КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 451485 томов
Объем библиотеки - 642 Гб.
Всего авторов - 212256
Пользователей - 99560

Впечатления

каркуша про Коротаева: Невинная для Лютого (Современные любовные романы)

Ознакомительный фрагмент

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Berturg про Сабатини: Меч Ислама. Псы Господни. (Исторические приключения)

Как скачать этот том том 4 Меч Ислама. Псы Господни? Можете присылать ссылку на облако?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шелег: Нелюдь. Факультет общей магии (Героическая фантастика)

Живой лед недописан? и Нелюдь тоже?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шелег: Глава рода (Боевая фантастика)

Нелюдя вроде автор закончил? Или пишет продолжение по обоим темам?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Самошин: Ленинск (песня о Байконуре) (Песенная поэзия)

Эта песня стала неофициальным гимном Байконура.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Калистратов: Мотовоз (песня о байконурцах) (Песенная поэзия)

Ребята, работавшие в военно-космической отрасли, поздравляю Вас с днем Космонавтики! Желаю счастья, а главное, здоровья! Я тоже 19 лет оттрубил в этой сфере.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Таривердиев: Я спросил у ясеня... (Партитуры)

Обработка простая, доступная для гитариста любого уровня. А песня замечательная. Качайте, уважаемые друзья-гитаристы.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).

Паучок (fb2)

- Паучок 7 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - MajorMC

Настройки текста:




MajorMC



Серия «One shot»

Паучок


— Мить, а Мить? — Катя томно потянулась и потрепала мужа за плечо…

— Чего тебе? Опять на Никанорыча жаловаться будешь? — вполголоса спросил Митька.

— Нет, чего на него жаловаться — мужик, как мужик. Ни лучше других, ни хуже.

— И не вздумай жалиться! Смотри, Кать, наговоришь лишка, так другого пришлют, уж он тебе-то всю душу вытянет! Это тебе не Ивану Никаноровичу глазки строить и губки надувать… Скажи спасибо, что он учитель твой бывший… Был бы кто другой, давно уже получила бы по первое число, — Митька внезапно цыкнул, замолчал и показал глазами на стебель пшеницы, от которого, к росшему неподалеку ярко-фиолетово-красному цветку клевера невесомо тянулось паутинное кружево, — смотри, Тимошка зашебуршился, проснулся, сейчас ловушку к завтраку чистить будет.

И точно — полупрозрачный паучок на желтовато-белесых тонюсеньких лапках выбрался из свернувшегося в рулон сухого листа, заскользил по невесомой паутине, на которой за ночь собрались искрящиеся в лучах восходящего солнца капельки росы.

Маленькие капли забегали по паутине, собираясь в громадные водяные наросты и, одна за другой, словно тяжеленные авиабомбы, просыпались холодным ливнем на землю. Отрываясь одна за одной, капли раскачали кружевную ловушку, но маленький паучок, прозванный нами Тимошкой, словно прилипнув, отважно мотылялся в центре паутины. Как только сеть, сотканная маленьким ткачом успокоилась, паучок соскользнул по одной из нитей к стеблю пшеницы, крутанулся по нему и исчез.

— Хорошо ему, да, Мить? Вот ни забот, ни хлопот. А тут… Третий год уже все это продолжается, и когда только закончится? — Катя всхлипнула, и ткнулась лицом в маленькие ладошки. Митька потихоньку, стараясь не повредить потоками воздуха паутину Тимошки, повернулся на бок и погладил супругу по спине, — Ничего Катюшка, потерпи, не одни же мы страдаем, — почувствовав ладонь мужа, Катя замерла, — Слушай, ведь забыл совсем! Колька, однокашник твой, вчерась в Воронеже, в магазине, изумительный отрез ситца нашел. Светленький, с лиловыми цветочками! Метра три. Я его за пять пачек махорки выцыганил. Завтра к соседям сбегаю, у них, говорят, швея есть! Всех обшивает! Договорюсь с ней, чтобы сарафан тебе пошила.

— Митенька, ты же мой хороший! — Катя, лучась от счастья, повернулась к Митьке и положила голову на кулачок, — Как же я тебя люблю!

— Да ладно тебе! Чего уж тут такого! Чутка вот до свадьбы не успел, а так бы…

Э-э-эээх… Какая бы ты красивая была! Все бы обзавидовались! — Митя мечтательно закатил глаза и причмокнул.

— Да-а-а-а…, - мечтательно протянула Катя, — самая красивая… Самая-самая-самая!

Т-с-с-с-с, — мгновенно посерьезнев, Катя повернула голову влево, — слышишь?

На западе, постепенно нарастая, послышался неясный, вибрирующий гул. И внезапно грохнуло так, что земля, на которой лежали Катя и Митя, вздрогнула.

Из-за пшеничного стебля выскочил Тимошка и суетливо заскользил по паутине, внезапно остановился в самом центре раскачивающейся сети, словно пытаясь её остановить.

— Смотри-ка, — хихикнул Митька, — Тимоха без завтрака боится остаться. Слушай, Катюш, а чем нас сегодня Петро потчевать будет? До жути каши хочется, гороховой, да на пару, а, поди опять, перловкой переваренной давится придётся. Неделю уже одна кашка дробь шестнадцать, надоела хуже горькой редьки. Надо мужикам наметку дать, тут лесок поблизости большой есть, туда наведаться да силки на рябчиков поставить, авось поймаем чего. Да пораньше сходить, а то смотри грохочет как…

— И не говори, Митенька, каша кашей, а мясного чего спроворить бы не мешало. Я бы и Пете помогла с рябчиками, мы с маманей навострились их в глине запекать.

Знаешь, как вкусно получается? — Катя разошлась, глаза загорелись, — главное, глиной хорошо обмазать, да только чтобы тонко получилось, ямку выкопать, да землицей присыпать и костер потом развести, лучше с полешек березовых, да на полтора часа. А в угли картошки молодой накидать. И такая вкуснотища получается, м-м-м-м… — Катя прикрыла глаза и улыбнулась.

— Ну, тебя, Катюш, наговоришь тут, — Митя громко сглотнул, — у меня вон полный рот слюны образовался от твоих кулинарных выкрутасов. Смотри, умру молодым, слюной захлебнувшись — останешься молодой, неутешной вдовой…

— Тю тебя, дурной, — Катя ткнула супруга локтем, — наговоришь страху-то. Смотри вон, завтракать они собираются, — махнула головой перед собой.

Прямо над паутиной, выписывая сложные фигуры, мелькала блеклыми крылышками небольшая бабочка, та, которую «капустницей» называют. А из-за стебелька пшеницы, как будто ожидая и нервничая — то появлялось, то исчезало полупрозрачное Тимошичье тельце. Бабочка, словно издеваясь, то приближалась вплотную к сети, то отдалялась на десяток сантиметров и выписывала кренделя над клевером. Не прошло и минуты, как паучий бог смилостивился над Тимошкой и кинул невесомую капустницу в смертельные объятия