КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 395518 томов
Объем библиотеки - 514 Гб.
Всего авторов - 167115
Пользователей - 89882
Загрузка...

Впечатления

Одессит. про Чупин: Командир. Трилогия (СИ) (Альтернативная история)

Автор. Для того что бы 14 июля 2000года молодой человек в возрасте 21 года был лейтенантом. Ему надо было закончить училище в 1999 г. 5 лет штурманский факультет, 11 лет школы. Итого в школу он пошел в 4 года..... октись милай...

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
DXBCKT про Мельников: Охотники на людей (Боевая фантастика)

Совершенно случайно «перехватив» по случаю вторую часть данной СИ (в книжном) я решил (разумеется) прочесть сначала часть первую... Но ввиду ее отсутствия «на бумаге» пришлось «вычитывать так».

Что сказать — деньги (на 2-ю часть) были потрачены безусловно не зря... С одной стороны — вроде ничего особенного... ну очередной «постап», в котором рассказывается о более смягченном (неядерном) векторе событий... ну очередное «Гуляй поле» в масштабах целой страны... Но помимо чисто художественной сути (автор) нам доходчиво показывает вариант в котором (как говорится) «рынок все поставил на свои места»... Здесь описан мир в котором ты вынужден убивать - что бы самому не сдохнуть, но даже если «ты сломал себя» и ведешь «себя правильно» (в рамках новой формации), это не избавит тебя от возможности самому «примерить ошейник», ибо «прихоти хозяев» могут измениться в любой момент... И тут (как опять говорится) «кто был всем, мигом станет никем...»

В общем - «прочищает мозги на раз», поскольку речь тут (порой) ведется не сколько о «мире победившего капитализма», а о нашем «нынешнем положении» и стремлении «угодить тому кто выше», что бы (опять же) не сдохнуть завтра «на обочине жизни»...

Таким образом — не смотря на то что «раньше я» из данной серии («апокалиптика») знал только (мэтра) С.Цормудяна (с его «Вторым шансом...»), но и данное «знакомство с автором» состоялось довольно успешно...

P.S Знаю что кое-кто (возможно) будет упрекать автора «в излишней жестокости» и прямолинейности героя (которому сказали «убей» и он убил), но все же (как ни странно при «таком стиле») автору далеко до совсем «бездушных вершин» («на высоте которых», например находится Мичурин со своим СИ «Еда и патроны»).

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Тени грядущего зла (Социальная фантастика)

Комментируемый рассказ-И духов зла явилась рать (2019.02.09)
Один из примеров того как простое прочтение текста превращается в некий «завораживающий процесс», где слова настолько переплетаются с ощущениями что... Нет порой встречаются «отдельные примеры» когда вместо прочтения получается «пролистывание»... Здесь же все наоборот... Плотность подачи материала такая, что прочитав 20 страниц ты как бы прочитал 100-200 (по сравнению с произведениями некоторых современных авторов). Так что... Конечно кто-то может сказать — мол и о чем тут сюжет? Ну, приехал в город какой-то «подозрительный цирк»... ну, некие «страшилки» не тянущие даже «на реальное мочилово»... В целом — вполне справедливый упрек...
Однако здесь автор (видимо) совсем не задался «переписыванием» очередного «кроваво-шокового ужастика», а попытался проникнуть во внутренний мир главных героев (чем-то «знакомых» по большинству книг С.Кинга) и их «внутренние переживания», сомнения и попытки преодолеть себя... Финал книги очередной раз доказывает что «путь спасения всегда находится при нас»..
Думаю что если не относить данное произведение к числу «очередного ужасного кровавого-ужаса покорившего малый городок», а просто читать его (безо всяких ожиданий) — то «эффект» получится превосходным... Что касается всей этой индустрии «бензопил и вечно живых порождений ночи», то (каждый раз читая или смотря что-нибудь «модное») складывается впечатление о том что жизнь там если и «небеспросветно скучна», то какие-то причины «все же имеют место», раз «у них» царит постоянный спрос на очередную «сагу» о том как «...из тиши пустых земель выползает очередное забытое зло и начинает свой кровавый разбег по заселенным равнинам и городкам САМОЙ ЛУЧШЕЙ (!!?) страны в мире»)).

Комментируемый рассказ-Акведук (2019.07.19)
Почти микроскопический рассказ автора повествует (на мой субъективный взгляд) о уже «привычных вещах»: то что для одних беда, для других радость... И «они» живут чужой бедой, и пьют ее «как воду» зная о том «что это не вода»... и может быть не в силу изначальной жестокости, а в силу того как «нынче устроен мир»... И что самое немаловажное при этом - это по какую сторону в нем находишься ты...

Комментируемый рассказ-Город (2019.07.19)
Данный рассказ продолжает тему двух предыдущих рассказов из сборника («Тот кто ждет», «Здесь могут водиться тигры»). И тут похоже совершенно не важно — совершали ли в самом деле «предки» космонавтов «то самое убийство» или нет...
Город «ждет» и рано или поздно «дождется своих обидчиков». На самом деле кажущийся примитивный подход автора (прилетели, ужаснулись, умерли, и...) сводится к одной простой мысли: «похоже в этой вселенной» полным полно дверей — которые «не стоит открывать»...

Комментируемый рассказ-Человек которого ждали (2019.07.19)
Очередной рассказ Бредьерри фактически «написан под копирку» с предыдущих (тот же «прилет «гостей» и те же «непонятки с аборигенами»), но тут «разговор» все таки «пошел немного о другом...».
Прилетев с «почетной миссией» капитан (корабля) с удивлением узнает что «его недавно опередили» и что теперь сам факт (его прилета) для всех — ни значит ровным счетом ничего... Сначала капитан подозревает окружающих в некой шутке или инсценировке... но со временем убеждается что... он похоже тоже пропустил некое событие в жизни, которое выпадает только лишь раз...
Сначала это вызывает у капитана недоумение и обиду, ну а потом... самую настоящуэ злость и бешенство... И капитан решает «Раз так — то он догонит ЕГО и...»
Не знаю кто и что увидит в данном рассказе (по субъективным причинам), но как мне кажется — тут речь идет о «вечном поиске» который не имеет завершения... при том, что то что ты ищещь, возможно находится «гораздо ближе» чем ты предполагаешь...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Никонов: Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека (Научная литература)

Как водится «новые темы» порой надоедают и хочется чего-то «старого», но себя уже зарекомендовавшего... «Второе чтение» данной книги (а вернее ее прослушивание — в формате аудио-книги, чит.И.Литвинов) прошло «по прежнему на Ура!».

Начало конечно немного «смахивает» на «юмор Задорнова» (о том «какие американцы — н-у-у-у тупппые!»), однако в последствии «эти субъективные оценки автора» мотивируются многочисленными примерами (и доказательствами) того что «долгожданное вырождение лучшей в мире нации» (уже) итак идет «полным ходом, впереди планеты всей». Автор вполне убедительно показывает нам истоки зарождения конкретно этой «новой демократической волны» (феминизма), а так же «обоснованно легендирует» причины новой смены формации, (согласно которой «воля извращенного меньшинства» - отныне является «единственно возможной нормой» для «неправильного большинства»).

С одной стороны — все это весьма забавно... «со стороны», но присмотревшись «к происходящему» начинаешь понимать и видеть «все тоже и у себя дома». Поэтому данный труд автора не стоит воспринимать, только лишь как «очередную агитку» (в стиле «а у них все еще хуже чем у нас»...). Да и несмотря на «прогрессирующую болезнь» западного общества у него (от чего-то, пока) остается преимущество «над менее развитыми странами» в виде лучшего уровня жизни, развития технологии и т.п. И конечно «нам хочется» что бы данный «приоритет» был изменен — но вот делаем ли мы хоть что-то (конкретно) для этого (кроме как «хотеть»...).

Мне эта книга весьма напомнила произведение А.Бушкова «Сталин-Корабль без капитана» (кстати в аудио-версии читает также И.Литвинов)). И там и там, «описанное явление» берется «не отдельно» (само по себе), а как следствие развития того варианта (истории государств и всего человечества) который мы имеем еще «со стародавних лет». Автор(ы) на ярких и убедительных примерах показывают нам, что «уровень осознания» человека (в настоящее время) мало чем отличается от (например) уровня феодальных княжеств... И никакие «технооткрытия» это (особо) не изменяют...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Витовт про Гулар: История мафии (История)

Мафия- это местное частное явление, исторически создавшееся на острове Сицилия. Суть же этого явления совершенно иная, присущая любому государству и государственности по той простой причине, что факторы, существующие в кругах любой организованной преступности, всепланетны и преследуют одни и те же цели. Эти структуры разнятся названием, но никак не своей сутью. Даже структуры этих организаций идентичны.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Виноградова: Самая невзрачная жена (СИ) (Современные любовные романы)

Дочитала чисто из-за упрямства…В книге и язык достаточно грамотный, но….
Но настолько все перемешано и лишено логики, дерганое перескакивание с одного на другое, непонятно ,как, почему, зачем?? Непонятные мотивы, странные ГГ.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Косинский: Раскрашенная птица (Современная проза)

Как говорится, если правда оно ну хотя бы на треть...
Ну и дремучее же крестьянство в Польше в средине XX века. Так что ничуть не удивлен западноукраинскому менталитету - он же примерно такой же.

"Крестьяне внимательно слушали эти рассказы [о лагерях уничтожения]. Они говорили, что гнев Божий наконец обрушился на евреев, что, мол, евреи давно это заслужили, уже тогда, когда распяли Христа. Бог всегда помнил об этом и не простил, хотя и смотрел на их новые грехи сквозь пальцы. Теперь Господь избрал немцев орудием возмездия. Евреев лишили возможности умереть своей смертью. Они должны были погибнуть в огне и уже здесь, на земле, познать адские муки. Их по справедливости наказывали за гнусные преступления предков, за отказ от истинной веры и за то, что они безжалостно убивали христианских детей и пили их кровь.
....
Если составы с евреями проезжали в светлое время суток, крестьяне выстраивались по обеим сторонам полотна и приветливо махали машинисту, кочегару и немногочисленной охране."


Ну, а многое другое даже читать противно...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Тень Войны - 1. Тени Валориана (fb2)

- Тень Войны - 1. Тени Валориана (а.с. Проект «Поттер-Фанфикшн») 907 Кб, 282с. (скачать fb2) - Pokibor

Настройки текста:



Название: Тень Войны. Часть первая: Тени Валориана

Автор: Pokibor

Бета: Юлия Акимова, Леди Францеска, Стас Клёнин

Пейринг: Гарри Поттер и другие, в т.ч. новые

Рейтинг: PG-13

Тип: джен

Жанр: фэнтези, фантастика

Размер: макси

Статус: закончен

Аннотация: Порою кажется, что история повторяет себя. Бегущие перед глазами события будто уже происходили в далёком девяносто первом году двадцатого века, шестьдесят пять лет назад. Но, присмотревшись, понимаешь: на этот раз всё по-другому. На месте мальчика со шрамом оказывается юноша, очевидно нечуждый магии - но так и не дождавшийся своего Хагрида. Нет Тёмного Лорда, ибо нынешняя угроза вовсе не так заметна - и в то же время куда ужаснее. Старые герои ушли в тень, новые и не думали появляться.

От автора: Итак, я решился на попытку опубликовать здесь самый большой свой труд. Он закончен, велик и специфичен.

Да, это продолжение Гарри Поттера. Сюжет полностью согласуется с окончанием 7 книги. Но вот действие происходят через 58 лет после поражения Волдеморта - в 2056 году. Не мудрено, что в сюжете будет масса новых персонажей. Также появятся многие старые знакомые, пережившие все эти года. Однако главное, что я сразу должен подчеркнуть - здесь нет стандартной истории про волшебный мир в стиле Роулинг. Я сделал попытку отойти от привычной «сказочности» и взглянуть на мир с точки зрения реальности будущего. Будущего, в котором магглы покоряют космос и уже вступили в контакт с иной цивилизацией, а волшебники по-прежнему ютятся в своём закрытом мирке.

Я осознаю и предупреждаю, что на протяжении всей первой части читателю будет казаться, что перед ним вообще не мир Поттера, а нечто Sci-Fi'шное с незначительными знакомыми вкраплениями вроде незабвенной авады. Не стоит читать, если Вы ждёте в фике исключительно старых героев и борьбу против Тёмного Лорда (а уж про слеш и не говорю...). Я писал в первую очередь целостное произведение, а не стандартный фик. И тем не менее, это - фанфик. Со второй части пойдут флешбеки, старые герои наконец-то выйдут на первый план... но всё равно мир уже не станет таким, каким он был у Роулинг. Это - будущее.

* * *

Ушёл Тёмный Лорд, и грядёт час теней.

Картины былого коснулись очей,

Давит на плечи груз прожитых дней,

Но вновь разгорается пламя свечей.

И неизвестной опасности гнёт

Опять заставляет пуститься в поход,

Чтоб в битве столкнулись пламя и лёд.

Исход предрешён: прежний мир да падёт.

Глава 1. Странная посылка

- Сегодня в двадцать три часа по московскому времени межпланетный космический корабль «Фелоушип» в очередной раз отправится в трансгалактический полет на планету Валориан! - раздавался из динамиков голографического проектора приятный женский голос. - На его борту возвращается домой делегация магорианских учёных, прибывшая год назад на Землю. Вместе с ними в Крель-Шамб полетит группа специалистов, преуспевших в самых разных областях науки и техники из России, Китая, Франции и Великобритании! О том, что именно происходит на Байконуре в данный момент, подробнее расскажет наш специальный корреспондент Пётр Янковский. Слушаем Вас, Пётр?

- Спасибо, Татьяна! - на экране проектора, на фоне уже готовящейся к старту ракеты, появился высокий импозантный человек в деловом костюме - В данный момент начался совместный банкет с участием обеих делегаций. Несмотря на то, что вместе они проведут не такое длительное время, крайне важно наладить товарищеские отношения между нашими и магорианскими ... эээ... представителями.

Раздались приглушенные расстоянием первые трели старой песни «И снится нам не рокот космодрома...» и слова тоста, произносимого на английском языке громким голосом.

- Генеральный секретарь Совета Объединенное Земли Джеральд О’Коннор начал свою речь! - жизнерадостно заявил корреспондент, - Давайте послушаем его!

Изображение изменилось, и проектор показал банкетный стол, вокруг которого собралась толпа представителей прессы разных стран мира. В стремлении поймать наиболее выигрышный ракурс для съёмки, репортеры загородили людей, находящихся за столом, и на экране был виден лишь произносящий тост лысеющий человек. Квадратные очки, напоминающий картошку нос и покрытый морщинами низкий лоб были знакомы, пожалуй, каждому землянину - это лицо часто мелькало в передачах различных каналов с самого избрания своего обладателя генеральным секретарём Совета Объединенной Земли семь лет назад.

- За прошедшие восемнадцать лет обе наших расы сделали гигантский шаг навстречу друг другу, - переводчик дублировал речь О’Коннора, - и сегодня мы в очередной раз убеждаемся, что дружба между Землёй и Валорианом...

Внезапно с тихим щелчком изображение сменилось на танцующих в бешеном ритме людей, сопровождающих свои телодвижения абсолютно бессмысленным, но ритмичным набором слов.

- Эй! Переключи назад! - воскликнул молодой человек.

- Да брось, Сань, ничего они там путного не скажут! - ответил вошедший в комнату приятель юноши, переключивший проектор на другой канал. - Будут как обычно голосить про «вечную и нерушимую дружбу между представителями двух цивилизаций», а сами сжимать за спинами кинжалы и выжидать, пока противник даст возможность ударить себя побольнее!

- Не, Лёх, я так не думаю, - Александр бросил на товарища неодобрительный взгляд, - Мне кажется, наши с магорианцами совершенно искренне говорят, что делить нам нечего!

- Господи, да ты - сама наивность! - засмеялся Алексей, в такт музыке дирижируя пультом от проектора и слегка пританцовывая. - Да не может быть у нас с этими инопланетными гостями дружбы в принципе! Ты только на их технологии глянь - кристаллы какие-то, заумные пасы руками, бред порой всякий под нос себе бормочут! И вдруг прям по щучьему велению появляется всё, что они хотели! Впрочем, одно радует - магоры тоже, по ходу дела, на наши чудеса техники смотрят, вытаращив глаза. И пока оно так - не решатся эти твари ударить первыми. Но в один прекрасный день, помяни мои слова, прольётся чья-то кровь. И лучше пусть это будет их кровь, а не наша.

- Надеюсь, ты ошибаешься, - сказал Александр, вставая с кровати и направляясь к окну общежития, ведущему во двор.

- Ты наивный оптимист, - заявил Алексей, пододвигая себе стул и садясь на него, пока на экране проектора одна группа в транслируемом концерте сменяла другую. - Могу предположить - это потому, что ты - практически ровесник наших с магорами контактов. Кажись, мы запустили первую ракету к ним как раз в тот день, когда ты родился, не так ли? Шестнадцатое июня две тысячи тридцать седьмого, начало новой эры... Хорошо, что я сам на три месяца раньше на свет появился, а то б тоже сейчас надеялся на нерушимый союз с магорами...

Алексей рассмеялся. Александр тихо фыркнул и ничего не ответил, устремив взгляд на виднеющиеся вдали многоуровневые эстакады. В такие моменты Алексей начинал раздражать Александра, хотя он отлично знал, что в словах друга не было злого умысла - просто Алексей не отличался сдержанностью в разговорах. Что характерно - именно эта черта характера являлась причиной попадания Леши в различные неприятные ситуации, из которых его нередко приходилось вытаскивать. Но зато Алексей Плошкин был очень общительным человеком, в отличие от несколько замкнутого в себе Александра, и ему ничего не стоило начать разговор с кем угодно и о чем угодно. Благодаря своей непосредственности, он помогал товарищу попадать в разнообразные компании, подходить к почти незнакомым профессорам и общаться с лицами противоположного пола.

Вот уже пять лет они вместе с Алексеем учились в экспериментальном «Военном Институте Вождения, Автоматизации и Технологий», занимающимся подготовкой специалистов военной техники и компьютерных систем. Созданный десять лет назад, институт принимал четырнадцатилетних подростков прямо со школьной скамьи, после чего наполнял их соответствующими своей общей направленности знаниями и на выходе получал специалистов, готовых к работе с любой системой. Собственно, именно это и было тем, что ожидало Александра через неделю - пятилетний срок обучения подходил к концу, выпускные экзамены уже закончились, и вскоре девятнадцатилетнему студенту предстояло превратиться в молодого специалиста.

- Слышь, Лёх, ну так ты решил, куда пойдёшь после выпуска? - вдруг отвернулся от окна Александр. На самом деле он уже задавал этот вопрос товарищу не раз и не два, но тот всегда махал рукой и говорил что-нибудь вроде «там видно будет». Сейчас, правда, Алексей вдруг помрачнел в лице и даже перестал ритмично дёргать ногой.

- Всю ночь вчера об этом думал, честно тебе говорю! - ответил он, вздыхая. - Кажись, и правда я припозднился маленько с решением. Хотел, вообще говоря, в космические податься, чтобы в случае чего первым набить магорам их смуглые морды, но там уже, похоже, все доступные хорошие вакансии расхватали. Боюсь, только на море что путное осталось, ну и у танкистов, конечно же - мало из наших хотят с «Т»’шками возиться после того, что нам Шамин устраивал на своих уроках. Вот думаю, вдруг какой специальный приказ от генералов придёт, но, это, конечно, вряд ли, а чтобы ещё и именной на меня - так вообще не судьба, уж точно.

- Не понял, что за специальные приказы? - удивился Александр. - Просто дополнительная вакансия, что ли? Или они могут тебя за шкирку взять, и куда нужно без спросу отправить?

- Второе, Сань! - ухмыльнулся товарищ, - Это называется «мелкий текст на краешке контракта». Лицо чином не ниже генеральского имеет право... без согласия студента поставить того на любую вакансию из... ну и дальше там обширный список, куда могут нашего брата пихнуть. Я вот слышал, пять лет назад тут у нас один парень учился - ну прям код двоичный на ножках. Любые защиты щёлкал как орешки, чуть ли не по первой паре байт вирусы угадывал! Он вообще хотел в штаб, конечно, податься, но его прямо с выпускного в спецвойска именным приказом зачислили. По ходу дела, как раз к компьютерщикам самым секретным, хотя туда отбор нужно жесточайший проходить. Он ещё под конец вечера на радостях так напился, что к декану целоваться полез. Вот бы мне так - на орбиту, например... или к космическим кораблям хотя бы...

- Смотри, чтобы в стройбат не зачислили, раз «без согласия», - улыбнулся Александр.

- Да ты не думай, им там что, делать нечего, что ли - разбазаривать специалистов по ерунде всякой? Я тебе так скажу - если наш генерал почесаться вздумал, а тем более приказ на тебя подписал, значит, дело более чем серьёзное, и, скорее всего, ты у этого генерала в родственниках ходишь... Исключения, конечно, бывают, но и там, если пихнут - значит, ты действительно нужен, и работка тебе наверняка по душе придётся.

- Ну, если и правда всё так здорово, то мне бы такую штуку тоже получить хотелось бы... - Александр лёг на кровать и мечтательно закатил глаза. - Пойти по стопам всей нашей семьи и прямиком в спецназ, а потом в командование... У меня дед такой путь прошёл, прадед, кажись, пра-прадед тоже чем-то подобным отличился... Традиция семейная, в общем.

- Да ведь и отца твоего, кажется, почти в высший командный состав приняли, если бы он не погиб на спецоперации... Что там, стало быть, случилось, а? - брякнул Алексей в своей обычной манере.

Александр ничего не ответил. Он не любил разговоров об отце, и просто молчал, когда в его присутствии упоминали Михаила Честина. Да, тот действительно героически погиб в ходе спецоперации, командование даже толком не сообщило, что именно произошло, ссылаясь на секретность. Александру было тогда девять лет, и он тяжело переживал случившееся. Даже посмотреть орден, на присвоенный отцу посмертно, он согласился только потому, что настояла мать. Ей тогда, конечно, было нелегко, но она старалась не подавать виду - только категорично запретила сыну даже пытаться пройти в спецназ. Поначалу мать возражала против выбора Александром военной карьеры, но потом смирилась - отец с малых лет готовил мальчика именно к такому пути.

Алексей на удивление быстро сообразил, что опять сказал что-то не то, и поспешил переключиться на идущую по проектору рекламу новой марки «парилок», как называли машины на воздушной подушке либо с небольшим антигравитационным устройством. Александр отвернулся к стене. На него нахлынули воспоминания о прошлом: отец учит его стрелять в только что купленном виртуальном тире; они играют в футбол, тогда Александр, стоя на воротах, умудрился взять практически не берущийся мяч... Затем в памяти всплыла уже более поздняя картина - Александр, пребывающий в ужасном настроении после сообщения о гибели отца, разбивает окно в школе и не может вспомнить, как и почему это случилось. Он сильно испугался тогда и бросился прочь, но ему повезло - на следующий день окно было целым, и никто почему-то даже не пытался найти виновного в случившемся.

Алексей закончил смотреть концерт и, извиняющиеся глянув на товарища, покинул их комнату. Александр знал, что он, скорее всего, собирается присоединиться к какой-нибудь компании, что собираются по вечерам, и в другое время сам бы пошёл с приятелем, но не сегодня. Посмотрев новости, транслируемые по одному из каналов, студент лёг спать, и даже во сне прошлое не отпускало его, под утро сменившись странным предчувствием конца прежней жизни.

На следующее утро Александр встал довольно поздно, но его товарищ всё ещё тихо посапывал на своей кровати. Судя по всему, он вернулся вчера в комнату далеко за полночь, и молодой человек не решился будить его - никаких дел между экзаменами и выпускным вечером, разумеется, не было. Оставалось только получить справки в библиотеке, но для их оформления вставать до обеда вовсе не обязательно. Впрочем, скука упорно брала своё, и Александр решил заняться сбором печатей в обходном листе. Наскоро перекусив и одевшись в форму, которая была обязательна в Институте, студент спустился вниз и, пройдя между охраняющих вход турникетов, вышел на улицу.

Территория военного института с общежитием, где проживал Александр, находилась буквально на окраине Москвы. Впрочем, окраина столицы уже давно не слишком отличалась от её центра - всё те же уходящие к небу уровни эстакад, висящие тут и там подобно лианам в джунглях провода, и антенны-«тарелки», виднеющиеся вокруг. Сверху слышался монотонный шум проносящихся на огромных скоростях «парилок» и архаичных колёсных автомобилей, порой что-то пролетало над головой - в общем, жизнь кипела вовсю. От духоты города спасали только зелёные насаждения, повсюду рассаженные по территории института, под ними можно было спрятаться и от жгучих лучей летнего солнца, и от раздражающего шума бегущих по монорельсам поездов.

Александр не мог отказать себе в удовольствии купить в автомате порцию мороженого, и провёл несколько минут, сидя на скамейке под яблоней, раскинувшейся над ней. Наконец, доев лакомство и выкинув обёртку в мусоросборник того же автомата, он продолжил свой путь к библиотеке. Пройдя очередной строй турникетов на входе в Институт, Александр вошёл в автоматически раскрывшиеся двери лифта и приложил палец к кружку с цифрой «5».

Через несколько секунд студент уже был на нужном этаже. Двери лифта находились в центре коридора. У окна неподалеку стояло несколько преподавателей, больше в коридоре не было ни души. Впрочем, в каникулы иначе и быть не могло - большинство студентов разъехалось по домам, и лишь выпускники с нетерпением ожидали завершения своего обучения.

Александр направился к стилизованной под дуб двери с надписью «Библиотека старших курсов», но, проходя мимо деканата, остановился. Из приоткрытой двери раздавался бас декана - полковника Петра Корнеева.

- Что? Они в своем уме?

Пётр Иванович, конечно, порой повышал голос, но делал это редко и всегда только в тех случаях, которые действительно того заслуживают. Александру стало любопытно, и он остановился рядом с доской объявлений, делая вид, что читает её, хотя на самом деле прислушивался к каждому слову, доносившемуся из кабинета. Поначалу он подумал, что речь идёт о какой-то шалости знакомых ему студентов, и намеревался быстро предупредить их о возникших проблемах. Но последовавшие слова опровергли предположения студента.

- Полковник, что вы себе позволяете? - строго спросил другой голос, звучавший тише, но всё же повышенным тоном.

- Простите, генерал-майор Точинский, но я просто выражаю своё отношение к тому, что вы мне сейчас принесли, - отрывисто произнес Корнеев. - И я очень надеюсь, что это - либо шутка, либо недоразумение, никак иначе я оценить это не могу!

- Это приказ, полковник, и он не обсуждается. Если у вас возникают какие-то вопросы по поводу его подлинности - извольте позвонить самому генералу. Я не понимаю Ваше удивление, у командования есть свои причины для вынесения подобного решения.

- Нет, я уже давно понял - чем непонятней приказ, тем более высокий чин его придумал! - буркнул полковник. - И если завтра мне принесут приказ отправить детей с первого курса командовать парой батальонов, я ничуть не удивлюсь!

- Тем лучше, - несколько насмешливо произнёс Точинский. - В таком случае, до свидания, полковник. Увидимся на выпускном вечере.

Дверь резко открылась, и мимо Александра быстрым шагом прошёл среднего роста человек с выдающихся размеров животом. Студент озадаченно посмотрел ему вслед и стал гадать, что же могли приказать декану. Пётр Иванович слыл человеком прямым и справедливым, за что его и назначали руководить военным институтом. Ну а если говорить честно, отослали подальше от командования. Стало быть, в переданном полковнику приказе действительно написана какая-то несуразность, подумалось Александру. Причём эта самая несуразность, видимо, касается выпускного вечера, судя по последним словам Точинского... Что ж, похоже, выпускников ещё ждёт сюрприз, причём вряд ли приятный - заключил студент. Он прислушался, но не смог разобрать негромкое бормотание декана.

Александр, поняв, что ничего больше узнать невозможно, направился к двери в библиотеку. Внутри он провёл больше времени в ожидании человека, отвечающего за обслуживание библиотечной системы и подписи в документах, нежели по делам. Никаких задолженностей за студентом не числилось, и он быстро получил необходимую печать в обходном листе. После этого Александр отправился ещё за парой отметок, что заняло около полутора часов - ответственные лица наотрез отказывались быть на своих рабочих местах, когда туда приходил студент. Впрочем, в итоге он сделал всё, что хотел, и поспешил вернуться в общежитие.

Войдя в комнату, он увидел Алексея, только недавно вставшего и уткнувшегося носом в какие-то бумаги. Приятель Александра периодически делал пометки на полях, бормотал что-то себе под нос и даже не заметил возвращения своего товарища.

- Вот вчера взял у ребят проспекты по всем оставшимся вакансиям, - мрачно ответил он на вопрос студента. - Надеюсь хоть что-нибудь вразумительное найти. Кстати, что тебе там за коробку прислали, если не секрет?

- Какую ещё коробку? - удивлённо уставился на товарища Александр. Ему никогда никто ничего не присылал - мать давала всё, что нужно во время визитов сына домой, а со всеми своими знакомыми студент общался по видеофону, и никогда необходимости прислать что-нибудь у них не возникало.

- То есть как это «какую»? - в ответ вытаращил глаза Алексей. - Та, которая у тебя на кровати лежит. На ней ещё надпись «Александру Честину лично в руки». Ты её сегодня утром получил, что ли?

- Я ничего не получал, - произнёс студент, подходя к своей кровати. У подушки и вправду лежала небольшая коробочка, полностью белая и без всяких отметок, кроме упомянутой Алексеем надписи, выведенной аккуратными печатными буквами.

- Ничего не понимаю, - Александр поднял коробку и повертел перед глазами. - Откуда она тут взялась? Точно тебе говорю, когда я уходил, её тут не было и быть не могло. Не знаешь - кто-нибудь в комнату заходил, пока ты спал?

- Откуда мне знать? - Алексей сам настолько заинтересовался таинственной посылкой, что отложил свои проспекты и подошёл к приятелю. - Боюсь, я вчера хлебнул лишнего и спал как убитый. Ну, я так думаю, лучший способ узнать, от кого это - открыть, как ты считаешь? Может, у тебя появилась тайная воздыхательница?

Александр ещё несколько секунд покрутил коробку перед глазами. Она была достаточно лёгкой, а внутри явно что-то перекатывалось. Однако открывать странную посылку перед товарищем почему-то не хотелось, будто студент знал, что там находится что-то сугубо личное и тайное... Наконец, пересилив себя, Александр быстрыми движениями разорвал сдерживающую одну из сторон бумажную ленту, и вытряхнул содержимое на левую руку.

С лёгким шуршанием на раскрытую ладонь студента лёг ограненный красный камень размером чуть поменьше кулака, вставленный в серебристую оправу с прикрепленной к ней цепочкой. Вслед за ним последовал небольшой клочок бумаги, сложенный пополам. Больше в таинственной посылке ничего не было.

- Ого! Вот это да! - только и произнёс раскрывший от удивления рот Алексей, уставившись на камень и медленно протягивая руку, чтобы дотронуться до него.

- Что за... - начал было фразу Александр, потом быстро сжал присланную вещь в кулаке, развернул записку и начал бегло её читать. Такими же ровными печатными буквами, как и на коробке, на листе бумаги было написано:

Александр! Я знаю, ты удивишься, получив эту вещь. Но поверь, она должна принадлежать тебе и никому более. Можешь пока считать её подарком на прошедший день рождения, или к окончанию Военного Института. Этот странный камень называется «личный кристалл». Держи его всегда при себе и не пытайся понять, для чего он нужен - всё раскроется со временем. Также, пожалуйста, не выясняй, кто тебе прислал эту посылку - только зря потратишь силы. Кроме того, я воспользуюсь возможностью и попрошу у тебя прощения - за всё. До свидания, и удачи тебе.

Подписи не было. Александр ещё раз перечитал записку. И снова мало что понял.

- Ну что, что там написано? - послышался нетерпеливый возглас Алексея.

Но студент не отвечал. Он аккуратно сложил бумажку и положил в карман своей формы. Потом раскрыл ладонь и внимательно рассмотрел кристалл. В гранях загадочного подарка играл свет. В какой-то момент Александру почудилось, что кристалл начинал слабо светиться, потом погас, а потом вновь сверкнул почти незаметной красной вспышкой. Подарок будто бы притягивал взор студента, не давая отвести его ни на секунду. Александру начало казаться, будто бы у него на руке находится не мёртвый кусок камня, а живое существо, самый близкий друг из всех возможный. Казалось, кристалл нежно ласкал чувства студента, тихо нашёптывая в ответ на самые сокровенные вопросы именно то, что тот хотел услышать. От держащей подарок ладони по всему телу начало разливаться приятное тепло...

- ЗЕМЛЯ ВЫЗЫВАЕТ АЛЕКСАНДРА ЧЕСТИНА! - громкий окрик Алексея вернул студента в реальность. Он поспешно стряхнул остатки странных мыслей и надел цепочку на шею, спрятав кристалл под одежду - видимо, именно так и предлагал ему носить подарок неизвестный отправитель, кем бы он ни был.

- Извини, Лёх, - тихо сказал он. - Я не знаю, что это за штука и от кого она. В записке не было написано ничего определённого. Просто что это мне подарок, и всё.

- Да ну? - усмехнулся Алексей. - А может, это от юного влюбленного сердца прекрасной дамы, которой не терпится дождаться твоего выпуска? В таком случае должен тебе сказать, что на тебя обратила внимание как минимум дочка главы какой-нибудь корпорации - я даже по проектору таких камней никогда не видел... Хотя нет, погоди, видел. Знаешь, эта штука мне очень сильно магорские кристаллы напоминает. Только у них они побольше чуток...

- Брось, - мотнул головой Алексей. - Ни с какими дочками бизнесменов я никогда не встречался, а у магорианцев, вообще-то, кристаллы бывают самые разные, вот только пекутся они о них - будто от каждого сама жизнь на их планете зависит. Точно могу сказать, что они ещё ни одному землянину такой штуки не дарили и не продавали. Я только слышал, что ещё во времена начала наших с ними отношений земные и магорианские учёные под пристальным наблюдением друг друга попытались воспользоваться чужыми технологиями... Так вот - результат был не в нашу пользу. Магорианцы-то худо-бедно технику работать заставили, а вот землян так тряхнуло чем-то, когда они взмахнули кристаллами, что искры из глаз посыпались - у некоторых чуть ли не в буквальном смысле, кстати. Короче, с тех пор никто из людей до магорианского кристалла даже не дотрагивался.

- Значит, остаётся только версия с по уши влюбленной в тебя принцессой, купающейся в бриллиантах, - засмеялся Алексей. - Кстати, что ты его так быстро спрятал-то? Достань, ещё поглядим на это чудо. Может, там клеймо какое-нибудь стоит, оправа-то серебряная наверняка, под стать камешку.

- Нет, извини, - быстро произнёс Александр. - Я... не могу это объяснить, но что-то не так с камнем этим. Я как глянул после прочтения записки - глаз отвести не мог, пока ты меня не окрикнул. Кто его знает, может он проклятый какой, или ещё что...

- Очнись, мы живём в двадцать первом веке! Какие проклятия? Это всё пережиток прошлого, в них верят только... - и Алексей выразительно покрутил у виска пальцем.

- Знаешь, можешь считать меня сумасшедшим - только никому об этом камне не рассказывай, - попросил Александр товарища. - А я сейчас позвоню домой, с матерью поговорю - может, она сможет пролить свет на эту странную посылку...

И он практически выбежал из комнаты, чтобы найти укромное место для разговора по мобильному видеофону. В общежитии трудно было надёжно уединиться на пару минут, и Александр снова выскочил в утыканный деревьями двор, а потом завернул за угол. Нырнув под грохочущую эстакаду, студент спрятался за колонной. Затем, прислонившись к ней, он начал набирать номер на трубке с экраном и короткой антенной, обычно висевшей на поясе.

Светлана Честина, как звали его мать, конечно же была очень рада услышать - и заодно увидеть - сына. Несколько минут она расспрашивала его жизни, учёбе и планах, не давая даже вставить ничего длиннее ответа в пару слов, но потом Александру всё-таки удалось перевести разговор в нужное русло. Светлану, конечно же, очень заинтересовал присланный сыну странный камень, но ничего определенного она сказать не могла - только дала уйму советов на все случаи жизни, половину из которых Александр вообще пропустил мимо ушей. Впрочем, в проклятия мать студента не верила - её работа в занимающейся производством электроники фирме была тесно связана с наукой.

Александр и сам не мог объяснить, почему он вдруг посчитал присланный кристалл проклятым. Конечно же, ощущения, испытанные студентом при внимательном осмотре камня, были весьма странными, но в этом скорее было виновато развитое воображение Александра, чем какие-то таинственные силы. Он начал думать, кто послал камень, зачем он это сделал... вот и вообразил себе вдруг всякую ерунду. Кстати, а правда - кто мог послать ему такую вещь, да ещё с подобной запиской? Пожалуй, единственным, за что мог ухватиться Александр в разгадывании личности отправителя посылки, были слова с просьбой прощения. Но кто и за что мог просить прощения у студента? Конечно, у него бывали в прошлом небольшие трения с самыми разными людьми, но они никогда не выходили за рамки обычных дворовых или школьных неприятностей. А единственной крупной трагедией в жизни Александра была гибель отца... Стоп! А если... Нет, этого не может быть, этого просто не может быть... Но как бы он хотел, чтобы эта совершенно сумасшедшая мысль оказалась правдой! Что отец не погиб тогда, а вынужден был скрыться даже от собственной семьи по каким-то крайне важным причинам, а теперь вот смог послать своему сыну подарок с извинениями за всё...

«... она должна принадлежать тебе...» Почему? Может, это какая-то семейная драгоценность, передающаяся в роду Честиных от отца к сыну, о которой не знала даже Светлана? «... не выясняй, кто прислал тебе эту посылку...» Да, пожалуй, это - первая здравая мысль за последние минуты. Александр несколько раз энергично тряхнул головой и пообещал себе больше не задумываться о странном подарке. В конце концов, в записке ясно написано - «... всё раскроется со временем». А значит, нужно просто подождать, и носить кристалл при себе, как и хотел неизвестный даритель. Окончательно убедив себя в правильности этой мысли, Александр положил всё ещё сжимаемый в руке видеофон в чехол на поясе и поспешил вернуться в общежитие.

Как только студент ступил на порог своей комнаты, Алексей вновь засыпал его градом вопросов. Но Александр сказал, что ничего интересного не выяснил, и предпочитает просто забыть о странном подарке, будто бы его никогда не было. Заставив себя дать товарищу хорошенько рассмотреть камень, чтобы тот успокоился, студент демонстративно положил его назад в коробочку и спрятал ту под подушку. Последним действием он заслужил озорной взгляд Алексея, посчитавшего, что подарок и правда отправила дочка какого-то крупного магната, но зато избавил приятеля от последних подозрений насчёт камня. Когда же Алексей вышел из комнаты, Александр быстро достал кристалл и вновь надел на шею, спрятав под одеждой. Коробку он предпочёл засунуть назад, чтобы наверняка ввести друга в заблуждение. В остаток дня не произошло никаких экстраординарных событий, и к вечеру студент совсем перестал беспокоиться по поводу странного камня. Алексей и правда держал язык за зубами, даже стараясь в разговоре с товарищем больше не касаться сердечных дел последнего. Под вечер приятель вновь присоединился к какой-то компании, а Александр отправился спать. Одно время он хотел снять цепочку хотя бы на ночь, но потом сам для себя неожиданно передумал, и лёг в постель вместе со спрятанным под майкой кристаллом.

- Ты хотел поговорить со мной, Александр? - спросил только что вошедший в увешанную красивыми коврами комнату человек невысокого роста. Одет он был в какую-то странную одежду, наподобие длинного пальто с широкими рукавами. Молодое невыразительное лицо снизу оканчивалось короткой бородкой, а сверху плавно переходило в чуть сморщенный лоб, скрывавшийся под большой меховой шапкой. Маленькие серые глаза бегали туда-сюда, избегая прямого взгляда на Александра.

- Да, Всеволод, - произнёс студент холодным голосом. - Ты знаешь, Мария мне сказала, что ты поцеловал её... скажем так, без спросу. И мне очень интересно услышать твоё мнение по этому поводу.

- Ох, она, верно, всё не так поняла... - начал оправдываться вошедший человек, ещё быстрее вращая глазами, словно ища укрытия. - Поверь, у меня и в мыслях ничего дурного не было, да и как я могу...

- Действительно, как ты посмел? - голос Александра был одновременно и очень спокойным, и ужасающе грозным. - Мне бы тоже очень хотелось это узнать. Расскажи.

- Видишь ли, я просто... когда она проходила мимо... - человек задрожал всем телом и начал потихоньку пятится к двери. Студент неторопливо поднялся с кресла, на котором сидел, и начал надвигаться на Всеволода мрачной тенью, пытаясь заглянуть ему в глаза, которые тот старательно отводил в сторону.

- Я вижу, что ты слишком испуган, чтобы чётко объяснить мне произошедшее, - пугающе мягко сказал Александр. - Давай сделаем так: ты просто посмотришь прямо на меня и скажешь: «я не хотел поцеловать Марию». После чего я тебе поверю и отпущу на все четыре стороны.

- К-к-конечно, - начал заикаться невысокий человек. Он, собрав всю свою волю в кулак, заставил свои глаза посмотреть прямо на студента.

- Я... не... хотел... - начал говорить он, приложив неимоверное усилие, чтобы удерживать свой голос и глаза под контролем.

- Legilimens, - тихо произнёс Александр. Внезапно окружающие ковры будто растворились в тумане. Через секунду за ними последовал и человек, лицо которого вдруг начало выражать высшую степень ужаса. Беспорядочные образы начали мелькать один за другим, но они не интересовали студента. Через сотни быстро сменяющих друг друга различных картин он рвался к своей цели. Наконец, он нашёл то, что искал. Александр увидел заснеженную дорогу и спешащую куда-то по ней молодую девушку с красивым лицом и длинной косой, высовывающийся из-под невысокой шапки и лежащей поверх полностью закрывающей фигуру шубы. Всеволод, глазами которого сейчас смотрел Александр, подбежал к ней и начал быстро тараторить слова признания в любви.

Девушка молча отвернулась и попыталась уйти, но невысокий человек схватил её за руку и упал на колени. Она тихо попросила его отпустить её и уйти. Он отказался, начал умолять сбежать с ним. Ей удалось вырвать руку, но вскочивший на ноги Всеволод догнал начавшую было убегать девушку и обхватил её обеими руками за талию. Бормоча комплименты, он внезапно одной рукой заставил её наклонить голову и впился своими губами в её щёку... Девушка закричала и, кое-как отбившись, устремилась дальше по дороге... Видение расплылось в тумане как комната до этого, и Александр вновь увидел Всеволода стоящим на коленях с только что упавшей к полу головой.

- Прошу тебя, прости меня... умоляю... - начал скулить он. - Поверь, я не хотел...

- Я в этом сомневаюсь, - ледяным голосом произнёс студент. - Мне кажется, что пострадала честь моей невесты, и я не думаю, что могу простить это даже тебе, Всеволод.

- Нет... нет... вспомни о нашей дружбе... - бился лбом об пол невысокий человек.

Но впившийся глазами во Всеволода Александр медленно достал что-то, сжимаемое во всё время разговора в руках, из-под своего одеяния и направил прямо на бывшего друга.

- Avada Kedavra, - тихо и холодно сказал он. Сверкнула зелёная вспышка, и тело Всеволода обмякло. Александр знал, что тот был мёртв, знал, что именно он убил его. Студент почувствовал, что задыхается... и весь в поту резко сел на кровати.

Ему показалось, что майка светится красным светом в том месте, где под ней висел кристалл, но через мгновение это чувство исчезло. Темнота вокруг нарушалась лишь пробивающимся свозь шторы светом фонарей снаружи. Недалеко на своей кровати мирно посапывал Алексей, из-за окна доносился монотонный шум улицы.

Александр оттёр одеялом пот со лба, потом снял с шеи кристалл и положил его под подушку. Он не мог объяснить почему, но был твёрдо уверен - именно таинственный камень вызвал в его сознании только что увиденную сцену. И в этом видении он убил человека - своего лучшего друга. Студент никогда не знал никого по имени Всеволод, но в то же время не мог избавиться от мысли, что он на самом деле совершил это убийство. Ещё полчаса пролежал он в постели, пытаясь успокоиться, и, наконец, вновь заснул, но на этот раз никаких пугающих снов не увидел... или, по крайней мере, не запомнил.

Утром Александр первым делом достал кристалл и внимательно рассмотрел его, думая, что же делать дальше. С одной стороны, от дневного ношения камня вроде пока ничего из ряда вон выходящего не происходило. С другой - рухнуть вдруг в обморок и начать видеть всякую ерунду студенту точно не хотелось. И неужели таинственный отправитель хотел, чтобы Александр смотрел эти видения? Или, может, он сам не знал, что они последуют? Да и в кристалле ли всё-таки дело? В конце концов, на дворе вторая половина двадцать первого века, для вмешательства в подсознание человека применяют здоровые аппараты с кучей датчиков, а вовсе не камни с кулак величиной. Но всё-таки вновь надеть кристалл на шею студент не решился. Он запрятал его поглубже в карман своей формы и спустился в столовую - сегодня он встал как раз к общему завтраку.

В оставшиеся до выпуска дни ничего странного не происходило. Кристалл Александр так и не решился снова надеть на шею, но постоянно носил его с собой. Он не мог полностью объяснить нежелания расставаться с ним, хотя другой бы на его месте наверняка несколько раз подумал бы, прежде чем таскать всюду такую наверняка дорогую вещь. Время летело практически незаметно, и вот наступил, наконец, долгожданный день, в который Александр переставал быть студентом и покидал стены Института.

Глава 2. Приказ генерала

Ещё с вечера все выпускники до блеска надраили золотистые пуговицы и пронзающий шестерёнку меч - знак отличия - на своей форме. Вся одежда до последнего носка была аккуратно выглажена, а обувь - почищена. Утром, встав практически одновременно, так же дружно позавтракав и в последний раз облачившись в студенческое одеяние, они направились посмотреть на подготовленный для торжеств актовый зал - огромное помещение на первом этаже их учебного заведения. Здесь они начинали свою учёбу, здесь же должны были и закончить её.

В Институте готовились к выпускному с не меньшим тщанием, чем это делали выпускники - паркет сверкал так же, как и золото на форме ребят, а на развешенных вдоль стен портретах знаменитых героев и полководцев не было заметно ни одной пылинки. Перед бордовым занавесом на сцене стояло несколько трибун с микрофонами, с которых ребят должны были поздравлять их преподаватели и различные высокопоставленные гости. Посреди актового зала находилось несколько столов, накрытых белоснежными скатертями, вокруг которых были расставлены обитые тёмно-зелёной тканью стулья.

Пока что зал, впрочем, пустовал - церемония должна была начаться ближе к обеду. Оставшееся время коротал кто как мог. Александр сначала помог Алексею оформить запрос на с трудом найденную тем неплохую свободную вакансию в военно-воздушных силах, а потом подтвердил своё решение служить в десантных частях. После этого он начал получасовой разговор с восторгающейся успехами сына матерью и, наконец, долгожданное время подошло. Подошедший полковник Корнеев лично построил выпускников и повёл их в актовый зал, где ребята расселись у уже накрытых столов и стали с нетерпением ожидать подхода всех, кто должен был участвовать в выпуске.

Краем глаза Александр заметил генерал-майора Точинского, проскользнувшего в помещение и торопливым шагом направившегося к Петру Ивановичу, и вдруг вспомнил - он забыл рассказать Алексею про услышанный разговор. Собственно, после истории с присланным неизвестно кем странным кристаллом достаточно тревожная сцена с возмутившим декана приказом совершенно вылетела из головы. Так как делать было особо нечего, Александр решил всё-таки поведать товарищу интригующее известие, что на сегодня явно намечаются какие-то сюрпризы. Тот с интересом выслушал новость, сразу согласился с мнением полковника о неадекватности всего высшего командного состава и выразил опасение, что ненавидимого всеми студентами майора Ромула Шамина решили сделать деканом вместо Корнеева.

- Впрочем, если этого старого придурка с треском вышвырнут на улицу, я лично расцелую генерал-майора и всех, кто подписался под той бумагой, - улыбнувшись, пообещал Алексей.

Между тем Точинский завёл с деканом разговор, в ходе которого тот явно прикладывал усилие, чтобы не закричать на весь зал своё мнение о генералах и их приказах. После пары минут обсуждения генерал-майор повернулся к ребятам и внимательно рассмотрел столы, несколько раз пробежавшись глазами по сидящим рядом Александру и Алексею. Затем он перекинулся с полковником ещё парой слов, сел за стоящий в углу стол для гостей торжества, бесцеремонно налил себе шампанского и начал неторопливо его пить.

Наконец, в зал вошёл последний из преподавателей, прикрыв за собой дверь. Декан Корнеев направился на сцену и занял центральную трибуну, а по бокам от него разместились отвечающий за курс Александра майор Воронов и какой-то чиновник из Министерства Обороны. Окинув одобрительным взглядом все столы с выпускниками, прочистив горло и даже слегка улыбнувшись, полковник начал свою речь.

- Вот и наступил день, к которому все мы шли долгие пять лет, - произнёс он своим громовым голосом. - Сегодня вы превратитесь из студентов Военного Института Вождения, Автоматизации и Технологий в дипломированных специалистов, готовых защищать нашу Родину... и, если потребуется, всю Землю вообще, - на этих словах Алексей незаметно ткнул приятеля локтём в бок и тихо прошептал:

- Ну, что ты теперь скажешь, любитель магоров?

Александр бросил на товарища быстрый косой взгляд, и демонстративно впился глазами в декана, продолжающего свою речь в прежнем духе, несмотря на неодобрительное покачивание головой чиновника на соседней трибуне.

- Да, такова правда жизни - новые времена могут принести новых врагов, и мы должны быть готовыми отразить любой удар, откуда бы он не последовал. Но... хватит об этом! Быть военнослужащим - опасная и одновременно почётная обязанность. Сегодня все вы покинете этот зал, находясь в звании младших лейтенантов. В течение учёбы наши преподаватели превратили вас из неоперившихся юнцов в настоящих мужчин, способных нести службу где угодно - от суровых арктических морей до ещё более холодных глубин космического пространства... и давайте мы поблагодарим их за это.

Он демонстративно поднял руки, все выпускники дружно встали и начали аплодировать вместе с деканом. Их поддержали остальные находившиеся в зале люди, кроме генерал-майора Точинского, даже не посчитавшего нужным подняться из-за стола.

- И я надеюсь, что через несколько лет смогу увидеть каждого из вас снова, - продолжил полковник. - Что в будущем вы сможете с гордостью повесить на свою грудь заслуженные награды, а на плечи прикрепить дополнительные звёздочки! Некоторые из вас наверняка дойдут до конца военной карьерной лестницы, и, мне хотелось бы верить, окажутся более достойными приемниками великих командиров прошлого!

На этих словах Точинский поперхнулся шампанским и, откашливаясь, бросил такой взгляд на Корнеева, будто хотел на месте испепелить его. Чиновник на трибуне тоже выглядел несколько обескураженным но, видимо, убедил себя, что полковник просто случайно забыл употребить после слова «более» частицу «чем».

- А теперь я предоставляю слово знакомому вам майору Воронову, которому, я уверен, есть что добавить от себя к сказанным мной словам, - закончил свою речь декан.

Воронов поблагодарил декана, и так же начал поздравлять выпускников с окончанием Института. Потом он перешёл к воспоминаниям, какими они все были, впервые переступив порог учебного заведения, затем так же коснулся будущего выпускников и, наконец, передал слово с нетерпением ожидавшего этого чиновнику, даже не упомянув его имени. Тот, впрочем, сам представился ребятам как заведующий учебной частью Лоботрясов, и сразу же поспешил исправить якобы допущенную в последних словах декана ошибку (полковник добродушно усмехнулся). После этого он говорил, пожалуй, дольше декана и Воронова вместе взятых, расписывая прелести службы в Российской Армии и заслуги Министерства Обороны в организации учебного процесса. Наконец, он закончил «свою колыбельную», как метко окрестил речь чиновника Алексей, и слово вновь взял декан.

- Что ж, прежде чем мы перейдём к самой приятной части - банкету, - тут он бросил иронический взгляд на Точинского, уже давно к этой самой части перешедшему, - остаются ещё два торжественных мероприятия. Первое - вручение дипломов об окончании нашего учебного заведения, и второе - объявление мест вашей будущей службы. Итак, на сцену для вручения диплома об окончании Военного Института Вождения, Автоматизации и Технологий вызывается Аносов Георгий!

Высокий стройный молодой человек с рыжими волосами встал со своего места у соседнего стола и строевым шагом подошёл к сцене, где декан собственноручно вручил ему красную книжку с золотой звездой на обложке.

- Служу России! - отчеканил Георгий и вернулся на своё место.

Александру было не привыкать быть последним. Его фамилия ещё со времён школы оказывалась в конце списка, и выпускник терпеливо ждал своей очереди.

- На сцену для вручения диплома об окончании Военного Института Вождения, Автоматизации и Технологий вызывается Честин Александр! - наконец, произнёс декан.

Александр встал с места и, чеканя шаг, подошёл к трибуне. Передавая ему диплом, полковник вдруг наклонился и тихо произнёс:

- Я знал твоего отца, Александр. Он гордился бы тобой. И он был в разы умнее всех этих придурков из высшего командного.

Александр удивлённо посмотрел на декана, но тот уже снова выпрямился и явно не ожидал от выпускника ответа. Тогда он быстро вытянулся по струнке, и произнёс:

- Служу России! - после чего пошёл к своему месту строевым шагом, но крайне удивлённый и озабоченный. Что полковник знал его отца, Алесандра не удивляло - но вот что тот поделился с ним крайне нелицеприятным мнением о генеральских чинах...

- Итак, последний студент стал офицером, - раскатилось тем временем по залу, - а это значит, что осталось только сообщить, куда в ближайшее время вам предстоит отправиться. Конечно же, для подавляющего большинства из вас в этом нет никакой тайны - но устав есть устав. Итак, на основании подписанного собой запроса Аносов Георгий направляется для прохождения службы в Первую Космическую Дивизию Российской Федерации.

Декан опять начал перечислять в алфавитном порядке всех теперь уже младших лейтенантов вместе с местами их будущей службы. Никаких сюрпризов действительно не было - каждый попал именно туда, куда написал запрос, в том числе и в последний момент подписавший бумагу Алексей. Вот уже полковник дошёл до буквы «Ч»... и тут внезапно сделал многозначительную паузу. Александр вздрогнул, предчувствуя что-то недоброе.

- Наше командование всегда славилось оригинальностью мышления, - вдруг произнёс декан совсем отвлеченные от темы слова. - Отчасти благодаря неожиданным тактическим ходам нам удавалось побеждать множество врагов. Но времена, когда смысл этих хитрых манёвров был понятен своим собственным солдатам, к сожалению, давно прошли. Как вы только что слышали, все офицеры назначаются на отличные места в Российской Армии. Кроме одного. На основании подписанного генералом Сергеевым И. В. приказа Честин Александр для прохождения службы направляется на магорианскую планету Валориан, где поступает в распоряжение находящегося там постоянного представительства Объединенной Земли под руководством Елены Джоан Грейхаунд.

Александр замер на своём месте. Его рот сам собой открылся, а глаза расширились. Он не был уверен, что хорошо расслышал только что сказанную деканом фразу. Сердце офицера мгновенно провалилось куда-то в пятки, а разум отказывался понимать ситуацию.

- Они совсем сбрендили... - послышался будто бы с трудом пробивающийся через окружающий Александра густой воздух тихий голос Алексея. - Санитары, в кабинет!

Минуту Александр сидел не шелохнувшись. Потом почувствовал, как товарищ хлопает его по плечу и что-то говорит. Затем раздавшийся вокруг шум приступающих к еде молодых офицеров заставил юношу моргнуть глазами. Наконец, он сбросил оцепенение и глубоко вздохнул, чтобы окончательно прийти в себя после объявления приказа.

- Ты... тоже это слышал? - с дрожью в голосе спросил он у взволнованного Алексея.

- Ага, Сань, - ответил тот, с тревогой глядя на приятеля. - Ты как себя чувствуешь, а?

- Бывало и лучше, - выровняв свой голос, произнёс офицер, - Не каждый день тебя закидывают служить не просто в глушь, а в другую звёздную систему.

- Если хочешь моё мнение, то Корнеев ещё мягко выразился об умственных способностях наших генералов, - без малейшего намёка на юмор сказал Алексей. - Уж не знаю, что за муха этого Сергеева укусила, но она точно раньше в реакторе какой-нибудь АЭС проживала.

- Ладно, расслабься и начинай есть, а то на столе ничего не останется, - к приятелю Александра вернулась обычная жизнерадостность. - Может, они ещё напутали там что...

- Не думаю, иначе бы Корнеев быстро всех образумил... - вздохнул офицер, но налить полный бокал шампанского всё-таки себя заставил.

После окончания банкета к только что вставшему из-за стола Александру подошёл декан в сопровождении генерал-майора и знаком попросил юношу отойти поговорить.

- Точинский Виктор Леонидович, - коротко представил он уже знакомого офицеру человека. - Он будет обеспечивать ваш отлёт на Валориан, товарищ Честин.

- Так точно! - отрапортовал Александр, мгновенно отдавая честь.

- Вольно, офицер, - лениво протянул генерал-майор. - Как сказал подполковник, я буду вашим наставником на ближайший месяц. После этого вы отправитесь с грузовым рейсом международного корабля «Фелоушип» на Валориан, где поступите в распоряжение... ну в общем, вам уже всё сказали. Правда, рейс этот внеочередной и, боюсь, магорианцы не согласятся принимать у себя на космодроме здоровый корабль. Поэтому вы приземлитесь на их планету, используя небольшой корабль для околоземных полётов типа «Звезда». При вашем уровне подготовки никаких проблем в управлении этой штукой быть не должно, там почти всем занимается автопилот. На космодроме Кроль-Дыр...

- Крель-Дар, - подсказал полковник Корнеев, презрительно усмехаясь.

- Да, в общем, там вас встретит эта самая мисс Грейхаунд или ещё кто-то из нашего Представительства и разъяснит ваши дальнейшие обязанности.

- Разрешите обратиться, товарищ... - только и успел произнести Александр.

- Разрешаю, только быстро - у меня сегодня ещё есть дела, - с полным равнодушия лицом бросил ему в ответ Точинский.

- Какое это задание имеет отношение к моей подготовке в стенах данного Института?

- Не имею ни малейшего представления. Как вам уже сказали, это приказ генерала Сергеева. Он более чем обоснован и обсуждению не подлежит. В остальные детали ни мне, ни тем более вам вникать не надо. Вы же знаете английский язык, не так ли?

- В совершенстве, так как обучался ему... - но Точинский опять не дал закончить фразу.

- Ну вот и славно. Всё межнациональное... и межрасовое общение идёт, разумеется, на английском, так что никаких проблем у вас не будет. Об остальных деталях я вам расскажу через неделю, когда вы прибудете специальным самолётом на Байконур и начнёте подготовку к своей службе. Всю необходимую информацию о рейсе и так далее можно найти в приказе. Полковник? - обернулся к Корнееву генерал-майор. Декан нехотя протянул Александру бумагу с несколькими подписями и печатями. - А теперь прошу меня извинить, мне пора возвращаться к своей основной работе. До встречи, товарищ Честин.

Он развернулся и быстрым шагом направился к выходу, по пути схватив со стола несколько ломтиков колбасы. Полковник яростно глянул вслед Точинскому.

- Осторожнее с ним, - сказал он Александру. - Крайне неприятный тип.

- Эээ... товарищ полковник... - начал было Александр.

- Да ладно тебе, - декан вдруг бросил на офицера отеческий взгляд. - Я, по-хорошему, должен прощения за всё это у тебя... ну и у отца твоего, конечно, просить, хотя сделать, сам понимаешь, ничего не мог... Ну что ж, удачи тебе, Александр. Мне тоже, пожалуй, пора...

И он направился к выходу вслед за генерал-майором, оставив офицера растеряно глядеть на постепенно расходящихся сокурсников.

Свободную перед вылетом неделю Александр, разумеется, предпочёл провести дома. Светлана Честина, конечно же, тоже сильно расстроилась, что сына отправляют служить на другую планету, но в то же время гордилась, что на её отпрыска обратил внимание сам генерал - разумеется, только из-за исключительных качеств Александра. Офицер разубеждать её не стал, хотя отлично понимал, что какими-то его «исключительными качествами» тут и не пахнет. Но ни одной рациональной причины, по которой его отправляют на Валориан, да ещё специальным рейсом, юноша выдумать не мог.

Хотя... одна причина была. Таинственный кристалл, который Александр всё ещё постоянно носил с собой в кармане, но никогда не надевал на шею. С другой стороны, приказ об отправке офицера к магорианцам очевидно был подписан ещё до доставки той странной посылки, да и никто посторонний о присланном камне знать не мог - Александр был уверен, что ни его мать, ни товарищ никому не рассказали про эту вещь. В итоге, долго думая обо всём произошедшем, Александр всё-таки убедил себя, что никакой связи тут нет и быть не может. Разве что у него есть некий покровитель в высшем командном составе, но тогда отправка на Валориан казалась ещё более бессмысленной.

А под конец недели настроение офицера вдруг резко улучшилось. Светлане вдруг объявили, что она победила в каком-то конкурсе - то ли организованном фирмой, то ли отвечающим за операции по её пластиковой карте банком. Матери Александра предлагалось отправиться на отдых в путешествие на роскошном лайнере с посещением различных культурных центров мира. Эти известие действительно окрылило юношу, и он практически забыл о собственном не слишком приятном назначении.

Постепенно свободная неделя подошла к концу, и Александр явился в назначенное время на московский аэровокзал. Там его уже ждал человек в военной форме, быстро проверивший документы и приказавший офицеру садиться в «парилку» одной из последних моделей. Путь до аэропорта «Тушино» по скоростной магистрали занял совсем немного времени, и вот уже Александр садился в небольшой реактивный самолёт. После практически вертикального взлёта с земли тот рванул на огромной скорости к казахским полупустыням.

Путь до Байконура юноша провёл, с детским интересом глядя в окно. Мимо иллюминаторов пролетали облака, внизу друг друга сменяли леса и равнины, пронзаемые нитями рек. Постепенно в зелёную палитру стало добавляться всё больше и больше жёлтого цвета, и вскоре самолёт совершил посадку посреди холмов, раскинувшихся вокруг первого в мире космодрома. На небольшой заасфальтированной площадке, предназначенной специально для подобных летательных аппаратов, офицера уже ждал Точинский.

- Здравия желаю! - отчеканил Александр, но генерал-майор скривился в ответ.

- Давайте общаться без лишних формальностей, товарищ Честин, - в своей обычной ленивой манере произнёс он. - Я бы предпочёл проводить в вашей компании поменьше времени, только не сочтите это за личное отношение к вам. Пойдёмте, я представлю вас нескольким людям, с которыми в ближайшее время вам предстоит работать.

Точинский провёл офицера в большое старое бетонное здание, снаружи выглядевшее крайне невзрачно, но изнутри хорошо отремонтированное. Внутри оказался ряд одноместных комнат, в одной из которых Александру предстояло проживать, а так же столовая, выделенные под небольшие классы помещения и спортзал в подвале. Персонал состоял из гражданских лиц вроде уборщицы, отвечающий за автоматизированные средства очистки помещений. Когда все четыре человека (кроме уборщицы там работала ещё буфетчица и два техника) были бегло представлены офицеру, генерал-майор провёл его в дальний конец коридора. Там оказалась комната, выглядевшая после чем-то напоминающих больничные палаты предыдущих предназначенных для проживания помещений крайне уютно. У стены стоял электрический камин с имитацией постоянно горящего и потрескивающего пламени. Пол полностью закрывал огромный ковёр, над кроватью и небольшими шкафчиками висело несколько изображающих различные пейзажи картин, а под потолком ровно светила красивая люстра с крайне похожими на свечи лампочками. Рядом с камином (который в летнее время года просто изображал пламя, но не грел) в кресле сидел высокий человек средних лет с чёрными волосами и в очках. Одет он был в джинсы и лёгкую рубашку, очень странно гармонирующие с окружающей обстановкой - Александр скорее ожидал увидеть хозяина этой комнаты завёрнутым в халат и с трубкой в зубах.

- Мистер Гарольд Пейсмейкер, - немного презрительно представил человека Точинский на английском языке с плохим произношением. - Это - товарищ Александр Честин, он будет у вас учиться всему, что ему нужно знать о магорианцах.

- Очень приятно, - мистер Пейсмейкер встал и протянул офицеру руку, которую тот крепко пожал. - Как долетели, товарищ Честин?

- Нормально, - ответил за Александра генерал-майор, после чего быстрым шагом удалился, явно настойчиво предлагая юноше следовать за ним.

- Аккуратнее с этим англичанином, - фыркнул Точинский, когда Александр догнал его в коридоре. - Не могу понять, зачем нам его пихнули - у самих специалистов по магорианцам хватает. Не иначе как Объединенная Земля настояла. Будет что спрашивать не относящееся к делу - шлите его ко всем английским чертям, шпионы нам тут не нужны.

Потом генерал-майор повёл офицера в другое здание и представил ещё нескольким людям из командного состава Байконура, но с ними Александру не нужно было встречаться до самого дня вылета. Собственно, как объяснил Точинский, в ближайшие недели офицер должен был в основном разобраться в культуре магорианцев и принципах общения с инопланетянами. Так же Александру предстояло основательно потренироваться, чтобы подготовить себя к космическому перелёту, и окончательно укрепить свои знания английского языка. Остаток дня юноша провёл в выделенной ему комнате, обустраивая её.

На следующее утро после достаточно изнурительной тренировки в спортзале Александру предстоял первый урок у мистера Пейсмейкера. Англичанин встретил его у входа в свою комнатку и знаком предложил сесть на одно из кресел у камина - теперь их там стояло две штуки. Удобно разместившись рядом, мистер Пейсмейкер начал разговор.

- Для начала, товарищ Честин, можете называть меня Гарольд. Вас, в свою очередь, если вы не возражаете, я так же буду звать по имени - Александр.

- Как вам будет угодно, - кивнул офицер в ответ, но начало разговора показалось юноше достаточно странным - собеседник явно пытался расположить его к общению.

- Дальше, как я понимаю, вы совершенно не представляете, зачем вас отправляют на этот несчастный Валориан, - продолжил англичанин, слегка улыбаясь. - Впрочем, тут я, боюсь, вас разочарую - я также не знаю, почему именно вам выпала такая сомнительная честь.

Александр ничего не ответил, хотя ему показалось, что мистер Пейсмейкер надеялся услышать мнение офицера относительно действительно странного назначения.

- Если не ошибаюсь, вас готовили к несколько другой работе, не так ли? - уже достаточно прямо поинтересовался англичанин.

- Если вы не возражаете, Гарольд, давайте всё-таки перейдём к непосредственно к теме нашей встречи, - весьма резко произнёс Александр.

- Вот именно, - послышался голос Точинского, который только зашёл в комнату своим обычным быстрым шагом. - И я бы попросил вас поторопиться, мистер Пейсмейкер.

- Хорошо, - англичанин явно был несколько разочарован. - Значит так, вопреки расхожему мнению магорианцы вовсе не маскируются под людей. Они на самом деле очень на нас похожи, только среди населения Валориана нет белокожих - как полагают учёные, это из-за более жаркого климата, нежели на Земле... Ну да не будем ударяться в теории, для нас важны только факты. В общем, все магорианцы - либо смуглые, либо чернокожие. Я бы сказал, что наиболее сильно отличающий нас от них фактор - принципиальное различие в технологиях. Центр магорианского мира - кристаллы. Они бывают самых разных форм и оттенков... кроме чисто белых и чёрных, насколько мы можем судить. Именно вокруг этих загадочных... приборов крутится вся их цивилизация, и на производстве этих кристаллов занята большая часть работающего в сфере производства товаров населения планеты.

- Мистер... эээ... Гарольд, а можно ли изготовить магорианский кристалл в земных условиях? - вдруг пришёл на ум офицеру интересный вопрос.

- Я не могу ответить вам, - развёл руками англичанин. - Дело в том, что земные учёные не понимают самого принципа работы этих штук. Очевидно, что пока ответом будет «нет».

- А... могут земляне пользоваться магорианскими кристаллами? - продолжил Александр.

- Ответ будет таким же, как и предыдущий, с той лишь поправкой, что единственный опыт прошёл крайне неудачно, - кажется, на лице мистера Пейсмейкера скользнула улыбка.

- В общем, учёные до сих пор безуспешно бьются над магорианскими технологиями, и не будем возвращаться к этому достаточно скользкому вопросу, - подытожил англичанин. - Я думаю, теперь лучше перейти к общим сведениям о культуре населения Валориана. Насколько нам известно, у магорианцев существует только одна вера, которой придерживаются они все. Некоторым учёным это кажется довольно странным, но они верят в существование сразу многих богов, разделяемых на две группы - Высших и Низших. Тут нужно отметить, что ни один из их богов не имеет имени - либо, по крайней мере, никто из землян пока этих имён не слышал.

- То есть у магорианцев есть просто набор безликих высших существ? - удивился юноша.

- Да, именно так, - кивнул мистер Пейсмейкер. - Я же говорю - нам их понять сложно.

Александр и англичанин проговорили ещё около часа под пристальным наблюдением генерал-майора, но большую часть этого времени мистер Пейсмейкер посвятил рассматриванию карты Валориана с заучиванием основных магорианских городов. Родная планета инопланетян состояла из двух расположенных достаточно близко друг к другу континентов, между которых находилось множество островов. Кроме единой веры у магорианцев единым оказалось и государство, столицей которого был город Крель-Шамб. Именно в этом мегаполисе, раскинувшемся недалеко от восточного побережья западного континента, и предстояло работать Александру. Оба материка оказались находящимися большей частью в северном полушарии Валориана, и располагающаяся примерно по центру своего материка столица лежала в широтах с достаточно умеренным климатом - по магорианским меркам, разумеется. Больше ничего особо важного на первом уроке Александр не узнал.

- Вот пронырливый интурист! - оскалился Точинский после того, как Александр, попрощавшись с англичанином, вышел в коридор. - Так и знал, что он начнёт вынюхивать тут, чего не просят! И вы тоже хороши - сразу могли бы дать ему по носу!

Офицер поначалу ничего не ответил. Затем тихо пробормотал генерал-майору извинение и прошёл в свою комнату, чтобы отдохнуть после тренировки и рассказа о магорианцах. Он уже успел почувствовать себя оторванным от дома, хотя ещё видел только карту далёкой планеты, а вовсе не её саму. Перед глазами пыли показавшиеся некогда красивыми кадры из Крель-Шамба, демонстрировавшиеся в какой-то передаче. Но теперь зелень напоминающих пальмы деревьев казалась отталкивающей, а мелодичное пение никогда не водившихся на земле птиц - отвратительным. Александр поймал себя на мысли, что начинает скучать по дому, даже не покинув его. С этими малоприятными мыслями он уснул, и проспал целые вечер и ночь до звонка будильника утром следующего дня.

В таком ритме прошли две недели. С утра Александр рано вставал и шёл в спортзал, потом беседовал с мистером Пейсмейкером, а после был предоставлен самому себе. Он уже узнал многое о Валориане и его обитателях. Например, что последний стоящий упоминания в истории конфликт произошёл у них более пяти с половиной земных столетий назад. Что никаких ритуалов их вера не предполагает. Что избираемый правитель и парламент, по слухам, порой советуются с самими божествами. Что экология в их городах значительно лучше земной из-за отсутствия техники, хотя некоторые кристаллы при использовании всё-таки несколько загрязняют окружающую среду... Что над созданием потенциально могущественных белых кристаллов бьются лучшие умы Валориана, а чёрные считаются чем-то вроде вечного двигателя: желанной, но в принципе недостижимой целью. В то же время часть информации пролетела мимо ушей офицера, но англичанин как-то успел шепнуть ему, пока рядом не было генерал-майора, что на самом деле не считает эти уроки такими уж важными, и Александр наверняка во всём быстро разберётся на месте.

После каждого урока Точинский находил повод обругать мистера Пейсмейкера, а так же напомнить офицеру, чтобы тот десять раз подумал, прежде чем отвечать на вопросы любого землянина на Валориане, а уж магорианца - в особенности. Впрочем, Александру порой начинало казаться, что генерал-майор говорит это скорее для проформы, сам не придавая своим словам особого значения. Вообще, уже через неделю после прибытия на Байконур, юноша утвердился в мысли, что Точинский сам мечтает поскорее отправить Алесандра на службу и вернуться, наконец, в Москву. А вся эта подготовка генера-майору совершенно до лампочки, и является столь же навязанным поручением, что и для офицера.

За неделю до отправления на Валориан Точинский привёл в комнату Александра посетителя. На вид тот был обычным жителем южных областей Европы... или, скорее, северных районов Южной Америки. Но длинная белая рубаха на теле, доходящая до колен, с немного высовывающимися из-под неё короткими широкими штанами ясно говорили, что перед офицером стоял магорианец. На ногах инопланетянин носил нечто вроде сандалий, но с низеньким бортиком по краям, а вокруг головы незнакомца была повязана золотистая ленточка с закрепленным на лбу крупным жёлтым кристаллом.

- Товарищ Александр Честин, - представил магорианцу офицера генерал-майор.

- Да... я знаю... именно его вы направляете к нам... - произнёс инопланетянин на английском языке мелодичным голосом, немного растягивая слова. - Меня зовут... Кхаилон Тан... - представился он. - Мне бы... хотелось... переговорить с вами... товарищ Честин...

- Пожалуйста, вам никто не запрещает, - пренебрежительно произнёс Точинский.

Гость вновь начал говорить в своей странной манере, но Александр постарался не обращать на это внимания - ему явно предстояло ещё немало общаться с магорианцами.

- Прошу прощения, товарищ Точинский, но я желаю говорить с товарищем Честиным наедине. Видите ли, ваше неожиданное решение послать этого человека на нашу планету заставляет меня от имени Высших Богов просить о соблюдении дополнительных мер безопасности. Так что не сочтите за труд удалиться, прошу вас.

- Послушайте, мы же вам предоставили все данные на товарища Честина, какие у нас только были! - начал выходить из себя генерал-майор. - И не говорите мне, что вы не проверили эту информацию - я прекрасно знаю, чем занимаются ваши сородичи при СОЗ!

- Да, я не буду скрывать от вас, что мы проследили историю товарища Честина, - совершенно спокойно пропел магорианец. - Но наш Правитель обращает внимание на тот факт, что этот человек есть лицо военное, тогда как раньше для длительной работы в Представительстве Объединенной Земли прибывали только гражданские люди. Поэтому ещё раз прошу вас, товарищ Точинский, дать мне наедине поговорить с этим человеком. Это не займёт много времени, уверяю вас.

- Валяйте, - фыркнул генерал-майор и покинул комнату с выражением на лице, явно говорившем «я сделал всё, что мог, отстаньте от меня».

- Александр Честин, извольте говорить только правду, - магорианец внимательно посмотрел на офицера, и тому показалось, что кристалл на лбу инопланетянина сверкнул слабой жёлтой вспышкой. - Чем вам поручено заниматься на нашей планете?

- Поступить в распоряжение постоянного представительства под руководством мисс Грейхаунд, других инструкций мне дано не было, - отрапортовал офицер.

- То есть вам не передавали никаких... секретных указаний? - очень милым певучим голосом поинтересовался инопланетянин, стараясь смотреть Александру в глаза.

- Никак нет, - твёрдым голосом отчеканил тот.

- И вы даже не знаете, в чём будет заключаться ваша работа? - продолжил допрос гость.

- Никак нет, - снова сказал офицер хорошо поставленным военным голосом.

- Это очень странно... - вдруг протянул магорианец, и буквально впился своими чуть расширившимися голубыми глазами в глаза Александра. Внезапно офицер почувствовал, что в его сознании будто бы начинают проплывать один за другим образы прошлого, а окружающая комната медленно растворяется в набежавшем откуда-то тумане. Юноша вспомнил, что один раз он уже чувствовал себя похожим образом, но это было во сне, а не наяву, и тогда... кажется, он каким-то образом вторгся в разум другого человека.

- Прекратите... - через силу проговорил он. - Вы не имеете права...

Но магорианец продолжал смотреть ему в глаза, не позволяя отвести взор. Александр практически инстинктивно сунул руку в карман и сжал кристалл, хотя сам не мог объяснить, зачем он это сделал. Сопротивляться инопланетянину сразу стало легче, но тот всё равно упорно пытался проникнуть в самые сокровенные воспоминания юноши. Офицер напряг все свои силы... вспомнил тот странный сон... и тут же в его памяти всплыли слова, сказанные тогда... В мыслях пронеслись ощущения, устремления и желания...

- Legilimens, - прошептал он, сконцентрировавшись на том, чтобы ударить гостя в ответ.

Внезапно магорианец отшатнулся, а комната выплыла из тумана... чтобы через доли секунды снова уйти в него, но уже подчиняясь воле Александра. В момент перед его глазами проплыли картины Валориана, вырванные из разума инопланетянина... Он увидел большую белую пирамиду со сверкающей золотом в лучах чужого солнца вершиной... Огромный зал с восседающими посреди него на чёрных полированных тронах очень странными фигурами...

- Анк? - внезапный вскрик гостя моментально прекратил видения. Инопланетянин стоял прямо перед офицером, и его глаза горели непониманием и злобой. Секунду землянин и магорианец смотрели друг на друга, а потом гость развернулся и покинул комнату, едва не переходя на бег.

Александр кинулся вслед за ним, сам не понимая, что он будет делать и говорить. К сожалению, резко вылетевший из комнаты офицера инопланетянин чуть было не столкнулся с мистером Пейсмейкером, как раз проходившим в это время по коридору. Тот задал магорианцу какой-то вопрос. Инопланетянин ответил ему короткой фразой, будто подчёркивающей нежелание дальнейшего общения, и быстрым шагом покинул здание.

- Что случилось? - спросил уже у Александра англичанин. - Никогда их такими взволнованными не видел. Обычно магорианцы более приветливы.

- Не знаю, - достаточно грубым тоном отрезал офицер, совершенно не хотевший делиться с мистером Пейсмейкером деталями произошедшей странной ситуации.

Англичанин подозрительно посмотрел на юношу, потом скользнул взором по руке, которую Александр всё ещё держал в кармане, сжимая кристалл, и удалился в направлении своей комнаты. Офицер вернулся к себе и сел на кровать, пытаясь собраться с мыслями, но через пару минут к нему пришёл Точинский.

- Ну, и что произошло? - почти равнодушно спросил он. - Этот Ка... магорианец, в общем, поспешил к самолёту с таким видом, будто приведение увидел.

- Сам не понимаю, - буркнул Александр. - Он внимательно на меня посмотрел... ну и всё...

- Пришелец чёртов. Если из-за него вы не полетите на Валориан... Проклятье, я тогда лично с вас шкуру спущу... и с него заодно... - кажется, генерал-майор начал свирепеть.

Офицер понял, что точно ему лучше молчать о произошедшем на самом деле. Он попытался сделать крайне расстроенный вид, хотя был скорее удивлён, и виновато потупил глаза. Кажется, Точинского этот спектакль вполне удовлетворил, и генерал-майор покинул комнату, хотя про себя, кажется, всё ещё бормотал какие-то проклятия.

Юноша же смог, наконец, поразмыслить о случившемся. То, что магорианец пробовал проникнуть в его мысли, казалось Александру очевидным, как и то, что он смог защититься и даже ударить в ответ. Но вот каким образом ему это удалось, и почему инопланетянин так удивился - юноша никак не мог понять. И опять мысли Александра начали кружиться вокруг странного кристалла. Неужели тот на самом деле помог ему? Что за странное слово - похоже, на латыни - он произнёс? Почему увиденная во сне картина настолько помогла ему? Ответов не было. Тщетно поломав голову, офицер вновь решил попытаться забыть о странностях, чтобы не начать сходить с ума, и ему почти это удалось. Но соблазн попробовать повторить странный трюк со временем всё более укоренялся в душе юноши.

К счастью (а может, и к сожалению), случившееся никак не повлияло на планы по отправке Александра на Валориан. Точинский с каждый днём становился всё счастливее, и даже последние три дня не ругал мистера Пейсмейкера после уроков, на которых по-прежнему присутствовал. Англичанин продолжал исправно вскармливать юноше всё новые и новые сведения о магорианцах, но делал это всё с меньшим энтузиазмом. Как отметил про себя Александр, больше всего иностранца интересовали боги инопланетян и их кристаллы. Рассказав по этим двум направлениям всё, что он знал сам, на первых уроках, мистер Пейсмейкер заметно снизил интерес к занятиям.

Впрочем, на последнем перед вылетом уроке Александра ждал сюрприз. Мистер Пейсмейкер облегчённо вздохнул после произнесения последних слов о Валориане и повернулся к Точинскому.

- Наверное, вам это придётся не по душе, - сказал он, улыбаясь, - но прочтите вот что.

На этих словах иностранец достал из папки, которая лежала у него на коленях всё время урока, документ с несколькими подписями и печатями, и передал его генерал-майору. Тот бегло пробежался по бумаге глазами и тотчас изменился в лице.

- Исключено, - коротко заявил он.

- Вы, должно быть, не поняли, - англичанин продолжал радостно улыбаться. - На документе стоит подпись премьер-министра Великобритании!

- Да хоть всех английских монархов за три столетия! - хохотнул генерал-майор. - Я не собираюсь брать на себя дополнительную ответственность и позволять вам лететь на Валориан с нашим офицером!

- Что? - вытаращил глаза Александр, забыв обо всём на свете от удивления.

- Я лечу с вами, - кивнул ему мистер Пейсмейкер. - Если, конечно, товарищ Точинский не разучился читать и хоть немного способен думать головой.

- Что вы себе позволяете! - яростно выкрикнул генерал-майор. Потом, бросив быстрый взгляд на офицера, коротко приказал тому:

- Выйдите, - и продолжил злобно рычать на англичанина.

Александр поспешил последовать приказу Точинского. Он вернулся к себе и стал ждать, чем закончится спор генерал-майора с мистером Пейсмейкером. Ожидание было недолгим.

- Он полетит с вами, - пугающе спокойно сказал вошедший в комнату хмурый Точинский, после чего напомнил о необходимости быть полностью готовым к девяти часам и вышел.

Глаза Александра в очередной раз расширились. Он снова ровным счётом ничего не мог понять. Но, судя по всему, англичанина отправили сперва на Байконур, а затем и на Валориан крайне влиятельные люди...

Глава 3. Взлёт и падение

На следующее утро Александр встал рано и собрался намного раньше девяти часов. Как бы ему не было грустно от необходимости лететь на другую планету, детское любопытство вновь дало о себе знать, и юноша с нетерпением ожидал старта «Фелоушипа». Офицеру предстояло лететь вместе с космическим кораблём до орбиты Валориана. Там «Феллоушип» должен был пристыковаться к магорианской орбитальной станции и начать разгрузку привезенного оборудования для её строительства.

Из новостей, а так же из уроков мистера Пейсмейкера юноша знал, что земляне помогают инопланетянам с космическими технологиями в обмен на устройства для мгновенной передачи данных на почти неограниченные расстояния. Собственно, именно благодаря этим устройствам Земля и Валориан находились на постоянной связи, хотя ходили слухи, что магорианцы могут прослушивать этот канал. Стало быть, Представительство наверняка шифровало все передаваемые по нему данные. Впрочем, в отсылаемые инопланетянам приборы тоже, по слухам, встраивались специальные чипы, так что недоверие явно было обоюдным. Кроме подобного сотрудничества развивалась и межрасовая торговля некоторыми товарами общего пользования, но она находилась в зачаточном состоянии.

В назначенное время Алесандр с вещами вышел на улицу и направился к возвышающемуся вдали над стартовой площадкой космическому кораблю. По пути его догнал мистер Пейсмейкер, чьи вещи умещались в одном небольшом чемодане, в отличие от изрядно нагруженного юноши. Пожалуй, впервые офицер получил возможность поговорить с англичанином наедине, но не спешил ей воспользоваться. Впрочем, тот сам попытался начать разговор.

- Не беспокойтесь за меня, Александр, я вам не помешаю. Конечно, у меня нет за плечами вашей физической подготовки, и летают гражданские лица вроде меня на обычных пассажирских рейсах, а не грузовых... но, тем не менее, проблем я не доставлю, уж поверьте!

Юноша промолчал. Англичанин разочаровано посмотрел на него, и остаток пути до стоящей перед кораблём кабины антигравитационного лифта не произносил ни слова. Там их уже ждал просто-таки сияющий Точинский. Правда, при виде мистера Пейсмейкера он несколько погрустнел и молча кивнул в сторону двери подъёмника, похожего на салон автомобиля с высоким потолком и поставленными друг напротив друга двумя креслами.

- Экипаж уже внутри, товарищ Честин. Мне передали, что эта самая дамочка, к которой вы направляетесь, согласилась лично встретить вас, - как обычно лениво произнёс генерал-майор, когда кабина начала с всё возрастающей скоростью взлетать к входу в корабль.

Лифт остановился перед открытым люком высотой в рост человека. Александр встал, молча отдал честь (на что Точинский даже не обратил внимания), подхватил свои чемоданы и направился внутрь. Мистер Пейсмейкер последовал за ним.

Внутри «Фелоушипа» оказалось намного уютнее, чем представлял себе офицер. Ни одного узкого прохода или тесного отсека - только просторные и удобные каюты со всем необходимым. Пол, стены и даже потолок были оббиты каким-то мягким материалом - таким, что по нему было удобно ходить и в то же время не больно падать. Тумбочки, стулья, кровать и даже настольная лампа были снабжены магнитами с регулируемой силой притяжения, что позволяло с относительным комфортом проводить время даже в случае перебоев в работе создающего искусственную гравитацию мотора. В шкафу каждой каюты висел специальный комплект одежды на случай внештатных ситуаций, а стоящий в углу проектор особой конструкции благодаря магорианским приборам мог транслировать некоторые земные каналы, пусть и не в лучшем качестве.

- Неплохо, неплохо! - довольно произнёс мистер Пейсмейкер. - Не так ли, Александр?

Офицер только вежливо кивнул в ответ, и направился в одну из свободных комнат распаковывать свои вещи, после чего пошёл знакомиться с экипажем. Тот состоял из четырёх опытнейших российских космонавтов, уже не раз летавших к далёкой звёздной системе, в которой находилась планета Валориан. Один из них сразу начал давать юноше советы по тому, как провести полёт с наибольшим комфортом, и расписывать красоты бесконечной космической глубины, а трое других в это время подготавливали корабль к запуску. Чуть погодя в кабину «Фелоушипа» вошёл и англичанин, также со всеми поздоровавшийся и присоединившийся к Александру, терпеливо выслушивающему поэму о прелестях двойных звёзд.

Наконец по кораблю разнёсся громовой голос диспетчера, объявляющего готовность к старту. Поющий дифирамбы безвоздушному пространству космонавт извинился перед слушателями, с нетерпением ждущими этого момента, пообещал ещё окончить свой рассказ и уселся в одно из кресел перед приборной панелью с сотнями различных экранов и кнопок. Александр и мистер Пейсмейкер прошли в свои каюты и приготовились к взлёту, улёгшись на кроватях и на всякий случай плотно пристегнувшись к ним ремнями.

- Пять... четыре... три... два... один... Пуск! - гремело из динамиков.

Взревели двигатели, и корабль начал набирать скорость. Александра с силой придавило к кровати, но специальный матрац снижал неприятные ощущения от перегрузок. Корпус корабля ощутимо дрожал. Где-то рядом с головой тихо шуршала система подачи кислорода, облегчающая дыхание в условиях повышенной силы тяжести. Из кабины доносились обрывки фраз, которыми обменивался экипаж и диспетчер, с трудом прорывающиеся сквозь общий шумовой фон. Впрочем, скоро офицер погрузился в звуки приятной музыки - одним нажатием кнопки у изголовья кровати он включил проигрыватель, и забылся вплоть до выхода корабля на нужную орбиту. Наконец, перегрузки стали снижаться и вскоре плавно перешли в несколько секунд невесомости, после чего включившаяся система искусственной гравитации вернула юноше его нормальный вес.

Теперь «Феллоушипу» предстояло достаточно медленно, чтобы не нарушать созданной на борту силы тяготения, лететь по орбите к оптимальной точке перехода в гиперпространство. Александр печально посмотрел на закрытые иллюминаторы в своей каюте - так как гравитация создавалась быстрым вращением отдельных частей корабля вокруг его оси, любоваться звёздами во время полёта было несколько проблематично. Правда, проектор мог, кроме земных передач, транслировать и наблюдаемые развешенными по бортам корабля камерами картины, но всё-таки это было не то... Посмотрев несколько минут на медленно вращающуюся Землю и висящий вдалеке серебристый шар Луны, юноша уже хотел было снова вернуться к прослушиванию музыки, как в дверь его каюты постучали.

- Войдите, - по-английски буркнул он, понимая, что кроме мистера Пейсмейкера сейчас вряд ли кто может его побеспокоить. Действительно, через секунду в его комнату вошёл англичанин и после пригласительного жеста сел на один из стульев.

- К сожалению, на космодроме нам мешал нормально поговорить господин Точинский, - дружелюбно начал иностранец. - Но здесь я бы хотел узнать вас получше, Александр.

- Да? И по какой же причине? - нехотя поинтересовался юноша.

- Хм... - немного замялся мистер Пейсмейкер. - Пожалуй, я думаю, что у нас есть кое-что общее. Я заметил, что вас очень интересуют магорианские кристаллы, не так ли?

- С чего вы взяли? - подозрительно посмотрел на англичанина офицер.

- Вы ещё при первой нашей встрече начали мне задавать о них такие вопросы, что иначе как интересом к этим весьма таинственным штукам ваше поведение объяснить трудно...

- Вот как... - протянул юноша, прикидывая, может ли англичанин догадываться об истинных причинах его интереса к кристаллам. - Что ж, вы правы, мне они и правда нравятся.

- Отлично, - улыбнулся иностранец. - Значит, мы можем поговорить о них в менее официальном тоне, чем мне приходилось делать это на Земле. Знаете, ведь некоторые люди называют то, что вытворяют с кристаллами магорианцы, не иначе как «магия»...

- О да! - сам того не желая, засмеялся офицер. - Но ведь так можно назвать всё, что ты не в силах объяснить, не так ли? Поэтому в научных кругах такое определение... не слишком приветствуют.

- Конечно же, вы абсолютно правы, - кивнул англичанин. - Впрочем, от названия суть не меняется, как вы считаете? И, должен сказать, некоторые фокусы, что можно сотворить с этими кристаллами, и в самом деле поражают воображение настолько, что даже самый суровый скептик будет готов поверить в волшебство...

- Вы много общались с магорианцами? - заинтересовался словами Гарольда Александр.

- Ну... не то чтобы я лично говорил с ними... - замялся англичанин. - Но, тем не менее, я на самом деле слышал достаточно интересных историй. Например, магорианцы могут спокойно проникнуть в мысли - правда, предпочитают не делать этого в тесных компаниях людей, в которых они обычно находятся. А вот оставшись наедине...

- На что вы намекаете? - вдруг резко и достаточно прямо спросил иностранца юноша.

Внезапно тот изменился в лице. Бывшее до того улыбающимся и приветливым, оно вдруг стало серьёзным и решительным. Иностранец вздохнул и неожиданно прямо сказал:

- Ладно, давайте поговорим начистоту, Александр. Я вижу, что в отношении вас это - лучшая политика... знаю на собственном опыте, можно сказать. Честно говоря, мне самому уже надоело играть. Тот магорианец - он залез к вам в голову, не так ли?

Офицер поразился неожиданному повороту разговора. Похоже, собеседник наконец-то решил открыть свои карты, и предлагал юноше сделать то же самое. Александр на несколько секунд задумался, а потом решил принять вызов - честность ему понравилась.

- Да, - сказал юноша. - Он посмотрел мне прямо в глаза, и... кажется, начал заставлять вспоминать различные сцены... скорее всего, видел их вместе со мной.

- Так я и думал, - вздохнул Гарольд. - И что было потом? Что его так удивило и напугало?

- Не могу сказать, - ответил Александр, качая головой. Рассказывать про присланный кристалл он никому не собирался, а уж про произнесенные им странные слова...

- Ладно, полагаю, теперь ваша очередь задать вопрос, - сказал Гарольд, откидываясь на спинку стула, - И я постараюсь так же быть откровенным - насколько имею право, конечно.

- Кто и зачем вас послал на Валориан? - вопрос офицера был легко предсказуем, и его собеседник ни капли не удивился. - Это... как-то связано со мной или нет?

- Да, это напрямую связано с вами, - подтвердил подозрения юноши англичанин. - Вы, думаю, понимаете, что просто так с вами возиться бы никто не стал. Я... скажем так, присматривал за вами на космодроме, и решил продолжить делать это по пути на Валориан. Мои... хм... достаточно влиятельные... эээ... знакомые помогли мне получить все необходимые документы. Что я буду делать дальше, зависит от того, насколько успешно будет наше прибытие к магорианцам.

- И вы это просто так говорите? - не на шутку удивился Александр. - Я ведь военный, а вы сейчас фактически признались, что шпионите за мной!

- Нет, - улыбнулся Гарольд. - Я не шпионю за вами, я помогаю вам. Не забывайте, вас послали служить Объединенной Земле, причём под руководством вовсе не русского начальника! Думаю, одно это должно вам прямо сказать, что какие-то государственные тайны тут не при чём. Да, я не буду скрывать - меня интересует одна вещь, но вы не можете мне её поведать хотя бы потому, что сами не знаете. Так что повторяю - я не шпион.

- И что же это за интересная информация, которой я не обладаю? - спросил юноша.

- Мы затрагивали её в самом начале нашего знакомства - почему именно вы были выбраны на это... хм... задание? - на лице англичанина и правда появилось удивление.

- Погодите... вы знаете, что меня ждёт на Валориане, не так ли? - понял офицер.

- В общих чертах... Но, к сожалению, всё может измениться в любой момент, а потому я сейчас не риску что-либо вам рассказывать. В конце концов, мисс Грейхаунд обладает великолепным умом и прекрасно справится со всем лучше меня, - ответил иностранец.

- Вы были знакомы с ней? И как она... ну, как начальник, я имею в виду? - замялся Александр. Он в какой-то момент даже испугался, что англичанин может неправильно его понять, но тот широко улыбнулся и утвердительно кивнул.

- Да, мы одно время неплохо знали друг друга, - сказал Гарольд. - Думаю, она вам понравится - в качестве руководителя, конечно же. Самое главное - постарайтесь во всём её слушаться и не спорьте с ней. Поверьте, обычно она более чем знает, что делает.

- Сомневаюсь, что у меня будет выбор, - с сожалением произнёс юноша. - Военная служба и так подразумевает беспрекословное подчинение приказам.

- Не думаю, что это ваш случай, - с достаточно серьёзным видом покачал головой англичанин. - Хватит того, что вас без спросу закинули на другую планету. Мисс Грейхаунд, полагаю, понимает это и скажет то же самое - старайтесь вести себя посвободнее. Подчиняйтесь только ей... ну и Гвендолин Рит, пожалуй. Больше никто вами командовать не имеет права, и лучше не позволять им этого.

- Гвендолин Рит? Кто это? - в приказе про женщину с таким именем ничего не было.

- Тоже отличный человек из нашего представительства. Ах, да, совсем забыл... - Гарольд легонько хлопнул себя по спадавшим на лоб волосам. - Я слышал, что они с мисс Грейхаунд на ножах... Скажем так, представляют интересы различных влиятельных групп...

- То есть я должен разрываться на два фронта? - нахмурился офицер.

- Нет, вовсе нет! Я и правда несколько подзабыл текущее положение дел... В общем, так: вас отправили к мисс Грейхаунд, и она - ваш начальник. Но по возможности постарайтесь не ссориться и с Гвендолин Рит - насколько вам позволит ваша работа, разумеется.

- Спасибо, - поблагодарил англичанина Александр.

- Не за что, - улыбнулся тот в ответ. - Ладно, я пойду. Кажется, скоро опять придётся пристёгиваться... Ещё поговорим, - он встал и направился к себе в комнату.

Александр также поднялся с места и проводил гостя до выхода в коридор. Предложив поговорить начистоту, тот в самом деле заслужил уважение офицера - тем более, что сам рассказал куда больше, чем узнал от собеседника. Конечно же, юноша понимал - полностью откровенным иностранец с ним не был... да и быть не мог. Но и сам Александр рассказал Гарольду далеко не всё, так что они были квиты. Зато теперь юноша мог с уверенностью сказать, что в этом путешествии у него появился если не хороший друг, то хотя бы приятель.

Вскоре из динамиков зазвучал голос одного из членов экипажа, предупреждающий о начале перехода в гиперпространство. Александру пришлось вновь лечь на кровать и пристегнуться к ней, так как возникающие при разрыве измерений перегрузки были никак не слабее тех, что сопровождали взлёт. Вначале корабль сильно тряхнуло, потом он завибрировал, от чего по внутренним отсекам разнёсся противный дребезжащий звук и, наконец, с громким хлопком полностью прошёл в только что созданную перед собой пространственную воронку. После нескольких минут разгона до нужной скорости и перехода на расчётный курс всё, наконец, упокоилось. В ближайшие дни «Фелоушип» должен был двигаться по прямой, а затем, повторив свой манёвр, выйти из гиперпространства на орбите Валориана.

Время летело быстро. Экипаж корабля был свободен от работы, если не считать периодические проверки и корректировки курса. Вследствие этого Игорь, как звали словоохотливого космонавта, постоянно надоедал Александру и Гарольду своими историями и восхищенными возгласами. Впрочем, порой его истории действительно были интересными, а то и смешными, и оба пассажира не высказывали своего недовольства, предпочитая сидеть и слушать его вполуха.

Офицер и средних лет англичанин действительно подружились. Гарольд теперь был достаточно откровенным и не пытался намёками привести разговор к нужной теме, на что Александр отвечал взаимностью. Он рассказал свою историю, умолчав только о самых неприятных... и самых загадочных её моментах, а взамен узнал кое-что об иностранце. Гарольд не слишком распространялся о своём начальстве, хотя в то же время сказал, что далеко не в восторге от него, но сделать ничего не может. Кажется, в прошлом англичанина поставили в ситуацию, когда выбора у иностранца просто-напросто не было, и он вынужден был согласиться на задание, к которому относился крайне негативно. С тех пор прошло около восемнадцати лет, и до сих пор Гарольду приходится участвовать в достаточно сомнительных авантюрах. У англичанина была семья, но работа сильно влияла на его личную жизнь, и с родными он виделся не так часто. В общем, после рассказа иностранца Александр абсолютно уверился, что работает тот в английских спецслужбах. Гарольд не стал разубеждать юношу, просто ещё раз повторил, что в данном случае не пытается выведать какие-то российские секреты, а, как и офицер, трудится на благо Объединенной Земли.

Вечерами, а точнее - во время, считающееся на покинутой им Земле вечером, Александр обычно закрывался в своей комнате и доставал кристалл. Он по-прежнему не решался надеть странную вещь на шею перед сном, предпочитая прятать подарок неизвестной персоны глубоко в тумбочку, но сейчас любовался камнем куда чаще и дольше, чем раньше. Теперь он любил зажимать кристалл в кулаке и что есть силы размахивать им, после чего в воздухе ненадолго оставался ярко-красный чуть светящийся след. Несколько раз он даже шептал те странные слова, что позволили ему ненадолго проникнуть в разум магорианца. От них, правда, не было никакого толку - по всей видимости, они как-то работали только при наличии рядом живого существа. Впрочем, Александр помнил, что в том загадочном сне им была произнесена и ещё одна фраза, закончившаяся гибелью человека. Порой офицер хотел посмотреть на её эффект... но постоянно себя останавливал, не в силах забыть ужасное чувство вины, некоторое время преследовавшее юношу после страшного видения.

Но вот корабль, наконец, достиг точки выхода из гиперпространства. После очередной серии перегрузок «Фелоушип» появился на орбите Валориана и начала медленно двигаться к магорианской орбитальной станции, бывшей целью его путешествия. Александр с интересом наблюдал изображение с камеры за бортом корабля, передающей картинку вращающейся планеты размером чуть поменьше Земли. Два огромных континента с кучей мелких островов между собой как раз друг за другом выплывали из-за голубоватой полоски атмосферы навстречу кораблю. Над едва виднеющемся восточным материком клубились серые облака, ясно говорящие о мощном грозовом фронте, бушующем сейчас в тех краях, но расположенный недалеко от берега западного континента Крель-Шамб находился в полной власти яркого света местного солнца, очень напоминающего земное.

- Нам, пожалуй, пора готовиться к вылету, Александр, - голос Гарольда привёл в чувство офицера, задумчиво глядящего на планету, которой предстояло стать его домом на неизвестный юноше срок.

Александр кивнул и начал быстро собирать свои вещи, после чего переоделся в специальную одежду, висевшую в шкафу. Она представляла собой плотную белую куртку, практически не проводящую тепло, сделанные из того же материала перчатки, недлинные штаны, высокие сапоги и шлем. Все компоненты этой формы плотно прилегали друг к другу и застёгивались специальными застёжками с питающимися от встроенного аккумулятора миниатюрными электромагнитами, что практически полностью исключало возможность разгерметизации. Ботинки так же были снабжены магнитными подошвами, а в шлеме над головой располагался баллон со сжатым воздухом, что делало его высоким и вызывало обманчивое впечатление огромности лба носящего костюм человека.

Надев эту одежду, офицер окончательно попрощался по радио с экипажем (пожать друг другу руки и пожелать удачи пассажиры и космонавты успели ещё перед выходом из гиперпространства). Затем он встретил вышедшего из своей кабины одетым в такой же костюм Гарольда и прошёл с ним до ведущих в грузовой отсек дверей. Юноша и англичанин включили магнитные подошвы у ботинок и стали ждать, когда экипаж остановит систему искусственной гравитации. Постепенно вес начал покидать их, и только магнетизм позволял передвигаться относительно комфортно. Бывшие пассажиры, готовящиеся стать на несколько часов космонавтами, взялись за ручки своей невесомой клади и прошли через открывшиеся двери к «Звезде», стоящей в специально для неё предусмотренном отделении грузового отсека.

Снаружи корабль для околоземных полётов был похож на две сложенные друг с другом неглубокие тарелки, имеющие полукруглую выемку с одного краю. Там, где у тарелок были днища, их пересекала кабина, напоминающая по форме большое яйцо, лежащее на боку - именно до его острого конца и доходила выемка. Снизу, под круглыми крыльями аппарата (которыми на самом деле и были тарелки) находились два длинных сигарообразных двигателя, боком прилегающие вплотную к нижней части кабины, а за ней и над крыльями возвышался небольшой стабилизатор.

«Звезда» висела посредине двух длинных железных мостов, дававших возможность подойти прямо к её кабине, даже не становясь на крылья. Гарольд начал закреплять в багажном отделении, находившемся за четырьмя предназначавшимися для пилотов и пассажиров креслами, единственный свой чемодан, а так же вещи офицера. В это время Александр, который в Институте изучал типовую операционную систему установленных на подобных аппаратах компьютеров, подготавливал «Звезду» к старту. Никаких особых навыков им с англичанином не требовалось - автопилот брал на себя все расчёты и управление кораблём, а сидящие в кабине люди должны были только следить за его работой и описывать следующее задание после выполнения предыдущего.

Когда к запуску всё было готово, Александр и Гарольд сели в удобные кресла, отключили магнитные подошвы своих ботинок и пристегнули ремни безопасности. Несколько минут они ждали, пока закончится обмен данными между «Звездой» и «Фелоушипом», будет откачан воздух из грузового отсека и откроются ведущие в открытый космос створки. Наконец, их корабль для околоземных полётов отсоединился от мостов и начал медленно выплывать навстречу холодной пустоте орбиты Валориана. Отдалившись на сотню метров от «Фелоушипа», автопилот включил на полную мощность двигатели, и небольшой летательный аппарат рванул к планете, стараясь поддерживать испытываемые людьми на борту перегрузки на приемлемом постоянном уровне.

Постепенно картины чёрной глубины с немерцающими звёздами сменились проносящимися мимо небольшими облаками и всё приближающейся поверхностью планеты. Поначалу «Звезда» спускалась с достаточно крутым наклоном в районе экватора планеты, но, достигнув высоты в полсотни километров, постепенно стал поднимать нос к горизонту. У самой поверхности Валориана корабль окончательно выровнялся и направился на постоянной высоте к своей цели - магорианскому космодрому Крель-Дар.

Перегрузки закончились, и оба пассажира несколько расслабились, наблюдая через выемку перед ними в крыльях за проплывающими внизу джунглями, периодически сменяющимися небольшими поселениями. Чем севернее они находились, тем более крупными становились магорианские города - у экватора на Валориане практически никто не жил из-за очень жаркого климата. Наконец, показался Гар-анташ, Великий Лес - самая большая незаселенная область в средних широтах, находящаяся южнее Крель-Шамба. По магорианским поверьям за сохранностью этого леса следили сами боги, издавна не позволяющие излишне вырубать, а тем более заселять эту территорию. Впрочем, было сохранности древесного массива и более прозаическое объяснение - здесь добывалось множество ценнейших материалов, используемых магорианцами в производстве различных товаров (в первую очередь - кристаллов). Инопланетяне очень заботились об экологии своей планеты и возобновлении её ресурсов, а потому старались не брать от природы больше, чем она способна восстановить.

Внезапно корабль сильно тряхнуло. Александр и Гарольд испугано переглянулись. Компьютер протяжно запищал, и на экране высветилось предупреждение о незначительной поломке в правом двигателе. Офицер попытался выяснить, что конкретно произошло, но тут англичанин толкнул его в плечо и быстрым жестом указал вперёд. Юноша мгновенно бросил взгляд в указанном направлении - и обомлел. Спереди к кораблю двигался какой-то странный объект, по форме напоминающий сверкающий в лучах солнца металлический шар. Он прошёл прямо под кабиной - и вновь «Звезду» потряс мощный удар, на этот раз сопровождающийся воем пожарной сирены и сообщением о возгорании в системе подачи топлива, которое, правда, достаточно быстро удалось потушить. Александр глянул на радар и понял причину, по которой автопилот даже не уклонился от объекта. Компьютер просто-напросто не мог идентифицировать его и посчитал невозможным, так как тот слишком быстро двигался для статического препятствия, был очень мал для другого летательного аппарата и, в отличие от ракеты, не подавал признаков наличия у себя какого-либо источника энергии. Схватив в руки штурвал, офицер попытался вручную уклониться от странного объекта, уже начавшего разворачиваться для очередного захода. К сожалению, тот явно обладал каким-то собственным разумом, так как сам совершил хитрый манёвр и вновь ударил корабль, на этот раз просто-напросто оторвав левый двигатель. На экране появился длинный список повреждений и рекомендаций, из которых разумной была только одна - немедленной катапультирование. Александр обернулся к англичанину и увидел, что тот беспокойно мечется глазами по всей кабине, пытаясь понять ситуацию.

- Нам нужно прыгать! - прокричал юноша через вой вновь заработавшей пожарной сирены, почему-то посчитавшей отсутствующий уже двигатель объятым пламенем.

- Хорошо, я готов! - несколько удивившим юношу своим спокойствием тоном ответил Гарольд, откидываясь в кресле. Впрочем, Александр походя сообразил, что от сотрудника спецслужб ничего, кроме хладнокровия даже в экстремальной ситуации, ждать и не приходится, и со всей силы плюхнулся рукой на большую красную кнопку.

Секунду юноша и англичанин слышали только сирену... а потом к её вою присоединился писк компьютера, сообщающего о невозможности открыть кабину и, следовательно, катапультировать пилотов.

- Проклятье! - вырвалось у Александра. - Какого чёрта? Работай, ты, ошибка мироздания!

Он вновь яростно ударил по красной кнопке. Эффект был прежним. Они не могли покинуть корабль, а значит обречены были либо посадить эту штуку, либо разбиться. Причём второй вариант был явно в разы вероятнее первого - атакующий корабль шар уже вновь устремлялся к «Звезде», и с очередной встряской та лишилась и второго двигателя тоже. Тут уже включилась система автоматического катапультирования, но и она раз за разом натыкалась на невозможность открытия кабины, после чего перезапускалась, и всё повторялось сначала. Александр схватился обеими руками за бешено прыгающий штурвал, отключил компьютер и попытался вспомнить все навыки, оставшиеся от игры в детстве в авиасимуляторы. К сожалению, их явно было недостаточно - «Звезда» сорвалась в штопор. Загадочный шар ударил корабль ещё раз... Офицера откинуло назад в кресле, и ему почему-то остро захотелось схватить кристалл... К несчастью, добраться до того было в принципе невозможно, так как он находился во внутреннем кармане спецодежды... Несмотря на шлем, в глазах юноши вдруг начало темнеть... Он почувствовал, что теряет сознание... Рука сама собой протянулась к тому месту, где был спрятан камень... Послышались далёкие слова - Александр не мог разобрать, Гарольд ли что-то ему кричал, или сам он полностью потерял контроль над своим телом... И всё вокруг окончательно погрузилось во мрак.

Холодно. Вокруг свистит гонящий снежные хлопья ветер. Дорогу замело, но нужно идти. Найти её. Задать ей вопрос. Смеркается, но я успею до наступления темноты. Проклятье, как же трудно ходить по глубокому снегу! Впрочем, ничего, вот уже видна деревня... Её деревня.

Из спускающейся на землю ночи медленно выплывают, едва различимые сквозь пелену снега. Над всеми стоит дым, где-то лает собака. На улице не видно ни души - впрочем, и не удивительно: кто в такую погоду высунется на улицу? И это хорошо - никто не будет мне мешать, не сможет предупредить её... Но всё-таки лучше идти осторожно... Первая изба, вторая, третья... Она должна быть где-то здесь... Да, кажется, вон в той, просторной и с длинной трубой. Сейчас подойду поближе...

Ответа на глухой стук в дверь нет. Пожалуйста, открой, не заставляй меня... Ладно, постучу погромче... Ещё раз... Да, кажется, слышатся чьи-то шаги... Дверь открывается...

Стоящая на пороге очень симпатичная женщина в длинном платье и c двумя косами, сплетёнными в нечто, напоминающее корону, вскрикнула и попятилась назад. Александр посмотрел на неё и тихо, стараясь сделать голос как можно более мягким, сказал:

- Глупо было прятаться здесь, Мария. Видишь, я нашёл тебя. Прошу, отдай мне его, и покончим с этим. Вместе вернёмся в мой особняк, и снова будем счастливы.

Женщина прижалась к стене, но её лицо из очень испуганного вдруг начало становится торжествующим. Мария оскалилась в улыбке, смешивающей радость и злобу, и рассмеялась:

- Давай, ищи, его здесь нет! Ищи, ищи, трать время впустую! Тебе его никогда не найти, слышишь? Никогда! Ты можешь залезть в мою память, можешь пытать меня - делай что хочешь, но я сама не знаю, где он теперь!

- Что? Ты лжешь! - в ярости вскричал Александр и бросился вглубь дома, сопровождаемый громким, почти сумасшедшим, смехом женщины. Офицер обыскал одну комнату, другую, третью... Вот он заметил стоящую в углу детскую люльку, и душа его наполнилась зловещей радостью. Он подбежал, сдёрнул маленькое одеяльце... и взревел от гнева - вместо ожидаемого ребёнка в люльке лежали лишь скомканные тряпки... Александр кинулся назад и схватил всё ещё смеющуюся Марию за плечи.

- Говори, где он! - закричал он, и ударил женщину об стену избы с такой силой, что с находившейся рядом полки свалилась и вдребезги разбилась вся посуда.

- Посмотри сам, что ты медлишь? - смеялась Мария. - Залезь ко мне в голову так же, как залез к Всеволоду! Я знаю, что он и не думал на тебя нападать, ты убил его без всякой на то причины - убил только за то, что он поцеловал меня! Но своего сына ты не убьёшь!

- Он мне не сын! - проорал Александр и уставился женщине прямо в глаза. Казалось, та сама помогала ему проникнуть в свой разум, желая показать воспоминания.

Офицер увидел, как Мария, завёрнутая в ту же шубу, что и ранее, отдавала кричащий свёрток какой-то старой женщине посреди заснеженной улицы. Из её глаз текли слёзы, руки дрожали, но она старалась держать себя в руках...

- Позаботься о нём, - умоляющим голосом говорила Мария. - Увези его далеко отсюда, спрячь так надёжно, как только сможешь! Не говори мне, куда направляешься, ибо я знаю, что Александр рано или поздно найдёт меня.

- Мария, почему ты не можешь поехать со мною, это же твой сын? - спросила старуха.

- Я должна навести мужа на ложный след... Надеюсь, это сработает, и, когда он кинется за тобой в погоню, будет уже поздно... А теперь уезжай, умоляю, я не вынесу ещё одно взгляда на моего мальчика... И да хранит вас обоих Господь!

Она перекрестила своё дитя, и, отвернувшись, поспешила в надвигающуюся метель, баюкая в руках напоминающий ребёнка, но на самом деле набитый тряпками, свёрток.

- Ты... ты знаешь, где он, ты должна знать! - проревел Александр, покинув сознание Марии. - Я тебя знаю, ты не могла просто так отдать его! Говори! Говори сейчас же!

- Ты всё видел, - засмеялась та в ответ. - Мне было тяжело... очень тяжело... Так, что ты, бессердечная тварь, даже не можешь себе представить! Но я знала, что это единственный выход, и я решилась! У меня не было выбора, и я отдала его, и теперь сама не знаю, где он!

- Нет... нет... - прорычал офицер, отступая пару шагов назад. - Я не мог...

- Ты ошибся! Я провела тебя! - женщина зло уставилась на мужа. - Я! Провела! Тебя!

Внутри Александра смешались ненависть, горечь, злоба и... внезапно возникшее откуда-то чувство любви... Он вдруг почувствовал себя очень плохо, его будто выжигало изнутри... И, пытаясь погасить эту боль, он умоляющим голосом прошептал:

- Ладно, ты победила... ты спасла его... давай вернёмся и забудем обо всём...

- Что? Ты совсем рехнулся, Александр? - лицо Марии скривилось в страшной гримасе, будто она видела перед собой крайне омерзительное зрелище. - После всего, что произошло, ты предлагаешь мне вернуться? Вернуться и быть с тобой? Ты... заставил меня пойти на такое... и теперь... Нет, гадина, ты до скончания веков будешь мучаться один-одинёшенек! Ты уйдёшь в забвение, рано или поздно ты сгинешь навсегда, и твой сын никогда не узнает, каким чудовищем был его отец! Впрочем, ты был прав - он не твой сын, а только мой. Прощай, Александр. Я знаю, что ты сейчас сделаешь, так что... прощай и мучайся. Без меня.

- Avada Kedavra! - взревел офицер, выкидывая вперёд руку, но не видя ничего, кроме лица Марии, по-прежнему полного зловещего торжества. На мгновение бледную кожу женщины осветил зелёный свет, а потом её тело с глухим стуком упало на пол избы...

Глава 4. Первый день на Валориане

Сперва Александр почувствовал сильную головную боль. Потом - что задыхается и что ему очень жарко. Офицер сделал несколько глубоких вдохов. Дыхание восстановилось, головная боль ослабла, и даже мучавшая юношу жара немного спала. Тут он осознал, что всё ещё не открыл глаза. С трудом подняв веки и несколько раз моргнув, Александр понял, что лежит на земле, всё ещё находясь в шлеме и прочей спецодежде. В голове всё плыло, и, чтобы восстановить в памяти хотя бы события последних часов, ему пришлось снова зажмуриться и крепко задуматься. Наконец, юноша кое-как пришёл в себя, встал и осмотрелся.

Хорошей новостью было то, что он выжил. Александр сам не знал, как ему удалось спастись из падающего корабля, но находящаяся недалеко груда покореженного железа прямо говорила, что штатной посадкой тут и не пахло. Первым делом офицер снял шлем, и только тут заметил, что сжимает в правой руке кристалл. Тот выглядел вполне обычно и ни капельки не думал светиться, но юноша готов был поклясться - минуту назад камень наверняка излучал свет, вызывая в разуме очередной кошмар. И, пожалуй, самым разумным объяснением его чудесного спасения была именно помощь загадочного подарка. Александр помнил, что он тянулся к кристаллу в последние сознательные моменты полёта. Стало быть, тот сам каким-то образом оказался у него в руке, и помог оказаться на поверхности планеты до того, как «Звезда» превратилась в кучу металлолома. Но если юноша здесь, то где же...

- Гарольд! - вырвался из уст офицера крик, на который не последовало ответа.

Александр кинулся к обломкам корабля и оббежал их по кругу. Результат беглого осмотра оказался не утешительным - если англичанин не покинул борт судна вместе с юношей, то сомнительно было обнаружить даже хоть какие-то его останки. Но если сам офицер жив... В голове Александра мигом пролетели сотни самых фантастических способов, которыми иностранец мог уцелеть. Он ещё несколько раз прокричал имя Гарольда, но тщетно. И, в конце концов, офицер вынужден был признать страшную правду - он единственный выжил в катастрофе, и наверняка сделал это благодаря кристаллу.

Александр расстегнул костюм, и к его вспотевшему телу наконец-то рванул воздух, хоть и бывший достаточно тёплым, но всё равно освежающий юношу. Он ещё раз окинул взором место катастрофы - не уцелело ли что-нибудь из вещей. К сожалению, надеться на это было столь же глупо, как и на выживание иностранца - всё содержимое чемоданов наверняка было сейчас намертво вмуровано в груду покореженного и местами даже расплавленного железа. Впрочем, единственное, что сейчас действительно требовалось Александру - компас. Он понимал, что по направлению падения «Звезды» ориентироваться будет крайне ненадёжно, так как вошедший в штопор корабль мог повернуться как угодно. Значит, придётся искать направление на север и, соответственно, к Крель-Шамбу без всяких приборов. В этом офицеру помогло то, что он помнил положение местного солнца, замеченное им ещё на орбите планеты. Представив так же карту Валориана, он в уме просчитал широту своего текущего местоположения и смог примерно определить стороны горизонта.

Впрочем, пока Александр не спешил воспользоваться полученной информацией. Он понимал, что катастрофу вполне могли заметить какие-то магорианские службы - если, конечно, корабль по каким-то причинам не был атакован самими инопланетянами. Офицер прекрасно осознавал, что всё произошедшее вряд ли являлось случайностью, а атаковавший корабль странный объект, очевидно, был рукотворным и обладал, как минимум, собственным искусственным интеллектом, а то и вообще управлялся разумным существом. Стало быть, исключать вероятность вины в нападении на «Звезду» правительства Валориана было нельзя - как, впрочем, и полную его непричастность к случившемуся. Поэтому он решил подождать на месте крушения до вечера и, в случае отсутствия экспедиции, призванной расследовать причины катастрофы, попытаться добраться до представительства Объединенной Земли самостоятельно.

А пока Александр сел на землю и, стараясь не смотреть на обломки корабля, начал выдумывать историю своего чудесного спасения. Конечно же, про кристалл говорить кому-то крайне опасно, это вызовет ненужные вопросы и подозрения. Отвечать, что он не знает, каким образом спасся, просто-напросто глупо. В голову юноши ничего путного не лезло, и он в замешательстве уставился на окружающую его природу...

Великий Лес Валориана был заполнен в основном напоминающими пальмы деревьями всех размеров - от небольших увенчанных широкими листьями кустарников до громадных уходящих ввысь растений. Деревья стояли не слишком близко друг к другу, но, тем не менее, благодаря их большим кронам внизу царил полумрак, спасающий от лучей палящего солнца. Из причудливого переплетения ветвей далеко вверху слышались звуки постоянно бурлящей жизни - непрекращающийся стрекот, громкие пронзительные крики, тихое шуршание. Жужжали насекомые, где-то со свистом проносились птицы, вдалеке порой раздавались громкие звуки, напоминающие завывания огромной трубы.

Мысли офицера уже давно отошли от обдумывания объяснения своему спасению. Сначала он снова вспомнил Гарольда. Если бы юноша схватил англичанина за руку перед тем, как потерять сознание - смогли бы они спастись вместе? Или, может, иностранец наоборот не позволил ему покинуть корабль? Ответа на этот вопрос офицер не знал - и, честно говоря, знать не хотел, чтобы не мучить себя дополнительными размышлениями, имел ли он право вот так бросить Гарольда погибать на падающей «Звезде». Конечно, всё произошло помимо воли Александра, однако на душе офицера скребли кошки.

Затем в сознании юноши всплыл тот сон, что опять навеял на него странный кристалл. Причём это видение было ещё ужаснее, чем предыдущее - офицер знал, что в нём он охотился за собственным сыном и убил свою жену. Последние слова женщины, называющей его чудовищем, всё ещё звучали в глубине разума Александра - неужели он и правда какой-то монстр, способный на подобные злодеяния? Почему во сне он совершает такие поступки, на какие в обычной жизни никогда бы не решился? По какой причине он хотел убить собственное дитя ещё в младенческом возрасте? И... проклятье, кто же он такой, что может проникать в память людям и убивать всего лишь произнесением пары слов?

- Что же ты за зло? - вслух спросил Александр, глядя на кристалл. - Или, может, зло - это я, а ты всего лишь показываешь мне, насколько я плох? Но если я настолько ужасен - зачем ты спас мою жизнь? И кто же тебя послал? Неужели он знал, что я буду видеть такие кошмары? А может, он предвидел, что я могу стать подобным... чудовищем, и ты призван помочь мне одуматься?

Александр уже не мог, как он делал это раньше, просто так откреститься от творящихся с ним странностей. Слишком многое указывало на то, что либо подарок, либо он сам - а может, они оба - необычен и, возможно, даже уникален. И опять он возвращается к тому вопросу, что интересовал не только его, но и англичанина - почему именно юноша был послан на Валориан, а не кто-то ещё из миллиардов людей на Земле?

Одно время офицеру вдруг захотелось просто-напросто выбросить кристалл и забыть о нём, как о страшном сне - и о двух ужасных видениях, кстати, тоже. Но опасения в этом случае действительно стать именно таким, каким он видел себя во снах, остановили его. Если неизвестный и правда думал, что кристалл поможет Александру найти правильную дорогу в жизни, то юноша просто-напросто обязан не расставаться с загадочной вещью. А если кристалл и правда является злом... что ж, тогда остаётся надеяться, что юноша сумеет перебороть его и вовремя остановится, поняв опасность и всё-таки избавившись от подарка.

Придя к такой мысли, он уже хотел положить кристалл в карман, как из окружающего его леса донёсся приближающийся шум, будто какое-то большое животное бежало в направлении офицера. Юноша мгновенно вскочил на ноги и впился глазами в высокие деревья с толстыми стволами, загораживающие от него источник звука.

Внезапно между деревьями мелькнуло тёмное пятно, быстро исчезнувшее за группой стоящих поодаль низкорослых растений с широкими листьями, затем к издаваемому бегущим животным шуму прибавилось шуршание листвы. Через пару секунд прямо на офицера выскочил большой олень - или, по крайней мере, очень похожее на него Валорианское животное. Между ветвистых рогов зверя торчали только что оборванные ими листья, а лоснящаяся шкура имела бурый окрас. Не сбавляя ходу, олень бросил на человека беглый взгляд, немного повернул в сторону и кинулся к зелёной полосе растений позади Александра. Одним прыжком животное перемахнуло через эту живую изгородь, после чего звук стучащих по земле копыт сменился плеском воды - по всей видимости, в той стороне тёкла неглубокая речушка.

Но восхищаться грацией оленя офицеру не пришлось - встревоживший Александра звук издавали не только копыта длинноногого животного. Сразу за травоядным зверем из кустов выпрыгнуло явно куда менее дружелюбное к человеку существо. Ростом оно было примерно с оленя, обладало собачьим телом и непропорционально большой уродливой крысиной головой с выдающимися из распахнутого рта четырьмя длинными острыми клыками. Маленькие глазки яростно бегали, оценивая силу и направление следующего прыжка, а ноздри жадно втягивали воздух, пытаясь учуять жертву.

Внезапно хищник, уже хотевший было последовать за оленем, остановился в замешательстве. Он непонимающе начал принюхиваться, и вдруг, повернувшись к офицеру, издал глухое рычание. Александр понял, что снова попал в беду - у него не было никакого оружия, а зверь явно собирался атаковать юношу. Хищник немного пригнулся и начал готовиться к прыжку, но тут в голову офицера быстро пришёл план. Он приставил одну из снятых ранее перчаток к рукаву спецодежды и задвинул отвечающий за силу притяжения ползунок влево до упора, резко изменив тем самым полярность магнита. Перчатка вылетела вперёд подобно снаряду и ударила животное прямо в морду, заставив обижено мотнуть головой и отпрыгнуть назад. Но так просто отступать хищник не собирался. Он снова угрожающе зарычал и начал медленно сокращать дистанцию между собой и юношей. Тот схватил вторую перчатку и повторил свой манёвр, но зверь и на этот раз отказался убегать, только отпрыгнул подальше и яростно завыл.

Александр понял, что дела у него плохи - бесконечно что-то швырять в животное было нельзя, спасаться бегством - глупо, а пытаться сражаться в ближнем бою - безнадёжно. И тут он вновь вспомнил про кристалл - сможет ли тот спасти его жизнь ещё раз? Юноша выхватил камень и направил на животное. Подарок внезапно засверкал ярким светом, но больше ничего не произошло. От вида кристалла хищник несколько опешил, но, видя, что тот не представляет никакой опасности, снова осмелел. Александр начал быстро думать, что же ему делать... Видимо, от него требовались какие-то слова... Но лезть в разум мечтающего съесть тебя зверя точно было бесполезно, а больше офицер ничего путного с камнем никогда не вытворял... Точнее, вытворял два раза, но только во сне, и отлично помнил последствия... Даже слишком хорошо. Он не хотел делать это, но другого выбора у юноши не было... Ситуация складывалась не в его пользу, и Александр решился. Попытавшись вспомнить все свои ощущения из видений, он громко и уверено прокричал:

- Avada Kedavra! - после чего на всякий случай отпрыгнул в сторону.

Из неимоверно ярко светящегося красным кристалла в уже хотевшее кинуться на юношу животное ударил зелёный луч. В то же мгновение из носа зверя хлынула кровь, и он издал громкий жалобный вой. Поджав хвост и продолжая стонать на все лады, хищник кинулся прочь от Александра в том же направлении, что и олень, сопровождаемый звуком плещущейся воды.

Юноша удивлённо глянул зверю вслед. С одной стороны он был поражён случившемся - если в своих снах оба раза он убил живое существо с помощью сотворённой зелёной вспышки, то сейчас хищник остался жив. Но с другой точки зрения офицер был просто несказанно счастлив - ведь это значило, что он вовсе не так страшен, как был в своих видениях! По крайней мере, моментально лишить животное жизни, произнеся лишь пару слов, он не способен. А потому, возможно, он на правильном пути. Эта мысль ещё больше уверила Александра в том, что он поступил правильно, оставив кристалл. Но в любом случае продолжать смотреть с его помощью кошмары юноша не собирался, и твёрдо решил днём постоянно носить подарок с собой в кармане или на шее, но ночью надёжно запирать камень.

После битвы с хищником юноша почувствовал жажду и вспомнил, что уже давно не ел и не пил. Соблюдая осторожность, чтобы не наступить случайно на что-нибудь инопланетное и опасное, он прошёл за длинную полосу небольших кустарников. Там и в самом деле текла неглубокая речушка с кристально чистой водой, оказавшейся очень приятной и на вкус. Вдоволь напившись, офицер заодно умылся и окончательно избавился от чувствуемого ещё после пробуждения ощущения жара. Ничего съестного он, правда, искать не решился. Конечно же, на деревьях или кустарниках могли быть какие-то плоды и ягоды, но за их съедобность ручаться никто не мог.

И тут Александру снова повезло. Послышался приближающиеся плеск воды, и недалеко от юноши вновь появился олень - может быть, не тот самый, за которым гнался отогнанный офицером зверь, но очень похожий на него. По всей видимости, животные в Великом Лесу не были слишком пугливыми - сначала хищник без раздумий напал на человека, а теперь олень, не обращая на Александра никакого внимания, подошёл к одному из невысоких деревьев у речки и стал жевать свисающие с него длинные фиолетовые плоды. Только когда юноша осторожно подкрался к животному достаточно близко, то мотнуло головой, сломав пару веток с инопланетными фруктами, и небыстрым бегом удалилось назад, вверх по реке.

Офицер оторвал один из плодов и аккуратно разрезал его на две половинки - к счастью, из рукава спецодежды можно было извлечь короткий нож на случай внештатной ситуации. Внутри оказалась мякоть, такая же фиолетовая, как и сам плод, и чем-то напоминающая мякоть банана на вид. Юноша нерешительно откусил кусочек... и моментально слопал оставшуюся съедобную часть фрукта - вкусом тот скорее походил на сладкую грушу.

Утолив голод ещё парой фиолетовых плодов, Александр вернулся к месту крушения и стал ждать вечера, отгоняя от себя неприятные мысли об ужасном сне и судьбе Гарольда, и пытаясь думать о своём спасении. Ему наконец-то пришла на ум относительно вменяемая идея, объясняющая чудесное избавление юноши. Он успешно катапультировался и приземлился вместе с креслом в километре от катастрофы. Затем, надеясь на поисковую экспедицию, юноша пошёл к разрушенной «Звезде», падение которой он видел, спускаясь на парашюте. Кресло же наверняка куда-то утащили местные звери, заинтересованные странным предметом. Гарольд... Гарольд просто-напросто не смог последовать за офицером из-за какого-то сбоя в системе... Разумеется, рассказ был не слишком стройным и логичным, но, за неимением лучшего, офицер решил принять его на вооружение, пока в голову не придёт ещё какая-нибудь история.

Так Александр провёл ещё пару часов. Он задумчиво оглядывал плывущие вверху облака, затем переводил взгляд на кроны высоких деревьев, потом спускал его до кустарников у берега реки, после чего поворачивал голову и вновь постепенно поднимал глаза к облакам. При очередном созерцании куда-то тащащейся по небу ваты юноша заметил то, что заставило его подпрыгнуть и радостно замахать руками. Прямо к нему летели три металлические пирамиды. Странные объекты остановились над местом катастрофы и стали медленно снижаться, еле слышно жужжа и создавая под собой лёгкий ветерок. Александр отошёл в сторону, и одна из пирамид села на землю прямо перед ним. Посредине блестящего металлом летательного аппарата был сплошной ряд стёкол, позволяющих видеть семерых магорианцев, сидящих в удобных кожаных креслах. Впрочем, офицер быстро понял, что инопланетян в пирамиде было только четверо, а остальные трое были людьми. Две белокожие женщины выглядели скорее европейками, а мужчина имел азиатскую внешность.

Как только в боку летательного аппарата перед юношей отъехала в сторону дверь, земляне первыми кинулись наружу и удивлённо уставились на несколько замявшегося Александра. Женщина среднего возраста с каштановыми волосами, стянутыми сзади в единый пучок, первой нарушала тишину:

- Поверить не могу, он жив! - всплеснув руками, проговорила она радостным голосом. - Александр Честин, не так ли? Очень, очень приятно! Мы так волновались, когда узнали об этой катастрофе... Я сразу же распорядилась организовать эту экспедицию, но она несколько задержалась, конечно... Эти магорианские пирамиды такие медленные!

- Мисс Елена Грейхаунд? - догадался Александр, протягивая руку, которую женщина с улыбкой легонько пожала, приветливо кивая головой.

- Хелен, если вы не возражаете - я предпочитаю английское произношение. Да, вас направляли именно ко мне, и я до сих пор не могу поверить, что, несмотря на эту ужасную катастрофу, вы уцелели и, как я вижу, даже не ранены, - протараторила она.

- Это всё, конечно, очень трогательно, - презрительно прорычал мужчина с азиатской внешностью, - но я рискну сказать, что мир вовсе не вертится вокруг вас, Честин. Выжили вы - ну и ладно, нет - в сущности, для нас невелика потеря. Так что знайте своё место.

- Заткнитесь, Йоши, - осадила его мисс Грейхаунд. - Кажется, пока что я являюсь главой Представительства, и сама буду указывать место своим подчинённым, и особенно - вам!

- Я вам не подчиняюсь, Грейхаунд, - фыркнул азиат, и его лицо стало крайне злобным.

Тут в разговор вмешалась вторая женщина, примерно одинакового возраста с мисс Грейхаунд, но с чуть повыше её и с рыжими волосами, спадающими на плечи.

- Знаешь, Хелен, ты и правда переходишь черту, давая указания моему сотруднику. А ты, Такуми, действительно в данной ситуации должен держать свой длинный язык за зубами, вот тебе мой приказ, - повелительно произнесла она, и, улыбнувшись Александру, добавила:

- Я тоже рада с вами познакомится, господин Честин. Меня зовут Гвендолин Рит.

Японец - а именно им был, судя по имени, азиат - промолчал, но демонстративно вернулся в пирамиду и уселся на самое далёкое от входа кресло. Мисс Грейхаунд же бросила на Гвендолин Рит беглый взгляд и, стараясь сохранять мягкость в голосе, произнесла:

- Не забывай, Гвендолин, что Александра прислали именно ко мне, да и ты всё-таки мой заместитель, а вовсе не альтернативная начальница нашей конторы. Но не будем сейчас об этом... Я полагаю, нашим магорианским друзьям хочется расспросить господина Честина об этом ужасном происшествии, не так ли? И я сама с радостью послушаю о том, почему наш корабль лежит здесь, разбитый вдребезги, тогда как должен был в целости и сохранности совершить посадку в Крель-Даре ещё три часа назад.

Александр удивлённо взглянул на мисс Грейхаунд - он отметил про себя, что та даже не поинтересовалось судьбой Гарольда, с которым была, по словам англичанина, знакома. Или она не знает, что он тоже летел на Валориан? Но тогда это по меньшей мере странно...

- Боюсь, я должен прежде сообщить вам плохую новость, мисс Грейхаунд, - сказал он, потупив взор. - Со мной летел ваш знакомый, Гарольд Пейсмейкер. У него заклинило систему катапультирования, и... боюсь, он не выжил в этой аварии... Мне очень жаль...

Он ожидал, что глава Представительства хотя бы вздрогнет, хорошо если не начнёт обвинять юношу в гибели своего друга. Но, к его удивлению, женщина никак не отреагировала на печальное известие, только сказала несколько упавшим голосом:

- Ах, Гарольд... Да, страшная потеря... Спасибо за соболезнования, Александр... - после чего повернулась в сторону пирамиды и знаком предложила офицеру сесть на одно из кресел. Юноша последовал указанию, и вскоре внутри аппарата находились четверо землян и столько же магорианцев. Александр увидел, как инопланетяне, выбежавшие из двух других пирамид, начинают осматривать место катастрофы и то, что осталось от «Звезды».

- Я думаю, нам нет нужды задерживаться здесь, - сказала мисс Грейхаунд, обращаясь к высокому чернокожему магорианцу, сидевшему рядом с большим зелёным кристаллом на треугольном постаменте. - Ен’Холи, давайте послушаем историю Александра по пути назад в город... Если никто не против, конечно же. Все согласны? Замечательно!

Офицер помнил из уроков Гарольда, что частица «ен» в языке магорианцев служит для уважительного обращения - стало быть, «Холи» было фамилией инопланетянина. Магорианец кивнул в ответ и, положив руки на кристалл, командным голосом приказал:

- Крель-Шамб, де Земля корнопус! - после чего камень на секунду вспыхнул зелёным, и пирамида начала медленно подниматься в воздух, снова тихо жужжа.

Александр начал рассказывать, что случилось после того, как они с Гарольдом вошли в атмосферу планеты. На каждом упоминании об англичанине он бросал взгляд на мисс Грейхаунд, но по её лицу ни разу не скользнуло и тени печали. В конце концов, офицер пришёл к выводу, что они с Гарольдом очень крупно рассорились по какой-то причине, о чём иностранец юноше предпочёл не говорить. Хотя, наверное, виновен в ссоре был сам англичанин, так как он о мисс Грейхаунд отзывался очень хорошо. При упоминании о странном шаре, атаковавшем корабль, лица магорианцев удивлённо вытянулись, а новая начальница юноши сказала, подозрительно оглядывая инопланетян:

- Как странно... Я думала, что даже в «Феном-Шамб» на создание подобной штуки уходит, по меньшей мере, несколько недель. Надеюсь, ни ен’Холи, ни ваше правительство, ни... эээ... Высшие Божества не будут возражать, если мы посмотрим список поставок таких шаров? Если они вообще производятся, конечно же.

Холи кинул на мисс Грейхаунд обиженный взгляд и гордо ответил:

- Разумеется, мы предоставим эту информацию! Могу только вас заверить, что такие шары - сенуай-нор, как мы их называем - производятся сугубо по специальному заказу, и за последние пять лет их было сделано всего две штуки. Они используются только для изучения особо суровых мест - например, жерл вулканов. Все произведенные нами сенуай-нор поставлялись учёным, и никому иному. Но завтра к вам придёт ен’Камю и, вместе с очередными предложениями по поводу нашей торговли, принесёт затребованные списки.

- Благодарю вас, - удовлетворённо кивнула мисс Грейхаунд. - Продолжайте, Александр.

Офицер рассказал историю своего спасения и в очередной раз подивился хладнокровию начальницы в отношении судьбы Гарольда. Вопреки его опасениям, никаких подозрений или нареканий рассказ о катапультировании и наверняка утащенном зверьми кресле не вызвал. Только Йоши попробовал что-то возразить, но был остановлен повелительным взглядом Гвендолин Рит.

- Заверяем вас, что предпримем все меры для установления виновных в этой трагедии, - сказал сидящий рядом с Холи низкий и толстый смуглый магорианец, когда юноша закончил свою историю. - А сейчас, если вы не возражаете, мы ненадолго заберём товарища Честина, чтобы произвести необходимые процедуры и надлежащим образом оформить его прибытие.

- Помилуйте, ен’Нордол, с какой стати? - возмутилась мисс Грейхаунд. - Этот человек является именно Александром Михайловичем Честиным, могу вас заверить. Весь его багаж, как вы видели, был полностью уничтожен, так что в досмотре так же нет необходимости. Кроме того, пережитая катастрофа не слишком положительно сказывается на здоровье и самочувствии землян, знаете ли. Так что буду вам очень признательна, если вы позволите Александру прейти в себя после всего случившегося, и не будете лишний раз мучить его своими бесполезными и бессмысленными процедурами.

Магорианец хотел было что-то возразить, но потом подумал и промолчал. Носимый им на лбу синий кристалл неярко сверкнул, и в руках инопланетянина появилась небольшая прямоугольная дощечка, на которой он движениями пальца начал выводить буквы.

Вскоре лес в окне сменился видами огромного города. Посреди небольших домиков, имевших форму хотя бы усеченных, а то и полных пирамид возвышались редкие небоскрёбы, так же имевшие от самого верху до низу ощутимый уклон. Офицер помнил, что большая часть населения магорианских городов жила именно в невысоких жилищах с садами, а высотные здания служили офисами различных фирм и государственных учреждений. Посреди города находилось много зелени, и не было ни одной магистрали - инопланетяне не знали автомобилей, а для перемещений в городской черте использовали странные устройства, мгновенно переносящие живое существо в место назначения.

Летательный аппарат проплыл над доброй половиной города и остановился недалеко от его центра, отмеченного огромным шпилем здания правительства Валориана, после чего всё так же неторопливо начал спускаться. После приземления первым наружу вышел Нордол. Он остановился прямо за дверьми, окинул Александра внимательным взглядом, и сказал:

- Хорошо, товарищ Честин может оставаться с вами. Но я доложу обо всём правительству, и если у нас возникнут к нему какие-то вопросы, то...

- Он будет счастлив ответить на них кому угодно - в моём кабинете и при моём присутствии, - уверено закончила мисс Грейхаунд. - Так как я являюсь его непосредственным начальником, то не вижу причин позволять ему общаться с вами наедине.

Магорианец выглядел весьма рассерженным и разочарованным, но возражать не стал. Начальница же тем временем перекинулась парой куда более дружелюбных слов с Холи, потом легонько поклонилась остальным инопланетянам и покинула летательный аппарат, знаком предложив своим сотрудникам, включая офицера, следовать за ней.

Здание Представительства Объединенной Земли выглядело чуть повыше остальных стоящих рядом домов - в нём оказалось целых пять этажей. Оно имело традиционную для магорианцев форму усеченной пирамиды, и выкрашено было в белый цвет. Все окна обрамляли тёмно-жёлтые наличники, а большая коричневая дверь из двух половинок сверху имела полукруглую форму. При приближении мисс Грейхаунд она сама собой открылась.

- Гвендолин, ты можешь быть свободна, - явно несколько издевательски произнесла глава Представительства. - Ну а Йоши желаю исчезнуть из моего поля зрения навсегда. Александр, пройдёмте со мной. Я сначала введу вас в курс дела, а потом представлю сотрудников.

- Постарайтесь не заснуть, Александр, - фыркнула Гвендолин Рит в ответ начальнице.

Они вместе с японцем быстро зашагали вдаль по обитому чем-то бархатным коридору, а мисс Грейхаунд повела Александр в находящуюся прямо у входа комнату. Там находился роскошный резной и до блеска полированный стол с разложенными на нём папками, канцелярскими принадлежностями и различными офисными приборами. К столу были приставлены несколько мягких удобных чёрных кресел, у стен стояли забитые до верху шкафы, а в одном из углов на тумбочке лежал аппарат, напоминающий старые ноутбуки. На чёрном экране горела надпись, гласившая крупными белыми буквами «Прямая связь с Объединенной Землёй». Правда, под ней была и другая, куда более мелкая: «Наверняка прослушивается - в служебных разговорах использовать шифр». От входа до стола вела красная ковровая дорожка, а единственное (правда, очень широкое) окно оказалось покрыто особой плёнкой, позволяющей смотреть изнутри наружу, но не наоборот. Когда офицер вошёл в кабинет следом за своей начальницей, та села в одно из кресел и, жестом приказав юноше сесть рядом с собой, дважды щёлкнула пальцами. В то же мгновение чайник на одной из полок зашипел, налил в две большие чашки чай, после чего те сами собой перелетели к центру стола.

- Отличный пример совмещения наших и магорианских технологий, - сказала мисс Грейхаунд, улыбаясь и пододвигая одну из чашек к юноше. - Значит так, Александр. Для начала даю вам указание чувствовать себя здесь как дома. Несмотря на некоторые разногласия, мы живём достаточно дружно, а потому зовите тут всех - и меня в первую очередь - по именам. Кроме Йоши, разумеется - этот господин не слишком располагает к непринужденному общению, и советую вам с ним по возможности не разговаривать.

- Понятно... Хелен, - кивнул офицер в ответ.

- Далее, как вы, я полагаю, заметили, с Гвендолин мы немного не ладим. В этом нет ничего удивительного. Понимаете... некоторые схожие по назначению типы товаров на Валориане производятся с меньшими затратами, нежели на Земле, а некоторые - наоборот, земляне делают дешевле, быстрее и надёжнее, нежели магорианцы. Таким образом, все корпорации нашей планеты можно разделить на две группы - один поддерживают развитие межрасовой торговли, другие же её, мягко говоря, в гробу видали. Я полагаю, что наше будущее - в тесном сотрудничестве с инопланетянами, и поддерживаю первых. Гвендолин, боюсь, вторых. В общем, у нас с ней несколько расходятся интересы, и, уж не буду скрывать, источники финансирования. Соответственно, де-факто она была права - я не могу ей приказывать, хотя формально Гвендолин является моим заместителем.

- Понятно, - сказал Александр и, после короткой паузы, решился задать вопрос. - А что с Йоши? Мне показалось, он и с вами, и с... эээ... Гвендолин в напряженных отношениях...

- Понимаете, Гвендолин - адекватный человек... и, признаюсь вам, даже неплохой... только не говорите этой корове, что я так сказала! Йоши - нет. Он... хм... несколько болезненно относится к самой идее межрасовой торговли, и к тому же мечтает занять место своей начальницы - полагает, что справится лучше её. Меня в такой ситуации он, конечно же, ненавидит лютой ненавистью... ну а я изо всех сил стараюсь не отвечать ему тем же.

- Ясно, мисс... Хелен. Так каковы будут мои обязанности? В Институте я многому научился - знаю стандартные операционные... - начал было описывать свои умения юноша.

- Я отлично знаю всё, чему вас обучали, - поспешила прервать его начальница несколько извиняющимся голосом. - Но, боюсь, здесь вам понадобятся несколько иные навыки... Скорее, основной вашей работой будет познание - в общем, считайте, что вы продолжите своё обучение, но в несколько иных областях. Кроме того, возможно, я буду порой давать вам... скажем так, деликатные задания. Так как вы - человек военный, то на вашу честность и преданность я могу положиться в полной мере, не так ли?

- Эээ... - замялся офицер. Ему не слишком хотелось вникать в тонкости здешних интриг.

- Можете не беспокоится, какие-то подлые действия тут не при чём, - будто прочитав его мысли, быстро добавила Хелен. - К тому же я постараюсь делиться с вами всей информацией, какой только смогу. И если вам что-то придётся не по нраву - у вас будет право предложить свой вариант разрешения сложившейся ситуации, или просто отказаться.

- Ну... в таком случае - да, вы можете на меня рассчитывать, - сказал пораженный офицер. Честно говоря, он, рассчитывавший на военную дисциплину и безоговорочное повиновение, был приятно удивлён откровенностью своей начальницы - Гарольд был прав на её счёт.

- Замечательно! - расплылась в улыбке Хелен. - Тогда пойдёмте, я покажу вам вашу комнату, а после познакомлю с теми сотрудниками, кого вы ещё не знаете. Да, за свои вещи не беспокойтесь - я успела отослать сообщение подготовить вам что-нибудь взамен их.

Александр поднялся с кресла и, пробормотав благодарность, покинул кабинет вслед за начальницей, про себя гадая, когда и каким образом она успела сообщить о его спасении.

По широкой лестнице в конце коридора они прошли на третий этаж дома, где находились жилые комнаты. Хелен подвела юношу к приоткрытой двери, на которой уже красовалась табличка с его именем. Внутри помещение оказалось достаточно просторным - в нём была и широкая кровать, и большой стол, и несколько удобных кресел по типу тех, что находились в кабинете начальницы. Вдоль стен стояли шкафы, а над постелью весела большая картина, изображавшая морской берег. Что интересно, изображение двигалось - в воздухе постоянно сновали напоминающие чаек птицы, и время от времени в мирно бегущих к берегу волнах можно было заметить серебристую чешую мелкой рыбёшки. Проектора с земными каналами, к сожалению, не было, но стоящий на краю стола компьютер был, разумеется, подсоединён к общей сети предприятия, в которой постоянно выкладывались свежие новости с Земли. В комнате имелись даже своя ванная и небольшая кухня - в общем, жить в Представительстве оказалось более чем комфортно.

Когда офицер и Хелен вошли в комнату, с одного из кресел тут же поднялся ждавший их высокий худой человек. В отличие от остальных работников представительства, одетых кому во что нравится, на нём была форма - строгие тёмно-синие брюки и того же цвета лёгкая рубашка с короткими рукавами и изображающей Землю эмблемой. Такая же надшивка украшала полностью закрывавшую очевидно короткую стрижку человека голубую кепку.

- Ах, знакомьтесь, это Ричард Вест, он отвечает за нашу компьютерную сеть, базу данных... ну и так далее, - представила начальница человека в форме.

- Александр Честин, - сказал юноша, пожимая протянутую ему Ричардом руку.

- Хелен поручила мне подготовить всё к вашему прибытию, - объяснил он своё присутствие в комнате офицера. - Я нашёл вам достаточно одежды взамен утраченной, настроил систему... в общем, располагайтесь, - с этими словами Ричард встал и, ответив на благодарность быстрым кивком головы, вышел, сопровождаемый взглядом Хелен.

- Вот вы и познакомились, пожалуй, со всеми постоянными работниками нашего представительства, - произнесла начальница, поворачиваясь назад к офицеру. - Остальные летают туда-сюда на «Фелоушипе» и не изъявляют желания погостить у магорианцев дольше, чем пару его рейсов. Кстати, среди прибывшей в последний раз группы «специалистов», как её объявляли в новостях, было несколько представителей обеих групп корпораций - откровенно говоря, головную боль умеют доставлять и те, и другие. К счастью через пару недель они все должны улететь, а с новым рейсом прибывают только действительно учёные... вроде бы... Но, тем не менее, я познакомлю вас со всеми...

Они вышли из комнаты офицера и проследовали дальше по коридору. Кроме пятерых постоянных сотрудников, в Представительстве на текущий момент находилось около двух десятков временных. Хелен бегло их представляла, пожимая руку одним, перекидываясь презрительными взглядами с другими и просто здороваясь с третьими. Несколько учёных увлечённо обсуждали какую-то теорию о магорианских кристаллах, сидя в просторной общей гостиной на первом этаже недалеко от кабинета начальницы, и Хелен предпочла даже не пытаться прервать их, а просто перечислила имена. Затем она с Александром подошли к двум молчаливо сидящим в самом углу людям с хмурыми лицами, одетым в длинные плащи.

- Это - наша охрана, - шёпотом сказала начальница. - Оба этих человека работают в спецслужбах той или иной страны, где им изначально делалась особая история. Такие агенты под прикрытием сопровождают каждый рейс с гражданскими, и магорианцы, конечно же, не знают об их истинной роли. По мне - так бессмысленное растрачивание хороших шпионов, но если уж Совет Объединенной Земли решил вести такую политику, то им виднее.

Наконец, Хелен закончила ознакомительную экскурсию, и подвела офицера к двери столовой рядом с общей гостиной.

- Всё обслуживание ведётся магорианцами, что очень удобно, - сказала она, проводя Александра внутрь просторной комнаты. Там стояли несколько столов по типу тех, что обычно находятся рядом с кафе, а за длинной стойкой никого не было видно. Впрочем, юноша заметил по её бокам немного торчащие наружу кончики серых кристаллов, и понял, что тут полностью работает то, что некоторые называют «магией». Действительно, Хелен подошла к стойке и занесла палец над её поверхностью, на которой, как оказалось, были написаны названия различных блюд.

- Вы наверняка голодны, - улыбаясь, сказала она, обращаясь к Александру. - Что пожелаете? Магорианцы неплохо научились готовить по-нашему, так что тут вы сможете найти вполне привычные блюда, хотя есть кое-что и из их кухни.

-Спасибо, я сам посмотрю, - ответил ей офицер. Он поводил глазами по обширному списку, и ткнул пальцем рядом с привычными картошкой и котлетой. Надписи мигнули ярко-синим, и через несколько секунд ожидания на свободной части стойки ближе к одному из её концов возникла тарелка с едой и столовыми приборами.

- Отлично, - сказала довольная Хелен, и, прежде чем оставить юношу есть заказанное блюдо, сказала:

- Комнаты Гвендолин, Ричарда и моя... ну а так же этого дурака Йоши находятся на втором этаже. Если я буду зачем-то вам нужна, скорее всего, я либо в кабинете, либо там. Сегодня можете отдыхать, а завтра зайдите ко мне часам к десяти. Да, и учтите: на Валориане день несколько длиннее, чем на Земле - двадцать четыре часа, пятьдесят две минуты и пять секунд, если быть точным, так что проверьте часы в комнате... Вообще-то их должен был настроить Ричард, но он мог подзабыть... В общем, приятного аппетита.

Наконец, Александр остался один. Он вдоволь наелся - блюда действительно готовились отменно и напоминали о доме, а после вернулся в свою комнату и переоделся в висящую в шкафу среди других прочих вещей форму наподобие той, что он видел на Ричарде. Все вещи подходили ему по размеру - у Представительства явно были подробные данные об офицере. Повертев несколько секунд в руках кристалл и запрятав его поглубже в тумбочку у кровати, Александр открыл окно и глубоко вдохнул свежий воздух. Ни единого неприятного привкуса не было в нём - казалось, что Представительство Земли стоит не посреди огромного мегаполиса, а в лесу, окруженное бесчисленным зелёным морем разнообразных растений. Внизу бродило несколько магорианцев - большинство мужчин носили традиционные костюмы наподобие того, в который был одет на Земле Кхаилон Тан, а женщины наряжались в разноцветные платья с короткими рукавами, перепоясанные узкими кожаными поясами, и широкие штаны самой разной длины. На головах некоторые носили такие же ленточки с кристаллами, как и мужчины, но большинство предпочитало платки, так же с прикрепленными к ним в районе лба разноцветными странными камнями. Впрочем, кое-кто ходил без головного убора, а кристалл носил на шее, либо, совсем редко, вставлял небольшие камни в браслеты.

Иногда магорианцы использовали свои кристаллы прямо на улице в самых разных целях. Александр видел, как двое молодых инопланетян под смех своих девушек устроили что-то вроде импровизированной дуэли, посылая друг в друга разноцветные лучи. При попадании они давали самые разные эффекты - одни просто отталкивали противника назад, другие заставляли его танцевать, а третьи на короткое время до неузнаваемости меняли лицо. Глядя на это беззаботное веселье, офицер начал думать - неужели они вот так же просто могут сотворить то же, что делал он в своих снах? Способны ли они создать зелёный луч, убивающий живое существо на месте? И неужели они могут сделать это так же легко, как и все эти шуточки? А главное - почему он, Александр, человек с Земли, имеет кристалл и наверняка способен на то же самое? В голову вновь полезли неприятные мысли, сумасшедшие теории и воспоминания об увиденных кошмарах. Юноша отошёл от окна, закрыл его и опустил занавески, после чего разделся и лёг в кровать. Первый день на Валориане оказался очень тяжёлым, и вскоре офицер забылся крепким сном.

Глава 5. Девушка из «Феном-Шамб»

Звёзды... Сотни, тысячи и миллионы звёзд проносятся мимо... Одни похожи на небольшие голубые точки, другие напоминают мелкие жёлтые бусинки, третьи выглядят как крупные красные шарики. Из черноты космоса впереди медленно выплывает сине-зелёная планета, разорванная океаном на несколько кусков суши. Она всё ближе и ближе... Вот уже темнота пустоты сменилась белой пеной облаков, а звёзды утонули в синеве неба. Небольшой городок из раскиданных посреди огромного поля домиков, кое-где разделяемых серыми нитями дорог и буро-зелёной массой земли, неудержимо манит к себе. Родная улица всплывает перед глазами, привычно увлекая к маленькому дворику. С тихим скрипом открывается знакомая дверь... И он дома... Наконец-то он дома!

Александр протяжно зевнул и перевернулся на другой бок. Ну и сон ему приснился! Какая-то другая планета, на которую его зачем-то закинули... Кому такое могло прийти в голову? Нет, нужно прекращать интересоваться этими дурацкими инопланетянами с их непонятными технологиями и прочей ерундой. В конце концов, он живёт в тихом уютном городке на Земле и... что за противный писк режет уши? Наверное, будильник... Какие же у него дела были на сегодня?

Офицер инстинктивно протянул руку к знакомому столику у кровати, тяжело опустил её и... промахнулся. Ни часов, ни мебели на нужном месте не оказалось. Раздражающий писк повторился. Юноша лениво заставил себя открыть глаза и уставился в стенку. Почему на ней не привычные зелёные обои, а какие-то серые с жёлтыми разводами? Ведь он же лежит сейчас дома, в своей комнате, на своей кровати... Или нет?

Приятный сон начал медленно растворяться в сознании Александра, уступая место жестокой реальности. Он вспомнил, что он на самом деле находится за десятки парсеков от дома, и что у него на самом деле есть дело. Кажется, на десять часов... а на сколько же он тогда поставил будильник? Стряхнув остатки дрёмы, юноша всё ещё сощуренными глазами впился в экран часов. Почему на нём сорок минут десятого? Ведь он же поставил... Ну что за наказание! Он так крепко спал, увлеченный заманчивым видением, что пропустил первые трели звонка, выставленного, к тому же, на самый тихий из возможный режимов.

Мысленно поблагодарив изготовителей, что их часы будят человека до победного конца, офицер вскочил на ноги и начал с армейской скоростью умываться и одеваться. Снова нарядившись в форму Представительства, Александр почти бегом двинулся в направлении столовой. Там никого из сотрудников уже не было, но обслуживание, к счастью, велось - по крайней мере, заказанный юношей завтрак был полностью готов за пару минут. Когда офицер окончательно подготовился к трудовому дню, оказалось, что до назначенного Хелен времени осталось ещё пять минут, так что Александр мог, не торопясь, пройти в общую комнату и даже перекинуться приветствиями с находящимися там людьми.

- Хороши же в российской армии военные! - прорычал Такуми Йоши вместо ответного пожелания доброго утра. - Дрыхнут как сурки во время спячки! Впрочем, что ещё ожидать от непосредственных подчиненных такой бестолочи, как Грейхаунд...

- Заткнись, Йоши, - фыркнул ему в ответ один из агентов поддерживающих межрасовую торговлю корпораций. - Твоя Рит, небось, и пары классов в школе не окончила. А Хелен...

- Слышал я о заслугах вашей Хелен, будьте покойны! - Йоши быстро огляделся вокруг в поисках поддержки, но из сторонников его позиции в комнате никого не было. - Только в голове у неё всё равно пусто. Да, Гвендолин тоже не сахар, но хоть с умом в нужном месте!

Офицер поспешил покинуть комнату, чтобы не слушать продолжающиеся препирательства двух противников, помешанных на своих - или хорошо оплаченных чужих - идеях. Он быстрым шагом прошёл по коридору к двери кабинета начальницы, подождал полминуты и ровно в десять-ноль-ноль громко постучал в неё. После тотчас последовавшего приглашения войти, юноша толкнул дверь и застал Хелен глядящей на свои наручные часы.

- Потрясающая пунктуальность, - с улыбкой сказала она. - Присаживайтесь, Александр.

Юноша поздоровался и сел в мягкое кресло рядом с начальницей. Та придвинула к нему несколько скрепленных между собой листков бумаги с мелким напечатанным текстом.

- Я должна вас ознакомить с интересующими нас направлениями информационной деятельности, - сказала она с подчеркнуто серьёзным видом. - Проще говоря, - тут черты лица Хелен сразу же смягчились, - с вещами, в которые нам хотелось бы сунуть поглубже свои любопытные носы. Касательно некоторых из них наши магорианские друзья находятся в таком же неведении, как и мы сами, другие же они предпочитают до поры до времени держать в тайне, и стараются не затрагивать в разговоре. Думаю, первое такое направление вы, как военный, быстро угадаете сами.

- Выяснение их боевой готовности... обнаружение воинских частей... - понял Александр.

- Короче говоря, разведка, - кивнула головой начальница. - Совершенно верно, несмотря на вполне дружественные отношения, вероятность вооруженного конфликта никогда исключать нельзя, и даже я это вынуждена это признать. В первую очередь очень хотелось бы выяснить, а могут ли магорианцы самостоятельно достичь Земли? Вы, должно быть, знаете, что до сих пор всё межпланетное общение держится на наших кораблях, и в первую очередь на «Фелоушипе». Магорианцы категорически отрицают наличие у них способов путешествия через гиперпространство или иных возможностей перемещения между звёздными системами. В то же время, в ближний космос их корабли летали ещё во времена наших первых контактов, а на планете инопланетяне так вообще умеют перемещаться практически мгновенно. Стало быть, их способность - давайте говорить прямо - нападения на нашу планету вызывает определенные вопросы.

- Да, но ведь, как я слышал, по вооружениям они тоже от нас отстают... - решился задать вопрос юноша. Раньше он редко прерывал речь вышестоящего человека вопросами, но здесь сама обстановка будто подталкивала его к более раскованной манере поведения.

- Насколько нам известно - да, - будто даже одобряя вмешательство офицера, произнесла Хелен. - Но, к сожалению, об оружии магорианцев нам так же известно крайне мало. Впрочем, им о нашем - тоже... надеюсь на это, по крайней мере. Мы знаем, что они могут при помощи своих кристаллов создавать смертельные лучи, - на этих словах взор Александра сам собой скользнул от лица собеседницы к карману, в котором он всегда носил свой камень, а в ушах зазвучали странные слова, вызывающие зелёную вспышку.

- Так же мы знаем о наличии у них нескольких типов боевых машин, действующих похожим образом, - тем временем продолжала начальница. - Но ни одно из известных нам устройств не приближается по боевой эффективности к лучшим образцам нашей техники. С одной стороны, это обнадёживает, с другой - порождает нешуточное беспокойство. Вдруг магорианцы используют другие методы ведения боевых действий, непонятные нам? Мы точно осведомлены - у них отстутствует ядерное оружие. Но нет ли каких-то аналогов по разрушительной мощи? Мы не можем сказать. Но должны выяснить.

- Вы хотите, чтобы этим занялся я? - удивлённо спросил Александр. - И каким образом...

- Нет, я не поручаю это конкретно вам, - Хелен легонько покачала головой. - Просто ввожу в курс дела. Понимаете ли, ведение разведки на Валориане вообще затруднено - уж слишком разные мы с магорианцами, и... честно говоря, порой они чуть ли не умудряются читать мысли! - снова в голове юноши всплыла картина из прошлого.

- Да, я слышал, - медленно сказал он. - Но если так, то зачем мне всё это знать?

- Потому что я должна сообщить вам, - ткнула пальцем в положенный перед офицером документ Хелен. - Ну и на всякий случай. Если будете разговаривать с кем-то из магорианцев - просто знайте, в каких темах нужно проявлять осторожность... и при случае - заинтересованность. Итак, про наши подозрения насчёт вооружений вроде пока всё... Далее идут вопросы межрасовой торговли. Ну, тут вы мою позицию знаете. Конечно же, Совету нужна объективная информация, но, боюсь, у нас с Гвендолин совершенно разное мнение касательно того, что можно считать «объективным», - кажется, тут начальница даже негромко засмеялась. - В общем, в эти дела вам, пожалуй, и правда лезть не надо - хватит копий, сломанных мной, Гвендолин... ну и Йоши, конечно...

Хелен, заметив, что к документам Александр не проявил никакого интереса, притянула их к себе и, кажется, даже дала глазами понять, что он правильно сделал. Она перелистнула первую страницу, и быстро пробежалась взглядом по второй.

- Да, я уже немного подзабыла... - поморщившись, сказала она. - Тут про эту торговлю столько всего написано - диву даёшься! На все лады, по всем отраслям... Действительно, для вас это будет только лишней головной болью... А, вот!

Начальница подняла палец, будто найдя что-то очень важное, и стала действительно очень серьёзной, без всяких намёков на напускное выражение лица. Она посмотрела Александру в глаза и сказала медленным, подчёркнутым голосом:

- Совет Объединенной Земли уделяет этому очень мало внимания, упоминая между огромных трактатов о возможном экспорте компьютеров и совместном исследовании сверхплотного вещества. Но лично мне данная проблема кажется куда более значительной, чем все остальные. Магорианцы одновременно и постоянно тараторят о ней направо и налево, и запираются в раковине, как попытаешься копнуть поглубже. Александр, что вы знаете о магорианских божествах? Об их пантеоне, влиянии религии на жизнь инопланетян?

Офицер задумался, пытаясь восстановить в памяти всё, что рассказывал ему Гарольд. Он помнил, что того так же интересовали вопросы веры магорианцев, но вот беда - сам юноша тогда не считал религиозные вопросы важными, и многое пропустил мимо ушей.

- Кажется, у их богов нет имён... - закусив губу, проговорил он. - Они делятся на две группы - Высших и Низших... Вера в них объединяет весь Валориан... Никаких ритуалов, никаких особых законов... Считается, что правительство с ними советуется... В общем, достаточно странная религия. Причём все поголовно магорианцы - верующие... что, впрочем, неудивительно, учитывая отсутствие обрядов, ограничений и так далее...

- Да, и мало кто из землян может сказать больше, - тяжело кивнула Хелен. - Магорианцы не делятся никакими подробностями. И в то же время... Послушайте, Александр, иногда при общении с магорианцами создаётся впечатление, что их боги... реальны! Я не хочу затрагивать вопросы вашей или своей веры... Я имею в виду, что не знаю земной религии, в которой можно было бы поздороваться с божеством за руку! А тут... мне кажется, что слова «правители советуются с божествами» не являются просто выражением, и не подразумевают какого-то духовного общения - в видениях, во снах или ещё как-то. Произнося их, магорианцы будто бы имеют в виду, что так называемых «Избранных Богами» просто-напросто вызывают в пантеон на личную, вполне материальную беседу - как я сейчас говорю с вами! И это... честно говоря, это пугает, просто пугает...

Александр не сразу нашёл, что ответить. Пожалуй, слова Хелен подействовали и на него своей тяжестью, они будто придавливали к полу. Разум просто отказывался принимать саму возможность вполне материального существования в этом мире каких-то высших существ.

- То есть как это? - выдавил из себя офицер. - Да они просто-напросто пудрят нам мозги!

- Это и есть официальная позиция Совета Объединенной Земли, - начальница впервые с начала разговора о религии магорианцев улыбнулась, и у юноши сразу полегчало на душе. - И, честно говоря, я рада, что вы держитесь за неё. Но в разговорах с магорианцами... просто не удивляйтесь, услышав те же странные нотки, что заинтересовали меня. Да, если вдруг у вас есть какие-то вопросы по этому поводу - я рада буду на них ответить. Не люблю хвастаться, но я выяснила о здешней религии больше, чем кто бы то ни было ещё...

- Что за «Избранные Богами»? - спросил Александр первое, что пришло ему в голову, чтобы показать свою заинтересованность вопросом. Вообще-то он бы предпочёл и в данной ситуации постараться просто забыть о странностях, но после всей истории с кристаллом...

- Как вы, наверное, сами догадываетесь, это в основном политики. Парламент и правитель на Валориане избираются народом, и автоматически после избрания получают этот самый статус «Избранных», который даёт им право общаться с божествами. Таких людей... эээ... инопланетян на Валориане очень уважают. Например, знакомый вам по вчерашнему... хм... путешествию Нордол обладает этим статусом, в отличие от бедняги Холи, и постоянно хвастается этим перед ним... Впрочем, извините, это уже их личные отношения. Но, должна сказать, Избранными могут становиться и не занятые в политике магорианцы. Насколько я понимаю, их тогда в каком-то смысле выбирают сами боги для некой миссии. Отмечу, что все посылаемые на Землю инопланетяне в обязательном порядке общаются со своими божествами, а значит, и являются Избранными Богами. В общем, как бы там ни было, подобный статус является мечтой кого угодно, и тот же Холи готов отдать всё, лишь бы получить его и утереть Нордолу нос. Кстати, с каждой нашей удачной сделкой он становится всё ближе к желаемому, и Нордолу это не нравится...

- А... кто такой этот Холи? - поинтересовался юноша. Хелен в ответ откинулась на спинке своего кресла и снова пристально посмотрела на офицера.

- Ладно, я думаю, вы с ним всё равно скоро познакомитесь в процессе своей работы у нас, хотя я поначалу не хотела утомлять вас этими историями в первый же день... Тиен Холи - один из руководителей крупной магорианской корпорации «Феном-Шамб». Как вы могли понять, мы с ним сотрудничаем по вопросам межрасовой торговли. Он сам весьма заинтересован земными технологиями, а его воспитанница Тлея так просто бредит Землёй... Конечно же, быть главой корпорации - это уважаемо и очень прибыльно, но всё-таки статус Избранного ценится куда больше, и потому в личном противостоянии Холи и Нордола, длящемся ещё со времён детства, последний, к сожалению, пока побеждает. Но, учитывая заинтересованность магорианских божеств, вне зависимости от степени их материальности, межрасовыми делами...

Она не закончила фразу, так как в этот момент послышался робкий стук в дверь. После приглашения в кабинет вошла молодая магорианская девушка, но сильно отличающаяся одеждой от своей расы. На ней была надета причудливая смесь инопланетных и земных нарядов. Из-под бардового жилета высовывались короткие рукава лёгкого оранжевого магорианского платья, низ которого был заправлен в нечто вроде юбки средней длины, правда, надетой задом наперёд. Вместо обычных в таких случаях колгот девушка напялила какую-то совсем незнакомую юноше одежду, и её ноги будто бы покрывали полупрозрачные вытянутые дыни, перевязанные в двух местах голени яркими ленточками, а у обычных магорианских сандалий каблук оказался немного приподнятым. Удерживающую ярко-зелёный кристалл короткую цепочку она предпочитала носить на шее - впрочем, это в её виде было самым земным. Очевидно, девушка изо всех сил старалась походить на типичную представительницу третьей планеты от Солнца, но получалось у неё это плохо.

На вид она, пожалуй, выглядела куда приятнее, не пытайся экспериментировать с одеждой. Длинные чёрные волосы были стянутыми в два пучка неведомой силой чуть высовывающегося из каждого маленького жёлтого камешка. Карие глаза казались больше, чем они есть, из-за напрашивающегося сравнения с короткими густыми ресницами и небольшим носом, также украшавшими смуглое лицо. Руки девушки с длинными музыкальными пальцами буквально впивались в ремешок висящей в районе ног земной кожаной дамской сумочки, который, вообще-то, следовало перекидывать через плечо.

- Ах, Тлея, здравствуй! - встала ей навстречу Хелен. - Я, честно говоря, думала, что ты зайдёшь несколько позже. Нет, что ты, что ты, оставайся! - остановила начальница уже попятившуюся к двери девушку. - Тебе в любом случае не помешает познакомиться с Александром, так как он будет достаточно долго работать в нашем Представительстве.

Юноша так же встал и смущёно глянул на инопланетянку. Почему-то он сразу почувствовал себя неловко, будучи слишком правильно и красиво одетым по сравнению с ненамеренной неопрятностью Тлеи. Он попробовал протянуть ей руку, но потом подумал - а так ли надлежит здороваться с магорианцами?

- Александр Честин, - наконец, выдавил офицер из себя, зависнув рукой где-то между висячим и вытянутым вперёд положением и прикладывая силы, чтобы смотреть на Тлею.

Та, впрочем, ответила юноше взаимностью - так же сконфузилась и поспешила спрятать висячую сумку за спину, словно чувствуя, что та делает её смешной. Инопланетянка попробовала что-то пробормотать, но слова застревали в горле и наружу выходили только каким-то непонятным хрипом, от чего девушка только сильнее мечтала слиться со стеной.

- Это Тлея Камю, - видя смущение инопланетянки, сказала Хелен. - Она работает в «Феном-Шамб»... Ну, я мельком упоминала её пару минут назад. Она очень хороший чело... магорианец, отлично разбирается в вопросах межрасовой торговли и интересуется всем, что связано с нашей планетой. Поэтому ен’Холи и рекомендовал её в качестве главного посредника между своей корпорацией и нашим Представительством. К счастью, остальные главы «Феном-Шамб» согласились с его мудрым выбором.

Девушка от комплиментов густо покраснела и непроизвольно попыталась отойти ближе к двери. Хелен подошла к ней, взяла за руку и буквально заставила сесть в одно из кресел. Сначала одна попробовала даже усадить Тлею рядом с Александром, но та так испугано глянула на юношу, что начальница почла за лучшее знаком попросить офицера пересесть на соседнее кресло, а сама расположилась между инопланетянкой и своим работником.

- Тлея, - сказала она очень мягко, словно стараясь не давить на и без того неловко себя чувствующую девушку. - Я так понимаю, что ты принесла мне документы по поводу вчерашнего неприятного инцидента?

Та быстро кивнула головой и выронила сумочку, наклонилась за ней и, не поднимая с полу, начала пробовать открыть. Офицеру этого было достаточно. Он резко встал и сказал:

- У вас, наверное, частный разговор. Если вы не возражаете, то я удалюсь, - от высказанного предложения юноше самому вдруг сделалось очень легко, словно нахождение в комнате рядом с инопланетянкой давило на него, мешая ровно дышать.

- Прошу вас, Александр, останьтесь, - неожиданно повелительно произнесла Хелен.

Офицер буквально упал назад в своё кресло, и его грудь вновь сдавили невидимые тиски.

Тлея тем временем с трудом извлекла из сумочки дощечку наподобие той, что вчера держал в руках Нордол, и нетвёрдой рукой передала её начальнице юноши. Та постаралась взглянуть на инопланетянку как можно более успокаивающе, взяла странный предмет и начала со знанием дела водить по нему рукой. От этих пасов дощечка изменила цвет с бурого на белый, и на ней проявились чёрные буквы.

- Большое спасибо, - сказала Хелен, водя по дощечке компактным ручным сканером, передававшим текст прямо в компьютер. Всё время, пока она делала это, Тлея предпочитала смотреть прямо в стол перед собой. Офицер, откровенно говоря, изо всех сил старался не следовать её примеру и с нетерпением ждал, пока начальница продолжит разговор.

- Отлично, - наконец, произнесла она. - Я просмотрю это на досуге, но, конечно же, уверена в честности ен’Холи... чего не могу сказать о нынешних владельцах этих... сенуай-нор. А теперь давайте поговорим в дружеской обстановке, - последние слова Хелен произнесла таким тоном, что буквально заставила юношу и девушку посмотреть друг на друга. Довольная эффектом, начальница трижды щёлкнула пальцами, и вскоре рядом со всеми сидящими за столом людьми стояли наполненные чаем чашки.

- Тлея, как я помню, тебя очень интересовали земные города при нашем последнем разговоре, - попыталась Хелен оживить обстановку. Девушка в ответ кивнула головой.

- Александр, если не ошибаюсь, бывал в одном из крупнейших - Москве. Полагаю, он может многое рассказать о столице своей родины, - взгляд улыбающейся начальницы буквально пронзал офицера насквозь. Тот никак не мог понять, чего от него добиваются.

- Эээ... ну... да... - начал он, судорожно пытаясь вспомнить что-нибудь интересное о Москве, но вся известная офицеру информация категорически отказывалась лезть в голову.

- В общем... я... там учился... на окраине... Конечно же... ездил несколько раз в центр... Видел Кремль... Это... эээ... такой треугольный комплекс строений из красного кирпича...

Он замолчал, не зная, что ещё сказать. Начальница разочаровано покачала головой, оценивающе посмотрела на Тлею, но та очевидно могла говорить с юношей даже менее связно, чем это получалось у него.

- Кстати, Тлея, а как на Валориане обстоят дела с перемещением между городами? - Хелен решила сама начать завести разговор, демонстративно отвернувшись от Александра, и даже постаравшись закрыть его собой от глаз инопланетянки. - Эти ваши мгновенно перемещающие кабины... киарол, кажется, они называются? Так вот - они могут отправить тебя в другой город, или работают в пределах только одного населённого пункта?

- И да, и нет, - девушка сразу же оживилась. - Понимаете, Хелен, у них есть определенная максимальная дальность действия. Я, конечно, не знаю всех тонкостей этого дела - за киарол у нас отвечают отдельные службы - но ограничение достаточно существенное. Впрочем, зачастую можно добраться в нужное место, при помощи промежуточных остановок, для этого существуют карты основных киарол всех городов. А... как дела с перемещением обстоят на Земле? У вас есть что-нибудь подобное?

- Боюсь, что нет, - произнесла начальница наигранно-разочарованным тоном. - Люди вынуждены часами трястись в разнообразных транспортах - ездящих, летающих и плавающих - чтобы добраться до отдаленного населенного пункта. Конечно, со временем ситуация становится всё лучше и лучше, но всё же ваш способ перемещения, честно говоря, для человечества остаётся пределом мечтаний.

- Как жалко, - пробормотала инопланетянка. - А мы уже давно забыли, что значит путешествовать не мгновенно... Разумеется, вне города пирхей... ну, те летающие пирамиды, на которых вы вчера летали, чтобы... - тут она на секунду замолчала, потом собралась с духом и произнесла, - чтобы забрать... Александра... В общем, они используются чаще всего, хотя некоторые из нас проходят специальное обучение, и могут мгновенно переместиться в знакомое место без всяких киарол... - девушка увлеклась, и слова начали слетать с её языка словно из пулемёта. - Это очень, очень удобно, если ты работаешь под водой, или на природе, но в городах подобный способ путешествий уже давно запрещён такими... специальными... действиями... - похоже, что Тлея не могла чётко выразить на знакомом ей английском языке, каким образом осуществляет запрет на подобные появления, и ненадолго запнулась. Впрочем, увидев понимающий кивок Хелен, она продолжила тараторить:

- Ну, да, в общем, в городах нельзя ни появиться таким образом, ни переместиться из них, и поэтому обучение этому способу путешествий всё менее и менее популярно, хотя, конечно же, стабильный спрос на него всё равно был во все времена, и есть сейчас... Но... - кажется, девушке что-то пришло на ум, и она снова замедлила свою речь, - ведь это так хорошо... медленно плыть к нужному тебе месту... любоваться окружающим видом... Знаете, мне кажется, что людям вовсе не стоит отказываться от своих... транспортов!

- К сожалению, многие люди тебя просто не поняли бы, Тлея! - добродушно сказала Хелен. - В нашем мире все постоянно куда-то спешат, и скорость ценится куда больше, чем красивый вид из окна! Но в чём-то ты, конечно же, права... Порой от мгновенных перемещений могут быть серьёзные проблемы, хотя с другой стороны - они могут и помогать. Всё зависит от того, преследуешь ты или убегаешь...

- Именно, Хелен! - лицо девушки будто наполнилось какой-то странной затаенной печалью, хотя голос звучал всё так же бодро. - Если кто-нибудь совершит правонарушение, и при этом способен мгновенно перемещаться... То его выслеживание и поимка становятся крайне трудным делом... Даже Низшие Божества не могут помочь в этом, хотя они, конечно, никогда не станут заниматься такими вещами... - Тлея вдруг замолчала и прикрыла рот рукой, будто проговорившись, а начальница впервые после того, как начала разговор с инопланетянкой, обернулась к офицеру и многозначительно подняла брови.

- Ах, у вас на Земле, должно быть, царят мир и порядок, так как преступники не могут моментально исчезнуть в неизвестном направлении! - попыталась сменить тему девушка.

- Вовсе нет... - скрипнула зубами Хелен. - И наши, и ваши проблемы во многом похожи...

- Тлея... - вдруг подал голос Александр, решившись задать инопланетянке вопрос. - Я не могу понять - откуда у вас преступность? Ведь все до единого верят в одних и тех же богов - неужели в основе вашей религии не лежит элементарных норм морали?

Девушка на секунду обомлела от звука голоса юноши, а потом всё же решилась ответить.

- Понимаете... Высшие Божества, конечно же, говорят следовать закону, установленному правителями, - тихо ответила она. - Но когда в дело вмешиваются жадность и корысть, то даже их указания оказывается бессильными, - голос Тлеи начал дрожать, словно юноша случайно задел чувствительное место инопланетянки. Он тотчас прекратил разговор - сама мысль о том, что он причинил девушке боль, жгла его разум. Офицер уставился на стол перед собой - и вспомнил слова Хелен, говорившей, что Тлея является воспитанницей Холи. Юноша понял, что родители инопланетянки пали, по всей видимости, жертвами какого-то преступления, и тот негодяй... наверняка он был способен мгновенно перемещаться... Конечно, девушка сама задела свою больную струну, пытаясь представить себе идеальный порядок на Земле, но офицер своим неуместным вопросом вернул её из сладких мечтаний о далёкой планете в жестокие реалии её собственного мира. Александр ещё раз обругал себя за эту невольную нетактичность, и мысленно пообещал в следующий раз десять раз подумать, прежде чем о чём-то спрашивать инопланетянку.

Впрочем, Тлея достаточно быстро пришла в себя, воспользовавшись молчанием офицера и задумчивостью Хелен, которая тоже будто бы что-то вспоминала. Девушка снова попыталась перевести разговор в сторону Земли, и на этот раз ей никто не мешал.

- Неужели у вас на Земле ситуация не лучше, чем у нас здесь? - с надеждой спросила она. - Ведь вы способны ограничить доступ плохих людей к оружию - а у нас необходимый каждому кристалл может нести смерть! Ваши преступники не способны моментально исчезать - а наши так и норовят раствориться без следа! И ваше оружие... ведь у вас же есть не смертельные его варианты, не так ли? А с подобными возможностями... никто и никогда даже не решится... - она красноречиво замолчала, но было понятно, что девушка всерьёз пытается убедить себя в абсолютной безопасности жизни на Земле.

- Мне жаль тебя разочаровывать, Тлея, но ты не права... - неожиданно печальным голосом проговорила Хелен. - Знаешь, на Земле всё даже хуже, чем на Валориане. Как бы то ни было, у вас есть громадное преимущество - вы едины! У вас нет никого неравенства, ни один магорианец не считает себя от рождения превосходящим другого, и уже более пятисот наших лет не видно и тени каких-то войн! На нашей же планете обязательно найдётся кто-то, полагающий, что он лучше других, придумает, почему он лучше и начнёт ущемлять права всех, кто слабее его! И даже хуже того - порой бывает так, что угнетаемые рады тому, что их угнетают, и не хотят ничего менять! Я работала в одной из наших законодательных систем, и даже принимала участие в борьбе против подобной несправедливости... очень кровавой борьбе, скажу я тебе. Поверь, Тлея, уж в чём не стоит завидовать Земле - так это в плане безопасности! Ваше общество мне кажется намного лучше, система работает куда слаженнее, а отдельные печальные инциденты... видимо, от них никуда не деться!

Последние слова Хелен, пожалуй, поразили и Тлею, и Александра. Инопланетянка сразу поникла головой и выглядела так, словно образ идеального земного общества, сформировавшийся в её сознании, оказался вдребезги разбитым. А юноша... Какая-то его часть вдруг начала порицать начальницу за подобное бесцеремонное развенчание надежд Тлеи. Но он также удивился, услышав признание Хелен об эпизодах жизни, не слишком подходящих карьере политика, каким он её представлял. Работа в правительстве, конечно же, выглядела для начальницы достаточно естественно, но, судя по контексту, Хелен скорее имела прямое отношение к борьбе с преступностью. Ну а последующие слова и вовсе давали понять, что начальница в прошлом как минимум участвовала в неком локальном конфликте. Александр начал припоминать все сколько-нибудь известные ему войны, случившиеся после образования Совета Объединенной Земли - а, судя по возрасту, раньше Хелен вряд ли могла ввязаться в подобную авантюру. На ум пришли несколько террористических выступлений в различных частях света, и юноша пришёл к выводу, что его начальница вполне могла начинать свою карьеру, работая на Ближнем Востоке. Это ещё больше подняло Хелен в глазах Александра - хотя в её словах и проскальзывали типично западные идеалы, не со всеми из которых офицер мог согласиться.

- Ладно, давай не будем об этом, - тем временем поспешила произнести начальница.

Тлея кивнула и снова полезла в сумочку, откуда извлекла ещё одну доску с буквами, но не передала её Хелен, а положила перед собой. Похоже, она решила прекратить разговор о Земле - не иначе, боясь снова в чём-нибудь разочароваться, и перейти к деловым вопросам. В течение ближайшего получаса юноша слушал о предложениях по поводу экспорта-импорта различных товаров и даже пару раз принимал участие в обсуждении возможного совмещения магорианских и земных технологий.

Александр в очередной раз удивился возможностями инопланетян. Практически с любым предметом они могли сделать нечто похожее на то, что сотворили с чайником Хелен, реагирующим на щелчки пальцев. У них была возможность автоматической идентификации любого разумного существа, находящегося в заданной области. Магорианцы оказались способны изменять саму молекулярную структуру вещества - и даже заставлять некоторые кристаллы самостоятельно делать это. В то же время у инопланетян отсутствовали какие-то компьютерные технологии, они не имели ни малейшего понятия об использовании электричества и испытывали трудности с созданием больших автоматизированных комплексов для выполнения некой работы. По каждому направлению Тлея и Хелен выдвигали свои предложения - но не спорили о каких-то контрактах, а скорее вместе обсуждали саму возможность объединения технологий. Пожалуй, их беседа напоминала не деловое общение, а научные споры, хотя элемент бизнеса в ней, конечно же, присутствовал.

Наконец, разговор закончился. Хелен буквально заставила юношу и девушку пожать друг другу руки «по земному обычаю», после чего попросила инопланетянку задержаться на пару минут. Александр понял, что она хочет сказать Тлеи, как правильно нужно носить земную одежду, и поспешил покинуть кабинет.

- Ну что, обсудили создание очередного Франкенштейна? - раздался недовольный голос Йоши. Как раз в тот момент, как офицер выходил из кабинета, японец возвращался в Представительство с какой-то встречи. Он был в достаточно приподнятом настроении, но бросал злобные взгляды на кабинет Хелен, будто одно лишь её существование портило ему всю жизнь. Александру надоело отношение к нему этого человека, и он постарался ответить спокойным, но в то же время требовательным, голосом:

- Я бы попросил вас прекратить свои неуместные замечания как в мой адрес, так и в адрес мисс Грейхаунд, Такуми-сан... или как там к вам нужно обращаться.

Йоши презрительно усмехнулся в ответ, хотел что-то ответить, но потом посчитал лишним вступать в конфронтацию, и удалился по направлению к своей комнате. Офицер же решил присоединиться к двум учёным, сидящим в общей гостиной, и послушать разговор, который они вели в достаточно громкой форме. Впрочем, из насыщенной научными терминами беседы юноша понял только то, что оба её участника пытаются научно обосновать вытворяемые магорианцами фокусы, но подходят к этой проблеме с разных точек зрения. Один из них всё хотел свести инопланетную технику к возможности магорианцев взаимодействовать с ноосферой, другой же рассуждал об отличиях в ДНК, обуславливающих нечеловеческие возможности инопланетян. Было похоже, что учёные мужи даже друг друга понимают с трудом, так как являются специалистами в разных областях знаний.

Офицер уже собрался уходить к себе в комнату, но тут в гостиной появилась Хелен, и попросила его на пару слов в свой кабинет. Ожидая, что начальница опять заставит его выслушивать какой-то разговор, юноша без особого энтузиазма последовал за ней.

- Вы наверняка удивлены, почему я попросила вас остаться и присутствовать при нашей с Тлеей беседе, не так ли? - сказала она, и в самом деле угадав мысли Александра.

- Ну... я полагаю, потому что ваш деловой разговор был связан с работой всего нашего Представительства... - офицер попытался найти объяснение, которое устраивало его самого.

- В куда меньшей мере, чем вам хотелось бы думать, - улыбнулась Хелен, снова поразив юношу своей проницательностью. - Послушайте, Александр, вы тут остаётесь на долгое время, и вам нужны друзья! Я отлично вижу, что вам хотелось бы завести знакомство... хотя бы с Тлеей, но вы сами боитесь в этом признаться даже себе. Я дала вам возможность послушать, чем она живёт, понять её... Причём получилось это даже, боюсь, в большей степени, чем я сама того хотела... Подумайте над этим, Александр! Я полностью одобряю завязывание отношений с магорианцами - нам есть, чему у них поучиться. И я очень надеюсь, что вы не будете замыкаться тут в себе и отвлекаться только на пререкания с Йоши - а этот субъект, поверьте, будет на вас скалиться несмотря ни на что.

- Каковы будут мои дальнейшие обязанности? - спросил юноша, даже не пытаясь сделать виду, что он понял и принял к сведению слова своей начальницы. Та секунду промолчала, глядя на офицера таким взглядом, будто бы он не оправдал её надежд, после чего сказала холодным суровым голосом, словно назначая наказание:

- Идите к себе и подключайтесь к нашей базе данных. Там вы найдёте информацию обо всех сотрудниках Представительства, а также перечень разработанных к текущему моменту направлений сотрудничества с «Феном-Шамб». К завтрашнему дню постарайтесь составить список людей, которых можно поставить на детальную проработку того или иного проекта. Разумеется, все противники идеи межрасовой торговли не считаются. Вы сами так же не в счёт, я - тем более. Вопросы?

Александр несколько опешил от достаточно резкого тона Хелен, но решил ответить ей в подобающем стиле. Он сделал свой голос как можно более сухим и деловым, и сказал:

- Насколько я понимаю, из соображений безопасности подобные данные должны предоставляться только некоторым группам пользователей. Я обладаю доступом к ним?

- Да, - вновь ледяным голосом отчеканила начальница. - Вы обладаете максимальным спектром прав по работе с базой данных. Надеюсь, Ричард об этом позаботился... как и обо всём остальном. Если нет, скажите ему... а ещё лучше - настройте всё сами. Он даст вам доступ к чему угодно, я попрошу его об этом. Не хочу лишний раз заставлять вас общаться с людьми... и принимать от них помощь. Можете приступать. До завтра.

Александр по-военному развернулся и разве что не чеканя шаг покинул кабинет. Откровенно говоря, он плохо понял, почему поначалу приветливая Хелен вдруг так резко изменилась. Впрочем, её поручение юношу вполне устраивало. Офицер поднялся к себе в комнату, придвинул манипуляторы с клавиатурой и растянул до привычных размеров изображение проектора, после чего погрузился в совершенно другой мир, состоящий из запросов, выборок и сравнений выдаваемых машиной данных.

Впрочем, вскоре первый энтузиазм прошёл - порученная Александру работа оказалась крайне скучной. Он вынужден был просматривать информацию о каждом сотруднике - причём в список уже были занесены те, кто только готовился прибыть на Валориан ближайшим пассажирским рейсом «Фелоушипа». Примерно представив, чем человек вообще может заниматься, юноша начинал искать среди большого количества проектов с не слишком детализированным описанием те, над которыми можно было поручить работать данному сотруднику. Мысленно злясь на отсутствие вменяемого искусственного интеллекта, который мог бы проделать это за него, офицер вновь и вновь перерывал всю информацию, чтобы составить требуемый Хелен список. Он так старался поскорее закончить ненавистное задание, что даже забыл поужинать. В конце концов он, конечно же, добился успеха, но успел возненавидеть свою начальницу и обругать всех составителей базы данных.

После завершения работы и пересылки Хелен её результатов (на что та ответила коротким «принято»), офицер поначалу хотел спуститься в гостиную... но ему там делать было особо нечего, разве что слушать очередные злобные насмешки Йоши. Александру стало скучно, он почувствовал себя одиноким и всеми покинутым... И тогда юноша вновь вспомнил про кристалл, про странные ощущения, испытанные офицером, когда он впервые взял камень в руки... До сих пор ему никогда не хотелось попытаться опять вызвать чувство, что таинственный подарок является живым существом и близким другом. Даже в космосе юноша просто играл с кристаллом, но не желал ощущать в нём нечто родственное - ведь тогда офицер мог дружески поговорить с Гарольдом... Но здесь, вдали от дома, оставшийся без друзей и даже обиженный Хелен, Александр всей душой захотел вновь ощутить близость понимающего тебя существа, с которым можно поделиться своей болью и проблемами...

Офицер медленно достал кристалл и внимательно посмотрел на него, желая получить ответ... И он его получил. Камень чуть сверкнул, и от подарка по всему телу начали расходиться волны приятного тепла, а в сознание юноши проник ласковый тихий шепот, успокаивающий и в то же время ободряющий... Он окутывал Александра с ног до головы, погружая в так нужную ему атмосферу любви и понимания. Где-то на краю сознания офицера всплыли слова Хелен о том, что ему нужны друзья, но они вызывали лишь усмешку. Зачем юноше кто-то, когда у него уже и так есть самое близкое существо из возможных, и оно сейчас лежит на ладони. Ни один человек не сможет так же успокоить Александра, как этот самый тёплый и самый живой из всех виденных офицером друг...

Внезапно в мысли юноши грубо вторгся громкий стук в дверь. Александр сжал камень в руке и бросил ненавидящий взгляд в сторону источника шума, прервавшего такое чудесное видение. Тот повторился, и офицер, попытавшись как можно быстрее взять себя в руки, спрятал подарок в карман, подошёл к двери, резко распахнул её... и удивился. На пороге его комнаты стояла рыжеволосая Гвендолин Рит - одетая в строгий деловой костюм, но приветливо улыбающаяся и с подносом в руках.

- Хелен, я так посмотрю, совсем вас замучила в первый же рабочий день, Александр! - очень добрым голосом произнесла она. - Вы даже не пришли поужинать. Что поделаешь, она совсем не умеет ценить хороших сотрудников. Я взяла на себя смелость принести вам немного еды и, если не возражаете, мне бы очень хотелось с вами поговорить.

Юноша вздохнул, но пропустил Гвендолин в комнату. Она подошла к столу и поставила на него поднос с пакетом яблочного сока, двумя бокалами, тарелкой с котлетой и картошкой, а так же столовыми приборами для офицера. Когда Александр опустился в кресло около своего ужина, Гвендолин села рядом. Юноша разлил сок по бокалам, и они начала беседу.

- Я так понимаю, наша дорогая Хелен умудрилась сразу завалить вас какой-то дурацкой работой по своему глупому проекту межрасовой торговли? - спросила Гвендолин.

- Не могу сказать, что моё задание было приятным, но оно вполне меня устроило, и я не стану ни на что жаловаться, - Александр сразу же постарался чётко обозначить свою позицию. Он понимал, куда клонит заместительница его начальницы, но, несмотря на обиду в отношении Хелен, не собирался мстить ей предательством - а именно так назвали бы в военное время то, что сейчас, очевидно, собиралась предложить ему Гвендолин.

- Но всё-таки вам не показалась, что Хелен сама не понимает, во что ввязывается? - вкрадчиво спросила собеседница, медленно выпивая сок до половины бокала.

- Я не заметил у неё каких-то несбыточных мечтаний, если вы это имеете в виду, - прямо ответил юноша. - Наоборот, меня очень заинтересовали некоторые из проектов Хелен.

- Понимаю, на первый взгляд её идеи действительно имеют смысл... - Гвендолин явно постаралась выразиться как можно мягче, но произнесла слова более строгим голосом.

- Послушайте, Гвендолин, - Александр первым решил перейти на откровенную беседу, к тому же он вспомнил слова Гарольда насчёт обеих дам, с которыми юноше предстояло работать. - Я не хочу портить с вами отношения, и как-то конфликтовать. Но меня послали именно к Хелен, и я пока не видел оснований для перехода на вашу сторону. Да, согласен, я всё ещё многого не знаю о сути ваших разногласий - и в то же время владею понятиями элементарной честности, которые не позволяют мне просто так взять и переметнутся в противоположный лагерь. Тем более что на вашей стороне Йоши, а Хелен, как я понял, обделена постоянной поддержкой. Поэтому повторюсь - давайте обойдёмся без обид друг на друга и просто примем всё таким, какое оно есть.

Реакции Гвендолин на слова офицера была неожиданной. Они действительно ни капли не рассердилась и даже не расстроилась. Казалось, заместитель Хелен даже обрадовалась ответу юноши, хотя попыталась скрыть это под маской обычной сухости и равнодушия.

- Отлично, Александр, - сказала она, силясь не улыбнуться. - Вы сделали свой выбор, и не могу сказать, что я очень ему удивлена. Можете не беспокоиться - я вовсе не обижена, и, должна сказать, ещё больше уважаю вас за эти слова. Возможно, однажды вы измените своё решение - но если это и произойдёт, то только под давлением серьёзных обстоятельств, не сомневаюсь. И тогда я буду находиться на вашей стороне, будьте уверены. До тех пор - пусть наши разногласия не выходят за рамки обычных рабочих проблем!

Гвендолин подняла бокал и осушила его до дна, после чего встала и, кивнув Александру, покинула комнату и закрыла за собой дверь, оставив юношу в одиночестве. Офицер проводил её задумчивым взором и... улыбнулся. Похоже, Гарольд не ошибался ни насчёт Хелен, ни насчёт Гвендолин. Они как минимум стоили друг друга, и обе заслуживали определенного уважения. Конечно же, на начальницу Александр всё ещё про себя дулся, но уже не так сильно, как до прихода её заместительницы. Наконец, какой-то тихий звук помог ему стряхнуть с себя остатки мыслей, и он вернулся к еде.

Покончив с ужином, офицер уже хотел снова достать кристалл - после ухода Гвендолин ощущение одиночества вновь начало обступать его со всех сторон, и юноша опять начал желать окунуться в порождаемый подарком океан любви и понимания. Но... неожиданно Александр почувствовал лёгкое недомогание. Мир перед глазами будто поплыл, и даже стоящие прямо перед ним предметы потеряли свою чёткость, а уж обстановка по бокам зрения и вовсе казалась одним большим серым кругом. Схватившись рукой за лоб, юноша сел на кровать и попытался понять, что же это с ним происходит. К сожалению, его мысли оказались столь же нечёткими, как зрение... И Александру вдруг показалось, что прямо перед ним буквально из ниоткуда постепенно появляется какой-то человек. Юноша с трудом напряг разум, пытаясь понять, что он видит... И внезапно осознал - медленно выплывший из воздуха человек был как две капли воды похож на самого Александра.

- Кто... ты... - пробормотал офицер, всё ещё вглядываясь в лицо странного пришельца, и с каждой секундой всё более и более убеждаясь в том, что оно похоже на его собственное.

- Я - это ты, - ответила фигура, и её слова будто зазвучали в голове юноши тяжёлым эхом.

- То есть как? - голос всё ещё хорошо подчинялся Александру, в отличие от зрения.

- Неужели ты ещё не понял, что являешься крайне необычным человеком? - спросил пришелец. - Стоит ли удивляться, что порой скрытая глубоко в тебе личность может выйти наружу, и попытаться навести господствующее сознание на путь истинный?

- Я не понимаю... - юноша попробовал мотнуть головой, но фигура никуда не исчезла.

- Александр, я - воплощение твоих сомнений, страхов, тревог... Я - шанс, призванный помочь тебе признаться хотя бы самому себе в том, что иначе ты никогда бы не признал. Я - возможность разобраться во всём, что волнует тебя, представшая перед твоим разумом.

- Как... Почему... Откуда? - офицер всё ещё не мог поверить в реальность происходящего.

- Ты - не обычный человек, и этим всё сказано. У тебя есть кристалл... Да, не удивляйся, я знаю о нём потому, что о нём знаешь ты. И ты сейчас изо всех сил пытаешься заменить им настоящую дружбу. Ты ставишь этот холодный кусок камня практически вровень с собой, считая, что больше тебе никто не нужен... Это - большая ошибка, Александр. Она поведёт тебя по неправильному пути. Вспомни то, что тебе сказала Хелен, и поверь ей. Кристалл - это не более чем инструмент. Не он должен владеть тобой, а ты должен управлять им. Не ищи в нём успокоения, ищи его в других людях.

- Но... если ты - это я... то ты должен знать, что мне... не с кем тут дружить... - выдавил из себя юноша, протирая пальцами глаза, но не достигая этим никакого эффекта.

- Ты лжёшь сам себе, - грозно ответила фигура. - Ты просто не хочешь бороться с самим собой... Ты боишься одиночества, и в то же время ведёшь себя к нему. Тебе повезло, что у тебя есть кристалл - а если бы его не было, что бы ты делал? Изменись, Александр. Побори себя. Я - а значит, и ты в глубине своей души - уверен: тебе поможет в этом Хелен... А если ты будешь продолжать искать утешения в этом камне... То со временем имеешь все шансы превратиться в ужасного человека... наделённого, к тому же, необычными способностями.

- Что... это за способности... Ты мне можешь... сказать? - Александр чувствовал себя всё хуже и хуже, и круг более-менее чёткого зрения всё сужался.

- Нет, потому что этого не можешь сказать ты сам. Но... я могу дать тебе совет. То, что ты сделал с магорианцем... и потом другое - с животным в лесу... Не повторяй это, не повторяй ни в коем случае! Ты сейчас находишься на абсолютно чужой планете, с совершенно другими технологиями. А твой кристалл... он похож на кристаллы магорианцев, ты же знаешь... Подумай - что будет, если у инопланетян вдруг есть способы обнаружить такие фокусы? Вспомни того магорианца, как он в страхе и удивлении выбежал тогда... Они могут испугаться, и - кто знает, во что это выльется для тебя и для других людей?

- Я понял... но... почему я должен тебе верить? - офицер уже почти не мог видеть.

- А ты не верь. Ты подумай. Я - воплощение твоих сомнений, не забыл? Но лучше последуй всему, что я тебе сейчас сказал. Потом может быть поздно. Это знаю я - а значит, знаешь и ты. А теперь... спокойной ночи. Боюсь, я слишком тебя ослабил для продолжения разговора, - фигура растворилась во мгле, покрывшей глаза Александра. Сознание офицера ещё некоторое время пробовало бороться с наступающим забвением, но это оказалось безнадёжно. Вскоре тело совсем перестало слушаться своего владельца, и юноша упал на кровать. Чувства окончательно покинули его, и Александр заснул спокойным сном.

Глава 6. Происки Йоши

На следующее утро Александр встал с первыми трелями будильника, у которого вчера повысил громкость звонка. Он чувствовал себя очень бодрым, так как спал больше времени, чем обычно. Несмотря на это, мысли в его голове поначалу всё ещё спутывались, и юноше трудно было понять - во сне он вчера разговаривал с самим собой, или же наяву. Но для грёз беседа со своей потаённой личностью всё-таки слишком хорошо отпечаталась в его сознании, и офицер признал - с ним произошла очередная странность. Впрочем, после вторжения в разум магорианца, спасения от гибели при падении «Звезды» и вообще всех связанных с кристаллом событий произошедшее не казалось таким уж загадочным - пожалуй, Александр был готов и к более непонятным явлениям. Как и хотел вчерашний собеседник, юноша задумался над данными своим двойником советами. Рекомендация не использовать кристалл и впрямь выглядела очень разумной - и как офицер не подумал об этом раньше? Или он как раз таки подумал, но не осознал это, раз его потаённая личность дала такой совет? В любом случае, подарок и впрямь был похож на магорианские кристаллы, и пользовался им Александр во многом подобно магорианцу. Значит, если те на самом деле могут обнаруживать такую активность - а почему бы им не быть на это способными? - юноша может навлечь беду не только на себя, но и на всех работающих в Представительстве людей вообще. Но ведь простого общения с кристаллом инопланетяне не замечают - по крайней мере, двойник говорил только о сознательных действиях вроде сотворения зелёной вспышки. Тогда он может просто общаться с кристаллом... ведь может же?

- Ты ставишь этот холодный кусок камня практически вровень с собой... - пронеслось в сознании. - Ты боишься одиночества, и в то же время ведёшь себя к нему...

Нет, это не правда... или всё-таки правда? Ведь это сказал он сам! И когда офицер попробовал возразить - собеседник сразу понял, что юноша пытается солгать сам себе. Ему есть с кем дружить, и вчера ему дали все шансы, чтобы начать эту дружбу, однако он отказался. Почему? Пожалуй, сам Александр не мог на это ответить - по крайней мере, честно. Но теперь он ругал себя за это, обещал себе, что если ему будет предоставлен второй шанс, он им воспользуется... и в то же время не верил, что выполнит это обещание. В конце концов, он постарался убедить себя, что в следующий раз приложит все силы, чтобы не позволить себе опять скатиться до поиска утешения в кристалле. Юноша окончательно поверил таинственному двойнику и признал его правоту - если не во всём, то во многом.

Он спустился вниз, позавтракал и отправился в общую комнату с твёрдым намерением попытаться с кем-то поговорить. Но на этот раз офицеру, пожалуй, на самом деле не повезло - в гостиной сидели одни учёные, увлеченные своими теориями и спорами. Вмешаться в их научную беседу у Александра не было никаких шансов, и он решил подняться назад в свою комнату и просто посмотреть в окно, наблюдая за жизнью магорианцев на проходящей рядом с представительством улице до десяти часов. Хелен на этот день, конечно же, офицеру никаких встреч не назначала, но тот твёрдо решил подойти к ней, поинтересоваться своим новым заданием и, возможно, признать свои вчерашние заблуждения.

За окном жизнь, впрочем, кипела в таком же ключе, что и позавчера. На улице не было видно ни одного спешащего по делам аборигена - что, впрочем, естественно ввиду использования ими устройств, мгновенно переносящих в требуемое место. На несколько минут юношу заинтересовала игра магорианского мальчика с существом, напоминающим меховой шарик с лапками - по всей видимости, местным аналогом собак или кошек. Домашнее животное ловило звёздочки, создаваемые ребёнком при помощи кристалла, и при этом прыгало чуть ли не на высоту человеческого роста. Оно имело четыре лапы, но две задние напоминали ноги кенгуру. Передние же большую часть времени оказывались прижатыми к туловищу и были почти незаметны в густой шерсти, покрывающей всё тело существа. Но вскоре мальчик со своим питомцем скрылись за углом, и смотреть опять стало особо не на что. Александр уныло перевёл взгляд вниз, прямо под окно... и насторожился.

Юноша увидел Йоши и какого-то магорианца медленно идущими к входу в Представительство и достаточно мирно разговаривающими. Присмотревшись, офицер даже узнал собеседника японца. Им оказался Нордол, тот самый входящий в правительство и являющийся «Избранным Богами» инопланетянин, что соперничал с Холи и хотел забрать Александра для оформления его прибытия на Валориан после катастрофы. В руках Йоши держал какие-то бумаги - по всей видимости, обсуждаемые в данный момент документы, так как японец порой кидал на них быстрый взгляд. Говорил в основном подчиненный Гвендолин - и делал это достаточно тихим голосом, но активно жестикулируя и всем своим видом давая понять, что тема беседы его очень заботит. Инопланетянин же по большей части слушал своего собеседника с достаточно спокойным видом, но изредка в его кивках головой проглядывались насмешливые нотки - похоже, он не воспринимал землянина всерьёз.

Александра заинтересовало увиденное. Уж если кого он и ожидал увидеть с Нордолом, то скорее Хелен, заинтересованную в развитии торговых отношений, хоть она вчера и отзывалась об этом магорианце с некоторой неприязнью. Зачем член правительства мог понадобиться Йоши, который не должен был испытывать симпатии к инопланетянам, юноша и представить себе не мог. Он решил спуститься вниз и посмотреть, не сопровождает ли японец Нордола на некую встречу, а также при случае послушать, о чём они говорят.

Юноша сбежал по лестнице, вошёл в общую гостиную (учёные всё ещё бурно спорили и не обращали на него никакого внимания) и встал у её двери так, чтобы видеть коридор. Через некоторое время входная дверь в Представительство открылась, но на пороге показался один Йоши со своими документами в руках. Нордола не было видно, и офицер понял, что тот распрощался с японцем на улице. Не обращая на Александра никакого внимания и, похоже, погруженный в какие-то размышления, Йоши быстро зашагал по коридору. Лицо его выглядело вполне счастливым - судя по всему, итог беседы японца полностью устроил.

- Ну, и как прошёл разговор с Нордолом, Такуми? - послышался сзади насмешливый голос Гвендолин. Александр обернулся, и увидел её спускающейся с лестницы к своему подчиненному. Японец, которого голос не слишком любимой им начальницы вывел из задумчивости, бросил на Гвендолин недовольный взгляд, потом перевёл ставшие ещё более злобными глаза на Александра и, не говоря ни слова, направился к заместительнице Хелен. Та внимательно посмотрела на бумаги в руках японца, потом также перевела взгляд на Александра и поспешила подняться наверх, сопровождаемая Йоши.

- Значит, с Нордолом он встречался по её инициативе... - пробормотал офицер. По всей видимости, японец действительно обсуждал с магорианцем какие-то идеи Гвендолин. Это несколько успокоило юношу - если непосредственно от Йоши можно было ожидать всего что угодно, то его начальница не будет выходить за определенные рамки в своих поручениях.

Александр посмотрел на часы и направился к кабинету Хелен. На стук в дверь она не ответила, да и красный индикатор на электронном замке свидетельствовал о том, что кабинет заперт. Офицер подождал несколько минут, но это ничего не дало. Тогда он отважился подняться на второй этаж и постучать в комнату Хелен - принятие такого решения стоило юноше определенных усилий. Александр направился к лестнице, и вскоре уже находился в коридоре с дверьми в пять комнат: по две на каждой из сторон и одной - в конце. Судя по всему, здешние комнаты значительно превосходили своим размером остальные, потому и были заняты постоянными работниками Представительства. На четырёх дверях висели таблички с именами известных Александру людей, пятая же не была никак обозначена, и назначение той комнаты оставалось загадкой.

Как раз в тот момент, когда юноша нашёл табличку с именем своей начальницы, её дверь открылась, и оттуда показались тихо беседующие Хелен и Гвендолин. На первый взгляд, их разговор протекал столь же мирно, как Йоши и Нордола до этого. Впрочем, взглянув на стоящего в конце коридора офицера, заместительница сделала ироничное лицо.

- Ах, кажется, тебя уже разыскивают подчиненные, Хелен! - саркастическим тоном произнесла она. - Хотя я даже удивлена, что ты вообще порой появляешься в своём кабинете, хотя должна сидеть там целый день! Лень не красит даже вас, мисс Грейхаунд!

- Сожалею, что тебе приходится работать и за себя, и то одноклеточное существо, что дали тебе в кампанию, - парировала Хелен. - К счастью, мне в этом плане повезло больше.

Гвендолин фыркнула и направилась в свою комнату, находящуюся напротив двери без таблички, а начальница подошла к Александру.

- Давайте поговорим у меня в кабинете, - сказала она. - Я как раз туда направлялась, что бы некоторые глупые личности не говорили.

Они вернулись на первый этаж, Хелен приложила ключ к замку, и тот с писком открылся. Юноша прошёл в кабинет и сел на уже ставшее привычным кресло, его начальница вновь щелчком пальцев заставила оказаться на столе чашки с чаем и расположилась рядом.

- Вчера вы неплохо потрудились, Александр, - сказал она достаточно приветливым тоном. - Но не думаю, что вам особо понравилось ваше задание. В то же время, боюсь, у меня не найдётся иной работы для вас, если вы будете продолжать запираться от остального мира.

- Я... эээ... полагаю, сделал некоторые выводы... - пробормотал офицер, потупив взор.

- Рада это слышать, - казалось, Хелен просто засияла, и расплылась в широкой улыбке.

- И, наверное... если потребуется... постараюсь подружиться с кем-то... - закончил юноша.

- Очень на это надеюсь, потому что вчера я встречалась с Тиеном Холи, и мы с ним обсуждали перспективы нашего сотрудничества, - начальница откинулась в кресле и внимательно посмотрела на Александра. - Конечно же, такие идеи приходили в головы различных представителей наших рас и ранее, но трудно наладить нормальные отношения между магорианскими специалистами и постоянно чередующимися коллективами людей. Особенно в том случае, если многие из землян подкуплены той или иной корпорацией... В общем, до сих пор, наверное, только мы с Тлеей и Холи делали что-то полезное для объединения знаний. Но я излишне занята бумажной работой, да и, честно говоря, не особо сильна во всех технических тонкостях. Поэтому я... мы с Холи решили поручить вам и Тлее вместе работать над совмещением магорианских и наших технологий.

Александр будто раскололся на две части. Одна его половина испугано смотрела на начальницу и совершенно не представляла, как он будет выполнять новое поручение. Но другая... почему-то другая половина юноши наполнилась счастьем, и радовалась такому повороту событий. Хелен закончила фразу, и даже не моргая смотрела на реакцию офицера, не говоря более ни слова.

- Хорошо... - наконец, произнёс Александр. - Как... эээ... это всё будет происходить?

- Замечательно! - обрадовано произнесла Хелен. - Нам осталось решить последние вопросы, и с завтрашнего дня вы с Тлеей будете разбираться в том, каким вообще образом можно объединить преимущества наших технологий и магорианской... хм... магии, как её называют. Я думаю, проще вам будет встречаться в нашем Представительстве - всё-таки тут есть доступ к мощным компьютерам. Хотя, скорее всего, Холи и в основном здании «Феном-Шамб» сможет выделить какое-нибудь помещение, если потребуется.

- Ясно... А что мне делать сегодня? - весьма вяло поинтересовался юноша, так как в этот момент внутри него боролись самые разные чувства, и он сам не мог разобраться, какие эмоции испытывает по поводу всего услышанного.

- Попробуйте... например, не делать ничего, - сказала Хелен добрым, но несколько насмешливым голосом. - Погуляйте по Крель-Шамбу, посмотрите на местную жизнь... Только возьмите с собой коммуникатор, - с этими словами она встала, подошла к одном из шкафов и достала оттуда упомянутый прибор. Он напоминал наручные часы со встроенным проектором и стилусом для управления, который в данный момент был гибким и прикреплялся к ремешку, но мог становиться прямым и твёрдым как его собрат из металла и пластмассы.

- Оставьте его у себя, - произнесла начальница будто приказ. - В случае чего обязательно связывайтесь с Представительством - вам отвечу либо я, либо Ричард. Не думайте только, что я как-то сомневаюсь в вас, или излишне за вас беспокоюсь... Понимаете, я несколько не доверяю магорианским чиновникам. Все эти странности, которые сопровождали ваше прибытие, да и то происшествие с магорианцем, имевшее место ещё на Земле... В общем, они могут излишне вами, Александр, интересоваться, и совершить какую-нибудь глупость...

- То есть? - юноша не совсем понял, что хочет сказать Хелен, но слова начальницы встревожили его. Попасть в неприятности с властями - меньшее, чего ему хотелось.

- Не волнуйтесь, прошу вас! - быстро ответила Хелен, стараясь сделать свой тон небрежным, но слишком удачно. - Просто мера предосторожности, не более того.

Офицер подозрительно посмотрел на свою начальницу, забрал коммуникатор и надел на руку вместо часов, бывших на ней ранее. Хелен бегло перечислила ему интересные места города, показала имеющуюся в данном юноше приборе карту Крель-Шамба и описала, как использовать киарол - магорианское устройство для мгновенного перемещения.

- Просто заходите в кабину и громко произносите пункт назначения, - сказала она. - Магорианцы каким-то образом обходятся без этого - просто думают о том месте, куда хотят попасть, я полагаю... Но земляне так не могут - или просто не пробовали.

В голове Александра пронеслась мысль - а не сможет ли он перемещаться таким же образом, как и инопланетяне? Но юноша быстро вспомнил вчерашний совет своего двойника и твёрдо решил даже не пытаться использовать киарол без слов. После ещё нескольких незначительных напутствий он покинул кабинет Хелен, отнёс свои наручные часы в комнату и переоделся в лёгкий летний костюм, который обнаружил в шкафу. Ходить в форме Представительства по городу офицеру показалось лишним - особенно после слов начальницы о мерах предосторожности.

На улице было не очень жарко - ночью прошёл дождь, и в воздухе всё ещё веяло прохладой. Впрочем, по привычным для юноши меркам температура оказалась достаточно высокой, но под тенью деревьев, растущих вдоль даже самых маленьких переулков, офицер чувствовал себя вполне комфортно. Окружающие инопланетяне относились к землянину спокойно - возможно, привыкли к то и регулярно покидающим Представительство учёным, а возможно и просто старались показать своё воспитание. Только одна маленькая девочка, тыча в сторону офицера пальцем, прокричала своей матери какую-то скороговорку с единственным понятным Александру словом «Зимь’я». Юноша улыбнулся им обеим, и женщина улыбнулась в ответ, после чего быстро сказала своей дочери несколько слов подходящим для чтения моралей тоном.

Офицер направился сперва к памятнику некому Лиен Арэну - как следовало из пояснительной надписи на карте, он был героем Последней Войны. Монумент знаменитому - на Валориане, конечно же - магорианцу представлял собой статую, на первый взгляд вполне похожую на земные. Она изображала лысого инопланетянина преклонных лет, одетого в нечто вроде доходящей до ступней тоги. Сделанная из напоминающего мрамор материала, статуя превышала рост оригинала в три раза, и возвышалась над площадкой, огороженной серебристыми цепями на невысоких белых столбах. Никакого постамента у памятника не было, и поясняющая надпись тоже отсутствовала. Но юношу удивил не этот странный факт, а совсем другое зрелище - фигура медленно двигалась, покачиваясь из стороны в сторону и порой кланяясь в ответ проходящим инопланетянам.

При приближении офицера, потрясённо уставившегося на живую статую, та повернула к нему свою голову и произнесла низким голосом, будто звучавшем из трубы:

- Подумать только, ещё один землянин! Ну подходи, подходи... Ты один, и это хорошо - не люблю слушать споры ваших учёных о том, по каким законам науки я существую.

Александр нерешительно приблизился к самому ограждению. Несколько магорианцев не смогли сдержать смеха, глядя на его удивление - для них вид живого куска камня, конечно же, был более чем привычен. Слова подбирались к языку юноши, но не хотели слетать с него - настолько необычным оказалось для землянина зрелище. Впрочем, статуя добродушно усмехнулась и продолжила говорить с ним:

- Для начала хочу тебя заверить, что я не какой-то хитрый... этот самый... механизм, вот. Во мне есть только камень, характер, немного знаний и то, что вы просто-напросто не можете понять и называете волшебством... ну или куда более странными словами.

- Вы... живы? - только и смог спросить офицер в ответ на вступительную речь статуи.

- Нет, конечно же! - ответила так со смехом. - Если бы ты знал, сколько раз я уже слышал этот глупейший вопрос! Быть живым - значит уметь несколько больше, чем просто двигаться и связывать пару слов, не находишь? Подумай сам... кстати, как твоё имя?

- Александр... - пробормотал юноша, уже почти опомнившийся после первого шока.

- Так вот, Александр - разве ты бы смог столетиями стоять на одном месте, и даже не выказывать признаков недовольства своим положением? А я - вполне могу, так как не живу и, значит, не обладаю... как вы там говорите... то ли личностью, то ли душой... совсем уже запутался в ваших дурацких... извиняюсь, странных понятиях...

- Но тогда... откуда ты знаешь наш язык? - наконец, смог задать первый содержательный вопрос офицер.

- Меня научили ему специально, чтобы я смог говорить с землянами, - сказала фигура.

- И ты, значит, стоишь здесь сотни лет, и даже не думаешь хотя бы выйти за ограждение?

- Я лишь камень без капли сознания - зачем мне куда-то уходить? - статуя снова засмеялась глухим смехом. - Но, боюсь, тебе трудно будет в этом разобраться... По крайней мере, те два учёных так и не разобрались, обозвали меня кучей хитрых слов, потратили уйму времени на бесполезные споры, а потом ушли с таким видом, будто оба совсем сошли с ума.

- Да, пожалуй, я их понимаю... - пробормотал юноша, после чего громко спросил:

- Ладно, чем ты знаменит? То есть чем был знаменит Лиен Арэн? Или всё-таки ты?

- Ох, тебя заинтересовал этот великий герой! - воскликнула статуя, очень обрадованная вопросом Александра. - Обычно меня считают самим ен’Арэном, хотя это верно лишь до известной степени... Итак, слушай, Александр! Много веков назад на Валориане бушевала страшная война... Тысячи воинов сходились на полях брани! Смертельные вспышки светили ярче солнца, сея гибель и разрушения вокруг. Несколько государств, каждое со своей религией и безмерными амбициями, ежедневно посылали в бой сотни своих лучших сынов и даже дочерей. Несколько лет продолжался этот кошмар, и ни один из сражающихся союзов не мог взять верх над другим. В тщетных попытках склонить чашу весов на свою сторону рождалось новое оружие - одно страшнее другого, и финалом этой бессмысленного соревнования стало изобретение Гхал-Роша... Ужасного изрыгающего пламень на огромные дистанции чудовища, способного уничтожать целые города... Его первой жертвой должен был пасть прекрасный Крель-Шамб, столица Империи Магора. Но милостью Верховных Божеств Гхал-Рош был уничтожен до этого... И узревший спасение своего родного города от казавшегося неотвратимым рока, Лиен Арэн был первым, кто преклонил колени перед Богами и посвятил себя служению им. Неся новую веру, он обошёл весь Валориан, и в итоге во многом его словом Последняя Война окончилась. На это самое место он привёл представителей всех враждующих государств, и они заключили Великий Мир, закрепивший объединение всего Валориана под верой в Божеств.

Памятник замолчал. Александр поблагодарил его, тот в ответ предложил рассказать историю магорианского героя более подробно, но юноша предпочёл дипломатично отказаться - для ознакомительной экскурсии информации и так было более чем достаточно. Статуя нисколько не обиделась - наоборот, порадовалась, что офицер был одним из немногих землян, кто проявил интерес к личности, о которой мемориал должен был напоминать, а не к принципам существования кажущегося живым куска камня.

После знакомства с памятником Лиен Арэну Александр направился к ближайшему киаролу. Кабина для мгновенного перемещения выглядела как две неприглядные будки с полукруглым верхом, стоящие между домов с маленькими приусадебными участками. Магорианцы постоянно заходили в одну из кабин, и через секунду исчезали, сопровождаемые неизвестно откуда возникающими клубами жёлтого дыма. В соседней будке они таким же образом появлялись и выходили наружу. Перемещение стоило некоторых денег, но Хелен сказала в своей напутственной речи, что землянам об оплате заботиться не надо - данные о расходах сотрудников автоматически учитывались и поступали в Представительство.

Офицер зашёл в кабину и громко произнёс название места, которое он хотел посетить следующим: Де Коиню Фихей, или в переводе Площадь Облаков. Едва закончив фразу, офицер тут же почувствовал, как неведомая сила резко дёргает его за всё тело и несёт куда-то вдаль - направление разобрать он не мог. Перед глазами клубился непроглядный жёлтый дым, уши заложило, а дышать и вовсе было невозможно. Так продолжалось около двух секунд - перемещение оказалось не совсем мгновенным, но даже это достаточно короткое время показалось Александру длиною как минимум в целую минуту. Наконец, он почувствовал резкую остановку, и юношу буквально вытолкнуло из киарола, в котором тот появился. Потратив ещё несколько секунд, чтобы прийти в себя после первого использования магорианского средства перемещения, офицер огляделся.

Он стоял в самом центре круглой платформы, составлявшей примерно сотню метров в диаметре. Над головой находился купол из затемненного стекла, а под ногами... раскинулся весь Крель-Шамб. Площадь Облаков, оказывается, висела прямо над городом, а дно её было прозрачным как родниковая вода. Юноша будто очутился внутри подвешенной на высоте птичьего полёта колбе. Какое-то время пораженный Александр даже думал, что он спит - так завораживало открывшееся перед глазами зрелище. Затем он медленно побрёл к краю сооружения - ноги отказывались твёрдо ступать на казавшееся пустотой пространство.

Впрочем, вскоре офицер привык к ощущениям ходьбы по воздуху, и последние метры до края прошагал достаточно уверено, после чего оглянулся и убедился, что платформу на самом деле не поддерживает никакая гигантская колона. Вновь подивившись творимыми магорианцами чудесами, он перешёл к разглядыванию лежавшего под ногами миниатюрного города, над которым юноша возвышался подобно гиганту. Пробежав по домикам и небоскрёбам, глаза Александра сами собой устремились к видневшейся вдали глади моря, а потом попытались разглядеть бесчисленные островки, что должны были располагаться там...

Постепенно внутри юноши начало нарастать чувство, будто за ним внимательно наблюдают. Какое-то время он пытался бороться с этим ощущением, считая возникшее беспокойство глупостью и не желая отрывать взор от потрясавшей воображение картины, но потом всё-таки оглянулся. Его глаза будто сами собой уставились прямо в другие, карие, которые действительно уже давно смотрели на Александра. Офицер даже не сразу осознал, кто за ним наблюдает - казалось, что разум замедлился и не поспевал за действиями юноши.

- Тлея... - пробормотал он после паузы, потребовавшейся на полное осознание ситуации.

Девушка чуть приоткрыла рот - не то удивившись, не то испугавшись - и попыталась отвести взгляд в сторону, будто и не пыталась смотреть на Александра. Но затем, поняв, что её уже всё равно раскрыли, она повернула голову назад и с трудом выдавила из себя:

- Эм... Здравствуйте, Александр... Я... э... не ожидала... у... увидеть вас здесь...

Юноша не сразу решился ответить. Он снова испытал какую-то странную робость, и просто продолжал смотреть на Тлею. Сейчас она выглядела куда опрятнее, чем в вчера кабинете - похоже, Хелен хорошо проинструктировала её насчёт ношения земной одежды, и теперь девушку действительно можно было принять за землянку - по крайней мере, на первый взгляд. И чем дольше офицер молча глядел на неё, тем симпатичнее казалась ему Тлея, и тем неохотнее глаз соглашался подмечать малейшие странности в её виде.

- Я... просто рассматривал достопримечательности Крель-Шамба, - пожалуй, говорить Александру было ненамного проще, чем девушке. - Знаете, у вас... удивительный город. На Земле нет и сотой доли таких чудес... И... честно говоря, даже не знаю, что ещё сказать...

Тлея опять промедлила со словами, подвластная нерешительности. Но она боролась с собой, и офицер, видя это, также старался преодолеть сдавливающее его аналогичное чувство.

- Ох... Как странно... Мне казалось, что после Земли наша планета должна казаться скучной и однообразной... - уже более твёрдо, чем в прошлый раз, пробормотала она.

- Нет... поверьте, это совсем не так... Но вы, конечно же, не можете считать иначе, так как привыкли уже к своим летающим платформам, говорящим памятникам... А Земля кажется вам далёкой и неизведанной... И в ваших мечтах она прекрасна... Наверное, даже лучше, чем я сейчас представляю себе Валориан... И... знаете, я боюсь вас разочаровать...

- Пожалуй, вы правы, - опустила взор девушка после очередной паузы. - Но всё-таки мне бы так хотелось воочию увидеть её! - последние слова, пожалуй, вырвались из уст Тлеи без всякого её на то желания, и она снова наполовину испугано, наполовину удивлённо посмотрела на офицера.

- Наверное, это глупо... - тихо добавила девушка. - Мне все так говорят...

- Я не скажу, - неожиданно для себя произнёс офицер. - Думаю, я сам в глубине души хотел когда-то посмотреть на Валориан. И сейчас вижу: он на самом деле полон удивительных открытий. Но всё же... Когда мне объявили, что посылают меня сюда... Когда я готовился к отлёту... Когда уже прибыл в Представительство... Я вспоминал о своём доме и вдруг начал понимать, как меня тянет туда. И мне кажется, что вы будете думать точно также, даже если ваша мечта однажды осуществится!

И снова повисло недолгое молчание, но теперь оно уже не выглядело неловким. И Тлея, и Александр окончательно взяли верх над своей робостью. Они почувствовали понимание со стороны друг друга, и, несмотря на наводившую некоторую тоску тему разговора, выглядели всё более и более радостными. На лице Тлеи эта радость смешалась с печалью, и она сказала:

- Я боюсь, что никогда этого не узнаю, ибо эта мечта столь же недостижима, как и другая, и по той же самой причине... Мне в жизни не стать Избранной Богами, а значит, я никогда не посещу ни Землю, ни Та-Лен... - после чего вздохнула и на мгновение опустила глаза к полу.

- Не надо терять надежды, - постарался ободрить её офицер. - Я тоже никогда бы не подумал, что окажусь здесь, на Валориане! И, честно говоря, до сих пор не понимаю, с какой стати именно меня послали сюда... Но всё изменилось в один момент, и верьте - для вас когда-нибудь он тоже наступит! Перед вами обязательно откроются и моя планета, и... Та-Лен, вы сказали? А... что это за место? Никогда о нём не слышал...

Лицо девушки вновь дрогнуло - и на этот раз на нём отобразился один только нешуточный испуг. Она снова приложила руку ко рту, как уже делала в кабинете, и начала озираться, будто опасаясь слежки. Затем Тлея быстро пробормотала, почти тараторя:

- Простите... я не могу вам этого сказать... Просто не могу... - после чего резко замолчала.

- Хорошо, - поспешно произнёс юноша, - давайте не будем об этом. Эм... То место, где мы сейчас находимся - вы можете что-нибудь о нём рассказать? А то мне до сих пор кажется, что я попал в сказку...

- Конечно, у нас почти все знают про Де Коиню Фихей, - теперь уже вполне радостно улыбнулась Тлея. - Её создали не так давно - к пятисотлетию окончания Последней Войны. Наш год чуть длиннее вашего, и поэтому то время совсем недалеко от нынешнего - как раз за пару лет перед первым контактом наших рас. Сами Божества помогали в том строительстве... образно выражаясь, - последние слова девушка добавила, спохватившись.

- Да, - пришло вдруг в голову Александру, который за их беседой даже и не подумал, что у Тлеи могут быть более важные дела, чем болтовня с землянином. - Надеюсь, я вас не от чего не отвлекаю? Ведь вы наверняка заняты работой в своей корпорации...

- Нет-нет! - моментально возразила девушка. - Я сейчас совершенно свободна! Учитывая нашу совместную работу с завтрашнего дня, сегодня для меня никаких заданий нет, ну и я решила... эээ... погулять по Де Коиню Фихей... - в голосе Тлеи скользнула нерешительность.

Девушка посмотрела на Александра таким взглядом, что он сразу понял - цель для её прогулки точно была выбрана не случайно. Скорее всего, Тлея заходила к Хелен, и та ей подсказала, куда лучше отправиться. Но откуда начальница знает... а, коммуникатор... Юноша про себя ухмыльнулся, и наполовину поблагодарил Хелен, наполовину обиделся на неё за подобную слежку. Впрочем, одного взгляда на девушку было достаточно, чтобы первая половина победила вторую.

- Тогда... если вы не против... возможно... вы согласитесь... эм... показать мне город? - буквально заставил себя произнести офицер, хотя он был более чем уверен - как раз такой вопрос Тлея и хотела от него услышать. Действительно, девушка совсем расплылась в улыбке и молча кивнула в ответ головой. Они вместе обернулись к краю площади, и Тлея начала неторопливо указывать Александру различные интересные места, что были в Крель-Шамбе. Несколько раз она вскользь упоминала магорианских божеств, после чего внезапно замолкала, и юноша заметил - при каждой такой оговорке глаза девушки невольно устремлялись в сторону полоски моря, блестящей в лучах солнца у горизонта.

Потом Александр и Тлея вместе отправились дальше бродить по городу. Они посетили ещё несколько памятников знаменитым магорианцам - но никого столь же великого, как Лиен Арэн, среди них не было. Побывали на Трен Коинлиамбю Фихей - Площади Трёх Небоскрёбов, один из которых как раз принадлежал корпорации «Феном-Шамб». Даже переместились в портовый город Крель-Дар и посмотрели на находящийся неподалёку от него космодром, а также несколько минут молча любовались волнами, мерно бегущими к берегу. Под конец своей прогулки юноша и девушка побродили по Сам-Анташ - большому парку в городской черте, раскинувшемуся на берегу небольшой речки, едва заметной ниточкой пронизывающей Крель-Шамб. Там Тлея начала расспрашивать офицера о красотах Земли, а он ей отвечал, пытаясь вспомнить всё, что когда-либо видел. Пожалуй, даже для самого Александра было открытием, сколько всего он знает о своей планете и наиболее впечатляющих её местах. Многое юноша помнил со школьной скамьи, о некоторых достопримечательностях смотрел передачи, что-то видел собственными глазами. После каждого рассказа офицера девушка всё более и более удивлялась тому, насколько разнообразна Земля и как по сравнению с ней скучен Валориан, несмотря на все его чудеса.

Но вот пришла пора расставаться - пусть и ненадолго, ведь с завтрашнего дня начинались их совместные трудовые будни. Тем не менее, и Александр, и Тлея чувствовали внутри какую-то пустоту, когда шли к ближайшему киаролу. Они отлично провели это день и не хотели, чтобы он заканчивался - но ничего поделать не могли.

- Завтра увидимся... - тихо пробормотала девушка, стоя перед перемещающей кабиной.

- Да... большое спасибо тебе... за это небольшое путешествие, - ответил ей офицер.

- Нет, это тебе спасибо, Александр! - Тлея вдруг сжала руку юноши и посмотрела ему в глаза. - Знаешь... сегодня мне впервые в жизни показалось, что я всё-таки посетила твою планету, пусть со мной был всего один её представитель. И... если у нас будет время... то я...

- Я тоже с радостью ещё раз погуляю с тобой, - улыбнулся офицер, отлично поняв фразу девушки без её окончания. - Но сейчас нам действительно пора прощаться. До завтра, Тлея.

- До свидания, Александр! - девушка улыбнулась ему, вошла в киарол и без всяких слов растворилась в клубах жёлтого дыма. Юноша ещё постоял некоторое время перед кабиной, прокручивая в памяти этот день и улыбаясь своим воспоминаниям, а потом последовал за Тлеей. Он переместился к Представительству, по пути осознав, что они с Тлеей совершенно забыли об обеде. Абсолютно неощущаемый во время прогулки голод теперь дал о себе знать, и из всех помещений первым делом офицер решил посетить столовую.

Плотно поев, офицер собрался было идти к себе в комнату, но на выходе из столовой его подловила Хелен. Она едва не подбежала к юноше, по пути окинув взглядом почти пустую общую гостиную, в которой молча сидели только охранники в штатском.

- Ну, как ваша прогулка? - спросила с улыбкой начальница, тщетно старающаяся выглядеть непринужденно. - Вы здорово там задержались, даже поесть не пришли!

- Вам составить поминутный отчёт? - сам удивился своему ответу Александр. В другое время он бы никогда не заговорил так с начальством, но сейчас всё - и отличное настроение после прогулки с Тлеей, и даже тон голоса самой Хелен - раскрепощало его и буквально подталкивало к дружескому общению с кем бы то ни было.

- Желательно, - усмехнулась Хелен и пригласила юношу пройти в гостиную, так как их разговор грозил затянуться. - Мне кажется, вы там неплохо провели время, не так ли?

- Да, спасибо! - офицер сел на диван рядом с начальницей и продолжил вести разговор шутливым тоном. - И меня удивило одно поразительное совпадение... по крайней мере, пока я не вспомнил о крайне полезном приборчике, что всё ещё красуется на моей руке.

Хелен не смогла сдержать смех, но на мгновение заглянувший в комнату Йоши быстро заставил хорошее настроение начальницы улетучиться, и она следующие слова она произнесла уже более серьёзным голосом:

- Не буду отрицать, что Тлея забежала ко мне прежде, чем отправиться погулять в облаках. Впрочем, ваш вид лучше всяких слов рассказывает о результатах встречи с ней, и я постараюсь больше не сообщать местонахождение своих сотрудников магорианским девушкам. Конечно же, меня волнуют только результаты вашего совместного труда...

- Хотелось бы верить, - улыбнулся офицер. - Но раз уж мы заговорили о прогулке с Тлеей... Она упомянула нечто под названием Та-Лен, после чего осеклась... как всегда делает, когда заговаривает о магорианских божествах. И я подумал - может, вы знаете, что такое этот Та-Лен, а также... сможете мне объяснить её поведение?

Лицо Хелен стало совсем серьёзным, и малейший налёт прежнего веселья исчез с него.

- Да... - протянула она. - И опять мы возвращаемся к этой теме. Вновь и вновь после разговора с магорианцами я сталкиваюсь с подобными вопросами. Пожалуй, легче всего мне будет ответить на второй, с него и начну. Понимаете, Александр, инопланетянам просто запрещено говорить на темы, близко подходящие к... скажем так, предполагаемой материальности их божеств. Полагаю, запрещено этими самыми божествами... или теми, кого они ими считают... возможно, кто говорит от имени богов. Теперь что касается словосочетания «Та-Лен»... Я не эксперт в области магорианского языка, и, должна отметить, таковых среди землян вообще не существует... Но прилагательное «та» обозначает «высший», практически в этом уверена. Что же касается слова «лен» - его значения я сказать не могу. Но само словосочетание... мне показалось, что оно относится к некому острову, либо чему-то, на этом острове находящемуся.

- Точно! - воскликнул юноша. - Заговаривая о божествах, Тлея бросала взор куда-то в сторону моря. Думаю, что на этот самый Та-Лен. По всей видимости, это нечто обиталища их богов, символа связи с ними, возможно, храма... Да, мне кажется, что слово «лен» обозначает храм или нечто очень близкое по смыслу.

- Знаете... - произнесла начальница. - Вы правы. У вас отличный ум, Александр...

- Жаль, что ты не можешь похвастаться тем же самым, Хелен - в гостиную вошла Гвендолин, и обе женщины сразу же уставились друг на друга источающими огонь глазами.

- Александр, - быстро проговорила Хелен, не отрывая глаз от своей противницы, - будьте добры принести мне из кабинета красную папку у компьютера - а я пока скажу этому существу перед собой пару слов.

Офицер поспешил покинуть гостиную, не желая слушать взаимные оскорбления двух дам. Он направился к кабинету Хелен, по пути удивившись настежь открытой двери в него. Конечно же, начальница вряд ли закрывала её на замок, увидев возвращение юноши, но чтобы даже не прикрыть дверь вообще... Александр заглянул внутрь кабинета - и остолбенел. Один из ящиков стола был очевидно выдвинут, и в нём, наклонившись, копался никто иной, как Такуми Йоши! Похоже было, что он ищет нечто важное среди принадлежащих начальнице бумаг. Правда, юноша застал японца уже окончившим поиски - судя по пустоте рук, безрезультатно. Подчиненный Гвендолин закрыл ящик, и офицер почёл за лучшее быстро спрятаться за незапертой дверью соседней с кабинетом комнаты, представляющей собой небольшую кладовку. Дождавшись, пока Йоши быстрым шагом покинет кабинет начальницы, Александр оставил своё убежище, взял требуемую Хелен красную папку и поспешил в общую гостиную.

К счастью, Хелен и Гвендолин так увлеклись пререканиями, что не заметили значительного опоздания юноши. Когда он вошёл, дамы как раз обменивались очередными колкостями, и юноше пришлось тактично кашлянуть, чтобы обратить на себя внимание начальницы. Он передал ей папку и попросил уделить себе минуту, если это возможно.

- Подожди, Гвени, - злобно сказала начальница, крутя в руках полученные документы. - Я переговорю со своим сотрудником, а потом с радостью размажу тебя по стенке.

Они вышли из гостиной, и офицер быстро пересказал начальнице всё, что видел.

- Йоши наверняка искал какие-то важные бумаги в вашем столе, - закончил он.

- Не беспокойтесь, - неожиданно спокойным голосом ответила Хелен. - Я в ящики своего стола, по правде говоря, даже не заглядываю. Вся важная информация хранится под паролем в компьютере, а распечатанные документы долго не задерживаются в кабинете. Не думаю, чтобы этот дурень искал какую-то бумагу. Но вы правильно поступили, не став оповещать об этом инциденте кого-то ещё, даже самого нарушителя. Постарайтесь и дальше сохранить глупость нашего дорогого Йоши в секрете. В общем, благодарю вас, но я бы не стала придавать этому инциденту большого значения.

Она вернулась в гостиную и начала тыкать пальцем в папку, демонстрируя Гвендолин какие-то цифры и графики. Юноша же недоумевающее глянул начальнице вслед и поднялся в свою комнату. Его действительно удивила беспечность, с которой та отнеслась к копанию Йоши в ящиках своего стола. Конечно, там не было нужных японцу бумаг, если он ничего не нашёл - но зачем вообще тогда лезть в кабинет Хелен? Неужели Йоши не знал её об её привычке хранить важные документы в электронном, а не печатном виде? Или же какой-то важный документ у начальницы был, но покинул стол до того, как японец влез в кабинет, воспользовавшись ситуацией? И знает ли Гвендолин о проделках своего подчиненного, или тот действовал по собственной инициативе? Александр некоторое время подумал над этими вопросами, но потом решил последовать совету Хелен и забыть про них. В конце концов, это её проблемы, и раз она относиться к ним легкомысленно, то почему он должен ломать голову, пытаясь понять замыслы Йоши? Утвердившись в этой мысли, офицер перешёл к более приятным размышлениям и воспоминаниям - о Тлее, их прогулке и их будущем.

Глава 7. Пришелец с Земли

Время летит удивительно быстро, когда ты счастлив, и не происходит никаких неожиданностей. Начиная со следующего дня Александр попал как раз в такую струю бурной реки под названием жизнь, и всё более и более начинал желать задержать убегающие вдаль прекрасные мгновения. Офицер теперь каждый день встречался с Тлеей - они работали вместе над объединением технологий двух рас, и часто после окончания положенного времени гуляли по Крель-Шамбу. В первые дни и девушка, и юноша только и делали, что удивлялись неведомым им доселе возможностям другой цивилизации.

- Это просто удивительно! - восклицала Тлея, прослушав короткую лекцию Александра про компьютеры. - Просто в голове не укладывается, как вам удалось заставить прибор производить вычисления в тысячи раз быстрее человека! У нас с расчётами всегда были проблемы - есть, конечно же, специальные штуки с мозгами, направленные только на решение задач, но они превосходят обычного магорианца по скорости максимум раз в десять, и то только в решении специальных примеров!

- Но Тлея, - возразил ей Александр, - я просто не могу понять, как же при возможности запихнуть в любой предмет интеллект сродни человеческому вы не обладаете даже примитивными счётными машинами? Ведь для нас полноценный искусственный разум всё ещё остаётся тайной за семью печатями, и в ближайшем будущем создан не будет!

- Да в том-то и дело, что мы только и можем, что сделать думающую как магорианец штуку! - фыркнула девушка. - Вот и считает она ровно с такой же скоростью, как самые одаренные из нашего рода. А чтобы заставить её сконцентрироваться на быстром решении одной задачи, пусть и в ущерб общей разумности... не выходит у нас такого, просто не выходит! Мой отец... эээ... ен’Холи пытался как-то начать исследования в этом направлении, но они провалились буквально после первых же шагов, упёршись в совершенно непреодолимую стену по причине... Ну, в общем, это мне трудно объяснить, так как до таких высот в этой области магии я ещё не добралась, хотя потихоньку постигаю её по книгам...

Тлея называла технологии своей расы магией, так как Хелен в разговорах с ней также предпочитала употреблять именно такое слово. Юноше это казалось немного глупым - он относился к понятию волшебства достаточно скептически и считал его больше подходящим для сказок, чем для объяснения на самом деле творимых чудес. Хотя, чтобы не запутывать свою подругу и напарницу по работе, он также старался говорить именно слово «магия», имея в виду искусство магорианцев. В итоге он настолько привык к употреблению этого понятия, что перешёл на него и в разговорах с другими людьми, чем вызывал насмешки большинства живущих в Представительстве учёных. Впрочем, до них офицеру точно не было никакого дела, и былое пренебрежительное отношение Александра к волшебству отступило под натиском дружеских (а может, и более чем дружеских...) чувств.

Тлея не раз демонстрировала юноше свои собственные навыки в волшебстве. Хотя, по её словам, они не слишком выходили за рамки обычной школьной практики, офицеру девушка казалась чуть ли не сказочной принцессой-ведуньей. При помощи своего кристалла она заставляла предметы кружить по комнате, создавала прямо из воздуха красивые цветы и вытворяла другие не менее удивительные штуки. Когда очередной лежащий на столе карандаш вдруг обретал ноги и начинал прыгать как лягушка, Александр вспоминал о собственном кристалле. Таинственный подарок он постоянно носил с собой в кармане, но ни разу никоим образом даже не пробовал использовать. Конечно же, юноше было крайне любопытно - а способен ли он, подобно Тлее, усилием мысли призывать к себе предметы. Но он также и отлично помнил все свои страхи и сомнения, тем более что девушка ему сказала, что магорианцы на самом деле могут отслеживать творимую в определенной области магию. О визитах Тлеи они, конечно же, были осведомлены, но вот в её отсутствие использование кристалла вполне могло вызвать подозрения у инопланетян.

Несколько раз офицер порывался рассказать о кристалле девушке, но всякий раз останавливался. Он не знал, как она отнесётся к такому признанию, и образ испуганного магорианца слишком хорошо отпечатался в памяти Александра. Юноша тешил себя мыслью, что однажды обязательно ей всё расскажет, но сделает это в другой обстановке и при других обстоятельствах. А пока он смотрел, как за кристаллом девушки остаётся зелёный след при сильном взмахе им, и вспоминал ярко-красную полоску, растворяющуюся в воздухе после резкого движения его собственного камня.

Йоши после копания в ящиках стола Хелен больше не делал ничего подозрительного, и вообще вёл себя достаточно спокойно. К начальнице и юноше он по-прежнему относился плохо, но теперь не рычал на них вполголоса, а ограничивался злобными взглядами. С Гвендолин, кстати, отношения её подчиненного тоже несколько подпортились - по крайней мере, она беседовала со своим сотрудником ещё реже, и делала это ещё более раздраженным тоном, чем раньше. Александр надеялся, что она узнала о творимых Йоши глупостях и таким образом выражала своё к ним отношение, но не мог исключать и обиды Гвендолин из-за провала японцем важного поручения.

Но в целом обе женщины выглядели вполне довольными складывающейся ситуацией. И Хелен, и Гвендолин, несмотря на периодические взаимные обвинения и упрёки, по-прежнему хорошо относились и к офицеру, и ко всем остальным сотрудникам, за исключением Йоши - даже к своим идейным противникам из числа агентов корпораций. Временами юноше казалось, что и между собой они достигли определенного соглашения, но в такие времена очередная публичная ссора красноречиво говорила Александру о малой вероятности подобного развития событий. Впрочем, если не на словах, то на делах-то уж точно между дамами царило полное согласие - ни та, ни другая не жаловалась на чинимые соперницей препятствия, и Гвендолин даже вполне доброжелательно относилась к идее Хелен касательно совместной работы Александра и Тлеи. В своей критике она никогда не касалась этой темы, будто юноша и девушка вовсе не трудились над совмещением технологий, а просто проводили вместе время. Впрочем, не исключено, что именно так Гвендолин и думала о встречах офицера с инопланетянкой - просто-напросто не принимая всерьёз их усилия и считая всю затею Хелен бессмысленной.

Между тем, определенные результаты были достигнуты. Александр начал неплохо разбираться в магорианской магии, а Тлея постигла многие тонкости возможностей землян. В их головах созрели несколько интересных идей, заинтересовавших и Хелен, и Холи. Конечно, до практического применения результатов трудов юноши и девушки было ещё далеко, но даже теоретические результаты их усилий выглядели обнадёживающе.

Да, время, оставшееся до прибытия в Представительство новой группы сотрудников, пролетело практически незаметно. Казалось, ещё вчера Александр впервые увидел Тлею, а сегодня уже Хелен сообщила им, что завтрашнюю встречу придётся отменить из-за посещения Валориана самим Джеральдом О’Коннором. Генеральный секретарь Совета Объединенной Земли под влиянием общественного мнения решил своим собственным примером показать, насколько важными считает дружеские отношения с инопланетянами. Он планировал провести в Крель-Шамб буквально один день - прилететь утром с новыми сотрудниками Представительства, и улететь вечером со старыми. В то же время хлопот с его визитом было больше, чем со всеми остальными землянами вместе взятыми. Хелен и Гвендолин, забыв на время о своих разногласиях, вместе проверяли Представительство на чистоту и порядок, заставив Александра и Йоши исправлять обнаруженные в ходе тщательного осмотра здания недочёты. Ричарду тоже не удалось отвертеться от дополнительной работы - начальница настоятельно порекомендовала ему проверить всю компьютерную систему до мельчайшего разъёма и последнего байта информации.

После окончания всех осмотров, проверок и экстренных исправлений, Хелен попросила юношу уделить ей пару минут в кабинете. Там, подав традиционный чай, она тихо сказала:

- Александр, я бы попросила вас не затрагивать тему крушения вашего корабля... и гибели Гарольда при О’Конноре. Это его личная просьба, так как целью визита является показать нашу дружбу с инопланетянами, и поднимать подобные вопросы несколько неуместно...

- Я понимаю... - пробормотал офицер, так как и не ожидал ничего иного от визита генерального секретаря, кроме пускания всем пыли в глаза, а затем, подумав, добавил:

- Хелен, но как вообще продвигается расследование этого... инцидента? Вы ничего не говорили о нём с самого моего прибытия на Валориан... Неужели нет никаких зацепок?

Начальница вздохнула и откинулась в кресле, бессильно посмотрев на юношу.

- Я ничего не добилась, - сказала она тяжёлым голосом. - Магорианские учёные клянутся, что их сенуай-нор никто не трогал, власти пытаются спихнуть всю вину на кучку неизвестных террористов, ненавидящих землян за одно их существование... Нет, конечно же, недовольные нашими контактами есть и на Земле, и на Валориане, но чтобы вот так организовать покушение на прибывающего сотрудника Представительства...

- В общем, полная неизвестность, - печально подытожил офицер. - Но если это на самом деле какая-нибудь банда местных преступников - как мы можем быть уверены, что завтра...

- О, не волнуйтесь! - крайне уверенным голосом произнесла Хелен. - Завтра всё пройдёт как по маслу, можете быть уверены! Там будет куча магорианцев всех должностей и чинов, так что воздух будет буквально искриться от их... защитной магии, поверьте! Кстати, я вынуждена снова поручить вам не совсем подходящую работу, - добавила она взволнованным тоном. - Нам с Гвендолин, судя по всему, придётся сопровождать О’Коннора и мелькать в объективах камер, поэтому ответственность за сопровождение остальных сотрудников до Представительства придётся возложить на вас. Йоши ввиду отсутствия интеллекта в счёт не берётся, а Ричард должен остаться здесь и обеспечивать связь по коммуникаторам на случай экстренных ситуаций.

- Хорошо, доставлю всех в лучшем виде, - попытался весело произнести Александр, но получилось у него не очень убедительно - приятным поручение для офицера не было.

- Вот список всех прибывающих, - Хелен протянула юноше бумагу с парой десятков имён. - Нынешние сотрудники покинут Представительство утром, разместятся внутри корабля и примут участие в пресс-конференции, так что о них можете не беспокоиться.

Александр быстро пробежался по списку глазами и остановился на последней строчке. После порядкового номера вместо имени и фамилии стояло только слово «неизвестный», после которого следовал жирный красный знак вопроса, явно добавленный сюда Хелен.

- Эм... А что это за «неизвестный»? - спросил он. - И как мне его узнать?

- Я бы сама хотела знать, что это за человек, - ответила начальница, задумчиво вращая между пальцев ручку. - Его добавили в последний момент - не иначе, как по чьему-то настоянию. Похоже, нас ждёт очередной сюрприз - многовато их стало в последнее время, честно говоря! А вы при перекличке просто помните о наличие этого «неизвестного», и всё.

Александр сложил список вчетверо, положил его в карман и покинул кабинет, чтобы пораньше лечь спать - завтрашний день обещал быть тяжёлым и насыщенным событиями. Как бы он хотел пропустить эту дурацкую встречу О’Коннора и поскорее продолжить работу и прогулки с Тлеей! Но обязанности остаются обязанностями, и офицер отлично понимал, что Хелен с Гвендолин сейчас ещё труднее, чем ему. Ведь вся ответственность за визит генерального секретаря, по сути, ложится на их плечи... Посочувствовав обеим начальницам, юноша предпочёл переключиться на более приятные мысли, и вскоре заснул.

Утро дня смены состава временных сотрудников началось с прощального завтрака. Сначала Хелен, а потом и Гвендолин благодарили покидающих Представительство людей за проделанную работу, подводили итоги, сыпали комплиментами - в общем, всё было так, как обычно бывает на подобных мероприятиях. Александр, предчувствуя не самый приятный день, находился не в лучшем расположении духа и выглядел несколько мрачным. Йоши же вообще не присутствовал на общем завтраке и подошёл только к его окончанию. Несмотря на вчерашние слова Хелен, ему тоже было поручено сопровождать новых сотрудников в Представительство вместе с Александром. Японец не скрывал своей злобы на это поручение, однако выглядел, в отличие от юноши, вполне довольным, пусть и рычал по любому поводу.

После окончания прощальных церемоний все сотрудники, кроме Ричарда, оставшегося следить за компьютерными системами, направились к ближайшему киаролу и перенеслись к космодрому Крель-Дар. Там их уже встречала толпа магорианцев, среди которых Александр разглядел знакомых ему Нордола и Холи. После серии рукопожатий, напутствий от инопланетян и первой части речей о вечной дружбе двух рас, с неба наконец-то донёсся нарастающий шум. Все дружно устремили глаза вверх и увидели «Фелоушип», медленно снижающийся над уже подготовленной для него площадкой. Наблюдающие за прибытием космического корабля люди и магорианцы замолчали, ожидая, пока извергающий огонь аппарат не приземлится. Наконец, когда последний язычок пламени исчез, и рёв двигателей затих, к кораблю подлетела кабина наподобие киарола, моментально переносящая прибывших людей в центр встречающей их толпы. Первым из принимающей пассажиров «Фелоушипа» будки показался объятый клубами жёлтого дыма Джеральд О’Коннор, встреченный бурными аплодисментами. За ним последовали журналисты, прилетевшие специально для освещения визита генерального секретаря, сразу же начавшие суетиться вокруг здоровающихся с О’Коннором глав магорианского правительства.

Хелен и Гвендолин поспешили влиться в общую суматоху вокруг высокопоставленного гостя и вскоре затерялись в окружающей его толпе, а Александр с Йоши подошли к приёмной кабине висящего у корабля киарола. Из неё после необходимой для очищения пространства вокруг паузы начали появляться другие пассажиры «Фелоушипа». С каждым из них Александр здоровался за руку, представлялся и объявлял, что на этот раз он отвечает за сопровождение сотрудников к Представительству. В ответ покинувший корабль человек называл себя, и юноша проверял его по списку, ставя галочки напротив имени прибывшего.

Последним корабль покинул среднего роста землянин, явно уже не молодой, но и ещё не пожилой. Его роскошные волосы имели странный золотистый окрас, а на чисто выбритом лице быстро бегали тёмные глаза. С собой у этого человека была только небольшая сумка, перекинутая через плечо и болтавшаяся за спиной. Офицер сразу же понял, что перед ним стоит человек, отмеченный в списке как «неизвестный». В ответ на приветствие юноши он произнёс мерным голосом, расплывшись в улыбке:

- А, господин Честин! Рад познакомиться с вами в первые же секунды нахождения на этой планете. После того, как вы закончите свою работу, попрошу сразу уделить мне время. Полагаю, в вашем списке нет моих имени и фамилии... Зовите меня Тедди. Тедди Люпин.

- Э... Боюсь, я вряд ли смогу поговорить с вами раньше, чем мы прибудем в Представительство... - несколько замялся Александр, удивлённый словами прибывшего. - Поэтому я бы хотел поговорить сейчас, пока ваши предшественники относят свои вещи на корабль, - юноша отвёл Тедди от киарола, через который покидающие Валориан сотрудники действительно начали погружать багаж на «Фелоушип».

- Нет-нет-нет, - замотал головой в ответ странный пассажир. - Я обязан поговорить с вами исключительно с глазу на глаз и в спокойной обстановке. Так что давайте подождём, пока вы полностью освободитесь.

Заинтригованному Александру пришлось согласиться с Тедди, и он начал отвечать на многочисленные вопросы, задаваемые другими землянами. Несколько раз к группе старых и новых сотрудников Представительства, стоящей вдали от окруженного магорианцами и земной прессой О’Коннора, выбегал корреспондент, задавал пару вопросов или немного крутил камерой, и тут же убегал назад, в гущу событий. Офицер не обращал на такие пробежки никакого внимания - Хелен успела попросить его сразу же после окончания погрузки багажа отправить возвращающихся на Землю сотрудников на пресс-конференцию, а новичков отвести прямиком в Представительство.

- Минутку внимания! - громко произнёс он, когда последний из покидающих Валориан людей вынырнул из киарола без своих чемоданов. - Напоминаю, что протокольное общение с прессой пройдёт вон в том здании, - юноша показал пальцем на невысокую жёлтую усеченную пирамиду у края космодрома. - Полагаю, когда журналисты отвяжутся от генерального секретаря и магорианцев, они сразу же направятся туда. Всех улетающих домой я бы попросил занять свои места сейчас... а Такуми-сан наверняка будет счастлив составить им компанию, - добавил он, ехидно глядя в сторону Йоши. Тот скрипнул зубами, но возражать в присутствии обеих групп сотрудников не решился.

- Всех прибывших же попрошу следовать за мной - вы наверняка устали после перелёта, и захотите сейчас отдохнуть, - с этими словами Александр направился к доставившей его на космодром кабине для перемещений, заодно объясняя основы использования магорианских устройств. Большинство из прибывших учёных так или иначе слышали об инопланетных технологиях, а потому слушали объяснения офицера вполуха, попутно любуясь окружающей космодром зеленью. Пробежавшись взглядом по Тедди, офицер обратил внимание, что тот также не слишком заинтересован словами о киароле, но внимательно разглядывает самого юношу с крайне озабоченным видом.

Путь до Представительства прошёл без приключений, и вскоре Александр уже бегал по этажам, показывая новым сотрудникам их комнаты, столовую, кабинеты и объясняя, как пользоваться всем магорианским, что было в здании. Тедди и тут удивил юношу - ему не было выделено комнаты, и на предложение разместиться в одной из свободных на пятом этаже, а потом поговорить с начальством, он ответил отказом:

- Не беспокойтесь, мне не нужна комната. Видите ли, я намереваюсь улететь сегодня же.

Офицер опешил. Он отлично знал, что на один день прилетает только снующий среди журналистов О’Коннор, ну и сами репортёры. Но на просьбу пояснить цель визита странный человек снова ответил, что всё расскажет в личной беседе с Александром, и не ранее. Тут вдруг раздался писк коммуникатора, и на появившемся в воздухе экране проектора (очень по какой-то причине заинтересовавшего Тедди) отобразилось сообщение от Хелен. Она просила юношу после окончания работы с прибывшими на Валориан землянами помочь Ричарду с наладкой компьютерной системы. Это задание ещё более откладывало получение объяснений от загадочного человека, но работу офицер ставил перед личными интересами. После окончания объяснений о функционировании столовой он извинился перед Тедди, обрисовал ему в общих чертах ситуацию и направился в серверную, также находившуюся на первом этаже.

Там его уже ждал Ричард, у которого действительно было несколько проблем с оборудованием. Совместными усилиями все трудности успешно разрешились как раз к прибытию О’Коннора, но офицер про себя отметил некоторое несоответствие Ричарда уровню настоящего специалиста по компьютерным системам. Пока Хелен и Гвендолин показывали генеральному секретарю Представительство, у юноши наконец-то появилось свободное время, чтобы уделить его Тедди. Он быстро нашёл землянина в столовой и, пока генеральный секретарь только осматривал кабинет Хелен, поспешил подняться с Тедди наверх, в свою комнату, где предложил гостю сесть в одно из кресел и объяснить цель прилёта.

- Я прилетел сюда исключительно из-за вас, - сказал тот с достаточно серьёзным видом.

- Из-за... меня? - удивился Александр. - Вы проделали путь в несколько десятков парсеков только чтобы поговорить со мной? Простите, но я ничего не понимаю...

- Тот инцидент, что произошёл с магорианцем на космодроме... Байконур, кажется? - уточнил Тедди и, после утвердительного кивка головой юноши продолжил объясняться. - Этот странный случай дошёл до ушей одних... людей, которые им сильно заинтересовались. Мы постарались узнать вашу историю, Александр, и нашли в ней очень интересные... факты. Вас всю жизнь сопровождали странности, наподобие имевшей место с тем инопланетянином, не так ли?

- Я не понимаю, о чём вы говорите, - резко сказал офицер, впиваясь глазами в гостя.

- Отлично понимаете, - возразил ему тот. - Но не хотите признаваться. Возможно, вас это пугает, возможно, вы не придаёте этому значения... Конечно, время безвозвратно упущено... Таких людей, как вы, на Земле отслеживают с самого рождения, и в одиннадцать лет сообщают им об их... необыкновенности. Но в вашем случае этого не произошло, и именно поэтому меня послали сюда. Вы являетесь первым магглорождёным волшебником за всю историю магического сообщества, который не был обнаружен ещё при появлении на свет. И моя цель - выяснить причину этого... и предложить вам выбрать свою судьбу.

Александру показалось, что он окончательно сошёл с ума, и у него начались слуховые галлюцинации. Он в упор смотрел на Тедди и только моргал глазами, не в силах вымолвить ни слова. Впрочем, того такая реакция совершенно не удивила, он улыбнулся и продолжил:

- Да, вы не ослышались - вы являетесь волшебником. На Валориане по каким-то причинам магию может использовать всё население, но на Земле это не так. Волшебством владеют лишь единицы из тысяч, и у них есть свой мир, скрытый от глаз обычных людей - магглов, как мы их называем. Волшебники предпочитают жить тайно, и пока что даже магорианцы не знают о нашем существовании. Поэтому то происшествие с инопланетянином... в какой-то мере представляет опасность для волшебного мира.

Александр всё ещё остолбенело глядел на своего собеседника, будучи не в силах поверить ему - настолько фантастическим казалось услышанное. Видя это, Тедди понимающе сказал:

- Похоже, вам нужно какое-то доказательство... Сами понимаете, я не могу применять волшебство здесь, ибо магорианцы способны обнаружить его, если вдруг наблюдают за вами... а такое возможно, учитывая все странные события. Но, к счастью, я являюсь метаморфомагом... унаследовал этот редкий дар от матери, и могу показать вам пару трюков.

С этими словами волосы Тедди начали менять цвет сначала на красный, а потом пробежались по всему спектру, в то время как на лице сдвинулись брови, и удлинился нос.

- Видите? - спросил волшебник у всё ещё ошеломленного офицера, возвращая лицу его нормальное обличие. - Вы на такие трюки, к сожалению, не способны... по крайней мере, без волшебной палочки, - с этими словами Тедди вынул из специально предназначенного для этого кармана прямую и ровную палочку длиной чуть меньше трети метра и повертел ей в воздухе, порождая хвост из искорок. - Но вы можете делать многое из того, что видели у магорианцев. Правда, тут я должен оговориться, что по сложности магии они нас превосходят - так, их кристаллы явно сильнее наших палочек, но создать подобные штуки мы не в состоянии... смею надеяться, что пока не в состоянии...

Волшебник замолк и посмотрел на Александра, ожидая его реакции на сказанное. Глаза юноши же невольно покосились на карман, в котором покоился подаренный ему неизвестным камень. Рассказ Тедди многое объяснял, и офицер поверил ему сразу же, как только пришёл в себя после увиденного. Но если даже земные волшебники не могут создавать кристаллы - откуда же тогда взялся этот подарок?

- Ладно, допустим, я вам верю, - медленно произнёс он, очнувшись от размышлений. - Так вы говорите, меня должны были каким-то образом обнаружить сразу при рождении?

- Да, у нас есть специальное магическое перо, само переписывающее всех людей со способностями к волшебству, и за века своего существования оно ни разу не ошибалось. До дня вашего появления на свет. И если у вас вдруг есть какие-то идеи о причинах этого...

- Никаких, - сразу ответил Александр. - Я ничего не понимаю в вашей... магии, но точно знаю, что был обычным ребёнком... уж готов признать, с порой происходящими странностями. Но если для волшебников это в порядке вещей...

- В полном... - задумчиво пробормотал Тедди. - Разумеется, в данный момент вы вряд ли поможете мне раскрыть эту тайну... но после соответствующего обучения, возможно...

- Обучения? - удивился офицер. - Где? И когда? Сейчас я работаю на Валориане...

Волшебник достал и протянул юноше три конверта, прервав этим его слова.

- Ваш случай необычен и уникален, Александр, - произнёс он с волнением в голосе. - Поэтому, несмотря на возраст, любая из трёх европейских школ магии - Хогвардс, Бьюксбатон и Дурмстранг - готова принять вас на обучение. Ваша старая жизнь не имеет значения, так как вам от рождения была предназначена другая судьба. Я предлагаю вам сегодня со мной вернуться на Землю, где магия скроет вас из мира магглов, и выбрать учебное заведение. Переговоры с вашим начальством я беру на себя, не беспокойтесь.

Александр снова был поражён оборотом, который приняла беседа. Он в полнейшем недоумении перебирал в руках конверты, даже не пытаясь открыть их. Разум юноши совершенно отрешился от понимания окружающей его обстановки, и лишь одна мысль крутилась в нём - только что сделанное офицеру предложение. Он мог вернуться домой. Забыть про работу с инопланетянами. Глубже познать свои способности. Разобраться во всех происходящих с ним странностях. Но одна... нет, две вещи удерживали его от принятия такого решения: долг... и Тлея. Тедди понимающе смотрел на колебания Александра и не мешал ему принять решение. Наконец, юноша сказал, сжав кулаки:

- Простите, но я не могу... Я солдат, и мне приказали служить здесь. У меня просто нет иного выбора - я остаюсь на Валориане и... боюсь, что никогда не смогу стать волшебником.

Лицо гостя погрустнело - решение Александра огорчило его, хотя неожиданностью, похоже, не было. Тедди встал с кресла и подошёл к окну, играя со своей палочкой.

- Я понимаю вас, Александр, - пробормотал он, отвернувшись от офицера. - Но всё-таки говорить о долге в данном случае не совсем уместно. Понимаете, произошла ошибка, и в результате неё вы не просто лишились судьбы, но и в какой-то мере ставите под угрозу...

Внезапно раздавшийся громкий сигнал коммуникатора заставил волшебника замолчать и обернуться. Юноша включил экран - и увидел новое сообщение от начальницы, гласящее:

Я только что освободилась. Срочно зайдите ко мне в кабинет. Это приказ. Хелен.

Удивляясь категоричности тона своей начальницы, Александр пересказал приказание Тедди, пообещал закончить их разговор сразу после беседы с Хелен и предложил остаться в своей комнате. Но тот отказался и вышел, сказав, что подождёт юношу в коридоре. Офицер захлопнул дверь и бегом кинулся к кабинету начальницы, по пути чуть не столкнувшись с Гвендолин, как раз поднимающейся по лестнице.

- Мистер Люпин! Я - Гвендолин Рит, и мне бы хотелось поговорить с вами, - успел расслышать он слова, приглушенные расстоянием и производимым самим юношей шумом.

Когда юноша вошёл в кабинет Хелен, та уже ждала его, сидя в одном из кресел с двумя чашками чая рядом с собой. Вид у начальницы был достаточно встревоженный, но при виде офицера она вздохнула с облегчением, и её лицо постепенно начало становиться спокойным.

- Простите за достаточно резкое сообщение, - сразу извинилась она, - но мне нужно было заставить вас бежать сюда со всех ног. Видите ли, я слышала, как Йоши говорил своей Гвени, что этот «неизвестный» из списка хотел побеседовать с вами наедине, и потому несколько забеспокоилась. Могу я узнать, о чём вы успели поговорить?

- Ну... он... начал мне говорить какую-то ерунду про магорианцев... - начал на ходу пытаться выдумать нечто вменяемое юноша, понимая нежелательность разглашения правды.

- Так... - задумчиво посмотрела на офицера Хелен. - Осторожнее с ним, Александр. Всё это странно, и мне не нравится. Его включили в последний момент, о нём ничего не было известно, он сразу захотел разговора с глазу на глаз... Наверное, мне лучше поговорить с ним и выяснить, что ему тут понадобилось. Где сейчас этот господин?

- Эм... Кажется, с ним уже успела начать беседу Гвендолин... Они всё ещё разговаривают на третьем этаже, наверное... - пробормотал юноша, удивляясь беспокойству начальницы.

- Пронырливое создание! - прорычала Хелен, как-то странно улыбаясь. - Ну ладно, если он является агентом какой-нибудь корпорации, то с ним мы разберёмся. Кстати, как его имя?

- Он представился мне как Тедди Люпин, - честно ответил офицер.

- Мистер Люпин, значит... - медленно произнесла начальница, стараясь сохранять лицо обыкновенно-спокойным. - Хорошо, посмотрим, что это за гусь и что ему тут нужно...

- Эм... а мне будут какие-нибудь инструкции? - поинтересовался юноша, совершенно не понимая, как он должен себя вести в сложившейся ситуации. Хелен сперва издала какой-то протяжный звук, больше похожий на мычание, а затем на несколько секунд закрыла глаза.

- Простите, - сказала она, слегка мотнув головой. - Этот таинственный мистер Люпин заставил меня совсем забыть про другие дела. Генеральный секретарь отправился обедать на какой-то магорианский торжественный приём вместе со сворой журналистов. Мне... и Гвендолин удалось отвертеться от участия в нём, послав вместо себя Йоши. После окончания всех этих официальностей О’Коннор ещё раз посетит Представительство, но уже с деловым визитом и без репортёров. Боюсь, ваше присутствие в моём кабинете тогда будет необходимо. Стало быть, с нашим загадочным землянином все дела нужно решить раньше.

Будто в ответ на её слова раздался громкий стук в дверь, и, не дожидаясь ответа, в кабинет быстрым шагом вошёл Тедди в сопровождении Гвендолин. Хелен тут же резко вскочила с места и удивлённо уставилась на вторгнувшихся без спроса людей, а Александр также бросил на волшебника недоумевающий взгляд и предпочёл встать вслед за начальницей.

- Насколько я понимаю, тут царит двоевластие, - с весельем в голосе сказал Тедди. - Так что предпочту побеседовать сразу со всеми главами Представительства. Присутствие Александра, полагаю, будет лишним... хотя разговор во многом пойдёт о нём.

- Я работаю здесь, - отчеканил офицер, выделяя каждое слово. Ему показалось, что Тедди собирается решить его судьбу без всякого участия самого юноши. Но волшебник только обвёл всех присутствующих твёрдым взглядом, не оставлявшим никакого шанса на возражения. Хелен села назад в кресло, вздохнула поглубже и попросила офицера:

- Александр... покиньте нас, раз мистер Люпин настаивает. Только пригласите Ричарда, пожалуйста, у меня есть к нему пара вопросов по поводу работоспособности компьютера.

Юноша повиновался, но покинул кабинет медленным шагом, глядя прямо волшебнику в глаза и стараясь выразить своим лицом всю злобу, на которую был способен. Закрыв за собой дверь, он пошёл к серверной, в которой всё ещё находился Ричард, и передал ему просьбу Хелен. Затем офицер поднялся к себе в комнату и стал ждать окончания разговора Тедди с начальством. Лёжа на кровати, он придумывал наборы слов, которые выскажет тому в лицо, если волшебник вдруг объявит о безоговорочном возвращении на Землю. С одной стороны, конечно же, Александру даже хотелось такого развития событий, так как с него самого снималась вся ответственность за последствия. Но с другой... Валориан удерживал юношу, и не в последнюю очередь благодаря мелькающему в мыслях лицу Тлеи.

Александр уже почти задремал, когда в дверь наконец-то постучали. Моментально вскочив на ноги и едва не бегом подлетев к двери, юноша впустил в комнату Тедди. Вид у волшебника был на редкость раздраженный, что сразу подняло настроение офицера. Не говоря ни слова, гость настойчиво отодвинул руку офицера от двери и плотно закрыл её.

- Ну и начальство вам досталось... - протянул он, качая головой. - Проще дракона в одиночку укротить, чем совладать с этими... дамами. Можете не беспокоиться... или не надеяться, если ваше мнение изменилось - никуда вы отсюда не денетесь. Остаётесь работать, как и работали до этого. Нет, это просто немыслимо - ни один из моих доводов не был даже рассмотрен... Если бы тут можно было колдовать...

- Тедди... Я надеюсь, вы не рассказали им, что я - волшебник? - испугано спросил юноша, встревоженный фразой гостя о не рассмотренных доводах.

- А? Нет, конечно, нет, - быстро ответил тот. - Впрочем, даже это вряд ли возымело бы хоть какой-то эффект, - грустно улыбнулся гость. - В общем, все мои планы меняются.

В смысле? - не понял Александр. - Надеюсь, в вашем... волшебном мире за возвращение без меня никакого наказания вас не ждёт? - промелькнула в его разуме неприятная мысль.

Тедди вдруг тихо засмеялся и снова покачал головой, после чего сел в кресло, поднял с соседнего оставленные офицером при их предыдущей беседе три письма, распечатал одно из них и вытряхнул содержащиеся там бумажки на ладонь.

- Да, в «Хогвардсе» до сих пор всё по-старому... - пробормотал он, разглядывая какой-то список, а затем положил его назад в конверт с ещё более недовольным видом. - Мои планы меняются совсем в другой их части, - вздохнул Тедди. - Я много узнал такого, чего узнавать не хотел бы. Например, о покушении на вас, Александр. И, к сожалению, у меня нет иного выбора, кроме как остаться на Валориане и научить вас хоть какой-то доли магии.

- Вы? Будете учить меня? Волшебству? Здесь? - в который раз за день офицер удивлённо смотрел на собеседника, совершенно не веря услышанному. - Но ведь... колдовать нельзя...

- Нельзя на территории Представительства, - поправил Тедди. - Если же мне удастся найти подходящее место в городе... а с помощью этой вашей... мисс Грейхаунд мне это наверняка удастся, то там мы сможем творить магию сколько угодно. За вами, правда, могут следить, и мы бы столкнулись с неразрешимой проблемой, если бы...

С этими словами он снял с плеча свою сумку, открыл её и вынул оттуда нечто тонкое и серебристое, напоминающее сотканный из самой лёгкой ткани на земле плащ. Тедди накинул странную одежду на плечи... и офицер ахнул - скрытое под плащом туловище человека словно испарилось, став совершенно прозрачным.

- Мантия-невидимка моего крёстного, - объяснил волшебник, снимая плащ. - Под ней вы сможете уходить из здания без риска быть обнаруженным. Оставить её я не могу... полагаю, она мне может пригодиться ещё и для других целей. Но перед нашими уроками я буду приносить её вам. Мне... хм... удалось убедить ваше начальство в необходимости остаться здесь, и я получил комнату на втором этаже. Но прежде чем покинуть вас... скажите мне вот что: как вам удалось спастись из падающего корабля при покушении?

Александр испугался вопроса. В его голове промелькнула мысль, что Тедди знает о кристалле, но так просто рассказывать незнакомому человеку, пусть даже и вызвавшемуся обучать его магии, юноша не собирался. Он постарался отвести от кармана с кристаллом устремившийся было к нему взор и сказал как можно более задумчиво:

- Ну... Я не знаю... Просто был на корабле, потом потерял сознание, а потом уже очнулся в лесу рядом с местом крушения... Разве у волшебников такое не в порядке вещей?

- Спонтанные проявления магии разнообразны и непредсказуемы, - произнёс Тедди, сощурив глаза. - Но... ваш рассказ слишком туманен, Александр. Уж слишком всё вовремя... Сначала вы как-то демонстрируете магию в ответ на попытку магорианца влезть к вам в разум... Затем чудесным образом перемещаетесь из падающего корабля в совершенно незнакомое место... И всё это - даже без палочки... Прошу вас, не бойтесь раскрыть мне свои секреты, связанные с волшебством - всё-таки в этих делах я намного опытнее вас!

Офицер начал колебаться. Его рука дрожала, то приближаясь к карману, то отдаляясь от него. В голове проносились сотни аргументов как за раскрытие своей тайны, так и против. Но взгляд волшебника будто красноречиво говорил, что тот уже и так до много догадывается, и просто ждёт от юноши откровенности. Наконец, Александр принял решение и быстрым движением, чтобы не передумать, достал кристалл и протянул его Тедди.

- Мне подарили его менее двух месяцев назад, к окончанию института. Я не знаю, кто прислал ту посылку. И, думаю, именно он помог мне спастись при катастрофе.

Про свои сны юноша рассказывать не стал, решив, что уже и так слишком многое раскрыл волшебнику. Тот же с любопытством осмотрел камень, а потом попросил офицера как можно более подробно рассказать историю обретения этой вещи. Александр согласился, но опять же предпочёл умолчать о странных ощущениях, сопровождавших получение подарка.

- Да... это очень, очень странно... - пробормотал Тедди, что есть сил взмахнул рукой и отрицательно покачал головой - в воздухе не осталось ни единого следа. - Он очень похож на магорианские кристаллы... как вы, полагаю, уже заметили. Но в то же время... - волшебник широко улыбнулся. - Ага! Значит... Хм... Возможно... Да, это мне напоминает одну историю... Джеймс... сын моего крёстного Гарри как-то убеждал меня, что видел у своего отца большой зелёный камень на цепочке, о котором тот отказался говорить...

- А кто такой ваш крёстный? - сразу заинтересовался Александр. - Откуда у него мог взяться этот камень? Возможно ли... с ним как-то побеседовать... при помощи магии?

- Гарри Поттер очень известен в магическом мире! - опять засмеялся Тедди. - Но беседовать о его приключениях, боюсь, у нас сейчас нет времени. Скажу лишь, что после них у крёстного осталось множество самых разных волшебных вещей - например, мантия, которую я вам показывал. По всей видимости, и подобный кристалл... если Гарри и правда владеет им, он получил в молодости. Но если он не рассказал о нём своему сыну то, боюсь, из него трудно будет что-нибудь вытянуть, даже если удаться устроить разговор...

- Жаль... - вздохнул юноша. - Ну что же, я полагаю, больше никаких моих тайн вы выведывать не собираетесь? - офицер постарался придать голосу шутливый тон.

- Александр, если вы ещё скрываете что-то, связанное с магией, - волшебник начал говорить, напротив, очень сурово, - то лучше скажите мне. Поймите, ваши тайны...

Их вновь прервал писк коммуникатора, сообщающего о необходимости вскоре явиться в кабинет Хелен на деловую встречу с О’Коннором. Тедди встал с кресла, вернул Александру кристалл, напомнил не пытаться его использовать и попрощался.

- Я вам скажу, когда найду подходящее место для наших уроков, - сказал он напоследок. - А пока пойду в свою комнату и посмотрю, насколько комфортным может быть жильё без капли волшебства. И... постарайтесь держать меня в курсе всего, что с вами происходит.

Александр в ответ предпочёл промолчать. Он только кивнул волшебнику и поспешил спуститься на первый этаж, где начальница юноши в компании Гвендолин и Йоши уже вовсю беседовала с только что подошедшим генеральным секретарём Совета Объединенной Земли.

Глава 8. Шаг в магию

- Мистер О’Коннор, полагаю, с Александром вы ещё не знакомы? - начальница сразу подтащила юношу к генеральному секретарю, стоило офицеру появиться на первом этаже.

- Нет... Ах, это тот самый молодой человек, с которым было столько проблем! - О’Коннор высокомерно посмотрел на Александра и небрежно кивнул ему. - Приветствую вас.

- Здравствуйте, мистер генеральный секретарь, - вяло ответил обиженный юноша.

- Позвольте напомнить, что Александр совершенно не виноват во всех... ммм... трудностях, сваливающихся в первую очередь на его голову, - поспешила вступиться за офицера Хелен. - И замечу - его помощь Представительству крайне велика!

О’Коннор в ответ на эти слова промолчал с безразличным видом, Йоши презрительно фыркнул и прорычал под нос какую-то насмешку, Гвендолин же осуждающе посмотрела на подчиненного и ободряюще улыбнулась юноше. Александр немного покраснел от подобной оценки его заслуг начальством и поспешил вернуть обеим женщинам благодарный взгляд.

- Полагаю, нам лучше будет пройти в мой кабинет и начать совещание, так как все постоянные сотрудники уже собрались, - Хелен демонстративно широко открыла дверь своего офиса и весьма настойчиво предложила генеральному секретарю войти. За ним последовала она сама с Гвендолин, а офицер и Йоши оказались последними. Поначалу юноша не мог понять, почему начальница сказала «все постоянные сотрудники» в отсутствии Ричарда, но загадка быстро разрешилась - отвечающий за оборудование специалист уже находился в кабинете, копошась с компьютером Хелен. Заметив входящего О’Коннора, он сразу прекратил свою работу и поспешил занять одно из кресел.

- Для начала позволю себе продемонстрировать наиболее наглядный результат полезности совмещения наших и магоранских технологий, - начальница юноши театральным жестом указала на знаменитый модифицированный чайник и начала щёлкать пальцами, заставляя чашки наполняться напитком и лететь к столу. Гвендолин скривилась в снисходительной улыбке, а Йоши просто громко и достаточно грубо фыркнул и предпочёл сам налить себе чай.

- Я же - также для начала - позволю себе заметить, что прыгающие чашки вовсе не стоят тех денег, которые нужно вложить в межрасовую торговлю, - сказала заместительница Хелен.

- Между прочим, проводимые Александром совместно с магорианским представителем ен’Камю исследования позволяют делать вывод о возможности создания куда более полезных предметов, - гордо посмотрела на соперницу начальница юноши.

- Ну конечно же, вот только кто будет их контролировать? - оскалилась Гвендолин. - Только представьте себе: завтра магорианцы обеспечат нас лягающимися стульями, падающими на голову лампочками, кусающимися холодильниками... а послезавтра вся эта толпа обезумивших табуреток и сумасшедших кипятильников пойдёт захватывать мир!

- Боюсь, что уважаемая Гвендолин Рит смотрела слишком много идиотских фильмов о толпах мутировавших кровожадных ходячих морковок-убийц, - усмехнулась начальница.

- Боюсь, что уважаемая Хелен Грейхаунд смотрела слишком много детских мультфильмов о постоянном мире, вечной дружбе и ярком солнышке, - парировала её заместительница.

- Боюсь, что я не вижу необходимости в продолжении этого спора, - прервал обеих дам О’Коннор, стараясь удержать зевоту. - Предоставьте все свои аргументы в электронном виде, и специалисты Совета Объединенной Земли рассмотрят их, - он небрежно кинул на стол портативное запоминающее устройство. - А сейчас обсудим более важные вопросы.

Александр постарался устроиться в кресле поудобнее, и вполуха слушал начавшиеся разглагольствования по поводу статей финансирования, направлений дипломатических разговоров и рекомендаций по ведению разведывательной деятельности. Как оказалось, СОЗ всё более и более интересовался военными возможностями магорианцев. Генеральный секретарь обуславливал это данными, что магорианцы пытаются вести аналогичную деятельность на Земле, хотя подлинность подобной информации вызывала некоторые сомнения. Офицеру приходилось даже порой принимать участие в разговоре, так как из всех присутствующих он единственный обучался в военном учебном заведении. Правда, большую часть времени юноша всё же наполовину дремал, откинувшись на спинку кресла.

Мысли Александра были далеки от проблем межрасовых отношений. Он немного удивлялся спокойствию Йоши - тот вёл себя на совещании куда сдержаннее, чем предвидел офицер. Японец защищал свою позицию противника доверительных отношений с инопланетянами, выступал за урезание денег, выделяемых на помощь магорианцам в строительстве их космической станции, но делал это в достаточно корректной форме и даже не огрызался на достаточно ехидные возражения Хелен. Но больше всего голову юноши занимали размышления о магии. Он вновь и вновь вспоминал свои разговоры с Тедди, пытался запомнить сотни приходивших на ум вопросов, которые не успел ещё задать волшебнику. Александр во многом был счастлив - по крайней мере, теперь его необыкновенность получила хоть какое-то объяснение, и он не один такой на Земле. Но всё-таки радость юноши омрачалась другой новостью. Ему в одиннадцать лет должны были хотя бы дать выбор - но по неизвестным причинам не дали. Офицер не мог однозначно ответить, хотел бы он что-то изменить в своей жизни или нет, его огорчал сам факт отсутствия выбора.

- Насколько я понимаю, Александр, у вас завязались неплохие отношения с какой-то инопланетянкой, - прорвался сквозь пелену задумчивости голос О’Коннора. - Она наверняка многое может сказать не только о технологиях своей расы, но и её боеготовности. Я полагаю, что вам, как человеку военному, можно поручить... эм... поработать в этом направлении...

- Я... Мне кажется... - офицер не сразу вник в смысл слов генерального секретаря. - Что? Я не ослышался? Вы мне предлагаете использовать нашу дружбу с Тлеей для шпионажа?

- Простите, мистер О’Коннор, но это уже чересчур! - Хелен в достаточно резкой форме поддержала возмущение юноши. - Во-первых, Александр не является разведчиком, и работает здесь в совсем другом качестве. Во-вторых, я не для того старалась наладить дружеские отношения с магорианцами, чтобы вот так в момент всё разрушить. А в-третьих...

- В-третьих, я настаиваю на таком указании господину Честину, - отрезал генеральный секретарь. - А стало быть, можете считать это приказом, мисс Грейхаунд... и вы, Александр.

Услышав эти слова, Йоши и не пытался сдержать злорадную улыбку. Он бросил взгляд на свою начальницу, но та вовсе не выглядела счастливой. Напротив, лицо Гвендолин наполнилось, возможно, даже большим презрением, нежели лицо её соперницы. На подчиненного она в ответ посмотрела такими глазами, что тот поспешил проглотить фразу, начавшую было слетать с языка. Хелен же сжала зубы, пытаясь заставить себя молчать, но всё-таки не смогла сдержаться:

- Я обязательно приму ваши слова к сведению, мистер О’Коннор, - с наигранной покорностью произнесла она. - К счастью, Александр подчиняется непосредственно мне, и указания ему даю именно я, а потому приказ может немного исказиться по пути!

Генеральный секретарь на секунду опешил. Лицо Йоши просто источало злобное счастье, и он с трудом заставлял себя молчать, сдерживаемый пристальным взглядом Гвендолин. Александр отвёл глаза к стене, не решаясь посмотреть ни на одного из участников совещания. Ричард, подобно юноше редко подававший голос, вдруг ободряюще посмотрел на Хелен и чуть подвинул к ней руку, шепча какие-то слова. Сама же начальница гордо смотрела на О’Коннора, будто именно она является генеральным секретарём, и присутствующие подчиняются только ей.

- Должен сказать, при чтении вашего личного дела у меня складывалось куда более благоприятное впечатление о вас, мисс Грейхаунд! - с пугающим спокойствием проговорил генеральный секретарь. - Что ж, если ваша заместительница понимает необходимость беспрекословного выполнения моих приказов лучше, нежели вы, то я готов несколько пересмотреть текущую иерархию в Представительстве Объединенной Земли!

Йоши начал кусать губы и что-то мычать себе под нос, косясь на свою начальницу сощуренными глазами. Но та медленно повернула голову от Хелен к О’Коннору и произнесла отчётливым голосом, стараясь сохранять спокойную интонацию:

- Простите, но я также не думаю, что смогу отдавать Александру подобные приказы.

Генеральный секретарь снова непонимающе уставился на обеих дам. В этот момент Йоши окончательно вышел из-под контроля своей начальницы - а возможно, и своего собственного. Он вскочил с места и торжествующе не то заговорил, не то закричал:

- Мистер О’Коннор! Боюсь, что мисс Грейхаунд в принципе не может продолжать руководить этим Представительством! Две недели назад она допустила роковую ошибку, стоившую жизни одному человеку и едва не убившую второго. Насколько мне известно, магорианцы официально предупреждали мисс Грейхаунд о возможности покушения на прибывающих сюда Гарольда Пейсмейкера и Александра Честина! Они говорили, что, по данным... ммм... их спецслужб, определенные группы негативно относящихся к землянам бандитов могут попытаться сбить корабль класса «Звезда», на котором находились означенные люди. По неизвестным мне причинам мисс Грейхаунд не посчитала необходимым принять хоть какие-то меры для предотвращения действительно имевшего место покушения.

Александр мог только хлопать глазами. Неужели это правда? Он умоляюще посмотрел в сторону столь Хелен, и ему показалось, что она не слишком удивлена обвинениями. Тем не менее, начальница также поднялась с кресла и, дослушав речь Йоши до конца, сказала:

- Это заявление является чистейшей воды ложью. Мне никто никогда ничего подобного не сообщал - ни устно, ни письменно. Можете проверить имеющиеся бумажные и электронные документы, а также опросить кого пожелаете, - после чего с безразличным видом села назад.

Впрочем, генеральный секретарь, похоже, вообще ничего не понял в сложившейся ситуации. Он переводил взгляд от одного участника совещания к другому, и явно напряжённо думал, кому можно верить и что нужно делать. Видя это, Йоши поспешил произнести самым милым тоном, на который он был способен, словно советуя О’Коннору:

- К сожалению, на разговоры с магорианцами у нас нет времени, да и подобные заявления крайне недипломатичны, не так ли, мистер генеральный секретарь? А вот проверка документов - я думаю, подобный шаг не будет лишним, как вы считаете?

- Да.. да... это серьёзное обвинение... - пробормотал О’Коннор, радуясь предложенному японцем решению проблемы. - И если мисс Грейхаунд не против...

- Сколько угодно! - вяло улыбнулась Хелен, включила компьютер, ввела пароль и отошла от своего стола, уступая место сразу же подскочившему туда Йоши и нехотя идущему следом генеральному секретарю. Японец сразу же начал активно просматривать все папки и открывать документы, а О’Коннору оставалось молча наблюдать за этим процессом.

Тем временем начальница подсела к Ричарду и Гвендолин, и начала как ни в чём не бывало тихо беседовать с ними - то ли обсуждая прошедшее совещание, то ли говоря об обвинении Йоши. Александр поспешил присоединиться к их группе, но никак не мог решиться задать начальнице вопрос, ответ на который уже получил, но хотел услышать его ещё раз. К счастью, та сама догадалась о колебаниях юноши, и тихо ему сказала:

- Это на самом деле полная ерунда и очередная глупость Йоши, Александр. Никто из магорианцев никогда меня не предупреждал о возможности той страшной катастрофы.

К удивлению юноши, Гвендолин также поддержала свою оппонентку, произнеся:

- Да, на этот раз Такуми зашёл слишком далеко. Когда их поиски не увенчаются успехом, а иначе оно и быть не может, ему сперва оторвёт голову генеральный секретарь, а потом - я.

Между тем О’Коннор и японец закончили копаться в компьютерных файлах, и Йоши начал выдвигать ящики стола и рыться в их содержимом. Четверо людей, не участвующие в обыске, продолжали спокойно беседовать - теперь и Александр, памятуя о словах начальницы по поводу важных документов, был на все сто процентов уверен, что никаких доказательств обнаружено не будет. Гвендолин и Хелен уже успели обменяться колкостями по поводу проекта строительства на Валориане центрального сервера для будущего подключения планеты к всемирной компьютерной сети, когда сзади послышалось рычание:

- Эта... эта... Грейхаунд наверняка избавилась от всех документов, мистер О’Коннор!

Генеральный секретарь ничего не ответил, но японец издал нечто вроде стона раненой собаки - наверное, взгляд высокопоставленного гостя говорил лучше всех слов. Гвендолин встала и присоединилась к психологической атаке на Йоши, тем же самым способом добавляя свои мысли к изложенным на лице О’Коннора. Японец почёл за лучшее поскорее уйти из комнаты, по пути почему-то наградив наиболее злобным взглядом вовсе не поднявшуюся вслед за оппоненткой Хелен, а Александра. Когда за покинувшим кабинет сотрудником громко захлопнулась дверь, О’Коннор обратился к обеим начальницам таким тоном, словно ничего не произошло, и никакие обвинения выдвинуты никогда не были:

- Боюсь, мне пора покидать Валориан. Но это не значит, что я отменяю какие-либо свои указания. И очень надеюсь, что вы обе поймёте всю важность получения точной информации о боеготовности инопланетян, и приложите все силы для её получения. В противном случае я буду вынужден... пересмотреть постоянный состав Представительства.

Женщины с явно выраженным безразличием кивнули генеральному секретарю, после чего тот пожал всем руки и направился к выходу. Хелен, как глава Представительства, пошла провожать его. Не успели они выйти за входную дверь, как оттуда раздался гул нескольких пытающихся перекричать друг друга голосов ждавших всё это время на улице журналистов. Гвендолин покачала головой, а затем также удалилась, пообещав немедленно устроить головомойку Йоши. За ней оставил юношу и Ричард, поспешивший в серверную.

Александр же решил дождаться возвращения Хелен, чтобы поговорить с ней о Тедди. Ему было интересно узнать мнение начальницы о волшебнике, и что тот наговорил ей про свою задачу. Но, пока тянулось ожидание, в своих мыслях офицер успел далеко уйти от этой темы. Он невольно снова задумался над словами Йоши и полным злобы взглядом, который японец бросил на юношу после провала своих обвинений. Неужели он в чём-то обвиняет именно Александра? Может, он знает, что юноша заметил его копающимся в ящиках стола Хелен? В голову офицера сразу полезли крайне неприятные идеи, что начальнице на самом деле что-то сообщали о готовящемся нападении на «Звезду», Йоши искал в столе доказательства, а Хелен, узнав о поисках японца от юноши, поспешила от них избавиться... Но, к счастью, как раз в этот момент Хелен вернулась, тяжело дыша после общения с журналистами.

- С юности ненавижу прессу, - пробормотала она. - Эти кровопийцы способны измотать больше, чем целый день непрерывной работы... Как вы считаете, Александр?

- Ну... полагаю, у меня не было достаточного опыта общения с ними... - замялся юноша.

- И ваше счастье, - улыбнулась начальница. - Я, к сожалению, этим похвастаться не могу.... Мда... Но вы дожидались меня, чтобы поговорить о чём-то ином, не так ли?

- Эм... Да, конечно. Хелен, что вы думаете о Тедди... мистере Люпине? - спросил офицер.

- Ах, значит, вы с ним уже подружились? - весьма довольным тоном произнесла Хелен. - Должна сказать, что мои прежние слова оказались в корне неверными. Тедди... Да, мы тоже с ним быстро нашли общий язык... В общем, он оставил о себе очень приятное впечатление... Конечно, вся эта атмосфера секретности, что опутывает его... она несколько давит... Но, по крайней мере, он точно не агент корпораций, и это хорошо. Кстати, можете не волноваться - в ваши с ним дела я лезть не буду, мне хватает проблем и с некоторыми сотрудниками... как видите, - тут начальница наиграно нахмурилась.

Александр про себя облегчённо вздохнул. Похоже, что Тедди на самом деле смог каким-то образом выставить себя перед Хелен работником спецслужб или ещё кем подобным, да ещё и добиться её симпатии. Стало быть, начальница ничего не подозревает об истинном положении вещей. Или... не хочет показывать своих подозрений. К сожалению, былое доверие офицера к Хелен всё-таки несколько поколебалось сегодняшними обвинениями, и юноша ничего не мог поделать с сомнениями, грызущими его изнутри. Александру захотелось спросить начальницу об её отношении к грядущим урокам, что будет давать юноше волшебник. Но он не мог придумать такой формы вопроса, чтобы она не подтвердила возможных подозрений Хелен и в тоже время дала офицеру желаемые ответы...

- Кстати, Тедди нужно помещение в Крель-Шамбе вне нашего представительства, не так ли? - слова начальницы будто ударили в самый центр мыслей офицера. - Для каких-то его тайных дел, вроде... собственно, меня они, как я уже сказала, не интересуют. Но можете передать ему, что я... вспомнила про одно здание. Сам-Анташ уон, трени ней - что по-английски означает улица Малого Леса, дом тридцать девять.

- У Представительства есть ещё одно помещение в Крель-Шамбе? - удивился Александр, так как раньше не слышал ни о какой нужде в дополнительном здании.

- Да, в былые времена нам... ммм... удалось провернуть одну операцию, в результате которой этот небольшой домик перешёл в... скажем так, наше владение. Самое приятное - что магорианцы... эм... не имеют понятия о его истинных хозяевах. В общем, на данный момент это здание свободно, и Тедди может его использовать... сколько ему будет нужно...

Александр попробовал уточнить, каким способом Представительству удалось завладеть домом в столице всего Валориана даже без ведома властей. Хелен в ответ только загадочно улыбнулась и дала понять юноше, что дальнейшие расспросы на эту тему нежелательны. Тот попрощался с начальницей и покинул кабинет, про себя понадеявшись на относительную законность таинственных методов обретения секретных помещений... по крайней мере, что при их применении не было пострадавших.

Офицер сразу же направился на второй этаж, где Тедди, по его словам, дали комнату. Действительно, на бывшей раньше пустой двери теперь висела табличка с именем волшебника. На стук в дверь Тедди ответил не сразу, но вскоре всё-таки показался на пороге. В ответ на переданные Александром слова Хелен он только слабо улыбнулся, будто знал, что всё так и будет, после чего порадовался неосведомлённости властей о доме и пообещал завтра посмотреть на него. Юноша попробовал ещё немного расспросить волшебника о магии, но тот извинился, пожаловался на непривычную обстановку и попросил отложить все разговоры до следующей встречи. Офицеру ничего не оставалось делать, кроме как отправиться в свою комнату и радоваться окончанию сумасшедшего дня, принесшего столько новостей, сомнений и забот. Завтра жизнь вернётся в привычное русло, он снова увидит Тлею... но также с завтрашнего дня могут начаться и уроки волшебства.

Первым, что увидел Александр после спуска в общую гостиную на следующий день, был очень злой Йоши. Японец яростно рычал буквально на всех вокруг, а уж на офицера смотрел такими глазами, что юноша почёл за лучшее даже не приближаться к нему, поспешив в столовую. Там Александр встретил уже заканчивающего завтрак Тедди, торопящегося осмотреть предложенный Хелен дом для обучения волшебству. С волшебником юноша успел перекинуться всего несколькими фразами. После приветствий Тедди предложил юноше не терять времени и начать занятия сегодня вечером, как только офицер закончит работу. Тот согласился, хотя и не без колебаний - всё-таки вечерами Александр обычно гулял с Тлеей. Впрочем, волшебник поспешил добавить, что впоследствии занятия можно будет начинать позже - но первой встречи нужно уделить больше времени.

За завтраком и короткой утреней пробежкой по окрестностям Представительства время пролетело быстро, и возвращавшийся Александр подоспел к входной двери одновременно с Тлеей. Та сразу же набросилась на него с расспросами относительно вчерашнего дня. Юноша рассказал подруге про обвинения Йоши, упомянул о Тедди, но ничего о волшебстве говорить не собирался... пока, по крайней мере. Девушка назвала японца «подлым лжецом» и заверила офицера, что никогда не слышала ни о каких предупреждениях насчёт покушений на землян. Впрочем, она признала наличие на Валориане отдельных групп магорианцев, крайне негативно относящихся к выходцам с Земли, а также со вздохом выразила сомнения в своей осведомлённости по поводу заговоров и их разоблачений. Как сказала Тлея, вопросы безопасности на планете всецело находится в компетенции правительства и божеств, и те не видят необходимости волновать остальное население излишними разговорами о преступлениях. Разумеется, криминальные новости в средствах массовой информации никто не отменял, но в них очень редко затрагивались темы заговоров и крупных преступных организаций.

Рабочий день у юноши и девушки прошёл как обычно. Сегодня они в очередной раз изучали способы совмещения компьютера и технологий инопланетян по добавлению в предметы разума. Тлея тыкала своим кристаллом в клавиатуру подопытного калькулятора и бормотала сотни различных фраз, призванных заставить тот понимать голос человека без предназначенных для этого программ. Александр же проверял происходящие с электроникой изменения и отрицательно качал головой, констатируя то залипание всех клавиш, то самопроизвольное вычисление абсолютно случайных примеров. Впрочем, под конец дня им всё-таки удалось заставить прибор реагировать на звуки последовательных щелчков пальцами и даже считать их количество. Несмотря на то, что больше шести щелчков калькулятор упорно распознавать отказывался, юноша и девушка расстались, гордясь достигнутыми результатами. Офицер извинился перед подругой, сославшись на невозможность их обычной вечерней прогулки ввиду связанных с новоприбывшим сотрудником неотложных дел (что было почти правдой), и отправился к комнате Тедди.

- Так... - протянул тот, открыв дверь в ответ на стук. - Вот вам мантия, - волшебник подал Александру показанный вчера серебристый плащ, уже завёрнутый в неприметную белую ткань. - Идите к себе в комнату, там накиньте её и спускайтесь назад.

- Зачем? - юноша осмотрелся по сторонам и не заметил никого постороннего. - Разве я не могу надеть её прямо здесь - ведь никто же не увидит?

- Понимаете... - замялся Тедди. - Магия, которой могут пользоваться магорианцы... она работает несколько по иному принципу... В общем, пока просто делайте как я говорю...

- Ладно, вам эти вопросы, конечно, виднее... - офицер взял мантию и отправился наверх. Встав перед зеркалом в своей комнате, он накинул на себя плащ... и удивился даже несмотря на то, что был готов к подобному зрелищу. Тело Александра целиком исчезло, скрытое мантией, и лишь немного высовывающиеся из-под неё ноги отражались в зеркале. Юноша поправил плащ так, чтобы быть невидимым целиком, и поспешил спуститься назад к волшебнику. Тот также его не замечал, в чём офицер убедился, подойдя практически вплотную, где его присутствие выдал шум от шагов.

- Постарайтесь ступать как можно тише и идите за мной, - шепнул Тедди. - Когда мы покинем Представительство, можете несколько расслабиться, но не снимайте мантию до самого места назначения. Этими... киаролами... как они тут называются, пользоваться нельзя - магорианцы наверняка отслеживают перемещения землян, так что придётся идти пешком.

Соблюдая максимальную осторожность, на которую он был способен, юноша последовал за волшебником. Идти под мантией оказалось не так просто - приходилось придерживать её несколько впереди себя, чтобы не наступить на края, да ещё и стараться не шуметь. Путь до выхода Александр преодолел, с трудом поспевая за и так неторопливо шагающим волшебником, но довольно быстро освоился. Вскоре он уже шёл вполне уверено, и под конец их путешествия первым подоспел к дверям небольшого одноэтажного домика.

Снаружи помещение казалось очень маленьким - размером немногим больше обычной будки на каком-нибудь посту. Создавалось впечатление, что этот дом является чем-то лишним среди высоких деревьев, простиравших над ним свои кроны. Здание даже не имело обычного для магорианцев уклона по типу усеченной пирамиды, так как в противном случае всю стену занимал бы один лишь вход. Стены помещения оказались зелёного цвета, также как и дверь - и тем труднее было разглядеть домик среди окружающих его растений.

Александр абсолютно не понимал, как в таком небольшом здании можно вообще чему-то учиться, но Тедди достаточно уверено подошёл к двери и толкнул её. Та по какой-то причине оказалась даже не заперта, и офицер ахнул - внутри помещение выглядело намного просторнее, чем казалось снаружи. Оно состояло всего из одной комнаты, но размером эта комната была с небольшой спортзал. Покрывавший стены и пол материал заставлял вспомнить каюту юноши на «Фелоушипе» - такой же мягкий при падении и в тоже время не мешающий ходьбе. В одном из углов комнаты находился отгороженный тонкой панелью шкаф с отделениями для одежды и обуви, рядом с ним стояли два стула и тумбочка с лежащими на ней книжками - другая мебель в помещении отсутствовала.

- Немного пустынно, конечно, но нам ничего другого и не надо, - развеял сомнения юноши Тедди. - Да, можете снимать мантию и доставать свой кристалл.

Александр повиновался, повесил плащ на вешалку в шкафу и вынул таинственный подарок. Волшебник тем временем взял в руки свою палочку и взмахнул ей, внимательно смотря на таящий в воздухе след из искр.

- Итак, начнём... - он глубоко вздохнул и поводил палочкой из стороны в сторону, заставив стулья подняться на высоту человеческого роста и приземлиться посреди комнаты. На один Тедди сел сам, на другой указал Александру. Полёт мебели юношу не слишком поразил - тоже самое умела делать Тлея, и не раз демонстрировала это офицеру.

- На Земле в школах волшебства учеников обучают многим дисциплинам, - продолжил Тедди вводную речь. - Например, зельеварению, трансфигурации, прорицанию... Многие из этих предметов требуют специального оборудования и толстых книжек, которые на Валориане, разумеется, недоступны. Но основной инструмент волшебника - его волшебная палочка. Её покупают молодому магу перед началом обучения, и она сопровождает волшебника на протяжении всей жизни. У вас её нет... но, к счастью, вы обладаете кристаллом - насколько я могу предполагать, предметом, даже превосходящим обычные палочки по мощи. Взмахните им, Александр!

Юноша продемонстрировал своему учителю медленно растворяющуюся после резкого движения камня красную полоску. Тот удовлетворённо кивнул головой.

- Да, так я и думал. Как вы помните, меня ваш кристалл совершенно не признал. Судя по всему, только вы один можете им пользоваться - о причине не спрашивайте, я сам её не знаю. Но запомните: что волшебная палочка, что кристалл - это всего лишь инструменты. Вся ответственность за применение магии лежит только на вас, Александр. Вы можете одним желанием исцелять людей - и также просто убивать их.

Юноша утвердительно кивнул Тедди - эту мораль он уже неоднократно обдумывал.

- Стало быть, я могу научить вас всей той магии, что не требует каких-то особых предметов, вроде ингредиентов зелий или сложных таблиц. Это не такая уж маленькая часть волшебства - трансфигурация, чары, а также... тёмные искусства и защита от них. На последнем остановлюсь особо. К тёмным искусствам относят самые страшные проклятия, которые только может применить волшебник. Из трёх школ, которые я вам перечислял, только одна обучает этой области магии - Дурмстранг. Не мне судить, хорошо это или плохо... тем более что ужаснейший тёмный волшебник последнего столетия окончил не её. Но я не стану показывать вам эти заклинания, хотя сказать о них пару слов буду вынужден.

- Эм... Тедди... - пробормотал Александр, не в силах бороться с нахлынувшими на него подозрениями. - Знаете... Я... ммм... видел в своём сне... думаю, у волшебников такое бывает... там... какой-то странный человек... сотворил зелёную вспышку... И я подумал...

Глаза волшебника странно блеснули - или, возможно, юноше просто так показалось. Тедди поднял руку, останавливая офицера и показывая, что он понял суть вопроса, но с ответом помедлил. Он пронизывающе посмотрел ученику в глаза, после чего тихо сказал:

- Да... Это одно из них... Самое страшное - смертельно проклятие. Убивает жертву на месте. Никакого противодействия не существует... эээ... почти не существует. Но увидеть смертельное проклятие во сне... это не нормально, Александр. Либо у вас есть пророческий дар, либо... вы должны рассказать мне всё до мельчайшей детали.

Юноша готов был откусить себе язык. Зачем он проговорился? Пророческий дар... сейчас волшебник посчитает его опасным, и... кто знает, что он сделает? Офицер почувствовал дрожь, на его лбу выступил пот, а разум начал ускорено работать над выходом из ситуации...

- Эм... ну... сон был таким нечётким... мне просто показалось... там какая-то тень... может, и не человек даже... просто взяла... бам! И что-то зелёное... ну и в память врезалось...

Тедди продолжал внимательно следить за замолчавшим Александром, не говоря ни слова. Во взоре волшебника ясно читался вопрос - правду ли говорит ему юноша? Офицер внезапно подумал, что учитель сейчас попытается вторгнуться его в память подобно магорианецу на космодроме. Практически инстинктивно он начал стараться увести свои мысли от мелькающих в них воспоминаний о двух видениях. Александр не мог сказать, удалось ему каким-то образом обмануть волшебника, или тот и не пытался проникнуть в сознание, но Тедди, наконец, произнёс, отводя взор от юноши:

- Если подобное ещё раз повториться - обязательно расскажите мне все подробности.

Офицер с облегчением дал волшебнику обещание обязательно запомнить сон, если в нём вдруг будут мелькать зелёные вспышки, после чего тот продолжил свой урок.

- Итак, как уже было сказано, я не буду учить вас тёмным искусствам, но постараюсь уделить особое внимание защите от них. Если когда-нибудь по какой-то причине вам придётся столкнуться в битве с магорианцами... или иными враждебно настроенными существами, вы будете готовы. Вы научитесь ослаблять противника, отражать его атаки, возможно, и предугадывать его намерения... Но самое важное - не поддаваться ужасу и панике, и стараться в сражении всегда сохранять хладнокровие. Наверное, многие волшебники посчитают меня сумасшедшим, - тут Тедди улыбнулся и показал головой. - Мне и самому... хм... порой кажется это бессмысленным... Но всё же я... должен научить вас сложнейшему заклинанию, которое и не все выпускники-то могут толком сотворить...

С этими словами Тедди резко встал со стула, взмахнул палочкой и громко произнёс:

- Expecto Patronum!

Из палочки хлынул серебряный поток, через мгновение принявший форму не то волка, не то собаки. Сверкающее белым животное оббежало изумленного офицера по кругу и растворилось в серебристом дыму. Александр поднял свой кристалл и постарался повторить слова за волшебником, подражая ему в интонации:

- Expecto Patronum!

Камень ярко засверкал, и из него ударило что-то вроде клубов тёмно-красного дыма, через мгновение без следа исчезнувших в воздухе. Тедди удивлёно поднял брови и проговорил:

- Очень неплохо для первого раза, тем более что раньше сознательно вы никогда не колдовали! Конечно, цвет вашего патронуса немного странный... но для патронусов, созданных с помощью кристалла, такое может быть в порядке вещей. Давайте попробуем сделать его почётче. Само главное тут - вовсе не слова, а мысли. Вы должны при колдовстве сосредоточиться на каких-то счастливых воспоминаниях, пробудить в себе светлые эмоции...

Офицер попробовал ещё раз, потом ещё... Он вспоминал всё новые и новые радостные мгновения своей жизни, представлял исполнение самых потаенных желаний... Наконец уже немного злящемуся от неудач юноше удалось заставить дым хоть на секунду принять новую форму. Тёмно-красные клубы собрались в нечто вроде нечёткой человекообразной фигуры, всего на мгновение - но этого было достаточно, чтобы Тедди удовлетворённо сказал:

- Отлично, Александр! Кажется, у вас начинает получаться. Давайте остановимся на этом, сегодня я бы хотел показать вам ещё одни полезные чары.

- Подождите... Этот... патронус - у вас он вроде принял форму собаки, а у меня... нечто непонятное. Насколько это... эм... нормально? - с волнением спросил юноша, так как после разговора о смертельном проклятии начал всерьёз опасаться любых отклонений своего волшебства от «нормального», за которое он принимал творимую Тедди магию.

- Нет, всё в порядке, - успокоил офицера учитель. - Форма патронуса у каждого волшебника своя. Мой, правда, волк, а не собака. Ваш же... Мне трудно судить, он всё-таки был слишком нечётким, хотя определенный прогресс налицо... Но, скорее всего, это нечто вроде обезьяны... Или, возможно, вставшего на задние лапы медведя...

- Эм... Спасибо, Тедди... - развеяв часть своих подозрений, сказал офицер.

- Александр, не беспокойтесь понапрасну, - понимающе проговорил учитель. - Я вижу, что наш разговор о снах несколько вас напугал... Знаете, возможно, я действительно придал слишком большое значение вашим видениям... Поверьте, вы совершенно обыкновенный волшебник, а все странности вполне можно списать на обладание кристаллом - в конце концов, на Земле магию творят исключительно с помощью палочек!

Эти слова приободрили юношу, но всё-таки от всех сомнений его не избавили. Тедди же тем временем мановением палочки заставил стулья улететь к стенке, попросил офицера встать посередине комнаты напротив себя и произнёс:

- Должен сказать, что в создании патронуса вы проявили талант... я бы сказал, достойный моего крёстного. Давайте посмотрим, насколько вам покорятся другие чары, некогда считавшиеся его визитной карточкой, - с этими словами учитель мгновенно направил свою палочку прямо на Александра. - Expelliarmus! - вылетело из его уст.

Юноша почувствовал, что кристалл резко дёрнуло куда-то вверх. Рука последовала за ним и уже хотела было отпустить камень, но тот словно приклеился к ладони и совершенно не желал покидать её, не давая даже разжать кулак. Александр отшатнулся назад, пытаясь изо всех сил удержать равновесие - и ему это удалось. Тедди вновь удивлённо повёл бровями.

- Потрясающе! - воскликнул он. - Заклинание должно было обезоружить вас, но вам удалось противостоять ему! Мда... Ладно, теперь попробуйте повторить эти чары.

- Expelliarmus! - воскликнул юноша, направляя сжимающую кристалл руку на учителя.

Палочку волшебника подбросило высоко вверх, но Тедди удалось поймать её в падении.

- Хорошо, даже очень хорошо! - улыбнулся учитель.

В течение получаса Александр под руководством Тедди тренировался в наложении обезоруживающего заклятия и в сопротивлении ему. В отличие от создания патронуса, эти чары с каждым разом выходили у офицера всё лучше и лучше. Под конец урока только заклинание щита позволяло волшебнику устоять на месте и удержать палочку, тогда как не знающий его юноша так ни разу и не выпустил кристалл из рук.

Но вот посмотревший на часы учитель предложил остановиться на достигнутом, сказал ученику накинуть мантию и не снимать её вплоть до входа в свою комнату. Александр достал плащ из шкафа, но, прежде чем накинуть его на плечи, спросил:

- Тедди, у меня интересует одна вещь... Почему вы решили обучать меня магии?

Волшебник вздохнул - казалось, он ожидал такого вопроса, но всё равно не был готов отвечать на него. После недолгого молчания, учитель произнёс, тщательно подбирая слова:

- Я бы сказал... что у меня не было выбора... Все эти странности, что случились с вами... История с магорианцем... Покушение на вас... Возможно, вы находитесь в опасности... И мой долг - подготовить вас к ситуациям... когда... эм... вам может понадобиться воспользоваться магией... Я бы с радостью забрал вас на Землю, но это, похоже, практически невозможно. Стало быть, я должен научить вас в первую очередь защитному волшебству...

Юноше показалось, что Тедди что-то недоговаривает, но переспрашивать итак не раз замявшегося при ответе учителя он не решился. Офицер вновь стал невидимым под плащом, и направился вслед за волшебником обратно к Представительству, по пути прокручивая в памяти первый урок и гадая о причинах, на самом деле побудивших Тедди отказаться от возвращения на Землю. Путь назад оба землянина преодолели без неприятностей, несмотря на обилие гуляющих по улицам в вечернее время магорианцев. Александр старался аккуратно обходить всех встречных, чтобы случайно ни на кого не наткнуться, и вообще держался прямо за волшебником. Они благополучно достигли дверей Представительства, после чего юноша, как и говорил ему учитель, поднялся к себе наверх, только в комнате снял мантию и отдал её назад Тедди. Тот напомнил офицеру не беспокоиться насчёт снов, но попытаться запоминать все странные видения, и покинул ученика.

Остаток дня Александр провёл у себя в комнате, рассматривая кристалл и вспоминая прекрасного серебряного волка, порожденного заклинанием волшебника. Какой же патронус у самого офицера? Увидеть красную обезьяну, вырывающуюся из кристалла, юноше совершено не хотелось. А вот медведь - это уже казалось ему интереснее. Но всё же себя Александр ассоциировал скорее с парящей над бурными волнами жизни чайкой или альбатросом, случайно залетевшим в северные земли с родного юга. Он улыбнулся, представив себя самого парящим над океаном с раскинутыми руками, и подумал, способна ли магия действительно подарить ему такие ощущения. Но постепенно мысли юноши вновь скатились к смертельной зелёной вспышке, связанным с ней видениям и тому единственному случаю, когда Александр применил это заклинание на практике. Попытка создания патронуса добавила юноше сомнений - ведь он наверняка тогда не убил животное вовсе не потому, что сам по себе менее страшен, нежели во снах! Он просто не смог правильно подобрать набор эмоций для проклятия. А это значило, что видения вполне могут быть пророческими, особенно в рамках слова Тедди о возможном даре прорицания у офицера. Несмотря на некоторое несоответствие обстановки и одежде людей во снах современности, Александр всерьёз начал опасаться - а не отражают ли они грядущее? Эта мысль никак не хотела покидать голову, и омрачала радость от совершённого сегодня юношей первого шага в таинственный мир волшебства, скрытый от глаз обычных людей.

Глава 9. Тайна мисс Грейхаунд

И снова дни офицера стали однообразными - и в то же время счастливыми. Тревога, забравшаяся в сердце Александра после первого урока магии, постепенно начала угасать. Поначалу казавшиеся увлекательным приключением занятия с Тедди превратились в привычное дело. Каждый урок волшебник начинал с очередной тренировки заклятия создания патронуса, но никакого прогресса юноше почему-то достичь не удавалось. Что-то вроде нечёткой человекообразной фигуры выходило у него только после нескольких менее удачных попыток, когда Александр был уже изрядно разозлён предыдущими неудачами. Учитель в такие моменты задумчиво качал головой и предлагал офицеру постараться запомнить свои мысли и ощущения, и в следующий раз воспроизвести их максимально точно. Но, несмотря на старания юноши, на завтрашний день всё повторялось снова.

Зато в остальных заклинаниях Александр весьма продвинулся - он уже знал набор основных чар для нападения и защиты, а также владел некоторой вспомогательной магией. Хотя Тедди очевидно превосходил своего ученика во владении волшебством, регулярно проводимые тренировочные дуэли давались ему всё с большим и большим трудом. Кристалл ощутимо усиливал направляемые юношей заклинания, и учитель порой говорил, что отлично понимает своего крёстного. Если Гарри владел похожим камнем, то магическое сообщество наверняка не успокоилось бы, пока не выведало мельчайшие детали о подобной вещице.

- Я слышал, одно время крёстного сильно доставали по поводу Старшей Палочки... ну, это что-то вроде легендарного артефакта, делающего владельца непобедимым, - добавил как-то учитель. - Так вот, Гарри отобрал эту палочку у Тёмного Лорда во время их последней битвы, и затем вернул её в могилу Альбуса Дамблдора. А общественности заявил, что уничтожил артефакт. В первое время вроде ни у кого вопросов не возникало - война всё-таки только что окончилась, тут не до реликвий. А потом началось... Мне тогда было мало лет, но даже я помню, какую охоту вели за крёстным журналисты. Спуску не давали, допрашивали с пристрастием его и всех его друзей - невозможно, мол, Старшую Палочку уничтожить. К счастью, в итоге он... ну, не совсем он, а миссис Уизли... В общем, ей удалось убедить репортёров, будто директор Дамблдор создал для палочки некое убежище и скрыл его чарами секрета, став хранителем и передав тайну только своему фениксу Фоуксу. Гарри же, повинуясь воли наставника, отдал палочку фениксу и тот унёс её в это самое хранилище. Раз Дамблдор погиб, а Фоукса с тех пор никто не видел - палочка вне досягаемости.

В ответ на последовавшие вопросы Александра Тедди объяснил ему, что чары секрета заключают определенную тайну целиком внутри одного человека, и никто не может обнаружить скрытое таким образом место без помощи хранителя секрета.

Вообще в процессе уроков и простых разговоров волшебник часто рассказывал юноше о магическом мире, а уж историю приключений Гарри Поттера офицер знал отменно, как и её героев. Правда, некоторые моменты Тедди предпочитал умалчивать - отчасти из-за собственной неосведомлённости, отчасти по другим причинам. Например, каким образом Тёмный Лорд добился собственного бессмертия, учитель рассказывать наотрез отказался - да и офицер, пожалуй, и сам не хотел знать этого. Он отлично понимал: без некой могущественной тёмной магии здесь не обошлось, а в такие дела Александр предпочитал носа не совать.

С Йоши юноша по-прежнему старался не встречаться лицом к лицу. После инцидента с обвинением японец вообще стал чуть ли не изгоем - его предпочитала игнорировать не только Хелен, и но собственная начальница. Если раньше они с Гвендолин ещё хоть как-то беседовали, то теперь та старалась ограничиваться короткими поручениями, и даже не давала шанса оправдаться провинившемуся сотруднику. В результате Йоши постоянно ходил крайне злой, и Александру порой начинало казаться, что тот пытается следить за ним и Хелен, надеясь поймать их на какой-нибудь оплошности.

Однажды офицер завёл разговор с обеими дамами по поводу угрозы О’Коннора пересмотреть состав Представительства. Он был, конечно, очень благодарен им за нежелание исполнять приказ генерального секретаря, но и опасался за дальнейшую судьбу начальниц. Через два месяца была намечена новая смена временных сотрудников, и юноша всерьёз боялся приказа о смещении текущего руководства. Впрочем, и Хелен, и Гвендолин отнеслись к такой перспективе с усмешкой и заверили Александра в невозможности подобного развития событий.

- Во-первых, я... ммм... знакома с такими людьми, что даже генеральному секретарю придётся считаться с их мнением, - махнула рукой Хелен. - А во-вторых, в Совете Объединенной Земли нет других... эм... гениев, согласных постоянно жить с магорианцами.

На Земле уже окончилось лето, но погода на Валориане даже и не думала напоминать привычную для юноши осень, хотя дожди стали идти немного чаще. В офицере вновь проснулась ностальгия - во многом из-за временного перерыва в их работе с Тлеей. Подходил к концу отчётный период, и девушке нужно было постоянно присутствовать у себя в корпорации, делая доклады по сотрудничеству с землянами и составляя множество разнообразных документов. В течение нескольких дней юноша чувствовал внутри себя необъяснимую пустоту - у заваленной заданиями подруги отсутствовало время даже забежать в Представительство. Видимо, все переживания офицера сказывались на его внешнем виде далеко не лучшим образом, так как Хелен старалась не слишком загружать его работой. Это, впрочем, оказалось к лучшему - освободившееся время Александр посвятил изучению магии, ставшему единственным занятием, отвлекающим его от мрачных мыслей.

Утром первой среды сентября (а точнее, земным вечером этого дня) начальница в очередном разговоре с юношей сказала, размешивая сахар в чае:

- Я вчера ходила в «Феном-Шамб» встречаться с Холи и видела Тлею.

На этих словах офицер насторожился, его мрачное лицо просветлело, а глаза, до того изучавшие стенку кабинета, сами собой устремились на Хелен. Та улыбнулась и продолжила:

- Она выглядит не лучше вас, - как бы невзначай сказала начальница. - Причём Холи и сам бы хотел её разгрузить и ободрить, но сделать ничего не может - другие директора вовсе не так великодушны.

Александр вновь нахмурился и осуждающе глянул на Хелен - обязательно было ему расписывать, что Тлее тоже вовсе не так хорошо? Конечно, глубоко запрятанный внутри юноши эгоист несколько порадовался, но его очень быстро заставили заткнуться куда более возвышенные чувства, с избытком переполняющие офицера.

- Поэтому я предложила Холи... хм... решить один важный вопрос касательно наших деловых отношений, не терпящий отлагательств, - начальница шутливо постаралась сделать свой тон очень важным, а лицо - серьёзным. - В общем, сегодня вечером вам с Тлеей на семь часов заказан столик в Гхал-Вон... это вроде ресторана. Всё оплачено Представительством, так как встреча сугубо деловая, - на последних словах Хелен уже не могла удержать смех.

Глаза юноши стали похожи на два прожектора - и ярко светились от счастья, и расширились от удивления. Он совершенно не мог понять, по какой причине начальница осмелилась придумать это... свидание, даже не посоветовавшись с ним! Нет, он был счастлив, даже очень счастлив, но... почему? И неужели нельзя было сперва спросить у него?

- Я... не знаю... - замялся офицер, так как внутри него словно боролись две стихии. - Хелен, не подумайте... Я очень благодарен... но не понимаю... за что? И так внезапно...

Начальница вдруг помрачнела, словно юноша задал тот вопрос, на который ей не хотелось отвечать. Она промедлила, а потом, отвернувшись от офицера, пробормотала:

- Скажем, вы приносите очень большую пользу Представительству, а по характеру не способны сами попросить о подобном, - Хелен замолчала, подчёркнуто окончив разговор.

- Хм... Огромное спасибо, не стоило так... - начал было он, но начальница подняла палец.

- Не нужно, Александр. Да... ресторан находится рядом с Сам-Анташ - вы, вроде, знаете те места? Справа от выхода из парка, ведущего к ближайшему киаролу, - уточнила она.

Юноша покинул кабинет начальницы, всё ещё дивясь услышанному. Он не любил, когда за него принимают решения, тем более такие важные. Встреча в ресторане - это, конечно, чудесно... Но он совершенно не готов к подобному повороту событий! Офицер начал от волнения кусать губы и даже подумывать о благовидном предлоге, чтобы отказаться от свидания... Однако затем вспомнил встречу с девушкой посреди облаков - также в какой-то мере устроенную Хелен - и как тогда удачно всё обернулось. Подобные мысли придали Александру уверенности, и он отправился к Тедди - сказать, что вечером будет полностью занят. Волшебник, впрочем, тоже не прочь был устроить перерыв в уроках магии - по крайней мере, как он сам признался в ответ на сообщение юноши. И только тут офицер догадался, что кроме вечернего свидания Хелен ещё и устроила ему полностью свободный день, не дав никаких заданий. Это уже несколько обескуражило юношу - он не слишком любил самостоятельно подыскивать себе занятие. Но предвкушение свидания с Тлеей окрылило Александра, и он для начала решил заглянуть в общую гостиную в надежде перекинуться с кем-нибудь парой слов.

- Эта Грейхаунд - пустомеля, каких ещё поискать! - услышал вдруг юноша голос Йоши, уже несколько подзабытый за последнее время. - День, когда её поставили главой Представительства, наверняка войдёт в историю как день самой большой ошибки за всё время существования человечества. Она же ничегошеньки не смыслит в реальной жизни! Обычная выскочка, которую всю жизнь только и делали, что гладили по головке!

Войдя в гостиную, Александр действительно увидел японца во всю ругающим Хелен в разговоре с одним из учёных, тоже из Страны Восходящего Солнца. Данный человек слыл на редкость мягким и приятным собеседником - видимо, только по этой причине он с отрешённым видом выслушивал своего соотечественника. Йоши же было абсолютно всё равно, кому высказаться - столько накопилось в нём за последнее время негативных эмоций.

- Да Грейхаунд нужно взять за шкирку и в Антарктиду закинуть, может после пары холодных месяцев с пингвинами почувствует, почём нынче фунт лиха! - рычал японец.

В другой раз Александр наверняка предпочёл не вмешиваться в ругань озлобленного Йоши, но сейчас в нём вдруг всё вскипело. Офицер не собирался позволять вот так клеветать на Хелен после устроенного той для юноши свидания, пусть и без согласования с ним!

- Она совсем с ума сошла - ещё и магорианку эту черноволосую сюда притащила!

Эти слова японца оказались последней каплей для Александра. Офицер сжал кулаки, громко хлопнул приоткрытой дверью гостиной и гневно произнёс, яростно глядя на Йоши:

- Абсолютная ложь! Мисс Грейхаунд отличный руководитель и великолепный человек! Она очень правильно поступает, налаживая дружеские контакты с магорианцами, ибо воевать может каждый дурак, а вот жить в мире ещё нужно потрудится! А касательно её якобы безоблачного прошлого... думаю, Такуми-сан не в курсе, что Хелен работала в одной из горячих точек в молодости? Полагаю, именно поэтому руководить представительством выбрали её, а не другую... хех... персону, которая умеет только ворчать и клеветать!

Йоши с удвоенной злобой в глазах посмотрел на юношу, громко засопел и решил ответить на вызов - он тоже был, подобно Александру, на взводе и не собирался игнорировать офицера, как делал это ранее. Подчиненный Гвендолин состроил на лице презрительную гримасу и громко рассмеялся, театрально указывая на юношу руками.

- Ну конечно! Наше юное дарование готово молиться на свою Хелен и лизать ей пятки! Грейхаунд - в горячей точке? Ну, только в качестве привязанного к палке пугала для террористов! Если бы некоторые всезнайки в промежутках между танцами на задних лапках соизволили хотя бы посмотреть личное дело своей богини, то, возможно, немного изменили мнение об этом крокодиле в юбке! Ну конечно она работала на фронте - думаю, даже не раз побеждала в битве за набивание живота булками в столовой! Да будет вам известно, господин ручной зверёк, что наша Греи бегала хвостиком за профессорами в каком-то известном университете. Видимо, только по этой причине данная бестолочь смогла вымолить себе диплом с отличием и украсть у неизвестного лопуха работу, за которую и получила свои идиотские награды! Ну а куда пихнуть подобную бездарность, чтобы и вреда не принесла, и не надоела хуже горькой редьки от обиды? Только в правительство, к таким же придуркам в компанию! Вот она и била баклуши у себя в Англии, пока кто-то не додумался послать её в ещё более бессмысленную организацию - Совет Объединенной Земли этот! А к горячим точкам её, хвала всем богам мира, и близко отродясь не подпускали - а не то давно бы уже от нашей планеты только тлеющие угольки остались!

Александр попробовал ответить, начал подыскивать подходящие аргументы, способные побольнее ударить Йоши. Но чем дольше офицер думал, тем больше понимал - он уже проиграл в споре. Японец вряд ли врал, говоря о личном деле. Разумеется, юноша захотел перепроверить его слова самостоятельно, и решил поскорее лично заглянуть в базу данных... А до тех пор отказывался признавать слова Йоши, пусть и уже готовил себя к полному крушению своего мнения о начальнице. Но почему же она тогда сказала... Неужели...

- И посмотрите, кого она себе в компанию подобрала, когда выбирать сотрудников пришлось! Ну, Рит - ещё куда не шло, хотя из всех согласных лететь на Валориан эта наверняка самой тупой оказалась, пусть и до Грейхаунд ей как до луны! Но Вест-то! Он же в своей работе не смыслит ничерта! Ещё один выпускник приюта для умалишенных нашёлся! И если бы определенные круги не настояли на моей работе в этом... дурдоме, то мы бы с магорами давно уже грызлись не на жизнь, а на смерть!

И снова некоторые слова японца больно ударили по Александру своей правдивостью. Он уже успел отметить непрофессионализм Ричарда - конечно, вовсе не до такой степени, как расписывал Йоши. Но теперь, когда оказалось, что компьютерщика выбирала Хелен... неужели не нашлось никого лучше? Или же... вдруг ей и нужен был по каким-то причинам подобный далеко не лучший системщик? В голову офицера полезли странные подозрения, в памяти один за другим всплыли непонятные факты. Он поспешил выйти из гостиной, сопровождаемый злобным смехом японца, и поднялся к себе в комнату.

Александр сразу же сел за компьютер и вошёл в базу данных. Радуясь своим почти администраторским правам по работе с ней, он быстро сочинил запрос, призванный вытащить одновременно всю информацию о Хелен. В ответ компьютер выдал длинный список полей и их значений, в самом деле содержащий полный спектр данных о начальнице - а также много всякого служебного мусора вроде даты последней модификации записей.

Слова Йоши полностью подтверждались. Хелен в самом деле с отличием окончила Оксфордский университет и получила несколько престижных премий за исследования в области экономики. Некоторое время она продолжала свои научные изыскания, пока не обнаружила какие-то странности, связанные с прибылью трёх крупных корпораций. То ли догадки начальницы не подтвердились, то ли фирмы нашли способ договориться с ней, но вскоре Хелен начала делать быструю карьеру в английском правительстве и уже не возвращалась к науке. Должности начальницы, правда, не отличались публичностью - большую часть времени она, похоже, проводила за бумагами в кабинетах. В дальнейшем её в таком же качестве перевели в СОЗ, ну а затем и на Валориан. На присутствие начальницы в горячих точках или хотя бы работу в правоохранительных органах не было и намёка. Сказанные ей в разговоре с Тлеей слова, которые до сих пор юноша помнил достаточно отчётливо, не находили ровным счётом никакого подтверждения, и это казалось более чем странным. Он бы ещё понял, приукрась Хелен своё прошлое в разговоре с каким-нибудь землянином, но зачем ей понадобилось вот так обманывать магорианскую девушку?

Александр задумчиво прокручивал список полей на экране, пытаясь найти ответы на всё сильнее мучившие его вопросы. И заметил ещё одну странность: дата последней модификации записей о начальнице оказалась той же, что и день её прибытия на Валориан. Юноша посмотрел данные по Гвендолин, Ричарду и Йоши - информация о них не изменялась вовсе, а заносилась в базу за десять дней до начала работы Представительства. Офицер уже не мог бороться с обступившими его со всех сторон подозрениями, он начал внимательно просматривать всю служебную информацию. На первый взгляд, никаких противоречий в ней не было - но некоторые идентификаторы ссылались на отсутствующие записи. Обычный пользователь бы ничего не заметил, так как умная система управления игнорировала подобные ошибки. А вот ещё полгода назад обучавшийся всем тонкостям работы с подобными программами Александр отлично понимал: эти недочёты являются следом непрофессионального вмешательства в базу данных, и без того весьма криво спроектированную.

Кто мог допустить такие ошибки? Ричард? Возможно, но с какой стати ему понадобилось редактировать записи о начальнице? А вот что Хелен по некой причине подправила данные о самой себе, воспользовавшись плохой квалификацией компьютерщика, выглядело вполне логичной версией, особенно если она этого сотрудника и выбирала. Офицер попытался восстановить старую информацию - но не смог, в базе данных она отсутствовала даже в таблицах с историей. А вот в журнальных файлах... Да, там наверняка что-то сохранилось, и если Ричард даст юноше доступ к серверу, на котором эти файлы и хранятся... После минутного колебания Александр встал из-за компьютера и спустился на первый этаж.

Офицер подошёл к серверной, надеясь застать в ней компьютерщика и попросить под благовидным предлогом пустить его к системным данным. Но та пустовала, хотя дверь не была заперта на замок. Это, впрочем, офицера не удивило - в комнате находился только собственно сервер, а для доступа к нему требовался пароль. Юноша заглянул в общую гостиную в надежде застать Ричарда там, но в комнате по-прежнему сидели только японский учёный и уже замолчавший Йоши, мрачно что-то читавший в углу. На вопрос Александра человек науки в обычной дружелюбной манере ответил:

- К мистеру Весту заглянул мистер Люпин, они разговорились и вместе ушли куда-то на улицу, буквально десять минут назад. Боюсь, раньше чем через полчаса их ждать не следует.

Александр поблагодарил японского учёного и про себя посетовал на волшебника. Он знал, что Тедди интересуют технологии простых людей - магглов, как он их называл. Теперь, когда волшебнику приходилось жить без магии, этот интерес должен был ещё более окрепнуть. Но как же не вовремя тот решил поговорить с Ричардом! Или... может, вовремя?

Юноше пришла в голову абсолютно безумная идея попробовать проникнуть на сервер в отсутствие компьютерщика. И все попытки бороться с такой мыслью только укрепляли её, убеждая офицера использовать представившийся ему шанс вообще без чьего-либо ведома посмотреть информацию, которую Хелен предпочла удалить из базы. Не в силах более сопротивляться заманчивой идее, Александр вновь подошёл к серверной и, оглядевшись, вошёл в неё. Он отлично помнил все пароли с прошлого раза, когда они с Ричардом налаживали систему перед визитом генерального секретаря. Уже готовый столкнуться с непреодолимой преградой в самом начале пути, юноша попробовал первый из паролей... и вытаращил глаза - тот оказался верным. Да, подобной оплошности он не ожидал даже от Ричарда - сам бы офицер уже десять раз изменил все данные для авторизации.

Остальное было делом техники - специалист уровня Александра смог достаточно быстро найти все необходимые файлы. Ещё немного времени понадобилось для восстановления информации из них - и вот уже перед юношей открылась первоначальная информация о начальнице. Измененным оказалось всё, что касалось описания внешности и медицинских данных вроде группы крови. Совершенно ничего не понимающий офицер вновь и вновь пересматривал старые и новые версии записей, находясь в полном замешательстве. Зачем начальнице переписывать подобную информацию, если только... Нет, что за глупая идея! Но вдруг... Проклятье, это же всё объясняет! Но это невозможно! Почему невозможно?

Ещё пара манипуляций с базой - и Александру удалось восстановить старую фотографию Хелен, также измененную вместе с остальными личными данными. Поначалу вид начальницы не вызывал никаких нареканий - конечно, она не слишком походила на саму себя, но и снимок был сделан далеко не вчера. Однако, всмотревшись, офицер ужаснулся - у него практически не осталось сомнений, что женщина на восстановленной фотографии - вовсе не его начальница! Да, она была во многом похожа - те же каштановые волосы, стянутые сзади в пучок, то же гладкое лицо без единой морщины... Но бывшие коричневыми глаза знакомой Александру Хелен на старом снимке казались скорее оливковыми, да и общие черты лица, если присмотреться, не соответствовали друг другу достаточно сильно, чтобы это нельзя было списать на разницу в возрасте.

Сердце юноши провалилось в пятки. Невероятно! Но сомнений быть не может: управляет Представительством вовсе не та Хелен, которую послали руководить им! Что случилось с настоящей мисс Грейхаунд, офицер и предположить-то боялся. Однако все подмеченные Александром ранее странные факты теперь складывались в более-менее чёткую картину. Возможно, начальница не просто знала о нападении на «Звезду» - она могла сама принимать участие в его подготовке. И целью был Гарольд, который, по его собственным словам, хорошо знал Хелен - очевидно, настоящую, и вполне мог распознать самозванку. Именно поэтому она вовсе не расстроилась, услышав о гибели старого друга, а про себя наверняка даже порадовалась. Потом в разговоре с Тлеей начальница просто проговорилась о своём настоящем прошлом - а прошлое это, кстати, вполне могло проходить по другую сторону баррикад, нежели думал юноша. Что же касается хорошего отношения лже-Хелен непосредственно к офицеру... видимо, она признаёт себя виноватой в катастрофе - насколько позволяет её хладнокровие, конечно - и искренне рада спасению Александра.

Юноша, скребя сердце, послал на печать все обнаруженные им расхождения в данных о настоящей и ложной мисс Грейхаунд, попутно думая, что же ему теперь делать. Должен ли он прилюдно обвинить начальницу, либо сперва поговорить с ней, дав шанс объяснить всё? Возможно, он что-то не так понял, допустил какую-то ошибку в своих выводах... Да, к концу распечатывания найденных доказательств офицер был твёрдо уверен - он обязан пойти в кабинет Хелен и сначала просто поговорить с ней начистоту. А потом... он примет решение в зависимости от услышанных от начальницы объяснений. Но как только юноша собрался забрать распечатанные бумаги, его остановил насмешливый злобный голос:

- Уже уходите, Честин? А вас не учили, что лазать по серверным в отсутствие хозяев нехорошо, пусть даже главными в них являются полные придурки вроде Веста?

Гадко улыбающийся Йоши первым подскочил к стоящему рядом с дверью принтеру и взял все лежащие в его лотке документы.

- Это не имеет к вам никакого отношения, Такуми-сан! - разъярёно произнёс Александр, окончательно выведенный из себя поступком японца. - Советую отдать мне их по-хорошему.

- Ну зачем так грубо... - протянул Йоши, отступая к двери. - Я просто посмотрю на секретную информацию, которую вы захотели украсть втайне от начальства!

Офицер, отлично понимающий последствия попадания бумаг в руки японца, резко сел на одну ногу, одновременно пробуя второй ударить по ногам Йоши. Но тот смог увернуться от молниеносного выпада юноши и выбежал за дверь, громко хлопнув ею. Александр бросился за ним вдогонку, но японец со всех ног кинулся к охранникам, которые как раз спускались с лестницы в общую гостиную. Сразу ничего говорить он им, впрочем, не стал, а просто внимательно рассматривал бумаги, стараясь держаться рядом с агентами в штатском.

Юноша разочаровано прорычал под нос ругательство - тут он уже ничего сделать не мог, и ему оставалось только надеяться, что Йоши не поймёт истинного смысла документов. К сожалению, несмотря на нелестные отзывы обеих начальниц, интеллект японца вполне мог сложить два плюс два. Он несколько раз удивлённо перебрал листы один за другим, а потом в полном недоумении уставился на кипящего от ярости Александра.

- Вот это да! - пробормотал Йоши совершенно не злобным тоном, отходя от охранников. - Вы это вытащили из сервера, не так ли? И... я верно понимаю, что эта тварь... так называемая «мисс Грейхаунд» вовсе не та, за кого себя выдаёт? Ну теперь мы её прижали! Уж не знаю, какого чёрта ей понадобился такой маскарад, но не миновать плечам нашего крокодила облегчения на одну пустую голову! Александр, быстро идём к Рит и суём ей под нос все документы. Такого шанса даже она не сможет упустить!

- Нет! - грозно отрезал юноша. - Сперва я сам поговорю с Хелен... или кто она там!

- Не будьте идиотом! - фыркнул Йоши. - А впрочем, как хотите, мне без вас даже легче.

И он бегом бросился на второй этаж, не оставляя офицеру иного выбора кроме как кинуться следом. По пути юноша ещё надеялся, что Гвендолин не окажется в комнате, и он сможет отобрать у японца доказательства. Но Александр достиг двери с её именем раз в тот момент, когда та открылась, и на пороге показалась рассерженная вторжением женщина.

- Ты совсем спятил, Такуми? - прорычала она. - Колотишь, будто пожар случился!

- О, прошу прощения... Гвендолин, - сверкнул глазами в ответ японец, - но у меня тут есть крайне интересные документы...

- Мои документы! - юноша сделал попытку выхватить бумаги из рук Йоши, но тот вовремя закрыл их телом.

- Ну конечно, полученные не без помощи Александра, - согласился он крайне ехидным тоном. - Так вот, из них следует, что наша дорогая начальница... как бы помягче выразиться... влипла по самые уши. Она - вовсе не Хелен Грейхаунд, а некая другая персона. И я бы предложил вам, Гвендолин, немедленно заключить эту бестолочь под стражу и... ммм... произвести небольшой передел власти. А через месяц отправить её в наручниках домой.

Начальница японца с совершенно потрясенным видом взяла из рук подчиненного бумаги и бегло просмотрела их. Тот всё это время показывал своё нетерпение, кусая губы и бормоча советы не медлить и тотчас пойти арестовывать самозванку.

- Ага... - наконец, расплылась в улыбке Гвендолин. - Отлетала своё, голубушка, пора и крылышки складывать. Отлично, Александр, - имя офицера она чётко выделила, заставив юношу побледнеть, а Йоши - поперхнуться слюной. - Такуми, можешь разъяснить всё охране от моего имени, а я пока... позабочусь, чтобы наша птичка не вылетела из клетки.

На этих словах японец подобно урагану ринулся назад в гостиную, а Александр остался стоять у приоткрытой двери. Гвендолин на секунду исчезла в глубине комнаты, а затем выбежала из неё вслед за японцем, сжимая в руках небольшой пневматический пистолет.

- Пойдёмте, - на ходу махнула она рукой офицеру, и тот последовал за женщиной вниз по лестнице, мимо охранников, взволнованно слушающих сбивчивый рассказ Йоши, в кабинет Хелен. Гвендолин толкнула дверь и первой ворвалась внутрь, сразу наставляя оружие на начальницу и впиваясь в её глаза своими, источающими пламя.

- Игра окончена! - сразу прошипела она ошеломлённо вскочившей с кресла лже-Хелен. - Боюсь, дорогая... Как тебя на самом деле зовут? А, неважно... В общем, твоё время вышло!

Та не ответила - по всей видимости, отлично поняла всё без лишней болтовни. Начальница только смотрела на свою оппонентку похожим взглядом - таким же уверенным, твёрдым и с всё менее и менее удивлённым лицом. Юноша, потрясённый её достаточно спокойной реакцией, в который раз отметил, что обе дамы стоили друг друга и заслуживали уважения хотя бы за свою решимость и стойкость.

- Похоже, наш юный сотрудник проявил неплохую смекалку, - наконец, пробормотала лже-Хелен одобрительным тоном, словно Александр выполнил очередное её задание. - Я поражена, признаюсь. Только впутывать посторонних было немного... невежливо.

- Я не хотел! - юноша чувствовал себя оправдывающимся после провинности ребёнком. - За мной следил Йоши! Я думал прежде поговорить с вами наедине, но он...

Лицо начальницы ещё более смягчилось, а затем дрогнуло от вида резко распахнувшейся двери. В кабинет влетел японец, сопровождаемый обоими охранниками. Те держали руки под плащами, но доставать оружие пока не решались. Гвендолин, чувствуя поддержку, стала приближаться к лже-Хелен с издевательским выражением на лице, играя пистолетом.

- Ну так может порадуешь нас своим настоящим именем, а? - уже предвкушающая свою победу женщина ткнула оружием в живот противнице. - Таблички там для тюрьмы подгот...

Дальнейшие события произошли буквально в доли секунды. Лже-Хелен мастерски воспользовалась возникшим у Гвендолин чувством превосходства, и как результат - невнимательностью своего бывшего заместителя. Она молниеносным движением перехватила пистолет одной рукой, а второй нанесла удар по запястью противницы, заставив ту выпустить оружие. Затем, благодаря замешательству женщины, не ожидавшей такого поворота событий, лже-Хелен мгновенно сместилась вбок и приставила пистолет к виску оппонентки, одновременно производя не слишком профессиональный, но тем не менее эффективный захват шеи. Вскрик Гвендолин раздался одновременно с шумом распахнутых плащей - охранники выхватили своё оружие, но скорее для психологического эффекта. Ситуация очевидно перешла под контроль бывшей начальницы, и та победно улыбнулась.

- Упс! - радостно пропела лже-Хелен. - Кажется, меня весьма настойчиво выгоняют? Ну так вот - сообщаю для особо одаренного Такуми, ибо остальные наверняка в курсе: выстрел в висок даже из этой игрушки смертелен. А потому хоть позвольте мне спокойно удалиться, и наша не в меру храбрая и столь же глупая Гвени не пострадает.

Александр стоял, раскрыв рот. Даже он, со всей его подготовкой и неплохой, в общем-то, реакцией не успел уследить за в миг изменившимся раскладом сил. День преподносил всё новые и новые сюрпризы, и в голове юноши словно начала завариваться каша. Один из охранников попытался открыть рот, чтобы начать переговоры, но новоявленная преступница моментально заткнула его крайне уверенной репликой:

- Думаете, я шучу? - спокойно произнесла она. - Не стоит рисковать жизнью нового начальства ради ловли какой-то дамочки, ибо вам скорее дадут по шее, нежели поблагодарят.

Йоши, стоящий за спиной Александра, вдруг резко двинулся вперёд. Внутри юноши всё сжалось - он отлично понимал, что японец скорее был бы рад гибели своей начальницы, ибо в результате такого развития событий руководить Представительством назначили бы именно его. Но теперь офицер ожидал подобную выходку, и успел среагировать. Развернувшись, он со всех сил толкнул Йоши в грудь, навалившись всем своим весом и заставляя того упасть на спину. При падении японец задел охранников, и все четверо повалились на пол, включая не сумевшего удержать равновесие Александра.

- Ну хоть один умный нашёлся! - раздался голос усмехающийся лже-Хелен.

Бывшая начальница, по-прежнему удерживая пистолет у виска Гвендолин, провела её мимо поднимающихся с полу мужчин к выходу из кабинета и захлопнула за собой дверь, закрыв её снаружи на ключ. Первым на ноги вскочил Йоши.

- Вы что, совсем спятили? Дали ей уйти! - в ярости заорал он, уставившись на юношу.

- А вам плевать было на жизнь Гвендолин, не так ли? - столько же зло ответил офицер.

Охранники, пожалуй, поступили умнее японца и Александра. Они не стали утруждать себя участием в перепалке, а сразу перевели своё оружие в режим стрельбы боевыми крупнокалиберными патронами. Одновременно раздались два выстрела в область замка, но дверь выстояла, и для окончательной расправы с непокорным куском дерева потребовался мощный удар ногой.

Гвендолин, тяжело дыша, лежала на полу коридора. Она была цела и невредима, но абсолютно дезориентирована, и, в ответ на все вопросы подскочивших людей, сразу подняла руку и помотала головой. Йоши посмотрел на выход из здания и, поняв, что искать беглянку на улицах города землянам с оружием никто не даст, приказал:

- Обыщите всё здание! До единой комнаты! Она могла спрятаться где-то здесь!

Охранники переглянулись, но вспомнили, что Йоши действует от имени Гвендолин, явно неспособной в данный момент отдавать самостоятельные приказы, и подчинились. Они кинулись к одной из стен и открыли замаскированный тайник с универсальными ключами, хранящимися в нём как раз на случай экстренных ситуаций, после чего начали проверять друг за другом все комнаты. Новая начальница же медленно поднялась с пола, опираясь на поданную офицером руку. Она насмешливо посмотрела на японца и, отдышавшись, сказала:

- Уважаемый Йоши, примите мои искрение соболезнования в связи с гибелью всех ваших надежд встать во главе Представительства! Можете быть уверены: ваши героические порывы не окажутся забытыми, а наоборот - будут оценены по достоинству! А пока... помогите-ка охране обыскать здание, уж раз вы соизволили отдать такой приказ. И советую нюхать каждый уголок подобно собаке, иначе я сама потом вас носом в них ткну!

Японец весь задрожал от возмущения, но разумно решил не возражать и без того донельзя злой женщине, и отправился выполнять поручение. Гвендолин же жестом попросила юношу пройти назад в теперь уже её кабинет, где села за стол и щёлкнула два раза пальцами.

- Должна признать, порой совмещение технологий и впрямь приносит пользу, - пробормотала она, ловя первую чашку и жадно вытягивая из неё чай. - Для начала я, разумеется, от всей души вас благодарю, Александр, и заверяю, что персонально для вас ничего не изменится. Кажется, эта... хм... Хелен... уж давайте пока называть её так, устроила вам свидание сегодня вечером? Всё остаётся в силе, гарантирую, как и ваша работа с ен’Камю - в конце концов, из неё может извлечь пользу даже та сторона, которую представляю я. А теперь прошу вас подробно рассказать мне всю сегодняшнюю историю.

Юноша кивнул головой, быстро привёл свои мысли в порядок и начал повествование - как поругался с Йоши, как услышал от того историю мисс Грейхаунд, как вспомнил её слова... Коснулся своих подозрений по поводу покушения и гибели Гарольда, вынужденно затронул тему непрофессионализма Ричарда... Кроме того, он в какой-то мере заступился за Йоши - по крайней мере, сделанные тем обвинения теперь не выглядели такими бердовыми, а копание в ящиках стола Хелен действительно сводилось к поиску доказательств.

- Да, вы действительно... как она сказала? Ах, да - проявили неплохую смекалку, - улыбнулась под конец рассказа новая начальница. - Разумеется, я учту все ваши доводы, постараюсь проследить прошлое этой женщины и выяснить её настоящую личность. Пока же советую вам либо пойти погулять, либо вернуться к себе в комнату - если наши ищейки уже успели её обыскать, конечно. Скоро здесь начнётся такой сумасшедший дом, что вам лучше при нём не присутствовать. Я, разумеется, постараюсь выставить случившееся в как можно более мягком свете... Но суеты и беготни всё равно не избежать.

- Эм... Да, спасибо, я, наверное, и правда предпочту не видеть толпы магорианцев, что будет обсуждать смену руководства... - с облегчением кивнул офицер. - Только... что я скажу Тлее? Как объясню ей всё произошедшее? - юноша удивился своему же вопросу, но слишком устал для самостоятельного решения всех свалившихся на него проблем.

- Мда... - протянула Гвендолин. - Что уж делать, расскажите всё как есть. Конечно же, курс нашего представительства несколько изменится, но поверьте - я всё сделаю, чтобы ваших личных отношений это не коснулось. И пусть Тлея зайдёт ко мне, как только у неё выдастся свободная минутка - я постараюсь если не заменить ей Хелен... с которой она действительно была очень дружна, так хотя бы поговорить достаточно откровенно...

Александр поблагодарил новую начальницу и поспешил покинуть кабинет. Он забежал в свою комнату (Йоши и охранники уже успели обыскать её), переоделся в самый красивый костюм из висящих в шкафу и быстро пообедал в столовой. Юноша твёрдо решил отправиться гулять по Крель-Шамбу вплоть до свидания, и вернуться в Представительство только после прощания с девушкой. К тому времени уже наверняка все лягут спать, измученные дневными событиями, и у офицера будет целая тихая ночь на подготовку к новой жизни. Ведь после разоблачения ложной мисс Грейхаунд уже ничего просто не могло оставаться как прежде, несмотря ни на какие обещания Гвендолин, и Александр это отлично понимал. Он глубоко вдохнул чистый уличный воздух и облокотился на ствол ближайшего дерева. Взгляд офицера упал на бродящее недалеко покрытое тёмно-бурым мехом животное с мускулистым непушистым хвостом. Юноша подошёл к зверьку и погладил его, успокаивая нервы. Да, тому хорошо вот так беззаботно бродить по Валориану - ни тревог, ни проблем. Судя по блестящей шерсти, хозяин где-то рядом - постоянный, который не предаст и ничего не станет скрывать. А вот Александр вынужден метаться в потёмках, не зная, от кого можно ожидать очередного удара в спину. Хелен казалась великолепным начальником - и вот что получилось в итоге.

- Надеюсь, хоть Гвендолин действительно та, за кого себя выдаёт, - произнёс офицер, улыбаясь усатой мордочке магорианского животного, после чего встал и направился к парку Сам-Анташ, чтобы провести в нём оставшееся до свидания с Тлеей время.

Глава 10. Тень в доме

Солнце Валориана постепенно катилось к горизонту. В воздухе веяло прохладой, принесенной с не столь далёкого моря. Количество гуляющих вокруг Александра магорианцев увеличивалось, и юноше, вынужденному лавировать между ними, пришлось возвращаться из своих дум в реальность. Цифры на часах медленно подходили всё ближе и ближе к заветному времени свидания, а настроение офицера улучшалось. Он уже весьма бодро шёл по скрытым в тени деревьев улочкам парка и периодически мурлыкал под нос разные песни.

Наконец, Александр направился к выходу из Сам-Анташа, а затем повернул к виднеющемуся вдалеке двухэтажному зданию, выглядящему достаточно необычно. По форме вместо привычных пирамид оно напоминало усеченный конус, только слегка вытянутый вдоль улицы. Передняя часть стены оказалась практически полностью остеклённой и мерцала слабыми разноцветными огоньками в спускающихся на землю сумерках. Над крышей же висел в воздухе огромный вращающийся полупрозрачный пылающий кубок, сверкающий золотом и инкрустированный драгоценными камнями. Изнутри не доносилось ни звука, но офицера, неплохо разбирающегося в технологиях магорианцев, этим было не обмануть. Он отлично понимал: звуки музыки и шум от посетителей изнутри не выпускало заклятие тишины, наложенное на здание. Волшебство позволяло соседям ресторана спокойно отдыхать в своих домах, не зарываясь головами в подушки. В такие моменты Александр начинал любить Валориан и злиться на своих сородичей, редко заботящихся о благополучии живущих рядом людей.

Но сначала юноша подбежал к небольшому цветочному магазину, удачно расположившемуся у ресторана. Радуясь законченному полторы недели назад проекту по оплате магорианских товаров сотрудниками Представительства при помощи коммуникатора, он купил роскошный букет. Всё-таки старая начальница выполняла свою работу отлично - и тем более удручало офицера раскрытие её тайны. Зачем она... Александр жадно втянул аромат напоминающих голубые георгины цветов, чтобы отвлечься от вновь нахлынувших не самых приятных мыслей. Он подошёл к входу в ресторан и снова посмотрел на часы. Ровно девятнадцать. Время свидания, видимо, выбирала Хелен, и потому оно оказалось таким круглым по земному счёту. Интересно, насколько опоздает Тлея? Невероятно... она вовремя!

- Привет, - просто поздоровался он, вручая восхищенной девушке букет.

Та всплеснула руками, и приняла цветы, бормоча благодарность. Но её лицо быстро помрачнело, и понимающий юноша предложил поговорить обо всём за столиком. Как только они пересекли невидимую границу, уши сразу же заполнила приятная быстрая музыка, похожая на земную классику. На первый взгляд ресторан напоминал своих земных собратьев - ряды похожих столиков и сидящие за ними беседующие жители города были офицеру привычны. Но еда появлялась на белоснежных скатертях с тихим хлопком прямо из воздуха, а заказы посетители говорили бледно-жёлтым кристаллам, стоящим по центру круглых столов. Какие-либо светильники отсутствовали - казалось, сам потолок окутывал просторный зал мягким белым светом. Александр и Тлея прошли за свой столик. Юноша по совету девушки выбрал одно из магорианских блюд, они сделали заказ и начали разговор с мучавшей обоих крайне неприятной темы.

- Я слышала из наших новостей... - пробормотала девушка. - А потом ещё к отцу... - как не раз говорила Тлея, приёмный отец просил её называть себя в разговоре с другими людьми по фамилии, но она часто забывалась, особенно говоря с офицером. - Э... ен’Холи пришёл этот ужасный Нордол, и во всех красотах начал расписывать произошедшее... И... я не верю.

- Мне самому до сих пор не по себе, - вздохнул Александр. - Но, боюсь, это правда. Знакомая нам Хелен оказалась вовсе не Хелен Грейхаунд. И... Как же я мог допустить... Из-за этого... негодяя Йоши! В общем, поверь - я хотел поговорить с ней наедине, дать шанс объясниться! Но... он вмешался, потащил все доказательства к Гвендолин... и всё...

Юноша удручённо замолчал. На мгновение ему показалось, что девушка начнёт обвинять его в выяснении правды вообще, в невнимательности и неосторожности... Но Тлея, несмотря на расстроенный вид, попыталась ободрить не только себя, но и офицера.

- Ты не виноват, - сказала она, беря его руку. - Я понимаю, ты просто искал ответы на вопросы. Я бы тоже так поступила, правда! Но ответы не всегда таковы, каких мы ждём...

- К сожалению... - подытожил Александр. - И... спасибо, - он попытался улыбнуться.

- Да, кстати, какого ты мнения о Гвендолин? - достаточно неожиданно спросила девушка.

Раз уж разговор перешёл к теме новой начальницы, юноша решил сразу рассказать подруге про все обещания Гвендолин, а также упомянул о её желании встретиться с Тлеей.

- Мне она всегда казалась хорошим человеком - как и Хелен. Но после случившегося... я уже не знаю, можно ли верить ей тоже - и всем её обещаниям? - закончил он.

- Это ты должен решить сам, Александр, - девушка пододвинулась ближе к офицеру. - Я полагаю... знаешь, мне и она, и Хелен всегда казались искренними. Я понимаю, эта странная тайна с подменой говорит против твоей бывшей начальницы, но всё равно - я ни разу не замечала никакой фальши, разговаривая с ней. И ещё... я никогда не понимала их противостояния с Гвендолин. Много раз слышала о нём, да - но верилось с трудом. У меня было такое чувство, будто это нечто вроде игры, а на самом деле они - хорошие подруги! Да, я отлично поняла тебя, Александр, я слышала, что произошло, но... я всё ещё не могу поверить в реальность случившегося... Ой, прости, кажется, я совсем заболталась...

Она мотнула головой и поспешила начать есть уже давно возникшее на столе блюдо, выглядевшее как море из голубого пюре с серебристыми рыбками-орешками в нём. Юноша же молча посмотрел на подругу и предпочёл последовать её примеру. Какие странные мысли пришли той в голову! Но в какой-то мере девушка показалась офицеру правой, он и сам не раз отмечал как минимум уважение двух дам друг к другу, несмотря на их взаимные упрёки.

- Да, Тлея... - нарушил офицер затянувшееся молчание. - Я надеюсь, у ен’Холи не возникнет из-за всей этой истории проблем? А иначе я могу попробовать убедить Гвендолин в... эм... в общем, в чём будет нужно...

- Большое спасибо, но... не стоит, - грустно улыбнулась Тлея. - Ен’Холи не понравится, если кто-то будет заступаться за него. По правде говоря, он расстроился-то куда меньше, чем я ожидала. Но самое... хм... приятное, - тут девушка стала даже немного радостной, - что Нордол ожидал этого ещё меньше. Он-то надеялся позлорадствовать как следует, начал сочувствовать крушению надежд ен’Холи стать Избранным Богами... Надеялся, видимо, увидеть своего давнего соперника окончательно разбитым. Я, конечно, не должна говорить такое, - подруга Александра перешла на шёпот, - но он отвратительный магорианец. И тем приятнее было видеть его лицо, когда отец в ответ на очередную насмешку сказал: «Ты даже не представляешь, насколько я близок сейчас к божествам!». И так уверенно... Я думала, Нордол свой кристалл проглотит от огорчения, - на последних словах Тлея уже не могла сдерживать тихий смех, и обрадованный юноша тоже развеселился.

- Значит, мечты ен’Холи ещё могут сбыться? - бордо спросил он. - Это же замечательно! А там, глядишь, и твои также исполнятся!

- Ну... - протянула чуть помрачневшая девушка. - Честно говоря, я не знаю, что он имел в виду. Но отец... ен’Холи слов на ветер не бросает, поэтому... думаю, у него есть некие планы.

Не желая вновь расстраивать подругу, Александр поспешил перевести разговор в более приятные плоскости. Они с Тлеей в который раз затронули тему Земли, затем поговорили о Валориане. Постепенно юноша и девушка, сами того не замечая, начали беседовать друг о друге и вспоминать истории из своего прошлого.

На улице темнело, чистое небо усыпали сотни звёзд. Наконец, офицер и его подруга вернулись из только им принадлежащего иного пространства в реальность и поняли, что пора покидать ресторан. Они вышли на улицу, хорошо освещённую расположенными вдоль её краёв огоньками, напоминающими не обжигающее пламя факелов. Высоко над головами тихо шелестели широкие листья деревьев. Где-то прострекотала ночная птица, хорошо себя чувствующая даже в городе. Вверху висела яркая тарелка оранжевой луны Валориана.

- Как странно... - наполовину витая в своих мыслях, пробормотала Тлея. - Этим отличным вечером мы обязаны человеку, которого, как оказалось, совсем не знали... Интересно, где сейчас Хелен? Как живёт? Неужели у неё есть здесь какое-то убежище, где можно скрыться?

- Я в этом уверен, - тихо ответил офицер, вспоминая столь знакомый ему маленький домик, оказавшийся огромным изнутри. - И... как бы мне хотелось встретить её! Просто поговорить, только и всего! Знаешь, я сегодня считал её виновной в ужасных преступлениях. Но сейчас, после разговора с тобой... мне кажется, ты на самом деле была права. Я доверяю и ей, и Гвендолин вне зависимости от обстоятельств.

Это была правда. После свидания с девушкой он и подумать не мог, что Хелен на самом деле могла спланировать нападение на «Звезду». Александр заставил себя верить чувствам, а не разуму - и те выступали всецело на стороне бывшей начальницы. Перед глазами плыли странные картины, как спасшаяся из Представительства Хелен мысленно извиняется перед Гвендолин и бежит к тому самому зданию, где юноша обучался волшебству. Куда ещё могла она податься? И наверняка завтра, продолжая уроки магии, он найдёт свою бывшую начальницу там. Она даст ответы на все вопросы, и они полностью устроят юношу...

Внезапно он осознал, что они обнимаются с Тлеей. В голове сразу пронеслось - как такое возможно? А следующей мыслью было - какое он имеет право? Последний вопрос навеяла невольно затронутая тема доверия. Он доверяет и Хелен, и Гвендолин. А доверяет ли Тлее? Без сомнения, да. Доверяет ли она ему? Тоже да. Но... она же ошибается. Она не всё знает...

Как ответ на мысли юноши, девушка вдруг тихо вскрикнула и отскочила от него.

- Александр... - прошептала она. - Мы... мы не должны... Ведь мы... из разных миров...

Офицер остановился в растерянности. Он думал то же самое - но не только это. Он знал то, чего не знала Тлея. И перед ним вдруг встал сложнейший выбор. Должен ли он...

- Она имеет право знать, - говорила одна половина юноши. - Она тебе доверяет, и ты в этом уверен. Докажи ей, что она не ошибается. Не заставляй однажды её разочароваться в тебе так же, как ты разочаровался сегодня в Хелен.

- Да ну? - возражала ей другая. - А если она испугается подобно своему собрату?

- Нет, она лишь увидит - мы совершенно не отличаемся. Ни в чём.

- Откуда ты это знаешь?

- Просто знаю. Мы с ней похожи. Я бы на её месте не испугался.

- Но это не только твоя тайна. Вспомни слова Тедди! Ты не имеешь права говорить.

- Я открою ей только свою тайну. Ту, что всецело принадлежит мне.

Он осмотрелся. На улицы не было не души. В прошлые времена офицер всё равно подозревал бы наличие слежки, но после всех уроков магии и изучения магорианских технологий он лучше представлял себе возможности инопланетян. Они не станут постоянно ходить за ним хвостом, и не подумают о возможности применения им волшебства на улице города. Теперь Александр был полностью уверен в этом. А раз так... Он решился.

- Тлея, - твёрдо сказал он. - Я думаю, ты должна кое-что знать. Я тебе полностью доверяю, но прошу никому более не рассказывать об этом.

Девушка взглянула на юношу широко раскрытыми глазами. Она не ожидала подобной реакции на свои слова, но не растерялась. Подруга Александра подошла ближе к юноше.

- Да, - уверенно сказала она. - Если это в моих силах... Я никому не скажу.

Не говоря более ни слова, офицер встал прямо перед девушкой, взял её руку и вложил в ладонь подруги свой кристалл. Тлея посмотрела на камень - и её глаз её более расширились, а рот сам собой открылся. Несколько секунд она не могла моргнуть, а потом прошептала:

- Не может быть... Откуда? - и в полной растерянности посмотрела на Александра.

Офицер положил поверх кристалла свою руку, и легонько сжал ладонь девушки, удерживающую камень. Он повёл подругу поближе к тени ближайшего переулка, попутно рассказывая историю получения подарка. О страшных снах юноша всё же упомянуть не решился, о Тедди - не имел права, но в остальном постарался быть достаточно откровенным.

- И ты... ты можешь пользоваться им? - удивлению девушки не было предела. - Как...

- Я не могу тебе сказать, как научился, прости, - извиняющимся тоном произнёс он.

В этот момент они уже углубились в тьму пространства между двух домов. Александр забрал кристалл из ладони подруги, сжал его в кулаке, и, взмахнув рукой, прошептал:

- Mentis! - после чего сконцентрировался на образе Земли, какой он видел её из космоса.

Действительно, в воздухе со слабой красной вспышкой и тихим шипением появился сине-зелёный шарик, накрытый разорванной в клочья ватой облаков. Тлея восхищённо беззвучно зааплодировала. Юноша расплылся в улыбке и заставил иллюзию облететь голову девушки.

- Deletrius! - проговорил он, наконец, и образ планеты исчез так же, как появился.

- Невероятно... - Тлея уставилась на всё ещё слабо светящийся в руках Александра кристалл. - Но... Я думала... Земляне не могут использовать магию! Или всё же могут?

- Могу лишь сказать, что далеко не все люди могут использовать кристаллы, - развёл руками офицер. - Возможно, по какой-то причине я единственный, способный на это, - добавил он, вспоминая безуспешную попытку Тедди заставить камень прочертить след.

- Послушай... это же замечательно! - засмеялась девушка. - Значит, мы совсем, совсем не отличаемся! Наверняка ты как-то связан с Валорианом! Я подумала... а вдруг кристалл тебе послали наши божества? Это... это просто потрясающе! Они знали, я уверена - они всё знали! Они мудры и всевидящи, и сейчас... их замыслы невозможно понять простым смертным, но они могут испытывать тебя, готовить к некой великой миссии!

- Эм... - только и смог вымолвить офицер в ответ на догадки своей подруги. Ему не хотелось разочаровывать девушку, но признавать себя избранным высшей силой - тем более.

Тлея же продолжала радостно смеяться, затем вдруг кинулась к офицеру на шею. Тот смущённо покраснел, а затем обнял девушку в ответ, одновременно глядя на камень и размышляя над её словами. Неужели такое возможно? А кто может сказать наверняка? Он родился на Земле, на ней же вырос - и внезапно получил ту странную посылку, после чего сразу оказался посланным к магорианцам. Мысль подруги, конечно, абсолютно бредовая - но зерно правды в ней может быть. Да и кто знает - вдруг над Валорианом на самом деле властвуют какие-то неизвестные высшие существа, и подарок действительно прислали они...

- Ммм... Тлея... - неуверенно начал он. - Ты... не могла бы... проверить этот кристалл? Может, ты сможешь заметить в нём нечто, чего не заметил я...

- Конечно! - с энтузиазмом воскликнула Тлея, буквально вырывая камень из рук друга.

Она внимательно осмотрела подарок неведомых сил, затем заставила свой ярко-зелёный кристалл отделиться от цепочки и упасть в другую ладонь. Девушка поводила обоими камнями друг рядом с другом, бормоча под нос слова магорианских заклинаний.

- Не понимаю... - пробормотала она. - Твой кристалл... Он крайне необычный. Я... ммм... как бы это объяснить... чувствую в нём некую связь... Нет, это нормально! - поспешила добавить она, глядя на офицера, взволнованного очередным упоминанием своей необыкновенности. - Понимаешь, мой кристалл тоже связан с... эм... моей личностью. Но твой... будто в нём есть ещё что-то... - она начала делать жесты руками, словно пытаясь описать абсолютно невыражаемое словами зрелище. - Нет, я не знаю, прости... Я никогда не слышала о подобной... эээ... связи. А значит, этот кристалл... действительно создали божества!

Офицер разочарованно вздохнул. Очередная загадка. Если даже Тлея, неплохо знающая магорианское волшебство, не может разобрать этот дурацкий камень по крупицам - значит, тот и в самом деле какой-то необыкновенный. И зачем он спросил... А впрочем, какая разница! Зато он раскрыл девушке свою тайну - и та ничуть не испугалась. Не всё ли равно, божества там какие-то, или кто ещё прислал подарок! Главное, что сейчас он здесь, и Тлея здесь, и они доверяют друг другу, и они похожи друг на друга, и они... любят друг друга!

- Не важно, - расплывшись в улыбке, махнул рукой Александр. - Нам... эээ... пора продолжать свой путь, наверное? И про кристалл... ты всё-таки никому не говори...

- Ни в коем случае! - девушка встала в очень гордую и уверенную позу. - Если божества до сих пор не показывают своего внимания к тебе, значит, на то есть веские причины! Когда придёт время, они сами тебе всё расскажут! Поэтому... и ты тоже продолжай жить как жил!

- Постараюсь, - негромко расхохотался офицер. - А ты... почти цитируешь ту записку!

Подруга также засмеялась, наверняка про себя отметив очередное доказательство своей теории. Ну и пусть. В этот момент Александру было совершенно не до загадок и высших существ. Обнимаясь, они с Тлеей снова вышли на дорогу и направились дальше - просто бродить под звёздами. Юноша и девушка уже прошли ближайший киарол, но всё ещё не хотели расставаться. Их уединение прервал писк коммуникатора - Гвендолин настоятельно просила офицера вернуться в Представительство. Александр и не подумал, что за всеми его перемещениями наверняка следят - и потому поздние прогулки юноши не дают кому-то лечь спать. Он с негодованием посмотрел на злосчастный прибор.

- Иди, - мягко сказала подруга, а затем вдруг быстрым движением поцеловала офицера.

Александр бегом поспешил к кабине для перемещения, а Тлея посмотрела ему вслед, ещё немного постояла на улице - и тоже направилась домой. Она вместе с приёмным отцом жила в довольно просторном здании на краю города, но недалеко от киарола, и путь этот не занял много времени. Девушка в задумчивости покинула клубы жёлтого дыма, сопровождавшие её прибытие в свой район, после чего бросила беглый взгляд на окна виднеющегося отсюда дома. Рот её невольно раскрылся - те ещё светились, тогда как Тлея прибывала в полной уверенности, что Холи уже давно лёг спать. Ничего не понимая, девушка поспешила к зданию, на всякий случай перебирая в памяти указания, которые мог дать ей отец. Возможно, она забыла о чём-то? Вроде нет. Тлея коснулась входной двери - та оказалась не заперта. Небольшая прихожая была тёмной, но свет горел в одной из комнат, очерчивая на полу перед девушкой странную тень. Озадаченная Тлея буквально бегом кинулась к источнику освещения, словно мотылёк. Она ступила на порог комнаты, потеряла дар речи, а потом всё также беззвучно опустилась на пол и упала в обморок.

Только вернувшись в Представительство, Александр почувствовал, насколько он устал за день. Его никто не встречал, но юноша понимал - скорее всего, за ним следили до последнего. Офицер отлично знал причину ведущегося наблюдения, но, тем не менее, абсолютно не был согласен с его необходимостью. В конце концов, он взрослый человек и имеет право обходиться без нянек, какими бы соображениями безопасности те не руководствовались. И, кстати, если покушение и в самом деле устроила Хелен, а не кто бы то ни было ещё, то и причины продолжать слежку точно отсутствовали. Хотя не так давно юноша склонялся к мысли о невиновности бывшей начальницы, всё же аргумент казался ему хорошим. Отметив про себя необходимость серьёзно поговорить с Гвендолин завтра утром, он прошёл в свою комнату. Даже не раздеваясь, Александр упал на кровать и заснул как убитый.

Счастливые сны в голове юноши чередовались с кошмарами. Пережитые за последние сутки события смешались, словно в калейдоскопе, и порождали причудливую мозаику видений. Он то пытался догнать убегающих прочь Тлею и Хелен, то отстреливался зелёными вспышками из кристалла от наступающего с автоматом Йоши, вдруг превращающегося в одного из охранников... Лицо Гвендолин преследовало офицера, постоянно всплывая то в зеркале, то в висящей на стене картине, а то и просто появляясь в воздухе над головой. Тедди стоял посреди освещенного круга в тёмном зале прямо напротив Александра с заложенными за спину руками и пристально смотрел на него. Затем он сменил облик, став смеющимся Ричардом, потом последовательно перевоплотился в обеих начальниц и под конец оказался Гарольдом со светящимися зелёным огнём глазами. Где-то раздался зовущий юношу голос Тлеи, но погибший друг отрицательно покачал головой, не советуя офицеру идти к ней. Александр не послушался, бегом кинулся на звуки голоса - и вместо подруги перед ним вдруг возникала навивающая ужас чёрная фигура. В ушах раздался нарастающий звон, юноше захотелось достать кристалл... Будильник заголосил ещё раз, и офицер окончательно вырвался из власти поражающих своей бессмысленностью сновидений.

Александру потребовалась время, чтобы выкинуть из головы всю околесицу, приснившуюся в результате насыщенного событиями дня. После обычных утренних процедур, завтрака и короткой пробежки он направился к кабинету начальницы с твёрдым намерением поговорить с ней о слежке за собой. По пути он встретил Йоши, спускающегося в общую комнату. Японец выглядел усталым и не выспавшемся, но при виде офицера через силу постарался улыбнуться и выдавил из себя вполне доброжелательное приветствие, чем немало удивил юношу. Впрочем, рассуждать о мотивах поведения сотрудника, в прошлом постоянно озлобленного, у того не было ни времени, ни желания. Чем ближе Александр подходил к кабинету Гвендолин, тем меньше в нём оставалось уверенности, а стоит ли ссориться с начальницей в первый же полноценный день её работы в новом качестве. В конце концов, та вела себя по отношению к юноше очень хорошо, оставила в силе приятные для офицера указания Хелен... В общем, толкая дверь после предложения войти, офицер был вовсе не так решителен, как буквально пять минут назад.

Он сел рядом с начальницей и с удивлением обнаружил перед собой привычную чашку с чаем. Похоже, та решила перенять полезные привычки Хелен вне зависимости от своих взглядов на проблему межрасовой торговли. А ещё больше Александра удивили вылетевшие первыми после приветствия из уст Гвендолин слова, полностью решавшие его сомнения.

- Полагаю, вы хотите поговорить насчёт вчерашнего... хм... вечера, - проницательно посмотрела на юношу она. - Точнее, ночи, - тут начальница чуть-чуть улыбнулась. - А ещё точнее - того момента, как я вынуждена была прервать ваше чудесное свидание.

- Ну... эм... - раз уж разговор начала сама Гвендолин, то офицер всё же решил честно высказать своё мнение. - Да, мне несколько неприятно, что за мной постоянно кто-то следит.

- Но вы же знаете причину, по которой мы... вынуждены излишне беспокоиться за вас, не так ли? Особенно если вы бродите по Крель-Шамбу в ночное время в компании магорианки.

- Во-первых, я полностью доверяю Тлее, - упоминание девушки сразу же заставило офицера забыть о нерешительности. - Во-вторых, я вчера говорил своё мнение по поводу покушения на меня. А в-третьих... в третьих, я уже давно не ребёнок, и в случае чего сам могу за себя постоять! Поэтому... я прошу вас: прекратите следить за мной!

- Жаль, но ваша безопасность для меня важнее ваших желаний, - сухо сказала Гвендолин.

- Да? И почему же? Знаете, я неплохо запомнил слова вашего Йоши: выжил - хорошо, нет - не велика потеря. И пока не видел причин сомневаться в них! - Александр начал закипать.

- Значит, вам нужны причины... - голос начальницы стал пугающе спокойным. - Отлично. Я не хочу оказаться первым руководителем Представительства, чьего подчиненного убили, - юноше показалось, что за ровным голосом начальница пытается скрыть бурлящие внутри чувства. - И предприму все меры безопасности, какие считаю нужными. Если вы того пожелаете... я приказываю вам никуда не отлучаться без коммуникатора и по первому же требованию возвращаться в Представительство, - она сделала паузу. - Ах, да! Исключение делается только для мистера Люпина, у нас с ним вчера был... ммм... деловой разговор.

Александр поймал себя на мысли, что раньше постоянно забывал про наличие на руке коммуникатора. А ведь он надевал его и на уроки волшебства тоже! Впрочем, этот вопрос достаточно быстро отпал - раз Тедди уже успел поговорить на тему слежки с Гвендолин, значит, и с Хелен у него был подобный разговор. А вот высказанное в категоричном тоне пожелание начальницы больно задело юношу. Он-то уже успел подзабыть, что был послан на Валориан в рамках прохождения службы, а значит, беспрекословное подчинение подобным приказам есть его обязанность.

- Так точно! - приставляя руку к козырьку входящей в форму кепки, отчеканил офицер.

- Вы забыли добавить «мэм», уж если мы перешли на военную форму общения, - парировала Гвендолин. - А теперь касательно ваших заданий... офицер.

- Слушаю, мэм! - продолжал гнуть свою палку юноша, вызывающе смотря на начальницу.

- Почему бы вам не показать свой творческий талант? - с явной насмешкой произнесла та. - Напишите-ка мне сочинение на тему «Почему нам не нужна межрасовая торговля».

- Да, мэм! - прорычал Александр, осознав, насколько же он теперь ненавидит Гвендолин.

Он ещё раз отдал честь и направился в свою комнату, бормоча под нос нелицеприятные высказывания о новой начальнице. Если та хотела надолго занять юношу делом или разозлить его, то ей удалось это в полной мере. Офицер никогда не отличался любовью к докладам, рефератам и прочим повествованиям на заданную тему. Он сел за компьютер и начал думать над первыми строчками сочинения, понимая, что выполнение подобного задания Гвендолин наверняка не нужно. Подобные мысли заставляли Александра всё сильнее и сильнее обижаться на начальницу.

С созданием чего-то вменяемого офицер провозился долго. Порой он думал бросить всё и написать требуемое Гвендолин произведение кое-как, но гордость не позволяла юноше так поступить. Напротив, уж раз начальница желает занять его бессмысленным трудом - то пусть видит, как трудился подчиненный даже в этом случае. И пусть вынуждена будет оценить старания Александра высшим баллом вместо того, чтобы начать придираться к каждой запятой. Юноша злился, ругался... и вспоминал аналогичное по раздражающему эффекту поручение Хелен в самом начале его работы в Представительстве. Но тогда он, пожалуй, и в самом деле был не прав - а сейчас-то за что получил такое наказание?

Офицер уже почти закончил более-менее приемлемый текст сочинения, как на экран компьютера выплыла иконка, сигнализирующая о получении запроса на приём трансляции по системе внутренней видеосвязи. К удивлению Александра, с ним хотела поговорить Гвендолин. Юноша подивился, что ещё могло понадобиться начальнице, и ответил.

- Александр... - пробормотала та, появившись на экране. - Пожалуй, я сегодня утром была неправа. Извините меня. После всей вчерашней суматохи я, наверное, слишком устала. Можете не заканчивать сочинение, в этом... ммм... нет особой необходимости.

- Эээ... - только и протянул изумлённый офицер. - Ну... эм... спасибо... то есть... хорошо...

- Тут ко мне зашла Тлея, мы уже поговорили - и с завтрашнего дня вы снова начинаете работать вместе, - услышав эти слова, юноша моментально забыл свои обиды на Гвендолин.

- Думаю, вы захотите побеседовать с ней, так что спускайтесь... на сегодня больше для вас заданий нет. И ещё одно... Я вас отлично понимаю, но мой приказ относительно коммуникатора остаётся в силе. Простите, это не подлежит обсуждению...

Начальница прервала сеанс связи. Александр вроде как не должен был так просто прощать её, особенно после слов о безоговорочном продолжении слежки, но юноша слишком обрадовался для подобных рассуждений. Он вихрем слетел с вниз, и действительно встретил у кабинета Гвендолин ожидающую его Тлею. Девушка выглядела не слишком радостной - скорее, измотанной и неуверенной, но при приближении офицера улыбнулась.

- Тлея, что с тобой? - как вкопанный остановился Александр. - На тебе просто лица нет!

- Да... так, ничего особенного... - усталым голосом сказала подруга. - Сегодня с самого утра на ногах. Хм... Верчусь как белка в колесе, так у вас говорят?

Офицер обнял девушку, и та словно повисла на его шее. Юноша серьёзно забеспокоился.

- У тебя точно всё в порядке? - переспросил он. - Доверься мне, прошу тебя!

- Ну... понимаешь... мой отец... эм... уехал в... командировку. Срочную командировку. И... мне пришлось бегать по разным учреждениям, потом ещё на работу понадобилось заглянуть, хотя сегодня и выходной... Зато теперь мы... опять будем трудиться вдвоём!

В конце фразы Тлея немного взбодрилась, но общий тон её речи офицеру не понравился.

- И всё? - Александр был почти уверен, что девушка что-то ему не договаривает.

- Почти... - прошептала подруга. - Но всё остальное... не играет особой роли... Так, пустяки... Кое во что я до сих пор не могу поверить... Но тебе... не нужно знать, правда!

Тлея постаралась закрыть тему, и офицер понял это. Он подчинился желанию девушки, но отметил про себя некоторую её неуверенность в сказанном, словно какая-то часть подруги хотела поведать юноше намного больше. Может, что-то случилось с Холи? Срочная командировка - крайне странное объяснение. Впрочем, узнать об истинных причинах пережитого Тлеей явно тяжёлого дня Александр вряд ли мог от кого-то ещё, кроме её самой.

- Тебя проводить до дома? - не скрывая волнения за девушку, предложил он.

- Нет, спасибо... не беспокойся, прошу... Завтра я буду в норме... - в ответ пообещала она.

Юноша всё же довёл подругу до киарола и там распрощался с ней. Тлея снова заверила друга, что ей нужно всего лишь хорошо выспаться, и растворилась в клубах дыма. Офицер вернулся в Представительство довольно мрачным и взволнованным, особенно от чувства собственной беспомощности. В течение десяти минут он молча сидел в общей гостиной и размышлял только о девушке, почти обвиняя ту в недоверии.

- Александр, у вас какие-то проблемы? - голос Тедди казался громким от неожиданности.

- Нет... Это так, на личном фронте, - попытался улыбнуться юноша. - Не по вашей части.

Волшебник внимательно огляделся, убеждаясь в отсутствии рядом посторонних ушей.

- В таком случае, может, продолжим наши занятия? - тихо предложил он.

- Да, - уверенно кивнул головой офицер. - Думаю, урок магии - как раз то, что мне нужно.

Александр буквально выхватил из рук учителя протянутый тем свёрток с мантией-невидимкой, бегом кинулся наверх, и столь же быстро спустился под покровом плаща обратно. Зачем нужен подобный ритуал, он до сих пор не понимал, но Тедди настаивал на одевании и снятии мантии исключительно в комнате юноши. Сейчас, впрочем, голову офицера вновь посетила совершенно забытая им мысль о Хелен. Если она и правда скрывается в доме для тренировок волшебству - а где ей ещё прятаться? - то наверняка Александр застанет её там. Поговорит, задаст свои вопросы... По пути юноша попытался выяснить отношение волшебника к бывшей начальнице после её побега, и с радостью узнал о его безразличии по этому вопросу. Тогда он поделился своей идеей относительно убежища Хелен - но Тедди выразил сомнение в правдоподобности такой версии.

Привычным маршрутом они вскоре достигли домика, казавшегося маленьким на вид. Офицер взволнованно подошёл к двери, осторожно приоткрыл её и заглянул внутрь. Пусто. Никаких следов хотя бы кратковременного прибивания беглянки внутри здания не было.

- Она на самом деле не стала бы здесь скрываться, - произнёс учитель тихим голосом.

- Да, пожалуй, я глупо поступил, надеясь, - пробормотал Александр. - Но где же она?

- Хелен производила впечатление женщины, знающей, что делает, - сам того не понимая, согласился с мнением офицера волшебник. - А потому наверняка сейчас не бедствует.

Юноша и рад бы был поверить Тедди, но абсолютно не представлял, как может разыскиваемый человек не бедствовать на чуждом Валориане вне стен Представительства. Однако, долго размышлять на эту тему офицеру не пришлось - учитель в который раз предложил начать урок с колдовства патронуса. После серии по-прежнему неудачных попыток Александр почувствовал себя крайне раздражённым. В конце концов, сколько можно возиться с этим несчастным заклинанием! Зачем тратить на него столько времени?

- Тедди, это невозможно! - рассерженно произнёс он. - Ну не получается у меня патронус, давайте признаем это и не будем больше пытаться! Вы же говорили, что это крайне сложные чары! Забудем про них до поры до времени, и изучим другое волшебство, попроще! К чему они мне? Против кого направлены? Этих... как их... диментров я тут ни одного не встречал!

- Дементоров, - бегло поправил волшебник. - И ваше счастье, между прочим. Вот только то, что вы их не встречали, вовсе не означает, что их здесь нет. Кроме того, создание патронуса помогает против множества... скажем так, потусторонних существ. Например, живого савана... смертоносный монстр, кстати! И эти чары - единственное, что может ему хоть как-то повредить. В других случаях ситуация, конечно, не столь печальна, но всё равно - некоторые крайне неприятные создания больше всего уязвимы именно для этого заклятия.

- Замечательно, как соберусь побродить по кишащем чудищами болоту - обязательно потренируюсь в создании патронуса, - съязвил раздражённый Александр.

- Мой долг - подготовить вас ко всем опасностям сейчас, - спокойно ответил Тедди. - Поэтому прошу ещё раз вспомнить все лучшие события вашей жизни и попытаться снова.

- А толку? - фыркнул юноша, даже не пробуя подчиниться учителю и сконцентрироваться на положительных эмоциях. - Но если вы так этого желаете... Expecto Patronum!

Ударившие из вскинутого кристалла клубы дыма внезапно сформировали нечёткую человекообразную фигуру, уже виденную юношей ранее. Но теперь она не исчезла через мгновение, а продолжила стоять посреди зала и даже немного подчинялась воле офицера. Александр в полном недоумении уставился на неожиданно сильный патронус, только что сотворённый собой. Ведь он даже не думал ни о чём приятном - скорее даже наоборот! Он произнёс заклинание просто с целью отвязаться от наставлений волшебника и поскорее перейти к другой магии. Но почему же тогда... Что за очередная странность!

- Великолепно! - радостно воскликнул учитель. - Как вам это удалось?

- Я... сам не понимаю, - пробормотал офицер. - Мой патронус... он какой-то необычный...

- Да, всё слишком загадочно... - покачал головой Тедди. - Знаете, нам действительно на некоторое время стоит приостановить обучение этим чарам.

Обрадованный юноша моментально согласился с волшебником, и они перешли к дуэли. В ней Александр был, как всегда на высоте - кристалл помогал ему демонстрировать чудеса в освоении и атакующих, и защитных заклинаний. Настроение юноши постепенно улучшалось, и в голове зародилась мысль - а не должен ли он рассказать учителю о том, что посвятил в свою тайну Тлею? Однажды появившись, эта идея заставляла офицера чувствовать себя несколько неуютно. Под конец занятия Александр даже был близок к её реализации, но потом всё-таки отказался. Он понимал: Тедди, по всей видимости, не одобрит подобных откровений. Но откуда волшебнику знать, как тяжело скрывать подобные секреты от любимого человека, пусть даже он и с другой планеты... ну и, возможно, не совсем человек? Учитель же не поймёт, что девушке юноша доверяет как себе самому! В итоге, возвращаясь назад в Представительство, офицер всё же убедил себя ничего Тедди не говорить. Волшебник ему раскрывает не все свои тайны - так почему он должен поступать наоборот? Александр поднялся к себе в комнату, и лёг спать, надеясь завтра, наконец, увидеть подругу бодрой и счастливой. В эту ночь юношу посещали в основном приятные сны, но порой их омрачала маячащая где-то на горизонте зловещая тень.

Глава 11. Буря на горизонте

Утром Александра разбудили раскаты грома, примерно за час до звонка будильника. Офицер широко зевнул, попытался снова заснуть - но сопровождающаяся штормовым ветром сильная гроза не давала юноше вновь задремать. Наконец, поняв бесплодность своих попыток, он встал, умылся и выглянул в окно. По улице рекой текла вода, а деревья сгибались чуть ли не пополам. Тем не менее, двое магорианцев спешили к киаролу, держа над головами фиолетовые кристаллы. Камни распространяли вокруг своих хозяев нечто вроде полупрозрачного яйца, защищая их от хлеставшего дождя. На ногах инопланетяне носили смешные сандалии, напоминающие половину тарелки и с кристаллом в области каблука. Эта обувь позволяла им парить в сантиметре над водяным потоком, а также помогала удержаться на месте при порывах ветра. Представившееся глазам зрелище заставило юношу улыбнуться, но чудеса магорианской магии в который раз удивили офицера. Он ещё несколько минут смотрел на мелькающие тут и там молнии, после чего спустился вниз, позавтракал и, к своему удивлению, в дверях столовой чуть не столкнулся с Такуми Йоши. Японец выглядел лишь немного менее хмурым, нежели вчера, но снова попытался сделать вид, будто он рад видеть юношу.

- Доброе утро, Александр, - сухо сказал Йоши, скрючив на лице приветливую гримасу.

- И вам того же, - нехотя фыркнул офицер в ответ безразличным тоном.

- Тоже разбужены грозой? - продолжал японец, делая голос всё более доброжелательным.

- Да, - отрезал юноша. - Но не буду мешать вам завтракать, - он выделил последние слова.

- Не беспокойтесь, я совершенно не голоден! - правдоподобно пробормотал Йоши, весь вид которого говорил Александру об обратном. Впрочем, офицер не обратил на слова японца никакого внимания и направился к лестнице. Йоши опередил его и встал на проходе.

- Можно вас на пару слов? - вежливо спросил он, хотя по сути не оставил юноше выбора.

- Ну? - почти угрожающе прорычал тот, подыскивая возможность протиснуться наверх.

- Между нами в прошлом установились неприязненные отношения, - Йоши заложил одну руку за спину, а другой лениво жестикулировал. - В этом отчасти есть и моя вина, конечно, но вы же понимаете... Грейхаунд эта поддельная, наши с ней разногласия... - слова о своей виновности японец постарался произнести как можно быстрее. - Но теперь, когда всё раскрылось, и мы с вами находимся на одной стороне - думаю, пришло время помириться!

- Я с вами и не ссорился, - юноша старался говорить по возможности ровно и спокойно.

- Конечно же, я не имел ввиду... - замялся японец, понимая, что сказал лишнее. - В смысле, давайте постараемся забыть прошлые разногласия, и спокойно поговорим...

- Боюсь, я сейчас не в настроении общаться, - офицер резко двинулся вперёд, давая собеседнику понять, что разговор окончен, и он хотел бы подняться к себе в комнату.

- Ох, извините... - разочарованно протянул Йоши и освободил юноше дорогу. - Александр, если у вас какие-то проблемы - поделитесь, и я постараюсь помочь вам! - внезапно добавил он неожиданно даже для самого себя.

- Не думаю, - усмехнулся самой идее юноша, но затем, уже с лестницы, вяло добавил:

- Хотя спасибо, я буду иметь в виду ваше предложение.

Офицер хотел таким образом отвязаться от японца. Раз уж тот хочет мириться - ладно, тем более что причины подобного поведения Александр отлично понимал. Это Йоши, окончательно утратившему расположение Гвендолин, скорее нужна помощь офицера, нежели наоборот. Дружить с японцем юношу, конечно же, не тянуло, но вот мирное существование без взаимных претензий вполне его устраивало. Если что - можно и правда попросить новую начальницу за провинившегося подчиненного, а пока... пусть ждёт какого-нибудь задания от Александра, надеясь улучшить отношения с ним.

Укрывшись от Йоши в своей комнате, юноша сел за компьютер и посмотрел последние новости. Посреди политических событий с Земли, не слишком интересовавших офицера, его внимание привлекла статья, посвященная взаимоотношениям землян и инопланетян. В ней коротенько рассказывалась история отношений с магорианцами, а также красочно расписывалось нынешнее состояние дел. В основном заметка была полна восклицаний о вечной дружбе и братстве с инопланетянами, во что помнивший приказ О’Коннора юноша уже верил меньше, нежели ранее. Под конец же высказывались разнообразные нелестные замечания касательно противников товарищеских отношений на обеих планетах. И если про землян, обвиняющих инопланетян во всех смертных грехах, Александр слышал и раньше, то вот рассказ об их ни во что не ставящих человечество коллегах с Валориана заинтересовал офицера. До сих пор эта категория магорианцев вела себя достаточно тихо, уж точно не в пример людям, один раз даже умудрившимся прицепить свой плакат к «Фелоушипу». Регулярные мирные демонстрации, листовки, собрания - и никаких брюзжащих слюной крикунов с воплями раненого буйвола. Тем не менее, с одной стороны само существование столь радикально настроенных по отношению к связям с Землёй инопланетян выглядело несколько странным. Ведь магорианские божества (или те, кто говорит от их имени) официально поддерживали контакты с человечеством, и более ни о каких оппозиционерах юноша не слышал. Даже в инопланетном парламенте ни одна из партий отродясь не зарекалась о каких-либо противоречиях с нормами своей религии, будто любые возражения божествам являлись противозаконными. Другой же странностью было обвинение этих самых тихих бунтарей в нападении на «Звезду», да ещё и полное отсутствие связанных с ним санкций. За последнее, кстати, автор статьи укорял магорианское правительство, требуя принятия жёстких мер в отношении очевидно преступного сообщества, позволившего себе покуситься на земной корабль. О гибели Гарольда почему-то в заметке не было ни слова - будто такого человека никогда и не существовало. Поначалу офицер рассердился, но потом всё понял. Англичанин же работал в спецслужбах - стало быть, те решили замять его судьбу.

За чтением менее интересных статей пролетело оставшееся до начала рабочего дня время. Наконец, юноша осторожно спустился вниз, не желая встречаться с Йоши. Вскоре подошла и Тлея. Сегодня девушка действительно выглядела намного лучше, нежели вчера, но всё равно на её лице ясно просматривалась тень то ли сомнений, то ли переживаний. Она старалась вести себя как обычно, улыбалась и радовалась долгожданному возобновлению их совместной работы, однако обмануть офицера не могла. Александр сразу же постарался мягко поинтересоваться событиями вчерашнего дня, но подруга тотчас словно закрылась в раковине. Вздохнув про себя, юноша твёрдо решил во что бы то ни стало выяснить причины тревог Тлеи. В течение их последующей беседы он аккуратно подвёл разговор к теме её приёмного отца, казавшейся наиболее вероятной причиной беспокойства девушки.

- Да, а когда ен’Холи вернётся из командировки? - как бы невзначай поинтересовался он.

Подруга вздрогнула, чуть испуганно посмотрела на офицера и неуверенно пробормотала:

- Точно не могу сказать... Возможно, она затянется... Вряд ли он скоро вернётся...

Больше она ничего не сказала ни о приёмном отце, ни о его загадочном исчезновении. Теперь Александр уверился в мысли, что с Холи на самом деле произошла какая-то неприятность, возможно даже крайне трагическая. Но, так как Тлея наотрез отказывалась быть с юношей откровенной, тот решил попробовать узнать о случившемся с руководителем магорианской корпорации через Гвендолин. Он больше не пытался давить на подругу и перешёл на приятные для неё темы. Они разговорились о кристаллах - особенно о камне Александра. Тлея вовсю интересовалась способностями юноши и по-прежнему настаивала на своей теории с божественным происхождением подарка. Офицер охотно рассказывал подруге о свои навыках в самых разных заклинаниях, но показывал на практике только некоторые чары. Он не хотел вызывать ненужных подозрений у инопланетян, возможно наблюдающих за Представительством, хотя знал об их неспособности определить автора той или иной магии. Впрочем, глаза девушки радостно загорались и от простой беседы с Александром на отвлеченные от её проблем темы. Порой она, казалось, забывала о своих неприятностях - в такие моменты юноша видел прежнюю Тлею, и готов был многое отдать, лишь бы увеличить число подобных минут. К сожалению, рано или поздно на лицо подруги возвращалась прежняя загадочная тень, и офицер вновь и вновь обещал себе разобраться в терзавших девушку событиях и сделать всё возможное и невозможное для помощи ей. Время летело быстро, и вскоре настала пора расставаться. Александр обнял Тлею, попрощался с ней до завтра и проводил до киарола, после чего бегом кинулся к кабинету Гвендолин с твёрдым намерением попросить начальницу о помощи.

Но той не оказалось на месте. Юноше на всякий случай громко постучал в дверь, но скорее для разрядки - замок очевидно был заперт. Из уст офицера раздалось разочарованное мычание, он пнул дверь ногой и решительно зашагал в направлении серверной. Ричард, к счастью, сидел там - правда, не работал, а играл в какую-то аркадную «леталку». На вопрос о местонахождении Гвендолин он только пожал плечами и предположил, что та находится на втором этаже. Александр быстрым шагом взлетел по лестнице и, к перемешенной с удивлением радости, застал начальницу выходящей из комнаты компьютерщика. В руках она держала пару бумажек, покрытых рукописным текстом, на которые смотрела с крайне сосредоточенным видом. Гвендолин заметила подчиненного только, когда тот подошёл вплотную и сам окликнул её. Она оторвалась от чтения и рассеяно посмотрела на юношу.

- Да, Александр? - произнесла начальница, с трудом переключая мысли на офицера.

- Гвендолин, вы не знаете, что на самом деле случилось с Холи? - сразу спросил тот.

- Нет... Но мне тоже показалась странной его внезапная командировка. Стало быть, Тлея и вам ничего более не говорит по этой теме? - начальница быстро поняла проблему офицера.

- Эм... Ну, в общем - да. Однако я вижу, это её беспокоит, ну и я думал... - начал юноша.

- Александр, мне бы очень хотелось вам помочь, да и саму заинтересовало исчезновение Холи... Но у меня просто нет времени, извините. Работа, работа, и ещё раз работа, - Гвендолин мрачно покосилась на бумагу в руках. - С радостью бы свалила её на Йоши, но он только окончательно всё испортит.

- Вам нужна помощь? - юноша крайне надеялся на отказ, однако не мог не спросить.

- Нет, спасибо, - к его радости ответила начальница. - Мне может помочь только... эээ... Хелен. Но так как её нет, приходится работать за нас обеих. Да, если вам всё-таки удастся выяснить что-то о Холи - мне бы хотелось послушать. Конечно, если это не будет тайной...

- Если я смогу, то обязательно сообщу вам, - разочарованно пообещал офицер. Он, разумеется, ни в чём не винил Гвендолин, и отлично понимал, как та загружена делами. Но что же теперь делать, как и у кого выяснить... минутку! Йоши жаждет как-нибудь помочь Александру, а также мечтает загладить свою вину перед начальницей. Он знаком с Нордолом. А тот работает в правительстве, и наверняка в курсе проблем своего неприятеля...

Александр обнаружил японца сидящим в общей гостиной и с руганью под нос читающим какой-то длиннющий документ на коммуникаторе. Он яростно тыкал стилусом в проекцию экрана, будто та состояла из картона, и её требовалось пробить насквозь. Похоже, очередное задание Гвендолин было Йоши столь же не по душе, как и все её последние поручения.

- Такуми-сан, - впервые уважительное обращение к японцу прозвучало из уст офицера без обычных злобы или иронии, и даже вполне дружелюбно. - Вы не слишком заняты?

- А? - прорычал тот, рассержено ударяя стилусом в подлокотник кресла. - Нет, не слишком, - добавил он уже более мягким голосом, поняв, что к нему обращается юноша.

- Тогда можно спросить, как хорошо вы знаете Нордола? - продолжил Александр.

- Этого магорианского придурка из правительства? - не слишком выбирая слова, фыркнул Йоши. - А... почему вы спросили? - в голосе японца внезапно прорезалось нотки испуга.

- Ну... я случайно видел вас говорящим с ним один раз... - неопределённо сказал юноша.

- Эээ... ммм... - Йоши почему-то замялся. - Ну да, мы беседовали... По служебным делам... И, должен сказать, мне хватило того разговора! Тупой самовлюбленный надутый идиот! - негодование японца было вполне искренним. Похоже, идиллией в той беседе и не пахло.

- Весьма прискорбно, - Александр попробовал изобразить сочувственный голос, но тон его скорее выглядел упавшим. - Понимаете, мне... и, главное, Гвендолин, очень интересно, что случилось с Холи, руководителем корпорации «Феном-Шамб». Он внезапно якобы отправился в командировку, а Нордол наверняка знает подробности этого странного исчезновения. Поэтому, если вы сможете как-нибудь выудить из него эту информацию...

- Я попытаюсь! - моментально заявил Йоши, радостно вскочив с места. Он тут же отключил экран коммуникатора, сунул стилус в ремешок и стремглав кинулся к выходу из Представительства. Александр посмотрел вслед японцу и не смог удержать улыбки. В этот момент Йоши напоминал ему собачку, которую хозяин поманил косточкой. Впрочем, подобный энтузиазм офицер мог только приветствовать. Уж если и Йоши не удастся ничего узнать, то шансов разобраться в причинах тревог Тлеи у юноши не останется вовсе.

Вскоре Александр отправился на очередной урок волшебства с Тедди. Время, освободившееся от бесплодных попыток создания патронуса, тот отчасти посвятил тренировке в иных заклинаниях, а отчасти - изучению волшебного мира. Конечно, учитель и раньше рассказывал множество историй, особенно из жизни своего крёстного. Но сейчас он решил подробнее остановиться не на приключениях героев прошлого, а на привычных для магов и новых для офицера понятиях. Сперва Тедди предпочёл рассказать о своих способностях метаморфомага и об анимагах. И то, и другое волшебство позволяло магу определённым образом менять свой облик без палочки. Но метаморфомагия была редким даром, с которым нужно родиться, и не позволяла перестраивать тело уж слишком радикально. Анимагия же являлась способностью принимать форму того или иного животного без потери разума человека. Ей учились, причём долго и упорно. Кроме того, анимаг вроде как подвергался обязательной регистрации, но, рассказывая об этом, учитель ехидно заулыбался. После, подмигнув юноше, он уверенно заявил, что незарегистрированных анимагов ему известно, пожалуй, даже больше, нежели зарегистрированных.

- А в какое животное превратиться, выбирает сам волшебник? - поинтересовался офицер

- Нет, анимагическая форма у каждого своя и она связана с патронусом, - ответил Тедди. - Зачастую волшебник превращается в аналогичное своему патронусу существо. Правда, от пережитых сильных эмоций патронус может измениться, и тогда анимагическая форма перестанет ему соответствовать.

На этом разговор о предоставляемых волшебством возможностях завершился, и учитель предложил ученику потренироваться в заклинании вызова предметов. Дальше последовала дуэль, потом опять тренировка и опять дуэль - в общем, оставшееся время пролетело в обычном ключе. Казалось, урок только начался, как уже настала пора накидывать на плечи серебристый плащ и возвращаться в Представительство.

Недалеко от здания миссии Александр заметил беседующих Йоши и Нордола. Такого шанса он упустить не мог. С разрешения Тедди спрятавшийся под мантией-невидимкой юноша осторожно подкрался к ним и прислушался. Японец снова беспокойно размахивал руками, но на этот раз его лицо пылало гневом. Магорианец же с довольной улыбкой и снисходительным видом слушал собеседника, явно наслаждаясь яростью последнего.

- Да как же вы не понимаете! - рычал Йоши. - Если я передам эту информацию, то смогу оправдаться перед начальством! Ну что вам стоит рассказать мне, куда делся этот несчастный Холи, чтоб ему пусто было?! Я - единственный, кто готов с вами хоть как-то сотрудничать во всём Представительстве! Гарантирую, Рит захочет иметь с вами меньше общего, чем Грейхаунд! А вы отказываетесь помочь мне заслужить её доверие!

- Если бы вы не умудрились потерять это самое доверие, господин Йоши, - холодно произнёс Нордол, - то я бы ещё подумал. Но теперь я лучше сам поговорю с Честиным.

- С Александром? - изумился японец. - С чего вы взяли, что он-то не выставит вас вон?

- Ооо... - магорианец тихо хохотнул. - Уж если вы даже не понимаете, что информация о ен’Холи интересует в первую очередь его... Боюсь, я не вижу смысла в нашей дальнейшей беседе. Прощайте, господин Йоши. Но спасибо за ваш вопрос - он дал мне столько ответов...

- Чёртов чужак! - заорал уже ставший пунцовым Йоши вслед важно удаляющемуся инопланетянину. - Ты ещё пожалеешь об этом решении! - японец сжал кулаки и вдруг с силой двинул ногой по находившейся рядом с ним каменной ножке скамейки. Правда, человек не мог похвастаться стойкостью камня - на глазах Йоши выступили слёзы, а из уст вырвался сдавленный стон. Он схватился руками за ушибленную ногу, с нецензурным мычанием потёр её и медленно заковылял в сторону Представительства. Офицер несказанно порадовался, что благодаря плащу он не только подслушал конец разговора, но и по возвращении избежит встречи с озлобленным японцем. Отдавая Тедди мантию, юноша нёсся от своей до его комнаты и обратно так быстро, как только был способен. После он заперся и лёг спать в надежде, что до следующего дня Йоши хоть немного успокоится и не станет при встрече ругать магорианцев распоследними выражениями на всех языках мира.

Несмотря на всю осторожность Александра, Йоши всё-таки поймал офицера на следующий день после завтрака. Пыхтя и чертыхаясь, он сразу же начал с пеной у рта описывать, каким злом являются инопланетяне в целом и Нордол в частности. Юноша прилагал все усилия, чтобы пропускать высказывания японца мимо ушей. Впрочем, речь разъяренного сотрудника всё-таки находилась в рамках печатных выражений. Стало быть, определённый самоконтроль у него присутствовал, пусть и в очень небольшой мере.

- Если эта правительственная крыса подвалит к вам, сразу гоните его в шею! - брюзжал слюной японец. - Жалкий скользкий мерзкий тип, как и вся его раса... за редчайшим исключением, - последние слова Йоши добавил, спохватившись. - Они все, все в гробу видали землян! Думаете, ваш корабль сбили какие-то «повстанцы»? - за риторическим вопросом последовал близкий к безумному смех. - Нет! Наверняка эти мерзавцы оттачивали какую-нибудь технологию, чтобы напасть на нашу планету! Смотрите: их всех можно разделить на сдвинутых религиозных фанатиков и не менее чокнутых и фанатичных, но ненавидящих людей вопреки воле божеств! А знаете, какой я отсюда делаю вывод? Они все спят и видят, как бы уничтожить нас! А эти «отступники» - не более чем ширма, за которой можно спрятать свои грязные планы! Потому советую: дайте Нордолу хорошего пинка...

К счастью, в этот момент Гвендолин вытащила Александра из лап Йоши и, на радость юноше, продержала у себя в кабинете вплоть до прихода Тлеи. Беседуя с девушкой, офицер уже не затрагивал неприятные для неё темы, и всё время прошло в разговорах о Земле, магии, а также более близких к целям работы вещах. В рамках вчерашнего урока с Тедди Александр поинтересовался, многие ли магорианцы способны принимать форму животных. К его удивлению, девушка подняла брови и сказала, что специальные устройства для подобных превращений стоят бешеные деньги. С личными кристаллами же на такое волшебство способны лишь самые видные учёные в области трансфигурации.

Следующей неожиданностью, подстерегавшей юношу, оказался Нордол. Магорианец поджидал офицера у ближайшего к Представительству киарола и, переждав прощальные объятия с Тлеей, сразу же подскочил к землянину. Если бы Александр не слышал вчерашний разговор, то он наверняка бы растерялся и вёл себя грубо. Теперь, однако, юноша постарался не показывать своё негативное отношение к собеседнику, хотя поводов рассказы Тлеи и Хелен давали ему предостаточно. Всё-таки Нордол что-то знает о Холи, и хочет поделиться сведениями с Александром, пусть и цена такой информации офицеру пока неизвестна.

- Я примерно представляю, что ен’Камю наговорила вам обо мне, господин Честин - сразу после приветствия заявил инопланетянин, улыбаясь. - Но не спешите верить всему, прошу вас. Понимаете, всё-таки она - дочь ен’Холи, с которым мы несколько не ладим. Стало быть, нет ничего удивительного, что ен’Камю в первую очередь придерживается его мнения...

- Приму к сведению, - равнодушно сказал офицер, пытаясь скрыть интерес к собеседнику.

- Очень на это надеюсь, - кивнул магорианец и предложил сесть на скамейку неподалёку.

- Чем обязан? - юноша продолжал придерживаться презрительного тона, не выдавая себя.

- Мне хотелось бы внести ясность в наши отношения, - произнёс Нордол и начал говорить о своём долге перед Валорианом, важности работы в правительстве, необходимости придерживаться определённых правил... В общем, Александр быстро понял: магорианец пытается объяснить свои разногласия с обеими начальницами и попытку протащить офицера через бюрократические процедуры после катастрофы (а то и менее безобидные намерения). Вскоре юноше надоело выслушивать разглагольствования собеседника, уже перешедшего к причинам конфликта с Холи и, стало быть, его приёмной дочерью. Офицер сжал сначала зубы, затем кулаки, а потом фыркнул и остановил вдохновенную речь Нордола.

- Можете не волноваться, я отлично всё понял! - отрезал Александр. - Вы, я думаю, подловили меня, так как узнали... эм... о моём интересе к исчезновению ен’Холи, не так ли?

Магорианец изумлённо посмотрел на раскусившего его юношу, потом закатил глаза и после кратковременного обдумывания ситуации сказал уже более жёстким тоном:

- Да, я могу рассказать вам кое-что о его внезапной... командировке? Так вам сказала ен’Камю? Очень любезно с её стороны скрывать от вас правду, должен заметить. Особенно учитывая ваши отношения... и после этого вы ей доверяете, а?

- Мои отношения с Тлеей вас не касаются! - оскалившись, гневно прорычал офицер.

- Как пожелаете, - Нордол закинул голову, отводя взгляд от офицера и устремляя его наверх. - Но я надеюсь на ответную услугу, передавая вам, в принципе, не предназначенные для ваших ушей сведения. Вы не будете против... ну... например, рассказать мне о той странности, что имела место в вашей беседе с ен’Таном... Он, кстати, является моим другом.

Александр задумался. Он понял, чего добивается собеседник, и знал, что ничего не скажет магорианцу ни за какие коврижки. И слова Тедди, и собственные догадки, и даже предположение Тлеи о божественном испытании - всё ясно говорило офицеру о необходимости молчать в создавшейся ситуации подобно рыбе. Но в то же время ему хотелось выяснить, для кого Нордол, прямо говоря, шпионит? Для правительства ли?

- Боюсь, я сам теряюсь в догадках, по какой причине ваш друг тогда повёл себя несколько... неадекватно, уж простите мне такую точку зрения, - развёл руками юноша.

- Да? Возможно, возможно... - протянул инопланетянин, наморщив лоб и приставив два пальца к подбородку. - А тот крайне неприятный случай с катастрофой вашего корабля? Я читал официальную версию, и заметил в ней странные нестыковки, знаете ли...

Всё-таки магорианец допрашивал Александра по заданию - возможно, негласному, но поручению разведки... или как соответствующие службы называются у инопланетян. Сам Нордол вряд ли мог вникнуть во все тонкости работы земного оборудования и однозначно заявлять о каких-то там нестыковках в повествовании юноши. А раз так, лучше тотчас прекратить эти игры и, как говорил Йоши, гнать магорианца в шею.

- Абсолютно не понимаю, что вы имеете в виду, - резко произнёс офицер, вскакивая на ноги. - И знаете... пожалуй, Тлея как раз была права в вашем отношении. Всего доброго.

Александр уже собирался быстрым шагом удалиться, но Нордол вдруг также встал и поспешил догнать его. Никаких попыток задержать юношу инопланетянин, правда, не делал, а просто тихо сказал злобным тоном, тщетно пытаясь скрыть своё разочарование:

- Ну тогда дам вам всего один полезный совет. Трижды подумайте, прежде чем откровенничать с Камю. Она - последняя, кому вам стоит доверять. Эта милая девочка скрывает от вас не только подробности исчезновения своего папаши! Теперь - прощайте.

Магорианец круто развернулся и зашагал к киаролу. Александр мотнул головой и бегом преодолел путь до Представительства, чтобы бьющий в лицо воздух сдул оставшийся от беседы с Нордолом неприятный осадок. Нет, ну каков подлец! Сперва подлизывается и торгуется в надежде вытащить из юноши самые сокровенные секреты, а потом ещё старается очернить Тлею в глазах офицера! И пусть «эта правительственная крыса» знает разгадку хоть всех тайн мироздания - больше Александр с ним не заговорит, никогда и ни за что! В этот вечер юноша был необычайно резок со всеми, кто к нему обращался. Только на следующее утро офицер заставил себя окончательно забыть беседу с Нордолом и навеянные ей неприятные мысли, упорно пробивающиеся сквозь заслон самозаверений и отрицаний.

Теперь магорианский чиновник начал преследовать Гвендолин. Александр постоянно видел инопланетянина суетящемся либо у Представительства, либо непосредственно у кабинета начальницы. Та как могла избегала его, раза три в весьма грубой форме прекращала разговор прямо при юноше, но Нордол не унимался. День ото дня он становился всё более и более беспокойным, озлобленным и настырным - в противоположность японцу, следящим за чиновником с наслаждением мстителя. Йоши теперь не вылезал из общей гостиной, сидя с любой порученной ему работой у двери и стараясь не пропустить появления магорианца. Как только тот попадался на глаза, японец сразу же прекращал трудиться и демонстративно ходил якобы размять ноги с видом доброй монахини, сочувствовавшей всем беднякам мира.

Юноша был доволен таким положением вещей. С ним самим Йоши разговаривал теперь вполне спокойно, даже не помышляя о попытках уговорить офицера помочь оправдаться перед Гвендолин. У Александра сложилось чёткое мнение, что, предложи некто японцу исполнение любого желания с условием двукратного эффекта для Нолдора, тот попросил бы выколоть себе глаз. Ну и пусть две не самые приятные личности изводят друг друга! Зато жизнь юноши снова вошла, наконец, в привычное русло - впервые после бегства Хелен. Даже Тлея постепенно становилась похожа на саму себя, забывая с течением времени о проблемах и тревогах, по-прежнему неизвестных офицеру - либо, возможно, просто привыкая к ним. В любом случае, охоты выяснять подоплёку её недавнего волнения у Александра оставалось всё меньше. Вскоре он уже сам с невольной улыбкой наблюдал за мучениями магорианского чиновника, проигрывающего по всем фронтам в им же затеянной игре.

Единственной новой загадкой в следующие две недели оказалась невероятная осведомлённость Гвендолин о местонахождении Нордола. Окончательно доведённая инопланетянином до белого каления, она будто знала, в какое время и где тот её поджидает. Однажды начальница бегом проделала путь от кабинета до своей комнаты ровно в тот момент, как магорианец буквально на минуту зашёл перекусить в столовую. В другой раз наоборот, она покинула комнату через секунду после ухода инопланетянина, а на замечание юноши ответила, что увидела чиновника из окна. Последнее вряд ли было возможно - окна комнаты Гвендолин не выходили на улицу. Впрочем, офицер довольно быстро решил, что о перемещениях Нордола начальнице незаметно сообщает по коммуникатору отчасти прощёный Йоши либо Ричард - скорее, конечно, последний. Кстати, на компьютерщика Гвендолин также первое время дулась, по доподлинно неизвестной Александру причине, но, разумеется, в куда меньшей степени, нежели на японца. Ричард и сам после истории с разоблачением Хелен долгое время ходил понурый, однако ни в чём юношу не обвинял и, похоже, посчитал обнаружение своего непрофессионализма заслуженной карой.

Наконец, Александр получил некоторые ответы, пусть и на не столь интересовавшие его уже вопросы. Однажды, сразу после его возвращения с урока Тедди, к офицеру подлетел сияющий от счастья Йоши. Японец настойчиво потянул юношу на улицу, подальше от чужих ушей и глаз, после чего пропел восторженным голосом:

- Он раскололся! - глаза Йоши победно сверкнули, а улыбка упорно лезла к ушам. - У этого недоразвитого инопланетянина, похоже, совсем сдали нервы! Ух, бедняжка, он так старался, так лез к Рит... Но всё-таки приполз сегодня ко мне, и выложил всё про Холи!

Замечательно! Стало быть, Нордол схватился за последнюю соломинку в лице японца. Но интересно, почему же он готов пойти даже на такое унижение, лишь бы иметь какие-то связи в Представительстве? Неужели правительство требует от него любой ценой получить хоть крохи информации о землянах, в частности, об Александре? Или тут дело в чём-то другом?

- В общем, ни в какой Холи не в командировке! - продолжал Йоши, наслаждаясь каждой секундой своего торжества. Юноша постарался сделать заинтересованный вид, чтобы подбодрить его, однако на самом деле уже не так желал услышать подробности исчезновения руководителя «Феном-Шамб», как когда-то. - По крайней мере, официально его никто в командировку не отправлял. Он просто взял и исчез в неизвестном направлении, якобы по срочным делам. Передал, разумеется, инструкции своим подчиненным, насчёт дочурки там что-то специальное настрочил... А потом свалил, и адреса, как говорится, не оставил. Но дельце-то наверняка и впрямь важное, просто так богачи в воздухе не растворяются. Догадываетесь, к чему я веду? На разведку он свою работает, как пить дать! Шпионил, значит, за дурой Хелен этой ложной - либо сотрудничал с ней, кто их знает. А как раскусили мы её, другое задание ему подсунули - может, даже на Землю под шумок закинули. В общем, поосторожнее бы вы с дочкой его были, даже Нордол так говорит!

Александр злобно фыркнул, но промолчал. Пусть теории японец оставляет при себе, подумать юноша и сам способен. Будь Холи действительно шпионом, он бы как минимум пытался расспросить через Тлею офицера о тайнах последнего. А на деле Александр сам раскрыл девушке свой секрет, и до сих пор даже пронырливый чиновник не знает о нём.

- Ну я, конечно, постарался выудить из него что можно по этой теме, но Нордол всё же не полным идиотом оказался. Понял, видать, что лишнее сболтнул - и начал мне лапшу на уши вешать. Холи, якобы, по некоторым данным с человеконенавистниками магорианскими связан, говорит. Причём, думаю, это даже правда - за исключением той детали, что вся их раса нас похоронить хочет! Нет, ну каковы умники: создали козлов отпущения, и все свои коварные планы на них валят!

- Большое спасибо за эти сведения, - поспешил прервать Йоши юноша. - Думаю, Гвендолин будет интересно услышать от вас ту же историю. Если вам понадобится моя поддержка, то я... готов выступить на вашей стороне.

Японец что-то хмыкнул под нос - не иначе как благодарность, но не спешил бежать искать начальницу, а посмотрел на офицера со странной нерешительностью.

- Вот ещё... - замялся он. - Александр, не могли бы вы мне... рассказать о той странной истории, произошедшей на космодроме между вами и магорианцем...

- Я уже говорил ен’Нордолу, - юноша сразу подчеркнул, что отлично понимает причину интереса японца к случаю с другом чиновника, - и повторю вам: не имею ни малейшего представления, почему у того инопланетянина словно шарики за ролики заехали. Ещё раз спасибо за информацию о Холи, Такуми-сан. Спокойной ночи.

Офицер пошёл к себе в комнату, а Йоши поостерёгся портить только что налаженные отношения. В конце концов, он сделал всё возможное - по крайней мере, скажет так Нордолу. А затем пусть магорианец выкручивается как знает, японцу он больше не нужен.

Александр же скорее обрадовался полученной информации. Значит, Холи жив и наверняка здоров - ну и замечательно. Он имеет полное право на наличие личных проблем, а в бред про связи с разведкой или, того смешнее, противниками межрасовых отношений юноша не верил. По всей видимости, Тлею выбило из колеи непривычное отсутствие приёмного отца дома, но в последнее время девушка уже, казалось, окончательно оправилась от пережитых потрясений.

На следующий день юноша действительно поговорил с Гвендолин о Йоши. Японец ещё вечером успел красочно описать начальнице свои заслуги в выколачивании информации из Нордола, и для догадливой Гвендлин просьба офицера не стала неожиданностью. Она согласилась, что Йоши пора если не простить, то дать ему шанс. Однако Александру показалось, будто он почувствовал неискренность в голосе начальницы, словно та говорила против своего желания. По поводу теории японца о Холи Гвендолин старалась не распространяться вообще. Похоже, она не отвергала шпиономанию подчиненного так безоговорочно, как юноша, но и не спешила верить его сумасшедшим предположениям. К счастью, и слова насчёт Тлеи начальница не сочла заслуживающими внимания - точнее, не пыталась советовать офицеру проявлять какую-то осторожность в общении с девушкой. А вот чем Гвендолин предпочла с Александром поделиться, так это своим беспокойством по поводу недолюбливающих землян магорианцев. Раньше эта тема никогда ей не затрагивалась, и тем удивительнее для юноши было слышать сейчас о внезапно пробудившемся интересе начальницы к данной группе местных жителей.

- Понимаете, как раз в день разоблачения Хелен они провели, наверное, самую громкую акцию в своей истории: устроили демонстрации по всему Валориану, - пояснила она. - Вы об этом, конечно, не слышали, так как в Крель-Шамбе им повелением божеств запретили высовываться. А в остальных крупных городах лозунгов и пропаганды было хоть отбавляй. И с тех пор - молчок. Возможно, они просто отдыхают, но у меня такое чувство, будто готовится нечто новое и ещё более масштабное. А сейчас, соответственно, затишье перед бурей получается. И, что самое неприятное, намечается этот шторм наверняка на тринадцатое октября, как раз к очередной смене временных сотрудников.

- Но если протестующие подконтрольны правительству или хотя бы якобы идущему от своих божеств слову, то чего вы опасаетесь? - задал офицер резонный вопрос.

Гвендолин не сразу ответила, явно не решаясь высказать все свои мысли. Она отвела взор к окну, повертела в руках чашку, уже пустую от чая, затем снова повернулась к Александру.

- У меня есть несколько версий, - задумчиво произнесла она, внимательно глядя на юношу. - Причём некоторые вам не понравятся. Поэтому пока я предпочту держать их при себе, уж извините. Кроме того, высока вероятность, что я вообще ошибаюсь...

Юноше показалось, будто он понял, в какую сторону клонит Гвендолин. Да, о её подозрениях в адрес Тлеи, Холи... и, пожалуй, вообще кого-нибудь конкретного офицер предпочёл бы не слышать вовсе. Он покинул кабинет начальницы и встретил подоспевшую как раз вовремя девушку. Тревоги и сомнения Александра окончательно улетучились, а события снова потекли своим обычным чередом. Дни мерно сменяли друг друга, не давая никаких оснований для беспокойства. Счастливая Тлея, восторженный Тедди спокойный Йоши, доброжелательная Гвендолин, приветливый Ричард, исчезнувший Нордол... Все знакомые Александра стали именно такими, какими он хотел их видеть. По земному календарю наступил уже октябрь, а время всё также размерено катилось ко второй пятнице месяца - дате прилёта «Фелоушипа».

Накануне дня смены временного персонала Тлея встретилась с офицером, будучи чем-то обеспокоенной. Всё рабочее время девушка бросала на друга взволнованные взгляды и кусала губы, однако в ответ на вопросы лишь просила юношу немного подождать. Видя терзания подруги, Александр сам начал нервничать и не мог сосредоточиться на работе. В итоге и Тлея, и офицер бросили попытки заняться делами и провели остаток дня в беседе на отвлечённые темы. Наконец юноша пошёл провожать девушку до киарола. Перед самой кабиной для перемещений она остановилась, молниеносно сунула руку в сумочку и с облегчённым видом протянула Александру странного вида предмет. Переданная подругой вещица выглядела как две небольшие синие пирамиды, приложенные друг к другу основаниями. Вдоль граней шли тонкие серебристые линии, у вершин плавно перетекающие в чёрные маленькие шарики. Загадочную конструкцию можно было открыть, откинув одну из пирамид, но это мешала сделать красная ленточка, удерживающая их вместе.

- Послание от моего отца... ен’Холи, - пояснила Тлея. - Он просил передать тебе после окончания нашей встречи. Какое-то важное сообщение... Я не знаю, он сказал мне не открывать, и тебе не советовал делать этого... в моём присутствии. Но если там что-то... ну, что касается нас... - девушка схватила офицера за руки и умоляюще посмотрела ему в глаза, - прошу, не скрывай от меня! - с этими словами подруга опять запустила руку в сумочку и на этот раз достала розовый кристалл диаметром с большой палец. Камень был вправлен в ряд концентрических металлических колец, способных вращаться вокруг общей оси.

- А это - ноим, мой подарок, - едва слышно прошептала подруга. - Ты сможешь им пользоваться, просто возьми в руки и думай обо мне, пока он не начнёт вращаться. Так мы передаём самые сокровенные сообщения, ибо его магию почти невозможно перехватить. Только... не пользуйся им слишком часто, иначе меня могут в чём-то заподозрить...

- Конечно, - также тихо ответил Александр, аккуратно сжимая в руках чудесную вещь. - Спасибо. Я обязательно... свяжусь с тобой, как только... посмотрю послание ен’Холи.

Тлея обняла юношу и внезапно поцеловала его в губы, после чего кинулась в киарол и растворилась в жёлтом дыму. Офицер остался как вкопанный стоять посреди улицы, постепенно возвращаясь с небес на землю. Затем он прижал к сердцу переданные девушкой ноим, и вспомнил про послание Холи, лишь вернувшись к себе в комнату. Тьфу ты! Он даже забыл поинтересоваться у подруги, как эту штуку надлежит читать... или смотреть? Впрочем, раз её прислал магорианец, не знающий о способностях Александра, то и работать она должна без стороннего волшебства. Юноша аккуратно перерезал красную ленточку и откинул верхнюю пирамиду. В тот же момент по комнате разнёсся взволнованный голос Холи, будто пробивающийся сквозь какую-то вязкую массу.

- Господин Честин, - приглушённо прогремело послание. - Я обязан сообщить вам неприятную новость. Выступающие против связей с землянами мои соотечественники готовят завтра массовые акции протеста. Возможно, они выльются в беспорядки - я не знаю, но это и не главное. Важно то, что также они планируют убийство. Ваше убийство! Я не могу сказать, почему именно вы должны стать жертвой... вроде из-за недоразумения с Кхаилоном ен’Таном. Но вы в опасности, повторяю - вы и только вы. Не беспокойтесь за остальных землян, они никого не интересуют. Убить хотят именно вас, потому ни в коем случае не появляйтесь завтра на космодроме, а лучше вообще не покидайте Представительства, разве что по срочным делам. И не говорите ен’Камю, она может сильно испугаться.

Александр воспринял известие о готовящемся покушении на себя довольно спокойно - хотя, скорее, не придал ему поначалу должного значения. Откуда Холи может знать о заговоре? Разве что он действительно связан с противниками межрасовых отношений? Но тогда зачем он предупреждает офицера? Из-за Тлеи? А может, Холи действительно работает на разведку, и специально внедрился в ряды протестующих для раскрытия их планов? Сердце юноши забилось чаще, и он несколько заволновался. Да, девушке сообщать однозначно не следует, такие вещи ей знать ни к чему. А вот Гвендолин придётся. И пусть она решает, насколько реальна подобная угроза. Обрадовавшись возможности переложить принятие сложного решения на начальницу, офицер поспешил в её кабинет.

Гвендолин сразу помрачнела, потом взяла у Александра из рук послание, сложила пирамиды вместе и снова разложила их. Голос Холи повторил всё, что услышал юноша. Начальница помрачнела ещё больше, затем откинулась в кресле и глубоко задумалась. Офицер также опустился на стул и молча уставился в стол перед собой, ожидая её решения.

- Такого я не ожидала, - наконец, задумчиво сказала она. - Признаюсь, я в растерянности.

- Но... если они организовали нападение на мой корабль... - неуверенно подсказал юноша.

В ответ Гвендолин медленно покачала головой, а затем вновь соединила синие пирамиды.

- Идите к себе в комнату, Александр, - мягким голосом приказала она, вставая. - Мне нужно всё взвесить, посоветоваться с другими... сотрудниками. Я поставлю вас в известность сразу, как только сама разберусь в этом... сумасшедшем доме.

Офицер также поднялся на ноги и вместе с начальницей направился к выходу из кабинета.

- Да, - вдруг остановилась та у самой двери. - Если вы до сих пор скрывали от меня, что-то важное, пришло самое время сказать. Смертельная опасность - это не шутки, Александр.

- Нет, - твёрдо заявил юноша после секундного колебания. - У меня нет тайн, которые могли бы как-то пролить свет на это дело... - после чего добавил про себя:

- ... и которые я имею право... а также желание вам открыть.

Офицер повиновался воле начальницы и отправился к себе на третий этаж. Там он сразу схватил подарок Тлеи и, зажмурившись, направил все свои мысли на девушку. Руки Александра тотчас почувствовали исходящее от ноима дрожание. Юноша открыл глаза и увидел, как внутренние кольца и сам кристалл бешено вращались в едва заметном розовом свете. Где-то внутри головы всплыли отчётливые слова, насквозь пронзавшие разум.

- Да, Александр? - ни голоса, ни тона юноша разобрать не мог, волшебное устройство просто передавало информацию. Однако он мысленно представлял себе подругу, так же сжимающую сейчас в руках подобный ноим, и с той же жадностью ловящую каждое слово.

- Всё в порядке, - поспешил проговорить Александр, радуясь, что Тлея не может заметить его волнения. - В послании было предупреждение о возможных акциях противников межрасовых отношений завтра. Я уже рассказал о нём Гвендолин, и она принимает решение.

Юноша не мог обманывать девушку, и просто умолчал о покушении, не говоря неправды.

- И всё? Но почему же он не хотел... - начала фразу подруга. Офицер закусил губу и попытался наскоро придумать способ отвертеться от прямого вопроса, но тут Тлея осеклась.

- Ой! - ударил внутри черепа случайно переданный вскрик. - Прости, ко мне пришли...

Кольца ноима плавно остановились, а кристалл потух. Александр не мог точно сказать, повезло ему или нет. С одной стороны, начни девушка целенаправленно выяснять о содержании послание, ему пришлось бы либо врать, либо рассказать ей о планирующемся убийстве. Но, с другой, юноше стало грустно просто от того, что подруге пришлось вот так прервать едва начавшийся разговор из-за какого-то визита. Однако больше в этот день он решил не пытаться связаться с Тлеей, разве что та сама захочет поговорить с офицером.

Минут через десять в комнату Александра постучали. Отлично зная, кто это, юноша с нетерпением кинулся открывать Гвендолин дверь. На пороге действительно стояла она, но не одна, а в сопровождении Тедди. Лицо начальницы по-прежнему выглядело мрачным и взволнованным, волшебник также не казался спокойным.

- Завтра вы остаётесь в Представительстве в компании Тедди, - сразу заявила Гвендолин. - Я не могу сказать, насколько реальна угроза покушения, но рисковать не имею права.

- Хорошо, - ответил офицер, обрадованный однозначностью решения начальницы.

Гвендолин сквозь общую хмурость улыбнулась, не иначе как одобряя покорность Александра, и покинула комнату. Тедди же протянул офицеру плащ-невидимку и сказал:

- Если вы не против, сегодня мы отточим боевые заклинания - на всякий случай. Кроме того... конечно, это может прийтись вам не по душе, но всё же немного времени нужно посвятить созданию патронуса. И учтите: завтра мантия у меня весь день будет наготове.

- Понятно, - без энтузиазма произнёс юноша, предвкушая бесплодные попытки нормально сотворить чары, так и не покорившиеся ему до конца.

Урок волшебства прошёл именно так, как ждал офицер. Патронус снова упорно не хотел получаться, пока юноша не начал скрежетать зубами от бессмысленности своих действий. Нет, это просто невыносимо! В чём же он ошибается? Где допускает просчёт? А если... тьфу, что за глупые и неприятные мысли лезут в голову! Александр в который раз произнёс заклинание, и наконец-то патронус принял вменяемые, пусть и нечёткие, контуры. Уф... Ну наконец-то! На этом месте раньше учитель останавливал ученика, но сейчас попросил попробовать ещё раз, с теми же мыслями в том же состоянии. Юноша повторил чары - и из кристалла опять ударило бесформенное облако. Тедди в недоумении опустился на стул.

- Ума не приложу, что происходит с вашим патронусом, - бессильно пробормотал он.

Офицеру оставалось только посомневаться вместе с учителем и с воодушевлением принять его предложение перейти к другим заклинаниям. Остаток урока прошёл, разумеется, великолепно, особенно в свете обещания волшебника больше не заставлять ученика мучаться с патронусом. Однако под конец занятия Александру всё же стало неуютно: Тедди, будто сговорившись с Гвендолин, задал ученику тот же вопрос о тайнах, что и начальница. Скрывать секреты от волшебника юноше было труднее, и всё-таки он повторил прежний ответ и учителю. Затем офицера ждала привычная дорога назад в представительство, косые взгляды на подаренный Тлеей ноим (соблазн связаться с девушкой офицер всё же преодолел) и, в конце концов, крепкий сон. Ложась в кровать, Александр приложил все силы для выкидывания из головы любых тревог по поводу событий завтрашнего дня, и потому ночь прошла спокойно. Но гроза уже не могла не разразиться...

Глава 12. Багровый меч

Солнце, только недавно поднявшееся над горизонтом, нерешительно выглянуло из-за невысокого здания, видневшегося в конце длинной улицы. Ласковый луч светила прорезал влажный от утренней росы воздух и лизнул лицо смуглой магорианской девушки, легко скользящей по траве под кронами вековых деревьев. Та зажмурилась, наклонила голову в сторону от светила и приостановила свой бег. Солнце послало второй луч, уже более жгучий. Инопланетянка схватилась рукой за висящий на цепочке кристалл и протараторила под нос несколько слов. Кожа её лица со стороны светила начала белеть, и вскоре походила на лист мягкой белоснежной бумаги, а правый глаз закрыла тёмная слегка прозрачная плёнка. Теперь девушка чувствовала себя намного комфортнее в условиях становившегося назойливым утреннего солнца, и снова перешла на быструю ходьбу. На самом деле она торопилась, и даже очень, но никогда не отличалась особой выносливостью, и потому берегла силы.

Через квартал магорианке повстречались два чернокожих инопланетянина, также куда-то спешащих. Они перемещались с куда большей скоростью благодаря надетым на ноги сандалиям с белыми крылышками по бокам, машущими в такт перемещению ног. Девушка бы и не заметила их, так как её собратья по расе двигались как раз со стороны солнца. Но один из магорианцев, бывший на голову выше второго, узнал инопланетянку и окликнул её.

- Ен’Камю! Что ты тут делаешь в такую рань? - прокричал он строгим голосом

Тлея вздрогнула и обернулась, а затем остановилась с радостно-нетерпеливым вздохом.

- Оте... ен’Холи, - воскликнула она, обнимая подошедшего приёмного отца. - Мне нужно срочно попасть в Правительственный Зал, а все центральные киаролы, похоже, закрыты.

- Да, перед массовым перемещением землян сеть всегда проверяют, - кивнул головой Холи, быстрым жестом руки останавливая своего спутника, хотевшего что-то добавить. - Но что тебе понадобилось в правительстве? Надеюсь, дело не связано с этим земноводным... Нордолом? - имя неприятеля Холи произнёс с торжеством и отвращением одновременно.

- Нет-нет, это... - Тлея замялась и неуверенно покосилась на второго магорианца. - В общем, связано... с очень срочным заданием... ну, ты знаешь...

- Ясно, - твёрдо произнёс приёмный отец, одобряя осторожность дочери. - Тогда прости, что я тебя задержал. Да, и знай... Сегодня моя... эээ... командировка завершается.

- Чудесно! - радостно засмеялась девушка и продолжила свой путь в правительство.

Холи со своим спутником также тронулись с места и понеслись дальше, сохраняя прежнюю скорость, умопомрачительную для обычного бегуна. Впрочем, волшебная обувь позволяла им спокойно беседовать на бегу, не испытывая при этом никакого дискомфорта.

- Она не знает о тебе... и нас, Тиен? - сразу же тихо спросил второй магорианец у Холи.

- Ей незачем знать, Лои, - сурово ответил тот. - И если ты или ещё кто ей скажет...

- Успокойся, успокойся! - покорно произнёс спутник. - Я не на столько глуп, чтобы ссорится с подобным тебе великолепным стратегом... и богатым спонсором, - Лои бросил быстрый взгляд на крылатые сандалии. - Но скажи, она у тебя правда с ума сходит по Земле?

- Выбирай выражения! - Холи нахмурился, и в его глазах загорелся недобрый огонь. - Во-первых, она юна, и многого ещё не понимает. А во-вторых... во-вторых, я не стану отбирать её детские мечты, даже если они и кажутся наивными. Особенно - ради спорных воззрений, которых и сам-то не слишком придерживаюсь!

- Не придерживаешься? - повторил Лои, не столько удивлённый словами Холи, сколько расстроенный ими. - Даже после демонстрации... этой... Хрийхауд своей лживой натуры?

- Заткнись! - Холи коснулся пальцем кристалла на лбу и сотворил заклинание, создавшее у спутника ощущение сильной головной боли. - Ты не понимаешь и сотой доли творящихся вокруг событий. Я верно служу Божествам, но они не просили меня выслушивать пропаганду, годную только для вбивания в глупые головы! Так что сделай мне одолжение и не открывай рта вплоть до встречи с ен’Мохи и его группой!

Лои обиженно отвернулся от Холи и промычал нечто вроде неискреннего извинения. Отныне окружающая двух магорианцев тишина нарушалась только тихим шуршанием крылышек на сандалиях и негромкими хлопками еле касавшихся дороги бегущих ног.

Земля тряслась от топота сотен ног, идущих по ведущей к центру города улице Крель-Шамба. Воздух содрогался от дружно гремящих на окрестности голосов, выкрикивающих лозунги и распевающих песни. Над гудящей толпой висели полупрозрачные объёмные буквы пламенных призывов, изображения белокожего человека в традиционном земном деловом костюме, алчно тянущего руки к Валориану, и другие иллюзии, красноречиво говорящие о целях демонстрантов. Периодически из толпы ввысь взметались магические ракеты всех цветов и оттенков, со свистом выписывающие слова и чертившие рисунки тёмно-серым следом, хвостом остающимся за ними, после чего с грохотом взрывавшиеся. Во главе противников межрасовых отношений важно следовал пожилой смуглый магорианец с короткой седой бородой и морщинами по всему круглому лицу.

- Земля - это зло! - скандировал он на магорианском языке, затем слова подхватывались толпой и ещё долго перекатывались вдоль и поперёк шествия. - Мы против земной грязи!

Демонстранты как раз подходили к одному из киаролов, когда тот заполнился клубами дыма и из него показался низкий толстый инопланетянин, сразу кинувшийся наперерез толпе. Размахивая руками подобно вентилятору, он подлетел к лидеру шествия и закричал что есть силы, задыхаясь от бега и бурлившего на багрово-красном лице гнева:

- Вы что, совсем спятили? Повелением Высших Божеств я приказываю вам остановиться!

Толпа нерешительно подчинилась, но глаза ведущего её пожилого магорианца гневно сверкнули. Он шагнул вперёд, оказавшись вплотную к противнику, и вызывающе зарычал:

- Проваливай, Нордол! Похоже, у тебя совсем сдали мозги. Божества с нами! - последнюю фразу он произнёс громко, как очередной лозунг, и демонстранты восторженно заголосили:

- Божества с нами! С нами! - и вновь дружно двинулись вслед за своим предводителем.

- Идиоты! - заорал чиновник, вынужденный отступить перед надвигающийся толпой. - Божества покарают вас! Вы же знаете, что они запрещали вам соваться в Крель-Шамб!

- Пути и цели Божеств известны только им! - прошипел лидер шествия, после чего снова перешёл на воззвания к идущим за ним. - Мы следуем повелениям Высшего Храма!

В это время из нескольких киаролов, следующих дальше по улице, друг за другом начали выскакивать новые инопланетяне. Они были одеты в одинаковые белые комбинезоны, столь непохожие на обычную магорианскую одежду, и держали наготове кристаллы, все как один прикрепленные к тыльной стороне покрывавших руки перчаток. Оглянувшийся Нордол, заметив прибытие подкрепления, осмелел и выхватил свой синий кристалл.

- Стоять, ен’Мохи!!! - заорал он как сумасшедший. - А не то я прикажу применить силу!

- Это измена Божествам! - воскликнул пожилой магорианец. - Вы все слышали их воззвание! Вы все воочию видели одного из них! И вы все готовы следовать их воли до...

Из кристалла Нордола ударил красный луч, и лидер демонстрантов с хрипом опустился на колени, не успев закончить предложение. Секунду толпа осознавала произошедшее, а потом с рёвом кинулась вперёд, посылая во все стороны самые разные заклятия. Чиновник успел нырнуть за спины вовремя подоспевших магорианских правоохранительных органов, и потому не получил ответной порции чар. А вот инопланетной полиции пришлось туго - демонстранты оказались не только сплоченными, но и хорошо вооруженными. В стражей порядка летели не обычные слабые заклинания, а усиленные в несколько раз мощнейшие проклятия, разве что не бывшие смертельными. Демонстранты рвались к центру города, не считаясь с потерями - а потерь у них было, наверное, немногим больше, нежели у полиции. Нордол поспешил ретироваться в один из киаролов, однако случайное заклятие всё же успело оставить ему на память о себе голову, гудящую в течение нескольких часов. Наконец, стражи порядка дрогнули. Прихватив своих выведенных из строя коллег, они вслед за чиновником отступили в кабины для перемещения, а воодушевленный победой муравейник лавиной двинулся к своей цели. В центре Крель-Шамба демонстранты соединились с ещё двумя такими же группами, подошедшими с других концов города. Полиция, собравшись с силами, опять попробовала нанести удар - и снова потерпела поражение. Стражи порядка, не имевшие опыта усмирения разбушевавшихся толп подобного размера, ничего не способны были сделать с первым за пятьсот с лишним земных лет серьёзным выступлением собратьев. Единственное, что они могли предпринять - защитить отправившихся в Крель-Дар землян из Представительства, а также само здание миссии. Чтобы избежать межрасового скандала, все доступные правительству Валориана средства были брошены на защиту этих объектов, вдруг ставших самыми важными на всей планете. Вскоре вошедший в кабинет Гвендолин Нордол, шатаясь и держась за голову, клятвенно заверил главу Представительства в надёжности защищающих здание чар. Сопровождать землян на космодром и обратно предстояло лучшим бойцам магорианской полиции, так что вроде бы беспокоиться Гвендолин было не о чем. Однако она всё равно чувствовала внутри какую-то необъяснимую тревогу и почему-то жалела, что Александр не отправится вместе с ней, хотя разум и противился таким мыслям...

Юноша встал поздно - уже после начала беспорядков. Вчера он отключил будильник, так как не прочь был пропустить как можно большую часть не самого приятного дня, и тот не мешал офицеру выспаться вдоволь. Отправляясь завтракать, он встретился на лестнице с Гвендолин, успевшей узнать о сбывающемся прогнозе Холи. Начальница, пользуясь случаем, поспешила повторить Александру приказ оставаться в здании и сообщила, что магорианцы приступили к его защите. Любопытство внутри юноши победило голод, он выглянул из входной двери и посмотрел на снующих туда-сюда инопланетян, размахивающих кристаллами. Большинство магорианцев занималось прикреплением к стенам здания широких прямоугольных металлических листов, имеющих в центре выпуклость. Но некоторые инопланетяне водили вдоль периметра Представительства большие чёрные шары, висящие в воздухе и ощетинившиеся разноцветными кристаллами как ёж иголками. Защитные заклинания препятствовали попаданию внутрь любого живого существа, не обладавшего специальным камнем-ключом. Выход же наружу решено было оставить беспрепятственным на случай вынужденного отступления.

Насмотревшись на процесс укрепления сооружения в магорианском варианте, офицер вернулся к исполнению обыденных утренних процедур. В процессе еды Александр думал, почему демонстранты не направились сразу к Представительству Земли - и, кстати, не слышно, чтобы вообще направлялись. Возможно, не хотят пугать землян в свете своих планов по его, Александра, убийству? За такими мыслями юноша покончил с завтраком и побрёл к себе в комнату, по пути заметив Нордола, заходящего в кабинет Гвендолин, только что вернувшийся на рабочее место. Он сел за компьютер, включил его... и выключил вновь. Ничем заниматься офицеру не хотелось, а рука сама собой тянулась к подаренному Тлеей ноиму, лежащему в кармане рядом с кристаллом. Александр достал волшебный предмет, повертел его в руках и положил на стол, после чего бесцельно подошёл к окну и краем глаза увидел покидающую Представительство в сопровождении остальных сотрудников начальницу. Ещё около получаса юноша провёл в бессмысленных переходах из одного конца комнаты в другой, поглощённый полезшими в голову мыслями обо всё на свете.

Вдруг он вздрогнул, услышав идущее от стола тихое гудение. Ура! Кольца ноима медленно вращались, порождая всё нарастающий звук, а кристалл помигивал розовым светом. Офицер тут же кинулся к столу и крепко сжал подарок девушки в руках. Гул прекратился, и камень в центре ноима ослабил свечение. Кольца же крутились всё быстрее, и вскоре разум юноши пронзили слова, заставившие его на время остолбенеть.

- Александр, я... в беде. Мне... нужна твоя помощь. Прошу... ты нужен мне... Поспеши в Де Эониан Меамб, Императорский Замок... Это... связано с твоим кристаллом... Скорее...

Ноим замолк. Офицер судорожно пытался понять, что ему сейчас делать. Тлея в беде! Она зовёт его! Проклятый кристалл, всё из-за него! Не иначе девушка пыталась выяснить что-то об этом злосчастном камне и попала в передрягу. Он должен срочно спешить на помощь! Так... В здании нет никого, кроме Тедди. Это замечательно, объясняться с Гвендолин юноше точно не хочется. Сказать ли волшебнику? Он может дать мантию-невидимку... Нет! Он не поймёт, начнёт верещать про смертельную опасность и прочую не важную сейчас ерунду. Попытаться сообщить магорианской полиции? Но, во-первых, Тлея зовёт именно его, а, во-вторых, стражи порядка сейчас поголовно заняты сражением с демонстрантами. Проклятье, что же случилось? Нет, это не имеет значения ему нужно торопиться. Так... кристалл, ноим - взять обязательно, а больше ничего ему и не надо!

Александр сбросил оцепенение, схватил подарок подруги в руки и, вылетая из комнаты, попробовал связаться с девушкой. Тщетно. Ноим отказывался работать. Ну что ещё случилось! Сердце юноши колотилось как бешеное, при спуске по лестнице он перепрыгивал по несколько ступенек за скачок. Какая-то часть офицера спрашивала его, что он будет делать, обнаружив внизу Тедди - но Александр даже не пробовал отвечать себе на подобные вопросы. Да и волшебника внизу, к облегчению, не оказалось. Не сбавляя скорости, юноша схватился за ручку выходной двери, и только благодаря ей не упав, круто повернул в сторону киарола. Улицы вокруг были пустынны - противостояние с демонстрантами велось недалеко отсюда, хотя к Представительству по какой-то причине протестующие до сих пор не направились. Влетев в кабину для перемещения, офицер закричал во всё горло, словно обращая голос к парящим высоко в небе птицам:

- Де Эониан Меамб, Императорский Замок!!! Быстро!!! - и улетел в, наверное, самое долгое за всю свою жизни путешествие. Конечно, киарол работал столь же быстро, как и всегда, но юноше казалось, будто тот неисправен и переносит его медленнее черепахи.

Когда дым наконец-то рассеялся, Александр был вынужден остановиться и осмотреться, чтобы понять, куда ему следовать дальше. Юноша находился на окраине Крель-Дара, у самого моря, над волнами, пенящимися внизу отвесного обрыва. Перед офицером действительно возвышался замок - одновременно и похожий, и не похожий на своих земных собратьев. Ров с водой и стена тут оказались объединенными в нечто вроде водяного супа, налитого в растянутый вбок стакан и заполненного гренками-камнями. Каким чудом эта масса держалась вместе, невозможно было себе представить. Впрочем, одного взгляда на «стену» хватало, чтобы понять - она уже крайне стара и находится в плохом состоянии. Кое-где камни отсутствовали вообще, во многих местах высота водяного столба не превышала и метра. Казалось, в любой момент конструкция развалится и растечётся - однако интуиция говорила, что ещё сотню-другую лет волшебство точно выдержит.

Из-за каменно-водяной «стены» выглядывали вполне себе традиционные для магорианцев здания в форме пирамид, разве что куда более грубо сработанные. Внутрь замка вела белая арка, выделявшаяся очень тонкой работой на фоне общей шероховатости всего остального. Но самое главное, что заставило сердце Александра радостно подпрыгнуть - у арки стояли два инопланетянина в традиционной магорианской одежде, разве что бывшей чёрного цвета, странного для жителей жаркого климата. Юноша тотчас подскочил к охранникам, и нетерпеливо протараторил вопрос, на который очень надеялся получить вменяемый ответ.

- Здесь должна быть девушка... Тлея Камю... Она позвала меня. Вы не знаете, где она?

- Скорее всего, в Главном Зале, - чуть кивнул обладавший спокойствием стоящего на посту военного магорианец. - Самое высокое здание, прямо от входа до упора.

- Спасибо огромное! - поблагодарил офицер и помчался внутрь сквозь арку, а затем к пирамиде, достаточно низкой самой по себе, но с высокой остроконечной башней над ней.

Бывшие достаточно массивными двери открылись достаточно легко. За ними располагалось нечто вроде просторной прихожей с уходящими вверх спиральными лестницами по бокам и тремя проходами внутрь здания. Выбрав, как и говорил магорианец, центральный, находившийся прямо напротив входа, Александр попал в широкий коридор со стенами, покрытыми мозаиками - когда-то целыми и красивыми, а ныне наполовину стёршимися и растрескавшимися. Вокруг юноши стояла пугающая тишина, нарушаемая только его собственными быстрыми шагами. Он ощущал себя лезущим в пасть к затаившемуся монстру, и мог лишь ускорять свои движения, чтобы побыстрее найти подругу и покинуть это место. В конце коридора висела такая же дверь, как и на входе, только ещё более запущенная и обветшалая. Офицер толкнул её... Этот кусок перемешанного с железом дерева поддавался уже куда тяжелее, похоже, о нём вообще не заботились... Что же понесло сюда девушку? Или она оказалась здесь не по своей воле? А может, тот охранник является сообщником злоумышленников? Или его просто обманули? Ничего, сейчас всё раскроется...

Александр вбежал под своды просторного зала с высоким потолком. Сквозь большие окна, находившиеся в нескольких метрах над полом, проникал дневной свет. Каменный пол посередине пересекала чёрная ковровая дорожка, по бокам от которой ввысь уходили покрытые резьбой колоны. Стены помещения, также сложенные из камня, завершали мрачную картину, отлично подходившую для подобного замка. В конце комнаты стояло два мраморных трона с высокими спинками, больше в старинном зале не было видно никакой мебели - в том числе и судя по состоянию двери, им давно никто не пользовался.

- Тлея! - прокричал юноша, озираясь вокруг в поисках своей подруги. - Тлея, ты здесь?

- Нет, и, скорее всего, никогда не было, - донёсся издалека глухой голос. - Это место редко посещают на школьных экскурсиях. Но мы звали тебя именно сюда, землянин.

- Вы? - изумлённо спросил офицер, вздрогнув от звука захлопнувшейся за ним двери.

- Твоя подруга ничего тебе не передавала. Она вообще не знает, где ты сейчас. Но Тлея Камю поделилась с нами информацией, благодаря которой мы решили... поговорить с тобой.

- Кто вы такие? Покажитесь! - потребовал Александр, на всякий случай отходя к колоне.

Из-за правого трона медленно показался... человек? магорианец? Нет, скорее, это было абсолютно невиданное юношей существо. Целиком закутанное в стелившийся по полу чёрный плащ, оно словно парило над землёй. Один вид этого создания заставлял сердце офицера забиться чаще от подступившего к нему страха. Александру сразу захотелось схватить кристалл, и он поспешил сделать это. Засунув руку в карман, юноша сжал камень, бывший единственным доступным на текущий момент оружием. Но гложущий Александра страх не был магическим - а потому кристалл не смог погасить его, и лишь помогал юноше сохранять твёрдость мысли перед лицом неведомой опасности. Странное существо посмотрело прямо на офицера - и на мгновение тот похолодел от ужаса. Под капюшоном покрывающего создание одеяния совершенно отсутствовало что-то, похожее на лицо. Его заменяло нечто чёрное и холодное, как глубины космоса. Некая масса, словно впитывающая окружающий свет и от этого казавшаяся чернее всего чёрного на свете. Существо словно перемещалось без малейшего движения со своей стороны - ноги очевидно отсутствовали, рукава, оканчивающиеся сжатыми в кулаки перчатками, покойно висели по бокам туловища.

- Кто... ты? - вымолвил офицер, собирая всю свою волю в кулак и подавляя страх.

- Я - одно из Божеств этой планеты, - спокойно произнесло создание, останавливаясь напротив Александра. - Не удивляйся, землянин, я реален. Здесь я представляю всех свои собратьев, некоторые из которых... к сожалению, вынуждены сейчас отвлечься на столь не вовремя случившееся выступление этих... дураков из числа недолюбливающих ваш род.

- Это... невозможно, - пролепетал абсолютно ошарашенный Александр.

- Считай как хочешь. Мне всё равно, - равнодушно произнесло Божество. - Сейчас ты находишься целиком в моей власти, и я требую рассказать мне, как ты творишь... магию!

Офицер сжал кристалл с такой силой, что руку пронзила боль. Он абсолютно не понимал происходящее. Какое создание стоит перед ним? Неужели и правда это - одно из почитаемых магорианцами существ? Откуда оно знает о способности юноши к волшебству? И почему оно начало разговор в таком тоне, будто Александр здесь пленник?

- Я... не понимаю, о чём ты говоришь... - юноша постарался сделать голос уверенным.

- Не ври мне! - прокатился по залу громовой рык. - Твоя подруга нам всё рассказала! У тебя есть кристалл, и ты умеешь им пользоваться! Никто из землян не может делать этого - никто, кроме тебя! И ты обязан рассказать мне всё до конца!

- Тлея... она... - не мог поверить офицер. - Но... как? почему? Как вы заставили её?

- Глупец, - прорычало Божество. - Ты ещё не понял, что это наша планета? Вообще-то я не обязан отчитываться тут перед тобой, но времени у нас предостаточно. Я проявлю... великодушие и отвечу на твои вопросы. Надеюсь, ты также ничего не станешь утаивать от меня, - существо сделало паузу и, сочтя дрогнувшую голову Александра за утвердительный кивок головой, продолжило свою речь ужасающе ровным голосом.

- Как я уже говорил, мы - Божества Валориана - действительно существуем. Мы не считаем нужным оповещать землян о своей реальности, и потому запретили магорианцам беседовать с вами на подобные темы. Но все межрасовые отношения находятся под нашим полным контролем, а все посещающие Землю в обязательном порядке общаются с нами. И когда Кхаилон Тан рассказал нам о встрече с тобой, мы заинтересовались. Ты неосознанно применил волшебство - сначала подумали мы. Возможно, ты - случайность, один на несколько миллиардов людей. Мы проследили твою историю с ещё большей тщательностью, чем ты думаешь, и не нашли ничего из ряда вон выходящего - разве что спонтанные проявления магии. Потому мы решили уничтожить тебя ещё на подходе к нашей планете - как и надлежит поступать с ошибками.

- Вы? - тяжело дыша, вымолвил юноша. - Значит, Гарольда убили вы... из-за меня?

- Случайные жертвы нас не останавливают, - холодно произнесло Божество. - Но ты каким-то образом выжил в той катастрофе, чего мы не могли предположить. Это уже заинтересовало нас. Два столь своевременных случайных применения магии подряд - перебор. Мы следили за тобой, но ты не подавал более признаков навыков в волшебстве. Зато весьма сблизился с Тлеей Камю. И после вашего свидания в ресторане по нашему настоянию её пригласили в правительство, где от имени Божеств поручили попытаться вытянуть из тебя все тайны. Наконец, сегодня утром она нам всё рассказала, и отдала связанный с подаренным тебе ноим, благодаря которому мы и вызвали тебя сюда.

Александр стоял ни жив ни мёртв. Девушка... предала его! Она ведь обещала никому ничего не рассказывать! Он ей верил, а она... обманула его доверие! Нет, она не могла сделать это по собственной воле! Её наверняка пытали, лезли к ней в память, шантажировали, наконец!

- Что вы с ней сделали?! - заорал офицер, готовый выхватить кристалл и размазать стоящее перед ним существо по стенке. - Отвечай мне! Как развязали ей язык?!

- Как же можно быть таким идиотом? - Божество сохраняло свой обычный спокойный ледяной тон. - У нас не было ни малейшей необходимости что-то с ней делать. Мы властвуем здесь, мы - боги магорианцев! Они верят нам больше, чем кому бы то ни было на свете! Они преклоняются перед нами и готовы рискнуть жизнью, лишь бы воочию увидеть нас! Но если тебя это утешит, землянин... Твоя подруга попала под власть глупейших мыслей. Она думала, что это мы послали тебе кристалл, и мы научили тебя волшебству. И ни капельки не представляла, насколько мы жаждали услышать от неё то, что она рассказала! Наверное, считала всё произошедшие очередным испытанием...

Гнев начал покидать юношу. Конечно, Тлея предала его - но сама не знала, что делает. Александр изо всех сил начал искать оправдания для подруги, и внезапно встал перед странным фактом, незамеченным ранее из-за нахлынувшей ярости. Ведь он рассказал всё девушке ещё на том свидании, после которого на неё и обратили внимание божества. Но почему тогда она передала им все сведения только сейчас, а не раньше?

- И теперь я требую, землянин: расскажи мне то, что ты утаил от неё. Ты единственный на своей планете способен творить волшебство? Кто на самом деле дал тебе кристалл? Кто научил пользоваться магией?

- Нет! - выкрикнул юноша, не позволяя сомнениям завладеть разумом. - Думаешь, я круглый дурак? Думаешь, я ничего не понимаю? Ты сам назвал меня ошибкой, подлежащей уничтожению. До меня отлично дошло, что ты в любом случае собираешься убить меня!

Офицер действительно понимал: он находится в смертельной опасности. Перед ним стояло абсолютно холодное и бесчувственное существо, поставившее своей целью убить Александра. Но он будет сражаться до последнего. У него есть кристалл, у него есть уроки Тедди, у него есть знания, интересующие противника. А значит, тот попытается сперва вытащить из юноши все его тайны, а уж потом прикончит его.

- Не будь глупцом, тебе не на что надеяться, - из уст Божества словно вылетал холодный яд, насквозь пронзавший офицера. - Даже сотня смертных не может сравниться ни с одним из нас. И ты считаешь, что можешь спастись? Не омрачай ещё более свою судьбу!

Но юноша лишь усмехнулся. Почем-то в нём росла уверенность, что он может противостоять этом созданию, сколь бы могущественным оно не было. Сжимаемый Александром кристалл словно придавал сил и подавлял разум, говоривший о бессмысленности противостояния даже если не божественному, то точно крайне могущественному существу. С одной стороны, он уже прощался с жизнью, извинялся перед всеми, кому может причинить боль в этом мире, прощал за предательство Тлею... Но с другой - верил в себя и свои силы, поощрял постепенно проникающее в голову безумие, заставлявшее вступить в эту безнадёжную схватку.

- Ты сам выбрал свой путь... - впервые в голос существа закрались хоть какие-то эмоции, он начал отдавать злобой и разочарованием. - Я выпотрошу твою память до последней секунды жизни, а затем... ты обо всём пожалеешь!

Божество выкинуло впёрёд правую руку, и та словно начала втягивать в себя окружающий свет, также как это делала масса под капюшоном у страшного создания. Юноша разглядел сжатый в кулаке существа абсолютно чёрный кристалл, и через мгновение почувствовал вторжение в свой разум. Александра захлестнула страшная головная боль, и перед глазами поплыли одно за другим мгновения из его прошлого. Но он был готов сражаться, и сразу направил в сторону Божества свой камень, осветивший зал как никогда ярким красным светом. Сосредоточившись и вспоминая дуэли с Тедди, он закричал:

- Protego!

Существо отшатнулось от юноши, боль мгновенно ушла, и воспоминания прекратили мелькать перед глазами. На какое-то мгновение Александру показалось, что свет его кристалла ослабляет противника. Впрочем, тот просто так сдаваться не собирался. Он взмахнул своей рукой - и камень выбило неведомой силой из ладони юноши, а самого офицера отшвырнуло назад и протащило несколько метров по полу.

- Accio кристалл! - инстинктивно закричал Александр, даже не надеясь на успех сотворённого без камня заклинания. К его великому удивлению, тот подскочил в воздух, и мгновенно устремился в протянутую руку юноши, где сам по себе удобно лёг в ладонь, словно и не покидал её вовсе.

- Неплохо, - неожиданно добрым голосом сказало существо. - Возможно, я недооценил тебя. Давай попробуем прийти к какому-нибудь соглашению, которое устроит нас обоих...

Но офицер в ответ лишь громко засмеялся. Почему-то он точно знал - противник сам испуган и ничего не может понять. Кристалл каким-то образом влиял на Божество, и то явно не ожидало подобного эффекта. В душе юноши внезапно проснулась неведомая ранее жажда мести, словно стоящее пред ним создание являлось его злейшим врагом, с которым в принципе не может быть никаких соглашений. Он вскочил на ноги и ткнул камнем в направлении противника, злобно рыча:

- Stupefy!

Красная вспышка из кристалла ударила в Божество подобно ракете, но то даже не покачнулось, а в ответ послало в офицера неизвестные тому чары. Александр почувствовал пронзающую каждый миллиметр тела чудовищную боль, но смог заставить кристалл отбросить его за ближайшую колону. Визуальная потеря юноши прекратила действие заклинания, и молодой человек смог воспользоваться недолгой передышкой для осмысливания ситуации. Впрочем, через секунду по ставшей убежищем офицера колоне пробежала трещина, и та развалилась на куски, вынудив юношу совершить при помощи магии длинный прыжок в бок - за другую колону на противоположной стороне зала.

Мысли Александра судорожно работали в одном направлении: что ему делать? На противника не действовали обычные боевые чары, а сила его кристалла в дуэли явно превосходила силу камня юноши. В голову лезли друг за другом десятки услышанных когда либо заклинаний, но ни одно из них не подходило для текущей ситуации либо грозило оказаться неэффективным... кроме одного. Того, что никогда у офицера не получалось до конца - но предназначалось как раз против подобных существ, наверняка имеющих какую-то связь с потусторонним миром. Проклятье, ну почему он тогда не прилагал достаточно усилий для его изучения?

Внезапно всплывшая идея расставила всё по своим местам. Александр вдруг понял, почему он так и не смог научиться создавать патронуса. В былые времена это испугало бы его, но сейчас давало надежду выжить. По советам Тедди он концентрировался исключительно на положительных эмоциях - а лучший, нежели обычно, патронус получался у него только, когда юноша был рассержен. Возможно ли... что офицеру требуются как раз негативные эмоции для творения этого заклинания? Тень такой мысли порой посещала его раньше, но сразу отгонялась как крайне неприятная и пугающая. Однако теперь Александр сразу поверил в её правильность - возможно, с какой-то неведомой подсказки кристалла. Он поднял в душе ненависть, жажду мести и злобу, которых за время битвы там скопилось предостаточно, и, выскочил из-за колоны прямо перед приближающемся Божеством.

- Expecto Patronum! - произнёс он таким злым голосом, как никогда в жизни.

Противник отступил назад перед клубами багрового дыма, ударившими из кристалла. Те моментально сложились в как никогда чёткую фигуру, сразу двинувшуюся на врага. Теперь Александр ясно видел - это была не обезьяна и не медведь. На Божество наступало абсолютно неведомое юноше тёмно-красное создание с человеческим телом. Правая рука этого существа заканчивалась мечом, а левая сужалась к концу и походила на палочку. В руках противника из его кристалла внезапно возник длинный чёрный клинок, но патронус юноши совершил молниеносный выпад и пронзил Божество своей правой рукой. На плаще врага не появилось ни малейшей дыры - багровый меч словно разрезал не материю, а саму суть противника. Чёрный клинок в руках Божества исчез, так и не успев ничего сделать, а по залу прогремел изданный противником тяжёлый хрип.

Секунда пронеслась словно в стоп-кадре, а потом из-под плаща через меч в патронуса потекла чёрная субстанция, из которой состоял противник. Одеяние Божества медленно осело на пол, а опережающий его в падении кристалл издал громкий звон. Порождённое Александром существо стало абсолютно чёрным... и вдруг тёмной вспышкой ударило назад в офицера, от чего померк свет перед глазами, а уши безнадёжно заложило. Юноша медленно опустился на колени и почувствовал себя словно придавленным к полу чудовищной перегрузкой. Он находился на грани сознания, но изо всех сил старался не упасть без чувств.

- Там, в дальних краях обретёшь ты силу, какая не снилась никому из смертных! - прозвучали словно изнутри головы загадочные слова.

Постепенно Александр осознал, что вновь может свободно дышать. Покрывавшая глаза пелена исчезла, все чувства вернулись на их законное место. Юноша осторожно поднялся на ноги и осмотрелся. Офицер не до конца понял произошедшее, но в одном был уверен: он победил. От Божества осталась только спокойно лежащая на полу одежда, в которую то было закутано, и... чёрный кристалл. Одного взгляда на эту вещь хватило, чтобы где-то глубоко внутри Александра проснулась вторая личность. Юноша словно услышал идущий изнутри своей головы голос, ласково говоривший:

- Возьми его. В нём скрыта непередаваемая мощь. Ты чувствуешь её. Она - твоя!

- Я... не знаю, что это за штука... - пробормотал в ответ офицер. - Я... боюсь!

- Не бойся, - мягко произнёс голос. - Это не более чем сила. Возьми её себе.

- К чему она мне? - поинтересовался юноша, даже не замечая, что говорит сам с собой.

- Ты станешь ещё более могущественным, нежели поверженное тобой существо. Посмотри: его считали богом. Неужели тебя не влекут подобные возможности?

- От чего же? Ты говоришь, этот чёрный кристалл сделает меня божеством?

- Именно так. В нём скрыта огромная мощь. Ты мог бы стать бессмертным, одним взмахом руки порождать смертоносные молнии, заставить людей превозносить себя...

- Заманчиво... - мечтательно проговорил Александр, и вдруг поймал себя на этой мысли. Что он такое говорит? Он из-за одного-то кристалла чуть не был только что убит, а теперь собирается взять себе второй, чёрный - а ведь такие даже у магорианцев отсутствуют!

- Не думаю, - возразил он сам себе. - С меня уже хватит неприятностей из-за этой... магии, чтобы ещё и брать стекляшки, принадлежащие инопланетным божествам.

- А как же бессмертие, могущество, власть? - голос стал жёстким и недоумевающим.

- Боюсь, я ещё не созрел для рассуждений о подобных материях, - покачал головой Александр. - А вот получить на свою голову лишние проблемы мне неохота.

Окончательно победив тягу к таинственному артефакту, оставшемуся от поверженного противника, юноша повернулся к двери. Внезапно та распахнулась, и через неё вбежали восьмеро магорианцев с кристаллами в руках. Все они были одеты подобно двум охранникам, встреченным офицером до того, также присутствовавшим среди этой группы. Только увидав плащ своего поверженного повелителя, вбежавшие удивлённо посмотрели на юношу и вдруг яростно что-то закричали на своём языке. Александр понял: он снова нарвался на неприятности. Но уж если офицер справился с целым божеством, то с его последователями как-нибудь разберётся?

- Expelliarmus! - прокричал он, вскидывая кристалл и целясь в толпу.

Одного из новых противников отшвырнуло назад в дверной проём, но остальные моментально ответили юноше градом заклинаний. Пять разноцветных вспышек попали прямо в Александра, отбросив его к колонне. Перед глазами побежала рябь, ноги и руки свела судорога, в ушах словно забили барабаны и зазвенели колокола. Юноша попробовал подняться, но ещё одно заклинание заставило его окончательно выронить кристалл. Он проиграл, и абсолютно не представлял, что теперь с ним сделают магорианцы, всё ещё недоумевающее разглядывающие оставшиеся от Божества вещи.

Вдруг офицер ощутил новый звон, идущий сверху. С трудом он поднял голову и увидел, как одно из больших окон у потолка разлетелось вдребезги. На испуганно вскинувших кристаллы противников оттуда кинулось нечто серебряное, обладающее четырьмя тонкими ногами, большими туловищем и шеей, и увенчанной ветвистыми рогами головой.

- Expelliarmus! Stupefy! Stupefy! Petrificus Totalus! - прокричали четыре голоса.

Не ожидавшие нападения сверху магорианцы отскочили назад. Двое не успели, и оказались выведены из строя в самом начале сражения с невесть откуда взявшимися защитниками Александра. Четыре человека спрыгнули от окон прямо в зал, одновременно поливая заклятиями магорианцев. Судя по голосам, среди подоспевших на помощь юноше людей находилось двое мужчин и две женщины, большего скованный чарами офицер разобрать не мог. Вокруг замелькали разноцветные лучи и вспышки, сопровождаемые криками и звуками падающих тел, но земляне очевидно побеждали. Когда последний из магорианцев рухнул на пол, волшебники нескольким взмахами рук связали всех и вышвырнули за дверь, после чего запечатали её заклинанием и осмотрелись вокруг.

- Венгерский Рогохвост! - проговорил мужчина, бросая взгляд на останки Божества. - Поверить не могу! Он сделал это!

- Я задушу эту тварь голыми руками, даже если это невозможно! - прорычала женщина.

Впрочем, она явно имела в виду вовсе не юношу, так как подбежала к нему, взволнованно всмотрелась в лицо офицера и поторопила остальных.

- На Александре какие-то чары! - чуть испуганно произнесла женщина. - Сейчас попробую их снять... - на этих словах лицо офицера озарила вспышка ярко-латунного цвета. Сводившие конечности судороги исчезли, однако рябь перед глазами и звон в ушах остались.

- А заклинания у них более чем неслабые! - также оглядывая юношу, произнёс до того восхищавшийся содеянным им мужчина. Последовала зелёная вспышка, и Александр окончательно пришёл в себя. Впрочем, разглядев теперь лицо волшебника, юноша не поверил поначалу в реальность всего происходящего. Сквозь очки на него смотрел...

- Гарольд??? - с хрипом выдавил из себя офицер.

Действительно, все пришедшие на помощь люди были Александру знакомы. Якобы погибший при крушении «Звезды» Гарольд Пейсмейкер сжимал в руках зелёный кристалл и стоял прямо перед юношей. Рядом с ним находилась лже-Хелен Грейхаунд, чей камень обладал ярко-латунным цветом. Гвендолин Рит, не делавшая никаких попыток задержать оппонентку, смотрела на юношу чуть издалека - её кристалл был салатовым. Наконец, Ричард Вест с бледно-зелёным камнем неуверенно направлялся к лежащей одежде Божества.

- Он в норме, - сказал Гарольд, улыбаясь. - Все объяснения, потом, сейчас нам нужно...

- Expelliarmus! - вдруг выкрикнула лже-Хелен, направляя заклинание на Ричарда, руки которого уже было коснулись чёрного кристалла. Камень подлетел вверх и затем, повинуясь словам «Wingardium Leviosa» и жестам волшебницы, упал прямо в её распахнутую сумочку.

- Ай! - схватившись за ушибленный палец, вскрикнул Ричард. - Ты что?

- Мы абсолютно не знаем, как он влияет на человека! - словно читая нотацию, произнесла лже-Хелен. - И вообще, он слишком могущественный для любого из нас.

- Мне казалось, лишняя сила нам не помешает, - буркнул Ричард. - Но ты права, конечно! - протараторил он в ответ на суровый взгляд бывшей начальницы.

- У нас мало времени, нужно выбираться отсюда, - закончил свою мысль Гарольд.

- Может, портключ до убежища? - предложила подошедшая Гвендолин.

- Но они выследят нас! - возразила лже-Хелен.

- Мне казалось, на убежище чары секрета? - вопросительно посмотрел на женщину Гарольд. - Или ты считаешь, что они могут преодолеть их? - поднял он брови.

- А ты уверен в обратном? - иронично спросила лже-Хелен. - Мы не имеем понятия...

- Если мы ничего не решим, то встретимся с ними здесь! - напомнил остальным Ричард.

- Ладно, я сделаю порключ, и у нас будет выиграна хоть пара часов времени, - согласилась лже-Хелен, после чего подняла небольшой камень, отколовшийся от разрушенной колоны, и направила на него кристалл. - Portus!

Гарольд схватил руку до сих пор недоумевающего Александра, и заставил его коснуться засиявшего голубым светом камня. Через мгновение к юноше присоединились остальные.

- Готовы? - спросила лже-Хелен. - Поехали!

Александра что-то резко дёрнуло, и он почувствовал себя улетающим в вихре разноцветных пятен. Камень тащил его за собой сквозь пространство, в ушах словно завывал ветер. Наконец, юношу сильно ударило о землю, и он приземлился посреди того самого помещения, где всё это время обучался магии вместе с Тедди.

Глава 13. Сорванные маски

Все пятеро переместившихся волшебников медленно поднялись на ноги. Александр по-прежнему не до конца понимал последние события, перевернувшие с ног на голову его представления о казавшихся знакомыми людях. Зато теперь осознание безопасности позволило ему, наконец, выпустить на волю все свои чувства.

- Мне может кто-нибудь, наконец, объяснить, что здесь происходит?! - громко потребовал он, переводя взгляд с одного волшебника на другого. - Начните с того, кто вы вообще такие!

- Конечно, теперь вы уже имеете право знать, - ответил за всех Гарольд. - Впрочем, вы слышали о нас от моего крестника Тедди, полагаю?

- Крестника? - понял юноша. - То есть вы... Гарри Поттер?

- Он самый, - кивнул Гарри и чуть отвёл в сторону спадавшие на лоб волосы, продемонстрировав офицеру свой знаменитый похожий на молнию шрам.

- Но... вам должно быть сейчас больше семидесяти лет! - воскликнул Александр, ещё раз прикидывая возраст собеседника и давая тому максимум сорок с небольшим.

- По виду и не скажешь, знаю, - улыбнулся волшебник. - Наши часы несколько сбились с привычного хода времени в девятнадцатом году, но об этом давайте поговорим позже.

- Если вы - Гарри Поттер, то остальные тогда... - начал догадываться офицер.

- Гермиона, - первой представилась лже-Хелен. - И единственная, кому выпало несчастье заменять реального человека, - с этими словами она освободила свои пышные волосы от сдерживающей их резинки. - За настоящую Хелен Грейхаунд не волнуйтесь... Это была её идея с подменой, кстати говоря. А благодаря нашему гению Рональду, - тут она сурово посмотрела на знакомого Александру под именем «Ричард» волшебника, - вы докопались до истинны и, понятное дело, переставили всё с ног на голову.

- Ну кто просил магглов так мудрить в их компьютерах? - начал оправдываться Рон.

- А я, соответственно, Джинни... - закончила представления Гвендолин. - Поверьте, Александр, нам самим было донельзя противно вот так обманывать вас, но на то имелась крайне веская причина! Мы обязаны были подготовить вас к тому... что вы сегодня сделали!

- Что? - вытаращил глаза офицер, с трудом осознав весь смысл только что услышанных слов. - Вы... вы... знали? Вы отлично знали, с какой тварью мне придётся столкнуться там? Я... был о вас совершенно другого мнения! Поттер с друзьями! Герои войны! Как же, на деле - компания мерзавцев, пихающих других людей на линию огня даже без их ведома!

Юноша чувствовал себя абсолютно разбитым и ненавидящим всё вокруг. Его разум захлестнул гнев, он потерял контроль над собой. Не зная, куда он пойдёт и что будет делать, офицер быстрыми шагами направился к выходу из помещения. Гарри и Рон хотели броситься за ним, но жёны остановили их и сами кинулись наперерез Александру. Расчёт оказался верным - если мужчин юноша мог сгоряча и ударить, то поднять руку на женщин для него в любом случае было недопустимо, и он в растерянности остановился перед ними.

- Да послушайте же вы! - почти взмолилась Джинни. - Для нас сегодняшние события были такой же неожиданностью, как и для вас! Мы думали, всё произойдёт ещё нескоро, мы успеем вас научить всему необходимому и сами поможем вам! Знаете, как мы испугались, когда поняли, в какую ловушку вас пытаются заманить? И сразу же кинулись на помощь! Но... честное слово, мы по-прежнему абсолютно не представляем, как вы сделали это!

- А какая разница? - прорычал юноша, пытаясь обойти двух дам, но те постоянно вставали у него на пути, заставляя выслушивать себя. - Я выполнил всю грязную работу, что вам ещё нужно?

- Александр, да как же вы не понимаете? - вмешалась Гермиона. - Вы сделали то, что даже нам было не под силу! Нам, далеко не самым слабым волшебникам, имеющим за плечами опыт войны с Волдемортом и прожитые годы! Мы сами не могли одолеть эту тварь! Знали, что вы на это способны - но до сих пор не понимаем, почему!

Офицер вздохнул и остановился, поняв бесплодность своих попыток сбежать. Гнев постепенно отступал, хотя на обманывавших его старых знакомых юноша по-прежнему был зол. Впрочем, теперь он, по крайней мере, решил попытаться задать им давний вопрос.

- Мой кристалл - ваших рук дело? Его прислали вы? - резко произнёс он.

- Нет, но мы знали, что вы его получите, - ответ Джинни оказался для офицера довольно неожиданным. - Как вы можете видеть, у нас есть такие же кристаллы...

- Или не такие же, - произнесла Гермиона. - В этом всё и дело, Александр. Мы тоже многого не знаем и не понимаем! Поэтому прошу вас, расскажите нам всё без утайки! Обещаю, что мы поделимся с вами всей информацией, какой только сможем, но для этого сами должны во всём разобраться! Скажите, как вам удалось победить то существо?

Юноша посмотрел на буквально умоляющие лица женщин, затем перевёл взгляд на ожидающих его ответа мужчин. Ещё немного подумав, офицер сдался и ответил Гермионе согласием, после чего призвал себе стул и сел на него. Волшебницы в тот же момент поводили кристаллами по воздуху в попытке нарисовать что-то вроде небольшой лавки. В результате посреди комнаты появилось нечто напоминающее длинную деревянную корягу с относительно ровным верхом, на которой, впрочем, тоже можно было сидеть.

- Как же это выходило у Дамблдора? - услышал Александр тихое бормотание Гермионы.

Юноша начал свой рассказ. Поначалу он попробовал ограничиться упоминанием необычности своего патронуса, но Джинни сразу же настойчиво попросила юношу описать созданное офицером существо в точности. Когда Александр сделал это, все четверо волшебников переглянулись с крайне обеспокоенным выражением на лицах. После окончания повествования офицера повисло недолгое молчание, нарушенное Гермионой.

- Невероятно... - пробормотала она. - Хм... полагаю, мне... нам многое ясно. Но не хватает одной детали, всего одного небольшого момента для связи картины воедино. Александр, - Гермиона посмотрела на юношу пронизывающе и в то же время умоляюще, - если вы о чём-то не сказали, то сейчас самое время. Насколько бы вам это не казалось странным, возможно - пугающим, а может - незначительным. Поверьте мне, вы сами по себе - абсолютно нормальный волшебник, тут дело совершенно в другом! Но мы должны понять всё до конца.

Юноша поколебался и начал было рассказывать о своём спасении из падающей «Звезды», но был остановлен жестом загадочно улыбающегося Гарри.

- Простите... видимо, пришло время дать вам очередной повод убить меня... или поблагодарить, уж как получится, - сказал он. - Дело в том, что из корабля вас спас не кристалл, а я. Понимаете, мы поначалу думали отправить вас одного на Валориан, я же должен был прилететь тем рейсом, что прилетел Тедди, и начать обучать вас магии вместо него. Но, узнав о происшествии с магорианцем, мы всерьёз испугались покушения на вас. Именно поэтому я полетел вместе с вами. Лишь увидев ту... штуку... сенуай-нор, - уточнил Гарри с подсказки Гермионы, - я сразу всё понял и запер кабину невербальным заклинанием. Я не мог позволить нам катапультироваться, так как тот шар в противном случая продолжал бы атаковать вас до победы. Затем мне пришлось... хм... оглушить вас и незаметно для шара переместиться вместе с вами из падающего корабля на землю прямо под ним. Понимая, что ваше спасение придётся как-то объяснить, я вложил вам кристалл в руку. Сам же... эх, ладно, сам я принял свою анимагическую форму и ускакал в лес.

- Вы - анимаг? - удивился юноша, ничего подобного от Тедди не слышавший.

- Мы все четверо - анимаги. Пришлось научиться лет двадцать назад как раз для таких случаев. Моя анимагическая форма, как вы можете догадаться, олень. И тот хищник... понимаете, я специально вывел его на вас.

- Зачем? - в который раз удивился Александр. - Он, кстати, чуть не пообедал мной!

- Поверьте, у меня было всё под контролем, - почти извинился Гарри. - Мне... ммм... в общем, хотелось проверить ваши навыки в волшебстве... Насколько случайным было происшествие с магорианцем, если быть точнее. И вы применили... ну, вы же знаете...

- Да, смертельное проклятие, - рассержено фыркнул юноша. - Но оно никого не убило!

- Вас никто ни в чём не обвиняет, Александр! - поспешила вмешаться Гермиона. - Просто это... ну сами понимаете, странно. Откуда вы его узнали? Расскажите, мы должны знать!

И вновь офицер начал колебаться. Сейчас у него уже не было никаких отговорок. Должен ли он честно рассказать о странных снах? Хотя... в свете упоминания Гермионой пугающих странностей... Видимо, она сама уже многое понимает... Да и Гарри объяснил всё без утайки про то происшествие... Ладно, была не была! Александр сжал кулаки, выкинул из головы полезшие в неё сомнения и выложил волшебникам всё про оба страшных видения.

Эффект был потрясающим. Гермиона вскочила с места, когда Александр даже не закончил пересказывать второй сон, и радостно щёлкнула пальцами. Она просто сияла, будто только что нашла ответы на все вопросы мироздания. Потом извиняющиеся посмотрела на юношу и дала тому закончить рассказ о видении.

- Последний кусочек головоломки занял своё место! - восторженно заявила она сразу после окончания речи офицера. - Теперь у меня нет никаких сомнений!

- И... неужели это то, что я думаю? - с сомнением посмотрел на подругу Гарри.

- Иного объяснения быть не может... - покачала головой Джинни.

- Но почему этот... грязный мерзавец не сказал нам?! - гневно топнул ногой Рон.

- Да что вы имеете в виду? - раздражённо спросил юноша.

- Александр, покажите ваш кристалл, - попросил Гарри.

Юноша открыл ладонь и продемонстрировал присутствующим свой красный камень.

- Да, и как же я его сразу не узнал! - скрипнул зубами волшебник. - Хотя я, конечно, даже предположить тогда не мог, что такое возможно... Но теперь это бесспорно... Вы, Александр, являетесь потомком древнего тёмного мага, известного нам как Калигон.

- Именно, - кивнула головой Гермиона. - По всей видимости, он тоже носил ваше имя. А тот спасённый мальчик наверняка родился сквибом... то есть лишённым магических способностей. И этот мнительный ублюдок захотел убить его, чтобы очистить свой род!

- То есть... как? Какой ещё Калигон? Кто это? - офицер мог только хлопать глазами.

- Эм... Да, вы же не знаете... - замялся Гарри. - Этой части нашей истории не найдёшь в учебниках, и Тедди, к счастью, о ней также не имеет ни малейшего представления. Калигон был тёмным волшебником, однажды обнаружившим источник большой силы. Он поставил себе на службу тёмные эмоции людей и попытался стать всесильным, но был убит. От него остался только связанный с его сущностью кристалл - как раз его вы сейчас и держите в руках, а душа Калигона из-за его опытов оказалась заключённой в океане негативной энергии. Более двух сотен лет он приносил миру сплошные проблемы, пока его не уничтожили окончательно. Но этот кристалл по-прежнему имеет связь с тёмной энергией, и в руках потомка своего повелителя - в ваших руках, Александр! - показывает свою силу. Существо, порождаемое вами как патронус, называется Воплощением и действительно представляет крайнюю опасность для тварей, которых магорианцы считают божествами.

- Но вы не беспокойтесь! - поспешила добавить Джинни. - Вы сами вольны делать выбор, а кристалл - лишь инструмент, чьим бы он не был!

- Великолепно! - юноша достаточно быстро оправился после не самого приятного известия и снова стал довольно сердитым. - То есть меня фактически использовали ради абсолютно неизвестных мне целей только потому, что я - потомок какого-то там древнего тёмного мага? И можно, наконец, узнать хотя бы, во что меня втянули? Кто мне прислал кристалл? Кто стоит за вами? Почему понадобилось сталкивать меня в бою с той тварью?

Волшебники дружно вздохнули и переглянулись. Отвечать на заданные офицером вопросы им явно было трудно, и каждый не отказался бы предоставить честь разъяснять очередную порцию тайн и загадок другому. Наконец, Гермиона первой решилась прервать молчание и взять на себя незавидную роль преступника, оправдывающегося перед жертвой.

- Мы сотрудничаем с чрезвычайно влиятельными людьми, - сказала она, поведя глазами в направлении потолка. - Я не могу сразу объяснить вам всё, Александр, так как слишком многое придётся рассказывать. Но именно эти союзники организовали нашу отправку на Валориан - и, главное, вашу тоже. Мисс Грейхаунд, по счастливому стечению обстоятельств, оказалась одной из них, и... - тут волшебница добродушно усмехнулась, - была крайне счастлива представившемуся шансу спихнуть на меня все проблемы и заняться, наконец, личной жизнью. Правда, должна заметить, даже возможности наших знакомых не безграничны, и при организации вашего приказа они выложились на полную катушку.

- Ну конечно же! - недоверчиво прорычал офицер. - Я понадобился чуть ли не мировому правительству! И оно не может решить свои проблемы, иначе как посылая мне принадлежащие тёмным магам камешки и зашвыривая подальше в космос без спросу!

- Александр, да когда же до вас дойдёт! - Гермиона уже стала немного раздражённой. - Вы - единственный волшебник на Земле, кто может использовать этот кристалл! Кроме того, нами... ммм... руководит вовсе не упомянутая мной организация, и камень прислала вам не она. На самом деле, я не могу точно сказать, кто отправил посылку - но по чьей воле это случилось, знаю. Мы все так или иначе выполняем указания того, кого называем Тенью, Исполнителем, Наблюдателем... но его историю я опять вынуждена отложить до более спокойного момента. Именно Исполнитель предупредил нас о грядущей угрозе, именно он знает, как отвести её от Земли - и поэтому у нас просто нет выбора, кроме как слушать его.

- Проклятье, какой ещё Исполнитель? Какая угроза? От кого? - голова юноши буквально трещала по швам от обилия совершенно новой ему информации.

- От так называемых магорианских божеств, конечно же! - тоном профессора, вынужденного объяснять очевидные факты, произнесла Гермиона. - Вы видели, как отнеслось к вам одно из них? Для этих тварей волшебники Земли - не более чем ошибки мироздания, и если они узнают о нашем существовании, а рано или поздно они узнают... начнётся страшная война. Она затронет не только магический мир - магглы неизбежно окажутся вовлеченными в конфликт, и он будет кровавее десяти мировых войн! Теперь вы понимаете, Александр? Перед нами стоял выбор - либо эта ужасная трагедия, либо план Исполнителя, призванный предотвратить её. Подумайте - что вы бы выбрали на нашем месте?

Офицер был неспособен отвечать вообще. Он совершенно потерялся от внезапного выбора, поставленного перед ним. Поначалу ответ казался очевидным - искать иной выход! Но если другого выхода нет - действительно, что он выбрал бы в этом случае? Смог бы вот так кинуть другого юношу на передовую, или ждал неизбежного кровопролития, осознавая, что мог предотвратить его - но не сумел решиться принести необходимые жертвы. Теперь Александр отлично понимал причины, по которым волшебники, с честью прошедшие пламя войны с Волдемортом, вдруг совершили далёкий от идеалов доброты поступок. И, если бы тем принесенным в жертву молодым магом был не он сам - офицер, пожалуй, назвал бы их выбор достаточно храбрым и требующим изрядной доли мужества. Но ведь пострадавшей стороной в данном случае всё-таки оказался именно юноша!

- Вот видите! Мы тоже сомневались, и в итоге вынуждены были согласиться с планами Исполнителя, - продолжила наступление Гермиона. - Это случилось через год после вашего рождения, Александр. Мы тогда хотели... поговорить с ним по поводу своей неестественной молодости, но Исполнитель ошарашил нас ещё менее приятным известием. Он рассказал нам о вас, сообщил, что вы являетесь волшебником, но не были замечены магическим миром, и попросил нас присматривать за вами. Поначалу мы, конечно же, запротестовали, а потом... нам пришлось согласиться на планы Исполнителя - иной выбор мы просто не могли сделать.

- И вы... следили за мной всё это время? - юноша хотел снова возмутиться, но в то же время слова волшебницы многое ему разъясняли. - Значит... например, то окно, что я разбил давно в школе - его починили вы?

- Да, - кивнула Гермиона, - мы старались незаметно помогать вам и ликвидировать последствия спонтанного волшебства, скрывая вас от волшебного мира. Но ведь вы же понимаете, у нас...

- Не было иного выбора, - закончил офицер уже смягчившимся тоном, пусть и остававшимся достаточно сердитым. - Спасибо, моя голова ещё кое-как варит, хотя события последних часов не слишком способствовали её функционированию. Ладно, попробую подвести итог. Некий Исполнитель - очевидно, считающий себя крайне умным, предсказал большую войну, которую развяжут магорианцы под руководством своей высшей силы. Я, по счастливому стечению обстоятельств, родился волшебником и оказался необнаруженным магическим миром, о чём этот гений, разумеется, не преминул узнать. Ко мне сразу приставили нянек, затем послали этот кристалл и надеялись вырастить героя, но развязка наступила раньше планируемого срока. Я ничего не упустил?

- Ну... ммм... в принципе, конечно, верно, хотя и слишком сильно сказано... - вставил своё слово в разговор Рон. Джинни и Гарри, пожалуй, были готовы согласиться с его мнением, и лишь Гермиона придерживалась более близких Александру взглядов.

- Только не начинайте опять сердиться... - начала она упавшим голосом. - Но, мы полагаем, именно Исполнитель не позволил волшебникам обнаружить вас. Он всё планировал ещё до вашего рождения, а значит, не мог полагаться на случайности.

- Да что же это за человек-то! - снова взвинтился офицер, яростно сверкая глазами. - Кто он такой? Прорицатель? Мудрый старец? Может... эээ... как их... Дамблдор и Трелони в одном лице, вот?

Все четверо собеседников юноши улыбнулись, по все видимости, представляя себе директора Хогвардса в очках прорицательницы и с головы до ног увешанного браслетами.

- Нет, Александр, он даже не человек... - Гермиона вновь помрачнела первой. - Но повторяю, сейчас рассказывать о нём нет времени. Могу лишь сказать, что Исполнитель отлично знает, с кем мы имеем дело, и нам остаётся лишь доверять ему.

- Ну, если знаменитые Поттер с командой верят созданию неизвестного происхождения, то я совершенно спокоен и могу покорно засунуть голову в очередную петлю! - съязвил офицер, с трудом разложивший всю полученные сведения по полочкам в голове. - Итак, что вы от меня ждёте дальше? Мне понадобится уничтожать всех магорианских божеств друг за другом? Или, может, передать свой патронус в ваше пользование? Где на Валориане обитают нотариусы или адвокаты какие-нибудь, чтобы официально заверить сделку?

- Мы... эм... не знаем... - замялась Гермиона, отводя взор от изумлённого её ответом юноши. - Исполнитель сказал, что вы должны уничтожить одну из этих тварей, и вы сделали это! Но... мы же думали, всё произойдёт ещё не скоро... ну, и не стали слишком нажимать на него, требуя рассказать нам дальнейшие планы. Одно могу сказать точно - теперь эти создания знают о вас, о нас, и... вряд ли будут нападать поодиночке.

- Погодите! - офицер вдруг вскочил со своего места. - Если они знают - это не значит, что они немедленно нападут на Землю и развяжут свою войну?

- Нет-нет! - поспешила успокоить юношу Джинни, пока подруга прокручивала в голове какие-то идеи, навеянные вопросом Александра. - Они знают о нас, да - но ничего не понимают. Волшебники с Земли в сердце Валориана, да ещё когда один из них владеет непонятной силой... Это слишком подозрительно, больше похоже на организованную диверсию. Мы считаем... надеемся, что они в первую очередь подумают о вмешательстве Исполнителя и, должна сказать, во многом будут правы.

- Да... - кивнула Гермиона с задумчивым видом. - Всё ещё слишком много совпадений... Похоже, наш приятель дёргает за куда большее количество ниточек, нежели нам казалось.

- Так значит, с Исполнителем они знакомы? - краюшек рта уже севшего назад на стул юноши дёрнулся вверх.

- Более чем, но... снова попрошу вас не продолжать расспрашивать нас по этой теме, - Гермиона постучала пальцем по коммуникатору на своей руке, демонстрирующему текущее время. - Теперь, когда вы... эм... хоть немного понимаете сложившуюся ситуацию, нам нужно решить, что делать дальше. Исполнитель обещал связаться с нами...

- Постойте, что значит «нам»? - прервал волшебницу офицер. - Я, кажется, своё дело сделал! Далее, меня отправляли служить в Представительстве Объединенной Земли, а не уничтожать всяких божеств вместе с кучкой волшебников... - и вдруг, осознав последствия сегодняшних событий, Александр резко выпрямился на своём месте. - Эй, а что будет с другими людьми? С Тедди, с учёными? Ведь эти твари... они же первым делом заявятся туда!

- Представительства уже не существует, - Гермиона вновь ошарашила юношу очередным неожиданным известием. - Одновременное исчезновение троих сотрудников ни в какие рамки не лезет, так что все люди возвращаются на Землю под руководством Тедди... и Йоши с немного промытыми мозгами. Так как на сегодня очень удачно, - волшебница сделала чёткое ударение на последних двух словах, - назначена очередная смена сотрудников, то завтра мы останемся единственными людьми на Валориане. Магорианцы не станут мешать отбытию землян домой - разве что убедятся в нашем отсутствии среди них.

- И как же мы вернёмся на свою планету, а? - юноша оскалился и нервно застучал ногой по полу. - Я не собираюсь оставаться здесь без всяких средств связи с домом! Вы хоть представляете, как будет волноваться моя мать?

- Тедди примет все необходимые меры, поверьте нам! - заверила офицера Джинни. - Мы оставили его отправлять Алю... эм... Альбусу... зашифрованное письмо с кратким описанием ситуации. Но нам придётся дождаться Исполнителя и выяснить у него дальнейшие планы...

- В которых мне, разумеется, придётся участвовать - и снова без спросу! - прошипел Александр сквозь зубы, не слишком веря в способность волшебников грамотно донести до Светланы сложившуюся ситуацию.

- Нет! - Гарри будто перерубил разговор своим вмешательством. - Мы дадим вам выбор!

- Прошу тебя, не надо! - заморгала глазами Гермиона, переводя взгляд на друга.

- Джинни, Рон - что скажите? - поспешил обратиться тот к остальным волшебникам.

- Эээ... - протянули те, в какой-то мере поддерживая обоих - либо не желая им перечить.

- Может быть, кто-нибудь всё-таки учтёт моё скромное мнение? - фыркнул офицер.

- Ну... Гермиона, давай и правда дадим ему самому всё решить? - Рон всё-таки решил поддержать Гарри, и Джинни также закивала, одобряя его слова. Волшебница тяжело вздохнула и упавшей головой выразила согласие с остальными участниками беседы.

- Отлично, - крайне серьёзным тоном произнёс Гарри. - Вы хотите выбора, Александр - и вы его получите. Только думайте хорошенько, так как сами понимаете, что поставлено на карту! Если желаете вернуться на Землю немедленно - я дам вам свою мантию-невидимку. Магорианцы и их божества не могут знать об этой реликвии, и не обнаружат вас. Вы прокрадётесь на «Фелоушип», взлетите - ну а дальше вам поможет Тедди. Я совершенно не в курсе планов Исполнителя - но и не собираюсь удерживать вас здесь против воли. Ну, как вам такая альтернатива?

Юноша закусил губу. Он всей душой желал принять предложение Гарри, вернуться домой и постараться забыть о таинственной твари в капюшоне, обо всех угрозах - и даже, возможно, о магии и о кристалле. Раз волшебники отправили его сюда, то смогут и перед командованием оправдать - особенно учитывая ликвидацию Представительства. Но что если всё же начнётся война? Сможет ли офицер смотреть, как вокруг гибнут люди, а он, возможно, мог предотвратить этот конфликт? И, в довершение всего, на голову юноши тяжёлым грузом обрушились слова Гермионы, последовавшие за фразой Гарри.

- Это ещё не весь выбор, - тяжело произнесла она, подвинувшись на самый край своего сидения и наклонившись к Александру. - Вы должны разобраться в своих чувствах к Тлее.

- А... она... при чём тут она? - тихим сдавленным голосом спросил юноша.

- Вы же раскрыли ей свой секрет, не так ли? - хотя офицер прямо не говорил об этом, догадаться волшебнице было не сложно. - Я... не стану как-то укорять вас за это... Думайте сами, насколько правильно поступили. Но после того, как Тлея... полагаю, она нарушила своё обещание молчать, рассказав о вас своим божествам?

- Она не знала, что они захотят убить меня! - сам того не ожидая, вступился за девушку Александр. - Она думала, что именно они прислали мне кристалл! Она... хотела как лучше!

- Я рада это слышать, так как... честно говоря, не ожидала от неё подобного поступка, иначе бы не способствовала вашему сближению, - глаза Гермионы опустились к полу. - Но дело в другом. Если магорианские божества попытаются использовать её, чтобы добраться до вас - вы снова не помчитесь на помощь? Когда вы улетите, то обратного пути не будет, и вам придётся навсегда забыть о ней, даже если представится случай вернуться на Валориан.

- Как... использовать? - офицер хватался за соломинку, хотя представлял себе ответ Гермионы. - Тлея же магорианка! Она ничего не сделала ни против своей расы, ни против самих божеств!

- Думаете, им есть дело до справедливости? - лицо волшебницы презрительно скривилось - такой ненависти юноша ещё в её глазах не видел. - Нет, ради своих целей они без колебаний пойдут даже на убийство кого угодно. И поэтому я спрашиваю у вас: узнав, что Тлея находится на волосок от гибели, не кинетесь ли вы спасать её, забыв про всё остальное?

Последний вопрос пудовой гирей рухнул на весы, колебавшиеся в голове Александра. Офицера всего передёрнуло от представившейся ему ситуации, и свой выбор в ней он отлично знал. Нет, юноша не забыл о содеянном подругой, и не был до конца уверен, кого она поддержит, узнав планы своих божеств. Но в один момент сомнения стали неважными, а любые обиды на девушку улетучились. Александр не мог просто так отвернуться от Тлеи из-за одной невольной ошибки последней.

- Я должен её предупредить! - чуть покраснев, пламенно заявил он. - Немедленно! И пусть сама скажет, на чьей она стороне!

- Мы поможем вам встретиться с Тлеей, - пообещала Гермиона. - По правде говоря, у меня тоже есть к ней пара вопросов. Но, пожалуйста, не теряйте голову! Нельзя вот так прямо побежать её искать, даже в мантии-невидимке. Магорианцы со своими божествами того и гляди нагрянут сюда, и мы можем просто потерять друг друга в суматохе!

- А если эти твари действительно сейчас схватят Тлею? - юноша снова в волнении вскочил на ноги и начал поглядывать в сторону двери.

- Они не станут действовать наобум, и мы не должны! - Гермиона поспешила встать вслед за офицером, а Джинни, также поднявшаяся с места, на всякий случай перегородила юноше дорогу к выходу. - Александр, мы на вашей стороне, и всегда будем на ней, что бы не случилось! Но подождите до завтра, так будет лучше и для вас, и для Тлеи!

- Сейчас мы дождёмся появления инопланетян и вместе с вами сбежим у них на глазах, - добавила Джинни. - Пусть они видят, что вы не торопитесь ни к Тлее, ни на Землю. Это смутит их, они будут колебаться, прикидывать, насколько вы опасны...

- Ладно, ладно, я понял! - офицер гневно топнул ногой и был готов сплюнуть, но удержался. - Хорошо, я остаюсь - довольны? Но после встречи с Тлеей при первой же возможности вернуться на Землю... я ничего не могу обещать!

- Договорились, - облегчённо вздохнула Гермиона. Остальные волшебники также приободрились, узнав о сделанном юношей выборе. Сам Александр сел и с крайне хмурым видом уставился на свой кристалл, словно желая взглядом уничтожить предмет, ставший причиной всех его злоключений. Видя это, Джинни постаралась отвлечь офицера от грызших того неприятных мыслей и воспоминаний.

- Поскольку у нас выдалась свободная минутка, - она постаралась сделать свой тон как можно более беззаботным, - то задавайте вопросы. Только, пожалуйста, ничего важного - нас могут прервать в любой момент.

- Что произошло, когда я раскрыл Хелен... эм... Гермиону? - брякнул юноша первое, что пришло ему на ум. Александр сам был не против выкинуть из головы полезших в неё тараканов, и потому с радостью поспешил занять себя более лёгким разговором.

- О, это было крайне весело и грустно одновременно! - засмеялась Джинни. - Пожалуй, мне ни разу за всю жизнь не приходилось так быстро соображать, как в тот раз! Кто бы мог подумать, что подсунутый нам «на всякий пожарный» пистолет так пригодится!

- Ага, скоростная легилименция мне тоже понравилась, - также улыбнулась обрадованная сменой темы беседы Гермиона. - До сих пор не могу понять, как Джинни ещё и произносить осмысленные фразы умудрялась параллельно с перекидыванием мыслей туда-сюда!

- Кстати, а кому пришла в голову идея побега? - встрял в разговор Рон, не решавшийся ранее напоминать жене о происшествии, чтобы не получить очередную порцию нареканий.

- Основная заслуга, конечно, принадлежит Джинни, - ответила та. - Впрочем, мы до последнего момента строили друг другу глазки, дорабатывая детали.

- Не скромничай, - Джинни слегка погрозила Гермионе пальцем. - Финал был разыгран целиком по твоим мыслям. Только этот дурак Йоши чуть всё не испортил. Но вы, Александр, тогда спасли ситуацию, а не то пришлось бы мне Такуми ногами, наверное, отталкивать...

- Что выглядело бы, разумеется, донельзя глупо, - кивнула Гермиона. - А так всё получилось идеально: мы вышли в коридор, Гвендолин осталась изображать из себя оглушённую злобной преступницей жертву, а лже-Хелен кинулась на улицу и в ближайшем же безлюдном месте превратилась в выдру.

- Выдра! - хлопнул себя по лбу юноша. - Так это были вы в анимагической форме!

- Маленький и очевидно инопланетный зверёк, - хитро подмигнула офицеру Гермиона, - который через несколько не самых приятных часов на улице превратился назад в человека и под принесённой Джинни мантией-невидимкой вернулся в Представительство.

- После чего на орехи досталось и мне, и, особенно, Рону, - шутливо добавил Гарри.

- И правильно досталось! - фыркнула Джинни. - Жаль, мы с Гермионой не могли Йоши высказать всё, что о нём думаем. Я, конечно, устроила ему весёлые деньки, но этот тип заслуживает много большего!

- Ну... Он, конечно, не самый приятный человек... - офицер постарался быть справедливым. - Но всё ж таки делал примерно то же, что и я - искал ответы на вопросы...

- Ой, Александр, вы крупно заблуждаетесь! - прикрыв глаза, помотала головой Джинни. - Ваши выводы о Йоши были неплохи, особенно учитывая всю эту историю с подменой, только... Помните тот день, когда вы застали его в кабинете Хелен? Тем утром я заметила Такуми что-то обсуждающим с Нордолом. Мне показалось это подозрительным, а когда он открестился от моих вопросов парой фраз и постарался спрятать сжимаемые в руках бумаги... В общем, я примерно поняла его замыслы, и поговорила с Гермионой. Конечно, мы не могли показать ему, что обмениваемся подобной информацией, и решили дать вам поймать его. Я следила за Йоши и, как только он воспользовался нарочно предоставленной ему возможностью залезть в кабинет, вошла в гостиную. Это был условный сигнал, и Гермиона сразу же отправила вас за якобы понадобившимися документами.

- Так... - Александр сделал останавливающий жест руками, пытаясь разобраться в сказанном Джинни. - Зачем же это понадобилось, если он всё равно не нашёл то, что искал?

- Да не искал он ничего! - воскликнула волшебница. - Наоборот, подкидывал! Йоши придумал гениальный план - для своих умственных способностей, конечно. Он сошёлся с Нордолом, и тот изготовил документы - якобы предупреждение магорианцев о готовящемся нападении на ваш корабль. Разумеется, чушь полная - но О’Коннор, в принципе, мог бы и поверить в подобный бред. Потому мы и дали Такуми шанс подбросить эти бумаги под нашим контролем, а на следующий же день Гермиона избавилась от них. Йоши, конечно, считал себя самым умным, и лишь после неудачной реализации своих замыслов начал понимать, где прокололся.

- Вот негодяй! - в сердцах прорычал юноша, разобравшись в планах японца.

- Не судите его слишком строго, - махнула рукой Гермиона. - По крайней мере, он совершенно искренне верит в свои идеи о вреде межрасовой торговли, а Гвендолин на самом деле не была идеальным защитником подобных воззрений. А вот Нордол действительно мерзкая личность, и ради создания проблем своему врагу Холи пошёл даже на такие меры.

- Бьюсь об заклад, не только ради Холи, - презрительно фыркнула Джинни. - Помнишь, как Нордол хотел забрать Александра сразу после его прибытия на Валориан? Ну так вот - наверняка Йоши пообещал ему в том числе и отдать своего сотрудника для какой-нибудь сомнительной процедуры вроде влезания в память!

Гермиона, похоже, согласилась с подругой, и её сжавшийся кулак красноречиво говорил о возникшем желании придушить японца. Юноша же пробормотал про себя пару ругательств в адрес Йоши и Нордола, но затем вспомнил о предупреждении последнего насчёт девушки.

- Постойте, - нерешительно начал он. - Нордол... В общем, он предупреждал меня относительно Тлеи... Говорил, что бы я не доверял ей... Он, конечно, скользкая тварь и всё такое, но... зачем? Если ему было известно, что Божества попросили её шпионить за мной...

- Он пал ещё ниже, чем я предполагала, - скривилась Гермиона. - Ну конечно он предупреждал вас - точнее, намекал, так как на прямое предательство не решился бы. Ведь её... эм... привлечение к, скажем так, операции было для Нордола страшным ударом. Дочка ненавистного Холи - и получает все шансы в момент стать более полезной своим божествам, чем Нордол за всю свою жизнь! Он бы, как говорят магорианцы, кристалл свой проглотил скорее, нежели дал свершиться такому страшному событию! Вот и лез из кожи вон, чтобы добраться до ваших секретов раньше Тлеи. Хвостиком за Джинни ходил, хуже горькой редьки ей надоел, а потом, стало быть, ухватился за последнюю надежду - Йоши.

Тем временем никто из увлечённых разговором волшебников не замечал, что последнее время Гарри и Рон пристально смотрят друг на друга, обмениваясь мыслями. Первой к ним обернулась Джинни - и тут же поймала вопросительный взгляд мужа, спрашивающего мнение жены по некому вопросу. Она тут же нахмурилась и незаметно толкнула в бок Гермиону. Получив свою порцию мыслей от остальных, волшебница сжала губы, закрыла глаза - и всё-таки отрицательно покачала головой.

- Что? - несмотря на всю конспирацию, очнувшийся от раздумий Александр заметил странное поведение старых-новых знакомых.

- Да... так... обсуждали одну мелкую деталь, - поспешил произнести Гарри с видимым безразличием, но не очень убедительно.

На самом же деле в головах всех четырёх волшебников всплыла одна и та же сцена, поведать которую Александру они не решались. Чувствовали, что должны - но всё-таки решили промолчать. Юноша и так узнал слишком многое, решили они, и давать ему лишний повод разозлиться - плохая идея. Возможно, потом он и это узнает - но не сейчас. А мелькала в их мыслях следующая картина, имевшая место в первый рабочий день Александра.

Гарри сидел за компьютером и перечитывал последние новости с Земли. На лице волшебника застыло выражение глубокой скуки - дел в Представительстве у считающегося погибшим Гарольда не было. Принадлежащий Гарри зелёный кристалл лежал рядом с клавиатурой, и волшебник порой подбрасывал его в воздух и ловил, чтобы хоть как-то развлечься.

От унылого созерцания уже один раз наверняка прочитанных новостей Гарри оторвали раздавшиеся в коридоре шаги. Он отвернулся от экрана и насторожился. Раздался писк электронного замка, дверь открылась и в комнату вошла Джинни, стараясь не давать возможному наблюдателю достаточно широкого обзора, чтобы заметить Гарри.

- Какие-то проблемы, - шёпотом сказала она вставшему навстречу мужу. - Гермиона объявила общий сбор. Наверное, опять что-то с нашим подопечным стряслось...

- Ну хоть дело, может, появится... - зевнув, протянул Гарри. - А то я от скуки с ума могу сойти тут. Может, мне как-нибудь воскреснуть, а?

- Ты же знаешь, что это невозможно... - с сожалением произнесла Джинни. - Магорианцы тут же всё просекут, да и у Александра вопросы появятся...

- Уж и помечтать нельзя, - грустно улыбнулся Гарри, и супруги вместе сели на мягкий диван в ожидании друзей.

Через несколько секунд снова послышались шаги, и в комнату с ещё большей осторожностью, чем Джинни, вошли Гермиона с Роном. Они постоянно оглядывались, проверяя, не видит ли их кто-нибудь - ходить к Гвендолин Хелен точно не пристало.

- Ну, что стряслось? - Гарри постарался задать вопрос весьма бодрым голосом. - Надеюсь, есть работа для мальчика-который-постоянно-выживает?

- Единственное, что у нас есть - это большие проблемы, - немного раздражённо ответила ему Гермиона, садясь на диван вместе с Роном. - Александр слишком замкнут. Я боюсь, что он может полностью уйти в себя и начнёт играться с кристаллом. Вы же помните, что тот, благодаря своей связи с душой, отлично может успокаивать человека?

- Если и забудем, то ты нам обязательно напомнишь, - съязвил разочарованный Гарри.

- Это очень и очень серьёзно, - сказала Гермиона крайне мрачным голосом. - Если так будет продолжаться и дальше, то на наших глазах вырастет хорошо если не новый Волдеморт. Похоже, потеряв в лице Гарольда друга, Александр совсем замкнулся.

- Он ценит откровенность, - произнёс Гарри. - Может, лучше ему всё рассказать?

- Ты что? - Гермиона уставилась на друга как очень странное создание. - Ещё рано, слишком рано. Он должен постепенно познавать магию, самостоятельно принимать верные решения, а не вот так получить на свою голову ворох проблем. Боюсь, если мы сейчас ему всё расскажем, он может просто-напросто выкинуть кристалл и потребовать вернуть его на Землю. Гарри, я отлично понимаю... мы все понимаем, как тяжело вот так играть с человеком... Но пока что мы просто не имеем права всё ему рассказать.

- А что если он вдруг применит заклинание? - раздался голос Рона. - Ведь это тоже опасность, и большая. Если магорианцы засекут здесь магическую активность...

- Да, это мы также должны предотвратить, - кивнула Гермиона. - Нужно придумать способ убедить Александра в том, что он не должен пользоваться камнем - ни для заклинаний, ни для своего утешения - и при этом не вызвать у него подозрений.

На минуту в комнате повисла тишина. Все четверо участников совещания старались прокрутить в своих головах множество вариантов выхода из сложившейся ситуации.

- Александру нужно с кем-то поговорить, - нарушила тишину Джинни. - С кем-то, кому он доверяет. Может, Гарри попытаться изобразить призрака Гарольда?

- После чего наш потенциальный Тёмный Лорд и вовсе сойдёт с ума, - засмеялся Рон.

- Ты прав, это не лучший выход, - поддержала мужа Гермиона. - Хотя сама идея неплохая. Я бы сказала, ему нужно поговорить с самим собой, с той личностью, которую он так тщательно в себе скрывает... Я уверена, ему понравилась Тлея, но он даже самому себе в этом не признается! А вот если он поговорит с собой как с другим человеком... Это не вызовет у него шока, как созерцание умершего друга, а скорее лишний раз подтвердит его необыкновенность, и ничего более... В то же время он не может доверять кому-то больше, чем самому себе, и наверняка подумает над всем, что этот двойник ему скажет.

- Честно говоря, я тебя не слишком хорошо понял, - прищурился Гарри. - Но готов сыграть эту роль. Захваченного с Земли оборотного зелья у нас достаточно, так что магорианцы ничего не смогут заметить. Пару волосков Александра я отрезал, когда вытаскивал его из корабля... Конечно же, благодаря предусмотрительным инструкциям нашей Гермионы, - быстро добавил он в ответ на хмурый взгляд волшебницы, после чего та улыбнулась. - Вот только как его убедить, что перед ним именно он сам, а не просто двойник... как оно, кстати, и будет на самом деле?

- Элементарно! - Гермиона уже вошла в раж на начала тараторить. - Ты спрячешься под своей мантией-невидимкой. Гвендолин придёт к Александру под благовидным предлогом - например, попытается перетянуть его на свою сторону, и принесёт ему какой-нибудь напиток... Ты незаметно подсыплешь ему что-нибудь со снотворным эффектом - я найду такой препарат в нашей аптечке без всякой магии. Его начнёт клонить в сон, ты покажешься из-под мантии и постараешься убедить в опрометчивости его решений. Только постарайся не произносить слова, а мысленно говорить с ним - боюсь, русский язык у нас всех крайне плох, а на английском он с собой беседовать не стал бы...

- Ладно, я попробую, - кивнул Гарри, обрадованный долгожданным делом.

- Хорошо, тогда обсудим ваш разговор, подождём завершения им данной мной работы... кстати, отличный повод проверить его лояльность мне, Джи... то есть Гвендолин, и приступим. И... - тут Гермиона немного замялась. - Помните, ради чего мы всё это делаем!

Юноша догадался, что волшебники скрывают от него какие-то свои мысли, но не успел ничего потребовать. Раздавшийся визжащий звук заставил всех находившихся в здании людей моментально вскочить на ноги. Офицер и без слов понял, о чём говорят вопли таинственной сигнализации. Впрочем, Гарри тут же подтвердил его подозрения.

- Чары секрета сняты! - закричал он.

- Portus! - Гермиона мгновенно снова ткнула кристаллом в перенесший волшебников сюда камень.

- Скорее, к портключу! - Джинни схватила Александра за руку. Юноша сразу опомнился от секундной растерянности и одновременно с остальными коснулся засиявшего голубым светом предмета. Дом тряхнуло, а затем содержащая дверь стена с грохотом развалилась на кусочки, сопровождаемая клубами пыли и странными завихрениями принимающего свой настоящий размер пространства.

- Aguamenti! - одновременно прокричали Гермиона и Джинни. В кружившее над обломками стен серое облако ударили струи воды, существенно проредившие его.

- Expecto Patronum! - вторили жёнам Гарри и Рон, породив серебристых оленя и терьера. Те сразу кинулись вперёд - на довольно быстро вплывающих в комнату существ в таких же чёрных плащах, как и увиденное не так давно юношей. Магорианские божества взмахнули возникшими из их кристаллов чёрными клинками и уничтожили патронусов, после чего впились в волшебников отсутствующими глазами. В ту же секунду Гермиона прокричала:

- Уходим! - и Александр опять почувствовал себя куда-то летящим вслед за влекущим его сквозь пространство камнем. На этот раз волшебники приземлились посреди окружающего город леса и сразу все четверо схватили юношу за руку.

- Аппарируем! - скомандовала Гермиона, - Раз, два, три!

Теперь офицер почувствовал, как со всех сторон его сжимают невидимые тиски. Свет померк, он не мог дышать и опять нёсся в неведомые дали. Но как только Александр почувствовал себя задыхающимся, в его лицо с негромким хлопком ударил свежий воздух, и юноша понял, что снова стоит посреди леса - но на этот раз другой его части.

- Может, ещё раз, чтобы запутать их, если что? - раздался вопросительный голос Рона.

- Бессмысленно, - мотнула головой Гермиона. - Лучше пусть Гарри даст Александру мантию, а мы все примем анимагические формы и разделимся.

- Хорошо, - быстро кивнул Гарри, доставая плащ-невидимку и протягивая его офицеру. - Нам с Джинни придётся держаться порознь, а вот ты и Рон довольно мелки, так что...

- Да, - кивнула Гермиона, - Александр пойдёт с нами. Встречаемся у пещеры через час.

Привычным движением накидывающий на плечи мантию юноша краем глаза заметил, как все четверо волшебников исчезли. На месте Гарри теперь стоял знакомый офицеру по встрече в лесу олень, рядом с которым возвышалась величавая белая лошадь - анимагическая форма Джинни. Рон обратился в похожую на своего патронуса небольшую собачку, а Гермиона - в уже однажды видимую Александром выдру. Вскоре ставший невидимым юноша уже шёл за негромко тявкающим терьером, стараясь ступать как можно осторожнее. Выдра следовала за ними попятам, а олень с лошадью растворились в окружавшей волшебников зелени Великого Леса Валориана. В голове офицера пронёсся вопрос, который он не успел задать - как Гарри и остальные нашли его, и откуда узнали, куда он направляется и что ему грозит смертельная опасность? Однако, вспомнив обо всё ещё закрепленном на руке коммуникаторе, он решил, что знает ответ по крайней мере на часть этой загадки. Но в этом Александр ошибался. Коммуникатор не мог передать сигнал с территории замка, специально для встречи с юношей заколдованного Тенями Валориана...

Конец первой части.




загрузка...