеку проблемы. Синхронно подумав так, Александр и Тлея коснулись потрключа, и вскоре стояли посреди магической части базы «Дивизии М».

Искать второго магистра долго не пришлось, благо на всех дверях и стенах со вчерашнего дня добавились таблички с именами, схемами и указателями. Тот действительно оказался предупреждённым Пиксом, и уже подписывал необходимые документы. Как только молодые люди появились на пороге его кабинета, Анри по внутренней связи попросил Корнеева, заодно с преподаванием отвечавшего за российскую часть дивизии, чтобы тот нашёл Алексея Плошкина и пригласил к себе. В результате подобной организации розыскного процесса, проведённого с поистине армейской чёткостью, трое волшебников столкнулись с двумя магглами в дверях кабинета генерал-майора. Алексей при виде друга демонстративно повернулся в другую сторону, как только отчеканил приветствие Анри. Александр также по-военному поздоровался и с Корнеевым, и с товарищем, ну а Тлея, как гражданское лицо, ограничилась смущённым «здравствуйте». Ни приятелю, ни его девушке Алексей не счёл нужным ответить.

Впрочем, известия о несчастье, произошедшем с сестрой, быстро заставили его забыть обо всех обидах. Несомненно, подсознательно он сваливал вину за случившееся на друга и магорианку, но в то же время был благодарен им за возможность повидаться с Лизой, так что заключил временное перемирие до выяснения деталей происшествия. Положение главы базы от волшебников давало Анри огромные полномочия, благодаря чему окончание оформления передачи в его распоряжение офицера Плошкина под личную ответственность не заняло много времени. Через несколько минут после появления в кабинете Алексей испытывал все прелести первого в жизни перемещения с помощью портключа.

Никаких ограничений на перемещения гостя накладывать не стали, да он и сам не хотел никуда совать носа, иначе как посмотреть на состояние сестры. Та уже лежала на кровати в дальнем конце лабораторий, в просторной палате за ширмой. Солнечным светом девушку не обделили - лучи с лихвой лились через окно, снаружи выходящее к длинной шахте в скале, а на другом конце дополнительно собирались в пучок зеркалами. Сейчас у изголовья кровати суетилась одна из волшебниц Ордена, водящая личным кристаллом вдоль лба Лизы. Пострадавшую погрузили в глубокий сон, и Алексею оставалось только взять её за руку и поинтересоваться, насколько серьёзна нанесенная сознанию сестры травма и как быстро удастся вылечить девушку. Ответ едва ли утешал: хотя состояние Лизы стабилизировалось, и никакого разрушения её разуму не грозило, о сроках не могло идти и речи - учёные только приступили к изучению нового для них способа влияния на сознание.

Поняв, что друг сейчас совершенно не в настроении что-либо обсуждать, молодые люди решили оставить его наедине с сестрой, попросив только сообщать обо всех изменениях в состоянии Лизы. Алексей промолчал, наверное, прикидывая, сколько вины можно свалить на волшебников вообще и на друга в частности. За него ответил Анри, пообещав держать молодых людей в курсе событий. Затем второй магистр Ордена постарался как можно мягче объяснить брату пострадавшей (и, заодно, юноше с девушкой), что ни родителям, ни кому-либо ещё нельзя знать истинных причин произошедшего. Даже главам государств планировалось рассказать сильно смягчённую версию событий. Удар, которому подверглись Александр и Лиза, орденцы посчитали своим провалом, а любое сомнение в компетентности членов секретной организации могло обернуться недоверием к активно продвигаемому ими плану действий вообще. Алексей пообещал молчать, но с крайне недовольным видом.

Когда молодые люди вернулись к Уизли, они застали необычную картину единения друзей с Пиксом - а также и Малфоем, подоспевшим на огонёк важных событий. Если по поводу того, какую боль можно причинить Тлее, у них бытовали диаметрально противоположные мнения, то по поводу Тана никаких разногласий не наблюдалось: на магорианца наседали по полной программе. Магистр даже успел попробовать влезть к нему в память - без спроса и под молчаливое одобрение остальных. К сожалению главы Ордена, агент заблокировал свой разум от вторжения с помощью того приборчика, что ныне разбирали на волшебные винтики учёные секретной организации, так что попытка успехом не увенчалась. Впрочем, Тан принимал недружелюбные действия волшебников как должное, и не демонстрировал никакой на них обиды, раз за разом повторяя, что единственная его цель - поражение божеств в войне, и ради неё он готов практически на всё.

Тлея продолжала демонстрировать казалось бы безосновательное презрение к собрату, на что тот также отвечал понимающими взглядами. Она поставила перед юношей чёткий выбор - либо участвовать в дискуссии и сказать там своё не слишком веское слово, либо провести время с ней, воркуя на лавочке в саду. Александр, без сомнения, выбрал второй вариант, и без сожалений выкинул из головы заботу о проблемах войны и использовании двойного агента. Несмотря на то и дело всплывавшую в разговоре тему Лизы и случившегося с ней, молодые люди провели чудесные полтора часа в компании друг друга, пока их друзья решали вопросы мировой значимости. Наконец, Тан покинул дом - один, без сопровождения и с признаками глубокой удовлетворённости итогами беседы. Когда он проходил мимо, Тлея одарила юношу показательно-долгим поцелуем. Из-за её чёрных волос молодой человек заметил лёгкую улыбку, скользнувшую по умилённому лицу магорианца. Если девушка хотела как-то уязвить собрата, она определённо достигла обратного эффекта.

Теперь никакой Тан не мешал молодым людям дать волю своему любопытству и поинтересоваться у друзей, что же такого они решали столько времени. Оказалось, много всего - причём случившееся с Лизой являлось единственным половником дёгтя в совершенно нежданной бочке мёда. В просмотре воспоминаний Тлеи отныне не было нужды - Тан рассказал много больше, нежели вообще могло содержаться в её памяти, так что ночью Пикс готовился строчить доклад Совету Объединенной Земли об успехе первой фазы разведывательной деятельности. Наряду с тем, о принципах действия магорианского вооружения агент знал не так много, потому экскурсия в исследовательские центры на Валориане осталась значиться в планах. Тан обещал, что верные его цели магорианцы помогут в подготовке этой операции, однако не более того. Как с сожалением выразился инопланетянин, «большинство из них - трусы и негодяи, жаждущие личной власти». После этого откровения Рон заявил, что теперь он настаивает на участии в операции Малфоя. На его лице в этот момент ясно читалась пословица «рыбак рыбака видит издалека».

Что ж, с военной точки зрения день выдался крайне удачным, и это серьёзно укрепило надежду в сердцах всех, кто знал о конфликте. Если несчастье с Лизой замалчивалось - то успехи в плане разведки на следующий же день были донесены до «Дивизии М», способствуя поднятию боевого духа. Кое-какие отзвуки радостного события просочились даже в прессу, прогремев по всему миру. А пока на дворе ещё стояло воскресенье, Гарри и остальные готовились к намеченному на вторник возрождению Пещеры в Великом Лесу, коей предстояло стать их лагерем при операциях в тылу врага. Тлея радовалась предстоящему свиданию с родиной, и Александр, видя её хорошее настроение, также не унывал. Ну и пусть ему предстояло вновь воспользоваться чёрным кристаллом, возможно, ещё более ослабив при этом сдерживающие Амо-Нана оковы. Зато чуточку вероятнее стала победа. Великая победа, ради которой каждый из волшебников готов был пожертвовать очень многим - и в то же время от всей души надеялся, что обойдётся без жертв.

Глава 10. Снова Валориан

- Говорю тебе, голова садовая, Тану нельзя верить! Схватите его за шкирку и вздёрните на ближайшем суку по законам военного времени! Или двух ударов в спину от Лизы тебе мало?

- Сладко поёте, ен’призрак! - засмеялся Александр. - Ну что, чувствуете тень поражения?

По правде говоря, юноша сам не мог сказать, зачем он позволил Амо-Нану начать эту беседу. Несмотря на все неурядицы дня (и даже на случившееся с Лизой), под вечер он отлично себя чувствовал и не мог не улучшить настроение, поиздевавшись над энергоном. Вообще, молодой человек никогда не отличался жестокостью, и причинение боли другим вовсе не доставляло ему радости, однако из любого правила бывают исключения. Возможно, в нём пробудилась тёмная часть характера, доставшаяся по наследству от Калигона, а может, просто очередной порции негатива требовался выход, чтобы не портить расположение духа. Так или иначе, Александр вовсю надавливал на болевые точки Амо-Нана в мысленной беседе, и подобно школьному хулигану радовался, когда противник огрызался на его замечания, демонстрируя чувствительность к ним.

А судя по ответам энергона, предательство магорианца всерьёз огорчило призрака. Конечно, безоговорочно верить двойному агенту никто не собирался, и Амо-Нан видел это в душе юноши - и всё-таки старался убедить его немедленно отринуть нежданную помощь. Но стараниям энергона не суждено было сдвинуть позицию молодого человека, причём как в ту, так и в другую сторону. Александр твёрдо решил, что друзьям виднее, и не стоит заботить себя лишними метаниями. Если юноша и вынес какой-то урок из ошибок, допущенных на встречах с Лизой и в её отношении, то это была мысль, что в интригах и разгадывании коварных намерений он определённо не силён.

- Ну и получай всё причитающиеся! - буркнул, наконец, Амо-Нан и сам прервал разговор.

Молодой человек последний раз за день улыбнулся, почистил зубы и лёг спать. Ещё некоторое время он мечтал, как будет здорово снова увидеть Валориан, опять пройтись с Тлеей вдоль речушки под рваным покрывалом из ветвей и листьев вековых деревьев... Мать, конечно, огорчилась, узнав, что сын опять вынужден отправиться на далёкую планету, да ещё посредством непонятных магических выкрутасов... Но, тем не менее, приняла это как должное и постаралась не подавать виду, взяв только с юноши обещание по возможности присылать сообщения... Ах, как было бы здорово взять её с собой, наяву показать магорианский мир... И как бы хотелось вновь посетить с Тлеей Площадь Облаков... Сейчас и то, и другое невозможно, но в будущем... Гадая, что его ждёт в будущем, Александр уснул.

Утро следующего дня прошло в приготовлениях к путешествию. На этот раз Светлана, не ограниченная никакими уставами, подготовительными этапами и прочим, дала волю обычной материнской заботе о сыне. Она настойчиво советовала ему найти в рюкзаке место то для десятой пары носков (на всякий случай), то для тёплой куртки (ну просто очень нужной на жарком Валораине одежды)... Юноша честно распихивал по отделениям и карманам всё, что требовала захватить мать, чтобы потому без лишнего шума выложить предмет за предметом лишнее - в крайнем случае, под благовидным предлогом. На роль последнего отлично годилась фраза «друзья захватили этого достаточно!», ну а чтобы придать ей вес, после окончания сборов юноша сразу отправился к Уизли.

Там он застал Тана, поначалу подумав, что разведчика всё-таки было решено взять под круглосуточное наблюдение. Но магорианец, оказывается, сумел вытребовать себе время якобы на глубокое внедрение в одну из земных секретных структур, и теперь собирался отправиться вместе с волшебниками и лично их познакомить со своими повстанцами. Безусловно, это выглядело более чем подозрительно, что не преминули заметить женщины. В ответ на это завуалированное обвинение гость напомнил, что энергонов интересует исключительно Александр, а «синица в руках уж точно лучше той же синицы с несколькими назойливыми комарами в небе». Хотя инопланетянин и извинился за такое сравнение, Рон всё равно обиженно насупился. Гермиона же, пусть и не притворялась, будто полностью верит агенту, но и не демонстрировала обратного. Она предложила использовать легенду Тана для сливания противнику дезинформации, на что тот, поразмыслив, согласился.

Тлея на этот раз не пряталась от собрата по лавочкам в садах, но и не демонстрировала желания как-то нормализовать отношения с ним. Она сидела в другом конце гостиной, вполуха слушала дискуссию и параллельно читала тот же детектив, что уже успела проштудировать Гермиона. Разумеется, новость, что магорианец отправится на Валориан с ними и, чего доброго, решит жить в Пещере, вовсе её не радовала. Причём настолько, что девушка решилась подсказать - лишней комнатки для агента там не найдётся, ведь даже для Малфоя требовалось произвести некоторую перепланировку. Тан в ответ достал карту Валориана, не иначе как специально для этого момента захваченную с собой, с потрясающей точностью указал там метаположение Пещеры (в десятый раз - проныра!), а недалеко отметил повстанческий лагерь. Последний, правда, и лагерем-то назвать было трудно - так, древняя хижина, в которой можно при желании жить. Кто и для чего её построил века назад, ныне никто и не помнил, а агент сотоварищи использовал это место для тайных встреч. Разумеется, энергоны проверяли её несколько раз в поисках волшебников после известных событий, и наносить туда визит снова вряд ли догадаются, особенно если никто из гостей планеты не станет излишне шуметь. А шуметь земные разведчики планировали только на последней фазе операции, когда их раскрытие не будет уже иметь особого значения.

Несмотря на до сих пор никому не понятное презрение к собрату, Тлея оставалась непреклонной в желании посетить родину, тем более что Александр, как способный пользоваться чёрным кристаллом, отправлялся на Валориан обязательно. Возможные опасности девушку совершенно не интересовали, да остаться на чужой планете ей особо никто и не предлагал, хотя на такую возможность намекали. А вот участвовать в операциях запретили, аргументировав это неопытностью и не такой сильной магией, как у землян. В этот раз, однако, магорианка без боя сдаваться не собиралась. Результат вышел прямо противоположным тому, на который она рассчитывала - за компанию из постоянного состава разведгрупп исключили ещё и юношу. Он, конечно, присоединился к возмущению подруги, но безрезультатно. Гермиона напомнила офицеру, что он пока ещё военный и подчиняется командованию, которое на Валориане будет представлять только Поттеры и Уизли, а следовательно, приказ не обсуждается.

Показательно насупившаяся молодёжь обиженно покинула гостиную - и снова вышла в сад, но на этот раз провела там совсем немного времени. Первым дом Уизли покинул Тан, почему-то просверливший юношу с девушкой проницательным взглядом, а за ним и Поттеры отправились в штаб Ордена Тени - в частности, беседовать с Пиксом касательно подготовки дезинформации для энергонов. Тлею же втянули назад в дом под предлогом, что если она хочет отправиться завтра на Валориан, то собираться нужно сегодня, а конкретно - прямо сейчас. Ход молодым людям показался нечестным, но он сработал. Магорианка со вздохом поплелась к себе в комнату, Александр вызвался помочь как ей, так и хозяевам, и мелкая размолвка постепенно сошла на нет. Через два часа (довольно мало, учитывая, что сборами были заняты аж два существа женского пола!) юноша, девушка и чета Уизли болтали в гостиной по причине налетевшего с севера сильного дождя с градом, сделавшим крайне неприятным пребывание на улице с любой целью. Поначалу они не затрагивали сложных тем, но высказанные Тлеей туманные надежды неожиданно вылились во вполне философскую дискуссию о будущем Валориана в случае победы землян в войне. Глубокие мысли звучали из уст девушки и Гермионы, Рон отделывался поверхностными замечаниями, ну а Александр задумчиво наблюдал за друзьями, вспоминая свою первую встречу с магорианкой и в чём-то схожий разговор, имевший тогда место...

- Знаешь, Тлея, мне бы не хотелось осуществления замыслов Тана... - покачала головой волшебница после неосторожно высказанной девушкой идеи об уничтожении энергонов. - Конечно, победа в войне - наша цель, но не могу сказать, что я с радостью заплачу такую цену, как гибель магорианских Божеств. Они зло, да, и в то же время... я не уверена в этом...

- Но почему? - искренне удивилась магорианка, не ожидавшая такого ответа на свои слова. - Ведь они обманом захватили власть, и теперь ценой многих жертв удерживают её! Неужели наш народ не заслужил права на свободу, право самостоятельно выбирать путь?

- Действительно, дорогая, не ты ли вязала вещички для освобождения бедных эльфиков, угнетаемых нехорошими волшебниками? - широко улыбаясь, подмигнул супруге Рон.

- Я, - женщина также улыбнулась, вспоминая далёкую юность. - Но, боюсь, та наивная девчонка давно разбилась о скалы реальности. Понимаете, с того самого момента, как я впервые ступила на землю Валориана, я не могу прогнать мысль, что мне очень хотелось бы, сотворись на Земле хоть отдаленное подобие того общества! Тлея, ты говоришь, энергоны обманом захватили власть? А сколько земных правителей говорят в своих предвыборных кампаниях чистую правду? И это если брать только демократические страны и не копать глубоко в их историю! Удерживают её ценой некоторых жертв? Безусловно, это ужасно, как ужасно и то, что убитые ими негодяи сделали бы, останься в живых! Энергоны убивают только тех, кто несёт опасность войн, революций, кровавых конфликтов... Конечно, некоторые назовут несчастных «борцами за свободу» или ещё за что, но с тем же правом можно окрестить так и Риддла, боровшегося за своё представление об идеальном мире.

- Но неужели можно вот так убивать человека, который ещё ничего не совершил! - воскликнула поражённая Тлея. - И кто даст гарантию отсутствия ошибок?!

- Волдеморт, который поубивает всех, и уж точно не ошибётся, - мрачно фыркнул Рон.

- Никто, - согласилась Гермиона. - И я бы, например, вряд ли решилась воткнуть кинжал в спину маленькому Риддлу. Однако помешала бы я сделать это кому-то другому, зная, в какую дрянь превратится тот малыш? Ох, это страшный вопрос, и я боюсь на него ответить честно! А ведь энергоны и выступают в такой роли! Они берут на себя всю вину и ответственность, вот что страшно... и привлекательно! Они действительно мудры и опытны, и предлагают людям спокойное существование в обмен на несколько безликих жертв, спасающих многие жизни! Как вы думаете, если опросить людей - сколько согласятся с такой постановкой вопроса? Я снова боюсь честного ответа! И ещё... Тлея, если... - внезапно волшебница осеклась, понимая, что едва не перегнула палку, а девушка побледнела, догадываясь, что хотела добавить Гермиона. Если бы Тлея могла заранее убить убийцу своих родителей - она бы сделала это? Ещё один вопрос, на который страшно ответить откровенно. Но нет... Он не должен быть задан...

- А как же демократия... - едва шевеля губами, прошептала магорианка. Женщина нежно улыбнулась, ободряя её, и удостоверилась, что Тлея всё-таки желает получить ответ на свои слова, причём готова его получить.

- О, да, Фадж и Скримджер были выдающимися демократами! - пробормотал под нос Рон.

- Наш выдающийся маггл сказал: «демократия - ужасная форма правления, но все остальные ещё хуже», - осторожным тоном продолжила Гермиона. - Проблема только в том, что эти самые «все остальные» упираются в вопрос о смене власти и несовершенстве человеческой природы. Скажем, я не вижу разницы - раз в пять лет переизбирать идеального правителя на его пост, или же дать ему править вечность, зная, что он всегда останется идеальным. Энергоны не безупречны, но они ближе к идеалу, чем люди. Они смогли объединить целую планету и пять веков поддерживать на ней мир и покой - такими достижениями не может похвастаться ни одна из земных политических систем!

- Свобода! - не унималась девушка, тщетно пытаясь найти хоть один незыблемый кирпичик в своей системе взглядов, и без того сильно поменявшейся за последние полгода.

- Не могу сказать, что я когда-либо упивался свободой, особенно на пятом курсе, - припоминая все палки в колёса, что ставило им министерство магии, отметил про себя Рон.

- А она у магорианцев есть, и вдоволь, - лишь самую малость поучительно напомнила Гермиона. - Энергоны не вмешиваются в мелкие дела общества, не покушаются на свободу слова и на остальные свободы, пока они не начинают угрожать этому самому обществу. Вы свободны даже более, нежели многие из землян! Тлея, Тлея... - вздохнула Гермиона. - Ты так молода, и потому полна оптимизма... Но поверь - если бы энергоны не хотели завоевать Землю, я бы и пальцем не пошевелила, чтобы скинуть их власть, поскольку не желаю магорианцам гражданских войн. Те земляне, кто считает наоборот... они просто завидуют!

- Тебя послушай - мы боремся против рыцарей без страха и упрёка! - ехидно заметил Рон.

- Дорогой, ты же знаешь: я всегда считала энергонов убийцами и негодяями, - укорительно произнесла волшебница. - Но с точки зрения жизни магорианцев, лже-божества - меньшее из зол, - подытожила она. - И всё же, если для спасения нашей планеты придётся их уничтожить - что ж, я лично готова буду нажать на курок, пусть и скорбя всем сердцем...

- Когда обнаружишь этот замечательный курок, дай знать - и я с радостью избавлю твоё сердце от подобного испытания, - грустно усмехаясь, пообещал Рон. Гермиона поцеловала мужа в щёку, а разбитая итогом дискуссии Тлея прижалась к Александру, обнявшему её. Сейчас она и не хотела признавать правоту волшебницы, и более не могла спорить с ней. И всё-таки глубоко внутри та тёмная и эгоистичная частичка, что в той или иной мере есть в каждом человеке, несмотря ни на что хотела гибели самозваных божеств. И дело тут было вовсе не в справедливости подобного наказания или идеалистических воззрениях. Девушку точили изнутри совсем другие причины, спавшие в ней очень давно и пробудившиеся в последнее время. Гермиона заметила её сомнения, и со свойственной себе прозорливостью догадалась о них - но лишь частично.

- Вот уж верно говорят, от любви до ненависти - один шаг! - воскликнула она. - Тлея, я понимаю, тебя с детства приучали любить Божеств, и теперь, когда открылась правда - ты начинаешь столь же рьяно их ненавидеть. Но постарайся не поддаваться эмоциям. Когда речь идёт о судьбах миллионов, они - не самые лучшие советчики. Это надо бы понять не только тебе, но и Тану - ведь им, похоже, тоже движет подобное чувство... если, конечно, он не превосходный актёр. Я знаю, что в былые времена ради Божеств он был готов на всё...

- Вот именно! - вдруг не выдержала Тлея, мгновенным порывом сбросив с себя потрясение. - И поэтому я не верю ему, даже если он говорит правду сейчас, через мгновение он способен переметнутся на сторону своих обожаемых призрачков и тогда...

Она не договорила, поборов минутную вспышку гнева, но не избежала удивлённого взгляда друзей. Такой девушку они видели впервые. Казалось, слова о Тане затронули тугую струну в её душе, отозвавшуюся совершенно нетипичным поведением. Юноша уже готов был спросить, так что же всё-таки произошло между подругой и собратом, что она с такой яростью отреагировала на упоминание о его преданности энергонам - хотелось бы верить, и в самом деле ныне сменившейся ненавистью. Однако Гермиона остановила его, применив свои навыки в легилименции, лишь бы удержать молодого человека от опрометчивого шага. Магорианка и без того излишне натерпелась за этот разговор, и самый невинный вопрос грозил стать искрой, взрывающей пороховую бочку. Под пристальным взглядом волшебницы Александр понял, что погорячился, и поспешил вытащить девушку на улицу, пусть та и была полна свежих луж, сверкающих в лучах выглянувшего из-за туч солнца.

Сам он не мог точно сказать, на чьей стороне находится и какого мнения придерживается. Юноше хотелось одновременно соглашаться и с логичной позицией Гермионы, и с чувственным мнением возлюбленной Тлеи, несмотря на незнание всех причин последнего. Посему он предпочёл сохранить нейтралитет и вообще лишний раз не напоминать девушке о Валориане, благо скоро они всё равно окажутся на далёкой планете. Магорианка оценила это и вскоре сама полностью восстановилась после лёгкого поначалу разговора, так некстати пришедшего к тяжёлой теме. Она даже извинилась, что из-за неё юноше запретили участвовать в операциях наравне со всеми - и в то же время порадовалась этому, сказав, что ни в коем случае не отпустила бы друга, не пойдя вместе с ним. Тогда молодой человек ответил, что готов на что угодно, лишь бы подруга не рисковала жизнью.

Когда влюблённые вернулись к Уизли, то застали хозяев дружно смеющимися перед магическим радиоприёмником. Сквозь их хохот еле-еле пробивался голос Малфоя, с пафосом расписывающего свои заслуги в противостоянии инопланетным интервентам. Кое-что перепало и Пиксу, но более никто, понятное дело, и не пытался бороться с врагом. Наряду со смехом, Рон не забывал отпускать едкие комментарии в адрес аврора, веселившие Гермиону. Вслушавшись в речь Малфоя, молодые люди также не могли не улыбнуться.

- ... к сожалению, я не могу раскрыть детали, поскольку это закрытая информация...

- На пять замков, ключи я проглотил - теперь мой организм богат железом!

- ... завтра я возглавлю одну операцию... секретную, разумеется, и она призвана...

- ... дать всем понять, какая она секретная, что послужит ещё большей секретности всех секретных операций, которые мы проводим в секретные сроки в обстановке строжайшей секретности... Вам предоставить список, мисс Скитер?

- ... я считаю своим долгом рисковать больше каждого, доверившего мне свою жизнь...

- И поэтому всегда рад первым сбежать... эээ... проверить надёжность средств спасения!

Больше всего каждого из волшебников удивлял тот факт, что Пикс позволил аврору говорить всё это, ни в коей мере не заботясь о той самой секретности. Впрочем, поразмыслив над той чушью, что нёс Малфой, они поняли - при всей похожести на правду, никаких ключевых подробностей упомянуто не было. Зато у прессы появился повод для раздувания бредовых, но ободряющих сенсаций из внезапного исчезновения знаменитых лидеров противостояния врагу, ну а что репортёры докопаются до истины, опасаться не приходилось. Предположить, что волшебники способны каким-то чудом переместиться на Валориан, вряд ли могли не только журналисты, но и энергоны, если до них вдруг дойдёт информация о показушно-секретной операции. Особенно с учётом того, что свой последний визит в Та-Лен Александр осуществил исключительно благодаря Амо-Нану.

Под вечер юноша на свой страх и риск всё-таки вытащил Тлею в самый тихий ресторанчик, какой только знал. Он не мог позволить, чтобы перед суровыми буднями на Валориане девушка не вкусила напоследок лучшие плоды земной цивилизации. По-прежнему пополняемую Орденом Тени карточку можно было считать ограниченной разве что фантазией обладателя, так что молодые люди заказывали всё, что только хотели. На них косились, и в число посетителей сумел-таки затесаться вредный папарацци. Но руководство ресторана, видя выгодных клиентов - причём не только с финансовой точки зрения, но и с рекламной - постаралось обеспечить им мир и покой до самого момента ухода. А момент этот, благодаря портключу, вовсе не стал моментом торжества журналистов. Юноша с девушкой исчезли из-под самого носа репортёров, хихикая над наверняка постигшим тех разочарованием, которое щедро вырисовывало воображение влюблённых.

Утро вторника отметилось суетой, с которой сперва мать проверяла, не забыл ли сын чего, а после тем же самым в масштабах всей компании занимались Гермиона с Джинни. Причины для подобной осмотрительности были вескими - вернуться ни за чем важным возможным не представлялось. Хоть Александр и мог, теоретически, открыть портал в любой момент, его друзья твёрдо решили использовать чёрный кристалл минимально возможное число раз, то есть два. А багажа, между тем, им предстояло захватить более чем достаточно. Помимо личных вещей и полезных в хозяйстве предметов нужно было взять с собой уйму магико-технической шпионской аппаратуры, полученной Гарри вчера от Пикса. Также магистр настоял на выдаче каждому отправляющемуся землянину гранат разных типов, оружия и известных средств защиты от последнего. Ну прям как вчера Светлана - «на всякий случай», поскольку самый лучший бронежилет из композитного материала на основе углеродных нанотрубок не мог спасти человека от смертельного проклятия, даже будучи зачарованным сверху донизу. Впрочем, против мелких заклинаний и оружия, обладающего хоть малейшим механическим эффектом, он отлично работал.

Вскоре появился Малфой, чей багаж превосходил вещи каждого из остальных участников операции, по поводу чего Рон, разумеется, не упустил случая сострить. Аврор, впрочем, проигнорировал этот выпад - вместе с Драко явился сын Скорпиус, назначенный отцом главой магической полиции на время его отсутствия, а также Гойл. Школьный приятель Малфоя не выглядел слишком радостным - видимо, он рассчитывал сам занять место главы авроров, но Драко, к счастью, распорядился иначе.

- Ну, теперь у старой доброй Англии есть хоть какие-то шансы уцелеть до нашего возвращения, - негромко, но так, чтобы Гойл услышал, заметил по этому поводу Рон.

Практически одновременно с ними подошли дети волшебников, явившиеся проводить родителей. Джеймс Поттер так и не смог выбраться со своей заграничной работы, зато вместе с Альбусом, Хьюго с Хелен и Тедди появились Лили и Роуз, с которыми до сих пор юноше встречаться не доводилось. Наконец, прибыли Пикс и Тан, активно обсуждающие между собой базовые концепции дезинформации, которую предстояло передать магорианцу.

В такой разношёрстной компании последние минуты перед отбытием протекли весьма шумно. Кто-то прощался, кто-то спорил, кто-то смеялся, кто-то наставлял... Александр и Тлея лишь молча наблюдали, чувствуя себя лишними посреди гудящей толпы. Волшебники расставались с детьми, и кто-то... возможно, навсегда. Каждый из присутствующих здесь слишком хорошо знал, насколько опасна подобная вылазка в тыл. Лили и Роуз дали волю чувствам, даже Скорпиус не пытался - или не был способен - строить из себя незыблемого, как скала, аврора, чем заслужил несколько нареканий от отца. Пикс с обычной бессердечностью (показной?) давал каждому из отправляющихся на Валориан советы, а вот Тан, как только окончил говорить с магистром, присоединился к стоящим в сторонке молодым людям. Тлея тут же отвела Александра подальше от магорианца, а тот, несмотря на этот недружественный жест, не сводил с неё и юноши глаз вплоть до окончания всех прощаний и наставлений.

- Часы тикают! - громогласно произнёс глава Ордена Тени, сочтя наступившим момент отправления. - Думаю, пришло время господину Честину попытаться создать портал!

Выглядело так, словно магистр не был уверен в способностях молодого человека - либо хотел его подзадорить своим недоверием. Гермиона тут же отреагировала на слова магистра, вручив Александру чёрный кристалл и выразив уверенность, что у него всё получится. Юноша нерешительно повертел могущественный артефакт в руках. Нужно каким-то образом задать точку выхода из межпланетной дыры... Интересно, как это обычно делается?

- Представьте себе местность у входа в ваше убежище, - подсказал ему Тан, неожиданно оказавшийся рядом. - Внутрь помещения лучше не отправляться, есть риск влететь в стену.

- Погодите, откуда вы это знаете?! - тут же насторожился Александр. - До сих пор эти чары применяли только энергоны, и принцип их работы вы могли узнать только от них!

- Просто у меня куда больше опыта в таких делах, нежели у вас, - равнодушно пояснил инопланетянин. - А пользоваться порталом, как вы понимаете, мне уже приходилось.

- Ну ладно, - пробормотал юноша, для верности дождавшись кивка от Гермионы.

Все люди - и отбывающие, и сопровождающие - вышли в сад, чтобы не подвергать дом опасности поделиться с дальней планетой куском пола, стены или какой-нибудь табуреткой. Александр отошёл вбок, встав подальше от цветов, кустов и деревьев, затем выставил вперёд руку, сжимающую чёрный кристалл. Он закрыл глаза и сосредоточился, представляя себе лес возле Пещеры. Вокруг стояла полная тишина. Юноше никто не мешал, и даже птицы, казалось, замолкли, осознавая важность момента. Сконцентрировав всю свою волю, вспомнив все до последнего уроки магии с Гарри и Тедди, молодой человек глубоко вздохнул... а потом на выдохе, словно делая упражнение, громко и отчётливо прокричал:

- Infoportus!

Повторять заклинание не потребовалось. Подул сильный ветер, раздался перемешанный с грохотом скрежет, и прямо перед Александром из ниоткуда возникла вращающаяся чёрная воронка - точно такая же, какую создал Исполнитель четыре с половиной месяца назад. Сзади послышалось несколько невольных охов. Первым ряды наблюдателей покинул Тан, торопливо подошедший к порталу и изучивший его при помощи своего кристалла. Вслед за ним к воронке приблизились и остальные.

- Всё в порядке, - поспешил заверить их магорианец. - Если хотите, я войду первым и свяжусь с вами с той стороны, - он вопросительно посмотрел на Гарри, у которого на поясе висело нечто вроде здоровой телефонной трубки - экспериментальное устройство для трансгаллактической связи, разработанное Орденом на основе магорианских технологий.

Не то что бы жизнь агента ценили больше жизни кого-то из остальных участников операции, но соображения безопасности не позволяли отпускать его без всякого контроля.

- Не стоит, - за всех ответил Рон, - Я уверен, уважаемый мистер Малфой рискнёт своей жизнью и почтёт за честь первым ступить на иную планету, как подобает истинному лидеру!

- Женщины и дети вперёд, Уизли, - огрызнулся аврор. - Ты подходишь под обе категории.

- Хватит! - тут же остановил их Гарри, который в другое время и сам был не против пришпилить Драко, однако сейчас чувствовал себя серьёзным и решительным. - Я пойду.

- Дорогой, зачем? - тут же возразила Джинни. - Я... эм... доверяю Александру, но, думаю, Рон прав, и такую почётную обязанность следует делегировать нашему дорогому Малфою!

- Потому, что лидер - я, а не он! - твёрдо заявил Гарри. Казалось, в этот момент Драко был готов броситься вперёд и прыгнуть в воронку, даже не захватив устройство связи, но благоразумие в нём всё-таки взяло верх над излишней храбростью. Посему аврор только сжал в кулаке свой синий кристалл и наблюдал, как Поттер с достоинством заходит в портал.

От малейшего касания его поверхности волшебника моментально втянуло внутрь, и потянулись секунды мучительного ожидания. Даже Пикс сбросил свою холодную маску, включил вторую «трубку», остающуюся у него, и напряжённо вслушался в её шуршание. Пожалуй, теперь самым спокойным из всех присутствующих стал Тан, почему-то на все сто процентов убеждённый в правильном расположении точки выхода из тоннеля.

- Всё в порядке! - прорвавшийся сквозь треск помех голос Гарри заставил почти всех облегчённо выдохнуть, а некоторых и того более - радостно вскрикнуть. - Наш юный друг великолепно справился со своей задачей, так что ожидаю компании, одному тут скучно!

Поскольку по поводу ограничений на перемещение груза, накладываемых порталом, никто ничего определённого сказать не мог, первыми через него прошли люди, захватившие только самое необходимое. Затем провожающие начали кидать им вслед менее нужные вещи. Гарри с противоположного конца тоннеля координировал весь процесс; первой последовавшая за мужем Джинни помогла «приземлиться» Гермионе, а затем вместе с ней обеспечивала относительно-мягкое прибытие всех остальных. Когда Александр на крейсерской скорости вылетел из воронки, то понял, насколько был прав Тан, советовавший не делать местом прибытия помещение - иначе шансы врезаться в стену были велики. А так заклинание Гермионы обеспечило ему плавную остановку после метровой пробежки, после чего уже сам юноша «вручную» ловил Тлею, прыгнувшую в межпланетный тоннель за ним. Последним из живых существ на Валориан ступил Тан, каким-то образом умудрившийся не разогнаться вовсе, словно он прошёл на родину через обычную дверь и вообще едва ли не каждый день пользуется таким порталом.

«Выплёвываемые» воронкой вещи оказалось принять посложнее, нежели людей. Ни ног, ни кристаллов у них не было, а вот чему биться от резкой остановки - хватало, так что приходилось подгадывать момент, подхватывать поклажу прямо в воздухе и плавно опускать её на землю. Впрочем, волшебники приноровились достаточно быстро, и вскоре Гарри отрапортовал Пиксу об успешном начале разведывательной миссии. Александр с подсказки магорианца закрыл портал, и участники операции начали перетаскивать багаж внутрь Пещеры. Та выглядела ровно такой, какой была оставлена в октябре, и даже всезнайка-Тан, казалось, с интересом рассматривает убежище землян. Это не могло не обрадовать остальных, всерьёз думавших, что и здесь агенту каким-то чудом стал известен каждый уголок. Мужчины начали разбирать вещи с помощью норовившей быть полезной Тлеи, а женщины провели довольно длительный ритуал обновления чар секрета, серьёзно ослабевших за прошедшее время. Хранителем (точнее, хранительницей) тайны вновь стала Гермиона.

Пока жители Пещеры занимались перепланировкой, расставляли вещи по местам и пререкались с Малфоем, магорианец отправился в свою хижину и через несколько часов вернулся в сопровождении остальных повстанцев. Передавать им секрет дома в скале разведчики побоялись, но поприветствовали «помощников» достаточно тепло, особенно аврор. Вообще, несмотря на казус перед отправлением (а может, и из-за него), Драко с первых же секунд начал демонстрировать, насколько он полезен и какой он герой - что, по правде говоря, и стало причиной нескольких перепалок. Зато в общении с приятелями Тана помощь Малфоя оказалось действительно уместной, поскольку остальные... мягко говоря, не слишком горели желанием поддерживать отношения с такими людьми. Оценка агентом их характера оказалась абсолютно верной: один из «дружков» прямо говорил, что единственное его желание - пробиться во власть, и не важно, какой ценой. Другой по большей части молчал либо отделывался короткими фразами, однако под конец знакомства спросил у Тана, сколько ему заплатят за очередной месяц службы. Агент пояснил - да, этот человек работает на повстанцев исключительно ради денег, однако из всей четвёрки в принципиальном наёмнике он уверен больше всего. Последние двое льстили и юлили, уходя от расспросов о причинах, побудивших их выступить против Божеств, но, похоже, таили злобу за какие-то прошлые мелкие обиды и теперь безжалостно мстили, невзирая ни на что.

Действительно, по сравнению с этой компанией Тан поистине выглядел Робином Гудом, заботящимся не только о личных интересах, и даже не верилось, что он, по сути, также предаёт свою родину. Хотя... предаёт ли? Где проходит та грань, что отделяет предателя от борца за возвышенные идеи? И не предаёт ли родину и Тлея заодно, пусть даже просто общаясь с врагами, хотя могла бы ударить их ножом промеж рёбер? Александр неожиданно поймал себя на мысли, что его вдруг начали терзать подобные вопросы, дать на которые однозначный ответ невозможно в принципе. Историю ведь пишут победители, и если всякие изменники-наёмники, пожалуй, у честного человека в любом случае вызовут отвращение, то двойной агент, рискующий всем, хотя он мог бы почивать на лаврах после сообщения про «Одуванчик», как минимум заставляет задуматься о своей моральной оценке.

По своим положениям, впрочем, повстанцы были словно на подбор. Они работали сами либо имели близких знакомых в исследовательских центрах, могли получить оперативную информацию из правоохранительных органов, ну а наёмник, кроме всего прочего, не гнушался непосредственным убийством кого-нибудь важного. За отдельную плату, естественно. Откуда у Тана были деньги на поддержание его преданности, тот предпочитал молчать, но с видимой искренностью заверял разведчиков, что источник финансовых средств «белый» и никак не связанный с Божествами. Поскольку агент ещё не давал повода сомневаться в себе, ему верили. И в то же время соблюдали меры предосторожности.

Когда новые знакомые разошлись по домам, назначив на завтра обсуждение первых операций, Малфоя единогласно поставили главным по связям с ними. Он ни капельки не возражал, и вообще счёл это назначение своей победой, пусть и понимал его причины. В таком свете, перед поздним обедом Гермиона и Джинни предупредили супругов, чтобы придержали языки и больше не острили в адрес аврора, какую бы важность он на себя не напускал. Вообще, внутренние ссоры - последние, чтобы было нужно разведчикам, ведущим тайную деятельность на чужой планете, так что даже Рон безоговорочно признал правоту жены. А вот заставить его не отпускать замечаний в адрес Тана, вертящегося повсюду, оказалось сложнее. С одной стороны, поведение агента было удобно - он оставался на виду. С другой - в и без того тесноватой для семерых человек Пещере восьмой самим фактом своего присутствия вызывал раздражение, особенно - так как путался под ногами вовсе не по делу. Нет, магорианец, конечно, предлагал помощь, особенно - юноше с девушкой, но положительно ему отвечал только Малфой, а остальные вежливо отказывались. Кроме Тлеи, конечно. Она по-прежнему предпочитала вообще не говорить с собратом.

Постепенно у Александра начало складываться впечатление, словно Тан не покидает Пещеру с единственной целью - следить за ним и его возлюбленной. Сначала он пытался бороться с этой паранойей, ведь никаких видимых причин думать так агент не давал. Но то ли подсознание юноши замечало нечто, невидимое разуму, то ли рассудок и впрямь начал подшучивать над своим обладателем, но избавиться от ощущения надзора со стороны магорианца молодой человек не мог. Наконец, он в ускоренном темпе закончил все порученные Гермионой дела, обустроил свою комнату и помог Тлее обустроить её, а затем настойчиво вытащил девушку на улицу и, обернувшись, проконтролировал отсутствие Тана позади парочки. На вопросительный взгляд возлюбленной Александру пришлось ответить боязливым пересказом своих подозрений. К счастью, Тлея не высказала сомнений в умственном здоровье юноши.

- Охотно допускаю, - с кажущимся безразличием произнесла она. - Если наш шпион будет тебе надоедать, смело гони его в шею. Пусть укорачивает свой любопытный нос.

- Тле! Я тебя не узнаю! - воскликнул удивлённый Александр. - Да что такое между вами...

- Ничего! - оборвала его девушка. - Пожалуйста... - её голос упал и смягчился. - Я не хочу говорить о нём. Но если Тан будет лезть в твою или мою жизни - клянусь, он пожалеет!

Глаза магорианки сверкнули таким гневом, что юноша побоялся даже отдалённо упоминать имя двойного агента. Они вновь прогулялись вдоль речушки, текущей от Пещеры, снова послушали пение птиц высоко в ветвях и встретили нескольких местных животных... И всё-таки полностью погрузиться в то чудесное состояние полной гармонии, что сопровождало их в прошлый раз, не могли. Сердца молодых людей учащёно бились, и, казалось, сам воздух стал тяжелее от надвигающегося со всех сторон дыма войны. Если тогда они надеялись, что каждый новый день станет лучше прежнего, то сейчас знали, куда катятся оба мира. Нет, как бы не старалась влюбленная пара с головой погрузиться во взаимные чувства, ей не удавалось этого сделать. Юноша и девушка всё лучше и лучше понимали - о каком-то развитии отношений речь может идти только после окончании конфликта... А пока остаётся надеяться, что для них после окончания всё останется по-прежнему. Жить, любить и надеяться... И, безусловно, бороться за своё будущее.

По возвращении в Пещеру влюблёные выяснили, что Тан покинул убежище немногим после их ухода. Пытался он незаметно следить за молодыми людьми или нет - это осталось невыясненным. Зато земляне могли, наконец, позволить себе отдохнуть. Малфой бродил по окрестностям убежища и собирал незнакомые растения. Оказывается, его попросил об этом Мартикус, который лелеял мечту поразить докладом о них профессора Лонгботтома и тем самым поправить успеваемость по травологии. Подобная забота о внуке как-то не клеилась с тем образом главы авроров, что сформировался в сознании Александра, так что увиденная картина изрядно удивила его. А вот Тлея отнеслась к ней куда спокойнее - наверное, даже более спокойно, нежели сам Драко, который после короткого объяснения своему поведению поспешил скрыться за деревьями.

Остальные волшебники проводили вечер внутри Пещеры. Гарри и Рон неторопливо играли в волшебные шахматы - полетать на захваченных «для дела» мётлах на этот раз супруги им не позволили. Гермиона, конечно же, читала очередную книгу, а Джинни раскладывала пасьянсы на наручном компьютере - продвинутой версии коммуникатора, врученной каждому из землян наряду с оружием. Вспомнив по такой логической цепочке о пистолете, покоящимся сейчас на самом верху шкафа в его комнате, юноша обнаружил в себе охоту пострелять по каким-нибудь мишеням. Он уже хотел предложить такой специфическое развлечение девушке, но быстро догадался - ей лучше не напоминать, что оружие это в один критический момент может убить кого-нибудь из магорианцев. Выкинув из мыслей желание, в момент ставшее крайне глупым, Александр просто плюхнулся на диван, усадил Тлею к себе на колени и посвятил время лёгким бессмысленным разговорам.

После ужина в Пещере раздался звонок - это Пикс сообщал, что устройство связи между Землёй и Валорианом успешно подключено к общим коммуникациям, и теперь по анонимным зашифрованным каналам разведчики могут звонить кому угодно. Александр немедленно воспользовался возможностью поговорить с матерью, лишний раз описать ей красоты Великого Леса и выслушать привычные восторги и наставления.

Спать ложились достаточно рано по местному времени, так как прибытие на Валораин пришлось на самое ранее утро. Впрочем, хорошенько выспаться перед первым по-настоящему опасным днём за последние несколько месяцев точно было не лишним. Однако, несмотря на накопившуюся за день усталость и обилие чистейшего лесного воздуха, заснуть юноша долго не мог. Переходить чёткую грань между прошлой и будущей жизнью всегда сложно, а уж знать, что теперь каждый день может погибнуть кто-то из друзей... Сейчас, с содроганием подумав об этом, молодой человек почувствовал, как же ему трудно будет отпускать их на опаснейшие операции, самому оставаясь в тылу. Но... приказ Гермионы был чётким и недвусмысленным, да и если он отправится вместе с друзьями - Тлея, чего доброго, последует за ним... Эх, какая от него польза? Открывать порталы, быть ходячей тюрьмой для призрака да вечно ошибаться... Хотя, надо признать, в подземелье Калигона без его помощи Невилл с Малфоем бы не проникли! И ведь он - солдат, да не просто солдат, а потомок Калигона, победитель магорианского Божества и обладатель чёрного кристалла! Неужели из всех сил, с которыми у него есть связь, ни одна не пригодится друзьям, как пригодились им сведения, почерпнутые из рассказов Гарри? Не может быть! Ну, если не сейчас, то хоть в войне, в битве... Стоп! Он же повелевает... Нет, невозможно, друзья решат, что он просто спятил, раз предлагает такое, и правы будут... Но почему бы и нет? Это ж всего лишь сила.... Сила, подконтрольная ему... Проклятье... От сомнений голова раскалывается! Всё, хватит!

Юноша встал, взбил подушку, выпил воды и сделал несколько глубоких вдохов, после чего снова лёг, расслабился так, как только был способен заставить себя расслабиться, и с упорством лучшего королевского пастуха начал считать овец. Где-то в районе пятисотой крепкий сон стал-таки наградой молодому человеку за проявленное усердие.

Глава 11. Последняя миссия

- Почему бы тебе не оставаться в этой форме постоянно, Уизли? Экономия еды налицо!

- Ррр-ав-ав!

- А если настанут тяжёлые времена, можно уподобиться корейцам и подать тебя к столу...

- Рррррррраааааввввввв! Гав!

- Тихо, мальчик, а то не получишь сахарной косточки на завт... Ау! Ты совсем спятил?!

Рон фыркнул и отпустил плечо Малфоя, которое, конечно, не укусил по-настоящему, а так - лишь прихватил, чтобы этот наглый аврор заткнул свою пасть. Мог бы, кстати, и в шею вцепиться, так что пусть вообще благодарит, нахал этакий! Но пока высказать свои мысли человеческим языком не представляется возможным, Рон подальше высунулся из рюкзака, в котором находился, глянул вниз и оценил достигнутый за последнее время прогресс.

Замаскированная чарами хамелеона метла тихо скользила высоко в небе. Под ней простиралась ровная океанская гладь, которую то тут, то там нарушали еле заметные буйки. Это были магические наблюдательные пункты, призванные сообщать о любых попытках приблизиться по воде к маячащему впереди острову. Энергоны хорошо усвоили урок, преподанный ими волшебниками при визите в Та-Лен, и стали внимательно следить за морем. Пусть незваные гости и неспособны попасть на Валориан... теоретически, но своих «умников» никто не отменял. Человеческая глупость безгранична, поэтому лучше подстраховаться, чем потом кусать призрачные локти. Таким образом, воздух стал наиболее скрытным и безопасным путём к окружённому водой клочку земли, благо об имеющихся у земных волшебников летательных аппаратах «божества» так и не узнали. Магорианцы же традиционно как не имели ничего похожего на частные самолёты, так и не знали персональных чар левитации.

Тем не менее, приходилось быть осторожными. Что знают энергоны, о чём предполагают, а до чего не додумались - вовсе не факт, и это отлично подтверждало покалывание в пальцах управляющего метлой аврора. Магии было достаточно вдоль всего периметра острова, как на воде, так и в воздухе, а может, даже под землёй. Другой вопрос, что эти слабенькие, рассеянные в пространстве чары искушенные в волшебстве разведчики преодолевали без особых проблем. Сбоя в плане быть не могло, ведь Гермиона и Джинни с утра до ночи корпели над информацией об этом комплексе, переданной повстанцами Тана. Случайности и обходные пути просчитаны, чета Поттеров занята отвлекающими манёврами, супруга на метле летает плохо - стало быть, бедняге Рону досталось путешествовать вместе с Малфоем. Ну почему в терьера превращается именно он!

Перед островом аврор дополнительно набрал высоту, взлетев к самым облакам, по счастью, плававшим достаточно низко. Собственно, из-за удачно набегающего с востока циклона разведчики и выбрали этот день для проникновения на закрытую территорию. В тот же момент магорианское солнце подмигнуло острову последним лучом и точно по графику скрылось за горизонтом. Аврор решительно развернул метлу носом вниз и подобно знаменитому «Юнкерсу» вошёл в пике, стараясь придерживаться строго вертикального направления. Теперь пришёл час Рона действовать. Наконец-то он покинет Малфоя! Ну, не поминай лихом, воображала!

- Первый - пошёл! - выпустил тот стрелу напоследок. Терьер совершил длинный прыжок из рюкзака и, расставив в стороны лапы, полетел вниз. За ним потянулась тонкая нитка, специально зачарованная против спутывания. На дистанции в десять метров от начавшей выравниваться метлы она исчерпала запас длины и освободила небольшой парашют, аккуратно сложенный в ранец на спине у Рона. Без помощи магии его площади определённо было бы недостаточно для безопасного приземления, однако наложенные впятером чары ликвидировали множество недостатков, в том числе и излишнюю подверженность порывам ветра. Контролируя точку своего приземления движениями тела, первая в истории Валориана собака-десантник начала спускаться в окутавшей остров темноте.

Громада главной пирамиды исследовательского комплекса постепенно приближалась. Как и на подходах к острову, «живую» охрану тут по большей части заменяли защитные чары, что не могло не радовать волшебника, тем более что цель его была вовсе не на земле. С каждой проходящей минутой окружающий мир всё более серел, и Рон начинал мечтать о кошачьем глазе, с трудом различая чуть более тёмное, нежели окрестный камень, окошко вентиляционной шахты. Дышать свежим воздухом магорианцам нужно в той же степени, что и землянам, а использование вместо вентиляторов магии делает проникновение внутрь даже более безопасным.

Терьер приземлился ровно там, где и хотел приземлиться - на склоне пирамиды у самой решётки, закрывающей окошко. Парашют тихо хлопнул за спиной и, словно по команде, распался на мелкие кусочки. Теперь понять, каким образом прибыл незваный гость, определённо не представляется возможным. А казалось бы непреодолимое для собаки препятствие вовсе таковым не является. В рюкзаке у Рона хранилось немало полезностей помимо парашюта, и большая их часть вызывалась тявканьем на определённом тоне. Тихий «гав!» - и под ноги терьеру выпал, на первый взгляд, кусок пластилина, на самом деле бывший зачарованной на тишину взрывчаткой. Через полминуты с почти не слышным хлопком решётка отделилась от стены. Поймав её пастью, собака аккуратно отложила железяку в сторону и, стараясь ступать как можно тише, направилась вдаль по узкой трубе.

Первое ответвление, второе, третье... Рон, разгорячённый от излишнего напряжения, жадно ловил языком гонимый чарами воздух. Сейчас всё зависит от него, и если он где-нибудь ударит в грязь лицом - ох, как же будет издеваться Малфой! Ну уж нет, аврору суждено молчать в тряпочку и завидовать! Шестое ответвление справа, второй этаж... Терьер посмотрел вниз и оценил обстановку. Снова собачьи глаза оказались некстати и мешали определить, бледно-оранжевый ли пол находится под ним. Зато идущие вдоль видимого куска стены синие кристаллы они различали отчётливо. Гав-гав! Бам!

Вторую решётку постигла судьба первой. Рон спрыгнул вниз и внимательно осмотрелся. Судя по всему, переданные одним из повстанцев данные оказались точными - в такой поздний час никого в помещении не было. Волшебник принял человеческую форму, подскочил к большому красному кристаллу посреди комнаты и в момент заставил систему наблюдения за заклятиями игнорировать себя. Земная магия в очередной раз превзошла магорианскую. Теперь оставалось только позволить остальным аппарировать сюда, и лаборатории, можно сказать, будут в руках волшебников. Они уже несколько раз проделывали такой трюк, разве что постоянно изобретая новые способы попадания на закрытый объект, и всегда уходили незамеченными. Правда, и награды были довольно скромны - обрывочные сведения, общие тексты объёмом с тоненькую брошюрку и не представляющие особой ценности схемы. Но сегодня овчинка действительно стоит выделки - в этот комплекс стекаются самые секретные сведения, согласующиеся затем напрямую с Божествами. Концентрация, шёпот, ещё раз концентрация... Ещё чуть-чуть...

- Уизли! Сваливай оттуда! Охрана что-то заподозрила! - прорезал тишину крик Малфоя.

- Каким образом? Где они? - немедля отозвалась по радио взволнованная Гермиона.

- Бегут со всех ног по второму этажу! Выводите его на крышу! - властно приказал аврор.

- Рон! До конца коридора и наверх! - затараторила супруга. - Они совсем рядом, забудь про скрытность, только постарайся замаскироваться под магорианца! - по сути, последние слова были лишними. Волшебник и так отлично понимал, что ситуация вышла из-под контроля, и, сорвавшись с места, с топотом побежал по указанному Гермионой маршруту. Произнесенное на ходу заклинание сделало цвет кожи несколько темнее, а больше от него ничего и не требовалось. Удивляло лишь, что первую часть пути он не слышал шагов вроде бы чуть ли не в вплотную бегущих за ним преследователей. Впрочем, вскоре всё стало на свои места. Рону еле-еле удавалось запечатывать заклинанием двери на своём пути, выигрывая несколько секунд - через каждую норовил кто-нибудь вылезти. Вслед пролетело несколько заклинаний, но они попали в стену - волшебник по подсказкам супруги выбирал самый извилистый маршрут из всех приемлемо-коротких. Сердце наверняка летало по всей груди, где-нибудь в теле, вполне возможно, покалывало - но Рон не замечал никакой боли. Он просто бежал. Изо всех сил нёсся вперёд - к самому верху пирамиды, где находилась спасительная дверь, практически не используемая и представлявшая собой запасной выход.

Заклинание едва не сорвало её с петель. Волшебник вылетел на небольшую площадку и бегло огляделся. В идеале его должен был ждать Малфой на метле - но того не было, а пытаясь бежать вниз по узкой лесенке, он бы представлял из себя отличную мишень. Дракон сожри этого аврора! Где ж его носит? А преследователи, между тем, уже совсем рядом!

- Colloportus! - заревел Рон, тыкая в дверь кристаллом. - Малфой! Ты куда подевался?!

Ответа не последовало, а запирающие чары не могли долго удержать толпу из десятка опытных боевых магов, пусть и магорианских. Если бы ему удалось как-то обрушить проход... Но как? Он не применяет ни одного настолько мощного заклинания!

- Avada Kedavra! - внезапно раздалось сзади. Смертельный зелёный луч пролетел в нескольких сантиметрах от головы волшебника и ударил прямиком в козырёк над дверью. Тот с грохотом обвалился, поднимая клубы пыли. Рон еле-еле успел вовремя отпрыгнуть, однако остроконечная каменная глыба всё-таки успела резануть его по голени. В данный момент, правда, взволнованный разведчик всё ещё практически не чувствовал боли.

- Avada Kedavra! - второе проклятие закрепило успех, окончательно обрушив всё, что только можно было обрушить. Волшебник инстинктивно вскинул кристалл, хотя уже понимал, что не воспользуется им. Вылетевший откуда-то снизу Малфой резко затормозил.

- Не стой как столб, полетели! - прорычал он, чуть ли не затаскивая ошарашенного Рона на метлу. Та дёрнулась ввысь как только стало ясно, что второй седок не упадёт с неё.

- Ты применил непростительное заклинание! - было первым, что вырвалось изо рта неудачливого диверсанта. Говорить ему было трудно, кровь отливала от головы, в лицо бил встречный ветер - метла всё ещё набирала высоту. Однако слова напрашивались на язык сами собой, практически не контролируемые разумом.

- Я спас твою шкуру, и не только её! - прошипел в ответ аврор, которому сейчас также приходилось несладко - но едва ли также плохо, как измотанному побегом и перегрузками компаньону. - Когда она будет доставлена в целости в Пещеру, ожидаю благодарностей!

Вскоре разведчиков поглотил спустившийся к самой земле туман, и таки-пробившиеся через устроенный Малфоем завал магорианцы никого не заметили. За ночь они обыскали всю окрестную территорию - но тщетно. Беглецов и след простыл. А волшебники между тем отлетели достаточно далеко от острова и аппарировали вместе с метлой к своему убежищу. Их уже встречали родные-друзья, осведомленные о произошедшем посредством радиосвязи, и их сейчас не интересовало ничего, кроме самочувствия вернувшихся живыми разведчиков. Это касалось даже Малфоя, а уж Рона-то так вовсе Гермиона сразу же уволокла внутрь пещеры, усадила на диван и до ночи носилась с ним как с маленьким. Досталось бедняге, впрочем, и правда сильно - обвал серьёзно повредил правую ногу, а по всему телу словно были развешаны пудовые гири. Хотя главное - волшебник остался жив! А остальное поправит магия... Но от внутренних трений подобная развязка обитателей Пещеры не спасла.

- Он применил смертельное проклятие! - с негодованием рычал Рон, паря усталые ноги.

- И оно чуть не убило моего мужа! - добавила разобравшаяся в ситуации Гермиона.

- Уизли на свете много, подумаешь - одним больше, одним меньше... - обиделся аврор.

- Сейчас на свете станет меньше одним Малфоем! - вызывающе воскликнул Гарри.

- Да ничего ему не грозило! - столь же гневно ответил Драко. - Я, в отличие от вас, умею управляться с любой формой магии - опыта имеется в избытке! И не надо тыкать мне в непростительность - мы тут на войне... если кто-то забыл, несмотря на все напоминания!

Александр и Тлея стояли в стороне, оставив волшебников самостоятельно решать свои проблемы. Они, безусловно, волновались за каждого из них, но всё ещё сердились на категоричный запрет участвовать в операциях. Поэтому теперь, когда всё благополучно завершилось, никак беспокойства не проявляли, хотя полчаса назад места себе не находили.

- Если бы кое-кто вовремя появился на крыше, проклятий бы не понадобилось!

- У кое-кого были веские причины задержаться! - в тон отбился аврор. - Гляньте-ка сюда!

Он с надменной ухмылкой сунул руку в напоясную сумку и вытащил оттуда коробочку в форме строгого куба, сверкающую серебром. Мистическим образом сквозь казалось бы непрозрачную поверхность пробивался свет множества кристаллов, заключённых внутри. Расширенное чарами пространство позволяло разместить в небольшом объёме поистине невообразимое число магических камней. Все присутствующие невольно вытаращили глаза.

- Держу пари, её собирались отправить энергонам! - подтвердил Драко невысказанное предположение. - Собственно, как и говорил Теон, - из всех разведчиков только аврор называл повстанцев по именам. - Между прочим, лететь на полной скорости по коридорам было непросто... Ну так что, проверим, какая информация попала ко мне в руки?

- Ты... ты... - волшебница аж побагровела от хлынувшего на лицо гнева. - Ты рисковал жизнью Рона... - внезапно её лицо стало как никогда красным. - Нет, ты наврал нам! Никто его не обнаружил, это ты заставил Рона отвлечь охрану, а сам под шумок схватил Каэ... Кэа... как-там-эту-штуку, и теперь надеешься, что мы будем петь тебе дифирамбы? Мерзавец!!!

Гермиона, казалось, готова была вцепиться Малфою в горло, и, надо сказать, её вряд ли бы кто-то остановил. Гарри так вообще подумывал о том, чтобы немедля размазать аврора по стене заклятием помощнее. Действительно, теперь в ситуации всё вставало на свои места!

- Нет! - одновременно и негодуя, и оправдываясь, Драко на всякий случай начал отступать к выходу. - Я что, полный идиот, по-вашему? Да, признаю, охрана не бежала к Уизли со всех ног, но она с задумчивым видом ринулась в его направлении! И что мне было делать - рисковать провалом всей операции только потому, что кто-то умудрился допустить мелкую ошибку? Командовать отступление и упустить такую благоприятную возможность?

И вновь все уставились на аврора. Да, похоже, против такой версии событий возразить нечего. Пожалуй, аврор даже говорит чистую правду. И что же меняется? Да не так много!

- Думаешь, виртуозно летать и метко стрелять - значит стать героем? - вид Гарри уже свидетельствовал скорее о крайней степени презрения, нежели о гневе. - Жаль тебя разочаровывать, Малфой, но я не разбрасывался смертельными проклятиями направо и налево, и на метле вокруг Волдеморта не увивался! А ты... Эх... Снейп был прав насчёт тебя!

- Ладно, успокойтесь, - по причине излишней взволнованности Гермионы роль рационального центра компании пришлось взять на себя Джинни. - Если с головы любого из нас по вине Малфоя упадёт хоть волосок, я сама его в землю зарою. Но сейчас стоит-таки посмотреть, ради чего наш бедный пёсик чуть не лишился лапки, - она подмигнула брату.

- И всё же, если бы не я, вы бы сейчас остались у разбитого корыта, - сердито пробурчал Драко, ожидавший совсем другой реакции знакомых. Те не посчитали нужным ответить на это заявление, и Поттеры направились к похищенной коробочке, а Гермиона продолжила ухаживать за Роном. Несмотря на кажущуюся безобидность его раны, просто залечивать её волшебница не спешила. Порез оказался достаточно глубоким, так что оставалось убедиться в отсутствии в крови заражения, а для этого, в свою очередь, требовалось прилично времени.

То ли вовремя, то ли совсем некстати в Пещеру заглянул Тан, взволнованный дошедшими до него слухами о не совсем удачной операции. Гарри хотел было намекнуть ему, что не слишком верит в случайности, однако Джинни быстро отрезвила мужа - если бы охране было доподлинно известно о нападении, у них были все шансы подготовить успешную засаду. В то же время какой-нибудь сбой в планах рано или поздно вполне мог произойти, так что без вменяемых улик говорить о предательстве не приходилось - максимум, о глупости недо-героя. Магорианец согласился, что Драко совершил ошибку, и в то же время умудрился поддержать позицию последнего - как бы то ни было, а добыча Малфоя оказалась куда лучше, нежели совсем ничего.

К сожалению, после совместного просмотра содержащихся в «коробочке» данных оптимизма у агента поубавилось, а обитатели Пещеры (кроме аврора) и не питали особых надежд по поводу вещи, похищенной при таких условиях. Несколько действительно интересных документов, схема улучшенного «дезинтегратора» по типу того, которым был убит несчастный Холи - и больше никаких по-настоящему ценных сведений. Зато из рабочих заметок можно было сделать вывод, что завтра к вечеру в том самом комплексе будет собрана практически вся военная информация, послезавтра проходящая окончательное согласования с Божествами. Это был шанс. Великолепный шанс. И очень-очень опасный.

- Это же очевидное самоубийство! - воскликнул Тан. - Соваться туда второй раз за сутки!

- Не думаю, - с твёрдой уверенность в своих словах возразила Гермиона. - Магорианцам не откуда знать, кто и каким образом к ним приходил. Они скорее подумают на каких-то дурней-сородичей, нежели догадаются до правды! И тем более согласятся с ен’Таном, что после сегодняшних событий никто и не подумает навестить их снова. Конечно, охрана будет усилена, но и у нас есть козыри в рукаве. Теперь никакой скрытности - только прямой штурм, тем более что после всех проверок, согласований и утверждений охотиться за чем-либо будет уже поздно. Так что пан или пропал. Участвуем, разумеется, впятером.

- Вшестером! - вмешался в разговор Александр. - Я не собираюсь отпускать вас одних! - и, в ответ на неозвученный приказ Гермионы, напомнил: - Не забывайте, что мой патронус лучше всего подходит против энергонов! Если они появятся - без меня вам не обойтись!

Тут уж отказать юноше стало совсем сложно, так что друзьям пришлось нехотя с ним согласиться. Что повлекло за собой предсказуемые последствия в лице осмелевшей Тлеи.

- В таком случае я тоже пойду! - твёрдо провозгласила она. - Мне надоело забиваться в уголок и дрожать за ваши судьбы! - Александр тут же попробовал возразить, но девушка остановила его пылающим решительностью взглядом. - Молчи, Але! Я отправляюсь с вами!

- Тлея, ты не представляешь, насколько опасной может быть эта вылазка! - поддакивая друг другу, волшебницы дружно начали пытаться отговорить магорианку. - И не знаешь, какие... ммм... действия нам может прийтись совершить, какими чарами воспользоваться!

- Вы сомневаетесь в моей храбрости?! - продолжала пламенно возмущаться Тлея. - Думаете, моя рука дрогнет в решающий момент?! Если кто-нибудь попробует причинить вам вред, если хоть пальцем... - она посмотрела на растерянного юношу и не окончила фразу, наверняка бы вогнавшую молодого человека в краску. - То я не засуну голову в песок, я буду сражаться, и я готова... ко всему! И вы не властны мне приказывать бросить вас... или Але!

- Тлея, никто в тебе не сомневается! - попытался успокоить её Гарри. - Но ты же знаешь, твоя магия слабее земной, а значит, нам придётся беспокоиться за тебя, защищать...

- Тогда испытайте меня! - девушка выхватила кристалл и настойчиво начала тыкать им то в Гарри, то в Александра, всем своим видом поддерживающего друга. - Давайте, испытайте, прямо сейчас! Я давно не маленькая, и не нужно обо мне заботиться! Я хочу быть с вами!

- Это бесполезно, - признавая поражение, покачала головой Гермиона. - Пусть она идёт.

- Никогда! - внезапно воскликнул Тан, беря инициативу в свои руки. - Если вы позволите ей отправиться на это сумасшедшее мероприятие - обещаю, я навеки стану вашим врагом!

- Тогда я из-под земли тебя достану и сотру в порошок! - не своим голосом ответила Тлея.

- Делай что хочешь, но ты не пойдёшь туда! - тоном строго родителя повелел агент. Юноша неожиданно обнаружил, что снова понимает магорианский язык, причём теперь по своему желанию, без всякой воли Амо-Нана. Похоже, использование чёрного кристалла усилило связь между ними... Но сейчас подобная «мелочь» казалась ему совсем неважной...

- Ты мне запрещаешь? - презрительно захохотала окончательно вышедшая из себя девушка. - И по какому это праву? Ты мне не отец, и никогда им не был, а моего последнего отца убили обожаемые тобой «божества» через твоего ненаглядного дружка! - Александра всего передёрнуло от желания немедленно рассказать Тлее правду, кто и почему повелел Нордолу убить Холи, но он всё-таки смог сдержаться. Сейчас, когда и она, и Тан были на взводе, подобные откровения определённо привели бы к непредсказуемым последствиям. Судя по лицам волшебников, их одолевали схожие чувства, желания и сомнения. А девушка между тем сжала кулаки, словно желая ударить агента, потом побледнела от собой же пробужденных воспоминаний и, чуть не плача, кинулась на шею к юноше и уткнулась в его плечо. В один момент она выплеснула если не всё, то многое из того, что не хотела выплёскивать, и теперь отвратительно себя чувствовала. Молодой человек обнял возлюбленную и прошептал на ухо успокаивающие слова. Они пусть немного, но помогли.

Тан выглядел разбитым, возможно, даже более, нежели Тлея. Слова магорианки явно больно резанули его по сердцу, но он не был бы хорошим шпионом и дипломатом, если бы не умел держать в себе любые эмоции. Агент быстро оправился - по крайней мере, внешне, окинул взглядом замерших в задумчивости разведчиков и подошёл вплотную к Гарри.

- Я предупредил, - угрожающе процедил он. - Ен’Камю не должна пойти вместе с вами.

- Мне кажется, она всё вам сказала, - холодно ответил волшебник, - пусть я и не понял, что именно. Мы в самом деле не можем приказывать ей, и насильно запирать её не собираемся.

Тан тяжело опустил голову и с видом Наполеона после Ватерлоо направился к двери, а дамы тут же погнали всех спать. Время подходило к местной полуночи, а к завтрашнему дню необходимо было накопить силы. Малфою предстояло встать раньше всех и выяснить у повстанцев последствия сегодняшнего сбоя в плане, затем старшее поколение набрасывало общий план действия, ну а молодые люди, в принципе, имели возможность отдыхать, сколько им вздумается. Но они всё равно не могли себе позволить мало того что пропустить подготовительный этап, так ещё и рисковать остаться дома под предлогом «не хотели нарушать ваш драгоценный сон» в случае переноса времени начала операции.

На следующий день Александр встал весьма поздно, поскольку накануне снова заснул с большим трудом. Друзья до сих пор возились с картами, схемами и планами. Тлея, вставшая раньше юноши, с беспечным видом разносила перед Пещерой одну за другой расставленные в ряд бутылки и старалась демонстрировать, что считает грядущую смертельно опасную операцию чуть ли не очередной прогулкой вдоль речки. Тана, который перед прежними вылазками всегда приходил проконтролировать степень готовности разведчиков и их намерения, на этот раз не было видно. Молодой человек взволнованно высказал подозрение, что агент, чего доброго, отправился к энергонам. Гермиона попыталась успокоить юношу - по её мнению, если Тан на самом деле беспокоится за Тлею, подобным образом разбить её судьбу он никогда не решится, а если всё произошедшее было лишь какой-то игрой... Что ж, в таком случае вчерашние события вряд ли повлияли на намерения двойного агента.

Наконец, волшебники закончили своё обсуждение, подозвали Александра с Тлеей, коротенько объяснили им планы и начали собираться. На этот раз намерения разведчиков были более чем серьёзные - каждый надел бронежилет, а Тлее, для которой Пикс ничего такого приготовить не удосужился, просто указали не высовываться из-за спин остальных. Юноша постарался незаметно от девушки сунуть во внутренний карман лёгкой куртки, специально для этого накинутой на плечи, пистолет. А Гермиона, в свою очередь, особо не скрывалась - она с очень серьёзным видом привесила к поясу несколько гранат.

- Боевые - только на крайний случай, - поспешила волшебница оправдаться перед девушкой. Та понимающе кивнула. Решимости магорианке определённо было не занимать. Похоже, примером Гермионы вдохновился даже Малфой, украдкой также захвативший маггловское оружие. Последним штрихом стало подвешивание наиболее тяжёлых и мощных газовых гранат к мётлам, на которых планировалось добираться до острова. Затем четыре экипажа заняли свои места - и импровизированные бомбардировщики вылетели на задание.

Особо не торопились - всё-таки Александр летал плохо, а составляющая ему компанию Тлея так вовсе прежде не подходила к магическому летательному аппарату. Но время разведчики рассчитали с солидным запасом, поэтому попутно соблюдали все меры предосторожности. Высоко не поднимались - учитывая планы по штурму главного здания, ставка делалась на внезапное появление из окружающих комплекс джунглей, а вовсе не с хорошо просматриваемого неба. В двухстах метрах до цели, у самой границы леса Александр, Тлея и Гермиона слезли с мётел, оставив их целиком во власти более опытных пилотов. Постаравшись под прикрытием деревьев разлететься как можно более широкой дугой, четверо бывших квиддичных игроков на полной скорости рванули к пирамиде.

Нападение вышло действительно внезапным. Не успела внешняя охрана понять, а что, собственно, происходит, как на неё со всех сторон посыпались газовые гранаты. На Земле такие применялись редко, поскольку для штурма здания спецподразделениями были достаточно тяжелы, обладали весьма широким радиусом поражения и требовали особых защитных средств. Но при сбросе с быстрых мётел данный вид несмертельного оружия продемонстрировал себя с лучшей стороны. Через несколько секунд охрана, не выпустив ни одного заклинания, лежала в полностью бессознательном состоянии. Газ даже не требовал вдыхания, просачиваясь через кожу и парализуя жертву, а эффект неожиданности и непривычности к инопланетному оружию заставил бедняг совсем растеряться. Подняв остатки газового облака на безопасную высоту чарами ветра, незваные гости прошли в главное здание научного комплекса словно по бульвару.

- Я думал, они сильнее, - усмехнулся Малфой, отодвигая в сторону магорианца, упавшего у самого входа. - Интересно, зачем мы до сих пор играли в шпионов и ползали по трубам?

- Ты, насколько я помню, нигде не ползал, - фыркнул Рон. - А вопрос свой задашь после того, как перекинешься парочкой слов с энергоном. Поди, захочешь тогда в трубу залезть!

- Расслабься, Уизли, - тоном заботливой матери, успокаивающей глупого малыша, ответил аврор. Он обогнал Гарри, осторожно ступающего в первых рядах, с самоуверенным видом толкнул дверь и ступил в просторный зал, идущий за постом охраны. В ту же секунду со всех сторон сверкнули вспышки. Мгновенно поняв, что внутренняя охрана успела перегруппироваться и устроить засаду, волшебники моментально вскинули кристаллы... но их помощь не потребовалась. Кто бы что не говорил о Драко, натренировать рефлексы он успел до полного автоматизма. Совершив невообразимый кульбит, Малфой уклонился от полдюжины заклинаний сразу, и совершенно невредимый приземлился за ближайший стол.

- Crucio! - быстро, но абсолютно спокойно приказал аврор. Громкий вскрик в комнате свидетельствовал, что его заклинание попало в цель, а в следующее мгновение невербальное reflecto отправило по обратному адресу два красных луча, направленных в землянина.

Положа руку на сердце - такой прыти от бывшего школьного неприятеля никто из старшего поколения не ожидал, да и юноша с девушкой, пожалуй, не думали, насколько хорошо Малфой умеет управляться с кристаллом. Если бы в убежище Калигона дошло до драки - Невиллу с Александром определённо пришлось бы плохо. Аврор уверенно посылал в противников чары за чарами, защищался от их проклятий и, казалось, вполне мог справиться со всей их группой. Такого шанса, однако, ему никто давать не собирался. Рон так вообще не мог допустить и мысли, что Драко может его в чём-то превзойти, и тут же кинулся доказывать обратное, вслед за ним с аналогичными мыслями ринулся Гарри, а женщинам ничего не оставалось, кроме как приглядывать за супругами. Излишне говорить, что неудачливая засада была разбита в пух и прах в мгновение ока. Малфой показательно зевнул, обвёл снисходительным взглядом поверженных врагов, не многим уважительнее посмотрел на компаньонов и направился к лестнице на второй этаж.

- Миссис Уизли, Поттер - в следующий раз пожалейте свой маникюр, - посоветовал он. - Оставьте дело профессионалу. Вы, уважаемые господа, также особо не напрягайтесь.

Тлея, прежде чем покинуть комнату, сочла своим долгом убедиться, что все охранники живы - среди мелькавших заклинаний она разглядела несколько зелёных лучей. Женщины и Александр задержались, чтобы ей помочь и обеспечить беднягам более-менее удобный отдых, а их мужья, не в силах остановить аврора, последовали за ним. Официально - не дать совершить глупости, неофициально - показать, что они умеют сражаться никак не хуже. К счастью, ни одно из смертельных проклятий (если зелёные лучи на самом деле были ими) в магорианцев не попало, при падении серьёзных травм никто из них также не получил, поэтому надолго в зале «группа милосердия» не задержалась.

За тремя мужчинами они шли словно за танками. Охранников на пути больше не попадалось, но какое-то сопротивление пытались оказать работники исследовательского центра. Хоть по навыкам они и уступали профессионалам, зато выигрывали численно - однако, против земных волшебников учёные всё равно ничего сделать не могли. Малфой, конечно же, вступал в бой первым, и плюс к тому нервировал более осмотрительных и не настолько хладнокровных Гарри и Рона, регулярно сообщая им счёт по поверженным противникам, ясно-в-чью пользу свидетельствующий. Те несколько злились, чему старались не подавать виду. К счастью, стычек было не настолько много, чтобы волшебники вышли из себя.

Раскидав в стороны и обездвижив последнюю группу исследователей, разведчики вошли в центральный зал, бывший целью их путешествия. Вдоль его стен стояли большие продолговатые кристаллы всех цветов радуги, хранящие массивы информации. Может, земному компьютерному центру магорианцы и проигрывали в компактности носителей данных, но для Валориана подобная система была поистине чудом, существовала в единственном экземпляре и была создана исключительно благодаря наводящим подсказкам Божеств. Они очень редко давали пастве недоступные ей технологии, опасаясь последствий, но вот осторожно подталкивать учёных в нужном направлении порой себе позволяли.

«Коробочка», предназначенная для отправки энергонам, на этот раз была уничтожена - весьма разумно со стороны работников комплекса. Но на самом деле, незваным гостям вторая её копия совершенно не была нужна. Убедившись, что никто из обездвиженных учёных их не видит и не слышит, земляне произнесли заклинание - особое, тайное заклинание, известное им от Тана. Переделанное под земное волшебство, оно уже много раз помогало им незаметно похищать данные из любых магорианских систем, и вряд ли даже древние призраки могли предположить, что эти чары известны кому-то, не допущенному в ряды Избранных Богами. Таким образом, через минуту драгоценная информация оказалась в руках разведчиков, и оставалось только оставить следы безуспешных попыток проникнуть в тайну кристаллов, чтобы внушить противнику мысль об обратном.

Но Малфою игры с камешками казались не стоящим его делом. Он бегло осмотрел комнату, заметил одного учёного, находившегося в относительном сознании, и вытащил его в коридор, пока компаньоны проверяли остальных на способность понимать происходящее. Там, несмотря на осуждающий возглас Гермионы и просьбу Тлеи, аврор бесцеремонно использовал против магориаца легилименцию, после чего оглушил его и направился к двери в соседнюю комнату. Зал, в котором находились волшебники сейчас, и эта комната находились по разные стороны от конца коридора, и имели выходы также и в симметрично устроенный коридор с другого краю - именно поэтому аврору удалось пролететь сквозь здание на метле, не останавливаясь и разворачиваясь. По сведениям волшебников, в той комнате находилась центральная лаборатория для проведения испытаний, и что-то полезное там можно было обнаружить только во время, когда, собственно, проводились испытания.

- Похоже, сейчас у них там как раз находится какая-та противокосмическая штука, - пояснил свои намерения Драко, поворачиваясь по направлению к лаборатории. - Весьма важная, информацию о ней не успели занести в базу. Сейчас гляну на неё и вернусь.

- Постой! - скомандовала Гермиона, отвлекаясь от извлечения информации. - Там может быть засада, и вообще нам нельзя сейчас разделяться! Останься здесь!

- Тем хуже для засады! - Малфой полностью проигнорировал вторую часть аргументации.

- Гарри, Рон - проследите, чтобы с «героем» ничего не случилось, - попросила Джинни.

Волшебники направились к выходу в тот момент, когда аврор уже вбежал в лабораторию. Никакой засады не оказалось, что даже расстроило Драко. Ему не хватало тройки противников для двукратного превосходства над Поттером, шедшим в общем зачёте вторым. Зато посреди комнаты в воздухе действительно висело нечто, напоминающее ежа с толстыми кристаллическими иголками и рельефной металлической кожей изумрудного цвета. Величиной это устройство было в половину человеческого роста, и засунуть его в карман определённо не получилось бы, а вот повести за собой по воздуху - вполне, благо чары левитации входят в комплект. Но не успел аврор сделать и пары шагов, как...

- Венгерский Рогохвост! Expecto Patronum! - раскатился по зданию голос Гарри.

- Малфой! Уходи оттуда через другой выход! Expecto Patronum! - послышался крик Рона.

- Ещё чего! Оставьте и мне кусочек! - громко засмеялся Драко и вылетел из лаборатории вовсе не через противоположные двери. Безусловно, он понимал, кого увидели компаньоны, но то ли недооценил скорость, с которой могут перемещаться энергоны в форме светящихся шаров, то ли считал, что волшебники преувеличили опасность, то ли вообще ни о чём не думал, помня, что он герой...

- Ты идиот! - услышал аврор одновременно со своим появлением в коридоре, но источник этого возгласа уже интересовал его меньше всего. Прямо перед Малфоем стояло одно из самозваных божеств, со стороны Гарри и Рона остановленное фигурами двух сверкающих патронусов. С другой стороны. Между Драко и призраком не было никакой преграды. Энергон развернулся одновременно с взметнувшимся ввысь синим кристаллом.

- На помощь! - закричал Гарри, однако этот призыв оказался совершенно лишним. Волшебницы и без того успели закончили передачу информации в имеющуюся у них «коробочку» и вместе с Александром и Тлеей поспешили к мужьям при первых признаках опасности. Фактически, когда Гарри позвал их, они и без того стояли рядом в дверях.

- Expecto Patronum! - юноша призвал своего патронуса, только увидев противника.

- Avada Kedavra! - одновременно с этим выдавил из себя Малфой, в чей в прошлом уверенный голос закрались нотки испуга - скорее, впрочем, от неожиданного столкновения с призраком, чем от осознания опасности. Но шутить Драко в любом случае не собирался.

Энергон моментально оценил ситуацию. Он чувствовал, как сзади на него наступает Воплощение, и знал, что один на один этому врагу вряд ли сможет противостоять. Другие Божества были близко, но всё-таки недостаточно близко, чтобы рисковать и захватывать пленника. Значит, решение может быть только одно. Смертельное проклятие не способно причинить ему вред, и призрак это отлично понимал, а потому не стал даже пытаться поглотить его возникшим из кристалла клинком. Зелёный луч пробил плащ энергона без всяких последствий, а в следующее мгновение чёрное магическое лезвие метнулось к аврору.

Сквозь прочнейший бронежилет оно прошло, как нож сквозь масло. Никакие защитные чары также не могли послужить преградой страшному оружию. Драко успел издать только сдавленный стон, а в следующее мгновение рухнул на пол. Руки аврора выпустили полностью прозрачный кристалл, со звоном упавший рядом со своим хозяином. В воздухе повисла секундная тишина, нарушавшаяся только шелестом плаща разворачивающегося к волшебникам призрака.

- Вам всем предначертана смерть! - грозно прошипел он. И отступил под натиском багрово-красного патронуса Александра в лабораторию, оставив тело Малфоя компаньонам.

- Придурок! - невольно вылетело из уст Гарри, вместе с остальными кинувшегося к Драко. Сомнений быть не могло - аврор мёртв. А разведчикам теперь следовало позаботиться о собственной безопасности, отставив скорбь до лучших времён.

- Мы должны хотя бы попытаться вернуть его семье... - пробормотала Джинни, творя заклинание левитации. Тело Малфоя поднялось в воздух, а его кристалл забрал Гарри.

- Portus! - Гермиона ткнула кристаллом в первый попавшийся мелкий предмет. Чары не сработали. Может, энергоны решили подстраховаться, может, успели соответствующим образом зачаровать территорию здания уже сейчас, отправив одного собрата отвлечь землян - в любом случае, мгновенно исчезнуть из комплекса незваные гости не могли. А между тем в конце коридора показались новые энергоны, да и с другой стороны также наверняка заходили самозваные божества, отрезая разведчикам все пути к отступлению.

- Ну ладно! - со злобой в голосе прорычала Гермиона, командуя отход назад в комнату с магорианской «базой данных». Гарри и Джинни подхватили под руки молодых людей, не способных также быстро запереть в себе потрясение от гибели Малфоя, и помогли им добраться до центра зала. К тому времени чета Уизли закрепила на полу мощнейший направленный заряд взрывчатки. Шестеро волшебников по команде надели респираторы - и в тот самый момент, когда в дверях с обоих сторон появились пока что удерживаемые патронусами энергоны, раздался оглушительный взрыв. Зал заполнили клубы пыли, перемешанные с дымом от кинутых землянами дымовых гранат. Конечно, призраки ощущали мир не так, как живые существа, но и гранаты были зачарованными. А с учётом воздействия патронусов и, особенно, Воплощения, результат выходил вовсе не в пользу «божеств». Они не смогли разобраться в ситуации достаточное время, чтобы незваные гости спрыгнули сквозь образовавшуюся в полу дыру на первый этаж и со всех ног понестись к боковому выходу, волоча за собой по воздуху тело аврора. Гранат не жалели, так что зачарованный дым практически одновременно ударил из всех наружных дверей. Волшебники даже не определили, ждал их кто-то у выхода или нет, а сразу кинулись к тут же созданному Гермионой портключу. Затем было привычное аппарирование и вваливание в Пещеру в таком же полубессознательном состоянии, как и после октябрьского визита в Та-Лен. С одним лишь отличием - теперь кроме тела болела и душа, сжигаемая горечью потери.

Прийти в себя им помог Тан, с нетерпением ждавший возвращения землян у убежища. Без сомнения, в первую очередь он беспокоился о Тлее, но та, несмотря на все потрясения и изнеможение, не позволила собрату даже близко к себе подойти. Наскоро приготовленный им чай, однако, девушка всё-таки выпила, после чего с помощью Александра отправилась к себе в комнату, упала на кровать и тотчас заснула. Физическая усталость победила гнёт от очередного удара, нанесенного гибелью главы авроров. Хотя сон магорианки нельзя было назвать спокойным, бодрствование для неё, пожалуй, было заведомо худшим вариантом.

Самому же юноше забываться сном совершенно не хотелось, пусть ноги и подкашивались сами собой. Он хотел выйти на улицу, но Гермиона и Тан в один голос предостерегли его от такого шага, так что молодому человеку пришлось ограничиться отдыхом в кресле у настежь открытой двери. Друзья обсуждали с магорианским агентом итоги операции, тот приносил свои соболезнования... но Александр ничего этого не слышал. Он невольно прокручивал в разуме сотни вариантов, как можно было бы спасти Драко. Наверное, о чём-то подобном думал сейчас каждый из волшебников... Наверное, аврор был сам виноват в своей гибели... Наверное... и всё-таки юноша не мог отделаться от мысли, что сохранение жизни Драко было его обязанностью как обладателя патронуса-Воплощения. А он не справился... В тот момент он даже не подумал заранее сотворить заклинание, предусмотрев появление энергонов...

- Мы пойдём, приляжем... - слабый голос Джинни нарушил ход мыслей молодого человека. - После полуночи возвращаемся домой, так что вам бы тоже поспать не помешало.

- Нет, я не хочу, - отказался Александр. - Не беспокойтесь, я смогу сотворить портал...

- Мы и не беспокоимся, - чуть-чуть улыбнулась волшебница. - Конечно, сможете. Просто нас, наверное, сразу начнут допрашивать что да как... Ну ладно, дело ваше. Отдыхайте.

Она удалилась вслед за супругом, а юноша опять погрузился в свои размышления. Но ненадолго - его снова прервали. Теперь нарушителем дум оказался Кхаилон Тан. Он пододвинул поближе к юноше второе кресло, сел в него и осторожно спросил:

- Простите, господин Честин, но я вынужден просить вас ответить мне на важный вопрос: вчера ен’Камю намекала, что ен’Холи был убит ен’Нордолом... Это правда?

- Да, если вас это так интересует - Нордол убил ен’Холи по повелению энергона, - Александр всё ещё следовал голосу разума и не стал уточнять, какого именно энергона.

- Слепой глупец... - выругался агент по-магориански, но нельзя сказать, что эта новость его потрясла. По всей видимости, он ничего другого услышать от юноши и не ожидал.

- Что ж, спасибо, - смягчившись в голосе, искренне поблагодарил Тан молодого человека. - Наверное, я на самом деле плохо разбираюсь в людях... Никогда бы не подумал, что он вообще может убить кого-либо, тем более старину Тиена, - помыслил он на своём языке вслух. - Надеюсь, сейчас я всё-таки не ошибусь... - он вновь перешёл на английский: - Скажите, каковы отношения между вами и ен’Камю? Только пожалуйста, откровенно!

- Вряд ли Тлея хотела бы, чтобы я ответил вам! - резко и раздражённо выпалил Александр. - Какое вы вообще имеете право лезть в её жизнь? - не смог сдержаться он.

К удивлению юноши, агент не разозлился на подобный ответ. Наверное, его он также в какой-то мере ожидал, и принял как должное. Удручённо вздохнув, магорианец произнёс:

- Вы хотите знать о моих правах... Хорошо, слушайте и решайте сами, отвечать мне или нет. Видите ли, мы с детства знали друг друга - я, ен’Нордол, ен’Холи и отец Тлеи... Ноен и Тиен, конечно, недолюбливали друг друга, но я пытался их помирить, как мог. Годы шли, детские мечты стали реальностью, ен’Камю и ен’Холи заняли видные посты в «Феном-Шамб», а мы с Нордолом - в правительстве, начав карьеру с сил правопорядка. Мне повезло - моя преданность не осталась без внимания, я возглавил нашу полицию и стал Избранным Богами. Мой успех отразился и на друзьях - их дела также пошли в гору, что не могло не вызвать зависть определённых мерзавцев. Подлецы решили нанести удар, а родители Тлеи, всегда жившие достаточно открыто, должны были стать первой жертвой... - Тан нервно сглотнул и поморщился от воспоминаний. - Я узнал, что на них готовится покушение. И в самый неподходящий момент Божествам понадобился дипломат для контактов с землянами. У меня был выбор - либо отправиться самому, либо порекомендовать Нордола, уж буду откровенным, не отличающегося профессионализмом... да и не горевшего желанием лететь на другую планету. В итоге преданность Божествам оказалась сильнее преданности друзьям, и я, как последний идиот, вверил их жизни Ноену! - последние слова Тан прорычал с такой злобой к самому себе, что Александра пробрала дрожь. - Он, кончено, не виноват... - чуть успокоившись, продолжил агент. - Преданности ему было не занимать, а вот навыков действительно не хватало, да ещё меня угораздило подсунуть ему помощника, который оказался сообщником этих мерзавцев! Так что, как видите, Тлея права, считая меня виновным в гибели своих родителей. Не мудрено, что когда встал вопрос об опекуне, она безоговорочно доверилась Холи... А мне осталось лишь ненавидеть себя... а теперь и самозваных божеств, на ложь которых я променял друзей! - Тан сжал в кулаке свой кристалл, словно хотел выжать из него сок. Разлившийся по пещере мягкий фиолетовый свет смягчил пронзающую его сердце давнюю боль, но полностью вылечить её было невозможно.

- Почему бы вам тогда не попросить Тлею выслушать вас? - неуверенно посоветовал Александр, вряд ли подходивший на роль психолога.

- Вы же видите, она и приближаться ко мне не желает, - покачал головой магорианец.

- Ладно, если вас так интересует наши отношения - да, я искренне люблю Тлею, - нехотя буркнул юноша, почувствовавший невольную жалось к агенту. - Когда всё закончится... - он не договорил, однако семи пядей во лбу, чтобы понять окончание фразы, не требовалось.

- Конечно... - Тан откинулся на кресле и закрыл глаза. - К сожалению, и она любит вас...

- Вас что-то не устраивает?! - Александр сверкнул глазами и гневно сжал кулаки.

- Только поймите меня правильно, - миролюбиво ответил агент, не открывая глаз. - Я всё это время присматривал за вами не из какого-то любопытства, а чтобы понять искренность чувств. И, признаю, с большим сожалением убедился в ней. Я не имею ничего против вас лично, и в другой ситуации был бы последним негодяем, если бы не порадовался за ен’Камю. Но вы ходите по краю пропасти, господин Честин, и стоит вам оступиться... Я боюсь, такой страшной потери - очередной потери! - она не переживёт...

- Я не планирую умирать в ближайшее время, - выдавил из себя Александр, хотя агенту действительно удалось поразить его в очень уязвимое место и подкинуть пищи для тяжёлых размышлений на долгие дни.

- Можно подумать, мистер Малфой планировал, - мрачно парировал Тан. - А вы ближе к гибели, чем любой из ваших друзей. То «божество», что находится внутри вас - вы знаете, как от него можно избавиться, не убив носителя?

- Я не знаю, как это можно сделать, даже убив носителя, - в тон агенту ответил юноша, одновременно и мечтавший поскорее закончить этот неприятный разговор, и желавший вытащить из собеседника всё, что он знает об Амо-Нане (откуда, кстати?).

- Не важно... - Тан бессильно опустил голову и сам прекратил беседу. - Надеюсь, у него всё-таки есть шанс спастись... - пробормотал он на магорианском, не зная, что юноша понимает его. - Берегите себя, - добавил агент, вставая. - Ради ен’Камю. И берегите её. Я не прощу вам, если с ней что-то случится. Она и так уже достаточно настрадалась в этой жизни.

Он похлопал молодого человека по плечу и отправился в противоположный конец гостиной, а Александр облокотился на спинку, постарался прогнать из себя все тяжёлые мысли... и невольно уснул. Он проспал несколько часов, пока не был разбужен Тлеей за десять минут до возвращения на Землю. Успешно волшебники завершили свою миссию, или нет - сказать было трудно. Они добыли ценнейшие разведданные. Но и заплатили за них страшную цену. Таковы законы военного времени...

Глава 12. Пророчество кентавра

Приветствуем вас, братья-волшебники! Мы пишем эти строки, чтобы напомнить вам: большая угроза накатилась на нас всех. Страшная волна грозит смести всё, что достигло человечество за это время - не важно, волшебники или магглы, и мы должны встать непреодолимой стеной на её пути, чтобы не быть смытыми в пучину забвения. На наш мир надвигается новый враг, ужаснее всех, с которыми когда-либо ранее приходилось иметь дело, и единственный шанс противостоять ему - это слиться в едином порыве перед лицом нависшей угрозы. Только отринув предрассудки, мы сможем взяться за руки, и только взявшись за руки, мы будем способны уцелеть в грядущей буре. Придите к нам. Вступите в ряды добровольцев, и вместе мы вышвырнем инопланетных завоевателей прочь из нашего мира. Они считают, что мы слабы, что покоримся судьбе - но они ошибаются, и эта ошибка станет для них роковой. С нами Гарри Поттер, победитель Волдеморта, с нами Драко Малфой, герой последних лет - и вместе мы составим силу, с которой придётся считаться! Пусть с этого дня ни один человек не будет воевать с другим человеком, ни один волшебник не поднимет руки на маггла, и ни один глупец не станет помогать противнику, ибо цель его одна - уничтожить нас всех, и любые внутренние распри облегчают задачу общего врага. И пусть никто не становится у нас на пути, потому что мы победим. Ради всего человечества, ради Земли, ради вас и ваших близких. Любой ценой.

- Никогда бы не подумал, что директор Шинглтон подпишется под последними словами, - покачал головой Гарри, откладывая номер «Ежедневного Пророка» недельной давности. - «Любой ценой» - это что ж подумают люди, особенно после известия о гибели Малфоя?

- То, что он пал как герой, что отдал жизнь за Землю, и что священный долг каждого - поступить также, - устало ответила Гермиона, беря свежую газету. На передовице вновь красовалась фотографии Шинглтона и Пикса, произносящих речь именно с таким смыслом на похоронах аврора. Те закончились только час назад - но газеты заранее сообщили содержание выступления ещё утром, а фотографии возле статьи магическим образом обновлялись на самые свежие. Гарри, в противовес ожиданиям, смог выдавить из себя не так много, пусть Джинни с Гермионой совместными усилиями и написали ему отличный текст. Подобно Александру, он видел свою вину в произошедшем, поскольку был лидером и просто не мог не взять на себя частичку ответственности за кончину Малфоя.

- Конечно, слова резковаты, - продолжала женщина, - но народ сейчас хочет слышать именно подобные ободряющие заявления. И, боюсь, только таким способом можно привлечь волшебников, готовых выступить против магорианцев и энергонов. Шинглтон понимает это и, хоть не в восторге от Пикса, делает вид, словно они с магистром друзья не разлей вода.

- Вешая при этом доверчивым обывателям лапшу на уши, - закончил фразу жены Рон.

- А что им говорить? «Мы не знаем, как совладать с энергонами, собирайте вещички и уматывайте с планеты, пока есть такая возможность»? - мрачно поинтересовалась Джинни.

- Ну почему всякие Пиксы со Снейпами постоянно оказываются правы, а мы то и дело ошибаемся? - раздражённо задал риторический вопрос Гарри. - И тут, и с Малфоем тоже... Как бы я к нему не относился, многое бы отдал, лишь бы Снейп ошибался на его счёт!

- Ты ничего не мог сделать! - поспешила в который раз попытаться утешить мужа супруга. - Малфой сам взял кристалл, получил свой шанс, и, между прочим, теперь прочно обоснуется в истории как герой! Не такая уж и плохая судьба, особенно с его-то прошлым...

- Не заметил, что Астории и Скорпиусу сейчас есть дело до его славы... - гнул своё Гарри.

Назревающий выплеск негативных эмоций, накопившихся в душе волшебника, прервал раскатившийся по дому Уизли звонок в дверь. Хозяйка дома пошла открывать, гадая, почему Александр и Тлея так рано вернулись от Лизы, которую отправились навещать. Она уж было испугалась, что с девушкой произошло что-то непредвиденное, и, открыв дверь, даже не удивилась - только облегчённо вздохнула. На пороге стоял Фергутус Тутс, работник Отдела Тайн, а теперь ещё и полномочный заместитель министра магии по военным вопросам.

- Приветствую, миссис Уизли, отлично выглядите, - учтиво поздоровался он. - Я полагаю, мистер Поттер у вас? - получив в ответ утвердительный кивок головой, он продолжил: - Надеюсь, я не сильно вас побеспокою, если переговорю с ним буквально пару минут?

- Конечно, конечно... - Гермиона радушно провела гостя внутрь. - Чаю? Кофе?

- Нет, нет, я ненадолго, - отказался Тутс. Он по очереди поздоровался с каждым из присутствующих, затем отвёл Гарри к окну и понизил голос - не настолько, правда, чтобы подчеркнуть секретность темы разговора. Причин скрывать цель визита у гостя не было.

- Не буду ходить вокруг да около, - начал он. - Вы лучше меня знаете ситуацию и понимаете, в каком положении оказались авроры после гибели Драко Малфоя. Сейчас отца по-прежнему замещает Скорпиус, и он, в общем-то, показал себя неплохим руководителем, но нам нужен вовсе не хороший командир. Аврорам необходим символ, лидер, который вселяет в сердца людей надежду на победу. Такой, каким был Малфой... и каким являетесь вы. Поттер, я прошу вас от имени министерства и от себя лично вновь возглавить авроров.

Гарри вздохнул и задумчиво постучал пальцами по подоконнику. Нельзя сказать, что предложение вернуться на работу в министерство магии было для него неожиданностью. Когда он вынужденно покидал пост главы магической полиции, чтобы участвовать в планах Исполнителя, то чувствовал, словно отрывает от себя частичку души. Тогда он был уверен, что, предложи ему кто-нибудь в будущем вернуться на оставленное место, он с радостью примет это предложение. Однако сейчас сомневался, а действительно ли хочет опять выслеживать тёмных магов, вести за собой подчиненных и, конечно, нести ответственность за их жизни. Что с ним происходит? Возможно, так повлиял на сознание осадок после гибели Малфоя, возможно, он, лишенный молодящей силы кристалла, начинает понемногу стареть... А, скорее всего, душа, уже давно не такая молодая, как тело, устала от беготни и сражений...

- Не знаю, что и ответить, - честно признался Гарри, подумав. - Я уже не тот, каким был раньше. Да и предложение стать символом министерства вызывает не лучшие воспоминания.

- Но вы отлично справлялись! - быстро исправил ошибку Тутс. - Я же знаю, что тихо сидеть на крылечке - это не про вас, Поттер! Подумайте, что вы будете делать после войны?

- Надеяться, что безработный символ понадобится кому-то ещё, - попробовал пошутить Гарри. - Нет, - продолжил он серьёзным - если не сказать упавшим - голосом. - Боюсь, если война окончится в нашу пользу, я не останусь руководителем авроров. Но до того момента - хорошо, я временно составлю компанию Скорпиусу Малфою, если он не будет возражать.

- Что ж, если вы так ставите вопрос - хорошо, - гость не смог скрыть разочарования. - Мы поговорим со Скорпиусом, и он согласится учиться у вас. Ведь есть и другие приемники...

Тутс встал, попрощался с волшебниками, и покинул дом через каминную сеть, отправившись в здание на окраине Лондона, служившее пристанищем министерству до восстановления прежнего подземелья. Джинни тут же подскочила к супругу и заверила его в правильности принятого решения. Она также считала, что возвращение в ряды авроров - вовсе не тот путь, которым стоит последовать Гарри. На вопрос, а куда советует податься в таком случае она, ответа, правда, женщина найти не смогла, ограничившись фразами про работу поспокойнее полицейской. В отместку муж поинтересовался, а чем хотела бы заниматься жена после окончания боевых действий? К его удивлению, в данном случае решение Джинни было, похоже, достаточно давно обдумано и принято.

- Мне бы хотелось налаживать контакт между волшебниками и магглами, - ответила она. - Думаю, ни для кого не секрет, что война изменит мир, как бы она не закончилась. Наши лидеры обнимаются, пока у них есть общий враг - а как только его не станет, чего доброго, начнут перегрызать друг другу глотки в боязни, что противоположная сторона замышляет недоброе. И если мы не хотим междоусобицы, кому-то придётся остужать горячие головы!

- Ничего себе спокойная работёнка! - усмехнулся Гарри. - Но я, наверное, не прочь буду также поработать на этом поприще, хотя, если честно, душа толкает меня в другую сторону...

В какую сторону толкает супруга душа, Джинни выяснить так и не удалось. Вскоре вернулись молодые люди, принесшие радостную новость, что Лиза идёт на поправку, и разговор мгновенно перекинулся в эту плоскость. Усилиями Ордена Тени разум девушки удалось восстановить, и через недельку-другую общество получило бы назад ровно такого же человека, какого ему пришлось отпустить. Александр с нетерпением ожидал выздоровления девушки ещё и по другой причине - он жалел Алексея, который постоянно прыгал между базой «Дивизии М» и штабом Ордена, умудряясь при этом оставаться в числе лучших бойцов своего отряда. Молодой человек надеялся, что хоть после выздоровления сестры институтский товарищ, наконец, пересмотрит взгляды на Александра и его возлюбленную. За последнее время Алексей предпочёл снять часть обвинений с друга и совершенно неоправданно перекинуть их на Тлею, о чём не преминул напомнить при последней встрече. Излишне говорить, что юношу такое положение дел совсем не устраивало, и он от всей души надеялся на изменение точки зрения Алексея в ближайшем будущем. В противном случае отношения двух институтских друзей грозили навсегда остаться крайне холодными.

Не успели молодые люди толком пообедать, как к Уизли заглянул Тан. Тлея немедленно утащила юношу в уголок гостиной, а их друзья наоборот, собрались вокруг агента. Магорианец всеми силами старался поддерживать дружеские отношения с волшебниками, не иначе надеясь через них как-то добраться до сердца Тлеи, поэтому теперь взял за правило отчитываться в проделанной работе сначала перед ними, а потом уже идти к Пиксу. И он добивался желаемого - после возвращения с Валориана сомнений в честности Тана не оставалось, так что товарищескими чувствами к агенту проникся даже Александр, старавшийся скрывать их от возлюбленной. Та, впрочем, не слишком обижалась, пребывая в уверенности, что о причинах её ненависти к собрату никто из друзей не осведомлён.

Сегодня Тан принёс радостную весть - правда, почти все приносимые им вести можно было считать в той или иной мере радостными. Энергонов, до которых дошли слухи о раскрытии волшебного мира от других агентов, всё-таки удалось убедить в несоответствии их действительности. Стараниями Совета Объединенной Земли и Ордена Тени даже заядлые сплетники начали верить, что способностями к волшебству обладает только очень небольшая группа людей. Знаменитое заявление Гарри старательно наполнили другим смыслом, вину за раздутие сенсации не без оснований свалили на журналистов, так что существование на планете тысяч волшебников должно было стать для врага неприятным сюрпризом.

- А теперь разрешите полюбопытствовать, как идут дела с проработкой тактики и поиском союзников, - попросил Тан сразу после своего рассказа, стараясь не упустить момент особо хорошего настроения собеседников. - Конечно, Пикс мне не доверит такую информацию...

- Пикс и нам-то не слишком доверяет, - пожаловалась Гермиона. - Похоже, он всерьёз считает себя Императором Земли, а нас - не более чем мальчиками на побегушках, - сердито буркнула она. - К счастью, от Шинглтона ему просто так не отвертеться, а директор находит время посвятить нас в таинства готовящихся планов. О тактике сложно что-то сказать до завершения анализа собранных на Валориане данных, а вот что касается союзников... Мне кажется, что Пикс как-то излишне надеется на технологии в ущерб использованию магии...

- Он думает, что сила Земли - в том, что неизвестно магорианцам, - кивнул Тан. - Но он недооценивает Божеств, поскольку ни разу с ними не встречался. Поверьте, они отлично знают, как будут воевать магглы, а вот нападения волшебных рас не ожидают.

- Значит, будем вести с переговоры за спиной Пикса, - согласился Гарри. - Только с кем?

- Кентавры и... если Гермиона не возражает, - Джинни подмигнула подруге, - домовые эльфы. Гиганты для нас бесполезны, гоблины - думаю, тоже, а вот, скажем, драконы...

- Их не способен приручить даже Орден, - махнула рукой Гермиона. - Не ровен час, спалят свои же войска. Да, остаются только две расы... Александр, вы что-то хотите сказать?

На замершего у стола юношу вопросительно уставились пять пар глаз. Он закусил губу и попятился назад, словно пытаясь скрыться. Затем, поняв, что его всё равно уже обнаружили, обвёл друзей сомневающимся взглядом, на миг задумался и... принял решение.

- Эм... Нет, я просто хотел взять кусочек кремового пирожного... Тле, тебе захватить? - молодой человек, стараясь выглядеть беспечно, повернулся к подруге, поймал её на покачивании головой и быстрыми движениями отрезал себе кусок лакомства.

- Александр, вы хотели что-то сказать, - почти приказным голосом произнесла Гермиона.

- Ну... ммм... - глаза юноши забегали, словно он пытался найти подходящий ответ написанным на стенах гостиной. - Нет, правда, только взять кусочек пирожного!

Он резко развернулся и решительными шагами направился к возлюбленной, на ходу демонстративно поедая лакомство. Волшебнице не оставалось ничего другого, кроме как бросить вслед юноше осуждающий взгляд и повернуться назад к собеседникам. А вот Тлея просто так сдаваться не собиралась. Девушка подозрительно посмотрела на молодого человека, подождала, пока он дожуёт свою добычу, обняла и мягко прошептала на ухо:

- Меня ты не обманешь. Я же вижу, тебя уже давно гложут какие-то сомнения! Ну же, Але, поделись со мной, что ты там удумал! - она ласково потрепала Александра по волосам. - Что ты хочешь предложить им? Почему боишься открыть рот? Это нечто... очень плохое? Смертоносное? Але, я пойму, обещаю! Сейчас идёт война, и... я не верю, что говорю это, но соглашусь на что угодно, лишь бы мы победили, лишь бы ты остался жив и был со мной!

- Ты испугаешься, - уверенно заключил юноша. - А они... я не знаю, как они отреагируют, да ещё учитывая моё прошлое... ну, то есть не моё, а Калигона, но они могут решить, что я становлюсь как он, понимаешь?! Да что там они, порой я и сам так думаю... и боюсь этого!

- Я не буду на тебя давить, - пообещала Тлея. - Но я верю, что ты просто не можешь быть таким, как твой далёкий предок. Не думай о себе хуже, чем ты есть. Калигон бы никогда не решил спасти Валориан от «Одуванчика», и уж точно не полюбил бы бедную инопланетную девчонку, которая постоянно ошибается... - она иронично улыбнулась и чмокнула юношу.

- Хорошо, я не буду плохо думать о себе, если ты не стаешь делать также, - Александр простирался состроить счастливое лицо, но на самом деле вовсе не чувствовал себя таковым. Что бы не говорила Тлея, ей трудно представить, какая борьба сейчас идёт в его душе. На одной чаше весов лежало желание помочь друзьям, возможно, спасти жизни им и многим другим людям, а на другой - страх перед оружием, которое нужно было использовать для этого. После упоминания девушкой «Одуванчика» противостояние двух мнений только обострилось. Схожий ли это случай? Или между множеством жертв и ужасностью самого оружия, его изначальным предназначением и тем, кто им управляет, есть разница?

А разговор волшебников между тем закончился. Тан попрощался со всеми и, не дождавшись ответа от Тлеи, покинул дом. Гарри собрался навестить кентавров, Гермиона планировала напомнить домовым эльфам Хогвардса о своём существовании, а Джинни предстояло поговорить с работниками Отдела Надзора за Магическими Существами. Рон отправился сопровождать супругу, не желая бездельничать, в то время как остальные работают на благо победы, так что молодые люди остались в доме одни. Ненадолго, конечно - вскоре и они покинули душное помещение и позволили окутать себя журчанию ручейков и витающему в воздухе запаху настоящей весны. Середина марта и в Великобритании, и в России в этом году выдалась необыкновенно тёплой и безоблачной.

Переговоры с домовыми эльфами и министерством вышли недолгими. Собственно, несмотря на все старания волшебников заставить эльфов быть свободными, те наотрез отказывались самостоятельно решать свою судьбу и постоянно указывали на мнение хозяев. Даже Хогвардсовские работяги, которых директор пригрозил освободить, если они не станут настоящими добровольцами, все как один пообещали принять участие в битве вовсе не из соображений долга, чести и так далее. Они знали, что Шинглтон собирает ополчение среди волшебников, и посчитали, что именно этим жестом он определяет свою волю в их отношении, так что безоговорочно выделили час в день на боевые тренировки. Остальные же эльфы и вовсе были посланы на фронт своими хозяевами, желающими таким образом не остаться равнодушными к общей беде. В результате раздражённая Гермиона зареклась пытаться дать выбор этим «неблагодарным созданиям». Волшебница до последнего надеялась, что хоть один длинноухий раб последует примеру Свободного Эльфа Добби.

С кентаврами получилось куда хуже, точнее - дольше. Они, как и прежде, следили за движением планет, делали глубокомысленные замечания о красном Марсе и угасающей Венере, а вот в земные дела вмешиваться не спешили. Минули день, другой, к волшебному народу направилась целая делегация во главе с Шинглтоном, но результаты оставались близкими к нулю. Кое-кто из молодых кентавров втайне от старших намекал, что понимает, насколько велика угроза, но без решения старейшин племени надеяться на помощь конелюдов было нечего. А между тем их стремительный натиск откуда-нибудь из леса, да ещё и независящий от техники, оказался бы большой неожиданностью для магорианцев. Гарри даже припас несколько зачарованных автоматов из оставленных Снейпом запасов в надежде, что кентавры согласятся ими пользоваться.

Наконец, после воскресенья, третьего дня переговоров, дело сдвинулось с мёртвой точки. Среди волшебного народа нашёлся очень уважаемый кентавр, ратовавший за новый союз с людьми. Им оказался Демодок, слепой пожилой конелюд, по меткому выражению Рона - очень странный даже для кентавра. Родившись незрячим и будучи не в силах наблюдать движение планет, он научился читать судьбы живых существ, лишь притронувшись к ним. Таким даром обладал один провидец из сотни, а настолько чётким видением не мог похвастаться и один из тысячи. Демодок жил в уединении, и с другими-то кентаврами встречаясь редко, не говоря уже о людях. И, тем не менее, его очень уважали. Когда он впервые вышел из Запретного Леса к волшебникам, даже старейшины склонили головы, а люди по знаку Шинглтона преклонили колени.

- Судьбы людей скучны и так похожи одна на другую, - декламировал кентавр, медленно подходя к директору и здороваясь с ним единственным за руку. - Тем не менее, и среди них встречаются жемчужины, сокрытые в раковине тайны и заставляющие задуматься больше, чем фазы иных планет. В начале нашего разговора мне хотелось бы увидеть Гарри Поттера.

- Что вы можете разглядеть в моей судьбе? - с невольным содроганием спросил Гарри.

- Невозможно предположить неизвестность, - очень уверенными шагами - для слепого - конелюд подошёл к волшебнику и положил ему на плечо руку. - Не бойся, Гарри Поттер, сейчас твоя судьба обычна. Туман и выбор - так типично для каждого человека! Но в прошлом... - рука кентавра давила на плечо всё сильнее и сильнее. - О, эти картины достойны моего взора! Петляющая тропинка во тьме леса. Ты брёл по ней, не зная, что она была протоптана специально для тебя. Петлял, не думая, что путь к свету предопределён...

От кентавров волшебники ушли, пребывая в полной растерянности. С одной стороны, Демодок, закончив видеть Гарри, объявил - он считает, что кентавры должны принять участие в войне. По рядам его сородичей прошёл ропот, но возражений не последовало. Конелюды просто попрощались с делегацией и вернулись в лес - в очередной раз обсуждать, просить совета у далёких светил и планет, думать над их загадками... С другой стороны, поведение Демодока было понятно разве что Шинглтону, неплохо его знающему, остальным слова и действия кентавра показались бессмыслицей, и даже Гермиона мало что поняла.

- И зачем он лез в мою судьбу? - отдалившись от леса на почтительное расстояние, нетерпеливо поинтересовался Гарри у директора. - О своём прошлом я, положим, неплохо осведомлён!

- Пути кентавров трудно постичь, - осторожно ответил тот. - Мне кажется, он определял, как увиденные им картины соотносятся с вашей историей, говоря научным языком. Демодок интересуется существами с необычными судьбами, пытаясь выяснить, насколько над всеми нами властен рок. Я давно пытаюсь наполовину помочь ему, наполовину понять его...

Заинтересованная Гермиона попыталась получше расспросить Шинглтона на эту тему, но быстро поняла - директор и сам не прочь знать больше, нежели успел сказать, так что далеко научной беседе зайти не удалось. Поговорив ещё немного о добровольцах, решившихся встать на защиту своего мира в последнюю неделю, волшебники расстались, кинув печальные взгляды на первые строчки списка. Там стояли имена их детей - всех до единого, даже Лили и Роуз, не пожелавших оставаться в стороне от конфликта. Джеймс, повинуясь зову гриффиндорской крови, также прислал весточку, что обязательно выступит против инопланетян плечом к плечу с родителями. Хорошо хоть ринувшихся записаться в добровольцы внуков удалось образумить под предлогом отсутствия необходимого жизненного опыта в использовании сложного волшебства.

А к вечеру от директора пришла хорошая новость. Кентавры решили-таки последовать совету своего мудреца (отношение волшебников к нему резко улучшилось) и на завтрашний день назначили последнюю встречу для решения организационных и прочих «базовых» вопросов. Но без сюрпризов не обошлось - Демодок прослышал про Тлею и ему, видите ли, захотелось увидеть магорианку. Александр и девушка, впрочем, против посещения Хогвардса не возражали. Посмотреть на знаменитую школу волшебства и поговорить с невиданными ранее народами - что может быть любопытнее? А загадочность новых знакомых только подогревала интерес к ним. Как дополнение, Гермиона взяла на себя проведение краткого инструктажа по общению с кентаврами, чтобы избежать недоразумений.

Для юноши понедельник выдался даже более интересным, нежели казалось поначалу. Мало того, что ему предстояла экскурсия в Хогвардс - так утром на электронном ящике обнаружилось интереснейшее письмо от генерал-майора Корнеева. По всей видимости, для отправки послания тот воспользовался связями с магистром Деполье - режим секретности был един для всех служивших в секретной дивизии магглов, а вот на членов Ордена Тени не распространялся. Также к посланию оказался причастен директор Шинглтон, чьё особое участие в качестве волшебника-консультанта отмечалось в тексте.

Посмотрев, что приложено к письму, Александр поначалу не поверил своим глазам. Первый же открытый им файл оказался электронной копией какого-то документа на немецком языке времён второй мировой войны. Встречающиеся то тут, то там фамилии Гиммлера, Зиверса и даже самого фюрера красноречиво говорили, что перед юношей находятся бумаги высшей степени секретности. Но что же в них такого особенного? Немецкий язык Александр в жизни не изучал, да и историю Аненербе знал крайне плохо...

Корнеев писал, что документы эти долгое время хранились сначала в советском, потом в российском архивах, «по инерции» считались секретными и не представляли ни для кого ценности. Для человека непосвящённого в них содержались не более чем фантазии, отписки руководителей третьего Рейха с целью отмыть через «Наследие предков» денежки, якобы выделяемые на постройку какого-то супероружия. После рассекречивания к аналогичному мнению пришёл каждый из немногих историков, что решились потратить время на пожелтевшие бумажки, и о секретных документах нацистов забыли. До того дня, когда, согласно записи в архиве, ими не заинтересовался Михаил Честин.

Корнеев, неплохо знавший отца Александра, оказался в курсе странных интересов товарища. На вопрос, зачем ему понадобились фашистские секреты, Михаил ответил весьма уклончиво, а через полгода погиб и, казалось, унёс эту тайну в могилу. Однако, узнав о волшебниках, Ордене и связи с ним семейства Честиных, Корнеев не мог побороть давнего любопытства и затребовал себе копии документов. Какого же было удивление генерал-майора, когда, если учесть обрывки ставшей ему известной истории Ордена и волшебного мира, кусочки головоломки сложились в весьма причудливую картину, в корне меняющую взгляды на роль некоторых личностей в мировой истории. К счастью, переводы ключевых мест документов всё же прилагались к письму, и Александру предлагалось раскрыть их тайну самостоятельно. Сгорая от любопытства, юноша принялся за дело...

1938 год. «К нам пришёл атлант... подробную запись разговора с ним прилагаю... после прочтения уничтожить». 1939. «Вы представляете, какую сумму затребовали? ... не вижу ни смысла, ни возможности финансировать подобные разработки». «Испытания с его участием прошли успешно... контролируемая молния... пять танков PzKpfw IV один ударом... итоговая установка будет способна уничтожать дома на неограниченном расстоянии». «Одобряю... высшая степень секретности... закрытый комплекс... уничтожить всех, кто знает о...»

- Саша, куда ты делся, завтрак давно остыл! - послышался возмущённый голос Светланы.

- Ладно, иду! - нехотя пробурчал юноша и с трудом оторвался от компьютера. Конечно, что мать теперь не ходит на работу, учитывая резко подскочившую известность сына, хорошо. Но когда же она перестанет заботиться о нём, словно о маленьком?! И выбрала же для приготовления завтрака момент, когда он с головой погрузился в свежую тайну! Сейчас наверняка на часах только... Сколько? Проклятье! Ему нужно срочно есть, и пулей лететь в Англию на встречу с волшебниками и кентаврами! А секреты придётся отложить...

Наскоро перекусив (и словив при этом заслуженное замечание от Светланы), Александр накинул на плечи куртку и перенёсся в Великобританию. Друзья его уже ждали, так что практически без перерыва пришлось аппарировать в Хогсмид, а оттуда - пешком идти до школы магии, по пути рассказывая волшебникам о присланном письме. Тлея тут же поинтересовалась, чем же всё-таки была вторая мировая война. В ответ Гермиона заметила, что лучше девушке не знать больше, нежели она знает сейчас. Но та всё равно настаивала на своём, вероятно, не желая более чувствовать себя неженкой, о чувствах которой постоянно заботятся. Юноша отлично понимал, насколько неприятно подруге - и всё-таки, уступив её упорным просьбам, рассказал историю третьего Рейха без лишних подробностей.

У ворот Хогвардса их уже ждали. Поскольку молодые люди не должны были участвовать в длительных и скучных обсуждениях планов с кентаврами, для них понадобился экскурсовод по школе. Невилл, как и почти все преподаватели, в последнее время не только вёл занятия, но и участвовал в «околовоенных» делах, поэтому пришлось привлекать младшее поколение. Найти кандидатуры лучше Артура и Виолетты вряд ли было возможно, так что юные волшебники стояли в ожидании гостей вместе с директором. Виолетта виделась с Александром и Тлеей впервые, Артур же успел познакомиться с ними во время празднования Рождества, но всё равно с интересом ожидал новой встречи.

Две группы сразу разделились. Стеснительных гостей сразу втянули в разговор новые друзья, бывшие всего на пару-тройку лет моложе, а взрослые завели свою беседу. Темы, правда, обсуждали идентичные - открытое столкновение, становящееся каждый день ближе, просто не могло не волновать всех и каждого. Обмениваясь мнениями, волшебники направились коротким путём к Запретному Лесу. Как только над ними сомкнулись кроны вековых сосен, меж деревьев раскатился звук рога, а по бокам с тихим шуршанием возникли фигуры конелюдов, сопровождающих гостей на лежащую недалеко поляну.

На место встречи люди прибыли одновременно со старейшинами кентавров. Демодок же, похоже, присутствовал на поляне многим раньше сигнала рога. То ли он улавливал в воздухе какие-то ауры, то ли просто гулял по задворкам своей памяти - но выглядел мудрец-прорицатель очень загадочно. Молодые люди, впрочем, обратили внимание скорее на белоснежный окрас и нежно-молочную бороду кентавра, резко выделявшие его из сородичей, нежели на полузакрытые глаза и сосредоточенное выражение на лице. При появлении волшебников Демодок обратился к ним не сразу. Он подождал, пока вокруг соберутся все собратья, и только тогда вышел из своего задумчивого состояния.

- Итак, если юная леди позволит... - неожиданно-ласково проговорил он после обычных в таких случаях приветствий и знакомств. Тлея сконфуженно сделала несколько шагов в направлении кентавра, сопровождаемая недоверчиво выглядящим Александром. Мудрец двинулся ей навстречу, галантно взял руку девушки, словно желая поцеловать её, и несильно сжал. Над поляной повисла тишина. Даже птицы в ветвях, казалось, замолкли и с интересом взирали на происходящее внизу. Судьбу магорианки кентавр смотрел неоправданно долго... или так только показалось юноше? В любом случае, он, волнуясь, произнёс первое слово:

- Ну что там? - и протянул свою руку к руке возлюбленной. Демодок с неожиданной ловкостью перехватил её, попытался отвести... но вдруг на секунду сильно изменился в лице.

- Постойте... - настойчиво произнёс он, прилагая усилие, чтобы скрыть невиданное удивление, затем отпустил руку Тлеи... и Александр почувствовал, как ему заглядывают в душу. Это было странное ощущение, не сравнимое ни с чем. Никакой боли, тепла или иных физических ощущений - просто знание, что через тебя смотрят как через стеклянного на нечто, находящееся позади. Юноша словно встретился со слепцом взором, следил за направлением его неведомых глаз - и слабо понимал, на что же всё-таки они нацелены...

- Благодарю вас обоих, - молодому человеку показалось, словно он сам на мгновение ослеп, возвращаясь к привычной для него картине реальности от той, которую недавно пытался созерцать вместе с кентавром. - Вы правы, магорианцы - обычные люди... - ответил мудрец на незаданный вопрос Шинглтона. - Печально видеть, что ваша раса до сих пор продолжает убивать друг друга, пусть на этот раз и не по своей вине...

- Постойте, что вы увидели во мне и в Тлее?! - Александр почувствовал, что Демодок хочет закрыть эту тему, и вовсе не собирался позволять ему это сделать, несмотря ни на какие предупреждения Гермионы. Волшебница, видя, что юноша разогревается, тут же двинулась к нему - как и старейшины кентавров, выглядевшие совершенно не одобрительно.

- Ваши судьбы связаны, - кентавр выдавил на своё лицо почти искреннюю улыбку, демонстрируя, что ни коим образом не обижен на достаточно грубое восклицание молодого человека. - Вы сами связали их, и узел очень надёжен... Мне остаётся только поздравить вас.

На такое откровение Александру ответить было нечего, кроме смущённого «извините, если я был излишне резок...». Он поспешно ретировался на задние ряды, к Артуру и Виолетте, а обрадованные счастливым выходом из опасной ситуации волшебники поспешили перевести разговор непосредственно к теме, которой и было посвящено собрание. Видя, что более в их присутствии никто не нуждается, молодые люди побежали в направлении Хогвардса, сопровождаемые едва видимыми охранниками-кентаврами. Те, конечно, скорее оберегали их от лесной живности, нежели ожидали от пришельцев какой-либо угрозы, но всё-таки подобный эскорт заставлял юных волшебников чувствовать себя несколько неуютно, особенно после угрожающей сцены на поляне.

А между тем собрание, едва начавшись, было ненадолго прервано Шинглтоном. Он, дождавшись ухода молодых людей, подошёл к Демодоку и мягко, но настойчиво сказал:

- Что ты на самом деле увидел в судьбе Александра? Она ведь изрядно удивила тебя...

- Раньше я считал интересной судьбу Гарри Поттера, - охотно признался директору кентавр. - Но судьба Александра Честина... ещё поразительнее. Она подобна натянутой струне, колеблющейся между двух закреплённых концов, причём начало струны уходит во времена, задолго предшествующие рождению мальчика...

- Предатель... - зло прорычал Рон. - Без сомнений, этот негодяй давно задумал свой план!

- И Александр Честин чётко следовал предначертанному пути, - подтвердил Демодок. - Чем дальше струна отходила от центра, тем большая сила толкала её назад. Этот мальчик - первое существо, в чьей судьбе я так отчётливо вижу начало и конец... грядущий конец.

- И что ты видишь в конце? - заметно нервничая, спросил директор. - Когда он наступит?

- Смерть, - от слов кентавра будто повеял арктический ветер, невыносимым холодом кольнув сердца волшебников. - Скорую смерть. Александру Честину не суждено пережить грядущую битву против людей с другой планеты. Таков второй конец струны его судьбы.

- Нет! - воскликнула Гермиона, не помня себя от ужаса. - Мы сами пишем свои судьбы!

- Вы - да, - тяжело согласился провидец. - Но его судьба предрешена, и лишь великие силы могут повлиять на неё. Я не скажу большего, ибо сам не знаю причины такого положения вещей. Мне ведом лишь предопределённый путь, его начало и конец.

- Я спасу его! - уверенно воскликнула Гермиона. - Даже если это будет стоить мне жизни!

- Мы спасём его! - столь же решительно поправил супругу Рон. - Во что бы то ни стало!

На этой «оптимистичной» ноте волшебники перешли, наконец, к обсуждению собственно темы сегодняшней встречи. Каждый из них надеялся, что Демодок в чём-то ошибся, проглядел своим внутренним взором какой-то важный факт... Неужели Александр в самом деле приговорён неведомыми силами к смерти, и нет никакого способа спасти его? Эта загадка надолго вытеснила из умов друзей юноши все остальные, и даже Шинглтон, улучшив момент, шепнул Гермионе, что кентавр-провидец ещё никогда не делал настолько однозначных предсказаний. А сам обречённый юноша, ничего не зная о страшном вердикте, в это самое время смеялся вместе со своей возлюбленной над Пивзом, отправленным Тлеей в продолжительный полёт после неудачной попытки облить магорианку тыквенным соком...

Экскурсия по школе магии оказалась длительной и увлекательной. Артур, как староста школы, владел всеми паролями, так что молодым людям довелось посетить почти все уголки Хогвардса - от глубин подземелья Слизерина до высот башни Равенкло. Они побывали и в Тайной Комнате, преобразованной в нечто вроде музея противостояния Волдеморту, и в директорском кабинете, кодовые слова от которого Шинглтон доверил Артуру. Регулярно припоминая события из истории Гарри и остальных друзей юноши, экскурсоводы «с огоньком» рассказывали чуть ли не о каждой зачарованной лестнице и, казалось, ненавязчиво рекламировали свою alma mater. В промежутках между восторгами, вопросами и яркими событиями вроде Кровавого Барона, тщетно пытающегося напугать гостей, Александр думал, насколько ему хочется учиться здесь. Волшебники не раз намекали, что после окончания войны ничто не держит Александра от поступления в Хогвардс, пусть и студентом он будет весьма необычным. Однако насколько самому юноше охота возвращаться в студенческие годы, пусть даже не на стандартные семь лет, а на три-четыре курса ускоренного обучения? Едва ли он мог с уверенностью дать чёткий ответ. Как когда-то говорил Тедди, время безвозвратно упущено... Наверное, в своё пятнадцатилетие Александр ещё хотел бы получить с сову с заветным письмом, но сейчас с каждой минутой убеждался - всё-таки он откажется от обучения. Время ушло, и повернуть его вспять едва ли возможно...

Тем не менее, расставаться с чудесами Хогвардса юноше было немного жаль. Но друзья закончили переговоры с кентаврами, на землю спускались сумерки, а дома молодого человека ждала ещё свежая, неразгаданная тайна. Вспомнив о присланных Корнеевым документах, Александр как-то не слишком интересовался итогами собрания, предоставив Тлее право выпытать из волшебников все знания до последней капли. Выпытывать, впрочем, оказалось особо нечего - да, кентавры примут участие в битве, а их роль и вооружение ещё будет обсуждаться. Да, кое-какие намётки уже имеются, но они довольно туманны и вряд ли будут понятны магорианке. Нет, Пикс пока ничего не знает, но, будучи поставленным завтра перед фактом, вряд ли откажется от помощи новых союзников.

Ловя вполуха пролетающие мимо фразы и одновременно думая о секретных документах нацистов, Хогвардсе и многом другом, Александр не замечал ни сочувствующих взглядов, которыми его одаривали волшебницы, ни их излишне-заботливого отношения к себе. Зато некоторое изменение в поведении друзей заметила Тлея, но от вопросов девушки те открестились усталостью и подавленностью после обсуждения уймы неприятных тем. Поскольку магорианка сама с содроганием ждала момента, когда поверхность Земли оросит кровь сородичей, никакой фальши ей заметить не удалось. А женщины собрали в кулак всю волю, чтобы не дать молодым людям понять, насколько страшным известием обернулся казалось бы безобидный интерес Демодока к картине судьбы представительницы иной планеты.

Придя домой, Александр тут же сел за компьютер, сопротивляясь всем попыткам матери накормить его ужином. Тяга к неизвестному побеждала любой голод, и с каждым новым прочитанным словом юноша всё глубже и глубже погружался в далёкие временна, скрывавшие в себе тайну... страшную тайну.

Третий Рейх на самом деле строил некое сверхоружие, руководствуясь указаниями таинственного существа, кое-где именуемого атлантом, но в большинстве случаев - просто «он». Окончание постройки комплекса планировалось на конец 1944 года, и если бы он был закончен - армии союзников за считанные дни превратились бы в пыль. Однако в один прекрасный - для противников Оси - день на почти законченное сверхсекретное оружие было совершенно нападение, о котором не сохранилось практически никаких данных. Комплекс просто перестал существовать. Он был стёрт с лица земли без всяких доказательств своего бытия. И только два человека на свете знали, кто принимал участие в этой атаке. Два друга - волшебник и маггл.

Волшебник мстил, маггл делал свою работу. Волшебник жаждал найти мерзавца, который, как он думал, послужил причиной гибели отца колдуна, маггл выполнял разведывательную миссию. Судьбе было угодно переплести их жизненные пути, и они сошлись, рука об руку прошли через множество преград... А под конец их разлучило странное задание, полученное магглом - причём он не имел права говорить, в чём оно заключалось. Правду волшебник узнал через много-много лет, уже став магистром Ордена Тени и самостоятельно сплетя в единый узел многие ниточки отдельных загадок. И даже тогда Пётр Марков и Иван Честин думали, что юный советский разведчик на самом деле спас мир от страшной угрозы, исходящей от секретного оружия фашистов.

Конечно, они заблуждались, и теперь, сложив воедино все факты, Александр не мог не понимать этого. Исполнитель сам дал немцам в руки страшное оружие, и сам обеспечил его уничтожение. Для чего? По всей видимости, с одной целью - добраться до Ивана Честина. Последнего? Нет, скорее всего не последнего, а просто избранного им потомка Калигона, чьему праправнуку предстояло стать заложником давно задуманного плана. Кто знает, воздействию каких магических полей подвергался разведчик, шагая по спроектированным энергоном коридорам? Возможно, он был схвачен врагами - безусловно, по воли призрака - затем по ней же освобождён после проведения опять же предназначенных ему экспериментов над пленным? Кто может сказать, каким изменением мог подвергнуться тогда его генетический код? В одном лишь не оставалось сомнений - после той процедуры Исполнитель был уверен, что через несколько поколений в роду Честиных обязательно появится волшебник. И ему удалось скрыть свои намерения, уж слишком многие факты, предположения и документы нужно было сложить вместе, чтобы докопаться до истины.

Тяжело вздохнув, Александр выключил компьютер, поужинал остывшим завтраком (Светлана специально оставила его таким в назидание нерадивому сыну) и лёг в постель. Ему не давали покоя тревожные мысли, наполняя сердце юноши смутной тревогой. Выходит, под дудку Исполнителя плясали все - от немцев до советского командования, отправившего молодого разведчика туда, где проваливались куда более опытные агенты. Призрак принёс множество жертв, разрушил многие судьбы - и только чтобы реализовать свои собственные планы! А люди, земляне, пытаясь защитить родную планету, поставленную негодяем под удар, стоят на пороге едва ли не более страшного жертвоприношения, и ещё не знают, даст ли оно какой-то эффект! Разве это справедливо?

Безусловно, нет. Но что он может сделать? Он, обычный мальчишка, путь которого предопределили задолго до рождения... Александру не нужно было знать увиденных Демодоком картин, чтобы понять это. Теперь оставалось решить, насколько далеко он готов зайти в стремлении к победе. Сейчас принимает решение он, сам по себе, без всякого предопределения, он и никто другой! И, как ни странно, Исполнитель неожиданно стал для молодого человека примером. Конечно, Александр не считал себя в праве жертвовать чужими жизнями. Но вот рискнуть мнением друзей, высказать своё, насколько ужасным оно бы не казалось и к чему бы не привело, он в праве! И он сделает это. Просто потому, что иначе нельзя. Он возьмёт на себя ответственность хоть за что-то, а там... будь что будет! Остаётся только дождаться «часа X», когда его предложение окажется к месту. Да, когда станет известно время и место схватки, он даст Земле дополнительные шансы спастись!

Глава 13. И грянул гром

Тучи сгущались. На фрагменты истории, установленные по нацистским документам, волшебники не обратили особого внимания. Кое-что они слышали от Шинглтона, кое до чего догадывались сами, а до всего остального им не было особого дела. После заключения соглашения с кентаврами об участии тех в битве работа посыпалась на друзей юноши словно из рога изобилия, и на какие-то там тайны прошлого просто не оставалось сил. Гарри днями и ночами пропадал среди авроров, делясь с ними опытом по многим вопросам - от энергонов до личных кристаллов. Гермиона, занятая не многим меньше, занималась вопросами тактики и модификации оружия в соответствии с проанализированными, наконец, данными, собранными волшебниками на Валориане. Джинни и Рон по уши увязли в вопросах дипломатии со всеми, с кем только подобные отношения можно было наладить, и за несколько дней успели побывать в самых разных уголках мира. Александр и Тлея, таким образом, оставались предоставленными самим себе. Конечно, они не страдали от одиночества и всегда находили, чем занять друг друга, но искренне желали быть хоть как-то полезными Земле. А друзья, казалось, придерживались диаметрально противоположного мнения, разве что периодически подсовывая молодым людям приглашения на какие-нибудь встречи-банкеты, где юноше с девушкой приходилось играть роль необходимых декораций.

Пикс, как и предсказывали волшебники, без возражений принял помощь и кентавров, и домовых эльфов. Он вообще в последнее время казался каким-то уж очень холодным и ко всему равнодушным. Гермиона даже забеспокоилась, а не сделал ли и этот магистр свой кристалл хоркруксом, но, поговорив с Хелен, успокоилась. Глава Ордена просто настолько привык за последнее время к самым разным событиям, что и внезапная ядерная война не заставила бы дрогнуть хоть мускул на его лице. Кто бы что не говорил о его «имперских» замашках, ради Земли Пикс на самом деле трудился в поте лица. Если победа и была возможна, то магистр должен был занять первое место в списке что-то сделавших для неё.

Через два дня после заключения союза с кентаврами подоспела долгожданная новость о выздоровлении Лизы. Разум девушки был полностью восстановлен, и она, краснея, извинилась перед Александром за все неприятности, которые ему невольно причинила, а перед Тлеей - за поведение брата. Алексей по-прежнему считал магорианку чем-то вроде коварной змеи, обвившейся вокруг институтского приятеля. Впрочем, об изменении его мнения после исцеления сестры молодым людям узнать не удалось - офицер немедля и полностью посвятил себя тренировкам в «Дивизии М», и ничто более не могло его отвлечь от службы. Он словно считал, что ныне каждая потерянная минута грозит поражением. Но, вне зависимости от мнения брата, Лиза, по всей видимости, была не прочь подружиться с Тлеей. Александру же оставалось гадать, насколько чувства девушки к нему были вызваны «промывкой мозгов», и как они изменились теперь, после раскрытия всех тайн.

Наступил последний день марта. Накануне Тан передал волшебникам весточку о том, что энергоны вскоре сделают важные заявления, и назначил время встречи, так что пятеро землян и одна магорианка были в сборе. Агент явился строго по расписанию, и, не став тянуть, прямо объявил - самозваные божества назначили время перехода в наступление. Как водится, в пятницу, тринадцатого апреля, с первыми лучами солнца должен был начаться закат эпохи человечества. Под прикрытием быстро расширяющегося анти-маггловского поля, окружающего базу, инопланетяне планировали нанести массированный удар по крупнейшим африканским городам. Живых оставлять не планировалось, но вот образчики технологий, по возможности, энергоны желали оставить в целости и сохранности.

- Ну что ж. Наконец-то это случилось! - с неожиданной радостью откликнулась на предупреждение Тана Гермиона. - Долой пугающую неизвестность! День суда назначен, и только от нас зависит, не превратится ли он в Судный День. Со своей стороны могу заверить, что у нас почти всё готово. Тактика продумана едва ли не до мелочей, но, как всегда, в ближайшие две недели она будет перетряхиваться и пересматриваться.

- Полагаю, мне следует уйти? - вдруг поинтересовался агент, видя, к чему идёт разговор.

- Нет, - улыбнулась Гермиона. - Я вам верю, и ваша помощь ещё может нам пригодиться.

Александр посмотрел на Тлею. К его удивлению, она более не демонстрировала презрения к собрату, хотя и тёплых чувств по-прежнему не питала. Девушка старательно делала безучастный вид, но на самом деле сидела, навострив уши. Трудно было сказать, какие чувства борются в её душе. Безусловно, она, подобно Гермионе, испытала облегчение, сбросив гнёт неизвестности. Одновременно, назначение дня обоюдного смертоубийства не давало магорианке выдавить из себя малейшую улыбку. И, конечно, она думала, как же проживёт все эти дни, зная, что с каждой минутой приближается время, когда мир вокруг коренным образом изменится, а многие люди - возможно, друзья! - расстанутся с жизнями...

- Мы нападём за день до назначенного энергонами срока, - рассказывала между тем Гермиона, - то есть двенадцатого апреля, когда магорианцы будут отдыхать перед началом боевых действий. Волшебники Ордена смогут ненадолго пробить брешь в барьере, окружающим базу врага, и таким образом впустить внутрь магглов. Мы с Хелен длительное время корпели над картами местности, так вот - саванна, раскинувшаяся вокруг лагеря противника, с юго-запада ограниченна джунглями. Это очень удачно, поскольку в лесу смогут разместиться кентавры и нанести неожиданный удар с фланга. Кроме того, у самого края барьера с этой стороны есть древние развалины... уж не помню, чего именно, но в них расположится передвижной штаб, пока войска разворачиваются в боевые порядки.

- Разумно, - согласился Тан. - Только учтите, у вас будет всего около семи-десяти минут, если хотите ударить относительно внезапно, и то - боевых монстров выпустят мгновенно.

- Монстров? - недоумевающе переспросил Александр. - То есть как это - монстров?

- Иного слова в нашем языке подобрать трудно, - пояснила Гермиона. - На земле магорианцы пользуются не техникой, а всякими волшебными тварями с видом динозавров. «Магически-механическая», если можно так сказать, у них только авиация, но она не сможет быстро подняться в воздух. Так что в начале битвы мы столкнёмся только с монстрами, наездниками на них и пехотой. И, поверьте мне, легко не будет. Универсальные кристаллы позволяют инопланетянам создавать такие заклинания, что без поддержки с воздуха нашим солдатам точно крышка. На земле нужно победить до прибытия «Левиафанов».

- Звучит угрожающе, - мрачно заметил Рон. - Я уж и спрашивать боюсь, что это за штуки.

- Две громадные пирамиды, играющие роль летающих авианосцев. С них взлетают пилоты и всякая менее разумная мошкара. Мало того, орудий у «Левиафанов» что зубов у акулы, а толстая броня и магическое поле, не пропускающее объекты меньше определённого размера, делают их практически неуязвимыми для ракет. Эти корабли - самое страшное, что есть у врага. Кое-как уязвимы они лишь сверху, где есть ведущая к «двигателю» шахта, но, надеюсь, до таких крайностей мы не дойдём. На все самолёты будет поставлена программа визуальной оценки дистанции. Достаточно данных с трёх точек наблюдения, чтобы гарантировать стопроцентную точность орбитального удара и избавиться от «Левиафанов».

- Значит, «Феникс» всё ещё функционирует... - понял Гарри. - Но почему нельзя использовать радар, или, скажем, отражение ультразвука? - Александр невольно вытаращил глаза. Услышать от волшебника такие предложения он никак не ожидал.

- Магия, магия, магия, - развела руками волшебница. - Радары, тепловое наведение и так далее совершенно бесполезны. Энергоны отлично знают технологии магглов. Кстати, по этим же причинам сражаться придётся на дозвуковых скоростях - фактически, Орден словно вновь противостоит Калигону и сервам. С каждым звеном истребителей-штурмовиков полетит хотя бы один волшебник на «Фотоне», корректирующий их огонь. Кроме того, будут чисто волшебные группы, их дело - только помогать наземным силам. Мы не можем излишне рисковать жизнями волшебников, поскольку в битве против самих самозваных божеств вся надежда на магию, и каждый способный колдовать на счету.

- Причём кентавры, надо думать, не входят в их число. Их магия слишком специфична... - Джинни рассеяно постучала по столу пальцем. - А чтобы сам Корень Зла вступил в бой, нужно победить обманутых ими несчастных... Неужели у нас нет больше союзников?

- Боюсь, скажем, рыболюди будут плохо себя чувствовать посреди саванны, - неудачно попыталась пошутить Гермиона. - Драконы, гиганты обсуждались... Нет, больше никого нет.

- Есть! - как можно скорее, боясь потерять решимость, выпалил Александр. - У нас есть союзники! Да, я знаю, вам это не понравится, но каждый новый помощник - это, возможно, чья-то спасенная жизнь! Сейчас война, как говорилось, пришло время отринуть предрассудки, и... В общем, я хочу призвать нам на помощь дементоров!

- Вы с ума сошли! - совершенно не контролируя свои слова, выкрикнул в ответ Гарри. - Дементоры - это зло, тьма, ужас... Они - союзники тёмных магов! Их создал тёмный маг!

- Они - это оружие! - возразил Александр. - Оружие, всецело подвластное мне! Я знаю, они пойду за мной, они выполнят всё, что я им прикажу! Это ужасно, да, я понимаю, но у нас нет выбора! Чем дементоры хуже, скажем, автомата или того же «Фотона»?

- Они способны высасывать души, погружая их во тьму! - контратаковал волшебник.

- Я им запрещу! - уверенно пообещал юноша. - Они будут наводить ужас, только и всего, конечно, и это страшно, но мы будем на войне! Они помогут нам, только помогут!

- Але прав, - вдруг раздался тихий голос Тлеи; девушка словно выдавливала из себя слова, вспоминая свой опыт общения с демонами, но всё равно поддерживала возлюбленного. - Он полностью контролирует это оружие. И если вы верите Але, вы должны согласиться.

- Я доверяю Александру! - взвился Гарри. - Но дементоры... Они были союзниками Волдеморта, и никогда - слышите, никогда - не делали ничего хорошего! Они - чистое зло!

- Да, Калигон создал их злом, - признал юноша. - Но как оружие вообще может быть добром? Оно призвано убивать людей, дементоры - их пугать, и весь вопрос в том, готовы ли мы принять их, пусть страшную, но всё же помощь! Послушайте, я управляю ими, я - именно я! - спас от них Лондон, и я... я готов их призвать, даже если вы меня не поддержите!

- Не верю своим ушам! - упорно продолжал Гарри. - После... - он глянул на Тана и на секунду осёкся. - Эм... всего, что вы сделали для Валориана, вы предлагаете... Невероятно!

- Нет ничего удивительного, - ровный голос Гермионы какой-то неведомой силой заставлял спорящих успокоиться. - У каждого из нас есть своя грань, через которую он не переступит ни при каких обстоятельствах. Судьбы невинных - это одно, война - другое, а использование изначально тёмной силы - третье. Однако вот что я скажу: если обращение к этой силе спасёт жизнь любому из вас или наших детей... я согласна с Александром.

- Я тоже, - поддержала её Джинни. - Дорогой, только представь, что, скажем, Альбус...

- Хватит! - тотчас оборвал супругу Гарри. - Если хотите - будь по-вашему. Но я не участвую в этом безумии, и уж тем более не стану сражаться бок о бок с этими тварями!

Он демонстративно откинулся на спинку кресла с вконец рассерженным видом. Рон просиял от осознания, что никто не стал требовать от него высказать своё мнение. Тан всем своим видом выражал молчаливое согласие с планом Александра, невесть откуда зная и о дементорах наряду с остальными сведениями о магическом мире. А юноша облегчённо вздохнул - по правде говоря, он совершенно не надеялся на поддержку женщин. Но любовь к своим семьям моментально заставила их принять то, с чем бы при других обстоятельствах волшебницы ни за что бы не согласились. Гермиона только осторожно поинтересовалась:

- Надеюсь, для вашей жизни обращение к дементорам не несёт никакой угрозы?

- Почему вы так думаете? - молодого человека тотчас охватило нешуточное подозрение.

- Всё может быть, - уклончиво ответила женщина. - Как верно сказал Гарри, они - зло...

- Это «зло» будет защищать меня в первую очередь, - сердито фыркнул Александр, уязвлённый повторением слов волшебника. - Говорю же, они - всего лишь инструмент!

- Я понимаю, и если вы так уверены... - она словила негодующий взгляд юноши и быстро поправилась. - Да, вы, безусловно, правы, и если их создал Калигон, то вы - их повелитель...

Александру показалось, что Гермиона уверяла этими словами скорее себя, нежели кого-то ещё, но рисковать новым обострением отношений юноша не стал и с радостью принял свою победу. Он прошептал на ушко возлюбленной благодарность за поддержку, приготовился слушать дальнейшие планы с довольным выражением на лице... И внезапно молодой человек получил удар в спину от той самой Гермионы, которая секунду назад, казалось, отлично его понимала и готова была во всём с ним согласиться.

- Кстати, вы с Тлеей не примете участия в битве, - сухо произнесла она. - Это приказ.

- Что? Какого.... - юноша моментально забыл обо всей признательности волшебнице и готов был едва ли не усомниться в здравомыслии женщины. Девушка также выглядела удивлённой категоричностью тона Гермионы, но уже привыкла, что её никуда не пускают и, покуда Александра не пускают вместе с ней, не стала оспаривать запрета. Всё-таки на битву с сородичами её толкала исключительно любовь к друзьям и беспокойство за них.

- Ваша жизнь слишком важна, - подобно роботу, чеканящему заданную речь, ответила волшебница. - Дементорам требуются только приказы, да и Воплощение вы сможете направлять издалека, если потренируетесь. А вот заключённый в вас энергон не должен вырваться на свободу никоим образом. Так что вы останетесь в штабе. Смиритесь с этим.

- Нет! - Александр прикладывал силы, чтобы не выйти из себя. - Почему? Я же солдат! И, когда остальные солдаты будут сражаться за Землю, умирать за неё, когда вы пойдёте делать то же самое - я должен словно последний трус сидеть в тылу и смотреть, как вас убивают?!

- Вы. Останетесь. В штабе. Точка! - отрезала Гермиона так, что даже её супруг чуть не подпрыгнул на месте от неожиданности. - Неповиновение недопустимо. Извините.

- Абсолютно верно, - встрял в разговор Тан. - Личное присутствие господина Честина на поле боя вовсе не является необходимым, а риск его жизнью влечёт за собой уйму проблем.

- Да вы что, сговорились тут все, что ли?! - воскликнул юноша на грани ярости, пытаясь освободиться из объятий Тлеи, старающейся успокоить его. Но настойчивость девушки удивляла, она прочно ухватилась за возможность обезопасить возлюбленного, даже против его воли. Друзья были столь же непоколебимы, памятуя о пророчестве Демодока и радуясь наличию формального повода не пустить юношу в бой. Действительно, если заключённый в нём энергон вырвется на свободу - что тогда? Какие причины двигали Таном, никто точно сказать не мог, но, по всей видимости, он действительно беспокоился за девушку. И она оценила это, впервые - пока, правда, невольно - послав магорианцу благодарный взгляд.

Юноша оказался наголову разбит и не мог более сражаться. Ему оставалось покориться Тлее, обвившейся вокруг шеи, и с отрешённым от мира лицом погрузиться в свои мысли. Конечно, он хорошо понимал друзей, и особенно - девушку, и не мог их винить. Но с другой стороны - как же они не понимают, что ему просто неудобно будет смотреть в глаза прежних товарищей? Да и самим волшебникам тоже! А если - не дай Бог - кто-то из них погибнет? Тогда, чего доброго, все вокруг станут на него смотреть как на предателя! В разум полезли картины одна страшнее другой. И лишь в одном юноша был уверен на сто процентов - Тлея никогда от него не отвернётся, ни при каких обстоятельствах. Лишь эта мысль позволяла ему сохранять покорный вид, не собирая последние силы для новой войны.

- Александр... Александр, послушайте! - мягкий голос Гермионы, как будто просящей прощения за прежний приказ, заставил-таки молодого человека открыть глаза и посмотреть на волшебницу. - По настоянию Пикса мы возьмём с собой чёрный кристалл. Но пользоваться им нельзя ни в коем случае, понимаете? Ни в коем случае! Что бы не случилось, как бы на вас не давил магистр или кто-то ещё - умоляю, не трогайте артефакт!

- Не волнуйтесь, - безразлично сказал юноша. - Я вырою себе норку и буду там дрожать.

- Ваши шутки сейчас неуместны, - женщина покачала головой. - Тлея, проследи за ним.

- Так точно, мэм! - отчеканила девушка и засмеялась. - Разрешите выполнять?

- Ра-азрешаю! - улыбнулась Гермиона. - И помни: похоже, вся надежда только на тебя.

- Он будет совсем ручным, - магораинка продолжала хихикать. - Правда, Але? - она поцеловала юношу, и этим чарам сопротивляться было невозможно. Кончики губ молодого человека невольно поползли в сторону ушей. Выражение его лица из подчёркнуто-мрачного превратилось в откровенно комичное. Притворяться Александр умел плохо.

Волшебники обсудили с Таном ещё несколько деталей планируемой операции. Агент внёс несколько малозначительных корректировок, но в целом отметил профессионализм стратегов вообще и Гермионы в частности, заставив волшебницу чуть порозоветь. Единственным, что удивляло, наверное, всех присутствующих, была странная апатия магорианца по отношению ко второму этапу битвы - противостоянию энергонам. Он не задал ни одного вопроса по этой теме, а когда женщина сама лишний раз напомнила про данную проблему - с равнодушием выслушал её речь про патронусов, Воплощение и так далее. Если бы магорианец не доказал ранее свою честность, его бы, наверное, заподозрили в предательстве - ведь месяц назад агент сам во всеуслышание заявлял, что главной целью повстанцев является ликвидация «божеств». А сейчас все дружно посчитали, что как бы Тан не старался это скрыть, ему тяжело думать о коренной перемене в судьбе родной планеты.

К сожалению, будет ли эта перемена - вопрос был более чем открытым. Сражение с энергонами оставалось чем-то вроде отчаянного самоубийственного броска на амбразуру, нежели хорошо продуманной операцией. Да, Ордену удалось вывести кучу теорий, сделать ряд предположений и выразить мнение, что, наверное, может быть, вероятно, по всей видимости, созданные множеством волшебников патронусы как-то подействуют на призраков и... ну, в общем, кто знает, что тогда будет, но выбора всё равно особого нет... Короче, земляне играли в рулетку. Русскую рулетку. И даже чтобы просто получить право в неё сыграть, прежде необходимо было разбить войска магорианцев. Причём внимания магглов на энергонах Орден предпочёл не акцентировать, что напоминало волшебникам методы Исполнителя. Однако... Кто знает, может, незнание и правда меньшее из зол?

Дни тянулись в томительном ожидании. Александр всеми силами старался не показать гнетущие его плохие предчувствия, но, как уже было сказано, притворство не входило в число его талантов. Лиза, которая успела многое понять за время лечения, но после его окончания потеряла всякую связь даже с братом, заваливала юношу письмами. А он не имел права написать ей ничего дельного - включая дату, которая может стать для Алексея последним днём жизни. Время начала операции держалось в строжайшем секрете, как и вообще все детали касательно борьбы с магорианцами. По проектору лишь регулярно крутили различные агитационно-ободряющие ролики, грозящие демонстрацией интервентам матери некого Кузьмы, а вот что это за Кузьма и кем имеет счастье быть его матушка, оставалось за кадром. И, тем не менее, большинство простых обывателей всё равно чувствовали в воздухе тревогу, застилающую плотным туманом картину будущего. Она проскальзывала всюду - в речах политиков-генералов, оккупировавших ток-шоу, в заметно усиливающихся день ото дня мерах безопасности, когда страна ходила по грани введения чрезвычайного положения... И даже Солнце, казалось, выискивало подвод забиться под покрывало облаков, после ясного первого квартала обеспечив Европу пасмурной погодой.

Хуже того, Александру вновь начали сниться странные сны, и теперь его кристалл тут совершенно точно был не при чём. В грёзах юноша зрел иную планету, которую ранее никогда не знал - и в то же время такую знакомую! Это была планета энергонов, давно уже стёртая с лица галактики. Молодой человек понимал это, как понимал и причину своих видений. После двух случаев создания межмирового портала он определённо слишком сблизился с Амо-Наном, и кто теперь знает, сможет ли он в сражении воспользоваться чёрным кристаллом без риска вновь уступить призраку контроль над своим телом. Нет, юноша не забыл приказа Гермионы, но столь же хорошо знал - если события выйдут из-под контроля, он вряд ли будет сидеть сложа руки. Хорошо хоть, что сам энергон не пытался вызвать юношу на разговор, наверняка удовлетворённый ходом дел и страхами молодого человека.

Александр несколько раз ходил на базу «Дивизии М», надеясь поговорить с Алексеем. Однако в каждое своё посещение секретного объекта натыкался на непрерывные тренировки солдат, за которыми не без удовольствия наблюдал со стороны. Анри говорил юноше, что после известия о дате сражения подготовительную программу серьёзно усилили, и ребята теперь либо занимались чем-то полезным, либо спали без задних ног после тяжёлого дня. Они не жаловались и, вообще говоря, только радовались уготованной им доле героев, однако надеяться хоть на пятиминутную беседу с товарищем молодому человеку не приходилось.

Отношения с Тлеей, как и предполагалось, замерли в одной точке. Влюбленные проводили много времени вместе, но о будущем даже не заикались, боясь сглазить. Зато со стороны и девушки, и Гермионы, и матери на юношу постоянно велась атака в плане «это правильно, что тебе запретили участвовать в битве, и не думай возражать». Но Александра всё равно грызла совесть. Несмотря ни на какие напоминания о прошлых заслугах, он хотел быть там, среди солдат, среди друзей, что бы не случилось! А ему запрещали, и в очередной раз напоминали, что одно «божество» он уже победил, пора бы и другим дать шанс.

Но юноша всё равно тренировался. Бывало, возвращаясь после прогулки с девушкой, он не доходил до дома нескольких метров, заходил под покровом спустившейся ночи в какой-нибудь тёмный уголок и доставал кристалл. Тщательно наложенные чары тишины позволяли юноше не будить соседей выкрикиванием волшебных слов, так что он с упоением всаживал в прочные глухие стены заклинание за заклинанием, не боясь быть обнаруженным. Порой молодой человек представлял, что перед ним находятся фигуры в чёрных плащах, и тогда на ум сами собой приходили странные слова - или, скорее, желания. Кристалл вспыхивал чуть заметной тёмно-красной молнией, а Александр гадал - то ли он залез в память энергона и вытащил оттуда формулу известного тому страшного заклинания, то ли сам призрак по неизвестной причине подкинул молодому человеку это знание. Но толку от чар пока что было немного, и вряд ли кристалл юноши был способен на нечто большее.

Так мимо проплелась дюжина суток. Накануне решающего дня Светлана постоянными уговорами заставила сына лечь спать раньше, чтобы он как следует отдохнул перед предстоящем испытанием. Как бы не так - юноша не мог заснуть вообще. Он лежал, прикрыв глаза, и даже не делал попыток бороться с бессонницей. В памяти проносилось прошлое, на ум лезли разнообразные картины будущего. Молодой человек мечтал. Просто вспоминал былое и грезил о грядущем. Странное дело - ему казалось, словно он не заметил какую-то важную деталь за всю прошедшую жизнь. Несколько раз проходил мимо неё - и не заметил. А эта деталь, между тем, теснейшим образом связана с ним, с его сердцем, с его судьбой... В своих фантазиях юноша пробовал гадать, что же такое упустил из виду, но только скатывался на прекрасные видения, в которых исполнялись все желания юноши... Они помогали ему бороться с реальностью, когда завтрашний день мог чёрной страницей вписаться в историю Земли и положить начало закату человечества.

И всё-таки Александр чувствовал себя на удивление хорошо отдохнувшим после практически бессонной ночи. Он позавтракал, стараясь не глядеть на взволнованную мать, попрощался с ней так, словно шёл на увеселительную прогулку, и так быстро, как только мог, кинулся к портключу. Сейчас он не хотел думать ни о чём, кроме своих надежд на будущее. Цепочку, к которой был прикреплён кристалл, юноша обмотал вокруг руки на манер браслета, чтобы камень всегда держался рядом с ладонью. На пояс он привесил кобуру и несколько подсумков, показывая, что готов к сражению. Несмотря ни на какие возражения, молодой человек намеревался вытребовать себе оружие - хотя бы на всякий случай. Остановившись на мгновение перед зеркалом, чтобы в последний раз убедиться, что он ничего не забыл и достойно выглядит, Александр коснулся портключа.

Друзья, несмотря на разницу во времени, также уже собрались. Юноша впервые видел их в маскировочных костюмах, на которые волшебники дополнительно наложили слабенькое заклятие хамелеона, чтобы хорошо быть видимыми своим. В такую одежду облачилась даже Тлея, не иначе из демонстрации солидарности с землянами, хотя и друзьям-то она не слишком была нужна. На энергонов подобные фокусы определённо не действовали, а воевать с магорианцами вместе с пехотой не было позволено ни одному волшебнику. Часть представителей магического мира обеспечивали пехоте поддержку с воздуха, кое-кто командовал преимущественно противовоздушной авиацией, остальные же либо управляли танками Ордена, если входили в секретную организацию, либо ждали своего часа в тылу. Насчёт необходимости волшебных отрядов поддержки, планировавшихся поначалу, до сих пор велись оживлёные споры.

- Ну, удачи всем нам! - продекламировал Гарри, обведя остальных внимательным взглядом. - Что бы ни случилось сегодня, помните - наш путь не окончится, он бесконечен, и мы рано или поздно сойдёмся на нём вновь. Наша дружба, наша любовь сильнее всего!

- Отлично сказано, дорогой! - расплылась в улыбке Джинни и взяла супруга за руку. К ним потянулись руки остальных волшебников, а затем под пафосное «За Землю!» шестеро магов коснулись новенького портключа, переданного Гермионе в Ордене Тени ещё вчера.

В саванне уже было жарко и многолюдно. Посреди редких низкорослых деревьев суетились бойцы «Дивизии М», обслуживая свою технику; под магически созданным тёмным облачком, защищающим их от солнца, вели оживлённую беседу несколько орденцев. Изредка сквозь шум голосов и различных механических звуков прорывались крики животных, но вообще-то звери предпочитали обходить скопище двуногих десятой дорогой. С юга линию горизонта загораживали джунгли, а невдалеке, за мелкой речушкой, начиналась та часть саванны, которой предстояло стать полем битвы. Нависший практически над самой лентой воды магический барьер для Александра не существовал, но окружающие магглы периодически поглядывали на него и неодобрительно качали головами.

Гермиона повела остальных к чему-то большому и металлическому, больше напоминающему несколько сцепленных боками длинных трейлеров. Как оказалось, это и был передвижной штаб, в любую минуту готовый ринуться к каменным развалинам, торчащим из земли по ту сторону реки подобно обломанным зубам. Но до командования юноша не дошёл - посреди российских солдат, копающихся в истребителях с вертикальным взлётом, он заметил Алексея. Пообещав друзьям найти их в штабе позже, молодой человек направился к институтскому приятелю. Тлея хотела пойти с ним, но Александр разумно решил, что перед самым боем с магорианцами друг может ляпнуть что-нибудь не то, и девушке лучше его не слышать и не провоцировать.

- Привет, Лёх, я тебя не слишком отвлекаю? - предусмотрительно и даже с некоторой опаской спросил юноша, хлопая товарища по плечу. Тот, к счастью, ответил весьма бодро:

- А, привет, Сань. Нет, мы тут в сотый раз всё проверяем, чтобы уж точно сбоев не было, - он отечески похлопал по сверкающему крылу самолёта, и чуть поморщился - то было довольно горячим. - Господа офицеры, я на минутку, - небрежно кинул Алексей товарищам, а после нестройных «ага», «конечно» и «разумеется» отошёл вместе с Александром в тенёк.

- Дружественная делегация магоров предпочла забиться под подушку дома? - первым делом спросил институтский приятель, видя отсутствие рядом с другом магорианки.

- Нет, Тле в штабе. Она готова пойти за мной в огонь и в воду! - гордо заявил молодой человек, немного злясь на Алексея, начавшего разговор с колкостей в адрес девушки.

- Расслабься, - махнул рукой тот. - Возможно, она не так и плоха. По правде говоря, я эту Камю хоть расцелую, если мы сегодня загоним её братцев назад на их милую планетку.

- Я тебе расцелую! - засмеялся Александр, радуясь нормализации отношений с другом.

В дальнейшей беседе Александр убедился, что товарищ определённо готов к сражению - наверное, более готов, нежели сам юноша. Утомительные тренировки не прошли для Алексея даром, и боевой дух также был на высоте. Институтский приятель много шутил и словно вовсе не думал о возможной гибели в бою и уж тем более поражении. Хотел бы молодой человек быть настолько же уверенным и в собственных силах, и в мощи «Дивизии М» в целом! Зато по поводу отсутствия Александра на поле боя товарищ сказал едва ли не то же самое, что ему говорили в последнее время друзья - мол, ты уже стал героем, пора и честь знать. И не важно, что сам юноша себя героем вовсе не чувствовал. Но всё равно радовался, что от приятеля-офицера ему также не достаётся упрёков в чём-нибудь.

Таким образом, под металлические своды штаба Александр вошёл в лучшем настроении, нежели прибыл в Африку. Там его встретили преимущественно знакомые лица - Пикс, Анри, Хелен, дети четы Поттеров и Уизли... Юноша сразу узнал Джеймса Поттера, хоть на отца тот походил нескольким менее, нежели Альбус. Но кипящая вокруг работа не позволяла молодому человеку поговорить хоть с кем-то, кроме скучающей в уголке Тлеи. Гаспар Шинглтон бегал от одного волшебника-ополченца к другому, Гарри и Джинни беседовали с Пиксом, Гермиона - с Хелен, Рон - с Хьюго и Роуз... Все голоса сливались в монотонный гул, и разобрать, где что происходит, вряд ли представлялось возможным. Молодые люди присели на пока пустующие крайние места операторов и попытались как-нибудь отвлечься от гнетущего ожидания страшных событий. Их бесплодные попытки скоро прервал Пикс, подлетевший к юноше и чуть ли не на бегу резким голосом приказавший:

- Александр, если вы можете вызвать дементоров, сейчас самое время это сделать.

Повинуясь заданной магистром скорости, юноша вскочил с места и быстрыми шагами последовал вместе с друзьями из штаба на пустое пространство за ним. Он знал, что делать, и знал, что дементоры придут практически моментально, привлечённые магией кристалла и зовом своего повелителя. Александр вышел чуть вперёд из компании сопровождавших его, сжал в руке камень, а затем, закрыв глаза и сосредоточившись, громко отчётливо произнёс:

- Дементоры, слуги ужаса! Ваш господин взывает к вам! Ответьте мне! Придите немедля!

Кристалл сверкнул ярко-красным светом, и через несколько мгновений присутствующие ощутили лёгкий холодок, пронизывающий тело вне зависимости от теплоты воздуха. Огромная чёрная туча начала разрастаться в направлении от Александра, куда он указывал кристаллом. Она волной прокатилась по земле, оставляя за собой стоящие на коленях чёрные фигуры страшных новых союзников. Юноша медленно опустил кристалл, подошёл к ближайшему демону и твёрдо, совершенно не боясь возражений, произнёс:

- Вы готовы служить мне, что бы я не приказал и куда бы вас не отправил?

- Да, повелитель, - просвистел дементор. - Мы - инструмент твоей воли. Веди нас.

- Вы поступаете в распоряжение это человека, - юноша кивнул в сторону Пикса. - Выполняйте его приказания. И ещё одно - не смейте вытягивать души людей. Даже врагов.

- Твоё повеление для нас закон, - подтвердил демон. Дементоры направились вслед за магистром, заставив Гарри и остальных невольно поёжиться, проходя мимо них.

- Через десять минут будьте в штабе, - повелел глава Ордена напоследок. Волшебники недовольно нахмурились прямому приказу, но всё-таки Пикс был главнокомандующим, и ему следовало подчиняться. Рон, правда, не упустил случая отпустить в адрес магистра прежнее обвинительное заключение, что тот прям считает себя Императором Земли.

Отпущенное главой Ордена свободное время пролетело быстро. Пока друзья в последний раз перед сражением обнимали детей, юноша с девушкой шептались в стороне. Вскоре трогательную сцену грубо науршили Скорпиус Малфой и Грегори Гойл, бесцеремонно подошедшие к Гарри. Пришли они, впрочем, по делу - как подчиненные к начальнику, пусть новый глава авроров и старался не признавать себя таким, называясь «консультантом».

- Уходим в разведку, - отрапортовали они. - Будут какие-то особые указания, Гарри?

Александр неожиданно понял, что к волшебнику обратились по имени те люди, от которых он ожидал этого меньше всего. Но, судя по ответу начальника магической полиции, отношения между ним и бывшим лакеем Малфоя с сыном последнего в преддверии войны перешли товарищескую грань. Как и должно быть у хорошего шефа с подчиненными.

- Нет, ничего, - улыбнулся Гарри. - Удачи, - он пожал каждому руку. - Я верю в вас.

С уходом авроров незаметно подкатилось время, когда волшебникам следовало явиться в штаб, а их детям - занять свои места в отряде добровольцев из магического мира под командованием Шинглтона. Хоть до вступления в битву энергонов их непосредственное участие в бою не планировалось, риск всё равно нельзя было исключать. На владеющих аппарированием магов в ходе последнего совещания всё же решено было возложить роль санитаров, выносящих из боя раненых. Соваться на передовую им строго-настрого запретили, но кто верил, что, скажем, Альбус или Хьюго будут способны бросить умирающего только потому, что ему не повезло упасть слишком близко к линии фронта?

Глава Ордена Тени появился в штабе практически одновременно с волшебниками, переместившись в него. Он отпустил комплимент в сторону дементоров, которые показали себя покорнейшими слугами и должны были идти перед войсками, загораживая солдат от первых заклинаний и наполняя сердца магорианцев страхом. Конечно, магглы не были способны видеть демонов, но этого и не требовалось. Те не обладали душами, а значит, походили на ужасных роботов, массовая гибель которых вызвала бы у магического мира только радость. Впрочем, насколько оружие магглов и заклинания магорианцев способны повредить дементорам, ещё оставалось весьма неоднозначным вопросом.

- Что ж, леди и джентльмены, - с искренне-дружеской улыбкой произнёс Пикс, оборачиваясь к четам Поттеров и Уизли. - Я не имею понятия, как всё это закончится, и потому хотел бы напоследок прояснить наши отношения. У нас было множество разногласий, но знайте - я восхищаюсь вами. Конечно, кое-где вы сглупили... с моей точки зрения, кое-где и я бы не смог принять более правильного решения. В любом случае, я отлично понимаю, почему вы делали то, что делали, и хотел бы извиниться за все пункты, по которым наши позиции расходятся... и по которым я порой бывал весьма резок.

- Мы тоже понимаем вас, магистр, - за всех ответил Гарри, пожимая ему руку. - И хотя, как вы правильно заметили, наши мнения далеко не всегда одинаковы, без вашей решительности З