КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 451151 томов
Объем библиотеки - 641 Гб.
Всего авторов - 212128
Пользователей - 99506

Впечатления

Stribog73 про Высотский: Как скоро я тебя узнал (Редакция Т.Иванникова) (Партитуры)

Еще раз обращаюсь к гитаристам КулЛиба. Если у Вас есть "Полное собрание сочинений" Сихры и Высотского, сделанные Украинцем, пожалуйста, выложите в библиотеку!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Неизвестен: Нотная привязка к грифу шестиструнной гитары (Партитуры)

Эта простая схема очень поможет начинающему гитаристу изучить гриф гитары и запомнить ноты, соответствующие ладам на грифе.
Не все любители гитары любят копаться в самоучителях и школах игры.
Поэтому я выложил эту схему отдельно.
Схема очень простая и понятная, поэтому в ней разберется даже начинающий.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
4evas про Комаров: Мои двенадцать увольнений (СИ) (Современные любовные романы)

с автором напутали. КАА, но Анастасия

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Поселягин: Корейский вариант (Альтернативная история)

начало неплохое, а потом непонятные повторы не о чем

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Бушков: …И ловили там зверей (Фэнтези: прочее)

Как ни странно — но очередной рассказ из данного сборника все-таки был написан в жанре фантастики (что меня изрядно удивило)). Ведь несмотря на «заявленную тему сборника» тут не каждое произведение ей полностью соответствует))

Но — перехожу собственно к самому рассказу: в начале описаны будни сотрудника некой спецслужбы, единого «межгалактического союза» объединившего все человечество в благородном порыве экспансии на другие миры... И хотя автор (видимо) очень не любит «совок», но будущее по нему (как правило) это (всегда) некая суперблагородная цивилизация «общечеловеков», которые победили все болезни века, объединились и сплотили все человечество в «едином трудовом порыве»)) Что-то вроде вселенной УАСС Головачева...

И вот в этом «приличном обществе», в качестве «пережитков прошлого» содержат некую группу людей, которые подобно своим (вымершим) пещерным сородичам, все еще обладают навыками воина, и способны решать всякие проблемы, которые (порой) возникают на «гладком как стол» пути (остального) человечества...

В общем, это своего рода некий «орден», который вроде бы еще себя не изжил и переодически требуется, когда высокоморальные методы решения отчего-то не срабатывают... И вот (некий) сотрудник (данной организации) призван решить проблему исчезновения людей и кораблей в «отдельно взятом месте» (что сразу напомнило мне сюжет романа Гуляковского «Затерянные среди звезд»).

Далее ГГ идет «тем же маршрутом» и «благополучно теряется», обнаруживая себя в неком «питомнике» построенном на принципах выживания (что-то навроде «Голодных игр» с незабвенной «Сойкой» в главной роли)). И разумеется — помимо решения чисто технических задач по выживанию, перед ГГ стоит более сложный (прям-таки философский) вопрос «А на фига?»))

Большую часть рассказа, ГГ честно пытается решить данный вопрос, (в стиле Романова «Выстрел в зеркало» и «Смерть особого назначения») пока... пока не наступает время «Ч», когда думать «уже поздно» и надо действовать... Вот наш ГГ и берет бластер (замаскированный под электродрель) и... начинает все крошить в стиле (более позднего) Рэмбо))

Однако (как это практически всегда) у автора (бывает) концовка... все расставляет (по своим местам) все «совсем не так», как оно изначально предполагалось...

P.S Хм... И ведь не первый раз автор оставляет таким образом «жирное многоточие»... Не первый... И собственно за счет этого и получает подобный эффект... Ведь не будь их — все было гораздо прозаичней и скучней)) А так — эта «фишка» в очередной раз сработала!

P.S.S И самое забавное — этот рассказ в оглавлении книги написан с ошибкой — правильнее конечно будет «ловили», а не то что там написано))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
DXBCKT про Бушков: Стоять в огне (Научная Фантастика)

Очередная вещь данного сборника продолжает радовать, ибо после «Баек начала перестройки» каждый очередной рассказ открываешь с некой опаской))

И хотя данный рассказ, по прежнему не совсем дотягивает до фантастики, однако некий скрытый посыл (автора) с лихвой снимает все возможные претензии...

По сюжету нам представлена жизнь некой дамы, жизнь которой в принципе вроде бы как удалась: дом, семья, работа, дом... и прочие нехитрые радости быта... Но тут внезапно «на горизонте» появляется некий странный человек, который делает не менее странное предложение... Нет)) Не в «плоскости отношений»... а в плоскости «реальности»))

Данный человек предложил (героине) бросить все к чертовой матери, и... прожить настоящую жизнь, в том месте (и в то время), где ее таланты (и она сама, по мнению незнакомца) раскрылись бы в полной мере... Так, по уверению «незнакомца» она (ГГ) родилась не в свое время и не в том месте... он же — просто предлагает ей занять его...

И с одной стороны все это очень похоже на бред (в чем себя успешно пытается убедить героиня), но с другой стороны: откуда у этого незнакомца очень личная информация (о жизни героини), откуда эти странные сны? Далее весь этот «натюрморт» дополняют третьи лица — которым (оказывается) так же было сделано схожее предложение и которые так же испытывают очень схожие сомнения и желание во всем разобраться...

И конечно — всему этому можно дать вполне логичные объяснения (как некоему психологическому эксперименту, в котором людям даются некие вводные, а дальше уже они сами «накручивают» себя до нужной кондиции). Однако (думаю) что здесь ,идет речь совсем о другом...

Каждый из нас, вероятно представлял когда-нибудь себя «на чьем-то месте» (в той или иной ипостаси), однако при том, что мы всегда «свято» уверены «что мы бы сделали лучше» — мы готовы об этом просто мечтать (в перерывах между нудной и бесполезной по сути работой, которая «тупо съедает наше время», оставляя нам взамен лишь некие бумажки с числами). А что если завтра появится некий псих, который предложит Вам отправиться «в никуда»... не в другой город или другую страну... А (к примеру) в другую эпоху или иной мир... ? И как быть? Бросить все «так тяжко заработанное»? Уютный быт с «перфорированной туалетной бумагой» и прочие удобства... ?

И совсем не важно — была ли (там) реальная возможность переноса (тела, сознания и тп). Важно другое — а готов ли ты, бросить все и все бесповоротно изменить? Променять уютный и привычный мирок на неизвестность? А вот оказывается что не факт...

И самое забавное что ГГ вполне четко понимает что «лишь барахтается в этом грязном болоте» (повседневности). Дом и быт построены по принципу «как у всех», муж и дочь явно не являются людьми ради которых (она) готова «положить свою жизнь на алтарь»... перспективы? Не смешите «мои тапочки»)) Медленное старение и отсутствие всякого смысла... И тут такой шанс...

Финал рассказа? Как всегда... каждый выбирает сам...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Найтов: Над Канадой небо синее… (Альтернативная история)

Прочитав часть первую — я понял, что несколько поторопился с покупкой обеих частей данной СИ. А ведь на тот момент, этот вопрос (естественно) даже не стоял, т.к тогда я брал по возможности все книги данной серии — без разницы что по авторам, что по хронологии...

Но вот насобирав аж около 10 книг данного издательства, я с удивлением обнаружил что процент «неподходящей литературы» в нем просто зашкаливает... И хотя данное утверждение вполне оценочное и субъективное, больше всего данная «линейка» напомнила мне манеру издательства «В вихре времен», где так же любят «напрогрессорствовать» без оглядки на здравый смысл и реальную историю, но зато с большим задором и «масштабом дел».

Честно признаюсь — не купив я (тогда) обе части «на бумаге», я навряд ли бы стал вычитывать продолжение (части первой). Уж очень «здесь все» оказалось не «мое».... Очередной лихой попаданец (уничтожающий врагов пачками), технически подкованный «спецсназер», который назначает себя князем и собрав ополчение — идет «крошить супостата».

Данный принцип весьма знаком и понятен: очень часто тот или иной автор «устраивает» очередной «мирок под себя» (в главной роли)... другое дело, что «масштабы личности» иногда варьируются от серого кардинала, до ИМПЕРАТОРА (всего и вся). Ну а поскольку (еще в первой части) автор пошел именно по последнему пути — читать очередную «летопись свершений и побед» было как-то «не с руки»... Вот и провалялась часть вторая больше полугода, пока все же не наступила ее очередь:(

И не то, что бы я был сильно предвзят... просто считаю (опять оценочное суждение) что данный подход уже себя не оправдывает от слова «никак» и годится лишь для подростковой литературы. Но … вернемся к сюжету части второй))

Еще с самого начала удивляет некий (несомненно новый) прием автора писать книгу от разных лиц, где одно и тоже событие, может бесконечно долго «обсасываться» со всех сторон (например так, как это было сделано с описанием «отдыха на тропическом островке», где царь Святослав 1-й самолично жарил шашлыки и упорно всех просил называть его не «его императорским величеством», а просто по имени))

Далее, несколько настораживают «все эти томления» и бурные физиологические последствия у падчерицы (вследствие случайного прикосновения к «монаршей особе»). Я конечно все понимаю, но для чего уж так себя превозносить то? Другие женщины (с другими лит.персонажами), так же не отстают и практически открыто «наслаждаются процессом»)) И я конечно не сноб... но было как-то странно встретить все это, после прочтения энного количества книг автора)) Так например практически во всех своих СИ про авиацию, девушкам дается что-то около 0,5-1,5 % всего объема книги (и то число в сухом стиле, «ох какая красивая девушка, поцеловал, женился»)) а все остальное опять про «пламенный мотор»)) А тут... в общем — это наверное еще один необычный подход в стиле автора)) Но опять таки — расчитанный чисто на подростковую аудиторию...

По географии «движухи» (по прежнему большую половину книги) занимают «заграничные колонии», которые множатся как лист в копире... И количество проблем (которые так же умножаются) опять таки заставляет верить скорее в супергероев, а не в «стандартно-рядовых попаданцев» (пусть и с соответствующей инфраструктурой и снабжением). Но нет — количество попаданцев по прежнему двое (муж и жена), никакой «иновременной команды», как не было и нет... зато есть толпа вышколенных соратников, которые служат беззаветно, сами обучаются, сами вооружаются и сами... вычищают собственные ряды (от предателей и шпионов)... Да... если кого-то из них «для дела» надо выдать замуж — то это «завсегда пожалуйста»... а то что «партия в итоге» оказалась плохая... так это мы (вроде бы как) давно подозревали... Ну ничего — сошлем (ее мужа) на каторгу тогда)) А так — полная демократия и волеизъявление народа))

В оставшейся части книги была сделана попытка заняться «делами домашними» (на 1/6 части суши). Но поитогу лишь обозначив свой интерес (мол имейте ввиду... «я бдю», и вообще — как там проходит благоустройство «матушки-Руси»?) Да и то правда)) Не все же на островах-то отдыхать... все-таки «упросили» (же сволочи) еще в части первой корону принять... Вот и приходится: железнодорожные ветки тянуть, индустриализацио организовывать и заниматься прочими «общеполезными и государственными» делами)) Спасает только то, что народ в принципе все же «достался» предприимчивый... бывшие князья да боаяре вмиг заделались мануфактуршиками и вместо века «еще непросвещенной царской монархии», приходит некий НЭП с элементами социализма... И страна «цветет и пахнет» в русле очередной пятилетки)) В общем — «божья благодать» наверное снизошла)) «... и решения партии проводятся в жизнь строго с ее партийной линией»!)) Что говорите? Опять книга для подростков??? Да «не вжисть не поверю»)) «Сурьезно все... сурьезно»!!!))

В общем, в очередной раз убедившись что все в порядке (вместо бояр — суперответсвенные олигархи, по стране идет вал «коллективизации», электрофикации и прочий внедрямс «нанотехнологий»), и что (при этом!!!) секреты производства не разворованы (КГБ-то тоже бдит)) — главный царь всея … (всего) живо бросает «это нудное дело» и посылает очередную эспедицию на очередные осторова, за минералами, ресурсами и просто «показать им всем Кузькину мать»))

Ну а к финалу нам расскажут про будни НАСЛЕДНИКА, о его стажировке на кругосветке и … о решении некой интимной проблемы)) Но не буду дальше злобствовать, в общем то — совет да любовь))

Что хочется сказать напоследок? Собственно то, что теперь, я если еще когда-то и рискну брать книги серии «Военная фантастика», то только (и после) внимательного изучения автора и самого произведения... Второй раз «так попадать» я не хочу... И я уже не обращаю внимание, то то что все другие автора СИ про авиацию, как правило вместо истории попаданца, (у автора) всегда встречаешь некий производственно-альтернативный роман... Ладно! Бог с ним... Уже привыкли! Но вот то что изложено здесь... ни в какие рамки не лезет.

P.S И помнится когда-то «я ругал» глобально-нудную СИ «Десант попаданцев»... Но даже там (при казалось бы схожей ситуции) пусть и без «ништяков с родного мира», ТОЛПА попаданцев за 3-5 томов добилась гораздо более скромных успехов... И это при том что «реалистичность подвигов» (там) так же оставляла «желать лучшего»... В общем — как ни странно, но после прочтения данной СИ тов.Найтова, мне отчего-то захотелось еще раз перечитать именно «нудную СИ вихрастых авторов», дабы сгладить масштабы моральной травмы полученной при чтении комментируемой книги))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Ремонт турбин киев выдубичи

Коллекционер (fb2)

- Коллекционер 19 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - MajorMC

Настройки текста:



MajorMC


Серия «One shot»

Коллекционер


Как только раздались первые аккорды «Прощания Славянки», я открыл глаза и автоматически прихлопнул ладонью будильник. Протянул с пробуждением еще бы чуть-чуть, и ловить новомодный будильник пришлось бы очень долго. Имея мощные сервоприводы, будильник через десять секунд после начала сигнала подпрыгивал и укатывался в одному ему известному направлению. Как правило — под кровать, в самый дальний угол. Одетый в сверхпрочный, антивандальный пластик, закутанный в толстенный слой пенорезины, будильник выдержал бы и удар алюминиевой битой. А скидывания его на пол, швыряния в стену — переносил стоически, даже без царапин обходилось. Вот и приходилось мгновенно переходит из состояния сна — в состояние бодрствования.

Да, что уж тут поделать. «Сова» я. Ложусь поздно, встаю тоже поздно. А вот встать пораньше — целая проблема. Опоздав пару раз на важные встречи, пришлось разориться на дорогой, но стопроцентно действенный будильник Jingle bells, разработку отечественного ВПК.

И мелодию на звонок подобрал из глубокого прошлого, яростно-звучную. Сколько этому маршу исполнилось? Лет четыреста, не меньше… Но будит по утрам — лучшего и не придумать. Хочешь — не хочешь, а приходится вставать, когда над ухом раздается громогласное «Там-там-там-там, тара-та-та-там!»

Лежа на широченной кровати, смотрел в потолок и мысленно чертыхался, думая о том, что отпуск сегодня заканчивается; а завтра — опять серый, пресный, многомиллионный город, окруженный пятью кольцами автомобильных дорог; опять смог, гарь, унылые лица горожан, плетущихся по ежедневному маршруту; опять скучный офис с ежедневными финансовыми документами, не представляющими особой ценности, но которые так нравятся финансовым инспекторам, и не нравятся нашему директору.

Одним движением соскочил с кровати, нажал пару кнопок на пульте, лежавшем на прикроватной тумбочке, и, шлепая босыми ногами по прохладному прозрачному пластику пола, зашел в душевую. По ногам пробежали приятные волны, когда охлажденные ступни ступили на нагретый кафель гостиничной душевой.

Горячий, холодный, горячий, холодный. Покрякивая от удовольствия, выбрался из душевой кабины, стащил с вешалки полотенце, и, вытирая на ходу стриженную под ноль голову, отправился на кухню. По пути щелкнул по клавише в стене и поймал на ладонь выкатившуюся капсулу электронной газеты. Звучно щелкнув, капсула вошла в приемное гнездо телевизора.

Намазывая на разогретый тост масло, прихлебывая свежесваренное, ароматное кофе, вполуха прослушал новости. Опять где-то стреляют, кого-то посадили, где-то воруют и убивают, короче — в мире все по-старому. А правители — только и делают, что с жизнерадостными рожами вещают с экранов мониторов, что осталось недолго, надо еще потуже затянуть пояса, еще чуть-чуть — и вляпаемся мы во вселенское счастье, всем будет всего и помногу, и каждый будет счастлив и доволен.

Хм… Ага… Вляпаемся… В полный рост… Плашмя… Харей… В дерьмо…

Выключил газету, полистал телевизионные каналы. Посмотрел подготовку к сегодняшнему прибытию президента в этот город. Усмехнулся. Столько помпезности из-за часового посещения открывающегося еще одного филиала центра «Вечность».

Уже неделю этот город лихорадит. Проверки, собаки, полицейские, металло-радио-плазмодетекторы, вертолеты, и прочий спецантитеррор. Весь маршрут прибытия в радиусе пары километров перекрыли, каждую трещинку осмотрели, обнюхали. Возле каждой дырочки маячит невозмутимая харя полицейского. А что, жить долго ведь хочется всем. Даже президентам. И некоторые превращают это в гонку за каждой минутой жизни.

А как меня полицейские в черно-синих камуфляжах доставали, когда я загорал на крыше дома, недалеко от пляжа. Всего в двух кварталах от гостиницы, где я остановился. Такая тихая крыша, такая плоская, с невысоким парапетом, с изумительным видом на море, на пляж, на широченный проспект, разделявший городскую зону от зоны отдыха. Такая мирная и спокойная крыша. Так идеально, в отличие от переполненного пляжа, приспособленная для инсоляции. И как они меня доставали… Образно выражаясь — выпили весь мозг, пока не отстали, проверили и перепроверили всё, облазили-обнюхали всю крышу. Таинственно морщили брови и мотивировали свой рейд плановой проверкой. Ухмыляясь, чисто теоретически и вслух предположил, что проверка приурочена к приезду президента. На что тут же получил дельный совет — заткнуться и не умничать.

На разумные доводы, что до проспекта, по которому поедет президент, около двух километров, и с моей невооруженным взглядом он вообще не виден, их не вразумило. И меня, и крышу, и мой пластиковый, полутораметровой длины кейс, просветили всем, чем можно. Особенно кейс. Это уж совсем идиотами надо быть, чтобы пластиковый чемодан, трансформирующийся в изумительный шезлонг, рассматривать, изучая каждый болтик, да еще исхитрится, и откусить кусок пластика от ручки, и загадочно проронить: «Мы всё про вас знаем». И под конец еще бросили сквозь зубы, чтобы я на день приезда президента воздержался от приема солнечных ванн. Припомнил им сорок первую поправку к Конституции. Они многозначительно повращали глазами, недвусмысленно покрутили в руках плазеры и намекнули на то, что: здание высокое, крыша плоская и можно случайно упасть, а лететь до асфальта чуть меньше полусотни метров. В тот раз благоразумно промолчал. Но сегодня… В последний-то день моей чудо-командировки, превратившейся в небольшой отпуск на берегу лазурного моря. Да ни за что! Хоть пять минут, хоть минуту, но полежать на прогретой крыше, подставляя жаркому солнцу бока — дело принципа!

Единственным существом, которому было абсолютно все равно: кто — куда приезжает, и кто — где загорает, была огромная овчарка Дана, которая, щурясь от яркого солнца, громко дыша широко открытой пастью и склонив лобастую голову влево, с умилением смотрела на порхающую между нами бабочку. Которая непонятно каким образом забралась на такую высоту.

Надел наперсток пульта, принялся перелистывать каналы, пока не остановился на каком-то детском, где показывали мультики из далекого прошлого. Да-а-а, это не современные, психоделические мультфильмы, созданные мозгами мультипликаторов, укутанных вязким кокаиновым дурманом. Допивая кофе, прямо таки с наслаждением досмотрел эпизод, в котором безбашенный кот, постоянно во что-то влипая, пытался поймать мелкого мыша… Правда, просмотр, как всегда бывает, прервался рекламой, в которой первое месте занимала, уже набившая за столько лет оскомину, реклама проекта «Вечность». Уже сколько воплей было, сколько воздух сотрясали по этому поводу различные организации, да все без толку…

Проект «Вечность» был безумно дорогим детищем русского профессора. Детищем, перестраивающим молекулы ДНК человека, и переводящим биологические часы человека на пару десятков лет назад. Да, безусловно, долголетие вещь хорошая, но платить за каждые прожитое десятилетие сумму, сравнимую с годовым бюджетом крупного мегаполиса, мог не каждый. Каждый не мог, но наш президент, уже на протяжении третьей сотни лет изыскивал средства, видимо, из своей нищенской зарплаты откладывал… Год за годом, год за годом…

И, даже не морщась, с самым серьезным видом, с лицом, покрытым толстенным слоем заботы обо всем человечестве и выражавшем вселенскую скорбь, лил и лил водицу с экранов телевизоров. Ну, не будем себе портить настроение. Денег таких у меня все равно нет, проживу еще лет тридцать и хватит. И вообще, надо уже собирать свои нехитрые пожитки, да еще не забыть оформить заявку на ящик автопочты.

Закрыв дверь гостиничного номера, воткнул в щель пластиковую карту, возвещавшую, что постоялец ушел. Тут же из дальнего конца коридора метнулся отливающий металлом уборщик, ловко объехал мой багаж, стоящий на полу, и нырнул в раскрывшуюся при его приближении небольшую дверь рядом с моим номером. Подумав о том, не забыл ли я чего, но вспомнив про уборщика, возвращаться передумал. Надел рюкзак, взял кейс и направился к лестнице. Даже если что и забуду, уборщик обнаружит, бережно доставит к гостиничному распорядителю, а тот уже отправит по указанному мной в анкете адресу.

Поворковав с миловидной горничной, распрощался, щедро одарив её чаевыми. Выписался из гостиницы, скормив роботу пластиковую карточку и кликнув по панельке, на которой мерцал квадратик с лиловыми буквами «Выбытие». Подхватив пластиковый, ярко-желтый кейс, на котором красовались наклейки с пальмами, слонами и пирамидами, махнул рукой проезжавшему мимо такси. Оглянулся по сторонам. Улица были буквально забита автомобилями. До часа пик было еще далеко, значит большинство, поддавшись стадному инстинкту, ехали, чтобы поглазеть на бронированный кабриолет «Линкольн», в котором будет проезжать президент. А потом, за ужином, лучась от счастья, рассказывать, что видели самого главного.

Тьфу…

Пока такси филигранно вписывалось между припаркованными автомобилями, я уже передумал. И, как — только из-за сползшего вниз стекла на меня глянул окуляр наношофера и пластиковые губы, двигаясь невпопад, вопросили: «Вам куда?», я щелкнул робота по плечу, на котором была кнопка отбоя, повернул налево и зашагал вниз по улице.

Глянул на часы. До самолета оставалась пара часов с небольшим. Мысленно прикинув расстояние, свернул налево и зашагал через утопавшие в тени маленькие дворики.

Оставалось около пяти минут ходьбы, вот последний поворот за угол небольшого авторесторана «Мегафошки», и через большую площадь, на которой постоянно собирались любители голубей, появилась цель моего последнего отпускного визита.

Высоченный стеклянно-бетонный домина в пятнадцать этажей. «Где эта улица, где этот дом…» — невольно пришли на ум слова давно забытой песни. Давно, но не всеми. Остались еще уникумы, вроде меня, фанатеющие от двадцатого века.

Десять минут потратил на то, чтобы перейти площадь. Приходилось лавировать, пригибаться, пережидать… Сотни вальяжно расхаживающих жирных голубей, не боящихся человека, а взлетающих и пытающихся усесться тебе на плечи в надежде получить крошку печенья. И не меньшее количество мужчин, женщин, детей; фотографирующихся, кричащих, галдящих, смеющихся, сидящих, стоящих, фланирующих вдоль и поперек. Обходя одну компанию то ли китайцев, то ли японцев, столкнулся с пареньком, который, скалясь во все пятнадцать зубов, стоял, раскинув руки, а на нем сидели, переминались, взмахивали крыльями пара десятков сизых голубей.

После столкновения, птицы, вопя что-то на своём, голубином, подняв страшный шум, взлетели на пару метров и спланировали на мостовую неподалеку, тут же затерявшись среди своих сородичей.

Виновато улыбнулся пареньку, бросил: «Простите» и двинулся дальше, тут же про него забыв.

Добравшись до конца площади, положив руку на автозамок, ощутил резкое подрагивание, и калитка с ажурными узорами из торлона, совершенно бесшумно уползла в кирпичную стену, окружавшую высоченный дом. На лестничной клетке первого этажа, по уже устоявшейся привычке, минут десять посвятил разговорам о том, о сём с Анной Ивановной, бабулькой глубоко за шестьдесят. С того момента, как я облюбовал в качестве мини-пляжа этот дом, ни дня не обходилось без выслушивания местных новостей.

Вот, казалось бы, на дворе вовсю бушуют нанотехнологии, практически побеждены старость и смерть, человечество на грани путешествий во времени — но мочится в лифтах земляне не отучились. Отнюдь. И не спасали от писающих преступников ни детекторы мочи, ни парализаторы с микроботами, ни специальное настенно-напольное покрытие, выделяющее после мочеорошения слезоточивый газ… И только вот такие милые и разговорчивые бабули, по старинке именуемые вахтершами, изо дня в день, из года в год поддерживали хрупкое подъездно-мочевое равновесие, гоняя в шею любителей использовать подъезды домов в качестве туалетов.

Анна Ивановна тут же вывалила на меня целую обойму новых, с пылу, с жару, сплетен. Слушая вполуха старушку-вахтершу, делал заинтересованное лицо, поддакивал и возмущался хамством ремонтника домашних роботов Путушкина, который уже неделю как не может починить старенького бабулиного гувернера. Скорчив постную физиономию, посетовал на последний день отпуска, на последнюю возможность подставить горячим солнечным лучам свое бренное тело. На что тут же получил дозу ласковостей, горячий домашний пирожок с картошкой и чашку густого шоколада. Анна Ивановна, с умилением глядя, как я уминаю посоветовала мне еще раз приехать «в наш городишечко», и ни в коем случае не останавливаться в этих вшивых робогостиницах, а заезжать сразу к ней, благо «одна я в пяти комнатах, скучно очень». Лучезарно улыбаясь, пообещал ей вернуться, клятвенно сложив руки на груди, подхватил кейс и шагнул в капсулу лифта.

Пройдя через пирексовую дверь на крышу, ощутил в ушах острую, пронзившую голову, боль, которая тут же утихла. Хм, уже и свод Броуна работает в защитном режиме.

Президент еще не прилетел, а защита уже на полную работает. Тоже «гениальное» изобретение, и то же еще одного русского профессора. Жрет уйму энергии, зато можно сформировать нечто вроде купола, в котором что-то происходит с частичками пыли: то ли они поляризуются, то ли анодируются, то ли электризуются, то ли еще что-то с ними происходит, и после этого невидимая пылища носится в пределах купола в хаотическом порядке. И все бы ничего, вот только пробиться сквозь эту толщу не могут ни ионизосгустки плазеров, ни лучистые импульсы автоматов-стабиров, ни любой-другой энергетический выстрел. Только выстрелы электродами гравитронных пушек способны были пробить на пару сотен метров этот купол. Но какому же дурню понадобиться тащить установку в пару тонн весом, да еще и энергобатарею к ней на десяток мегавольт только для того, что бы пальнуть из неё в свод Броуна, который треть города накрывает? Гнусненько хихикнул, когда в голове возник образ тощего юноши, который обливаясь потом, волоком тащил громадную штуковину с длинной пушкой, с мигающими разноцветными огоньками.

Огнестрельного оружия пару веков, как кануло в лету, в ходу только дорогое, но от этого не менее смертельное энергооружие.

Открыл кейс, развернул его, и поставил на четыре короткие ножки. Вытащил из рюкзака мобильный телевизор, развернул небольшую зонтичную антенну. Скинул одежду, оставшись в ярко-оранжевых, с клубничками, плавках. Плюхнулся животом на разложенный шезлонг, блаженно потянулся. Взял телевизор в руки, и принялся пальцем пролистывать каналы. Вот мелькнуло знакомое и я остановился.

Камера репортера двигалась по огромному, переполненному залу аэропорта. Репортер «Главного канала», не затыкаясь, с истерическими нотками и пеной у рта верещал про прибытие президента. Камера метнулась к громадному окну. Вот громадный аэробус приземлился; вот вышел президент, кивнув в камеру в своей знаменитой сдержанной манере; спустился по трапу и уселся в «Линкольн». Сейчас машина, в окружении полицейских автомобилей и мотоциклов доедет до проспекта, кабриолет двинется с черепашьей скоростью, президент встанет, улыбаясь плотно сжатыми губами, помашет гомонящей толпе, проедет пару километров по проспекту и исчезнет в дверях филиала «Вечности».

Камера метнулась следом за машиной.

Следя краем глаза за экраном телевизора, думал о предстоящей работе. Над головой раздался нарастающий свист, резко перешедший в рокотание. Перевернувшись и прикрыв глаза ладонью от солнца, увидел, что над крышей завис небольшой аэролет, в прозрачном колпаке которого, напряженно вглядывался в меня сквозь линзы бинокля, полицейский. Приветственно помахал ему. Отложив бинокль, полицейский погрозил мне пальцем и аэролет, резко крутанувшись, рванул в сторону проспекта.

Через десять минут, когда президент уже подъезжал к конечной цели своего визита, со стороны голубиной площади раздался страшный, громовой шум. Сотни голубей, мгновенно, как один организм, пришли в движение; сотни крыльев наполнили воздух свистящим шумом. Десяток секунд и в воздухе повисла звенящая тишина.

Покачав головой, я кинул взгляд на часы. Ого, время собираться. И уже через пять минут я, махнув на прощание Анне Ивановне, поймал такси и поехал в аэропорт. Купил у кофейного автомата чашечку горячего напитка, направился к окошку регистратора, опустил в него пластину паспорта, прикоснулся пальцем к биометрическому датчику. Панелька над окошком загорелась зеленым, высветив надпись моего рейса и номер каюты. Дверь рядом призывно открылась, и я шагнул в зал ожидания. Подумав, двинулся в сторону приемщика автопочты. Встал за дородным дядечкой, который чертыхаясь, пытался впихнуть в окно автопочты объемный пакет.

Помог протолкнуть пакет, на что получил дружелюбное: «Сам бы справился», набрал на клавиатуре адрес ближайшего к моему дому почтового отделения и только собрался опустить кейс и рюкзак в приемное чрево автопочты, как в глубине зала раздался истошный женский крик.

Повернув голову, увидел, как пожилая женщина, выкатив глаза и вопя на одной ноте, указывала пальцем на огромный экран телевизора, парящего метрах в пяти над полом.

Уже знакомый репортер, вращая безумными глазами, заливал слюнями синий шар микрофона, на котором четко выделялась белая буква «Г». А рядом суматошно кричали, бегали и толкались люди. И сквозь шум, гам, крики внезапно прорезалось:

«Президента убили… Люди, как же так, президент… Они убили президента…» И дикий, протяжный вопль…

Да уж, великая новость. Ну, убили и убили… Что ж теперь? Не конец же света! В столице вон каждый день убивают, и что? Перед глазами пробежали кадры: раскрытый желтый кейс; зажженная петарда, летящая на встречу с голубями, и улыбка президента. Улыбка президента сквозь плотно сжатые губы. Сквозь холодную резину окуляра.

И опустил в приемное окно автопочты, следом за рюкзаком, кейс с пальмами, слонами и пирамидами. В котором, на черно-сером, бугрящемся ровными конусами пенороне, в отдельных ячейках, лежали допотопные, но от этого не менее надежные: датчики движения с сигналкой, пузатенький Leica Vector 210, черный прямоугольник лидара, калькулятор ABC. И дорогущая, раритетная винтовка СВЛ под самоснаряжаемый патрон с огромной трубой прицела ПТ-50. Все разобрано и аккуратно уложено в пенороновые гнезда.

Что ж теперь? У каждого может быть свое хобби… Кто-то марки собирает, монеты, подстаканники и даже утюги. А я… А я коллекционирую президентов. Мертвых президентов.


19.07.2012 г. Улан-Удэ