КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400189 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170167
Пользователей - 90952
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Головина: Обещанная дочь (Фэнтези)

неплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Народное творчество: Казахские легенды (Мифы. Легенды. Эпос)

Уважаемые читатели, если вы знаете казахский язык, пожалуйста, напишите мне в личку. В книгу надо добавить несколько примечаний. Надеюсь, с вашей помощью, это сделать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун:вероятно для того, чтобы ты своей блевотой подавился.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
PhilippS про Андреев: Главное - воля! (Альтернативная история)

Wikipedia Ctrl+C Ctrl+V (V в большем количестве).
Ипатьевский дом.. Ипатьевский дом... А Ходынку не предотвратила.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Подъем с глубины

Это не альтернативная история! Это справочник по всяческой стрелковке. Уж на что я любитель всякого заклепочничества, но книжку больше пролистывал нежели читал.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
загрузка...

Тень Войны - 2. Тень Земли (fb2)

Книга 257483 устарела и заменена на исправленную

- Тень Войны - 2. Тень Земли 1.28 Мб, 406с. (скачать fb2) - Pokibor

Настройки текста:



Название: Тень Войны. Часть вторая: Тень Земли

Автор: Pokibor

Бета: Юлия Акимова, Леди Францеска, Стас Клёнин

Пейринг: Гарри Поттер и другие, в т.ч. новые

Рейтинг: PG-13

Тип: джен

Жанр: фэнтези, фантастика

Размер: макси

Статус: закончен

Аннотация: Тайны раскрыты, а враги определены. Герои прошлого вернулись, чтобы вновь бросить вызов судьбе. Их цель - предотвратить нависший над Землёй конфликт, и они готовы идти до конца. Втянутый в противостояние юноша с трепетом ждёт надвигающихся на него испытаний, а новые друзья сами не представляют следующего шага. Воля, что переплела их жизненные пути, пока молчит... Но наступают последние часы штиля перед штормом, призванным решить будущее цивилизаций обеих планет.

От автора: Итак, я решился на попытку опубликовать здесь самый большой свой труд. Он закончен, велик и специфичен.

Да, это продолжение Гарри Поттера. Сюжет полностью согласуется с окончанием 7 книги. Но вот действие происходят через 58 лет после поражения Волдеморта - в 2056 году. Не мудрено, что в сюжете будет масса новых персонажей. Также появятся многие старые знакомые, пережившие все эти года. Однако главное, что я сразу должен подчеркнуть - здесь нет стандартной истории про волшебный мир в стиле Роулинг. Я сделал попытку отойти от привычной «сказочности» и взглянуть на мир с точки зрения реальности будущего. Будущего, в котором магглы покоряют космос и уже вступили в контакт с иной цивилизацией, а волшебники по-прежнему ютятся в своём закрытом мирке.

Я осознаю и предупреждаю, что на протяжении всей первой части читателю будет казаться, что перед ним вообще не мир Поттера, а нечто Sci-Fi'шное с незначительными знакомыми вкраплениями вроде незабвенной авады. Не стоит читать, если Вы ждёте в фике исключительно старых героев и борьбу против Тёмного Лорда (а уж про слеш и не говорю...). Я писал в первую очередь целостное произведение, а не стандартный фик. И тем не менее, это - фанфик. Со второй части пойдут флешбеки, старые герои наконец-то выйдут на первый план... но всё равно мир уже не станет таким, каким он был у Роулинг. Это - будущее.

* * *

Забвенье прорвав, возвратился кристалл,

Который владыку веками искал.

И словно расплавленный в чане металл

Жжёт разум нависшего рока оскал.

На горизонте пылает пожар,

Предотвратить чтоб грядущий кошмар

Реликвии ищем, веков прошлых дар.

Лишь в спину опасен коварный удар...

Глава 1. Пробуждение

Яркий свет электрической лампы освещал заваленный бумагами стол. Все остальные источники света в кабинете были выключены за ненадобностью. Даже читать разложенные везде отчёты, доклады и книги хозяину не хотелось. Экран монитора подавал признаки жизни только благодаря оранжевой лампочке, ясно говорившей об отсутствии какой-либо активности в последние двадцать минут. Тишину нарушало лишь тихое шипение компьютера, уже отключившего всё, что только можно было отключить автоматически. Спинка офисного кресла застыла в положении, далёком от вертикального, повинуясь весу лежащего на ней тела. Ноги хозяина упирались в заднюю стенку стола, а сплетенные пальцы рук спасали голову человека от твёрдости стены. Он думал.

Неосведомлённый посетитель дал бы хозяину кабинета лет шестьдесят с небольшим, хотя на самом деле ему было на полтора десятка больше. Короткая стрижка открывала взору высокий лоб, на гладко выбритом лице застыло сосредоточенное выражение, а серые глаза неподвижно уставились в стену. Впрочем, разум человека витал далеко за пределами доступа передаваемых органами чувств данных. В его мыслях проплывали тысячи событий - как уже произошедших и возможно грядущих, так и тех, что никогда не случатся.

На стук в дверь хозяин кабинета никак не отреагировал. Стук повторился. Ответа вновь не последовало. Тогда дверь приоткрылась, и в неё осторожно заглянула женщина тридцати пяти лет, с короткими тёмно-красными волосами и живыми карими глазами на чуть тронутом косметикой лице. Заметив погружённого в свои мысли человека, она тактично кашлянула, а затем зашла в кабинет и произнесла нерешительным голосом:

- Магистр? У меня есть важная информация... - и положила на груду бумаг ещё одну.

Человек зашевелился, возвращаясь в реальность, и мягким голосом сказал:

- Прости, Ванесса. Я задумался... Теперь в Южной Америке, не так ли?

- Да, но... как вы догадались? - изумилась женщина.

- Защищай мы пингвинов, я бы назвал Антарктиду, - улыбнулся магистр. - Нас отвлекают от северного полушария, Ванесса. И я почти уверен - конкретно от Хогвардса. Через несколько часов там всё будет кончено, и я думаю - как оно закончится?

- Эээ... Что вы имеете в виду магистр? Мне казалось, что с Волдемортом проблем нет! - удивлённо спросила та, пробегая глазами принесённый документ.

- Я имею в виду не Волдеморта... - покачал головой магистр. - Он проиграет, это уже давно решённый вопрос. Я же размышляю совсем о другом... Должен ли я вмешаться, и как?

- Я вас всё ещё не понимаю, магистр, - Ванесса смущённо присела на краешек стола. - К чему вмешиваться, если, как вы говорите, исход предопределён? Возможно, вы боитесь за...

- Нет, - подобно мудрецу, отвергающему бредовую мысль, произнёс хозяин кабинета. - Я не боюсь за... них обоих. Точнее, не боюсь за их жизни сегодня. А вот потом... Понимаешь, Ванесса, я кое-что подозреваю. И с каждой секундой убеждаюсь в своей правоте.

- Вы... можете поделиться со мной своими подозрениями? - шёпотом спросила Ванесса.

- Прости, не сейчас... - чуть подумав, со вздохом ответил женщине магистр. - Я должен сам принять решение, каким бы оно не было. И... Да, боюсь, это единственный выход...

- Магистр, я не знаю, что вы собираетесь делать, но помните: я, Энзо, Лао... и, думаю, Крей тоже - всегда будем на вашей стороне! - твёрдо сказала посетительница.

- Спасибо, - искренне поблагодарил её пожилой мужчина. - Но остаётся ещё один человек, и с ним всё куда сложнее... Ладно, - он вдруг перебил себя. - Значит так, передай, что я дал согласие на отправку любых сил в Южную Америку. И, главное, просил не беспокоить себя до утра. Сейчас сделаю один звонок и отправлюсь в Хогвардс. Только постарайся держать это в тайне, хорошо?

- Конечно, магистр! - отчеканила Ванесса, затем по-военному развернулась и покинула кабинет. Мужчина же осмотрел своё рабочее место, выключил компьютер, кое-как рассовал бумаги по ящикам стола, чтобы добраться до лежащей под ними трубки радиотелефона. Та радостно запищала разными тонами, повинуясь бегающим по кнопкам пальцам магистра. Затем аппарат замолк, прорываясь через несколько телефонных станций к своей цели и, наконец, на том конце ответил голос сонного дежурного. «Интересно, друг сейчас в кабинете?» - промелькнула мысль. - «Нет, вряд ли, у них уже давно ночь на дворе... Впрочем, это и не так срочно».

- Здравствуйте, это Пётр Марков. У меня сообщение для Ивана Честина. Передайте ему слово в слово, пожалуйста, когда он появится у себя. Записываете? Значит, так... «Я уверен, что оказался прав. Сделай то, о чём мы говорили. К сожалению, просто решить ситуацию не выйдет. Пётр». Записали? Огромное спасибо. Всего наилучшего.

Магистр положил трубку на стол, встал и быстрым шагом направился к стоящему в углу шкафу для одежды. Лёгкая рубашка и брюки, которые он носил обычно, не слишком подходили для ночного путешествия к школе магии. Но переодеваться во что-нибудь колдовское времени не было, и Марков просто накинул поверх своей одежды чёрный плащ с капюшоном, полностью закутываясь в него. Затем он поспешил покинуть кабинет и осторожно, стараясь остаться незамеченным, проскользнул к ближайшему месту аппарирования. К счастью, коридоры с металлическими стенами и покрытым линолеумом полом пустовали, и магистр никого не повстречал. Так... куда отправится? На территории самого Хогвардса аппарирование запрещено, а из окружающих его мест... Да, он как-то бывал в поселении под названием Хогсмид... Тут же раздался хлопок, и Марков исчез.

Внизу сверкали вспышки и мелькали лучи всех цветов и оттенков. Кто-то кричал, кто-то хрипел, а кто-то уже даже не дышал. Шла битва. Битва не на жизнь, а на смерть. Битва за Хогвардс. По направлению к замку бесшумно скользили дементоры, с едва уловимым клацаньем спешили пауки, с громким топотом бежали великаны... От накладываемых ежесекундно чар воздух буквально шуршал и сверкал подобно новогодней ёлке. Защитники школы магии и слуги Тёмного Лорда сражались друг с другом, не видя ничего и никого вокруг, кроме заклятых врагов. И никто даже краем глаза не заметил тихо разрезающую полутьму угольно-чёрную сову, кружащую над Хогвардсом. Её серебристые глаза подобно клещу впивались в каждую из копошащихся внизу фигур, выискивая малейшие признаки для определения сражающейся личности.

Наконец, сова нашла того, кого надеялась найти. В самой суматохе боя изо всех сил махал палочкой человек с сальными волосами и бледным лицом. Странная птица начала снижаться. В этот момент к искомому волшебнику подлетел другой и, сбиваясь, проговорил:

- Северус, тебя желает видеть Тёмный Лорд. Он в Хижине... и прошу - попытайся убедить его остановить это безумие! - на последних словах голос Малфоя-старшего дрогнул.

Снейп побледнел ещё больше, но постарался сохранить невозмутимый вид.

- Ничего не могу обещать, Люциус, - сухо сказал он, отступая из сплошного потока летящих вокруг лучей и направляясь к месту, с которого можно было бы аппарировать.

Сова тихо скользнула вслед за волшебником, старясь держаться в десятке метров над ним, чтобы не быть замеченной в окутавшей окрестности темноте. Так она продержалась над Снейпом до самых ворот Хогвардса, а когда тот собрался было аппарировать - неожиданно кинулась вниз и, совершив кувырок, облетела вокруг головы бывшего зельедельца.

- Я малость занят, - прорычал тот, заметив странную птицу и отложив перемещение.

Но она не унималась - ещё раз перекувыркнулась и затем повисла в воздухе прямо перед глазами Снейпа, впиваясь в лицо волшебника взглядом двух серебряных точек. Тот шумно вздохнул, затем пробормотал под нос «ладно» и ответил сове столь же пристальным взором. Несколько секунд он передавал странной птице свои мысли, а затем еле слышно прошептал:

- Вмешаешься только если я провалю свою миссию, - и с хлопком растворился в воздухе.

Сова же вновь взмыла ввысь и с огромной скоростью кинулась в направлении замолкшего в ожидании исхода битвы Хогсмида. В поселении её уже ждал Марков, неподвижно замерший рядом с пабом «Три метлы». Он стоял на одном колене с закрытыми глазами и сложенными вместе руками, сжимающими нечто бледно-жёлтое. Голова магистра была наклонена вниз и чуть покачивалась из стороны в сторону каждый раз, когда странная птица совершала очередной манёвр. При приближении подвластной ему совы волшебник начал медленно вставать с колена, а когда та подлетела к рукам - открыл глаза и прочитал во взоре птицы переданные Снейпом мысли.

- Прости, Северус, у меня другие планы... - улыбнулся он и легонько взмахнул ладонью. Сова растворилась в пронизанном тонкими серебристыми нитями густом черном дыме.

Задание выполнено. Долг отдан. Все расчёты директора оправдались. На последнем этапе, правда, чуть не случилась осечка... ну и пусть. Впрочем, он и это знал - просто не мог не знать, потому и посоветовал носить с собой на всякий случай безоар. Нет, ну каков старик! Конечно, логическая цепочка элементарная: палочка, убийство, мечтающий завладеть оружием Тёмный Лорд, змея как куда более надёжное средство, нежели безумная попытка применить палочку против её псевдо-хозяина... Но всё ж таки нужно отдать директору должное - расчёт до мельчайших деталей, пусть и в его планах порой находятся неожиданные дыры. Только одно до сих пор непонятно - зачем же старик настоятельно посоветовал вступить в этот треклятый Орден? Ах, ну разумеется - хотел спасти, дать цель... как глупо даже с его стороны! За прошедшие годы ничего не изменилось, и измениться не могло. Проклятье... как же мерзко от ощущения, что мальчишка всё-таки посмотрит воспоминания, всё-таки узнает... Ну так хоть не станет ухмыляться в глаза, и то хорошо! Однако, каков всё же подлец! Пообещал, что никому не скажет - и ж ведь не сказал, но сделал всё так, чтобы само раскрылось, вынудил самому отдать Поттеру самые сокровенные мгновения прошлого! Последняя капля серебристой субстанции покидает голову... Нет, эту сцену до конца тебе смотреть не следует, проваливай отсюда... Хотя... дай мне увидеть в последний раз на этом свете глаза... не твои, а её!

- Посмотри... посмотри на меня, - с трудом покинул горло едва различимый шёпот. Левая рука выпустила до того сжимаемый в ней безоар, надёжнейшее противоядие. В нём нет нужды, ибо необходимое свершилось. Теперь ни малейшего сбоя в планах директора быть не может, Тёмный Лорд отправится в преисподнюю - там этому ублюдку самое и место, а Поттер... пускай себе живёт сколько влезет благодаря очередному верному предположению Дамблдора! Ну вот и всё... Комната медленно растворилась в застилающей глаза кроваво-красной пелене. Боль в шее ушла. Все чувства пропали.

Тьма вокруг окрасилась чуть заметным красным цветом, из которого постепенно начали вырисовываться знакомые контуры. Солнечный летний день, детская площадка. Пожалуй, такой чистой и яркой она никогда не была. Ни единого следа тяжёлого загрязнённого воздуха - только кристально-прозрачный воздух и мягкий ласковый свет солнца. Вокруг не слышно ни звука, не видно ни души... Нет, это не правильно! Тут должен быть человек. Только один человек. Которого он хочет видеть в первую очередь. Он желает появления...

- Лили! - вырвался из груди сдавленный не то крик, не то стон, вызванный внезапным возникновением прямо перед Снейпом женской фигуры. Такой он видел её в последний раз и запомнил навсегда... выпуск из Хогвардса, оранжевое платье... Застывшее лицо Лили было полно непередаваемой грусти - и даже зелёные глаза печально и неподвижно смотрели на давнего приятеля, отчасти ставшего причиной её гибели.

- Прости... Умоляю, прости... Скажи, что ты прощаешь меня... - словно задыхаясь, пробормотал Снейп. - Ты знаешь... Я не представлял... Я не имел понятия, что оно коснётся тебя... Я сделал всё возможное, я верно служил твоей памяти, я... я защитил твоего сына!

- Ты просишь у меня прощения, Северус? - произнесла Лили ровным голосом. - Говоришь, сделал всё возможное? Тогда ответь - а ты сам простил себя?

- Я... я не понимаю, что ты хочешь сказать, - бывший профессор совершенно растерялся под холодным взглядом зелёных глаз. - Я не думал... Я не хотел... Я не знал...

- Опять оправдания, - констатировала Лили. - Я всегда слышала от тебя одни оправдания, Северус. Ты просишь прощения у меня - а сам не можешь простить себя хотя бы потому, что не находишь сил в полной мере признать свою вину. Ты отгораживаешься от правды сотней стен, пытаешься выдумать десятки причин своего поведения... Ты обвиняешь всех вокруг в чём только можешь: Джеймса, Гарри, Дамблдора... меня. Ты оправдываешь свои грехи нашими. Выдуманными ли, нет - не столь важно. И ты хочешь, чтобы я простила тебя и признала тем самым нашу вину в твоих поступках?

- Нет... Я виноват... - прохрипел Снейп, словно сдавленный невидимым прессом.

- Уже лучше, - черты лица подруги молодости немного смягчились.

- Но... пойми... Я ошибался... я думал, что делаю это ради тебя... - куда свободнее продолжал бывший профессор. - Я не мог представить... Почему, почему Поттер? Почему этот знаменитый тупой надутый индюк? Я пытался стать лучше него, доказать тебе, что я лучше!

- Ты казался мне лучше него, - сурово сказала Лили. - А потом в попытках доказать своё превосходство только всё испортил. Джеймс же наоборот. Он сделал то, чего не смог сделать ты. Он изменился, Северус. И у тебя ещё есть шанс также измениться.

- Но я... ты знаешь, я повиновался Дамблдору! - Снейп уже рычал. - Я способствовал окончательному падению Тёмного Лорда! Я защищал твоего сына, и спас его!

-Я знаю и благодарна тебе за это, - тяжело кивнула Лили. - Но я не могу простить тебя, Северус, пока ты сам в полной мере себя не простил. А до тех пор... просто прошу: продолжай приглядывать за Гарри. Падение Волдеморта - это ещё не конец...

- Что? - изумился Снейп, пронзая взглядом подругу и с удивлением отмечая, что та стала чуть-чуть прозрачной. - Но я... я мёртв! Мы мертвы!

- Нет, - голова Лили легко покачнулась из стороны в сторону, а глаза прикрылись. - Ты ещё жив, иначе здесь всё было бы по-другому... И в глубине души ты чувствуешь это...

- Нет! - как сумасшедший закричал бывший профессор и попытался схватить руку подруги. Его ладонь свободно прошла через её запястье даже без ощущения холода.

- Тебе пора, - тихо промолвила Лили, всё более и более растворяясь в воздухе.

Мир вокруг начал постепенно тонуть в неизвестно откуда приходящем красном тумане, становящимся всё насыщеннее. Свет солнца померк, воздух стал напоминать болотную воду.

- Нет! Я не хочу! Вернись! - кричал Снейп, тщетно пытаясь удержать исчезающую бесплотную тень подруги. Руки проходили и сквозь неё, и сквозь туман, и даже сквозь друг друга абсолютно без каких-либо ощущений. Волшебник чувствовал себя зависшим в пустоте, и его начала накрывать глухая боль. Неощутимый воздух заполнял лёгкие, заставляя медленно задыхаться. Вновь заболела шея. Перед глазами поплыли алые круги.

- Северус! - прорвался сквозь туман далёкий голос, с каждым словом становившийся всё отчётливее. - Северус, вставай! Хватит отдыхать, труба зовёт!

Веки налились свинцом. Зубы словно притягивало друг к другу. Почувствовалась срочная необходимость в кислороде. Безжизненно лежащая на полу рука дрогнула и инстинктивно потянулась к нанесенной змеёй ране. На месте страшного укуса теперь был свежий рубец, от которого по всему телу расходилась тупая боль как от ожога. Последовал глубокий вздох, и разливающийся по сосудам воздух позволил открыть глаза и побороть сдавливающую разум тяжесть. Из тьмы выплыло лицо знакомого человека, присевшего перед телом на корточки и со странной печальной улыбкой оглядывающего очнувшегося волшебника.

- Ты... - у ослабевшего Снейпа получилось лишь негромкое шипение. - Как ты посмел? Я же сказал... Я всё сделал... И не говори, что ты этого не знал...

- Да, ты до конца выполнил волю Альбуса, - подтвердил Марков. - Волдеморт обречён.

- Тогда... зачем ты вернул меня? - голос полумёртвого волшебника окреп, и в нём проявились злобные нотки.

- Вернул? - по губам пожилого мага скользнула лёгкая усмешка. - Мне не по силам никого вернуть. Должен сказать, Гарри тут задержался, и если бы ты умер - даже я не смог бы тебя спасти. Нанесенная змеёй рана была смертельной, Северус, но... не для тебя.

- Ты... хочешь сказать... он, без моего желания... - у Снейпа хватило сил приподняться на локтях и собрать в голосе переполнявшую мысли ярость. - Гори вечным пламенем весь твой Орден!!! Зачем?! Я хотел уйти!!! Я... видел... - он со стоном замолчал и закрыл глаза.

- Прости, но тебе ещё рано покидать этот мир, - почти извинился Марков. - Альбус...

- Альбус?! - заревел уже совсем пришедший в себя бывший директор, словно имя предшественника на этом посту сейчас резануло его по сердцу. - Ну конечно, как я мог подумать, что хоть здесь обойдётся без Дамблдора! Разумеется, он запихнул меня в твой паршивый Орден, он вертел мной как хотел, он всех дёргает за ниточки, и тебя тоже! И после своей смерти он никак не уймётся, всё играет чужими судьбами, пытается спасти и кого может, и кого не может... и даже сдохнуть мне не даёт по-человечески!

- Хватит, Северус, - произнёс магистр спокойным тоном, будто ничего особенного не происходило. - Альбус отправил тебя не в Орден, а ко мне. И наш нынешний разговор не имеет к его планам ни малейшего отношения. Альбус не всезнающ, и не обвиняй его больше.

- Тогда убей меня! - продолжал кричать Снейп. - Убей, как я убил Дамблдора - и по той же причине! Я не хочу больше мучаться, слышишь?! Не хочу! Я хочу вернуться... туда!

Снейп замолчал и, тяжело дыша, пристально посмотрел на сохранявшего невозмутимость Маркова. Глаза его налились ещё большей злобой, а затем взгляд пристально обвёл комнату.

- Ладно... - процедил Снейп сквозь зубы. - Хорошо... Если ты так хочешь... я нападу на тебя... И убью, если потребуется... И ты вынужден будешь убить меня... Где моя палочка?! - последние слова волшебника снова прозвучали злобно и разочарованно.

- Она тебе не нужна, - Марков опять слегка улыбнулся и похлопал рукой по карману.

- Ах, ну да... - оскалился Снейп. - С ней мне тебя точно не убить... Значит, я воспользуюсь напоследок камнем, будь он проклят... И на этот раз ему меня не спасти!

Он мгновенно засунул руку под робу в районе горла и коснулся пальцами холодного предмета, что висел там на чёрной шёлковой ленточке. В Снейпа словно ударила молния - но пронзила скорее не тело, а разум. В голове моментально всплыли слова, испорченным эхом отозвавшиеся в ушах.

- Продолжай приглядывать за Гарри, - пронеслись сквозь мысли слова Лили.

- Гарри по-прежнему в смертельной опасности, - словно вторил им голос Маркова.

- Да плевать я хотел на Поттера! - ещё не до конца осознавая услышанное, заорал Снейп.

- Это ты сейчас так думаешь, - помрачнел магистр и, сощурив глаза, посмотрел на замершую под робой руку Снейпа. Та не шевелилась - как и окаменевшее лицо волшебника. Привычная бледность полностью вернулась на него, и даже стала чрезмерной.

- Как? - спросил бывший профессор странным ровным тоном, словно сам не в силах разобраться в своих эмоциях. - Ты же сказал - Тёмный Лорд обречён! План... сработал?

- Полностью, - свет вновь пробудился на лице Маркова. - Ты долго находился на грани жизни и смерти, Северус, за это время почти всё закончилось. Возможно, в данный момент уже решается судьба Волдеморта... возможно, это произойдёт парой минут позже... Но если он сделает неверный выбор - пробудится Воплощение. Ты же знаешь, что это, не так ли?

Снейп молча кивнул, и его сосредоточенный взгляд вопросительно впился в магистра.

- И главной целью этой твари будет Гарри, - мрачно закончил объяснение Марков.

- Останови его. Немедленно. Заключи Тёмного Лорда под стражу, - резко приказал Снейп.

- Я не могу, - казалось, магистр пересиливает себя, произнося эти слова. - Я думал об этом. Очень долго думал. И в итоге решил отдать судьбу Волдеморта в его собственные руки. Я не могу поступить иначе. И также не могу сейчас всё объяснить. Даже тебе.

- Я остановлю его! - Снейп сорвался с места и кинулся в тоннель, Марков тотчас последовал за ним. - А потом ты убьёшь меня - или я с радостью прикончу тебя за это!

- Ты не успеешь, - спокойно произнёс магистр, догоняя волшебника. И в то же время, будто в ответ на его слова, Волдеморт пал, поражённый собственным проклятием. Большой Зал залился светом солнца, перемешанным с ещё витающим в воздухе золотым сиянием от встретившихся друг с другом заклинаний. Глаза всех присутствующих невольно устремились к подлетевшей в воздух палочке - и решительно невозможно было заметить тонкий красный луч, взметнувшийся ввысь от тела поверженного мага в тот момент, как Тёмный Лорд лишился жизни. Он легко пронзил и зачарованный потолок Зала, и толщу камня над ним, а затем превратился в тёмно-красное облако, быстро разрастающееся над Хогварсом. Вскоре оно уже походило на грозовую тучу, жадно вбирающую в себя всё больше и больше пространства - и как раз когда туча накрыла почти весь замок, Марков и Снейп вылетели из прохода под Ивой. Они посмотрели на небо и тут же остановились. Из уст бывшего профессора вырвался невольный стон, магистр же просто закрыл глаза и вздохнул.

- Свершилось, - только и пробормотал он. Ногти Снейпа изо всех сил впились в кожу его ладоней. Он понял, что в этот момент его судьба изменилась и вновь оказалась связана с судьбой Поттера. Лицо волшебника стало одного цвета с известью. Он, не в силах даже моргнуть, наблюдал, как облако вдруг прекратило расти и начало изменять форму, вытягиваясь вверх и сужаясь в ширине. Вскоре оно образовало нечёткую фигуру, напоминающую человеческую, и тихо растворилось в воздухе.

- Теперь нам остаётся гадать, где будет нанесён первый удар, - всё тем же ровным тоном произнёс Марков. - Итак, Северус, что ты будешь делать дальше? - магистр достал из кармана палочку волшебника и протянул ему этот ничего уже не значащий кусок дерева.

Тот злобно посмотрел на Маркова, потом бросил презрительный взгляд на палочку. Но вновь раздавшийся в мыслях голос Лили поставил точку в раздумьях. Если она просила защитить Поттера - он сделает это. Если она просила «простить себя» - он постарается понять, что же Лили имеет в виду. И тогда... при следующей встрече... она простит. Непременно. Однако теперь мальчишка всё знает... Нет, не всё. Он не будет знать...

- Северус Снейп мёртв, - ледяным тоном сказал бывший профессор, не взяв палочку. - Позаботься об этом. Он должен был умереть там - так тому и быть. Теперь я адепт Снейп, и только он. И я требую, чтобы ты мне всё рассказал. В первую очередь мне нужно объяснение, почему ты позволил Воплощению пробудиться! Ты поступился принципами Ордена, и не только ими! - голос адепта стал грозным и ядовитым.

- Да, Северус, - грустно ответил Марков. - Ты прав, я поступился принципами Ордена. И я тебе обязательно всё расскажу - но сделаю это позже. Я тебе доверяю, поверь - просто не хочу пока озвучивать свои сомнения.

- Доверяешь, как доверял Дамблдор? - фыркнул Снейп. - Вы с ним стоите друг друга.

- Не льсти мне, - улыбнулся магистр. - Я Альбусу не ровня, и вряд ли стану таковым...

Марков вернулся в хижину, попросив Снейпа, изрядно ослабшего от потери крови, бега и не самых приятных известий, подождать его у озера. Действительно, следовало замести следы. По крайней мере, чтобы у людей, пришедших за телом якобы погибшего волшебника, не возникло никаких подозрений. В течение десяти минут магистр как мог ослаблял поддерживающие крышу балки - и, наконец, последнее его заклинание закончило дело. Раздался взрыв, за ним последовал скрежет и нарастающий шум. Простоявшее несколько десятков лет строение в момент развалилось на кусочки, а весь ведущий в Хижину ход заполнили клубы пыли. Загораживая лицо рукавом плаща, Марков ушёл в тоннель, оставив переломленную пополам палочку Снейпа чуть виднеющейся из-под обломков.

Теперь оставалось только незаметно покинуть Хогвардс. Но это уже было просто, несмотря на покинувший замок народ, празднующий падение Тёмного Лорда и даже не подозревающий о его истинных последствиях. Люди, кентавры и домовые эльфы, смешавшись, высыпали к воротам и Запретному Лесу - а по-утреннему спокойное озеро осталось без присмотра. Глубинные же его обитатели ничего не заметят... Марков подошёл к Снейпу, с отрешённым видом уставившемуся на блестящую в лучах солнца воду, и мрачно произнёс:

- По крайней мере, Волдеморт получил даже большее наказание, чем кто-либо предвидел.

- Да, - со злобой в голосе отозвался адепт. - И это единственно, что согревает мне сердце.

В ответ магистр недовольно вздохнул и покачал головой. Он надеялся на другие слова.

Заклинание призыва заставило выплыть из укрытия на другом берегу небольшую надувную лодку с бензиновым мотором. Она была спрятана там лично Марковым сразу после возрождения Тёмного Лорда, и предназначалась как раз для случая экстренной и скрытной эвакуации из замка. Наложенные чары тишины позволяли лодке бесшумно скользить по воде даже на максимальной скорости, а полное отсутствие электроники - без сбоев работать на землях Хогвардса.

- Как я посмотрю, у вас с Дамблдором всё было просчитано, - проворчал Снейп.

- Подстраховка никогда не бывает лишней, - хитро прищурился Марков. - Но несколько лет назад ни я, ни Альбус даже подумать не могли, чем обернётся гибель Волдеморта.

- Хочется верить, а то бы Орден непременно вмешался в войну, - холодно заметил адепт, садясь в лодку возле магистра. Лёгкое судно незаметно растворилось в утреннем тумане.

Тепло. Светло. Легко дышится. Он идёт по дороге к Хогвардсу. Вокруг собралась наперебой выкрикивающая что-то толпа. Рядом друзья. Много друзей. Это сон - или реальность? Нет, всё-таки сон - но навеянный прошедшим днём. Точнее, прошедшими днём, ночью и ещё раз днём, перемежаемым коротким перерывом на дрёму. Это был один из самых долгих дней в его жизни. Один из самых тяжёлых дней в его жизни. И... наверное, один из самых счастливых дней в его жизни, несмотря на страшные потери в войне.

Вдруг видение начинает покрывать ползущая отовсюду тьма. Это ещё что такое? Точно не его мысли. Похоже, кто-то вторгается в его разум, в его видения, в его грёзы!

- Доволен, Поттер? - взвыл глубоко внутри голос Волдеморта. - Счастлив?

Раздаётся зловещий смех, перемежаемый страшным стоном будто от нечеловеческой боли.

- Ты не представляешь, что сейчас со мной происходит... Но ты это узнаешь! Клянусь, ты это узнаешь... Нанесенная мною тебе рана куда глубже, чем ты можешь себе представить!

- Ты мёртв. Я свободен от тебя, - сам собой напрашивается ответ поверженному врагу.

- Мёртв? - слышится полное злобы шипение. - О, я не мёртв... Мне хуже, намного хуже! Чёртов старик, если он именно это имел ввиду... Будь проклят Дамблдор и вся его любовь!

- Ты сам выбрал свой путь. Я предлагал тебе искупление.

- Зато тебе не представится выбора, Поттер! - голос Волдеморта тает в каком-то стоне, идущем со всех сторон. Крики, металлический скрежет, глухие звуки ударов... И боль, нестерпимая боль... Она накатывается отовсюду... И внезапно обрывается, уходя в никуда.

Тьма отступает, и перед глазами вновь чёткая картина. Светит яркое солнце. Не так далеко виднеется океан. Вокруг раскинулся небольшой тропический остров. И он стоит посреди простирающегося от берега и до берега зелёного леса. Но почему он настолько высокий? Почему самые большие деревья одного с ним роста? И откуда взялась тёмно-красная пелена перед глазами? Кроме того, чувствуется ещё чьё-то присутствие. Будто чужое сознание ворочается изо всех сил, пытаясь захватить контроль над телом. Впрочем, вряд ли незнакомцу удастся - приходит сразу уверенность. Начинает казаться, что и на остальные вопросы он знает ответы... Знает, но сейчас они не важны, и потому не всплывают в мыслях. Идёт подготовка к битве.

Вокруг появляются союзники. Они очень странные - и в то же время именно такие, какими должны быть. Белые и слегка светящиеся существа разных форм. Некоторые напоминают огромный клюв на слоновьих ногах и стоят на земле, другие походят на огромных уродливых ястребов и летают по воздуху, третьи же... ну да это опять не важно. Они - всего лишь слуги: безвольные, бездушные и обречённые на уничтожение. Но отнюдь не он.

Вдали показались несколько странных мётел с сидящими на них волшебниками в серых мантиях. Летательные аппараты обведены металлически блестящей полусферой с остеклёнными стенками. И - тут словно из другого мира приходит его опыт отличного игрока в квиддич - они очень неплохо летают и маневрируют. Птицеподобные слуги кидаются на них... И завязывается бой. Волшебники отбиваются мощнейшими проклятиями, сопровождаемыми стрёкотом... пулемётов в металлических основаниях мётел? Тот, кто играл в квиддич, спрашивает - что за глупость? А в ответ лишь твёрдая уверенность, что всё так и должно быть. Союзные ему существа также пускают в нападающих разноцветные сгустки энергии, но очевидно проигрывают - пусть и не без потерь со стороны противников. Он вскидывает левую руку - та похожа на багровую палочку, но всё так и должно быть. Прицеливается в удачно подлетевшую близко метлу...

- Avada Kedavra! - слова приходят сами. От ударившего зелёного луча летательный аппарат вместе с пилотом буквально разносит в клочья. Что ж, пора заканчивать этот спектакль!

Он начинает сражаться. Мечевидной правой рукой разрубает на куски не только суетящихся под ногами волшебников, но и бронированные машины противника. Враги, конечно, пытаются сопротивляться - направляют на него проклятия, наводят свои орудия... Но ему всё нипочём. У него есть цель. Великая цель. И он сейчас воплощает её в жизнь. Враги обречены - у них нет ничего, способного повредить ему. Так и должно быть.

Он продолжает идти вперёд несмотря ни на что, уничтожая всё на своём пути. В основном работает правая рука-меч. Для наведения заклинаний нужно целиться, что-то проговаривать - а размахивать огромным багровым лезвием можно без остановки и лишних раздумий. Впрочем, противники порой умудряются делать землю липкой или придумывают ещё какую пакость. В такие моменты ему приходится сосредотачиваться и собственным могущественным колдовством ликвидировать последствия их усилий. Наконец, на поле боя не осталось никого кроме волшебника, которого называют магистром остальные трое. Другие люди или убиты, или умудрились сбежать на своих летательных аппаратах. Ну и пусть. Это не имеет значения. У них нет шансов. Так и должно быть.

- Avada Kedavra! - кричат все оставшиеся маги, кроме магистра, присевшего рядом с каким-то наполовину закопанным в землю большим металлическим шаром. Бессмысленно. Он почти не почувствовал этого укуса, и уж тем более не мог быть им остановлен. Меч выписывает смертоносную дугу - и ещё одним противником меньше. Остальные успевают отпрыгнуть в стороны, но им не на что надеяться. Ага, магистр вскакивает на ноги и выхватывает свою палочку! И что же этот жалкий волшебник собирается делать?

- Wingardium Leviosa! - звучит заклинание, заставившее шар взмыть в воздух и ударить прямо ему в лицо. Непонятно... Что это значит? Так не должно быть!

И тут раздаётся оглушительный взрыв. Кажется, воздух вокруг пылает огнем, плавя сталь валяющихся неподалёку обломков бронированных машин. Успевает появиться мысль: они победили. Пожертвовали собой, но победили. Тело пронзает нестерпимый жар и жуткая боль. В голову словно ударяет окованный железом таран размером с дом. Мысли путаются, дыхание прекращается, конечности охватывает пламя...

Весь в поту, юный волшебник резко сел на кровати, жадно хватая воздух ртом. Казалось, он ещё ассоциировал себя с тем тёмно-красным созданием, которым только что был. Сейчас он не помнил ни того, что он - Гарри Поттер, ни того, что находится в башне Гриффиндора... Вместо слов получалось лишь сдавленное мычание, а внутри черепа всё ещё словно выбивали дробь тысячи барабанщиков. И только взволнованное лицо Рона, появившееся через несколько секунд перед глазами, помогло хоть как-то прийти в себя.

- Гарри, что с тобой? - испуганно спросил тот. - Это... я надеюсь, это... не шрам?

Гарри молча потрогал рукой лоб. Тот пылал огнём, но целиком - а не только в области пронзавшей его молнии. Эта оставленная Тёмным Лордом рана никак себя не проявляла.

- Нет... - ответил молодой волшебник, наполовину ещё витая в оставшихся после кошмара мыслях. - Не шрам... Но он сказал... Волдеморт сказал... что нанёс мне более глубокую рану.

- Что? Ты хочешь сказать - он говорил с тобой? Сейчас? Но ведь... он мёртв! Он должен быть мёртв, ведь так? И ты больше не его хоркрукс, между вами не могло остаться связи! - волнение Рона нарастало с каждым словом.

- Я... не знаю... - пробормотал Гарри. - Ладно, не бери в голову, а? Может, это просто сон.

Он упал назад в кровать, не в силах поверить в нереальность увиденного. Успокаивало одно - по крайней мере, на этот раз он был не Волдемортом, а чем-то иным. С другой стороны это же обстоятельство вызывало нешуточное беспокойство. Нужно во всём разобраться. Нужно опять во всём разбираться... Совет Гермионы предсказуем - перерыть библиотеку и побеседовать с кем-то знающим. Да, верное решение. Портрет этого самого «кого-то знающего» сейчас висит в директорском кабинете, и уж если Дамблдор не знает, что делать - вряд ли знает кто-то ещё. Успокоившись этой мыслью, Гарри позволил тихо подкравшемуся сну одолеть себя, и на этот раз не увидел никаких кошмаров.

Утром он сразу же понёсся к директорскому кабинету, бывшему теперь вотчиной МакГонагалл. К счастью, горгульи по-прежнему пропустили его без пароля. Гарри взбежал по винтовой лестнице, бросился к портрету Дамблдора... и невольно фыркнул - того не было на месте. Молодому волшебнику ничего не оставалось, как облокотиться на стену и с недовольным видом уставиться в опустевшую раму, надеясь на скорое возвращение директора и отмахиваясь от вопросов других портретов. Вскоре снизу послышались торопливые шаги - в кабинет вошли Рон с Гермионой. Появление друзей несколько расстроило Гарри. Взваливать на их плечи ещё и новые загадки ему очень не хотелось.

- Не пытайся сбежать от нас, - сразу поняла раздумия друга Гермиона. - Рон мне всё рассказал по пути, и ты очень правильно поступил, решив посоветоваться с Дамблдором.

- Действительно, - раздалось со стены. - Что произошло, мой мальчик? Расскажи-ка.

Директор вернулся практически одновременно с приходом друзей. В голове Гарри сразу мелькнуло подозрение, что он специально подождал их появления, услышав какие-то новости от других портретов или ещё неким способом. Ладно, если он так хочет... Гарри отбросил последние сомнения и рассказал не только о словах Тёмного Лорда, но и о странном сне, которым всё окончилось. По завершении рассказа глаза всех троих друзей впились в лицо старого волшебника, изрядно помрачневшие. Тот ответил им не сразу.

- Боюсь, я не могу тебе помочь, - веки под очками-полумесяцами медленно поползли вниз. - Моих знаний тут не хватит. Однако я предполагаю, что Волдеморт действительно говорил с тобой. Но вот каким образом ему это удалось - загадка. Ваша связь должна была исчезнуть.

- Вы не знаете? - чуть негодующе спросил Гарри. - Но если не знаете вы - то кто знает?

Дамблдор улыбнулся, и на его лицо вернулось выражение озорства и некой хитрости.

- Спасибо, Гарри, но я далеко не энциклопедия с ответами на все вопросы - пусть и существую в, так сказать, плоском виде, - произнёс он добрым голосом. - Есть в этом мире люди, куда более искушённые в некоторых областях знаний. И я могу назвать имя одного человека, почти наверняка имеющего отношение к этой новой проблеме. Если Пётр Марков не сможет ничего тебе разъяснить, я очень сильно удивлюсь... и расстроюсь.

- Пётр Марков? - переспросила Гермиона, вдруг ставшая задумчивой. - Мне знакома его фамилия, но никак не могу вспомнить, откуда... Кто он такой?

- Самый приятный руководитель не самой приятной организации, - улыбка Дамблдора стала шире. - Мы с ним познакомились немногим менее полувека назад. Тогда мне посчастливилось оказать ему небольшую услугу... Затем Пётр преподавал в Дурмстранге, а потом его нашла новая работа, которой он и занимается до сих пор.

- И что же это за работа? - поинтересовался Гарри, не в силах представить профессию человека, разбирающегося хоть в чём-то лучше Дамблдора.

- Бумажная, в основном, - ушёл от ответа директор. - По крайней мере, в последнее время.

- Эм... ну, тогда мне нужно, наверное, написать ему письмо? - уточнил юный волшебник.

- Ах, вот с этим проблема, - развёл руками директор. - Понимаешь, сова вряд ли сможет доставить Петру послание. Он довольно давно предпочёл отгородиться от волшебного мира.

- Почему? - искренне изумился Гарри подозрительному ответу. - И как я свяжусь с ним?

- О, у него были веские - на его взгляд - причины для подобной изоляции, - глаза Дамблдора словно говорили, что на взгляд директора причины вовсе не были вескими. - Но не думаю, что Пётр простит мне копания в былых недоразумениях... Искать же его тебе, Гарри, не придётся. Я не любитель азартных игр, но в данном случае могу многое поставить: он сам так или иначе найдёт тебя. Просто постарайся пока быть поосторожнее, и не слишком удивляйся любым, даже самым невероятным, событиям. А теперь прошу меня извинить - сэр Каненгхем хотел подискутировать о наложенных на карточки из шоколадных лягушек чарах.

Дамблдор поспешил удалиться со своего портрета. Трое друзей переглянулись... и дружно тихо засмеялись. Директор в своём репертуаре, но на этот раз оставил как-то мало зацепок и намёков для самостоятельного раскручивания этой головоломки. Похоже, правда, для него сообщение о странном сне и впрямь оказалось неожиданностью. Так хочет он, чтобы они добрались до правды сами - или действительно просит подождать загадочного волшебника?

- Сэр Блэк, - озаренная внезапной идей Гермиона подошла к портрету Финиса Ниггелуса. - Вы не могли бы нам сказать, посещал ли когда-нибудь этот кабинет некий Пётр Марков?

- Юная леди, мой портрет висит здесь не для того, чтобы я запоминал всех приходящих сюда волшебников! - ворчливо произнёс тот, но всё-таки наморщил лоб. - Марков, говорите? Да, кажется, я припоминаю... Был здесь несколько раз, точно, однажды - даже с женой Натальей. Неплохой человек - но не слизеринец, по крайней мере, такого впечатления он не производит. Вечно в Дурмстранге хороших волшебников портят! Попади он в юности сюда - наверняка бы на моём факультете оказался, и имел все шансы стать его гордостью!

- А можно поинтересоваться, почему вы так решили? - невинно спросила волшебница.

- Нельзя, - вдруг нахмурился портрет. - Ни один из здесь висящих портретов не сможет вам рассказать больше. Спросите у Дамблдора, это он запретил нам говорить о Маркове.

Действительно, расспросы остальных директоров не принёсли никаких результатов. Своими впечатлениями о Маркове с женой могли поделиться все, кто их запомнил. А вот поведать хотя бы о занятии таинственного мага никто из портретов был просто-напросто неспособен. Гермиона достаточно быстро определила, что Дамблдор наложил на эту тему нечто вроде простейшей модификации чар секрета, не дающей любой магической форме разума делиться запрещённой информацией.

- Может, пороемся в библиотеке? - нерешительно предложила она.

- Знаешь, это лишнее... - отказался Гарри. - Надоело мне ребусы разгадывать! К тому же мы с Джинни сегодня хотели в Хогсмид сходить, пока ещё длится празднование победы...

- Отлично, мы с Гермионой составим вам компанию...

- Рон!

- Нет, это хорошая идея, - поддержал друга Гарри, и все трое поспешили вниз, чтобы успеть к завтраку.

Глава 2. Пещера в лесу

Куст следует за кустом, дерево - за деревом. Под ногами шуршит редкая трава, способная жить в полумраке нижнего уровня Великого Леса. Кое-где на глаза попадаются мелкие магорианские животные, крупных, к счастью, пока не видно. Вот на пути встретилась лениво текущая речка метровой глубины. Бегущий впереди терьер остановился, втянул ноздрями воздух и бросил вопросительный взгляд на казавшееся пустым место за собой. Тихо скользящий под мантией-невидимкой Александр понял - Рон, не слишком быстро плавающий в анимагической форме, просит взять его на руки. Что ж, так он и поступит. Юноша постарался подхватить собачку через мантию так, чтобы возможному наблюдателю сверху казалось, что ничего особенного не произошло. Затем он осторожно вступил в тёплую речную воду и, держа терьера у самой поверхности, пошёл вдоль потока вслед за временно принявшей ведущую роль на себя выдрой так быстро, как только мог.

Уже почти час Александр, Рон и Гермиона кружили по лесу. Они старательно запутывали следы, пересекли несколько речек разных размеров и кое-где продрались сквозь колючие заросли. Надетый на юношу серебристый плащ поражал своей прочностью и качеством ткани - он крайне неохотно цеплялся за колючки, не намокал и не рвался. Впрочем, что ещё можно ожидать от одного из легендарных артефактов, созданных, по преданию, самой Смертью?

Наконец, минут за пять до назначенного Гермионой времени встречи, компания из невидимого человека и двух зверьков повернула вдоль очередного водяного потока к казавшейся непроходимой стене высоких кустарников под сплошным куполом крон деревьев. Прямо за ней оказался почти отвесный утёс в десяток метров шириной, очень странно смотревшийся посреди ровной земли основного леса. Ленивая дальше река тут чуть оживлялась, хотя текла не сверху холма, а огибала его. Правда, от общего потока отделялся узенький проток, казалось, проходивший прямо сквозь утёс внутрь скалы. У него волшебников уже ждали Гарри и Джинни, принявшие человеческий облик. Судя по всему, пещера находилась где-то здесь - но входа в неё совершенно не было заметно даже при пристальном рассмотрении.

- Вымокли, наверное? - сказала Джинни вместо приветствия, пронизывая невидимого Александра таким взглядом, будто на нём не было никакой мантии. - Я успела включить обогреватель, так что обсыхайте, - и волшебница, призывно махнув рукой, прошла, к полному удивлению юноши, прямо через казавшуюся незыблемой скалу. Александр за объяснением обернулся к Гермионе, только что превратившейся обратно в человека, и обнаружил, что та тоже преспокойно видит его через плащ.

- Пещеру, разумеется, прячут чары секрета, - пояснила она юноше. - Точно так же, как и в случае с убежищем в Крель-Шамбе, я являюсь хранителем. Тогда мне удалось незаметно сказать вам адрес и передать таким образом секрет, сейчас поступим проще...

Гермиона взяла Александра за руку и словно протащила через некий невидимый барьер. С каждым их шагом посреди скалы напротив разрасталась прямоугольная дыра. За входом обнаружился довольно просторный проход, ведущий внутрь, казалось, самой обычной земной квартиры. Гладкие, разве что каменные, стены, ровный пол, покрытый линолеумом, и люстра, висящая на потолоке, абсолютно не подходили к виду жилища посреди огромного леса. По бокам дыры, оказывается, даже имелись обитые тканью двери, открытые в данный момент; цвет их не отличался от окружающего камня. Наличествовали даже электрические розетки - они выдавались из стен вместе с проводкой. Кроме того, открывшаяся взору офицера комната была здесь не единственной - в дальнем конце прихожей находилась ещё одна дверь, явно ведущая дальше вглубь скалы.

- Кончено же, она не естественного происхождения, - предвосхитила Гермиона вопрос юноши. - Основную работу проделал Исполнитель перед созданием Представительства. Потом уже мы притащили сюда что только смогли, поэтому простите за некоторый беспорядок... Электричество вырабатывается замаскированными генераторами, речушка рядом обеспечивает кое-какой водопровод... В общем, удобства на уровне, пусть и не сравнятся с апартаментами в Представительстве.

Восхищённый Александр снял-таки мантию и с интересом начал осматривать своё новое жилище. Если оно и отличалось от комнаты, бывшей у молодого человека до того, то очень незначительно. Стулья, столы, диваны, кровати, шкафы, тумбочки разного назначения, размеров и даже форм - этого в Пещере было достаточно. В самом деле, Гарри и компания принесли туда мебели и разнообразных приборов даже с излишком, хотя юноша с трудом понимал, как им удалось незаметно провернуть такое дело. Помимо прихожей в жилище оказалось ещё пять легко переоборудуемых под желаемое назначение комнат, вполне себе удобная ванная с тихо шуршащими в углу насосами и просторная кухня, заставленная магическими приборами вроде незабвенного чайника из кабинета Хелен. Эта техника, правда, являлась вовсе не произведением магорианского искусства, а разработкой таинственных могущественных союзников волшебников.

Сейчас в центре самой большой комнаты едва слышно гудел мощный обогреватель, создающий вокруг себя уютную атмосферу тепла и покоя. Два дивана оказались уже придвинутыми к прибору, а из приоткрытой двери кухни после приказа, громко высказанного Джинни, повеяло ароматом кофе. Юноша хотел было помочь друзьям с приготовлением еды или ещё какой работой, но Гермиона настояла, чтобы он устроился поудобнее у обогревателя и как следует обсох.

- С вашей одеждой вышла накладка, - извинилась она. - Сами понимаете, у нас не было ни времени, ни возможности захватить из Представительства что-либо кроме действительно необходимых предметов. Завтра, когда шумиха вокруг нашего исчезновения поуляжется, мы обязательно попытаемся забрать что сможем... Думаю, будет разумно совместить эту вылазку с отвлекающим манёвром перед визитом к Тлее. Сейчас же просто отдыхайте. Вы слишком натерпелись за день, чтобы мы могли позволить себе портить ещё и ваш вечер.

Волшебница взмахнула кристаллом, и из высокого, под потолок, шкафа вылетели несколько фолиантов с двигающимися картинками на обложках. Александр уже видел подобные на уроках Тедди, когда тот описывал ученику основные приёмы защиты от тёмных искусств. Сейчас же на диван ненавязчиво упало описание магической живности Земли, за ним - несколько учебников поскучнее, а завершила картину «Победа над Волдемортом». На обложке последней книги красовался машущий крыльями феникс, под которым рукописным шрифтом было выведено: «Самое полное описание борьбы против Т. М. Риддла, включающее свидетельства многих очевидцев. Посвящается истинному генералу той войны, приведшему нас к победе. Случаен лишь вкус у всевкусных орешков. Гарри Дж. Поттер».

- Теперь можете пользоваться магией сколько угодно, - сказала Гермиона прежде чем скрыться за дверью кухни вслед за Джинни. Ни её одежда, ни одежда Рона мокрыми не были благодаря перемещению в анимагической форме. - Теоретически магорианцы, конечно, могут попытаться проверить целый лес на наличие волшебства, но им проще будет с корнями вырвать все до единого деревья, нежели провернуть такую операцию.

В этот момент на призванные Гермионой книги упал взгляд Рона. Он усмехнулся, и также попробовал что-то подозвать. Безуспешно. Ещё одна попытка - тот же результат.

- Гермиона, а не будешь ли ты любезна объяснить, куда делись книги по квиддичу? - с подозрением в голосе спросил он.

- Буду, - донеслось из кухни вместе с шипением масла на горячей поверхности печи-гриля. - Я заменила их более интересной литературой, а то на полку уже полная серия книг заклинаний не влезала. Поищи в кладовке под сломавшимся водонагревателем.

- Но только после того, как вы с Гарри разберётесь, что происходит с электричеством, - добавила Джинни. - У меня при включении чайника выключается холодильник и наоборот.

- Воспользуйтесь умными книжками, - фыркнул Рон, разочарованный судьбой литературы о популярном волшебном виде спорта. Маг намеревавшийся предложить Александру почитать именно её вместо скучных учебников.

- Лучше мы отправим тебя на Землю за электриком, - парировала Гермиона.

Александр ещё раз попытался предложить свою помощь, хотя бы с выяснением причины неполадок, но Гарри и Рон заверили его, что справятся сами. Один из них пошёл на кухню, а другой заклинанием подвинул платяной шкаф в прихожей, открыв тем самым путь к главному узлу электросети, спрятанному в небольшой каморке. Юноша заметил, что между собой волшебники могут переговариваться при помощи кристаллов, сжимая их в руках подобно подаренному Тлеей ноиму. Наверное, примерно так Гарри и удалось быстро сообщить в Представительство о происшествии со «Звездой»... И тут некстати вспомненный дар девушки навеял на офицера мысли ней. Молодой человек достал из кармана розовый кристалл с металлическими кольцами и тоскливо посмотрел на него. Свой ноим Тлея отдала тем, кого считала божествами, и пытаться использовать волшебный предмет нечего было и думать. Неужели она знала, что собирается предпринять уже в тот момент, когда делала ему этот подарок, без сомнения дорогой? Или некое происшествие заставило её вдруг пойти и невольно помочь подготовить для юноши смертельную ловушку? Офицер мотнул головой, прогоняя неприятные мысли, и опустился на диван поближе к обогревателю. Несмотря на тёплый климат, внутри каменной скалы да в насквозь промокшей одежде было не слишком уютно.

Первой под руку Александру попалась книжка об обитателях магического мира, так или иначе связанных с волшебством. На тему волшебного зверья Тедди не слишком распространялся, и юноша с интересом начал читать о гигантских пауках, василисках и драконах. На букве «E» его чтение прервал донёсшийся из кухни громкий треск, сопровождающийся резким запахом горелой изоляции. Пикировка Рона и Гермионы окончилась заклинанием «Reparo», за которым последовала констатация скоропостижной кончины чайника. Для починки сложных (то есть практически всех в случае магов) электроприборов обычные чары совершенно не подходили, о чём наставническим тоном напомнила мужу волшебница. Нового чайника в Пещере найдено не было, но зато обнаружилась запасная кофеварка, правда, ни капли не зачарованная. По прошествии получаса и после клятвенного заверения Гарри в устранении проблемы (Рон предпочёл промолчать) вместо кофе была засыпана заварка, и прибор торжественно включили в розетку. К облегчению мужчин тот согласился работать совместно с холодильником, и вроде не думал заканчивать свое бренное существование в ближайшие дни.

К тому времени офицер уже успел прочитать около половины книги о волшебных созданиях, а его одежда полностью высохла. Заглянувший ему через плечо Гарри тихо присвистнул, затем подошёл к Рону и шутливо заявил тому, кивая в сторону юноши:

- Может составить конкуренцию Гермионе по скорости перелопачивания учебников. А он в её вкусе... - за что получил мощный тычок в бок. Ещё через десять минут дамы закончили приготовление обеда, несмотря на все трудности с электроприборами, а их мужья разгребли кладовку и извлекли-таки оттуда изрядно помятые книги по квиддичу.

Затем все пятеро сели за стол. Стараниями Гермионы и Джинни блюда получились вкуснее, чем в Представительстве, хоть и сделаны были из достаточно долго пролежавших продуктов. Те хранились, впрочем, в соответствии с последними достижениями земной технологии - в полностью герметичных ёмкостях с выкачанным изнутри воздухом.

Джинни попыталась разговорить юношу, но тот чувствовал себя неловко из-за неучастия в предобеденных хлопотах, и потому в первое время молча ел, отвлекаясь только на похвалы и благодарности. Видя подобное нежелание вести беседу, Гарри мысленно попросил жену оставить Александра в покое и дать ему разобраться с думами самостоятельно. Та, получив поддержку в лице Гермионы, начала настаивать, что юноше нужны внимание и забота, даже если он сам этого не признаёт. Однако, в конце концов, женщины согласились на время перестать навязывать офицеру общение, и разговор волшебников перешёл на личные темы.

Как понял офицер из их беседы, сын Рона и Гермионы Хьюго был женат на той самой Хелен Грейхаунд, чью роль Гермиона играла в Представительстве. Собственно, мисс Грейхаунд уже семнадцать лет следовало называть миссис Уизли, вот только в маггловском мире об этом никто не знал. Вместе с Альбусом, младшим сыном Гарри и Джинни, Хьюго представлял собой основное звено, связывающее волшебников на Валориане с земным магическим сообществом. Благодаря наличию в доме компьютеров, которыми женатые на волшебницах и волшебниках остальные дети обеих пар предпочитали не обзаводиться, они постоянно поддерживали связь с «секретным» каналом передачи информации между Землёй и Валорианом. Поэтому с планеты магорианцев возможно было посылать им сообщения, не уведомляя об этом службы, следящие за обычными переговорами с родственниками.

Дальше друзья предались воспоминаниям об том, как хорошо окончил школу Альбус - лучшим из всех пятерых отпрысков волшебников. Сначала он хотел последовать примеру отца и пойти в авроры - так называли представителей правоохранительных органов волшебного мира. Благодаря отличным оценкам по всем предметам никаких проблем у юного мага не возникло, и вскоре он, столь же блестяще пройдя соответствующие испытания, занялся работой под руководством Гарри, тогда ещё бывшего главой магической полиции. Однако со временем проявившаяся ещё в школе тяга к научной работе начала окончательно одолевать волшебника. Последней гирей на чашах колеблющихся весов стал вынужденный уход из авроров отца и приход замены в лице совершенно неожиданной личности...

- Помню, я тогда решил: ну всё, допрыгался, с ума уже схожу, - смеялся Гарри. - Оказалось, не я, а министерство. Нет, когда Малфоя на ручках носили из-за того случая с бандой Грунда, ещё понять можно - сам орден вручал, хоть до сих пор считаю, что повезло ему невероятно. Но руководить аврорами... это просто ни в какие рамки не лезет!

- Малфой? - переспросил Александр, заинтересованный поворотом разговора. - Разве он не... ну, не был среди сподвижников Волдеморта? Или это родственник того Малфоя?

- Нет, мы говорим именно о Драко Малфое, - Рон ткнул вилкой в мясо с такой силой, будто это был кусок дерева. - Трус, балбес и вдобавок Пожиратель Смерти вот уже более двадцати лет руководит аврорами, хотя даже тёмные искусства знает плохо, а уж защиту...

- Рон! - вмешалась Гермиона. - Хватит! Да, Малфой в юности совершил уйму ошибок, но он изменился! При Гарри, разумеется, авроры работали куда лучше... но и сейчас я не слышала особых нареканий в их адрес. И, кстати, Малфой до сих пор лично участвует в особо сложных заданиях, а между тем для него годы текут в полную силу!

- Подумаешь, - протянул Гарри, скорее разделявший взгляды Рона. - Дамблдор в свои сто пятнадцать тоже отлично себя чувствовал, а Драко... мне кажется, он стал аврором вовсе не из желания делать сделать магический мир лучше!

- Тут не буду спорить, - вздохнула волшебница. - Похоже, Малфой действительно упивается ролью героя, и лезет в сражения в первую очередь ради славы. Однако если это не мешает ему хорошо справляться со своей работой, то пусть продолжает в том же духе.

- Да ну его, - фыркнул Рон. - Меня лишь удивляет, как он в живых-то до сих пор остался.

- Рон, прошу тебя!

- Но я, конечно, надеюсь, что Малфоя выпихнут из авроров раньше, чем он получит смертельное проклятие промеж глаз, - поспешно добавил волшебник в ответ на укорительный взгляд жены и с удвоенной яростью набросился на кусок мяса.

Александр предпочёл больше ничего не спрашивать о школьном неприятеле друзей, хотя заинтересовался произошедшей с тем внезапной переменой. От Тедди он слышал мало хорошего о Драко Малфое, да и сами волшебники явно всё ещё помнили былые разногласия. Хотя Гермиона и старалась объективно смотреть на нынешнее положение Малфоя, даже в её глазах ясно читалось презрение. Хотя бы к мотивам, побудившим того стать аврором. Гарри, одно время относившийся к Драко нейтрально, после начала героической карьеры последнего снова сместился в сторону неприязни, ну а Рон никогда своей точки зрения и не менял. Не имевшая такого опыта общения с Малфоем, как муж, подруга и брат, Джинни предпочитала в обсуждении Драко не участвовать, хотя склонялась скорее к позиции Гарри.

- Да, я хотел спросить, но не успел... - к радости женщин, офицер взбодрился и решил задать интересующий его вопрос - отчасти, правда, от желания увести разговор подальше от скользкой темы. - Сегодня утром... Вы нашли меня благодаря коммуникатору, да? Но почему вы решили, что меня заманили в ловушку эти... магорианские божества?

- Ну, распознать западню было нетрудно, - улыбнулась Гермиона. - Демонстранты даже не пробовали прорваться к Представительству или на космодром, хотя казалось бы, эти места в первую очередь должны их привлечь. И якобы-планируемое ваше убийство не слишком хорошо подходило на роль объяснения их странного поведения. В конце концов, в общей суматохе поразить цель и скрыться куда проще, нежели в условиях, когда за ситуацией вокруг спокойно и внимательно наблюдает немалое количество охраны. Стало быть, так называемые «божества» отлично всё знали и использовали демонстрантов в качестве отвлекающего манёвра. А вот коммуникатор ваш по какой-то причине отказал - надо думать, эти высшие подлецы всё предусмотрели, однако разумно отправленное предупреждение привело нас прямо к вам.

- Предупреждение? - удивлённо уставился на волшебницу Александр. - Какое предупреждение? Я... Честно говоря, я даже не подумал ничего отправить... Ну... в общем, я слишком волновался, и даже Тедди побоялся что-нибудь говорить...

- Ничего не понимаю... - Гермиона переглянулась с остальными волшебниками, но они также пожали плечами. - Мне на коммуникатор пришло сообщение: «Отправляюсь в Де Эониан Меамб, Императорский Замок. Это связано с Тлеей. Александр». Мы тут же бросили все дела, наскоро отдали последние указания и кинулись на выручку, но немного опоздали...

- Если сообщение отправил не Александр, то... - задумчиво пробормотала Джинни и вдруг, словно поражённая молнией, выругалась со всей злостью, на которую была способна:

- Чёртова тварь! Я размажу его по стенке таким тонким слоем, что тараканы не соскребут!

- Я первая в очереди на уничтожение Исполнителя, ещё в замке пообещала придушить негодяя! - напомнила с грустной улыбкой Гермиона. - Однако как же он смог отправить сообщение? Коммуникатором ему негде разжиться, да и в Крель-Шамбе опасно появляться...

- Постойте, теперь вы мне можете рассказать, о ком говорите? - напомнил о своём присутствии юноша, абсолютно ничего не понимавший в новом витке беседы.

- Чуть позже и по порядку, - обманул надежды Гарри. - Однако отправить сообщение без коммуникатора Исполнитель мог только из серверной в Представительстве.

- Обойти магорианские защиты для него, должно быть, раз плюнуть, - согласился Рон. - Либо он прятался в здании... Но тогда выходит, Исполнитель всё это время держал руку на пульсе событий, при этом старательно делая озабоченный неосведомлённостью вид!

- В общем, к уже накопившейся сотне вопросов добавляется ещё десяток, - подытожила Гермиона. - До той светлой поры, когда наш дружок соизволит показаться, предлагаю выдумывать наиболее действенные способы пыток. На этот раз от объяснений ему не отвертеться! - слова о пытках, хоть и сказанные в шутку, прозвучали искренне и зловеще.

Вскоре обед подошёл к концу. Александру позволили помочь убрать со стола, и он, наконец, почувствовал себя полезным. Благодаря вместительной посудомоечной машине работы и так оставалось немного, а волшебство ещё более ускоряло послеобеденные хлопоты. Тарелки, чашки, вилки, ложки, ножи... всё это летало по кухне, повинуясь воле опытных волшебниц, уже не раз подобным образом управлявшихся с мытьём и расстановкой по местам посуды. Юноша заворожено смотрел на представившееся глазам зрелище от дверей - такого бурана из столовой утвари он ещё не видел.

В итоге посуда со столовыми приборами оказалась помытой и убранной в рекордные сроки, после чего дамы вернулись в гостиную (самая большая комната сейчас играла именно такую роль).

- Рон, можешь не искать фотографии нашей сборной - они остались на тумбочке в Представительстве, - сразу обрадовала мужа Гермиона, глядя на перетряхиваемые тем книги. - Бери Гарри и иди сюда. Нужно разобраться с планами на завтра. Александр, вас я тоже попрошу отвлечься от «Волшебных созданий...».

- Гарри, ты слышал? Куда ты запропастился? - позвала в свою очередь супруга Джинни.

- Иду, иду! - послышался недовольный голос волшебника, и он появился на пороге одной из комнат с двумя толстыми палками полуметровыми палками в руках.

- Только не говори, что ты притащил сюда нимку! - всплеснула руками Джинни, чьи брови поползли вверх, на лице отразилась радость пополам с удивлением.

- Не хочешь - не скажу, - притворно нахмурился волшебник. - А между тем это именно она. «Нимбус Компакт», последняя модель... Последняя на момент моего отлёта с Земли, конечно... Эээ... Метла для полётов, - добавил он, глядя на даже более удивлённого Александра.

- Здорово! - воскликнул Рон, подскакивая к другу. - Только почему ты раньше не сказал?

- Не хотел омрачать радость, - улыбнулся тот. - Всё равно с нашими ролями в Представительстве мы бы не смогли толком полетать. Зато теперь свободного времени, может, побольше будет, деревья здесь высокие, мантия есть... повеселимся! Как только мне удастся её собрать, конечно, намудрили они что-то с конструкцией... - тут Гарри искренне помрачнел. Похоже, дела со сборкой метлы шли вовсе не так хорошо, как ему хотелось бы.

- Для разнообразия прочти инструкцию, - посоветовала Гермиона, единственная оставшаяся равнодушной к сцене явления летательного аппарата народу. - И скорее присоединяйся.

- Верно, верно, сейчас дела... - поддержала подругу Джинни. - Кстати, нам понадобится... Эй, Гарри, карту захвати! - крикнула она вслед удалившемуся в комнату мужу.

- На повестку дня выносится два вопроса, - начала Гермиона. Александр и Рон уже подсели к столу, а Гарри вскоре вышел из комнаты с пожелтевшим свитком в руках. - Первый - визит в Представительство в надежде, что магорианцы со своими божествами там хоть что-то оставили. Второй же вопрос куда тяжелее... Тлея и Холи.

- Для начала посмотрим, не ждёт ли нас в Представительстве тёплый приём, - предложил как раз подошедший Гарри, положил свиток на стол и развернул его со словами:

- Торжественно клянусь, что замышляю не дать инопланетянам сунуть носы на Землю!

Александр поглядел на пергамент - и раскрыл рот. На том появилась схема всех пяти этажей Представительства Объединённой Земли с несколькими перемещающимися по ней точками. Затем в памяти всплыли некоторые детали из рассказа Тедди о прошлом волшебников, и картина начала проясняться. Однако в те времена этот свиток вроде бы показывал только Хогвардс с окрестностями...

- Карта Мародёров, - подтвердил Гарри. - Создана моим отцом, моим крёстным, отцом Тедди и... ну и одной крысой, тогда ещё бывшей человеком. Мы её разобрали до последнего магического винтика, изучили все тонкости работы - а потом немного подправили. Теперь она показывает не Хогвардс, а Представительство. У магорианцев определённо есть такие же, поэтому нам она сослужила поистине неоценимую службу!

- Да уж, Мародёры, должно быть, и не представляли, что их творение отправится на другую планету! - расплылась в улыбке Гермиона, которой, по всей видимости, и принадлежала честь модифицирования карты. - Как вы, Александр, знаете, я полагаю... В общем, она показывает имена всех находящихся в определённой области людей. Смотрите, вот наш знакомый Нордол... Что он делает в серверной? Рон, я надеюсь, систему восстановить невозможно?

Действительно, одна из точек на карте была озаглавлена «Ноен Нордол». Она медленно перемещалась по серверной от дверей к центральному компьютеру. Кроме того, несколько незнакомых юноше обитателей планеты прочёсывали всё здание - от жилых комнат до столовой.

- Конечно, уж портить-то я умею! - сердито пробормотал задетый недоверием Рон.

- Точно? - переспросила Гермиона, проницательно глядя на мужа. - Ладно, тогда мы можем продолжать пользоваться коммуникаторами.

- Постойте... - заметил юноша нестыковку в рассказе волшебницы. - Если у магорианцев есть такие штуки, как же они не раскрыли вас и, особенно, официально погибшего Гарри?

- Ах, - лицо женщины светилось счастьем. - Потому карта господ Мародёров и оказалась для нас бесценной вещью. Мы научились обманывать её, и, стало быть, магорианские аналоги тоже. Иначе говоря, они видели на своих экранах именно Хелен Грейхаунд, а не Гермиону Уизли. Ну а ни Гарольда Пейсмейкера, ни Гарри Поттера не замечали вообще. Кроме того, тут есть ещё одна тонкость... Вас, должно быть, удивлял тот странный ритуал, что Тедди заставлял проводить с мантией? А дело было в том, что принадлежащая Гарри реликвия опять же немного улучшена, правда, это уже заслуга скорее Исполнителя, нежели наша. Когда человек надевает мантию, его точка замирает на одном месте до тех пор, пока он снова не покажется в отображаемой картой области.

- Здорово! - не удержался офицер от восклицания, от чего щёки Гермионы порозовели.

Пока Гермиона рассказывала Александру о достижениях волшебников (в первую очередь её собственных), остальные внимательно осматривали карту. Они вчитывались в каждое имя и порой перекидывались взглядами, передавая друг другу мысли. Джинни включила свой коммуникатор, открыла длинный список известных ей магорианцев, по которому и стала определять присутствующих сейчас в Представительстве. Гарри и Рон же старались следить за каждым шагом вызывавших подозрения жителей планеты.

- Сплошь и рядом чиновники, - пробормотала Джинни Гермионе, когда та ответила на вопрос юноши. - Есть несколько незнакомцев, но в целом складывается впечатление, будто они там выездное заседание правительства проводят. Не удивлюсь, если и их хозяева рыщут с лупами по всему зданию, но на карте не отображаются.

- Ты права, - закусив губу, согласилась волшебница. - Они горы готовы свернуть, лишь бы до нас добраться. Однако вряд ли «божества» решатся показать пастве тревогу по поводу каких-то сбежавших землян. Так что если там и есть кто из этих тварей в капюшонах, то только один... ну максимум двое, и те стараются как можно незаметнее рыть носом землю.

- И что ты думаешь - до завтра они уйдут? - спросил Рон. - Имеет ли смысл рисковать?

- Нет, до завтра они определённо не уйдут, - Джинни откинулась к спинке дивана и задумчиво повертела в руках стилус от коммуникатора. - Тем не менее, я согласна с Гермионой - нам нужно хотя бы их запутать. Чем более абсурдные действия мы будем совершать, тем лучше. Потому желательно хоть попытаться сунуть нос в Представительство.

- А нам его не оторвут? - фыркнул Рон, пересчитывая точки на карте. - Ну, эту-то компанию мы впятером, конечно, в момент заставим принять лежачее положение. А вот даже одно божество вполне способно уложить нас самих... если, конечно, Александр не продемонстрирует ему своего патронуса... - на последних словах Рон приободрился.

- Нет-нет-нет, исключено! - категоричным тоном отвергла предложения мужа Гермиона. - Мы не понимаем до конца, а что, собственно, делает Воплощение с этими существами? И после рассказа Александра... - тут волшебница обернулась к юноше. - Я даже попрошу вас: создавайте патронуса только в экстренной ситуации.

- Эм... хорошо, я постараюсь, - пообещал юноша. - Если вы не знаете, что произошло...

- Поверьте, мы вывернем Исполнителя наизнанку, лишь бы он объяснил свои планы, - в свою очередь заверила Гермиона с недобрым блеском в глазах.

- И не будем забывать про мантию, - Гарри мановением руки призвал из комнаты серебристый плащ и заставил его приземлиться на стол рядом с картой. - Как раз были упомянуты её полезные в нашем деле свойства... Может, в Представительство разумнее не вламываться толпой, а отправиться меньшей компанией под покровом невидимости?

- Да, я тоже об этом подумала, - кивнула Гермиона, взяла реликвию в руки и окинула её оценивающим взором. - Скажем, в здание проникает Рон со мной в анимагической форме на руках... так мы как раз уместимся под мантией. Затем, к удивлению магорианцев, буквально из воздуха выскакивает наша компания - думаю, хотя бы иллюзию Александра создать надо. В общем, шум, гам, вспышки вокруг... Магорианцы срочно зовут своих божеств на выручку... Вряд ли эта «высшая сила» дежурит в Представительстве. Вот только как мы оттуда уйдём? Портключ они засекут и на этот-то раз за секунды отследят точку назначения.

- По воздуху! - выпалил озарённый идеей Рон. - На метле и под мантией!

- Великолепно! - воскликнула Гермиона, излучая счастье. - А аборигены пусть чешут затылки, гадая, что мы выдумали на этот раз! Если ещё дыму напустить - решат, будто мы спрятались где-нибудь, прочёсывать комнаты пойдут... Только метла под мантию не влезет, надо бы её чарами хамелеона спрятать. Рон, Гарри - это ваша задача... Мы с Джинни на себя подготовку иллюзий возьмём.

Трое волшебников согласно кивнули, а Александр насупился - опять ему не поручили никакой работы. Конечно, юноша не представлял, как можно подготовить сносные иллюзии людей, а с мётлами и чарами хамелеона вообще дела не имел... Но всё ж таки ему было донельзя обидно чувствовать себя маленьким мальчиком, о котором все вокруг только и делают, что заботятся да гладят по головке.

- Теперь - вторая часть операции, - Гермиона вошла в раж и не заметила обиженного взгляда молодого человека. - Если не ошибаюсь, завтра на Валориане выходной день. Следовательно, Тлея должна быть дома. Если повезёт - вместе с Холи.

- Откуда такая уверенность? - вопросительно посмотрел на неё Гарри.

- Если ей... ммм... не безразличен Александр, она будет дома, - твёрдо произнесла Гермиона. - Боюсь, что в очень подавленном состоянии. После всего произошедшего она должна хотя бы догадываться, какую глупость совершила.

Юноша нахмурился ещё больше. Отчасти из-за оставшегося после слов волшебницы неприятного осадка на душе, отчасти - из-за боязни разочароваться завтра в девушке. Да, Гермиона права. Окажись он в такой ситуации, так сидел бы в своей комнате с головой, разрывающейся на части от бурлящих эмоций и смятением в душе. А вдруг Тлея и не вспоминает о нём, а завтра отправится, как ни в чём не бывало, по магазинам, или в правительство - требовать награду? Нет, о таком развитии событий даже думать не хотелось. Александр начал усердно заверять себя, что Тлея обязательно окажется дома, и наверняка обрадуется ему...

- Хорошо, предположим, Тлея и Холи окажутся дома, - согласился между тем Гарри. - Но готов спорить, за ними также наблюдают. Как мы сперва незаметно доберёмся до их дома, а затем попадём внутрь, не вызвав подозрений?

- Два выхода, - произнесла Джинни после недолгого молчания. - Использовать все оставшиеся запасы оборотного зелья либо замаскироваться под магорианцев без него.

- Второй предпочтительнее, - сразу произнесла Гермиона. - Изменить лицо до неузнаваемости магией не так сложно, а зелье - неприкосновенный запас для экстренных случаев. Меняем цвет кожи на куда более тёмный - и вот мы уже вполне себе местные жители.

- А как насчёт одежды? - подал голос офицер, жадно ловивший каждое слово, относящееся к планируемой встрече со столь небезразличной ему особой.

- За время работы в представительстве мы достали несколько образцов якобы на сувениры, - отозвался Рон. - Здесь, если не ошибаюсь, есть по четыре комплекта женской и мужской одежды. Правда, мы покупали её под себя, разумеется...

- Десять минут колдовства кристаллом, - махнула рукой Гермиона. - Будет как раз впору.

- Итак, к чему мы пришли, - Гарри взял на себя обязанность подвести итог совещания. - Рон с Гермионой одеваются как земляне, пробираются с метлой в Представительство под мантией и устраивают там переполох. Тем временем я, Джинни и Александр беспечно прогуливаемся вокруг дома Холи под видом местных жителей. Попутно попробуем засечь охрану, а если понадобится - и как-нибудь нейтрализовать её. Когда магорианцы решат, что глупые земляне вломились в Представительство, возмутители спокойствия сматывают удочки и летят к нам под мантией. Дальше действуем по обстановке, и если что - уходим через портключ и аппарирование, как и сегодня.

- Коротко и ясно, - широко улыбнулась Джинни. - Ты делаешь успехи, Лидер Команды!

- Не льсти, а то я могу возгордиться собой! - засмеялся в ответ волшебник.

Гарри и Рон отправились возиться с метлой, а Гермиона и Джинни принялись обсуждать, как лучше создать иллюзию знакомого человека, более-менее похожую на оригинал. Александр же снова остался один на один со своими мыслями. Он ещё быстрее, чем прежде, прочитал оставшуюся половину книги о волшебных существах и принялся за повествование о приключениях и злоключениях волшебников во время войны с Волдемортом. Однако вскоре его прервало радостное восклицание, за которым последовал свистящий звук, почти сразу перешедший в глухой удар. Дверь комнаты, в которой скрылись Гарри и Рон, распахнулась с такой скоростью и силой, что едва не слетела с петель. Из дверного проёма ввысь взмыла метла с еле-еле успевшим перевернуться вниз головой седоком. Летательный аппарат проскользил вдоль потолка так, что ботинки волшебника оставили на его светло-серой поверхности чёрный след, и стукнулся о стену. Метла оказалась прочно собранной и выдержала удар, отскочив от стены подобно мячику благодаря наложенным на кончик древка чарам. Рон же за секунду до столкновения с хлопком переместился на диван, чем спас себя от близкого знакомства с обоями и спрятавшимся за ними камнем.

- Браво! - Гарри успел остановить захлопывающуюся дверь до того, как получил ей по носу. - Не высший класс, но от компактной модели трудно ожидать большего.

- Как дети... - покачала головой выглянувшая из другой комнаты Гермиона.

- Александр, бросайте книжки - давайте мы научим вас летать! - предложил юноше Рон, игнорируя замечание жены.

- Эээ... - замялся тот, ошарашено глядя на медленно снижающуюся метлу.

- Прошу, не сегодня! - Гермиона заставила летательный аппарат встать в угол подобно обычному средству уборки. - Вдруг магорианцы прочёсывают лес в поисках нас?

- Гарри, не напомнишь определение красивого слова «паранойя»? - как бы невзначай поинтересовался в ответ Рон. Метла двинулась с места и начала подкрадываться к женщине, замерев на месте ровно в тот момент, когда Гермиона бросила на неё прямой взгляд.

- Ладно, но недолго, - смягчилась волшебница. - И ты на метр от земли не оторвёшься, пока не сотрёшь этот замечательный памятник своей глупости с потолка!

- Сею секунду! - радостный взмах сжимающей кристалл рукой вместо того, чтобы убрать чёрную полосу, сделал её шире. Маг пробурчал что-то неразборчивое под нос и начал аккуратно водить камнем словно ластиком вдоль оставшегося от ботинок следа, медленно стирая его.

Когда с «памятником глупости» было покончено, Гарри и Рон вытащили Александра из Пещеры. Солнце уже клонилось к горизонту, но ещё и не думало заходить. Тишина дома в скале сменилась какофонией звуков, доносящихся со всех сторон. На пути сюда юноше некогда было обращать на них внимания, но сейчас он вновь поразился живости Великого Леса, уже подзабытой за месяцы, прошедшие с момента катастрофы «Звезды». Тут были и стрёкот, и скрежет, и уханье, и глухое ворчание. Недалеко от Пещеры из речки пил воду настоящий магорианский олень - ростом он оказался повыше анимагической формы Гарри, имел куда более раскидистые рога и более тёмный окрас. Впрочем, по пугливости он не отличался от пресловутой формы - не подумал убегать от Рона, подошедшего близко с метлой на плече, и только подозрительно покосился на человека.

- Вроде, вполне свободно! - оглядев пространство над головой, сообщил тот друзьям.

- За кроны деревьев лучше не вылетать, а то кто-нибудь и правда может нас заметить, - сообщил Гарри, также рассматривая идущее вдоль реки пространство, относительно свободное от широких листьев.

- Паранойя, оказывается, заразна, - усмехнулся Рон, признавая, впрочем, правоту друга.

Осёдланная волшебником метла рванула к небу, а раздавшийся сверху через секунду нестройный разноголосый хор возвестил о сотнях животных, потревоженных неожиданным вторжением. Стаи птиц всех цветов радуги, голося на все лады, кинулись врассыпную от летательного аппарата, со свистом пронёсшегося мимо них. Мелкие зверьки подобно облитой красками толпе белок запрыгали с ветки на ветку. Даже мирно пивший воду олень вскинул голову и почёл за лучшее с достоинством удалиться в чащу леса. Благодаря предусмотрительно наложенным Роном отталкивающим заклинаниям, попадающиеся на пути листья и ветки не грозили сбросить его с метлы. Однако шуршание и треск ломающегося дерева ещё более усиливали и без того громкий шум, накрывающий окрестности как цунами после извержения подводного вулкана.

Метла сделала несколько кульбитов, затем нырнула вниз к воде (по поверхности прошла волна как от быстроходного катера) и снова замелькала посреди крон деревьев. Гам лесной живности возобновился, но уже тише - большинство лесных обитателей предпочли покинуть импровизированный полигон сразу после первого испытания. Наконец, после ещё пары виражей над поверхностью реки Рон повернул к стоящим под огромным деревом друзьям. Заходя на посадку, он заставил метлу крутиться вокруг своей оси, словно запущенная горизонтально игрушка йо-йо.

- Потрясающе! - сразу заявил волшебник, даже не успев слезть с летательного аппарата. - Эх, как же я жалел, что Гермиона запретила брать с собой метлу, когда мы на юг отдыхать ездили! Теперь знаю - не зря жалел. Ну, кто следующий?

- Александр, не робейте! - Гарри подтолкнул вперёд попятившегося было юношу. - Мы вас так научим летать, что по возвращении на Землю в квиддич играть сможете!

- Ну... эээ... ммм... - молодой человек недоверчиво поглядел на палку с аккуратно перетянутым ленточками пучком эластичных прутьев, абсолютно не понимая, как этим можно управлять.

Волшебники всё-таки убедили его попытаться подняться в воздух на метле. Конечно, юноше первые шаги дались куда труднее, чем в своё время Гарри, но всё ж таки вскоре он научился держаться в воздухе, летать до ближайшего ствола дерева и даже останавливаться перед самым контактом лица с корой. Для первого урока достигнутых результатов было достаточно, и оставшееся время юноша с удовольствием наблюдал за показательными выступлениями волшебников. Со времён молодости ни один из них не потерял хватки, и оба с радостью хоть сейчас отправились бы на квиддичное поле. Но ближайший стадион с шестью кольцами, мечущимися туда-сюда мечами и ревущими трибунами находился во многих парсеках отсюда, и Гарри с Роном приходилось довольствоваться фигурами высшего пилотажа над рекой. Они попытались затеять состязание, кто собьёт и подхватит больше разнообразных плодов с деревьев, но тут волшебников прервало появление... Александра.

Второй юноша, бывший точной копией настоящего офицера, показался из дверей Пещеры. Вслед за ним вышли гордые своим успехом Гермиона и Джинни. По их приказанию иллюзия совершила сальто назад, а затем выхватила из кармана красный кристалл и встала в готовую к бою позу.

- Требуем аплодисментов! - дружно провозгласили женщины, картинно указывая на своё творение, будто скульптор на лучшую статую. - Заклинание создано, отработано и готово к использованию. Завтра этот красавец появится из воздуха в течение нескольких секунд.

- Браво, браво! - похлопали кончиками пальцев мужья волшебниц. Гарри в этом деле совершенно не помешал тот факт, что он кружился на метле в десяти метрах от земли. Александр же подошёл к своему двойнику и обошёл его по кругу. Сходство оказалось потрясающим. Иллюзия совершенно не была прозрачной, имела характерную военную выправку, вырабатывающуюся за несколько лет в Институте, и разве что только молчала.

- Похож, очень похож, - похвалила себя и подругу Джинни, наблюдавшая за офицером.

- Теперь все вниз! - приказала Гермиона асам, желавшим продолжить показательные выступления по высшему пилотажу. - Во-первых, вам нужно ещё замаскировать метлу чарами хамелеона, а во-вторых, кто-то должен, наконец, начать объяснять Александру происходящее вокруг!

Гарри с тихим ворчанием спустился вниз и переглянулся с Роном. Юноша просветлел в надежде услышать ответы если не на все свои вопросы, то хоть на их часть. Волшебники шёпотом совещались около минуты, а потом Гарри разочарованно произнёс:

- Ладно. Рон наложит на нимку заклинания, а я для начала расскажу Александру про знакомство с Орденом Тени, - он обернулся к юноше и пригласил его пройти внутрь Пещеры. - Итак, как вы уже должны знать, Волдеморт был повержен. Мы думали, что с окончанием войны позади окажутся и все страхи с проблемами. Однако здорово ошибались...

Молодой человек, целиком превратившись в слух, медленно и бесшумно опустился на диван перед столом в гостиной. Волшебник сел рядом, открыл книгу о своих приключениях на последней странице, с улыбкой посмотрел на неё и продолжил рассказ.

Глава 3. Орден Тени

Хогсмид встретил юных волшебников до странности пустыми улицами. Казалось, после войны поселение опустело, либо, несмотря на прекрасный день, отсиживалось по домам. Только один человек в чёрном плаще с широкими рукавами стоял на другой стороне улицы недалеко от паба, прислонившись к стене дома. Руки его были сложены на груди, а на красивом, полном жизни лице застыло выражение отрешенности от мира. Яркие голубые глаза неподвижно смотрели прямо на студентов, нарушивших царящее на улицах спокойствие. Длинные русые волосы волшебника виднелись из-под капюшона, ещё более подчёркивающего контраст между яркой внешностью и мрачной душой человека. Гарри показалось, будто в маге слились две абсолютно разные личности, и взгляд его непроизвольно приковался к этой, вообще говоря, довольно подозрительной персоне. Впрочем, идущая под руку с Гарри Джинни, светившаяся счастьем так, что, казалось, она может заменить солнце в случае появления на небе туч, оторвала друга от созерцания незнакомца.

- И почему нас не встречают? - саркастическим тоном осведомилась она. - Могли бы тебе дорожку ковровую хоть постелить, или оркестр вызвать.

- Перестань, - улыбнулся Гарри, для которого подруга со вчерашнего дня в шутку подыскивала знаки внимания, подходящие статусу героя. - Меня более чем устроит, если до конца дня никто не будет лезть ко мне с поздравлениями, пожеланиями и приглашениями!

Поначалу волшебники (кроме, пожалуй, Рона) сомневались, стоит ли соваться в «Три Метлы» - там их точно замучили бы расспросами. Но осмелели, видя полное безразличие единственного присутствующего на улице человека к героям, уже ставшим знаменитыми на всю страну. Как бы ни шутила Джинни, ей не слишком нравились увивающиеся вокруг её парня поклонники и, особенно, поклонницы, да и Гермиона не горела желанием оказаться под прицелом десятков магических объективов.

На пути к пабу Гарри продолжал бросать косые взгляды на человека в плаще - хотя его лица юный волшебник совершенно точно никогда не видел, всё же тот казался до странного знакомым. Загадочный маг отвечал ему не слишком доброжелательными взглядами, и, подойдя к дверям «Трёх Метел», Гарри уже небезосновательно опасался, а не Пожирателем Смерти ли является этот человек. Однако вскоре юноше стало не до того - Рон толкнул дверь паба, затем последовало секундное молчание, и...

- Засада! - чуть не выкрикнул Гарри.

Действительно, «Три Метлы» оказались битком набитыми разнообразным народом - от простых обывателей до журналистов. То ли они специально дожидались своих героев, узнав об их планах, то ли просто сидели рядом с местом победы над Тёмным Лордом и обсуждали её - но при появлении юных волшебников на ноги вскочили абсолютно все. Шансов сбежать у друзей не было. В мгновение ока их со всех сторон обступила толпа, наперебой выкрикивающая лозунги, поздравления, вопросы. Журналисты, среди которых затесалась и вездесущая Рита Скиттер, вылезли в первые ряды благодаря своим профессиональным навыкам. Моментально четверо студентов Хогвардса оказались разделёнными кольцами людей - кто смог, окружил Гарри, остальные же вынуждены были довольствоваться его друзьями. И началась самая горячая с момента сражения за школу магии битва, в которой у героев войны не было никаких шансов. В Хогвардс репортёров не пускали по приказу МакГонагалл, с радостью выполненному Хагридом, буквально загородившим собою вход. Но тут Гарри с компанией оказались полностью во власти прессы, и уж та-то не упустила шанса.

Гарри, еле-еле успевавший отвечать на забивающие друг друга вопроса, краем глаза успел заметить, как загадочный человек в плаще зашёл в паб. Царящий внутри бедлам заставил его усмехнуться, но дальше странный маг повёл себя, словно ничего особенного не происходило. Он вдоль стенки обогнул окружающую волшебников толпу и спокойно заказал эльфийское домашнее вино, после чего сел за самый дальний столик и начал с отрешённым видом пить заказаное.

Через полчаса пресса всё-таки унялась, обыватели получили свои рукопожатия с автографами, и ребят, наконец, оставили в относительном покое. Они с совершенно измученным видом плюхнулись на места у окна и искренне поблагодарили мадам Росмерту, с весьма своевременной инициативой подавшую сливочное пиво. Чувствовалось, что та также хотела внести лепту в поток поздравлений и вопросов, но пожалела студентов.

- Больше я из школы без мантии-невидимки - ни ногой, по крайней мере, в ближайшее столетие, - фыркнул Гарри, отдышавшись. - Их бы да на Волдеморта натравить... нет, это слишком жестоко, даже для него!

Оставшееся время друзья провели за более весёлыми беседами. Гермиона шутя сокрушалась по поводу того, что экзамены в этом году пройдут без её участия. Рон веселил всех придуманным им рассказом о «настоящих» приключениях юных волшебников «для мемуаров», в котором ребятам приходилось в одиночку сражаться с армиями нечисти и творить такие заклинания, что самому Дамблдору вряд ли были под силу. Джинни рассказывала друзьям о различных, очень мягко выражаясь, розыгрышах, которые она с Невиллом и Луной устраивала, чтобы подвластное Тёмному Лорду руководство школы не слишком скучало. Почти в каждом из них фигурировал директор Снейп, что вызывало в Гарри, узнавшем все тайны ненавистного преподавателя, некоторое сочувствие. Под конец мирной беседы с друзьями юный волшебник забыл и недавнее изнуряющее интервью с десятком репортёров одновременно, и пугающий сон этой ночи. Ребята уже собирались покидать «Три Метлы», когда Джинни наклонилась к столу и тихо прошептала остальным:

- Мне не нравится тот тип, - она легонько кивнула головой и повела глазами в направлении человека в плаще, всё ещё сидящего за столиком и медленно потягивающего вино. - Мало того, что он словно прилип к нам, так ещё и прячет что-то в кармане на груди.

- Тогда пойдёмте отсюда поскорее, а? - согласился с сестрой Рон. - И будем держать палочки наготове. Если он попытается заколдовать нас... всё-таки мы в большинстве.

Гарри и Гермиона считали также. Ребята встали и пошли к выходу, стараясь изредка поглядывать на загадочного волшебника. Тот также пытался незаметно смотреть в их сторону, и друзья окончательно убедились - человек определённо следит за ними. Ребята уже почти достигли двери когда он встал, поднимая руки к карману так, что широкий рукав левой руки не позволил увидеть, что же достала правая. Юные волшебники обеспокоено переглянулись и поспешили покинуть «Три Метлы». К несчастью, через несколько шагов к ним подлетел какой-то молодой человек (кажется, он был слизеринцем, и окончил Хогвардс года три-четыре назад). Размахивая руками, этот очередной поклонник новоявленных героев начал описывать, как он счастлив видеть Гарри, как горд, что учился с ним в одной школе, и так далее и тому подобное. Незнакомец в плаще за это время вышел из паба и остановился перед дверьми, прикрыв их. Все четверо юных волшебников, краем глаза за ним наблюдавшие, сжали палочки - но никаких резких движений странный маг не делал, а просто стоял с видом полного безразличия к окружающему миру.

- Мистер Поттер, если вас не затруднит, подпишите мне статью в «Пророке» с вашей фотографией! - протараторил молодой человек и полез за пазуху, даже не дожидаясь ответа.

- Ну, хоть носок не просит ему подарить! - мысленно хмыкнул Гарри и подготовился взять перо. Рон, Гермиона и Джинни также бросили на поклонника насмешливые взгляды.

Дальнейшие события произошли в течение секунды. Вместо пера и газеты молодой человек молниеносным жестом выхватил из кармана волшебную палочку и ткнул ей в живот Гарри. Никто из юных волшебников не успел среагировать на неожиданный выпад, и их палочки лишь взметнулись вверх, когда якобы-восхищённый поклонник уже начал говорить:

- Avada Ke... - но закончить смертельное проклятие он не успел. Сбоку, от дверей паба, раздался тихий хлопок, через доли секунды за ним последовал свист рассекаемого воздуха, а ещё через миг несостоявшийся убийца умолк на полуслове. Его висок окрасился красным, из раны хлынула кровь - и молодой человек рухнул замертво. Головы четырёх друзей сами собой моментально повернулись к «Трём Мётлам»...

Волшебник в плаще стоял, вытянув вперёд руку. В ней ещё едва различимо дымился «Вул» - самозарядный пистолет для бесшумной и беспламенной стрельбы. Палочки ребят рассекли воздух - но человек, только что спасший жизнь Гарри, уже опустил оружие.

- Не валяйте дурака, - резко и повелительно произнёс он. - Если бы я хотел убить вас, Поттер, вы бы уже были мертвы. Так что стойте спокойно где стоите. Все четверо.

Потрясённые ребята так и замерли с поднятыми палочками в руках, пока таинственный маг подошёл к убитому и внимательно всмотрелся в его безжизненное лицо.

- Пожиратель Смерти, - презрительно констатировал он. - Один из юнцов, полезших к Тёмному Лорду после захвата министерства. Очевидно, официальной версией должна была стать месть Поттеру за поражение в войне. На него наложили проклятие подвластия, уверен.

- Кто... вы? - сумел выдавить из себя Гарри, осознавая, что человек на его стороне.

- Послушайте, Нор, ну какой идиот решится убивать Поттера посреди улицы в окружении друзей, а? - продолжал тот говорить, словно сам с собой, не обращая на Гарри внимания. - Да его одна Грейнджер бы в секунду на ломтики покромсала, а тут ещё двое Уизли стоят!

- Откуда вы нас знаете? - окрепшим голосом спросил Гарри, но снова не получил ответа.

- Отлично, и желательно поскорее! Что мне с компанией Поттера делать прикажете?!

Гарри хотел было задать ещё один вопрос, но тут Гермиона догадалась, в чём дело.

- Он говорит по компактной беспроводной связи, - шепнула она. - С неким или некой Нор, очевидно. Это... ммм... вроде маггловского телефона, только переносного и поменьше...

Рон и Джинни удивлённо раскрыли рты, а знакомый с технологиями магглов Гарри быстро понял, что она имеет в виду. Под капюшоном среди длинных волос наверняка спрятан наушник, а в воротнике находится микрофон. Но тогда этот тип - чуть ли не шпион из фильмов! И одновременно - волшебник, магглам в Хогсмиде делать нечего...

В это время спаситель осмотрелся, спрятал пистолет в нагрудный карман и достал из другого кармана нечто красное. Гарри не мог определить, что это - объект был зажат в кулаке, из которого свисала лишь чёрная шёлковая ленточка. Однако странная вещь, похоже, заменяла волшебную палочку - несколькими невербальными заклинаниями маг убрал труп с дороги поближе к стене дома напротив и как мог замаскировал тело чарами хамелеона и комьями земли.

- Кто вы? - повторил Гарри вопрос, понимая, что сейчас человеку ничего не остаётся, кроме как ответить ему. - И... зачем вы... убили его? Неужели нельзя было просто оглушить?

- Включите голову, Поттер, заставьте себя подумать. Пистолет быстрее любого заклинания. Не выстрели я - вы бы сейчас валялись на земле, а вовсе не этот…недоумок. Кстати, моё имя - не вашего ума дело. Можете звать меня пока «адепт», и сделайте одолжение - подчиняйтесь беспрекословно.

- Спасибо, конечно, за помощь, - вмешалась Гермиона. - Но вы нас, похоже, знаете, а вот мы совершенно не представляем, кто вы такой и почему мы должны вас слушаться!

Загадочный волшебник криво усмехнулся и произнёс, словно профессор нерадивому студенту:

- Не умничайте, Грейнджер. Собственно, вы вместе с обоими Уизли можете идти на все четыре стороны, только будьте готовы расстаться с лишними воспоминаниями. Я бы и Поттера с радостью отпустил свернуть себе шею где и как ему заблагорассудится, но спасение его шкуры уже успело, кажется, стать доброй традицией, и не мне её нарушать.

- Ещё чего! - Рон демонстративно взмахнул палочкой, породив след из искорок. - Если мистер адепт не соизволит сейчас же нам всё объяснить, то мы уйдём, причём с Гарри!

Лицо волшебника из насмешливого стало презрительным... и вдруг он с хлопком растворился в воздухе. Ничего не понимающие ребята хотели было переглянуться, но в следующую секунду раздался новый хлопок, за которым последовал вскрик Рона, ощутившего холодное дуло пистолета у своей щеки. Маг аппарировал прямо к нему за спину.

- Вашего мнения не спрашивают, Уизли, - резко заявил он. - Ещё одно слово, и кто-нибудь может пострадать. Я вожусь с вами исключительно из-за всеми обожаемого Поттера, и потому попрошу тех, кому дорога его шкура, заткнуться и делать то, что им говорят!

Это было уже чересчур. Все четверо волшебников моментально наставили свои палочки на мага. Хоть он и спас только что жизнь Гарри, но его поведение выходило за всякие границы приличия. К счастью, в этот момент за спинами ребят послышался ещё один хлопок, и голос, показавшийся очень мягким после резкого тона человека в плаще, произнёс:

- Прошу вас, опустите палочки! Адепт... - незнакомец хотел произнести фамилию, но потом будто вспомнив что-то, передумал, - вы слишком много себе позволяете!

- Да ну? Это они слишком много о себе воображают, Пётр - огрызнулся тот.

Ребята обернулись. Перед ними стоял пожилой человек, магистр пока ещё незнакомого юным волшебникам Ордена. В отличие от ночи, когда пал Волдеморт, в этот раз он был одет по всем правилам волшебного мира - в светло-зелёную робу, на которой с левой стороны груди красовалось вписанное в серый круг изображение чёрного щита. Посреди этой эмблемы была красная буква «M», обведенная белым по контуру.

- Вы... Пётр Марков? - сразу понял Гарри, лишь услышав имя вновь прибывшего мага.

- Да. Альбус, полагаю, кое-что обо мне рассказывал, Гарри? - сказал магистр, подходя к друзьям и укоряющее глядя на адепта. - Вас, всех четырёх, я, конечно же, знаю, так что можете не представляться. И простите моего... ммм... подчиненного за весьма грубое поведение, он уже второй день пребывает в весьма дурном расположении духа.

Человек в плаще тем временем ещё раз обвёл ребят презрительным взглядом, потом почти так же посмотрел на Маркова и отвернулся в сторону Хогвардса.

- Думаю, больше во мне нет нужды? - спросил он магистра. - У меня мало времени.

Марков хитро прищурился, глянул на наручные механические часы и сказал, одновременно чуть заметно подмигивая Гарри.

- Зелье на столе в гостиной, - после этих слов адепт издал недовольный рык, словно обиженный хозяином бульдог. - Выпей и подожди моих указаний, у нас ещё остались дела.

- Разумеется, мой Лорд, - зло отчеканил в ответ загадочный волшебник, вкладывая в каждое слово всю ненависть и мстительность, на которые только был способен. По лицу магистра пробежала тень. Удар явно достиг своей цели, хотя Марков постарался не подавать виду. Адепт же, напоследок резко обернувшись и пронзив взглядом юных волшебников, аппарировал.

- Итак, я полагаю, у вас много вопросов, - произнёс магистр, жестом приглашая жестом ребят последовать с ним дальше по улице к Хогвардсу. - Но для начала всё же попрошу Гарри рассказать, что с ним произошло. Просто так Альбус упоминать моё имя не стал бы, тем более что он, боюсь, осведомлён далеко не обо всех событиях последних дней...

- Постойте, - подозрительно посмотрела на Маркова Гермиона. - Для начала докажите, что вы - именно Пётр Марков. Прошу прощения, но убийство человека этим вашим адептом, пусть и совершённое ради спасения Гарри, не слишком способствует укреплению доверия.

- Справедливо, - без капли раздражения согласился магистр. - Дайте подумать, что Альбус мог обо мне говорить... Мы познакомились с ним в 1948 году, он тогда... очень сильно помог мне выпутаться из одной крайне неприятной истории. Затем я, подозреваю, не без участия Альбуса, устроился в Дурмстранг..., преподавал там двадцать восемь лет, а после вступил в... Хм-м, вряд ли он сообщал название организации, где я сейчас работаю.

- Верно, - кивнул Гарри, которому не терпелось получить ответы на свои вопросы.

- Эти факты достаточно легко выяснить, - отрицательно покачала головой Гермиона. - Если вы действительно были знакомы с директором Дамблдором, то, наверное, знаете, как он охарактеризовать вас. И... объясните, почему вы не ответили на вчерашнее письмо.

- Отлично, Гермиона, - засмеялся магистр. - Вы не могли послать письма, так как совы уже двадцать лет меня не находят. А представлял Альбус меня в нынешнем качестве только одному человеку, и назвал тогда «приятным руководителем неприятной организации».

- Ладно, я согласна, что вы именно тот, за кого себя выдаёте, - смягчилась волшебница к радости остальных. - Теперь только одно замечание... что вы собираетесь делать с ним? - и она кивнула в сторону трупа неудавшегося убийцы, спрятанного адептом.

- Трудный вопрос, - сразу помрачнел Марков. - Мне жаль этого человека, правда... но в данной ситуации на самом деле стоял вопрос: либо его жизнь, либо жизнь Гарри. В то же время я не могу позволить прессе узнать, что тут произошло на самом деле. Применение маггловского оружия в чисто волшебном поселении слишком подозрительно, поэтому я вынужден буду дать указание своим подчинённым замять это дело. Наверно, его выставят случайной жертвой конфликта между магглами где-нибудь в другом месте... И я объясню, к чему такая секретность.

- Ясно... - медленно произнесла волшебница. - Хорошо, я подожду ваших объяснений.

- Теперь мой рассказ... - нетерпеливо начал Гарри, и четверо друзей вместе с магистром медленно направились дальше по дороге. Марков внимательно выслушал повествование юноши, затем кивнул с таким видом, будто ничего другого он и не ждал, и после минутной паузы начал свою историю. Юным волшебникам многое предстояло узнать...

Орден Тени. Для миллиардов магглов и тысяч волшебников на земле эти слова ничего не значат. Они никогда не слышали ни об организации с таким названием, ни о ведомой ей борьбе. Они никогда не представляли себе, какая незримая, но масштабная война продолжается уже два века. И они никогда всерьёз не думали использовать достижения полёта мысли другого мира - магглы о волшебниках не ведают, а волшебники над магглами по большей части смеются. Но во многом это так лишь по одной причине: Орден Тени существует. И хорошо работает.

Никто не знает, как появился Орден на самом деле. Даже странно - не такая уж древняя организация, а об основании есть только легенда. Будто двое волшебников в начале девятнадцатого века проводили какие-то исследования и, похоже, пытались совмещать волшебство с технологиями магглов. Жили они вполне спокойно, никого не трогали - и вдруг в один день всё поменялось. То ли сама судьба заставила этих магов копнуть глубже, чем следовало, то ли очередное гениальное изобретение стало вести себя не так, как предполагалось - но однажды волшебники совершили страшное открытие. Страшное, но донельзя своевременное. Они обнаружили существование Калигона.

Немало членов Ордена последующих десятилетий пыталось понять, что это за существо и откуда оно взялось. Ответы на многие вопросы хранят оставленные ими свитки и книги. Однако и здесь попытка увидеть полную картину событий минувших дней обернётся лишь созерцанием причудливой мозаики с потерянными фрагментами. Общеизвестные - конечно, только в рамках Ордена - факты говорят лишь об одном: Калигон является угрозой всему человечеству. Он - это некая сущность, заключённая в окружающем Землю океане негативной энергии и питающаяся темнейшими эмоциями людей. Чем больше на планете обитателей, тем полнее и насыщеннее идущий от них поток страхов, боли, злости... И тем сильнее поглощающее эти эмоции существо. Возможно ли его уничтожить и оставить тёмную энергию без хозяина - неизвестно никому.

Самое страшное - что Калигон разумен и стремится уничтожить человечество. Почему? Опять-таки вопрос, ведь без людских тёмных эмоций он и сам не сможет существовать. Причины подобной ненависти тем более остаются загадкой, можно лишь предполагать, что идёт она от самой природы этого существа. К счастью, Калигон способен вмешиваться в дела материального мира лишь с помощью создания небольших сгустков тёмной энергии, получивших осязаемую форму. Их называют сервами. Сервы рождаются по воле своего повелителя в местах, где грань между океаном негативных эмоций и нашей реальностью слабее всего - подобные территории обычно считают «гиблыми». Причём они постоянно перемещаются, появляются и исчезают. Как-то следить за такими местами практически невозможно, остаётся лишь уничтожать сервов. Чем и занимается Орден Тени.

Итак, цели Калигона до конца не ясны. Наверняка известно лишь, что он не стремится ставить мир в известность о своём существовании, предпочитая наносить точечные удары и пытаясь развязать в мире глобальный конфликт. От крупных сражений смертных Калигон, конечно, становится только сильнее, причём гораздо сильнее. Тем не менее, даже две мировые войны не помогли этому существу одержать верх - Орден также не лыком шит, и использует в борьбе против сервов сплав магии и технологий. При этом не позволяя никому из остального мира самостоятельно пытаться соединить технику с волшебством.

Если кто-то близко подходит к пониманию, какие возможности даёт смесь знаний магглов с магией волшебников, Орден при первой же возможности начинает следить за таким человеком. И в итоге тот либо вступает в Орден, либо... но тут последствия могут быть самые разные, в том числе и очень неприятные. Ибо пытаться совместить магию и технологии - дело весьма опасное, причём скорее для окружающих, нежели для самого изобретателя. Пожалуй, наиболее яркой демонстрацией оснований подобного мнения был созданный одним гением неконтролируемый сгусток плазмы, по счастью свалившийся в лес далеко от густонаселённых областей планеты. Взрыв сродни водородной бомбе - а всё из-за попыток контролировать погоду и передавать энергию без проводов...

Да, Орден Тени является страшной организацией. В её основу положен принцип меньшего зла. Чтобы не рисковать миллионами, члены Ордена без колебания готовы устранить кого угодно. Оправданна ли подобная жестокость? Как знать... Но в защиту Орденцев можно сказать, что любой из них с тем же хладнокровием принесёт в жертву и себя самого, лишь бы не подвергать мир опасности. Только такие люди вступают в Орден. Только такие люди получают возможность вершить судьбы миллиардов. И только благодаря таким людям Орден до сих пор не выродился в занимающуюся мировым террором банду.

Однако члены Ордена не участвуют в конфликтах обоих миров. Даже противостояие с Волдемортом и крупные войны магглов они считали не стоящими вмешательства. Их интересует в первую очередь Калигон, а больше ни на какие битвы не остаётся времени. Ибо любая ошибка в борьбе с Калигоном - это риск существованием человечества в целом. Впрочем, это не значит, что Орден игнорирует сводки с мест боевых действий.

Многие входящие в Орден люди имеют и жизнь вне его. У них есть иная работа, семьи, родственники, друзья... Им не запрещается действовать так, как велят чувства и долг. Они не могут лишь использовать изобретения Ордена для решения своих проблем. Такова цена секретности. Необходимой секретности, потому что если мир узнает о борьбе с Калигоном - он изменится. И далеко не в лучшую сторону, хотя работа повелителя тёмных эмоций, конечно, осложнится. Пока это возможно, организация будет держать мир в неведении относительно своего существования, прикладывая для этого все средства. С Орденом так или иначе связаны многие влиятельные люди, пусть и знают о нём единицы. Поэтому заметать случайно оставленные следы не так трудно, как может показаться на первый взгляд.

Пётр Марков закончил вводную речь об Ордене. Четверо волшебников стояли, открыв рты и не в силах выговорить ни слова. Только что им рассказали невероятную - и в то же время правдоподобную историю. Перед ребятами стоял магистр таинственной организации. Пусть сейчас он выглядел обычным волшебником, но каждый из них вспоминал слова Дамблдора и события последних часов. Причин сомневаться в рассказе Маркова вроде не было, и в то же время поверить в него оказалось вовсе не так просто...

- Дамблдор... - нарушил тишину Гарри. - Он... состоял в Ордене?

- Нет, - магистр мягко посмотрел на юношу. - Альбусу предлагали вступить в Орден, и достаточно давно... Не как пытающемуся совместить технологии с магией изобретателю, а просто как гениальному волшебнику. Но он отказался. И, думаю, ты понимаешь, почему.

- Да, - тяжело кивнул юный маг. - Как вы сказали, Орден - страшная организация. Но он же и не противостоял вам, не так ли?

- Альбус понимал необходимость Ордена, Гарри, - магистр продолжал внимательно следить за лицом собеседника. - Он не одобрял нашей политики... но, насколько бы не был Орден плох, другая организация может работать куда хуже. Думаю, вступи он в Орден и стань магистром - многое бы поменялось, как и многое бы поменялось, прими он должность английского министра магии. Но... Альбус всегда опасался власти, а уж могущество Ордена и подавно считал слишком большим соблазном для себя.

- Я знаю его отношение к власти, - пробормотал Гарри, опуская глаза к земле. - Правда, Дамблдор наверняка пытался каким-то образом повлиять на вас, не так ли?

- О, ещё бы! - Марков рассеяно смотрел вперёд, словно перед его внутренним взором пролетали картины прошлого. - Должен сказать, первое время моего членства в Ордене мы с ним многое обсуждали, размышляли, спорили... Потом я стал магистром, и он сразу свёл меня с... - магистр попытался сделать вид, будто сболтнул лишнее, однако юноша уловил в его в его глазах странный блеск, так знакомый по речам Дамблдора. - В общем, с одним человеком, согласившимся вступить в Орден. Поэтому прошу, не считай нас таким уж злом, сперва попытайся понять. Честно говоря, я не должен тебе всего этого сообщать... но я хочу, чтобы ты до конца понимал, кто мы такие. Ведь от доверия Ордену... зависит твоя жизнь.

- Ну наконец-то мы затронули эту тему! - вмешалась уже давно слушающая магистра с беспокойством Джинни. - Теперь уж соизвольте объяснить, ЧТО, ВО ИМЯ МЕРЛИНА, ПРОИСХОДИТ?! Почему Гарри мучают кошмары, и какое вы имеете к ним отношение?

- Воплощение пробудилось, - этим двумя словами пожилой волшебник словно пытался одновременно объяснить все странности. Он достал волшебную палочку и поводил ей перед собой. В воздухе возникла иллюзия тёмно-красного человекоподобного существа с правой и левой руками похожими на меч и палочку соответственно. Алые глаза создания пылали огнём, кроме них на переливающимся багровыми тонами теле Воплощения не было заметно ни одной как-то выделяющейся точки. Волосы, рот, нос - всё это отсутствовало за ненадобностью. Только злые, источающие ненависть глаза, из которых струилось пламя...

- Это - наш самый страшный враг, ужаснейшее из порождений Калигона, - мрачно продолжил магистр. - В отличие от сервов, Воплощение не бездушно и в какой-то степени является личностью. Оно способно творить волшебство, а тело его неуязвимо почти для любого орудия, которое только существует в мире. Это создание полностью подвластно Калигону - и в то же время не до конца подчиняется его воле. Ещё неделю назад мы мало что могли сказать о нём, но теперь знаем наверняка, как появляются подобные твари. Когда в сознании некого волшебника не остаётся ни капли света, когда маг целиком посвящает себя тьме, когда он погрязает в убийствах и не чувствует ни капли любви... тогда Калигон получает доступ к душе такого человека. Он использует примерно ту же методику, по которой создаёт сервов - но в данном случае она приносит совершенно другой результат. Ставший носителем Воплощения волшебник ничего не чувствует и живёт как прежде... пока его дух не отделяется окончательно от тела, теряя связь с материальным миром. Тогда происходит выброс тёмной энергии, и душа несчастного оказывается заключённой в ней, становясь основой для приходящего в мир монстра. Он испытывает ужасные страдания, чувствуя боль всего мира - но ничего неспособен поделать. Лишь Калигон командует парадом, и никто иной. Некоторое время он подавляет волю попавшего в объятия тьмы волшебника, и вскоре получает полностью подконтрольного могущественного слугу, готового уничтожить мир во имя господина. Если повергнуть монстра - душа несчастного будет спасена, но, как я уже говорил, мало что способно повредить этому созданию.

- Волдеморт... Значит, он был носителем Воплощения... - понял Гарри. - И я был его хоркруксом... То есть, вы хотите сказать... - лицо юноши ощутимо побледнело. - Я... тоже стал носителем Воплощения? Но я не хоркрукс более! Я никак не связан с Волдемортом!

- Мне жаль, - голос магистра совсем упал. - Да, ты тоже носитель Воплощения, Гарри. Понимаешь, тьма - это как яд, а кусок души Волдеморта можно сравнить с отравленным клинком. Тебе нанесли страшный удар, кусок меча удалён из раны, но от бывшего на лезвии яда так просто не избавиться. Ты не чувствуешь его, но он спит внутри тебя. Спит и ждёт своего часа. К сожалению, нам не известен способ исцелить эту отраву... И теперь ты знаешь, почему твоя гибель - наижеланнейшая цель Калигона и гарантия его победы.

- Какая ещё, борода Мерлина, отрава! - закричала не своим голосом Джинни. - У вас в подчинении находится сама могущественная организация планеты, бороться с подобными монстрами - ваша работа! И вы говорите здесь, что не можете избавить Гарри от какой-то дряни, занесенной в его душу заслуженно отправившимся к праотцам ублюдком?!

- Джинни... - начал бледный как никогда Гарри, но тут на помощь девушке пришёл брат.

- Действительно, хватит бить баклуши - делом заниматься пора! Подключите своих умнейших учёных, переройте все библиотеки мира - но найдите средство избавить Гарри от этой заразы, а не заявляйте здесь что, видите ли, ничего не можете сделать!

И только Гермиона, лучше остальных понявшая слова Маркова, тихо спросила:

- Значит, Дамблдор не знал, что Волдеморт и Гарри являются носителями Воплощения?

Магистр успокаивающе поднял руки, давая понять, что готов ответить на все вопросы.

- Я отлично понимаю ваше негодование, - извиняющимся голосом произнёс он. - Но ни в одной книге мира вы не найдёте искомых сведений. До сих пор мы всего раз сражались с Воплощением, и тогда победа далась нам очень дорогой ценой. Многие члены Ордена погибли лишь чтобы остановить монстра, а уж о каких-то исследованиях не могло идти и речи. Я клянусь, что на поиски средства исцелить Гарри будут брошены все наши ресурсы, но первоочередная задача - спасти ему жизнь сейчас!

Рон и Джинни зло посмотрели на магистра, но всё же прекратили свои обвинения.

- Альбус не мог знать про таящуюся внутри Волдеморта опасность, - пожилой волшебник повернулся к Гермионе. - Даже в нашем Ордене могли лишь предполагать, как появляется на свет Воплощение. Только позапрошлая ночь расставила всё по своим местам, и то о многом я могу говорить сейчас лишь с той или иной степенью уверенности.

- Мой сон... - высказал догадку Гарри. - Я был... прежним Воплощением?

- Да, - ответил магистр. - Когда монстр пробудился, поразивший твою душу яд не мог оставаться полностью незаметным, ведь он является частью изначально предназначенной Риддлу дозы. В результате создался канал, через который с тобой смог связаться Волдеморт и тем самым пустить в тебя воспоминания Калигона о прошлой попытке уничтожить человечество. Не думаю, что повелитель тёмных эмоций хотел показать тебе эту картину, но Риддл - крепкий орешек, и его жажда мщения пока одерживает верх над попытками Калигона обуздать своего нового пленника. Та битва происходила задолго до моего вступления в Орден, и окончилась в нашу пользу лишь благодаря глупости Калигона. Он был слишком самоуверен, считал, что победа уже у него в руках... Ордену удалось навязать Воплощению битву на отдалённом острове, и... подготовить сюрприз. Атомная бомба - новейшее на тот момент оружие магглов - смогла уничтожить порождённого тьмой монстра. Однако, как ты видел, многие люди отдали жизни за ту победу...

- Так что теперь делать? - опять взвилась Джинни, слыша очередную порцию страшных новостей вместо способа решения проблемы. - И... куда вы нас завели? - последние слова волшебница произнесла, оглядевшись по сторонам. Ребята, увлечённые рассказом, и не заметили, как пожилой волшебник свернул с ведущий в Хогвардс тропы. Он направился вместе со студентами по тропинке в редкий лес между Хогсмидом и железной дорогой.

- Прежде чем вы вернётесь в свою школу, придётся сделать выбор, - Марков обвёл всех четверых проницательным взглядом. - К сожалению, Гарри не может остаться в Хогвардсе. Недавняя попытка убийства... я знаю, она выглядит случайностью, совпадением, глупостью бывшего Пожирателя Смерти... Но в свете последних событий мне трудно поверить в любое из простых объяснений. За Гарри ведётся охота, и если её ведёт один только Калигон - я крупно ошибаюсь. Впрочем, теперь, когда у него есть Воплощение, он способен решиться даже на атаку Хогвардса, если это приведёт к гибели Гарри и последующей быстрой победе.

- Значит, вы собираетесь... упрятать меня неизвестно куда?! - прорычал юноша. - Не успел я насладиться нормальной жизнью, как меня вновь без спроса запирают в клетку?

- Ну уж нет! - выхватили палочки Рон и Джинни. - Только через наши трупы!

- Прости, Гарри, но ты слышал о цене своей гибели, - произнёс Марков повелительным тоном, игнорируя направленные ему в грудь палочки и искоса наблюдая за Гермионой, замершей в нерешительности. - Твои друзья могут составить тебе компанию, либо остаться. Я, конечно, попрошу их молчать об узнанном сегодня, но не более того.

- Я - с Гарри! - теперь уже хором произнесли трое волшебников, включая Гермиону.

- Ах, нет, - печально улыбнулся Марков. - Боюсь, я не могу позволить Джиневре пропустить окончание учебного года и экзамены, даже если их отменят в связи с победой.

- Ещё чего! - сразу возмутилась Джинни. - Я не для того ждала целый год, чтобы снова...

- Он прав, - упавшим голосом остановил её Гарри. - Пожалуйста... Ради меня...

- Но... почему... опять? - губы девушки задрожали. Она отвернулась и опустила голову. Гарри обнял подругу. Гермиона толкнула Рона, и они тактично посмотрели в другую сторону. Марков также отвёл глаза и глубоко вздохнул.

- Надеюсь, разлука не будет долгой, - старательно удерживаемым ровным тоном произнёс он. - Но до победы над Воплощением Гарри будет куда безопаснее под охраной Ордена. У нас уже есть план, нужно лишь немного времени для его исполнения. Мы способны договориться как с директором МакГонагалл, так и с министерством, и... с вашими семьями. Заодно, - тут магистр покосился на Гермиону, вздрогнувшую при последних словах, - мы способны помочь в поисках заколдованных родственников.

- Откуда вы всё знаете? - пробормотала озадаченная волшебница, стараясь заглушить перешёптывания Гарри и Джинни у себя за спиною.

- Служебное любопытство и просьба старых друзей, - небрежно ответил пожилой маг.

- Значит, шпионить за нами у вас было время, а вот выступить против Волдеморта - нет? - нанесла Гермиона внезапный удар. Магистр мгновенно изменился в лице, будто его на самом деле проткнули шпагой. Он побагровел, и, казалось, сейчас разразится проклятиями, однако... после короткой паузы Марков произнёс сдавленным, но незлобным голосом:

- У меня были причины. Альбус их знал, и никогда не настаивал на моём вмешательстве.

В это время Гарри закончил тихую беседу с Джинни. Он обернулся и произнёс:

- Ладно, я согласен на очередное добровольно-принудительное заточение. Что дальше?

- Минутку... - сразу оживился пожилой волшебник, обрадованный скорее сменой темы разговора, нежели согласием юноши. - Ванесса, свяжи меня, пожалуйста, с нашим адептом, - громко произнёс магистр, обращаясь, должно быть, к тому же человеку, что и незнакомец в плаще до этого. - Нужно сопроводить Гарри и его друзей к нашему дому в Лондоне, - сказал Марков после короткой паузы. - Ну и объяснить ситуацию директору. Справишься?

Раздался хлопок, и рядом ребятами появился новый знакомец-адепт, нисколько не смягчившийся за время своего отсутствия.

- О, конечно, мой Лорд, - прорычал он прежним тоном, достал из глубин плаща толстую папку с бумагами, вяло махнул рукой студентам и приказал:

- В школу и быстро собираться. Надеюсь, вы хорошо выучили значение слова «быстро» за свои странствия? - после чего направился к Хогвардсу, регулярно подгоняя ребят.

- Он вам никого не напоминает? - прошептал Рон. - Того и гляди баллы снимать начнёт...

- Именно, - Гарри прищурено посмотрел на адепта. - И не думаю, что это случайность.

- Погоди, но Снейп же... - Рон не окончил предложения и также покосился на мага.

- Хижину кто-то обрушил, если ты помнишь, - согласилась с подозрениями Гермиона.

Собираться действительно пришлось быстро. Адепт отлично ориентировался во всех коридорах и движущихся лестницах замка, а также, казалось, имел бумаги на все случаи жизни. Хагриду, всё ещё караулящему двери на случай атаки журналистов, он представился работником министерства (документ прилагался). Удачно подвернувшейся у Большого Зала МакГонагалл таинственный волшебник сходу вручил несколько солидного вида пергаментов, подтверждающих некое секретное задание от Отдела Тайн, и предложил подняться для короткого разговора в кабинет. Та попросила несколько минут для завершения текущих дел, тогда адепт проводил студентов до Гриффиндорской башни и разве что не сказал пароля. Внимательно следящий за незнакомцем Гарри, правда, наполовину был уверен, что тот хотел произнести кодовое слово - но вовремя спохватился и промолчал. Затем член Ордена оставил их, в очередной раз повторив слово «быстро», и уверенным шагом направился к кабинету директора. Только ребята успели кое-как упаковать свои вещи и выдумать ответы на посыпавшиеся вопросы соучеников, как портрет Полной Дамы отъехал в сторону, и адепт вошёл в гостиную в сопровождении строгой волшебницы.

- ... профессору Дамблдору виднее, я полагаю, - донеслось окончание фразы, произнесённой незнакомцем. В ответ МакГонагалл недобро взглянула на собеседника.

- Уизли, Грейнджер - возитесь как сонные мухи! - прокричал адепт на всю башню, за что получил от директора ещё более недовольный взгляд, также оставшийся без внимания.

Гермиона и Рон спустились из своих спален с чемоданами, только вчера им доставленными. Гарри успел собраться раньше друзей - он тихо беседовал у камина с Джинни, и даже не обратил внимания на появление незнакомца. МакГонагалл подождала, пока молодые люди попрощаются, и только после этого обратилась к юноше:

- Послушайте, Поттер. Я не знаю, какая муха кого из министерства укусила, но всё-таки здесь моя школа. Уж кто-кто, а вы имеете сейчас право не подчиняться любым приказам, которые вам не по душе. Я приложу все силы, чтобы вы остались здесь, если пожелаете.

- Эм... Спасибо, профессор, но... это моё решение, и я должен уйти... - ответил Гарри.

Последняя фраза далась юному волшебнику тяжело. Однако он знал, что ответить иначе просто не может. Сейчас, видя доказательства влияния Ордена, юноша понимал - Марков мог организовать всё тайно, вплоть до похищения, и никто бы ничего не узнал. Но магистр открыл перед Гарри все карты, объяснил ситуацию без утаек - и потому вправе рассчитывать на ответную честность с его стороны.

Адепт не произнёс ни слова. Он открыл дверь, прозрачно намекая на необходимость поторопиться, и следом за ребятами покинул сначала Гриффиндорскую башню, а потом и Хогвардс. Перед самыми воротами друзья потратили время на прощание с Хагридом, к недовольству члена Ордена, и, наконец, вышли за пределы территории, на которой было невозможно аппарирование. Тут волшебник с раздражением приказал покрепче взять его за руки, после чего переместился вместе со студентами к двухэтажному дому в Лондоне.

Снаружи здание выглядело неказисто. Если оно и отличалось от серых домов вокруг, то только в худшую сторону. Грубо сработанные стены, кое-где с длинными трещинами, окна, покрытые подозрительно напоминающим копоть веществом... Трудно было поверить, что это здание принадлежит некой сверхсекретной организации, однако одного взгляда в приоткрытые двери Гарри хватило, чтобы понять - на это и рассчитывали хозяева. Когда друзья переступили порог дома и посмотрели на обстановку внутри, догадки юноши блестяще подтвердились. На мебели не лежало ни пылинки, пол блестел чистотой, а полированные перила деревянной лестницы на второй этаж могли заменить зеркало. Изнутри стёкла выглядели прозрачными, словно родниковая вода, а ровные стены под гладкими обоями не имели даже намека на возможность существования в них трещин.

У дверей волшебников встречал Марков, а также дама, представленная как Ванесса Нор. Гарри показалась, что она иронично улыбнулась адепту, тот же лишь больше нахмурился. На благодарность магистра за отлично проделанную работу маг в плаще ничего не ответил, а немного погодя прорычал, оглядевшись по сторонам:

- Если ты думаешь, что я останусь и буду их охранять, то мой ответ однозначен - нет. Позови Деполье, он с радостью поживёт здесь, особенно если Нор составит ему компанию.

- Обсудим это чуть позже, - хитро произнёс магистр, одновременно проводя ребят к маленькому столику, на котором лежала металлическая коробочка. - Для начала я должен попросить тебя заняться тренировками Гарри в волшебстве.

- Зачем? - сразу спросил юноша, переводя взгляд с коробочки на магистра, на адепта и вновь на коробочку. - Я уже успел научиться нормально колдовать!

- Только не говори, что ты даёшь Поттеру... - параллельно с юношей удивился адепт. - Да ты с ума сошёл! Тебя же Коттон в землю зароет! Нет, нет и ещё раз нет! Учить Поттера - последнее, что я сейчас хочу делать, а уж вручить ему кристалл... форменное безумие!

- Какой ещё кристалл? - снова поинтересовался юноша. Вместо ответа магистр откинул крышку коробочки. В ней на поролоновой прокладке лежал крупный огранённый камень размером с большой палец. Он казался стеклянным, так как был абсолютно прозрачен. В то же время что-то подсказывало Гарри - странная вещь сделана из неизвестного ему материала, и наверняка имеет отношение к магии.

- Вот это да! - не удержался Рон и протянул к камню палец, который магистр мягко отвёл.

- Угроза жизни Гарри слишком высока. И Джон, и остальной Орден уже признали это, - магистр взял коробочку и поднёс её к руке юноши, предлагая тому коснуться камня. Как только студент сделал это, вдоль пальцев в кисть словно потекло тепло, хотя на ощупь кристалл казался холодным. До того бесцветная поверхность чудесной вещи окрасилась едва ощутимым зелёным цветом.

- Ладно... - раздражённый голос адепта контрастировал с неожиданно довольным выражением лица. - Я понял тебя. Что ж, Поттер, этот симпатичный камешек зовётся личным кристаллом. Он заменяет волшебную палочку, несколько усиливает магию, может спасти вашу жизнь... особенно тогда, когда вы не просите его это делать... Но что с ним, что без него, вы - всё тот же посредственный волшебник, каким были ранее. Поэтому не слишком мните о себе! - маг внезапно выкинул вперёд сжатую в кулак руку. Теперь друзья разглядели в ней такой же камень, только красный.

- Expelliarmus! - юноша не успел среагировать, и кристалл выбило у него из рук.

- Адепт! - одновременно осуждающе вскричали Марков и Ванесса.

- Вы уже переходите все границы! - возмутились Рон с Гермионой, но Гарри улыбнулся и остановил их. Теперь он окончательно всё понял, и ошибки быть не могло. А раз так - ответить можно куда лучше... Юноша взглянул прямо в глаза оппоненту и, старательно удерживая ироничный тон, хотя внутри бурлили чувства, участливо спросил:

- Как ваша шея, сэр?

Лицо адепта побелело и окаменело. Дыхание участилось. Взор впился в студента. Повисла тишина. Магистр незаметно подмигнул Ванессе. По лицу женщины скользнула улыбка. Но человек в плаще мог сейчас различить только лицо Поттера, столь же неподвижное, как и его собственное. Руки стали сжиматься в кулаки. Последовал крутой разворот - и Северус Снейп покинул дом с резкими словами, в действие которых сам уже не верил:

- Я не знаю, о чём вы говорите.

- Без сомнения... Но... как? - прошептал Рон.

- Очевидно, он выпил оборотное зелье, - тихо подсказала другу Гермиона.

- И это именно его Дамблдор порекомендовал Маркову, - добавил Гарри.

Глава 4. Враг детства

Гарри посмотрел на часы и закончил своё повествование. В заключение он заметил, что Орден Тени изготавливает кристаллы при помощи маггловских технологий, в отличие от магорианцев, использующих исключительно волшебство. Обитатели Валориана, правда, умели делать камни универсальными и встраивать их как двигатели в магические приспособления... Но зато Орден Тени куда лучше справлялся с созданием личных кристаллов, если считать с учётом доступных ресурсов.

Ко времени окончания первой части рассказа Рон уже успел наложить на метлу отличный образчик чар хамелеона и несколько раз проверить её в деле. Дамы также не отставали от мужей. Еды они приготовили с запасом на день вперёд, а Джинни заодно испытала на себе заклинание для незначительного изменения облика. Теперь щёки волшебницы были шоколадного цвета, нос немного приплюснут, а глаза чуть сужены. После высказанного Гарри замечания, что такой цвет кожи совсем не подходит к рыжим волосам, она спохватилась и тремя взмахами кристалла сделала себе угольно-чёрные кудри. Волшебник улыбнулся, поставил отличную оценку и отметил, что оригинальная Джинни нравилась ему больше. В ответ та широко улыбнулась и приняла свой первоначальный облик.

Вскоре все пятеро сели ужинать. Теперь Александр не замыкался в себе, а активно участвовал в беседе о волшебном мире и, в первую очередь, о приключениях друзей. Те всё-таки решили рассказать юноше многое из того, о чем умалчивал либо не знал Тедди. Так Гарри поведал молодому человеку о хоркруксах. Юноша и раньше догадывался, что Волдеморт не мог окончательно погибнуть из-за кусков своей души, заключённых в самом Гарри, принадлежащей Тёмному Лорду змее и нескольких предметах. Теперь же волшебник пояснил, что именно подобный объект, содержащий кусок души человека, и называется хоркруксом; что для его создания нужно совершить убийство и произнести темнейшее заклинание; что Волдеморт первым и единственным создал целых семь таких вещей. Тедди старался обходить эту тему, опасаясь, по всей видимости, что Александр способен соблазниться чем-то подобным. Если так, то тревоги волшебника были абсолютно напрасными. Юноша отлично понимал, насколько мерзко подобное деяние, ну а от гипотетического бессмертия уже успел отказаться, когда смотрел на чёрный кристалл.

Затем Гермиона решила пояснить Александру принцип работы кристаллов, так как эта тема достаточно близко подходила к теме зловещих тёмных хранилищ для частиц духа.

- Личные кристаллы, подобно хоркруксам, связаны с душой, - говорила она. - Однако если те содержат в себе куски души и для их создания необходимо разорвать её убийством, то в случае наших камешков всё куда приятнее. Помнится, мы в первый раз ужаснулись, когда магистр Марков начал рассказывать нам всё это... Но он сразу разъяснил, что кристалл связывается с душой волшебника, однако не содержит в себе ни капли её. Он может поддержать жизнь хозяина в самых трудных условиях, даже способен спасти своего обладателя от не слишком сильного смертельного проклятия - но не способен помочь в случае гибели. Правда, - Гермиона нахмурилась, - тогда магистр упомянул ещё, что кристалл можно сделать хоркруксом... и вот это будет действительно ужасно! Мощь камня усиливается многократно, но цена подобного могущества слишком велика... Камень начинает высасывать из обладателя и оставшуюся душу тоже... В результате со временем волшебник превращается в страшный и бездушный автомат для исполнения последних желаний, которые ещё сохранились в его сознании...

- Хватит, хватит его пугать! - остановил жену Рон. - После тех слов Маркова Гарри чуть не вышвырнул только что подаренный кристалл в окошко, и если будешь продолжать в том же духе - Александр может последовать его примеру. Вам нечего опасаться, - добавил он, повернувшись к взволнованному юноше. - Ваш камень, конечно, необычный, но не до такой степени, так что беспокоиться абсолютно не о чем. Как видите, Гарри уже более полувека обладает почти такой же вещицей, и его душа цела, невредима и находится на своём месте.

- Именно, - поспешил утвердительно кивнуть волшебник. - Хоркрукс трудно создать, если ты этого не хочешь, и лишь сам человек способен расколоть собственную душу.

- Ладно, - молодой маг отошёл от внезапно охватившего его волнения. - Но теперь я, кажется, понимаю, что за создания управляют магорианцами...

- Эм... вообще-то вряд ли, - замялась Гермиона, взвешивая очередную порцию новостей. - Хотя, пожалуй, на сегодня и впрямь хватит повествований. Скажу лишь, что души местных «божеств» изрядно потрескавшиеся, но, тем не менее, целые... насколько мы можем судить.

- Чуть позже я закончу свой рассказ, и вам всё станет понятно, - заверил юношу Гарри.

Больше к тяжёлым, страшным и неприятным темам беседа не возвращалась. Друзья с удовольствием слушали повествование молодого человека о себе, несмотря на то, что многое и так знали. После Джинни с подачи Рона начала вспоминать свою квиддичную карьеру - пусть не слишком долгую, но, тем не менее, весьма результативную. Постепенно разговоры становились тем более приятными, чем менее запоминающимися. Прошлое, настоящее, планы на будущее... Волшебники постепенно, но упорно вели молодого мага от былого наставнического и подчинённого отношения к равному и дружескому, и им это блестяще удавалось.

Ужин уже давно был съеден, через приоткрытую дверь Пещеры внутрь просачивалась опустившаяся на мир тьма. Несколько поутихший после испытаний метлы гомон зверей и птиц вернулся, и даже пару раз у входа мелькала тень крупного животного, спешащего к водопою. Маленькая стрелка на красивых старинных часах, висящих у дверей в кухню, медленно поползла к своему самому верхнему положению. Наконец, Гермиона зевнула, прикрыв рот рукой, и поднялась с дивана.

- Пора бы ложиться спать, - сказала она. - Завтра встаём с боем часов, - палец волшебницы прочертил в воздухе полукруг, и самая тонкая стрелка циферблата, ответственная за будильник, сама переместилась к восьми утра. - После завтракаем и действуем по плану.

- Александр, если с вами будет происходить что-нибудь непонятное, обязательно скажите нам, - добавила Джинни очень серьёзным тоном. - Не подумайте только, будто мы скрываем от вас нечто важное, просто... пять голов лучше, нежели одна.

- Конечно, - искренне пообещал юноша, уже проникшийся доверием к волшебникам.

- Постарайтесь выкинуть из головы все мысли, очистить своё сознание и не думать о событиях последних суток, - посоветовала в свою очередь Гермиона.

- Вы боитесь, что магорианские божества могут применить легилименцию? - офицер решил, что он понял причины подобной рекомендации, но волшебница расплылась в улыбке.

- Нет, просто завтра будет сложный день, и я не хочу, чтобы вам снились кошмары с мётлами в чёрных плащах и прочей дребеденью, - добродушно пояснила она.

- А... ну... эм... хорошо. Спокойной ночи, - пожелал остальным юноша и направился в комнату с односпальной кроватью и бра на стене. С собой он прихватил книжку о победе над Волдемортом, но читал её недолго. Усталость, накопившаяся за прошедший не самый простой день, дала о себе знать в полной мере. Молодой человек положил книгу на тумбочку, а сверху пристроил кристалл. Хоть теперь он и знал подоплёку своих видений, но всё равно не желал просматривать картинки из жизни далёкого предка. Тихо щёлкнул выключатель светильника, комната утонула во мраке, и Александр почти мгновенно заснул крепким сном.

Остальные волшебники тоже отошли ко сну. Входную дверь закрывать не стали - животные всё равно не могли попасть внутрь пещеры благодаря чарам секрета, ну а идущий снаружи свежий воздух лишним не был, несмотря на работавшую вентиляцию. Когда стрелки часов подошли к полуночи и замерли на пятьдесят с лишним минут, чтобы следовать магорианскому времени, Пещера уже давно целиком погрузилась в сон. И никто из её обитателей не мог заметить проникшей внутрь фигуры. Она бесшумно скользнула к центру гостиной, подняла сжатую в кулак руку и провела ей вдоль всех дверей, словно пытаясь нащупать какой-то неуловимый след. Затем загадочный пришелец направился к одной из комнат, осторожно приоткрыл дверь и сделал нескольких пасов руками. Изнутри к незнакомцу медленно выплыла серебристая мантия-невидимка. Визитёр расстелил реликвию на столе, положил на неё обе ладони и начал что-то бормотать. После окончания непонятной процедуры пришелец аккуратно свернул мантию и тем же методом бесшумно вернул её на место. Дверь комнаты закрылась, незнакомец проскользнул к выходу и покинул Пещеру, так никем и не замеченный.

Утро следующего дня началось с раскатившегося по всем комнатам жуткого рёва, в котором смешались вопли живого носорога, разрезаемого пополам, и льва, подвешенного за кончик хвоста. Александр вскочил на кровати и первое время не мог понять, где он находится. Правда, сон с юноши как ветром сдуло - стало быть, часы выполнили свою функцию. Молодой человек оделся и прошёл в гостиную, где спустя несколько минут появились и остальные.

- Что это было? - спросила Гермиона у Гарри. - Мне показалось, будто внутрь Пещеры Венгерский Рогохвост залетел. Впрочем, очень голодные мантикоры кричат похоже...

- Ты у нас кладезь знаний, вот и выясняй, - волшебник подошёл к часам и что есть силы стукнул по ним кулаком, получив в ответ жалобный писк. - Но если это чудо магии еще раз повторит такой концерт, то я её магорианцам презентую... Ну-ка, что оно сейчас выдаст?

Гарри отвёл часовую стрелку назад и затем вновь поставил на восемь часов. На этот раз магический прибор разразился пронзительным визгом, словно кто-то брал самую высокую ноту из на пределе возможного. Все дружно зажали уши.

- Берём из Представительства маггловский будильник, - уверенно приказала Гермиона.

- Отличная идея, - согласился Гарри. Александр, Джинни и Рон вздохнули с облегчением.

На часы тут же было наложено заклятие тишины, и обитатели Пещеры сели завтракать. За едой ещё раз обсудили план действий, в том числе и в случае непредвиденных обстоятельств. Местоположение дома Холи Гермиона неплохо помнила, так как два раза встречалась с ним в выходные дни именно там. Так как здание находилось на окраине Крель-Шамба, то и добираться туда из леса было не так долго - сначала аппарирование, а потом получасовая прогулка по улицам.

После окончания завтрака волшебники наскоро покидали тарелки и чашки в посудомоечную машину, решив даже не ждать окончания мойки. Рон взял на плечо сложенную пополам метлу, Гарри отдал ему мантию, а Гермиона указала на юношу кристаллом и отчётливо произнесла:

- Mind Trace: Name Hoim Kaily! - после чего объяснила молодому человеку, что на ближайшие часы того зовут Хоим Кэили, и на аналогах Карты Мародёров он будет значиться именно под таким именем.

Джинни тем временем изменила свою внешность в соответствии с отработанным ещё вчера вариантом, Гарри предпочёл сам сделать из себя чернокожего магорианца, а Рон помог Александру также больше походить на местных жителей. Финальные штрихи к новым лицам дружно наносили друг другу в течение пяти минут, а затем ещё двадцать потратили на переодевание в местную одежду и подгонку её под фигуру офицера. В итоге из юноши вышел отличный смуглый магорианец с каштановыми волосами, предпочитающий в одежде жёлтые тона и носящий свой кристалл на цепочке. Внешний вид Гарри и Джинни также нареканий не вызывал. Когда всё, наконец, было готово к началу операции, Гермиона предупредила:

- Не забывайте, что между собой лучше не общаться и вообще вести себя как можно тише.

- Всё же вы с Роном постарайтесь быть всегда на связи, - обеспокоено попросила Джинни.

- И не вздумайте геройствовать! - добавил к словам жены Гарри. - Если станет жарко - сразу обращайтесь к 33 приёму каратэ... - Рон вытаращил глаза, - то бишь «делай ноги».

- Кажется, по части безумных авантюр тебя ещё никто из нас не превзошёл, - подмигнула Гермиона, и все четверо рассмеялись. - Что ж, начнём! Александр - что бы ни случилось, постарайтесь не терять голову. Мы всегда будем с вами. Удачи!

Последние слова заставили сердце молодого человека больно кольнуть, но всё же он мужественно кивнул головой в знак согласия. Волшебники вместе покинули Пещеру. Рон накинул на себя мантию-невидимку, повесил на спину заколдованный рюкзак и скрепил вместе две половинки метлы. Гермиона тем временем приняла форму выдры, прыгнула к супругу на руки и затем забралась во вместительный и удобный (благодаря магии) карман его ранца. Гарри показал другу поднятый большой палец, тот ответил волшебнику тем же. Рон вместе со всем грузом аппарировал. Джинни взяла мужа и юношу за руку, они вобрали в грудь побольше воздуха - и все трое также с хлопком растворились в воздухе.

Метла мчалась над городом со всей скоростью, на которую только была способна. За спиной копошилась Гермиона, не в силах отказать себе в удовольствии высунуть мордочку подальше из кармана и посмотреть на мелькающие внизу дома. Вдали подобно накрытой полукруглой крышкой ресторанной тарелке висел прозрачный купол Площади Облаков. Мимо проносились редкие птицы, бывшие не в силах угнаться за мчащимся вперёд летательным аппаратом. В лицо бил воздух, непривычно холодный для Валориана.

Рон решил остановиться в километре от Представительства. Он приземлился посреди островка зелени так аккуратно, как только мог. К счастью, улицы Крель-Шамба казались достаточно пустынными - даже киароллы извергали клубы жёлтого дыма подозрительно редко, а уж прогуливающихся местных жителей вообще практически не было. Впрочем, мага такое развитие событий вполне устраивало. Он сложил метлу пополам, пристегнул её ремешком к рюкзаку и поспешил к цели своего путешествия.

Судя по предусмотрительно захваченной Карте Мародёров, в Представительстве сейчас находилось не так много народу. Двое незнакомых магорианцев (по всей видимости, охранников) сидели в общей гостиной, ещё один, также неизвестный, облюбовал комнату Александра. По лестнице поднимался чиновник из правительства, ну а кабинет главы миссии занимал последний - этот тип служил крупным начальником в силовых структурах. Незваных гостей здесь либо не ждали, либо готовили им западню.

Само здание выглядело столь же беззащитным, как и присутствующие в нём магорианцы. Не осталось и следа тех укреплений, что ещё вчера были водружены на дом. Впрочем, вытянутые вперёд пальцы осторожно приблизившегося к Представительству волшебника ощутили лёгкое покалывание, свидетельствующее о наложенных чарах. Рон поднёс к невидимой стене кристалл, сосредоточился и начал определять заклинания. Выдра забралась к нему на плечо и, щекоча усами ухо, начала тихонько фыркать, когда супруг делал что-то неправильно.

Определение и снятие чар не доставило особых проблем, тем более с помощью Гермионы. Рону удалось незаметно пробить брешь в защищавшем здание периметре заклинаний, а также мановением руки открыть окно в принадлежавшей Тедди комнате на втором этаже. Дальше творить магию было опасно - слежка за колдовством в Представительстве наверняка продолжалась. Волшебник одной рукой схватился за сложенную пополам метлу, второй обхватил супругу - и заставил компактную модель «Нимбуса» подбросить себя к появившейся лазейке. Судя по карте, никто из магорианцев, как говориться, и ухом не повёл.

Чувствуя себя суперагентом на секретном задании (Гермиона не раз настаивала на ознакомлении мужа с маггловской культурой), маг прокрался к двери. Электронные замки не работали ввиду отключения Тедди генератора, так что дополнительных препятствий на пути волшебника не возникло. Захватив из шкафчика аптечку, он выглянул в коридор, пропустил мимо ничего не подозревающего чиновника (не отказав себе, впрочем, в удовольствии скорчить тому рожу) и поспешил в комнату Александра. Магорианец всё ещё находился там - сидел на кровати и пытался расшифровать заметки из блокнота, в который юноша записывал посещающие его мысли и идеи. Те, разумеется, были на русском языке, так что бедняге точно не светило в ближайшее время осознать полную бесполезность блокнота для божеств. Дверь магорианец оставил приоткрытой, да и совершенно не смотрел на неё - за что и поплатился. Уже совсем вошедший в роль шпиона Рон достал из аптечки летучую жидкость для общего наркоза путём ввода через дыхательные пути и, не долго думая, устроил этот самый общий наркоз незадачливому аборигену.

Когда голова местного жителя склонилась к подушке, и он отправился в царство своего Морфея, волшебник скинул с плеч рюкзак. Гермиона спрыгнула на пол и внимательным взглядом пробежалась по шкафам, остановившись на секции с одеждой. Отобрав пару десятков различных вещей, Рон открыл ранец и постарался как можно компактнее уложить в него найденную одежду. Благодаря расширяющим пространство чарам места внутри осталось ещё достаточно, да и вес положенных внутрь предметов несколько снижался. Затем настала очередь будильника, расчёски, штудируемого магорианцем блокнота... и других предметов, которые выдра настоятельно советовала захватить «на всякий случай». Под конец сборов рюкзак был уже заполнен наполовину, а ведь ещё оставалось посетить и комнаты волшебников тоже. Тогда Рон волевым решением, невзирая на протесты супруги, выложил часть уж точно ненужного барахла, не удержался от соблазна прицепить к уху бессознательного магорианца табличку «не беспокоить» и отправился дальше.

«Суперагент» спустился назад на второй этаж, и вскоре рюкзак доверху заполнился всякой всячиной. Последней была посещена комната Гвендолин Рит, в которой и решили держать оборону. Так как окна выходили не на улицу, а на усаженное растениями пространство между двумя домами, незаметно улететь из этой комнаты было проще всего. Рон отстегнул от ранца метлу, собрал её и поставил в угол, придвинул небольшой столик и расстелил на нём мантию-невидимку так, чтобы впоследствии накинуть её как можно быстрее. Гермиона подождала, пока супруг приготовится к сражению, и превратилась в человека. Она сразу же сунула руку в тумбочку, выхватила оттуда пневматический пистолет и втиснула его за пояс.

- На всякий случай, - догадался Рон.

- Точно, - улыбнулась жена. - Не оставлять же его аборигенам! Не будем дожидаться, пока они засекут применения чар анимагической формы. Лучше устроим им фейерверк, чтобы и разобраться-то в том, что, где, когда и кто применил, они не могли.

Два кристалла одновременно взмыли вверх... и началось! Во все стороны поползли клубы тёмно-серого дыма, замелькали разноцветные вспышки, задрожал пол, по всему зданию раскатился завывающий звук, из воздуха появились иллюзии Александра и Гарри... Тут же послышался топот бегущих по лестницам ног, но первый же показавшийся в проёме магорианец получил в грудь два обезоруживающих заклятия, и отлетел назад.

Гермиона проделала в стене дыру и заставила иллюзии попытаться осуществить фланговый обход, а Рон тем временем поливал наступающих таким градом заклинаний, что те боялись высунуть голову в простреливаемое им пространство. Магоринцы закричали что-то, напоминающее просьбу помощи, и отступили. Волшебники решили не ослаблять натиск и кинулись за ними. Вскоре уже все коридоры Представительства скрылись в густом дыму, постоянно создаваемом обоими нападавшими. Вокруг гремели взрывы, оставшиеся в здании приборы разлетались на части, выдернутая из стен проводка подобно клубку змей норовила обвить несчастных магорианцев, усердно пытающихся удержаться в доме до прибытия подкрепления.

- Александр, в серверную - и разберите там всё на запчасти! - громко командовала Гермиона и сама посылала в сторону упомянутой комнаты мощнейший заряд волшебства.

- Гарри, забери из моей комнаты книги по квиддичу! - вторил супруге Рон.

Ещё пару минут - и магорианцы наверняка кинулись бы из Представительства прочь, сверкая пятками, но тут им прибыло-таки подкрепление. Гермиона смогла сквозь дым разглядеть подбегающих к зданию стражей закона в белых костюмах, и удовлетворённо дала команду на отступление. Напоследок супруги вместе сосредоточились - и сотворили нечто вроде миниатюрного торнадо, пошедшего гулять по коридорам, испуская во все стороны абсолютно непроглядную тьму. Грохот втягиваемых в вихрь и выбрасываемых им же кусков стен, наверное, слышен был на милю вокруг. Иллюзии Александра и Гарри, повинуясь воле своих творцов, остались создавать видимость сопротивления, а Рон с Гермионой со всех ног кинулись в комнату Гвендолин Рит. Волшебница снова превратилась в выдру и прыгнула в карман рюкзака, поблескивая серебристым мехом на боку (так отразился в анимагической форме пистолет). Её муж молниеносно набросил на плечи сначала ранец, затем мантию и, оседлав метлу, стрелою вылетел в окно. Пока летательный аппарат набирал высоту, диверсанты с упоением наблюдали за струями пыли, бьющими из всех окон Представительства. Здание уже было окружено со всех сторон местной полицией, однако зайти внутрь пока никто из стражей порядка не решался. И только появление едва различимой чёрной точки, замеченное волшебниками с уже изрядно удалившейся от здания метлы, заставило магоранцев броситься штурмовать дом. На ближайшие полчаса их занятость гарантировалась - быстро разобраться в добротно устроенном хаосе вряд ли могло даже Божество.

Александр, Гарри и Джинни аппарировали так близко к городу, как только позволял Великий Лес и чары, наложенные на занимаемое Крель-Шамбом пространство. Они постарались принять беззаботный вид и направились вперёд по дороге как обычные прогуливающиеся местные жители. Подобно Рону с Гермионой, волшебники сразу отметили необычную пустоту улиц. По сути, кроме них присутствовала всего одна компания из двух местных жителей, негромко разговаривающих между собой. Юноше сразу захотелось приблизиться к ним и подслушать беседу, тем более что магорианцы двигались в ту же сторону, куда направлялись и земляне. Джинни согласилась с высказанной шёпотом идеей молодого человека, и компания из трёх замаскированных людей осторожно догнала беседующих. Разумеется, те говорили на своём языке, которого никто из волшебников не мог знать в достаточной степени, чтобы переводить разговорную речь. Однако встревоженный тон аборигенов красноречиво говорил о чрезвычайной их обеспокоенности темой беседы.

- Нас обсуждают, по всей видимости, - едва шевеля губами, произнесла Джинни.

- Наверное, - столь же незаметно согласился с женой Гарри. Александр готов был также принять высказанную волшебницей точку зрения, однако внезапно...

- Я слышал, там были жертвы, - юноша осознал смысл фразы одного из местных жителей.

- О боги! - испуганно воскликнул второй. - Неужто вам пришлось покарать глупцов?!

Молодой человек остолбенел. Он отлично знал, что магорианцы говоря на своём языке - и в то же время понимал произнесённые ими фразы, будто невидимый переводчик сразу передавал их смысл на родном русском языке! Александр мотнул головой - и в тот же миг странное ощущение прекратилось. Обитатели планеты продолжали беседовать на своем наречии, однако теперь он не понимал и слова из сказанного ими.

- Что с вами? - Джинни заметила замешательство юноши и оттащила его подальше от говорящих, после чего дёрнула за рукав мужа, заставив того также чуть наклонить голову.

Молодой человек как мог описал произошедшее. Супруги обеспокоено переглянулись.

- Не нравится мне это, - покачал головой Гарри. - Помнится, с языком змей у меня наблюдалась похожая история... В итоге выяснилось, что я являюсь хоркруксом Волдеморта.

- Но ты понимал всё змеиное шипение от начала до конца, не так ли? - заметила Джинни.

- Да, но согласись - аналогия не из приятных, - пробурчал Гарри, вспоминая прошлое.

Фактов для дальнейших выводов у волшебников не нашлось, так что обсуждение быстро прекратилось. Джинни в очередной раз попросила Александра не волноваться и заверила его, что обязательно сделает всё возможное для выяснения причин всех странностей. Гарри также пообещал любую помощь и попросил сообщать о любом рецидиве неожиданного таланта к языкам. Трое землян продолжили свой путь к дому Холи, подходили ещё к нескольким группам аборигенов, однако больше ничего необычного не случилось. Новый дар будто исчез, так и не успев толком проявиться. Впрочем, он успел оставить в напоминание о себе не только пресловутую аналогию, но ещё и две переведенные фразы из разговора магорианцев.

- Боюсь, это они о несчастных демонстрантах говорили... - пробормотала Джинни. - Похоже, за своё самовольное выступление некоторые из них заплатили жизнью.

- И ещё вопрос, насколько это выступление было самовольным, - добавил Гарри.

- Но ведь божества узнали обо мне только утром дня демонстраций! - не понял Александр. - Как же они могли организовать это восстание... и, кстати, якобы имевшую место попытку моего убийства?

- Вот об этом мы спросим у Холи и Тлеи в первую очередь, - ответил волшебник. - Как бы это не было печально, но они вольно или не вольно оказались втянутыми в самый центр бушующего сейчас вокруг всех нас торнадо. Поэтому... Александр, будьте готовы ко всему.

Уже второй раз за день юноше намекнули на возможность наихудшего развития событий. Он уже не на шутку обеспокоился и готов был кинуться бегом к цели путешествия, но Джинни наградила мужа укоряющим взглядом и попыталась успокоить молодого человека. Дома плыли друг за другом тем медленнее, чем быстрее колотилось сердце Александра. Ему всё же удалось заставить друзей ускорить шаг, но всё равно юноше казалось, будто их компания еле плетётся.

Наконец они достигли цели путешествия. К несказанному облегчению юноши, принадлежащее Холи просторное двухэтажное здание выглядело вполне обычно и буднично. В одном из окон молодой человек даже разглядел силуэт девушки - хотя, возможно, ему это почудилось от волнения. Спутники офицера буквально просканировали взглядом пространство вокруг, а потом Гарри тихо произнёс, кивая в сторону сквера неподалёку:

- Готов спорить, что из гуляющих там магорианцев как минимум двое якобы-влюблённых следят за домом, а то и все четверо... Пожалуй, даже точно все четверо...

- Взгляд профессионального аврора? - Джинни прикрыла усмешку рукой.

- Не стареют душой ветераны, - маг постарался улыбнуться в ответ также незаметно.

Группа обошла вокруг здания, но других признаков слежки не заметила. Как раз во время завершения обхода мужчина из псевдо-влюблённой пары выхватил из кармана ноим и через мгновение кинулся к ближайшему киаролу, прокричав что-то остальным. Те кинулись вслед за командиром, на ходу срывая кристаллы с ленточек, и вскоре растворились в жёлтом дыму.

- Похоже на привет от мистера и миссис Уизли! - хитро подмигнул Гарри.

Долго ждать Рона и Гермиону не пришлось. Вскоре послышался нарастающий свист, и в уже пустой скверик, судя по звукам, приземлился летательный аппарат в составе невидимой метлы и невидимого же пилота. Точнее, невидимым он был исключительно для юноши, спутники молодого человека же предусмотрительно сотворили соответствующие невербальные заклинания, и для них мантия помехой не являлась. Волшебник соскочил со своего летательного аппарата, вновь прицепил тот к рюкзаку и, не снимая мантии, присоединился к остальным. Гермиона пока предпочитала оставаться в анимагической форме и находиться в кармане ранца супруга.

- Что ж, пошли, - скомандовал Гарри.

Группа из троих лже-магорианцев, одного невидимого землянина и выдры направилась к дверям дома Холи, на всякий случай оглядываясь по сторонам. Ничего подозрительного замечено не было - как, впрочем, и вообще ничего, кроме зданий и растений. Даже простые магорианцы словно испарились, возможно, как-то узнав об устроенной волшебниками в Представительстве тревоге и решив на всякий случай не выходить на улицу.

Александр первым подлетел к дому и вопросительно уставился на дверь в поисках звонка.

- Обычно посетитель просто громко произносит своё имя, - подсказала юноше Джинни. - Однако мне кажется, что сообщать о себе - не самая лучшая идея.

- Действительно, втроём мы сумеем открыть дверь бесшумно, - поддержал сестру Рон.

- На войне как на войне, - развёл руками Гарри в ответ на сердитый взгляд молодого человека, для которого сам факт тихого проникновения в дом девушки автоматически приравнивался к грабежу. Ничего возразить волшебнику Александр не смог, и его друзья, наставив на центр двери кристаллы, начали бормотать волшебные слова. Через полминуты та действительно распахнулась без шума и лишних вспышек света.

- Всё-таки их заклинания значительно слабее, нежели наши, - констатировала Джинни.

- Однако Александру в замке хватило и их, - буркнул Гарри. - Не будем забывать этого.

Волшебники вошли в небольшую прихожую, казалось, целиком обитую коврами. Правда, при ближайшем рассмотрении покрывавший пол и стены материал оказался довольно гладким, хотя мягкостью мог поспорить с любым земным ковровым покрытием. Движущийся рисунок создавал впечатление, будто внизу колышется трава, а вдоль стен над морем летят белоснежные птицы, и разве что более-менее обычный деревянный шкаф резко выбивался из чудесной иллюзии. Здесь Гермиона опять стала человеком, а Рон снял и засунул в карман мантию. Джинни и Гарри также вернули себе привычный облик, а после помогли сделать это же и Александру.

- Теперь можете позвать её, - Гермиона положила руку на плечо юноши. - Смелее.

- Тлея! - выдавил из себя офицер. В последний момент он неожиданно испугался, но всё-таки переборол внезапно появившийся страх. Голос молодого человека разнёсся по зданию и утонул в тишине. Ответа не последовало. Гарри решительно приложил руку к портьерам, скрывающим проход внутрь. Те сами собой разошлись в стороны, открыв взору незваных гостей просторную круглую комнату, выглядевшую на удивление пустынно. Стены и пол покрывал такой же материал, как и в прихожей. По бокам от волшебников на второй этаж уходили две пологие белые лестницы длинной в четверть окружности каждая. Из мебели в комнате стоял лишь диван у противоположной стены, также имевший соответствующий ей изгиб. На нём сидел высокий чернокожий магорианец в традиционной одежде, вставший навстречу волшебникам. Он изо всех сил старался выглядеть спокойным и приветливым, но его напряженный взгляд был полон волнения.

- Проходите, - произнёс Холи. - Мисс Грейхаунд, рад приветствовать вас снова в моём скромном жилище. Гвендолин Рит, вам очень идёт магорианский костюм. Ричард Вест, кажется? Приятно познакомится с вами, можете положить свою ношу сюда, - хозяин дома взмахом руки призвал из другой комнаты кресло. - Господин Честин, ен’Камю сейчас приготовит нам что-нибудь и спустится. А вы, полагаю, Гарольд Пейсмейкер? Добро пожаловать, располагайтесь поудобнее, - магорианец указал на диван, словно принимая долгожданных гостей. Те прошли в комнату, на всякий случай сжав в руках кристаллы и подозрительно глядя по сторонам, однако окружающая обстановка выглядела спокойно.

- Здравствуйте, ен’Холи, - поприветствовала хозяина Гермиона, подавая ему руку. - Жаль, что мы снова встретились при столь неприятных обстоятельствах. Я не знаю, кто и что вам про нас наговорил, однако давайте попробуем во всём разобраться. Для начала покорнейше прошу прощения, но мы не располагаем временем для долгого разговора.

- Весьма сожалею, - с разочарованием произнёс магорианец. - Что ж, в таком случае перейдём сразу к делу. Простой народ не так много знает о случившемся, но я...

- Нет! Александр! - крик девушки раздался одновременно с резким разворотом Гарри. Из-за портьер, завершавших обе лестницы, выскочили шестеро магорианцев в белых костюмах и с кристаллами на тыльной стороне ладоней. Первая появившаяся пара уже целилась в волшебников, представлявших сверху идеальные мишени для проклятий. Тлея решила, что основной целью будет её друг - но ошиблась, и своей искренностью обманула всех.

- Expelliarmus! - моментально среагировавший на изменение ситуации Гарри попал в стража закона с правой лестницы. Джинни сразу кинулась на защиту застигнутого врасплох юноши, а Рон с Гермионой взметнули кристаллы - но ударить в левого магорианца успел только один из них. Красная вспышка снизу разминулась с пущённым сверху зелёным лучом, и одновременно упали два тела.

- Гермиона! - словно сумасшедший закричал Рон и кинулся к супруге, игнорируя замелькавшие вокруг заклинания. Падая, волшебница боком задела угол дивана. Взятый ей из Представительства пистолет выпал из-за пояса и приземлился рядом со ставшим почти прозрачным кристаллом, лишь слегка отдающим латунным цветом.

- Ублюдок! - Холи попытался защититься от пущенных Роном невербальных чар, но не смог. Его отшвырнуло к стене с такой силой, что магорианец потерял сознание.

- Гермиона! Прошу тебя... прошу... - волшебник подхватил голову жены и всмотрелся в побледневшее лицо, в то время как остальные трое, также потрясённые случившимся, из последних сил сдерживали натиск нападавших.

- Crucio! - непростительное пыточное проклятие, выпущенное Гарри, свидетельствовало о крайней степени ярости. Полицейский завертелся на месте от пронзившей тело нечеловеческой боли и задел своего товарища, дав Джинни отличный шанс нейтрализовать обоих появившимися из воздуха верёвками.

В то же время юноше удалось выиграть дуэль с ещё одним стражем порядка, парализовав того, ну а последний испытал на себе всю прелесть одновременно выпущенных четой Поттеров оглушающих чар. Завершающий штрих в виде новых верёвок, обвивших тела четверых свободных от них до того нападавших, закрепил победу землян над магорианцами.

- Нет... Гермиона... - наполовину рыдал Рон, поднося к неподвижному лицу супруги кристалл и бормоча все известные ему лечащие заклинания. - Прошу тебя... очнись...

Гарри тем временем подобрал едва-латунный камень волшебницы, всмотрелся в него, прикрыл глаза, крайне облегчённо вздохнул и, кажется, пробормотал под нос молитву.

- Она жива, - громко сказал он чуть ли не на ухо другу. - Кристалл смог спасти её жизнь.

- Да... и... что?.. - кажется, Рон не сразу понял произнесённые товарищем слова.

- Ей нужно время, чтобы прийти в себя, - пояснил Гарри, хотя сделал это скорее для подлетевшего Александра, нежели для кого-то ещё. - Aguamenti!

В лицо Гермионы брызнула небольшая струйка воды, и на него стала постепенно возвращаться жизнь. Осознавший, наконец, что его жена жива, Рон воспрял духом и аккуратно положил супругу на диван, вложив в руку кристалл и сжав её ладонь своей.

- Анэ! - этот голос снова заставил юношу вздрогнуть и обернуться. С правой лестницы вниз сбежала Тлея, сразу бросившаяся к своему приёмному отцу. Тому, впрочем, было намного лучше, нежели Гермионе. Когда дочь рухнула перед Холи на колени, он уже приподнялся на локтях и потёр гудящую голову. Рон бросил на магорианца убийственный взгляд, но Гарри предусмотрительно сжал плечо друга. Тот стиснул зубы и отвернулся.

Связанные стражи порядка также начали приходить в себя, однако Джинни на скорую руку заткнула им рты заклятием тишины, так что о каких-либо провокациях со стороны поверженных противников думать не приходилось.

- Что с ней? - взволнованно спросил вставший на ноги Холи, кивая в сторону Гермионы.

- Раз ты до сих пор жив, значит всё в порядке, - злобно процедил Рон.

- Пожалуйста... - чуть не плача, вымолвила Тлея, боясь даже посмотреть на Александра. - Мы ничего не могли сделать... Сами Верховные Божества охотятся за вами! Но... почему?

- Ты хочешь спросить, почему они с помощью твоего ноима заманили меня в ловушку и пытались убить? - голос юноши, на которого накатилась вся обида на девушку, был необычайно холодным. Тлея вздрогнула и заметалась взором по противоположной стене, не находя себе места и, скорее всего, мечтая слиться с ней.

- Ч-что? - заикаясь, проговорила она. - Я... не понимаю... не знаю... не верю...

- Ваши божества ложны, - слова Джинни тяжело накатились на магорианцев. - Они - зло, уже пятьсот лет вешающее вам лапшу на уши. Они хотели убить Александра только потому, что он умеет использовать магию. По той же причине они желают убить и нас.

- Это... неправда! Это... не может быть правдой... Вы... что-то не поняли! - заплакала Тлея.

- Ты... ошиблась, - голос Александра смягчился. - Не они прислали мне кристалл. Твои божества через ноим сообщили мне, будто ты в беде. Я кинулся тебе на помощь - но это оказалось ловушкой. Один из них попытался убить меня... однако мне удалось победить.

- Ты... - глаза девушки, всё-таки решившийся посмотреть на юношу, стали напоминать две тарелки. - Ты... убил... Божество?

- Мы не знаем, что с ним сделал Александр, - ответил Гарри за молодого человека. - Но он так или иначе... ликвидировал его. А раз простой смертный может победить божество...

- Ересь! - зарычал Холи.

- Глупость! - в тон ему произнесла Джинни. - Поймите же вы, они - не боги, не высшие существа, не воплощения добра и справедливости! Таких мерзких тварей надо ещё поискать во всей вселенной, и они лишь используют вас... для своих планов. В конечном итоге они хотят напасть на нашу планету, начать войну между Землёй и Валорианом, и потому мы будем бороться с ними до конца! Теперь решайте, на чьей вы стороне - нашей или их!

- Наша вера чиста! - гордо заявил Холи. - Они - наши божества, и мы пойдём за ними...

- Холи! - прокатился по зданию принадлежавший Нордолу дрожащий голос.

- Пресмыкающееся, - сквозь зубы процедил Холи и направился в прихожую.

Четверо волшебников встревожились и на всякий случай приготовили кристаллы. Появление в доме ещё одного магорианца, тем более из правительства, не предвещало ничего хорошего. Правда, тот зачем-то позвал своего неприятеля с детских лет, что не слишком согласовывалось с версией о начале штурма здания... Тлея выглядела такой же взволнованной, как и земляне. Откровенно говоря, её вера в божеств поколебалась на словах Джинни в куда большей степени, нежели хотелось бы приёмному отцу... и ей самой, ну а к Нордолу она относилась с тем же презрением, что и Холи.

Магорианец подошёл к портьерам, отгораживающим прихожую от гостиной, и уже успевшим принять исходное положение после прихода незваных гостей. В тот же момент те вновь раздвинулись, и навстречу хозяину дома вышел чиновник, выглядевший донельзя бледным. На его правую руку было надето нечто вроде металлической перчатки, охватывающей её до локтя и выдающейся за сжатый кулак длинным чёрным конусом с кроваво-красным кристаллом на конце. Вид неприятеля заставил Холи опешить и попятится.

- Ты совсем лишился рассудка? - Холи произнёс фразу на магорианском языке, однако Александр вдруг обнаружил, что снова осознаёт её смысл.

- По воле Божеств! - пролепетал в ответ Нордол и направил оружие на Холи. С тихим шипением из кристалла в магорианца рванул алый луч. Считанные доли секунды показались длиною в вечность. Хозяина дома целиком словно объяла красная плёнка, плотно прилегающая к каждому миллиметру тела. Он не произнёс ни звука, и лишь осыпался горсткой пыли, будто был сделан из песка. От Холи остался только ярко-оранжевый кристалл, за мгновение ставший абсолютно прозрачным и с протяжным звоном упавший на пол. Кажется, даже сам чиновник не сразу поверил в дело рук своих.

- Анэ! - вопль Тлеи был ещё более безумным, нежели недавний крик Рона. - Анэ! Анэ!

- Stupefy! Stupefy! Stupefy! Stupefy! - все бывшие в состоянии колдовать волшебники подумали об одних и тех же чарах. Нордол упал на колени и завалился на бок, абсолютно парализованный четырьмя ошеломляющими заклинаниями.

Тлея была не в состоянии пошевелиться. Она могла лишь смотреть на то место, где ещё секунду назад стоял её приёмный отец. На глаза девушке навернулись слёзы. Александр сделал попытку обнять её и заставить отвернуться от оставшейся от Холи горстки праха, но магорианка внезапно оттолкнула его, и взгляд её разом ставших пустыми глаз заметался по полу. Она жаждала мести, но никогда не изучала смертельных проклятий. Тем не менее, она знала, что делать... единственное, что сейчас всплыло в её памяти, был короткий рассказ юноши о бегстве ложной Хелен Грейхаунд...

Ни Джинни, ни Гарри, ни Рон не могли воспрепятствовать Тлее. Они мысленно оставили её на попечение юноши, а сами кинулись к креслу с лежащим на нем рюкзаком, и, не долго думая, начали накладывать на этот предмет мебели чары создания портключа. Магорианские божества наверняка неподалёку, а значит нужно срочно убегать, не дожидаясь, когда Гермиона придет в себя.

Девушка же тем временем нашла то, что искала. Невербальным заклинанием она призвала в руки пневматический пистолет, выпавший из-за пояса Гермионы, и направила его на лежащего Нордола. Юноша сделал попытку остановить подругу - но той безумие придавало чудовищные силы, и она снова смогла оттолкнуть назойливого землянина. Раздался хлопок.

Пуля попала чиновнику плечо. Второй выстрел лишь оставил синий след на его шее. Третий и вовсе проделал дыру в портьере. Руки девушки всё более и более дрожали, но она продолжала жать на курок с упорством одержимой. Четвёртый выстрел, пятый... все были мимо. Шестого Александр сделать уже не дал. Он схватился за пистолет и заставил подругу опустить оружие. Силы начали покидать девушку вместе с безумием.

Тем временем остальные закончили создавать портключ. Ранец занял своё законное место на плечах Рона, а кресло было заклинанием придвинуто к дивану, на котором лежала Гермиона, всё ещё находившаяся в бессознательном состоянии. Как раз вовремя! С улицы послышался топот множества ног, а портьеры снова распахнулись. Существо в чёрном плаще вскинуло свой кристалл - но готовые к такому повороту событий волшебники оказались быстрее.

- Expecto Patronum! - тройным эхом разнеслось по зданию. Олень, лошадь и терьер одновременно кинулись на божество, заставив его отступить. Серебристой стеной они встали между людьми и «высшей силой», не давая той наложить свои страшные чары.

- Скорее, портключ! - закричал Гарри, но Александр и так уже был готов действовать. Схватив за руку ставшую покорной Тлею, иногда лишь громко всхлипывающую, он подскочил к креслу, не сводя глаз с существа в плаще и готовый в любое мгновение создать собственный патронус. Рон сжал ладонь Гермионы, Гарри и Джинни поднесли к портключу свои пальцы, готовые коснуться его в любой момент.

- Раз, два... - начал отсчёт Гарри.

Божество признало своё поражение. Оно увидело останки Холи, впилось глазами в лежащего на полу Нордола и прошипело со всей злобой, на которую только было способно:

- Идиот! - Александр уже в третий раз за день понял чужую речь.

Из чёрного кристалла в чиновника ударила молния. Он подлетел в воздух, а его синий кристалл моментально стал таким же прозрачным, как и камень хозяина дома.

- Три! - пальцы шести ладоней одновременно коснулись кресла. То устремилось в пустоту, увлекая за собой пятерых землян и одну магорианку. Волшебникам удалось снова спастись из смертельно опасной ситуации, а Тлея вряд ли была в состоянии понять, насколько хорошим вариантом для неё является бегство...

Глава 5. Два магистра

- Expelliarmus! - Protego! - Stupefy! - Reflecto! - ... - Справа, Гарри! - Ай!

- Безнадёжно, Поттер, - Снейп опустил свой кристалл и презрительно посмотрел в сторону юного волшебника, скользящего по полу. - Вы полезны только как половая тряпка.

- Гарри, ты в порядке? - Рон и Гермиона, наблюдающие за дуэлью, помогли другу подняться. - Кажется, последними он применил невербальные чары перемещения на стул...

- Думаю, голова Грейнждер смотрелась бы на ваших плечах симпатичнее, нежели тот мешок с опилками, что ныне украшает их, - адепт Ордена призвал себе в руку стакан воды.

- Не обращай внимания... - поспешила посоветовать Гермиона, но юноша улыбнулся.

- Не беспокойся, я знаю, что Северус это не со зла... - Снейп поперхнулся и, молниеносно повернувшись, послал в Гарри чары безмолвия. Теперь студент мог только открывать рот.

- Северус Снейп мёртв! - прорычал волшебник. - Я - адепт Снейп, и зовите меня «сэр»!

Уже неделю Гарри с друзьями жил в принадлежащем Ордену доме под охраной. Заскучать юноше, впрочем, было трудно - Марков стремился разнообразить досуг студента. Самой неприятной частью любого дня являлась, пожалуй, тренировка со Снейпом. Гарри даже представить себе не мог, какие аргументы выдвигал магистр в разговоре с адептом, однако тот согласился и учить юношу пользоваться кристаллом, и присматривать за ним. Вечером дня прибытия он вернулся в дом, донельзя сердитый - и в то же время довольный, хотя последний факт изо всех сил пытался скрыть. Адепт уже не пользовался чужим обликом, но сразу заявил - прежний Снейп мёртв, и если кто-нибудь заикнётся хоть о чём-то с ним связанным... Излишне говорить, что Гарри сразу заикнулся, в результате чего отправился в длительный полёт к стене через всю комнату. Друзья попытались вступиться за юношу, но на их заклинания обладающий кристаллом адепт даже не обратил внимания.

Ещё до возвращения Снейпа ребята успели познакомиться с двумя другими членами Ордена. Собственно, Ванессу Нор они повстречали ещё по приходу в место нынешнего проживания. Как оказалось, она была магглом и служила некоторое время в австрийских вооружённых силах, где заинтересовалась темой НЛО. Перерыв кучу документов, в том числе и некоторые секретные материалы, Ванесса полушутя-полусерьёзно написала книгу о тактических аспектах борьбы против загадочных светящихся объектов. После этого её не только высмеяли коллеги, но и заметил Орден - зачастую за НЛО принимали летающие разновидности сервов. В итоге Ванесса покинула военную службу, вступила в Орден в качестве генерала, а в маггловском мире оставалась известным в узких кругах писателем.

Вторым входящим в Орден Тени человеком оказался Энзо Деполье, чью внешность Снейп и позаимствовал для наблюдения за юными волшебниками. Почти сразу после ухода бывшего профессора, Энзо явился по вызову Маркова и составлял студентам и Ванессе компанию, пока магистр говорил с адептом. Для Гарри и Рона он оказался просто интереснейшим собеседником - Энзо играл за французскую сборную по квиддичу, и весьма успешно. Причина крылась как в личных талантах волшебника, так и в прилаженных к его метле маггловских приспособлениях. Однажды судьёй матча оказался член Ордена, а на следующий день Энзо уже стал адептом секретной организации. Ещё год он продолжал играть в квиддич, но потом забросил спорт и полностью посвятил себя Ордену... отчасти, правда, из-за встречи с Ванессой. Они как раз планировали пожениться, но тут необычайная активность сервов и последующее пробуждение Воплощения спутали все карты. В Ордене Энзо слыл одним из лучших пилотов, и на принадлежащем ему «Фотоне» - боевой метле Ордена - красовалось множество золотистых лилий, по одной за каждого уничтоженного серва.

С этими людьми ребята общались практически всё свободное от Снейпа время. Марков также часто навещал студентов, несмотря на загруженность делами Ордена. Он приносил новости о противостоянии Воплощению, о ходе исследований относительно способа избавить Гарри от занесенного в душу яда... и вообще обо всём на свете. Впрочем, ребята и так были в курсе новостей маггловского и волшебного миров, чему способствовали телевизор и принимающее магические волны радио. Вообще, пользуясь наличием в здании множества техники, Гермиона начала учить Рона её использованию. Поначалу тот не мог разобраться в изобилии кнопок и ползунков, однако в итоге настойчивость волшебницы взяла верх, и через неделю студент уже мог включать и смотреть телевизор без посторонней помощи.

К сожалению, по ключевым вопросам хорошие новости отсутствовали. Единственным способом удалить из Гарри Воплощение пока признавалось уничтожение Калигона, что, хоть и решало одним махом все проблемы, но выглядело абсолютно нереальным. На фронте же дела не шли ни лучше, ни хуже - честно говоря, фронт вообще отсутствовал. После появления Воплощения и сервы, и оно само как в Лету канули, что позволяло Маркову предполагать наличие у Калигона неизвестного, но наверняка крайне коварного плана. Однако в данном случае время выступало на стороне Ордена - тот как раз закончил создание таинственного оружия, названного «Фениксом». В теории эта штука обладала достаточной мощью для уничтожения Воплощения без ядерных взрывов, но её ещё предстояло подготовить к использованию. Данную работу помогал выполнять некий Иван Честин - маггл и старый товарищ Маркова, не входивший в Орден - но многое о нём знавший, в первую очередь от магистра.

Когда Гермиона сняла с друга наложенные Снейпом чары, адепт уже удалился на второй этаж дома в свою комнату. Не первый раз тренировочная дуэль заканчивалась подобным образом, не в первый раз волшебница советовала Гарри игнорировать любые выпады бывшего профессора, и не в первый раз юноша своей доброжелательностью выводил Снейпа из себя. Вот и сейчас Гермиона отчитала студента за то, что тот опять сознательно разозлил адепта, но Гарри в ответ лишь промолчал, как и Рон, призванный подругой на поддержку.

Инцидент, правда, быстро забылся, ибо ещё вчера магистр пообещал ребятам устроить в этот день экскурсию в штаб Ордена Тени. Глаза студентов загорелись любопытством, а Снейп в очередной раз покрутил пальцем у виска и заявил, что Марков слишком балует юных волшебников.

- Кажется, я понимаю, почему... - процедил он. - Конечно, ты считаешь себя виноватым...

Марков посмотрел на адепта такими глазами, что тот сразу осёкся. Вообще, если о троих знакомых им членах Ордена ребята многое знали, то пожилой волшебник оставался для них тайной за семью печатями. Ни Энзо, ни Ванесса, ни даже Снейп не говорили о его прошлом больше пары и так уже известных студентам фактов. Преподавал в Дурмстранге... давно знал Дамблдора... Другой информации о магистре ребята выяснить не могли. Гермиона перерыла всю местную библиотеку, содержащую редчайшие книги, но тщетно - почему Маркова пригласили в Орден, и какую услугу оказал ему Дамблдор, она не имела представления.

Однако, несмотря ни на что, ребята доверяли магистру. Они чувствовали, что ради них тот идёт на нарушение обычного порядка вещей, вплоть до противоречия принципам Ордена. Вот и сейчас, когда магистр пришёл в дом и попросил студентов быть через десять минут готовыми к экскурсии, спустившийся сверху Снейп первым делом осведомился у него об отношении к этой идее других орденцев. Впрочем, оказалось, что даже извечный оппонент Маркова Джон Коттон не слишком возражал против посещения штаба юными магами.

- Да, Северус, ты не мог бы слетать в Африку? Лао понадобились когти нунду для зелий, - вспомнил Марков, уже покидая здание в сопровождении Гарри, Рона и Гермионы.

- В качестве отдыха от занятий с Поттером? - скривился адепт. - С удовольствием.

Юная волшебница остановилась на месте как вкопанная. Нунду называли гигантского леопарда, чьё ядовитое дыхание могло опустошать целые деревни. В учебнике было написано, что с этим зверем с трудом справляется сотня искуснейших магов.

- Мы используем костюмы биологической защиты, - улыбнулся магистр Гермионе. - Для волшебника в таком костюме и с кристаллом нунду не опаснее домашнего кота.

Ребята и раньше знали, что Орден Тени не испытывает проблем с финансами, а теперь поняли причину отсутствия стеснённости в средствах. За когти нунду в волшебном мире готовы были заплатить совершенно фантастические деньги. В ходе последовавшего разговора Марков ещё сказал, что в маггловском мире с Орденом связаны несколько крупных фирм, получающих сверхприбыли за счёт использования волшебства в производстве.

Штаб Ордена Тени был спрятан внутри скалы, в уже существовавших пещерах на северной стороне Альп. Кое-что, конечно, со временем добавили члены Ордена, но в основе лежала древняя сеть пещер, подходившая под основные помещения. Множество генераторов, установленных в самых разных местах, использовали бурные реки, горячие подземные источники и ветер для снабжения штаба электричеством. Благодаря отличной вентиляционной системе, а также большому числу ионизаторов воздуха, в штабе всегда легко дышалось. Для транспортировки членов Ордена к штабу использовались специальные портключи, возвращающиеся на прежнее место после переноса человека (не обязательно волшебника). В столице каждой страны мира находился хотя бы один такой портключ.

Несмотря на отличную маскировку, окрестности штаба тщательно охранялись при помощи самых разных систем слежения - от обычных радиолокаторов до раскиданных по окрестностям звуковых датчиков и камер видеонаблюдения. В случае же нападения немедленно активировались орудийные башни, скрытые под землёй и в толще скалы, управлявшиеся с терминала внутри. Вообще, штаб был полностью компьютеризирован и оснащен по последнему слову техники.

Студенты и магистр воспользовались расположенным недалеко от дома портключом, замаскированным под обычный камень. Он перенес волшебников на небольшую полянку в лесу у подножья горы. По извилистой тропинке они прошли прямо к отвесному утесу. На каменной поверхности, конечно же, не было заметно и следа двери, но Марков приложил руку к небольшому углублению, и то ответило зеленоватым свечением. Затем пожилой маг и его спутники просто прошли сквозь переставшую быть твёрдой каменную стену.

Да, штаб оказался буквально напичкан интересными местами! Чего стоил только центр управления, где на огромном экране отображалась карта всей Земли. На ней периодически вспыхивали и гасли разноцветные точки, временами в углу появлялись данные со спутников, к которым у Ордена Тени имелся доступ. Сейчас за изменяющейся картиной мира наблюдала Ванесса, сидевшая в удобном летающем кресле. Она многое пояснила студентам и показала базу данных по сервам с фотографиями известных разновидностей. Вскоре в центре управления появилась ещё дама - пожилая волшебница по имени София Крей. Один её вид вызывал дрожь. Бледное морщинистое лицо, крючковатый нос и застывшее на лице хмурое выражение - ни дать ни взять злобная ведьма из сказок. На ребят Крей не обратила внимания, обменялась с Ванессой парой слов о боевых операциях и прорычала, что не желает тратить попусту время, и будет ждать битвы у себя на ферме в окружении кенгуру.

- Ужас, - буркнул Рон, когда старуха ушла. - От неё просто разит тёмными искусствами!

- Не суди так строго, - покачал головой Марков, услышавший слова юноши. - Тёмные искусства - это ещё не приговор. Да, прошлое Софии скрывает страшные страницы. Но более верного товарища в бою и желать трудно. Я бы без колебаний доверил ей свою жизнь.

Студент подозрительно покосился на магистра, но ответить было нечего, и он промолчал.

Очередным помещением, посещённым ребятами, стала исследовательская лаборатория. Взору студентов открылась просторная комната, разделенная на неравные секции перегородками - кое-где стеклянными, кое-где пластмассовыми, кое-где металлическими. Она была заставлена компьютерами, различными приборами, пробирками и ретортами с разноцветными жидкостями и другими предметами самых причудливых форм, цветов и размеров вперемешку с явно магической атрибутикой - котлами, редчайшими ингредиентами для зелий и прочими вещами, которые трудно ожидать увидеть в нормальном научном помещении. Многие рабочие места пустовали (ведь большинство членов Ордена имели работу и вне него), но несколько людей в белых халатах увлеченно проводили какой-то эксперимент, бегая между приборами и сверяя их показания. В глубине помещения что-то булькало и изредка взрывалось, вокруг шумели компьютеры... В общем, в лаборатории царила нормальная рабочая обстановка.

Здесь ребята познакомились с ещё одним новым человеком, куда более приятным, нежели София Крей. Посреди заваленного книгами и бумагами кабинета сидел человек азиатской внешности, одетый в белую мантию. Это был Шан Лао, сорок лет назад - один из крупнейших специалистов по зельям, а ныне - руководитель научного крыла Ордена. Он сразу углубился в такие дебри технически-магической науки, что даже Гермионе оставалось лишь беспомощно хлопать глазами. К счастью, Марков не дал интеллектуальному произволу разгуляться, и смог перевести на человеческий язык самое интересное из полной терминов речи китайца.

Больше всего студентов заинтересовало разрабатываемое в данный момент заклинание. Оно предназначалось исключительно для колдовства с помощью кристаллов, но обладало весьма полезными свойствами. Теоретически камень должен был порождать стабильный энергетический поток, способный проникать через любую защиту и уничтожать сервов. Говоря простым языком, Орден пытался создать нечто вроде светового меча. Обрадованный интересом юных волшебников к этой теме, Лао даже решил показать им текущую стадию разработки. Он выгреб из-под бумаг свой жёлтый кристалл, сжал его в кулаке и произнёс:

- Solgladius!

Из кристалла как бы вырос цилиндр желтого света, правда, почему-то не вверх, а вниз. Пару секунд он колебался, постоянно меняя длину, а потом вдруг ударил в пол, оставив на том выжженную дыру. Чары, очевидно, ещё нуждались в серьёзной доработке, но Лао пришёл в неописуемый восторг и от достигнутого результата.

На выходе из лаборатории состоялось последнее, но, пожалуй, самое важное из знакомств. К ребятам подошёл упитанный бородатый маг среднего роста, носивший квадратные очки в дорогой оправе. Одет он был в темно-красную мантию с вышитой на ней белой звездой, испускающей слабое ровное свечение. Возрастом этот волшебник превосходил Маркова, и держался очень высокомерно. Студенты сразу поняли - перед ними может стоять только Джон Коттон, второй магистр Ордена Тени.

Впрочем, причины вести себя подобным образом у Коттона были. Как оказалось, именно он, уже будучи магистром, привёл Маркова в Орден. Но наиболее важным из свершений второго магистра было изобретение им личных кристаллов несколько лет назад. Только по одной этой причине Коттон пользовался в Ордене большим влиянием - а ведь за ним наверняка числилась и масса других заслуг. Но странное дело - влияние Маркова, похоже, было никак не меньшим, а отношения между магистрами, в прошлом хорошие, ныне явно оставляли желать лучшего. Пожилые волшебники обменивались едкими фразами при каждой возможности, хотя им обоим следовало отдать должное: Марков при ребятах изо всех сил старался вести себя с коллегой дружелюбно, а тот отнёсся к студентам куда лучше, чем можно было ожидать. Он похвалил каждого из студентов за ту или иную черту характера, продемонстрировав отличную осведомлённость об их приключениях. Затем поинтересовался мнением ребят об Ордене. Юные волшебники не стали увиливать от ответа и честно сказали, что не разделяют принципы, лежащие в основе секретной организации.

- Так я и думал, - Коттон улыбнулся, но как-то неестественно-равнодушно. - Хотя, полагаю, господин Марков не трудился посвящать вас в тайны нашей истории? А ведь некоторые хранящиеся здесь книги способны ответить на многие вопросы... Мисс Грейнджер, если вы пожелаете, я буду счастлив показать вам нашу штабную библиотеку с поистине уникальными литературными жемчужинами.

- Эм... - замялась Гермиона, но в её глазах зажёгся интерес. - Да, я, пожалуй, взгляну...

- Мистера Поттера же, как отличного игрока в квиддич, могут заинтересовать боевые мётлы в ангаре, как вам кажется, господин Марков? - продолжил второй магистр. - А мистер Уизли... думаю, он захочет сопровождать мисс Грейнджер на её пути к знаниям?

Рон пробормотал под нос нечто вроде ругательства в адрес вездесущих орденцев, но с ответом не торопился. Он явно растерялся, однако Гермиона решила вставшую перед другом дилемму. Она заявила, что поймёт, если тот предпочтёт старым пыльным книжкам более интересные мётлы, и таким образом предопределила выбор студента. Волшебница в сопровождении Коттона удалилась в направлении библиотеки, а Гарри и Рон уловили осуждающий взгляд, брошенный Марковым вслед коллеге. Нежелание Маркова знакомить студентов с историей Ордена в очередной раз дало ребятам повод для негласных обвинений в адрес магистра.

Когда открылась дверь в ангар, глазам ребят предстал огромный зал с очень высоким потолком. В этом зале металлическим было все, включая рифлёный для предотвращения скольжения пол. Вдоль стен стояли разнообразные шкафы с инструментами, заправочные станции с топливом, висели полки с запасными частями. Пространство посреди ангара оказалось забито всевозможными машинами. Гарри, конечно, не знал моделей маггловской техники, тем более военной, но точно был уверен - таких боевых машин нет ни у одной страны в мире. Какой-то человек в закрывающей лицо маске и со сварочным аппаратом работал над средних размеров танком. В отличие от своих собратьев, тот был не гусеничным, а обладал четырьмя «ногами» по два колеса в основании каждой. Марков провел ребят между этой машиной и небольшим вертолетом с антеннами, размещёнными по бокам кабины. Затем они обошли другой вертолет, прошли еще пару танков, похожих на первый, и, наконец, повернули к стоящему вдалеке волшебнику. Энзо Деполье невозможно было не узнать, даже в одежде военного летчика. Шлем он держал под мышкой.

- О, приветствую, магистр! - начал разговор адепт. - Гарри, Рон - привет! А где Гермиона?

- Коттон показывает ей библиотеку, - нахмурился Марков, - а Гарри и Рону метлы интереснее, чем старые книги... Причем в данном случае я их поддерживаю.

- Ну что ж... Вот это, - француз хлопнул рукой по борту стоявшей рядом машины, ответившей глухим звоном, - наша боевая метла, «Фотон-14X».

Ребята с удивлением рассмотрели указанный летательный аппарат. Уж что-что, а метлу он напоминал в последнюю очередь. Скорее уж машина походила на небольшой самолет. Спереди находилась застекленная кабина, правда, сидевшая ниже, нежели на обычных боевых истребителях, и по форме почти сливающаяся с остроконечным носом летательного аппарата. Сразу за кабиной начинались крылья, причем в данный момент они стояли вертикально, а при полете, очевидно, поворачивались в горизонтальную плоскость. На крыльях находилось несколько подвесок с ракетами, а на корпусе, прямо под кабиной, было прикреплено орудие, напоминающее пулемет. Над крыльями возвышалось хвостовое оперение, а оканчивался летательный аппарат парой турбин. В общем, почему эта штука называется метлой, было решительно непонятно.

Загадка, впрочем, разрешилась, когда Энзо коснулся стекла кабины. То поднялось вверх, дав студентам во всех подробностях рассмотреть торчащую посреди кучи шкал, тумблеров и кнопок самую настоящую метлу. Летать на «Фотоне» мог любой волшебник, хоть как-то знакомый с мётлами, ну а мягкое кресло и прочие удобства в кабине лишь раззадоривали ребят, и без того мечтающих подняться на этом чуде в воздух. Но окончательно юных волшебников добило именно это предложение, последовавшее от француза. Магистр в ответ на почти умоляющие взгляды довольно кивнул, предупредив лишь о необходимости строго следовать всем инструкциям Энзо и не снимать шлемов.

Гарри и Рон плюхнулись в кресла двух «Фотонов», сами не свои от свалившегося на них счастья - возможности испробовать в деле столь необычную метлу. Из пятиминутного «курса молодого пилота» они узнали об использующихся для взлёта кнопках (всего две штуки), применении оружия (если у волшебника есть личный кристалл, то может наводиться мыслью) и способе перехода на сверхзвуковые скорости (ползунок, применять только в крайнем случае). В заключение Энзо рассказал, какие цвета точек на радаре каким объектам соответствуют, а также объяснил Рону, что вообще такое радар и для чего он нужен. Заодно выяснилось, что из-за невидимости сервов в волнах длиннее обычного света они не отображаются на радаре, и против них невозможно применять оружие с самонаведением.

Ко времени окончания вводного брифинга створки ангара уже распахнулись, открыв молодым волшебникам отличный вид на уходящие к небесам горы. Ведомые ребятами мётлы медленно поднялись в воздух и по команде Энзо рванулись навстречу солнцу, светившему сквозь облака. Скоростью и маневренностью «Фотон» превосходил всё, на чём Гарри летал раньше, и юноша с детской радостью выписывал фигуры высшего пилотажа у самых облаков. Рон старался не отставать от друга и также выделывал потрясающие воображение пируэты. Француз не мешал забавам юных волшебников, однако старался держаться над ними. Как вскоре выяснилось, это было очень правильным решением.

После очередного пике Гарри краем глаза заметил светящийся шар, вынырнувший из облаков и ринувшийся вниз. Не успел студент сообразить, что происходит, как в наушниках раздался громкий крик Энзо:

- Сервы! К земле, Гарри!

В то же мгновение вслед за первым шаром, уже потерявшимся на фоне светло-серой поверхности гор, последовало ещё несколько. Эти, правда, исчезать не спешили, а приняли похожие на птиц очертания и выпустили в сторону Гарри фиолетовые шарики. Юноша узнал тварей - именно такие создания были в его видении. Кувырок - и выпущенные сервами снаряды пролетели мимо, однако тут же появились новые шары и новые противники.

Начался кошмар. Стремясь по совету Энзо к земле, студент одновременно заставлял метлу резко менять направление и крутится вокруг своей оси. Одно из атакующих существ возникло прямо перед ним и постаралось устроить столкновение... как вдруг небо прочертила огненная линия, и тварь исчезла в пламени взрыва, остатки которого Гарри смог в последний момент обогнуть. Тут он вспомнил - у него тоже есть вооружение, и наводится оно мыслью. Заприметив ещё одно идущее на сближение существо, юноша попытался сконцентрироваться на нём и до упора надавил кнопку на древке метлы. В тот же миг вылетевшая из-под крыла «Фотона» ракета рванула в сторону намеченного противника. Создание резко повернуло, но ракета последовала за ним, и через мгновение серв был уничтожен.

- Браво, Гарри!- послышался восторженный голос Энзо, - Но не пытайся сражаться! Уничтожай их только при возможности! Рон, куда ты летишь! Ему еще от тебя уворачиваться не хватало!

Битва продолжилась. Юноша как мог лавировал между несущихся со всех сторон вражеских снарядов, крутясь над раскинувшимся внизу пологим склоном горы. Взрывы следовали один за другим, старые противники сменялись новыми - казалось, сражению не будет конца. Неизвестно, сколько бы смог продержаться мечущийся из стороны в сторону Гарри в условиях пикирующих к нему сервов, если бы не внезапно пришедшая помощь. Сверкнула вспышка - и сразу несколько подобравшихся к самой метле юного волшебника существ оказались уничтоженными. Правда, внезапный яркий свет на секунду ослепил Гарри - но с его навыками игры в квиддич это не составляло проблемы. Тем не менее, придя в себя, юноша похолодел от ужаса - прямо к нему направлялась огромная багровая фигура. Достаточно было один раз посмотреть в её пылающие огнём глаза, чтобы в душу закрался страх. Гарри тотчас забыл про странную вспышку - теперь его мысли занимало только Воплощение, подходящее всё ближе и словно притягивающее к себе взор...

- Вверх! - отчаянная команда Энзо прорвалась сквозь охвативший юношу ужас и вернула способность думать. - Уходи на сверхзвуке! Все сервы уничтожены!

Почти инстинктивно повинуясь приказу, студент потянул древко метлы к себе. «Фотон» вертикально взмыл к небесам, а наплывшая на голову перегрузка окончательно пробудила инстинкт самосохранения. Гарри выровнял метлу и задвинул отвечающий за сверхзвуковые скорости ползунок вправо до упора. Летательный аппарат стал набирать скорость. Разум юноши начал затуманиваться, но включившаяся автоматическая подача чистого кислорода не позволила потерять сознание. Глядя на радар, волшебник заметил следующего за ним Рона, а также мчащиеся на помощь мётлы Ордена. Им, правда, уже не осталось работы. Стоило только Гарри сбежать, как Воплощение скрылось, не приняв боя.

Когда студенты приземлились в ангаре, они еще некоторое время приходили в себя, отдыхая в креслах «Фотонов». Отстегнув ремни и сняв шлемы, ребята постепенно приводили в порядок свои мысли и глубоко дышали. Когда они все-таки вылезли из кабин метел, на шею Рону сразу же кинулась Гермиона, с нетерпением ожидавшая их возвращения.

- Гарри досталось куда больше, - сказал Рон, краснея, - По правде говоря, вся охота велась именно на него, на меня эти твари даже не обращали внимания...

- Ничего, я цел, - махнул рукой Гарри. - Хотя и не могу сказать, что это был самый приятный полет на метле в моей жизни. А что тут произошло? Где магистры?

- Ушли куда-то. Когда Марков сообщил Коттону о нападении, тот очень сильно разозлился и начал обвинять коллегу во всех смертных грехах, - волшебница тяжело вздохнула. - Кажется, они устроили совещание, и, боюсь, Маркову плохо на нём придётся...

Опасения Гермионы подтвердились. Ванесса, подошедшая к ребятам одновременно с возвращением Энзо, выглядела очень угрюмой. Французу она пояснила, что Коттон действительно раскритиковал данное Гарри разрешение отправиться в полёт, пусть даже в сопровождении лучшего пилота Ордена. В ходе бурного обсуждения Маркову пришлось согласиться никуда не выпускать юношу без ведома всех остальных членов руководства. Но странное дело - сам магистр, появившийся через некоторое время, вовсе не казался уж очень расстроенным. Конечно, он искренне сочувствовал студенту, однако события последнего часа словно в какой-то мере удовлетворили его, и разнос на совещании был просто неприятной ценой за некую победу, неизвестную юным волшебникам. Марков потратил ещё десяток минут на приватную беседу с Энзо, после чего отправился вместе с ним, Ванессой и ребятами назад в принадлежащий Ордену дом.

У самого выхода из штаба Ордена компанию нагнал Коттон. Он даже не посмотрел в сторону оппонента, а быстрым шагом подошёл к Гермионе и вручил кокетливо перевязанную ленточкой стопку толстых книжек. Волшебница поблагодарила магистра, тот махнул рукой и с улыбкой удалился прочь. Марков также предпочёл промолчать, однако весь его вид говорил об одном - он не одобряет подобной щедрости коллеги.

- Это - книги из штабной библиотеки, - пояснила Гермиона друзьям. - Знаете, Коттон мне показался неплохим человеком. Весьма открытый, умный, начитанный...

- Вот только дай ему волю - сидели бы мы сейчас безвылазно в какой-нибудь крепости, метрах в сорока под землёй, - фыркнул Рон.

- Ну... он всё-таки забоится о безопасности Гарри... - заметила волшебница. - Возможно, кое-где перегибает палку... Но, откровенно говоря, в чём-то его позиция мне кажется верной.

Видя назревающий спор, Гарри поспешил перевести разговор в другую плоскость. Меньшее, что ему сейчас хотелось - стать причиной разногласий между друзьями. Остаток пути они провели в беседах, совершенно отвлечённых от сервов, Ордена и сражений.

Минуло ещё трое суток. За это время Рон целиком ощутил все прелести донельзя скучной жизни. Ему только и оставалось, что смотреть на полёты Гарри по комнате на тренировках. Тот чувствовал себя немногим веселее, и занятия со Снейпом для обоих стали долгожданным островком интереса среди монотонной рутины, в которую превратились дни. Гермиона выглядела куда радостнее друзей - она не отрывалась от переданных Коттоном книг, прочитывая их от корки до корки и делая какие-то записи в блокноте. Подобная увлечённость подруги ещё больше сердила Рона, и в результате он стал раздражительным в разговорах об обоих магистрах, да и об Ордене Тени в целом.

Наконец, из-за накрывших жизнь затворников серых туч выглянуло солнце. Марков сказал, что Калигон наконец-то решился начать открытое противостояние - не иначе как поняв бесплодность попыток добраться до Гарри. И если раньше это скорее напугало бы Орден, то сейчас полностью устраивало, потому что «Феникс» ещё вчера был полностью подготовлен к сражению. Теперь требовалось только узнать место грядущей битвы, дождаться появления Воплощения и продержаться несколько минут - и от монстра Калигона остались бы одни воспоминания. Ребята, конечно же, несказанно обрадовались новости - однако сам магистр почему-то вовсе не выглядел счастливым. Он подозвал Снейпа, отвёл его в угол и продолжительное время тихо беседовал с адептом.

- Очередное сумасшествие, - вдруг громко заявил бывший профессор. - Тебе даже Поттер или Уизли скажут то же самое, не говоря уже о Грейнджер.

- Возможно, Северус, - спокойно произнёс Марков. - Однако мы ничего не теряем.

- Я в этом не участвую, - отрезал адепт. - Но если тебе охота потратить время впустую...

- Благодарю за поддержку, Северус, - Марков повернулся к изнывавшим от любопытства ребятам, почувствовавшим долгожданные перемены в своём вынужденном заточении. Даже Гермиона оторвалась от толстой книги, занимавшей её до того момента, и посмотрела на магистра. Таинственный безумный план последнего заинтересовал всех.

- Что ж, - пожилой волшебник подсел к студентам и сразу перешёл к делу. - У меня есть одно предположение, на первый взгляд - сумасшествие, как верно выразился Северус, но всё же мне интересно узнать ваше мнение. Вы, кажется, осведомлены о пророчествах Трелони?

Ребята лишь кивнули, удивлённые неожиданным упоминанием прорицательницы.

- Как вы считаете, если мы... прости, Гарри, но я могу взять с собой только Рона и Гермиону, ты же знаешь... Так вот, если мы встретимся с ней и попросим сделать предсказание - как вы считаете, она согласится?

- А вам так хочется услышать подробности своей жуткой смерти в недалёком будущем? - иронически спросил Гарри, и все трое ребят дружно засмеялись. - С момента её последнего настоящего пророчества прошло всего несколько лет, надо ещё хотя бы десяток подождать!

- Э-э, всё не так просто, - магистр хитро прищурился и поднял указательный палец. - Есть зелья, способные усилить прорицательские способности, но дело не в этом. Понимаете, меня заинтересовало её первое пророчество, особенно в части смерти одного от руки другого...

- Минутку... - Гермиона окончательно отложила книгу и сделала руками жест «дайте мне утрясти мысли». - Да, это пророчество сбылось, но Трелони его произнесла в трансе, так?

- В том-то всё и дело, - кивнул Марков. - Она, безусловно, имеет некий дар, однако не способна его контролировать. И вдруг на встрече с Альбусом произносит пророчество, да ещё так, что... его часть становится известна Волдеморту, - магистр предпочёл тактично не упоминать о непосредственном участии Снейпа в этом деле. - Это может быть случайностью, да, как и недавние нападения на Гарри - вот только я с трудом верю в подобные совпадения. А раз так, давайте проследим, кому могло быть выгодно всё произошедшее. И единственная личность, приходящая мне на ум - Калигон.

- Невероятно... - Гарри поднёс руку ко лбу и прикрыл глаза. - То есть... он... он планировал всё, что со мной произошло? Вы это хотите сказать?

- Не совсем, но в общих чертах - да, - сочувственным тоном произнёс магистр и положил Гарри руку на плечо. - Калигон обладает огромными знаниями и возможностями, особенно в сфере тёмной магии, мыслей и эмоций. Если предположить, что он может как-то влиять на предсказания Трелони - то всё становится на свои места. Он не говорит её устами, но способен подсказывать трактовку наблюдаемых прорицательницей путей в будущее.

- Зачем? Зачем ему это понадобилось? - юноша был совершенно потрясён услышанным.

- Он сделал Волдеморта носителем Воплощения, но Риддл создал себе множество хоркруксов. Калигона очевидно не устраивало подобное положение вещей, ему нужна была окончательная гибель Волдеморта... либо перенос части Воплощения в иное тело. Предполагал ли он произошедшее? А, собственно, почему бы и нет? Калигон отнюдь не глуп, он осознаёт силу любви, пусть сам и кормится исключительно тёмной энергией. И тогда именно такая формулировка пророчества отвечала всем его чаяниям: Волдеморт начнёт охоту за младенцем, родители наверняка отдадут жизни за своё дитя, а то, в свою очередь станет носителем Воплощения... и «один из них падёт от руки другого». А кто именно и когда - не так важно.

В доме повисла тишина. Предположение Маркова казалось ужасным, бессмысленным и безосновательным... Но никто не мог ни принять его, ни опровергнуть. Даже магистр поспешил сказать ребятам, что вовсе не уверен в своей правоте. Однако если действительно удастся заставить Трелони произнести новое пророчество, то оно способно пролить свет как на планы Калигона, так и на истинные нити судьбы, не искажённые тёмной волей.

В итоге наполовину испуганные, наполовину заинтересованные Рон и Гермиона согласились завтра пойти вместе с Марковым. В Хогвардс профессору Трелони тут же была послана сова с предложением встретиться завтра в «Трёх Мётлах» и обещанием щедрой оплаты сеанса прорицания. Затем магистр отправил Снейпа за зельем, улучшающим прорицательские способности, а сам остался с юными волшебниками. До конца дня Марков старался отвлечь ребят от тягостных мыслей, расспрашивал о прошлом и планах на будущее - однако о собственной истории не обмолвился ни словом.

Трелони согласилась на встречу под вечер, о чём и сообщила сова, влетевшая утром в окно. Очередная тренировка со Снейпом оказалась сложнее всех, предыдущих, что адепт объяснил грядущим сражением и необходимостью подготовки к любым неожиданностям. Впрочем, для измученных бездельем юношей даже такой отход от привычного течения времени показался приятным. Затем последовал обед и томительное ожидание магистра. Тот, впрочем, не заставил себя долго ждать, причём явился в сопровождении Энзо и Ванессы, пообещавших составить компанию остающемуся в доме Гарри.

Через полчаса Марков, Рон и Гермиона уже шагали по улицам Хогсмида. В поселении волшебников всё вернулось на круги своя. Прошлое постепенно забывалось, народ привыкал к спокойной жизни, подзабытой за время нахождения Волдеморта у власти. «Три Метлы» больше не были забитыми до отказа, и владелица паба мадам Росмерта с сожалением вспоминала первые дни после победы, когда в её заведение стекались волшебники со всей округи.

Трелони несколько припоздала, однако в меньшей степени, чем ожидали ребята. Увешанная привычными кольцами и браслетами, она вошла в паб, звеня подобно средневековому рыцарю. Марков встал навстречу прорицательнице, поздоровался с ней и сказал, что услышал о её необыкновенных способностях от Рона и Гермионы. Те захихикали, так как единственной необыкновенностью способностей Трелони, по их мнению, являлось полное отсутствие таковых. Сама профессор, однако, улыбнулась и пропустила мимо ушей столь явную нестыковку в словах пожилого волшебника.

В ходе последующей беседы магистр буквально очаровал прорицательницу. Студенты просто не могли поверить в то, как быстро Маркову удалось завоевать расположение Трелони. Казалось, он говорит именно то, что собеседница хочет услышать, и аккуратно подводит разговор к интересующим его темам. Магистр заставил саму прорицательницу заказать себе специальный напиток, повышающий способности к провидению и якобы случайно появившийся в «Трёх Мётлах». Затем он подал профессору ладонь, и та умудрилась даже не увидеть в линиях признаков страшной гибели волшебника. Постепенно речь Трелони замедлилась, а голос стал более глухим. По всей видимости, зелье начало действовать, и Марков вызвался проводить прорицательницу до Хогвардса, предварительно заплатив ей внушительную сумму за первоклассные предсказания.

На середине пути до школы магии прорицательница внезапно остановилась. Магистр успел вовремя её подхватить и не дал упасть на землю. Рон и Гермиона, поняв, что ожидания Маркова оправдались, и Трелони вошла в транс, тут же подошли поближе. Глаза прорицательницы закатились, челюсть отвисла, и она в третий раз за свою жизнь произнесла хриплым голосом:

- ЛИШЬ ВРАГ МОЖЕТ ПОБЕДИТЬ В ГРЯДУЩЕЙ БИТВЕ, ЛИШЬ ТЬМА МОЖЕТ СПАСТИ ЖИЗНЬ НЕВИННОЙ ЖЕРТВЕ.

Ребята непонимающе посмотрели на магистра. Тот замер на месте как вкопанный. Лицо пожилого волшебника замерло в неподвижности, а мысли витали где-то далеко-далеко. Марков очнулся от раздумий одновременно с начавшей приходить в себя Трелони.

- Значит, я ошибался... - пробормотал он.

Тут на магистра посыпались вопросы от прорицательницы. В ответ он, к удивлению студентов, честно рассказал профессору о произошедшем - и лишь немного изменил смысл пророчества, сделав его более туманным и безобидным. Одарив саму не верящую в случившееся Трелони дополнительными деньгами, волшебник в сопровождении ребят довёл её до Хогвардса. Всю дорогу он выглядел сосредоточенным и постоянно оглядывался по сторонам, всматриваясь в сгущающиеся сумерки.

- Потрясающе, - сказал пожилой волшебник, когда Трелони, наконец, скрылась за воротами школы магии. - Она несколькими словами разрешила столько проблем, что и представить себе не может.

- Но... пророчество... - совсем растерялась Гермиона. - Я имею ввиду, оно пугающее... То есть, кончено, если оно исходит от Калигона, то вряд ли можно было ожидать чего-то ещё...

- Позже, - с внезапной резкостью в голосе произнёс магистр, выхватывая из кармана палочку. - За нами следят... люди. Вы бы аппарировали, а я хочу узнать, кто они такие.

Ребята неуверенно переглянулись, и в тот же момент из-за деревьев показались трое волшебников в чёрных мантиях и масках. Они держали палочки нацеленными в грудь Маркова, но пока не атаковали. Рон и Гермиона моментально приготовились к бою, не желая оставлять пожилого волшебника один на один с превосходящими силами.

- Кто вы? - спросил тот спокойным голосом, словно разговаривая с приятелем.

- Пожиратели Смерти, - усмехнулся один из нападавших. - Поди, слышали о нас?

- Нет, я имел в виду, кто вами сейчас командует? - презрительно фыркнул Марков.

- Мы сами по себе, - зло ответил главарь. - И нам... интересно, что на самом деле произошло с нашим товарищем... ПРОЧЬ ИЗ МОЕГО РАЗУМА!!! - вдруг закричал он.

Ребята только успели понять, что происходит, как четыре палочки рассекли воздух.

- Avada... - все нападавшие как один начали произносить смертельное проклятие, но...

- Avada Kedavra! - магистр проговорил слова заклинания не с ненавистью, обычно звучавшей из уст тёмных волшебников, а каким-то странно-доброжелательным тоном. Однако ответ на них заставил ребят вскрикнуть от ужаса. Палочка Маркова породила не просто луч, а целую волну зелёного света, накрывшую одновременно всех Пожирателей. Те рухнули на землю как подкошенные, даже не успев ничего понять.

Магистр медленно опустил палочку и, не говоря ни слова, подошёл к поверженным противникам. Он снял маски, достал кристалл и поднёс его по очереди к губам каждого.

- Двое живы, - обернулся он ко всё ещё безмолвствующим студентам. - Один... мне жаль.

- Вы... вы... - проговорил Рон, заикаясь. - Вы... Тёмный Лорд!

Нет, Рон, - Магистр тяжело вздохнул и повернулся к ребятам. - Я просто тёмный маг. Мне не хотелось вам говорить раньше, но сейчас... у меня не было выбора. Я не мог пользоваться кристаллом и не мог показать им, что способен выжить после смертельного проклятия.

- Почему... как... Дамблдор, он... знал? - Гермиона говорила ненамного более связно.

- Конечно. Ладно... - опустил голову магистр. - Пойдёмте. Я вам всё расскажу. Теперь я обязан вам всё рассказать... - он направился дальше по дороге, попутно передавая в Орден сигнал о необходимости «уборки». - Я со времён школы увлекался тёмными искусствами, но не как инструментом для убийств - а как областью магии, хранящей свои тайны и секреты. Моей целью было создание защиты от смертельного проклятия по... определённым причинам. Поэтому я учился в Дурмстранге, где преподают тёмную магию. После окончания школы... на меня посыпались несчастья. Началась война, моя родина горела в огне, а душа пылала жаждой мести... и я мстил. Тогда я впервые применил свои навыки в тёмной магии против людей, но никогда не выходил за определённые рамки. Я был солдатом, но не убийцей. И однажды... я чуть не перешёл грань. Однако удержался - а в награду оказался в тюрьме по наполовину лживому обвинению. Мне удалось бежать, я думал вернуться на родину, где меня ждало оправдание... и стал свидетелем убийства, которое без колебаний записали на мой счёт. Тогда я потерял всё, я обезумел, я с головой погрузился в тёмные искусства, я получил такие знания, которыми никогда не владел даже Волдеморт. И тут... новое несчастье, а затем я узнал, что во всех моих бедах виновен лишь один человек, которому я доверял... Я нашёл его, но он ждал моего прихода... Он предложил мне возглавить банду мерзавцев, с помощью них изменить мир, взять его под полный контроль...

- Пожиратели Смерти... - пробормотала Гермиона. - Возглавить их должны были вы...

- Да, - Марков закрыл глаза и опустил голову. - Я должен был стать Тёмным Лордом. Тот человек... он следил за выпускниками всех трёх крупнейших школ, и отбирал среди них многообещающих негодяев, Том Риддл был лишь одним из этой группы... И я... я почти согласился. Я хотел всемирного порядка, я желал осуществить свою мечту - ведь если все будут бояться меня, то никто не пойдёт на убийство другого. Но меня... и мир спас Альбус Дамблдор. Он нанёс один удар, всего один - но донельзя точный. Злодея посадили в тюрьму, его банда оказалась обезглавленной, и Волдеморт собрал далеко не всех, кто мог бы вступить под его знамёна. Благодаря Альбусу меня оправдали, я получил место преподавателя Тёмных Искусств в Дурмстранге, женился и зажил спокойной жизнью.

- Но... почему вы молчали? - прошептала потрясённая рассказом Гермиона.

- Ты не понимаешь? - мягко спросил Марков, стараясь улыбнуться. - Если бы я занял место Волдеморта, то не последовал бы пророчеству, не начинал бессмысленные убийства. Я бы поработил волшебный мир - но родители Гарри могли остаться в живых. И... это ещё не всё. Много позже я стал случайным свидетелем ограбления банка, бандиты попытались убить меня... в общем, у меня тогда тоже не было выбора. Я послал в них такую же смертельную волну... погибли двое из троих. Волшебный мир узнал о моих способностях, я принял решение покинуть Дурмстранг, но прежде чем я сделал это... ко мне заявился Волдеморт. Он требовал передать ему все мои знания, я отказался, я сжал палочку, я был готов убить его и ждал лишь повода... но он испугался, он не стал противостоять мне - а я не мог просто так сотворить смертельное проклятие. Конечно, насовсем даже я его не убил бы - но смог спасти судьбу Гарри и многих других. А после я вступил в Орден... и исчез для мира.

Магистр замолчал. Ребята также не спешили что-либо говорить. Вокруг окончательно стемнело.

- Вы правы, - наконец, пробормотала Гермиона. - Вы просто тёмный волшебник.

- Спасибо, - лицо Маркова действительно просияло. - Только... я вас прошу не говорить пока Гарри. Подождите до окончания битвы с Воплощением, пожалуйста. Вы же понимаете, что он может воспринять эту новость куда хуже...

- Мы... подумаем, - нерешительно пообещала волшебница. Рон кивнул в знак согласия.

- Да, и последний вопрос... - пришло на ум Гермионе. - Особые свойства кристаллов - это ваша заслуга, не так ли?

- Да, - подтвердил пожилой волшебник. - Когда Коттон изобрёл кристаллы, мне удалось использовать их для осуществления своей давней мечты. В результате моих исследований личные кристаллы способны связываться с душой настолько, что могут остановить некоторые смертельные проклятия и поддержать жизнь в критических условиях. С тех пор мы на ножах с коллегой... Боюсь, он считает, что я присвоил себе часть его заслуг.

Ребята в сопровождении магистра вернулись домой. Гарри сразу накинулся на них с расспросами, однако о рассказанной Марковым истории студенты предпочти не говорить... ну, пока не говорить. Пророчество же юношу совершенно не взволновало - как верно говорила Гермиона, от Калигона трудно было ожидать чего-то ещё. Друзья лишь не могли понять, что же такого вынес из предсказания магистр, посчитавший его крайне важным.

- Грейнджер, Уизли! - раздался необычайно сердитый голос Снейпа.

Удивлённые ребята подошли к адепту, тот быстрым шагом повёл их в дальний кабинет и плотно закрыл дверь.

- Смотрите, - произнёс он лишь одно слово и указал на клубящееся в котелке на столе серебристое вещество, очевидно, содержащее какие-то воспоминания бывшего профессора.

Взору ребят предстала старая покосившаяся хижина с полностью разломанной мебелью и относительно целым дубовым сундуком посередине. У дверей стояли Марков и Снейп - оба в серых мантиях и с палочками в руках. На левой руке пожилого волшебника зияла глубокая кровоточащая рана.

- Магистр, сядьте на тот сундук, - холодно произнёс Снейп. - Ваше ранение может быть опасным... Проклятые сервы! И ведь полезли же к мантикорам...

- Спасибо, адепт, - тихо проговорил Марков и приблизился к сундуку. Внезапно тот заходил ходуном и открылся. Неплохо помнившие уроки защиты от тёмных искусств ребята сразу поняли: в сундуке жил боггарт - тёмное существо, принимающее форму самого большого страха наблюдающего за ним человека.

Марков стоял прямо перед клубящимся из сундука тёмным облаком, которое вдруг начало обретать человеческий облик. Через мгновение возле магистра возникла облаченная в чёрную мантию фигура. Глаза существа горели каким-то внутренним красным светом, лицо было абсолютно бледным, а играющая на устах злобная улыбка приводила в ужас. Но, приглядевшись к чертам лица, можно было понять - перед Марковым стоял его собственный двойник. Несколько секунд волшебник с ужасом в глазах смотрел на эту страшную картину, а потом, пересилив себя, направил на неё палочку. В то же мгновение фигура начала съеживаться и превратилась в мягкую игрушку, которая упала назад в сундук. Кажется, Марков заклинанием закрыл его - видение начало постепенно угасать. Ребята вернулись в реальность и обменялись многозначительными взглядами. Они поняли - самым большим страхом магистра был он сам, не сумевший держать в узде свои знания и превратившийся в монстра, ещё более ужасного, чем Волдеморт.

Глава 6. Хозяин кристалла

Александр ощутил удар о землю и еле-еле удержался на ногах, а в следующее мгновение почувствовал, как его руку тянет к земле. Тлея даже не прилагала усилий, чтобы устоять на ногах, и подобно тряпичной кукле осела на влажную почву Великого Леса. Сейчас девушка ничем не отличалась от бессознательной Гермионы - разве что тихо всхлипывала. Видя это, Гарри кинулся к юноше, помог ему поднять магорианку, они вместе с молодым человеком закинули руки Тлеи себе на плечи и таким образом её потащили. Рон и Джинни также поступили с бесчувственной волшебницей.

- Они будут здесь через пару минут, нужно аппарировать! - прокричал Гарри.

- Сразу к Пещере или поплутаем? - столь же громко ответил Рон. Оба мага были взбудоражены последними событиями, и не слишком контролировали свои голоса.

- Конечно сразу! Если они как-то отследят аппарирование, то всё равно найдут нас при сколь угодно длинной цепочке, а бегать с этими спящими красавицами мы не сможем!

Четыре человека с двумя беспомощными дамами схватились друг за друга свободными руками. Вновь Александр почувствовал себя так, словно лезет через узкий проход, но теперь его плечо налилось свинцом и изо всех сил тянуло юношу назад. Воздух в его лёгких иссякал куда быстрее, чем при былых перемещениях. Мысли затуманились, но молодой человек прилагал все силы для борьбы, направляя свою волю на движение вперёд, к указываемой друзьями цели. Сердце колотилось как бешенное, изнутри на грудь словно давил футбольный мяч. Когда Александр услышал приглушённый хлопок, то не сразу понял, что это - результат его собственного появления в другом месте. Лишь пара жадных глотков чистого, пахнущего лесом воздуха позволила юноше кое-как прийти в себя. Волшебники переместились прямо к входу в скрытое в скале убежище - место, казавшееся сейчас донельзя родным и желанным. Место, где можно будет, наконец, забыться и отдохнуть после всех страшных событий этого дня...

Первыми в Пещеру вошли Рон и Джинни, поддерживающие Гермиону. Гарри и Александр с Тлеей последовали за ними, но у самых дверей почувствовали, как девушка словно ударилась о нечто твёрдое и тихо вскрикнула. Они стояли в свободном проходе - но Тлея почему-то не была способна проникнуть за распахнутые двери Пещеры.

- О, нет! - Гарри хлопнул себя по лбу так сильно, что поморщился от боли. - Чары секрета! А Гермиона - хранитель! И пока она не очнётся - Тлея не сможет попасть в пещеру!

- Что? - Александр посмотрел на волшебника с такой яростью, словно тот был виной всем произошедшим бедам. - Но мы не можем оставить её здесь!

Сама девушка только громко всхлипнула и опустила голову на плечо юноши.

- У нас нет выбора, - тяжело пробормотал Гарри, направляя на магорианку кристалл. Тот слабо сверкнул, подчиняясь невербальному заклинанию - и сознание постепенно покинуло девушку. - Не волнуйтесь, я использовал такие же чары, какими усыпил вас в «Звезде», - поспешил пояснить волшебник в ответ на ещё более яростный взгляд молодого человека. - После пережитого ей в любом случае необходимо поспать...

Пока Александр поддерживал подругу, прислушиваясь к ее легкому дыханию, Рон и Гарри выгребли из кладовки просторный спальный мешок. Тлею завернули в него и положили под дерево у стены Пещеры, подальше от речушки. Затем спящую магорианку накрыли мантией-невидимкой, однако... та почему-то не работала. Плащ оставался по-прежнему серебристым и даже не думал скрывать спрятанную под ним девушку. Гарри удивлённо вытаращил глаза и накинул мантию себе на плечи. Его тело стало прозрачным. Снова накрыл Тлею - мантия упорно не желала слушаться даже сердитых приказов волшебника и его заклинаний.

- Ничего не понимаю... - Гарри растеряно посмотрел на друга и жену, наблюдавших за его стараниями. - Она что - не работает для спящих людей, что ли?

- Скорее, именно для людей она и работает, - предположила Джинни, удивившаяся не меньше мужа. - А Тлея всё-таки не с Земли, поэтому её мантия и не скрывает.

- Ну что за новая напасть! - Александр зло топнул ногой. - И что теперь делать?

- Прятать её чарами хамелеона... - вздохнул Гарри. - Другого варианта нет.

Рон, не так давно накладывавший упомянутое заклинание на метлу, повторил свой успех, а затем вместе с друзьями дополнительно навалил немного земли поверх спального мешка. После чета Поттеров сотворила мощнейшие защитные чары для отпугивания диких зверей, способных учуять девушку или случайно наткнуться на неё. Александр хотел остаться вместе с подругой, однако Гарри настоял на его возвращении в пещеру.

- Аборигены вполне могут прочёсывать лес, а вы увеличите риск нашего обнаружения, - сказал он, буквально затаскивая юношу внутрь. - Поверьте, с ней ничего не случится, и рисковать ещё и собой она бы вам не позволила. Пойдёмте, всем нам нужно хотя бы поесть.

- Я не голоден... - хотел отвертеться юноша, но волшебник уже завёл его внутрь Пещеры.

Гермиона лежала на одном из диванов - она по-прежнему была без сознания, хотя на её лицо уже вернулись краски жизни. Джинни побежала на кухню и начала разогревать обед. Рон снова присел рядом с женой и вложил ей в руку кристалл, зажав его своей ладонью.

- Это был глупый план, - пробормотал он, когда Гарри опустился на соседний диван. - Как мы могли подумать, что они не устроят какой-нибудь подлости вроде этой засады? Просто чудо, что никто из нас не погиб, - маг печально посмотрел на супругу.

- Погиб Холи, - осадил товарища Гарри. - Пожалуйста, не говори о нём плохо, особенно при Тлее! Он - первая невинная жертва этой игры... и мне хочется надеяться, что последняя.

- Ты ещё Нордола пожалей, - фыркнул Рон. - Хотя они с... предателем стоили друг друга.

- Послушай, я тоже не в восторге от случившегося, но и тебя попрошу не забывать - все магорианцы обмануты божествами! - волшебник повысил голос. - В глазах Холи мы были врагами, и... - он замялся и глянул на Гермиону. - В общем... не нужно его обвинять во всём.

Рон ничего не ответил и лишь крепче сжал руку жены. Гарри также замолчал. Александр не мог заставить себя заговорить - да, наверное, и не знал, что он может сказать. Повисла тишина, нарушаемая лишь идущим с кухни шумом. Каждый думал о чём-то своём. Рон не отрывал глаз от лица супруги. Гарри положил голову на спинку дивана и закрыл глаза. Юноша же смотрел в сторону открытой двери и жадно втягивал идущий снаружи воздух, словно тот приносил с собой какой-то неуловимый след спящей посреди леса девушки.

Наконец, Рон медленно согнул пальцы Гермионы, заставив её сжать камень. Тот уже не выглядел почти прозрачным, а вновь окрасился в латунный цвет. Веки волшебницы слегка дрогнули, и на мгновение открылись. Льющийся с улицы дневной свет заставил её несколько раз моргнуть, а затем прищуриться.

- Она очнулась, - тихо произнёс Рон. Гарри тут же вынырнул из мыслей и посмотрел на подругу. Та чуть приподнялась на локтях, а потом снова повалилась на диван, поднеся левую руку ко лбу, морщась от головной боли. Муж направил на лоб жены кристалл и пробормотал слова заклинания. Похоже, боль несколько ослабла, но не ушла совсем.

- Что... произошло? - раздался шёпот. - На меня словно Украинский Железобрюх сел...

- Вроде того, - Рон широко улыбнулся. - Теперь в нашей команде есть два человека, переживших смертельное проклятие. Мне кажется, на этом рекорде стоит остановиться.

- А... Припоминаю... - волшебница с трудом села, и муж поспешил обнять её. - Кажется, мы пришли к Холи, так? Затем засада... магорианец в белом... зелёная вспышка...

- Именно, - улыбка упорно не хотела слезать с лица Рона. - Но... не стоит думать об этом.

- Ага... ладно... - качнула головой Гермиона и, спохватившись, медленно, но от того не менее испуганно начала озираться по сторонам, задержав взгляд на понуром Александре.

- А где Джинни? Холи? Тлея? - взор взволнованной женщины метался от супруга к Гарри.

- Джинни на кухне, готовит обед, - успокаивающе проговорил Гарри, просиявший подобно Рону при первых же словах подруги. - Тлея спит на улице под защитой чар, ожидая пробуждения Хранительницы Секрета Пещеры. А Холи... - волшебник сразу помрачнел. - Он... мёртв. Пришёл Нордол с какой-то магорианской дрянью, мы не успели ничего сделать... Беднягу буквально испепелило на месте...

- О Боже... - Гермиона прикрыла рот рукой. - Бедная Тлея... Она, наверное, в шоке...

Рон хмыкнул и переложил подушку на спинку дивана под голову супруги. Александр по-прежнему молчал, с нетерпением ожидая момента, когда волшебница будет в состоянии провести Тлею внутрь Пещеры. Из кухни выглянула Джинни, также обрадовавшаяся виду очнувшейся Гермионы.

- Доброе утро! - пропела она, подплывая к подруге. - Ты вовремя проснулась - как раз к обеду! Ну, выкладывай, как чувствует себя человек после близкого общения со смертью?

- Спроси Гарри, у него опыта пока больше, - улыбнулась Гермиона. - Но я, кажется, постепенно прихожу в норму, - она осторожно встала на ноги и неуверенно сделала пару шагов. - И хватит на меня смотреть как на медицинское чудо! - засмеялась волшебница, уже окончательно придя в себя. - Лучше опишите в деталях, что произошло после того, как мне устроили этот оздоровительный сон. И... - тут она подошла к юноше и помрачнела. - Александр, я понимаю, вам не терпится разбудить Тлею... Но, боюсь, говорить при ней о гибели приёмного отца будет в высшей степени бестактно.

Юноша понимающе кивнул, но вслух выражать своё согласие не спешил.

- Однако перенести её внутрь стоит сейчас, - подсказал Гарри. - Мы хотели спрятать Тлею под мантией, но та почему-то отказывается делать её невидимой. Пришлось хамелеоном...

- Странно, - Гермиона разделила удивление остальных. - Тогда ты, конечно же, прав.

Она, опираясь на настойчиво поданную супругом руку, направилась к выходу. Джинни сказала, что накроет обеденный стол рядом с диванами, Гарри вызвался ей помочь, а Александр, конечно же, последовал за четой Уизли. По пути Рон начал рассказывать Гермионе о пропущенных ею событиях. Юноша, предвкушая скорое пробуждение подруги, также по мере возможности участвовал в разговоре - хотя добавить, по сути, мог мало что.

К счастью, девушка по-прежнему лежала в спальном мешке, никем не обнаруженная и ничем не потревоженная. Однако когда Рон снял прячущие её чары, стало ясно - Тлею мучают кошмары. Голова магорианки крутилась из стороны в сторону, веки подрагивали, а с губ очень тихо слетало одно слово - «Анэ». Гермиона с сожалением посмотрела на девушку и, сосредоточившись, сотворила очищающее мысли заклинание. Тлея на время успокоилась.

Волшебница и молодой человек вынули девушку из спальника, взяли под руки и понесли к Пещере. Рон упрямо поддерживал жену, поэтому со стороны компания выглядела довольно смешно, особенно когда в помещение ей пришлось заходить боком. Тем не менее, на этот раз девушка беспрепятственно миновала вход - несмотря на её бессознательное состояние, волшебство сочло секрет переданным. Магорианку осторожно положили на диван рядом с уже накрытым к обеду столом. Рон, Гермиона и Джинни сели на вторую софу, а Александр и Гарри призвали себе кресла из других комнат. Тлее пока решили еды не класть - волшебники отлично понимали, что после гибели отца она вряд ли захочет есть...

- Последним, что я успел заметить, была молния, пущенная этой тварью в Нордола, - Рон как раз оканчивал свой рассказ. - Похоже, «высшей дряни» потеря Холи крайне неприятна...

- Это ещё не всё, - добавил Александр. - Я снова понимал... ах, ну да, вы же не знаете... - он вкратце рассказал Рону и Гермионе о первом случае понимания магорианского языка. - Так вот, Нордол сослался на волю своих божеств перед тем, как убить Холи... А потом это создание... В общем, оно назвало чиновника «идиотом» и, видимо, покарало его за глупость.

- Хм... - волшебница переглянулась с остальными. - Наверное, Нордол не понял данного ему приказа... И знаете... Это ужасно... но тогда нам... ммм... повезло. Ведь попади он в любого из нас этой штукой - кристалл бы тут не помог. Кстати... как вы думаете, что это?

- Секретное магорианское оружие, очевидно, - прорычал Рон. - Исполнитель-то был прав, они явно готовятся к войне. Решили, видать, размять кости после пятисотлетнего отсутствия сражений, иначе для чего им такие штуки разрабатывать? Мерзавцы...

- Я бы назвал эту гадость дезинтегратором, - мрачно проговорил Александр. - И... если они на самом деле создали её для нападения на Землю - я... буду сражаться против божеств.

- Спасибо, - улыбнулась юноше Гермиона. - Что же касается ваших необычных способностей... Три случая неожиданной лингвистической одаренности - это действительно много. Видимо, победа над тем созданием оставила в вас некий след, неподвластный вашей воле.

- Верно, - согласилась Джинни. - Возможно, вскоре проявятся и другие последствия, куда менее приятные. Будьте осторожны, будьте предельно осторожны, прошу вас!

- Постараюсь, - быстро проговорил молодой человек и махнул рукой, так как в эту секунду Тлея издала тихий стон, а её веки снова задёргались. Волшебники забыли про еду и кинулись к девушке, понимая, что та приходит в себя. Пожалуй, все, кроме Александра, считали пробуждение магорианки достаточно ранним и были бы не прочь подарить ей ещё как минимум пару часов крепкого сна. Однако юноша вряд ли одобрил бы подобную затею.

Глаза Тлеи медленно открылись. Поначалу она не поняла, где находится, и удивлённо уставилась на нависшие над ней лица. Девушка воспринимала реальность как продолжение кошмаров, на удивление хорошо отпечатавшихся в её памяти. Однако постепенно магорианка осознала своё пробуждение и начала судорожно искать среди окружающих одну персону, которую хотела непременно увидеть... Искала, и не находила.

- Анэ? - с надеждой спросила она, пока не видя необходимости перейти на другой язык. Впрочем, значение этого слова поняла даже Гермиона, не слышавшая его многократного повторения ещё в доме Холи. Она первой решилась сказать Тлее страшную правду.

- Нам жаль... - тихо пробормотала волшебница. - Это был не сон... Его больше нет...

Девушка уронила лицо на руки. Она не плакала - но это молчание показалось Александру ещё более мучительным, нежели самые громкие рыдания. Он обнял подругу - та даже не обратила на это никакого внимания, замерев в одной позе. Кончики её длинных пальцев зарылись в пряди чёрных волос, свешивающихся на лоб. Тыльная сторона ладоней упиралась в согнутые колени. Висящий на шее кристалл помутнел, и теперь скорее напоминал цветом грязь болота, нежели былую зелень травы. Все окружающие также понимающе молчали. В итоге первой тишина нарушила сама Тлея.

- Почему? - еле слышно пробормотала она. - Зачем он сделал это?

- Мы не можем сказать, - столь же тихо ответила волшебница. - Возможно, он не так понял некое повеление, либо... он на самом деле выполнял приказ, а божества замели следы.

- Нет... нет... - зашептала девушка срывающимся голосом. - Они не могли... Они - добро...

- Тогда откуда у Нордола взялось то оружие? Войн-то у вас давно не было! - Рон получил от супруги тычок в бок, но всё же окончил свою фразу, причём достаточно резким тоном.

- Я... я... нет... невозможно... наверное... не знаю... - совсем растерялась магорианка.

- Ваша корпорация не производила подобных устройств? - мягко поинтересовалась Джинни.

- Никогда... - Тлея отвела ладони от едва не полных слёз глаз. - Хотя некоторые другие... они занимаются секретными заказами... для самих Божеств, но... они не могли... это ошибка...

Однако спорить с фактами девушке было трудно. Она в бессилии опять приняла лежачее положение. Обе волшебницы посмотрели друг на друга и отвели мужчин в сторону. Юношу пришлось настоятельно потянуть за руку, чтобы он отошёл от подруги.

- Больше никаких расспросов, - сразу повелела Гермиона, особенно укоризненно глядя на супруга. - Пожалейте Тлею! Выяснить её версию недавних событий у нас ещё будет время. Говорим только о том, о чём захочет беседовать она, и как можно более мягким тоном.

- Тем не менее, нужно аккуратно открыть ей истинное лицо магорианских божеств, - добавила Джинни, пристально посмотрев на Александра. - Иначе она... может нас выдать.

- Никогда! - сразу заступился за девушку он. - Хватит её подозревать, она уже всё поняла!

- Всё равно не стоит пояснять Тлее действие чар секрета, - поддержала подругу Гермиона. - Александр, мы вас отлично понимаем, но она обманута подобно своим собратьям! До тех пор, пока она не перестанет верить ложным божествам - мы находимся под угрозой.

Юноша пробормотал под нос нечто нечленораздельное, однако возражать не стал.

Недоеденная пища на тарелках давно уже остыла, однако разогревать её никто не спешил. Волшебники вновь окружили девушку, и даже Рон, видя её страдания, виновато потупил взор. Тлея действительно чувствовала себя хуже некуда. Она лежала, немигающее глядя в потолок. Казалось, на магорианку одновременно накатила боль всех утрат, бывших в её жизни. На предложение Гермионы подкрепить силы девушка ожидаемо ответила отказом. Дама не стала настаивать и лишь попросила Тлею сказать, когда та проголодается. Александр призвал себе табуретку (кресло не умещалось между столом и диваном) и остался рядом с подругой, а остальные разошлись по делам.

Так прошло полчаса. Юноша лишь тихо сидел и смотрел на девушку. Он чувствовал себя виноватым. Ведь во многом именно из-за него друзья решили навестить Холи и Тлею. В первую очередь на него божества ведут охоту. Проклятье, да ведь и вся эта пьеса с уничтожением тварей в капюшонах и древними красными кристаллами разыгрывается для него! Молодой человек уже не помнил ни того, что целью волшебников является защита Земли, ни того, что магорианка сама сообщила божествам о его способностях к магии... В голове вертелась лишь одна мысль: если бы не он со своими чувствами, Холи наверняка остался жив, и Тлея не лежала бы сейчас на софе, утопая в пучине переживаний.

- Александр... - тихий голос девушки словно ножом перерезал этот тугой клубок мыслей, заставив его моментально забыть обо всём. - Расскажи, что с тобой случилось... Пожалуйста... Я должна знать правду.

Молодой человек вздохнул и повёл рассказ размеренным голосом, стараясь не слишком задевать чувств подруги. Он делал паузы в самых напряжённых местах повествования, давая Тлее время собраться с мыслями после очередного шокирующего сообщения. Александр заметил, что девушка пришла в замешательство на моменте беседы с божеством, словно чего-то не понимая. Однако она промолчала, а сам юноша не решился задавать вопросов, памятуя наставление Гермионы. Затем последовало объяснение настоящих личностей друзей юноши, причин, побудивших их разыграть спектакль с Представительством и, наконец, смысла последних событий. Александр наполовину боялся обвинений в свой адрес, однако Тлея ничего подобного не сказала. Напротив, она вдруг схватила руку юноши и пробормотала:

- Прости... Умоляю, прости меня! Я ничего не знала... Божества... я им верила, а они... заставили меня... они обманули меня... Понимаешь, мы считаем их выше себя... Наш долг...

Она замолчала и, похоже, как никогда была близка к тому, чтобы расплакаться. Александр положил поверх её ладони вторую свою, придвинулся ближе и чуть улыбнулся.

- Конечно, - кивнул он, прикрыв глаза. - Я был уверен, что тебя обманули. Вставай, тебе необходимо что-нибудь поесть, - он помог немного просветлевшей девушке подняться и повёл её к кухне, где колдовала (и в прямом, и в переносном смысле) Джинни. На полпути Тлея вдруг уткнулась лицом в плечо юноши и сбивчиво проговорила, всхлипывая:

- Я не представляю... что буду делать... Теперь... у меня никого не осталось... кроме тебя... вас... Я не могу вернуться... Я не знаю, что дальше... В один момент... вся жизнь... рухнула!

Александр покраснел и растерялся. Он молча обнял девушку, довёл-таки её до кухни и нерешительно толкнул дверь. Джинни сразу всё поняла без слов, парой пасов руками сняла с огня еду и направила её в тарелку, после чего одним жестом отправила блюдо на стол. Юноша уже вместе с волшебницей проводил магорианку назад и усадил рядом с тарелкой.

- Обещаю, мы не оставим тебя! - пламенно заявил, наконец, он. - Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы помочь тебе, чтобы защитить тебя... Мы все сделаем!

- Да, - твёрдо поддержала Александра Джинни. - Тлея, ты можешь на нас рассчитывать.

- Спа... спасибо, - девушка в последний раз всхлипнула, посмотрела на юношу, задержала взгляд на волшебнице и дрожащими руками начала есть. Вдруг она остановилась, опять глянула на стоящих рядом землян и необычным срывающимся, но полным решимости голосом произнесла:

- Я... тогда тоже обещаю, что буду с вами! Если те, кого я почитала, действительно намереваются устроить войну между нами - этому не бывать! Я помогу вам, я буду противостоять им, я... не допущу войны! За Валориан, за Землю, за... за моего отца!

С последними словами на Тлею вновь накатила боль недавней потери. Она замолчала, понурила голову и начала медленно есть. Однако Джинни всё же удалось на секунду поймать взгляд девушки. Губы волшебницы слегка дрогнули, она закрыла глаза и резко отвернулась. Александр возмущённо сдвинул брови, но Джинни сделала останавливающий жест рукой и отвела его в сторону. Она глубоко вздохнула и мотнула головой.

- Тлея говорила искренне, - произнесла дама сдавленным голосом. - Извините, я должна была проверить. Путь наказанием мне будет вся её боль, которую пришлось почувствовать...

- Хватит в ней сомневаться! - раздражённо произнёс юноша, но слова Джинни его успокоили. Он налил себе чаю и сел рядом с девушкой, неспешно поглощающей пищу.

Джинни тем временем попросила Рона и Гермиону собраться в дальней комнате, а также послала через кристалл аналогичное сообщение мужу, проверявшему под мантией-невидимкой окрестности Пещеры. Когда все четверо были в сборе, она рассказала о своём вторжении в мысли девушки, об искренности её намерений и под конец выразила удивление:

- Итак, Тлея действительно на нашей стороне. Однако согласилась она чересчур быстро.

- Видимо, наши друзья в капюшонах провернули какую-то интрижку, о которой мы не знаем, - предположил Гарри. - А Тлее и... её отцу не повезло оказаться втянутыми в неё. И сейчас, после рассказа Александра, она во всём разобралась. Может, всё же стоит её расспросить?

- Сегодня - ни в коем случае! - отвергла саму такую возможность Гермиона. - Рана ещё слишком свежа. Однако... если магорианским божествам зачем-то понадобилось убить Холи, то с их стороны демонстративно устранить и Нордола весьма умно. Остаётся надежда, что Тлея не поверит в злонамеренность своих повелителей, несмотря на гибель приёмного отца.

- Бездушные холодные мерзкие монстры! - зло прорычал Рон. - Все до единого, кстати!

- Спокойно, - положила ему на плечо руку супруга. - Я разделяю твоё мнение, но не стоит злиться зазря. Лучше решим, имеет ли смысл предпринимать ещё вылазки - на разведку.

- Нет! - торопливо заявил Рон. - Всё, хватит с нас риска для жизни. Залегаем на дно.

- Верно, лучше подождать появления Исполнителя, - согласились Джинни и Гарри.

- И если он не ответит на все мои вопросы... я ему шею сверну! - топнул ногой Рон.

- В полку желающих уничтожить Исполнителя прибыло! - засмеялась Гермиона.

- Точнее, не убывало, - сердито заявил жене волшебник. - Исполнитель - ещё та дрянь!

Время подходило к вечеру. Тлея по-прежнему предпочитала молчать, с головой погружённая в свою трагедию. Александр не отходил от девушки, отказавшись даже от предложения Гарри продолжить рассказ о тайных страницах своего прошлого. Настроения слушать сколь угодно интересные истории у юноши не было. Всё, чего он сейчас желал - увидеть подругу вновь жизнерадостной и весёлой. Однако до момента возвращения прежней Тлеи совершенно точно оставались недели - если не месяцы, и это постоянно давило на молодого человека. Мысль о своей вине в случившейся трагедии после беседы с подругой начала покидать его, однако на смену ей пришло осознание своего полного бессилия. Он не мог помочь девушке, не мог хоть немного облегчить терзающую её боль. И это чувство оказалось немногим лучше недавнего самобичевания. Александр сидел рядом с Тлеей подобно абсолютно бесполезному манекену, способному лишь выслушивать её всхлипы.

Нет, он пытался отвлечь магорианку, причём не один. Рон, чувствующий себя виноватым за недавние резкие высказывания, также старался как-то развеселить девушку или хотя бы на секунду вырвать из власти печали. Однако их усилия не дали никакого результата - Тлея продолжала сидеть на диване, закрыв лицо ладонями или уставившись в потолок, и ничто не могло вторгнуться в её мрачные мысли. В итоге Рон сдался и ушёл помогать жене в уборке Пещеры, а юноша продолжил ощущать себе мешком песка, зачем-то брошенным на кресло.

Ужин в таких условиях наступил чуть ли не через вечность. За ним девушка хоть немного оживилась, и заметившие это друзья предпочли даже близко не подходить к тяжёлым для неё темам. Они старались беседовать о Земле, зная, что Тлея обожает слушать о далёкой планете. Теперь уже от магорианки глупо было скрывать существование мира волшебников, и она узнала много нового. Дамы тщательно следили за мужчинами, в корне пресекая возможные разговоры обо всём неприятном в магическом сообществе, потому к концу ужина девушка действительно воспряла духом. Казалось, она погрузилась в иллюзорный прекрасный мир, так нужный ей сейчас - но рана слишком сильно болела, напоминая о себе, чтобы отпустить магорианку в фантазии. Она снова погрустнела, а вместе с ней стал мрачным и Александр.

Спать обитатели Пещеры легли рано. Тлее выделили отдельную комнату, из которой в пять пар рук выкинули всё лишнее. В результате один из углов гостиной оказался заваленным барахлом, а кладовка - забитой доверху, зато небольшая комнатка стала довольно уютной. Волшебницы пообещали наложить на девушку самые сильные чары для крепкого спокойного сна, на какие только были способны. Для всех шестерых день оказался куда тяжелее вчерашнего, поэтому принесенные из Представительства будильники и не подумали включать. Юноша буквально рухнул на кровать, однако долго не мог заснуть. Его мысли словно устроили дискотеку, подобно кадрам фильма чередуясь друг с другом и сплетаясь в сложные узоры. Стоило молодому человеку задремать, как из ближайшей стены появлялся стонущий Холи, либо комнату накрывала зловещая тень - и Александр вскакивал от очередного кошмара, продолжающего реальность. Однако после трёх часов борьбы усталость всё-таки взяла верх, и он провалился в долгожданный сон.

Юноша стоял посреди бурой равнины, простирающейся до самого горизонта. Почва была твёрдой и необычайно ровной, словно вокруг раскинулась каменная пустыня с кое-где возвышающимися сопками высотой максимум в метр. Никаких признаков живых существ заметно не было; растительность, и та совершенно оставила этот мёртвый мир. Даже воздух словно бы отсутствовал, а льющийся сверху ровный белый свет никак нельзя было принять за солнечный.

Небеса сходились с землёй непривычно близко, и выглядели однородной серебристой массой. Каждая их точка излучала это странное сияние, позволявшее разглядеть окрестности. О наличии тени в таких условиях, конечно же, не могло идти и речи. А между тем было, каким объектам откидывать её. Ввысь устремлялись необычные колонны, выстроенные строго в одну линию. Расстояние между парой соседних столбов составляло около семисот метров, что в этом мире равнялось половине дистанции до горизонта. К счастью, одна из колонн находилась рядом с Александром, и он мог во всех подробностях рассмотреть её.

Столб оказался созданным из полупрозрачного вещества серого цвета. По центру его шёл угольно-чёрный тонкий шпиль, а оболочка наматывалась на эту основу как спираль, сужаясь у вершины. Молодой человек попробовал дотронуться до колонны, но его рука беспрепятственно проникла внутрь. Казалось, он является лишь призраком, неспособным нарушить спокойствие странного мира. Юноше оставалось лишь осматривать окрестности.

Между соседними столбами строго по центру на высоте нескольких метров висели шары, такие же угольно-чёрные, как и сердцевины колон. А ещё выше вершины столбов поддерживали белую сплошную дугу, простирающуюся до самого неба и от одного края горизонта до другого, как радуга. Александр чувствовал себя так, словно он находился внутри механизма непонятного назначения, готового в любой момент прийти в движение - но пока ожидающего приказа неведомого хозяина. В то же время окружающее его пространство заставляло ощущать себя астронавтом на неведомой планете, вот только почему вместо точек звёзд на чёрном бархате космоса видна эта серебристая простыня?

- Александр, - вдруг раскатился по окрестностям голос, заставивший юношу вздрогнуть.

- Кто ты? - автоматически пробормотал он, одновременно думая - неужто ему опять демонстрируется картина из жизни Калигона? Молодой человек помнил, что ложился спать в Пещере, помнил, что красный кристалл, как и всегда, остался на тумбочке... Стало быть, это - сон, но откуда могло взяться подобное видение?

- Просто Голос, - тем временем отвечал незнакомец. - Голос разума, пожалуй. И я обращаюсь именно к тебе, а не к твоему далёкому предку.

- Ты... знаешь, о чём я подумал? - удивился юноша, оглядываясь в поисках говорящего.

- Конечно. Я знаю, всё, что знаешь ты, и даже сейчас ощущаю все твои размышления.

- Погоди-ка, - юноша не нашёл никаких признаков обладателя голоса, зато вспомнил моменты из прошлого. - Это ты... а, ладно, если ты всё знаешь - ответь на мои мысли!

- Ммм... - похоже, незнакомец задумался - но скорее над формой ответа. - Нет, по поводу случая в Представительстве тебе лучше поговорить со своими новыми друзьями, - усмехнулся он. - Но это не важно, а вот диалог в замке в какой-то мере был со мной, да.

- Что тебе надо? - Александр проговаривал вопросы для самого себя, а не для Голоса.

- Заставить тебя задуматься, - презрительно ответил тот. - Ты не понимаешь очевидного.

- Да ну? - прорычал юноша, оскорблённый тоном незнакомца. - И, кстати, где я?

- Ты спишь, конечно же, - подтвердились догадки молодого человека. - А место это... можешь просто считать подходящей ареной для нашего разговора. Не придавай ему значения. Пойми - я лишь хочу достучаться до... хм... «господствующего сознания».

- Хватит! - перебил Александр. - Я уже привык, что со мной происходит всякая чертовщина, потому не удивлён тебе - но, уж извини, не собираюсь верить неизвестно кому!

- Сколько угодно, - тон незнакомца стал ещё более презрительным. - Да, я вижу, ты вспомнил все обстоятельства нашей первой беседы, тебя одолевают сомнения... Ты знаешь, что я сейчас буду говорить... Я попрошу тебя взять, наконец, то, что принадлежит тебе по праву - чёрный кристалл! То, владеть чем предначертано тебе судьбой! Конечно, «если Гермиона сочла его слишком могущественным, как я могу...». Верные мысли. Верные для неё, для Рона, для Гарри, для Джинни - но не для тебя! Ты помнишь... ну, например, законы перехода палочек от хозяина к хозяину? Для подзабывших уроки Тедди напоминаю: достаточно победить предыдущего владельца, и волшебная палочка признает тебя своим господином. Улавливаешь? Да, вижу, что улавливаешь... Ты победил Божество, ты одолел его в честном бою. Стало быть, ты - хозяин чёрного кристалла! Он будет подчиняться твоей воле, он будет служить тебе - тебе одному, и никому другому!

- И что? - Александр всё-таки вставил вопрос в поток ответов на незаданные вопросы. - Зачем он мне? Бессмертие, власть... Знаешь, я не настолько самонадеян, чтобы желать этого.

- Правда? - саркастически изумился Голос. - А как насчёт исполнения обещаний? «Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы помочь тебе...» - чьи слова? Твои, кажется. Ну же, пораскинь мозгами - ты понимаешь, какую силу получишь, став Божеством? А... догадываешься... Именно, ты сможешь помочь ей! Ты вернёшь ей Холи! Её родителей! Своего отца - всех, кто незаслуженно, несвоевременно или просто глупо покинул этот мир! Теперь тебе ясно, какую возможность даёт тебе судьба? Если тебе не нужны власть и бессмертие - не бери их, кто ж заставляет? А вот хотя бы исполнить своё обещание ты обязан! Или ты врал Тлее?

Александр остолбенел. Он чувствовал жар - наверное, сейчас его тело покрылось потом, пусть и в видении этого незаметно. Высказанная незнакомцем идея как громом поразила юношу. Она заполнила все его мысли. Она поглотила его целиком. Да... Если кристалл даёт божественную силу, если есть хоть маленький шанс вернуть Холи... и не только Холи... Молодой человек не верил Голосу - но и не мог отказаться от такой возможности коренным образом изменить свою жизнь и жизни тех, кто был ему дорог. Постепенно он начал понимать и другие последствия такого выбора. Он сможет защитить Землю от врагов. Действительно, кто ещё может противостоять этим созданиям, как ни другое подобное им существо? За что погиб Холи, если можно просто взять кристалл и поставить заслон на пути агрессоров - или хотя бы договорится с ними как с равными себе?

- Ты начинаешь понимать, - довольный Голос поддержал юношу. - Ты не имеешь права отказываться от такой мощи, когда можешь получить её. Подумай о миллионах жизней, которые ты спасёшь, о своих друзьях, родственниках, любимой...

- В чём подвох? - из последних сил прошептал Александр, собирая все сомнения воедино.

- Подвох? - удивился Голос. - А почему во всём должен быть подвох? Подвох в том, что ты единственный из людей мог победить Божество. И ты сделал это! Теперь... подвоха нет.

- А если я не захочу, не возьму чёрный кристалл? - вымолвил юноша, сам себе не веря.

- Значит, ты обманул Тлею, - спокойно констатировал незнакомец. - У тебя была возможность помочь ей, ты отказался. И кровь тех, кого ты мог спасти, будет на твоих руках.

Видение растворилось во тьме, постепенно начавшей проясняться. Юноша открыл глаза и первым делом вытер пот одеялом. Последние слова Голоса всё ещё звучали в его голове. Сомнений почти не оставалось. Он посмотрел на часы. Половина одиннадцатого. Из гостиной уже доносились разговоры - скорее всего, остальные встали. Хорошо. Александр оделся и вышел в большую комнату. Гермиона и Джинни накрывали на стол, а Гарри и Рон возились с Картой Мародёров. Похоже, они хотели заставить её показывать окрестности Пещеры... ну да не имеет значения. Тлея ещё не встала. Тем лучше. Не стоит волновать её сейчас, когда ничего ещё не решено. Молодой человек подошёл к Гермионе.

- Доброе утро, - поприветствовала его волшебница, улыбаясь. - Как спали, Александр?

- Доброе, неплохо... - неуверенно сказал он, и... решился. - Где чёрный кристалл?

- Что? Зачем? - Гермиона вытаращила глаза. Остальные друзья оторвались от дел.

- Я честно завоевал его в битве. Значит, теперь я являюсь его хозяином. Он мне нужен, - юноша говорил необычайно резко, будто сторонняя воля заставляла его произносить слова.

- Александр, кристалл - это не палочка, личные кристаллы не могут переходить от одного волшебника к другому, мы не знаем, как он влияет на человека! - начала объяснять дама.

- Чёрный кристалл принадлежит мне. Я являюсь его хозяином. Иначе быть не может.

- Зачем он вам? - встряла в разговор Джинни. - Да что с вами такое произошло?

- Мне нужна его мощь. Я стану божеством. Я верну Холи. Я предотвращу войну.

- Поймите, вернуть человека из мёртвых неспособна никакая магия! - сразу произнёс Гарри. - Я понимаю, вам тяжело... Тлее тяжело... Нам тяжело... Но вы не сможете вернуть Холи, даже собрав кристаллы всех магорианских ложных божеств! Это невозможно!

- Возможно! - вскричал Александр, яростно сверкая глазами. - Дайте мне кристалл!

- Нет! - решительно ответила ему Гермиона. - Я не знаю, какая муха вас укусила, но чёрного кристалла вы не получите! Он опасен, и сейчас я только больше убеждаюсь в этом!

Четверо волшебников схватились за свои камни, но Александр и не думал нападать на них. Он обвёл друзей злобным взглядом, оскалился и проговорил, оттачивая каждое слово:

- Ладно, я докажу вам, что он принадлежит только мне, что я им повелеваю. Смотрите!

Юноша поднял руку, гордо вскинул голову и громко приказал властным голосом:

- Accio чёрный кристалл!

Секунду ничего не происходило... а потом раздался грохот. Гермиона предусмотрительно спрятала камень на кухне, и дверь этого помещения чуть не слетела с петель. Чёрный кристалл непреодолимой силой устремился к Александру. Никакое препятствие не могло удержать его. Четверо волшебников одновременно сотворили заклинание, призванное остановить камень, но то не дало ни малейшего эффекта. Наследие побеждённого божества удобно легло в раскрытую ладонь юноши. Пальцы молодого человека сжались сами собой.

- Expelliarmus! - друзья предприняли очередную попытку лишить Александра камня, но тот лишь отшатнулся от попадания в него четырёх обезоруживающих проклятий.

- Нет! - закричал он, но голос юноши начал вдруг переходить в шепот. - Нет! Нет. Нет...

Александр упал на колени. Кристалл стал поглощать окружающий свет. Волшебники кинулись к молодому человеку, но ничем не могли ему помочь. Они не понимали, что происходит. Юноша отчаянно боролся с чем-то невидимым, неощутимым, и... проигрывал.

- Теперь ты мой! - внезапно произнёс он глухим голосом и замер на месте.

- Александр! - из своей комнаты вылетела только что одевшаяся Тлея. - Что с тобой?

Молодой человек вскочил на ноги - и в ту же секунду колени всех пятерых окружающих сами собой подломились. Лицо юноши стало презрительным, глаза почернели, а рука направила кристалл на упавших. Губы скривились в усмешке. Внезапно он развернулся по направлению к входной двери.

- Предатель! - прогудел Александр - точнее, то, чем он стал. - Я знал, что это ты...

В дверях стояло существо в чёрном плаще. Оно ничем не отличалось от недавно поверженного юношей врага. В перчатке пришельца был зажат точно такой же чёрный камень, и его рука уже указывала на противника. В следующее мгновение юноша оказался прижат к стене, удерживаемый силой, идущей от кристалла наступающего создания.

- Ты его не получишь! - уверенно произнёс пришелец. И в тот же миг сознание Александра, способного только наблюдать за ситуацией, совсем помутилось. Он опять стоял на том же самом поле, что и в своём сне. Однако теперь там присутствовали ещё две фигуры - тени, похожие как близнецы и издали напоминающие очертаниями человеческое тело.

- Предатель... - повторила левая, до того властвовавшая над телом юноши.

- Оригинальный ты себе уголок здесь обустроил, - усмехнулась правая, не считая нужным отвечать на обвинение. - Вы только об этом и думаете в последнее время, не так ли?

- Это ты всё подстроил! - угрожающее зарычал левый фантом. - Что тебе надо?

- Спасти от ваших алчных лап Землю, - спокойно произнёс правый. - А сейчас мне для этой цели необходим Зо-Не-Виат, и ты поможешь мне его получить…

С этими словами перед глазами юноши замелькала последовательность картин, сменяющая друг друга настолько быстро, что запомнить хоть одну было решительно невозможно. Он сумел разобрать только последний кадр этой «киноленты» - огромная белая пирамида с золотой вершиной... Кажется, юноша уже видел её в воспоминаниях Кхаилона Тана... И тут прежний пустой мир вернулся, как и две стоящие друг перед другом тени.

- Спасибо, - садистским голосом поблагодарил собрата правый фантом. - Собственно, так я и думал. Под Храмом, я прав? Ну, не поминай лихом, как говорят на Земле.

Александр чувствовал, что левый фантом хочет что-то сказать, но не может. Он стал сокращаться в размерах, а видение постепенно угасало вместе со своим создателем. Вскоре Александр висел посреди непроглядной тьмы в компании оставшейся тени, до странного хорошо различимой в окружавшей её черноте. Впрочем, юноша понимал - он видит фантом не глазами, а разумом.

- Пара слов, прежде чем мы вернёмся, - произнёс победитель дуэли. - Ты поступил донельзя глупо, решив использовать кристалл. Я знаю, он искушал тебя, и даже знаю, чем - потому и не буду винить. Но запомни, чёрный кристалл не способен вернуть к жизни нас самих, чего уж говорить о ком-то ещё... Я перекрыл врагу доступ к твоему сознанию, однако время от времени он может пытаться вернуться, беседовать с тобой, насылать видения... Его силы сейчас малы, и подобное вряд ли будет повторяться часто. Но когда будет - не верь ему, а сообщай мне содержание своих снов. Единственная его цель - заставить тебя использовать кристалл. Он - его истинный хозяин, а вовсе не ты. Однако... в часы крайней нужды ты можешь воспользоваться камнем, он будет тебя слушаться. Лишь запомни - применяй чёрный кристалл исключительно для того, что неспособен сделать обычным.

Из темноты выплыла Пещера. Александр лежал на полу. Чёрный камень покоился в его руке, однако теперь не делал попыток захватить разум. Вокруг на коленях стояли пятеро друзей. Они обрадовались, когда юноша пошевелился... Они любят его, а он... их подвёл...

- Простите меня... - первым делом произнёс молодой человек, придя в себя. - Я ошибался.

- Мы всё понимаем, - раздался успокаивающий голос Гарри. - Вы уж точно ни в чём не виноваты... Вернуть усопших - слишком большой соблазн, уж я-то знаю...

- Ну что, ты доволен, ублюдок? - заорала вышедшая из себя Гермиона, указывая на юношу и обращаясь к стоящему посреди комнаты существу в чёрном плаще. - Посмотри, до чего довели твои игры! Немедленно говори, как нам спасти Землю, и убирайся из нашей жизни ко всем чертям!

- Гермиона, где твои манеры! - спокойно произнёс пришелец. - Для начала представь меня Александру. Думаю, Тлее тоже не помешает получше узнать мою личность...

- Ах, ну конечно, - злобно прошипела волшебница. - Вот эта ошибка мироздания и есть Исполнитель. Даю добро на любые насильственные действия в отношении его персоны.

- Хммм... - если бы у существа было лицо, на нём бы наверняка играла озорная улыбка, но чернота под капюшоном никак не выражала эмоции. - Тогда в свою очередь сообщу нашим юным друзьям, что я бессмертен, почти неуязвим и больно кусаюсь, - Исполнитель повертел в воздухе своим чёрным кристаллом.

- Что делает тебя только большим мерзавцем, - пробурчал Рон.

Тлея, уже долгое время пристально смотревшая на Исполнителя, поднесла руку ко лбу и со стоном опустилась в ближайшее кресло. Она многое поняла. И у неё опять заболела голова.

Глава 7. Закат тьмы

Экран замигал красным, демонстрируя цифру «0». По кабине раскатился противный писк. Гарри лениво опустил палец на кнопку смены боеприпасов и откинулся в кресле. Ещё вчера он сидел себе под охраной Ордена, обсуждал очередное пророчество Трелони с друзьями, подметал мантией пол в процессе тренировки со Снейпом... А сейчас находится недалеко от поля боя, в тылу, хотя мог бы сражаться на «Фотоне» вместе с Энзо и другими пилотами! Как же он оказался здесь? Ах, ну да, вечером пришёл Марков, заявил, что битва будет завтра. Все, конечно же, обрадовались - ну наконец-то хоть что-то конкретное! Правда, магистр сразу же объявил ещё одну новость: Орден единогласно решил послать Гарри участвовать в сражении. По двум причинам: во-первых, так якобы безопаснее. В условиях, когда весь состав Ордена так или иначе будет занят боем, лучше пусть юноша находится под их прикрытием, нежели где-нибудь ещё без такового. А во-вторых, студенту поручили играть почётную роль приманки для Воплощения, гарантируя появление монстра в сражении и обозначая направление удара. Рон и Гермиона, естественно, возмутились, а также заявили, что непременно будут вместе другом. Марков, столь же естественно, выразил своё полное согласие с мнением Ордена, а также отказал ребятам в просьбе сопровождать юношу.

- Поверьте, Гарри должен находиться на поле боя. Только так у нас есть уверенность в победе и в его безопасности, - заявил он безапелляционным тоном. - А вот ваше присутствие в сражении будет только мешать. Вы отправитесь в Хогвардс и поможете в распространении там нашей легенды. Битва будет происходить недалеко от школы.

Конечно, на пожилого волшебника сразу посыпались вопросы, с какой это стати Калигону понадобился Хогвардс. Он пояснил, что повелитель тёмных эмоций, видимо, как раз и пытается вызвать у Гарри беспокойство за родную школу, а заодно не прочь поглотить обитающих там призраков. Как оказалось, Воплощение представляет опасность для привидений и духов и может за их счёт несколько увеличить свою мощь. Кроме того, живущий в Хогвардсе дух хаоса (более известный как Пивз) так вообще является для монстра пиром, ну а сведения о полтергейсте Калигон, очевидно, получил от Волдеморта.

- Главное, чтобы Филч не узнал, - засмеялся Рон. - А то, чего доброго, поможет Калигону!

После состоялся очередной раунд пререканий, закончившийся безоговорочной победой Маркова. Какое-то время он беседовал с друзьями Гарри наедине, после чего те согласились с планами Ордена. Кроме того, Гермиона радостно сообщила, что её родители нашлись, и магистр обещал помочь с восстановлением их памяти. Затем последовала внеочередная тренировка со Снейпом, в ходе которой адепт, к удивлению юноши, не устраивал дуэлей. Скорее этот урок напоминал занятия по окклюменции. Бывший профессор проверял связь Гарри с кристаллом и каким-то образом усиливал её, заставляя того концентрироваться на камне. Откровенно говоря, студент ничего не понял в происходящем, но в конце занятия Снейп отрапортовал магистру об успехе. Для начитанной Гермионы, однако, в этой тренировке явно было куда больше смысла, и она согласилась со словами адепта.

И вот теперь, после крепкого сна ночью и непонятной тревоги утром, Гарри сидел в специальной орудийной башне и по мере сил помогал участвующим в бою войскам Ордена, наводя мыслью на врагов ракеты. По правде говоря, члены Ордена и сами отлично справлялись. Похоже, с изобретением кристаллов дела у них пошли куда лучше, нежели раньше. С самого начала сражения Орден не потерял ни единого человека, в то время как сервы, нападающие подобно лавине, уничтожались один за другим. Воплощения пока не было видно, потому юноша откровенно скучал, в то же время втайне опасаясь появления монстра.

Командовали битвой генералы, в том числе и Ванесса. Гарри регулярно слышал в наушниках её приказы, произносимые непривычно резким голосом. Марков сражался где-то на поле боя, а Коттон должен был следить за появлением Воплощения и навести на монстра таинственный «Феникс». Юноша до сих пор не знал, что это за штука... Тем временем битва, похоже, подходила к концу. Новые сервы перестали прибывать, слева уже никого не было, а спереди оставалось несколько разрозненных групп, активно уничтожаемых пехотой и танками. И тут наконец-то взволнованный голос второго магистра возвестил:

- Всем бросить текущие цели! Воплощение - справа! Внимание, я навожу «Феникс», мне требуется немного времени. Сконцентрировать огонь, остановите его!

Гарри повернулся направо. Действительно, над небольшой группой наземных сервов возвышалось Воплощение - огромная темно-красная фигура, напоминающая человеческую. Сердце юноши забилось быстрее. Все силы Ордена кинулись к монстру. В этот момент в наушниках внезапно раздался треск - почему-то часть радиосвязи вышла из строя. Огромная фигура прошла немного вперед и остановилась, злобно глядя на приближающиеся войска.

- Держите его, мне еще нужно время, - через шум пробивался, похоже, только голос Коттона, бывший очень взволнованным, - И что происходит со связью? Я никого не слышу!

Впрочем, Воплощение даже не сражалось. Оно просто стояло на месте и смотрело на то, как окружающие сервы уничтожались ураганным огнем подоспевших на место сил Ордена. Глаза всех без исключения участников битвы были прикованы к огненной фигуре, но она ни на что не реагировала. Взрывы ракет и снарядов, казалось, не причиняли ей никакого вреда, лишь оставляя огненные круги в месте своего попадания. И тут Гарри услышал долгожданный приказ Коттона, все еще пробивающийся через треск в эфире:

- Орудие готово и наведено. Соблюдайте осторожность. «Феникс», орбитальный удар!

На секунду весь мир будто бы замер в ожидании, а потом небо разделила надвое ослепительная бело-голубая линия, ударившая прямо в место, на котором стояло Воплощение. Земля дрогнула, и клубы пыли поднялись в месте попадания луча, полностью закрыв огненного монстра и окружающих его еще не уничтоженных сервов. До Гарри донесся смешанный с грохотом дребезжащий звук.

- Отлично, «Феникс» работает как надо! - раздался восторженный голос магистра.

Пыль постепенно оседала, и все участники битвы стали напряженно вглядываться в рассеивающиеся клубы, пытаясь определить последствия удара. И вдруг у Гарри упало сердце - посреди оседающего облака пыли явно вырисовывались контуры Воплощения, парящего над огромной воронкой.

- Это иллюзия! Все на левый фланг! Поттер, бегите оттуда! - прокричал в эфир Коттон.

Гарри обернулся налево, и все понял. Прямо к нему, огромными скачками направлялось настоящее Воплощение, подошедшее в то время, когда всеобщие взоры были прикованы к иллюзии. Войска спешно разворачивались, но было ясно - они тут ничего не сделают. Гарри стрелой вылетел из башни и кинулся навстречу войскам, неспособный аппарировать из-за ауры сервов. Но не успел юноша пробежать пары метров, как его настигла исходящая от Воплощения волна ужаса, который, казалось, наполнял весь разум и пронизывал тело до пят. Ноги студента подкосились, он упал на землю, голову накрыла жуткая боль... И тут разум, ослабший от наплыва негативных эмоций, пронзил неожиданно четкий голос:

- Кристалл, используй кристалл, тупица!

Гарри оторопел - это был голос Волдеморта! Впрочем, данный им совет был вполне разумен. Юноша выхватил кристалл и направил его прямо на Воплощение, которое уже нависало над ним подобно исполинской статуе. Кристалл засверкал зеленым светом, таким ярким юному волшебнику его еще не разу не приходилось видеть. Он почувствовал, как головная боль начинает ослабевать вместе с исходящим от Воплощения страхом. Кристалл ли подействовал на страшного врага, или что-то еще, но монстр остановился в паре скачков от Гарри, пронизывая его яростным горящим взглядом.

- Ты использовал меня, Калигон, - прогудел Волдеморт. - Обрек на несказанные муки, но я знаю твою слабость! Поттер, сейчас мы на одной стороне! Мне надоело быть внутри этой твари, тебе хочется победить её. Подчиняйся мне - и я помогу тебе пробудить внутри часть силы Воплощения, иначе мы оба проиграем! Быстрее, он подавляет меня!

Гарри неожиданно вспомнил пророчество. «Лишь враг способен победить в битве…» - теперь эти слова обретали другой смысл. Да, только враг способен выиграть это сражение. Имя этому врагу - Волдеморт. Тёмный Лорд знает все секреты Калигона, потому что сам теперь является частью порождения тьмы. Юноша понял, что теперь может только доверять врагу. Он закрыл глаза, и тотчас почувствовал, что не один в своем теле. Волдеморт тоже был рядом, незримо, но он направлял усилия студента в нужное русло, используя мощнейший поток энергии, бьющий из кристалла. Юному волшебнику казалось, что его тело наполняет огонь, от чего хотелось кричать, но крик застревал в горле, не вырываясь наружу. Он попробовал поднять веки, но те, казалось, налились свинцом и не слушались хозяина. Вдруг Гарри почувствовал, что взлетает в воздух, а его пылающее тело увеличивается в размерах. Он не мог дышать, но, похоже, разливающийся по всему телу огонь поддерживал в нем жизнь. Наконец, юноша смог открыть глаза. В темно-красной пелене окружающего его пламени он различил силуэт Воплощения, которое теперь казалось равным ростом.

- Дерись, Поттер! Он подавил мою волю! - прозвучал голос Волдеморта, и в тот же миг противник замахнулся на Гарри своей рукой-мечом. Тот инстинктивно попытался защитится от удара, и увидел - его рука полностью походила на руку Воплощения. Нестерпимая боль разлилась по всему телу, когда студент заблокировал удар своего врага, но, похоже, ощутимого вреда тот не нанес. Последующие секунды обернулись кошмаром - противник яростно наносил удар за ударом, от каждого юноша ощущал жуткую боль, но все равно блокировал их. И тут снова раздался голос Волдеморта:

- Если так будет продолжатся Поттер, ты проиграешь! Дай мне управлять битвой!

И опять Гарри ничего не оставалось, кроме как поверить Волдеморту и расслабиться - он вновь почувствовал, как чужая воля забирает контроль над его телом. Вместо блока очередного удара Тёмный Лорд отпрыгнул назад. На разум юноши нахлынули все страдания, злоба и ненависть, когда-либо испытанные им. Мало того, похоже к ним присоединились аналогичные чувства Волдеморта, от чего помутился рассудок и вновь началась головная боль. В этот момент громоподобный голос... его ли? Темного Лорда ли? изрек:

- Avada Kedavra!

Ослепительный зелёный луч рванулся из простёртой вперед левой руки и ударил в грудь Воплощения, заставив то упасть на землю. Гарри почувствовал, что сознание Волдеморта в нем медленно растворяется, и ощущение его присутствия слабеет.

- Добей его, Поттер, - прошептал угасающий голос.

И студент, вернув себе контроль над телом, ударил правой рукой-мечом в центр груди Воплощения, уже начавшего подниматься с земли. Огненная вспышка отбросила юношу в воздух. Он уже не чувствовал тела, а наверняка оглушительный грохот казался тихим и далеким. Вокруг сгущалась тьма, и лишь уже совсем слабый голос проговорил вдалеке:

- Теперь я свободен… а ты, Поттер, проиграл!

Гарри провалился в наступающий на него со всех сторон мрак. Ему казалось, будто он падает в какую-то бездну, у которой не было дна. Тьма поглощала юношу, она наступала со всех сторон, сжимала его мёртвой хваткой... и вдруг начала светлеть. Сначала откуда-то пришел тонкий лучик, а потом за ним последовал полноценный поток света, возвращая способность чувствовать. И вот студент уже не только знал о свете, но ощущал его - тот пробивался через веки и наполнял глаза. Гарри обнаружил, что лежит на мягкой кровати. Всё произошедшее плыло перед ним будто в тумане, казалось лишь страшным сном. Юноша медленно открыл глаза, одновременно нащупывая очки, которые должны были быть где-то рядом. Последние обнаружились на тумбочке справа, студент надел их и осмотрелся.

Он лежал в принадлежащем Ордену доме. Через окно рядом пробивался свет восходящего солнца. У второго окна стоял Снейп и смотрел на улицу. Адепт замер в безмолвии, его лицо было подчёркнуто-равнодушным. Казалось, он заглянул в комнату просто так, случайно, и решил постоять у окна как раз в тот момент, когда Гарри очнулся. Но юноша в это не верил.

- Наконец-то, Поттер, - холодно произнёс бывший профессор, не отрывая взгляда от городского пейзажа за окном. - Ваши друзья уже мне все уши прожужжали. Одевайтесь и возвращайтесь в Хогвардс. Вы свободны, - Снейп развернулся и направился к двери.

- Постойте... сэр, - Гарри остановил адепта и в кои-то веки постарался не злить его. - Что произошло? Мы... победили? Почему никто не распознал иллюзию? И как быть... со мной?

- Вы умирали, - спокойно ответил Снейп. - Вам это, конечно, не впервой, но теперь всё могло окончиться куда хуже. Через вас прошла страшная тьма, после такого удара не выживают, - он медленно покачал головой. - Похоже, на это и рассчитывал Тёмный Лорд. Не удивляйтесь, я знаю о его намерениях... они очевидны. Он хотел освободиться, а вас погубить и таким образом отомстить. Вся эта кутерьма с отказавшей связью оказалась на руку и ему, и Калигону. Сервы никогда ранее не создавали иллюзий, а немногие разобравшиеся, в чём дело, не успели оповестить остальных. В общем, случилось то, что случилось. «Лишь тьма может спасти жизнь...» К вашему счастью, Пётр - величайший знаток тёмных искусств. Только он мог спасти вашу жизнь, и он сделал это.

- Он... тёмный маг?! - вскочил на постели Гарри. - Как... Волдеморт?!

- Не будьте идиотом, - презрительно фыркнул Снейп. - Лучше поговорите с Грейнджер, у неё вроде голова начала мыслить в верном ключе. Но вряд ли вам представится в ближайшее время случай поблагодарить Петра. Он по горло завален неотложными делами.

- А что с Воплощением внутри меня? - поспешил спросить юноша, пока адепт не ушёл.

- Не могу сказать, - лицо Снейпа изменилось и стало мрачным. - Наверное, вы избавились от него, высвободив таящиеся внутри силы. Живите как жили. Вы свободны.

- Последний вопрос, - снова поторопился студент. - Мой кристалл... вы заберёте его?

- Нет, хотя такое решение и является глупым, - ответил адепт. - Носите его при себе, но не используйте.

Гарри посмотрел на тумбочку. Зелёный кристалл лежал на самом её углу у стенки. Теперь он был вправлен в серебристую оправу на цепочке, наполовину свесившейся с поверхности тумбочки. Бывший профессор еле различимо кивнул и покинул комнату.

Казалось, нависавшие над жизнью юноши тучи окончательно рассеялись. Вскоре он уже радовался вместе с друзьями окончанию очередного приключения. Они сильно волновались о Гарри, хотя Гермиона достаточно быстро раскусила истинный смысл пророчества. Она при поддержке Рона рассказала юноше о тёмных страницах жизни Маркова, его страхах, исканиях, и его познаниях. Похоже, магистр настолько глубоко погрузился в тёмные искусства, что сумел обратить их на пользу. Когда ребята впервые после битвы увидели студента, тот выглядел мёртвенно-бледным и совершенно безжизненным. Однако пожилой волшебник заявил, что самое страшное уже позади, и действительно - в ближайшие часы Гарри словно расцвёл. Однако Марков этого уже не видел - он поспешил удалиться при первой же возможности, и даже Снейп то ли скрывал, то ли действительно не знал, куда отправился магистр.

Разговор продолжился по пути в Хогвардс. Поражающий своим спокойствием адепт снова принял облик Энзо, проводил ребят до ворот школы магии и покинул их, за всё время не проронив ни слова. Гарри и так, и эдак пытался вызвать у бывшего профессора хоть какие-то эмоции, но тщетно - тот не реагировал даже на уколы, а вместо прощания лишь моргнул и через мгновение аппарировал. Юноша не на шутку обеспокоился.

- Не нравится мне всё это, - покачал он головой. - Как бы Снейп не покончил с собой...

- Брось, - усмехнулся Рон. - С какой стати этому... эм... парню накладывать на себя руки?

- Знаешь, я в какой-то мере разделяю опасения Гарри, - серьёзно произнесла Гермиона.

Впрочем, сделать ребята всё равно ничего не могли. Никаких данных для связи с Орденом у них не осталось. Конечно, можно было послать сову, например, Энзо или Коттону - но сколько она будет лететь, да и найдёт ли вообще кого-то из членов Ордена Тени? В результате студентам ничего не оставалось кроме как забыть о секретной организации. Конечно же, не сразу, а после свидания с портретом Дамблдора. Перед встречей, правда, пришлось открещиваться от множества вопросов МакГонагалл. Портрет с интересом выслушал историю Гарри, похвалил друзей за понимающее отношение к Маркову, а также заявил, что никогда не сомневался в Петре. Больше ничего Дамблдор говорить не стал.

События последних дней на удивление быстро перекочевали на задворки памяти. Гарри опять стал встречаться с Джинни и мирно беседовать у камина с друзьями. Своей девушке он рассказал обо всех приключениях, а остальным просто-напросто ничего не говорил, ссылаясь на секретность миссии, выполненной для Отдела Тайн. Кое-кто, правда, умудрился услышать, что работники министерства сами недоумевают, куда же исчезал Поттер, но юноша только поднял палец и важно произнёс:

- Ну вот видите, насколько секретную миссию мне поручали? О ней вообще не говорят!

Джинни, правда, несколько обеспокоилась имевшими место нападениями - на Гарри и на Маркова в сопровождении Рона и Гермионы. Конечно же, о них стараниями Ордена никто не знал. Как и не давал гарантии, что какой-нибудь не пойманный Пожиратель Смерти не попытается опять убить юношу, причём на этот раз членов Ордена рядом не окажется. Поначалу жаждущие света и радости ребята пропускали мрачные предсказания Джинни мимо ушей, но постепенно сначала Гарри, а потом и Рон прониклись ими. И тут всех спасла Гермиона. Она как раз дочитала подаренные Коттоном книжки и, хотя продолжала постигать скрытый в них смысл, могла уделить частичку своего ума решению проблем друзей.

- Больше нападений не будет, - уверено заявила она. - Иначе бы никто из магистров нас не отпустил. Неужели вы не поняли, что Калигон явно имел... а может, и до сих пор имеет какие-то связи в волшебном мире? Да вспомните хотя бы слова Снейпа! Пожиратель был под проклятием подвластия, его дружки, думаю, тоже не с бухты-барахты напали на нас чуть ли ни у самых ворот школы. Та засада в облаках тоже не может быть случайностью, ну а непойми кем созданная иллюзия на поле боя да внезапные помехи так вообще не оставляют сомнений! Всё это звенья одной цепи, Калигон наверняка с кем-то связан, возможно, даже в самом Ордене, и магистры просто ни могут не понимать настолько очевидной вещи!

- Постой, но ведь это ужасно! - воскликнул Гарри. - Если так, то... вдруг... это не победа?!

- Конечно, это не окончательная победа! - спокойно подтвердила волшебница. - Но нас такие вопросы уже не касаются. Ты более не носитель Воплощения, потому тебя и безбоязненно отпустили - ну а борьба с Калигоном, как не печально, по-прежнему продолжается, и тут ты уже ничего сделать не можешь. Скажу даже более: тут тебе уже ничего сделать не позволят. Магистры достаточно мудры, чтобы самим найти глупца, предателя... или кто там играет на стороне Калигона. Ой, Гарри, ну не делай такого изумлённого лица! - Гермиона иронически склонила голову набок. - Лучше почитай книги, магистры всегда действовали только наверняка! Этим Орден и страшен, ради уверенности в следующем шаге он может пойти на жертвы, но если бы ты оставался в опасности - ни Марков, ни Коттон тебя в жизни бы не отпустили!

Слова волшебницы успокоили друзей. Возможно, в былые времена Гарри не счёл бы так просто борьбу против очередного Страшного Тёмного Властелина чужими проблемами, но только не сейчас. Пожалуй, победа над двумя Ужасными Злодеями в течение одного месяца - перебор, и присовокуплять сюда ещё и третьего, Самого Жуткого, юноше совершенно не хотелось. За время пребывания в Ордене он успел убедиться в компетентности членов этой организации, а уж речь Гермионы и вовсе расставила все точки над ‘i’. Стало быть, сами справятся. Не маленькие. А он уже давно заслужил спокойную жизнь без приключений.

Вечером того же дня Рона дёрнуло поинтересовался у Гермионы, что же такого интересного она прочла в книгах. Волшебница тут же схватилась за возможность просветить друзей и начала пересказывать наиболее загадочные моменты истории Ордена.

- Как я и думала, история про двух гениев, стоявших у истоков Ордена - полная чушь, - читала она лекцию. - То есть Орден действительно основали двое магов, но вот исследований совершенно точно никаких не проводили. Технологиями магглов, правда, интересовались - но примерно как твой отец, Рон, не стараясь совмещать их с магией. Хитрые штуковины всякие, может, и заколдовывали, но чтобы заставить работать технику и волшебство на благо общей цели - таким не занимались. Ну а про Калигона тем магам и вовсе узнать неоткуда было. Но - сюрприз! - Орден основали, и выдали на-гора все его принципы, описание угрозы со стороны сервов и прочее, и прочее, и прочее.

- Погоди, - остановил подругу Гарри. - Но почему тогда в Ордене до сих пор ходит неправдоподобная легенда, если в книгах можно найти её опровержения?

- Потому что в книгах прямых опровержений нет, - Гермиона призвала одну из книжек и начала её перелистывать, что-то ища. - Тут вразнобой даётся много всяких результатов исследований, услышанных историй и так далее... А, вот, нашла образчик! - она широко раскрыла книгу и ткнула пальцем в правый верхний угол страницы. На полях виднелось примечание, написанное от руки мелким убористым почерком: «см. стр. 48, наверняка назгул». - Видите? И такие заметки во всех книгах. Я не знаю, кто их сделал - но, не будь их, я бы и за несколько лет мало что поняла. Однако бьюсь об заклад, сделаны они не так давно, и магистры всё это читали. Возможно даже, примечания оставил кто-то из них... Ну так вот, рядовые члены Ордена, как правило, историей не слишком интересуются - и своих дел хватает, а разбираться во всяких закорючках и подавно никто не станет.

- Ясно... - протянул Рон, хотя его вид скорее говорил об обратном. - А что это за... назгул?

- А, это ещё одна загадочная история, - вновь оживилась волшебница. - Слово взято из произведений одного писателя, очень известного... но, очевидно, не вам, - она подмигнула друзьям и улыбнулась, - У него оно означает человека, соблазненного тёмными силами и ставшего их бессмертной игрушкой, почти призраком. Так вот, здесь это слово применяется к некому существу, сопровождающему чуть ли не всю историю Ордена Тени. Тут есть множество ссылок на него... и эту тайну мне разгадать не удаётся, хотя чувствую, что для того есть все подсказки... Ладно, в общем, возможно, это существо обозвали «назгулом» только из-за похожего стиля в одежде - чёрный плащ с капюшоном, всё такое... ну и из-за плохого отношения к нему писавшего заметки. А может быть, сравнение тут куда глубже, если следовать ему до конца - этот «назгул» является слугой Калигона или даже - кто знает? - им самим в некой физической форме...

- Дальше не продолжай, я уже дрожу, - Джинни шутливо испугано прижалась к Гарри.

- А я дальше сама теряюсь в догадках, - ухмыльнулась волшебница в ответ. - Зато что неплохо знаю, так это историю Калигона... Ну то есть не то что бы неплохо, но лучше чем всё остальное. Продолжать? - она посмотрела на друзей. Те уже в достаточной степени заинтересовались рассказом, чтобы закивать головами. - Так вот. Ни его имени, ни фамилии история не сохранила. Калигоном нарекли уже после превращения в знакомую нам жуткую тварь, хотя и при жизни он добродетелями не отличался. Тёмная магия, помыслы о собственной исключительности - в общем, знакомая картина, не правда ли? Как и в случае Волдеморта, молодость Калигона покрыта тайной. Однако родом он был, похоже, из восточной Европы, стало быть, учился наверняка в Дурмстранге. Лет эдак в тридцать пять этот маг предпринял путешествие за море, в Новый Свет. По пути он обзавелся слугой - испанцем по имени Мигель, благодаря которому в конечном итоге и сохранилась история тех дней. В Америке Калигон искал источники давно забытой силы. Он верил, что где-то на Земле лежат и ждут своего хозяина предметы невообразимой мощи, оставленные в незапамятные времена неизвестно кем. И, как ни странно, он нашёл что искал. Одно из племён индейцев как зеницу ока берегло красный кристалл, дарованный им, по легенде, богами.

- Кристалл? - вздрогнул Гарри и достал свой зелёный камень. - Как этот?

- Именно, - кивнула Гермиона. - Даже мощнее, нежели твой. Если личным кристаллам необходима была связь с душой, то тот кристалл работал сам по себе и был красного цвета. Калигон ничтоже сумняшеся убил всех несчастных до единого, и всё ради одного-единственного камня. Он забрал кристалл, он почувствовал его силу, он научился подчинять её себе... Мигель пишет, что с тех пор его хозяин стал ненормальным... точнее, ещё более ненормальным, чем был. Он беседовал с камнем, берёг его как величайшее сокровище, а затем что-то узнал, после чего Калигон со слугой отправился в Египет и там, в песках Сахары, нашёл некое подземелье. Представляете, подземелье посреди пустыни! Видимо, его туда привёл камень - и там окончилась земная история мага. Мигель не входил в подземелье. Он ждал хозяина снаружи, а тот через день после прибытия отдал слуге красный камень, сказал, что связал кристалл с собой, и что через него он будет следить за Мигелем и общаться с ним. Более на поверхности Калигон не появлялся. Мигель около года доставлял своему повелителю провизию, книги, компоненты зелий... А однажды хозяин связался с ним, успел сказать буквально пару слов о неком потрясающем открытии - и вдруг закричал от боли. Кристалл начал излучать волны злобы и ярости, Мигель в ужасе запер его в шкатулке и более никогда не трогал. Он знал, что повелитель погиб, но не знал, во что Калигон превратился после гибели.

- Невероятно... - пробормотали все трое слушателей. - Откуда мог взяться тот кристалл?

- Никто не знает, - развела руками Гермиона. - В книгах даже не написано, нашли его или нет. И про таинственное подземелье также нет ни слова. Тем не менее, факты остаются фактами: Калигон обнаружил неизвестно кем созданный камень, затем столь же загадочное подземелье, провёл там опыты по управлению тёмной энергией, погиб - и стал таким, каким он известен нам. Затем был создан Орден Тени, каким-то образом сюда ещё приплетается некий «назгул»... Закон природы: чем больше мы познаём, тем больше загадок встречаем.

- Значит, надо познавать меньше, - заключил Рон. - А то у меня скоро голова треснет.

Гермиона чуть нахмурилась и уже хотела показать другу всю глубину его заблуждений, но тут раздался хлопот крыльев. Через приоткрытое окно прямиком в гостиную Гриффиндора влетела серая сова и, кинув к ногам волшебницы белый конверт, уселась рядом, ожидая ответа. Заинтересовавшаяся посланием Гермиона нетерпеливо извлекла из конверта лист бумаги с печатным текстом, пробежалась по нему глазами и шёпотом начала читать вслух:

Для Гермионы Дж. Грейнджер, Гарри Дж. Поттера, Рональда Б. Уизли и, уверен, Джиневры М. Уизли от имени Ордена Тени.

Мои юные друзья! Донельзя неудобно беспокоить вас после всего пережитого, но в Ордене творится какая-то чертовщина. Во-первых, исчез магистр Марков, его не видели с самого дня битвы. Во-вторых, оказался намертво заблокированным «Феникс», и никто не может сказать, что случилось с нашим орбитальным орудием. Учитывая, что последними Маркова видели вы и адепт С., а, кроме того, именно мой коллега отвечал за финальные стадии подготовки «Феникса», возможно, вы сможете припомнить что-то, позволяющее пролить свет на обе проблемы. В таком случае прошу поделиться с нами, сейчас любая крупинка информации может оказаться бесценной.

С уважением, Джон М. Коттон, магистр Ордена Тени.

- Отлично, загадка с предателем разрешилась, - лишь услышав последние строки письма, произнёс Рон. - Похоже, несостоявшийся Тёмный Лорд решил-таки наверстать упущенное.

- Рон! Не делай поспешных выводов! - воскликнула Джинни. - Он спас Гарри жизнь!

- И что? - завёлся её брат. - Гарри ему больше не был нужен, так почему бы и не спасти его? Или наоборот - Гарри ему ещё зачем-то понадобился. И «Феникс» точно он отключил.

- Погоди, Рон, - остановила друга Гермиона. - Марков куда-то скрылся, это правда. Что же касается «Феникса»... Ах, ну да, мы совсем забыли рассказать об этом... В общем, когда ты, Гарри, лежал без сознания, Снейп немного поведал про орбитальное орудие... чтобы отвязаться от нас на какое-то время. В общем, Орден разрабатывал его достаточно давно, делал заказы на разные детали на множестве различных маггловских предприятий... ну да не суть важно. А вот с выводом «Феникса» на орбиту была проблема, - волшебница глянула в сторону вытаращившей глаза Джинни. - Эм... Ну, магглы уже давно запускают в космос всякие спутники... разве мистер Уизли этим не интересовался, а, Рон? Ладно, чуть позже поясню тебе... Так вот, - она опять обратилась ко всем троим. - У Маркова есть друг, зовут его Иван Честин, они ещё во Вторую Мировую Войну познакомились. Он маггл, и сейчас находится в чине генерала русской армии. Через него магистр и предложил организовать запуск ракеты, призванной вывести «Феникс» на орбиту. В общем, связи, взятки, кое-где даже проклятие подвластия - стандартные методы Ордена, что делать... Но в итоге орбитальное орудие представили сверхсекретным военным спутником и запустили с русского космодрома, кажется, он Байконуром зовётся. Честин там единственный знал, что именно запускается на самом деле, и курировал операцию. Стало быть, он вполне мог по просьбе друга внести в конструкцию орудия некие дополнения, блокирующие «Феникс» после первого выстрела...

- Я и говорю - он по какой-то причине играет на стороне Калигона, - уверенно сказал Рон.

- Я поддерживаю Джинни, не нужно так сразу обвинять Маркова! - не согласился Гарри.

- Рон, я бы тоже попросила тебя помедлить с выводами... - поддержала его Гермиона.

- В таком случае, напишите обоим магистрам, как сильно вы их любите, - буркнул Рон. - А между тем они просто-напросто используют нас в своих целях. Оба. В любом случае.

- Эм... - замялась Гермиона. - С этим утверждением мне трудно спорить.

- Эээ... - протянул Гарри вместе с подругой. С такой точки зрения он ещё на недавние события не смотрел. Но ведь и правда выходило, что мнением ребят члены Ордены интересовались куда реже, чем хотелось бы. Ему вспомнилась история с Волдемортом. Использовал ли юношу Дамблдор? В какой-то мере, возможно - но исключительно в благих целях и, главное, постоянно давал студенту выбор. А тут? Приказы, советы, наставления...

- Не хочу больше говорить об Ордене, - фыркнул он. - Пишем, что ничего не знаем - так оно, собственно, и есть, а затем... Гермиона права, пусть сами разбираются с проблемами.

- Отлично, а я пойду на компромисс в вопросе о предателе, - Рон буквально выхватил из рук подруги письмо и поспешно дописал в конце, словно опасаясь, что друзья передумают:

Ничего не знаем, и знать не хотим. Оставьте нас в покое. Рональд Биллиус Уизли.

- Рон, зачем так грубо! - спохватилась Гермиона, отобрала у юноши письмо и добавила:

Ещё раз благодарю за интересные книги и прошу прощения за резкий тон Рональда, но мы и правда ничего не слышали. Искренне надеемся, что всё образуется. Удачи. Гермиона.

- Сердечко ещё нарисуй... Я пошутил! - Рон получил от подруги испепеляющий взгляд.

Гарри и Джинни предпочли ограничиться своими именами, не внося иного вклада в ответ. Гермиона запечатала конверт заклинанием и отдала протянувшей лапу сове. Птица взмахнула крыльями и покинула школу, растворившись в окутавших Хогвардс сумерках. Более в разговорах студенты намерено обходили тему Ордена за тридевять земель. Не долго.

Не далее как на следующее утро в гостиную Гриффиндора влетела новая сова. Она так же, как и предыдущая, бросила к ногам Гарри, Рона и Гермионы (Джинни была на уроках) конверт - на этот раз, правда, тёмно-серый. Большие буквы беломраморного цвета на нём медленно плавали по всей поверхности, образуя название «Белый Совет». Волшебница удивлённо посмотрела на послание, присвистнула и раскрыла его. Ей на руку выпал лист плотной белой бумаги, аккуратно сложенный пополам. Письмо, подобно предыдущему, оказалось напечатанным - но на этот раз оно было набрано красивым витиеватым шрифтом.

Мистеру Поттеру с друзьями. Просьба внимательно прочесть и как следует обдумать.

Данное письмо отправлено вам главой Белого Совета и призвано ознакомить вас с нашей организацией. Сразу скажу, что мы знаем всё как об Ордене Тени, так и о Калигоне, причём о последнем нам известно больше, нежели Ордену. Потому не стоит удивляться, что мы знаем одну малоприятную для вас деталь. Мистер Поттер...

Гермиона внезапно остановилась и в испуге прикрыла рот рукой. Друзья сразу почувствовали что-то недоброе. Гарри выхватил из рук подруги письмо, пробежался по нему взглядом и в сердцах яростно скомкал злополучный кусок бумаги.

- Замечательно! - прорычал он. - Я остаюсь носителем Воплощения! Опять начинается...

- Не прошло и месяца, - аналогичным тоном проговорил Рон, поверив другу на слово.

- Дайте назад, - волшебница в волнении отняла у Гарри послание и принялась с беспокойством читать далее, на каждой строчке надеясь найти основание для сомнений.

... остаётся носителем Воплощения. Да, я понимаю, это испугает вас. Тем не менее, вы должны знать правду. Потому что у вас есть выход из сложившейся ситуации!

Сердца всех троих ёкнули, а в глазах появилась искорка надежды.

Вы знаете, что единственный известный способ избавить мистера Поттера от его страшной ноши - это уничтожение Калигона. Именно этого мы и добиваемся, и у нас уже есть устройство, способное помочь в выполнении подобной задачи. Однако оно будет бесполезно без реализации иной части плана. И эта часть противоречит целям Ордена.

Да, мы понимаем, сейчас Орден видится вам организацией, спасающей мир от великого зла. Но это не так. Он лишь защищает жалкое подобие общества, в котором все мы издревле должны были жить, и сам этого не понимает, поскольку все его члены обмануты изначально. Наша цель - изменить сложившееся положение, и лишь достигнув её, мы избавим мир от Калигона, поскольку исчезнет сам смысл его существования.

Конечно, ваши головы сейчас посетила мысль: они предлагают войну; чем же этот Белый Совет отличается от Пожирателей Смерти? Мы не желаем править. Нам не нужна власть, и мы лишь хотим вернуть людям то, что было давным-давно отнято у них. Когда мы сделаем это - Белый Совет исчезнет и позволит миру самостоятельно выбрать свою судьбу. Разумеется, без жертв не обойдётся. Мы признаём это, но вспомните, какими методами пользуется Орден Тени! Его борьба продолжается и продолжается века, а когда мы уничтожим Калигона - война с ним прекратится раз и навсегда.

В заключение попрошу прощения - я не могу в письме излагать вам все детали. Но уверяю - мы боремся исключительно за свободу, причём за свободу миллиардов людей по всей планете. Она есть высшее достояние человечества, и, надеюсь, вы в процессе своей борьбы против Волдеморта осознали это. Поэтому прошу - вступайте в Белый Совет! Мы не ожидаем от вас моментального решения, так как понимаем - сейчас вы откажитесь. Но подумайте, хорошо подумайте! Мы освободим многих людей. Мы освободим мистера Поттера. И обещаю, в построенном нами мире не будет места Тёмным Лордам.

С надеждой на ваше благоразумие, Глава Белого Совета.

- И что всё это значит? - оба юноши недоумевающе переглянулись и вопросительно посмотрели на волшебницу. Та, впрочем, также выглядела несколько ошеломлённой.

- Хм... - ещё раз просмотрела письмо она. - Объявились неизвестные ранее конкуренты Ордена, планирующие глобальный переворот с благими целями и кучей жертв...

- А мы-то им зачем понадобились? - поинтересовался Рон, забирая у подруги письмо.

- Спроси что попроще, - развела руками Гермиона. - Но, похоже, им в первую очередь нужен Гарри, и вряд ли для чего-то хорошего. Нужно немедленно сообщить Ордену Тени.

- Ага, как же, - вмешался Гарри саркастическим тоном. - «Дорогой Орден, Гарри остаётся носителем Воплощения, представляет опасность, и им интересуются какие-то неизвестные люди. Пожалуйста, упрячь его куда подальше ещё на пару лет, для его собственного блага».

- Но тебе действительно может грозить опасность! - воскликнула волшебница.

- А может мне переехать в Азкабан на постоянное место жительства? - парировал юноша.

Бегло просмотренное Роном письмо перекочевало в руки Гарри. Он, не долго думая, призвал в руки перо и хотел вывести весьма грубый ответ, но подруга остановила студента.

- Стой, стой, стой! - затараторила она. - Согласна, в Орден о Белом Совете сообщать излишне, к тому же мы не знаем точно, кому слать письмо. Наверняка члены Совета как-то связаны с Орденом, а то и входят в него. Но им известен способ уничтожить Калигона, и если его как-то узнать... Тогда Орден наверняка сможет решить всё куда более мирно!

- Ты права, - кивнул Гарри и отложил перо. - Возможно, имеет смысл сделать вид, что мы согласны вступить в этот совет, выведать их планы, а потом сообщить о них Ордену.

- Тем более что я знаю, кто руководит этим советом... - улыбаясь, сказал Рон. - Марков.

- Марков?! - хором воскликнули Гарри и Гермиона и недоумевающе посмотрели на друга.

- Первое: он тёмный маг. Второе: он спас Гарри жизнь после тесного контакта с Воплощением. Третье: он сломал «Феникс». Четвёртое: он таинственно исчез. Выводы? Если кто знает, что Гарри остаётся носителем Воплощения - то только он, он спас жизнь Гарри так как хочет втянуть нас в свой Совет, он заблокировал орудие, чтобы Орден не мешал его планам, он сбежал, так как появилась куча дел в Совете... Всё указывает именно на него!

- Эээ... Если ты прав... Всё может быть ещё ужаснее... - Гермиона моментально помрачнела. - Очевидно, что Калигон вовсе не является бездумным монстром, каким его выставляют легенды Ордена. Он был человеком, его душа оказалась поглощена тьмой - стало быть, разум его наверняка сохранился, и у него есть некая цель... которую и пытается выполнить Белый Совет, судя по письму. Кроме того, можно предположить, что Марков - если письмо пришло от него - каким-то образом умеет связываться с Калигоном, это многое объяснило бы... Но тогда встаёт вопрос - почему он всё это время спасал жизнь Гарри? И вот тут... что если он сделал свой личный кристалл хоркруксом? Помните свойства такой штуки, о которых именно он нам и говорил? Марков считает себя виновным во всём, что случилось с Гарри. Если кристалл поглощает его сознание, оставляя в разуме лишь голые цели, то... он будет стараться при возможности сохранить Гарри жизнь, несмотря ни на что. Даже против своей воли он не сможет пожертвовать им, если может спасти.

- Великолепно! - Рон изо всех сил вжал кулак в спинку кресла. - Проблемы нарастают!

- Не может быть... - только и пробормотал Гарри, понуро опустивший глаза к полу.

- Гарри, - Гермиона положила юноше руку на плечо. - Я понимаю, тебе тяжело, всё-таки он спас тебя... Знаешь, мне кажется, Марков это не со зла. Наверное, он действительно хотел окончить войну, а в своих исследованиях нашёл способ связаться с Калигоном и выяснить, что тому нужно... Он хороший человек... был хорошим человеком. Но теперь он замышляет нечто ужасное, этим пронизана каждая строчка письма. Он хочет принести жертвы ради высшего блага, понимаешь? А значит, мы должны остановить его и... освободить тебя.

- Я понимаю... - юноша закусил губу, коснулся пера и вывел внизу письма одну строчку:

Мы заинтересовались. Мистер Поттер с друзьями.

Послание вручили сове, терпеливо дожидающейся ответа. Зашумели крылья... и сова покинула гостиную как раз в тот момент, когда туда начали возвращаться студенты.

- Джинни ни слова! - повелительно шепнул Гарри. Друзья согласно закивали.

Утром следующего дня вновь раздалось хлопанье крыльев, причём в тот самый момент, как Джинни с остальными шестикурсниками ушла на занятия. Похоже, отправитель послания специально подгадал время - за это, впрочем, Гарри был ему благодарен. Сейчас птица кроме письма принесла также небольшую картонную коробочку, почти без стука упавшую рядом с таким же тёмно-серым конвертом, что и вчера. Послание гласило:

Уважаемые мистер Поттер, мисс Грейнджер и мистер Уизли! В доставленной вам коробке вы найдёте портключ, ведущий к дверям штаба Совета. Он будет работать ещё около получаса - страховка на всякий случай, вы уж извините. Я жду вас, нам нужно о многом поговорить. Мы знаем, что до сих пор вы не сообщили о нас Ордену - не стоит сообщать и сейчас. Если вы хотите избавить Гарри от Воплощения - будьте с нами.

Глава Белого Совета.

- Итак, нам нужно что-то решать, и быстро, - огласив текст письма, добавила Гермиона.

- А что тут решать, это очевидная ловушка, - усмехнулся Рон. - Неужели мы купимся? С чего мы вообще взяли, что всему, написанному Марковым, можно верить?

- Иначе я не вижу логики... - покачала волшебница головой. - Если Гарри более не носитель Воплощения, то действительно - зачем он Совету? Если Марков... да и вообще любой другой член Ордена хочет гибели Гарри, то он просто мог бы просто прийти сюда и позвать нас от имени магистров на секретный разговор, а не вот так сообщать свои планы... Рон, я, пожалуй, могу уверено сказать: всё, что написано в письмах - правда.

- Согласен, - вдруг твёрдо произнёс Гарри. - Я тоже... чувствую это. Не знаю, почему, но сейчас, когда нам всё сказали - я твёрдо уверен, что в тексте посланий лжи не содержится.

- Стало быть, мы всё-таки полезем в пасть к дракону? - насупился Рон.

- Вы - нет, я пойду один, - быстро ответил юноша. - Воплощение - это моя проблема.

- Ещё чего! - друзья синхронно встали и окружили студента. - Даже не мечтай!

- Ладно, спасибо, - махнул рукой он, осознавая бесполезность спора.

Коробочку открыли. В ней оказался белый пластмассовый цилиндр, в центре основания которого зачем-то имелся выступ-«таблетка» чёрного цвета. Ребята начали на скорую руку собираться. Они оставили для Джинни коротенькую записку, предписывающую ей послать сову Коттону в случае их невозвращения. Рядом с запиской положили присланное Советом письмо, которое должно было послужить хоть каким-то разъяснением ситуации. Затем студенты дружно коснулись портключа и привычно полетели навстречу неизвестности.

Глава 8. Гамбит магистра

- Тлея! Что с тобой? - прокричал Александр, подлетая к упавшей в кресло девушке.

- Очередное потрясение, - за неё ответил Исполнитель, направляя на магорианку свой чёрный кристалл. Прежде, чем юноша успел что-либо сделать, из камня в Тлею ударил тенеподобный луч, и девушка опять потеряла сознание. Глаза Александра гневно сверкнули.

- Ради её же блага, - равнодушно пояснил гость прежде, чем молодой человек успел что-то сказать. Ещё один взмах камня поднял магорианку в воздух и отправил в её комнату. Тем временем четверо волшебников окружили Исполнителя, всем своим видом показывая в отношении его персоны явное раздражение, если не сказать злость. Похоже, однако, гостя не слишком беспокоила враждебность обитателей Пещеры. Он как ни в чём не бывало подвинул диван и буквально заставил людей сесть на него. Сам же Исполнитель остался стоять, да и вряд ли мог ощутить какой-то комфорт, расположившись на мягкой мебели.

- Все ругательства в мой адрес попрошу отложить, - с усмешкой заявил он, в первую очередь для Гермионы, уже готовой разразиться проклятиями.

- Оно ещё будет здесь командовать! - прорычала та. - Думаешь, мы ничего не поняли?

- Нет, вы-то наверняка поняли всё, - спокойно произнёс гость. - Но вот Александр, боюсь, сейчас совершенно запутался, ибо кое-кто так и не нашёл времени ему всё рассказать.

- Слушай, ты, змея подколодная! - что-то подобное закричали все четверо, но голосу Джинни удалось выделиться из общего хора. - Ещё одно обвинение - и будешь сам...

Раздался хлопок. Землян, исключая окончательно растерявшегося юношу, словно бревном прижало к дивану, а рты заткнул незримый кляп. Они попытались снять заклятие кристаллами - но Исполнитель победил в короткой стычке, заставив волшебников выронить камни. Тут уже юноша кое-как опомнился и встал на защиту друзей, но гость вырвал у него из рук красный кристалл ещё до того, как молодой человек подумал о каком-то заклинании.

- Успокойтесь! - властно приказал он. - Я понимаю, ваши нервы сейчас на пределе, руки сами собой тянутся придушить меня... Послушайте, мне действительно жаль, что всё так обернулось, но вы знаете, ради чего я стараюсь... мы все стараемся. Поэтому давайте поговорим спокойно, без лишних бесполезных криков, ругательств и так далее, хорошо?

Исполнитель подождал несколько минут, давая землянам время прийти в себя - насколько, конечно, это возможно сделать, будучи прижатым к дивану чем-то тяжёлым.

- Спасибо, - голос существа смягчился и, казалось, подобрел. - Вы, конечно, хотите получить подтверждение своим догадкам, желаете узнать, что делать дальше... Но Александру от нашего разговора толку будет немного. Поэтому пусть Гарри закончит свою историю, введёт нашего юного товарища в курс дела, а затем мы разбудим Тлею, и я отчитаюсь перед вами за все манипуляции, на которые мне пришлось пойти.

Исполнитель снял заклятия, наложенные на землян. Волшебницы, едва сдерживающие эмоции, пошли на кухню, «чтобы глаза не видели эту тварь». По пути Гермиона взяла у юноши чёрный кристалл, ставший причиной недавних событий, и пообещала спрятать его понадёжнее. Гость сказал, что в этом нет необходимости, но дама демонстративно пропустила его слова мимо ушей. Гарри разрешил Рону взять метлу и обязательно под мантией полетать на ней, а сам спросил у Александра, нельзя ли перейти в его комнату.

- Не волнуйтесь, мистер Поттер, я вас покину и на всякий случай присмотрю за мистером Уизли, - снисходительно сказал Исполнитель, направляясь к выходу из Пещеры.

- Нашлась нянька... - буркнул Гарри, садясь в кресло и подзывая второе для юноши. - Что ж, слушайте окончание наших приключений. Не стесняйтесь спрашивать, если что-то не поймёте, я постараюсь быть краток. Кажется, мы остановились на нашем визите в Орден?

К обеду волшебник успел добраться в рассказе до перемещения к штабу Белого Совета...

Гарри, Рон и Гермиона приземлились рядом с большим зданием, целиком обитым металлическими листами, блестящими в лучах солнца. Судя по местности вокруг, дом находился в пригороде какого-то крупного города, возможно даже Лондона. Среди двухэтажных домиков с небольшими ухоженными садиками штаб Белого Совета сильно выделялся, однако проходящие мимо магглы словно не замечали ни здания, ни ребят, возникших рядом со строением буквально из воздуха. Выкрашенная в чистейший белый цвет массивная дверь оказалась чуть приоткрытой - студентов ждали.

Гермиона предусмотрительно захватила с собой коробочку, в которой волшебникам прислали портключ, и заклинанием положила его туда сразу после перемещения. Надежды, что в случае чего ребятам удастся скрыться назад, было мало - и всё-таки она существовала. Засунув коробку поглубже в карман, чтобы её не было заметно, волшебница вслед за друзьями прошла в просторную прихожую. Внутри посетителей никто не встретил, но дверь, ведущая глубже в здание, также оказалась приоткрытой. Не слишком впечатленные манерами входящих в Белый Совет людей, студенты толкнули её...

Их взору открылся круглый зал пару десятков метров в диаметре. Стены, пол и потолок оказались выкрашенными в такой же цвет, что и входная дверь. Шесть пустующих чёрных кресел, стоящих кругом посередине, резко контрастировали с белоснежным окружением, а седьмое оказалось отодвинутым к противоположной стене. На нём сидел человек в чуть серебристом плаще с капюшоном, очевидно специально натянутым так, чтобы скрыть от взора вошедших лицо хозяина. Сомневаться в том, что именно этот человек и является главой Белого Совета, не приходилось - рядом с ним стоял второй волшебник. Одетый в такую же мантию, как и господин (магистр? начальник?), но без капюшона, он походил на стража у королевского трона. Синий кристалл, сжатый в руках этого «охранника», ясно говорил, что тот входит в Орден Тени - как, впрочем, наверняка и все члены Белого Совета. Стоящий человек был ребятам незнаком, но на вид его возраст составлял лет сорок.

- Здравствуйте, - поприветствовал он студентов чуть взволнованным голосом. - Входите и располагайтесь поудобнее. Мастер, полагаю, им нужно предложить сесть?

Глава Совета едва различимо кивнул и вместе с подчиненным заставил три ближайших к нему кресла разлететься в стороны, чтобы не мешать обзору юных волшебников, нерешительно подошедших к оставшимся. Когда они сели, «охранник» продолжил говорить.

- Мы опять вынуждены просить прощения, но Мастер не может сейчас раскрыть вам свою личность - и из предосторожности, и потому что не хочет давить на вас. Вы обязаны сами принять решение, каким бы оно ни было. Но, должен с сожалением отметить, что вы не сможете покинуть это здание, не дав непреложного обета, что сохраните наши тайны.

- Что?! - юные волшебники моментально вскочили с кресел. - С какой стати мы должны сковывать себя клятвой, способной убить нас при малейшем, даже невольном, нарушении?

- У вас нет выбора, - человек моментально направил на студентов кристалл. Мастер, держащий руки в карманах, правой также сжал свой камень, но не спешил выхватывать его.

- Вам не победить нас двоих, - спокойно констатировал тем временем подчиненный. - Нам самим не хотелось бы прибегать к таким мерам, но мы не имеем права рисковать.

- Идеология Ордена Тени, - презрительно усмехнулась Гермиона. - Величие цели не даёт права на риск, бла-бла-бла... И вы ещё противопоставляете себя Ордену?!

- В основу Ордена положены верные принципы, глупа лишь его цель, - ответил человек.

- Мы не дадим никакого обета, - Гарри схватился за свой кристалл, висящий на шее.

- Мистер Поттер, не глупите, - грозно произнёс «охранник». - Я знаю, что вас тренировал адепт Снейп, но лично у меня его компетентность вызывает некоторые сомнения...

- Неужели, Джонсон?! - послышался сзади знакомый голос. Одновременно раздались хлопок двери и звук накладываемого невербально обезоруживающего заклятия. Кристалл «стража» вылетел у того из рук, а самого человека отбросило к стене. Глава Белого Совета тут же вскочил с кресла, однако своего камня всё ещё не доставал и не показывал лица. Ребята обернулись и увидели вбегающего в зал Снейпа, сжатый кулак которого испускал красное свечение.

- Это Марков! - прокричал Гарри, понимая, что адепт в любом случае на его стороне. Однако Снейп скривился в такой ухмылке, что по телу студента пробежала дрожь. Причина, однако, быстро разъяснилась. Вслед за адептом в зал неспешно вошёл... сам Пётр Марков. В вытянутой руке он сжимал бледно-жёлтый кристалл, направляя его на Главу Совета. Тот, однако, всё ещё не решался принять бой, но был готов в любой момент отразить атаку.

- Можешь не прятаться, Коттон! Я знаю, что это ты! - насмешливо произнёс магистр.

Мастер в ту же секунду выхватил из кармана правую руку с кроваво-красным камнем в ней, ещё более насыщенным, нежели кристалл Снейпа, а левой откинул капюшон. Из-под него показалась короткая борода и квадратные очки. Ребята разинули рты от удивления.

- Ты всё-таки догадался, - на удивление спокойно прошипел Коттон. - Но ты не представляешь, как тебя обманули! Тебя и всех в Ордене! Поэтому предлагаю... одуматься.

- Я всё отлично представляю, - Марков приблизился к противнику, одновременно подавая студентам знак отступать к дверям. - Думаешь, ты один читал книги, ты один докопался до истинной истории? Я всё знаю! Знаю, что ты хочешь сделать, и знаю, почему. И я против!

- Ты знаешь об этом... назгуле, о волшебниках и магглах, и ты... против? Ты, тёмный маг, который больше других должен желать изменить мир! Избавить его от Калигона! Прекратить нашу бесконечную войну! Забыть про миф о чистокровности, которым прикрываются мерзавцы вроде Волдеморта! - Коттон выглядел удивительно равнодушным для автора подобных пламенных речей. - Конечно... ты знаешь, что Гарри остался носителем Воплощения, не так ли? И чего ты хочешь? Чтобы его судьба осталась искалеченной?

Тем временем Снейп продолжал внимательно следить за Джонсоном, не давая тому шансов схватить кристалл, но и не предпринимая иных попыток остановить его. Ребята остановились у выхода и наблюдали за сценой, разыгрывающейся у дальнего конца зала.

- А ты пробовал спросить у Гарри, хочет ли он, чтобы его избавление стоило жизни миллионам людей? - магистр говорил на редкость эмоционально, его лицо пылало огнём. Коттон же напротив, был очень бледен и холоден. - Тебе не удастся изменить мир, Джон - лишь разрушить его. Однако ты в порыве своей гордыни не понимаешь простых вещей!

- Гордыни? - ни капли не злобно переспросил Котторн. - Ты думаешь, я хочу править? Нет, я лишь борюсь за свободу! Мы выполним свой долг, а потом уйдём. Более того, я уже принёс слишком большую жертву ради победы, и тебе меня не остановить.

- Теперь я вижу... - голос магистра несколько упал. - Ты сделал свой кристалл хоркруксом... А я ещё не понимал, как может магглорождёный волшебник задумать уничтожение мира магглов... Но ты, докопавшись до сути книг, начал поиски и добрался-таки до связанного с Калигоном красного камня - через него вы можете общаться, не так ли? Ты изучил находку и смог создать более слабый аналог - личный кристалл. Тогда ты ещё не все знал, и отдал свое изобретение Ордену, но постепенно Калигон начал нашептывать тебе правду. Подобные знания очень опасны, попади они не в те руки, и ты возомнил себя освободителем мира. Но духу принести в жертву миллионы людей у тебя не хватило, и, думаю, тогда ты решил пожертвовать собственной личностью ради победы. Ты отважный человек, Джон, но ослеплённый величием своих планов, не замечаешь в них изъяна.

- Хватит, Пётр, - остановил коллегу Коттон. - Ты не ошибся в том, что смог понять. Однако если мой план для тебя неприемлем - мне остаётся лишь пожертвовать и тобой тоже.

- Северус, уведи ребят отсюда, - приказал Марков, не отрывая взгляда от противника.

- Но ты не справишься с ним! - запротестовал Снейп. - Не забудь ещё про Джонсона!

- Они не успеют скрыться, Пётр, - ровным голосом констатировал Коттон. Подчиненный молчал и только переводил взгляд с адепта на свой кристалл, валяющийся на полу.

- Я знаю, что делаю, - твёрдо сказал магистр. - Все мои указания остаются в силе.

- Пойдемте, - со злобой в голосе прорычал адепт, буквально выталкивая ребят в дверь.

- Глупо, - покачал головой Коттон и направил на Маркова кристалл. - Avada Kedavra!

- Inumbra! - одновременно с противником произнёс тот. Смертоносный луч прошёл через тело магистра, ставшее на секунду подобным тени, не причинив тому никакого урона.

В это время Снейп старательно выпихивал студентов на улицу, одновременно следя, чтобы в их сторону не полетело никакого заклятия. Марков продолжал отражать проклятия Коттона, однако с каждым разом ему становилось всё труднее. Джонсон попытался призвать свой кристалл, но адепт удачно направил камень к выходу, улучшив момент, когда всё внимание Главы Белого Совета было приковано к сражению. Тогда же последний из ребят переступили порог штаба, покинув его. Марков каким-то образом почувствовал, что студентам более не угрожает опасность. Вместо очередного уклонения при помощи волшебства он совершил молниеносный прыжок в бок и поднял кристалл над головой...

- Взрыв магии! - раздалось на русском языке известное лишь Маркову заклинание. Сверкнула ярчайшая вспышка, и всех находящихся внутри здания поглотил огонь неизвестно откуда возникшего взрыва ужасающей силы. Земля содрогнулась. Гуляющие неподалёку магглы испугано закричали. Где-то завыла автомобильная сигнализация. Крыша штаба Белого Совета не выдержала и обвалилась, подняв клубы пыли. Выброшенный взрывной волной кристалл Джонсона пулей вылетел из здания. Он был совсем прозрачным.

- Они... они... - Гермиона дрожала и едва выговаривала слова. - Они... все... мертвы?

- Пётр применил ужаснейшее заклинание... - сквозь зубы процедил Снейп. - Но даже оно не способно остановить негодяя, сделавшего кристалл хоркруксом. Он лишь дал нам время...

Адепт отвёл ребят на несколько метров от здания, стараясь не попадаться на глаза магглам, разглядывающим небо в поисках грозовых туч. К счастью, зона с запрещённым аппарированием оказалась небольшой, но перед перемещением Снейп раздражённым голосом потребовал у Гермионы отдать ему порключ, перенесший сюда юных волшебников.

- Чтобы он нас в принципе не мог найти, - пояснил бывший профессор, отрывая заклинанием от цилиндра тот самый чёрный выступ-«таблетку», который так резко выделялся на общем белом фоне. Оказывается, несущая послание сова была перехвачена Марковым, который добавил на портключ радиопередатчик с целью обнаружения убежища Белого Совета. Цилиндр Снейп бросил в кусты, а маячок тщательно втоптал в землю.

Через час юные волшебники уже сидели в принадлежащем Энзо доме на юге Франции, отправив Джинни сову с поверхностным объяснением ситуации. В свою бытность звездой квиддича пилот специально купил этот небольшой особняк, чтобы скрываться в нём от прессы и поклонников, и о здании практически никто не знал. Кроме хозяина дома и Снейпа в нём также находились остальные преданные лично Маркову люди - Ванесса, Шан Лао, а также София Крей. Каждый из них как мог сдерживал эмоции, стараясь выглядеть спокойным - но не у всех это выходило. Ванесса и Энзо, пожалуй, переживали случившееся тяжелее всех и старались поддерживать друг друга. Лао большую часть времени молча стоял у окна, а Снейп и Крей, казавшиеся самыми невозмутимыми, на деле просто выражали свои чувства иным образом, ведя разговоры резким и холодным тоном.

Тем не менее, бывший профессор постарался ответить на большинство вопросов студентов, связанных с событиями последнего месяца. Марков давно подозревал Коттона в предательстве, но не имел никаких доказательств. Поэтому ему приходилось действовать аккуратно, стараясь не выдать себя раньше времени - однако второй магистр также отличался осторожностью. По всей видимости, Калигон поначалу не доверял своему союзнику, и не спешил делиться с тем деталями своих планов, потому Коттон мог лишь пытаться убить Гарри, не выдавая себя. Для этого он весьма разумно связался с оставшимися на свободе Пожирателями Смерти и то ли проклятием подвластия, то ли уговорами перевёл их на свою сторону. Именно по его указанию произошли оба нападения, причём во второй раз он, очевидно, намерено пытался заставить Маркова показать свои познания в области тёмной магии и таким образом посеять зерно недоверия между ним и юными волшебниками.

Иллюзию Воплощения на поле боя создал Белый Совет. Коттону план казался безупречным - ничего не подозревающий Орден соглашается на битву, «Феникс» наносит удар по иллюзии, монстр добирается до Гарри... Но Марков ожидал нечто подобное, потому и решил заставить Трелони дать пророчество. Понять слова прорицательницы магистру было не сложно - и он, скрепя сердце, согласился провести юношу через это испытание, не имея иного выхода. В итоге первый раунд Марков выиграл, но Калигон и не думал сдаваться. Теперь повелителю тёмных эмоций ничего другого не оставалось, кроме как целиком довериться Коттону. А магистр опять встал перед выбором, оставлять ли Гарри под охраной. Тут, правда, интересы самого юноши совпадали с интересами Маркова - знай студент о последствиях, всё равно он бы требовал освобождения из столь необходимого заточения.

План снова сработал. Коттон, конечно, уже давно с сомнением поглядывал на коллегу, однако не мог поверить, что тот может вот так его обыграть. Все посылаемые юным волшебникам совы перехватывались у самого Хогвардса, и Марков неуклонно подбирался к разоблачению предателя. Пятеро членов Белого Совета попытались, правда, устроить провокацию во время встречи своего начальника с ребятами, однако лишь помогли этим выявить себя. По сути, магистр допустил только одну ошибку - не предвидел, как далеко зашёл Коттон в своём стремлении к цели, считал, что сможет справиться с врагом в штабе... Воспоминания о цене этой ошибки до сих пор заставляли студентов вздрагивать.

После разговора со Снейпом у ребят осталось всего два вопроса - в чём, собственно, заключается та истина, о которой говорил Коттон, и... что теперь делать. На первый никто отвечать не желал, ссылаясь на собственную неосведомлённость. Студенты, правда, готовы были поклясться, что каждый из сторонников Маркова (в особенности - Снейп) на самом деле знает куда больше, чем хочет показать - но ничего выпытать не могли. Вторая же проблема вызывала ожесточенные, но достаточно открытые споры, имевшие всего одну цель. Члены Ордена искали способ убить Коттона. Правда, и тут без тайн не обошлось - один из вариантов никто из них не решался озвучить в слух.

- Нам необходим мощнейший поток энергии! - настаивал Лао. - Заклинание solgladius может обеспечить его, мне нужно совсем немного времени для окончания его создания!

- Оно известно Коттону, и уж он-то со своим хоркруксом наверняка сможет создать более сильный клинок, - зло рычал Снейп. - Есть только два способа, только два, говорю же вам!

В итоге адепту удалось убедить остальных в своей правоте, и все сошлись на попытке использования «Феникса». Марков действительно попросил друга добавить в орбитальное орудие специальный модуль, блокирующий его после первого выстрела, поскольку Коттон мог попытаться начать в мире магглов войну. Однако существовал способ разблокировать «Феникс» и нанести им удар уже по самому предателю - для этого, правда, нужно было ввести в центре управления особый код. Выполняющая все необходимые операции программа была предусмотрительно передана Марковым Снейпу, причём дополнительно она обеспечивала возможность управления орудием через всемирную компьютерную сеть. Оставались сущие пустяки - незаметно проникнуть в центр управления Ордена и выманить Белый Совет на битву. И вот тут в игру полагалось вступить юным волшебникам.

По плану, разработанному на скорую руку, Снейп, Крей и Энзо должны были напасть на членов Совета. В то же время Лао создавал в штабе Ордена иллюзии сервов и включал общую тревогу, ну а ребята в это время производили все необходимые манипуляции с компьютером и передавали «Феникс» под управление Ванессы. Отсутствие у них опыта подобной работы не слишком смущало сторонников Маркова. Как выразился Снейп, «хотя бы у Грейнджер мозгов на элементарные операции должно хватить». Поскольку иного выхода, кроме неизвестного студентам, никто предложить не мог - ребята согласились. Их отправили отдыхать на второй этаж дома, и они не слышали, как Снейп тихо произнёс:

- Ну вот, а теперь можно обсудить единственный путь, который у нас остался...

Присутствующие с волнением и даже ужасом глянули на него. Все, кроме Софии Крей. Она проницательно посмотрела на адепта и проговорила с подобием улыбки на лице:

- Если мы победим, Орден останется без магистров. Пётр всегда хотел, чтобы именно вы заняли этот пост. И теперь я понимаю, насколько он был прав. Если вы согласитесь...

- Никогда! - с болью в голосе ответил Снейп. - После победы мне не зачем будет жить.

На следующий день обитатели дома встали рано и поели молча. Всех их тяготило ожидание грядущей развязки, и каждый хотел бы ускорить её наступление. Но время, как назло, текло очень медленно. Завтрак, тренировка с Энзо и Лао, последние напутствия... Снейп, правда, куда-то исчез сразу после еды. И, кажется, любой из оставшихся семерых волшебников желал бы отправиться вместе с ним хоть в пасть дракона, лишь бы не ждать лишнюю пару часов. Но о том, чтобы пойти с адептом, и речи быть не могло. Цель его путешествия ребята так и не узнали - сторонники Маркова молчали словно рыбы. Наконец, время пришло.

Ребята вместе с Лао аппарировали к штабу Ордена и подождали, пока остальные участники заговора сообщат о своей готовности. Затем китаец открыл проход внутрь. Студенты попали в уже знакомый им длинный коридор и спрятались в ближайшем к входу складском помещении, ожидая начала тревоги. Вскоре, как и рассчитывали сторонники Маркова, завизжала сирена. Снаружи послышался топот ног. Юные волшебники осторожно покинули своё убежище и направились к центру управления. Они не встретили ни единой живой души и добрались до центрального компьютера без приключений. Найти нужный дисковод для диска с программой оказалось действительно несложно, втроём вспомнить все шаги до последнего и разблокировать «Феникс» - тоже. Когда на экран вывелись зелёные буквы на чёрном фоне, сообщающие об успешном завершении операции, сердца ребят радостно ёкнули. Оставалось передать управление орбитальным орудием Ванессе, всего лишь запустить второй исполняемый файл программы... Щелчок мышью, недолгие раздумия машины... и вдруг выскочило окно сообщения об ошибке. Соединение с глобальной сетью отсутствовало, а значит, миссия студентов полностью провалилась...

- Спасибо, вы всё сделали правильно, - раздался ровный, спокойный голос. Прямо перед ошеломленными ребятами стоял, сжимая в руках свой красный личный кристалл, Джон Коттон. Он был весь изранен, но жив и одет в новую белую сверкающую мантию.

- Я не знаю, на что надеялись Снейп и остальные, но они проиграли, - равнодушно сказал Глава Белого Совета. - Вскоре орбитальное орудие нанесёт несколько ударов, и ничто уже не остановит начавшуюся войну. Магглы сами уничтожат друг друга, Калигон завершит свою месть... И мы изменим мир. В нём будут править волшебники, обладающие и магией, и технологией, а оставшиеся в живых магглы постепенно растворяться среди них. Так было предначертано - и так будет. Осталось решить лишь ваши судьбы.

- Что ты такое говоришь! - вскричала Гермиона, чуть не плача от осознания поражения.

- Жаль, Пётр не дал мне времени всё вам объяснить, - неискренне вздохнул Коттон. - Ты многое поняла из книг, но, конечно, на осознание всей картины у тебя не было времени. Возможно, будь у меня лишние полчаса - всё решилось бы ещё в штабе, без бессмысленных жертв... Что ж, слушайте. В давние времена создание, названное мною назгулом, попыталось лишить всех волшебников, коими люди являлись изначально, способностей к магии.

- Как? Не может быть! Что это за создание? - разом удивились все трое студентов.

- Я не знаю, откуда оно взялось, да и мне всё равно. Но назгул совершил ужасное преступление - отнял у людей свободу быть теми, кем им предначертано было стать. К счастью, в какой-то мере планы зла потерпели неудачу, и некоторые люди всё же рождаются волшебниками... Тот, кого ныне называют Калигоном, в процессе своих экспериментов узнал о свершенном злодеянии - и был убит назгулом. Но и тут тварь просчиталась - поверженный маг обрёл фантастическую силу, хоть и оказался в чрезвычайно неприятном положении. Сейчас он хочет лишь обрести давно заслуженный покой, однако сперва желает посчитаться со своим убийцей. Всё это время Калигон только стремился добраться до назгула, защищающего созданное собой маггловское общество. Лишь поставив магглов на грань уничтожения, можно заставить зло принять бой... бой, в котором оно непременно будет повержено. Воплощение способно уничтожить это создание раз и навсегда, поэтому мне оно нужно. А это значит, что мне нужен ты, Гарри. До той битвы я и представить себе не мог, что ты способен пробудить в себе силы Калигона - боюсь, тогда он не доверял мне. Но теперь, если ты сделаешь это, если согласишься выступить на нашей стороне, если уничтожишь назгула... Ты выживешь, ибо ни я, ни Калигон не желаем твоей смерти. Когда всё свершится, ты сможешь использовать разработанное нами устройство и подаришь Калигону покой. Он не будет сопротивляться, так как уже давно не желает бессмертия. Если же ты откажешься... к сожалению, мне придётся тебя убить и пробудить Воплощение. Я даю тебе выбор. Тебе незачем приносить себя в жертву ради назгула, свершившего страшное зло.

Гарри стоял, абсолютно потрясённый услышанным. Его голова отказывалась думать. Друзья чувствовали себя не лучше. Гермиона сжала дрожащей рукой руку Рона.

- Не соглашайся, - тихо пробормотала она. - Не давай ему убить магглов. Есть надежда...

- Не будь глупой! - прорычал Коттон с едва различимой ноткой гнева в голосе, словно замороженные в кристалле эмоции начали возвращаться в разум. - Да, мне тоже жаль твоих родителей, жаль всех, кто погибнет в начавшейся войне! Но эти жертвы будут оправданы! Свобода всегда достигалась кровью, как вы не поймёте! Я борюсь только за свободу!

- Ты хочешь совершить массовое убийство, ублюдок! - заорал взбешенный Рон, обнимая волшебницу. - Ты даёшь выбор Гарри - ой как благородно! А ты спросил хоть одного человека из тех, что собираешься принести в жертву, желает ли он умереть ради свободы, а?

- Я всеми силами стараюсь избежать ненужных жертв! - гневно сверкнул глазами Коттон. - Но на некоторые придётся пойти! Конечно, они будут огромны... Будут запущены ядерные ракеты... Но волшебники выживут, их спасёт мой Белый Совет! И когда мир изменится... вернувшие предназначение люди будут с благодарностью вспоминать меня и мою жертву!

- Нет, - твёрдо произнёс Гарри. - Они будут проклинать тебя. Можешь жертвовать собой сколько хочешь, но на миллионы смертей я не согласен. Я верю, что тебя можно остановить.

- Идиот, - фыркнул Коттон. - Вы уже проиграли, и шансов на вашу победу нет никаких!

- Это ты так думаешь, - вдруг раздался глухой голос. В распахнувшихся дверях стояло то самое существо, которое Глава Белого Совета называл назгулом. Его чёрный плащ стелился по полу, под капюшоном вместо лица находилась какая-то чёрная субстанция, словно поглощающая окружающий свет. Руки, если они у него были, создание сложило за спиной.

- Ты... ты... - казалось, ярость полностью вернулась к Коттону. - Гарри, давай, убей эту тварь! В тебе есть сила Калигона, ты сможешь это сделать! Убей его, и ты спасёшь миллионы жизней, ты предотвратишь войну, ты построишь новый мир без жертв!

Но юноша усмехнулся и покачал головой. Друзья улыбнулись. Они поддерживали Гарри.

- Не думаю. Ты слишком жаждешь изменить его, чтобы какие-то жертвы могли тебя остановить. А миллиарды магглов вряд ли подчинятся тысячам волшебников без боя.

До того бедное лицо Коттон налилось кровью. Он ничего не ответил и молниеносно вскинул кристалл, направляя его на Гарри. Однако в этот момент назгул резко вытянул вперёд свою руку. В перчатке он сжимал чёрный камень.

- Avada Kedavra! - закричал Глава Белого Совета, но его руку внезапно дёрнуло, и на последних звуках заклинания повернуло в сторону вошедшего существа. Зелёный луч пробил плащ насквозь, не причинив назгулу ни малейшего вреда.

- Невероятно... - послышалось изумленное бормотание Коттона.

- Что невероятно? - пришелец начал надвигаться на отступающего Главу Белого Совета подобно зловещей тени. - Что невозможно убить того, кто и так уже давно мёртв? Или что моя сила идёт не от той мерзости, которую вы зовёте хоркруксами, а от недоступного для ваших примитивных технологий чёрного кристалла?

- Значит, мёртв... - скривился в усмешке Коттон. - Expecto Patronum!

В направлении назгула рванулся серебристый орёл, но навстречу ему взметнулся чёрный клинок, пронзивший патронуса и буквально всосавший его сверкающую массу в себя.

- Solgladius! - Глава Белого Совета испробовал последний шанс. Чёрный и красный клинки скрестились... Надежды Коттона не оправдались. Так же, как и в случае с патронусом, алая магия светового меча втекла по чёрному клинку внутрь кристалла, а в следующий момент назгул мановением руки отшвырнул мага к стене.

- Гарри! - вдруг произнесло существо, повернувшись. Если бы у него были глаза, то они сейчас наверняка впились бы в юного волшебника. - Ответь - должен ли я убить его?

Юноша оторопел. Он совершенно не ожидал подобного вопроса, но ответа от него явно ждали. В глубине сознания волшебника началась борьба сердца и разума.

- Да, - говорил разум, - он должен умереть. Он слишком опасен. Из-за него погиб Марков. Он хотел убить миллионы людей. Он собирался убить и тебя. Скажи «да».

Но сердце... оно просто давало понять, что Гарри снова не может вынести смертный приговор, как не смог с ним мириться несколько лет назад. Он отлично помнил, к чему привело тогда его решение. Но... что было бы, реши он по-другому? Студент не знал. И не мог заставить сердце замолчать перед словами разума.

- Нет, - наконец, тихо сказал он, - Оставь его в живых. Дай шанс осознать свою ошибку.

- Я понял, - ответил назгул. В это же мгновение из его руки в Коттона ударила ослепительная молния - и Гарри вспомнил вспышку, спасшую его от сервов во время полёта на «Фотоне». Глава Белого Совета подлетел вверх. Красный кристалл в его руках раскололся на тысячи мелких осколков, разлетевшихся во все стороны. Секунду магистр висел в воздухе, а потом его тело с глухим звуком осело на пол. Джон Коттон был мертв.

- Я бы убил его в любом случае, - спокойно произнёсло существо, глядя на ошарашенных подобной развязкой ребят. - Однако выбор Гарри решал куда больше, нежели он думал.

- Н-назгул... - выдавила из себя Гермиона. - Нет... Кто... кто вы? Откуда?..

- Лучше зовите меня Исполнитель, Наблюдатель... либо просто Тень, - едва различимо усмехнулось странное создание. - Но прежде чем вы начнёте меня обвинять в том, что недавно узнали от этого... глупца, выслушайте, - голос существа сразу посуровел. - Да, тысячи лет назад все жители Земли были волшебниками. Да, в том числе и с моей помощью они были лишены способностей к магии. Но... сейчас я вижу, какой ошибкой было то решение. И оно, и многие другие, как последовавшие за ним, так и предшествовавшие ему. Я совершил уйму просчётов, даже Калигон появился по моей вине. Я признаю это, и я готов отвечать за каждое из своих действий. Но... не перед вами. Вы можете попытаться уничтожить меня, а можете с моей помощью победить созданного мною же монстра и прекратить извечную войну с ним. Верите ли вы, нет - но мы с вами на одной стороне.

Пожалуй, с момента появления Исполнителя вытаращенные глаза юных волшебников так и не имели шанса принять свой обычный вид. Вот и сейчас донельзя прямое заявление неизвестного существа заставило студентов удивиться и растеряться. С одной стороны их переполнял гнев. Они отлично понимали, по какой причине эту тварь ненавидел Коттон, и, пожалуй, хотели бы если не убить, так хоть обругать мерзавца всеми известными бранными словами. Но с другой точки зрения им только что предложили решение проблемы, терзающей каждого из них- вот так сразу, без жертв, прекратить войну, уничтожить Калигона... а значит, и избавить Гарри от Воплощения. Ребята переглянулись и приняли решение.

- Как? - задала вопрос Гермиона. - Как можно победить Калигона и что нужно сделать?

В ответ Исполнитель призвал вместительный железный чемодан, до того времени неприметно стоявший в углу, и открыл его. Внутри оказались две коробки, соединенные уймой проводов. Одна из них имела две небольшие ямки, поверхность другой была гладкой.

- Я так и думал, что он притащит сюда результат полёта своей мысли, - презрительно фыркнул Исполнитель. - Такое достижение... для вашей примитивной технологии. Вообще говоря, я мог бы собрать такую же штуку, если б имел связанный с Калигоном кристалл, но раз уж Коттон оказался так любезен, что проделал эту работу, невежливо отказываться.

Он подошёл к телу Главы Белого Совета и направил чёрный кристалл на шею последнего. Почти незаметная на фоне воротника мантии тонкая серебристая цепочка порвалась и устремилась к Исполнителю, таща за собой прикрепленный красный камень, цветом ярче, нежели личные кристаллы Коттона и Снейпа. Ребята сразу догадались, что именно этот камень в давние времена был отнят у индейцев и присвоен Калигоном, отдан тем своему слуге, а после многих лет где-то обнаружен Коттоном.

- Это устройство может использовать только Гарри, - пояснял Исполнитель, опуская красный кристалл в одну из выемок. - Его душа всё ещё цела, и сердце не дает ему даже вынести смертный приговор. Никакие испытания не заставили его свернуть с этого пути, в том числе и связь с темнейшими эмоциями, существующими в мире. Поэтому в той битве, которую ему предстоит выдержать, он будет намного сильнее кого бы то ни было, особенно - меня. К сожалению, сейчас Калигон будет сопротивляться в полную силу, но Гарри может его победить. И если он готов освободить себя и прекратить войну - нет смысла медлить.

Снова перед юношей встал выбор, но на этот раз сомнений было куда меньше. По сути, сомнениям неоткуда было взяться. Он не может отказаться и должен рискнуть. Пусть бой явно будет необычным, пусть пройдёт он на территории противника - всё лучше, чем жить в страхе, помня, что твоя гибель приведёт к страшным последствиям для всего мира...

- Я готов, - тихо, но решительно пробормотал он и шагнул к аппарату. Исполнитель попросил у Гарри личный кристалл, который тут же был помещён во второе углубление.

- Мы всегда будем с тобой, - сказал Рон. - До последнего. Что бы не случилось.

- Наша любовь с тобой, - промолвила Гермиона. - Надеюсь, она поможет тебе там...

Очередной взмах чёрным кристаллом - и камни вспыхнули ярким светом, а прибор породил кружащийся вихрь из красных и зелёных полос. Юноша зашёл в образовавшийся миниатюрный смерч. Сознание затуманилось, появилось странное ощущение лёгкости...

- Удачи, - искренне произнёс Исполнитель. В Гарри ударил луч смертельного проклятия.

Из всех связанных с Орденом Тени событий сражение с Калигоном Гарри не любил вспоминать больше всего. Поначалу его сопровождали те же ощущения, что и после битвы с Воплощением, однако на этот раз спасительный свет не появился, и юного волшебника окутала тьма. Но незримая сила, идущая от созданного Коттоном прибора, не давала повелителю тёмных эмоций получить власть над студентом и заковать его сущность внутри монстра. Гарри ничего не видел, не слышал и не чувствовал - он ощущал происходящее разумом, не более того. Чтобы подавить его волю, Калигон начал насылать на юношу все ужасы, на которые только был способен. Самым страшными оказались картины смертей - особенно тех, которые студент видел или слышал сам. Но он сопротивлялся, вспоминая всё светлое, что только было в его жизни. Решающей ошибкой противника стало обращение к жертве, принесенной матерью Гарри. Да, это было самое ужасное воспоминание - но в то же время большей демонстрации любви в памяти юноши не было. Подобно тому, как тогда отразилось смертельное проклятие - так сейчас ударила назад в Калигона им же созданное видение. Это был переломный момент в схватке, и студент не упустил свой шанс. Тьма отступила под напором мощного светового потока, и этот поток породил разум Гарри. Юноша всем своим существом почувствовал, что разорвал удерживающие душу тёмного волшебника цепи, несмотря на всё его противодействие. Калигон не хотел уходить сейчас - но ему пришлось уйти. И в глубине души студент знал: маг, прекративший мучаться в кошмарах всего мира, благодарит его, пусть одновременно и проклинает за несовершённую месть. С угасанием последнего клочка тьмы Гарри потянуло куда-то назад... Он открыл глаза и поднялся с холодного пола центра наблюдения, а в следующую секунду юношу уже обнимали друзья.

- Ты победил, - почему-то Гарри показалось, что, будь у Исполнителя лицо, на нём бы сейчас играло одновременно радостное и хитрое выражение, какое бывало у Дамблдора после завершения очередного приключения. - Теперь всё действительно кончилось. Калигон уничтожен и его сервы более не побеспокоят мир. Вы имеете право получить ответы на свои вопросы, но на рассказ моей истории сейчас нет времени, отложим её на потом.

- Тогда объясните, как вы узнали о том, что будет здесь происходить, - сказала Гермиона.

- На протяжении всей истории Ордена я скрывался от его членов, - медленно прогудел Исполнитель. - Я опасался примерно такого развития событий, когда понимание правды может подтолкнуть их к весьма опрометчивым поступкам. Однако нынешние магистры вычислили меня. Коттон обнаружил оставшийся от Калигона кристалл и поддался его речам, а Марков... многое узнал от своего друга, Ивана Честина, который несколько помог мне во время второй мировой. К счастью, Пётр оказался намного умнее коллеги. Он отыскал меня, я говорил с ним и с адептом Снейпом, он сказал, что попытается победить Белый Совет самостоятельно, но случись что - мне предстояло стать запасным планом. Так оно и произошло. План с активацией «Феникса» был обречён на провал, Коттон всё же не так глуп, чтобы не предвидеть подобного развития событий. Сторонники Маркова это осознавали, и позволили Коттону поймать вас в ловушку - одновременно ловя и его самого. Сами понимаете, мне опасно вот так соваться в штаб Ордена, но наш «проницательный» магистр, разумеется, дополнительно позаботился, чтобы его свиданию с вами никто не мешал.

- То есть Снейп использовал нас как приманку?! - вскричал Рон. - Вот мерзавец!

- А у вас был другой план? - саркастически осведомился Исполнитель. - Мы предполагали, что вы отринете план Коттона, а я успею вовремя. Как видите, риск как вашими жизнями, так и... более страшными последствиями был сведён к минимуму. Не поступи мы так - вы бы сейчас дрожали в ожидании, когда оставшийся единственным магистром Коттон перетащит на свою сторону весь Орден и взломает блокировку орбитального орудия.

Лицо Рона стало таким, словно он съел лимон, с корками и без сахара. Исполнитель же отдал Гарри его личный кристалл, а связанный с Калигоном камень забрал себе. В это время дверь в центр управления распахнулась. В неё вошёл недавно упомянутый адепт. Похоже, сражение с Белым Советом имело место, и оказалось не из лёгких. Левая рука Снейпа была целиком перебинтована и удерживалась перекинутой через шею ленточкой, щёки и лоб были усеяны порезами. Кроме того, адепт ощутимо прихрамывал на правую ногу.

- Тут уже, как вижу, всё закончилось, - до странного благожелательным тоном проговорил он. - За нас не беспокойтесь, все живы - чего не скажешь о Белом Совете. Правда, Энзо дико повезло, что Ванесса умеет отлично стрелять...

- Эээ... сэр, можно вопрос? - нерешительно спросила Гермиона, положив руку на плечо Рону, уже хотевшему было возмущенно высказать в лицо Снейпу всё, что он о нем думает. - Если Марков догадался, что Гарри остаётся носителем Воплощения, добрался до Исполнителя... и так далее, то неужели он не предвидел, что Волдеморт является носителем Воплощения?

- Неплохо, Грейнджер, - похвала из уст Снейпа звучала искренне, но казалась из ряда вон выходящим событием. - Он многое знал, а ещё больше - предполагал. И он великолепно разыграл эту партию! Понимаете, Пётр никогда не был настоящим магистром Ордена, в отличие от Коттона. Он мог пойти по наивернейшему пути: рассказать о своих подозрениях, испортить жизнь Поттеру и нейтрализовать Тёмного Лорда, тем самым не позволив коллеге их использовать. Но он решился на отчаянную игру, и результат вы видите - да, есть жертвы. Но предатели разоблачены и наказаны, давняя война окончена, а вы окончательно свободны.

- Стало быть, я должен вернуть вам это? - Гарри протянул адепту личный кристалл.

- Нет, Поттер, - добродушно усмехнулся тот. - Он останется с вами. Полагаю, у вас хватит благоразумия не использовать его где попало, потому считайте кристалл подарком в знак нашей признательности... Члены Ордена скоро вернутся, уведи ребят отсюда, - последние слова были адресованы Исполнителю. Тот кивнул и махнул студентам рукой.

- Сэр... адепт Снейп, а что будет с вами? - решился Гарри задать беспокоящий его вопрос.

- Вы разве не в курсе, что Северус Снейп погиб в Хижине? - иронично спросил бывший профессор. - Путь так всё и останется. Время не всегда способно залечить старые раны...

Он развернулся и, едва не переходя на бег, покинул центр управления, оставив юных волшебников испуганно смотреть себе вслед. Исполнитель повторно махнул рукой, и студенты в его сопровождении покинули Орден. Новый знакомый пообещал в ближайшее время навестить их и рассказать-таки свою историю, затем начал съёживаться, превратился в светящийся шар и с огромной скоростью устремился куда-то к горизонту.

Друзья аппарировали в Хогсмид. Сейчас им трудно было о чём-либо судить, и даже обещанное повествование Исполнителя их не слишком волновало. Они просто наслаждались счастливым завершением истории с Орденом, придумывали объяснения для соучеников, одно невероятнее другого. Ребят оставили в покое на долгие годы... но не навсегда.

- Так что всё-таки случилось со Снейпом? - поинтересовался Александр, когда Гарри окончил рассказ. - Неужели он сам решил уйти из жизни?

- Мы думали, что да, - вздохнув, ответил Гарри. - В течение восьми лет мы ничего не слышали об Ордене, хотя порой замечали следы его деятельности. Война с Калигоном окончилась, однако обязанности присматривать за совмещением технологий никто с Ордена не снимал, так что эта организация существует и поныне. Как вы можете догадаться, именно Орден Тени и является союзной нам могущественной силой, хотя вступить в него мы всегда наотрез отказывались... В общем, годы текли, я успел назвать сына в честь обоих директоров Хогвардса - Дамблдора и Снейпа, настоять на появлении в директорском кабинете портрета последнего... А через несколько месяцев после рождения Альбуса узнал, наконец, что произошло в Ордене после победы на Калигоном.

Небольшой зал для собраний Ордена Тени был забит до отказа. Только что закончился доклад об итогах войны, подготовленный Энзо и Ванессой, поженившимися сразу после ее окончания, и пришло время для назначения нового магистра. Никогда ещё Орден не оставался обезглавленным, ранее один из магистров должен был принять присягу у другого. Сейчас эту роль поручили играть Лао, как старейшему члену Ордена. Он вместе с адептом, которому предстояло возглавить секретную организацию, подошёл к главной трибуне.

- На протяжении многих лет Орден Тени стоял на страже человечества, - начал говорить Лао. - И всегда он был единой монолитной организацией, несмотря на распри обоих миров. К сожалению, последние события пошатнули казавшиеся незыблемым устои и чуть не привели к страшной трагедии, перед которой меркнут любые цели. Но даже в этот суровый час мы смогли преодолеть нависшую угрозу и даже окончательно победить в давней войне. Тем не менее, Ордену предстоит выполнить ещё много задач. Не только Калигон пытался начать глобальный конфликт - правительства магглов сами готовы по любому недоразумению начать обмен ядерными боеголовками. Волшебный мир также находится на грани разоблачения, которое вряд ли принесёт всем что-либо кроме огромных проблем. Поэтому Орден Тени должен продолжать существовать, и должен продолжать охранять покой и волшебников, и магглов от угроз, которые они не замечают либо сами провоцируют. И у Ордена должен быть магистр, достойный и уважаемый человек, который поведёт нас вперёд. Адепт, клянётесь ли вы во всём следовать принципам Ордена и управлять им во имя достижения общих задач?

- Да, - был ответ.

- Готовы ли вы принести необходимые жертвы ради всеобщего благополучия?

- Да, - раздалось снова.

- Согласны ли вы всегда ставить цели Ордена выше любых иных, в том числе и своих собственных?

- Да, - твёрдо произнёс Северус Снейп и обвёл взглядом затихший зал.

- Тогда от имени Ордена Тени я дарую вам статус магистра! - Лао взмахнул своим жёлтым кристаллом. На чёрной робе, в которую был облачён бывший профессор, появилась эмблема магистра Ордена Тени - серый круг с вписанным в него изображением чёрного щита и красной буквой «M», обведенной белым по контуру, в центре. Все присутствующие в зале зааплодировали.

Глава 9. Тайны далёких времён

Гарри громко оповестил всех присутствующих, что он закончил рассказ и пора бы уже некоторым не вполне живым личностям, наконец, поделиться секретами, а также поведать молодым людям свою, вне всякого сомнения бурную и богатую событиями, биографию. Исполнитель, уже давно бродящий без дела по помещению, с энтузиазмом отправился пробуждать Тлею. Гермиона, обрадовавшаяся, что «уважаемая дырка в пространстве» перестала мозолить ей глаза, немедленно подозвала Джинни, и они вместе начали накрывать на стол. Для девушки, наверняка успевшей проголодаться, был приготовлен полноценный обед, остальным же поставили чай с пирогом по-магориански - поистине волшебным рецептом, недавно освоенном дамами. В нём использовались, в частности, те самые фиолетовые фрукты, что как-то за обе щеки уплетал юноша в лесу, а также ещё множество других местных ингредиентов. В общем, умереть с голоду даже в случае подхода к концу запасов земных продуктов гостям планеты точно не грозило.

Тлея довольно долго не показывалась из своей комнаты. Судя по всему, Исполнитель успел перемолвиться с ней не одной парой слов, и теперь девушка молчала - однако взгляды, что она бросала на незваного гостя, говорили красноречивее всех выражений. В глазах магорианки читалась сложная гамма противоречивых чувств - и злоба, и непонимание, и повиновение, и уважение... Она словно сама не могла определиться в своих чувствах и отношении к персоне Исполнителя. Пройдя к столу и нерешительно сев на своё место, Тлея вообще отвернулась от этого непонятного существа. Юноша опустился на диван рядом с подругой. Та едва заметно улыбнулась.

В это время Исполнитель начал накладывать на тарелки и чашки какие-то заклинания. На вопрос же, что и зачем он делает, гость пояснил - предотвращает потерю тепла. А иначе за время разговора всё успеет остыть, и волшебники найдут очередной повод обвинить его во всех смертных грехах. Джинни сразу же заметила, что для обвинения Исполнителя хотя бы в половине этих грехов и повода-то искать не надо. Тот усмехнулся, но как-то грустно.

- Итак, что сначала - выслушаем попытки нашего плащеносца найти оправдание своей неискренности, или пусть он пояснит нашим юным друзьям, как он дошёл до не-жизни такой? - Гермиона уже не источала злобу на Исполнителя, но и не старалась как-то смягчить слова в его отношении.

- Если Тлея не против, для неё настало время узнать правду о своих «божествах», - повернулся к магорианке гость. Та в ответ только тяжело кивнула. Она не чувствовала себя готовой к подобным новостям, но в глубине души знала - вряд ли она вообще когда-нибудь будет готова... Александр понимающе сжал её руку.

- Что ж, для начала подтверждаю уже и без того понятную истину: те, кого магорианцы считают богами, вовсе богами не являются... - начал Исполнитель. - Более того, они не большее добро, нежели убийца, прикрывающийся красивыми целями, которые он даже неспособен понять.

- Но они остановили Последнюю Войну! Они спасли Валориан! Они мудро правят нами! - пискнула Тлея, не в силах вытерпеть полный и моментальных крах своего представления о богах. Сейчас даже принятое вчера решение поддержать новых друзей в их борьбе казалось девушке поспешным, навеянным страшной трагедией, что постигла её, и жаждой мщения.

- Остановили войну? - усмехаясь, прогудел гость. - Да, я знаю, что вы проходите в школах... Великий Герой Лиен Арэн с помощью Божеств словом своим объединил погрязшие в войне государства. А вам случайно не забывают сказать, что Арэна прозвали «Несущий Смерть»? Вам случайно не забывают сказать, что за ним по пятам текли реки крови? Арэн был не более чем марионеткой в руках так называемых богов! Он действительно обошёл весь мир, и действительно занимался исключительно проповедями. Но везде, где к его словам не прислушивались, божества наносили удар. Они убивали магорианцев десятками, они выжигали целые поселения отказавшихся верить в них. И лишь когда обезумевшие от страха за свою жизнь несчастные приползали к Арэну на коленях и клялись в верности новой высшей силе, только тогда зверства прекращались. В ваших учебниках написано, что главы почти всех государств погибли на полях сражений Последней Войны, но подумай сама - редкий король пойдет в авангарде и подставится под удар! Нет, Тлея, большинство правителей пали от рук божеств, желающих показать свою силу! И именно по этой причине Великий Мир заключали вовсе не те властители, что правили государствами во время войны!

- Пощади её чувства, ты, изверг! - не выдержала Гермиона, глядя на трясущуюся и чуть не плачущую Тлею, совершенно потрясенную открывшейся ей правдой о Великом Герое.

- Простите, но я не почту за лучшее тянуть и мучить её сомнениями, - сурово ответил Исполнитель. - И сейчас божества ведут себя едва ли лучше. Высшие - да, сидят в своём храме. А Низшие - рыщут по планете в поисках тех, кто, по их мнению, может представлять угрозу будущему цивилизации и самозваной «высшей силе». Они безжалостно расправляются с подобными ненадежными элементами, и именно такими методами на вашей планете последние пятьсот лет поддерживается мир. Исключение - подчеркну, сознательное исключение - было сделано лишь для недолюбливающих землян «повстанцев», и только лишь по той причине, что божества уже давно планировали использовать их так же, как они использовали Арэна. Эти бунтари должны были послужить той внутренней движущей силой общества, которая в один прекрасный день поведёт войска в бой на другую планету. Поэтому я лишь обратил созданное божествами оружие против них сами, а вовсе не использовал несчастных.

- Что? - недоумевающе посмотрел на Исполнителя Александр. Тлея всхлипнула. Волшебники закивали - они уже успели всё понять. Их глаза снова наполнил гнев.

- Я не мог упустить такого шанса, - проговорил тот, словно оправдываясь. - Когда я пришёл к повстанцам и представился одним из божеств, они без малейших колебаний поверили мне. Как поверил и Холи... Я знаю, он всегда мечтал стать Избранным, и беспрекословно мне подчинялся. По моему наставлению он стал спонсировать бунтарей, хотя никогда не разделял их взглядов. Он был моими глазами и ушами на Валориане, но всегда считал, что участвует в великом замысле Высшего Храма. Мне жаль его, действительно жаль... Но я не имел шансов спасти его жизнь... а он всегда верил мне...

Тлея зарылась в плечо Александра и была неспособна говорить вообще. Юноша с трудом удерживался от того, чтобы выхватить кристалл и познакомить Исполнителя со своим патронусом. Волшебники тоже сжимали свои камни, буравя темноту под капюшоном полными ярости взглядами. Они готовы были взорваться...

- Повторяю, у меня отсутствовал иной выход! - проговорило существо, отворачиваясь от разъярённых слушателей, но явно готовое в любой момент отразить атаку. - Я знал, что рано или поздно повстанцы мне понадобятся, чтобы отвлечь божеств на подавление преждевременного мятежа, а Холи был отличной возможностью наблюдать за вами и одновременно легально финансировать бунтарей. Когда я узнал о чувствах Тлеи и Александра... должен сказать, даже не решил, радоваться мне или огорчаться. Я не хотел привлекать её к своим манипуляциям, но тогда... мне опять же пришлось сделать это. Я слишком хорошо понимал планы Верховных, чтобы пустить всё на самотёк. Я предполагал, что после той встречи в ресторане Александр может выкинуть глупость, сам не понимая её последствий, потому встретил Тлею, когда она вернулась домой... не без охотно данного её отцом согласия, естественно. Подумайте сами, этот ход спас всех вас! - закончил Исполнитель.

- Ты... ты... не просто мерзкий манипулятор, ты - старая, насквозь проржавевшая и прогнившая, бездушная и бесполезная машина - сквозь стиснутые зубы процедила Гермиона. - Да у любой никчемной ржавой машины больше чести, совести и сострадания! - закричала Джинни, заканчивая мысль подруги. Не успокаивай юноша Тлею, он бы присоединился к разъяренным волшебницам. Гарри и Рон хранили ледяное молчание.

- Да если бы я не поговорил с Тлеей, на следующий же день Верховные узнали бы всё! - прорычал гость, словно отчитывая учеников за проявленное невежество. - И, признаю, я воспользовался представившимся шансом. Утром Холи отправился к повстанцам, чтобы подготовить их выступление, а Тлея... должна была невольно обеспечить встречу Александра и одного из божеств на подконтрольных мне условиях. Всё прошло по плану...

- Значит, это по твоему указанию она отправилась докладывать обо мне божествами?! - сдавленным тоном прошипел юноша, вспоминая все свои сомнения и подозрения. Девушка действительно была ни капельки не виновна. Её использовали... подло использовали!

- Александр, я очень сожалею, что впутал тебя во всё это... - в голосе Исполнителя и в самом деле слышалась печаль. - Посылку с принадлежавшим Калигону камнем прислал тебе лично я, и поверь - я от всей души просил прощения в письме. Но... неужели ты бы сам не согласился пойти на всё это ради безопасности Земли? Думаю, ты уже понял из рассказов Гарри, что я знал твоего прапрадеда... Он без колебаний решился помочь мне, когда задача была столь же важна. Конечно, я не мог спросить твоего мнения - но надеялся, что ты простишь меня, когда всё поймёшь. Я знал, что ты родишься волшебником, и скрыл тебя от магического сообщества, чтобы через пару десятков лет магорианские агенты не нашли в твоей биографии подозрительных дыр. Когда подошло время, я прислал тебе кристалл. А после... да, я готовил твою встречу с одним из божеств, знал, что противник будет стараться вытащить из тебя воспоминания, а твой патронус одолеет его. Действительно, я вывел на улицы демонстрантов как раз в тот день, когда Тлея по моему же указанию рассказала божествам правду о тебе. Ты имеешь полное право меня ненавидеть, но неужели ты отказался бы пойти на подобные жертвы ради спасения своей цивилизации? А ты, Тлея? На что ты готова пойти ради спасения своего народа от ужасов войны и... даже куда более страшной участи?

Девушка оторвала голову от плеча юноши и с ужасом посмотрела на Исполнителя. Она была готова к подобному выбору ещё меньше, чем также опешивший друг. Волшебники прикрыли глаза. Им уже один раз пришлось отвечать на аналогичный вопрос, и каждый вспоминал свои ощущения в тот момент. Любой из сидящих за столом хотел бы ответить, что он бы отказался принести такие жертвы, очень хотел бы. Но - не мог. Они были слишком храбры для этого, даже Тлея, а цена отказа - слишком высока. Наконец, Александр огласил, наверное, общее с девушкой мнение:

- Я бы согласился, но никогда бы не дал использовать другого человека без его ведома!

- Александр, это очень тяжело, - в тихом голосе Гермионы смешались грусть и боль. Она медленно покачала головой. - Вы знаете, какое решение приняли мы в такой ситуации...

- Возможно, - неопределённо махнул рукой юноша. Ему не хотелось и дальше обсуждать кто, кого, как и почему может использовать. Похоже, Тлея также предпочитала поскорее выкинуть из головы неприятные мысли и обвинить во всём произошедшем Исполнителя. Так было проще, так было легче, но... теперь уже ни девушка, ни Александр не могли так поступить с чистой совестью. В какой-то мере они оправдывали гостя... ну, в очень малой мере...

- Эх... хорошо, давайте оставим эту тему, - поддержала молодёжь Джинни, как и все остальные, включая самого Исполнителя. - Собственно, эта жестокая шутка природы, - волшебница бесцеремонно ткнула пальцем в гостя, одновременно придумывая для того очередное прозвище, - в любом случае заслуживает хорошей порки, вот только жаль, некому её обеспечить. Дальше можешь не продолжать, ты, вешалка ходячая, - предотвратила она продолжение рассказа. - Ты следил за Александром, рассчитал время, послал нам сообщение, чтобы мы и не помешали его рандеву, и успели выручить после окончания встречи... Теперь, конечно, после допросов повстанцев божества всё о тебе знают, и о подрывной деятельности можно забыть... честно говоря, к счастью, - тут голос Джинни стал язвительно-мёдоточивым. - Вот только соизволь объяснить, ради чего конкретно ты всё это затеял, а также, - внезапно она перешла на такой громогласный рык, что, казалось, Пещеру сейчас разорвёт изнутри. - СВИДЕТЕЛЯМИ КАКОЙ ЧЕРТОВЩИНЫ МЫ БЫЛИ НЫНЕШНИМ УТРОМ?!

Александр и Тлея аж подскочили от неожиданности. Гарри и Рон ухмыльнулись. Гермиона одобряюще закивала головой, полностью разделяя негодование подруги. Исполнителя пробрала сильная дрожь, однако она совершенно точно была наигранной. Гость ответил без всякого испуга, но опять-таки извиняющимся тоном:

- Свидетелями побочного эффекта моего плана. Вы должны понимать, насколько велика сила магорианских божеств, и что даже мощи всех волшебников Земли в сочетании с моей нам не хватит для её защиты. Поэтому нам нужен один предмет... очень могущественный предмет, Зо-Не-Виат. Когда Александр поверг противника, между ними образовалась...

- Дай-ка угадаю! - с показным энтузиазмом вмешался Гарри. - Связь, да? Это мы уже проходили, и если ты сейчас заявишь, что Александр стал хоркруксом этой твари...

- Призраки не могут иметь хоркруксов! - резкий голос Исполнителя прервал цепь рассуждений. - Но... да, связь образовалась. Однако, если кто не заметил, она действует несколько иначе, нежели связь Гарри с Риддлом, поэтому в данном случае ваши подозрения безосновательны.

Тут разговор прервала побледневшая Тлея. Она не настолько хорошо знала английский язык, чтобы точно понять значение произнесенного Исполнителем слова, но достаточно верные подозрения у девушки появились почти сразу. Александр также несколько опешил, хотя отчасти был подготовлен к подобной новости уроками Тедди и рассказом Гарри...

- Призрак? - переспросила магорианка. - Я... эээ... верно понимаю, что...

- Кажется, для них настало время узнать о твоём происхождении... - вздохнула Гермиона.

- Похоже на то, - согласился Исполнитель. - Что ж, слушайте. Только не думайте, что мне легко и приятно вспоминать прошлое... Воистину, время не всегда способно залечить старые раны...

Эта история произошла за миллионы лет до появления на Земле разумной жизни. Тогда в удаленной от Солнца на тысячи парсеков звёздной системе прорвалась в космос молодая цивилизация, очень похожая на человечество. Всем, кроме одного. Все до единого представители этой расы как владели магией, так и знали подобные земным технологии. И совмещение двух подходов к изменению мира рождало удивительные результаты, двигавшие обитателей звёздной системы вперёд с поразительной скоростью. Регулярно их родную планету сотрясали войны и катаклизмы, но они лишь подстёгивали цивилизацию в её развитии. Электричество соседствовало с магией, реактивные самолёты - с мгновенным перемещением на огромные расстояния. Представители расы рвались вперёд, через какие-то полсотни земных лет после выхода в космос они уже принялись колонизировать соседние планеты своей звёздной системы. Они достигли технологий, немыслимых и для землян, и для магорианцев. Их жизни продлились далеко за отпущенный природой век. Но... они желали большего. Не обнаружив, кроме себя, ни единой разумной жизни во всей галактике, цивилизация окончательно уверовала в свою избранность, что вся вселенная создана лишь для неё одной. И что судьба её представителей - стать не просто долгоживущими и могущественными, а бессмертными богоподобными властителями всего мироздания.

Как нельзя кстати виднейшие учёные расы изобрели чёрные кристаллы - мощнейшие концентраторы магической энергии, обладающие фантастическими возможностями. Следующим шагом стало выдвижение идеи Долен-Ордемэль, огромного устройства, способного привести всю цивилизацию к вожделенной неограниченной власти над временем и пространством. Несмотря на многочисленные протесты отдельных групп населения, эта страшная машина, занимающая целую планету, была-таки построена. В её сердце бился Зо-Не-Виат - крайне сложное устройство, в котором информация преобладала над энергией и повелевала ей. Окончательно обезумевшие от ощущения своего всесилия после создания Долен-Ордемэль, глупые представители цивилизации включили её, намереваясь поколебать самые основы мироздания...

Ответный удар вселенной был страшен. Ужасающий взрыв, по сравнению с которым блекнут даже сверхновые, потряс галактику. Вся звёздная система расы, намеревавшейся поставить себя выше самих принципов существования мира, оказалась полностью уничтоженной, и никто из несчастных не выжил. Творения их рук обратились в космическую пыль... все, кроме двух видов. Но это был не конец. Поскольку представители павшей цивилизации более чем отменно владели магией, они смогли выбирать свою дальнейшую судьбу. Большинство покинуло этот мир. Но некоторые остались в нём как призраки - по разным причинам. Бесплотно витая в течение многих веков на останках былого могущества, они обнаружили, что поглощающие энергию чёрные кристаллы, связанные с их душами, уцелели даже в пламени небывалого катаклизма. Как уцелел и Зо-Не-Виат, ибо информацию невозможно уничтожить.

Постепенно, за многие тысячелетия, остатки великой расы начали привыкать к своему новому облику. Чёрные кристаллы не смогли вернуть им жизнь, но оказались способны изменить их. Обычные призраки сроднились с энергией, получив возможность влиять на окружающий мир. Теперь они не были ни живыми, ни мёртвыми, и даже в их языке отсутствовало название для того, чем они стали. Представители ушедшей цивилизации пообещали друг другу никогда не допустить повторения своей истории другими расами, и таким образом придали смысл своему существованию.

Земля была единственной из известных им планет, на которых могли появиться похожие на них существа - разумная жизнь не такое уж частое явление во Вселенной. И в первобытных людях древние призраки узнали себя - таких, какими они были миллионы лет назад... Остатки павшей расы посовещались и решили пойти по самому простому, как им казалось, пути. Они разделили первобытных людей на две группы - наиболее искушенные в магии племена переселили на другую планету, где они должны были развиваться по пути волшебства под контролем большинства представителей уничтоженной цивилизации. Для остающихся на Земле людей был разработан вирус, призванный полностью ликвидировать способность к магии. Так одна раса оказалось разделенной на магорианцев, отправленных на Валориан, и землян, оставшихся на родной планете под присмотром всего одного из новоявленных вершителей судеб. Его назвали Исполнителем, поскольку он должен был исполнять волю остальных, и Наблюдателем - так как ему предписали по возможности лишь наблюдать за оставшимися без магии людьми.

Время текло. Оставшийся на Земле древний призрак следил за людьми, и постепенно осознал, насколько глупо было считать себя сильнее эволюции. В большинстве случаев созданный его собратьями вирус работал как надо, но иногда рождался человек, способный преодолеть его - способный к магии. Более того, волшебство напоминало озеро, для которого любой человек являлся впадающим ручейком. Когда магией могли пользоваться единицы - озеро очень быстро выходило из берегов, прорываясь в абсолютно случайных местах. На Земле начались магические аномалии, появились невиданные животные и целые волшебные расы. К тому же волшебники, буквально сдавливаемые со всех сторон магией, смогли творить более сильные заклинания, нежели их далёкие братья на иной планете.

Исполнитель не торопился сообщать собратьям о случившемся. Он много думал, исследовал, ожидал... Он постарался сделать так, чтобы волшебники потихоньку основывали свой собственный мир, отдельный от мира магглов, и ему блестяще удалось реализовать этот замысел. Проходили десятилетия и века, но однажды призрак допустил... ошибку? Наверное, так оно и было. Тёмный маг получил доступ к одному из кристаллов, оставленных на Земле. Эти кристаллы в совокупности составляли систему сбора и обработки информации, созданную в помощь Исполнителю. Темному же магу после долгих поисков удалось обнаружить и центральный узел системы. В ходе серии чудовищных экспериментов маг, жаждавший безграничного могущества, выяснил часть подлинной истории Земли и, отчасти, роль в ней инопланетных существ. Как только призрак обнаружил вмешательство смертного в свои дела, он, даже не разобравшись толком во всём, убил глупца... тем самым допустив новый просчёт и, фактически, создав Калигона. Тогда Исполнитель изменил былым принципам... и основал Орден Тени, предоставив людям самим решать свои проблемы.

Возможно, с какой-то точки зрения это было несправедливым. Но призрак уже на своем опыте почувствовал, насколько трудно быть богом и остаться при этом непогрешимым, не совершать ошибок. Он определил идеологию Ордена, он дал ему начальный импульс - а после отправил в самостоятельное плаванье: бороться с Калигоном, обеспечивать раздельное существование волшебников и магглов, а также следить за попытками совмещения магии и технологий. Однако и в этом плане рано или поздно должен был появиться просчёт - этим просчётом и стал магистр Коттон, связавшийся с Калигоном и решивший помочь его планам. К счастью, на этот раз Исполнитель вмешался вовремя. Калигон сгинул навеки, а убитый Коттон оставил после себя связанный с тёмным магом кристалл. Тогда призрак решил использовать этот шанс для защиты Земли, ставшей для него такой родной, от собратьев поскольку узнал их планы.

Долгое время отправившиеся на Валориан остатки древней цивилизации вели себя лишь чуть активнее, нежели Исполнитель на Земле. Они незаметно толкали магорианцев по магическому пути развития, не давая им разрабатывать технологии. Они не вмешивались в политику, по возможности не приносили жертв во имя своих целей. И их подопечные, куда раньше землян освоившие быстрые перемещения на дальние расстояния, значително опередили собратьев и в плане начала практики мировых войн. Конфликт был долгим и кровавым, а окончился прямым вмешательством призраков, объявивших себя божествами. Никто не мог сказать, в какой именно момент они начали меняться - но ко времени окончания Последней Войны от их былых принципов не осталось и следа. Они взяли на себя заботу обо всём мире. Они решили, что сами поведут магорианцев вперёд. Они действительно возомнили себя богами. И последним пунктом их плана стал захват Земли, обретение магорианцами технологий и уничтожение землян, опасных из-за анти-магического вируса.

- Теперь они выясняют степень готовности Земли к атаке, уровень её технологий и выжидают целесообразного для нанесения удара времени, - тяжело закончил Исполнитель.

На минуту Пещера погрузилась в молчание. Каждый из её обитателей вникал в услышанную историю. Даже волшебники почерпнул из неё много нового, а уж а уж об Александре и, особенно, Тлее, и говорить не приходится. Настолько невероятной истории они ещё не слышали - и в то же время она многое объясняла...

- Значит, мы с магорианцами... совсем одинаковы?! - наконец, радостно спросил юноша.

- Вы - это две половинки одного целого, - подтвердил призрак. - Посмотрите вокруг - Валориан слишком молод по сравнению с Землёй, чтобы на нём существовала разумная жизнь. И в то же время она существует, да ещё и по всем критериям аналогична земной!

- Это... это же... замечательно! - Александр расплылся в улыбке и посмотрел на Тлею, но та, казалось, полностью погрузилась в свои мысли.

- Божества... - тихо вымолвила девушка. - Почему они так поступили... чего они хотят?

Исполнитель издал сдавленный хрип. Казалось, вопрос магорианки причинил ему чудовищную боль, которую он постарался скрыть от окружающих. Однако ответ слишком тесно был связан с незаживающей раной, напоминающей о себе всё снова и снова.

- Они желают жить, - проговорил призрак так, словно каждое слово резало его отсутствующее сердце. - Я не хотел вам говорить, но... раз вы сами затронули этот вопрос... - внезапно он перешёл на стон, словно все его чувства, надёжно запертые до того внутри, хлынули наружу в едином потоке. - Вы не представляете себе, какая это пытка, каждый час, каждый миг, проведенный в вашем мире и в вашем обществе! Вы не представляете, как трудно нам наблюдать, как вы живёте, просто живёте! Вы не представляете, какой болью отзываются в нас воспоминания, навеянные вами воспоминания, что когда-то мы также могли жить, но сами разрушили свой мир! Это ужасно, поверьте мне, просто ужасно - знать, что тебе никогда не светит ни жить, ни умереть, что ты обречён вечно просто существовать, и нет никакой надежды на иную участь! Чёрные кристаллы прочно держат нас в этом мире, даже если мы захотим уйти, они не дадут нам... Это не хоркруксы, нет, это одновременно и меньшее, и большее зло! Их крайне трудно уничтожить... Один выбор, лишь один неверный выбор... и такие страдания!

Всех присутствующих живых до костей пробрала дрожь. От слов Исполнителя веяло холодом, они добирались до сердца длинными и очень острыми ледяными иглами. Хуже всего опять пришлось Тлее. Она, совершенно непривыкшая к подобным откровениям и не оправившаяся от недавней раны, ногтями впилась в плечо Александра. Тот, впрочем, не чувствовал боли - ледяное отчаяние исповеди Исполнителя привело его в состояние оцепенения. В этот момент всем присутствующим стало жалко древнего призрака, несмотря на все личные обиды и претензии. Они ощущали его боль, понимали ужас его положения... но вряд ли что-то могли сделать. И постепенно острое сочувствие начало проходить.

- Простите, - еле слышно прошептал Исполнитель. - Я не должен был выплёскивать это на вас, - его голос начал крепнуть. - Но теперь вы понимаете, почему мои собраться изменились. Они захотели, чтобы магорианцы вернули их к жизни, они захотели привести их к созданию той самой машины, что погубила нас. «Божества» наступают на те же грабли, думая, что смогут учесть ошибки прошлого и на этот раз всё получится. А если нет - у них в запасе вечность, можно попробовать ещё и ещё... Для бесплотных духов новые горизонты познания закрыты, и они считают, что, идя лишь в одном направлении науки, и земляне, и магорианцы вернее достигнут немыслимых даже для нас технологий. Затем будет война, уничтожение Земли... а после и Валориан растворится в истории, не усвоив древних уроков.

- Тогда почему мы должны действовать сейчас? - удивился Александр, приходя в себя после предыдущего откровения призрака. - Может, подождать появления оружия будущего?

- Ты не понимаешь, - капюшон Исполнителя отрицательно покачнулся. - Волшебники Земли - вот главная опасность для моих собратьев! Вдруг эти «ошибки» объединят-таки магию с технологией, или, чего доброго, научатся противостоять даже самозваным божествам? Нет, мы должны действовать как можно скорее, мы должны спасти и Землю, и Валориан сейчас, ибо потом уже может быть поздно!

- С этим я согласна, - уверенно кивнула Гермиона. - Но чем нам поможет этот твой Зо-Не-Как-Его-Там, как его сейчас используют божества, и что он вообще такое?

- Я же сказал, - разочарованно развёл руками Исполнитель. - Зо-Не-Виат - это чистейший информационный... В общем, это Очень Мощная Штука. Пытаться вам объяснить, что это - всё равно что описывать первобытному человеку устройство и пользу ядерного реактора. После катастрофы мы нашли его и решили спрятать на Валориане. Тогда я не интересовался, где именно, а позже подобный вопрос вызвал бы нешуточные подозрения, поэтому информацию пришлось получать таким вот способом...

- То есть мы тут жизнями рисковали, стрессы получали только из-за того, что ты не мог выяснить, где находится эта штука? - прорычал Рон, в котором не остались ни следа недавней жалости к душевной травме Исполнителя, зато вспомнились собственные недавние переживания.

- Вовсе нет, - спокойно ответил призрак, словно никакого обвинения и не прозвучало. - Как я узнал, использовав образовавшуюся в разуме Александра связь с одним из собратьев, Зо-Не-Виат хранится под Та-Леном, Высшим Храмом, - на этих словах Тлея чуть вскрикнула, а в её глазах мелькнул огонь интереса, давно их не посещавший и так хорошо знакомый Александру по рассказам о Земле. - Сейчас его нельзя как-то использовать, для этого нужны определенные условия. Что бы тут не говорил мистер Уизли, - Исполнитель усмехнулся, - я отлично понимал, что, скорее всего, Зо-Не-Виат спрятан именно там, и не стал бы устраивать весь этот спектакль ради получения настолько очевидной информации. Однако Та-Лен защищён мощнейшими чарами секрета, хранителем которых меня за ненадобностью не сделали. Любой из моих собратьев же способен передать секрет другому существу, именно таким образом они и разрешают Избранным доступ в Храм.

- А... - догадалась Джинни. - Стало быть, Александр стал хранителем секрета Та-Лена?

- Именно, - удовлетворённо подтвердил Исполнитель. - Я не могу навестить Храм, так как самозваные божества почувствуют моё присутствие и смогут остановить, а вот у вас есть все шансы сделать это. Вам нужно всего лишь проникнуть в подземелье Та-Лена и добраться до Зо-Не-Виата. Учесть стоит лишь одну деталь. Зо-Не-Виат - в первую очередь информация, а потому визуально может принимать любые формы. Кроме того, вы не сможете сдвинуть его с места физической силой - тут нужно использовать силу мысли, магию... Вы должны коснуться его и просто пожелать, чтобы он оказался в другом месте.

- Только-то? - Гарри демонстративно зевнул и скривился в презрительной усмешке. - Нам всего лишь надо проникнуть в логово самих магорианских божеств, способных испепелить нас одним заклинанием, и стащить у них неизвестно как выглядящий артефакт?

- Ой, Гарри, действительно, о чём речь? - в тон мужу подключилась Джинни. - Может, лучше сначала наших друзей в плащах пальцем раздавить, чтобы под ногами не путались?

- Или отмотать время на сотенку миллионов лет назад и вообще не допустить их появления на свет, а? - в свою очередь предложил Рон. - Да и Гермиона вот с радостью готова ещё пару смертельных проклятий получить, если понадобится, правда, дорогая?

- Конечно, милый, мне они как комариные укусы, - улыбаясь, согласилась волшебница.

- Рад, что вы относитесь к этому заданию с таким оптимизмом, - Исполнитель даже беззвучно поаплодировал своими перчатками, стараясь сохранять серьёзный тон. - Но всё не так плохо, как может показаться...

- А намного, намного хуже, - в тон ему закончил Рон. - Как и всегда с твоими поручениями!

Исполнитель не стал возражать волшебнику. Он взмахнул рукой, и к ней устремилась мантия-невидимка. Гарри... да и все остальные нахмурились - подобный способ обращения с реликвией им не нравился, призрак словно считал её своей собственностью.

- Скоро он нас начнёт к себе призывать, словно личные вещи, - проворчал под нос Рон.

- Позапрошлой ночью, когда вы отдыхали перед... достаточно печально окончившейся вылазкой, я заходил к вам в гости и немного модифицировал мантию... - начал Исполнитель.

- Слушай, ты, мечта моли, мы когда-нибудь имеем шансы узнать хоть о половине твоих махинаций до их свершения? - весьма вызывающе приподнялась с места Гермиона. Призрак, как обычно в таких случаях, пропустил комментарий волшебницы мимо невидимых ушей.

- В этой реликвии силы несколько больше, нежели вам казалось ранее, и теперь она используется в полной мере. Кажется, вы уже успели заметить, что на магорианцев она не действует? Так вот, на их божеств она «не действует» ещё сильнее. Иначе говоря, просто постарайтесь держаться рядом с надевшим мантию, и всё будет хорошо.

- Один - что это значит? Два - почему ты не сказал нам об этом раньше? - буркнул Гарри.

- Один - увидите, два - не хотел, чтобы вы рассчитывали на защиту мантии, и чтобы мои собратья досрочно узнали о подобной... функции, - Исполнитель отправил плащ к хозяину. - Как известно, вы отлично справились без неё, однако подстраховка лишней не была.

- Как мило с твоей стороны, дорогой ты наш Исполнитель, - съязвила Джинни и раскинула руки. - Давай мы тебя обнимем и расцелуем! - все находящиеся за столом рассмеялись.

- Похоже, у нас опять нет выбора, - отсмеявшись, Гарри грустно вздохнул и аккуратно свернул мантию. - Последнее ли это задание, я и спрашивать-то боюсь.

- Последнее, связанное с риском для жизни, - пообещал призрак. Радости у обитателей пещеры от его слов не прибавилось. - Пойдут все... кроме Тлеи, - девушка расстроено и почти возмущённо посмотрела на Исполнителя, но тот был непреклонен. - На неё мантия не действует, поэтому Тлея останется здесь вместе со мной. Александр, ты можешь без опасений использовать свой патронус, однако теперь он, боюсь, не будет так эффективен.

- Кстати, уж если кое-кто соизволил вернуться к этой теме! - Гермиона вновь выглядела рассерженной. - Ладно, Александр не хоркрукс, и это уже радует. Однако до каких пор будет существовать эта... связь, о которой ты говорил, и где гарантия, что она в будущем не доставит никаких неприятностей ни самому Александру, ни нам?

- Я уже успел его предостеречь, и повторю ещё раз: если он будет пользоваться чёрным кристаллом лишь в исключительных случаях, ничего Александру не грозит, - Исполнитель направился к дверям, давая понять, что он бы предпочёл окончить разговор. - Я просил прощения... Понимаю, вам этого недостаточно, но... В общем, связь исчезнет со временем...

Призрак уже стоял в дверях. Юноша помрачнел - ответ его не слишком устраивал. Друзья также выглядели, мягко говоря, разочарованными. Но тут молодой человек вспомнил про ещё один вопрос, который постоянно хотел задать во время разговора, однако никак не мог ввернуть в общий поток объяснений и наставлений.

- Погодите... - нерешительно начал он. Исполнитель остановился на пороге Пещеры. - У меня одного создалось такое впечатление, что он, - юноша, вдохновлённый бесцеремонным поведением волшебников, не слишком вежливо ткнул пальцем в направлении призрака, - откуда-то знает всё, что тут с нами происходило, все наши приключения?

- О, на это вам могу ответить даже я, - совершенно безразлично сказала Джинни. - Этот достойный наследник Шерлока Холмса, очевидно, может прослушивать нас через наши кристаллы. Ещё одна функция, о которой нам, естественно, забыли сообщить, надо думать - наряду с замедлением старения.

- И всё-то вы знаете, - усмехнулся Исполнитель и закрыл за собой двери Пещеры.

Чары, наложенные Исполнителем на еду, оказались крайне эффективными и необходимыми. Разговор вышел долгим, но содержательным и интересным, а потому блюда оказались съеденными едва ли наполовину. К счастью, магия никак не повлияла на их вкус. Шестеро людей (а теперь и Тлею с полной уверенностью можно было считать человеком) кинулись навёрстывать упущенное. Они только сейчас ощутили, как сильно проголодались за время беседы, поэтому для девушки обед плавно перетёк в ужин, ну а остальные питались, можно сказать, по расписанию. Наконец, наевшись, волшебники привычно быстро убрали со стола.

После обильного потока информации, что водопадом обрушился на них, головам требовался отдых, поэтому до позднего вечера в Пещере ни о чём особенном не говорили. Тлея наконец-то перестала периодически впадать в депрессию, и друзья изо всех сил стремились развлечь её. Девушка моментально оказалась «между двух огней». С одной стороны Гермиона настоятельно рекомендовала ей книги о волшебном мире Земли, которые недавно читал Александр, с другой Рон пытался вытащить её на улицу и научить летать на метле. Затем супруги поспорили о соображениях безопасности, сторону Рона тут же принял Гарри, а к Гермионе пришла на помощь Джинни. Александр воспользовался их перепалкой и предложил подруге просто погулять по окрестностям, на что та с радостью согласилась. Молодые люди попробовали незаметно выскользнуть из Пещеры, но Гермиона всё-таки пресекла их попытку к бегству. Волшебница, правда, не стала возражать, а только запустила вдогонку юноше мантией-невидимкой - так, на всякий случай. Александр свернул плащ и взял его под мышку, что полностью удовлетворило даму. Рону тут же пришло в голову сопровождать юношу с девушкой на метле (также «на всякий случай»), но суровый взгляд жены заставил его замолчать. Впрочем, от простого полёта где-нибудь в стороне от гуляющих молодых людей мужчин отговорить было не так просто, причём Джинни под конец спора решила составить им компанию. В итоге Гермиона сдалась, и даже сама отправилась «присмотреть за детским садом».

Александр и Тлея направились вдоль берега реки. Великий Лес потихоньку накрывала ночь. В воздухе веяло прохладой, что было особенно приятно после тропически жаркого дня, на водопой сбегались животные. Среди них было несколько хищников, но они оказались сытыми и даже не обратили на молодых людей внимания. Откуда-то пожаловала странная птица - явно нелетающая, размером больше страуса и с мощным серповидным клювом. Она единственной из животных алчно посмотрела на двуногих прямоходящих существ, но птице хватило одного вида кристаллов, одновременно вспыхнувших алым и зелёным светом. Раздалось разочарованное карканье, и оскорбленное в лучших чувствах пернатое с голодным видом удалилось в сторону широкой прогалины, видневшейся сквозь деревья.

Юноша и девушка беседовали о многом, но тяжёлых тем, разумеется, не касались. Только раз Тлея пожалела, что не сможет вместе с другом отправиться в Та-Лен и испугано попросила Александра быть осторожным. Тот улыбнулся, сказал, что с ним ничего не случится и, сумей он раздобыть где-нибудь фотоаппарат, обязательно бы вернулся со снимками Высшего Храма. Про себя же юноша скорее порадовался категоричности решения вопроса об участии магорианки в планируемой операции. Он бы ни за что не взял её с собой, но и напрямую возражать не решился бы.

Вечер прошёл великолепно - настолько, насколько мог пройти после ужасных событий вчерашнего дня. Много раз Александр ловил себя на мысли, что Валориан уже не является для него чужой планетой, и вообще постепенно смешивается в сознании с Землёй. Здесь живут такие же люди, растут почти такие же леса, да и животные ничем существенным не отличаются. Днём в небе царствует столь же яркое солнце, а ночная луна самую малость уступает земной по своим размерам. Да, с выбором планеты для переселения части землян древние призраки явно не прогадали. И в результате сами стали наибольшим отличием дома магорианцев от далёкой колыбели человечества. Зачем они выбрали простейший путь? Почему не могли взять на себя хоть немногим более заботы о судьбе иной расы? И кто им вообще дал право решать за людей, как развиваться и как строить свой мир? Кто сказал, что земляне обязательно повторят ошибки прошлого? Даже самозваное божество, с которым юноша волей Исполнителя оказался связан, не могло толком ответить на эти вопросы - Александр чувствовал это. Однако теперь всё изменится. Всё обязательно изменится, ведь ради этого он с друзьями и борется. Возможно, с применением спорных методов. Но... это не их вина. Всю ответственность взял на себя Исполнитель, и за это молодой человек был ему благодарен. Хотя прощать древнему призраку его манипуляции ни в коем случае не собирался.

Время возвращаться в Пещеру пришло на удивление быстро. Солнце окончательно скрылось за горизонтом, а полная луна озарила землю своим мягким светом. Молодые люди повернули назад и небыстро побежали вдоль реки, помогавшей им не заблудиться. Гермиона полулежала у входа на стуле, магически изогнутом на манер шезлонга, и любовалась ночным небом, пытаясь отыскать знакомые звёзды. Невдалеке Рон возился с метлой, а Гарри и Джинни строили предположения, что же сделал Исполнитель с мантией-невидимкой. При приближении юноши и девушки, правда, волшебники поспешили закончить текущие дела (только Гарри попросил вернуть мантию, чтобы быстро проверить свои догадки), понимая, что уже действительно пора ложиться спать и завтра будет тяжёлый день. Очередной тяжёлый день.

- Да, я подметил одну деталь... - поинтересовался Александр напоследок. - Исполнитель говорил, что земных магов переполняет магическая энергия и потому они способны творить более сильные заклинания, нежели магорианцы. Но ведь мы сейчас на Валориане, так почему же наши чары всё равно сильнее магорианских?

- Хм... - Гермиона провела рукой по лбу и волосам, задумавшись. - К сожалению, на Земле не так хорошо развита теория волшебства, чтобы я могла уверенно ответить на ваш вопрос. Я лишь могу делать некоторые выводы из речей нашего светоча мудрости. Так вот, мне показалось, что он рассматривает магию и информацию как синонимы, то есть любое волшебство - это прямое изменение информации о неком предмете или некой энергии. Логично предположить, что земляне и магорианцы за все эти годы образовали нечто вроде своих собственных магических сфер, никак друг с другом не связанных. В таком случае мы, перемещаясь в пространстве, не выходим за границы своей сферы - она просто-напросто находится в ином измерении, и поэтому с точки зрения силы магии для нас ничего не меняется. Что-то в таком духе, простите мне мудреное объяснение...

- Браво, профессор! - рассмеялся Рон и поаплодировал супруге. - Не сомневаюсь, ты попала в точку, иначе и быть не может!

- Не подлизывайся, - в ответ расплылась в улыбке та.

- Между прочим, - многозначительно подняла палец Джинни. - Как тут выяснилось, кое-кто в самом деле нас прослушивает. А потому давайте не слишком радовать этого не в меру любопытного и не по возрасту энергичного дедулю своими догадками и частными разговорами. Кстати... - она поднесла свой личный кристалл ко рту словно микрофон, и громко произнесла:

- Эй, всеслышащее ухо, мы будильники не заводим, сам нас разбудишь, когда надо!

Ответа не последовало - связь с Исполнителем была односторонней. Однако волшебники пребывали в полной уверенности, что их послание дошло, и были правы. Этой ночью Тлея отказалась от предложения Гермионы опять наложить чары крепкого сна, храбро решив самостоятельно бороться со всеми ужасами. Позволив разуму одолеть хоть часть кошмаров, она надеялась, что быстрее придёт в норму, пусть после чудесной прогулки надвигающееся полуреальное одиночество и казалось вечным. Вскоре все огни в Пещере погасли, и она погрузилась в сон. А тем временем на далёком берегу моря завёрнутая в плащ фигура смотрела на остров, едва различимый посреди водной глади, и в последний раз проверяла свои планы, стараясь свести к минимуму влияние случайностей на исход визита в Та-Лен.

Глава 10. Под сводами Высшего Храма

Ночь прошла спокойно. Втайне Александр опасался, что побеждённый призрак опять начнёт насылать какие-нибудь видения и не даст спокойно выспаться, но, к собственному облегчению, оказался не прав. Что бы Исполнитель ни сделал с собратом, связь с тем явно если не прервалась совсем, то значительно ослабла, и юноша надеялся, что никогда более никакие божества тревожить его не будут. Во сне он не увидел ничего определённого, и потому основания для подобных надежд у молодого человека наличествовали.

Утром все обитатели Пещеры проснулись одновременно от странной музыки, нежно ласкающей слух, однако звучащей в сознании. Эта мелодия началась ещё во грёзах, и постепенно выводила людей из состояния сна, однако делала это крайне мягко и приятно. Сочетание музыки и состояния полусна уводили в мир чудных грез. Каждый видел именно то, о чем втайне мечтал, к чему стремился - видел сбывшимся, осуществленным. Казалось, это блаженное состояние длится часами, хотя на деле прошло не больше пяти минут. Незаметно, исподволь мелодия возвращала обратно к реальности и пробуждался человек уже совершенно бодрым и готовым к подвигам. Для юноши, да и для всех остальных тоже, настолько приятным не было ещё ни одно пробуждение.

- Должна сказать, роль будильника тебе удаётся лучше всего, - заметила Гермиона, выходя из комнаты и встречая у стола гостиной Исполнителя, загадочные чары которого и стали причиной столь необычного музицирования. Призрак ничего не ответил.

На стол накрыли быстро, хотя Джинни полушутя-полусерьёзно заявила, что Исполнитель мог бы и завтрак обеспечить, уж раз дал волшебникам очередное опасное поручение. Объект недовольства опять промолчал, однако принял замечание к сведению и через несколько минут незаметно поставил под нос волшебнице вместо тыквенного сока какую-то гремучую смесь. Что он туда намешал, сказать было трудно, но дама, лишь отхлебнув напитка, тут же выпучила глаза и, не долго думая, вылила остаток жидкости на «благодетеля», окатив того с невидимой головы до отсутствующих пят. Впрочем, более чем прозрачный намёк все сидящие за столом поняли, и предпочли воздержаться от дальнейшего высказывания каких-либо пожеланий к осуществляемому Исполнителем сервису.

Александр всё время поглядывал на Тлею. Сегодня она опять выглядела хмурой. Он-то уж понадеялся после вчерашнего вечера, что девушка оправилась, наконец, после случившейся трагедии, но весь вид подруги говорил об обратном. Скорее всего, кошмары и тяжелые воспоминания не давали ей покоя всю ночь, потому даже после приятного пробуждения Тлея с мрачным видом смотрела в тарелку, не поднимая глаз. Молодой человек тяжело вздохнул и гневно посмотрел на призрака. Всё из-за него, из-за его дурацких планов!

Исполнителя, похоже, негодование юноши волновало в той же степени, что и замечания волшебниц. Он стоял себе и стоял в углу комнаты, не портя людям завтрак наставлениями, и сушил своё одеяние при помощи заклинаний. Вряд ли кто-то мог сказать, о чём сейчас думает это давно мёртвое существо. Призрак совершенно не двигался, и в тот момент напоминал вешалку, специально подогнанную под плащ.

Завтрак окончился. Посуда послушно полетела в открытую дверь кухни, а Исполнитель, наконец, подал признаки жизни (если это выражение вообще было к нему применимо) и подошёл к столу. Женщины презрительно посмотрели на него, их мужья также не выглядели слишком добрыми. Во взоре Александра сохранились гневные огоньки, ну а Тлея так вообще не удостоила призрака взгляда карих глаз.

- Сэр! Прошу объяснить план операции, сэр! - отчеканила Джинни, понимая, что сейчас начнётся последний инструктаж перед началом вылазки с целью похищения Зо-Не-Виата.

- Пришли, нашли, забрали - тебя устроит? - усмехнулся в ответ Исполнитель.

- Ну, при столь детально проработанном плане не обессудь, если результат будет соответствующим, - чуть раздражённо произнесла Гермиона. - Ладно, давайте говорить серьёзно. Для начала, как мы доберёмся до Та-Лена? Вряд ли твои собратья вышлют встречающую делегацию. Мы даже будем непередаваемо рады, если они вообще проигнорируют наш визит.

- Не беспокойтесь, - поднял ладонь Исполнитель. - Пока вы не войдёте в Храм, они точно не узнают о вашем прибытии. Дальше, правда, ничего обещать не могу. До острова вам придётся добираться на лодке - она уже подготовлена и ждёт у берега. Давайте, я покажу, куда аппарировать... - с этими словами капюшон начал медленно поворачиваться, словно невидимое лицо обводило волшебников пристальным взглядом. У каждого в сознании возник образ морского берега - как раз того, на котором призрак стоял прошедшей ночью.

- Замечательно! - не удержалась Джинни. - Ну, хоть не вплавь, и на том спасибо!

- Если хотите тёплого приёма, можете выбрать любой другой способ, - в тон ей ответил Исполнитель. - Территория, Та-Лена, разумеется, защищена от аппарирования, а перемещение через портключ в момент обнаружат. Передвигаться по воде менее рискованно, нежели по воздуху, пусть божества и не подозревают, что Александр стал хранителем секрета их Храма.

- Допустим, ты прав, - Гарри удержал жену от очередной колкости. - Но как мы попадём внутрь, где находится этот твой Виат... и всё-таки, как он может выглядеть?

- Та-Лен не заперт, поскольку это бессмысленно, и имеет достаточно простую структуру, - призрак словно констатировал всем известный факт. - Мы не питаем пристрастий к лабиринтам, не нуждаемся в жилых комнатах и хозяйственных помещениях. По сути, весь Храм состоит из большого тронного зала, где божества пускают пастве пыль в глаза, куда более скромной задней комнаты, где они проводят вечность, и подвала, где наверняка и хранится Зо-Не-Виат, чтобы не мозолить глаза напоминанием о катастрофе. Я точно не знаю, где находится вход в подвал, но, скорее всего, он спрятан за тронами. Та-Лен строили магорианцы, поэтому вы вряд ли запутаетесь. Единственное, что вам следует учитывать - потрясающую акустику тронного зала. Постарайтесь не шуметь, иначе мои собратья услышат вас... и не забывайте про мантию. Думаю, её лучше надеть Александру, как не знающему чар обнаружения невидимого. Все остальные должны держаться рядом с ним, и всё будет хорошо, - в ответ на успокаивающий тон призрака волшебники лишь усмехнулись.

- Значит, мы по-прежнему ищем неизвестно что? - с сарказмом уточнила Гермиона. - И чем ты занимался, вытаскивая из своего приятеля данные об Очень Мощной Штуке?

- Если вы считаете, что проникнуть в наш разум так просто, то можете сами попробовать, - спокойно произнёс Исполнитель. - Но я полагаю, что Зо-Не-Виат имеет форму некой сферы, скорее всего, довольно небольшой... Либо чёрного, либо белого цветов. Но учтите, что это - самое спорное из моих предположений.

- Принцип «меньше знаешь - крепче спишь», ясно, - фыркнул Рон. - Надеюсь, до вечного сна не дойдёт... Ты, кажется, говорил, что этим... Виатом нужно управлять мыслью?

- Именно, - подтвердил призрак. - Он по желанию может принимать множество разных форм и мгновенно перемещаться в пространстве на любые расстояния.

- А как мы покинем Храм? - Гермиона задала последний, но жизненно важный вопрос.

- Зо-Не-Виат, портключ... любым доступным способом - Исполнитель посмотрел на часы, три дня назад подвергнувшиеся наложению заклятия тишины и потому теперь даже не тикающие. - Вам бы поторопиться: скоро начинается отлив, сэкономите силы... Плывите строго на запад, на лодке есть волшебный компас, и вообще она зачарована от носа до кормы... Удачи!

У всех волшебников создалось впечатление, что призрак заканчивает разговор на желательной для себя ноте, не давая расспросам зайти слишком далеко - примерно так, как он сделал это и вчера. Но теперь люди не стали подчиняться его желанию, а прямо поинтересовались - чего же он не договаривает? Однако Исполнитель всем своим видом и достаточно общими фразами давал понять, что ему нечего добавить к разговору. В итоге Джинни раздражённо топнула ногой и первой покинула Пещеру, послав призраку на прощание убийственный взгляд. Гарри призвал мантию-невидимку и последовал за супругой. Гермиона поспешила вытащить вслед за ними Рона, чтобы оставить юношу и девушку наедине. Исполнителя она, похоже, вполне искренне приравняла к мебели.

Тот, впрочем, также решил зайти на кухню, чтобы не мешать беседе молодых людей, но никакого разговора не получилось. Тлея просто посмотрела на Александра так, что он сразу понял - девушка всем сердцем хочет также отправиться в Та-Лен. Сжав зубы, юноша покачал головой. Это в любом случае недопустимо. Веки магорианки дрогнули, и она отвернулась. Молодой человек не мог выдержать такого зрелища. Он поспешил уйти. Вскоре с улицы раздался громкий хлопок, возвещающий об аппарировании волшебников к лодке.

Исполнитель вернулся в гостиную. Тлея всё ещё стояла, повернувшись к стене, но, услышав шелест плаща рядом с собой, посмотрела на призрака полными отчаяния глазами.

- Ты... испортил... мою... жизнь, - запинаясь, проговорила она, подавляя в себе годами воспитанное преклонение перед божествами. - Из-за тебя погиб мой отец, из-за тебя они в глубине души мне не доверяют, и если бы ты не остался присматривать за мной... Наверняка хоть Рича... Рональд выразил бы соответствующие опасения. Обещаю... Если с ними из-за тебя что-то случиться... Если по твоей вине что-то случится с Александром... Я всё отдам, лишь бы сделать твоё существование ещё хуже, чем оно есть сейчас!

Похоже, призрак испытал неподдельное удивление. Он ответил не сразу, а когда ответил - в голосе ясно читалось смесь восхищения с чувством вины перед девушкой.

- Вряд ли тебе это удастся... - грустно произнёс он. - Но ты имеешь право так говорить...

Исполнитель направился к выходу из Пещеры. Теперь настал черёд девушке удивляться.

- Ты... уходишь? Куда? Ты же сказал им... - она даже не пыталась скрыть подозрения.

- Тлея, как верно сказал Рон, «меньше знаешь - крепче спишь», - немного игриво, однако и с некоторым сожалением ответил призрак. - Я сделаю всё, чтобы каждый из них вернулся живым из этой операции. Если они не будут знать об этом - станут вести себя гораздо осторожнее. Изучай ты людей столько, сколько я - согласилась бы с подобной позицией...

- Мерзавец... - очень-очень тихо пробормотала девушка по-магориански.

- Кто бы мог подумать... Прошло столько лет, столько поколений... А она - истинная наследница своего рода... - промелькнуло в мыслях Исполнителя. Дверь хлопнула.

Тлею никто не запирал и никак не ограничивал. Но она сама не желала даже выходить на улицу, предпочитая только бродить по комнатам, силясь хоть на минуту найти себе занятие, чтобы отвлечься от волнений. Наконец, девушка легла на диван и уткнулась носом в одну из книг, но слишком часто для заинтересованного чтения искоса поглядывала в сторону входа...

Пятеро человек возникли из воздуха посреди песчаного пляжа и осмотрелись вокруг. Позади них ввысь уходил крутой склон, поросший травой, вдоль которого петляла едва заметная тропинка. Полоска песка простиралась до самого горизонта в обе стороны, зажатая между двумя морями: синим - воды и зелёным - растительности. Низкие волны с едва различимой шапкой пены нежно ласкали берег, а дующий с моря прохладный ветер почти не ощущался. Сверху неслись крики прибрежных птиц, перебивающие тихий шум прибоя.

- Нет, он определённо издевается над нами! - раздражённый голос Джинни вернул юношу, залюбовавшегося открывшейся ему картиной, в реальность, и заставил посмотреть на лодку, наполовину вытащенную на берег. Да, волшебнице было от чего разозлиться... Исполнитель предлагал своей команде путешествовать к далёкому острову, совершенно незаметному отсюда даже сквозь кристально чистый воздух, на утлом судёнышке. В лодке было пять мест: четверо предназначалось для гребцов, и одно - для рулевого. Вот только и вёсла, и руль просто-напросто отсутствовали. Зато корму украшал тот самый магический компас, выполненный в виде двух палочек, магически скрепленных под прямым углом. Одна из них, выкрашенная в синий цвет, очевидно, указывала на север. А на второй, определяющей запад, красовалась недвусмысленная надпись «вам туда», наличие которой разъярило волшебников еще сильнее.

- Этот пустоголовый капюшон, у которого собственных извилин ноль целых ноль десятых, ещё считает нас слабоумными! - прорычала Гермиона и взмахом руки стёрла злосчастную надпись. Палочку, правда, она решила оставить для удобства ориентирования.

- И как мы тут будем плыть? - голос Рона вторил супруге. - Ладонями грести что ли?

Способ передвижения на лодке, впрочем, достаточно быстро выяснили. На неё на самом деле были наложены далеко не слабые чары, благодаря которым лодка не переворачивалась даже от намеренных попыток Джинни опрокинуть её, а также сама скользила в направлении, указанном рукой рулевого. Неудобные на вид деревянные скамьи также были воплощенным напоминанием тому, что не стоит судить по первому впечатлению. Они послушно чуть прогибались под весом человека, обеспечивая максимальный комфорт, который только можно было получить в подобных условиях. Рон, правда, успел заметить, что замечания Исполнителя по поводу экономии сил благодаря отливу в таких условиях теряет всякий смысл, но факт, что призрак просто подыскал повод для прекращения разговора, и так казался всем очевидным.

- Темнит он... - покачал головой Гарри. - Но особого выбора у нас снова нет...

Волшебницы, пользуясь устойчивостью лодки и отсутствием необходимости грести, на скорую руку изменили положение скамей. Теперь они шли вдоль обоих бортов, а также обладали спинками из травы (надёрганной недалеко от пляжа), в буквальном смысле чудом преобразованной мужчинами в нечто вроде прочного куска фанеры. Рона выбрали рулевым, остальные сели рядом, и лодка тронулась к находившемуся где-то на западе Та-Лену. Александр сидел между Джинни и её братом, напротив Гермионы. Под бдительным взором обоеих дам он чувствовал себя несколько неуютно, словно за ним приглядывают воспитатели в детском саду. Потому юноша предпочёл откинуться на травяную спинку скамьи, стараясь не замечать излишней заботы о себе, и направил взор в чистое небо с редкими облаками.

Белоснежные птицы, точь-в-точь как изображённые в прихожей дома Холи, скользили над лодкой, изредка бросаясь вниз за рыбой. Глядя на их суету, молодой человек вспоминал родную планету. Он любил ездить на море, особенно в те места, где много чаек. Не раз он точно также наблюдал за этой белой вьюгой, кружащейся над волнами. И всегда почему-то ассоциировал себя с такими птицами. Они помогали ему успокоиться, при их виде разум расслаблялся и лучше всего справлялся с жизненными проблемами и переживаниями. Вот и сейчас на душе у юноши стало необыкновенно спокойно, словно ничего особенного не происходит и он опять лежит на берегу моря, а не плывёт навстречу смертельной опасности.

- Красиво, правда? - проскользнул в мысли тёплый голос Гермионы. - Знаете, это в какой-то мере забавно... но на магорианском языке такие птицы зовутся «тлеа»...

- Тлеа? - немного удивлённо переспросил Александр. - Погодите... То есть Тлея...

- Да, её имя произошло от названия подобных пернатых, - улыбнулась Гермиона. - Должна сказать, среди магорианцев такие имена редки. Море считается дорогой к божествам, и потому они редко называют детей в честь всего, что имеет отношение к водным просторам. Однако в семье Тлеи это имя является чем-то вроде традиции, его или созвучные ему носили многие мужчины и женщины из её родственников.

- Странно... Она мне никогда ничего подобного не говорила... - засомневался юноша.

- Не удивительно, Тлея вообще очень редко говорит о своём прошлом и своих родных, - вздохнула волшебница. - Я кое-что узнала у бедняги Холи, кое до чего догадалась сама...

Молодой человек опять посмотрел на птиц. Да, он отлично знал, что девушка предпочитает не вспоминать всё, что с ней происходило до десяти лет, когда её родители пали жертвами преступления, а саму Тлею взял на воспитание Холи - потому и удивился заявлению Гермионы. Остались ли у девушки после гибели приёмного отца какие-нибудь родственники на Валориане, Александр также не мог сказать. Наверное, да, но он был точно уверен, что никто близкий её более не удерживал здесь. И когда придёт время возвращаться на Землю... как бы он хотел, чтобы девушка полетела вместе с ним! Проклятье... что за мерзкие мысли, но... какой своевременной оказалась гибель Холи! Нет... Какой кошмар... Молодой человек изо всех сил мотнул головой, стараясь выбросить из разума подобную идею.

Вскоре на горизонте показалась узкая кромка утопающего в зелени берега, за которой четко вырисовывалась золотая вершина пирамиды. Сомнений быть не могло - лодка приближалась к таинственному Та-Лену, ради посещения которого многие магорианцы готовы были пойти на любые жертвы. Гарри настойчиво протянул Александру мантию-невидимку, а Рон с подачи супруги наложил на судёнышко чары хамелеона.

Вскоре лодка мягко въехала в песок и остановилась. Пассажиры, стараясь на всякий случай соблюдать осторожность, спрыгнули на берег. Они уже сжимали в руках кристаллы, готовые в любой момент начать творить волшебство, но вокруг лишь шумели растения, колышась на лёгком ветерке. Ни одного животного вокруг видно не было - судя по всему, волшебники уже преодолели границу чар секрета, хотя не могли точно сказать, в какой момент они это сделали. Для верности присыпав лодку, и так уже замаскированную чарами, песком вперемешку с землёй, незваные гости углубились в окружающий Высший Храм лес.

Вершина пирамиды, рвущаяся к небесам и сверкающая в лучах солнца, служила им надёжным ориентиром, потому заблудиться люди не боялись. Несмотря на шуршание травы под ногами и шелест листвы вокруг, остров казался им пугающе-мёртвым. То ли отсутствие любой жизни, кроме растительной, навивало такие чувства, то ли над окрестностями висела некая аура, испускаемая хозяевами Та-Лена - однако простое присутствие на этой земле заставляло неуютно себя чувствовать даже видавшего виды Гарри, не говоря уже об Александре. Как могут жители Валориана считать этот проклятый остров священным, оставалось для юноши загадкой. Сам бы он от всей души желал никогда здесь не появляться.

Наконец, лес кончился. Волшебники вышли из-за деревьев прямо к подножию пирамиды, стоявшей не далее чем в пяти метрах от ближайших высоких пальм. Тут людям несколько полегчало, хотя общее гнетущее ощущение осталось. Недалеко они увидели кабину киарола, через которую сюда, очевидно, могли прибывать магорианцы, приглашенные божествами. Возле устройства для перемещения начинался высокий и широкий коридор с полукруглым потолком, уводящий вглубь Храма. Как и говорил Исполнитель, он не был каким-то образом заперт. Стены прохода, подобно всей нижней части пирамиды, состояли из белого мрамора. Изредка их украшала резьба в форме существ в плащах и капюшонах, превосходивших размерами прототипы раза в три, однако в целом коридор выглядел невзрачно-простым для такого важного строения, каким был Та-Лен. На полу не было ни ковровой дорожки, ни ещё какого-либо покрытия, разве что стыки между большими квадратными плитами оказались почти незаметными. Единственным необычным явлением в коридоре был мягкий ровный белый свет, льющийся со всех сторон. Впрочем, молодой человек уже однажды видел нечто подобное - в неведомом месте из своего сна, порождённом сознанием поверженного божества.

Заранее наложенные заклятия тишины и мягкой походки позволяли незваным гостям обходиться минимумом шума при ходьбе каменному полу. Они достаточно быстро миновали коридор и прошли в тронный зал, даже по сравнению с широким проходом казавшийся огромным. Стены здесь выглядели столь же непримечательно, к потолку уходили невероятно высокие спиралевидные колонны. Посреди помещения находилось множество тронов, чья чёрная полированная поверхность резко контрастировала с окружающей белизной. Троны стояли в два ряда: один, находящийся выше, между двух нижних; при этом верхние висели в воздухе без всякой видимой опоры. Никаких украшательств заметно не было - в оформлении своего жилища божества и впрямь придерживались прямо-таки неприличной скромности. Тем не менее, тронный зал выглядел довольно грозно и оставлял в памяти неизгладимое впечатление безоговорочного превосходства обитающей здесь «вышей силы» над простыми смертными.

Рот Александра открылся сам собой, желая выразить навиваемые залом чувства, но Гермиона вовремя приложила палец к губам, и юноша проглотил фразу, уже хотевшую слететь с языка. Несмотря на чары, издавать даже малейший шум было опасно. Джинни, первой заметившая за тронами тёмный проход с уходящей вниз лестницей, махнула остальным рукой. Без сомнений, в подвал вёл именно этот ход. Вторая лестница, симметричная первой относительно середины зала, вела наверх, в заднюю комнату.

Волшебница первой ступила на лестницу с длинными невысокими ступеньками, бывшую чуть уже по сравнению с прежними проходами. От малейшего движения воздуха, должно быть, веками нехоженый коридор заполнили клубы пыли. Джинни никто не успел остановить, да и сама она даже подумать ни о чём не успела. Громкий чих, несмотря на изрядно его приглушившее заклятие тишины, раскатился по всему залу, многократно отражаясь от стен. В следующее мгновение откуда-то сверху в ответ послышался всё нарастающий шорох. Вторгнувшихся в Храм чужаков обнаружили. Дальше прятаться было бессмысленно.

- Бежим! - закричал Гарри, вскидывая кристалл. - Expecto Patronum!

- Expecto Patronum! - остальные волшебники сотворили те же чары так быстро, как только могли, и кинулись по лестнице. Четыре серебристых зверя при поддержке багрового патронуса Александра отступали вслед за своими создателями, прикрывая их отход. В течение десятка секунд людям казалось, что тылы надёжно прикрыты - но внезапно сразу дюжина божеств в форме светящихся шаров ворвалась в проход на огромной скорости. Патронусы удерживали их всего несколько мгновений - чёрные клинки, кружащиеся вокруг своих создателей в смертоносном танце, перерубили зверей пополам и словно втянули в себя составляющую их серебристую массу. Однако с Воплощением так просто им разделаться не удалось. Клинок патронуса Александра пронзил одного из накинувшихся на него противников, молниеносным движением уклонившись от удара двух других. В груди юноши что-то сильно кольнуло, однако боль быстро прошла. Поражённое божество осело на пол, превратившись из светящегося шара в нечто вроде чёрного киселя, лужей растекшегося по лестнице. Его кристалл со звоном покатился дальше, а скомканный плащ упал неподалёку от хозяина. Правда, на этот раз божество оказалось лишь на время выведенным из строя и начало постепенно восстанавливать прежнюю форму, притягивая к себе камень и одеяние.

Но волшебники этого уже не видели. Остальные древние призраки вихрем света пронеслись мимо трёх собратьев, сражающихся с Воплощением, и продолжили преследование землян, со всех ног убегающих дальше. Лестница постепенно заворачивала влево, потому смотреть, что творится сзади, было проблематично. Зато внизу уже показалось окончание хода, едва видимое во тьме из-за отсутствия в подвале и коридоре источников света.

- Lumos! - послышался голос Рона. Стены тут же залил яркий зелёный свет, идущий от кристалла волшебника. Однако незваных гостей Храма уже настигали его хозяева. Никакой скорости не хватало людям, чтобы убежать от преследующей их самозваной высшей силы.

Гермиона и Джинни, пытаясь хоть как-то задержать божеств, сотворили совместное мощнейшее заклинание, наверное, заставившее содрогнуться весь Та-Лен. По всему проходу прокатился грохот, Александр чуть не упал от заколебавшихся прямо под ногами ступенек лестницы. По потолку побежали трещины, и он обвалился прямо перед светящимися шарами... А через мгновение разлетелся на осколки, для защиты от которых волшебникам пришлось приложить все силы. Нарушители спокойствия все как один поняли: им не уйти. Божества приближались с каждой долей секунды, и полупрозрачные щиты, спасшие людей от каменных осколков, их бы не удержали.

- Petrificus Totalus! Crusio! Impervius! Wingardium Leviosa! Impedimenta! - одновременно прокричали волшебники, но ни одно из их заклятий не подействовало.

Преследователи уже были почти возле людей... и в этот момент надетая на Александра мантия-невидимка словно уколола кожу юноши миллионами иголок. Огромная серебристая полупрозрачная сфера возникла вокруг него, защищая самого молодого человека и всех его друзей. По проходу разнёсся монотонный рёв, заглушающий звуки бегущих ног. Светящиеся шары моментально остановились, будто никакие законы инерции не действовали на них, и приняли обычную форму существ в чёрных плащах. Они словно потеряли любые возможности обнаружения незваных гостей, как если бы мантия накрыла всех пятерых волшебников сразу. Понимая, что такое состояние может и не продлиться долго, люди, ещё не до конца осознавшие произошедшее, задыхаясь от бега, вложили все силы, чтобы поскорее достигнуть казавшегося спасительным конца лестницы.

Они оказались в довольно небольшой комнате, бывшей лишь немного шире приведшего сюда прохода, и равной ему по высоте. В идущем от кристалла Рона зелёном свете ясно вырисовывались разнообразные предметы, в беспорядке стоявшие повсюду. Стены украшали движущиеся портреты знаменитых магорианцев, среди которых сразу узнавался портрет Лиена Арэна, висевший прямо напротив входа. На полу стояли красивые статуи: поменьше - из материала, напоминающего слоновую кость; побольше - из мрамора и благородных металлов. Между ними тут и там виднелись расписанные самими разными способами и стилями вазы, изящные резные столики с толстыми древними книжками на них, устройства, очевидно магические, назначения которых никто из людей не понимал... Волшебники как будто забрели на чей-то чердак, забитый в общем-то ненужными, но дорогими для хозяина вещами. Правда, долго рассматривать хранящиеся здесь предметы незваным гостям не дали. Древние призраки полностью перегородили выход из комнаты, однако внутрь заходить не решались.

- Пожалуйста, не устраивайте здесь погрома! - раскатился низкий голос одного из божеств. - Мы отлично знаем, что вы где-то рядом, и обнаружить вас - лишь вопрос времени. Однако если вы ответите на наши вопросы, то, вполне возможно, облегчите свою участь. Для начала скажите, как вы смогли попасть в Высший Храм, и что вам здесь нужно?

Гермиона замотала головой, приложила палец к губам и вообще всем видом показывала, что не стоит вступать в переговоры с призраком. Монотонный рёв, заглушавший шаги волшебников до этого, затих, и у женщины были все основания полагать, что звуки голоса помогут противникам точно определить местоположение людей. Тут же Джинни дёрнула за рукав одной рукой подругу, другой - мужа, и указала в дальний конец подвала. Рядом с двумя статуями и под портретом усатого магорианца в одежде, напоминающей тогу, парила в воздухе белоснежная сфера, казавшаяся зелёной из-за освещения. Каждый с первого же взгляда на неё понял, что это и есть тот самый Зо-Не-Виат, цель их визита сюда. Так осторожно, как только они могли, люди начали приближаться к загадочному устройству.

- Не будьте глупцами! - тем временем продолжило божество раздосадованным тоном. - У вас нет никаких шансов. Мы можем просто уничтожить здесь всё вместе с вами, но... нам не хочется действовать настолько варварскими методами, - как призрак не пытался, он не смог подавить неуверенность в голосе. - Хорошо... Вы сами виноваты...

Из рук божеств рванули молнии, но не обычные мощные потоки энергии, а какие-то слабенькие разряды, подобно весенним ручейкам побежавшие во все стороны. Александр опять почувствовал покалывание во всём теле - это мантия не давала чарам добраться до волшебников, созданная ей сфера словно искривляла пространство, заставляя молнии идти вдоль своей поверхности. Попавшие под удар потоков энергии предметы начинали дрожать, но оставались невредимыми - призраки явно опасались за судьбу хранящихся в подвале вещей. Чем дольше плащ противостоял натиску, тем сильнее становилось ощущаемое Александром покалывание, и тем лучше он понимал - долго так продолжаться не может.

К счастью, как раз в тот момент, когда невидимые иголки стали невыносимо-острыми, Гермиона дотронулась до Зо-Не-Виата. Она так же отлично понимала, что защита держится на честном слове, и, сосредоточив все свои магические силы, пожелала первое, что пришло в голову. Огромный кулак возник на том месте, где висела такая неприметная сфера. Легко огибая волшебников, он устремился в сторону божеств, удерживаемый всё удлиняющимся толстым шнуром, которого и касались пальцы волшебницы. Совершенно не ожидавшие подобного поворота событий божества не успели среагировать. Послышался глухой удар... Кулак исчез, моментально свернувшись до размеров яблока, а призраков мощнейшим ударом выбило на лестницу. Скрывающая людей сфера по-прежнему продолжала работать, но находилась на последнем издыхании. Впрочем, больше причин оставаться здесь у них не было.

- Скорее, скорее, скорее! - закричала Гермиона, превращая Зо-Не-Виат в подобие лодки, на которой незваные гости приплыли на остров. Все заняли свои места так быстро, как только могли. Волшебница опять сосредоточилась и пожелала переместить реликвию в Пещеру. Та беззвучно исчезла... без людей, которые, вскрикнув от неожиданности, упали на пол, чувствительно ударившись о каменные плиты.

- Portus! - Гермиона опомнилась и ткнула кристаллом в маленькую статуэтку из кости, попавшуюся под руку первой. Та даже не засияла голубым светом. Об аппарировании нечего было и думать. А зловещие фигуры в плащах тем временем снова появились у выхода.

- Теперь ясно, кто послал вас сюда, - злобно усмехнулось божество. - Значит, он всё-таки предал нас и, должно быть, подарил вам способность к магии... Вы сделали всю грязную работу, отдали ему Зо-Не-Виат - и более не нужны. Видите - он предал и вас также. Вы не способны сбежать отсюда, и он не мог этого не знать. Он отправил вас на смерть...

Опять сверкнули молнии. Александра кольнуло так сильно и глубоко, что у него перехватило дыхание. Серебристая сфера, защищавшая волшебников, растворилась в воздухе. Их сердца бешено заколотились, кулаки сжались, разум пронзил даже не страх... а, скорее, горечь от обмана. Им не спастись... Исполнитель лишь использовал их...

Вдруг раздался оглушительный грохот. Огромная каменная глыба на чудовищной скорости обрушилась на божеств сзади, в мгновение ока буквально раскатав их по полу, и замерла, прижав собой плащи «высшей силы». Вслед за ней с лестницы вылетел светящийся шар, молниеносно перекинулся в обычную форму и вскинул руку с надетым на неё устройством, подобным тому, что погубило Холи. Однако вместо красного кристалла на кончике этого оружия красовался чёрный камень. Сверкнула необычно-тёмная вспышка... и чёрный луч ударил в стену подвала, проделав в ней тоннель в полтора метра высотой.

- Создавайте патронусов и уходим! - приказал Исполнитель, первым кидаясь в только что созданный выход из Высшего Храма. Волшебники подчинились практически машинально...

- Предатель! - послышалось сзади разъярённое рычание. - Ты заплатишь...

Посреди комнаты возникли четыре серебряных и одна багровая фигуры, заставившие призраков, достаточно быстро восстановивших физические формы, потратить ещё пару секунд драгоценного времени. Их создатели, пригнувшись, кинулись вслед своему спасителю. Последовали мучительно долгие минуты сумасшедшего бега, с попытками хоть как-то затормозить преследователей. Земля вокруг ходила ходуном, с потолка постоянно что-то сыпалось, падавшие куски земли и камня не давали божествам выпустить смертоносные молнии и заставляли их расчищать себе проход... Откуда взялись силы выдержать этот кошмар, волшебники не знали. Их мысли затуманились, в глазах рябило, уши закладывало. Парящий впереди призрак постоянно продолжал тоннель, и каждый его выстрел словно поглощал окружающий свет, которого и так было немного... Когда за очередной тёмной вспышкой в людей ударил свежий воздух и проход заполнили лучи солнца - даже тогда измотанные бегством люди не смогли прийти в себя. По приказанию Исполнителя Гермиона интуитивно создала портключ, даже не зная, какой предмет она им делает... Потом было совершенно безумное аппарирование, ходьба в полузабытьи, хлопок двери, чей-то крик... И вошебники в совершенно изнемождёном состоянии опустилсь на диваны...

- Александр, пожалуйста, не молчи! Скажи хоть что-нибудь! Александр, прошу тебя!

- Мама, ну когда-а мы поедем на мо-оре?! Я соску-учился по ча-айкам!

- Эээ... Александр, что с тобой? Пожалуйста... приди в себя!

- Они... такие... белые... ох... летают... Что такое... Тлея?

Ясность сознания постепенно возвращалась к юноше вместе с болью во всём теле. Глаза смогли видеть, а разум - воспринимать окружающий мир. Обеспокоенное лицо подруги выплыло из темноты, и мысли ухватились за этот образ, как за надёжный якорь в реальном мире. Глубокий вдох не только позволил прийти в себя, но и отозвался болью в грудной клетке. Налитые свинцом конечности немного полегчали.

- Александр... - девушка кинулась молодому человеку на шею и крепко сжала его в объятиях. - Если он ещё раз что-нибудь такое придумает... Если из-за него ты ещё раз попадёшь в такую ситуацию... Клянусь, я сотру его в порошок, я раздавлю его, я...

Она замолкла и уткнулась лицом в плечо юноши. Рядом пошевелился Рон. Его рука всё ещё сжимала кристалл, по-прежнему испускающий зелёный свет. С соседнего дивана донёсся стон Гермионы. Находившиеся не в лучшем состоянии, нежели Александр, волшебники также начали возвращаться в сознание. Они еле шевелящимися руками стряхнули с себя комья земли, выгребли из карманов закатившиеся туда камешки, а дамы заодно постарались привести в порядок свои причёски, больше похожие теперь на растоптанные копны сена.

- Дайте мне эту тварь... дайте мне его... и большую кувалду! - шипела Джинни. Кого она имеет в виду, понять было нетрудно. Однако Исполнителя нигде не было видно. По словам Тлеи, призрак заходил в Пещеру только с одной целью - забрать Зо-Не-Виат, направленный туда волей Гермионы. Куда он перенёс загадочное устройство, сказать было невозможно. Впрочем, перед уходом он успел пообещать девушке, набросившейся на него чуть ли не с кулаками, зайти на следующий день утром, и попросил «с вечера упаковать чемоданы».

- О, неужто лёд тронулся! - волшебницы не скрывали радости. - Мы возвращаемся!

- Возвращаетесь? - похоже, до магорианки только сейчас дошёл смысл слов Исполнителя. - Куда? Неужели... туда? Отсюда? На свою планету? На Землю? - в её голосе читался испуг.

Женщины тут же помрачнели и переглянулись. Александр, пожалуй, испугался не меньше Тлеи. И растерялся. Странно, но он не чувствовал радости по поводу грядущего возвращения домой. Нет, сейчас его терзало лишь нешуточное беспокойство. Они возвращаются... А что будет с девушкой? Согласится ли она пойти с ними? И сможет ли вообще она пойти с ними?

- Тлея... - Гермиона подошла к магорианке и посмотрела ей в глаза. - Мы должны вернуться. У нас на Земле остались семьи, Александру также надо повидаться с близкими людьми... А ты... Мы понимаем, в каком положении ты оказалась. Если захочешь, мы обязательно возьмём тебя с собой! - на этих словах в совсем было опустившихся глазах девушки сверкнул лучик надежды и счастья. - Ты сможешь пожить у меня с Роном или у Гарри с Джинни. Александру... наверное, трудно будет быстро освоить аппарирование, но мы заставим Орден Тени соорудить для него двухсторонний портключ. Что скажешь?

- Я... Э... - девушка неожиданно замялась. Юноша недоумевающе посмотрел на неё - для него самого вопрос был решённым. Но магорианку что-то удерживало... что-то непонятное...

- Нет, Тлея, - догадалась волшебница. - Воля этих так называемых «божеств» тебе больше не указ. Ты должна всё решить сама, не оглядываясь ни на чьи повеления...

- Тогда... я... Конечно, я согласна! - вдруг выпалила она и расплылась в широкой улыбке. Александр расцвёл подобно подруге. У остальных также словно камень с души свалился. Молодые люди посмотрели друг на друга... и только сейчас заметили, какие они грязные. Юноша был испачкан с ног до головы, а девушка вымазалась, когда обнимала его.

- Замечательно! Значит, решено! - звонко произнесла Гермиона. - Ну а теперь нам всем необходимо привести себя в порядок. Не в таком же виде домой возвращаться!

Остаток дня посвятили мытью, стирке одежды и сборам. Ванная с душем была в пещере в единственном экземпляре, так что мыться пришлось по очереди. Под Тлею подогнали один из имевшихся комплектов магорианской одежды, приготовили обед и чай. Через несколько часов все обитатели Пещеры уже были чистыми, наевшимися и отдохнувшими. Молодые люди хотели ещё раз прогуляться по Великому Лесу на прощание с Валорианом, но волшебницы с сожалением запретили им (а также Рону и Гарри) покидать убежище.

- Божества наверняка сильно разозлились из-за нашего бегства и похищения этого... Виата, потому уж извините, но рисковать подобным образом будет в высшей мере глупо.

Впрочем, юноша и девушка не слишком расстроились. Они помогли друзьям собрать всё, что можно было собрать вечером и планировалось завтра брать с собой, а затем сели на диван и начали тихо беседовать, потягивая свежевыжатый сок из местных фруктов. Александр повествовал Тлее обо всех приключениях, что имели место на пути к Та-Лену и внутри него. Тему происхождения имени девушки он, правда, затрагивать не решился, чтобы не причинять ей боль. Однако аккуратно рассказал о своих чувствах от прохода через казавшийся мёртвым лес, в деталях описал пирамиду и тронный зал. Сейчас, находясь рядом с юношей в спокойной обстановке Пещеры, Тлея слушала друга без содрогания и с неподдельным интересом, хотя, когда речь дошла до появления божеств, всё-таки немного растерялась. Годами воспитанная в ней вера не могла вот так просто уйти в никуда, и как раз проходившая мимо Гермиона, заметив это, сказала:

- Нам надо перестать называть собратьев Исполнителя «божествами». В конце концов, они ими вовсе не являются, а по сути своей уж точно скорее демоны, чем ангелы.

- Ты больше всех нас подходишь на роль светила науки, - раздался весёлый голос Рона. - Вот и придумай им какое-нибудь научное название, вроде «призракус-мерзавикус».

- Что ж, мистер homo sapiens, дайте подумать, - засмеялась волшебница. - Насколько я помню откровения Исполнителя, их осязаемая форма состоит из энергии... Полагаю, название energia sapiens - разумная энергия - вполне подойдёт их нынешнему состоянию.

- Пиши толстую научную книгу, - посоветовал Рон. - А я предпочту короткое «энергон».

- Да будет так, - кивнула улыбающаяся супруга. Совместными усилиями четы Уизли два названия для магорианских божеств - научное и популярное - были придуманы и введены в обиход. Оставался сущий пустяк - оповестить об этом эпохальном событии остальной мир.

Александр продолжил свой рассказ, но вскоре был опять прерван незаметно подсевшими остальными обитателями пещеры, как раз закончившими все свои дела. Юноша старательно припоминал всё, что видел в подвале, и перечислял увиденные предметы Тлее, достаточно удивлённой самим фактом их наличия у древних призраков.

- Кто бы мог подумать... - пробормотала Джинни. - Ведь эти вещи действительно были им дороги, и в то же время пылились в подвале... Создаётся впечатление, словно они стыдятся всех чувств, какие ещё могли остаться в глубинах их душ. Они хотят выглядеть лишёнными эмоций богами, и в то же время не могут вытравить из себя прежнюю натуру... Знаете, если бы они не хотели убить нас, то мне в какой-то мере было бы их даже жалко.

- Не знаю, насколько милые они внутри себя, но вот на деле их доброта пока как-то не проявлялась, - брезгливо наморщился Гарри. - Причём Исполнитель вряд ли лучше них!

- Но у него тоже есть чувства... - вздохнула Гермиона. - Он использовал нас, но всё-таки спас. Хотя хотела бы я знать, откуда он достал ту штуку и, главное, кто дал ему право без спроса брать чёрный кристалл собрата.

- Так на том... приборе был закреплён не его кристалл? - переспросил Александр.

- Нет, не его, а... ммм... добытый вами, - волшебница кивнула в сторону кухни. - Мы нашли его на полу у входа... вместе со следами земли вокруг. Думаю, Исполнитель даже не хотел скрывать факта, что пользовался им - просто не желал объясняться и потихоньку зашвырнул туда, забирая Зо-Не-Виат... Хотя бы убрать за собой мог, грязнуля этакий!

- Зато завтра мы наконец-то будем дома! - напомнил Рон, сияя глазами. - Не знаю, какие ещё планы у дырки в плаще, но хороший отдых мы точно все заслужили!

Больше ни о ком из энергонов не говорили. Поттеры и Уизли поспорили по поводу того, у кого будет жить Тлея. Поначалу Гарри настаивал на просторном особняке Гриммолд Плейс, 12. В ответ Гермиона доказывала, что посреди шумного маггловского города девушке точно будет хуже, чем в их с Роном доме на краю небольшого поселения. Тогда Джинни предложила совсем тихую и волшебную Годрикову Лощину - но подруга возразила, что та находится слишком близко к холодному северу, тогда как предлагаемый ей дом расположен на юге, у самого тёплого побережья с протекающим рядом Гольфстримом. Тут уже что-нибудь возразить чета Поттеров не могла, и все согласились, что у Уизли Тлее будет житься лучше. Рон даже предложил как-нибудь договориться об уроках для юноши и девушки в Хогвардсе, чтобы Александр имел возможность получить полноценное магическое образование, а Тлея - познакомиться с волшебной культурой Земли. Однако по этому пункту его супруга выразила сомнение в целесообразности подобного шага и предпочла вообще пока не афишировать присутствие на Земле неучтённой магорианки.

- Вряд ли власти будут счастливы, - покачала она головой. - К нам и так будет куча вопросов, а уж если узнают о Тлее... В общем, слишком многое придётся объяснять. Даже в Орден Тени я бы сообщать не стала. Тлея - просто... ну, скажем, моя дальняя родственница откуда-нибудь с юга. И всё. Инопланетянку в ней никто не распознает, возможные казусы спишем на плохое знание наших обычаев... собственно, так оно и будет.

- Ага, только есть ма-а-аленькая проблема, - чуть мрачно заметила Джинни. - Причём касается она и Александра тоже. И ему, и Тлее нужно купить волшебные палочки, ведь о кристаллах никто не знает... А то если увидят их колдующими - нас в момент раскусят.

По вопросу приобретения волшебных палочек развернулась оживленная дискуссия, причём с участием юноши и девушки. Они просто не могли себе представить, как можно творить магию чем-то ещё - особенно Тлея, с рождения пользовавшаяся только кристаллом. В былые времена магорианцы, конечно, не знали этих камней и использовали иные предметы для колдовства, но девушка воспринимала замечание Джинни, как если бы трением этих самых волшебных палочек друг о друга ей предлагалось добывать огонь.

В конце концов волшебники решили никого не переучивать, а чем-нибудь замаскировать кристаллы, приладить к ним полые палочки и списать получившуюся конструкцию на причуды иных стран. С устройством юноши в Хогвардс также решили повременить - опять же с целью не привлекать к своим приключениям лишнего внимания и потому, что сам молодой человек не горел особым желанием учиться на, так сказать, «профессионального волшебника». Тут Гермиона посмотрела на часы и обрадовала всех, что давно пришло время ложиться спать. Дальнейшее обсуждение решили отложить до непосредственного прибытия на Землю, и вскоре все обитатели пещеры уже спали крепким сном после очередного тяжёлого дня. Как они надеялись, последнего тяжёлого дня в их злоключениях.

Глава 11. Чёрная воронка

Исполнитель явился рано утром и снова разбудил всех своими замечательными чарами - не иначе хотел умаслить волшебников, по словам Джинни. Впрочем, сам он придерживался иной версии: так как Земля сейчас опережала Валориан по времени суток на несколько часов, чтобы прибыть на неё днём, следовало покинуть планету магорианцев как можно раньше. Подобное заявление весьма удивило всех обитателей Пещеры - они не гадали, каким именно образом попадут на Землю, но всё-таки думали о весьма длительном межзвёздном перелёте, а сейчас разговор шёл скорее к мгновенному перемещению. Правда, волшебницы не стали утруждать себя подробным выяснением такой мелочи, как способ возвращения, и первым делом накинулись на призрака с заботливо припасенной яростью.

- Уйдёте любым доступным способом, значит! - рычала Джинни. - Портключ, Виат - конечно! Зачем нам знать, что мы суём голову в петлю без шанса самостоятельно выбраться!

- А где ты себе ту пушечку достал, не просветишь?! - вторила ей Гермиона. - Да и камешек в ней симпатичный оказался! Мне кажется, или подобное устройство засветилось в... - она бросила взгляд в сторону Тлеи и осеклась. - Ну... Полагаю, ты в курсе, где!

- И ты... ты... Всех обманул! - вдруг присоединилась к негодованию женской части коллектива магорианка. - Да вчера... Александр... они... я... тут чуть не... умерли все!

- Вот только не преувеличивайте, - Исполнитель старался сохранять спокойный тон, но ответ вышел чересчур резким. Слова дам явно задели его. - Во-первых, я никого не обманул. Недоговорил, умолчал - да, но на то... были веские причины. Во-вторых, я вчера, помнится, спас вас всех, а миссия завершилась абсолютным успехом, так что я не понимаю...

- ТЫ ВСЁ ОТЛИЧНО ПОНИМАЕШЬ! - закричала Джинни, буквально излучая гнев. - Только из-за тебя одного мы вчера чуть не погибли! И ты ещё имеешь наглость вменять себе в заслугу, что спас нас?! Мы барахтались в твоих планах словно беспомощные котята, ничего не зная, не понимая, ты использовал нас, ты манипулировал нами, ты готов был пожертвовать нами, если бы тебе понадобилось! А сейчас ты заявляешь, что мы, видите ли, преувеличиваем?! Борода Мерлина, всё-таки с какой дрянью мы связались!

- Достаточно, - тихо произнёс энергон. На этот раз он не стал применять никаких чар, но его виноватый тон остановил гневный поток лучше любой магии. - Я не буду спорить. Но знаете... грош вам цена, если вы сами не согласились бы пойти на такие жертвы ради Земли!

Пожалуй, это заявление было перебором. Лица всех шестерых, в том числе и Александра с Тлеей, стали такими, словно у них внутри черепа началось извержение вулкана. Они покраснели, вытаращили глаза, сжали зубы, начали дышать словно паровозы... и не могли вымолвить не слова. Как... смеет... этот... негодяй... Но что можно сказать в ответ на такое?

- Я готов отдать жизнь за свой мир, и уже доказывал это, - первым сбросил приступ ярости Гарри. - Но я желаю знать, чем, ради чего и при каких обстоятельствах рискую!

Он абсолютно точно выразил мнение остальных. В их головах пронеслись те же мысли.

- Ты прав, - согласился призрак. - Я знаю, ты готов отдать жизнь за Землю. Но если бы я вам всё рассказал, вы бы начали бояться друг за друга, перессорились тут на почве решения, кому можно рисковать собой, а кому нет, начали спорить со мной... А в походе постоянно дрожали, надеялись на мою помощь, да и Тлее бы не до конца доверяли... Не так ли, Рон?

- И всё-таки ты - ублюдок... - прошипел волшебник. - Ладно, давай заканчивать с этим!

- Нет уж, я отвечу на ваши вопросы, а то опять начнёте бросаться обвинениями, - к Исполнителю всё-таки вернулось спокойствие. - Что бы вы тут не думали, жертвовать вами я не собирался. Я знал, что сумею спасти вас, когда собратья отвлекутся на ваше вторжение, предвидел, что вам хватит защиты мантии, чтобы добраться до Зо-Не-Виата... То оружие, как вы знаете, магорианского производства. Я достал его ещё когда маскировался под божеств, ну а что с ним сделало применение чёрного кристалла - сами видели. Кстати, я не могу использовать чужой кристалл для творения волшебства - только как концентратор направленной энергии, но в данном случае именно это мне и было нужно. Объединенная мощь двух кристаллов оказалась весьма полезной... как я и предвидел. Так что прошу вас, поймите - я не посылал вас на смерть!

- Я не верю, - отрезала Гермиона. - Ты, может, и планировал нас спасти... Но в таких условиях... Любого из нас могла убить малейшая случайность... - она отвела взор и прикусила губу. - А, впрочем, ладно! Как верно сказал Рон, пора заканчивать приключение!

- Погоди, - поднял палец Гарри, проницательно глядя на призрака. - Знаешь, мне сейчас пришла в голову одна... точнее, даже две идеи. Первая - он не просто так заколдовал мантию, тут скрывается какая-то тайна... Никогда бы не подумал, что эта реликвия способна на такие фокусы! А вторая... Мы ему ещё зачем-то нужны, и на этот раз... Выкладывай всё начистоту! Слышишь? Всё! Начистоту! До последнего слова! Иначе... мы не поможем тебе.

- Браво, мистер Поттер! - голос энергона был весьма радостным, словно волшебник своей догадливостью разрешил какую-то проблему. - Что ж... Ты прав в обоих предположениях, более того - они связаны между собой. Только прежде чем я перейду к сути дела... Гарри, пожалуйста, напомни мне, что ты знаешь о мантии в частности и Реликвиях Смерти вообще?

- Эээ... - не ожидая такой просьбы, замялся волшебник. - Не понимаю, зачем тебе это?

- Люблю красивые истории, да и Алекандру с Тлеей послушать не помешает...

- Хорошо, - без особого энтузиазма согласился всё ещё недоумевающий маг. - Реликвий всего три: Старшая Палочка, Воскрешающий Камень... - тут девушка так посмотрела на Гарри, что её мысли отлично читались без всякой легилименции. - Эм... Нет, Тлея, с камнем всё не так, как ты подумала, прости... Ну... Я потом объясню тебе... Так вот, третья реликвия - разумеется, моя Мантия-Невидимка. По мнению Дамблдора, их давным-давно создали братья Певереллы, наследником одного из которых я имею счастье быть. С момента создания за Палочкой, считавшейся непобедимой, тянулся кровавый след, она постоянно переходила из рук в руки, пока, наконец, я не отказался от неё, надеясь прекратить проклятие... А Камень и Мантия на долгие годы исчезли из виду историков, пока ими опять-таки не завладел я. В итоге Камень был мною потерян в Запретном Лесу, и я решил не искать его... по веским причинам, а Мантия - вот, перед вами, - он картинно продемонстрировал серебристый плащ, словно находился на выставке.

- А теперь - легенду, - подсказал Исполнитель. - Я слышал, что она весьма хороша...

- Ну... - пересказывать сказку Гарри не слишком хотелось. - В общем, это выдумка, конечно... Но по легенде означенные три брата как-то повстречали на своей дороге саму Смерть, которая выполнила их сокровенные желания. Старший получил палочку и был зарезан во сне, средний захотел камень, вызвал призрак своей погибшей возлюбленной - и в итоге покончил жизнь самоубийством, а младший взял мантию и умер в глубокой старости.

- Да, как трудно людям бывает поверить, что в сказках может быть куда больше истинны, чем кажется на первый взгляд, - Исполнитель почти смеялся. Челюсть Гермионы сама собой отвисла. Джинни, широко раскрыв глаза, посмотрела на подругу. Рон также удостоил жену взглядом - но скорее совсем непонимающим. В душе Гарри зародились смутные сомнения...

- Именно, - словно фокусник после успешного исполнения своего лучшего трюка, продекламировал древний призрак. - Господа Антиох, Кадмус и Игнотус Певереллы на самом деле повстречали как-то существо, которое вполне могли посчитать Смертью. Оно вручило им так называемые «дары», не объясняя их истинного значения. В течение многих лет могущественные реликвии путешествовали по миру смертных, и даже мудрейшие из людей решили, что именно братьям удалось создать столь могущественные артефакты... Право же, думать так - всё равно что приписывать пещерным людям создание самолёта! Нет, Реликвии Смерти создали не Певереллы. Их создал я. Я - их истинный хозяин!

Повисла тишина, сквозь которую ясно слышалось дыхание каждого из людей. Они просто замерли в одних позах и уставились на Исполнителя. Даже для Гермионы, успевшей до всего догадаться, прямое заявление призрака оказалось неожиданностью, а уже остальные волшебники так и вовсе потеряли дар речи.

- Не стоит удивляться, - продолжил энергон после паузы. - Вы же знаете, мне миллионы лет, из них тысячи я живу на Земле. Давно подозревая, в каком направлении катятся мои собраться, я сотни лет назад закончил создание предметов, позже названных Реликвиями Смерти. Я отдал их людям... по разным причинам. Чтобы получше узнать людей, чтобы спрятать волшебство Реликвий среди магии смертных, и чтобы Реликвии привыкли служить людям... Я уже говорил, что немногочисленные маги неспособны использовать всё порождаемое людьми волшебство на полную катушку. Так вот - Реликвии, веками пробыв среди людей, способны дать мне доступ к этой части магии. Это и будет последним вашим заданием перед окончательной победой над моими собратьями. Вы должны найти Старшую Палочку, Воскрешающий Камень... ну, и отдать мне Мантию-Невидимку.

- Грандиозно! - с весьма недобрым видом и крайне раздражённым голосом зааплодировал Гарри. - А раньше, конечно, озаботиться поиском реликвий нельзя было? Что ж, давайте посмотрим... Старшая Палочка находится в могиле Дамблдора, и если ты думаешь, что я буду осквернять её ради тебя и твоих идиотских планов...

- Тебе не придётся ничего осквернять, ибо Палочки уже давно нет там, куда ты её положил, - новость трудно было назвать радостной, а уж тон Исполнителя вообще отдавал сарказмом. - Это к вопросу о том, кому и когда нужно было озаботиться поиском Реликвий.

- Нет? - волшебники в очередной раз замерли, поражённые новостью. - Но кто посмел...

- А вот это вам и предстоит выяснить, - усмехнулся призрак. - Впрочем, удовлетворение любопытства - ваши проблемы, мне для защиты планеты нужна лишь сама Палочка. Далее, касательно Камня... Я, кончено, знал, что ты его потерял. Однако извини, но рыть носом землю - не мой профиль. Можете попросить кентавров помочь вам, либо придумать что-нибудь ещё... И, кстати, убедиться, что Воскрешающий Камень не постигла судьба Палочки.

- Чудесно, просто чудесно! - Джинни задрала голову к потолку и раскрыла ладони, словно обращаясь к высшим силам. - Землю того гляди распылят на атомы разъяренные боже... энергоны, а мы будет прочёсывать лес на предмет наличия крохотного Камешка да с лупой идти по следу неизвестного похитителя Палочки? А что ты будешь делать в это время?

Волшебница резко перевела взор на Исполнителя и просверлила его глазами. Никакого эффекта её поведение не принесло. Призрак ответил совершенно равнодушным тоном.

- Если вы думаете, что у меня нет дел, то сильно ошибаетесь. Мне нужно присмотреть за собратьями, подготовить необходимые мероприятия... А вот за Землю пока не волнуйтесь. Видите ли... Подобно тому, как Мантия делает невидимым надевшего её человека, точно так же она делает невидимой для моих собратьев всю людскую планету. Своими чарами я лишь высвободил немного этой энергии для защиты вашей компании, свидетелями результатов чего вы были в Храме. Пока существует мантия - она защищает Землю от божеств.

- Ясно... - волшебники уже не удивлялись, после предыдущих откровений они, пожалуй, были готовы к любому повороту событий. - Итак, ты опять умолчал о важном факте, что твои братцы неспособны причинить Земле вред. Гениально. Грандиозно. Тьфу на тебя!

- Я разве говорил «неспособны»? - иронично переспросил Исполнитель. - Вовсе нет, ещё как способны! В былое время я им вдоволь наплёл полуправдивых историй о магических аномалиях и прочих проблемах Земли, вызванных лишением людей волшебства. Поэтому и свою неспособность переместиться на вашу планету они пока что считают результатом чего-то подобного... если вообще знают о ней. Однако эта защита не сможет удерживать их вечность, да и магорианцы, как вы можете догадаться, спокойно попадают на Землю, так как всё-таки являются родственными людям. Стало быть, у вас всего лишь есть чуть больше времени, нежели вы думаете - на небольшой отдых, но не более того.

- Так... - Гермиона поднесла руку ко лбу и прикрыла глаза. - У тебя ещё есть сюрпризы, или мы можем, наконец, приступить к выполнению очередной сумасшедшей задачи?

- Вы хотели узнать, что и почему должны делать дальше - и вы узнали, - кивнул призрак. - Но я повторюсь, у вас есть время на короткий отдых, да новая миссия, как вы видите, во-первых, является последней, а во-вторых, вроде бы не сопряжена с риском жизнью...

- Ладно... Последний раз и только, исключительно, единственно ради мира между Землёй и Валорианом мы тебе верим, - с обречённым видом согласился Гарри. - После того, как мы найдём и доставим тебе три Реликвии Смерти, ты больше не дашь нам заданий. Обещаешь?

- Даю слово, - быстро, но твёрдо произнёс призрак, словно он был готов к такому ответу.

Обитатели пещеры ещё некоторое время приходили в себя. Гарри при поддержке Александра так мягко, как только мог, объяснял Тлее, что Воскрешающий Камень не способен вернуть человека к жизни, а может лишь вызвать его призрак. Это известие, конечно, расстроило девушку, уже возомнившую себе понятно что, но даже возможность поговорить с погибшим приёмным отцом... и, возможно, своими настоящими родителями заставляла её умоляюще смотреть на Гарри. А тот, кусая губы и шепчась с Александром, гадал, как сказать Тлее, что, раз Мантия не действует на магорианцев, то и Камень наверняка обманет её ожидания. Впрочем, волшебник не мог не заметить, что и в глазах юноши мелькал подозрительный огонёк всякий раз, когда упоминалось действие Воскрешающего Камня. Гарри не мог осуждать ни девушку, ни молодого человека за подобные надежды... но понимал, насколько опасны такие желания. Ведь Камень придётся отдать Исполнителю, не исключено, что Реликвия будет уничтожена ради защиты Земли... Сможет ли юноша отказаться от камня, как в своё время отказался сам Гарри?

- Александр, Тлея... Послушайте и поймите меня правильно, - вздохнув и приняв решение, громко произнёс он. - Я использовал Камень всего раз и не знаю всех тонкостей его работы. Но зато я знаю, каким он может быть соблазном. Я не буду запрещать вам пытаться использовать Камень, но предостерегаю от этого. Это... слишком желанная вещь, и, беря её, вы подвергаете себя страшному испытанию, провалив которое... вы загубите свою жизнь. Не пытайтесь жить прошлым, прошу вас, иначе лишитесь будущего. Подумайте над этим...

Молодые люди посмотрели на волшебника, словно на сумасшедшего. Они не понимали... но Гарри и не надеялся, что они вот так сразу всё поймут. Он предупредил их и дал выбор. Он дал им шанс подумать и принять решение. Он сделал то, что считал нужным. И прекратил на этом разговор, грозивший юноше и девушке окончательной депрессией.

Посреди гостиной уже стояли все до единого тюки и чемоданы с вещами, которым предстояло отправиться на Землю. Вокруг них суетились волшебницы, пересчитывающие вслух предметы, пытаясь определить, не забыли ли они что-нибудь. Александр беглым взглядом окинул свой скромный комплект одежды, которую он решил оставить в счёт потерянной при катастрофе, и уверенно закинул его на плечо, а затем ещё взял подаренные Тлее вещи. Исполнитель участливо поинтересовался у Гермионы и Джинни, не пригнать ли им товарный состав. Реакция дам оказалась вполне естественной - в призрака полетел самый увесистый чемодан, не содержавший бьющихся предметов. Через несколько минут женщины утвердили-таки состав багажа, и обитатели Пещеры выстроились посреди гостиной. Девушка теребила волосы, кусала губы и вообще выказывала всяческие признаки беспокойства - ведь исполнялась её заветная мечта! С другой стороны, тоскливые взгляды, которые она бросала на дверь, свидетельствовали и об уже испытываемой ностальгии по родному Валориану... Александр взял подругу за руку. Он отлично понимал, что она чувствует сейчас. Тлея улыбнулась и решительно перевела взор на юношу. В центр комнаты вышел Исполнитель, собравшийся, наконец, объяснить способ межзвёздного путешествия.

- Не буду толкать никаких речей, потому что вы и так всё отлично знаете и понимаете - весело начал он. - Лишь в который раз подтвержу начало вашего последнего задания. Вам осталось совершить лишь небольшой шаг... и увидеть его результаты. Надеюсь, и Земля, и, безусловно, Валориан не забудут ваших подвигов. Я приложу для этого все усилия.

- Перестань, - перебил его Рон. - Ты именно толкаешь речи, в то время как знаешь, что мы тут из кожи вон лезли вовсе не ради почестей, славы... Давай уж, отправляй нас домой!

- Ладно, - без тени неудовольствия или раздражения согласился призрак. - До сих пор вы видели лишь малую толику истинных возможностей чёрного кристалла. Сейчас я покажу вам всю его мощь. Я долго создавал это заклинание, причём использовал, как мог, магию землян. Прожив века на вашей планете, я имею с ней кое-какую связь... В общем, смотрите!

Он вытянул вперёд призрачную руку, сжимающую кристалл, и, явно собирая все силы, громко произнёс заклинание. Неожиданно присутствующие люди поймали себя на мысли, что это первый на их памяти случай, когда Исполнитель произносит заклятие вслух.

- Infoportus!

Внутри Пещеры откуда-то подул сильный ветер, гонящий воздух к точке прямо перед чёрным кристаллом. Послышался целый спектр звуков - от противного скрежета до глухого шума. Посреди гостиной из ниоткуда начала возникать чёрная воронка. Её вещество вращалось с умопомрачительной скоростью, края дрожали, а центр, напротив, висел в воздухе совершенно неподвижно и походил на глубокий прямой тоннель с очень далёким, и потому невидимым, концом. Миниатюрная чёрная дыра разрасталась, жадно втягивая в себя воздух, и вскоре достигла диаметра в два метра. Пол пещеры задрожал в тот момент, когда край воронки пересёкся с ним. Раздался хруст. Это кусок линолеума оторвался от полового покрытия и устремился вдаль по тоннелю, становясь всё меньше и меньше. Люди нервно сглотнули и недоверчиво посмотрели на Исполнителя.

- Мы должны туда прыгать? - уточнила Джинни. - Ты что, убить нас хочешь?

- Это абсолютно безопасно, - заверил её призрак и двинулся к воронке. Секунда - и он уже затерялся среди её черноты. Волшебники осторожно подошли чуть ближе.

- Ему-то конечно безопасно, он уже мёртв... - нерешительно пробормотала Гермиона.

Гарри набрал в грудь побольше воздуха и, не говоря ни слова, первым из живых существ храбро шагнул в дыру. Джинни поспешила последовать за супругом. Рон хотел оказаться следующим героем, но Александр остановил его. Он не горел желанием вместе с девушкой оставаться в одиночестве на Валориане - вдруг она передумает, испугается... Сейчас он чувствовал, что Тлея готова войти в воронку. Юноша крепко сжал руку подруги, и они вместе пересекли дрожащую границу неизведанного объекта.

Их с большой силой потянуло внутрь. Через мгновение молодых людей окутала тьма, бывшая холоднее всего холода, который только приходилось ощущать молодым людям. Они словно летели сквозь космос без скафандров, однако никаких физических повреждений холод не причинял. Он просто жёг всё тело, добирался до каждого миллиметра кожи и даже, казалось, проникал внутрь людей. Вокруг не было ни одного источника света, могущего хоть как-то согреть несчастных, ни одного ориентира, способного указать скорость движения. Казалось, юноша и девушка висели на одном месте, ничего не чувствуя, даже не дыша - поскольку в этом не было необходимости. Они не знали, сколько времени провели в таком состоянии, но внезапно что-то резко толкнуло их в спину. В лицо ударили свежий воздух и яркий свет, а под ногами почувствовалась твёрдая земля. Молодые люди буквально влетели в руки Гарри и Джинни, ожидающих прибытия друзей.

- В сторону, в сторону, сейчас появятся Рон с Гермионой... - супруги быстро оттащили юношу и девушку в сторону и вернулись на исходную позицию. Чёрная воронка, бывшая с этой стороны такой же, как и с противоположной, чуть просветлела - и друг за другом выплюнула сперва Рона, а потом и Гермиону, также остановленных друзьями от падения на землю. К чёрной дыре подошёл Исполнитель и взмахом кристалла закрыл её.

- Добро пожаловать на Землю, - задорно произнёс он. - Способ перемещения, конечно, не из приятных - зато быстрый, надёжный и безопасный. Сейчас тут около двух часов дня по местному времени, семнадцатое октября, вторник. Вы находитесь в Шотландии неподалёку от Хогвардса. Отдыхайте, ищите Реликвии, связывайтесь со мной через кристаллы. Удачи.

- Погоди-погоди-погоди! - Гермиона пришла в себя и остановила уже хотевшего покинуть людей Исполнителя. - Один маленький вопрос, возникший у меня во время перемещения сквозь этот тоннель без света в конце. Помнится, ты всё разглагольствовал по поводу изобретения самолёта первобытными людьми и прочего... Так вот, разреши напомнить одно имя и услышать твоё мнение по его поводу: Фламель, создатель философского камня.

Призрак вдруг тихо рассмеялся и поаплодировал волшебнице.

- Ты превзошла сама себя, Гермиона! - Исполнитель подошёл к даме и заклинанием вытащил у неё из кармана латунный кристалл. - Николя был, так сказать, моей лабораторной мышью. Я испытывал на нём технологию, которая позже нашла применение в ваших кристаллах, - он заставил камень волшебницы кружить в воздухе. - Философский камень, вообще говоря, был тестовым объектом, но весьма и весьма удачным. Только не надо думать, что я как-то подло использовал старину Фламеля! - доброжелательно бросил энергон в ответ на весьма неоднозначные взгляды волшебников. - Он получил именно то, что хотел, а я - проверил технологию замедления человеческого старения на конкретном примере. Как вы знаете, даже более чем удачно. Ваши кристаллы, конечно, не философские камни, и затормаживают процесс старения непосредственно, причём в меньшей степени... Но я бы не осмелился без вашего ведома модифицировать кристаллы, не будучи уверенным в их безвредности.

- Ты вообще не должен был их модифицировать без нашего ведома! - огрызнулась дама.

- Что сделано, то сделано... - призрак отправил камень волшебницы назад в её карман и побрёл прочь. - Кстати, не бойтесь. При их модификации ни одного алхимика не пострадало.

- Премного счастливы, - сердито прорычала Джинни вслед энергону.

Шестеро людей повернулись друг к другу, желая обсудить дальнейшие планы. И первым неприятным сюрпризом, обнаруженным ими, было состояние Тлеи. Девушка ощутимо дрожала и стучала зубами, но храбро старалась не подавать виду, что ей холодно. Спохватившийся Александр вытащил из чемодана две лёгких куртки и накинул их на подругу. Сам он, как и волшебники, не чувствовал особой прохлады - октябрь оказался довольно тёплым, но у Тлеи, привыкшей к жаркому климату Валориана, очевидно, зуб на зуб не попадал от холода. Юноша с ужасом подумал, что будет с девушкой дальше, когда наступит зима. Впрочем, Гермиона поспешила успокоить молодого человека.

- Мы купим ей одежду с внутренним подогревом, а потом ещё поколдуем немного, - пообещала волшебница. - Зимой Тлея будет чувствовать себя лучше нас всех, обещаю.

Сама магорианка только поглубже закуталась в куртки. Джинни предложила перенести обсуждение в тёплое помещение, покуда девушка, чего доброго, не простудилась. Остальные моментально согласились и аппарировали прямиком к дому четы Уизли, в котором Тлее предстояло жить.

Строение выглядело весьма симпатично. Участок окружала живая изгородь с всё ещё не отцветшими розовыми цветами, не иначе волшебными. От обвитой чем-то зелёным и растительным арки ворот шла каменистая дорожка с клумбами по краям. Белые низкие перила обрамляли лесенку из двух ступенек, ведущую к бледно-жёлтой двери без следов замочной скважины. Над дверью находился балкон второго этажа дома, а ещё выше бежал серебристый желоб водостока, по обоим краям увенчанный симпатичными чёрной и белой коронами, какие обычно изображают на головах шахматных королей. Похоже, супруги помнили первое опасное приключение, которое им довелось пережить.

Дверь открылась от одного касания Гермионой её поверхности, чему Александр немного удивился. Он-то уж было подумал, что чета Уизли пользуется какими-то скрытыми инфракрасными замками, хотя на самом деле, конечно, и тут участвовала магия. Вещи кинули в прихожей, и сразу повели Тлею в просторную гостиную с огромным камином посреди одной из стен. Девушку усадили в мягкое кресло, от пары заклинаний на своё место полетели поленья, и затрещал огонь. Хозяйка поставила чай, а её муж побежал наверх. Вскоре он вернулся с самым обычным маггловским видеофоном в руках, и шестеро человек снова были вместе, готовые к обсуждению грядущих действий.

- Молодец! - похвалила Гермиона супруга. - С совами возиться особого времени нет. По моим расчетам, примерно сейчас на Землю должен как раз пребывать «Фелоушип» с возвращающимся Тедди. Стало быть, Хьюго и Альбус наверняка встречают его, достаточно позвонить одному из них. Пусть втроём пулей летят сюда. Пока они не расскажут нам в деталях обо всех изменениях в магическом мире за эти дни, я воздержусь от прогнозов.

- Верно, - закивали волшебники. Пальцы Рона забегали по клавишам видеофона, и он вышел на кухню, чтобы не мешать остальным своим разговором.

- Что же, - продолжила Гермиона. - Мы вернулись домой и в нагрузку получили очередную задачу. Тлея - отдыхай, отогревайся, обустраивался, - девушка быстро кивнула. - Завтра мы покажем тебе Землю. Александр, я знаю, что вам не терпится повидаться с матерью, но всё же попрошу подождать до возвращения Тедди, Альбуса и Хьюго. Они должны были принять какие-то меры, как вы помните... В общем, узнаете, что они сообщили Светлане, и... ммм... подумаете, как вам лучше обрисовать ей ситуацию.

Юноша опустил голову. Да, вот так выплёскивать на мать все проблемы и разъяснять ей все загадки ему точно не хотелось. Слишком большое напряжение, слишком страшные тайны, слишком тёмное будущее. Оставалось надеяться, что дети друзей хоть как-нибудь озаботились смягчением подобного удара. Он подвинулся к сидевшей у самого огня девушке. Та попросила рассказать историю про философский камень, которую юноша неплохо помнил из рассказов Тедди. Джинни оттащила хотевшего было вмешаться Гарри в сторону. В комнату вернулся Рон, с ходу отправляя видеофон на столик у окна.

- Они скоро будут, - сообщил он. - Корабль только приземлился, остались формальности. Конечно, Хьюго порывался аппарировать без соблюдения бумажной волокиты...

- Ни в коем случае! - категорично возразила Гермиона. - Мы не должны привлекать к себе лишнего внимания ни волшебных, ни маггловских властей.

- Ну... да... Я примерно так ему и сказал... - заверил супругу волшебник.

Чайник вскипел. Мужчины тут же перетащили к камину стол и расставили чашки. Уже согревшаяся, в принципе, Тлея всё равно с жадностью накинулась на новый для неё напиток: чай обладал малиновым привкусом, на Валориан такой не возили. Со сладостями, правда, были проблемы. Хозяева долгое время отсутствовали дома, и потому могли предложить только захваченные из Пещеры продукты. Однако Гермиона, конечно же, пообещала купить всё необходимое после выяснения текущего состояния дел в магическом мире.

Александр закончил рассказывать Тлее краткую историю о философском камне и «в тему» поинтересовался происхождением кристаллов друзей. Ведь, как он помнил из рассказов Гарри, ни Гермионе с Роном, ни, тем более, Джинни волшебных камней никто из Ордена Тени не давал, да и о замедлении старения никаких разговоров не велось. Конечно, из услышанных фраз юноша уже мог сделать определённые выводы, но всё-таки предпочитал услышать всё повествование полностью. Как всегда, рассказчиком был выбран Гарри. Пока остальные убирали со стола и готовились к приходу Тедди, Альбуса и Хьюго, он подсел к молодым людям и сказал:

- Да, собственно, рассказывать тут особо нечего. Восемь лет я ничего не слышал о Снейпе, потом узнал, что он стал магистром... хотя до сих пор, откровенно говоря, гадаю, почему он изменил своё мнение. Он попросил меня о... эм... небольшом одолжении, я помог ему, и ещё тринадцать лет слыхом не слыхивал ни о нём, ни об Ордене, ни об Исполнителе. И вот, в одно прекрасное утро девятнадцатого года одновременно и к нам с Джинни, и к Рону с Гермионой влетели совы с посылками. Отправителем якобы был Снейп - он слал всем, кроме меня, личные кристаллы. Вроде как «на память». Мы весьма и весьма удивились, конечно, обратились в Орден - но там нам заявили, что магистр покинул его. Он просто ушёл. Навсегда. Никто не знает, что с ним стало дальше. Подарки, конечно, были достаточно странными... но мы приняли их. А потом появился Исполнитель. Он знал о посланных кристаллах куда больше, чем следовало... да и не отрицал, что они были посланы по его совету, а то и им самим... Мы, разумеется, почувствовали подвох, но эта тварь, как всегда, разными полуправдивыми фразами начала оправдываться, говорить о благодарности... в общем, нести всякую чушь. Ну, мы тогда ещё не были такими стреляными воробьями, потеряли хватку от спокойной жизни... В общем, Исполнитель рассказал нам, что кристаллы связаны друг с другом, и предложил мой также привязать к ним. Я, разумеется, согласился...

Гарри грустно улыбнулся и посмотрел на своё еле видное отражение в кристалле.

- Как странно, не правда ли? - продолжил он. - Ведь многие люди мечтают быть вечно молодыми. А мы, получив такую молодость, вовсе не были счастливы. Ужасно видеть, что твои дети растут, а ты, как назло, остаёшься прежним... Девятнадцать лет мы ещё пытались игнорировать странности - всё-таки волшебники стареют не так быстро, как люди, но в тридцать восьмом году... образно говоря, дошли до ручки. Нам удалось вызвать призрака на откровенный разговор... ну а дальше вы всё знаете. Он рассказал нам о вас, поставил перед сложнейшим выбором, и... наша судьба решилась, - Гарри крепко сжал в руках кристалл, будто хотел расколоть его на части, и встал с места. Александр и Тлея посмотрели друг на друга... И, сами себе удивлённые, согласились с волшебником. Они тоже не желали бы замереть на одной точки времени и смотреть, как мимо проходят жизни других.

- И что... Нет никакой надежды избавиться от такого... ужасного «подарка»? - дрожащим голосом спросила Тлея, в который раз поражённая жестокостью Исполнителя.

- Надежда есть всегда, - просветлел Гарри, стараясь подбодрить молодых людей. - Исполнитель обещал нам, что, выполнив все поставленные им задачи, мы избавимся от этого бремени. И знаете... Мы, конечно, засомневались в его честности... Тогда он сказал: «В отличие от вас, мы всегда держим слово - когда решаем дать его». С тех пор... Возможно, это глупо... Но мы верим его слову. Когда он решает его дать, конечно же.

Раздался громкий звонок, и дверь распахнулась. В дом вошёл Тедди в сопровождении ещё двух волшебников. Кто из них есть кто, долго гадать не приходилось - Альбус Поттер сильно походил на отца, причём примерно одинаковый «биологический» возраст только усиливал это сходство. Правда, вместо круглых очков сын Гарри предпочитал носить очки в форме полумесяцев - не иначе как под впечатлением от директора, в честь которого получил первое имя. Его немного неряшливый вид как нельзя лучше иллюстрировал избранную Альбусом карьеру учёного, как и пристёгнутый к руке компьютер, обладающий огромным спектром функций. Судя по всему, Поттер-младший интересовался технологиями магглов...

Хьюго походил на Рона чуть менее, но всё равно ошибиться в их родстве было невозможно. Его более тёмные, нежели у отца, волосы покрывала кепка - новенькая, словно только вчера купленная. Никаких компьютеров он, конечно же, не носил, а высовывающийся из нагрудного кармана телефон был скорее красивым, нежели функциональным. В противоположность Альбусу, во всём виде Хьюго читалось желание хорошо выглядеть - и это ему блестяще удавалось. Впрочем, ничего удивительного в этом не было - Хьюго курировал в английском Министерстве Магии любую работу с магглами и слыл лучшим специалистом по связям с ними. По служебной необходимости он много вращался как в магических, так и в маггловских кругах и, похоже, именно благодаря его рекомендациям совет волшебников всех стран решил отправить на Валориан именно Тедди Люпина.

Стоило детям только переступить порог дома, как они тут же оказались окружёнными родителями. Последовали объятия, приветствия, короткие объяснения... а затем, наконец, Альбуса с Хьюго с одной стороны и Александра с Тлеей - с другой представили друг другу.

По просьбе Гермионы дети первым делом описали, что рассказали матери юноши. Оказывается, супруге Хьюго, Хелен, удалось буквально в течение пары часов через Орден Тени достать какую-то бумагу о совместной операции российских и британских спецслужб. Бумагу оформили как надо, а один из русских орденцев написал официальное письмо о том, что командование приняло решение задействовать Александра в секретной миссии; что вся раздутая вокруг исчезновения нескольких работников Представительства шумиха является прикрытием; и что об операции Светлана не должна никому сообщать.

- О, нет! - молодой человек широко улыбался, но качал головой. - Теперь она несколько дней будет вспоминать, какой я хороший мальчик, начнёт перечислять все положительные качества, за которые на меня только могли обратить внимание, и прочее, и прочее, и прочее...

- Бросьте, Александр, вы действительно отлично проявили себя на Валориане! - юноша порозовел, услышав похвалу от Джинни. - Лучшего подопечного мы и желать не могли!

- Эм... Спасибо... - замялся он, и вдруг у Александра в голове мелькнула не слишком приятная мысль. - Да... Только... Что мне теперь говорить командованию? Ну, я имею в виду, ведь моя миссия закончилась, они наверняка будут задавать вопросы...

- Постойте, давайте посмотрим на этот вопрос с точки зрения логики, - хитро подмигнула Гермиона. - Вас посылали в распоряжение мисс Грейхаунд, так? Её обязанности исполняла я, так что уж извините, но пока что я - ваш командир. Если вам нужен приказ от настоящей Хелен, - дама переглянулась с сыном, и тот, улыбаясь, кивнул, - она непременно его даст, и опять же делегирует мне все полномочия. В общем, до моего официального распоряжения вы занимаетесь именно нашей миссией, знакомитесь с волшебным миром... если вы не против, разумеется.

- Ммм... Конечно! - Александр благодарно посмотрел на волшебницу. - То есть... Так точно, мэм! - отчеканил он. - Но неужели меня не будут искать, разбираться там во всём...

- Опять же, поразмыслим логически, - Гермиона сделала задумчиво-хитрый вид. - С Валориана вы не возвращались, это все знают. Стало быть, случайно где-нибудь заметив, об истине подумают в последнюю очередь. Формально вы, конечно, пропали без вести - но весь контроль вашего пребывания на Валориане и так шёл через Орден Тени, включая финансирование, так что для вас ничего не изменится. А когда мы, наконец, разберёмся с угрозой Земле - тогда вы сами решите свою дальнейшую судьбу... касательно волшебства.

- Огромное спасибо! - юноша на самом деле почувствовал огромное облегчение, хотя бы из-за полученной отсрочки в принятии не самого лёгкого решения. - А я могу сказать маме...

- О волшебном мире? - догадалась дама. - Знаете... решайте сами. Вам виднее, как она отреагирует. Мои родители в своё время восприняли подобные новости достаточно спокойно... Светлана, полагаю, тоже всё поймёт... Но... В общем, тут я вам не советчик...

Александр остался в раздумьях, до какой степени можно раскрыть матери правду. Тем временем Гарри и чета Уизли завели с Хьюго и Тедди разговор о связи всех событий воедино. Тедди пришлось кое-что рассказать про Орден, так как Гарри предпочитал вмешивать других в дела секретной организации только при необходимости. Хьюго надлежало поговорить с супругой об организации двустороннего портключа для молодого человека. Альбуса, не участвовавшего в беседе, поспешила украсть Джинни.

- Как семья? - задала она личный вопрос, воспользовавшись свободной минуткой.

- Два дня назад Офелия уехала в экспедицию в Чили, - ответил тот. - Мне удалось выбить в министерстве параллельные волшебные исследования, и Рубеус отправился с ней. Зато самого на какую-то чушь кинули, даже не по магглам... Я говорил, что Малфой в Отдел Тайн пробрался? - глаза Джинни медленно поползли на лоб. Александр, до которого долетали обрывки фраз, также сильно удивился. - Так вот, не то, чтобы он там командовал, но в экспериментах каких-то участие принимает. Такими темпами, поди, скоро министром сделается, прохвост... В общем, я, выходит, в конечном итоге опять на него работаю...

- Если Малфой выставит свою кандидатуру на пост министра магии, я уговорю Гарри, чтобы он выставил свою, - весьма серьёзно пообещала Джинни. - Куда катится этот мир...

- С двусторонним портключём могут быть проблемы, - подошла к юноше мрачная Гермиона. - Видимо, нам придётся посетить штаб Ордена и лично выяснить, до какой степени они готовы принимать участие в нашем плане... и что им можно рассказать.

- А... Разве Орден ничего не знает? - опешил молодой человек.

- В том-то и дело, что он знает далеко не всё, - подтвердила волшебница. - Честно говоря, я сама абсолютно не представляю, что им известно и почему они помогали нам до сих пор. Об Исполнителе они точно не знают. О том, что вы должны были попасть на Валориан - откуда-то знали, и без вопросов согласились помочь. Выгораживать вас они также не против, а вот как-то ещё помогать... Бедная Хелен, она сейчас словно между двух огней. Я считаю, мы достаточно пользовались её помощью, теперь настало время выяснить все тайны до конца, самостоятельно, раз и навсегда.

- Эм... ладно... Ну... Так я могу возвращаться домой? - нерешительно спросил Александр.

- Ах, да, когда пожелаете, я перенесу вас. Завтра, часов в двенадцать по московскому времени мы за вами зайдём, - Гермиона отошла в сторону, давая юноше возможность попрощаться с девушкой, которой он не преминул воспользоваться.

- До завтра, - улыбнулся он, обнимая Тлею. - Когда решатся все проблемы, мы обязательно где-нибудь погуляем, я покажу тебе Землю...

- Я буду ждать с нетерпением, - прошептала магорианка в ответ и... подарила молодому человеку поцелуй. Третий раз в жизни и первый - с момента гибели Холи. Она почти оправилась от раны, затянутая совершенно безумным круговоротом событий последних дней. Александр в душе просиял. Он окинул взглядом компанию из Гарри и Рона, что-то объясняющих не только Хьюго и Тедди, но присоединившемуся к ним и Альбусу. Кивнул Джинни, принявшейся составлять список необходимых покупок, и вместе с Гермионой вышел на улицу. Через несколько секунд Александр уже стоял посреди с детства знакомого сквера, где волшебники, оказывается, спрятали один из уголков от глаз магглов, наложив на него уйму чар. Дама аппарировала назад к своему дому, а юноша побежал к своему.

Светлана сильно удивилась, увидев на пороге сына - но также, разумеется, неописуемо обрадовалась. Она, конечно же, не могла знать, что тот появится дома в день прилёта «Фелоушипа», хотя в тайне на это надеялась. После серии объятий и восклицаний, мать сказала, что получила письмо от спецслужб и, осознавая секретность операции, даже близко не будет подходить к теме работы юноши. Александр закивал, одновременно прикидывая, что же он всё-таки хочет рассказать Светлане, и с каждой секундой понимая, что всё меньше и меньше. В итоге он решил вообще отложить объяснения до лучших времён, только мельком коснувшись своих коллег, которые завтра зайдут за ним. Мать же, как и предсказывал молодой человек, начала восторгаться сыном.

Светлана не могла упустить шанс накормить вернувшегося из путешествия Александра до отвала, даже не интересуясь у него, когда он в последний раз ел. Впрочем, особо сытым юношу нельзя было назвать, так что он с удовольствием сел уплетать за обе щеки всё, что ставила перед ним мать. Затем, сидя в креслах перед что-то тихо вещавшим проектором, молодой человек начал рассказывать обо всём, что видел на Валориане: о парящей в облаках площади, говорящем памятнике, моментально переносящих на огромные расстояния кабинах... Каждое инопланетное чудо он старался описывать как можно подробнее, постоянно касаясь вопроса возможности такого на Земле, закладывая фундамент будущего разговора о волшебном мире. И внезапно, увлёкшись воспоминаниями о чужой планете, ляпнул именно то, о чём хотел говорить меньше всего. О Тлее.

Теперь от настойчивых вопросов Светланы было не отвязаться. Как же, ведь у сына появилась ДЕВУШКА! Мать не обращала совершенно никакого внимания на то, что та была инопланетянкой. С одной стороны это Александра это, конечно, радовало. Но с другой - при такой позиции количество вещей, которые желала знать Светлана, превышало все разумные пределы. Она словно догадывалась с женской интуицией, что Тлея вовсе не осталась на чужой планете, а находится сейчас куда ближе и, в принципе, в любой момент может навестить юношу. Тема магорианки тут же стала главной новостью дня и затмила собой любые красоты Валориана. Голова Александра трещала по швам, он старательно увиливал от ответов, но всё было бесполезно. Спасти беднягу смогло только придуманное под конец полуправдивое объяснение, что девушка также участвует в секретной операции, находится сейчас на Земле, но данные о ней являются наиболее важной тайной и юноша не имеет права их разглашать ни под каким предлогом.

Вскоре раздался звонок по видеофону. Одна из подруг Светланы интересовалась судьбой Александра, так как в новостях как раз говорили о таинственных событиях на иной планете. Тут мать, к счастью, отлично понимала, что делать. Она с таинственным видом кучей намёков одновременно и оставила подругу в неведении, и дала понять, что с делами юноши всё не так просто, как кажется на первый взгляд. Такое положение вещей молодого человека полностью устраивало - выслушивать соболезнования по поводу своего исчезновения он не хотел. С той же самой целью он поспешил разослать ещё более таинственные электронные письма всем, кто мог как-то его хватиться. Таких людей, впрочем, было немного.

Ложась вечером спать, Александр чувствовал себя самым счастливым человеком на Земле, забыв обо всех загадках, невзгодах и проблемах. Смертельные опасности остались позади, Тлея наконец-то окончательно пришла в себя, возвращение прошло настолько мягко, насколько юноша и надеяться не смел... И главное - он был дома. Он наконец-то был дома после нескольких месяцев отсутствия. И ложился спать в своей комнате, в свою постель.

Глава 12. Холод из ниоткуда

Теперь Александру приходилось жить по английскому времени, на три часа отстававшему от московского. Впрочем, после проживания на Валориане юноше в любом случае пришлось бы перестраиваться под иной распорядок дня, так что никаких дополнительных трудностей подобная необходимость не принесла. В день возвращения он долго не мог заснуть, зато под утро спал как убитый, и даже выставленный на одиннадцать часов будильник весьма разозлил молодого человека своим трезвоном. Посочувствовав англичанам, у которых сейчас вообще было восемь часов утра, Александр сунул голову под холодный душ и смыл с себя остатки сонливости. Затем последовал визит на кухню и неторопливое поедание оставленного матерью завтрака. Сейчас была среда, и Светлана ушла на работу - честно говоря, этот факт ни мог не радовать юношу. В противном случае мать не упустила бы шанса принять коллег сына со всем радушием, да ещё и заикнулась бы по поводу Тлеи...

Ровно в двенадцать часов уже готовый к очередным свершениям молодой человек заметил в окно Гарри и Джинни, и поспешил выйти им навстречу. Волшебники в первую очередь осмотрелись по сторонам, чтобы удостовериться, что их никто не видит, и попросили Александра на всякий случай соблюдать осторожность. Без лишних слов они дошли до зачарованного уголка сквера, где дама решилась открыть рот для содержательной беседы.

- Вчера мы как-то не подумали... Но соседям, конечно, лучше не показываться на глаза слишком часто. Если хотите, мы может оставить вам мантию-невидимку, - предложила она.

- Эээ... Нет, спасибо, мне хватит и портключей, - юноша даже и представить боялся, что будет со Светланой, если она случайно заметит чудесный плащ. - Так... как там Тлея?

- Отлично, - улыбнулась Джинни. - Рон и Гермиона хотели отправиться с ней в Лондон, а нам тем временем надлежит разобраться со всеми делами в Ордене Тени. Вас... эм... боюсь, придётся показать магистру Пиксу, а вот Тлею просьба даже не упоминать...

- Ясно, - понимающе кивнул Александр. - А... что вообще можно говорить этому... Пиксу?

Прежде чем ответить, волшебники сели на находящуюся недалеко лавочку. Раз уж разговор зашёл о новом магистре, юноше стоило услышать все известные о нём факты. В молодости Винсент Пикс был весьма отчаянным волшебником, которому не повезло пойти по скользкой дорожке. Он пользовался маггловскими устройствами для совершения весьма спорных с точки зрения закона деяний, и Снейпу удалось в буквальном смысле спасти будущего магистра как от тюрьмы, так и от гнева Ордена. В последующие десять лет Пикс быстро завоевал уважение среди адептов, проявив себя храбрым человеком, подкованным в маггловских науках волшебником и отличным лидером. Он никогда не скрывал своего прошлого, искренне раскаивался в совершённых тогда ошибках и строго следовал уставу Ордена. Когда Снейп представил Пикса в качестве своего приемника, все орденцы единогласно согласились с этой кандидатурой, и в будущем никто не жалел о сделанном выборе. Хотя с возрастом характер магистра несколько изменился, как руководитель он оставался великолепен. Второй магистр Ордена, Анри Деполье, всецело полагался на мнение коллеги, так что сейчас тот единолично отвечал за все действия секретной организации.

- Мы полагаем, Пикс действительно неплохой человек. Однако, учитывая идеологию Ордена, он из лучших побуждений может совершить подлость, - закончила Джинни.

- Именно. Ведь Коттон, как ему казалось, тоже желал всеобщего блага, - поддакнул Гарри.

Александр согласился с мнением волшебника, засунул свой кристалл поглубже во внутренний карман куртки (супруги одобрительно закивали) и поднялся с лавки, готовый идти в Орден. В нём заиграл интерес, вызванный рассказами Гарри о спрятанном в скале штабе, полном плодов совмещения технологий людей с волшебством. Центр управления, ангар с фантастическими машинами, полные тайн лаборатории... Всё это будоражило воображение юноши, и с каждым шагом желание поскорее попасть в штаб Ордена становилось всё сильнее. Аппарирование, раскинувшийся вокруг лес, идущие к самому небу горы, журчащая рядом речка... Юноша даже пропустил мимо ушей раздавшийся рядом звонок видеофона, засмотревшись на окружающее его великолепие...

- Звонила Гермиона, - Александра вернул в реальность голос Гарри, понимающего, что разговора юноша не слышал. - Тлея ещё спит, её решили не будить, а время это потратить на беседу с кентаврами в Запретном Лесу. Надеюсь, они ещё помнят нас или хотя бы одну Гермиону, многое сделавшую в своё время для защиты прав нечеловеческих рас.

- Значит, вы уже начали поиски Реликвий? - понял юноша. - А что со Старшей Палочкой?

- Гадаем пока... - вздохнул волшебник. - К магистру Пиксу двое Поттеров и один Честин!

Последние слова Гарри произнёс, коснувшись углубления в скале, к которой компания как раз подошла. То сверкнуло сперва оранжевым цветом, а потом - зелёным. Александр последовал за друзьями сквозь скалу в длинный коридор с металлическими стенами. Сейчас в штабе Ордена Тени было достаточно людно, но с большинством орденцев никто из Поттеров знаком не был. Впрочем, встретившийся по пути высокий русый волшебник (лет пятидесяти на вид; значит, на самом деле несколько старше) поздоровался с ними за руку.

- Привет, Анри, - по лицу Гарри мельком скользнула улыбка. - Пикс у себя, я полагаю?

- Да, он ждёт вас, - магистр Деполье перевёл взгляд на юношу. - Так значит, вы...

- Господин Александр Честин, - официально представила молодого человека Джинни.

- Очень приятно, - новый знакомый пожал руку юноши. - Что ж, не смею вас задерживать.

Они повернули в ответвление от основного коридора, оказавшееся примерно равным ему по длине, и остановились у средней двери. Выведенный на ней знак магистра Ордена красноречиво указывал, что именно эта комната и была целью путешествия волшебников. Створки мягко отъехали в сторону, открыв взгляду юноши просторный кабинет. Вдоль одной из стен стояли шкафы, забитые различными папками и дисками сверхвысокой ёмкости, а вторую украшали репродукции с картин эпохи Возрождения. Ковровая дорожка вела от входа прямо к рабочему столу, у которого уже стояли специально приготовленные для гостей три кресла. За четырьмя бокалами и пачкой открытого сока сидел пожилой человек среднего роста, с небольшой лысиной посреди уже седеющих волос. Он не носил очков, однако вместо них, похоже, глаза магистра покрывали линзы.

- Мистер и миссис Поттер! - вставая, произнёс Пикс таким тоном, словно приветствовал лучшего друга из долгого путешествия. - Как хорошо, что вы наконец-то заглянули сами, вместо того, чтобы играть со мной в испорченный телефон через нашу дорогую Хелен!

- Здравствуйте, синьор Пикс, - показательно-равнодушным голосом ответил Гарри. - Вы же знаете, у нас были дела на Валориане, и мы не имели возможности общаться лично.

- Неужели, - столь же демонстративно удивился магистр. - Ну да ладно, я рад, что наконец-то имею честь видеть вас здесь снова после всех этих лет. Миссис Поттер, вы, как всегда, прекрасны, - галантно поклонился он Джинни. - Приятно видеть, что хоть кого-то в этом мире время щадит своей разящей плетью! - теперь голос Пикса звучал весьма хитро.

- Полноте, синьор, я просто пользуюсь волшебством под названием «косметика», - резко ответила Джинни, всем видом показывая, что не намерена обсуждать свою внешность.

Александр догадался, что магистр не знает причин молодости волшебников, но обладает определёнными подозрениями на этот счёт, а те, в свою очередь, не желают что-либо ему объяснять. Юноша уже думал, что сам будет отвечать на какой-нибудь хитрый вопрос, как вдруг совершенно неожиданная фраза выбила из колеи не только его, но и Гарри с Джинни.

- Господин Честин, наконец-то я могу пожать вашу руку! - воскликнул Пикс, осуществляя данное действие. - Должен сказать, вы очень похожи на своего отца!

Друзья Александра так и плюхнулись в кресла, а сам он остолбенел. Лицо магистра стало ещё более довольным, чем было. Похоже, именно на такую реакцию он и рассчитывал.

- Вы... Вы знали... моего отца? - выдавил из себя юноша после секундной паузы.

- Минуточку! - вмешался в разговор Гарри. - Почему никто никогда нам не говорил...

- Наверное, потому что ни Хелен, ни Анри об этом не знают, а у меня вы не спрашивали, - загадочно ухмыльнулся Пикс. - Да, Александр, я очень хорошо знал Михаила. Он был членом Ордена Тени, хотя в штабе появлялся всего пару раз. Знаете, это уже, можно сказать, традиция для мужчин в вашей семье - быть так или иначе связанным с Орденом, - говоря это, магистр попутно разливал сок по бокалам. Юноша медленно опускался в кресло. - И, раз уж вы здесь, давайте почтим его память, - Пикс поднял один из бокалов и осушил его. Остальные последовали примеру магистра, но куда менее торопливо. - Думаю, теперь вы, Александр, должны знать, что случилось с Михаилом на самом деле. Он погиб при исполнении одного из наших заданий.

- Что... там... случилось? - запинаясь, пробормотал вопрос Александр, даже сомневаясь, что он хочет слышать ответ. Пикс наполнил бокалы соком во второй раз и со вздохом сказал:

- Мы узнали, что кто-то из магического мира очень осторожно пытается купить передовое оружие магглов в российской армии. Вашему отцу поручили сыграть роль продавца, как наиболее подходящему для подобного дела человеку. Он отлично справился с заданием, вскоре должна была состояться личная встреча... Но что-то пошло не так. Встреча состоялась раньше запланированного срока, и когда наши люди прибыли на место, то было уже поздно. Судя по всему, Михаила убили смертельным проклятием, но успел застрелить тёмного волшебника, с которым встречался. Они нанесли роковые удары одновременно, либо у мага был какой-то союзник... Однако в пользу последнего предположения нет ни единого доказательства, поэтому... не думаю, что вам есть, кому мстить.

Магистр внимательно посмотрел в глаза потрясённому Александру, проверяя, насколько идея мести привлекает юношу. Но тот в данный момент вообще вряд ли способен был толком сказать, чего хочет. В мгновение ока все представления юноши об истории отца, истории его семьи перевернулись с ног на голову. Значит, со времён прапрадеда все Честины так или иначе помогали Ордену Тени... И всё началось из-за Исполнителя... Для чего же тому понадобился Иван? Этот вопрос, конечно, интересовал молодого человека и ранее, но всегда оставался погребённым под уймой других, куда более насущных тем. Однако сейчас... Александру в момент захотелось допросить призрака и выдать ему по полной и за историю своей семьи, и за гибель Михаила... Но юноше оставалось только сидеть в кресле, опустив голову, и гадать, насколько он желал бы знать такую правду, и как она изменит его жизнь.

- И вы молчали... - прорычал Гарри. - Вы знали и молчали... Берегли для этого момента!

- А вы? - вдруг сверкнул глазами магистр, поворачиваясь к волшебнику. - О чём вы молчите, Поттер? Послушайте, давайте говорить начистоту! Всё это время я помогал вам только по двум причинам: первая - меня о многом попросил Снейп перед уходом. Вторая - я чувствовал себя обязанным Александру. До недавнего времени эти причины даже помогали друг другу. Валориан - отличный шанс сразу подняться на высокую ступеньку в карьере, уж чего греха таить - проверить молодого человека, а также весьма интересные совпадения с некоторыми просьбами Снейпа... Я многим ему обязан, и до поры до времени старался закрывать глаза на многочисленные тайны, окутывающие как его, так и вас, Поттер! Но всему есть предел! Сейчас, после того, как вы невесть что учудили на Валориане, когда из-за вас - да-да, из-за вас! - обострились межрасовые отношения, когда вы неизвестно как оказались на Земле, хотя на «Фелоушипе» не летели, когда вы для неизвестных целей используете Александра... Хватит играть со мной, Поттер! - глаза двух волшебников встретились, казалось, они собирали все силы для легилименции и окклюменции.

- Много будете знать - скоро состаритесь! - вступилась за супруга Джинни, резко вставая.

- Тогда вы, надо думать, знаете меньше младенца? - с нотками гнева парировал Пикс, продолжая играть в гляделки с Гарри. - Вы, Снейп, Марков... вы все что-то узнали тогда, какую-то тайну, до сих пор играющую не последнюю роль в вашей жизни. Эта тайна связана с Орденом, с вашей неестественной молодостью, с Александром, с магорианцами... со всей пьесой, что разыгрывается вокруг меня совершенно без моего ведома! Послушайте, Поттер, ради чего вы участвуете в этом? Хотя бы ответьте мне - ради чего?

- Ради интересов всех людей на Земле! - выпалил Гарри, отводя взор от магистра.

- Хотите опять стать спасителем мира? - презрительно усмехнулся тот. - Но послушайте, вы же совершенно не подходите для планирования таких операций! Вы отличный человек, Поттер - храбрый, решительный, добрый... Но вы не умеете жертвовать иначе как самим собой, а для больших дел всегда нужно приносить большие жертвы... Только поэтому вы до сих пор не в Ордене, поэтому пытаетесь вести свою собственную игру... Не так ли?

- Хотите, чтобы я принял вас как кукловода? - Гарри старательно избегал встречи с глазами Пикса; видимо, в проникновении в сознание тот был сильнее. - Простите, я слишком хорошо помню, что происходит, когда магистр Ордена решается на большие жертвы! - он встал вслед за супругой. - Вы не знаете, ради чего Коттон планировал убить миллионы людей... А я - знаю! И сейчас вижу, что вы вполне способны пойти по его стопам! Нет, Пикс, я не скажу вам ни слова, и именно потому, что вы - отличный магистр и умеете жертвовать!

Поттеры уже хотели было махнуть юноше и направиться к дверям, но магистр остановил их. Он попросил их ненадолго задержаться, откинулся в своём кресле, выпил соку и сказал:

- Хорошо, вы сделали свой выбор, - тон Пикса был вполне спокоен. - Вы понимаете, что я более не буду вам как-то помогать. Храните свои тайны, со временем я всё равно до них докопаюсь. Александр, - магистр посмотрел в глаза юноше, поднятые при звуке имени, но легилименцией не воспользовался. - Я вижу, вы знаете больше меня... но, уверен, меньше их, - он кивнул в сторону Гарри и Джинни, вставших рядом с молодым человеком и следящих, чтобы Пикс не применил какое-нибудь заклятие. - Подумайте, на чьей стороне вы хотите быть? Обещаю, что мы продолжим прикрывать вас в любом случае... так как я надеюсь, что после провала планов Поттера вы всё равно придёте в Орден, - магистр постарался принять вид холодного рационалиста, однако юноша понял - тот испытывает к нему симпатию. - Но всё-таки скажите - вы верите в то, за что сражаются они? В их цели, методы, средства?

Александр задумался. Вопрос, в принципе, таким уж неожиданным не был. Ещё на стадии взаимных упрёков юноша понял, что союзу друзей и Ордена пришёл конец, а на него имеют виды обе стороны. Итак, по одну сторону баррикад находится могущественная секретная организация - с довольно честным и открытым человеком во главе, но весьма спорными методами. Правда, членом Ордена был Михаил - но, похоже, далеко не самым активным. По другую же сторону Исполнитель... Конечно, как личность после всего случившегося призрак проигрывал Пиксу. Но объективно, даже учитывая все манипуляции и недомолвки... даже учитывая случайные жертвы вроде Холи... Что будет, если сейчас всё рассказать магистру? Не окажутся ли те, уже принесённые, жертвы бессмысленными, а победа - куда более кровавой? И, конечно, друзья... В них Александр был уверен. Они обещали быть с юношей до конца, и сейчас вот так пойти против их мнения - значит совершить предательство.

- Простите, магистр, но я верю Гарри, - твёрдо заявил молодой человек. - Я буду с ним.

- Что ж, - казалось, Пикс не слишком разочарован. - Вы молоды, многого не знаете... Я понимаю ваш выбор. Полагаю, в вашем возрасте Михаил поступил бы также.

Александр не знал, относиться ли к сказанному как к комплименту, но он пробормотал благодарность и прощание. Поттеры также попрощались с магистром, но весьма холодным тоном. Взаимно, впрочем. Друзья направились к выходу быстрыми шагами. Однако у самой двери их остановило замечание магистра, произнесенное совершенно равнодушным тоном:

- Да, Поттер, и передайте младшему сыну, чтобы он притормозил свои исследования в отношении магглов. Мы же не хотим, чтобы он перешёл черту, не так ли?

- Держитесь подальше от Альбуса! - одновременно процедили сквозь зубы супруги.

Гарри бы с радостью хлопнул дверью, выходя, если бы та не состояла из двух разъезжающихся створок. По коридору они почти бежали, не говоря ни слова. Гнев волшебников постепенно угасал, но они всё равно молчали до того момента, как свежий лесной воздух окончательно выветрил из головы неприятный осадок, оставшийся от беседы.

- Редкостный негодяй, - произнёс Гарри первую фразу. - Однако... Александр, я должен от всей души поблагодарить вас. Уверяю, мы ничего от вас не скрываем, что бы он не говорил!

- Эм... спасибо. Да, я знаю... - ответил юноша, разочарованный отзывом друга о магистре.

- Гарри, Пикс, конечно, не подарок, - Джинни словно поняла мысли молодого человека. - Однако не надо говорить о нём в таком тоне. Если бы он всё знал... возможно, он бы согласился с нами... Либо, конечно, пошёл по пути Коттона, - быстро добавила она, поймав взгляд супруга. - А Альбуса он тронуть не посмеет, если не давать повода...

- Если посмеет, я ему собственноручно голову откручу, - сердито фыркнул волшебник.

Они ещё немного погуляли по лесу. Волшебница осторожно поговорила с юношей по поводу истории Михаила, лишний раз заверив молодого человека, что никогда ни о чём подобном не слышала. Тот уверенно заявил, что и не сомневался в честности друзей, чем вызвал у супругов благодарные улыбки. Затем опять раздался звонок по видеофону. Гермиона интересовалась итогами беседы с Пиксом и сообщала, что кентавры согласились помочь найти Воскрешающий Камень. После описания пререканий с магистром она не упустила шанса поругать друзей за излишнюю резкость, но в итоге признала: Орден никогда не был особо надёжным союзником. Юноша немного разволновался по поводу отношений, которые теперь сложатся между Гермионой с Роном, их сыном и невесткой. Однако та махнула рукой и заверила его, что Хелен прекрасно понимает ситуацию и никогда не выдаст магистру какой-либо тайны. Счастливый брак ценился женщиной превыше всего.

Александр, Гарри и Джинни, можно сказать, синхронно аппарировали вместе с Гермионой к дому четы Уизли. Солнце уже приближалось к зениту, в саду на раскладном кресле сидела Тлея, одетая в тёплую куртку с брюками и практически неотличимая от землянки. В руках она держала свой кристалл, уже замаскированный под нечто круглое, тёмно-коричневое и оканчивающееся полой палочкой такого же цвета. Заметив юношу, она вскочила и замахала ему. Молодой человек поспешил к подруге и обнял её. Волшебники не смогли сдержать радостных улыбок. Из дома показался Рон, сжимающий в руках футляр для камня юноши. После обмена несколькими фразами кристалл Александра также оказался замаскированным, а его хозяин попробовал сотворить проверочное заклинание, удавшееся на отлично.

- Ну вот, теперь вы сойдёте за двух волшебников с палочками странной заграничной модели в руках, - просиял Рон, видя абсолютный успех созданной им маскировки.

- Можно сделать умнее, - хитро прищурилась Гермиона, и наложила чары хамелеона на круглую часть футляра для камня Александра. Рон чуть нахмурился, но проделал то же с кристаллом Тлеи. Теперь, если регулярно подновлять заклятия, издалека казалось, будто в руках молодые люди сжимают самые обыкновенные волшебные палочки. При колдовстве, правда, они ощутимо вспыхивали цветом спрятанного кристалла, но уж этот-то эффект точно можно было списать на работу какого-нибудь китайско-сибирского мастера.

Теперь, в присутствии юноши, о планах Уизли показать девушке Лондон не могло идти и речи. Немного посовещавшись, волшебники решили позволить им одним погулять где вздумается. Чтобы молодые люди могли вернуться к дому Уизли, Гермиона сделала из монеты в один кнут портключ к дому и положила её в небольшую коробочку, которую и вручила Александру. Затем последовал небольшой спор по поводу финансов, в ходе которого юноша защитил право самостоятельно за всё платить, тем более что его карточка принималась по всему миру и содержала кругленькую сумму, накопившуюся за время проживания на Валориане. Кроме того, молодым людям вручили электронный путеводитель по Лондону обычному, дополнили его зачарованным путеводителем по Лондону магическому и уже хотели аппарировать с ними до Диагон-Аллеи, когда Рон ехидно заметил:

- Уважаемая миссис Уизли, а вы слышали, что в Англии для создания портключей надо получать лицензии? А то ж не ровен час, прознает Малфой какой, что вы закон нарушаете!

- О, мистер Уизли, - разочарованно протянула та, - я, если вы забыли, работала в нашей... кхем... бесподобной законодательной системе, и на деле убедилась, что туда можно ввернуть чего угодно, было бы желание. Так, мною совершенно случайно в своё время оказался добавленным пунктик, что перемещения нечеловеческих существ и их спутников подлежат регистрации по несколько иным правилам. Так как ен’Камю является магорианкой, а власти об истинной истории данной расы не осведомлены, то официально закона я не нарушаю.

- Знаете... - вдруг пришло в голову Гарри. - Лучше всё же возвращайтесь через каминную сеть на Гриммолд Плейс, 12. Мы с Джинни живём сейчас в Годриковой Лощине, тот дом пуст - стало быть, вы никого не потревожите, включая не в меру любопытного Малфоя.

С этой идеей все согласились, оставив портключ в качестве резервного плана. Раз уж возвращаться молодым людям предстояло через каминную сеть, то и доставить их в Лондон решили через неё же. Кроме того, Джинни ещё вспомнила, что Алексанру неплохо бы дать номера видеофонов волшебников для связи в случае необходимости (оставшимися от работы в Представительстве коммуникаторами на Земле лучше было не пользоваться). Наконец, юноше с девушкой объяснили принцип работы каминной сети, по сути, представлявшей собой упрощенный аналог киарола. Уже имевшие опыт такого рода перемещений молодые люди справились с ними куда лучше, нежели Гарри в своё время. Они вместе с друзьями сразу попали в нужный дом на Гриммолд Плейс. Сейчас он выглядел не так мрачно, как когда-то - за прошедшие годы Поттеры сумели привести его в порядок, кое-где подремонтировать, приукрасить, обновить... Даже с портретами они нашли общий язык, и Валбурга Блэк более никого не тревожила своими воплями, хотя Рона интересовало - что она сказала бы по поводу присутствия в доме инопланетянки? А вот головы домовых эльфов со стен предпочли вовсе убрать. Вместо них теперь висели портреты членов семейств Поттеров и Уизли.

Молодые люди вышли на улицу, и сразу затерялись в суете столицы Великобритании. Тлея аж поёжилась с непривычки, увидев толпы бегущих по делам людей - на Валориане с его киаролами такой суматохи и быть не могло. За прошедшие года площадь сильно изменилась: рядом с ней пустили монорельс, соседствующий с эстакадой высокоскоростной магистрали, недалеко расположился один из офисов крупной фирмы «Груннингс» - теперь суета здесь была немногим меньше, чем в деловом центре города.

Юноша с девушкой пробились к монорельсу и отправились к историческим памятникам Лондона. Александру никогда раньше посещать столицу Великобритании не приходилось, так что путешествие и для него несло много нового, ну а Тлея так вовсе поражалась открывшимися ей чудесами Земли, в частности, самой монорельсовой дорогой. Она с интересом следила за скользящим вдалеке самолётом, тихо спрашивая пояснений у друга, чтобы не вызвать у окружающих подозрения глупыми вопросами. Впрочем, после бесед с Гермионой и Александром на Валориане магорианка была достаточно подкована в земной культуре, чтобы сразу и самостоятельно отличать автомобиль от поезда.

Вскоре молодые люди уже стояли на берегу Темзы и смотрели на разрезающие её гладь скоростные катера и парящие над поверхностью воды суда на воздушной подушке. Недалеко возвышалась башня Биг-Бена, с Вестмистерского моста доносился монотонный рокот разреженного потока машин. Внешне исторический Лондон мало отличался от того, что смотрел с фотографий полувековой давности. Все новостройки старательно огибали его, и даже въезд автомобилей власти старались ограничивать, как только могли. Потому здесь, посреди достойных Валориана зелёных насаждений, достаточно легко дышалось, и лишь идущий от воды холод не позволял Тлее ощутить себя как дома.

На знаменитом двухэтажном автобусе, превращённом новейшими технологиями в современное средство передвижения, молодые люди отправились дальше - сначала по другим знаменитым на весь мир достопримечательностям, затем - посмотреть на вход в английское министерство магии, по-прежнему замаскированный под телефонную будку, а под конец - на Диагон-Аллею, забитую магазинами волшебников. На пути к последней Александра настиг звонок матери, вернувшейся домой с работы и интересовавшейся делами сына. Юноше пришлось срочно отыскивать какой-нибудь достаточно тёмный уголок, чтобы Светлана, чего доброго, не признала в окружающих его видах иностранного города. Он не стал утаивать, что в данный момент у него, вообще-то, свидание, но на просьбу показать избранницу ответил категоричным отказом.

Диагон-Аллея была забита народом ощутимо меньше, нежели улицы маггловского Лондона. Подготовка к учёбе давно закончилась, к праздникам - ещё не начиналась. Молодые люди заинтересованно смотрели на витрины магазинов. Александр объяснял Тлее, для чего у земных волшебников используется то или иное магическое приспособление (насколько сам мог это знать), а та рассказывала, как подобные проблемы решаются на Валориане. Проходя мимо волшебных палочек Олливандера, они не могли не посмотреть на свои кристаллы и погадать, что было бы с представителями знаменитого рода, узнай они о такой конкуренции своим лучшим творениям. Замаскированные камни, правда, пришлось быстро спрятать - хозяин выглянул из своего магазина, и вполне мог заинтересоваться происхождением невиданных палочек иностранных волшебников.

На город уже накатывались сумерки. Александр знал, что пора бы ему возвращаться домой, но... не хотел. Юноша и девушка опять шли вдоль берега Темзы, толком не зная даже, куда направляются. Не обремененные особым смыслом беседы, личные воспоминания, которыми молодые люди по каким-то причинам не обменялись раньше, добрые шутки... Последний раз они могли вот так гулять сравнительно недавно - и в то же время так давно... Наверное, Александр и Тлея провели бы так минимум ещё несколько часов, если не целую ночь, однако... Магорианка внезапно задрожала и пожаловалась на холод. Юноша обнял её, но вдруг сам почувствовал какую-то странную прохладу, от которой совершенно не спасала ни одежда, ни идущее от человеческого тела тепло. Решив, что это мельчайшие капельки воды поднимаются от реки и делают окружающий воздух особенно холодным, молодые люди поспешили покинуть берег Темзы.

Тем не менее, прохлада не отступала, а становилась ещё более жестокой. Либо на город наступал какой-то ветер прямиком из глубин Арктики, либо вокруг творилось нечто непонятное и наверняка опасное. В любом случае, продолжать вот так спокойно гулять было по меньшей мере глупо. Юноша и девушка одновременно решили возвращаться домой, без слов понимая друг друга. Они запрыгнули в удачно подвернувшийся автобус и поехали к ближайшей станции монорельсовой дороги, откуда можно было прямо добраться до площади. К некоторому облегчению, другие пассажиры также чувствовали резкое похолодание. Один хмурый старик себе под нос ругал синоптиков, обещавших тёплый вечер и так и не научившихся за несколько столетий толком предсказывать погоду.

Поезда пришлось немного подождать. Тлея, улучшив момент, когда их никто не видел, сотворила поток горячего воздуха, чтобы согреться. Однако - странное дело! - эффект от него по непонятной причине оказался значительно ниже ожидаемого. Ситуация становилась всё более и более неприятной. Молодые люди уже с беспокойством оглядывались по сторонам, когда, наконец, подоспел поезд. Они буквально влетели в вагон и упали на первые попавшиеся места, облегчённо выдохнув, когда состав тронулся дальше в направлении казавшегося теперь спасительным дома на Гриммолд Плейс.

Люди вокруг проявляли признаки беспокойства, причём теперь это не успокаивало Александра с Тлеей. Нет, синоптики тут точно были не причём, а холод не был естественным следствием какого-нибудь циклона. Обстановка вокруг становилась всё более и более напряжённой, магглы вжимались в кресла и безрезультатно кутались в куртки, а юные волшебники места себе не находили. К концу достаточно короткой поездки они уже нервно сжимали кристаллы в карманах, и вылетели из вагона с ещё большей скоростью, чем когда входили в него. До дома им оставалось пройти всего-ничего, но холод уже становился нестерпимым, как и ощущение надвигающейся опасности.

Гриммолд Плейс словно вымер. Нет, то тут, то там виднелись люди - но они будто не шли расчёт при созерцании окрестностей. Что-то говорило Александру и Тлее, что магглы сейчас бесполезны, они чувствуют то же, что и волшебники - но сделать ничего не могут. Обычные люди казались бесплотными призраками в мире, в котором существовали только юноша, девушка, а также неведомая угроза, охватывающая их со всех сторон. Молодые люди слышали лишь топот своих ног, бегущих к дому, лишь учащённое биение своих сердец... Они торопились как могли, но опасность также не дремала. Приближалась дверь дома... Долгожданная, спасительная, такая милая дверь становилась всё ближе и ближе...

Вдруг Тлея закричала и споткнулась. Александр успел подхватить подругу, не дав ей упасть, но его собственные колени также подкосились. Молодые люди побледнели. На них со всех сторон надвигались чёрные фигуры в плащах и капюшонах... От них веяло холодом, страхом, смертью... И их были десятки, сотни... а может, и тысячи... Они наступали отовсюду, плотным строем окружали дрожащих юных волшебников... Тлея вдруг начала шептать какие-то слова на магорианском языке, она плакала, её руки похолодели словно лёд, а дыхание участилось. Александр не знал, что происходит, не знал, что делать...

- Эй, что у вас случилось? - закричал голос внутри головы. - Все датчики зашкаливают!

Сознание юноши помутилось, он находился на грани реальности, казалось, разделился на две половины, одна из которых стояла на коленях посреди Гриммолд Плейс, а другая находилась в совершенно ином месте и даже в совершенно ином времени.

- Эно-Рен, проклятье, ты объяснишь мне... - слова заглушал громкий дребезжащий звук.

- Выброс энергии! Отрубайте её! Слышите?! Отключайте! Быстро!

Земля задрожала, к дребезжащему звуку добавился нарастающий рокот.

- Зо-Не-Виат вышел из-под контроля! Я не могу ничего сделать!

- О, нет! Мы обречены! Здесь всё взлетит на воздух! Кто-нибудь, прошу... - отовсюду слышались крики, кто-то заплакал, зарыдал, а потом... ослепительная вспышка... ужасающий грохот... и боль, нестерпимая боль... Она пронизывала всё тело, разрывает его на части...

- Нет! - Александр вскочил на ноги и выхватил кристалл. Окрестности залил яркий красный свет, озарив толпу дементоров, окруживших юношу и девушку. Тлея всё ещё тихо плакала, лёжа на земле, но молодой человек был полон решимости защищаться. Он знал, что делать, он помнил слова Тедди, он был готов сражаться за свою жизнь и жизнь подруги до последнего. Откуда-то в Александре взялись дополнительные силы, что-то внутри него сопротивлялось навеянным демонами воспоминаниям. Собрав всю кипевшую внутри себя ярость, всю боль, оставшуюся от страшного видения, он решительно и отчётливо произнёс:

- Expecto Patronum!

Дементоры отступили перед багровым облаком, рванувшимся из кристалла. Через мгновение рядом с юношей и девушкой уже стояло Воплощение, но странное дело - демоны не спешили ни обращаться в бегство, ни наступать на своих жертв. Они просто замерли вокруг юных волшебников сплошным кольцом. Патронус также оставался на месте. Александр вдруг ощутил, что идущий от дементоров холод покидает его. Девушка прекратила плакать, поднялась на ноги и, дрожа уже не из-за демонов, а от собственного страха, прижалась к юноше. В течение минуты молодые люди слышали только идущее отовсюду шипение, которым дементоры переговаривались друг с другом. И, внезапно, окружившие юных волшебников демоны опустились... на колени? Наверное, если у них были колени - по крайней мере, впечатление было именно такое. А затем порождения ужаса поклонились...

- Наконец-то! - Александр смог разобрать дребезжащий голос одного из них. - Ты вернулся. Наш создатель, наш повелитель, наш предводитель... Мы - в твоём распоряжении!

Воплощение превратилось в клубы дыма и исчезло, но демоны оставались кланяться юноше. А он испуганно смотрел на них, совершенно не понимая, что только что случилось.

- Что... значит... «создатель»? - проговорил он, силясь найти в словах иной смысл.

- Ты создал нас... сотни лет тому назад... - прошипел дементор, поднимаясь с колен.

- Александр... что это значит? - недоумевающе пролепетала девушка. - Кто... они?

- Александр... - повторил демон. - Изменилась лишь твоя оболочка... Даже имя осталось прежним. С тех пор, как ты пал, мы служили многим смертным. Служили, чтобы продолжать существовать, чтобы нас стало больше. Но всё это время мы по-настоящему были верны лишь тебе. Ты создал нас такими, и ты вернулся к нам... Теперь мы ждём твоего приказа, каким бы он не был. Мы - твои рабы, твоё войско... мы целиком твои. Командуй нами!

- О, Боже... - прошептал юноша, борясь с начавшейся головной болью. - Это... дементоры, порождения ужаса, страха... Похоже, их создал Калигон... до того, как был убит в своей человеческой форме, - молодой человек не мог толком объяснить, для девушки он выговаривает эту фразу или для себя самого. От очередной новости рассудку Александра становилось всё хуже, он изо всех сил старался успокоиться, взять себя в руки и решить, наконец, что делать с этими ужасными и совершенно нежеланными слугами.

- Вы... эм... можете стать... добрыми? - задал юноша первый пришедший на ум вопрос.

- У нас нет душ, у нас нет свободы воли, - ответил демон. - Мы такие, какими ты создал нас, мы не можем измениться... Мы - не добро и не зло, мы - лишь инструмент твоей воли.

- Так... пару секунд... - молодой человек несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул. Демоны стояли, не проявляя никаких признаков нетерпения, желающие лишь служить вновь обретённому господину. Их капюшоны колыхались на ветру, ноздри втягивали воздух, а аура страха отпугивала магглов вокруг, без оглядки бегущих прочь с Гриммолд Плейс. Тлея же находилась под защитой Александра, и демоны знали это. Тем не менее, испытанный ужас всё ещё не покидал девушку. Нетрудно было догадаться, что она при нападении дементоров вновь переживала гибели настоящих родителей... и приёмного отца.

- Уходите прочь, - вымолвил, наконец, Александр. - Уходите и более ни на кого не нападайте. Ни за что и никогда. Никому не служите. Просто уйдите в небытие.

- Когда мы понадобимся, тебе стоит только позвать нас, - без тени неудовольствия прошипел в ответ демон. Порождения ужаса начали расходиться и исчезать в темноте, а молодые люди медленно побрели в дом, стараясь дышать как можно глубже. Когда они открыли дверь, то с удивлением увидели, как к ним бегут все четверо волшебников. Должно быть, лица молодых людей красноречиво говорили о произошедшем, так как Гарри с ходу сунул обоим в руки большие плитки шоколада. Гермиона всплеснула руками.

- Неужели вы их встретили? С вами всё в порядке? - протараторила она. - Как только мы услышали по радио... Ешьте, ешьте шоколад, полегчает! - настоятельным тоном повелела она. - Министерство в панике, они заметили, что в Лондон собираются дементоры со всего света! Мы сразу же позвонили вам, но не смогли дозвониться... Эти твари в больших количествах наводят помехи... Почему вы не воспользовались портключом? - последние слова волшебница произнесла таким голосом, словно отчитывала провинившихся детей.

Действительно, мысли о портключе словно вылетели у юноши и девушки из головы.

- Не ругай их, они и так натерпелись! - вступилась за юных волшебников Джинни. - Ух, попадись мне теперь только Малфой! Поставили же неумеху во главе авроров! Странно, как этот идиот вообще с преступностью может бороться! Это ж надо! Проворонить кучу дементоров, дать им добраться чуть ли не до дверей министерства, а потом ещё в прямом эфире кого-то успокаивать и что-то обещать, когда демоны бегают по городу, словно крысы по подвалу! Да что б они всей толпой к Малфою в гости заявились - может, хоть поумнеет!

- Подождите, подождите, больше они ни к кому не заявятся... надеюсь... - пообещал юноша, изо всех сил крутя кристаллом, чтобы подозвать себе и девушке стулья. Рон спохватился и помог молодому человеку, пододвинув поближе к нему диван. Юные волшебники сели, после чего Александр начал рассказывать удивлённым друзьям о произошедших только что событиях.

- Невероятно... - пробормотал Гарри, когда юноша закончил рассказ. - Мне, честно говоря, казалось, что дементоры были на Земле всегда... Гермиона, что скажешь?

- Как ни странно, мне тоже, - ответила волшебница. - Хотя в книгах нет никаких сведений о моменте их появления... Но, полагаю, всякие потусторонние монстры вроде живого савана порой беспокоили волшебников, о них складывали легенды, для борьбы с ними создали чары патронуса, а затем Калигон, вдохновлённый всякими россказнями, создал дементоров...

- Я рад, что ты можешь добавить пару лишних строчек в учебники истории, - язвительным тоном прервал супругу Рон. - Но более насущным вопросом является, с какого перепуга они вообще стали собираться в Лондоне? Почувствовали Александра? Но почему тогда напали?

- Хм... - замялась Гермиона. - Неплохой вопрос. Возможно, и почувствовали. Возможно, просто совпадение, пусть и из разряда невероятных. После того, как в Азкабане от них отказались, они могли что-нибудь запланировать... наверное... А может, кто-нибудь и специально послал их по душу Александра либо Тлеи... Надо было спросить у демонов...

- А поцеловаться с дементорами ребятам не стоило? - опять фыркнула Джинни.

- Ну ладно, ладно, - согласилась Гермиона. - Первые два варианта мы проверить не можем, а вот последний... Такое мог спровоцировать только сильный и влиятельный волшебник...

- Малфой, - предположил Рон, изображая руками, как он душит главу авроров.

- Пикс, - одновременно выдвинул свой вариант Гарри, вжимая кулак в ладонь.

- Скорее, действительно Пикс, - кивнула Гермиона. - Малфою-то, вроде, про наше возвращение неоткуда узнать. А вот магистр достаточно могущественен... Но... зачем?

- Потому что он мерзавец и готов на любые жертвы неизвестно ради чего, - ответил Гарри.

- Веская причина, - скептически произнесла Гермиона. - Что ж, если выяснится, что он каким-то боком к этому причастен... Как ты там, показал, дорогой? - переспросила она супруга, который с радостью опять продемонстрировал Отелло в финале трагедии.

- А пока что вы, Александр, можете собой гордиться, - улыбнулась Джинни. - Похоже, эти твари вас и впрямь слушают, так что сегодня вы спасли множество людей от них.

- Вот только все заслуги припишут, конечно же, Малфою, который, - голос Рона стал напоминать дикторский, - «самоотверженно и с потрясающей эффективностью спас Лондон от страшной угрозы». В общем, нас обяжут лизать ботинки Главному Герою Авроров!

- Рон, хватит! - укорила мужа Гермиона. - Александр, - повернулась она к юноше. - В свете последних событий носите порключ всегда с собой и уж постарайтесь не забывать про него более. Пикс это постарался, или не Пикс - но лишняя страховка не помешает.

Молодой человек молча кивнул и насупился. Опять его считают маленьким, хотя дама, конечно, права... Однако всё равно подобная чрезмерная забота юноше не нравилась. Тем временем Тлея уже доела свою плитку шоколада и удивлённо смотрела на юношу, к своей даже не притронувшемуся. Волшебники также обратили внимание на поведение молодого человека, казавшееся слишком спокойным в свете недавней встречи с дементорами.

- Александр, - проницательно посмотрела на юношу Джинни. - Простите мне вопрос, если он причинит вам боль... Но скажите - что вы видели при нападении демонов? Ведь это были не самые страшные моменты вашей жизни, не так ли?

По лицу Тлеи скользнула тень страшных воспоминаний о её собственных видениях.

- Ммм... - юноша вздохнул. Ему почему-то не хотелось рассказывать об этом друзьям, но раз уж они спросили... - В общем, я видел... - пересилил себя он. - Ну, не видел, а только слышал... Похоже, я слышал сцену гибели планеты энергонов. Они говорили, что Зо-Не-Виат вышел из-под контроля, потом были испуганные крики, а потом... взрыв. Не знаю, должно быть, основной удар на себя приняло то существо, с которым у меня образовалась связь...

- Понятно... - похоже, волшебницу ответ юноши не слишком обрадовал. - Значит, связь между вами сильнее, чем нам пытался выставить Исполнитель. Но, по крайней мере, она спасла вас от дементоров, и вы смогли сотворить патронуса. Спасибо за откровенность.

Сейчас, от воспоминаний о пережитом, молодого человека всё-таки пробрала дрожь. Честно говоря, он даже не понимал, как смог тогда отнестись к услышанному с таким хладнокровием. Ведь это на самом деле было ужасно, крики обречённых энергонов всё ещё звучали в ушах юноши. Он был счастлив, что ничего не видел, а лишь слышал и чувствовал... А тогда, видимо, Александр и впрямь разделился на две личности - одна, принадлежавшая древнему призраку, переживала ужасы, а другая, собственно личность юноши, отражала нападение демонов, ощущая лишь малую толику терзавшей энергона боли. Юноша откусил большой кусок от плитки шоколада, и в который раз пожалел Исполнителя.

Шестеро волшебников вернулись в дом Уизли через каминную сеть и, к удивлению, обнаружили картонную коробочку, лежащую посреди стола в гостиной. По всей видимости, её за время отсутствия хозяев принесла сова. Когда заинтересованный нежданной посылкой Рон открыл упаковку, на стол упали два металлических кубика и напечатанная записка. Похоже, это становилось стилем Ордена Тени - давать совам нерукописные послания.

М-р и м-с Уизли, м-р и м-с Поттер, а также г-н Честин!

Я уговорил магистра Пикса послать вам два двухсторонних портключа для Александра. Эти модели могут более тысячи раз перенести человека в окрестности нашего штаба и назад к месту отправки. Их должно хватить, чтобы наш юный друг мог путешествовать к вам, а также по всему миру через порключи у штаба. От себя прошу уладить все разногласия с магистром Пиксом; я уверен, что вы просто неправильно друг друга поняли.

Анри Деполье

- Наивный, - покачал головой Гарри. - «Мог путешествовать к вам, а также по всему миру». Ага, а главное - зайти в штаб Ордена без нашего ведома. Но подарок весьма кстати.

Он вынес один из кубиков во двор и переместился с его помощью к штабу Ордена, заодно удостоверившись, что портключ ведёт именно туда. Затем Гарри вернулся аппарированием и сказал, что вмуровал кубик в ствол дерева рядом с местом прибытия, упаковал второй портключ назад в коробочку и отдал его Александру. Транзитный узел был готов.

- Блестящее решение простой логической задачи, - улыбнулась Гермиона.

Через пять минут юноша уже входил в свой дом, давно накрытый лунной ночью. Мать с пониманием отнеслась к позднему возвращению сына, памятуя о его свидании, и даже не задавала лишних вопросов, а только хитро улыбалась. Молодой человек положил оба портключа - и к штабу Ордена, и экстренный, к дому Уизли - в ящик стола, не став их особо прятать. Волшебники перед аппарированием заверили Александра, что на магглов данные модели не действуют, а стало быть, для Светланы никоим образом не опасны. Вскоре юноша лёг спать, но эта ночь вышла не слишком спокойной. В мыслях молодого человека постоянно проносились услышанные сегодня крики обречённых энергонов, а воображение совершенно без желания юноши дорисовывало страшную картину гибели целой звёздной системы, ставшей итогом желания цивилизации повелевать самим мирозданием.

Глава 13. Шум в министерстве

Время летело незаметно. Теперь, имея в распоряжении портключ, Александр мог когда угодно навещать Тлею, учитывая разве что разницу во времени и планы друзей. Первое время юноша даже в какой-то мере опьянел от представившейся ему свободы - ведь через окрестности штаба Ордена можно было попасть в любую страну чуть ли не за несколько минут. Ну или несколько десятков, если соответствующий портключ находился далеко от места прибытия. С картой окрестностей штаба, которую для аналогичных целей Гарри отдал Снейп во времена исполнения неизвестного задания, любое путешествие казалось юноше осуществимым без особых усилий. Если бы данные о расходах по карточке и телефонных звонках не проходили через Орден Тени, то скачущим по всему миру молодым человеком вполне могли бы заинтересоваться секретные службы, даже не учитывая, что официально он вообще должен отсутствовать на Земле.

Александр и Тлея побывали в Египте, Франции, Японии, Китае... В общем, за неделю совершили чуть ли не кругосветное путешествие. Волшебники их перемещениям не мешали, но вполглаза всегда старались приглядывать за молодыми людьми. Однажды, во время экскурсии к пирамидам, юношу очень не вовремя настиг звонок матери. Посреди пустыни спрятаться было некуда, возвышающиеся рядом чудеса света хорошо узнавались, и лишь только экстренная помощь девушки в создании иллюзии спасла Александра от разоблачения. После той истории он, впрочем, начал потихоньку готовить Светлану к правдивому рассказу о своих приключениях и волшебном мире.

Друзья тем временем продолжали наводить справки о реликвиях. От кентавров никаких обнадёживающих новостей не было, и Гарри начал всерьёз опасаться, что Воскрешающий Камень на самом деле постигла судьба Старшей Палочки. О её местонахождении либо похитителе также что-то определённое никто сказать не мог. Волшебники говорили с Гаспаром Шинглтоном, знаменитым изобретателем самопомешивающегося котла и нынешним директором Хогвардса, беседовали с портретом Дамблдора, пытались применить чары для обнаружения следа грабителя могил - но всё было тщетно. Кто похитил Палочку, куда спрятал либо почему до сих пор себя не обнаружил её применением - эти вопросы оставались без ответа. Поиски ещё больше осложнялись тем фактом, что многие волшебники всерьёз верили в придуманную в своё время Гермионой легенду, что реликвия находится в неком хранилище, построенным Дамблдором, в полной недосягаемости.

В субботу следующей недели Светлане всё-таки удалось отловить «сотрудников» Александра, а точнее, Рона и Гермиону, в поисках следов Палочки добравшихся до России. Они заглянули к юноше, чтобы проконсультироваться по поводу расположения в Москве адресов проживания некоторых знаменитых магов, а в результате задержались за щедро накрытым столом. Светлана неплохо знала английский, а Гермиона успела кое-как научиться русскому, так что никакой языковой барьер не мешал матери вызнать всё, что только можно о коллегах сына. Конечно же, Светлана не могла не спросить о Тлее, и, хотя волшебники отзывались о девушке очень хорошо, юноша всё равно смущённо краснел и старался замять подобные разговоры. Как-то облегчало его участь лишь то, что сама девушка тут отсутствовала, хотя Светлана, конечно же, с радостью бы приняла и её тоже.

К тому времени молодые люди всё-таки устали от скачков по всему свету и постоянной перемены климата. Ещё в среду Александр наконец-то показал подруге Москву, и с тех пор юноша и девушка проводили время либо в Великобритании, либо в России, не задумываясь о посещении ещё какой-нибудь страны. Тлея уже успела великолепно освоиться с чудесами техники и культурой землян, так что никто более не опасался никаких казусов, способных рассекретить магорианку. Она с жадностью впитывала любые знания, проявляла искренний интерес ко всему новому, что только видела на прогулках, и, казалось, чувствовала себя на чужой планете как дома. Александр, однако, не сомневался - в глубине души подруга скучает по родному Валориану. Действительно, воспоминаниям о родине она предавалась с той же радостью, что и каждому совершённому собой открытию.

На следующий день после радушного приёма у Светланы, Рон и Гермиона познакомили Александра с настоящей Хелен. Она с супругом хотела на Хеллоуин пуститься в небольшое маггловское путешествие по Франции, и подобный визит был чем-то вроде прощания и извинения одновременно. В былые времена, до отлёта четверых волшебников на Валориан, Рон, Гермиона, Хелен, Хьюго, а также дети последних, ныне учащиеся в Хогвардсе, проводили праздник вместе. Остальные отпрыски Уизли и Поттеров также разъезжались кто куда. Альбус хотел навестить Офелию и сына в Чили (точнее, уже в Перу), его брат Джеймс вообще работал за границей, ну а Лили и Роуз обычно отмечали праздник с семьями мужей. В свете таких событий волшебники решили под Хеллоуин собраться вместе у Рона и Гермионы, познакомить с соответствующими традициями Тлею и пригласить Александра. Юноша с радостью согласился, пусть Хеллоуин ему ещё ни разу праздновать не приходилось.

Хотя о делах с Хелен и Хьюго старались говорить как можно меньше, но всё-таки про Орден забыть не получилось. Гермиона очень мягко поинтересовалась, не может ли Пикс, теоретически, быть причастен к недавнему нападению дементоров. Невестка, конечно же, отвергала саму возможность такой подлости со стороны руководителя, но всё-таки согласилась - если бы магистр хотел, он мог бы провернуть подобную операцию вполне незаметно. Впрочем, уверенность в виновности Пикса поколебалась даже у Гарри, настроенного к нему враждебнее остальных. Хелен сказала, что уж о безопасности Александра-то магистр печётся весьма искренне, самостоятельно следит за развитием истории молодого человека и не теряет надежды рано или поздно принять его в Орден. О Тлее же Пикс не знал с такой уверенностью, какая вообще имела смысл в отношении его персоны. Больше невестку о делах секретной организации не расспрашивали.

«Между делом» Александр узнал, что друзья, как ни странно, даже удивлялись своей спокойной жизни. С самого момента прибытия их никто не беспокоил, хотя об их неожиданном появлении уже успели узнать и раструбить все газеты. Особенно выделялась заметка Пенелопы Скиттер, взявшей от матери не только знаменитую фамилию, но и талант журналиста, не гнушающегося никакими принципами в погоне за сенсациями. Она вывела какую-то совершенно фантастическую теорию заговора, в которой Гарри с компанией отводилась не то роль несчастных жертв, не то невидимых режиссеров спектакля. Читая её статью, волшебники едва не рыдали - как от смеха, так и от огорчения, что кто-то этому наверняка поверит. Конечно, появление «из ниоткуда» волшебников, о полёте которых на Валориан в волшебном мире никто не знал, было в высшей мере подозрительно - но не до такой же степени! Гермиона уже успела состряпать кое-какое объяснение, однако его, похоже, никто даже не принял в рассмотрение. Про вернувшегося с Тедди (по официальной версии) Александра вообще написали нечто такое, что волшебники не стали показывать ему газеты, а ограничились короткой характеристикой «полный бред». Какую чушь могли придумать о Тлее, узнай кто-нибудь о её существовании, и вообразить-то было страшно.

И, тем не менее, друзья жили более чем спокойно. Ни визитов из министерства, ни даже осаждающих дом репортёров. К Гарри ещё пытались пробиться особо настырные личности, а вот Уизли никто не беспокоил вообще. Как и Александра, хотя тут наверняка сыграло свою роль покровительство Ордена Тени, а также ассоциирование юноши именно с английскими волшебниками. В российской магической прессе, насколько слышал молодой человек, о нём писали куда более сдержанно и менее объёмно.

С момента возвращения на Землю минуло без малого две недели, наступил последний день октября. Александр сидел в доме Уизли в окружении тыкв с горящими глазами и ртом. Тлея у окна разглядывала очередную компанию ребятишек, пришедших за сладостями. Она улыбалась, и юноша также был счастлив. Накрытый на шесть персон стол ломился от яств, и молодого человека лишь удивлял выделенный для некого седьмого гостя стул, напротив которого не стояло ни бокала, ни тарелки. Загадку, впрочем, быстро разрешил Рон, вернувшись после очередной раздачи конфет детворе.

- Мы ждём Малфоя, - немного грустно пояснил он. - Если этот... ммм... недотёпа-аврор упустит случай испортить нам праздник своим визитом, то я сильно удивлюсь. Альбус, прежде чем уехать, говорил, что Малфой сильно нами интересовался. Он наверняка старательно выбирает дату, стремясь осчастливить нас своим появлением.

Волшебники сели за стол. Время текло достаточно весело, но «долгожданный» гость не стремился испортить волшебникам настроение своим визитом. Рон уже стал подозрительно поглядывать на дверь, словно ожидая, что глава авроров попытается змеёй проползти в дом. Гермиона откровенно подшучивала над супругом - она, похоже, в визит Малфоя верила меньше всех. Гарри и Джинни предпочли соблюдать нейтралитет, ну а юноше и девушке вообще никакого дела до предполагаемого визитёра не было.

Александр поинтересовался у друзей, как прошли разговоры с московскими волшебниками. Но тут хороших новостей не услышал. С некоторыми магами, правда, друзья ещё поговорить не успели, но в целом становилось очевидно, что никто из России пролить света на судьбу Старшей Палочки или, тем более, Воскрешающего Камня был не в состоянии. Правда, выяснилось, что одну фамилию волшебники всё же имеют в виду...

- Из всех версий, которые у нас вообще могут быть, самая очевидная - Снейп, - вздохнула Гермиона. - За обладание Воскрешающим Камнем он бы отдал всё на свете, да и правду о Палочке знал. Но, - она развела руками, - против подобной догадки слишком много возражений. Во-первых, Снейп понятия не имел о Камне, точнее, что он нашёлся и вообще существует в реальности. Это бесспорно. Во-вторых, он никогда не был хозяином Палочки и вообще, владея кристаллом, Снейпу могла понадобиться эта реликвия разве что на стену повесить. И, наконец, наш магистр, очевидно, был как-то связан с Исполнителем. Не могу сказать, насколько призрак его использовал и посвящал в свои планы, но Исполнитель, скорее всего, узнал бы, завладей Снейп реликвиями, и мы бы сейчас их не искали.

- Хм... - Рон в очередной раз посмотрел на дверь и задумчиво закусил губу.

- Дорогой, сходи на кухню, может, Малфой через водопровод к нам лезет? - шутливо попросила Гермиона. - Ты его не бойся, палочку он вряд ли через трубы протащит.

- Умница, милая, - загадочно улыбнулся супруг. - Но знаешь, я думаю, старину Драко нам и вправду ждать сегодня не стоит. А вот самим нанести ему визит будет не лишним...

Пожалуй, этим заявлением Рон удивил всех сидящих за столом, даже юношу с девушкой. Последних, правда, заинтересовала не причина навестить Малфоя, а скорее сам визит.

- Подумайте сами, - волшебник смаковал каждую секунду, раскрывая остальным своё открытие. - Наш дружочек здорово подрос за прошедшее время, провернул множество громких арестов, в герои выбился... Кроме того, он, помнится, был хозяином Палочки, пусть и недолго. А хозяев своих палочки помнят, а то бы каждое разоружение приводило к их неработоспособности. Стало быть, если предположить, что в руках у старины Драко ну совершенно случайно оказалась Старшая Палочка...

- Мерзавец! - прорычал Гарри. - Если этот негодяй решился... Да я из него душу вытрясу!

- Ты, конечно, более чем прав, - одобрительно произнесла Гермиона. - Но мне, честно говоря, не верится, что у Малфоя смелости-то хватило похитить Старшую Палочку!

- Ой, дорогая, ну, может, не сам похитил, а заказал кому, - безразлично махнул Рон. - Главное, что тогда всё сходится: благодаря Палочке он заламывает банду Грунда, проворачивает пару геройств поменьше, выходит живым из самых невероятных передряг... Становится главой авроров, интересуется нами, и вдруг узнаёт от кого-нибудь, что мы ищем Старшую Палочку. Малфой решает не рисковать, сматывает удочки, и приготовленное для него место пустует, - волшебник отправил означенный стул в полёт до стены.

Сидящие за столом переглянулись. Пожалуй, лучшего варианта никто из них предложить не мог. Но и согласиться на такое предположение также было не слишком просто. Главное, что тогда делать? Ставить главу авроров лицом к стенке и начать допрашивать по поводу возможного похищения? Напасть в тёмной подворотне и отобрать палочку? Волшебники принялись активно дискутировать, а Александр тем временем мирно болтал с Тлеей, положившись на компетентность друзей. Впрочем, он вряд ли мог сказать что-то дельное по обсуждаемому вопросу, ибо и в английском министерстве магии никогда не был, и Малфоя не имел счастья знать.

В итоге после серии колкостей, шуток и пространных рассуждений все согласились с самым нейтральным вариантом, предложенным Гермионой: просто явиться в министерство магии и поговорить с Малфоем. При возможности, тихо и мирно, хотя Рон и Гарри сильно сомневались в эффективности такого подхода. Более того, они всерьёз опасались неких провокаций со стороны главы авроров, и не то что бы совсем безосновательно. Если тот на самом деле владеет Старшей Палочкой и знает о поисках старых знакомых, то он должен быть не прочь как-нибудь избавиться от их пристального внимания. В контексте подобных подозрений по поводу целесообразности участия Александра в операции также бытовали различные мнения. В итоге, на этот раз не без замечаний со стороны последнего, ему разрешили пойти, если юноша сам того захочет. А вот девушку по понятным причинам отказывались брать под любым предлогом. Она насупилась, но после короткого разговора с молодым человеком согласилась и что тому стоит пойти с волшебниками, и что ей лучше не привлекать к себе лишнего внимания. Джинни пообещала заботиться о безопасности Александра, а тот, в свою очередь, шёпотом сказал Тлее, что будет приглядывать за друзьями. Волшебница расслышала слова юноши и широко улыбнулась.

Остаток праздника прошёл спокойно. Малфоя больше никто не ждал, о завтрашнем походе не думал. В углу тихо шуршало волшебное радио, разражаясь то концертом, то праздничными рекомендациями домохозяйкам, то новостями. Из последних юноша узнал, что главу авроров действительно чуть ли не на руках носят после избавления Лондона от дементоров. С того дня демонов никто не видел, и даже не замечал каких-либо следов их присутствия. В глубине души молодого человека зашевелилось недовольство, что Малфою приписали его заслуги, но эгоизм быстро вытеснила радость. По крайней мере, порождения ужаса подчинились указаниям наследника своего создателя, а значит, жизни сотен людей в настоящем и будущем ему удалось сделать чуточку легче.

Но незадолго до того момента, как Александр хотел отправиться домой, произошло ещё одно яркое событие. В центре стола вдруг возникла полупрозрачная человеческая голова. Она в секунду как бы выдвинулась откуда-то снизу и замерла посреди тарелки с тостами, вытаращив глаза в сторону юноши. Тот аж подскочил на месте от неожиданности. Сидевшая рядом Тлея также чуть со стула не упала, да и остальные волшебники, хотя и хорошо знали эту голову, испытали некоторый шок от её внезапного появления.

- Ник! - воскликнул Гарри, взмахивая палочкой. Призрак вылетел из-под стола полностью и ракетой взмыл к небу сквозь потолок, а потом столь же стремительно свалился вниз и, повинуясь велению волшебника, замер на предназначавшемся для Малфоя месте.

- Хотя сегодня и Хеллоуин, - наставнически начала Гермиона, - но, если вы, сэр Николас, не заметили, здесь находятся не слишком привычные к виду приведений люди!

- По крайней мере, таких приведений, как вы! - таким же тоном уточнила Джинни.

- Я тоже рад вас видеть, - обижено пробурчал призрак, но с извиняющимся видом поглядел на шокированных юношу и девушку.

- Ладно, Ник, привет... и кстати, с годовщиной смерти тебя, - миролюбиво сказал Гарри.

- О... вы помните! - призрак от радости забыл о только что перенесённом оскорблении.

- Конечно, - закивал Рон, хотя он-то как раз вряд ли помнил столь знаменательную дату. - Так зачем пожаловал? Мне казалось, призраки факультетов редко покидают Хогвардс.

- Вы, кажется, ищите какой-то легендарный камешек? - всё ещё обрадованный поздравлением Гарри, Ник, похоже, поверил и честность Рона. - Так вот, я слышал, как портреты вспоминали историю о маге-исследователе, не так давно утверждавшем, что он наткнулся на нечто подобное. Кажется, оно звалось «Воскрешающим Камнем», хотя это наверняка подделка, ведь всем известно, что такой камень существует лишь в сказке...

- Тем не менее, мы ищем именно эту... ммм... подделку, - Гермиона изо всех сил пыталась скрыть излишний интерес к рассказу призрака. - Но... хм... что это был за волшебник?

- Не знаю, - почти-отрубленная голова Ника закачалась куда сильнее, чем ему того хотелось бы. - Портреты вообще эту историю мельком упомянули, я... эм... случайно услышал... и вспомнил ваш визит к директору... и подумал, что вам будет интересно...

Призрак замялся, словно будучи не в силах сказать всё как оно произошло на самом деле. Волшебники также подозрительно посмотрели на него - во время своего визита в Хогвардс они не упоминали, что ищут в лесу именно Воскрешающий Камень, да и Ника там вроде нигде близко не было... Впрочем, они говорили с портретом Дамблдора. Однако неужели лишенные душ портреты способны на такие планы, как отправка призрака с весточкой чуть ли не на другой конец острова? Хотя, наверное, способны... В любом случае, иной версии никто придумать не мог, а высказывать недоверие к призраку, только что принесшему более чем приятную новость, было не слишком тактичным.

- Спасибо, Ник, ты нам очень сильно помог, - хозяйка дома одарила приведение улыбкой. - Если хочешь, останься... - она посмотрела на молодых людей, не слишком счастливых от подобной перспективы. - Александр, правда, собирался уходить, а Тлея наверняка захочет проводить его... - Гермиона подмигнула юноше и девушке.

Что же, погулять с подругой юноша был только счастлив, тем более что от созерцания призрака той и впрямь стало несколько дурно, так что свежий воздух был не лишним. Магорианка, конечно же, в который раз вспомнила о близких, последний из которых покинул этот мир всего две с половиной недели назад... На Валориане призраков не было вовсе... не считая собственно самозваных божеств. На подобные темы Александр с Тлеей никогда не говорил, но, видимо, нормы введенной энергонами религии не позволяли никому из обитателей Валориана выбрать после смерти такую участь.

Ник согласился задержаться у волшебников, но, к счастью, ненадолго, а юноша и девушка вышли на улицу, подвластную холодному ветру. Для Тлеи уже неделя как купили одежду с пропущенными по ней нагревательными нитями, так что даже зимние морозы Москвы были ей теперь не страшны. Молодые люди смотрели на ребятишек, всё ещё бегающих от дома к дому, сотворили над калиткой две иллюзионные тыквы... и просто стояли, обнявшись, вдалеке от света бегущих вдоль дороги фонарей. Когда Джинни по видеофону сообщила об уходе Ника, они не спешили расходиться по домам... Но... так было нужно. Побродив ещё немного, юноша и девушка попрощались до завтра. Александр достал из кармана коробочку с портключём, а Тлея поспешила к окнам дома, светящимся вдалеке.

На следующее утро юноша встал достаточно рано, несмотря на позднее возвращение. Он полез в шкаф и извлёк из его глубин тщательно спрятанный ранее свёрток, купленый в один день с согревающей одеждой для Тлеи, но не в маггловском, а в волшебном магазине на Диагон-Аллее. Юноша аккуратно развернул бумагу и второй раз в жизни взял в руки тёмно-красную мантию со строгими чёрными полосками у краёв. Убедившись, что Светлана уже ушла на работу, он подошёл к большому зеркалу в прихожей и накинул мантию на плечи. Отражение заставило молодого человека поёжиться и усмехнуться одновременно. Он многое бы дал, лишь бы не надевать колдовскую одежду. Однако Гермиона категорически отвергла идею визита в министерство в любом другом виде, а потому Александру всё же пришлось искать компромисс между своими представлениями о нормальном человеческом облике, и мнением английского волшебного мира о нём же. Подыскав маггловскую одежду, максимально незаметно сидящую под мантией, юноша позавтракал, лёг на кровать и проспал ещё час. Как он и надеялся, его разбудил звонок в дверь собравшихся волшебников, но надеждам утаить свой вид от Тлеи не суждено было сбыться. Гермиона, отправившаяся разбудить юношу, взяла её с собой - не иначе, специально показать молодого человека в клоунском наряде. Александр густо покраснел, но девушка улыбнулась и сказала, что другу вполне идёт одежда волшебного мира.

Из рассказов Альбуса и Хьюго волшебники знали, что чаще всего Малфоя в его кабинете можно застать утром, когда он смотрит поступившие за ночь данные по правонарушениям. Затем глава авроров либо отправлялся вместе с подчиненными на места особо громких происшествий, либо поднимался в Отдел Тайн и занимался там чем-то неизвестным, но вроде бы научным. В любом случае, волшебники желали застать старого знакомого врасплох на рабочем месте, а потому Гермиона попросила юношу поторопиться.

Когда она вместе с Тлеей и молодым человеком через портключи переместилась к своему дому, Гарри, Рон и Джинни уже ждали их. Они весьма уверенно подтвердили, что мантия отлично смотрится на Александре, но и их слова не изгнали из головы молодого человека все сомнения до конца. Впрочем, сомнения эти просуществовали недолго - через несколько минут их полностью вытеснили новые впечатления, с лихвой принесенные открывшимся юноше залом Атриума министерства магии. За шестьдесят лет здесь мало что изменилось - вокруг царила такая же суета, слева и справа свистели камины, принимая и отправляя волшебников. Вообще-то юноше полагалось пользоваться гостевым входом, но Гермиона ещё вечером набросала какую-то логическую схему на основе одной ей известных законов, вроде как позволяющую ему обойти такие формальности. Рон, конечно же, сразу заметил, что это исключительно благодаря неспособности ни одного служащего безопасности в этой самой схеме разобраться.

Фонтан, символизирующий дружбу волшебных народов, восстановили сразу после падения Волдеморта. Теперь под ногами статуй можно было разглядеть растоптанное знамя со змеёй, выползающей изо рта черепа - символом Пожирателей Смерти. Заодно стараниями Гарри эльф приобрёл черты Добби, а на его груди красовался медальон. Проходя, друзья Александра кинули в фонтан несколько монет, всё так же идущих в больницу св. Мунго.

Волшебники подошли к низкому кудрявому молодому магу, сидевшему за столом безопасности. Тот внимательно посмотрел на них, без сомнения узнал, но постарался сделать как можно более беспристрастное лицо и нарочито-официальным тоном произнёс:

- Попрошу ваши палочки, а также позволю себе напомнить, что молодому человеку... - он осёкся, так как Гермиона как раз сунула под нос магу результат своего копания в законах. Бедняга оказался слабым духом - уже на третьей диаграмме махнул рукой и согласился с тем, что, раз Александр не имеет палочки, он не подходит под обычные правила.

Золотые пруты, которыми сотрудники безопасности проверяли посетителей, не могли обнаружить кристаллы, так что долго волшебники у стола безопасности не задержались. После регистрации своих палочек волшебники через золотые ворота прошли к лифтам. Так как рабочий день только начинался, ждать в очереди у них пришлось достаточно долго, а лифт оказался забитым до отказа. Но юноша стойко выдержал это мелкое испытание, и, наконец, его нога ступила на второй этаж. Штаб-квартира авроров находилась именно здесь.

Пятеро волшебников миновали магические окна, за которыми царила солнечная летняя погода, завернули за угол, прошли в дубовые двери и оказались в разделённой на отсеки штаб-квартире авроров. Не успел Гарри миновать её порог, как со всех сторон вокруг него стали собираться средних лет стражи порядка, всё ещё помнящие своего прежнего руководителя. Волшебник не мог не перекинуться с каждым из них парой слов, но не забывал зорко смотреть по сторонам на случай, если Малфою вздумается покинуть кабинет.

- Приветствую, Гойл! - окликнул он грузного пожилого аврора, в отличие от остальных не вышедшего поприветствовать гостей, однако с интересом их разглядывающего.

Грегори Гойл, старый школьный товарищ Малфоя, нехотя ответил на приветствие.

- Не соизволишь доложить обо мне нашему Главному Аврору? - ехидно поинтересовался Гарри, понимая, что Гойл наверняка служит главным мальчиком на побегушках при Малфое.

- К сожалению, вы немного опоздали, Поттер, - радуясь разочарованию волшебника, ответил тот. - Мистер Малфой направился по делам в Отдел Тайн. Однако он настаивал, чтобы вы соизволили его подождать в случае своего появления. Полагаю, мистер Малфой планирует получить у вашей персоны уйму разъяснений, а в случае их отсутствия... Ох, Поттер, знаете, я бы на вашем месте ответил на все вопросы мистера Малфоя!

- На ходу выдумал фразу, или заучивать наизусть её пришлось? - огрызнулся Рон.

- Не волнуйся, Уизли, тебе достанется отдельная порция неприятностей, - фыркнул Гойл.

- Рон! - возмутилась Гермиона. Гойл, конечно, сознательно провоцировал конфликт, но поддаваться на провокацию супругу точно не стоило. - Пожалуйста, придержи язык!

- Верное решение, миссис Уизли, - криво усмехнулся аврор. - Боюсь, я вынужден настоять, чтобы вы подождали мистера Малфоя... ну, скажем, в комнате для временного задержания... Приказ, приказ, у меня приказ! - открестился Гойл от посыпавшихся на него со всем сторон возмущённых высказываний коллег, однако вид его был не очень уверенным.

- Слушай, ты, ручной зверёк Малфоя! - Рон побагровел и, увернувшись от пытающейся остановить его супруги, начал надвигаться на Гойла. - Если ты имеешь наглость нас задерживать, так соизволь предъявить соответствующий ордер, чтобы я мог разорвать его на кусочки и бросить их в твою тупую жирную физиономию!

Все присутствующие авроры демонстративно посмотрели в другую сторону. Гарри и Джинни не спешили что-либо предпринимать - похожи, они также готовы были взорваться. Александр растеряно смотрел на друзей, опасаясь начала конфликта с силами правопорядка, а Гермиона опустила... а, точнее, скорее уронила мужу руку на плечо, надавив на него. Гойл, совершенно не ожидавший такой реакции, выхватил палочку. Рон, удерживаемой женой, ничего не сделал - зато тут вышла вперёд Джинни. Она, злодейски улыбаясь, подошла к аврору, судорожно переведшим оружие на ничем не вооруженную женщину, и вдруг молниеносным движением нанесла удар по запястью - также, как около двух месяцев тому назад Гермиона в Представительстве. Гойл не то замычал, не то забулькал, и выронил палочку, потрясая ушибленной рукой. Вокруг раздался громкий смех коллег, едва стоящих на ногах от такого зрелища. Опозорившийся волшебник, сгорая от стыда, начал озираться по сторонам, ища поддержки, но везде натыкался лишь на едва ли не пополам складывающихся авроров.

- Вы... вы... за это ответите! - прорычал он, боком перемещаясь к своей палочке, словно опасаясь, что Джинни продолжит атаку. Женщину, впрочем, вполне удовлетворило показательное разоружение противника. Она обменялась подмигиваниями с Гермионой и вернулась к мужу, аплодирующему супруге. Александр бы, наверное, к нему присоединился, если бы не смеялся вместе с аврорами. Рон также сотрясал штаб-квартиру своим хохотом.

- Что ж, Гойл, - обратился Гарри к объекту насмешек, старающемуся подцепить пальцем закатившуюся под закрытую дверь палочку. - Когда закончишь утренюю разминку, не будешь ли ты так любезен проводить к нас к Малфою, раз ему не терпится с нам поговорить?

- Я... вы... - Гойл с трудом достал-таки палочку и гневно посмотрел на Гарри. - Вы не имеете право входить в Отдел Тайн, вот! Так что вам придётся его ждать! И ждать здесь!

- Не смеши меня, Гойл! - аврор опасливо отпрянул от наступающей Гермионы, не старающейся более держать в узде эмоции. - Если уж Малфой выбил себе разрешение, то неужели он не позаботился о своём верном псе? Кто ж ему тапочки иначе будет приносить? А раз у тебя есть разрешение, то ты и нас сможешь провести туда как посетителей.

- Угр... - хрюкнул Гойл, неожиданно задумавшись. - Ладно, пойдёмте, - вдруг согласился он, с мрачным видом протискиваясь сквозь строй всё ещё хихикающих коллег к выходу.

Волшебники снова проследовали к лифту, и вскоре опять оказались прижатыми к стенке вошедшим на других этажах народом. К счастью, до находившегося в самом низу Отдела Тайн все разошлись, и Гойл, чуть не раздавивший остальных своим тучным телом, первым покинул лифт. Сохраняя мрачное выражение на лице, он повёл посетителей по залитому светом факелов пустому коридору к чёрной двери, также, как и всё министерство, ни капельки не изменившейся за эти годы. Когда Гойл толкнул её, волшебники нехотя вздрогнули - со времён пятого курса они ни разу не пересекали порог Отдела, и сейчас на них нахлынули воспоминания. Аврор, впрочем, никакого внимания на замешательство посетителей не обратил. Он прошёл дальше, в чёрную круглую комнату с дверьми без ручек, с тупым видом осмотрелся вокруг, почесал голову, а затем, сообразив, какую дверь надлежит открыть, толкнул её. За ней находилась прямоугольная, тускло освещённая комната. Гарри вздрогнул ещё сильнее, и, закрыв глаза, мотнул головой. Это была Комната Смерти.

Сейчас в ней присутствовали пятеро сотрудников Отдела Тайн в одинаковых чёрных робах. Они сидели на ступенях амфитеатра, ходили вокруг помоста в центре, тихо переговаривались и вносили хоть какое-то оживление в унылую окружающую картину. А у возвышающейся над помостом Арки, послужившей причиной смерти Сириуса, на одном колене стоял человек в серебристо-зелёной мантии. Он едва не касался носом колыхающейся чёрной ткани, которой был занавешен проём. Руки этого человека держали, очевидно, некий научный прибор, поскольку от них по вуали расходилось синие сияние.

- Мистер Малфой! - громко произнёс Гойл, спускаясь к центру зала. - Я... ммм... привёл Поттера, поскольку он выказывал неповиновение, и мне показалось...

- Иными словами, поскольку он заставил тебя привести его сюда, - стоящий у Арки человек обернулся, пряча прибор в карман и доставая вместо него палочку. Малфой изменился за прошедшие года не так разительно, как можно было бы ожидать, но, конечно, куда значительнее, нежели Гарри. Его роскошная блондинистая шевелюра была, похоже, париком, на лице ясно проявлялись морщины, а кожа стала ещё бледнее, чем ранее.

- Приветствую Поттер, давно не виделись, - он отвесил в сторону Гарри небрежный кивок головой, не обратив более ни на кого внимания. - Интересное место, не так ли? - скривился в улыбке глава авроров. - Навивает определённые воспоминания, я прав?

Глаза Гарри вспыхнули огнём. Джинни схватила супруга за руку, не давая той потянуться к палочке. Сотрудники Отдела Тайн посмотрели на довольного своим ударом Малфоя, потом на замершего со сжатыми зубами посетителя, и, покачав головами, продолжили работу.

- Продолжай в том же духе, Хорёк, и у Арки будет новая жертва, - прорычал Гарри.

Малфой презрительно усмехнулся, но от проёма на всякий случай предпочёл отойти.

- Осторожнее, Поттер, ты всё-таки говоришь с главой авроров! - старый недруг начал подниматься к посетителям, стараясь всё же не становиться между ними и Аркой. - Знаешь, у меня к тебе накопилось очень много вопросов... По поводу этого магглорождёного, - он повёл глазами в сторону Александра, - по поводу твоего загадочного исчезновения, по поводу твоей смазливой мордашки, за несколько десятков лет не изменившейся... И я буду благодарен, если каждый из вас соблаговолит спокойно побеседовать со мной. Наедине.

Последнее слово Малфой так чётко выделил, что Рон сразу шепнул остальным:

- Этот мерзавец затевает что-то недоброе! Небось, в память нам залезть хочет...

- Не шепчись там, Уизли, а то я могу тебя в сокрытии чего-нибудь важного обвинить, - Малфой уже стоял в двух шагах от посетителей и поигрывал палочкой. Гойл, стоявший с другой стороны, старался брать пример с начальника, но, едва не выронив палочку из рук, предпочёл более не рисковать. - Спроси у жёнушки, насколько просто вертеть нашими законами.

Палочка Рона рассекла воздух, но глава авроров только удовлетворённо усмехнулся.

- Боюсь, из соображений безопасности я вынужден конфисковать твою палочку, Уизли, - довольным тоном проговорил он и потянул левую руку. - Ну, ты отдашь её по-хорошему?

- Рон, прошу тебя, не глупи, он именно на это и рассчитывает! - умоляюще прошептала Гермиона. Рядом Джинни говорила примерно те же слова своему супругу, вскипевшему не меньше друга. Александр на всякий случай сунул руку в карман и сжал кристалл.

- Премного благодарен, - садистки усмехнулся Малфой, когда пальцы Рона разжались и выпустили палочку. - Прошу не забывать, что ваши палочки зарегистрированы, так что любое размахивание ими будет иметь чрезвычайно серьёзные последствия. Ну, вы готовы к добровольному разговору с глазу на глаз, или мне стоит позвать вооружённую охрану? А тебя, Уизли, думаю, на всякий случай следует сковать чарами как особо буйного.

Рон уже, кажется, с трудом себя контролировал. Гойл, ухмыляясь, встал прямо перед ним и весьма недвусмысленно ткнул палочкой в направлении волшебника. Гарри решительно отстранил Джинни, подошёл к Малфою и весьма грубо схватил его за рукав мантии.

- Слушай, ты, змея, - прорычал он, глядя в глаза главе авроров. - Ты можешь позвать какую угодно охрану для своей жалкой персоны, но с глазу на глаз у твоей наглой рожи есть шанс поговорить лишь с моим кулаком!

- Твою палочку, Поттер, - Малфой был счастлив как никогда. - И не дыши на меня. Боюсь, что ваша с Уизли беспрецедентная глупость может быть заразной. Не беспокойтесь, я позабочусь о выделении вам общей палаты в госпитале св. Мунго для лечения!

Это было последней каплей. Гермиона, догадавшаяся, что сейчас будет, попыталась остановить Рона, но безрезультатно. Он даже не совал руку в карман, а просто закричал:

- Accio кристалл! - и с ходу направил ладонь, сжавшую прыгнувший в неё камень, на Малфоя. Тот от неожиданности отшатнулся и удивлённо уставился на кристалл, заливающий зал бледно-зелёным светом. Палочки Гойла и всех сотрудников Отдела Тайн рассекли воздух. Гарри призвал свой камень, а женщины вдвоём удержали Александра от аналогичного поступка.

- Прошу вас, хоть вы проявите сдержанность! - взмолилась ему на ухо Джинни.

- Не смейте! - властно произнёс один из волшебников в чёрных робах. - Вы забыли, где находитесь? Послушайте, Поттер, вы знаете меня - я ни в коем случае не одобряю провокаций Малфоя. Но если вы сейчас устроите здесь битву - я буду на его стороне!

- Отойдите, Тутс, - отрезал Гарри. - У меня нет желания прыгать перед этим недомерком, вообразившим себя героем, на задних лапках. Вам не ясно, что он хочет упрятать нас в Азкабан?

- И теперь у меня есть для этого все причины, Поттер! - гадко проговорил Малфой, оправившись от шока, вызванного появлением в руках противников кристаллов.

- Поттер, вы сами даёте ему повод это сделать! - ответил Тутс. - И я обещаю, если здесь сейчас пролетит хоть одно заклинание, я встану на сторону законной власти!

- Откуда эти симпатичные камешки, Поттер? - тем временем продолжал аврор. - Дай-ка припомнить, где я видел такие же... Ах, да, у инопланетян... Сувениры на память? А может, дар предателю всего земного волшебного мира? Или... хм... они иного происхождения, а?

Ситуация накалилась до предела. На двух волшебников с кристаллами в руках смотрели семь палочек. Дамы взяли с юноши слово, что он ни в коем случае не будет раскрывать наличие у себя камня, и присоединились к мужьям, готовые в случае чего помогать им. Теперь уже терять было нечего. Малфой узнал о кристаллах, он явно не терял надежды поговорить с каждым из пятерых по отдельности, и наверняка не слишком бы стеснялся в средствах этого разговора. Однако Гермиона использовала последний шанс мирно решить сложившуюся ситуацию.

- Так, давайте успокоимся! - громко произнесла она. Тутс одобрительно закивал. - Во-первых, Малфой, без веских доказательств у тебя нет никаких прав нас задерживать. Во-вторых, мы не позволим тебе это сделать в любом случае. В-третьих, у нас также есть к тебе пара вопросов, и если ты всё-таки проявишь благоразумие и согласишься поговорить со всеми нами вместе, то обещаю - от такого развития событий выиграют обе стороны.

Глава авроров как-то странно посмотрел на волшебницу - не то с подозрением, не то с удивлением. Затем перевёл взгляд на Тутса, полностью поддерживающего инициативу дамы, а под конец - на Гойла, тупо стоящего с направленной на посетителей палочкой.

- Не нужно разъяснять мне, что я имею право делать, а что - нет, миссис Уизли! - раздражённо ответил он и резким движением повёл палочкой к плечу, намериваясь убрать её. К несчастью, Гойл принял этот взмах за приказ атаковать - и в следующую секунду сверкнула красная вспышка, заблокированная Гарри. Дамы вскинули свои кристаллы, а разъярённый внезапным нападением на друга Рон послал в нападающего мощнейшие чары. Палочку выбило из рук Гойла, а самого его отшвырнуло назад, со всей высоты амфитеатра. Рон моментально потерял дар речи и побледнел, осознав, что траектория, по которой он только что пустил неприятеля, заканчивается прямиком в Арке. К счастью, Гермиона, в отличие от супруга, не растерялась. Сверкнула латунная вспышка - и Гойл завис в воздухе, несколько метров недолетая до смертоносного проёма.

- Ты совсем сошёл с ума, Рон?! - выпалила она, но как следует отчитать мужа не успела. Взрывоопасная ситуация сдетонировала. Вокруг замелькали лучи заклинаний. Александра только данное слово удерживало от прямого вмешательства в начавшуюся битву. Впрочем, просто так он стоять не собирался. Интуитивно понимая, что смертельные проклятия никто применять не отважится, да и вовсе не будучи уверенным, что в противном случае он бы поступил иначе, молодой человек кинулся на Малфоя, стоявшего ближе всех. Глава авроров несколько опешил от такой наглости, но вынужден был направить в юношу оглушающие чары. Однако они не помогли - набранная молодым человеком скорость никуда не делась, и он, скованный достаточно сильным заклинанием, всё-таки свалился прямо на противника. В следующую секунду главу авроров парализовали чары Гермионы, а ещё через минуту бой кончился. С сотрудниками Отдела Тайн волшебники сражались максимально осторожно, а те, конечно же, не могли противостоять ни мощи кристаллов, ни искусству друзей Александра. Им только обездвижили руки, а Гойла аккуратно опустили на пол.

- Доволен? - зарычал Гарри, заклинанием поднимая Малфоя с пола и придавливая его стене. - Ну ладно, раз твой прислужник помешал нам поговорить по-хорошему - будем говорить на наших условиях. Отвечай, ты похитил Старшую Палочку?

Казалось, Малфой несколько побледнел, но выдавил из себя вполне спокойный ответ:

- Я что, похож на идиота, Поттер? В отличие от тебя, я не обладаю тягой к неприятностям!

- Да? А как ты объяснишь все свои потрясающие подвиги? - Гарри, казалось, не допускал и мысли, что глава авроров может быть непричастен к исчезновению реликвии. Джинни сняла с юноши чары, помогла ему встать, подняла палочку Малфоя и внимательно осмотрела её. Гермиона следила за допросом главы авроров, не забывая параллельно отчитывать и без того испуганного супруга, едва не убившего человека.

- Я-совершил-их-без-Старшей-Палочки! - Малфой даже будучи прижатым к стене умудрялся получать удовольствие от вида недоумевающего Гарри. - Ну что, Поттер, удивлён, что кто-то кроме тебя может заслуженно стать героем, а?

- Похоже, он не врёт, - покачала головой Джинни, передавая супругу палочку главы авроров. - Я проверила - это самая обычная палочка, и на ней нет иллюзионных чар.

- Значит, он не таскает Старшую Палочку с собой, а берёт её только на задания! - предположил кое-как отвертевшийся от упрёков жены Рон. - Надо залезть ему в память...

- Валяй, Уизли! - фыркнул Малфой. - Я освоил окклюменцию раньше любого из вас!

- ТИХО! - приказала Гермиона, опасаясь, что сейчас кто-нибудь опять совершит глупость. - Никаких «залезть в память», Рон! Мы и так уже по уши влипли в неприятности!

- Золотые слова, миссис Уизли, - ухмыльнулся глава авроров, но его лицо вдруг стало отдавать обречённостью. - И... Раз уж вы проявили такой интеллект... - похоже, Малфой старательно подыскивал слова, которые бы смягчили неизбежное признание. - Я сделаю жест доброй воли и поделюсь с вами кое-чем... Исключительно по старой дружбе. Я не брал Старшую Палочку. Но у меня есть кое-какие сведения о ней.

- Что? - на Малфоя уставились пять пар ошарашенных глаз. - Ты знаешь, кто её похитил?

- Как я и думал, история про феникса Дамблдора - ложь, - аврор состроил довольную физиономию, но не слишком убедительно. - Нет, но я знаю, где она может находиться сейчас. Скажем так, до меня дошли определённые слухи... из определённых кругов, - похоже, Малфой пытался скрыть связи, не делающие чести главе авроров, но волшебники даже не обратили на это особого внимания. - Говорят, Старшая Палочка хранится где-то под Псковом... Это такой город, русский, кажется, - упустить случай блеснуть эрудицией прижатый к стене маг не мог. - Дальше ищите сами. Все свободны.

Волшебники отпустили Малфоя и посмотрели на Александра. Он, конечно, подтвердил, что Псков - город на западе России, но ничего добавить был не в состоянии. Гарри опять повернулся к главе авроров, но тот то ли действительно более ничего не знал, то ли на отрез отказывался говорить. Делать было нечего.

- Пойдём, - сказала Джинни, снимая чары с Гойла и остальных работников министерства. - Через портключ, хуже уже всё равно не сделаем, - повернулась она к юноше.

- Если рассчитываешь достать нас, Малфой, тебе придётся сильно потрудиться, - не слишком уверенно, но, тем не менее, достаточно грозно пообещал Рон.

- И тебе всего хорошего, Уизли, - ответил аврор с обычной надме