КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 393966 томов
Объем библиотеки - 511 Гб.
Всего авторов - 165850
Пользователей - 89551
Загрузка...

Впечатления

стикс про Шаргородский: Неживая легенда (Героическая фантастика)

не плохо написано ждем продолжения

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
ZYRA про Романов: Бестолочь (Альтернативная история)

Честно сказать, посмотрел обложку и читать сие творение расхотелось. Не в обиду автору.

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
DXBCKT про Дудко: Воины Солнца и Грома (Фэнтези)

Насобирав почти всю серию «АМ» (кроме «отдельных ее представителей») я подумал... Хм... А ведь надо начинать ее вычитывать (хотя и вид «на полке» сам по себе шикарный)). И вот начав с малознакомого (когда-то давным-давно читанного) произведения (почти «уже забытого» автора), я сначала преисполнился «энтузиазизма», но ближе к финалу книги он у меня «несколько поубавился»...

Вполне справедливо утверждение о том что «чем старей» СИ — тем более в ней «продуманности и атмосферы» чем в современных «штамповках»... Или дело вовсе не в этом, а в том что к «пионерам жанра» всегда уделялось больше внимания... В общем, неважно. Но справедливо так же и то, что открыв книгу 10 или 20-ти летней давности мы поразимся степени наивности (в описании тех или иных миров), т.к «прошлая» аудитория была "менее взыскательна", чем современная...

Так и здесь — открыв для себя «нового автора» (Н.Резанову), «тут однако» я понял что «пока мне так второй раз не повезет»... Дело в том что данная книга разбита на несколько частей которые описывают «бесконечную битву добра и зла», в которой (сначала) главный герой, а потом и его «потомки» сурово «рубятся» со злом в любом его обличии. Происходящее местами напоминает «Махабхарату» (но без применения ЯО))... (но здесь с таким же успехом) наличествует древняя магия «исполинов», индуиские «разборки» и прочие языческие мотивы»... Вообще-то (думаю) сейчас автора могли бы привлечь за «розжигание религиозной...», поскольку не все «хорошие места» тут отведены отцам-основателям веры...

Между тем, втор как бы говорит — нет «хороших и плохих религий», и если ты денйствительно сражаешься со злом, то у тебя всегда найдутся покровители «из старых и почти забытых божественных сущностей», которые «в нужный момент» всегда придут на выручку. И вообще... все это чем-то похоже на некую «русифицированную» версию Конана с языческим «акцентом»... Мол и до нас люди жили и не все они поклонялись черным богам...

P.S Нашел у себя так же продолжение данной СИ, купленное мной так же давно... Прямо сейчас читать продолжение «пока не тянет», но со временем вполне...

P.S.S... Сейчас по сайту узнал что автор оказывается умер, еще в 2014-м году... Что ж а книги его «все же живут»...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
plaxa70 про Чиж: Мертв только дважды (Исторический детектив)

Хорошая книга. И сюжет и слог на отлично. Если перейдет в серию, обязательно прочту продолжение. Вообщем рекомендую.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
serge111 про Ливанцов: Капитан Дон-Ат (Киберпанк)

Вполне читаемо, очень в рамках жанра, но вполне не плохо! Не без роялей конечно (чтоб мне так в Дьяблу везло когда то! :-) )Наткнусь на продолжение, буду читать...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Смит: Вселенная Г. Ф. Лавкрафта. Свободные продолжения. Книга 2 (Ужасы)

Добавлено еще семь рассказов.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
MaRa_174 про Хаан: Любовница своего бывшего мужа (СИ) (Любовная фантастика)

Добрая сказка! Читать обязательно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Знание - это власть (fb2)

- Знание - это власть (а.с. Проект «Поттер-Фанфикшн») 1.01 Мб, 321с. (скачать fb2) - Леди Селестина

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Название: Знание - это власть (Темная душа)

Автор: Леди Селестина

Бета/Гамма: Siona

Пейринг: ГП,ДГ,ФД,АД,ДМ,ЛМ.

Рейтинг: PG-13

Тип: джен

Жанр: общий/приключение

Размер: макси

Статус: закончен

Дисклаймер: Герои ГП принадлежат ДЖ. Роулинг

Аннотация: Герой победил злодея - про героя можно забыть!

Так рассудили волшебники, оставив годовалого Гарри Поттера на крыльце магловского дома.

Теперь магический мир вынужден будет дорого заплатить за подобную небрежность.

Ведь злодей скоро вернется, и кто знает, как лягут карты на этот раз.

* * *

Пролог

«Это место станет твоим новым домом на ближайшие одиннадцать лет, наш маленький спаситель», - с улыбкой проговорил Дамблдор, укладывая завернутого в одеяло Гарри Поттера на крыльцо дома №4 по Тисовой улице.«Ты должен быть готов к тому, что тебе предстоит, а жизнь здесь хорошо подготовит тебя к тому, чтобы я мог вести тебя нужным путем во имя Света».- Постучав в дверь, старый волшебник сразу же аппарировал. Он даже не мог предположить, что история Тома Реддла может повторяться.

В доме раздались торопливые шаги, а затем открылась дверь, на пороге стоял крупный мужчина, посмотрев на порог, он увидел завёрнутого в одеяло ребёнка и прикрепленный конверт.

-Петунья!- крикнул он во весь голос. Через несколько секунд на лестнице послышались торопливые шаги, после этого на пороге показалась женщина невзрачной внешности. Она взяла у мужа письмо и открыла его:

«Уважаемые миссис и мистер Дурсль. Прошу Вас приютить у себя сына Лили Поттер (Эванс)

Искренне Ваш, Альбус Дамблдор».

Глава 1

Прошло 10 лет с того дня, как Дамблдор оставил маленького мальчика на крыльце дома номер №4. Было одиннадцать часов утра, поэтому всё семейство Дурсль собралось за столом на кухне. Петунья накрывала на стол, Вернон, как всегда, читал утреннюю газету, а их сын Дадли поглощал уже вторую порцию бекона. На лестнице послышались тихие шаги, и вот в кухню неторопливой походкой вошел подросток, с аккуратно уложенными черными волосами и аристократическими чертами лица, на котором выделялись ярко-зелёные глаза, сам он был бледен словно мрамор. Одет он был в дорогие черные брюки и черную шелковую рубашку, на которой была изображена змея с красными глазами, на нём были черные кожаные туфли, весь его вид говорил о богатстве. Гарри Поттер - так звали подростка. Спустившись на кухню, он окинул всех презрительным взглядом и сел за стол, К нему сразу же подскочила тётя и подала кофе, дядя бросил на племянника испуганный взгляд, чмокнув жену, ушел на работу, а Дадли что-то пискнул и быстро убежал в свою комнату. Гарри на это только ухмыльнулся.

Поттер привык к такому поведению родственников, они его боялись. С самого детства он понял, что он особенный, не такой как все, он замечал за собой странные происшествия. Когда он злился, что-то могло загореться или взорваться, он мог заставить предметы летать по дому. Когда ему было пять лет, Гарри узнал, что может говорить со змеями. Первая змея, с которой он познакомился, была Белая Королевская кобра. Поттер нашел её в саду тёти. Пообщавшись с ней, он понял, что она очень умная, и решил оставить её себе.

До пяти лет он делал всю работу по дому, родственники его не любили: за плохо сделанную работу, били или запирали в чулане и не кормили по несколько дней. Он ходил в старых обносках Дадли, которые ему были на несколько размеров больше, у него не было друзей, все считали его ненормальным, что он будет такой, как и его родители. Тётя всем соседям рассказала, что его родители были алкашами, поэтому и погибли в автокатастрофе.

Однажды, когда дядя его избил за то, что он плохо вымыл машину, Гарри потерял сознание. В тот момент что-то в его душе изменилось, он перестал чувствовать: боль, страх, любовь, ненависть. В те дни он как будто потерял свою душу. После того случая он стал холодным, замкнутым в себе, ему стало всё безразлично. Когда дядя попытался его ударить, мальчик сказал что натравит на него змею. После того случая родственники стали его бояться, переселили его в другую спальню Дадли, хорошо стали кормить и покупать новую одежду. Когда ему исполнилось шесть лет, он пошел вместе с кузеном в школу. Поттер очень любил читать, поэтому он сразу стал лучшим учеником и любимцем учителей. Но у него так и не появились друзья, он в них не нуждался, по его мнению, они все глупые и бесполезные. Поттер на всё стал смотреть с выгодой, людей он считал вещами, которыми можно попользоваться и выбросить.

Он научился управлять своей «ненормальностью». Поттер стал более требовательным к родственникам, он хотел иметь очень дорогие вещи, изысканные, роскошные, хотел быть во всем и всегда лучшим, он считал себя выше других, ведь он особенный, значит ему можно всё.

В свои десять лет Поттер выглядел на двенадцать. Гарри был очень красив, но его красота была холодной. У него были чёрные волосы с одной седой прядью в челке, которая, красиво спадая на лоб, закрывала шрам. Полные красные губы на чересчур бледной коже, правильные черты лица делали красоту юноши аристократической. Единственной яркой чертой лица были глаза, ярко-зеленые, как два изумруда, но они были пусты, они не сияли весёлым блеском, так как должны сиять глаза ребенка, в них отсутствовала жизнь, взглянув в них можно было увидеть пустоту. Это были глаза не ребёнка. Всё своё свободное время Поттер проводил за книгами, он считал что знание- сила. В свои десять с лишним лет он мечтал о Власти.

Так и проходила жизнь Гарри Поттера в доме №4 по Тисовой улице.

ГЛАВА 2

В дверь дома №4 по Тисовой улице негромко постучали. В это время всё семейство Дурсль, дружно сидело за столом, а их любимый племянник проводил им лекцию о том, что не стоит приглашать в гости к ним сестру Вернона: вдруг Кери её нечаянно укусит. Услышав стук, Поттер оторвался от своего важного занятия и решил пойти открыть дверь.

На пороге стояла дамочка примерно сорока пяти лет, одетая в какие-то странные тряпки, одеждой Поттер эти лохмотья назвать не мог, а на голове у этой странной леди была шляпа в виде конуса.-Что за убогое создание к ним пожаловало?- подумал Поттер.

- Мне нужен мистер Гарри Поттер, он здесь проживает? - Спросила дамочка.

- Я - Гарри Поттер. А Вы, собственно, кто, и что вам нужно?

Она окинула Поттера странным взглядом: он не был похож на своих родителей. Минерва представляла его совсем другим, а перед ней стоял подросток с красивыми чертами лица и стройной фигурой, презрительной улыбкой и высокомерным взглядом, одного взгляда на него хватит, чтобы сделать вывод - аристократ. Не таким она предполагала увидеть сына своих любимых учеников: Лили всегда была доброй, милой, заботливой девчонкой. Джеймс был очень весёлый и задорный парнишка, который нарушал все школьные правила. Отбросив свои мысли, Минерва последний раз окинула Гарри Поттера взглядом, и шагнула к нему ближе.

-Профессор Макгонагал, преподаватель трансфигурации в школе Хогвартс декан факультета Гриффиндор. - проговорила Минерва.

Поттер окинул её заинтересованным взглядом: «А что это за школа такая, и где она находится? Трансфигурация и Гриффиндор?»

«Значит, родственники нечего ему не рассказали,» - подумала Минерва,

-Хогвартс - это школа Чародейства и Волшебства. Гриффиндор - один из факультетов, всего их четыре: Когтевран, Гриффендор, Пуффендуй и Слизерин. Трансфигурация - наука, которую изучают в Хогвартсе.- Увлечённо рассказывала Миневра

- А как попасть в Хогвартс? - Заинтересовано спросил Поттер.

- Вы, мистер Поттер, зачислены в школу с самого рождения.

Затем профессор протянула ему конверт с письмом. Гарри взял конверт и достал письмо, там было аккуратным почерком написано:

* * *

Школа чародейства и волшебства Хогвартс

Директор: Альбус Дамблдор (Кавалер ордена Мерлина первой степени, Великий Маг, Верховный Чародей Визенгамота, Всемогущий Волшебник, член Международной Ассоциации Колдунов)

* * *

Уважаемый мистер Поттер. Настоящим, имеем честь уведомить, что Вы приняты в Хогвартскую школу Чародейства и Волшебства. Прилагаем также список учебников и

прочих необходимых принадлежностей.

Начало учебного года - 1 сентября. Ожидаем Вашей ответной совы не позднее 31 июля.

* * *

С почтением - Минерва МакГонагалл, заместитель директора.

* * *

Гарри отложил письмо, прихватил перечень и, повернувшись к Минерве начал читать.

* * *

Школа чародейства и волшебства «Хогвартс».

Перечень необходимых для обучения предметов.

Форма:

Три простых рабочих мантии (черных).

Одна простая остроконечная шляпа (черная).

Одна пара защитных перчаток (из кожи дракона или аналогичного по свойствам материала).

Один зимний плащ (черный, застежки серебряные).

Просьба принять во внимание, что на одежду должны быть нашиты бирки с именем и фамилией студента.

Учебные пособия:

«Стандартная книга заклинаний» (первый курс). Миранда Гуссокл.

«История Магии». Батильда Бэгшот.

«Теория Магии». Адальберт Уоффлинг.

«Пособие по трансфигурации для начинающих». Эмерик Свитч.

«Тысяча магических растений и грибов». Филли-да Спора.

«Магические отвары и зелья». Жиг Мышъякофф.

«Фантастические звери: места обитания». Ньют Саламандер.

«Темные силы: пособие по самозащите». Квентин Тримбл.

Также полагается иметь:

Одну палочку волшебную.

Один котел (оловянный, стандартный размер №2).

Один комплект стеклянных или хрустальных флаконов.

Один телескоп.

Одни медные весы.

Студентам также разрешается привезти с собой фамилиара, если он не опасен для жизни и здоровья других студентов.

Просьба принять во внимание, что первокурсникам иметь собственные метлы не положено».

* * *

- Профессор, а где можно всё эти предметы купить?

- Для этого я и пришла, чтоб сопроводить вас в Косой Переулок.

-Я не нуждаюсь в сопровождении, я всё могу купить сам. Вы мне объясните, как добраться. - Грубо прервал речь профессора Гарри.

- Хорошо, мистер Поттер, вам нужно добраться в Лондон, там найдёте бар «Дырявый котёл», спросите бармена. Он вам откроет проход в Косой Переулок. Там есть всё необходимое, вот ваш ключ от сейфа в банке, там ваше наследство от родителей. Попрощавшись с Поттером, Минерва покинула дом №4.

Глава 3

Покинув Тисовую улицу, Миневра отправилась к Альбусу, чтобы рассказать о своей встрече с Гарри Поттером. А в это время Альбус Дамблдор расхаживал по кабинету и вел мысленный диалог. Сегодня он отправил Миневру к Гарри Поттеру, чтобы она вручила ему письмо с приглашением в Хогвартс, а также помогла купить нужные вещи. Оставляя ребенка на пороге дома родственников, директор считал, что поступает правильно. Ведь, если Гарри будет жить с Дурслями, то защита, что дала ему Лили, будет работать. Дамблдор надеялся, что Петунья будет относиться к мальчику, как к собственному сыну, окружит его теплом и заботой, ведь он единственное, что осталось от её сестры. Альбус тяжело вздохнул и сел за стол, не забыв, конечно, достать вазочку с любимыми лимонными дольками. Закинув пару в рот, он сразу почувствовал, что его настроение значительно улучшилось. А с жердочки за всем происходящим наблюдал Фоукс и удивлялся, как у Дамблдора, с такой любовью к долькам, нет диабета. Альбус с нетерпением ждал возвращения Миневры с рассказом о юном Поттере. В душе он надеялся, что Гарри будет таким как Джеймс: веселым, добрым, с озорными огоньками в глазах мальчишкой. Когда Гарри исполнился только год, он был безумно похож на отца, только глаза были ярко-зеленого, как у Лили, цвета. Альбус не сомневался, что Гарри будет гриффиндорцем, с такими-то родителями, да и все Поттеры веками учились там. Неожиданно раздался стук в дверь, и в кабинет вошла растерянная Миневра МакГонагалл. Директор нахмурился, ведь она должны сейчас сопровождать юного Гарри в Косой переулок.

-Миневра, будешь чай?

-Нет, Альбус, спасибо.

-Может тогда дольку? Бери, кушай, они хорошо успокаивают.

-Ну, раз ты так говоришь, то можно и скушать штучку

-Правильно, бери больше, у меня их много.

-Альбус, я сегодня была у родственников Гарри Поттера. Как ты просил, я передала ему письмо с приглашением в Хогвартс и список того, что должен иметь первокурсник. Когда я сказала, что буду его сопровождать за покупками, он разозлился и сказал, что не нуждается в помощи. Попросил только рассказать, как добраться до Косого переулка. Альбус, он совершенно не похож на родителей ни внешне, ни по характеру. В течение всего разговора он вел себя высокомерно и смотрел на меня с таким презрением, что мне от его взгляда становилось некомфортно. Он вел себя, как аристократ, но где мальчик мог этому научиться, ведь поблизости никто из волшебных семей не живет? А его родственников я вообще не видела, только собиралась спросить, где его тетя, как он меня выставил, сказав, что все понял. Альбус, если бы не шрам на лбу, я бы никогда не поверила, что этот мальчик - Гарри Поттер.

Закончив рассказ, Миневра взяла еще одну дольку в надежде, что они действительно успокаивают. Директор, слушая этот рассказ, уже десять раз пожалел, что оставил Гарри родственникам. Лучше бы он отдал его на воспитание какой-нибудь семье, которая сражалась на стороне Света. Но, увы, содеянное не исправить. Альбус надеялся, что Гарри найдет в Хогвартсе настоящих друзей, которые не дадут ему ступить на путь Тьмы. Альбус сделает все возможное, чтоб Гарри остался верен Свету, а не повторил бы судьбу Тома Реддла. С такими мыслями директор поднял взгляд на МакГонагалл.

-Миневра, мы постараемся заменить ему семью. Я обещал Лили и Джеймсу, что, если что-то с ними случится, я позабочусь о Гарри. Я допустил огромную ошибку, оставив мальчика с Дурслями, и я приложу все силы, чтобы Гарри был счастлив.

-Альбус, ты ведь не мог знать, что все так получится. Ты считал, что, оставив его родственникам, поступаешь правильно. Ладно, я пойду. Мне нужно проверить, все ли первокурсники получили приглашения, и кого из маглорожденных нужно будет завтра посетить.

-Да-да, иди, Миневра.

После ухода МакГонагалл Альбус устало прикрыл глаза, он был подавлен. Гарри Поттер, юный спаситель, не заслуживал такого детства, и во всем был виноват он. Ну, сейчас не время раскисать. Нужно искать выход, чтобы все это исправить.

Глава 4

После ухода МакГонагалл Гарри решил не тратить время зря и сразу сходить в Косой переулок. Поттер в свои одиннадцать лет был очень умным ребенком, всё свое свободное время он проводил, читая интересные книги или общаясь со своей змеей, которая оказалась очень умной собеседницей. Кери - так он назвал змею, в честь демонического существа, которое приносило людям беды и смерть. Кери была необычной змеей, а королевской коброй - представительницей крупнейших ядовитых змей мира, яд которых очень опасен. Одного укуса вполне достаточно для страшной гибели - яд вызывал паралич дыхательных путей, приводя к долгой смерти от удушья. У Кери была белая окраска с черными полосами на спине.

Пообщавшись с ней, Поттер узнал, что змея была привезена из Индии еще маленькой, а затем несколько лет находилась в зоопарке, но во время аварии ей удалось сбежать.

* * *

Воспоминание.

Кери искала себе обед, когда увидела Поттера, выпалывающего сорняки в клумбе. Сначала она хотела просто проползти дальше, но что-то её заинтересовало в мальчике. Когда она подползла поближе, Гарри, увидев её, начал шипеть. Кери никогда ещё не встречала людей, умеющих говорить со змеями, поэтому этот ребенок её заинтересовал. Она пообещала мальчику, что его не обидит, и в тот день они проговорили до вечера. Поттер рассказал ей о своем детстве и о том, как плохо с ним обращаются родственники. Змея сказала, что останется с ним и будет защищать, на что мальчику ничего не оставалось как кивнуть.

Кери - единственное живое существо, которому он доверяет, она его никогда не предавала и охраняла от Дурслей. Поттер доверял ей все свои секреты, змея помогла ему поверить, что он не «бездельник» и «ненормальный», а наоборот особенный, не такой как все. Кери показала Гарри, что с помощью страха можно заставить людей делать все, что он захочет. Однажды, когда ему было шесть лет, одноклассник смеялся над ним из-за того, что у него нет друзей. Гарри тогда так разозлился, что попросил Кери укусить мальчика, и змея послушалась. Джон Сандерс - так звали мальчика, посмевшего оскорбить Гарри Поттера. От укуса он задыхаясь упал на пол, около десяти минут продолжались его мучения, завершившиеся смертью. Всё это время Гарри наблюдал за мальчиком, видел, как жизнь покидает его, и ничего не делал. Поттер был растерян, испуган, но не жалел о случившемся. Выйдя из оцепенения, Гарри посмотрел по сторонам, чтобы убедиться, что никто не видел происходящего, коридор был пуст, поэтому мальчик развернулся и побежал на улицу, где сел на лавочку и притворился читающим книгу. Кери обернулась вокруг его талии под одеждой, так, что её было не видно.

Через несколько минут, в коридоре послышался крик, а затем ещё один. Гарри решил, что надо пойти туда, чтобы отвести от себя подозрение. Он встал и решительно направился в коридор. Зайдя, он увидел, что вокруг тела Джона собралась куча учеников, некоторые плакали, другие кричали, в глазах детей стоял ужас из-за увиденного.Послышались шаги, и к столпотворению подбежал учитель математики, который сначала не понял, что случилось, но, увидев тело, побледнел. Через несколько минут он попросил одну из старших учениц сходить в учительскую и позвать сюда учителей, а сам тем временем подошел к Джону, чтобы проверить наличие пульса. Опять стало слышно шаги: в коридор вбежали растерянные учителя в сопровождении директора школы. Увидев картину перед собой, они торопливо начали выводить учеников на свежий воздух, вместе с ними вышел и Поттер.

Когда, примерно через полчаса, все ученики были выведены на улицу, вышел директор и объявил, что с Джоном Сандерсем случился несчастный случай, поэтому занятия на сегодня отменяются. Напуганные ученики начали расходиться по домах. Поттер тоже решил пойти домой, завтра директор объявит о случившемся.

Идя домой, Гарри размышлял о случившемся: сегодня он совершил убийство одноклассника, пусть и не собственными руками, но ведь это он попросил змею напасть на Джона. Ну, ведь Сандерс не был хорошим человеком, он постоянно оскорблял Гарри, да и других детей задирал, к тому же он друг Дадли, а у его кузена нормальных друзей нет. Поэтому, он заслужил смерть - с такими мыслями Поттер лёг спать.

Наутро он проснулся взволнованным, ведь сегодня в школе будет разбирательство, у всех будут спрашивать, кто что видел, не слышал ли что-нибудь подозрительное и много других вопросов. Спускаться на кухню он не стал, видеть родственников ему не хотелось, ведь Дадли, несомненно, рассказал им о случившемся в школе, и любимые родственники, как всегда, скажут, что во всем виноват он, хотя на этот раз они будут правы. Одевшись, он направился в школу. Как и предполагал Поттер, там их опрашивали насчет случившегося. Когда его спрашивали, он сказал что сидел на улице, читал книгу, и ничего не видел.

На следующий день директор объявил, что с Джоном Сандерсом случился несчастный случай: на территорию школы как-то проникла опасная змея и укусила мальчика. Все ученики и родители были напуганы, школу закрыли на неделю, в связи с прибытием инспекции для проверки территории школы на наличие опасных животных.

Дурсли знали, кто виноват в смерти Джоша, ведь это змея Поттера его укусила. После того случая они стали бояться Гарри ещё сильнее. Боясь, что племянник может натравить змею на их любимого сыночка. Они перестали бить племянника ещё с пяти лет, когда впервые увидели его змею, но, всё равно, тогда они бурчали на него и заставляли делать некоторую работу. А теперь они ничего не заставляли Поттера делать, и делали все, что он говорил. Тогда Гарри понял, что страх - это оружие, он способен заставить человека повиноваться.

* * *

Зайдя на кухню, Поттер сказал родственникам, что отправляется за покупками, а когда вернется, у них состоится серьезный разговор, и пусть только попробуют куда-либо уйти.

С такими словами он вышел на улицу и отправился на автобус до Лондона.

Глава 5

Чтобы добраться до «Дырявого котла» у Поттера не ушло много времени. Автобус, на который он сел, как раз останавливался неподалеку от этого неприметного заведения. Зайдя внутрь, Гарри увидел много посетителей, которые о чем-то переговаривались и пили неизвестные ему напитки. Одеты люди были в тряпки, наподобие тех, в которые и профессор трансфигурации была одета, за исключением того что они были сильней изношены. Само заведение было старым, столики были из дерева, которое уже потрескалось в некоторых местах, а стулья, вытертые из-за многократного использования. Заведение было неухоженным, на стенах была грязь и паутина на потолке, от чего Гарри поморщился. В его голове появился вопрос «эти убогие создания - волшебники?». Дальше его взгляд переместился на человека, который стоял возле стойки с напитками. По словам профессорши именно к нему он и должен обратиться за помощью. Скрипя зубами от отвращения, он осторожно, чтобы не испачкать одежду об эти отбросы общества, направился к бармену. Глубоко вздохнув, он нацепил на лицо добродушную улыбку и обратился к мужчине.

-Мистер, вы не могли бы помочь мне попасть в Косой переулок? - Как можно дружелюбней поинтересовался Поттер.

Бармен, оторвавшись от протирания бокалов, посмотрел на него вопросительно. - Ты не слишком юн, чтобы ходить в таких местах без сопровождения?

-Нет, мистер! - С вызовом в глазах проговорил Гарри, он ненавидел, когда его считали беспомощным ребенком.

- Ну ладно, пойдем. - Сказал примирительно мужчина.- Ты в Хогвартс поступаешь? И кстати, как твое имя малыш? - Поинтересовался бармен, ведя Гарри к неприметной двери в конце заведения.

-Поттер, Гарри Поттер. - Прошипел, от злости мальчик, как это ничтожество смеет его называть малышом. Если бы ему не требовалась помощь «этого», то Гарри угостил бы его одним из своих «фокусов».

Бармен замер как вкопанный на полпути и во все глаза выпучился на Поттера. - Какая честь, мистер Поттер, я так мечтал вас увидеть. - С глупой улыбкой начал тараторить бармен. - Меня зовут Том, можете обращаться ко мне по имени, мистер Поттер.

Гарри удивила такая перемена отношения, но у этого неудачника он решил не спрашивать. А Том тем временем провел его к глухой стене из кирпичей, достав деревянный дрючок из кармана своего балдахина, он прикоснулся к некоторым кирпичам. К удивлению Гарри, перед ним начал появляться проход. Гарри обошел бармена и направился прямо туда, по пути небрежно бросив «Спасибо» для Тома.

Зайдя в Косой переулок, Поттер начал с интересом осматриваться по сторонам. Здесь было много магазинчиков, в витринах которых было выставлено куча неизвестных для Гарри предметов. Кучи всяких бутылочек с жидкостью разного цвета, какие-то железные тазики, а может это кастрюли, только зачем там ручка, Поттер так и не смог понять. В одной витрине было много различных перьев, «волшебники, что этим пишут?», сам себя спросил Гарри. «Они что настолько отстали от цивилизации, может, и огонь они разводят с помощью камней?» мысленно предположил Поттер, и сразу ужаснулся от перспективы общения с такими отсталыми людьми. Гарри привык к телевизору, телефону и, в конце концов, к ручкам для письма, а не к этим «волосатым зубочисткам». Неторопливо идя по дорожке к банку, куда ему, по словам МакГонаголл следовало зайти за своим наследством, Поттер встречал много прохожих, которые странно на него поглядывали. Гарри не стал придавать этому большое значение, решив, что это из-за его внешнего вида. Ведь они были одеты в длинные или плащи или куски ткани неизвестного покроя разных цветов, а он: обтягивающие черные джинсы, зеленая рубашка с короткими рукавами и дорогие лаковые туфли. Отбросив свои мысли, он решил сходить сразу в банк и узнать о наследстве, а затем идти за покупки по списку, который был в письме.

Подойдя к Гринготтсу, Поттер увидел ослепительно-белое здание, возвышающееся над близлежащими магазинчиками, пара дверей, отполированные до блеска бронзовые и серебряные, ступени из белого мрамора. На серебряных дверях надпись:

Входи, незнакомец, но не забудь,

Что у жадности грешная суть,

Кто не любит работать, но любит брать,

Дорого платит - и это надо знать.

Если пришёл за чужим ты сюда,

Отсюда тебе не уйти никогда.

Его плохое настроение начало улучшаться: если это здание так богато выглядит, то и школа, возможно, будет неплохая. После лицезрения «Дырявого котла», а также витрин магазинчиков по пути к банку. Поттер был почти убежден, что волшебный мир застрял в средневековье, поэтому начал задумываться насчет траты своего драгоценного времени на обитание и учебу в нем. Ведь он и так неплохо может применять волшебство, да и к тому же, ему не составит особого труда поступить в Гарвард. Что не говори, а Поттер был умным ребенком, в свои одиннадцать он знал больше, чем некоторые взрослые, благодаря книгам и своей любознательности.

Зайдя внутрь, он увидел множество касс, за которыми работали странные существа, по росту напоминающие гномов. «Куда я попал?» в голове в Поттера промелькнула мысль. Немного поразмыслив, он решил, что нужно подойти к этим существам и узнать о наследстве, с такими мыслями и направился к свободной кассе.

-Мое имя Гарри Поттер, я бы хотел получить свое наследство. - Сказал мальчик с безразличным выражением на лице.

-А у вас есть ваш ключ, мистер Поттер? - С прищуром спросил кассир.

Поттер без промедления вытащил из кармана и положил на стойку ключ, который ему отдала МакГонагалл. Гоблин несколько минут внимательно изучал ключ, затем поднялся и попросил следовать за ним к хранилищу. Зайдя в одну из многих дверей в зале, они оказались возле небольших тележек, в одну из которых тут же сел гоблин, вопросительно смотря на Поттера.

За целый день Гарри увидел много отвратительных вещей, но предложение прокатиться на этой ужасной тачке его вообще ввело в ступор. Он, одетый в элегантные и весьма недешевые вещи, должен садиться в это ужасную тележку, этого его гордость не смогла больше вынести. Поттер демонстративно отошел подальше от этого ужасного средства передвижения и начал в уме прокручивать всё ранее прочитанное им о банках. Если его наследство здесь, значит эти существа должны ему его отдать, несмотря ни на что. Поразмыслив, он решил, что ему необязательно идти за ним самому, а можно потребовать, чтоб принесли документы, в которых указано чем он владеет. И в удобном месте внимательно их изучить, а затем потребовать принести необходимые вещи. Ведь в нормальных банках так и поступают, а не идут за наследством, ну разве что в сейф. А если эти существа не согласиться, то можно будет подать жалобу. Куда подавать Гарри не знал, но был уверен, что прикупив пару магических книг и прочитав их, сможет найти данные об органах управления. Поэтому, гордо подняв подбородок, он с нескрываемым презрением посмотрел на гоблина.

- Я не сяду в данное средство передвижения! - Высокомерно произнес Гарри.

Гоблин на него выпучил глаза, было видно, что он не ожидал таких слов от Поттера. Спустя несколько минут буренья друг друга взглядами, гоблин начал говорить.

-Это необходимая процедура, мистер Поттер, тележка доставляет хозяина к его хранилищу, где он берет деньги или другие ценности, которыми владеет. - Начал объяснять кассир Поттеру, как маленькому ребенку, при этом кривясь от подобной работы.

После слов гоблина Гарри и не подумал садиться в тележку, а так и остался стоять на месте, внутри кипя от гнева на гоблина за подобное обращение к себе.

-Мистер, как вас там….? - Брезгливо спросил Поттер.

Гоблин был поражен таким отношением к себе, он проработал в банке столько лет и видел много людей, которые плохо относятся к волшебным расам, но никто ещё не обращался к нему так, а тем более ребенок, которому всего одиннадцать лет. Этот Поттер был невыносимым грубияном, возомнившим из себя бог знает что. И ему ещё приходилось объяснять этому недоразумению, зачем нужно садиться в тележку.

-Крюкохват, мистер Поттер. Я гоблин- кассир банка Гринготтс! - Гордо проговорил гоблин.

-Так вот, мистер гоблин-кассир, я не поеду на этой тачке никуда! Я требую у вас! Показать мне документы на моё имущество, после их изучения я решу, что буду делать дальше. - Скрестив руки на груди и пакостно улыбаясь, Поттер стал ждать ответных действий гоблина.

Крюкохват позеленел от гнева к наследнику Поттеров. Ну, надо было этому недоразумению подойти именно к его кассе, сегодня точно не его счастливый день. Глубоко вздохнув, он постарался успокоиться, но одного взгляда на пакостно улыбающегося мальчишку хватало, чтоб снова потерять над собой контроль. Но все-таки, спустя несколько минут, он взял себя в руки и ровным тоном начал объяснять мальчику, что такие правила в банке, и каждый клиент до появления Поттера их соблюдал. На что мальчик лишь фыркал и продолжал утверждать, что не поедет некуда. А ещё у него хватило наглости заявить, что он подаст в суд на Гринготтс за отказ отдавать ему наследство родителей. Крюкохват попытался использовать запугивание на ребенка, на что Поттер заявил, что он ущемляет его права и за это он напишет жалобу соответствующим органам. Хоть гоблину и не нравился наследник Поттеров, но он не мог не признать, что мальчик очень умный. Наконец его нервы сдали, и он решил отправить Поттера к директору банка, в надежде, что он знает как вразумить зарвавшегося мальчишку.

К кабинету они шли, молча, гоблины, что попадались им на пути, вопросительно смотрели на них. Негромко постучав, Крюкохват открыл дверь, пропуская Поттера вперед.

За красивым столом из дерева сидел старый гоблин и просматривал какие-то бумаги, после их появления он отложил документы в сторону, и с интересом посмотрел на вошедших.

-Директор, мистер Поттер отказывается ехать к хранилищу. Говорит, что тележка - недостойный транспорт для его персоны. - Пробубнил растерянный и злой Крюкохват.

Директор банка странно посмотрел на своего сотрудника, раньше он не позволял себе так отзываться о клиентах банка, к тому же род Поттеров был и есть одним из богатейших в магическом мире.

-Можешь идти, Крюкохват, я совсем разберусь.

Младший гоблин почтительно склонил голову и вышел, не забыв при этом закрыть за собой дверь. Директор пригласил Поттера присесть на стул напротив него.

-Мистер Поттер, меня зовут Хрипун, я директор банка.

Гарри решил долго не тянуть и сразу рассказать о своей проблеме с данным банком. В конце - концов, ему ещё нужно было посетить Косой переулок.

-Мистер Хрипун, я не собираюсь ехать на ваших ужасных тележках, к тому же неизвестно куда. А вдруг вы решите меня похитить? - Невзначай предположил Поттер.

Хрипун от такого заявления слегка смутился. Мальчишка был непрост, очень не прост.

- Так вот, директор, по этому поводу я требую документы, в которых будет указано всё мое имущество. Я их посмотрю и выберу, что мне нужно, а один из ваших помощников сходит и принесет указанные мной вещи из хранилища, поэтому мне не придется ездить на вашем металлоломе. А то вы знаете, что такие тележки небезопасны, вдруг сойдут с рельс, и что тогда будет? И не смотрите на меня так, я неглупый, между прочим, в прессе много пишут о несчастных случаях в подобном транспорте. - Выдав эту тираду, Поттер мило улыбнулся растерянному от его слов директору.

Хрипуну понадобилось минут пять, чтобы поразмыслить над словами мальчика. К его удивлению одиннадцатилетний ребенок оказался очень умным и хитрым, с которым следует общаться на равных. Нация гоблинов редко уважала людей, они слишком предвзяты ко всему нечистокровному, считая себя высшим светом, а остальные расы вторым сортом. Директор банка прекрасно видел в глазах наследника Поттеров презрение к Крюкохвату, когда тот ушел мальчик кинул на него взгляд, говорящий «глупое существо». Своими словами мальчик нанес оскорбление банку и его работникам, посчитав их вообще безответственным народом. Это ж надо такое сказать «сойдет с рельс» или «старый металлолом», хотя в душе, Хрипун восхищался смелостью мальчишки, нет, это была не смелость, а хитрость. Своими словами мальчик заставил младшего гоблина, привести его к директору банка, а ведь к нему на прием не так легко попасть. И после слов Поттера он не знал что предпринять: с одной стороны, было правило, что хозяин хранилища сам идет в свой сейф и берет необходимое, а с другой Поттер привел аргументы, которые позволяют ему не идти туда. С мальчишкой нужно действовать хитростью, решил Хрипун.

-Мистер Поттер, наши тележки безопасны. Я уверяю вас, что с вами ничего не случится. - Дружелюбно произнес директор.

-Я не поеду! Я вам говорю это последний раз. У меня достаточно фунтов для покупки школьных принадлежностей. Где я могу поменять фунты на нужные деньги? Или здесь тоже используются они? - Ровным тоном спросил Поттер.

-Нет, у нас используются другие монеты: кнаты, сикли, галлеоны. - Директор достал из кармана монеты и начал демонстрировать и объяснять Гарри.- Золотые галлеоны, серебряные сикли и бронзовые кнаты. В одном золотом галеоне 17 серебряных сиклей, а в сикле - 29 бронзовых кнатов. При обмене один галлеонов ровен 5 фунтам.

Гарри внимательно слушал объяснение, пытаясь решить, сколько ему стоит поменять фунтов на галлеоны. Решил, что 100 галлеонов для начала хватит, а потом можно будет опять поменять. Сейчас его волновала больше проблема с наследством.

- А вы не подскажите, где можно нанять юриста? - Полюбопытствовал Поттер.

- В Косом Переулке есть специальная контора, которая предлагает такие услуги. А зачем вам юрист, мистер Поттер? - С интересом спросил директор банка.

-Как это зачем? Мне ж нужно проконсультироваться, перед тем как подать на вас в суд. - Невинно улыбаясь, выдал эту тираду Поттер.

Хрипун уставился на Поттера во все глаза. - И какие претензии вы будете предъявлять банку?

- Отказ мне в получение наследства родителей. Я проконсультируюсь с профессиональным юристом, и мы решим, как лучше поступить. - Пробормотал Поттер, изображая на лице обиду на гоблинов.

Директор поразился интеллекту мальчишки. Он прекрасно знал, что доводить до суда дело не стоит, Гринготтс может проиграть. Ведь это не простой клиент, а Гарри Поттер - герой магического мира. Поэтому Хрипун решил поступить так, как наследник Поттеров предложил.

- Хорошо, мистер Поттер, я дам вам документы с перечнем вашего имущества. Вы их за несколько дней просмотрите, потом и решим, как вы будете получать необходимые материалы из хранилища. - Примирительно проговорил старый гоблин.

Порывшись в столе, он достал толстую папку и передал её Гарри, говоря, что там всё данные об имуществе рода Поттеров. Распрощавшись с директором и сказав, что придет через несколько дней, Гарри покинул кабинет директора банка. Выйдя из кабинета, он направился в холл банка, чтобы поменять 500 фунтов на 100 галлеонов. Зайдя в холл, он увидел, что возле кассы Крюкохвата нет посетителей, поэтому Поттер целенаправленно направился туда. Подойдя, он мило улыбнулся и попросил поменять деньги. Гоблин поменял быстро деньги, не горя желанием долго лицезреть коварную улыбку Поттера. Довольный герой магического мира покинул банк.

Глава 6

Выйдя из банка, Поттер решил пройтись по магазинам, чтоб прикупить вещи из списка. Неподалеку от банка располагался магазинчик «Флориш и Блоттс», в витрине которого, было выставлено много книг. Гарри всегда любил проводить время за чтением интересной книги, поэтому решил зайти посмотреть волшебные рукописи, заодно и приобрести учебники к школе. В магазине было много стеллажей, заполненных всёвозможными книгами, при виде которых у Поттера заблестели глаза. Он подошел к ближайшей полке и достал первую попавшейся книгу: «Современная история магии» - так гласило название на обложке. Немного полистав, Гарри наткнулся на оглавление, в котором говорилось, что в книге описаны все выдающееся волшебники и волшебницы, которые многого добились в волшебном мире. Решив, что ему стоит знать данные вещи, он взял книгу. Перебирая дальше разные тома, он не увидел чего-то, что бы сильно его заинтересовало, поэтому он перешел к соседний стеллаж. Порывшись там, он нашел книгу с названием: «Природная знать. Родословная волшебников» если судить по названию, то в этой книге описывались самые богатые рода волшебного мира, а Гарри эти знания не помешают, поэтому он прихватил и эту книгу. Дальше ему на глаза попалась: «Важные магические открытия последнего времени» название привлекло взгляд, и книга оказалась в стопке отобранных ранее. Проходя между стеллажами, он взял ещё несколько книг, которые привлекли его внимание. Решив, что и так взял достаточно, он пошел к продавцу за учебниками. К удаче Поттера в магазине было мало людей, всего пара человек. Он подошел к продавцу и протянул ему список с перечнем учебников, которые были нужны ему. Через 2-3 минуты продавец протянул Гарри полный комплект учебников для первого курса. Покинув книжный магазин, Поттер направился в здание над которым была вывеска- «Мантии на все случаи жизни», по пути размышляя, что такое эти мантии. В магазине была всего лишь лохматая девчонка с родителями, но пока он подошел к хозяйке магазина, эта троица уже, по-видимому, купив нужные принадлежности, покинула магазин. Осмотревшись по сторонам, Гарри понял, что здесь продают одежду для волшебников. А продавщица тем временем уже обернулась к нему и начала спрашивать, что желает юный господин. Поттер ответил, что нуждается в одежде для учебы в Хогвартсе. После этих слов, хозяйка заведения сняла с Гарри мерки, а потом из кладовки вынесла нужную одежду со словами, что это стандартный комплект, который носят все ученики Хогвартса. Просмотрев предложенный товар, Гарри, ужаснулся - неужели ему придется носить эти странные наряды. К тому же, материал, из которого были сделаны вещи, не особо понравился мальчику. После долгих споров с хозяйкой Гарри покинул магазин с лучшим комплектом одежды, имеющимся в продаже, по словам мадам Малкинс он был сделан из шелка акромантула. Следующий магазин, в который он зашел, был «Котлы». «-Значит, эти кастрюли с ручками называются котлами», подумал он. Поразмыслив, Поттер решил, что кастрюли с ручками - это не для парней, и в его список они, наверное, по ошибке были записаны. Поэтому не стоит брать такие бесполезные вещи, хотя в списке еще упоминались стеклянные или хрустальные емкости, может, они в котле будут варить какие-то настойки. Поэтому скрипя зубами, Поттер, взял мерзкие вещички. Затем, он направился к магазину, витрина которого было заполнена кучей флаконов с разноцветными жидкостями, в этом заведении он приобрел комплект хрустальных колб. Достав из кармана список и пробежав его глазами, Гарри понял, что ему только осталось приобрести волшебную палочку и фамильяра. Неторопливо Поттер направился в магазин волшебных палочек, стоило ему, открыв дверь, как в небольшом помещении раздался звон колокольчика. По всему магазину тянулись стеллажи с маленькими темными коробочками. Гарри подошел к стойке продавца, но самого продавца нигде не было видно, через некоторое время в глубине магазина послышался шум и за прилавком появился пожилой мужчина.

-Мистер Поттер, а я всё думал, когда же вы придете. - Сказал этот странный тип. - Я помню ваших родителей, кажется, как будто вчера они были здесь и покупали свои первые волшебные палочки.

Гарри не нравилось упоминание об его родителях, поэтому он оборвал мистера Оливандера, и сказал, чтобы вместо длинных рассказов он лучше подобрал бы ему вещичку, за которой он сюда зашел. Услышав слова мальчика, продавец тяжело вздохнул - слишком уж юный Поттер напоминал Оливандеру Тома Реддла. Такие же повадки и взгляд, к тому же они очень похожи внешне, если бы продавец не знал, что отцом мальчика является Джеймс Поттер, то предположил, что мальчишка наследник Реддла. Оливандер не стал предлагать мальчику палочки типа тех, что были у его родителей, а сразу принес сестру палочки Темного Лорда. Ведь если они так похожи по характеру, то эта палочка должна подойти юному Поттеру. Продавец оказался прав - палочка действительно подошла. Оливандер попытался рассказать мальчику о сестре его палочки, но мальчик лишь отмахнулся, сказав, что ему это неинтересно, и у него ещё много дел, и нет времени слушать длинные и совершенно неинтересные ему истории. Оплатив покупку, Поттер покинул магазин.

Питомца Гарри решил не брать, ведь у него уже есть Кери. В списке ведь не сказано, что студент не может привести змею, там только написано, что первокурсник может взять с собой сову, кошку или жабу. Там не говорится, что других зверьков запрещено привозить в школу, поэтому предъявить ему нарушение правил никто не сможет. Вот будет сюрприз для всех, когда увидят кобру в качестве домашнего питомца. На этой мысли, Поттер коварно улыбнулся. Есть ему не хотелось, поэтому он пошел бродить по Косому переулку, в надежде увидеть что-то заслуживающее его внимания. Прогуливаясь, он увидел магазин, в витрине которого был вывешен веник, подойдя поближе, он распознал в венике метлу, но сути дела это не меняло. «Зачем здесь веник!»- удивлению Гарри не было предела. А все дело в том, что он не читал детские сказки о ведьмах. А стоило бы: в них много чего можно узнать, в сказках упоминалось много вещей, которые он сегодня увидел в Косом переулке.

Гарри знал, что метла - это хозяйственный инструмент для подметания помещений и улиц. В доме Дурслей давно уже использовали бытовую технику для подобной работы. Но старая соседка Фигг использовала метлу для уборки, поэтому Гарри были известны функции данного инструмента. Из-за этого он и не мог понять, зачем на витрине был выставлен данный продукт, в конце-концов его любознательность взяла верх, и он зашел в магазин «Всё для квиддича». В нем находилось много метел и не меньше народу, восхищенно вздыхающих возле данных веников. Прислушавшись к разговору двоих мальчишек, Гарри к своему ужасу понял, что данные предметы - это средство передвижения в волшебном мире. «-До чего глупые люди»- подумал Поттер. Ему такой транспорт был не по душе, поэтому он покинул магазин. Выходя, Гарри вспомнил, что в письме упоминалось, что первокурсникам запрещено иметь метлы. Сам себя стукнул за недогадливость насчет метел, ведь не привозят же их в школу для уборки территории. После посещения магазина с метлами настроение Поттера опустилось в ниже плинтуса. Поэтому Гарри решил покинуть аллею, а то, не дай бог, увидит здесь ещё что-то из разряда - «пережитки прошлого». Поэтому мальчик направился назад к Дырявому котлу.

Глава 7.

Ну как назло, а может и на счастье, на его пути попалось симпатичное кафе, где, если судить по вывеске, продавали мороженое на любой вкус. Увы, у Поттера к такому лакомству всегда была слабость. Поэтому, он не смог себе отказать в посещении данного заведения. Внутри было людно. Осмотревшись по сторонам, к своему огорчению Поттер понял, что все столики заняты. Но, на его счастье, дамочка, которая сидела в дальнем углу, уже доела свое мороженое, и сейчас как - раз поднималась из-за столика, с намерением покинуть заведение. Поэтому Гарри направился к освободившемуся месту. На середине столика лежало меню. Через несколько минут к столику подошла продавщица и поинтересовалась, чего желает молодой человек. Гарри заказал шоколадное мороженое. Дамочка мило ему улыбнулась, что-то черкнула в своем блокнотике и отправилась к прилавку. При этом заверила Поттера, что его заказ будет готов через две минуты. И спустя обещанные две минуты, на его столике появилось вазочка с тремя шариками шоколадного мороженого, осыпанного сверху орешками. К удивлению мальчика лакомство оказалось великолепным, и Гарри сделал себе пометку в уме непременно заглянуть в данное заведение ещё раз. Наслаждаясь вкусом мороженого, Поттер и не заметил, как к его столику подошла шумная компания рыжих детей в сопровождение пухленькой дамочки. Женщина вульгарно начала рассаживать младших детей за столик, при этом, не потрудившись спросить у наследника Поттеров, не занято ли здесь.

«Какая невоспитанность!»- сам себе сказал Гарри. Но, тем не менее, с интересом следил за действиями шумной компании. Ему было интересно, как мамаша будет усаживать всех своих отпрысков. Ведь за столиком всего четыре стула, один с которых занимает сам Поттер. По подсчетам выходит, что остается три свободных места. А компания, которая так нагло собиралась усесться за его столик, состояла из пяти детей и дамы, хотя дамой эту невоспитанную женщину у Поттера язык не повернется назвать. Старшим из детей был мальчик, на вид ему можно было дать лет тринадцать-четырнадцать. Одет он был в вылинявшие серые штаны, когда-то черного цвета. Также на нем был желтый вязаный свитер, посередине которого была вышита черными нитками буква «П». Следующие два мальчика были похожи друг на друга, как две капли воды. Одеты они были идентично в темные брюки и вязаные свитера красного цвета. Единственное различие было в буквах на свитерах: на одном «Д», а другом «Ф». Эти мальчики озорно улыбались и разглядывали посетителей заведения. На вид им было где-то двенадцать лет. Последним из мальчиков был

рыжик одиннадцати лет в светлых штанах, залатанных в некоторых местах, и таком же вязаном, как и у остальных мальчиков, свитере, только зеленого цвета. Также в компании была рыжеволосая девчонка, которая пристально разглядывала Поттера. Увидев, что Гарри заметил её взгляд, она покраснела и отвернулась. Мальчик на это только ухмыльнулся. Последним членом их компании, была женщина сорока лет, по сходству с детьми можно сделать вывод, что это их мать. Одета она тоже была достаточно просто: красная юбка и синяя блуза. И на всех из них были одеты потертые черные мантии. Поттер плохо разбирался в одежде волшебников, но даже его знаний хватило, чтобы определить, что данное семейство весьма бедное. А дамочка тем временем уже от соседних столиков притащила ещё три стула и сейчас пыталась их пристроить за столиком, где сидел Поттер. Спустя минут пять у неё это вышло, и вся компания наконец-то расселась. К столику снова подошла продавщица и спросила, что будут заказывать посетители. Мамаша заказала пять порций самого дешевого мороженого. Продавщица окинула её оценивающим взглядом и сказала, что заказ в ближайшее время будет готов, и с этими словами удалилась. Рыжая женщина и все мальчишки наконец-то заметили Поттера и начали его рассматривать как экспонат на выставке. От чего Гарри скривился: ему не нравилось такое пристальное внимание к своей персоне. Только дамочка собралась что-то спросить у Поттера, как к столику подошла женщина с подносом, на котором располагались пять порций сливочного мороженого. Поставив вазочки напротив каждого из детей, она обратилась к их мамаше с просьбой оплатить заказ. Поттер удивился - его она не просила сразу оплачивать. А рыжая дамочка тем временем рылась в своем кошеле, извлекая оттуда горсточку серебряных монет, сикли - так назывались они. Отсчитав нужную суму, она отдала их даме. Поттер решил спросить, когда ему стоит заплатить за свою порцию.

- Мадам, а когда мне оплачивать свой счет?- Поинтересовался Гарри у женщины, которая уже собиралась покинуть их столик.

- Молодой человек, Вы можете заплатить при выходе с нашего заведения! Хотя, если хотите, можете прямо сейчас?- Она выжидающе посмотрела на него.

Поттер удивился, ему было непонятно, почему дама заставила рыжее семейство, заплатить сейчас, а ему позволила расплатиться при выходе. Но, поразмыслив, он решил, что ему без разницы, когда платить, поэтому он полез в карман и достал оттуда горсть золотых монет, при виде которых у семейства рыжих, округлились глаза. Поттер, не обращая внимания на нежелательных за его столиком людей, протянул продавщице один галлеон. Дама взяла монету, затем порылась у себя в кармане и отдала Гарри сдачу и, пожелав им приятного аппетита, удалилась. Поттер, не обращая на рыжее семейство внимания, продолжил есть своё мороженое, ощущая на себе любопытные взгляды. Наконец-то дамочка не выдержала и решила засыпать нашего героя вопросами.

-Мальчик, а почему ты без родителей?- Требовательно спросила назойливая персона.

-Мадам, а какая вам разница? - Первое слово он выплюнул, женщина перед ним не заслуживала звания «мадам». Его раздражало, что посторонняя тетка начинает задавать ему вопросы, которые её не касаются.

-Мальчик, я переживаю, а вдруг ты потерялся? Может родители тебя ищут, а ты здесь сидишь? И к тому же, маленьким детям непозволительно находиться в таких опасных местах! - Строго начала отчитывать Поттера эта тетка. А всё её дети оторвались от своих порций и начали с интересом смотреть на Гарри, ожидая его ответа.

-Мадам, Вас это не должно касаться. И в кафе, где продают мороженное, сомневаюсь, что мне угрожает опасность. Ну, разве что подавиться этим самым мороженым. Буду вам благодарен, если вы не будете предъявлять мне претензии.- Убийственно спокойным голосом выдал эту тираду Поттер. Но в душе оскорбляя эту курицу всеми известными неприличными словами, которые к тому же одиннадцатилетнему ребенку знать, не положено. Мамаша рыжего семейства и не собиралась успокаиваться. Она посчитала, что этот невоспитанный ребенок убежал из дому. Да и к тому же, наверное, украл у родителей деньги, ведь откуда у ребенка столько галлеонов. Здесь было что-то нечисто, и она непременно должна с этим разобраться.

- Ребенок, со старшими людьми нужно обращаться с уважением! Сейчас ты назовешь мне свой адрес, и я отведу тебя дамой. Маленьким детям нельзя гулять по Косому переулку без присмотра.- Проговорив это мисс Уизли, встала со стула, с намерением подойти к Гарри.

Поттер не ожидал от этой «дамы» таких слов. « До чего же глупая особа!»- Подумал он. Оглянувшись по сторонам, он заметил, что все обитатели кафе следят за их перепалкой. « Конечно, следят! Ведь у этой дамочки чрезмерно громкий голосок, который непременно слышали все посетители заведение»,- пронеслись мысли в его голове. Погруженный в свои размышления он не заметил, как эта противная особа поднялась со своего места и схватила его за локоть, при этом что-то ему доказывая. С самого детства Поттер терпеть не мог физический контакт. До пяти лет дядя довольно часто его избивал, поэтому мальчик стал ненавидеть прикосновения. Почувствовав хватку на своей руке, Поттер зашипел от возмущения. И пронзил женщину злым взглядом зеленых с отблесками красного глаз. И вырвал руку из хватки женщины. При этом поднимаясь из своего места и отходя от этой ненормальной на приличное расстояние.

- Да кто Вы такая, что трогаете меня!,- не хуже змеи зашипел Поттер. - Как Вы смеете своими лапами прикасаться ко мне! Вы невоспитанная леди, хотя нет, Вы не леди! Нормальная «леди» себе некогда не позволит такого поведения. А вы мало того, что подсели ко мне за столик без спросу, так ещё начали мне предъявлять необоснованные объявления. Даже если бы я убежал из дому! Каким это боком касается Вас?- Шипел Гарри, постепенно теряя контроль над своим гневом. В последствие чего его зеленый цвет глаз стал меняться на красный. Но на счастье все посетители настолько были увлечены ссорой, что особо не обратили внимания на смену цвета его глаз. Поттер знал об этом явлении: когда он злился, его глаза автоматически меняли цвет, и магия выходила из-под контроля, разрушая на своем пути все преграды. Навряд-ли этим волшебникам понравится такая перспектива, поэтому Гарри нужно было срочно успокоиться. Но как это сделать, он не мог себе представить, тем более находясь поблизости с этой курицей.

А тем временем, вышеупомянутая курица, не замечая в словах Поттера ненависти, направленной к её персоне, снова попыталась схватить Гарри за локоть. А её детки с открытыми ртами наблюдают за развитием событий. Посетители тоже отставили свои вазочки с мороженым и сейчас наблюдали за разворачивающейся сценой на их глазах, пытаясь предугадать, как поведут себя участники ссоры в тот или иной момент.

А Поттер тем временем пытался взять себя в руки и найти выход из данной ситуации. Если честно, то эта тетка его уже достала своими поучениями. И вот, почти потеряв контроль над своим гневом, он вспомнил о полиции. « А ведь это выход!»,- подумал он. Развернувшись, Гарри обратился к мужчине, сидевшему за соседним столиком.

- Месье, Вы не подскажите, есть ли у волшебников орган урегулирования правонарушений, что-то наподобие полиции?- Громко, чтобы все посетители кафе услышали его, спросил Поттер. Мужчина сначала растерялся, видно он не смог понять слово «полиция», а затем начал что-то бормотать. Единственное, что из его речи понял Гарри - это слово «авроры». Гарри такой термин был незнаком.

- Авроры! Они у нас что-то наподобие полиции в магловском мире.- Сказала одна из дам, сидевшая неподалеку от Поттера. Мальчик задумался.

- А как связаться с этими «аврорами»?- Через несколько минут размышления, поинтересовался Гарри у дамы.

- Можно через камин,- дама указала рукой в сторону старого камина. Поттер не стал задавать вопросов насчет « камина». За сегодняшний день он увидел больше странных, глупых и бесполезных вещей, чем за все свои одиннадцать лет. Поэтому «камин» может быть ещё одной странностью. Всё это время Молли растеряно молчала. Она не могла понять, зачем мальчик спрашивает об аврорах, и какой смысл вызывать их сюда. « Неужели он хочет пожаловаться на меня»,- промелькнула мысль в её голове. Она ведь ничего плохого не сделала, а лишь хотела помочь ребенку. Пока Молли размышляла, Поттер уже обратился к людям находящимся в кафе с требованием вызвать авроров. Надо отдать должное официантке, она была умной дамой, поэтому сразу направилась к камину. Подойдя к нему, она достала с полочки какую-то емкость с песком, или чем-то похожим. Взяв небольшую горсть данного вещества, она кинула её в камин, где сразу вспыхнуло изумрудное пламя, и что-то пробормотала. Поттер с интересом наблюдал за манипуляциями женщины. Поскольку он находился далековато от камина, то не услышал её слов. Через несколько секунд в камине, там, где несколько минут назад горел огонь, появилась голова мужчины. И дама, слегка пригнувшись, начала ему что-то говорить. При этом указывая рукой в их сторону. После десятиминутного разговора, не услышанного Гарри потому, что женщина говорила весьма тихо, голова мужчины чему-то кивнула, а затем также быстро исчезла, как и появилась. Через несколько минут в камине снова вспыхнуло пламя, и в заведение вошел мужчина сорока лет. Он пробежал взглядом по обитателям заведения, некоторым приветливо кивал. Затем он обратил свой взгляд к Поттеру.

-Для чего потребовалось мое присутствие? - Аврор смотрел на Гарри, ожидая ответ.

- Я бы хотел подать жалобу на эту женщину. За нападение на несовершеннолетнего и клевету.- Поттер указал на Молли. Аврор непонимающе посмотрел на Потера, а затем на миссис Уизли.

- Молли, что случилось?- Кингсли очень хорошо знал эту женщину, поэтому не верил своим ушам. Как на такую милую женщину могут подать жалобу. «Она же и мухи не обидит!»,- думал он. «В этой ситуации нужно разобраться поподробнее»,- решил он, смотря на жену его друга.

- Кингсли, я хотела отправить этого ребенка к родителям. А он мне начал грубить. К тому же отказался сообщать мне свой адрес. Ведь маленьким детям опасно ходить по Косому переулку без сопровождения.- Начала причитать Молли. « Вот курица. Ну и наглость у этой вешалки», - такие мысли крутились в голове Гарри. Поттер заметил, что аврор с курицей хорошие знакомые, раз он по имени к ней обратился.

- Эта наглая дамочка начала требовать у меня адрес моего проживания! А также у неё хватило наглости сказать, что я сбежал из дома.- Возмущенно начал говорить Гарри, сверля мамашу рыжего семейства презрительным взглядом. Посетители заведения сидели, молча слушая перепалку. Голос у мамаши был чрезмерно громкий, поэтому окружающие слышали каждое слово. Рыжие тоже сидели тихо как мыши, они знали характер своей матери, поэтому рассудительно решили не вмешиваться. А Поттер, тем временем, продолжал высказывать господину аврору мнение насчет сложившейся ситуации. Под-конец речи мальчика Кингсли был растерян. И если честно, то он не знал, как лучше повести себя в данной ситуации. Он не мог поверить, что Молли способна на такое, ведь у неё семь своих детей. Кингсли был хорошим другом Артура, поэтому решил происшествие попробовать замять. Угостить вредного мальчишку мороженым за свой счет, Молли заставить принести извинения, или что-то в этом роде. Ведь из-за действий миссис Уизли, Артура могут выгнать из Министерства, уж Малфой то об этом позаботиться. Люциус спит и видит такой поворот событий. Артур все же его хороший друг и допустить такое он не мог. « Может, стоит связаться с родителями мальчика, и уже с ними распутывать данный инцидент», - размышлял он, смотря на героя магического мира.

- Мальчик, я уверен, что здесь произошло недоразумение. Молли добрейшая леди, она не хотела так себя вести. Просто она переживает за тебя, вот и пришла к таким печальным выводам.- Примирительно начал говорить аврор, обращаясь к Поттеру.

-Хорошо, я согласен не подавать на неё жалобу,- Гарри указал на Молли.

-Но взамен я хочу гарантий, что эта ненормальная дама ко мне ближе, чем на сто метров не подойдет. - Поттер вопросительно смотрел на Кингсли, ожидая его ответа.

- Хорошо, я даю тебе слово!- Сказал Кингсли.

- Понимаете сэр, я вас не знаю, поэтому вашему слову я не верю!- С вызовом в голосе проговорил Поттер. Кингсли не ожидал услышать такие слова от мальчишки, поэтому впал в ступор. А обитатели кафе зашептались между собой, такого поворота событий они не ожидали. А какой-то мужчина прокричал - «Молодец, пацан!». И в кафе послышались смешки. Аврор взял себя в руки.

- И что ты хочешь? - Насторожено спросил Кингсли, «от этого мальчишки можно ожидать чего угодно», -подумал он.

- Вы при всех посетителях пообещаете держать свое слово, а если не сдержите, то на весь Косой переулок заявите, что Вы - лжец.- С ухмылкой проговорил Поттер, смотря Кингсли прямо в глаза. Аврор аж подавился воздухом от наглости паршивца. А посетители уже в открытую посмеивались и восхваляли интеллект и находчивость мальчишки. Не каждый день увидишь, как одиннадцатилетний мальчик заставит прославленного аврора стоять с открытым ртом.

-Будь по-твоему, пацан. Я, Кингсли Бруствер обещаю, что Молли Уизли никогда не подойдет к тебе ближе, чем на сто метров.- Проговорил со смешком аврор. Гарри ухмыльнулся, он добился своего.

- Ну, я тогда пошел?- Поттер под аплодисменты зрителей покинул заведение и не услышал вопроса Кингсли насчет его имени.

Глава 8.

Покинув кафе, Гарри направился к Дырявому котлу. Сегодняшний день для него выдался слишком насыщенным на события. Сейчас, идя к выходу, Поттер в уме прокручивал события, которые случились сегодня с ним.

flashback

Всё началось с того, что его родственнички заявили, что пригласили в гости сестру Вернона. Этому мальчик, конечно, не обрадовался: он терпеть не мог эту собачницу. Затем, к нему заявляется какая-то странная особа и утверждает, что он волшебник. Странно одетая особа вручает ему странное письмо, где имя директора школы превышает остальной текст письма. Ну, письмо с приглашением в какую-то школу - это еще ничто. А вот список с нужными вещами - это что-то. Там было указаны какие-то котлы, пробирки, волшебная палочка и много таких же странных предметов. «Сегодня что - первое апреля»,- подумал Гарри, искоса поглядывая на дамочку. Затем профессорша трансфигурации начала рассказывать Поттеру о Хогвартсе « Что за название такое!», - размышлял мальчик, краем уха слушая объяснения женщины. « И вообще, что это такое за наука трансфигурация? Название какое-то дурацкое»,- возмущению мальчика не было предела. Ну, разобравшись с этой странной особой, определившись, как добраться до нужного места, где продаются вещи из списка, юный волшебник.

Добравшись до места, он оказался в страшненьком кафе. « Боже, и это - представители волшебного мира?», - удивлялся Поттер, рассматривая посетителей заведения. Затем, к юному волшебнику прикопался бармен « Вот гад, как он смеет заявлять, что я еще слишком юн бродить по Косому переулку», - шипел сквозь зубы Гарри Поттер.

Но, с горем пополам, бармен Том провел его к легендарному волшебному миру. « И это и есть волшебный мир?», - удивился Гарри, смотря по сторонам. Везде тянулись ряды всевозможных магазинов только с необычными товарами.

Поскольку женщина отдала ему ключ от сейфа в банке, то юноша решил туда и направиться. Зайдя в белое огромное здание, Поттер испытал шок « Кто это такие?», - вопил его внутренний голос при виде существ, восседающих за кассами. После недолгого разговора выяснилось, что это работники банка. Один из этих существ повел мальчика в какую-то пещеру, где располагались тележки, хотя, это были не столько тележки, сколько ездящий металлолом. « И я должен на этом ехать? Да я к этой рухляди ближе, чем на десять метров не подойду». - Размышлял наследник Поттеров. После ссоры с гоблином-кассиром парня отправили к директору банка. На удивления мальчика, тот казался весьма умным существом. В итоге Поттер покинул банк с папкой, содержащей перечень имущества. Дальше ему предстояли долгие прогулки по Косому переулку. « Боже, чего тут только нет! И волосатые зубочистки - типа перья. И кастрюли с ручками, деревянные палочки, наборы разнообразных пробирок. Также имелись сосуды с разными жидкостями», - с презрением осматривал Гарри товары в аллее. Сумев купить все необходимое из списка, Поттер направился домой.

Но на его пути попалось кафе, где продавали мороженое на любой вкус. Поскольку шоколадное мороженое было слабостью мальчика, то он решил зайти полакомиться. Но, к его ужасу, за столик подсела рыжеволосая компания в сопровождение мамаши. « До чего же глупая особа»,- думал мальчик, смотря на женщину. Вскоре эта особа начала придираться к нему с глупыми вопросами и обвинениями. Поттер был поражен «Боже, я даже не думал, что существуют настолько бесцеремонные люди! Мало того, что не проявили элементарной вежливости, так еще и нахально суют нос совершенно не в своё дело. Хотя, она похоже довольна известна - вон, как на неё посмотрел тогда этот, как его... аврор.»- Размышлял юноша, смотря между мамашей и аврором. После небольшой ссоры, ему наконец-то удалось отделаться от этой назойливой дамочки. Да и аврора он хорошо обломал. « Вот смеху-то будет, когда он не сдержит свое слово»,- ухмылялся Гарри, представляя эту картину.

Конец flashback-а

Так и закончилась первая половина этого насыщенного дня. Вынырнув из своих мыслей, Гарри заметил, что уже дошел до кирпичной стены, что отделяла волшебный переулок от бара «Дырявый котел». Достав из кармана свою волшебную палочку, Поттер указал ею на нужные кирпичи. Спустя несколько секунд начал открываться проход, куда и прошел мальчик. Зайдя в бар, Гарри постарался как можно незаметней проскользнуть мимо барной стойки, за которой стоял Том. Он не горел желанием снова пообщаться с этим ненормальным человеком. Но, на его счастье, бармен был занят клиентами, поэтому мальчик беспрепятственно покинул бар. Добравшись до автобусной остановки, юноша сел в автобус по направлению к Лител Уинг.

Добравшись к дому номер четыре по Тисовой улице. Гарри поднялся в свою комнату, намереваясь оставить там приобретенные вещи. Положив покупки на постель, мальчик осмотрелся по сторонам в поисках своего фамильяра. Но Кери нигде не было видно. «Наверное, опять отправилась на охоту», - пришел к выводу юноша. Затем он развернулся и направился на поиски родственников: ему нужно было закончить разговор, начатый утром. Тетю и дядю он нашел довольно быстро, они находились в гостиной и смотрели вечерние новости. Кузена нигде не было видно. «Наверное, опять пошел гулять со своими дружками»,- решил Поттер. Гарри неторопливо прошел и сел в свободное кресло, поскольку его любимый диванчик заняли родственники. Увидев вошедшего, семейство Дурслей моментально напряглось, на что Поттер только ухмыльнулся.

- Дорогие родственнички, у меня к вам накопилось несколько вопросов. - Проворковал Гарри, приторно улыбаясь. От этой улыбки родственников передернуло.

- Так вот, Петунья, я хочу знать, что тебе известно о магии? - Спросил подросток.

- Я ничего не знаю…..! - Слишком быстро пробормотала тётушка.

- Врать нехорошо, Петунья. - С пальцев подростка сорвался красный луч. Женщина жалобно заскулила, а Вернон постарался вжаться в стулья еще сильней, надеясь, что их не заметят. Он не пытался помочь своей супруге, зная, что от этого станет только хуже. А Поттер пытая тетю, испытывал радость: в последнее время он стал замечать за собой склонность к изощренным развлечениям.

- Давай попробуем еще раз. Что тебе известно о магии, Петунья?- Проворковал мальчишка. Тетка очень боялась боли, поэтому начала говорить.

- Твоя мать была волшебницей. Она посещала специальную школу. Там она и познакомилась с твоим отцом.- Торопливо начала рассказывать женщина. Она до ужаса боялась своего племянника. Петунья уже тысячу раз прокляла тот день, когда согласилась приютить его в своем доме. Если бы мисс Дурсль знала, что из ребенка вырастет такой монстр, то она отдала его в приют в первый же день. Ну, сейчас уже поздно об этом думать.

Поттер смотрел на родственников с презрением. Ему хотелось натравить своего фамильяра на этих глупых людей и заставить их заплатить за пять лет издевательств. « Но, увы, ещё не время», - решил юноша. Сейчас он внимательно вслушивался в слова тетушки. Для него стало сюрпризом известие, что его родители были волшебниками. Мальчик давно перестал мечтать о любящей семье, поэтому сейчас разговор о погибших родителях не вызывал у него дискомфорта. Но его интересовал один вопрос.

- А как погибли Лили и Джеймс Поттер?- Спросил юный маг, выжидающе смотря на Петунью.

- Их убил Темный Лорд. Лили перед гибелью приходила к нам в гости и говорила, что за тобой охотятся. И что директор помогает им спрятаться. Больше я ничего не знаю. Мы были не очень близки с сестрой.

- Я рад, что мы прояснили эту ситуацию. - Сказал задумавшийся Поттер. Мальчик был потерян в своих мыслях. Его удивил откровения родственницы. Но сейчас не время об этом думать, у него есть и другие дела на данный момент.

- Вернон, как там насчет твоей сестры? Я думаю, она решила не злоупотреблять нашим гостеприимством? - Спросил мальчик, переводя свой взгляд на перепуганного Вернона.

- Да…да она передумала. - Заикаясь, пробормотал дядя.

- Вот и хорошо. Поздно уже, пожалуй, пойду я отдыхать. - Сказав это, Гарри поднялся и направился в свою комнату. А родственники после ухода племянника с облегчением вздохнули.

Зайдя в комнату, Гарри решил почитать. Но взяв первую попавшуюся книгу, он заметил, что его глаза слипаются от усталости. Поэтому, отложив учебник, Поттер направился в душ, а после решил лечь спать. А изучением волшебного мира заняться уже завтра.

Глава 9.

На следующий день Гарри проснулся около одиннадцати. Конечно, он бы еще спал, если бы одна ленивая змея не шипела бы возле его уха. Отпихнув надоедливую персону, мальчик пошел в душ. Затем направился на кухню: ему стоило позавтракать перед изучением папки, отданной директором Гринготтса, а именно этим мальчик и планировал сегодня заняться. Спустившись, он обнаружил там Петунью, крутящуюся возле плиты.

- Доброе утро, тетушка.- Поприветствовал родственницу наследник Поттеров.

Петунья, услышав голос племянника, вздрогнула. А Гарри невозмутимо прошел к столу и сел на свое любимое место возле окна. Женщина торопливо поставила перед ним кофе и бутерброды с сыром. « Прямо как заботливая мамочка», - хмыкнул юный волшебник. Вдохнув аромат своего любимого кофе, Поттер расплылся в блаженной улыбке. В последнее время у него не было аппетита. С чем это связано он и сам не знал, но сегодня он был не прочь хорошенько перекусить. Поэтому взялся за предложенные продукты. Спустя пятнадцать минут, с кофе и бутербродами было покончено. Доев завтрак, Гарри отправился назад в свою комнату. Кери лениво валялась на кровати. « Вот особа такая, меня разбудила, а сама лежит»,- хмыкнул мальчик. Но все же не стал трогать змею. Затем, порывшись в принесенных вчера вещах, достал толстую папку и уселся за письменный стол её изучать. По мере прочтения улыбка, на лице волшебника становилась всё шире. Оказывается, род его отца был очень древним и богатым. По подсчетам, его состояние исчислялось миллиардами галлеонов. К тому же, у него было несколько поместий: во Франции, Италии и Великобритании. В бумагах указывалось, что он владеет четырьмя хранилищами в банке. Два были заполнены золотом, ещё один фамильными драгоценностями, а последний - книгами и ценными бумагами. Также с помощью документов он выяснил, что после смерти родителей унаследовал титул Лорда Поттера. « У волшебников есть аристократия?»,- удивился парень. Чтобы заверить титул, ему стоит обратиться к гоблинам. После получения титула, Гарри будет считаться совершеннолетним. Также ему принадлежат два голоса в совете попечителей школы и два в Визенгамоте. Поскольку род Поттеров берет свое начало от рода Певереллов, то Гарри станет дважды Лордом. « Дважды Лорд значит вдвое больше власти и денег!», - пришел к выводу будущий Лорд Певерелл-Поттер. Поэтому юноша сделал себе пометку в уме - при походе в Гринготтс обратится с вопросами по поводу титула к гоблинам. Просидев над бумагами до шести часов, Поттер решил сходить поужинать. Спустившись вниз, он увидел, что всё семейство Дурслей находится в гостиной. Гарри решил не отвлекать родственников от такого важного дела, как просмотр телевизора, поэтому молча прошел на кухню. На столе была оставлена его порция, состоящая из рагу и сока. Поужинав, мальчик снова направился в комнату. Поскольку с наследством он более-менее разобрался, а спать еще рано, Гарри решил почитать книгу. Взяв книгу «Современная история магии», мальчик углубился в чтение.

Книга оказалась весьма интересной. В ней рассказывалось о темной, светлой магии и о различиях между ними. Также в книге упоминались имена людей, которые внесли огромный вклад в развитие волшебный мир. И каково же было удивление Гарри, когда среди прославленных волшебников и волшебниц, он встретил свое имя. В книге говорилось, что он в годовалом возрасте смог победить самого темного волшебника всех времен.

«Вследствие нападения на дом в Годриковой Впадине с помощью смертельного проклятия были убиты Лили и Джеймс Поттеры, а их наследник Гарри смог отразить убийственное проклятие. Что до него некому не удавалось. Мальчик смог отделаться только шрамом на лбу в виде молнии, в то время как Темный Лорд был уничтожен. Также в книге было упоминание, что дом, где жили его родители, полностью разрушен»

« Вот, значит, как я стал сиротой», - грустно улыбнулся мальчик. Он как-то раньше не интересовался гибелью своих родителей. Его не интересовало как жили его мать и отец, где учились и кем работали. Вчерашний разговор с тетей стал первым упоминанием имен Лили и Джеймса в этом доме. Другие дети хотели бы знать о своих родителях, мечтали бы о настоящей семье. Но Поттер был не такой как все, и этим всё было сказано. Но, после прочтения статьи о себе, удивлению Гарри не было предела. «Если я так знаменит, то почему был вынужден жить с родственниками, которые меня терпеть не могут? Разве в волшебном мире нет семьи, которая не захотела бы принять знаменитого Гарри Поттера?». - Задавался вопросами мальчик.

Теперь ему стало понятно такое нелепое поведение бармена Тома. Известность мальчика не пугала, она, наоборот, давала некоторые плюсы в виде уважения, обожания, подражания и многого другого. Всеми этими бонусами мальчик непременно воспользуется. Когда он дочитал книгу, было уже около двенадцати. Поэтому следовало ложиться спать.

Поттер, потеснив змею, лег в кровать. Его сегодня удивило, что настырный фамильяр его не донимала своими расспросами. Все же Кери была очень умна, поэтому непременно заметила задумчивый взгляд мальчика на протяжении сегодняшнего дня. « Наверное, завтра будет меня доставать»,- с этими мыслями Гарри и уснул.

Следующие дни мальчика проходили однообразно: с утра завтрак, потом чтение, обед, чтение или просмотр интересных программ. Вечер заканчивался тоже чтением или дискуссией с Кери. В таком ритме и пролетели дни до 31 августа.

Сегодня у мальчика был запланирован поход в Гринготтс. Да и нужно прикупить еще школьных принадлежностей. Мальчика удивило, что в списке не было указано количество предметов, в расчете на которые покупаются тетради. « Возьму побольше, лишние не помешают»,- решил юный волшебник. Да и пишущих принадлежностей нужно не забыть купить. Поэтому планы на сегодняшний день у него были грандиозные.

Встав в восемь часов утра, Поттер принял душ. Оделся в черные джинсы и темную рубашку без рукавов. Спустившись вниз, он заметил, что семейство Дурсль дружно отсутствует. Оглянувшись, Гарри увидел на холодильнике записку: «Поехали к сестре Вернона. Будем завтра вечером». Какая радость - родственничков не будет до завтра, хотя Поттер в этом году их вообще не увидит. Двадцатого числа ему пришло письмо из Хогвартса с билетом на поезд. Толька платформа там была указана какая-то неправильная. « Наверное, это очередная причуда волшебного мира», - решил наследник Поттеров, не заостряя свое внимание на самом билете. Гарри сел за стол выпить сока и перекусить быстренько приготовленными бутербродами. Всё же у него сегодня целый день будет загружен, а сытный завтрак прибавит ему сил. Закончив с бутербродами и соком, он направился к автобусу, намереваясь отправиться на Косую аллею.

Глава 10

Добравшись до бара, Гарри зашел внутрь. Заметив, что Тома нигде не видно, он быстрым шагом направился к задней части бара, где был проход к Косой аллее. Оказавшись возле кирпичной стены, он волшебной палочкой указал на нужные кирпичи. Перед ним, как и в прошлый раз, открылся проход. Не медля ни секунды, мальчик направился вглубь Косого переулка. Сначала он планировал посетить Гринготтс, а затем уже решить, куда стоит идти дальше. Поэтому Поттер неторопливо побрел в нужном направлении. Возле дверей банка его встретили два грозных охранника. « Не нравятся мне эти существа - слишком уж они себя умными считают», - подумал наследник Поттеров, одаряя гоблинов презрительным взглядом. Зайдя внутрь, брюнет осмотрелся и заметил, что возле окошка Крюкохвата нет посетителей. «Нужно поздороваться со старым знакомым», - с ухмылкой подумал Гарри и направился к «любимому гоблину».

- Добрый день, гоблин-кассир, мне нужно встретиться с директором банка, - невинно улыбаясь, продекламировал мальчик. Гоблин, услышав свое прозвище, скривился - его до безумия раздражал наследник Поттеров. По его мнению, мальчик был слишком наглым, невоспитанным и высокомерным. Крюкохвата безумно интересовало, как мальчик смог договориться с директором банка - на памяти гоблина раньше такого никогда не случалось. Гоблины не особо уважали людей, поэтому не давали им никаких привилегий. « Чем же заинтересовал господина Хрипуна наследник Поттеров?», - размышлял кассир, смотря на паренька. Отогнав свои мысли подальше, он поднялся и попросил Поттера проследовать за ним. В компании этого ребенка гоблину не хотелось проводить ни одной лишней минуты. По извивистым коридорам они молча добрались к нужной двери. Гоблин постучал. И спустя несколько секунд открыл дверь, сначала пропустил Поттера в помещение, а затем вошел и сам. Старый директор сидел за своим столом и просматривал какие-то бумаги.

- Господин директор, к вам мистер Поттер. - Почтительно поклонившись старому гоблину, сказал кассир.

- Спасибо, Крюкохват, можешь идти. - Обратился он к младшему гоблину, отрываясь от изучения бумаг. Кассир, услышав слова директора, покинул кабинет.

- Присаживайтесь, мистер Поттер, - директор указал на стул напротив себя. Поттер проследовал на указанное место.

- Я изучил все документы, которые были в папке, - мальчик достал папку и положил её на стол директора банка. - Меня там заинтересовали некоторые вещи, мистер Хрипун. А именно - титул Лорда. - Гарри вопросительно смотрел на старого гоблина, ожидая его ответ.

- А разве ваш опекун не сказал вам, что вы являетесь Лордом? - Удивленно спросил директор.

- Какой опекун? Дурсли о моем наследстве не знают. - Поттер вопросительно вздернул бровь, выжидающе смотря на директора банка. Гоблина очень удивил ответ мальчика.

-Но ваш опекун - Альбус Дамблдор, а не какие-то Дурсли, - гоблин недоверчиво посмотрел на мальчика. Ведь работники банка ежемесячно выдавали средства на содержание Гарри Поттера. Всё согласно воле погибшей четы Поттеров. «Что-то здесь не так», - подумал гоблин. И решил подробней разобраться со сложившейся ситуацией.

- Я не знаю никакого Дамблдора. - Возмутился брюнет. - Я живу с сестрой моей матери и её мужем, их фамилия Дурсль. - Проговорил уверено Поттер.

- Мистер Поттер, но в документах указано, что Альбус является вашим опекуном. И ему каждый месяц выплачивалась сумма в сто галеонов на ваше содержание. - Сказал растерянный Хрипун.

- Дамблдор, говорите. - Мальчик задумался на некоторое время. - А это он ведь - директор школы Хогвартс. Ко мне профессорша с этой школы пришла и принесла приглашение в это учебное заведение. И в письме было указано, что Альбус Дамблдор является там директором.

- Да, так и есть, он директор школы чародейства и волшебства. - Проговорил задумчивый гоблин. Поттер погрузился в свои мысли. В его голове была куча разных вопросов, на которые, к сожалению, на данный момент у Гарри не было ответов. « Если Дамблдор является его опекуном, то почему он прожил одиннадцать лет с нелюбимыми родственниками? И куда тратились деньги на его содержание? Что же ждет Гарри в школе? Как будет вести себя директор этой школы по отношению к нему?» - Мальчик был взволнован, но никому в этом он не признается. Сейчас Поттер решил разобраться с вопросами насчет титула, ведь звание Лорда даст ему независимость.

- Думаю, с вопросами насчет опекуна и растраты им денег можно разобраться позже. На данный момент, меня интересует титулы Лорда Поттера и Певерелла. Как я могу подтвердить свой статус и получить все прилагающие к нему привилегии. - Поинтересовался парень у директора.

- По поводу растраты денег банк будет проводить свое расследование, и я заверяю вас, что каждый пропавший галлеон будет возвращен на ваш счет. А что касается титула, то вам стоит подтвердить вашу личность с помощью крови. - Ответил гоблин. Затем он поднялся и достал из шкафа чистый пергамент и кинжал. На вопросительный взгляд парня директор пояснил, что следует сделать на руке надрез и позволить нескольким каплям крови капнуть на пергамент. Поттер сделал, как ему было велено. Когда его кровь коснулась чистого листа, начали появляться надписи на странном языке. Гоблин забрал пергамент и начал просматривать его, через пару секунд изучения он чему-то удовлетворительно кивнул. И поднявшись, директор снова направился к шкафу, где достал две маленьких коробочки обтянутые черным бархатом. И положил их перед мальчиком.

- Это родовые перстни, которые доказывают, что вы являетесь Лордом Поттером-Певереллом. Вам стоит их надеть. Поттер осторожно достал из футляров ювелирные изделия и одел. Перстень Поттеров он решил разместить на указательном пальце левой руки, а кольцо Певереллов на указательном пальце правой руки. Перстни были велики ему. Только он хотел спросить у гоблина можно ли их уменьшить, как изделия охватило синие сияние, и они уменьшились до нужного размера. Поттер с интересом начал рассматривать кольца, а посмотреть было на что: перстень Поттеров был сделан из золота, сверху на нем был выгравирован лев, глаза которого были из диамантов синего цвета. А второй перстень был из серебра, с изображением змеи с изумрудными глазами. Мальчика оторвал от разглядываний этих произведений искусства голос директора банка.

- Поздравляю, Лорд Поттер-Певерелл, с успешным принятием наследства, - важно кивнул гоблин.

- Спасибо. Сегодня я хотел бы еще снять некоторую суму денег. - Сказал брюнет.

- Я могу предложить вам кошель, который будет связан с одним из ваших хранилищ. Его невозможно украсть, он всегда возвращается к хозяину. - Предложил старый собеседник. Поттер задумался: кошель действительно полезная вещь, и ему не придется постоянно за деньгами ходить в Гринготтс.

- Я согласен, - ответил мальчик. Гоблин достал из ящика стола кошель и передал его юному лорду.

- Чтобы получить деньги, нужно только назвать требуемую сумму, и она появится внутри.

- Я думаю, что узнал сегодня всё, что хотел. Так что, до свидания, мистер Хрипун. - Поттер поднялся со своего места.

- Если вам потребуется помощь, я всегда рад вам её оказать. - Сказал гоблин, слегка кивая мальчику. Попрощавшись с директором банка, Поттер отправился изучать Косой переулок.

Прогуливаясь, он зашел в книжный магазин и купил несколько книг, в которых рассказывалось о Визенгамоте: какие его функции, а также перечень фамилий, которые занимали места в нем. Ещё он купил книгу, в которой был подробный рассказ о Хогвартсе. Конечно, Гарри прочитал учебник по Истории магии, но там было краткое упоминание о школе. А Поттеру хотелось знать как можно больше о заведении, в котором он будет учиться. За последние недели Гарри прочитал почти все учебники к школе. Не успел он только прочесть: «Магические отвары и зелья», «Фантастические звери: места обитания». Названия ему показались неинтересными, поэтому он решил прочесть их, уже находясь в Хогвартсе. Также, в одной из книг, Гарри вычитал, что Хогвартс - это не единственное учебное заведение. Ему понравился рассказ об Дурмстранге, его заинтересовало, что это школа только для мальчиков, и что там изучают темную магию. Мальчик, изучив дополнительную литературу, понял, что маги делят магию на темную и светлую. Только он не понимал сути деления. « Ведь и с помощью заклинания левитации можно убить человека. Нечаянно скинув что-то на него», - пришел к выводу юный Лорд. Поттера также огорчило, что в Хогвартсе не преподают этикет, магию крови, темную магию. Также его огорчило, что в школе нет различия между простыми детьми, наследниками древних родов и Лордами. Мальчик считал, что титулованным особам должны предоставлять отдельную комнату и некоторые привилегии. Гарри даже задумался насчет поступления в Дурмстранг или в одну из академий России. Но все же решил посмотреть на Хогвартс, а если не понравится, то такому знаменитому и богатому человеку, не составит большого труда перевестись в другое учебное заведение. Ведь каждая школа будет гордиться тем, что в рядах её студентов победитель Темного Лорда. Пройдя по переулку, Поттер зашел в магазин, где продают разнообразные сумки, чемоданы и всё наподобие них. Там брюнет купил себе небольшой чемодан. Ему он, если честно говорить, вообще не нужен был. Ведь Гарри давно научился пользоваться магией, поэтому свои покупки он уменьшал и складывал в карман. Но все же решил, что ему нужно много вещей брать с собой, поэтому чемодан будет полезным. Немного походив по магазинчикам в Косом переулке, Поттер решил отправляться в известные бутики Лондона. Он хотел купить себе новый гардероб для школы. Сейчас у него была куча денег, поэтому он мог себе позволить одежду от известнейших модельеров. « Одежда показывает статус человека», - считал юный Лорд. Выйдя из Косого переулка, парень быстро прошел бар и оказался на улицах Лондона. Он намеревался посетить центр: там располагались самые дорогие и известные магазины. С такой целью он и отправился на автобусную остановку.

Глава 11.

Добравшись до нужного места, парень отправился по магазинам. Спустя четыре часа его гардероб был полностью обновлен. Поскольку мальчик предпочитал зеленые, черные и серые цвета, в его гардеробе преобладали именно они. Разобравшись с одеждой, Гарри отправился в магазин, где продавались письменные принадлежности. Поскольку в письме не указали, сколько предметов у него будет, то он решил взять тетрадей с запасом. «Все равно я их уменьшу, и лучше иметь лишние, чем потом переживать за недостающие», - решил брюнет, беря несколько упаковок. Дальше ему были нужны ручки и карандаши. За ними он побрел в дизайнерский магазинчик: в нем продавались высококачественные и стильные вещички. Купив всё необходимое, мальчик решил возвращаться к дому родственников, поскольку уже было шесть вечера, а Поттеру еще предстояло упаковать вещи и проверить, все ли он взял. Добравшись до дома на Тисовой улице, парень поднялся в свою комнату. Стоило ему войти, как Кери начала возмущаться, что его долго не было, и она, между прочим, соскучилась. Поттер на её шипение лишь хмыкнул: иногда его фамильяр бывает просто невыносима. Да и к тому же его змея собственница ещё та, но все же она хорошая компаньонка и верная соратница. Поэтому мальчик старался не обращать внимания на её временные заскоки. «Все гении были слегка не в себе. А чем змея хуже, она тоже гений», - решил молодой Лорд. Поэтому, отмахнувшись от вредной Кери, он начал складывать вещи на завтра. Его порадовало, что чемодан был разделен на семь бездонный ячеек, где парень мог комфортно разместить все свои вещи. Сначала он уложил учебники и книги для дополнительного чтения. Затем все предметы, купленные в Косом переулке и сегодня в Лондоне. И в последнюю очередь наследник Поттеров сложил одежду. Еще раз, всё осмотрев и убедившись, что все взял, мальчик закрыл чемодан и отставил его к двери. После минуты размышлений Гарри решил все же прочесть книгу о Хогвартсе, поскольку было ещё восемь часов и ложиться рано, а телевизор мальчик смотреть не хотел. Поттер достал книгу и уселся за письменный стол, углубляясь в чтение. Книга оказалась весьма интересной, с ее помощью Гарри смог много узнать о своей новой школе. В ней было указано, что Хогвартс был создан в 1019 году четырьмя известнейшими волшебниками: колдунами Годриком Гриффиндором и Салазаром Слизерином и колдуньями Ровеной Райвенкло и Хельгой Хаффлпафф. В честь основателей школы были и названы факультеты: Гриффиндор, Райвенкло, Хаффлпафф и Слизерин. В соответствии от внутренних качеств учеников распределяют по домам, где юные волшебники должны учиться на протяжении семи лет. В книге было написаны краткие характеристики к каждому факультету.

Гриффиндор - отличительные качества учеников этого факультета: храбрость, честь, благородство. Талисман - лев, цвета - алый и золотой.

Хаффлпафф - ценит трудолюбие, верность и честность. Талисман - барсук, цвета - канареечно-жёлтый и чёрный.

Райвенкло - ценит ум, творчество, остроумие и мудрость. Талисман - орёл, цвета - синий и бронзовый.

Слизерин - ценит хитрость, амбициозность, решительность, находчивость и жажда власти. Талисман Слизерина - змея, цвета - зелёный и серебристый.

Гарри очень заинтересовало описание факультетов. Если описание в книге верно, то дом нужно выбирать с умом. «Все же семь лет мне пройдется провести с однокурсниками с выбранного факультета», - размышлял юный Поттер. «Хаффлпафф мне определенно не подходит. Верность и честность не для меня. Гриффиндор тоже, не слишком уж я благороден, да и честь. К тому же красный цвет мне не нравится», - С придиркой перебирал парень факультеты Хогвартса. Два он исключил, а вот над двумя другими задумался. Как один, так и другой ему могли подойти. Парень ценил ум, да и хитростью он был не обделен. Насчет власти он решил, что её хотят все и он не исключение. Но сейчас Гарри решил не обострять свое внимание на домах школы. Ведь в книге не описано, как проходит распределение, только сказано, что все первокурсники его проходят. «На месте уже и разберусь», - решил юный Лорд. Глянув на часы, которые стояли на тумбочке, он увидел, что уже одиннадцатый час, поэтому, не дочитав, Гарри закрыл книгу и улегся спать. Завтра ему предстояло рано встать, чтобы добраться до вокзала.

На следующий день Поттер проснулся в девять часов. Приняв душ и надев новую одежду, купленную в Лондоне, парень спустился вниз для завтрака. Немного перекусив, он поднялся наверх, где его дожидалась змея. Уменьшив чемодан, Гарри положил его в карман и обратился к своему фамильяру.

- Кери забирайся на руку, а то уже десять, а поезд, отходит в одиннадцать. - Прошипел юноша змее, подставляя правую руку. Кери покорно забралась в указанное место, и обвилась вокруг руки, при этом уменьшая свой размер. Взяв все необходимое, Поттер отправился в гостиную, где вызвал такси. Спустя пять минут машина просигналила, оповещая о своем прибытии. Выйдя на улицу, Гарри бросил прощальный взгляд на дом номер четыре по Тисовой улице и сел в такси. Сказав водителю, что ему нужно на вокзал, он поудобней уселся и стал рассматривать вид за окном. Примерно через двадцать минут они подъехали к нужному месту, и парень, расплатившись, покинул машину. Зайдя на вокзал, молодой Лорд начал оглядываться в поисках нужной платформы. Но её нигде не было, парень уже начал думать, что ему прислали неправильный билет. Но неожиданно на вокзале показалась известная ему рыжая компания. Они не заметив Гарри, направились к пространству между платформами девять и десять и быстро начали проходить сквозь стену между ними. Поттер с нескрываемым презрением смотрел на нужное место. « Это же нужно такое придумать: поместить платформу в неприметном месте. Ведь школу, наверное, будет посещать много таких ребят, которым неизвестно как попасть к поезду». - Возмутился Гарри, но все же направился к проходу. Пройдя в нужном месте, парень оказался на платформе, на вывеске которой было указано 9¾. На перроне стоял старого производства паровоз, при виде которого молодой Поттер скривился. Раньше юноша увлекался железнодорожным транспортом, поэтому читал много литературы о нем. «Нормальные люди на самолетах летают, а здесь старыми поездами пользуются», - с отвращением подумал мальчик, направляясь к вагону с намерением занять пустое купе. Поскольку до отправления транспорта оставалось ещё двадцать минут, то пустых купе было много. Зайдя в первое попавшееся, он уселся. Через несколько секунд из его рукава послышалось возмущенное шипение насчет плохого передвижения. После шипения показалась голова Кери, а затем вся змея выползла на сидение, где с комфортом разместилась и погрузилась в сон. Поттер лишь хмыкнул на действия фамильяра и, достав книгу по зельеваренью, решил почитать её. За чтением он и не заметил, как поезд тронулся. Парень оторвался от чтения, когда услышал, что дверь его купе открылась. На пороге стояли две миловидные девушки с огромными чемоданами.

- Здесь свободно? - Спросила одна из девочек у Поттера. Гарри, возвращаясь к книге, лишь кивнул. А дамы зашли в купе и затянули свои чемоданы. Затем они начали, пытается уложить чемоданы на полку, но из-за их веса у них ничего не получалось. Девочки с укором начали посматривать на наследника Поттеров в надежде, что он им поможет. Но парень их игнорировал, продолжая читать книгу.

- Может, ты нам поможешь? - Обратилась темноволосая девчонка к Гарри. Брюнет услышав её вопрос, даже не оторвался от учебника.

- Нет! - Бросил он, перелистывая страницу. Девочки обижено на него посмотрели. После десятиминутной возни им все же удалось уложить чемоданы, и они уселись напротив парня. Девочки с интересом разглядывали Поттера. Но неожиданно они заметили змею, которая, свернувшись в кольца, лежала возле мальчика. Маленькие леди начали кричать, чем вызвали у мальчика презрительную улыбку.

- Что вы разорались, как банши! - Возмутился парень, откладывая учебник. Девочки после слов Гарри успокоились. - Если вам не нравится общество змеи, можете идти поискать себе другое купе. - Отчеканил он, смотря на собеседниц. Дамы переглянулись, но ничего говорить не стали. Но через полчаса пути они все же решили познакомиться с высокомерным парнем.

- Я Дафна Грингграсс, а она Блейз Забини. - Указала темноволосая девчонка на свою подругу. Поттер на их слова не обратил внимания, он сидел и рассматривал пейзаж за окном. Подруги решили, что ничего не добьются от парня и решили оставить его в покое. Когда за окном начало темнеть, Поттер снова вернулся к своей книге. А девчонки о чем-то всю дорогу перешептывались, кидая на мальчика непонятные взгляды. Через несколько часов поезд начал сбавлять скорость, и вскоре машинист объявил, что они прибывают к Хогвартсу, и что вещи нужно оставить в купе. Девочки засуетились и начали смотреть на Поттера, ожидая, чтобы он выйдет и даст им переодеться. Гарри решил, что недостойны они такой чести, поэтому преспокойно сидел на своем месте.

- Выйди, нам нужно переодеться! - Грозно сказала Дафна. Блейз в подтверждение слов подруги достала из сундука одежду.

- Сами выходите! Это ж вам нужно переодеться. - Просто ответил парень. Девушки начали переодеваться, решив, что он засмущается, когда они снимут одежду на его глазах. Но Гарри лишь с ухмылкой посмотрел на них, от чего дамы безмерно краснели и проклинали свою идею - лучше бы они пошли в туалет. Дафна и Блейз, быстро переодевшись, уселись на свои места, кидая на Поттера укоризненные взгляды. Гарри на их действия лишь ухмылялся. Наконец-то поезд остановился, и дамы поспешили покинуть неприятную компанию в лице наследника Поттеров. Брюнет с выходом решил не спешить: в тамбуре была огромная толкучка, поэтому он остался ждать, пока пассажиры покинут вагон, а затем уже выходить.

Глава 12.

Выйдя из вагона, Гарри увидел мужчину метра три ростом. Он на весь перрон кричал, чтобы первокурсники подходили к нему. Гарри окинул этого переростка презрительным взглядом, но все же направился в его сторону. Вокруг странного человека собрались все первокурсники и с интересом, а некоторые и со страхом его рассматривали. На такой интерес одногодок брюнет только кривился. Подойдя поближе к сборищу, Поттер заметил своих попутчиц, которые навязали ему свою компанию в купе. За рассмотрением окружавших его ребят наследник Поттеров прослушал почти всю речь мужчины. Из неразборчивой речи Гарри только смог понять, что его зовут Хагрид, и он будет их сопровождать к школе. «Неужели не могли послать кого-то получше? Или они специально, чтобы перепугать новых учеников?», - сам себя спрашивал мальчик, окидывая компанию детей впереди и их гида скептическим взглядом. Из-за своих размеров мужчина делал гигантские шаги, поэтому первокурсникам приходилось бежать за провожатым, чтобы не потеряться, а Поттер решил, что не лордовское это дело бежать за гигантом, поэтому он обычной походкой шел за толпой. Примерно через пять минут ходьбы он потерял компанию из виду. Но брюнета это не очень расстраивало: он был уверен, что если среди прибывших учеников недосчитаются знаменитого Гарри Поттера, то на его поиски отправят компетентных преподавателей. А может и директор собственной персоной займется поисками своего знаменитого студента. Поэтому Гарри не спешил догонять однокурсников. Но, по-видимому, кто-то из ребят что-то потерял, и компания остановилась неподалеку от воды и пыталась найти потерю. Только несколько человек стояли в стороне и бросали на ищущих презрительные взгляды. Среди стоявших были и его попутчицы. « Неужели у них есть хоть немного ума?» - Хмыкнул юный Лорд, подходя к толпе. Прислушавшись к разговорам, он узнал, что все ищут жабу, которую потерял некто по фамилии Лонгботтом. К толпе ребят, которые не утруждали себя поисками, относился и беловолосый парень, за спиной которого стояли два громилы. Гарри не успел повнимательней рассмотреть стоявших возле себя ребят, потом что из толпы ищущих послышался счастливый крик. «По-видимому, жаба нашлась», - решил Поттер. После того как сборище идиотов порадовалось своей находке, огромный мужчина повернулся ко всем первокурсников и сообщил, что они добрались до нужного места. Поттер с интересом окинул взглядом территорию, где они располагались. И к своему ужасу заметил, что возле берега то ли озера, то ли речки были привязано около десятка небольших деревянных лодочек. «Неужели нам придется добираться до школы на этих деревяшках?», - парень с раздражением смотрел на водное средство передвижения.

- Ребята, садитесь в лодки по четыре человека. - Сказал Хагрид. - Они доставят нас на другой берег, где находится Хогвартс. - Объяснил он слегка испуганным первокурсникам. Юные волшебники, услышав слова провожатого, поспешили занять места в лодках, один лишь Поттер стоял на берегу и не собирался садиться в сомнительный транспорт. Когда все однокурсники Гарри расселись, Хагрид осмотрел ребят, чтобы убедиться, что все дети на месте. Мужчина заметил на берегу Поттера, который вальяжно прислонился к столбу.

- Парень, садись в лодку, - лесничий обратился к Гарри. Но Поттер лишь с раздражением посмотрел на него. «Сначала тележки, а теперь старые лодки, что же будет дальше?» - Размышлял парень, продолжая стоять на своем месте. Он не собирался добираться до школы с помощью такого транспорта. С каждой минутой он убеждался, что поступил неправильно, решив учиться в Хогвартсе. Гарри с презрением посмотрел на великана, который пытался словами заставить его сесть в лодку.

- Я не собираюсь добираться к школе на данном транспорте, - ответил парень на причитания Хагрида.

- Но… Так все добираются, - заикаясь начал говорить великан.

- Я не все! - Высокомерно ответил парень. А все подростки с любопытством следили за разговором Поттера и лесника. Некоторые с восхищением смотрели на Поттера, а другие наоборот с раздражением из-за того, что их одногодка смеет из себя строить такого высокомерного человека.

- Но ведь все первокурсники добираются на лодках, такая традиция в школе, - ответил разнервничавшийся лесник. На слова великана Поттер лишь хмыкнул.

- Мне все равно, какие традиции в этой школе. Я говорю, что не поплыву на этих лодках, значит, не поплыву. - Ответил юный Лорд, продолжая невозмутимо стоять на своем месте.

- А что же нам делать? - Спросил растерянный лесник. Он не знал, как разобраться со сложившейся ситуацией.

- Хм, а я откуда знаю. Вы ведь старший, и это вам велели сопровождать учеников, вот вы и придумайте выход. - С сарказмом проговорил брюнет, с насмешкой смотря на растерянного мужчину.

- А почему ты не хочешь плыть на лодке? Или ты считаешь себя лучше нас? - Спросила лохматая девчонка, смотря на Поттера с раздражением.

- Да, именно так, я считаю себя лучше, поэтому этот транспорт не подходит мне. - С надменной улыбкой наследник Поттеров ответил наглой девчонке. На слова парня девочка обиделась и отвернулась, чтобы не видеть ехидную улыбки на губах юноши. После слов парня почти все ребята с раздражением смотрели на Поттера. Но его это не особо волновало.

- Я думаю….. Мы тогда отправимся лодками. А ты обожди нас здесь…. Я сообщу директору, что ты не хочешь плыть на лодке. - Через несколько минут ответил лесник. На слова мужчины Гарри лишь кивнул.

- Я тоже останусь, - надменно сказал блондин, выбираясь из лодки. Малфои всегда старались поддерживать сильнейших, поэтому Драко решил подружиться с парнем, который так уверено сказал, что лучше них. Хотя слова однокурсника его задели, но все же он Малфой, а они всегда пытаются найти для себя выгоду. Поэтому блондин постарался спрятать подальше свое высокомерие и подошел к брюнету, который стоял на берегу. Еще в лодке он велел Кребу и Гойлу не идти за ним.

- Хорошо, оставайтесь здесь, кто-то из учителей скоро за вами придет. - Сказал лесник, с разочарованием смотря на двух парней. По его команде лодки снялись с места и быстро направились по направлению к другому берегу. Когда они пропали из виду, блондин повернулся к брюнету.

- Я - Драко Малфой! - сказал наследник Малфоев, с интересом рассматривая собеседника.

- Лорд Певерелл. - Ответил Поттер, смотря в глаза Драко. Услышав слова Гарри, блондин слегка улыбнулся, убеждаясь в том, что поступил правильно, оставаясь на берегу с однокурсником. Ведь их семье не помещает дополнительная поддержка древних родов. А род Певереллов был очень влиятелен, хотя отец и говорил Драко, что все потомки данного рода погибли, но об этом он поподробней сможет расспросить у брюнета после знакомства. Да и отцу не помещает послать сову и узнать поподробней о роде.

- А имя у тебя есть, или мне к тебе обращаться по титулу? - Спросил Малфой-младший. Поттер несколько минут пристально рассматривал собеседника.

- Гарольд, - наконец-то ответил он. Драко решил завести разговор о факультетах, посчитав, что за общением быстрей пройдет время.

- А на какой факультет ты хочешь попасть? Я на Слизерин. - Гордо ответил он и посмотрел на собеседника, ожидая его ответа.

- Не знаю, может на Райвенкло, а может и на Слизерин. Я пока не решил. - Ответил брюнет, смотря на воду. Драко только собирался задать вопрос, но не успел: на берегу появилась дама. Она быстрой походкой направилась в их сторону. Дойдя к ним, она строго посмотрела на ребят, которые посмели нарушить школьную традицию. В одном из парней по цвету волос и по сходству с родителями она узнала наследника Малфоев. А другим парнем к ее разочарованию оказался Гарри Поттер. Минерва еще с первой встречи поняла, что с наследником Поттеров у них будет много проблем. И сегодня её мнение подтвердилось: мальчик, не успев поступить в школу, уже проявляет свой сложный характер. Минерву очень огорчило то, что Поттер и Малфой, по-видимому, сдружились. « Альбус надеется, что мальчик попадет на её факультет, но с таким влиянием это вряд-ли», - расстроено дама поджала губы и обратилась к парочке.

- Мистер Малфой и мистер Поттер, почему вы не захотели плыть на лодках? - Строго она спросила у ребят. Услышав слова женщины насчет «Поттера» Драко заинтересовано посмотрел на брюнета. На что тот лишь ухмыльнулся: Гарри ожидал такой реакции от младшего Малфоя.

- Меня не устраивает транспорт, на котором мы должны добираться к данному учебному заведению. Мне лодки показались чрезмерно старыми и непрочными. А сейчас погода не очень теплая, поэтому упади я в холодную воду, то непременно проболел бы несколько дней. К тому же в воде неизвестно что водится, я мог подцепить какой-то вирус. Меня данная перспектива не устраивает. Поэтому я решил добраться более гуманным способом к вашей школе. - Серьезно сказал Поттер. Слушая эту речь, блондин поражался уму Гарольда. « Это ж надо такое придумать», - восхищался наследник Малфоев. А Минерва лишь мигая, смотрела на наследника Поттеров. Ну, спустя минуту, она взяла себя в руки и строгим голосом обратилась к наглому мальчику.

- Мистер Поттер, за всю историю Хогвартса такого не случалось. Но своим поведением вы нарушили правила школы. Из-за вашего поведения нам пришлось отложить распределение, к тому же ваш поступок заставил учительский состав школы очень поволноваться. Вам должно быть стыдно за ваше поведение. - Ругала парней дама, в гневе на них смотря. Но её строгий тон не подействовал на Поттера, а вот Драко немного напрягся. Это было видно по его напряженной позе. «Вот запричитала, старая кашолка», - подумал Поттер невозмутимо смотря в глаза Минервы. Женщину такое поведение парней расстроило: она надеялась, что после ее слов они хоть немного, но будут сожалеть о содеянном, но по их виду было заметно, что им все равно.

- Из-за вашего поведения вы заслуживаете наказание: в течение месяца вы будете отбывать отработку в моем кабинете. А также мы отправим письма с рассказом об инциденте вашим родственникам.- Сказала дама. Услышав слова о письме, Драко побледнел: он боялся гнева отца по поводу его выходки. Блондин посмотрел на Гарольда, чтобы увидеть его реакцию на слова профессорши, и заметил, что на его лице красуется небольшая ухмылка.

- Мадам, я решил, что не желаю учиться в данном учебном заведении, - уверенно сказал брюнет, шокируя своими словами даму и наследника Малфоев. Профессорша одарила Поттера холодным взглядом.

- Мистер Поттер, чтобы перевестись, вам нужно разрешение вашего опекуна. К тому же, уже начался учебный год, поэтому все школы уже набрали учащихся, поэтому вы не найдете другого учебного заведения. И уверена, что вашим опекунам не понравится ваша выходка по поводу другой школы. - Сказала Минерва, в душе она очень злилась на выходку мальчика, хотя и списывала это на сложное детство. А Драко, слушая разговор, все больше и больше восхищался своим новым товарищем.

- Мне не требуется разрешение опекуна по той причине, что я являюсь Лордом. Как вы знаете, тот, кто носит такой титул, автоматически признается совершеннолетним. А насчет подбора новой школы - это уже моя проблема, думаю, со всеми активами Поттеров я могу позволить себе нанять частных учителей. - Мило улыбнулся Поттер растерянной даме. При этом стараясь держать руки так, чтобы женщина заметила родовые перстни. После слов мальчика Минерва растерялась, заметив родовые перстни на руках мальчика, она побледнела. Немного подумав, она решила, что может наказать наглых мальчишек в школе, а сейчас нужно быстрей доставить их в Хогвартс, чтобы они прошли распределение.

- Мы с этим разберемся в школе, а сейчас мы должны доставить вас к распределению. Мы и так уже задержали его. - Сказала она, подходя к мальчикам, с намерением взять их за руку и аппарировать к вратам Хогвартса. Но Поттер, заметив манипуляции дамы, отошел в сторону.

- Вы не поняли, мадам, я не намерен учиться в Хогвартсе! - холодно сказал Гарольд, с раздражением смотря на женщину.

Глава 13

После слов мальчика Минерва застыла на месте. Она думала, что наследник Поттеров пытается своим заявлением просто заставить ее отменить наказание, но, по-видимому, ошиблась в своих предположениях. Сейчас, смотря на Гарри Поттера, она видела перед собой заносчивого мальчишку, который возомнил себя центром вселенной. С каждой минутой МакГонагалл все больше и больше разочаровывалась в сыне Джеймса и Лили. Мальчик был чрезмерно высокомерен, его не интересовало счастье других людей. Взять хотя бы сегодняшний инцидент: ему было все равно, что из-за его поступка директору пришлось отложить распределение. И сейчас он совершенно спокойно заявляет, что принял титул Лорда Поттера, и два родовых перстня, которые сверкали на его руке, подтверждали его слова. Минерва не могла себе представить, что вырастет из этого мальчика через несколько лет: если он сейчас позволяет себе такие фокусы, то что от него следует ждать в дальнейшем? Даму взволновала речь брюнета, когда он сказал, что не нуждаться в опекуне: тогда в его глазах она увидела торжество от осознания того факта что его никто не будет контролировать. «Неужели он вообще не хочет иметь любящую семью?», - задавалась она вопросом. Женщина внимательно смотрела на наследника Поттеров, ища в его глазах сомнение в словах насчет школы. Но в его взгляде читалась только решимость и раздражение. Минерва больше не могла выносить взгляд холодных изумрудных глаз, глаз Лили Эванс. Хотя взгляд её любимой ученицы никогда не был столь злым и безжалостным, как у её сына. МакГонагалл перевела свой взор на другое действующее лицо. Наследник Малфоев, который также как и Поттер посмел нарушить правила школы. Посмотрев парнишке в глаза, она увидела там растерянность и страх. Он боялся, что пошлют письмо его отцу, где сообщат об инциденте, случившемся сегодня. « Радует, что хоть один из нарушителей раскаивается», - грустно подумала профессор трансфигурации. Она прокашлялась, прерывая этим затянувшееся молчание.

- Мистер Поттер, я считаю, что не стоит принимать поспешные решения. Давайте встретимся с директором и решим этот вопрос. Я уверена, что мы сможем разрешить сложившуюся ситуацию. - Обратилась Минерва к Поттеру, пытаясь заставить его поменять мнение. Ведь если сын Лили сейчас покинет школу, то ничего уже исправить будет невозможно: без поддержки и верных друзей он повторит историю Тома Реддла, ввергая магический и магловский миры в войну, в которой будет пролито много крови ничем неповинных людей. Ее размышления прервал равнодушный голос Гарри Поттера.

- Хорошо. Посмотрим, что вы сможете мне предложить, чтобы я изменил свое мнение. - Хмыкнул брюнет, кидая на Минерву насмешливый взгляд. Стоявший в стороне Драко слегка засмеялся от наглости Поттера. Его все больше и больше поражал Гарри Поттер: не таким он надеялся увидеть героя магического мира. Но если честно, то такой герой ему очень нравился: Поттер напоминал ему отца своим поведением. В глазах Драко Люциус являлся эталоном, но сейчас знаменитый Гарри Поттер затмил бы его.

- Поскольку лодками отправляться вы не желаете, а кареты уже отправились, то я вас аппарирую к воротам школы. - Сказала дама, подходя к Поттеру и Малфою поближе. Положив руки им на плечи, она с громким хлопком аппарировала их троих в нужное место. Оказавшись возле ворот, женщина направилась к школе, попросив мальчиков следовать за ней. Через десять минут ходьбы они стояли возле дверей большего зала.

- Подождите меня здесь, я схожу за директором, - когда мальчики кивнули, она отправилась в зал, оставляя их позади. Стоило МакГонагалл покинуть парней, как блондин повернулся к Поттеру с намереньем задать несколько вопросов.

- Ты действительно хочешь перевестись в другую школу? - спросил Драко, с затаенным дыханием смотря на брюнета. Гарри окинул однокурсника скептическим взглядом, но все же решил ответить.

- А почему бы и нет. Хогвартс не единственная школа в волшебном мире. Я читал, что есть намного лучшие учебные заведения в России и Америке, да хоть бы и тот же Дурмстранг - он намного лучше Хогвартса. - Честно ответил юный Лорд. Малфой внимательно слушал его слова и к концу речи был согласен со знаменитым мальчиком.

- Но ведь уже начался учебный год, и все школы набрали себе студентов. Как ты туда переведешься? - С интересом спросил Драко. На слова блондина брюнет только хмыкнул.

- Малфой, ты действительно такой наивный или притворяешься? - Услышав вопрос Поттера наследник Люциуса надулся, но все же не стал устраивать скандал. «С Поттером ссориться себе дороже», - решил он.

- Я знаменитость, Малфой, к тому же очень богат. Любая школа будет гордиться, если её учеником станет Гарри Поттер. - Ухмыльнулся юный Лорд. Услышав ответ, Драко признал, что брюнет прав. А в это время в Большом зале тоже шел разговор между преподавательским составом. Стоило Минерве зайти в зал, как директор накинулся на неё с вопросами о Поттере.

- Минерва, что случилось? Ты привела мальчиков? - Всегда спокойный директор сейчас слегка нервничал и вопросительно смотрел на даму. После того как Хагрид прибыл с первокурсниками и сообщил, что двое одиннадцатилетних ребят отказались добираться до школы на лодках, директор пробежал взглядам по новым ученикам и не увидел среди них Гарри Поттера. А затем Северус сказал, что среди первокурсников отсутствует и его крестник. Альбус очень разнервничался: он планировал подобрать Гарри достойную компанию, такую как младший Уизли. Судя по последним событиям, мальчик уже сдружился с наследником Малфоев, который к тому же уже начал негативно влиять на Поттера-младшего. Его размышления прервал ответ Минервы.

- Привела, Альбус, но у нас возникли проблемы. Мистер Поттер отказывается поступать в Хогвартс, мотивируя это тем, что есть множество лучших школ. - Растеряно ответила она на вопрос Альбуса.

- Я уверен, что мы сможем что-то придумать, чтобы переубедить Гарри. - Примирительно ответил директор школы.

- Не знаю, Альбус, мне кажется, что вряд ли мы что-то сможем сделать в данной ситуации. - Грустно ответила профессор трансфигурации. Но директор не обратил внимания на слова коллеги - слишком он был взволнован поведением младшего Поттера.

- Где они сейчас? - задал Дамблдор очередной вопрос.

- За дверью, они ждут разговора с тобой. - Сказала Минерва.

- Северус, пойдем с нами, - обратился Дамблдор к мужчине, который сидел справа. Поднявшись, они направились к выходу из зала. Их путь сопровождало множество любопытных взглядов. Ведь еще никогда не откладывали распределение, поэтому ученикам было интересно, что случилось и почему несколько учителей и директор куда-то уходят во время пира. Выйдя за дверь, взрослые маги заметили двух парней, которые о чем-то разговаривали. Увидев подошедших, брюнет с блондином отвлеклись от разговора и посмотрели на взрослых магов. Во взгляде Драко читался страх, а в глазах Поттера - безразличие, которое задевало даже больше чем ненависть, презрение и отвращение.

-Давайте проследуем в мой кабинет, там мы сможем нормально поговорить. - Добродушно проговорил директор. Поттер лишь безразлично передернул плечами и последовал за взрослыми. Драко тоже молча проследовал, стараясь не встретиться взглядом со своим крестным. Дойдя до горгульи, Альбус сказал пароль, и скульптура открыла проход, в который и зашла вся их разнообразная компания.

- Присаживайтесь, - Сказал Дамблдор, указывая на стулья возле стола. Поттер сел на стул, который располагался напротив кресла директора, Драко поспешил занять кресло справа от наследника Поттеров. Минерва села слева от Гарольда, а Северус решил остаться стоять неподалеку от компании. Когда все удобно разместились, директор начал свою речь.

- Мистер Поттер, мне Минерва сообщила, что вы отказываетесь учиться в Хогвартсе. Я бы очень хотел узнать причину вашего отказа от услуг данной школы. - Альбус с интересом рассматривал сидящего перед собой подростка с безразличными зелеными глазами.

- Мне не нравится Хогвартс, я считаю, что существуют лучшие учебные заведения. - Невозмутимо ответил брюнет, разглядывая кабинет.

- Позвольте поинтересоваться, почему вы так решили, мистер Поттер. Насколько я знаю, Хогвартс считается лучшей школой Европы, об этом написано во многих книгах. - Серьезно ответил Альбус, его слегка задело то, что младший Поттер считает, что школа, в которой он занимает должность директора, не очень хорошее учебное заведение. Все обитатели кабинета молча слушали диалог между Гарри Поттером и Альбусом Дамблдором, только Снейп слегка кривился и с презрением посматривал на сына своего врага.

- Я много читал книг летом, в которых рассказывалось о многих волшебных школах, академиях, институтах. И, по моему мнению, там есть более достойные заведения, чем Хогвартс. Мне не нравится образование в вашей школе, я не понимаю, как можно учить защиту от темных сил и не учить темную магию. Как можно защититься от того, чего не знаешь? - Хмыкнул брюнет, сверля директора разочарованным взглядом. - В Дурмстранге, к примеру, изучают эти два предмета, а в российских школах, к тому же, ещё изучают магловский науки, чтобы студенты по окончанию могли выбрать подходящую профессию в волшебном или магловском мире. Поэтому, увольте уж, мистер Дамблдор, но я не считаю Хогвартс лучшим учебным заведением. - Слегка улыбнувшись, закончил свое высказывание юный Лорд, прямо глядя в голубые глаза старика. Альбус на слова ребенка лишь грустно улыбнулся: в какой-то мере Поттер-младший был прав в своих высказываниях. Но Альбус понимал, что если начать обучать детей темной магии, то они могут ей поддаться и пользоваться, чтобы нанести вред окружающим. А особенно сейчас, когда в стране осталось много людей, поддерживающих идеалы Темного Лорда.

- А помимо предметов, что вам еще не нравится в Хогвартсе, мистер Поттер? Мне очень интересно услышать вашу точку зрения по данной теме. - Спросил директор, ему понравилось общаться с сыном Лили: он был не по годам умен. Было видно, что за лето он успел прочитать много книг о волшебном мире. Но не только Англии, но и всего волшебного мира в целом. Об этом говорили его познания об образовании в разных странах, ведь что бы сделать такие выводы, как Поттер-младший, нужно было подробно изучить информацию, связанную с учебными заведениями волшебного мира.

- Много чего. Мне не нравится, что в Хогвартсе студенты не имеют отдельных комнат, я считаю бестактным то, что ученики должны жить по семь-десять человек в одной комнате. У них ведь нет никакого личного пространства. - Поттер со слегка презрительной улыбкой начал перечислять директору, по его мнению, недостатки обучения в Хогвартсе. - Также я считаю, что обучение волшебству следует начинать заранее. Лет в восемь, чтобы у юных волшебников было больше времени для выбора профессии. Думаю, это главные критерии, которые меня не устраивают. Узнай я раньше о существовании волшебного мира, то непременно выбрал бы школу в Америке, ведь там обучение начинается с восьми лет. Но сейчас, я думаю, меня устроит и Дурмстранг. - Закончив свою пламенную речь, Поттер расслаблено откинулся на спинку стула. Альбус, слушая речь брюнета, думал, как можно уговорить мессию света остаться в Хогвартсе. Директор даже начал подумывать над тем, чтобы выделить Поттеру-младшиму отдельную комнату.

- Вы весь в отца, Поттер, такой же наглый и невоспитанный. - С презрением выплюнул Снейп, прерывая мысли директора школы. На слова своего коллеги Минерва лишь гневно поджала губы, но не решилась высказать свое мнение насчет высказывания в адрес сына Лили. Альбус на слова зельевара покачал головой, говоря этим, что Северус неправ в своих обвинениях.

- А вы кто такой? По какому праву вы обвиняете меня в невоспитанности? По-моему, это вы невоспитанны, если прервали наш с директором разговор. Ни один воспитанный человек не позволит себе кидаться необоснованными обвинениями. - С гневом прошипел Поттер, окидывая зельевара презрительным взглядом. Но их ссоре не дал развиться голос директора.

- Северус, веди себя разумно, ты несправедлив к мистеру Поттеру, - пожурил своего коллегу Альбус. - Мистер Поттер, я надеюсь, вы не обиделись на слова Северуса, он не со зла. - Добро улыбаясь, поинтересовался старик у Гарри.

- Если в вашей школе работают такие преподаватели, то я воздержусь от учебы в ней. Меня не прельщает перспектива проводить несколько часов в обществе такого учителя. Сейчас я окончательно убедился в том, что не хочу учиться в Хогвартсе. Поэтому, директор, я хочу покинуть ваш кабинет, и желательно, чтобы вы отправили меня снова на вокзал, а еще лучше в Лондон. - Решительно заявил, поднимаясь Поттер, и выжидающе посмотрел на Дамблдора.

Глава 14.

- Мистер Поттер, не судите о людях по первому взгляду. Северус - талантливейший зельевар, он в свои двадцать получил мастерство по данной науке. Мне хотелось все решить мирно, но, по-видимому, придется прибегнуть к своему положению, - виновато сказал старый волшебник. - Я не могу позволить вам перевестись из школы. Поскольку я являюсь вашим опекуном, то имею право принимать решения относительно вас до вашего совершеннолетия. Поэтому, я настаиваю, чтобы вы посещали Хогвартс до семнадцати лет. У волшебников в этом возрасте наступает совершеннолетие, поэтому, когда вам столько исполнится, вы можете выбрать себе другое учебное заведение. - Строго проговорил директор, смотря на брюнета, на лице которого расцвела ехидная усмешка. После слов старика Минерва пыталась сказать о том, что мальчик является Лордом, поэтому не нуждается в опекуне, но не успела: её перебил высокомерный голос Гарри Поттера.

- Боюсь, что вы ничего не можете сделать, поскольку я в свои одиннадцать признан Лордом. А, как вы знаете, человек, носящий такой титул, считается совершеннолетним. - В подтверждение своих слов, Гарольд помахал ручкой, на которой поблескивало родовое кольцо Поттеров, и с насмешкой посмотрел на растерянного директора школы, ожидая его дальнейших действий. Услышав слова брюнета, Альбус тяжело вздохнул: ему следовало немедленно придумать новый план, по которому можно будет обязать мальчика учиться в его школе. Немного поразмыслив, он решил использовать последний свой аргумент.

-Все же, я думаю, вам придется учиться в нашей школе, - на вопросительный взгляд Поттера директор начал пояснять. - Магия школы заключает неразрывный магический контракт с учениками, которые значатся в списках, и обязывает их учиться в Хогвартсе. Поэтому, у вас нет выбора, поскольку я, как директор, не собираюсь разрывать ваш контракт. - Сказал директор, слегка виновато смотря на зеленоглазого мальчика. Поттер одарил Дамблдора и всех преподавателей ненавистным взглядом и сам себе пообещал поподробнее разобраться с контрактом.

- Вы еще пожалеете, что заставили меня учиться в вашей школе. - Прошипел наследник Поттеров.

- Раз уж вы заставили меня терпеть вашу школу с предвзятыми преподавателями, то я, как Лорд, требую для себя отдельные апартаменты: я не горю желанием жить в комнате с другими представителями дома, в который попаду. - В голосе парня слышалось бешенство, поэтому директор, от греха подальше кивнул и заверил взбешенного мальчишку, что он получит требуемые апартаменты. Сидящий справа Малфой слегка улыбнулся при новости, что его новый знакомый будет учиться с ним в одной школе. МакГонагалл тоже с облегчением вздохнула: её очень порадовало, что Поттер не закатил истерику. Хотя последние слова её очень взволновали, но сейчас она решила не придавать им значения. Но не все были рады тому, что Поттер будет учиться в Хогвартсе. Северус, который стоял в тени, с ненавистью смотрел на сына своего детского врага и придумывал план унижения негодника на своих уроках. Знаменитого алхимика удивляла реакция старого директора на высказывание отпрыска Поттеров: он ожидал слегка других действий со стороны Дамблдора. «Как он мог позволить паршивцу иметь отдельные апартаменты?» - Недовольству Северуса не было предела.

- Поскольку мы пришли к взаимопониманию, я прошу всех проследовать в Большой зал и начать распределение новых студентов. - Миролюбиво сказал Альбус, тепло всем улыбаясь. «Я тебе еще устрою райскую жизнь, старикашка», - подумал Поттер, выходя с остальными из кабинета директора школы. Вся их «дружная» компания шла до Большего зала в молчании, только Поттер со Снейпом перебрасывались презрительными взглядами. На полпути к залу, Минерва кинула мимолетный взгляд на двух одиннадцатилетних парней, которые шли впереди, и заметила, что наследник Поттеров одет в несоответствующую правилам школы одежду.

- Мистер Поттер, а почему вы не в школьной форме? - На вопрос профессора Гарольд лишь скривился, показывая этим свое негативное отношение к форме. После вопроса женщины компания остановилась. Во время разговора в кабинете все были взволнованы поведением Поттера, поэтому не заметили его наряд. Директор поверх своих очков посмотрел на брюнета, и его губы дрогнули в легкой улыбке.

- В правилах школы указано, что студент должен носить школьную форму. Её он может снимать только в выходные дни и, после занятий, в своей гостиной. - Строго сказала Минерва, неодобрительно смотря на парня.

- Мне неудобно в ваших странных халатах, они стесняют мои движения. Поэтому я не намерен их носить. - Фыркнул Поттер, поглядывая на мантии преподавателей и Малфоя. Минерва открыла рот, собираясь что-то сказать, но её перебил директор.

- Давайте не будем поднимать много шума из-за формы, я думаю, что мы сможем прийти к компромиссу в этом вопросе, - устало проговорил старик. Сегодняшний разговор его утомил: Гарри Поттера было сложно переубедить, поэтому директор решил лишний раз не провоцировать парня на конфликт. - Мистер Поттер, вы не могли бы надевать мантию на ваш наряд во время занятий, чтобы не вызывать лишних вопросов со стороны студентов, может в дальнейшем вы все же привыкнете к нашей одежде. - На слова старикашки Поттер с дерзкой улыбкой на лице кивнул. Переведя взгляд на МакГонагалл и Снейпа, Гарольд увидел, что они не одобряют действия директора школы. Снейп так вообще кривился от перспективы видеть Гарри на своих уроках в неподобающем виде. Минерва лишь неодобрительно смотрела на директора, а вот Малфой-младший слегка ухмылялся и просчитывал свою перспективу не ходить в форме. В глубине души Поттера порадовала такая ситуация, но на его лице не отражалось ни одной эмоции, только безразличный вид. Дамблдор развернулся и продолжил путь, компания, молча, последовала за ним. Дойдя до места назначения, директор открыл дверь, и все зашли в огромный зал. Альбус и профессора последовали к преподавательскому столу. Поскольку Поттеру и Малфою никто ничего не говорил, то они направились следом. По пути молчали, разглядывая убранства зала и бросая безразличные взгляды на студентов, которые, сидя за четырьмя огромными столами, с интересом их рассматривали. «Какие стародавности», - тихо фыркнул Гарольд, смотря на огромное количество свечей, которые освещали помещение. За рассматриванием зала он и не заметил, как профессорша трансфигурации подвела к ним остальных первокурсников и поставила небольшой стул, на котором лежала старая конусообразная шляпа. Заметив её, Поттер брезгливо поморщился.

- По некоторым причинам нам пришлось отложить распределение, но сейчас уже все улажено, поэтому теперь пройдет сортировка, а затем начнется запоздалый пир. - На последних словах директор добродушно всем улыбнулся, затем, направившись к преподавательскому столу, сел на свое место в центре стола. После слов директора, к стулу со шляпой подошла Минерва, держа в руках свиток с фамилиями первокурсников.

- Сейчас я буду называть ваши имена, услышав свое, вы проследуете к стулу, - дама указала на табурет возле себя. - И я одену вам на голову шляпу, она и определит вас на факультет, который станет вашим домом на ближайшие семь лет. - Сказав это, Минерва развернула свиток и начала по списку зачитывать фамилии студентов.

- Сьюзен Боунс, - Женщина назвала первую фамилию. В толпе началась возня и вперед вышла невысокая рыжеволосая девочка, которая нерешительной походкой направилась вперед и села на табурет. Профессор тотчас опустила на ее голову грязную шляпу. Через несколько минут молчания кусок фетра на весь зал выкрикнула.

- Хаффлпафф!- После вердикта шляпы Сьюзен, радостно улыбаясь, соскочила с табуретки и, отдав шляпу женщине, направилась к столу, который разразился громкими аплодисментами.

- Ханна Аббот! - К стульчику направилась светловолосая барышня. Шляпа, на мгновение коснувшись ее головы, выкрикнула - Хаффлпафф! - Девочка направилась за стол, где сидела Сьюзен. Поттер с презрением взглядом проводил девочек, он считал, что туда, куда они попали это самый худший с четырех факультетов. Сам он рассчитывал попасть на Райвенкло.

- Гермиона Грейнджер, - к шляпе быстрым шагом помчалась девчонка, которая отчитывала Поттера за отказ плыть на лодке. «Ненормальная», - сделал вывод Поттер, смотря ей вслед. На голове девочки шляпа задержалась на несколько минут, но в конечном итоге выкрикнула. - Гриффиндор! - Крайний стол взорвался аплодисментами, приветствуя свою первую представительницу.

- Драко Малфой! - К шляпе направился новый знакомый, а в дальнейшем и верный соратник Поттера. Гарольд заметил, что при взгляде на шляпу блондин скривился. На такие действия однокурсника наследник Поттеров хмыкнул, ему тоже не нравилась старая шляпа. «Ни один уважающий себя человек не наденет такой головной убор», - скривился брюнет. Стоило только шляпе коснуться головы Малфоя, как последовал выкрик - Слизерин! - Драко, высокомерно улыбаясь, направился к своему столу, который его приветствовал громкими овациями. Гарольд на такие действия блондина слегка улыбнулся: его веселила надменная маска на лице Малфоя.

- Гарри Поттер! - Поттер услышал свою фамилию, но с места не сдвинулся. Все студенты начали перешептываться, смотря на первокурсников и пытаясь найти героя всего магического мира. - Гарри Поттер! - Снова повторила МакГонагалл. Но после её слов не произошло никаких действий. Поттер с безразличной маской на лице стоял в толпе первокурсников. - Мистер Поттер подойдите, пожалуйста сюда, - громче обратилась дама, в гневе смотря в его зеленые глаза. Поттеру надоело это представление, и он с прищуром обратился к пожилой даме.

- Мадам, у меня есть титул, по которому я бы попросил вас ко мне обращаться. - Высокомерно сказал он. Минерва, кинув на него гневный взгляд, произнесла.

- Лорд Поттер! - Поттер хмыкнул и направился к шляпе. Остановившись возле женщины, Гарольд произнес.

-Я предпочитаю Лорд Певерелл, - с такими словами брюнет сел на табурет. Через секунду на его голову опустился старый головной убор.

-Так, кто у нас тут? Очень приятно, мистер Поттер. - Услышал Гарри голос у себя в голове.

- А мне-то как приятно», - с сарказмом отозвался молодой Лорд.

- Ну-ну, мистер Поттер, проявите ко мне хоть долю уважения, все же я очень древний артефакт, - пожурила шляпа наглого подростка.

- Ну, если ты такая старая, то твое место на помойке, а не на моей голове, - вынес вердикт парень. Старая шляпа не обратила внимания на последние слова зеленоглазого брюнета.

- В вас столько злости, мистер Поттер, ну она не вся ваша, - таинственно произнесла шляпа, заглядывая в самые сокровенные тайны Гарольда. - Вы так похожи, и не только внешне, но и характерами. В вас есть его часть, а в нем ваша, вы разные стороны одной медали… - Таинственно проговорила шляпа. - На ваших руках, также как и на его, кровь. Много крови… Вы оба невинные жертвы неправильного выбора. Но у вас, в отличие от него, есть ещё шанс всё исправить. Но вы им не воспользуетесь…Слишком много в вашей изломанной душе тьмы, она постепенно поглощает вас, и однажды поглотит полностью… - на несколько секунд древний артефакт замолчал, прислушиваясь к чему-то. Поттер внимательно слушал размышления шляпы, ему было интересно, с кем его сравнивала она. Но вопрос все же не решился задать

- Я вижу у тебя неплохой ум, я даже бы сказала прекрасный ум…У тебя есть амбиции…Хм…Очень много амбиций. Неукротимое желание доказать всем, что ты лучше их. К сожалению, в тебе нет благородства, да и добротой ты не блещешь, - грустно хмыкнула шляпа. - Поэтому Гриффиндор и Хаффлпафф тебе не подходят. Райвенкло, возможно…Но я уверена, что Слизерин будет наилучшим факультетом для тебя. Поэтому Слизерин! - громко выкрикнул артефакт название факультета. И уже когда Поттер стаскивал шляпу, он услышал последние слова головного убора.

- Надеюсь, тебя ждет лучшая доля, чем та, что досталась тому человеку, часть души которого ты носишь в себе.

В гнетущей тишине Поттер направился к столу, где сидел его блондинистый знакомый. Стоило ему сесть, как раздались оглушительные аплодисменты зеленого стола, остальные факультеты молчали, только кое-где раздавались одинокие хлопки. «Конечно, каждый думал, что я стану представителем Гриффиндора», - хмыкнул брюнет, рассматривая своих товарищей по дому. Через несколько минут распределение продолжилось, но Гарольда оно не особо интересовало, поэтому он рассматривал учеников за своим столом. Гарри оторвался от изучения только тогда, когда на место возле него села девочка с некрасивой внешностью. Она чем-то напомнила брюнету мопса. «Какая страшная», - промелькнуло в его голове, и он брезгливо поморщился. Ему не хотелось сидеть возле некрасивой девушки, поэтому Поттер кинул взгляд на сидевшего с другой стороны Малфоя и его соседа. Справа от Драко сидел старшекурсник и с интересом следил за распределением.

- Малфой, поменяйся со мной местами, - приказал зеленоглазый брюнет, вызывающе смотря на блондина.

- Зачем? - непонимающе спросил этот самый блондин, вопросительно глядя на Гарри.

- Мне так захотелось, - в ответ хмыкнул Поттер. Блондин немного задумался: ему было неприятно публичное унижение, но, по-видимому, Поттер станет лидером факультета, а воевать с лидером Драко не хотелось. Поэтому, переступив через свою гордость, он поднялся, уступая место брюнету. А все это время за зеленым столом ученики наблюдали за разговором Поттера и Малфоя, ожидая кто уступит. И в конечном итоге увидели, что чистокровный в двадцатом поколении уступает место полукровке. Некоторые неодобрительно скривились, но все молчали, поскольку не знали, на что способен победитель Темного Лорда. За такими манипуляциями Поттер и не заметил, как окончилось распределение. Он только услышал глупую, по его мнению, речь директора. «Ведь если кому-то что-то запретить, он непременно туда сунется», - Такой он сделал вывод после слов директора о запрете посещать лес на территории школы и коридор на третьем этаже. После своей длинной речи директор хлопнул в ладони, и на столах появилась разнообразная еда, к которой студенты с аппетитом потянулись. Поттер тоже положил себе жареной картошки и пару отбивных. Неторопливо жуя пищу, Гарри взял кубок, наполненный оранжевой жидкостью. Понюхав её, Поттер догадался, что это сок, только не мог понять из каких фруктов. Немного глотнув, он скривился и с большим усилием проглотил: ему не понравился специфический вкус напитка, поэтому Поттер брезгливо отставил бокал подальше. Когда с трапезой было покончено, со своего места поднялся Дамблдор, и, пожелав всем спокойной ночи, велел префектам сопроводить новых студентов в их комнаты. Когда Лорд Певерелл поднялся, он увидел, что в его сторону направляется профессорша трансфигурации. Подойдя, она негромко обратилась к нему.

- Лорд Певерелл, пойдемте, я покажу вам вашу комнату, - отвернувшись, она направилась в сторону подземелий. Поттер под любопытными взглядами слизеринцев направился за женщиной. Немного пройдя по подземелью, они оказались возле портрета, на котором был изображен пожилой мужчина в старинном наряде. Подойдя к нему, профессорша сказала «Честь» и портрет отъехал в сторону, открывая проход.

- Это ваша комната. Пароль «Честь». - Пояснила Минерва. - Постарайтесь запомнить дорогу к вашим апартаментам. Сейчас мы вернемся в Большой зал. Там вас ожидают первокурсники, вместе с которыми вы пойдете в гостиную Слизерина. Там профессор Снейп сделает несколько объявлений, а затем проводит вас к комнате.

Глава 15.

(Северус)

Зайдя в Большой зал, Северус сел на свое место за преподавательским столом. Зельевар боялся сегодняшнего дня, боялся увидеть в школе мальчика, жизнь которому сломал его опрометчивый поступок. Профессор уже тысячу раз проклял себя за то, что из-за ревности к Джеймсу Поттеру присягнул в верности Темному Лорду, а после сообщил ему пророчество, которое подписало смертный приговор его любимой женщине. Если бы тогда он сдержался и не назвал Лили - грязнокровкой, то все могло сложиться по-другому, и Гарри Поттер был бы его сыном. В глубине души Северус надеялся, что Лили забеременела после одной единственной ночи проведенной с ним после ссоры с Поттером, и просто, боясь за ребенка, скрыла кто настоящий отец Гарольда. Ведь мужчина тогда так удивился, что дама его сердца приняла предложение Поттера, ведь раньше она всегда находила предлог, чтобы отказать, а то в один миг согласилась и попросила, чтобы свадьба была организована как можно скорей. Но его надежды развеялись, стояло Альбусу сказать, что годовалый Гарри был как две капли воды похож на Джеймса, только глаза, такие как у Лили. На этих мыслях Северус вернулся в реальность. Было слишком много «если», уже нечего невозможно исправить, остается только пожинать плоды своего выбора. И лелеять мечты о том, как могло бы все сложиться. Северус перевел взгляд на входящего в зал взволнованного полувеликана и Минерву, а за ними по пятам следовали первокурсники. Присмотревшись к толпе, он не заметил там своего крестника, да и копии Джеймса Поттера не было. «Что-то не так!» - в его голове завопил голос. За разглядываниями новичков мужчина не заметил, как к столу подошел прибывшие. Северус только обратил на них внимание, когда Хагрид начал заикаясь тараторить, что двое мальчишек отказались плыть к школе на лодках.

- Минерва, сходи, забери их со станции, я пока отложу распределение до твоего возвращения. - Кивнул директор своей заместительнице. Затем поднялся и обратился к залу с объявлением, что распределение на некоторое время откладывается. И попросил старост усадить новых студентов, на свободные места за столами факультетов. Когда все было улажено, Альбус сел на свое место и погрузился в свои мысли, а студенты начали тихо перешептываться. Северус очень переживал за Драко, но виду не подавал. Между бровей директора залегла складка, говорящая о том, что он тоже взволнован.

- Альбус в толпе не хватает Малфоя, - заговорил Северус, привлекая этим к себе внимание старого директора. Дамблдор тяжело вздохнул.

- Я вижу мой мальчик, - на этой фразе зельевар скривился, его раздражало такое обращение к себе, но директор не обратил на него внимание. - В группе первокурсников также не хватает мистера Поттера, который как ты знаешь, в этом году тоже поступает на первый курс. - Старый волшебник устало прикрыл глаза, а когда открыл, то было видно, что в них плескает столько грусти. Северуса удивило такое поведение наставника, он никогда прежде не видел, чтобы директор был чем-то так взволнован и опечален. Старый волшебник наоборот старался во всем и всегда видеть только хорошее, а на негатив не обращать внимание. Даже в Темном Лорде, Альбус видел всего лишь мальчишку с печальным прошлым, а не тирана на чьих руках сотни отнятых жизней. Дамблдора считал, что каждый человек заслуживает второй шанс. На слова Альбуса зельевар кивнул и перевел взгляд на дверь, и стал дожидаться, когда вернется Минерва с мальчишками. После получаса Северус начал больше беспокоиться, даме с нарушителями уже давно следовало вернуться, а их все никак не было. И наконец-то спустя полчаса двери Большого зала распахнулись, и в помещение вошла декан Гриффиндора, она торопливой походкой направилась к их столу. После короткого разговора, который Северус хорошо слышал, из-за того, что сидел справа от Альбуса. Выяснилось что первокурсниками, которые нарушили школьную традицию, как и предполагалось, оказались Малфой и Поттер. К тому же, по словам дамы, Поттер-младший отказывается учиться в Хогвартсе. Северус внимательно слушал речь профессора, зельевар надеялся, что мальчик окажется таким, как Лили, но, по-видимому, Поттер не только внешностью походил на отца, но и характером. Когда женщина сообщила обо всем, директор поднялся, и попросил Минерву и его проследовать за ним, что они без возражений и сделали. При, приближении к двери, сердце Северуса все чаще билось в груди, от встречи с мальчиком которого его слова сделали сиротой. Его пальцы дрожали в напряжение, а ноги перестали слушаться, но на лице, как всегда, размещалась презрительная маска, которая за годы стала его постоянным атрибутом. Выйдя за дверь, зельевар увидел перед собой двух мальчиков, блондина и брюнета. Кинув гневный взгляд на своего крестника, мужчина, затаив дыхание, перевел взгляд на сына Лили. Перед ним открылась удивительная картина, мальчик не был похож на Поттера-старшего, как все твердили, но в тоже время он также не был похож и на свою мать. Перед ним стояла молодая копия Темного Лорда только с некоторыми изменениями. Глаза были не темно-красные, а изумрудные как у Лили, но их взгляд был холодный, который даже гордого шпиона Северуса Снейпа заставлял поёжиться. Волосы парня были угольно черные и уложенные в модную прическу, а челка что спадала на лоб, закрывала знаменитый шрам в виде молнии. Лицо Поттера было чрезмерно бледным, словно одиннадцатилетний подросток никогда не выходил на солнце. Фигура была стройная, но можно было заметить, что ребенок обладает неплохой физической подготовкой. У профессора создалось впечатление, что перед ним стоит хищник, готовый в любой момент ринуться в бой. «Может ли Гарри Поттер быть сыном Темного Лорда?» - пронеслась в его голове такая мысль, но он её сразу отогнал подальше. Лили была маглорожденной, поэтому его бывший властелин вряд ли бы обратил на неё свое внимание. Посмотрев на директора, зельевар увидел, что старый волшебник заметил феноменальную схожесть и тоже пришел к таким выводам, как и он сам, насчет Тома Реддла и Гарри Поттера. После небольшой речи директор попросил их всех проследовать в его кабинет для разговора, что все и сделали. По пути зельевар бросал мимолетные взгляды на Поттера-младшего, на его счастье мальчик их не замечал. Когда они зашли в кабинет, то все удобно разместились, Северус решил остаться стоять в темном углу кабинета, оттуда он мог незаметно наблюдать за брюнетом. Зельевар с интересом следил за разговором Альбуса и Поттера, его все больше и больше раздражала наглость мальчишки. Сын его недруга, в лицо директору посмел сказать, что Хогвартс плохая школа. Мужчину это очень разозлило, ведь школа была его самым любимым местом, здесь он чувствовал себя защищенным от побоев отца, несмотря даже на издевки мародеров, Северус с нетерпением ждал дня, когда закончатся летние каникулы и нужно опять возвращаться в Хогвартс. Поэтому сейчас зельевар окутала такая злость на мальчика, что профессор забыл про обещание, данное Альбусу насчет сына Лили и высказал Поттеру-младшему все, что о нем думает. На счастье, а может, и нет, но их спор прервал осуждающий голос директора школы. Дальше Северус не прислушивался к разговору в кабинете, ему было достаточно того, что он увидел, а увидел он многое и смог для себя решить, что мальчик в десять раз хуже своего папаши, и у школы еще будут с ним проблемы. Вернувшись из своих размышлений, мастер зелий услышал, как старый директор нарушает все уставы школы и позволяет негоднику жить в отдельной комнате. Ему это не понравилось, но комментировать он ничего не стал. Северус сразу понял, что Альбус даст много привилегий Поттеру, и личная комната это только начало. Когда все вопросы были решены, их компания покинула кабинет. Не дойдя метров сто до Большого зала, Минерва заметила, что брюнет не в форме. И, как и предполагал зельевар, директор закрыл глаза и на это, милостиво попросив мальчишку хотя бы накидывать мантию на занятия. Профессор думал, что хуже уже некуда, но он ошибся. Поттер, когда началось распределение, отказался надевать распределяющую шляпу, пока к его величеству не обратятся по титулу. Северус заметил, как скривилось в этот момент лицо Минервы, она определенно не ожидала таких выбрыков от сына её любимого ученика. Ведь, ни для кого не было секретом, что для беспристрастной преподавательницы, Джеймс Поттер был любимым студентом, хотя МакГонагалл это и всячески отрицала. Конечно же, Поттер-старший был легендарный ловец, капитан команды и истинный Гриффиндорец. «Ну, так вот посмотри на сыночка своего ненаглядного Поттера» - Северус ухмыльнулся при этой мысли. Зельевар оторвался от своих размышлений, когда шляпа на голове Гарри Поттера во весь голос выкрикнула - Слизерин! Всегда сдержанный и гордый мастер зелий в этот момент прошептал несколько неприличных слов, услышав которые, другие преподаватели с осуждением на него посмотрели. Зельевар был уверен, что с таким характером Поттер обязательно попадет на Гриффиндор, но, в крайнем случае - Райвенкло, но даже в страшных снах он не мог представить, что сын его заклятого врага попадет на факультет, где Северус, является деканом. Переведя взгляд на директора, мужчина заметил на его лице обреченность, но позже она сменилась на решимость. А вот Минерва от вердикта шляпы сияла как новогодняя елка, её уж очень порадовало, что с мальчишкой придется возиться ему. «Сегодня явно не мой счастливый день», - вздохнул зельевар.

(Гарри)

МакГонагалл довела Гарольда до дверей большого зала. И велела направиться к своему столу. По её словам там парня дожидаются первокурсники и староста, который покажет дорогу к гостиной факультета Слизерин. Поттер кивнул пожилой дамы, и направился к столу, за которым сидел вовремя пира. Как и говорила женщина, там его ожидала группа первокурсников и один парень постарше.

- Меня зовут Джош, я староста факультета Слизерин, - сказал темноволосый подросток, с презрением смотря на Гарольда. Поттер тоже не остался в долгу, он с ног до головы окинул парня изучающим взглядом, а под конец скривился как от неприятного запаха. Старшекурсника разозлило такое пренебрежительное отношение к своей персоне со стороны Гарри Поттера. Но он решил не устраивать разборки посреди Большого зала, а перенести их в гостиную. Многие старшекурсники были недовольны тем, что Поттер попал на Слизерин, чистокровные придерживались мнения, что полукровка не достоин учиться на их факультете. К тому же мальчишка с первого дня стал вести себя очень нагло, а потомственным аристократам это очень не нравилось.

- Пойдемте, нас уже ждет декан в гостиной. - Парень развернулся и направился в сторону подземелий. Младшие ребята проследовали за ним, в том числе и Гарольд. Путь к гостиной, выдался недолгим, примерно семь минут ученики шли по коридорам подземелья. По пути Гарри старался запоминать дорогу, чтобы под конец лекции Снейпа, он смог вернуться в зал без помощи сальноволосого типа. Хотя дорога к гостиной была короткой, на ней было множество поворотов и разнообразных коридоров. Чтобы запомнить её требовалось много внимания и сосредоточенности. Когда их группа оказалась возле портрета пожилого мужчины с черными волосами и темно-зелеными глазами, староста остановился и оповестил первокурсников, что за картиной находиться гостиная факультета и комнаты слизеринцев. И чтобы пройти внутрь нужно сказать пароль портрету.

- Чистая кровь, - произнес староста, обращаясь к картине. - Запомните этот пароль. - Строго сказал старший парень одиннадцатилетним ребятам. После его слов, портрет отъехал в сторону, открывая ребятам проход в просторное помещение. За старшекурсником ребята проследовали внутрь. Комната, где оказался Гарольд, была довольно большая. Оформлена она была в черных, серых и зеленых тонах. На стенах висело множество гербов факультета и картин с разнообразными изображениями. У стен стояло несколько стеллажей заполненных книгами, что весьма порадовала юного Лорда. Также в комнате находился огромный камин, в котором потрескивал огонь, а вокруг него стояли небольшие кресла черного цвета. Немного в стороне располагалось несколько большого размера диванчиков такого же цвета. В гостиной было множество разнообразных письменных столиков. «Наверное, для выполнения письменных работ, которые будут задавать на занятиях» - предположил Гарри, которого не очень обрадовала перспектива делать домашние задание в компании других студентов Слизерина. По натуре своей Поттер был одиночкой, поэтому любил тишину, а не шумные сборища. «Все же хорошо, что у меня есть собственная комната», - порадовался он. Из размышлений Гарольда вырвал пренебрежительный голос декана.

- У меня нет целого дня для того, чтобы ждать пока вы рассмотрите все прелести гостиной факультета, поэтому будьте добры подойти поближе и внимательно выслушать все, что я попытаюсь втолковать в ваши головы. - Грозно прошипел Снейп, обращаясь к первокурсникам. После слов преподавателя ребята, а вместе с ними и Гарри, подошли поближе к мужчине.

- Я не буду тратить время на повторение слов директора насчет запрета ходить в лес на территории школы и коридор на третьем этаже. Я думаю, вы и сами знаете, что за нарушение этих правил вы быстренько вылетите из Хогвартса. Я об этом уж позабочусь, - на последних словах декан выразительно посмотрел на сына Джеймса Поттера. Говоря этим: я обязательно вышвырну тебя из школы. Но парень проигнорировал его взгляд.

- С этого дня Слизерин станет вашим домом на ближайшие семь лет, а его студенты - вашей семьей. Поэтому я ожидаю, что старшекурсники будут помогать младшим представителям своего дома, будь то учеба или какие-то другие вопросы. А первокурсники, в свою очередь, будут вести себя достойно званию «слизеринец». Все ссоры вы должны решать на территории гостиной и не в коем случае не выносить их за приделы дома. За нарушение этих правил я лично буду назначать отработки, и поверьте, они вам очень не понравятся, - на лице декана расплылась ехидная улыбка. - Надеюсь, вы меня поняли? - Снейп выжидающе посмотрел на первокурсников. Те торопливо закивали. Только Гарольд решивший что слова декана недостойные его кивка, безразлично рассматривал обстановку помещения, показывая этим то, что ему плевать на пламенную речь учителя зельеварения. Он с самого начала решил показать мужчине, что он его не боится и ему плевать на предвзятое мнение профессора и упреки. С первой минуты в кабинете директора школы, Гарольд почувствовал от мужчины ненависть, направленную в его сторону, причины которой Поттер не знал. А затем, то нелепое высказывание со стороны декана в адрес погибшего Джеймса Поттера. Гарольд никогда не знал своего отца, поэтому не мог сказать прав Снейп в обвинениях или нет. Но все же юноша считал, что погибших нужно оставлять в прошлом, как и обиды на них. А Снейп тем временем продолжал свою пламенную речь.

- Первокурсники, свои комнаты вы найдете на втором этаже, на дверях будут висеть таблички с вашим именем, - напоследок прошипел Снейп, разворачиваясь и взмахивая подолом своей мантией, помчался к выходу. Но почти дойдя к портрету, он развернулся в сторону притихших учеников.

- Поттер, я провожу вас к комнате, - фамилию парня он выплюнул как ругательство.

- Не стоит профессор, я запомнил дорогу к своим апартаментам, - мило улыбаясь, ответил зеленоглазый брюнет. Ничего, не ответив, Снейп помчался вон из гостиной. Гарольд тоже решил не задерживаться в компании слизеринцев, поэтому тоже направился к выходу. Стоило ему подойти, к портрету как он, отъехал в сторону, открывая проход. Неторопливой походкой парень направился к себе, стараясь не потеряться среди кучи коридоров. Путь к комнате у него занял минут двадцать, поскольку он несколько раз перепутал направление. Подойдя к портрету, который охранял проход к его апартаментам Гарри, назвал пароль. Но картина и не думала сдвигаться с места. Мужчина на ней пристально смотрел на Лорда Певерелла. И через несколько секунд тишину коридора нарушил властный голос человека изображенного на полотне.

- Молодой человек, а почему вы живете в этих апартаментах? Судя по вашему возрасту, вы не староста, поэтому должны жить с остальными студентами, - спросил он.

- Директор выделил мне личную комнату, - отозвался брюнет, безразлично смотря на портрет. Мужчина окинул его изучающим взглядом.

- Как твое имя мальчик? - Спросил портрет.

- Гарольд Поттер-Певерелл! - Гарри и сам не знал, почему отвечает мужчине. Но что-то в нем привлекло его внимание. Может взгляд темных глаз, наполненных знанием многих поколений, или высокомерная улыбка, которая расплывалась на его губах. Но, от чего-то, Гарольду не хотелось грубить портрету.

- Древние рода… Особенно род Певереллов. Ты чистокровный? - Теперь мужчина более уважительно посмотрел на Поттера.

- Полукровка! - С какой-то грустью отозвался брюнет.

- Какой позор… - Зашипел человек на картине. - Как получилось, что такие рода были загрязнены нечистой кровью? - Мужчина выплюнул слова в лицо Поттеру.

- По записям в банке я узнал, что моя мать маглорожденная, а отец чистокровный волшебник из древнего рода. - На слова мальчишки мужчина кивнул. - А как ваше имя сэр? - В свою очередь поинтересовался брюнет.

- Салазар Слизерин, я один из основателей Хогвартса, - Поттер восхищенно посмотрел на основателя, Гарольд читал в истории магии, что школу строили около тысячи лет назад, поэтому портрет должен быть очень стар. Хотя Гарри и не особо нравился волшебный мир, но он не мог не признать, что его очень заинтересовали некоторые заклинания. Но неожиданно его размышления прервал надменный голос.

- Как ты относишься к магглам ребенок? - Спросил Салазар

- Не знаю сэр, мои родственники магглы. Я до одиннадцати лет прожил с ними и не считаю их хорошими людьми. Конечно, и волшебников я встречал, которые мне не понравились, - немного задумался Гарри, но затем решил продолжить свою речь. - Если честно-то Волшебный мир меня разочаровал, он устарел. Магглы изобрели кучу техники, которой пользуются для своего удобства, а у волшебников так и остались старые метлы и свечи, мне кажется это весьма странным. Хотя это может из-за того что я еще мало знаю о нем, - на последних словах Гарольд посмотрел в глаза мужчине. Парень решил честно отвечать человеку, который жил тысячу лет назад.

- Хм, может ты и прав. Пробыв портретом тысячу лет, я переосмыслил многое, и у меня сменилось мнения о тех или иных вещах. Я все так же считаю, что маглорожденный должны учиться отдельно от чистокровных, но я уже не настаиваю на том, чтобы их уничтожали, - Салазар и сам не знал, почему начал этот разговор, просто в мальчишке он почувствовал что-то родное ему великому волшебнику. Хотя на лице парнишки и была безразличная маска, но старый основатель почувствовал за ней много горечи. Все же род Слизеринов раньше славился своим умением читать людей, и не только с помощью легилеменции. Выбравшись из своих размышлений, мужчина обратился к Гарольду.

- У меня к тебе есть предложение, - Слизерин задумавшись, смотрел на парнишку. - Поскольку ты плохо разбираешься в законах и традициях волшебного мира, тебе нужна будет помощь. В моей комнате, которую я создал, чтобы сохранить свои труды, есть манускрипты, написанные самим Мерлином. В них множество ритуалов, о которых нынешние волшебники и не подозревают. Там есть тот, что тебе поможет лучше узнать мир магии, а мне помочь тебе в этом… - Эти слова Салазар пробормотал доверительным голосом, но все кто знал этого волшебника, десять раз подумали бы, прежде чем договариваться о чем-то с ним. Но Поттеру это было неведомо, он хоть и был очень подозрительным, но в словах основателя подвоха не смог уловить. Но он там был…. - Там есть ритуал, который способен призвать с царства мертвых мою душу. А в ней хранятся все мои знания и умения. Также там есть обряд, который может расколоть душу живого человека на две части. Ведь чтобы мои знания стали твоими требуется, чтобы две наши души слились воедино. - Погрузившись в свои мысли, продолжал рассказ один из основателей Хогвартса. Но его прервал подозрительный голос Поттера.

- А зачем вам это нужно, зачем передавать кому-то постороннему свои знания? - Поттер не был дураком, поэтому сразу решил выяснить мотивы портрета. Казалось, что основатель ждал его вопроса и уже подготовил на него достойный ответ.

- У меня нет наследника, а мои знания бесценны, чтобы погибнуть в прошлом. - Просто ответил он.

- Но почему именно я? - Не унимался Гарольд.

- Ты похож на меня в своих стремлениях и жажде к величию, - основатель решил сыграть на слабостях юного Лорда, он прекрасно видел, что Поттер стремиться к величию и этим не воспользоваться было глупо со стороны Салазара. Ответы удовлетворили Гарольда, и он с еще большим интересом посмотрел на мужчину. Все же, как не крути, а Гарри был одиннадцатилетним ребенком пусть и чрезмерно умным, но ребенком.

- Так что там с ритуалами сэр? - Задал парень очередной вопрос.

- Сначала требуется провести ритуал разделения души. Он позволит расколоть твою душу на две части и одну часть переместить в неживой предмет. Ритуал очень сложный, потребуется убить человека, только благодаря этому душа сможет разделиться. - Портрет заглянул в глаза Поттеру ища там сомнения, но не найдя их продолжил объяснения. - Затем второй ритуал, он проще, но потребуется начертить много рун своей кровью, а затем зачитать слова на латыни. Если все пройдет нормально-то, наши души сольются в одну: мои знания, память и все остальное станет твоим. - Закончив рассказ, мужчина на портрете вопросительно посмотрел на Гарри Поттера.

- Что ты скажешь на мое предложение мальчик?

(Желающие оставить свой позитив (+), оставляйте их пожалуйста возле аватарки, в форума проблемы поэтому возле главы они не ставятся)

И не забывайте о комментариях.

Сноски:

У меня в рассказе все ученики посещают занятия в школьной форме. ( Парни - черные брюки, галстук, мантия. Девушки - юбка,гольфы, кофта, галстук и мантия).

В большей зал за Минерва попросила проследовать и первокурсников, чтобы не оставлять их за дверью неизвестно на сколько. Ведь она не знала как скоро Поттер и Малфой присоединиться к ним.

Глава 16

В коридоре на некоторое время повисла тишина. Портрет Салазара Слизерина выжидающе смотрел на одиннадцатилетнего ребенка. Мужчина знал, что поступает нечестно с мальчишкой, но выбора у него не было. Уже многие столетия он хотел вернуться к жизни, но по каким-то непонятным причинам, не мог как все изображения на портретах, перемещаться в другие рамы. А чтобы вернуться, ему нужна была помощь смертного, но там где находился его портрет, не было ни одного мага, только тысячелетний василиск. Но несколько дней назад он смог освободиться от пут, которыми был окутан его портрет в Тайной комнате. Салазар выбрал для своего перемещения портрет, где был изображен мужчина чем-то похожий на него. Слизерин решил, что призраки и учителя не смогут заметить изменения на холсте. За несколько дней пребывания в новой раме, он смог узнать какой сейчас год и некоторую информацию о Хогвартсе. Оказалось, что сейчас школой управляет один директор, к тому же магглолюб. По мнению Слизерина, образование юных волшебников, сильно ухудшилось, по сравнению с его временем. Было отменено множество предметов, которые тысячу лет назад считались обязательными. Мужчина был в бешенстве, когда узнал, что в школе перестали изучать, такие предметы как: этикет, кровную и ритуальную магию. Их отменили из-за того, что волшебники из древних чистокровных родов начали разбавлять свою кровь грязной. А чем больше нечистой крови в роду, тем слабей рождается следующее поколение. Сейчас в Хогварсте большинство студентов являлось полукровками и магглорожденными, а они не могут изучать кровную и ритуальную магию из-за недостаточного запаса магической силы. Салазар Слизерин не мог себе представить, когда строил Хогвартс с другими основателями, что школа превратиться в такое убожество. От тревожных мыслей тысячелетнего волшебника отвлек негромкий голос парнишки.

- Мне нужно некоторое время на размышление, - после нескольких минут молчания ответил молодой Лорд. Салазар кивнул на слова парня, но в глубине глаз мужчины промелькнуло разочарование в своих ораторских способностях. Он надеялся, что Поттер сразу же согласиться на его заманчивое предложение, ведь он так все красиво расписал. Но мальчишка оказался не таким глупым, как Слизерину сначала показалось. Но Лорд Слизерин решил, что может подождать некоторое время, ведь он ждал уже около тысячи лет, так что еще неделя или две это мелочи. Мужчина был уверен, что мальчик в дальнейшем согласиться, ведь только глупец откажется от бесценных знаний. Или тот, кто узнает, чем придется за эти знания заплатить…

- Как будете готовы дать мне ответ юноша подходите, - портрет отъехал в сторону, открывая проход в комнату. Гарри кивнул старому волшебнику на прощание, и зашел в свои апартаменты. Помещение, где он оказался, было довольно большим. У дальней стены стояла большая кровать, справа от нее шкаф для одежды. В помещение было несколько кресел и небольшой диванчик. Поттера порадовало, что в комнате присутствовали стеллажи заполненные книгами. В апартаментах была дверь, заглянув за которую, Поттер узнал, что она ведет в ванную комнату. Пробежав взглядом по помещению, Гарольд сделал вывод, что здесь миленько. Конечно, его огорчило, что комната обогревалось камином и наличие свечей вместо нормальных светильников. Сегодняшний день был богатым на события, поэтому брюнет, приняв теплую ванную и переодевшись в пижаму, лег отдыхать.

На следующее утро парень проснулся от громкого шума возле портрета, который охранял вход в его комнату. Посмотрев на часы, он увидел, что уже начало девятого, припомнив слова директора о том, что занятия начинаются в девять, Гарольд лениво поднялся и направился в ванную, не утруждая себя даже узнать что там за шум возле портрета Салазара Слизерина. Неторопливо сделав утренние процедуры, брюнет подошел к чемодану, где была его одежда, одним взмахом руки он заставил все свои вещи аккуратно разложиться по полочкам и вешалкам в шкафу. Еще один взмах и все его письменные принадлежности и книги были сложены на столе. Поскольку еще были только первые дни осени, то Гарри решил надеть: голубого цвета джинсы и белую молодежную рубашку с короткими рукавами. Из обуви он выбрал белые полуспортивные туфли. Подойдя к зеркалу, Гарольд придирчиво осмотрел свой внешний вид, убедившись, что выглядит прекрасно, брюнет прихватил с кресла сумку, куда сложил уменьшенные учебники и несколько тетрадей с ручками. Оглянувшись на часы, Поттер заметил, что уже почти девять, поэтому тяжело вздохнув, он покинул свои апартаменты. Стоило ему выйти, как на него с оскорблениями налетел старшекурсник, который вчера проводил всех первокурсников в гостиную.

- Поттер я уже третий раз прихожу за тобой, - гневно проорал старший парень.

- Ты чем вчера слушал речь директора, где он говорил, что завтрак начинается в полдевятого, а занятия в девять. Сейчас, если ты не заметил, уже девять, а ты только соизволил покинуть комнату. Или может ваше королевское высочество считает, что правила не для него писаны? - язвительно поинтересовался староста. Поттер ни как не отреагировал на гневную тираду Джоша. Ему не хотелось учиться в Хогвартсе, поэтому Гарри не особо стремился придерживаться правил. Да и не привык он вставать в такую рань.

- Что ты ко мне пристал со своими нотациями, ты мне вообще кто такой, что бы поучать, - Поттер с раздражением посмотрел на старшекурсника.

- Если ты не заметил я староста, поэтому ты обязан меня слушать, - парень указал на значок с большой буквой «С». Гарольда слегка задели, слова старшего парня об «обязанности слушать».

- Я некому и нечего не обязан, запомни это мистер Староста,- с издевкой, проговорил брюнет. От такой наглости, Джош аж побелел.

- Ты галимый полукровка, смеешь указывать мне - чистокровному волшебнику в двенадцатом поколение! - с такими словами, старший парень выхватил из кобуры свою волшебную палочку и указал ею на Гарольда. - Я тебе сейчас преподам урок хороших манер Поттер, надеюсь, после него, ты начнешь проявлять мне достойное уважение, - взбешенный староста взмахнул волшебной палочкой, посылая в Гарри обездвиживающее заклинание. Поттер легонько взмахнул рукой, и луч заклинания погас. Затем посмотрев с ухмылкой на Джоша, он слегка сжал кулак, от чего его собеседник упал на колени и схватился за горло.

- Это я тебе сейчас преподам урок мистер Староста, - с насмешкой в голосе произнес зеленоглазый парень. У него сегодня на удивление было игривое настроение, поэтому Гарри и решил проучить слизеринца. - Запомни мистер Чистокровный, что меня лучше не злить, - когда Поттер взмахнул рукой, послышался хруст, и старший парень с криком ужаса, схватился за правую ногу. - Продолжим урок, - издевательски протянул Гарольд. - Никогда не смей повышать на меня голос, - в пустом коридоре послышался еще один хруст, а затем опять крик, - Ну, так хватит мистер староста, или продолжим дальше наш занимательный урок? - с усмешкой проворковал Гарри.

- Хватит, пожалуйста, хватит, я все понял, - истерически прокричал староста.

- Смотри, какой ты сразу добрый стал, вот так бы сразу, а то кричишь и оскорбляешь, бедного первокурсника, - на последних словах Поттер невинно улыбнулся, а по спине Джоша от этой улыбки пробежали мурашки.

- Надеюсь, ты теперь понял, что меня лучше не злить, и дружкам своим чистокровным передай, чтобы ко мне не подходили. - С презрением сказал Поттер. - Кстати уже начало десятого, наверное, мне всё же следует сходить на занятия. Ты там случайно не знаешь что у меня сейчас? - невзначай поинтересовался Гарри, у сжавшегося от страха, на полу парня.

- Вот расписание, - старшекурсник трясущейся рукой, протянул листок подошедшему Гарольду.

- Так, что у меня сейчас...Ага зельеварение. Где кабинет находиться? - после изучения расписания, спросил брюнет. - Хотя не говори, я сам найду, - с этими словами Поттер развернулся и направился по коридору. А наблюдавший за всей этой сценой Салазар расплылся в довольной улыбке. Портрет все больше и больше убеждался, что он правильно сделал, выбрав себе в подопечные зеленоглазого подростка. Благодаря небольшой потасовке со старостой, настроении Гарольда значительно улучшилось. Сейчас он медленно бродил по коридорам подземелья, выискивая нужный класс.

- Лорд Певерелл, что вы делаете здесь? - послышался строгий женский голос за его спиной. Парень медленно развернулся и посмотрел на заместительницу директора.

- Ищу кабинет, мадам, - безразлично ответил он.

- Занятие началось двадцать минут назад, а вы еще не нашли кабинет, - в словах дамы звучал еле сдерживаемый гнев.

- Двадцать балов со Слизерина, и пойдемте, я вас провожу, - сказав это женщина направилась по коридору. Поттеру ничего не оставалось, как последовать за ней. Через несколько минут они подошли к двери и Минерва, постучав, открыла её.

- Северус, я привела вашего студента, - МакГонагалл отошла от проема, пропуская Гарольда в класс. Снейп увидев ненавистного Поттера скривился, как от зубной боли.

- Поттер, отработка сегодня в восемь часов со мной. А сейчас займите место в классе, - прошипел довольный профессор. Северус уже размышлял, что заставит, негодного мальчишку, делать на отработке. Откуда ж ему было знать, что Гарри на неё не собирается идти…

Молодой Лорд сел на последнюю парту возле какого-то гриффиндорца. Решив, что конспект он перекопирует вечером у своего белобрысого знакомого, брюнет со скучающим видом рассматривал бегающего, как ошпаренного, по классу Снейпа и диктующего какой-то перечень странных ингредиентов.

- Мистер Поттер, а почему вы не пишите. Может, вы считаете, что мой предмет не заслуживает вашего внимания? - Гарри услышал насмешливый голос у себя над головой.

- Что вы профессор, мне очень интересно, - мило улыбаясь, отозвался зеленоглазый брюнет, доставая из сумки учебник по зельеваренью и тетрадку с ручкой. С первых секунд нахождение в классе Гарольд пришел к выводу, что ему не нравиться этот предмет. Его не очень радовала перспектива возиться со всякими пробирками и сомнительными жидкостями. Ну, все же от скуки, он решил пописать конспект. Открыв тетрадь с белоснежными листами, Гарри начал записывать слова Снейпа.

- А что это у тебя такое? - спросил его сосед по парте. Гарольд удивленно посмотрел на говорившего. Гриффиндорец указывал на тетрадь и ручку которые лежали перед наследником Поттеров. Гарри от непонимания вопроса приподнял бровь, а затем перевел взгляд на край стола соседа, там располагалось рябое перо с чернильницей и какой-то желтоватый листок бумаги. Его глаза расширились, а губы сложились в тонкую полоску, стараясь сдержать рвущийся наружу смех. Оглянувшись по сторонам, Гарри к своему ужасу заметил, что все пишут перьями на таких же листах, как и у его соседа. «Боже это даже хуже, чем летающее метелки» - подумал брюнет, и с его губ сорвался смешок. Который к несчастью услышал вездесущий профессор.

- Вас что-то насмешило мистер Поттер? - прошипел Снейп. Кинув взгляд на парту, он заметил пишущие принадлежности Гарольда, и в его глазах полыхнуло бешенство. - Что это такое Поттер? - Снейп схватил тетрадку и потряс перед лицом брюнета. - Я вас спрашиваю, что это такое? - прорычал зельевар эти слова в лицо сыну Джеймса Поттера. В классе была гробовая тишина, все затаив дыхания слушали разговор между Гарри Поттером и Северусом Снейпом.

- Тетрадь, - еле сдерживая смех, ответил Гарольд на вопрос сальноволосого типа.

- Поттер все пишут на пергаментах и перьями, а не на этом и этим, - Северус тряс в руках ручку и тетрадку. После слов профессора Гарри не смог больше сдерживать смех, поэтому отвернувшись от зельевара, он согнулся в приступе хохота. Молодой Лорд всегда был сдержан, но сегодня увидев перья и пергамент в классе, парень не смог не признать, что волшебный мир чрезмерно отстал в своем развитие. Снейп в бешенстве смотрел на Поттера-младшего. Даже его никчемный папаша не позволял себе такого поведение на уроках как сыночек.

- Немедленно к директору Поттер. Я не потерплю такого поведения на своих уроках ни от одного студента. Выметайтесь немедленно, - схватив трясущегося от смеха парня, зельевар вывел его за пределы класса и закрыл дверь.

* * *

П.С. Крестраж взаимодействует с душой Поттера, поэтому у него будут перепады настроения и порывы ярости.

Глава 17.

Когда Гарри оказался в коридоре, приступ смеха, что накатил на него в кабинете, бесследно пропал, а в глазах появился нехороший блеск. Парень после избиений дяди в детстве стал ненавидеть физический контакт. Любое прикосновение к его телу стало вызывать дискомфорт и агрессию. Поэтому, когда сегодня зельевар схватил его за руку, это очень взбесило Поттера. Настолько, что он был готов тотчас наградить сальноволосого типа, каким-нибудь изощренным проклятием. Но когда Гарольд повернулся, чтобы высказать свое неудовольствие декану и впоследствии привести свой план в исполнение, то увидел лишь захлопнувшуюся дверь перед собой. Сначала наследник Поттеров хотел ворваться в класс, но потом, немного успокоившись, подытожил: месть - это блюдо, которое подают холодным, поэтому решил немного повременить с расплатой. Постояв некоторое время в коридоре и усмирив свой гнев, брюнет все же направился на поиски кабинета директора школы. Вчера он примерно запомнил дорогу, но в этой школе было столько коридоров и лестниц, что можно было легко запутаться. Но ему повезло - возле Большого зала прогуливался Кровавый Барон, который милостиво согласился проводить первокурсника Слизерина к месту назначения. Поэтому через десять минут ходьбы парень оказался возле горгульи, которая охраняла путь в кабинет.

- Барон, Вы случайно не знаете пароль? - полюбопытствовал Лорд Поттер у призрака.

- Увы, юноша, но нет, - ответило привидение.

- Жаль, - Поттер безразлично передернул плечами, и повернулся к каменной статуе. А Барон уплыл в неизвестном направлении.

- Мне нужно попасть в кабинет, - обратился парень к горгулье. Но та никак не отреагировала на его слова.

- Птичка, меня Снейп отправил к директору, так что пропусти, - попытался еще раз брюнет. Но, как и в прошлый раз, ничего не произошло.

- Будь моя воля, статуэточка, я бы тебя разнес на сотню мелких частей, но боюсь, Дамблдор это не одобрит, - издевательски протянул Гарольд, и на какое-то мгновение ему показалось, что фигура дернулась, то ли от страха, а может, смеха.

- Вы правы, мистер Поттер, такое отношение к стражу моего кабинета я не оценю, - позади брюнета послышался жизнерадостный голос. Парень, обернувшись, увидел перед собой старика с веселой улыбкой на губах.

- Профессор, а я как раз к Вам, - Поттер наигранно улыбнулся ему - этот старый паук чрезмерно его раздражал, но поскольку он был директором этого заведения, то приходилось вести себя с ним более-менее прилично.

- Честно сказать, я не ожидал, что Вы так скоро меня посетите, но раз пришли, то пойдемте в кабинет, - с мерцанием в глазах ответил старик.

- Увы, профессор, я здесь не по собственной воле, меня мистер Снейп отправил к Вам, - издевательски протянул юный маг, пакостно улыбаясь старому волшебнику.

- Профессор Снейп, мистер Поттер, - поправил его старый пень. - А что это Вы уже успели сделать, что Северус отправил Вас в мой кабинет? - с какой-то грустью в голосе спросил Альбус. Повернувшись к горгулье, директор назвал пароль, и статуя отодвинулась в сторону, открывая проход.

- Пойдем в кабинет, а то в коридоре неудобно разговаривать, - с этими словами старый маг начал подниматься по лестнице. Гарри, немного помедлив, последовал за ним. Зайдя в кабинет, старик сел в свое кресло, а Гарольду предложил стул напротив, куда тот незамедлительно и уселся.

- Чаю, мистер Поттер? - предложил директор.

- Спасибо, но нет, я предпочитаю кофе, - отозвался брюнет. Его внутренний голос вопил, что не стоит брать что-то съедобное у директора школы.

- Жаль, может тогда дольку? - снова спросил Альбус, протягивая ему вазочку со сладостями.

- Сладкое вызывает кариес, так что я, пожалуй, откажусь, - язвительно пропел Гарольд, улыбаясь во все свои тридцать два.

- Я уверен, что от пары долек зубы не заболят, но если не хотите, то я не буду настаивать, - примирительно проговорил директор, увидев на лице брюнета презрительную улыбку при взгляде на его любимое лакомство. - Так почему Северус отправил Вас сюда? - спросил уже серьезным тоном старикашка.

- Снейпу не понравилось, что я пользовался магловскими принадлежностями на уроке, - презрительно кривясь, отозвался наследник Поттеров, разглядывая убранства кабинета.

- Профессор Снейп, Гарри, прояви должное уважение к Северусу, - пожурил своего студента Дамблдор.

- Когда заслужит уважение, тогда и буду его проявлять, сейчас же зельевар меня только раздражает. Если честно, директор, я не видел более невоспитанного человека, чем он. Снейп обвиняет меня в хамстве, а сам поступает еще хуже с бедными студентами. Он всех презирает и при любом случае старается унизить. Мне кажется, это ненормально для человека, занимающего такую должность. - С осуждением произнес брюнет. - И еще, профессор, я не собираюсь идти на отработку, которую он назначил за опоздание. Я, в конце концов, только второй день в этой школе, поэтому дорогу, увы, пока не запомнил, а Снейп мне отработку сразу назначил, - гневно запричитал парень. Альбус, слушая речь брюнета, только тяжело вздыхал - этот мальчик заставлял его изрядно нервничать. С появления его в школе прошло только два дня, а проблем Гарри создал уже предостаточно. Из размышлений директора вырвал негромкий голос парня.

- Я уже не говорю об этих дурацких перьях, и вообще, если память мне не изменяет, то в списке принадлежностей не было указано, что студенту запрещено пользоваться ручками и тетрадями, - продолжал свою тираду Гарольд. - В конце концов, я ведь не виноват, что Волшебный мир застыл в средневековье. Директор, я вечером просмотрю правила школы и статут, если он у Вас, конечно, есть, - парень театрально закатил глаза, показывая этим жестом свое сомнение насчет требуемой литературы. - Так вот, если я найду там такой запрет, то буду, как все студенты, пользоваться перьями и пергаментами, но по мне - это просто неудобно…, - от перспективы пользоваться такими приборами на лице Гарри появилось презрение. - Но если нет такого правила, то Вы не имеете права предъявлять мне претензии, - выдав эту тираду, Поттер мило улыбнулся директору и откинулся на спинку стула. После речи мальчика Альбус пару минут задумчиво всматривался в лицо собеседника. Для старого директора было непривычно такое общение со студентом, тем более с первокурсником. С каждой встречей Гарри Поттер поражал его все больше и больше. Мужчина был удивлен знаниями и находчивостью мальчика, но его очень огорчало поведение сына Лили. Ребенок был очень наглым, что вызывало много проблем и затмевало все его достоинства. Сначала Альбус был уверен, что Том и Гарри очень похожи и не только внешне, но и характерами, однако это мнение быстро начало рассеиваться. Том Реддл был очень хитрым человеком, поэтому действовал предельно осторожно. Гарри Поттер же очень нагл и прямолинеен, он не скрывая высказывал профессору свое недовольство. Дамблдор в такие моменты задумывался, за какие качество шляпа отправила его в Слизерин, ведь у него характер был поистине гриффиндорский.

- Мистер Поттер, я признаю, что в правилах нет такого запрета, - через некоторое время размышлений заговорил Альбус. - Я предупрежу учителей, чтобы позволили Вам пользоваться магловскими принадлежностями, - смиренно произнес директор. Он действительно не знал как, да и не имел оснований отказать мальчику в просьбе. - Насчет отработки я тоже улажу, но только в этот раз, Гарри, в дальнейшем постарайтесь не опаздывать.

- Я постараюсь, директор. Я могу быть свободен? - с торжественной улыбкой спросил Гарольд.

- Да, - Альбус указал брюнету на дверь. Поттеру не нужно было повторять дважды, он поднялся и покинул кабинет. Выйдя в коридор, парень увидел, что двери класса неподалеку открылись и ученики начали выходить. Гарольд, проходя мимо них, заметил, что там висит табличка «Класс Трансфигурации», а насколько он помнил, то именно этот урок у него был после зелий. Поэтому парень зашел в пустое помещение и занял одну из дальних парт, надеясь, что там к нему кто-то не подсядет. Через десять минут в класс начали заходить другие первокурсники. По цвету галстука и эмблеме на мантии Поттер сделал вывод, что у них урок вновь с гриффиндорцами. Через некоторое время Гарри почувствовал шум с другой стороны своей парты. Повернувшись, он увидел, что там уселся блондин.

- Поттер, - поприветствовал его Драко.

- Малфой, какая встреча, - в свою очередь парировал брюнет. От пренебрежительного отношения к своей персоне блондин скривился, но ничего не ответил.

- Кстати, как прошло зельеварение? Ты уже научился варить что-то полезное? - с издевкой протянул зеленоглазый собеседник.

- Поттер, поскольку мы в одном доме, ты мог бы ко мне относиться нормально, - вспылил Драко. Воспитанный в богатстве и почитании, он не привык к такому пренебрежительному отношению к себе. Но и требовать что-то от наглого сокурсника блондин не мог. Наследник Малфоев был уверен, что дружбу Поттера невозможно купить, а нужно заслужить. Что Драко и делал, но, судя по поведению брюнета, блондину это не очень удавалось. Но Малфои всегда добиваются своего…

- Мог бы, - с насмешкой произнес Гарри. - Но это будет не так интересно, меня забавляет твое поведение и реакция на мои действия. - Закончил предложение Поттер.

- Я тебе не клоун, чтобы веселить! - воскликнул раздосадованный Драко. Гарри лишь слегка рассмеялся на слова собеседника. Что бы он не говорил, а блондинчик ему нравился как человек, да и можно было извлечь неплохую выгоду из их дружбы. Род Малфоев был весьма влиятельный и богатый, не говоря уже об артефактах и бесценных книгах. Об этом известии Гарольд прочел в магической газете, которую прикупил в Косом переулке во время похода за школьными принадлежностями.

- А я и не говорил, что ты клоун, - произнес Гарри, смотря на поджавшего от раздражения губы блондина.

- Да ты… - Малфой не успел ответить, потому что прозвенел звонок, и в класс вошла профессорша. Все первокурсники, также услышав колокол, притихли и в ожидании уставились на даму. МакГонагалл тем временем начала рассказывать ученикам основы её предмета, и под пораженные взгляды всех, кроме Гарри, продемонстрировала свое превращение. Именно в этот момент с глухим ударом об стену входная дверь открылась, и на пороге показались два гриффиндорца. Рыжий и шатен, оба были весьма высокие для одиннадцатилетнего возраста. Парни, не поняв, что кошка на столе - это учительница, начали радоваться, что пришли на урок раньше учительницы и вовсю подшучивали по этому поводу. Но их веселье прервал строгий голос дамы, которая уже превратилась из кошки в человека.

- Мистер Уизли, должна Вас огорчить, Вы пришли не раньше меня, к тому же опоздали на пять минут, - провозгласила Минерва.

- Простите, профессор МакГонагалл, мы потерялись, - извиняясь, пробормотал шатен.

- Садитесь, по пять баллов с каждого, и в следующий раз постарайтесь не опаздывать, - сказав это, дама села на стул за своим столом. А парни, чтобы больше не терять баллы, направились за свободную парту впереди Гарри с Малфоем.

- Откройте книгу на третьей странице и прочтите параграф, главное законспектируйте. Под конец урока я проверю. - Сказала профессорша, углубляясь в изучение какой-то книги. Гарольд, как и все ученики, открыл учебник и начал неторопливо конспектировать информацию о науке трансфигурации. За несколько минут до конца первого урока МакГонагалл прошла между рядами и проверила у всех наличие конспектов. На втором уроке она объявила, что все будут практиковаться в превращении спички в иголку. У Гарольда после первой же попытки спичка превратилась в серебряную иголку, за что он получил от учительницы десять баллов и разрешение не выполнять домашнюю роботу. К концу урока только у Грейнджер получилось превратить спичку в подобие иголки, но деканша Гриффиндора за такое жалкое зрелище наградила её двадцатью баллами. Когда прозвенел звонок, Гарольд первым покинул класс. Поскольку сейчас был обед, то он направился в Большой зал. На полпути его окликнул знакомый голос.

- Поттер, - обернувшись, Гарри увидел Драко.

- Что тебе надо, Малфой? - вскинув вопросительно бровь, произнес брюнет.

- Я просто подумал, что тебе нужна компания, ты всегда ходишь сам… - как-то неуверенно пробормотал блондин.

- Я не нуждаюсь в компании, мне и самому неплохо, - фыркнул наследник Поттеров. - Так что можешь не переживать за меня, - сказав это, Гарольд развернулся и продолжил свой путь.

- Поттер, я просто хочу с тобой подружиться, - с румянцем на щеках проговорил Малфой в спину удаляющемуся собеседнику. Парень, услышав слова однокурсника, остановился.

- Ладно, Малфой, ты не такой уж и плохой, поэтому я согласен на твое предложение, - через несколько секунд раздумий ответил Гарри. Конечно, о никакой истинной дружбе со стороны брюнета речь не шло, но вот о выгоде… От этих слов на губах Драко появилась радостная улыбка, которую он тут же скрыл.

- Ладно, пойдем в Большой зал, сейчас обед, а мы с тобой посреди коридора торчим. - Сказав это, зеленоглазый маг продолжил свой путь, а на его губах расплылась расчетливая улыбка. Блондин, обрадованный своей маленькой победой - а именно победой он считал приобретенную дружбу Поттера - лишь кивнул.

Глава 18.

До Большого зала Поттер с Малфоем добрались, когда обед был в полном разгаре. Под любопытными взглядами студентов они направились к слизеринскому столу, где разместились неподалеку от входной двери. Усевшись, Гарольд сразу же начал накладывать себе на тарелку жареный картофель - поскольку он пропустил с утра завтрак, то сейчас был весьма голоден. Малфой, последовав примеру новоприобретенного друга, также начал заполнять свою тарелку пищей. Ели они в молчании, поскольку у слизеринцев было не принято говорить во время трапезы. Поглощая картофель, Поттер бросал безразличные взгляды на студентов за столом, в ответ они также одаривали его красноречивыми взглядами, особенно старшекурсники.

К удивлению брюнета, за столом присутствовал мистер избитый староста, если честно, то Гарольд предполагал, что не увидит сегодня его, но похоже, интуиция дала сбой. Старший парень вел себя так, словно утреннего события вообще не было, на его лице была добродушная улыбка, только глаза предательски выдавали. В них Поттер отчетливо видел страх, который пропитывал всю сущность парня. И это весьма забавляло брюнета, ему нравилось видеть такой спектр эмоций по отношению к себе. Сидя за столом Слизерина, Гарри отчетливо ощущал, что его спину буравят сотни любопытных взглядов, и не только студентов, но и учителей, однако он сидел спиной к преподавательскому столу и не мог определить точного источника этого взгляда. Хотя брюнет и предполагал, что именно зельевар пытается прожечь в нем дыру. Уж слишком мужчина демонстрировал неприязнь к его персоне, даже отчасти враждебность. Причину этого явления Поттер не знал, да и не хотел знать.

Просто для парня было непривычно такое отношение к себе со стороны преподавателя, он привык еще со своей школы в Литтл-Уингинге, что все учителя считали его своим любимчиком. Некоторые - за знания, другие - за стойкий для ребенка характер. Знали бы они, что за всеми непонятными смертями в школе стоит он, то наверно, шарахались бы, как от прокаженного. И надо признать, Поттер доставил немало проблем школе, из-за его выходок заведение несколько раз чуть не закрыли. Конечно, в этом была виновата отчасти его питомица, любившая во время уроков попугать учеников. Иногда эти её выходки заканчивались летальным исходом, но никто из сотрудников школы не мог доказать причастность брюнета к несчастным событиям. Хотя его тетка раз заявилась в школу с заявлением, что во всем виноват Гарри Поттер и змея, которую он держит в их доме. Соответственно, ей никто не поверил, ведь кто всерьез воспримет такой бред про лучшего ученика школы и просто замечательного мальчика-сироту. Поттер тогда час смеялся взахлеб, когда учительница химии посоветовала Петунье сходить к психиатру и сына с собой прихватить. Его тетушка тогда побледнела на пару оттенков и минут пять пялилась на преподавательницу, как рыба открывая и закрывая рот. А затем, отойдя от шока, помчалась к директрисе с жалобой на плохое отношение к её королевскому величеству. Но пожилая женщина, которая занимала этот пост, начала рассказывать его тетке все подробности красочной учебы Дадли в школе и о его плохой успеваемости, а под конец заявила, что подозревает её любимого сыночка в гнусных преступлениях. После этого дня ноги Петуньи Дурсль не было в школе. Она даже подумывала перевести Дадлика в другую, но любимый сынуля тогда закапризничал, и женщина закрыла эту гиблую тему.

На данный момент брюнет решил основательно игнорировать Снейпа и потихоньку собирать на него информацию, которая позволит в дальнейшем вышвырнуть ненавистного преподавателя из Хогвартса.

- Малфой, что у нас там дальше? - когда до звонка осталось десять минут, осведомился Гарри у блондина.

- Чары с Флитвиком, - смотря в расписание, сообщил Драко.

- Тогда пойдем, - Поттер поднялся и выжидающе посмотрел на собеседника.

- Но ведь еще рано, - попытался возмутиться допивающий тыквенный сок Малфой.

- В самый раз, пока найдем нужный кабинет, звонок и прозвенит. Поднимай свой зад, и потопали искать аудиторию. Или ты хочешь в первый день учебы лишить Слизерин баллов? - с насмешкой поинтересовался брюнет у Драко.

- Нет! - в притворном ужасе воскликнул блондин. - И не трогай мой зад, - возмутился Малфой, поднимаясь со скамейки.

- Да ладно тебе, мой блондинистый друг, никто на твой зад не посягает, - засмеялся Поттер, следуя к выходу. Драко с недовольным лицом побрел за ним. Уже возле самой двери Гарольд обернулся и посмотрел на насупившегося друга.

- Малфой, я ведь пошутил, ты, что шуток не понимаешь? - хмыкнул он, а затем развернулся и, не дожидаясь ответа, продолжил свой путь.

- Я не люблю, когда надо мной подшучивают, - пробурчал Драко в спину Гарри.

- Буду знать на будущее, - с такими мелкими пререканиями мальчики подошли к кабинету чар. Там уже собрались ученики, и, как это ни удивительно, но занятие у слизеринцев опять было вместе с гриффиндорцами. Спустя минуту после их прибытия раздался звонок, оповещающий о начале занятия, и в ту же секунду дверь в класс открылась, приглашая учеников входить. Первыми в класс скопом начали влетать студенты красного дома, а за ними с презрительными улыбками заходили представители змеиного факультета. Гарри с Драко зашли в последних рядах, брюнет не стремился занять первую парту, поэтому пропускал вперед товарищей по дому, блондину ничего не оставалось, как следовать примеру друга. Когда все расселись по местам, на невысокий столик взобрался человек-карлик, увидев которого, Поттер прыснул от смеха. Лорда Поттера все больше поражал преподавательский состав школы, нигде он не встречал такого разнообразия в нем. Малфой, сидящий справа, тоже скривился от вида преподавателя, по-видимому, придя к такому же выводу, как и Гарри. Учитель, после проверки наличия всех учеников в классе, начал расписывать прелести изучения своего предмета. Почти все ребята слушали с затаившим дыханием речь преподавателя, одна девчонка с растрепанными коричневыми волосами даже записывала его слова. «Заучка» - сразу подытожил Гарольд, смотря на писаку. Сам Поттер всю поучительную речь маленького профессора разглядывал потолок, он его куда больше интересовал, чем слова учителя. Через двадцать минут после начала урока Флитвик велел ученикам раскрыть учебники на десятой странице и законспектировать главное из прочитанного. Поттер, надеясь быстрей скоротать время, тоже принялся писать. Параграф оказался о заклинании левитации, а точней, о заклинании, заставляющем предмет парить в воздухе. Гарольду эта тема показалась весьма скучной, он предпочитал изучать более полезные вещи. К примеру, заклинание, которое способно превратить какой-то предмет в живое существо, змею или паука. Почему-то именно к этим животным парень испытывал нездоровый интерес, к змеям - из-за того, что мог говорить на их языке, а к паукам - за их, по его мнению, темную красоту. Эти два вида животных были хищниками, несколько капель их яда способны убить взрослого человека. Они были созданиями тьмы, именно это и восхищало юношу в них. Из мыслей парня вырвал скрипучий голос профессора.

- А теперь приступим к практике. Перед вами лежат перья. С помощью заклинания «Вингардиум Левиоза» заставьте его взмыть в воздух.

Учитель несколько раз показал на своем пере пример использования заклинания, и какие пассы нужно делать волшебной палочкой, чтобы заклинание получилось лучше. По мнению брюнета, в этой задаче не было ничего сложного, поэтому, взмахнув своей палочкой с пером феникса, Гарольд заставил свое перо взлететь высоко над партой, затем он, повинуясь интуиции, сделал пару пассов палочкой, и его перо грациозно описало круг по помещению.

- Превосходно! - провозгласил взволнованный профессор. - Пятьдесят баллов Слизерину за прекрасно исполненное заклинание. У Вас определенно талант, мистер Поттер, - жизнерадостно прощебетал Флитвик.

- Несомненно, - съязвил Гарри. Но тут в помещении раздался взрыв. Гарольд, пробежав взглядом по классу, заметил, что это взорвалось перо у одного из гриффиндорцев. «Вот идиот!» - подумал брюнет, смотря на испуганного однокурсника. И в этот момент раздался звук колокола, оповещающий о конце уроков на сегодняшний день. Все студенты, весело улыбаясь, начали покидать класс. Поттер с Малфоем вышли из кабинета последними. Поскольку у них не было больше уроков, то парочка, посовещавшись, решила пойти в библиотеку, Гарри - чтобы скоротать время до ужина, Драко - чтобы сделать домашние задания.

Глава 19.

Поздоровавшись с библиотекаршей, парни уселись за дальний столик и принялись заниматься своими делами. Драко приступил к трансфигурации, а Поттер, достав книгу по заклинаниям, углубился в ее чтение. Но через полчаса ему это занятие наскучило - в книге, по его мнению, не было ничего интересного. Все заклинания были простые и бесполезные. Поднявшись, брюнет направился к стеллажам с книгами по нумерологии - его привлекло странное слово, поэтому он хотел узнать, что это за раздел магии.

- Что ты там взял? - обратился к нему блондин, когда Поттер вернулся за стол.

- Учебник по Нумерологии, - просто ответил Гарольд. Малфой только хмыкнул и углубился назад в свое домашнее задание. Не прошло и пяти минут, как за спиной парочки раздался шорох, и за их столик подсела девчонка с коричневыми лохматыми волосами. Поттер скривился - еще с перрона его начала раздражать эта всезнайка, а сейчас ее бесцеремонное поведение еще больше укрепило уверенность брюнета в том, что она чрезмерно наглая особа.

- Грейнджер, тебя сюда не приглашали, - язвительно протянул Малфой, с презрением смотря на девчонку. Гриффиндорка лишь гордо вздернула нос на слова блондина, чем вызвала смешок у Гарольда.

- И правда, шла бы ты к своим однокурсникам, пока не нажила себе проблем на голову, - проговорил Поттер, не отрываясь от чтения книги.

- А почему это я должна уходить, здесь каждый может сидеть, где хочет. Если вам не нравится моя компания, тогда можете пересесть, - обиженно отозвалась девчонка.

- Ну, ты и наглая, Грейнджер. Если ты не заметила, то мы первые заняли этот столик, так что будь добра катись отсюда, - Малфой был просто взбешен поведением грязнокровки, поэтому намеревался в дальнейшем устроить райскую жизнь этой особе в школе.

- Да ладно тебе, Драко, кому ты пытаешься что-то доказать. Гриффиндорка - этим все сказано, - издевательски проговорил зеленоглазый юноша.

- А чем Вам не нравится мой факультет? Там учатся отважные и благородные ученики, - спросила девочка, не поняв суть высказывания Поттера.

- У вас учатся одни идиоты. Такие, как ты! - рассмеялся блондин. Услышав эти слова, девочка насупилась и пыталась не расплакаться от обидных слов.

- Да вы… вы... подлые слизеринцы! - с этими словами гриффиндорка выскочила из библиотеки.

- Вот дура! - вдогонку ей крикнул Малфой. Поттер кивнул, соглашаясь со словами собеседника.

- Молодой человек, соблюдайте тишину в библиотеке. И с Вашей стороны было некрасиво оскорблять юную мисс, - за стеллажами показалась мадам Пинс, и с гневом в глазах посмотрела на двух парней.

- Простите, мадам, это больше не повторится, - отчеканил брюнет, невинно улыбаясь пожилой даме. - Драко погорячился с высказыванием. Ведь так, Малфой? - Поттер толкнул локтем растерянного блондина, подгоняя его с ответом.

- Да, мадам, - блондин кивнул.

- Надеюсь, молодой человек, надеюсь, - с этими словами дамочка удалилась на свое рабочее место. А парочка, кинув на библиотекаршу презрительные взгляды, приступила опять к своим делам. Но долго им не дали насладиться тишиной - к их столу подошли два гриффиндорца, что сегодня опоздали на урок трансфигурации.

- Поттер, Малфой, по какому праву вы оскорбляете наш факультет? - возмутился рыжий, вызывающе смотря на мальчиков. «По-видимому, мисс всезнайка уже успела нажаловаться» - предположил Гарольд, отрываясь от своего учебника и с безразличием рассматривая двух представителей львиного факультета.

- Уизлиии…- с презрением протянул Драко. - Мы оскорбляли не Ваш факультет, а лишь его представителей, - на лице наследника Малфоев появилась высокомерная улыбка.

- Да мы в сто раз лучше Вас! - заорал на всю библиотеку представитель рыжего семейства, а его друг кивнул головой, соглашаясь с утверждением младшего Уизли. На такие действия Поттер с Малфоем лишь хмыкнули. Им и так было понятно, что спорить с этими гриффиндорцами без толку, ведь все представители этого факультета славились своей тупостью и недальновидностью.

- Уизли… - начал было говорить блондин, но его прервал разгневанный голос мадам Пинс.

- Да сколько можно, молодые люди? Я Вам уже сделала предупреждение насчет соблюдения тишины в читальном зале. Вы же заверили меня, что такое не повторится. И что теперь я слышу? - возмущению дамы не было придела. «Вот старая кошелка» - подумал брюнет, невинными глазами смотря на работницу школы.

- Мадам, вообще-то мы сидели здесь тихо как мыши и никого не трогали. А тут вдруг к нам подошли эти два представителя львиного факультета и начали нас обвинять во всех смертных грехах. Мы, конечно, им попытались объяснить, что в библиотеке кричать запрещено, но они нас, к сожалению, не послушали, - для убедительности Поттер наигранно опустил взгляд, показывая этим жестом, что ему действительно стыдно за нарушение правил. И это сработало - дама снисходительно посмотрела на двух слизеринцев и перевела негодующий взгляд на гриффиндорцев.

- Покиньте библиотеку! - отчеканила мадам Пинс.

- Но…мы... - начал оправдываться Рон, но женщина не стала слушать нелепые заикания мальчика.

- Когда научитесь вести себя достойно, тогда и приходите в читальный зал, а сейчас покиньте его и не мешайте другим студентам делать домашнее задание.

Парочке ничего не оставалось, как на буксире мадам Пинс развернуться и покинуть помещение. Слизеринцы с ухмылкой наблюдали за ребятами, а когда Рон оглянулся на них, то Гарольд издевательски помахал ему ручкой. Когда библиотекарша пропала из поля видимости, Поттер отложил книгу, которую во время разговора удерживал в руке, и повернулся к своему недавно приобретенному другу.

- Малфой, что это за день такой? Ни минуты покоя… - пожаловался Гарри. - То директор со своими нотациями, теперь эти идиоты.

-Слизеринцев не любят, мы для всех всемирное зло, - ответил блондин, также откладывая свою домашнюю роботу по трансфигурации. - Мне отец говорил, что директор поддерживает во всем своих львят, также как и МакГонагалл. Дрянная кошка, - пробормотал Драко. На некоторое время за столом повисла тишина, каждый из собеседников был погружен в свои мысли.

- Странно все здесь, в магловском мире, нет такого предвзятого отношения учителя к ученику. Там все более-менее равны, - через пару минут молчания задумчиво произнес брюнет. - Магический мир настолько отстал, что мне становится противно здесь находиться. Магглы уже давно изобрели самолеты, да куда там самолеты, они уже начинают космос изучать и другие планеты. А волшебники еще с веников не слезут, - Поттер и сам не знал, почему начал высказывать свое мнение собеседнику, но ему как-то захотелось высказать все, что на душе было. Малфой внимательно слушал Гарольда. Хотя он и половины слов не понимал из речи, но все же был согласен с другом.

- Я не знаю магловского мира, но согласен, что в нашем давно не было значительных открытий, - с легким осуждением в голосе признался Драко. Поттер по-новому посмотрел на блондина. На первой встрече парень ему показался заносчивым маменькиным сынком, сейчас же перед собой он видел личность, со своими мнениями и стремлениями. Стоит немного подкорректировать его точку зрения, и Драко Малфой станет весомым союзником, а в будущем, может, и другом. После этого разговора парочка просидела еще около двух часов за книгами. Драко за это время успел выполнить все домашние задания, и сейчас перелистывал учебник по зельям. Поттер же, прочитав книгу по нумерологии, взялся за учебник по истории магии. Когда на часах, висевших в зале, пробило семь часов вечера, брюнет потянулся и одним плавным движением поднялся со стула.

- Уже начался ужин. Пойдем, почтим Большой зал нашим присутствием, - хмыкнув Гарольд, уменьшил и сложил свои книги в карман. Малфой лишь с интересом наблюдал за манипуляциями друга, но затем поднялся и, сложив свои учебники в сумку, пошел за Поттером.

До зала они добрались за пять минут. Зайдя внутрь, мальчики направились к столу факультета и уселись за привычные места. С утра Поттер облюбовал скамьи возле входной двери, поэтому в дальнейшем планировал сидеть здесь.

Глава 20.

В зале, как всегда, было людно, студенты, ужиная, негромко переговаривались между собой, обсуждая первый учебный день. Даже за слизеринским столом некоторые ученики перебрасывались репликами, хотя обычно студенты змеиного факультета соблюдали тишину во время еды.

- Можно здесь присесть? - услышал Гарри женский голос за спиной. Обернувшись, он увидел двух девчонок, с которыми ехал в купе.

- Садитесь, - безразлично ответил брюнет.

- Спасибо, - одновременно отозвались девчонки и начали усаживаться справа от Поттера.

- Гринграсс, Забини, а что это вы возле нас уселись? За столом ведь много свободных мест, - по тону блондина было понятно, что две эти слизеринки были ему неприятны.

- Захотелось нам, - ответила голубоглазая блондинка, гордо вздернув носик.

- Зато нам такая компания не по душе, - не унимался Малфой. Дамы обиженно на него посмотрели, но говорить ничего не стали.

- Да ладно тебе, Драко, пусть сидят, - отозвался Поттер.

- Пусть, - с презрительной улыбкой выплюнул блондин.

- Малфой, какие у тебя к нам претензии? Или ты обижен, что мой отец отказался от заключения помолвки между нами? - с улыбкой спросила Дафна. А Поттер отложил вилку, которой ел картошку, и с интересом посмотрел на друга.

- Нет, Гринграсс, много чести, - но по блеску в серых глазах Гарри сделал вывод, что в этом и была основная причина неприязни Драко к девчонкам.

- Мой отец считает, что я сама должна выбрать себе мужа. В отличие от твоих родителей он переживает за мое счастье, - высокомерно протянула Гринграсс. А ее подруга лишь слегка улыбнулась, демонстрируя всем свои идеально белые зубы.

- А со мной значит, ты была бы несчастна? - осведомился блондин.

- Не знаю, ну теперь это и не имеет значения. Насколько я знаю, ты уже помолвлен с Паркинсон? - невзначай протянула голубоглазая слизеринка.

- Да, - нехотя признался Драко.

- О, вот, кстати, и она, - к их местам неторопливой походкой приближалась первокурсница, с лицом, похожим на мопса.

- Боже, Малфой, чем же ты так родителей прогневил, что они тебе такую невесту выбрали, - хмыкнул Поттер, разглядывая ту самую невесту.

- Отец решил, что она хорошая партия, - пробормотал Драко.

- А что она страшна как грех, и тупа как пробка - это так, маленькие дефекты, - уже не скрывая улыбку, протянул брюнет, а две девчонки, что сидели рядом, согласно кивнули и тоже заулыбались.

- Ты думаешь, я рад этой помолвке? Ну ничего, я еще попытаюсь уговорить отца разорвать ее, - как раз в этот момент к ним подошла Пенси.

- Драко, где ты был? Я тебя везде искала, - обижено протянула его невеста.

- А в библиотеку не додумалась зайти, или ты не знаешь, что это такое? Так я тебя просвещу по этому поводу. Библиотека - это зал, где много стеллажей с книгами, и именно там нормальные студенты делают домашние задания, чтобы им не мешал шум и такие, как ты, - язвительно протянул Поттер. Эта особа его чрезмерно раздражала, а тот презрительный взгляд, которым она всегда одаривала его, вообще выводил брюнета из себя.

- Драко как ты вообще с ним дружишь? Он ведь грязный полукровка, - девчонка окинула Поттера таким взглядом, словно считала его букашкой, а затем начала нападать на своего жениха.

- Паркинсон, отстань от меня. Не видишь, что мне твои вопли портят аппетит, - Малфой демонстративно отодвинул свою тарелку с картофелем.

- Дракуся, как ты можешь со мной так говорить, я ведь твоя невеста. Ты должен за меня заступиться, поэтому вызови Поттера на дуэль за оскорбление! - слизеринка обиженно топнула ногой.

- Да ты что, Паркинсон, я и не знал, что тебе известно такое слово как: «дуэль»! - в притворном восхищении отозвался Поттер. - И за какое оскорбление? Я ведь сказал только правду.

- Да, Пенси, поэтому иди, куда шла, - недовольно сказал блондин. А Гринграсс с Забини сидели и негромко посмеивались, услышав слова Поттера. По их мнению, он настолько виртуозно опускал невесту Драко, что за это они готовы были простить ему плохое отношение к ним во время поездки в поезде.

- Я напишу маме, она Вам устроит! - с этими словами разгневанная слизеринка умчалась в неизвестном направлении. Между четверкой ребят повисла тишина - каждый был потерян в своих мыслях.

- Боже, Малфой, я тебе сочувствую. С такой истеричкой никакое успокоительное зелье не поможет, - со смешком протянула Гринграсс.

- Отстань, - откликнулся Драко.

- Ладно, давайте закроем эту тему, а то Дракоша начнет кидаться на невинных людей, - Поттер протянул имя блондина, копируя тон Паркинсон.

- Вы сделали домашнее задание по трансфигурации? - осведомилась Забини, меняя тему.

- Да, эта дряхлая кошка задала эссе на три фута в первый же день, - возмущению Драко не было предела. - Мало ей того, что я на уроке пару листов исписал! - бурчал слизеринец.

- Поттер, а почему ты писал не перьями? - спросила Дафна, а блондин и Блейз с интересом посмотрели на него, ожидая услышать ответ. - И как называется тот странный предмет, которым ты писал?

- Предмет называется ручка, в них заправляют разного цвета чернила, которыми они и пишут, - в подтверждение своих слов брюнет достал из кармана уменьшенный рюкзак и вернул ему первоначальный вид под три пораженных взгляда. Затем, немного покопавшись внутри, он достал ту самую ручку и чистую тетрадку, и начал их демонстрировать двум девушкам и Драко.

- Такими предметами пользуются в магловском мире. Они намного практичней, чем перья с чернильницами. А вот это тетрадь, - парень продемонстрировал тонкую тетрадь в линию с белоснежными листами.

- А мне они нравятся, - через пару минут разглядываний провозгласила Дафна. - Практично и удобно, - она с позволения Гарри написала пару строк на листке.

- Да, очень интересные приспособления, - подтвердила слова Блейз.

- Попрошу маму, чтобы она мне тоже такое купила, - решительно сказала Гринграсс.

- И я! - не отставала от блондинки подруга, и заулыбалась.

- Мне вряд ли такое купят, мои родители ненавидят все, связанное с магглами, - невесело проговорил Драко.

- Ты можешь их не ставить в известность, а сам купить и пользоваться здесь, - предложил Поттер. Он решил потихоньку искоренить из друга нелюбовь к магловским изобретениям, и, как говорится, начинать нужно с малого.

- Ладно, что-то мы засиделись, давайте расходиться. Я еще хотел почитать немного историю магии, - с этими словами брюнет поднялся, его примеру последовали и остальная компания. Все дружной компанией направились к подземелью. По пути ребята перебрасывались колкими фразами и иногда что-то спрашивали о магглах у Гарри, чему Поттер несказанно был рад, поэтому отвечал как можно подробней.

Глава 21

Когда вечером парень вернулся в свои апартаменты, то увидел, что Салазар куда-то пропал с портрета, а на его месте располагался полноватый мужчина с рыжими усами и черными глазами. Поттера не особо это взволновало, он решил, что Основатель отправился путешествовать по другим портретам. Возможно, для того, чтобы наладить контакты с другими изображениями, а может, чтобы узнать какую-то полезную информацию. Назвав пароль неизвестному магу, брюнет зашел внутрь, где на него с гневным шипением накинулась его подопечная. Из ее разъяренных воплей Поттер смог понять, что Кери была весьма обижена на него за то, что он не уделяет ей должного внимания. Видите ли, по ее мнению, Гарольд где-то шляется, а она одна одинешенька сидит в комнате. После десятиминутной тирады парень не выдержал и прервал нотации обиженной особы:

- Ладно, Кери, я понял, впредь постараюсь исправиться, - прошипел в ответ брюнет. Еще немного повозмущавшись для вида, змея успокоилась и разместилась на протянутой руке парня. Полежав вместе с Кери десять минут, Гарольд направился в ванную комнату, где понежился в теплой воде некоторое время, а затем, переодевшись в пижаму, забрался в постель, и уже через несколько минут погрузился в блаженный сон.

На следующий день к своему удивлению Поттер не проспал занятия, он встал довольно рано, поэтому смог, не торопясь, принять душ. Высушив волосы, Гарри подошел к шкафу, где начал выбирать себе наряд на сегодняшний день. На улице было тепло, поскольку на дворе стояли первые дни осени, поэтому парень решил ограничиться светло-голубыми джинсами от модного дизайнера и голубой с серебряным рисунком рубашкой с короткими рукавами. К джинсам он подобрал светлый ремень с серебряной пряжкой, которая была украшена мелкими драгоценными камнями. Из обуви брюнет выбрал полуспортивные туфли белого цвета. Подойдя к зеркалу, Гарольд внимательно осмотрел свое отражение и, убедившись, что выглядит прекрасно, направился к письменному столу, где стояла небольшая сумка с ремнем через плечо. Туда юноша, сверившись с расписанием, сложил нужные учебники, пару тетрадей и пенал с пишущими принадлежностями. Уменьшив сумку до размера спичечной коробки, Поттер положил ее в карман.

Стряхнув несуществующие пылинки с рубашки, юный Лорд направился к выходу. К его удивлению, за портретом стоял Малфой собственной персоной.

- Драко, что ты здесь делаешь? - поинтересовался Гарольд.

- Староста послал меня за тобой, сказав, что так велел декан, - недовольно отозвался Малфой. Ему не очень нравилась роль сопровождающего, пусть даже сопровождающего Поттера - все же он был сыном богатого аристократа и будущим Лордом Малфоем.

- Странно. Ну ладно, пойдем уже на завтрак, - отозвался брюнет. Драко согласно кивнул, и пара пошла по направлению к Большому залу.

- Надеюсь, сегодня нас ожидает что-то получше овсянки, - с презрительной улыбкой протянул светловолосый слизеринец.

- Я бы не был так в этом уверен, - с насмешкой поддел собеседника брюнет. Разговаривая о всяких пустяках, мальчики достигла зала, в котором уже собралось довольно много народу. Все студенты были какими-то сонными, поэтому вяло ковырялись в каше, иногда зевая и тяжело вздыхая. Неожиданно за гриффиндорским столом послышались испуганные женские крики, а затем смех. Обернувшись в ту сторону, Поттер заметил, что какой-то старшекурсник показывал товарищам по дому паука увеличенного размера. За двумя другими столами, так же, как и за слизеринским, была тишина. Одни листали конспекты или учебники, другие что-то писали перьями или просто рассматривали убранства Большого зала.

- У нас травология сейчас? - осведомился блондин, когда они уселись на привычные места.

- Да, - отозвался лениво юный Лорд. Услышав шум позади, брюнет обернулся и увидел что к ним, как и вчера, подсели Гринграсс с Забини.

- Доброе утро, - поздоровались слизеринки. Поттер кивнул дамам, а вот Малфой лишь окинул их недобрым взглядом и демонстративно отвернулся.

- Что, Малфой, встал не с той ноги или родители тебя не научили элементарным правилам вежливости? - язвительно протянула блондинка. Девчонки с насмешкой смотря на раздосадованного Драко.

- Что тебе надо, Гринграсс? И для заметки - меня всему научили, - негромко сказал блондин.

- Раз так, то почему не поздоровался, как полагается, с леди? - спросила Дафна.

- Где ты тут леди увидела, Гринграсс? - Драко небрежно оглянулся по сторонам, демонстрируя этим, что леди поблизости нет.

- Напыщенный индюк, - обиженно провозгласила Дафна и,отвернувшись к Блейз, о чем-то тихо зашептала.

- Сама такая, - не остался в долгу Малфой. Поттер без интереса наблюдал за перепалкой ребят - он уже и так понял, что эти трое друг друга терпеть не могут. Когда до начала занятий осталось пятнадцать минут, брюнет грациозно поднялся со своего места.

- Пойдем, Драко, на травологию, с барышнями ты еще успеешь пофлиртовать, - с насмешкой протянул Поттер.

- Да я…да ты…- заикаясь, начал бормотать блондин. На его щеках появились красные пятна то ли смущения, то ли обиды.

- Пойдем уже, донжуан ты наш, - под негромкий смех Дафны и Блейз мальчики покинули Большой зал.

- Они мне не нравятся, Поттер, чтобы ты знал, - бормотал Малфой по пути к теплицам.

- Да понял я, мой блондинистый друг, что эти две особы тебя только раздражают.

На слова Гарольда блондин согласно кивнул.

- Я не пойму, почему они к нам привязались как липучки. Неужели не нашли себе лучшей компании? - недовольно бормотал Драко.

- Да забудь ты о них, пусть себе ходят, - с этими словами брюнет шагнул в теплицу. Занятие у них было с представителями львиного факультета, поэтому класс разделился на две половины - справа сели гриффиндорцы, а слева слизеринцы. До начала урока еще оставалось пять минут, поэтому первокурсники переговаривались между собой, обсуждая первые дни учебы и предстоящий урок полетов.

- Поттер, Малфой, - к их парте подошли рыжий и два темноволосых парня, игравшие при нем роль телохранителей.

- Что тебе, Уизлиии? - Гарольд с презрением протянул фамилию гриффиндорца.

- Вы вчера оскорбили Гермиону и нас, поэтому мы требуем извинений, - все это было произнесено громким голосом, поэтому все в классе услышали. И сейчас все первокурсники с любопытством наблюдали за перепалкой.

- Извинений? Уизел, ты что, рехнулся? Я, конечно, подозревал, что ты самоуверенный идиот, но не думал, что настолько, - проговорил с насмешкой Поттер. А все слизеринцы, находившиеся в помещении, засмеялись.

- Ты вообще обнаглел, Поттер, да я тебе…, - заикаясь, начал лепетать рыжий, он в гневе смотрел на брюнета и сжимал кулаки, готовясь в любой момент кинуться в бой. Гарольд же, напротив, сидел вполне невозмутимо, его эта ситуация весьма забавляла.

- А то что? Побежишь жаловаться на нехорошего меня декану? Или может, маме? - по классу опять разнеслись смешки, но сейчас смеялись не только змеи, но и некоторые представители львиного факультета.

- У меня хоть родители есть, а твои сдохли, - в гневе выплюнул рыжий. В классе от этих слов повисла гробовая тишина - почти все студенты с осуждением смотрели на Рона, но тому было все равно.

- А ты живешь с магглами, которые тебя ненавидели, - бушевал Уизли. Постепенно температура в комнате опускалась, а в глазах Поттера появлялась ненависть. «Откуда он знает?» - вопил внутренний голос. Но прежде чем он что-то успел сказать, по классу разнесся холодный голос Малфоя, который заставил всех обитателей класса от ужаса прирасти к своим стульям и затаить дыхание.

- Заткнись, Уизел! Ты тупица и неудачник. Мне противно на тебя даже смотреть, ты позорище для чистокровных, как и вся твоя семейка. Предатель крови! - прошипел блондин. - Ты даже ногтя Гарри не стоишь, убожище.

- Зачем ты так говоришь? - обратилась недовольная Грейнджер к Драко.

- Заткнись, грязнокровка, - выплюнул ей в ответ блондин. - Тебе вообще нет места в нашем мире, так что закрой свой грязный рот, пока я тебе его сам не закрыл.

На глаза Гермионы навернулись слезы, но она упрямо смотрела на блондина и уже открыла рот, чтобы что-то ответить, но ее перебил недовольный голос учительницы.

- Что здесь творится? - Спраут с гневом смотрела на ребят перед собой.

- Малфой с Поттером назвали Гермиону грязнокровкой, а Рона - предателем крови, - ответил один из парней, что стоял за спиной рыжего.

- Это правда? - ноздри профессорши раздулись от гнева.

- Да! - отчеканил Поттер. Он не знал значение этих слов, но по вытянутым лицам сокурсников понял, что они очень обидные. - Такие они и есть - предатель крови и грязнокровка, - повторил оскорбление брюнет, с ненавистью смотря на всезнайку и Уизела.

- Я не потерплю такого поведения у себя в классе, молодые люди. По пятьдесят баллов с каждого и отработка с мистером Филчем месяц, - произнесла женщина. Она не ожидала такого поведения от сына ее любимой ученицы. Лили была доброй милой девочкой, а ее сын - настоящим монстр.

- Мы не будем отрабатывать отработку. Уизли нас первый оскорбил, вот его и наказывайте, - презрительно протянул Поттер. Его гнев немного улегся, уступая место раздражению.

- Я сама знаю, кого и за что мне наказывать! - воскликнула недовольная преподавательница. - А теперь послушайте, что я вам скажу, молодые люди…

- Вы предвзяты к слизеринцам, поэтому мне неинтересно, что вы будете говорить, - прервал речь Спраут брюнет. А все первокурсники с открытыми ртами следили за пререканиями Поттера с учительницей, боясь пошевелиться. Некоторые одобряли действия парня, в основном слизеринцы, а другие поддерживали профессоршу, и таких было большинство.

- Немедленно к директору. За столько лет работы в школе я не видела еще такого пренебрежительного к себе отношения. Вы меня очень разочаровали, очень, - гневно бормотала женщина.

- Вы нас не меньше разочаровали, - отчеканил Гарольд, с этими словами мальчики поднялись со своих мест и покинули кабинет. Поскольку Поттер знал дорогу к кабинету, то они шли впереди, а сзади них - разгневанная профессорша, сверля спины первокурсников яростным взглядом.

Глава 22

Двое первокурсников Слизерина шли молча, каждый был погружен в свои мысли. Малфой размышлял о том, что ему сделает отец за эту выходку - а что он узнает, не было сомнений. Ведь крестный, несомненно, напишет его родителям о событиях в школе и непременно упомянет о плохом поведении Драко, которое привело к посещению директора. Но Малфой ни о чем не жалел, он считал, что поступил правильно, заступившись за единственного друга. А именно другом за эти два дня для него и стал Поттер - лучшим и единственным.

Поттер, в свою очередь, размышлял над поведением блондина в теплицах. Для него стало неожиданностью то, что тот так рьяно кинулся на его защиту. И надо признать, приятной неожиданностью - брюнета очень задели слова Уизли, и если бы не свидетели, парень непременно угостил бы рыжего каким-нибудь изощренным проклятием. Но куда больше его волновало то, откуда этот неудачник узнал, что Поттер живет с родственниками, ненавидящими магию. Конечно, Гарольд их перевоспитал, и они не ущемляют его права и довольно нормально относятся. Естественно, приходится иногда вновь демонстрировать силу, чтобы любимые родственнички не забывались. И единственное, что приходило на ум - это Дамблдор. Уж слишком наглым был этот старик. Но Поттер не понимал, с какой стати директор рассказывал бы о его жизни с магглами этому рыжему недоразумению. Что-то определенно не сходилось, и парень сделал себе пометку разобраться во всех этих непонятках. Брюнет вынырнул из своих размышлений, когда их колоритная тройка сворачивала в коридор, где находился кабинет директора школы.

- Драко, я все хотел спросить, что означают слова «предатель крови» и «грязнокровка»? Насколько я понял, это оскорбления? - Поттеру действительно было интересно, что это за словечки - по реакции студентов в теплице он заметил, что это весьма оскорбительные названия.

- Это оскорбления, - пробормотал задумчивый блондин. - Они используются, если ты хочешь сильно унизить собеседника, - отчего-то довольно проговорил Малфой.

- Хм, нужно будет потом подробней о них узнать, - отозвался брюнет.

- Тебе много еще нужно узнать о волшебном мире, - Поттер утвердительно кивнул - ему и вправду нужно было много узнать о мире, где он родился и должен был жить все это время. - Я предлагаю сделку - ты мне расскажешь о магловском, а я тебе о магическом мире, - Драко вопросительно посмотрел на друга.

- Ладно, - согласился без раздумий Поттер. Болтая, парочка и не заметила, как оказалась перед горгульей, которая охраняла вход в кабинет.

- Пропустите, - сурово сказала преподавательница и, обойдя первокурсников, подошла к каменной стати.

- Шоколадная лягушка, - назвала пароль женщина. От ее слов горгулья отодвинулась в сторону, открывая проход.

- Следуйте за мной, молодые люди, - обернувшись к парочке, гневно отчеканила учительница травологии. Поттер с Малфоем кивнули и начали подниматься по винтовой лестнице. Дойдя до двери, преподавательница постучала, и после негромкого «Войдите» зашла внутрь. Парням ничего не оставалось, как последовать ее примеру.

Оказавшись в кабинете, Поттер инстинктивно осмотрел обстановку. Все было так, как и вчера, за исключением разве что странной оранжевой птицы. В прошлый раз брюнет был уверен, что ее не было здесь. Директор как всегда восседал за своим столом, и с добродушной улыбкой старого лиса смотрел на прибывших.

- Альбус, у меня на уроке случилось неприятное происшествие. Вот эти молодые люди, - преподавательница обернулась и указала на него и Драко, - посмели оскорбить своих сокурсников весьма обидными словами.

- Помона, я думаю, не все так плохо, - директор мило улыбнулся. Присаживайтесь, - директор указал всем на три стула возле стола. Поттер уселся на один из них, тот, что был подальше от Дамблдора. Малфой последовал примеру друга и сел справа от него. На последнем предложенном стуле, недовольно поджав губы, разместилась преподавательница.

- Чаю? - добродушно проворковал старый пень.

- Нет, спасибо, Альбус, - отозвалась дама.

- А вам, мальчики? - не унимался директор.

- Нет, - одновременно отчеканили блондин с брюнетом.

- Может, лимонную дольку? - Альбус достал из ящика вазочку, наполненную какими-то конфетами.

- Нет, - снова хором пробормотали слизеринцы.

- Ну ладно, - слегка с досадой ответил директор, но за добродушной улыбкой быстро спрятал свое раздражение. Убрав вазочку, он сцепил руки перед собой в замок и выжидающе посмотрел на прибывших, ожидая их рассказа.

- Альбус, как я уже говорила, эти два первокурсника оскорбили двух других студентов весьма обидными словами, - начала свой рассказ Стебль. - А когда я назначила им наказание, они заявили, что я предвзята к слизеринцам, - неодобрительно проговорила женщина.

- Мальчики, что послужило поводом для оскорбления? - директор внимательно смотрел на Поттера. Казалось, что его больше беспокоит поведение брюнета, чем его друга.

- Директор, гриффиндорцы в первую очередь оскорбили меня с Драко, а когда мы начали защищаться, появилась мадам преподавательница и назначила нам незаслуженное наказание. Хотя во всем виноват Уизел со своими поддавалами, - начал свою тираду брюнет, Драко согласно кивнул. - По мне, так в первую очередь учительнице стоило разобраться в ситуации, а уже потом назначать наказание. По крайне мере, так поступали учителя в той школе, где я учился раньше, - с осуждением протянул парень, смотря на женщину.

- Я понял, мой мальчик, сейчас мы во всем разберемся и решим, кто достоин наказания, - отозвался директор. - Для этого вас сюда и привела Помона. Поэтому я прошу вас рассказать, как все было.

- Уж будьте добры, - с издевкой протянул Поттер. Но затем вздохнул и начал свой рассказ. - Все началось вчера, если честно. Мы с Драко, как примерные студенты, сидели в библиотеки и делали домашнее задание, никому не мешая. Но тут к нам пристала мисс Грейнджер со своими претензиями. Мы, конечно, сказали ей, чтобы она от нас отстала, но эта девица оказалась весьма наглой, - с милой улыбкой протянул брюнет, а блондин лишь хлопал глазами и поражался находчивости и хитрости друга. - Так вот, мы без оскорблений, мы же джентльмены, - в этот момент в голубых глазах Альбуса мелькнуло сомнение, - попросили покинуть наш столик. Сначала она сопротивлялась, но потом смирилась и ушла, оставив нас заниматься своими делами, - Гарольд мило улыбнулся старику, но тот лишь покачал головой.

- Мистер Малфой, все так и было? - обратился старый пень к блондину.

- Да, господин директор, все именно так и было, - с честными глазами сказал Драко. Директор внимательно посмотрел на него и кивнул.

- Продолжайте, мистер Поттер, - Дамблдор вновь перевел взгляд на Героя Магического Мира.

- На чем я там остановился, ах да…- на некоторое время задумался парень, а затем возобновил свой рассказ. - Нам долго не дали посидеть в тишине - в библиотеку ворвались два гриффиндорца, и начали обвинять нас в оскорблении студентов их дома, да и самого дома. Мы так же, как в случае с Грейнджер, попросили их оставить нас в покое, но, по-видимому, рыжий не отличается умом, - учительница травологии недобро прищурилась, но комментировать ничего не стала. - Уизел начал обвинять нас во всех грехах и уже хотел наброситься с кулаками, но, на счастье, вовремя появилась библиотекарша и спасла нас от разъяренного рыжего. Она нормально разобралась в ситуации, - с этими словами брюнет обернулся к Стебль и высокомерно на нее посмотрел, как бы говоря - «она разобралась, а Вы не соизволили», - от этого взгляда учительница виновато опустила взгляд, а Поттер мысленно зааплодировал себе.

- Что было дальше, мальчик мой? - снова влез директор.

- А дальше уже начинается сегодняшний инцидент. Мистер «Мозгов нет, и никогда не будет» рассудил, что нужно нас проучить, вот поэтому с двумя своими громилами решил снова предъявить нам претензии. А когда мы попросили, заметьте, директор, попросили, - парень с честными глазами посмотрел на Альбуса, - его оставить нас в покое, рыжий решил, что это смертельная обида. Поэтому начал оскорблять меня и моих погибших родителей. Лично я считаю, что слово «сдохли» весьма некорректное, а этот оболтус посмел употребить его по отношению к моим погибшим родителям. А вы как считаете, директор? - осведомился Поттер.

- Я полностью согласен. Но уверен, что Рональд не со зла сказал, а просто вспылил, - попытался оправдаться старый пень.

- Вспылил, ну да, - съязвил брюнет. - Я очень разозлился, поэтому начал оскорблять его. Вот в этот момент в классе появилась учительница и, не разобравшись в ситуации, назначила нам наказание, - этими словами парень закончил свой рассказ. Конечно, у него еще было несколько вопросов, которые он хотел задать господину директору. Но Гарольд решил отложить их на потом.

- Помона, исходя из этой информации, я думаю, наказание следует пересмотреть, - через несколько минут молчания начал говорить Альбус, обращаясь к женщине.

- Да, Альбус. Мистер Поттер, мистер Малфой, я приношу Вам извинения за то, что не разобралась в ситуации. Но это не освобождает Вас от того, что Вы в очень грубой форме оскорбили мистера Уизли и мисс Грейнджер, - решительно сказала профессорша.

- Они первые оскорбили, профессор, мы лишь защищались, - отчеканил Гарольд.

- Да, профессор, они первые, - поддакнул Драко.

- И это не снимает с вас вины, что вы предвзяты к слизеринцам, - произнес невозмутимо брюнет.

- Я непредвзята, мистер Поттер. Я ведь уже извинилась, - Помона была возмущена, что два слизеринца такого о ней мнения.

- Как скажете, мадам. Я уже понял, что в этой школе мнение студента - лишь пустой звук. Это очень прискорбно. Уверен, в Дурмстранге или Салемской академии к своим ученикам лучше относятся, - выдав эту тираду, парень, довольно улыбаясь, откинулся на спинку стула.

- Не драматизируйте, мой мальчик, - подал голос директор. - Хогвартс - весьма достойная школа, ее окончили много выдающихся волшебниц и волшебников, - кинулся защищать свое заведение Альбус.

- Я с такими не знаком, поэтому судить не могу, - с насмешкой протянул Поттер. Драко молча, сидел и слушал претензии друга, на его губах играла довольная улыбка. Блондин был безумно рад, что Гарри смог вывернуть все так, что виноваты во всем оказались гриффиндорцы. Стебль также молчала, обдумывая свое поведение по отношению к этим мальчикам, и в конце концов призналась себе, что была предвзята к ним.

- А какое нас ждет наказание, профессор? - обратился юный лорд к учительнице, отвлекая ее от мыслей.

- По неделе отработки с мистером Филчем, - после небольших раздумий ответила Помона.

- А баллы, что Вы с нас сняли? - не унимался Поттер

- Я верну их назад, - ответила травологичка.

- Ладно, - наконец согласился брюнет. - Директор, теперь мы можем быть свободны? У нас сейчас уже обед, - осведомился самый наглый по мнению Альбуса студент.

- Да, конечно. Но я бы хотел, чтобы вы, мистер Поттер, заглянули ко мне вечером. У меня есть к Вам небольшой разговор, - произнес Дамблдор. Кивнув на прощание старому хрычу, парни покинули кабинет директора школы.

_____________________________________

Когда за студентами закрылась дверь, Альбус перевел взгляд на свою коллегу. Этот разговор весьма взволновал старого мага, и особенно такая быстрая дружба между Гарри и сыном Пожирателя Смерти.

- Помона, какими словами мистер Поттер оскорбил мистера Уизли и мисс Грейнджер? - спросил директор. Он боялся, что его опасения насчет того, что мальчик под пагубным влиянием начнет поддаваться тьме, подтвердятся.

- Альбус, он назвал мистера Уизли предателем крови, а мисс Грейнджер грязнокровкой, - с кой-то тоской поведала пожилая преподавательница. - Я, конечно, понимаю, что гриффиндорец оскорбил его погибших родителей, но ведь это не дает мальчику право так отзываться о сокурсниках. К тому же он с такой ненавистью произнес эти слова, - от воспоминаний по телу дамы прошла дрожь. А Альбус на некоторое время задумался. Старый маг был уверен, что в таком поведении Гарри виноват сын Люциуса. Поэтому нужно было как можно быстрей разделить их. Но вот загвоздка - как это сделать. Как можно это сделать так, чтобы не настроить мальчика еще больше против себя. Директор не был идиотом или маразматиком, каким некоторые его считали, поэтому он прекрасно видел, какие взгляды бросал в его сторону Гарри. И эти взгляды говорили лучше любых слов - Поттер ненавидел Альбуса, и ненавидел так яро, что иногда старому магу становилось не по себе в присутствии парня. Только директор не мог понять причину таких негативных эмоций. Да, он совершил много ошибок по отношению к Гарри Поттеру, но ведь мальчик никак не мог узнать о том, что во всех несчастьях виноват он. Или мог? Директор был очень опечален, но все же не терял надежду доказать этому ребенку свои благие намерения.

- Помона, я не хотел об этом говорить, но придется. Детство мальчика было весьма печальным, и в этом отчасти есть моя вина, - после нескольких минут молчания начал говорить маг. - Поэтому я бы хотел попросить тебя относиться к нему терпимей и лояльней. Мы должны показать Гарри доброту и заботу, дабы он не совершил ошибку, отдав свою верность тьме, - директор посмотрел на Стебль уставшим взглядом.

- Меня всегда удивляла твоя доброта, Альбус, - призналась преподавательница. - Я постараюсь сделать все от меня зависящее по этому поводу. Но я более чем уверена, что это не поможет - мальчик слишком независим и самонадеян. Он не потерпит вмешательства в свою жизнь. Твой план мог бы сработать, будь он студентом другого дома. Но Слизерин - это притон змей и темных магов. И не надо на меня так смотреть, - женщина уверенно смотрела в мерцающие синие глаза директора.

- Дорогая моя, слизеринцы - просто дети, амбициозные, но дети, - пожурил Дамблдор свою коллегу.

- Ой, Альбус, - вздохнула преподавательница. - Из этого дома за последние столетия выходит больше темных магов, чем со всех других школ магии и колдовства, - заметив, что маг хочет что-то возразить, она продолжила свое высказывание. - Это правда, и ты это прекрасно знаешь, просто твоя вера в людей не дает тебе это признать. И сейчас я это говорю не из-за предвзятости к студентам этого дома, просто это факты, с которыми я спорить не могу, - Стебль вымотанно откинулась на спинку стула. Этот разговор забрал у нее много сил и терпения. Преподавательницу травологии все больше и больше поражала доброта директора - он во всем ищет хорошее, даже там, где его нет.

- Может, ты и права, но ведь не можем же мы просто так оставить эту ситуацию. А то в ближайшие годы у нас появится новый Темный Лорд, - глаза старого мага больше не блестели радостным блеском, в них читалась усталость и тревога. - Этот мальчик для меня как внук, которого я никогда не имел, поэтому такой доли для него я не желаю.

- Я понимаю, Альбус, поэтому гарантирую, что со своей стороны я приложу максимум усилий. А сейчас извини, я вынуждена тебя покинуть. Обед уже должен закончиться, поэтому у меня урок со старшекурсниками, да и домашнее задание нужно задать первокурсникам, если им уж так повезло прогулять мой урок, - с этими словами Стебль поднялась и, распрощавшись со старым магом, покинула кабинет. А директор погрузился в свои мысли насчет того, как же можно легально перевести Гарри Поттера в Гриффиндор, где тот подружится с такими хорошими мальчиками, как Рон и Невилл, а также забудет о Малфое и о своих идеях насчет перехода в другую школу.

_____________________________

- Блин, Поттер, ты гений, - довольно тараторил блондин, когда они направлялись в Большой зал.

- Да ты что?! - Поттер изобразил на лице удивление. - Если бы ты не сказал, я бы, наверное, и не знал, - язвительно протянул брюнет.

- Да ладно тебе, Гарри, я ведь серьезно. Ты все так мастерски провернул, что эта старая карга с маразматиком нам ничего и не сделали. Подумаешь, неделю отработки с завхозом назначили. Ну, это того стоило, уж поверь мне, - на лице блондина была такая довольная улыбка, будто ему сказали, что домашнего задания не будут задавать целый год.

- Малфой, я думал, чистокровному аристократу не полагается знать такие словечки. «Карга», «маразматик» - что бы сказал твой отец, если бы узнал, что его сын владеет таким словарным запасом? - подколол друга Поттер.

- Ой, Поттер, не подкалывай меня. И вообще, это ты так на меня влияешь и учишь всяким нецензурным оборотам речи, - не остался в долгу блондин.

- Ну конечно. Кто виноват? Поттер, - съязвил брюнет. Блондин проигнорировал его высказывание и перевел разговор на двух представителей львиного факультета.

- Не могу дождаться, чтобы увидеть лицо Уизела и грязнокровки. Они-то небось надеются, что нас исключат. А тут им старая кошка поведает, что они тоже наказаны. Нет, Поттер, ты все же гений, - подвел итог Малфой. Подкалывая друг друга и обсуждая представителей Гриффиндора, мальчики добрались до Большого зала.

Как всегда проигнорировав любопытные взгляды, направленные в его сторону, Гарри пошел к своему излюбленному месту. Где, к его удивлению, уже сидели Гринграсс с Забини и придерживали два места для них.

- Опять они! Что они прилипли к нам, как липучки? - сзади бурчал Малфой, кидая гневные взгляды в сторону двух слизеринок. Поттер лишь меланхолично передернул плечами - ему было все равно, с кем сидеть. Да и эти девчонки были куда умней других студентов, поэтому парень относился к ним сносно, а временами его весьма забавляли перепалки между ними и Малфоем. К своему удивлению, брюнет нормально относился ко всем представителям своего дома. Конечно, может, это потому, что он мало общался с ними, а точнее, совсем не общался. И этот расклад устраивал как самого Гарри, так и слизеринцев.

- Что вы здесь расселись? - недовольно пробубнил Драко, усаживаясь на одно из пустых мест.

- А что, нельзя? - как всегда невозмутимо ответила Дафна.

- Нельзя, - отчеканил наследник Малфоев. - У меня от твоего вида портится аппетит, - невзначай добавил блондин.

- А что не так с моим видом? - возмутилась голубоглазая бестия.

- Все не так, Гринграсс. Вот смотрю на тебя, и сразу кажется, что ты сбежала из Мунго, причем из палаты для душевнобольных, - с презрением протянул Драко.

-Да ты вообще обнаглел, Малфой! У меня идеальный вид, чтоб ты знал, - гордо вздернув подбородок, отчеканила Дафна.

- Боже, вам еще не надоело ссориться? - вмешался в их спор доселе наблюдавший Поттер. - Вы мне напоминаете супружескую пару, которая прожила в браке не меньше десяти лет, - с ухмылкой закончил брюнет.

- Да я лучше за тупого гриффиндорца выйду, чем за Малфоя, - возмутилась блондинка и обиженно надула губки.

- А я, если уж на то пошло, на Трелони лучше женюсь, чем на этой истеричке, - не остался в долгу Драко.

- Это я истеричка? Да ты напыщенный индюк! - прошипела недовольная Дафна. Блейз лишь сидела да ресничками хлопала, смотря на перепалку подруги с Малфоем. Гарри также счел должным игнорировать спорщиков, поэтому невозмутимо приступил к поглощению пищи.

- Да, истеричка. Какая нормальная леди будет так орать? - блондин издевательски вздернул бровь.

- Да если бы ты был джентльменом, то мне и не пришлось бы орать на тебя, - заметила Гринграсс. - Да хотя какой из тебя джентльмен, ты, наверное, и не знаешь, что это за слово такое, - на губах блондинки расплылась довольная улыбка. - Неудивительно, что тебе в жены выбрали Паркинсон.

- Гринграсс, смейся, пока можешь, а вот когда тебе в мужья выберут Нотта или Флинта, тогда уже смеяться буду я, - проворковал Малфой. - На их фоне Паркинсон - это ангел, - хмыкнул парень. - Насколько я знаю, они к своим женам относятся как к мусору, так что поздравляю тебя с новой должностью мусора! - захихикал Драко. Забини послала ему укоризненный взгляд, а вот Дафна рассвирепела после этого высказывания.

- Уймись, Гринграсс, ты разве не видишь, что он над тобой издевается. Ведешься как тупая гриффиндорка, - Поттер решил прервать их спор, пока они друг друга не поубивали. К удивлению всех, Дафна покраснела под насмешливым взглядом изумрудных глаз и отвернулась. Заметивший это Малфой кинулся подкалывать блондинку по этому поводу.

- Ой, смотрите, наша Ледяная Королева влюбилась, - насмехался блондин, кидая косые взгляды в сторону Поттера.

- Заткнись, Малфой, - кинулась защищать подругу Забини.

- И, правда, Драко, какая любовь, - отозвался невозмутимый Гарольд. - Я и Гринграсс - ты, что не мог придумать что-то поинтересней? - проговорил брюнет. Он не заметил, что после этих слов на лице блондинки появилась грустная улыбка.

- Гарри, да я тебе говорю - Гринграсс в тебя втюрилась. Ты только посмотри, как она на тебя смотрит. Как я раньше этого не заметил?! - притворно удивился блондин. - Но тебе ничего не светит, Даф. Моему другу нравятся покладистые девушки, типа Забини, - на этих словах светловолосый парень засмеялся.

- Малфой, я и не знал, что ты такой знаток моих вкусов, - протянул Поттер. Этот разговор он воспринимал как шутку, поэтому решил подыграть Драко.

- Да здесь и гадать не нужно. Ты властный, холодный, самоуверенный и наглый. Поэтому девушка тебе нужна добрая, милая, тихая и определенно очень красивая, - Гарольд удивился такой точной характеристике своего характера. Малфой сегодня не переставал его удивлять.

- Хм, Драко, как мне ни прискорбно говорить, но ты прав, - с этими словами зеленоглазый брюнет поднялся со своего места. - А сейчас пойдем на полеты.

Глава 23

На поле мальчики попали, когда там уже собрались все первокурсники, и пришла преподавательница. А все дело в том, что они ненароком спутали дорогу и пошли сначала в совершенно другом направлении. Но на счастье, им по пути попался призрак, который любезно согласился проводить первокурсников Слизерина к нужному месту. Стоило им подойти, как на площади послышался чрезмерно грубый голос женщины с короткими серыми волосами и желтыми глазами, словно у ястреба.

- Добрый день, класс, - поприветствовала всех преподавательница. - Меня зовут мадам Трюк.

- Добрый день, мадам Трюк, - вежливо поздоровались первокурсники. Поттер, проигнорировав приветствие, лишь одарил женщину безразличным взглядом.

- Вы прибыли сюда, чтобы научиться полетам, поэтому бегом марш к метлам, - преподавательница кивнула в сторону старых метелок, которые лежали неподалеку. Гриффиндорцы скопом рванули туда, куда указал преподаватель. Подбежав к куче, они с криками и воплями начали разбирать инвентарь. Представители змеиного дома немного помедлили, но тоже направились выполнять задание учительницы. Поттер с Малфоем были последними, кто подошел к орущей толпе.

- Возьмите по метле и подойдите сюда, - снова дала инструкцию учительница полетов.

- Малфой, ты будешь летать? - осведомился Гарольд, сверля метлу, лежавшую на земле, брезгливым взглядом.

- Ну да, - непонимающе отозвался блондин.

- Молодые люди, поторопитесь, - обратилась к ним суровым голосом мадам Трюк. - Берите оставшийся инвентарь и присоединяйтесь к товарищам, - дама сверлила их своими желтыми глазами. Драко неторопливо нагнулся и взял метлу, а затем вопросительно посмотрел на друга, ожидая, что тот повторит его действия. Но Поттер лишь фыркнул и, достав волшебную палочку, направил ее на средство для полетов и произнес заклинание левитации - метла поднялась в воздух на несколько футов и поплыла к брюнету. Дойдя до остальных первокурсников, Гарри брезгливо опустил свою ношу на землю, как это сделали и другие студенты. Учительница на такие действия Гарольда лишь неодобрительно покачала головой.

- Хорошо, - провозгласила женщина. - Теперь вытяните руку вдоль метлы и скажите «вверх», - скомандовала преподавательница. Студенты сделали, как было велено, но с первой попытки метлы оказалась в руках только у Малфоя и еще нескольких ребят. Поттер решил, что полеты не для него, поэтому даже не попытался попрактиковаться. После пяти минут криков и нытья гриффиндорцев метлы оказались в руках у всех первокурсников, конечно, за исключением зеленоглазого брюнета.

- Мистер…, - учительница подошла к Гарольду.

- Поттер, мадам, - представился парень.

- Мистер Поттер, почему Вы игнорируете мои команды? Я ведь ясно сказала, что Вам стоит делать, - дама была не на шутку разозлена поведением Гарри.

- Мадам, меня не прельщает перспектива летать на метле, - отчеканил юный Лорд, уверенно смотря в желтые глаза преподавательницы.

- Мистер Поттер, меня не интересует, хотите Вы или нет. Это входит в школьную программу, поэтому будьте добры выполнять мои требования, - голос мадам Трюк был настолько холоден, что мог вызвать дрожь у любого человека. Но он совершенно не подействовал на упрямого слизеринца.

- Мадам, я не буду летать, - снова повторил Гарри.

- Да ты просто боишься высоты, Поттер! - завопил рыжий и заржал. Его примеру последовали и некоторые товарищи по дому.

- Это так, мистер Поттер? - растерянно спросила дама. Она прекрасно помнила отца Гарри, поэтому не могла предположить, что сын лучшего ловца может бояться летать.

- Нет, - гневно сверля рыжего, выплюнул брюнет.

- Тогда в чем проблема? - не унималась преподавательница.

- Я не собираюсь летать на этом старом венике, - возмутился юный маг. - Если я захочу погибнуть, то могу найти более гуманный способ, чем упасть с высоты. К тому же, мне не нравится данное средство передвижения, - Гарольд с презрением кивнул на инвентарь для полетов.

- Мистер Поттер, это неопасно, попробуйте, и Вам понравится. К тому же, у вашего отца был талант к этому, думаю, у вас он тоже есть, - попыталась снова женщина, постепенно раздражаясь все больше.

- Я не мой отец, мадам. И я более чем уверен, что мне этот способ передвижения не понравится, - с недовольством протянул Лорд Поттер.

- Хватит ломать комедию, молодой человек, мигом садитесь на метлу. Из-за ваших пререканий мы и так потратили немало времени, - представители львиного факультета согласно загудели.

- Гарри, тебе понравится, - обратился к другу Малфой.

- Я сказал - нет, значит - нет, - гордо вздернув подбородок, процедил Поттер, обращаясь к учительнице. Роланда только хотела что-то ответить, но ее перебил негромкий голос учительницы трансфигурации.

- Я увидела из окна, что здесь какая-то заминка, поэтому решила спуститься узнать, - МакГонагалл строгим взглядом окинула сжавшихся первокурсников.

- Минерва, мистер Поттер отказывается посещать уроки полетов, - пожаловалась коллеге мадам Трюк.

- Мадам, я не отказываюсь посещать занятия, я отказываюсь подвергать свою жизнь смертельной опасности, - поправил седоволосую женщину Гарольд.

- Мистер Поттер, на этом уроке Вам не угрожает никакая опасность, - возмутилась преподавательница полетов.

- Я в этом не уверен, - перебил даму брюнет. - На метлах нет ремней безопасности, и шлемы к ним не прилагаются. Поэтому я отказываюсь садиться на этот небезопасный транспорт, - с ухмылкой протянул Поттер.

- За все существование школы еще ни разу не было смертельного случая, связанного с полетами, - снова попыталась вмешаться Минерва.

- Смертельных, может, и не было, но травмы были. Поэтому я отказываюсь, - отчеканил Лорд Поттер. А студенты после последних слов брюнета зашептались, решая, стоит им летать или воздержаться. А то мало ли…

- Мадам Трюк, я тоже не хочу летать, - вперед вышла темноволосая девушка и отложила метлу. Ее примеру последовали еще несколько представительниц слабого пола. А учителя в растерянности смотрели на ребят, которые всерьез восприняли слова Поттера.

- На сегодня урок закончен, - нерешительно начала Минерва. - Вечером в восемь часов в гостиной я проведу беседу насчет полетов для своего факультета. Северуса я попрошу о том же. А сейчас все можете быть свободны, - ребята заулыбались и поспешили покинуть стадион.

- Мистер Поттер, задержитесь на минутку, - перекрикивая шум, обратилась МакГонагалл к брюнету.

- Подожди меня у выхода, - сказал Гарольд блондину, тот решительно кивнул и пошел вслед за своим факультетом. - Я Вас слушаю, профессор МакГонагалл, мадам Трюк, - эти слова уже были предназначены для двух старших женщин.

- Мистер Поттер, ваше поведение выходит за рамки дозволенного. Директор Вам позволил многое, но это не означает, что Вы должны срывать занятия. За два дня вы успели нарушить больше десятка правил и сорвать несколько уроков. Это неправильно, и в дальнейшем это может принести вам много проблем, - вещала Минерва. - За сегодняшнее поведение я назначаю Вам два дополнительных дня отработки с мистером Филчем.

- Мадам, я не нарушил никаких правил, а лишь высказал свои опасения насчет данного транспорта. Я не знал, что это запрещено делать, ведь об этом не сказано ни слова в правилах школы, - невозмутимо ответил брюнет.

- Мистер Поттер, Вы своим поведением портите репутацию школы. И я лично не уверена, правильно ли поступает директор, оставляя Вас учиться в Хогвартсе, - вспылила вышедшая из себя профессорша трансфигурации. Стоявшая в стороне вторая учительница лишь молча сверлила Гарольда холодным взглядом.

- Я б и сам был рад покинуть это учебное заведение, - с ухмылкой протянул юный Лорд. - Мне не нравится эта школа, в том числе и некоторые преподаватели. Здесь все предвзяты и некомпетентны. Мнение студентов для учителей не имеет значения, и это печально, - с осуждением сказал Гарольд. - Я вырос в магловском мире, и для меня многие вещи здесь кажутся непонятными и неправильными. Взять хотя бы пергаменты, перья, котлы, в том числе и летающие метлы, - Гарри решил сейчас высказать деканше Гриффиндора все, что думал об образовании в этой школе. - Вы не попытались нормально объяснить мне все это, а лишь кричите и назначаете отработки, прикрываясь тем, что я нарушаю какие-то писаные Вами правила. Меня раздражает эта школа, сам процесс обучения и преподаватели в целом, - с каждым словом лица преподавательниц все мрачнели и мрачнели. - А теперь позвольте откланяться, - с этими словами Поттер развернулся и направился к выходу, где его дожидался Малфой.

- Ну, знаете Поттер! - разгневано выпалила Минерва, в спину удаляющемуся студенту.

Глава 24.

Гарри услышал последние слова преподавательницы трансфигурации, но решил проигнорировать их. Спорить с этими заумными дамами было без толку, они все воспринимали как оскорбление в свой адрес и в адрес их обожаемого Хогвартса. А самого Гарри обвиняли в наглости и высокомерии, хотя сами были такими же. По мнению парня, здесь все учителя были слишком зациклены на обожании магического мира и его населения, и напрочь игнорировали магглов с их быстрым уровнем развития и технологиями. В этой школе почти все преподаватели кричали о равенстве между магами чистокровными и маглорожденными, но на самом деле чувствовалось явное разделение. За два дня пребывания в школе Поттер заметил, что тут идет ожесточенная борьба между факультетами. Это четко виднелось на баталиях Гриффиндора и Слизерина.

Из своих мыслей парень вынырнул, когда подошел к выходу со стадиона, где его уже поджидал Малфой.

- Гарри, что ты там так долго? - недовольно отозвался белокурый юноша, стоило брюнету подойти.

- Слушал лекцию о том, какой я плохой мальчик, - съязвил Лорд Поттер. Малфой лишь хмыкнул, представляя себе эту картину.

- А почему ты не захотел летать? Это очень весело, - полюбопытствовал блондин, когда пара неторопливо двинулась в сторону замка.

- Малфой, не заставляй меня сомневаться в твоих умственных способностях, - лениво протянул Поттер, скептически смотря в растерянные серые глаза блондина.

- Я не заставляю, - возмутился собеседник, - просто мне и вправду непонятно, почему ты отказался от полетов.

Поттер посмотрел изучающим взглядом на напарника, а затем слегка хмыкнул.

- Ладно, слушай, - брюнет слегка притормозил. - Я вырос в мире, где метлы не используют, ну может, только где-то для уборки, - на это заявление Малфой с интересом посмотрел на друга. - Там предпочитают самолеты и вертолеты для полетов на дальние расстояния. Это куда безопасней и удобней, - невзначай заметил брюнет. - У магглов везде технологии, а метлы, перья и котлы считаются пережитками прошлого, и уже довольно давно, - Драко непонимающе смотрел на Поттера - ему были непонятны некоторые термины, что употребил в своей речи Гарольд. Между мальчиками на некоторое время повисло молчание, но затем юный Лорд решил донести до Малфоя свои размышления понятными для магического мира терминами.

- Хм, ну вот тебе пример, - начал Гарри. - Перед тобой будет лежать новая метла, кажется, Нимбус-2000, она называется, - после согласного кивка со стороны Малфоя парень продолжил свою мысль. - И, скажем, Чистомёт-4. Какую ты выберешь? - уже зная ответ друга, спросил Поттер.

- Конечно, Нимбус-2000, - без раздумий сказал блондин. - Здесь даже спрашивать не нужно, любой маг отдаст предпочтение лучшей метле, - дополнил отвел Драко.

- Вот, - воскликнул Лорд Поттер. - А теперь другой вариант. Выбор между метлой и самолетом. Ты, конечно, не зная, что это такое - самолет, выберешь привычную для тебя метлу, а вот я, зная о плюсах и минусах обоих этих средств передвижения, отдам свое предпочтение самолету, - до Малфоя начало доходить, к чему клонит его друг.

- А этот самолет и вправду так крут? - заинтересовано спросил Драко.

- Крут или не крут, это уже каждый судит сам. Но он значительно надежней метлы, и комфортней, но тебе этого не понять, пока ты не увидишь его своими глазами и не полетаешь на нем, - поучительно протянул брюнет. - Я на зимних каникулах поеду к «любимым» родственничкам, - с сарказмом протянул юный Лорд. - И привезу тебе оттуда книги о кое-какой технике магглов. Когда ты их прочтешь, тогда и поговорим поподробней о разнице между магловским и магическим мирами, - Драко заинтересованно кивнул. А сейчас пойдем, должен же я почтить гостиную факультета своим присутствием, - с насмешкой проговорил Гарольд, прибавляя шаг. Малфой хмыкнул - по его мнению, Поттер иногда бывал слишком самовлюбленным павлином, и это был один из таких моментов. Но в отличие от других знакомых Малфоя, Поттер был очень начитанным, а значит, умным и правильно мыслящим человеком. Конечно, он был слишком вспыльчивым для слизеринца, но это объяснялось его слабыми познаниями магического мира.

Вынырнув из своих раздумий, Драко поспешил догнать Поттера.

Но дойти мальчикам до гостиной не дал неизвестно откуда взявшийся Снейп. Он словно летучая мышь выскочил из-за поворота и понесся в их направлении.

- Поттер, немедленно ко мне в кабинет, - в гневе прошипел сальноволосый тип, сверля Гарольда ненавидящим взглядом своих черных глаз.

- Как скажете, профессор, - безразлично протянул юноша и потопал за учителем. - Увидимся на ужине, Драко, - напоследок кинул брюнет другу. Гарри и профессор молча добрались до класса зельеварения. Снейп открыл перед студентом дверь, пропуская его внутрь, а затем зашел сам и с грохотом захлопнул её.

- Послушай сюда, Поттер. Мне плевать, что сказал Альбус насчет твоего поведения. Ты неблагодарный маленький засранец, возомнивший себя царем, считающего, что правила не для тебя писаны. Ты такой же наглый и высокомерный, как и твой папаша. Но я быстро спущу тебя с небес на землю, и научу уважать старших, - Снейп шипел не хуже Кери, когда та была в гневе.

- Профессор, я попросил бы Вас обращаться ко мне как полагается. Я Вам не тыкаю, поэтому Вас прошу о том же, - ровным тоном заметил Поттер, но это еще больше выводило Северуса из себя. - Далее, я бы попросил Вас обращаться ко мне Лорд Поттер, и никак иначе. Ваши оскорбления мне надоели, поэтому еще раз назовете меня не в соответствии с титулом, я обращусь в попечительский совет с жалобой, - Снейп еще больше заводился после слов брюнета, у него прямо чесались руки схватить этого мальчишку за шиворот и придушить. - Если Вам что-то не нравится в моем поведении, обращайтесь к директору с претензиями. Лично я только «за», если меня исключат из Хогвартса, - с ухмылкой добавил Гарольд.

- Обращусь, непременно обращусь, - прошипел зельевар. - А теперь соизвольте мне пояснить, Лорд Поттер, - титул и фамилию парня он выплюнул, как будто это было ругательство, - что за представление Вы устроили на уроке полетов?!

- Не было никакого представления, - на это заявление Снейп лишь презрительно скривился. - Я лишь высказал мадам Трюк свои опасения насчет данных летательных средств, - Гарольд невозмутимо смотрел на учителя.

- И какие это опасения? - яда в голосе зельевара хватило бы, чтобы отравить десяток человек, но этот тон совершенно не подействовал на слизеринца.

- Повредить себе что-то или разбиться, ведь метлы не оснащены приспособлениями, гарантирующими безопасность пилота. - Северус с нечитаемым лицом посмотрел на студента своего факультета. Он многого ожидал от сына Джеймса Поттера, но только не того, что тот откажется повыпендриваться на метле. Ведь его папаша был легендарным ловцом, да и весьма хорошо обращался с метлой. Это мог признать даже Северус, несмотря на ненависть к этому человеку.

- Лорд Поттер, Вам ничего не угрожало. Но даже если бы вы сломали руку, или ногу, или еще что-то, в медпункте бы быстро все исправили, - с презрением протянул мастер зелий.

- Вынужден отказаться от такой перспективы, - серьезно ответил юный Лорд. Я не мазохист, - Снейп от такого заявления скривился, как от зубной боли.

- Конечно, Вы же неженка, - хмыкнул сальноволосый тип. - Но это не освобождает Вас от уроков полетов.

- Профессор, я буду посещать уроки, как и полагается, но летать не буду, - ровно заметил Гарольд. Снейп сверлил своего студента убийственным взглядом несколько секунд, но, не добившись никакого результата, лишь недовольно скривил губы в презрительной улыбке.

- Я сообщу директору об этом инциденте, и он решит, как быть в этой ситуации. А сейчас можете идти на ужин и не забудьте, что у Вас сегодня отработка, - Поттер лишь безразлично кивнул. - Я договорился с мистером Филчем, что Вы будете отбывать её в моем кабинете, поэтому к восьми часам я жду Вас здесь, - брюнет невозмутимо кивнул и направился к выходу.

- И не вздумайте опаздывать, - прошипел в спину удаляющемуся слизеринцу, декан.

Глава 25

После инцидента с уроком полетов прошло две недели. За это время Поттер смог с помощью книг из библиотеки и рассказов Драко, подробней узнать о волшебном мире, о его законах, традициях и о самих волшебниках. Из лекций Малфоя брюнет узнал, что чистокровные, благодаря силе рода, считаются самыми сильными магически, за ними идут полукровки, а завершают эту процессию маглорожденные, или, как их еще называет Малфой, грязнокровки. Также друг поведал Гарольду о некоторых семьях аристократов, в том числе и об Уизли, в своем рассказе он подробно объяснил, что означает термин «предатель крови», и за какие заслуги те его получили. К удивлению Поттера, Драко оказался любознательным волшебником с расчетливым умом и жаждой к власти.

В один из вечеров, что парни проводили в библиотеке, он поведал Гарри о своей семье. С его слов, он любил своих родителей, но они редко обращали на него внимание. Мать всегда была занята светскими приемами и ходьбой по магазинам, а отец - делами рода, поэтому на сына у них не хватало времени. Его воспитывали домовые эльфы семьи и частные учителя. После этого откровения Поттер увидел в Драко не заносчивого избалованного аристократа, а мальчика с таким же, как и у него, израненным детством. Ведь самого Гарольда тоже никогда не любили, а лишь боялись или ненавидели. Но Поттер уже смирился с этим, и отрекся от теплых чувств, а вот Драко еще надеялся, что родители все же будут любить его. В чем сам Поттер сомневался.

После перепалки со Снейпом, Дамблдор так и не вызвал его к себе для разговора по душам, зато на следующий день парень получил дополнительное расписание, где вместо полетов стояли Руны. Эти занятия он должен был посещать вместе с третьим курсом Слизерина и, к несчастью, с представителями Гриффиндора. Директор как будто специально ставил все занятия вместе для враждующих факультетов.

Уроки Рун Поттеру понравились, там студенты изучали различные письмена и учились переводить тексты. Но его мнение не разделяла основная масса студентов, с которыми он посещал Руны - многие считали это лишней тратой времени.

За эти две недели Поттер смог стать любимчиком учителей, за исключением Снейпа и МакГонагалл. Эти два декана считали его высокомерным и наглым, и при любом удобном случае назначали отработки с намерением его перевоспитать. Но у них это редко получалось, поскольку Поттер был одаренным во всех отраслях магии, Флитвик даже назвал его образцом для подражания, несмотря на то, что он был слизеринцем. Любимым уроком для парня стали заклинания, там маленький профессор, узнав об уровне знаний известного студента, принес ему дополнительную литературу и предложил посещать дополнительные занятия. На что Поттер сразу же и согласился - школьная жизнь была скучна для него, а так хоть появилась возможность узнать что-то интересное.

Самым нелюбимым предметом, как и полагается, стали зелья - Гарри ненавидел готовить сомнительные составы, ингредиенты многих из них частенько имели странный вид и неприятный запах. Да и тупые придирки без повода со стороны Снейпа его уже порядком достали. Гарри даже собрался обратиться в Попечительский Совет, но его отговорил друг, который пообещал поговорить с крестным.

* * *

- Поттер! - воскликнул рыжий, подходя к столику, за которым сидел Гарольд. Позади него стоял Томас и мерзко улыбался.

- Чего тебе, Уизли? - в тон ему ответил Поттер, не поднимая взгляда от книги по трансфигурации.

- Я хочу поговорить, - рыжий царственно уселся на стул напротив. Находившиеся в это время в библиотеке студенты с любопытством начали поглядывать в их сторону.

- Так мы вроде и так говорим, - язвительно протянул брюнет. Гриффиндорец только собирался что-то ответить, как к их троице подошла Грейнджер с кипой книг.

- Рон, ты что, опять хочешь лишить факультет баллов? Профессор МакГонагалл ведь сказала, чтобы мы вели себя дружески с другими факультетами, - поучительным тоном начала кудахтать ходячая энциклопедия.

- Грейнджер, отстань, - вмешался в разговор Дин. Заучка зыркнула на него неодобрительным взглядом, парень ответил ей тем же.

- Мы уже и так из-за ваших сор с Малфоем и Поттером потеряли сотню баллов, - вещала Гермиона. - Как вам не стыдно? Ваши сокурсники с трудом зарабатывают их, а вы тратите впустую. Лучше бы домашние задания пошли выполнять, чем приставали к Поттеру, - с этими словами гриффиндорка села за соседний столик. - И вообще, в библиотеке шуметь нельзя, - напоследок бросила она.

- Грейнджер, ты уже достала весь факультет своими нотациями. Мы лишь хотели наладить дружеские отношения с Поттером, а тут ты появилась со своими правилами, - недовольно пробубнил рыжий, сверля свою сокурсницу раздраженным взглядом. Гарольд всю перепалку бравых гриффиндорцев слушал с насмешкой. Он презирал сам львиный факультет и всех его представителей за тупость и наглость.

- Так вот, Поттер, я решил с тобой подружиться, - Рон снова обернулся к слизеринцу, и сейчас с довольной улыбкой смотрел на него, ожидая положительный ответ на свое предложение.

- Да ты что?! - наигранно удивленно протянул Гарри и демонстративно отложил книгу.

- Да, - рыжий не заметил его саркастический тон, поэтому воспринял это как согласие.

- Я уверен, мы станем хорошими друзьями. Директор даже сказал, что если ты захочешь, то он переведет тебя на нормальный факультет, - с гордостью сказал Рон. «Директор сказал», - хмыкнул Лорд Поттер. Он рассчитывал, что старый маразматик начнет что-то такое вытворять, но не думал, что так быстро. Да и то, что он прибегнет к помощи гриффиндорцев, Гарольд не предполагал. Но зато теперь становится ясно, откуда рыжий узнал о его жизни с родственниками.

- Уизли, ты что, идиот? Какие друзья, что ты несешь? - Рон вскочил со своего места и, сжав кулаки, разъяренно посмотрел на брюнета. - И чтоб ты знал - Слизерин самый лучший факультет в школе, - слизеринцы, что были в библиотеке, согласно кивнули на слова Гарри.

- Ты вообще, Поттер, обнаглел. Возомнил из себя Лорда и ходишь как павлин. Ты такой же мерзкий, как и Малфой! - верещал гриффиндорец.

- Уизли, да я быстрей с Грейнджер подружусь, чем с тобой, - парень на несколько секунд демонстративно задумался. - Хотя нет. Дружба с грязнокровкой - это выше моего достоинства, в отличие от тебя. Хотя что я говорю, ты же из семейки предателей крови, тебе такая подруга только в плюс, - с презрением протянул юный Лорд.

- А ты, Поттер, только и можешь, что оскорблять, - вставила поперед Рона заучка. - И между прочим, твоя мать тоже была маглорожденной, поэтому оскорбляя мое происхождение, ты тем самым оскорбляешь ее, - Поттер сверкнул в ее сторону ледяным взглядом изумрудных глаз.

- Вот именно, Грейнджер - была, сейчас ее нет. Поэтому твои слова в данном случае неуместны, - прошипел Гарольд. Он не любил, когда затрагивают его погибших родителей, которых он не помнил, и особенно парня раздражало, когда Дамблдор, Снейп и МакГонагалл начинали сравнивать Гарри с ними. Для Поттера Лили и Джеймс - фантомы прошлого, он их не знал, поэтому не испытывал к ним каких-то теплых чувств. А к магглам, в отличие от маглорожденных, Гарольд относился безразлично - он уважал их разработки, но вот самих людей презирал за слабость и бесполезность. Всех их юноша расценивал как вещи, из которых можно извлечь определенную выгоду.

- Как ты такое можешь говорить?! - в шоке воскликнула мисс «Я все знаю».

- Грейнджер, для Поттера нет ничего святого, он ведь слизеринец, а они все темные маги, - внес свою лепту в разговор Рон.

- Но ведь родители - это те люди, что дали нам жизнь, - поучительно щебетала Гермиона. - Мы обязаны их уважать и гордиться ими. А твоя мать Поттер, так вообще закрыла тебя от смертельного луча, нам про это профессор МакГонагалл рассказывала, - Гарольд лишь хмыкнул на слова гриффиндорки. Этот разговор перестал его интересовать, поэтому он снова углубился в чтение книги, игнорируя недовольных гриффиндорцев. С ними спорить было бесполезно - они были настолько безрассудны и самоуверенны, что доказывать им свою правоту было лишь пустой тратой времени.

Из размышлений Поттера вывел строгий голос мадам Пинс, которая быстрым шагом приближалась к их пестрой компании.

- Что здесь за шум? - осведомилась женщина, окидывая трех гриффиндорцев суровым взглядом.

- Ничего, - хором ответили ребята. На эти слова мадам Пинс лишь неодобрительно качнула головой, по ее поджатым губам было видно, что она не верит им.

- Мистер Уизли, мистер Томас, вы опять нарушаете дисциплину в читальном зале. Я же вам уже говорила - если не можете себя вести достойно, не приходите в библиотеку. О вашем поведении я сегодня же сообщу Минерве. Мисс Грейнджер, я не ожидала, что и вы будете нарушать дисциплину. Вы ведь такая воспитанная девушка, - Гермиона покраснела под взглядом темных глаз библиотекарши. Рон с Дином тоже покраснели, но от негодования, что Поттер снова вышел сухим из воды. Уизли-младшего бесило, что все учителя обожали чертового слизеринца и считали своим любимчиком, поэтому все ему прощали, а их постоянно наказывали.

- Мы больше не будем шуметь, - пристыженно опустив голову, пробормотала заучка.

- Надеюсь, молодые люди, - с этими словами мадам Пинс удалилась.

- Ты мне заплатишь за это, Поттер, - сказал недовольный рыжий. - Я вызываю тебя на дуэль! Сегодня в полночь в зале наград, - сказав это, два гриффиндорца удалились. Грейнджер сверлила их негодующим взглядом, но ничего говорить не стала, боясь, что их услышит мадам Пинс. Поттер же вообще никак не отреагировал на слова двух идиотов, он невозмутимо продолжал читать учебник.

- Вот старая кошёлка, - недовольно пробормотал Драко Малфой, усаживаясь напротив друга. - Гарри, ты представляешь, она заставила меня час писать дурацкие строчки, - негодованию блондина не было предела. - Грейнджер, а ты что тут делаешь? - Малфой наконец-то заметил застывшую на месте заучку. - Иди, поищи себе другое место, не порть мне настроение еще больше своим присутствием.

- Слизеринцы, - обиженно прошептала девчонка, собирая свои учебники с соседнего стола и покидая читальный зал.

- Что это она? - спросил Драко.

- Забудь, - бросил Поттер. - Тебя что, сильно кошатница мучила? Я с первого взгляда понял, что она еще та особа, - посочувствовал другу Гарольд.

- Конечно, еще та особа, назначила мне отработку на целую неделю, - возмущался Малфой. - Подумаешь, назвал я Уизела бараном, ну так я ведь правду сказал. А она сразу - «Как вы себя ведете, мистер Малфой, это недостойно», - передразнил МакГонагалл слизеринец.

- Ладно, пошли к декану. Нужно сообщить ему, что сегодня ночью Уизли с Томасом будут вертеться в Зале Наград, - с этими слова брюнет кинул книгу в свою сумку и, поднявшись, направился к выходу. Драко последовал за другом.

- А откуда ты знаешь? - спросил Малфой-младший, кидая на друга заинтересованный взгляд.

- Он мне там дуэль в полночь назначил, - просто заметил Поттер. - Но я ведь не идиот, чтобы по ночам шляться по школе. Но вот лишить Гриффиндор сотни-другой баллов не помешает, - с ухмылкой протянул зеленоглазый юноша.

- Да, - согласился блондин. - Блин, Поттер, я не перестаю убеждаться, что ты гений. Кстати, гений, дай списать домашку по травологии?

- Драко, Малфои ведь не списывают? Кажется, это ты мне пару дней назад говорил, - хмыкнул брюнет, доставая из сумки тетрадь и протягивая ее другу.

- Так я и не списываю, а только посмотрю, - довольно отозвался Малфой.

- Посмотришь, ну да, - с такими перепалками ребята и дошли к покоям зельевара.

Глава 26

Когда Поттер уже собирался постучать в дверь, позади него раздался негромкий голос Малфоя.

- Слушай, Гарри, а не начнет ли рыжий трубить по всей школе, что ты трус, раз не пришел? - неуверенно спросил Драко, смотря на друга своими серыми глазами. После этих слов Поттер слегка отстранился и, задумавшись, посмотрел в сторону Малфоя. В его словах было зерно истины - Уизел действительно такой идиот, что его скудного умишки хватит додуматься только до такого. А выглядеть трусом в глазах студентов Поттеру очень не хотелось.

В тишине парни простояли в коридоре около пяти минут, каждый из них был погружен в свои мысли.

- Пожалуй ты прав, друг мой, этот остолоп именно так и подумает. Ведь у него не хватит извилин додуматься до чего-то другого, а точнее, до истинной причины такого поступка с моей стороны, - презрительно хмыкнул брюнет. - Поэтому мне не остается ничего другого, кроме как пойти, - недовольно проговорил Гарри. - Ты со мной?

- Конечно, мы ведь друзья, - тотчас отозвался Драко. Он аж заулыбался от представленной картины того, как Гарольд виртуозно будет опускать рыжего. А что его друг легко победит Уизли, сомнений у Малфоя совершенно не было. Да и какие тут сомнения?! Ведь по сравнению с Поттером этот никчемный гриффиндорец лишь нищий выскочка, неспособный даже нормально выполнить заклинание левитации. Не говоря уже о чем-то серьезном - он может только кулаками размахивать, словно неотесанный болван. Хотя он и есть болван, разве нормальный человек будет себя так вести и вызывать на дуэль соперника, который в десятки раз сильнее?!

Из раздумий Малфоя вывел негромкий голос зеленоглазого юноши:

- Так, сейчас девять, - посмотрев на часы, изрек Поттер. - Значит, до дуэли у нас еще есть три часа. Тогда предлагаю сейчас разойтись по своим делам, а в полдвенадцатого встретиться у выхода из подземелий, - произнес брюнет.

- Хорошо, - согласился Драко. Парни, кивнув друг другу на прощание, отправились каждый по направлению к своим комнатам.

Гарольд шел к себе погруженный в раздумья - сегодня его огорчило то, что эти идиоты гриффиндорцы посмели затронуть его родословную. Этот аспект стал весьма болезненной темой для брюнета, поскольку он учился на факультете, где чистота крови была превыше всего.

Когда он подошел к портрету, охраняющему вход в его комнату, то увидел на холсте не неизвестного пожилого волшебника, а Салазара Слизерина, чему был несказанно рад. Из-за сегодняшней ссоры с грифами и невеселого настроения он принял не обдуманное досконально решение, но по его мнению, правильное. Решение, которое повернет его жизнь в дальнейшем на сто восемьдесят градусов.

- Добрый вечер, Лорд Слизерин, - поприветствовал мужчину на портрете мальчик.

- Добрый, юноша, - незамедлительно откликнулся Салазар, внимательно смотря на темноволосого парнишку с глазами цвета смертельного проклятия.

- Я согласен, Лорд Слизерин, на ваше предложение, - сказал Поттер, решительно глядя в глаза Основателю школы. Мужчина в ответ посмотрел на мальчика беспристрастно, но внутри у него все ликовало. Он, если честно, уже и перестал надеяться на согласие, но судьба решила смилостивиться над ним, преподнеся такой шикарный подарок. Но Салазар не был глупым гриффиндорцем, как Годрик - добрым, бескорыстным и благородным. Который непременно объяснил бы все нюансы с ритуалами и дал подумать еще какое-то время. Слизерин прекрасно знал, что, зная всю правду, мальчик откажется, поэтому стоит поспешить, пока тот не изменил свое решение. А этого ему весьма не хотелось…

- Я другого ответа и не ожидал от такого умного человека, как ты, - протянул Слизерин, слегка улыбаясь. - Тогда, я думаю, не стоит откладывать ритуалы надолго, и заняться ими поскорее, - Поттер лишь кивнул. - Сегодня тебе стоит наведаться в мою Тайную Комнату и взять необходимые рукописи. В нее можно попасть из подземелья - на счастье, я сделал туда несколько ходов, один из которых находится неподалеку, - Поттер заинтересованно посмотрел на портрет. Он читал о комнате выдающегося Основателя, но, как и все, подумал, что это лишь легенда.

- А она и вправду существует? В истории Хогвартса написано о ней, но слишком мало, и то одни предположения, - не смог удержаться от вопроса Гарольд.

- Конечно, существует, но о ней никто не знает. Там хранится множество бесценных книг и реликвий моего рода, - довольно протянул Лорд Слизерин. - Но скоро ты и сам сможешь это увидеть. А сейчас внимательно пройди вдоль стены справа от моего портрета, и поищи на камнях выгравированную небольшую змейку. Когда найдешь, скажешь мне и слегка надавишь на ее хвост, - Поттер поступил, как было велено. Поиски странного рисунка заняли у него минут десять, поскольку камни со времен Основателей значительно потемнели и покрылись налетом.

- Нашел, - отозвался довольный Поттер.

- Хорошо, теперь нажми, а я произнесу пароль на змеином языке, это должно сработать, - протянул Слизерин. Будь его портрет поближе, это было бы куда проще сделать, а так ему придется кричать во весь голос.

- Сэр, я тоже знаю этот язык, может, будет удобней, если это сделаю я? - Слизерин посмотрел на Поттера так, как будто он был Мерлином, воскресшим и почтившим их лицезрением собственной персоны.

- Мы с тобой не связаны кровью, я это точно знаю, - прищурившись, прошипел Салазар. - Откуда тогда в тебе взяться такому дару? - сам себя спросил Основатель.

- Я не знаю, сэр, но я умел на нем говорить с самого детства, - на том же языке ответил Гарольд.

- Ладно, сейчас это не важно, я потом разберусь в этом феномене. Нажми на хвост и произнеси «Именем Слизерина, откройся», - Поттер кивнул и поспешил выполнить сказанное. Когда заветное шипение сорвалось с его губ, стена пришла в движение и уже через минуту перед взором брюнета появилась не слишком широкая лестница из мрамора, а ее перила были сделаны в виде змей и украшены серебром с драгоценными камнями.

- Красиво, - восторженно признал парень. Слизерин лишь ухмыльнулся на слова своего протеже.

- Иди вниз, там висит мой портрет, возле него и встретимся, - произнеся это, Салазар пропал с холста. Поттер, последовав инструкции, начал осторожно спускаться.

Все стены были местами покрыты фосфатом, который, к удивлению Гарольда, находился в свободном состоянии. Хотя в природе это никогда не случалось. Также на стенах было множество рун, названия которым молодой Лорд не знал, но догадывался, что они служат для поддержания этого светящегося элемента в таком состоянии. Когда юноша преодолел последние ступеньки, то увидел небольшую круглую площадь, пол которой был также выложен мрамором. По периметру помещения располагались высокие колонны в виде переплетенных между собой змей. Также в две стороны за основной лестницей вело два прохода, в один из которых и вступил Поттер.

Эти две небольших дорожки были сделаны полукругом и сходились в одном месте, возле двустворчатой большой двери, обитой золотом и с изображением все тех же змей. «Кери здесь бы понравилось» - подумал брюнет, сделав себе пометку в уме в следующий раз принести сюда свою любимицу.

- Наконец-то, а то я уже подумал, что ты потерялся среди этого великолепия, - язвительно протянул голос за его спиной. Поттер молниеносно обернулся и встретился взглядом с темными глазами Салазара.

- У вас здесь очень красиво, - признал очевидное Гарольд, с любопытством осматриваясь по сторонам. На всю стену возле портрета был выгравирован огромный змей с зелеными камнями вместо глаз и массивной короной на голове, выполненной из золота и украшенной огромными драгоценными камнями.

- Я люблю роскошь, юноша. Она наполняет мою жизнь воистину прекрасными вещами и дает возможность почувствовать, что я особенный, даже по меркам Волшебного Мира. Я придерживаюсь мнения, что от жизни нужно получать лучшее, а не довольствоваться тем, что есть, - с каким-то непонятным для Гарри огоньком в глазах протянул Лорд Слизерин. - Да и ты, мой юный друг, скоро поймешь, что для магов очень важно богатство и умение подать себя, - загадочно произнес Лорд.

- Я это уже успел заметить, ведь учусь в одном доме с детьми аристократов, - ответил брюнет.

- Вот именно, с детьми, их родители намного придирчивей и правильней в этих вопросах. Но это все лирика, у нас много дел, но катастрофически мало времени, поэтому давай поторопимся, - Поттер согласно кивнул. Ему еще нужно было сегодня успеть попасть в Зал Наград на дуэль с рыжим. - За этой дверью находятся мои личные апартаменты, сокровищница и библиотека. Сейчас тебе следует найти две книги в черных обложках с изображением моего герба, они скорее всего находятся на письменном столе в библиотеке или в одном из его ящиков. Дальше спустишься в сокровищницу, там на небольшом постаменте находится маленькая коробочка, обтянутая черным бархатом, - Гарри кивнул, говоря этим жестом, что все запомнил. - Когда найдешь все эти вещи, принесешь их сюда, и я затем расскажу, что следует с ними сделать. За этой дверью нет ни одного портрета, куда бы я мог переместиться, поэтому тебе придется самому все искать. А сейчас иди и постарайся не попасть в террариум - в тебе пока нет моей крови, поэтому мои питомцы не признают тебя хозяином, - Слизерин посмотрел на мальчика взглядом строгого отца.

- Я понял, - с этими словами Гарри сделал шаг в сторону двери, которая тут же открылась, завлекая внутрь. Поттер, немного замявшись, прошел вперед. Стоило ему зайти внутрь, как дверь захлопнулась, а на стенах вспыхнули магические огни. Они представляли из себя небольших дракончиков из неизвестных для парня сплавов с рубинами вместо глаз. В лапках у них были зажаты шарики, от которых шло ярко-голубое свечение, освещающее помещение.

Комната, в которой Гарри оказался, была круглая и напоминала гостиную. Там стоял небольшой старинный диванчик и пара кресел, а между ними - стеклянный стол с ножками в виде змей. Также здесь был огромный мраморный камин и несколько стеллажей, заполненных книгами. К великому удивлению Поттера, в помещении присутствовало несколько живых растений с большими восковыми листьями и черными в зеленую крапинку цветами размером с ладонь. От них по комнате тянулся чарующий и в тоже время пьянящий аромат, напоминающий Поттеру чем-то корицу и цитрусы, он был настолько приятен, что хотелось усесться на диван и погрузиться в эйфорию. Но Гарольд знал, что сюда он пришел по делу, и времени у него нет, поэтому, сбросив наваждение, пошел на поиски библиотеки.

Данная комната нашлась быстро, она находилась за первой же дверью. Помещение, где он оказался, было увеличено с помощью магии в несколько раз, по его периметру было расположено множество стеллажей, заполненных всевозможными книгами, от вида которых у слизеринца заблестели глаза, а руки аж зачесались от предвкушения. «Какая красота», - восторженно шептал внутренний голос. Но Поттер проигнорировал его и, вспомнив о словах Салазара, направился к концу зала, где располагался стеклянный столик с мягкими креслами. Как и говорил Лорд Слизерин, на столе лежали две нужные ему книги, которые парень прихватил и поспешил от греха подальше покинуть библиотеку, а то еще несколько минут, и он бы не устоял от искушения и непременно прихватил бы с собой какую-нибудь рукопись. Поттера поразило, что время как будто не тронуло эти залы - все было настолько идеальным и чистым, везде все блестело, словно новое, даже белые ковры с крупным ворсом на полу. «Всему причиной - магия» - подумал Поттер, и сделал себе пометку спросить об этом Салазара.

Когда брюнет зашел в сокровищницу, его глаза помимо воли округлились. Внутри стояли хрустальные колонны со множеством ячеек, в которых лежали всевозможные драгоценные камни. Все стены круглой комнаты также были сделаны из хрусталя, за которым располагались сотни артефактов, ювелирных украшений и просто дорогих вещей, от обилия которых голова юноши шла кругом. Теперь он понял, насколько Слизерин любит роскошь - по сравнению со всем этим содержание сейфов Гарольда казалось мелочами!

Между двумя колоннами стояла небольшая хрустальная подставочка, на которой вальяжно, словно самое дорогое из находящегося здесь, лежала коробочка размером с небольшую книгу. Подойдя к ней, парень аккуратно взял ее и, окинув напоследок все это богатство жадным взглядом, покинул помещение, направляясь вновь к портрету Основателя.

Когда Поттер закрыл за собой дверь, то обнаружил, что Слизерин сидит в кресле на холсте и потягивает рубиновую жидкость из высокого фужера.

- Я все сделал, сэр, - в подтверждение своих слов Гарри продемонстрировал принесенные вещи.

- Хорошо, - довольно протянул мужчина. - Сейчас ты пойдешь в свою комнату и внимательно просмотришь две книги. Поскольку ты знаешь благородный язык змей, то мне не придется их для тебя переводить. Первый ритуал, что нам нужен, находится вот в этой книге на двадцать седьмой странице, если память мне не изменяет, - Салазар кивнул на меньший учебник. - А второй - на седьмой странице другой книги.

- Я все выучу до завтра, - согласился парень. Хотя ему и не нравилось, что Основатель вел себя с ним как со слугой, но он прекрасно понимал, что, если сможет немного потерпеть, получит огромную выгоду. Поэтому в душе злясь от негодования, Поттер покорно выполнял все приказы Лорда Слизерина.

- Не вздумай открывать коробку до ритуалов, там находится единственный образец моей крови, и если с ним что-то случится, все будет бесполезно, - Поттер серьезно кивнул.

- Вы говорили, что еще требуется жертва? - осторожно спросил Гарольд. На эту роль у него было подобрано две кандидатуры - Рон Уизли и Гермиона Грейнджер, но сейчас все зависело от решения Слизерина. Ведь может, нужны жертвы, отобранные по особым критериям или с какой-то группой крови? Из раздумий Поттера вырвал голос Салазара.

- Я уже присмотрел нужную кандидатуру, завтра вечером ты узнаешь имя. А сейчас отправляйся в комнату, а то в последнее время по школе часто рыщет Снейп, с которым ты в довольно натянутых отношениях. Хотя это и неудивительно - я вообще не понимаю, как такому некомпетентному и заклейменному рабским клеймом человеку позволили стать учителем, - негодовал Салазар.

- Спокойной ночи, сэр, - попрощался Гарольд. В его голове крутились мысли о «Снейпе и рабском клейме» - если это так, то этот маг еще ниже пал в глазах Поттера, хотя ниже уже некуда.

- Спокойной ночи, юноша, - с довольной улыбкой протянул Салазар в спину удаляющемуся мальчику. Завтра он прекратит свое неудобное существование, и возродится вполне живой, и ко всему прочему, еще и бессмертный. Все же не зря он хранил все это время кровь тысячелетнего вампира, надеясь, что она когда-нибудь пригодится.

Глава 27

Из Тайной Комнаты Поттер вернулся, когда часы уже показывали без десяти двенадцать. Занеся учебники в свои апартаменты, он быстрым шагом направился к выходу из подземелий, где его должен был дожидаться Малфой.

- Я тебя уже двадцать минут жду! - выпалил Драко, стоило Гарольду показаться на горизонте. Блондин недовольным и слегка обиженным взглядом сверлил друга, но, не добившись этим действием никаких извинений, лишь покачал головой. - Поттер, - констатировал Малфой, возводя глаза к потолку. Он знал, что его друг бывает редкостной сволочью, но иногда это задевало и заставляло задуматься «а на кой мне такая дружба». «Я, наследник огромного состояния и титула Лорда, должен терпеть к себе такое пренебрежительное отношение».

Но стоило встретиться взглядом с властными изумрудными глазами, как все эти печальные мысли разлетались в неизвестном направлении.

- Меня задержали, извини, - впервые на памяти Малфоя Поттер попросил прощения, и это много значило для Драко. Его друг был особенным человеком, на которого он толком и злиться не мог. За эти пару недель Поттер стал для Малфоя братом, которого он никогда не имел. Самым близким человеком, в какой-то степени, даже ближе, чем родители, которым до него не было дела. Малфой был готов проклясть любого, кто негативно высказывается в адрес брюнета или косо смотрит в его сторону. И Драко не интересовало, был это гриф или представитель их дома.

Из размышлений он вынырнул, когда они доходили к Залу Наград.

- Я тебе говорил Рон, Поттер - трус, поэтому не придет, - послышался голос Томаса.

- Не мельтеши, Дин, я уверен, эта змея скоро явится, - грозно рыкнул Уизли. Он начал уже подумывать, что его идея с дуэлью была неудачной, как вдруг увидел двух ненавистных слизеринцев. - Наконец-то, а то мы уже подумали, что ты струсил, - язвительно выплюнул рыжий.

- Уизли, не смеши меня. Кого я должен бояться? Тебя, что ли? - презрительно ухмыльнулся Гарри, приближаясь к парочке недоумков. Малфой, шедший позади, фыркнул на такое высказывание друга и кинул брезгливый взгляд на Уизела с Томасом.

- Да я тебя…., - начал пыхтеть багровеющий от негодования Рон.

- Уизли, попридержи свой язык, мы и так знаем, что твой словарный запас весьма скуден, - с издевкой протянул Поттер, чем вывел гриффиндорца из себя еще больше. Тот был готов голыми руками, словно какой-то плебей, броситься на оппонента.

- Отвали, Поттер, ты только и можешь, что оскорблять других. Прикрываешься славой, но мы все знаем, что ты темный маг. Грязный слизеринец, - выпалил Томас, с ненавистью смотря на брюнета.

- А ты вообще заткнись, грязнокровка, - парировал Драко. - Твое мнение никому здесь не интересно, так же, как и твоего дружка-нищего.

- Малфой, закрой свою пасть, сынок Пожирателя, - воскликнул рыжий. Драко только собирался что-то сказать в ответ, как послышались неторопливые шаги, а затем грохот.

- Извини, я не хотела, - с этими словами в зал вошла Грейнджер, а за ней по пятам - Лонгботтом. Мантия его была помята и испачкана, на лице тоже виднелась грязь. «Неудачно встретился с доспехами. Идиот», - одновременно пронеслось в голове двух слизеринцев, которые с презрительными улыбками смотрели на двух прибывших.

- Уизли, ты что, настолько испугался, что привел группу поддержки? - хмыкнул Гарольд. - Тогда братьев бы привел, раз на то пошло. Хотя о чем я говорю - они такие же идиоты, как и ты, - этой реплики Уизел уже не выдержал и с кулаками помчался на обидчика. Но ему не суждено было добежать, поскольку Поттер небрежным взмахом палочки и невербальным заклинанием заставил рыжего застыть на месте и лишь растерянно хлопать глазками.

- Что здесь происходит? - подала голос Грейнджер, с раздражением смотря на своих товарищей по дому. Гарри она удостоила любопытного взгляда, Малфою же достался недовольный.

- У нас здесь разборки, Грейнджер, - выпалил Томас. - Поттер, расколдуй Рона, - завопил гриффиндорец, нацелив палочку на брюнета.

- Разборки? Из-за вас наш факультет может лишиться баллов, как вам не стыдно! - начала свои поучения заучка. - Профессор МакГонагалл вам ведь вчера сказала, чтобы вы не лезли к слизеринцам. Лучше бы занялись учебой.

- Отстань, Грейнджер, этих змей нужно проучить, - стоял на своем Томас.

- Проучить, Дин?! Да Поттер знает больше заклинаний, чем пятикурсники. Как вы собираетесь его проучить? - гневно вещала Гермиона, надвигаясь на своего сокурсника. Невилл стоял сзади, нервно теребя край мантии и опустив взгляд в пол. Весь его вид кричал - «Что я здесь вообще делаю?»

- Грейнджер, это нонсенс - ты признала, что я вундеркинд, - произнес Поттер, с насмешкой смотря на покрасневшую то ли от смущения, а может, от обиды, Гермиону.

- Я лишь сказала то, что все и так знают, Поттер. Все учителя ставят тебя в пример остальным и считают лучшим учеником. И вовсе ты не вундеркинд, а просто знаешь больше других, - лицо Грейнджер в этот момент могло соперничать с цветом ее красного галстука.

- А тебе завидно, что я лучший?! Что учителя такой, как ты, зубрилке говорят, что я во всем идеальный? - издевался Гарольд. Малфой, стоявший рядом, ухмылялся смотря на дурацкое лицо гриффиндорки.

- Ты высокомерный и наглый. Чему тут можно завидовать? Но я признаю, что ты умный, - гордо вздернув подбородок, произнесла Гермиона.

- Добавь к этому чертовски привлекательный, не по годам умный, и с миллионными счетами в банке. Не находишь это сочетание прекрасным? - парировал брюнет. - А ты дочка никому не известных и, спорю на десять галлеонов, небогатых магглов. Заумная гриффиндорка, считающая, что в книгах есть ответы на все, которая своими нотациями довела весь дом и некоторых учителей в придачу. Просто они не все так, как Снейп, открыто высказывают свой негатив к тебе. Ты начиталась и возомнила себя здесь самой умной. Но вынужден тебя расстроить - ты посредственность, пустышка, никому не интересная и надоедливая. У тебя нет ни одного друга, и ты этим гордишься, - глаза девчонки наполнились слезами, но она также гордо продолжала держать подбородок, за что заслужила уважительный взгляд от брюнета.

- Ну и пусть я небогата. Зато я честная и верная, и когда у меня появятся друзья, я буду дружить с ними не из корысти, как ты, а потому что они этого заслуживают. А большое количество денег, чтоб ты знал, приносит лишь несчастье. Мне тебя жаль - ты никогда не узнаешь, как это - дружить по-настоящему, и любить тебя будут не за то, что ты такой, а потому что богат, - выдав эту тираду, она перевела взгляд своих темных глаз на Малфоя. - И тебя мне жаль. Поттер тобой пользуется, ты у него как слуга - «принеси, подай, иди, не мешай». И самое обидное - ты это знаешь, но боишься признаться даже самому себе. Ходишь как павлин, хвастаясь своей чистокровностью, но прогибаешься по первому слову Поттера, - девчонка печально улыбнулась и перевела свой взгляд на застывшего на месте Томаса.

- А вы кинулись сюда, как два дурака, не подумав о факультете, который по крупицам зарабатывал баллы. Вам наплевать на ваших товарищей. Поттер с Малфоем вас провоцируют, а вы ведетесь, хоть уже давно должны понять, что им-то ничего не будет за такие ночные прогулки, а вас могут исключить, - речь Гермионы прервал возмущенный голос Дина.

- Почему это им ничего не будет?

- Томас, Поттер ходит на уроках без мантии, и все учителя на это реагируют, словно так и надо, в то время как всех нас заставляют носить форму. Он устроил представление на уроке полетов, и ему их заменили на руны. Таким, как они, - гриффиндорка указала рукой на двух слизеринцев, - можно многое, а нам нет. И я советую вам это запомнить, прежде чем что-то предпринимать.

- Грейнджер, да ты сегодня и вправду умом блещешь. До такого додуматься, и такую тираду прочитать, - с притворным восхищением произнес Поттер. Брюнет признал, что эта заучка не настолько глупа, как кажется, она в своих высказываниях оказалась почти всегда права.

- Да ладно тебе, как было она дурой, так и осталась. Заучка с завышенной манией учить всех, - протянул Малфой. - Только мне вот интересно - что это ты ничего про Лонгботтома не сказала? Хотя что про это ходячее недоразумение скажешь? - Малфой с презрением смотрел на застывшего и не обращающего ни на что внимание Невилла.

- Он намного лучше, чем ты, - кинулась на защиту друга Гермиона. Дин тоже хотел что-то сказать, но неожиданно всех ошарашило появление миссис Норрис вместе с Филчем.

- Что здесь происходит? Гуляете по школе после отбоя? Все марш к декану Гриффиндора! - довольно сказал смотритель, и под своим чутким руководством повел шестерых первокурсников к комнате Минервы. Перед отчаливанием Поттер расколдовал рыжего, дабы Томасу с Грейнджер не пришлось его нести за собой. Когда они дошли до нужной двери, Филч негромко постучал.

Сначала было тихо, но спустя несколько минут послышался шум, а затем дверь открылась.

- Что случилось? - спросила профессорша, смотря на завхоза.

- Я поймал этих учеников, когда они бродили по школе после отбоя, - произнес старый сквиб. Минерва перевела взгляд на провинившихся.

- Проходите в класс, - она отошла в сторону, пропуская студентов в кабинет.

Глава 28

Пропустив шестерых студентов в класс, Минерва закрыла входную дверь и уселась за письменный стол. Ее карие глаза внимательно смотрели на провинившихся, ожидая, когда те начнут свои рассказы и оправдания относительно сегодняшней ночной прогулки. Но все, словно партизаны, молчали…

Все представители Гриффиндора понуро опустили головы, рассматривая каменный пол. В уголках глаз мисс Грейнджер Минерва даже заметила слезинки, которые норовили каждую секунду сорваться с длинных ресниц. Реакция Рональда Уизли и Дина Томаса была более сдержанной, ребята сидели с виноватыми лицами, комкая в руках края мантий. Невилл Лонгботтом выглядел не лучше, чем Гермиона, его лицо было бледным, а зрачки расширены от страха. Со стороны казалось, что он готов в любую минуту упасть в обморок. Смотря на эту картину, МакГонагалл слегка усмирила свой гнев - ее очень порадовало, что ее львята понимают свою вину, и раскаиваются. Рассмотрев своих подопечных, дама перевела взгляд на двух слизеринцев.

Гарри Поттер и Драко Малфой сидели с безразличными лицами и невозмутимо рассматривали убранство кабинета. Казалось, что их вовсе не беспокоит, что они после комендантского часа находились вне своей гостиной, не заботит то, что их могут выгнать из школы за нарушение правил или назначить отработки до конца года. Минерву очень огорчило такое поведение слизеринцев, и она уже собралась зачитать им лекцию, когда ее взгляд встретился с холодными зелеными глазами. Женщина помимо воли отшатнулась, поскольку в них промелькнул на долю секунды рубиновый блеск. Это явление сделало Гарри Поттера еще более похожим на Тома Реддла, и МакГонагалл слегка качнула головой, пытаясь отогнать наваждение. И когда она снова посмотрела на мальчика, то увидела лишь привычно-зеленые глаза и презрительную улыбку, в которой искривились бледно-розовые губы. Такими усмешками Поттер часто одаривал и ее на своих уроках, и многих гриффиндорцев, и казалось, что она стала основным атрибутом на лице парня. В глубине души декан Гриффиндора понимала, что это своеобразный механизм защиты от окружающего мира. Мальчик с каждым днем все больше и больше воздвигал вокруг себя стены, и единственный, кого он подпускал достаточно близко - Драко Малфой, к большому сожалению МакГонагалл. Она хоть и понимала смысл такого поведения Поттера, но не считала его правильным, поэтому злилась и каждый раз пыталась наставить мальчика на правильный путь. Но Поттер так и оставался холодным и одиноким. На уроках он отвечал на вопросы Минервы, которые иногда выходили далеко за рамки программы первого курса. Парень прекрасно выполнял любые заклинания, притом с первой попытки, его эссе были идеальны. Такие же успехи у Поттера были и по другим предметам. Все учителя считали его одним из лучших студентов и всегда ставили в пример. Даже грозный зельевар признал, что у мальчишки талант, как и у Лили, поэтому стал относиться к нему менее предвзято. Конечно, их конфронтации сильно не угасли, но все же виднелось улучшение в отношениях между этими двумя. Минерва тоже считала сына Джеймса очень талантливым и умным, но это не компенсировалось его чрезмерной наглостью и высокомерием.

После пяти минут размышлений и напряженного молчания деканша решила начать разговор. Час был уже поздний, поэтому ребятам следовало пойти в постель, а ей - заняться дальнейшей проверкой эссе.

- По какой причине вы находились после комендантского часа вне своих гостиных? - осведомилась МакГонагалл, почему-то смотря на Гарри. Поттер счел этот взгляд приглашением к начатию речи с его стороны.

- Мадам, понимаете ли, ваш студент Рональд Уизли решил, что я какими-то своими действиями оскорбил честь вашего факультета, а в частности, его и мисс Грейнджер. С этими заявлениями он накинулся на меня в Большом Зале, где обвинил во всех грехах. Я, конечно, попросил его, заметьте, дружелюбно попросил, оставить меня в покое. Но Рональд, - Поттер издевательски протянул имя рыжего, чем заработал недовольный взгляд от профессорши и убийственный от Уизли, - по-видимому, слов не понимает. Он, брызгаясь слюной во все стороны, вызвал меня на дуэль, - рыжий гневно смотрел на слизеринца, пытаясь взглядом послать в него «аваду». У него так и чесались руки вскочить со своего места и хорошенько подпортить физиономию ненавистному слизеринцу, который неоднократно отклонял его дружбу. Но Рон сдержался, зная, что этим поступком только заработает себе больше неприятностей и лишит факультет пары десятков баллов, которых у того и так мало.

- Мистер Поттер, а почему вы не отказались? - недоумевая, спросила Минерва.

- Мадам, я пытался, но похоже, извилин в мозгу Уизли не хватило, чтобы понять это, поэтому мне ничего не оставалось, кроме как согласиться, - хмыкнул юный Лорд.

- Ты мог бы просто не пойти, - втиснулась в разговор Гермиона. Но, заметив предостерегающий взгляд учительницы, она стушевалась и виновато опустила голову.

- Я сначала так и хотел поступить, Грейнджер, но вовремя вспомнил, что представители вашего факультета славятся своей ту... отважностью, поэтому они расценили бы мой «умный поступок» как трусость. А потом бы распространили по всей школе слух, что некий Гарри Поттер - трус, который испугался великого Рона Уизли, - с издевкой проговорил брюнет, мило улыбаясь побелевшему от гнева Рональду. - А мне, мадам МакГонагалл, уж простите, не хочется выглядеть таковым в глазах общества, - женщина устало прикрыла глаза. Ей с каждой минутой становилось все трудней и трудней находиться в обществе этого язвительного и лицемерного ребенка. После уроков полетов ее нервы были на пределе, поэтому еще пара колких фраз от Гарри, и Минерва не удержится и вышвырнет Поттера из школы, и плевать ей на заверения и уговоры Альбуса. Этот мальчик - исчадие зла, которое с каждым днем только доказывает, что через пару лет из него вырастет новый Темный Лорд, перед которым даже Волан-де-морт покажется лишь обозленным школьником. Гарри Поттер, сын отважных гриффиндорцев и ее любимых учеников ненавидит всех и каждого, и одному ему известно, за что. В подсознании Минервы металось два голоса - один твердил, что мальчик - невинная жертва обстоятельств, и что от «доброты» родственников таким вырос, а другой пытался доказать, что Поттеру просто нравится себя так вести. МакГонагалл металась от сомнений, к какому прислушаться.

- Мистер Поттер, я уверена, что вы преувеличиваете, - голос декана стал холодным. - Прояви вы чуть больше терпения, и все могло бы обойтись мирно, но, по-видимому, прав был Северус, утверждая, что правила не для вас писаны. И это очень прискорбно, - начала свою нотацию Минерва. Сейчас она решила воспользоваться против Гарри его же оружием - холодностью и язвительностью. Зельевар на днях говорил, что две эти черты характера плодотворно влияют на его змеек. Конечно, МакГонагалл не была такой профессионалкой в этом, как Северус, но кое-какой потенциал у нее был, ведь не зря она столько год проработала в Хогвартсе.

- Мадам, а почему вы обвиняете меня, ведь ваш студент виноват куда больше. Или вы считаете, что во всем и всегда виноваты слизеринцы, а ваши гриффиндорцы святые? - с насмешкой проговорил Поттер, в его голосе прозвучало явное осуждение.

- Мистер Поттер, я сейчас разбираюсь в ситуации и не оправдываю ни одного из вас. Вы все виноваты, только одни больше, а другие меньше, - ровным голосом заметила Минерва.

- Профессор, вы не разбираетесь, а пытаетесь переложить вину с одного студента на другого, - категорически заявил Гарольд. Услышав эти слова, сидевшие справа Рон и Дин довольно заулыбались, а Драко, наоборот, с ненавистью посмотрел на МакГонагалл. Он мысленно обзывал деканшу всеми известными магическими нецензурными терминами.

- Не учите меня, молодой человек. Я в школе проработала более двадцати лет, поэтому, смею предположить, гораздо умней вас. Вы мне во внуки годитесь, а ведете себя до неприличия нагло. Я за все годы не встречала такого хамства по отношению к себе. Было много разных студентов, но даже самые высокомерные обращали внимание на возраст и соблюдали правила приличия. Вас бы я тоже попросила соблюдать их. В любой книге по этикету сказано, что следует уважать возраст и опыт, - Минерва, уже слегка вышедшая из себя, сейчас начала высказывать сорванцу все, что о нем думает. Ее не интересовало, что сейчас в классе, помимо них находятся еще студенты, а она - учительница, которой полагается вести себя более рассудительно. Рядом с этим мальчиком все ее терпение вмиг испарялось, уступая место раздражению - МакГонагалл вскочила со своего места и сейчас гневно возвышалась над Поттером. Гарри с насмешкой смотрел на «спектакль» перед его глазами. Другие студенты тоже с интересом взирали на разворачивающуюся сцену. Грейнджер сверлила Гарольда недовольным взглядом, а вот Драко, наоборот, с осуждением смотрел на старую кошку.

- Я не считаю себя наглым или высокомерным. Все мои претензии я обосновываю фактами, и только после этого высказываю их. А насчет этикета… Меня некому было его обучать, благодаря вашим стараниям, - Поттер говорил негромко, но в его голосе отчетливо слышались нотки ненависти. - Или вы думаете, что я жил как король с родственниками? Так спешу вас расстроить - эти ничтожества меня ненавидели, и при каждом удобном случае пытались втолковать, какой я никчемный. Благодаря их стараниям я вырос таким, каким вы имеете удовольствие меня лицезреть. И мне не нужна ваша жалость или раскаяние. Я вас всех ненавижу, - шипел Поттер. - Вы меня выбросили, как ненужную вещь десять лет назад на порог Дурслям, а теперь заявились и утверждаете, что я вам что-то обязан.

- Я не это хотела сказать, мистер Поттер, - весь гнев Минервы мгновенно улегся, и она с сожалением смотрела на мальчика, которого эти взгляды еще больше выводили из себя. Внутри него, словно змея, поднимался гнев, требующий крови.

- Мне все равно, что вы хотели. Назначайте нам уже наказание, и мы пойдем по своим гостиным. Завтра как-никак понедельник, и у нас занятия, - Гарри успокоился и теперь безразлично взирал на профессоршу. Лорд Поттер сам не знал, что на него нашло, и почему он начал рассказывать этой дуре о его жизни с родственниками. Но это было не так страшно - мальчик был уверен, что она и так прекрасно знала, как ему живется, да и гриффиндорцев Альбус просветил по этому поводу. Во благо, как всегда утверждал старикашка. Поттер поклялся себе, что однажды заставит этого маразматика заплатить ему за все. За испорченное детство, годы побоев, унижения и голода - за все. А сейчас он слаб, поэтому нужно выжидать.

Из размышлений парень вынырнул, когда услышал негромкий голос МакГонагалл.

- По пятьдесят баллов с каждого, и завтра отработка с мистером Филчем. Мистер Поттер и мистер Малфой, вы можете быть свободны, а с остальными я хочу еще поговорить, - сказала женщина, внимательно смотря на Гарольда, но тот проигнорировал эти ее порывы и, не прощаясь, вышел из кабинета. Драко последовал за ним, напоследок не забыв громко хлопнуть дверью, от чего картины в классе и возле него задрожали и недовольно зашептались.

До входа в подземелья мальчики дошли молча, каждый из них был погружен в свои мысли.

- Мы отомстим им, Гарри, обязательно отомстим, - неожиданно подал голос Драко. - Я заставлю тех ничтожеств, что с тобой так обращались, заплатить за все, - уверенно произнес Малфой. Поттер остановился как вкопанный и внимательно стал всматриваться в серые глаза друга.

- Я им уже отомстил, но когда они перестанут быть нужными мне, я их убью, но до этого долго буду пытать, пока эти жирные ничтожества не будут молить меня о смерти. А их никчемного сыночка я отправлю в бордель, где он своим телом будет зарабатывать себе на кусок хлеба и стакан воды, - с рубиновыми глазами, пылающими ненавистью, отчеканил брюнет. Дальше мальчики шли в молчании, которое их не тяготило.

Глава 29

На следующий день Поттер проснулся в предвкушающем настроении. Сегодня был один из важнейших дней в его жизни, если не самый важный… Гарольд верил, что, пройдя ритуалы, получит силу и знания великого Салазара Слизерина. Они ему были бы очень кстати для научных исследований и дальнейшего проживания в магическом мире, о котором у него было не особо много информации. Только то, что он смог почерпнуть из различных книг и рассказов Драко.

Радостное настроение даже не омрачила вчерашняя потеря сотни баллов - Поттеру на них, если честно, было плевать. Слизеринцы вряд ли придут к нему с обвинениями, поскольку основную часть баллов зарабатывал Гарри благодаря идеально выполняемым заклинаниям и точным ответам. Конечно, мальчика огорчало, что придется идти на отработку к Филчу, но это были мелочи. «Подумаешь, один зря потраченный вечер в компании сквиба и тупых гриффиндорцев», - подытожил Гарольд.

При полном параде Поттер покинул свои апартаменты, и сейчас его путь лежал в Большой зал, а далее - уже на уроки. И первым уроком, как всегда, было его «любимое» зельеварение. Хотя нет, предмет ему весьма нравился… а кому не понравится варить яды, с помощью которых можно легко убить человека. Гарольду не нравился человек, который преподает эти занятия. Снейп был сущим кошмаром - с немытыми волосами и жутким характером, но даже Поттер признавал, что эта «летучая мышь» весьма талантлива в магии. Чего стоила одна его способность проникать в умы неосведомленных особей! На счастье, у Гарольда оказался природный блок, который не позволял сальноволосому типу практиковаться в своем мастерстве на нем. Об этом он узнал, когда Дамблдор неожиданно вызвал его на очередной душевный разговор. Из завуалированных слов старика Поттеру удалось понять, что Снейп неоднократно пытался проникнуть в его сознание, но всегда встречал на своем пути преграду, с которой не смог справиться. Альбус час морил Гарри своими странными высказываниями по этому поводу, и даже пару раз, милостиво спросив разрешение, попытался и сам применить Легилименцию, но на огромное счастье парня, безрезультатно. По истечении всего разговора директор даже настоял на том, чтобы Поттер посетил медпункт, но Гарри, мило улыбаясь, отказался от предложения маразматика. «Меня это не беспокоит, господин директор, поэтому зачем мне ходить к странным тетям в белых халатах? Знаете ли, я всегда боялся врачей», - с издевкой протянул Гарри на прощание и покинул кабинет Дамблдора. Но не прошло и нескольких дней, как маразматик вызвал его еще раз к себе с надеждой переубедить, но все было впустую. Гарольд твердо стоял на своем. Парень боялся, что медсестра с директором могут что-то ему там вколоть или напоить, и его защитный блок от проникновения извне пропадет. А этого Гарри допустить не мог, ведь тогда старик сможет узнать о его планах со Слизерином и несколько фактов из биографии мальчика, за которые светит немаленький срок в Азкабане.

…Большой зал встретил парня, как всегда, неимоверным шумом и суматохой. Студенты вяло ковыряли ложками в овсянке, которую юный Лорд ненавидел, и переговаривались с товарищами по дому. Поттер привычно направился на свое место, которое закрепилось за это время за их разнообразной четверкой. Гарри и сам не понимал, как вышло, что эти две слизеринки влились в их с Драко компанию. Конечно, они не были «друзьями», но все же частенько и довольно нормально общались.

- Почему так долго? - спросил Малфой, стоило Поттеру сесть на свое место.

- Привет, Драко, - Гарри выразительно посмотрел на друга.

- Привет, - пробурчал Малфой. Девчонки, сидевшие напротив, тоже поприветствовали прибывшего и, хмыкнув на действия Драко, продолжили завтракать.

- Почему это поздно? Сейчас ведь только начало девятого, - осведомился Гарольд.

- Вот именно, уже начало девятого, а я до сих пор не переписал у тебя эссе по зельям, - буркнул слизеринец, щенячьими глазами смотря на друга.

- Малфой, ты не обнаглел? - задал риторический вопрос Поттер. - Ты скоро вообще перестанешь делать домашку, а будешь все списывать у меня. И тогда тебе светит доля Рональда Уизли, - Гарольд с насмешкой протянул имя рыжего.

- Не пугай меня так, Поттер, я не переживу такого, - театрально закатил глаза Драко. - И чтоб ты знал, я хорошо разбираюсь в этом предмете, просто правильно излагать свои мысли насчет какого-то зелья пока не могу, - признал собеседник. - Так что дашь списать?

- Куда я денусь, - Гарри порылся в сумке и достал требуемую тетрадку и передал ее другу со словами: - Пользуйся, пока я добрый.

- Дракоша!!! - с воплями в их направлении мчалась Паркинсон.

- Спасите меня от этого мопса, - воскликнул в притворном ужасе Поттер. - Дамы, вы не против приютить меня у себя, а то я превращусь в отбивную, когда мисс Паркинсон усадит свой зад возле своего жениха, - Дафна и Блейз рассмеялись и милостиво подвинулись, освобождая для Гарри место между собой.

- Так уж и быть, садись, - произнесла Гринграсс. - А то мы не переживем, если Пэнси с тобой что-нибудь сделает.

- Дамы, вы самая доброта, - Поттер улыбнулся своей самой очаровательной улыбкой и перебрался к представительницам прекрасного пола.

- Поттер, да ты льстец, - ухмыльнулась Блейз. - Неудивительно, что многие старшекурсницы заглядываются в твою сторону, даже не смотря на твой возраст, - после этих слов Гринграсс недовольно поджала губы и уткнулась взглядом в свою тарелку. Поттер только хотел что-то ответить на такой комментарий, но не успел, поскольку в этот момент к их четверке наконец-то пробралась Паркинсон. Она с недовольным видом посмотрела на Гарри и скривилась, словно от плохого запаха.

- Драко, сколько раз я тебе говорила, что не стоит общаться с Поттером, - гордо вздернув нос, начала свои нравоучения мопсоподобная слизеринка.

- Что ты хочешь, Пэнси? - прошипел блондин.

- Как что? Я ведь твоя невеста, вот и пришла позаботиться о тебе. Мама говорит, что ты должен меня слушаться. И знаешь, в выходные она собирается посетить твоих родителей и рассказать им, с какими недостойными личностями ты общаешься, - Паркинсон окинула Гарри и двух девочек презрительным взглядом, а затем вновь перевела его на своего потенциального жениха.

- Не твое дело, с кем я общаюсь, - возмутился Драко, теряющий обладание. Сидевший напротив Поттер засмеялся, но тут же закашлялся, маскируя свой невинный порыв. Гарри в душе сочувствовал Драко - это ж надо было так влипнуть! Такую невесту он и врагу не посоветовал… хотя нет, Уизелу можно.

- Как ты со мной обращаешься! - ноздри слизеринки раздулись от негодования, а сама она покраснела от обиды.

- Паркинсон, катись отсюда, пока я не испытал на тебе пару новых заклинаний, - вмешался в разговор Гарольд, сжалившись над понурым другом. Эта мопсиха умудрилась довести Малфоя до белого каления - казалось, еще слово, и парень ее задушит голыми руками.

- А ты не лезь, - воскликнула слизеринка. - Я пришла поговорить с женихом, поэтому не мешай. И ты знаешь, что девушек перебивать некрасиво.

- А где ты тут девушку увидела, Паркинсон? Если это ты намекаешь на себя, то спешу тебя огорчить - ты не девушка, а банши!

Пэнси скривилась и отвернулась от ненавистного слизеринца. Все ее лицо перекосилось от негодования, а из глаз, казалось, в любую секунду готовы вырваться молнии и расправиться с Гарри самым жестоким образом.

- Что ты хотела, Паркинсон? У меня нет желания лицезреть тебя целый день, - произнес Малфой.

- Ты не джентльмен, Драко, - обиделась девочка. Но Малфой проигнорировал этот выпад в свою сторону и продолжил выжидающе смотреть на Пэнси. - Ну Дракоша, я ведь соскучилась, ты мне вовсе не уделяешь внимания, - начала жаловаться девчонка. - Я тебя вчера ждала в гостиной, а ты где-то пропадал.

- Пэнси, ты меня уже достала. Возомнила из себя не знаю что, и предъявляешь мне претензии. Если наши родители заключили брачный контракт, то это не означает, что у тебя есть на меня какие-то права. К тому же этот документ можно будет разорвать, когда я стану совершеннолетним, поскольку у нас не было магической помолвки, - после этих слов на губах Малфоя появилась довольная улыбка.

- Ты так не сделаешь, тебе не позволит отец. Этот поступок может испортить репутацию вашего рода.

- Лучше потерять часть репутации, чем иметь такую жену, - честно признал Драко.

- Я тобой не довольна, Дракон, завтра же напишу Нарциссе письмо, - с этими словами Паркинсон поднялась со своего места и ушла к своим подружкам.

- Какая она надоедливая, - с облегчением выдохнул Малфой.

- Не повезло тебе с невестой, Дракон, - передразнила интонацию Пэнси Гринграсс.

- Ладно, хватит вам об этой мопсихе, давайте лучше пойдем на зельеварение, - четверка дружно поднялась и покинула зал. - И кстати, Дафна, многие девчонки смотрят на меня из-за славы, денег и титула, - констатировал факт Поттер.

- Почему ты так думаешь? - спросила Блейз, слегка косясь на Дафну.

- Это ведь очевидно, Забини, - фыркнул Гарольд. Переговариваясь на эту тему, их компания и добралась до нужного класса. Дверь была открыта, и они зашли внутрь. В помещении как всегда царил полумрак. Поттер сел по привычке на вторую парту, возле него тут же уселся Драко, а парту спереди заняли девочки. Буквально через несколько минут в кабинет потянулись и остальные студенты. Урок, как всегда, был с гриффиндорцами, которые уселись на последние парты. Одна лишь Грейнджер, не изменяя себе, села впереди.

Наконец-то прозвенел звонок, и в класс, словно ураган, влетел Снейп, мантия за его спиной плыла словно по воздуху.

- Сегодня вы будете готовить зелье от прыщей, рецепт на доске. Приступайте, - скомандовал профессор.

- Уизли, не забудь взять себе образец, может, поможет, - засмеялся Драко. Остальные слизеринцы тоже поддержали товарища, и в помещении раздалось несколько смешков. Снейп как всегда пропустил мимо ушей высказывание своего крестника.

- Отстань, Малфой, - недовольно пробурчал рыжий.

- Десять баллов с Гриффиндора за нарушение дисциплины, - проворковал зельевар. - Уизли, потрудитесь начать работу, или я еще раз лишу ваш факультет баллов, - ядовито протянул профессор, а слизеринцы вновь засмеялись. Рон недовольно покосился на Гарри и Драко и приступил к работе.

Все студенты были поглощены приготовлениями, а учитель неторопливо прохаживался по рядам и заглядывал в котлы. Когда он подошел к Гарольду, то пристально посмотрел на идеального цвета зелье.

- Двадцать баллов, Поттер, за правильно приготовленное зелье.

Работа Малфоя тоже заслужила пару десятков баллов. Остальные же заслужили лишь критический взгляд декана змеиного факультета.

- Уизли, потрудитесь объяснить, что это у вас такое? - Снейп остановился возле рабочего места Рона и Дина. - На доске ведь четко написано, что зелье должно быть желтого цвета. Тогда почему оно у вас синее? - негодовал зельевар. - Вы умудрились испортить одно из простейших зелий, минус двадцать баллов, - с этими словами профессор перешел к следующей парте, где сидел Невилл. - Минус двадцать баллов, - Снейп скривился при виде стряпни Лонгботтома, но комментировать ничего не стал. Всем и так было понятно, что мышиного цвета вязкая жижа, что бурлила в котле гриффиндорца, далека от идеала.

Зельевар продолжил свой путь, попутно снимая еще несколько десятков баллов с недовольных гриффиндорцев. Когда он подошел к первой парте, где сидела Грейнджер, у которой зелье было нужного цвета и консистенции, то лишь хмыкнул и пошел дальше.

- Профессор, у меня ведь правильно сваренное зелье, - вдогонку воскликнула заучка.

- И что вы предлагаете, мисс Грейнджер? - декан с насмешкой вздернул бровь.

- Сэр, вы же дали студентом баллы за хорошо приготовленное зелье, а почему мне нет? - девочка чуть ли не плакала. Снейп пару секунд сверлил выскочку презрительным взглядом, а затем мерзко ухмыльнулся и произнес:

- Один балл Гриффиндору, - слизеринцы захихикали на такие действия, а гриффиндорцы недовольно зашумели. - Тишина! - воскликнул Северус. - Сдаем свои работы, и домашнее эссе не забудьте. И не забудьте все подписать, иначе работа будет не засчитана.

Студенты торопливо начали заполнять колбы и относить их на стол к зельевару. Поттер отнес свой экземпляр и эссе последним, дабы избежать толкотни.

- Домашняя работа - написать все функции сегодняшнего зелья, и как его нужно применять. А сейчас все свободны, - студенты заторопились покинуть класс. Гарольд с Драко выходили в последних рядах - сейчас у них по расписанию была история магии с нудным призраком, поэтому можно было не спешить.

- Поттер, задержитесь, - произнес Северус, когда пара проходила мимо стола.

- Я подожду тебя за дверью, - произнес Драко и покинул кабинет. Гарри кивнул и остановился напротив учителя, смотря ему в глаза.

- Вы что-то хотели, сэр? - осведомился брюнет.

- Я думаю, что нам стоит объясниться. Я признаю свою вину в том, что относился к вам предвзято, в дальнейшем постараюсь быть объективней, - каждое слово давалось Снейпу с трудом, но на лице не отразилось ни одной эмоции. «Чертов Альбус с очередным своим грандиозным планом», - подумал Северус, матеря своего наставника в уме нецензурными словами. - Предлагаю начать наши взаимоотношения с чистого листа.

«Боже, что я несу», - твердил голос в голове.

- Хорошо, профессор, - мило улыбнувшись, отчеканил Поттер. - Я могу идти?

- Да, идите. Если вам что-то понадобится, можете обращаться, - напоследок произнес зельевар.

- Хорошо, сэр, - с этими словами Поттер покинул кабинет. Все его мысли блуждали над этим непонятным разговором. Парень не понимал, почему этот сальноволосый тип так радикально изменил линию общения с ним. Еще неделю назад он был готов назначить Гарольду отработку за малейшее нарушение, а сейчас так добродушно предлагает наладить отношения. «Небось, здесь старик приложил свою лепту», - подумал Гарри. Это было самым, по его мнению, разумным решением. Такой поворот событий только порадовал Поттера, ведь теперь он может не опасаться получить незаслуженную отработку, впрочем, на которую он и так не ходил. Но все же декан сможет выгородить его перед другими преподавателями, и не будет говорить ни слова, если Гарри начнет насмехаться над гриффиндорцами.

Из размышлений парня вырвал взволнованный голос Малфоя, который, переминаясь с ноги на ногу, стоял возле кабинета.

- Зачем он тебя задерживал? - пробубнил Драко.

- Да так, поговорить хотел, - ответил собеседник. - Пойдем на урок, а то пропустим увлекательный рассказ о восстании гоблинов.

Мальчики дружно засмеялись и направились по направлению к классу истории магии.

Глава 30

Как и предполагал Поттер, на Истории Магии им пришлось два часа выслушивать нудные рассказы Биннса о восстаниях гоблинов и о разной другой дребедени. По истечении урока Поттер, не кривя душой, мог признать, что ничего интересного или познавательного из речи призрака не извлек. Пожалуй, это предмет стал для парня самым нелюбимым из всех, из-за скуки и бесполезности.

Дальше по расписанию у слизеринцев была травология и, как всегда, в паре с гриффиндорцам. Там они проходили самые простые растения, где их применяют и как выращивают. В основном урок Гарри понравился, если не считать несколько нелестных высказываний в его адрес со стороны Рональда и его тупоголового дружка, и, к удивлению Поттера, к их компании неожиданно примкнул Лонгботтом. Конечно, от этого жирдяя большого толку не было, он как был трусом, так и остался.

Последним уроком по расписанию стояла трансфигурация, которую преподавала МакГонагалл. Первую половину занятия она рассказывала о новых заклинаниях для превращения одного предмета в другой. Затем был тест на проверку усваивания материала первокурсниками, а в конце МакГонагалл велела всем практиковаться. Как и всегда, первым с заданием справился Гарольд, ему с самого попадания в Магический мир все давалось легко, знание заклинаний и нужные движения палочкой как бы всплывали в его памяти. И стоило раз или два попрактиковаться, и всё с блеском удавалось, такими результатами не мог похвастаться ни один первокурсник, даже те чистокровные маги, которые знали о наличии магии с детства и обучались контролировать её с малых лет.

Наконец-то прозвенел звонок, оповещая об окончании занятий на сегодня и о долгожданных выходных впереди. Все ребята засуетились и, торопливо запихивая вещи в сумки, начали покидать кабинет. Гарольд с Малфоем уже направлялись к выходу, когда их настиг негромкий голос учительницы.

- Мистер Поттер, задержитесь, - Гарри повернулся к преподавательскому столу, где восседала МакГонагалл, и вопросительно вздернул бровь. Ему не особо нравилась эта учительница - нет, как преподаватель она была неплохая, но вот как человек не очень. Поэтому парень не испытывал желания проводить лишние несколько минут в ее компании.

- Вы что-то хотели, профессор? - осведомился он.

- Я бы хотела поговорить с вами, это не займет много времени, - произнесла женщина, выразительно смотря на Гарольда. «Хм…чего это все, сегодня норовят со мной поговорить?» - страдальчески вздохнул Поттер и повернулся к своему другу.

- Драко, встретимся в гостиной, - Малфой кивнул и покинул кабинет. - Я слушаю вас, профессор, - эти слова были адресованы уже преподавательнице.

- Мистер Поттер, я не могла не заметить, что у вас прирожденный талант к моему предмету, поэтому я хочу предложить вам дополнительные занятия, - Минерва внимательно посмотрела на подростка, ожидая его решения. Поттер в свою очередь погрузился в свои мысли. Он обдумывал все плюсы и минусы этого предложения. С одной стороны, он мог узнать что-то полезное на этих занятиях, но с другой, МакГонагалл сможет за ним следить и докладывать Дамблдору о его успехах в магии. Да и проводить лишние пару часов в обществе этой строгой женщины ему не особо хотелось.

- Хорошо, - через пару минут размышления произнес Гарри. Он решил согласиться, а там, если что-то не понравится, всегда сможет отказаться.

- Я очень рада, что вы согласились, - с легкой улыбкой произнесла Минерва. - Занятия будут проходить в понедельник и среду.

- Я не могу в понедельник, - на удивительный взгляд учительницы парень пояснил. - У меня дополнительные занятия с профессором Флитвиком, по понедельникам и четвергам.

- Хорошо. Тогда вторник и среда, - Поттер согласно кивнул.

- Профессор, а в каком возрасте я смогу получить мастерство по данной дисциплине? - от такого вопроса Минерва даже немного привстала и неверяще посмотрела на своего студента.

- А вы хотите стать мастером трансфигурации? - лицо женщины озарила радостная улыбка, и она с теплом в глазах посмотрела на слизеринца.

- Не только. Я хочу получить мастерство по заклинаниям, трансфигурации и боевой магии, - задумавшись, протянул Лорд Поттер.

- Необычное желание, мистер Поттер. Я думала, вас не особо интересует мой предмет, вы не проявляли особого рвения на моих занятиях, - с каким-то осуждением протянула МакГонагалл.

- Мне неинтересно, - констатировал факт Гарри. - Я прочитал книги за четыре курса и попрактиковался в выполнение множества заклинаний.

- Вы продвинулись гораздо дальше, чем я первоначально думала, - в кабинете на некоторое молчание повисло молчание. - Завтра я поговорю с директором по этому поводу. Мистер Поттер, а у вас такие успехи только по моему предмету, или еще по каким-то? - осведомилась учительница.

- Я неплохо знаю первые четыре курса травологии, заклинаний, защиты от темных искусств и трансфигурации. Также неплохо осведомлен в зельях, но к ним я не питаю страсти.

- А когда вы это успели все изучить? - взгляд дамы стал подозрительный.

- Летом перед поступлением в школу и здесь. В Хогвартсе неплохая библиотека, а у меня много свободного времени, и я люблю читать, - признался мальчик. Минерва лишь кивнула на эти слова, но все же взгляд ее оставался подозрительным.

- Мистер Поттер, превратите вот эту вазу, - женщина указала на предмет на столе, - в птицу, любую птицу.

Гарольд вытянул свою палочку и указал ею на вазу. Замысловатый узор и нужные слова, и вот уже взору МакГонагалл предстал ворон с красными глазами, которые смотрели в саму суть человека.

- Превосходно, а теперь обратно, - скомандовала профессорша. Поттер вернул все к исходному положению, отчего получил одобрительный кивок от женщины. После этого Минерва дала еще пару заданий, которые юноша с легкостью выполнил.

- Я очень довольна вашими познаниями, даже больше, я ошеломлена вашими успехами по моему предмету. Это немыслимо, чтобы первокурсник мог совершить такие преобразования, тем более одно вы сотворили, не произнося заклинания вслух. У вас талант, мистер Поттер, определенно талант, - МакГонагалл сияла как начищенный галлеон. - Пятьдесят баллов Слизерину!

- Спасибо, профессор, - отчеканил Поттер. Он и так знал, что особенный, поэтому такая похвала не стала для него чем-то неординарным. - Но как насчет моего вопроса о мастерстве?

- Когда вам исполнится семнадцать, то есть, когда вы станете совершеннолетним.

- Я считаюсь сейчас совершеннолетним? - хмыкнул Гарольд.

- Я забыла о титуле, просто ваш случай неординарный, - немного погрустнев, произнесла МакГонагалл. - На дополнительных занятиях я займусь с вами изучением углубленной трансфигурации, и если вам все будет удаваться, то через четыре-пять лет вы сможете сдавать экзамены на мастерство по моему предмету, - Поттер довольно кивнул.

- Можете идти, мистер Поттер, я и так задержала вас намного дольше, чем планировала. Во вторник я принесу соответствующую литературу, поэтому к шести часам я жду вас в себя в кабинете, - Гарольд попрощался с МакГонагалл и покинул кабинет. На его губах расцвела довольная и предвкушающая улыбка.

- Я тебя жду уже полчаса, - возмутился Драко, стоило Поттеру выйти в коридор. - Что эта кошка от тебя хотела?

- Она предложила мне дополнительные занятия, - проговорил Гарри.

- И ты согласился? - недовольно буркнул Малфой.

- Да. А почему бы и нет? - с каким-то вызовом откликнулся юный Лорд.

- Поступай как хочешь, - с этими словами Драко развернулся и потопал в сторону гостиной. Под нос он бурчал себе слова «а я его еще ждал, и Поттер в своем репертуаре»

- Драко, не дуйся, - догнал друга Гарри. - Я хочу получить мастерство до выпуска из Хогвартса, поэтому и согласился на дополнительные занятия.

- Я не дуюсь, - фыркнул Малфой.

- Ладно, встретимся завтра в Большом зале на ужине, - с этими словами Поттер свернул в сторону своих апартаментов.

- Но ведь еще рано. Я думал, ты пойдешь со мной в гостиную, - воскликнул Малфой.

- У меня еще дела, Драко, в другой раз пойду обязательно, - ответил Гарольд и скрылся за поворотом, оставляя недовольного друга позади.

* * *

Стоило мальчику подойти к портрету, как он увидел Салазара, восседавшего в кресле. Он пил какую-то оранжеватую жидкость из бокала и листал книгу.

- Лорд Слизерин, - поприветствовал мужчину на холсте Поттер.

- Гарольд, - ответил тот в ответ.

- Уже все готово к ритуалу? - задал Гарри волнующий его вопрос. - Вы нашли жертву?

- Да, все готово, мой питомец доставил нужного человека.

- Питомец? - полюбопытствовал Гарольд.

- Василиск, - просто ответил Лорд Слизерин.

- Вау, - не удержался от восхищения юноша.

- В десять я буду ждать тебя в Тайной комнате, и не опаздывай, надо будет начертить несколько рун, - Поттер кивнул. Покинув Салазара, он зашел в свою комнату, там парень, дабы скоротать время, приступил к домашней работе по зельям. За этими занятиями минуты пробежали незаметно, и часы слишком быстро пробили десять. Поднявшись, Поттер немного нервно захлопнул учебник и отложил ручку. Несмотря на уверенность в правильности своего поступка, Поттер слегка нервничал перед предстоящим. Его губы были сложены в прямую линию, а в глазах поблескивал странный огонек. На ватных ногах юноша покинул свои апартаменты и отправился в Тайную комнату.

Проделав путь по знакомой лестнице, Поттер оказался перед портретом Салазара.

- Ритуал проведем в зале, - скомандовал старший маг. - С помощью магии сними мой портрет и перенеси его в небольшой зал вон за той дверью, - Основатель указал на небольшую дверь, по кругу которой чем-то красным были написаны странные знаки.

Комната, в которой он оказался, было довольно большой и темной. Свечение шло только от девяти больших черных свечей, которые располагались вокруг камня, везде исписанного рунами. Внизу стоял серебряный с рубинами кубок, а возле него лежал изящный кинжал, завораживающий своей красотой. На камне был распят школьный смотритель, он гневно мотал головой в стороны.

- Возьми книгу в черной обложке, там на первой странице написаны нужные руны. Немного порань свою руку и начерти их кровью, - распорядился Слизерин. Поттер слегка замешкался, но потом сделал, как было велено.

- Начертил, - отрапортовал Гарри.

- Хорошо. Сейчас тебе нужно зачитать пару слов на латыни, что я тебя просил выучить, а затем вонзить кинжал в сердце смотрителю. Прямо в сердце. Смертельное заклинание ты пока не знаешь, поэтому придется действовать вручную, - мальчик взял с пола оружие и подошел к своей жертве.

- Что ты делаешь? - заорал Филч. - Я буду директору жаловаться! - смотритель еще не понимал, какая участь его ждет.

- Давай, не медли, это поможет расколоть твою душу, - с триумфом в голосе прошипел Слизерин.

- Mortem vita... - с этими словами Гарольд со всей силы вонзил клинок в сердце сквибу. Глаза смотрителя расширились в ужасе, а с уст сорвался крик боли. Через секунду тело охватило изумрудное сияние, которое отходило от оружия. Издав последний крик, Филч обмяк на камне, а его кровь, словно вода, потекла ручьями, пропитывая постамент под собой, отчего руна засияли ярко-красным.

Поттер завороженно наблюдал за этой картиной, но неожиданно его скрутил приступ боли. Казалось, что сердце вырывают изнутри. Потеряв равновесие, он упал на колени, его дыхание сбилось, и мальчик захрипел, давясь собственным криком. Свечи вокруг засияли еще ярче, а воск начал плавиться и течь, перемешиваясь с кровью и образуя замысловатые узоры. Тело парня пронзила тысяча невидимых игл, из прокушенных губ потекла кровь. Казалось, что эта пытка длилась вечность, но неожиданно боль начала отступать, и Поттер смог подняться на ноги.

- Я думал, ты не выдержишь, - с облегчением произнес Салазар. - Теперь бери два флакончика крови, что находятся в шкатулке, и вылей в кубок.

Поттер, придерживаясь за камень, добрался до нужных вещей и трясущимися руками откупорил пробки на колбах, вылив в кубок кровь и смешивая её.

- Готово, - хрипло произнес Гарольд.

- Хорошо. Встань в круг из рун и зачитай следующие слова, когда сделаешь, выпей кровь, всю до последней капли, а затем ляг на пол, головой к востоку. Глаза закрой, так будет лучше, - темные глаза Основателя внимательно следили за действиями подопечного.

- Fiat antiquitate abyssi…surge anima…fiat merge simul…dimidium et tota anima…

Произнеся последнее слово, Поттер залпом выпил содержимое кубка и словно сломанная кукла рухнул на холодный пол. Его одежда была пропитана кровью и воском, а глаза в темноте пылали, словно два огонька.

Все свечи, что горели в помещении, вспыхнули, а затем погасли, и ритуальный зал погрузился во тьму. Гарольд обессиленно лежал на земле и с трудом дышал.

Как и в прошлый раз, его окутал приступ боли, только он был на несколько октанов больше. Тело выгибалось дугой, словно костей и не было. Неожиданно темноту разорвало свечение - это вспыхнули неизвестно откуда взявшиеся руны на руках мальчика. Они словно огонь выжигались на теле навечно, а затем пропитывали саму сущность и сплетались с магией Гарольда. Мгновенно внутри все похолодело, словно ледяная корка покрыла сердце, тем самым замедляя его ритм. Кровь в жилах словно вскипела, а затем начала замерзать… принося ужасающую боль. Казалось, пытки длятся часами и никак не хотят прекращаться… боль все усиливается и усиливается, и наконец-то Поттер не выдерживает и теряет сознание, погружаясь в мир грез.

Глава 31

Поттер стоял посередине круглой комнаты, освещенной тусклым светом, исходившим от факелов, которые висели словно в воздухе. Сквозь полумрак Гарольд увидел два коридора на противоположных сторонах зала, освещенных, неизвестно откуда исходящим синим светом, и благодаря этому явлению, юноша смог разглядеть очертания одиноких фигур. Определить, мужчины это или женщины, было невозможно, поскольку ипостаси были закутаны в темные мантии с накинутыми капюшонами. Они, словно плывя по воздуху, приближались к тому месту, где стоял парень. Чем ближе они подплывали, тем больше нервничал Гарри, поскольку четко ощущал шлейф магии, что тянулась за двумя этими фигурами. Это были маги, в этом не оставалось сомнения, и поскольку отголоски магии темного оттенка, то волшебники являлись темными магами.

Когда до Гарри оставалось не больше полуметра, фигуры неподвижно замерли.

- Ну, здравствуй, Гарри Поттер, - произнес негромкий голос, принадлежащий мужчине. - Мы снова встретились, - а затем по залу прокатился его смех, с нотками безумия.

- Кто ты? - спросил Поттер, его голос был хриплым, словно шелест листьев. Еще одна волна смеха сорвалась с уст незнакомца, и он плавным движением руки скинул капюшон.

- Том Реддл, более известный как Волан-де-морт, - второе имя было произнесено с придыханием, в отличие от первого, которое мужчина выплюнул словно ругательство. Поттер во все глаза смотрел на собеседника, поведением стараясь не выдать своего страха перед убийцей родителей. Перед ним стоял не старый мужчина, каким по подсчетам должен был быть Темный Лорд, а самое главное, он был живой, хотя весь магический мир твердил, что этот тиран погиб десять лет назад. Собеседнику было чуть больше двадцати, он имел короткие черные волосы, уложенные в элегантную прическу, высокие скулы, прямой нос и темно-синие, словно два драгоценных камня, глаза. Они холодно, но в тоже время и с долей интереса рассматривали Гарольда. Губы были искривлены в подобии усмешки, но она была кровожадной и отпугивающей, отчего по телу зеленоглазого мага побежали мурашки.

- Как я здесь оказался? И где я? - Поттер задал интересующие его вопросы, почему-то смотря на фигуру справа, все еще закутанную в мантию. - Кто вы?

- Произошла ошибка в ритуале, я не учел, что в твоем теле может обитать еще чья-то душа, хотя не целостная, а только частица, - произнес бархатный голос, наполненный властью.

- Салазар Слизерин? - догадался Гарольд.

- Да, - Основатель скинул капюшон мантии. - Сейчас мы находимся в твоем подсознании.

Гарри с интересом смотрел на мужчину перед собой - ему от силы можно было дать тридцать лет. Темного цвета волосы до плеч были собраны в низкий хвост. Темные, почти черные, глаза холодно смотрели на окружающий мир, в них сияла сила и тысячелетние знания. «Перед таким не грех склонить голову», - неожиданно мелькнула мысль в голове Поттера. Кожа мужчин была бледна, чрезмерно бледна - казалось, что Лорд Слизерин был вампиром, поскольку только они были настолько бледными, и ярко-красные губы подтверждали эту теорию. Казалось, что Слизерин прочел эти мысли, и его губы искривились в ухмылке, в которой Гарольд смог увидеть острые зубы, на долю секунд мелькнувшие в отблеске факелов. Подавшись инстинкту самосохранения, юноша отшатнулся, отчего заработал еще один смешок от Тома и кривую ухмылку от Основателя.

- Боишься, Гарри? - притворно сладким голосом полюбопытствовал Реддл.

- Нет! - гордо выпрямившись во весь рост, произнес Поттер. Но его голос дрогнул, выдавая настоящие чувства. Парень боялся, боялся до безумия. А кто бы не боялся, находясь в компании Темного Лорда, который убил и запытал до смерти кучу магов и магглов, а также тысячелетнего Основателя, сила из которого плескала «ручьями» и ко всему прочему, он являлся вампиром - существом, которого очень трудно поранить, не говоря уже о том, чтобы убить?! Эти маги вызывали в глубине души парня уважение и в тоже время страх, который заполнял каждую клеточку в теле и сковывал движения.

- Храбрый, как гриффиндорец, - презрительно протянул Реддл. - Только странно, что ты попал в Слизерин, факультет, имеющий дурную славу.

- Том, в мальчике есть достаточно качеств, чтобы быть студентом этого дома, - от своего имени Марволо скривился, но возражать предку не стал. - Мальчик умен, хитер и жаждет власти, этого было достаточно, дабы наряд Годрика отправил его на Слизерин.

- Может, вы и правы, Лорд Слизерин, - согласился Реддл, уважительно склоняя голову.

- Что я здесь делаю? - очередной вопрос сорвался с уст парня, прерывая разговор двух Темных Лордов.

- Ты заточен в своем сознании, а поскольку наши души соединены, то и мы тоже, - из груди Поттера вырвался тяжелый вздох, но он быстро совладел с собой.

- Как нам отсюда выбраться? - акцент специально был сделан на слове «нам».

- Достаточно просто, отсюда мы сможем выбраться единым целым. Тебе придется полностью соединиться с нами обоими, а когда мы выберемся и накопим достаточно силы, то сможем найти для своих душ, в моем случае цельной, а Тома - небольшой части, достойных носителей. Конечно, мы можем навсегда остаться едины, это даст нам много преимуществ и перспективу в будущем. Решать тебе, мальчик, поскольку тело твое, а мы здесь лишь посторонние зрители, - Слизерин внимательно смотрел в зеленые глаза, ища там проявление подлинных чувств. В зале на несколько минут повисло молчание, пока Поттер обдумывал свою перспективу остаться живым, и желательно невредимым, после такой перспективы.

- Хорошо. Что я должен делать?

- Расслабься и просто отпусти контроль над телом и магией, это позволит процессу пройти безболезненно, - парень кивнул и сделал, как было сказано. Магия потоками окутала его, а затем он снова провалился в бессознательное состояние.

* * *

Пробуждение было не из приятных. Все тело ломило от невыносимой боли - казалось, что по нему пару минут назад прошлось стадо гиппогрифов, даже дышать было трудно. Поттер немного пошевелился в попытке подняться, но ничего не вышло. Так, пролежав неизвестно сколько времени, он наконец-то осознал, что боль отступила, осталась лишь слабость. Открыв глаза, Гарольд увидел, что находится в неизвестной комнате, отделанной в цветах Слизерина.

- Очнулся? - послышался негромкий голос. Поттер перевел взгляд в сторону звука и увидел, что в кресле сидит красивый мужчина. Черные с одной седой прядью волосы были почти такой же длины, как и у него самого. Болезненная бледность и красные, словно кровь, губы, за которыми выглядывали клыки, не оставляли сомнения, кто перед ним.

- Лорд Слизерин? - опознал человека Поттер, во все глаза смотря на Основателя.

- Магия - странная вещь, должно было произойти слияние наших душ, но по-видимому, твое тело не вместило всю силу, поэтому магия пришла к другому решению, - такие же, как и у Гарри, ярко-зеленые глаза холодно поблескивали из-за длинных ресниц.

Глаза на первый взгляд казались идентичными, но стоило пасть на них свету, и сразу виделось множество различий. В них плескало слишком много силы и опыта, это были глаза непростого мага, прошедшего многое в своей жизни. Глаза старца на молодом лице. Зеленые омуты были затянуты темным блеском, это доказывало, что маг неоднократно убивал и проводил кровавые ритуалы. Такое явление возникает, только если на протяжении нескольких десятков лет волшебник пользуется черной магией, не темной, а именно черной, к которой относятся ужаснейшие ритуалы, проклятия, которые даже Том Реддл опасался использовать, и некромантия.

- Почему мы так похожи? - задал интересующий его вопрос Лорд Поттер.

- Магия посчитала меня твоим старшим братом или чем-то наподобие отца, поэтому создала именно таким. Но это скоро должно измениться - моя вампирская сущность и дар рода затмят гены рода Поттеров. Хотя по магии и документам, которые хранятся в недрах Отдела Тайн, я так же и буду являться твоим родственником. Позже я наведаюсь к гоблинам и точнее узнаю положение дел.

- А что стало с Томом Реддлом?

- Вы соединились. Сейчас ты слаб, и это неощутимо, но со временем ваша связь окрепнет, и вы станете одним целым, его знания - твоими, то же касается и силы, - поведал Лорд Слизерин. Поттер кивнул на эти слова, эта новость его порадовала.

- А сколько я тут пролежал? - с уст парня срывался вопрос за вопросом.

- Пять часов. Ночь еще не закончилась, поэтому твое исчезновение никто не заметил, - на обеспокоенный взгляд пояснил Слизерин.

За время, проведенное в «нигде», поведение Гарольда изменилось значительно, он больше не был тем наглым и надменным мальчиком, считающим весь мир ему обязанным. Во взгляде чувствовались страх, любопытство и неуловимая надежда, на что именно, Салазар не мог понять. Причины таких изменений, скорей всего, были связаны со слиянием душ.

- А что вы дальше будете делать? Ведь вы жили тысячу лет назад, - спросил юноша.

- Гоблины способны на многое, они помогут мне в легализации за небольшую сумму, - меланхолично ответил Салазар - он не видел проблемы в этом, поскольку прекрасно знал возможности этих существ. - Но я предполагаю, что титулы Лордов Поттера и Певерелла ты лишишься, если магия признает меня твоим старшим братом.

- Я потеряю все богатство? - с прикрытым недовольством спросил парень, поджав губы - его не радовала такая перспектива.

- Мне не нужны твои деньги, состояние Слизеринов куда больше, оно накапливалось столетиями, а поскольку я планировал возвращение, то запечатал все основные сейфы. Я стану твоим опекуном перед магией, поскольку твое совершеннолетие будет аннулировано, до семнадцати лет.

- Возвращаться?

- А ты думаешь, зачем я хранил свою кровь? - вопросом на вопрос ответил Салазар. - Я давно планировал свое воскрешение, но мои мнимые друзья попытались отсрочить этот момент. И как ни прискорбно говорить, им это удалось.

- Что вы будете от меня требовать, если станете моим опекуном? - этот вопрос очень волновал слизеринца.

- Ты будешь учиться, чтобы стать достойным главой рода. Жить, как гласит кодекс, ты будешь со мной, деньгами распоряжаться только из учебного сейфа, туда же я буду переводить каждый месяц по сто галлеонов с основного сейфа Поттеров. Гоблины будут обучать тебя вести дела рода, а мой знакомый вампир, мастер боя, обучит фехтованию, я займусь с тобой зельями и магическими науками. Но сейчас это только планы, все точно станет известно после того, как я посещу Гринготтс. Это скорей всего случится завтра, а уже вечером мы встретимся в Тайной комнате и определимся, как будут складываться наши дальнейшие взаимоотношения, - Гарри согласно кивнул.

- А сейчас тебе пора в постель, - голосом, не терпящим возражений, произнес Основатель. - Я жду тебя в одиннадцать вечера здесь.

- А как вы покинете замок? Директор поставил много защитных и оповещающих щитов.

- Мальчик, школа находится в замке моей семьи, я владею здесь всем, поэтому жалкие попытки Дамблдора меня не остановят. Хотя я могу и воспользоваться тайным ходом из своих покоев, он ведет в Запретный Лес.

- Спокойной ночи, Лорд Слизерин, - попрощался мальчик и покинул зал, направляясь в свои покои. Он был погружен в свои мысли, поэтому не заметил задумчивого взгляда Салазара.

Глава 32

Весь следующий день Поттер был не в духе, он придирался и сыпал оскорблениями во все стороны, досталось даже Драко, который попал под горячую руку. А вся причина такого поведения в том, что Гарольд очень нервничал из-за прошедших вчера событий, а в особенности, из-за разговора, который состоялся между ним и Салазаром. Поттер уже десять раз успел пожалеть, что тогда поддался уговорам Основателя, ему и до этого жилось неплохо: титул, деньги, артефакты, недвижимость - у него все это было, а сейчас он это может потерять. И все из-за своего спонтанного и не обдуманного досконально решения. Раньше Поттеру были не свойственны такие порывы, а в тот роковой момент он даже не знал, что на него нашло. Казалось, что всю его логику и здравый смысл враз отключили, и он не заметил подвоха, который был ему уготован. Но сейчас, когда пути назад уже не было, парень смог все взвесить и прийти к выводу, что были определенные действия, которые поспособствовали такому решению. И первое, что казалось самым разумным - это Дамблдор.

Парень хотел добыть знания и силу, чтобы была возможность ему противостоять, а не превратиться в очередную марионетку в руках этого старика. Гарри сразу раскусил коварные планы директора, поскольку за свою жизнь не раз встречал такой сорт людей, да и те же Дурсли были такими. Только они, в отличие от старика, предпочитали действовать силой, а тот, в свою очередь, запудривал окружающим мозги и навязывал свое мнение. Маги, как доверчивые котята… нет, не так - как глупцы, следовали за своим лидером и слепо выполняли все указания. Будто не замечая презрительной улыбки, которая редко, но все же мелькала на губах старика. Или расчетливого огонька в синих глазах директора, который просчитал действия той или иной своей пешки на несколько ходов вперед.

Поттер не был идиотом и слепцом, поэтому подмечал малейшие детали в поведении старика и видел за маской добродушия настоящие чувства, и они были далеко не радужными. Альбус Дамблдор был расчетливым и хитрым, настоящим слизеринцем, в десятки раз коварней Темного Лорда, которого жители магического мира обливали грязью с ног до головы и описывали в книгах его ужаснейшие поступки. Пока Альбусу нужен Гарри, то старик будет с ним носиться как с писаной торбой, идти на уступки, скрипя зубами, и возносить на пьедестал для своей выгоды, но вот когда нужда в этом отпадет, то, ни секунды не колеблясь, Дамблдор воткнет нож ему в спину. В этом у юного слизеринца не было сомнений. И до того, как этот переломный момент настанет, парень решил найти себе пути для отступления и, трезво пораскинув мозгами, он пришел к выводу, что Салазар Слизерин может стать этим самым путем. Мужчина недолюбливал старика, в этом не было сомнений - каждый раз при упоминании фамилии старика его глаза искрились ненавистью и презрением. Дамблдору вряд ли по силам тягаться с Основателем, поэтому тот будет пытаться добиться перемирия. Ну а поскольку Гарри является подопечным Салазара, то старик не будет делать и в его сторону каких-либо выпадов, боясь навлечь на себя немилость Слизерина. Старик попытается хитростью убрать ненужную, но такую значимую фигуру на шахматной доске, но действовать будет в десятки раз осторожней, поскольку противник не лыком шит.

Придя к таким выводам, Поттер решил добиться уважения и расположения своего будущего опекуна. В семнадцать лет он снова сможет получить свои богатство и титул назад, а сейчас стоит немного выждать.

- Гарри, что случилось? - в десятый раз за день спросил Драко, косясь на друга. Этот вопрос заставил Поттера вынырнуть из своих размышлений и терзаний, в которые он был погружен уже около получаса.

- Ничего, - отчеканил мальчик, раздраженно водя ложкой по яичнице с беконом, которую сегодня подали к ужину. У него не было аппетита, но Драко вынудил его припереться сюда, мотивируя это тем, что он и так ничего не ел целый день. В такие моменты Малфой напоминал Гарольду ту рыжую тетку из кафе, где он наслаждался мороженым. Она также кудахтала над своими детьми, от чего те недовольно кривились.

- Гарри, да что с тобой случилось, ты сегодня сам не свой. Шипишь на всех без причины, скоро заклинаниями начнешь кидаться направо и налево, - не унимался Малфой. Драко очень волновало состояние друга, поэтому он решил выяснить, в чем причина.

- У меня просто нет настроения. Наверное, не выспался, - отмахнулся Поттер. - И вообще, мне нужно написать эссе по зельям, - с этими словами мальчик поднялся со своего места и закинул сумку на плечо.

- Так завтра выходной, вот и доделаешь, - насторожился Малфой.

- На завтра у меня другие планы, - отчеканил Гарри и направился к выходу из Большого зала. Драко проводил его подозрительным взглядом серых глаз - он прекрасно видел, что с другом что-то творится, но все же решил не настаивать на своем или нападать вновь с расспросами. А просто отпустить его, и надеяться, что завтра у Гарри будет лучшее настроение, и он расскажет, что стряслось.

Путь до апартаментов занял несколько минут. Подойдя к портрету пожилого мага, Поттер буркнул пароль и зашел внутрь. До встречи с Основателем оставалось еще достаточно много времени, поэтому он решил и вправду написать эссе, дабы избавиться от тревожных мыслей, которые лезли в голову. Но стоило ему зайти внутрь, как Гарри застыл на месте от увиденного. За письменным столом, на котором лежали кипы бумаг, сидел Салазар Слизерин собственной персоной и, что-то бурча себе под нос, перебирал макулатуру.

- Лорд Слизерин, - парень поприветствовал мужчину. - Вы же говорили, что будете ждать меня в Тайной комнате?

- Планы изменились. Я побывал в Гринготтсе и выяснил довольно интересную информацию, которой сейчас намерен поделиться с тобой, - протянул Основатель. - Проходи. Садись. Разговор будет долгим, - Поттер, пройдя вглубь помещения, сел в одно из кресел и внимательно посмотрел на Слизерина, приготовившись внимать каждому его слову. - Во-первых, гоблины приносят тебе искренние извинения из-за того, что допустили такую оплошность, - Гарри непонимающе вздернул бровь.

- За какую оплошность? - не удержался он от вопроса.

- В связи с махинациями Дамблдора и еще некоторых высокопоставленных лиц от работников банка ускользнуло известие, что твои родители живы, - эта новость обрушилась на Гарольда словно гром среди ясного неба. В голове появились десятки вопросов, на которые не было ответов. - Поэтому ты вновь признан несовершеннолетним наследником Поттеров, - эта мысль еще больше огорчила парня. - Гоблины заверили меня, что найдут всех виновников и разберутся с этим делом, - Поттер лишь кивнул на эти слова. Сейчас его волновал другой вопрос: если чета Поттеров выжила в ту ночь, то почему ему пришлось жить в Аду, куда засунул его старик?

- А где Поттеры сейчас?- все чувства, что накапливались столько лет внутри, хлынули наружу. Боль, страх, горечь, а самое главное - обида, обида на людей, которые отказались от него. У парня даже язык не поворачивался назвать этих людей родителями, не говоря уже о том, что испытывать к ним какие-то теплые чувства.

- По некоторым данным, но они не точны, выяснилось, что Джеймс Поттер и его супруга сейчас находятся в одном из имений во Франции, которое было куплено на имя Лилии Эванс, за месяц до их мнимой смерти. Также гоблины смогли выяснить, что у тебя есть сестра по имени Анабель Поттер, - сверившись с записями в документе, произнес Салазар. - Она на год младше тебя, - Гарри судорожно вздохнул - это известие означало, что Дамблдор знал о наличии у него сестры и о живой чете Поттеров. Все это было давно запланировано, «любящие» родители бросили его на милость Дурслей, а сами жили себе в удовольствие, наличие сестры всего на год старше это подтверждало. Парень не удивится, если окажется, что у него есть еще и пара братьев. «Прямо как Уизли», - меланхолично подумал Гарри, представляя целую ораву детей.

- Что мне теперь делать? - этот вопрос сорвался с уст раньше, чем Поттер смог остановить себя. Стоило ему прозвучать, как в комнате повисло напряженное молчание - Гарри был в ярости, поскольку понимал, что Поттеры скоро могут появиться и начать диктовать свои правила, а он, если не хочет остаться нищим и лишиться поддержки рода, должен идти у них на поводу.

- Как ты уже понял, наверное, гоблины начали поднимать архивы и разбираться в этом запутанном деле. Был подан запрос в Министерство, куда сегодня в обед умчался Дамблдор и еще не вернулся, и я более чем уверен, что завтра в Англию вернутся Поттеры с приготовленной историей для прессы, - через пять минут заговорил Основатель, нарушая молчание.

- Я это понял, сэр, - отозвался Гарри.

- Так вот, у тебя есть только два выхода - или следовать указаниям родителей, а через них и Дамблдора, или отрекаться из рода.

- Я презираю этих людей, они меня бросили на попечение ненавистным родственникам. А через десять лет появляются, как ни в чем не бывало. Я лучше буду нищим, чем признаю их! - воскликнул парень, вскочив со своего места и начиная наматывать круги по периметру комнаты.

- Других слов я от тебя и не ожидал. На наше счастье, магия не посчитала меня принадлежащим к роду Поттеров, как я вчера предполагал. А поскольку в моих жилах течет кровь старшего из братьев Певереллов, то титул Лорда Певерелла больше не принадлежит Джеймсу Поттеру, - эти новости слегка обрадовали Поттера - он порадовался, что хоть это не достанется людям, которых он за несколько минут успел возненавидеть. - Далее, насчет моей легализации - я решил не химичить. Замок, хоть так, хоть так, чувствует мое присутствие, думаю, директор не позже, чем через пару дней, узнает о том, что я жив, поэтому нет смысла менять имя или делать что-то в таком роде, дабы скрыть свою настоящую личность. К сожалению, наследником Основателя я назваться не могу, дабы избавить себя от лишних проблем, поскольку у меня связь с Хогвартсом другая, и директор с персоналом это почувствуют, - логически начал рассуждать мужчина. - И сядь, не мельтеши перед глазами.

- А это не вызовет много шума? - полюбопытствовал Гарри, вновь усаживаясь в кресло.

- Вызовет, - согласился Основатель. - Но другого выхода нет. Да и магия - странная вещь и неограниченная, поэтому все это можно списать на нее, - хмыкнул Салазар. - Но поговорить с тобой я хотел не об этом. Ты лишишься поддержки рода, если отречешься, и станешь равным по статусу грязнокровкам, - Гарри помрачнел и хотел было начать возражать, но под строгим взглядом Слизерина он замолчал, не успев сказать и слова. - Так вот, поскольку я больше не человек, то детей с вероятностью девяносто процентов не смогу иметь. Конечно, первородные вампиры, к которым отношусь и я, могут иметь ребенка, но боюсь, ритуалы, которым подверглось мое тело и душа, эту возможность напрочь убрали. Поэтому я предлагаю тебе стать моим сыном по всем законам магии, - Слизерин вопросительно посмотрел на Поттера, ожидая его решения.

- Я согласен, сэр, - на лице Поттера появилась слабая улыбка.

- Хорошо, - кивнул Основатель. - И называй меня просто Салазар, без всяких там «сэров». Я ведь не так уже и стар, к тому же скоро мы станем семьей.

- Хорошо, Салазар, - пробуя слово на вкус, произнес Гарри.

- Стоит всё провести как можно раньше, пока Поттер и Дамблдор не надумали нам помешать, - парень серьезно кивнул. Он знал, на что способен старик, поэтому был согласен со своим будущим отцом. Какое странное слово, но от одной мысли о нем по телу проходит умиротворенная дрожь. Сейчас Гарри благодарил всех богов, что они дали ему возможность познакомиться со Слизерином. Мужчина на первый взгляд казался холодным и беспристрастным, но стоило получше его узнать, и он представал в другом свете. Конечно, он не превращался в бескорыстного человека, доброго и заботливого, но в его взгляде появлялись положительные эмоции.

- Завтра? - спросил Гарри.

- Нет, я уверен - завтра директор вызовет тебя к себе в кабинет и попытается помирить с родителями. Действовать нужно сразу, - с этими словами Слизерин подошел к камину и, кинув туда горсть летучего пороха, просунул в зеленый огонь голову. Пара фраз, и вот он уже невозмутимо сел напротив Гарольда. Огонь в камине вспыхнул, и оттуда вышел гоблин, небрежно отряхивая свой наряд от сажи.

- Салазар, и не спится тебе по ночам, - злобно буркнул гость.

- Дела, Грипкуха. В первую очередь дела, а уже потом сон, - хмыкнул Основатель. - Мне нужно, чтобы ты провел ритуал усыновления, - глаза гоблина неверяще округлились - чего-чего, но не таких слов он ожидал от своего старого друга.

- Ладно, - справившись с изумлением, сказал директор банка. - Но у меня нет с собой чаши и ритуального кинжала.

- Не переживай, все это есть у меня, - подтверждая эти слова, на столе словно из воздуха появились требуемые предметы и пара пергаментов.

- Тогда приступим, - после этих слов гоблин шагнул к столу и жестом попросил оппонентов следовать за ним. Салазар стал справа, а Гарольд, повинуясь команде, слева. Далее последовала небольшая тирада от гоблина на неизвестном Поттеру языке. Когда со словами было покончено, Грипкуха протянул кинжал Слизерину.

- Наполни чашу до первой отметины, - мужчина кивнул и рассек себе запястье, разместив руку над чашей, он дал крови свободно стекать. К огромному удивлению Гарольда, кровь Основателя была не красная, как у всех людей, а черная, словно нефть. «Может, это из-за того, что он вампир», - подумал Поттер, когда кинжал перекочевал в его руки.

- Молодой человек, рассеките ладонь и наполните чашу до второй отметки, - парень кивнул, говоря этим жестом, что понял слова, и начал делать, как велели. Когда все было выполнено, гоблин забрал прибор и прошептал пару слов, снова на непонятном языке, отчего кровь забурлила и начала приобретать голубой оттенок.

- Гарольд Джеймс Поттер, отрекаешься ли ты от рода Поттеров? - голос словно звучал во всей комнате. По телу Гарри прошлись мурашки, но он все же смог из себя выдавить:

- Да, - магия вспыхнула. Дальше последовала целая речь, во время которой Слизерин принимал Гарри в свой род и нарекал своим сыном и наследником. Они сделали по паре глотков крови из чаши, а затем гоблин велел дать Гарри новое имя.

- Гарольд Салазар Слизерин! - провозгласил Основатель. Все перед глазами парня вспыхнуло красным, и он, пошатнувшись, начал оседать на пол, но от позорного падения его удержали чьи-то крепкие руки.

- Салазар, я пойду, на этом моя помощь закончилась, если что-то нужно, пиши. Ты мне друг, и я всегда готов придти тебе на помощь, - первое, что услышал Гарольд, когда к нему вернулось сознание.

Глава 33.

Первое, что увидел Гарольд, когда открыл глаза - Салазара, который склонился над ним и приставил какую-то колбу с синей жидкостью к губам.

- Выпей, - скомандовал Основатель. Поттер, хотя нет, бывший Поттер, покорно проглотил жидкость и скривился от неприятного вкуса. - Это восстанавливающее зелье, оно поможет быстро восстановить твою магическую силу.

- Можно воды? - хриплым голосом попросил парень. Взмахнув рукой, Салазар подозвал к себе со столика стакан с водой и начал маленькими струйками вливать её в рот своего новоявленного сына. - У тебя что-то болит? - когда с этой процедурой было покончено, осведомился Основатель.

Гарри прислушался к ощущениям в своем теле и понял, что у него какой-то словно жар внутри, и немного болит голова, но боль постепенно начинает отступать.

- Голова болит и внутри как-то… - Гарри не смог подобрать нужное слово, - все горит, - наконец-то определился юный наследник.

- Организм перестраивается, и магия меняется, - пояснил мужчина. - Ритуал полностью уничтожил в твоих жилах кровь биологических родителей, и сейчас происходит замена на мою. Ритуал, который мы использовали - темный, поэтому требует определенную плату, в нашем случае это боль и жжение. Весь этот дискомфорт, через несколько часов пройдет. Также твоя внешность претерпела некоторые изменения, не сильные, поскольку сейчас мы очень похожи, но все же, если присмотреться, заметные, - Гарольд лишь кивнул, переваривая полученную информацию.

- Ритуал прошел успешно? - голос стал немного мягче и… певучей, что ли, с удивлением отметил юноша.

- Да, гоблины мастера своего дела, - протянул Салазар, внимательно рассматривая сына, от чего тот слегка поежился - уж слишком красноречив был взгляд синих глаз. Стоп - каких синих? Гарри вновь посмотрел на мужчину перед собой и с удивлением отметил, что его черты слегка изменились. В особенности глаза - они больше не были миндалевидной формы и ярко-зеленого цвета, как и у него самого, а стали пронзительно-синими, но самым удивительным был ободок зрачка - он так и остался прежнего цвета. Остальное было вроде прежним, отметил Гарольд, с любопытством разглядывая «отца». Парень несколько раз повторил это слово про себя, словно пробуя на вкус. Раньше ему никогда не приходилось употреблять его, поскольку Вернона Дурсля он таковым не считал. А что жив настоящий, до сегодняшнего дня Гарольд и не подозревал, хотя в душе были какие-то теплые чувства - надежда, что ли. Все же кровную связь невозможно одурачить, даже с помощью ритуалов или скрывания под специальными артефактами. Но сегодня она окончательно рассеялась, поскольку Гарольд не горел желанием общаться со своими биологическими родителями - даже если они придут и попросят прощения, это ничего не изменит. Юноша всегда будет помнить первые годы жизни с родственниками, которые его возненавидели с первого дня и каждый раз пытались ему указать, насколько он ничтожен. Но с появлением Салазара у парня появилась возможность обрести нормальную семью, пусть и не такую любящую или полноценную, но все же у него будет отец - это слово до сих пор вызывало трепет в душе.

Немного пообщавшись со Слизерином, Гарольд признал, что тот не такой уж плохой - конечно, у Основателя сложный характер, но он вовсе не деспот, как утверждали некоторые маги, и не тиран и диктатор, каким его изобразили в книгах. У него есть свои заморочки, но это не мешает ему быть хорошим человеком, одним из лучших, которых встречал мальчик.

Конечно, многие скажут, что Гарольду не повезло обзавестись таким отцом, но вот он с этим утверждением категорически не согласен. Лучше такой отец, чем тот, что бросил его на произвол судьбы, а сам где-то за границей наслаждался жизнью и ни разу не узнал, как же поживает его сын. Из размышлений Гарольда вывело негромкое покашливание, исходящее от Салазара.

- В дальнейшем нужно будет сходить в банк и создать для тебя личный сейф, - проговорил мужчина, крутя в руках бокал с рубиновой жидкостью - похоже, пока Гарольд был погружен в свои мысли, Основатель уже успел раздобыть алкоголь.

- Зачем? - искренне удивился мальчик. Он не понимал, зачем ему такой сейф, если Салазар и так купит ему все необходимое. Хотя… может, это какая-то традиция.

- Так полагается, - пояснил Основатель. - Ты теперь мой сын и наследник, а значит, я должен позаботиться о твоем будущем, - Гарри лишь кивнул - ему еще предстояло многое узнать о волшебном мире, поскольку сейчас у него были поверхностные знания - те, что он за такой короткий промежуток времени успел почерпнуть из книг или немногословных рассказов Драко, который не особо любил такие вещи.

* * *

Сегодня был понедельник, первый учебный день недели. Но не это беспокоило Гарольда - вчера Салазар поведал ему, что в Хогвартс пожаловала его бывшая семейка. Откуда он это узнал, для Гарри осталось тайной, хотя имелись кое-какие предположения насчет закрепления связи с замком, о которых мельком упоминал Основатель. У Гарри не было причины не верить отцу, да и Дамблдор вчера и сегодня за учительским столом сияет как начищенный галеон, это явно неспроста. Поэтому юный наследник Слизерина приготовился к тяжелому разговору, а что он вскоре состоится, не было сомнения. Уж слишком красноречивые взгляды кидал в его сторону старый манипулятор, да и декан сегодня слишком мрачен и раздражителен. Снейп сверлил парня взором своих черных глаз, словно пытаясь заглянуть в душу, но в отличие от директора на его губах в этот момент была печальная улыбка, которая говорила лучше любых слов.

- Гарри, я слышал сегодня от старшекурсников, что у нас появится новый преподаватель по истории магии, - пробормотал сидящий рядом Малфой.

- Давно пора, - меланхолично ответил бывший Поттер. - А то на уроках Биннса настоящая скукота, да и пользы никакой. Каждый урок про восстание гоблинов рассказывает, я его уже наизусть выучил, - после этих слов сидевшие поблизости слизеринцы зафыркали и согласно кивнули.

- У нас сегодня как раз есть этот урок, - сверившись с расписанием, изрекла Гринграсс.

- Интересно, кого нам поставят? Может, очередного идиота, такого, как Квиррелл, - вновь за столом послышались смешки.

- Он боится своей тени, как такому доверили учить нас… - издевательски протянула Забини, намазывая тост клубничным джемом.

- Дорогие ученики, - со своего места поднялся директор. - У меня есть несколько объявлений для вас, - в зале повисла тишина - все внимательно слушали, что хочет поведать им Дамблдор, а тот в свою очередь не спешил.

- Он что, специально время тянет? - фыркнул Малфой.

- Малфой, это ведь Дамблдор, ты что, забыл, что он уже стар и у него мог появиться склероз, - поучительно заметил Нотт, сидевший неподалеку. Часть слизеринцев одобрительно заулюлюкали, соглашаясь с однокурсником. Сегодня вообще был какой-то странный день - представители Слизерина вели себя слишком открыто, что не укрылось от взгляда их декана.

- Дамблдор любит добавить драматизма, - констатировал факт Гарольд, который до этого лишь безразлично поглощал свой завтрак. У него имелись предположения насчет того, что хочет сказать директор, но вот делиться ими с однокурсниками он не спешил.

- Тишина, - прогремел на весь зал голос, усиленный магией. Ученики покорно замолчали, внимательно смотря на старика. - С сегодняшнего дня в программу образования входит новый предмет, он будет обязательным для студентов всех курсов. Сейчас деканы раздадут вам новое расписание, где вы смежите все увидеть. Также сообщаю, что с сегодняшнего дня уроки по уходу за магическими существами будет вести Лили Поттер, - после этих слов в зале поднялся шквал голосов - все, недоумевая, смотрели на директора, который невозмутимо улыбался. Неожиданно двери Большого зала открылись, и внутрь прошли двое темноволосых мужчин, в одном из которых Гарольд узнал своего биологического отца. Он выглядел почти также, как на вырезках из газет, которые юноша нашел в библиотеке, разве что постарше. Те же круглые очки, за которыми скрывались коричневые глаза, торчащие во все стороны черные волосы и слегка задорная улыбка. Второй мужчина выглядел более похожим на аристократа - также черные волосы, только они были длиннее и собраны в хвост, перетянутый темного цвета лентой, темно-синие глаза весело сверкали из-под челки, а на губах располагалась задорная улыбка.

Мужчины быстрым шагом направились к преподавательскому столу и заняли два свободных места возле декана Слизерина, отчего тот скривился, словно от зубной боли, и постарался отодвинуться подальше.

- Что это было? - вышел из оцепенения Малфой, непонимающе смотря на друга.

- Джеймс Поттер и Сириус Блэк, - хмыкнул Гарольд под изумительными взорами своего факультета.

- Но ведь он… погиб десять лет назад, - пролепетала Дафна.

- Как видишь, нет, - безразлично протянул юноша. На первый взгляд казалось, что эта ситуация его вообще не касается, но внутри все кипело от ярости.

- Как я раньше и говорил, в школьную программу введен новый предмер, преподавать его будет Джеймс Поттер, - после этих слов директора в зале начался настоявший хаос. Все перешептывались, делясь информацией и обсуждая услышанное. - Тишина, - вновь взял слово Дамблдор. - Историю магии будет вести Сириус Блэк, - снова шквал шепоток потряс зал. - А сейчас всем разойтись, урок начнется через десять минут, - ученики покорно начали подниматься и покидать Большой зал.

- Вот это новости, - холодно произнес Драко. Он был немного осведомлен о жизни друга с Дурслями, поэтому взирал на Джеймса с презрением, и если бы взгляд мог убивать, то Поттер уже давно покинул этот мир. - Как они вообще посмел сюда заявиться? И где они шлялись все эти десять лет? - бушевал Малфой.

- Мистер Поттер, пройдемте со мной в кабинет директора, - Снейп появился словно из-под земли.

- Хорошо, - откликнулся Гарри. - Встретимся в классе, - эти слова были предназначены Малфою. Драко лишь кивнул, продолжая сверлить спины Дамблдора, Поттера и Блэка свирепым взглядом.

- Профессор, я не желаю говорить с Поттерами без моего отца, - сказал Гарри, когда они вышли из зала.

- Мистер Поттер, ваш отец будет там, - елейным голосом протянул Снейп.

- Джеймс Поттер мне не отец, - заявил парень.

- Мистер Поттер, не заставляйте меня усомниться в вашей вменяемости, - яда во фразе хватило бы, чтобы отравился сам василиск, но это не возымело должного эффекта на Слизерина.

- Я прекрасно осознаю, что говорю, профессор, и со стопроцентной уверенностью заявляю вам, что к чете Поттеров я не имею никакого отношения.

- Поттер, что вы тут несете? - начал выходить из себя зельевар.

- Правду профессор, всего лишь правду, - задумчиво протянул Гарри. Когда они почти достигли горгульи, из-за угла неожиданно вышел Салазар во всей своей красе. Он неторопливым шагом подошел к Снейпу, который застыл словно вкопанный, признавая в мужчине Основателя своего факультета. Черты Салазара хоть и изменились, но вот родовое кольцо, которое сверкнуло при попадании на него лучей солнца, подтвердило догадку декана. Гарри же в свою очередь лишь улыбнулся прибывшему, не показывая ни грана удивления при встрече с человеком, который жил тысячу лет назад. Слизерин сразу предвидел, что Поттеры заявятся в Хогвартс и попытаются с помощью директора заполучить власть над Гарольдом, поэтому было решено сразу расставить все по своим местам. Для этого сейчас и появился Основатель, дабы разрушить все планы Дамблдора.

- Отец, - юноша специально употребил это слово, дабы еще больше ввести в ступор своего декана. - Директор вызывает меня к себе, - с ухмылкой, не предвещающей ничего хорошего, протянул Гарри.

- Тогда пойдем, - Салазар подошел к статуе, и та, не требуя пароль, открыла проход. Неторопливым шагом, с гордо поднятой головой и слегка презрительной улыбкой, которая частенько красовалась на лице Снейпа, когда тот кого-то отчитывал, он зашел внутрь. Гарри направился следом, его глаза поблескивали от предвкушения. Декан тоже направился в кабинет, неверяще таращась на Основателя.

Когда их тройка зашла внутрь, Гарри увидел, что там уже сидели Блэк, чета Поттеров, декан Гриффиндора, неизвестно, конечно, для чего, и сам директор. Он всем добродушно улыбался, пока его взгляд не пал на родовое кольцо Салазара - улыбка молниеносно сползла с его лица, уступая место удивлению.

Глава 34

Наверно, еще ни один из присутствующих в кабинете директора школы не видел Альбуса настолько растерянным и взволнованным. Его голубые глаза были расширены то ли от шока, то ли от непонимания. А руки нервно подергивались, даже песня феникса, который кинулся на выручку Дамблдору, не смогла его успокоить. Во взгляде пропал озорной и всезнающий огонек и появилась обреченность.

- Директор, вы вызывали меня? - нарушил затянувшуюся тишину Гарольд. Первое слово он произнес с издевкой, давая понять старику, кто в этих стенах является истинным директором, признанным самой магией.

- Мистер Поттер, - надо отдать должное Альбусу, он смог быстро оправиться от шока и более-менее совладать с собой. Его взгляд внимательно следил за каждым движением Слизерина. В глубине души он надеялся, что личина Салазара Слизерина сейчас сползет, открывая облик Драко Малфоя, и в кабинете раздастся насмешливый окрик: сюрприз!!! Но секунды шли за секундами, складываясь в минуты, но тот молчал, и лишь кривоватая улыбка, располагающаяся на его лице, лучше любых слов доказывала, что все это не розыгрыш или дурной сон, а правда.

- Мистер Дамблдор, человек, к которому вы обращаетесь, уже как три дня не является Поттером, - отчеканил Салазар. Видя, что им с сыном не собираются предложить присесть, он небрежным взмахом руки создал два кресла, в одно из которых и сел. Гарольд немного замешкался, но через пару секунд грациозно, словно хищник, опустился в другое.

- Как это не является?! Он мой сын и наследник! И вообще, кто вы такой?! - в кабинете раздался недовольный голос Джеймса Поттера.

- Юноша, - от этого слова Джеймс дернулся, словно от пощечины, и хотел было что-то сказать в ответ, но его остановил властный взмах руки. - Насколько я вижу по родовому перстню, вы являетесь Лордом, но ведете себя как неотесанный маггл. Вашим предкам должно быть стыдно за такого наследника.

- Что вы себе позволяете?! - гневно орал Джеймс, но Салазар лишь брезгливо морщился, смотря на главу рода Поттеров. Сидевший в директорском кресле Альбус устало прикрыл лицо ладонями, а когда убрал их, казалось, что в мгновение ока он постарел на десятилетие.

- Дорогие друзья и коллеги, позвольте вам представить одного из Основателей Хогвартса Салазара Слизерина, - после этих слов из рук декана Гриффиндора вылетела чашка с чаем и, ударившись о каменный пол, разлетелась на мелкие части. Но никто из присутствующих не обратил на это внимания, все с недоумением смотрели то на безразличное лицо Слизерина, то на Альбуса, ожидая, пока один из них отклонит это нелепое высказывание. «Салазар Слизерин жил около тысячи лет назад, как он может сейчас находиться здесь, это нелепо!» - такая мысль крутилась в уме четы Поттеров, Сириуса Блэка и Минервы МакГонагалл. - Как бы это неправдоподобно ни звучало, но это так, - казалось, Дамблдор знал, о чем подумали его соратники.

- Но этого просто не может быть, он ведь давно умер, - Джеймс ткнул пальцем в Основателя.

- Это верх неприличия, юноша - показывать пальцем на что-либо или кого-либо, - Поттер скривился от слова «юноша», но на этот раз кричать или бросаться с кулаками на обидчика не стал.

- Джеймс, это некультурно, - пожурила мужа Лили, все время разговора с надеждой смотря на сына, который ее игнорировал.

- Господа, мы сегодня здесь собрались не для этого, семейные проблемы, миссис Поттер, вы можете выяснить дома. Сюда был вызван мой сын, и я хочу знать, по какому вопросу, - это было адресовано директору.

- Ваш сын? - севшим голосом спросил старик, а сидевшая в углу Лили вскочила с кресла и, гневно сжав кулаки, начала надвигаться на Слизерина, но ее вовремя перехватил Блэк и прижал к своей груди.

- Успокойся, это просто какая-то нелепость, - негромко шептал ей Сириус, пытаясь успокоить. - Мы все сейчас выясним, и Гарри вернется в любящую семью, - после этих слов из кресла, где сидел парень, послышалось презрительное фырканье.

- Мистер Блэк, вы глубоко ошибаетесь. У меня есть любящий отец, с которым я счастлив, а этих людей я не знаю. Мои биологические родители погибли. Отец - от Смертельного проклятия, когда пытался защитить наш дом от Темного Лорда, а мать отдала свою жизнь, прикрывая меня от Авады. Вас я не знаю, - после этих слов почти все были готовы кричать от ужаса. Из глаз Лили Поттер медленно потекли соленые слезы горечи и досады.

- Я твоя мать, - тихо зашептала она, подходя к креслу и падая на колени перед Гарольдом. - Мы пытались защитить тебя, отдав моей сестре, она должна была относиться к тебе как к сыну.

- Мадам, встаньте, даме не пристало стоять на коленях, - но Лили упорно продолжала стоять, надеясь, что так вымолит прощение сына. - Для меня это не имеет значения, мы чужие люди. Я могу вам простить ваш поступок, я даже могу понять, что все это вы сделали во благо, но нам никогда не быть семьей, я просто не смогу полюбить вас, - каждое слово было сказано безразличным голосом, но одинокая слезинка, что скользнула по лицу, и которую никто, кроме Салазара, не заметил, подтверждала, что этот разговор дается Гарольду с огромным трудом. - Мадам, у вас другая семья, любящий муж, прекрасная дочь, мне нет в ней места.

- Ты наш сын Гарри, мы попробуем все исправить, подарим тебе настоящее детство, то, что ты заслуживаешь. С сестрой вы подружитесь, и все мы будем счастливы. И как раньше, будем одной большой семьей.

- Миссис Поттер, нам никогда не стать семьей, мы из разных миров.

- Мы попробуем, - стояла на своем Лили. Все, кто находились в кабинете, молчали, давая матери с сыном возможность пообщаться.

- Нет, я этого не хочу.

- Гарри, зачем ты так жестоко поступаешь с нами? Мы ведь с Джеймсом тебя любим.

- Это для меня не имеет значения - как десять лет назад вы выбросили меня из своей жизни, так и я вас сегодня выбрасываю из своей. Вы мне никто, как и я вам. Советую это вам запомнить.

- Гарри…

- Меня зовут Гарольд Салазар Слизерин, мадам, и никак иначе, - парень четко проговорил каждое слово, словно приговор. Лили словно сломанная кукла сидела возле его кресла, вцепившись в его мантию, словно в самое дорогое на свете, и плакала.

- Директор, если это всё, я хотел бы с сыном покинуть этот кабинет, - произнес Салазар, подходя к сыну и кладя свои руки ему на плечи. От этого мимолетного жеста тот почувствовал себя защищенным и расслабился.

- Лорд Слизерин, в свете недавних событий я хотел бы обсудить с вами кое-какую информацию, - серьезно произнес Альбус.

- Я думаю, сейчас для этого неподходящее время, вечером я зайду к вам, и мы все обсудим, - директору ничего не оставалось, как кивнуть.

- Лорд Слизерин, давайте я выделю вам апартаменты и эльфа...

- Не стоит, директор, я остановлюсь в своих покоях, а поскольку хозяином этого замка являюсь я, то любой домовик с радостью выполнит мой приказ, - с этими словами Салазар с сыном покинули кабинет, оставляя позади обеспокоенных и подавленных обитателей.

- Я постараюсь заслужить твою любовь, - в спину удаляющимся послышался хриплый голос Лили Поттер.

* * *

- Как ты себя чувствуешь? - обеспокоенно спросил Слизерин, когда за ними закрылась дверь.

- Я не знал, что это будет так больно, - честно признался Гарри.

- Это пройдет, - Салазар, повинуясь порыву, притянул сына к себе и заключил в крепкие объятия, словно защищая от всего мира. - Я не дам тебя никому в обиду, знай это, чего бы мне это ни стоило.

- Спасибо, - Гарольд тесней прижался к отцу, вдыхая его аромат и постепенно успокаиваясь. - Они ведут себя так, как будто не было десяти лет разлуки. Не было тех пяти лет Ада у Дурслей, голода и бедности. Я их презираю, всем сердцем презираю, - впервые за пять лет из глаз мальчика хлынули горькие слезы. Салазар покрепче притянул к себе сына и аппарировал в свои покои. Он даже не заметил, что за этой сценой наблюдал Снейп, который покинул кабинет директора вскоре после них.

- Они выкинули меня как ненужную вещь, а теперь вспомнили, что у них есть сын, - Слизерин аккуратно уложил плачущего мальчишку, который выглядел сейчас так уязвимо, на постель и сам умостился рядом. Мужчине были не свойственны такие проявления чувств, но этот клубочек, что так доверчиво к нему прижимался, заставлял его сердце оттаивать.

Они полежали еще так пару минут, пока всхлипы не затихли, и Гарольд не погрузился в мир грез. В комнате слышалось только его тихое дыхание и потрескивание пламени в камине.

Глава 35

Первое, что увидел Гарольд, когда открыл глаза - это неизвестная обстановка. Осмотревшись по сторонам, он убедился, что ему не померещилось, и он вправду находится не в своей комнате и даже не в гостиной факультета, а где-то в доселе неизвестном ему месте. Неожиданно до слуха донесся шорох, а через секунду дверь, которую юноша из-за полумрака не заметил, открылась, и на пороге появился Салазар Слизерин. Повинуясь небрежному взмаху его руки, ярко засиял камин, от которого сразу повеяло жаром. Еще одно движение - и магические огоньки в виде змей, висевшие на стенах, засветились бело-синим сиянием.

- Ты уже проснулся, - это была констатация факта, а не вопрос. Произнеся эти слова, мужчина присел в одно из кресел, стоявшее возле окна, за которым открывался чарующий пейзаж: полнолуние и одинокий волк, лежавший во всей своей красе на заснеженной поляне. - Как ты себя чувствуешь? - этот вопрос заставил юного волшебника оторваться от созерцания картины за окном. Она действительно завораживала своей красотой и не оставляла сомнения, что это - произведение чистейшей магии, наподобие той, что создала потолок в Большом зале.

- Нормально, - прислушавшись к своим ощущениям, проговорил Гарри. У него и вправду ничего не болело, но вот на душе было как-то тяжело, казалось, что ее вырвали из тела, поломали, а потом поместили обратно. Да и сердце внутри было изранено, и из ран сочилась кровь предательства. Но Гарри привык к таким чувствам: боль, агрессия, непонимание, безразличие стали его постоянными спутниками. Они словно купол окутывали парня, не желая отпускать.

Загнав поглубже все свои переживания и нацепив на лицо привычную маску добродушия, юноша посмотрел на Основателя, который глядел ему прямо в глаза, словно через них заглядывая в душу - израненную, покалеченную, но все же живую.

- Я прожил на этом свете немало лет, поэтому повстречал множество магов. Исходя из этого, с полной серьезностью могу сказать тебе, что в моем присутствии не нужно скрывать истинные чувства за безликими масками. Я прекрасно вижу и чувствую твои внутренние переживания, поэтому меня невозможно одурачить, будь ты даже прекраснейшим актером, - парню ничего не оставалось, кроме как кивнуть. Он уже понял, что со Слизерином ему ничего опасаться, но вот инстинкты брали свое. - Здесь ты можешь быть самим собой, таким, какой есть на самом деле. Запуганным, сломленным, преданным мальчишкой… - небольшая пауза, а затем тишину комнаты вновь нарушил голос Основателя. - Я приму тебя любым и никогда не осужу. Но вот когда ты находишься за этой дверью, - легкий кивок в сторону большой дубовой двери с изображением василиска в короне, - я жду от тебя подобающего поведения, достойного моего наследника. Хладнокровность и расчетливость - это два главных качества, которыми должен обладать настоящий аристократ. А уже потом идут ум, проницательность, сила и еще много других черт характера, - Гарри слушал каждое слово мага с затаенным дыханием.

- Я это понимаю, - отозвался юноша.

- Насчет бури, что творится в твоей душе - она пройдет, но нужно время, много времени. Оно залечивает раны, но вот рубцы останутся навсегда, и иногда буду давать о себе знать, - глубокомысленно изрек Основатель.

- Надеюсь, - шепотом произнес парень, но Салазар его услышал.

- Пройдет, поверь мне. И знаешь, жизнь и так коротка, чтобы тратить драгоценные минуты на такие ненужные вещи, как грусть и обида. Не стоит поддаваться своим страхам, иначе они поглотят тебя всецело. Живи будущим, а не прошлым или несбывшимися мечтами. Поттеры сделали однажды свой выбор, а ты вчера сделал свой. Живи назло им и будь счастлив так, как никогда не мог бы быть счастлив с ними. Они твое прошлое, трагическое прошлое, а я - настоящее. Худшим наказанием для этих людей будет безразличие, поверь мне. Покажи им, что они для тебя никто, хотя, конечно, месть - это святое. Но ведь месть - это такое блюдо, которое подают холодным, - губы Салазара искривила злая усмешка.

- Спасибо. Я думаю, это то, что я должен был услышать, - после небольшой, но очень полезной речи, Гарольд приободрился, и в его глазах вновь появился блеск.

- А сейчас хватит прохлаждаться, молодой человек, - строгим тоном начал Основатель, но огонек в синих глазах выдал его истинные чувства. - Тебя еще ждут занятия и завтрак, который, впрочем, ты уже практически пропустил, - посмотрев на странное приспособление на руке, до боли напоминающее наручные часы, изрек Основатель.

- Я что, проспал целый день? - ужаснулся юный маг.

- Да. Вчера ты был подавлен, поэтому я решил тебя не тревожить, а дать нормально отдохнуть, - ответил Основатель.

- Я думал, вы совершенно другой, - слова сорвались с языка Гарри раньше, чем он смог их остановить.

- Для начала обращайся на «ты», сколько мне тебе это напоминать, Гарольд. А то я чувствую себя старым дедом, - юноша слегка улыбнулся. Если учитывать возраст Слизерина, то он и вправду уже старик, поэтому такое высказывание вызвало лишь улыбку. - А теперь насчет твоих слов. Ты рассчитывал увидеть перед собой бесчувственную льдину?

- Если честно, то да, - уверенно сказал бывший Поттер. Он еще не мог легко общаться со Слизерином, хотя и понимал, что они семья, но этот мужчина был для него живой легендой. Один из создателей Хогвартса, если верить книгам - первый Темный Лорд и очень сильный маг, равных которому нет. В придачу ко всему, вампир, для которого не существует ограничений во времени.

- Я жестокий человек, таким меня сделала жизнь. Но ты - моя семья, поэтому я готов для тебя на многое, даже стараться быть терпеливей, хотя это очень сложно. Я не привык общаться с детьми, к этой категории относишься и ты. Дослушай, - произнес Салазар, когда Гарри решил возразить. Ему не нравилось, что отец относится к нему как к пятилетнему ребенку, юноша никогда не считал себя таковым, в большей степени благодаря Дурслям. «А кто тебе не дает сейчас почувствовать себя ребенком, которого любят, и о котором есть кому позаботиться? Ведь у тебя есть шанс» - неожиданно зазвучал голос в голове. - Мне больше тысячи лет, поэтому, я думаю, имею право называть тебя мальчишкой, - Гарри лишь кивнул. - Я буду заботиться о тебе и опекать, пока ты меня не предашь, но если ты решишься на этот шаг, моя месть будет страшной, - юный Слизерин сглотнул. - Я не пытаюсь тебя напугать, просто предостерегаю.

- Я понимаю, и я никогда не подведу тебя, отец, - последнее слово Гарри произнес даже неожиданно для себя.

- Никогда не зарекайся, поскольку неизвестно, какие жизнь преподнесет сюрпризы, - парень вновь кивнул. Он и вправду чувствовал себя рядом с этим очень умным магом маленьким ребенком. - Ладно, а теперь тебе действительно пора.

- Хорошо. А где я сейчас? - задал юноша интересующий его еще с самого начала вопрос.

- Это мои покои, такие были у каждого из нас. Но они запечатаны кровью, поэтому попасть в них может лишь хозяин или прямой наследник. И по стечению обстоятельств мои находятся неподалеку от твоей комнаты, - Гарри вновь кивнул, переваривая полученную информацию. - Если что-то нужно, не стесняйся, проходи, да и познакомиться нам друг с другом нужно.

* * *

Распрощавшись с отцом, Гарольд зашел к себе в комнату, где переоделся и, захватив нужные для уроков учебники, направился в Большой зал. По словам Салазара, завтрак уже заканчивался, но юноша был уверен, что он в самом разгаре. Его что-то манило туда, словно магнитом.

Внутри как всегда было людно и шумно, за Гриффиндорским столом творился бедлам. Студенты спорили и завтракали, не заботясь об элементарных правилах этикета. За желтым столом было не лучше, а вот равенкловцы помалкивали, только изредка бросая внимательные взгляды на преподавательский стол, где восседали новые учителя. За Слизеринским столом также была тишина, только изредка слышался стук столовых приборов и негромкие разговоры.

- Гарри, где ты был? Я тебя вчера обыскался, - обеспокоенно начал Драко, чем сейчас напомнил юноше представителей львиного факультета.

- Это длинная история, - ухмыляясь, произнес мальчик, приступая к яичнице с беконом.

- Я думал, Поттеры на тебя насели и попросили перевести к львятам, - с пренебрежением произнес Малфой.

- Нет, эти олухи не имеют надо мной власти, - фыркнул Гарольд. - Я тебе все потом объясню, а то здесь много лишних ушей, - Драко осмотрелся по сторонам и заметил, что многие слизеринцы краем уха слушают их разговор.

- Дорогие студенты, - со своего места поднялся Дамблдор и призвал зал к тишине. - Сегодня произойдет распределение одной юной леди, которая, я уверен, станет прекрасным дополнением к любому факультету, - когда маразматик уселся, в зал торопливо вошла МакГонагалл со шляпой в руках. Она поставила стул возле учительского стола и встала рядом, держа головной убор в руках. Через пару секунд дверь зала вновь открылась, и внутрь прошествовала невысокая рыжеволосая девчонка, безумно похожая на Лили Поттер. По ее походке было видно, что девочка нервничает - шаги слишком быстрые, и нервная улыбка на губах. Леди Поттер ободряюще улыбалась дочери, а Джеймс с Сириусом одобрительно кивнули. Гарри безразлично посмотрел на свою экс-сестру и отметил, что она - полная копия матери, но вот глаза у нее карие, а не ярко-зеленые.

- Анабель Поттер, - с добродушной улыбкой произнесла декан Гриффиндора, и после того, как девчонка села на табурет, разместила головной убор на соответствующее место. Гарри смотрел на эту девчонку, которая могла стать ему любимой сестрой, поступи Поттеры немного по-другому в ту роковую ночь, и не испытывая к ней никаких родственных чувств, лишь безразличие…

- Гриффиндор, - через минуту размышлений крикнула шляпа. Анабель радостно спорхнула со скамейки и пошла к своему столу. Место себе она выбрала между Уизли и Грейнджер, которые сегодня почему-то сели рядом.

- Ей же вроде нет еще одиннадцати? - недоумевая, спросил Драко, косясь на красный стол.

- Поттеры, им и поблажки, - хмыкнул Гарри, доедая свой завтрак. - С таким-то покровителем, - издевательски протянул мальчик, поднимаясь со своего места. - У нас сейчас зелья, поэтому пойдем в подземелья, - Драко, дожевав свой тост с джемом, поднялся, и они вместе под любопытные взгляды студентов и учителей направились к выходу.

- Так, что там у тебя случилось? Я ужасно волновался, ты мне дорог, поэтому я не хотел терять нашу дружбу, - взволнованно произнес Драко, стоило двери закрыться за их спинами.

- Я встретил человека, который помог мне избавиться от этих идиотов, но думаю, вечером об этом объявит наш уважаемый директор. По счастливой случайности я узнал, что чета Поттеров жила пару дней где-то здесь, до их появления, поэтому по-быстрому с подачи гоблинов провел ритуал отречения. А дальше меня ввел в род мой новый отец и нарек своим наследником. Вчера между мной и Поттерами состоялся разговор, где они убеждали меня, что все прошлое сделали ради моего счастья. Конечно, я не поверил ни одному их слову, поэтому разговором остались недовольны все, особенно многоуважаемый директор, - слово «многоуважаемый» было выплюнуто с презрением, и стало сразу понятно, что Гарри не испытывает к этому человеку и долю теплых чувств.

- Так им и нужно. Вот это наглость, поистине гриффиндорская. Выбросить своего ребенка на улицу на произвол судьбы, а теперь заявиться и иметь наглость заявить, что это ради него, - Гарри хмыкнул на такое высказывание. - Ну, ничего, мы им еще устроим, - с огоньком в серых глазах произнес Драко.

Добравшись до нужного кабинета, парни зашли внутрь, там уже сидело несколько слизеринцев и часть гриффиндорцев. Привычно заняв третью парту, которая уже закрепилась за ними, юноши стали ждать начала урока. Дверь вновь открылась, и в класс вошла Анабель Поттер в сопровождении Грейнджер, которая что-то увлеченно ей рассказывала. Вот взгляд карих глаз скользнул по студентам и остановился на Гарри, внимательно его изучая. Слизерин лишь вопросительно приподнял бровь, губы сами по себе искривились в презрительной усмешке, увидев которую, гриффиндорка густо покраснела и потупила взгляд. Грейнджер, схватив ее за руку, потянула к первой парте, но Анабель что-то прошептала ей и решительно направилась к Гарри, гордо вздернув подбородок. «Настоящая гриффиндорка», - пронеслась мысль в голове юноши.

- Что тебе здесь нужно? - презрительно скривившись, словно от неприятного запаха, протянул Малфой. Слизерин молча созерцал картину перед собой, словно его это вовсе не беспокоит.

- Не твое дело, Малфой, - отчеканила Поттер. - Отец мне много раскрывал про твою семейку, поэтому я не желаю общаться с такими, как ты, - Анабель отвернулась от Малфоя, потеряв к нему любой интерес, и с небольшой улыбкой посмотрела на Гарри. - Меня зовут Анабель, и наверно, ты уже знаешь, что я твоя сестра, - гриффиндорка с надеждой посмотрела на Слизерина.

- Да ты что? - наигранно удивился Гарри. - Ты что-то путаешь, Поттер, у меня нет сестры, - последнее слово было выплюнуто словно ругательство.

- Но мама ведь говорила… - начала лепетать Поттер, нервно теребя рукав мантии. Некоторые слизеринцы засмеялись на такое высказывание, а вот гриффиндорцы с сочувствием смотрели на сокурсницу, но в семейные разборки вмешиваться не спешили.

- Мисс Поттер, соизвольте сесть на свое место, пока я не лишил Гриффиндор нескольких десятков баллов, - в класс, как летучая мышь, влетел Снейп и с нескрываемым презрением посмотрел на Анабель.

Глава 36

- Сэр, но ведь звонка еще не было, - решительно произнесла рыжеволосая гриффиндорка, упрямо смотря на зельевара.

- Мисс Поттер, вам следовало не устраивать балаган в классе, а повторить пройденный материал. Поскольку вы у нас новенькая, я решил проверить ваши знания. Думаю, небольшой тест вам не повредит, - с ядовитой ухмылкой, не предвещающей ничего хорошего, протянул Снейп.

- В той школе, где я училась раньше, новым студентам дают освоиться несколько дней, - возмущенно начала Анабель. Слизеринцы зафыркали на такое высказывание, а Северус скривился, словно от неприятного запаха.

- Мисс Поттер, никто вас не держит в этом классе, можете быть свободны, - зельевар кивнул на дверь, а затем вопросительно приподнял бровь, ожидая ответных слов или действий наглой девчонки, которая за эти пару минут смогла испортить ему все настроение на целый день вперед.

- Нет, я пожалуй пойду повторю материал, - с этими словами Анабель кинула гневный взгляд на Снейпа, а затем, внимательно посмотрев на брата, который словно не замечал ее, отправилась к Грейнджер, писавшую уже что-то на пергаменте. Прозвенел звонок, и зельевар начал рассказывать тему урока, изредка бросая презрительные взгляды на Поттер.

- Откройте учебники на сороковой странице, - страницы книг зашуршали. - Сегодня вы будете готовить заживляющий эликсир, рецепт самый простой из всех, которые вы сейчас видите перед собой. Приступайте, у вас есть сорок минут, - ученики заторопились, спеша к первой парте за ингредиентами. Первыми, как обычно, туда помчались всем скопом гриффиндорцы - толкая друг друга, они пытались выбрать нужные компоненты для приготовления этого зелья. Когда суматоха немного улеглась, к столу гордо прошествовали слизеринцы. Гарри за ингредиентами идти не стал, а попросил Драко взять на двоих.

- Ну она и дура, - тихо зашептал Малфой, кидая презрительные взгляды на парту, где сидели Грейнджер и Поттер.

- Вся в родителей, - хмыкнул Гарольд.

- Ага. Я удивлен, как им доверили еще преподавать, - неодобрительно проговорил Драко. - Обязательно напишу отцу, может, он что-то придумает.

- Как, родителям Героя не доверят?! А то, что они выбросили этого самого Героя из своей жизни и притворялись мертвыми, это так, мелочи, - издевательски протянул Слизерин.

- Мисс Поттер, как я и говорил, вот ваш тест, - в классе вновь раздался голос декана Слизерина, который стоял возле рыжей девчонки.

- Профессор, но он ведь очень большой, и я не успею его написать за урок, - запричитала гриффиндорка.

- Это ваши проблемы, мисс Поттер - чтобы поболтать, вы время находите, значит, найдете и для этого легкого задания.

- А может, я его напишу потом и завтра вам сдам? - с надеждой спросила Анабель. Слизеринцы уже начали посмеиваться над такой тупостью девушки, гриффиндорцы же с ненавистью смотрели на Снейпа, предвещая ему мучительную смерть.

- Я предполагал, что вы умом не блещете, Поттер, но не думал, что настолько, - издевался зельевар. - Вы понимаете такое слово, как «сейчас»? Или родители не смогли вбить в вашу голову элементарные вещи?

- Как вы смеете так говорить о моих родителях?! - воскликнула гриффиндорка.

- Я лишь говорю то, что вижу. И минус двадцать баллов за шум во время урока, - протянул Снейп, одарив девчонку своим фирменным взглядом.

- Вы ужасный учитель, мне папа говорил это, а я еще не поверила! - распалялась Анабель.

- Еще пятьдесят баллов за оскорбление учителя. И я смею заметить, что вы наглая и высокомерная особа, еще похлеще вашего папаши. Думаете, раз принадлежите к знаменитой семье, вам все можно? Но спешу вас огорчить - для меня вы еще одна студентка, которая не умеет держать язык за зубами и строит с себя незнамо что.

- Я не такая, - прошептала Поттер.

- Раз не такая, то соизвольте приступить к тесту, а не тратить мое время зря.

- Хорошо, - гневно сверкая карими глазами, произнесла гриффиндорка и начала что-то отмечать на листочке.

- Не могла помолчать? - донесся до Гарольда голос Грейнджер. - Он ненавидит всех гриффиндорцев, поэтому снимает баллы при любой возможности.

- Я этого не знала. Мама сказала, что он хороший человек, они когда-то были даже друзьями, - зашептала в ответ Анабель. - А он оказался настоящим деспотом.

- Двадцать баллов за болтовню Поттер и Грейнджер, - подал голос из-за своего стола Снейп. - Если вы уже все сделали, можете сдавать и выметаться из класса и не мешать другим студентам.

- Извините, профессор, - понуро ответила Грейнджер, возвращаясь к приготовлению своего зелья.

- Похоже, эти две выскочки сдружились, - фыркнул Драко.

- Это и не удивительно, они обе ненормальные. Ладно Грейнджер - она ведь грязнокровка, но вот Поттер, - наигранно задумавшись, протянул Гарольд. - Я читал, что этот род довольно знатен, а некоторые его представители занимали даже высокие должности в Министерстве. Но, как видно, разбавление крови пагубно на них повлияло, - слышавшие эту речь слизеринцы засмеялись, одобрительно смотря на юного Слизерина.

- Друг мой, ты как всегда прав, - изображая на лице задумчивость, протянул Малфой, чем вызвал еще больше смешков от товарищей по дому. Дальше урок продолжался в тишине - гриффиндорцы, кипя от обиды и негодования, потели над своими зельями, которые, впрочем, были бесповоротно загублены. У одной лишь заучки варево приобрело нужный оттенок, а вот у Логботтома, который сидел справа от Гарри, в котле булькала какая-то странная субстанция, напоминающая кипящую смолу, хотя если исходить из рецепта, жидкость должна иметь бледно-голубой цвет. Уизли недалеко ушел от товарища - у него также зелье было непонятного красного цвета и, к тому же, издавало неприятный запах. У слизеринцев же снадобья почти у всех были идеальны, конечно, не считая варева Кребба и Гойла.

- Лонгботтом! - раздался грозный рык Снейпа. - потрудитесь объяснить, как вы удосужились испортить простейший отвар, состоящий из пяти компонентов. Это просто возмутительно! - негодовал зельевар. - Минус двадцать баллов за тупость, - мужчина перешел к парте, где сидела Грейнджер. Задержавшись там на пару минут, он недовольно поджал губы и направился к парте Уизли и Томаса. - Двадцать баллов с Гриффиндора за невнимательность. Уизли, я поражен вашему таланту на моих уроках - по-видимому, ваш род помимо количества детей славится ещё и тупостью, - Рон покраснел как помидор, но ничего говорить не стал, тотальным усилием сдерживая себя. - Мистер Томас, с вас также двадцать баллов за испорченное зелье, - довольно протянул Снейп, подходя к парте, где сидел Гарри. - Мистер Малфой, сорок баллов за идеально приготовленное зелье. Мистер Слизерин... - декан специально выдержал паузу, давая студентам переварить сказанное. - Сорок баллов за идеальное зелье.

- Спасибо, сэр, - хмыкнул Гарри.

- Профессор, а почему вы назвали его Слизерином? - непонимающе спросила Пэнси.

- Поскольку, мисс Паркинсон, он уже как четыре дня носит эту фамилию, - добродушно пояснил декан.

- Но ведь это неправда, - подала голос Анабель, с непониманием смотря на Снейпа.

- Что неправда, мисс Поттер?

- Он - Поттер, - кивок в сторону Гарри.

- Я уже говорил тебе в начале урока, Поттер, что меня с этой семьей ничего не связывает, - язвительно отозвался Слизерин, привлекая к себе всеобщее внимание.

- Не говори глупостей, - вновь защебетала гриффиндорка.

- Если ты тупа и не понимаешь нормально, то это не значит, что я говорю, как ты выразилась, «глупости». Но я, так уж и быть, просвещу тебя по этому поводу. Я отрекся от рода Поттеров и был магически введен в род Слизеринов самим Салазаром Слизерином, - в классе повисла гробовая тишина - все обдумывали сказанное, но затем шум поднялся с новой силой.

- Придумал себе сказку про Слизерина и врешь теперь всем, - хмыкнула Анабель. - Мог бы просто сказать, что обиделся и не хочешь общаться.

- Слизерин уже тысячу лет как мертв! - выкрикнул Рон, поддерживая слова однокурсницы.

- Тишина, - произнес Снейп, и все тут же замолчали. - Дабы не возникало больше таких недоразумений, и студента моего дома не обвиняли во лжи, я проясню ситуацию, - серьезно произнес зельевар. - Салазар Слизерин жив и невредим, об этом вам сегодня вечером поведает директор. И я подтверждаю, что бывшего мистера Поттера усыновил Основатель школы и нарек своим наследником... - дальше зельевар не стал говорить, поскольку раздался звонок, который оповестил об окончании урока. - Всё, можете быть свободны. Свои образцы сдаём и не забываем подписать, иначе работа будет не засчитана.

Студенты затарахтели, находясь еще в шоке и быстро позапихав учебники в сумку, сдавали учителю колбы и спешили покинуть кабинет, живо что-то между собой обсуждая. Не было сомнения, что обсуждалась информация насчет семьи Слизеринов.

* * *

- Ну ты, друг, и даешь, - произнес Драко, когда они шли на урок истории магии, которые вел некий Сириус Блэк. Гарри забыл узнать о нем у Салазара, но было ясно и так, что он близок к Поттерам, поскольку во время разговора присутствовал в кабинете.

- Завидуешь, завидуй молча, - поддел Драко Слизерин.

- Да я рад за тебя, наконец-то ты стал чистокровным, да еще наследником такого рода. Но мне непонятно, как Салазар Слизерин оказался жив.

- Это история, которую я не имею права разглашать, Драко, - слегка улыбнулся Гарри, извиняющееся смотря на друга.

- Я понимаю, - кивнул Малфой.

- Кстати, кто этот Блэк? Я читал, что это чистокровный род, но если этот человек якшается с Поттерами, то мне в это смутно верится.

- Он кузен моей матери, предатель рода. Тетка его изгнала из рода по-моему из-за того, что он связался с гриффиндорцами и сбежал из дома. Больше я ничего не знаю, разве только то, что он должен был сидеть последние десять лет в Азкабане за предательство Поттеров и пособничество Темному Лорду. Но он не выглядит, как будто только освободился из тюрьмы, - непонимающе передернул плечами Малфой. - Да и отец говорил, что Блэк не был Пожирателем.

- Странно это все… Ну ладно, спрошу вечером у Салазара, может, он что-то знает, - переговариваясь, парни и добрались к нужному кабинету, дверь в который была открыта, а внутри уже сидели почти все студенты. Как и обычно, это занятие у слизеринцев с гриффиндорцами.

Глава 37

Гарри с Драко решили занять парту подальше от преподавательского стола, впрочем, как и все остальные слизеринцы. А причина такого явления была в том, что ученики змеиного дома уже успели разузнать у старшекурсников некоторые факты из биографии профессора Блэка, а в особенности то, что он был изгнан из рода из-за того, что поддерживал убеждения Дамблдора, а также наплевал на свою семью и тысячелетние традиции. Это не очень радовало слизеринцев, поэтому они, презрительно кривясь, рассаживались подальше, уступая первые парты гриффиндорцам, которые отчего-то сияли, словно начищенные галлеоны, а в особенности Уизли со своей шайкой.

В Хогвартсе информация распространялась быстро благодаря некоторым весьма болтливым особам, поэтому Слизерин с Малфоем смогли расслышать разговор Браун и Патил, сидевших впереди них, в нем шла речь о Блэке и некоторых представителях Гриффиндора. Видите ли, Уизли, Томас и Поттер подходили к нему раньше и жаловались на Снейпа, который варварски лишает факультет огромным трудом заработанных баллов, причем совсем без повода. В свою очередь Блэк, выслушав это нытье, пообещал этим недотепам отомстить слизеринцам. Со слов гриффиндорок Гарри понял, что этот магглолюб питает жгучую ненависть к их факультету, поэтому баллы здесь будут лететь не хуже, чем на зельеварении, только в противоположном порядке.

- Какой ужас - я, чистокровная ведьма, должна посещать уроки человека, не имеющего рода. Просто ужас, - на весь кабинет запричитала Паркинсон, аристократически сморщив нос, словно от дурного запаха. Некоторые слизеринцы, наблюдавшие за этим представлением, согласно зафыркали, таких ребят была основная масса. - Я и так вынуждена терпеть общество грязнокровок, а теперь еще это… - не унималась слизеринка, чем вызывала недовольные гримасы у львят.

- Заткнись, Паркинсон, - первым не выдержал Уизли, впрочем, это было предсказуемо.

- А тебя вообще никто не спрашивал, предатель крови, - лучезарно улыбаясь, протянула Пэнси. На такие комментарии Гарольд лишь улыбался - он уже понял, что невеста Драко - полная дура, но вот выводить из себя студентов она могла мастерски. Всего пара слов, и Уизли уже красный как помидор, и готов броситься на нее и придушить голыми руками, даже не обращая внимания на то, что перед ним девушка. Его лицо стало под цвет волосам, а ноздри раздулись, как у быка, готовящегося к атаке.

- Заткнись, змеюка! - завопил дурным голосом Рональд.

- Уизли, от твоего крика у меня голова разболелась. Ты точно уверен, что у вас в роду не было банши? А то уж слишком похожие звуки вы издаете, да и внешность под стать, - в разговор решил вмешаться Гарольд, он недолюбливал рыжего, поэтому не упускал ни одной возможности втоптать того в грязь или опозорить перед другими учениками. Слизеринцы засмеялись, даже некоторые гриффиндорцы, недолюбливающие своего коллегу по дому, издали смешки, но попытались их замаскировать под кашель, что со стороны выглядело просто комично.

- Что здесь происходит? - с грозным видом в кабинет влетела Грейнджер, по пятам за ней шла Поттер. Эта приставучая особа внимательно окинула класс своим цепким взглядом, почему-то задержав его на парте, за которой сидели Гарольд и Драко.

- Они оскорбили Рона, - гордо вздернув подбородок, произнесла Лаванда, указывая в сторону Слизерина и Паркинсон.

- Как вам не стыдно! - разразилась грозной тирадой заучка, сузив глаза, словно кошка.

- Умерь свой пыл, Грейнджер, - презрительно фыркнул Гарри. - Ты вроде не староста, или я ошибаюсь? - мальчик вопросительно вздернул бровь, демонстрируя этим жестом свое отношение к «мисс всезнайке».

- Да ей и не светит такая перспектива, - фыркнула Дафна. - Назначив ее на такую должность, МакГонагалл только проблем себе еще больше наберет, - глаза Грейнджер наполнились слезами, но она упорно смотрела на своих обидчиков.

- Это неправда. Профессор МакГонагалл считает меня одной из лучших студенток в потоке! - заявила Гермиона.

- Это она просто постеснялась сказать тебе горькую правду, - вставил свои пять копеек Драко, доселе молчавший и делавший вид, что его совершенно не интересует происходящее в классе.

- Как вы можете так? - непонимающе взвизгнула Поттер. - Она ведь вам ничего плохого не сделала, - эта реплика была адресована слизеринцам. - Вы без повода накинулись на бедную девушку, как вам не стыдно! Мы должны вести себя цивилизовано и пытаться подружиться, для этого ведь и был создан Хогвартс, - по заумной речи Поттер Гарольд понял, что девчонку полностью склонил на свою сторону Дамблдор. Она говорила ранее произнесенные стариком слова так убежденно, что некоторые гриффиндорцы согласно закивали, а вот слизеринцы лишь скривились. Тысячу лет не было мира между этими двумя факультетами, и тут появилась эта выскочка и считает, что все должно измениться. Это просто абсурд.

- Анабель права, мы должны попробовать помириться, - поддержала подругу Грейнджер.

- Да чтобы я дружила с такими, как вы?! Феее… - скривилась Паркинсон.

- Мы такие же, как и вы, и кровь у нас всех красная. Или ты считаешь - если аристократка, то в твоих жилах она голубая? - парировала Грейнджер.

- Конечно, считаю, и горжусь этим, - ответила Пэнси.

- Я тоже не хочу дружить с этими темными магами! - взвизгнул Рональд. Некоторые гриффиндорцы кивнули, соглашаясь со словами своего негласного лидера. Хотя с этим фактом теперь можно поспорить, ведь в стенах школы появилась Анабель Поттер, новая помощница Дамблдора. А семейство Уизли теперь отошло на второй план, хотя все может быть. Вдруг Рональд с младшей Поттер сдружатся и организуют союз против наглых и высокомерных слизеринцев?

- Молчал бы уже, Уизли, с таким нищим, как ты, дружить - это значит унижать себя, - протянул Малфой.

- Минус двадцать баллов за оскорбление сокурсника, мистер Малфой, - в кабинет вошел Сириус Блэк и с презрением уставился на Драко. - А сейчас всем занять свои места, иначе я буду вынужден снять баллы или назначить отработку. К сожалению, мистер Филч покинул школу, но директор нашел не менее талантливого смотрителя.

- Профессор, а почему Филч ушел? - полюбопытствовал Уизли.

- Он был уже стар, поэтому заслужил отдых, - неуверенно произнес Блэк. Слизерин же старался не засмеяться от комичности ситуации. Он-то прекрасно знал, что смотритель послужил жертвой для ритуала, и ни на какой покой не ушел. Но вот, по-видимому, старик был убежден в другом, да и Салазар тело Филча испепелил, поэтому, как говорят, «нет тела, нет и преступления».

- А кто теперь новый смотритель? - подал голос Дин Томас.

- Ремус Люпин по просьбе директора согласился занять эту должность, - с восхищением произнес учитель истории магии. - Ну, хватит болтать, сейчас у нас урок, поэтому давайте посвятим ему свое время, - гриффиндорцы заулыбались на эту реплику. - Я знаю, мой предшественник рассказывал вам о восстаниях гоблинов, но сегодня, по просьбе профессора Дамблдора, мы окунемся в историю создания Хогвартса. Это очень интересно, и каждый, я повторяю, каждый, должен знать это. На первом уроке у нас будет лекция, а в конце второго вы напишете небольшой тест, а я проверю, как вы усвоили материал, - все внимательно слушали, поскольку было интересно узнать о людях, жизнь которых покрыта завесой тайн. Во многих книгах было написано о двух магах и двух волшебницах, которые создали Хогвартс, но все это было расплывчато и неточно. Также имелось различие в датах, и некоторая информация, касающаяся Салазара Слизерина, была утаена. Гарольд также приготовился послушать речь Блэка - ему было интересно, что скажет этот преподаватель о его отце, а что именно для этой цели Дамблдор затеял данный урок, не было сомнений. Ведь нужно как-то преподнести студентам информацию о том, что Салазар Слизерин, вопреки написанному в книге, сейчас жив и здоров.

- Когда школа была создана, нам, к сожалению, точно не известно. Но имеются предположения, что около тысячи лет назад известнейшими волшебниками и волшебницами того времени. А именно: Кандидой Когтевран, Пенелопой Пуффендуй, Годриком Гриффиндором и Салазаром Слизерином. Эти четыре выдающихся человека, собрав детей со всех округ, наделенных магией, решили обучить их управлять своей силой, дабы не причинить вред себе или другим людям. Сначала все было нормально - в Хогвартсе организовали четыре факультета, в который студенты попадали благодаря своим внутренним качествам. Как вы, наверное, уже знаете, для Когтеврана - мудрость и ум, Пуффендуя - верность, трудолюбие и честность, Гриффиндора - благородство, честь и храбрость, а для Слизерина - находчивость, изворотливость и хитрость. Шли годы, все они жили в мире и согласии, но однажды случился раскол - Салазар Слизерин начал полагать, что в школу нужно брать только тех детей, у которых оба родителя маги, а не магглы. Со временем этот конфликт накалился, и Слизерину пришлось покинуть школу, хотя некоторые источники утверждают, что его изгнали другие Основатели.

Дальше история об этих магах неизвестна, есть только домыслы, что трое Основателей так и остались в Хогвартсе, где и были похоронены. Но вот где именно - неизвестно. Есть теория, что замок скрывает могилы своих создателей. Их портреты находятся в кабинете директора, но за столько времени не издали и одного звука. Они все как будто погружены в сон и неизвестно когда проснутся. Четвертый же Основатель пропал неизвестно куда, и есть основания полагать, что он поселился в одном из своих замков, принадлежащим его роду. Дальше история о нем содержит много тайн, о которых, надеюсь, он сам вам и поведает, если пожелает.

- Профессор, а это правда, что Салазар Слизерин жив? - спросила Лаванда.

- Да. Я не могу рассказать вам подробностей или того, почему так вышло, об этом поведает директор, когда придет время.

- А когда придет время? - язвительно протянула Паркинсон.

- Минус десять баллов за неуважение к преподавателю, мисс Паркинсон, - тут же откликнулся Блэк. - И в следующий раз, когда захотите задать вопрос, будьте добры поднять руку, и я вас спрошу.

- Непременно, профессор, - откликнулась недовольно Пэнси.

- А почему это гриффиндорцам можно спрашивать так, а нам нет? Вы не находите, что это дискриминация? - включился в спор Гарольд. Ему не терпелось проверить одно из своих предположений.

- Какая дискриминация, мистер Слизерин? - фамилия была произнесена словно ругательство, а вот на самого парня Блэк смотрел добродушно и с какой-то надеждой во взгляде.

- Ну как это какая? Самая что ни на есть обычная. Гриффиндорцы задавали вам вопросы безнаказанно, вы их даже не упрекнули, не говоря уже о снятии баллов. А вот к моим товарищам по дому вы отнеслись намного строже, - наигранно удивился Гарольд. - Или может, слухи насчет вашей ненависти к Слизерину правдивы?

- Это все вздор! - в запале воскликнул преподаватель.

- Мне так не показалось, сэр, - стоял на своем Слизерин. - Вы же знаете, что преподаватель должен быть нейтрален к каждому из факультетов, а если это не так, то студенты имеют право подать на него жалобу. Сначала директору, и если тот не примет меры, то в Попечительский Совет, - с каждым сказанным словом синие глаза учителя теряли свой блеск и наполнялись грустью. И как-то предательски смотрели на Гарольда, будто тот совершил что-то ужасное.

- Не тебе говорить о дискриминации, Слизерин, - кинулся на защиту своего любимого учителя Уизли. - Ваш декан каждый раз снимает с нас баллы, но мы же молчим.

- Уизли, - презрительно протянул Гарольд. - Снейп снимает с вас баллы за плохо сваренные зелья или за болтовню на уроке. А профессор Блэк снял их с Паркинсон без повода.

- Как это без повода? - вновь воскликнул рыжий. - Она не подняла руку, прежде чем задала вопрос.

- Уизли, если память мне не изменяет, то ты дважды задал вопрос, и заметь, ни разу не поднял руку. Тогда я не понимаю, в чем вина Паркинсон? слизеринцы согласно зашумели.

- Тишина, - призвал всех к молчанию Блэк. - Я учитель, и лучше знаю, кто чего заслуживает. А от вас, мистер Слизерин, я не ожидал таких слов, наверное, всему причина дурное влияние вашего приемного отца, - уже не контролируя свои эмоции, вспылил Сириус.

- Вы ошибаетесь, профессор, - хмыкнул Гарольд. - Во всем виноваты Поттеры, которые оставили меня на попечение «любимых» родственничков, - по тону было понятно, что парень этих самых родственничков яро презирает, хотя не так сильно, как Поттеров, фамилию которых выплюнул с такой ненавистью.

- Они хотели как лучше, Гарри, - в уголках синих глаз появились слезы.

- Да, мама и папа хотели как лучше, - кинулась на выручку другу семьи Анабель.

- Лучше для кого? Для тебя, избалованной девчонки, которая возомнила себя принцессой, а все остальные должны преклоняться перед тобой? Или для Поттеров, которые умчались во Францию и жили там припеваючи, даже не вспоминая о сыне? - каждый вопрос был пропитан ядом, которым мог бы отравиться и василиск.

Глава 38

После слов Гарольда в классе начался настоящий балаган. Все кинулись обсуждать полученную информацию, с интересом поглядывая то на Анабель, то на Гарольда, пытаясь выбрать, кого поддерживать в этом противостоянии. Блэк стоял как громом пораженный, нервно теребя рукав мантии и закусив нижнюю губу. Он не знал, что можно в такой ситуации сделать или сказать. С одной стороны, Сириус хорошо знал мотивы Лили и Джеймса, идущих на такой нелегкий шаг, да и Альбус заверял, что Гарри живет с Дурслями как маленький принц, те окружили его любовью и заботой. Но с другой, непонятная ненависть в голосе мальчика по отношению к этим магглам... «Вы отправили меня в Ад!» - Блэк четко слышал слова крестника, насквозь пропитанные болью и ненавистью, и они не давали мужчине покоя.

Сириус запутался, не зная, чему верить. Он надеялся, что, когда вернется на родину, то его крестник будет рад, и всё поняв, простит, но все вышло совершенно не так. Мальчик обозлился, и обозлился серьезно. Природной реакцией для ребенка было бы плакать и выкрикивать разные обвинения, но Гарри лишь игнорировал все их попытки сблизиться. На все извинения и заверения он отвечал колкими фразами, которые заставляли людей чувствовать себя полными ничтожествами или краснеть от стыда. Он бросал на самого Сириуса и чету Поттеров такие взгляды, что по телу шли мурашки. А еще Гарри отверг их, сказав, что у него уже есть любящая семья, а они - лишь предатели, которым нет места в его жизни. «Предатель», - это слово красным тавром впечатались в голову Сириуса, и внутренний голос каждый раз произносил его, пытаясь сделать больнее, задеть за живое.

Все эти годы Блэк жил лишь мечтой увидеть единственного крестника, обнять и никогда больше не отпускать. Попросить прощения за годы отсутствия и показать всю ту любовь, что он испытывает. Стать настоящим крестным, которого заслуживает Гарри, просто быть рядом, заботиться и опекать. Сириус видел, что Лили с Джеймсом изо дня в день также жили мечтой увидеть своего сына, вымолить у него прощение и вновь воссоединить семью, но все их мечты рухнули, когда в кабинет к Дамблдору вместе с Гарри пришел мужчина, один взгляд на которого дал понять, что перед ними аристократ. А дальше последовал нелепый разговор, который перевернул все с ног на голову. Это непонятное воскрешение Салазара Слизерина, потом выяснение, что теперь этот человек является приемным отцом Гарри... Все это выходило за рамки понимания Сириуса.

Дальше последовал разговор с Альбусом, который начал убеждать всех собравшихся, что сын Поттеров просто запутался и ступил сейчас на неправильный путь, путь непроглядной тьмы. Директор утверждал, что нужно помочь ему разобраться и показать свою любовь, заставить поверить в необходимость такого решения, а также вернуть в нормальную, и самое главное, любящую семью. Для этого Альбус даже добился разрешения принять Анабель Поттер на год раньше положенного срока. Он верил, что кровь возьмет свое, и Гарри подружится с сестрой, которая сможет донести до него, что ничего хорошего не выйдет из его дружбы со слизеринцами и жизни с темным магом, который является в десятки раз коварней и сильней Волан-де-морта. Дамблдор считал, что брат с сестрой должны были сдружиться или хотя бы общаться, ведь дети не отвечают за поступки родителей, но все вновь вышло не так, как ожидалось. Гарри так же, как и их ранее, отвергнул этого маленького ангела с добрым сердцем, а именно таким человеком для Сириуса являлась Анабель. У неё светлая душа и безграничная любовь к людям, которых она считает семьей. Своего брата она полюбила в первый же день, как увидела за слизеринским столом...

Слизеринец... Еще одна дилемма для Сириуса. Как сын двух гриффиндорцев и крестник третьего мог попасть на факультет, веками выпускающий темных магов? Людей, которые славятся своей хитростью, любовью к власти, амбициозных и лживых. Как? Этот вопрос Блэк задавал себе с того дня, как увидел Гарри, сидящего рядом с этим сынком Пожирателя. Малфой - худший друг для его крестника из всех возможных. Сириус даже пытался добиться перераспределения его крестника, но шляпа отказалась, заявив, что Гарольд Слизерин попал на тот факультет заслуженно. Уговоры директора также не подействовали на головной убор Годрика, та наотрез отказалась выполнять приказ. С большим усилием Сириус, как и его друзья, смирились с этим фактом, но все же не теряли возможности это исправить. Вернуть мальчика на Гриффиндор, куда ему суждено было попасть, и где его место. Там он найдет настоящих друзей и любовь всей его жизни, как однажды Джеймс.

Блэк, как и его друзья, был убежден, что во всем виноват Салазар Слизерин - этот тип манипулирует Гарри и заставляет выполнять свои указания. Ведь его крестник такой еще юный и неопытный, а Основатель - мастер своего дела. Не зря же он был первым Темным Лордом, который совершил больше тирании, чем Геллерт и Волан-де-морт вместе взятые. Но, они разберутся во всем и вырвут Гарри из пасти этой змеюки, и если для этого Сириусу потребуется пожертвовать своей жизнью, то так тому и быть...

* * *

- Это неправда! - закричала Анабель. На ее глаза цвета топленого шоколада навернулись соленые слезы. - Мама с папой тебя очень любят, и все это сделали только для обеспечения тебе нормального детства. Они очень страдали из-за разлуки с тобой, мама плакала каждый день, прижимая к груди твою колдографию, - шептала Анабель, с какой-то обидой смотря на брата. Она просто не понимала, как тот может вести себя так высокомерно и грубо. Обижать родителей и заставлять их страдать - ведь это неправильно. - Дедушка Альбус всегда говорил, что нужно прощать. Если тебя обидели, то подставить другую щеку, а не кидаться с кулаками на обидчика. Каждый заслуживает прощения, даже если он совершил ужасные злодеяния. В каждом человеке есть темная часть, которая заставляет его совершать ужасные поступки, и чтобы избежать такой участи, с ней нужно совладать.

- Ах, плакали, - с иронией произнес ее брат, с таким презрением смотря на нее, что стало противно от этого взгляда, и девушка почувствовала себя грязной... Его красивые зеленые глаза, так похожие на глаза Лили, были готовы метать молнии. Но вот лицо оставалось беспристрастным - маска, просто искусная маска. И это ранило больше любых слов, заставило слезы из глаз Анабель хлынуть с новой силой. - А узнать, как живется мне, они не додумались? А и вправду, зачем, они меня ведь выбросили как ненужную вещь на милость Дурслям, будь они прокляты, - с каждым словом голос Гарольда становился все громче и громче, а окна начали вибрировать от всплесков магии.

- Они просто не могли! - кинулась на защиту родителей Анабель.

- Почему не могли? - фыркнул ее брат. - Скажи лучше - им было лень. Ведь у них была счастливая семья, любимая дочь, уютный дом. Зачем разрушать эту идиллию ради какого-то мальчика.

- Это все неправда, - вновь зашептала Анабель, смотря на Сириуса и ожидая его поддержки. Но тот, опустив глаза в пол, молчал, и только по одинокой слезе, что скатилась по щеке, было видно, что за чувства сейчас бурлят в душе мужчины. - Ты должен простить нас и попробовать все наладить. Папа говорит, что во всем виновато дурное влияние Слизерина, но мы поможем от него избавиться. Ты будешь жить с нами во Франции, там родители даже обставили тебе комнату. Тебе понравится, я уверена, - легкая улыбка тронула губы девушки.

* * *

- Понравится? - внутри Гарольда все кипело, он был готов голыми руками броситься на эту выскочку и придушить. Младшая Поттер была настоящей избалованной девчонкой, верившей в святость Дамблдора и непогрешимость родителей. - Я так не думаю. Вы меня не знаете, поэтому не можете знать, что мне понравится, а что нет. Я не желаю жить в вашем доме, а тем более - с семьей предателей. Та женщина, которую ты так ласково и любяще называешь «мать», для меня никто, лишь мечта и фантом прошлого. А мужчина, которого ты зовешь «отцом», лишь призрак прошлого. Мои биологические родители погибли десять лет назад, и я буду помнить их всегда как людей, что пожертвовали собой ради единственного сына, - с этими словами Слизерин подхватил сумку со своими вещами и вышел из класса, оставляя позади сконфуженных учеников и преподавателя.

- Я бы эту заразу на мелкие кусочки разодрал, - через пару секунд его нагнал Драко.

- Я бы тоже, но лишний поход к Дамблдору мне ни к чему. Вот когда директором станет Салазар, я отыграюсь, - фыркнул Гарольд.

- Быстрей бы, - протянул довольный Малфой. - А то грифам сейчас вседозволенность, старый маразматик им покровительствует.

- Что у нас сейчас?

- Уход за магическими существами, - недовольно произнес Дракко. - Я не понимаю, зачем было вводить этот предмет как обязательный?

- Чтобы заставить меня общаться с экс-матерью, - безразлично произнес Слизерин. Перебрасываясь фразами и перемывая косточки Лили Поттер, парни и добрались до поляны, где должен проходить этот урок.

- Ребята, пожалуйста, рассаживаемся, - послышался голос преподавательницы. Перед взором Гарольда предстала небольшая полянка возле леса, на ней стояли два стола и скамейки, на которые начали садиться студенты.

- Что за убожище... - прокомментировал Драко.

- Что вы сказали, мистер Малфой? - Лили заметила их и сейчас внимательно смотрела на Гарри, словно пытаясь запомнить каждую деталь во внешности.

- Я говорю, мадам, что всегда мечтал познакомиться с животными из Запретного леса, - притворно жизнерадостно протянул Драко, окинув женщину перед собой убийственным взглядом.

- Боюсь, сегодня у вас такой возможности не будет, - ответила Лили Поттер, проигнорировал взгляд мальчика.

- Жаль, - хмыкнул Малфой

- Вы опоздали, мисс Паркинсон и мистер Нотт, - вновь подала голос профессор, обращаясь к двум слизеринцам, которые, сморщив носы, словно от неприятного запаха, подходили к остальным.

- Вы знаете, мы особо сюда и не стремились идти, - честно призналась Пэнси. - Что за удовольствие учиться такой ерунде?! Я наследница Паркинсонов, и вряд ли мне когда-нибудь понадобятся такие знания.

- Почему это, мисс? Ведь неизвестно, что вам может в будущем пригодиться. Может, вам понравятся эти занятия, и вы решите работать с чем-то подобным.

- Я - работать?! - презрительно фыркнула Пэнси. - Когда мне исполнится семнадцать, я выйду замуж за Драко. А дальше в мою обязанность входит родить наследника и жить в свое удовольствие, - Малфой скривился от такого высказывания невесты.

- Ладно, давайте оставим все разговоры, у нас сейчас урок. Рассаживаемся все, - Гарри с Драко сели возле Дафны и Блейз, а возле них, к удивлению всех, разместились Анабель и Грейнджер. Первую часть занятия профессорша рассказывала о фениксах - оказалось, сегодня у них намечалось изучение этих огненных птиц - о свойствах слез фениксов, а также об их возможности перемещаться на дальние расстояния. Слизерину все это казалось скучным, поэтому он достал самопишущее перо, которое конспектировало слова миссис Поттер, а сам созерцал Запретный лес.

- Мистер Слизерин, - голос над самым ухом заставил Гарольда вернуться из мира грез и внимательно посмотреть на учительницу, которая нависала над ним.

- Да, мадам?

- Почему вы не слушаете?

- Мне неинтересно, - безразлично ответил Гарри.

- Почему? Изучение животных - это ведь полезно.

- Как сказала ранее Пэнси, я не собираюсь работать в этой области.

- А чему вы намереваетесь посвятить свою жизнь? - с интересом спросила Лили.

- Пока не знаю, все зависит от того, что решит отец и что посоветует, - Гарольд специально выделил слово «отец», отчего улыбка миссис Поттер дрогнула. - Но скорее всего, политикой или делами рода, - после этих слов раздался звонок, и все засобирались в Большой зал.

- Мистер Слизерин, задержитесь на минутку, - попросила Лили, с надеждой смотря на экс-сына.

Глава 39

Внутри Гарольда при взгляде на эту красивую рыжеволосую даму все сжалось. Ее глаза, так похожие на его собственные, сейчас были наполнены грустью и печалью. Под ними залегли черные круги, что свидетельствовало об усталости и плохом сне. Эта красивая женщина смотрела на него с любовью и надеждой, словно он был для нее самым дорогим на свете.

Внутренний голос Гарольда Слизерина твердил, что нужно развернуться и уйти, ведь он не нарушил никаких правил, поэтому профессор по уходу за магическими существами не имеет права его задерживать, но юноша так и не сдвинулся с места. Какая-то его часть, либо невиданная сила заставили остаться и смотреть на эту женщину, такую красивую и чужую …

- Я вас слушаю, миссис Поттер, - нарушил мальчик затянувшуюся тишину.

- Мистер Слизерин, Гарри, я бы хотела извиниться перед тобой, - Гарольд открыл было рот, дабы сказать, что это ничего не изменит, но Лили так жалобно на него посмотрела, что он решил промолчать. - Дослушай, пожалуйста, - юноша лишь кивнул. - Я не пытаюсь оправдаться, а просто хочу извиниться за то, что была плохой матерью для тебя. Моему поступку нет прощения, как нет и оправдания. Я поступила ужасно, поддавшись уговорам более старших и опытных людей. Оставляя тебя с Петуньей, я считала, что это только на благо. Как же я была неправа! Сейчас я четко вижу, что совершила огромнейшую ошибку, - по щеке скатилась одинокая слезинка. - Когда ты родился, нам с Джеймсом было чуть больше восемнадцати, мы были неопытны и глупы, как и любой другой человек в этом возрасте. Ситуацию ухудшало еще то, что на дворе разгоралась война, и каждый боялся за свою семью. И мы боялись, поэтому и пошли на такой шаг, потому что тогда нам казалось, что это единственный верный выход, - в каждом слове слышалась боль и обреченность.

- Как это ни странно, но я понимаю, миссис Поттер - была война, а вы юны, да еще и беременность. Но меня интересует другой вопрос. Почему? - голос Гарольда был холоден, казалось, что он способен заморозить все вокруг. - Почему за столько лет вы ни разу не попытались узнать, как живется вашему сыну с Дурслями?

- Мы были в бегах и боялись, что стоит нам появиться, как Пожиратели смогут вычислить твое место жительства. Боялись навлечь на тебя еще больше опасности, которой и так было предостаточно. Но самое главное - я боялась, что ты считаешь Петунью и Вернона своими биологическими родителями, а о нашем существовании и не подозреваешь. Но тебе этого, наверное, просто не понять, ты ведь считаешь меня и Джеймса предателями.

- Вы правы, миссис Поттер, мне этого не понять. Мне не понять, как вы можете выбросить одного ребенка, словно ненужную вещь, а другому подарить всю вашу любовь и заботу, - голос был беспристрастен, но в нем чувствовалась боль. - Для меня Лили и Джеймс Поттеры погибли десять лет назад, пытаясь спасти своего сына от Волан-де-морта, и так всегда будет, - каждое слово словно нож резало сердце Лили на части. - Мой отец погиб, защищая свою семью, как герой, а мать отдала свою жизнь за жизнь сына. В моих глазах они навсегда останутся любящими родителями, которые отдали самое ценное, что у них было жизнь, за меня. Я вечно буду благодарен им за это. Я хочу, чтобы вы, миссис Поттер, и ваш муж поняли, что вы - не они, и вам ими никогда не стать.

- Я понимаю, Гарри, и не виню тебя. Но знай, для нас ты всегда будешь сыном, какую бы ты фамилию не носил. Ты всегда сможешь в трудную минуту обратиться к нам, и мы всегда поможем. Знай, мы любим тебя и всегда будем любить, - слегка задыхаясь, произнесла Лили Поттер. Гарольд ничего не ответил, а просто развернулся и направился к Драко, который его поджидал. Почему-то слова этой женщины смогли что-то затронуть в глубине души юноши и заставить затянувшиеся раны вновь кровоточить. Он понимал, что эти люди не заслуживают прощения, но сердце не хотело смириться с голосом разума.

- Все им неймется, никак не поймут, что ты не хочешь с ними общаться, - произнес Малфой, когда поравнялся с Гарри. - Кстати, эта выскочка что-то болтала о каком-то мероприятии. Вроде Дамблдор, дабы помирить факультеты, решил устроить какой-то бал в школе, - Слизерину не нужно объяснять, кто заслужил такое звание в глазах его друга - он и так прекрасно знал, что лавры первенства перешли от Рональда Уизли к Анабель Поттер.

- У старика хватит на это мозгов, - безразлично откликнулся Гарольд, сейчас его мысли были далеко.

- И так уроков задают кучу, так еще на какие-то балы время тратить, - Слизерин лишь безразлично передернул плечами. Учителя считали его одним из лучших студентов, что когда-то учились в стенах этой школы, поэтому проблем с выполнениями домашних заданий не возникало. Но вот насчет предстоящего мероприятия Гарольд разделял мнение Малфоя. Это лишь лишняя трата времени.

- Ребята, подождите, - послушался сзади девичий голос. Слизерин оглянулся и увидел, что к ним торопливым шагом приближается Дафна Гринграсс.

- Что тебе нужно, Гринграсс? - в своей манере протянул Малфой. На такое поведение синеглазая блондинка лишь хмыкнула, предпочитая игнорировать вопрос.

- Вы слышали, открывается Дуэльный клуб, после ужина все желающие могут пойти записаться.

- Хоть что-то интересное за сегодняшний день, - протянул Драко.

- Кто, интересно, его будет вести? - задумавшись, проговорила Дафна.

- Поттер, - уверенно ответил Гарри.

- Почему ты так думаешь? - вновь задала вопрос девушка.

- Поттер ведет дуэлинг, соответственно, будет вести и эти занятия.

- Может, и Флитвик - я слышал, что он раньше участвовал на турнирах в магических дуэлях, - задумался Малфой.

- А я и не знала, - проговорила Дафна, откидывая белокурые локоны за спину.

- Еще бы. Ты ведь тратишь время только на болтовню о вещах и обсуждение сплетен, - съязвил Драко.

- Ну и что, я ведь хочу хорошо выглядеть, - гордо произнесла слизеринка. - И я не сплетница.

- Сплетница, еще какая - я вечно вижу, как вы с Забини о чем-то шушукаетесь.

- А что это ты так за мной следишь? Влюбился, что ли? - не осталась в долгу Дафна.

- В тебя? Не смеши меня, - презрительно скривившись, произнес Драко. С такими препираниями ребята и дошла до Большого зала. Гарольд шел позади, потерянный в своих мыслях.

Они все привычно уселись на свои места, где компанию уже поджидала отчего-то недовольная Блейз.

- Где ты была? - накинулась Забини на Дафну, сверля ту подозрительным взглядом, словно в чем-то подозревая.

- По делам отходила, - неопределенно ответила Гринграсс. Гарольд отвернулся от двух слизеринок, продолжающих выяснять отношения. Юноша, игнорируя изучающие на себе взгляды, невозмутимо принялся за пищу. В его сторону сегодня косились все кому не лень, даже вечно сдержанные слизеринцы иногда поглядывали в его сторону, - кто с недоверием, кто с любопытством, но были и враждебные взгляды.

- Дорогие студенты, - со своего места поднялся директор. - По просьбам многих студентов в эту субботу в Хогвартсе будет проходить небольшой бал, и он будет создан, чтобы искоренить вражду между факультетами и примирить их.

- Просьбам, - фыркнул Драко. - Готов поспорить, что просили как всегда гриффиндорцы.

- Конечно. Слизеринцы вряд ли пойдут к старику с подобной просьбой. Когтевранцы тоже - они предпочитают проводить время в библиотеке и вылезать оттуда только на уроки и перекусывать, - протянул Слизерин.

- Присутствовать могут все студенты, конечно, по желанию. А также спешу объявить, что открылся Дуэльный клуб, вести его будет профессор Поттер. Желающие посещать эти занятия могут записаться непосредственно у преподавателя или своих деканов, - дальше старик говорил о всякой ерунде, которую Гарольд не посчитал нужным слушать.

- Ты пойдешь записываться? - обратился к Слизерину Драко, чем вырвал того из задумчивого состояния.

- Почему бы и нет? - безразлично произнес Гарри. - Может, Поттер сможет меня чему-то научить, - с сомнением произнес Гарольд, вяло ковыряясь вилкой в тарелке. - Ладно, пойдем в библиотеку, мне еще нужно сделать домашнее задание по зельям.

- Пойдем, - кивнул Драко, и они вместе вышли из зала. До библиотеки они добрались довольно быстро и, оккупировав там свой излюбленный столик в дальнем углу, взялись за выполнение заданий. Гарольд, как и планировал, занялся зельями, а вот Драко засел за эссе по трансфигурации.

- Анабель, твой папа просто гений, так все интересно объясняет! - в библиотеку вошли Анабель Поттер и Гермиона Грейнджер, сзади за ними брел насупленный Уизли.

- Ага, мой папа отличный учитель, - защебетала Поттер, улыбаясь во все свои тридцать два зуба.

- Пойдемте делать уроки, нам много задали, - Грейнджер потянула подругу к столику, который находился неподалеку от того, где разместились Гарри и Драко. Уизли поплелся за девчонками, но он, в отличие от них, заметил Слизерина с Малфоем и, кинув на тех презрительный взгляд, направился дальше.

Глава 40

Через десять минут дверь библиотеки вновь открылась, и в помещение вошла Дафна Гринграсс в сопровождении своей подруги. Заметив Гарольда и Драко за дальним столиком, они направились в их сторону, игнорируя неодобрительные, а отчасти и презрительные взгляды гриффиндорцев, которые сегодня почти всем факультетом засели в библиотеке, шурша страницами книг - они писали эссе по зельеварению, боясь навлечь на себя гнев Снейпа. Декан Слизерина сегодня разошелся не на шутку и все семь курсов загрузил немалым количеством домашних заданий, за невыполнение которых пригрозил потерей баллов и отработками с собой во главе. А все знали, что такие отработки в десятки раз хуже, чем с Филчем, который, к счастью, отправился на покой. Снейп не щадил студентов и со злорадной улыбкой заставлял разделывать лягушек, перебирать червей и драить котлы до блеска. И все это без помощи магии. Конечно, такая участь ждала только три факультета - своих слизеринцев зельевар выгораживал и всяческими путями награждал баллами.

- Куда ты прешь, Гринграсс?! - раздался недовольный голос Уизли, а потом послышалась какая-то возня. На этот шум оглянулись почти все студенты, находящиеся в библиотеке, в том числе и Слизерин с Малфоем. Оказалось, что рыжий, поднявшийся за какой-то книгой, не смог разминуться с Дафной, и сейчас, покрасневший и с пылающими гневом глазами, сидел на полу, потирая ушибленную конечность. Слизеринка стояла рядом и презрительно смотрела на Рональда, а также морщила носик, словно от неприятного запаха.

- Уизли, тебя что, не учили уступать дорогу леди? - задала риторический вопрос Дафна. - Хотя кто тебе в том сарае, который ты гордо именуешь домом, мог такому научить?

- Заткнись, змеюка, и катись отсюда! - завопил рыжий.

- Фууу, Уизли, как ты разговариваешь с леди?! - неодобрительно произнесла слизеринка. - Тебе вообще известно такое слово, как «манеры»? Нет!? Я так и знала, - с этими словами Гринграсс в сопровождении Забини гордо прошествовала к столику Гарольда и уселась рядом.

- Что здесь происходит? - из-за полок показалась мадам Пинс.

- Ничего, - послышалось несколько голосов одновременно, в основном они исходили от гриффиндорцев.

- Соблюдайте тишину в читальном зале, - с этими словами библиотекарша окинула всех собравшихся подозрительным взглядом - особо пристального удостоился Рон, все еще сидящий на полу - и удалилась к своему столу.

- Это ты во всем виновата, - зашептал Уизли, поднимаясь на ноги и надвигаясь на Дафну.

- В чем я виновата? Что ты не смотришь, куда идешь? Или что настолько растолстел, что не можешь разминуться с прохожими? - с каждым словом рыжий краснел все сильнее, хотя уже некуда было.

- Рон, успокойся, - со своего места поднялась Грейнджер и подошла к однокурснику.

- Да, Рон, успокойся и извинись перед девушкой, - на помощь подруге пришла Анабель.

- Но это она виновата! - запротестовал Уизли, но под укоризненным взглядом коричневых глаз он быстро стушевался. - Прости, Гринграсс, - эти слова дались ему с огромным трудом.

- Да ладно уж, Уизли, так уж и быть, на этот раз прощаю, - с издевкой произнесла Дафна, кокетливо хлопая глазками.

- Змеюка, - пробормотал еле слышно рыжий, усаживаясь вновь на свое место.

- Рональд, - укорила его Грейнджер, отчего-то пристально смотря на Слизерина, которого, казалось, эта ситуация не заботит. Гарольд невозмутимо продолжал писать на своем пергаменте, иногда сверяясь с учебником.

Дальше помещение погрузилось в тишину, слышался только скрип перьев и шуршание бумаги. Группа слизеринцев всецело занялась выполнением своих домашних заданий, даже не замечая, как некоторые гриффиндорцы поглядывают в их сторону. А в особенности не замечали осуждающий взгляд Анабель Поттер по отношению к своему экс-брату.

Когда часы, что висели на стене, пробили семь, гриффиндорцы торопливо начали собираться и покидать библиотеку. Последним вышло Золотое Трио, которым окрестили Рональда Уизли, Гермиону Грейнджер и Анабель Поттер. За гриффиндорцами неторопливо начали выходить слизеринцы - сейчас их путь лежал в дуэльный зал, где будут проходить уроки с Джеймсом Поттером.

Слизерин и Малфой из интереса также решили сходить, дабы скоротать время и увидеть, как грифов размажут по стенке, а может, и принять в этом непосредственное участие. Зал, где они оказались, был довольно большой, а по центру располагался прямоугольный помост, на котором стоял Северус Снейп и Джеймс Поттер - эти два преподавателя сверлили друг друга ненавидящими взглядами. Снизу мельтешил Сириус Блэк собственной персоной, и также присутствовал профессор Флитвик.

- Подходите все поближе, - скомандовал Поттер. Ребята послушно подошли к помосту, обступая его со всех сторон. - Наши занятия будут проходить в этом зале, и посещать их могут все желающие. А также я рад вам сообщить, что профессор Флитвик отберет себе группу из пяти студентов, которые в дальнейшем будут лично у него учиться вести магические дуэли, и при успешном обучении смогут посещать соответствующие турниры. Эти пять студентов будут отобраны со всех семи курсов и получат честь представлять Хогвартс перед другими школами. Я не буду напоминать вам, что это огромная честь, думаю, вы это и так знаете. Пока мы не начали, у кого-нибудь есть вопросы? - Поттер вопросительно посмотрел на студентов.

- Профессор, а как именно будут отбираться студенты? - соответственно, первой вопрос задала Грейнджер.

- Для начала дуэли будут проведены между первыми тремя курсами, и победители перейдут во второй тур, и так далее.

- Профессор, а первокурсники могут попасть в эту группу? Ведь старшекурсники намного сильнее, и будет логично, если они получат возможность участвовать в турнирах, - вновь подала голос Гермиона.

- Тут вы правы, мисс Грейнджер, но все может быть. Кто-то из первокурсников может оказаться весьма силен магически, поэтому не стоит исключать, что такое может быть. Хотя я бы поставил на то, что в эту группу войдут шести-семикурсники, - на эти слова некоторые студенты неодобрительно загудели.

- Профессор, а эти студенты получат какие-то привилегии?

- Конечно, мисс Грейнджер. Всем им будут выделены личные комнаты, а также разрешение покидать территорию школы для участия в турнирах. Также экзамены по защите от темных сил и заклинаниям им будут зачтены автоматом. А также самый одаренный студент из этой пятерки получит стипендию для учебы в любом выбранном университете или академии, - на эту новость многие оживились, и у них в предвкушении заблестели глаза. - Но это будет потом, для начала следует определить этих магов.

- А когда закончится отбор? - спросил Рон.

- В конце года, тогда же и будут названы эти избранные.

- Профессор, а они не будут переизбираться? Вдруг в следующем году в школу поступят лучшие учащиеся?

- Конечно, будут, но об этом потом. Сейчас по очереди подходите ко мне и записывайтесь, а уже через несколько дней мы начнем спарринги, - в первую очередь полезли гриффиндорцы, слизеринцы пошли последними.

- Как ты думаешь, кто станет призером? - негромко спросил Драко у Гарри, когда они поджидали свою очередь.

- Не знаю, да мне и все равно, - безразлично пожал плечами Слизерин.

- Почему? - не понял Малфой.

- Салазар оплатит мне учебу в любом учебном заведении, которое я выберу, да и твои родители, я думаю, тоже. Да и возня эта мне ни к чему. Хотя стоит победить, хотя бы ради того, чтобы увидеть неописуемую физиономию Поттера. Или доказать всем, что я чего-то стою, а не просто посредственная знаменитость. Имя, которое знают из-за того, что я совершил что-то в младенчестве. Хотя и не помню что, - подытожил Гарольд.

- Я уверен, что ты окажешься в этой пятерке, - уверенно провозгласил Малфой после минуты молчания.

- Почему ты в этом так уверен?

- Не смеши меня, Слизерин, если не тебе быть в этой пятерке, то кому? Ты намного сильнее любого первокурсника, да что там первокурсника! С тобой не хотят связываться семикурсники, а лишь с ужасом твердят о какой-то истории, что случилась в начале учебного года.

- Посмотрим, - хмыкнул Гарольд.

- Угу, - согласился Драко. - Докажи этим идиотам, что слизеринцы лучше остальных, а то они уже зарвались. К тому же Флитвик бывший дуэлянт, поэтому знает много приемов и сможет чему-нибудь научить, - парни и не заметили, как подошла их очередь.

- Мистер Малфой, вы уверены, что отец позволит вам участвовать? - со скрытым подтекстом спросил Джеймс Поттер, с легким неодобрением смотря на Драко.

- А почему он не должен позволять? - хмыкнул тот.

- Как скажете, - Поттер сделал запись у себя на пергаменте и посмотрел на Гарри с интересом.

- Мистер Слизерин, вы также изъявили желание участвовать?

- Если я сейчас здесь стою, то наверное, да, - презрительно хмыкнул мальчик.

- Хорошо, - еще одна пометка, и парни отошли к другим слизеринцам, которые уже записались.

* * *

После начала работы дуэльного клуба и появления в замке семейства Поттеров прошло два месяца. За это время произошло много событий, как хороших, так и не очень. Пожалуй, стоит начать с того, что Дамблдор был снят с должности директора Хогвартса и сейчас просто являлся заместителем, поскольку Салазар Слизерин отбыл на две недели, дабы решить некоторые дела за границей. Сам старик сейчас являлся преподавателем истории магии, а Сириус Блэк смещен на должность учителя по фехтованию. Этот предмет стал обязательным в программе, как этикет и ритуальная магия.

За два месяца программа обучения претерпела огромные изменения - было отменено несколько предметов, которые, по словам Салазара, являлись бесполезными, а некоторые, ранее обязательные, стали посещаться по желанию. Прорицание вместе с его чокнутой учительницей было упразднено и убрано, дабы освободить часы для более важных наук. Также, к огромному недовольствию многих студентов, новый директор ввел Темную магию, которая изучалась всеми студентами до седьмого курса. Преподавать ее взялся сам Салазар, дабы узнать, на что способно это поколение магов.

Вопреки ожиданиям некоторых, факультет Слизерин не стал господствовать в школе, но все же получил некоторые негласные привилегии, которых лишился Гриффиндор. Его ученики, приуныв, поджали хвосты и сейчас старались вести себя тише воды. Но все же еще не весь свой пыл поутратили.

После того, как господство Дамблдора кончилось, Поттерам пришлось несладко. Но у тех было влияние в Министерстве, да и у бывшего директора, поэтому Салазар не смог убрать их из школы, поэтому вынужден был пока смириться с этим досадным недоразумением.

Уроки дуэлинга набирали обороты, и уже определились фавориты. Как Драко и предрекал, одним из них оказался Гарольд. Двумя другими - два семикурсника с Рейвенкло.

Глава 41

Юноша как раз шел со своей комнаты, когда на его пути попалась компания гриффиндорцев. Они недовольно что-то обсуждали, поливая грязью декана Слизерина на все лады. Из их речи Гарольд смог понять, что Снейп незаслуженно назначил им отработку, которую те только что отбывали. В этой группе мелькала и рыжая шевелюра Анабель Поттер, которая и дня не могла прожить, дабы не схлопотать наказание от зельевара, который с первого дня возненавидел девушку и всячески пытался унизить или указать той, какие ее родители ничтожества. А если брать в расчет вспыльчивый характер гриффиндорки, то такие нелестные препирания перерастали в настоящие баталии. Впрочем, от них страдала лишь сама Анабель - ее факультет лишался нескольких десятков баллов, а сама она получала отработку на неделю вперед.

Раньше Альбус Дамблдор хоть немного мог повлиять на такое поведение Северуса Снейпа, но вот сейчас, когда власть перешла в руки Салазара, то алхимику был включен зеленый свет. Основатель ругал, конечно, его для виду и угрожал сместить с должности, но дальше этих саркастических предостережений ничего не заходило - и не зайдет, это прекрасно понимал как сам Снейп, так и другие преподаватели.

Зельевар со своим придирчивым и язвительным характером смог довольно легко сойтись с новым директором. Хотя, может, все дело в том, что оба мужчины души не чаяли в зельях, считая эту науку самой важной и бесценной. Салазара частенько видели студенты и преподаватели в лаборатории в компании Снейпа, где оба усовершенствовали какие-то эликсиры и настойки, или просто экспериментировали. А уже через неделю после вступления Основателя в свои законные права, Хогвартс ошеломила новость, что Северус Снейп стал крестным Гарольда вместо Сириуса Блэка. На роль крестной пока не была подобрана достойная кандидатура.

Сам Гарри не возражал против выбора отца, ведь как ни крути, достойней Снейпа человека не найдешь. Тот хоть и был занозой, но все же оставался одним из сильнейших дуэлянтов, который не даст своего крестника в обиду. К тому же это в какой-то мере смогло породнить Драко и Гарри, которые стали почти братьями. Хотя ни один, ни второй из-за своей гордыни или высокомерия в этом никогда не признается, но юноши очень дорожили теми отношениями, что между ними сложились. Именно Драко помог юному Слизерину выйти из депрессии, которая на него накатила после размолвки с Лили Поттер. Конечно, и Салазар помогал вернуть сыну радость к жизни, но вечно какие-то дела заставляли Основателя на несколько часов исчезать из замка или наоборот, часами сидеть в кабинете и решать различные проблемы.

После известия о том, что Салазар Слизерин жив, магический мир стоял на ушах. Все обсуждали, как так вышло, и даже приписывали Основателю делишки с некромантией. Известие о его директорстве также вызвало уйму вопросов и протестов. Многие родители посчитали своей обязанностью отправить Салазару письмо нелестного содержания, которое, впрочем, мужчина сжигал, не начиная даже открывать. Эта эпопея продолжалась пару недель, пока основатель не взбесился и во всеуслышание не заявил, что недовольные могут забирать своих детей из Хогвартса и подыскивать им более достойную школу.

Таких смельчаков оказались единицы, но и они быстро сдались, узнав, что Дурмстранг и Шармбатон отказываются принимать у себя их чад. Ректоры этих заведений заявили, что не желают вмешиваться в конфликт и предпочитают воздержаться, дабы не навлекать на себя гнев темного мага. А именно таким магом для всех оставался Салазар, хоть он открыто и не демонстрировал свою любовь к темной магии. Хотя зачем демонстрировать, если Слизерин, отменив прорицания, поставил на его место уроки по темной магии, которые сам и преподавал. Кроме этой дисциплины, появилось еще несколько других, не менее важных, по мнению нового директора.

- Смотрите, кто тут у нас, - негромкий голос Уизли вывел Гарольда из своих воспоминаний.

- Что тебе нужно, Уизли? - презрительно проговорил мальчик.

- А где же твой белобрысый дружок? - не унимался рыжий.

- Не твое дело, - с этими словами Слизерин, толкнув плечом Рона, обошел их компанию и направился в Большой Зал, где сейчас проходил ужин.

- Думаешь, если твой папаша директор, тебе все можно? - взъярился Уизли, вытаскивая из кармана мантии палочку. Но не успел он и слова произнести, как перед ним встала Анабель Поттер, гневно сверкая своими коричневыми глазами.

- А разве это не так? - с издевкой ответил Гарольд. - Я могу делать все, что захочу, и самое большое, что мне за это будет - лишь небольшая лекция от отца. А вот ты, Рональд, этим похвастаться не можешь. Стоит с твоей палочки сорваться какому-нибудь заклинанию в мой адрес, то ты проведешь ближайший месяц, а то и два, в компании Снейпа, - издевался Слизерин.

- Рон, не надо, - предостерегла друга Анабель, когда тот, красный, словно рак, позабыв о палочке, был готов наброситься на оппонента с голыми руками.

- Я отомщу тебе за все, Слизерин, запомни мои слова!

- Запомню, Уизли. Хотя что ты можешь сделать мне? Разве что заразить своей тупостью, - ответ рыжего Гарольд не стал слушать - развернувшись, он продолжил свой путь.

Зал как обычно встретил его шумом, исходившим от стола под красным знаменем, и обилием разнообразной еды на столах. Привычно заняв свое место возле Дафны и Драко, юноша приступил к трапезе.

- Слушай, Драко, ты где будешь на каникулах? - спросил Гарри, ковыряя вилкой в салате.

- Пока не знаю. Родители сказали, что если хочу, то могу остаться в Хогвартсе. А ты где?

- Тоже не знаю. Отец будет занят, из-за отсутствия у него накопилась уйма роботы. Наверное, появится в имении только в Рождественский вечер. А я хотел изучить библиотеку Слизерин-мэнора, но одному, думаю, будет скучно.

- Круто. Там, наверное, куча интересных мест, - с блеском в серых глазах произнес Драко.

- Не знаю. Но я читал в книгах отца, что там много интересного можно найти. Это имение было построено прадедом Салазара, и таит в себе кучу тайников и секретов.

- Я отправлю родителям письмо, может, они позволят мне погостить у вас, - с надеждой произнес Драко. - Я не хочу дома быть, там до меня нет никому дела. Отец постоянно занят, а мать заботится только о внешности и новых вещах, - презрительно скривился Малфой.

- А мы едем кататься на лыжах, - протянула Дафна, которая слышала весь разговор, хоть и ребята старались говорить тихо. - У нас традиция такая.

- Я рад за тебя, Гринграсс, - отозвался Драко. - Смотри, твой отец уже вернулся из командировки, - Гарри перевел взгляд на стол преподавателей и с удивлением увидел Салазара, который о чем-то разговаривал со Снейпом. Справа от него сидел Дамблдор, и также что-то обсуждал с Минервой.

- Интересно, завтра у нас будет с ним урок? - ни к кому не обращаясь, осведомилась Дафна.

- Не знаю, но думаю, да, если у него опять не появятся какие-нибудь дела.

- Народ, - возле компании присел запыхавшийся Нотт. - На улице у гриффиндорцев со слизеринцами происходит снежная дуэль, пойдемте, посмотрим. Там настроили кучи укрытий, и сейчас вовсю идет сражение.

- Но ведь через три часа будет комендантский час. Да и декан вряд ли разрешит первокурсникам в такое время выйти на улицу, - произнесла Дафна.

- Смотрите, Поттер с компанией направились к выходу, - заметил Драко.

- Пойдемте, - уговаривал Нотт. - Покажем львятам, на что мы способны.

- Теодор, вот я иногда сомневаюсь, правильно ли шляпа тебя распределила, мне кажется, твое место в Гриффиндоре, - хмыкнул Гарри.

- Я тоже сомневаюсь по этому поводу относительно тебя, тебе больше подходит Когтевран, - не остался в долгу Нотт.

- Я люблю читать, и в этом нет ничего плохого. А вот ты слишком импульсивен, чем смахиваешь на представителей Гриффиндора, - слизеринец лишь отмахнулся от этого высказывания.

- Так вы идете или нет?

- Идем, - со своего места поднялся Малфой. - Я не могу пропустить возможность надрать зад Поттер и Уизли.

- Драко, откуда ты знаешь такие словечки? Это же не аристократично, - поддела мальчика Дафна.

- Ты еще не такое услышишь, когда Северус не в духе. А это происходит, когда какое-то зелье взрывается или его портит тупоголовый студент, короче, часто, - на эту реплику ребята заулыбались.

- Ладно, пойдемте, - произнес Гарри таким тоном, словно сделал всем одолжение, и вновь послышались смешки.

На улицу их небольшая компания выбралась довольно быстро, но стоило им спуститься по лестнице, как в них полетела уйма снарядов, половина из которых попала в цель. Сразу же послышалось недовольное бурчание Драко и писк Дафны, которая, не успев среагировать, получила лепешкой по голове.

- Смотрите, это змейки пожаловали! - послышался голос одного из близнецов Уизли. - Атакуй их! - вторил в ответ второй близнец. И в ту же секунду снежные снаряды полетели новым потоком, ребятам пришлось прятаться в укромные места, дабы избежать атаки. Такое продолжалось не меньше получаса - все вошли в азарт, и сейчас, позабыв о волшебных палочках, снегом закидывали друг друга, стараясь попасть в противоположную команду посильнее. Даже Гарри, который не привык к такому веселью, с интересом закидывал Рональда, которому сегодня досталось. Малфой и Гринграсс обзавелись целью отправить младшего из братьев Уизли в больничное крыло, поэтому сейчас старались воплотить эту затею в жизнь.

- Что здесь происходит?! - сражение прервал недовольный голос директора школы, рядом с которым с кислой миной стоял Снейп. - Всем немедленно выйти! - студенты, замешкавшись, начали покидать свои укрытия, стараясь сжаться под строгими взглядами мужчин. Всего собравшихся было около трех десятков, основная масса из которых - гриффиндорцы. - Что это за вид?! - Салазар презрительно посмотрел на Рональда, под глазом которого красовался синяк, который, несомненно, утром превратится в фингал. - Вы здесь для того, чтобы учиться, а не пытаться угробить себя, - взгляд Салазара встретился с Гариным, и тот поспешил отвернуться. - Всем немедленно разойтись по гостиным своих факультетов, - ребята торопливо начали расходиться.

Глава 42

На следующий день гриффиндорцы, привычно взглянув на часы, которые показывали сумму баллов, заработанных факультетом, не смогли досчитаться этих самых баллов в количестве ста. Это известие вызвало много шума и недопонимания среди них, поэтому старосты отправились с вопросами к Минерве МакГонагалл, которая уже больше двадцати лет являлась деканом Гриффиндора. В ходе разбирательств выяснилось, что их вчера, пользуясь замечательным поводом, снял Северус Снейп. Но на этом удивления для студентов красного дома не закончились - вышедший из спален мальчиков Рональд Уизли изрядно шокировал всех своим внешним видом. На лице первокурсника красовался огромный фингал, который вызвал огромное количество смеха и подколок от товарищей по дому. Над бедным рыжим все подшучивали, строя различные теории, кто смог так разукрасить их однокурсника. Рон, красный, словно вареный рак, пыхтя, во всем винил подлых слизеринцев и грозился отомстить, Томас и Лонгботтом были согласны с другом. А вот Грейнджер и Анабель считали это лишь банальным недоразумением, в чем пытались убедить пострадавшего.

Вообще за последний месяц эта компания необычайно сдружилась, и сейчас все чаще где-то можно было узреть Гермиону, Анабель и Рональда, над чем-то веселящимися и выполняющими домашние задания вместе. Иногда к ним присоединялась и «ходячая катастрофа», как любил называть Невилла Снейп, когда тот взрывал очередной котел. Некоторые студенты даже окрестили их Золотым Трио, поскольку те постоянно были в обществе друг друга.

- Мистер Уизли, что это такое? - стоило гриффиндорцам войти в Большой Зал, как к ним с пылающим неодобрением взглядом подошла Минерва МакГонагалл. Она вопросительно смотрела на Рональда, ожидая его объяснений, но тот, опустив взгляд в пол, виновато переминался с ноги на ногу. - Мистер Уизли, потрудитесь объяснить, почему у вас на лице ужасный синяк? - более настойчиво обратилась Минерва к студенту своего факультета. Рон продолжал упорно молчать, поскольку не знал, что сказать в данной ситуации.

- Профессор, мы вчера решили после ужина выйти на улицу, - кинулась на помощь другу Анабель. - Там было много снега, вот мы и решили поиграть в снежки. Одна лепешка попала Рону в лицо, и вот… - Поттер указала на синяк.

- Это просто возмутительно, я же вам неоднократно говорила, что после ужина первокурсникам следует находиться в замке! Вы ещё плохо знаете окрестности, поэтому это правило создано только ради вашего блага, - зашлась в тираде деканша. Все первокурсники, что сейчас слышали слова женщины, обиженно насупились, считая такой запрет излишним. - Мистер Уизли, почему вы не обратились в Больничное крыло? - осведомилась спустя минуту Минерва, хмуро осматривая компанию.

- Я не подумал об этом, - удивился Рон.

- В следующий раз непременно подумайте. А сейчас идите к мадам Помфри, она что-нибудь придумает, - неодобрительный взгляд на отметину на лице. - Мисс Поттер, проводите мистера Уизли в Больничное крыло.

- Хорошо, профессор, - под насмешливые взгляды Гарольда и Драко, которые стали невольными свидетелями этой картины, гриффиндорцы покинули зал, оставляя позади Грейнджер.

- Так ему и нужно, - когда МакГонагалл отправилась к преподавательскому, произнес стоящий позади Нотт. - Слушай, Драко, из тебя выйдет хороший загонщик, - засмеялся Теодор. - Бьешь прямо в точку. На такой комментарий Малфой гордо заулыбался, уже представляя себе в форме для квиддича.

- Первокурсников не берут в команду, - не удержалась от высказывания Гермиона.

- Таких, как ты, не берут, а вот меня возьмут, если я захочу, - издевательски произнес Малфой.

- Думаешь, если дружишь с сыном директора, то тебе все пути открыты?

- Не думаю, но даже без Гарри я могу получить многое. А вот ты, Грейнджер, без своей подружки - лишь тупая заучка, возомнившая, что знает все на свете и может указывать другим.

- Это неправда, я только советую другим и помогаю в учебе, - запротестовала гриффиндорка.

- Ну да, - хмыкнул Драко. Гарольд эту сцену наблюдал со стороны, решив не вмешиваться. Он прекрасно знал, как его друг ненавидит гриффиндорцев и не упускает ни одной возможности поиздеваться над ними. Поэтому лишить сейчас Драко такой возможности было просто нечестно.

- Что здесь происходит? - неожиданно появился Снейп. Зельевар словно коршун смотрел на Грейнджер и Невилла, который пытался казаться незаметным, но у него это плохо получалось. - Быстро все разошлись по своим гостиным, пока я не снял баллы, - грозно произнес профессор. - И кстати, мистер Лонгботтом, почему вчера вас не было у меня на отработке?

- Я забыл, - еле слышно пробормотал гриффиндорец, покраснев словно помидор.

- Ах, забыли… - театрально дружелюбно ответил Снейп. - Надеюсь, два дня дополнительных отработок помогут вам освежить память, - не дожидаясь ответа, Северус прошествовал к своему месту за преподавательским столом. Гарольд с Драко последовали к другим слизеринцам, по пути отмечая любопытные взгляды, направленные в их сторону. Стоило им сесть за стол и приступить к трапезе, как раздалось уханье и хлопки крыльев птиц. Подняв взгляд, Слизерин заметил, что к нему приближается ястреб отца с зажатым в клюве конвертом. Переведя взгляд на директора, Гарольд увидел, что Салазар внимательно за ним наблюдает. Его синие глаза потемнели, а губы были сжаты в полоску - все это говорило о том, что Основатель недоволен. Такие мелкие перемены в облике отца Гарри удалось уловить благодаря незначительному количеству крови вампира, которая использовалась во время ритуала. Салазар ему сказал, что, кроме слегка улучшенного зрения, обаяния и регенерации, он больше ничего не унаследует от этого вида. Хотя была возможность пробудить гены вампира - для этого стоило испить больше крови Основателя, который на данный момент являлся первородным вампиром.

Такие существа не боятся солнца и всей той чепухи, что в своих сказках описывают магглы. Там вообще оказалось много выдумок. Где это было видано, чтобы вампира можно было убить деревянным колом в сердце?! Этого бессмертного почти человека - простым куском дерева?! Нелепо! А чего стоят байки про святую воду, кресты и чеснок! Это все выдумки фантазеров. Хотя Салазар рассказывал, что вампиры недолюбливают серебряные изделия, но они отнюдь не губительны для них. К свету у всех высших и первородных иммунитет, как и к огню. Единственное, что может убить такое существо - это сок из особого цветка лотоса, красного, если быть точнее. Он растет только в одной части мира и расцветает лишь раз в год на несколько минут. А чтобы сварить яд, нужен именно этот необычайной красоты цветок.

И даже если удастся найти это растение и изготовить зелье, то им нужно в достаточном количестве напоить вампира. А они сразу чувствуют запах, поэтому с легкостью смогут определить компонент. Но даже если вампир выпьет яд, он сможет нейтрализовать действие яда, поскольку его кровь - еще более смертоносный яд. Он подобен тому, что находится в клыках василиска, и способен за пару минут убить свою жертву. Исходя из всех этих подсчетов, Салазар Слизерин - истинный вампир, который не сможет умереть. Его судьба - вечно скитаться по земле, видеть создание новых цивилизаций и гибель старых. Такому вампиру кровь нужна только раз в месяц, хотя ее легко можно заменить соответствующим зельем, но это неинтересно и невкусно. Отличить их от человека не поможет ни одно заклинание или зелье, даже оборотни - извечные враги этой расы - не смогут почувствовать что-то неладное...

Из своих размышлений и воспоминаний Гарольд вынырнул, когда ястреб настойчиво клюнул его в палец. Взгляд птицы был подобен взгляду Салазара, когда тому что-то не нравилось. Отвязав конверт, юноша достал из него небольшой клочок пергамента, на котором угловатым почерком было написано несколько слов.

«Зайдешь ко мне после занятий»

Сжав листок, Гарольд сунул его в карман, уже предполагая, зачем отец хочет его видеть. Вчерашняя выходка со стороны юноши была глупостью, которую не одобрит Салазар. Поэтому сегодня, скорее всего, ему предстоял разбор полетов.

- Гарри, через пять минут звонок, - произнес сидящий рядом Драко.

- Угу, - откликнулся мальчик. - А что у нас сейчас?

- Зелья, - довольно произнес Малфой. - Грифы уже помчались, чтобы не опоздать, но крестный все равно найдет, как снять с них баллы.

- Ладно, пойдем, - парни поднялись и направились в подземелья. Когда они добрались до лаборатории, то увидели, что уже почти все студенты находятся в аудитории, за исключением Уизли и Поттер, которые, по-видимому, надолго застряли в Больничном крыле.

Глава 43

Сев на свое привычное место, Гарольд с интересом начал поглядывать на первую парту, где расположилась Грейнджер. Та что-то торопливо строчила на пергаменте, изредка поглядывая на входную дверь. Юноша отметил, что сегодня она вся какая-то издерганная и раздражительная. На первый взгляд это могло показаться привычным поведением для человека, который просто не выспался, но, зная эту заучку, Слизерин был уверен, что причина не в этом. К тому же, красноречивые взгляды, исподтишка бросаемые в его сторону, подтверждали его правоту. Что-то определенно было не так, твердил внутренний голос наследника Основателя.

Вот дверь с негромким скрипом открылась, и в кабинет прошествовал Уизли в сопровождении Поттер, их взгляды в первую секунду метнулись к Гарольду, но потом, словно потеряв к его персоне интерес, гриффиндорцы синхронно отвернулись и, присев к Гермионе, что-то начали с ней обсуждать. Заучка изредка кивала и грустно улыбалась, не переставая писать что-то на пергаменте.

От созерцания этой картины юношу отвлекло бормотание на задней парте. Прислушавшись, он понял, что Парвати Патил и Лаванда Браун обсуждают Рональда Уизли, а точнее, его позавчерашний разговор с Дином Томасом. Суть разговора сводилась к тому, что Дамблдор пригласил Золотое Трио и Лонгботтома к себе в кабинет для важного разговора. О чем они говорили - это, со слов Рональда, огромная тайна, которую все узнают, когда придет время. Но было ясно одно - это каким-то образом касалось Анабель и Невилла, которые стали любимчиками бывшего директора и начали получать от того дополнительные занятия. Хотя это мало чем помогло Лонгботтому - он как был растерян и слаб магически, так и остался. О легендарной невнимательности этого чуда твердил уже не только один Снейп, но и другие профессора. Одна Стебль не могла нарадоваться успехам Невилла по ее предмету. А сама Поттер ничем не выделялась - посредственность, которая свято верила в непогрешимость родителей и в благие намерения своего кумира в лице Альбуса Дамблдора. Такая себе мамина дочка, только вот ее талант к учебе не унаследовала. Она старалась, конечно, в библиотеку ходила на пару с Грейнджер, но почему-то все ее домашние работы были выполнены лишь на «удовлетворительно», даже помощь подруги не приносила положительных результатов. Хотя всему причиной был эмоциональный характер Поттер, который частенько проявлялся, чем бесил многих преподавателей. Слишком несдержанна была девчонка в такие моменты, поэтому с легкостью могла нахамить ребятам и даже профессору. Из-за этого Лили Поттер неоднократно приходилось выслушивать кучу неодобрительных замечаний в адрес дочери. Хотя некоторые, напротив, считали младшую Поттер просто ангелом, унаследовавшую талант отца, влипать в разные неприятности.

Неожиданно раздался звонок, и в кабинет, словно летучая мышь, влетел Северус Снейп. Остановившись около своего стола, он цепким взглядом окинул студентов, задержавшись на парте, за которой сидели Анабель и Грейнджер.

- Сегодня мы будем готовить зелье против волдырей, - отчеканил профессор. - Оно относится к одним из наипростейших, поэтому, надеюсь, у вас не возникнет проблем с его приготовлением, - с сомнением произнес декан Слизерина, смотря исключительно на Невилла, который сжался от страха. Взмах палочки, и на доске появился рецепт. - Приступайте, - скомандовал мужчина, садясь на свое место. Ученики зашумели и заторопились за ингредиентами, и когда все было взято, студенты приступили к выполнению задания. По мнению Гарольда, зелье и вправду было легким, но требовало концентрации. Особенно во время помешиваний, которые следовало совершать три раза по часовой стрелке и пять против в определенную стадию приготовления.

- Сейчас я объявлю ваши оценки за контрольную, они могут повлиять на вашу итоговую отметку, поскольку она выводится из совокупности всех выполненных вами письменных работ на протяжении всего года. Отдельная оценка выставляется за зелья, а в конце года состоится экзамен. И уже тогда все суммируется и выводится одна отметка, которая будет стоять в вашем табеле. Пересдать ее невозможно, поэтому соизвольте нормально готовиться к моим урокам, - дальше декан начал зачитывать оценки, которые ввергли в плачевное состояние многих гриффиндорцев. А особенно Грейнджер, получившую «неудовлетворительно». Слизеринцы же получили высокие оценки, хотя «превосходно» было только у Гарольда, Драко и Дафны.

- Профессор, а почему у меня такая оценка? - со слезами на глазах спросила Гермиона. - У меня ведь было все правильно написано.

- Миссис Грейнджер, я не поставлю вам больше «неуда», пока вы не прекратите переписывать с книги абзацы. Я ведь совершенно ясно сказал, что ответ должен быть коротким, но информативным. А у вас получается просто переписывание учебника.

- А когда я могу пересдать?

- У меня нет времени, которое можно тратить на вас, - отчеканил Снейп. Девочка понуро опустила голову, приступая к дальнейшему приготовлению зелья, которое было уже испорчено из-за слишком сильного огня под котлом. Через двадцать минут декан начал прохаживаться между рядами, рассматривая приготовленные снадобья. Некоторые удостаивались кивка, другие - презрительной улыбки и колких комментариев.

- Сдайте все образцы на проверку и можете быть свободны. На следующее занятие я жду от вас эссе по данному зелью. В нем вы подробно опишете все ингредиенты, что используются здесь, и каковы их свойства, - после этих слов раздался звонок, и все поспешили покинуть класс.

Дальше у слизеринцев, как обычно, в компании гриффиндорцев, был урок с Дамблдором. Это занятие юноша не любил, поскольку старый маразматик пытался вернуть его на путь истинный, а точнее, под свое крылышко и в семейство Поттеров, которое не оставляло своих попыток помириться с ним. Для этого в ход шли любые средства, начиная подлизыванием и заканчивая угрозами. Но все эти попытки быстро пресекал Салазар, после чего Поттеры несколько дней ходили как шелковые. Но проходило время, и все вновь возобновлялось. Слизерин был уверен, что в этом замешан Дамблдор, ведь тот неоднократно говорил юноше, как те по нему тоскуют и очень любят его, а все то, что с ним случилось, что его отдали Петунье, целиком вина Дамблдора. Это было отчасти правдой, но ведь его экс-родители - тоже взрослые люди, которые могли хоть раз за десять лет проверить, как живется их сыну. Но они этого не сделали, поэтому их вина неоспорима. И любые оправдания казались смешными, были просто игрой на публику.

* * *

В класс неторопливо начали входить студенты, и рассаживаться за парты. Впереди - гриффиндорцы, поскольку они обожали этот предмет, как и учителя, который его вел, а позади - слизеринцы. Гарольд сел вместе со своим другом, как это делал на протяжении всего учебного года.

- Сегодня мы поговорим о некоторых темных магах, которые принесли немало горя магическому и маггловскому миру, - начал свой рассказ Дамблдор.

- Профессор, а это правда, что Салазар Слизерин являлся первым Темным Лордом? - спросил один из гриффиндорцев.

- История об этом умалчивает. Но в некоторых книгах упоминается, что он принимал участие в некоторых дуэлях, которые несли смертельный исход. Также этот легендарный маг, в открытую пользовался темной магией, об этом также есть несколько упоминаний. Но, все это домыслы и легенды - правда это или нет, может сказать только он.

- Профессор, а почему вы забыли упомянуть, что около тысячи лет назад магия была едина? Поэтому мой отец не делал ничего криминального. А насчет дуэлей - они ведь непредсказуемы, всё может быть. Даже заклинанием левитации можно ранить или убить. К примеру, что-то тяжелое поднять и скинуть на противника - вот вам и гарантированная смерть. Причем болезненная, а вот от третьего непростительного - мгновенная. И мне кажется, это куда лучше и милосердней, - произнес Гарольд.

- Как вы просто рассуждаете о смерти, мистер Слизерин, - с грустью ответил старик. - Вы еще слишком юны, вам нужно сейчас веселиться, есть сладости и влюбляться, а не думать о таких вещах.

- Может, вы и правы, - согласился Гарри.

- Как нам поведал мистер Слизерин, Основатель Хогвартса не нарушил каких-либо законов, поэтому темным магом назвать мы его не можем.

- Профессор, расскажите, пожалуйста, о событиях, которые произошли около десяти лет назад. Как вышло, что Гарри Поттер в годовалом возрасте смог победить темного мага? - на несколько минут в классе повисла тишина.

- Его остановил не Гарри Поттер, а его сестра Анабель Поттер, но мы с ее родителями решили это скрыть, дабы не подвергать девочку опасности, - на такое заявление многие зашептались, недоверчиво смотря то на Дамблдора, то на Гарольда. Слизерин сначала пребывал в шоке от такой виртуозной лжи старика, а потом и вовсе рассмеялся, чем привлек к себе всеобщее внимание.

- Я много слышал баек насчет той ночи, но эта - проста блеск. Чтобы такую историю сочинить, нужен талант! - вновь в классе раздался смех. Только он был не радостный, а какой-то холодный, от чего многих передернуло.

- Это правда, - уверял всех в своей правоте старик.

- Правда? - скептически спросил Слизерин. - Хватит с меня вашей лжи. Это полная чушь, и вы прекрасно это знаете, сэр. Ну да ладно. Вот скажите, вы в тот вечер были в доме Поттеров?

- Нет, не был, - добродушно ответил старик.

- Тогда с чего вы взяли, что именно Анабель Поттер победила Волан-де-морта? - многие вздрогнули от имени этого темного мага. - Вас ведь там не было, вы сами сказали это пару секунд назад. Поэтому по какому признаку вы пришли к такому выводу? - с каждым произнесенным словом, добродушная улыбка на лице любителя лимонных долек стала меркнуть.

- Я был в доме после нападения, поэтому смог изучить место происшествия, - заявил старик. - Анабель Поттер победила темного мага, я в этом уверен.

- Это просто ложь, - хмыкнул Слизерин. - Вы противоречите сами себе. Пару месяцев назад вы яро пытались доказать мне, что я - ребенок, который остановил господство Волан-де-морта. Сейчас же вы говорите совсем иное. А знаете, почему все это мне кажется очередной ложью? - не дав Дамблдору ответить, юноша продолжил. - Поскольку под пророчество попадаю только я, и никто другой. Только меня Волан-де-морт отметил как равного себе, - Слизерин откинул челку, демонстрируя всем шрам в виде молнии, который на самом деле был иллюзией, созданной Салазаром, дабы избавить Гарольда от ненужных вопросов.

- Какое пророчество? - Дамблдор был белее мела. Он даже не предполагал, что мальчишка может знать о таком. Теперь весь его гениальный план летел ко всем чертям. Хотя можно еще привлечь ко всему этому Лонгботтома, но тот настолько глуп, что вряд ли маги поверят, что он мальчик, которому предречено быть символом Света.

«Чертов Слизерин, все испортил» - мысленно твердил бывший директор.

Глава 44.

После упоминания имени Темного Лорда, точнее его кличку, которую тот сам придумал для себя и заставил ее почитать своих сторонников, студенты перепугано притихли. Затравленные взгляды гриффиндорцев и настороженные слизеринцев, метнулись в сторону спокойного как удава Слизерина, а затем на побледневшего, на несколько тонов Дамблдора. Лицо старика стало такого же цвета, как и его борода, что выглядело весьма комично.

Студентам обеих факультетов было интересно, о каком «пророчестве» идет речь и кто на самом деле «Герой», победивший десять лет назад темного мага, возомнившего себя Вершителем Судеб. Но, спрашивать никто не решался, поскольку взгляд синих глаз, сейчас был долек от добродушного. Они метали во все стороны молнии, особенно в одного чрезвычайно наглого слизеринца, предвещая тому мучительную и скорую смерть. На такое пристальное внимание к своей персоне, Гарольд лишь невозмутимо смотрел на старика, прекрасно зная какие мысли, сейчас блуждают в голове этого маразматика. Его губы сами помимо воли, расплылись в ухмылке, от потуг Дамблдора вернуть себе «привычный» вид. Но, присущая старику добродушная улыбка, сейчас была безликой, взгляд недовольный, а сжатые руки в кулаки, да так что, ногти впивались в светлую кожу, давало понять всем, что Альбус Дамблдор в бешенстве.

- Мистер Слизерин, я пытался таким способом, оградить вашу сестру от чрезмерного внимания и опасностей, подстерегающих на каждом шагу, - стоял на своем Альбус. Взяв себя в руки и отогнав желание «заавадить» юного нахала, Дамблдор стал молниеносно строить новые планы в замен тем, что так некстати разрушил Гарольд Слизерин.

- Профессор, меня с Анабель Поттер, не связываю ни какие родственные узы, - сердито заявил брюнет. Его уже начал раздражать бывший директор, со своими нелепыми высказываниями. Дамблдор спал и видел, как примерить его с биологической семьей, совершенно не беспокоясь о мнение самого Гарольда, поэтому поводу.

- Я, понимаю ваши чувства мистер Слизерин, но как человек, проживший уже немало, могу вам посоветовать, не быть таким озлобленным, - снова нацепив на лицо улыбку «аля, добрый дедушка», старик начал заливать старую песню.

- Озлобленным? Отнюдь, - хмыкнул юноша. - Я весьма снисходителен к этой семье. Хотя мог потребовать кровной мести, за всю их «доброту». Уверен, магия рода Поттеров и бывшие главы, меня бы поддержали. Ведь такое отношение к сыну, а тем более к наследнику непозволительно. Я не знаю, чем думал тогда Джеймс Поттер, да мне и не интересно, но одно могу сказать совершенно ясно: он глупый человек, не уважающий традиции и пренебрегающий своими обязанностями. Я нахожусь в магическом мире достаточно мало времени, но уже успел понять, что значат кровные узы, - невозмутимо ответил темноволосый юноша, смотря на старика с неким презрением.

- Это очень низко, наносить удар в спину, - Альбус счел уместным проигнорировать большую часть речь Гарольда, изъяв из нее только важные для себя факты. Которые делали Гарольда Слизерина в его глазах: умным, но весьма доверчивым мальчиком, которым управляет Салазар на все лады.

- А выбрасывать годовалого сына, на произвол судьбы - не низко? - никто даже не заметил, как дверь открылась и в проеме показалась Лили Поттер.

Рыжеволосая дама застыла на пороге, услышав слова экс-сына, которые ранили ее и заставили вновь почувствовать себя ничтожеством. В последнее время Лили и Джеймс, именно так себя и чувствовали. Настоящими сволочами, которые недостойны, носить почетное звание «родители». И только Анабель, их маленькое солнышко, заставила не унывать, а смирится с утратой единственного сына и жить дальше. Лили в отличие от дочери и мужа, поняла, что Гарольд слишком разозлен на них, поэтому не простит. Тем более, с таким то отцом, который сделает все возможное, дабы воспитать его как отпрыска влиятельного рода. Гордого, надменного, высокомерного и волнующего лишь собственная выгода. А самое ужасное, Салазар Слизерин привьет сыну, нелюбовь к магглам и магглорожденным магам, к которым относится и сама Лили. Дама неоднократно видела, какими взглядами одаривает ее Основатель. Они были красноречивей любых слов, и заставляли преподавательницу почувствовать себя грязью под его дорогими туфлями. Миссис Поттер была уверена, что если даст хоть малую возможность усомнится в своей компетентности, то директор, ее с огромной радостью вышвырнет из школы. Такая же участь ждет и Джеймса, а вот Анабель этот тиран оставит для потехи Снейпа, который оскорбляет и унижает ее дочь на каждом уроке.

Лили не понимала, как тот мальчик, с которым она дружила в школе, смог превратится в такого изверга. Он всеми фибрами души ненавидел ее семью, а особенно дочь, которая ничего плохого не сделала. К самой Лили, Снейп относился безразлично, казалось, даже не замечал. Женщина неоднократно подходила к зельевару и пыталась повлиять на его поведение, но все безрезультатно. Тот уперся как бык и только недовольно фыркал на все ее доводы.

- Мистер Слизерин, я ведь пытаюсь вам объяснить, что они допустили ошибку, которую сейчас пытаются исправить, - начал выходить из себя Дамблдор.

- Это ваше мнение профессор и оно не схоже с моим. Их поступок я не считаю ошибкой, как вы ранние выразились. И вообще я не хочу говорить об этих совершенно чужих мне людях, - ответил брюнет. - К тому же, я не верю в ваши «благие намерения», ведь как вы знаете, дорога в Ад именно ими и проложена.

- Вы еще слишком юны, поэтому не можете понять некоторые поступки, может со временем. А также каждый человек склонен ошибаться, мы ведь всего лишь люди, которым присущи такие слабости.

- Профессор, ошибка - когда человек неправильно сварил зелье или перепутал урок. А это… - задумался Гарольд, подбирая нужные слова. - Я даже не знаю, как такой поступок назвать, пожалуй «жестокость», будет здесь самым уместным термином. - А вы как думаете, миссис Поттер? - обратился брюнет к застывшей на пороге рыжеволосой даме, присутствие которой заметил минуту назад. Все, проследив за взглядом юноши, также увидели миссис Поттер, по щекам которой капали, слезы горя и обреченности.

- Лили, девочка моя, - добродушно произнес Дамблдор. Но, та, проигнорировав бывшего директора, продолжала внимательно смотреть на Слизерина.

- Я не знаю, что можно еще сказать. Все слова были уже сказаны и неоднократно. А насчет нашего поступка, я очень сожалею, и будь у меня шанс, я бы все исправила, но его нет, - произнеся это, дама повернулась к Дамблдору. - Моя дочь не является победительницей Темного Лорда, она лишь простая девочка, которой вы хотите навязать миссию. Я при всех сейчас заявляю, что пророчество было сделано о Гарольде Слизерине, а не о Анабель Поттер. Только этот мальчик смог остановить темного мага, десять лет назад и именно он равен по силе ему, - с этими словами, Лили развернулась на каблуках и покинула кабинет. Оставляя позади ошарашенных студентов, недовольного Дамблдора и удивленного Слизерина.

* * *

Через час в кабинете Альбуса Дамблдора, собралось все семейство Поттеров, за исключением дочери. Ремус Люпин, Сириус Блэк, Минерва МакГонагалл и еще несколько верных людей Альбусу.

- Лили, я очень тобой не доволен, - начал старик свою речь. - Людям нужна надежда, в лице светлого «героя», а в нашем случае «героини». И уж прости меня моя девочка, но твой сын далек от такого. Он конечно умный и талантливый маг, но его воспитывает темный маг в соответствие со всеми традициями чистокровных. А ты сама знаешь, что с этого выйдет, - разглагольствовал любитель лимонных долек.

- Но, это не означает, что нужно подставлять под удар мою дочь, - стояла на своем женщина.

- Дорогая, - попытался утихомирить жену Джеймс.

- Заткнись! - воскликнула миссис Поттер, теряя самообладание. - Я не собираюсь, молча смотреть, как Альбус превратит Анабель в пушечное мясо. Она единственное, что у меня осталось благодаря стараниям директора. Вы лишили меня сына, но забрать дочь я не позволю, - последнюю реплику дама прошипела в лицо старому маразматику.

- Девочка моя, прости меня, но я хотел как лучше, - с наигранной заботой произнес Дамблдор.

- Ищите себе другого героя, - заявила миссис Поттер. - А ты, - недовольный взгляд в сторону Джеймса. - Полный кретин, если позволяешь такое. Она твоя плоть и кровь, как ты можешь желать ей такой участи!? Или тебе уже плевать, на все и всех!? В таком случае, я завтра же подаю на развод и забираю дочь. Ей не место в этой школе и с таким отцом.

- Дорогая успокойся, я ведь тебя люблю и Бель. Вы вся моя жизнь, - бормотал Поттер, нервно теребя край мантии.

- Лили не горячись ты так, - вмешался в разговор Блэк.

- Я посмотрела бы на тебя, если бы так хотели поступить с твоей дочерью. Ах да, я ведь и забыла, что Мелена, запретила тебе, даже видится с Еленой.

- Зачем ты так дорогая, - вновь подал голос Джеймс. - Сириус любит свою кроху, просто у них сейчас проблемы в семье.

- Проблемы? Его бросила жена, поскольку он слишком любвеобильный, - последнее слово было специально выделено, дабы показать, как обстоят дела на самом деле. Миссис Поттер, сейчас было все равно, что говорить, она просто решила высказать все что накипело. Хотя завтра скорей всего пожалеет о сказанном, но это будет завтра…

Минерва с Люпином, стояли в стороне и лишь понуро качали головами. Они в какой-то мере понимали Лили, но и Альбусу доверяли безоговорочно, поэтому предпочли помалкивать.

- Ладно, думаю сейчас мы все на нервах, поэтому совещание перенесем на более удачное время, - произнес Дамблдор. - Сириус, я бы хотел вновь созвать Орден Феникса. Надеюсь, ты не будешь против, если мы вновь разместим штаб-квартиру в твоем старом доме?

- Конечно. Но зачем?

- Понимаешь, мой мальчик, сейчас ситуация в магическом мире нестабильна. Появление Салазара Слизерина может развязать руки многим, а также позволит Волан-де-морту действовать быстрее.

- Альбус, он ведь погиб? - спросила непонимающе Минерва.

- Боюсь что это ни так. Том лишь потерял оболочку, но я более чем уверен, что в скором времени он обретет тело и вновь развяжет кровавую войну.

- Альбус, ты думаешь, Салазар к нему примкнет?

- Я не знаю. Слизерин неординарная личность и весьма весомая, поэтому от него можно ожидать всякого.

- Я не думаю, что они объединятся, - заявил Люпин, чем привлек к себе всеобщее внимание. - Слизерин недолюбливает, мягко говоря, всех нечистокровных. А с ваших рассказов я понял, что Волан-де-морт - полукровка.

- Будем надеяться, что ты окажешься прав, в ином случае всех нас ждет крах. А сейчас нам и вправду нужно расходится, иначе привлечем к себе внимание Салазара. Он и так мечтает всех нас выгнать, поэтому не стоит давать ему повод.

* *

После фиаско в кабинете бывшего директора, Гарольд решил отправиться к отцу и поведать тому интересную историю о том кого Дамблдор выдвинул на роль «героя». Да и сам Салазар в приказном порядке велел юноше зайти к нему после занятий, для разговора. Который несомненно будет касаться, недостойное поведения Гарольда.

Глава 45

Разговору не суждено было состояться, поскольку стоило Гарольду зайти в кабинет к отцу и удобно устроится в кресле напротив стола, за которым восседал, и сам хозяин кабинета, как на одном из портретов, висевших на стенах помещения, появился пожилой мужчина в странном наряде, даже по меркам магического мира.

Неизвестного покроя мантия из плотного материала, ядовито желтого цвета, под которой красовалась белоснежная рубашка с кружевными манжетами. Брюки также поражали своей яркостью и необычностью, которая сразу же бросалась в глаза. Желто- зеленого цвета, с уймой маленьких и больших кармашек, неизвестного предназначения. На поясе мага на холсте, располагалось два кинжала в ножнах, украшенных драгоценными камнями и резью рун. Довершала странный образ, не менее специфичная шляпа в виде котелка.

Этот колоритный маг внимательным взглядом серо-синих глаз, окинул кабинет директора школы «Хогвартс», словно видел его впервые. Созерцание продолжалось покуда, мужчина не столкнулся с вопросительно вздернутой бровью на слишком бледном лице, принадлежащему, несомненно, Салазару Слизерину.

- У ворот стоит группа магов, и требуют впустить их на территорию школы, - произнес портрет, продолжая невозмутимо осматривать убранства помещения.

- Скажи Люпину, пусть проводит их ко мне, а также пригласи сюда Дамблдора, Поттеров и МакГонагалл, - после секунды размышлений приказал Основатель. Мужчина, на холсте почтительно кивнув и исчез выполнять поручение.

- Отец, мне уйти? - осведомился Гарольд, выжидающе смотря на старшего мага.

- Не стоит, я не намерен тратить на псов Министерства много времени, поэтому позже мы сможем поговорить, - на такие слова Салазара, юноша лишь кивнул и поудобнее устроился в кресле, готовясь к долгому ожиданию. Он прекрасно изучил характер отца, поэтому знал, что спорить с этим магом не стоит. Салазар Слизерин - не терпит, когда ему перечат или лгут, впрочем, как и многие великие маги.

- У нас сегодня был урок с Дамблдором, на котором старик заявил: что Анабель Поттер, победила Волан-де-морта и пророчество о ней, - Гарольд решил сообщить отцу эту информацию, посчитав, что она весьма любопытна.

- Как интересно, - протянул презрительно Основатель. - Я предполагал что-то в таком роде, но не думал, что Альбус начнет действовать так рано. Этот комбинатор, пытается удержать в своих руках власть, всеми доступными способами. Странно конечно, что на этот пьедестал старик выдвинул тупоголовую девчонку, а не Лонгботтома. Ведь именно этот гриффиндорец был вторым кандидатом, подходящим под строки пророчества Трелони.

- Лонгботтом слаб, об этом знают все. Он почти сквиб, - скривился Гарольд.

- А здесь, дело не в силе сын, Дамблдору просто нужна послушная марионетка, которая будет выполнять все приказы старика и не задавать лишние вопросы. С этим недоразумением, все это возможно провернуть, поскольку у того из близких родственников есть лишь старая бабка, ее легко можно убрать с доски, списав все на несчастный случай. Судьба ведь так коварна. А вот с Поттерами могут возникнуть проблемы, - излагал свои мысли Основатель. - Хотя, они никудышные родители, верящие в непогрешимость Альбуса. Из-за своей слепой доверчивости, Поттеры могут допустить ошибку, тем самым разрушить остатки, так называемого семейного счастья. Конечно, не стоит и исключать, что таким способом, Поттеры решили вернуть былую славу своему роду, - Салазар задумчиво побарабанил пальцами по лакированной поверхности стола, погружаясь в свои мысли.

- Лили Поттер, заявила, что все сказанное Дамблдором - полная ложь.

- Неужели у этой грязнокровки проснулась совесть, - хмыкнул Основатель. - С трудом верится.

- Она провозгласила во всеуслышание, что я десять лет назад победил темного мага и только я равен ему по силе, - на этих словах с губ Основателя сорвался смешок.

- А я уже было подумал, что грязнокровка одумалась, а оказывается она таким коварным способом, пытается оградить свою семью от мести Реддла. Истинно слизеринский поступок. Как только такая двуликая и корыстная особа, смогла попасть на Гриффиндор!? Наверное, убор Годрика что-то напутал!? Хотя я полагаю, здесь главную роль сыграла грязная кровь. Таким как она, ничего делать на моем факультете, - речь директора прервало появление незваных гостей, по пятам за которыми шло несколько профессоров. Как Салазар и предполагал, в Хогвартс прибыло несколько авроров во главе с самим министром.

- Чем могу быть полезен? - полюбопытствовал холодно Основатель, брезгливо смотря на не выглаженный мундир молодого парня.

- Именем закона, вы арестованы, - провозгласил Крауч-старший, который уже несколько лет занимает пост главы Министерства Магии. После торжественных слов мужчины, авроры выхватив палочки с чехлов и указали ими на Слизерина.

- Какие мне предъявляются обвинения? - Слизерин продолжал невозмутимо сидеть в своем кресле. Казалось, его вовсе не беспокоят палочки служителей правопорядка, с которых, при первом приказе, были готовы сорваться различные лучи.

- В использовании темной магии и некромантии, - при упоминании второго, глаза обеих Поттеров и МакГонагалл расширились от шока. Гарольд нервно взглянул на отца, но увидев, что тот с насмешкой смотрит на прибывших, успокоился.

- А доказательства!? Свидетели!?

- Все знают что вы темный маг, который при помощи ужасных деяний, вернулся с того света.

- Меня поражает ваша глупость министр, - съязвил Основатель. - Не имея веских доказательств, вы являетесь ко мне в замок, с нелепыми обвинениями и ко всему прочему проявляете агрессию.

- Замок принадлежит школе! - воскликнул, побагровевший от гнева Крауч.

- В которой, директор Я. И чтобы вы знали, Хогвартс спокон веков принадлежал и продолжает принадлежать моему роду. Около тысячи лет назад, я предоставил его для обучения юных магов. Но, он по-прежнему остается моей собственностью. Этот факт, могут подтвердить документы, что хранятся у гоблинов.

- Это не имеет значения, - вновь подал голос министр. Слизерин в ответ лишь улыбнулся, той улыбочкой, что выводила из себя Крауча со всей его оравой, подлиз и идиотов.

- Явившись сюда и распустив лживые обвинения, вы нанесли мне оскорбление. Поэтому я вынужден просить вас, покинуть территорию моих владений иначе вас выставят насильно, - отчеканил Лорд Слизерин.

Дальше Гарольд и глазом не успел моргнуть, как по направлению к его отцу полетело несколько лучей. Юноша, быстро вскочив со своего места и достал палочку, когда помещение окутал непроглядный туман. Затем послышался треск, и крики боли, все это длилось не более минуты. И вот когда, видимость прояснилась, Гарольд смог увидеть половина кабинета была разгромлена, везде валялись обломки и разбитые стекла. Во всем этом бедламе юноша смог увидеть бравых авроров, связанных магическими веревками и министра, прислонившегося к стене и тяжело дышавшего, словно тот пробежал кросс в два километра. Переведя взгляд вправо, брюнет с облегчением вздохнул, поскольку отец так и продолжал восседать в своем кресле, с беспристрастным лицом и холодным взглядом. Основателя даже не тревожило, что несколько минут назад его кабинет превратили в руины и было уничтожено много редчайших вещей.

- Неужели вы и вправду думали, что способны меня победить? Глупцы! Мои силы колоссальны, как и объем знаний. Я советую вам, прежде чем что-то делать дважды, подумать, а то последствия могут быть плачевны, - угрожающе произнес Основатель. - А теперь вон, пока я не превратил вас в корм для своего питомца. И словно услышав эти слова, в дверном проеме показалась голова с темной чешуей. «Василиск! Только он или она, детеныш еще» - отметил про себя Гарольд. Существо, которое предстало во всей своей красе, перед сжавшимися магами, имело темную окраску, со своеобразной, красной короной на верхней части головы. Василиск царственно пересек помещение и удобно устроился в хозяина на коленях, что-то довольно шипя. Гарольд впервые видел питомца отца, поэтому был восхищен его красотой.

- Уберите этого монстра, - завопил Крауч, вышедший из себя.

- Вы мне надоели, - небрежный взмах руки и нежданные гости исчезли в неизвестном направлении. Еще один и все сломанные приборы, детали мебели, стекла, начали приобретать свой первоначальный вид. - Господа вы тоже можете отправляться по своим делам, ваша помощь мне больше не нужна. Вечером во время педсовета я бы хотел прояснить некоторые детали, - перебывавшие в шоке профессора, под руководством Дамблдора, покинули кабинет директора школы.

- Отец ты в порядке? - вопрос сорвался с языка, раньше, чем юноша смог его осмыслить.

- Не родился еще тот маг, который сможет меня победить. Эти людишки самонадеянные, поэтому у них не было не единого шанса. Но, вот с мыслей нашего «многоуважаемого» министра я успел почерпнуть некую информацию. Оказывается, этот идиот явился сюда с подачки Дамблдора, с которым действует воедино. Но все это лирика, о которой я подумаю на досуге. Сейчас меня волнуешь ты, со своими капризами, - Салазар внимательно посмотрел на сына.

- Прости отец, я понимаю, что вел себя недостойно.

- Я рад, что ты это осознаешь, но понимание не освобождает тебя от наказания, - Гарольд понуро кивнул. - Ты еще сущий ребенок, хоть и хочешь казаться взрослым. Я не сержусь на тебя за эту выходку, но ты должен понимать рамки между дозволенными вещами и запрошенными. В качестве наказания, ты два раза в неделю будешь изучать этикет и все правила, касающиеся наследника древнего рода, в обществе одной моей знакомой, которая прибудет вскоре.

- Хорошо.

- А теперь иди, иначе пропустишь ужин, - Слизерин поддавшись желанию, взъерошил волосы на голове сына. От чего, тот недовольно пискнул и попытался увернуться.

* * *

Спустя час, Гарольд в окружение однокурсников сидел за Слизеринским столом и поглощал свою пищу. Справа расположился Драко и как обычно о чем-то спорил с Дафной, а слева Нотт жующий уже вторую порцию. Неожиданно к горлу юноши подступил ком, а в глазах потемнело, последнее, что Гарольд услышал, перед тем как потерять сознание испуганный голос Малфоя.

Глава 46

Еще секунду назад споривший с Дафной Гринграсс о всякой чепухе Драко обеспокоенно смотрел на лучшего друга, почти брата, и пытался понять, что с ним стряслось. Лицо Гарольда было чрезмерно бледным, губы посинели, а под глазами залегли темные круги. Неожиданно тот покачнулся и начал оседать на пол. От неприятного падения его спас Малфой, успевший вовремя среагировать.

- Гарри, что с тобой? - вопрос прозвучал достаточно громко, поэтому его услышали расположившиеся поблизости слизеринцы и некоторые когтевранцы, сидевшие за соседним столом. Сразу же в зале вспыхнул шум, а затем послышались крики - они исходили от одной очень впечатлительной девчонки с Когтеврана. Все это привлекло к произошедшему внимание преподавателей, которые во главе с директором направились к Малфою, державшему за плечи бессознательное тело Гарольда Слизерина. Достигнув места происшествия, Северус первым делом кинулся к крестнику и начал махать палочкой над его телом.

- Что здесь произошло? - осведомился Салазар, обводя взглядом собравшихся.

- Никто не знает, сэр, - пролепетала Дафна.

- Мы ужинали, а потом Гарри неожиданно стало плохо, и он потерял сознание, - сказал все, что знал, Малфой. - Профессор, что с ним? - этот вопрос был адресован декану Слизерина.

- Диагностическое заклинание показывает, что в его кровь попал яд, какой именно, определить невозможно. Мистера Слизерина нужно срочно доставить в больничное крыло и провести соответствующие тесты, а уж потом начинать лечение, - изрек Снейп. Зельевар с помощью магии наколдовал носилки, куда и положил бесчувственное тело Гарри. Еще один взмах - и они поплыли по направлению к лазарету.

- Минерва, собери всю еду, что он ел, и доставь в лабораторию, - приказал директор и вместе со Снейпом направился в больничное крыло. Юноша был уложен на больничную койку, над которой зельевар около часа делал махинации палочкой, что-то при этом бормоча под нос.

- Я не могу определить, какой применялся яд. Но что он был, это однозначно, - в конце проговорил Северус, устало опускаясь в кресло.

- Гарольд носит серьгу, которая предупреждает, есть ли в пище яд. Я вообще не понимаю, как он мог попасть в организм моего сына.

- Не знаю, Салазар, одно могу сказать точно - времени у нас мало. Организм слабнет, магическое ядро не справляется. Если все продолжится в том же духе, Гарольд больше трех дней не протянет. Но даже если мы найдем лекарство, я не могу гарантировать, что он не станет сквибом, - между мужчинами повисла тишина - каждый был потерян в своих далеко не радужных мыслях.

- Я могу чем-то помочь?

- Да, мой магический запас не так объемен, как твой, поэтому я попрошу тебя провести несколько тестов, - Основатель лишь кивнул. Он и сам уже понял, что дела плохи, и даже Северус мало чем может помочь.

- Что я должен делать? Насколько я понял, мне придется использовать заклинания, которые были изобретены после моей мнимой смерти, а с ними, как ты знаешь, я пока не очень знаком. Я пытаюсь нагнать прогресс, но нужно время, - Снейп согласно кивнул, а затем протянул Салазару книгу в старой обложке. Нужная страница была уже открыта, поэтому Слизерин, не медля не секунды, приступил к чтению.

* * *

Перед глазами все плыло, казалось, что кто-то увеличил скорость течения времени. Обоняние забивали приторные запахи жасмина и ладана, а все пространство окутывал непроглядный туман. Гарри слегка пошевелился, и все тело отозвалось тупой болью. Юноша, зашипев от неприятных ощущений, вновь повалился на землю… хотя нет, лежал он не на полу, а на какой-то поверхности, довольно твердой и холодной. Неожиданно сквозь это марево он услышал голоса, принадлежащие, несомненно, двум мужчинам. Прислушавшись, слизеринец понял, что крестный пытается что-то доказать отцу. Весь разговор велся на повышенных тонах, не оставляя сомнения, что директор и мастер зелий о чем-то яростно спорят.

- Салазар, это безумство - превращать мальчишку в подобное существо! Он не выдержит, организм ослаб, да и магии остались крохи! - кричал зельевар. - Став вампиром, он будет вынужден вести ночную жизнь! - распалялся Северус.

- Не факт, - противоречил Основатель.

- Это лишь теория. Ты перворожденный из-за того, что в твоих жилах течет кровь одного из первых представителей этой расы, но Гарри, испив твою кровь, станет не таким. К тому же не стоит забывать, что ты передашь ему свое проклятие. А для ребенка это сродни смерти. Он будет вынужден быть затворником, это не говоря уже о том, что лишится и тех крох души, что заточены в его теле. Ты такой доли хочешь для сына?

- А ты предпочтешь дать ему умереть?

- У нас нет другого выхода. Яд василиска смертелен даже в маленьких количествах, а в его организм попала двойная доза.

- Я не позволю ему погибнуть. Пусть даже мне для этого придется отдать свою жизнь.

- Так и будет Салазар, ты погибнешь. Магия уничтожит тебя, ведь она не прощает, когда идут наперекор. Ты и так нарушил уже столько законов… - прошептал Северус. Дальше Гарри не слышал, он вновь провалился в небытие.

Следующее пробуждение было куда болезненнее. С трудом открыв глаза и поднявшись, парень увидел себя на больничной постели, возле которой стояли отец и крестный. В руках последнего находилась старинная книга с изображением змеи, кусающей свой хвост на обложке. Лица обоих мужчин были мертвенно-бледны, а под глазами залегли темные круги, свидетельствующие об усталости и недосыпе.

- Ты уверен? - негромкий голос Северуса разрушил тишину.

- Нет. Но это единственный выход.

- Я поражаюсь тебе, Салазар. За несколько месяцев ты смог привязаться к мальчишке, да так, что готов отдать жизнь. Из твоих рассказов я понял, что ты даже родителей не удостоил этой чести, чем же заслужил такую участь мальчишка?

- Может, я покажусь тебе странным, но за этот промежуток времени я смог полюбить Гарри как сына. Я увидел в этом мальчике что-то мне близкое и родное. Не во внешности, а именно в характере. Своих родителей я ненавидел за холодность и безразличность, поэтому, наверное, благодаря их воспитанию таким и вырос. Для меня они - пережитки прошлого, того, которое я искренне ненавижу. Гарри же - мое будущее, которое я не хочу терять.

- Я вижу, ты уже все для себя решил, - вздохнул Снейп.

- Да. Я хочу, чтобы ты позаботился о моем сыне как о своем собственном. Не дай ему превратиться в кровожадного монстра, а главное - окружи любовью. Он этого достоин, - последние слова были произнесены еле слышно, но Гарри их услышал. Поднеся руку к щеке, мальчик почувствовал, что по ним текут слезы.

- Я обещаю, - заверил основателя зельевар.

- Нет. Дай кровную клятву, - Северус несколько секунд молчал, но затем, схватив с тумбочки нож, решительно рассек себе ладонь и позволил каплям крови пролиться на пол.

- Я, Северус Тобиас Снейп-Принц, клянусь своей жизнью и магией, что позабочусь о Гарольде Слизерине. Да будет так, - с последними словами мужчину охватило белое сияние, но оно быстро пропало.

- Тогда начнем, - Салазар, подхватив со стола возле постели сына ритуальную чашу и кинжал, направился в центр помещения. По одному взмаху его руки мебель и другие вещи разлетелись в стороны. Основатель присел на корточки и начал выводить чем-то красным, подобным крови, пентаграмму в виде пятиконечной звезды. Все это время Северус стоял в стороне и пристально изучал написанное на листке.

Закончив с черчением, Слизерин подошел к сыну и ласково взъерошил его волосы, а затем, наклонившись, поцеловал в лоб. Постояв так несколько секунд, пристально изучая лицо Гарри, словно пытаясь запомнить, мужчина осторожно подхватил на руки его тело и переместил его в центр пентаграммы.

- Одумайся, Слизерин, черт возьми! Мы найдем способ спасти твоего сына! - закричал Северус.

- Нет времени, Северус. Он уже находится на смертном одре, минута промедления - и все пропало. Другого выхода нет, и ты это не хуже меня знаешь, - Снейп молчал. - Позаботься о нем и не дай Поттерам и Дамблдору добраться до него.

- Хорошо, - кивнул Снейп. После этих слов Салазар рассек себе руки и начал выводить своей кровью на оголенной груди Гарри различные руны. Затем, поднеся руку к чаше, он позволил ей наполниться до половины. Добавив туда какое-то зелье, Основатель поднес ее к губам сына, насильно вливая внутрь.

Гарри, наблюдавший за этой картиной со стороны, почувствовал, как все внутри обдало жаром, горло сдавило, и стало трудно дышать. Сражаясь за каждый вздох, он посмотрел на отца, который, словно сломанная кукла, опустился на пол. Из горла юноши вырвался крик боли и отчаяния, а из глаз брызнули слезы. Дальше все вновь превратилось в марево сплошной агонии…

Глава 47

Пробуждение было не из приятных - все внутри горело, словно там пылает безудержное и неукротимое пламя, горло отдавало тупой болью, и ужасно хотелось пить. Слегка пошевелившись, а затем приоткрыв глаза, не обращая внимания на боль, напоминающую сотни раскаленных иголок, впившихся в тело, мужчина принял сидячее положение. Внимательным взглядом сине-красных глаз окинув место нахождения, он пришел к выводу, что это больничное крыло.

На столике стоял кувшин, наполненный водой, и несколько стаканов, а также колба с рубиновой жидкостью внутри, издающая резкий запах. Слегка покачнувшись, мужчина дотянулся до субстанции и одним глотком опустошил прибор. Лицо сразу же утратило мертвенную бледность, темные круги из-под глаз пропали, а губы налились ярким, словно спелые вишни, красным цветом. Белоснежные зубы, среди которых четко проглядывали два небольших клыка, поблескивали, когда на них падал лучик солнца.

- Слава небесам, - послышались шаги, а затем на свет вышел Северус Снейп. - Я думал, ты уже не придешь в себя, Салазар, - по лицу мага было видно, что тот уже несколько дней не спал.

- Сколько я здесь пролежал? - прозвучал хриплый голос, так несвойственный Основателю змеиного факультета.

- Почти месяц, - вздохнул Снейп. - Мы утратили уже всю надежду.

- Как Гарольд? Он жив?

- Не переживай, с твоим сыном все хорошо, сейчас он на занятиях. Очнулся мальчик через несколько дней после ритуала, бледный, с мизерными запасами магической силы, мы сначала даже подумали, что он будет сквибом, но все обошлось. Молодой организм быстро пошел на поправку, и через неделю Гарольд уже был в хорошей физической форме и начал посещать занятия, а вот ты впал в кому. Что я только не перепробовал, все напрасно. Организм отторгал любые зелья, а магия не позволяла даже узнать твое состояние. Она словно купол окутала тебя, защищая от внешнего мира.

- Ты все время говоришь «мы»?

- Мне помогала Поппи, она куда лучше разбирается в лечении, нежели я. Но не переживай, о твоей сущности она не узнала.

- Хорошо, - вздохнул Основатель.

- Тебе стоит отдохнуть, еще прошло слишком мало времени. Твое магическое ядро было полностью разрушено, но тебе безумно повезло. Даже феникс, в обход желаний своего хозяина, прилетел и пожертвовал для твоего выздоровления пару слезинок. Не знаю, помогли они или нет, но Дамблдор был недоволен. Я рад, что ты жив, друг мой, а то старик разошелся, списав тебя со счетов. В школе творится настоящий бедлам, Дамблдор, занявший прежний пост, вообще ополоумел. Гриффиндорцы творят все, что им вздумается, МакГонагалл с маразматиком их покрывают. Сплошные стычки между факультетами, почти что война, я уже весь извелся. Поттеры качают свои права, даже потребовали опекунство над Гарольдом, но я не позволил, - Слизерин с каменным лицом слушал эту речь, но внутри него бушевала ненависть.

- Ничего, скоро это изменится. Я укажу Дамблдору на его место, а гриффиндорцы, потеряв покровительство, быстро приутихнут, но если нет, то я разгоню половину факультета.

- Святые небеса, Салазар, как хорошо, что ты вернулся, я скоро сойду с ума с этим всем! Ладно, я покину тебя, у меня еще уроки, а вечером загляну. Мне Гарольда прислать?

- Нет, не стоит, я приду на обед в Большой зал.

- Какой обед, тебе несколько дней нельзя вставать! - бушевал зельевар.

- У меня нет столько времени, тебе ли этого не знать.

- Полежи хоть до завтра, все подождет, - не унимался Снейп.

- Со мной все нормально, силы вернутся быстро, я все же не человек, которому ведомы слабости смертных, - хмыкнул Основатель. - Кстати, как дела у Гарольда с генами вампира?

- Благо все нормально. Небольшая аллергия на солнце, а также ему требуется немного крови. Больше я не имел возможности проверить, боясь вызвать интерес Альбуса.

- Это должно пройти через несколько месяцев. Внешность изменилась?

- Кожа стала светлее, а также глаза теперь более насыщенного цвета. Эти перемены все списали на болезнь и не задавали лишних вопросов, - отрапортовал алхимик.

- Хорошо, очень хорошо. Тогда иди, вечером увидимся.

- Побереги себя, а то если с тобой что-то случится, Хогвартсу придет конец с таким-то руководством.

- Теперь я буду начеку.

- Теперь мы все начеку. Еда Гарольда проверяется, как и все вещи, к которым он прикасается.

- А виновника нашли?

- Увы, нет. Но у меня есть подозрения, что это сделал кто-то с подачки Дамблдора. Ты слишком весомая фигура на шахматной доске, с которой нужно считаться. А единственный способ подобраться к тебе - сын. Хотя, может, лепту здесь внесло Министерство во главе с Краучем, он очень обозлен на тебя.

- Сомневаюсь, что этот идиот мог придумать такой план. Скорее всего, Дамблдор пытается убрать преграду.

- До скорого, - алхимик покинул Больничное крыло, оставляя Салазара наедине со своими мыслями.

* * *

Со дня ритуала прошло три дня, а Гарольд Слизерин все не выходил из комы, как и его приемный отец. Возле койки мальчика целыми днями сидел Северус, наплевавший на занятия и остальные дела. Мужчина варил всевозможные зелья, дабы яд полностью очистил организм крестника, но результат был очень медленным. Магическое ядро израсходовало почти все свои резервы и замедляло процесс выздоровления. Поначалу Северус полагал, что Гарольд, не приведи Господь, стал сквибом, но эта мысль быстро была отсеяна. Магия в теле мальчика начала оживать, восстанавливая отмершие клетки и приводя организм в рабочее состояние. На третий день крестник открыл глаза и вдохнул полной грудью, а до полного выздоровления прошла еще неделя. За это время Драко Малфой, Дафна Гринграсс и Блейз Забини почти перебрались в лазарет, поближе к другу, и Северусу стоило огромных трудов каждый раз выпроваживать эту троицу.

И вот настал день, когда Гарольд, полностью выздоровевший, отправился на занятия. Первое время парень был как робот - ходил на занятия, выполнял домашнюю работу, но чувства его как будто пропали. Вечерами он сидел у койки отца и молчал, хотя раз Северус увидел, как юноша плачет и просит Салазара не покидать его. В первую секунду зельевар хотел было броситься к крестнику и оградить от всяких бед, но сдержался, поскольку знал, что это вряд ли поможет. Шли дни, а юноша все продолжал грустить и тосковать, но не терял надежду.

Прошло уже около месяца, и вот сейчас, идя в Большой зал на ужин, Гарольд ничего не ожидал. Надежда стала угасать, уступая место обреченности, предательские слезы так и норовили пролиться, но юноша сдерживался, не желая показывать свою слабость. Только возле койки отца он позволял им литься безудержными потоками, выдавая все чувства, что обуревали мальчика.

Гарольд сел на свое привычное место между Драко и Дафной и, как обычно, посмотрел на преподавательский стол. Кресло директора пустовало, также там отсутствовал Северус. «Наверное, вновь готовит какое-нибудь зелье», - решил слизеринец, приступая к своей еде. Кусок в горло не лез, но он все же заставил себя хоть что-то съесть, а также осушил стакан сока в надежде утолить жажду, но это не помогло. За эти три с лишним недели Гарольд пытался научиться быть обычным мальчишкой, а не вампиром, которым его сделал отец, дабы спасти жизнь. Юный Слизерин никогда не винил и не будет винить Салазара за такой поступок, ведь он сам бы поступил точно так же.

Неожиданно в зале повисла тишина, нарушаемая лишь негромкими шагами. Гарольд с интересом обернулся к входной двери и неверяще застыл. В проеме стояли Северус и… Салазар Слизерин, такой же прекрасный, как и всегда. На губах Основателя расплылась легкая улыбка, но вот взгляд был холоден, словно лед. На долю секунд их взгляды пересеклись, и Гарольд смог уловить сквозь арктический холод долю тепла, направленного в его сторону.

Салазар плавной походкой направился к преподавательскому столу и под обескураженный взгляд Дамблдора занял полагающееся ему место. Северус уселся рядом, и двое мужчин завели неторопливый разговор, к которому впоследствии присоединились и остальные.

В зале как будто включили звук, и студенты кинулись обсуждать благополучное выздоровление директора. Гриффиндорцы были недовольны таким раскладом, ведь теперь их царствование кончится, а вот слизеринцы ликовали, впрочем, как и когтевранцы.

Сам Гарольд сидел с улыбкой, не обращая внимания на подколки сокурсников, и не мог отвести взгляд от отца. Ему казалось, что все это только сон, но шли минуты, а Салазар так и сидел, никуда не исчезая. Единственное, что хотел в эту секунду юноша, так это обнять отца, но изо всех сил сдерживался, поскольку среди аристократов было неприлично проявлять чувства на публике.

Глава 48

Гарри не слышал радостных комментариев от товарищей по дому, недовольного шипения со стороны гриффиндорцев, его взгляд всецело был прикован к фигуре во главе преподавательского стола. Он даже моргнуть боялся, дабы потом не оказалось что все происходящее лишь сон, а на самом деле отец лежит в Больничном крыле без каких либо изменений.

- Гарри, очнись, - слегка потормошил друга Малфой.

- Драко, мне это кажется или… - договорить юноша не успел, поскольку перед ним приземлился ворон, к лапке которого был привязан черный конверт. Эту птицу слизеринец узнал бы из тысяч - черный ворон с красными глазами принадлежал, без сомнения, Салазару, конверт такого цвета также являлся своеобразным символом. Слизеринец осторожно отвязал письмо и торопливо достал из конверта небольшой клочок бумаги, на котором каллиграфическим почерком было написано несколько слов:

«После занятий, я буду ждать тебя.

С.С.»

Переведя взгляд на знакомую фигуру, которая за ним наблюдала, Слизерин-младший торопливо кивнул и с совершенно дурацкой улыбкой приступил к своей порции. Сейчас на душе было так легко и радостно - отец жив и здоров, а это самое главное. Все проблемы и тревоги враз показались сущими пустяками, не стоящими внимания.

- Наконец-то гриффиндорцы потеряют власть, а то уже обнаглели, - совсем не по-аристократически воскликнул Нотт. Некоторые согласно загудели, поддерживая высказывание - за последний месяц гриффиндорцы изрядно попортили всем нервы, возомнив из себя царей.

- Да уж, - согласился Драко. - Кстати, я слышал от Чанг, что сегодня будет занятие с Поттером и Флитвиком.

- Наконец-то, что-то давно не было занятий, - ответил Тео.

- Дамблдор побоялся, что мы можем отделать его любимчиков, поэтому отменил турниры, - хмыкнул Драко. - Я вот лично не против надрать зад Рональду, - съязвил он.

- Малфой, откуда ты таких словечек нахватался? - поддела друга Дафна.

- Гринграсс, пообщаешься со Слизерином и Ноттом - еще не такое услышишь. Эти два фанатика маггловского мира меня скоро в могилу сведут. Кто бы мог подумать, что наследник Салазара Слизерина будет еще тем поклонником магглов, - подшучивал Драко.

- Ты бы помалкивал, Малфой, сам-то у меня ручку выклянчил, да и о маггловской технике выспрашиваешь, - парировал Слизерин.

- Это когда было? - удивился Малфой.

- Что, память подводит? Так я тебе напомню. Неделю назад ты заявился ко мне с весьма необычной просьбой - заказать по почте несколько интересных вещичек, которые ты присмотрел в журнале, который неизвестно каким образом к тебе попал. Припоминаешь?

- Какие вы злые, вот обижусь на вас и уйду, - из-за возвращения директора сегодня у слизеринцев было хорошее настроение, поэтому ребята озорно подшучивали и смеялись, привлекая к себе излишнее внимание остальных студентов и некоторых профессоров.

- Уйдешь в гостиную факультета и будешь слюни пускать, пока Паркинсон не придет тебя утешить, - съязвил Тео.

- Отстаньте от меня с Пэнси, она меня уже и так достала, - возмутился Драко. - Я вообще не понимаю, как отец мог подобрать мне в невесты такую надоедливую особу.

- Драко, не ной, окончательная помолвка заключается в тринадцать лет, так что у тебя в запасе есть еще два года, дабы убедить отца в том, что Паркинсон идеальной женой даже с натяжкой не назовешь, - подвел итог Гарольд. Ему безумно надоело нытье друга по этому поводу.

- Тебе легко говорить - уверен, Салазар подберет тебе нормальную невесту, - не унимался Драко.

- Ты хоть знаешь, что это Паркинсон, а вот моя живет где-то во Франции и притом на три года младше, - пожаловался Нотт.

- Как вы меня уже достали этими разговорами, - не выдержал Слизерин. Два идиота, - поднявшись, слизеринец направился к выходу, двое друзей переглянулись, поспешили за ним.

- Гарри, ты что? - не понял Драко.

- Поттер с Флитвиком уже покинули зал, так же как и основная часть первокурсников, мне бы тоже лично хотелось занять место в первом ряду.

- О, черт, я и забыл о дуэлях! - воскликнул Тео. - Пойдемте скорее, я не хочу пропустить это занимательное мероприятие.

- Да, парни, поторопитесь, - поддакнул Малфой и поспешил за Ноттом.

- Идиоты, - констатировал Слизерин, но пошел следом. В зале, куда они вошли, было светло, в центре стояла платформа, а вокруг нее на расстоянии располагались лавочки для зрителей, которые сейчас торопливо заполнялись студентами. Как обычно, слизеринцы сидели своей небольшой группой, гриффиндорцы же обустроились в противоположном конце зала в обществе студентов двух других факультетов.

- Смотри, кто появился, - подал голос Рональд, привлекая внимание к своей персоне. - Неужели его слизеринское высочество соизволил почтить нас, бедных смертных, своим присутствием? - издевался Уизли. Этот рыжий не мог и дня провести, дабы не прицепиться к Гарри и Драко со своими дурацкими подколками.

- Уизел, отвали, свою тупость будешь демонстрировать своим почитателям, - отмахнулся Слизерин, направляясь к остальным слизеринцам.

- Подколодная змеюка, думаешь, если папаша вновь стал директором, тебе все можно? - пыхтел рыжий.

- Рональд, отстань от него, Слизерин недостоин твоего внимания, - подала голос Грейнджер. Гарри аж передернуло от негодования - эта зубрилка посмела указывать ему, и тем более утверждать, что этот нищий в чем-то лучше, чем он.

- Какие слова, Грейнджер, хотя что с дуры возьмешь, - влез в разговор Малфой. - А ты, Уизел, и вправду заткнись, лучше пошевели извилинами, вспоминая хоть какие-нибудь заклинания.

- Да я тебя… - Рон с кулаками кинулся на обидчика, но Слизерин быстро среагировал и поставил щит между другом и гриффиндорцем. Уизли отскочил на метр, больно ударившись о пол, и с ненавистью посмотрел на Гарри. - Ты мне за все заплатишь, Слизерин!

- Прекратите, - к потасовке подошла Анабель. - Сколько можно, Рон, профессор Дамблдор ведь тебе говорил, чтобы ты не лез к слизеринцам!

- Они первые начали.

- Не мели, Уизел, это ты к нам пристал со своими дурацкими обвинениями, - прервал диалог Малфой. Рыжий открыл рот, дабы что-то сказать, но не успел, поскольку в зале раздался усиленный магией голос Флитвика.

- Дорогие студенты, прошу минуточку внимания, - заговорил маленький профессор. - Сегодня мы собрались здесь, дабы провести очередную серию турниров. Все студенты будут разбиты на пары, которые проведут между собой соревнования. Турниры между первым курсом будут проходить несколько дней, пока не останется пять победителей. Такое же соревнование ждет и остальные шесть курсов, с каждого из которых тоже отберется по пять сильнейших, и уже эти студенты перейдут в следующий круг. Подробнее все узнаете после состязаний.

- Профессор, - Гермиона, как обычно, подняла руку.

- Да, мисс Грейнджер?

- Но ведь это нечестно. Старшекурсники знают больше заклинаний, и они сильнее магически, младшекурсники не смогут их победить.

- Как я и говорил раньше, я уверен, на каждом из потоков есть одаренные ребята, которые могут победить даже семикурсника. В этом соревновании важны не только знания, но и умение их применять, а также расчетливый ум и физическая сила.

- Филиус, давай начинать, а то я вижу, все уже в нетерпении.

- Профессор Поттер, а можно самим выбрать противника? - воскликнул Рон.

- Ну, если очень хотите мистер Уизли, то да, - согласился Джеймс. Вы уже выбрали?

- Малфой, он меня постоянно оскорбляет, вот я и хочу ему доказать что чистая кровь не главное, - просиял рыжий.

- Какое счастье, Уизли, я спал и видел во сне, как отделаю тебя при свидетелях, - не остался в долгу Драко.

- Юноши, давайте не будем спорить, а приступим к практике. Прошу на помост, - Поттер в пригласительном жесте махнул рукой. Драко дважды просить не пришлось - он грациозно шагнул на помост и принял боевую стойку, которую более неуклюже повторил Уизли. - Поклонитесь оппоненту, - скомандовал Джеймс.

- Разбежался, буду я кланяться этой змеюке, - скривился Рон.

- Мистер Уизли, это традиция ведения дуэлей, - недовольно ответил Флитвик.

- Профессор, откуда ему знать это, его семейка ведь давно отреклась от традиций аристократов, - парировал с насмешкой Драко.

- Мистер Малфой, не оскорбляйте сокурсника, - строго произнес Джеймс Поттер.

- Он и не оскорбил, профессор, а просто сказал правду, - ответил Гарри. - Все давно знают, что Уизли отреклись от своих корней и наследства предков, за это их род и был проклят.

- Мистер Слизерин, не стоит так говорить, - вновь возмутился Поттер.

- Чистокровные, и хвастаетесь этим, - пробубнила Грейнджер. - Как низко.

- Не твое дело, Грейнджер, такой, как ты, не понять, - отмахнулся Нотт.

- Прекратите этот балаган, - проговорил Флитвик. - Мы собрались здесь для турниров, а не просто разговаривать. Мистер Уизли, это традиция, которую вы выполните или будете дисквалифицированы.

- Хорошо, - Рон с неохотой поклонился, Малфой отплатил ему тем же. И вот началась дуэль, которая состояла из простеньких заклинаний и насмешек со стороны зрителей - в основном они были адресованы Рону, который не мог правильно выполнить и несколько простых заклинаний. Малфой тоже не блистал, но все же был сильнее и умнее гриффиндорца, поэтому смог одержать победу, огрев соперника стопкой книг, которую левитировал с полки.

- Блестяще, мистер Малфой, поздравляю с победой, - защебетал Флитвик. - А вам, мистер Уизли, нужно больше времени уделять тренировкам и изучению заклинаний, вы слишком медлительны. Займите свои места, а следующую пару я прошу на помост. Есть желающие?

- Да, профессор, - воскликнула Гермиона. - Я бы хотела сразиться со Слизерином.

- Хм, мисс Грейнджер, вы уверены? Насколько я могу судить, мистер Слизерин обладает неплохими знаниями и магической силой. Я бы предпочел, чтобы он сразился с чистокровным магом, который хоть в какой-то мере обладает его потенциалом.

- Но я лучшая студентка на потоке, - не унималась гриффиндорка, обиженно смотря на учителя по чарам.

- Расскажешь еще, - хохотнул Тео. - Гарри куда лучше учится, нежели ты, только он не выставляет себя напоказ и не хвастается на каждом шагу.

- Не спорьте, если вы хотите, мисс Грейнджер, то прошу на помост, - пригласил Флитвик. Гермиона первой шагнула на возвышенность и приняла стойку, Гарри хмыкнул и тоже последовал ее примеру.

- Мобилиарбус! - воскликнула гриффиндорка, пытаясь так же, как и Малфой, скинуть на голову оппонента стопку книг. Но ее маневру не суждено было достичь цели, поскольку Гарри среагировал молниеносно и отошел в сторону, отчего книги пролетели мимо и с глухим ударом врезались в защитный купол, который декан Рейвенкло наложил на платформу, дабы обезопасить зрителей.

- Инкарцеро! - Гермиона тоже с легкостью увернулась от связывающего заклинания.

- Флиппендо! - девушка попыталась отбросить противника к стене, но заклинание срикошетило и попало в помост.

- Грейнджер, ты можешь что-то посущественнее, или это все? - съязвил Слизерин.

- Инкарцеро! - гриффиндорка тоже попыталась связать слизеринца магическими веревками, но тот увернулся. Гарри не считал нужным использовать защитные заклинания, поскольку все, что было направлено в его сторону, являлось простыми чарами, от которых можно легко увернуться.

- Риктусемпра! - воскликнула Гермиона.

- Рефле́кто! - не знавшая такого заклинания гриффиндорка остолбенела, не зная, что делать, поэтому поймала свое собственное заклинание. Задрожав всем телом от щекотки и засмеявшись, девушка опустилась на помост, пытаясь отделаться от ощущений, но ее настигло заклинание Инкарцеро, которое лишило всех шансов на победу.

- Блестяще, мистер Слизерин, некоторые из примененных вами заклинаний изучаются только на третьем курсе. Замечательная победа! - щебетал Флитвик. - Пятьдесят баллов Слизерину.

- Мистер Слизерин, вы победили, поздравляю, - добродушно улыбаясь, проговорил Джеймс, а затем освободил Гермиону от пут.

- Но это нечестно, профессор, я даже не знала последнего заклинания, - пожаловалось гриффиндорка.

- Как и сказал мой коллега, оно изучается на третьем курсе. Но как говорят - незнание не освобождает нас от ответственности. Кто следующий?

- Можно мне? - воскликнул Томас.

- Конечно, прошу.

Глава 49

Все с интересом смотрели на гриффиндорца, который с довольной ухмылкой направился к помосту. Студенты ждали - собравшимся было интересно, кого вызовет этот задавака на дуэль, а вот профессора взирали на парня с неким осуждением.

- Мистер Томас, прежде чем подниматься на помост, следует определиться с соперником или соперницей, - произнес маленький профессор. - Своим поведением вы выказываете неуважение сокурсникам.

- Извините, - совершенно не раскаиваясь, произнес Дин.

- Так кто составит вам компанию? У нас время ограничено, поэтому поторопитесь, - настаивал Флитвик.

- Пусть это будет Гойл, - решил наконец-то гриффиндорец. Многие засмеялись, а слизеринцы и вовсе презрительно посмотрели на Дина. Все прекрасно знали, что Крэбб и Гойл - непревзойденные бойцы в физическом плане, а вот с магией у них нелады. Вызвав сейчас Гойла на дуэль, Томас признал свою трусость, на которую поспешили указать слизеринцы.

- Мистер Гойл, будьте любезны подняться на помост, - попросил Джеймс. Слизеринец непонимающе посмотрел на мужчину, но указание все же выполнил.

- Мне что-то нужно делать? - прогрохотал Гойл, предвкушающее потирая кулаки.

- Да, для начала достаньте палочку, а затем выполните традиционный поклон, - словно маленькому мальчику, разъяснял ему Джеймс. Гриффиндорцы за спиной похихикивали, а вот слизеринцы вели себя куда сдержанней по отношению к своему товарищу.

- Профессор, а он меня не покалечит? - с испугом спросил Томас.

- Нет, - заявил Поттер, но в его голосе прозвучали нотки сомнения. - На дуэли сражаются лишь с помощью волшебных палочек. Надеюсь, это понятно, мистер Гойл?

- Да, сэр, - произнес слизеринец, доставая палочку и готовясь к атаке.

- Не забываем о традиционном приветствии, - напомнил Джеймс. Юноши с недовольством поклонились, и началась дуэль. Что один, что другой особо не были осведомлены в магии, поэтому заклинания были простые и бездейственные, а некоторые и вовсе не получались. Гойлу удалось простой Люмос, неизвестно для чего здесь использованный, превратить в режущее. Заклинание попало Дину в грудь, на которой образовалось две кровоточащие раны. От этого зрелища профессора схватились за голову и, остановив дуэль, поспешили на помощь гриффиндорцу.

- Мистер Гойл, вы что, не соизволили выучить нормально хоть одно заклинание? - причитал Поттер. - Это же надо такое сотворить! - порезы были залечены, но вот Дин был настолько перепуган, что побоялся продолжать дуэль.

- Вы оба дисквалифицированы, поскольку я сомневаюсь, что вы сможете победить кого-то наподобие мистера Малфоя, - вынес вердикт Флитвик. Дальше прошло еще несколько спаррингов, после которых занятия на сегодня было решено прекратить.

- Мистер Слизерин, задержитесь на минуту, - обратился к Гарри Филиус.

- Мы тебя подождем в коридоре, - произнес Малфой, и вместе с Тео направился к выходу. Гарольд кивнул ребятам и проследовал к столу, где его дожидался профессор заклинаний.

- Филиус, я отведу дочь в больничное крыло, кажется, заклинание мисс Паркинсон сломало ей руку, - проговорил профессор Поттер, заботливо обнимая Анабель.

- Да, сходи, Джеймс, уверен, что с твоей дочерью будет все нормально, - когда семейство Поттеров покинуло помещение, Флитвик всецело обратил свое внимание на Гарри.

- Мистер Слизерин, как вы знаете, я когда-то был неплохим дуэлянтом, который победил в некоторых весьма значимых соревнованиях.

- Я знаю, об этом написано в некоторых книгах, - ответил Гарри.

- Но сейчас не об этом, дело в том, что я не мог не заметить ваши знания в этой области магии. Ваше тело действует словно на автомате, что весьма редко, также просматривается умение создавать весьма любопытные цепочки заклинаний. Это редкие явления для столь молодого мага, поэтому я хотел бы предложить вам стать моим учеником, - произнес Флитвик, внимательно смотря на юного слизеринца.

- Меня интересуют заклинания, а также дуэли на более высоком уровне, но решать должен отец, ему виднее, как поступать в этом случае, - после минуты молчания ответил Гарри.

- Тогда поговорите с директором, а затем дайте мне ответ. Для меня это решительный шаг, поскольку за всю мою карьеру у меня было много желающих, но вы первый, кому я предложил обучение.

- Я понимаю, профессор, переговорив с отцом, я дам вам ответ, - согласился юноша.

- Поговорите, непременно поговорите, у вас я вижу огромный потенциал, который следует развивать.

- Хорошо, - с этими словами Слизерин распрощался с профессором и покинул помещение.

* * *

Темноволосый юноша стоял около горгульи, которая уже многие столетия охраняла вход в кабинет директора школы, и нервно теребил рукав мантии. Если бы кто-то проходил сейчас в коридоре, никогда бы не узнал в нем человека, который язвит всем подряд, яростно ненавидит почти всех гриффиндорцев, а в особенности Рональда Уизли. Гарольд Слизерин был для всех настоящим слизеринцем, который мог умело скрывать свои истинные чувства за ширмой, даже его товарищи видели только то, что им позволял видеть юноша. Но стоя сейчас возле двери кабинета, за которой находится человек, который, несмотря на все Гаррины выходки и выбрыки, смог пробиться сквозь корку льда в душе мальчика, бывший Поттер просто не хотел скрываться. Он по-настоящему привязался к Салазару за столь короткое время.

- И долго ты еще будешь здесь стоять? - из своих мыслей юношу вырвал насмешливый голос. Обернувшись в сторону говорившего, Гарри слегка улыбнулся - облокотившись на стену, неподалеку стоял директор и внимательно смотрел на сына, словно на провинившегося котенка, который спер со стола палку колбасы.

- Я собирался войти, - оправдался парень.

- Да? Странно, я уже несколько минут стою здесь, и что-то не увидел с твоей стороны рвения, - язвил в своей манере Основатель. Гарри пару минут смотрел на мужчину, а затем, наплевав на все, шагнул ближе и обнял его, уткнувшись носом в грудь.

- Папа, - слизеринец впервые назвал мужчину так и сейчас просто испугался, что Салазар его оттолкнет, но Слизерин лишь прижал сына крепче к себе и слегка взъерошил волосы.

- Пойдем в кабинет, а то я боюсь, если нас увидит кто-то, то их хватит удар, - хмыкнул Лорд Слизерин. - По мнению основной массы студентов я настоящий тиран, поэтому не будем развеивать их мнение.

Поднявшись по винтовой лестнице, Салазар сел в кресло во главе стола, сам мальчик разместился напротив и с интересом начал оглядываться. С того времени, как он сюда заходил в последний раз, здесь произошло много изменений. Появились полки, заполненные книгами, и далеко не по светлой магии, также различные предметы, назначения который парень не знал, но самое удивительно, пропали все стены - их заменили окна. Огромные стеклянные конструкции гармонично вписывались в интерьер, делая его необычным. За окном раскинулся чарующий пейзаж, который завораживал своей красотой и манил к себе взгляды.

- Красиво, - после нескольких минут молчания произнес Гарри.

- Согласен, - ответил Салазар. - Но давай поговорим о более приземленных вещах.

- Я думал, что потерял тебя, когда ты лежал в коме, было так одиноко и страшно, - негромко проговорил мальчик. - Да еще и Дамблдор с Поттерами начали давить.

- Гарольд, все уже позади, поэтому все будет хорошо. Все твои блюда проверяются на наличие ядов, так же, как и письма и остальные вещи, - как можно мягче произнес мужчина, с несвойственной для него нежностью смотря на сына.

- Я просто испугался, что вновь останусь один, - шептал слизеринец. В обществе отца он отбросил все маски и стал вести себя, как полагается обычному одиннадцатилетнему мальчишке.

- Все это в прошлом, теперь мы будем осмотрительнее.

- А известно, кто подсыпал яд в мою еду?

- Пока нет, но это только вопрос времени. Хотя я склонен думать, что сделал это кто-то с подачи Дамблдора, уж слишком старик меня ненавидит. Я забрал у него директорское кресло, а также лишил влияния, а это многого стоит.

- Я слышал от одного гриффиндорца, что в их факультете распустился слух, будто к отравлению причастен младший Уизли. Рональд об этом хвастался перед дружками.

- Хорошо, проверим это. Но ты будь осторожен, не общайся с сомнительными личностями, а также держись от Дамблдора подальше, - юноша согласно кивнул.

- Меня сегодня после урока задержал Флитвик, - сменил тему Гарри, - профессор предложил мне дополнительные занятия.

- Хм, на первый взгляд Филиус не является ярым сторонником Дамблдора, но все же я ему не доверяю. Он что-то скрывает, я это чувствую, - задумчиво произнес мужчина, постукивая пальцами по столу.

- Так что мне ему ответить?

- Северус говорил, что профессор заклинаний в прошлом был весьма неплохим дуэлянтом, поэтому чему-то полезному он тебя однозначно научить сможет. Я бы и сам занимался с тобой, но Хогвартс и дела с родом занимают у меня уйму времени. Когда я совсем разберусь, обязательно начну заниматься твоим воспитанием, а сейчас я думаю, будет не лишним походить на дополнительные занятия.

- Хорошо, - обрадовался Гарри, - я пойду, а то мы с Малфоем еще собирались сходить в библиотеку.

- Иди, но не забывай про осторожность. Если что-то понадобится, ты знаешь, где меня найти, - слизеринец кивнул и покинул кабинет, оставляя отца с кипой бумаг.

Глава 50

Как Гарри и предполагал, Драко он нашел в библиотеке за одним из дальних столов в компании двух стопок книг, на которые мальчик недовольно зыркал, словно те перед ним в чем-то виноваты.

- Неужели решил начать учиться? - подколол друга Гарри, присаживаясь напротив. Между парнями и дня не могло пройти, чтобы они не подкололи или подшутили друг над другом. Конечно, все было по-дружески, но все же смотрелось со стороны весьма странно. Зато такие выпады придавали их взаимоотношениям некую изюминку, которая только подтверждала, что двух слизеринцев связывают не выгода и расчет, а нечто более глубокое и человечное. Гарри и Драко могли целый день изводить друг друга, но когда кто-то посторонний пытался что-либо язвить по этому поводу, то ему быстро и не всегда в мягкой форме указывали на его место. Хотя иногда хватает и одного взгляда Гарольда, который говорил красноречивее любых слов, от чего даже семикурсники замолкали.

После инцидента в начале учебного года со старостой Слизерина товарищи по дому побаивались темноволосого юношу. Его магическая сила и изощренность пугала их, заставляя помалкивать и лишь мысленно желать наследнику Салазара хорошей взбучки, которая заставит зарвавшегося мальчишку уважать старших. Все чистокровные маги были в какой-то мере связаны между собой, а это значит, что кто-то связан и с родом Слизеринов, который считался одним из сильнейших и древнейших. Также не стоит забывать, что возглавляет род Салазар Слизерин, человек, который, по слухам, являлся равным по силам самому Мерлину. Такому человеку перейти дорогу - значит подписать себе смертный приговор. Основатель не спустит ни одному живому существу, а то и мертвому, нападение на сына, он сначала проклянет как-нибудь поизощреннее, а затем уже будет разбираться, кто прав, а кто нет, и мужчине совершенно плевать, насколько чья-либо семья влиятельна и сколько насчитывает поколений. По этой причине многие не хотели связываться с Гарольдом Слизерином, посчитав уместным промолчать, все же они слизеринцы, хитрость и рассудительность у них в крови, в отличие от прямолинейных и безрассудных гриффиндорцев, с которыми у наследника Салазара случались наиболее частые конфликты. Некоторые представители Гриффиндора весьма тупы и самоуверенны, а два этих качества в совокупности - взрывная смесь.

- Очень остроумно, Слизерин, - парировал в ответ Малфой. - Ты представляешь, дрянная кошка заставила написать ей эссе, и все из-за Уизли, - недовольно пробурчал Драко, - я что, виноват, что он тупица? Стоило мне поделиться своими суждениями насчет его скудного умишки, как МакГонагалл тут же сняла с меня двадцать баллов и нагрузила домашним заданием на неделю вперед, - возмущался Малфой. - Это поможет вам, мистер Малфой, в дальнейшем, а также позволит занять себя чем-то более полезным, нежели оскорблять сокурсника, - копируя голос декана Гриффиндора, произнес Драко.

- Сочувствую, - хмыкнул Гарри, - но ты и вправду иногда напоминаешь мне гриффиндорцев своей вспыльчивостью. Слизеринец, а ведешь себя как они - сначала делаешь, а потом думаешь. Не мог промолчать в нужный момент, а когда рядом не будет МакГонагалл, все высказать?

- Слизерин, ты превзошел сам себя, меня так еще никто не оскорблял, - обиженно пробурчал Драко. - И вообще, ты реагируешь на выпады Уизли и Поттеров в свой адрес ничуть не лучше.

- А я и не утверждал, что являюсь эталоном «слизеринца», у меня есть свои замашки и слабости. Но все же я веду себя в последнее время куда осторожнее и рассудительнее, чего и тебе советую, - невзначай добавил Гарри.

- Что я могу сделать, если меня раздражает Рональд и его компашка?

- Старайся сдерживаться и мстить, когда оппонент меньше всего этого ждет. Ты же видишь, что Дамблдор и МакГонагалл покровительствуют гриффиндорцам, поэтому на их уроках этих идиотов старайся не трогать.

- Ладно, я постараюсь, - согласился Малфой, - кстати, я сегодня такое узнал, - с блеском в глазах произнес Драко.

- Что же? - заинтересовался Гарри.

- Помнишь, нам Дамблдор на пиру говорил, что коридор на третьем этаже является запретным?

- Вроде что-то такое было, - стал припоминать Гарри.

- Так вот, я сегодня совершенно случайно услышал разговор между МакГонагалл и Люпином.

- Так уж и случайно? - не удержался от комментария Слизерин.

- Конечно, случайно, - отмахнулся Драко, - они обсуждали философский камень, который, по словам декана Гриффиндора, хранится именно в этом коридоре.

- Странно, насколько я помню, отец проверял там все и ничего стоящего не нашел, - задумчиво произнес юноша.

- Может, он спрятал так, что его не найдешь? - предположил Малфой.

- Не знаю, может, и так, - согласился Гарри. - Хотя я сомневаюсь. Да и вообще, мне все равно.

- Как это? Разве ты не хочешь обладать столь ценным артефактом?

- Нет, - ответил безразлично Слизерин, - я не обделен деньгами да и о бессмертии рано думать, - Гарри не стал говорить пока другу о том, что в каком-то смысле является вампиром, так что для него существуют другие способы получить бессмертие.

- И у моей семьи есть деньги, но в том-то и дело, что я хочу иметь свои собственные и не зависеть от отца. Упустить камешек, который сам плывет к нам в руки означает признать свою глупость, - заверял Драко. - Гарри, ну что тебе стоит сходить со мной на разведку? - со щенячьими глазами уговаривал слизеринец.

- Малфой, меня поражает твоя безрассудность, - хмыкнул Слизерин, - если даже камень там, то неужели ты думаешь, что мы сможем его заполучить? Там, наверное, стоит уйма ловушек, а мы, если ты не забыл, всего лишь первокурсники.

- Да ты намного сильнее некоторых пятикурсников! - не отставал Малфой. - Давай разузнаем, как там обстоят дела, а уже потом будем решать? - с надеждой спросил Драко.

- Хорошо, - согласился Гарри, - но не сейчас, после зимних каникул.

- Угу, - Малфой заулыбался, словно кот, объевшийся сливок.

- Вот честное слово, в такие моменты ты мне напоминаешь грифа, - Драко сделал вид, что не услышал слов друга, чем заработал насмешливый взгляд этого самого друга.

Дальше парни сидели в тишине, каждый погрузился в свою работу: Малфой, недовольно бурча что-то себе под нос, писал эссе, а Гарри углубился в чтение одной из книг, что лежали на столе.

- Все, - через два часа оповестил Драко, вымученно откидываясь на спинку стула.

- У тебя такой вид, будто ты пробежал километровый кросс, а не просто написал сочинение, - не отрывая взгляд от книги, протянул темноволосый юноша.

- Просто? - возмутился Драко. - Я три часа строчил, а ты мне говоришь, что это задание - пустяк!

- Не истери. Я все это говорю к тому, что мы только на первом курсе, так вот, представь, что будет дальше.

- Я не вынесу этого, - застонал Малфой, - кстати, проверь мою писанину, - Малфой внаглую положил пергамент перед другом.

- Ты наглеешь не по дням, а по часам, - парировал Слизерин, но все же начал просматривать написанное. - Много лишнего, а так сойдет, - через некоторое время оповестил Гарри, делая на пергаменте некоторые пометки, а затем вернул его владельцу, - свое «удовлетворительно», а может, даже и «выше ожидаемого», ты получишь.

- МакГонагалл меня ненавидит - как бы я ни пытался, «превосходно» мне не светит. Она принципиально занижает оценки всем слизеринцам. Дрянная кошка! - воскликнул Драко.- Только тебе она ставит высший балл.

- Ей просто не за что понизить мне оценку, как и остальным прихвостням Дамблдора.

- Я иногда тебе удивляюсь, - протянул Малфой, - ты знаешь все на свете. Что ни спроси - ты ответишь, причем емко и точно.

- Ну ты загнул, я не Эйнштейн, поэтому все не могу знать. Просто мне нравится читать - не зубрить, как Грейнджер, а именно читать, в книгах можно узнать многое, и ты бы это понял, если бы меньше времени уделял игре в шахматы с Ноттом и нелепым перепалкам с Гринграсс.

- Мне скучно станет через пару часов, - ответил Малфой, - с Тео хоть посмеешься, Гринграсс бывает временами адекватной. А кто такой Эйнштейн?

- Один гений, - отмахнулся Гарольд, - давай расходиться, а то библиотека закроется через десять минут.

- Угу, - согласился собеседник, и двое юношей, прихватив свои вещи, направились в подземелья.

* * *

Дни до зимних каникул пролетели словно одно мгновение, как, впрочем, и сами каникулы. Поскольку у Салазара была уйма дел, Гарри пришлось провести праздники в Хогвартсе, о чем юный наследник не жалел. Компанию в эти дни ему составил Малфой, который, из-за безразличия родителей, не захотел проводить все эти дни в Малфой-мэноре в обществе домовиков и матери, которую куда больше интересуют наряды, нежели собственный сын. Впрочем, Люциус, тоже наплевав на наследника, отбыл во Францию на очередную деловую встречу. Дабы откупиться от него, он прислал Драко новую метлу последней модели, Нарцисса тоже не стала мудрить и подарила сыну, как обычно, очередную парадную мантию, совершенно ему не нужную. Сам Гарри подарил другу набор дорогих маггловских пишущих принадлежностей, с которыми Драко не расставался.

От Малфоя в свою очередь юноша получил старинную книгу по боевой магии. Гринграсс с Забини также не стали открывать Америку и преподнесли Слизерину книги, поскольку прекрасно знали, какая у юноши страсть к знаниям. Салазар подарил сыну медальон, который передавался в их роду из поколения в поколение, на него были наложены сильнейшие чары, позволяющие обладателю перенестись в родовой замок из любого места, даже невзирая на щиты.

К своему удивлению, Гарри получил книгу по зельеварению в подарок от Лили Поттер, а также какую-то безделушку от Анабель. Конечно, все это было сразу же закинуто с глаз долой в самый дальний угол шкафа. Почему-то выкинуть их Гарри просто не смог, хотя и хотел. Он жаждал вычеркнуть Поттеров из своей жизни как страшный сон, но просто не мог. Юноша пытался обмануть себя и заставить возненавидеть Лили и Анабель так же яростно, как и экс-отца, но сердце упрямо не слушалось, оно истекало кровью от обиды и боли. Парень просто не понимал, что с ним происходит - он ненавидел Джеймса и Блэка, а вот миссис Поттер - не мог.

За две недели бездействия Гарри, все же поддавшись уговорам друга, отправился исследовать запретный коридор. По ходу дела выяснилось, что Салазар из-за загруженности не успел досконально обследовать каждый уголок, поэтому камень остался незамеченным. После исследований юношам все же удалось узнать место расположения камня, только забрать они его пока не спешили, решив досконально все обдумать, а уже потом действовать. Сначала Гарри хотел поделиться информацией с отцом, но затем передумал - в нем в тот момент заиграла гриффиндорская часть, которая требовала разобраться во всем самому, а затем проявить себя в глазах Основателя.

Глава 51

И вот сейчас двое юношей, брюнет и блондин, крались по Запретному коридору к заветной двери, за которой скрывался сам артефакт. В прошлый раз с помощью магии Гарри удалось выяснить, что камень находится здесь, но вот забрать они его не решились, да и не успели бы, поскольку неподалеку раздались шаги и чьи-то голоса. И вот сейчас слизеринцы решили наверстать упущенное, хотя Гарри и чувствовал себя как-то неловко из-за того, что промолчал о своих «геройствах» перед отцом.

- Слушай, Гарри, из-за двери раздаются странные звуки, - негромко произнес Малфой, прислушиваясь, - что-то рычит.

- Похоже на вой пса, - согласился Слизерин.

- Угу, - Драко покрепче перехватил свою палочку и ногой толкнул дверь, открывая их взору огромного трехголового пса, который посапывал, положив лапу на люк. - Вот черт, это махина нас сожрет целиком и не подавится, - с опаской произнес Малфой.

- Не дрейфь, Драко, - отмахнулся Гарри, - это была твоя идея, поэтому вперед, - Слизерин призывающим жестом махнул рукой в сторону собаки.

- Может, сначала ты? - с надеждой спросил Драко. - И ты уверен, что камень здесь?

- Уверен, «поисковое» заклинание указывает на это место, а точнее, на люк, - кивок в сторону деревянного приспособления, на котором лежала громадная лапа. - Давай, Малфой, не предоставляй мне повода усомниться в твоей храбрости.

- Я не безрассудный, а хитрый и умный в первую очередь, а потом уже все остальное, - хмыкнул Драко.

- Ну да, - не стал спорить юноша, но по улыбке, которая в эту секунду расползлась на его губах, говорила красноречивее любых слов. Нет, конечно, Гарри не считал друга дурачком, просто слегка избалованным и ленивым человеком, которого чрезмерно испортили родители. Драко в какой-то мере напоминал Слизерину Дадли - тот также был окружен подарками, но все же Малфоя не изнежили вниманием, от него наоборот пытались откупиться с помощью подарков.

- Ладно, пойдем, философский камень стоит того, чтобы за ним побегали, - с этими словами Малфой осторожно ступил в помещение, - как мы отодвинем его с люка? - шепотом, стараясь не разбудить зверюгу, спросил он.

- Малфой, включи мозги, мы ведь маги, а не магглы, - протянул Слизерин, с помощью заклинания левитации сдвигая конечность пса немного в сторону.

- Я не подумал, - оскорбленно произнес Драко, следуя за другом в люк. Стоило парням ступить пару шагов, как они провалились в яму, внизу которой располагалось что-то мягкое и прохладное. Немного пошевелившись, Слизерин смог взмахнуть палочкой, на конце которой появился свет. Осмотревшись по сторонам, Гарри понял, что они упали на растение, именуемое дьявольскими силками. В ту же секунду растения зашевелились и начали опутывать молодых магов по ногам и рукам, но мальчик смог вовремя среагировать и наколдовал мощный поток света. Растения сразу же отступили, выпуская слизеринцев из своего плена. Дальше путь Слизерина и Малфоя лежал по небольшому коридору прямо к залу, где раздавались шуршащие звуки.

- Что это может быть? - настороженно спросил Драко.

- Похоже на взмахи крыльев, - задумчиво произнес Гарри.

- Ты думаешь, нам придется прятаться от птиц? - скептически предположил Малфой.

- Нет, здесь что-то другое, - уверенно ответил Гарри, - пойдем уже, раз пришли.

Когда парни добрались до двери, то увидели, что вверху парит стайка странных птиц.

- Я раньше не видел таких необычных птиц, - признался Малфой.

- А это и не птицы, - равнодушно ответил Слизерин, - это ключи с крыльями, и я готов поспорить, что для того, чтобы пройти дальше, нам придется поймать нужный. Да, пожалуй, именно так, - Гарри кивнул на висящую в сторонке метлу.

- Они ведь все одинаковые, как мы найдем нужный? - спросил Драко, рассматривая летающие ключи, которые парили неподалеку.

- Хм, думаю, нам нужен особенный, - призадумался Гарри, - вон тот, с надломанным крылом, - кивок в сторону старого ключа, который отстал от остальной группы.

- И как мы будем его ловить? На метле? - Малфой, вздохнув, направился к летающему средству, прекрасно зная, что Слизерин не захочет демонстрировать свои способности. Все прекрасно знали, что темноволосый слизеринец ненавидит такой способ перемещения, поэтому ему и не предлагали, в его присутствии даже старались не обсуждать квиддич и все, что с ним связано. Гарри не ходил на матчи и не болел за факультет, он предпочитал проводить это время за чтением книги или изучением чего-то новенького.

- Малфой, ты сегодня явно не блещешь умом, - хмыкнул Слизерин, - я тебе уже в который раз повторяю, что мы маги, а не магглы. - У нас есть преимущество - магия, поэтому я не вижу надобности гоняться за ключом, если его можно призвать.

В подтверждение своих слов Гарри взмахнул палочкой и выкрикнул:

- Акцио! - сначала ничего не происходило, но затем требуемый ключ влетел парню в руку. Довольно улыбнувшись, Гарри направился к двери, которую через несколько секунд открыл и осторожно, дабы не попасть в какую-нибудь ловушку, вошел внутрь, Малфой последовал за ним.

- Здесь очень темно, - пожаловался он, - может, ты наколдуешь больше света, как тогда с силками? - спросил Драко. Слизерин только хотел поступить, как просил друг, но тут вспыхнули факелы, что висели на стенах, освещая огромный зал, в середине которого стояли мальчики.

- Это огромная шахматная доска, - удивился Малфой, - круто. Мы будем играть, или у тебя и на это есть какой-то аргумент?

- Даже не знаю, но попробовать пройти без сражения стоит, поскольку я плохой игрок, да и времени это займет немало.

- Я неплохо играю в шахматы, - проговорил Малфой, - хотя тут не хватает двух фигур.

- Давай не будем гадать, а попробуем пересечь доску, а уже если не выйдет, то решим, как дальше поступать.

- Как скажешь, ты же у нас гений.

- Будь я гением, то создал себе собственный философский камень, а не, поддавшись твоим уговорам, отправился красть этот.

- Мы не крадем, а лишь позаимствуем, - ответил Драко, - насовсем.

- Остроумно, - изрек Слизерин и направился к двери, которая располагалась за спинами черных фигур. Но стоило ему подойти достаточно близко к краю доски, как черные, обнажив ржавые мечи, кинулись им на перехват, преграждая дальнейший путь.

- Не повезло, - изрек Гарри, направляя палочку на ближайшую пешку, - Верминкулюс! - заклинание попало в фигуру, и ту на пару секунд скрыло красное сияние, а когда оно рассеялось, то на ее месте лежал червяк. Слизерин применил это заклинание еще к паре нападающих, а затем резко рванул вперед, Драко, не отставая, бежал позади.

- Фух, что за настырные шахматы?! - немного отдышавшись, произнес Малфой, стряхивая с мантии пыль. В пылу сражения он применил одно из взрывных проклятий, которому его научил отец, вследствие чего смог ранить пешку, и та осыпала все в округе песком, который находился у нее внутри. - А что это ты за проклятие применил, весьма необычное. Мы такое еще не проходили, кажется.

- Нет, не проходили, я прочитал о нем в библиотечной книге. Оно способно на некоторое время превратить какой-либо неживой объект в червяка. Пойдем дальше, а то время уже поджимает. Мой отец отсутствует в школе уже несколько дней и сегодня должен вернуться, и я бы не хотел оказаться здесь, когда он будет меня искать, - Малфой согласно кивнул. Дальше путь парней лежал в зал, в центре которого стоял небольшой столик с пятью зельями разного цвета и консистенции. Впереди горело магическое пламя, преграждая путь парням к противоположной двери.

- Что будем делать?

- Думать, Драко, думать. Я полагаю, среди этих пяти зелий есть то, что позволит нам пройти сквозь огонь, - юноша подошел к столу и начал принюхиваться.

- Может, попробовать затушить его? - предположил Малфой.

- Попробуй, но вряд ли выйдет, - отмахнулся Слизерин, продолжая свои исследования.

- А вот и попробую, - ответил Драко, приближаясь к языкам пламени. - Аква Эрукто! - поток воды, что вырвался из палочки Малфоя, хлынул на огонь, но не возымел должного результата. Он слегка притушил его, но полностью не погасил. - Давай попробуем вместе, может, это поможет, - высказал здравую мысль парень.

- Ладно, - согласился Слизерин и вместе с ним наколдовал поток воды, который загасил огонь на десять секунд, а потом тот вспыхнул с новой силой. - У нас есть десять секунд, дабы успеть перебежать на ту сторону. Ты готов?

- Угу, - кивнул Малфой.

- Тогда на счет три. Раз…два…три! - воскликнул Гарри и рванул вперед. Драко помчался следом, но слегка не успел, и его мантия слегка прожарилась.

- Вот черт, она стоит пятьдесят галлеонов, чистейший шелк акромантула! - вздыхая над обгорелым краем, пожаловался Драко.

- Купишь новую, это не проблема, - ответил Гарри.

Зайдя в дверь, которая перед ними открылась, двое слизеринцев оказались в круглом зале. Спустившись по ступенькам, они остановились около огромного зеркала и тут...

Глава 52

От стены, на которой не висел ни один факел, и куда не падало свечение, раздался едва уловимый шелест, а через секунду в языках пламени, которые мгновенно вспыхнули и осветили помещение, вошел Салазар Слизерин. Он с любопытством посмотрел на сына и его друга, словно удав на кроликов, отчего те поежились и захотели провалиться сквозь землю, дабы не видеть пылающие гневом глаза на бесстрастном лице.

- Молодые люди, позвольте узнать, что вы здесь делаете в столь позднее время? - притворно добродушным тоном полюбопытствовал Основатель, осматривая парочку, словно экспонаты на выставке.

- Мы… - замялся Гарри, не зная, что можно сказать в этой ситуации. Их поймали с поличным, поэтому отпираться нет смысла, это может вызвать только лишние проблемы, а впоследствии и наказание, которое, несомненно, будет. Слизерин спустил сыну прошлую выходку, ограничившись лишь словесным выговором, но вот эту точно не простит.

- Я внимательно вас слушаю, - произнес Салазар, вопросительно приподняв бровь.

- Мы хотели посмотреть, что за артефакт здесь находится, а заодно его изучить, - нашелся наконец-то Гарри.

- Да? А разве вы не слышали, как Дамблдор говорил, что этот коридор запретен для всех тех, кто не хочет умереть страшной смертью?

- Слышали, - ответил Гарри, Драко помалкивал, боясь даже пошевелиться, дабы не навлечь гнев директора, - но мы, то есть, я подумал, что все это шутка.

- Хм, и решил проверить свои догадки, не так ли? Как по-гриффиндорски, - хмыкнул Основатель, - такой безрассудный поступок я мог ожидать от студентов всех трех факультетов, но только не от слизеринцев.

- Мы честно не хотели нарушать правила, - подал голос Драко, рассматривая каменный пол.

- Охотно верю, мистер Малфой, но это не освобождает вас от наказания. Я боюсь даже представить, что могло с вами случиться, окажись я здесь хоть на полчаса позже, - мальчики поежились под холодным взглядом мага, который говорил красноречивее любых слов. - Ладно, буду с вами разбираться завтра, - вздохнул Салазар. Только сейчас Гарри заметил, насколько устало выглядит отец, и ему вновь стало стыдно за свой опрометчивый поступок. - Мистер Малфой, вы можете быть свободны, - плавный взмах палочкой, и на противоположной стене появилась дверь, - я лично сообщу Люциусу о вашем безответственном поступке, а сейчас марш в комнату и ни шагу оттуда, иначе я удвою ваше наказание. Кстати, о нем завтра Северус сообщит вам обоим, - Драко понуро кивнул и, напоследок ободряюще взглянув на друга, удалился.

- Мне правда жаль, я действовал безответственно, - нарушил затянувшуюся тишину юноша.

- Вот именно, безответственно, - отчеканил Салазар, - ты поступил непозволительно глупо, честное слово, как истинный гриффиндорец. Тебе мало было инцидента с зельем, и ты решил вновь испытать судьбу? - голос директора был лишен каких-либо эмоций, но вот взгляд пылал гневом. - Когда же ты, несносный мальчишка, научишься сначала думать, а потом делать?!

- Этого больше не повторится, честно, - заверил отца Гарольд.

- Я тебе не верю! Вот скажи мне, что тебе мешало перед этой авантюрой подойти ко мне? Гордыня или идиотизм? - бушевал доселе спокойный маг.

- Я не думал, что все зайдет так далеко, мы просто хотели посмотреть и все.

- Боже, за что мне это? - сам себя спросил Салазар. - Меня просто поражает твое поведение. Это же чем нужно было думать, чтобы отправиться искать философский камень?! Да еще и Малфоя втянул, мне и так хватает проблем с Люциусом, теперь еще это, - на несколько минут повисла гнетущая тишина. - Тебе однозначно нужна дисциплина, и, думаю, Дурмстранг тебе её даст. Раз Хогвартс не способен усмирить твой нрав, придется учиться по специальной программе. Институт Болгарии славится своей строгостью и системой наказаний за нарушение правил, там студенты живут как в армии, поэтому это пойдет тебе на пользу.

- Нет, пожалуйста, - взмолился юноша, с надеждой смотря на отца, - я не буду больше лезть в опасности.

- Посмотрим, - туманно ответил Салазар, - сейчас уже поздно, поэтому марш в постель, завтра поговорим и решим, как быть дальше, - он подошел к зеркалу и, протянув руку, вытянул из серой субстанции, в которую превратилось отражение, красный камень, а затем, немного отойдя в сторону, взмахнул палочкой, и старинный артефакт рассыпался в пыль. Гарри с интересом наблюдал за махинациями отца, но спрашивать ничего не стал, хоть в голове и мелькала уйма вопросов. Слизеринец не на шутку испугался, что его могут перевести в другую школу и лишат тех крох семьи и дружбы, что он обрел в этих стенах. В эту секунду Гарольд отчетливо понял, что накосячил, и, чтобы вымолить у отца прощение, придется постараться.

- А почему камень был здесь? Ты ведь говорил, что не можешь его найти, - не смог сдержать свой интерес парень.

- Так оно и было до недавнего времени, но перед своим отбытием в Россию я поставил в этом коридоре сигнальные чары, которые должны были меня оповестить, если сюда кто-то проникнет. И вот за день до моего возврата магия оповестила, что кто-то миновал мои чары, притом кто-то странный, поскольку оставленные здесь мной в придачу артефакты не смогли сработать правильно, хотя раньше этого не бывало, - после пары секунд молчания поведал Салазар, когда они с сыном направлялись к апартаментам слизеринца. - Переживая за благополучие студентов, я, отложив все свои дела, вернулся на день раньше, предварительно никого не оповещая, поскольку уже давно подозревал раскол в преподавательском составе. Сначала я полагал, что Дамблдор пытается прикарманить камень, но это было нелогично, поскольку Альбус собственноручно его сюда принес, значит, и забрать мог в любой момент. Дальше под подозрение попал Северус, но эта гипотеза была сразу же отклонена из-за непричастности декана к данному факту. Следующим был Квиррелл, которого я уволил из-за некомпетентности, но на этом проблемы не закончились, - Гарри внимательно слушал рассказ отца, не перебивая и не задавая вопросов. - А ответ был до невозможности прост - в коридор сегодня, незадолго до вас, проник Волан-де-морт с двумя своими верными соратниками. Этот полукровка из-за слабости захватил тело Трелони, и под ее личиной проник в Хогвартс, но я успел вовремя их остановить.

- Но ведь Волан-де-морт мертв?

- На самом деле не совсем, - уклончиво ответил Салазар, - а сейчас тебе пора в постель, уже поздний час, да и я весьма устал. Чтобы усилить защиту и уничтожить зеркало, у меня ушло много сил, для восстановления которых потребуется некоторое время.

- Мне правда жаль, что я не оправдал твое доверие, - понуро ответил Гарри, когда они достигли портрета, за которым скрывались его апартаменты.

- Сын, - на памяти Гарольда Салазар редко обращался к нему так, но когда говорил, это всегда означало конец дискуссии.

- Угу, - пробурчал слизеринец в своей комнате, но прежде чем портрет закрылся, до него донесся серьезный голос отца:

- И ни шагу из комнаты, до завтрашнего дня.

Глава 53

Из-за ссоры с отцом юный Слизерин так и не смог сомкнуть глаз - его всю ночь терзали сомнения, а также в голову лезли всякие бредовые мысли. В Большой зал на завтрак он отправился одним из первых и в весьма скверном настроении. К удивлению юноши, за слизеринским столом на своем обычном месте уже сидел Драко, по его хмурому взгляду и резким движениям можно было сделать вывод, что ночка для него тоже прошла в душевных терзаниях. Помимо Малфоя, в зале присутствовало несколько гриффиндорцев со старших курсов, небольшая группа располагалась за столом с сине-белыми знаменами, а также пять учеников из Хаффлпаффа. Слизеринцы, не привыкшие к раннему подъему, появлялись обычно к концу трапезы, поэтому в отсутствии представителей этого факультета не было ничего удивительного. Но вот среди преподавателей присутствовали почти все, недоставало лишь директора и Минервы МакГонагалл, которая, несомненно, сейчас устраивала взбучку студентам своего дома за вчерашнюю попойку. Находившиеся в это время в зале студенты как обычно вяло ковыряли ложками в овсянке и попивали чай в надежде взбодриться перед занятиями. Некоторые листали учебники, готовясь к последним экзаменам, в особенности это были старшекурсники, а вот младшие ребята просто бездельничали, поскольку до окончания года осталось не больше недели. Уроки проводились всё так же, но домашнее задание почти не задавалось, лишь Минерва с Северусом зверствовали, не давая ребятам расслабляться и заваливая их работой на месяцы вперед.

Не фокусируя ни на ком определенном внимания, Гарри прошествовал к своему излюбленному месту за столом факультета, которое располагалось напротив Драко и, с удобством разместившись, раздраженно начал помешивать кофе, который по его просьбе готовили ему услужливые домовики.

- Влипли мы, Гарри, - после нескольких минут молчания понуро проговорил светловолосый слизеринец, - я даже боюсь представить, что мне за все это сделает отец.

- По головке точно не погладит, - буркнул Слизерин, - но думаю, все закончится сносно - покричит, может, как-то накажет, но не более. Убивать Люциус тебя точно не будет, ведь ты, как-никак, наследник, - с иронией закончил свою небольшую речь Гарри.

- Надеюсь, - сейчас Драко выглядел куда жизнерадостнее, нежели ранее, - знал бы я, что так все выйдет, никогда бы не поперся за камнем, да еще и тебя подбил на этот глупый героизм.

- Не дрейфь, Малфой, ничего уже не изменить, - Гарри в поддержке похлопал друга по плечу, - а у меня и своя голова есть на плечах, которой я прежде до