КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474196 томов
Объем библиотеки - 698 Гб.
Всего авторов - 220941
Пользователей - 102747

Впечатления

Stribog73 про Уильямс: Коллектив авторов "Звёздные войны-9". Компиляция. Книги 1-20 (Боевая фантастика)

Пожалуйста, не пишите "Спасибо" в комментариях. Для этого есть соответствующие кнопки.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
vovih1 про Уильямс: Коллектив авторов "Звёздные войны-9". Компиляция. Книги 1-20 (Боевая фантастика)

Спасибо, огромная и качественная работа

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Ланцов: Купец. Поморский авантюрист (Альтернативная история)

Паки, паки... Иже херувимо... Житие мое...
Извините - языками не владею...

Это же мое профессион де фуа!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Ордынец про Сердюк: Ева-онлайн (Боевая фантастика)

если это проба пера в этом жанре.то она ВАМ удалась

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
медвежонок про Ланцов: Купец. Поморский авантюрист (Альтернативная история)

Стилизация под древнеславянский говор.
Такой же отзыв.
Не читать, поелику навоз.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Всеволод. Граф по «призыву» (Фэнтези: прочее)

продолжение автор решил не писать?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Назад в прошлое [ Lafaet] (fb2) читать онлайн

- Назад в прошлое (а.с. Проект «Поттер-Фанфикшн» ) 1.03 Мб, 322с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Lafaet

Настройки текста:



Название: Назад в прошлое

Автор: Lafaet

Бета: Крысюня

Рейтинг: R

Пейринг: ГП/ДМ

Тип: слеш

Жанр: adventure, romans, drama

Размер: макси

Статус: в работе

Предупреждение:ООС/AU.

Дисклаймер: Отказываюсь от всех прав. Мир ГП принадлежит маме Ро, а все остальное уже мое.

Аннотация: Мы все хотели лучшего. Мы боролись за светлое, правое дело. Только лучшего светлого будущего не наступило. Магическое общество на грани исчезновения. Англия превратилось в деспотичное государство. Магглы истребляют магов. Лагеря, тюрьмы, лаборатории, боль, страдания. Это мир Гарри Поттера. Каким-то чудом он вновь оказывается на своем четвертом курсе, во время второго испытания. Он изменился и решает сделать что угодно, лишь бы не допустить такого будущего.

Размещение на размещение: Получено

* * *

Пролог

Война была окончена, Волдеморт повержен. Магическое общество ликовало, забыв обо всем на свете. Неосторожность, невнимательность, опрометчивость решений. Как результат - Статут о Секретности оказался нарушен и мир вновь изменился. Прошло всего два года после победы, и магглы узнали о существовании волшебного мира, с легкой руки своих родственников-волшебников. Кошмар, который предрекал Темный Лорд, сбылся. Министерство, вопреки всему, оказалось захвачено в кратчайшие сроки. Министр Кингсли Бруствер и большинство членов Визенгамота были убиты. Аврорат почти истреблен, Невыразимцы ушли в подполье. Магическая Англия оказалась полностью обезглавленной, народ был в ужасе.

Совет Аристократов в срочном порядке провозгласили новым временным правительством. Вот только стало уже слишком поздно, вторжение маггловской армии было уже не остановить. У кого была возможность - бежал за границу, но таких магов насчитывались единицы. Лондон превратился в закрытый город, и пересечь Лондонскую Стену Безопасности было практически не возможно.

Великобританию поглотил огонь войны. Возможно, наши потомки назовут период этого времени Новой Святой Инквизицией.

Глава 1.

Гарри тяжело вздохнул и перевернулся на другой бок. Металлические пружины протяжно взвыли, выводя его из раздумий.

- Не этого ты хотел, Дамблдор, - прохрипел парень и уселся на постели, баюкая переломанную руку.

Его магия уже не справлялась с регулярно наносимыми увечьями. Царапины и шрамы покрывали все тело затейливым рисунком. Он провел левой рукой по воспаленной от уколов шее и поморщился.

По коридору раздались гулкие шаги тяжелых армейских ботинок. Пришло время обеда.

В маленькую прорезь металлической двери протиснули миску с похлебкой, заталкивая ее подальше с помощью палки. Шаги начали удаляться, и опять наступила мертвая тишина.

Гарри никогда бы не подумал, что продолжительное безмолвие, тягучее, как трясина, почти сломает его.

Его камера находилась отдельно от остальных. О, Гарри чувствовал себя поистине царской персоной в отведенном единолично ему крыле здания. Он один вот уже пятый год в камере для особо опасных магов-выродков. Ни шороха, ни звука, ни единого луча солнца, ни малейшего дуновения ветра - это была его вотчина в тюрьме при научной лаборатории, которую охрана ласково называла Страна Оз. Только он и всепоглощающая пустота.

Гарри все реже навещают, последний раз случился примерно полгода назад. После каждого такого «свидания» этим воякам приходилось неделями восстанавливать разрушенные им кабинеты, лаборатории, и закупать новенькое оборудование. Парень любил свои мелкие пакости, ведь только так он мог еще заявить, что жив, и не намерен становиться безвольной лабораторной свинкой. Хотя с каждым разом его магические всплески подавлялись все более жесткими методами. Магглам приходилось часто менять проводку. При каждом стихийном выбросе магии базу начинает лихорадить: свет гаснет, лампочки лопаются, а со стен сыпется мелкая крошка.

Парень с трудом поднялся на ноги и принялся мерить шагами свою каморку. Три шага в ширину и пять в длину - этого достаточно, чтобы сойти с ума.

Плененный волшебник уселся на корточки и зачерпнул тюремной баланды. В голове возник образ жареной курицы с ароматнейшим, исходящим паром, пюре, картофельным салатом, отбивными, овощным пудингом и пирогом с патокой. Именно такими блюдами угощали домовики Хогвартса его студентов.

Хогвартс. Сказочный замок с говорящими портретами, добродушными призраками и щелкающими забралом доспехами. Прямое наследие великой четверки. Обитель магии. Школа Чародейства и Волшебства.

Горький комок застрял в горле, и парень судорожно сглотнул.

Хогвартса больше нет. Его просто уничтожили, разнеся из дальнобойных орудий в щебень, и никакое заклятье или магический щит не спасли замок от этой расправы. Все, что чудом уцелело, было растащено на сувениры учеными и рядовыми солдатами.

Глядя на все это, молодой волшебник, Герой, победивший Волдеморта, просто не выдержал и громогласно расхохотался. Это был конец. Последний бастион пал!

Магглы смотрели на него с любопытством, а плененные маги с горечью. А он лишь безумно смеялся над собственной глупостью и наивностью суждений, утирая бегущие по щекам слезы. В поднявшемся облаке пыли перед самым его носом, кружась, осела на землю Распределяющая Шляпа. Она была изуродована в мелкое рванье. Прорезь для рта распорота и, тем не менее, кусок фетра заметно вздрогнул и покрылся еще более глубокими складками.

- Только не Слизерин?! - насмешливо пропела та и, сморщившись, лишилась последних остатков магии Годрика Гриффиндора.

Что произошло дальше, он не помнил, но когда вновь пришел в себя, то обнаружил, что скован цепями по рукам и ногам, как дикий вепрь. Двое охранников с хмурыми лицами, с автоматами наперевес, вздрогнули под его пристальным взглядом. Тогда Гарри и понял, без всякой легилименции, - что бы он ни натворил - это было мощно. Страх насквозь пропитал этих бравых солдатиков, и лишь благодаря огромному усилию воли они заставляли себя оставаться на месте.

Покончив с похлебкой, парень вновь забрался на скрипучую лежанку, стараясь не реагировать на рвотные позывы, вызываемые поднимавшимся от выгребной ямы, смрадом.

Он завозился, пытаясь устроиться поудобнее, кутаясь в обветшавшую засаленную простыню. Гарри поджал под себя ноги и закашлялся. Температура в камере давно ушла в минус.

Откинув голову на влажную стену, маг попытался забыться. Голову наполнил молочно-серый туман. Туман застилал сознание и, наконец, Поттер впал в спасительное забытье. На тонкой границе сна и яви гриффиндорец мог проводить целые дни, теряясь в собственном подсознании. Вновь и вновь переживая события последней войны, подробности битвы с Волдемортом, потерю Снейпа, иногда погружаясь в воспоминания своих школьных лет.

Его начал бить озноб, зубы застучали бодрый марш, тело покрылось липким потом, грязная одежда, напитавшись влагой, раздражала кожу. Как это не вовремя.

Когда в последний раз он подхватил обычный маггловский грипп и перенес осложнение на легкие, то чуть не склеил ласты, но его выходили. Возможно, в этот раз ему повезет, и, наконец, он сможет умереть спокойно. На изнеможенном посеревшем лице расцвела блаженная улыбка.

Глава 2

Не очень приятно, когда тебя, не церемонясь, выдергивают из собственного бреда, дабы препроводить на очередной сеанс у сумасшедшего ученого-генетика. Гарри даже не утруждал себя шевелением ногами. Зачем? Так или иначе, его все равно отбуксируют в хирургически чистую палату пред ясны очи этой мерзкой, отвратительной, гадкой предательницы. Гррр… У мага от одной мысли о ней чесались руки и начинала бешено пульсировать жилка на исстрадавшийся шее.

- Осторожнее, пожалуйста. Да, вот сюда. Отпустите же его, наконец, - возмущался женский голос.

- Гарри как ты себя чувствуешь? - мягко обратился к нему все тот же голос.

- Тебе соврать или выматерить? - язвительно откликнулся волшебник, расправив затекшие плечи и гордо вздернув подбородок, мечтая лишь о том, как бы не завалиться на бок. - Может, уже начнем, мне нет никакого удовольствия лицезреть тебя.

- Гарри, мы ведь все это уже проходили. У меня просто не было выбора, ты знаешь! Рон… он бы не смог… Это ведь так ужасно…

- Ах, бедный Ронни, конечно, такая тонкая душевная организация, куда мне до него. И у тебя был выбор, Грейнджер, но выбрала ты не меня, а себя и Уизли. Так что плевать я хотел на все твои слова и оправдания. Коли свою дрянь и пусть меня волокут обратно.

- Гарри!

- Хватит возиться с ним, доктор Грейнджер, - мужской бас прервал их диалог. - Этот урод не на курорте, или, может, вы хотите ему помочь?

- Нет, нет! Что вы, полковник! - моментально сравнявшись цветом лица с побеленной стеной, пролепетала девушка.

- Вот и чудненько. У нас на очереди еще один несговорчивый голубчик.

Гриффиндорец поднял взгляд на полковника. Ах, как он ненавидел этого человека! Истинный садист с извращенной фантазией. «Эх, мои бы руки да на его бы шею» - мечтал Поттер.

Рядом с ним, покачиваясь, как на палубе корабля, находился Драко Люциус Малфой. От лощеного аристократа в n-ном поколении не осталось и следа. На бедняге негде было пробу ставить. Гарри слышал, как охранники хвалились друг другу сладкой попкой блондина, и гриффиндорец до сих пор удивлялся, как тот продолжает до сих пор существовать. Здесь уже никто не говорит про жизнь, было лишь существование.

Парня охватила гордость за младшего Малфоя. Тот пытался сбежать - поймали. Хотел покончить с собой - откачали. Тогда Драко изуродовал свое лицо. Три кривых, неровных шрама пересекали его, переходя от одной щеки к другой. У блондина оказалась неимоверная сила воли.

- Малфой, хоть кому-то я рад, - прохрипел Гарри.

- Поттер, - тянуть гласные, как раньше, парню не давал сорванный голос. - И у тебя процедура у грязнокровки.

- Заткнись, - злобно выплюнул человек в форме.

Малфой получил прикладом в спину и упал на пол.

- О-хо-хо, Ронни-бой наконец почувствовал себя мужиком, ну-ну.

- Я сказал, заткнись, хорек. Чем быстрее мы закончим, тем быстрее ты вернешься на свое законное место и начнешь раздвигать ноги перед каждым, как сука в течке.

- Фу, Уизел. Ты завидовал Поттеру, а теперь завидуешь тем, КТО меня трахает, - скривил губы Драко.

Рон покраснел от гнева и плюнул аристократу в лицо.

- Я не путаюсь с мразью!

- Конечно. Зараза к заразе… Так ведь, Поттер, - усмехнулся блондин, дрожащими пальцами утирая щеку.

Гарри медленно зверел, и медицинские приборы начали мелко подрагивать.

- Опять началось! - заметалась Грейнджер, и ухватила со стола шприц. - Держите его!

Плечистые санитары ухватили его за руки, а предательница ловко вколола мутную зеленую жидкость в область шеи.

Волшебник взвыл нечеловеческим голосом и заметался по кушетке, сбивая ногами дорогостоящее оборудование. Горло жгло огнем, и он ногтями принялся раздирать кожу, стараясь добраться до охватившего его пламени.

- Рон! - Гермиона пятилась назад, в ужасе глядя на происходящее, пока не наткнулась на медицинский стол.

Полковник схватился за табельное оружие, но, пока Уизли замер соляным столбом, созерцая мучения бывшего друга, Малфой вцепился зубами в руку маггла. Тот взвыл, роняя пистолет, который ловко подхватил Драко, молнией метнувшись к бьющемуся в агонии школьному врагу.

- Поттер. Поттер! Эй-эй, приходи в себя.

Сквозь бурлящую в голове кровь Гарри услышал едва различимые слова блондина и моментально сгреб его в охапку.

- Огонь! Они не должны покинуть территорию!!! - раздалась команда полковника.

Гриффиндорец взмахом руки отшвырнул готовых стрелять солдат и протиснулся со своей ношей к единственной двери. Они петляли, тяжело дыша, как загнанные зайцы, пока впереди не забрезжил свет. Их встретила подготовленная колонна военных с автоматами наперевес. Парни метнулись в сторону и, не оборачиваясь, продолжили свой побег.

- Не могу больше, Поттер, не могу! - прохрипел Драко, спотыкаясь.

С непонятно откуда появившейся силой, Гарри подхватил уставшего парня и взвалил себе на плечо.

- Еще чуть-чуть, Малфой. Здесь должна быть река, и мы будем свободны. Потерпи еще немного.

- Меня успокаивает Потти - мир сошел с ума. Может, я еще и отца увижу?

- Увидишь, обязательно. Мы перепорхнем через Стену, как птички, и твой papa устроит нам царский ужин и горячую ванну.

- Ха-ха, Пот…тер… - бывшего слизеринца стал душить кашель.

- Малфой?!

Гарри замедлился и снял с себя блондина, из уголка его губ сочилась алая кровь.

- Пфф, не голуб…бая, - захихикал тот, даваясь кровью.

- Малфой!

- Снайп…пер. Сука. Я ведь своб…боден, Пот…тер?

- Ты свободен, как птица, Малфой. Ты свободен, - прохрипел Гарри, прижимая к груди парня.

- Хорошо…

Глаза Малфоя-младшего потухли, и голова откинулась назад.

- Ты здесь не останешься, я унесу тебя. Слышишь, Малфой?! Слышишь?!

Он бросился вперед и застыл у обрыва, несколько камней сорвалось вниз в бурлящую реку.

- Гарри, не надо. Все кончено. Вернись!

Грейнджер уже тут как тут, вместе со своим мерзким муженьком и кучей обученных оперативников.

- Горите в аду.

Гарри сделал шаг в пустоту, крепко прижимая к себе невесомое тело Драко.

- Гарри!

- Черт! - выругался Рон, смотря на большой всплеск пенящейся воды. - Башку разбил, придурок.

Уизли смачно сплюнул вниз, кляня Мерлина, Моргану и Мордреда на чем свет стоит. Гермиона прижала руку к дрожащим губам и упала на колени.

- Гарри!!! - ее крик разнесся над пустошью, поднимая в небо недовольных ворон.

Мальчик-корый-выживал-сотни-раз барахтался в воде, пытаясь всплыть на поверхность и глотнуть хоть немного воздуха. Мертвое тело тянуло ко дну, но парень не мог бросить своего друга-врага. Перед глазами появились цветные искры, легкие сдавило тугим обручем. Кислорода катастрофически не хватало, и в голове словно выключили свет. Из последних сил он оттолкнулся ногами и загреб рукой, выныривая, тут же его барабанные перепонки едва не взорвались от невообразимого шума.

- А вот и наш четвертый финалист: Гарррри Потттерррр!!!!!!!!! - раскатисто прогремело в воздухе.

Парень непонимающе заморгал и поплыл к берегу.

- Гарри!

Обзор виденья ему закрыли каштановые лохмы.

- Ты так там геройствовал, дружище! - раздался довольный голос Рона Уизли, и тогда Поттер почувствовал, что просто оседает на землю.

Он бешено закрутил головой. Ученики, учителя, Флер, Крам, вспышки фотокамер, рев трибун. Маг затряс головой и впился пальцами в волосы. Волосы? Совсем не сальные и длинные, а лохматые и мягкие, как раньше, когда он еще учился в школе. Гарри оглядел свои руки. Тонкие запястья, изящные пальцы, бледная, а не серая кожа. Никаких вздувшихся вен и выпирающих суставов от сломанных пальцев.

- Гарри?! Ты в порядке? Мадам Помфри! Мадам Помфри!

Тем временем подросток продолжал ощупывать свое лицо и тело, не веря в происходящее. Он пребольно ущипнул себя за руку и ойкнул. Нет, это не сон.

- Эй, друг, что это у тебя на руке? - Уизли ткнул пальцем в его порядковый номер на левой руке: 134241, и потянул к нему свою конечность.

- Не трогай меня! - не хуже песчаной гадюки прошипел тот и, пошатываясь, встал на ноги.

Если он здесь, то тело Драко, должно быть, осталось в воде. Не долго думая, он ринулся обратно в озеро, пытаясь отыскать свою пропажу.

- Гарри?

- Мальчик мой?!

- Мистер Поттер?!

Раздавались со всех сторон встревоженные голоса, но ему было глубоко наплевать. Нужно было поскорее найти хрупкое тельце слизеринца, пока русалки не утащили того на дно.

- Мистер Поттер, позвольте узнать, что вы делаете? - каждое слово сочилось ядом.

Его кисть перехватили мозолистые, пожелтевшие от зелий пальцы. Гарри поднял безумные, с расширенным зрачком, глаза на своего погибшего профессора зелий и слабо пискнул. Внутренний стержень внутри него, наконец, сломался.

Снейп, живой и невредимый, стоял рядом с ним по пояс в воде. Саркастичный, ехидный, въедливый, требовательный и такой надежный. Неужели это все правда?!

- Профессор, - всхлипнул мальчик и уткнулся в черную мантию мужчины.

Северус Снейп потерял дар речи от такой наглости и лишь, как рыба, выброшенная на берег, открывал и закрывал рот.

- Что вы себе позволяете, Поттер?! - в конце концов, выдавил он.

- Я выучу зелья, освою окклюменцию, достану вам яд и шкуру василиска, только не уходите, - ревел белугой самый нелюбимый ученик профессора Зелий.

- Поттер?!

Глава 3

Гарри медленно приходил в себя. Казалось, по нему проехал Хогвартс-Экспресс на полной скорости, а затем еще и сдал назад.

Мягкая удобная кровать, чистое накрахмаленное постельное белье - все было так непривычно. Он с усилием разлепил глаза и его взгляд уперся в белую потолочную плитку. Парень покрутил затекшей шеей и бегло оглядел помещение.

Хах, да он в больничном крыле! Никогда бы не подумал, что так будет ему рад.

Маг приподнялся на локтях и попытался сесть.

- Так-так, молодой человек, и что это вы пытаетесь сделать?! - грозный голос мадам Помфри заставил его быстренько принять горизонтальное положение.

Гарри мысленно чертыхнулся, он уже и подзабыл о сигнальных чарах, что постоянно накладывала медиведьма на своих пациентов.

- Ох, и напугали вы нас, мистер Поттер, - улыбнулась та, и тут же приняла строгий вид.

- Диагностические чары показали, что вы не питаетесь как следует, молодой человек. У вас желудок, как у котенка!

- Кхм, Мадам Помфри…

- О, нет, мой милый, вы покинете больничное крыло не раньше чем через неделю! Сначала драконы, потом русалки, а дальше что?! Скачки на кентаврах, охота на гигантского кальмара?! А все этот турнир, будто квидичча не достаточно…

Ведьма, как говорится, села на любимого конька, когда дверь в палату распахнулась. На пороге возник улыбающийся Альбус Дамблдор, за его спиной мрачной тенью маячил Ужас Хогвартских Подземелий, также известный как Северус Снейп.

- Поппи, - кивнул ведьме директор. - Гарри, мальчик мой! Как ты себя чувствуешь?

Гарри моргнул по-совиному и ущипнул себя за ногу, дабы не ляпнуть чего лишнего. Его так и подмывало поинтересоваться самочувствием директора после падения того с Астрономической башни.

Ехидная улыбка против воли расползлась по лицу Поттера. Дамблдор воззрился на него с удивлением, а декан Слизерина подозрительно сузил глаза.

- Чувствую себя просто замечательно, сэр, - заулыбался во весь рот гриффиндорец.

И ведь ни капли лжи!

- Да? На озере ты вел себя, мягко говоря, неадекватно, мальчик мой.

- Не волнуйтесь, профессор. Это просто нервы, нехватка кислорода, специфика момента, - продолжал улыбаться Чемпион.

Снейп нахмурился еще больше, глядя на невинно улыбающегося мальчишку.

Ни дать ни взять, мальчик-колокольчик.

- Поттер, вы случаем о подводные камни головой не стукались?

- Нет, сэр, не припоминаю. Была пара гриндилоу, но я с ними справился.

- Жаль.

- Северус! - возмутился светлейший из магов. - Гарри столько пережил. Думаю тебе обрадует, мальчик мой, что вы с мистером Диггори делите первое место на двоих в Турнире.

- Блеск, - улыбка, как Смердящий сок, стекла с лица мальчика.

В его голове возникли образы кубка-портала, мертвого тела Седрика и дуэли с Волдемортом.

- Также твоим друзьям, мистеру Уизли и мисс Грейнджер, не терпится поскорее увидеть тебя.

- Нет! - резко вырвалось у того, прежде чем он смог взять себя в руки. - Не думаю, что пока готов к разговору с друзьями. Я не уверен в себе.

Снейп одарил мальчика кривой усмешкой, но промолчал.

- Гарри, ты ничего не хочешь мне рассказать? - голубые глаза директора готовы были пробуравить его насквозь.

Вот уж фига с два!

- Нет, профессор. Просто я устал и …, - гриффиндорец широко зевнул, показывая окружающим, что все зубы у него во рту целые, здоровые и даже не шатаются.

- Прелестно, мистер Поттер. Не пробовали подрабатывать гиппопотамом в зоопарке.

- Нет, сэр, но я подумаю, над вашим предложением.

- Все, все, - засуетилась над своим подопечным ведьма, - мальчику нужен отдых.

- Мы уже уходим, Поппи. Северус, - волшебник дернул рукой, будто подзывая собаку.

Декан Слизерина возвел глаза к небу и что-то прошипел сквозь стиснутые зубы, но все же последовал за Дамблодором.

Гарри криво усмехнулся, Северус Снейп, одарив его подозрительным буравящим взглядом, покинул палату.

Парень истолковал сей взор, как: «Я слежу за вами, Поттер. Не забывайте оглядываться в коридорах. Я могу быть везде». Оставался только дьявольский хохот в конце, но его он уже сам додумал.

- Ну что ж, мой милый, тебе предстоит трудная ночка, - проговорила медиведьма, левитируя на его тумбу десяток флаконов с зельями.

Парень был готов броситься за профессорами следом, но его попытка к бегству была тут же пресечена.

- Тише-тише, - толкая его обратно на постель, приговаривала волшебница. - От этого еще никто не умирал.

Гарри вздернул бровь не хуже Снейпа, а затем состроил щенячьи глазки.

- Печально, но вам это не поможет, мистер Поттер.

Провалявшись в лазарете три дня, гриффиндорец с боем вырвался из-под опеки мадам Помфри. Теперь, весело посвистывая, он шел на завтрак в Большой Зал. За время принудительного пребывания в лазарете маг смог обдумать все произошедшие в последнее время события и решил, что приложил все усилия, дабы такое будущее никогда не возникло. Раз дали второй шанс, то грех им не воспользоваться, тем более, когда знаешь историю наперед, да и сам участвовал в ее сотворении.

Он распахнул двери Большого Зала и его ноздри затрепетали от подзабытых ароматов хогвартской еды. Парень сглотнул слюну и бодро направился к столу.

- Гарри! - в один голос воскликнули Грейнджер и Уизли.

- Как ты себя чувствуешь? Тебя столько не было! Мы волновались! Ты пропустил занятия …, - и так далее, и так далее.

Мальчик-который-помирал-с-голоду попытался абстрагироваться от этого раздражающего жужжания. После предательства Грейнджер, парень не переносил звука ее голоса, как и все, что к нему прилагалось.

«В ухо ей крикнуть, что ли, пусть окажется на моем месте. Скоро буду ходить со слуховой трубкой от ее трелей» - размышлял Поттер.

- Хей, дружище, - Рон ощутимо хлопнул его по спине, - с возвращением!

У Золотого мальчика чуть позвоночник в штаны не осыпался от дружеского похлопывания.

Неужели нарочно?! Это же больно!

К их маленькой компании величаво подплыл, по-другому сказать язык не повернется, Драко Малфой со своими дружками-троллями-телохранителями.

«Эх, Драко, как они тебе пригодились бы на базе. Защищали б твой зад не хуже бульдогов тетушки Мардж» - подумал Гарри.

- Потти, что-то ты раскис. Даже среди русалок не нашел себе подружку, наверно, и те побрезговали? - скривил губы слизеринец.

- Ах ты, хорек! - засипел рыжий.

- Не начинай, Рон, - завела волынку Гермиона. - Это ни к чему не приведет…

Гарри перебил ее на полуслове, не желая слушать нотации.

- Классный значок, Малфой, - подцепив пальцем кругляшок «Поттер - слизняк», проговорил он.

- Мне тоже нравится, - хмыкнул Драко, поправляя несуществующую складку на мантии.

- Вот и молодец.

Гриффиндорец рванул к столу своего факультета, пока завтрак не закончился, и принялся наполнять свою тарелку.

Одноклассники с удивлением воззрились на него. Малфой надулся, как мышь на крупу, за такое пренебрежение, и побрел к своему столу. Ну, прямо как ребенок.

Рон с Гермионой плюхнулись на скамью по бокам от друга.

- Гарри, не запихивай все подряд! Это некультурно! И вообще, если не будешь есть овощи…

Грейнджер, схватив его тарелку с беконом и пюре, начала пододвигать к нему блюдо с вареной капустой.

«Мерлиновы кальсоны! Мне будет покой в этой жизни?!» - разъярился Поттер. В глазах у парня потемнело, и он на автомате всадил столовый нож в столешницу, ровнехонько между растопыренными пальцами девчонки.

Она как-то слабо пискнула и едва не брякнулась с места.

- Упс! Гермионочка, рыбонькая моя говорливая, птичка моя недострелянная, извини меня, я случайно. Просто рука дрогнула. Не делай так больше, милая, а то я что-то нервный после испытания.

И больше не обращая на нее внимания, вернул свою порцию и принялся за ее поглощение. Если бы у него был бы хвост, он вилял бы им, не переставая.

Ах, какая вкуснота. Хотя даже помои Кричера после тюремной баланды покажутся сказкой.

Гермиона в это время пыталась соперничать с хамелеоном, то бледнея, то синея, то зеленея. Слизеринцы со своих мест с интересом наблюдали за этим цветовым представлением.

- Гарри, это уже как-то слишком. Зачем ты обидел Гермиону, она ведь ничего плохого не хотела.

Избранный проглотил последний кусочек, с удовольствием облизал губы, ну и плевать что не культурно, и поднялся из-за стола.

- Рональд, друг мой, красно-солнышко, как писал один великий писатель в своем произведении: «Благими намерениями выложена дорога в ад». Ну, надеюсь, мы поняли друг друга?

- Что-то как-то не очень…

- Ну и ладно. Я в башню за вещами.

Он заспешил к выходу, стараясь сдержать бурлящую в нем злобу, и все же у самых дверей Большого Зала ясное небо заколдованного потолка пересекла яркая кривая молния. Гарри даже не стал оглядываться, хотя заинтересованный взгляд профессора Зелий жег его спину до самого коридора, пока двери не захлопнулись.

Глава 4

Мальчик-который-выжил угрюмо брел по коридору в сторону подземелий. В груди до сих пор клокотала злоба на бывших друзей. Пусть они еще не совершили своих злодеяний, ему все равно было противно находиться рядом с ними.

Он остановился у кабинета Зельеварения, у которого уже столпились слизеринцы, а в сторонке расположились Невилл Долгопупс, Симус Финниган и Дин Томас.

- Поттер, - зашипел, не хуже кобры, при его приближении Малфой, - ты труп!

- Пфф, - фыркнул тот, - сколько раз я это слышал, но до сих пор жив. Кстати, милый значок.

Симус и Дин громко засмеялись, а Невилл прыснул в кулак.

На зеленой мантии слизеринца красовался ядовито-розовый кругляшок с кричащей изумрудной надписью: «Мечтаю покататься на розовом единороге». И как бы тот ни пытался снять сей предмет, все равно ничего не получалось, Гарри наложил на значок чары «Вечного приклеивания». Оставалось либо вырезать его вместе с дорогой тканью, либо выкидывать мантию, либо смириться.

- Не знал, что у тебя такие интересные тайные желания, Малфой, - хмыкнул гриффиндорец.

- Я прибью тебя, Поттер! Ты у меня с Астрономической Башни полетишь!

- Ну-ну, Дракусечка.

- Что?! Как ты посмел меня назвать?!

Гриффиндорцы дружно загоготали, уже подтянулась и другая половина факультета.

- Фурункулус, - бросил заклятие Малфой.

Гарри легко уклонился в сторону, и серый луч попал в подошедшую Грейнджер. Ее нос мгновенно распух до размеров приличной луковицы, а лицо и шея украсились россыпью белых гнойничков.

- Ах, ты, мелкий хорь! - взревел Уизли и тут же схлопотал Таранталлегру.

Ноги Рона бросились исполнять задорную джигу.

Гарри опустил голову, но его плечи все равно подрагивали от еле сдерживаемого хохота.

Блейз Забини с интересом покосился на него, и парень поспешил утереть выступившие от смеха слезы.

- Что здесь происходит? - тихий голос, заставил всех замереть, ну, кроме Рона, разумеется.

- Малфой проклял Рона и Гермиону, сэр, - попытался первым объяснить Финниган.

- Да неужели? - скривился учитель. - А Вы что скажете, мистер Малфой?

- Уизли оскорбил меня и полез драться, сэр, а Грейнджер непременно бы прокляла меня. Я просто действовал на опережение, сэр, - растягивая слова, проговорил блондин.

- Похвально, мистер Малфой. Пять баллов Слизерину за предотвращение драки.

- Это нечестно! - заверещал взмыленный Уизли, исполняя ирландский танец.

Гарри едва удержался, чтобы не возвести глаза к небу. На кой черт провоцировать Снейпа на очередное снятие баллов, на его же территории? Это же просто глупо, к тому же совершенно бесполезно.

- Минус десять баллов с Гриффиндора за оскорбление однокурсника и развязывание драки, да, и еще минус пятнадцать баллов за неуважение к учителю.

Рыжий парень засопел, как разъяренный носорог, Грейнджер тихо хлюпала носом. Она перепробовала уже с десяток отменяющих заклинаний, но обычный Фурункулус почему-то не желал покидать ее лицо.

Избранный почувствовал неожиданное уважение к блондинчику, тот явно вплел какое-то дополнительное заклятие в обычные чары. Именно по этой причине так тяжело было отменить его действие.

- Профессор, - набравшись смелости, пролепетал Невилл, - Гермионе нужно в Больничное Крыло.

- Я не вижу такой уж большой разницы, - скривил губы Снейп. - Довольно прохлаждаться, все в класс!

Гермиона закрыла лицо руками и убежала.

- Фините Инкантатем, - взмахнул палочкой Гарри в сторону Рона.

- Спасибо, друг, - облегченно выдохнул тот.

- Да у меня уже в глазах рябило от этого издевательства над самым понятием «танец», - пожал парень плечами и зашел в кабинет.

- Странно, что Вы не участвовали в этом занимательном представлении, мистер Поттер, - с недоверием в глазах проговорил декан Слизерина. - Я нахожу это крайне подозрительным. Вы готовитесь взорвать школу, Поттер?!

- Никогда об этом не думал, профессор. Возможно, теперь это займет мои мысли, - вежливо, но не менее ядовито ответил ученик.

- Научились зубоскалить? Советую Вам поскорее занять свое место, иначе мне придется снять с Вас дополнительные баллы.

Гарри счел за лучшее просто промолчать и повернулся к занятым партам.

- Эй, Поттер, - позвал его Забини, указывая на свободное место рядом с собой.

Слизеринцы в шоке уставились на своего одноклассника.

- Что ты творишь, Блейз?! - взвизгнула Паркинсон.

К огромному удивлению обоих факультетов, Золотой Мальчик уселся на предложенное место, даже не огрызнувшись или фыркнув.

- А ты изменился, Поттер, - прошептал смуглый парень, опаляя его шею жарким дыханием.

В паху Гарри сладко потянуло. Он всегда с нежностью вспоминал их короткий, но бурный роман на седьмом курсе. Его умелый ротик, нежные руки, чувственную шейку и аппетитную попку.

Им пришлось расстаться после выпуска, Блейз женился, дабы род Забини не угас. Хотя они еще встречались несколько раз в течение полугода, пока слизеринец не сбежал в Италию, вовремя почувствовав, что ветер переменился не в лучшую для Волшебного мира сторону.

Жаль, но и за границей его любовника все равно достала Инквизиция. Гарри до сих пор с дрожью вспоминал обезображенное тело черноволосого красавца. Он опоздал всего лишь на час, гребанные 60 минут, и его любовник был бы жив, как и его маленький сын, Стефано.

Здание, в котором пытали магов, Избранный разрушил вплоть до фундамента, а тела последних Забини забрал в Англию и похоронил в чудом уцелевшем склепе семьи аристократов, сделав это место ненаносимым на новые карты магглов.

Золотой Мальчик тряхнул головой, отгоняя грустные мысли. Здесь и сейчас Блейз жив, горяч и явно в нем заинтересован.

- Ничто не стоит на месте, Забини, - интимным голосом ответил парень.

Слизеринец хмыкнул и уставился на доску.

Шел второй час занятий, и Гарри мелко шинковал имбирный корень, ожидая, когда наступит этап его добавления в Противоожоговое зелье.

Грейнджер уже вернулась с чистым лицом, волоча за собой упирающегося Уизли.

Лишившись еще пары баллов, они заняли свободные места в классе, когда рыжик, наконец, углядел, где и с кем сидит Золотой Мальчик Гриффиндора.

Рон выпучил глаза и уронил челюсть на стол, смахивая рукой серебряный нож на пол.

- Пять баллов с Гриффиндора за невнимательность, - тут же последовало наказание.

Уизли вспыхнул, как факел, Грейнджер послала ему грозный взгляд и зашикала.

Слизеринцы за своими столами давились от хохота, а Гарри позволил себе слабо улыбнуться. Если сейчас у его экс-друга такая бурная реакция, то что же будет дальше?

Парень аккуратно ссыпал имбирный корень в котел и начал осторожно помешивать против часовой стрелки. Зелье густело на глазах, приобретая цвет «молодой листвы после раскрытия почек». Честное слово, ну кто взял моду так описывать способы приготовления и характеристики зелий?

Раньше он ненавидел сей предмет. В лучшем случае у него выходило слабое, малоэффективное зельеце, в худшем - прекрасный цемент, за который удавится любой маггл-строитель. Ну и, конечно, не последнюю роль сыграл сам профессор зельеварения, мечтающий лишь об одном - долгой и мучительной смерти Поттера в котле Долгопупса. Но все это было раньше, теперь Гарри на приготовлении зелий собаку съел. Во время войны приходится учиться многому.

Противоожоговое зелье, ха, раз плюнуть. Снейпа ждет сюрприз.

Жидкость планомерно превращалась в мазь, сворачиваясь и уменьшая свою массу в оловянном котле, и теперь субстанция еле прикрывала дно.

- Закончили! Снять котлы с огня!

- Мисс Патил! Вы же волшебница, а не маггла! Используйте волшебную палочку. Мерлин, я учу идиотов, - сокрушался Ужас Подземелий, возвышаясь над очередной жертвой.

- Слабо.

- Отвратительно.

- Учитесь читать, Мистер Финниган! Что? Все делали строго по рецепту? А это, позвольте спросить, что? Да, да, именно заляпанное жабьей икрой. Вы замечательно следите за своими школьными принадлежностями, пять баллов с Гриффиндора. Ну? Две унции сушеных глаз Рогатого жука! Бездари!

- Мистер Долгопупс, по-вашему, это мазь?! Кхм, мне крайне жаль того человека, кому Вы будете оказывать первую помощь, используя данный щебень. Это будет просто бесчеловечно. Боюсь, после такой помощи придется лечить не ожоги, а глубокие кровоточащие раны. Я желаю увидеть в следующий четверг на моем рабочем столе сочинение на пять футов о мазях, оказывающих обезболивающих эффект на кожу пациента. А теперь извольте убрать этот позор любого уважающего себя волшебника.

Невилл уткнулся взглядом в пол и тихо ронял слезы, выслушивая указания учителя. Рон скрипел зубами за соседней партой, но поделать ничего не мог.

Зельевар двинулся к слизеринской половине и помешал варево в котле Нотта.

- Хорошо. Оставьте образец на столе.

Северус Снейп навис, как Черная скала Безнадежности, над Гарри Поттером.

- И чем же Вы нас порадуете, мистер Поттер? - легендарная снейповская бровь, красноречиво взлетела вверх.

- Противоожоговым зельем, сэр.

- Ну-ну.

Мужчина потратил у их котла целых пять минут, но так и не нашел к чему придраться.

- Что же, мистер Поттер, в этот раз вам повезло оказаться в паре с мистером Забини.

- Это мое зелье, сэр. Забини следил за огнем и диктовал инструкции, - скрестив руки на груди, проговорил гриффиндорец.

Профессор с сомнением смотрел то на него, то на зелье. Буравящий взгляд прошил его насквозь, и парень почувствовал, как Снейп пытается обойти его ментальный блок. Гарри, не церемонясь, вышвырнул того из своего разума.

Зельевар выглядел ошеломленным, но всего лишь через пару секунд каменная маска презрения вернулась на место.

- Жду Ваш образец на преподавательском столе.

Школьный колокол, наконец, позволил им покинуть сырые подземелья.

- Поттер! Уберите свой рабочий стол, если Вы можете работать в такой грязи, то другие нет.

Гарри чуть не заскрипел зубами, когда Забини, хмыкая, покинул кабинет, напоследок подмигнув.

Он быстро прибрался, желая поскорее покинуть обитель зельевара.

- Присядьте, мистер Поттер.

Ученик обреченно уселся за первую парту.

- Я нахожу Ваше поведение довольно странным. Не будь я уверен, что это Вы, мистер Поттер, решил бы, что кто-то принял обличие Мальчика-который-выжил и разгуливает вместо данного субъекта по Хогвартсу, - глядя на него в упор, как кот на мышку, вещал профессор. - И все же это не так. Ваше поведение, жесты, аура изменились, и то, кхм, происшествие на озере наводит меня на мысль, будто Вы что-то сделали с собой.

Он тяжело откинулся на спинку стула и вздохнул.

- Во что вы опять вляпались, Поттер?!

- Не понимаю, о чем вы, сэр. Ммм, подросткам свойственно меняться. У меня такой возраст.

- Вот об этом я и говорю. Раньше Вы постоянно мямлили, изредка с толком пользуясь своим речевым аппаратом.

- Я не идиот, сэр!

- Пусть каждый из нас останется при своем мнении, - усмехнулся Снейп. - Не прикидывайтесь, что не понимаете. У Вас в одночасье изменилось мировоззрение: сквозь зубы разговариваете со своими дружками, зато с удовольствием - со слизеринцами. А значок Драко? Я бы сказал, это было совершенно в духе моего факультета. Не говоря уже о неожиданной магической молнии в Большом Зале.

Гарри вцепился в стул, Снейп взял его за жабры. Все-таки двойного шпиона трудно провести, но это не означает, что он ему тут, же все выложит.

- С чего вы взяли, что я изменился сейчас? Может, я просто позволил себе расслабиться и вести себя именно так, как хочется.

- Что вы имеете ввиду? - бровь взлетела в вопросе.

- Лишь то, что вот это мое истинное лицо, профессор.

- Это самая маловразумительная и неправдоподобная отговорка из всех, которые я от Вас слышал, Поттер.

- Я говорю правду и не заставляю Вас мне верить, сэр, - говорил парень, не забывая о вежливости. - К тому же, я не нарушил ни одного школьного правила, а на баллы, будьте уверены, мне решительно наплевать.

- Даже если Гриффиндор лишится сотни баллов? - насмешливо проговорил маг.

- Хоть две сотни. Только вот потом придется иметь дело с МакГонагалл и Дамблдором, объясняя причину их снятия.

- Не ерничайте! Что мешает мне пойти к директору прямо сейчас и все ему рассказать?!

- Так ведь нечего рассказывать. Скажите честно, профессор, Вы хотите увидеть прежнего Поттера?

- Не думаю, - брезгливо скривил губы мужчина. - Раз уж Вы, наконец, решили стряхнуть паутину с ваших мозгов, кто я такой, чтобы этому мешать?!

- Вот и отлично, профессор. Я могу идти? Уже началась Трансфигурация.

- Идите, Поттер, но не думайте, что я о Вас забуду. Советую Вам быть осторожным в своих действиях.

- Разумеется, сэр. Всего доброго.

Гарри закрыл за собой дверь и быстро зашагал прочь. Завернув в безлюдный коридор, он припал пылающим лбом к мокрому камню. Голова гудела, не так-то просто иметь дело с опытным легилиментом. Ну, хотя бы на некоторое время Снейп оставит его в относительном покое, а, между тем, он успеет разослать несколько важных писем. Эх, поскорей бы добраться до мягкой кровати в башне.

Передернув плечами и повесив сумку на плечо, парень поспешил на идущий, вот уже как десять минут, урок.

Глава 5

Гриффиндорская спальня мальчиков была именно такой, какой ее запомнил Гарри. Мягкая кровать с алым пологом, на стене плакат с любимой футбольной командой Дина Томаса, журналы для взрослых волшебников-бисексуалов, торчащие из-под подушки Финнигана. Носки Уизли, причем все разных оттенков, разбросанные на полу, и его же «Чистомет» с неухоженными прутьями и плохо отполированной ручкой в углу кровати. Рон даже в своем любимом занятии был ужасным лентяем и неряхой. Жаль, в этом году полетать так и не удастся.

Избранный содрогнулся от отвращения, ему опять придется не только лицезреть, но и входить в живой лабиринт, коим скоро испоганят их Квидиччное поле. А в лабиринте соплохвосты, Сфинкс, Крам под Империо и кубок-портал на экскурсию к могиле папочки Тома Риддла.

А вот и наглый Тревор, бессменная жаба Долгопупса, пытается сбежать из аквариума, что занимает почти все пространство рядом с кроватью гриффиндорца. Был бы он на месте Невилла, давно выкинул эту склизкую тварь, а лучше отдал Снейпу на ингредиенты. Ну, никакой благодарности хозяину! Впрочем, и пользы хозяину от этого земноводного тоже ноль. Спустить жабу в унитаз на третьем этаже, что ли? Все равно большую часть времени эта тварюга находится в пропавшем состоянии или же пытаться улизнуть всеми возможными способами.

Мерный стук головы Тревора о стекло уже начинал бесить.

Парень лениво взмахнул палочкой, и защитный купол спал с аквариума. Обрадовавшись свободе, жаба поспешила выпрыгнуть наружу и тут же схлопотала обездвиживающее заклинание. Гарри огляделся по сторонам в поисках какой-нибудь коробки или мешка. Увы, откуда в спальне для мальчиков взяться обычной картонной коробке?

И вот его губы сами собой расползлись в гадкой улыбочке, он трансфигурировал пару любимых Роновых носков в обычную коробку с плотной крышкой. Затем отлевитировал в нее посверкивающую глазами недовольную жабу и плотно запечатал короб. Он прикусил губу, немного сжалился над участью Тревора и проделал в картоне пару мелких дырочек для воздуха, после чего с чистой совестью запихнул сей предмет под кровать в самый пыльный угол.

М-да уж, а еще говорят, что домовики лучшие уборщики. Просто никто под кровати не заглядывает, да под ковры в гостиных, куда и смахивается весь мусор с пола. Пауки в этом замке чувствуют себя, как дома, вон какую паучью систему выплели у него под кроватью. Прямо карта Лондонского метрополитена. Если бы Уизли только знал, что проживает бок о бок со своей фобией номер один, наверное, уже лежал в Больничном крыле с сердечным приступом.

В спальне было необыкновенно тихо, только музыка и смех приглушенно доносились из гостиной.

Гриффиндорец еще раз оглядел старую спальню и удовлетворенно кивнул. Да, все было, как и в старые добрые времена.

Парень забрался в постель, задернув полог, нанося защитные чары и наконец, расслабленно откинулся на подушку, закинув руки за голову.

Сидеть в шумной гостиной вместе с остальными совершенно не хотелось. Не важно, что гриффиндорцы устроили в его честь вечеринку (с небольшим опозданием, правда), со сливочным пивом, украденной с кухни едой и конфетами из «Сладкого королевства».

Сливочное пиво?

Гарри хотелось расхохотаться. Ну что за детский сад! Вот от бутылочки Огденского он бы не отказался, а лучше достать где-нибудь маггловских сигарет. Ох, с каким удовольствием наш герой сейчас бы затянулся, выпуская в небо колечки едкого дыма.

Курить хотелось нестерпимо, но при такой шумихе выбраться из Башни было трудновато, даже в мантии-невидимке.

Еще и письма нужно было отправить, желательно так, чтобы об этом никто не узнал. Гарри горько вздохнул. В Хогвартсе он был под колпаком. Обо всех его передвижениях и разговорах тут же рапортуют Дамблодору милые болтливые портреты замка, развешанные чуть ли не в туалетах. Странно, что его еще на разговоры по душам не вызвали. На таких посиделках директор не брезговал как Сывороткой правды, так и окклюменцией.

Эх, Гарри, знал бы ты раньше про все эти фокусы Светлого и Великого, взялся бы за ум, а не строил из себя легковерного идиота, с которого, небось, все слизеринцы покатывались. Снейп, Снейп и где же были мои мозги раньше?

Избранный устало прикрыл глаза.

Говорила Гарри, шляпа: «Иди в Слизерин». А он, дурак: «Только не Слизерин, только не Слизерин!» - завел, как попугай.

Вот и получите - распишитесь, стойте - обтекайте. Да чего уж теперь. Былое помянешь…

Парень тяжко вздохнул, почесывая руку, вытатуированный номер на коже жутко чесался под Маскирующими чарами.

Почему он появился у четырнадцатилетнего Поттера? - недоумевал тот.

Он очень надеялся, что его прошлое-будущее больше никаких сюрпризов не преподнесет, а то придется вертеться, как уж на сковородке.

Благо, его своеобразное тату увидел Уизли, а не Мисс-Я-Все-Знаю, также известная как Гермиона Грейнджер. У той котелок варит намного лучше будущего муженька. Вцепилась бы в него, как бульдог в берцовую кость, пока не выведала все тайны. Ну, да Мерлин с ней. Будем решать проблемы по мере их поступления.

А пока главный насущный вопрос. Отослать письма и покурить… Так, Гарри, не отвлекаемся от поставленной задачи. Как же…

Парень хлопнул себя по лбу, чуть не сверзившись с кровати.

У него действительно мозг размяк!

- Добби! - властно позвал Золотой мальчик.

- О! Гарри Поттер, сэр! Добби уже здесь! Добби рад видеть Гарри Поттера!

Эльфа понесло, кончики его ушей радостно трепетали, а Гарри пытался вклиниться в этот поток слов.

- Добби. Добби!!! Тпррру!!! Помолчи!

Домовик замер на месте, не сводя с него влажных зеленных глаз.

- Мне нужна твоя помощь Добби.

- О, Добби рад помочь! Добби сделает все, о чем попросит Гарри Поттер, даже прижжет утюгом собственные уши!

Гарри поперхнулся от заявления эльфа. Он так и не смог привыкнуть к этим домовикам-мазохистам.

- Очень мило, Добби, но прижигать ничего не надо, как и прищемлять.

Волшебное существо разочарованно выдохнуло и закрыло ящик тумбочки, в появившуюся прорезь которого собиралось засунуть пальцы.

- Мне нужно, чтобы ты отправил несколько писем с неприметными простенькими совами.

- Добби…

- Добби заткнется, иначе Гарри Поттер больше никогда его не позовет.

Лицо эльфа исказилось от ужаса, и он демонстративно закрыл ладонями рот, сильно кивая.

- Замечательно, - Избранный уже начал уставать от этого разговора. - Отправишь письма с простыми совами, но только так, чтобы ни одна живая, или мертвая, или нарисованная физиономия тебе не видела. Это очень важное дело. Все должно быть сверхсекретно. Я доверяю тебе, Добби, я знаю, ты меня не подведешь.

Глаза у домовика загорелись, он гордо выпятил грудь. Как же, такое ответственное задание, ему доверил сам Гарри Поттер.

- Никто не должен об этом узнать, ясно?

- Добби - могила! - жарко проговорил эльф, пряча за пазуху вязаного свитера письма.

С тихим хлопком тот исчез. Гарри почесал затылок.

Откуда эльфу известны подобные выражения?!

Послышались приближающиеся голоса, и парень быстро юркнул обратно на кровать, скрывшись за пологом.

- Он так и не вышел! - громким шепотом посетовал Рон.

- Может, Гарри просто устал, - робко проговорил Невилл и тут же вскрикнул.

- Что такое?! - с любопытством протянули сразу несколько голосов.

- Тревор сбежал, - опечаленно ответил мальчик.

Пружины кровати жалобно заскрипели, и Гарри услышал первый всхлип однокурсника.

- Да ладно, Нев. Найдется твой Тревор, - пыхтел Симус, скорее всего, устраиваясь поудобней в постели. - В первый раз, что ли?

- Слушай, Финниган, если ты опять собираешься смотреть свои журнальчики, то накладывай тогда Заглушающие чары! О’кей?!

Гарри прямо-таки видел, как лицо Рона вспыхивает красным, когда он выговаривает Симусу. Но что взять с ирландца, если он опередил остальных соседей в половом развитии? Избранный прекрасно видел, как тот украдкой поглядывал на Драко Малфоя в Большом зале или на Травологии, на слишком фигуристую для своих лет Ханну Эботт.

Раньше он даже не заметил бы подобное. Эх, в свои школьные годы мальчик не замечал слишком многого. Например, что некоторые парни, среди которых был и упомянутый Финниган, определенно неровно дышали к его заднице. Или что Джинни Уизли не такая невинная овечка, и в их первый раз она явно не была девственницей, несмотря на все заверения и еще какую-то чепуху про отсутствие крови. Да на этой девке пробы было негде ставить!

Гриффиндорец прикрыл глаза и перевернулся на бок, отгоняя тревожные думы. Лучше хорошенько выспаться, чтобы завтра не клевать носом на уроках. И, разумеется, плотно позавтракать, он и так ходячий «Бухенвальдский Крепыш».

Глава 6

Все вокруг заволокло дымом от разбитой колбы с зельем. Нестерпимо режет глаза и становится трудно дышать. Я задыхаюсь, не в силах вздохнуть полной грудью. Магглы сыплют словесными проклятиями, так как не видят ни зги - даже со всеми своими навороченными причиндалами и ультрасовременным оборудованием им никогда не превзойти самого лучшего зельевара Европы. Вот за это я и уважаю Снейпа. Мне даже кажется, я слышу его каркающий голос. Он зовет меня, с той самой неповторимой снейповской интонацией произнося мою фамилию.

- Поттер, Поттер, Поттер…

В ушах бешено стучит кровь, а сердце бьется где-то в районе горла. Я бы и рад пойти с Вами, профессор, но никак не могу Вас найти в этой непроглядной тьме, наполненной десятками голосов. Я даже не пробую достать палочку. Вдруг я Вас задену, со своей-то везучестью? Убрать этот мрак так же нереально. Ваша так называемая дымовая бомба будет похлеще Перуанского порошка Мгновенной Тьмы, которым торгуют близнецы Уизли.

Вот натыкаюсь на дверь и врываюсь в другую комнату. Здесь нет едкого дыма, лишь Вы, профессор. Непривычно взволнованны и болезненно возбуждены. Маниакальный блеск черных глаз одновременно пугает и завораживает меня. Ваши тонкие губы кривятся в коронной презрительной усмешке. Слава Мерлину, она предназначена не для меня. Мне даже капельку, самую малость, жаль этих солдафонов - магглов. У Снейпа буйная и богатая фантазия по части проклятий.

- Что ж, Поттер, не думал, что последние минуты жизни мне придется скоротать в Вашей компании.

- Неужели все так безнадежно? Может, есть какой-нибудь тайный ход или, я не знаю, подземный лаз?!

- Вы слишком увлекаетесь приключенческой литературой, мальчишка. Вынужден Вас разочаровать, но стена не отодвинется в сторону, если дернуть за канделябр.

- Я так и подумал, - пробурчал парень, выхватывая палочку.

- Не опозорьтесь, как мой напарник, Поттер, иначе я Вас с того света достану.

Дверь с грохотом распахнулась и в комнату, переворачивая старинную мебель, ринулись магглы.

Я встретил их мощным Бомбардо, размазывая кровь по стенам. Профессор с удовольствием швырнул свою Сектумсемпру. Дальше я уже не замечал ничего вокруг, дыша битвой.

Сознание начало проясняться только когда я понял, что меня почти волоком тащит Снейп, потрепанный, с подпаленными волосами, из разорванного рукава мантии сочится кровь. Слизеринские подземелья еще ни разу не видели своего главу таким уставшим и вымотавшимся.

- Профессор…

- Заткнитесь, Поттер! И давайте уже шевелите ножками, мне только на руках Вас тащить осталось. Доберемся до статуи Одноглазой ведьмы, пересечем антиаппарационный барьер и смоемся отсюда.

- Забавно, если бы члены попечительского совета не переметнулись к магглам, мы могли бы прямо сейчас покинуть школу.

- Поттер, не поминайте при мне этих ублюдков!

- Да, Вы правы, профессор. Мы здесь срежем, за мной Северус!

- Придушу, Поттер! - прорычал маг, но послушно нырнул за гобелен, укрывающий тайный коридор.

Добраться до статуи не составило никаких проблем, их даже не преследовали, что заставило меня сомневаться, а не в курсе ли этого подземного хода наши противники. Но откуда бы им знать?!

- Гарри!!!!!!!!!!!!

Парень подпрыгнул на кровати, чуть не улетев на пол. Злобно чертыхаясь, он выпутался из-за полога и уставился на пышущую радостью физиономию Уизли.

- Какого дьявола?! - зарычал гриффиндорец.

Рон заметно струхнул и сделал пару шагов назад.

- Кхм, завтрак, - замялся рыжик.

У Поттера дернулся глаз, и сами собой сжались кулаки. Он был готов придушить этого засранца.

- Иди один, я спущусь позже, - прошипел сквозь стиснутые зубы Гарри.

- ОК, - быстро кивнул тот и поспешил покинуть спальню.

Избранный послал ему вслед угрюмый взгляд и, покопавшись в сундуке, направился в душ.

Стоя под струями еле теплой воды, парень мыслями все еще находился вместе с Северусом в оккупированном магглами Хогвартсе. Гарри прислонился спиной к стене и прикрыл глаза, машинально поглаживая место татуировки.

Интересно, он когда-нибудь сможет хоть немного расслабиться? Его прошлое давало о себе знать слишком упорно.

Парень буквально за пару дней набрал мышечную массу, уже не смахивая на того дистрофика, которым был. Крепкие руки, сильные натренированные ноги, даже оформились кубики пресса. Как все это объяснять, Гарри не представлял. Придется использовать Маскирующие чары.

Уже вытираясь, Избранный внимательно оглядел себя в зеркале. Запотевшее стекло не преминуло присвистнуть и залопотало про сладкие попки, настоятельно уговаривая его избавиться от очков, чтобы не скрывать эти дурманящие зеленные глазища.

Гарри шлепнул полотенцем по говорливому зеркалу и ушел в спальню.

* * *

Парень вышагивал по коридору, направляясь на третий этаж в туалет Плаксы Миртл. Удивительно, но рядом с туалетом было сухо, видимо, у призрака было более-менее сносное настроение. Толкнув дверь, Гарри аккуратно заглянул внутрь, еще не хватало наткнуться на кого-нибудь.

- Гарри!!!!!!!! - завыла Миртл, слетая с разбитой раковины. - Ты пришел навестить меня.

- Конечно, Миртл. Как твои дела?

- О! - щеки девочки стали прозрачными, она засмущалась. - Хорошо, вот сижу и думаю о своей смерти.

Она горестно всхлипнула и тут же об этом позабыла.

- А как ты? Ты же Чемпион. Мы не виделись больше после ванны старост. Ты помнишь, Гарри? - интимно проговорило приведение.

Избранный сглотнул. Как же такое забудешь. Призрак-вуайерист!

- Да, припоминаю. Понимаешь, я очень занят в последнее время. И мне нужна твоя помощь.

- О! Все что угодно!

- Не могла бы ты покараулить дверь. Мне нужно кое-что сделать.

- Хорошо, - захихикала Миртл, опять становясь полупрозрачной.

Гриффиндорец дождался, пока призрак займет наблюдательную позицию над входной дверью, и нырнул в последнюю кабинку. Он аккуратно вытащил спичечную коробочку из кармана мантии и взмахнул палочкой. Коробочка тут же приняла свой истинный размер и заходила ходуном.

Ну-ну!

Гаденько усмехнувшись, Поттер извлек из короба упирающуюся жабу. Дело осталось за малым: обездвижив склизкое создание, Гарри почти бросил Тревора в унитаз, когда Миртл завыла, как пароходная сирена.

Мальчик понял, что это, скорее всего, сигнал тревоги и, накинув на замершую жабу дезиллюминационные чары, засунул ту в самый грязный угол кабинки.

- Пошла вон, Миртл!

Забористое заклинание вышвырнуло призрак плаксивой девочки восвояси. Мальчик неприятно поморщился в своем убежище, он узнал этот голос, как и его обладательницу.

- Ну? Нашел?!

Ботинок нетерпиливо затопал по кафельному полу.

- Кхм, он уже проснулся тогда. Ты же знаешь, Гарри так рано встает.

- Тшш!!!!! Ты что, совсем болван? Никаких имен!

Шаги начали приближаться и двери кабинок захлопали, открываясь. Грейнджер проверяла их на наличие притаившегося шпиона, и она была очень близка к его обнаружению.

- Ой, да брось! Сюда никто не суется, кроме нас троих. Из-за Миртл этот туалет обходят стороной, - фыркнул Уизли.

- Да? Хорошо.

Девочка не стала проверять последние две и вернулась к подельнику.

- Ты плохо работаешь, и, боюсь, он будет очень расстроен. Прошла уже неделя, а карта до сих пор у этого. Ты должен был стащить ее, когда тот валялся в больничном крыле.

- И все же я не думаю… Зачем так поступать с Га… с ним?

- Ох, как ты заговорил. А когда золото звенит в кармане, ты не так противишься. Запомни, нет результата - нет золота. Можешь помахать ручкой работе в Аврорате, дальше помощника в захудалом отделе твоего отца ты не продвинешься.

- Не оскорбляй моего отца. Просто это подло, - глухо проговорил рыжик.

- Ха-ха! А дружить из-за славы не подло? - ехидно поинтересовалась Зазнайка.

- Это только в начале… Га… Я считаю его своим другом и мне противно за ним следить.

- Знаешь, что?! Засунь свои причитания… Так, это не мое дело. Потом будешь со взрослыми сам объяснятся!

- Неужели тебе его не жалко?

- Нет, - твердо проговорила та. - Он лентяй, бездарь и мямля. Он не заслуживает того, что имеет благодаря своей славе. Я его презираю за каждое мгновение, за каждый тупой вопрос и эти причитания о Дурслях. Не думаю, что эти его родственники так ужасны!

- Ты ошибаешься…

- Тсс. Я не только для себя стараюсь. Я ведь тебе нравлюсь, так ведь? - промурлыкала девушка.

Гарри поразился этому. Представить флиртующую Грейнджер у него не хватало воображения.

- Ну…в общем…я…

- Вот и славно. Идем, пока этот олух не начал нас искать.

Да, удачно он сюда заглянул. Мальчик осторожно выглянул из кабинки и прихватил замершую жабу из угла.

Ему нужно было хорошенько подумать и, желательно, подальше от этих интриг Мадридского двора.

Когда он летел в широкой трубе, ведущей в Тайную комнату, Гарри на ум пришла мысль, что Рон так и не признался, что сам решил не красть у него Карту Мародеров. Видимо, еще не все прогнило в его друге, возможно…

Глава 7

Нет, что не говори, а с Судьбой у Гарри всегда были особые отношения. Как, впрочем, и с Удачей. С этой капризной Леди он был на короткой ноге еще с тех пор, когда жил у Дурслей. Столько раз получать по голове и не заработать ни одного сотрясения мозга - не каждый может этим похвастаться. Хотя небезызвестный Северус Снейп съязвил бы, что сотрясаться там попросту нечему, но профессора здесь нет, так что…

Вот и сейчас, стоя по щиколотку в крошащихся под ногами скелетиках различных крупных и мелких грызунов, парень вспоминал тихим незлым словом эту чертовку Судьбу.

И как же он в прошлый раз не заметил, что чудовище Тайной комнаты явно самка, так еще и кладку оставила.

Маразм.

Гарри тупо пялился на огромное, как тыквы Хагрида, яйцо бледно-желтого цвета с зелеными крапинками. Он опасливо приложил руку к скорлупе и отскочил назад, когда ощутил явную пульсацию. Два года прошло, а ОНО живое. Не воспользоваться таким шансом мог только законченный идиот. К нашему и своему счастью, он таковым не являлся.

Поттер посмотрел на присмиревшую жабу в руке и расплылся в улыбке. Сейчас у него в жизни шла явно белая полоса.

Взмахом палочки увеличив амфибию в несколько раз, он усадил гневно сверкающего глазами Тревора на яйцо.

- Ну, что, Тревор, и от тебя, оказывается, может быть, помощь. Будешь высиживать нашего змееныша. Мух, так и быть, буду тебе таскать. Через день, чтобы не зазнавался. Как, впрочем, и давать тебе свободу действий тоже. Устраивайся поудобнее, жаба, тебе придется долго тут сидеть.

В мутных глазах земноводного Гарри прочитал пожелания попасть под дождь из лягушек и остальные Казни Египетские.

Парень весело фыркнул и побрел обратно, засунув в руки в карманы брюк. Настроение медленно, но верно ползло вверх.

Большой Зал гудел от смеха и разговоров. За Гриффиндорским столом царила возбужденная атмосфера, как и всегда.

Обсуждался очередной поход в Хогсмид. Близнецы Уизли и Ли Джордан весело галдели, толкая друг друга локтями: они собирались основательно закупиться в магазине «Зонко». Грейнджер разглагольствовала о новых перьях с самозаправляющимися чернилами, что продаются в «Завитке и Кляксе». Рон же не упускал возможности и громко восхвалял «Сахарные перья» и новые сорта мороженного, что появились в «Сладком Королевстве».

- А тебе разве не нужны чернила, Гарри? - повернулась к нему Грейнджер. - Я заметила, что твои уже почти закончились.

Поттер промычал что-то неразборчивое, не отвлекаясь от мясной запеканки. От звука голоса «подруги» у него начали болеть зубы.

- Гарри! Хватит уже набивать себе брюхо, ну в самом-то деле! Ты скоро станешь похож на Рона.

Уизли издал недовольный возглас, роняя в свою тарелку пюре из-за рта. Гарри передернуло от отвращения. Рыжик неожиданно опустил взгляд в блюдо и слегка покраснел. Странно.

- Успокойся, Мио, рыбка моя. В отличие от Рона, я знаю, что такое нож и вилка, и даже умею с ними обращаться.

Девушка с недовольством посмотрела на него, отмечая, как парень ловко орудует столовыми приборами. И когда успел научиться?!

- И все же, Гарри, - упрямо гнула та свою линию.

- Может, ты дашь мне спокойно поесть?! Если ты еще не забыла, то каждое лето я сижу на спартанской диете, после чего не добираю несколько фунтов до нормального веса.

- Ты пользуешься этим как отмазкой, Гарри Поттер!

Ах, вот оно что! Да уж, а подслушанный разговор в туалете обретает все новые подтверждения в отношении Грейнджер к нему. Замечательно.

Парень с такой силой сжал нож и вилку, что побелели костяшки пальцев. Он был готов придушить эту зазнайку собственными руками прямо посреди Большого Зала, на глазах у сотни учеников и преподавательского состава. От неминуемой расправы гриффиндорку спасла банальная почта.

Совы различных мастей закружили под потолком, пикируя на головы своих хозяев, роняя посылки и письма в тарелки с едой и в кувшины с тыквенным соком.

Обычная коричневая сипуха уселась рядом с полупустой тарелкой Гарри, и принялась выклевывать из запеканки мясо.

- Сначала письмо, глупая птица, - заворчал Поттер.

Сова обиженно ухнула, но с готовностью протянула лапку с привязанным бумажным пакетом. Гриффиндорец быстро проверял его на наличие проклятий, как вдруг из пакета со свистом и фырканьем выскочил небольшой шарик размером со снитч. Шар из оникса вертелся на столе вокруг своей оси, распугивая своим свистом почтовых сов.

Гарри быстро накрыл предмет салфеткой и тот сразу смолк.

«Параноик», - благодушно подумал мальчик, быстро пряча шар и остальную посылку в нагрудный карман мантии.

- И что это было? - поинтересовался Финниган.

- Так, чепуха, - отмахнулся Избранный, чувствуя, что Грейнджер сканирует его рентгеновским взглядом.

Черный с красными подпалинами филин чинно опустился рядом с кувшином тыквенного сока и протянул лапку. На конверте из дорогой бумаги стояла печать «Гриннготса». Поттер облегченно вздохнул, пряча свою корреспонденцию.

- Почему ты не читаешь его здесь? - осведомилась мисс Я-Все-Знаю.

- Видимо, потому, что меня это не устраивает, дорогая. Что у нас сейчас, Рон?

- УЗМС, - прочавкал Уизли, облизывая пальцы.

- Рон! Для этого существует салфетка!

Гарри возблагодарил Мерлина, Шиву, Будду, Одина, Зевса и всех других известных идолов поклонения. Грейнджер наконец-то обратила свой горящий взор на Роннина, будущего муженька.

Под шумок он ловко выскользнул из Большого Зала, накинув в пустынном коридоре припрятанную заранее мантию-невидимку. Стоило ему исчезнуть, как длинный нос профессора Зельеварения показался из-за угла.

Парень бесшумно проскочил мимо мрачной фигуры и покинул здание школы. Северус Снейп еще несколько мгновений обводил подозрительным взглядом пустой коридор, а затем, взмахнув мантией, в лучших традициях старых вампирских фильмов, направился в сторону подземелий.

Глава 8

На улице было мерзко. Моросил мелкий дождь вперемешку со снегом, а пронизывающий ветер норовил сорвать с Поттера мантию. Однако, несмотря на все ухищрения непогоды, парень упорно двигался в сторону Запретного леса.

Став у большого корявого дерева, похожего на сгорбившуюся старуху, Гарри начал отсчитывать двадцать шагов на запад, все больше погружаясь в таинственную полутьму.

Отсчитав положенное количество шагов, он замер, вытащил волшебную палочку, трижды постучал по припорошенному снегом пню и тихо проговорил: In ore leonis. * (латынь: В пасти у льва.)

Снег под ногами начал стремительно таять, земля - проваливаться целыми глыбами, образуя широкие утоптанные ступени, ведущие вниз.

Гарри безбоязненно стал спускаться, как только его макушка скрылась под поверхностью, земляной покров тут же пришел в движение и спрятал тайный ход, будто того и не было.

Гриффиндорец скинул мантию и зажег Люмос, чей огонек выхватил из непроглядного мрака деревянную мебель с выцветшей от времени золотой обивкой. Повесив мантию-невидимку на вешалку в виде оленьих рогов, парень уселся в кресло напротив камина. Тот моментально вспыхнул оранжевым пламенем, принявшимся лизать сухие поленья. На стенах были развешаны потускневшие черно-белые колдографии.

Братья Натаниель и Максимилиан Фрост, сотворившие это убежище, проказливо улыбались со снимков. Их красно-золотые пыльные шарфы до сих пор висели над каминной полкой.

Близнецы - гриффиндорцы, учившиеся задолго до первой магической войны с Грин-де-Вальдом, могли дать сто очков вперед хоть Мародерам, хоть близнецам Уизли. Именно здесь, надежно спрятавшись под землей, они придумывали новые каверзы и проказы.

И именно здесь Поттер чувствовал себя в полной безопасности и был уверен, что его ни за что не найдут, если он сам того не пожелает.

Как же парень был рад, что откопал их дневник в Выручай Комнате среди другого пылившегося хлама, который старательно прятался на протяжении не одного столетия учениками замка. Ему неслыханно повезло: пошел прятать учебник по зельям Принца-полукровки, а наткнулся на это сокровище.

Гарри достал слегка измявшуюся почту и завернутый в салфетку шарик-шпион. Этот непримечательный каменный шар был создан специально для подглядывания на огромные расстояния.

- Смит, Смит, Смит, - усмехнулся Поттер, вспоминая всегда готового к нападению невыразимца, параноика похлеще Грюма.

Он встретил этого интересного волшебника уже после падения Министерства и Хогвартса в повстанческом отряде, сколоченном из беглых чистокровных магов и уцелевших прожженных мракоборцев. Были среди них и женщины - полевые медиведьмы.

Человек без имени и с выдуманной фамилией, лысый, как коленка, с глубокими, пересекающими левую щеку от подбородка к глазу, тремя шрамами, в огромном плаще, под которым можно было укрыть и артиллерийскую установку, с неизменной грубой дубовой тростью или даже посохом. (Ах, сколько же хитроумных чар хранила в себе эта вещица!) Хитрый, подозрительный, изворотливый и просто неуловимый тип. С такой приметной внешностью ему не составляло никакого труда затеряться в голой арктической пустыне, а не только в стане врага, без помощи магии. Смит знал десятки чар маскировки, но не брезговал пользоваться и маггловскими способами. Обвешанный с ног до головы волшебными гаджетами и с готовым заранее запасным планом. Вот такой невероятной личностью являлся маг - невыразимец Смит.

Именно этот волшебник пытался вызволить его из «Страны Чудес». Последний из организованных им побегов Поттера оказался смертельным для Смита. Мерзавка Грейнджер, разнюхав о планируемом побеге, заложила их начальнику тюрьмы. Они попали в ловушку и его военного друга изрешетили мелким калибром. Тело спихнули в реку, как нежелательный мусор, перед этим прикарманив плащ из драконьей кожи. Хотели и дубовую трость забрать, но, после того как двое из магглов скончались от неизвестных проклятий, решили ее просто сжечь в доменной печи.

Трость коптилась сутки, пока Грейнджер не воспользовалась темным заклятием «Адское пламя».

Аккуратно разгладив неровный кусок пергамента, вынырнув из болезненных воспоминаний, он приступил к чтению:

«Я не буду задавать вопросы. Как? Откуда? На что ты рассчитываешь? Так же я не отвечу ни на один из твоих. Не скрою, что заинтригован. Зная о предстоящем походе в Хогсмид, предлагаю встретиться именно там. Полдень, «Кабанья голова». Приходи один. Если не сдержишь слова и начнешь дурить, я обязательно об этом узнаю.

А ты не такой простак, да, Поттер?

Смит».

Гарри заливисто рассмеялся, что уже давненько с ним не случалось. Нет, усмешки, ехидные ухмылки и гаденькие улыбочки у него выходили на раз, но вот так просто и чисто смеяться он разучился со смерти Снейпа.

Послание было грубым и вполне в духе старого параноика. Никакой конкретной информации, все только при встрече. Поттеру не терпелось увидеться с угрюмым невыразимцем.

Письмо из банка интриговало не меньше. Парня вежливо, но настойчиво приглашал на личную встречу гоблин, заведующий делами Поттеров. В конверте Гарри обнаружил плоский сикль, являющийся порталом и настроенный на эту субботу на семь вечера. Порт-ключ перенесет его персону в кабинет управляющего в банке Гриннготс.

Поттер сладко потянулся: спина затекла от напряжения, пока он читал. Эх, как бы ему хотелось побыть здесь еще немного, но пора было возвращаться.

Посмотрев в волшебный глазок (еще одно полезное изобретение Фростов), нет ли кого в опасной близости от потайного хода, он поднялся на поверхность.

За это время дождь перешел в легко порхающие снежинки. Убедившись, что вход надежно закрыт, Гарри побрел по опушке леса в сторону хижины Хагрида.

Урок был в самом разгаре. Ученики пытались зарисовать в альбомы лукотрусов. Деревянные человечки никак не желали спокойно сидеть на месте, а когда художник пытался усадить свою модель, та начинала отчаянно царапаться тоненькими пальчиками. Более-менее в этом утомительном занятии преуспели слизеринцы - они преспокойно наложили на лукотрусов заклятия Оцепенения или Обездвиживания.

Гриффиндорцы же, пыжась и потея, пытались усадить изворачивающихся человечков, совсем позабыв о собственных палочках, даже заучка Грейнджер. Избранному стало стыдно за недалекость ума собственного факультета.

Со стороны Хагрида помощи можно было даже не ожидать. Великан с умилением смотрел на царапающихся Ликотрусов и не имел ничего против поведения этих «милашек».

- Где это ты шлялся, Поттер, - заметила его слизеринская язва.

- А ты скучал по мне, хм? - вздернул бровь парень.

- Держи карман шире, - злобно прошипел Малфой, но его щеки слегка покраснели.

Гарри отметил эту интересную реакцию и перевел взгляд на Блейза. Забини насмешливо глянул на него, а затем нарочито медленно облизал губы. Избранный усмехнулся на провокацию слизеринца и послал тому свою самую очаровательную улыбку, от которой Блейз из будущего чуть не бился в экстазе.

Смуглый парень неожиданно поперхнулся и широко распахнул глаза. Хотя не он один. Малфой хрипло, со свистом, втянул воздух и воззрился на Поттера, будто увидел Мерлина во плоти. Находившийся рядом Нотт неловко взмахнул палочкой, и его лукотруса распылило на мелкие частицы.

Гарри ухмыльнулся и прогулочным шагом направился к своим одноклассникам.

Прослушав песнь Гермионы Грейнджер «Очень важно учиться, не хрен прогуливать уроки», Поттер занялся зарисовкой. Уизли захватил его сумку из башни, так что на работу носильщика в какой-нибудь дешевой гостинице тот мог рассчитывать.

Время от времени он ловил на себе взгляды: заинтересованные - итальянца и осторожные - Малфоя.

Урок наконец-то закончился, и ученики поспешили обратно в теплый замок. Хотя слизеринцам у себя в подземельях не особо жарко, беднягам.

- В последнее время ты ведешь себя очень безответственно, Гарри, - понукала его «подруга».

- О, брось, Гермиона, - встрял Уизли. - Гарри и так нелегко в этом году.

- Это не повод себя так вести. На что это ты смотришь?! Ты меня вообще слышал?! - сорвалась на крик девушка.

Поттер быстро оторвал взгляд от хрупкой фигурки идущего впереди Серебряного Принца. И почему он раньше не обращал внимания на этого белобрысого?!

- Гарри, ты смотрел на Малфоя? - в голосе Гермионы слышалось удивление и легкое отвращение.

- Ну, даже ты должна признать, что он ничего. - мирно ответил парень.

- Это мерзко, - отрезала та, - и противоестественно!

- Вообще-то это нормально, - хмыкнул Гарри. - Мио, в магическом мире существуют однополые браки, просто об этом не пишут большими буквами и на первой полосе «Пророка».

- И все же мерзко! Малфой?! - она была готова задохнуться от возмущения. - Это аморально! Как ты мог?

- Да что я сделал-то? - округлил глаза Избранный.

Впереди идущие студенты начали оборачиваться и с любопытством посматривать на ссорящихся.

- Почему бы тебе не подняться на октаву выше, Мио? Я уверен, что в замке тебя еще не все услышали.

- Я не желаю тебя видеть, Гарри Джеймс Поттер! - взмахнув каштановой гривой и энергично работая локтями, девчонка убежала вперед.

- И зачем было устраивать представление? Эй, Рональд, ты как, в порядке? До тебя еще не дошло, что пора бежать за Герми? - Гарри обернулся к застывшему Уизли.

Лицо рыжего пылало, как факел, даже уши заалели, но бросаться вслед за любимой он, видимо, не собирался.

- Ты правду сказал. В Волшебном мире это нормально, просто Гермиона этого не понимает, - проговорил он, пожимая плечами.

Поттер одарил рыжика задумчивым взглядом, не Грейнджер ли взрастила в друге гомофоба? Может, не все так плохо?

- Спасибо, что не убежал, Рон.

Тот облегченно вздохнул, и устало улыбнулся. Что же у тебя творится в голове, Рональд? Ты разрываешься между дружбой и семьей. Сколько ты еще продержишься? Интересно.

- Я твой друг и должен тебя поддерживать. Подумаешь, гей, с кем не бывает.

- Я - би, Рон, - улыбнулся парень, впервые не испытывая отвращения к другу.

- Я знаю, что-то изменилось после второго тура. Ты стал к нам по-другому относиться, и со слизнями общаешься.

- Я в шоке, Рон. Ты заметил? Серьезно?

- Ха-ха. Да, я довольно часто веду себя, как вспыльчивый идиот, и такта у меня, как у бешенного соплохвоста, но я хочу быть твоим другом, Гарри.

Поттер растерялся, не зная, что сказать, поэтому просто хлопнул рыжего по плечу. Рон все понял без слов. Уизли привычно широко, хоть и немного натянуто, улыбнулся.

- Ну, что?! Пошли на Чары!

- Ага, - усмехнулся Избранный, на душе у него немного потеплело.

Друзья поспешили к замку, понимая, что прилично отстали от остальных.

Глава 9

Поход в Хогсмид выдался на сухой солнечный денек. Снег перестал идти, грязь и лужи подсушило впервые за неделю появившиеся на небе солнце.

Рон, набив полный рот тянучек, пытался ему что-то объяснить, но челюсти намертво склеились.

Гарри время от времени кивал, а сам то и дело бросал обеспокоенный взгляд на часы. Скоро полдень и ему нужно поскорее отделаться от рыжика.

- Эм, Рон…

- Фто? - прошамкал тот, борясь со сладостями во рту.

- Ты не обижайся, но мне надо уйти на одну, ммм, встречу, - Поттер скромно потупил глазки.

- Свидание? - оживился Уизли, заглотив сладкий ком целиком.

- Да не то чтобы…

- Ого! Значит, все-таки свидание. Ну, и кто же этот счастливчик?!

- Рон! - притворно возмутился парень и заставил себя покраснеть.

- О, Гарри! Ты смутился! - засмеялся гриффиндорец.

Избранный счел себя замечательным актером, по которому сцена плачет. Раздражительно махнув рукой, он зашагал в сторону «Кабаньей головы».

- Увидимся в замке! - крикнул ему вдогонку Уизли.

Гарри тяжко вздохнул: теперь придется еще сочинять историю о своем яко бы свидании.

Зайдя в пыльный паб, гриффиндорец уселся за стол в самом малоприметном углу. Бармен одарил его подозрительным взглядом и выгнул бровь в немом вопросе.

- Огнев…, кхм, сливочное пиво, пожалуйста, - сделал заказ парень.

Хозяин заведения насмешливо взглянул на него, губы искривила усмешка, но он все же отлепился от барной стойки и ушел в подсобку.

Гарри огляделся: кроме трех гоблинов, поедающих нечто рыхлое и явно сырое, посетителей не было. Парень бросил взгляд на наручные часы - Смит опаздывал. Наверняка наводил последний лоск на свою маскировку.

- Тут не занято, милок? - вопросил скрипучий голос.

Поттер поднял взгляд и увидел дрожащую старушку, опирающуюся на деревянную клюку. Вид у нее был такой, словно она покинула семейную усыпальницу, решив погулять на этом свете. Черное похоронное платье и широкополая шляпа с побитым молью грифом, точь в точь, как у леди Долгопупс. Темные глаза-буравчики изучали парня очень внимательно.

- Пожалуйста, - показал тот на свободный стул, вежливо вставая. - Позвольте, я помогу Вам, леди Смит.

Лицо разоблаченного невыразимца на мгновение потемнело, а затем фальшивая леди расплылась в благодарной улыбке, кряхтя усаживаясь на предложенное место.

Наконец, они разместились. Сливочное пиво в пыльной бутылке оказалась перед Гарри.

- Ну, как Ваше ничего, мистер Смит? - любезно поинтересовался парень.

- С кем ты работаешь, Поттер? Кто поставляет тебе сведения?

- Не надо нервничать. В Вашем отделе нет крыс, по крайней мере, насколько знаю.

- Не заговаривай мне зубы мальчишка, а то я не посмотрю на твой статус в обществе. Имей в виду, я сам себе раб и господин!

- Смит, успокойся. Никто тебя не сдал. Ты просто чертов параноик!

Деревянная клюка, явно уже приведенная в боевую готовность, уперлась Гарри в бедро.

- Не тычь в меня своей адской штукой! - прошипел на грани парселтанга Поттер.

- О, так мы и об этом знаем?!

- Да, и об этом, и о многом другом. Кстати, дай Мерлин памяти, как же звали того азиатского мальчонку, с которым ты зажег в Сеуле во время секретной операции? Му?

Старушка зарычала по-звериному, привлекая внимание деловитых гоблинов.

- Откуда такие сведения, гаденыш?!

- Так ты сам мне и рассказал, - сладко улыбаясь, проговорил Гарри, откидываясь на спинку стула.

- Так, а вот с этого места поподробнее.

- Хм, Смит, как ты относишься к перемещениям во времени?

* * *

Гарри тихо посмеивался себе под нос, бредя в сторону замка. Ошарашенное лицо старушки Смита еще стояло перед глазами. Не все же ему шокировать Поттера. Невыразимец историей о путешествии из будущего проникся, но проверил его хорошенько. Пришлось выложить пару личных сведений волшебнику про него же самого. Приобретя в лице Смита такого нужного союзника, Гарри теперь не так опасался за собственную жизнь. Дамблдору будет непросто манипулировать им, если у него в поддержке будет Отдел Тайн и прожженные неподкупные ребята из Аврората. Смит обещал, что поддержка будет, и он не позволит этому старому магглолюбцу довести их волшебный мир до такой ж…, кхм, неприятной ситуации, как у Гарри из будущего.

Около входа в замок собралась небольшая группа студентов, парень разглядел три зеленных с серебром шарфа и одну копну каштановых небезызвестных волос. Парень тяжко вздохнул: идти вокруг к другому входу, лишь бы не столкнуться с всезнайкой, его не прельщало. Он подошел уже довольно близко, когда до него долетел презрительный голос Малфоя.

- Не твоего ума дела, грязнокровка!

- Ха, ну конечно! Думаю, профессор МакГонагалл должна об этом узнать, - вздернула девочка нос.

- Ты пожалеешь об этом, - проговорил Блейз, не сводя с неё черных глаз.

- Я не с тобой разговариваю, Забини.

- Не думал, что подружка Поттера готова заложить всех, и даже своего покровителя.

- Ты ошибаешься, Малфой! Поттер мне никто!

Слизеринцы удивленно переглянулись. Они явно думали, что разговоры о распаде Золотого трио не больше, чем сплетни.

- Грег! Винс! Разберитесь-ка с этим чучелом. Заприте ее в шкафу для метел.

Грейнджер молниеносно наслала на двух увальней Усиленное Жалящее Заклятие, и те, взвыв, начали кататься по земле. Забини выхватил палочку, но был оглушен, они явно не ожидали такого от всезнайки.

Малфой с палочкой наготове, не сводил с гриффиндорки глаз.

- Ну что, Хорек, ты один остался. Вот, думаю, может, мне опять сломать тебе нос?

Губы у парня побелели, и он сжал их в жесткую линию.

- Эй, что за дуэль вы устроили? - окликнул их Гарри, пока дело не зашло слишком далеко.

Малфой отвлекся на мгновение, и этого хватило, чтобы Гермиона напала.

- Экспульсо!

Земля прямо под ногами слизеринца взорвалась, и того подбросило в воздух на добрых четыре фута. Раздался неприятный хруст. Малфой упал прямо в грязь.

- Ты что, совсем ополоумела?! - взорвался Гарри и бросился к оглушенному парню.

Девчонка лишь фыркнула и поспешила поскорее смыться.

- Не торопись, дорогая!

Поттер бросил в нее Обездвиживающее, и та рухнула на землю, как подкошенная, её сумка порвалась, и все содержимое оказалось разбросанным вокруг Грейнджер.

- Энервейт! - направив палочку на Малфоя, произнес Поттер.

Ресницы Драко задрожали и взгляд серо-голубых глаз вонзился в парня. У Гарри перехватило дух, и его губы против воли расплылись в улыбке.

- Поттер? - неверяще прошептал Малфой.

- А кого ты ожидал увидеть? Встать сможешь? - протянул ему руку Гарри.

Слизеринец отбросил его руку и попытался подняться, но тут же сел обратно на землю.

- Ясно. Могу понести тебя, как принцессу.

- О, заткнись, Поттер.

Гарри легко рассмеялся. Ну не мог он злиться на блондинчика, теперь уже никогда не сможет.

- Давай помогу, Малфой. Доберемся до Больничного крыла, и мадам Помфри вмиг тебя подлатает.

- Зачем ты мне помогаешь, Поттер?

- А как же иначе? Ты что же, забыл? Я - гриффиндорец.

- Она тоже, - ухмыляясь, указал на лежащую Гермиону парень.

- Ну, я не могу за нее отвечать, - пожал Избранный плечами. - Идем, Малфой, не бойся, дядя Гарри тебя не обидит.

- Я не боюсь, - прорычал блондин, хватаясь за предложенную руку, не сводя с него настороженного взгляда. - Ты стал себя странно вести, Поттер.

- Я просто повзрослел, Малфой, чего и тебе желаю. - Гарри повернулся к лежащему Забини и произнес - Фините Инкантатем.

Блейз слабо пошевелился, приходя в себя.

- Забини разберется, пойдем.

- Поттер, ты заставляешь меня усомниться в твоей вменяемости, - проговорил Драко, хромая в сторону Хогвартса.

Пока они брели по школе, встречавшиеся им ученики останавливались и впадали в ступор. Наступил Конец Света, а они не в курсе? Малфой и Поттер в обнимку разгуливают по замку?! Определенно, что-то произошло!

Гарри сдал Малфоя с рук на руки заботливой медиковедьме и уже собирался уходить, когда его остановил тихий кашель. Поттер улыбнулся, оборачиваясь.

- Кхм, спасибо.

Темноволосый парень выгнул бровь.

- За помощь. За то, что вмешался и пошел против своей грязнокровной подружки, - уточнил Малфой, не удержавшись от грубости.

Гарри тихо хмыкнул и сделал пару шагов к койке, на которой сидел блондин. Сейчас им двигало непонятное чувство, оно охватило все его существо, стоило только взглянуть на смущенного и извиняющегося Слизеринского принца. Красные пятнышки на белоснежных скулах, какая прелесть.

- Пожалуйста, Малфой, - наклонился к нему гриффиндорец.

Драко вспыхнул, на щеках загорелся румянец, отчего кожа стала казаться матовой и еще более нежной. Не в силах сопротивляться, Гарри легко коснулся щеки изумленного слизеринца, а затем нежно провел указательным пальцем по тонкому, слегка вздернутому носу в шутливой ласке.

- Пожалуйста, Драко. Обращайся.

Поттер резко выпрямился и пружинящей походкой покинул Больничное крыло, оставив Малфоя сгорать от смущения и стыда.

- И что это было? - дрожащим голосом прошептал Драко, касаясь щеки.

Глава 10

Портключ сработал точно вовремя. Гарри едва успел натянуть мантию, когда мир завертелся, и его ноги коснулись пола в кабинете поверенного семьи Поттер.

- Мистер Поттер, - расплылся в хитром оскале гоблин, указывая на кресло. - Я - Дрогхват, уже не первое столетие занимаюсь делами Вашей семьи.

- Очень приятно, Дрогхват, - вежливо кивнул парень, усаживаясь в предложенное кресло.

- Скажу Вам прямо, меня очень удивило и крайне взволновало ваше письмо.

- О, уважаемый Дрогхват, кого Вы пытаетесь обмануть? Старый Вы гоблин.

Поверенный нахмурился, губы его скривились, а лицо приняло маску оскорбленного достоинства.

- Ну, хватит уже, Дрогхват. Мимо Вас и мышь не проскользнет, не то, что лишний кнат. Сколько вам пообещал этот интриган?

- Гоблины неподкупны, мистер Поттер!

- Да? Даже если пригрозить лишением права ведения дел в Косом Переулке?

Лицо гоблина стало кислым, как лимон. Затем он неожиданно оживился, хитро прищурив глаза.

- И откуда же Вам это известно? Знаете, многие считают Вас наивным и, увы, недалеким молодым человеком.

- Кем меня только не считают, дорогой Дрогхват. Но простаком называть себя я не позволю, - Гарри поправил сползшие на кончик носа круглые очки. - Никогда не верьте слухам, верьте лишь поступкам.

Парень слегка улыбнулся.

- А теперь, Дрогхват, закройте-ка все мои счета и аннулируйте доступ к ним всяким моим благодетелям. Хотя школьный сейф пусть останется открытым, не будем расстраивать пожилого человека.

Гоблин вновь оскалился и поцокал языком.

- Будет сделано, мистер Поттер.

- Дрогхват, Вы забываете о моем титуле.

- Так Вам и об этом известно? - удивился гоблин. - Весьма интересно.

- Да, весьма. Если мне не изменяет память, моя мать была Мастером Рун, что означает она, имела свой личный сейф. Я хотел бы на него претендовать, как и на сейф Гриффиндора и Певереллов. Как Вы считаете, стоит ли мне пройти Ритуал Крови? Возможно, обнаружится еще несколько забытых сокровищниц.

- Это было бы весьма разумно. Не желаете пока чего-нибудь выпить?

* * *

Юный герой завтракал в Большом Зале в приподнятом настроении. Уголки губ дрожали, а в глазах искрилось веселье. Он даже не рассчитывал, что поход в Гринготтс станет таким продуктивным. Гарри невольно бросил взгляд на правую руку, туда, где на указательном пальце находился, слитый в единый, перстень трех древних родов: Поттер, Гриффиндор и Певерелл. Кольцо было скрыто специальными чарами и могло проявляться по желанию хозяина, что было весьма удобно. Также было приятно узнать, что некие маги, богатые и не особо, решили завещать ему свое скромное имущество, вроде домика на побережье Франции, участка земли в Баварском лесу Германии или небольшого ателье модной одежды для волшебников в Барселоне. Ну и, конечно же, золото. С таким достатком он никогда больше не будет бедствовать.

Парень почувствовал на себе взгляд и повернул голову к столу Когтеврана. Чоу Чанг мило ему улыбалась, подружки вокруг нее противно хихикали. Гарри удержал себя от того, чтобы скривиться и растянул губы в ленивой улыбке. Когтевранки еще громче засмеялись и начали нашептывать что-то Чанг на ухо, она ему подмигнула, пытаясь привлечь внимание, но Гарри было не до того.

В Большой Зал вплыл Слизеринский Принц, целый и невредимый, как всегда с улыбкой превосходства и презрительным взглядом. Поттер тихо хмыкнул, Малфой бросил на него мимолетный взгляд и гриффиндорец был уверен, что щеки парня слегка заалели. Паркинсон обеспокоено закружилась вокруг него, обнимая за плечи. Слизеринец сбросил руку однокурсницы и уселся во главе стола своего факультета.

- Поттер.

Гриффиндорец поднял взгляд на незамеченного им Забини - то-то все за столом резко притихли, а он так увлекся созерцанием хрупкой фигурки блондина, что выпал из реальности. Кажется, он слишком расслабился, совсем забыл, как спал на сырой земле и питался крысами. Парень сморщился: он превращается в тюфяка и размазню. Блейз сузил глаза, видимо приняв его недовольную физиономию на свой счет.

- У тебя ко мне дело, Забини? - как можно вежливее проговорил Поттер.

- У меня к тебе послание. Мы можем поговорить наедине?

Гриффы, услышавшие подобное, зашумели и стали поглядывать на слизеринца с подозрением, как, впрочем, и всегда.

- Это не твой стол, Забини, - подала голос Грейнджер.

- Заткнись, грязнокровка. Тебе повезло, что честь моей семьи и мое воспитание не позволяет ударить женщину.

- Какой джентльмен, - фыркнула заучка, привлекая к сложившейся ситуации все больше внимания.

- Я, кажется, догадываюсь, о чем ты, но разве гонцом у вас выступает не Нотт? - задумчиво проговорил Поттер, постукивая пальцем по нижней губе.

Избранный взглянул на смуглого слизеринца и убрал руку от лица. Глаза Забини потемнели от желания. Гарри усмехнулся про себя и невинно закусил нижнюю губу, будто погруженный в раздумья.

- Откуда тебе известно о внутренней иерархии Слизерина, Поттер? - охрипшим голосом поинтересовался мулат, склоняясь к нему.

Черт! Почему он вечно прокалывается по мелочам? Это что, его карма?!

- Я позову профессора МакГонагал, - нарушила его размышления гриффиндорка.

- Герми, солнце, отъ* бись. Разве ты не видишь, взрослые разговаривают. Почему бы тебе не заняться чем-нибудь другим, например, узнать в словаре понятие термина «Совать свой нос, туда, куда не просят»? Или, на худой конец, почитай «Ведьмополитен», я уверен, Лаванда не откажет в услуге.

- Конечно, Гарри, - захихикала Браун, роясь в сумке, а затем протягивая застывшей, как статуя, Грейнджер журнал.

- Скажи Малфою, что я обязательно спрошу с вас долг, но не в ближайшее время.

Блейз Забини скривился и окинул его похотливым взглядом.

- Мне кажется или ты подрос, Поттер?

- Все может быть, - философски проговорил парень, одаривая собеседника таинственной улыбкой.

- Мы еще как-нибудь поболтаем, Поттер, и не думай, что я забыл о твоей оговорке.

- Я даже не надеялся, что ты забудешь.

Слизеринец неожиданно тихо рассмеялся и зашагал к своему столу, нарочито небрежно покачивая бедрами, что смотрелось просто восхитительно.

- Прекращай пялиться на задницу Забини! - гаркнула отличница рядом с ним.

- Какого черта ты сюда села? Это место Рона! Он должен появиться с минуты на минуту.

- Гарри, но мы ведь друзья.

- Опа, мы уже и помирились, и теперь «Гарри», а не «педрила Поттер»?

- Я никогда такого не говорила…

- Да ты что? Слушай сюда, бобренок ты мой двузубый, если еще хоть раз подвалишь ко мне…

- Гарри! - задохнулась от возмущения та.

- Так вот, еще раз подкатишь, и я не посмотрю на нашу прошлую дружбу и поступлю отнюдь не по-гриффиндорски, - понизил он голос до шепота, так, чтобы его услышала только предательница.

- Да как ты смеешь! - закричала она, вскакивая на ноги и привлекая к себе внимание всего Большого Зала.

- Смею и еще как, - тихий голос Гарри был прекрасно слышен в притихшем зале. - Так что советую тебе держаться от меня подальше.

Поттер одарил ее холодным взглядом и принялся за позабытую еду. Грейнджер всхлипнула и покинула Большой Зал, пулей вылетев в двери, едва не сбив с ног входящего Уизли.

- Э, я что-то пропустил? - почесал в затылке Рон.

По лицу Гарри сама собой расползлась довольная ухмылка, и он поспешил еще ниже опустить голову, увы, эта уловка не спасала его от волшебного глаза лже-Грюма за преподавательским столом. Тот сверлил Поттера взглядом до конца завтрака, когда к нему подошла профессор Макгоногал с посланием, что его ожидает директор и паролем для горгульи.

* * *

Гарри глубоко вздохнул и постучал в дверь. Ему никто не ответил, и юноша зашел внутрь. Кабинет был пуст, если не считать феникса Дамблодора, Фоукса. Птица косила на него левым глазом и что-то возмущенно курлыкала, хлопая крыльями.

- Какая аптетишшшнейшшая птишшка. Так бы и ссссъел.

Фоукс замер в нелепой позе, с поднятыми вверх крыльями и повернутой в сторону головой. Феникс боялся пошевелиться, пока Гарри кружил вокруг него, шипя.

- Ну, што глупая пташшшка, поиграемс?

- О, Гарри, я вижу, ты нашел общий язык с Фоуксом, - появился из личных комнат директор.

- О, да-с!

- По-английски, пожалуйста, - улыбнулся старик, указывая ему на свободное кресло.

- Да. Он такой красивый, сэр. Я никогда раньше не видел фениксов. Может, Вы как-нибудь разрешите мне погулять с ним, - мечтательно проговорил парень.

Фамильяр издал страшный писк и загорелся, обратившись в пепел.

- Странно, Фоукс был еще молод.

Поттер лишь пожал плечами и выдавил блаженную улыбку.

- Я хотел поговорить с тобой, мальчик мой.

- О, а разве мы сейчас не разговариваем?

- Я имею ввиду немного другое. Ты поссорился со своей подругой, Гарри. У тебя все в порядке? Тебя никто не обижает?

Блин, да его одиннадцать лет Дурсли обижали, а потом Вол-де-Морт подключился и никакой тебе заботы, а тут…

- Нет, профессор, моя жизнь просто сказка.

- Ну не надо, Гарри. У тебя столько друзей, которые готовы всегда прийти тебе на помощь. У тебя есть Сириус.

- Да, Вы правы, директор, - покаянно сказал маленький гриффиндорец. - Просто у меня сейчас такой период. Я совершенно не знаю, что мне делать!

Он вскочил на ноги и принялся расхаживать по кабинету, директор смотрел на него с неподдельным удивлением, а Гарри продолжал вдохновенно врать.

- Я не могу есть, я не могу спать. Я не могу думать ни о чем другом! Вы понимаете меня, сэр?

- Кхм, не совсем, мальчик мой.

- Ну, как же, - расстроился тот. - Это чувство, когда ты готов вершить великие дела или сброситься с Астрономической Башни только ради сердечного знака, обращенного лишь к тебе.

- Может, не стоит…

- Стоит, профессор! Я не могу жить спокойно! Этот милый образ отпечатался на моей сетчатке и теперь всегда со мной. Но эта Грейнджер пытается нас разлучить, Вы понимаете?!

- Кхм, все еще нет, - растерянно проговорил Дамблдор.

- О, Мерлин. Да я влюблен.

- Кто? Где? Когда? Зачем? Почему я не в курсе?

Директор засуетился, как он смог такое пропустить?

- Ну, сейчас я Вам и сказал. Об этом никто не знает, сэр, но я больше не в силах выносить это один.

- Так кто же эта счастливица?

- С чего вы взяли, что это она?

- @%$?! И кто же этот счастливец, - осипшим голосом рискнул поинтересоваться светлый маг.

- А Вы разве еще не поняли? - Гарри начал нетерпеливо постукивать ногой, еле сдерживаясь, чтобы не заржать. - Поэтому мы с Грейнджер и поссорились. Она вся почернела от ревности.

- Это…

- Да, Рон!

- А мистер Уизли об этом знает?

Поттер прямо видел, как в голове седобородого волшебника завертелись шестеренки, вырабатывая очередной гениальный план.

- Ну, мы пока не встречаемся, но все к этому идет. Понимаете, он такой скромный и у него устаревшие взгляды. Иногда он может быть таким упрямым, - влюблено проговорил гриффиндорец, тем самым окончательно добив директора.

- О, любовь это замечательно, мальчик мой. Можешь идти, - помахал ручкой тот, шаря в ящике стола в поисках чего-нибудь успокоительного.

Избранный, весело посвистывая и засунув руки в карманы брюк, чуть не вприпрыжку добрался до родной гостиной. Там его встретил обеспокоенный Уизли, которому уже поведали о произошедшем на завтраке. Как хорошо, что у них сейчас окно, можно спокойно поговорить и немного ввести рыжика в курс дела.

- Гарри, что случилось?

- Рон, ты мне друг?

- Что за вопрос! Конечно! - возмутился тот.

- Ну, вот и хорошо. Тут такое дело…

Глава 11

Третье испытание неумолимо приближалось. Гарри поддерживал связь со Смитом с помощью специальной техники, разработанной лично невыразимцем. Короче говоря, тот всучил ему обычный маггловский сотовый телефон, но с магическими наворотами и способностью работать в местах вроде Хогвартса.

Рон, сидящий рядом с Гарри, завертелся на стуле, когда Грюм поставил перед ними банку с тремя пауками. Поттер чуть не зевнул во весь рот. Если в первый раз это было интересно, то во второй нагоняло тоску. Тем более, тогда он не знал, что им преподает не абы кто, а Барти Крауч младший, самый верный песик Лорда.

- Спокойно, Рон. Ничего они тебе не сделают.

- Хорошо, Гар…, кхм, милый, - ответил рыжик, краснея.

Гарри зажал рот рукой. Уизли был паршивым актером и не понимал, что геи себя так не ведут. Нет, конечно, есть женоподобные индивиды, красящие губки и пользующиеся тушью, но таких Поттер на дух не переносил. Поэтому было забавно смотреть за потугами друга хорошо играть свою роль, дающего «любимому» ласковые прозвища и хватающего за руку всякий раз, когда в поле зрения появлялась Грейнджер.

После того как новость о их якобы отношениях разнеслась по Хогвартсу, ребят стали постоянно преследовать, шептаться за спиной или тыкать пальцами, как в восьмое чудо света. Хотя гомосексуализм в волшебном мире был делом обычным. Ну, просто никто не ожидал, что Мальчик-который-выжил выберет себе в партнеры предателя крови Рональда Уизли. Это было прекрасно видно по обескураженному лицу Забини и обиженной мордочке Малфоя. Гарри еле сдерживался, чтобы не броситься утешать блондинчика и разуверить его во всем, крича, что это поклеп, клевета и вообще у него была горячка, и он бредил. Увы и ах, этого делать было не выгодно, ибо директор отлип от него хоть немного, будучи уверенным, что Уизли полностью под контролем и следит за своим возлюбленным.

Пока он думал, Барти уже успел всех просветить насчет трех Непростительных, продемонстрировав их на пауках. И когда он уже решил привести в пример Мальчика-который-отчего-то-жив-после-Авады, в классе заиграла музыка. Гарри давно так не краснел, как в этот раз, пытаясь достать из сумки мобильник, пока по классу надрывался «Парк Горького».

Bang.

Bang, say da da da

Tell me yes and let's feed the fire

Уизли дернулся рядом и полетел со стула, хорошенько приложившись об пол. «Какие же эти маги смешные, однако», - размышлял Гарри, пытаясь отыскать этот чертов мобильник в этой чертовой сумке.

Bang bang, say da da da

Nothin' less, I wanna hear a yes

Bang, say da da da

Tell me yes and let's feed the fire

Bang bang, say da da da

Tell me yes

У лже-Грюма глаза полезли на лоб, точнее, один. Волшебный же глаз норовил выскочить из глазницы и весело поскакать себе по полу. В полной тишине ученики Слизерина и Гриффиндора ознакамливались с музыкальными предпочтениями Избранного.

The word is out, got good news

We're gonna go for a midnight cruise

Steady weather, it's always cool

The street teaches what you learn at school

Look out, the gang's all here

Gettin' tough in tender years

Come for a ride,

Straight up to heaven

Your rocket is ready

And it started counting down

Запел Хор, когда Поттер нащупал вибрирующий предмет и вытащил его из изрядно потрепанной сумки.

Give it in or give it out

We can blow it up

Or we can blow it all out

Get a little or get a lot

It doesn't matter we'll never stop

So wild, young and free

Red hot and sugar sweet

Come for a ride straight up to heaven

Your rocket is ready

And it started counting down.

Песня подошла к своему логическому завершению и все, кажется, вздохнули с облегчением.

- Эм, профессор Грюм, я могу выйти?

Тот отрицательно покачал головой, затем, спохватившись, кивнул и гриффиндорец вышел из кабинета, чтобы найти подходящую темную нишу для конфиденциального разговора. Он лишь надеялся, что Барти не хватит сердечный приступ. Гарри почему-то не сомневался, что тот и слыхом не слыхивал о такой маггловской вещи. Все-таки волшебники - темный народ, удивляются всему, как дети. Чего только стоит Артур Уизли со своей лестницей-кудесницей.

* * *

Парень расположился в нише на третьем этаже, наколдовав себе удобный стул. Разговор со Смитом был не из легких. Авроры пока не готовы пойти против министерства в общем и Дамблдора в частности, поэтому придется ему отдуваться на кладбище самому. Будет крутиться, как уж на сковородке. Гарри со злостью пнул стену и заскулил от боли, надеясь, что не сломал палец.

- Позвольте узнать, почему Вы не на уроке, Поттер?

Он мысленно застонал. Ему еще сарказма Снейпа не хватало. Что и говорить, день удался.

- А Вы почему?

- Я не обязан отвечать на Ваши вопросы, - резко проговорил зельевар. - Шатаетесь без дела, прогуливаете уроки. Кажется, любовь ударила Вам в голову.

- Ну, это уже просто смешно, профессор…

- По Вашему я смешон, Поттер?! - крылья ноздрей Снейпа затрепетали, и Гарри понял, что легко не отделается. - Вы копия вашего папаши! Такой же высокомерный, ищущий внимания недоумок.

- Я не ищу внимания, - спокойно попытался оправдаться Гарри.

- Да неужели? Весь этот фарс с отношениями Вы разве не за этим затеяли? Что, о Вас давно не выходило статей в «Пророке»?

- Ну, это уже бред.

- Не смейте так со мной разговаривать, Поттер. Я не сомневаюсь, что у Вас с такой наследственностью просто не может быть каких-либо манер, но оставьте людям иллюзию.

- Да что Вы все заладили о моем отце.

- Все еще думаете, что Ваш папочка белый и пушистый? Не желаете замарать его святой образ?

Гарри закипел. Это была последняя капля. Да сколько можно!

- Хватит! Я прекрасно знаю, кем был Джеймс Поттер! Он был задирой и придурком, и я знаю, что Вам хорошенько доставалось от него и остальных Мародеров.

- Замолчите, - Снейп побледнел.

- Нет, Вы выслушаете меня, профессор! Сколько можно меня с ним сравнивать! Я не он! Это не я стягивал с вас подштанники у озера! - парень кричал на весь коридор, уже не задумываясь о том, что говорит. - Так почему я за это расплачиваюсь?!

- Ты…

- Ах, я забыл, он увел у Вас мою маму. Вы разругались, и она вышла замуж за Поттера, и теперь ты вечно скорбишь о потерянном шансе. Знаешь, что я скажу тебе, Северус Снейп? Ты трус! Если по-настоящему любил мою мать, ты добился бы ее, а не побежал сразу на поклон к Лорду! Если бы ты не лелеял свою обиду и засунул свою гордыню куда поглубже, я был бы твоим сыном, ублюдок! Я не был бы сиротой! А ты, мать твою, Снейп, струсил! Ты мог бы иметь все, о чем мечтал, но не решился рисковать! Ты трус!

- Не называй меня трусом! - голос мужчины охрип и был полон гнева.

- Ты трус, Снейп! Моя мать хотела уйти от Поттера. Она любила тебя, высокомерного болвана.

- Что ты несешь, Поттер?

Гарри замолчал и растерялся. Действительно, что, о, Мерлин, он несет? Парень достал из внутреннего кармана пожелтевший конверт, самый обычный, маггловский, и протянул его Снейпу.

- Возьмите, профессор.

- Поттер?

- Это ее письмо Вам. Вы сами все поймете и выкиньте из головы то, что я наговорил.

С этими словами гриффиндорец развернулся и убежал. Ему хотелось побыть одному и покурить. Если бы он был псом, то заскулил и с отчаянием завыл на луну. Он сам затронул больную тему, о которой старался не думать вот уже десять лет, после того как узнал все до мельчайших подробностей о своей матери. О том, что она хотела уйти к Снейпу и забрать маленького Гарри с собой. О том, что она не любила Поттера, что на нее давил Дамблодор, и замужество стало единственной возможностью остаться в Волшебном мире. Узнав все это, Гарри понял, что жизнь у его мамы была препаршивейшей. Ее окружали нелюбимые чужие люди, а человек, которого она любила, ее ненавидел и, в конце концов, предал. Родных у нее не было: родители умерли, сестра отказалась ее принять, считая уродом, но, глубоко внутри, отчаянно завидуя. Только рождение ребенка осветило жизнь Лили Эванс. Она любила сына и не пожалела для него собственной жизни, так как Джеймс погиб из-за собственной безрассудности, вызвав Темного Лорда на дуэль. Глупец. Том даже не стал тратить на него время. Ведь его цель была дальше, на втором этаже, в детской кроватке, закрытой любящей матерью.

Он не заметил, как слезы начали течь из глаз. Парень просто смотрел вдаль, сидя на парапете и остервенело куря, ломая недокуренные даже до половины сигареты и бросая их вниз с Астрономической башни, прямо на крышу теплицы №3, детища Помоны Спраут.

Сердце бешено стучало, кровь гудела в ушах, и хотелось что-то сломать, обезобразить, уничтожить. Хотелось выплеснуть свою боль и одиночество наружу.

Гарри даже не заметил, как воздух стал плотнее и начал искриться. Внутренние демоны терзали его, и вдруг мысль о шаге в пропасть стала заманчивой до умопомрачения. Это было так легко и просто. Плевать, что будут говорить потом, он все равно этого не услышит. Парень подался вперед, еще немного и он, перевернувшись головой вниз, улетит туда, в неизвестность. Перешагнет запретную черту, обретет желанную свободу.

Руки, схватившие его чуть выше талии, оказались полной неожиданностью. Его затащили назад на площадку, подальше от края, тяжело дыша.

- Ты сошел с ума, Поттер?

Бледное, как мел, лицо Малфоя нависло над ним. Слизеринец был встревожен не на шутку, на лбу выступили капельки пота, а руки не могли найти себе место.

- Меня послал за тобой Грюм, а тебя непонятно где драклы носят! Встретил Снейпа, тот словно в землю врос и что-то шепчет не переставая, к груди какую-то бумажку прижал. Короче, я сразу догадался, что это ты нашего декана так загрузил, - тарахтел Драко.

Гарри вдруг отчетливо понял, что блондин на грани истерики.

- И тут вдруг, как провидение. Решил заглянуть сюда и вижу тебя, идиота, срывающегося с парапета. Если бы я не успел? Мерлин мой, я ведь мог не успеть.

Слизеринец затрясся и обмяк, плюхнувшись на холодный пол.

Поттер был ошарашен, он никогда не видел Слизеринского принца таким открытым, беззащитным. Куда подевалась вечная ухмылка и наглость? Гарри некстати вспомнил, что Драко так и не смог убить Дамблдора, и его не выдал, когда они попались егерям. Раньше он думал, что младший Малфой просто обыкновенный трус, но сейчас понимал, что вся эта грязь, кровь, пытки были неприятны, отвратительны самой природе блондина. Какая ирония.

- Посмотри на меня, Драко, - попросил брюнет.

Малфой поднял на него глаза, пустые, безжизненные. Наследник рода Малфой потерялся, запутался, он не знал, что ему делать. Он отчаянно нуждался в помощи и защите. Но кто мог это ему предложить, тем более на бескорыстной основе? И в этот момент Гарри понял, что он бы смог. Он бы смог все это дать Драко, и даже больше. Тому бы не пришлось слушаться наставлений отца и дрожать от страха перед Темным Лордам, униженно целуя мантию полукровки. Если бы у Драко был защитник, метка была бы ему совершенно не нужна, пусть вначале будет трудно, это неоспоримо, но, в конце концов, все наладится.

Гарри нежно взял лицо блондина в ладони, заставляя того посмотреть ему в глаза.

- Все будет хорошо, Драко, не сомневайся.

- Что ты…, - тот попытался вырваться, но парень мягко провел большим пальцем по бледным губам, и слизеринец прекратил свои попытки.

Он заворожено смотрел в пылающие зеленные глаза и понимал, что мог бы провести так целую вечность. Поттер имел над ним власть. Даже отец не добился такого контроля над ним, какой с легкостью установил Чертов Герой.

- Не забивай себе голову, Драко. Позволь мне обо всем позаботиться. Ты не пожалеешь, - проникновенным шепотом пообещал гриффиндорец.

Гарри пробежал кончиками пальцев по шее своей личной Немезиды, удивляясь по-детски нежной коже. Малфой затаил дыхание, действия его врага были непредсказуемы. Поттер наклонился к нему и поцеловал пульсирующую на шее жилку, следующий поцелуй пришелся в чувствительное местечко за ухом. По телу блондина пробежали мурашки, и он невольно прикрыл глаза, сдаваясь.

Теплые губы гриффиндорца легко скользили по коже, даря невинные поцелуи. Поцелуй в скулу, в заостренный подбородок, уголок губ, кончик носа. Легкие, как бабочки, поцелуи в закрытие веки. Драко никогда не чувствовал столько нежности и тепла, сколько пыталось ему подарить это лохматое недоразумение. Сердце болезненно сжалось, кадык заходил вверх и вниз. Поттер целовал его не как очередную пассию или красивого смазливого мальчика для пары ночей, гриффиндорец дарил ему ласки как возлюбленному, и от осознания этого Драко хотелось плакать. Свернуться калачиком на коленях брюнета и тихо выплакивать свое одиночество, равнодушие, безразличие.

- В чем дело, Драко? - тихий шепот опалил его ухо, заставляя вздрогнуть от удовольствия.

- Ты точно сошел с ума, Поттер, и меня тянешь за собой.

Гарри лишь тихо рассмеялся, зарываясь пальцами в белокурые волосы. Губы дрязняще медленно начали подбираться к обделенным губам. Блондин задрожал, и гриффиндорец замер. Драко не смог сдержать разочарованного стона.

- Ты замерз?

- Ты что, издеваешься надо мной, Поттер! - серые глаза метали молнии, тело требовало более активных действий. - Ты долго будешь меня дразнить или мы дождемся, когда я отморожу задницу?!

- Пфф, ты такой милый Драко.

- Я не милый, ты, шрамоголовый идиот! Я вовсе не милый! Я - красивый, изящный, статный, но не милый!

- Милый, милый, - принялся дразнить его Гарри, привлекая поближе к себе. - И это хорошо.

- Да что тут нммм…

Губы Поттера оказались горячими и сухими, они скользили по его собственным губам, мягко настаивая на большем. Ловкий язык лизнул верхнюю губу, а потом принялся за нижнюю, вынуждая рот раскрыться навстречу. Это был вызов и Драко не смог его проигнорировать, впуская настойчивый язык Поттера. Брюнет постоянно менял темп, словно издеваясь над Малфоем, то он нежно посасывал его язычок, заставляя блондина теснее прижиматься к гриффиндорцу, то они вступали в жаркую битву друг с другом, каждый норовя взять верх. Драко укусил Поттера за нижнюю губу, вырвав первый, такой желанный, стон.

Руки гриффиндорца как-то сами собой оказались на заднице слизеринца, Малфой, в свою очередь, вытащил рубашку из брюк Гарри и принялся поглаживать его обнаженный живот.

Куда бы это завело их, одурманенных собственными ощущениями, если бы не настойчивое громкое покашливание, лучше было не знать. Мальчики встрепенулись, и Гарри неожиданно сообразил, что почти затащил на себя блондинчика, руки по-хозяйски лежат на упругой попке, а находятся они на Астрономической Башне, доступной каждому в Хогвартсе, и возвышается над ними, грозно хмуря брови, ни кто иной, как сам Северус Снейп.

- Бля, - выдохнул Избранный, быстренько убирая руки с филейной части Слизеринского принца.

Сам Малфой не рисковал повернуться в сторону декана и уткнулся в шею Гарри.

- Очень емко сказано, мистер Поттер. Мистер Малфой, Вы не желаете оторваться от шеи Вашего партнера и наконец-то обратить все Ваше внимание на скромного меня?

Драко заерзал и замотал головой, не отрывая лица от облюбованной им шеи.

- Пять минут, профессор. Пожалуйста.

Снейп одарил его странным взглядом, замер в нерешительности, а затем процедил:

- Хорошо. Жду вас обоих внизу.

- Снейп ушел?

- Думаю, да.

- Хорошо, - Малфой резко подскочил на ноги. - Ты больной, Поттер! Какого черта ты это сделал?!

- Если под «этим» ты подразумеваешь поцелуи…

- Какие, к Мордреду, поцелуи? Ты меня всего обслюнявил! Даже не могу себе представить, как я все это терпел.

- Тебе подсказать, Драко?

- Не смей называть меня по имени, придурок. Из-за тебя я оказался в таком дурацком положении. Ты унизил меня перед Снейпом!

- Успокойся, Малфой, - поднялся на ноги Гарри и охнул, тело основательно затекло.

- Я тебя ненавижу, Поттер!

- Драко! - парень схватил блондина за локоть и хорошенько встряхнул.

- Как ты смеешь, - зашипел тот, и гриффиндорцу почудилось, что меж распухших губ мелькнул раздвоенный язычок.

- Замолчи и успокойся. Я же сказал, что это не должно тебя волновать. Я все улажу.

- О, конечно, Великий Гарри Поттер все уладит. И как же я, глупый, забыл эту прописную истину.

- Малфой, мое терпение не безгранично и я не советую его тебе испытывать.

Слизеринец вздрогнул, и парень смягчил тон.

- Чего ты переполошился? Это твоя жизнь, Драко, и ты ничего никому не должен. Ни папеньке, ни маменьке, ни, тем более, Снейпу. Мы же не занимались ничем таким. Вот если бы ты приносил здесь в жертву миссис Норрис, то я бы не рискнул предугадать последствия.

Малфой тихо фыркнул и немного успокоился.

- Зачем ты это сделал, Поттер?

- Я просто понял, что ты нуждаешься во мне, Драко. Как и я, наверное, в тебе.

- Ты часом не влюбился в меня, м?

- А для тебя это так важно?

Избранный приблизился к ухмыляющемуся школьному врагу и притянул к себе, аккуратно держа рукой за затылок.

- Уизли почернеет от ревности.

- Который?

Слизеринец выгнул бровь, и Гарри вовлек эту язву в очередной страстный поцелуй.

- Пять минут уже давно прошло, молодые люди.

Глава 12

Гарри сидел на жестком стуле и с преувеличенным интересом разглядывал банку с паучьими лапками в кабинете Зельеварения. В эту минуту его интересовало все что угодно, лишь бы не смотреть на сидящего напротив профессора.

- От Вашего взгляда, Поттер, все ингредиенты испортятся.

- Я не глазливый, сэр, - обиделся парень, сдерживая рвущуюся наружу ухмылку.

- Итак, - Снейп сплел длинные пальцы в замок. - Я внимательнейшим образом слушаю Вас.

- Кхм, просто Малфой оказывал мне первую медицинскую помощь… или я ему? Все так запуталось, сэр. Думаю, у нас обоих был шок и все, что Вы увидели и в каком положении нас застали…

- Прекратите нести чушь, Поттер! - рыкнул зельевар. - Вы сейчас же рассказываете мне, откуда Вы знаете то, что Вам знать не положено или же пара капель Веритасерума совершенно случайно окажется в вашем тыквенном соке.

Гарри одарил профессора насмешливым взглядом. Угу-угу, здешний Снейп-то еще не в курсе, что Сыворотка Правды на него никак не действует, если не считать легкой головной боли.

- И чему это Вы ухмыляетесь, Поттер?

Избранный почувствовал давление на ментальный блок и вышвырнул прочь захватчика. Снейп выглядел впечатленным, но Гарри никак не ожидал, что тот выхватит палочку и направит на него.

- Кто Вы?! Отвечайте немедленно!

- Спокойно, профессор.

Красный луч Оглушающего заклятия, невербально брошенного профессором, сорвался с кончика волшебной палочки, и парень, моментально среагировав, отскочил в сторону. Стул с грохотом упал на каменный пол. Следующее заклятие оставило приличную дыру в стене. Поттер ушел вниз, сделав кувырок и одновременно выхватывая палочку из мантии. Очередной луч заклятия пролетел мимо, когда парень с силой прогнулся назад. Выпрямившись, он взмахнул палочкой, и Снейпу заломило руки за спину. Волшебная палочка профессора упала на пол, Гарри тут же поднял ее. Еще один взмах, и зельевар оказался усаженным в кресло, а деревянные подлокотники обхватили его поперек туловища, надежно фиксируя на месте.

- Какого черта, Снейп?! Ты что, подумал, что я Пожиратель?

- А разве это не так?! - вздернул тот бровь.

Гриффиндорец покачал головой, чувствуя очередной приступ уважения к мужчине. Снейп такой Снейп.

- Нет, я не Пожиратель, - улыбнулся парень. - И, предвосхищая очередной вопрос, я никакой не самозванец, а действительно Гарри Поттер.

- Вы не можете быть Поттером! Слишком разный уровень знаний. Вы только что это блестяще доказали.

- Неужели я наконец-то дожил до того момента, когда услышал комплимент из уст самого Северуса Снейпа.

- Я рад, что Вы так высоко цените мое мнение.

- Я всегда его ценил, профессор. Ну, или, по крайней мере, стал ценить после… некоторых событий.

- Какого черта! Вы долго будете ходить вокруг да около?

- Я не могу Вам сейчас сказать что-то конкретное, сэр. Позже. Просто позвольте мне действовать так, как мне нужно, и не вмешивайтесь. Я стараюсь и ради Вас тоже.

- И с чего же такая забота, мальчишка?!

Лицо парня мгновенно помрачнело, словно набежала туча:

- Просто дорог ты мне, ублюдок зловредный. Вот и буду в ближайшем будущем спасать твою шкуру от двух господ.

Снейп на минуту задумался и окинул его пристальным изучающим взглядом.

- Когда это Вы успели так вытянуться и натренировать тело?

- У меня было много времени, профессор.

- Значит, Гарри Поттер?

- Угу.

- Хм, могу ли я предположить, что вы воспользовались Маховиком Времени.

- Близко, - дрязняще протянул Гарри, - но немного не угадали.

- Значит, Вы не отрицаете, что не совсем из нашего времени, - подозрительно протянул мужчина. - Я читал трактаты о перемещениях во времени, об Эффекте бабочки, но таких случаев единицы. Как Вам это удалось, Поттер?

- Можно сказать, с моей стороны не было никак усилий, - уклончиво ответил тот.

- В чем же цель Вашего путешествия?

- Вот этого я Вам не скажу, сэр.

- Неужели все так плохо, Поттер? Неужели в будущем Вы не почиваете на лаврах?

- Знали бы Вы, сэр, какое дерьмовое будущее нас ожидает, не усмехались бы, - жестко проговорил Гарри. - Не мешайте мне, и я постараюсь, чтобы оно никогда не наступило.

Он взмахнул палочкой, и кресло выпустило своего пленника, руки ему он тоже освободил. Снейп потер ноющие запястья и одарил своего ученика внимательным взглядом.

- Не боитесь, что я обо всем расскажу директору?

- Вы умный человек, профессор. Вы никому не скажете. Вы один из немногих людей, которым я бы доверился безоговорочно.

- А как же ваши дружки? Уизли? Грейнджер?

Парень стиснул зубы и взялся за дверную ручку.

- Они потеряли мое доверие давным-давно.

Гриффиндорец уже почти вышел из кабинета, когда тихий вопрос заставил его замереть в проеме.

- Где Вы взяли письмо?

- В личном сейфе Лили Эванс. Она не успела его отправить. Возможно, если бы она решалась раньше, все сейчас было бы по-другому.

- Вы же понимаете, Поттер, что это ничего не меняет.

- Если Вам так удобно, - деланно безразлично пожал плечами тот. - Живите в своем маленьком мирке, упиваясь жалостью к самому себе. Один на один с собой до конца своей безликой серой жизни. Я лишь предоставил Вам шанс хоть что-то исправить, а Вы уже сами в праве решить, что делать.

- Как у Вас все просто, мистер Поттер.

Гарри задохнулся от гнева.

- На это «просто» у меня ушло пять лет моей жизни! Пять лет я пытался свыкнуться с мыслью, что Вы могли быть мои отцом и, когда я принял решение плюнуть на все и наладить с Вами отношения, я ни разу на протяжении последующих лет не пожалел об этом. Вы можете быть мерзавцем, жестоким и неумолимым, но я также знаю, что для меня Вы стали членом семьи. Хотите Вы этого или нет, я не смогу относиться к Вам как раньше. Поэтому я опять подставлю свою задницу под очередное проклятие, но вытащу Вас из этого рабства и кабалы, в которые ты сам себя загнал. Так что просто смирись с этим, Снейп. Гарри Поттер не даст тебя в обиду, - хмыкнул брюнет и прошмыгнул за дверь.

Северус Снейп устало прикрыл глаза и покачал головой.

- Безрассудный мальчишка, - из-под закрытых век по бледным щекам потекли слезы.

* * *

Поттер с размаху плюхнулся на кровать и уставился в потолок. Снейп его вывел из себя. Почему нужно быть таким гордым, надменным, саркастичным, подозрительным ублюдком? Но разве не за это он любит этого сукина сына, вместе с его жалящий языком, специфическим чувством юмора и синдромом самоубийцы?

Эххх.

Парень взлохматил отросшие волосы и, сняв мантию через голову, швырнул ее в корзину для белья. Следом последовала рубашка и галстук с носками.

Именно в таком виде его и застал ввалившийся в гостиную багровый Уизли. При виде своего друга он застыл, как вкопанный, с интересом, и очень даже ярко выраженным, оглядывая его полуголую фигуру. Поттер прекрасно знал, что сейчас отлично выглядит и стесняться ему, собственно говоря, нечего, но от такого красноречивого взгляда захотелось замотаться в простыню, на манер египетской мумии.

- Рон? - парень попытался привлечь внимание однокашника к своему лицу.

Блин, Уизли был самым натуральным натуралом, которого он когда-либо знал! Что, мать твою, это за реакция?!

- А…что… Гарри?

- Да, это я. В чем дело, Рон?

- Да ни в чем, собственно, - замялся тот и направился к своей постели.

- Я же вижу, что-то потрясло тебя до глубины души, так что выкладывай.

Уши Рона вспыхнули и он, смущаясь, забормотал что-то невнятное.

- Помедленнее, я не понимаю, что ты там лепечешь, - нахмурился Поттер, прикрываясь легким одеялом.

- Понимаешь, Гарри, все у меня спрашивают, как мы с тобой ну… и какой ты…И кто сверху…

- То бишь, суют нос в нашу интимную жизнь? Ты это имел в виду, Рон?

- Да, - облегченно выдохнул рыжик. - Не знаю, замечал ли ты, но ты очень популярен, как среди девочек, так и среди парней.

Гарри тихо фыркнул.

- Понимаешь, они все докапываются в попытках узнать, как далеко мы зашли! Из-за этих разговоров мне в голову пришла мысль, что я не прочь попробовать, - шепотом закончил Уизли.

- Э?! Что?! Рон, погоди-ка! Ты же натурал! Я именно поэтому и выбрал тебя в качестве прикрытия.

- Я тоже так думал.

Гарри почувствовал, что к нему под одеяло пробралась вражеская конечность, принадлежащая уже не такому гетеросексуальному другу. Холодные пальцы поглаживали его по ноге, пробравшись под брючину, а голубые глаза пристально следили за реакцией.

- Понимаешь, Рон, у меня как бы уже кое-кто есть. И я думаю, что, возможно, в будущем это будет серьезно, так что…

- Но ведь сейчас у тебя нет серьезных отношений, и я не претендую на твою руку и сердце, просто сейчас я ясно осознал какой ты сексуальный и горячий.

Нахальная рука поползла вверх по ткани, и пальцы Рона мягко сжали вялый член друга сквозь форменные брюки.

- Соплохвоста тебе в зад, Уизли! - взревел Гарри, подскочив, как ошпаренный.

Мерлин и Моргана! Ему еще озабоченного рыжика не хватало!

- Гарри?! - шагнул к нему парень, невинно улыбаясь. - Не бойся, я буду нежен.

У Поттера закружилась голова, его едва не стошнило, когда он представил, как Уизли покрывает его слюнявыми поцелуями, шаря руками по всему телу.

- Я тебя предупреждаю, Рон, оставайся на месте.

- Не будь таким застенчивым, Гарри.

Рон вскрикнул, когда его уши свернулись в трубочку и приобрели ядовито-оранжевый оттенок.

- Еще шаг, милый, и я за себя не отвечаю. Имей в виду, Визенгамот меня оправдает.

* * *

Оставшийся отрезок времени до третьего тура Гарри удавалось не оставаться наедине с Роном, компанию ему составлял надежный, как танк, Невилл Долгопупс. Так же успешно, как и Драко Малфою удавалось всячески избегать Героя и ускользать прямо из-под его носа. Парень понимал, что слизеринец растерян и смущен случившимся на Астрономической Башне, и ему необходимо время на раздумья, но всему же есть предел. Гарри ненавидел ситуации, когда ему было позволено смотреть сколько душе угодно, а вот трогать категорически воспрещалось. Дошло до того, что гриффиндорцу начали сниться мокрые сны, как сопливому подростку.

Чем ближе был день третьего тура, тем более нервным и злым становился Северус Снейп. Гарри постоянно чувствовал на себе его буравящий взгляд: в Большом Зале, в коридорах, на уроке Зельеварения. Благо, профессор не вел за ним слежку еще и в спальне или ванной старост. По крайней мере, Гарри надеялся, что до такого Снейп не дойдет.

И вот, наступил день Х. Накануне вечером Поттер связался со Смитом, поговорил с гоблинами и заранее сделал домашнее задание. Ему казалось, что это его последний день на земле. Он даже во время первого испытания так не нервничал. Сегодня ему предстоит на добровольной основе развлекать группу Пожирателей Смерти во главе с их вновь воскресшим Повелителем. Гриффиндорец сглотнул горький комок, когда увидел удивительно одинокую, без группы поддержки, блондинистую макушку, спешащую по направлению к квидиччному полю.

Парень в считанные секунды нагнал слизериринца и затолкал ничего не понимающего парня в ближайшую нишу.

- Решил избегать меня, Драко?

- И не думал, просто не ищу твою компанию. В отличие от тебя. Ведешь себя, как истомившийся от любви щенок.

- Щенок? - с опасной ноткой протянул Поттер. - Трусливый щенок здесь только один, и у него светлый окрас.

- Не понимаю, о чем ты, - прошипел Малфой, пытаясь вырваться.

- Ты испугался, не так ли? Я предложил тебе слишком многое, и ты струсил? Что, Драко, боишься скинуть отцовский поводок? Страшно?

- Заткнись! Ты даже не понимаешь, о чем говоришь!

- Разумеется, понимаю, - ласково проговорил брюнет и провел пальцем по запястью и дальше, следуя по голубой венке. - Как скоро здесь появится метка, отец тебе еще не говорил?

- Что за бред ты несешь, Поттер?! - надменно протянул блондин, но Гарри было не обмануть, он видел, что Драко напуган.

- Когда твой отец понял, что метка начала проявляться сильнее и воскрешение его Лорда уже не за горами? И когда ты понял, что тебе придется унижаться и преклонять голову перед этим жутким монстром, Драко? Когда ты понял, что тебе придется стать Пожирателем?

- Тебя это не касается! Отпусти меня немедленно! И советую посетить Больничное Крыло перед испытанием!

- Как мило, что ты заботишься о моем здоровье, - улыбнулся Гарри. - Мы закончим наш разговор позже. После того, как я вернусь. А пока советую хорошенько подумать и понять, что я тебе предлагаю.

- Променять одно клеймо на другое?

- Не совсем так. Неужели ты не видишь, что я за тебя переживаю, Драко. Я мог бы заставить тебя, не сомневайся, но я этого не хочу.

- Что-то ты не похож на прежнего Поттера.

- Забудь его. Теперь я буду именно таким, и чем ближе ты будешь ко мне, тем безопаснее тебе будет.

- Поттер, Поттер. Ты толкаешь меня в неизвестность, ты это понимаешь?!

- Разумеется, но это того стоит, Драко, - прошептал тот блондину на ухо, опаляя кожу горячим дыханием.

Гарри лизнул мочку и втянул ее в рот, нежно посасывая. Из горла Малфоя вырвался какой-то нервный всхлип, и он схватился за плечи Чемпиона Хогвартса, почти повиснув на нем. Магия Поттера пронзала его, член стоял, как каменный, а что вытворял этот гребанный герой своим проворным языком...

Поттер притянул разомлевшего слизеринца к себе и впился в бледно-розовые губы жадным поцелуем. Драко застонал от нахлынувших на него ощущений и яростно ответил на собственнический поцелуй. Блондин еще теснее прильнул к твердому телу и потерся ноющим членом о крепкое бедро партнера.

Гарри втянул острый язычок Драко в рот, сжимая руками его упругие ягодицы. Через несколько минут, с огромным трудом оторвавшись от Малфоя, он выпустил его из своих объятий. Драко посмотрел затуманенным взглядом и попытался обнять, однако брюнет мягко, но настойчиво отстранился.

- Подумай, о чем я тебе говорил, милый, - чмокнул его в нос Поттер и был таков.

Драко прислонился к стене в пустом коридоре, дрожа от возбуждения, и с болезненным стояком в штанах.

- Будь ты проклят, чертов гриффиндорец, - простонал он, сползая на пол.

А в это время Гарри Поттер, он же Чертов гриффиндорец, выслушивал нотации организаторов Турнира Трех Волшебников, ибо безнадежно опоздал к началу испытания. Наконец, последний тур посчитали открытым, и Гарри вошел в лабиринт, краем глаза увидев разгневанного слизеринца, пробирающегося по заполненной народом трибуне.

Стоило парню шагнуть внутрь зеленного массива, как живая изгородь закрыла за ним проход, погружая в звенящую тишину.

- Ну что же. Я иду!

Поттер достал очередной прибамбас Смита: модернизированный карманный навигатор, задал цель и, насвистывая, нырнул в правый проход.

Глава 13

Пронзительный крик нарушил тишину лабиринта. Гарри, не сбавляя шага, двигался в направлении кубка, времени оставалось мало. Флер уже обезврежена зачарованным Крамом. Скоро покажется Сфинкс и, стоит парню разгадать его загадку, как проход к порталу окажется свободен. Поттер торопился, он не хотел достигнуть центра лабиринта вровень с Седриком. Пусть Диггори и не станет победителем, но зато останется жив.

А вот и он. Проклятый Кубок Трех Волшебников. Чемпион шагнул по направлению к нему и из бокового прохода показался потрепанный зверушками Хагрида пуффендуец. Гарри был готов зарычать от злости, он рассчитывал, что прилично обогнал второго Чемпиона Хогвартса.

- Гарри, - приветливо махнул тот и рванул по направлению к кубку.

Вот урод!

Парень бросился следом, он должен остановить этого придурка.

- Инкарцеро!

Веревки обвили щиколотки старшеклассника, и тот рухнул на землю, пропахав носом заросшее квидиччное поле.

- Так нечестно!

- Пожалуйся на меня директору, - показал язык Поттер, ребячась.

Он застыл рядом с пьедесталом, глубоко вздохнул и достал из-за пазухи два маленьких фиала: один с золотистой искрящейся жидкостью, другой с зельем насыщенного темно-красного оттенка. Гриффиндорец выпил золотую жидкость и поднес к губам вторую склянку, когда свистящее заклятие пролетела рядом с его ухом. Рука дрогнула, и фиал разбился.

- Твою ж мать!

Седрик уже избавился от сдерживающих его пут и поднял палочку для очередного проклятия, на этот раз старательно прицеливаясь. Вот вам и робкие невинные пуффендуйцы.

Гарри, решившись, сомкнул пальцы на тонких ручках кубка. Знакомый рывок в районе пупка и Гарри Поттер покинул пределы Хогвартса.

- Да гори оно все синим пламенем, - натянуто улыбнулся парень и рухнул, как подкошенный.

Питер Петтигрю летел к нему на всех парах, перебирая своими короткими ножками. Хвост зафиксировал его в объятиях статуи ангела прямо на могиле папочки Темного Лорда. Гарри стало неловко, как-то это не по-людски - топтаться на чужой могиле, хотя… Он бы не прочь станцевать цыганочку с выходом на крышке гроба заумной сучки Грейнджер, а вместо Белой Гробницы устроить для Дамби скромную могилу, полностью заасфальтированную сверху. Чтоб не вылез, мало ли у этого светлого мага козырей в рукаве?

Пока Герой размышлял, верный слуга Лорда крутился вокруг огромного котла, распевая ритуальные заклинания. Парень скривился, Петтигрю безбожно фальшивил, это была просто адская пытка. Если так будет продолжаться еще несколько минут, он сам развяжет эти бантики и завершит ритуал.

Возле его ног раздались какие-то звуки. Он опустил глаза и увидел в траве подползающую к нему гигантскую змею. Она широким кольцом обвилась вокруг могилы. Нагайна - верная спутница Волан-де-Морта.

- Привет, подруга, - прошипел Гарри, благо, Хвост не наложил на него Силенцио.

Змея уставилась на него, как на Святого Георгия, и завертела треугольной головой, словно кого-то выискивая. Увы, кроме них троих, пардон, четверых (то, что Темный Лорд сейчас был нелицеприятного вида младенцем, не меняет тот факт, что тот все же был человеком), никого не было.

- Ты это мне, человечек?

Гарри до глубины души поразился сообразительности лордовой змеи.

- Дассс. Как поживаешь?

- Неплохо, - Нагайна изогнулась, что он расценил, как некое подобие пожимания плечами.

- Как твой хозяин? Что-то он не важно выглядит.

Хвост, напуганный их шипящим разговором, совсем неаккуратно уронил своего господина в бурлящий котел.

- А ну, прекрати! - он наставил на Гарри палочку.

- Не отвлекайся. Зелье убежит, - пофигистически заметил Герой.

Мутная жижа, и правда, переливалась из котла, огромные пузыри лопались на поверхности. От варева шел стойкий аромат протухших яиц.

Хвост запаниковал и немного убавил огонь под котлом. Он поднял палочку, закрыл глаза и заговорил дрожащим срывающимся голосом, обращаясь к ночи:

- Кость отца, без ведома данная, возроди своего сына!

Могильный холм под ногами у Гарри дал трещину. В воздух взвилось, а потом мягко просыпалось в котёл, лёгкое облачко пыли. Поверхность, зашипев, взбурлила. Во все стороны полетели искры. Жидкость приобрела яркий ядовито-голубой цвет.

Поттер попытался успокоиться, сердце бешено колотилось. Он явно по природе мазохист, раз решил добровольно еще раз пройти через весь этот ужас.

Петтигрю достал из-под робы длинный, тонкий, сверкающий серебряный клинок. Голос его сорвался на отчаянные всхлипы:

- Плоть слуги, с ж-желанием данная, оживи своего господина! - Он вытянул перед собой правую руку, ту, на которой не было пальца, крепко сжал в левой руке клинок и широко замахнулся.

«Охренеть!» - возникла в голове Гарри единственная мысль, и тут же пропала, когда отрубленная по локоть рука плюхнулась в шипящее варево. Кровь полилась на траву.

Слуга стонал, задыхаясь и корчась в агонии. Он титаническим усилием заставил себя приблизиться к обездвиженному Поттеру. Гарри сделалось нехорошо, дурнота подкатила к горлу.

- К-кровь врага, силой отобранная, воскреси своего противника!

Гарри стоически заставил себя оставаться на месте, а не, сбросив заклятие, отпрыгнуть в сторону и проклясть безобразного человека каким-нибудь болезненным проклятьем, а затем, перевернув котел убить и уродливого Темного Лорда. Он почувствовал, как лезвие входит в сгиб правой руки. По рваному рукаву робы заструилась кровь. Хвост, стонущий от боли, порылся в кармане, достал стеклянный фиал, поднёс к порезу и набрал в него крови.

Затем, спотыкаясь, вернулся к котлу и вылил туда кровь Гарри. Жидкость мгновенно сделалась ослепительно белой. Петтигрю, завершив свою работу, упал у котла на колени, а после повалился набок и остался лежать на земле, задыхаясь от рыданий, баюкая обрубок руки. Зелье в котле бурлило, рассыпая во все стороны яркие алмазные искры, такие ослепительные, что из-за них всё остальное делалось бархатно-чёрным. Больше ничего не происходило...

В прошлый раз Гарри молился про себя, чтобы Темный Лорд утонул, чтобы ритуал обернулся крахом, но теперь он четко понимал, что не стоит обманываться. Все что задумано в эту ночь, будет исполнено, и именно сегодня Темный Лорд воспрянет вновь, как и предрекла Сиви́лла Трело́ни, эта позвякивающая бижутерией стрекоза.

Сквозь поднявшийся над котлом туман, он различил чёрный силуэт высокого, худого, похожего на скелет человека, и его окатило волной отвращения.

- Одень меня, - приказал из тумана испарений высокий ледяной голос.

Хвост, стеная, всхлипывая, по-прежнему нянча изуродованную руку, торопливо схватил с земли чёрные одеяния и одной рукой облачил в них своего господина. Не сводя глаз с Гарри, скелет шагнул из котла... и Гарри имел удовольствие лицезреть вновь обретшего тело Лорда Волан-де-Морта. Парень замер, пытаясь себя сдержать, но это было выше его сил, дикий безудержный хохот пронзил тишину кладбища. Восставший Лорд смотрел на него с удивлением и непонимание, а Гарри не мог заставить себя заткнуться и продолжал банально ржать.

- Чему ты так радуешься, мальчишка? - зашипел тот, раздувая ноздри-щелки.

- Видел бы ты себя сейчас, - задыхаясь, прошипел Поттер, машинально переходя на парселтанг.

Лицо у Темного мага вытянулось, как у лошади, он вырвал из дрожащей руки слуги собственную палочку и наколдовал себе зеркало. Вы когда-нибудь видели Темных Лордов в шоке? Нет? О, вы много потеряли.

Герой заржал еще громче, когда Том принялся ощупывать свое лицо, не веря, что это произошло с ним. Гриффиндорец в мыслях возносил хвалу Смиту за Феликс Фелицис, что тот достал для него. Ну, какова была вероятность, что зелье даст такой побочный эффект? Кто такое мог предвидеть?

- Хвост! Шшшто ты сделал?!!!!!!!!

Петтигрю скулил, держась за искалеченную руку, и не сводил испуганного взгляда со своего повелителя. Слуга был в ужасе. Да, посмотреть там было на что.

Змееподобная внешность, которой так гордился Темный маг, претерпела кардинальные изменения: узкий безгубый рот оказался в прошлом, Том приобрел очаровательные розовые сочные губки, которые призывно блестели, как напомаженные. Нос отсутствовал, как и раньше, багровый цвет глаз также был на месте, но длиннющие, кокетливо изогнутые черные ресницы, которым позавидовала бы любая Мисс Вселенная, обрамляли эти зло суженные глазки. Раньше лысый, как коленка, теперь волшебник мог похвастаться роскошными белокурыми кудрями, которые так и лезли в глаза. Том Реддл нервно сдувал их и пытался заправить за уши, но, вот беда, ушей как таковых у бедняжки не было.

- Том, да ты красавчик. А бюста у тебя нет? Проверь, может, в котле у тебя и член отвалился? - загоготал парень.

Волан-де-Морт дернул рукой, и правда, решив проверить, но вовремя опомнился.

- Ах, ты, гаденыш! Круцио!

Вот тут уж Гарри стало не до смеха. Том славился вторым Непростительным, как никто другой. Никто не умел накладывать такое мощное болезненное проклятие, как Темный Лорд. Парень закусил нижнюю губу до крови, чтобы сдержать рвущийся наружу крик. Сколько маг держал его под заклятием, он не знал, ему казалось, секунды превратились в часы, а часы в дни. Когда заклинание, наконец, было снято, Герой уже мало что соображал. В этот раз Том продержал его намного дольше. О, Гарри удалось не на шутку разозлить самого сильного Темного мага столетия. Он мог собой гордиться.

Волан-де-Морт нервно расхаживал взад-вперед и пытался сообразить, что же в ритуале пошло не так. Золотые локоны взвивались в воздухе при каждом повороте.

«Красиво»,- отметил Гарри затуманенным болью сознанием. Ему еще повезло, по-хорошему, от такой дозы Круцио он уже должен был сыграть в ящик. Парень еще раз мысленно поблагодарил Смита и обругал себя за криворукость, что уронил второе зелье, которое должно было помочь ему не сдохнуть при возрождении одной чешуйчатой рептилии.

Хвост ползал в ногах своего хозяина, как червяк и жалобно скулил:

- Милорд, - давясь рыданиями, взмолился он, - милорд... Вы обещали... Вы же обещали...

- Вытяни руку, - раздраженно процедил Волан-де-Морт.

- О, господин... благодарю Вас, господин...

Он вытянул перед собой кровоточащую культю, но Темный Лорд отмахнулся от него:

- Другую руку, Хвост.

- Гоподин, прошу Вас... умоляю...

Маг сам нагнулся, схватил Хвоста за левую руку и рванул на себя, откинув рукав. Он едва не проткнул Темную Метку кончиком своей палочки, заставляя Петтигрю извиваться на земле от боли. Шрам Гарри начало неприятно покалывать, но не более. Значит, и тут у Темного Лорда с ритуалом промашка вышла. Парень позволил себе небольшую ухмылку, пока Том Реддл был занят призывом своих оставшихся на свободе слуг. Волан-де-Морт выпрямился и накинул на себя надежный морок, вновь став безгубой лысой ящерицей. Гарри горестно вздохнул, ему уже начал нравиться получившийся образ врага.

Темный маг вскинул голову и осмотрел тёмное кладбище:

- Интересно, сколько найдётся храбрецов, которые явятся, как только почувствуют? - прошептал он, поднимая к звездам тускло светящиеся красные глаза. - И сколько найдётся дураков, которые осмелятся не явиться?

Он сказал точь в точь то же, что и в прошлый раз, и парень заскучал. Неужели ему придется выслушивать все по второму кругу слово в слово?

Темный Лорд принялся расхаживать перед Гарри и Хвостом, внимательно глядя по сторонам. Минуту спустя, он снова посмотрел на Гарри, и змееподобное лицо исказила зловещая улыбка.

- Гарри Поттер, ты стоишь на бренных останках моего покойного отца, - зашипел он, - маггла и редкого болвана, такого же, как твоя дорогая матушка. Но они оба оказались в своём роде полезны, не так ли? Твоя маменька умерла, защищая тебя, младенца, а своего папеньку я убил, и ты только посмотри, какую пользу мне принёс дорогой покойничек.

Маг расхохотался. Он ходил взад-вперёд, бросая по сторонам быстрые взгляды. Змея кругами ползала в траве.

- Фу, Том, какая мерзость. Не подходи ко мне. В тебе чужые останки.

- Не называй меня этим именем! Я Лорд Судеб! Я Лорд Волан-де-Морт!

- Я бьюсь в экстазе.

- А ты храбрец, мальчишка. Хотя храбрость здесь ни при чем, ты просто глупец, который не осознает, что эта ночь будет последней в его жизни.

- Как двусмысленно это прозвучало от человека, смахивающего на транса.

От очередного Круцио или чего-нибудь такого же малоприятного его спасли хлопки аппарации.

- Смотри, Поттер! Вот возвращается моя настоящая семья.

Воздух наполнился шуршанием мантий. Из-за тисовых деревьев, из-за могил - со всех сторон появлялись колдуны в капюшонах и масках. Они подходили один за другим, медленно, осторожно, словно не веря собственным глазам. Волан-де-Морт замер и молча ждал, когда они приблизятся. Затем один из Пожирателей Смерти упал на колени, подполз к Волан-де-Морту и поцеловал край его чёрного одеяния.

- Господин... господин... - залепетал он.

Остальные сделали то же самое: каждый подползал на коленях и целовал подол, после чего, пятясь, отползал назад и поднимался на ноги.

- Нет, ну какая драма! - громко прокомментировал Гарри.

Пожиратели Смерти образовали кольцо вокруг Гарри, Волан-де-Морта, могилы отца Тома Реддла и скулящего Хвоста. Кольцо было неплотным, с промежутками, парень понимал, что это, наверняка, пустующие места Лестрейнджей, Снейпа, Каркарова и многих других заключенных в Азкабане или просто побоявшихся явиться магов.

- Приветствую вас, Пожиратели Смерти, - спокойно промолвил Волан-де-Морт. - Тринадцать лет... тринадцать лет прошло со дня нашей последней встречи, а вы откликнулись на мой зов, будто не прошло и дня. Стало быть, Темная метка ещё объединяет нас! Так ведь?

На его лице снова появилось зловещее выражение. Раздув ноздри, он с силой втянул воздух:

- Я чую вину, - прошипел он. - В воздухе стоит дурной запах виновности.

И снова по шеренге от одного к другому пробежала дрожь, как будто каждый желал, да не смел, отшатнуться от Волан-де-Морта

- Том, мне кажется, ты их пугаешь, - лениво протянул Гарри. - Гляди, как бы они не обделались со страха.

- Заткнись, Поттер, и не перебивай меня! - красные глаза вспыхнули, и парню показалось, что это два луча оптического прицела снайперской винтовки.

- Я понимаю, что ты любишь послушать звук собственного голоса, но, боюсь, когда ты закончишь, я окончательно отморожу задницу и, твою мать, - парень изобразил мученическое выражение лица, - мне что-то упирается в бедро и это очень неприятно!

По рядом Пожирателей прошла волна волнения.

- Молчать! - рявкнул темный маг и, сузив глаза, приблизился к Гарри. - Ты напрасно испытываешь мое терпение, мальчишка.

- О, нет! Это ты испытываешь мое терпение, Том.

- Я раздавлю тебя, как букашку. Если раньше тебе везло…

- Сбавь обороты родной, - зашипел Гарри, и кто-то из Пожирателей судорожно втянул воздух. - Иначе не узнаешь много интересного. Особенно о твоем любимом числе семь.

Темный Лорд отшатнулся от него, словно вместо Гарри был Дамблдор и лез к нему целоваться.

- Я вижу, ты догадался, о чем я.

- Ты блефуешь, мальчишка! Тебе ничего не известно.

- Кто-то отчаянно цепляется за иллюзии, Том. О твоем хобби известно не только мне, но и Дамблдору.

- Круцио! - взревел волшебник, и красный луч угодил в грудь ближайшего Пожирателя.

Маска слетела с его лица на траву, и гриффиндорец узнал в мужчине Эйвери.

- Что ж тебе так не везет, Эйвери, - протянул Поттер, помня, что и в первый раз этот маг схлопотал проклятие.

- Ты знаешь моих сторонников?

- Кальсоны Мерлина, Том! Да их все знают!

Гарри указал глазами на очередную фигуру.

- Мистер Малфой, Вы бы хоть волосы закалывали, что ли, а то у Вас такая неприметная внешность, - саркастично проговорил парень.

Разоблаченный мистер Малфой сделал неуверенный шаг вперед и снял маску.

- Тьма прародительница! Нотт, Гойл, Кребб, Роули, Яксли, Мальсибер… Мне продолжать?

Среди Пожирателей зародились неуверенность и легкий страх, но теперь уже перед Гарри Поттером.

- Что на сей раз затеял Дамблдор? - зашипел Волан-де-Морт, на конце его палочки зажегся красный огонек.

- А он-то тут при чем? Ты параноик, Томми. И, кстати, приделай уже руку этому ничтожеству, а то сдохнет от потери крови.

Это было слишком для и так плохо себя контролирующего Темного Лорда, заклятие выворота кишок сорвалось с его палочки. Вот это уже Гарри был не намерен терпеть. Он легко скинул оцепенение и выскользнул из объятий статуи, перемахнул через нее, надежно спрятавшись за мрамором.

- Не стоит нервничать Том.

Бомбарда разнесла статую в пыль, и парень отскочил к ближайшим магам в масках. Они тоже быстренько выхватили палочки и решили присоединиться к своему повелителю, разбрасывая проклятия.

- Оу, ребята! Я хотел всего лишь поговорить, - ловко уходя от луча очередного заклятья, проорал Поттер.

Он проклинал все на свете, вертясь и изгибаясь, ныкаясь за очередным памятником, что его палочка так и осталась валяться возле котла.

- Не трогать его! Он только мой!

- Вас учили драться на дуэли, Гарри Поттер? - почти ласково поинтересовался Волан-де-Морт, разнося очередной надгробный камень.

- Иди к мордеровой матери, Том! - заорал гриффиндорец.

Он не собирался повторять прошлый фарс, называемый дуэлью.

- Тебе не сбежать, мальчишка!

Сверкающий купол, упал позади круга Пожирателей и Темный Лорд оскалился. Он успел зацепить мечущегося парня очередным заклинанием, и Гарри почувствовал блаженную слабость во всем теле.

- Хвост, верни мистеру Поттеру палочку. Хвост?

Темный Лорд обернулся и увидел, что Петтигрю не падает никаких признаков жизни, валялась в луже собственной крови.

- Кхм, мальчишка оказался прав, но это не важно. Люциус, сделай милость, отдай палочку мистеру Поттеру.

Малфой вложил палочку парню в руку и отошел на безопасное расстояние, в это время Гарри усердно строил из себя блаженного раба чужой воли.

- Сначала мы должны поклониться друг другу, Гарри, - сказал Волан-де-Морт, сгибаясь в лёгком поклоне, но не опуская змееподобного лица. - Давай же, этикет нужно соблюдать. Дамблдор был бы рад видеть, какой ты воспитанный. Поклонись своей смерти, Гарри...

Пожиратели Смерти загоготали. Безгубый рот Волан-де-Морта скривился в усмешке.

Гарри не стал кланяться, просто поднял руку и посмотрел на палочку, а затем подарил кровожадную улыбку всем присутствующим.

- Ну, ты и идиот, Том! Орбис, - с улыбкой проговорил парень, и Темный Лорд провалился под землю по грудь.

Пожиратели все, как один, охнули. Волан-де-Морт мгновенно освободился и начал посылать заклятие за заклятием в противника. Гарри наравне с магом отражал проклятия, уходя в глухую оборону. Нагайна кружила поблизости, выбирая удобный момент, чтобы вцепиться ему в ногу.

- Serpensortia MORTIFER!!! - вскинул вверх палочку Поттер и красный луч ударил в небо, образуя воронку, из которой вывалился здоровый и живой василиск.

- Повеселимся, ребята! И кто теперь у нас папочка, а?!

- Остановись! Я приказываю именем наследника Салазара Слизерина! - грозно зашипел Том Реддл.

- Фига с два, Томми! Шалла слушается только меня!

- Господин, - зашипела вышеуказанная Шалла, едва не виляя хвостом.

Пожиратели засуетились, кто-то пытался срочно аппарировать, позабыв о защитном куполе своего Лорда, кто-то осыпал смертоносную змею проклятиями.

- Погоняй их, Шалла, но без окаменения.

- Слушаюсь, хозяин.

Через десять минут все Темные маги были согнаны в один угол защитного купола вместе со своим повелителем. Как бы ни был грозен и страшен Темный Лорд, защиты против смертоносного взгляда василиска у него не было. Нагайна обвила шею хозяина, как экзотическое боа, и Гарри криво улыбнулся, взмахнув палочкой. Морок Лорда слетел к ужасу того и шоку Пожирателей.

- Ну что, ребята, поговорим? - опираясь рукой о бок Шаллы, ухмыльнулся Гарри Поттер, Герой Светлой стороны и просто хороший мальчик.

Глава 14

Тишина на кладбище рядом с Реддл-Мэнором, простите за каламбур, стояла мертвая. Десяток темных магов сбился в дрожащую кучку за спиной своего Повелителя, а над ними возвышалась огромная змеюка, грозно сверкая глазами. О бок василиска опирался четырнадцатилетний подросток с совершенно невозмутимым выражением лица.

- Ну, что, все успокоились и применили Очищающее к мантиям? Не бойтесь, Шалла не будет вас есть, она не питается подобной дрянью, - любовно поглаживая змеиный бок, проговорил мальчик.

- Ты за это ответишь! - леденящим душу голосом прошипел Темный Лорд.

- Да ну? Я бы на твоем месте, Том, не вякал, а то оставлю тебе такую внешность, Дамблдору на потеху.

- Гаденыш!

- О, давайте не будем озвучивать очевидное, - расплылся в улыбке Поттер. - Не я первый начал швыряться темными проклятиями. Я ведь всего лишь хотел поговорить.

Люциус Малфой фыркнул себе под нос.

- Проблемы, Люципо?

- Ты, мерзкий маленький крысеныш! Не смей коверкать мое имя!

- Тогда засуньте свое мнение куда поглубже, мистер Малфой, - доброжелательно посоветовал мальчик, поигрывая волшебной палочкой.

- Мой Лорд, он не похож на Поттера, - подал голос Макнейр.

- Ба, какие подозрения, Уолден! Я самый настоящий Гарри Поттер и это именно я увел у тебя из-под носа приговоренного гиппогрифа.

- Ты?!

- Давайте успокоимся. У меня мало времени, ребята, - устало пробормотал Гарри. - Скоро все авроры Министерства во главе с Дамби будут рыскать по селям и весям, разыскивая меня, а это не входит в мои планы.

- Ты знал! - озарило Волдеморта. - Как ты узнал о готовящемся?

В мозгу юноши словно включили мощный бур, Гарри, не церемонясь, вышвырнул из своего сознания мага.

- Твою мать, Том! Не умеешь - не берись! Кто учил тебя легилименции?!

- Круцио!

Поттер легко увернулся, но Шалла гневно зашипела, вся подбираясь. Нагайна тоже попыталась показать себя змеей на шее хозяина, но как-то заглохла под взглядом Короля Змей.

- Уймешься ты, наконец, или нет?! Аргх!

Молния пронзила бархатное небо, расколов его надвое. Темный Лорд вдруг, действительно успокоился и как-то по-новому взглянул на Гарри.

- Значит, Гарри Поттер?

- Ага.

- Кхм, - задумался тот, - наш?

- Блин, откуда вы все такие умные взялись? - заворчал герой и плюхнулся прямо на землю. - Не ваш, хотя это спорный вопрос.

- Это как? - полюбопытствовал Яксли.

- Не твоего ума дела, как и зачем! Главное - я здесь, и у меня есть деловое предложение, которое всех устроит.

- Что ты можешь предложить, мальчишка? - оттопырил губу Люциус.

- Да побольше твоего, Люципо. Том, давай отойдем и поговорим, мое предложение потрясет тебя до глубины душ…, эм, сердц…, о, вот же…, мозга?

Темный Лорд, с болтающейся на шее Нагайной, отошел к противоположной стороне купола, подальше от своих последователей, и вперил острый взгляд в лохматое недоразумение, едва достающее ему до подбородка. Поттер.

- Ну, для начала вернем-ка тебе твою змеиную внешность, так сказать, в счет нашего будущего сотрудничества, - проговорил мальчик и, совершив несколько пассов палочкой, обратил внешние изменения мага вспять.

Костлявая рука молниеносно метнулась к его горлу, и длинные пальцы стиснули шею Поттера.

- Неужели ты думал, что ты одержишь верх, мальчишка?! - шипящие слова разнеслись в вечерней тишине.

Пожиратели Смерти приободрились и начали медленно выползать из своего уголка. Шалла грозно зашипела на ни, ее хвост беспокойно бил по земле, разнося надгробия в мраморную крошку. Змея не знала, что ей делать: то ли броситься на подмогу к хозяину, то ли сдерживать неугодных людишек, опять же, для ее хозяина.

Гарри казнил себя за расслабленность и все еще живущую в нем наивность. Мальчик схватил Темного Лорда за запястье и резко крутанулся на месте, выворачивая ему руку на удивление сильными пальцами. Послышался неприятный хруст. Поттер сломал Тому запястье, не приложив больших усилий.

- Довольно! Мне это уже осточертело! - воскликнул гриффиндорец. Черный луч заклятия сорвался с кончика его палочки и ударил темного мага в живот.

Волдеморт согнулся пополам, держась за ушибленное место. Пожиратели Смерти настороженно замерли. Гарри заметил, что Люциус Малфой, как самый умный, пытается вскрыть защиту Лорда и под шумок улизнуть.

- Не так быстро, Люципо, - аристократа отшвырнуло на холодную землю в самый центр купола. - Мы ведь и о твоей семье обмолвимся.

Лорд судеб выпрямился и пронзил его горящим взглядом, словно желая прожечь в нем дыру. Он оскалился и наигранно взмахнул палочкой.

- И чего ты этим пытался добиться, мальчишка? - засмеялся Волдеморт. - Ты не так уж искусен, как пытаешься это показать. Круцио!

Красный луч коснулся одежды мальчика и отскочил рикошетом в нападавшего. Темный Лорд, не ожидая такой подлянки, резво отпрыгнул в сторону. Он злобно прищурился и уже более настороженно посматривал на Избранного.

- Имей в виду, Том, что ко мне прилетит, от меня же и отскочит. Это я как бы так, к слову, - предупредил Гарри. - Я, между прочим, Томми, предлагаю тебе свою поддержку.

- Пффф, - фыркнул осмелевший Мальсибер и тут же схлопотал ядовито оранжевый луч заклятия прямо в лицо.

Мужчина согнулся пополам и упал на четвереньки, издавая непристойные звуки. Вскоре он выплюнул на траву толстого фиолетового слизня, а на подходе был уже следующий.

Малфой скривился и приложил к лицу кружевной платок, отворачиваясь от этого тошнотворного зрелища.

- Для Пожирателя Вы слишком брезгливы, мистер Малфой, - усмехнулся парень, поигрывая палочкой из тиса.

- К сожалению, согласен с Поттером, - скривился Темный Лорд. - Так что ты намерен мне предложить, мальчишка?

- Мою лояльность для начала, а затем и поддержку прожженных авроров.

- Откуда у тебя такие связи, крысеныш? - засмеялся Люциус. - Ты живешь с магглами, и даже ни разу не посетил свой сейф в Гринготтсе!

- Какой же ты осведомленный, Люципо. Но я могу тебя заверить, Том, что действительность совсем иная. Просто это видит лишь узкий круг людей, которым я могу доверять.

- Он лжет, мой Лорд, этот мальчишка не имеет ни выгодных связей, ни власти, ни влиятельного покровительства! Уж мне-то Вы можете поверить, - горделиво сказал аристократ.

- Боюсь, Гарри, я скорее соглашусь с точкой зрения Люциуса, - хищно оскалился Волдеморт. - Тебе нечего мне предложить, и, как только я сниму твое проклятие, ты мне за все ответишь!

- Не забывай о наличии Шаллы.

- Василиск мне не помеха.

- Что-то ты раньше так не храбрился, о, Лорд Судеб, - криво усмехнулся Поттер. - Все, что я говорю, правда. И для начала я скажу тебе кое-что, благодаря чему, я думаю, ты наконец-то начнешь меня воспринимать всерьез.

- Ну что же. Удивите меня, мистер Поттер.

- Давай поиграем в ассоциации, Том, а? Хепзиба Смит, - перешел на парселтанг Гарри.

- Не понимаю, к чему ты клонишь, мальчишка.

- Да неужели,- насмешливо прошипел Гарри. - Выручай-комната в Хогвартсе, Подводная пещера, Нагайна, Дневник, ммм? Что же ты молчишь, Том? Мы же играем, ты должен назвать первое пришедшее на ум слово.

- Замолчи!

- О, может, ты просто растерялся, и не знаешь ответ. Что ж, я подскажу тебе. Все эти несвязанные друг с другом имена и конкретные места объединяет только одно, - мальчик стал абсолютно серьезным. - И это крестражи, Том. Осколки твоей души. Семь осколков, на которые ты раздробил свою бессмертную душу, все больше и больше теряя свою человечность и самого себя, впадая в безумие и фанатизм.

- Не смей…

- Я смею, Том! Ведь я равен тебе, ведь об этом говорится в пророчестве, не так ли?

- Ты знаешь пророчество?

- Мне многое известно. О вещах, доступных мне, не известно ни Дамблдору, ни Фаджу, ни даже тебе.

- Ты пророк? Иначе, откуда?

- Я не пророк, Том, но я могу рассказать твою дальнейшую судьбу, если ты отвернешься от меня, так и не восприняв всерьез. Ты бесславно падешь, и конец твой не так уж далек. Буду ли твоим палачом я или Дамблдор, а, может, даже Долгопупс, но твоя смерть без меня предрешена, и твои якоря будут уничтожены друг за другом, а ты об этом и не узнаешь. Дневник уже уничтожен, но ты даже не ощутил его гибель. Медальон давно не покоится посреди озера, кишащего инферналами, а украден обычным домовым эльфом семьи Блэк. Твое бессмертие будет разрушено в мгновение, а твои верные слуги либо падут, либо вновь от тебя окажутся, и ты станешь одинок и никому не нужен, как было с момента твоего рождения, Том Марволо Реддл. Ребенок, рожденный с помощью искусственной любви и сам не способный ощутить хоть малейшую привязанность к кому-либо, кроме, пожалуй, своего фамилира Нагайны. Как тебе это, Том? Вот твое будущее и, к сожалению, в нем нет ничего великого. Лишь грязь, злоба, пытки, безумие, одиночество и то, чего ты так сильно боишься - смерть. Окончательная и бесславная.

Темный маг отшатнулся, полы мантии взметнулись вверх, как крылья нетопыря. Одна эмоция сменяла другую на лице Волдеморта. Неверие, отрицание, страх, боль, равнодушие, безразличие. Всего на несколько мгновений мужчина потерял контроль над своими чувствами, но тут же закрылся, оставляя на лице бесстрастную маску.

- Как такое возможно? Я не верю тебе!

- Разве ты чувствуешь ложь в моих словах, Том? Мне жаль тебя, мой враг, несмотря на все то зло, что ты причинил мне. Но прошло много времени, и я понял, что совершил ошибку, которая стоила многим жизни. Я не желаю повторять ее, поэтому предлагаю тебе свою поддержку. Создав Альянс: Темный Лорд, Гарри Поттер и Министерство, мы многого добьемся. Это твой шанс, Том.

- Министерство продажно.

- Я не говорю о всех. Есть люди, так же жаждущие переворота и другой жизни, не связанной с магглами. Они понимают, к чему приведет политика Дамблдора.

- Не могу поверить, что Гарри Поттер ненавидит магглов, - усмехнулся мужчина.

- Это так, Том. Меня выворачивает наизнанку, стоит им коснуться меня, и у меня есть на то веские причины, но я не готов их тебе поведать, уж извини.

- И все же невероятно. Вся ситуация слишком абсурдна, Поттер. Меня не покидает мысль, что ты пытаешься меня обмануть.

Гарри откровенно расхохотался, насторожив темных магов еще больше. Те прислушивались к их шипению, пытаясь угадать суть разговора по восклицаниям или, наоборот, размеренному свисту.

- Ты параноик, но, с твоей жизнью, я тебя не осуждаю. Боюсь, я сам такой. Решайся, Том. Время не терпит, а мне еще нужно вернуться обратно в Хогвартс. Я и так непозволительно долго уговариваю тебя, как ребенка.

- Наглец, - хмыкнул Лорд и протянул костлявую руку. - Нерушимый Обет подойдет, Гарри?

- Предпочитаю кровный договор, если ты не против. Обет можно обойти, имея изворотливый ум и не дюжее желание.

- Кровный договор - темная магия, Поттер. Куда же смотрит старик?

- Он смотрит куда надо, и видит наивного барана, которым мне и положено быть, - оскалился мальчик. - Я, наученный жизнью, пока не раскрываюсь перед ним.

- Пока?

- Придет время и многое изменится. Ты будешь в первых рядах, Том, не сомневайся.

- Я не люблю тайны, мальчишка, но вытрясти из тебя что-либо, видимо, невозможно.

- К твоему сожалению.

Мальчик вытащил из-за пазухи свернутый трубочкой кожаный пергамент с договором.

- Интересно. Ты пронес его на себе.

- Меня даже не обыскивали. При желании я мог пронести хоть ручной гранатомет.

Темный Лорд улыбнулся и разразился шипящим смехом.

- Тебе стоит лишь подписать, разумеется, кровью.

- Для начала я взгляну на написанное, не надеешься же ты, что я подпишу вслепую.

- Ни в коем разе.

Том Реддл принялся тщательно изучать документ и, дочитав до конца, удивленно вскинул брови, ну, или то место, где должны быть брови.

- С какой стати ты печешься о Снейпе и семействе Малфоев?

Люциус заинтересованно вытянул шею.

- Мой Лорд?

- Расскажи-ка мне, Люциус, с каких пор ты якшаешься с народными светлыми героями?

- Мой Лорд, такого никогда не было. Этот мальчишка противен мне и Драко.

- С этим я бы поспорил, мистер Малфой, - встрял в разговор парень.

- Что?

- Так значит, Драко сыграл роль некоего заступника своей семьи. И за что такая честь? - багровые глаза заинтересованно сверкнули.

- За красивые глаза, - хмыкнул Поттер.

- Ты сотворил с моим сыном… Это похабщина, мерзость…

Малфой начал закипать, как чайник, и уже выхватил палочку из своей небезызвестной трости.

- Успокойся, Люциус. Ты должен благодарить Поттера, что теперь окажешься под его покровительством, иначе расплаты за предательство ты и твоя семья не избежали бы, - убийственным свистящим шепотом проговорил Темный Лорд.

Аристократ побледнел, что-то прикинул в уме и молча отошел назад. Все-таки Малфои всегда смогут понять, что для них выгодно и полезно, а что не впрок и болезненно.

- И Снейп? Неужели ты заступаешься тоже за красивые глаза?

- Просто он мой самый любимый-прелюбимый учитель, - невинно похлопал глазками Гарри.

- Разумеется, - растянул губы в улыбке мужчина и капнул пару капель на кожу мертвеца. - Ты понимаешь, что твои обещания перевешивают мои в разы? В чем твоя выгода?

- О, тебе это не обязательно знать, компаньон, - хитро улыбнулся гриффиндорец. - Пророчество ты увидишь в ближайший месяц. А теперь, боюсь, мне пора. Дамблдор, наверное, рвет себе бороду, переживая.

Аккуратно свернув договор, он бочком, не поворачиваясь тылом к Пожирателям, с не большим усилием прошел сквозь барьер и, прошипев на парселтанге, отправил Шаллу в Запретный Лес.

- Заклятие спадет, как только я окажусь в школе, Том. Ну, что же, пока, ребята, был рад познакомиться с вами поближе. Не болейте! - Поттер вскинул руки, как взбалмошный мексиканец, а затем в три прыжка достиг кубка и крепко сжал его золотые ручки, чувствуя, как его уносит прочь с кладбища. Последнее, что он увидел - это как Том раздает пендели своим застывшим истуканами Пожирателям и заставляет их корчиться от усиленного Круцио.

«Душу отводит», - понимающе хмыкнул герой и рухнул на землю, прямо под ноги начищенным до блеска черным туфлям.

- И где Вас, позвольте узнать, носило, мистер Поттер? - поинтересовался Северус Снейп, взирая на мальчишку сверху вниз.

- Эм… Я все объясню, профессор!

Глава 15

- Эм… Я все объясню, профессор!

- Разумеется, объясните, - мужчина рывком поставил мальчика на ноги. - И не я один жажду услышать Вашу версию событий.

Гарри посмотрел за спину Снейпа и наткнулся на лучистый, как сканер, взгляд голубых глаз. Альбус Дамблодор выглядел немного встревоженным, но пока совершенно спокойным, непохожим на человека, который в спешном порядке созвал бы сейчас Орден Феникса. Рядом с ним, припадая на одну ногу, расположился Грюм, или же просто Барти Крауч-младший. Его стеклянный глаз вращался, как сумасшедший, а язык нервно облизывал сухие губы.

«Боится быть разоблаченным», - подумал мальчик.

Вокруг них собралась целая толпа: ученики, родители, члены попечительского совета. Чуть подальше от этой толкучки стояли оба Малфоя. Драко был бледнее обычного, в его глазах отчетливо виднелся страх, вперемешку с гневом. На его хрупком плече возлежала отцовская ладонь в черной перчатке. Люциус Малфой был абсолютно бесстрастен, по нему невозможно было сказать, что всего пару минут назад он корчился, как и прочие Пожиратели Смерти, под Круцио Темного Лорда.

Мальчик невольно зауважал эту скользкую змею.

Холодные серые глаза впились в него, как булавки в бабочку, и недобрая, обещающая Казни Египетские, улыбка расползлась на холеном лице аристократа.

Ой, не к добру это, не к добру.

Гарри нервно сглотнул, лихорадочно ища выход из такого затруднительного положения.

Ситуацию спас внезапно появившийся Людо Бэгмен, пышущий счастьем во все стороны.

- А вот и наш победитель!!! - его магически усиленный голос разнесся над взревевшим радостными криками стадионом. - Гарри Поттер!!!

Мужчина схватил Чемпиона за локоть и потащил к сцене, где уже стояли Министр Магии и другие важные представители Министерства.

Возблагодарив Мерлина за эту передышку, Гарри смело шагнул к небольшому помосту и улыбнулся окружающим его чиновникам, как можно шире и счастливее.

- Поздравляю, мистер Поттер! - пробасил Фадж и вручил ему большой мешок туго набитый золотыми монетами - тысячу галеонов.

Мальчик победно вскинул кулак вверх, и трибуны в очередной раз взревели. Защелкали колдокамеры. Министр привлек победителя к своему пышному боку и улыбался репортерам.

- Я хотел бы поговорить с Вами, господин Министр, - тихо проговорил Гарри, так, чтобы его услышал только мужчина.

Маг выглядел удивленным и встревоженным одновременно.

- У тебя что-то случилось, Гарри? - фамильярно поинтересовался он.

- Я не могу говорить здесь. Не в том месте, где директор может нас услышать, - тоненьким голосом проговорил мальчик и закусил губу, словно им овладел страх быть разоблаченным.

На лице мужчины появилось подозрительное выражение, и он быстро огляделся по сторонам. Директор стоял от них всего в пяти шагах и не сводил лучистых глаз. Министр крепче обнял победителя, а затем похлопал по плечу.

- Мы смогли бы обо всем поговорить, Гарри, после окончания года. Как ты смотришь на то, чтобы я забрал тебя сразу после приезда на Хогвартс-Экспрессе, прямо с платформы? Мы смогли бы все обсудить в непринужденной обстановке, без лишних ушей и глаз, и директор Хогвартса уже не сможет ничего сделать, ведь ты больше не будешь находиться под его опекой.

Мальчик нахмурился, быстро просчитывая варианты ответа, и согласно кивнул.

- Но, сэр, я не знаю в курсе ли Вы, что директор Дамблдор мой магический опекун.

Брови Фаджа скрылись за полями его шляпы-котелка, что говорило о явном незнании.

- Не волнуйся, Гарри, мы во всем разберемся, - отеческим голосом проговорил маг. - А теперь тебе стоит отдохнуть, ты выглядишь очень уставшим. Еще раз с победой!

Гарри снова кивнул и поплелся в сторону жаждущих его ответов профессоров школы. Мадам Помфри тут же бросилась к нему, причитая и водя над ним палочкой.

- В Больничное крыло! Немедленно! - безапелляционно произнесла медиведьма и наколдовала носилки.

- Я могу сам идти, мадам Помфри! - заупрямился герой.

- Да Вы и стоять-то еще можете лишь благодаря сильному выбросу адреналина, так что немедленно на носилки, молодой человек!

Гарри было стыдно, очень стыдно, когда его, словно павшего воина, левитировали через строй студентов на парящих носилках, не хватало только следующих за ним девственниц-плакальщиц, да посыпающих головы пеплом жен. Рон брел рядом и порывался взять его за руку и утешить, на что мальчик отчаянно сопротивлялся в силу своих возможностей. Наконец, процессия достигла Больничного крыла и все любопытствующие и сочувствующие были вытурены прочь из Царства мадам Помфри.

У койки Гарри расположился горюющий Уизли, все-таки успевший ухватить его за руку и теперь поглаживающий ладонь мозолистыми пальцами. Грейнджер стояла почти у самой двери, на ее лицо падала тень, но мальчику показалась, что девушка была чересчур бледной и вообще находилась на грани обморока. Странно, она что, переживала за него?

Профессор Снейп стоял у окна, скрестив руки на груди, сжав губы в жесткую линию и сверля Поттера недобрым взглядом. Гарри нервно сглотнул, если бы в палате не было столько свидетелей, Сев бы точно его придушил.

- Как ты, мальчик мой?

Мальчик чуть не подпрыгнул на жесткой постели. Он напрочь забыл про директора. Ох, бестолковая его голова!

- Спасибо, сэр, мне намного лучше. Просто встреча с соплохвостами не прошла для меня бесследно.

Старик понимающе улыбнулся и вновь принял серьезный вид.

- Где ты был Гарри? Ты исчез, как только коснулся кубка. Мистер Диггори видел это своими собственными глазами.

- Я сам не знаю, сэр, - как можно шире распахнул глаза мальчик, нервно теребя край одеяла с растерянным и удрученным видом.

- Я не понимал, что произошло меня, вышвырнуло в каком-то другом месте. Я догадался, что кубок являлся порталом, но как вернуться назад я даже не представлял.

Снейп что-то пробурчал про тупость нынешних студентов, не способных даже толком разобраться в перемещении с помощью портала.

- Северус, - мягко осадил его Дамблодор. - Продолжай, мальчик мой, теперь ты в безопасности. Тебе нечего бояться.

- Я попал на какое-то кладбище, начал озираться по сторонам, и вдруг на меня напали…

- Вы идиот, мистер Поттер.

- Он напал со спины, сэр! Я не ожидал подобного!

- Кто был напавшим, Гарри? Скажи, это очень важно!

- Это был Питер Петтигрю, сэр, - выплюнул гриффиндорец. - Эта мерзкая крыса привязала меня к надгробию. Он готовил какой-то ритуал и даже взял мою кровь, - он показал разорванный рукав мантии, пропитанный кровью. - Мне кажется, он пытался возродить Его.

- О, Мерлин! - вскрикнула мадам Помфри, роняя пузырьки с зельями на пол. - Нужно что-то делать, Альбус!

- Успокойся, Поппи, - директор словно постарел на несколько лет. - Что было дальше, Гарри?

- Зелье забурлило, но я плохо помню, обрывками, видимо, я слишком сильно ударился головой, - печально ответил мальчик. - Но я точно уверен, что у Хвоста ничего не вышло!

- Прости, Гарри?

- Да, сэр! Зелье взорвалось, и Петигрю отлетел на несколько футов назад. Оно было огненно-горячим и прожгло связывающие меня веревки, - мальчик показал ссадины и запекшуюся кровь на руках. - Тогда я вырвался и хотел схватить этого предателя, чтобы оправдать Сириуса, но его уже и след простыл. Я вновь бросился к кубку и перенесся на квиддичное поле. Дальше Вы знаете.

Все в палате хранили молчание. Директор смотрел на Поттера очень внимательно, выискивая малейшие признаки лжи. Тяжело вздохнув и, вроде, удовлетворившись его рассказом, он перевел свой взгляд на Снейпа. Тот вопросительно выгнул бровь и коснулся предплечья, места, где находилась спрятанная под одеждой Темная Метка. Профессор Зелий резко покачал головой, и Дамблдор словно вновь ожил, хотя и выглядел слегка озадаченным.

- Отдыхай, Гарри, ты пережил слишком много для одного дня.

- Да, сэр, - растерянно проблеял мальчик, хлопая глазами.

Директор покинул Больничное крыло, а за ним и Северус Снейп. Черноволосый мужчина, замерев в проеме двери, обернулся к мальчику.

- Отработка у меня завтра вечером, мистер Поттер.

- За что?! - взревел Уизли.

- Десять балов с Гриффиндора, мистер Уизли. Не смейте оспаривать мои педагогические методы. Отработку Вы, мистер Поттер, заслужили за неподобающее поведение и угрозы представителям других факультетов. И, да, двадцать баллов с Гриффиндоров за разведение межфакультетской борьбы.

Поттер просто опешил, глядя в след Мастеру Зелий.

Он что, видел его с Драко до начала тура? О, какое гадство! Если эти двое объединятся, то он точно пропал. Так, еще не стоит забывать и о папаше Драко. Ууу, чертовы слизеринцы!

Гарри жалобно застонал и откинулся на мягкую подушку - начала сказываться усталость. Тело ломило нещадно, как итог мастерского исполнения Круцио. Многочисленные царапины начало щипать, хотелось их хорошенько, с остервенением почесать.

- Не волнуйся, Гарри, мы с тобой, - проговорил Рон и нежно убрал прядь волос с глаз мальчика.

Поттера всего передернуло от отвращения.

- Мадам Помфри, - страдальчески проговорил герой.

Медиведьма тут же отмерла и принялась кружить вокруг него, шикая на оставшихся посетителей.

- Ну, мы пойдем, Гарри, навестим тебя завтра с Мионой.

Гриффиндорец лишь слабо кивнул и бросил взгляд на удивительно молчаливую Грейнджер. Глаза девочки блестели в полумраке палаты, а нижняя губа подозрительно дрожала. Что-то внутри у Гарри слабо заныло, словно открылась старая рана.

- Пока, - судорожно выдохнула гриффиндорка и вихрем покинула палату.

Поттер отгородился от причитаний мадам Помфри и вперил взгляд в потолок.

Что же, мать твою, творится в этом мире? Что за тайны Мадридского Двора? И какого черта ему стала жалко эту суку?

* * *

Он проснулся от тихого шороха в абсолютной, мертвой тишине Больничного крыла. Приоткрыв глаза, поискал взглядом нарушителя спокойствия, но никого не увидел. Гарри внутренне напрягся, задницей чувствуя нависшую на ним очередную опасность. Пошарив рукой под подушкой, он сжал пальцами волшебную палочку, ощущая успокаивающее тепло.

Бросив невербальное заклинание, обнаруживающее чужое присутствие в комнате, он тут же метнулся в сторону, рухнув под койку.

Лже-Грюм со сброшенным с головы капюшоном мантии-невидимки, послал в него очередное проклятие.

- Мой повелитель будет доволен, когда я притащу твое изуродованное тело, - захихикал Барти. - Секо!

Глубокий порез расползся на правой щеке мальчика, чуть ниже глаза, когда тот выглянул из своего укрытия.

- Успокойся, Барти, иначе твой Лорд будет отнюдь не рад твоим действиям! - прошипел Поттер.

- Пытаешься юлить, Поттер? Ну-ну!

- Депульсо! - выскочил из укрытия юноша, припечатав к стене Пожирателя. - Заткнись, Барти, и слушай внимательно, что я тебе скажу.

Тот порывался вновь подняться, но Гарри бросил заклинание, связав его веревками.

- Неужели ты думал, что сможешь выбраться с моим телом из замка, придурок? Дамблдор повязал бы тебя на первом же повороте. Видимо, ты совсем свихнулся, раз решил бросаться проклятиями под носом у директора, да еще когда в замке с полсотни представителей Министерства.

- Ты не должен так себя вести, - нервно облизал губы Крауч.

Его внешность расплывалась, возвращая настоящий облик.

- Пфф, ты даже не принял очередную порцию Оборотного, идиот! Если бы я не был заинтересован, в том, чтобы тебя не поймали, то ты давно бы уже целовался с дементором.

- Ты не настоящий Поттер!

- Самый что ни на есть настоящий, Барти. И именно я, Герой Светлой стороны, помогу тебя смыться отсюда, прямо под заботливое крылышко Его Лордства.

- Он возродился?! Ты видел?…

- Разумеется, он возродился, ведь я принимал в этом непосредственное участие, Барти. И, скажу я тебе, он отнюдь не в радужном настроении.

- О, мой Лорд, - мечтательно протянул маг и нервно рассмеялся.

- Успокойся, Барти. Нам еще нужно слишком много сделать. Я не рассчитывал, что ты сам придешь ко мне, но так даже лучше. Надеюсь, мы оба поместимся под твоей мантией, - хитро прищурив глаза, проговорил мальчик.

Крадучись, они добрались до личных покоев Грюма и, наложив с десяток запирающих заклинаний, только тогда сбросили мантию-невидимку. Гарри, наконец, перевел дух и рухнул в ближайшее кресло.

- Итак, Барти, на все про все у нас всего пара часов. Ты должен во что бы то ни стало покинуть Хогвартс до рассвета. Думаю, твоему Лорду сейчас не хватает таких преданных соратников, как ты.

- Я знал, что только я достоин быть рядом с моим повелителем! Я не предал его, не отказался…

- Захлопнись, Барти, и займись лучше делом. Грюм все еще в сундуке?

- Откуда ты знаешь? - подозрительно прищурил тот глаза, потянувшись за палочкой.

- Успокойся. Я многое знаю, не переживай. Вытаскивай его оттуда, предварительно наложив чары Забвения и, да, одень-ка его, пропитав ткань чем-нибудь спиртным. Было бы неплохо и в него самого влить немного огневиски.

Мужчина удивленно воззрился на мальчишку, но пошел делать то, что ему было велено. Почему-то мысль о протесте даже не возникла в его в голове.

- Замечательно, - через двадцать минут проговорил Поттер, оглядывая храпящего Алостора Грюма.

От мракоборца разило, как от коня, под кроватью валялась бутылка «Огденского», вещи были в беспорядке разбросаны по комнате, мебель сдвинута с привычных мест, а проявитель врагов разбит в дребезги и валялся на вытертом ковре. Создавалось впечатление, словно тут неплохо повеселился пьяный дебошир.

- У Грюма не найдется еще мантии-невидимки? А то слишком уж мы медлительны под одной. К тому же, кто-нибудь может увидеть идущие сами по себе ботинки.

Крауч-младший извлек из шкафа еще одну прозрачную мантию, и молча протянул ее Гарри.

- Теперь наш путь лежит на восьмой этаж, Барти. Не можешь же ты вернуться с пустыми руками к Темному Лорду, - ухмыльнулся мальчик.

- Тот, кто считает тебя Героем Света - сумасшедший, - покачал головой Пожиратель.

Гриффиндорец лишь тихо рассмеялся и накинул на голову капюшон, исчезая в темноте коридора.

Они почти без инцидентов добрались до Выручай-комнаты, лишь на шестом этаже им встретилась подозрительная парочка бывших слизеринцев. Северус Снейп и Люциус Малфой неторопливо шли по коридору, что-то тихо обсуждая. Малфой выглядел раздраженным и крайне раздосадованным, шипя на своего собеседника. Профессор Зельеварения был абсолютно спокоен и даже сдерживал улыбку.

- …этот крысеныш смел…, придушу уродца…, - долетел до юноши обрывок предложения, высказанного Люциусом.

Догадаться, о ком так возмущается аристократ, было не сложно. Гарри тихо фыркнул и аккуратно обошел спорящую парочку. От мысли, что ему придется объясняться со Снейпом, он покрылся холодным потом.

Бррр, ужасная ситуация.

Пройдя три раза мимо глухой стены и думая о месте, где можно спрятать все, что угодно, Гарри облегченно вздохнул, когда прямо на его глазах начала возникать дверь.

- Не знал, что здесь есть комната, - проговорил сипло Крауч, и вошел за мальчиком в комнату.

- Иди за мной, - махнул рукой гриффиндорец, огибая горы различного хлама, что на протяжении сотни лет прятали ученики Хогвартса.

Он прошел мимо Исчезательного шкафа, бюста волшебника в пыльном парике, и замер перед поломанным письменным столом, заваленным пергаментами и грязными флакончиками, сверху лежала пыльная диадема, давно утратившей свое великолепие из-за толстого слоя грязи.

- Вот то, что мне нужно, - мальчик осторожно взял диадему Кандиды Когтевран, чувствуя, как осколок души затрепетал внутри от этого прикосновения.

Это было непередаваемое чувство: осколок, что обитал в его теле, пытался соединиться с частью души из диадемы. Поттер схватил со стоящей рядом вешалки порванную мантию и укутал в нее сокровище.

- Передай это Темному Лорду. Это очень важная штука, Барти. Твой Лорд вознаградит тебя за преданную службу. Он будет просто счастлив, когда заполучит это.

Глаза Крауча загорелись фанатичным огнем, и он бережно взял грязный моток, прижав его к груди.

- Осталось только выбраться из Хогвартса незамеченным, - безумно ухмыльнулся пожиратель. - У меня есть портал.

- Никаких порталов, Барти. Боюсь, Дамблдор озаботился тем, чтобы отслеживать и такие перемещения из замка. Он тут же вычислит тебя. У меня есть другая идейка. Не делай глупостей, Крауч!

Мальчик крепко зажмурился, мысленно повторяя одно и тоже.

Мне нужен безопасный выход из Хогвартса за пределы аппарационного барьера. Мне нужен…

Мужчина присвистнул, и Гарри распахнул глаза: прямо перед ними, раздвигая барахло в стороны, образовались ступеньки, ведущие вниз.

- Неплохо. После тебя, Барти.

Мужчина вновь нервно облизнул губы, глянул во мрак открывшегося проема и зажег Люмос. Крепко держа крестраж, он шагнул вниз, Гарри последовал за ним.

Два мага шли по сырому узкому тоннелю, который располагался под замком и постоянно петлял, уже больше часа. Поттер стал тревожиться, что не успеет вернуться в Больничное крыло вовремя, когда тоннель неожиданно закончился дубовой дверью. Крауч распахнул ее, и они вошли в небольшую комнатку, где тут же вспыхнул камин.

Гриффиндорец довольно присвистнул. Они оказались в потайном логове братьев Фрост, отпетых хулиганов и выдумщиков.

- Тебе знакомо это место, Поттер?

- О, да, Барти, - усмехнулся юноша. - Нам нужно подняться наверх.

Откинув крышку люка, Гарри вдохнул свежий весенний воздух и невольно поежился. Он был одет лишь в пижаму на голое тело.

- Пойдешь по опушке леса и пересечешь аппарационный барьер через десять минут.

- И я увижу своего господина?

- Да-да, увидишь. И не забудь передать ему пару слов от меня. Пусть диадема станет первым шагом в нашем сотрудничестве, и я ожидаю ответный шаг в оправдании Сириуса Блэка. Тело Питера Петтигрю авроры просто обязаны найти и озаботиться проведением вторичного суда и расследованием дела Сириуса. Все понял, Барти?

- Я не дурак, Поттер. Не ожидал, что ты такой, малец. Попытаем как-нибудь вместе грязнокровок, - кровожадно ухмыльнулся тот и скользнул под тень деревьев.

Поттер покачал головой и начал спускаться, захлопнув за собой крышку люка.

В Больничном крыле он оказался за час до рассвета. Панику и тревогу никто не поднял. Мальчик проверил, что его никто не навещал, на сей раз удача была на его стороне. Убрав с чистого пола грязь собственных следов и применив к себе Очищающее, Избранный наконец-то забрался в мягкую постельку и забылся сном. Эти ночные прогулки его изрядно утомили. У него был просто не день, а катастрофа. Из-за усталости он так и не заметил ярко-желтую канарейку, которая легко вспорхнула и, вылетев в приоткрытое окно, достигла гриффиндорской башни, залетев в спальню девочек. Канарейка приземлилась на плечо бледной Гермионы Грейнджер, лучшей ученицы своего факультета.

Черные круги под глазами, всклокоченные больше обычного волосы и желтоватая, болезненного вида кожа. Девочка погладила птичку и уткнулась в собственные колени, ее плечи слабо вздрагивали.

За окном начало медленно светлеть. Начинался новый день.

Глава 16

Гарри проснулся от тихого шепота, что настойчиво лез ему в уши. Открыв глаза, он увидел, что дверь в кабинет Мадам Помфри слегка приоткрыта, словно кто-то намеренно оставил ее в таком положении. Мальчик вытянул шею, чтобы лучше слышать, но до него доносились лишь приглушенные возгласы, слов было не разобрать. Он пожалел, что под рукой нет Удлинителей Ушей Уизли и тихонько сполз с кровати, медленно и осторожно подбираясь к кабинету.

- .. но, мама! - восклицание Рона заставило Гарри вздрогнуть. - Я не понимаю, зачем нужно так поступать? Он ведь никому ничего не сделает!

- Ты просто втюрился в него, Рон! - зло выкрикнула Джинни Уизли.

Поттер беззвучно выдохнул, кажется, в Хогвартс прикатила вся семейка.

- А это я! Я должна быть его невестой! Мама, почему Рон!!!

- Тихо, Джиневра, - шикнула на нее мать. - Наш герой может не вовремя проснуться. Что же касается тебя Рональд, то выброси эту чушь из головы! Неужели ты думаешь, что нищий Уизли нужен самому Гарри Поттеру. Я понимаю, был бы ты красив, как Билл, но, Ронни, дорогой, не переоценивай свои возможности. Тем более, эта девочка Грейнджер такая умница, она будет тебе прекрасной женой.

- Но…

- Не перебивай мать, молодой человек! Все уже решено! - подал голос Артур Уизли.

- Может, директор Дамблдор ошибается, - еле слышно прошептал Рон.

Звук пощечины заставил Гарри отшатнуться и задеть бедром прикроватную тумбочку. Произведенный им шум заставил чету Уизли замолчать.

- Я посмотрю что там, мам, - быстро произнес Билл, и Гарри услышал приближающие шаги.

Прятаться было решительно негде, палочка, по его тупости, так и осталась лежать на тумбочке. Очень умно, Поттер. Да, ситуация...

Гарри вжался в стену, припоминая заклинание Хамелеона, которому обучил Смит, но он еще ни разу не накладывал его без палочки. Что ж, все бывает впервые.

Буквально через секунду Билл выглянул из-за двери и оглядел помещение. Заклинание Хамелеона сработало на славу - Поттер слился с серой стеной так, что не отличишь. Лишь об одном он забыл - навести иллюзию на свою пустую койку.

- Ну, что там, родной? - шепотом вопросила Молли.

- Все в порядке, мам. Наш герой спит, как убитый, - ухмыльнулся парень и, уже намного тише, прошептал в темноту - Я не выдам тебя Гарри. Я не хочу в этом участвовать, за остальных я не отвечаю.

Билл плотно закрыл дверь, и Гарри судорожно выдохнул. Значит, тот не хочет в этом участвовать. Дела…

Поттер взял с ближайшей тумбочки пустой граненый стакан и приложил его к деревянной поверхности, а сам прижался ухом к стеклянному дну.

- Если бы не такой великий человек как Альбус Дамблдор, пусть хранит его Мерлин, мы бы уже давно жили на улице, Рон! Я вижу, ты быстро забыл, как донашивал буквально нижнее белье за братьями. Ты забыл, что именно Дамблдор дал на деньги и выплатил долги за Нору? Ты хотел бы жить на улице и попрошайничать?

- Мы бы сдали его в бордель для мальчиков, - хихикнула Джинни.

Тело Поттера словно окаменело. Вот это мать, да еще и эта мелкая стерва, которая является сестрой. Он почувствовал, как в нем зарождается сочувствие к рыжему недотепе.

- Не смей больше поднимать эту тему, Рональд. Я все сказала, и ты будешь выполнять свою роль также хорошо, как и раньше. Я не хочу однажды обнаружить, что галеоны на наш счет перестали поступать из-за твой глупости, сынок.

Гарри отлип от двери, вернул стакан на место и на цыпочках вернулся к своей постели. Притворившись спящим, он услышал, как кабинет покидают взрослые. К его кровати кто-то робко прокрался. Он ощутил горячее дыхание на собственных губах, затем легчайшее давление, и Рон резко отстранился.

- Мне так жаль, Гарри. Я не знаю, что мне делать, - прошептал рыжий мальчик. - Я попытаюсь спасти тебя, но не уверен, что у меня что-нибудь получится.

К горлу Гарри подступила горечь, но он продолжал все так же размеренно дышать и притворяться спящим. Вскоре тихие удаляющие шаги оповестили героя, что его друг ушел.

- Гадство, - прошептал в темноту мальчик и прикрыл глаза.

* * *

Больничное крыло Гарри Поттер покинул на следующее утро. Его уже порядком тошнило от этого места, как и от Хогвартса в целом. Казалось, замок насквозь пропитан ложью, как же раньше он это не замечал?

Его рыжий друг, который предал его в будущем, сейчас трепыхается в директорской паутине, словно жучок. Лучшая подруга, тоже впоследствии предавшая, сначала ведет себя, как распоследняя сука, а потом вдруг плачет по нему?

Кто-то сменил полюса? Мир сошел с орбиты, а ему не сказали? Почему раньше этот дурдом не так бросался в глаза?

Скорее всего, виной его собственные действия, которые круто отличаются от прошлых поступков.

Ему нужно было подумать и посидеть в тишине с единственным живым существом, которое его не бесит. С василиском. Поэтому он направился в туалет Плаксы Мирт, чтобы навестить Шаллу.

Стоило ему войти в заброшенный женский туалет, как громкий девичий голос произнес заклятие неподвижности. Не раздумывая ни секунды, Гарри ушел влево, перекатившись по мокрому полу и ударив ногами в деревянную кабинку. Он молниеносно выхватил палочку и спрятался за кабинкой, уворачиваясь от луча очередного заклятия. Осторожно выглянув из своего укрытия, Поттер увидел раскрасневшуюся Грейнджер, с силой сжимающей палочку.

- Бамбардо!

«Девчонка явно не в себе», - ошарашено успел подумать парень, возводя вокруг себя защитные чары. Щепки ударили в мерцающий купол, и Гарри пустил в девочку невербальный Ступефай. Та, на удивление ловко, отскочила в сторону и ответила ему оранжевым лучом.

Шум они подняли знатный, обмениваясь различного рода проклятиями, чей уровень сложности уже достигал седьмого курса. Мальчик пока с легкостью справлялся с заучкой, не переставая удивляться ее познаниям в области Боевой магии и остервенелому виду, с которым та сражалась. Словно это была битва за Святой Грааль или Филосовский камень.

Дробящее кости заклятие вывело его из задумчивости, и он сердито оскалился. Девчонка перешла все допустимые нормы.

Отшвырнув Грейнджер назад, спиной прямо на осколки разбитой раковины, он бросил заклинание Инкарцеро и связал ее прочными веревками.

- Только дай мне вырваться, - зашипела та, как разъяренная кошка.

Поттер лишь устало покачал головой, ему уже надоело всему удивляться, и занялся осмотром разгромленного помещения в поисках улик, которые могли бы ему пояснить, чем здесь занималась эта гриффиндорка.

Стеклянная банка, раскачивающаяся из стороны в сторону на чудом уцелевшей раковине, тут же привлекла его внимание.

Маленький зеленый жучок бился о стеклянные стенки, раскачивая банку в надежде ее разбить и обрести свободу.

- Рита Скитер? - протянул парень. - Какого черта она тут делает?!

Что-то щелкнуло в его мозгу, и он вновь обратил внимание на извивающуюся девчонку.

- Так это ты рассказывала про меня гадости Скитер?

Она побледнела и закусила губы.

- Отвечай немедленно!

От приказного тона гриффиндорка вздрогнула и тихо выдохнула:

- Нет.

- Дааа? - насмешливо протянул Гарри. - Тогда откуда у тебя, рыбка моя, Скитер в анимагической форме, ммм?

- Я… подслушала как с ней общались слизеринцы на уроке профессора МакГонагалл и потом поймала ее… И перестань так со мной разговаривать! Немедленно развяжи меня!

- Заткнись, - по-доброму посоветовал Поттер. - Что ты с ней собиралась сделать?

- Ничего, - слишком быстро ответила девочка.

Разумеется, Гарри ей не поверил и легко проник в ее мысли.

- Так вот оно что! Ты завидуешь мне. Знаешь, я никогда не считал себя ленивым избалованным ублюдком, Мио. Хотя, может быть, я о себе еще чего-то не знаю?

Грейнджер презрительно фыркнула, ее щеки заалели.

- Ну же, выговорись, дорогая. Вот он я. Тот-Самый-Надменный-Поттер.

И тут ее прорвало, как дамбу:

- Да ты надменный засранец! Ты ни черта не сделал, а все носятся с тобой, как с драгоценностью! Ты такой же, как я, но мне пришлось всего добиваться самой! Я многие часы просиживаю в библиотеке, читаю учебники и справочники, по полночи отрабатываю заклятия, но все равно не могу нагнать тебя! Тебя, жалкого мальчишку, который даже не читал «Историю Хогвартса», вечно ноющего о своей несчастной судьбе и влезающего в разные неприятности, чтобы привлечь внимание. Из-за тебя я чуть не погибла на втором курсе, ты, гребанный змееуст! Ты не приложил ни капли усилий, а лучший на ЗОТИ, Участник Турнира, самый молодой ловец за пятьдесят лет в истории! - она начала всхлипывать. - И ты даже Рона, этого рыжего придурка… у меня никого не осталось, ты всех забрал…

Гарри посмотрел на девочку с жалостью и брезгливостью, аккуратно потянувшись к ее сознанию, перебирая картинки прошлого.

Вот они на первом курсе. Некрасивая, неказистая девочка, пытающаяся скрыть смущение и застенчивость за потоком вычитанных знаний. Ярлык «заучка», плотно приклеившийся с первых учебных дней. За спиной слышатся язвительные смешки, обидные прозвища маскируются под фальшивый кашель. Стоит ей только куда-нибудь прийти, как вокруг нее образуется буферная зона, словно она какая-то прокаженная. Она понимает, что отчасти сама виновата в таком отношении, но исправить что-либо уже не в состоянии. Колесо вращается, и никто не в силах его остановить. Слизеринцы смотрят на нее, как на грязь под своими ногами, когтевранцы сочувственно качают головами, и она в очередной раз сожалеет, что не послушала Шляпу и не пошла на факультет умников.

А потом было сражение с троллем, и у нее появились первые в жизни друзья. Гарри Поттер, так же, как и она, выросший среди магглов и Рон Уизли, чистокровный волшебник из бедной семьи. И все было бы хорошо, смешки и оскорбления можно было бы игнорировать, но наступил второй курс, и тогда все изменилось.

Она не могла спокойно смотреть на легкие победы своего друга Гарри и осознание того, что, если тот возьмется за учебу, то, даже не прилагая больших усилий, обгонит ее, начало ее раздражать. Потом пришли злость и жгучая зависть. Почему он? Чем я хуже?

А затем директор мягко попросил ее присматривать за Героем в обмен на знания и занятия с лучшими учителями. Он открыл ей глаза на истинное положение в Магическом мире. Все продается, все можно купить, нужно лишь договориться о цене. И Гермиона решилась, она предала своего друга в обмен на знания.

Гарри тряхнул головой и тяжело оперся о стену. Колени дрожали, его мутило от чувств и мыслей Грейнджер.

- Какая же ты сука, Мио, - горько проговорил парень. - Я ведь действительно раньше думал, что ты была моим другом.

- А я и была им, Гарри, но, увы, я не смогла выстоять перед испытаниями и сломалась, поддалась искушению, - криво улыбнулась та.

- Тебя же используют.

- О, Гарри, я знаю, - губы девушки дрожали, но она растянула их в улыбке. - Я поняла это на третьем курсе, когда мне пошли на уступки и дали Маховик Времени. Поверь, такие артефакты не дают обычным грязнокровкам. Я следила за каждым твоим шагом и доносила на тебя директору, пробираясь под твоей же мантией-невидимкой. И Люпин из-за меня ушел, потому что так было надо. Все думали, что это Снейп рассказал правду про оборотня, но это была я.

- Ну, ты и тварь.

- Пфф, не груби, герой. Я прекрасно представляю, кто я. Поэтому я решилась…

- Решилась? На что?!

- Я так больше не могу. Я понимаю, во что превращаюсь, и мне так страшно. Я устала, так устала. Хватит с меня этой магии и волшебства. Лучше бы я никогда не получала письмо из Хогвартса. Возможно, тогда бы тебя не использовали так, как сейчас.

- Я в этом сомневаюсь, тебе бы просто нашли замену.

- Ммм, в последнее время я не доношу на тебя, и про твои изменения характера, и про поступки Он почти ничего не знает. Хотя Он не слепой, Гарри, тебе нужно быть осторожнее.

- К чему ты клонишь? - Поттер забеспокоился не на шутку, внутри что-то неприятно задрожало, предупреждая.

- Ни к чему, Гарри, - улыбнулась девушка. - Про твои секреты никто не узнает. Я не буду просить у тебя прощения, ведь я все еще тебя ненавижу, хотя и понимаю, что ты, собственно, ни в чем не виноват. Но я так слаба, что уже не в силах перестать испытывать эти чувства к тебе. Я решила выйти из игры!

И, прежде чем Гарри что-либо смог сделать, Грейнджер стальным голосом произнесла всего одну строчку, которая разрушила все.

- Delens quod memoriam affert dolorem.

Ее тело вздрогнуло, она стала биться в припадке, похожим на эпилептический. Изо рта пошла пена, глаза закатились, и жуткий хрип разнесся по разгромленному туалету.

Поттер подлетел к ней и попытался привести в чувство, шепча все известные ему медицинские заклятия. Все было напрасно. Грейнджер затихла, только бело-красная пена продолжала сочиться изо рта.

- Герми, - прошептал парень и погладил ее по голове.

Ему стало жутко. Хотелось кричать, швырять проклятиями или просто забиться в самый темный угол и тихо поплакать.

- Когда же нашими жизнями перестанут играть.

Он положил голову девочки себе на колени и мягко гладил ее по волосам. Разум его кричал, что нужно немедленно отнести ее к мадам Помфри или же просто убраться с места преступления, но его тело отказывалось двигаться. Он чувствовал себя каким-то человеком-растением, больным человеком, когда здравый разум заперт в неподвижном и бесполезном теле.

Именно в таком состоянии его и нашел пару минут спустя профессор Зелий. Мужчина ругался, кричал на него, даже залепил пощечину. А потом тихо разговаривал с ним, гладил по голове, как он Гермиону, и шептал что-то успокаивающее и утешительное на ухо.

А Гарри ничего не чувствовал и был равнодушен ко всему. Сейчас он хотел просто исчезнуть, поэтому мальчик даже не заметил, когда успел оказаться в покоях зельевара.

Очередная пощечина заставила Поттера вздрогнуть, и он осоловевшими глазами взглянул на мрачного Северуса Снейпа.

- Наконец-то Вы пришли в себя, Поттер.

Мужчина внимательно посмотрел на него и всучил стакан с зельем. Гарри проглотил вязкую жидкость одним махом, даже не задумываясь, что же это было.

- А теперь рассказывайте, Поттер, - усаживаясь в кресло напротив ученика, произнес тот. - Я жду.

Глава 17

- Я Гарри Джеймс Поттер, маги называли меня Мальчик-который-победил, - тихо начал говорить Поттер, чувствуя, как подсунутое профессором зелье Болтливости, закрепленное зельем Доверия, развязывает ему язык. - Полукровка, член Ордена Феникса, заместитель Главного Аврора повстанческого отряда магов Великобритании. Возраст 26 лет. Последнее место моего существования Лондон, научная лаборатория при тюрьме «Страна Оз». Порядковый номер 124231.

Снейп шумно выдохнул, когда Гарри прервался, и тот попытался сбросить с себя действие зелья.

- Мальчик-который-победил?

- Я убил Тома на седьмом курсе и потом стал всеобщим героем. Многие погибли в битве за Хогвартс.

- Битва за Хогвартс? Уточни!

- Прямое противостояние. Решающая битва. Ликантропы, темные маги, узники Азкабана, дементоры, акромантулы. Я умер тогда в первый раз.

Снейп решил не заострять внимание насчет смерти в первый раз, времени у него на вопросы было не много, слишком уж сильная у Поттера сопротивляемость зельям.

- Как ты оказался здесь?

- Я спрыгнул с обрыва в бурлящую реку, когда совершил побег вместе с Драко Малфоем. - мальчик мотнул головой и его взгляд прояснился. - Не смей допрашивать меня, ублюдок, - зашипел он, пытаясь подняться.

- Что ты намерен здесь делать? - продолжал профессор.

- Не допустить подобного будущего, - сквозь стиснутые зубы ответил Гарри.

- Что случилось с Северусом Снейпом? - на последнем вопросе голос мужчины слегка дрогнул.

- Героически погиб, защищая Хогвартс от магглов. HEBESCO!!! - прокричал Гарри, вскидывая руку.

Не ожидавший подобного, профессор Зелий рухнул на холодный каменный пол, перевернув кресло и потеряв сознание.

- Чертова летучая мышь! Дерьмо! - простонал Поттер, закрывая лицо руками.

С трудом он поднялся на ноги и доковылял до бессознательного тела Снейпа. От души пнув скользкого гада ногой по ребрам, мальчик добрался до подвесного шкафчика с зельями.

- Гребанный клофелинщик! Намешал черте чего! - роясь в порошках и коробочках, рычал Поттер. - Дай только мне привести себя в порядок!

Выпив намешанного коктейля из трав, Гарри почувствовал, как слабость проходит и к нему возвращается трезвый ум.

- Замечательно, - пробормотал он, обходя профессора.

Пошарив по тумбочкам и в ящиках рабочего стола в поисках волшебной палочки, мальчик нашел ее среди каких-то контрольных второкурсников.

- Так-с, а теперь займемся Вами, профессор.

* * *

Сознание к Севересу Снейпу возвращалось медленно, тут же отзываясь глухой болью в затылке. Он прямо чувствовал, как там с каждой минутой растет знатная шишка. Открыв глаза, Снейп увидел, что кто-то успел поменять местами пол с потолком в его кабинете или какой-то гаденыш посмел подвесить его, Ужас Подземелий, вниз головой!

- Поттер! - собственный голос показался вороньим карканьем.

- С добрым утром, профессор, - растянул губы в улыбке гриффиндорец. - Неужели Вы думали, что эта затея не выйдет Вам боком.

- Не пытайтесь меня запугать, глупый мальчишка!

- И не пробую даже. В данный момент я просто раздумываю, что бы с тобой такое сотворить, Снейп! Испанский сапожок и иголки под ногти ты явно выдержишь. Кхм, может, внушить тебе, что ты пятилетняя девочка и отправить гулять по Хогвартсу? Нет, слишком просто. Как насчет хиппи? Мир и любовь, будешь в футболке с надписью «Make love, not war» («Занимайтесь любовью, а не войной») вплетать ромашки в бороду Дамблдора и играть на гитаре «Give Peace A Chance» («Дайте миру шанс») Джона Леннона посреди Большого Зала?

Профессор аж позеленел от подобной перспективы.

- Ты не посмеешь, Поттер!

- После того как ты напичкал меня зельями, когда я был, мягко говоря, в неадеквате, и выпытал у меня про будущее? Короче, поступил как настоящий слизеринец. Ты шутишь, Снейп?!

- О, дай мне только освободиться, Поттер, и я устрою для тебя Ад на земле.

- Не сомневаюсь. А если серьезно, что мне с тобой делать? - грустно вопросил Гарри, подходя к висящему в воздухе мужчине.

- Вы ведь знаете, мистер Поттер, что я никому ничего не скажу, но Вы… Ты уверен, что все настолько плохо? На тебе ставили опыты?

Мальчик взмахнул палочкой, и Снейп плавно опустился на пол. Мужчина быстро встал и, отряхнув мантию, направился к миниатюрному бару. Ему срочно нужно выпить что-нибудь покрепче!

Молча протянув Поттеру стакан с огневиски, он уселся в кресло, приготовившись внимательно слушать.

- Вначале я хотел бы услышать слова извинения, профессор.

- Ты их не дождешься, Поттер. Так что можешь успокоиться и продолжить свое повествование.

- Ни капли не изменился, - пряча улыбку, пробурчал герой и уселся на диван, немного пригубив обжигающий внутренности напиток.

- Да, я был подопытным кроликом, сэр, но я не хочу об этом говорить.

- И как такое произошло?

- Сэр, Вы можете себе представить, что бы произошло, если бы магглы узнали о нашем существовании и решили тоже обзавестись магией?

Волшебник скривился от представшей перед глазами картинки.

- Вот-вот, помножьте это на самые жуткие заявления Темного Лорда и сдобрите пророческим бредом Трелони. Можете себе такое представить?

- Но Дамблдор…

- Дамблдор?! - рассмеялся мальчик. - Старик давно почил в земле, а мертвым пофиг на проблемы живых. Я никогда не видел подобного, сэр. Война с Лордом так, детская забава, по сравнению с этим. Министерство пало, магические аллеи разворотили бомбы. Волшебников отлавливали, как собак, и не помогали ни темные артефакты, ни кровные заклятия, ни даже самые надежные мэноры. Прятаться было негде. Лондон тут же объявили зоной карантина, покинуть город стало практически невозможно. Магглы начали строить стену вокруг столицы. Святой Мунго подорвали, Хогвартс, последняя цитадель, тоже пал.

- Хогвартс? Я не могу в это поверить, - покачал головой Снейп.

- Пал путем предательства. И, кхм…

- Я тогда погиб?

- Сэр, я не могу об этом говорить! - в отчаянии вскрикнул мальчишка. - Я был рядом, мог дотянуться до Вас, но… Эти твари! Я мог уйти с Вами!

Поттер зарылся пальцами в черные пряди и зажмурился.

- Как же я это перенес? Ты стал для меня всем: отцом, наставником, другом.

Тяжелая ладонь легла на его макушку, и Гарри, подняв глаза, увидел мрачное лицо своего наставника.

- Ты все исправишь, Поттер. Имей в виду, я не намерен умирать в ближайшие пятьдесят лет.

Гриффиндорец слабо улыбнулся.

- Спасибо, сэр.

- Как ты оказался в нашем времени?

- Я не знаю, сэр. Честно! - попытался оправдаться мальчик, видя ехидное выражение лица своего профессора. - Я никуда не вляпывался! Мы с Драко пытались сбежать, но нам не удалось…

- С юным Малфоем что-то случилось?

- Смертельно ранен снайпером. Меня окружили. Я был слаб, с мертвым телом на руках, и, решив, что с меня хватит, спрыгнул прямо в бурлящий поток, а потом, к своему удивлению, вынырнул в Хогвартском озере. Как такое можно объяснить, профессор?

- Все с Вами вечно не так, Поттер, - потер переносицу мужчина. - Никак сама магия решила вмешаться, другого объяснения я просто не вижу.

- Зато теперь я в силах все изменить.

- Мне уже страшно. Правильно ли я понимаю, что тоже втянут в этот театр абсурда?

- Извините, сэр, но я не могу Вас снова потерять.

- Вздорный мальчишка! Выкинь это из своей бестолковой головы, сейчас я относительно здоров и невредим, так что прекращай свои душевные терзания!

- Я не мальчишка!

- Именно мальчишка. Разве взрослый человек целуется на Астрономической башне с единственным наследником Малфоев? Или, может, устраивает цирк в кругу Пожирателей Смерти, издеваясь над Темный Лордом, едва унеся потом свою задницу из самого пекла?!

- Ох, - выдохнул Поттер, съеживаясь на диване под пылающим взором учителя. - Но ведь я хотел как лучше…

- Хотели как лучше, а получилось как всегда, Поттер! Что мне теперь делать с папашей Драко? Я не намерен держать вам свечку! Или ты уже забыл, мелкий негодник, про нашего уважаемого директора? Думаешь, он поверил в твои россказни? Неужели ты до сих пор не научился складно врать, Поттер?

- Он что, созвал Орден Феникса?

- Пока нет, но близок к этому, - немного остыв, ответил зельевар. - Мерлин, и за что Вы свалились на мою голову?! Придется выгораживать Вас перед Альбусом.

- Спасибо, сэр! Я знал, что могу Вам доверять, - счастливо выдохнул Гарри и прижался к своему учителю, обнимая.

Северус Снейп замер и попытался оторвать от себя Поттера, вцепившегося в него, как пиявка. Тяжко вздохнув, он позволил себе немного расслабиться и потрепал мальчишку по голове, устраивая еще больший беспорядок. Тихое шмыганье раздавалось из его рабочей робы.

- Поттер, ты что, плачешь?

- Нет, это все дурацкие подростковые гормоны.

- Ну, конечно же, - закатил глаза мужчина, когда дверь в кабинет внезапно раскрылась настежь.

- Крестный, ты не мог бы дать мне зелье…Э? Поттер! - взвизгнул Драко Малфой. - Что вы тут делаете?!

Серебристые глаза скользили по слившимся в объятиях магам, по взъерошенным волосам Поттера, его влажно блестящим глазам, сбившейся мантии. Затем переключились на своего крестного, отмечая румянец на обычно бледных щеках, и руки зельевара в районе поясницы гриффиндорца.

- Потянуло на взрослых, Поттер? - зашипел, не хуже Нагайны, слизеринец.

- Мерлин, это не то, о чем ты подумал, Драко, - вырвался из объятий замершего профессора Гарри.

- Да мне без разницы, - брезгливо сморщив нос, проговорил блондин. - Ненавижу тебя!

Резко развернувшись, он пулей вылетел из кабинета, с силой захлопнув за собой дверь.

- Я убью Вас, Поттер, - будничным голосом проговорил Северус Снейп и потянулся к шее проблемного мальчишки.

* * *

Гарри нагнал Драко почти у самого тайного входа в гостиную Слизерина. Он схватил блондина за локоть, за что тут же получил кулаком в челюсть. Охнув от боли, Поттер примиряюще вскинул руки перед собой. Малфой сузил свои серые глаза и выставил вперед палочку, как шпагу. Именно в этот момент Поттер понял, что если срочно что-нибудь не придумает, то он покойник. Летучемышиный Сглаз был уже готов сорваться с палочки Драко, когда гриффиндорец резко рванул на себя разъяренного парня и закрыл его рот поцелуем, ловя губами извергаемые проклятия.

Блондин больно ударил его в плечо, стараясь отстраниться, но, так и не выполнив задуманное, до крови прокусил нижнюю губу темноволосого парня. Кровь теплой струйкой потекла по его подбородку, только добавляя их поцелую остроты. Заведя руки Драко за спину, Гарри втиснул колено ему между ног. Их языки боролись друг с другом, яростно соприкасаясь и изучая рот партнера. В таком положении они провели несколько минут.

Гарри немного отстранился, когда почувствовал, что Малфой наконец расслабился под его ласками. Он оторвался от сладких губ и виновато взглянул на блондина.

- Прости, что сделал тебе больно, Драко.

Слизеринец презрительно фыркнул и отвел взгляд, стараясь не показать, как на самом деле его ранила сцена в кабинете декана.

- Ты у нас птица вольная, Поттер. Тем более, я тебе ничего не обещал, - хищно оскалился тот, проведя языком по распухшим губам.

- Это было недоразумение. Снейпа я могу рассматривать в любой роли, но только не в качестве моего любовника.

- Ах, какие мы разборчивые. Я должен томно взмахнуть ресницами и прильнуть к твоей мужественной груди, герой?

- Я серьезно, Драко. Не ревнуй.

- Я ревную? Ты в своем уме, Потти? - задохнулся тот от негодования. - Отпусти! У меня останутся синяки, мужлан.

Гриффиндорец медленно разжал руки и поднес к губам покрасневшие запястья блондина. Глядя тому прямо в глаза, он нежно поцеловал каждый пораненный участок кожи. Малфой залился краской и поспешил отвести взгляд.

- Придурок, - буркнул он.

- Мне жаль, - вкрадчиво произнес Гарри. - Я не хочу тебя потерять.

- Мерлин, Поттер, что же ты со мной делаешь?

Драко устало положил голову на плечо партнера и прижался к нему плотнее.

- Сначала отец обрадовал новостью о возвращении Лорда, а потом назвал гомиком и шлюхой. Теперь ты…

- Надеюсь, лорд Малфой не забыл, что своей безопасностью обязан тебе, - скрипнул зубами мальчик.

- О чем ты?

- Отец не рассказывал о том, что произошло на кладбище?

- Лишь пару слов. Меня терзает смутное сомнение, что ты там каким-то боком виноват.

- Давай потом об этом поговорим, Драко.

- Потом, - величественно кивнул блондин и отстранился от теплого тела. - Имей в виду, тебе не избежать этого разговора.

- О, я даже не надеялся, Драко, - весело хмыкнул Поттер и чмокнул вздернутый нос блондина. - Твой отец ничего тебе не сделает, а если посмеет, то ему будет очень-очень плохо, - зло сузил глаза парень. - Я бы с удовольствием провел лето с тобой, но, увы, не могу.

- Лето со мной? У меня создается ощущение, что ты очень многого не договариваешь, придурок!

- Потом, злюка. Тебе пора. Удачных каникул, буду ждать твоего письма, - вновь вовлекая своего партнера в головокружительный поцелуй, пробормотал герой.

- Все, иди, - сдвинул светлые брови Малфой. - Ты меня уже достал.

Гарри Поттер тихо рассмеялся, исчезая в полутемном коридоре.

Жизнь прекрасна!

Глава 18

Прощальный пир должен был начаться с минуту на минуту и, конечно же, Гарри безбожно на него опаздывал. Петляя по узким коридорам тайных ходов школы, мальчик спешил, как мог. Отбрасывая назад гобелен с танцующими троллями в пачках, он столкнулся нос к носу с Полумной Лавгуд.

- Фуф, - она слегка покачнулась, но устояла на ногах.

Ее поддернутые дымкой голубые глаза впились в Поттера, причиняя почти физически ощутимый дискомфорт.

- Почему ты не на пиру? - при вопросе ее сережки-редиски плавно покачнулись.

- Как раз туда спешу. Кажется, мы не знакомы. Я - Гарри Поттер, но, думаю, ты и сама это знаешь.

Она кивнула.

- Полумна Лавгуд, третий курс, Когтевран.

- Очень приятно, Полумна. А почему ты не в Большом Зале?

Поттер обвел взглядом пустой этаж. В принципе, он догадывался, почему Луна бродит по безлюдным коридорам, но надеялся, что ошибается.

- О, Гарри, я ищу свои вещи. В последний день учебы они имеют странное свойство исчезать, и тогда я отправляюсь на поиски. Это так увлекательно. Я нахожу их просто в немыслимых местах, - мечтательно проговорила девочка и показала наверх указательным пальцем.

Поттер поднял голову и увидел закрепленные под потолком фиолетовые ботинки.

- Акцио обувь Полумны, - сказал он, делая пас палочкой.

Пропажа дернулась и плавно опустилась вниз, прямо в руки законной владелицы.

- Эта игра немного жестока, тебе не кажется?

- В конце концов, все вещи окажутся на месте, а так даже интересней. Ну, я побежала, еще увидимся, Гарри.

Девочка вприпрыжку убежала, прижимая к груди ботинки.

- Все такая же странная, - по-доброму улыбнулся Гарри и, вспомнив, куда он собирался, поспешил вниз по движущейся лестнице.

На очередном повороте гриффиндорец врезался в возникшее из ниоткуда препятствие. Препятствие издало шипящий звук и грозно сдвинуло брови. Гарри мысленно застонал. Нет, это просто его карма!

- Почему вместо того, чтобы сидеть на пиру, как все, Вы носитесь по школе, как дикий гиппогриф, мистер Поттер? - вид у Мастера Зелий был до крайности раздраженный.

- Извините, сэр, я как раз туда и спешу, - покаялся мальчик и обратил внимание на песочные часы четырех факультетов.

Копилка Гриффиндора была под завязку наполнена кровавыми рубинами, Слизерин отставал всего лишь на самую малость, в отличие от Когтеврана и Пуффендуя.

- Можете радоваться, мистер Поттер, Кубок Школы опять возьмет Ваш факультет.

Гарри внимательно посмотрел на мужчину, отмечая, что тот расстроен очередной неудачей своего факультета. Да, не надо быть Трелони, дабы понять, что Большой Зал сегодня украшают красно-золотые флаги. Дамблдор ни за что не позволит выиграть змеям, у него найдется целая дюжина поводов присудить баллы львам, лишь бы те лидировали в межфакультетской гонке.

- Сэр, я ведь опоздал к началу Праздничного Пира? И к тому же врезался в Вас, носясь по коридором Хогвартса. Разве это позволительное для ученика поведение?

- К чему Вы клоните? - Снейп выглядел озадаченным, но мгновением позже его лицо осветило понимание.

- Пфф, да Вы безрассудный глупец, мистер Поттер, - насмешливо проговорил он и неожиданно улыбнулся. - Признаюсь, Вы не перестаете меня удивлять.

- Иногда я сам себя боюсь, профессор, - дерзко улыбнулся парень. - Итак?

- Двадцать балов с Гриффиндора за безобразное поведение и наплевательское отношение к школьным мероприятиям, - торжественно произнес декан Слизерина, усмехаясь.

- Да, сэр, - просиял Гарри и поспешил распахнуть двери Большого Зала, чтобы увидеть, как красно-золотые цвета Гриффиндора меняются на слизеринские зеленый с серебром.

В зале воцарилась благоговейная тишина и среди нее, словно раскат грома, прозвучал дикий вопль Маркуса Флинта:

- Да! Выкусите! - старшекурсник вскинул руки вверх, словно футбольный фанат, делая волну на стадионе, его соседи выглядели изумленными, но такими же счастливыми.

- Мистер Флинт?! - первой отошла от шока, как всегда, МакГонагалл. - Что за поведение?!

Тихий смешок за спиной Гарри заставил его улыбнуться и тихо фыркнуть, глядя на все эти шокированные лица и слизеринцев, пытающихся скрыть безудержную радость за холодной чопорной маской.

Поттер хихикнул, а потом, не удержавшись, разразился диким хохотом. Смех рвался наружу, покидая легкие и вылетая из его горла. Давненько он так не веселился. Забавно, как же забавно! Маленькая шалость, а такой эффект.

- Мистер Поттер, - холодные голубые глаза пронзили его насквозь, - займите свое место за столом Гриффиндора.

Старик четко выделил его факультет, словно Гарри собирался усесться к змейкам, хотя это неплохая задумка. Возможно, у многих случился бы сердечный приступ.

Директор был рассеян и впервые на его памяти скуп на слова в прощальной речи. Говорилось мало, сухо и только по делу. Победа Поттера упоминалась вскользь, словно само собой разумеющаяся вещь, напутствие ученикам тоже было не особо торжественным. Про отсутствие Гермионы Грейнджер даже не упоминалось. Весь задор покинул светлого мага в этот вечер, возможно, причиной опять являлся Гарри Поттер.

Гарри, конечно, понимал, что ведет себя чересчур приметно и вызывающе, но слабая улыбка, расцветшая на губах Драко, перевешивала все его опасения.

- И последняя, но не менее важная новость друзья мои, - вскинул руки Альбус Дамблдор, словно желая обнять весь Зал. - Вышел новый указ о безопасности несовершеннолетних магов во время летних каникул. Министерство посчитало, что юные маги находятся под угрозой вне стен родной школы. Ведь вам не позволено пользоваться магией, а случай, произошедший с вами, может, является не таким уж серьезным для нарушения Декрета о Неразглашении. Поэтому сегодня, с согласия Министра Магии, я наложу на вас заклятие, которое сразу же оповестит специальный отряд авроров о том, что вы попали в беду или вам угрожает опасность.

- Минуточку! - взвизгнула Панси Паркинсон. - Мои родители не одобрят такое!

- Я не желаю, чтобы на меня накладывали Следящее Заклятие, - растягивая слова, проговорил Малфой. - Это вторжение в личную жизнь. Я - против!

- Понимаю ваше недовольство, - заглушил поднявшийся рокот возмущения директор. - Но все это в первую очередь делается ради вашего же блага, для вашей безопасности. И никто не покушается на Вашу личную жизнь, мистер Малфой. Давайте на этом закончим.

Светлый маг взмахнул палочкой, безмолвно выписывая в воздухе волшебные формулы.

Гарри заскрипел зубами от досады. Ух, хитрый лис. Как красиво провернул. Посадил всех под колпак, а сам, вроде как, и не при делах. Чист, аки ангел. Так еще и невербальное заклятие.

- Хитер, - признал мальчик, чувствуя, как от наложенного заклятия покалывает кожа. - Сильное, чтоб тебя.

Он поднял глаза и встретился взглядом с черными глазами зельевара. Его губы тронула едва заметная усмешка. Тот тоже прекрасно понимал, что задумал директор. Голос Снейпа четко прозвучал в его голове: «И что я Вам говорил, Поттер, безмозглый Вы идиот?!»

«Соплохвоста тебе в зад, Дамблдор», - мрачно подумал Гарри, зарываясь пальцами в непокорные волосы.

Остаток пира прошел более-менее спокойно и как-то мимо героя. Он был отрешен от происходящего и флегматично размазывал фруктовое желе по тарелке, раздумывая, как же ему выбраться из очередной выгребной ямы, которая так неожиданно разверзлась под ногами.

С близнецами Уизли Гарри столкнулся совершенно случайно, ну, как бы. Его просто-напросто схватили за шкирку, и, пока он пытался понять, какого небритого Хагрида его куда-то волокут, они втроем оказались в тесном чулане для чистящих средств завхоза Филча.

- Нам нужно серьезно поговорить, Гарри, - начал Фред.

- Да, приятель, ты даже не представляешь, что вокруг тебя происходит, - поддержал Джордж.

Поттер удивился их серьезности и нормальному разговору, а не вечному договариванию предложений друг друга.

- В чем дело, ребята? - состроил невинные глазки парень, размышляя, сумеет ли он в такой тесноте одновременно выхватить палочку и врезать ближайшему рыжику в челюсть.

- Понимаешь, Гарри, ты нам, как брат, и, в общем, мы не хотим участвовать в грязных делишках взрослых, поэтому решили тебе все рассказать.

- Ты наверняка не в курсе, что, кхм, нашей семье выделяется определенная сумма из твоего личного сейфа, - мучительно покраснел Фред. - Мы не знали это до третьего тура, честно!

- Нам не нужны эти деньги! Это подло! Мы решили уйти из семьи и открыть свое дело, а там как-нибудь перебьемся.

Гарри немного расслабился. Вот, значит, в чем дело. Что ж, он всегда испытывал симпатию к близнецам, и их предательство было бы для него очень болезненным.

- И где же вы возьмете деньги, ребята? Для своего дела нужен хороший начальный капитал, так ведь?

Близнецы синхронно моргнули, и на их одинаковых лицах появилось подозрительное выражение.

- А разве тебя не волнует, что твой лучший друг дружит с тобой за деньги?

- Да, за твои же собственные деньги! И что вся твоя жизнь, наверняка, распланирована другими людьми на годы вперед?!

- Волнует, но я об этом позабочусь. Всему свое время, ребята, - криво усмехнулся гриффиндорец и вжал палочку из остролиста в сонную артерию Джорджа.

- Когда ты успел?! - спохватился Фред, но Поттер его перебил.

- Не делай глупости, Фред, иначе Джордж пострадает. Вы пришли ко мне, потому что не хотели меня обманывать, что ж, я тоже не хочу.

- Поосторожней, Гарри, ты можешь меня поранить…

- Именно это я и сделаю, братец Джордж, если вы двое не дадите мне Непреложный Обет.

- Хорошо, хорошо, - затараторил парень. - Я, Джордж Ролен Уизли, клянусь своей магией…, - он вопросительно вздернул бровь.

- Не разглашать тайны Гарри Джеймса Поттера каким бы то ни было существующим и известным мне способом. А также клянусь сохранить свое личное мнение и сделанные мной выводы о Гарри Джеймсе Поттере при себе, не выдавая их, как добровольно, так и насильно.

Близнецы разом побледнели, но послушно повторили слова обета за черноволосым мальчиком.

Взмокший Джордж привалился к пыльной стене чулана и вытер выступивший на лбу холодный пот. Он сильно струхнул. Ему казалось, что Гарри Поттер раздавит его своей магией и глазом не моргнет.

- Какого ты это сделал? - взвился Фред, выхватывая палочку.

- Успокойся, Фред, я лишь не желал вас обманывать, вот и все, - спокойно произнес Гарри. - Вот такой я на самом деле и то, что творится за моей спиной, вполне мне известно. Просто мне нужно было подстраховаться, не хочу пока раскрывать карты, иначе я не соберу свой флеш-роял. На кону слишком крупные ставки, ребята, я не могу быть доверчивым, я ведь все же не идиот.

- И какие выводы мы должны из этого сделать?

- Подумаете об этом потом. Джорджу стоит отдохнуть, я слишком сильно подавил его магию. Сейчас он находится в шоковом состоянии, и, пожалуй, только любимый братик в теплой постельке сможет ему помочь.

- Откуда ты знаешь?

Поттер весело рассмеялся.

- Да это просто! У вас обоих синдром Нарцисса. Так что инцест тут единственный выход из ситуации. Ладно, мне пора, боюсь, меня будут искать.

Он стряхнул с плеча жирного паука и застыл.

- О, совсем забыл! -мальчик хлопнул себя по лбу. - Я предоставлю вам начальный капитал на ваше детище.

Произнеся это, он покинул тесный чулан и поспешил в Гриффиндорскую башню. Глаза страшно слипались, хотелось рухнуть на кровать и заснуть на пару денечков. Нет, нужно еще написать Смиту и скоординировать их действия на лето, планировать что-либо все равно было бесполезной затеей, не с его везучестью.

* * *

Гарри занял купе в самом конце поезда, подальше от назойливых гриффиндорцев и благодушных пуффендуйцев. Рона он так и не видел, тот словно испарился. Да, собственно, какое ему до этого сопляка дело? Подумаешь, пожалел разок.

Уютно развалившись на сидении и закинув руки за голову, он наблюдал через окно, как в небе проплывают облака. Тишь да благодать.

Двери купе тихо разъехались в стороны, и белобрысая личность нарушила его уединение. Поттер медленно повернул голову к вошедшему и растянул губы в соблазнительной улыбке.

- Драко. А я все думал, когда же ты решишь меня навестить.

Слизеринец лишь фыркнул и с королевским достоинством занял противоположное сиденье.

- Не рассчитывай, что я пришел сюда ради тебя, очкарик, - лениво протянул блондин.

- Да ну?

- Ну да! - вспылил Малфой.

Успокоившись, он отвернулся к окну, рассматривая проплывающий мимо пейзаж, и, как бы между прочим, спросил:

- Ты ведь это специально сделал?

- Что ты имеешь в виду? - Гарри сел ровно, полностью переключая свое внимание на собеседника.

- Позволил Снейпу снять с себя баллы, простофиля!

- А, вот ты о чем! - Поттер довольно улыбнулся и взлохматил волосы. - Я хотел досадить директору и сделать тебе приятное. Ты ведь хотел, чтобы твой факультет победил.

- Разумеется, но мы и без тебя справились бы. Если бы не этот магглолюбец, Кубок был бы нашим несколько лет подряд. И даже не смей спорить со мной!

- И не собирался! - вскинул тот руки. - Я думаю, ты прав, Драко, гриффы не особо усердные.

- А как же твоя подружка грязнокровка? - мурлыкнул блондин, выводя пальцем узоры на белой столешнице.

Поттер напрягся от упоминания о ней, но, глубоко вздохнув, заставил себя расслабиться.

- Это давно в прошлом.

- Вот как?

- Что за хитрое выражение лица? Ты что, ревновал меня к ней? - подколол его гриффиндорец.

- О, Мерлин, какой ты болван! Ну, мне пора. Не хочу, чтобы меня кто-нибудь увидел в таком обществе, - помахал ручкой Малфой.

- Драко, - Гарри схватил изящную ладошку и заглянул парню в глаза, - побудь со мной еще немного.

- Что это с тобой? Ведешь себя, как идиот! - возмутился слизеринец, но покорно уселся рядом с другим мальчиком.

Щеки блондина залил слабый румянец и он попытался скрыть свое смущение за язвительностью.

- Ты шрамоголовый идиот! Если кто-нибудь из моей семьи узнает, что я провожу время в твоей компании, то мне конец! Мой дед, наверное, в гробу переворачивается!

- Ну-ну, - хихикнул герой и притянул к себе парня.

Гарри заправил Драко светлые пряди за уши и поцеловал в пунцовую щеку.

- Не знаю, что со мной, - произнес черноволосый парень, прижимая Малфоя как можно ближе к себе. - Мне хочется тебя баловать и потакать твоим прихотям. Кажется, мне нужно обратиться в Святого Мунго.

- Болван, ты всего лишь человек! Конечно, ты не смог устоять перед очарованием Малфоев!

- Нет, Малфои тут ни при чем, - уверенно ответил Гарри, целуя блондина в лоб, - это все очарование Драко.

Слизеринец что-то неразборчиво забурчал и уткнулся вздернутым носиком в грудь парня, вдыхая цитрусовый аромат с нотками сандала и корицы.

- Ты даже стал пользоваться парфюмом. Я в шоке, Поттер!

- Злюка, - усмехнулся тот, перебирая платиновые пряди волос и ощущая легкий ненавязчивый запах бергамота и жасмина. Запах Драко.

- Я хочу получать от тебя письмо, как минимум каждую неделю. Если твой отец позволит себе плохо с тобой обращаться, я должен об этом знать, ясно?

- Пфф, размечтался, Поттер. С чего это ты взял, что я буду тебе писать? - рассмеялся блондин.

Гарри резко дернул смеющегося мальчика на себя и запечатал его кривящиеся губы страстным поцелуем. Тот тихо охнул и теснее прижался к нему, почти наваливаясь всем телом. Руки героя проникли под мантию Драко и остановились на упругих ягодицах, массируя их. Малфой слабо застонал, выгибаясь всем телом. Его руки обвились вокруг шеи гриффиндорца, пальцы перебирали волосы на затылке. Поттер оторвался от манящих губ и нежно промурлыкал в покрасневшее ушко.

- Потому, что ты мой, Драко. Мой маленький породистый котенок, о котором я обязан заботиться, холить и лелеять.

- Придурок, - парень укусил партнера за шею, рядом с бешено бьющимся пульсом. - Так и быть, одно письмо в месяц я смогу отправить.

- В неделю, Драко!

Гарри подхватил любовника и усадил к себе на колени, пальцы ловко расправились с молнией брюк и нежно погладили восставшую плоть. Малфой нетерпеливо толкнулся ему в руку, уткнувшись лицом в шею и покрывая кожу страстными поцелуями.

Поглаживая налившийся кровью член партнера дразнящими легкими прикосновениями через шелковую ткань, Гарри довольно улыбался. Драко был таким отзывчивым, чувственным и открытым, что у него просто срывало крышу. Хотелось дразнить его, пока тот не взмолится и сам не накинется на него, направляя его член в свою тесную дырочку. Ммм.

Поттер забрался под резинку боксеров и сжал пульсирующий член, затем резко провел по нему, слушая, как Драко захлебывается собственными стонами. Большой палец нежно гладил шелковую головку, размазывая выступившую смазку, давя на маленькую щелочку. Вторая рука мяла ягодицы, с силой сжимая их.

Малфой словно обезумел: он яростно толкался в руку партнера, жадно целуя его и до боли сжимая плечи. Вот уже и тонкие пальцы добрались до джинсов героя, поглаживая выпирающий бугор сквозь грубую материю. Драко расстегнул молнию и неловко сжал его орган, но с каждым мгновением ласки становились все увереннее, и вскоре оба стонали уже в голос. Первым кончил блондин, протяжно застонав и выгнувшись дугой, он забрызгал горячей спермой гаррину руку. Поттер отстал от партнера всего на мгновение, погружаясь в сладостную негу, обнимая одной рукой подрагивающего Малфоя.

- А что это вы тут делаете? - две наглые рыжие физиономии появились в дверном проеме.

Гарри вскинул руку, вышвыривая близнецов из купе. Двери захлопнулись и более не открывались.

- Поттер! - зарычал Драко, глаза его метали молнии.

- Я наложу на них Обливейт, Дракоооо! - успел выкрикнуть герой, прежде чем Малфой вцепился в его шею.

«Тот, кто говорил, что Драко Малфой дистрофичное анориксичное создание - покойник», - думал Гарри, ощущая на себе всю силу мускулов слизеринского ловца.

Глава 19

Гарри Поттер был хмур и подавлен: партнер одарил его знатным проклятием и смачной пощечиной. Да, он в курсе, что с Малфоями так не обращаются. Да, Малфои достойны самого лучшего. Да, Гарри - осел, раз забыл наложить Запирающее заклятие на дверь купе. Но зачем же проклинать его болезненной сыпью в паховой области?

Благо, за оставшиеся пару минут до прибытия на платформу, он успел добежать до туалета. Даже эти минуты показались Поттеру вечностью: ужасный зуд чуть было не доконал его до смерти. Как же он рад, что знаком с кучей целебный и полевых медицинских заклинаний!

Волоча за собой громоздкий чемодан и клетку с недовольно ухающей Буклей, парень уткнулся носом в чей-то пахнущий ненавязчивым одеколоном пиджак.

- Ну? - злобно протянул Гарри, поднимая глаза.

Молодой мужчина, ну, точь-в-точь какой-нибудь офисный клерк, нервно сглотнул и поправил идеально завязанный галстук.

- Мистер Поттер, министр Фадж ожидает Вас по ту сторону барьера. Он отправил меня, что бы я мог сопроводить Вас без каких-либо задержек прямиком к нему.

- Министр? - изогнул бровь Поттер и сосредоточенно кивнул. - Тогда идемте. Кстати, не могли бы Вы представиться?

- Тод Баркер, мистер Поттер.

- Понеси мой чемодан, а, Тод, - состроил мордочку парень и вручил поклажу хлопающему глазами клерку.

Оказавшись по ту сторону волшебной платформы, Гарри тут же увидел Дурслей, хотя разве можно не заметить это семейство африканских слонов? Тетушка обрядилась в свое лучшее платье, дядя засунут в твидовый костюм, пуговицы которого еле удерживают выпирающий наружу живот, Дадли с идеальной прической а-ля меня облизала корова и в мышиного цвета костюме, подслеповато щурит глазки. Странно, что это с ним?

Лучезарно улыбаясь и отчаянно махая руками, парень подскочил к не на шутку встревожившимся родственникам.

- Дядя! Тетя! Как я рад вас видеть! Дадличек, мой драгоценный братик-симпампушечка!

Бедный Дадли ойкнул, покрепче ухватился за мясистый зад и спрятался за бледной, как поганка, Петуньей.

- Ты что вытворяешь, уродец?! - моржовые усы дяди Вернона грозно затрепетали.

- Мистер Поттер, это и есть ваши родственники-магглы? - вежливо поинтересовался Баркер, поправляя сползающие с носа очки.

Дядя сдулся и замялся перед таким нормальным волшебником.

- Дядя, не могли бы Вы забрать мои вещи домой, а я сам приеду немного позже.

- Ты, гаден…

- Вернон! - зычный командный голос раздался с заднего сидения машины.

Гарри только сейчас заметил, что задняя дверь была слегка приоткрыта. В тот же миг она резко распахнулась, и добротного вида узловатая клюка опустилась на лакированный ботинок дядюшки. Дурсль задушено взвыл и отскочил в сторону.

С заднего сидения, тяжко отдуваясь, вылезла тетушка Мардж, вслед за своей хозяйкой выпрыгнул Злыдень и тут же кинулся облизывать Гарри руки.

Тетя Петунья робко заглянула в салон и покачнулась, но вовремя ухватилась за крышу машины. Парень бросил туда мимолетный взгляд и его губы против воли дрогнули в улыбке. Кожаная обивка разодрана в клочья и обслюнявлена, милые мягкие игрушки, которыми вечно набивала машину тетя Петунья, безжалостно изгрызены и обезглавлены.

- А вот и мой любимый Гарри, - потрепала Поттера по щеке тетушка Мардж.

- Ну, Мардж! - подал голос Вернон, за что схлопотал клюкой по коленной чашечке.

- Конечно же, мы заберем твои вещи, дорогой, а сам, смотри, не задерживайся. Петунья испечет для тебя что-нибудь вкусненькое, так ведь, Петти?

Миссис Дурсль, еще не отошедшая от шока, слабо кивнула.

- Замечательно, раз все уладилось, то мы можем идти. Не так ли, мистер Поттер? - с ноткой отчаяния проговорил молодой волшебник, украдкой поглядывая на часы.

- Пожалуй, можем, - благосклонно кивнул парень и последовал за клерком, как решил называть его про себя.

Аккуратная черная иномарка с тонированными стеклами ждала их в ближайшем от Кингс-Кросс переулке. Тод Баркер забежал вперед Гарри и открыл перед ним дверь на заднее пассажирское сидение.

Поттер бегло оглядел грязную подворотню и уверенно сел в машину, дверь за ним мягко закрыли. Изнутри автомобиль был гораздо больше, так что в нем могло свободно расположиться человек десять. Кожаная обивка, деревянные лакированные панели, перегородка между водителем и пассажиром, мини-бар - все, как в маггловских фильмах про гангстеров. С противоположного сиденья Гарри улыбался министр Магии, Корнелиус Фадж. Свой полосатый костюм бутылочного цвета он сменил на элегантную серую тройку, только из нагрудного кармана торчало пушистое орлиное перо, рядом с волшебником на сиденье лежала шляпа-котелок. И почему он всюду таскается в ней?

- Рад видеть тебя вновь, Гарри, - протянул руку маг. - Я вижу, тебя заинтересовал мой головной убор?

- Признаюсь, мне немного любопытно, господин министр.

- Фу-фу, Корнелиус, Гарри, зови меня Корнелиус, - добродушно улыбнулся волшебник и постучал по стеклу, отделяющему их от водителя.

Машина тут же плавно тронулась с места и, покинув переулок, заскользила по лондонским улочкам.

- Корнелиус, - кивнул Гарри, как послушный мальчик.

- Так вот, Гарри, эта шляпа принадлежит не лично мне. Это, так сказать, достояние нашей семьи, небольшой талисманчик. Мой прапрадед Айбл Фадж был политиком, он чувствовал себя в этой сфере, как рыба в воде. К тому же, он был Мастером Чар и Рун, кстати, об этом факте почти никто не знает, - хитро подмигнул министр и легким движением руки перевернул шляпу-котелок, показывая ее изнаночную сторону. Внутри на ткани была вышита руническая вязь.

- Гарри, что ты знаешь о легендарной диадеме Леди Когтевран, одной из Великой Четверки?

- По легенде диадема прибавляла ума, не хотите ли Вы сказать… Но это мошенничество, сэр, разве нет? - усмехнулся гриффиндорец.

- Все не так страшно. Мой предок был талантлив, но никогда не смог бы создать такой мощный артефакт. Эта шляпа наделена умением сосредоточить мысли своего носителя на главном, уловить самую суть происходящего, избавить от невнимательности и рассеянности. К сожалению, прошло уже слишком много времени, и магия в ней почти выдохлась.

Корнелиус Фадж бережно положил головной убор себе на колени и перевел взгляд на Поттера.

- Как твои дела, Гарри? Директор на тебя не сильно давит? Я навел справки, и был просто в ужасе от самоуправства этого волшебника, - гневно высказал министр и с жалостью заглянул ему в глаза. - Сколько же испытаний тебе пришлось пережить, как жаль, что я об этом не знал.

Да я вас умоляю!

Гарри едва удалось удержаться от того, чтобы закатить глаза.

Незнание не освобождает от ответственности. Не знал он, видите ли, что Главный Герой Англии прозябает у своих магглов-родственников в холоде и голоде, и что? Слабо было отправить хоть какого-нибудь министерского служащего с проверкой? Не переломились бы. А то, что ты нос боялся сунуть в дела Дамблдора и жуть как трусишь перед ним, не делает тебе чести. Корнелиус Фадж, ты бесхребетный слюнтяй, так что не смей жалеть меня!

Но вместо всего это парень лишь скромно улыбнулся и подарил признательный взгляд министру.

- Спасибо, что спросили, сэр, и спасибо, что так беспокоитесь за меня. Профессор Дамблдор не давит на меня, но как бы подталкивает к определенным действиям, такое ощущение, что он распланировал всю мою жизнь наперед, - тяжко вздохнул Гарри. - Я не хочу жаловаться, сэр, но всегда ощущать на себе чей-то ненавязчивый контроль очень неприятно. К тому же я в начале года был в такой растерянности. Почему меня заставили участвовать в Турнире Трех Волшебников, если я не бросал своего имени в Кубок Огня и еще даже не совершеннолетний, и к тому же не имею ни малейшего желания быть участником? Я думал, что Министерство вмешается, сэр, - подковырнул его Поттер, все так же невинно хлопая глазками.

Фадж задушено крякнул и потер шею.

- Понимаешь, Гарри, Министерство не вмешивается в дела Хогвартса.

Да неужели?

Гарри ожидал услышать что-то еще, но на этом красноречие министра закончилось. Блестящий лидер и политик!

- Гарри, скажи мне честно, ты доволен директором Дамблдором, как своим опекуном?

- Кхм, это нелегкий вопрос, сэр. Я уважаю профессора Дамблдора, как великого волшебника, но он совершенно не годится на роль не только моего, но и чьего-либо опекуна, - тихо сказал гриффиндорец. - Человек, на которого возложены такие полномочия, не сможет уделить достаточно внимания чему-либо или кому-либо другому.

Министр кивнул и нервно улыбнулся, рассеяно поглаживая пальцами по полям шляпы.

- Что ж, Гарри, ты, сам того не зная, ответил на мой следующий вопрос. Я хотел тебе предложить сменить опекуна. С Дамблдора на меня.

Поттер виновато улыбнулся.

Как же ему надоело, что все считают его малолетним идиотом!

- В доме твоих родственников не самая хорошая для тебя обстановка, но, к сожалению, больше я ничего не могу поделать. Зато новый Закон вполне может тебя защитить, Гарри, так что ни о чем не беспокойся, и, если тебе понадобиться помощь взрослого, присылай ко мне сову, не стесняйся, - Фадж наклонился к нему и по-отечески потрепал по голове.

- Спасибо, сэр. Этот Закон многим поможет, вот только я не совсем понимаю, что будет с такими, как Малфой? Он не слишком обрадовался этому.

- Младший Малфой не должен волноваться, Гарри, - маг разговаривал с ним, как с несмышленышем. - Ты знаешь, что на их поместье, как и на имения других благородных чистокровных магов, наложена специальная защита, сквозь которую даже наше заклинание не прорвется. Скажу тебе по секрету, малыш, этот Закон нацелен на таких, как ты - полукровок и магглорожденных, - подмигнул Фадж.

- О! - Поттера всего передернуло от такого обращения к нему. - Невероятная задумка.

- Да, это я все придумал.

- Блестяще, - растянул губы в улыбке Гарри.

Чертов глупец! Хвастаешься тем, что Дамблдор вертит тобой, как хочет, а ты этого даже не замечаешь.

Поттер отвернулся и посмотрел в окно. Лондон, гудел, как человеческий улей. Цветные пятна одежды, машин, реклам мелькали перед глазами. Слишком шумно, пестро, всего слишком много.

Он прикрыл глаза и коснулся лбом холодного затемненного стекла.

- Тебе плохо, Гарри?

- Просто немного устал.

Навязчив, слишком навязчив.

Открыв глаза, парень взглянул на серое небо, ощущая, что давящее чувство понемногу тает.

- Будет дождь, сэр, и я бы хотел еще кое о чем Вас попросить, - Гарри прямо взглянул на министра.

- Конечно!

- Не могли бы Вы отвезти меня в больницу Святого Мунго, хочу кое-кого навестить.

- Не мисс Грейнджер ли?

Поттер не ответил, но министру показалось, будто его прошил электрический разряд. Эти глаза цвета Смертельного проклятия на миг поглотили его душу и почти сломали волю. Маг дрожащей рукой вытер выступивший на лбу пот и попытался улыбнуться.

- Конечно, Гарри, мы навестим твою подругу, - волшебник постучал по отделяющему их от водителя стеклу, и оно немедленно опустилось.

- К Святому Мунго.

* * *

Когда тебя сопровождает сам министр Магии, очереди перед тобой рассасываются сами собой, а люди спешат исчезнуть в неизвестном направлении. Колдомедики заискивают, а сам Главный лекарь пытается проводить тебя до палаты.

Святой Мунго ничуть не изменился. Он был точно такой, как Гарри его и запомнил, когда на пятом году обучения в Хогвартсе вместе с семьей Уизли навещал Артура. Интересно, он увидит Локонса? Это было бы забавно.

У палаты Гермионы дежурили двое авроров, которые вежливо раскланялись и пропустили их внутрь. Мистер и миссис Грейнджер сидели на стульях около дочери. При звуке открываемой двери они оба вздрогнули и обернулись.

- Гарри!!!

Гермиона Грейнджер дернулась в постели, готовая вскочить на ноги, но ее придержала мать.

- Здравствуй, Мио.

Гарри быстро оглядел «подругу». На щеках играет здоровый румянец, глаза блестят, выглядит полностью здоровой.

- А где Рон? Представляешь, Гарри, они не хотят меня отсюда выпускать и несут какую-то чушь про Турнир Трех Волшебников и стресс. Ой, Гарри, а почему ты так изменился? Ты что, выпил Зелье Роста? - затараторила эта трещотка.

- Мио, сколько тебе лет? - парень старался говорить тихим и ровным голосом, хотя все внутри у него клокотало от гнева.

- Что за вопросы, Гарри? Мне одиннадцать, как и тебе!

Миссис Грейнджер громко всхлипнула и закрыла лицо руками.

- Извините, сэр, Вы не могли бы оставить нас одних? - обратился он к Фаджу.

- А, да, конечно, - пробормотал маг и поспешно скрылся за дверью.

Гарри был уверен, что тот поспешил наложить на себя Очищающее заклинание, уж слишком брезгливый у него был вид.

Парень достал волшебную палочку и наложил на палату Полог Тишины.

- Как Вы понимаете, я - Гарри Поттер, учусь вместе с вашей дочерью в Хогвартсе на факультете Гриффиндор.

- Да, Гермиона нам столько о тебе рассказывала. Я - Джон, а это моя жена Анна, - улыбнулся мужчина. - Приятно с тобой поближе познакомиться, в прошлый раз нам это не удалось.

- Папа, о чем ты? Ты же ни разу не видел Гарри!

- Успокойся, детка, папа знает, о чем говорит, - сквозь слезы проговорила Анна. - Может быть, ты, Гарри, объяснишь нам, что произошло с моей девочкой?!

На лицо Поттера словно набежала тень, он мрачно улыбнулся.

- Просто Мио переоценила свои возможности. Она забыла, что всегда кто-то есть умнее ее, а когда она это узнала, то струсила. Все, что произошло с вашей дочерью, случилось по ее собственной вине.

- Гарри?! - Гермиона выглядела растерянной и рассерженной одновременно. - Что ты такое говоришь?!

- Правду, дорогая. Увы, тебе не одиннадцать, а четырнадцать. Ты наложила на себя мощное проклятие, стерев из памяти три года своей жизни.

- Я ничего не понимаю… Зачем?!

- Потому что ты сломалась, - жестко проговорил Поттер и отвернулся от плачущей девочки. - Забирайте дочь из больницы, покиньте волшебный мир и уезжайте из страны, так скоро, как только сможете. Магический мир не принес никому из нас ничего хорошего. Он нам чужд, и он совсем не воплощенная в реальность сказка. Этот мир проглотит вашу дочь или же она станет той, кем не захотела, в обмен заплатив своей памятью. Уезжайте, никто не вправе вам помешать.

- Гарри…

- Прощай, Мио, я очень надеюсь, что ты будешь держаться от Волшебного мира подальше. Запомни мои слова и береги себя, - он подошел к девочке и поцеловал ее в лоб. - Прощай навсегда.

Гарри Поттер вскинул вверх руку и покинул больничную палату.

Прочь из больницы, прочь из волшебного мира. Прочь, прочь!

Министр ожидал его в фойе на первом этаже.

- Ты что-то слишком бледен, Гарри. Тебе нездоровится?

- Все нормально. Просто хотел бы немного пройтись. Я доберусь до Дурслей на «Ночном Рыцаре», так что не переживайте.

Фадж пожевал губу и серьезно кивнул.

- Баркер проводит тебя. Я надеюсь, что мы еще увидимся. Буду рад видеть тебя в Министерстве. Слышал, ты хочешь стать аврором, я могу познакомить тебя с очень интересными людьми.

- Спасибо, Корнелиус, но я уже передумал.

- Да? - растерялся мужчина, но тут, же принял добродушный вид. - И кем же ты хочешь стать?

- Ветеринаром. Буду усыплять бешеных собак, - холодно улыбнулся парень и оставил министра одного, бледного и растерянного.

Неизвестно, сколько он бродил по шумному Лондону, но когда парень решил, что стоит возвращаться к Дурслям, фонари уже освещали улицы.

Резко выбросив волшебную палочку вверх, Гарри успел вовремя отскочить назад, когда «Ночной Рыцарь», визжа тормозами, остановился прямо перед ним.

- Добро пожаловать! Вас приветствует «Ночной рыцарь»! Я - Стэн Шанпайк!

Стэн был все таким же небритым, неухоженным и с проблемной кожей. Что ж, стабильность это ведь хорошо, не так ли?

Прежде чем зайти в автобус, Поттер повернулся назад и громко прокричал в темноту переулка:

- Эй, Баркер, я еду домой, так что можешь прекращать играть в шпиона!

Воздух под фонарем задрожал, и клерк Тод Баркер избавился от наложенного на себя Дезиллюминационного заклинания.

- Пока, - махнул рукой Гарри и вошел в автобус, подгоняемый нетерпеливым Стэном.

В доме номер 4 на Тисовой улице горел свет. Неужели ждут его возвращения? Он прошел на кухню, шаркая ногами, да так и замер в дверном проеме.

Вся семейка была за столом, включая тетушку Мардж, которая попивала красное вино и бросала кусочки индейки Злыдню.

- Немедленно вымой руки и только тогда ты сможешь сесть за стол, мальчишка, - поджала губы тетя Петунья.

Дядя Вернон даже не посмотрел в его сторону, а уныло гонял горошек по тарелке. Да здравствует диета Дадли! К слову, о кузене. Гарри прислонился к косяку и затрясся от смеха. Он этого просто не выдержит, уф, как болят бедные ребра! Парень согнулся пополам от смеха, размазывая слезы по щекам. Тетка что-то зашипела, как разгневанная гусыня, но ему было плевать.

Дадли сидел за столом с тарелкой нагруженной овощами и маленькой отварной грудкой. На нем был спортивный костюм, который обтягивал весь его лишний детский жирок. Волосы зачесаны назад, а на носу красовались стильные очки в черной оправе с огромными выпуклыми линзами, за которыми глазки Дадли стали совсем поросячьими. Видимо, видеоигры и компьютер взяли свое.

- Фух, я дома, дорогие родственнички, - холодно проговорил Гарри, с удовольствием видя, как вздрогнула эта семейка. Тетушка Мардж отсалютовала ему бокалом и указала на свободное место рядом с собой.

Что ж, это будет веселенькое лето. Я вам это просто обещаю. Гы.

20 глава

Выпуская вверх кольца сигаретного дыма и разглядывая чистое звездное небо, Гарри чувствовал себя умиротворенным и почти счастливым. Он сидел на прогретой за день земле в пустынном парке на улице Магнолий, выкуривая уже вторую сигарету и лениво считая звезды.

- Тебе что, заняться больше нечем, сопляк? - пробасила тетушка Мардж, опираясь о ствол дерева.

- Бррр, Смит, нельзя так подкрадываться. Ты же видел, я почти достиг нирваны. Я вот все размышлял, что это у тебя за страсть такая к женским тряпкам, м? Попахивает извращением.

Смачный подзатыльник был ему ответом.

- Бестолочь, - невыразимец уселся рядом на траву, поправляя платье.

- Ты не мог бы скинуть эту личину? А то меня аж в дрожь бросает от отвращения.

- Конспирация, сынок! Не забывай, что ты - Гарри-драклов-Поттер и за тобой постоянно ведется слежка.

- Как уж тут забудешь, - скривился Поттер. - Но в маленьких радостях я не намерен себе отказывать.

- Да, я порядочно потрудился, прежде чем тебя отыскал. Мастерская Завеса для отвода глаз, но красоваться не стоило. Мои ребята и так попотели, чтобы скинуть с тебя большую часть следящих чар, так что не испытывай их терпение.

- Ха, больше не буду, хотя беспалочковую почти невозможно засечь, - хмыкнул парень, затягиваясь.

- Все равно не стоит испытывать судьбу, пацан.

- Знаешь, Смитти, а вот там, прямо на той детской площадке, - Гарри махнул в сторону весело раскрашенных качелей и каруселей, - на нас с кузеном напали дементоры.

- Хватит заливать, Поттер, - грубо оборвал его мужчина. - Ты что к ночи несешь, мальчишка?!

- Ничего-то ты не знаешь, - горько ухмыльнулся тот. - Я ведь тебе рассказывал, какой у меня был тогда пятый курс. Я не приукрашивал, а даже слегка недоговаривал.

- Мордредовы дети! - сплюнул Смит. - Мерзкая эта дрянь, фуф, терпеть ее еще раньше не мог!

- Да, я никогда этого не забуду, - проговорил парень и сжал кулак так, что проявились шрамы, сложившиеся во фразу: «Я не должен лгать». - Забавная штука, все мои шрамы и ранения из того времени остались со мной, словно в назидание, чтобы я всегда помнил…

Смит тяжко выдохнул и отобрал у него пачку сигарет. Закурив, он с видимым удовольствием затянулся и потрепал героя по голове.

- Славный ты паренек, Поттер. Славный.

- Плохо же ты меня знаешь, Смитти.

- Закрой рот, сопляк, и прекрати меня так называть или поближе познакомишься с моей тростью.

- Мерлин упаси, я не настолько безрассуден, - повертел пальцем у виска Гарри. - Кстати, Смит, а тебя не хватятся?

Волшебник посмотрел на него как на душевнобольного.

- Я сам себе начальник, парень. Пусть кто-нибудь только попробует что-то вякнуть, скормлю их потроха фестралам. К тому же меня прикрывают мои боевые товарищи, я бы доверил им свою жизнь.

- Что, такие же чокнутые, как ты? Грозный Глаз не в вашей шайке-лейке? - полюбопытствовал Поттер, до сих пор ему не предоставлялся случай задать этот вопрос.

- Раньше я этого мага уважал, знаешь, парень, он столько Пожирателей переловил, вон, Азкабан тебе в пример, но когда тебе пудрят мозги лекциями о всеобщем благе из уст Дамблодора, да к тому же ты теряешь ногу, нос и пару лоскутов кожи, крыша-то и съезжает. От былого блестящего аврора не осталось и следа, сидит у себя в доме и всюду видит врагов. Я, конечно, тоже параноик, но превращаться в отшельника-психа не намерен.

- А как же «постоянная бдительность»?! - прокричал Гарри, посмеиваясь.

- Ну, что за паршивец! - щелкнул его по носу мужчина.

Поттер легко расхохотался и упал на траву. Небо было таким красивым, воздух таким чистым, а он сам таким свободным! В груди все скрутило, а глаза подозрительно заблестели. Вот девчонка!

- Эгей, ты чего загрустил, парень? Хорошо же.

- Да, ты прав, Смит. Очень хорошо.

- А ты, Поттер, оказывается, мозговитый. Такую идейку подкинул! С этой толстухой было проще простого разобраться.

- Пффф, тетушка Мардж кроме своих собак да бренди в упор ничего не замечает, разве что меня, когда обычно гостит на Тисовой. Я ее любимый мальчик для битья. Был, - оскалился тот.

- Кровожаден ты, парень, но это твои дела. Я эту моржиху после нашей встречи хорошенько приложил Обливиэйтом. Так что теперь она про своего братца и думать забыла, живет с этим полковником, у которого вечно своих кобелей оставляла.

- Ну и Мерлин с ней, хотя, я не прочь буду к ней наведаться, когда все устаканится и мы со всем закончим.

- Надо уметь прощать, парень.

- Ой, только не надо мне тут заливать о всепрощении, Смитти, и пробивать меня на слезу, все равно не получится. Пора тебе понять, я терпеть не могу магглов, - сквозь стиснутые зубы, прошипел Гарри, - но это не мешает мне быть объективным.

- Хорошо, это твое дело, Поттер. Не мне тебя лечить, - мужчина поднялся, показывая, что он умывает руки. - Не засиживайся надолго, кажется, у Дурсля еще оставался коньяк.

- Хорошо, мамочка-Смитти.

Парень ловко увернулся от деревянной трости, она задела дерево и кора в том месте обуглилась.

Тетушка Мардж погрозила ему клюкой и поковыляла по улице Магнолий в сторону Тисовой.

- Дела, - выдохнул Поттер, вновь усаживаясь на землю.

Дикий кошачий визг заставил его вздрогнуть, но парень тут же себя успокоил и просто поднялся на ноги. Две кошки миссис Фигг, очередные Мистер Лапка и Снежинка, гнались за абсолютно черным бродячим котом. Кот явно что-то утащил и теперь петлял по детской площадке, несясь прямо к парку, чтобы вскарабкаться на дерево. Животное бросилось в сторону Поттера и едва не налетело на него, угрожающе шипя. Не выпуская добычу изо рта, черныш уставился на парня огромными желтыми глазами. Вид у кота был самый дичайший и грозный: иссиня-черная шерсть стояла дыбом, длинный подранный хвост нервно подрагивал. Прищуренные от злобы глаза впивались в человека, словно он представлял собой весь враждебный котам людской род. Левое ухо было разодрано в лохмотья, а правый глаз пересекал старый, давно заживший шрам.

Мистер Лапка, остервенело шипя, бросился на замершего врага, за что и схлопотал лапой по белой мордочке.

Гарри наклонил голову набок, и глуповатая улыбка появилась на его лице.

- Какая прелесть, - пропел парень и двинулся к настороженному коту. - Кис-кис.

Желтые глаза забегали в поисках спасения, но Поттер, вытянувшись стрункой, с присущей квидиччному ловцу грацией прыгнул прямо на паникующее животное.

- Поймал! - он аккуратно сжал руками худое тельце зверя и поморщился, когда острые когти располосовали кожу. - Нет, так просто ты от меня не отделаешься.

Черныш даже выплюнул украденную куриную ножку и зафыркал, извиваясь всем телом в Поттеровском захвате, безуспешно пытаясь вырваться на волю.

- Ты будешь просто самым глупым животным, если откажешься от меня, как от своего хозяина, будешь не умнее собаки, - увещевал его Поттер.

Животное замерло и с возмущением уставилось на него. Прикинув что-то для себя, кот с тихим мявом расслабился и обмяк, сдаваясь на долю победителя.

- Вот так-то лучше. Пойдем, Инферно.

Новонареченный Инферно завозился и запустил когти в старую футболку, что раньше принадлежала кузену Гарри.

- Оу, больно, животное!

Кот мстительно зафыркал. Да, питомец был подстать хозяину.

* * *

- Что это такое?! - заверещала тетя Петунья, переходя на ультразвук, тыча костлявым пальцем в грозно шипящего Инферно.

Злыдень злобно рычал из-за дивана, уже успев схлопотать от Гарриного питомца по носу.

- Этой мерзости не бывать в моем доме!

- Ты говоришь об этом драном коте или своем племяннике, Петти? - глумливо уточнил дядя Вернон.

Парень лишь закатил глаза. И ни разу не смешно.

- Пусть у Гарри останется этот котик, - высказалась тетушка Мардж, не отрываясь от экрана, где показывали очередное юмористическое шоу. - Все равно он не объест никого из вас. Ему это просто не под силу.

Петунья Дурсль брезгливо поджала губы, но возражать не стала. Она лишь резко наклонилась к своему мужу и почти прошипела ему в лицо:

- Разберись со своей сестрой, Вернон, похоже, она совсем спятила со своими кобелями!

- Подкаблучник, - кашлянул Поттер.

- Ты что-то сказал, паршивец? - взревел, как раненый носорог, Дурсль. - Ах ты, дрянь! - замахнулся мужчина, но был остановлен своей сестрой.

- Вернон! Успокойся! Лучше выпей со мной бренди, - увела его к телевизору тетушка Мардж.

- Не знаю, что ты с ними сделал, но ты за это ответишь, негодник. Видит Бог, я не лгу, - злобно зашипела Гарри в ухо его тетка.

- Я бы на Вашем месте не угрожал тому человеку, в чьих силах разрушить Вам семью и всю жизнь, - холодно улыбнулся племянник. - Я могу сровнять с землей Ваше семейное гнездышко, а если услышу что-нибудь еще в этом духе, то возьмусь за Вашего Дадлика, тетушка. Поверьте, у меня очень богатая фантазия и я найду, что сделать с Вашим слоноподобным сыночком.

Петунья отшатнулась, в ее глазах застыл ужас, словно сам дьявол сошел на землю и явился по ее душу. Она резко развернулась, скользнув взглядом по сыну и мужу, и стремительно покинула кухню.

Дадли оторвал свой взор от экрана и подслеповато сощурил глаза, уставившись на кузена.

- Это еще что? - он указал мясистым пальцем на притихшего кота.

- Это кот Гарри, Дадли, - резким голосом ответила ему тетушка Мардж. - Ты что, окончательно ослеп, парень? Ну-ка, брысь от телевизора и не смей включать свой, э… компьютер!

Тот обиженно засопел и больно задел Гарри плечом, когда выходил из кухни.

- Вот так семейка, да, Инферно, - засюсюкал с котом Поттер, направляясь в свою комнату.

Наверху его ожидал небольшой сюрприз, в виде разъяренного кузена.

- Ты это…Ты у меня получишь! - набычился тот.

- Милый мой кузен, расширяй свой словарный запас, не всякий может понять твое пыхтение и обезьянье кривляние, - ухмыльнулся Гарри.

Здоровенный кулак просвистел в паре дюймов от его скулы, хорошо, что у него отменная реакция. Парень легко уклонился от следующего удара и от души пнул кузена промеж ног, чувствуя удовлетворение от возможности отыграться за все годы унижений и издевательств. Дадли заскулил и рухнул на пол, как подкошенный, держась за причинное место.

Поттер присел рядом с ним и подцепил двумя пальцами его жирный подбородок:

- Если в твою тупую голову придет мысль мне отомстить, советую послать ее куда подальше. Предупреждать больше не буду, в следующий раз ты так просто у меня не отделаешься.

Он легко вскочил на ноги и почесал Инферно между ушами.

- Спокойной ночи, крошка Дадли. Приятных тебе снов.

* * *

Гарри ворочался с боку на бок на своей старой узкой кровати. Инферно дремал на подоконнике, совсем недавно успокоившись. Стоило Букле увидеть черного кота, как она словно обезумела: начала хлопать крыльями и истошно вопить. От греха подальше парень выпустил белоснежную сову на ночную охоту. Если быть честным, хотя бы с самим собой, то Букля ему порядком надоела, он уже не питал к ней тех теплых чувств, как раньше, не приходил в детский невинный восторг, стоило ей ласково клюнуть его в мочку. Она его раздражала и иногда он раздумывал, а не подарить ли ее хотя бы тому же Колину Криви. Да, эгоистично, да, жестоко, но его-то Букля умерла тогда в мотоцикле Хагрида, когда они уворачивались от шальных заклятий Пожирателей Смерти. Его Букли уже нет, как, впрочем, и его детской наивности.

В сон Поттер провалился незаметно, словно плавно опустился под воду. Он сам не понял, как очутился в мрачной столовой, с задернутыми бархатными шторами и дрожащими свечами, расставленными по комнате. За огромным прямоугольным столом сидели Пожиратели Смерти. Гарри сразу же признал Люциуса с Нарциссой. А какого Мордреда здесь делает Драко?! Барти Крауч-младший тоже присутствовал, как и Уолден Макнейр, а рядом с ними сидели Торфинн Роули и Яксли. Подальше пристроились Нотт-старший и Эйвери. Во главе стола, в роскошном кресле, восседал сам Лорд Волдеморт.

- И какого боггарта я здесь делаю? - вопросил Поттер, зависнув рядом с Темным Лордом.

Тот медленно, величаво повернул голову и впился в него своим пламенным взором.

- Поттер, - его фамилия с шипением вырвалась из безгубого рта, так что даже гриффиндорца проняло, что уж говорить об остальных.

Драко судорожно втянул воздух, а леди Малфой побледнела еще больше, Гарри догадался, что она сжимает под столом руку сына.

- Значит, мы связаны так крепко… Интересно, - темный маг коснулся своей головы и усмехнулся.

Скажу вам сразу, зрелище это не для слабонервных.

- Мой Лорд, - Барти жадно облизал губы, - Поттер здесь?

Вопрос Крауча повис в воздухе, еще больше накаляя атмосферу. Нотт-старший вжался в кресло, словно желал раствориться в его бархатной обивке.

- Барти, мой преданный соратник, твое любопытство неуместно и тревожит многих, - Темный Лорд с усмешкой обвел рукой стол. - Но за твои заслуги я прощаю тебя и, так и быть, отвечу на твой вопрос. Да, сам Гарри Поттер решил посетить нас. К сожалению, видеть его могу лишь я, ибо мы крепко связаны.

- Как это двусмысленно прозвучало, Том. И сколько пафоса, хотя не могу не признать, что ты умеешь завладеть вниманием аудитории.

- Мальчишка, - сладко протянул тот, и длинный раздвоенный язык показался на свет.

Гарри с трудом сглотнул, но тут же взял себя в руки.

- Раз уж ни для кого здесь не секрет, что мы с тобой партнеры, могу ли я присутствовать на этом собрании?

- Прошу, - весело проговорил Волдеморт, делая широкий жест рукой.

- Нагайна голодна, Хозяин. Не съесть ли ей этого человеческого ребенка?

Скрывающийся в тени фамильяр Лорда заскользил по дорогому персидскому ковру, и заполз на стол, направляясь прямиком к Драко Малфою.

- Пошла прочь от него, - зашипел Гарри.

Пламя свечей по всей комнате колыхнулось, и змея замерла в футе от единственного наследника семьи Малфой. Поттер облетел стол и оказался за спиной блондина. Он увидел, что Драко с силой сжимает под столом волшебную палочку, чтобы в любой момент начать защищаться от огромной змеи.

- Разве ты не слышала меня?! Пошла прочь!

Нагайна обернулась к Хозяину, ожидая указаний.

- Оставь юного наследника Малфоев, моя дорогая Нагайна. Для тебя найдутся какие-нибудь упитанные магглы.

Змея тихонько зашипела и подползла к своему хозяину, начав медленно взбираться ему на плечи.

Драко перевел дух и немного расслабился. Поттер положил ему прозрачную руку на плечо и сжал, прося не терять бдительности. О, да, он был плотным!

Блондин еле заметно повел плечом и беззвучно произнес его имя.

Гарри вновь сжал плечо своего любовника и, не удержавшись, ущипнул его за бок. Тот не шевельнулся, но его щеки слегка заалели.

- Юный Малфой может идти, - прошелестел Лорд.

- Да, милорд, - проговорил Драко и, стараясь со всем достоинством покинуть столовую, вышел из комнаты.

- Как и леди Малфой.

Нарцисса быстро переглянувшись с мужем, царственно покинула комнату.

- Будет проще, если ты сделаешь меня видимым, - предложил Гарри.

- И в самом деле, - усмехнулся Темный Лорд, и чужая магия прошила Поттера насквозь, словно огонь пробежал по венам.

На его плечи мягко опустилась черная мантия, и парень не спеша закутался в нее. Да, он спит в одних пижамных штанах, которые некогда принадлежали его кузену, ну и что? Вот, например, некоторые точно спят в шелковой сорочке и колпаке для сна или с сеточкой на голове, чтобы не испортить прическу.

- Присаживайся, Гарри.

Юноша уселся в предложенное кресло по правую руку от самого Темного Мага Современности и широко ухмыльнулся Пожирателям. Многие были в ступоре, лишь Крауч-младший подмигнул ему, но что возьмешь с фанатиков, их ничем не проймешь.

- Мы кого-то ждем, Том? - поинтересовался Гарри.

- Мальчишка, - сквозь зубы прошипел Люциус.

Поттер не обратил на него никакого внимания, а продолжал вопросительно смотреть на Волдеморта.

Двери резко распахнулись, и парень еле подавил горестный вздох. Эту стремительную походку и развивающуюся мантию он узнает где угодно.

- Северус, друг мой, а мы с юным Гарри уже заждались, - прошипел Темный Лорд. - Круцио!

21 глава

- Круцио!

Красный луч сорвался с конца палочки Темного Лорда и устремился к склонившему голову Северусу Снейпу. Мужчина даже не вздрогнул, спокойно ожидая наказания. Иногда Волдеморт был так предсказуем. Нужно всего лишь стоически вытерпеть боль, и потом можно занять свое место за столом, с разрешения Лорда.

Казалось, все замерло. Пожиратели Смерти затаили дыхание, а на змеином лице Волдеморта расползлась плотоядная улыбка.

Луч заклятия коснулся мантии зельевара и осыпался яркими искрами, словно какая-то сказочная волшебная пыльца. В следующую секунду крик, полный боли и гнева, разнесся по гостиной. Темный Лорд схватился за голову, сбросив свою любимицу на пол. Змея обеспокоенно зашипела, не понимая, кто напал на ее хозяина.

- Поттер!

При виде перекошенного злобой лица повелителя, Пожиратели в ужасе отпрянули.

- Ты, никчемный уродец! Я вырву твое сердце и скормлю его Нагайне!

- Да неужели? - вежливо поинтересовался парень и постучал по столешнице костяшками пальцев.

Малфоевский домовой эльф возник в столовой и склонил голову перед юным магом.

- Господин Гарри Поттер что-то желает? Лиффи рад услужить, - почтительно пропищал домовик.

- Успокоительную Настойку и чай Лапсанг Сушонг для господина Северуса Снейпа, а мне, пожалуйста, Ассамийский, Лиффи. Я буду тебе очень признателен за помощь.

Кончики ушей эльфа покраснели, и он с видимым удовольствием низко поклонился.

- Что за спектакль, Поттер?! - все еще держась за левый висок, прошипел Темный Лорд.

- Никакого спектакля, Том. Я просто напомнил тебе, что не стоит забываться, - холодно улыбнулся тот.

- Что, Мордера ты сын, это значит?!

- Лишь то, что ты не смеешь причинять боль моим людям! - прошипел Гарри и повернулся к Снейпу. - Пожалуйста, профессор, присаживайтесь, Лиффи сейчас принесет Ваш чай.

С этой минуты было ясно, что недооценивать Поттера было, по меньшей мере, глупо со стороны Волдеморта. Гарри Поттер оказался опасным и глубоководным хищником.

При виде этой акульей улыбки мальчишки, Бертрама Нотта передернуло от дурного предчувствия. Люциус Малфой же, наоборот, еле заметно предвкушающее улыбнулся, он первым почувствовал этот слабый запах неприятностей, который начал витать в воздухе. Малфой бросил короткий оценивающий взгляд на своего господина и уже стал прикидывать варианты. Как и любой хищник, Люциус ощутил первые признаки страха. Темный Лорд был обеспокоен, хотя тщательно это скрывал. Что ж, возможно, от покровительства этого выродка Поттера его семья лишь выиграет.

Зельевар бросил на своего ученика мимолетный убийственный взгляд и чинно уселся в кресло, словно и не было этой сцены с Круцио.

Когда Лиффи исполнила поручение, Гарри отпил немного чая и наконец-то удостоил своим вниманием разгневанного Волдеморта.

- Каждый раз, когда ты решишь причинить вред моим людям, магия будет жестоко наказывать тебя, Том. Неужели ты думал, что, подписав Кровный Договор на коже висельника с перекрестка, тебе ничего не будет? - насмешливо вздернул бровь Гарри.

Северус Снейп мог гордиться своим учеником, который не только мастерски скопировал его манеру поведения, но и привнес немного своего нагловатого стиля.

- Что мне мешает вырвать тебе хребет? - слишком спокойно полюбопытствовал Волдеморт.

- Все тот же Договор и то, что я тебе нужен, - подался вперед гриффиндорец. - Сейчас без меня ты ничто.

Поттер убрал свою чайную пару со стола как раз в тот момент, когда этот предмет мебели и роскоши с силой тряхнуло и изуродовало глубокими трещинами.

- Спокойно, Том, ты мне тоже нужен, иначе я даже не стал бы мараться. Ты ведь был рад получить от меня первый обещанный презент? Надеюсь, ты его надежно спрятал?

- Ты еще не научился играть в эти игры, мальчишка, чтобы тягаться со мной!

- Не смеши меня, Темный Лорд, - откровенно расхохотался юноша. - У меня слишком много тузов в рукаве, чтобы ты посмел со мной что-нибудь сделать.

Темный Лорд замолчал, но тут же широко улыбнулся, показывая жуткий оскал. Он был взбешен наглостью этого ублюдка! Никто не смеет так разговаривать с ним, самим Лордом Судеб!

- Надменный грязнокровка! Sanguis ulcera!* - он жестко бросил заклинание и тут же содрогнулся от боли.

- Тц, - дернулся Гарри, отдача от Договора была небольшой, но болезненной, однако, все равно это того стоило. Каждой капли его крови!

Лорд Судеб в ужасе смотрел на свою руку. Маг резко вскочил, переворачивая кресло и выписывая палочкой одну волшебную формулу за другой, но все его усилия были тщетны. Пожиратели, как немые бессловесные актеры в театре ужаса и абсурда, смотрели за разворачивающимся у них на глазах кошмаром. Левая рука Темного Лорда покрылась струпьями, кожа почернела и начала отслаиваться, плоть стала гнить.

- Жутко, не правда ли? - Поттер медленно поднялся со своего места, делая шаг в направлении своего врага. - Магия так жестока и бездушна, особенно темная.

Ноздри Люциуса Малфоя затрепетали, его пронзила сила, исходящая от мальчишки Поттеров, сырая, первобытная и чертовски притягательная. Как любой истинный темный маг, он благоговел перед такими вещами, поэтому с усердием служил темному Лорду, но этот полукровка перекрывал, подавлял его Господина. Как такое может быть? Люциус перевел взгляд на остальных Пожирателей и увидел, что Нотт испытывает ту же эйфорию, что и он. Роули и Яксли так же были опьянены силой.

- Посмотри на этих темных волшебников, Том. Почувствовав мою силу, они будут готовы тут же предать тебя и пойти за мной. Мне нужно лишь поманить их и дать несколько обещаний, которые, поверь, я исполню. Ты спросишь, почему я этого не делаю? Ответ до глупости прост: пока мне это не нужно. Я дал тебе время, указал путь к твоей мечте, готов поделиться знаниями, а тебе по-прежнему мало. На этот раз я прощаю твою, хм, вспыльчивость, - Поттер приблизился вплотную к замершему Волдеморту и коснулся его омертвевшей руки, чтобы тут же увидеть, как она оживает, приобретая обычную для Темного Лорда бледность.

- Я не хочу играть во всемогущего и всезнающего, Том, как бы пафосно это ни звучало. Тебе придется принять меня и мои условия, со всеми закидонами, или же я лишу тебя всего и разрушу твою покачнувшуюся сейчас власть. Неужели ты не видишь этот алчный огонек в глазах Малфоя? А эти жадные мысли Яксли, видные, словно на ладони? Они уже почувствовали твою слабину, и решают, когда будет удобно нанести тебе удар. Не знаю, зачем ты мне нужен, зачем я вытаскиваю тебя из твоего собственного безумия, но я готов тебе поведать лишь одно - без вменяемого Темного Лорда волшебный мир загнется. Знай это и стань вновь тем блестящим волшебником, мастером Темных Искусств, Лордом Судеб, Магом, переступившим Грань Дозволенного, а не обычным психопатом с волшебной палочкой и огромным потенциалом.

- Сегодня ты унизил меня, Поттер, я этого никогда не забуду и отмщу, но твои слова я принял к сведению. Я признаю, что им есть место быть, возможно, что ты даже прав. А теперь я хочу, чтобы ты немедленно убрался отсюда, иначе ты познаешь всю мою злость!

- Ты не должен пытать Снейпа и семью Малфой, они под моим покровительством.

- Разумеется, я приму это к сведению, - оскалился Лорд.

- Отпустить меня можешь только ты, если еще не понял. И, кстати, Снейп не сможет тебе назвать Штаб Ордена Феникса, Хранитель Тайны сам Дамблдор.

- Как интересно, ты и об этом осведомлен.

- Слушай меня, Том, и будет тебе счастье.

- Сопливый щенок.

- Если так угодно самому Лорду Судеб, - отвесил изящный поклон парень.

Самый Темный Маг столетия разразился низким шипящим смехом и окинул убийственным взглядом своих слуг. Ой, несладко им будет, несладко.

- Да, еще один, так сказать, совет. Пусть Дамблдор доберется до Кольца Мраксов, это только сыграет нам на руку.

- Ты предлагаешь мне лишиться очередного крестража?!

- Надо чем-то жертвовать, Том.

- Пошел вон, поганец! Я тебя отпускаю.

Фигура юноши начала мерцать.

- Мистер Малфой, передайте Драко мои пламенные и крепкие объятия, - подмигнул он. - И не забывайте никогда, кому Вы обязаны покровительством. До первого сентября, профессор!

- Поттер! - прошипел Северус Снейп, но гриффиндорец уже растворился в воздухе, словно его тут и не было.

Резко распахнув глаза, Гарри Поттер подскочил на кровати в доме номер 4, что на Тисовой улице в графстве Сюррей, и бросился в ванную комнату. Национального героя безудержно рвало.

- Фух, - выдохнул он, прополоскав рот и умывшись.

Гарри привалился к кафельной плитке и закрыл глаза. Ну и дел он натворил, за глаза хватит. Какого соплохвоста его вечно тянет на подвиги, строить из себя Супергероя?!

Парень опасливо взглянул в зеркало и скривился. Ну и видок, краше в гроб кладут. Черные круги под глазами, сосуды в глазах полопались, словно он две недели не просыхает. Вена на левом виске бешено пульсирует, на шее проступили темные синяки от уколов. Красотища!

Ну что ж, поздравляю Вас, мистер Поттер, Вы, как всегда, нашли очередную кучу дерьма, чтобы в нее вляпаться!

Быстренько позавтракав, пока Дурсли еще спали в своих теплых кроватках, парень решил не спеша прогуляться и подумать о насущном, придумать себе досуг на лето, короче, выкинуть из головы все проблемы, связанные с Магическим миром.

В этом году июнь был удушающее жарким. Гарри тихо посмеивался, смотря, как их соседи украдкой поливают лужайку. А вот и миссис Фигг бодренько шаркает по асфальтированной дорожке в супермаркет за кормом для своих многочисленных кисок. Пройдя чуть дальше по улице, он увидел одинокого парнишку, закидывающего баскетбольный мяч в кольцо, на полном автомате, легко и непринужденно, даже не напрягаясь. Он был одет в шорты и белую майку, на руках - напульсники.

Будто нарочно, парень промазал и мяч, дробно поскакав по дороге, приземлился прямо у ног юного мага. Гарри молча поднял его и швырнул незнакомцу.

- О, спасибо, парень. Кхм, - нахмурил тот брови, - слушай, мы раньше не встречались? Черт, твое лицо мне кажется знакомым.

- Только не говори, что ты меня клеишь, - усмехнулся Поттер.

- Ха, да ты остряк, - ничуть не обиделся баскетболист. - Я - Джек Саммерс.

- Гарри Поттер, - они пожали руки, и лицо его нового знакомого прояснилось.

- Точно! Ты же кузен Дурсля! Ты еще ходил в местную начальную школу, а потом тебя перевели в школу Святого Брутуса, по крайней мере, об этом трезвонил всюду твой кузен.

Гарри лишь равнодушно пожал плечами, пусть думает, что хочет.

- Ой, да брось. Не похож ты на малолетнего преступника, как ни крути. Видок у тебя, как у божьего одуванчика. Ты тут на каникулах, что ли?

- Да, пробуду здесь все лето.

- Во, наконец, хоть кто-то нормальный. Чувствую, ты наш человек, Гарри. Я тебя познакомлю со своей бандой, - не спрашивая Поттера, закивал Джек. - Не боись, Большой Брат, не даст тебя в обиду.

И вот, все так завертелось и закружилось, что Гарри даже не успел и глазом моргнуть, как влился в банду Джека Саммерса. Ближайшие друзья Джека, Том Кроули и Дерек Келли, вначале относились к нему снисходительно, даже высокомерно, но в какой-то момент прикипели к нему намертво, что пугало Гарри до дрожи.

Да, парень по-прежнему не выносил магглов, но эти ребятки были такими простыми, что он не смог устоять.

Саммерс был капитаном школьной баскетбольной команды и участвовал в соревнованиях, этакий Мистер Популярность, на месте которого многие хотели бы оказаться. Кроули и Келли играли в бейсбол, поэтому были подстать своему другу. Здоровенные, плечистые лбы, на фоне которых Гарри казался пятилетним ребенком.

Днем они тусовались в торговых центрах, ездили в Лондон, играли в баскетбол на школьной площадке, а вечером курили на пустыре за городом и пили дешевое пиво. Ничего нового, обычная программа подростков, но Гарри нравилось, ведь он никогда не был нормальным, и все это для него было впервые.

Прошло около двух недель, когда Джек, наконец, решил приоткрыть некую завесу тайны и рассказать своему новому другу о делишках, которые они проворачивали вместе с ребятами в Лондоне. Гарри давно подозревал, что те чего-то не договаривают, словно раздумывая, можно ли ему доверять.

- Гонки? Вы участвуете в нелегальных гонках? - со смехом переспросил Поттер, он-то думал, что ребята, по меньшей мере, наркодилеры. - Звучит интересно.

- Эй, ты чего задумал, очкарик? Эй, Поттер!

* * *

Когда Вернон Дурсль включил телевизор, чтобы посмотреть перед работой утренние новости, он даже не подозревал, что его будет ожидать внеочередной сердечный приступ. Петунья Дурсль вбежала на кухню, услышав страшный грохот: ее муж валялся на полу в глубоком обмороке, пока женщина-репортер вещала о ночных гонщиках-правонарушителях, которые вчера вечером устроили экстремальные гонки в центре Лондона. Вихрастую черную макушку, высунувшуюся из окна пассажирского сиденья, хорошо запечатлела камера на пересечении Twickenham Rd и St Johns Grove. Вот юнец оглядывается, и знакомые и друзья на несколько мгновений могут увидеть лицо дико смеющегося Гарри Поттера.

Петунья потянулась к телефонной трубке, тетушка Мардж мягко отвела ее руку и, прижав к своему лицу носовой платок, прыснула женщине в лицо каким-то газом из серебристого маленького баллончика.

- Ну, придушу пацана, - отнимая от лица платок, пробасила женщина.

* * *

А в это время плачевно известный Гарри Поттер сидел в обшарпанного вида кухне в квартире стритрейсера, знакомого Саммерса. Данная «берлога» располагалась в районе Хакни-Уик, в устье реки Ли (притока Темзы), в одной развалившейся и брошенной фабрике. Сам хозяин вместе с Джеком скрылся в спальне, чем они там занимались Поттер знать не желал. Кроули и Келли ушли еще до рассвета, уставшие, но веселые после их ночных гонок.

Гарри же было тревожно, он не мог понять, какого дьявола остался здесь, а не поплелся вместе с ребятами домой? Хотя домой возвращаться не хотелось. Кажется, они стали знаменитостями и в утренних новостях им будет отведено целых семь минут. Смит его точно прикончит.

Парень мучительно застонал, голова раскалывалась. Неизвестно, чего там вчера намешал этот дружок Джека. Какой-то мутный он тип и до жути подозрительный. Шестое чувство Поттера кричало на все лады, что здесь что-то было не так, чувствовалась какая-то гнильца. Распахнув маленький холодильник в поисках прохладной живительной влаги, парень наткнулся на початую бутылку минералки в самом дальнем углу.

- Моя ты прелесть, - любовно прошептал юный гонщик и прижал бутылку к пылающей щеке.

Он закрыл холодильник и начал шарить по шкафчикам в поисках кружки. Кто ж виноват, что хозяина нет под рукой. Гарри случайно задел металлическую банку с сахаром, и она с дребезгом упала на пол, извергая свое содержимое. И тут он наткнулся на это. Маленький белый пакетик невинно лежал перед ним посреди кухни.

Да нет, не может этого быть. Не может все дерьмо случаться только с ним!

Быстро расставив все по местам, Поттер бросился в спальню.

- Джек?! Твою Бога душу мать! Джек!

Он распахнул дверь в спальню и замер. Джек развалился на кровати с дебильной улыбкой на губах, иногда у него вырывался истеричный нервный смешок. Хозяин же квартиры как раз в этот момент разделял порошок на «дорожки», а затем снюхивал их свернутой в трубочку купюрой с лакированной поверхности стола.

- Это что, твою мать, кокаин?!

- Кокс, кока, белая лошадь. Какая, на хрен, разница, сопляк! Или ты тоже хочешь?

Поттер жестко улыбнулся и направился прямиком на этого наркомана.

- Ты что, думаешь, я позволю тебе сделать из этого придурка зависимого?

- Отвали, не мешай взрослым отдыхать, или, может, ты у нас маленький педик? - руки стритрейсера неожиданно оказались на талии волшебника и начали забираться под футболку.

Удар в челюсть прекратил все поползновения.

Гарри схватил Джека повыше локтя и потянул на себя.

- Вставай, идиот, мы уходим отсюда!

Минуту назад оживленно-радостный парень вдруг превратился в агрессивного придурка.

Саммерс замахнулся на Поттера, но не устоял на ногах и завалился набок, цепляясь за стену.

- Гарри, друг, что-то мне хреново, - он похихикал и вновь рухнул на кровать.

- Вставай! - прорычал маг и, взвалив эту тушу на себя, поволок его в ванную.

Включив холодный душ и затолкав под него посмеивающегося обдолбыша, парень устало привалился к стене.

- Гарри, - застучал зубами Джек.

- Отошел, торчок?

Саммерс медленно выполз из-под душа и уселся на пол, схватившись за голову. Он вздрогнул, по его телу начали проходить судороги.

- О, нет, только не передозировка, - простонал Гарри и бросился в прихожую, где бросил свою небольшую спортивную сумку.

Найдя сотовый, он глубоко вздохнул и набрал номер Смита.

- И где тебя мантикоры носят, мальчишка? Ты понимаешь, что наворотил?!

- Все потом, Смитти, мне нужна твоя помощь срочно!

- В чем дело?

- У моего друга передоз, а ты понимаешь, я не могу светиться.

- Как вовремя ты об этом вспомнил, придурок малолетний. Готовь площадку для аппарации.

Выудив из кармана маленький свинцовый шарик, он аккуратно положил его посреди захламленной комнаты, еле успевая отскочить в сторону. Смит тут же аппарировал.

- Где этот малолетний наркоман?

* * *

Гарри Поттер тихонечко себе сидел в своей спальне на Тисовой улице, поглаживая по голове Инферно. Тайфун, так же известный как Смит, миновал, но, как говорится, не буди лихо, пока оно тихо. Задница болела нещадно, и Гарри попытался устроиться на краешке кровати поудобнее, тут же вздрогнув от вспышки боли. Его наказали, как малолетнего хулигана, коим он, в принципе, теперь и являлся.

В комнату, ухая, влетела белоснежная полярная сова и величаво уселась на подушку, протягивая ему лапку с привязанным письмом.

- Спасибо, Букля. Извини, мне нечем тебя угостить.

Сова гневно распушила перья и вылетела в окно. Кажется, это конец их отношениям. Она его бросила, мерзавка.

Поттер удивленно вскинул брови. Письмо было от крестного.

- Смотри-ка, Инферно, не прошло и три года. Так-с, поглядим.

Он быстро прочитал письмо и отложил его в сторону.

- Нет, они издеваются, что ли?!

Кот протяжно мяукнул, заглядывая за спину хозяина. Желтые глаза впились в ровные строчки: «Не волнуйся, мы заберем тебя из дома родственников первого июля… Постоянная бдительность… Слишком опасно… Дамблодор считает…».

- Тетушка Мардж! - жалобно проблеял Поттер.

22 глава

Стараясь держать спину прямо, Драко Малфой покинул столовую и мягко прикрыл за собой дверь. Все же в последний момент он не удержался и бросил тревожный взгляд на обретшего плоть Поттера.

Преодолев пару лестничных пролетов, наследник добрался до своей комнаты, и устало привалился к стене. Тяжело дыша, он рванул застежку мантии вместе с пуговицами на дорогой рубашке. Черные полированные пуговки брызнули во все стороны, а недавно приобретенная рубашка была полностью испорчена. Стремительно подойдя к окну, Драко резко распахнул его, обрывая портьеры. Холодный пронзительный ветер ворвался в комнату, взлохмачивая мокрые от пота белокурые пряди Малфоя и остужая пылающее лицо. Упираясь руками в широкий подоконник, мальчик дрожал, судорожно сглатывая.

Он легко коснулся прикрытой шелком рубашки левой ключицы и вздрогнул от вспышки резкой боли. Отойдя от окна и расположившись напротив старинного во весь рост зеркала, наследник обнажил воспаленный участок кожи. На доселе девственно-чистой коже явно проступил голубой пульсирующий рисунок двух переплетенных друг с другом змей с венцом над треугольными головами. Змеи слабо извивались, мерцая и переливаясь. Знак ожил, а это было скверно. Впервые на памяти Малфоя их семье угрожала такая близкая и реальная опасность. И эта угроза исходила от воскресшего Темного Лорда.

Не в силах более выносить это зрелище, Драко резко отвернулся от зеркала и рухнул на широкую, застеленную серебристо-зеленым покрывалом, кровать.

Прикрыв глаза, он попытался успокоиться и унять до сих пор сотрясающую его нервную дрожь. Темный Лорд был ужасен, отвратителен, омерзителен… и он был дорогим гостем Малфой-мэнора на неопределенный срок.

Проклятье!

И как только отец может с таким трепетом и восторгом прислуживать этому существу? Отвратительно, это просто отвратительно.

Драко с детства внушали, что Малфои должны быть лучшими во всем. Их изысканный тонкий вкус, чувство прекрасного, трепет перед истинной красотой и изяществом - все это было присуще их семье. И теперь отец предлагает ему быть слугой этого недочеловека?!

Наследник яростно сжал шелковое покрывало, чуть не разрывая его пальцами. Ему хотелось кричать, топать ногами и жутко сквернословить, за что его тут же отругала бы щепетильная маман. На языке вертелись сотни ругательств, но Драко лишь яростно вздыхал и безмолвно бесился.

Тихий вежливый стук прервал его метания. Нарцисса Малфой, чересчур бледная, взволнованная, с выбившимися из прически прядями, плавно вошла в комнату сына.

Многие считали её холодной, чопорной, да и, что скрывать, бесчувственной, но это было далеко не так, ну, или не совсем так. Она позволяла себе быть живой, заботливой и любящей только с двумя людьми: со своим сыном и мужем, на остальных ей было просто откровенно наплевать, как, впрочем, и всем Малфоям.

Нарцисса тихонько присела на постель и коснулась взмокшего лба Драко.

Он весь пропотел, как отвратительно!

- Как ты себя чувствуешь, Драко? - нежно прошептала женщина, перебирая его светлые волосы.

- Зачем задавать такой вопрос, если ты сама знаешь ответ, мама. Это существо…

- Тсс, дорогой, - Нарцисса приложила тонкий палец к губам мальчика. - В нашем доме сейчас такая откровенность непозволительна. Мы поговорим позже, когда твой отец освободится.

- Прости, мама, я слишком взволнован. Мне нужно успокоиться. Не тревожься за меня.

- Мы не хотели всего этого, Драко. Ни твой отец, ни я. Мы не хотели для тебя такого будущего, милый, - с горечью сказала волшебница. - Мы сделаем все возможное, чтобы отгородить тебя от этого.

- Я уже не мальчик, мама, - Малфой сел на кровати и взял ухоженную руку матери в свою, сплетая ладони и прикладывая к своей ключице. - Опасность, как ворон, кружит вокруг нас, мама.

- Я знаю, дорогой, я чувствую это, как и твой отец. Ты ведь знаешь, как сейчас ему нелегко приходится там, внизу.

Драко молча кивнул. Тревога за отца, передающаяся через фамильный знак, не отпускала его ни на минуту. От поведения и выдержки Люциуса Малфоя будет зависеть благополучие их семьи.

- Мне жаль, что я настолько слаб, что не могу помочь отцу. Он полностью разочаровался во мне. Ты ведь сама слышала, какого он обо мне мнения.

- Никто не вправе обижать моего мальчика, даже его собственный отец, - строго сказала Нарцисса. - Твой отец не желает тебе зла, он просто не умеет по-другому выражать свою заботу, дорогой. Он любит тебя, как и я.

- Конечно, свое персональное разочарование, - горько усмехнулся мальчик, отодвигаясь от Нарциссы подальше.

- Так докажи, что ты достоин его похвалы, Драко. Ты ведь у меня такой умный и старательный мальчик, - принялась нежничать с сыном ведьма.

- Мама! Прекрати! - утираясь, воскликнул наследник. - Мне еще нужно переодеться и принять ванну, а ты меня задерживаешь.

- Хорошо, милый, - кротко кивнула женщина, вставая. - Но не забывай, что всегда можешь поговорить со мной, если тебя что-то тревожит. И этот мальчик Поттеров…

- Довольно, мама, я тебя не слушаю, ля-ля-ля, - заголосил Драко и скрылся в ванной комнате.

Нарцисса лишь улыбнулась на ребячество сына и отправилась на кухню дать распоряжения эльфам, поздний ужин или слишком ранний завтрак, еще никто не отменял. Она не позволит, чтобы сердцами её домочадцев овладел страх. Многие недооценивают леди Малфой за слабые магические способности, но почему-то забывают, что она происходит из темнейшего рода - Блэк. И будь она проклята, если не сумеет защитить свою семью от того, кто даже не является человеком!

* * *

Раздевшись, юный Малфой улегся в ванну, наполненную до краев и переливающейся всеми цветами радуги пеной. Да, ему нравятся пузыри, ну и что?!

Блаженно щурясь, Драко приглушил свет с помощью палочки и запустил детский светильник, что с ранних лет составлял ему компанию во время купания. Детские привычки очень крепкие. Благо, отец никогда не заглядывал сюда, так как после первого и единственного мытья, когда волосы Люциуса от детской пены завились и стали нежно розовыми, больше не проявлял желания искупать наследника.

Драко слабо улыбнулся, лениво провожая взглядом скользящие по стенам тени в виде изрыгающих пламя драконов, скачущих за ними рыцарей с копьями наперевес и гарцующих гиппогрифов. Видел бы его сейчас Поттер.

Мысли Малфоя вернулись к первому в его жизни собранию. И тут Поттер не смог не выделиться! Очкастый придурок, неказистое пугало, ходячие воронье гнездо, шрамоголовый идиот, защитник сирых и убогих, парень с отличной фигурой и широкой белозубой улыбкой, невероятными зеленными глазами… Так, стоп! Какого соплохвоста его стало заносить?!

Драко встрепенулся и, едва не уйдя под воду, начал сплевывать пену.

И все же, да, Поттер классный, чуть-чуть, самую каплю.

Драко глупо захихикал, сдувая пену с пальцев, и тут же нахмурив светлые брови, нервно огляделся.

Наследник семьи Малфой никогда не станет хихикать, как глупая влюбленная дурочка!

Он погрузился в мыльную воду до подбородка и тяжко вздохнул.

Поттер опять во что-то вляпался. Такое ощущение, что все глобальные и полномасштабные события происходят только с участием этого недоразумения. Он сегодня спас Драко от этой жуткой Нагайны, семья Малфой находится под покровительством Поттера… Как это гриффиндорцу удалось провернуть, он себе даже представить не мог.

Интересно, собрание уже закончилось? Драко надеялся, что с отцом все в порядке. Хотя знак не переставало неприятно подергивать, что, в принципе, продолжалось на протяжении всего времени присутствия Темного Лорда в поместье.

Он вылез из ванны и принялся готовиться к семейному совету. На задворках сознания мелькнула мысль о письме для Поттера и тут же пропала.

* * *

Голубая гостиная, где они проводили семейные собрания, располагалась в восточном крыле на втором этаже, не так уж далеко от комнаты Драко. С гордо поднятой головой он вошел в комнату и растянул губы в вежливой улыбке:

- Мама, папа…эм, мой Лорд?

Блондин бросил тревожный взгляд на родителей и тут же отвесил вежливый поклон Темному Лорду.

Мать была встревожена не на шутку, хоть и пыталась тщательно это скрыть. Отец, выпрямив спину, сидел за столом, хотя Малфой видел, сколько усилий тот прилагает, чтобы не завалиться на бок. Его пытали. Внутри вспыхнула злоба, но Драко все так же сохранял бесстрастное выражение лица, когда с позволения Волдеморта занял свое место за столом. Подумать только, в их же доме, ему разрешают сесть за их же стол!

- Вот и вся славная семья Малфой в сборе, - довольно проговорил темный маг и повел костлявой рукой в сторону, призывая домовика. Личного домовика их семьи!

На столе появился ранний завтрак, а, к ужасу Драко, неподалеку от него появилось слабо постанывающее тело. Приглядевшись, он с дрожью опознал в этом окровавленном куске мяса маленькую девочку.

Дверь в гостиную резко распахнулась, и дикого вида человек в оборванной мантии низко склонился в проеме:

- Мой Лорд!

Меж его ног заскользила огромная змея, любимица Волдеморта, и направилась прямиком к хнычущей девочке.

- Проходи, Фенрир, располагайся, - радушно прошипел Темный Лорд.

- Благодарю, мой Лорд, - прорычал мужчина и уселся за стол, положив на столешницу запачканные в земле руки с длинными неухоженными ногтями.

- Драко, будь любезен, заставь замолчать завтрак Нагайны. Убей.

Мальчик оцепенел, не сводя глаз с хнычущего ребенка. Девочка приподнялась на локте и впилась в него взглядом. По ее лицу текли слезы, смешиваясь с грязью и кровью.

- Убей ее, Драко! - шипящий приказ хлестнул его, словно кнут. - Убей!

Убить? Мелкую жалкую беспомощную девочку-магглу, чтобы ее могла спокойно сожрать эта уродливая змея?! Он этого не сделает! Не сделает!!!

- Драко, - холодный ровный голос отца, заставил его оторвать взгляд от девочки, и перевести на него.

Наследник с трудом подавил нервную дрожь. Если он не убьет магглу, значит, кто-то другой займет ее место, кто-то из его семьи.

- Ты, верно, мыслишь, юный Малфой, - зашипел Волдеморт, вся эта сцена доставляла ему неописуемое удовольствие. - Тебе жаль это, - пренебрежительный жест в сторону ребенка, - так, может, ты или твоя мать займет ее место, м? Нет? Тогда убей ее. Сейчас же. Ну же, Драко, всего лишь два слова, я уверен, отец учил тебя этому.

Драко захотелось отрицательно замотать головой, отец не учил его Смертельному проклятию, ведь даже у Люциуса Малфоя имелись небольшие зачатки совести. И как он сможет? Разве Поттер…

- Поттер, - тихо прошелестел маг, и мальчик вздрогнул, осознавая, что его легко читают, словно открытую книгу. - Неужели ты думаешь, что твой маленький ублюдочный дружок смог перехитрить меня, а, Драко? Так, может, тебе и твоей семье не нужно ничего опасаться с моей стороны, ведь великий Гарри Поттер защитит вас?

Фенрир глумливо засмеялся, оскаливая острые желтые зубы.

- Заткнись, оборотень! Круцио!

Визг боли наполнил комнату. Драко от страха вжался в высокую спинку стула, но, в тоже время, он не растерял своей рациональности, понимая, что Лорд мог с легкостью проклясть его или отца, или мать, но не сделал этого. Значит, прямой вред он нанести не в силах, но вот косвенный… Бросив взгляд на отца, Драко понял, что оказался прав. Лорду было вполне по силам поручить наказать Люциуса кому-нибудь другому, хотя, возможно, это все равно приносило магическую отдачу.

Сняв проклятие, Темный Лорд впился глазами в младшего Малфоя, а затем скользнул взглядом по его матери.

- Фенрир, сколько осталось до полнолуния?

- Четыре дня, милорд, - задыхаясь, поспешил ответить оборотень.

- Ты останешься в поместье и немного позлоупотребляешь гостеприимством этой семьи, - усмехнулся маг.

- Да, милорд, - жадно оскалился Фенрир Сивый.

Темный Лорд величественно поднялся и, поравнявшись с сидящим мальчиком, навис над ним и схватил за подбородок, красные глаза впились в него с неугасающей злобой.

- Не надейся, что Поттер сможет уберечь твою семью, - словно плюясь ядом, шипел Лорд. - У тебя единственный выход, мальчишка: ты будешь следить за своим героическим любовником, и докладывать мне, - притянув его лицо почти в плотную к себе, темный маг облизал щеку дрожащего наследника раздвоенным языком. - И до конца этого года мальчишка Поттер должен умереть от твоей руки, иначе на твою семью падет мой гнев, который не удержит никакой чертов договор!!!

Волшебник оттолкнул от себя юного Малфоя и, бросив короткий взгляд на дрожащую девочку, прошипел:

- Приятного аппетита, Нагайна!

Темный Лорд покинул гостиную, а комнату разорвал девичий крик, который оборвался треском ломающихся костей и звуком разрываемой плоти.

Драко вскочил с места, опрокидывая стул и отскакивая от пирующей змеи подальше.

- Ну, что, теперь не такие гордые? - глумливо протянул оборотень, поднимаясь с пола. - Скоро полнолуние, и я полакомлюсь нежным молодым белым мясцом, - кровожадно облизнулся он.

- Заткнись, вшивая дворняга, - в наступившей тишине процедила Нарцисса, швыряя в лицо ухмыляющемуся оборотню серебристый порошок.

Сивый заголосил на все лады, хватаясь за лицо, когда кожа с его лица стала сползать лоскутами.

Драко молниеносным движением выхватил из-за высокого голенища сапога из тонкой кожи посеребренный стилет и, не задумываясь, вонзил его в шею скулящего оборотня. Фенрир Сивый захрипел, но, несмотря на раны, бросился на блондина.

- Авада Кедавра! - заклинание, произнесенное холодным голосом Люциуса Малфоя, лишило жизни вервольфа. - А теперь давайте успокоимся и покинем, наконец, эту комнату.

- Люциус, - прошептала Нарцисса, проводя пальцами по щеке мужа.

- Я в порядке, дорогая, - поцеловал он ее руку. - Отличный удар, Драко.

Мальчик лишь криво улыбнулся, вырывая стилет из мертвой плоти и переводя взгляд на поглощающую свою жертву змею.

- Просто уйдем отсюда, - сжал его плечо Люциус и вывел из комнаты.

23 глава

Гарри сидел на чемоданах, тоскливо поглядывая в окно и поглаживая мирно дрыхнущего Инферно по спине. Кот за прошедшее время ни капли не изменился: был таким же тощим, что можно пересчитать все ребра, хотя периодически утаскивал из холодильника связку сосисок.

Любимые родственнички в нервном напряжении зависли в гостиной перед телевизором. Тетушка Мардж в спешке уехала, ссылаясь на внезапно заболевшую родовитую суку, так что дома срочно нужно ее присутствие. Дядя Вернон молча покивал, а тетя Петунья впервые за лето вздохнула свободно, вновь став полноправной хозяйкой дома номер четыре. Её жесткий взгляд для Гарри не предвещал ничего хорошего, благо, тетушка просто не успеет отомстить, так как сегодня, буквально минут через десять, его должны забрать члены Ордена Феникса в свою супер засекреченную штаб-квартиру, так же известную Гарри как площадь Гриммо, двенадцать.

Визг тети Петуньи стал для него сигналом. Перескакивая через две ступеньки, Поттер вбежал в гостиную с палочкой наготове.

- Замолчи, глупая маггла! - прорычал Грюм, бросая в тетку Силенцио.

Ремус Люпин неловко топтался рядом, все такой же потрепанный и совершенно нищий на вид. Розоволосая Тонкс увлеченно крутила головой, разглядывая то телевизор, то кондиционер, то искусственный камин. Кингсли Бруствер возвышался над компанией и пытался всех успокоить, особенно брызжущего слюной дядю Вернона.

- Что тут происходит? - вскидывая палочку, спросил Гарри.

Все мгновенно заткнулись и переключили свое внимание на мальчика.

Люпин облегченно выдохнул и, улыбаясь, двинулся в его сторону:

- Мы пришли за тобой, Гарри. Собирай вещи и отправляемся.

- Да, неужели? Как вы попали в этот дом? Сюда нельзя аппарировать.

- У нас мало времени, парень. Некогда играть в твои игры в подозрительность. Мигом собрал вещи! - рявкнул Грюм.

- Мы воспользовались портключем, Гарри, - попытался разрядить обстановку оборотень.

- И кто же его настраивал?

- Разумеется, Дамблдор.

- А мальчик не промах, - весело хихикнула Тонкс. - Аврором будет, точно!

- Я - Кингсли Брусвет, - решил вмешаться тот, видя несговорчивость Национального Героя. - Как мы можем доказать, что являемся теми за кого себя выдаем, а не Пожирателями?

Поттер хитро сощурил глаза, заставив Люпина удивиться. Тот явно не ожидал, что он так изменится с третьего курса.

- Покажите мне своего патронуса. Пусть каждый его вызовет.

Члены Ордена были удивленны таким предложением, но вот Кингсли, как самый послушный, вскинул палочку, и серебристая рысь улеглась у его ног.

Грюм, не переставая ворчать и вращать своим волшебным глазом, призвал и своего защитника. Грузный медведь тяжелой поступью направился к журнальному столику, обнюхивая пространство вокруг.

Нимфадора Тонкс запричитала, но так же призвала патронуса. Ящерица с выпученными глазами тут же попыталась слиться с ковром тетушки. Ремус замялся и, смущенно кашлянув, признался:

- Гарри, я не умею вызывать телесного Патронуса.

На что Гарри лишь снисходительно кивнул.

- Да, я вам верю, - проговорил парень и опустил палочку. - Но прошу снять с тети Петуньи Силенцио. Она вправе возмущаться, почему посреди ее гостиной из ниоткуда возникли непрошеные гости.

- Гарри…, - попытался оправдаться Люпин.

- Вы могли хотя бы меня предупредить, тем самым избежав кучи проблем и не создавая мне новые.

- Поттер! - громыхнул мракоборец. - А теперь ты докажи, что ты настоящий Поттер.

- Несовершеннолетним нельзя колдовать.

- Сегодня можно, - оскалился Грюм.

- Аластор! - одернул его Кингсли.

- Гарри, скажи, кто твой патронус.

- Олень, - честно соврал парень. Его-то защитник давно уже другой. - И именно ты меня ему научил, Ремус, на моем третьем курсе, чтобы я мог противостоять дементорам.

- Это он, - уверенно кивнул оборотень.

Кингсли и Тонкс просветлели, хотя Аластор Грюм не выглядел таким уж убежденным. Стуча деревянной ногой, он подошел к Гарри Поттеру почти вплотную и резко стукнул палочкой по голове. Гриффиндорцу показалось, словно у него на голове яйцо разбили, холодок пробежал по всему телу и Дезиллюминационные Чары установились.

- Я принесу багаж, - воскликнула жизнерадостная Тонкс и бросилась вон из гостиной.

Послышался грохот и болезненный вскрик.

- Я в порядке! Ступеньки, - как само собой разумеющее объявила Тонкс.

Кингсли слабо улыбнулся, а Грюм лишь тяжко покачал головой.

- Как ты, Гарри? - отвел его в сторону друг родителей.

- Могло бы быть и лучше, - пожал плечами парень. - Как и каждое лето, что я остаюсь у Дурслей.

- Ну, ты ведь понимаешь Дамблдор…

Поттер бросил на оборотня укоризненный взгляд и разочарованно покачал головой. От этого жеста мужчина ссутулился и словно стал меньше на пару дюймов.

Гарри был полностью разочарован. Несмотря на свою темную сущность, Ремус Люпин был трусом. Он боялся перемен, ответственности, да и вообще сложностей в реальной жизни. Оборотень просто плыл по течению, упиваясь жалостью к самому себе. Жалеть и ненавидеть себя, что за паршивая жизнь?

- Что за чертовщина? - громко вопросил мракоборец, не сводя волшебного глаза с потолка.

Его взор упирался точно в Гаррину комнату. В следующую минуту розовый ураган слетел с лестницы, гремя багажом и дико вопя.

- Снимите, снимите эту тварь с меня!!! - причитала Тонкс, стараясь отодрать от своего лица дьявольски урчащего Инферно.

- Что за…

Грюм взмахом палочки отцепил рассерженного зверя, и Поттер легко его подхватил, успокаивая.

Лицо Нимфадоры Тонкс было безжалостно разодрано, волосы увяли, становясь тусклыми и серыми.

- Это просто мой кот, - спокойно объяснил мальчик.

- Кот? - взвизгнула Тонкс. - Да это, по меньшей мере, правая рука Того-Кого-Нельзя-Называть!

Не дал разгореться ссоре тихий, но настойчивый голос Кингсли:

- Время! - возвестил он, протягивая Гарри зеленную тарелочку для фрисби.

Парень, понятливо кивнув, схватил ее кончиками пальцев, к нему присоединились Грюм и ворчащая Тонкс.

Мир завертелся и смазался. Портключ переместил их к высоким обшарпанным домам на плохо ухоженной совершенно пустынной улице.

- Прочитай это, но только мысленно, Гарри, - протянул ему клочок бумаги Ремус.

Лондон, площадь Гриммо, 12.

Как и в прошлый раз, Поттер был заворожен зрелищем появления зачарованного дома между соседними. Если бы только жители одиннадцатого и тринадцатого домов знали, что творится у них прямо под боком. Тонкая чугунная ограда выскочила прямо из-под земли и черной змеей обвилась вокруг дома, распахивая калитку.

Грюм толкнул Гарри в спину, принуждая двигаться, и тот с неохотой оторвался от этого волшебного зрелища. Поттер быстро подошел к двери, схватился за дверной молоточек в виде изящной женской руки и, прежде чем Ремус успел схватить его за руку, постучал.

Дверь резко распахнулась, и Гарри рывком втянули внутрь. Леди Блэк истошно завопила, сотрясая дом отменной бранью.

- Ублюдки! Выродки! Осквернители крови! Гнойные нарывы магического мира!

Поттер не переставал удивляться богатой фантазии матушки Сириуса. На его памяти леди ни разу не повторилась в своих оскорблениях, а ругалась она часто и долго, пока кому-нибудь не удавалось заставить ее замолчать.

- Заткнись, старая карга! - гаркнул Сириус Блэк, задергивая портьеры на портрете. - Гарри!

Он заключил крестника в удушающие объятия и даже оторвал от пола.

- Как ты вырос, Сохатый! Я так по тебе скучал!

Гарри сильнее прижался к крестному. Поттер тоже был рад видеть Сириуса, но это прозвище его покоробило. Он не Джеймс Поттер! Неужели Сириус не видит разницы?

- Гарри, солнце, как же ты отощал, - промокнула глаза фартуком Молли Уизли и тут же забрала его из объятий крестного. - Сейчас мы будем ужинать. Я надеюсь откормить тебя, дорогой.

На убой, что ли?

- Здравствуйте, миссис Уизли.

- Такой вежливый, - хлюпнула носом женщина и повела его на кухню.

Когда они вошли, Артур Уизли и Дедалус Дингл поспешно убрали кипу бумаг со стола, хотя Гарри успел заметить министерские печати, связанные с Отделом Тайн.

Началось. Орден Феникса начал действовать.

Бродерик Боуд, еще вполне себе живой и здоровый, а не сведенный с ума в Отделе Тайн, благодарно принимает из рук Эммелины Вэнс чашку дымящегося чая. Эта юная ведьма тоже пока жива и сейчас весело и беззаботно смеется над какой-то шуткой Бродерика. Хм, возможно, у этих двоих завязывается роман, которому не суждено сбыться.

Артур жмет руку и усаживает парня за стол, Молли Уизли квохчет как наседка и начинает расставлять тарелки на столе.

Дингл перемигивается с Люпиным, потом бросает взгляд на Грюма, замершего в тени у входа. Конспираторы, считают его всего лишь ребенком и думают, что их шпионские ужимки ему не заметны.

Сириус садится рядом с ним, так тихо и аккуратно, что это совсем не похоже на взбалмошного Блэка. Мужчина явно нервничает, не знает, как к нему подступится, как начать разговор. Все стараются вести себя как можно беззаботнее, но напряжение, повисшее в воздухе закопченной кухни, можно потрогать рукой.

- Я рад, что проведу окончание каникул с тобой, Сириус, - тихо говорит Гарри, так, чтобы его услышал только крестный. - Хотя я не могу понять, что тут происходит.

Блэк внимательно на него смотрит, Гарри сказал бы даже изучающее, словно выискивает для себя какие-то признаки. Признаки чего? Безумия? Одержимости Волдемортом?

Вот оно!

В голове у Поттера словно загорелась лампочка. Дамблдор наверняка провел задушевную беседу с крестным. Точное содержание он наверняка не знает, но насчет общих черт вполне догадывается. Сириус ищет в нем признаки Темного мага, его, так сказать, потемнения и, похоже, не находит.

Мужчина, едва заметно, облегченно выдыхает, и уже более вольно усевшись на стуле, убирает грациозным движением руки упавшие на глаза волосы. Если бы не все эти годы в Азкабане, то Сириус был бы сейчас чертовски красив, да еще со своей манерой поведения. Он был бы одним из самых завидных женихов Англии.

Гарри чуть склоняет голову на бок. Ему жаль крестного. Жаль человека, отсидевшего в Азкабане за то, чего никогда не совершал.

На глаза попадается оставленная Тонкс газета. На первой полосе «Пророка» пугающая своими размерами кричащая надпись.

Мальчик-который-врет!

Э?! Что?! Какого хрена-то?!

- Ох! - Молли быстро смахивает газету со стола и грозно смотрит на неуклюжую авроршу.

- Извините.

- И что это значит? - спросил юный маг, чувствуя, что начинает закипать. - Может, мне уже кто-нибудь скажет, что здесь происходит? Почему меня вырвали посреди лета от Дурслей?

- Это моя вина. Успокойся, Гарри, сейчас я все тебе расскажу, - умиротворяющий голос нарушил возникшую тишину.

На площадь Гриммо двенадцать явился сам Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор, решивший, наконец, слегка приоткрыть для Гарри завесу тайны, а потом щелкнуть его по носу и вновь уронить эту чертову завесу обратно!

- Альбус?! - засуетилась миссис Уизли. - Чаю?

- Спасибо, но нет, Молли. Я только из Министерства. Слушанье по делу Гарри назначено на конец июля.

Гарри даже воздуха не хватало от такой подлянки со стороны светлейшего. Какое, к Мордеровой матери, слушание?!

- Слушание? - эхом откликнулся Блэк.

Он также ничего не понимал, как и многие на этой кухне.

- Да, - печально откликнулся директор. - Боюсь, это моя вина. Каким-то совершенно не известным мне образом служащие в Министерстве смогли зафиксировать творимое волшебство на Тисовой улице в доме Дурслей. Хорошо, что был зафиксирован сам факт, а не список использованных заклинаний.

- Да, у меня прям камень с души, - саркастично протянул Поттер.

- Я понимаю, ты растерян, мальчик мой, но не стоит волноваться. Ты ничего не нарушил и они не вправе заставить тебя понести наказание.

- Альбус, но они-то как раз могут…, - начал было Люпин, но смолк под взглядом ясных голубых глаз.

- Это только одна новость для тебя, Гарри. Боюсь, тебе изменили память, и Волдеморт все же возродился в тот день на кладбище, что ты нам описал.

- Заебись, - только и смог выговорить Поттер.

Он не слышал, да и, откровенно говоря, не слушал лекций Молли о грязных словах, которую она завела. Гарри с бешеной скоростью пытался продумать свои шаги в связи с возникшими проблемами. Как он объяснит Тому, что не предавал его?

Придется опять терпеть травлю и, о Боги, Амбридж в Хогвартсе! Нужно срочно связаться со Смитом, рассказать ему последние новости, хотя тот как всегда наверняка уже в курсе. Так, не раскисаем.

Поттер провел указательным пальцем по нижней губе и сузил хитрющие глаза. Ты сделал свой шаг, Гульфик, теперь жди моих неординарных решений.

- Тот-Кого-Нельзя-Называть возродился! - испуганно пискнул Гарри.

Его глаза закатились, и он рухнул без сознания в вовремя подставленные объятия крестного. Краем глаза он увидел застывшее от удивления лицо Дамблдора и втиснутый в щель между дверью и притолокой мясистый шнур телесного цвета.

- Он рухнул в… в обморок? - озвучил общую мысль Бродерик.

- Наш Герой, да, Альбус? - ехидно поинтересовался Грюм.

24 глава

Гарри Поттер лежал на поистине царском ложе и притворялся, нет, не мертвым, хотя это он тоже неплохо умеет, потерявшим сознание. По его подсчетам, он лишился чувств, как какая-нибудь кисейная барышня, примерно полчаса назад. Какой же фурор произвел его спектакль, Ромео и Джульетта нервно курят в сторонке. Сириус подхватил его на руки, как принцессу, и завертелся на месте не зная, куда бежать со своей драгоценной ношей. Энервейт Грюма никак не хотел помогать, и после пяти попыток аврор смачно плюнул на пол и заковылял к буфету, что-то бормоча про надвигающуюся войну, и что оставшимся целым частям его тела точно придет полный…

Когда Дамблдор наконец-то отмер, вся кухня билась в истерике, хотя Гарри был готов поклясться, что слышал чье-то замаскированное под кашель хихиканье.

Директор всех успокоил, надавал заданий и вот теперь Поттер лежит в своей комнате, не подавая признаков жизни, и смиренно ждет Северуса Снейпа. Дамблдор, как ребенок, никуда без зельевара.

Гарри в это время размышлял, отчего сам Гульфик не проведет диагностические заклинания? Ведь пара пустяков, и его обман тут же раскроется. Может, не так директор и велик и могущественен, как хочет казаться?

Вот дверь распахнулась и, взметнув мантией, явился сам Ужас Подземелий, мама же его величала просто Северус.

Поттеру не надо было даже открывать глаз, чтобы понять, что зельевар сейчас кривит губы в саркастичной улыбке. В глазах застыло презрение и под его взором даже Сириусу становится неудобно.

- И что на этот раз, Альбус?

- Гарри.

- О, ну, это все объясняет, - с сарказмом протянул мужчина. - Чем же на сей раз выделился Поттер?

Теплая рука касается лба, пальцы нащупывают пульс, Гарри кажется, еще немного и ему посветят маленьким фонариком в глаза и вслух зачитают время смерти из медицинского журнала.

- Он упал в обморок, - отрывисто, как собачий лай, бросил крестный, прежде чем Снейп что-либо сказал.

Голос Сириуса звенит от едва сдерживаемого раздражения, и в то же время беспомощности. Вся его фигура будто пропитана напряжением, а сам маг натянут, как струна. Поттеру даже кажется, что он слышит тонкий звон магии, сдерживаемой Сириусом.

Знаете, магия каждого волшебника уникальна, по ее звучанию можно понять саму сущность человека. Конечно, эта способность дана единицам, но Гарри знал такого человека, который помог ему раскрыть возможности своей магии, и научил их использовать.

Ричард Фрай - колдомедик из уничтоженной больницы Святого Мунго. Мы его в шутку называли Мерлин диагностики. Ричард мог определить любое наложенное проклятие, найти «неисправность» в ауре волшебника или определить болезнь на начальной стадии. Фрай был очень проницательным, мог сказать все о человеке, лишь взглянув на него. Видел «гнильцу» в людях, но никогда не навязывался, а оставлял право выбора за самим человеком.

Фрай состоял в повстанческой группе волшебников вместе с Поттером. Они прятались в еще целом Хогвартсе, Вечном Оплоте Магии, Последней Цитадели Магического мира.

Проведя бок о бок с этим человеком семь месяцев, Гарри научился слышать магию. Конечно, мастером, как Ричард, он не стал, но присоединился к тем одаренным единицам-волшебникам.

Именно от этого мага он нахватался всех этих медицинских штучек, которые не раз ему пригодились, да и еще пригодятся. Возможно, Фрай научил бы его большему, но погиб. Была середина января, мелкий снежок тогда перешел в настоящий снегопад. Они принимали группу беженцев в Хогсмиде, когда на них напали. Колдомедика расстреляли с близкого расстояния - он прикрывал детей. Гарри как сейчас помнил пустые голубые глаза и оседающие хлопья снега на сочившиеся кровью губы.

Поттер мысленно закрутил головой, что-то он отвлекся.

Магия Сириуса звенела у него в ушах. Это было похоже на звон сотен тонких стеклянных бокалов. Они звенели и вибрировали, создавая единый шум. Именно такой была магия крестного. На грани, протяжная, неудовлетворенная, застывшая в нетерпеливом ожидании, безумная. Магия смертника.

Снейп же звучал печально, надломлено, безнадежно, предрешено. Он напоминал дерево, склоняющееся под тяжестью замершего на ветвях снега. Дерево тихо стенало от своей ноши, не в силах ничего сделать, лишь стойко принимать нелегкую судьбу. И обладать знанием, что для этого дерева весна никогда не наступит, чтобы прекратить его страдания.

Альбус Дамблдор был десятком веселых, звонких и не очень, колокольчиков. Красивых, аккуратно отлитых и попавших в руки умелого звонаря, который при желании мог заставить их весело солнечно звенеть, вдохновляя и располагая к себе. Или печально, еле слышно, горюя и оплакивая. Вот только было в этих замечательных колокольчиках одно «НО»! Как бы искусен ни был звонарь, любой при желании мог расслышать фальшь, что струилась в этом заливистом звоне, стоило лишь прислушаться.

- Сделай уже что-нибудь, Нюниус! - гаркнул крестный.

- Держи себя в руках, псина, - прошипел зельевар. - Или убирайся из комнаты, если не в состоянии контролировать свою магию.

- Сириус, - мягко окликнул Дамблдор, - вернемся на кухню, пусть Северус осмотрит мальчика.

Крестный еще сыпал ругательствами, но все же позволил себя увести из комнаты. Наконец они с профессором остались наедине.

- И долго ты еще будешь ломать комедию, Поттер?

- Тсс! Я в обмороке.

- Поттер! - не оценил его шутку Снейп и схватил за ухо, выкручивая.

- Ай-яй! Только не мое бедное ушко!

- Я тебя сейчас выпорю, маленький негодник! Что ты за фарс тут устроил? Кстати, мне еще нужно напомнить тебе про то представление, что ты разыграл на собрании Пожирателей? - ласково поинтересовался маг, принимаясь и за второе ухо.

- Ай! Сэр! Хватит! Ой-ой! Мамочки! Я все объясню!

- Очень на это надеюсь. То, что ты устроил в Малфой-мэноре… у меня нет слов! Неужели тебе неизвестно, что дразнить хищников опасно для здоровья?! У Люциуса чуть пар из ушей не пошел от твоей магии, мальчишка! Это все равно, что преподнести себя главным блюдом для акул.

- Но ведь сработало же?!

- Дурак! - выплюнул Снейп и отпустил красные уши. - Поттер, ты идиот! Теперь темные маги будут охотиться за тобой, ты потерял свою нейтральную позицию и привлек к себе ненужное внимание.

- Зато я пошатнул авторитет Тома, разве нет?

- Только не говори мне, что ты это планировал, иначе я придушу тебя прямо здесь!

- Хорошо, не буду, - вскинул руки парень. - Конечно, я не думал, что это произойдет так быстро, но все получалось довольно неплохо. Как мой фокус с магией?

- Фокус? Поттер, только не говори мне, что как-то сумел одурачить всех, утверждая, что ты обладаешь мощью, сравнимой с силами Темного Лорда? - устало прикрыл глаза волшебник.

- Здорово, да?! Меня научил Смит. Выбрасываешь запас своей энергии, и вуаля. Это что-то типа фактора устрашения, - улыбаясь от уха до уха, поведал Гарри.

- Поттер, значит, ты не обладаешь никакой огромной силой? - Северусу хотелось схватить мальчишку и хорошенько потрясти.

- Кхм. Ну, почему же, - замялся Поттер. - У меня довольно высокий магический уровень, но магия Тома осталась в моем времени, а это была лишь хитроумная уловка.

Зельевар замер и прислушался, поводил перед дверью палочкой и вновь перевел внимательный взгляд на своего ученика.

- В этом доме не работает обыкновенная подслушка. Блэки были очень щепетильны в этом плане. Профессор, а где близнецы Уизли?

- Заперлись в своей комнате с ведром полным докси, даже боюсь думать, что из этого у них выйдет, - машинально ответил тот. - А зачем это тебе?

- Видите ли, сэр, у близнецов есть такая штука как Удлинители Ушей, с их помощью они незаметно подслушивают собрания Ордена.

- И какого черта они тратят свой потенциал на такую ерунду?

- Зря Вы так, сэр, они гении в своем деле и сослужат нам неплохую службу в будущем.

- Неужели ты и их успел взять в оборот, Поттер? - с едва заметными нотками гордости спросил Снейп.

- Не без этого, сэр. К тому же Билл тоже не хочет участвовать в планах Дамблдора, я думаю, он в ближайшее время женится и свалит из Англии во Францию.

- Так, ты отвлек меня, Поттер! - гневно прошипел Северус. - Что там про силы Темного Лорда?

- А что про них?! Когда я убил Тома, то его сила присоединилась к частичке его души, что живет во мне, а не умерла, как должна была, - пожал плечами юный маг.

- Стоп-стоп! Минуточку. Что еще за часть души?! И какое отношение это имеет к тебе, Поттер?

- Вам что, Гульфик еще ничего не рассказал? Ну, директор, - видя непонимающий взгляд пояснил Гарри. - Про крестражи, - понизил он голос.

- Что это еще за дрянь, Поттер?!

- О, профессор, это надолго, - протянул Поттер и поведал Снейпу укороченную лекцию про крестражи и их взаимосвязь между Гарри и Темным Лордом.

Северус Снейп был немало ошарашен услышанным. Он был просто потрясен.

- Но это просто чудовищно даже для Темного Лорда.

- Это собственный выбор Тома, мне жаль его, но ничего не попишешь. Из ребенка, который не способен любить, может вырасти только чудовище.

- Не способен любить?

Гарри немного задрал нос - когда еще он сможет примерить на себя роль лектора для язвительного волшебника?

- Его мать, Меропа Мракс, использовала Приворотное зелье, чтобы привязать к себе красавца Тома Риддла, сына богатых арендаторов, маггла, который впоследствии стал отцом нашего маленького Темного Лорда.

- Как интересно, - проговорил Снейп, жадно впитывая полученную информацию. - Полукровка, кто бы мог подумать. И что же ты намерен делать теперь, Поттер?

- Всему свое время, сэр, я уже закинул удочки и нанизал наживку, рыбка скоро клюнет. А пока я в обмороке, - театрально вскинув руку, мальчик откинулся на перьевые подушки и закатил глаза.

- Ты неплохая актриса, Поттер.

- Эй!

- Мне вот любопытно, что Вы будете делать с обернувшейся против Вас общественностью, мистер Поттер? - саркастически изогнул бровь маг. - «Пророк» не щадит чернил для Вас и директора.

- Что-нибудь придумаю, - буркнул Гарри. - На слушанье будет Фадж, а ему я смогу запудрить мозги, не переживайте, сэр.

- О, Мерлин, помоги нам, - покачал головой Северус Снейп, бросил на ученика пару отвлекающих внимание заклинаний и вышел из комнаты.

Минут через пятнадцать в спальню поднялась делегация из Дамблдора, Снейпа и Блэка.

- Как ты себя чувствуешь, мальчик мой? - ласково вопросил директор.

- Уже лучше, сэр, - слабо проблеял парень. - Снейп дал мне зелье. Мне так стыдно, сэр.

- Профессор Снейп, Гарри.

- Да, профессор, - голосом умирающего проговорил мальчик.

- Альбус, Гарри нужно отдохнуть, - вмешался Сириус.

- Первая здравая мысль за все время Блэк, - поддержал его зельевар. - Поттеру действительно нужен отдых, он истощен и слаб.

- Да-да, конечно, - поспешно кивнул Дамблдор, хотя выглядел он крайне раздосадованным.

- Хочешь, я посижу с тобой? - аккуратно примостился на краешек кровати Сириус.

- О, Мерлин, меня сейчас стошнит, - возвел глаза к небу Снейп. - Мне нужно вернуться в Хогвартс.

Взметнув мантией, мужчина исчез за дверью.

- Поспешу догнать Северуса, обязанности директора еще никто не отменял, - лучезарно улыбнулся Альбус.

- Я понимаю, ты напуган, но я не дам тебя в обиду, и Ремус, и Дамблдор, и другие члены Ордена Феникса. Ты ведь такой храбрый мальчик, так похож на Джеймса, - прошептал Сириус и нежно погладил крестника по щеке.

Затем длинные пальцы зарылись в смоляные пряди мальчика, и Блэк, наклонившись, нежно поцеловал его в лоб, задержавшись чуть дольше, чем позволяли нормы приличия.

- Спи спокойно. Сладких снов, Сохатый, - мужчина тихо вышел, притворив за собой дверь.

- Арагога тебе в жены, а Хагрида в сыновья!!! - Гарри зарылся лицом в подушки. - Нет, нет, только не это! Если в прошлый раз он бы не заметил этого, но теперь сексуальное домогательство на лицо. Сохатый, бээ… Сириус был влюблен в моего папочку, а тут я, его более свежий и молодой вариант. О, Боги! За что?!

Гарри прислушался и, не услышав никаких подозрительных звуков, аккуратно вылез из кровати и двинулся к двери. Пару раз дернув и убедившись, что она заперта, он вновь вернулся к кровати. Волшебную палочку Поттер нашел на круглом столике у постели.

- Добби! - прошипел он в темноту.

Тихий хлопок возвестил о появлении домовика.

- О, Великий Гарри Поттер, сэр! - запричитал тот. - Добби думал, что Вы про него совсем забыли.

- Тссс!

Эльф быстро заткнулся и завертел большой головой, затем зажег на кончике длинного пальца маленький огонек и перевел подобострастный и ждущий взгляд на волшебника.

- Мне нужна твоя помощь, Добби, в очень-очень важном деле, - серьезно проговорил Поттер.

- Добби все сделает, - страстно заверил его эльф.

- Ты должен отнести одно письмо в Гринготтс и попросить гоблинов положить его в ячейку, заведенную на имя Френсиса Торчвуда. Ясно?

Домовик понятливо закивал.

- Но тебя никто кроме гоблинов не должен видеть. Ты сможешь так сделать, Добби?

- Добби сможет выполнить любое важное задание для мистера Гарри Поттера!!!

- Вот и чудесно, - волшебник потянулся к старинному кабинету и нашел в нем пергамент и письменные принадлежности. Покапав горячим воском на закрытое письмо, он прижал к нему кольцо с гербом трех родов, оставляя свою печать, которую невозможно было подделать, и отдал его эльфу.

- Я надеюсь на тебя, Добби.

Домовик серьезно кивнул и, низко поклонившись, исчез.

Так, с одним делом разобрались, продолжим дальше.

- Кикимер, - Поттер постарался вложить в голос как можно больше строгости и властности. - Кикимер.

Гарри замолчал и принялся ждать, минуты медленно тянулись друг за другом и, когда он уже совсем отчаялся, недовольно бурчащий домовик в засаленной наволочке предстал перед ним.

- Мерзкий полукровка в доме моей бедной госпожи, - завел волынку эльф, бурча ругательства себе под нос.

- Заткнись, - резко оборвал его Поттер. - Я и без тебя знаю, что дом Блэков наводнили магглолюбцы и предатели Крови.

Домовик быстро заткнулся и недоверчиво посмотрел на волшебника.

- Что такое? На мне узоров нет! Во что ты превратил родовое гнездо чистокровной семьи Блэк?! Все пришло в запустение, магглолюбцы шныряют по родовым тайникам и выкидывают на помойку семейные ценности или обкрадывают, таща фамильное серебро! Как ты допустил это, Кикимер, что бы сказала бедная Вальбурга Блэк, видя во что превратился этот дом! - сокрушенно покачал головой маг. - Я уже не говорю о молодом хозяине Регулусе Блэке.

Кикимер задрожал и разревелся, падая к ногам Гарри Поттера.

Вот и славненько.

- Кикимер, как видишь, я отличаюсь от этих, - юный маг пренебрежительно махнул в сторону двери. - И мне больно смотреть, как уничтожают этот замечательный дом с его столетними традициями чистокровных.

- Ууууууу!!! - пуще прежнего заревел эльф.

- Я не думаю, что мой крестный сможет что-либо сделать хорошее. От него отреклись, но он имеет наглость вернуться в родительский дом и делать, что ему вздумается. Я считаю это непростительно, Кикимер!

- Да, молодой господин, - утирая грязные щеки, бодро закивал тот. - Ах, моя бедная госпожа, ее сердце бы не выдержало подобного.

Гарри лишь отвел взгляд в сторону, по его скромному мнению, у Вальбурги Блэк никогда даже не было намека на сердце.

- Скажи, Кикимер, - ласково проворил Поттер, - есть ли еще портреты госпожи Блэк в доме, кроме того, что висит на первом этаже напротив кухни?

- Да, есть, - радостно закивал тот и с хлопком исчез, чтобы тут же появиться.

Домовик протянул ему небольшую позолоченную круглую раму, в середине которой появилась разгневанная госпожа.

- Леди Блэк, - поспешил заговорить мальчик, - как я рад, что Вы решили уделить мне немного времени.

- Я чувствую в тебе дурную кровь, но сам ты неплох, мальчишка, - протянула леди, окидывая его тяжелым взглядом.

- Моя мама была магглорожденной волшебницей, а мой отец чистокровным волшебником. Прошу Вас забыть о моем происхождении и обратить внимание на меня. Меня очень печалит то, что происходит в этом доме, леди Блэк.

- Как и меня, мальчишка. Кто твой отец?

- Лорд Поттер.

- А, ну, конечно же! Так это ты великий Спаситель и защитник грязнокровок, о котором не переставая трещат в моем доме? - гнусно захихикала ведьма.

- Они глубоко ошибаются, - ледяным тоном проговорил Гарри.

- Да, я это вижу. Нейтрал, нет, скорее даже темный. Да и мозгами ты не обделен, раз сумел достучаться до моего безумного эльфа, его сушеной голове уже давно пора болтаться на стене.

- Ну, не надо леди Вальбурга, не ругайте этого бедного эльфа, разве он был в силах что-то сделать против Вашего непутевого сыночка?

Тронутый неожиданно проявленной заботой, эльф горестно всхлипнул и преданно посмотрел на юного волшебника, так напоминающего ему молодого мастера Регулуса.

- А ты хитер, сын Поттера, - сощурила темные глаза женщина.

- Я - Гарри Поттер, и давайте оставим память о моем глупом отце в покое.

- Тогда, может, лорд Певерелл?

- О, Вы видите кольцо. Как занимательно.

- Ха-ха! - ее скрипучий смех огласил комнату и Гарри побоялся, что кто-нибудь заглянет его проверить.

- А не сам ли ты мне позволил его увидеть? Чего ты хочешь от меня, лорд? Ты мне определенно по душе.

- Я знаю, что в Ваших силах выбрать нового хозяина этого родового особняка. Назначить наследника. Сириус принял лишь ничтожную часть власти над этим домом. Сама магия Гриммо двенадцать противится моему крестному.

- Кого же ты предлагаешь на место Наследника?

- Себя, дорогая леди Вальбурга. Все условия соблюдены. Во мне течет кровь вашего рода, пусть самая малость, но это так. Я придерживаюсь взглядов Вашей семьи. Мой магический уровень достаточно высок и Ваш эльф уже души во мне не чает, - широко улыбнулся волшебник.

- Ну, ты и мерзавец, - расплылась в улыбке ведьма. - Никакая ты не копия этого щенка Джеймса, как твердит мой пропащий сынок Сириус, ты пошел в свое деда. Ах, Максимилиан Поттер, этот дамский угодник был настоящим чистокровным волшебником.

Взгляд леди Блэк подернулся дымкой, в своих мыслях она вернулась к безвозвратно ушедшей молодости.

- Я назначу тебя своим Наследником. Ты умеешь убеждать, лорд Певерелл. Кикимер, перед тобой твой новый хозяин.

- Кикимер так рад, так рад! - заламывая руки, прогнусавил домовик.

- Коснись холста, наследничек.

Парень уверенно коснулся портрета и почувствовал легкий укол в палец. По его указательному пальцу зазмеилась тоненькая чернильная змейка и обвила палец, превращаясь в татуированное на коже кольцо.

- Сходишь потом к гоблинам и получишь доступ к сейфам и родовой перстень, но имей ввиду, мальчик, ты должен прославить нашу семью и подарить нам наследника! Я не желаю, чтобы мой род угас на Сириусе.

- Этого не будет, леди Вальбурга. Я благодарю Вас!

- Я устала, - проворчала та. - И выгони как можно скорее эту шваль из нашего дома во имя Мерлина Великого! Весь дом ими провонял!

Ведьма исчезла из рамы, переносясь в свой портрет на первом этаже.

- Кикимер.

- Да, хозяин?!

- Ты не должен дать понять другим, что я твой хозяин, да и вообще Наследник. Веди себя, как прежде, но не позволяй этим полоумным людям выбрасывать на помойку имущество семьи Блэк! Это же просто маразм!

- Да, господин, маразм, господин!

Гарри усмехнулся на поддакивание эльфа.

- И проследи, чтобы этот грязный вор больше ничего не стащил, а я уж с ним разберусь сам.

- Да, господин!

- И, ради Мерлина, приведи себя в порядок! Смотреть тошно! А теперь ступай прочь!

Радостный эльф тут же исчез, а Гарри, усталый, но довольный, улегся в постель.

Ему еще предстояла разобраться с кучей других проблем. Но это будет завтра. Все завтра.

25 глава

Поттер сидел в «Кабаньей голове» вместе со своими боевыми товарищами и с удовольствием потягивал огневиски. Джон Транси сильно размахивал руками, рассказывая очередную забавную историю, что приключилась с ним на охоте в болотах Манчак, в штате Луизианы. Его ковбойская шляпа сбилась на бок, пока он показывал в лицах, как пленит своим знаменитым лассо людоеда-ругару. Его дочурка Бобби Рей хихикала и делала большие глаза, описывая, как ее папочка гонялся за этими любителями человечины по болотной жиже, уворачиваясь от аллигаторов, в то время как она преспокойно ожидала его с горючей смесью на берегу.

Смит благодушно хмыкал и жалел, что он тогда не гостил в Штатах. Уж он бы со своей смертоносной клюкой в два счета справился с любым монстром.

Ричард Фрай задумчиво глядел в свой стакан с виски, словно пытался узреть в нем божью истину, и улыбался краешком губ.

Остальные ребята уселись за соседним столом, уткнувшись в карты, и то и дело выкрикивали проклятия в сторону выигравшего счастливчика.

Блейз Забини стоял за барной стойкой и подливал Гарри огневиски. Интересно, что здесь забыл его темноглазый любовник? Разве он не должен сейчас быть в Италии вместе со своей семьей?

Драко Малфой в костюме официантки плавной походочкой скользнул к Гарри и томным голосом поинтересовался, не желает ли он еще что-нибудь заказать. О, еще как желает! Гарри ослабил воротничок, расстегнув пару пуговиц на рубашке. Светловолосый ангел низко наклонился к нему и уже жарко зашептал меню на ухо, когда двери паба резко распахнулись, как в классическом вестерне.

Изрядно повзрослевшая и потолстевшая Джинни Уизли направлялась прямиком к Поттеру, держа за руку ковыряющего в носу рыжего пацаненка в грязной мантии.

- Я его ищу, а он тут с дружками прохлаждается! Никчемный пьянчуга! Правильно говорила моя мама, нужно было выходить замуж за Дина Томаса!

Герой, мягко говоря, опешил и попытался отойти от скандалящей женщины как можно подальше. Драко растворился в воздухе, как и Забини. Друзья лопались один за другим, словно мыльные пузыри, пока он не остался один на один со своим персональным кошмаром.

Десяток рыжих детей наводнил бар. Они бегали, кричали, пихались, разбивали бутылки и посуду, а один мелкий карапуз уселся у его ног на горшок и стал тужиться.

У Гарри глаза вылезли из орбит от ужаса, он пытался отцепить от себя и своей мантии, в которую сморкалась курносая девчонка лет пяти, верещащую Джинни, пока та, в конечном счете, не превратилась в Молли Уизли. Маг почувствовал, что что-то неладное творится с его телом и, бросив взгляд на висящее над полками со спиртным зеркало, закричал. Он превратился в старого и немощного Артура Уизли!

Когда Поттер уже был готов лишиться чувств, пол под его ногами разбился в дребезги, словно стекло, и он стал падать. Поттер падал и падал, пока не рухнул на острые камни. Поднявшись на ноги, все еще дрожащий от страха, он увидел, что его руки покрыты кровью. Гарри огляделся и сделал пару шагов назад.

Он стоял на руинах Хогвартса. Кругом были кровь, мертвые тела с раскрытыми в крике ртами, изломанные волшебные палочки. Неудержимая армия магглов-военных теснила отчаянно сопротивляющихся волшебников, среди которых Гарри разглядел своего профессора. Спотыкаясь и стараясь не наступать на погибших, Поттер пытался добраться до кружащегося в Пляске Смерти Северуса Снейпа. Вот наставник разит Авадой пехотинца, и предательница Грейнджер делает пас палочкой. Снейп спотыкается и оказывается у ног врага.

- Прошу, профессор, не сопротивляйтесь! К сожалению, для нас уже все кончено! Умоляю вас!!! - кричит Гермиона, срывая голос, размазывая слезы по грязному лицу.

- Никогда, - цедит профессор и отшвыривает от себя магглов. - Где Поттер? Где это ходячее бедствие?! - голос наставника надтреснут, сам он озирается по сторонам, ища своего ученика, во взгляде застыли тревога и отчаяние.

- Профессор! Я здесь!!! Я здесь!!! - кричит Гарри.

Но его не слышат. Правильно, ведь на самом деле его здесь и нет. А Поттер из того будущего лежит в крови и грязи под мертвым телом здоровяка-маггла с переломанной ногой и тихо плачет, видя метания своего самого дорогого человека, не в силах крикнуть, ибо голос сорван от проклятий, а сил не осталось. Зато он прекрасно слышит, слышит каждое слово, которое извергает ненавистный рот бывшей подруги.

- Поттер! - на мгновение их глаза встречаются, и от проступившего облегчения на лице Снейпа его сердце разрывается на куски.

Он безмолвно кричит, но выходит лишь кровавый хрип из горла. Северус Снейп уже падает на землю, пронзенный свистящими пулями. Черная, пропитанная кровью мантия так красиво взлетает вверх, словно расправленные крылья, и укрывает своего хозяина.

Настоящий же Гарри падает на колени рядом с профессором, и нечеловеческий крик оглашает округу.

Парень резко проснулся и, сотрясаясь в рыданиях, перевесился через кровать, его безжалостно вырвало на пол. Желчь драла горло, слезы лились из глаз, он начал задыхаться.

Кикимер выпрыгнул из темноты, как кошка, и принялся его успокаивать. Водил пальцами-веточками над головой хозяина, что-то шептал, и Гарри почувствовал, как ему становится намного легче. Он откинулся на подушки и смотрел в потолок невидящим взглядом. Эльф быстренько убирал за ним и тихо, но настойчиво, попросил пойти в ванную. Парень кивнул, позволяя домовику увести себя, и полностью отдался на его попечение.

Приняв холодный душ и отделавшись от заботы Кикимера, Гарри, накинув халат, спустился на кухню. Его разум вновь спокоен и остр. Это был всего лишь кошмар. Обычный кошмар.

Проходя мимо леди Блэк, Поттер услышал тихие ругательства за задернутыми портьерами и вскоре понял, из-за чего они.

Дверь кухни была приоткрыта, оттуда доносились страстные стоны и тихие скулящие всхлипы. Не надо быть гением, чтобы понять, чем там занимаются. Гарри замер в дверях, заглядывая в помещение. Собственно говоря, ему нечего стесняться, и ему совершенно не стыдно. Стыдно должно быть тем, кто не счел нужным уединиться в собственной спальне для любовных утех и не позаботился об остальных жильцах дома Гриммо двенадцать.

Сириус жестко вколачивался в распластанного на кухонном столе Люпина, постанывая от удовольствия. Член пассива был сильно прижат к столешнице и явно не заинтересован в происходящем половом акте. На отсутствие желания со стороны партнера Блэк не обращал ровным счетом никакого внимания. Крестный Гарри кончил, протяжно выстанывая имя его отца, в то время как оборотень особенно громко всхлипнул, болезненно мелко дрожа.

Отвратительно! Эта мысль заполнила все сознание юного мага.

Тут Ремус поднял бледное лицо с дорожками слез и встретился взглядом со стоящим в проеме Гарри. Люпин побледнел еще больше, его щеки медленно заливала краска стыда, и он прикусил губу.

Как же жалко!

Гарри достаточно громко вздохнул, чтобы и Сириус его заметил, и прошел внутрь кухни.

Крестный застыл на месте, как соляной столб, с его члена все еще сочилась сперма вперемешку с кровью Люпина.

- Гарри…

- Сириус, если ты сейчас начнешь читать мне нотации, я тебя прокляну. И даже не думай передо мной оправдываться, - вскинул руку парень, передергивая плечами от отвращения.

- Что ты здесь делаешь?

- Явно не имею Ремуса, - жестко улыбнулся крестник. - Полечил бы Реми, ты наверняка его сильно порвал.

Блэк лишь открывал и закрывал рот, как выброшенная на сушу рыбина.

- Рем, тебе помочь встать? К тому же, нужно остановить кровотечение, я понимаю, что ты вроде как оборотень, но все же…

- Нет, спасибо, Гарри, - мучительно краснея и вздрагивая от боли, Люпин встал и дотянулся до висящих на стуле брюк. - Со мной все хорошо.

- Гарри, как ты себя ведешь?! Не смей нам хамить! - наконец отмер Сириус. - Какого Мордера ты здесь делаешь?!

- Я пришел на кухню попить воды. И, знаешь, Сирии, не надо взывать к моим стыду и совести, которых у тебя самого нет. Мало того, что тебя не заботят другие жильцы этого дома, так ты даже не удосужился наложить на кухню какие-либо чары, раз решил потрахаться в таком доступном каждому месте. Ты совсем не уважаешь своего партнера.

- Не указывай тут мне! - рявкнул Блэк. - Я хозяин этого дома, а не ты, сопляк!

- Конечно, - чуть не заскрипел зубами от злобы Гарри. - Я не хозяин этого дома, но я хозяин себе самому! И, ради Мерлина, слушать, как ты имеешь Ремуса и кончаешь, выкрикивая имя моего отца, уж увольте! Неужели ты думал, я не замечаю, как ты смотришь на меня? Я не Джеймс и не гребанный Сохатый, тебе ясно, Сирии?! И если ты надеялся сделать меня третьим в вашей компашке, то вынужден тебя разочаровать!

Когда последнее слово слетело с его губ, Сириус просто ударил крестника. Сильно, наотмашь, разбив губу и опрокинув на пол. Поттер знал, что каждое его слово попало точно в цель, и сейчас крестный был просто адски взбешен, и никто его теперь не остановит. Блэк набросился на парня, осыпая ударами, его рука пробралась в пижамные штаны жертвы и грубо сжала член.

Гарри ударил Сириуса, вложив в свой кулак всю свою злость, боль и отчаяние. Люпин пытался их растащить, но все было тщетно. Магия гриффиндорца клокотала от ярости, он чувствовал, как дом вибрирует от его злобы, подпитывая юного хозяина. Парень легко пришпилил крестного к засаленной стене лишь взмахом руки, выбив весь воздух у него из легких. Он хотел сжать этого ублюдка своей магией, как тисками, чтобы только кровавые ошметки брызнули во все стороны.

Именно эту ужасную сцену и застали остальные обитатели Гриммо 12. Люпин шагнул к Гарри и положил руку ему на плечо. Тот с огромным усилием отпустил Блэка и развернулся к застывшим от страха волшебникам. Теперь он окончательно будет выглядеть в их глазах психом, убийцей, маньяком, одержимым. Этим поступком Поттер словно лично подписался под каждым лживым словом, напечатанным в «Пророке», подтвердил свою психическую неустойчивость, но ему плевать, игры кончились!

- Дай пройти! - он грубо отпихнул с дороги бледную, как поганка, мелкую Уизли и направился к себе.

Да пошли они все к черту на рога! Он одержим Волдемортом - вот его отмазка на этот год!

Тяжело рухнув на кровать, Гарри принялся боксировать подушку, пока не услышал робкий стук в дверь.

- Я - социально опасен, так что советую Вам поскорее убраться от моей двери, если Вы не жаждущая меня нимфетка или ловец Ирландской Сборной по квидиччу!!!

- Нет, это всего лишь Рон Уизли, друг Гарри.

Парень отбросил порядком истрепанную подушку и оглянулся. Рон неловко замер в дверном проеме, топчась на месте и не зная, куда деть свои большие руки.

- Кхм, ты в порядке?

- Тупой вопрос.

- А, да, извини. Позволишь? - рыжик махнул рукой внутрь комнаты и, не дожидаясь ответа, закрыл за собой дверь. - Ммм, все в ужасе там, на кухне.

- Могу себе представить, - хмыкнул Поттер. - А ты что тут делаешь?

- Пытаюсь удержаться в позиции твоего друга, раз уж бойфренд из меня не вышел, - грустно улыбнулся Уизли.

- Я не хочу тебя жалеть. Просто не могу.

Рон был удивлен, так как не понимал его, но согласно кивнул. Он выглядел осунувшимся и больным, прессинг со стороны семьи ни кому не идет на пользу.

- А у тебя тут классно, - заметно нервничая, сказал рыжий. - И просторно. Вот у меня соседка - Джинни, бее. Это просто кошмар, ты себе не представляешь! Вся стена около ее кровати облеплена твоими фотографиями, даже с потолка улыбается твое увеличенное фото.

- Ужас! - вздрогнул Гарри, отвлеченный от тяжких мыслей. - А на твоей - Пушки Педдл? Ну, что, они в очередной раз проиграли сезон?

- Я уверен, они еще покажут себя, не сомневайся! У них произошла замена в составе, новые вышибалы. Эти ребята реально круты.

- Мне кажется, им это не поможет, - засмеялся Поттер. - Ну, что ты так смотришь на меня, Рон?

- Мне жаль, Гарри. Я вижу, как тебе тяжело, и ничего не могу с этим поделать.

- У тебя тоже жизнь не сахар, да, Ронни?

- Кхм, и никогда ей не была.

- Отстой.

- Полный, друг.

- Я не думаю, что мы можем быть друзьями, Рон. Все слишком сильно поменялось, и даже не можешь себе представить как.

- Я это давно понял, но мне не хочется терять тебя.

- Не говори так больше, - Поттер неловко взбил подушку. Любовь его друга буквально можно было пощупать руками.

- Извини, я давно заметил, что тебе это неприятно, но ничего не могу с собой поделать.

- Забыли. Значит, хочешь оставаться моим другом? А как же семья, директор и деньги, а, Рон?

Уизли вздрагнул, как от удара, и сгорбился, стараясь стать как можно незаметнее.

- Это неправильно, то, что делают они. Я так не хочу.

Гарри окинул сжавшуюся фигуру внимательным и острым взглядом, прикидывая что-то в уме, затем подошел к сундуку рядом с кроватью.

- Знаешь, что это такое? - указательный и большой пальцы сжимают стеклянный фиал с кристально-прозрачной жидкостью.

- Сыворотка правды.

- Пять баллов Гриффиндору, - копируя манеру Снейпа, хмыкнул Гарри. - Готов рискнуть всем, чтобы попытаться вернуть мою дружбу?

- Когда я пересек порог этой комнаты, то уже все для себя решил. Раз ты этого хочешь, Гарри, то я это сделаю.

- Ты сам это сказал.

Пара капель и взгляд Рона Уизли расфокусировался и остекленел, подтверждая действие сыворотки.

- С какого времени твоя семья получает деньги из сейфа Гарри Поттера?

- С моего первого курса в Хогвартсе.

- Замечательно. Тебе приказали подружиться с Поттером?

- Да, но…

- Директор давал тебе или твоей семье какие-либо отдельные указания?

- Я должен был быть твоим другом до окончания школы. Джинни должна была стать твоей девушкой, а потом ввести тебя в нашу семью. Отец с матерью - втереться в доверие и заменить родителей.

Гарри слегка нахмурился. Неприятно, но это он и так знал.

- Расскажи о своем детстве.

Рон механическим голосом поведал о том, как ему приходилось буквально все донашивать за братьями. Его шпыняли близнецы и иногда достаточно зло подшучивали, например, от скуки обливали ноги бубонтюберным гноем. Денег катастрофически не хватало, и тогда его решили отдать на воспитание в бордель для мальчиков. Слава Мерлину, для Рона на горизонте вовремя замаячил Дамблдор со своим деловым предложением.

- Вот так семейка, - в легком шоке проговорил Поттер. - Какие сейчас у тебя указания от директора насчет меня?

- Никаких. Меня списали со счетов, потому что я пытался за тебя заступиться. Меня собираются выгнать из рода, в конце августа.

- Ты действительно хочешь дружить с Гарри Поттером?

- Я люблю его, но согласен довольствоваться лишь дружбой.

- О-хо-хо, - Гарри вскочил на ноги и принялся расхаживать по комнате.

- Члены Ордена Феникса считают меня одержимым Волдемортом?

- Да.

- А Дамблдор?

- Я не знаю. Я… О, кажется, сыворотка перестала действовать, - пробормотал Рон, мучительно краснея.

- Все равно я уже узнал все, что мне было нужно.

- О, ну, это хорошо.

Гарри взмахнул палочкой и шею Рона Уизли опоясал золотой ошейник.

- Если ты скажешь кому-нибудь о нашем разговоре, то умрешь, не успев даже закончить предложение. Советую практиковаться в легилименции или не смотреть орденцам в глаза. Если кто-то попытается взломать твои воспоминания, ты сразу же рухнешь в обморок, и так будет всякий раз, когда к тебе применят легилименцию.

- Когда ты это уберешь?

- Как только удостоверюсь, что тебе можно худо-бедно доверять. Теперь уходи, мне нужно отдохнуть. Я чертовски устал, а у меня еще суд в Министерстве через два дня. Уходи.

Рон поспешно вышел, не желая его еще больше злить.

- Добби, - устало позвал гриффиндорец.

- Сэр Гарри Поттер! Добби к Вашим услугам!

- Ты все сделал, как я просил?

- Да, сэр. Гоблины просили передать это Вам.

- Спасибо, Добби, можешь идти.

Домовик исчез, а Гарри уселся за письменный стол и вскрыл конверт. Потерев красные от недосыпа глаза, он углубился в чтение зашифрованного послания от Смита. В письме невыразимец отмечал резкий скачок активности среди военных сил Англии и какую-то важную персону, прибывшую с серьезным сопровождением в штаб-квартиру военно-воздушных сил. Гарри это, ох, как не нравилось, чует его печенка, не к добру это не к добру. За окном начало светлеть, занимался рассвет.

* * *

Люциус Малфой, чистокровный аристократ в не счесть каком поколении, грозно взирал на металлическое чудовище перед собой. Стянув длинные белокурые волосы в хвост и сменив безукоризненный дорогой костюм на маггловские джинсы и рубашку, мужчина был готов к битве. Малфой обошел маггловское изобретение вокруг и вновь задумался.

Он должен справиться! Чтобы его, Люциуса Малфоя, победила какая-то маггловская машина?! Будь он проклят, если не выйдет в этой битве непременно победителем!

Оглядев площадь работы и предвкушающее потерев руки, маг воровато огляделся по сторонам и только потом забрался на «Райдер», маггловскую газонокосилку.

Они с семьей решили вести себя как магглы - отказались на время от магии, и все ради собственной безопасности. Темный Лорд наверняка в бешенстве раскидывает Круцио направо и налево. Поспешно покинув Малфой-мэнор, прихватив лишь самое необходимое, они скрылись в Уэльсе, в купленном пару лет назад через подставное лицо коттедже с большими зелеными угодьями. Идеальное место, чтобы переждать бурю. Ну, кто будет искать Малфоев среди ферм и пастбищ?

Отрегулировав высоту скоса травы и ширину скашиваемой полосы, Люциус принялся за работу. Мужчина пренебрежительно фыркнул. До чего же просто! Он вальяжно расположился на сидении и крутил руль лишь кончиками пальцев.

Нарцисса выглянула в окно, тревожась за мужа, и тихо рассмеялась - ее супруг водил эту маггловскую штуку так, словно был Королем Мира. Все еще посмеиваясь, она перевела взгляд на электрическую плиту, где стояла большая кастрюля, заполненная до краев массой по виду и цвету напоминающую деготь. Мда, готовка явно не ее сильная сторона. Женщина сжала пальцами волшебную палочку, что лежала в кармане фартука, и горестно вздохнула. Никакой магии.

- Ты же у меня умничка, Нарцисса! Ты же так рвалась готовить мне ужин до свадьбы, - принялась передразнивать мужа волшебница. - Да я была готова стирать твои мантии вручную, лишь бы выйти замуж, ослик ты мой.

Нарцисса сладко улыбнулась, вспоминая их свадьбу, танец в бальном зале на виду у сотен гостей и перекосившееся лицо Абраксаса Малфоя. Старый козел так и не смирился с выбором невесты, но ничего, смерть от драконьей оспы в таком возрасте никого не удивила. Ведьма легкомысленно пожала плечами, Люциус все равно был не в восторге от собственного отца.

Леди Малфой взяла деревянную ложку с длинной ручкой и помешала свое варево. Ложка так и осталась в кастрюле, намертво склеившись с «дегтем». Кажется, сегодня опять не обойтись без заказа еды на дом. Какая жалость, что им нельзя даже эльфа вызвать.

- Драко!

Хлопнула дверь на втором этаже, и ее лапушка-сын спустился на кухню. Бросив равнодушный взгляд в окно, он слегка усмехнулся:

- Папа развлекается.

Нарцисса снова выглянула в окно и увидела мужа, бегущего за вышедшей из под контроля машиной. Металлическая штуковина нарезала по зеленой траве спирали и фыркала, как лошадь. Неужели Люци применил к ней магию?

- Дорогой, помоги мне воспользоваться телефоном, - тщательно выговаривая название этой маггловской штуковины, попросила женщина. - Сегодня будем довольствоваться ресторанной едой.

Сын взглянул на плиту за спиной матери и сморщил острый носик.

Драко выглядел уставшим и изможденным. Эта мертвецкая бледность, Нарциссе очень не нравилась.

- Драко, может, тебе стоит развеяться?

- Мама! Как ты себе это представляешь? Я не собираюсь пинать «мяч» с магглами, как какой-нибудь Поттер! Или пасти овец!

- Ах, вот в чем дело, - хитро улыбнулась та. - Ну-ка, пойдем со мной.

Леди Малфой подала сыну руку, и они вместе прошли в гостиную.

- Дорогой, ты же знаешь, что можешь рассказать своей маме все-все, - с видом заядлой сплетницы протянула Нарцисса.

- О, не начинай, мама!

- Ты слишком часто говоришь про этого мальчика, а это не может не настораживать.

- Он меня просто раздражает.

- Ох, Драко, ты отвратительный лгун! Ну же, поделись с мамой, - заискивающе ворковала ведьма в ожидании пикантной новости.

- Даже не думай что-либо рассказывать этой женщине, сын! Она обернет это против тебя, можешь мне поверить, - проговорил Люциус Малфой, входя в комнату.

- С тобой все в порядке, милый?

В платиновых волосах волшебника торчали былинки травы, рубашка была испачкана грязью, а сам мужчина выглядел уставшим и, увы, побежденным.

Драко, ловко извернувшись, вырвался из объятий матери и, благодарно кивнув отцу, побежал наверх.

- Прекрасно, Люциус, ты настраиваешь сына против родной матери, - скрестила руки на груди волшебница.

- Успокойся, Нарси, - он чмокнул жену в щеку. - Я голоден, как стая оборотней. Ну, что у нас на обед, милая?

- Кхм, ммм…

Леди Малфой окинула быстрым взглядом мужа, а затем виднеющуюся из гостиной электрическую плиту с ее кулинарным шедевром, и закусила губу.

- А разве меня тебе мало? - игриво поинтересовалась она, накручивая выбившийся локон мужа на палец.

- Нарцисса, я голоден и требую нормальной еды в этом доме!

- Не будь занудой, Люци, мы закажем еду на дом. Извини, конечно, но я не кухарка! И моя маман не учила меня готовить печенье и прочее, - пренебрежительно помахала ручкой ведьма. - Вот если бы ты попросил сварить зелье от угревой сыпи…

- Нарцисса! - предостерегающе прорычал лорд Малфой.

- Не смей повышать на меня голос, Люциус Абраксас Малфой! Я твоя драгоценная вторая половинка, а не уличная девка с Дрянн Аллеи!

- Только не начинай…

- Ох, так я еще и истеричка теперь, да, Люци?!

- О, Мерлин, за что мне это?! - маг тяжело рухнул в кресло и прикрыл глаза рукой.

- Ну, Люци, - она присела на подлокотник кресла, - нам нужен эльф или кухарка.

- Не понимаю, что там такого сложного?!

- Ах, так! - взъярилась женщина. - Тогда иди и сам готовь!

И, повесив на шею обомлевшего мужа розовый фартук в цветочек, зашагала наверх, гордо вскинув голову.

Драко, стараясь не обращать внимания на ругань родителей, читал учебник по Зельеварению за 5 курс, но его взгляд то и дело перемещался с чернильных строчек на панораму за окном. День стоял превосходный. Небо было чистое, без единого облачка, легкий ветерок шевелил листву на деревьях, солнце не сильно слепило. Идеальные условия для игры в квиддич. Это самые отвратительные летние каникулы в жизни Драко! Сумасшедший Лорд хозяйничает в мэноре и рыскает по всей Англии в поисках семьи Малфой. Их удачный побег состоялся лишь благодаря ограничениям, которые Поттер наложил на Лорда в кровном договоре. Ну, кто бы мог подумать, что этот шрамоголовый сможет провернуть такое. Только Гарри способен на столь невероятные поступки.

Гарри? Поттер! Поттер!! Только Поттер!!!

Драко захлопнул книгу и уселся на подоконник, откуда прекрасно была видна соседняя ферма, где стая мальчишек-оборванцев играла в ножичек. Парень лишь снисходительно улыбнулся, доставая из-за пояса дагу. Этот кинжал для левой руки при фехтовании шпагой, перешел ему от прапрадеда.

Клинок был прямой, двухлезвийный, копьевидной формы, украшенный руническим орнаментом. Рукоять - из отполированного красного дерева. Сам клинок из стали высокого качества, ручной гоблинской работы.

Кинжал имел хитроумное устройство, как и немецкая дага, в виде выскакивающих по желанию хозяина двух боевых захватов-ловушек вражеского клинка.

Драко фехтовал с пяти лет, и дага была его любимым оружием, ведь ее можно было использовать не только для обороны, но и для атаки, как колющее орудие. Не зря её называли «кинжал для удара милосердия», который наносился прямо в сердце поверженному противнику.

К тому же, Драко любил использовать дагу вместе с волшебной палочкой, целясь кинжалом в шею противника. Этот прием был уникален и передавался в семье Малфой из поколения в поколение. Он был редким в использовании, например, его отец так и не овладел им, в отличие от сына.

Наследник с грустью вспоминал еженедельные занятия с отцом в дуэльном зале. Его великолепная французская шпага осталась в поместье.

Юноша тяжко вздохнул, вертя в рукав острый кинжал и смотря в даль.

А у Поттера сегодня день рождения.

Драко нахмурился: стоит ли вообще забивать себе голову этой чепухой? Он не отправил гриффиндорцу ни единого письма, хоть и обещал. Что-то подозрительно похожее на совесть зашевелилось внутри и больно кольнуло сердце. Малфой бросил рассеянный взгляд на письменный стол.

Нет. Тем более, пользоваться совой сейчас опасно, можно привлечь ненужное внимание. Чтобы он из-за Поттера подверг свою семью опасности? Вот уж дудки!

Блондин принюхался и сморщил нос. Воняло гарью. Из-под двери в комнату начал просачиваться ядовитый дым. Только пожара им не хватало!

Рывком распахнув дверь, парень закашлялся и прикрыл лицо рукавом. Источник дыма находился явно на кухне, откуда доносились витиеватые ругательства на французском.

Драко спустился вниз и попытался слезящимися глазами разглядеть сквозь смог хоть что-нибудь.

Люциус Малфой размахивал кухонным полотенцем, выгоняя дым через открытое нараспашку окно. Весь в копоти, с дурацким фартуком, болтающимся на шее, и сипящий проклятия в адрес Лорда, Поттера и всего Магического мира в придачу.

- Папа веселится, да, милый? - Нарцисса наколдовала заклятие мыльного пузыря для сына и злорадно улыбнулась.

- Мам, магия.

- Это экстремальный случай, золотко. Как готовка, милый?! - ее голос из-за мыльной преграды звучал немного глухо, но достаточно громко.

- Уйди с глаз моих, любимая! Иначе я за себя не отвечаю.

- Мы пойдем за едой. Не волнуйся, Люци, я уже взяла твою кредитку.

- Чума на ваши головы! - рыкнул лорд Малфой вслед убегающим родственникам.

27 глава

- Ай! Бородатый Мерлин!

Гарри вскочил с кровати, с палочкой наготове и, еще толком не проснувшись, оглядел свою спальню. Фред валялся на полу, потирая ушибленную кулаком Поттера челюсть, а Джордж покатывался со смеху.

- Идиоты.

- С днем рождения, Гарри! - заголосили эти двое, и с потолка посыпались серпантин и конфетти.

- Спасибо, ребята, - благосклонно кивнул Поттер, ухмыляясь. - Ну, и где ваш подарок?

- Нет, ты только посмотри на него, братец Фордж! Где скромный маленький волшебник, которого мы знали?

- Да, братец Дред, это не наш Гарри Поттер! Наверняка это кто-то скрывается под оборотным, - заливаясь смехом, близнец полез к Гарри под пижамную куртку.

- Руки по локоть ампутирую, - мило бросил гриффиндорец.

- Злюка!

- Нет, ты и есть само зло!

- Ближе к делу, ребята. Что вы хотели?

Надувшие губы близнецы в мгновение ока приняли серьезный вид. Джордж вынул из кармана маленькую коробочку и, постучав по ней, увеличил до нужного размера. Фред открыл коробку и Гарри, движимый любопытством, заглянул внутрь. Потом перевел взгляд на Уизли, и опять на содержимое коробки.

- Вы что, совсем спятили? Где вы это взяли? Хотя я догадываюсь где…

Инферно бродил вокруг коробки, распушив хвост и предупреждающе шипя.

- Это же золотая жила, Гарри! - возбужденно затараторил Фред. - Мы уже столько всего придумали, ты только подумай, что это нам даст!

- А знаешь, что мне это напоминает, Фред? Хагридоманию! Это же акромантул, а не карликовый пушистик! Ради Мерлина, как вы его сюда протащили? Ему на вид уже недель семь-восемь.

- Брось, Гарри, друг, у нас все под контролем, - махнул рукой Джордж. - Мы в этом профессионалы!

Паук в коробке дернулся и начал бешено извиваться, стараясь избавиться от пут, которые наложили на него близнецы.

- Хагрид сказал, что это девочка и ее зовут Лиззи.

- Лиззи? - Гарри расхохотался, хватаясь за голову. - Верните Хагриду эту тварь, пока она не вымахала во взрослую особь. Акромантулы невероятно быстро растут! Как бы вам однажды не заснуть снаружи, а проснуться уже в желудке Лиззи.

- У нас проект, Гарри.

- Да, дружище, это будет бомба!

- Мне уже не по себе…

- Единственное, что нам не хватает - яд взрослого акрамантула, так что мы никак не можем вернуть Лиззи обратно.

- Да неужели?

- О, да! Скоро наша детка будет готова.

- И она надерет задницу любому Пожирателю Смерти, да, братец Фордж?

- Разумеется, братец Дред.

- Мда, чувствую, было опрометчиво с моей стороны дарить вам книги по машиностроению и генетике.

- Ага, а также учебники по химии и физике…

- И биологии, и маггловской медицине, - хором закончили братья.

- Я породил чудовищ, но, как я понимаю, несущих золотые яйца, не так ли?

- Все будет чудесно, босс.

- Грести лопатой галеоны - вот наше будущее, дружище!

Гарри не стал слушать их болтовню, а принялся собираться к завтраку, когда близнецы за его спиной дружно охнули и восемь паучьих ног бодро застучали по паркету в сторону робко открывающейся двери.

Нет, это не комната, а проходной двор какой-то!

- Оооуууууууу! - вопль ужаса и звук падающего тела.

Акромантул легко проскочил в образовавшуюся щель и побежал осваивать другие комнаты особняка.

- За ним, живо! - взревел Фред, выбегая, и Джордж поспешил за ним, перепрыгнув через бесчувственное тело Рона.

Инферно, приняв охотничью стойку, резко рванул вслед за огалтело кричащими близнецами. Портрет леди Блэк затянул очередную арию.

Ужас! Дурдом на выезде!

- Дай мне терпения, Моргана, - заскрипел зубами Поттер и плеснул воды из графина на своего друга.

- Это…это…это, - заикаясь, бормотал сидящий на полу мокрый Рон.

- Да, это был акромантул, и упаси Мерлин твоих братцев не поймать его вовремя.

- О, придурки, - схватившись за голову, протянул рыжик и, наконец, поднялся на ноги. - С днем рождения, Гарри! Это тебе от меня.

Поттер опасливо принял небольшую коробочку и открыл ее.

- Рон?! - парень был удивлен не на шутку. - Ты это сам сделал?

- Да. Тебе не нравится? Извини, у меня не было возможности купить…

- Это просто класс, Рон. Мне нравится.

Гарри аккуратно извлек старательно вырезанную из черного дерева шахматную фигуру. Король, так похожий на него самого, нахмурился и скрестил руки.

- Ха-ха! Шахматы Гарри Поттера. Классно я придумал?

- Здорово. Я не думал, что тебе хватит сил его зачаровать.

- Эй, ты… Хотя ты прав, я не особо блещу умом, но стараюсь это исправить, - хмыкнул Рон.

- Но почему ты сделал меня черным королем?

- Кхм, не знаю, но я чувствовал, что так будет лучше всего.

- Что ж, жду твоих следующих работ, - Гарри убрал подарок в сундук. - А теперь завтрак!

- Мама приготовила для тебя праздничный стол, вечером не получится всем прийти. У взрослых опять собрание, - скорчил кислую рожу Уизли.

- Это не имеет никакого значения.

Молли Уизли расстаралась на славу, приготовив все любимые блюда именинника, и теперь приплясывала вокруг него, чуть не заглядывая в рот. Джинни то краснея, то бледнея, подарила Гарри подарок в ярко розовой упаковке с блестками.

Ну, в самом деле, он ведь не девчонка!

Билл, отведя его в сторону подальше от мамаши, подарил серьгу-хранитель в виде драконьего клыка. Приложив палец к губам, старший из братьев тихо отошел и завел с отцом разговор ни о чем.

Сириус, стиснув зубы, презентовал сквозное зеркало, рассказывая очередную историю про них с Джеймсом. Гарри одарил его неприязненным взглядом, но подарок принял.

- А где вторая часть?

- Э, у меня, - от такого вопроса растерял крестный всю свою спесь.

- Ну, и ты отдашь ее мне или как?

У Блэка заходили желваки, но он сделал глубокий вдох и протянул второе зеркало.

- Сириус, если ты начнешь себя вести как взрослый, вернее, как мой крестный, не зацикленный на моем сходстве с папочкой, я буду этому очень рад, - и, больше не говоря ни слова, именинник вернулся за стол, оставив озадаченного мужчину.

- Почта! - неуклюжая Тонкс ввалилась с охапкой писем в кухню.

Позади нее, стараясь держаться в тени, шел Наземникус Флетчер, грязный вор, и, конечно, сам сиятельный Альбус Дамблдор.

- С днем рождения, Гарри, мальчик мой!

- Вы признаете отцовство или делаете мне предложение интимного характера? - спокойно спросил Гарри, невинно хлопая глазками. У него уже в печенках сидела эта манера разговора старика.

Директор поперхнулся, затем тяжко покачал головой и, стараясь не встречаться с ним взглядом, уселся за стол.

Поттер сел между взъерошенным Фредом и Наземникусом. Флетчер, криво улыбаясь, кивнул ему и потянулся к еде.

- Брось рассеивающее внимание заклятие, - шепнул на ухо близнецу Гарри.

Поттер оглядел стол и, убедившись, что на них никто не обращает внимания, а Дамблдор уже уходит, решил заняться одной грязной проблемой.

- Мистер Флетчер, Вы тоже состоите в Ордене Феникса?

- Ммм, я скорее помогаю кое-чем, - увильнул тот от ответа, щедро плеснув себе в бокал вина. - Я очень полезный человечек, который имеет много нужных связей.

- Ах, да, вы же сбытчик краденого, - мило улыбнулся Гарри, отпивая немного сока. - Как там Ваши ворованные котлы?

- Я, эм… слушай, парень, я не занимаюсь такими вещами, и эти котлы… меня попросили, так что…

Флетчер хотел было встать, но ничего не вышло. Он словно приклеился к стулу.

- Знаете, этот особняк просто пропитан магией, он как живое существо, которое подчиняется лишь хозяину. Так вот, этот дом, домовик, мебель и столовое серебро, которое Вы так любите красть, и даже стул, на котором Вы сейчас сидите - все это принадлежит мне, - Поттер понизил голос до угрожающего шепота. - Пока я не захочу, Вы не покинете этот дом.

На лбу Наземникуса выступил пот, который он стер грязным платком.

- Значит так, Поттер, если ты не хочешь, чтобы про твои фокусы узнали…

- Ха-ха. Флетчер, если ты не хочешь, чтобы твое тело нашли в сточной канаве с выпущенными наружу кишками, то будешь держать язык за зубами, - ласково улыбнулся парень. - Уж поверь мне, я об этом позабочусь, да еще буду так натурально плакать.

Фред рядом с ним дернулся: он уже некоторое время прислушивался к тихому разговору, и от слов Гарри мурашки побежали по телу.

- Чего ты хочешь, мелкий вымогатель?!

- Брось, Наземникус, тебе еще повезло, что я не хочу пачкать об тебя руки. Ты просто вернешь вещи в этот дом, все до единой, Кикимер тебе в этом поможет. К тому же ты передо мной в долгу, ведь я могу просто сдать тебя мракоборцам, и отдых в Азкабане тебе обеспечен.

- В долгу? - скривился вор.

- Разумеется. К сожалению, ты прав насчет собственной нужности. Ты можешь достать почти любую запрещенную вещь, темномагический товар твой профиль.

- Я работаю только по мелочи…

- Ох, только не надо, я тебе не Дамблдор и прекрасно знаю, что через тебя проходят вещички, которые потом оказываются в лавке Горбина. И я также знаю, что ты не прочь стать поставщиком для близнецов.

- Чертовы шалопаи, я же говорил держать рот на замке!

- Это не они, у меня свои источники, Флетчер. Так вот, я тоже этого хочу. Ты будешь доставлять им все, что взбредет в их сиамские головы. Разумеется, не за бесплатно. И я ведь не должен предупреждать тебя насчет молчания?

- Разумеется, нет, - рыкнул вор, но в его глазах уже зажегся алчный огонек. - А сам ты не хочешь прикупить что-нибудь интересное?

- Всему свое время, а мое время дорого и тратить его на грязных крыс, вроде тебя, мне не с руки.

- Ах, ты, ублюдок! Хух! - придушенно крякнул маг.

Деревянные прутики спинки стула, разошлись в стороны и стиснули Флетчера в смертельном объятии.

- Еще чуть-чуть, и они сломают тебе ребра, а никто этого не заметит, вот досада, - Гарри наклонил на бок голову. - Мы ведь поняли друг друга, правда, крыса?

Мужчина молча кивнул и, встав из-за стола и со всеми распрощавшись, чуть ли не бегом покинул кухню.

- А нормально его отпускать вот так? - наклонился к Поттеру Фред.

- Он обязательно вернется. Такие крысы, как он, не упускают случая разбогатеть. К тому же я приставил к нему кое-кого, - спокойно ответил парень и принялся за еду.

- Гарри, твои письма, - Тонкс рухнула на освободившееся место.

Развернув посылку, Поттер достал небольшой, размером с мячик для гольфа, стеклянный шарик.

- Это что, напоминалка? - захихикала Тонкс.

- Да, от Невилла.

- Долгопупса? - Джордж выглядывал из-за брата. - Не знал, что вы так тесно общаетесь.

- Подарки на праздники, не более того, - пряча предмет в карман, ответил с улыбкой Гарри. - Ну, у меня сегодня день рождения, кто скажет тост?!

У Гарри в последнее время было неспокойно на душе, поэтому идея со сквозным зеркалом пришлась как нельзя кстати. Надежно упаковав артефакт, гриффиндорец поднялся на этаж выше, в комнату Рона и Джинни. Рыжая надоеда была тут как тут. Она широко распахнула дверь и застыла в проеме, увидев посетителя.

- Рон тут?

Парень возвел глаза к потолку и протиснулся в комнату, мимо проглотившей язык девицы. Мерлин, и как только она ему могла нравиться раньше?

Его друг сидел на кровати, держа на коленях учебник по трансфигурации.

- Привет, Гарри.

- Кто ты и что сделал с Роном Уизли?!

- Ха-ха. Ты что-то хотел?

- Может, я просто зашел по-дружески.

- Ага, конечно, - улыбнулся тот, но Гарри почему-то стало больно смотреть на друга.

- Тебе ведь что-то нужно?

- Я пришел за Буклей.

В ответ сова, сидящая на шкафу рядом с Сычиком Рона, недовольно защелкала клювом.

- Знаю, что между нами все кончено, подруга, но не отлынивай от своих прямых обязанностей. Иди сюда, - Поттер поманил полярную сову.

Что-то рассерженно ухая, Букля уселась на стол и нехотя подставила лапку. Привязав посылку и прошептав в ухо совы адрес получателя, Гарри распахнул окно и выпустил птицу.

- Шахматы? - с крохотной надеждой поинтересовался Рон.

- А почему бы и нет, - улыбнулся Гарри, - но у меня в комнате.

Взгляд Поттера прошелся по оклеенным его увеличенными фотографиями стенам и по Джинни Уизли с горящими огнем щеками.

- Ты иди, а я сейчас соберу их. Сычик любит точить об них клюв, придурок, - сказал Рон.

Юный маг поспешил покинуть эту аномальную зону и быстренько смотался в свою комнату. Через пару минут появился мрачный Уизли.

- В чем дело?

- Джинни меня допекла, расспрашивая про тебя. Она уверена, что ты приходил к ней и по своей природной стеснительности не решился при мне признаться в любви, - угрюмо пробубнил рыжик, методично расставляя фигуры на доске.

- Чего? - челюсть Поттера впервые за все время второй жизни упала на пол. - У вас колдомедик часто дома бывает? Кажется, кому-то пора лечить головку.

- Да-да, а я живу в этом Святом Мунго пятнадцать лет.

Гарри с трудом вернул челюсть на место и сочувственно покивал. Вскоре парни уже яростно вели свои шахматные армии в бой. Впервые Рон встретил в лице друга соперника, ведь раньше тот играл из рук вон плохо. Поттер повелительно взмахнул рукой, и черная королева с удовольствием разбила троном белую ладью. Черные пешки одобрительно зашумели, ударяя мечами по щитам.

- Ну, ничего, - азартно потирая руки, проговорил Рон. - Слон на Е4!

Внизу зашлась воплями леди Блэк, и Гарри взмахнул рукой, прерывая игру.

- Ты со мной?

- Уже давно.

- Тогда держи, - Поттер протянул другу шнур телесного цвета.

Через Удлинители Ушей они услышали четкий голос Молли Уизли.

- Почему Снейп? Ведь Дамблдор обещал сам произвести замену, а потом изгнание из Рода!

Рон, стоящий рядом, побелел, как полотно, отчего веснушки еще ярче стали выделяться на лице.

- У Альбуса не так много времени, дорогая, - попытался ее успокоить Артур. - Каким бы мерзким ни был Снейп, но дело свое знает, и сделает все не хуже.

- Вы уверены, что это нужно? - сухим, хоть стекло режь, голосом спросил Билл.

- Это необходимо и не обсуждается.

- Мальчик на замену тоже придет со Снейпом?

- Да, но уже в облике Рона. Потом позовем настоящего на кухню, сольем воспоминания в Омут Памяти и произведем Обряд Отречения.

- Фух, надеюсь, мы успеем к ужину, - по-доброму заворчала Молли. - Я хочу накормить вас чем-нибудь вкусненьким.

Дальше взрослые волшебники принялись болтать о всякой ерунде, и Гарри решил вновь взглянуть на своего друга.

Рон опустил голову и то сжимал, то разжимал кулаки.

- Посмотри мне в глаза, - коротко приказал Поттер.

Уизли поднял взгляд и гриффиндорец впился в эти голубые глаза, после чего он облегченно выдохнул и искренне улыбнулся.

- Ты мне доверяешь?

- Да, - без колебаний кивнул Рон.

- Отлично, делай, как я скажу. Мы тоже не вчера родились, - кровожадная улыбка расползлась по лицу Поттера.

- От окклюменции ты защищен, будет Дамблдор заглядывать в глаза - подставляй в голове ложные образы, если что пойдет не так, ты отключишься.

- Что-то я не въезжаю…

- Ты станешь лже-Роном, как того и хотят взрослые.

- Не понял… О…Оооооо! А что со Снейпом? Его просто так не проведешь.

- Насчет этого не нужно переживать.

Входная дверь распахнулась, и портрет матушки Сириуса предсказуемо начал извергать проклятия.

- За мной!

Гарри рысью сбежал вниз и замер на лестничном пролете, прямо над головами волшебников.

- Ну, теперь можно и начинать.

Маги гурьбой направились в сторону кухни. Северус Снейп сделал шаг вперед и натолкнулся на невидимую стену, снова и снова. Пока не догадался поднять голову вверх. Лже-Рон замер рядом, недоумевая, почему профессор стоит на месте.

- Поттер, - одними губами прошипел учитель.

Юный волшебник замахал рукой, подзывая Снейпа, и скрылся из виду.

- Сначала поднимемся наверх, мистер Финниган.

- Да, сэр.

Как только они оказались на лестничном пролете, Гарри быстро скрутил беспалочковой магией подменыша и наложил Силенцио.

- Что Вы опять задумали? - обреченно вопросил Снейп.

- Всего лишь расстраиваю планы Гульфика, сэр. Все, как всегда.

- Гарри?!

Рон усиленно тер глаза, стараясь избавиться от зрительной галлюцинации.

- Прекрати, Рон, и иди с профессором. Свою роль ты знаешь, и что будет в случае провала тоже.

- А мне не полагается знать, что тут происходит? - вопросительно вздернул бровь Северус.

- Нет. Так будет не интересно. Тем более, тут по Вашим меркам интрига ничтожного уровня. Так, из разряда детского сада.

- Поттер, я когда-нибудь придушу Вас, - хватая за плечо настоящего Рона, прошипел зельевар.

- Не думаю, сэр. Ведь на самом деле Вам это нравится.

- Еще одно слово, и к моим котлам до конца года будет приставлена личная Золушка.

- Больше ни слова, сэр, - закивал Поттер. - Кикимер!

Эльф появился перед хозяином и согнулся в низком поклоне.

- Запри этого волшебника в какой-нибудь отдаленной комнате так, чтобы его было не слышно и не видно, но не забывай кормить и поить. Он не должен сбежать.

- Да, хозяин.

Северус Снейп лишь покачал головой, ему надоело удивляться. Рон смотрел на него квадратными глазами и пытался составить общую картину происходящего, но, видимо, все без толку.

- Придайте своему лицу более умное выражение, мистер Уизли. Хотя о чем это я, - хмыкнул профессор и поволок за собой Рона.

Поттер же вернулся в комнату, где обнаружил близнецов с Удлинителями Ушей и полными любопытства лицами.

- Ни слова, вы слышали.

Парень засунул в ухо шнурок и застыл рядом с близнецами.

28 глава

Дом на Гриммо, 12 проснулся еще до рассвета. Ничтожные волшебники сновали по его комнатам, как термиты, принося магическому зданию одни неудобства. Его новый полноправный хозяин встал одним из первых и был возбужден больше обычного. Магия этого волшебника просто прошивала особняк насквозь, ища успокоения и поддержки, которую дом со щедростью отдавал своему человеческому партнеру.

Гарри приложил руки к стене в своей комнате, чувствуя, как магический особняк вибрирует под его ладонями, словно огромное животное. За такой короткий отрезок времени дом признал его своим единоличным хозяином и, кажется, даже питал к нему некие теплые чувства. По крайней мере, Поттер так решил, видя с какой охотой и рвением отзывается особняк Блэков на его просьбы и душевные волнения.

Дом на площади Гриммо, 12 дарил ему успокоительное тепло, которое расходилось по телу волнами от вот таких прикосновений, что было просто удивительно, ведь Поттеру даже не пришлось искать сердце дома или проводить сложные ритуалы принятия. Этот особняк был одинок слишком долго, хотя и не утратил своей разборчивости. В Сириусе Блэке он не видел своего партнера, в этом юный маг был полностью уверен.

Гарри ласково погладил стену с выцветшими обоями и улыбнулся, ощущая ответную вибрацию - создавалось ощущение, что он гладит огромную кошку. Инферно терся у ног и дергал ушами, словно слышал магический голос особняка.

- Потерпи еще немного. Скоро я приведу тебя в порядок, и мы вместе вышвырнем этих недостойных волшебников прочь. У тебя наверняка от них невыносимый зуд.

Дом недовольно заворчал, жалуясь и выражая свои надежды о скорейшем устранении проблемы.

- Потерпи, уже недолго осталось.

С кровати раздался тихий нервный кашель. Улыбаясь про себя, Гарри подобрал с одеяла осколок сквозного зеркала и увидел смущенное лицо Драко Малфоя.

- Ну, наконец-то, Поттер! Какого Мерлина присылать эту штуку, если ты не собираешься мне отвечать?!

- А ты долго звал? - если это правда, то Гарри был приятно удивлен настойчивостью блондина.

- Я бы так не сказал, - уклончиво ответил слизеринец. - Но вполне достаточно, чтобы потерять крохи желания общаться с тобой, и понять твое неуважение ко мне!

- Прости, Драко, я был в ванной. Не думал, что ты такая ранняя пташка. Надеюсь, твой филин не затюкал бедную Буклю, и ты позволил ей отдохнуть в знаменитой малфоевской совятне?

- Мерлин, Поттер! Кто добывает тебе информацию? Твоя безнадежно устарела, - презрительно скривил губы Малфой. - Мы покинули поместье сразу же после твоего спиритического визита, пока нас не подвергли различным пыткам из богатого арсенала Темного Лорда. Кстати, именно ты виноват в том, что мне приходится сидеть в этой убогой лачуге и слушать препирательства родителей по поводу готовки чего-нибудь съестного!

- Прости? - Гарри был ошарашен.

Как он упустил такое важное событие из вида? Парень тяжело сел на кровать.

- С тобой все в порядке, Драко?! Он тебе ничего не сделал? А твоя семья? Вам требуется помощь?

- Спокойнее, герой, - блондин был слегка напуган таким напором. - Мы в относительно надежном месте, хоть и чахнем от скуки. Нам пришлось убить Фенрира Сивого и сбежать, спешно собрав вещички. Нас ищут, но мы же Малфои, в конце концов! Конечно, жалко Малфой-Мэнор, но защита и духи предков не дадут родовому гнезду пропасть, - он делано равнодушно пожал плечами.

- Мне жаль, Драко, это моя вина. Я не достаточно хорошо уберег вас.

- Заткнись, глупый грифф! - раздраженно бросил Малфой. - Ты даже не представляешь, в какой ад я попал из-за тебя! Моя мать целыми днями смотрит эту говорящую коробку и порывается заказать в телемагазине корректирующие фигуру лосины. Ты можешь себе представить этот ужас?! Мой отец пристрастился к игре в маггловские карты с нашим богатым болваном-соседом! Еще немного, и мы начнем водить дружбу с грязнокровками! Хотя это я преувеличил, подобного никогда не будет!

- Дьявол! - Гарри не знал смеяться ему или плакать.

- Поттер! - Драко перестал кривляться и серьезно посмотрел на собеседника. - Ты сделал достаточно, чтобы моя семья выжила. Мы были в немилости у этого выродка, как ни крути. Если бы мы остались с Лордом, мой отец сейчас извивался бы у ног этой рептилии под Круцио, а у меня на предплечье красовалась бы печально известная Темная Метка. Моя мать извела бы себя переживаниями, а моя сумасшедшая тетушка портила бы нам аппетит. Так что не накручивай себя. Ты сделал достаточно.

- Что ж… Я рад, что у тебя все более-менее хорошо, мне не хотелось бы тебя потерять.

- О, опять эти твои гейские штучки, - фыркнул Драко, кончик его носа слегка покраснел. - Кстати, что это за чудовище вихляет задом позади тебя?

- Это Инферно, мой кот, - беря на руки упирающееся животное, улыбнулся Гарри.

- Где ты подобрал этот ужас? На помойке?

- Почти угадал. Ничего-то вы не понимаете.

- Да уж, куда нам, - саркастически хмыкнул Малфой и, откашлявшись, быстро затараторил. - С днем рождения, Поттер! Все, мне пора идти.

- Спасибо, Драко, - глядя на пылающее румянцем смущения лицо, улыбнулся гриффиндорец. - Ты даже не представляешь, какой ты сейчас милый.

- Я не слушаю твою гейскую лабуду, придурок!

Поттер тихо рассмеялся и погладил по щеке отражение партнера. Ну, как можно быть такой противоречивой личностью? Малфоем, то есть уже синонимом порока, и таким невинным ягненком, краснеющим всякий раз, когда заходит разговор о сексе одновременно. Или даже от намека на него.

- Драко.

- Ну, чего тебе?

- Я хочу увидеть тебя. Прикоснуться к тебе. Поцеловать и сделать еще кучу страстных и взрослых вещей. Я так соскучился по тебе.

- Шрамоголовый придурок! - закричал блондин, почти исчезая из зеркала. - Как ты можешь говорить такие смущающие вещи?! Ты - идиот!!! Я по тебе ни капельки не скучаю! И вообще, мне есть чем заняться, вместо того чтобы болтать с тупым гриффом. Adieu, l'esprit! (фр. Прощай, недоумок!)

Гарри успел увидеть лишь взметнувшиеся платиновые волосы, которые Драко не стал по обыкновению заливать гелем, и издал короткий смешок.

Интересно, сколько еще его слизеринец будет отрицать существование их связи? Поттер бережно положил сквозное зеркало в ящик со свитерами и наложил запирающие заклятия. К тому же, сам дом поможет позаботиться о сохранности и конфиденциальности вещей своего партнера-мага.

Гарри прекрасно понимал то, что он чувствует к младшему Малфою - не любовь. Пока не любовь. Хотя стоит ему увидеть эту язву вновь в Хогвартсе, и он влюбится раз и навсегда.

Раньше такая мысль внушала ему страх. Страх быть зависимым от другого, да еще и от кого! От Малфоя! Но теперь это было не так пугающе, время все расставит по своим местам. Будем решать проблемы по мере их поступления.

Спустившись на кухню, Гарри принялся за приготовленный Молли Уизли завтрак. Пока сердобольная волшебница квохтала над еще толком не проснувшимся мужем, юный маг позволил Кикимеру проверить еду на наличие зелий и других не особо полезных добавок. Убрав все ненужное из завтрака хозяина, домовой эльф вновь сделался невидимым и не сводил внимательного взгляда с Предательницы Крови, незаконным путем завладевшей кухней Блэков. Кикимер сжимал и разжимал свои крохотные кулачки в бессильной злобе, стоя за спиной хозяина. Лишь прямой приказ не давал ему вышвырнуть эту грязь, что смеет считать себя магами, из дома благородных и чистокровных волшебников.

Артур Уизли, проглотив последний кусочек омлета, засобирался на работу, подгоняя спокойно завтракающего парня.

- Гарри, нам пора. Посидишь у нас в отделе до слушанья, а потом я тебя провожу к нужному месту, - добродушно проговорил волшебник, бросая мимолетный недовольный взгляд на новую отлично скроенную мантию и стильный костюм подростка.

Откуда? Неужели Блэк, осёл, додумался побаловать крестника?

Маги добрались на метро до центра Лондона, а там уже залезли в телефонную будку, расположенную в одном из самых обшарпанных и грязных закоулков, какие Гарри доводилось видеть.

Мистер Уизли всю дорогу дребезжал у него над головой, словно поломанный будильник. Поттер не слушал эти бесполезные речи, быстро осматривая Атриум. Его взгляд скользил по Фонтану Братства, еще не демонтированному нелепому монументу власти волшебников над магглами. Он, конечно, не питал к магглам теплых чувств, но Фонтан, возведенный Томом, был безвкусен и жутко уродлив, тут даже Люциус Малфой бы скривил губы и не преминул выругаться по-французски.

В Атриум медленно прибывали маги, выходящие из каминов, установленных здесь десятками. Объявления, новые приказы и просто министерская информация отражались на потолке в виде гигантских золотых букв.

Огромный плакат с изображением Корнелиуса Фаджа чинно развевался под потолком. Министр на ткани изредка касался полей знаменитого котелка и хмурил брови, напуская на себя серьезный вид. Хотя куда уж серьезней?

Артур Уизли поторопил парня, и они, миновав Пост Проверки Палочек, оказались в просторном министерском лифте.

- Так, Гарри, сейчас мы заглянем ко мне в отдел, а затем я провожу тебя до зала суда, - бодро отрапортовал волшебник.

- Нет, мистер Уизли. Я так волнуюсь, что, думаю, мне следует заранее прибыть на слушанье, мало ли что? Знаете, наши маггловские чиновники вечно что-то путают с часами приема, не хотелось бы, чтобы и тут произошла подобная ситуация. К тому же я никому не буду мешать, не буду отвлекать Вас от работы. У Вас же сейчас как раз в самом разгаре дело с кусачими дверными ручками, а это не терпит отлагательств. Сколько бедных магглов может оказаться без пальцев, боюсь представить, - сокрушался Поттер, отвлекая своей болтовней мистера Уизли от тихого женского голоса, оповестившего: «Отдел обеспечения Магического правопорядка».

Артур Уизли вздрогнул, когда объявили четвертый уровень и двери лифта разъехались в сторону. Ему хотелось скулить от досады: мало того, что этот прохвост заболтал его до смерти, заставив отклониться от намеченного Дамблдором плана, так еще и это пожирательская морда с утра пораньше.

Гарри с увлечением следил за душевными метаниями мага, так отчетливо отразившимися на его лице, и старался не засмеяться.

В кабинку чинно вошел глава Комитета по Избавлению от опасных существ и по совместительству палач - Уолден Макнейр. Этот огромный усатый детина взглянул на Гарри, как на козявку, а мистера Уизли даже не удостоил взглядом.

- Отдел Тайн, Уизли, - пренебрежительно бросил Пожиратель и скосил удивительно нежные карие глаза на Поттера.

- Уровень девять, Отдел Тайн, - объявил прохладный женский голос, и створки лифта разъехались в стороны, чтобы внутрь тут же, словно вихрь, влетел накаченный мракоборец, впечатывая хилого Артура в стенку.

- Что за дела? - Макнейр покинул лифт, и ловко выдернул из его недр Поттера, пока кабинка быстро набивалась ополоумевшими мракоборцами и парочкой невыразимцев с фанатично горящими глазами.

- Питер Петтигрю, - пискнул придушенный товарищами аврор. - В Атриуме появился Питер Петтигрю.

Артур Уизли удивленно крякнул, и его помятая физиономия возникла поверх голов молодых авроров. Он бросил тревожный взгляд на коридор, ведущий в отдел, а затем на Гарри.

- Мне нужно идти, Гарри. Ты ведь доберешься сам? - не очень уверенно спросил отец Рона.

- Думаю, да, мистер Уизли. Я Вас прекрасно понимаю. Мягколап, - тревожно проговорил мальчик одними губами и натурально побледнел. - Идите, мистер Уизли.

Артур после секунды раздумий уверенно кивнул и даже рискнул ободряюще улыбнуться.

Створки лифта закрылись, и тот повез нетерпеливую компанию опять в Атриум. Мистер Уизли был взбудоражен: об этом происшествии нужно непременно сообщить Дамблдору. Как-то из его рыжей головы вылетел тот факт, что директор с самого раннего утра находится в Министерстве и, безусловно, раньше Артура обо всем узнал, в том числе и о том, что юный Гарри Поттер остался наедине с Пожирателем Смерти, и это может быть чревато последствиями.

- Времени у нас не так уж много, Поттер, - проворчал, скидывая с себя мантию-невидимку, Смит.

- Ты?! - задушено прошипел Макнейр, моментально выхватывая палочку.

- Спокойно, - бросил Гарри, опуская руку Пожирателя. - У нас нет времени на ребячество.

- Поттер! Это дракклов Сумасшедший Смит! Ты хочешь нас угробить?

- Утри сопли, мальчик, - скривил губы Смит. - Долиш сейчас сладко спит, а оставшиеся невыразимцы закрылись в Комнате Времени, проводят архиважный эксперимент, так что их не вытуришь оттуда даже усиленной Бомбардой, - пояснил он, пока их маленькая компания стремительно шла по коридору. - Поттер со мной, а ты, Пожиратель, будешь ждать нас здесь, и Мерлин тебя упаси завалить нам тут всю операцию! Я тебе не Темный Лорд, в Круцио играться не буду, а засуну тебе свою трость в задницу, да пущу по ней нехилые разряды. Я ясно выражаюсь, сынок? - хмыкнул маг.

- Я в шоке, Смит, - весело захихикал Поттер.

Макнейр, похоже, тоже был шокирован, поэтому молча кивнул и остался в круглой комнате, скрываясь под мантией-невидимкой.

Зал Пророчеств был всё таким же пыльным и чертовски огромным, но девяносто седьмой ряд врезался в память Гарри на всю жизнь, не важно, первую или вторую. Именно в конце этого ряда он ожидал увидеть корчившегося от боли Сириуса. Глупый мальчишка.

- Девяносто седьмой ряд, нам нужен именно он.

- Хорошо, что ты в этом так уверен. От этого Зала мне всегда было не по себе, хотелось разбить к фестраловой матери все эти сферы.

- Я тоже не жалую пророчества, как и прорицания, Смитти. Особенно, когда эти два слова ассоциируются с болью и бутылкой хереса в руках полоумной предсказательницы.

- Кажется, пора навестить Отдел образования.

- Давно пора, но, боюсь, скорее Дамблдор сжует собственную бороду, чем Трелони выгонят оттуда. По крайней мере, в эру правления Гульфика.

- Гульфика? Парень, что творится в твоей голове?

- Тсс, мы на месте.

Они замерли напротив нужного стеллажа, и вдруг юношей овладела странная робость: а может, ну его, разбить к чертям собачьим пророчество, да и смотаться в Австралию. Поттер встряхнулся и достал из-за пазухи маленький стеклянный шар -обычную Напоминалку.

- Псих, просто псих, - протянул Смит, глядя на манипуляции парня и доставая точно такую же Напоминалку.

Гарри, саркастично хмыкнув, взял сферу с пророчеством и быстро заменил ее стеклянным шариком, приклеив к нему грязную замызганную министерскую бирку.

- Один в один, - неверяще протянул невыразимец. - Поттер, только такой безумец, как ты, способен на подобные простые, но гениальные идеи.

- Да, в этом я весь. Идем, не будем заставлять Уолдена ждать. К тому же, мое везение не безгранично, сюда в любой момент может кто-нибудь сунуть свой любопытный длинный нос.

Несмотря на опасения юного мага, вся операция прошла без сучка, без задоринки. Прямо магия какая-то. До слушания у него оставалось еще полчаса, но, судя по прошлому опыту данного слушанья, Гарри стоило поторопиться.

- Передашь Тому, - холодно проговорил Гарри, передавая Пожирателю сферу. - Головой отвечаешь.

- Без тебя разберусь, сопляк! - рыкнул Макнейр и первым залетел в лифт.

Смит, махнув ему на прощание, растворился в полумраке коридоров, как привидение.

Поттер вышел на десятом уровне, а Пожиратель остался в лифте, и пока дверцы не закрылись, Гарри чувствовал на себе сверлящий изучающий взгляд взрослого мужчины.

Парень оправил мантию, расправляя складки и одергивая жилет. У дверей Зала Суда № 10 маячили дементоры, сразу оживившиеся при его появлении.

- Даже и не думайте, ребятки, - зло прошипел Гарри и распахнул тяжелые створки.

Дела его все так же паршивы. Зал №10 использовали пропасть лет назад, еще в первую войну, и только в суде над Пожирателями Смерти. Что это получается, его ставят наравне с такими закоренелыми преступниками? Ситуация выглядит дьявольски плохо. Как же он раньше этого не понимал?

Полный аншлаг. Весь состав Визенгамота решил поучаствовать в дисциплинарном слушанье, не пришли разве что смертельно больные и беременные. Поттер стремительным шагом прошел к своему месту и отвесил вежливый, но легкий поклон в сторону министра. Фадж, чувствуя себя явно не в своей тарелке, немного нервно улыбнулся ему.

- Вы заставили нас ждать, - проговорил холодный мужской голос.

- Прошу прощения, но я как раз вовремя, по крайней мере, именно такое время было указано в моем уведомлении. Возможно, стоит потрясти Отдел доставки или канцелярию, - беззаботно ответил парень.

- Нас это не касается! - строго отрезал голос, словно негодуя, как подсудимый вообще посмел что-либо вякнуть в свое оправдание. - Визенгамот утром отправил Вам сову о переносе слушанья на более удобное время. Садитесь!

Поттера так и распирало поинтересоваться: в удобное для кого время?

- Еще раз прошу прощения, но утром я имею обыкновение спать, как любой другой законопослушный гражданин Британии, как магической, так и нет.

- Неуважение к суду, - начал голос, явно настроенный размазать его по стенке обвинениями.

- Прошу прощения, - быстро вставил Гарри и мило улыбнулся. - Мадам Боунс, прекрасно выглядите.

Волшебница уставилась на него через свой монокль и приветливо закивала, довольная увиденным.

- Садитесь!

На этот раз парень не стал испытывать терпение голоса и уселся, даже вольготно расположился в кресле с цепями на подлокотниках. Те слабо трепыхнулись, но и не подумали его сковывать.

- Очень хорошо, - наконец подал голос Фадж. - Теперь, раз уж подсудимый явился, мы можем начать. Вы готовы?

- Да, сэр, - кивнул маленький крысеныш Перси Уизли, чуть не протыкая носом пергамент и беря первую скорость. Рука с пером зависла в воздухе.

- Дисциплинарное слушанье от двенадцатого августа объявляю открытым, - прокашлявшись, провозгласил министр. - Разбирается дело о нарушении Указа о разумном ограничении волшебства несовершеннолетними, а также о сознательном распространении опасных для магического сообщества заявлений, а также в подрывании авторитета Министерства Магии, Гарри Джеймсом Поттером, проживающим по адресу…

Гарри лишь слабо улыбнулся: он готов был уже сейчас отрицать весь этот бред, что засел в головах замшелых чиновников с легкой руки Дамблдора. Нет, директор, за собой Вы меня в эту клоаку не потянете.

- Протестую, - прикладывая руку к сердцу, воскликнул Гарри Джеймс Поттер.

Перси застрочил в десять раз усерднее, чернила летели в разные стороны.

- Насчет чего Вы заявляете протест? - подавшись вперед и не сводя с него монокль, вопросила мадам Боунс.

- Я протестую, уважаемая мадам Боунс, от самого первого слова и до последнего, что собирается сказать нам достопочтенный министр. Боюсь, здесь закралось жуткое недоразумение.

- Недоразумение?! - взвизгнула Амбридж.

Зал загудел от перешептываний.

- Недоразумение, - медленно проговорил Корнелиус Фадж, словно смакуя слово, и, судя по его виду, значение ему явно пришлось по вкусу.

- Именно так. Видите ли, я не делал никаких порочащих Министерство Магии заявлений, могу поклясться на Библии, на Сыворотке Правды или на учебнике по Зельеварению. Ни одного подобного заявления не сорвалось с моих губ. Да и с чего бы мне это делать? Я глубоко уважаю нашего министра и считаю его политику верной и достойной! А если злые языки говорят обратное, то в этом опять-таки нет моей вины. Разве у вас есть хоть одно доказательство или свидетель, который может обернуть мои слова против меня? Кто-нибудь готов обвинить меня во лжи и клевете на Министерство?! Ну, кто? Хоть кто-нибудь?

- Как интересно, - протянула Амелия Боунс. Давненько она не видела столь способных к увертыванию молодых людей. На ум сразу же приходил Люциус Малфой и вся их аристократичная семейка, чтоб им чихалось на том свете, да галлеоны кнатами обернулись.

- Также я протестую насчет нарушения Указа о разумном ограничении волшебства несовершеннолетними! Потому как это заведомо невозможно! Ибо я не только не творил в это лето волшебство, что с радостью подтвердят мои дорогие родственники, но и эти летние каникулы я практически проводил вне дома с компанией моих соседей-магглов, которые тоже могут предоставить вашим легилиментам свои бесхитростные мысли. Дамы и господа, мне кажется, что в этом деле все кристально ясно! Это поклеп! Причем наглый! Меня хотят опорочить в глазах Министерства и, как ни горько мне это признавать, у теневых злоумышленников это с легкостью получилось! - горестно проговорил Мальчик-Который-Выжил, бросая взгляд побитой собаки на каждого второго и задерживая его на министре.

Присутствующая на слушанье в качестве малого процента прессы Рита Скитер чуть ли не повизгивала от восторга. Сенсация! Сенсация!!!

- Мне это с самого начала казалось полной нелепицей, - расслабленно и немного виновато выдохнул Корнелиус Фадж, и Гарри понял, что дело в шляпе.

Еще каких-то пять минут и его, полностью оправданного, с приличной компенсацией за ложные обвинения и причиненные неудобства, отпустят из этого мрачного зала. А потом он даже, возможно, вкусно отобедает с министром в каком-нибудь любимом ресторанчике Фаджа и примет от него пылкие извинения.

- Я вас уверяю, и у меня в мыслях подобного не было. Я был так ошарашен этим слушаньем! Но мы-то с вами, министр, понимаем, откуда ноги растут.

Фадж уже было открыл рот, когда эти самые ноги, руки и все остальное части тела соизволили лично явиться в Зал Суда, как всегда, Мерлина за ногу, не вовремя.

- Свидетель защиты - Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор, - проговорил волшебник, слушая, как затихает эхо его имени.

Министр перевел на Поттера вопросительный взгляд, Гарри попытался показать всем своим видом, что он тут не при чем, и не отвечает за все сумасбродные стариковские выходки.

- Директор Дамблдор, мы так…рады.

Гарри Джеймс Поттер понял, что в его невиновность теперь даже Хагрид не поверит. Надежда выбраться из этого дела чистеньким скончалась в муках, стоило лишь Дамблдору подарить ему добрый отеческий взгляд.

«Я в глубокой заднице», - меланхолично подумал Поттер, прежде чем великий маг зажурчал витиеватым словарным ручьем.

29 глава

Гарри, будто наяву, видел, как каждое слово достопочтенного защитника забивает в его гроб очередной гвоздь. Чистокровные волшебники негодовали на своих трибунах, яростно шептались и окидывали Дамблдора подозрительными взглядами. В принципе, ему самому доставались не менее подозрительные и скептические.

Амбридж не выдержала первой и прервала словарный понос директора. На Гарри тут же градом посыпались вопросы.

- Вы Гарри Джеймс Поттер, проживающий по адре¬су: графство Суррей, город Литтл-Уингинг, Тисовая улица, дом номер четыре? - спросил Фадж, глядя на Гарри поверх пергамента.

- Да.

- Три года назад Вы получали предупреждение от Министерства по поводу незаконного применения волшебства?

- Да, но…

- И, тем не менее, вечером второго августа сего года Вы применили закли¬нание Патронуса?

- Да, но…

- Понимая, что Вам воспрещено применять волшебство вне школы до достижения семнадцати лет?

Гарри хотелось во всю мощь легких закричать, приказывая этой старой жабе, наконец, заткнуться и дать ему вставить хоть одно слово, содержащее больше двух букв.

А в это время Альбус Дамблдор преспокойно отмалчивался, позволяя ведьме топить своего студента, как котенка, при полном зале влиятельных волшебников и волшебниц.

- Будет ли мне позволено развернуть свой ответ более подробно? - не выдержал Гарри.

Долорес Амбридж вскинула брови в удивлении и сощурилась, словно желала придушить гаденыша.

- Просто отвечайте на поставленные вопросы, мистер Поттер. Вы, кажется, не понимаете всю серьезность Вашего поступка? Тем более, что это уже не первый случай подобного неуважения, я бы даже сказала, пренебрежения!

- Позвольте, позвольте, - поднял руки вверх Поттер. При всем моем уважении, я не вижу здесь никакого смысла…

Перси фыркнул над своими записями и покачал головой.

- Разве не был введен новый Указ о безопасности несовершеннолетних магов на летних каникулах?

- Совершенно верно, мистер Поттер, - согласилась мадам Боунс. - И группа авроров отправилась к Вам, как только было совершено волшебство.

- Ничего не понимаю. И кто же, позвольте узнать, их встретил?

- Так это же были Вы, мистер Поттер, - снисходительно проговорила Амбридж.

- Этого не может быть! Это абсурд! - Гарри тяжело рухнул в кресло и закрыл лицо руками.

Подставили! Его подставили! Развели, как ребенка.

Директор продолжать вещать дальше и у многих складывалось двоякое впечатление от выступления этого мага. Кем был Альбус Дамблдор, представителем защиты или обвинения?

- И я закончу свою речь, уважаемые члены Визенгамота, предложением о применение Магической Поруки для Гарри Джеймса Поттера закрепленной на меня.

Зал охнул. Поттер расширенными от ужаса глазами уставился в спину великого светлого волшебника, за тем перевел взгляд на такого же ошарашенного министра Магии.

- Но это…это, - мадам Боунс пыталась подобрать более пристойное слова для описания возникшей ситуации. - Негуманно! Он еще ребенок!

- Магическая Порука ни разу не применялась к несовершеннолетним, директор Дамблдор, и не будет применяться! - взвинчено воскликнул Фадж. - Это недопустимо!

Рита Скитер, не умолкая, приглушенно тараторила для Прытко Пишущего Пера: первое открытое противостояние министра Магии и победителя Гриндевальда, директора Хогвартса!

Она предвкушала, как с этой невероятной статьей станет лауреатом журналисткой премии «Грифон», учрежденной Артемизией Лафкин, первой женщиной, занявшей пост министра Магии (1754-1825).

- Мне кажется, что достаточно уже хвататься за вековые традиции, давно изжившие себя, Корнелиус. Я не могу допустить, чтобы Гарри оказался в Азкабане. Предлагаю начать голосование.

«Меня еще к нему не приговорили, старый дурак!», - стиснул зубы парень. Ну, что ж, с него довольно. Хватит!

- Господин министр, позвольте сказать пару слов? - вежливо попросил он.

Министр благосклонно кивнул и приготовился внимательно слушать, видимо, надеясь, что Гарри сам ему подскажет, как выбраться с меньшими потерями из заваренной Гульфиком каши.

- Во-первых, я бы хотел напомнить уважаемым членам Визенгамота, что же собой представляет Магическая Порука, и почему она так ужаснула присутствующих здесь ведьм и колдунов.

- Умный мальчик, - шепнула своей соседке одна старая волшебница.

- Магическая Порука - это неразрушимая связь, неограниченная по времени, связывающая магического поручителя и его подопечного. Этот тип наказания является альтернативой заключению в Азкабан. Кстати, Магическая Порука была предложена половине заключенных и никогда ранее не предлагалась несовершеннолетним волшебникам. Почему же узники Азкабана до сих пор соседствуют рядом с дементорами, а не исправляются на воле под магической опекой? Все очень просто: подобная связь дает поручителю полную и безграничную власть над совершившим преступление магом. Финансы, учеба, работа - все, что касается подопечного, оказывается в руках опекуна. Даже сам волшебник больше не является личностью, так как уже не владеет самим собой. Каждый его шаг контролируется, а магический поручитель может заставить мага сделать все, что угодно, и проконтролировать это очень тяжело. Например, Уильям Гиббон - Пожиратель Смерти, пойманный Аластором Грюмом, вместо Азкабана принял Магическую Поруку и погиб, не прожив месяца. Его опекун, не будем называть имен, приказал Гиббону расщепить самого себя при аппарации.

Волшебники на трибунах поежились от подобной перспективы.

- Гарри, мальчик мой, - мягко улыбнулся Альбус, - ты, конечно, начитан, но я стану твоим поручителем и могу даже принести тебе клятву, что не собираюсь тебя убивать.

Поттер не впечатлился подобным заявлением, как и многие представители Визенгамота.

- И, во-вторых, я хочу отказаться от представителя защиты в лице Альбуса Дамблдора.

- Мальчик мой…

- Я не потерплю подобного, директор! Я не Ваш мальчик и мне становится до дрожи в коленях страшно, стоит представить, какую власть Вы получите надо мной! «Мальчик мой», - передразнил директора Гарри. - Сэр, я Ваш ученик, а Ваша манера обращения недопустима, ибо имеет, может и не осознанный, но сексуальный подтекст!

Зал дружно вздохнул. Перси, заслушавшись, выронил перо и даже не обратил внимания на перевернутую чернильницу, разлившиеся чернила из которой сейчас уничтожали важный документ прямо у него под носом.

- А вот это уже интересно, - протянул с задних рядов какой-то маг, поглаживая холенную черную бороду. - Я давно замечал за Дамблдором эти непотребности. Мальчик просто высказал мои мысли.

- И, в-третьих. Уважаемый Альбус Дамблдор, Вы не справляетесь даже с обязанностями моего магического опекуна, что уж говорить о большем, - уставшим голосом проговорил Гарри и сел обратно.

Наступила тишина.

- Мистер Поттер, Вы готовы предъявить обвинения директору Дамблдору? - зажглись азартным огнем глаза у Долорес Амбридж.

-Да.

И все завертелось и закрутилось. В зал доставили второе кресло, но в случае с директором цепи плотно обвили старика, не давая ему пошевелиться. Слушанье затянулось на добрых пять часов. Маги не переставали удивляться услышанному. С каждым словом Поттера верящих в правоту Дамблдора становилось все меньше и меньше, тем более, что Гарри согласился на Веритасерум.

Тело возникшего в Атриуме Питера Петтигрю тоже сыграло немаловажную роль. Подняли дело Сириуса Блэка. Перси Уизли пару раз выбегал из зала за чистыми пергаментами. Обвинений накопилось на два-три пожизненных приговора.

Но Гарри Поттер не был глупым мальчиком и не сомневался, что Гульфик, хоть и изрядно потрепанный, все же выйдет сравнительно чистеньким из этой ситуации. И теперь у него больше нет пути назад, директор приложит все усилия, чтобы его уничтожить.

Гарри Джеймс Поттер теперь подпадал под прототип маггловской программы защиты свидетелей. Ему выделили для охраны наряд авроров и, собрав вещи, он должен будет перебраться в специальное убежище.

Когда Поттер, наконец, покинул зал суда №10, его еле ноги держали. Ему казалось, словно его мозг и тело отымела рота солдат. Стоило парню показаться в Атриуме, толпа журналистов набросилась на него, как собаки на кость. Авроры быстро окружили и оттеснили толпу, чтобы он мог спокойно покинуть Министерство.

В дом на Гриммо, 12 парень влетел, как ракета. Никому ничего толком не объяснив, он промчался в свою комнату и начал спешно собирать вещи. Дом Блэков сумеет за себя постоять, к тому же тут Кикимер, который подчиняется лишь Поттеру. Рон первым заскочил к нему и быстро заблокировал дверь.

Гарри в общих чертах описал Уизли ситуацию и наказал следить за пленником и как можно чаще практиковаться с братьями в окклюменции. Если что, отправлять ему письма с Добби, против эльфов защиту еще почему-то не додумались ставить.

На пороге они пересеклись с взбешенным Грюмом, который, брызжа слюной, обвинял Поттера в аресте Альбуса. У стены стоял Сириус, необычайно растерянный и не знающий, что делать.

- Эй, Сириус, - парень поманил крестного и, когда тот наклонился, тихо зашептал ему на ухо. - Тело Петтигрю в Министерстве и теперь будет повторное слушанье по твоему делу. Кажется, Темный Лорд оказал тебе помощь, которой ты не дождался от Дамблдора.

Блэк отшатнулся от крестника прямо в объятия ничего не понимающего Люпина. На шум прибежали и близнецы, ошарашенно глядя на эту разноголосую какофонию.

- Приглядите за Роном, не давайте пацана в обиду, - обняв парней, попросил Поттер и был таков.

Вместе с аврорами он аппарировал в убежище, но еще успел заметить появившегося в вихре аппарации взбешенного Альбуса Дамблдора.

- Где этот Поттер?!

Но Гарри уже завертело и, будто протиснув через узкий садовый шланг, выплюнуло прямо у ног широко улыбающегося аврора.

- Ну, вставай, парень, а то задницу отморозишь, - его тут же резко поставили на ноги. - Что вид такой очумелый? Я - Бруно Коллинз, старший аврор твоей охраны, а еще давний друг одной лысой язвы с этой адской штукой в виде клюки. Смекаешь, парень?

- Еще бы, сэр, - оглядывая огромную квартиру, протянул Поттер и пожал магу руку.

Вокруг суетились авроры, с кухни тянуло чем-то вкусным, доносился хохот. Хм, что ж, похоже, конец лета он проведет в чисто мужской компании. А это очень даже неплохо.

- Пойдем, малец, покажу твою комнату.

Бруно повел его по коридору мимо множества комнат. Гарри был почти уверен, что без заклинания, расширяющего пространство, тут точно не обошлось.

- Располагайся, у нас тут еще один под крылышком. Может, читал в «Пророке» про скандал в Святом Мунго?

Гриффиндорец отрицательно помотал головой, некогда ему «Пророк» почитывать.

- Эх, ты! Ну, да ладно, сосед у тебя колдомедик, как раз свидетель по тому делу. А вот и сам Ричард.

Ричард Фрай, именно тот самый, преспокойно зашел в комнату, вежливо поздоровался и скрылся за шкафом.

- Вот уж сука-судьба, - саркастически улыбнулся Гарри.

Уже вечером, когда он лежал на новой кровати и смотрел в потолок, иногда поглаживая между торчащих ушей спящего у него на груди Инферно, раздался разъяренный рык Темного Лорда, разумеется, у него в голове.

- Ты, мелкий сучонок! Я выпотрошу тебя и натяну твои кишки на ворота Хогвартса! @* %!!!!!

Дальше шел такой отборный мат, что парень, не выдержав, заржал в голос. Перед глазами маячила картинка, изображающая злого до невозможности Тома, раскидывающего Круцио и матерящегося на чем свет стоит. Прозрачный шарик полетел в стену, успев тоненько пропищать «Ты забыл почистить зубы. Ай-яй-яй!».

- Ох, и доберусь я до тебя, Поттер! Держись!

Поттер захихикал в подушку и достал из висящего на шее заколдованного мешочка настоящее пророчество.

- Сколько же шуму от тебя, Том. Как ребенок, честное слово.

Белый дым клубился в стеклянном шарике и мальчик, проморгавшись, положил его обратно в мешочек, к медальону Салазара Слизерина, карте Мародеров и невесомой мантии-невидимке.

30 глава

Лорд Волдеморт, он же Лорд Судеб, он же Тот-Кого-Нельзя-Называть, он же Том Марволо Реддл, сам порой удивляющийся, как он ухитряется вмещать в себе столько личностей одновременно, лежал на широкой, поистине королевской кровати и, не мигая, смотрел на зеленый шелковый полог.

Ночь была удивительно тихой и теплой, совсем не такой удушающе-жаркой, как привыкли к подобной погоде англичане. Окно было распахнуто и тонкие занавески то и дело вздымались от легкого прохладного ветерка.

Маг лежал и размышлял. А что ему оставалось, собственно говоря, делать? Спать, когда тут разворачиваются столь неприятные и не особо выгодные для него события? Правда, он не отказался бы вздремнуть, но чертова бессонница отобрала и эту последнюю радость в его тяжелой, полной преград и терний жизни.

Хотя, Лорд мог поспорить на собственные крестражи, его Пожиратели Смерти уверены, что сон Его Темнейшеству совершенно ни к чему.

«Конечно, я сплю с открытыми глазами, стоя и разбрасывая Круцио», - саркастически хмыкнул про себя маг и зябко потер нога о ногу.

Это недотело уже не вызывало у него бурного восторга, как раньше. И о чем он только думал? Да, собственно говоря, и не думал, темные ритуалы были столь завораживающими, а те запрещенные свитки, что ему попали в руки на Востоке, такими многообещающими? Как можно было устоять перед манящей и притягательной Тьмой, что так легко ему поддавалась и совершенно незаметно корректировала его внешность под сущность, которую волшебник обретал.

А все этот Мордеродов сукин сын Дамблдор, не к ночи будет упомянут этот старый козел! Он, видите ли, не подходит на роль преподавателя Хогвартса! Да кто на тот момент лучше него знал Темные Искусства? Дамблдор? Квиррел? Три раза ха! Никто из этих трусливых магов не посмел попрать сами законы магии и так углубиться в ее изучение, проникнуться самой сутью! И все бы ничего, пережил бы Лорд отказ, обратил бы, наконец, свой горящий взор на насквозь коррумпированное Министерство, когда, словно на зло, всплыло это пророчество!

Темный Лорд яростно зашипел на полог кровати и был готов забить ногами по постели, как капризный ребенок, от бушующей внутри злости.

Нагайна взобралась на постель и положила свою треугольную голову хозяину на грудь.

- Тревошшшно Хоссяину, тревошшшно.

Волдеморт погладил фамилиара по голове и почувствовал, как приступ бешенства отступает. Милая Нагайна, его фамилиар, его крестраж, самая верная подруга, не оставившая его даже в годы скитаний по лесам Албании, выкормившая собственным ядом.

- Всссе хорошшшо, моя подруга. Только ты мне верна.

Малфои. Лорд Судеб скривил безгубый рот.

С присущей им изворотливостью Малфои сбежали от него, оставив даже знаменитый мэнор. Хотя и не без защиты, надо заметить. Ему надоело выслушивать нескончаемые жалобы от своих слуг на портреты, что разбрасывают проклятия, или на забастовку домовиков, или на двери, которые отказывались выпускать или впускать кого-либо.

Волдеморт не стал искать эту вероломную семейку. Зная Люциуса, легче было найти иголку в стоге сена. Малфой наверняка расстарался на славу в подборе убежища. Эх, если бы этот дрянной мальчишка, Поттер, внезапно обзаведшийся мозгами, не влез, все было бы совершенно по-другому.

С чего у пацана такие резкие перемены характера? Взявшиеся из ниоткуда знания и слизеринская хитрость? Барти описывал Поттера недалеким, упертым, наивным дураком, так откуда взялась эта… змея? Этот гадкий скользкий змееныш, отбирающий у него ниточки власти над происходящим с невиданной ловкостью и невероятной легкостью! Откуда? Кто заставил его прозреть? Снейп?!

Не зря же мальчишка и того обезопасил, хотя и не скажешь, что эти двое питают друг к другу теплые чувства. Странно, очень странно.

Еще торча в полуразрушенном Реддл-мэноре, будучи безобразным младенцем, в середине года он ощутил невиданный всплеск магии, но тогда не придал этому значения. Однако, возродившись на кладбище, откуда тогда взялось стойкое ощущение, что лента происходящего грубо сдвинута, надорвана, что кто-то вмешался в ход истории? И почему его не отпускает тревожная мысль, что и тут замешан щенок Поттеров?

Поттер, Поттер, вечная его головная боль, которая еще смеет над ним насмехаться. Наглости этому мальчишке не занимать, как и безрассудства. Чего только стоит выходка с пророчеством! Сияющий, как новый галлеон, Макнейр передал ему украденное Поттером пророчество. И он, охваченный любопытством и предвкушением, неожиданно понял, что это не что иное, как чертова Напоминалка! Этот сопляк посмел передать ему Напоминалку, противным голосом раздающую указания! Немыслимо!

И нет ничего удивительного, что Темный Лорд вышел из себя и поддался, в последнее время жестко контролируемому, гневу.

Волдеморт поднялся с постели, потревожив прикорнувшую змею, и подошел к окну. По территории бродили оборотни, лишившиеся своей Альфы, обезглавленные. Маг прищелкнул раздвоенным языком и покачал головой. Не ожидал он от Малфоев убийства Сивого. Так еще и все трое к этому руку приложили.

Когда Лорд вернулся в столовую и обнаружил оборотня в луже собственной крови и с полуразьеденным лицом, ему даже стало любопытно, как у аристократов получилось так славно справиться. Легко восстановив с помощью магии события произошедшего, Волдеморту оставалось лишь чувствовать горечь. Он был разочарован как случившимся, так и собой. В его силах было удержать эту весьма предприимчивую и полезную семейку, но он решил проявить жестокость и в итоге потерял союзников.

Волдеморт не любил, даже ненавидел признавать свои ошибки, но сейчас приходилось смотреть правде в лицо. То ли два крестража, находящиеся в непосредственной близости, так на него влияли, то ли Поттер ему встряску устроил, он не знал.

У него до сих пор не выходили из головы, брошенные в порыве чувств ментальные слова мальчишки:

«Не знаю, зачем ты мне нужен, зачем я вытаскиваю тебя из твоего собственного безумия, но я готов поведать лишь одно - без вменяемого Темного Лорда магический мир загнется. Знай это и стань вновь тем блестящим волшебником, мастером Темных Искусств, Лордом Судеб, Магом, переступившим Грань Дозволенного, а не обычным психопатом с волшебной палочкой и огромным потенциалом».

Эти слова больно били по самолюбию Темного Лорда, но зерно истины в них, несомненно, имелось. Маг резко отвернулся от окна и решительно покинул комнату, едва слышно шелестя бессменной темной мантией.

Нет, он не желал быть психопатом с волшебной палочкой! Том желал быть великим, прославленным, вписавшим свое имя в историю магического мира не только резней, кровавыми убийствами или нападением на младенцев волшебником. Давным-давно Олливандер пророчил ему великое, полное невероятных свершений будущее, и только от него самого зависело, какими эти свершения будут. Что ж, он все исправит.

Подвалы Малфой-мэнора встретили Волдеморта сыростью и спертым воздухом. Сейчас темницы были пусты и отмыты от крови домовиками, но он не сомневался, что скоро они наполнятся.

Темный Лорд спустился на самый нижний ярус, где располагались хранилища и ритуальный зал. Миновав все охранные чары, он извлек из бархатного гнезда диадему Кандиды Когтевран, по легенде, прибавляющей ума ее обладателю. Проведя пальцами по острым краям и вставкам из рубинов и изумрудов, маг направился в ритуальный зал.

Зал всегда был полон ритуальными вещами на все случаи жизни. Такая предусмотрительность Малфоев всегда импонировала Темному Лорду.

Чертя символы кровью единорога, он тихо напевал катрены заклинаний. Замкнув себя в магический круг, Темный Лорд призвал обсидиановый нож и вырезал под сердцем руну жизни (Uruz) и руну прощения (Эваз), между ключиц легла руна покаяния (Ингуз). Стоило магу закончить руну Ингуз, как его тут же скрутило от дикой боли, и он едва не упал, тем самым чуть не нарушив ритуал. Ниже Лорд Судеб начертал руну защиты (Eihwaz) и выронил обсидиановый нож. Диадема, лежащая все это время у его ног, запульсировала белым светом, плавно перетекающим в алый. Крестраж питался кровью Лорда, и волшебника скрутил очередной приступ разрывающей плоть боли. Волдеморт рвано задышал, но нашел в себе силы продолжить петь катрены, дабы, наконец, завершить ритуал.

Налившаяся кровью диадема ярко вспыхнула, и раскаленные осколки впились в кожу мага, который от болевого шока рухнул на пол, как подкошенный.

Гостившие в мэноре Пожиратели вздрогнули на своих местах - жуткая высвободившаяся волна темной магии прошила особняк, заставляя его обитателей затаить дыхание от ужаса.

Неизвестно сколько Темный Лорд провалялся в беспамятстве в ритуальном зале, но пришел он в себя от скрипа тяжело отворяемой железной двери. Разлепив веки, мужчина поднялся на ноги, все еще слабый и истощенный ритуалом.

- Мой Лорд! - в голосе смешались страх и благоговение.

Волдеморт перевел взгляд на говорящего и испытал облегчение, увидев своего преданного слугу, Барти Крауча-Младшего. Глаза юноши горели огнем, но он не смел подняться с колен.

- Встань Барти.

- Вы бесподобны, мой Лорд! - выдохнул тот.

Темный Лорд и раньше считал Крауча психом, но теперь точно уверился в этом. Огоньки страсти, что вспыхивали в светло-карих глазах молодого мага, имели явно ненормальное происхождение. Только Белла заводилась от его рептилиевидного тела, теперь в клуб этих сумасшедших вступил и Барти.

Мужчина отпихнул коленопреклоненного юношу в сторону и стремительным шагом покинул подземелья, ему не терпелось добраться до своей комнаты и отдохнуть. Сейчас он был так слаб, что если бы кто-нибудь из его Пожирателей затеял учинить бунт, ему бы с легкостью удалось свергнуть Темного Лорда с пьедестала.

Крауч не отставал и семенил позади, дыша через раз и держась на почтительном расстоянии.

Проходя мимо одного из великолепных зеркал мэнора, взгляд Волдеморта неожиданно зацепился за собственное отражение. Оно показалось ему каким-то другим.

Резко остановившись, маг принялся вглядываться в зеркальную гладь и не мог поверить своим глазам. Вышло! У него получилось!

Змеиные черты сгладились, не настолько, чтобы быть похожим на стопроцентного человека, но все же. У него появился нос. Ха, теперь оборванцу Поттеру не к чему будет придраться! Лорд почти чувствовал разочарование мальчишки. Багровые глаза были прежними, но вот именно их менять ему бы не хотелось. Мужчина был по-прежнему бледен, но не как инфернал из собственной мертвой армады, а как не вылезающий из подземелий долгие годы человек.

Лысина исчезла, ее заменили пучки черных волос, что смотрелось крайне уродливо, и с этим непременно придется что-то делать, но это не беда. Прогресс на лицо, у него были волосы и не важно в каком виде. Фигура уплотнилась, теперь он был не совсем ходячим скелетом, но и до состояния нормального человека ему было все же далеко. Пальцы были длинными, но не такими, как раньше. Они больше не принадлежали водяному черту (хрупкие и неестественно длинные), а стали вполне аристократические.

Темный Лорд обернулся к жадно наблюдающему за ним юнцу, и улыбнулся пока бескровными губами. Он ощущал небывалый душевный подъем и, кажется, его организм тоже пришел в норму. Глядя на этого хрупкого, хоть и порядком нервного, Пожирателя с горящими обожанием глазами, Том решил воспользоваться правом Лорда и порадовать себя впервые за двадцать лет.

Он поманил юношу пальцем, и тот медленно приблизился к нему, загипнотизированный невероятными алыми глазами. Сердце Барти Крауча-младшего не находило себе места и порывалось вот-вот вырваться из груди. Неужели то, о чем он мечтал столько лет, наконец-то сбудется?

Молодой человек до дрожи боялся, что Повелитель решил наказать его таким образом.

И вот губы Барти оказались атакованы бескровными губами Темного Лорда. Поцелуй, как укус, жесткий, требовательный и распаляющий юношу до безумия. Барти не смог подавить страстного стона и нерешительно прижался к господину. Руки Лорда обвили талию любовника, а раздвоенный язык принялся вытворять что-то немыслимое. Поцелуи с каждой секундой становились все страстнее, двое магов распалились не на шутку, и Барти обвис в руках Темного Лорда безвольной куклой, стоило тому припасть к тонкой шее, с силой всасывая кожу, оставляя засосы.

Сквозь марево страсти Барти осмелился погладить член Повелителя через мантию, и был вознагражден тихим шипением сквозь стиснутые зубы. Продолжая поглаживания, он принялся покрывать поцелуями шею Темного Лорда, его подбородок, скулы и вновь спускаться к шее.

Лорд зажал в руке прядь шелковых волос на затылке юноши и оттянул его голову, чтобы впиться болезненным укусом в беззащитное горло. Прокусывая кожу, лаская укус языком, и в тоже время резко проводя по выпирающему из ладно сшитых брюк члену парня.

Юный Пожиратель отчаянно застонал - Повелитель доводил его до умопомрачения. Он боялся, что сойдет с ума от очередного резкого и жесткого поглаживания, от удивительного языка на своей коже, от самой фантастической близости. С прерывистыми стонами Барти прошептал «мой Лорд» и обильно кончил, забившись в сладких судорогах.

Темный Лорд убрал руку, он был слегка разочарован малой выдержкой своего неожиданного партнера, но прекрасно понимал, каким потрясением стали для Барти эти маленькие игры. Волдеморт давно подозревал, что этот зеленый юнец влюблен в него, а теперь, видя такую реакцию, слушая эти стоны и глядя в горящие любовью глаза, не сомневался ни доли секунды.

- Ты получил удовольствие, младший, но забыл про своего Лорда, - шипящим голосом прошептал на ухо партнеру темный маг, прикусывая мочку. - Позаботься и обо мне, малыш.

Барти быстро закивал и облизнул губы в предвкушении, ему было глубоко плевать, что он собрался ублажать Лорда на всем доступной галерее. Сейчас для него во всем мире существовал лишь его Повелитель.

Упав на колени и распахнув полы мантии Лорда дрожащими от возбуждения руками, Барти еще ближе подполз к господину. Перед его взором предстал ровный, увитый венами бледный член. Его Лорд мог похвастаться неприлично огромным размером своего достоинства, и юношу прошила дрожь удовольствия, когда различные эротичные образы Лорда наполнили его голову, в основном, как этот горячий член проникает в него, растягивает, наполняет тело и дарит невероятные ощущения.

Барти склонился над мраморным стволом и нежно поцеловал головку, потом прошелся поцелуями по всей длине. Лорд надавил на его затылок, и юноша беспрекословно взял член в рот на всю возможную глубину, стараясь не подавиться. Все же в подобном деле он был полным профаном, Темный Лорд был его единственной и безграничной любовью. Барти Крауч-младший, к собственному стыду, до сих пор оставался девственником во всех отношениях, идеи Лорда затрагивали его намного больше, чем секс.

Он втянул щеки и, пытаясь не задеть зубами нежную плоть, принялся с энтузиазмом сосать член господина, водя острым языком по головке или подразнивая самым кончиком маленькую щель на ней, откуда выделалась солоноватая смазка.

Пальцы Барти прошлись от коленей до бедер Повелителя и нежно поглаживали тазовые косточки. Длинные пальцы Лорда зарылись в густые, отросшие за время нахождения под Империо отца, волосы партнера, наматывая прядки и слегка дергая.

Волдеморт растягивал удовольствие, что дарил ему старательный Крауч-младший и оттягивал оргазм как можно дольше, порядком издеваясь над юношей. Член самого Барти вновь стоял, как каменный, и выпирал из брюк, что было достаточно больно, но он не обращал на это внимание, полностью сосредоточившись на ублажении Темного Лорда. Пальцы одной руки осторожно массировали яички, а другая рука нежно придерживала член у основания.

Юноша особенно сильно прошелся языком по головке и ощутил долгожданную пульсацию, чуть выпустив член из-за рта, он приготовился к порции спермы.

- Не упусти ни капли, иначе мне придется тебя наказать, - низко прошипел Лорд, разряжаясь в горячий рот своего слуги.

Барти был старателен, как никогда, глотая сперму, не замечая, как из глаз текут непрошенные слезы. Облизав обмякший член, Крауч отстранился и поднял на господина глаза, полные невысказанной мольбы и страха быть прогнанным.

Темный Лорд ветер капли спермы, дрожащие на кончике члена, о припухшие губы партнера и рывком поднял того с колен. Черная мантия упала вниз, а Волдеморт притянул полного надежды юношу к себе.

Лорд страстным поцелуем впился в губы Барти, чувствуя вкус собственной спермы. Одновременно его рука пробралась за край брюк, а затем и белья партнера, чтобы сжать болезненно стоящий член юноши. Пара резких грубых движений, и Барти вновь кончил, на этот раз в руку Повелителю.

- Оближи, младший.

Пожиратель с рвением облизал руку и только теперь Темный Лорд оттолкнул его от себя, одарив холодным взглядом.

- Мой Лорд? - юноша был готов расплакаться от отчаяния.

- Неужели ты думал, я признаюсь тебе в любви, младший? Или, может, приглашу в свою постель в качестве постоянного любовника? - жестко улыбаясь, вкрадчиво поинтересовался Лорд. - Почему ты решил, что заслуживаешь подобную честь? Ты лишь помог мне разрядиться, не более, мальчишка. Так что знай свое место!

- Да, мой Лорд, - Барти упал на колени, его сердце разрывалось на куски от каждого бессердечного слова его Повелителя, он прекрасно понимал, что ничем не заслужил даже такого щедрого дара.

Лорд Судеб взирал на коленопреклоненного юношу, те печаль и боль, что выражала его фигура, заставили что-то дрогнуть в душе мага. Возможно, новоприобретенный кусочек собственной души делает это с ним.

- Уходи, младший, я не желаю видеть тебя ни сегодня, ни завтра. Явишься лишь по моему зову.

Барти Крауч-младший быстро вскочил на ноги и, не поднимая головы, стремительно унесся в противоположный конец галереи.

- И долго ты наблюдаешь за этой сценой, Яксли?! - ледяным тоном поинтересовался Лорд. - Подглядываешь за личной жизнью своего Повелителя?

- Нет, мой Лорд! - воскликнул задрожавший всем телом Пожиратель, рухнув на колени.

Еще минуту назад он упивался унижением Крауча, прячась в нише галереи, а теперь ему самому светило наказание.

- Круцио! - гневно прошипел Волдеморт, и Яксли закричал от боли, катаясь по полу, так много силы было вложено в заклятие.

Стонущего от боли Пожирателя Смерти Лорд приказал домовикам перенести в одну из пыточных камер, а сам, наконец, добрался до своей комнаты. Только где-то на краю сознания ему не давал покоя образ дрожащего хрупкого Барти, вздрагивающего всякий раз от безжалостного проклятья. Мужчина встряхнулся, что-то он порядком размяк после присоединение части души. Волшебник лег на кровать рядом с Нагайной и сам не заметил как задремал. Впервые за прошедшие годы сон его был безмятежен.

* * *

До платформы 9 и ¾ они добирались на министерской машине, с телохранителями в лице доблестных авроров Министерства Магии. Министр по-отечески обнял Гарри перед магическим барьером и быстренько вернулся к машине, чтобы избежать покушений или же репортеров. Бруно Коллинз и еще пара бравых мракоборцев, взяли его в кольцо и таким образом они появились на волшебной платформе, где красно-алый Хогвартс-Экспресс выпускал клубы дыма. Инферно зашипел в своей клетке, нервно озираясь по сторонам, сотни незнакомых запахов сбивали животное с толку.

- Если твоя тварюшка вновь убежит, я не стану ее ловить Поттер, - касаясь расцарапанной шеи пробасил Коллинз.

- И почему все любят наговаривать на моего котика, - покачал головой парень и вытянул шею, чтобы хоть кого-нибудь знакомого разглядеть за широкими аврорскими спинами.

Он увидел рыжие макушки близнецов Уизли, а рядом долговязого Рона. Троица оглядывала платформу, явно в его поисках. Гарри подтолкнул авроров поближе к рыжей семейке и, приняв величественную позу, брезгливо поджал губы.

- Уизли, вот уж кого не хотел увидеть.

- Мы тоже не в восторге от тебя Поттер, - выплюнул Рон, скорчив недовольную гримасу. - Что ты тут околачиваешься слизеринский лизоблюд?!

- Не твое дело Визгли, надеюсь добрый Гульфик оплатил тебе этот учебный год? - усмехнулся Поттер. - Тебе хватило на новые мантии и подштанники, а Ронни?

- Да ты! Слизеринская подстилка! - близнецы удержали, рванувшегося было на Героя брата. - Даже не смей произносить имя этого Великого Волшебника! Предатель!

- Если мы заговорили о предательстве, то тут ты бьешь все рекорды! - едва не хватаясь за палочку, прошипел мальчик.

- Хватит, хватит, - пробубнил аврор Коллинз, загораживая Поттера. - Мистер Поттер под охраной Министерства, как важный свидетель по делу Альбуса Дамблодора. Не накаляйте обстановку!

Младший Уизли зарычал сквозь стиснутые зубы и каким-то образом ухитрился, прорвавшись через авроров, чтобы пребольно его толкнуть в плечо. За эти пару секунд Рон успел быстро передать важную информацию.

- Орден что-то запланировал насчет твоей поездки в Хогварст. Гляди в оба, это что-то наверняка опасное. Убери руки, мерзкий слизень, - отталкивая Поттера, прокричал Уизли, и брезгливо оттирая мантию, ушел вслед за братьями, которые все это время внимательно осматривали толпу.

Они незаметно для мракоборцев пожали плечами, так чтобы лишь Гарри видел и многозначительно посигналили бровями. Шпионы хреновы!

- Не знал что у Артура такой паскудный сынок, - пожал плечами детина Полкинс и похлопал героя по плечу.

- В семье не без урода.

Авроры загоготали и повели мальчика к поезду. Двое авроров, Айзек и Моррис отправились на проверку купе и размещение багажа, так как оставшиеся авроры охраняли Поттера, окидывая подозрительным взглядом все более заполнявшуюся магами платформу.

Гарри заметил их первым и не в первый и наверняка, Мерлин, не в последний раз поразился изощренному уму директора. Трое Пожирателей Смерти в полном облачении с жуткими костяными масками на лице, аппарировали на платформу, где тут же поднялся невообразимый визг и вопли ужаса.

Мракоборец Грегори Талис, не успевший вовремя соринтироваться рухнул на землю, сраженный Авадой. Темный Маги не шутили и от решительности Гульфика, мальчик похолодел. Его собирались убить, вот так без всякой помпы и фанфар, без всякого чертового Пророчества и Битвы Века.

- В поезд, живо Поттер! - гаркнул Бруно, прикрывая собой мальчишку, одновременно осыпая Пожирателей проклятиями.

Гарри шмыгнул внутрь и понесся по вагону, ища двух авроров. Во всем вагоне ему не попался ни один ученик, что было, мягко говоря, странно, заглянув в ближайшее купе, он увидел крепко спящих друг у друга на плечах первокурсников. Долговременное Сонное Заклятие, без труда угадал парень и рванул в тамбур, чтобы найти тела Айзека и Морриса в лужах собственной крови. Стоящий над ними Пожиратель, тоненько захихикал и гриффиндорец понял, что это женщина, наверняка столь же безумная как и печально известная Беллатриса Лестрендж. Директор знал свое дело не понаслышке.

- Круцио! - предвкушая веселье, выкрикнула ведьма, но юноша ловко уклонился и ответил Ступефаем.

- Деточка хочет поиграть, - начала сюсюкать та и парню захотелось отрезать волшебнице язык за плагиат и копирование Беллатрисы.

- Не дотягиваешь до мадам Лестрандж, уж она бы подобного не потерпела.

- Заткнись мальчишка! Секо! Ferventis sanguinis!

Заклятие Кипения Крови чуть не угодило в резво уклоняющегося гриффиндорца и заставило уйти в глухую оборону. Пожирательница была явно магически одаренной, имела выше среднего магический уровень. Заклинания и Проклятия сыпались с ее палочки как из Рога Изобилия.

Гарри удалось поймать ее на Гладиус и ведьма, неловко замахав руками, подскользнулась на образовавшейся корке льда и упала. Поттер рано обрадовался в спину ему ударило усиленное Секо и, захрипев от боли, он повалился на пол.

- Круцио! - жесткий мужской голос озвучил Второе Непростительное, заставив мальчика корчиться в агонии.

- Гарри Поттер у нас, - бросил мужчина своим сообщникам, и его вздернуло в воздух вверх ногами.

- Морсмордре! - раздался крик снаружи, и свет потух в глазах мальчика.

* * *

Очнулся он в соответствии со всеми законами жанра, в сыром подвале и прикованный к холодной стене. Мантии на нем не было, как и рубашки, палочка, разумеется, тоже отсутствовала. Цепь была короткой и не позволяла парню сделать даже шаг или присесть, чтобы не вывернуть себе руки. Что ж Похитители знали свое дело на А с плюсом.

Гриффиндорец попытался с помощью беспалочковой магии избавиться от оков, но у него ничего не вышло. Он ужаснулся, наверняка в соседней камере или у самой двери располагался Поглотитель Магии. Ментальная связь с Томом была подавлена. Ему точно вкололи Зелье Блокирующее Ментальные Искусства. Какие Мать их за ногу, предусмотрительные! Юноша старался держать себя в руках и не паниковать. Удача, чтоб ее, повернулась на сей раз к нему задом.

Тяжелая дверь предсказуемо заскрипела и хихикающая как школьница Пожирательница, и обладатель жесткого высокого голоса посетили его камеру.

Когда Гарри увидел вошедших он еле сдержал рвущейся наружу крик.

- Я смотрю, Мистер Поттер, вы рады нас видеть, - пронзительные небесно-голубые глаза пришпилили его к стене, как бабочку. - Вам удобно, может что-то нужно?

- О, я бы не отказался от палочки или мачете, но, увы, наверняка мои желания так и останутся желаниями.

- Именно, мальчишка, - зашлась в смехе ведьма, отбрасывая с лица темно-красные пряди. - Зато мы приготовили для тебя, целую серию развлечений.

- Надеюсь, Темный Лорд в курсе вашей вечеринки? - поинтересовался парень, в надежде на положительный ответ.

- Нет, - сладко улыбнулась волшебница. - Мы действуем не от имени Повелителя, ты наш заказ гриффиндорчик.

- Пожиратели Смерти опустились до наемных убийств, прискорбно, чтобы сказал Вол-де-Морт, на ваши вольности.

- Но ведь ты, же ему не скажешь, - чарующий голос Ганса прошил его насквозь. - К тому же ты скоро будешь мертв, Мальчик-Который-Выжил.

Да этот ублюдок всегда умел заставить жертву чувствовать, то, что ему нужно.

- Давайте каждый останется при своем мнении, - криво улыбнулся Поттер.

- Позволь мне самим им заняться Корнелия, - плотоядно улыбнулся немец. - А не знал что он такой лакомый кусочек.

- Ты чертов жадина Ганс! Позволь мне хотя бы посмотреть, - в нетерпении облизнула губы полоумная ведьма. - Так забавно смотреть, как ты их ломаешь, и они уже сами тянуться к тебе за новой порцией боли.

- Мне кажется или потянуло душком изврата? - старясь, чтобы его голос не дрожал, насмешливо протянул мальчик.

- Тебе не кажется малыш, - лукаво улыбнулся маг и ткнул палочкой ему в ребра, чтобы тут же пропустить по его телу средний заряд тока.

Место и предметы меняются, но привычки все те же, - слабо подумал Поттер. - Ганс всегда питал слабость к электрошокерам в «Стране Оз». Значит, его горячо-любимый садист-надсмоторщик был магом, да еще и Пожирателем Смерти, хотя упорно косил под маггла в тюрьме для магов. Интересное открытие, но наврятли оно принесет ему что-либо хорошее.

Холенные пальцы умело пробежались по его груди и принялись ласково потирать соски.

- Почему ты так напряжен Mein kleiner* ? - больно выкручивая сосок, промурлыкал Ганс. - Я ведь хочу, чтобы тебе понравилось.

- Ты не сделаешь меня своим sьЯer Junge!* Запомни это ублюдок! - прошипел сквозь стиснутые зубы, парень.

Немец отошел от него на шаг, любуясь как, струйка крови стекает по животу от соска мальчишки.

- Неужели мы знакомы? И я забыл такую красивую мордашку? Это очень спорно, - с ноткой удивления проговорил мужчина и наклонился вперед, чтобы слизать кровь.

Очередная порция тока и грудь Гарри украсили еще два глубоких надреза.

- Корнелия не могла бы ты оставить нас. Этому мальчику будет проведен полный сеанс.

Ведьма обиженно надула губы, но покорно покинула камеру.

- Веселись Ганс, но оставь нам его хотя бы полуживого для развлечений. С трупом играть не интересно.

- Непременно моя дорогая фройлян, - усмехнулся маг. - Продолжим?

Поттер тяжело дышал, обвиснув на цепях. Его грудь, руки и шею украшал тонкий кровавый узор, который вырезал на коже гребанный эстет Ганс. Его красиво очерченные брови взлетели вверх, когда он добрался до вытатуированного порядкогого номера на запястье, но решил не трогать это творение, а заняться бедрами пленника.

Гарри горько рассмеялся про себя, ведь именно этот алчущий чужой боли ублюдок нанес на его кожу эти цифры, там далеко в будущем.

Немец склонился над ним и до крови укусил бедренную косточку, чтобы тут же зализать рану. Взмахом палочки он удалил брюки и погладил коленку концом опасно светящейся волшебной палочки. Поттер оказался, прав в своей интуиции и тихо взвыл от боли, когда дробящее заклинание коснулось его правой ноги.

- Я слышал, что ты просто невероятный ловец, малыш. Что квидичч приносит тебе столько радости, - волшебник нежно погладил его правую руку от локтя до кончиков пальцев. - Самый молодой ловец за последние пятьдесят лет, ну надо же!

Ганс любовно поцеловал каждый пальчик мальчика, прежде чем с садисткой улыбкой сломать их.

- Какой сильный и стойкий герой. Многие на твоем месте уже бы заходились криком, но не Гарри Поттер, да?

- Иди на х* й скотина!!! Закомплексованый немецкий отморозок! Я уверен у тебя встает только на свастику!

- Какой грязный ротик, - раздраженно проговорил Пожиратель и больно схватил Героя за подбородок. - Как ты уже догадался малыш, моя семья поддерживала Гриндевальда, а теперь нового Темного Лорда. И у меня встает не только на свастику, но и на таких милых сопротивляющихся мальчиков, которых я называю своими Конфетками. Интересно как ты об этом узнал? - задумчиво проговорил волшебник, а затем впился жестким поцелуем в губы Поттера.

-У меня возникла идея твоего наказания, - усмехнулся тот. - Когда твое тело найдут, то это будет забавно.

Ганс оттянул голову гриффиндорца, открывая шею, с бешено бьющейся жилкой, и поднес к коже волшебную палочку.

Гарри захватил новый виток боли, запах горелого мяса ударил в ноздри. Этот урод что-то выжигал на его шее, метил его. В очередной раз!

- Не трогай меня, ублюдок! Не смей меня трогать! - глаза Поттера полыхнули багрянцем и стихийная магия отбросила Темного Мага к противоположной стене.

Невообразимый гул поднялся за закрытой дверью и затем раздался маленький взрыв. Поттер ощутил как магия бурлит в его теле, выброс сломал Поглотитель, он мог действовать. Наручники над головой щелкнули и открылись. Мальчик сделал шаг и схватился за стену, чтобы не упасть кулем на пол, ноги не держали его. Ганс был профессионалом в пытках и минутами позже, Гарри уже был бы не в состоянии даже пошевелиться. Припав спиной к стене и поглаживая раздробленную ногу, юноша не сводил глаз с медленно поднимающегося Ганса.

Поттер приманил его палочку и тяжело дышал. Хотелось бы вернуть и свою тоже, но тратить еще и на это силы было бы неразумно.

- Шевельнешься и я убью тебя мразь!

- Да неужели, потратишь такое количество энергии на мое убийство, как недальновидно, - поцокал языком мужчина.

- Ни слова, я тебя предупреждаю, - пытаясь выровнять дыхание, прошипел гриффиндорец.

Послышался топот и взволнованные крики, среди которых угадывался голос Корнелии.

- Тебе все равно не выбраться отсюда Schätzchen* ! - цинично рассмеялся маг. - О я уже предвкушаю наше будущее веселье, но в следующий раз я не буду с тобой так нежен.

- О ты просто душка Ганс, но в следующий раз я размажу твои мозги тонкий слоем по стенам. А сейчас извини, вынужден Вас покинуть!

И с грохотом распахивающейся двери, Гарри аппарировал, снося к чертям собачим все возведенные щиты.

Выбросило его недалеко от замка на кромке Запретного Леса. Вырывая пучки травы и раздирая землю, он кое-как встал на четвереньки, левый бок онемел. Скосив глаза вниз, Гарри понял, что значительный кусок его плоти остался на память похитителям. Поттер завалился на бок, сил не было. Магия вытекала из него как хороший ручей.

- Снейп! Снейп! - закричал парень, из уголков глаз текли слезы, но юноша не замечал этого. - Северус!

Он чувствовал себя маленьким никчемным мальчишкой, губы тряслись, тело немело от боли. Ему было страшно, черт возьми! Так страшно!

- Снейп, - прошептал Гарри, почти теряя сознание, когда дрожащие руки вздернули его вверх и прижали к груди.

- Я здесь Поттер. Я здесь…Гарри…Потерпи мой хороший…Потерпи…

* * *

· Mein kleiner (немец. яз) - Мой маленький.

· sьЯer Junge! (немец. яз.) - Сладким мальчиком!

· Schätzchen (немец. яз.) - Конфетка!

32 глава

- Ты все еще пытаешься сопротивляться Котенок, - мило улыбнулся тюремщик. - Ааа, кажется я понял, ты так дерзко себя ведешь, потому, что у нас сегодня зритель, ммм.

Мужчина до крови прикусил ему шею, еще сильнее прогибая Поттера в спине.

- Ммм, ты так сжимаешь меня, Конфетка. Хочу услышать твой голосок, ну же, - облизнулся тот, грубо тыкая в ребра электрошокером.

Гарри застонал от боли, но челюсти не разжал, по подбородку из-за рта уже давно тонкой струйкой стекала кровь. Он был готов вытерпеть пытку лишь бы не нарушить установленные правила игры, потому что тогда последует жестокое наказание, а Поттер и так уже не чувствовал свое тело. Холод пронизывал замызганную камеру, Ганс грубо врывался в него, используя в качестве естественной смазки его кровь, разрывая еще больше. Опять пущенный разряд тока заставил его корчиться от боли, а гребанного садиста захлебываться стонами от удовольствия.

Гарри старался держаться, с каждым днем в его теле вспыхивали, копились все новые искорки магии. Скоро, уже скоро этот ублюдок будет харкать кровью у его ног.

- Ты прелесть, мой котенок, - Ганс схватил его за подбородок и заставил повернуть голову к прозрачной стене. - Ммм, ах, как ты сжался, Конфетка. Тебе так дорог этот блондинчик, не хочешь в его глазах казаться шлюшкой? Потом я и с ним повеселюсь, ты же не будешь против?!

- Только посмей его тронуть ты больной извращенец! Я убью тебя, клянусь! Ты не тронешь его!

Гарри посмотрел в серо-голубые глаза слизеринца, пытаясь успокоить, дать понять, что все будет хорошо. Что он обязательно что-нибудь придумает, будет подмахивать задом, стонать в усладу насильника, лишь бы тот не добрался до дорогого ему человека. Губы блондина пришли в движение и Поттер задохнулся от скрутившей его боли.

- Вот мерзость! - до волшебника четко донеслись выговоренные аккуратным ртом слова.

* * *

Парень приоткрыл слезящиеся глаза, казалось, ему в них песка насыпали. Женский визг заставил его поморщиться.

- Он очнулся! Очнулся!

- Успокойтесь дамочка!

К его постели словно стадо бизонов ломанулось. Тяжелые ботинки стучали по плитке, шелестели мантии, доносились облегченные, полные надежды вздохи.

- Никого не впускать! Дверь держать насмерть! - раздавал приказы некто расплывчатый, отдаленно напоминающий Смитта.

- Костьми ляжем! - гаркнули бравые ребята, ну точно авроры и, стуча тяжелой подошвой, покинули, видимо, палату.

Поттер щурясь, замотал головой, пытаясь понять, где он собственно находиться. В голове вертелось самое здравое предположение.

- Я в Святом Мунго? - сипло поинтересовался тот. - Я ведь аппарировал в Хогвартс.

- Именно Поттер, - до боли родным голос откликнулся Профессор Зелий. - С возращением.

- Как много я пропустил?

- Достаточно, спящая ты моя принцесса, - бесцеремонно спихивая на край постели пациента, проговорил невыразимец, усаживаясь на кровать. - Мы уж не чаяли вновь увидеть тебя в этом грешном и убогом мире.

- Что опять произошло? Мне что нельзя оставить вас и на пару часов детишки?

- Если бы часы, парень! Недели!

- Пока вы находились без сознания Поттер, мнение общественности в очередной раз круто поменялось по отношению к вам и не сочтите меня лицемером, но мы по горло в дерь…в проблемах! При чем наивысшего качества!

- С этого места поподробнее, сэр, - пытаясь принять сидячее положение, скривился гриффиндорец.

Стоявшая в тени пышногрудая медиковедьма тут же бросилась поправлять ему подушки, помогая устроиться поудобнее. Она то и дела касалось его плеча сладко колыхающимся бюстом, ласково улыбаясь.

Поттер вскинул бровь в вопросе, указывая глазами на сотрудницу Святого Мунго.

- Весь этаж под нашим контролем. Эрнест Мунго мой старый приятель и он решил поддержать героя, тебя окружают верные сторонники переворота в Магическом мире.

- Меня зовут Изабель, Мистер Поттер, - томно взмахнула та ресницами. - Министерство уже пять лет отказывает нам в поддержке. Настойки, микстуры, даже постельное белье все приходиться покупать на деньги случайных благодетелей, а мы единственная волшебная больница на все британские острова! - топнула женщина ногой. - Так еще этих пузатых богартов мы обязаны лечить бесплатно и вне очереди! Скандал! Беспредел!

- Все - все душенька, - заворчал Смитт, подталкивая колдунью к двери. - Мы полностью разделяем твое недовольство, но дела не требуют отлагательств.

- Святой Мунго надеется на Вас мистер Поттер! - успела выкрикнуть та, прежде чем дверь перед ее носом захлопнулась.

- Что вы им наплели, пока я временно отсутствовал?

- Не наплели, а объявили третьей стороной в кругу доверяющих нам волшебников, - нравоучительно вскинул палец невыразимец. - Пока наша принцесса чахла в Мунго, Дамблодор начал действовать, с несвойственной для старика прытью. Ты в курсе дружок, что тебя оказывается спасли доблестные герои из «Ордена Феникса»?

- Я ослышался? При чем тут эти «герои»?

- Теперь при всем! Орденовцы повязали твоих похитителей и, сверкая белозубыми улыбками, под вспышки колдокамер доставили их в Аврорат, где Пожиратели во всем сознались.

- В чем именно? - напрягаясь, поинтересовался Поттер.

- Правильно мыслишь, - кивнул мужчина. - Пожиратели действовали по приказу Темного Лорда, и да общественность, наконец, признала его возвращение и опять возвела Великого Альбуса Дамблодора на сверкающий пьедестал. Кстати эта длиннобородая крыса, сейчас, добивается через Визенгамот полной опеки над тобой. Половина коллегии уже проголосовала «За».

- Твою мать! - схватился за голову парень. - Вот урод! А Фадж?

Саркастический смешок раздался со стороны Северуса Снейпа.

- А он лежит в соседней с тобой палате Поттер. Покушение на министерскую машину, которая отъезжала от платформы, мусолят уже какую неделю. Он сильно пострадал и не может быть и ни какой речи о возвращении в предвыборную гонку.

- Дьявол! - Гарри с силой нажал ладонями на глаза, до цветных кругов. - Как я понимаю, сейчас в предвыборной гонке лидирует Кингсли Брусвет.

- Верно, - хмыкнул Смит, - а стоит за ним наш добрый дедушка.

- Ах, Гульфик, ах сукин сын, - хохотнул Поттер, чуть не хлопая в ладоши. Профессор, что слышно от темной стороны?

- Тишина, вызова не была ни тогда, ни сейчас. Он решил затаиться. Я даже не уверен, находиться ли резиденция все также в Малфой-Мэноре.

- Надеюсь, Том не сидит, сложа руки, и не вяжет макроме, и это затишье что-нибудь да значит. Что слышно о Малфоях?

- Если ты говоришь об этой вещи, - Северус достал из складок мантии кусок сквозного зеркала, - то оно упорно молчит.

Гарри принял артефакт из профессорской руки и вгляделся в отражение, на какой-то миг ему показалось, что он увидел Драко, но видение тут, же рассеялось.

Поттер отложил предмет и перевел задумчивый взгляд на учителя Зелий.

- Снейп, а почему ты не в Хогвартсе?

- Может меня отстранили от занятий из-за одного неугомонного и проблемного гриффиндорца.

- ?!

- Твою полудохлую тушку пытался забрать у меня Альбус, даже не хочу представлять, что он собирался с тобой сделать, - скривился тот.

- И ты поругался с директором? И почему я был в отключке!

- До дуэли слава Мерлину не дошло, меня выручил твой друг, - кивнул в сторону Смитта мужчина. - С горем пополам мы покинули школу и теперь скрываемся в Мунго от недовольных и разъяренных волшебников.

- Паршивая ситуация. А у Гульфика с руками все нормально?

- Странный вопрос Поттер. Обычные старческие руки.

- Ну да, ну да…

- Значит в школу теперь нам путь заказан, - подвел черту парень.

- Как нельзя, верно, - согласился Снейп. - Надеюсь у Вас есть план Поттер?

- Хм, вы еще смеете сомневаться во мне сэр? Я же чертов Гарри Поттер! Уж я то придумаю, что нам делать, - усмехнулся Герой. - Площадь Гримно все также является штабом «Ордена Феникса»?

- С последним моим визитом была ею.

- Замечательно, - кивнул Поттер. - Уизли сейчас в Хогвартсе не так ли?

- Если ты имеешь ввиду сумасшедших близнецов, то да. Твой заклятый друг под крылом директора.

- Заклятый друг?! О Северус, - рассмеялся тот, - если ты вдруг не понял, то Рон Уизли мой с потрохами, что доказывает связанный Симус Финниган на чердаке дома Блэков.

- Если бы вы точнее объясняли свои действия, то это не было бы для меня тайной, - разозлившись, выплюнул Снейп. - А так я вижу перед собой лишь клинического идиота с манией величия!!!

Северус Снейп взметнул профессорской мантией и, хлопнув дверью покинул палату.

- Я клинический идиот Смитт?

- Да, и это даже не обсуждается, - покачал головой невыразимец. - Тебе хоть изредка стоит посвящать в свои гениальные планы рискующих ради тебя своей жизнью людей. Ты славный парень, но сейчас мои руки чешутся от желания, задать тебе славную порку.

Гарри лишь виновато пожал плечами.

- Это моя чертова спонтанная натура, Северус последний человек, которого я хотел бы оскорбить своим недоверием.

- И браво, именно это у тебя и получилось. Если бы не этот угрюмый маг, неизвестно чтобы с тобой сделала так называемая «светлая сторона».

- Не дави на меня Смитт, я понял, что облажался, так что достаточно! - огрызнулся юный волшебник. - Где моя палочка? И еще у меня на шее висел кожаный мешочек, не дай Мерлин он пропал Смитти! Слишком серьезные игрушки в нем были, чтобы они могли достаться лучезарному Гульфику!

* * *

Фред и Джордж сидели за гриффиндорским столом, и вяло поглощали завтрак. Имя Гарри у всех было на губах, и иногда употреблялось просто с чудовищными и мерзкими словами. Три недели назад когда сам директор Хогвартса вылил ушат красивой грязи в вперемешку с ложным сочувствием на этого парня близнецы поняли, что время поджимает. Школу придется покинуть намного раньше, чем они предполагали.

Без Поттера тут было нечего делать, а там за вековыми стенами Школы Чародейства и Волшебства разворачивались поистине удивительные и захватывающие по масштабности вещи. Пора выпутываться из вязкой паутины их верного Дамблодору семейства и рвать когти.

По углам замка и в коридорах то и дело были слышны перешептывания или иногда громкие гневные восклицания. «Это не мог сделать Поттер! Наш Гарри не такой!»

Близнецы на это лишь начинали синхронно зубоскалить. Конечно это не их лапушка белый пушистик Гарри Поттер, это именно их Поттер - хитрый, темный, изменившийся до неузнаваемости и от того еще более интересный и забавный чем раньше.

Сколько раз они пытались сбить его с толку или вывести из себя? Ха! Хоть эта свежая история с детенышем акрамантула, они рассчитывали, что волшебник если уж не поднимет дикий визг, то хотя бы проклянет, а он лишь холодно предупредил, что превратит в помет гипогриффа, если они не смогут справиться с чудовищем. Этого мерзавца ни капли не беспокоили их забавы, как такое Мордред его возьми, может быть!?

А это спокойное заявление, брошенное в лицо, о том, что у них синдром Инцестного Нарцисса. Прелесть!

Поттер, Поттер мы хотим играть только в твоей лиге.

Близнецы переглянулись, сколько еще козырей в рукавах прячет этот зеленоглазый дьяволенок?

Фред мелком взглянул на младшего братца. Рон сидел рядом с Невиллом Ломгботоном, слушая его излеяния, но достаточно внимательно взгляда было достаточно, чтобы понять, что Ронни терпит любителя травок и цветочков с огромным трудом. Они не были в курсе какую роль Ронни играет в пьесе, поставленной Поттером, но то что их брат занимает там не последнее место было очевидно, опять таки для тех кто знал на что смотреть и что искать.

Джордж же развалившись на широкой скамье, лениво оглядел слизеринский стол, который буквально пульсировал от настороженности и ожидания. Малфой отсутствовал с начала учебного года, чем переполошил весь Серпентарий. Да и на совете Ордена частенько упоминалось об исчезновении всего благородного семейства. Неужели и тут был замешен мусолимый «Пророком» герой?

Альбус Дамболодор поднялся, чтобы в очередной раз взять слово, словно девочка-сплетница, он каждое утро вводил их в курс судебного процесса по поводу опекунства над Поттером и происходящих событий вне школы.

- Дорогие мои друзья, завтра произойдет решающее заседание в Визенгамоте. Именно завтра мы наконец точно узнаем является ли Министерство Магии именно тем оплотом правды и справедливости, которым мы бы хотели его видеть, - замолчал волшебник позволил себе добрую скупую улыбку. - Гарри Поттер - это бедный сломленный мальчик, попавший в ловушку собственной гордости и заносчивости. Взлелеянный собственный эгоизм никому не принесет добра, поэтому я постараюсь помочь страдающему сейчас от тяжелых ран мальчику и взять часть его ноши на себя. Запомните каждый кто будет нуждаться в помощи обязательно ее получит. Хочу вас порадовать Замминистра Долорес Амбридж подписала разрешение на штурм Святого Мунго, где в заложниках удерживается Гарри Поттер и нынешний, но отошедший от дел по причинам пошатнувшегося здоровья Корнелиус Фадж.

Ученики загомонили.

- Это бред! - выкрикнул какой-то храбрый когтевранец.

Профессор Флитвик бросил встревоженный взгляд на свой стол, а затем на директора школы.

- Также бывший профессор Зелий и действиющий Пожиратель Смерти Северус Тобиас Снейп объявлен Авроратом в розыск, за поимку живого или мертвого уже назначена награда в размере тысячи галеонов. На этом все, пожалуйста, поспешите, первый урок вот-вот начнется.

Но ученики не торопились расходиться. Большой Зал гудел как разворошенный пчелиный улей. Лишь за столом Слизерина стояла настораживающая тишина, Фред увидел, как многие змеи выхватили палочки, и теперь словно ожидая команды, в нетерпении крутили их под столом.

- Джорджи, приводи нашу детку в полную боевую готовность, чувствую, момент настал самый подходящий, - с лихорадочно блестящими глазами прошептал брат-близнец.

Воспользовавшись ситуацией, что никому нет до них дела, Джордж быстро чмокнул брата в губы и незаметно выскользнул из Большого Зала, только замершая у ног Филча, Миссис Норисс проводила его подозрительным взглядом.

Недовольство возрастало, грозя перерасти в полномасштабный бунт. Спусковым механизмом стала именно полоумная когтевранка. Растрепанная и слегка безумная на вид блондинка вскочила из-за стола, так что ее серьги-редиски яростно закачались из стороны в сторону.

- Морщерогие Кизляки покинули Вас директор, сэр! А Ваша голова гудит от Мозгошмыгов! Иначе Вы бы не сказали такого про Гарри! Я предлагаю мазать Вам ее кошачьим пометом, пока вся эта ерунда не покинет Вашу гениальную голову, а пока я пожалуй решу покинуть сам Хогварст, - отстраненно проговорила ученица и подхватила свою сумку, направляясь к выходу.

Слизеринцы неожиданно встали и разразились аплодисментами. Теодор Нотт заулюлюкал, а Маркус Флинт засвистел.

- Пятьдесят баллов с Когтеврана! - задушено проговорила Минерва Макгонагалл. - И сядьте на место немедленно, мисс Лавгуд. И двадцать балов со Слизерина! Немедленно всем успокоиться!!!

- Именно этого тлетворного влияния я и боялся, - с горечью проговорил Дамблодор. - Гарри Поттер воистину постарался заразить ваши неокрепшие умы своей скверной.

Рон Уизли уже было вскочил на ноги, когда холодный взгляд брата буквально пригвоздил его к месту.

- Уважаемый директор вы жуть как оскорбили не только Гарри, но и его друзей. А друзья у него отнюдь все зубастые и просто ненормально, какие злопамятные, - со смешком проговорил Фред, вставая и опираясь о стол одной рукой.

- Займите свое место за столом мистер Уизли, не вынуждайте меня, - предупреждая, покачал головой светлый маг.

- Мы с Джорджем берегли это для одной министерской жабы, но раз судьба так решила, все достанется Вам директор! - с помпой воскликнул рыжий парень, и словно ожидая этих слов, над столом преподавателей начали взрываться шутихи.

За дверями Большого Зала послышались подобные хлопки. Драконы, фениксы, гипогриффы и другие сказочные существа заполнили все пространство. Двери с шумом распахнулись, сметая с дороги Аргуса Филча и его кошку. Бренча железом ожившие школьные доспехи стали отплясывать между столами, издавая неприличные звуки и вылив на голову Хагриду ведро слизи Пивз завывая начал кружить над учителями.

«Земля тряслась - как наши груди. Смешались в кучу, кони, люди…» Как хорошо эта фраза описывает воцарившийся хаос в замке Хогвартс, пока директор справлялся с особенно зловредным драконом, Фред Уизли и большинство учеников успели выскользнуть из Зала.

В нише, где раньше располагались доспехи затаился один из коварных близнецов. Фред вздрогнул, когда его аккуратно тронули за плечо и широко улыбающийся Рон протянул ему пришедший в Хогвартс багаж Гарри Поттера.

- «Молния» храниться у Филча, думаю Гарри сейчас и так не до полетов, - криво улыбнулся тот и скрылся из виду, затерявшись в безумствующей толпе.

Фред лишь пожал плечами и по тайным коридорам выбрался из замка прямо на грядки профессора Помоны Спраут. Их сундуки уже давно ожидали своего часа у кромки запретного леса, их предусмотрительность в очередной раз сослужила хорошую службу.

- Фред и Джордж Уизли!!! - увеличенный Сонорусом голос Альбуса Дамблодора разнесся над окрестностями, спугивая птиц с макушек деревьев. - Живо в кабинет директора!!!

- Ага нашли дураков, - ухмыляясь проговорил Фред, прячась в тени теплицы номер Три.

Фордик «Англия» с торчащими по бокам мохнатыми паучьими лапками аккуратно приземлился на буйствующую травами грядку и улыбающийся от уха до ухо Джордж распахнул дверцу переднего сидения перед братом и любовником.

- Как дела Фредди?

- Изумительно Джорджи, жаль только пришлось использовать все запасы, - залезая в автомобиль, и кидая багаж Поттера на заднее сидение к другим чемоданом, пожаловался тот.

- Ну это того стоило, братец, - взмывая и огибая Астрономическую башню сказал Уизли.

- Да каждой минуты, - прошептал Фред, жарко целуя возлюбленного.

Машина сделала крен, но потом выровнялась. Пролетая над внутренним двором они заметили не малое столпотворение.

- Кажется, Полоумную малышку загнали в угол и вот - вот четвертуют.

- Так не допустим этого зверства братец, - резко нырнул вниз фордик «Англия».

Летающий форд с здоровенными паучьими лапами напугает кого угодно, а обычную школьную шантрапу тем более. Веревочная лестница ударила девочку по макушке и она сверкая глазами, ловко как мартышка забралась наверх. Примостившись на заднем сидении, скидывая сумку к общей груде, та широко улыбнулась от чего ее и без того выпуклые глаза стали еще больше.

- Мы летим проведать Гарри.

- Ну еще бы! - пропели в два голоса близнецы и совершив почетный круг, полетели в сторону Лондона.

Оставляя весь преподавательский состав разбираться с устроенными ими же безобразиями и толпой обезумевших и просто расшалившихся студентов.

33 глава

Драко от беспокойства не находил себе места: мерил шагами комнату, то и дело прислушиваясь, не донесется ли с первого этажа голос отца. Герб Малфоев обжигал кожу на ключице, постоянно напоминая о смертельной угрозе, нависшей над их семьей.

Принесенные отцом свежие номера «Пророка» еще больше расшатали парню нервы. Объявленный в розыск крестный, попавший в немилость ко всему волшебному миру Поттер и его похищение Пожирателями…

Малфой покачал головой, отгоняя тягостные думы, когда снизу донесся радостный громкий вскрик матери. Отец, наконец-то, вернулся!

Драко слетел вниз по лестнице, перепрыгивая через ступеньку, и влетел в гостиную. Люциус Малфой выглядел растерзанным: мантия превратилась в лохмотья и висела неряшливыми лоскутами ткани, с которых капала кровь. Лицо мужчины посерело, его пересекали врезавшиеся в некогда холеную кожу морщинки, выдавая истинный возраст. Люциус устало улыбнулся сыну и мягко отстранил от себя обнимающую его супругу:

- Собирай вещи, Нарси, у тебя пять минут, не больше.

- Отец? - Драко был в замешательстве. - Все настолько плохо?

- Помоги матери, сын, - не терпящим возражений тоном приказал лорд Малфой, но в его глазах чуть заметно мелькал страх. - Лорд нашел нас, Пожиратели будут тут с минуту на минуту. Видимо, я не так хорошо запутал следы, как рассчитывал.

На памяти Малфоя-младшего отец впервые клял себя за ошибки. Такая ситуация была непривычной и пугающей. Драко сейчас, как никогда, требовалась непоколебимая уверенность отца, а не его растерянность и раскаяние. Он шагнул вперед, глядя в глаза Люциусу, но обращаясь к матери:

- Мама, нет смысла в вещах, нужно просто уходить, чем быстрее, тем лучше. Палочки - это все, что нам нужно.

Нарцисса замерла, выглядя слегка удивленной. Когда ее сын успел вырасти и превратиться в этого уверенного юношу, стоящего перед ней?

- И куда ты намерен вести свою мать, Драко? - насмешливо, но с ноткой любопытства поинтересовался Люциус. Даже в таком крайне жалком виде мужчина не терял своей властности.

Драко хитро прищурился, отчего от уголков глаз побежали едва заметные лучики морщинок, тонкий нос словно еще больше заострился. Хитрый, но пока еще маленький лис.

- Нанесем визит особняку Блэков, - лениво растягивая слова, проговорил юноша. - На доме Фиделиус и еще куча защитных заклинаний.

Люциус криво улыбнулся, а затем хрипло рассмеялся, из-за чего его длинные, некогда сверкающие чистотой волосы, грязными прядями разметались по спине и плечам.

- А ты ничего не упустил, мальчик? Как ты обойдешь Фиделиус, я уж не упоминаю про осиное гнездо светлых волшебников? Хотя… Драко? Только не говори мне…

Наследник нервно передернул плечами и кивнул. Нарцисса внимательно следила за пока не совсем понятным ей разговором, но женское чутье подсказывало, что и здесь без мальчика Поттеров, не обошлось.

- Я знаю точный адрес, Фиделиус не помеха. Аппарируем прямо на верхнюю ступеньку. Дом пуст.

По крайней мере, в этом его заверял нахальный Поттер два дня назад во время разговора через сквозное зеркало.

Мысль о шрамоголовом герое заставила уголки губ парня слабо дрогнуть, но он удержал себя от попытки расплыться в улыбке.

- Пуст? - задумчиво протянул лорд Малфой. - Это значит, он принадлежит теперь…

Драко с интересом смотрел, как глаза отца оживают, в них появляется такой знакомый расчетливый и холодный блеск, а на бледном лице расползается нехорошая ухмылка.

- Вот это мой мальчик.

Следующие по петляющему следу предателя-Малфоя Пожиратели Смерти застали лишь пустой дом. Хозяева покинули его совсем недавно, но в совершенно неизвестном направлении. Даже оставшийся от совместной аппарации след не смог ничего им дать. Темные маги переглянулись и поежились - явно никто не горел желанием докладывать о провале Повелителю. Пусть тот и приобрел человеческую внешность, добрее от этого он точно не стал.

* * *

Стоило только Гарри Поттеру прийти в более-менее работоспособное состояние, как его палата превратилась в штаб при военном совете. Смит прямо так и плевался за большим столом, который втащили в магически расширенную палату, что это, мать его, именно война и все, кто попробует его в этом переубедить, получит раскаленной тростью по заднице!

Северус Снейп, покинув Хогвартс и сбежав от пристального взгляда директора, с какой-то детской веселостью(!) рассматривал лично им повешенный на стену розыскной плакат, с которого смотрел мрачный двойник зельевара. Когда Поттер спрашивал, чему он так радуется, мужчина надменно, в своей обычной манере, отвечал, что еще ни за какого преступника в течение последних пятидесяти лет не назначалось такое внушительное вознаграждение. А это, как-никак, лестно. Гарри лишь молча кивал и крутил у виска, когда Снейп не видел. Кто их поймет, этих зельеваров.

К их братии присоединился и сам Эрнест Мунго, ветхий старичок с жидкой бородой и торчащими из ушей волосами. Он рьяно желал принять во всей этой затее как можно более активное участие. Ну, как можно отказать человеку, который ради тебя превратил больницу буквально в осажденную крепость?

Ричард Фрай такого горячего желания не изъявил, но на каждом собрании присутствовал, молча замирая у стены за спиной Поттера и внимательно слушая. Хотя, чем вам не подвиг: мужчина пробрался в больницу, минуя оцепление из министерских чиновников, журналистов и авроров, «своих» и «чужих». Разве можно не считаться с этим?

Стена, разделяющая палату Поттера и Фаджа, исчезла, поэтому номинально действующий министр магии тоже вносил свою лепту, полулежа на постели с ногой наперевес и перебинтованной головой. Зеленый котелок, подранный во время покушения, сиротливо лежал на тумбочке.

Фадж иногда вставлял едкие комментарии, буквально брызжа ядом в адрес уважаемого Дамблдора. Даже Снейп стал по-другому посматривать на этого тучного волшебника. Авторитет отстраненного министра медленно повышался в глазах маленького процента их сумасшедшей общественности.

Заявившиеся с шумом и гамом веселые близнецы Уизли притулились в конце стола и иногда о чем-то тихо перешептывались или, наоборот, махая руками и подпрыгивая, вносили свои безумные, но иногда просто гениальные предложения.

Неземная Луна Лавгуд, прилетевшая с Уизли на фордике, нашла себе компанию в лице Златопуста Локонса, хотя медперсонал все чаще мог заметить ее в палате Алисы и Фрэнка Долгопупсов. Поттера это внимание к ничего не соображающим людям настораживало, да и внимательные задумчивые взгляды Луны, которые он ловил на себе, не выходили у него из головы. Он селезенкой чуял, что дело Долгопупсов еще заставит его вздрогнуть и пересмотреть свои взгляды.

Гарри наконец-то связался с Малфоем и тот заверил его, что с ним, собственно говоря, все в порядке. Драко рассказал о том, что его отцу все чаще приходится уводить Пожирателей Смерти от их убежища и не сегодня-завтра их обнаружат. После этих слов и описанных близнецами событий, произошедших в Хогвартсе, в голове Поттера словно зажглась лампочка. Он предложил Драко воспользоваться домом Блэков, там-то их уж точно никто не достанет. Вначале Малфой был явно скептически настроен на подобное предложение, но с каждым словом героя его лицо озарялось все более и более нехорошей улыбочкой.

Видя сияющие от предвкушения глаза блондина, Гарри невольно улыбнулся. Хотелось увидеть хоречка вживую, но дела, дела…

* Флэшбек.*

Два дня назад, после разговора Драко и Гарри по сквозному зеркалу.

-Кикимер!

Эльф тут же появился в палате и, упав на колени и захлебываясь слезами, пополз к хозяину. Находящийся тут же мастер зелий и видевший все министр магии удивленно, а кое-кто из присутствующих и пораженно, рассматривали подобную невероятную для них картину.

- Кикимер так скучал по хозяину. Эти мерзкие грязнокровки превратили благородный дом Блэков в помойку… Ууу, бедный Кикимер так скучал…

Гарри насилу отлепил от своей ноги эльфа и придал лицу как можно более серьезное выражение.

- Можешь плясать, Кикимер, грязнокровки и вся та шушера больше ни ногой не ступят в дом.

Эльф захлопал большими выпученными глазами и неуверенно задергал сначала головой, а потом и ногами. Ужас.

- Я пошутил насчет танца, Кикимер. В доме сейчас есть кто-нибудь?

Домовик усиленно замотал головой, кажется, не веря своему счастью.

- Только негодный сын благородной госпожи, Сириус Блэк.

- Тогда ты перенесешь меня на Гриммо, и я закрою доступ всем нежелательным лицам, - рассеянно поглаживая ожог, оставленный Гансом, проговорил Поттер. - С Сириусом я поговорю сам.

- О, я хочу это видеть, мистер Поттер, - насмешливо протянул Снейп.

- Не думаю, что это хорошая идея, профессор, - с просящей ноткой протянул парень. - Пожалуйста.

Северус в негодовании вскинул руки, но затем устало махнул на мальчишку и вышел из палаты.

Гарри тяжко вздохнул и кивнул домовику. Кикимер щелкнул пальцами, и они оказались на площади Гриммо, 12.

Парень приложил руки к стене с потрескавшейся краской и с облегчением глубоко вздохнул: дом был рад ему. От магических колебаний эльф испуганно прижал длинные уши. Особняк Блэков был доволен возвращению хозяина и мурчал от удовольствия, как большая кошка.

- Закрой камин, Кикимер, - Поттер поднял голову и уперся взглядом в висящие на стене сушеные головы эльфов. - И, дьявол тебя задери, убери эту выставку, чтоб глаза мои не видели!

Домовик быстро закивал, щелкнул пальцами и исчез вместе с головами сородичей.

Попросив особняк запечатать все входы и узнав расположение крестного, Гарри поднялся в комнату с гиппогрифом Клювокрылом.

Увидев крестника, Сириус жутко переполошился и схватился за палочку:

- Депульсо!

Ошметки штукатурки и обоев полетели в разные стороны.

Поттер ловко уклонился, перекатившись за широкую кровать с балдахином. Гиппогриф забил крыльями и попытался вырвать тяжелую цепь, на которую был посажен.

- Живым ты отсюда не выйдешь, Пожиратель!

- Я - настоящий Гарри Поттер, Сириус! С чего бы мне тебе врать?

- Ага, так я тебе и поверил! - хлесткий взмах палочки и Секо разрезало полог и ножку кровати.

Поттер не стал изобретать колесо, обездвижив и связав крестного, у которого после десяти лет Азкабана аврорские приемы и внимательность повыветрились из головы.

- Я - настоящий Гарри Поттер, а теперь еще и Блэк, пожалуй, - кивнул собственным мыслям парень, нависая над валяющимся на грязном полу волшебником. - Ты снова сидишь взаперти, крестный, хотя оправдан по всем статьям.

- Гарри?

- Кажется, мы уже с этим разобрались. Да, я - Гарри, - раздосадовано проговорил Поттер.

- Но Дамблдор сказал, что тебя похитил Снейп и отправил к Тому-Кого-Нельзя-Называть!

- Вот как? Любопытно. Только почему я об этом не знаю? Сириус, ты уже, вроде, большой мальчик, и голова тебе дана, чтобы не только жрать и пить огневиски! Включи мозги! Неужели ты не видишь кучу дурацких нестыковок? Хватит верить в сказки, пора уже снять розовые очки и послушать еще кого-нибудь, кроме Гульфика, - ехидно пропел юноша.

Поттера аж затрясло от злобы. У крестного что, в Азкабане мозги окончательно и бесповоротно атрофировались?! Дать столько пищи для размышлений и ни фига путевого не надумать - это тоже надо уметь.

Кикимер появился как нельзя вовремя, а то Гарри уже был готов поддаться соблазну и придушить растерянно моргающего мужчину. Кто тут, мать его, из них двоих как бы взрослый?!

- Хозяин, Кикимер все сделал, - отвесил глубокий поклон домовик, почти утыкаясь носом в грязный пол.

Не иначе как для Сириуса представление затеял.

- Через камин пытаются пробраться в дом, но у них ничего не выйдет, - кровожадно оскалился эльф. - Через парадную дверь тоже. Может ли Кикимер воспользоваться Бородавочным порошком, чтобы отвадить нежеланных гостей?

Кикимер ему определенно все больше и больше нравился.

- Даю зеленый свет, Кикимер, но только не трогай оборотня, у него и так жизнь горбатая.

Домовик постоял минутку, полностью переваривая приказ и вникая в смысл незнакомых слов, а затем радостно кивнул.

- Кикимер все сделает в лучшем виде.

Гарри призадумался, не пересекались ли Кикимер и Добби?

Блэк тяжко застонал с пола, его лицо отображала вселенскую скорбь.

- Гарри, что ты затеял? Зачем?

- Зря ты не слушал семью, Сириус, - покачал головой юный волшебник. - Сейчас бы все понимал слету. Я дам тебе всего лишь один шанс. Ты на моей стороне или на стороне Дамблдора?

- Вот так, ничего не объясняя, ты требуешь от меня выбрать сторону? Ты, видимо, сошел с ума, крестник.

- Сказал человек, отсидевший десять лет в Азкабане, - возвел глаза к потолку Поттер. - Узко мыслишь, Сири. Тут все просто. Поверишь ли ты ребенку, крестным которого являешься, и который приходится родным сыном твоего любимого человека? Или человеку, располагающему почти безграничной властью и поросшего интригами, который даже пальцем не пошевелил, чтобы вытащить тебя из Азкабана, практически сам, приговорив тебя?

Синие глаза запылали гневом и пронзили его.

- Не вспоминай про Джеймса! Ты… Ты понимаешь, что твоя мать разрушила мою жизнь! Она отобрала его у меня! Мне ведь нужно было так мало, просто быть рядом, но эта… лишила меня даже такой возможности. И теперь ты стоишь передо мной, точная копия моей любви, и смотришь на меня глазами той суки! Я ненавижу тебя! Ненавижу эту гребанную жизнь!

По щекам Блэка потекли слезы, прочерчивая пыльные дорожки. Гарри присел на корточки перед этим сломленным человеком.

- Не смотри на меня! Это такая мука…

- Знаешь, Сириус, моя мать не любила Джеймса, - начал тихо и спокойно тот. - Он представлял для нее шанс удержаться в волшебном мире, как бы эгоистично это ни звучало. Она тоже мучилась. Не знаю, любил ли ее Джеймс, но Лили была чертовски одинокой среди вас. Родная сестра ее ненавидела, в магическом мире друзей она так и не завела, единственный возлюбленный струсил и предал. Не похоже на жизнь той суки, которой ты считаешь мою мать. Она жила ради меня и я благодарю ее за эту волю и желание каждый день, потому что если бы она сломалась, Гарри Поттера никогда бы не было. И не было бы гребанного героя, который бы спас ваш провонявший ложью и надменностью волшебный мирок от Волдеморта! Так что советую заканчивать цепляться за прошлое и взглянуть уже в настоящее, и прекратить херить свою жизнь!

- Вы даже в этом похожи, - будто не слыша вышесказанного, протянул Блэк, смотря влюбленными глазами на мальчика. В уголках его глаз собралась соленая влага. - Возможно, если бы я решился…

- Возможно, возможно! - взорвался Поттер, подскакивая на ноги и яростно жестикулируя. - Ты, Сири, никогда не слышал про Теорию Альтернативных Миров, м? Нет? А про Эффект Бабочки? Тоже нет? Кто же занимался твоим воспитанием, дьявол тебя задери?! Так вот, мой драгоценный крестный, давай на секундочку представим, что было бы, если бы ты повел себя в школе совсем по-другому. Мы же говорим про упущенные возможности и, да, про Эффект Бабочки. Итак, альтернативный мир, где наш Сириус Блэк не зазнавшийся говнюк, издевающийся над другими, чтобы развеять скуку. О, припоминаешь славные школьные деньки? Воображаем дальше, обозначенный говнюк игнорирует Северуса Снейпа и вместо этого направляет всю свою бурлящую энергию на некоего Джеймса Поттера. Да, Джеймс натурал, но все волшебники, тем более чистокровные, бисексуальны, а от природы никуда не убежишь. В связи с этим Лили Эванс не ругается с Северусом Снейпом, не обращает внимания на Джеймса, и все счастливы. Никто никому не мешает. И в том альтернативном мире, пусть я, конечно, все радужно описал, мой отец Северус, а Джеймс с Лили живы. Стоило только изменить самую малость, правда, Сириус? - выдохнул гриффиндорец и тяжело привалился к стене. Гиппогриф забился в угол, подальше от человека, испускающего волны магии.

Особняк Блэков тихо завибрировал, успокаивая своего рассерженного и выбитого всем случившимся из колеи хозяина.

Немного успокоившись, Поттер продолжал:

- А ты еще что-то заикаешься про возможности. Стоит начать с себя, крестный. Решай уже сам, я больше не буду тратить на тебя свои нервы и силы. Хочешь плясать под дудку Гульфика? Пожалуйста. Но запомни, что вскоре на твоей руке появится вот такая мелочь, - Гарри закатал рукав, оголяя угольно-черный порядковый номер из «Страны Оз». - И Он не возьмется за твое спасение, когда из тебя будут выкачивать кровь, чтобы магглы смогли понять, как можно расщепить магию и запихать ее в свои пробирки!

Оставив, как громом пораженного, молчащего мужчину, Гарри спустился вниз, по дороге кивнув портрету леди Блэк.

- Это было очень сильно, молодой человек, - женщина промокнула платочком глаза.

Поттер лишь устало улыбнулся и завалился в кресло рядом с камином.

- Кикимер, принеси, тот старый шотланский скотч, что этот негодяй Орион прятал от Вальбурги.

Напиваться в одиночестве - это первые звоночки алкоголизма, но у него есть сумасшедший эльф, портрет склочной ведьмы и живой дом. Самая что ни на есть подходящая компания для завершения этого безумного дня.

В его голове тихо откашлялись.

- О, только не сморкайся там, Том, - простонал парень, принимая от домовика пузатый стакан с янтарной жидкостью.

- Кикимер нужен Хозяину?

- Пригляди за Сириусом. Ты ухаживаешь за пленником?

- Да, хозяин. Кикимер только один раз подвесил его за щиколотки и больше ничего.

- Да хоть за большие пальцы. Это не приказ, Кикимер. Он должен дожить до того момента, когда нам понадобится, и быть в своем уме.

Домовик еще раз кивнул и отошел в тень.

- Как интересно, Поттер. И кто же томится у тебя в плену? - глумливо поинтересовался Темный Лорд.

- Это не так важно, - отмахнулся парень, потягивая прекрасный скотч. - Лучше расскажи, чем ты занимался и почему неожиданно затих? Ты готовишь мне сюрприз?

- О, он тебя непременно ожидает.

- Ты прислушался к моим советам?

- Без комментариев.

- Ты серьезно, Том?! - усталость на мгновение отошла на второй план, уступая место изумлению. - Сколько?

- Два.

- Диадема и хм… Чаша или Нагайна?

- Нагайна, - заскрипел зубами маг. - Какого Мордера ты все знаешь?

- О, прости, что обидел тебя. М-да, чаша… Беллатрис в Азкабане, а чаша в ее сейфе. Не думал, что ты решишься пожертвовать фамилиаром.

- Найду другого, - вполне беззлобно огрызнулся тот.

- И у тебя теперь… есть нос?

- Да.

- Хотелось бы тебя увидеть.

- Не влюблен ли ты в меня часом, мальчишка? - насмешливо протянул Лорд.

- Посмотрим на твою внешность, - отшутился Гарри. - Ты думал про Азкабан?

- Ты решил, что я тебе сейчас прямо так и выложу все свои планы? После того как ты меня унизил, лишил поддержки Малфоев и личного зельевара?

- Ты сам виноват в этом. И ты чертовски злопамятен, Томми. Не забывай, я на твоей стороне, просто остерегаюсь, чтобы ты меня не проглотил.

- Дельная мысль. Я разрушу тюрьму, - просто проговорил Волдеморт.

- Я с тобой.

- Нет!

- Почему?

- Ты совершенно там не нужен!

- О, брось! Я даже надену маску и плащ Пожирателя.

- Я думал, тебя теперь будет от них в дрожь бросать, - зло усмехнулся мужчина.

- Так ты все же знаешь про этих ребят и про мое похищение?

- Разумеется.

- И ты их наказал?

- Светлые волшебники постарались за меня, но тот немецкий затейник, резчик по коже, сбежал. Интересно, где он сейчас?

Поттера заметно передернуло от мысли, что Ганс бродит где-то на свободе.

- Тогда я сам убью его.

- Я хотел бы взглянуть, как ты будешь утопать в собственном страхе, как тобой овладеет бессилие.

- Этого не будет. Ганс умрет, и его смерть окажется совсем нелегкой, - чеканя каждое слово, проговорил Гарри, с силой сжимая подлокотник. - Вернемся к теме Азкабана. Я всегда мечтал увидеть, как ты разговариваешь с дементорами. Я считаю, что такая сила невероятна.

- О, такое признание нелегко тебе далось, мальчишка! Так и быть, я оценю твои усилия и возьму с собой. Я назначил нападение на 31 октября.

- Символично, - процедил Поттер так, словно у него болели зубы. - День всех Святых.

- Знал, что ты оценишь. И, да, к слову, кольца нет.

Поттер вскочил на ноги, расплескав напиток на дорогой ковер.

- Ты уверен?

- Поттер, не будь идиотом! Я точно знаю.

- Замечательно, - Гарри, засмеявшись, швырнул стакан в полыхающий камин.

Пламя взвилось вверх, становясь дьявольски-изумрудным, и Кикимер вздрогнул от страха и восхищения, когда молодой хозяин расплылся в жуткой кровожадной улыбке.

- Ты попался, Гульфик.

* * *

А в это время за тысячи километров от Лондона, на скалистом острове, в неприступной магической тюрьме Азкабан, Долорес Амбридж поежилась от холода. Мимо проплыл дементор и дряблые рыхлые щеки женщины задрожали. Единственная мысль сейчас держала ее сознание на плаву среди развернувшейся пучины безумия. Она обязательно выйдет отсюда! Пусть хоть с Темной Меткой на предплечье и волоча сумасшедшую Лестрейндж на собственном горбу, но выйдет! И тогда она собственноручно затолкает в рот этому старому «шмелю» его же колпак и цветастую мантию, а затем пройдется по нему парочкой Круцио.

В соседней с ней камере Беллатриса безумно расхохоталась, любовно поглаживая пульсирующую Темную Метку.

- Он придет за мной! Придет! - кричала она в лицо аврорам, делавшим обход. - Уже скоро!

Те брезгливо поморщились и бросили в ведьму парочку заклятий. Та отлетела к стене, спутанная копна волос закрыла лицо. Женщина отвела их в сторону и одарила охранников неожиданно осознанным и совершенно ясным взглядом.

- И тогда вы все сдохнете, - пропела Белла, вновь начиная безумно кричать. - Он придет! Придет!

* Конец Флешбека*

34 глава.

Альбус Дамблдор, освещенный лучами катящегося к закату солнца, стоял у окна в своем кабинете. Багровая пылающая волна света полностью поглотила его фигуру на пару мгновений, прежде чем светило окончательно исчезло с небосклона. Директор задумчиво вытянул сухопарую руку, разглядывая надетое на указательном пальце массивное кольцо с черным камнем посередине. Сейчас это украшение, сделанное гоблинскими мастерами, не таило в себе той угрозы, что пару часов назад. Дамблдор тяжко вздохнул: теперь он ясно понимал, почему Том не волновался за свои крестражи. Если бы он придерживался своего старого плана, смертельное проклятие пало бы на него, а так пострадал другой, теперь уже не нужный, исполнивший свою роль, человек.

Альбус отвернулся от окна, старческое лицо пробороздили еще более глубокие морщины, словно трещины на старом замшелом камне. Как время порою скоротечно, а ведь ему нужно сделать так много. Без него светлая сторона окажется обезглавленной, и слишком многие это прекрасно понимают. Что сделает Том с этим миром, когда не станет главы Ордена Феникса? И этот мальчик Поттеров…

Не в его принципах связываться с детьми, а тем более быть замешанным в их убийствах, но этот мальчик слишком много знает. Он стал неуправляемым, за одно мгновение скинув так старательно удерживающие его невидимые цепи контроля! Конечно, этот сопляк вправе злиться, но он же должен понимать, что все это делается ради наивысшей благой цели! Стал бы он сам впутываться в эту историю, если бы не темные времена, требующие быстрых и порой жестоких решений?!

Директор даже замер на мгновение, прищурившись. Даже не будь Тома с его сумасшедшими сторонниками, ему все равно пришлось бы вмешаться. Этот мир пропадет без него, как несмышленый ребенок без зоркого родителя.

Дамблдор едва заметно качнул головой, соглашаясь с собственными мыслями, и стал спускаться вниз по винтовой лестнице. Миновав каменную горгулью, он направился прямиком в Больничное крыло. Перемещающиеся лестницы послушно замирали перед ним, показывая более короткую дорогу, исчезающие ступеньки моментально возвращались на свои места. Волшебники и волшебницы на картинах почтительно кивали, иногда бросая пару слов приветствия директору Хогвартса.

Медиковедьма с полными руками микстур носилась по палате, как пикси. Члены Ордена Феникса все еще мучились от последствий мерзкого Бородавочного порошка, что высыпал на них ненормальный домовик Блэков. Им так и не удалось пробраться в особняк, не удалось даже выяснить имя его нового хозяина. Связаться с Сириусом, который, как подозревал Дамблдор, находился в плену у нового домовладельца, тоже было невозможно. Конечно, в голове директора бродила пара догадок, кто именно стал владельцем дома на площади Гриммо, 12. Но хоть так, хоть так - все выходило одинаково плохо. Дамблдор решил остановиться на Малфоях, неспроста же те исчезли, улизнули у Тома из-под самого носа. К тому же Нарцисса как-никак в девичестве Блэк, ее сын тоже является наследником и, видимо, такая же безумная, как и само семейство Блэк, магия решила признать младшего Малфоя более достойной кандидатурой, чем изгнанный из рода Сириус.

Директор слегка сморщился, как от легкой зубной боли, и, ласково кивнув своим соратникам и раскрасневшейся мадам Помфри, зашел за широкую плотную ширму, минуя свои же собственные охранные заклинания.

Под белоснежней простыней на больничной койке лежал и мирно спал изможденный Ремус Люпин. Руки, положенные поверх накрахмаленной жесткой простыни, были сухие и черные, словно обуглившиеся. Верный оборотень принял мощь проклятия на себя и теперь находился в глубокой магической коме, и с каждым мгновением проклятие захватывало все новые участки пока еще не пораженного тела.

Поппи давала ему год жизни в виду особенной живучести оборотней, и прогнозировала невозможность очнуться. Дамблдор не был таким оптимистом, он привык смотреть на вещи трезво, и рассчитывал максимум на четыре месяца. Ремус, несмотря на свою животную натуру, был слаб духом и сил для борьбы с наитемнейшим проклятием не имел.

- Твоя жертва не будет напрасной, мой друг, - положив руку на плечо Люпину, прошептал директор. - Ты дал нам возможность вернуть одного нужного человека.

Еще один крестраж уничтожен, победа стала на шаг ближе. Кроме того, теперь у него, Альбуса Дамблдора, есть два из трех легендарных Даров Смерти. Кажется, его юношеские мечты начали исполняться. Не хватает лишь мантии-неведимки. Но как только он разберется с Поттером, тем самым нанеся Тому последний решающий удар по его бессмертию, то заберет и этот артефакт в свое пользование.

Он станет их хранителем, ведь, оказавшись в других руках, эти магические вещи могут принести множество бед. И только ему хватит сил стать… Повелителем Смерти?

Дамблдор позволил себе слабо улыбнуться и засобирался к выходу. Ему нужно еще в Министерство Магии. Даже теперь, когда ему удалось убрать с политической арены Фаджа и эту богомерзкую Амбридж, проблем у них не убавилось. Почти половина работников Аврората отказывалась слушаться Кингсли Бруствера. Отдел Тайн уже давненько не выходил на связь и, кажется, законсервировал сам себя, никого не впуская и не выпуская. Секретари и канцелярия упорно сопротивлялась перевороту и вечно что-то путали. Члены Визенгамота пока хранили молчание, но принимали предложенные им законы и поправки с явной неохотой. Старые кроты чего-то выжидали, как и все остальные, и Альбус боялся, что они ждут сигнала от той третьей стороны, которую возглавляет… Поттер? Что за бред! Мальчишка еще не дорос до подобных игр! Да, он опасен, хитер и, как выяснилось, прекрасно играет на публику, истинный слизеринец, не зря шляпа хотела отослать этого пацаненка в Слизерин, но… Всегда было еще одно «но». Дамблдор никогда не забывал, что в разуме и душе Поттера давно уже пустила корни и проросла часть души Тома Реддла, отвернув мальчика полностью от света. В этом году маг полностью в этом убедился, глядя в сверкающие ненавистью зеленные глаза, чувствуя закручивающуюся спираль дикой магии, наблюдая за его поступками, которые не вязались с настоящей личностью «золотого мальчика», Гарри Поттера.

Директор вздохнул - это были тягостные мысли, и чем скорее он решит проблемы с Министерством, тем быстрее сможет заняться Поттером и, наконец-то, избавить мальчика, одержимого духом Волдеморта, от страданий. Пусть даже и лишив его жизни.

- Министерство Магии, кабинет главного аврора, - четко произнес Альбус Дамблдор, исчезая в изумрудном пламени каминной сети.

* * *

Гарри думал, что тщательно сдерживаемое желание разорвет его пополам. Драко был рядом, в абсолютной доступности, если, конечно, не считать препятствий в лице грозно сдвинувшего белесые брови Люциуса и задорно подмигивающей Нарциссы. Лорд Малфой преследовал его по всему дому, как тень, не позволяя ни на минуту уединиться с собственным сыночком в каком-нибудь укромном уголке.

«Зараза», - лениво думал парень, выводя круги на полированной поверхности стола.

Да еще и Северус черт его знает где пропал. Видимо, смертельно обиделся на его отказ. Неужели профессор не может понять, что в их положении нет местам обидам и капризам?

«Нет, не может, - издевательски зажужжал тонкий голосок в голове. - Потому что он не знает, через что нам пришлось пройти. Он никогда не испытывал страха оказаться лабораторной крысой, разложенной на хирургическом столе, чтобы быть препарированной. На его глазах день за днем, час за часом не насиловали бывшего врага, ставшего таким нужным и близким. На его глазах не умирал возлюбленный, и он не хоронил его детей. Но дело не в них, это ты тут лишний. Твое время и место там, где магия давно расфасована по капсулам, где у тебя нет больше имени лишь выжженный номер на коже, где ты существуешь только как предмет любопытства ученых.

Твои родные и любимые люди все там, отдали свои жизни в борьбе за свободу, а ты требуешь от существующих здесь мыслей и подвигов своих будущих личностей. Да ты просто смешон!».

Гарри вскочил на ноги и затряс головой, как мокрая собака. Давненько у него не было таких качественных галлюцинаций. Он-то наивно полагал, что та маггловская дрянь его отпустила и рецидивов не будет. Ага, как же! И снова: здравствуй, раздвоение личности. Ему и кошмары почти перестали сниться, а теперь опять начнется хождение по мукам.

На кухню вошел Драко и сразу застыл, увидев Поттера, а потом неожиданно улыбнулся, скрашивая мрачные думы героя. Блондин выглядел действительно обрадованным их незапланированной встречей в этом большом доме. Нарцисса сейчас в своей комнате на третьем этаже, Люциус шарит по библиотеке Блэков, Кикимер приглядывает за лордом Малфоем, а то мало ли что - все при деле.

- Иди сюда, Драко, - не отрывая взгляда от вошедшего парня, ласково позвал Гарри. Ему хотелось зарыться пальцами в эти мягкие, чистые от лака и геля волосы.

Малфой, как зачарованный открытым пламенем мотылек, направился к нему и неловко застыл между широко расставленных ног. Гарри мягко притянул несопротивляющегося юношу к себе вплотную и обнял за талию, устраивая голову на его груди, прислушиваясь к бешено колотящемуся сердцу.

- Я не уйду, Поттер, - прошептал Драко.

Гарри удивленно воззрился на него. Малфой сначала скорчил гримасу, а потом, светло улыбнувшись, наклонился, чтобы поцеловать его.

Малфой-младший видел, что какие-то внутренние демоны терзают «Героя», и не мог бездействовать. Хотя это его и не касалось, пусть Поттер варится в собственном соку, избавив его семью от проблемы в своем лице, отец был бы доволен таким поворотом. Но нет, Драко, или то непонятное существо, что рвалось из груди, стоило ему взглянуть на измученное лицо гриффиндорца, не могли оставаться в стороне.

- О чем ты думаешь? - перебирая тонкими пальцами спутанные черные пряди, спросил Драко.

- О тебе, - солгал тот.

Малфой лишь фыркнул на такую явную ложь, и до крови укусил обманщика за нижнюю губу. Гарри тихо ахнул, но тут же подался за очередным поцелуем. Драко нежно зализывал укус, но Поттер жаждал большего - грубее, сильнее, настойчивее. Малфой терялся в мыслях, что же так гложет героя и за что тот себя наказывает, ища выход своим бурлящим эмоциям в этой близости.

Он погладил шею Поттера, затем размял плечи, поласкал плоский живот, забравшись под рубашку. Гарри тихо постанывал ему в ухо, нетерпеливо ерзая на стуле. Драко рванул рубашку в стороны, отчего пуговки весело и дробно застучали по каменному полу. Малфой склонился еще ниже, почти упав на колени, выводя одному ему ведомые узоры на груди партнера и кусая загорелую кожу чуть выше пупка, чтобы потом нежно подуть на укус, вызывая очередной протяжный стон.

На секунду Драко замер, задумавшись, на что он готов и что ему сегодня способен позволить Поттер и, глядя в затуманенные страстью, но с затаенной на дне нестерпимой мукой глаза, все решил.

Он бесстрашно взялся за молнию брюк Гарри, тихий вжик, затем аккуратно спущенные до щиколоток, с помощью партнера, штаны вместе с черными боксерами, и перед его глазами оказался тяжелый налитой член.

Драко невольно сглотнул тягучую слюну и поднял глаза на Поттера. Тот смотрел на него серьезно, готовый к отказу с его стороны, готовый в любой момент оказаться брошенным. Малфою сделалось почти физически больно от этого выражения, и он легко провел пальцами по немного колючей щеке парня. Гарри прижался к прохладной ладони, как доверчивый и ищущий ласки щенок.

- Я не уйду, Гарри.

Поттер криво улыбнулся и Драко, желая стереть эту наглую ухмылку с его лица, мягко поцеловал крупную головку, чтобы тут же вобрать ее в рот, медленно проезжая губами по чувствительной коже, плотно обхватывая за венчиком. У Драко опыт в таком деле отсутствовал, так что ему пришлось уповать на прославленную малфоевскую сообразительность и довериться инстинктам. Что-нибудь да выйдет.

Гарри был не на шутку возбужден: Малфой так старательно и усердно посасывал его головку, щелкал по ней языком, забирался кончиком в отверстие уретры. Ловкие пальцы массировали яички, взвешивали их в ладони, мягко перекатывали.

- Ммм…Драко…ост…остановись…

Тот замер слишком резко, и Гарри разочарованно зашипел, но ничего, он большой мальчик. Поттер не поверил своим глазам, когда Драко, облизав свои пальцы и хитро сверкнув глазами, вновь вернулся к сосанию члена. В это время указательный палец, смоченный слюной, легонько массировал сжатое колечко мышц.

Гарри с шипением выдохнул сквозь зубы и, не удержавшись, вцепился одной рукой в плечо любовника, а другой зарылся в платиновые волосы, и вновь застонал, откинув голову назад, чувствуя приближение оргазма. Указательный палец аккуратно протиснулся внутрь, преодолевая сопротивление тугих стенок, и стал тихонько поглаживать его.

- Драко…, - если бы Гарри сейчас слышал свой жалобный голос со стороны, то повесился бы на Дракучей иве, сгорая от стыда. Но он так долго не позволял себе расслабиться. - Ты… ведь… многого не знаешь…

- Я отсасываю тебе, стоя на коленях на кухне, куда в любой момент может зайти мой отец, - оторвавшись от своего занятия, жарко прошептал тот, одной рукой стискивая сквозь ткань брюк собственный ноющий от желания член. - Сейчас мне похер на твои секреты, Поттер!

К первому пальцу присоединился второй, Малфой с причмокиванием втянул щеки, и Гарри с тихим рыком, потянув партнера за волосы, излился ему в рот. Разумеется, Драко закашлялся, подавившись, и с текущими по щекам слезами отпрянул от него, утирая рот рукой. Он был таким растерянным и даже испуганным, с расширившимися глазами, что Гарри невольно рассмеялся, поднимая его с холодного пола и притягивая к себе. Усадив покрасневшего от возбуждения, с призывно распухшими губами, Малфоя на крепкий кухонный стол, Гарри расположился между его ног, попутно избавив от штанов и белья. Взяв в руку призывно торчащий член партнера, Поттер нырнул вниз, к поджавшимся яичкам, и прочертил длинную влажную дорожку языком от основания члена до самого кончика, чтобы потом вновь вернуться к началу.

Драко поплыл: Гарри лизал его член, словно сладкий леденец, чуть ли не жмурясь от удовольствия. Чувствуя приближение оргазма, Малфой повалился на спину, шумно дыша и всхлипывая. Поттер обхватил губами головку и с силой всосал, чтобы тут же получить порцию пряного семени в рот. Он жадно глотал, не переставая сосать, пока Драко не затих, и его не перестала бить мелкая дрожь.

Поттер выпустил ставший болезненно чувствительным член изо рта и, бросив короткий взгляд на проем кухни, присел на стол, притягивая к себе партнера и нежно обнимая, чтобы тут же зарыться носом в светлые волосы, легонько целуя дрожащего парня в висок и шепча на ушко:

- Спасибо.

- Не смей благодарить! Не смей, - все еще не в состоянии отдышаться, прохрипел Малфой.

Их брюки и белье валялись на каменном полу неряшливыми комками, но им было плевать. Поттер мысленно обратился к дому, и вместе с взъерошенным любовником аппарировал в свою спальню.

Люциус, стоящий в тени со сжатыми в плотную гневную линию губами, бледный, как полотно, резко развернулся, взметнув платиновыми волосами, и исчез.

35 глава

Риддл-Холл переживал не лучшие свои времена, но по сравнению с той разрухой, что видел Гарри в прошлой жизни, через ментальную связь с ВолдеМортом, сейчас тут было более чисто и велись спешные ремонтные работы.

Гарри поднимался на второй этаж по пыльной скрипучей лестнице, направляясь в небезызвестную комнату с большим камином и изъеденным молью креслом, у которого в прошлой жизни извивался Хвост, когда уродливый младенец Том наказывал своего слугу.

Позади него шли молчаливые Малфои, если Драко был насторожен и слегка напуган, то Люциус был чертовски невозмутим, по крайней мере внешне. Стоило Поттеру прислушаться к магии старшего Малфоя и тот отчетливо ощущал трепет натянутой струны, готовой вот-вот лопнуть.

На мгновение парень замер перед закрытой дверью, некогда тщательно отполированное дерево не пощадило время, когда услышал тихий шипящий смех по ту сторону. Его колебание пришлось по душе Тому.

- Некрасиво зубаскалить Том, - насмешливо протянул юноша, входя внутрь.

Темный Лорд медленно обернулся к нему, по почти человеческому лицу растянулась пугающая улыбка. Он изящным движением руки указал им на заготовленные заранее кресла, позволив присаживаться.

- Как мило, - пробурчал Поттер, усаживаясь в кресло с орнаментом ввиде Темных меток. - У тебя странное чувство юмора.

- На свое посмотри Поттер! - тут же ощетинился маг. - Люциус давненько не виделись. Драко.

- Том прекрати, - хмуро бросил тот. - Нам некогда играть в твои игры.

- Здесь никто не играет Поттер! Или ты думал, что я приму визит этих предателей со всевозможным радушием?!

- Нет, но я надеялся хотя бы на надменное холодное равнодушие, не подозревал в тебе такой страстной натуры.

- Любопытно, - наклонив голову на бок, прошипел Темный Лорд, убирая пару темных прядей упавших на рубиновые глаза назад, - что творится в твоей гриффиндорской голове мальчишка?

- Возможно, когда-нибудь я позволю тебе это узнать Том, - медленно протянул Гарри, словно в трансе.

Между ними двумя что-то происходило, но вот что пока не ясно. Словно существовавшая ранее незримая связь натянулась еще туже, еще крепче связывая, их друг с другом. Краем глаза Поттер посмотрел на хранивших молчание Малфоев и не мог не отметить букет эмоций на обычно равнодушных лицах. Любопытство, злорадство и легкое недоумение - Люциус, испуг, нервозность и растерянность - Драко.

ВолдеМорт сделал к нему пару щагов, словно желал прикоснуться, но затем остановился и взял себя в руки, с насмешливым видом уселся в троноподобное кресло.

- Люциус, - неожиданно обратился к волшебнику Том, - ты все еще являешся моей правой рукой, которую вопреки всякой логике мне бы и хотелось отрезать. Так что бери своего сына, и займись подготовкой к наступлению. Пожиратели на первом этаже, собрались в гостиной, ты их командир.

Лорд Малфой, не мешкая, встал и буквально вздернул на ноги Драко. Блондин бросил быстрый взгляд на Гарри и с легким поклоном покинул комнату. Поттер уловил его магию, Драко сейчас можно было описать одним емким словом - решительность! Юноше стало немного тревожно, что же решил партнер, вернее, на что он решил пойти ради него, семьи?

- Наконец-то мы, наедине, и можем поговорить о делах, - недовольно постукивая по подлокотнику длинныеми пальцами, проговорил Лорд. - Ты теперь по всюду таскаешь с собой Малфоев, как своих породистых балонок?

- У тебя потрясающее чувство юмора Томми, ха-ха, - кисло отозвался парень. - Давай уже займемся делами.

Поттер аккуратно снял с шеи мешочек на кожаном шнурке и вынул из него прозрачный стеклянный шар, наполненный белыми клубами дыма.

- Оно подлинное и думаю, тебе понравится еще один подарок от меня в счет нашего крепкого и доверительного союза.

- Неужели это обручальное кольцо мальчик? - вздернул дуги бровей Лорд, на лице расплылась насмешливая улыбка, но глаза оставались серьезными.

- Шутник. В следующий раз обязательно так и сделаю, но на этот раз тебе предется довольствоватся этим.

Тяжелый золотой медальон с выложенной изумрудами буквой «S» лег в мальчишескую ладонь. Гарри тут же ощутил знакомое давление на сознание и легкую очарованность. Кусочек души, запертый внутри взывал к нему, ВолдеМорт так же не сводил багряных глаз с крестража.

- Открой его, ты же знаешь как, - прошипел Том, неожиданно пересохшим голосом. Связь между ним и Поттером звенела у него где-то в потрохах и готова была свести Лорда с ума. В голову ему пришла крамольная мысль, что сейчас должно произойти что-то непоправимое и хотел уже было приказать мальчишке остановиться, когда тот тихим надломленным голос зашипел на змеином языке.

- Откройся!

Медальон с тихим щелчком распахнул свои створки, как золотая раковина и на них воззрились злые змеиные глаза с вертикальными зрачками. Осколок души затрепетал и начал вытягиваться вверх, тянясь в сторону ВолдеМорта, но тут мужчина далеко не робкого десятка и по существу Темный Лорд отпрянул от части самого себя. Он не желал даже пальцем касаться этой дряни, его неожиданно захватило волной отвращения. Это не может быть частью его, никогда!

Змеиный глаза насмешливо сузились, и тут крестраж стал расплываться, превращась в размытый сгусток черноты, чтобы следом принять форму Поттера, но с глазами ВолдеМорта.

Лже-Поттер издевательски расхохотался над слабостью Темного Лорда и повернул свое приукрашено - красивое лицо к живому гриффиндорцу.

- Я знал, что этим кончется, - хриплым голосом проговорил Гарри, судорожно сжимая подлокотники. - Я явно изменился и, мать его, не в лучшую сторону.

Лже-Поттер криво усмехнулся, обнажая острые иголочки- зубы и бросился в зверином прыжке на парня, переворачивая кресло. Крестраж принялся душить того, все так же безумно улыбаясь, в то время как Том каменным изваянием застыл у стены, не сводя глаз с двух барахтающихся Поттеров. Ему было страшно, дьявол его возьми, страшно!

Гарри вцепился в бледную шею крестража, когда осколок души, принявший его форму, вонзился зубами в его плечо, упиваясь горячей кровью волшебника. Поттер зашипел сквозь стиснутые зубы и двинул тому кулаком в висок.

«Еще, еще, еще, еще, еще….» - кричал у Поттера в голове скрипучий, как ржавая железная дверь голос крестража, не могущая никак насытиться кровью мага, его страхами, чувствами, его духом, его темнотой.

«Хочу, хочу, хочу, хочу, хочу…» - скаля нечеловеческие зубы, гудел как рой пчел голос, терзая сопротивляющееся тело.

« Заткнись!» - мысленно прорычал Поттер, вывернув шею под неестественным углом, он впился зубами в бледную шею, прокусывая сухую как бумага кожу, языком ощущая вязкую жидкость, совсем не похожую на кровь.

В глазах почернело или все наоборот залило слепящим белым светом, это было неважно. Гарри ослеп, и он как слепой котенок тыкался губами в ледяную шею, выпивая эту черноту, это безумие, что хранил в себе крестраж, эту силу.

Словно сквозь толщу воды, с самого черного океанского дна он услышал голос Темного Лорда, и его выбросило на поверхность, вырвало из темной пучины безумия.

Он больно ударился затылком об стену и чувствовал, как кровь стекает ему за шиворот мантии, во рту стоял железный привкус крови, кажется гриффиндорец умидрился еще прокусить себе язык.

- Энервейт!

- Я в сознании Томми, чего ты так переполошился? - еле ворочая языком, протянул Гарри.

- Ты сумасшедший ублюдок Поттер! Ты понимаешь, что сделал?!

- Хм, дай-ка подумать? - держась за стену, встал юноша на ноги. - Забрал то отчего ты отказался?

- Ты псих! - схватив его за грудки, прижался к его лицу разъяренный ВолдеМорт. - Ты не понимаешь, что поглотил, идиот!

- Да ну? Брось Томми и оставь свои психи при себе, - вырвался из захвата Поттер. Я не дурак.

- Ты сопляк! Это Наитемнейшие Исскуства, такому мальчишке как ты этого не понять и не осознать своим маленьким убогим мозгом! Тебе не хватит духу и тьмы, чтобы приручить ее! Вскоре она выжрет тебя изнутри как жадный червяк!

- Меня безгранично радует, что ты так заботишся обо мне Томми, но ты ошибаешся! Перед тобой не тот мальчик, которого ты знаешь. Я изменился и забрал то, чего ты испугался.

- Ты безумец.

- Плевать! - холодно бросил Гарри. - Я сделаю все, что в моих силах, чтобы все исправить. И даже если мне предложат продать душу Дьяволу ради этого, я не задумываясь, соглашусь.

Поттер подошел к двери, распахнув ее.

- Да, Том твой крестраж не самое страшное, что со мной случалось. Я делал вещи намного ужаснее, - бросил тот и закрыл дверь.

- Мы справимся с этим, правда? - проходя мимо разбитого зеркала спросил Поттер у собственного отражения, в голосе не было былой уверенности

Зеркальный двойник жестко улыбнулся, в разноцветных глазах, багровом и изумрудном, светился голод.

Парня ощутимо передернуло, и он отвернулся от зеркальной глади.

- Паршиво, придется заколдовать очки, чтобы я не был похож на фаната Мерлина Менсона, - хмыкнул над собственной шуткой Поттер, спускаясь вниз по лестнице.

Трансфигурировав очки из носового платка и нанеся на них защитные и маскировочные чары, Гарри нацепил на нос смехотворные «велосипеды» и взлохматив отросшие раннее аккуратно уложенные волосы, он шагнул в гостиную, чтобы тут же оказатся в душной атмосфере настороженности и опасности.

Драко почти протыкал левый бок Пожирателя Мальсибера дагой, а кончик волшебной палочки держал у нервно сглатывающего горла. Люциус прикрывал спину сына, от других темных магов, двоих представителей славной аристократии взяли в плотное кольцо и имели намерения как минумум сильно искалечить, как максимум мучительно убить.

- Вас и на минуту нельзя оставить ребята, - поправляя очки на носу, протянул Поттер.

- Не вмешивайся «герой», - издевательски протянул Яксли, - Предатели за все заплатят.

- Я так не думаю, иначе Вы все придурки составите компанию моему василиску! У нее скоро кладка и ей нужно жратвы побольше! Я ясно выражаюсь или до кого-то не доходит?

Пожиратели смерти замялись в нерешительности.

- Кто позволили тебе командывать сопляк?! - прорычал Кребб.

- Я сам. Такой ответ тебя устраивает? И да кстати Круцио! Настроение у меня, мягко говоря, хреновое, так что прошу меня не трогать.

- Поттер, Поттер, уже командуешь моими Пожирателями у меня за спиной? - протянул Темный Лорд, стоя позади него.

Гарри обдало жаром, части души внутри него взвыли словно Баньши, желая соединиться с другими крестражами. Поттер сделал шаг в сторону, пропуская мага вперед, признавая его главенство. Ему было не трудно потешить эго Тома, особенно после того, что случилось наверху.

ВолдеМорт отпихнул корчащегося на полу от последствий проклятия боли Кребба и шагнул в середину комнаты, театрально подняв руку, словно распятый на кресте Господь, только выражение лица у того было отнюдь не мученическое.

- Довольно! Разве я не отдал приказ не трогать Малфоев? И слушаться Люциуса?

- Мой Лорд…

- Заткнись Гойл! Вы будете наказаны за непослушание, но позже. А сейчас друзья мои нас ждет Азкабан! Мы аппарируем к самым воротам, которые нам распахнут дементоры и мы войдет в эту мрачную тюрьмы как хозяева, - кровожадно улыбнулся Темный Лорд. - Не щадить никого, сегодня прольется кровь этих ничтожных любителей магглов! Давайте же отпразнуем Самайн алой кровью, чужими стонами боли и освобождением наших верных друзей! Вперед!

Скрыв лица костяными масками, Пожиратели Смерти один за другим исчезали в клубах черного дыма.

Чертовы позеры!

Том одарил его задумчивой улыбкой и так же пафосно аппарировал.

- Будь осторожен Гарри, - прошептал Драко, протягивая ему костяную маску.

Люциус ожидал сына поодаль от них, бросая на Поттера презрительные взгляды. Люциус есть Люциус, его только могила исправит.

- Ты тоже Драко. Не лезь в самое пекло, держись рядом со мной и Томом, это самое безопасное место, - слабо улыбнулся тот, принимая маску. - Будь у меня на виду.

- Я не маленький мальчик Поттер! Хм, хорошо…

Он медленно наклонился к его лицу, и брюнет взял Малфоя за подбородок и впился в его губы отчаянным поцелуем, передавая все свои тревоги и опасения партнеру.

- Гарри, к Мордеру это все! - Драко в паническом страхе схватил его за руку. - Плевать! Бросим все!

Поттер лишь улыбнулся и слабо покачал головой. Поцеловав острый нос блондина, парень натянул жуткую маску и исчез в черных клубах дыма.

* * *

Луна Лавгуд бродила по коридору больницы Святого Мунго, среди палат душевнобольных волшебников. Фрэнк и Алиса Долгопупс бездумно прошаркали мимо в потертых больничных тапочках. Девочка наклонила голову на бок, внимательно рассматривая номера на дверях палаты.

Прошедшая мимо медиковедьма одарила недоуменным взглядом странную девочку, но не остановилась, я пошла дальше, у нее еще дел за неделю не управишся!

- Конфетка, ты не знаешь где тут палата Гарри Поттера? Я новенький и еще плохо ориентируюсь по местности, - рассмеялся молодой колдомедик с каталкой гружоной кострюлями, стерильными утками и половыми тряпками.

Полумна взглянула на «лишнего» здесь человека и пожала плечами.

- Его тут нет, но возможно скоро он переберется в это крыло.

- А ты не знаешь где он? - злясь на самого себя за ошибку, и на эту девчонку спросил волшебник.

- Решает судьбу волшебного мира?

Колдомедик емко выругался на немецком языке и яростно толкнул каталку вперед. Придется начинать все с самого начала.

* * *

- Хороший мастер Гарри выгнал грязнокровок! Добрый Мастер Гарри ценит Кикимера! - напевал себе под нос домовой эльф, неся на голове большой серебряной поднос с дымащимися блюдами.

Эльф щелкнул пальцами и дверь открылась перед ним настеж.

- Еда для Сириуса Блэка, - проговорил Кикимер и уже тише шепотом, так как ему было запрещено оскорблять этого мага, - ничтожный выродок, поганое отродь…

Домовик осекся, смотря круглыми желтыми глазами на безвольно лежащее тело и расплывающуюся как красное море во все стороны кровь. Эльф дрожа уронил поднос и бросился к мужчине, перемотал перерезанные запястья бинтами и тут же перенесся в подвал за лечебными зельями и мазями.

- Мастер накажет бедного Кикимера, накажет! Сын госпожи Блэк должен быть живым, Кикимера накажут!

* * *

И в одно время со всеми этими разными, но связанными друг с другом волшебниками и событиями, Северус Снейп стоял посреди вересковой пустоши, хмуря брови, делая свое лицо и без того, еще более скорбным. Напротив него стоял улыбающийся старик, как и тринадцать лет назад, когда еще молодой Северус пообещал Альбусу Дамблодору оберегать всеми силами Гарри Поттера и стать шпионом для Ордена Феникса.

- Памятное место, не так ли Северус?

- Так ли Альбус, - хмуро ответил мужчина.

На душе было мерзко и тошно, не столько от противно моросящего колючего дождя сколько от всей ситуации в целом. Маг посильнее завернулся в мантию и не сводил взгляда с лучашегося доверием и поощрением директора Хогвартса.

- Так ты готов послужить светлой стороне Северус?

- Вот именно что «послужить», - криво усмехнулся тот. - Да, готов, иначе меня здесь бы не было.

- Почему ты делаешь это Северус? Я могу снять с тебя обет, который взял пару лет назад…

Северус чуть не рассмеялся. Будто это вдруг что-то кардинально поменяло.

- Давай уже покончим с этим Альбус, погода просто отвратительная…

Дамблодор с тяжким вздохом извлек из складок яркой фиолетовой мантии простую стеклянную длинную колбу, заплавленную восковой пробкой. Внутри колбы находилась буро-красная жидкость.

- Поклянись что здесь все до последней капли! Ну же! Иначе сделки не бывать!

- Я - Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор клянусь своей магией и жизнью, что отдаю Северусу Тобиасу Снейпу всю имеющуюся у меня…

Северус мрачно глянул на старика.

…и у кого бы то ни было другого известного мне человека или существа кровь Гарри Джеймса Поттера! Ты доволен Северус?

- Вполне, - забирая колбу и пряча ее в складках черной мантии, буркнул зельевар.

- Твоя очередь мальчик мой.

- Я - Северус Тобиас Снейп клянусь своей магией и жизнью…

Мужчина не выдержал и нервно сглотнул, словно наяву ощущая, как затягивает на своей шее равнодушную к чужим жизням петлю. Задыхаясь, он упал на колени в чмокающую грязевую жижу, Снейп схватился за грудь, задыхаясь. Все его существо восстало против клятвы.

« Я сейчас подохну» - пронеслась простая, но четкая мысль у него в голове. В ушах бешено шумела кровь, а сердце отбивало какой-то совершенно африканский барабанный ритм.

Дамблодор суетился вокруг него, гневно требуя закончить клятву, но при все своем нежелании, но долге, он не мог. Вот так просто!

Поттер и тут ему вставлял палки в колеса, маленький сученок.

Северус завалился набок, подтянув ноги к груди, пальцы вцепились в тугой воротничок, воздуха не хватало.

Одновременно с предсмертной агонией он почувствовал как Альбус безжалостно и хаотично роется в его голове, копается в его воспоминаниях, откидывая все ненужное и вцепляясь, словно клещ в интересующую его информацию.

- Значит Азкабан… возможно еще не поздно, мы непременно успеем! Прости мальчик мой, но тебе придется умереть. Авада…

Мужчина закрыл глаза, и его поглотила тьма. И, правда, это совсем не больно. Хотя ему в последнее мгновение показалось, он услышал раздосадованный крик старика, но мало ли какие галлюцинации могут быть перед смертью.

36 глава

И разверзлись небеса, и живые позавидовали мертвым…

Это был Ад, кромешный, не видящий конца. Черное свинцовое небо рыдало над ними ледяными слезами, размывая под ногами и так тонкий слой почвы, еще более обнажая скалистый берег. Унося грязь и пролившуюся кровь прочь, в бурлящие у острова потоки.

Поттер крутится на месте, словно смертельный смерч, его движения столь быстрые, что выхватить какое-то конкретное действие в этой сумасшедшей битве просто невозможно. Вот именно сумасшедшей, нервы от раскинувшегося зрелища могут выдержать лишь у безумцев. Поэтому Гарри не задумывается, о холоде, пробирающем до костей, о криках, что звучат у него в голове и о других приятный «подарках» от дементоров, что кружат над ними, образуя жуткую черную воронку.

Он хладнокровно режет и кромсает, вспарывая чужую плоть, не обращая внимания на брызги крови на лице, которые тут же смывает дождь. И это повторяется снова и снова, стоило им ступит на этот проклятый остров.

«Флешбек»

Они даже не приблизились к воротам, когда Поттера скрутило в тугой узел, словно отрывающая от костей плоть, боль. Началось.

«Северус!»

Вспыхнуло в голове, и парень чуть не расхохотался от нелепости и глупости положения, в котором оказался его учитель. С долей злорадства он ощутил удивление Снейпа, когда тот не смог произнести очередную Нерушимую Клятву и вытянувшееся раздраженное и ничего не понимающее лицо Гульфика.

Двойного шпиона при жизни не просто так дают. Как играет стервец. Собрался с силами зо долю секунды.

«Думал выменять у меня Сева, на мою кровушку» - оскалился гриффиндорец, отталкиваясь от железных прутьев ржавых ворот.

ВолдеМорт смотрел на него с интересом, но вопросов не задавал. Какой умничка.

Поттер отошел в сторону, скрываясь от любопытных глаз взвинченных рейдом Пожирателей Смерти, и направил все свои силы на ментальную магию, соединяющую его и Северуса.

Он видел всю встречу на вересковой пустоши своими глазами, поверх голов волшебников, слышал каждое их слово, вплоть до тихого вдоха и еле заметного звука усмешки.

«Северус…только продержись»

И стоило старику поднять палочку и начать произносить Убивающее Проклятие, Поттер был уже готов.

Флакончик с кровью так и остался лежать запазухой у зельевара, когда его буквально выдернуло из под зеленного луча, протаскивая спиной по земле, на приличной скорости к зияющей позади пропасти.

Северус Снейп был словно создан для драматических мгновений. У Гарри даже дух захватило, как красиво распахнулась строгая черная мантия, и ткань трагически затрепетала от падения с высоты. Сколько жизни в обычном куске материи! Голова мужчины оказалась внизу и огромный нос на бледном лице, словно превратился в хищный клюв, рассекающий холодный воздух, темные пряди облепили лицо бледное лицо. Лицом вниз, прямо в жадное морское чрево, разрезая воздушное пространство с тихим свистом.

Снейп не сфальшивил ни в одной ноте, не задел ни один полутон. Ни одна из натянутых Северусом и Гарри липких паучих струн вокруг старика тревожно не зазвенела и не оборвалась. Мастер.

Спустя мгновение Северус даже не коснувшись кромки воды своим орлиным носом исчез, словно его и не было, не оставив ни дыма, ни хлопка аппарации. Ничего.

Поттер задышал тяжелее, словно загнанная лошадь, по спине потек пот, в перемешку с кровью. Соленая влага неприятно щипала открывшиеся шрамы. Паршиво, но не испробовав этой боли и не пройдя столько препятствий, победа оставила бы во рту гнилостный яблочный привкус.

Сжав немеющую левую руку в кулак, чувствуя как кровь бухает по венам, он увидел перед своим мысленным взором растерянного светлого мага, не сводящего умных глаз с бурлящей у подножия скалы воды.

Дамблодор сделал пас палочкой, используя невербальные манящие чары, и колба с кровью вырвалась из пучины, зависнув перед кривым носом мага. На месте Аберфорда он сломал бы свою братцу не только нос, но еще и парочку конечностей, чтобы неповадно было дружить с будущими Темными Лордами и велечать себя единственной надеждой человечества.

Директор уже протянул руку к ней, когда стекло мерзско зашипело и начало сворачиватся вовнутрь себя, словно пожирая. Кровь закипела и занялась зеленым пламенем, дрязня волшебника рухнувшими в мгновение ока перспективами.

Маг отшатнулся в сторону и завертел головой, ища источник темной магии. Голубые глаза словно сканером просвечивали каждый куст, островок травы, каждую новую разбивающуюся об острые камни приливающую к берегу пенящуюся волну и ничего не находя.

Гарри довольно хмыкнул, наконец, облегченно выдыхая. Сеанс Темной Магии удался и не в последнюю очередь благодаря новообретенному кусочку души. Гарри повернулся к Темному Лорду, терпеливо и грамотно убеждающему дементоров встать на их сторону.

Его колдовство заняло от силы минуты две, и он остался незамечанным, что было хорошо. Так как эта авантюра от начала и до конца была слишком опасной и балансировала на тонкой как конский волос удаче Поттера.

Незаметно поправляя толстую цепь с медальоном ввиде солнца, свисающей с шеи под мантией Пожирателя Смерти, Гарри придвинулся к Темному Лорду поближе, вслушиваясь в клокочущую отрывистую с присвистом речь Тома. Гарри язык дементоров напоминал разговор человека с перерезанным горлом, когда тот издает булькующие от накопившийся крови звуки вместо слов. А в это время сквозь глубокий кровавый порез вырывается с предсмертным хрипом воздух. Жуткий, мертвый во всех смыслах язык.

Артефакт, изъятый из сейфа Блэков близнецами Уизли по его письменной, заверенной печатями просьбе выполнял свою работу на отлично. «Солнце Людовика» глушило всю творимую им темную магию, делая его магические манипуляции незаметными. Пусть земля будет пухом ставшей чрезмерно болтливой Вальпургии Блэк. Портрет раньше потоками извергаемый проклятия, оказался просто кладезем полезной информации, касающейся благороднейшей семьи Блэк.

Как бы Том не бахвалился, но дементоры оказались не такими легковерными и требовали более существенные гарантии, чем простые слова человека. К тому же они требовали плату и хотели получить «задаток» именно сейчас.

Гарри слегка поддался вперед, стараясь скрыть сжирающее его ликование, пополам с прожорливым любопытством. Как он и рассчитывал две части души ВолдеМорта дают ему возможность понимать мертвый язык стражей Азкабана.

Госпожа Удача - ты все-таки строптивая сучка, но сейчас ты решила повернуть свой толстый зад к его врагам, а ему, же достался твой прелестный хищный лик.

Переговоры явно затягивались, Пожиратели нервничали, хм они бы нервничали еще больше, знай, что с минуту на минуту сюда заявится Орден Феникса во главе с Гульфиком. Нужно немедленно форсировать события или тогда ему не хватит времени на осуществление дальнейших частей его плана.

Лорд ВолдеМорт равнодушно взмахнул палочкой в сторону одного из своих слуг и зашвырнул беднягу прямо в нетерпеливо протянутые костлявые, покрытые струпьями руки дементоров.

«Задаток» издал нечеловеческий вопль, когда вокруг него словно пролитое чернильное пятно сплотились стражы Азкабана, выпивая его счастье, радость, жизнь и впоследствии душу.

Темный Лорд не обращая внимания на легкую волну страха и отвращения пробежавшую по рядам Пожирателей Смерти, триумфально распахнул проржавевшие ворота Азкабана.

- Добро пожаловать в обитель безысходности и страха, мои дорогие друзья, - оскалился Том, на губах его играла сладкая предвкушающая улыбка.

- Не так быстро Том! - звенящим от магии голосом объявил о своем появлении Альбус Дамблодор.

Множественные хлопки аппарации оповестили всех темных магов о прибытие «Ордена Феникса».

- Старик, - растянул губы Темный Лорд и Гарри понял, что все получится.

ВолдеМорта полностью поглотила фигура светлого волшебника, все его внимание, злость и ненависть впились, как истекающие ядом клыки гадюки, в Альбуса Дамблодора.

Директор Хогвартса поднял палочку, что послужило сигнал для всех волшебников. Светлые и темные маги вступили в противостояние друг с другом. Раздались крики заклятий, взрывы от Бомбард, крики боли и смех победителей.

Конец Флешбека

Гарри особо не присматривался к своим противникам, он просто убирал их со своего пути, самым действенным способом, прорываясь к воротам. Краем глаза парень следил за изящным Пожирателем, сражающимся с Кингсли Брусветом. Пожиратель ловко уворачивался от заклятий или же использовал как щит зачарованную дагу, наматывая на тонкое лезвие разноцветные лучи проклятий, чтобы потом разорвать их на затухающие лоскуты. Спину ему прикрывал более опытный и старший маг, с неким высокомерием и даже ленцой отражая колдовство неуклюжей Нимфадоры Тонкс.

Поттер грубо рубанул воздух палочкой, направленной в сторону Кингсли и тот рухнул на землю как подкошенный, словно тому из ниоткуда прилетело по голове дубинкой тролля.

Серо-голубые глаза напряженно впились в фигуру гриффиндорца, в них мелькнуло узнавание и почти физически ощутимое облегчение.

- Старик как нельзя вовремя, - усмехнулся Драко, словно ненарошно касаясь плеча партнера.

- О, он просто не мог упустить случая покрасоваться перед публикой, - насмешливо поддержал его Гарри, накрывая большой ладонью тонкие пальцы на своем плече.

- Признаться Поттер, я впечатлен, - сверкая холодными глазами, проговорил Люциус, - не думал, что их этой фантастической затеи выйдет что-то путное.

- Из твоих уст Люципо, это величайшая похвала, - отвесил шутливый поклон Поттер и двинулся стремительной походкой к воротам.

Поравнявшись с замершими на месте парочкой дементоров, они обменялись взглядами. По крайней мере, так это ощутил Поттер,(да есть ли у этих тварей глаза вообще или же там просто черные провалы пустых глазниц), он, чувствуя тепло следующего чуть позади него Драко, не давая себе времени на сомнения вошел в каменную крепость.

С попадавшимися им на пути аврорами они разделывались быстро, четко и слаженно, не теряя ни секунду драгоценного времени.

Найти камеры Пожирателей Смерти было не так сложно, Смит подробно изобразил план тюрьмы и найти блок «S» оказалось довольно легко в этих узких путанных коридорах.

- Беллатриса, - брезгливо поджав губы, проговорил Лорд Малфой, взирая на полоумную сестру своей жены.

Женщина бросилась к решетке, тяня грязные руки к черной мантии Гарри, скребя по грубой ткани обломанными ногтями.

- Повелитель? Вы пришли за мной?

- Интересно, - прошипел Люциус, усмехаясь своим мыслям.

Сидевшая в соседней камере Долорес Амбридж навострила уши, но продолжала помалкивать, не желая нарваться на Второе Непростительное.

- Белла, дорогая, - снимая маску, почти проворковал Поттер. - Ты узнаешь меня?

Пожирательница отшатнулась назад, шипя как рассерженная дикая кошка, впиваясь взглядом в лицо щенка Поттеров. Женщину охватила черная ненависть, но в это, же время она была в смятении, какая-то ее часть все еще видела в этом мальчишке своего Лорда.

- Белла, Белла, давай не будем устраивать сцен, и ты просто пойдешь со мной добровольно, - усмехаясь, протянул Гарри.

Разноцветные глаза пылали в полутьме колдовской тюрьмы, свет факелов играл на юношеском лице, делая его гротесным и еще более пугающим.

- Мой Лорд…, - запнулась Беллатриса Лейстрендж, переводя безумный взгляд на каждого из магов, словно ища на их лицах правильный ответ для этой ситуации.

- Идем со мной Белла, - гриффиндорец заставил себя протянуть женщине руку, прилагая титанические усилия, чтобы не скривиться.

Волшебница неожиданно закивала как китайский болванчик и сделала пару дерганных движений на встречу, тяня руку, чтобы ухватится за протянутую ладонь.

Гарри позволил их рукам встретиться и незаметно кивнул Драко, который невербально оглушил свою тетку.

- Люциус ты не мог бы заняться «грузом»?

Малфой скривился, конечно, но своеобразную просьбу выполнил, брезгливо подхватывая подающую ведьму.

- Ну что кто еще в достоточно своем уме чтобы покинуть Азкабан со Мной и принять Мое покровительство? - повысив голос, сухо поинтересовался брюнет.

Ему неистерпимо хотелось помыть руку, а лучше залезть в горячую ванну и тереть свое тело жесткой щеткой как минимум час.

Из камеры напротив, раздался хриплый надрывный смех, к прутьям подполз кто-то грязный, оборванный, истощенный и совершенно не поддающийся индефикации человек.

- Долохов?! - спас положение Люциус узнав узника. - Я думал, ты уже давно кормишь рыб в Северном море!

- Нет, я еще живой. Живой труп, ха-ха. Так значит предлагаешь свободу в обмен на служение, где-то я это уже слышал. Ты на интересной стороне Малфой.

- Я на самой выгодной для себя стороне, Долохов, - и на секунду задумавшись, добавил, - как и для тебя, Антонин.

- Неужели? - Пожиратель подслеповато щурил глаза, пытась получьше рассмотреть предлагающего ему свободу мальчишку. Разноцветные пылающие, словно Адским огнем глаза наводили на него ледяной ужас, но раз уж сам скользкий Малфой переметнулся, значит, на стороне Темного Лорда ловить совсем нечего.

- Я согласен, на все что угодно, только заберите меня отсюда, дайте пожрать и искупатся.

- Как мало тебе надо, - насмешливо хмыкнул Люциус и Драко расколдовал дверь камеры.

- Нас не забудте, - доносся прокуренный голос через две камеры и тут же залился безудержным кашлем. - Мы с братом идем с Вами.

- Рабастан и Рудольфус, - протянул Гарри, задумываясь брать этих фанатиков или нет, к тому же братьев, а это уже было 50 процентов безумия и лишних хлопот. - Хорошо. Сможете идти сами?

- Доползем, если не сможем, - проворчал Рудольфус и, правда, едва не выползая из открывшейся камеры.

Ухватившись друг за друга, братья доплелись до них и замерли в ожидании дальнейших указаний.

Гарри шепнул «Темпус», узнавая время. У них еще в запасе четыре минуты до активации портала. Осталось последнее здесь дело, но не самое последнее по важности.

Подойдя к камере притихшей и дышавшей через раз Долорес Амбридж, Поттер распахнул решетку, одновременно накладывая на готовую завизжать от страха женщину Империо. Гарри достал из складок мантии завернутую в шелковой платок маленькую деревянную музыкальную шкатулку, и всучил ее застывшей столбом волшебнице.

- Ты поплатишся за все сука, - прошипел Поттер. - Ты прокрадешься в самый эпицентр битвы творяшейся там снаружи, перед тюрьмой, - давал указания тот, подкрепляя слова посылаемыми Амбридж визуальными картинами. - Ты должна быть очень осторожной, чтобы тебя не коснулось ни одно проклятие, тебя никто не должен задержать. Поняла?

Амбридж подобострастно закивала, крепко стискивая обеими руками шкатулку.

- Когда будешь на месте, откроешь ее и положишь на землю, в как можно более незаметный участок. Ее не должны быстро найти!

- Да, да, да!

- Потом ты пойдешь прямо в воду, покак не скроешься с головой, и твои легкие не лопнут от распирающего их жара из-за нехватки кислорода. Ты все поняла?

- Да, я все сделаю.

- Тогда иди.

Женщина уверенным шагом двинулась в сторону коридора ведущего к выходу, когда Гарри взмахнул палочкой, со свистом разрезая спертый воздух, и Амбридж слегка покачнулась, но не потеряла стойкости и не остановилась.

- Что ты с ней сделал? - с любопытством поинтересовался Драко, подходя к Поттеру ближе, вторгаясь в его личное пространство.

- Разорвал барабанные перепонки, - мрачно ответил тот, вытагивая широкий диск на длину руки, ожидая, чтобы все коснулись его поверхности. - Нам пора. Здесь мы сделали все.

* * *

Северус Снейп тряхнул головой как собака, в ушах все еще стоял гул, а тело не покидала дрожь от пережитой близости со Смертельным Заклятием. Да это его игра могла стать как самой блестящей и, так и самой последней в жизни. Когда он увидит Поттера, то надерет ему уши, а лучше заставит вручную драить сотни жутко закопченных и замызганных котлов.

Чертов мальчишка!

Зельевар тяжелой поступью слегка прихрамывая, вошел в кабак «Кабанья голова», где тут же оказался под прицелом десяток волшебных палочек.

- Тьфу ты Дьявол! Снейп! Мы уже не чаяли тебя увидеть! - с техасским акцентом протянул Джон Транси, его конопатая дочурка с копной соломенных волос, уверенно держала дробовик. - Ты задержался!

Снейп одарил этого американца фирменным взглядом и прошел на второй этаж полностью уверенный, что эта подпольная армия двинется следом за ним, не задавая тупых вопросов.

Аберфорд кивнул, переводя пустой взгляд на портрет свой сестры Ариадны и девочка, знавшая, что с ее братом творится что-то неладное все же с тяжелым вздохом открыла проем ведущий в Хогвартс, в Выручай-Комнату.

Спускаясь по грубым ступенкам вырубленным в неподатлевом многовековом камне, Северус клялся сам себе, что это последняя игра в войну, в которой он принемает участие. Он слишком стар для этих государственных переворотов и этой войны в «Банановой Республике»

* * *

Сработавший точно по времени портал перенес их в лавку «Горбин и Берк», где старина Смит от нетерпения мерил шагами маленькое помещение. Сам хозяин валялся крепко связанный в пыльной подсобке.

Остальные ребята: авроры, невыразимцы, просто проверенные люди и даже парочка колдомедиков, обученная полевой медицине топтались на улице и нерничали, куда уж сильнее.

- Ты меня в гроб вгонишь пацан! Мои ребята и так чуть не шмаляют по прохожим, увидев в каждой старушке в чепце вражеского шпиона.

- Пока две собаки дерутся за кость, она достанется кошке.

- Ну, ты и шельмец, парень, - усмехнулся Смит, качая головой. - Дамблодор и Темный Лорд для тебя лишь две брызжащие слюной собаки.

Гарри лишь развел руками.

Все идет строго по плану, и он не намерян от него отступать. Кивнув своим (боевым товарищам, союзникам, друзьям, семье?), просто своим, парень резко распахнул резные деревянные створки Исчезающего шкафа, где его уже ожидал поверженный белый шахматный король.

Довольная улыбка сама по себе расползлась по лицу.

Делая очередной шаг в утробу шкафа, а выходя уже в стенах волшебной школы, Поттер сжал плечо обрадованному его появлению Рону Уизли.

- Рон я недооценивал тебя. Честное слово, никогда не думал, что твои мозги способны на такое!

Рыжий парень усмехнулся, одаривая своего друга теплой улыбкой и озорно блеснув глазами, наклонился и мазнул губами по губам неожидавшего подобного брюнета.

- А ну убери свои грабли от Поттера, Уизел! - покраснев от ревности и злости прошипел Драко, тут же собственнически обхватывая своего партнера вокруг талии.

Посмеиваясь, Рон поднял руки вверх, словно сдаваясь, и отошел в сторонку, весело привествуя «Армию Поттера».

Укрывшись мантиями неведимками, Смит и большая половина их отряда направилась вниз к главному выходу, чтобы добраться до опушки леса и связатся с ожидающими их другими волшебниками во главе с Маркусом Фраем.

Основная группа, рассчитывающая деморелизовать «обезглавленных» защитников Хогвартса, во главе с Поттером была готова выступить. Рон кривясь, под акопонимент гаденького хихикания Драко, выдрал немытый волос из спутанной шевелюры бесчувственной Белатриссы и бросил его в готовое оборотное зелье. Варево приняло буро-красный цвет, и Уизли морщась, выпил его залпом, тут же ретировавшись за китайскую ширму.

Гарри перевел взгляд на притихших бывших заключенных и навел на них сонный морок, дополнительно обездвижев и связав, так на всякий случай. Комнату он приказал охранять Добби, чтобы никто случано не наткнулся на беглецов.

Из-за ширмы уже вышла безумная Белла в черной мантии с задорной усмешкой. Глядя на это представление, Люциус скривился как от зубной боли, но промолчал.

Сейчас вся школа собралась в Большом Зале, отмечая Хеллуин, ученики уплетали за обе щеки празднечные блюда, учителя были расслабленны и даже не предчувствовали нависшей над ними беды.

Когда Гарри вошел через боковую дверь, которой обычно пользовался директор, его даже не сразу заметили. Только успевшая пискнуть Минерва Макгоногал тут же обмякла и упала грудью на преподовательский стол, вот тогда взрослые маги и зашевелились, но было уже слишком поздно. Кого-то сбило с толку внезапное нападение Пожирателей, кого-то безумный смех лже-Белатриссы, а кого-то холодные мистические глаза Гарри Поттера в печально известной мантии Пожирателя Смерти равнодушно наводящего палочку на профессора Синистру.

Ученики истошно закричали, некоторые кинулись к выходу, но Драко во время общей сумятицы уже намертво запечатал двери. Особенно храбрые и попросту глупые гриффиндорцы и пуффедуйцы ринулись на помощь учителям, но были тут, же обездвижены и связаны.

Беспечность и самоуверенность погубила светлую сторону и позволила школе Чародейства и Волшебства Хогвартс оказаться так легко захваченной.

- Ну что ж дорогие мои друзья, - беспечно улыбаясь Поттер, уселся в директорское кресло. - Я - Гарри Поттер и с этого момента Хогвартс переходит под мой контроль, лады?

Драко спихнул бесчувственного великана Рубиуса Хагрида с места по правую сторону от Гарри и с надменным видом уселся за преподавательский стол, укладывая на него свою палочку и дагу. Люциус Малфой встал позади сына и положил руку на его плечо, липовая мадам Лестрендж грациозно поправляя юбку, уселась по левую сторону от главного героя, обводя притихший зал безумным взором.

Тихий смешок раздался от слизеринского стола, а затем Блез Забини вскочив на ноги и заливаясь смехом, нервно запустил руку в смоляные пряди волос.

- Я люблю тебя Поттер! - истерично воскликнул тот. - Ты невозможен!

37 глава

- Драко! - Гарри схватил блондина за хрупкое запястье и дернул его назад на высокий стул.

- Что? - криво улыбнулся партнер, ее глаза пылали, а ноздри гневно раздувались, палочку, он до сих пор сжимал в руке.

Блейз Забини с протяжным стоном поднялся на ноги с каменного пола, прикрывая ладонью пол лица. Стоило ему отвести руку в сторону, и Гарри даже со своего места увидел длинный уродливый кровавый рубец, что вздулся на коже, прочертив всю левую щеку и чудом не задев глаз.

Наследник Малфоев лишь вздернул острый нос вверх и явно был не намерен извиняться. Поттер одарил его тяжелым взглядом и поднялся со своего места.

- И что, теперь такая участь ожидает всех нас? - спросил хмурый шестикурсник Когтеврана.

- Нет. Никому из вас не причинят вреда, если вы не будете делать глупости и понапрасну геройствовать.

Гарри бесстрашно прошел через весь Большой Зал к пытающемуся унять кровь Забини и достал палочку.

- Я приношу извинения, Блейз, мне очень жаль. Мне стыдно, что мой партнер так импульсивен и скор на поспешные выводы и расправу.

Смуглый парень криво улыбнулся, отчего края рубца разъехались в сторону, подсыхающая корочка лопнула, и рана опять начала кровоточить.

Поттер стал водить над ней волшебной палочкой, выговаривая исцеляющие формулы, которые изобрел Северус Снейп, его учитель. Именно с помощью этих знаний профессор когда-то убрал с кожи Драко последствия Сектумсемпры и спас тому жизнь.

Блейз осторожно коснулся щеки, ощущая под пальцами лишь ровную здоровую кожу, и удивленно моргнул.

- Благодарить не буду.

- А ты и не должен, - серьезно кивнул Гарри, отворачиваясь от слизеринца.

Десятки удивленных пар глаз следили за каждым движением переметнувшегося героя.

- Я не собираюсь разбрасывать Круцио, ребята.

- Ага, что же твой Хозяин оставил это удовольствие для себя? - выкрикнула Джинни Уизли. - Ты - продажный маг, Поттер! Жалкое отребье!

- Хм, тебе ли говорить о продажности, детка? А? Джинни-три-сикля в чулане для метел?

Девушка залилась румянцем, когда слизеринцы глумливо захихикали. Так, змеи точно на его стороне, ну, конечно, пока не узнают, что он тут сам по себе, а не по воле Волдеморта.

На зачарованном потолке вспыхнули три красные искры и тут же погасли. Условный сигнал.

Гарри кивнул Драко и тот отворил двери Большого Зала, снимая свои заклятия. В зал дружным строем вошел отряд из Хогсмида, что прятался в таверне «Кабанья голова», во главе с, как всегда, вечно недовольным профессором зельеварения.

- Гарри! - с нездоровым весельем проговорил Джон Транси, забежав вперед своего командира, и присвистнул, оглядывая место, куда попал. - Вонючий гуль, вот так местечко!

Американский охотник небрежно положил на плечо дробовик, оглядывая зачарованный потолок и притихших студентов, на поясе у него висело заколдованное лассо.

На новоприбывших были темные дорожные мантии без каких-либо опознавательных знаков, лишь к воротнику каждого была приколота маленькая булавка с зеленой бусиной.

Северус Снейп молча подошел к Поттеру, внимательно оглядел его с ног до головы, затем посмотрел мальчишке за плечо, встречаясь со спокойным холодным взглядом Люциуса Малфоя, пробежался глазами по бесчувственным телам профессоров Хогвартса и вновь вернулся к зачинщику всей этой «революции».

- Сэр… Северус…, - тихо позвал его Гарри, вкладывая в свой голос всю вину и раскаяние.

Мужчина лишь возвел глаза к небу и нервно дернул головой, убирая длинную черную прядь с глаз.

- Твоя, Поттер, - Снейп протянул парню булавку с бусиной.

- Спасибо.

Гарри быстро приколол булавку и перевел все свое внимание на студентов.

- Старосты, проводите свои факультеты в гостиные, и советую обойтись без сумасбродного геройства. Гостиные покидать запрещено. К каждому факультету присоединятся четверо опытных волшебников, поэтому прошу вас еще раз задуматься над серьезностью ситуации и не вынуждать этих магов применить к вам силу. Никому из нас этого не хочется.

- А если мы не согласны?!

Ооо, Гарри даже слегка усмехнулся. Неужели наш страус Невилл Долгопупс решил выдернуть голову из песка?

- Значит, вас просто обездвижат и вы все равно окажетесь там, где должны находиться.

- Нет, Поттер! Ты предал своих друзей! Ты предал директора Дамблдора! - вскидывая палочку, прокричал Невилл.

Как по команде, все - авроры, Северус Снейп, оба Малфоя, лже-Беллатриса и Джон Транси с дочкой - нацелили волшебные палочки на глупого гриффиндорца.

Долгопупс побледнел от подобного, но упрямо продолжал держать палочку, целясь прямо в сердце Гарри.

Поттер поднял руку, и его соратники опустили оружие.

- У меня много дел, Невилл, и ты не являешься ни одним из них, поэтому…

Гарри молниеносно рассек палочкой из остролиста воздух, и бывший однокурсник рухнул на пол, как подкошенный. Поддерживающие до этого своего «героя» гриффиндорцы тут же притихли и уже не решались лишний раз шевельнуться.

- Все по гостиным, а если найдутся еще подобные упрямцы или так называемые храбрецы, я познакомлю их со своим василиском, - мило улыбнулся Поттер. - Марш по спальням!

Он кивнул аврорам, те разделились на группы и последовали за разными факультетами.

- Вас хлебом не корми, Поттер, а дай покрасоваться перед публикой, - скривился, как от зубной боли, Снейп.

Парень в ответ лишь пожал плечами - что поделаешь, вот такой я есть.

Основная группа авроров уже заносила в Большой Зал различное оборудование связи и не только. Факультетские столы отодвинули к стенам, а учительский удлинили магически и устанавливали на него военную аппаратуру.

Маги-связисты тут же засели за волшебной аппаратурой, от которой тянулись тонкие серебристые нити, исчезая за дверями Большого Зала. Еще несколько человек магических стрелков-радистов расположились на Хогвартских башнях. Большой Зал стал этаким Генеральным Штабом и Центром связи с разбросанными за пределами Хогвартса повстанческими силами.

Гарри Поттер никогда не мог себе даже представить, что такой чудовищной магически-военной машиной руководить придется именно ему, поэтому когда молодой связист подал ему большую трубку, напоминающую скрученную в бараний рог старинную для слуха, то немного растерялся.

- С нами связался Отдел Тайн, сэр, просят Вас, - выпалил тот на одном дыхании, настойчиво протягивая трубку.

От его «сэр» у Гарри чуть глаза на лоб не полезли, но, взяв себя в руки и стараясь не задумываться о подобной фигне, он быстренько приложил трубку к уху, чтобы тут же услышать сдвоенные голоса близнецов Уизли и слабое потрескивание.

- Да? Фред, Джордж.

- Фигасе! Это штука действительно работает! - одновременно воскликнули те. - Мы с докладом нашему Генералу или Маршалу, короче, мы уже запутались в твоих званиях, Поттер.

- Меньше слов, больше информации, - теряя терпение, проговорил Гарри.

- Не кипятитесь, мой генераль, - с акцентом прогнусавил, кажется, Фред. - Скримджер сколотил небольшой отряд из оставшихся в Министерстве авроров и направился в Азкабан, кто-то из орденовцев смог подать сигнал бедствия.

- Черт! Наверняка это Гульфик, ему бы хватило сил противиться чарам шкатулки Блэков, когда другие уже сладко посапывали. Сколько у нас времени?

- Хм, ну, чары шкатулки не так просто развеять, мы ведь ее хорошо изучили. Час - полтора, не больше.

- Это все новости? - постукивая себя палочкой по бедру, вопросил «генераль». - Чем еще вы меня обрадуете?

- Ну, Скримджер до этого успел связаться по камину Фаджа с болгарским представительством и попросил военную поддержку, - виновато проговорил Джордж. - И с кем-то еще, мы пока не выяснили.

- Твою мать! Разве я не просил запечатать каминную сеть?!

- Знаешь, это не так-то легко!

- Министерство почти пустое, с вами отряд авроров и половина Отдела Тайн, канцелярия тоже…

- Неправда, Перси кидался в нас чернильницами, и его пришлось связать!

- Делайте, что хотите, хоть акромантулов с химерами натравите на оставшихся работников, но узнайте, с кем именно связался Главный Аврор, и обшарьте его кабинет сверху донизу!

- Ооо, ты пугаешь нас, мой «генераль»! Акромантулы? Химеры?

- Заткнись, Фред! И делай, что я сказал, только без жертв, пожалуйста. Сейчас я не могу сам прибыть в Министерство, я еще не упрочил свои права на замок, и если этого не сделать в ближайшие полчаса, все пойдет троллю под зад. Будьте на связи!

- Есть, мой «генераль»!

Гарри повесил трубку. Как же шутки близнецов иной раз утомляют!

- Связь с кордоном Фрая установлена?

- Да, сэр, - закивал уже другой министерский связист. - Они докладывают о полном спокойствии. Штиль, сэр.

- Башни?

- Полный штиль, сэр, - волшебник позволил себе маленькую застенчивую улыбку. - Все спокойно.

- Святой Мунго?

- Без происшествий. Эрнест Мунго держит постоянную связь.

Поттер резко развернулся, Драко смотрел на него с тихим восхищением, и у героя защемило сердце. Когда же вся эта военная херня закончится?!

- Люциус, оставляю тебя за главного, если что произойдет, посылай Патронуса. Я буду в кабинете директора.

Лорд Малфой вздернул бровь, пронзив острым взглядом мальчишку, но потом почтительно кивнул.

- Хорошо, Поттер.

- Ох, Люципо, а я уж гадал, назовешь ты меня своим Лордом или нет, - усмехнулся Гарри.

- Я иду с тобой, - непреклонно объявил ему Драко Малфой.

- У меня для тебя другое поручение или скорее даже просьба, Драко.

Блондин нахмурил светлые брови и поджал губы, верный признак упрямства.

- Вы вместе с Беллатрисой спуститесь в подземелья и разузнаете, чем дышат слизеринцы, а потом проверите другие факультеты на наличие нарушения порядка.

- Ты попросту отсылаешь меня! - взвился Драко. - Неужели я не заслужил твоего доверия, Поттер?!

- Драко, - Гарри понизил голос и склонился к нему, их лбы соприкоснулись. - Я доверяю тебе, ты мне очень дорог, как никто другой, поэтому прошу тебя, исполни мою просьбу и не упрямься.

- Ты сошел с ума, Поттер, - слабо проговорил блондин, честно говоря, ему было плевать, что столько волшебников вокруг ловят каждое их слово с раскрытыми ртами. - Я боюсь оставить тебя и на секунду, без меня ты тут же вляпаешься в очередное приключение.

- Я слишком далеко зашел, чтобы сейчас проиграть или сдаться. К тому же мне теперь есть что терять, - Поттер нежно поцеловал своего «мальчика» в губы, позволив их дыханиям смешаться, и отстранился.

На мгновение ему показалось, что в невозможных серо-голубых глазах стоят непролитые слезы, но в следующий миг Малфой отвернулся, ловким движением засунул драгоценную дагу в ножны и направился к выходу.

- Тетушка, ты идешь? - саркастично поинтересовался блондин, и с тяжким вздохом лже-Беллатриса последовала за ним.

- Как я понимаю, Поттер, в компаньоны себе ты оставил меня, - хмуро проговорил профессор зелий.

- Да, Северус. Ты ведь жаловался, что я мало посвящаю тебя в свои дела.

- Знаешь, я уже скучаю по тем дням, когда один мелкий нахал, согнувшись в три погибели, надраивал мои котлы на отработках.

- Знаешь, а я нет, Сев.

- Еще раз позволишь себе эту фамильярность, и я превращу тебя в протухшего флоббер-червя.

- Все понял, профессор, - миролюбиво вскидывая руки перед собой, протараторил Поттер. - Но давайте после, мне еще надо встретиться с четырьмя древними призраками факультетов и в очередной раз пройти распределение.

- Желаете перевестись в Пуффендуй, Поттер?

- Нет, сэр, не угадали. Пусть это будет для Вас сюрприз.

* * *

Если Альбус Дамблдор и ожидал подвоха или ловушки, то только от Тома. Поэтому когда на скалистый берег из тюрьмы Азкабан выбрела, оскальзываясь на мокрых камнях, Долорес Амбридж, торжественно неся перед собой какую-то вещь, он, к своему стыду, не принял её во внимание, продолжая еще более яростно сражаться с Темным Лордом. Их дуэль была решающей в противостоянии светлой и темной стороны Магического мира.

Вот он - пик, вот оно - время твоего триумфа, Альбус!

Но почему-то время триумфа, мягко говоря, затягивалось, Том вернул себе части души, скорее всего, больше одной. Он перестал быть сумасшедшим маньяком, а вновь стал могущественным темным волшебником с невероятным магическим потенциалом.

В голову директора закралась мысль о мальчишке Поттеров, как бы он сейчас пригодился в роли живого щита. Эх, жаль, но что поделать.

Дамблдора отбросило назад каким-то неведомым заклятием, заставив приземлиться прямо у кромки воды, когда надсадная, давящая, прижимающая тело к земле мелодия настигла его. Все члены его тела словно одеревенели, не в силах выносить эту проклятую музыку, Альбус Дамблдор уронил голову на камни, белоснежная борода и длинные волосы оказались в воде, напитываясь влагой, и тянули старика в холодную пасть Северного моря, как груз тянет на дно утопленника.

Собрав последние остатки силы, великий волшебник сотворил говорящего Патронуса-феникса и отослал его в Министерство Магии к Главе Аврората с просьбой о помощи, прежде чем лишиться сознания.

* * *

Гарри миновал каменную горгулью, пригрозив уничтожить ее, если та не пропустит их с учителем, и сейчас поднимался по винтовой лестнице, все ближе подбираясь к кабинету директора школы.

Открыв двери, кабинет встретил его тихим тиканьем хитроумных приборов, некоторые из которых испускали тонкие белые струйки дыма, и сонным клекотом Фоукса - фамилиара Дамблдора.

- Ты пришел! - пропела Распределительная Шляпа, которая почему-то лежала не на своем месте в шкафу, а прямо на директорском столе среди разбросанных исписанных пергаментов.

Сквозь каменные стены стали просачиваться прозрачные фигуры. Четыре факультетских призрака замерли перед Гарри Поттером и его спутником Северусом Снейпом.

- Приветствую Вас, сэр Николас де Мимси-Дельфингтон, вассал Годрика Гриффиндора.

Почти Безголовый Ник почтительно склонил голову.

- Приветствую Вас, Кровавый Барон, вассал Салазара Слизерина.

Призрак лишь холодно взглянул на него, позволив короткому смешку сорваться с бескровных губ.

- Приветствую Вас, Елена Когтевран, дочь Кандиды Когтевран.

Серая Дама одарила его печальной улыбкой, хотя она всегда пребывает в унынии.

- Приветствую и Вас, Толстый Монах, духовный наставник Пенелопы Пуффендуй.

- И мы приветствуем тебя, Гарри Поттер, - кивнул призрак Пуффендуя. - Мы все собрались здесь с одной целью - решить позволить ли тебе совершить задуманное или воспрепятствовать.

- Я знаю, что призраки не различают такое понятие как время, оно вам неведомо, потому что вы существуете вне него.

- Это так, - склонила голову Серая Дама. - Вы очень необычный волшебник, Гарри Поттер.

- И мы знаем то, что с Вами было, то, где Вы оказались, и что к этому привело.

- Тогда мне не стоит ничего вам объяснять и оправдываться.

- Верно, объяснения не нужны, - благодушно проговорил Толстый Монах, - но цели, которые Вы преследуете или, скорее, средства, что используются для их достижения, не всем нам приходятся по вкусу.

- Мальчик изворотлив и хитер, как змея, для Слизерина этого достаточно! Его ждет великое будущее!

- Томаса Марволо Редлла тоже ждало великое будущее, - вклинился Почти Безголовый Ник, - но этого оказалась не достаточно, и будь я проклят, если бы мы позволили стать ему во главе школы!

- Успокойся, мой дорогой друг. Гарри Поттер трудолюбив, терпелив и упорен, что всегда ценила добросердечная Пенелопа, а Редлл не отличался такими качествами. Я - за. Мы должны дать шанс этому молодому человеку, - вынес свой вердикт Толстый Монах.

- А как же директор? Он тоже отличается этими качествами.

- Чушь, де Мимси! Что за чушь? Возможно, раньше Альбус Дамблдор и отличался этими добродетелями, но сейчас утратил их безвозвратно, - холодно проговорил Кровавый Барон. - Я - За.

Обиженный Почти Безголовый Ник резко качнул головой и она практически оторвалась, повиснув лишь на тонком лоскутке кожи. Призрак Дома Гриффиндор вернул ее на место и тяжко вздохнул.

- Дом Гриффиндор не терпит лжи, коварства и уверток, коих в этом юном отроке предостаточно. Какой бы ни была его судьба, он должен был оставаться верен своему Дому, а не предавать его. Я - против!

- Де Мимси! - взъярилась Елена Когтевран и чуть не зашипела на того, как рассерженная гусыня. - Трус! Как смеешь ты говорить о благородстве, сейчас предавая того, кого обязан был защищать?! Я голосую за!

- Итак, большинством голосов мы решили дать тебе шанс, Гарри Поттер, и теперь все зависит лишь от чистоты твоих помыслов и личных качеств. Надень Распределяющую Шляпу и она, заглянув в твои душу и мысли, скажет, достоин ли ты сместить Альбуса Дамблдора и встать во главе Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс, что некогда была основана Великой Четверкой! - Толстый Монах хлопнул прозрачными ладонями, и призраки истаяли, оставив Гарри и Северуса наедине с латанной-перелатанной шляпой, что некогда носил сам Годрик Гриффиндор.

- Ну что ж, дерзайте, Поттер, - судорожно сглотнув, нарушил молчание Северус Снейп.

Гарри подошел к столу, бережно взял потрепанный артефакт в руки и медленно опустил на голову. Широкие поля опять закрыли ему глаза, как и в одиннадцать лет, и тихий знакомый голос насмешливо прошелестел ему в ухо:

- Так пожалели ли Вы о своем решении, мистер Поттер?

38 глава

- Так пожалели ли Вы о своем решении Мистер Поттер?

Гарри глубоко вздохнул и выдохнул короткое и тихое «Да».

Шляпа хрипло рассмеялась.

Глумящийся над ним кусок фетра, что за безумие?

Отсмеявшись магический предмет затих и Поттер почувствовал, что его память, его воспоминания магия Шляпы изучает и пролистывает словно страницы наскучившей книги. Это было обидно, но в его положении не существенно подобное отношение. Он был уже безмерно рад, что его допустили до этого ритуала, дали ему шанс, который парень считал, что точно не достоин.

- Какая низкая самооценка, мистер Поттер, - оказывается Шляпа, все это время наблюдала за ходом его неспокойных мыслей. - Но по-крайней мере вы честны с собой. За всю историю магического мира не было еще подобного Вам мага, несущего в самом сердце своего существования столько разрушения и хаоса. Вы способно быть разрушителем, но сможете ли Вы быть созидателем мистер Поттер? Способны ли Вы на это? Все к чему Вы прикасаетесь, обращается в прах, все люди окружающие Вас обречены на погибель. Ваш дом - это руины прошлого из крови и страха, Ваша семья - это холодное безликое одиночество. Не кажется ли Вам, что стоит Вам уйти и этот мир обретет надежду на лучшее будущее? Мир и народ справлялся и с более страшными вещами, чем Темные Лорды или ослепленные властью Светлые Волшебники, он справлялся с войнами, эпидемиями, голодом. С чего Вы решили мистер Поттер, что такой Разрушитель как Вы, вдруг станет Спасителем? Должны ли Вы быть здесь вообще мистер Поттер?!

Гарри наклонил голову еще ниже, от тихого шепота Шляпы его голова словно раскалывалась надвое, виски заломило, дурнота стала комком в горле.

- Возможно ты и права Распределяющая Шляпа, но сейчас в это время и в этом место, этому миру не нужен герой. Он бы просто не справился с подобным, замарал бы свой белый плащик в этой грязи и побрезговал бы ползти к своей цели по искореженным трупам.

- Зато Вы нет, так ведь мистер Поттер? - Шляпа явно насмехалась.

- Именно. Я готов вывернуть себя наизнанку, лишь бы не дать этим людям погибнуть, не дать этому миру рухнуть. И мне плевать, если меня посчитают не героем, а злодеем. Я просто буду знать, что сделал все от меня зависящее, приложил все усилия и теперь могу быть свободен.

- Так чем же Вы отличаетесь от Темного Лорда, а мистер Поттер?

- Целями, Уважаемая Шляпа. Я стремлюсь к власти не для своего личного обогащения. Вы можете забрать у меня ее как только все закончится. Мне она совершенно не к чему.

- Разумеется, зачем такому как вы древний замок Хогвартс и его магия?! - тихо рассмеялась та. - Теперь когда вы шагнули за грань. Скажите мистер Поттер, после всех произведенных Вами манипуляций над своей душой и телом Вы все еще причисляете себя к человеку?

Гарри замолчал. Шляпа замерла в любопытстве и он интуитивно чувствовал, что если позволит сейчас себе солгать, то магический артефакт отвернется от него.

- Я не думаю, что оставил за собой право называться человеком Уважаемая Шляпа, - тихо проговорил тот.

- Интересно, интересно, - хмыкнула та. - Так кто же Вы мистер Поттер?

- Я не знаю…

Шляпа Годрика вновь залилась смехом, и Гарри никогда бы раньше не подумал, что этот артефакт по своей магической природе такая хохотушка.

- Я приняла решение. Год. Я даю вам целый год мистер Поттер. На это время Вы станете полноправным владельцем замка, его хранителем и управителем, кем раньше являлся Альбус Дамблодор. Через год вы должны будете мне дать ответ на этот вопрос и если Вы его так и не найдете, то навсегда лишитесь права появлятся на земле Замка Хогвартс, как и Ваши потомки, если они у Вас конечно будут. Ваше место займет более достойный волшебник. Я с нетерпением ожидаю нашей следующей встречи мистер Поттер. Как и говорят о Вас Вы самый необыкновенный волшебник из всех на голову которых меня когда-либо водружали. Поэтому я прошу Вас, не разочаруй меня мальчик, - почти ласковым тоном закончила Старая Шляпа. - Напоследок, я позволю тебе как и многим избранным до тебя приоткрыть завесу неведомого и увидеть самый важным момент твоего будущего. Смотри во все глаза мальчик ибо больше Судьба не даст тебе подобного шанса, хоть ты и ее любимчик.

Гарри затаил дыхание, когда перед глазами словно взорвались петарды и все зарябило дикими красками.

Его оглушил шум битвы, крики, взрывы, выстрелы. Легкие тут же наполнили пылью и стойким запахом крови. Тело наполнилось болью, правая рука висела безжизненной плетью, обжигающая боль в ногах едва позволяли ему стоять ровно и не шататься. Глаза застилал едкий пот.

У Поттера почему-то даже не возникла сомнений, что сейчас он участвует в своей самой тяжелой и страшной битве. Неужели… Магглы? Снова?!

Разорвавшийся рядом снаряд подтвердил его опасения, его с ног до головы окатило землей и чем-то еще, об этом просто не хотелось думать.

Он сейчас был сосредоточен лишь на своем противнике. Напротив него сжимая , у Гарри расширились глаза от удивления, Старшую Палочку стояла Гермиона Джей Грейнджер. Повзрослевшая, еще более лохматая и с приобретенным опасным блеском в некогда теплых карих глазах. Она молниеносно вскинула палочку, машинально он отметил у нее на груди формы военные маггловские нашивки, и ни капли не сомневаясь произнесла Убивающее проклятие.

Странно он не мог двигаться. Что за паршивая ситуация, в руках не было палочки. Почему он оказался посреди разгара битвы, беззащитным как ребенок?!

Зеленый луч ослепил его, и жуткий крик боли оглушил его напрочь. Это его крик? Какая же боль! Почему так больно?! Словно его раздирают на куски?! Кто-нибудь помогите! Почему ему так больно?!

Очнулся он оттого что Северус Снейп стоя на коленях трясет его за плечи, ага а вот теперь хлещет по щекам. Сэр, ну где же Ваше самообладание и всякие целебные зелья в пробирках?

- Я в порядке, - прохрипел Поттер, понимая что сорвал от крика голос.

- Да неужели? - с сарказмом протянул мужчина, доставая из складок мантии фиал с бурой жидкостью. - Пейте Поттер!

Парень, молча, кивнул и приложился к склянке. Вроде полегчало. Он поднялся на ноги и посмотрел на замершую Распределяющую Шляпу. Сжечь дотла эту тряпку, сию же минуту!

- Что вы видели Поттер?

- с чего вы взяли что мне что-то показывали? Мы не в кинотеатре сэр!

- Не будьте упрямцем Поттер. Дамблодор рассказывал мне что каждому директору Хогвартса Шляпа показывает кусочек его будущего, самый важный как она считает.

- Да уж, это было чертовски важно и неожиданно больно, - потирая место в области сердца, туда куда угодил зеленый луч пробурчал Поттер.

Что может быть важнее собственный смерти, Дьявол Вас забери!

- И что же видел уважаемый Гульфик?

Снейп скривился на такую корявую попытку сменить тему, но допытываться дальше не стал.

- Он не особо рапсространялся, по этому поводу, но находил это смешным даже забавным. Приговаривал, что это совершенно невозможно. Вы же знаете Поттер, старик любит напустить туману, чтобы создать непередаваемую ауру таинственности.

- Да это Гульфик любит, тут не поспоришь.

Стоило Гарри подняться на ноги, и замок содрогнулся, от подземелий до самых башен. Фоукс жалобно вскрикнул и поднялся со своего насеста, закружил над головами волшебников. Затем резко спикировал на героя, целясь тому в лицо, но Поттер смог ловко уклонится от золоченого клюва и феникс воспламенился, исчезая из кабинета.

- Драклова птица хотела выклевать мне глаз?! - не поверил собственным глазам парень. - Ее что на это Гульфик натаскивал?

Северус лишь философски пожал плечами. Чертов пофигист!

Юноша хотел залепить очередное витиеватое ругательство, когда словно воздухом поперхнулся.

- Мерлиновы кальсоны?! - придушенно воскликнул он.

Какого хрена он не почувствовал это раньше. Замок дышал, нет не так замок «ДЫШАЛ» и его магическое дыхание пропитывала новоявленного директора насквозь. Хогвартс был живым, как и до на площади Гриммо. Сейчас замок относился к новому хозяину с недоверием и настороженностью. Ого, кажется, Хогвартс считает его недостойным молокососом!

Гарри похлопал по каменным бокам этого гордеца и замок притворно заворчал. Ну надо же очередная каменная «кошка».

- Поттер Вы сошли с ума?! - вопросил профессор.

Гарри прекрати почесывать выпуклые камни и обернулся к мужчине.

- Сэр, а Вы в курсе что у Вас сейчас жутко глупое выражение лица?

- Поговори мне еще мальчишка! - сдвинул брови тот. - Что вы делаете?

- Глажу.

- У Вас что какая-то болезненная тяга к камням?

- Скорее к большим красивым замкам, сэр, - засюсюкал парень, продолжая медленно гладить стену.

- Нет, Вы точно и бесповоротно сошли с ума, - не веряще покачал головой Снейп.

- Замок живой сэр, просто Вы этого не ощущаете, точно такой же как Гриммо.

Хогвартс недовольно задрожал, гордецу не понравилось сравнение с кем-то другим.

- Вы меня в могилу сведете, Поттер! - в сердцах воскликнул профессор Зелий и покинул кабинет, Гарри поспешил за ним.

Когда они вдвоем спустились в Большой зал к ним тут же подлетел встревоженный аврор.

- Сэр, мы почувствовали ощутимые магические колебания. Ребята опасаются что…

- Все в порядке, - окинул молодого аврора снисходительным взглядом Северус Снейп. - Просто мистер Поттер стал директором Хогвартса и все.

- Сэр?! - аврор перевел испуганный, но в тоже время восхищенный взгляд на Гарри.

Поттер лишь кивнул, кажется мракоборца звали Уитлинс или Уиткинс?

- Все верно, как и сказал профессор. Что-нибудь произошло в наше отсутствие?

- Если бы что-то произошло мы бы послали Патронуса как и было оговорено ранее Поттер.

- Ааа, Люципо. Я знал что могу рассчитывать на тебя в этом деле

- Ах ты мелкий…

Северус вовремя остановил расвирепевшего лорда Малфоя и отвел его в сторонку.

- Мистер Поттер просто храбрится после произошедшего, - тихо, так только чтобы услышал Люциус проговорил Снейп.

Малфой пристально оглядел парня, подмечая и неестественно выпрямленную спину и опущенные плечи и уставшие разноцветные глаза. Бррр. Ох, как в воду глядела Нарси когда говорила, что Поттер похлещи Лорда будет. Этот сопляк держит в своих руках слишком много власти, как бы не потерял контроль. Не зря ему каждый раз становилось дурно, когда Драко был поблизости с этим магом. Его сын словно дразнил спящего дракона.

А вот и сам Драко. Малфой-младший царственно вошел в зал, а за ним и Рон Уизли. Оборотное зелье закончило свое действие, и мальчишка с удовольствием лишился личины Белатриссы.

- Поттер, твой питомец меня раздражает, протянул блондин указывая глазами на рыжего гриффиндорца.

- Гарри, Малфой занудная задница, - парадируя слизеринца, протянул Рон.

Поттер усмехнулся, эти двое никогда не успокоятся. Он притянул к себе Драко и потрепал его по идеально уложенным волосам, за что в отместку получил тычок острым локтем под ребра.

Рон бросил беглый тоскливый взгляд на друга и попытался улыбнутся.

Вот черт, Гарри уже надоели эти итальянские страсти, но и Уизли ему дорог, так не хочется обижать этого славного парня.

- Рон…

- Пойду-ка я проверю как там наши узники Азкабана, - растягивая губы в улыбке, сказал рыжий. - Эй, Торанс, Хамер, составите мне кампанию.

- Уизел ревнует, бедняжка.

- Драко - это жестоко. Ты ведешь себя как капризная сучка.

Блондин недобро сузил глаза и потянул Поттера за собой, подальше от любопытных глаз, в полумрак пустынных коридоров.

Малфой резко толкнул гриффиндорца к стене и одарил его злым взглядом.

- Капризная сучка, Поттер? Ха-ха! Я просто хочу дать понять всяким отбросом, что тянуть свои криворучки к моей собственности, бесполезно и опасно для жизни! Ты мой Поттер! Ты - это начал, и теперь не смей даже пойти на попятные. Запомни Малфои никогда не отдают то, что принадлежит им, а ты мой с потрохами. Твое тело, твое сердце, твоя душа все это принадлежит мне, ни какой-то там магии, ни прогнившему магическому миру и даже не так называем твоим поклонникам! Ты мой!

- Драко?! - Гарри банально вытаращил на партнера глаза.

- Я не нежная фиалка Поттер и не кисейная барышня, я - собственник мать твою, и пусть всякие Уизелы и Забини идут Запретным лесом, ясно?!

- Вполне, собственник, - уголки губ гриффиндорца стали слабо подрагивать.

- О, только попробуй мне тут заржать Поттер! - опираясь руками о стену, к которой оказался, прижат брюнет, прошипел Драко. - Тупой, безмозглый гриф!

Блондин принялся покрывать жгучими поцелуями лицо Гарри, в перерывах продолжая шептать «глупый», пока не добрался до губ, чтобы тут же впиться в них жестким поцелуем.

Поттер всегда считал Драко красивым, даже прелестным, но когда тот был зол, то становился просто очарователен. Гарри плавился под жаркими поцелуями, руки слизеринца тягуче медленно оглаживали его бедра. Драко коленом раздвинул ноги брюнету и прижался вздыбленным пахом, дрязняще теряясь об него.

- Черт, черт, черт! - Гарри откинул голову назад и несколько раз приложился пылающим затылком об холодную стену. - Дракооо…

Малфой гаденько рассмеялся и больно укусил партнера за шею, чтобы тут же мокро зализать укус, а потом подуть на влажное местечко, не забывая тереться своим пахом, о налившийся член Поттера.

- Ты мой, - сладко выдохнул Драко брюнету в славно подставленное ухо, посасывая мочку. - И каждый урод, который пускает на тебя слюни будет знать об этом, уж я позабочусь.

Ловкие пальцы быстро распахнули мантию любовника и взялись за ремень брюк, а затем занялись маленькими интересными пуговками и мешающей вырваться на свободу горячей плоти, молнией.

Приспустив брюки, Драко облизнулся, обнаружив приятный сюрприз. Поттер не надел белья.

- Я испортил тебя малыш, - насмешливо проговорил Гарри, опуская тяжелую руку на белокурую макушку и слегка надавливая.

- Пфф, придурок, - фыркнул блондин. - Я делаю это ради власти над всем миром.

- Знатно же ты прославляешь имя Малфоев, - выдохнул Поттер, когда любовник коснулся языком головки и слегка прищелкнул по жаждущему ласки члену.

- Ты мой, - встречаясь глазами с Поттером, шепнул Драко и обхватил губами головку, чтобы потом медленно скользнуть по всему стволу.

- Ох, блядь!

Горло Малфоя завибрировало от смеха, сильнее сжимая гладкими стенками член, пока головка не уперлась в заднюю стенку.

Поттер со свистом втянул воздух, стараясь не застонать.

Где Драко научился подобному? Тренировался на метлах или были живые примеры? Если да, то он сделает из них инферналов!

Блондин осторожно скользил по члену назад и вперед, не забывая работать языком. Когда Гарри был уже на самом краю, Драко с особо пошлым чмоком выпустил плоть изо рта, отчего тонкая ниточка слюны осталась на распухших губах соединяя их сочащейся смазкой головкой.

- Дракооо…

Малфой победно улыбнулся, одной рукой сжимая себя самого сквозь топорщащуюся ткань брюк и обхватил губами призывно покрасневшую головку, принялся сильно сосать.

Гарри скрутила сладкая судорога, внизу живота разлилась приятная тяжесть, и он бурно кончил, чувствуя как любовник, старательно высасывает из него последние капли, проходясь кончиком языка по почти ставшей болезненно чувствительной щелке.

- Дьявол Драко тебя нужно запретить законом во всех графствах Англии. Ты просто ходящее преступление, - еле ворочая языком, прошептал Поттер, сползая по стенке на ледяной пол и плюхаясь голодной задницей на камни.

Малфой лишь прерывисто дыша, вздернул с себя брюки и распахнул полы мешающей мантии, крепко обхватил рукой требующий внимания свой пульсирующий член и принялся быстро и резко дрочить, запрокидывая назад голову.

Гарри как завороженный смотрел на это умопомрачительное зрелище, на быстрые грубые движение бледной руки, на появляющуюся и исчезающую в кулаке влажную головку, на подавшиеся яички. Блондин закусил губы и выгнулся в спине почти до хруста, бурно кончая, заливая спермой молочные бедра и поджавшийся живот.

Брюнет подполз к любовнику, не отрывая от него взгляда и принялся размазывать теплую сперму по дрожащему от прикасновений животу, чтобы потом отправить перемазанные пальцы себе в рот.

- Ты восхитителен на вкус малыш, - облизывая подушечки пальцев, мурлыкнул Гарри.

Драко жадно облизал губы и, обвив одной рукой шею любовника, привлек его к себе для очередного голодного поцелуя.

- Вы нужны в зале Поттер, - раздался тихий голос в коридоре.

- Черт! - Гарри поспешил закрыть собой, начиняющего стремительно краснеть партнера. - Надеюсь, вы не вуайерист профессор?

- Подобным не страдаю, - ответил Снейп. - Иначе мне бы пришлось выколоть себе глаза. Приводите себя в порядок и немедленно в зал.

Через две минуты они уже были в Большом Зале и Поттер принимал из рук лорда Малфоя трубку связи.

- Гарри! Гарри…хррр…фффшшш…

В трубке что-то неизменно фырчало и трещало, голос Фреда можно было разобрать с трудом.

- У нас проблема и здоровенная мой генераль! На нас напали…фрррр…срочно нужна помощь…тррр…

- Кто напал? Фред? Фред, ты меня слышишь?!

- Темный Лорд! Он здесь с…фшшш…окол