КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 404808 томов
Объем библиотеки - 533 Гб.
Всего авторов - 172210
Пользователей - 91976
Загрузка...

Впечатления

Шляпсен про Ярцев: Хроники Каторги: Цой жив (СИ) (Героическая фантастика)

Согласен с оратором до меня, книга ахуенчик

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
greysed про Шаргородский: Сборник «Видок» [4 книги] (Героическая фантастика)

мне понравилось

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
kiyanyn про Маришин: Звоночек 4 (Альтернативная история)

Единственная здравая идея: что влияние засрапопаданца может резко изменить саму обстановку, так что получает он то же 22 июня, только немцы теперь с куда более крутым оружием...

Впрочем, это, несомненно, компенсируется крутостью ГГ, который разве что Берию в угол не ставит, а Сталина за усы не дергает, так что он сам сможет справиться с немецкой армией врукопашую (с автоматом для такого героя было бы уже как-то неспортивно...)

Словом, если начинается, как чушь, то так же и закончится.

Нет, конечно, бывают и исключения, когда конец гораздо хуже начала...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Маришин: Звоночек 2[СИ, закончено] (Альтернативная история)

мне тоже понравилось. хотя много технических подробностей

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Панфилов: Ворон. Перерождение (Фэнтези)

После прочтения трилогии "Великая депрессия", которая мне понравилась, захотелось почитать еще что либо из произведений этого автора. Начал читать "Ворона", но недолго. Дочитав до описания операции по очистке Сербии, в ходе которой были убиты около пяти тысяч "американских элитных вояк"(с), бросил эту книжку. В родной стране говна много, автор его вскользь описывает, а вот поди ж ты! "Америкосы" ГГ дышать мешают! Особенно насмешила сноска, в которой пацаны-срочники всегда выигрывают у элитников американцев. Ну да, и пример взят энциклопедический - провал "Дельта Форс" в освобождении заложников. "Голливудская известность" Дельты, ерничает автор. А нашумевшая известность родного спецназа после Беслана, Норд-оста и т.п. его не колышит. В общем, мое мнение о книге - типичный "вяликоруский" шовинизм и ксенофобия. В топку!

Рейтинг: -2 ( 3 за, 5 против).
Шляпсен про Огнев: Шакал (СИ) (Боевая фантастика)

До вроде ничего так, но вот эти философские рассусоливания за жисть, ну и чё за финал, товарищ автор.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Вовк: Танкист (СИ) (Альтернативная история)

когда вторая книга будет? любопытные отступления у автора.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

История царствования императора Александра I и России в его время. т.1. (1869) (fb2)

- История царствования императора Александра I и России в его время. т.1. (1869) [calibre] 1.69 Мб, 513с. (скачать fb2) - Модест Иванович Богданович

Настройки текста:



ИСТОРІЯ

ЦАРСТВОВАНІЯ ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА I

и

РОССІИ В ЕГО ВРЕМЯ.

СОЧИНЕНІЕ

автора Исторіи отечественной войны 1812 года.

Том I.

1869.

Печатано по ВЫСОЧАЙШЕМУ повеленію.

ПРЕДИСІОВІЕ.

Приступая к первому опыту „Исторіи Императора Александра 1-го и Россіи в Его

время", я постигаю трудность безпристрастнаго изложенія столь недавно

минувших событій. Еще не остыл прах многих деятелей этой эпохи ; еще живы

некоторые из них, да и дети их могут явиться обличителями всякаго

сомнительнаго показанія, защитниками памяти лиц, дорогих для них, хотя может

быть и несовершенно безупречных пред судом современников и потомства. Но

зная вполне все эти затрудненія, я, не смотря на то, предпринял очерк одного из

замечательнейпшх періодов Русской Имперіи, с недоверчивостью к собственным

силам, но с твердым убежденіем в том, что мой труд, при всех недостатках своих,

может послужить к сохраненію изустных и письменных сведеній об этом времени,

сведеній, которыя иначе исчезли-бы невозвратно, как уже нередко случалось со

многими преданіями и документами. Это убежде-

II

ніе заставило меня изложить событія, ознаменовавшія жизнь Александра 1-го и

Россіи. Исторія минувшаго не может служить поученіем в настоящем, потому что

никакіе факты не повторяются при одинаковых обстоятельствах, да ежели-бы это

и случилось, то сами деятели смотрят на одни и теже предметы с различных точек

зренія. Но Исторія минувшаго мирить с настоящим, убеждая нас, что ошибки

присущи человечеству, и что невзгоды, бывшія их последствіем, всегда

отклонялись доверіем к собственным силам.

Основаніем моему сочиненію, кроме офиціальных сведеній, заимствованных из

государственных архивов, служили и другіе, доселе неизданные документы, и в

числе их: бумаги, удостоеннаго особенным благоволеніем Императора

Александра 1-го, графа Павла Александровича Строганова, полученныя от его

зятя, графа Сергія Григорьевича Строганова; письма Николая Николаевича

Новосильцева, принадлежащія его племяннику Вас. Вас. Новосильцову; записки

барона Модеста Андреевича Корфа, в том, что он нам из них сообщил;

неизданныя записки адмирала Шишкова; сведенія о графе Аракчееве,

сообщенныя состоявшим при нем, генералом Ник. Григ. Сигуновым и Гавр. Мих.

Юрьевым; заметки П. А. Тучкова; письмо генерала Раевскаго к генералу Жомини о

военных действіях, в 1812 году; записки Александра Андреевича Щербинина;

подлинныя записки Фил. Фил. Вигеля; журнал морских походов Се-

ш

нявина, сообщенный родственниками участвовавшаго в этих походах, Григ. Мих.

Мельникова; частныя сведенія о событіях Л. Гв. в Семеновском полку, 1820 года.

Для очерка статей о водвореніи русскаго владычества за Кавказом, я пользовался

матеріалами, собранными генералом Дмитр. Христ. Бушеном, а также трудами

генерала Никол. Ник. Забудскаго и Никол. Федор. Дубровина. Сведеніями по части

финансов, извлеченными из неизданных офиціальных документов, я обязан

Генеральнаго Штаба полковнику Федору Александровичу Фельдману. Что-же

касается до печатных записок и прочих сочиненій, служивших мне источниками

при составленіи „Исторіи Александра 1-го", то подробный список их. с показаніем

их содержания, будет приложен в конце последняго тома. Сличая свидетельства

современников Императора Александра 1-го, я старался, по крайнему разуменію,

вывести истину, отдавая справедливость, и другу, и недругу. Так поступал я и при

составлены „Исторіи Отечественной войны", (что, скажу мимоходом, подвергло

меня кривотолкам, и даже изумительному упреку в недостатке патріотизма);

такому-же правилу следовал я и в моем настоящем труде.

При изложеніи военных действій, описаны подробно только те, в которых

Император Александр 1-й принимал лично участіе, либо те, в коих особенно

проявлялась доблесть нашего народа, вообще-же действія на главном театре

войны изложены в пространнейшем объеме, нежели про-

IV

чія военныя действія, упоминаемый только для сохраненія взаимной связи

событій, одновременно происходивших на различных пунктах.

Сочиненіе мое вообще разделено на две части: первая заключает в четырех томах

Исторію событій 1801—1815 годов, а вторая (V и YI томы) Исторію остальнаго

времени до кончины Императора Александра 1-го. К сочиненію приложены карты

театров войн и планы главных сражены.

СОДЕРЖАНИЕ ПЕРВАГО ТОМА.

Огр.

Введеніе. ДЪтство и юность АЛЕКСАНДРА 1-ГО. ЕГО воспитаніе. Очерк Его характера и образа жизни ........ 1

Рожденіе Александра Павловича I. — Попеченіе Екатерины П-й о его воспитаніи. 2. — Бабушкина

азбука. 3. — Наставленіе воспитателю великих князей Салтыкову. 4. — Брак Александра

Павловича. 13.

Наставники и учители великих князей. 14. — Занятія Александра Павловича. 16. — Отношенія

великаго князя к его воспитателям. 17. — Характер его. 19. — Образ жизни. 23. — Занятія его. 25.

— Домашняя жизнь. 26. — Путешсствія. 29. — Поездка в Мемель, 1801 года. 29. — Человеколюбіе

Александра. 34.

1-й Період царствованія Александра 1-го (1801 —1805 г.).

Глава I. Положеніе Россіи про восшеетвіи на престол Александра I.—Первоначальный его

действія.—Торжество свящепнаго коронованія в Москве................39

Положеніе Россіи при восшествіи на престол Павла I. 39. — Административный действія и внешняя

политика его. 40. — Последствія их. 43.—Деятельность Александра Павловича до вступленія на

престол. 45. — Манифеста 12 марта 1801 года. 45. — Первый сподвижник Алексапдра—

Трощинскій. 46. — Уничтоженіе «тайной экспедиціи». 47.—• Уваженіе к законам. 48. — Облегченіе

участи сосланных. 49. — Возстановленіе грамоты дворянству 1785 года. 50. — Возстаноменіе

городоваго положенія, и проч. 51.—Первоначальная преобразованія по военной части. 52.—

Монета новаго образца. 53.

Дела внешпеи политики. Прекращеніе воины с Англіей и конвенція 5 (17) іюня. 53. — Отношенія

Россіи к прочии государствам. 57.

Коронованіе Александра I. 56. — Манифеста. 63. — Коммисія для пересмотра уголовных дел. 63.

— Отъезд Государя из Москвы. 66.

ÎI

Стр.

Глава ІІ. Преобразовали по административной части (с 1801-го по 1805-и год)...................68

Учрежденіе министерств. 69. — Сотрудники Государя: граф Кочубей, Новосильцов, Чарторыскій, граф Строганов. 72. —

князь Аіександр Николаевич Голицнн. 82. — Адмираі Мордвинов. 83. — Вязмитинов, Державин, граф Васильев, Гурьев. 84.

— Граф Николай Петрович Румянцов, граф Завадовскій. 85. — Михаил Никитич Муравьев и проч. 86. — Сотрудники

Александра вообще в первые годы его царствованія. 87.

Ииператор Александр—Покровитель ордена св. Іоанна Іерусалнмскаго. Александр возстановляет ордена св. Георгія и св.

Владиміра. 91.—Определеніе ирав о обязанностей Сената. 92.— Учрежденіе новых губерпій, продовольствованіе народа

94. — КОЛОНИСТЫ. 95.— Улучшеніе участи помещичьих крестьян. 96.— Поощреніе сельскаго хозяйства. 102. — Рыбные

промыслы. 103. — Фабричная промышленность. 104. — Прививаніе оспы. 105.

Законы: о производстве дед в Сенате. 105. — О правах состояній. 106. — Об устройсіве Евреев. 107. — Достановленія в

отношепіи к раскольникам. 109.

Глава III. Преобразовала законодательной части.—Нроект новаго уложенія...................112

Первоначальные труды Коммдсіи составленія законов, в царствованіе Александра I. 117. — Государь предполагает

составить Уложеніе. 130.

Глава IV. Народное просвещеиіе (1801 —1805 г.).....136

Объем деятельности министерства народнаго просвещенія. 138. Граф Завадовскій. 139. — Муравьев. 140. — Общій план

народнаго образованія. 142.—Коммисія училищ (Главное училищ правленіе). 145.—Князь Чарторыскій. 147.—Граф Северин

Потоцкін, Клингер, Румовскій. 149. — Озередковскій, Фусс, Янкович де Миріево. 151. — Положеніе об устройстве учебных

заведеній. 152. — Пожертвованія на пользу наук и народнаго образованія: граф Павел Демидов, братья Безбородко, и проч.

155. — Издержки вообще на ученыя и учебныя заведенія. 158.

Россійская Академія. 161. — Академія Наук. 162. — Медикохирургическія Акаденіи. 164. —Ученыя общества. 165. —

Академія Художеств. 167.—Ценсура. 169. — Ценсурный устав. 170.— Покровительство иаукам и литературе. 173. —

Путешествіе Крузенштерна кругом света. 175.

Глава V. Преобразования но военной части (1801—1805 г.). . 181 Составь вооруженпых сил нред войною 1805 года. 183.

— Содержаніе войск. 184. — Рекрутскіе наборы. 186. — Инспекторскіе смотры. 186. — Правила увольненія от службы

дворян и водьноопределяющихся. 192.— Преобразованіе военно-медицинской части. 193. — Преобразованіе генерал-

аудиторіата. 196. — Устройство иррегулярных войск. 197.—Военныя училища. 202.—Преобразование горнаго кадетскаго

корпуса. 208.

III

Стр. Глава VI. Распоряженія по Флоту (1801 —1805 г.).....211

Состояніе русскаго флота при Екатернне ІІ-й и Павде I. 212.— Комитет преобразованія флота. 215. —

Издержки на сооружевіе судов. 217. — Содержаніе флотеких чинов. 218.—Производство офицеров в

следующіе чины. 219. — Кораблестроительный работы. 221.—Депо карт. 226.—Морской кадетскій корпус. 227.

— Преобразованіе корпуса штурыанов. 228. — Положеніе морской части в начале царствованія Императора

Александра и в последствіи. 230.

Глава VII. Сооруженія, общественный работы и памятники.— Каналы (1801 — 1805 г.)................233

Построеніе Казанскаго Собора. 233.—Набережныя. Биржа. 234. — Городскіе повинности петербургских

домовладельцев. 235.—Монументы: в память Полтавской победы; св. Владиміру; графу Румянцеву в Кіеве.

237.—Сооруженіе судоходных каналов. 238.— Баланс русской заграничной торговли. 240. — Учрежденіе

Беломорской компаніп. 241. — Положеніе на счет каспійских рыбных ловлей. 242.

Глава VIII. Общественная в частная благотворительность.— Подвиги добра (1801 — 1805 г.)..............245

Приказы общественнаго призренія. 246. —Медико-филантропическій комитет. 246 — Императрица Марія

Феодоровна — министр благотворительности. 247. — Преобразованіе Воспитательнаго общества

благородных девиц. 248. — Училища ордена св. Екатерины, и проч. 250. — Воспитательные домы. 252. —

Частные подвиги благотворительности. Голицынская больница в Москве. 254. — Инвалидный дом Зубовых.

255. — Пожертвованія и подвиги добра. 256 — 265.

Глава IX. Фияанеы. (1801 —1805 г.)..........266

Доходы, расходы и количество выпущенных ассигнацій в конце царствованія Павла I. 267- — Доходы и

расходы в 1801 и ' 1802 годах. 267 — 269. — Доходы и расходы в 1803 году. 269 —271.— Доходы и

расходы в 1804 году. 271 — 272. — Доходы и расходы в 1805 году и количество ассигнаций. 272 — 274.

Глава X. Водеореиіе русскаго владычества в Закавказье и на Кавказ* (1801 — 1805 г.)...............275

Присоедпненіе Грузіи к Россіи. 278-—Управленіе Енорринга и Коваленскаго. 281. — Назначеніе

главноуправляющим князя Циціанова и наставленіе ему данное. 283.—Князь Павел Дмитріевич Циціанов.

284. — Высылка в Россію лиц бывшаго владетельнаго грузинскаго дома. Убійство Лазарева. 288. — Покореніе

джаро-белоканской области. 289. — Административный распоряжепія Циціанова. 290- — Поступленіе

Мингреліи в подданство Россіи. 293.—Переговоры с Имеретинским царем Саломоном. 294.— Покореніе

Ганжи. 295. — Поступленіе Имёретіи в подданство Россіи. 297. — Экспедиція к Эривани. 300 — 304.

IV

Стр.

Глава XI. Дшіломатвчеекія сношепія Россіи с иностраинымп дворами. — Разрывь с Франціей (1801 — 1803 г.)......306

Впды внешней политики Александра I. 306.—Отношенія Россіи к прочпм державам. 307.—Переговоры графа Маркова с

Бонапартом п Талеираном. 309.—Трактата 8 октября и конвенція 11 окгября н. ст. 1801 года. 312. — Вознагражденіе

германских владетелей. 315.—Аміенскій трактат 27 марта н. ст. 1802 г. 316.— Несогласия между Франціей н Англіей. 317.—

Разрыв Аміенскаго трактата, в мае 1803 года. 320-—Недоразуменія между Франціею и Россіен 321 —Заносчивость Лерваго

консула 329-

Глава XII. ООразованіе коалпціп (3-й) противь Франців П804 — 1805 г.) ...................

Убіеніе герцога ангіенскаго. 331. — Досдедствія этого событія. 336. — Действія ІЬшератора Александра. 339. —

Дипломатическая переписка между петербургсішм и ткшльрпским кабинетами. 340. — Разрыв между Россіею и Франціей.

342. — Действія Короля Шведскаго. 343.—Разрыв его с Франщей. 343.—Союзные трактаты: между Англіей п Шведіею, 3

декабря н. ci. 1804 года, и между Россіей и Швеціею, 14 сенваря н. ст. 1805 года. 345. — Положеше принятое Пруссіеп. 347.

— Порученіе данное Новосидьцову. 392. — Переговоры Новосильцова с Питтом. 358. — Союзный трактат между Россіею и

Англіей, 19 генваря н. ст. 1805 года. 362. — Посредничество Императора Александра между Англіею п Франціею. 366. —

Новыя наспльства Бонапарта. 371. — Общій план действш протпв Францін. 372. — Союз Австріп с Россіею и Англіею, 9

августа н. ст- 377. — Колебанія Пруссін. 377 — 381. — Поездка Гаугвица в Вену. 381 — 382.

Прпложепія.................... I

Наставленія воспитателю Ведпшгх Князей, графу Николаю Ивановичу Салтыкову..................1

Пзвлетенія пз «заседаній неофпціальнаго комитета» .... 38

ВВЕДЕНІЕ.

Детство и юность Александра 1го. Его воспитаніе. Очерк его

характера и образа жизни.

Геніи к нему слетели В светлом облаке с небес; Каждый Гепій к колыбели Дар рожденному принес: Тот принес ему гром в

руки Для предбудущих побед; Тот художества, HajKii, Украшагощія свет; Тот обиліе, богатство, Тот сіяніе порфир: Тот утехи и

пріятство, Тот спокойствіе и мир; Тот принес ему телесну, Тот душевну красоту......

(ДЕРЖАВИН. На рожденіе в севере порфиророднаго отрока).

Нмператор Александр I родился 12-го (23-го) декабря 1777 года. То была самая

блестящая эпоха царствованія Великой Екатерины, когда она, заключив славный

Кучук-Кайнарджискій мир, готовилась довершить победы своих полководцев

присоединеніем Крыма к Россійской Имперіи. Вся Европа с завистью смотрела на

успехи Мудрой Монархини, но не осмеливалась противиться ея предпріятіям.

Знаменитые Государи, Фридрих

Том I. 1

2

Великій и Іосиф II, наперерыв искали ея союза и дружбы. Польша повиновалась

ея веленіям. Гордая некогда Порта смирилась. Во Франціи, Германіи, ученые,

поэты, славили Екатерину.

C'est du Nord aujourd'hui que nous vient la lumière, восклицали они.

Внутри государства, народ наслаждался тишиною и довольствіем,

возобновлявшими в его памяти счастливыя времена Елисаветы Петровны.

Основано было множество городов, положено начало более правильному

управленію Имперіи учрежденіем губерній, сообразным с местными

потребностями различных частей ея. Могучее русское слово, гордое личным

участіем Великой Государыни в отечественной литературе, раздавалось в устах

Державина.

Императрица Екатерина не любила своего Наследника Павла Петровича. Уверяют

даже, будто бы она хотела лишить его наследства престола в пользу своего

старшаго внука ('). Равнодушіе Монархини к ея сыну имело несчастныя

последствія. Великій Князь был одарен от природы острым умом, кипучею

деятельностью, любовью к порядку и правде, великодушіем истаго рыцаря. Но эти

превосходный качества, как лишенные попеченій цветы, заглохли и не успели

явиться во всей красе своей (2). А, между тем, Екатерина, щедро наделив

материнскими заботами своих внуков, и в особенности старшаго из них —

Александра, казалось, предвидела в нем того, кто в последствіи обещал пред

лицом Света царить в ея духе.

И действительно, Александр, с самаго детства, подавал блистательныя надежды.

Он наследовал от своей прародительницы возвышенность

чувств, проницательный ум, невозмутимое спокойствіе духа, а от своей матери—

красоту, стройный стан, величественную поступь, доброту и благотворительность.

В детстве он казался воплощенным ангелом, а в летах возмужалости его

сравнивали с изящнейшими изображеніями Аполлона и Антиноя, завещанными

искусством древних Греков (3).

Императрица Екатерина сама начертала план воспитанія своих старших внуков

Александра и Константина, руководясь главными идеями Локке и Жан-Жака

Руссо, но заняв у них только то, что считала полезным в практическом отношеніи.

Заботы ея о воспитаніи Александра Павловича начались с перваго дня его жизни,

как видно из собственноручной записки Екатерины, хранящейся в одном из наших

государственных архивов. Результат ея попеченій был вполне удовлетворителен.

«Л est gros — пишет Императрица О СВОем ВНуке — grand, bien portant, fort gai et

ne criant jamais.» (Он полненькій, большой, здоровый и веселый мальчик, и не

кричит никогда) (4). Трогательным памятником истинно-материнских забот Великой

Екатерины о своих внуках остались в назиданіе потомству: „Бабушкина Азбука,"

собственноручно ею написанная, и „Наставленія," ею-же составленныя *), дли

воспитателя их Николая Ивановича Салтыкова.

Под заглавіем „Бабушкина Азбука Великому Князю Александру Павловичу,"

мудрая Монархиня

*) Императрица Екатерина гордилась этою Ипструкціей и предполатала перевесть ее па все

европейскіе языки. В ея кабинете всегда находилось несколысо коиій ея, хорошо переписанпых,

которыя она дарила вельможам я знаменитнм путешествепникам. (Из записок о жизни князя Н. И.

Салтыкова).

1*

составила сборник из 211-ти изреченій, первоначальных сведеній и поучительных

анекдотов. Чтобы дать понятіе об атой „Азбуке," приведем несколько из

заключающихся в ней наставленій.

„Пред Богом все люди равны."

„Буде увидиш неблагодарнаго, знай, что он делает худо, но для того не переставай

делать добро."'

„Во младости Кир, сын Камбиза персидскаго владетеля, прогуливаясь с своим

учителем, увидел двух мальчиков; одному было примерно десять лет, другому

шесть; старшій был выше, младшій был ниже; на обоих кафтаны были сшиты не

по росту, — на высоком кафтан был короткой, на малом длинной. Еир, увидя их в

таком наряде, сказал: лучше-бы отдать длинный кафтан высокому мальчику, а

короткой меньшому ростом, на что учитель Киру отвечал следующее: то дело

портнова, кому какой кафтан в пору, а твое дело есть разсудить справедливо, не

должно отнять ни у одного ему принадлежащее ; останься всякой мальчик с своим

кафтаном."

„В великих сердцах мщеніе не более держится, как вода на покатой горе."

„Вольность есть право делать все то, что законы дозволяют."

„Александр спросил Діогена, боится-ли он его? Діоген отвечал вопросом: благ-ли

ты, Александр, или зол? Александр сказал: благ, на чт5 Діоген рек: кто когда видал

бояться благаго?"

Некоторыя из этих поученій были пояснены рисунками (5).

В Наставленіи „о сохраненіи здоровья" Царственных питомцев, Императрица

предписывала,

чтобы их платье было как можно простее и легче, чтобы пища была

простая, и „буде кушать захотят между обедом и ужином, давать им кусок

хлеба." Далее—сказано: „чтоб не кушали, когда сыты, и не пили, не имея

жажды, и чтоб когда сыты, их неподчивали пищею или питьем; чтобы не

пили холоднаго вспотевши, или когда разгорячены, a вспотевши, не пили

иначе, как скушав наперед кусок хлеба."

Императрица желала, чтоб юные Князья, и летом, и зимою, оставались как

можно чаще на свежем воздухе, на солнце и на ветру, а зимою по

возможности реже возле огня, и чтоб зимою в их комнатах было не более

13-ти или 14-ти градусов по реомюрову термометру. Далее — в Наставленіи

сказано : „на загар лица и рук не смотреть.... Вспотевши не ложиться на

мокрой траве."

Императрица желала, чтоб Великіе Князья, зимою и летом, ходили в баню,

чрез три или четыре недели, a летом купались, сколько сами захотят, лишь

бы пред тем не вспотели. Весьма полезным считала она, чтобы дети

учились плавать. Приказано было им спать „немягко," а на тюфяках, под

легкими одеялами, летом — ситцевыми подшитыми простынею, а зимою —

стёганными; ложиться и вставать рано. Предписано веселым играм детей

не мешать и „малых неисправностей при игре не унимать." Государыня

полагала, что „дав детям в игре совершенную свободу, можно узнать нрав и

склонности их." *) Далее сказано: „не оставлять их никогда праздными."

*) Ник. Иван. Салтыков действовал противно этому правилу, требуя от царственных питоыцев,

чтобы они ему давали отчет в своих мыслях. Сколько нам кажется, изь этого могло ВЫЙТИ ТОЛЬКО

стесненіе свободы мышленія.

По мненію Императрицы, следовало избегать употребленія лекарств и

обращаться к помощи врача только в случае действительной бодезни. „Когда дети

больны, пріучать их к преодоленію страданій терпеніем, сном и воздержаніем.

Каждый человек подвержен голоду, жажде, усталости, боли от недугов и ран, и

потому должен переносить их терпеливо. Помощь в таких случаях необходима, но

надлежит подавать ее хладнокровно, без торопливости."

Б особой главе „касательно умонаклоненія к добру," Императрица предлагаешь

действовать на мораль детей, давая им чувствовать, при всяком удобном случае,

что прилежаніе и хорошее поведеніе награждаются любовью, добрым именем и

славою, a нераденіе и дурные поступки влекут за собою стыд и презреніе.

„Стараться при всех случаях вселять в детях человеколюбіе и даже состраданіе ко

всякой твари".... Обман и неправда, и в игре, не должны быть терпимы, как

безчестное и постыдное дело. „Буде окажут несправедливость или обман, тогда

следует лишить их им принадлежащаго, чтобы они почувствовали, какова

несправедливость."

По мненію Императрицы: „дети обыкновенно плачут от упрямства, либо от

болезни, но должно запрещать всякія слёзы. В болезни — следует употребить

необходимыя средства для ея облегченія, не обращая вниманія на слёзы, и

стараясь внушить детям, что плач их не уменыпает, а усиливаете болезнь, и что

лучше преодолевать ее бодростью духа и терпеніем. Мысли-яге их стараться

отвлечь на что иное, или обратить слёзы в шутки..... Если в чем-либо приставники

от-

казали детям, то чтоб криком и плачем не могли выпросить."

Далее—Екатерина пишет: „об истинном познаніи Бога," присовокупляя, что „когда

идет речь о Законе (о Христіанской Вере), тогда неинако отзываться при детях, как

с достодолжным почтеніем."

По словам Императрицы: „телесная сила обнаруживается в преодоленіи труда, а

душевная твердость — в подчиненіи своих желаній здравому разсудку, и потому с

самаго детства необходима привычка следовать указаніям разсудка и

справедливости." Должно пріучать воспитанников к безпрекословному

повиновенію. „Да будет то — пишет Императрица — что Бабушка приказала,

непрекословно исполнено; что запретила, того отнюдь не делать, и чтоб казалось

детям столько-же трудно то нарушить, сколько переменить погоду

по их хотенію..... Кто с младенчества не пова-

лген повиноваться приказанію и совету родителей и приставников, тот, созрев, не

в состояніи будет слушать советов здраваго разсудка и справедливости..... Чего

дети повелительным?, голбсом

требовать будут, того не давать".....

„Кто не слушается — продолжает Екатерина— тот болен, и должно поступать с

ним как с больным, лишив развлеченій и забав, свойственных здравому, пока

болезнь его кончится с возвращеніем здраваго разсудка, т. е. с послушаніем и

покорностью."

Императрица требовала, чтобы Царственныя дети не только не мучили и не

убивали животных, как напр. птиц, бабочек, мух. и т. под. но чтобы имели попечете

о принадлежавших им собаках, птицах, белке, и даже о цветах в горшках,

8

поливая их. Все-же, оставляемое ими без призренія, приказывала отбирать от них.

Ложь и обман запрещались, как детям. так и приставникам, даже и в шутку.

Приказано было: „если кто из воспитаников солжет, то в первый раз выказать

удивленіе тому, как поступку странному, неожиданному и неприличному; если-же

опять солжет, то сделать виновному выговор и обходиться с ним холодно и с

презреніем, а буде, паче чаянія, неуймется, то наказать, как за упрямство и

непослушаніе."

Императрица предписывала: „отдалять от глаз и ушей Их Высочеств все худые

примеры, и чтобы никто при детях не говорил грубых, непристойных и бранных

слов, и несердился."

„Главное достоинство наставленія детей —продолжает Екатерина — состоять

должно в любви к ближнему,, (не делай другому, чего не хочешь, чтоб тебе

сделано было), в общем благоволеніи к роду человеческому, в доброжелательстве

ко всем людям, в ласковом и снисходительном обращеніи со всеми, в

добронравіи, чистосердечіи, в удаленіи гневной горячности, боязливости и пустаго

подозренія".....

По словам Императрицы: „истинная смедость состоит в том, чтобы пребывать в

том, что долг человеку предписывает."

По ея мненію, надлежало отдалять от детей все то, что могло бы испугать их, но

если они чего боятся, то пріучать к таким предметам исподоволь, сперва издали, а

потом подходя ближе, стараясь разсеять их опасенія доказательствами

доступными детскому понятію, но „основанными на истине," либо обратив их страх

в шутку. С такою-же целью было приказано приставникам не

___9

выказывать опасеній при громе, буре и в других случаях, и пріучать детей

небояться пауков, мышей, собачьяго воя, качки кареты или лодки, а также, чтобы

они видели, как лягаготь и топают ногами лошади, и подходили к ним. Приказано

также пріучать детей ходить по таким местам, где они могут споткнуться без

опасных последствіи; если кто из них упадет, не сиешить без нужды на помощь и

дать время встать самому; в случаях-же, когда нужна помощь — подать ее, не

торопясь.

На счет учтивости, Императрица полагала, что „она основана на том, чтобы не

иметь худаго мне-

нія ни о себе самом, ни о блгошнем..... Человеко-

любіе, уваженіе ближняго, вниманіе к каждому, да послужат основаніями

учтивости."

„Противны учтивости: во 1-х, природная грубость и невниманіе к тому, что другим

нравится, ИЛИ ненравится; во 2-х. пренебрежете к людям, выказываемое

взглядами, словами, поступками и движеніями; в 3-х, насмешки, умышленные

споры и противоречіе, и в 4-х, привязчивость и пересуды.

Но и лишняя учтивость несносна в обществе.....

Пріучать детей, чтобы не перебивали никому речи, неспешили сказывать свое

мненіе, не говорили слишком громко, или утвердительно, а просто, не возвышая

голоса."

На счет „поведенія," Императрица полагала, что оно много зависит от общества, в

котором будут дети, и потому следует быть весьма осторожными в выборе

окружающих их людей. По мере приближенія воспитанников к юношескому

возрасту, показать им, мало по малу, свет. каков он есть и стараться внушить в

них осторожность от пороков и порочных людей.....

___10___

„Снособ не быт обманутым в свете — говорить

Екатерина — знать свет..... Необходимо уменье

различать свойства людей, и в каких случаях прилично не обращать на то

вниманія.... В ком нет ни добродетели, ни учтивости, ни добраго поведенія, ни

знанія людей и вещей, тот никогда не будет достоин почтенія."

По мненію Императрицы, главное дело пристгшников состояло в том, чтобы дать

іштомцам здравое понятіе о вещах и внушить в них правила добродетели,

послушаніе к Императрице, почтеніе к родителям своим, любовь к истине,

благоволеніе к человечеству, снисхожденіе к ближнему, показывать им все, как оно

есть, и как быть должно.... Ученіе-же. должно было служить единственно к

отвращенію праздности, к развитію природных способностей и для привычки к

труду. Приказано было учить детей в те часы, когда они сами изъявят к тому

охоту, неболее получаса сряду*), и оканчивать прежде, нежели станут скучать. За

ученіе не бранить, но если учатся хорошо — похвалить.....По мненію

Императрицы: „Страхом научить нельзя, ибо в душу объятую страхом не более

вложить можно ученія, как на дрожащей бумаге написать."

На счет предметов, коим должны были учиться Великіе Князья, находим в

Наставленіи следующія правила.

„Языкам учить детей неиначе, как в разговорах, но чтобы при том незабывали

своего языка

русскаго..... Е изученію иностранных языков

присоединять полезныя познанія, как напр, учить

*=) Великим Бшиьязіь ш. то ьре.мя было—Александру семь, а Константину пять лет.

11

Минералогію на латинском, Ботанику на немецком, Зоологію на французском

языке, ноне все предметы вдруг, a последовательно один за другим. Чтете

Евангелія на разных языках и сличеніе их с русским дает достаточное знаніе

некоторых в разговоре необычайных (мертвых?) языков, как напр, греческаго,

владея коим, воспитанники могут пріобресть многія полезныя сведенія."

Сперва учить: чтенію, письму, рисованію, Арифметике; не худо учиться и письму

под титлами (abréviation). За тем последуют: Географія, Хронологія, Астрономія и

Математика, но запрещается принуждать детей твердить много наизусть*). Далее

—Исторія, Законы россійскіе, не узнав коих, невозможно знать и порядка, коим

правится Россія"..... „Русское письмо и язык надлежит стараться чтоб знали как

возможно лучше"..... Желательно—писала Императрица—чтобы они прошли

военную, сухопутную и морскую службу, от первоначальных основаній до высшей

части их, и получили о них основательное понятіе.

Сверх того, предполагалось обучать Царственных детей: верховой езде,

фехтованью, вольтижированью, плаванью, ружейным пріемам „и всему

тому, что телу придает силу и поворотливость".....

„Доброй походке и наружности ни чем лучше выучиться нельзя, как

танцованьем».....Если дети

изъявят охоту точить или заниматься каким либо другим ремеслом, то не

отвращать их от сих занятій.

Великих Князей, в возрасте от одиннадцати до пятнадцати лет, упражнять

сведеніями относя-

*) Весьма замечательно, что для первоначальнаго образованія избраны Императрицею большею

частью такіе предметы, которые требуют от обучающихся памяти, именно: языки, Хронологія,

Географія.

12

щимися к изученію Россіи, и в этом должны состоять главные предметы их занятій.

К достиженію сей цели, по мненію Императрицы, могли служить: карты Россіи и

каждой из россійской губерніи, с описаніем почвы, произрастеній, животных и

главных пунктов народной промышленности, а также виды замечательнейших

мест, городов и строеній; сведенія о теченіи судоходных рек, о состояніи крепостей

и дорог, описаніе народов живущих в каждой губерніи, их одежды, нравов и

обычаев и проч. Кроме того, в числе предметов обученія, были указаны: Законы и

судопроизводство своей страны, финансы, образованіе и содержаніе войск,

попечете о больных, дряхлых и неимущих.

Для чтенія, по мненію Императрицы, могли служить с пользою: цовествованія из

жизни великих людей, объясненія причин возвышенія и паденія государств и

народов; историческія и статистическія сведенія о различных государствах.

Императрица, сама занимавшаяся литературою, не приказала однакоже учить

великих Князей — ни поэзіи, ни музыке, полагая, что „для достиженія успехов в

этих предметах требуется много времени, которое с большею пользою может быть

употреблено на другія занятія."

В заключеніе изложенной инструкціи, начертаны весьма подробный и

определительныя правила для приставников, касательно их обхожденія с

вверенными их попеченію воспитанниками. Чтобы дать понятіе, как смотрела

мудрая Монархиня на этот предмет, приведем ея наставленія, на случай, если

приставники заметили-бы в которомълибо из воспитанников равнодушіе, или

неохоту к ученію. „Ежели окажется, что он в игре жив,

13

a ленив к одному лишь ученію, то можно напомнить ему ласково и без укоризны, как

противно здравому разсудку терять время на безделицы, тем более, что после

неболыпаго труда и самая забава гораздо пріятнее. В случае, если такое наставленіе

неисправит ленивца, стыдить его, спрашивая на-едине, но по-чаще, сколько времени

учился, что выучил, и т. под. обходиться с ним холодно, грозя отнять у него книги и

совершенно прекратить ученіе, чтобы понапрасну не терять время и досуг учителей.

Можно даже в действительности отобрать у него все книги и оставя его с одними

игрушками, заставить играть непременно в назначенные часы, до тех пор, пока игра ему

до того наскучит, что он станет просить сам, чтобы его учили по прежнему" (6).

Нет сомненія в том, что Александр необладал вполне классическим образованіем, но

воспитаніе дало ему качества, несравненно полезнейшія в его сане—любовь к наукам и

убежденіе в необходимости народнаго просвещенія.

Попеченія Великой Монархини о любимом внуке не ограничились его воспитаніем.

Императрица Екатерина, уже на закате жизни, нетерпеливо желала видеть своего

питомца счастливым супругом, отцем семейства, и торопилась соединить его, на 16-м

году от рода, с четырнадцати-летнею принцессою баденскою Луизою, Великою Княгинею

Елисаветою Алексеевною, одаренною щедро очаровательными качествами: красотою,

умом, образованіем и ангельскою кротостью. Говорят, будтобы отот слишком ранній брак

разстроил здоровье юных супругов. Дочери их, Марія и Елисавета, скончались во

младенчестве.

14

Находившійся в продолженіи десяти лет при Наследнике престола Павле

Петровиче и назначенный в 1784-м году воспитателем Великих Князей,

Александра и Константина, генерал-аншеф граф (в последствіи фельдмаршал и

князь) Николай Иванович Салтыков (7) отличался добротою и глубоким

религіозным чувством. По словам Грибовскаго и других современников, граф

Салтыков » почитался человеком умным и проницательным, т. е. весьма твердо

знал придворную науку, но о делах государственных имел знаніе поверхностное; в

делах-же собственно ему норученных ібыл управляем своим письмоводителем, а

в домашних — неограниченно графинею, раболепствовал случайным и чуждался

впадших в немилость." На попеченіи его лежали заботы о сохраненіи здоровья и

нравственном образованіи Царственных питомцев; а учебными- занятіями

Великих Князей руководил знаменитый Швейцарец Лагарп, человек умный,

образованный, но восторженный и витавшій в сфере мечтательных теорій. Тем не

менее однакоже ему принадлежит честь развитія в юноше Александре любви и

уваженія к человечеству. Немалаго труда стоила честному Лагарпу борьба с

дворскими происками; не все лица, окружавшія Царственных детей,

стремились к содействію высокой цели—их воспитанія, и даже нашлись люди

желавшіе устранить прямодушнаго наставника. Несколько писем Лагарпа к его

двоюродному брату, генералу французской республики, были перехвачены и

вручены Императрице. Доносчики, основываясь на некоторых выраженіях в этих

письмах, хотели выставить Лагарпа в глазах Монархини либералом, весьма

опасным и недостойным ея доверія. Но Екате-

___15___

рина, не придавая ни малейшей важности этим обвиненіям, пригласила к себе

Лагарпа, показала ему перехваченныя письма и спросила у него, шутя:

„действительно-ли он такой якобинец, каким его считают." — „Ваше Величество —

сказал он— поручая мне воспитаніе Великих Князей, знали, что я Швейцарец, и

следовательно — гражданин республики. Я остался им по прежнему, и ваша,

всему свету известная справедливость недозволит вам считать предосудительным

мой образ мыслей. Мои земляки, ваадтскіе граждане, угнетены Бернцами; я

советовал им домогаться возстановленія своих прав законным порядком. Неужели

могут за то обвинять меня в бунте? Впрочем — я удивляюсь вашим высоким

качествам, уважаю ваше правительство и, добросовестно исполняя принятия

мною на себя обязанности, всевозможно стараюсь оправдать ваше доверіе и

внушить Великим Князьям чувства приличныя их роду, чтобы они были в

состояніи следовать вашему примеру." Императрица, пораженная благородною

откровенностью Лагарпа, отвечала ему: „будьте республиканцем, якобинцем, кем

хотите; я считаю вас честным человеком и этого мне довольно. Оставайтесь при

моих внуках и продолжайте ваши занятія с ними столь-же усердно как и прежде. Я

совершенно уверена в вас." Заметим, что эти слова были сказаны тогда, когда во

Франціи демагоги судили своего Государя, и когда в Швеціи Король Густав III уже

погиб от руки фанатика Анкарстрёма *).

*) Нспріятели Лагарпа одпакоже не оставили его вт. покое и прибеглп к нопмм допосам, в следствіе копх опт. былт. уволен

от обязанности паставннка Великпх Князей, и потом, при Пмператоре

Лавле, литен получаеыаго ИМ пенсіона. (Mémoires de Frédéric César Laharpe. 1864).

16

Преподавателями наук Великим Князьям были избраны люди известные своими

сведеніями. В числе их профессор Экспериментальной Физики Крафт отличался

добродушіем и ясностью изложенія. Александр Павлович, занимаясь с ним, как и

вообще со всеми учителями, внимательно и с охотою, вполне воспользовался его

уроками. Однажды Крафт, объясняя предположенія различных ученых на счет

света, сказал, между прочим, что Ньютон считал его веществом постоянно

истекающим из солнца. Александр, которому тогда было двенадцать лет, отвечал:

„я этому не верю, потому что в таком случае солнце должно было-бы ежедневно

уменьшаться." — Знаменитый Паллас преподавал Великим Князьям Ботанику и

занимался с ними герборизаціей в окрестностях Павловска. — Полковник Массон

(автор сочиненія: Mémoires secrets sur la Russie, etcet.) учил их Математике. —

Преподавателем русской словесности, русской исторіи и нравственной философы

был известный писатель, муж добра, Михаил Никитич Муравьев; а наставником в

Законе Божіем и духовником обоих Великих Князей назначен, в 1785 году,

Протоіерей Андрей Афанас. Самборскій.

Свидетельством постоянных и многоразличных занятій в детстве и отрочестве

Александра Павловича служит значительное количество учебных тетрадей его,

хранящихся в Императорской публичной библіотеке. Сообразно воле

Императрицы, упражняли его, большею частью, самостоятельно, заставляя

делать извлеченія из прочтенных им исторических и статистических сочиненій. По

достиженіи двенадцати лет, Великій Князь вел журнал, в который вписывал

вкратце предметы

17

пройденные им в продолжены каждой недели. Кроме того, были заведены особыя

тетради, в которыя Царственный отрок, под диктовкою Лагарпа, вносил все свои

проступки. Эти заметки, отличающіяся чрезвычайною строгостью и едкостью

выраженій, иногда переписывались Великим Князем по нескольку раз (8).

Александр ІГавлович выказывал необыкновенную жажду к пріобретенію сведеній и

уваженіе к своим воепитателям. Даже генерал-поручик Протасов, исправлявшій

при нем обязанности гувернёра, человек ограниченный .и безхарактерный,

подвергавшійся насмешкам всего двора, пользовался благосклонностью Великаго

Князя, который, не обращая вниманія на неспособность приставника, отдавал

справедливость его преданности и при всяком случае старался выразить ему

свою признательность. В отношеніи-же к Салтыкову, все поступки Александра

Павловича были внушены чувством, которое, по истине, можно сравнить с

сыновним благоговеніем. Таким пребыл он во всю жизнь своего воспитателя, а по

кончине его, в 1816-м году, Император Александр I, уже находясь на высшей

степени земнаго величія, провожал пешком, с непокрытою головою, гроб угасшаго

старца.

Такую-же трогательную привязанность питал Александр к Лагарпу. Еще в детстве

Великій Князь предпочитал поучительныя беседы с своим наставником забавам и

играм, свойственным его тогдашнему возрасту. Говорят, будтобы однажды, когда

Александр, бросясь на шею к Лагарпу, был осыпан пудрою с его парика, и когда

Лагарп сказал: „посмотрите, любезный Князь, на что вы похожи," Александр

отвечал: „ну все

2

18

равно; никто неосудит меня за то, что займу от вас." В последствіи, уже в

юнотеском возрасте, Александр не пропускал ни одного дня, не побеседовав с

своим воспитателем. Однажды, отправясь к нему по обыкновенію пешком, Великій

Князь нашел у него в передней толькочто вступившаго в должность швейцара,

который, не зная никого из обычныхь посетителей лагарпова дома, спросил: „кто

он," и иолучил ответ: „Александр," просил его подождать—потому что господин

Лагарп был занять." Великій Князь, войдя в пріемную, остался там и ожидал более

получаса; когда-же Лагарп. выйдя из своего кабинета и встретив неожиданнаго

гостя, сталь извиняться в недогадливости новичка-служителя, Александр отвечал:

„один час ваших звнятій стоить целаго дня моего" и щедро наградил швейцара „за

усердное исполненіе его обязанностей" (9). Необыкновенная впечатлительность

Александра Павловича способствовала его наставникам иметь сильное вліяніе на

характер и образ мыслей своего питомца. Высокія чувства христіянскаго смиренія

и любви к человечеству, врожденныя в Александре, развились в нем, благодаря

внутеніям Лагарпа на столько, на сколько ото было возможно при роскопшом

дворе, упитанном философіей, и снисходительною к людским сіабостям моралью

XYTII века. Самъ^ Александр в последствіи сознавался, что только-лишь борьбе

им выдержанной и искупленію Европы от гибели он был обязан собственным

своим нравственным возрожденіем. В 1818 году, беседуя с прусским епископом

Эллертом, Александр сказал: „Екатерина была умная, великая жена, но, что

касается воспитанія сердца в духе истиннаго благочестія, при петер-

)9

бургсксш дворе было..... как почти везде. Я чув-

ствовал в себе пустоту и мою душу томило какое-то неясное предчувствіе. Пожар

Москвы просветил мою душу, суд Вожій на ледяных полях Россіи преисполнил мое

сердце теплотою Веры. Тогда я познал Бога, как открывает нам его Св. Писаніе; с

тех только пор я понял его волю и его закон, и во мне срзрела твердая решимость

— посвятить себя и свое царствованіе его имени и славе." Это религіозное

чувство, в последствіи дошедшее до восторга, придало душевному настроенно

Императора Александра какую-то неземную поэтическую прелесть. Одаренный

страстным сердцем, пылкою фантазіей, Александр, создав в своих помыслах

идеал света и людей,1 хотел осуществить его — водворить господство

справедливости и общаго спокойствія. По восшествіи на престол, любимыми

идеями его были уверенность в государственных расходах и вечный мир (10).

По свидетельству князя Адама Черторыскаго —того самаго, который, будучи

удостоен дружбою юнаго Александра, мнил сделать его в последствіи орудіем

своих иолитическихь убежденій — „Великій Князь восторгался красотами природы;

нередко цветок, зелень растенія, либо ландшафт какой-либо местности

восхищали его.... Александр любил смотреть на сельскія работы, на грубую

красоту крестьянок; полевые труды, простая, спокойная жизнь в уединеніи:*)

таковы были мечты его юности" (1]). В последствіи он освоился с

*) Князь Чарторыскій считал такое настроеніе духа несовмеетным с высошш назначеніем

Александра (!). И деГіствптельно—умеренность Великаго "Князя была непонятна польскому

ыагнату, в глазах которого крестьяне были немногим выше безсловеоных тварей.

2*

20

обаяніем власти, и даже подвергался упрекам в славолюбіи, но всегда смирял

озарявшія его величіе и славу глубокою покорностью Промыслу Всевышняго. „Не

нам, не нам, а Имени Твоему" воздал новый Давид торжество- свое над

высокомерным Голіафом.

Положеніе, в котором провел свои юныя лета Александр, деля время между

Императрицею и стоявшим тогда во главе оппозиціи, Наследником Престола,

было весьма затруднительно и оказало неблагопріятное вліяніе на его характер.

Нередко случалось ему, проведя утро на парадах и ученіях в Гатчине, среди

тамошних, большею частью необразованных и грубых офицеров, в неуклюжем на

прусскій манер мундире, являться, в тот-же день вечером, в эрмитаж, где двор

Великой Монархини блистал столько-же внешним блеском, сколько изяідным

обращеніем, умом и талантами избранных гостей ея. Необходимость применяться

к тону столь различных обществ, взвешивать каждое слово, развила в Александре

уменье хранить тайну и вместе с тем — скрытность, что в последствіи подавало

повод упрекать его в двуличіи. Выть-может эти-же самыя обстоятельства поселили

от самой юности в Александре недоверчивость к людям, что, мешая ему

открывать истинное достоинство, неразлучное с скромностью, нередко побуждало

его удостоивать своим доверіем искательную бездарность, либо лукавство

прикрытое личиною безлестной преданности. Подобно Екатерине, он более любил

оказывать милости, нежели воздавать за заслуги, но был несравненно

бережливее своей Великой прародительницы. Так наприм. знаменитому Кутузову,

за решительную битву при Вородине, было по-

21

жаловано единовременно сто тысяч рублей. Но Иыператор Ллександр не жалел

ничего, когда шло дело о пользе наук и художеств, об украшеніи городов

полезными и великолепными сооруженіями. Многіе приписывали это саыолюбію

его; но что нужды в том? Пусть великіе міра совершают подвиги добра, хотя-бы то

было и не из одного чистаго влеченія к доброму и прекрасному. Если достоинство

таких подвигов от того и умалится, их поеледствія будут не менее благотворны.

Многіе из современников Императора Александра (Шницлер, Стедингк, Савари и

Лафероне) обвиняли его в непостоянстве, доходившем до слабости, и вместе с

тем в запальчивости и упрямстве. Такое соединеніе совершенно противных

качеств не только возможно, но весьма естественно, и все дело состоит в том, —

былъли он то сговорчив, то упорен, кстати, или на оборот : по крайней мере,

нельзя не сознаться, что настойчивость его — не мириться с Наполеоном, пока

хотя один вооруженный непріятель оставался на русской земле, и продолжать

войну в 1814 году, вопреки желанію освобожденной им Германіи, доставила ему

блистательныя страницы в Исторіи.

Ежели справедливо, что характер человека слагается и изменяется, во все

продолженіе жизни, под вліяніем окружающей его среды, то эта истина может

примениться более нежели когда-либо к необыкновенно-впечатлительному

Александру. Мы видим его в юности недоверчивым к самому себе, мечтающим об

отреченіи от власти и величія, о мирном убежище на берегах Рейна; чрез

несколько лет, при восшествіи на престол,

90

он является твердо намеренным идти по следам Великой Екатерины, и эту

решимость — следствіе не мимолетной вспышки, а глубокаго убежденія —видим

на самом деле: в уваженіи к закону, в облегчены участи страждущих, во вниманіи

Монарха к человеческому достоинству. За тем, не найдя в современном обществе

участія своим благим помыслам, принужденный вести многолетнія войны, не

успевая зорко следить за делами внутренняго управленія, он убеждается на

опыте, что наилучшіе уставы достигают своего назначенія только тогда, когда их

святыня охраняется нравами. В продолженіи первых отлучек за границу

Императора Александра, лихоимство и казнокрадство достигли чудовищных

размеров, и сам Государь, видя несостоятельность своих усилій—водворить

должное уваженіе к законам, как будтобы отчаявается достичь предположенной

им цели. Отечественная война снова возбуждает всю его энергію: он, во главе

русскаго народа, отражает Европу ведомую Наполеоном, старается залечить раны

Россіи, освобождает Германію, покоряет благодушіем сердца врагов побежденных

его оружіем; его голос господствует на царственных ареопагах. Но вслед за тем,

он отказывается от прежних своих убежденій, и вместо того, чтобы вести народы к

высокой цели истиннаго прогресса, ограничиваете свою деятельность ревнивым

охраненіем их неподвижности. Таковы главные фазисы неуловимаго Протея,

котораго характер соединял в себе резко противоположныя качества: христіянское

смиреніе и величавость, безпечность и кипучую деятельноеть, доброту и упорство

мненій на счет людей, подвергавшихся его неудовольствію. Но при всех изме-

23

неніях его характера, господствующею чертою в нем было необыкновенное

искусство обращенія со всеми, уменъе привлекать к себе сердна всех. с кем

доводилось ему иметь дело. В 1813 году, Сперанскій, удаленный в Пермь, читая в

газетах, с каким восторгом везде встречали Александра в Германіи, сказал:

„верьте, что тут нет лжи; будь человек с каменным сердцеи и тот не у стоить

против обращенія Государя: это сущій прельститель...."

Из всего сдазаннаго о характере и свойствах Александра, легко вывести

заключеніе, какія надежды внушал он в народе, с самаго детства своего, и как

любим он был впоеледствіи. Один из его современников уверял, что чувства к

нему тогдашняго общества не могут быть выражены обычным ионятіем

человеческой преданности. „Его любили страстно, как любят обожаемую женщину

,* сказал он.

Приступая кь изложенію государственной деятельности Императора Александра,

скажем несколько слов о его образе жизни. Давно уже известна поговорка, что

„никто не может быть героем в глазах своего камердинера." (Il n'y a pas de héros pour

son valet de chambre). Мы ВОВСе ненамерены низводить исторію на степень мелочной

хроники, однакоже полагаем, что понятіе о частном — так сказать — обыденном

образе жизни Государя, огласившаго свет славою своего имени, послужить

полезным дополненіем очерка его характера.

Мы уже имели случай сказать, что Император Александр чуждался всякой

пышности. При Ека-

24

терине II, русскій двор затмевал все прочіе внешним блеском; Император Павел

старался сократить издержки на содержаніе своего двора, но любил возвышать

величіе царственнаго сана в глазах иностранцев. Напротив того, Александр

уклонялся от всяких церемоніальных пріемов, обедов и проч. и как будто бы

тяготился воздаваемыми ему почестями (12). Конечно — царственный питомец

Лагарпа был нечужд самолюбія, но он поставлял удовлетвореніе этого чувства не

столько в формах, .сколько в самой сущности общаго уваженія.

В юности Александра, Лагарп и прочіе воспитатели Великаго Князя упрекали его в

вялости и безпечности. В последствіи, молодые сподвижники Императора

Александра, в задушевных беседах между собою, изъявляли о нем такое же

мненіе. Надлежало ему пройти тернистый путь многолетних испытаній, чтобы

заставить ближайших к нему людей отказаться от своих нрежних нонятій и

признать в нем такія качества, какія могли проявиться только в чрезвычайных

обстоятельствах. Тем не менее однакоже эти люди сознавали и прежде, что юный

Государь был преисполнен желаніем общаго блага (13).

И действительно — с первых дней своего царствованія — Император Александр

изъявил намереніе неусыпно стремиться, по крайнему разуменію, к высокой цели

преобразованія администраціи, которой недостатки были явны для каждаго. В

занятіях его, как офиціальных с министрами, так и неофиціальных с товарищами

его молодости, не было системы, что, без сомненія, мешало успеху его полезных

намереній; да и не могло быть иначе: при неопытности самого Государя и

25

окружавших его людей, он находился в необходимое ги опираться на государственных

сановников прежней эпохи, из коих немногіе лишь могли оценить достоинство

задуманных преобразованій. Таково было положеніе дел в начале административной

деятельности Императора Александра. Не смотря на затрудненія, встречаемыя им на

каждом шагу- он не терял надежды на успех своих усилій; не проходило дня, в который он

не занимался бы с кем-либо из министров; совещанія же неофиціальнаго Комитета

назначались еженедельно (обыкновенно в понедельник), а иногда и два раза в неделю. В

эти дни, после обеда у Государя, молодые сотрудники его обыкновенно посвящали

несколько часов чтенію записок по различным предметам государственнаго управленія и

беседам о них, продолжавшимся до вечера. Что же касается до занятія с министрами, то

Император Александр находил особенное удовольствіе в трудах по дипломатической

части, входя в малейшія подробности депеш министерства иностранных дел и принимая

на себя лично их редакцію. Утвердительно можно сказать, что, в продолженіи почти всего

своего царствованія, Александр исполнял сам важнейшія обязанности по внешним

сношеніям. В десятилетній період веденных им войн, он также лично занимался делами

военнаго министерства. Что же касается до народнаго просвещенія, то хотя он обращал

большое вниманіе на эту отрасль государственнаго управленія и заботился об ея успехах,

однакоже это было более следствіем убежденія в ея пользе и в славе, которую науки и

искусства могли пролить на его владычество, нежели душевнаго влеченія. Из числа

ученых мужей, Император Але-

____26____

ксандр не только приблизил к себе Паррота и Карамзина, обязаннаго тем

покровительству сестры Государя. Екатерины Павловны, но удостоил их

величайішш знаком доверенности Монарха к подданному, выслушивая от них

правду. Иностранных же ученых Александр награждал, но не оказывал им такого

лестнаго вниманія, каким очаровывала их Императрица Екатерина (î4).

Любимым местопребываніем Императора Александра было Царское Село. Там

жил он с весны до глубокой осени, и даже в продолженіи зимы удалялся туда

несколько раз на три или четыре дня, в сопровождены немногих лиц, имевших к

нему постоянный доступ. Государь, вставь с постели в шесть или семь часов,

занимался делами один или с кем-либо из министров до восьми или девяти; за

тем ходил гулять пешком, большею частію один, в тенистыя рощи Царскаго Села,

что постоянно было его развлеченіем во всякую погоду. Возвратясь с прогулки и

позавтракав, Государь, около полудня, садился в коляску и навещал

вдовствующую Императрицу и Великих Еняжен, а дотом обедал с своею супругою,

либо один, и снова сделав небольшую прогулку, опять занимался делами до

десяти или одиннадцати часов. Подобный же образ жизни вел Государь и во

время пребыванія в Уимнем дворце. Также рано вставал он, иринимал с

докладами министров и в девять часов отправлялся в экзерцир-гауз, либо на

дворцовую площадь, где ежедневно присутствовал на разводе; а потом,

позавтракав, в полдень ездил в коляске, иногда в санях, запряженных в одну

лошадь, либо ходил пешком, постоянно один, к Великим Княжнам и возвратясь от

них около двух ча-

27

сов по-полудни, опять занимался делами до обеда. В первые годы своего

царствованія, Государь, пообедав с товарищами своей юности, беседовал с ними

до вечера, а иногда отправлялся в театр, (что, впрочем, случалось довольно

редко), либо навещал кого-либо из близких к нему государственных сановников

(15). В особенности же он тогда любил поеещйт частные дома, находя удовольствіе

в искренней беседе с хозяевами, и требуя, чтобы они, забыв величіе его сана,

обходились с ним по-дружески, как с обычным гостем. Нередко доводилось ему

восхищаться порядком, домашнею чистотою и распорядительностью хозяек,

умевших, по словам Государя, с ограниченными средствами достигать того, что

ему было недоступно с легіоном служителей и с огромными издержками. В

последствіи однакоже он нашелся в необходимости прервать эти пріятныя для

него посещенія. С его тонКим умом и необыкновенным тактом, не трудно было

заметить ему, что наиболее достойные люди, ихожіе в дома знакомых

Императора, опасаясь обезпокоить его своим присутствіем, либо прослыть

искателями фортуны, мало по малу удалялись, а на месго их вкрадывались

интриганы-честолюбцы. Государь, встречая происки и лесть там, где надеялся

найти от них убежище, отказался от доступнаго последнему из его подданных

счастья — делить с друзьями свои мысли и чувства, и сосредоточась в самом

себе, среди дворскаго шума, стал вести жизнь отшельника (16).

Император Александр 1 любил сохранять в своем кабинете постоянно один и тот

же порядок: письменные столы его содержались в необыкновенной опрятности; на

них никогда не было

28

видно ни пылинки, ни лишняго лоскутка бумаги. Всему было свое опре'деленное

место; сам Государь вытирал тщательно каждую вещь и клал туда, где раз

навсегда она была положена. На всяком из стоявших в кабинете столов и бюро

лежали свернутые платки, для сметанія пыли с бумаг, и десяток вновь очиненных

перьев, которыя употреблялись только однажды, а потом заменялись другими,

хотя-бы то было единственно для подписи имени. Поставка перьев, очиненных по

руке Государя, отдавалась на откуп одному из заслуженных дворцовых

служителей, получавшему за то ежегодно три тысячи рублей (17).

Император Александр, в начале своего царствованія, имел при себе довольно

ловких и сметливых камердинеров (обыкновенно двух, сменявшихся между

собою). Но в последствіи, заметив, что они передавали содержаніе бумаг,

оставляемых на письменном столе в царском кабинете, и, уличив виновных,

Государь удалил их, обезпечив будущность обоих, и затем держал при себе для

услуги людей по-проще, снося терпеливо их безтолковость и неловкость.

Однажды, когда помощник лейб-хирурга, Тарасов, пришел к Государю сделать

обычную перевязку ноги *), он, пересев с кресла на диван, приказал камердинеру

Федорову, котораго в шутку звал Федоровичем, подвинуть к нему столик, на

котором лежали бумаги и стояла чернильница с прочими письменными

принадлежностями. Исполняя приказаніе Государя, Федоров схватил столик и

повернул его так неловко, что опрокинул бумаги

*) Император Александр страдал тогда рожею весьма опаснаго свойства.

29

на пол и залил их чернилами. „Ну, брат Федорович, какую ты наделал

кувырколлегію," сказал спокойно Александр, подняв сам бумаги, из опасенія,

чтобы его камердинер не испортил их еще более (18).

В первые годы по восшествіи на престол, Император Александр выезжал из

столицы и ея окрестностей довольно редко, но в последствіи почти безпрестанно

находился в путешествіи. Уверяют, будто бы он в двадцати-пяти-летіе своего

царствованія проездил до двух-сот тысяч верст, и нельзя сомневаться в том, зная,

по свидетельству находившагося при нем с 1814 по 1825 год генерала Саломки,

что в эти 11 лет Государь совершил более ста тысяч верст. За исключеніем

неыногих поездок, Государь всегда имел при себе весьма небольшую свиту,

состоявшую из трех, или четырех лиц. В первое время, он посещал

преимущественно различный части своей обширной Имперіи: еще в бытность

Великим Князем, ему доводилось часто путешествовать в свите своего родителя,

и между прочим в Казанскую губернію и другія дальнія области. В 1801 году, он

ездил для совершенія торжества священнаго Коронованія в Москву, а в

следующем отправился в Мемель, для свиданія с Королем Прусским.

Императора сопровождали обер - гофмаршал граф Толстой, граф Кочубей,

Новосильцов, генерал-адъютант граф Ливен и князь Волконекій. Последній, в чине

штабс-капитана, 17 ноября 1797 года, будучи назначен адъютантом Александра

Павловича, был, в продолженіи двадцати восьми лет, его неразлучным спутником

во всех вояжах и походах. Князь Петр Михайлович,

подобно маршалу Бертыз, заведывал многосложными расіюряженіями,

исходившими из главной квартиры Его Величества, но к чести князя Волконскаго,

он никогда не руководился мелкими страстями, заставлявшими Бертье

преследовать достойнейших офидеров (французской арміи. Напротив того, князь

Волконскій не только был просвещенным покровителем непосредственно

подчиненнаго ему генеральнаго штаба, но способствовал переводу в это

ВЕДОМСТВО многих отличных военных людей, и в числе их Семеновскаго полка

капитана Дибича и 20-го егерскаго полка маіора Толя. Заметим, что круг

деятельности князя Волконскаго не ограничивался его служебными

обязанностями: постоянно находясь при Государе, он должен был заботиться о

всех мелочных удобствах путешествія, принимать на себя роль неусыпной хозяйки

при Императоре и переносить вспышки и неровности его характера, которых не

чужды самые ласковые, самые очаровательные в обращеніи люди (19).

Путешествіе Государя в Мемель, по всей справедливости, можно сравнить с

тріумфальным шествіем. Император Александр, выехав из Петербурга, 1802 г. 20

мая ст. ст. в 8 часов утра, ввечеру того-же дня, прибыл в Нарву. Случилось, что

тамошній лютеранскій пастор тогда праздновал свою свадьбу. Император, будучи

приглашен принять участіе в столь важном семейственном событіи, отправился к

пастору и обворожил своею ласковостью новобрачных. На следующее утро, он,

после развода, посетил главную церковь и дом, в котором жил Петр Великій,

приказал сделать в нем необходимыя починки, осмотрел ратушу, водопад и

пильный завод на реке Нарове.

31

22-го, Император, прибыв в Дерпт, посетил тамошній университет; а 24-го, был

встречен с торжеством в Риге. Не смотря на отвращеніе Государя от всех шумных

изъявленій усердія, народ испросил его соизволеніе отпрячь лошадей у заставы и

вести на себе царскій экипаж. Городскія улицы, по которым ехал Государь, были

полны народа; во всех окнах развевались флаги и во многих из них были

выставлены бюсты Императора Александра, обставленные зеленью и увенчанные

розами. Весь город был преисполнен радостным восторгом, который разделяли

иностранцы туда прибывшіе. Один из любекских шкиперов. пробираясь с трудом

сквозь толпу к коляске Монарха, кричал: „Да позвольте-же мне носмотреть на

Государя мира" (Lasst mich, ich muss den Friedenskaiser sehen). Haконец удалось ему

приблизиться к царскому экипажу, но в тесноте он попал под колесо, которое

переехало ему через ногу. Не обращая на то вниманія, шкипер сказал

окружавшим его: „Какая важность в том, что мне помяло пальцы? Мои глаза

видели Государя мира. Я доволен." (Thut nichts, was frage ich nach ein Paar Zehen!

Meine Augen haben den Friedenskaiser gesehen! Ich bin glttcklich). В замке Император

был встречен rej нералитетом, штаб и обер-офицерами и местными чиновниками.

В седьмом часу вечера, он посетил театр, где от самаго входа до царской ложи

стояли девушки, дочери почетнейших граждан, в белых платьях, с гирляндами из

зелени, усыпавшія путь его цветами. При появленіи Государя в ложе, в оркестре

раздались звуки гимна: God save the King, сопровождаемые пеніем немецких

стихов. В театре играли оперу Ло-

32

доиску. После спектакля, Император Александр отправился на бал данный

обществом Черноголовых (Schwarzen Haupter), где собралось более 500 особ

обоего пола, и танцовал с дамами всех сословій. Уже после полуночи, Государь

возвратился в замок и там занимался делами до двух часов.

На следующій день, 25-го мая, в воскресенье, Император, встав в семь часов

утра, проехал через город и мост на Двине, при радостных восклицаніях народа и

корабельных экипажей, усеявших мачты до самаго верха. В девять часов, он

присутствовал при разводе, а потом, отслушав Божественную литургію в

православной церкви, принимал все городскія сословія. В полдень Государь

отправился на обед, в дом дворянскаго собранія (Ritterhaus); там, впереди его

прибора, был поставлен тот самый бокал, из котораго Петр Великій, 18-го ноября

1711 года, на обеде, данном ему рижскими гражданами, пил за их здоровье.

Император Александр, с этим бокалом полным шампанскаго, встав с своего

места, сказал: „Auf das Wohl des Adels, der Btlrgerschaft und des ganzen Landes." (За

благОСОСТОЯНІе дворянства, горожан и всей страны!). После обеда, он осмотрел

цитадель, богоугодныя заведенія, ратушу, гидравлическую машину, городскую

библіотеку и музеум. Найдя общественную больницу в неудовлетворительном

состояніи, он предписал военному губернатору сделать необходимыя улучшенія и

назначил на сей предмет пять тысяч рублей. В библіотеке, он пожелал видеть

малабарскую рукопись и собственноручное письмо Лютера. В восемь часов

вечера, Государь опять пріехал в дом дворянскаго собранія, на бал, и оставался

33

там до полуночи, а потом, возвратясь в замок, занимался разсмотреніем

поднесенных ему бумаг почти до трех часов утра.

26-го, в семь часов утра, Император присутствовал, в качестве воспріемника, при

крещеніи сына генерал-маіора Языкова, потом отправился верхом на гласис и,

осмотрев там баталіон Тавричеекаго гренадерскаго полка, поехал к гражданскому

губернатору фон-Рихтеру, в доме котораго было устроено танцовальное утро

(déjeuner dansant). У входа в дом был сделан грот из зелени с цветочными

фестонами и гирляндами, а вся лестница уставлена померанцовыми деревьями и

цветуіцими розовыми кустами. Государя встретили дамы и девушки знатнейших

фамилій, усыпая путь его цветами. Император Александр оставался там до 10-ти

часов, а в 11-м отправился в дальнейшій путь, чрез Митаву. По выезде из Риги,

узнав, что жители перновскаго уезда, от трех-летняго неурожая, терпели крайнюю

нужду, он приказал отпустить, для раздачи им, из рижских казенных магазинов

4,000 четвертей муки. В Мемеле Император Александр съехался с прибывшим

туда на смотр своих войск Королем Фридрихом-Вильгельмом III. На пути оттуда в

Вильну, близ Ковна, Государь, видя народ столпившійся в кучу на берегу Немана,

приказал остановить свою коляску, подошел к крестьянам, и узнал, что один из

них, таща вместе с прочими барку, был сильно зашибен лопнувшим канатом.

Император сам пособил поднять раненаго, послал за лекарем, котораго, к

счастью, нашли вскоре, поддерживал больнаго, пока ему пустили кровь, и поехал

далее не прежде, как уложив страдальца со всевозможною осмотрительностью на

повозку и

з

34

отправя его в ближайшую деревню. В тот-же день, 6-го іюня, Государь пріехал в

Вильну, где посетил университета и богоугодныя заведенія, из коих

преимущественно остался доволен больницею сестер милосердія, и удостоил

своим присутствіем бал данный жителями города.

9-го іюня, в Гродне, Император Александр осмотрел незадолго пред тем

переведенный туда из Шклова кадетскій корпус. Гродненское дворянство, желая

отпраздновать в духе Монарха торжество, его прибытія, пожертвовало 1,200

червонцев на приданое двенадцати недостаточным девушкам. В Минске, он

посетил многія общественныя заведенія и был в театре и на бале, данном

городскитм обществом, где танцовал много, и говоря с Огинским, изъявил свое

удовольствіе на счет участія в собраніи всех сословій. В Могилеве, 15-го іюня, и в

Витебске, 17-го, Государь цреимущественно обратил вниманіе на богадельни и

госпитали, а в Полоцке—на учебныя заведенія Іезуитов (20).

Нельзя неупомянуть здесь об одном из случаев во время путешествія Императора

Александра, в 1807 году, чрез Литву. Опередив на довольно большое

пространство свою свиту, Государь усмотрел на берегу Виліи несколько человек,

только что, вытащивших из воды тело утонувшаго крестьянина, и не будучи узнан

ими, помог им раздеть тело и тереть виски, руки и подошвы ног обмершаго, но все

было тщетно; несколько минут спустя подоспела сопровождавшая Императора

свита: князь Волконскій, граф Ливен и лейб-хирург Вилліе. По желанію Государя,

снова были испытаны

35

все средства к спасенію погибшаго, и столь-же безуспешно. Вилліе пустил ему

кровь, но она не пошла и — как будто — застыла; Вилліе решительно объявил,

что уже неоставалось никакой надежды вызвать жизнь угасшую невозвратно.

Император Александр однакоже настоял, чтобы лейб-хирург еще раз испытал

кровопусканіе. Вилліе, покачав головою, исполнил его желавіе, и на этот раз, к

удивленію врача, пошла кровь и вздохнул мнимо-умершій. По свидетельству

самого Вилліе, никакія слова не могут выразить восхищеніе и радость

благодушнаго Монарха. Подняв глаза к Небу, он вскричал: „Боже милостивый! Сей

день есть лучшій день моей жизни", и лице его покрылось слезами благодарности.

Вилліе, найдя, что у больнаго уже довольно было выпущено крови, приступил к

перевязке, и Государь, разорвав свой платок, сам перевязал руку спасеннаго им.

Прійдя в себя, крестьянин с удивленіем смотрел на неизвестнаго, усердно о нем

заботившагося, человека. Государь оставил его только тогда, когда перенесли его

в ближайшую избу, чтобы оказать ему помощь, в которой он мог иметь нужду.

Император Александр, не только щедро вознаградил все издержки необходимыя в

продолженіи его болезни, но устроил хозяйство и обезпечил будущность его.

Королевское общество в Лондоне, для спасенія мнимо-умерших, получив сведеніе

об этом случае, единогласно постановило поднести Императору Александру, чрез

англійскаго посла, лорда Дугласа, золотую медаль, и исходатайствовать

дозволеніе Государя на помещеніе Имени Его Величества в число почетных

членов общества. В последствіи, общество довело до сведенія публики

з*

36

поступок человеколюбца — Монарха, в особой брошюре, под заглавіем:

«Case of resuscitation by His Majesty Emperor of Russia». На медали, С ОДНОЙ

стороны, изображен младенец, старающійся дыханіем своим возжечь

погасшій светильник, с надписью: „Latet scintilla forsan", (может быть искра

скрывается), а с другой — дубовый венок, окружающій слова: „Alexandre

Imperatori societas regia humana humillime donat" (Императору Александру

Человеколюбивое Королевское Общество усердно приносить) (21).

Для удобнейшаго обозренія событій двадцатипяти-летняго царствованія

Александра I, считаю необходизшм разделить исторію государственной

деятельности его на четыре періода:

1) От 1801 до 1805 года, період административных преобразованій.

2) От 1805 до 1812 года, період войн веденных вне пределов Имперіи.

3) От 1812 до 1815 года, Отечественная война и ея последствія.

и 4) От 1815 до 1825 года, період конгрессов и охраненія установленнаго ими

порядка в Европе.

1-ый ПЕРІОД Царствованія Александра I.

(1801 — 1805 г.)

ГЛАВА I.

Положеніе Россіи но кончине Императрицы Екатерины П-й и при вос-

шествіи ва престол Александра I.—Первоначальный его действія.—

Торжество Священнаго Коронованія в Москве.

Император Павел I с еамаго детства был шю-іш. предназначен к престолу, но, не

смотря на то, провел лучшіе годы жизни почти в совершенном!, удаленіи от

государственных дел; его деятельность невольно ограничивалась экзерциціями

непосредственно ему подчиненных гатчинских войск. Лишенный материнских ласк,

нередко перенося с нетерпеніем заносчивость временщиков, Павел Петрович, по

кончине Императрицы Екатерины П-й, 6 (17) ноября 1796 года, внезапно сделался

властелином великой Имперіи. Россія и тогда занимала почетное место в ареопаге

европейских держав, но внутреннее управленіе ея требовало неотлагательных

преобразованій. В последнее время господства Великой Екатерины, преклонность

лет и слабость здоровья Монархини

40

use -1801. недозволяли ей, как прежде, зорко следить за всеми частями

многосложнаго управленія государством (1). Нестало лучших ея сподвижников.

Финансы были разстроенны безпрестанными войнами. Ассигнаціи, первоначально

введенныя в 1768-м году, для замены медной монеты, при пересылке и обращеніи

значительных сумм, долго ходили выше ея, от 1-го до 5-ти процентов, и менялись

на серебро с небольшою лишь потерею (2). В 1786-м году, когда при промене

бумажных денег на серебро, оне теряли всего от 2-х до 3-х процентов, повелено

было выпустить столько ассигнацій, чтобы общее количество их, вместе с

прежними (обмененными на новыя), непревышало ста милліонов рублей, и тогда-

же объявлено, что, ни в каком случае, небудет выпущено большей суммы

бумажных денег (3). Но войны, веденныя в последній період царствованія

Екатерины, заставили правительство увеличить общее количество ассигнацій, по

1796-й год включительно, до 157-ми милліонов рублей. Вместе с тем, оне стали

упадать в цене столь быстро, что в 1796-м году ассигнационный рубль ходил

почти в полтину серебром (4). Тогда-же было предположено приступить к

перечеканке серебряной монеты, с возвышеніем вдвое ея нарицательной цены:

очевидно, что такая лера не могла послужить к улучшенію финансов. — В

государственных расходах, и особенно в издержках на содержаніе арміи, не было

надлежащей отчетности; не имелось вернаго счета наличному числу людей под

ружьем. Полки неимели однообразпаго устройства: обмундированіе, обученіе и

содержаніе людей, не будучи определены точными правилами, зависели от

произвола полковых командиров. Арміи, предводимыя Суво-

41

ровым, Репниным, Каменским, по прежнему ра- ««•- і«изили врагов Россіи, но

дисциплина и порядок в войсках пришли в упадок (5). — В управленіе дальними

областями вкрались многія злоупотребленія; непомерная роскошь развила

лихоимство; случайность и золото всею своею тяжестью ложились на весы

Фемиды.

Император Павел, обратив вниманіе на все предметы государственнаго

управленія, не упустил из вида поддержаніе русскаго оружія, завещанное его

великою родительницею. По его мановенію, северные орлы, предводимые героем

Суворовым, появились в дальней Италіи и на заоблачных вершинах Альпов, но

Россійскій Монарх, убедясь в двуличіи своих союзников, оставил их, прекратил

войну с Франціей и предпринял ополчиться, в челе северных держав, за свободу

всемірной торговли и мореплаванія, против Англіи. Война с Персіей, гибельная

для русских войск по климатическим свойствам страны, служившей театром

действій, была прекращена в самом начале царствованія Павла I. Войска, тогда

находившіяся за Кавказом, получили приказаніе возвратиться в Россію.

Для водворенія правды в судах, были приняты строгія меры *). Повелено решать

без замедленія дела в Сенате и в подведомственных ему присутственных местах;

приведены в систему законы по делам: гражданским, уголовным и казенным;

возобновлены школы, существо-

,. *) Во всех городах, при иубличных местах, были поставлены виселицы, для прибитія к ним имен

чиновников, нарушивших законы. Раснорязкеніе сіе было отменено Императоров Александром I.

(Указ Сенату, объявленный генерал-прокурором Беклешовым. Поля. Собр. Закон. T. XXYI. №

19,824).

42

1796 1801. вавшія во время Петра Великаго, при Сенате и Коллегіях, для обученія

иолодых дворян правоведенію. Тогда же были изданы постановленія: о новом разделеніи

Россіи на губерніи (6); о возстановленіи прежних учрежденій в губерніях: при-балтійских,

малороссійских, возвращенных от Польши и выборгской; об учреждены городских дум и

врачебных управ; об улучшеніи почт; о купцах, мещанах и чиншовой шляхте, о

повиновеніи крестьян помещикам, и проч. По части государственнаго хозяйства,

последовали постановленія: о разведеніи шелковичных червей на юге Россіи; о горных

заводах; о сельском домовод стве; об улучшеніи фабричных изделій; о конских заводах; о

торговых сношеніях с Китаем. Кроме того изданы указы: о ценсуре, о театрах, и проч. И

все это сделано в 4 года.

В отношеніи к вооруженным силам, Император Павел сделал многія преобразованія в

организаціи войск, клонившіяся к возстановленію учреждены, существовавших при Петре

III. Полки снова были названы по фамиліям шефов»; легкоконные полки, большею

частью, преобразованы в гусары, а карабинеры — все без исключенія — в кирасиры и

драгуны; конные гренадеры и конные егеря расформированы и поступили на

укомплектованіе прочей кавалеріи. При Императрице Екатерине, случайные и богатые

люди записывали малолетных сыновей и родственников своих в гвардію, что давало

знатным юношам легкій способ обгонять в чинах опытных офицеров, служивших в

армейских полках. Император Павел, немедленно по восшествіи на престол, повелел

выключить из списков всех этих детей, неспособных к службе. Многіе из офицеров

43

гатчинских войск переведены с повышеніем в и»б - іт гвардію (7). Перемены в

одежде людей, введенный Императором Павлом, были сделаны в подражаніе

прусской арміи; существенныя-же улучшенія в дисциплине и обученіи войск, при

нем введенныя, принесли большую пользу. Оодержаніе войск было увеличено (8).

Учрежден генерал-аудиторіат и постановлены правила для рекрутских наборов.

По части финансов, повелено было отменить предположенную при Императрице

Екатерине перечеканку серебряной монеты и бить золотую и серебряную монету

высшей против прежняго пробы (9). Император Павел, повелев остановить выпуск

новых ассигнацій, приказал сжечь в своем присутствіи значительное количество

бумажных денег (на шесть милліонов рублей), и заплатил часть иностраннаго

государственнаго долга (10). В последствіи, война против Франціи, требовавшая

чрезвычайных расходов, заставила прибегнуть к новым выпускам ассигнацій, что

увеличило массу их, в конце царствованія Павла I, до 213-ти милл. рублей (")•

К сожаленію, многія из преобразованій Павла I, приведенныя в исполненіе с

нетерпеливою горячностью, ему свойственною, нетолько не встретили сочувствія

в народе и в ближайших к Государю лицах, но —- напротив того — возбудили

общее неудовольствіе. Сближеніе с Наполеоном и разрыв с Англіей казались

многим несвоевременными. Несмотря на господство французскаго языка и

французской литературы въвысшем петербургском обществе, союз с французами

находил много поборников в Россіи, а вооруженный неутралитет, встреченный

общим одобреніем при Императрице Екатерине, подал повод к неблагопріятным

44

me i8oi. толкам при ея преемнике. Великая идея—возстановить свободу всемірной

торговли и мореплаванія — как будто бы утратила свое значеніе, потому что

общественное мненіе расходилось с правительством!» Все жаловались на

прекращеніе торговли с Англичанами, которое в действительности заметно

уменьшило вывоз русских произведеній и возвысило цену колоніяльных товаров.

— Повеленіе, данное Государем, в январе 1801 года, атаману Донскаго войска,

генералу от кавалеріи Орлову-Денисову — двинуться со всеми его казачьими

полками на Оренбург и чрез Хиву в Индію — возбудило общія опасенія и

порицанія (12).— Чрезвычайно щедрое вознагражденіе заслуг и нещадное

преследованіе нетолько преступленій, но и проступков, также подавали повод к

неудовольствію и ропоту. „Награда утратила свою прелесть; наказаніе —

сопряженный с ним стыд." Быть-может гоненіе круглых шляп и французских

костюмов, ненавистных Павлу I со времен революціи, и взысканія с лиц,

неуспевших, при встрече с Государем, остановиться и отдать ему должную

почесть — быть может эти мелочныя непріятности казались массе общества

наиболее несносными из всех нововведеній Императора Павла. И вообще народ,

несмотря —ни на благія намеренія сего Монарха, ни на добро, им уже сделанное,

вспомина-л с сожаленіем времена „МатушкиЕкатерины" и с надеждою обращал

взоры к Наследнику престола, к тому, котораго Великая Государыня называла

„Мой Александр." Таково было положеніе дел, когда последовала внезапная

кончина Павла I.

45

В продолженіи царствованія своего родителя, і«и. Великій Князь Наследник

Цесаревич Александр Павлович был шефом Семеновскаго полка, занимал

должность С.-Петербургскаго военнаго генерал-губернатора*), командовал С.-

Петербургскою дивизіей, присутствовал в Совете и Сенате и председательствовал

в Военном департаменте. Из сведеній о тогдашней его деятельности, видим, что

Семеновскій полк, обожая ласковаго, добраго своего шефа, отличался

необыкновенным усердіем и знаніем фронтовой службы. Уже и тогда в народе

ходила молва о благодушіи и кротости Александра, так что не успевал он

показаться на улице, как встречали его благословеньями и пожеланіями счастья

(13). Великій Князь подавал собою пример исполненія служебных обязанностей: в

Высочайшем приказе 1-го генваря 1798 года, о назначеніи его председателем

военнаго департамента, было сказано: „Сіе делается за труды его в

благодарность".

По вступленіи на престол своих предков, 12 (24) марта 1801 года, Император

Александр повелел обнародовать следующій манифеста»:

„Судьбам Вышняго угодно было прекратить жизнь Любезнейшаго Родителя

Нашего, Государя Императора Павла Петровича, скончавшагося скоропостижно

апоплексическим ударом в ночь с 11-го на 12-е число сего месяца. Мы, воспріемля

Наследственный Императорскій Всероссійскій Престол, воспріемлем купно и

обязанность, управлять Богом Нам врученный народ по законам и по

*) Должность втораго С.-Петербургскаго военнаго губернатора занимали последовательно: генерал

от инфантеріи Архаров, генералълейтенантт. граф Буксгевден и генерал от кагалеріи граф Петр

Алексеевичт. Пален.

46

i8oi. сердцу в Бозе почивающей Августейшей Бабки Нашей, Государыни

Императрицы Екатерины Великія. коея память" Нам и всему отечеству вечно

пребудет любезна, да по Ея премудрым намереніям шествуя, достигнем вознести

Россію на верх славы и доставить ненарушимое блаженство всем верным

подданным Нашим, которых чрез сіе призываем запечатлеть верность их к Нам

присягою пред лицем Всевидящаго Бога, прося Его, да подаст Нам силы к

снесенію бремени ныне на Нас лежащаго. Дан в Санктпетербурге, марта 12-го дня

1801 года" (14).

Ни один Государь не вступал на престол при таких благопріятных

предзнаменованіях, какими быль встречен Александр. Все видели в нем надежду

Россіи. Знакомые и незнакомые, встречаясь между собою, поздравляли друг

друга, как в праздник Светлаго Христова Воскресенія. Казалось — милліоны

людей возродились к новой жизни.

Первым, по времени, сподвижником Александра I является (Дмитр. Прокоф.)

Трощинскій, сын беднаго малороссійскаго дворянина, незнавшій ни одного

иностраннаго языка. Не смотря однако-же на недостаток образованія, он,

благодаря здравому уму и неутомимой деятельности, проложил себе дорогу,

снискал покровительство князя Репнина и графа Безбородко и, по вступленіи на

престол Императора Александра, занял должности начальника уделов и главнаго

директора почта.. 16-го марта 1801 года, последовал именной указ Кабинету,

чтобы изустныя повеленія Государя, об отпуске сумм до 10,000 рублей,

принимались только от тайнаго советника Трощинскаго(18). Несколько дней спустя,

его ожидало несравненно важнейшее назна-

_47___

ченіе. Император Александр, упразднив Совет, ш>і. существовавшій при Дворе в

виде временнаго, учрежденія, повелел, 30-го марта (11-го апреля), образовать

„Непременный Совет», для разсмотренія и обсужденія государственных дел и

относящихся к ним постановлены. Трощинскому, в званіи члена новаго Совета,

было вверено главное заведываніе его канцеляріей, и потому он сделался

докладчиком и редактором при лице Государя. Для исправленія последней

обязанности Трощинскій избрал Сперанскаго, которому, кроме обязанностей по

делам Совета, поручалось составленіе всех манифес'тов и указов в начале

царствованія Александра I (16).

2-го (14-го) апреля, Александр совершил великій подвиг любви к человечеству. В

сей достопамятный день, Государь, прибыв в общее собрате Сената и заняв

место председателя,- приказал прочесть утвержденный собственноручного его

подписью указ, об уничтоженіи „тайной экспедиціи", учрежденной, при восшествіи

на престол Императрицы Екатерины II, вместо прежней, наводившей ужас, тайной

канцеляріи. В заключеніи этого указа сказано: „Сердцу Нашему пріятно верить, что

сливая пользы Наши с пользами Наших верноподданных и поручая единому

действію закона охраненіе Имени Нашего и Государственной целости от всех

прикосновеній невежества или злобы, Мы даем им новое доказательство, колико

удостоверены Мы в верности йх к Нам и престолу Нашему, и что польз Наших

никогда неразделаем Мы от их благосостоянія, которое едино составлять всегда

будет все существо мыслей Наших и воли"... (").

Эти распоряженія вполне обозначили дух и на-

48

îsoi. правленіе юнаго Монарха. Учредив постоянный Государственный Совет,

Александр окружил себя опытными сановниками; устранив боязнь незаслуженной

кары уничтоженіем тайной экспедиціи, он отрекался от произвола и изъявлял

уваженіе к законам. Подобно тому, что говорить Тадит в похвалу Императору

Нерве, Александр хотел соединить силу верховнаго владычества со

всевозможною свободою народа, но такой переворот прежняго порядка мог быть

совершен не вдруг, а постепенно, и надлежало приводить его в исполненіе с

величайшею осторожностію. Многіе, освоясь с произволом, сочли-бы господство

над ним закона признаком слабости новаго привительства; другіе, полагая, что

умеренность и кротость были несообразны — ни с характером русскаго народа, ни

с обширностью Россіи, опасались возмущеній и смут: необходимо было принять

меры для удержанія в повиновеніи буйных и для успокоенія робких. Как в то время

вошло в привычку нарушать права для личных выгод, то Император Александр,

желая искоренить столь превратное понятіе, пользовался каждым случаем для

изъявленія, что закон выше его власти, и что он сам быль только высшим

исполнителем и стражем законов. Поручая управленіе Коммиссіею составленія

законов графу Завадовскому, Император Александр писал к нему: „Поставляя в

едином законе начало и источник народнаго блаженства и быв удостоверен в той

истине, что все другія меры могут сделать в государстве счастливыя времена, но

один закон может утвердщь их навеки, в самых первых днях Царствованія Моего и

при первом обозреніи государственнаго управленія ,Т признал Я необходимым

удостове-

40

риться в настоящем части сей положеніи" (18). 1801. Всякія просьбы, клонившіяся к

нарушенію законности, были отвергаемы им, с указаніем постановлены

противоречивших желанію просителей. Одна из знатнейших дам*) надеялась

побудить Государя к исполненію ея незаконнаго домогательства, написав в своем

прошеніи, что он был выше закона. Александр отвечал : „если бы даже Я'мог

нарушить закон, то не захотел-бы того, потому что признаю только власть

основанную на законах». На медали, выбитой в память коронованія Императора

Александра, находились: с одной стороны его изображеніе, а с другой — колонна

с надписью: „Закон, залог блаженства всех и каждаго" (19). Ежели усилія его

остались тщетны, ежели и при нем, как и до него, закон невсегда служил верною

защитою сироте и вдовице, то в этом должно винить блюстителей закона,

неуважавших вверенной им Святыни, и еще более—общественное мненіе,

неклеймившее своим презреніем нарушителей закона»

Император Александр, сочувствуя участи несчастных, сосланных в Сибирь либо

содержавшихся в заключеніи, за неважные проступки, по делам Тайной

Экспедиціи, возвел многих лишенных чинов и дворянства в первобытное их званіе

и приказал немедленно дать им свободу. Особым манифестом предписано: во 1-х,

освободить от суда и следствія всех находящихся под ними людей, кроме

смертоубійц, разбойников и лихоимцев ; во 2-х, преступников, осужденных к

смертной казни, сослать в работу, а осужденных к телесному наказанію, с

отсылкою

*) Княгиня Голицына.

ші. на поселеніе или в работу, послать на поселеніе без наказанія, и в 3-х, все

казенныя взысканія до 1000 рублей, по сей день лежащія, сложить (20). Вслед за

тем повелено, чтобы „самое названіе пытки, стыд и укоризну человечеству

наносящее, изглажено было навсегда из памяти народной" (21У, и чтобы обращено

было особенное вниманіе на скорейшее решеніе следственных и уголовных дел

(22).

Одним из первоначальных распоряженій Императора Александра I был указ о

свободном пропуск^ из за границы в Россію и выезде в чужіе края(23); тогда-же

разрешены вывоз многих русских продуктов и ввоз иностранных товаров, и

возстановлен тариф 1797 года(24).

2-го (14-го) апреля, возстановлена грамата, дарованная прежними Монархами

русскому дворянству. В Высочайшем манифесте, изданном в сей день, было

сказано: знаменитые подвиги, во все времена и у всех народов, были отличаемы

почестями и преимуществами. Так возникли все дворянскіе роды. Всему свету

известно, какими славными подвигами, в войне и мире, на суше и морях,

отличалось россійское дворянство. Его заслуги были признаны Монархами,

нашими предками, а Императрица Екатерина, побуждаемая свойственною ей

мудростью, определив во всей силе преимущества дарованныя дворянству,

торжественно утвердила их граматою 1785 года. Положив во всем следовать по

стезям ея и будучи Сами убеждены в справедливости, святости и

неприкосновенности преимуществ дворянства, Мы признали первою

обязанностью возстановить и утвердить их за нас и наследников наших. Мы

уверены, что благородное россійское дворянство, шествуя по

51

стопам своих предков и руководясь верностью, isoi. усердіем и честью, всегда

будет содействовать нашему желанію — возвести Россію на ту степень силы и

благополучія, которая определена ей Всевышним (25).

В тот-же день последовал манифеста о возстановленіи городоваго положенія и

граыаты городам, данных Императрицею Екатериною Второю. „В теченіи времени

— сказано в манифесте — сіе государственное постановленіе во многих частях

его изменилось и в силе своей ослабело. Соображаясь великим намереніям

вселюбезнейшей бабки нашей, сохраняя святость ея установлены и быв

убеждены в той истине, что без прав и преимуществ непоколебимых и всею силою

закона охраняемых* не могут промыслы, рукоделія и торговля достигнуть

цветущаго состоянія, Мы признали за благо, в пользу и ободреніе их, утвердить и

возстановить городовое положеніе и грамату городам данную, во всей силе ея и

пространстве".....(26).

Вскоре за тем, Император Александр „желая дать народу пример уваженія к

священному сану и укоренить в нем самом чувство почтенія к себе и ужаса к

пороку, свойственное служителям Выіпняго," повелел священников и дьяконов, в

уголовныя преступленія впадших, освободить от телеснаго наказанія (27).

Для облегченія казенных поселян в уплате их повинностей и для доставленія им

способов к безбедному содержанію, повелено все доставшіеся им в надел леса, за

исключеніем корабельных, отдать в веденіе и распоряженіе волостных правленій,

для разделенія сих лесов на лесосеки и для отвода их крестьянам (28).

4*

52

îsoi. С тою-же целью, облегченія беднейших граждан, запрещено увеличивать

сбор в торговых банях выше определенной таксы, и для вернейшаго достиженія

дешевизны сего сбора повелено устроить в столицах казенныя бани (29).

Первоначальныя преобразованія Императора Александра по военной части

состояли:

Во 1-х, в переименованіи кавалерійских и пехотных полков, называвшихся при

Императоре Павле по именам своих шефов, прежними названіяыи (-30).

Во 2-х, повелено обрезать у воинских нижних чинов пукли (31).

В 8-х, учреждена Военная Коммиссія, для разсмотренія, как положенія войск, так и

устройства их. Главные предметы, долженствовавшіе войти в объем занятій

Коммиссіи, были следующіе: 1) определеніе числа войск вообще; 2) определеніе

числа различных родов войск; 8) число людей в полку и роте; 4)

продовольствованіе и удобнейшее размещеніе войск на постоянных квартирах; 5)

определеніе ремонтной суммы на лошадей; 6) одежда войск; 7) вооруженіе

пехоты; 8) вооруженіе кавалеріи; 9) конская сбруя; 10) содержаніе в мирное время

конной артиллеріи с наименьшими издержками, но с сохраненіем на 'лицо

некотораго числа строевых лошадей „для пріученія рядовых к проворному

действію"; 11) положеніе о пенсіях военно-служащим и вдовам их, на что до того

времени не было никаких постоянных правил (32).

В 4-х, составлено предположеніе об учрежденіи в восьмнадцати губерніях

военных училищ, всего на 8,000 человек, для пріуготовленія моло-

53

_

дых дворян к окончательному образованию в ІВДІ. кадетских корпусах и

университетах (33).

На донесеніе тульскаго гражданскаго губернатора Иванова, о желаніи дворянства

управляемой им губерніи, завести на свой счет училище в Туле, для воспитанія

неимущих дворян, Государь отвечал: „Примите благодарность Мою за участіе

ваше в сем деле и объявите собранію дворянства, что ничем не могу Я оценить

благонамеренных видов к заведенію сему их подвигнувших, так как и ни с чем не

сравниваю Я удовольствія видеть в самом начале Царствованія Моего, что,

вместо тщетных и разорительных издержек, пышности и роскоши, обращаются

избытки имуществ на столь полезные предметы, и установляется дух

отечественный, переживающій все временныя учреждены, и в общем добре

потомства полагающій истинную славу. Чтоб более означить дворянству, сколь

пріятно Мне его предположеніе, Я разделяю с ним честь того заведенія и назначаю

на оное с Моей стороны ежегодно из Кабинета по 6,000 рублей"... (34).

По части финансовой, повелено, согласно с указом от 3-го октября 1797 года, бить

серебряную монету, по новому образцу, 83 1/з пробы, а золотую 9-12/з ; из фунта

лигатурнаго серебра полагалось делать 19 рублей 75 копеек с долями. Меднуюже

монету—по 16 рублей из пуда(35).

В отношеніи к делам внешней политики, Император Александр изъявил намереніе

возстановить мир со всеми Державами. В письме к Королю Великобританскому

(зс), Государь откровенно выразил свое желаніе — открыть переговоры для

___54___

J801. прекращенія несогласій между Россіею и Англіею. В ожиданіи ответа на это

предложеніе, 14-го (26) марта, последовало Высочайшее повеленіе о

немедленном освобождены англійских моряков, задержанных по приказанію

Императора Павла. Тогдаже дано знать командовавшему англійским флотом в

Балтійском море, адмиралу Гайд-Паркеру (Hyde Parker), о миролюбивых

предположеніях россійскаго правительства; вместе с тем, однако-же было

объявлено, что Император Александр, соблюдая принятая им на себя

обязательства, решился действовать за-одно с Стокгольмским, Верлинским и

Копенгагенеким Дворами, в отношеніи к пользам неутральных Держав. На

предложеніе россіискаго министерства иностранных дел— пріостановить

враждебныя действія до полученія последующих приказаній — Паркер

немедленно изъявил согласіе (37). Еак в то время Россія находилась в

дружественных отношеніях с Франціей, и даже первый консул (Наполеон

Бонапарте) принял предварительныя условія мирнаго трактата, предложенныя

Павлом I *), то Император Александр, желая избежать разрыва с французским

правительством, поручил графу Моркову продолжать переговоры, начатые

Колычевьш в Париже (38). Тем не менее однако-же готовность Россійскаго Монарха

к прекращенію войны с Англіею возбудила недоверіе к нему перваго консула. И

действительно — возобновленіе мира Русских с Англичанами было первым шагом

к расторженію вооруженнаго неутралитета ееверных Держав, на который Франція

возлагала болыпія надежды. 6-го

*) В числе этих условій заключалось обязательство возвращенія Королям Неаполитанскому (Обеих

Сицилій) и Сардинскому всех их шаденід.

55

(18) мая, Иыператор Александр повелел окон- юоі. чательно снять запрещеніе

(амбарго), наложенное Императором ІІавлом на англійскія суда, а 5-го (17) іюня

была заключена между Россіею и Англіею, в Петербурге, конвенція, на основаніи

которой признаны следующія начала между-народнаго морскаго права:

1) Корабли неутршіьной Державы могут свободно посещать гавани и берега

воюющих государств.

2) Товары, нагруженные на неутральных кораблях, свободны, за исключеніем

военных заповедных вещей (военной контрабанды) и непріятельской

собственности, неполагая однако-же в число последней произведенія воюющих

государств, как скоро они куплены подданными неутральной державы.

3) На основаніи торговаго трактата между двумя Державами, заключеннаго 10-го

(21) февраля 1797 года, признаются военными заповедными вещами только:

артиллерійскія орудія, ручное оружіе, боевые припасы, порох, селитра, сера,

амуниція, седла и узды, кроме такого количества сих вещей, какое необходимо

для защиты корабля и экипажа на нем состоящаго.

Впрочем — все условленное в сей статье не относилось к частным с прочими

Державами постановленіям, на основаніи коих помянутая вещи могли быть, по

взаимному соглашенію, запрещены, либо дозволены.

4) Только те порты считаются блокированными, в которые вход сопряжен с

очевидною опасностью по близости кораблей воюющей Державы.

о) Купеческія суда, плывущія под прикрытіем военных судов, могут быть

осматриваемы только

56

1801. военными кораблями воюющей Державы, а отнюдь— не арматорами либо

другими судами, принадлежащими подданным сей Державы.

6) Хозяева купеческих судов, плывущих в сопровождены военнаго корабля,

обязаны при отплытіи предъявить командиру его свои паспорты и свидетельства,

составленныя по определенной форме.

7) При встрече военнаго корабля, конвоирующаго купеческія суда, с военным

кораблем воюющей Державы, командир последняго, оставаясь по возможности в

разстояніи пушечнаго выстрела, высылает шлюпку к конвоирующему кораблю, для

взаимной поверки бумаг и свидетельств, долженствующих удостоверить — с

одной стороны, что неутральному кораблю дозволено прикрывать татято

купеческія своей націи суда, с таким-то грузом, в такой-то порт, а с другой — что

корабль воюющей державы действительно состоит в ея флоте. Если бумаги

неутральных судов окажутся правильны и нет никакого повода к подозренію, то не

следует производить осмотра. В противном-же случае, командир воюющей

страны имеет право сделать обыск на неутральных судах, и даже задержать и

отвести их в ближайшій из портов воюющей Державы. Но ежели какое-либо из

этих судов будет задержано без достаточной причины, то командир корабля

воюющей Державы обязан вознаградить все могущіе от того произойти убытки, и

кроме того подвергнется взысканію за причиненное им насиліе. С другой стороны,

командиру конвоирующаго корабля, ни под каким предлогом, не позволяется

препятствовать задержанію состоящих под его прикрытіем судов кораблями

воюющей Державы.

8) Его Императорское Величество, именем до-

57

говаривающихся Держав, немедленно пригласить .soi Их Величества Королей

Датскаго и Шведскаго приступить к настоящей конвенціи (39).

На основаніи особых условій, было постановлено: во 1-х, чтобы перемиріе между

Великобританіей и Скандинавскими Державами было продолжено на три месяца,

и во 2-х, чтоб возобнов.іен был торговый трактат между Великобританіей и

Россіей, заключенный 10-го (21) февраля 1797 года.

Таким образом Англія, отказавшись от притязанія объявлять гавани состоящими в

блокаде, для прегражденія плаванія к ним неутральных судов, достигла

несравненно важнейшей цели: Россія признала: 1) что флаг не прикрывает товара,

и 2) право осмотра торговых судов, даже и в таком случае, когда они плывут под

прикрытіем военных кораблей і40). Нельзя также оставить без замечанія, что

условіе — не производить осмотра „если нет никакого повода к подозренію"- могло

подать предлог к неопределительности и произволу (41).

Конвевція 5-го (17-го) іюня возбудила неудовольствіе стокгольмскаго и

копенгагенскаго кабинетов. Данія, понесшая огромныя потери и не могшая

продолжать неравную борьбу, была принуждена подписать конвенцію на таких же

условіях, какія приняла Россія (42). Швеція последовала их примеру не прежде 18

(30) марта 1802 года. В конвенціи 5 (17) іюня было сказано вообще, что, в

отношеніи военной контрабанды, предметы, принадлежащее к ней, определены

существующими договорами. Как договор 11-го (21-го) октября 1(561 года между

Англіей и Швеціей несогласовался с помянутою конвенціей, то заключен был, в

Лондоне, 13 (25) іюля 1803 года, новый договор,

___5S_

isu2- 1»:;. no которому, к дрсдметам военной контрабанды причислены., кроме

оружія и боевых прижасов, металлы в монете, войска, лошади, смола, деготь,

пенька и вообще все сырые продукты, мОгущіе послужить к снаряженію торговых

судов. В случае, еслибы такіе предметы оказались произведеніяш неутральной

страны, принадлежащими ея подданным, воюющая держава предоставляла себе

право покупки товаров, с уплатою десятью процентами выше действительной

цены их, и кроме того обязывалась вознаградить убытки, происшедшіе от

задержанія торговых судов (43).

Из всех Держав, участвовавших в Северном союзе, одна лишь Пруссія была

довольна уверенностью Императора Александра. С одной стороны, прусское

правительство мало заботилось о свободе морской торговли, а с другой — оно

было расположено благопріятнее к Англіи, нежели к Франціи. Самое занятіе

Ганновера прусскими войсками, предохранявшее сію страну от вторженія

Французов, имело лишь вид действія враждебнаго англійскому правительству.

Недоуменія, возникшія между Россіею и Франціею, по поводу расторженія

вооруженнаго неутралитета, непомешали, однакоже, в последствіи заключенію

союза между сими Державами. Быть-может даже, что миролюбіе Императора

Александра, уничтожив надежды перваго консула на содействіе Россіи и побудив

его к возобновленію переговоров с Англіею, повело к водворенію

кратковременнаго общаго мира в Европе Аміенским 'і'рактатом.

59

В конце августа (в начале сентября н. ст.) 1801 года, Император Александр со

всем Августейшим Домом и Двором отправился, для совершенія Священнаго

Коронованія, в Москву. В первом поезде, 25-го августа (б-го сентября), выехали

туда из Павловска Великіе Князья Николай Павлович и Михаил Павлович с

Великою Княжною Анною Павловною; за ними, несколько дней спустя,

последовала вдовствующая Императрица с прочими Великими Княжнами, и

наконец, отправился из Петербурга Государь с своею супругою и Великим Князем

Константином Павловичем. 2-го (14-го) сентября, первый поезд прибыл в

Петровскій дворец, а три дня спустя, пріехал туда Государь и собрался весь Двор

в ожиданіи въезда Царской фамиліи в Москву. Между тем первопрестольная

столица едва могла вмещать в себе множество людей всякаго званія, спешивших

со всех сторон принять участіе в ожидаемом торжестве. Говорят — будто бы в

один день, именно 5 (17) сентября, въехало в Москву 11,000 экипажей. С болыпим

лишь трудом находили квартиры, платя за одну комнату по 150 рублей и более в

месяц.

6-го сентября, на другой день по прибытіи Государя в Петровскій дворец,

вздумалось ему прогуляться верхом по Тверской. Его узнали, к нему кинулись;

народ, столпясь „стеснил его —говорить один из его современников — так сильно

и осторожно, как страстная мать сжимает в объятіях своего младенца. Не было ни

крика — ни шума, цо сквозь легкій шопот раздавались слова: „батюшка," и

„родимой," и „наше красное солнышко," и все, что в простонародном нашем языке

есть нежно-выразительнаго. Царскій конь, сбруя.

1801.

60

1801. одежда — все в глазах народа освящалось его прикосновеніем ; целовали его

лошадь, его сапоги... Пред владыками Востока народ в ужасе падает ниц, на Западе

некогда смотрели на королей в почтительном молчаніи; на одной только Руси Цари иногда

бывают обожаемы" (44).

8-го (20-го) сентября, в день, назначенный для въезда Государя в Москву, на всем

протяженіи двенадцати верст от Петровскаго дворца до Немецкой слободы, были

разставлены полки гвардейской пехоты; у всех домов возвышались в несколько рядов

подмостки для зрителей, а в некоторых местах были устроены с тою же целью изящныя

ложи. Все окна были наполнены народом и украшены вывешенными из них коврами и

богатыми тканями. Ясная и теплая погода благопріятствовала торжеству *).

Рано утром, девять пушечных выстрелов и звон колоколов в Кремле подали сигнал к

шествію (45), а 71 выстрел возвестил прибытіе Государя к черте города, где он был

встречен генерал-губернатором с чиновниками его ведомства. Очевидец говорит: „на

позолоченныя кареты, на великолепные цуги, на покрытые шитьем и галунами мундиры и

ливреи, на весь блеск церемоніи, смотрели разсеянно. Все нетерпеливо ожидали одного

человека"... (46).

У главных церквей и тріумфальных ворот Император останавливался, встречаемый

духовенством, с крестом и образами, и депутаціями от различных сословій. Государь с

Императрицею Елисаветою Алексеевною, при громе 85-ти выстре-

*) В лродолжепіе Царствованія Императора Александра I, существовала в пароде уверенность,

будтобы Государю стоило только назначить смотр, парад, и т. под. чтобы настала хорошая погода.

___61___

лов, вступили в Успенскій Собор, куда забла- isoi. говременно собрались

знатнейшіе жители столицы; по совершеніи ыолебствія, Император. отправясь в

Слободской дворец, прибыль туда около полудня и был встречен снова

духовенством и верховным при Коронаціи маршалом, с высшими сановниками

двора, ожидавшими его, по древнему русскому обычаю, с хлебом и солью. Еак

только Государь вошел во дворец, опять раздалась пальба—101 выстрел. До

самаго вечера звонили во все колокола; с наступленіем-же ночи весь город был

иллюминован.

На следующій день, 9 (21), Император Але"ксандр в Слободском дворце принимал

высшее духовенство и дворянство, a после обеда, вместе со всею Августейшею

фамиліей, прогуливался в дворцовом саду, куда стеклись все народныя сословія

видеть обожаемаго Монарха. Государыня Марія Феодоровна, окруженная своими

Царственными детьми, возбуждала общій восторг. —11 (28), возвещено

герольдами на всех главных столичных площадях о предстоявшем торжестве

коронованія. В тот же день Государь, со всем своим Августейшим семейством,

переехал в древній Кремлевскій дворец.

15 (27) сентября, рано утром, снова объявлено 21-м выстрелом о священном

торжестве, в сей день назначенном. Стечете народа из более или менее дальних

областей Имперіи увеличилось по крайней мере ста тысячами крестьян, накануне

прибывших из окрестностей Москвы. Не смотря однакоже на то, благодаря мерам

осторожности, принятым полиціей, не произошло никаких несчастных случаев.

Прекраснейшая погода способствовала порядку и блеску празднества.

62

1801- Колокольня Ивана Великаго была застроена кругом на значительную

вышину многими рядами подмосток, расположенными один над другим, в виде

амфитеатра. Некоторые из любопытных зрителей поспешили занять свои места

еще до разсвета. В Успенском Соборе, куда дозволен был вход по билетам,

стояли на подмостках — внизу мужчины, а вверху дамы. Императрица Марія

Феодоровна, с Великими Княжнами, сопровождаемая блистательною свитою,

заняла приготовленный для ней престол. Одновременно с выходом вдовствующей

Императрицы из ея покоев, Император с своею супругою отправился в

аудіенцъзалу и шествовал оттуда в Собор под велико-' лепным балдахином,

обшитым снаружи серебряною, а внутри золотою парчею. (47).

В продолженіи этого шествія раздавался во всей Москве непрерывный

колокольный звон. Император, при вступленіи в Собор, был встречен московским

митрополитом Платоном с крестом и архіепископом Серафимом с святого водою.

Государь и Государыня, преклонясь пред алтарем и образами, заняли места на

своих тронах, посреди церкви. По совершены обряда Священнаго Коронованія,

раздались сто один выстрел со стен Кремля, троекратный беглый огонь гвардіи,

стоявшей кругом Собора и колокольный звон. И вдруг — настало глубокое

молчаніе: Государь, сойдя с трона, стал со всеми присутствовавшими в церкви на

колена и вознес к Богу мольбу за себя и народ свой. Митрополит произнес Слово,

в котором священный витія красноречиво изобразил — и чувства народа,

обожающаго своего Монарха, и обязанности, возложенныя на Монарха самим

Богом (48). Затем началась Божественная

63

литургія, в продолженіи коей Государь стоял у і%і. трона, облеченный в регаліи, и

совершено священное таинство миропомазанія Их Императорских Величеств.

Когда Александр подошел к митрополиту, для принятія Святых Даров, святитель

вручил ему чашу, чтобы он, по уставу Церкви, причастился сам, как помазанник

Вожій, в день венчанія на Царство. Но Государь смиренно иолвратил ему чашу,

пожелав принять тело и кровь Христовы на-равне со всеми верующими. По

окончаніи божественной службы, вдовствующая Императрица с своими

Августейшими детьми принесла поздравленіе свыше-увенчанному сыну. Великій

Князь Константин Павлович и Великія Княжны хотели броситься к ногам его, но

Александр, не допустив того, нежно обнял их. Императрица Марія Феодоровна с

Великими Княжнами возвратилась во дворец, а Император с своею супругою, по

древнему обычаю, посетил Архангельскій и Благовещенскій Соборы, и затем уже,

возвратясь в аудіенц-залу, повелел в своем присутствіи прочесть манифест (4П), в

котором объявлены были многія милости и в заключеніе сказано'. „О чувством

истиннаго удовольствія обращая таким образом к счастью народа вверенное нам

от Бога право миловать и облегчать его нужды, Мы призываем верных сынов

отечества соединить с нами мольбы их ко Всевышнему, да действіем приседящей

Престолу Его мудрости все дніе Царства Нашего будут изочтены днями

преуспеянія Россіи в добродетели и просвещеніи, едином твердом основаніи

непоколебимаго всехъцарствъблаженства." В тот-же день повелено учредить

кошгассію для пересмотра прежних уголовных дел. В указе по сему поводу,

данном Сенату, сказано:

64

ют. «Среди всеобщаго торжества верных сынов отечества, простирая взор

состраданія и на отпавших его чад, винами своими отторгнувшихся от недр его, но

не потерявших прав человечества, повелеваеи Правительствующему Сенату,

составя из сенаторов, самим Сенатом избранных и на утвержденіе нам

представленных, особую коммиссію, поручить ей, собрав сведенія, как в самом

сенате, так и в местах заточенія и ссылки, войти в разсмотреніе, не найдутся-ли в

числе потерпевших сіе наказаніе всякаго рода и званія людей такіе, коих вины

неумышленны-и более относятся ко мненію и образу мыслей того времени,

нежели к делам безчестным и действительный Государству вред наносящим, и

ежели таковые откроются, сочинив список им, с означеніем самых вин, качества,

времени иместа наказанія, облегчить участь их, не ослабляя силы закона..."

Правила, коими должна была руководиться сія коммисія *), пояснены в именном

указе, 1801 года сентября 23-го. Сущность их заключалась в следующем :

I. Нередко случалось, что люди, коих вины были важны только по обстоятельствам

нолитическим, за совершенно случайное прикосновеніе к делу, за одно слово, без

намеренія произнесенное, подвергались осужденію и ссылке, для того только,

чтобы скрыть свидетелей какого-либо происшествія. Между тем, обстоятельства,

побудившія правительство к принятію сих строгих мер, изменились,

*) В Комішеію для пересмотра прежних уголовных дел были назначены сенаторы: князь Куракин,

Новосидьцов, Козодавлев п Макаров. В последствіи Именным указом, от 3-го марта 1802 года

(Подн. Собр. Закон. Т. XXVII, № 20,206), по случаю порученія кошыисіи пересмотра дел,

относящихся к лицам военнаго званія, в состав ея назначен генерал-аудптор сенатор князь

Салагов.

65

но жертвы их остались в том же положеніи, по м»і. забвенію, равнодушію,

недостатку заступников, и даже иногда по неизвестности, где находились

пострадавшіе. Коммисія, прежде всего, должна заняться розысканіем о таких

людях, и для открытія их собрать сведенія в самых местах заточенія.

II. Было время, когда правительство, сообразно современным понятіям,

полагало необходимым наказывать преступленія не по существу вреда от них

происходящего, а по уваженію лиц, против которых они были совершены. Таким

образом оскорбительныя для Высоких Особ слова признавались величайшим

злодеяніем, но опыт и лучшее понятіе о начале преступленій показали, что это

мнимое злодеяніе есть не что иное, как припадок заблужденія или слабоумія, и

что власть и величество Государей, основанныя на общем для всех законе, не

могут поколебаться от злоречія частнаго лица. Но, не смотря на очевидную истину

такого заключенія, тысячи жертв были принесены предразсудку. Указаніе сих

жертв, для облегченія их участи, составить второй предмет занятій •коммиссіи.

III. Преступленія неумышленныя, не нанесшія вреда государству, происшедшія от

неосторожности, от случая, от стеченія обстоятельств, должны составить

третій.род упражненій конмиссіи; но при изследованіи причин сих преступленій,

она должна принять за правило, что Я не намерен ослабить силу закона на

поступки ему противные, и что Я считаю Себе непозволенным и самый

человеколюбивый поступок, когда несогласен он с правосудіем, первою

обязанностью Государей.

Последствіем занятій коммиссіи было освобож-

66

1801. деніе, либо облегченіе участи нескольких сот несчастных. Некоторым из них

были пожалованы из Кабинета пенсіи и выданы деньги для волвращенія на

родину (50).

В день Коронованія и в следующіе два, город был иллюыинован. Кремль, с своими

древними башнями, и Иван Великій горели разноцветными огнями, представляя

великолепное зрелище. Многіе из иностранцев, видевшіе в Риме иллюминацію

церкви Св. Петра, отдавали преимущество над нею освещенію Кремля.

19-го сентября (1 октября) было устроено народное празднество в Сокольниках.

Еще до прибытия Государя, народ, введенный в заблужденіе ошибочно данньга

сигналом, кинулся к столам, уставленным кушаньями в огромном размере; в

несколько минут все исчезло. В час по полудни пріехал в Сокольники Государь

верхом, в сопровожденіи Великаго Князя Константина Павловича; за ним

следовала Царская фамилія в двух каретах и множество придворных экипажей.

Народ, прервав свой гомерическій пир, столпился кругом Государя и провожал его,

с радостными восклицаніями. Между тем — взвилась ракета, сигнал к общему

угощенію различными напитками. Народ бросился к бочкам, но, по свидетельству

иностранцев, никто не позволил себе ни малейшаго безпорядка, пьяных было

мало, и в три часа, когда Государь уехал, нееметныя толпы разошлись по домам

спокойно.

24-го сентября (6 октября), вся Царская фамилія отправилась в Троицкую Лавру и

оставалась там двое суток ; а 15-го (27) октября Император Александр уехал из

Москвы обратно в Петербург. На сем пути, Государь, найдя в Валдае

67

колодников, содержащихся с 1-го іюля в тюрьме, ши. по подозренію в краже,

между тем как о предполагаемой вине их не было произведено никакого

следствія, повелел довести такое злоупотребленіе до сведенія Сената и предать

суду виновных в том, а на будущее время подтвердить, чтобы губернскія

начальства обратили вниманіе на предупрежденіе подобных поступков (51).

Счастливы народы, коих властители, подобно благодушному Монарху древняго

Рима, считают потерянным тот день своей жизни, который неудалось им

ознаменовать добрым делом.

ГЛАВА II. Преобразованія по административной части.

(1801-1805).

Один из известнейтих историков начала XIX столетія весьма справедливо

замечает, что, при изложены новейшей Исторіи, являются почти неодолимыя

затрудненія, которых не встречали бытописатели древности и средних веков:

именно — разнообразіе и сложность одновременных фактов, заставляющія

историка безпрестанно переходить от одного предмета к другому, и чрез то

нарушать единство общей картины событій(1). Для полноты новейшей Исторіи,

необходимо изобразить нетолько жизнь одного какого-либо народа, или лица, во

всех ея проявленіях, но и жизнь прочих народов и лиц, на столько, на сколько они

соприкасались с тем, который избран главным предметом повествованія. И

потому, изложив распоряженія и действія Императора Александра, в первом

періоде его царствованія, отдельно по всем частям государственнаго управленія:

внутренних дел, законодательства, промышленности, народнаго просвещенія,

сухопутных и морских военных сил, общественных сооруженій, благо-

69

творительности, и проч. за тем уже перейду 'к дипломатическими сношеніям

Россіи с прочими Державами и к первой войне Императора Александра против

Наполеона. Подобным-же образом, административныя распоряженія и развитіе

народной жизни, в различных отношеніях, будут изложены отдельно в каждом из

последующих періодов.

Первые годы царствованія Императора Александра I представляют образ

усиленной деятельности по всем частям государственнаго управленія. Свидетель

злоупотребленій администраціи, в конце царствованія Императрицы Екатерины, и

крутых преобразованій ея преемника, Александр хотел не только ввести многія

частныя реформы, но совершить коренную перестройку всего многосложнаго

государственнаго зданія и увенчать свой труд составленіем Уложенія, по образцу

лучших законоположеній Западной Европы (2).

Одним из важнейших действій Императора Александра было учрежденіе

министерств, с целью—разделить многосложное управленіе Имперіи на части, но

так, чтобы все оне имели взаимную связь между собою. Главное неудобство

существовавших в Россіи до Петра Великаго Лриказов заключалось в том, что они,

будучи учреждены, по мере надобности, в различное время, для управленія

известною частью в указанном смысде, не обнимали вполне многих предметов

управленія. Так наприм. Приказ военных дел заведывал только теми войсками,

которыя не состояли в распоряженіи других Приказов: Стрелецкаго, Пушкарскаго,

и проч. Делопроизводство в Приказах соединяло в себе коллегіяльное и

одноличное начала, именно: дела обсуживались в общем

___70___

ирисутствіи несколышми членами, но решались главным боярином, который

отвечал за все исполненное в веденіи порученнаго ему Приказа, и даже

некоторые Приказы управлялись одним боярином, без лиц с

совещательным голосом. Как государственник дела, разсеянныя более

нежели в сорока Приказах, шли чрезвычайно медленно, то при Петре І-м

были учреждены, в замену их, Коллегіи. a важнейшіе вопросы решались в

Сенате, как в общем собраніи председателей коллегій. В то время, многіе из

бояр, членов коллегій, государственные сановники, умные и опытные, но

неполучившіе никакого образованія, не умели писать, и потому

совещательная часть была отделена от части исполнительной:

председатели и члены коллегій решали дела; секретари, люди грамотные,

приводили в испол-г неніе их решенія, а чтобы предупредить

злоупотребленія, неизбежныя при таком порядке, были введены

многосложные обряды. Следовательно — учрежденіе Коллегій не устранило

неудобств сопряженных с прежними Приказами. Дела шли медленно, да и

не могло быть в них надлежащей отчетности.

В манифесте 8-го сентября 1802 года, об учрежденіи министерству

сказано:___ „сдедуя великому духу Преобразователя Россіи Петра Перваго,

оставившаго нам следы своих мудрых намереній, по коим старались

шествовать достойные его преемники, Мы заблагоразсудили разделить

Государственныя дела на разныя части сообразно естественной их связи

между собою, и для благоуспешнейшаго теченія поручить оныя веденію

избранных нами министров, постановив им главныя правила, коими они

имеют руководствоваться въ' исполнены

71

всего того, чего требовать будет от них должность, и чего мы ожидаем от их

верности, деятелыюсти и усердія ко благу общему. — На Правительствующій-же

Сенат, коего обязанности и первоначальную степень власти Мы указом нашим в

сей день данным утвердили, возлагаем важнейшую и сему верховному месту

наипаче свойственную должность рассматривать деянія министров, по* всем

частям их управленію вверенным, и до надлежащ'ем сравненіи и соображеніи

оных с Государственными постановленіями и с донесеніями прямо от мест до

Сената дошедшими, делать свои заключенія и представлять нам доклад ом».....

Управленіе государственными делами было разделено на восемь министерств, а

именно: 1) ВоенноСухопутных сил; 2) Морских сил; 8) Иностранных дел; 4)

Юстиціи; 5) Внутренних дел; 6) Финансов; 7) Коммерціи и 8) Народнаго

Просвещешя*). Каждое из них долженствовало находиться под непосредственным

управленіем одного из министров. Министрам Внутренних и Иностранных дел,

Юстиціи, Финансов и Народнаго Просвещенія, по обширности вверешшх им

частей, положено было придать помощников, в званіи Товарищей Министров **).

Три первыя колле-

*) Б последствіи, управляющей дснартаыентом Уделов ТрощішскіГі также получіш. звапіе министра.

**) Нсрвопачальио былп назначены ыиністрами : 1) Восппо - Сухоиутных спл, генерал от ннфантеріи и вице - презпдепт

военной коллегіи Вязынтішов; 2) Восшіых Морских CII.TI>, адішрал и шіцепрезидент адмнралтснств - кохісгін Мордвинов; 3) Иностранных дел, государственный капцлерь 1-го класса граф Воронцов; 4) ЮсТИЦІИ, депствительный таныый советпнк

геперал-прокурор Держашш; 5) Внутренних дед, денствите.іышГі тайный советник, граф Кочубей-; товарпщем его, таГшый

советшік граф ІІавол Строганов; 6) Фішапсов, действительвый таппый советішк Васнльев; то-

72

гіи были оставлены на прежнем их основаніи и подчинены министрам: 1) Военных

Сухопутных сил: 2) Военных Морских сил; 3) Иностранных дел. Все министры

были члены Государственная Совета и присутствовали в Сенате. Главныя

обязанности и предметы занятій каждаго из них были вкратце обозначены в том-

же манифесте (3).

Манифеста 8-го сентября 1802 года, об учреждены министерств, был сочинен без

всякаго участія Трощинскаго. Этого уашаго и опытнаго, но отсталаго дельца

оттеснили люди, близкіе к Государю почти с самаго его детства: граф Виктор

Павлович Кочубей, Николай Николаевич Новосильцов, князь Адам Чарторыскій и

граф Павел Александрович Строганов (4). Последніе три составляли союз,

известный тогда в публике под именем тріумвирата и которому сам Государь

иногда в шутку давал прозваніе „Comité du salut public". Этот комитет,

образовавшейся еще в бытность Александра Павловича Великим Князем, в

последствіи решал государственныя дела, хотя и не имел никакого офиціальнаго

значенія. Ему почти исключительно принадлежит мысль важнейших

преобразованы, совершенных в первые годы царствованія Александра 1-го, и в

числе их учрежденія министерств, на счета котораго сам Государь и юные друзья

его советовались с Лагарпом, Мордвиновым и графом Александром Романовичем

Воронцовым (5). Оно возбудило в то время

варцщем его, гофмейстерь Гурьевь; 7) Коммерціп, дейсгвительный тайный советник граф Румянцев; 8) Народнаго

Просвещенія, действптельныГг тайный совегннк граф Завадовскій, нредседатель Коммнссіи составленія ааконовь;

тсварищсзі его, тайный советннк ЗІуравьев (Поли. Закон, т. XXVII. .Y» 20,409).

73

многія порицанія и в действительности несогласовалось ни с обязанностями вновь

учрежденнаго Совета, ни с правами и властью Сената, ни с занятіями трех

коллегій, оставленных в прежнем составе и действіи (6).

Приступая к изложенію последующих преобразованій, считаю необходимым

представить характеристичеекія черты сотрудников Императора Александра,

главных деятелей этого времени.,

Из лиц, составлявших помянутый негласный комитет, наиболее способным

считался Николай Николаевич Новосильцов, сын побочной сестры стараго графа

Александра Сергеевича Строганова (президента Академіи Художеств), человек с

светлым умом, образованный и даже, в некоторой степени, ученый. Новосильцов

сперва служил в военной службе, a покончине Императрицы Екатерины II, следуя

совету особенно благоволившаго к нему Великаго Князя Александра Павловича,

вышел в отставку и четыре года жил в Англіи, совершенно обворожившей его

своими уставами и обычаями. Изучив механизм тамошняго управленія и усвоив

нравы и понятія сей страны, он как будтобы в глубине души признал ее своим

отечеством; Россія-же была ему неизвестна, тем более, что в молодости он не

управлял никакою частью. Его считали, и не напрасно, мало способным к

постоянным усидчивым занятіям. Те, которые знавали его в позднейшее время,

думали, что он изменил прежним своим либеральным склонностям; в

действительности-же он всегда был абсолютистом и постоянно стремился к

централизаціи управленія и к слитію в одну общую форму всех національностей

Россіи. Освобожденіе помещичьих крестьян было противно его убежденіям. Тем

стран-

нее и необъяснимее казалась его дружба с Чарторыским, котораго понятія и симпатіи

были либеральны, по крайней мере, на столько, сколько допускали то предразсудки и

интересы польскаго магната. Очевидно, что эта дружба, как нередко случается, имела

основаніем самую противоположность характеров Новосильцова и Чарторыскаго.

В первое время царствования Александра 1-го, Яовосильцов, известный своими

сведеніями и рвеиіем к общему благу, в том смысле, в каком сам понимал его,

пользовался уваженіем и сочувствіем в публике, кроме так называемой французской

партіи, нелюбившей его за то, что он был усердным поборником союза с Англіей.

Непріятели Новосильцова, действуя обычным оружіем Французов — насмешками,

называли его: le grand homme, le grand ministre, l'homme universel, le génie à toute sauce, и

проч. издевались — и над презреніем его к знакам отличія, и над всеобъемлющими его

способностями, изъявляли удивленіе— как не поставят его во главе арміи, и т. под. И в

самом деле, у Новосильцова, тогда носившаго скромное званіе действительнаго

камергера и имевшаго, всего-на-все, пожалованный ему за отличіе на войне владимірскій

крест в петлице, постепенно стеклись в портфёле: во 1-х, проекты по земледелію,

торговле, промышленности, искусствам и художествам (7) ; во 2-х, доклад всех дел,

восходивших к Государю, по сенату, синоду и рекетмейстерской части (8) ; в 8-х, дела '

комитета министров, где сначала Государь сам постоянно присутствовал; в 4-х, доклад

дел по главному правленію училищ, составленному из попечителей учебных округов (сам

Новосильцов, 24-го января 1803 года, был назначен попечителем Петербург-

75

скаго округа); в 5-х, дела по Академіи Наук, которой президентом он был назначен

14-го февраля того-же года, и наконец в 6-х, все безчисленныя дела, возлагаемыя

на него по Высочайшей воле, либо такія, о которых он, по частным просьбам,

докладывал Государю, что разрешено было ему, без ограниченія, во всякое

время. Несколько позже, он был назначен товарищем министра юстиціи(9) и

председателем коммиссіи составленія законов (10). Новосильцов жил в Зимнем

дворце и кроме четырех докладных дней в неделю, постоянно имел доступ к

Государю, видевшему в нем умнаго, способнаго и сведущаго сотрудника, веселаго

и пріятнаго собеседника, преданнаго и откровеннаго друга. Его товарищи

держались им одним и только лишь чрез него имели вліяніе на Императора

Александра (п). Среди безпрерывных и многоразличных занятій, Новосильцов

сопутствовали. Государю в его поездках и был употребляем, (как будет изложено в

своем месте), для дипломатических порученій.

Князь Адам Чарторыскій был сын того АдамаКазиміра, который, одновременно с

своим двоюродным братом Станиславом Понятовским, домогался избирательнаго

престола Польши; его мать отличалась изступленным патріотизмом, благодаря

чему заслужила от своих земляков названіе матки ойчизны*). Молодой князь

Адам получил многостороннее образованіе. Наставником его был италіянец, аббат

Піатоли; преподавателями — мате-

*) Т. е. матери отечества. Впрочем-]. — если верить сплетшш, исрешедшші в предапіе — иатріотическіГі фанатизм матки

ойчилш пе помешал тесной связи ея с кпязем Репшгаым, русскіші. иосдом в Варшаве, и даже князя Адама считали сыиом

Рсшшна (Зашіскц Вигеля).

76

матик Люилье (Lhuillier), политико - эконом Дюпон де-Немур, филолог Гродек; по

окончаніи;ке курса наук, он отправился за-граниду и долго оставался в Англіи,

занимаясь изученіем политических учрежденій сей страны. После паденія

Польши именія Чарторыских были конфискованы, но Екатерина согласилась

возвратить их, под условіем прибытія двух братьев Чарторыских •в Петербурга,

где их вскоре назначили адъютантами, Адама—к Великому Князю Александру, а

Константина — к Великому Князю Константину Павловичу. Ментором обоих

Чарторыских был некто Горскій, человек ловкій, вкрадчивый и двуличный. Следуя

его советам и внушеніям, князь Адам старался снискать—и снискал в

действительности — дружбу Александра Павловича, единственно с целью

возстановить чрез него свою павшую родину; брат его Константин, хотя также

пользовался доверіем младшаго Великаго Князя, однакоже без всяких

политических видов. Обстоятельства чрезвычайно благопріятствовали князю

Адаму: сам он, характера пылкаго, под внешнею оболочкою холодности и

равнодушія, малоречивый, дальновидный и проницательный, имел дело с

Александром Павловичем, страстным, впечатлительным, скрытным по вліянію

среды, в которой протекла его молодость, но жаждавшим дружбы и думавшим

найти в Чарторыском ту искреннюю, безрасчетную преданность, которая так редко

встречается в действительности. Под вліяніем такого душевнаго настроенія,

Александр вверял своему другу помыслы юнаго, незнакомаго с опытом жизни ума;

его пленяли бывшія тогда в ходу идеи братства и благополучія народов под сенью

вечнаго мира; по словам Чарторыскаго, Великій Князь го-

77

ворил ему прямо, что не разделяет доктрин господствующих при русском дворе,

что действія Екатерины в отношеніи Польши ему кажутся несправедливыми, и что

он сочувствует національным стремленіям Поляков. Чарторыскій, обрадованный

таким расположеніем Александра, который, рано или поздно, сделавшись

властелином Россіи, мог осуществить мечты свои, неупускал случаев

поддерживать благоволеніе Великаго Князя къПольше. Император Павел, по

вступленіи на престол, будучи недоволен сближеніем Александра Павловича с

князем Чарторыским, и желая удалить из Петербурга вкрадчиваго Поляка,

назначил его поверенным в делах Россіи при Еороле Сардинском, изгнанном

Французами из своей столицы и тогда жившем в Риме. Но в марте 1801 года

Александр Павлович, извещая Чарторыскаго о своем вступлении на престол,

пригласил его возвратиться, как можно скорее, в Петербург. В продолженіи двух

лет, Чарторыскій, оставаясь при Государе без всякой офиціальной должности,

ограничивался тем сокровенным вліяніем на дела, которое он имел совокупно с

прочими юными сподвижниками Александра; а в 1803 году, будучи назначен

товарищем министра Иностранных Дел, стараго графа Александра Романовича

Воронцова, управлявшаго министерством только по имени, (потому что этою

частью деятельно занимался сам Государь), Чарторыскій стал во главе русской

дипломатіи. Необладавшій даром слова, казавшійся разсеянным, но в

действительности сосредоточенный в самом себе, князь Чарторыскій избегал

шумных бесед и никогда недавал дипломатических обедов. При изустных преніях,

он держался всегда одного главнаго пред-

78

мета и, не уклоняясь от существенной цели, выражался сжато и даже иногда

сильно, хотя и не мог выдерживать спора с людьми подобными речистому

Новосильцову. Его письменныя мненія были убедительны без ораторских прикрас.

Многіе из Русских и тогда не любили его, разгадав его замыслы и предвидя в нем

заклятаго врага Россіи (12). По их мненію, его преданность к своему венчанному

другу и самый патріотизм к Полыпе прикрывали честолюбивое стремленіе его —

сделаться Королем Польским. Напротив того, иностранцы, для коих

психологическое изследованіе действій князя Чарторыскаго имело менее

интереса, находили его ученым и скромным молодым министром, исполненным

благородства и правдивости (?), искренно преданным Императору Александру,

без всяких своекорыстных разсчетов. Один из иноетранных агентов при С-

Петербургском Дворе, сам отличавшійся прямодушіем, пишет, по случаю слухов о

смене князя Чарторыскаго в должности министра Иноетранных Дел: „Si cela arrivait,

ce serait une perte irréparable pour l'empereur. L'attachement de ce ministre pour son

souverain, sa loyauté, son désintéressement et sa fermeté mêlée de beaucoup de prudence et

d'une rare modestie, sont des qualités bien difficiles à remplacer et lui ont attiré la confiance de

toutes les personnes qui ont affaire à lui". (Если бы это случилось, то Император понес-

бы невознаградимую потерю. Преданность сего министра к своему Государю, его

прямодушіе, безкорыстіе и твердость духа, в соединеніи с благоразуміем и

необыкновенною скромностью, качества весьма редкія, доставили ему доверіе

всех тех, которые имеют с ним дело) (13). Так думал и Тьер, говоря, между прочим,

о Чарторыском,

79

что „он, честнейшій го людей, был неспособен изменить Императору

Александру". (П était taux que le prince Adam, le plus honnête des hommes, fût capable

de trahir Alexandre) (14). Гораздо правильнее сказать, что Александр, с своей

стороны, неспособен был вдаваться в обман, если сам нехотел иногда

казаться обманутым. В числе иностранных дишіоматов были и такіе,

которые отзывались весьма невыгодно о князе Чарторыском: Дюрок,

пріезжавшій в Петербург с дипломатическим порученіем Наполеона, писал к

Фуше: „Происхожденіе Чарторыскаго проложило-бы ему путь к польскому

престол,у, если-бы ему не помешала в том Императрица Екатерина. Он не

забыл этого и обрек себя вечной ненависти к Русским, коих гнушается, к

Императору, котораго обманывает, к его министрам, которых презирает; но

скрывая свои чувства, он один лишь знает СВОИ намеренія". (La naissance

de Czartoryski l'aurait porté au trône de Pologne sans l'Impératrice Catherine. Il ne l'a pas

oublié; il a voué une haine éternel e aux Russes qu'il exècre, à l'Empereur qu'il trompe, à ses

ministres qu'il méprise; mais, renfermé en luimême, lui seul sait ce qu'il sera et ce qu'il fera) (1б).

Граф Павел Александрович Строганов был единственный сын русскаго

вельможи, любителя изящных искусств и мецената художников, графа

Александра Сергеевича, о котором Императрица Екатерина, представляя

его графу Фалькенштейну (Іосифу П-му), сказала: „рекомендую вам графа

Строганова, который уже сорок лет делает все возможное, чтобы

разориться и никак не может успеть в том» (16). Граф Павел Строганов,

человек с прекрасною благородною душею, начитанный и пріятный в

беседе, получив исключи-

80

тельно французское воспитаніе, принадлежал к числу ревностных

почитателей Мирабо и гласно изъявлял заимствованный им от запада

свободный образ мыслей. Уверяли, что, по кончике Императора Павла, он

написал Новосильцову в Лон-

ДОН. „Arrivez mon ami...... Nous al ons avoir une

constitution".—Само собою разумеется, что его ультра-либерализм был не

столько выраженіем глубокаго верованія, сколько стремленіем подделаться

под бывшій тогда в ходу тон современнаго общества. По учреждены

министерств, будучи в званіи товарища министра Внутренних Дел, при

дорожившем своею властью министре, графе Кочубее, Строганов не имел

собственнаго значенія; все его вліяніе на дела было основано на тесном

союзе с Новоеильцовым и Чарторыским, и еще более на благоволеніи к

нему Императора Александра. Непроходило почти ни одного дня, чтобы

Государь не посетил дома Строгановых. Милость его к прежнему соученику

усиливалась дружбою Императрицы Елисаветы Алексеевны к жене

Строганова, графине Софіи Владиміровне, урожденной княжне Голицыной,

одной из умнейших, образованнейших и добродетельнейших женщин того

времени. Она была горбата, весьма малаго роста, и не смотря на то,

уверяют, будто-бы Александр, еще Великим Князем, был неравнодушен к

ней, и что его отринутая страсть в последствіи обратилась в почтительную

дружбу (").

Граф (в последствіи князь) Виктор Павлович Кочубей, племянник канцлера

князя Безбородки, обратив на себя вниманіе своего дяди умом и

необыкновенною памятью, соединенными с гордою таинственностью,

получил отличное воспитаніе сперва в его доме, а потом за-границею, в

SI___

Женеве. Князь Везбородко, надеясь сделать его насдедником своей

знаменитости, ничего не щадил для его образованія, а потом, когда он достиг 19-

ти лет, отправил на выучку в лондонскую миссію к искусному дипломату, русскому

посланнику, графу Семену Романовичу Воронцову. Там он, в свободное от службы

время, занимался с успехом политическими науками. В 1792 году, Кочубей, всего

двадцати четырех лет от рода, будучи послан в Константинополь, в званіи

чрезвычайнаго посланника и полномочнаго министра, умел поддержать

достоинство представителя могущественной Государыни. По восшестізіи на

престол Императора Павла, Везбородко вызвал своего племянника ко двору и в

короткое время доставил ему чин действительнаго тайнаго советника, графское

достоинство и званіе вицеканцлера. Но вместе с кончиною Безбородки исчезло

благоволеніе Императора Павла к графу Кочубею, который, будучи уволен от

службы, уехал в свое именіе. Император Александр, от первых лет своей юности,

питавшій к Кочубею чувства искренняго дружества, немедленно по вступленіи на

престол, призвал его к себе и назначил сенатором, потом — членом вновь

учрежденнагоСовета и. наконец, 8-го сентября 1802 года, при образованіи

министерств — министром Внутренних дел: таким образом Кочубей, оставя

дипломатическую карьеру, посвятил себя внутренним преобразованіям

государства. На этом поприще, его страсть к нововведеніям нашла обильную

пищу. Современники находили, что он знал Англію лучше Россіи, и что,

переделывая многое на англійскій лад, он, как львенок Крылова, учил зверей „вить

гнезда." Но и самые порицатели его

G

_82_

признавали в нем столь-же редкое, сколько и необходимое качество

государственнаго человека — искусство познавать людей, употреблять их и знать

им цену (18).

Таковы были первые приближенные Александра, первоначальные сотрудники его

в управленіи судьбами обширной Имперіи. Ни один из них не стоял вполне на

высоте своего призванія, как по недостаточному знанію Россіи, так и по малой

опытности в делах, совершенно для них новых. Доверіе к ним Монарха было

основано не столько на их способностях, сколько на привычке к ним и на прежних

дружеских отношеніях- Молодые любимцы, люди благонамеренные, каждый — по

своему, но неопытные, разделяли страсть кънововведеніямъГосударя, столь же

благонамереннаго,стольже мало опытнаго, столь-же незнавшаго страны своей.

Вместо того, чтобы явиться на поприще государственнаго управленія во всеоружіи

положительных сведеній, они, управляя делами, учились в такой школе, где шла

речь о будущности, о судьбе многих милліонов людей, а не о какойлибо

отвлеченной теоріи (19).

В числе товарищей юности Александра, кроме исчисленных мною его

сотрудников, находился князь Александр Николаевич Голицын, человек,

превосходившій всех в искусстве занимать Государя. Насмешливый характер

князя Голицына, по собственному его признанію, наделал ему в молодости много

врагов, но в последствіи он успел переработать себя. Будучи отставлен и выслан

из Петербурга при Императоре Павле, князь Голицын оставался в бездействій три

года, но в 1802 году, повелено было ему состоять за оберъпрокурорским столом, а

в 1803-м, он был

83

назначен статс-секретарем и обер-прокурором Святейшаго Синода (20).

Перейду к очертанію характера прочих лиц, занявших важнейшія должности при

образованіи министеретв.

Адмирал Никол. Семенов. Мордвинов, известный своими добрыми намереніями,

обширными сведеніями, популярностью и пылким воображеніем, стремился к

преобразованіям, не всегда сообразным с действительными потребностями

государства. Будучи назначен министром морских сил, он, по прошествіи трех

месяцев, оставил это место Павлу Васильевичу Чичагову, сыну адмирала (Вас.

Яковл.), знаменитаго успехами над Шведами, единственнаго во флоте кавалера

Св. Георгія 1-го класса. Младший Чичагов, обязанный довольно быстрым

повышеніем по службе заслугам отца своего, дерзкій на язык, навлек на себя гнев

Императора Павла, был отставлен и оослан в свое именіе; затем, будучи прощен

и снова принять на службу, по ходатайству графа Кушелева, он сказал лично

Павлу Петровичу, что не может служить под начальством Кушелева, потому что

прежде был его старее. Император Павел, разгневанный такою выходкою,

приказал снять с него мундир и посадить в крепость. Впрочем, этот несчастный

случай в последствіи послужил ему в пользу; твердость и спокойствіе духа, тогда

им выказанныя, возвысили его не только в глазах публики, но и во мненіи

Наследника престола. Чрез несколько времени, вспыльчивый, но незлопамятный

Павел, снова простил его, по представленію Кушелева, который уверил Государя,

будтобы Чичагов раскаявался в своем поступке. Затем, будучи послан в Англію, он

женился на

_ 84 _

Англичанке и, по возвращеніи в Россію, соединял в себе суровость моряка с

надменностью истаго британца.

Совершенно иных свойств был военный минисгр Сергей Козьмич Вязмитинов.

Покорность к предержащей власти, утвержденная продолжительною службою при

строгих и неотличавшихся вежливоетью начальниках, поселила в нем

раболепство, несовместное с достоинством человека, поставленнаго на высокую

степень. Его доброта и честность были столь-же известны, сколько ум, трудолюбіе

и деятельность его, но эти похвальныя качества не могли заменить

административных способностей, которых ему недоставало.

Министр юстиціи, Державин — поэт, пророк — соединял в себе неопытность

юноши с брюзгливостью и отвращеніем от всех нововведеній упрямаго старца.

Министром финансов был назначен человек минувшей эпохи, граф Алексей

Иванович Васильев, по сущей необходимости, потому что тогда никто не мог

лучше его занять это место. Будучи происхожденія незнатнаго, он проложил себе

дорогу к почестям трудом и заслугами, не ослеплялся счастіем и был весьма

умерен в своих желаніях и образе жизни. Его благоразумному управленію была

обязана Россія тем, что, несмотря на войны 1805 и 1807 годов, не было

надобности — ни прибегать к займам, ни обременять народ новыми податями. —

Товарищ его, Дмитрій Александрович Гурьев, искательный, ловкій, разбогатевшій

чрез дружество с графом Скавронским и втершійся в аристократію женитьбою с

графинею Салтыковою, был довольно образован, но преимущественно славился

сведеніями

___85___

и изобретательностыо по гастрономической части, так что даже, кажется, была

каша носившая его имя. По кончине графа Васильева, он надеялся занять его

место; когда-же управляющим министерством финансов сделали Голубцова,

Гурьев, будучи старее его чином, не мог оставаться его товарищем, и выждал

отставку Голубцова, нелюбимаго уже еильным тогда Сперанским, чтобы занять

вожделенное место министра финансов.

Эфемерное министерство коммерціи было поручено сыну Задунайскаго героя,

графу Николаю Петровичу Румянцеву, похожему лицом на отца своего,

обладавшему необыкновенным даром слова и известному сведеніями в Исторіи и

Древностях. Современники упрекали его в пристрастіи к Французам и всему

французскому. В действительности же граф Николай Петрович оказал болыпія

услуги отечеству, не столько трудами своими на поприще дел государственных,

сколько значительными пожертвованіями на пользу наук им сделанними; в числе

их особенно замечательны : отправленіе им на свой счет в кругосветное плаваніе

корабля „Рюрик», под командою лейтенанта Коцебу, в 1815 году; изданіе на

собственный счет многих важных матеріалов, относящихся к русской Исторіи, -и

предоставленіе для общественных ученых занятій болыпаго собранія книг,

рукописей, монет, минералов и других редкостей, соотавивших так-называемый

Румянцевскій музеум, всего на сумму более милліона.

Наконец — министром народнаго просвещенія был назначен человек, некогда

славившійся столько-же красотою, как и умом, любимый секретарь Румянцева-

Задунайскаго. прошедшій осторожно и спокойно чрез дворскія и правительствен-

86

ныя перемевы при Екатерине и Павле, граф Петр Васильевич Завадовекій. По

свидетедьству современников, Завадовскій, „украинская умная голова", всегда

умел пользоваться жизнью и обстоятельствами. Исключая Сперанскаго, он один

только из всех, призванных к кормилу правленія, знал по латыни, что, отчасти,

имело вліяніе на его назначеніе. Впрочем, как в переходныя эпохи является в

народе более нежели когда-либо жажда к просвещенію, то Завадовским, или,

лучше сказать при Завадовском, было сделано много по части общаго

образованія. Товарищ его. умный, кроткій, ученый, Михаил Никитич Муравьев,

бывшій наставник Великих Князей Александра и Константина, известный своими

сочиненіями и в особенности переводами с латинскаго, немецкаго и англійскаго

языков, не имел довольно силы характера, чтобы пріобресть вліяніе на какую-

либо часть государственной администрации (21).

Из людей Екатерининскаго века, еще упомянем о государственном канцлере

Александре Романовиче Воронцове, человеке „старом, но с молодыми идеями"—

как выражались о нем юные сотрудники Александра. При Императрице Екатерине,

его обвиняли в демократизме, за то, что он вступился за Радищева. Некоторыя из

записок его, поразличным предметам государственнаго управленія,

свидетельствуют о его опытности и многосторонних сведеніях (22).

Тогда-же незаметно, но быстро, возвышался Сперанскій. Воспитанник семинаріи,

обязанный своими первоначальными успехами по службе покровительству

генерал-прокурора князя Алексея Борисовича Куракина, Михаил Михайлович

Сперанскій, благодаря своим способностями удержался в долж-

87

ности секретаря при преемниках Куракина, Лопухине и Беклешове. Умный,

правдивый, любившій науку и ученых, Бекдешов умел оценить достоинства

наиболее способнаго из своих подчиненных, Сперанскаго. Когда-же сменил

Беклешова, Обольянинов, человек грубый и необразованный, Операнскій и при

нем сделался необходимым. Несколько дней спустя по восшествіи на престол

Императора Александра, Сперанскій, в званіи етатс-секретаря, поступил к

Трощинскому, бывшему докладчиком при лице Государя, а по учрежденіи

министерств — к министру внутренних дел, графу Кочубею. По выраженію одного

из современников Сперанского — „это время было его весною; лето и гроза еще

были впереди" (23).

Таким образом, сотрудниками Александра, в первые годы его царствованія,

являются—и дельцы века Екатерины, люди, Ескусившіеся опытами жизни, и юные

деятели, вступившіе на неведомое им поприще с душою не затвердевшею от

житейских неудач и треволненій. Казалось-бы, что соединеніе противоположных

начал — с одной стороны осторожности и привычки к прежнему ходу дел, а с

другой — новейшей образованности и благонамереннаго, хотя и безсознательнаго,

стремленія к улучшеніям, казалось-бы что такое соединеніе начал, умеряемых и

дополняемых одно другим, могло иметь самыя благотворныя последствія для

матеріальнаго и духовнаго преуспеянія Россіи. Но, к сожаленію, вышло иначе. По

собственному сознанію одного из людей прежняго времени, люди опытные,

вместо того, чтобы содействовать юному Императору в управленіи государством

„по законам и но сердцу Великой Екатерины," как торжественно обещал он в

первом своем ма-

нифесте. предались радости, обуявшей их при восшёствіи на престол Государя

милостиваго, невзыскательнаго, провожали время в пиршествах, читали

восторженные стихи и громко прославляли, не стесняясь присутетвіем служителей

своих, прекращеніе прежней строгости и возстановленіе спокойствія. А, между

тем, молодые люди, окружавшіе Императора Александра, пользуясь бездействіем

старших, окружали престол и с самонадеянностью, свойственною неведенію и

неопытности, порицая все уставы и законы еуществовавшіе в Россіи, считали их

отсталыми, отжившими век свой. Полагая, что достаточно было природных

способностей, сознаваемых ими в самих себе, чтобы сделаться законодателями,

полководцами, просветителями милліонов людей, они вызывались начертать

законы более совершенные, более благодетельные, что, однакоже, немешало им

с непостижимою неосновательностью подрывать уваженіе ко всем уставам,

разглагольствуя о свободе и равенстве, в самом превратном и уродливом смысле.

Многія из предложенных ими преобразованій в действительности были хороши,

но, будучи приводимы в исполненіе поспешно, без связи с общею системою

управленія, невсегда приносили ожидаемую пользу и часто подавали повод к

неудовольствію (24). Весьма замечательно, что некоторыя похвальныя качества

Государя, его простота- вкусов, его отвращеніе от всякаго этикета и внешняго

блеска, подвергались превратным толкам. Говорили, что русскій двор утратил все

достодолжное величіе свое, что одна лишь вдовствующая Императрица умела

поддерживать старинныя дворскія преданія (25). Находили предосудительным, что

Государь ничем не отличался

89

от своих подданных в одежде и образе жизни, что он не пригдашал дипломатическій

корпус на болыпіе церемоні&тьные обеды, и что даже он считал нужным извиняться пред

служившим за царским столом камергером в причиненном ему безпокойстве. Осуждали

Императора Александра и за то, что в одном из манифестов он изъявил благодарность

своим подданным за оказанныя ими услуги отечеству, назвав их сынами отечества и

повторив несколько раз слово: "Отечество." Удивлялись пристрастію самодержавнаго

владыки к Американцам, гражданам республики. Де-Местр, представитель изгнаннаго

Короля Сардинскаго, пишет, что Император Александр быль весьма ласков к бостонскому

негоціанту Пуансе (Poinset), который не смел-бы показаться ни в каком из домов высшаго

туринскаго общества (26). По словам графини Шуазель-Гуфье: «On remarque en lui

(l'Empereur Alexandre) une exagération de simplicité qui dénote sa répugnance pour le

cérémonial du trône; on dirait, que sous ce

rapport, il veut être Empereur le moins possible.....

Enfin on peut dire que c'est l'homme de la cour qui va le moins à la cour».... (В Императоре

Александре заметна преувеличенная простота обхожденія, выказывающая его отвращеніе

к державному церемоніалу; можно сказать, что, в этом отношеніи, он хочет быть

Императором как можно менее— Это придворный, как будтобылипшій при Дворе) (27). Все

это было последствіем не столько желанія пріобресть популярность, сколько личных

наклонностей Императора Александра, вообще нелюбившаго пышности, но его

умеренность и бережливость, в понятіях людей переживших век Екатерины, казались

неуместными, и лучезарный блеск

90___

царскаго венца, более и более, омрачался. С другой стороны, государственное

управленіе, по образованіи министерств, иыело только вид централизаціи власти;

в сущности-же распалось. Открылось широкое поле произволу, тем более

смелому, чем менее страшились Государя кроткаго, благодушнаго.

Злоупотребленія, на которыя горько жаловался Александр, будучи Великим

Князем, немогли быть внезапно уничтожены преобразованіями. сделанными в его

царствованіе. Его молодые сотрудники. не видя никакой пользы от своих

нововведеній. упали духом. Государь стал менее верить их способностям^ а они

потеряли надежду на его опору (28).

Все это, однакоже, последовало не вдруг, а чрез несколько лет борьбы теорій с

опытом; в начале-же, Александр и юные члены неофиціальнаго комитета

принялись за дело с свойственною новичкам горячностью. В первом заседаніи

положено было, до составленія планов перестройки „безобразнаго зданія

государственной администраЦШ," (de l'édifice informe de l'Empire), начертать

картину современнаго положенія Имперіи, или, говоря другими словами, прежде

нежели приступить к преобразованіям—ознакомиться с самым делом. Сначала

хотели заняться изследованіями касательно внешней безопасности государства и

наших сношеній с иностранными державами, а потом — статистикою и

административною частью Имперіи. Но, когда в действительности приступили к

обсужденію дел, то предположенная система была оставлена, а стали вносить в

комитет предметы, требовавшіе неотлагательнаго распоряженія. либо такіе, с

которыми члены наиболее освоились. Совещанія, большею частью, происходили

в сле-

91 __

дующем порядке: один из членов, по назначенію самаго Государя, вносил в комитета

записку о деде, подлежавшем разсмотренію, а за тем оно обсуживалось и решалось, либо

поступало на разсмотреніе Николая Семеновича Мордвинова, графа Александра

Романовича Воронцова, «— весьма часто — Лагарпа (29).

Несколько дней спустя по восшествіи на престол, Император Александр объявил о

принятіи им на себя званія Покровителя ордена Св. Іоанна Іерусалимскаго, отклонясь

однакоже от достоинства Магистра сего ордена, которое носил Император Павел (30). В

том-же году Государь, приняв во вниманіе скольких славных подвигов в войне и мире

было источником учрежденіе орденов Св. Георгія и Св. Владиміра*), возстановил их -

„открывая все пути к славе истинным заслугам» (31). Молодые советники Александра

убеждали его возложить на себя орден Св. Владиміра 1-й степени, заслуженный им

своими доблестями на поприще государственной администраціи, но Государь отказался

от того, говоря: „еслибы я, трудясь лет двадцать, довел мою страну до такой степени

преуспеянія, в какой я желалъбы ее видеть, и возвысил дух общественнаго мненія, то

принял-бы с благодарностью такой знак отличія, но пока я еще не достиг предположенной

цели, не могу этого сделать" (32).

*) При Императоре Иавле давались в награду заслуг только ордрна Св. Анны и Св. Іоанна Іерусалимскаго.

92___

Одновременно с учрежденіем министерств'*,. 8-го сентября 1802 года, были

определены права и обязанности Сената. Император Александр, убедясь в их

неопределенности, повелел Именным указом самому Сенату о том подать свое

мненіе(33). При слушаніи этого указа в общем собраніи Сената, голоса

разделились. Граф Воронцов (Александр Романович) и Завадовскій, еделав намёк

на прежнее правленіе словами Тацита, что „говорить было опасно, а молчать

бедственно", хотели ослабить самодержавную власть, присвоив важныя права

Сенату, как наприм. располагать государственными доходами и казнить смертью

без конфирмаціи Государя. Державин, хотя предлагал, сообразно учрежденію о

губерніях, разделить высшую правительственную часть на четыре отдела:

законодательный, судный, исполнительный и оберегательный, однакоже считал

необходимым соединить их зависимостью от воли Монарха. Но как, по словам

Петра Великаго — „Государь не ангел и не может один везде и все управить", то

Державин предложил поставить во главе отделов высшаго управленія четырех

министров, именно: 1) Просвещенія и Законов; 2) Юстиціи; 3) Внутренних дел, и 4)

генерал-прокурора. Государь, приняв благосклонно проект Державина, приказал

ему написать мненіе об организаціи Сената, но в последствіи не одобрил

составленнаго им мненія (34). Некоторыя из лиц, удостоенных особым доверіем

Государя, предлагали, чтобы генерал-губернаторы, губернаторы и предводители

дворянства представляли на разрешеніе в Сенат о всех предметах, выходивших

из круга предоставленной им власти, но Император Александр неутвердил это

предположен, е, могшее, по его мне-

93

нію, повести к столкновенію Сената с проецированными тогда министерствами.

Подобными,-же обюазом Государь неизъявил согласія на то, чтобы все указы

министрам объявлялись чрез Сенат, и чтобы Сенат, в случае превышенія власти,

либо употребленія во зло Монаршей доверенности, кемълибо из министров, мог

входить с представленіями о том Государю. Имнератор Александр полагал, что

такія права, совершенно уничтожив ответственность министров, слишком

увеличилибы власть Сената, и потому в указе о правах и обязанностях Сената

было сказано вообще, что „сенатор имеет долг представлять о проиеходящем

вреде в Государстве и о нарушителях закона ему известных»... Точно также были

устранены предложенія: во 1-х, предоставить исключительно выбор сенаторов из

всех лиц первых четырех классов губернским собраніям первых семи классов, и

во 2-х, избирать сенаторов из лиц представляемых губернаторами, по два из

каждой губерніи (35). За тем Государь утвердил с небольшими измененіями

сенатскій доклад, заключавшій в себе следующія постановленія: 1) Сенат есть

верховное место Имперіи; 2) власть Сената ограничивается единою властью

Государя; 3) председает в Сенате Государь; 4) указы Сената исполняются всеми,

как собственные указы Государя, который лишь один может остановить

исполненіе сенатских повеленій; 5) дозволяется Сенату представлять Государю

о таких указах, которые сопряжены с большими неудобствами при исполненіи,

либо несогласны с другими законами, или неясны ; но когда, по представленію

Сената, небудет сделано измененія в указе, то он остается в своей силе: 6)

сенатор, обличенный в преступленіи,

94

подвергается суду Общего Собранія Сената; і) при несогласіи каких-либо решеній

Общаго Собранія Сената с мненіем генерал или обер-прокурора, дело взносится к

Государю; 8) по уголовным делам, в которых идет о лишеніи дворянскаго

достоинства и чинов, Департамент Правительств ующаго Сената, но еужденіи,

подает доклад Государю и ожидает конфирмаціи или указа; 9) за несправедливый

жалобы Государю на Сенат, виновные предаются суду(36).

Вслед за тем было учреждено несколько новых губерній, именно: вместо

малороссійской губерніи, черниговская и полтавская; вместо белорусской,

могилевская и витебская (37); вместо новороссійской: николаевская (херсонская),

екатеринославская и таврическая (38), а тобольская губернія разделена на

тобольскую и томскую (39). Составлены штаты управленія губерній сперва с.-

петербургской и московской, а потом и прочих.

Продовольствованіе народа необходимейшими потребностями составляло

предмет неусыпных забот правительства. В неурожайные годы, 1803-й и 1805-й,

был запрещен вывоз хлеба за-границу из западных руберній Имперіи (40). В 1805

году, безпрестанные дожди при северных ветрах затруднили добываніе соли в

Элтонском озере, а в Крыму, от неблагопріятной погоды, соль не садилась во-все,

что истощило прежніе запасы ея и заставило разрешить безпошлинный привоз

соли из за-границы к черноморским портам и сухим путем из Молдавіи (41). Вместе

с тем Высочайше утвержден доклад министра Внутренних дел, об устройстве

Элтонскаго солянаго промысла (42), и учреждены экспедиціи соляных промы-

___95 _

слов: Элтонскаго, Иледкого и Дедюхинскаго, в пермской губерніи (43).

Кроткое и благодетельное правленіе Императора Александра побуждало иностранцев, и в

особенности германских жителей, переселяться в Россію. Еще в 1803 году, прибыло в

новороссійскій край до 3,000 выходцев из Германіи и Швейцаріи (44). В следующем году

были определены правила для принятія и водворенія иностранных колонистов (45).

Положено допускать к поселенію в Россіи только земледельцев, преимущественно

виноградарей, и мастеровых, имеющих свидетельства в том, что они хорошіе хозяева,

ничего не должны своему правительству и владеют каждый, в наличных деньгах или

товарах, суммою не менее трех сот гульденов. Главныя права и льготы, им

предоставленныя, были следующія: 1) свобода вероисповеданія; 2) свобода от платежа

податей на десять лет; 3) свобода от воинской и гражданской службы; 4) ссуда на

обзаведеніе хозяйства, до трех сот рублей, с разсрочкою уплаты; о) выдача кормовых

денег со дня прибытія на границу; 6) отвод земли по 60-ти десятин на каждое семейство,

исключая нагорной части в Крыму, где раздача земель долженствовала производиться на

особенных правилах; 7) дозволеніе заводить фабрики и торговать с уплатою гильдейской

повинности; 8) свобода обратнаго выезда из Россіи, но с тем, чтобы выезжающій, сверх

лежащаго на нем долга, внес в казну трех-годичную подать (46). В 1804 году прибыло из

Германіи около тысячи семейств, а Болгар и других націй 366, всего-же 1342 семейства, и

469 душ Нагайцев и Татар(47), а в 1805 году более четырех сот семейств (48). Эти

выходцы водворились в пе-

96

тербургской, виленской, астраханской, преимущественно-же в новороссійских

губерніях. — Переселенія жителей из одной губерніи в другую ограничивались

водвореніем в Сибири нескольких еот семейств. с Кавказа и переездом на

Кавказскую линію 479-ти однодворцев слободскоукраинской (харьковской)

губерніи, поступивших в званіе Линейных казаков; кроме того, добровольно

переселялись духоборцы из разных губерній на урочище в таврических степях.

именуемое „Молочныя воды" (49).

Еще при Императрице Екатерине П-й, в 1792 году, екатеринославскій губернатор

Каховскій доносил, что духоборцы ведут жизнь примерно хорошую, благонравны,

не терпят пьянства и праздности. Тем не менее, однакоже, в последствіи, и

начальство, и православные, смотрели на них, как на возмутителей

общественааго спокойствія. Но в 1801 году сенаторы Лопухин и Нелединскій-

Мелецкій показали их в более правильном свете, следствіем чего было

прекращеніе преследованія духоборцев и переселеніе их на Молочныя воды (^).

Из числа азіятских племен поступили в подданство Россіи, в 1802 году,

Трухменскій и Аварскій народы (5|).

Император Александр принимал всевозможныя меры для улучшенія участи

помещичьих крестьян и, внушая в них повиновеніе к помещикам(52), строго

взыекивал с последних за жестокіе поступки с крепостными людьми их. Так одного

из орловских помещиков, отставнаго маіора Орлова, за безчеловечное обхожденіе

с крестьянами, повелено было заключить на покаяніе в монастырь, на десять лет,

a именіе его поручить дворянской опеке, с тем, чтобы она преимуще-

97

ственно старалась поправить состояше крестьян, a помещику на содержаніе в

монастыре доставляла не более 50-ти копеек в день; остальные доходы

предоставлялись законным его наследникам (53). Именіе другаго помещика,

надворнаго советника Яцына, отданное в опеку за жеетокіе поступки его с

крестьянами, повелено было раздедить ближайшим его наследникам (54).

Император Александр нередко предоставлял губернским дворянским собраніям

суд над помещиками, уличенными в жестоком обращеніи с их крестьянами. Так,

между прочими, было повелено ярославскому дворянству судить отставнаго

генерал-маіора Побединскаго. Дворяне, признав поступки его „омерзительными",

постановили, лишив его всех прав и преимуществ, дворянству присвоенных,

послать на покаяніе в монастырь. Это решеніе было смягчено Государственньш

Советом, который нашел достаточным, по примеру маіора Орлова, послать

Побединскаго в монастырь, не лишая его чинов и дворянства (55). Великому

подвигу освобожденія помещичьих крестьян, совершенному в наше время,

положено было основаніе в царствованіе Александра I, который, с самаго

вступленія на престол, принял непоколебимое намереніе — не жаловать (как

было до него) никому населенных именій. На письмо одного из государственных

сановников, желавшаго получить такое именіе, Государь отвечал: „Русскіе

крестьяне, большею частью, принадлежат помещикам; считаю йзлишним

доказывать униженіе и бедствіе такого состоянія. И по тому Я дал обет

неувеличивать числа этих несчастных и принял за правило недавать никому в

собственность крестьян. Именіе, о котором вы просите, будет пожаловано в

аренду, вам и ва-

7

98

Шим наследникам, следовательно вы получите желаемое, но только с тем,

чтобы крестьяне не могли быть продаваемы подобно безсловесным

животным. Остаюсь в убежденіи. что вы поступили-бы не иначе на моем

месте". Недовольствуясь тем, Александр пооіцрял добровольное

освобожденіе крестьян их помещиками. Нельзя не заметить, что

просвеіценнейшіе из государственных людей того времени, как наприм.

Державин, граф Растопчин, и даже адмирал Мордвинов, платя дань

вековому предразсудку, считали освобожденіе крестьян не только

несообразным с общею пользою, но вредным для безопасности государства

(56). Самое разрешеніе казенным крестьянам — пріобретать во владеніе

ненаселенныя земли—тогда считалось опасным нововведеніем (57).

Новосильцов полагал, что в указе о предоставлеши купечеству, мещанству

и казенным поселянам права пріобретать покупкою земли, надлежало, не

упоминая вовсе о намереніи правительства улучшить участь крестьян,

объявить, что целыо этого распоряженія было желаніе поощрить

земледеліе и народную промышленность. — Тем не менее однакоже

некоторые из помещиков, действуя в духе правительства, заключали сделки

с своими крепостными людьми, предоставляя им свободу на довольно

снисходительных условіях. Помещик воронежской губерніи Петрово -

Соловово уволил 5,000 душ, в селе Никитовке, валуйкинскаго уезда, и

уступил крестьянам всю обработанную ими землю, в вознагражденіе чего

они обязались ему выплатить, в продолженіи 19-ти лет, полтора милліона

рублей (58).—Действительный тайный советник князь Куракин (Александр

Борисович) освободил около трех тысяч душ и уступил им до шестидесяти

тысяч десятин зе-

99

мли в своих воронежских поместьях. С своей стороны, крестьяне обязались

уплатить ему, в продолженіи 25-ти лет, 1,000,000 рублей (59). — Действительный

тайный советник Сергей Петрович Румянцев, сын знаменитаго фельдмаршала,

освободил и наделил землею 199 душ крестьян ему принадлежавших (со). —

Император Александр, желая придать условіям, заключаемым помеіциками с их

крестьянами, такую-же законную силу, какая была присвоена прочим крепостным

обязательствам, определил положительными постановленіями порядок перехода

помещичьих крестьян в свободные хлебопашцы (61).

Дворянство эстляндской и лифляндской губерній, отвечая на призыв благодушнаго

Монарха, ходатайствовало о лучшем устроеніи своих крепостных людей.

Император Александр, видя намереніе дворян: во 1-х, признать политическія

права крестьян; во 2-х, утвердить во владеніи крестьян пріобретенную ими

собственность, и в 3-х, оградить их от произвольнаго обращенія точным

определеніем их повинностей, учредил, под собственным своим наблюденіем и

под председательством министра Внутренних дел, комитета для постановленія

правил к обоюдной пользе обоих сословій (°2). Комитет, состоявшій из сенатора

Козодавлева, тайнаго советника графа Павла Строганова и ландратов Анрепа и

Будденброка, будучи открыт в августе 1803 года, представил Государю, в феврале

1804 года, доклад о своих занятіях, заключавшій в себе: 1) историческое

изложеніе основаній и плана новой организаціи крестьянскаго сословія; 2)

положеніе о крестьянах, и 3) инструкцию для долженствовавших привести его в

исполненіе ревизіошіых коммис-

100

сій. Главныя постановленія, заключавшіяся в Положеніи о крестьянах

лифляндской губерніи, удостоившемся Высочайшаго утвержденія 20-гофевраля

(3-го марта н. ст.) 1804 года, состояли в следующем:

1) Продажа, заклад и безденежныя уступки крестьян обоего пола от одного

помещика другому, без земли, запрещаются (ст. 5-я).

2) Крестьяне исполняюсь работы, не принадлежащія к сельскому хозяйству, либо

переселяются из одного поместья в другое разных владельцев, не иначе, как

добровольно, и согласіе их должно быть засвидетельствовано в приходском суде

(ст. 6-я).

3) Крестьянам обоего пола, для вступленія в брак, нужно только согласіе их

родителей, или родственников, от коих они зависят (ст. 10-я).

4) Крестьяне имеют право избирать судей из своего состоянія в крестьянскіе и

приходскіе суды и в ландгерихты (ст. 13-я).

о) Выбор к отдаче в рекруты предоставляется исключительно крестьянскому суду

(ст. 50-я).

6) Отправленіе работ на помещика, ни в каком случае, не должно превосходить

двух дней в неделю (ст. 58-я).

7) Повинность, определенная ревизіонною коммиссией, не может быть увеличена

помещиком, и напротив того помещик, в случае новаго размежеванія земель,

обязан уплатить крестьянину, за удобреніе полей, разведете садов, осушку болот,

и проч. (ст. 37-я и 38-я).

8) Крестьянин владеет данным ему от помеідика участком наследственно и не

теряет права иначе, как по приговору крестьянскаго суда, утвержденному

приходским судом, в следующих слу-

101

чаях: 1) когда накопится на нем долг вдвое большій против его повинностей, и 2)

когда за дурное поведеніе суд признает его неспособным к управленію хозяйством

(ст. 40-я).

9) Если крестьянин на своем участке не имеет леса для топлива и построек, (но не

для продажи), то, по прежнему, пользуется безденежно господским лесом (ст. 72-

я).

10) Подобно всем казенным крестьянам, они могуг продавать, покупать и

наследовать недвижимую собственность (ст. 17-я и 31-я).

11) Помещику предоставляется право, за нераденіе, ослушаніе, либо распутство

своих дворовых и работников, наказывать их заключеніем на хлебе и воде, не

более двух дней, и 15-ю ударами, палками, либо детскими розгами (ст. 134-я и

135-я).

12) Хозяева наследственных участков подвергались наказанію неиначе, как по

приговору крестьянскаго суда (ст. 138-я) (с3).

В эстляндской губерніи, дело об улучшеніи состоянія крестьян затянулось долее.

Помещики выказали себя менее снисходительными к своим людям, нежели

владельцы лифляндскіе, и потому Положеніе, составленное в Эстляндіи, по воле

Императора Александра, подверглось измененіям и удостоилось Высочайшаго

утвержденія уже в 1805 году. Эстляндскіе помещики домогались, чтобы им было

предоставлено право удалять безпокойных и вредных для общаго спокойствія

крестьян. Государь отказал в их просьбе; прочія-же статьи были утверждены в

виде временнаго Положенія, которое различалось от введеннаго в Лифляндіи: во

1-х, более значительными повинностями эстляндских крестьян в отношеніи к их

вла-

___102^

дельцам : годовая барщина их превосходила 35-ю днями барщину в Лифляндіи, и

кроме того, они отдавали помещику часть своей жатвы. Хозяева крестьянских

участков не были уволены от барщины, не только при сельских работах, но и на

винокуренных заводах; во 2-х, в эстляндском Полохеніи о крестьянах были

пропущены следующія статьи: о запрещеніи продавать людей без земли; о

неупотребленіи крестьян, без согдасія их, для домашней прислуги; о запрещеніи

наказывать хозяев иначе, как по приговору суда; о запрещены увеличивать

настоящія повинности, лежащія на крестьянских участках; о праве помещичьих

крестьян, наравне с прочими сословіями, покупать недшккимое ииеніе и владеть

им. Замечателыю также, что ыногія Высочайше утвержденныя статьи „Положенія",

отноеившіяся ко взысканіям с помещиков за нарушеніс законов, не были

напечатаны в эстонском оригинале, изданном в Ревеле (г>4).

Для поощренія земледелія и других отраслей сельскаго хозяйства были приняты

многія меры. Предположено составить сельскій капитал для пособія сельским

хозяевам. Обращено особенное вниманіе на разведете ше.іковичных дерев и

виноградников в окрестностях Кизляра, на Дону и в Крыму; в тираспольском уезде

херсонской губерніи, открыта природная шелковичная роща, простиравшаяся на

50 десятин; к охраненію ея сделаны распоряженія и предположено поселить там

несколько семейств из Молдаван, сведущих в шелководстве. Открыто в Крыму

училище виноделія, под веденіем действительнаго статскаго советника Палласа,

которому отведены земли и предоставлено в распоряженіе несколько за-

103

пущенных казенных садов в Судацкой и Коозской долинах; водворено там же

несколько виноградарей с берегов Рейна, вывезены виноградныя лозы с Рейна и

островов Занта и Тенедоса, а также выписаны из Испаши виноградари и

привезены лозы с Мадеры. — Для содействія к поощренію овцеводства были

сделаны многія распоряженія: в 1804 году изданы правила о раздаче овцеводам

казенных земель (С5); с помощью правительства, комаіерціи советник Рувье и

иностранец Миллер завели в новороссійском крае значительныя овчарни (ос). —

Тогда же положено основаніе производству сахара из свекловицы выдачею на

постройку сахарнаго завода тульскому помещику отставному генерал-маіору

Бланкеннагелю, под залог недвижимаго именія, пятидесяти тысяч рублей на

двадцать лет, с уплатою в последніе десять всей суммы и процентов (°7).

При восшествіи на престол Императора Александра I, рыбная ловля на

Каспійском море находилась в руках немногих лиц, владевших прибрежными

землями. Следствіями того были с одной стороны упадОк рыбнаго промысла, а с

другой вздорожаніе рыбы. Государь, приняв во вниманіе, „что силою самых

древних законов и установле„ній, воды морскія, даже при местах действительно

„заселенных, никогда и нигде частному владельцу „не подлежали, а должны были

оставаться в общем „и свободном для всех употреблены," повелел, вознаградив

настоящих владельцев прибрежных земель, соразмерно действительной ценности

их именій, постановить на будущее время, чтобы морскіе рыбные промыслы, а

также и земли для их заведеній и пристанищ нужныя, никому, ни в оброк, ни в

собственность, отдаваемы не были, но

104

оставались-бы в общем владеніи (еь). В последствіи однакоже, но разсмотреніи в

Оенате прав владельцев помянутых земель, оставлены были им некоторые

участки касиійскаго прибрежья (69). Для поощренія (фабричной промышленности

были выданы ссуды и положено составить особый капитал. До 1803 года в веденіи

Мануфактур-Коллегіи было 2,390 фабрик, из коих казенішх о, суконная и чулочная

Екатеринославская, шелковых изделій и часов Купавинская и суконная Иркутская

*); обязанных 23 и частных 2,364; в продолженіи трех лет, 1803—1805, прибыло

137 новых фабрик и закрыто 52. Из числа казенных фабрик две, именно

Екатеринославскую и Иркутскую, велено было передать в коммисаріатское

ведомство (70), а Купавинская отдана сперва в содержаніе, а потом в

потомственное владеніе действителыгому тайному советнику князю Юсупову (71).

Обязанными фабриками считались те, которыя, будучи заведены с пособіем

казны, поставляли для войск определенное количество сукна по условленной

дене. В 1802 году, было поставлено этими фабриками 704,280 аршин сукна и

382,140 аршин каразеи, на сумму 713,031 рубль. — Возвышеніе цен на все

продукты заставило фабрикантов просить об увеличеніи платы за их сукна и об

уменьшеніи поставок, что и было Высочайше разрешено (72). Для огражденія

фабричных людей от обид и от употреблен ія на домашнія услуги хозяевами

фабрик, положено, в случае нротивозаконных поступков, отбирать мастеровых в

казну, вознаграждая фабрикантов только за тех людей, кои,

*) Кроме того было несколько казепныхь ((іабрик в управленіп других ведонсти.

105

по указу 1736 года, были из казенных крестьян приписаны к фабрикам, с заплатою

от содержателей известной суммы (73).

Медицинское управленіе, состоявшее с 1804 года в непосредственном веденіи

товарища министра Внутренних дел, тайнаго советника графа Строганова,

неусыпно заботилось о народном здоровье. В числе принятых им мер наиболее

замечательно прививаніе коровьей оспы, которому тысячи людей обязаны

сохраненіем жизни. Командированный с этою целью доктор Буттац, в продолженіи

1802 и 1803 годов, объехал семь губерній, в коих, под его надзором, была привита

оспа шести тысячам детей различных возрастов. Сначала препятствовали ея

распространенію народные предразсудки, но в последствіи вліяніе духовенства

облегчило подвиг врачей и в 1805 году число детей с прививною оспою уже

возрасло до 66,835-ти (74).

Возстановленіе уваженія к законам и правды в судах было постоянным предметом

попеченій Императора Александра 1. Непосредственно по учрежденіи

министерств, Высочайше утвержден доклад министра юстиціи о правилах

судопроизводства в Сенате и о порядке соглашенія его резолюцій с мненіями

генерал - прокурора или обер-прокурора (75). Для скорейшаго теченія

следственных и уголовных дел, все губерніи, на общих правах состоящія, были

разделены на две части, и постановлено взносить дела из губерній ближайших к

Петербургу в 4-й (в последствіи переименованный в 5-й), а из ближайших к Москве

в 5-й (в последствіи названный 6-м) де-

106

партамент Сената (70). Затем огромное количество дел, входивших в Сенат,

заставило учредить два новых сенатских департамента, один в С. Петербург!; и

другой в Москве, после чего состояли в С. Петербург!;: 1-й, апелляционные 2-й, 3-

й и 4-й, 5-й уголовный и межевой департаменты, а в Москве: 6-й уголовный и

апелляціонные 7-й и 8-й (77).

В числе законов о правах состояній, изданных в начале царствованія Александра

I, были следующія постановленія: во 1-х, на основаніи 15-й статьи

Бсемилостивейше пожалованной дворянству граматы, где сказано: „телесное

наказаніе да не коснется до благороднаго," запрещено заковывать в железа

подсудимых офицеров и дворян, по заключеніи сентенціи, до Высочайшей

конфирмаціи (78). Еще в 1801 году последовал Именной указ о предоставленіи

купечеству, мещанству и казенным поселянам права пріобретать покупкою земли;

сенатским же указом, от 24 апреля 1802 года, предписано присутственным местам

не стеснять такія сделки (79). Затем повелено „распространить на состоянія

купеческое, мещанское и земледельческое 23-ю статью Дворянской граматы," на

основаніи коей наследственное именіе осужденнаго и за важнейшее преступленіе

отдается законным его наследникам (80). На основаніи прежних постановлены,

неимеющим детей, разрешено было завещать родовое именіе мимо ближних

дальним родственникам (81). — Распространяя и утверждая права дворянства и

граждан, Император Александр I требовал от дворянскаго и купеческаго сословій,

чтобы они не уклонялись от выборов, по нераденію к общему благу, и не

отказывались

107

от исполнешя должностей, на них возложенных доверіем их обществ (82).

В конце 1804 года, последовало Высочайше утвержденное Положеніе об

устройстве Евреев. Принимая во вниманіе дух тогдапшяго общественнаго мненія и

современные предразсудки, нельзя не удивляться далеко опередившей век

терпимости правительства. Комитет, которому было поручено изследовать

причины невыгоднаго и вреднаго состоянія, в котором находились Евреи (83),

полагал, что поводами к отчужденію их от народа, в среде коего они обитают,

были: во 1-х, уклоненіе их от общаго управленія и законоположеній, коими

руководствуются все сословія; во 2-х, различіе в одежде и языке; унотребленіе

особаго языка не позволяло им пользоваться средствами к образованію себя на-

равне с прочими русскими подданными; в 3-х, отвращеніе их к земледелію,

побуждавшее их к мелочной промышленности, сопряженной с противозаконными

средствами. Для обсужденія способов к улучшенію положенія Евреев, комитет

вызвал из различных губерній депутатов от еврейских обществ, и кроме того, все

заключенія комитета были переданы чрез губернскія начальства главным кагалам,

которые должны были сообщить свои замечанія. Но, вместо того, депутаты и

кагалы ограничились голословною просьбою, отложить предположенное

устройство их на 15 или 20 лет, в особенности-же они домогались, чтобы за ними,

по прежнему, было оставлено право арендовать именія и содержать питейные

дома. Такіе отзывы, внушенные корыстолюбіем немногих лиц еврейскаго

общества, утвердили комитет в необходимости задуманнаго правительством

преобразованія. На основаніи Положенія : 1) Евреи

108

могли поступать во все русскія народныя училища, гимназіи, университеты и в

академію художеств, сохраняя правила своей религіи; дети Евреев в приходских и

уездных школах могли носить платье еврейское, но обучающіеся в гимназіях

должны были ходить в немецком платье; 2) Евреи производятся в университетскія

степени на-равне с прочими русскими подданными ; 3) если Евреи не захотят

отдавать своих детей в общія училища, то установить на их счет особыя школы и,

в число предыетов их ученія, включить один из языков: русскаго, польскаго или

немецкаго; 4) по прошествіи шести лет от изданія сего Положенія, все купеческія

сделки между Евреями должны были происходить на одном из этих языков; 5) все

Евреи, имея полную свободу употреблять свой язык во всех делах, как

относящихся до веры, так и в домашних, были обязаны, с 1-го января 1807 года,

совершать все публичные акты на русском, польском или немецком языках; 6)

члены магистрата из Евреев должны носить немецкое, русское, либо польское

платье; с 1808 года никто из Евреев не может быть выбран в члены магистрата,

если не будет он читать на одном из языков: русском, немецком или польском; 7) с

начала 1812 года, никто не может быть избран ни в какую должность, ни в кагале,

ни в раввинстве, если не будет читать и писать на одном из означенных языков.

Всех Евреев положено разделить на четыре сословія: а) земледельцев; б)

фабрикантов и ремесленников; в) купцов; г) мещан. С Евреями, незаписанными ни

в одно из этих сословій, определено поступать как с бродягами, по всей строгости

законов. Затем, в Положеніи были изложены права

109

и обязанности каждаго сословія (одинаковыя с постановленіями для всех русских

подданных) и обязанности раввинов и кагалов (84). Е сожаленію однакоже это

Положеніе было исполнено только отчасти, и быт Евреев, столь-же вредный для

них самих, сколько и вообще для государства, мало улучшился.

Император Александр, получив сведеніе, что крепостные люди-, за казенные и

частные долги их помещиков, отдавались судебными местами в работу, и что

получаемый за то деньги поступали на удовлетвореніе взысканій с помещиков,

запретил такіе поступки и повелел Сенату „сделать распоряженіе, чтобы никто не

наказывался за чужую вину (85).

В отношеніи ссыльных, каторжных и лишенных чести людей, последовали

следующія распоряженія:

Во 1-х, подтвержден указ 1728 года декабря 20-го, коим от таких людей запрещено

принимать письма для отправленія по почте, тем более, что „люди сего рода,

считаясь политически мертвыми для общества, не могут быть с ним в сношеніи

иначе, как чрез местное начальство" (86).

Во 2-х, дозволено мужьям и женам ссыльных вступать в другой брак, с тем, что

прежніе их браки теряют законную силу, даже и в таком случае, когда преступнику

будучи помилован, возвратится на родину (87).

При Императоре Александре соблюдалась терпимость в отношеніи ковсем

религіям, издавна существовавшая в Россіи. В 1803 году, на вопрос

малороссійскаго генерал-губернатора Алексея Борис. Куракина, как поступать с

раскольническими попами, было объявлено Высочайшее пове-

по

леніе: „как изгнаніе таковых священников из „волостей могло-бы более ожесточить

раскольни„ков в их суеверіи и лишить их способов „крещенія младенцев и

погребенія мертвых, то „и должно терпеть оных, смотря на них, так „сказать, сквозь

пальцы, но не подавать им одна„кожеявнаго вида покровительства" (88). Несмотря

на такую терпимость, Император Александр ревностно ограждал Православіе от

притязаній католическаго духовенства. Получив сведенія о насильственном

обращеніи белорусских уеіатов в латинскій обряд, Государь повелел местному

начальству защищать их от притесненія католических консисторій. Вслед за тем,

было строжайше запрещено всем обществам и частным жителям римско-

католическаго исповеданія иметь непосредственное сношеніе с римским двором

(89).

Таковы были главныя законоположенія, по внутреннему устройству Имперіи, в

первые годы царствования Александра I. Современники находили эти

постановленія неимеющими взаимной связи, да и не могло быть иначе. Пока наши

законы не были приведены в систему, до тех пор всякая попытка кореннаго

преобразованія законодательной части была преждевременна; оставалось

устранять и искоренять наиболее вопіющія злоупотребленія, смягчать уставы,

несовместные с духом времени, стараться придать закону ту силу и то уваженіе,

без которых он остается мертвою буквою. Все это составляло предмет заботь

правительства, и многія из наших тогдашних постановлены, в отношеніи к

человеколюбію и предвечной правде, могли служить образцем для юристов

западной Европы. Конечно — исполненіе законов и тогда заставляло желать

многаго. Недаром поэт сказал:

111

___Законы святы,

Но исполнители — лпхіо супостаты.

Да и глас народа, недаром прозванный гласом Божіим, выразил свое

понятіе о нашей юстиціи словами: „не бойся суда, а бойся судьи".

Чтобы найти спасительную нить в лабиринте многосложнаго обряда русской

Фемиды, надлежало собрать все существ у ющіе у нас законы и привести их

в систематическій порядок. Эта огромная работа, начатая в царствованіе

Александра I, была окончена, как известно, при Августейшем его

преемнике.

ГЛАВА III.

Преобразованіе законодательной части. Проект новаго

Уложенія.

(1801-1805 г.)

Меры, принятия Императором Александром 1-м, для приведенія наших законов в

систематически порядок и вообще для преобразованія законодательной части,

находились в тесной связи с подобными-же идеями, которыя в различных формах давно

уже занимали наше правительство.

Еще в 1700 году, Петр I, коему обязаны мы столь многими предположеніями,

исполняемыми в продолженіи полутора века, убедясь в недостатках и противоречіях

законов своего государства повелел боярам „сидеть у Уложенія" и составить из него и

последующих указов и статей новыя узаконенія (1). Бояре и прочіе члены Коммисіи

занимались этою работою несколько лет, но не успели окончательно обработать и первых

трех глав Уложенія (2). За тем, военныя и прочія государственныя дела заставили Петра

отложить на-время задуманное им преобразованіе законодательной части, но, в

последствіи, удостоверясь новыми опытами в необходимости исправленія законов и

судебнаго

113

порядка, он, в 1714-м году, снова приступил к исполненію своего намеренія и

повелел Сенату дополнить Уложеніе 1649 года последующими указами. Когда-же

и эта мера оказалась безуспешною, Петр поручил Коммисіи, из русских и

иностранцев, составить ново'е Уложеніе, пополнив прежнее шведскими и

датскими законами, и взносить его по частям на разсмотреше Сената, которому

дано было несколько подтвердительных указов по сему предмету, не имевших,

впрочем, никаких замечательных последствій (3).

Исправленіе наших законов постоянно обращало на себя вниманіе преемников

Петра Великаго, но единственным памятником их заботливости и, вместе с тем,

неудобства принятых ими мер, в теченіи многих лет, оставались невыработанные,

неимеющіе между собою взаимной связи, и Сенатом неутвержденные отрывки,

сохранивптіеся в сенатских архивах. Императрица Елисавета Петровна,

предположив исполнить намереніе своего великаго родителя, повелела учредить,

для разсмотренія Уложенія и последующих указов, Коммисію из восьми членов.

Коммисія, сообразив, что сперва надлежало начертать план новаго Уложенія, а

потом уже приступить к его сочиненію, составила такой план, впрочем, весьма

недостаточный, который, по разсмотреніи и утвержденіи его Сенатом, был

разослан во все присутственныя места, с тем, чтобы каждое из нихъ^ собрав все

существующія постановленія, по роду дел к нему принадлежащих, составило из

них свод (указ в пунктах) и внесло его на обсужденіе в Сенат. В последствіи, из

представленных трудов Коммисіи, судная и уголовная части были разсмотрены в

Сенате и поднесены Императ-

8

114

рице, но возвращены без Высочайшаго утвержденія. Между тем, опять были

назначены, во всех губерніях, кроме остзейских, выборгской, сибирской,

астраханской и кіевской, по два депутата из дворян и по одному из купцов, для

слушанія новых постановленій, но, за неприведеніем Уло~ женія к концу, депутаты

были отпущены (4).

Императрица Екатерина II, с отличавшею ее мудростью, обдумав покушенія своих

венценосных предшественников, приняла твердое намереніе даровать народу

соответствующее общему благу Уложеніе. По словам Императрицы, она, в

первые-же годы своего царствованія, убедилась, что правосудіе у нас

затруднялось многими обстоятельствами : с одной стороны — недостатком^ в

законах; с другой —их излишеством и противоречіем, что подавало повод к

непониманію духа и смысла постановленій, либо к превратному их толкованію; к

тому-же — нравы и обычаи, со времени изданія многих законов, изменились, от

чего самые законы сделались неприменимы. Таковы были поводы, вместе с

желаніем „видеть свой народ столь счастливым и довольным, сколь возможны

счастіе и довольствіе людей," побудившіе Великую Государыню к одному из

знаменитейших ея подвигов (5).

По ея повеленію, были собраны в Москве дег путаты от присутственных мест,

дворянства, городов, сельских обывателей и иноверцев. в числе 505-ти человек.

31-го іюля 1707 года, последовало торжественное открытіе „Коммисіи о

составленіи проекта новаго Уложенія." В сей достопамятный день, депутаты

получили, вместе с отличительными знаками их званія, правила совещаній

Коммисіи и „Наказ» (инструкцію), труд самой

115

Императрицы, составленный на основаніи „Духа законов» Монтескье и твореній других

великих мыслителей, безсмертный памятник человеколюбія и глубоких сведеній в

законодательств^ мудрой Монархини.

Ооединеніе всех членов Коммисіи, под председательством генерал-прокурора и

депутатскаго маршала, образовало „большое или общее депутатское собрате,"

обязанности коего состояли: въназначеніи, из чиела депутатов, частных коммисій; в

разсмотреніи предложены и уставов, представляемых этими коммисіями, и в поднесеніи

Государыне докладов по делам, относящимся к составленію новаго Уложенія(6).

Частных коммисій было всего 19. Из них 15, по числу разрядов, на кои были разделены

законы, занимались составленіем проектов. Из остальных-же четырех, коммисія

дирекцгоншш, под председательством генерал-прокурора, наблюдала за порядком дел

вообще и имела в своем веденіи ревизію отдельных трудов, до внесенія в общее собрате.

Коммисія эктедиціонпая занималась исправленіем во всех проектах слога. Коммисія

ттазовь — выписками из различных инструкцій, a коммисія сводов — собраніем прежних

законов, выписками кгь них и приведеиіем в систематическій порядок существующих

постановленій.

Основаніем трудов всех коммиссій служили: наказ Императрицы; наказы, данные

депутатам от прпсутственных мест и сословій, и прежнія узаконенія (*).

В каждой из частных коммиссій было не более пяти членов; во всех-же коммиссіях число

8*

116

членов, редакторов и канцелярских служителей простиралось до 128-ми человек.

К,оммиссіи, руководимый Наказом, ревностно приступили к исполненію

возложеннаго на них труда; но последствія их занятій неоправдали ожиданій

Екатерины. Многочисленные члены коммиссій, не сходствуя между собою — ни по

положенію в обществе, ни по степени образованія, ни по образу мыслей, не могли

стремиться единодушно к указанной им цели, и даже многіе из них не понимали

важности своего призванія. Война с Оттоманскою Портою, начавшаяся в 1768

году, заставила правительство распустить большое депутатское собраніе *),

оставя некоторое число членов и кандидатов для частных коммиссій, которыя,

занимаясь в продолженіи шести лет, составили пятнадцать проектов для разных

частей новаго Уложенія, но труды их не были — ни достаточно соображены с

основаніями помещенными в Наказе, ни подчинены строгой системе,

долженствующей составлять отличительную черту собранія законов. Все это

побудило Императрицу, в 1774 году, отпустить всех членов Коммиссій „впредь до

указа" (8).

В последствіи Императрица Екатерина II не заблагоразсудила снова собирать

депутатов для составленія новаго Уложенія, хотя ея деятельность по части

законодательства не уменьшилась. Незабвенными памятниками царствованія

Великой Государыни остались: грамата дворянству, городовое положеніе,

учрежденіе о губерніях, устав благочинія, и проч. Кроме того, для начертанія

проекта об упрощеніи канцелярскаго порядка, была учреж-

*) Некоторые пзт) депутатов находились в военной службе.

117

дена в 1784 году особенная коммисія, под председательством графа

Завадовскаго.

При Императоре Павле, в конце 17У6 года, учреждена коммисія, из четырех

членов, под председательством генерал-прокурора, впоследствіи названная

„Комшсіей о составлены законов." Она должна была: во 1-х, собрав все изданныя

постановленія, составить из них три книги россійских законов: первую уголовных,

вторую гражданских и третью казенных дел. В каждой из них надлежало указать

прямой смысл законов, долженствующій служить руководством при их примененіи

в практике. Во 2-х, для совершенія сего дела, избрать искусных в законоведеніи

чиновников, и в 3-х, по мере составленія частей каждой из книг, взносить их на

разсмотреніе и утвержденіе Сената (9).

Одним из первых предметов, обративших на себя внгоіаніе Императора

Александра I, было преобразованіе законодательства. В запиеке, поданной

Государю князем Чарторыским, предложено было разделить судебную власть на

три части: гражданскую, уголовную и полицейскую, устроив две первыя так, чтобы

в каждой были две инстанціи и кассаціонный суд. Сенату-же предоставлялся

надзор за действіями всех чиновников (10).

Вслед за тем, в неофиціальном комитете Государя, было предположено составить

свод всех существующих постановленій, а, в ожиданіи того, войти в сношеніе с

знаменитейшими европейскими юристами, на счет плана и общей системы

законов (и).

Но еще прежде того, именно 5-го іюня 1801 года, Государь, поручив Коммисію о

составленіи

законов вь уиравленіе действительнаго тайнаго советника графа Завадовскаго,

иод собственным своим веденіем, снабдил его на сей предмет инструкціей.

Главныя правила, в ней заключавшіяся, состояли в том, чтобы сперва

разсыотреть все матеріалы, относящіеся к составлению законов, и все планы,

предложенные для приведенія их в систематически! порядок; затем — избрать

удобнейшій из сих планов, либо начертать проект новаго законоположенія, и

наконец, по утвержденіи плана, сообразить, согласно с ним, составь коммисіи и

приступить к делу. По мненію Государя: „предположенія, помещенныя в Наказе

Императрицы Екатерины, содержали в себе избраннейшія истины и могли пролить

великій свет на упражненія Коммисіи". Вскоре после того, повелено коммисіи

преимущественно заняться исправленіем судебнаго порядка и приспособленіем

его к настоящему времени, к законам и уставам, отменившим прежнія

постановленія, к скорейшему ходу дел и действительности правосудія. В

заключеніе указа по сему предмету, последовавшаго на имя графа Завадовскаго,

сказано: „Чем скорее проект положенія сего будет образован и Мне представлен,

тем услуга сія отечеству будет пріятнее, тем удовольствіе Мое и признательность

вам совершеннее" (12).

В начале 1804 года, коммисія, окончив предварительныя работы и приступив к

делу, сочла недостаточным ограничить круг своих занятій собраніем

существующих в Имперіи узаконеній, что было-бы несогласно с Наказом

Екатерины Великой и с намереніями Императора Александра, изложенными в

Высочайшем рескрипте графу Завадовскому. С другой стороны, нельзя было

рас-

119___

пространить иределов деятельности коммисіи до того, чтобы предоставить ей

состаізленіе законов новых, либо введеніе в русскій кодекс чуждых, образу

правленія и местным обстоятельствам Россіи несоответствующих, что принесло-

бы более вреда, нежели пользы государству.

По ынеыію комыисіи, чтобы означить ясно и точно круг еядействій, надлежало,

прежде всего, определить черты, отличающія существенное достоинство

законодательства. Согласно с духом Наказа Екатерины и с наставленіем

Императора Александра, черты сіи заключались в сдедующем:

1. Когда законы основаны на непоколебимых началах права.

2. Когда они точно определяют все части государственнаго управленія,

образованіе и иределы властей, а также все права и обязанности подданных,

сообразно духу правленія, характеру народа, политическому и естественному

положенію государства.

3. Когда они изложены ясно и расположены в систематическом порядке,

и 4. Когда содержать в себе твердыя и непреложныя правила для правосудія.

Итак, по заключенію коммисіи, надлежало начать дело с собранія и изложенія в

порядке начал права, этих простых, чистейших истин, основанных на здравом

разсудке и долговременном опыте, истин, столь же ясных, сколько не подлежащих

сомненію. В наказе Императрицы Екатерины сказано: „для ненарушимаго

сохраненія законов надлежит, чтоб они были так благодетельны, чтобы каждый

был несомненно уверен в необходимости соблюденія их для своей собственной

пользы" (13). Непоколебимость основаній

120

права служить залогом твердости самих законов, но изложеніе сих основаній

имеет еще и другую, не менее очевидную пользу. У всех народов, законоискусники

полагали науку составленія законов в том, чтобы, собрав все случаи, могущіе

встретиться в общежитіи, на каждый из них постановить особый закон, от чего

произошло-бы несметное множество законов, и при всем том былобы невозможно

предвидеть все возможные случаи. Напротив того, изложив в систематическом

порядке и в надлежащей полноте основанія права, можно применять к ним все

случаи, встречающіеся в общежитіи.

Затем — коюшсія предполагала приступить к составленію общих государствежых

закошв, относящихся к разным состояніям россійских нодданных, т. е. определить

все гражданскія отношенія, общія и частныя, законы из того проистекающіе,

обязанности, налагаемыя законами, и взысканія за их нарушеніе. Коммисія, во

исполненіе воли Государя, полагала преимущественно заняться начертаніем всего

судебнаго порядка, составляющаго столь важную часть законодательства, и

правил для нелицепріятнаго правосудія.

Наконец —по составленіи общаго законоположенія — коммисіи предстояло

изложеніе частныхь законов. Различіе общественнаго быта и других местных

обстоятельств, в разных местах обширной Россійской Имперіи, требовали для

некоторых губерній исключительныя постановленія и судебныя формы, и потому

правительство предоставило сим частям государства особыя права и законы, что

однакоже, было сопряжено с важными неудобствами и невсегда соответствовало

потребностям жителей. Надлежало дать им основанныя

121

на общих началах права и сообразные климату, религіи, обычаям и историческим

преданіям частные законы, отменив все особыя постановленія, несовместныя с местным

положеніем, и потому безполезныя.

Коммисія, признав, что одною из главных причин безуспешности прежних трудов, по

составлении книги законов, был недостаток обдумайнаго плана, открыла свои заседанія

начертаніем расположенія частей новагоУложенія, обозначеніем содержанія каждой части

и разделеніем занятій на три экспедиціи (14).

В составь коммисіи, кроме министра юстиціи, князя Лопухина, и товарища его

Новосильцова, были назначены:

Коллежскій советник Розенкампф референдаріем (делопроизводителем) первой

экспедиціи (общих законов) и секретарем совета, состоявшаго из министра юстиціи и

товарища его.

Коллежскій советник Дружинин референдаріем второй экспедиціи (частных законов).

Коллежскій советник Колесов референдаріем третьей экспедиціи (редакціи и ревизіи

трудов Коммисіи).

Вообще-же в Коммисіи составленія законов положено было по штату 48 чиновников.

На издержки коммисіи назначено было отпускать ежегодно 100,000 рублей (15).

Император Александр, принимая живое участіе в ходе занятій коммисіи, повелел

подносить себе ежемесячно отчеты об их успехе.

В первом заседаніи коммисіи, 24-го марта, были сделаны следующія предварительный

распоряженія: 1) постановлены правила для выбора чиновников в коммисію и поручено

секретарю Совета

122

составить для них инструкціи; 2) определен иорядок для текущей переписки; В)

положено, чтобы Совет собирался еженедельно по субботам, а также и в другіе

дни, ежели окажется нужным; 4) назначены предметы для занятій коммисіи в

продолженіи следующаго месяца, именно для первой экстдіщіи'- пять первых глав

коренных законов, к государственному управленію относящихся; введеніе в общія

основанія права и отдел о личных правах; собраніе всех законов об имуществе и

уголовных; приведете в систематическій порядок вопросов по различным родам

судебных форм; 'для второй жстдщіи: каждый из редакторов должен был собрать

по своей части существующія постановленія и привести их в порядок, сообразно

общему плану ; сверх того, экспедиціи было поручено сделать замечанія на отдел

о торговом праве; третья эксшдщія должна была привести в надлежащій порядок

архив коммисіи и заняться разсмотреніем переводов и других работ, сделанных в

первых двух экспедиціях (16).

В донесеніи Государю, от 1-го мая того же года, находим изложеніе

первоначальных трудов кошшсіи. Определен был канцелярскій порядок и приняты

меры для снабженія коммисіи всеми документами и источниками, необходимыми

при составленіи законов. Затем коммисія приступила к обсужденію замечаній,

сделанных секретарем совета на законы о правах личных. Утверждены для

руководства редакторам следующія правила.

1) Замечанія на полях страниц ирежних законов должны были заключать в себе

краткое изложеніе предметов в ней содержащихся, при чезгь надлежало

располагать эти заметки в стро-

жайшем методическом порядке, соответствующем расположенію помянутых

лредметов, сохраняя, однакоже, внутреннюю связь замечаній в каждой главе.

Редакторы были обязаны постоянно иыеть в виду эти правила, как при собраніи

узаконены, так и при размещеніи их в каждой главе. Соблюдете такого метода,

очевидно, могло показать, какіе именно из наших законов удовлетворительны и

какіе — напротив того —неточны, либо недостаточны.

2) При разработке каждаго отдела, редакторы должны были указать, из какого

указа или постановленія заимствованы статьи законов, а равно какія узаконенія

несогласны с основными началами права, либо подлежали отмене по другим

причинам (1Г).

Вместе с сим донесеніем, коммисія представила на Высочайшее разрешеніе

некоторыя сомненія, ею встреченныя при исправлены первых пяти глав коренных

законов (18).

В следующем донесеніи, от 4-го іюня, заключались следующіе проекты.

I. Пять глав из первой части законов, о священных правах царствующаго в Россіи

Императорскаго Дома, коих содержаніе извлечено из различных постановленій,

именно: из акта о восшествіи на престол Дома Ромйновых, манифестов и указов

Петра I, Екатерины II, Павла I и Александра I.

II. Основныя начала права, при изложеніи которых совет всевозможно обращал

вниманіе на точное и определительное их объясненіе.

III. Инструкция для чиновников коммисіи, при начертаніи которой совет имел в

виду — с одной стороны, дать каждому из них точное и полное

124

руководство, для исполненія возложенных на него обязанностей, а с другой —

установить между экспедиціями коммисіи взаимную связь, для содействія общему

делу. С этою целью признано полезным, чтобы референдаріи с их помощниками и

редакторы собирались еженедельно один или два раза, на общее совещаніе о

своих занятіях. ВСЕ работы, изготовляемыя в экспедиціях, для внесенія в совет,

долженствовали предварительно обсуждаться в сих совещаніях.

IV- Составленный, по Высочайшему повеленію, коммерчески устав для города

Одессы, который, по распоряженію совета коммисіи, был препровожден на

разсмотреніе министра внутренних дел и одесскаго генерал-губернатора, герцога

Ришелье, и исправлен согласно с их замечаніями (19).

Въдонесеніи от 2-го іюля был изложен отчет коммисіи за предшествовавшій

месяц. Предметами занятій были:

I. Вопросные пункты о порядке суда, отправленные для обсужденія в губернскія

присутственный места. При изложеніи сих вопросов, коммисія преимущественно

имела в виду: во-первых, расположить их точно в таком-же порядке, какой

соблюдался при веденіи тяжб, дабы обнаружить неудобства, происходящая от

неправильнаго примененія существующих по сему предмету постановленій, и во-

вторых, отбросить все излишнія подразделенія, чтобы по возможности облегчить

ответы. Ероме того, совет, при составлены вопросных пунктов для различных

губерній, принял во вниманіе разнообразіе судебных форм в частях Имперіи,

различных между собою по своим правам, обычаям и прочим физическим и нрав-

125

ственным особенностям: таким образом, по различію судебных форм

великороссійских, остзейских и возвращенных от Польши губерній, предложены

были их местным судам особые вопросные пункты.

II. Основныя правила судебнаго порядка, причем совет коммисіи счел себя

обязанным предварительно ознакомиться в подробности со всеми

существующими посему предмету постановленіями, и открыть недостатки их.

Совет, получив нужныя к тому сведенія от различных судебных мест, пришел к

выводу, что главными причинами неудобств настоящаго судебнаго порядка были:

во-первых, отсутствіе систематической связи и разногласіе законов, и во-вторых,

неправильное их примененіе в практике. Что-же касается до взаимных

противоречій между законами, то, по мненію коммисіи, это происходило:

а) От недостаточнаго определенія обязанностей, лежащих на судебных местах и

самаго порядка судопроизводства.

б) От того, что форма тяжебных делъносит характер розыска, так что весь ход их

зависит от произвола судей.

в) Что словесныя показанш и свидетельства, вместо того, чтобы служить к

разъясненію истины, подают повод к злоупотребленіям, чему доказательством

служат многіе указы, изданные по сему предмету.

Коммисія признала несомненную пользу введенія одного и того-же судебнаго

обряда во всей Имперіи, полагая, что права сословій и лиц в областях, состоящих

на особом положеніи, не могли быть тому существенным препятствіем, и что,

напротив того, такой порядок послужил-бы к

126

устраненію обиды и пристрастія, столь часто являющихся в тамошних тяжбах.

Кроме того, введеніе однообразія в судебных формах, по мненію коммисіи,

принесло-бы важныя выгоды, как правительству, так и подданным. Правительство

не было-бы столь часто затрудняемо изследованіем жалоб, происходящих от

многоразличія судебных обрядов; для частных-же лид, такое измененіе

существующаго порядка могло доставить еще большую пользу. Нередко

случается, что жители малороссійских, либо возвращенных от Польши губерній,

ведут тяжбы с жителями великороссійских и остзейских областей, причем обе

стороны затрудняются неизвестными им формами суда. Чтобы введете

однообразная судебнаго порядка оказалось вполне действительным, Коммисія

считала необходимым постановить, чтобы все тяжбы велись нарусскомъязыке:

такое требованіе темъболее справедливо, что многіе жители губерній, состоящих

на особых правах, изучают иностранные языки, и потому не должны уклоняться

отъзнаніяязыкаИмперіи, которой часть составляет их страна. К тому-же во многих

из этих губерній нет общаго языка для всех жителей: так-наприм. в Финляндіи

только лишь низшія народныя сословія говорят по-фински, дворянское-же и

купеческое сословіе — по шведски и по-немецки. По мненію коммисіи, надлежало

постановить, чтобы, по прошествіи 5-ти или 10-тилетняго срока, все

общественныя дела производились на русском языке,. и чтобы в знаніи его

производились испытанія всем поступающим в гражданскую службу. Еоммисія

полагала, что безпредельная преданность подданных к Государю и общее

убежденіе в необходимости преобразованій по законодательной части подавали

возможность

127___

к удобному введенію единообразія как в языке при веденіи тяжб. так и в судебных

формах.

III. Затем были изложены составленный референдаріем первой экспедиціи,

Розенкампфом. и одобренныя советом замечанія на отдел личных прав,

касательно взаимных отношеній различных лиц семейства (20).

В донесеніи коммисіи, от 30-го іюля, сказано, что, по разсмотреніи первых пяти

глав основаній личнаго права в отношеніи к естественным и семейным условіям,

было приступлено к исправленію существующих по сему предмету постанов л

еній, согласно с общими и частными законами.

Вместе с тем, коммисія представила Государю :

I. Синоптическую (наглядную) табель судебнаго порядка.

II. Две главы о форме тяжб, именно: одну о судьях и другую о тяжущихся.

III. Вопросные пункты о тяжебной формальности в губерніях, возвращенных от

Польши.

Коммисія признала нужным иметь в составе своем особый разряд чиновников, под

названіем корреспондентов Коммисіи составленія законов, которые могли быть

избираемы как из русских подданых, так и из иностранцев. Корреспонденты,

живущіе в Россіи, должны были, вместе с сим званіем, принять на себя

обязанность сообщать коммисіи все сведенія, имеющія какое-либо отношеніе к

предметам ея занятій. Предположеніе коммисіи удостоилось Высочайшаго

утвержденія (21).

В донесеніи от 3-го сентября, коммисія выразила свой взгляд на отдел

гражданскаго права, определяющій естественныя и семейныя отношенія

128

между лицами. По мненію коммисіи, эти отношенія находились в теснейшей связи

с прочими обязанностями граждан и имели первостепенное вліяніе на сохраненіе

общаго благоустройства, и потому долженствовали быть основаны на

незыблемых, утвержденных опытом началах. Выводы знаменитейших юристов о

свойстве семейных отношеній многоразличны и несогласны между собою, а

положительные законы, русскіе и иностранных государств, недостаточны, либо

неприменимы в практике. Совет коммисіи, обсудив все эти обстоятельства,

убедился, что, при определеніи подобных отношеній, нельзя ограничиться одними

лишь гражданскими постановленіями, а необходимо содействіе религіозных

правил для освещенія нравственных законов, взаимно связующих всех членов

семейства.

По мненію коммисіи, такое соединеніе религіозных и нравственных правил,

скрепляя семейныя отношенія, могло оказать полезное вліяніе на общественное и

частное благосостояніе, и даже незыблемое благоденствіе государства зависит от

точнаго и дружнаго соблюденія таких законов.

Кроме того, совет коммисіи занимался пополненіем нескольких глав о судебном

порядке, причем пришел к выводу, что затрудненія, происходящія при веденіи

тяжеб, увеличиваются неточностью наших юридических терминов, и потому счел

нужным устранить все двусмысленныя и неточныя выраженія и изложить законы

таким образом, чтобы предупреждены были недоразуменія тяжущихся и произвол

судей.

На этом основаніи были составлены и поднесены Государю следующія работы:

I. Предварительныя понятія о судебном по-

I 2 à

рядке, и преимущественно об устройстве судебных мест.

П. О судьях вообще и о требуемых от них качествах.

IIL. Изложеніе тяжебнаго порядка в великороссійских губерніях. Этот

предварительный труд долженствовал быть исправлен и дополнен по полученіи

ответов на вопросные пункты от губернских присутственных мест.

IY. Замечанія на второй отдел гражданских законов о сделках и обязательствах

(22).

Император Александр, постоянно занимаясь законодательною частью, считал

предложеніе (иниціативу) законов существенным правом верховной власти. В

1816-м году, многіе из богатейших помещиков петербургской губерніи, зная

душевное стремленіе его к улучшенію участи крепостных крестьян, согласились

между собою обратить их в обязанных поселян, на основаніи существовавших

тогда на сей предмет постановлены. Составленный о том акт был подписан 65-ю

помещиками; оставалось поднести его на утвержденіе Государя, и это было

предоставлено удостоенному Монаршим благоволеніем, одному из героев

отечественной войны, Илар. Вас. Васильчикову. Как Васильчиков, так и прочіе

участники в подписаніи помянутаго акта, полагали, что Государь не знал ничего о

происходивших по сему поводу собраніях, но были убеждены, что он примет

благосклонно предложеніе, согласное с его образом мыслей. Но Императору

Александру было известно решеніе дворян, и едва лиш Васильчиков, испросив

Высочайшее соизволеніе пред-

9

130

ставиться Государю, стал говорить об этом деле, как Александр, прервав его речь,

спросил у него: „кому, по его мненію, принадлежите законодательная власть в Россіи?" и

когда Васильчиков отвечал: „Вез сомненія — Вашему Императорскому Величеству, как

Самодержцу Имперіи," тогда Государь, возвысив голос, сказал: „так предоставьте-же мне

издавать те законы, которые Я считаю наиболее полезными для моих подданных» (23).

Одновременно с возобновленіем пересмотра законов, самь Государь занимался

начертаніем общих начал Уложенія, которое, по его мненію, долженствовало довершить

весь ряд предпринятых им преобразованій администрации и навсегда охранить от

произвола права всех и каждаго, от главы Ймперіи до последняго из подданных. Его

волновади опасенія за будущность. Известны слова его госпоже Сталь, когда она,

восхваляя благоденствіе Россіи под его властью, сказала, что его подданные неимели

надобности в конституціи. «Dans ce cas, je ne serais qu'un accident heureux» (если это

правда, то я — только счастливый случай), отвечал Александр (24). В последствіи,

военныя и политическія событія, обратив на себя всю деятельность Императора

Александра, отвлекли его от задуманнаго им дела. Тем не менее однакоже и намереніе

Государя, и самые пріемы его при занятіях по этой части, не могут быть пройдены

молчаніем.

Приступая к сему труду, Государь, в беседе с одним из товарищей своей юности, графом

Строгановым, изъявил мненіе о государственных

131 _

сановниках, наиболее опытных в государственном управленіи, которые могли

принести пользу своими советами при составленіи новаго Уложенія. Государь

полагал, что граф Воронцов (Алейсандр Роман.) едвали был свободен от старых

предубежденій, и что, напротив того, Трощинскій был готов усвоить всякую

полезную мысль, а равно и Завадовскій, который, в разговоре с князем Зубовым,

весьма справедливо заметил, что начертаніе основных законов принадлежало

исключительно самому Государю. Граф Строганов, с своей стороны, одобрил эту

идею, сказав, что весьма было-бы опасно допустить участіе многих лиц в таком

деле. По его мненію, сперва надлежало устроить внутреннее управленіе

государства, а потом уже приступить к составленію Уложенія. Государь считал

одним из главных начал задуманнаго им труда определеніе прав-гражданина;

когда-же граф Строганов сказал, что, по его понятіям, все эти права заключались в

обезпеченіи имущества и в неограниченной свободе каждаго делать все, что не

может быть вредно для прочих граждан, Император Александр прибавил: „и в том

еще, чтобы открыт был свободный путь заслугам» (23). Накануне разговора с

Государем, Строганов видел графа Кочубея, который передал ему идеи своего

покойнаго дяди, князя Безбородой, о преобразованы государственнаго управленія

в Россіи. По словам Безбородки, он сам занимался составленіем проекта

реформы управленія по порученію Императрицы Екатерины; дворянская грамата

и городовое положеніе были началом предначертанных ею преобразований; но

бедствія, порожденный французскою революціею, заставили Великую Госуда-

132

рыню усомниться в пользе предположенных ею нововведеній. По мненію князя

Везбородки, в Россіи, государстве необъятнаго пространства, населенном

многими весьма различными племенами, не был возможен никакой образ

правленія, кроме Самодержавія (26).

В записке, поданной Государю графом Строгановым, 9-го мая того-же года, о

преобразованіи государственнаго управленія, предложено было, для содействія

Императору в сем труде, учредить Комитет. Далее — излагалась идея о

необходимости предварительно ознакомиться с общественным мненіем,

преимущественно тогда, когда оно находится в спокойном, следовательно — в

обычном состояніи. Всякіе преждевременные слухи, волнуя дух общества,

пораждают многоразличныя сужденія и толки, которые могут ввести в заблужденіе

самаго опытнаго наблюдателя. И потому изследованіе общаго мненія требует,

чтобы все правительственвыя совещанія оставались в тайне, пока высшая власть,

убедясь в пользе предлагаемых мер, не приступить к их исполненію. К тому-же

самый опыт показывает, что большинство людей гораздо легче покоряется

необходимости, нежели убежденію. Следовательно — занятія Государя в Комитете

долженствовали происходить негласно, чтобы невозбудить преждевременно

любопытства и толков в публике. По мненію графа Строганова, для

основательности предполагаемых преобразованій надлежало, чтобы члены

Комитета имели полныя сведенія о всех распоряженіях правительства, потому что

исправленіе какой-бы то ни было части требовало знанія ея до малейшей

подробности, и при том, для связи между" всеми частями управленія, следовало,

изменяя какую-либо одну из

___133

них, соглашать предпринимаемое преобразованіе с общим ходом прочих(27).

Император Александра., по прочтеніи этой записки, одобрил ея содержаніе. На

счет состава Комитета, он изъявил намереніе назначить членами: Графа Кочубея,

князя Чарторыскаго, Новосильцова и графа Строганова. Для сохраненія по

возможности в тайне занятій Комитета, положено было собирать его не гласно, а

под каким-либо предлогом. Государь желал, чтобы члены, предварительно

ознакомясь со всеми в Ввропе существующими конституціями, составили, на

основаніи их, Уложеніе для Россіи. Впрочем—он предоставил самому себе

определеніе начал этого акта, и не прежде намеревался обнародовать его, как по

совершенном преобразованіи государственнаго управленія. По его мненію,

надлежало составить кодекс законов, так, чтобы совокупность их представляла

стройное целое, без противоречій и недоразуменій, чтобы каждый знал свои права

и чтобы прегражден был путь произволу. Для достиженія этой цели, была

возобновлена, (как уже сказано), Коммисія законов. При таком порядке дел,

введете основных начал, могущих послужить к утвержденію заведеннаго

устройства, не представляло, по мненію Государя, ни малейшаго неудобства (28).

Как граф Кочубей находился в числе лиц, назначенных Государем в составь

Комитета, то Строганов счел полезным узнать его мненіе на счет предположенных

реформ. Кочубей весьма основательно заметил, что Комитет был исключительно

составлен из молодых людей, которые, по неопытности своей в столь важном

деле, могли обмануться сами и ввести в заблужденіе Государя.

134

Граф Строганов отвечал, что он также думад о том, и что, по его мненію, Государь

должен был подвергать все заключенія Комитета, в виде своих собственных

мыслей, на обсужденіе опытных государственных людей, и потом уже передавать

эти проекты в совет: таким образом об участіи Комитета в делах не было-бы и

речи. По мненію Кочубея, граф Александр Роман. Воронцов мог в этом отношеніи

принести большую пользу: его нельзя было упрекать в пристрастіи к старине, и

даже в последнее время Екатерины он считался демократом (29).

Мы уже имели случай сказать, что сперва каждодневная потребность в

неотлагательных распоряженіях по различным частям государственной

администрации, а потом дипломатическія сношенія и войны отклонили

Императора Александра от предположенной им цели и не позволили ему

исполнить задуманныя им преобразованія. Молодые сотрудники Государя, как

будтобы предвидя неудачу предпринятаго дела, старались склонить Монарха,

чтобы он распоряжался своим временем как можно выгоднее для* общаго блага.

В начале своего царствованія, Император Александр занимался с министрами в

различные дни и часы, принимая их по-одинрчке. Сотрудники его находили, что

при таком методе занятій, требовавшем много времени и отвлекавшем вниманіе

Государя от предпринятых им реформ, труд его с каждым из министров не

составлял часть стройнаго целаго общей администрации, а как бы отрывок,

неимевшій связи с делами прочих министерств. Учрежденіе непременнаго совета

не могло устранить помянутаго неудобства, потому что в совете разсматривались

только дела, туда вносимыя по Вы-

135

сочайшему повеленію, либо проекты членов совета. При соображеніи какого-либо

военнаго предпріятія, призывают на совещаніе министров, которые должны

содействовать его успеху, именно: военнаго министра, для передвиженія войск, и

министра финансов, для пріисканія средств к удовлетворенію чрезвычайных расходов;

если-же идет дело о высадке, то в совещаніи примут участіе министры: военный, морских

сил, финансов и иностранных дел. Из этого, сотрудники Государя выводили заключеніе,

что, для соображенія дел, относящихся к государственному управленію, надлежало

призывать на совещаніе одновременно всех министров, как ближайших исполнителей

Монаршей воли (30).

Преобразованія государственная управленія, задуманныя Императором Александром,

большею частью, остались неисполненными, a намереніе его — утвердить основанія

права составленіем Уложенія, по образцу лучших законодательству не имело никаких

последствій, кроме дошедшей до нас небольшой части предположеннаго труда,

подъзаглавіем 1-го отдела 1-й части общаго Уложенія (Code général) *). Да и эта часть

является в таком виде, что нет никакой возможности судить об относительном

достоинстве новаго кодекса (31).

*) Он написан ва французском языке.

ГЛАВА IV. Народное просвещеніе.

(1801-1805).

Император Александра при самом вступленіи на престол, торжественно изъявив

намереніе „управлять по законам и по сердцу Великой Екатерины," не мог

оставить без втшанія выраженную в Наказе ея высокую истину, что „самым

надежным средством — сделать людей лучшими и предупредить преступленія,

есть разумное воспитаніе." С одной стороны, личный пример мудрой Монархини,

наставницы Александра от самой колыбели, с другой — внушенія Лагарпа,

поселили в душе юноши, предназначеннаго к престолу, благотворную мысль, что

матеріальное и нравственное преуспеяніе всякаго народа состоит в прямой связи

с его просвещеніем. Конечно — Император Александр не увлекался пламенною

любовью к высокому дару Божію — науке, не окружал себя учеными и не вел

переписки с иностранными литераторами, подобно Фридриху и Екатерине. Самое

убежденіе его в пользе народнаго образованія не устояло в борьбе с

политическими идеями, им усвоенными в последніе годы его

137___

жизни. Тем не менее, однакоже, благодаря ему, было сделано много по части

просвещенія в Россіи.

Еще при Петре Великом, который „ввел к нам европейскую науку и дал ей пріют на

окраине обширнаго государства в новосозданной Академіи Наук» О), —

знаменитый Лейбниц предложил основать в Россіи несколько университетов,

советуя преимущественно обратить вниманіе на Москву, и затем — на Астрахань,

Кіев и Петербург (2). Ломоносов убедительно доказывал необходимость учредить

университета в Петербурге. В 1755 году Императрица Елисавета, по проекту

русскаго мецената, Ивана Ивановича Шувалова, основала университет в Москве.

Порицатели Россіи и всего русскаго находили неуместным учрежденіе высших

ученых и учебных заведеній в таком государстве, где еще не было школ для

обученія грамоте. Но еслибы у нас повели дело иначе и начали с учрежденія

низших училищ, то откуда-бы могли получить сведенія о местных обстоятельствах

различных областей страны? Да и кто-бы исполнил проект общаго народнаго

образованія? (3). Следовательно — основаніе университетов в Россіи было не

роскошью, а насущною потребностью науки.

При учрежденіи московскаго университета, предполагали не принимать

крепостных людей, ни в универеитет, ни в гимназіи — „потому что науки считаются

благородными занятіями." Ломоносов, отстаивая право каждаго русскаго —

получать высшее образованіе, ссылался на необходимость в сведущих людях.

„Будтобы сорок алтын — писал он — толь великая и казне тяжелая была сумма,

которой жаль потерять на пріобретеніе ученаго природнаго россиянина, а лучше

выписывать." Такіе

138

доводы были убедительны; еще убедительнее был пример самого Ломоносова:

решено предоставить высшее образованіе всем сословіям (4).

Императрица Екатерина II поручила составить проект основанія училищ, на всем

пространстве Имперіи, особенной коммисіи под председательством графа Петра

Вас. Завадовскаго. По плану, начертанному коммисіею и утвержденному

Государынею, предполагалось учредить во всех уездных городах „малыя

народныя училища," из двух классов, для первоначальнаго образованія детей всех

сословій, a в губернских городах — „главныя народныя училища," из четырех

классов, для обученія молодых людей всех состояяій, не только математическим,

естественным и словесным наукам, но отчасти и изящным искусствам. Для

высшаго-же образованія хотели основать университеты в Пензе, Екатеринославе,

Чернигове и Пскове. Общій.надзор за ходом народнаго просвещенія был поручен

главному правленгю училищ. Все предположенный учебныя заведенія

долженствовали быть основаны на счет прикйзов общественнаго призренія, но как

суммы, состоявшая в веденіи приказов, оказались недостаточны, то главныя

(губернскія) училища были открыты только в немногих городах; учрежденіе-же

университетов отложено на неопределенное время (5).

По восшествіи на ирестол Императора Александра I, распоряженія правительства

по части народнаго просвещенія вообще относились: во 1-х, к основанію и

преобразованію учебных и ученых заведеній; во 2-х, к распространенію научных

сведеній, и в 3-х, к поощренію занятій науками, литературою и художествами.

Министру народнаго иросвещенія были подчинены: главное прав-

139

леніе училищ, Академія Наук, Россійская Академія и все учебныя заведенія, кроме

немногих, предоставленных попеченію вдовствующей Императрицы, либо

состоявших в управленіи друтих особ и ыест; еыу-же поручены: типографіи

казенныя и частныя, ценсура, публичныя библіотеки, музеи, кабинеты

естественной исторіи и всякія учрежденія на пользу наук (fi).

Первым министром народнаго просвещенія был граф Петр Вас. Завадовскій. Сын

казака, уроженец черниговской губерніи, Завадовскій учился сперва в доме своего

деда, малороссійскаго подкоморія (судьи) Ширая, потом— в оршинскоа іезуитском

училище и наконец в кіевской духовной академіи: там развилась в нем любовь к

классическим латинским писателям, имевшая большое вліяніе на обработку его

слога. Молодой Завадовскій считался одним из лучших дельцов глуховской

коллегіи и обратил на себя вниманіе Румянцова-Задунайскаго, который взял его в

свой штат и вверил ему свою секретную канцелярію. Императрица Екатерина,

получая ясныя, хорошо написанныя донесенія фельдмаршала, знала, что их

составлял правитель его канцеляріи, и Завадовскій был.представлен ко двору. По

заключеніи КучюкъКайнарджискаго мира, Завадовскому, в 1775 году, повелено

быть при Императрице „у принятія челобитень и для прочих дел." Завадовскій, в

цвете лет, одаренный счастливою наружностью, ловкій, находчивый, возбуждал

вниманіе и зависть царедворцев: одни видели в нем опаснаго соперника

Потемкину, с нетерпеніем ожидая, чтобы новый любимец фортуны заменил

всесильнаго временщика ; другіе немогли спокойно переносить быстрое

превращеніе выскочки-украинца в вельможу. В

140

продолженіи нескольких лет, Завадовскій был назначен сенатором, председателем

главнаго правленія училищ и главным директором банков и пожалован в графы

римской имперіи. Император Павел возвел его в графское достоинство Россійской

Имперіи, но в последствіи отставил от службы, за неисправности в банке,

вверенном его управленію (7). Имцератор Александр I, в день восшествія на

престол, снова призвал графа Завадовскаго к государственной деятельности и

поручил ему сперва коммисію составленія законов, а потом министерство

народнаго просвещенія. При Завадовском, благодаря усиліям правительства и

жажде к науке народа, устремившагося на встречу образованію, было сделано по

этой части гораздо более в восемь лет, нежели во все предшествовавшее

столетіе.

Товарищ министра просвещенія, известный писатель и филолог, Мих. Никит.

Муравьев, был одним из наставников Великаго Князя Александра Павловича и

вместе с Лагарпом имел большое вліяніе на образованіе ума и сердца

царственнаго питомца. Беседуя с юным Александром, Муравьев ставил в пример

будущему властителю Россіи Марка-Аврелія, „который, будучи преисполнен

любовью к человечеству, посвятил себя его. пользам и заставил Римлян позабыть

о потере свободы". Он убеждал юношу, от самой колыбели предназначеннаго к

престолу, в необходимости уваженія к законам, в благотворном вліяніи

просвещенія, в пользе свободы изследованія, в превосходстве разумнаго

убежденія над грубою силою. Таков-же был характер и последующей

деятельности Муравьева. По словам Батюшкова: „Муравьев, как человек

государственный, как

141

попечитель ыосковскаго учебнаго округа, принимал живейшее участіе в успехах

университета, которому в молодости был обязан своим образованіем. Он ивіел

обширныя сведенія во всех отраслях наук, знал древніе языки, соединял в себе

дарованія с искренностью и кротостью. При встрече с ним казалось, что снова

посетил землю один из тех светильников философіи, которые некогда рождались

под счастливым небом Аттики, для разлитія умозрительной и практической

мудрости, для утешенія и назиданія человечества красноречивыд словом и

красноречивейіпим примером» (8). Карамзин, в заключеніе предисловія к

сочиненіям Муравьева, пишет». „страсть его к ученію равнялась в нем только с

страстью к добродетели" (9). Несмотря на любовь свою к древней классической

литературе, Муравьев признавал важное значеніе математики, исторіи и

естественных наук, и будучи наставником Великих Князей, составил для них

„Краткое начертаніе россійской исторіи" и несколько статей,, О россійском

землеописаніи". По его мненію: „историк должен, не ограничиваясь безплодным и

утомительным начертаніем сраженій, обращать преимущественно вниманіе на

событія, способствовавшія успехам народнаго просвещенія, либо замедлявшія ход

его; в особенности-же достойны вниманія наблюдателя: нравы, образ мыслей,

поверья и обычаи общества..." (10).—Непродолжительное управленіе Муравьева

московским учебным округом, с 1803 по 1807 год, ознаменовалось: полезными

преобразованіями, приглашеніем русских ученых и вызовом из-заграницы

профессоров на вакантныя кафедры; открытіем при университете ученых

обществ, и в числе их знаменитаго „общества

142

исторіи и древностей россійских» (и). Не забудем также, что Муравьев оценид

вполне важность ученаго предпріятія Карамзина — созданія русской исторіи — и

вліяніем своим сделад для него доступными драгоценные матеріалы, послужившіе

основаніем его сочиненію (12).

Вместе с учрежденіем министерства народнаго просвещенія, в 1802 году,

возобновился вопрос об основаніи университетов в Россіи, и в первом же

совещаніи Коммисіи училищ, академики Озерецковскій и Фусс приняли на себя

составленіе проектов о выборе пунктов для университетов и определеніи учебных

округов. Из поданных в последствіи обоими профессорами мненій, главное

управленіе училищ предпочло проект Фусса, наиболее согласный с идеями князя

Чарторыскаго, который предложил учредить школы: приход скія, уездныя,

губернскія и университеты, избрав для последних города: Москву, Петербург,

Казань, Дерпт, Вильну и Харьков. Для устройства университетов в связи с прочими

училищами, главное управленіе приступило к разбору общаго плана народнаго

образованія, составленнаго, под руководством Коммисіи училищ, правителем дел

ея, Василіем Назар. Каразиным, начав обсужденіе этого труда с университетскаго

устава и поручив разсмотреть его по частям членам главнаго управленія: Фуссу,

Озерецковскому, Янковичу-де-Миріево и Клингеру. Тогда же граф Завадовскій

предложил прочим членам, Чарторыскому и Потоцкому, заняться проектом устава

для университета ; уставы же казанскаго и харьковскаго университетов положено

составить на основаніи устава московскаго университета, изменив его сообразно с

местными потребностями. Избегая

143

односторонности сужденій, главное правленіе училищ сочло нужным войти в

сношеніе с лицами, могшими доставить основательный иточныя еведенія об

иностранных университетах. Известный умом и наблюдательностью граф д'Антрег

(d'Antraigues) сообщил правленію свои замечанія о лейпцигском университете, где

он был поражен резкою противоположностью между глубокою ученостью

профессоров и невежеством студентов: по мненію д'Антрега, это происходило от

замены публичных курсов приватными лекціями за определенную плату:

профессора, получая скудное жалованье, обратились к частному вознагражденію,

и чтобы умножить число своих слушателей, стали читать лекціи не на латинском, а

на немецком языке. От этого, с одной староны, студенты, переставь заниматься

латинским языком, лишились возможности изучать науки по лучшим источникам, а

с другой — требованіе платы за слушаніе лекцій сделало университеты

недоступными для бедных людей. В образованіи русских университетов принял

особенное участіе гёттингенскій профессюр Мейнерс, как сообщеніем своих

мыслей М. Н. Муравьеву, с которым вел постоянную переписку, так и своими

сочиненіями по исторіи образованія, именно: 1) Ueber die Verfassung und

Verwaltung deutscher Universitâten (об устройстве и управленіи немецких

университетов) и 2) Geschichte der Entstehung und Entwickelung der hohen Schulen unsers

Erdtheils (ИсторІЯ ВЫСШИХ европейских училищ). По мненію Мейнерса,

университетские курсы должны иметь преимущественно теоретическій характер;

примененіе-же к практике усвоенных студентами сведеній надлежит предоставить

последующей деятельности обучающихся.

ш

Преподаваніе университетских профессоров должно быть свободно от всякой

поверки, и даже пребываніе попечителей в тех городах, где находятся

университеты, весьма вредно, потому что попечитель, постоянно живя в

университетском кругу, не может устранить себя от вмешательства во внутреннія

дела университета. При основаніи русских университетов, в начале царствованія

Александра I, попечители учебных округов, будучи, вместе с тем, и членами

главнаго правленія училищ, были обязаны иметь постоянное пребываніе в

столице и посещать вверенные им округи один раз в два года, что, по мненію

Мейнерса, было полезнее безвыезднаго проживанія попечителей в округах.

Касательно университетских прав и преимуществ, Мейнерс считал справедливым

учрежденіе суда из профессоров, разбирающаго поступки студентов, но возставал

против образованія университетов в виде отдельных корпорацій. Он советовал не

допускать избранія профессоров на вакантныя кафедры посредством

баллотировки, опасаясь пристрастія лиц, принимающих в ней участіе. И

действительно — такое опасеніе было основательно в отношеніи к немецким

профессорам, которые, преимущественно читая приватныя лекціи и стараясь

привлечь к себе как можно более слушателей, иногда руководились

своекорыстным разсчетом устранить даровитаго соперника ; но у нас, в Россіи,

при чтеніи безплатных курсов; выбор профессоров по баллотировке не мог подать

повода к подобным злоупотребленіям.

Стараясь доказать необходимость свободы ученія, Мейнерс отвергал—и

вступительные экзамены, и назначеніе возраста для молодых людей,

прйнимаемых в студенты. В особенности же оне старался развить мысль о

чпризваніи университета — „образовать не только ум, но и сердце молоднх людей,

и укреплять их нравственно, пріучая к собственному, надзору за своими

поступками". По его мненію, любознательность и труд были лучшими стражами

чистоты нравов.

Учрежденіе Коммжіи училищ, в последствіи получившей названіе главнаго

училищ правленіл, было решено в негласном Комитете сотрудников Государя:

графа Кочубея, князя Чарторыскато, графа Строганова и Новосильцова.

Император Александр I, в первые-же дни по своем встущіеніи на престол, приняв

намереніе преобразовать народныя училища, желал знать мненіе о том своего

бывшаго наставника Лагарпа. В проекте, составленном Лагарпом, было

предложено учредить комитета, народнаго образованія, поставя во главе его

министра, непосредственно докладывающаго Государю о важнейших делах своего

ведомства. Центральное управленіе, ему подчиненное, долженствовало иметь

отрасли на всем пространстве Имперіи и инспекторов, по выбору от дворянства,

для наблюденія за ходом преподаванія. По мненію Лагарпа, следовало снабдить

школьными учителями все селенія, что — конечно — по недостатку в таких людях,

трудно везде, и особенно в Россіи, но не начав ничего, нельзя ничего достигнуть

(si on ne commence rien, on n'arrivera à rien), и только лишь со временем можно

исполнить эти предположенія. Тогда-же Лагарп изъявши» желаніе получить

обстоятельныя сведенія о состояніи учебной части в Россіи.

10

146

При обсужденіи задуманных Императором Александром преобразованій,

Новосильцов, граф Строганов и князь Чарторыскій изъявили мненіе, что наши

училища представляли картину чрезвычайной пестроты. По словам Строганова,

народное образованіе требовало удобнейшаго и легчайшаго распроотраненія

наук, так, чтобы самыя необходимый сведенія сделались доступны для всех

гразкдан. Но, кроме того, общество нуждалось в людях обладающих

сцеціальными познаніями, для пріобретенія коих могли служить особыя училища:

артиллерійское, инженерное, морское, горное, юридическое, и проч. Граф

Строганов заметил, чтотак были устроены учебныя заведенія во Франціи.

Государь, одобрив его идеи, сказал однакоже, что мы находимся в иных

обстоятельствах, и что у нас были многія старинныя учрежденія, к коим

надлежало применить новыя(13).

В составе Коммиссіи училищ, под управленіем министра народнаго просвещенія,

находились: тайные советники князь Чарторыскій и граф Потоцкій, генерал-маіоры

Клингер и Хитров, академики Озерецковскій и Фусс; правителем дел был назначен

коллежскій советник Каразин. Главною целью Коммиссіи было поставлено

учрежденіе университетов(14).

В последствіи повелено, чтобы главное правленіе училищ состояло из

попечителей учебных округов и других членов по Высочайшему назначенію (15), и

потому, кроме помянутых лиц, еще поступили членами правленія: товарищ

министра народнаго просвещенія и попечитель московскаго округа Муравьев.

попечитель с.-петербургскаго округа Новосильцов, сенатор Свистунов, тайный

советник Янкович де-Миріево и попечи-

147___

тель казанскаго округа статскій советник Румовскій. Из них наиболее вліятельным,

по доверію к нему Государя, был князь Адам Чарторыскій^ товарищ министра

иностранных дел и попечитель виленскаго учебнаго округа: последнюю должность

занимал он целыя двадцать лет с 1803-го по 1823-год. Ему принадлежите план

устройства учебных заведеній Имперіи. вошедшій в число важнейших матеріалов

при начертаніи системы народнаго просвещенія. Что-же касается до распоряженій

его по университету и округу, то, по собственному сознанію Чарторыскаго, занятія

его в министерстве иностранных дел и постоянное пребываніе в Петербурге,

Москве и за границею не дозволяли ему входить в подробности училищнаго

устройства (16). Главною заботою его было давать округу общее направленіе и

ходатайствовать о щедром удовлетвореніи существенвым потребностям

ввереннаго ему округа (17). Посещая. лишь изредка виленскій университета, князь

Чарторыскій делал распоряженія, обличающія просвещенный взгляд его на

потребности современнаго образованія. Отлагая изложеніе принятых им мер до

общаго обзора его деятельности по учебной части, замечу, что существенным

условіем для успешнаго хода просвещенія Чарторыскій признавал правильное

устройство училищ и определенную связь между ними, как между частями

стройнаго целаго (18). К сожаленію, народное образованіе для Чарторыскаго было

не целью, с достиженіем которой возвысилось-бы нравственное и матеріальное

состояніе народа, а средством для ополяченія жителей края, коих огромное

большинство, и тогда как и теперь, состояло из Русскихь. Чарторыскій, будучи

одним из представителей аристократической касты, на-

10*

148

деялся воспользоваться ея превосходством в образованіи и в вещественных

средствах над неразвитою массою народа для распространенія пределов Польши,

которая, по его понятіям, должна была заключать в себе не только собственно-

польскія области, но и Литву, Белоруссію и даже значительную часть Малороссіи с

Шевом — второю колыбелью русскаго государства. Напрасно Император

Александр старался убедить его в несбыточности таких планов, уверяя, что

никакая логика в міре не заставить русских отказаться от своих прав на Литву,

Волынь и Подолію (19). Чарторыскій, по его собственному сознанію, вступил в

русскую службу единственно для возстановленія самобытной Польши, и

вернейшим средством к тому считал введете в народныя школы польскаго языка

преимущественно пред русским. В уставах училищ виленскаго округа, под

названіем „словесность" разумелась не русская, а польская словесность, да и все

науки там излагались на польском языке; в гимназіях и уездных училищах,

преподаватель польской грамматики состоял в списке старших учителей, а

преподаватель русскаго языка считался младшим—на-равне с учителями

иностранных языков и рисованія (20). Католическое духовенство принимало

деятельное участіе в ополяченіи страны. По его определенію, заведены были

школы при всякой приходской церкви и при всяком монастыре. Священникам

(ксендзам) поставлено было в обязанность: „пріобретать доверенность учащихся"

и „быть посредниками между учителями и родителями своих воспитанников» (21). В

таком положеніи находился виленскій учебный округ под управленіем князя

Чарторыскаго. Совершенно иной характер представляет нам

149

деятелыюсть члена главнаго правленія училищ и попечителя харьковскаго

университета, графа Северина Осиповича Потоцкаго. Посвятив себя всецело

пользе Россіи, он оказал незабвенный, услуги краю, в котором было поручено ему

водворить просвещеніе. Потощай, один из образованнейших людей того времени,

считал своим призваніем распространять науки и привлекать доетойных деятелей

во вверенный ему учебный округ. Приглашая в Россію иностранных ученых, он

старался преимущественно замещать вакантныя кафедры природными Русскими

и успевал в том: с самаго открытія университета туда поступили снискавшіе

своими последующими трудами громкую известность: Рижскій, Тимковскій,

Осиповскій и потом — Успенскій. Граф Потоцкій, не живя постоянно в Харькове,

являлся там в важнейшія минуты университетской жизни, говорил речи,

исполненныя достоинства и сочувствія к науке, содействовал связи университета

с обществом, принимал участіе в решеніи научных вопросов и заботился об

учрежденіи минералогическаго кабинета, и вообще об учебных пособіях

университета. По словам профессора Сухомлинова: „Если бы идеалы были

возможны в действительной жизни, Потоцкаго следовало-бы назвать идеалом

попечителя, как понималось это званіе первым уставом русских университетов....

Невмешиваясь во все нити администраціи, ненарушая автономіи, без которой

университетская жизнь тоже, что тело без души, Потоцкій, достойный вождь

университета, открыл ему способы к развитію ученой деятельности и был

действительным представителем его в главном правленіи училищ» (22).

Генерал-маіор Федор Иванович Клингер,

150

сперва директор перваго кадетскаго корпуса, а потом член главнаго правленія

училищ и попечитель дерптскаго учебнаго округа, был известен своими

литературными трудами на немецком языке. Весьма замечательно, что литератор,

сделавшись педагогом, и вероятно опасаясь вліянія на молодёжь своих сочиненій,

отличающихся необузданною энергіей и мрачным взглядом на жизнь, сам

заботился о запрещеніи их впуска в Россію.

Действительный статскій советник СтепанъЯковлевич Румовскій, выбранный

Ломоносовым по экзамену из учеников Невской семинаріи — „взят в службу

академіи наук студентом в 1748-м году," имея от рода 16 лет. Слушая лекціи

Ломоносова и заслужив его одобреніе своими дельными ответами, Румовскій был

послан в Берлин к знаменитому Леонарду Эйлеру и по возвращеніи в Петербург

определен профессором астрономіи, а потом назначен вице-президентом

Академіи Наук. Румовскій совершил путешествія для астрономических наблюденій

в Селенгинск и Колу и написал НЕСКОЛЬКО мемуаров, заслуживших похвалу

иностранных ученых. В званіи члена Россійской Академіи, он трудился над

составленіем академическаго словаря, собирал матеріалы для грамматики и

занимался, в продолженіи тридцати лет, редакціей календаря Академіи Наук. В

1803-м году, Румовскій, будучи назначен членом главнаго правленія и

попечителем казанскаго округа, уже семидесяти лет от рода, деятельно трудился,

вместе с академиками Озерецковским и Фуссом, над разсмотреніем учебных

руководств и усердно исправлял дожность попечителя. При нем были вызваны из-

за границы, для занятія в университете кафедр, знаменитые германскіе ученые:

есте-

151

ствоиспытатель и поэт Броннер; профессор Бартельс, о котором Лаплас сказал, что

считает его первым математиком, потому что он был учителем Гаусса, и профессор

астрономіи в краковском университете Литтров: последній, совершив с чрезвычайными

затрудненіями долгій путь из Кракова в Казань, заботился только об отправленных им

туда книгах, говоря, что „не может жить без своей библіотеки, а жалованьем доволен

таким-же, какое получали прочіе астрономы и профессора математики". Такая

умеренность скромнаго ученаго тем более замечательна, что другіе иностранцы усердно

хлопотали о болыпих окладах. Для преподаванія восточных языков был призван из

Ростока профессор Френ и проч. (23).

Академик Николай Яковлевич Озерецковскій, уроженец московской губерніи, учился в

Троицкой Лавре и в петербургской академической гимназіи, и довершил свое образованіе

в страсбургском и лейденском университетах, получив в последнем ученую степень

доктора медицины. Он путешествовал по Россіи для научных изследованій, издал

Зоологію — сочиненіе весьма замечательное в то время, когда естествознаніе находилось

в младенчестве, и в должности члена главнаго правленія училищ, по порученію

начальства, занимался разсмотреніем учебных руководств и редакціей офиціальнаго

журнала, под названіем: „Періодическое изданіе об успехах народнаго просвеще-

нія."

Академик Николай Иванович Фусс, базельскій уроженец, изучал математику в тамошнем

университете, под руководством Вернулли, который рекомендовал его своему другу

Эйлеру, исказ-

152

шему себе помощника по должности профессора математики. На двадцать

втором году от рода, Фусс получил место адъюнкта, а спустя восемь лет —

ординарнаго профессора по высшей математике; в 1800 году, будучи избран

непременным секретарем Академіи Наук, оставался в сей должности двадцать

пять лет, до самой смерти. В 1802 году, поступив членом в коммиссію училищ,

Фусс принес существенную пользу своими трудами по устройству учебной части

(24).

В числе лиц, имевших вліяніе на успехи народнаго образованія в Россіи, занимал

не последнее место член главнаго правленія училищ, тайный советник Федор

Иванович Янкович де-Миріево, Серб по происхожденію, Русскій по языку и вере,

вызванный в Россію, по указанію Императора Іосифа 11, Императрицею

Екатериною, в 1782-м году, для устройства народных школ. Кроме того, Янкович

занимался изданіем учебников, Карт, и проч. (25).

Положеніе об устройстве учебных заведеній в Россіи, составленное главным

правленіем училищ и Высочайше утвержденное 24-го генваря 1803 года,

заключало в себе:

Во 1-х, правила о заведети училищ, которыя, состоя в веденіи министра, были

поручены главному управленію, с разделеніем их вообще на четыре разряда:

приходскія, уездныя, губернскія или гимназіи и университеты. Учреждены учебные

округи, с университетами для преподаванія высших ваук; кроме существовавших

прежде трех университетов, московскаго, виленскаго и дер'птскаго, назначено

учредить еще три: в Петербурге, Казани и Харькове, последній в уваженіе

значительных пожертвованій, сделанных дворянством

153

и прочими сословіями харьковской губерніи. За тем — предположено, по мере

способов, основать университеты: въКіеве, Тобольске,Устюге-Великом и других

местах. Каждый из учебных округов, заключающій в себе училища нескольких

губерній, был подчинен попечителю, который, по этому званію, был одним из

членов главнаго правленія училищ. Каждому из университетов дано собственное

правленіе из профессоров, под председательством ректора, избираемаго их

общим собраніем.

Во 2-х, правила о распорлженілх по учебной части, коими определены предметы

предодаванія в училищах.

В 3-х, изложены главныя основанія управленія училищ по хозяйственной части

(26).

В 1803-м и 1804-м годах, Высочайше утверждены штаты университетов и

подведомственных им училищ.

На каждый из четырех университетов, в С.-Петербурге *), Москве, Казани и

Харькове, назначено ежегодно по 130,000 рублей (27), всего, же .........520,000 р.

На содержаніе 42-х гимназій, в округах сих университетов, по 5,250-5,750-6,250

рублей на каждую (28), всего-же 236,000 р.

На содержаніе 405-ти уездных училищ в тех-же округах, по 1,250-1,410,-1,600

рублей на каждое, всего . . . 563,450 р.

На содержаніе виленскаго

*) В Петербурге, для нриготовленія лолодых людей в учители гимназій. устроено в 1804 году отделеніе предаоложеннаго

университета, иод иазвайем «Педагогическаго Института».

154

университета (29) назначено ежегодно по........105,000 р. сер.

Каждой гимназіи виленскаго округа по........5,000 р.

Каждаго из уездных училищ..........2,520 р.

Всего-же на виленскійокруг, кроме содержанія положеннаго университету,

ежегодно . . . 91,756 р. 46 к. сер.

На содержаніе дерптскаго университета (30) ежегодно по . 126,000 р.

Каждой из четырех гимназій дерптскаго округа *) по . . 7,750 р.

Каждаго из тридцати уездных училищ......2,400 р.

Кроме того на содержаеіе и разъезды пятнадцати смотрителей уездных училищ,

каждому по .........1,000 р.

Всего-же на д ерптскій окру г, кроме суммы, положенной на содержаніе

университета, назначено ежегодно по.....118,000 р. (31).

Вообще, на ежегодное содержаніе всех училищ, состоявших в веденіи министра

народнаго просвещенія, было ассигновано около двух милліонов рублей.

Независимо от штатных сумм, Император Александр подарил, в 1802-м году,

московскому университету знаменитый кабинета княгини Яблоновской, купленный

у наследников ея Государем и заключавшій в себе богатое собраніе различных

редкостей, моделей машин, монет я

*) Мптаиская гвмиазія получала содержаніе от курляндскаго дв»рянсіва.

155

проч. (з2). В апреле 1803 года пожаловано дерптскому университету, на постройки

и на покупку книг и других учебных пособій, 267,000 рублей, а виленскому — все

строенія и земли прежде принадлежавшія Іезуитам в Вильне (;і3) и в октябре того-

же года 70,000 рублей серебром (34).

В 1805-м году, последовало повеленіе об учрежденіи сельских приходских школ, в

коих преподавателями назначено быть священникам, діаконам и причетникам,

свободным от исполненія церковных треб (35), но это распоряженіе, как и должно

было ожидать, не имело удовлетворительных последствій. Кроме церковных треб,

достаточно было заботы наших духовных лиц о дневном пропитаніи для отнятія у

них всякой возможности к просвещенію своей паствы. Да и вообще при

Императоре Александре I почти вовсе несуществовало приходских школ, и только

лишь в Петербурге учрежденіе их шло с таким успехом, что в продолженіи года

там было основано 20 приходских училищ(36).

Соревнуя своему Государю, Русскіе всех сословій на-перерыв содействовали

пользе наук и народному образованію. Нет возможности исчислить все такія

пожертвованія частных лиц, и по тому ограничусь важнейшими.

Статскій советник Павел Григ. Демидов, довершившій свое образованіе в

гёттингенеком университете и в фрейбергской академіи, благодетель своих

крестьян, увлеченный — по словам его — ' примером Государя, отмрывшаго

свободный путь просвещенію в Россіи, изъявил намереніе пожертвовать часть

своего имущества — триста тысяч рублей и ярославскія деревни, стоившія около

иолумилліона. Эти недвижимый именія и капиталь в

156

сто тысяч рублей были назначены Демидовым для учрежденія и содержанія в

Ярославль высшаго училища, в коем преподавались-бы университетскіе

предметы. Остальныя-же деньги, двести тысяч рублей, он иредложил разделить

по-полам, и отдать сто тысяч московскому университету, а остальныя положить в

государственный банк для приращенія процентами, в пользу предішложенных

университетов в Кіеве и Тобольске. Вместе с тем, он изъявил желаніе, чтобы

московски университёт пользовался одними лишь процентами с пожертвованнаго

капитала, употребляя большую часть их на содержаніе студентов, а остальные —

на отправленіе достойнейшйго из них в лучшій иностранный университета. Кроме

того, Демидов предоставил московскому университету принадлежавшія ему:

библіотеку, кабинет натуральной исторіи, богатый минц-кабинет и собрате разных

художественных редкостей, всего на сумму более 200,000 рублей. Император

Александр, одобрив все распоряженія Демидова, повелел: во 1-х, выбить золотую

медаль, с изображеніем лица Демидова и с надписью, означающею его подвиг

(эта медаль была вручена ему в Москве, в общем собраніи Сената); во 2-х,

напечатать и обнародовать прошеніе Демидова (37). Тогда-же Демидов удостоился

получить Высочайшій рескршіт о пожалованіи его кавалером 1-ой степени ордена

Св. Владиміра.

Действительный тайный советник граф Безбородко ходатайствовал^ о заведеніи в

Нежине гимназіи высших наук, которой, он, сверх оставленных по завещанію

братом его, князем Безбородко, 210,000 рублей, изъявил желаніе уступить лесто с

садом в городе Нежине и жерт-

157

вовать на вечныя времена ежегодно по 15,000 рублей, обезпечив уплату сей

суммы именіем с 3,000 душ в Малороссіи. Тогда-же граф Безбородко

всеподданнейше просил, чтобы устроенное им училище было названо: „Гимназія

высших наук князя Безбородко." ИмператоръАлександръІ, утвердив все

распоряженія просвещеннаго благотворителя, повелел: 1) „Поставить в главном

зале собранія сего училища бюсты обоих учредителей его, с надписью, что сіе

сделано от Нас им в память. Бюсты сіи — сказано в указе Сенату — будут залогом

общей признательности к толь похвальному подвигу» предпринятому ко благу

отечества. 2) Предав тисненію прилагаемое при сем прошеніе графа .Безбородко,

издать его во всенародное известіе (38). В тот-же день, 29 іюля 1805 года,

Безбородко был пожалован орденом св. Владиміра 1-й степени.

Дворянство слободско-украинской (харьковской) губерніи ходатайствовало об

учрежденіи университета в Харькове и предложило на сей предмета 400,000

рублей (39).

Дворянство ёкатеринославской губерніи обязалось, в пользу харьковскаго

университета, ежегодно вносить, в продолженіи десяти лет, по десяти копеек с

каждой ревизской души своих именій, чтб составляло вообще сумму более

100,000 рублей, и подарило гимназіи в Екатеринославе каменный дом, стоившій

до 12,000 рублей (40).

Дворянство коропскаго, сосницкаго, нежинскаго и стародубскаго уездов

предложило в пользу училищ и других общественных учрежденій около 100,000

рублей (41).

Дворянство и духовенство волынской губерніи

158

пожертвовало для кременецкой гимназіи до 200,000 рублей (42).

Московскіе купцы и мещане предложили устроить, в пожалованных им. на

учрежденіе богадельни, зданіях бывшаго Андреевскаго монастыря, и содержать на

свой счет коммерческое училище, назначив для того, из общественных своих

доходов, ежегодно 15,000 рублей, и изъявив готовность, в случае, еслибы эти

деньги оказались недостаточными, прибавлять нужную сумму. Император

Александр утвердил доклад министра народнаго просвещенія о сем предмете,

вместе с планом училища на сорок человек, предварительно разсмотренным и

одобренным в совете московскаго городскаго общества. Основатели, купив за

108,000 рублей великолепный Еропкинскій дом, жертвовали ежегодно, сначала по

29,000, а потом по 40 и 50-ти тысяч рублей. Кроме этих общих взносов, многіе

пожертвовали единовременно в пользу заведенія значительныя суммы, как

наприм. братья Куманины 75,000, Васильев 50,000, Четвериков 42,000 рублей и

проч. (43).

Два бурятских тайши и два шуленги (начальники племен), обратились к

иркутскому губернатору с просьбою прислать им учителя русской грамоты.

Губернатор немедленно исполнил их желаніе и снабдил их книгами для

первоначальнаго обученія, за что в благодарность они внесли в иркутскій приказ

общественнаго призренія тысячу рублей (44).

В 1804 году, по ведомству министерства народнаго просвещенія, было 494

учебных заведеній (из коих около ста преобразованных по новому положенію), с

33,484-мя учащимися, На содержаніе этих заведеній было отпущено

правительством

_ 159

1,727,732 рубля. Кроме того, на ученыя и учебныя заведенія, не состоявшія в

веденіи министерства народнаго просвещенія, именно: Академіи Художеств и

Медико-хирургическую, кадетскіе корпуса, и проч. отпущено 1,025,620 рублей,

следовательно на общественное образованіе вообще было издержано в семь году

2,753,350 рублей. С перваго взгляда зта сумма кажется недостаточною для своего

важнаго назначенія, но должно принять во вниманіе, что в то время учебную часть

пересоздавали вновь, и что, при всех усиліях министерства народнаго

просвещенія, по 1805 год включительно, из состоявших по штату 576 учебных

заведеній было открыто вновь всего 112 (45).

Еще при Императрице Екатерине II, вместе с основатель народных школ,

положено устроить гимназію, в коей воспитанники семинарій довершали-бы

пройденный ими учебный курс, для пріуготовленія себя к учительской должности.

В 1803 году, Высочайше повелено учредить учительскую гимназію, которая,

будучи преобразована по плану попечителя петербургскаго округа, Новосильцова,

должна была составить отделеніе петербургскаго университета, под названіем

Педагогическаго Института. В это заведете, назначенное для приготовленія

молодых людей в учители губернских гимназій, положено принимать учеников с

отличными дарованіями и с достаточными сведеніями в словесных науках и

иностранных языках. Воспитанники института содержались и обучались, в

продолженіи трех лет, на счет правительства (46). Перестройка зданія прежней

гимназіи стоила казне около 20,000 рублей, жалованье служащим 18,700,

содержаніе студентов 26,227 рублей, следовательно ежегодныя издержки на пе-

160 .

дагогическій института простирались до 45,000 рублей (47).

В 1804 году, по плану попечителя петербургскаго учебнаго округа, временно

управлявшаго харьковским округом, Новоеильцова, была учреждена в Одессе

„Коммерческая гимназія," которая отличалась от прочих гимназій тем, что в ней

преподавались некоторые предметы, спеціально полезные для образованных

негоціантов, именно: языки италіянскій и греческій, коммерческая географія,

исторія коммерціи, коммерческое и морское право и бухгалтерія. На содержаніе

гимназіи назначено было ежегодно по 6,500 рублей (48).

Император Александр, приняв во вниманіе, что в отдаленных от городов селеніях,

где нет врачей, неважныя болезни, от невежественнаго леченія, весьма часто

соделывались смертельными, возложил на духовенство обязанность пріобресть

некоторыя медицинскія сведенія для поданія поселянам простой и близкой к

образу жизни их помощи. С этою целью было повелено Синоду: во 1-х, отправлять

по нескольку человек из духовных учйлищ в медицинскіе институты, для

образованія в врачебной науке, чтобы, по обученіи их и возвращеніи в епархіи,

могли они сами преподавать ее в духовных училищах; во 2-х, в ожиданіи

образованія сих учителей, медицинская коллегія должна была составить краткое,

но ясное наставленіе о леченіи обыкновенных простонародных болезней и

употребленіи таких лекарств, которыя моглиб быть удобно составляемы в

селеніях, и напечатав достаточное число экземпляров этого сочиненія, доставить

их в Святейшій Синод, для разсылки по духовным училиіцам и приходски м

церквам (49).

___161___

Правительство обратило вниманіе на раепространеніе необходимейших сведеній и в

недавноприсоединенной Грузіи. По представленію генералълейтенанта, князя Циціанова,

последовало Высочайшее повеленіе об основаніи в Тифлисе школы, сперва для 25-ти, а

потом для 50-ти дворян, которых назначено было обучать русскому и грузинскому языкам.

По изученіи-же русскаго языка, лучmie ученики, для довершенія их образованія,

отправлялись в московски университетски пансіон (50).

Император Александр, в самом начале своего царствования, возстановил Россійскую

Академію.

Это ученое общество было основано Императрицею Екатериною Второю в 1783 году, для

содействія успехам словесных наук, и вь особенности для усовершенствованія русскаго

языка. Великая Монархиня не только приняла Россійскую Академію под свое

покровительство, но участвовала сама в трудах ея, подарила Академіи каменный дом и

назначила на содержаніе ея ежегодно» по С,250 рублей. Император Павел отменил

выдачу этой суммы и повелел отдать вновь учрежденному военно-сиротскому заведенію

каменный дом, принадлежавши? Академіи, которая в вознагражденіе получила

деревянное строеніе на Васильевском Острове. Академія, утратив прежнее значеніе,

продолжала однакоже свои занятія. Император Александр, по представленію президента

Академіи, тайнаго советника Нартова, повелел возобновить выдачу прежняго

академическаго содержанія. В 1802 году, Академія, поднеся Государю, составленную

трудами ея, русскую грамматику, ходатайство-

162

вала об отпуске денег на постройку новаго каменнаго дома. Государь немедленно

приказал выдать 25,000 рублей и дом был окончен в том же году. Тогда же

приказано печатать на казенный счет все сочиненія и переводы Академіи,

предоставляя в ея пользу выручаемыя от продажи их деньги (51).

Император Александр, находя, что презкній устав Академіи Наук не

соответствовал современным потребностям, что назначенная для содержанія ея

сумма была недостаточна и что самая деятельность ея от того ослабилась,

повелел издать для сего ученаго общества новый Устав и штат, сообразные с

предначертанною Академіи целыо. На основаніи этого Устава, главнейшими

обязанностями Академіи Наук было постановлено: „разширять пределы

человеческих знаній; совершенствовать и обогащать их новыми открытіями;

распространять просвещеніе; направлять, сколь возможно, познанія к общему

благу, приспособляя теорію, на основаніи опыта, к практическому употребленію".

Ероме этих обязанностей, общих с другими Академіями, она долженствовала

„обращать свои труды в пользу Россіи, распространяя познанія естественных

произведеній Имперіи и изыскивая средства к умноженію тех из них, кои

составляют предмет народной промышленности, а равно к улучшенш фабрик,

ремесл и художеств, сих источников богатства и силы государств» (Ст. 1-я и 2-я).

Император Александр, желая, чтобы Академія Наук была в действительх ности

русским ученым обществом, постановил, что „она должна образовать

определенное число молодых людей из русских подданных, для пріуготовленія их

к занятію ученых степеней

___163

Академіи" (Ст. 5-я). Академія была обязана : 1) ежегодно издавать том своих

изследованій, как на русском, так и на латинском или другом из известнейших

европейских языков, а равно один том Записок, могущих принести практическую

пользу, под названіем „Технологическаго журнала" (Ст. 9-я). 2) Поддерживать и

распространять сношенія с другими Академіями и учеными обществами в Европе

(Ст. 10-я). 8) Как пріобретеніе основательных сведеній огеографіи Россійской

Имперіи долженствовало быть одним из главных предметов вниманія Академіи, то

ей назначено посылать, от времени до времени, астрономов и натуралистов, для

путешествія по тем губерніям, коих географическое положеніе и естественныя

произведенія еще недовольно известны. Правительство изъявило намереніе

содействовать таким предпріятіям (Ст. 11-я). 4) Академія должна была ежегодно

предлагать задачи по различным наукам, и за решеніе вопросов присуждать

награды (Ст. 12-я).

На содержаніе Академіи Наук, вместо ежегодно получаемых ею прежде "53,298

рублей, назначено 120,000 рублей, и кроме того, особая экономическая сумма, в

которую должны были поступать: во 1-х, проценты с 70,000 рублей, ноложенных в

Воспитательный Дом; БО 2-х,. деньги, выручаемыя с продажи календарей и книг, а

равно доход с академической типографіи, и в 3-х, остатки штатной суммы (Статьи

122-я и 124-я) (52).

Президентом Академіи Наук был назначен, 27 февраля 1803 года, тайный

советник Новосильцов.

іі*

І64

Для приготовленія молодых ,людей по юридической части, вместо бывшаго при

Сенате „Юнкерскаго института", несоответствовавшаго своей спеціальной цели,

было учреждено „Высшее училище правоведенія", предмет котораго состоял в

окончательном образованы по сей части студентов, окончивших курс в гимназіях,

либо в университетах. Число кандидатов простиралось до 25-ти (ст. 1-я и 2-я).

Весь курс ученія должен был продолжаться три года (ст. 4-я). С самаго вступленія

в училище студенты считались состоящими на действительной службе и получали

ежегодно по 300 рублей (ст. 5-я) (53).

Еще при Императрице Екатерине П-й, были учреждены в Петербурге и Москве,

при главных вбенных госпиталях, медико-хирургическія школы, в 1799 году

переименованныя въМедико-хирургическія академіи и снабженный учебными

пособіями и средствами. Ероме того, в 1783 году, был основан в Петербурге

„Медико-хирургическій института", в котором науки преподавались на немецком

языке, преимущественно для уроженцев остзейских губерній. Но в этом институте

не было —ни библіотеки, ни анатомическаго театра, ни физическаго кабинета, ни

ботаническаго сада, словом сказать — ни одного из тех богатых средств,

которыми обладали Медико-хирургическія академіи. И потому, окончивших курс в

Институте переводили для окончательнаго образованія в петербургскую медико-

хирургическую академію. Это заставило Медицинскую Коллегію ходатайствовать о

присоединеніи Института к Академіи, на что последовало Высочайшее

соизволеніе

16б__

с увеличеніем прежней штатной суммы вдвое, именно до 60,000 рублей (54).

В Петербурге, Москве и Лубнах были заведены ветеринарныя школы (скотоврачебныя

училища), и на содержаніе их ежегодно ассигновано 68,445 рублей, кроме 12,000 рублей,

отпущенных на первоначальное устройство сих заведеній (55).

Император Александр I постоянно оказывал покровительство обществам, имевшим целью

распространеніе полезных сведеній. В числе их были:

1) „Вольное общество любителей наук, словесности и художествъ% в Петербурге,

основанное 15-го іюля 1801 года. Оно издавало сочиненія и переводы, по части

политических и словесных наук (56).

2) „Литературно-практическое общество" (Litterarisch-praktische Bilrgerverbindung) в Риге.

Предметами его занятій были: изследованія и открытія, могущія послужить к улучшенію

физическаго благосостоянія и к сохраненію здоровья людей; важнейшія изысканія по

метеорологіи,- естественной исторіи, химіи, ботанике, сельскому хозяйству, садоводству,

гражданской архитектуре, и проч. наконец — все клонящееся к улучшенію земледелія,

торговли и фабричной промышленности. Это общество, основанное в 1802 году, было

принято под Высочайшее покровительство в начале 1803 г.

3) Император Александр — „признавая труды Волътго Экономическаго Общества, по

намеренію и последствіям их, достойными уваженія, и желая открыть путь вліянію их на

пользу общую", повелел отпускать на издержки общества ежегодно

166

по 1,000 рублей (58). Вслед за тем, по просьбе того-же общества, для опытов его по

земледельческой части, пожаловано ему место с садом на Петровском острову (59).

4) При московском университете, в бытность попечителем его Мих. Никит. Муравьева,

основаны три ученыя общества: предметом, занятій перваго из них—„Общества Исторіи и

Древностей Россійских» — было изданіе древних летописей, относящихся к Россіи; второе

—„Общество соревнованія медицинских и физических наук»—имело в виду

распространять сведенія по этим наукам изданіем журнала на русском и документов на

латинском языке; третье—„Общество испытателей природы" предполагало,

неограничиваясь научными изысканіями, открыть такія произведенія, кои моглибы

составить новую ветвь россійской торговли (60).

В Москве прдполагалось учредить „Общество земледелія и механических художеств».

Оно должно было состоять из членов двух разрядов: в первом - заплативших

единовременно за акцію общества тысячу рублей, а во втором — обязанных ежегодно

вносить в кассу общества по тридцати рублей. Первых предполагалось от ста до

полутораста, а число вторых не было определено уставом. Общество имело в виду

заниматься следующими предметами: 1) решать безотлагательно все вопросы по

земледелію, сельскому хозяйству, механическим художествам, а также по физике и химіи.

Так напр, еслибы кто пожелал ознакомиться с свойствами растенія, либо другаго продукта

своих именій, то, по требованію его, общество принимало на себя обязанность объяснить:

названіе, свойства и употребленіе помянутого

167

продукта. 2) Следить за всеми иностранными нововведеніями в сельском

хозяйстве и применять их на опыте в Россіи. 3) Продавать семена хлебов и

овощей по умеренной цене. 4) Способствовать продаже сельских произведеній,

если кто пожелал-бы по этому предмету войти в сношеніе с обществом. 5)

Приготовлять по заказу и продавать по дешевой дене земледельчеекія и прочія

машины. 6) Выписывать из-за границы книги и журналы, по части сельскаго

хозяйства и ремесл, переводить лучшія сочиненія и издавать журнал.— Общество

предполагало содержать: химика, минералога, ботаника, садовника, двух

механиков, ветеринара и несколько мастеровых, для приготовленія в школах, за

сходную цену, кузнецов, слесарей, медников, столяров и других рабочих.

Император Александр, желая поддержать это общество, повелел взять на свое

имя пять акцій его (6|). но вообще число членов оказалось недостаточным для

исполненія обширных предположеній общества, и оно несостоялось.

Император Александр, находя недостаточными средства, назначенная для

содержанія Академіи Художеств, при основаніи ея в 1764 году, утвердил

дополнительныя статьи к уставу Академіи и новый штат ея. Положено: во 1-х,

содержать на счет казны, по прежнему, триста воспитанников, но вместо

разделенія их на пять возрастов, составить четыре, по 75-ти человек. Во 2-х, чрез

каждые три года, принимать детей от 8-ми до 9-ти лет, обученных русской грамоте.

Эти дети Должны были оставаться шесть лет в пріугото-

168

вительном училище, а потом, в продолженіи также шести лет, довершать

образованіе в Академіи (статьи 1-я, 2-я, 3-я и 4-я). В последнем году,

воспитанникам назначено учиться италіянскому языку, с тем, чтобы заслужившіе

при выпуске золотую медаль отправлялись в чужіе край, на три года, или более,

по усмотренію Академіи (ст. 7-я, 8-я и 9-я). Ка содержаніе Академіи, кроме

прежней штатной суммы и 18,000 рублей, ежегодно жалованных Императором

Павлом, на учрежденіе гравировальнаго ландшафтнаго класса, назначено еще по

60,000 руб. в год, что составило вообще 146,000 рублей (62).

Президентом Академіи Художеств был назначен известный любовью к изящным

искусствам граф Александр Сергеевич Строганов.

Многіе из тогдашних профессоров и учеников Академіи прославились своими

произведеніями, как в эту эпоху, так и в последующее время, именно: по

исторической живописи: Угрюмов, Яненко, Волков и Кипренскій ; портретные

^живописцы: Левицкій, Боровиковскій, Щукин, Муанье и Варнек; ландшафтные:

Щедрин и Михаил Иванов; декоратор Гонзаго; граверы: Галактіонов и Уткин;

ваятели: Мартос, Шубин, Федор Щедрин, Прокофьев и Василій Якимов, отлившій

памятник Суворову; архитекторы: Воронихин, строитель Казанскаго собора;

Захаров, давшій новый вид Адмиралтейству; Томон (Thomon), начертавшій план

петербургской биржи и Академіи Наук, и Андрей Михайлов, украсившій северную

Пальмиру многими великолепными зданіями (63).

169

Для распространена иолезных сведеній, Император Александр значительно

облегчил действовавшія до того времени ценсурныя постановленія.

Еще при Императоре Павле, последовал указ: „Так как чрез вывозимыя из-за

границы разныя книги наносится разврат веры, гражданскаго закона и

благонравія, то отныне впредь до указа повелеваем запретить впуск из-за границы

всякаго рода книг, на каком-бы языке оныя не были, без изъятія, в Государство

Наше, равномерно и музыку" (64). Тогда же повелено: запретить продажу

типографских букв частным лицам, неимеющим привилегій на содержаніе

тииографій (65).' Такія привилегіи получались с большим трудом, и многія

типографіи были запечатаны.

Чрез несколько дней по восшествіи на престол Императора Александра I,

обнародован указ, в коем сказано: „желая доставить все возможные способы к

распространен!ю полезных наук и художеств, повелеваем : запрещеніе на впуск

изъза границы всякаго рода книг и музыки отменить, равномерно запечатанныя

частныя типографіи распечатать, дозволяя как привоз иностранных книг, журналов

и прочих сочиненій, так и печатайте оных внутри государства" (66). В следующем

году повелено: во 1-х, допустить ввоз иностранных книг на основаніи тарифа 1782

года; во 2-х, разрешить открытіе типографій во всех городах Имперіи и печатаніе

книг на всех языках, наблюдая только, чтобы в печатаемых сочиненіях не было

ничего противнаго законам Божіим и гражданским, или ведущаго к явному

соблазну. Разсмотреніе книг, печатаемых в частных типографіях, было поручено

директорам народных училищ, под надзором губернаторов;

170

в типографіях-же, состоящих при ученых обществах и казенных местах, ценсура

возлагалась на попеченіе и ответственность начальников этих заведеній; в 3-х,

церковныя книги долженствовали печататься в синодальных типографіях, либо

издаваться, с Высочайшаго разрешенія, от Комыисіи народных училищ, и в 4-х,

ценсуры всякаго рода, при портах и в городах учрежденныя, велено упразднить

(67). Затем постановлено: всех, торгующих иностранными книгами, обязать

подписками, чтобы они не продавали сочиненій противных законам, под опасеніем

строгаго взысканія (68). Главный надзор за типографіями и денсура были поручены

министру народнаго просвещенія (69); в последствіи-же ценсура всех книг,

издаваемых в губерніях, где учреждены университеты, возложена исключительно

на сіи высшія учебныя заведенія (70).

В 1804 году был Высочайше утвержден представленный министром народнаго

просвещенія, графом Завадовским, Устав о ценсуре. Попечитель С.

Петербургскаго учебнаго округа и член тлавнаго правленія училищ, Новосильцов,

указал, как на образец, при составлении такого Устава, постановленія о печати

датскаго правительства. Король Христіан VII, вступив на престол семнадцати-

летним юношею и руководясь вліяніем жаркаго приверженца новых идей XYIII

века, графа Струэнзе, уничтожил всякаго рода ценсуру и дал неограниченную

свободу книгопечатанію. Но с паденіем датскаго министра, в 1772 году, настала

реакція, обнаружившаяся сперва преследованіем талантливых писателей и

ученых, а потом учрежденіем ценсуры, на основаніи манифеста 27 сентября 1799

года. Нарушителям поста-

171

новлеши о печати угрожали весьма стропя наказанія: так наприм., за клевету на

правительство, либо за насмешки над ним, виновный подвергался вечной работе

в оковах; завнушеніе произвести перемену в правленіи, либо за возбужденіе к

бунту, положена была смертная казнь. Для предупрежденія злоупотребленій

печати, Новосильцов предложишь поручить разсмотреніе рукописей ценсорам,

либо издать постановленія, по примеру датских, с точным обозначеніем, за что

именно сочинители или издатели, подлежать взысканіям. Коммисія правленія

училищ, на первый раз, предпочла последній способ и поручила Новосильцову

составить яроект Положенія о книгопечатаніи. В его проекте были смягчены

некоторыя постановленія датскаго устава; главное правденіе и сам министр

просвещенія считали изданіе положительных правил по делам печати совершенно

соответствующим духу либеральнаго правительства. Но академики Озерецковскій

и Фусс, на коих было возложено окончательное разсмотреніе вопросов о печати,

предпочли учрежденіе ценсурных комитетов, которое, по их мненію, надежнее

обезпечивало от злоупотребленій, предупреждая вред, а не наказывая уже

совершенное преступленіе. Составленный ими проект послужил главным

основаніем нашему первому цензурному уставу (71).

Главный постановленія, в нем заключавшіяся, состояли в следующем : 1)

Ценсурный Комитета, при разсмотреніи сочиненій, долженствовал наблюдать,

чтобы в них не было ничего противнаго Закону Вожію, правительству,

нравственности и личной чести кого-либо из граждан. Ценсор, одобрившій

сочиневіе, противное сему нредписанію, подвергался ответствевности, как

нарушитель закона

J/72

(Ст.' 15-я). 2) Если ценсор найдет в рукописи некоторыя места подлежащими

запрещение», то не іелает сам никаких поправок, a отметив такія ыеста, отсылает

рукопись к издателю, чтобы он сам изменил, либо исключил их, и по исправленіи

рукописи, одобряет ее к напечатанію. Ежели в ценсуру будет прислана рукопись,

оскорбляющая личную честь гражданина, благопристойность и нравственность, то

Ценсурный Комитет, отказав в напечатаніи таковаго сочиненія, оставляет его у

себя. Если же кто в ценсуру доставить рукопись, отвергающую бытіе Божіе,

враждебную верховной власти, либо противную законам и общественному

спокойствію, то Комитет немедленно доносит о том правительству, для отысканія

сочинителя и поступленія с ним по законам (Статьи 16-я, 18-я и 19-я). 3) Впрочем,

Ценсурный Комитет, при разсмотреніи рукописей, руководствуется благоразумным

снисхожденіем, избегая всякаго пристрастнаго толкованія сочиненій или .мест в

них, которыя, по каким-либо мнимым причинам, окажутся подлежащими

запрещенію. Когда место, подверженное сомненію, имеет двоякій смысл, то лучше

истолковать его выгоднейшим для сочинителя образом, нежели его преследовать.

Скромное и благоразумное обсужденіе всякой истины, относящейся до веры,

человечества, законов, управленія государственнаго, или какой-бы то ни было

отрасли его, не только не подлежит и самой умеренной строгости ценсуры, но

пользуется совершенною свободою печатанія, способствующею успехам

просвещенія (Статьи 21-я и 22-я). 4) Ценсура не должна задерживать рукописей,

присылаемых на разсмотреніе, и в особенности журналов и других періодических

изданій, долженствующих выходить

___173___

в срочное время (Ст. 23-я). Книги, выписываемыя книгопродавцами из-за границы,

не разсматриваются ценсупою, но каждый ценсурный комитета, в округе,

университету подведомственном, обязывает торгующих иностранными книгами,

чтобы они не продавали книг и эстампов, противных постановленіям в сем Уставе

заключающихся. Тогда же, по докладе министра народнаго просвещенія,

Высочайше повелено: до открытія в С. Петербург университета, учредить в сей

столице ценсурный комитета (72).

Приведенныя нами главныя статьи Ценсурнаго Устава ясно выказывают его

направление, нисколько невраждебное успехам науки и литературы. По

свидетельству современных иностранных писателей, тогдашніе ценсурные

комитеты, действуя не в буквальном смысле Устава о ценсуре, а в

снисходительном и просвещенном духе правительства, не возбуждали против

себя ни малейшаго неудовольствія, и только лишь подчиненіе почтамтской

ценсуре заграничных газет (73) подавало повод к жалобам на вздорожаніе их от

выписки по почте. Но в продолженіи всей летней навигаціи, періодическія изданія

получались в Петербурге мимо почтоваго управленія без ценсуры, и к тому-же это

ведомство, при разсмотреніи иностранных газет, нередко пропускало даже такія

статьи, которыя были ему враждебны, либо в коих подвергались разбору

важнейшія меры нашего правительства (74).

Ученые и литераторы постоянно пользовались по'кровительством и милостями

Императора Александра; ни один из замечательных трудов их

174

не оставался без поощренія. Еще в юности, до вступленія на престол, Александр

Павлович оказывал вниманіе к ученым сочиненіям наотечественном языке: в

числе многих примеров тому, была награда, полученная академиком Гурьевым, за

перевод с собственными объяснительными замечаніями дифференціальнаго и

интегральнаго сочиненія Кузена. Великій Князь, назначив производить ему пенсію

в 500 рублей, удостоил его весьма лестным рескриптом.

В последствіи, во все продолженіе своего царствованія, Император Александр

являлся покровителем наук и ученых. Профессор московскаго университета,

Страхов, получил наизданіе переведеннаго им сочиненія Бартелеми „Путешествія

младшаго Анахарсиса" 6,000 рублей, a действительный статскій советник

Политковскій — на изданіе перевода сочиненія Смита: „О богатстве народов»

(Recherches sur la nature et les causes de la richesse des nations) 5,000

рублей.Коллежскому ассесоруПфейферу отпущено на изданіе немецкой

коммерческой газеты 1,000 рублей. В цродолженіи одного года (1802), выдано из

Кабинета Его Величества, на изданіе сочиненій и переводов, 160,000 рублей.

Директор Заемнаго Банка, Поспелов, за перевод на русскій язык Тацитовой

исторіи, был награжден обращеніем в пенсію получаемаго им содержанія, в 2,000

рублей. Знаменитый Карамзин, вместе съзваніем „Исторіографа Имперіи",

получил такую-же пенсію (75).

Правительство, употребляя всевозможныя средства для собранія полезных

сведеній, отправляло в чужіе края путешественников, которым, больт шею частью,

давались особыя порученія по различным отраслям землеведенія и

промышленности.

___175___

В начале царствованія Александра I совершено русскими моряками первое

кругосветное плаваніе. Поводом к тому было чрезвычайное затрудненіе

снабжать необходимейшими потребностями колоніи россійско-

американской компаніи. Доставка туда хлеба, вина и проч. производилась

сухим путем, чрез Якутск и Охотск, и по значительному отдаленію сих

пунктов сопряжена была с необъятным возвышеніем цены перевозимых

запасов. Таким образом в Охотске нельзя было купить пуд муки дешевле

пяти рублей, ведро горячаго вина доходило до 25-ти, а иногда далее до 50-

ти рублей и т. д. Неменее затруднительно и ненадежно было сообщеніе

Охотска с россійскоамериканскими колоніями. И потому компанія, для

избежанія сухопутной доставки чрез Охотск, решилась, по плану,

составленному капитан-лейтенантом Крузенштерном и одобренному

министром морских сил, адмиралом Мордвиновыми и министром

коммерціи, графом Румянцовым, открыть сообщеніе с своими колоніями

морским путем. Предполагалось отправить нужные запасы и вещи в колоніи

морем из Кронштадта, с тем, чтобы, на обратном пути, выменять часть

мехов в Кантоне на китайскіе товары, которые могли быть проданы с

большою выгодою в Россіи. С этою целью были куплены в Лондоне два

корабля, стоившіе компаніи, вместе с медною обшивкою и исправленіем их,

около 22,000 фунтов стерлингов (до 150,000 рублей серебр.), и один из них

назван „Надежда", а другой, „Нева". Командирами их были назначены

капитан-лейтенанты Крузенштерн • и Лисянскій (76). Правительство

содействовало этому предпріятію,

176

выдав компаніи заимообразно 250,000 рублей, на восемь лет, по пяти процентов.

Вместе с тем, положено отправить чрезвычайное посольство в Японію, для

открытія торговых сношеній с сею богатою страною. Посланником назначили

действительнаго статскаго советника Резанова, в званіи камергера Двора Его

Величества. Кроме богатых подарков длянаиболее вліятельных лиц Японіи, • он

взял с собою несколько японцев, кои, потерпев кораблекрушеніе в 1793 году близь

Андреяновских островов, находились в Иркутске. Как возвращеніе в Россію

корабля „Надежда", на котором находился Резанов, могло замедлиться его

посольством, то все издержки, в продолженіи плаванія этого корабля, были,

приняты на счет правительства. Император Александр, желая воспользоваться

благопріятным случаем на пользу науки, приказал пригласить к участію в

путешествіи многих ученых,. на весьма выгодных для них условіях. В числе их

были Тилезіус (Tilesius) из Лейпцига и Хорнер (Ногпег) из Гамбурга: первый

отправился в качестве естествоиспытателя, а второй — астронома. Профессор

гёттингенскаго университета, Лангсдорф, прибыв в Копенгаген, также предложил

экспедиціи свои услуги по части естественных наук. Русскіе корабли, отплыв с

кронштадтскаго рейда, 26 іюля ст. ст. 1803 года, достигли Фальмута, 15 сентября,

оставались там до 23-го, прибыли к острову Тенерифу 8 октября и к берегам

Бразиліи 9 декабря. Там оказалось, что мачты на „Неве" были очень плохи; и

потому, для изготовленія новых, Крузенштерн оставался в Бразиліи более сорока

дней. Снявшись с якоря, 23 января 1804 года, корабли направились к югу,

обогнули мыс

m

Горн, 20 февраля, и вошли в Южный океан, нО будучи там встречены бурными

ветрами при пасмурной погоде, отделились один от другаго. 25 апреля, корабль

„Надежда" достиг острова Нукагивы, куда, спустя три дня, прибыль также и другой

корабль. 6 мая, русскія суда отплыли в дальнейшій путь и, по достиженіи Оваиги,

26 мая, снова разлучились : Лисянскій с „Невою" остался у Сандвичевых островов,

а Крузенштерн продолжал плаваніе к берегам Камчатки и стал на якорь в

Петропавловской гавани, 8 іюля. Прибытіе его имело благопріятныя последствія

для жителей всего полуострова: кизлярская водка упала в цене с 20-ти на 6

рублей за штоф: фунт сахару, прежде стоившій 7 рублей, продавался по полтора

рубля, и т. д.

25 августа, Крузенштерн и Резанов, на корабле „Надежда", отправились в Японію,

между тем как Лисянскій отплыл от Сандвичевых островов к северо-западному

берегу Америки, на остров Кадьяк. Капитан Крузенштерн вытерпел три жестоких

шторма и, 26 сентября, прибыль в Нангасаки, где оставался до 6 апреля 1805

года, занимаясь определеніем географическаго положенія города и

метеорологическими наблюденіями. Что-же касается до посольства в Японію, то

оно не имело успеха. Японцы встретили Русских недоверчиво и отказали

посланнику в необходимейших удобствах жизни. Проходили дни за днями в

ожиданіи коммисаров от японскаго правительства, и наконец дело кончилось тем,

что Японцы не приняли подарков, присланных из Петербурга, и отказались вести

дальнейшіе переговоры. Капитан Крузенштерн, оставя вегостепріимные берега

Японіи, поплыл Японским морем, опре-

12

І78

делил на пути мяогіе пункты и, 24 мая, возвратился в Петропавловскій порт,

откуда, 23 іюня, опять вышел с своим кораблем в море5 для окончанія описи

берегов острова Сахалина, а 18 августа, снова прибыль в Петропавловск. Здесь

исправленіе корабля задержало Крузенштерна до 23 сентября. На пути к

китайским берегам, он выдержал несколько штормов и 8 ноября пришел в Макао;

а 21 числа того-же месяца, когда корабль „Надежда" уже изготовился к выходу в

море, прибыль к нему корабль „Нева" с богатым грузом пушных товаров.

Капитан Лисянскій, по достиженіи Кадьяка, в начале сентября 1804 года,

покушался овладеть островом Ситхою, и хотя был отбит дикими Колошами,

однакоже усмирил их и заложил на рстрове укрепленный порт „Новоархангельск."

В августе 1805 года, он вышел оттуда с богатым грузом пушных товаров в Китай и

прибыль в Макао, где нашел Крузенштерна с кораблем „Надежда." Часть мехов,

привезенных Лисянским, была выгодно продана Китайцам.

28-го генваря 1806 года, русскія суда отплыли от китайских берегов, а 3-го апреля,

во время густаго тумана, разлучились. Лисянскій, обогнув мыс Доброй-Надежды,

решился, незаходя на остров Св. Елены, продолжать путь в Англію, пришел туда

4-го іюля, пробыв в море под парусами сряду 168 дней, и возвратился в

Кронштадта 12-го іюля. Крузенштерн, достигнув 22-го апреля острова Св. Елены,

узнал там о разрыве Россіи с Франціей, и потому, для избежанія встречи с

французскими крейсерами, пошел кругом Шотландіи, прибыль к Копенга-

179

гену 21-го іюля и возвратился в Кронштадте 7-го августа. Таким образом, первое

кругосветное плаваніе русских моряков продолжалось три года. Во все это время

не умер ни один человек из экипажей обоих кораблей, да и больных было очень

мало. Экспедиція Крузенштерна, обогатившая науку многими открытіями и

изследованіями мало извеетных стран, описана в сочиненіи: „Путешествіе вокруг

света в 1803, 1804, 1805 и 1806 годах, на кораблях Надежда и Нева, под

начальством капитан-лейтенанта Крузенштерна. С.-Петербург. 1809 года." Оно

переведено и издано на англійском, французском, немецком, голландском,

шведском, датском и италіянском языках. — Император Александр I щедро

наградил всех участвовавших в экспедиціи. Все офицеры были произведены в

следующіе чины; сверх того, командиры судов получили орден Св. Владиміра 8-й

степени и по 3,000 рублей пенсіи *); лейтенантам пожаловано по 1,000, а

мичманам — по 800 рублей пенсіи. Иностранные ученые награждены пенсіями в

300 червонных. Нижніе чины выпущены в отставку с пенсіей от 50-ти до 75-ти

рублей (").

Посольство, отправленное в Китай, в конце 1805 года, не имело успеха. Русскій

посланник граф Головкин, по прибытіи в Ургу, был встречен тамошними

областными начальниками с предложеніями несовместными с достоинством

представителя великой державы, что заставило его возвратиться в Иркутск. Тем

не менее однакоже

*) Кроые того, капитан Лисянскій получпл от Россійско-Американской Компаніи единовременно

10,000 рублей. Экипаж поднес ему золотую шпагу с надписью; «благодарность команды корабля

Нева».

12*

180

состоявшіе при посольстве ученые не оставались праздными, Адъюнкт Редовскій

совершил поездку в Охотск, для изследованія страны, лежащей между Леною,

Вайкалом и Охотским заливом. Адъюнкт Клапрот изучил Китай по туземным

источникам. Академик Шуберт определил географическое положеніе многих

пунктов. Таким образом и это посольство послужило в пользу науки (?8).

В продолженіи первых четырех лет царствованія Александра, ограждены были от

произвола произведенія науки и литературы Ценсурным Уставом, составлено

Положеніе об устройстве учебных заведеній на всем пространстве Россійской

Имперіи, преобразованы три и учреждены вновь два университета, основаны три

высших училища, 26 гимназій и 80 уездных училищ. Науки и художества были

щедро ободряемы. Предприняты путешествія, обогатившія науку многими

сведеніями. Наконец — что всего важнее — проявилась в русском народе жажда к

образованію — залог будущих успехов: богатые приносили обильныя жертвы;

прочіе возлагали с усердіем лепту свою на алтарь народнаго просвещенія.

ГЛАВА Y. Преобразования но военной части.

(1801 — 1805 г.)

При восшествіи на престол Императора Александра I, военно-сухопутныя силы

Россіи состояли из следующих войск.

Гвардія. Пехтпа: три полка и два баталіона; кавалерія: четыре полка; артиллеріи

один баталіонъО).

Армія. Пехота: 13 гренадерских, 69 мушкетерских и 19 егерских полков;

бадаклавскій греческій баталіон; кталерія: 13 кирасирских, 11 драгунских, 8

гусарских, 2 конных и 3 регулярных казачьих полка; артиллерія: 7 пеших полков и

один конный; піонерный полк; 8 понтонных депо (2).

Иррегулярныя казачьи войска: Донское, Черноморское, Оренбургское, Сибирское,

Уральское и Астраханское. Поселенные кивказскіе казаки: Гребенскіе, Терскіе,

Семейные, Хоперскіе, Волжскіе, Кизлярскіе и Моздокскіе; Ставропольскіе

крещеные Калмыки.

Гарнизоны, осадныя депо инженернаго корпуса и крепостныя инженерныя

команды (3).

182

Военно-учебныл smedeuia: кадетскіе корпуса и военно-сиротскія отцеленія (4).

Горш-заводскіе баталіоны и роты(5).

Число всех регулярных* войск простиралось до 270,000, а иррегулярных до 70,000

человек (с).

В продолженіи времени от восшествія на престол Александра I до начала войны

против Французов в 1805-м году, последовали многія преобразованія по военной

части.

Полки, носившіе в царствованіе Императора Павла I имена своих шефов,

получили прежнія названія (7) *).

Сформированы вновь пожи: 15 мушкетерских, 4 егерских, 6 драгунских и 2

гусарских; артиллерійских баталіонов 5 пеших и один конный, и потом два полка

(8). Разделены четыре десятиэскадронных полка на пяти-эскадронные (9).

Переименованы семь кирасирских полков в драгунскіе и один гусарскій полк в

уланскій (10). Соединены восмнадцать артиллерійских баталіонов в девять

артиллерійских полков ( п). Из понтонных депо сформирован артиллерійскій

понтонный полк, в составе двух 4-х ротных баталіонов (12). Гвардейским полкам

повелено состоять: Преображенскому — из 4-х, а Семеновскому и Измайловскому

— из 3-х гренадерских четырех- ротных баталіонов; всем-же полкам армейской

пехоты из 3-х четырех-ротных баталіонов: лейб-гренадерскому —из 3-х

гренадерских, гренадерским — из одного гренадерскаго и двух фузелерных,

мушкетерским—из

*) Следующіе полки названы: бывшШ князя Щербатова—Тенгинскші, Рунича—Навагинсшш, Несветаева—

Саратовским, Кашкина— Олонецкіш, Миллера 1-го—Коливапским, Аникеева—Болтавским, Баклановскаго—

Украинским и Ушакова 1-го—Литовским.

183

одного гренадерскаго и двух мушкетерских, егерским — из трсх егерских. Полкам

гвардейской кавалеріи положено находиться в ияти-эскадронном составе, полкам

кирасирским и драгунским также из 5-ти, а полкам легкой кавалеріи — из 10-ти

эскадронов (13). При полках Л. Гв. Конном и Кавалергардском и армейских

кирасирских и драгунских, для коашлектованія их учреждено по одному запасному

полуэскадрону, а при полках легкой армейской кавалеріи— по одному запасному

эскадрону (и). Л. Гв. Артиллерійскому баталіону повелено состоять из двух

батарейных, двух легкой и одной конной рот, a всем прочим артиллерійским

баталіонам — каждому из двух батарейных и двух легких рот. Піонерный полк

разделен на два полка, двух-баталіоннаго состава (15).

За тем, пред открытіем войны 1805 года против Французов, гвардія и линейныя

войска находились в следующем составе:

Пехота.

Гвардіи три полка и два баталіона (Лейб-Егер-

скій и Гарнизонный), всего......12 бат.

13 гренадерских полков.....39 „

84 мушкетерских полка и балаклав-

скій баталіон..........253 ,,

• 23 егерских полка.......69 ,,

~ВсёгоТ~. . 373 бат.

Кавалерія.

4 гвардейских полка......20 эск.

6 кирасирских полков ..... 30 „

27 драгунских я ......135 „

1 уланскій полк........10 ,,

184

3 конных полка........20 эск.

9 гусарских полков......90 „

Всего . . . 305 зек. Ероме того три, регулярных казачьих полка.

Артидлерія.

Гвардейской артиллеріи баталіон и конная рота (Л. Гв. конная артиллерія),

всего ... 5 рот 11 артиллерійских полков .... 88 „ 2 конно-артиллерійских

баталіона . . 8 ,, Артиллерійскій понтонный парк . . 8 ,, Всего 101

артиллерійская и 8 понтонных рот. Два піонерных полка.

Число гвардейских и линейных войск, по штатам 1803 года, полагалось (не считая

офицеров) :

в гвардіи.....12,620 челов.

в арміи......326,380 „

Вообще-же около 340,000 человек (16).

Содержаніе войск было увеличено. Полковникам положено ежегодно жалованья,

смотря по роду войск, от 1,040 до 1,250 рублей; подподковникам от 690 до 970-ти;

маіорам от 530 до 620-ти; капитанам, штабс-капитанам, ротмистрам и штабс-

ротмистрамъот 400 до 495-ти; поручикам от 285-ти до 395-ти; подпоручикам,

корнетам и прапорщикам от 236-ти до 325-ти; нижним чинам: унтер-офицерам от

14-ти до 24-х, а рядовым — от 9 рублей 50 копеек до 12-ти рублей, и сверх того на

обыундированіе от 11 рублей 63 коп. до 15 р. 18 у2 к. и на конскую сбрую в

кавалеріи от 8 р. 101/2 к. до 16 руб. 94 Уз коп. Вообще-же ежегодное содержаніе

полка,

185

несчитая провіанта и фуража, (раюход на которые зависел от справочных цен),

простиралось (п):

кирасирскаго до..... 150,000 руб.

драгунскаго...... 124,000 „

гусарскаго....... 202,000 ,,

уланскаго....... 205,000 „

гренадерскаго..... 133,000 „

мушкетерскаго..... 131,000 „

егерскаго....... 80,000 „

В продолженіи первых четырех лет царствованія Александра I, произведено было

три рекрутских набора, из коих первые два с 500 душ по два человека и третій по

одному человеку (18). О числе всех набранных рекрут можно судить потому, что

набор по два рекрута с 500 душ, в конце 1803 года, доставил 62,153 человека:

следовательно в три набора вообще набрано около 155,000 человек. Число-же

мужеских душ народонаселенія подлежавшаго рекрутской повинности тогда

простиралось до 15,538,000 (18).

Император Александр I, желая по возможности уменьшить издержки на

продовольствованіе арміи, утвердил правила на открытіе в губерніях справочных

цен и на снабженіе войск провіантом и фуражем (20). Вслед за тем, последовало

запрещеніе полковым и баталіонным командирам входить в подряды для

снабженія провіантом и фуражем вверенных им частей войск (21).

Касательно пріема рекрут, повелено Обращать более вниманіе на здоровое и

крепкое сложеніе, нежели на рост принимаемых людей (22). Запрещено

помещикам продавать взаимно один другому рекрутскія квитанціи, при чем

однакоже было разрешено вносить их в казну по определенной цене,

186

именно по 360-ти рублей. Тогда-же приняты меры для искорененія подложных

увечій, с целью уклоненія от рекрутской повинности (23). Для точнейшаго

определенія правил пріема рекруті и обхожденія' с ними, на марше к полкам и

другим частям войск, издано наставленіе командируемым с сею целью штаб и

обер-офицерам (24), и, в ожиданіи составленія сенатом новаго рекрутскаго устава,

начертаны правила для Коммиссіи, которой было поручено составленіе

соображенія о рекрутской повинности в губерніях : московской, петербургской,

новгородской, псковской и тверской (25).

На счет тактическаго образованія войск, последовало Высочайше повеленіе—

обучать нижних чинов стрельбе в цель (26). Император Александр I, заботясь о

содержаніи в должном порядке и о надлежащем обученіи войск, нередко вел

переписку по этим предметан сам с начальниками инспекцій (27).

Порядок полевыхь караулов и лагерных разводов был определен установленіем о

лагерной службе (28). Утверждены правила инспекторских смотров (29). Для

осмотра войск посылались лично известные Государю, удостоенные его доверіем,

генералы, и в числе их назначенный в 1803 году инспектором всей артиллеріи,

граф Аракчеев. Сохранившіяся в делах донесенія Аракчеева могут отчасти

послужить к познанію характера и способностей этого замечательнаго, еще по сю

пору несовсем разгаданнаго человека, который, не ограничиваясь осмотром

артиллеріи и относящихся к ней заведеній, доводил до сведенія Государя о всем

замеченном им и по другим частям. В 1804-м году, обозрев Брянскій арсенал,

(устроенный в 1783 году и неинспектированный

187

с 1785 года никаким артиллерійеким начальником), граф Аракчеев донес, что

„люди были обмундированы хорошо, получали все следуемое им сполна и никаких

жалоб необъявили; лазарет содержался в исправности, но лекарь ленив и очень

мало сведущ. Мастеровые свое дело довольно знают. Лафеты и зарядные ящики,

сделанные со времени моего командованія, писал Аракчеев, оказались хороши и

акуратны; образец новой оковки, одобренный Вашим Величеством, мною здесь

показан. По сделанному мною предварительно распоряженію, вылито, в

присутствіи моем, несколько орудій, но акуратной отделке их препятствует

употребленіе старинной вертикальной сверлильной машины, и потому я вошел с

представленіем Вашему Величеству, чрез министра военных сил, как о новой

горизонтальной сверлильной машине, так и о других предметах. Казенныя

строенія, принадлежащія к арсеналу, содержатся очень хорошо и не требуют

почти никаких поправок. Казенныя лошади очень хороши." За тем, Аракчеев

ходатайствовал о награде начальника и служащих при арсенале. Далее — он

донес, что найдя в городе собранных с уезда 84-х рекрут, которые оставались там

уже восьмой месяц и „вероятно были забыты Военного Коллегіей" — он

представил военному министру о назначеніи их на укомплектованіе артиллеріи. —

В заключеніи граф Аракчеев писал о встреченном им в Брянске Ворисоглебскаго

драгунскаго полка прапорщике Путвинском, который будучи выпущен из

Гродненскаго кадетскаго корпуса, отправился в полк расположенный на кавказской

линіи, был опрокинут на пути, с переломом левой руки, и сделался неспособным

188

к службе в кавалеріи, по чему Аракчеев, ходатайствуя о переводе его в пехоту,

донес Государю, что, видя безпомощное состояніе этого офицера — „осмелился,

Именем Вашего Величества, оставить ему из находящихся у меня ваших

дорожных денег." Кроме того, граф Аракчеев писал, что „во время его проезда

чрез город Рославль, где расположен Курскій пехотный полк, везли его, за

неименіем других лошадей, на полковых подъешшх целую станцію, и кажется, что

ими правили полковые фурлейты в ямских кафтанах, и, повидимому, это у них в

обыкновеніи" (30).

Осмотрев ІНостенскій пороховой завод, граф Аракчеев „нашел его лучше еще,

нежели себе представлял." — „Заводскія строенія, сооруженныя вновь с 1799 года

и стоющія казне около полутораста тысяч рублей, в довольно хорошём положеніи,

исключая самых пороховых фабрик, которыя совершенно ветхи и требуют

неотлагательной перестройки, о чем в будущем году сделаю распоряженія.

Вегуны, служащіе для стиранія пороховаго состава, каменные, от чего случаются

частые взрывы." — „Еще в 1799 году — пишет Аракчеев— предполагала я

заменить их чугунными, но и по сіе время это не исполнено. — Лазарет

содержится хорошо, но я нашел в нем двух человек с отмороженными ногами, в

1802 году, на казенной работе. — Люди обмундированы сполна, получают все

положенное им законом и благословляют имя Вашего Императорскаго

Величества, за положенную им десяти-копеечную ежедневную порцію, которой

они очень достойны по ежедневной тяжелой и опасной работе, да и место,

занимаемое заводом, окруженное со всех сторон болотами, чрезвычайно дурно и

нездорово. Из всего

189

мною найденнаго при осмотре завода я заключил, что если начальник его будет

ограничен, как я и надеюсь сделать, то должен иметь какое-либо особое

вознагражденіе от Вашего Императорскаго Величества, по совершенно

уединенному и скучному месту завода. — Пороха стараго нашел я на заводе

только около пяти тысяч пуд, да и тот не хорош; новой-же работы ЕЫЕЕПШЯГО года,

гораздо лучше, но все еще не такой, какой должен быть, на что надобно несколько

времени. Люди принесли мне две жалобы : первую, что, будучи в 1802 году на

постройке при заводе плотины, не получили за то никакой платы, и вторую, что

имеющим детей не дают провіанта полагаемаго всем солдатским детям. Первую

предоставляю Вашему милосердному разрешенію, а о второй отнесся чрез

военнаго министра...

„Осмелился бы просить у Вашего Императорскаго Величества сим бедным людям

(рабочим) по рублю, ежелибы не боялся оным наскучить; число-же их 520

человек..." (31).

В Шеве, где граф Аракчеев оставался для осмотра всех артиллерійских частей и

строеній 12 дней, он был недоволен тактическим образованіем 5-го

артиллерійскаго полка и сам занимался обученіем одной из рот три дня сряду.

Прибывшій туда к нему из Херсона шеф 6-го артиллерійскаго полка, генерал-маіор

Сиверс, донес ему, что „между многими безпорядками, найденными им, при

пріеме полка от генерал-маіора Медема, оказался артиллерійскій лазарет в таком

дурном положены, чтовсе больные были одеты, как исторія нам сказывает об

одеяніи Адама в раю, то есть голые; но ныне уже уверяю Ваше Величество, что

оное исправлено" (32).

190

В донесеніи военному министру графа Аракчеева „о заготовленіи и содержаніи

пороха и о денежной сумме на то потребной", сперва излагается ход этого дела. В

последнюю шведскую войну, 1788 —1790 годов, правительство отпустило в

артиллерійское ведомство на сей предмет до двух милліонов рублей, но

Артиллерійскій Департамент не нашел у русских селитряных заводчиков

достаточнаго количества селитры, и потому недостающее ея количество было

куплено заграницею. Для ускоренія выделки пороха, работали на заводах осенью

безпрерывно, не только днем, но и ночью, с нарочно сделанными к тому

„водяными" фонарями, чтЬ, однакоже, не спасло от нескольких взрывов и стоило

жизни многим рабочим, да и порох был слаб и недовольно прочен. В 1798 году,

был послан артиллерійскій генерал с искусным селитроваром в Сибирь, для

учрежденія там заводов, но это предпріятіе не имело никакого успеха. Сам-же

граф Аракчеев, еще до вступленія в званіе Инспектора всей артиллеріи, при

Императоре Павле, объехал в 1797 и 1798 годах, часть возвращенных от Польши

областей и убедился в существованіи там селитряных заводов; но вместе с тем

открылись обстоятельства, затруднявшія заготовленіе селитры для артиллеріи,

именно : во 1-х, вывоз ея за границу, и во 2-х, недостаток в деньгах и

злоупотребленія при покупке ея в казну. Эти препятствія были устранены, но,

чтобы не возвысить цены селитры и дать заводчикам способы увеличить ея

производство, им, по представленію графа Аракчеева, были выданы вспоможенія,

под верные залоги.

Из краткой записки, приложенной к сему рапорту, видно:

191

Во 1-х, что пред войною 1805 года состояло пороху на лицо 317,970

пуд.

Во 2-х, что в мирное время ежегодно требовалось тогда следующее

количество пороху:

На обученіе артиллеріи.....10,153 пуд.

Для прочих войск......24,000 ,,

Для пробы орудій.......1,000 „

На продажу.........10,000 ,,

Всего же 45,153 пуд.

На это количество требовалось литрованной селитры.......33,865 ,,

Покупалось ежегодно в казну литрованной селитры........51,000 „

Оставалось ежегодно селитры . . . 17,135 „

Заготовленіе и перевозка пороха, нужнаго в мирное время, ежегодно

стоили казне до 600,000 рублей.

В 3-х, в военное время, назначая к действію две трети всех войск,

состоящих на лицо, именно 72 полка пехотных, 28 кавалерійских, 738

орудій и 26 иррегулярных полков, нужно было, по мненію графа

Аракчеева, ежегодно 35,740 пуд.

Для балтійскаго и черноморскаго флотов, по примеру последних войн,

шведской и турецкой......45,000 „

Всего же ежегодно 80,740 пуд.

Как в случае войны должны были остаться в сбереженіи две трети

пороха, назначеннаго для обученія войск в мирное время, т. е. 22,153

пуда, то потребуется в военное время всего ежегодно...........58,587 „

192

Состояло селитры в запасе . . 150,631 пуд.

Из этого запаса селитры можно было сделать пороха......200,841 „

К запасу селитры нужно было иметь серы 20,084 пуд и угля 30,126 пуд., всего же

на сумму.....121,508 руб.

Да на содержаніе заводов и лошадей ...........502,102 „

Всего же на приготовленіе 200,841 пуда запаснаго пороха (не считая селитры)

нужно было......623,610 руб.

A вместе с селитрою .... 2,356,000 „

Этого пороха, состоявшаго в матеріалах, по разсчету графа Аракчеева, .должно

было стать на три года войны (33).

В 1802 году, Высочайше утвержден доклад Военной Коллегіи, о правилах

увольненія от службы дворян и вольноопределяющихся. По сему предмету

повелено:

Дворян, не дослужившихся до перваго офицерскаго чина, увольнять не прежде,

как по нахождении их на службе 12-ти лет, либо когда они, за болезнію, по

медицинскому свидетельству, продолжать службу не могут. При отставке тех и

других, если они служили безпорочно и находились в унтер-офицерских строевых

чинах не менее трех лет, награждать чином 14-го класса. Тяжело раненых на

войне увольнять оберъофицерскими чинами, хотябы они находились на службе

менее 12-ти лет и в унтер-офицерском чине менее 3-х лет; тех-же, кои, прослужив

безпорочно 12 лет, и в том числе унтер-офицерами три года, будут просить не об

отставке,

___193__

а об определеніи к статским делам, награждать чином 14-го класса.

Обер-офицерским сыновьям, коих отцы имели право быть внесенными во 2-ю

часть родословной дворянской книги, предоставить при отставке преимущества

на-равне со всеми дворянами, и потому означать их в формулярных списках не из

обер - офицерских детей, a гіз воепнаго дворянства.

Вольно-определяющимися считать: во 1-х, детей личных дворян, либо тех, коих

отцы дослужились до обер-офицерских чинов по статской службе; во 2-х,

окончивших курс в училище Академіи Художеств, либо в других учебных

заведеніях, пользующихся такими-же преимуществами, и в 3-х, иностранцев.

Таковые все, добровольно .поступившіе в военную службу, награждаются при

отставке обер-офицерскими чинами не прежде, как прослужив 15 лет и в

унтеръофицереком чине 4 года, и сверх того от иностранцев требуется, чтобы они

состояли в подданстве Россіи. Но раненых и шувеченных на войне повелено

награждать чинами, хотя бы они и не выслужили помянутых сроков.

Весьма замечательно совершенное Александром І-м преобразованіе медицинской

части по арміи и флоту, до того времени бывшей в распоряженіи министерства

Внутренних дел. В Высочайше утвержденном, по сему предмету, докладе

министра Внутренних дел, сказано: „Опыт показывает, что столкновеніе между

собою различных властей всегда обращалось к ущербу службы, и течете

медицинских дел подтверждает эту истину. Единство цели требует и единства

власти, которое в нынешнем медицинском управленіи нару-

13

194

піено во многих отношеніях. В военных и морских госпиталях, средства к

пользованію больных состоять в веленіи Министерства Внутренних дел, a

помещеніе больных и снабженіе их одеждою и пищею зависят от военнаго

начальства. Управленіе всеми медицинскими делами по военной части возложено

на врачебныя управы, принадлежащія к министерству Внутренних дел. По

предписаніям сего министерства определяются, перемещаются, увольняются,

награждаются и предаются суду все медицинскіе чины, состоящіе при войсках;

суммы-же на штатное содержаніе их ассигнуются в военное и морское

министерства. Врачебныя управы включены в штаты губернскіе; из заведеній-же

одни содержатся на счет медицинских, a другіе — на счет военных сумм, наприм.

некоторые госпитали и аптеки получают содержаніе из военнаго и морскаго

министерств, a другія — из министерства Внутренних дел. Снабженіе врачебными

припасами и инструментами вообще предоставлено высшему медицинскому

управленію. Неудобства подобнаго положенія дел очевидны: то начальник части

войск жалуется на дурное качество медикаментов, либо на неискусство и

нераденіе лекаря, то лекарь ссылается на невыгоды помещенія больных и на

скудость продовольствія. Инспекторы врачебных управ, коим поручается

изследованіе принесенных жалоб, лишены возможности исполнить надлежащим

образом сію обязанность; время длится и люди гибнут жертвами несогласія между

военным начальником и лекарем. В особенности же эти неудобства оказываются в

пограничных губерніях, наполненных войсками. Предоставленіе высшему

медицинскому управленію всех пере-

195

мещеній медицинских чинов сопряжено с большими затрудненіями, и в

особенности в сухопутных войсках, по частым движеніям и разобщенному

квартированію полков. К тому-же значительное число лекарей, по штату

положенных, отнимает у главнаго медицинскаго начальника возможность занять

все вакансіи способными чиновниками, тем паче, что выгоды, получаемыя от

вольной практики, неопределенность прав и особенная подсудимость удаляют

медиков от службы по военному ведомству."

Все эти обстоятельства побудили" министра внутренних дел представить на

благоусмотреніе Государя следующія основанія „Положенія для Медицинскаго

управленія по арміи и флоту."

1) Соединеніе управленія по каждой части в руках одного лица.

2) Подчинеше начальникам частей войск медиков на-равне с воинскими чинами.

3) Привлечете медицинских чинов к военной службе: а) улучшетем их состоянія; в)

наградами, и с), обезпеченіем судьбы вдов и сирот их.

Общее управленіе медицинскою частыс, по сухопутным войскам, предполагалось

разделить на три степени: 1) главное или центральное, при министре, в веденіи

генерал-штаб-доктора; 2) по инспекціям, в веденіи медицинских инспекторов и

суб-инспекторов, и 3) по полкам, в веденіи полковых шефов; а по флоту: 1)

центральное, при министре; 2) в портах, и 3) на кораблях. Предположено

увеличить содержаніе лекарей и уменьшить штатное число их, дать им

соответствующіе чины, подвергнуть их подсудимости, на правах, одинаковых с

военными офицерами, и по

18*

196

мере прослуженія ими от 15-ти до 30-ти лет, награждать их увеличеніем окладов и

пенсіями.

Положеніе, заключавшее в себе помянутыя основанія, удостоилось Высочайшаго

утвержденія 4-го августа 1805 года (35).

Тогда-же последовало преобразованіе ГенералъАудиторіата.

С 1797 года, переемотр всех еудных и еледственных дел, по арміи и флоту,

касающихся нижних чинов из дворян, а равно штаб и обер-офицеров и генералов,

исключительно производился генерал-аудитором, подносившим свое

окончательное мненіе, по всем этим делам, на Высочайшую конфирмацію.

Стеченіе множества военно-судных дел к одному лицу было для него весьма

обременительно. Комитет, учрежденный для образованія на новых основаніях

Генерал-Аудиторіата, составил правила порядка военно-с уд ных и следственных

дел, а также Положеніе и штат для Генерал-Аудиторіата. На основаніи этих

правил, все приговоры военных судов по делам, касающимся подсудимых из

дворян, либо по престушіеніям, подлежащим смертной казни, вместе с мненіем

инспекторов, либо других начальников, должны были поступать на ревизію

Генерал-аудиторіата, состоящаго из генерал-аудитора, четырех генерал-

лейтенантов или генерал-маіоров (в том числе двух от арміи и двух от флота), и

двух военных советников; a наблюденіе за всем делопроизводством поручалось

генерал-аудитор-лейтенанту, не ниже 8-го и не выше 6-го классов, в помощь

коему назначались шесть обер - аудиторов и двенадцать аудиторов, и кроме того,

для исполненія секретарской должности, еще один обер-ауди-

197

тор с аудитором!.. Вместе с преобразованіем Генерал-Аудиторіата предполагалось

упразднить учрежденный при государственной адмиралтейской коллегіи, в 1804

году, генеральный кригсрехт, и находящіяся в нем дела передать в

ГенералъАудиторіат. Все эти предположенія и штат, составленные комитетом,

были Высочайше утверждены (36).

Касательно иррегулярных войск последовали следующія распоряженія.

Во 1-х, на счет устройства донских казаков, определен порядок производства их в

офицерских чинах и выдачи им жалованья в походах и командировках. Донское

войско, состоявшее в числе 115,695 душ, не считая 6,050 татар и калмыков и

68,540 приписных крестьян, обязано было, в случае надобности, высылать на

службу до восьмидесяти пятисотенных полков. Постановлено иметь в каждом

полку : одного полковника, в чине армейскаго маіора; 5 эсаулов, в чине

ротмистров; 5 сотников, в чине поручиков, и 5 хорунжих, в чине корнетов.

Представлять офицеров к повышенію разрешено, в мирное время, войсковому

атаману; а в военное — начальникам частей войск, при коих будут находиться

казаки, но не иначе, как на вакансіи, по старшинству вь чинах, либо за отличіе. В

полках, состоящих на службе, офицерам давать содержаніе по штату армейских

гусарских полков, но деныциков им в натуре не полагалось, а казакам—жалованья

в год 12 рублей, солдатскую дачу провіанта и фураж, смотря по климату, от 6 до 8

месяцев, на две лошади каждому. В случае бытности в походе самого войсковаго

атамана, положено иметь ему тысячный полк, под

198

названіем Атаманскаго, в коем число всех чинов долженствовало быть вдвое

против пятисотеннаго полка (37).

Для управленія донским войском была учреждена войсковая канцелярія,

составленная под председательством войсковаго атамана, из двух -непременных

членов и четырех ассесоров по выбору ; для наблюденія-же за исполненіем

законов во всей точности, повелено быть в ней прокурору. Войсковая канцелярія,

оставаясь в зависимости по делам военным от военной коллегіи, должна была по

делам гражданским, состоять в ведомстве сената (38). На содержаніе канцеляріи

назначено из земских сборов 69,950 рублей, а на содержаніе полиціи в городе

Черкаске 4,150 руб. (39).

Во 2-х, об устройстве черноморскаго войска. Черноморскіе казаки, получив под

поселеніе, в 1792 году, таврической области остров Тамань, были обязаны

охранять ближайшую к ним границу от набега закубанских народов. Указом 25

февраля 1802 года повелено было им составить у себя войсковое правительство

(поисковую канцелярію), но с тем, чтобы они зависели по военной части от

инспектора крымской инспекціи, а по гражданской — от управляющего

таврическою губерніей. Внутреннее управленіе их, будучи основано, по образцу их

предков, запорожских казаков, состояло из войсковаго коша, под главным

начальством кошеваго атамана. Все они были росписаны, каждый по

добровольному выбору, по куреням, коих было 40, тех самых названій, какія

существовали в запорожском войске. Число казаков, в каждом из куреней,

простиралось от ста до тысячи. При востребованіи войска на службу, кошевой и

куренные атаманы делали на-

_І99_

ряд людей из каждаго куреня, сообразно его силе, а иотом из командированных

людей составляли пятисотенные полки, Черноморскіе казаки служили пешими,

конными и на судах, и имели 20 трехъфунтовых орудій.

По ведомости, 1 сентября 1802 года, состояло в войске, способных к службе около

15,500 и неспособных 8,000 человек.

На основаніи мненія военной коллегіи, Высочайше постановлено : (40).

Во 1-х, чтобы черноморское войско, в случае надобности, высылало на службу

десять конных и десять пеших пятисотенных полков ; во 2-х, каждому полку

состоять: из 1 полковника, 5 эсаулов, 5 сотников, 5 хорунжих, 1 квартермйстра, 1

писаря, 10 урядйиков и 550 казаков; в 3-х, чтобы офицеры были уравнены в чинах

с армейскими, подобно тому, как сказано выше о донском войске. Сообразно тому,

повелено утвердить в армейских чинах всех способных и неспособных чиновников

войска; в 4-х, полкам, командируемым далее ста верст от мест их сбора,

поступать на казенное содержаніе.

Бугскіе казаки, образовавшіеся из христіан, живших за Дунаем в 1769 году, верно

служили в последующих войнах русскому правительству против Турок и Поляков и

не воспользовались тридцати-летнею льготою, дарованною им в 1775 году, а в

1797 и 1800 годах, по повеленію Императора Павла, были обращены в крестьян и,

вместе с приписанными к ним шестью-стами дупгь Болгар, в числе около 6,400

мужескаго пола душ, поселены в херсонской губерніи. Но, по восшествіи на

престол Императора Александра I, они ходатайствовали о возстановленіи их в

перво-

200

битное состояніе, и Государь, снисходя к сей просьбе, повелел обратить их, по

прежнему, в казаки, учредив из них три конных пятисотенных полка, под названіем

бугских казачьих, в таком-же числе чинов,. какое состояло в полках донскаго и

черноморскаго войск (41).

Оренбургское казачье войско, в различный времена составившееся из казенных и

помещичьих крестъян, торговых и служивых Татар, и проч., в 1798 году, по

повеленію Императора Павла, было росписано на кантоны и станицы, с

означеніем, какія крепости и части линіи должен был занимать каждый кантон.

Всех кантонов было 5, с 21,227 душ, могших выставить 7,500 казаков. По

Высочайше утвержденному докладу военной коллегіи, положено содержать в

Оренбурге конный полк из 1,090 казаков (вместе с их чиновниками) и на

оренбургской линіи четыре гарнизонных баталіона. Всем этим войскам назначено

постоянное жалованье; а чиновникам их присвоены армейскіе чины на-равне с

черноморским войском (42).

Постановленія о внутреннем управленіи уральскаго войска Высочайше

утверждены в конце 1803 года (43).

Число уральских казаков, вместе с крещеными Татарами и Калмыками, тогда

простиралось до 30,000 душ.

По части военной, положено сему войску высылать, в случае надобности, на

службу десять конных полков, в таком-же числе чинов, какое находилось в

донском и черноморском полках. Чиновникам войска присвоены армейскіе чины

наравне с прочими казачьими полками. Производство их в следующіе чины

установлено на таких-же

201

правилах, какія были введены в донском и черноморском войсках. Содержаніе назначено

такое-же. Войсковая канцелярія была разделена на две экспедиціи: воинскую и

гражданскую и состояла в зависимости по делам военным от инспектора оренбургской

инспекціи, а по части гражданской—от оренбургскаго губернскаго начальства. На

еодержаніе канцеляріи было назначено 10,250 рублей (44).

Касательно устройства чугуевских казаков, Император Александр, разсмотрев доклад

министров военнаго и внутренних дел, повелел: во 1-х, из 7,646 коренных казаков и

людей других сословій, изъявивших желаніе остаться в казачьем состояніи, образовать

десяти-эскадронный полк, под названіем „Чугуевскаго регулярнаго казачьяго", в числе

чинов равном с гусарскими полками, с производством от казны жалованья и содержанія,

по особому штату. Во 2-х, комплектовать полк из помянутых 7,646 человек. В 3-х, люди, к

тому избранные, снаряжаются и снабжаются лошадьми от всего общества. В 4-х, шеф

полка всегда будет назначаем не из чугуевских казаков, чтобы не допустить в управленіи

какого-либо пристрастія. В 5-х, для внутренняго управленія, составить войсковую

канцелярію, под председательством полковаго шефа, из двух непременных членов, в

штаб-офицерских чинах, двух ассессоров, одного прокурора, состоящаго в ведомстве

губернскаго прокурора, двух секретарей и канцелярских чинов, а для городской и земской

полиціи: одного полиціймейстера, в штаб офицерском чине, двух обер-офицеров и 16

унтер-офицеров, с жалованьем о;г казны, по штату (45).

202

По части учрежденія военных училищ, для образованія офицеров, еще в 1801

году, был утвержден проекта, представленный по сему предмету князем Зубовым,

и тогда-же отправлен генерал - маіор Бегичев, для осмотра мест удобных к

основанію сих училищ и для приприведенія в известность сумм необходимых на

их построеніе и еодержаніе. Русское дворянство, соревнуя просвещенным видам

правительства, изъявило готовность содейсгвовать им пожертвованіем

значительных денежных сумм *). Император Александр, приняв во вниманіе, что

первоначальное образованіе должно быть одинаково для всех родов службы,

полагал, что три тысячи дворянских детей могли получить навык к дисциплине и

строевой службе в военных училищах, а науки и языки первоначально изучить в

гимназіях, снабженных всеми к тому нужными пособіями. Для соображенія-же

отношеній военных училищ с гимназіями, по учебной части, и для определенія,

каким порядком должны поступать молодые люди из гимназій в университеты и

кадетскіе корпусы, была составлена коммисія, в коей, кроме членов главнаго

правленія училищ, тайнаго советника князя Чарторыскаго, действительнаго

камергера Новосильцова и генерал-маіора Елингера, находились генерал от

инфантеріи граф Зубов, инженер-генерал фон Сухтелен, вице-адмирал Чичагов и

генералъмаіор Вегичев (4(і). В последствіи председате-

*) Наиболее иажпыя пожертвошнія были сделаны дворянством следующих губерніп: Тверской 200,000 рублей; Харьковской

100,000, Рязанской 87,450; Смоленской 65,000; Ярославской 63.584; Нижегородской 30,000 рублей. (Ведозі. за подписью

генерал-ыаіора Бегпчева, хранящаяся в Архнве Военнаго Министерства).

___203___

лем сей коммисіи был назначен Цесаревич Великій Князь Константин Павлович.

Коммисія, окончив свой труд, представила Государю „План военнаго воспитанія",

предпослав доклад, в котором было объяснено, что, при назначеніи ею 10-ти

губернских военных училищ, вместо 17-ти, показанных в проекте князя Зубова,

шіелоеь в виду, с одной стороны сократить расходы на постройку и содержание

сих заведеній, а с другой — облегчить пріисканіе для них учителей и других

чиновников. При назначеніи городов для военных училищ, ковшисія предпочла те

из них, которых губерніи изъявили готовность к пожертвованіям на сіи заведенія.

Но, кроме того, были приняты во вниманіе и другія обстоятельства, как-то:

выгоднейшее местоположеніе городов, условіе, чтобы они по возможности

находились в центре губерній причисленных к училищам, число дворян в

губерніях и дешевизна припасов, и потому назначено несколько городов, кои не

были в проекте князя Зубова. 1-й и 2-й кадетскіе корпусы долженствовали

оставаться на прежнем основаніи до образованія губернских военных училищ, a

пріем воспитанников в корпусы предполагалось убавлять по мере пріема

воспитанников в эти училища.

Главныя основанія „Плана военнаго воспитанія" заключались в следующем (47).

Военное образованіе молодых людей должно было начинаться в губернских

военных училищах и оканчиваться в кадетских корпусах, 1-м и 2-м, в С.-

Петербурге (ст. 1-я).

Число воспитанников во всех губернских военных училищах полагалось до трех

тысяч,

204

разделенных на 15 рот, по 200 воспитанников в каждой (ст. 2-я).

Роты назначено расположить вь городах: С.-Петербург^, Москве,

Смоленске, Кіеве, Воронеже, Твери, Ярославле, Нижнем-Новгороде, Казани

и Тобольске» В первых пяти городах училищам состоять из двух рот, а в

прочих из одной (ст. 3-я).

В эти училища должны были поступать дети от 7-ми до 9-ти лет, из дворян

ближайших губерній (48), в числе 430-ти, составляющем седьмую часть всего

числа воспитанников, и пробыв там семь лет, переводиться для довершенія

воспитанія в кадетскіе корпусы (ст. 4-я и 5-я).

Воспитаніе в губернских военных училищах разделялось на часть учебную и

военных упражненій (строевую). Первая должна была преподаваться два

года в училищах, учрежденных, по примеру уездных, министерством

народнаго просвещенія, а потом пять леть в губернской гимназіи. Строевой-

же части полагалось обучать воспитанников в военных училищах штаб и

оберъофицерам при них находящимся. Начальству предоставлялось

принять меры, чтобы разстояніе между гимназіями и военными училищами

не было слишком велико (ст. 6-я и 7-я).

Воспитанникам военных училищ обучаться в гимназіях всем предметам, на-

равне с прочими учениками их, кроме латинскаго языка, вместо коего

преподавать им начальныя основанія фортификаціи (ст. 8-я).

В каждом военном училище, из одной либо двух рот состоящем, находиться

одному штабъофицеру (директору) и нескольким обер-офицерам, кои

наблюдают за благонравіем воспитан-

205___

ников, пріучают их к военной дисциплине, а в свободные часы и во время летних ваканцій

упражняются с ними в строевых ученіях (ст. 9-я).

По окончаніи гимназическаго курса, предполагалось производить воспитанникам

публичное испытаніе, по выдержаніи коего они поступали-бы в кадетскіе корпусы; те-же,

которые оказались-бы неспособными к военной службе, могли поступать в университеты

(ст. 10-я).

Разрешалось принимать в губернскія военныя училища пансіонеров, на собственном их

содержаніи (ст. 11-я).

По окончаніи гимназическаго курса, воспитанники губернских военных училищ должны

были, в первые два года пребыванія их в корпусе, войти в состав баталіона при нем

находящагося. Общій курс ученія в высших военно-учебных заведеніях должен был

продолжаться четыре года,, и потому число кадет в обоих корпусах положено от 1,600 до

1,700 (ст. 13-я).

В 1-й год назначено преподавать : алгебру до уравненій 3-й степени, геометрію и

прямолинейную тригонометрію, полевую фортификацію, исторію россійскую и всеобщую,

географію, рисованіе и ситуацію; языки: русскій, немецкій и французскій.

Во 2-й год: продолженіе алгебры и приложеніе ея к геометріи, коническія сеченія, статику

и механику, физику, долговременную фортификацію, тактику, стратегію и военную

исторію, статистику, логику и общую энциклопедію, красноречіе, рисованіе, языки.

Воспитанники, по окончаніи двух-годичнаго курса, поступающіе к слушанію курса

последующих двух годов, 3-го и 4-го, разделялись, по способностям и склонностям их, на

три- отделе-

206

нія: 1-е пехоты, 2-е кавалеріи и 3-е инженеров, артиллеристов и генеральнаго

штаба. Все три отделенія, под руководством пехотных, кавалерійских, инженерных

и артиллерійских офицеров, должны были особенно упражняться по тому роду

службы, к коему назначались.

В 8-й и 4-й годы положено преподавать: высшую математику, механику,

примененіе правил фортификаціи к местности, поліорцетику, артиллерію,

физическую и математическую географію. Право естественное, народное и

военное; мораль, изъясненіе записок славных полководцев. Исторію трех

по,следних веков. Сведенія по технологіи, нужныя артиллеристу и инженеру.

Рисованіе. Языки. Кроме того, для инженеров курс гидротехнической архитектуры,

а для кавалеристов курс ветеринарной медицины*).

Курсы ученья, в каждом из четырех годов, должны были продолжаться по десяти

месяцев, а в остальные два месяца воспитанникам назначено изучать на практике

полевую службу, строить укрепленія, снимать планы, и проч. (ст. 18-я).

По окончаніи четырех-годичнаго курса и по выдержаніи в нем испытанія,

воспитанников пехотнаго и коннаго отделеній положено выпускать прапорщиками

и корнетами в армію; наиболее-же отличавшіеся прилежаніем и добронравіем

назначались в гвардію (ст. 19-я).

Воспитанников 3-го отделенія, посвящающих

*) По поводу предметов 3-го и 4-го курса, Императорт. Алексаедр заыетпл: «как нельзя

предполагать, чтобы все могли шеть одинакія способности для продолженія высших наук, то

нахожу полезнее для тех из кадегь, кои прочут себя в пехоту и кавалерію, употребить последніе

два года на повтореніе пройденных им наук'ь, присовокупя к ниыт. те курсы 3-го и 4-го годов, кои

окажутся необходимыми».

___Ô07____

себя инженерной и артиллерійской службе, предполагалось оставлять в

корпусах, для пріобретенія высших познаній, и с этою целью учредить два

спеціальных курса, один для инженеров и генеральнаго штаба, а другой

артиллеристов. Все они должны были, кроме теоріи, довершить свое

образованіе практическими упражненіями, под руководством искусных

опытных офицеров, и путешествіями для обозренія крепостей в Финляндіи и

других ближних губерніях. Срок выпуска их зависел от успехов их. По

выдержаніи экзамена, назначено выпускать ихь на действительную службу

подпоручиками и поручиками; если же кто из них обратить на себя

особенное в'ниманіе превосходными дарованіями, о таковом докладывать

Государю (ст. 20-я и 21-я).

При корпусах положено иметь: библіотеку, физическій кабинет, химическую

лабораторію и кабинет моделей по части фортификаціи и артиллеріи (ст.

22-я).

Всем офицерам в корпусах служащим полагалось назначить жалованье

превосходнейшее против армейскаго, а профессоров высших классов, в

отношеніи к жалованью и пенсіонам, уровнять с профессорами

университетов (ст. 23-я).

Предполагалось принимать в кадетскіе корпусы и тех молодых людей из

дворян, которые, получив образованіе у родителей, либо в гимназіи,

выдержать установленный экзамен (ст. 24-я).

Несколько дней спустя, последовал Высочайіпій рескрипт, на имя

Цесаревича Великаго Князя Константина Павловича, об учрежденіи

непременнаго Совета, для устройства и главнаго управленія всех военно-

учебных заведеній (49).

Еще в 1802 году, Пажескій корпус, на осно-

208

ваніи проекта, составленнаго генерал-маіором Клингером, был преобразован в

военно-учебное заведеніе f50).

Император Александр 1, убедясь, что положеніе Горнаго кадетскаго корпуса не

вполне удовлетворяло его назначенію—пріуготовлять чиновников искусных в

горном деле, поручил известному своими обширными сведеніями по сей части,

тайному советнику графу Мусину-Пушкину, составить план для преобразованія

помянутаго корпуса. Этот план был разсмотрен коммиссіей, из опытнейших и

искуснейших чиновников горнаго ведомства, которая, совершенно одобрив

научную часть проекта Мусина-Пушкина, изменила только его предположенія по

хозяйственной части. Таким образом составленные устав и штат Горнаго корпуса

были Высочайше утверждены 19-го января 1804 года. Главныя основанія их

заключались в следующем: (51)

Директором корпуса быть президенту бергъколлегіи. Помощник его, командир

корпуса, заведывает всем его управленіем, как по учебной, так и по хозяйственной

части (ст. 2-я и 3-я). Для наблюденія за кадетами состоять пять офицеров и

инспектор классов, в веденіи коего находятся: библіотека, физическій и

минералотическій кабинеты, лабораторія, модели, и вообще всеучебныя пособія

(ст. 4-я, б-я, 6-я и 12-я).

Кадет, получающих воспитаніе на счет казны, полагается 60; преимущественно-же

поступают в корпус дети горных офицеров и чиновников, «меющіе от рода от 10-ти

до 12-ти лет и пріуготовленные в первоначальных св^деніях,

209

как то: арифметике, языках русском, немецкоме и французском, рисованье, и

проч. (ст. 9-я и 10-я). Предметы преподаванія в корпусе: Закон Божій, языки

русскій, немецкій и французскій, географія, исторія, математика, ботаника,

зоологія, гражданская архитектура, физика, химія, минералогія, геогнозія, горное

дело, горная механика, горная архитектура, астрономія, ситуація и черченіе,

фехтованіе и танцованіе (ст. 14-я). Кроме того, была введена в объем

преподаванія воспитанников Горнаго корпуса музыка, по мысли самого Государя,

который считал обученіе сему предмету в особенности полезным для будущих

офицеров горнаго ведомства, долженствующих провести лучшіе годы своей жизни

в отдаленіи от общества.

По окончаніи курса ученія, положено оставлять воспитанников в корпусе еще на

год, в продолженіи коего они должны были заниматься химическими опытами,

разбором и промывкою руд, и проч. обозревать машины и работы на Монетном

дворе, Сестрорецком оружейном заводе, и т. п. (ст. 16-я). Затем назначено

выпускать их на заводы ведомства берг-коллегіи и кабинета практикантами. В

этом званіи они долженствовали находиться два года, проходя весь служебный

порядок, с самых нижних степеней, дабы на самом деле получить ясное и

совершенное познаніе об обязанностях своих будущих подчиненных и пріобресть

возможность руководить их с точностью. Практикантам назначено жалованье

шихтмейстеров и они позьзовались всеми преимуществами этого званія, не нося

однакоже наружных знаков его, потому что это моглобы заставить их уклоняться

от исполненія обязанности нижних

14

210

чинов. Старшинство в чине их считалось со дня выпуска их из корпуса.

Обративших на себя вниманіе начальства особенными дарованіями и

прилежаніем, назначено было посылать на три года, за границу, на казенный счет,

для обозренія иностранных горных заводов и для усовершенствованія себя в

горном деле (ст. ] 7-я, 19-я и 21-я).

Каждый из получивших образованіе в корпусе, на казенном содержаніи, обязана

был прослужить по горному ведомству не менее десяти лет, за исключеніем

только тех, которые, по болезни, не могли продолжать службы (ст. 24-я).

Кроме воспитанников, образующихся на казенный счет, разрешалось принимать в

корпус пансіонеров, с платою по 300 рублей в год. Пансіонеры, по выпуске, могли

избирать для себя род службы, по собственному усмотренію; те-же из них,

которые пожелали бы служить по горному ведомству, не только определялись на

службу на-равне с прочими, но могли быть посланы в чужіе край, на казенном

содержаніи; в последнем случае, они однако-же были обязаны прослужить по

горному ведомству не менее пяти лет (ст. 11-я и 27-я).

На содержаніе корпуса положено отпускать ежегодно по 44,382 рубля (ст. 40-я)

(52).

Изложив вкратце все распоряженія по военной части, сделанныя Александром 1,

до начала веденных юі войн, должно упомянуть о важнейшем из его

преобразованы, котораго благотворное вліяніе оказалось уже в последствіи: я

говорю о нравственном измененіи русских войск, следствіи примера. поданнаго

самим Государем.

211

и его наставленій военным начальниками В семи-летнюю войну и вообще в войны

веденныя русскими в XVIII столетіи, войска наши нередко были страшилищем

мирных граждан. Император Александр, действуя в духе Небеснаго ученія, научил

своих воинов считать ближним обезоруженнаго ими непріятеля.

и*

ГЛАВА VI. Распоряженія по ФЛОТУ.

(1801-1805.)

В „Примечаніях нанекоторыя статьи, касающіяся до Россіи", государственнаго

канцлера, графа Александра Романовича Воронцова, писанных им в начале

царствованія Александра I, сказано: „Россіи быть нельзя в числе первенствующих

ыорских держав, да и в том ни надобности, ни пользы не предвидится. Прямое

могущество и сила наша должны бить в сухопутныос войсках; оба-ж сіи

ополченія в болыпом количестве иметь былоб несообразно ни числу жителей, ни

доходам государственным. Довольно, есть ли морскія силы наши доставят нам

охраненіе берегов и гаваней наших на Черном море, для чего нужно иметь там

силы, соразмерныя турецкил, и достаточный флот на Балтійском море, чтобы на

оном господствовать..." ('). Нельзя не сознаться в справедливости этого мненія и в

настоящих обстоятельствах: конечно — Россія, стремясь господствовать на

отдаленных морях, разстроила-бы окончательно свои финансы, и в особенности

ныне, когда сооруженіе морских судов несравненно дороже, нежели прежде. Но

мы в состояніи сопер-

213

ничать на Балтійском море с прибрежными ему государствами. Кроме того, наш

флот может принять деятельное участіе в обороне Кронштадта, прикрывающаго

Петербург — средоточіе управленія Россіи. Наконец, нам нужен военный флот,

чтобы образовать матросов для купеческаго флота. Не всегда же наша торговля

будет в руках иностранцев! За исключеніем Финляндіи, у нас нет областей, коих

жители имели-бы влечете к мореплаванію. В Англіи, Голландіи, Франціи, торговое

мореходство послужило разсадником для военнаго флота; у нас, напротив того,

военный флот должен положить основаніе развитію нашей заграничной торговле.

Русскій флот, обязанный бытіем своим Великому Петру, увеличился при

Императрице Екатерине Второй более нежели вдвое против прежняго (2) и

блистательно вознес ея славу, побеждая Турок и Шведов, под начальством:

Грейга, Эльфинстона, Спиридова, Орлова, Чичагова, Круза. Этот флот, созданный

на-скоро словом Екатерины, был до того непрочен, что, в конце ея царствованія,

из состоявших тогда на лицо 60-ти линейных кораблей не было и двадцати

способных держаться в море. Почти ни один русскій корабль не служил долее

десяти лет. Главною причиною тому была торопливость сооруженія судов: после

потери, понесенной нашим флотом в 1790 году, близь Роченсальма, было

построено в Петербурге, в продолженіи одного месяца, сто канонерских шлюбок,

несмотря на то, что в магазинах вовсе небыло запаснаго леса. В это время, иногда

строили суда из сыраго дерева, на открытых местах, от чего некоторыя из них

подвергались гнилости еще до спуска. При постройке

214

судов, заменяли медные болты железными, либо, вместо длинных сквозных болтов,

загоняли с обеих сторон короткіе, оставляя в средине пустое пространство. В Англіи, где

суда всегда строятся из сухаго леса и с болыним раченіем, отправляли новые корабли в

дальнее плаваніе только в продолженіи первых трех лет; следующіе два года они

употреблялись для близких экепедицій, а потом их вводили в доки и отделывали за-ново:

такими лишь мерами объясняется долговечность англійских кораблей, нередко

елуживших по 50-ти лет. У нас, напротив того, ходили корабли в море без починки до тех

пор, пока погибали- от сильной течи. Старый корабль „Густав» потонул в Немецком море,

имея в трюме воды на 9 футов; фрегат „Венера", по прибытіи к берегам Англіи, был

наполнен водою около 3 футов. Англичане удивлялись, видя, на каких судах решались

Русскіе пускаться в море. Положеніе наших гаваней и тогда было весьма неблагопріятно в

отношеніи к сохраненію кораблей. В Кронштадте вода почти пресна и корабли там

подвержены скорому гніенію; а в черноморских портах морскіе черви портили суда,

несмотря на их медную обшивку.

Император Павел имел особенное пристрастіе к флоту. Еще будучи Великим Князем, он

носил званіе генерал-адмирала и удержал его по восшествіи на престол. Морскія науки

были ему нечужды. Желая приблизить к себе морской кадетскій корпус, он перевел его из

Кронштадта в Петербургу пожаловал 100,000 рублей на постройку для него зданія *),

посещал корпус,

*) Как этой суммы не достало, то Адмиралтейств-Коллегія отпустила на сей-же предмета

заимообразно еще 85,000 рублей.

215

оказывал внимаше к занятіям кадет, слушал лекціи учителей и спрашивал

учеников, нередко награждая преподавателей повышеніем в следующій чин, а

воспитанников — производством в унтер-офицеры. В музеуме корпуса хранятся

восемь моделей полевых орудій, которыми Павел Петрович играл в детстве, а

потом пожаловал их корпусу (3). Видя благосклонность Государя к морякам, многіе

из знатных лиц наперерыв отдавали детейсвоих в морской корпус.

При Императоре Павле, в продолженіи 4-хълетняго управленія графа Кушелева

Морскою Коллегіей, под его наблюденіем, было спущено 15 линейных кораблей и

несколько фрегатов, устроена верфь в Галерной гавани и сооружены в

адмиралтействе каменные магазины. Он-же обратил вниманіе Государя на

сохраненіе дубовых лесов в Россіи и учредил Ученый Комитет, для обсужденія

нововведеній по части флота. Одному из известнейших кораблестроителей того

времени, бывшему плотнику Катасанову, поручен надзор за постройкою судов и за

вновь учрежденною школою кораблестроенія. Утверждены для флота новые

штаты и назначено отпускать на сей предмет ежегодно 7 милліонов рублей.

Укрепленія Кронштадта были усилены новыми постройками. Наконец, недостаток

в лесе для сооруженія кораблей заставил Государя поручить надзор за казенными

лесами Адмиралтейств-Коллегіи (4).

До восшествія на престол Александра I, русскій флот подвергался многим

измененіям. То увеличивали его, сообразно обстоятельствам и средствам, то

оставляли его в небреженіи, в мирное время, и потом, при наступленіи войны,

строили

216

суда с величайшею торопливостью. Разсмотреніе вопроса о величине и силе

наших военных судов было поручено Государем Комитету преобразованія флота,

под председательством графа Александра Романовича Воронцова (5). Комитета

принял за главное основаніе: во 1-х, сведенія о флотах соседственных Россіи

держав, и во 2-х, средства Россіи для построенія флота, время, необходимое для

сооруженія кораблей, и продолжительность их службы.

Из сведеній, сообщенных председателем комитета, о шведском и датском флотах,

оказалось, что оба они вместе тогда состояли из 35-ти кораблей, и что количество

выбрасываемаго ими металла простиралось до 1,296 пудов.

За тем, перейдя к изследованію средств Россіи для сооруженія флота, комитета

вывел заключеніе, что мы обладаем ими в изобиліи. Из разсмотренія-же местнаго-

положенія наших главных портов в Балтійском море, в отношеніи к постройке

кораблей, оказалось, что в Петербурге и Кронштадте можно строить

одновременно восемь кораблей, оставляя достаточное пространство для

со"оруженія фрегатов и транспортных судов. На прочное построеніе корабля,

приняв во вниманіе суровость нашего климата- не позволяющую работать зимою,

требуется не менее трех лета. Как главное дело состояло в том, чтобы

противопоставить соединенному флоту прибалтійских держав, по возможности,

равныя морскія силы, то комитета сделал следующіе выводы:

Во 1-х, иметь во флоте артиллерію таких болыпих калибров, какіе только можно

допустить, не затруднив действія из орудій, именно : во всех

217

нижних деках 36-ти, во 2-х — 24-х и в 3-х — 18-ти фунтовыя орудія.

Во 2-х, для определенія, каких рангов иметь корабли, комитет счел нужным

сообразить следующія обстоятельства: а) относительнуюцену постройки кораблей

различнаго ранга; б) взаимное отношеніе количеств выбрасываемаго ими

металла; в) отношеніе площадей, корпусами их занимаемых, и г) отношеніе

экипажей, для них нужных. Приняв в соображеніе все эти данныя, и в особенности

пользу, оказанную сто-пушечными кораблями в последнюю шведскую войну,

комитет счел полезным иметь в балтійском флоте значительную часть кораблей

этого ранга, именно одну треть, другую —74-х пушечных, и остальную—64-х

пушечных кораблей. При флоте, состоящем из 27-ми кораблей, по девятіг каждаго

из сих рангов, получалось количество бросаемаго ими металла 1,287 пудов, то

есть девятью только пудами менее соединенных флотов Швеціи и Даніи.

Известно, что корабль, построенный из. нашего леса, не мог прослужить более 10

или 15 лет, и что для сооруженія восьми кораблей нужно было три года. По этому

разсчету, чрез 15 лет, в балтійском флоте было бы Построено 40 кораблей, но как

между тем первые 8 пришли бы в ветхость, то осталось бы годных только 82.

Комитет полагал, содержа постоянно в готовности 27 кораблей, по-ровну трех

помянутых рангов, иметь, кроме того, в запасе два 74-х и три 64-х-пушечных

корабля, из коих последніе могут быть употребляемы и вместо фрегатов. Число же

фрегатов в балтійском флоте вообще, по мненію комитета, надлежало довести до

26-ти, именно : восьми 44-х, восьми 36-ти и десяти 24-х пушечных (6).

218

В действительности же положеніе балтійскаго флота, в начале 1805 года, было

следующее:

Совершенно годных кораблей состояло . 20

Посредственных..........7

Ветхих ............. 5

Кроме того в с.-петербургском адмиралтействе было готоваго леса на пять

кораблей.

Фрегатов вполне годных......4

Посредственных..........6

Сверх того четыре гребных фрегата.

Катеров и шлюпок........6

Неболыпих вооруженных судов ... 19

Гребной флот в Балтійском море состоял из 189 судов с 705 орудіями (7).

В отношеніи к черноморскому флоту, Комитет предполагал составить его из трех

100пушечных, девяти 74-х пушечных и девяти 64-х пушечных кораблей и восьми

фрегатов (8).

В действительности же в нем находилось:

Кораблей совершенно годных.....12

Фрегатов............4

Неболыних вооруженных судов ... 25

Гребной черноморскій флот состоял из сорока канонерских ботов, с 52 орудіями и

80 фальконетами (9).

Что касается до издержек на сооруженіе судов в эту эпоху, мы имеем следующія

сведенія :

64-х пушечный корабль, построенный в Петербурге из казеннаго дубоваго леса,

обходился в 200,000 рублей; 70-ти пушечный - около 300,000; 130-ти пушечный

„Благодать" стоил до 500,000

219

рублей (64-х пушечный корабль, построенный в Архангельске из лиственницы,

всего 60,000 руб.).

В Голландіи 70-ти пушечный корабль стоил от 600,000 до 700,000 голландских

гульденов, т. е. несколько более 300,000 рублей, а в Англіи' до 70,000 фунтов

стерлингов, или, по тогдашнему курсу около 560,000 рублей ассигнациями,

следовательно, почти вдвое дороже, нежели в Петербурге, но за то англійскіе

корабли были несравненно прочнее русских (10).

В начале 1805 года, в русском флоте было около 700 офицеров и до 30,000

матросов. Морская артиллерія состояла в числе 4,000 человек(1!). Для высадок и

для занятія гаваней, в коих стоял флот, были учреждены четыре морских полка,

каждый в составе трех баталіонов,. (одного гренадерскаго и двух мушкетерских), и

в числе 1,692 человек в мирное время и 1,980 в военное время (12).

Офицеры, служащіе во флоте, получали следующее жалованье:

Адмирал.........3,600 р.

Вице-адмирал.......2,160 „

Контр-адмирал и капитан-ко-

мандор...........1,800 „

Капитан 1-го ранга.....820 „

2-го „......600 „

Капитан-лейтенант.....420 ,,

Лейтенант.........300 ,,

Мичман..........200 „

Матрос 1-го класса..... 12 „

2-го „ ..... 7 р. 50 к.

В продолженіи стоянки на сухом пути, ниж-

220

ніе чины получали провіант на-равне с прочими войсками; на море же им

отпускалось:

Ежедневно: сухарей...... по \% фунт;

солонины либо свежа-

го мяса..... ,, 1/г »

Ежемесячно: масла коровьяго . . ,, 4Уг ,,

круп...... „12 „

гороху..... „3 „

соли...... ,, 11/2 „

Ежедневно по чарке вина, а при авральной работе — по две чарки.

Офицеры производились в следующіе чины от капитан-командора до

адмирала по старшинству и за отличіе, от лейтенанта до капитан-

командора по старшинству и по баллотировке, а из мичманов в лейтенанты

по экзамену.

Баллотировка кандидатов в следующіе чины, от лейтенанта до капитан-

командора, была введена Петром Великим в следующем порядке: на

всякую вакансію предлагались два кандидата из офицеров, старших в чине.

Совет, составленный из членов Адмиралтейств-Коллегіи и адмиралов,

наряжал для баллотировки не менее 15-ти офицеров различных чинов, от

капитан-лейтенанта до флагмана. Каждый из них, получив шар, незаметно

опускал его в один из отделов ящика, и тем означал свой голос: 1) в пользу

кандидата; 2) против его, либо 3) ни за, ни против. Треть черных или более

половины сомнительных шаров, устраняя каждаго из кандидатов, давали

право на производство младшему; но ежели старшій получал более двух

третей белых шаров, то сохранял право на повышеніе, хотябы перевес

голосов был на стороне младшаго.

221

При Императоре Павле баллотировка офицеров была отменена и флотскіе офицеры

повышались по старшинству, либо за отличіе, выходившее из круга их прямых

обязанностей, как наприм. в награду за исправный привод рекрут, что замедляло

производство старых моряков, неимевших протекціи. Император Александр I, вскоре по

восшествіи на престол, повелел возстановить прежній порядок повышенія в чинах

флотских офицеров. На основаніи доклада товарища министра морских сил,

баллотированіе было возобновлено с некоторыми однако-же измененіями, именно: во 1-х,

оно ограничено чинами от лейтенанта до капитан-командора, наблюдая, чтобы для

баллотировки всегда назначались чиновники, старшіе баллотируемых в чинах, как

наприм. для выбора из капитанов 1-го ранга в контр-адмиралы, одни лишь флагманы; из

капитан-лейтенантов в капитаны—флагманы и капитаны; из лейтенантов в капитан-

лейтенанты — флагманы, капитаны и капитан-лейтенанты. Во 2-х, для большей

определительности в баллотировке, не допускалось выраженія мненія сомнительными

шарами, а дозволено означать его трлько избирая, либо не избирая предлагаемаго

кандидата. В 3-х, повелено баллотировать в присутствіи министра, либо старшаго по нем,

и Высочайше назначаемых, по его представленію, чиновников, при чем министру

предоставлялось право на два шара. При выборе в флагманы, положено было общее

число баллов не менее девяти, а в прочіе чины не менее пятнадцати. В 4-х, для

повышенія по баллотировке требовалось не менее двух третей всего числа баллов. В 5-х,

положено, чтобы производить во флагманы на половину вакансій по Высочайшему

222

назначенію, а на другую — по баллотировке; в капитаны четвертую часть по

Высочайшему усмотренію, а три четверти по баллотировке; в кадитанълейтенанты

повышались по баллотировке на пять шестых из открывшихся вакансій. В 6-х,

офицеров морской артиллеріи, от 9-го до 4-го класса, производить в следующіе

чины на таком-же основаніи, как и флотеких; штурманов 9-го класса — по баллам,

а капитан-лейтенантов и капитанов на одном основаніи с флотскими. В 7-х,

забаллотированных два раза сряду отставлять от службы с половинною пенсіей,

или на инвалидное содержаніе, если они то выслужили, но не обращать им

полнаго жалованья в пенсію, хотя бы они прослужили более сорока лет (13).

Комитет для преобразованія флота, разсмотрев существовавшій в Россіи способ

кораблестроительных работ, нашел, что построенные при С.-Петербургском

Адмиралтействе, в продолженіи сорока лет, 35 кораблей и 51 меныних парусных

судов, не считая леса и других матеріалов, а равно жалованья мастерам и

подмастерьям, стоили 4,361,945 рублей. По оценке, сделанной корабельными

мастерами, во чтб обошлись-бы такія работы в Англіи, где заработанная плата

несравненно дороже, нежели в Россіи, оказалось, что там постройка помянутых

судов стоила-бы всего 3,294,547 рублей, следовательно дешевле нашего

1,067,398-ю рублями. По мненію комитета, дороговизна постройки кораблей в

Россіи, несмотря на скудную плату рабочим, происходила от того, что в Англіи 74-

х-пушечный корабль 150-ю человеками строился в один год; а у нас сооруженіе

такого-же корабля шестьюстами человек требовало, по крайней мере, два года, не

говоря

223

уже о том, что наши суда не могли равняться с англійскими ни в прочности, ни в

чистоте отделки: Причиною тому был недостаток искусства и опытности наших

рабочих, происходивши от вліянія многих неблагопріятных обстоятельств. Во 1-х, у

нас, в распределеніи людей к работам, не соблюдалось точности, ни в числе, ни в

порядке. Во 2-х, казенные плотничные инструменты, большею частью, были

дурнаго качества и, небудучи собственностью мастеровых, содержались ими в

неисправном состояніи. В 3-х, многія работы, которыя в других государствах

производились машинами и лошадьми, у нас делались людьми. В 4-х, жалованье

наших мастеровых было недостаточно для удовлетворенія их необходимейших

потребностей, а одежда непрочна и недостаточна для предохраненія людей от

стужи и сырости.

Для исправленія сих недостатков, Комитета признал полезным:

Во 1-х, разделить рабочих на десятки, из коих в каждом были-бы: десятник, двое

первоклассных плотников, трое второклассных и четверо третьеклассных, а из

каждых трех десятков составить компанію, под надзором командора.

Во 2-х, во время жестокой стужи, работать в сараях.

В 3-х, всем хорошим плотникам выдавать казенный инструмента в собственность,

но с тем, чтобы сбереженіе и починка его лежали на их ответственности.

В 4-х, при всех верфях и адмиралтействах устроить машины, как то: краны, шпили

и проч. а в ожиданіи того наряжать для подъема тяжестей

224

матросов, к каждому строющемуся кораблю не менее ста человек.

В 5-х, увеличить оклады жалованья мастеровым, и вместо одежды их, делаемой

из канифаса и равендука, на несколько лет, давать им ежегодно суконные

мундиры, а на белье и сапоги по 5-ти рублей.

Приняв за основаніе Высочайше утвержденное правило, чтобы постройка каждаго

корабля совершалась в три года, комитет полагал, что для 100-пушечнаго корабля

понадобится не более 300 шютников; для 74-х-пушечнаго—210; для 64-

хъпушечнаго — 180; для 44-х и 36-ти-пушечных фрегатов по 120-ти, а для 24-х-

пушечных по 90. Вообще-же для сооруженія в Петербурге и Кронштадте трех 100-

пушечных и двух 64-хъпушечных кораблей и четырех фрегатов нужно будет,

вместо содержимых по прежнему положенно 4,175 человек, всего 2,450. Для

строенія-же гребнаго флота, каспійской флотиліи и транспортов, комитет признал

полезным прибавить к имеющимся 415-ти рабочим еще 285, следовательно

содержать 700 человек, которые вместе с корабельными составят 3,150

мастеровых. Разделив их на 105 компаній, потребуется, вместо прежних 45-ти

командоров, 105.

По мненію комитета, следовало увеличить жалованье мастеров и всех вообще

чинов, находившихся в составе кораблестроительной части.

. На основаніи штата, составленная комитетом, требовалось на жалованье и

одежду мастеровых ежегодно 285,688 рублей, вместо прежних 198,489 рублей. Не

смотря на возвышеніе цены на провіант, он обошелся-бы на меньшее число

людей 9,441 рубл. дешевле, нежели прежде, следо-

225

вательно, содержаніе рабочих вообще предполагалось только 77,558-ю рублями дороже

прежняго. Но этот излишек, по мненію комитета, мог вознаградиться: во 1-х, оброком с

Охтян и деньгами, положенными на довольствіе их в продолженіи работ, всего-же до

59.000 рублей, и во 2-х, двадцатью тысячами рублей, которые употреблялись ежегодно на

покупку плотничных инструментов.

Вместе с тем комитета доносил, что предполагаемое преобразованіе

кораблестроительной части, без сомненія, устранить надобность в найме вольных

мастеровых для адмиралтейских работ, ежегодно стоившем казне до 120,000 рублей.

Все эти соображенія комитета были Высочайше утверждены 4-го мая 1804 года(14). В

черноморском-же флоте они подверглись некоторым измененіям, сообразно местным

обстоятельствам.

Во 1-х, свойства климата, дозволяющаго заниматься плотничными работами большее

время, способствовало уменьшить число мастеровых : для 100пушечных кораблей до

243-х; для 74-х-пушечных — 174; 64-х-пушечных — 139; фрегатов 44 - х - пушечных — 98 ;

36 - ти - пушечных — 92 и корветт — 58 человек. Сооруженіе в три года кораблей: одного

100-пушечнаго, трех 74-хъпушечных и двух 64-х-пушечных, вообпіе требовало 1,043-х

человек; для строенія фрегатов и других парусных судов —417; для строенія и починки

гребных судов, камелей, и проч.—360; для браковки леса — 100; для исправленія судов в

севастопольском и николаевском портах—по 300: всего-же для плотничной работы 2,520

человек, с разделеніем коих на 84 компаніи нужно было столько-же командоров.

15

226

Во 2-х, как цены всех пригоісов иногда бывали ниже в черноморских портах

в сравненіи с балтійскими, то жалованье чинам всех званій по

кораблестроительной части, в черноморском флоте, было назначено

несколько менее, нежели в балтійском (15).

В 1803 году было учреждено при черноморском флоте депо карт, для

собиранія и храненія: во 1-х, планов и чертежей всех судов этого флота, а

также портовых строеній; во 2-х, карт и описей берегов Чернаго моря; в 8-х,

книг математических и относящихся к мореплаванію, и в 4-х, моделей

кораблей и других судов, а равно различных инструментов(1С).

В еледующем году, основана при С.-Петербургском Адмиралтействе

мастерская для деланія физических и математических инструментов. До

того времени, в учрежденной при С.-Петербургском Адмиралтействе

мастерской для деланія компасов, эти необходимые инструменты

изготовлялись так несовершенно, что начальники судов, подвергаясь при

употребленіи их неизбежной опасности и не имея возможности на них

полагаться, доставали компасы из Даніи, Англіи и других иностранных

государств. Как вместе с развитіем науки мореплаванія, не только одни

компасы, но и многіе другіе физическіе и оптическіе инструменты вошли в

общее употребленіе у мореходов, то снабженіе этими инструментами

сделалось предметом первостепенной важности. Комитета, учрежденный

для преобразованія флота, найдя удобным учредить при Адмиралтействе

мастерскудо для деланія помянутьтх инструментов, ходатайствовал о том,

с представленіем проекта и штата для

227

сего заведенія. вообще на сумму до 22,112 рублей в год. Предположенія комитета

удостоились Высочайшаго утверждевія(17).

Морской кадетскій корпус, пользовавшийся, (как уже мы видели), особенным

благоволеніем Императора Павла I, постоянно обращал на себя вниманіе его

преемника. Назначенный, 2-го мая 1802 года, директором корпуса, контр-адмирал

Карцов имел по учебной части достойнаго помощника, в лице незабвеннаго для

флотских офицеров Гамалея, исправлявшаго с 1795-го года должность инспектора

классов, но утвержденнаго в ней уже в 1802 году. Обладая глубокими сведеніями

по математике, имея большую склонность к сей науке, он усовершенствовал

математическій курс Морскаго корпуса и создал многія руководства не только но

чистой математике, но и по навигаціи, теоріи кораблестроенія и морской практике.

Нередко ел) чается, что спеціалисты, увлекаясь пристрастіем к любимой и

наиболее им знакомой науке, забывают, что основаніем всякаго образованія

должны быть обще-человеческія сведенія. И Гамалея, сознавая важность

математики для просвещеннаго моряка, был не совсем чужд такой

односторонности: печатно высказанныя мысли его о воспитаніи и все труды его

показывали в нем писателя и педагога, ясно понимавшаго взаимную связь наук и

относительную их важность, но имея в виду спеціальное назначеніе

воспитанников Морскаго корпуса, он отдавал преимущество математике пред

другими науками, и потому первая шла блистательно, a прочія проходились слабо.

За то почетное кадетское названіе Зее-

іб*

228

мана (Seeman), которым величали товарищи наиболее сведущих

воспитанников, считалось лестнее всякаго ученаго диплома. Из этих то

„зееманов» вышли наши ученые гидрографы, кругосветные плаватели,

неустрашимые моряки и многіе достойные служивые но различным

отраслям государственной службы (18). Сам Государь, узнав от морскаго

министра Павла Басил. Чичагова о блистательном экзамене выпущенных в

офицеры гардемарин, в 1804-м году, удостоил нескольких из них подарком

прекраснаго секстана англійской работы. Директор корпуса Карцев, полагая

полезным, для практическаго изученія морскаго дела, послать несколько

хороших воспитанников, от 15-ти до 17-ти -летняго возраста, волонтерами в

Англію и Францію, исходатайствовал. в августе 1803 года, Высочайшее

соизізоленіе на отправленіе 30-ти гардемарин за границу. В числе их были:

славный Лазарев (Мих. Петр.), Дохтуров, Авинов, Станюкович (19).

Корпус штурманов (кораблевожатых), учрежденный еще при Петре

Великом, в последствіи пришел в упадок до того, что сделался совершенно

неспособен к исполненію своих обязанностей.

Комитет, коему было поручено преобразованіе флота, полагал причинами

тому: во 1-х, слишком большое число штурманов, при весьма скудном их

содержаніи, и во 2-х, трудное производство их в высшіе чины, потому что в

обоих флотах, балтійском и черноморском, было положено для них всего 5

штаб-офицерских вакансій. Как на каждом 100-пушечном корабле состояло

3 штурмана и 3 подштурмана, (несчитая учеников), то в одном балтійском

флоте было их 464. Для комплектованія их служило штур-

229

манское училище, в котором полагалось до 800 воспитапников. Эти молодые

люди, неимея никакой надежды на успех по службе и находясь в училище на

весьма скудном содержаніи, лишены были всякаго поощренія. Каждый из них, по

выпуске в офицеры, старался пріискать себе какоелибо место, где молодые люди

с меньшими сведеніями получали большее содержаніе.

Комитет находил большое число штурманов, состоявших на кораблях, не только

безполезным, но вредным. Каждый из них вел счисленіе по мере своего искусства,

навыка и глазомера, и потому случалось, что, при одном и том же ветре и при тех

же парусах, от перемены вахты и вместе с нею штурмана, совершенно

изменялось счисленіе и происходили важныя ошибки. И потому комитет полагал

полезным! иметь на каждом корабле по одному штурману, придав ему двух или

трех помощников, обязанных вести счисленіе под его надзором.; Все-же

астрономическія наблюденія, служащія вернейшею поверкою счисленія,

долженствовали производиться в его присутствіи. На основаніи сих соображеній,

предполагалось иметь в балтійском флоте штурманов и помощников их вообще

222 человека; за тем оказалось возможным ограничить штурманское училище 190

учениками, которые должны были оканчивать курс наук в восемь лет,

следовательно — училище могло доставлять ежегодно не менее 23 молодых

путесчислителей. Как флот нуждался в искусных лоцманах, то комитет полагал

прибавить к помянутому числу 60 воспитанников, из коих выходили-бы ежегодно 5

или 6 лоцманов, и потому комплекта училища был определен в 250 человек.

___230___

До того времени содержаніе штурманскаго училища, вместе с жалованьем

штурманов балтійскаго флота, ежегодно простиралось до 91,220 рублей, из

коих на скудное содержаніе училища было назначено 60,681, а на

жалованье штурманам 80,539 рублей. По лненію комитета, надлежало, не

увеличивая общей штатной суммы, разделить ее так, чтобы на содержаніе

250 воспитанников училища (вместо прежних 800) отпускалось 44,345

рублей (следовательно более, нежели вдвое на каждаго ученика), а на

жалованье 222 штурманских чиновников — остальные 46,875 рублей. Для

болынаго-же поощренія их к службе, в отношеніи к производству, положено,

чтобы на всех сто-пушечных кораблях были штурмана штаб-офицерскаго

чина.

Как училище, так и корпус штурманов, долженствовали быть подчинены

одному начальству, под веденіем котораго состояли-бы и лоціи. Таким

образом назначеніе на места штурманских чиновников предоставлялось

лицам, коим их способности и сведенія были известны с самаго пребыванія

их в училище.

В дополненіе преподававшихся доселе в училище предметов, именно:

правописанія, математики, навигаціи, астрономіи, рисованія и черченія

планов, комитета положил обучать: закону Божію грамматике, риторике,

логике, географіи, исторіи, англійскому, немецкому и шведскому языкам.

Кроме того, отличнейшим ученикам, по желанію их, должны были

преподаваться : высшая математика, механика, гидравлика и начала

физики (20).

Нельзя оставить без замечанія успехи, сделанные у нас в первые годы

царствованія Александра I по морской части, благодаря деятельности

министра морских сил. Чичагова (Павла Бас). Из

231

числа доложенных, по штату 1803 года, в обоих фдотах, бадтійском и

черноморском, 48 линейных кораблей, 34-х фрегатов и готоваго леса на 5

кораблей, в конце 1805 года недоставало только 11 кораблей, 16 фрегатов и

леса.на корабли. Хозяйственная часть значительно улучшилась. При Императрице

Екатерине, поспешныя вооруженія, чрезвычайно сложное' устройство

администраціи и недостаток в надзоре, ввели адмиралтейство в болыніе долги, из

коих некоторые не уплачивались в продолженіе 13-ти лет. При Императоре Павле,

огромныя и быстрыя сооруженія не дозволяли и думать о погашеніи долга.

Ассигнованных на морскую часть 7 милліонов рублей (4у2 милл. на балтійскій и 2у2

милл. на черноморскій флот) было недостаточно, и требовалось на ежегодныя

издержки, по крайней мере, 9 милліонов. Тем не менее однакоже, при Императоре

Александре I, адмиралтейств-коллегія, с помощью сумм, полученных из

подведомственнаго ей леснаго департамента, успела в короткое время погасить

часть долга, лежавшаго на морском министерстве (21).

Безпрестанныя войны, веденныя Россіею с 1805 по 1815 год, заставя

правительство обратить исключительное вниманіе на умноженіе и содержаніе

военно-сухопутных сил, были причиною тому, что наш флот тогда оставался в

небреженіи. Исправленіе старых кораблей и постройка новых почти совершенно

прекратились, по недостаточности сумм, отпускаемых на содержаніе флота. Наши

моряки, выходя из портов с ветхими судами, едва могшими держаться в море,

действовали успешно против Шведов в Балтике и против Турок в Архипелаге, но

такое состояніе флота угрожало со-

232

вершенным разрушеніем нашей морской силе. Император Александр не

занимался этою частью, и мало ценя подвиги моряков, благоволил только к

одному из них, Павлу Васильевичу Чичагову, да и тот обратил на себя

вниманіе Государя не заслугами на морском поприіде, а многосторонним

образованіем и твердостью характера.

ГЛАВА VIL

Сооружены, общественным работы » памятники. Каналы.

Торговля.

(1801 —1805 г.)

С самаго восшествія на престол Императора Александра I, Петербург заметно

украшался великолепными зданіями и гульбищами: в числе последних был

бульвар, (ныне уничтоженный) от Полицейскаго до Аничкова моста, составлявши

часть нынешняго Невскаго проспекта, который, по замечанію одного иностранца,

должен-бы называться „улицею терпимости", потому что там, на пространстве

менее версты, находятся несколько храмов различных вероисповеданій,

православный (Казанскій собор), лютеранскій, католическій и армянскій. Главным

украшеніем этой улицы служить „Казанскій собор». Император Александр I,

положив основный камень сему зданію в 1802 г., ассигновать на построеніе его в

восемь лет сумму, по смете 2,843,434 рубл. Проект и план собора принадлежать

надворному советнику Воронихину, воспитаннику петербургской Академіи

Художеств, которому было поручено и сооруженіе храма, под наблюденіем

президента академіи, известнаго

234

любовью к изящным искусствам, графа Александра Сергеевича Строгонова (х).

В первые-же годы царствованія Александра I, начато построеніе гранитнаго

тротуара вдоль адмиралтейства, для взаимнаго соединенія набережных левой

стороны Невы, Дворцовой и Англійской. О важности подобнаго рода работ в

нашей северной столице можно судить по тому, что каждая сажень набережной,

вместе с чугунного оградою, при тогдашней дешевизне матеріалов и рабочих,

обходилась в 586 р. 50 к., а как в то время уже были сделаны вдоль Невы и

различных каналов набережныя на пространстве около 35-ти верст, то сооруженіе

их, вместе с мостами, вообще стоило более 12-ти мил. р.(2).

Украшенію Петербурга много послужило сооруженіе Биржи, на оконечности

Васильевскаго острова, именуемой Стрелкою, там, где Малая Нева, отделяется от

Большой. Самый выбор места, открытаго со всех сторон, был весьма удачен.

Биржевое зданіе заложено еще при Императрице Екатерине H, в 1781 году, по

плану известнаго архитектора Гваренги, но вслед за тем начавшіяся войны

заставили прекратить неоконченную постройку наружных стен, которыя, от вліянія

сырости и стужи, пришли в такое разрушеніе, что пришлось сломать их.

Император Александр I повелел соорудить новое биржевое зданіе, по плану

строителя Болыпаго театра, (сгоревшаго в 1810 году), архитектора Томона

(Thomon), который умер в 1805 году, неокончив построеніе новой биржи. Вместе с

сооруженіем ея было перестроено архитектором Захаровым зданіе Академіи

Наук. Издержки на биржу, с великолепною набережного на Стрелке, и на Академію

Наук, в совокупности, простирались более 4-х мил. рублей (3).

235

Говоря об украшеніи северной столицы величественными зданіями, нельзя

умолчать о мерах, принятых для основательнаго распределенія налогов,

взимаемых с владельцев городских недвижимых имуществ. При Императоре .

Павле, эти сборы были весьма обременительны по неравномерному

распределенію податей, которыя состояли: во 1-х, в определенной, сообразно

стоимости имуществ, сумме на постройку казарм, либо в отбываніи квартирной

повинности в натуре; во 2-х, в содержаніи фонарей для освещенія улиц; в 3-х, в

содержаніи ночной стражи (будочников) и пожарной команды, и в 4-х, в уплате в

городскую кассу 5-ти процентов с наемной цены жилых домов и 10-ти процентов с

наемной же цены лавок, гостинниц, и т. п. Последній налог падал

преимущественно на неимущих граждан, отдававших в наем большую часть своих

домов, между тем как богатые люди, занимая сами целые дома, были свободны от

этой повинности, и к тому-же, при безпрестанной перемене жильцами квартир и

при измененіи цен за наем их, трудно было уследить за исправным взносом

налога. Император Александр I, желая облегчить бремя, лежавшее на столичных

домовладельцах, повелел отменить: во 1-х, поставку будочников натурою,

тягостную для обывателей и неудобную для полиціи; во 2-х, налог на суда с

«хлебом, сопряженный с возвышеніем цены на сію необходимейшую потребность;

в 3-х, сбор с рабочих и состоящих в услуженіи людей. — Для определенія-же и

уравненія городских повинностей, по Высочайшему повеленію, в обеих столицах

были учреждены комитеты, составденные из лиц, избранных от дворянства и

236

купечества, и двух членов, назначенных от правительства. Комитету в С.-

Петербурге, под председательством военнаго губернатора, графа Вуксгевдена,

было поручено: с приведеніем в известность всех денежных и личных

повинностей, лежащих на обывателях столицы, уравнять в них все городское

населеніе так, чтобы каждый нес налог соразмерный его состоянію и

определительно знал свои обязанности, a места, взыскивающія сіи повинности,

требовали-бы исполненія их не по собственному произволу, а по власти им

вверенной правительством (4).

Первоначальным последствіем занятій комитета был Именной указ Сенату, 24-го

іюля 1803 года, которым постановлено: во 1-х, в отдаленных городских частях,

обыватели, не платящіе, квартирных денег и отбывающіе сію повинность в натуре,

обязаны содействовать небольшими денежными взносами сооруженію казарм для

войск, а до окончанія их постройки, уплачивать квартирныя деньги офицерам и

нижним чинам, по особой табели; беднейшіе-же граждане были уволены от

квартирной повинности; во 2-х, сформированы из отставных солдата полицейскія

и пожарныя команды и определено отпускать из городской казны на их содержаніе

ежегодно 31,130 рублей; в 3-х, освещеніе улиц возложено на хозяев домов; в 4-х,

сложены недоимки по сбору с доходов, простиравшіяся в 1802 году до 215,000

рублей; в 5-х, положено вымостить камнем все улицы, оставшіяся немощеными,

очистить сточные каналы и настлать вдоль домов тротуары: на все это назначено

выдавать ежегодно из городской казны по 45,000 рублей; в 6-х, повелено очистить

берега Невы и устроить для судов

удобныя пристани; в 7-х, на всех рынках и торговых площадях поставить для

общественнаго употребленія весы: в 8-х, положено все лежащія на городских

обывателях денежныя повинности заменить ежегодным сбором полупроцента с

стоимости домов; оценку-же их поручено сделать избранным на сей предмета, от

города депутатам. Из Высочайше утвержденнаго доклада комитета, 19 января

1804 года, оказывается, что все частныя недвижимыя имущества в Петербурге

тогда стоили по оценке, сделанной депутатами, 70,597,575 рублей, а

полупроцентный сбор составлял 352,987 рублей. Вообще же, по примерной смете,

доходы столицы простирались до 982,604, а расходы до 827,252 рублей. В числе

главных городских расходов было назначено: 1) на содержаніе Полиціи 861,070

рубл. 2) на содержаніе Градской Думы 16,770 рублей; 3) на приходскія училища

25,000 рубл. 4) на содержаніе городских казарм 85,137 рубл. 5) на содержаніе

шести нловучих мостов 33,710 рубл. 6)на тротуары, набережныя, подземныя

трубы и мощеніе площадей 70,000 рубл. 7) на освещеніе улиц 91,000 рубл. 8) на

бутки, мостки на каналах, спуски к Неве, и цроч. 80,000 рублей (5>.

В 1804 году, по изъявленному полтавскими гражданами желанію, назначить

доходы с деревень, состоявших во владеніи города Полтавы, на сооруженіе

монумента в память победы 27 іюня 1709 года, последовало Высочайшее

повеленіе об отпуске сих доходов в веденіе тамошняго генерал-губернатора до

сооруженія помянутаго памятника. Сам Государь пожелал принять участіе в этом

деле (6).

По случаю утвержденія Императором Александ-

238

ром прав и преимуществ обывателей Кіева, граждане этого города воздвигли в

честь святаго равноапостольнаго Князя Владиміра памятник, который был

торжественно открыт в 1802 году, в годовщину коронованія Государя (7).

Министр коммерціи, граф Николай Петрович Румянцов, соорудив знаменитому

отцу своему, фельдмаршалу графу Задунайскому, памятник в Шеве, обязался, за

себя и наследников своих, ежегодно жертвовать шесть тысяч рублей, с тем, чтобы

эти деньги распределялись по-ровну между шестью отставными офицерами,

назначаемыми самим графом и братом его, а по смерти их капитулом россійских

орденов. От получающихъже помянутые пенсіоны требовалось, чтобы они жили в

Кіеве и постоянно присутствовали в продолженіи священной литургіи и паннихид

за упокой души фельдмаршала. Эти распоряженія удостоились Высочайшаго

утвержденія 17-го марта 1805 года (8). ________

Сооруженіе судоходных каналов, столь необходимое для внутренней и внешней

торговли, было предметом постоянной заботливости правительства в

царствованіе Александра I. Еще при Петре Великом построены были

Вышневолоцкій и Ладожскій каналы. Екатерине ІІ-й принадлежит заслуга

значительная улучшенія Вышневолоцкой водной системы. В продолженіи

кратковременнаго царсТвованія Императора Павла сооружались каналы: Сясскій,

Новгородскій (в последствіи—Сиверсов), Бе* резинскій, Маріинскій, Огинскій,

Шлиссельбургскій, при истоке Невы из Ладожскаго озера, и лриступлено к очистке

днепровских порогов. В первые годы нынешняго столетія построены следующіе ка-

239

налы: 1) начатый еще в 1766 году и оконченный в 1801 году, по проекту графа

Сиверса, Сясскій канал, служащій продолженіем Ладожскаго канала и

проетирающійся на 10 верст; 2) Новгородскій (в последствіи — Сшерсовг, по

имени главнаго директора путей сообщенія, графа Сиверса, при котором он был

прорыт), начать в 1797, а окончен в 1803 году, длиною 8У2 верст; 3) Огинскгй

канал, по имени графа Огинскаго, исполнившаго сіи работы на собственный счет в

последніе годы королевства польскаго, открытый в 1784 году, но совершенно

оконченный не прежде 1804 года, дли7 ною 45 верст; в различных пунктах этого

канала устроено 10 шлюзов; 4) Марітскій канал, по имени Императрицы Маріи

Феодоровны, особенно покровительствовавшей его сооруженію, начать в 1799,

окончен в 1803 году; длина его около 6-ти верст; Березинстй канал, начатый в

1798 и оконченный в 1805 году, прорыт между озерами Плавіо и Берештою, на

протяженіи 8-ми верст. Параллельно реке Сергуту, вытекающей из Плавіо,

сооружен обходный канал на 9 верст, а параллельно реке Береште, вытекающей

из озера того-же имени, и реке Эссе, два канала, длиною первый — в 21/2, а

другой — в У2 версты; кроме того, для спрямленія реки Уллы, построен при

местечке Чашниках канал в версту с небольшим. На этой водной системе вообще

устроено 11 шлюзов.

В первые-же годы царствованія Александра I вновь сооружались каналы: 1)

Свиршй, служащій продолженіем Сясскаго канала, начать в 1802 году, по проекту

генерала де-Волана; 2) Тихвипскій, для соединенія реки Тихвинки, с Горынью и

Чагодощью, притоком Мологи, впадающей в Волгу. Это

240

водное сообщеніе было предположено Петром Великим, а работы по сооружению

канала, проектированныя де-Воланом, начаты в 1802 году (9).

Торговля год от году получала большее развитіе, чему было положено основаніе

еще при Екатерине Великой. Ея постоянство в мерах, принятых для увеличенія

народнаго благосостоянія, отвращеніе от монополій, свобода государственных

учрежденій, и даже ея завоеванія, проложившія новые пути деятельности русскаго

народа, все способствовало успехам нашей торговли. В продолженіи тридцати

четырех лет, с 1762 по 1796 год, заграничный торговый оборот Россіи возвысился

от 21 до 109 милліонов рублей, и хотя в 1797 году уменьшился до 91,600,000,

однако же не на-долго, и по отчету министра коммерціи, графа Румянцова, в 1803

году, простирался около 123-х милліонов. Перевес вывоза над привозом товаров в

беломорских портах, в этом году, доходил до 4,300,000 рублей, а в Одессе и

прочих портах Чернаго и Азовскаго морей — до 2 милліонов. Вообще-же вывезено

товаров морем и сухим путем на 67,148,643, а ввезено — на 55,557,675 рублей,

следовательно вывезено более на 11,590,968 рублей (10). Император Александр,

желая способствовать только лишь возникавшей черноморской торговле, повелел

уменьшить в тамошних портах пошлины на 25 процентов. Внутренняя торговля,

несмотря на затруднявшіе ее плохіе пути сообщенія, значительно развивалась, и в

особенности в столицах и в тех городах, где издавна учреждены болыпія ярмарки.

Император Александр всячески старался содействовать успеху торговых

предпріятій. Несмотря на возвышавшуюся цену акцій Россійско-Аме-

241

риканской компанш, подписка на них шла довольно медленно, чему, отчасти,

была причиною значительная ценность их, доходившая в начале 1802 года до

3,727 рублей. Но когда, по распоряженію директоров, оне были разделены на

части (меныпія акціи) по 500 рублей, и вслед за тем, 25 мая, по Высочайшему

повеленію, было взято, в пользу богоугодных заведены, на имя Государя, 20 акцій,

то в короткое время оне были разобраны и быстро возвысились (").

В начале царствованія Императора Александра 1-го, была учреждена

Беломорская компанія, с целью рыбной ловли на Белом море и соленія сельдей

на манер голландских. Министр коммерціи, граф Николай Летрович Румянцов^,

испросив соизволеніе Государя, поручил все предварительныя меры по этому

делу архангельскому купцу Дорбекеру и бухгалтеру заемнаго банка Книперу. В

начале іюля 1803 года, выписали из-за границы 14 мастеров, искусных в соленіи

сельдей и купили в Голландіи несколько неводов, по образцу коих приготовили

достаточное количество сих рыболовных снарядов в Архангельске. Правительство

дозволило привоз в Архангельск необходимаго количества соли из Испаніи и

Португаліи. Тогдаже были куплены и приспособлены к лову сельдей новыя суда, а

между тем издержки покрывались подпискою на акціи, шедшею с болыпим

успехом. 14 августа ст. ст., ГосуДарь, утвердив устав компаніи, соизволил

подписаться на десять акцій, предоставя их в пользу общества. Компанія получила

привиллегіи рыбной ловли наБелом и Ледовитом морях в продолженіи 25 лет. В

1806 году компанія уже имела 11 кораблей и транспортов (12).

іб

_J342___

По свидетельству знаменитаго Палласа, рыбныя ловли на Каспійском море и на

нижней Волге уступают своим богатством только тем, которыя производятся на

Нью(]()аундлендских отмелях. Но когда, в царствованіе Императрицы Екатерины,

в противность Высочайшему указу 1763 года, предоставившему все казенныя

рыбныя ловли на Каспійском море в пользу, астраханскаго купечества, Межевая

Канцелярія продала эти ловли частным людям, тогда отъмонополіи вздорожали

все рыбные продукты, да и самый промысел стал приносить менее, нежели

прежде. Некоторыя из тоней, принадлежавшія генерал-фельдмаршалу, графу

Салтыкову, будучи в последствіи пожалованы Императором Павлом графу

Кутайсову (13), подали повод к тяжбе между Салтыковым и Кутайсовым.

Замечательно, что из всего спорнаго владенія, пространством более 210 тысяч

десятин, были удобны к обработыванію только 786, лежащія узкою полосою вдоль

моря, а неудобной земли было 200,925 десятин; существенную-же цену именію

давали морскія рыбныя ловли, от коих граф Кутайсов, внося ежегодно в казну

7,500 рублей арендных денег, получал дохода до 479,500 рублей. Император

Александр, приняв во вниманіе, что правительство, при раздаче сих земель,

имело единственною цедыо их заселеніе, земледеліе и скотоводство, а не

исключительное право пользоваться морскими рыбными ловлями,

долженствующими, в силу древнейших законов, оставаться в общем

употреблении, повелел: в замен 786 десятин удобной земли, правильно отданных

графу Салтыкову, но потом, силою Именнаго указа, поступивших во владеніе

графа Кутайсова, отвести ему, по его собственному выбору, такое-же число

243

десятин из казенных земель в других губерніях; в отношеніи-же к графу Кутайсову,

заменить сію собственность единовременного выдачею капитала, соразмерно

вносимой им в казну арендной сумме, и потому, выдав ему 150,000 рублей,

обратить все промыслы, с землями и урочищами их, в общее употребленіе.

Вместе с тем на будущее время постановлено, чтобы эти рыбные промыслы и

принадлежащія к ним земли, ни кому не были отдаваемы, ни в оброк, ни в

собственность, а оставались в общем владеніи, заисключеніем рыбных

промыслов, присвоенных Уральскому войску. О прочих-же рыбных промыслах,

состоящих во владеніи частных лиц, поручено разыскать Сенату, различив

неправильныя притязанія от законных прав, и положить меру вознагражденія за

последнія, для обращенія всех таких владеній в общее государственное

имущество (и).

Сенат, разсмотрев права помянутых владельцев, вообще нашел три рода

владенія: во 1-х, земли, проданныя на основаніи межевой инструкция 1765 года;

во 2-х, земли, отведенныя под заселеніе государственных крестьян, и в 3-х, земли,

пожалованныя по особым Высочайшим указам. Признав законность только

последних владеній, Сенат полагал, что земли, принадлежащая к двум первым

разрядам, долженствовали-бы обращены быть в общее государственное

имущество, но принял во вниманіе, что все их владельцы получили именія с

дозволенія правительства, заплатя в казну установленныя пошлины, а многіе

заселили земли крестьянами и устроили разныя хозяйственныя заведенія,

стоившія ии значительных издержек; к тому-же, некоторыя из

244

этих владеній были обезпечевы более, нежели дееятилетнею давностью и

перешли к другим помещикам, также употребившим на них болыпія суммы. По

всем этим причинам Сенат полагал: оставить во владеніи Шамхала Тарковскаго

пожалованныя ему, по Именному указу 11 марта 1803 года, земли и рыбныя

ловли, а равно оставить во владеніи государетвенных креетьян села Александріи,

земли, заселенныя ими на основаніи Высочайшаго рескрипта 1785 года. Из

прочихъже именій, отвести владельцам земли, соразмерно с числом ватаг *), по

одной квадратной версте на каждую, обратив все остающееся пространство в

общую пользу.

Вместе с тем, Сенат упомянул о вреде, происходящем от введенія некоторых

рыболовных орудій и снастей, а равно учугов **), препятствующих изобильному

ходу рыбы по притокам из Каспійскаго моря в Волгу. По мненію Сената,

надлежало запретить, либо, по крайней мере, ограничить употребленіе таких

снастей и преград, a разрешить рыболовныя снасти, признанныя безвредными.

Все эти предположенія, заключавшіяся в докладе Правительствующего Сената, от

30 іюня 1803 года, удостоились Высочайшаго утвержденія(15).

*) Ватага, пристанище рыбаков, с избами, землянками, ледниками, и проч.

**) Учуі, ряд свай, с рыболовными снарядами, для задержанія рыбы.

ГЛАВА УІІІ.

Общественная и частная благотворительность. Подвиги

добра.

(1801-1805).

С первых дней царствованія Императора Александра I, попеченіе о всех имеющих

нужду в общественной помощи сделалось важною отраслью государственнаго

управленія. Плодами административной деятельности по сей части, в самом

начале, были: возстановленіе и лучшее устройство приказов общественнаго

призренія и принятіе их под особенное покровительство Государя; учрежденіе

благотворительных обществ для пособія неимущим и постояннаго медико-

филантропическаго комитета.

Император Александр, приняв приказы общественнаго призренія, установленные

для покровительства и оказанія помощи вдовам, увечным и убогим, в свое

особенное покровительство, повелел: во 1-х, чтобы гражданскіе губернаторы

немедленно доставили на Высочайшее Имя подробныя сведенія о суммах, в

приказах состоящих, и о состояніи подведомственных им заведеній, и чтобы

впредь такія сведенія были присылаемы за

246

каждую половину года; во 2-х, доносить о всех пожертвованіях, вносимых в

приказы частными лицами, для того — как сказано в указе — „чтобы известны

были Нам имена сих лиц употребленіем избытков своих делающих честь

человечеству и успехам просвещенія", и в 8-х, поручен доклад по всем делам

приказов действительноыу камергеру Витовтову (1).

В отношеніи к мерам, принятым для пособія неимущим, приведем подлинныя

слова Императора Александра, из указа на имя Витовтова: „Обыкновенное

подаяніе нищим, умножая только число оных, не упокоя старца, отягощеннаго

летами, не возвратить здоровья юноше, увядающему на заре дней своих, не

избавить от смерти или порока младенца, долженствующаго быть подпорою

отечества. Нередко также наглый тунеядец похищает от руки благодетельной то,

что назначено было отцу семейства, томящемуся на одре смерти и отчаянія. Из

сего следует, что растрогану быть наружным и весьма часто обманчивым, видом

нищеты и убожества, не есть еще благодеяніе. Надлежит искать несчастных в

самом жилище их —в сей обители плача и страданія." Далее сказано, что

Государь, взяв под особливое и непосредственное покровительство свое все

благодетельныя общества, поручил занятіе и доклады по части государственнаго

благодеянія также камергеру Витовтову (2).

Тогда-же, вследствіе записки, поданной Государю Витовтовым, по совещаніи его с

докторами медицины: Фрейгангом, Вельцином, Эллизеном, Уденом и Тимковским,

был учрежден медикофилантропическій комитета (3). В продолженіи перваго года,

истекшаго со времени открытія коми-

247

тета, он представид Витовтову, для доклада Государю, следующія предположенія:

1) об улучшеніи петербургской градской больницы; 2) об учреждены домов -для

помещенія мншо-умерших; 4) об институте глухонемых; 5) о родовсшжогательных

заведеніях; 6) об учреждены конторы кормил иц; 7) о прививаніи коровьей оспы; 8)

о средствах для ослабленія венерических болезней; 9) о новом устройстве

народных больниц в Петербург^; 10) об изследованіи причин увеличивающихся

болезней и смертности в Петербурге, и наконец 11) о средствах подавать

своевременную помощь людям, подвергающимся внезапной опасности (4).

Во главе лиц, посвятивших свою жизнь утешенію несчастных, стояла

вдовствующая Императрица Марія Феодоровна, бывшая, во время царствованія

трех Императоров — по счастливому выраженію одного из наших писателей —

министром благотворительности. Еще в бытность Великой Княгиней, любимым

ея делом было облегченіе, по возможности, бедствій гнетущих человечество.

Император Павел, желая доставить ей средства удовлетворять влеченіям ея

сердца, немедленно по вступленіи на престол, ассигновал ей милліон рублей и

поручил ея верховному наблюденію женскія учебныя заведенія и воспитательные

домы в обеих столицах. Подвиги Августейшей Благотворительницы достойны жить

в памяти потомства не только по щедрости, но и по мудрому употребленію даров

ея. Не место здесь говорить о всем ею сделанном по этой части, тем более, что

многія из ея благодеяній, совершенныя втай-

248

не, известны только Верховному Сердцеведцу. Но, чтобы дать хотя некоторое

понятіе о характере ея распоряженій по сей части, скажу несколько слов о

совершенных под ея руководством преобразованіях женских учебных заведеній.

В конце 1796 года, когда попечете о сих заведеніях было вверено Императрице

Маріи, главное из них — воспитательное общество благородныос девиц

находилось в упадке. Назначенная за-долго пред тем на содержаніе училища

ежегодная сумма, от возраставшей постоянно цены припасов, сделалась

недостаточною, и заведете вошло в долги, простиравшіеся до 73,000 рублей, что

заставляло помышлять о значительное уменьшеніи числа воспитанниц. Самое

воспитаніе требовало изменееій: дети поступали в заведете в столь нежном

возрасте и оставались там так долго, что теряли всякое воспоминаніе о своих

родных и делались им совершенно чужими. Нельзя также оставить без замечанія,

что дочери мещан, получая там одинаковое образованіе с девицами знатнейших

дворянских фамилій, не редко, по возвращеніи в родительскіе домы, были

поставлены своим воспитаніем в положеніе, несоответственное их состоянію, что

не могло служить к их счастію.

Императрица Марія начала преобразованіе заведенія с улучшенія финансовой

части. Благодаря богатым дарам Императора Павла и собственной щедрости

Императрицы, ежегодные доходы воспитательнаго общества благородных девиц

увеличились на 39 тысяч. а с 1813 года, кроме того, еще на 68 тысяч рублей, не

считая особаго. основаннаго Императрицею капитала, под названіем кассетной

суммы, возросшей в продолженіи ея

249

управленія, до 1,289,815 рублей. По прежнему штату положено было воспитывать

200 девиц дворянскаго и 240 мещанскаго сословія; но большое количество

первых, просивших о приняты в заведете, заставило совет общества иоместить 50

сверх-комплектных благородных девиц на мещанской половине, где содержаніе

было несколько дешевле. Императрица нашла возможным иметь в заведеніи 300

девиц дворянскаго и 200 мещанскаго происхожденія. Вместе с тем, она

преобразовала воспитаніе последних, ограничив его предметами, сообразными с

будущим положеніем воспитанниц, при чем отличнейшим из них была

предоставлена возможность довершать свои научныя сведенія, посещая лекціи

наравне с благородными девицами, для пріуготовленія себя в классныя дамы,

либо в частныя наставницы.

До принятія воспитательнаго общества под покровительство Императрицы,

поступали туда дети в возрасте от пяти или шести лет, и оставались там 12 лет,

чтб не только было безполезно для их научнаго развитія, но оказывало вредное

вліяніе на здоровье детей и совершенно отчуждало их от родительскаго дома.

Императрица, приняв во вниманіе эти соображенія, постановила, чтобы

благородныя девицы поступали в заведеніе в возрасте от 8-ми до 9-ти, a прочія от

11-ти до 12-ти лет, и чтобы первыя оставались в институт девять, a последнія —

шесть лет.

Предметы обученія, по распоряженію Императрицы, были следующіе:

Для благородных девиц: Для прочих девиц:

Закон Божій и священная „._. исторія.

250

тоже.

Для благородных девщ : Для прочих девиц:

Языки: русскій, немецкій и французскій.

Исторія, географія и ариеметика.

Геометрія и алгебра.

Логика и естественная исторія.

Рисованіе и живопись.

Музыка и пеніе.

Танцованіе.

Шитье и другія женскія работы.

женскія работы.

Попечете благодетельной Государыни о своих воспитанницах не ограничивалось

их образованіем; беднейшія из них получали при выпуске небольшую сумму,

могшую, на первое время, обезпечить их будущность: девицам дворянскаго

происхожденія выдавалось от 300 до 500, а прочим от 50 до 100 рублей.

Пансіонерки принимались в института, с ежегодною уплатою по 503 р. 78 Va к. на

дворянской и 203 р. 78 Va к. на мещанской половине.

В 1804_году, в заведеніи состояло, кроме подоженных по штату воспитанниц, 25

сверх-комилектных и 80 пансіонерок, всего-же 605 девиц (5).

Училища ордена св. Екатерины. Воспитательное общество благородных девиц

было преимущественно назначено для детей родоваго дворянства, и потому

Императрица Марія сочла нужным основать для прочих девиц другое заведеніе,

что и было исполнено в 1799 году. Как необходимыя к тому суммы поступили

большею частью от ко-

251

мандорств ордена Св. Екатерины, то кавалерственным дамам сего ордена было

предоставлено право помещать в заведете, по их выбору, недостаточных девиц, и самый

института получил названіе училища ордена Св. Екатерины. В начале было положено

обучать 60 девиц, но в последствіи число их значительно увеличено. Оне принимались в

института в возрасте от 10 до 12 лет и оставались там в продолженіи шести лет, обучаясь:

закону Божію, русскому, немецкому и французскому языкам, исторіи, географіи, логике,

рисованію, танцованію и пенію. За обученіе инструментальной музыке требовалась от

родителей или родственников девиц особая плата. (Императрица, зная, что многія из

воспитанниц института, по выпуске оттуда, не имели средств пріобресть фортепіано,

ограничила их общее музыкальное образованіе пеніем).

Воспитанницы были обязаны шить для себя белье и дежурили по-очереди, для

ознакомленія с домашним хозяйством.

За содержаще сверх-штатных пансіонерок полагалась ежегодная плата 441 р. 85 к. (в

последствіи 900 руб). Оне могли поступать в заведете, начиная с 8-летняго возраста и

оставались там столько лет, сколько желали их родные.

Ежегодные расходы на содержаніе училища вообще простирались сперва до 28,000, а в-

1808 году до 43,000 рублей, кроме пожалованной Имнератором Александром,

напостроеніе новаго дома, суммы 267,000 рублей.

В том-же году, 10 февраля, был открыта такой-же института в Москве. Императрица

Марія пожаловала на покупку дома для института 17,000 рублей, а Император Александр

повелел отпу-

252

стить 30,000 рублей на приведете этого зданія в надлежащее состояніе. Московскій

института получал содержаніе от щедрот Августейших Особ Императорскаго Дома,

жертвовавших на сей предмет ежегодно 35,000 рублей. Кроме штатных восіштанниц,

поступило в института, в первый-же год по открытіи заведенія, более сорока пансіонерок.

Вслед за тем общественное воспитаніе девиц, по представленію Высокой

Благотворительницы, получило еще большее развитіе. Император Александр утвердил

предположеніе об основаніи пяти подобных-же институтов, из коих три были назначены

для дворянскаго и два—для прочих сословій. Первоначально было учреждено такое

училище (Александровское) в Москве, для воспитанія дочерей разночинцев (6).

Трогательный пример благотворительности явила Императрица Марія, по случаю

бракосочетанія Великой Княжны Маріи Павловны, пожертвовав 10,000 рублей, с тем,

чтобы проценты с этой суммы, ежегодно, 22 іюля, выдавались шести девушкам, именно

трем солдатским дочерям и трем — мещанскаго сословія. Правами на полученіе такой

награды были: недостаточное состояніе, заслуги и похвальныя качества их родителей,

собственное отличное поведеніе девиц, и в особенности любовь и удаженіе их к

родителям.

В 1797 году, Императрица Марія, по воле и< просьбе супруга своего, приняла под свое

покровительство воспитательные домы: Петербургскій и Московскій. Положеніе этих

благотворительных учрежденій тогда было очень жалко: доходы их, которых главная часть

заключалась в обороте учрежденной при каждом доме Сохранной и Ссуд-

253

ной казны, от безпорядочнаго управленія, находились в величайшем упадке.

Императрица, приняв в свое веденіе разстроенную массу людей и дел, учредила

опекунски совет из людей опытных по хозяйственной части, сама приняла

"участіе в их занятіях и тем возбудила их готовность трудиться. Менее, нежели в

один год, все дела были приведены в порядок, а в 1799 году, Императрица уже

могла ссудить казну, из сумм воспитательнаго дома, двумя милліонами рублей,

для начатія работ канала на реке Вытегре.

Но эта сумма и последующія, пріоібретенныя попеченіем Государыни, не значили

почти ничего в сравненіи с просвещенными и трогательными заботами ея о судьбе

тысяч детей, Своих деток, как выражалась сама Императрица, поручая сирот

крестьянкам, принимавшим на себя обязанности кормить и воспитывать их.

Вместе с тем Государыня облегчила положеніе помещиков, закладывавших именія

в ссудной казне, и бедных людей, занимавших деньги под залог вещей в

ломбарде, многими льготами: увеличены сроки, на кои закладывались

недвижимыя имущества и уменьшены проценты (8).

Как благодетельные лучи солнца согревают окружающій его мір, так

благотворительность Высоких Особ приносить двойную пользу, возбуждая

общество к добродетельным поступкам. Утвердительно можно сказать, что ни

одна эпоха нашей исторіи не представляла дотоле такого множества подвигов

добра, какое встречается в первые годы царствованія Александра I. Не берусь

исчислить дела благотворительности, но и самое поверхност-

254

ное указаніе их может украсить не одну страницу наших летописей.

Одним из полезнейших учреждены в Москве, столь богатой памятниками

частнаго человеколюбія, есть Голицынская больница, основанная на

капиталь, завещанный, в 1793 году умершим в Вене, бывшим послом при

тамошнем дворе, князем Дыитріем Михайловичем Голицыным. Уважаемый

и любимый Императрицею Екатериною и императором Іосифом II, за

прямодушіе и благородство своего характера, меценат ученых и

художников, князь Голицын, довершил свои великодушные подвиги, оставя,

на построеніе и содердержаніе больницы в Москве: 850,000 рублей,

внесенных в воспитательный дом; доходы с двух именій, в коих числилось

около двух тысяч душ, и драгоценную картинную галлерею, проданную в

пользу той-же больницы. Священная для друзей человечества воля

завещателя была отлично исполнена его родственником, обер-камергером

князем Александром Михайловичем Голицыным. В продолженіи семи лет,

на сухом, здоровом месте, сооружено огромное зданіе, вмещающее в себе,

кроме больницы на сто человек, родо-вспомогательное заведете и

богадельню. Несмотря на то, что издержки на постройку и снабженіе всем

нужным сих учрежденій простирались до шестисот тысяч рублей, строитель

сохранил неприкосновенным капитал 850,000 рублей, завещанный его

родственником. Со времени открытія больницы, 22 іюля 1802 года, в день

Ангела Императрицы Маріи, заведете содержалось процентами с этого

капитала, простиравшимися до сорока тысяч рублей.

При поступленіи больных в сіе заведете, не

255

обращается вниманіе ни на что, кроме бедности и нездоровья, подающих

неотъемлемое право на помощь. Больные помещаются в неболыпих

комнатах, от четырех до шести человек в каждой, и содержатся

превосходно. Прах благодетеля их покоится под сводами великолепнаго

храма, сооруженнаго среди больницы; там стоить мраморный памятник,

труд профессора Петербургской Академіи Художеств Гордеева (9).

Братья умершаго в цветущих летах, в 1804 году, генерала, графа Валеріана

Александровича Зубова, обер-шталмейстер, граф Николай, генерал от

инфантеріи князь Платон и генералъмаіор Дмитрій Зубовы, желая

увековечить воспоминаніе о графе Валеріане богоугодными и

человеколюбивыми учрежденіями, подали Государю проект, удостоившійся

Бысочайшаго утвержденія, 3-го іюля 1805 года (10).

На основаніи этого проекта, они построили при Троицко-Сергіевской

пустыне, где погребено тело их брата, церковь, во имя святаго мученика

Валеріана, и инвалидный дом для содержанія тридцати человек,

преимущественно изувеченных в сраженіях. В церкви сооружен памятник

усопшему. Поминовеніе по нем совершается два раза в неделю, и сверх

того в дни его рожденія, Ангела и кончины. Учредители постановили

принимать в инвалидный дом исключительно русских мужескаго пола, в

числе коих:

Дворян, либо обер-офицеров .... 4

Унтер-офицеров

Рядовых

либо разночинцев.

6

20

Постройку церкви и дома, а равно и первоначальное снабженіе их всем

нужным, приняли на

256

себя учредители, обязавшись вместе с тем, за себя и своих наследников, вносить

ежегодно, с 22 ноября 1806 года (дня освященія обоих зданій), по шести тысяч рублей на

содержаніе призреваемых и на прочія издержки (п).

В феврале 1803 года скончался рижскій негоціант фон-Фишер. В день похорон этого,

известнаго благотворительностью человека, оказалось из письма его к одному из своих

друзей, пастору Зонтагу? что, за несколько месяцев пред тем, он открылся ему в

намереніи завещать сорок тысяч талеров и дом, для призренія и обученія сирот,

лишенных возможности получить воспитаніе (12).

Бывшій член рижскаго магистрата, Самуил Штраух пожертвовал тридцать тысяч талеров

на разныя благотворительныя учрежденія (І3).

Князь Александр Борисович Куракин внес въломбард десять тысяч рублей, назначив

проценты с сего капитала на содержаніе четырех вдов в учрежденном щедротами

Императрицы Маріи вдовьем доме. Вслед затем он принял на себя обязательство вносить

в астраханскій приказ общественнаго призренія, из доходов от каспійских рыбных ловлей,

ежегодно по четыре тысячи рублей. Половина этой суммы была назначена им в пользу

народных школ, а остальныя деньги на содержаніе астраханских больниц (14).

Масальскій помещик Хлюстин раздал казенным крестьянам гжатскаго и сычевскаго

уездов, страдавшим от неурожая, пятьсот четвертей ржи и уступил весьма дешево две

тысячи четвертей овса, в котором они нуждались для посева. Онъже построил в

Масальске богадельню на 26 человек, одев их и приняв, отчасти, на себя

257

их содержаніе. В продолженіи пяти лет, он ежегодно жертвовал по 250 рублей на обученіе

нескольких молодых людей в пансіоне при масальском народном училище, a потом внес,

на сейже предмет, три тысячи рублей в калужскій приказ общественнаго призренія (15).

Шевскій помещик фон-Гольст учредил несколько сельских школ для крестьянских детей,

ввел в свои и соседственныя деревни прививаніе коровьей оспы, и основал кредитную

кассу, из которой каждый из крестьян мог получать вспоможеніе, уплачивая ничтожные

проценты. Эта касса была вверена выборному, назначенному самими крестьянами.

Кроме того, фон-Гольст старался распространять понятія о земледеліи и прочих родах

промышленности, беседуя с своими крестьянами, подавая им полезные советы и

сообщая новейшія открытія по части сельскаго хозяйства. Таким образом, в 1804 году,

когда почти вся губернія была опустошена саранчею, ему удалось предохранить от этого

бедствія поля собственныя и своих соседей (1G).

Архангельскій градской голова, купед Попов ознаменовал свое управленіе, увеличив

благоразумными распоряженіями учрежденные в Архангельске городскіе хлебные

магазины, на сумму двадцать восемь тысяч рублей. Ему-же город был обязан мостом,

служащюі для сообщенія с островом „Соломбаль". Желая прекратить нищенство, он

предложил городскому обществу назначить содержаніе беднейшим гра*л;данам, составил

план богадельни и открыл подписку на сей предмет, пожертвовав тысячу рублей (").

Действительный камергер, сенатор, тайный советник граф Ильинскій, пожертвовал

милліон

258

польских злотых (150,000 руб. сер.) на учрежденіе, в принадлежащем ему

местечке Романове, волынской губерніи, института глухонемых, на 50

воспитанников!,, не считая пансіонеров. Граф Ильинскій обязался, за себя и за

своих наследников, содержать в институте комплектное число учеников,

надзирателей, учителей и прислуги, и при определеніи детей, принимать во

вниманіе общественныя заслуги их родителей и родственников. Все эти

распоряженія удостоились Высочайшаго утвержденія (l8).

Многіе из частных людей и городских обществ сделали значительныя

пожертвованія на учрежденіе богаделен и больниц (19). Тверское дворянское

собрате, по случаю неурожая в 1803 году, сделало подписку на 50,000 рублей и

внесло эту сумму в приказ общественнаго призренія, для раздачи тем из

помещиков, которые были не в состояніи кормить крестьян своих. Осташковская

городская управа, получив от неизвестнаго 3,000 рублей, для продовольствія

беднейших граждан, немедленно открыла подписку на сей же предмета, и, в

продолженіе одного месяца, успела собрать более двух тысяч рублей (20).

Правительство поощряло подвиги добра наградами и изъявленіем Монаршаго

благоволенія, что побуждало многих праздновать торжественные царскіе дни

новыми, благотвореніями. В 1801 году, рижскіе граждане ознаменовали день Св.

Коронованія утешеніем несчастных. Первый тому пример подал барон Ферзен: по

его желанію, все содержавшееся в рижской тюрьме за долги не только были

выкуплены, но получили небольшое пособіе. Некоторые из граждан, сложившись

между собою, послали довольно значительную сумму в Николаевскую град-

259

скую богаделыио; другіе щедро угостили бедных. Многіе из лиц купеческаго

сословія собрали несколько тысяч рублей и, получив от пасторов списки

недостаточных граждан, нуждавшихся в пособіи, но непросивших о нем, оказали

им помощь и обеіцали постоянно заботиться об их участи. Жители Петрозаводска

отпраздновали, в 1802 году, день Ангела Государя учрежденіем народнаго

училища, сиротскаго дома, больницы и богадельни. Жители прочих городов

олонецкой губерніи приняли живое участіе в этом деле: губернскіе чиновники

пожертвовали единовременно 1,000 рублей; городское общество Петрозаводска

— ежегодно 800; Каргополя, Вытегры и Олонца —по 500; прочія — по 100 рублей

(21). В 1804 году, смольяне встретили сей-же день учрежденіем сиротскаго дома,

собрав на содержаніе его более полуторы тысячи рублей; тогда-же отставной

маіор Барышников, известный своею щедростью на пользу просвещенія и

благотворительности, пожертвовал на богоугодныя и воспитательныя заведенія

6,000 рублей (22).

В 1805 году, на пожаре в Муроме, у купеческой вдовы Ирины Зварыкиной, сгорел

дом со всем ея имуществом. Только лишь небольшой узелок с жемчугом удалось

спасти ей, да и тот потеряла она, подавая помощь другим несчастным. Отправясь

искать пристанище в другую часть города, она нашла узелок, похожій на тот,

который принадлежал ей, но заключавши в себе несравненно более ценное

жемчужное ожерелье. Первым долгом безкорыстной Зварыкиной было —

возвратиться на пожарище и отыскать владельца потерянной- вещи. За тем —

лишась совершенно средств к жизни, она была принуждена просить

17*

260

милостыню. Но испытаніе ея продолжалось недолго. По докладе Государю

министра юстицш, князя Лопухина, о поступке Зварыкиной, повелено выдать ей

тысячу рублей (23).

И полудикія племена, подвластныя Россіи, занесли не один подвиг в летописи

благотворительности. Буряты, в верхнеудинском уезде (иркутской губерніи), дали,

вновь поееленным, забаикальским колонистам 630 штук рогатаго скота и 350 пуд

ржи для посева. Обер-тайша (старшина) бурятскій Галсан-Марадаев, вместе с

другими иркутскими гражданами, пожертвовал в пользу сих-же колонистов

значительное количество хлеба, скота и прочих необходимейших потребностей. В

иркутском уезде, бурятскіе обер-тайши внесли в приказ общественнаго призренія,

для раздачи неимуіщш, тысячу рублей. В березовском уезде (тобольской губерніи)

богатый самоед раздал своим землякам, питавшимся исключительно охотою и

рыбною ловлею, и терпевшим, от неудачи этих промыслов в 1805 году, крайнюю

нужду, 400 оленей, на сумму до двух тысяч рублей (24).

Благотворительность общественная и частных лиц не ограничивалась

удовлетвореніем вещественных потребностей меньшей братіи. Многіе, сочувствуя

видам правительства, доставляли крепостным людям драгоценный дар свободы.

Крестьянин, уроженец московской губерніи, Логинов, принадлежавшій помещику

Еропкину, с самаго детства выказал способности к музыке, и пріехав в Петербург,

усовершенствовал свой талант в игре на скрипке. Находясь в столице, он

сделался известным князю Платону Зубову, страстному любителю музыки,

который приглашал

__ 261

его на свои концерты, и наконец, купив у Еропкина за 12,000 рублей небольшую

деревню, к которой был приписан Логинов, устроил концерт в его пользу, и при

входе, выесто билета, вручил кассиру отпускную даровитаго артиста.

Одному из лучших воспитанников Академіи Художеств, Александрову, три года

сряду, единогласно была присуждаема, по портретной и исторической живописи,

большая золотая медаль; но даровитый художник, будучи- крепостным, не мог, на

основаніи устава академіи, получить ни этой почетной награды, ни соединенных с

нею преимуществ — патента на чин и командировки за границу на казенный счет.

Наконец, великодушный покровитель художеств, граф Александр Сергеевич

Строганов, приняв участіе в судьбе талантливаго юноши, исходатайствовал ему

отпускную от его господина, графа Шереметева. Вместе с свободою, Александров

получил все три медали, шпагу и иатент на чин, и вскоре затем был отправлен на

три года в Италію.

Подобно тому, крепостной человек князя Хованскаго, Серебряков, оказавшій

необыкновенный способности по части счетоводства, был отпущен на волю со

всем своим семейством.

Крепостной латыш Вилліамс, изучив в юности ремесло отца своего слесаря,

возымел страстное желаніе учиться математике; но как на латышском языке не

было ни одной математической книги, то надлежало Билліамсу, прежде всего,

изучить немецкій язык. Такое дело было для него очень трудно: никто из его

родных не знал понемецки, и бедный труженик был принужден учиться сам, без

посторонней помощи и без всяких руководства Купив немецкую Библію, он

262

стал разбирать ее по складам сравнительно с латышскою, и таким образоя,

после нескольких лет усидчиваго труда, добился до того, что мог читать и

несколько понимать из прочитаннаго понемецки. В это время пріехал на

родину Вилліаыса землемер, которому он был придан в качестве

помощника. Узнав от землемера о существованіи латышскаго лексикона,

Вилліамс пріобрел эту драгоценную для него книгу, стал заниматься еще

прилежнее прежняго и сделал такіе успехи в немецком языке, что мог

понимать математическіе учебники. К сожаленію, не кому было руководить

его, и по тому он учился без всякаго плана, что затрудняло его занятія, так

наприм. он изучал тригонометрію прежде геометріи и т. п. Вместе с тем,

Вилліамс образовал себя и по другим предметам: семейство его господина

и жившій в помещичьем доме учитель приняли в том участіе, снабжая его

сочиненіями Геллерта, Клейста и множеством книг, относящихся к

математик, естественной исторіи и сельскому хозяйству. Кончина

Вилліамсова отца изменила его положеніе: сделавшись главою семьи и

владельцем крестьянскаго участка, он с усердіем взялся за плуг, занимаясь

в свободные часы изготовленіем математических инструментов и

употребляя выручаемыя от продажи их деньги на покупку книг и на

содержаніе двух меньших братьев, которых хотел образовать в слесарном

ремеследо такой степени, чтобы они могли делать землемерскія орудія.

Отличныя способности и примерное поведете Вилліамса наконец побудили

его господина, барона Врангеля, дать ему свободу, отправить в дерптскій

университета и снабдить платьем, бельем и деньгами. Выдержав испытаніе

в ма-

263

тематических сведеніях и получив свидетельство в том, что мог изучать курс

прикладной математики, Вилліамс поступил в число студентов. Товарищи

его, отдавая справедливость способностям и постоянству молодаго латыша,

открыли подписку в его пользу и вручили ему собранныя деньги, ие

оскорбив чувства его достоинства. Университета выдал ему из своей

резервной кассы полугодовую стипендію. Само собою разумеется, что он

получил безвозмездно университетское образованіе (25).

В числе пожертвованы на пользу общую была покупка в Англіи

спасительной лодки рижским купцом Мичелем (John Mitschel), приславшим

ее в распоряженіе рижскаго магистрата (26).

Нельзя не упомянуть здесь о поступке дочери сосланнаго в Сибирь,

отставнаго прапорщика, Прасковьи Лупаловой. При отправленіи туда, его

сопровождали жена и дочь: первая переносила тоску и лишенія ссылки с

безмолвною покорностью; напротив того, молодая „Параша", одаренная

необыкновенною силою воли, решилась освободить своих родителей и

дала обет, в случае усиеха в задуманном ею намереніи, посвятить Богу

остальную жизнь свою. Увещанія отца и матери ея — отказаться от

безнадежнаго предпріятія — были напрасны; им оставалось напутствовать

обреченную, по их мненію, гибели молодую девушку, последним

благословеніем. Осененная их крестным знаменіем, с одним рублем в

кармане, Параша пустилась пешком в дальній путь из ишимскаго уезда

(тобольской губерніи) в Петербург. Надлежало пройти более трех тысяч

верст без всяких средств к существование : такое чудо возможно только в

Россіи. Юность и нищета безпомощной

26-L

девушки возбуждали на всем пути ея общее участіе; почти везде находила

она и гостепріюшый кров, и пищу; нередко попутчики предлагали подвез- •

ти даром утомлены^ ю пешеходку. Наконец, после тринадцати-месячнаго

странствованія, она пришла в Петербурга. Но ей оставалось совершить

труднейшую часть своего подвига. Среди обширнаго города, дочь

ссыльнаго, в нищенской одежде, без покровительства, должна была

обратиться к самому Императору и просить его не о справедливом

вознаграждены невиннаго, а о помилованіи преступника. Е счастію,

случайно узнав о некоторых чертах благотворительности княгини Дарьи

Александровны Трубецкой, Параша обратилась к ней с мольбою о помощи.

Эта великодушная женщина дала пріют у себя в доие бедной страннице и

написала о ней к тайному советнику Еозодавлеву, одному из членов

коммисіи, учрежденной для пересмотра прежних уголовных дел. Следствіем

ходатайства княгини была поданная Государю председателем коммисіи

записка, на основаніи которой, отец Параши, будучи прощен, возвратился

из Сибири (27). Один из мещан города Чистополя (казанской губерніи),

Бараев, жившій у самаго берега Камы, услыша в ночи сильный крик

переправлявшихся в лодке людей, отправился им в помощь, в неболыном

челноке, и несмотря ни на темноту, ни на страшную бурю, успел спасти

восемь человек (прочіе трое погибли прежде, нежели отважный Бараев

успел выручить их). Несколько времени спустя, тридцать человек в барке,

желавшіе переправиться через реку, почти сплошь покрытую шедшим по

ней льдом, были затерты им, и опасаясь замерзнуть, перебрались на

окружавшія барку огромныя льдины, кроме трех кресть-

265

ян, которые упали в воду и гибли уже, когда Бараев в своем челноке,

подвергаясь явной опасности, проплыл между льдинами, спас

утопавших и, с помощью их, успел переправить и всех остальных на

берег, к своему дому (28).

ГЛАВА IX.

Финансы.

(1801 —1805 г.)

Россіл представляет редкій пример быстраго возрасташя государстізенных

доходов и расходов, при чем однакоже увеличение их цифры много

содействовало пониженіе ЦЕННОСТИ нашей монеты и представителя их —

бумажных денег. При Царе Алексее Михайловиче, доходы Россіи не

превышали пяти милліонов рублей (тогда равнявшихся 25-ти милліонам

франков), и несмотря однакоже на то, двор русскаго царя славился

великолепіем, его армія была многочисленна, и при кончине его остались в

казне значительныя суммы. В последніе годы царствованія Петра I доходы

Россіи увеличились вдвое, именно до 10,186,000 рублей серебром. В 1770-

м году, они возрасли до 25-ти милліонов рублей (более 100 милліонов

франков), а в конце царствованія Екатерины ІІ-й до 60-ти милліонов рублей

ассигнаціями (около сорока милліонов рублей серебром, или 170-ти

милліонов франков) ( ')• Следовательно — в продолжены ста двадцати лет

доходы государства увеличились почти в семь раз *).

*) іГы говорили, почти, потому что внутреннее достоинство и цена серебряниаго рубля уменьшилась около 20 %.

267

Дальнейшее возвышеніе доходов еще изумительнее. В последній год

царствованія Императора Павла (в 1800 году), они простирались до 77-ми

милліонов рублей ассигнаціями (около 55-ти милліонов рублей серебром, или 225-

ти милліонов франков), a вместе с остатками, взысканными недоимками,

субсидіями, и проч. до 105-ти милліонов рублей ассигнациями (около 75-ти

милліонов руб. сер. 307-ми милл. франков). Расходы в это время равнялись такой-

же сумме, но в числе их показаны: остаток 4,990,467 р. 5% к. и отчисленные в

неприкосновенный капитал 7,160,000 руб. ассигнаціями : вообще-же оставалось

12,150,467 руб. ЬУг коп. Издержки на военную и морскую части въсем году

вообще простирались до 43,400,000 руб. ассигнаціями : следовательно поглощали

более половины годоваго дохода, или 2/5 всех сумм поступивших в

государственную казну (2). Несмотря на меры, принятая Императором Павлом для

сокращенія расходов, война, веденная против французской республики, заставила

прибегнуть к новому выпуску ассигнацій, которых общее количество к концу 1800

года возрасло до 213 милліонов рублей.

В следующіе два года, 1801-й и 1802-й, доходы ежегодно простирались от 77-ми

до 78-ми милліонов рублей ассигнаціями, а с недоимками, взысканіями и прочими

суммами от 83-х до 84-х милліонов рублей ассигнаціями, присоединив к которым

суммы, оставшіяся от прежних лет и заимствованныя из ассигнаціоннаго банка,

заемнаго банка, ломбарда и главнаго почтоваго управленія, на сокрытіе текущих

расходов, оказывается, что в сіи годы поступило в казну по 107-ми милліонов

рублей -ассигнаціями, а расходы равня-

268

лись такой-же срше; но в конце 1802 года оставались в распоряженіи

государственнаго казначейства около 132,000 рублей, неприкосновеннаго

капитала 2,614.285 руб. 70 кон. сер. или (считая по курсу рубль серебром в 1 р. 40

к. ассигнаціями) 3,660,000 руб. ассигнаціями, да в залоге ассигнационному банку

4,208,000 рублей, всего-же, кроме недопущенных за прежнее время, до 8,000,000

руб. a вместе с недопущенными за прежніе годы около 17 У2 милліонов рублей (3).

Главные расходы, как и всегда, были по военносухопутной и морской частям.

Издержки на первую простирались: в 1801-м году более 34-х милліонов рублей

(24У2 милл. руб. серебр.) и в 1802-л году до 31 1/г милліонов рублей (22'/2 милл.

руб. серебр.): (в числе этих сумм были отпущенные в оба года на снабженіе арміи

артиллеріей и оружіем 800,000 рублей и выданные генералу Спренгпортену, на

препровожденіе из Франціи русских пленных, около 240,000 рублей). По морскому

ведомству издержано: в 1801-м году более 12-ти милліонов рублей (8,640,000

рублей сереб; ром) и в 1802-м году 10 милліонов рублей (около іу2 милл. руб.

серебр.), и в том числе на постройку кораблей 717,000 р. и на черноморскую

гребную флотилію в оба года до 250,000 рублей. На содержите Высочайшаго

двора отпущено: в 1801-м году 11,300,000 рублей (более 8-ми милл. руб. сереб.). в

числе коих на издержки при Священнейшем Коронованіи 473,000 (338,000 руб.

серебром), Бсемилостивейше пожаловано разным лицам 436.000 р. (более

300.000 руб. сер.). В 1802-м году, на содержаніе Высочайпіаго Двора отпущено

около У'/2 милліонов (до 6,800,000 р. с.) и Всемилостив ьйше пожаловано до

330,000 руб.

269

(235,000 руб. сер.). На общественный постройки и водяныя сообщенія в оба года

издержано более 6-ти милліонов (4,420,000 руб. серебр.), в числе коих : на

построеніе Казанскаго Собора 260,000 р. и на работы по сооруженію Маршнскаго

канала 800,000 руб. ассигнаціями *). На училища, зоспитательныя заведенія и

больницы в эти два года, отпущено около 2,200,000 руб. (до 1,570,000 р. с); на

покупку в казну населенных именій более 2 '/2 милліонов руб. (1,800,000 руб.

сереб.). В числе временных пенсій в 1802-м году выдано : Королю Сардинскому

37,500 рублей, братьям Французскаго Короля Людовика ХVІ-го 37,734 руб. и

грузинским царевичам до 130,000 рублей. На платеж внешних долгов в 1801-м и

1802-м годах отпущено 7,660,000 рублей (5,470,000 руб. серебр.), а на платеж

внутренних долгов в оба года 9,600,000 рублей (около 7,000,000 руб. сер.).

За 1803-й год, доход простирался более 95 '/2 милліонов рублей ассигнац.

(72,300,000 р. с.) **), а вместе с недоимками и проч. до 101,280,000 руб.

(76,700,000 руб. серебр.). Присоединив к тому суммы, остававшіяся к 1-му генваря

сего года и заимствованныя из ассигнаціоннаго и заемнаго банков, опекунскаго

совета, и проч. оказывается, что вообще было в приходе около 1281/2 милліонов

рублей ассигнац. (до 97,300,000 руб. серебр.) Расходов было до 109,412,000

рублей ассигнац. (около 82,900,000 руб. серебр.). 'Sa, тем к 1-му генваря 1804 года

оставалось 19,135,118 рублей ассигнац. (около 14у2 милл. серебр.).

*) В это время рубль сереброзі по курсу равнялся 1 р. 40 к. асспгпаціями.

**) По курсу рубль серебром в 1 р. 32 к. ассигцаціяли.

270

В 1803-м году, расходы по веенному министерству, простирались почти до 34у2

милліонов руб. (около 26-ти милл. руб. серебр.), в числе коих: на снабженіе арміи

артиллеріей и оружіем до 742,500 рублей, на постройку казарм 438,000 и на

укрепленіе Роченсальма 100,000 рублей ассигнаціями. По морскому

министерству, издержано около 11-ти милліонов рублей (8,260,000 руб. серебром),

и в том числе: на черноморскую гребную флотилію около 125,000 рублей, на

постройки в Кронштадт^ более 170,000 и на постройки в Архангельском порте

100,000 рублей ассигнациями. На содержаніе Высочайшаго Двора около 8,684,000

руб. (6,579,000 руб. серебр.). На духовный штат около 1У2 милл. руб. (1,130,000

руб. серебр.). По министерству внутренних дел 9,715,000 (7,360,000 р. с). По

министерству иностранных дел около 1,200,000 рублей (9Q0,000 руб. серебр.). По

министерству народ наго прсвещенія 1,616,000 рублей (1,224,000 руб. сер.), и в

том числе на содержаніе дерптскаго университета 165,000 рублей ассигнациями.

По министерству коммерціи] и на устройство водяных сообщеній 2,400,000

(1,800,000 руб. серебр.), и в том числе на сооруженіе Маріинскаго канала 400,000

рублей ассигнаціями. По министерству финансов до 28,800,000 рублей (около 18-

ти милл. руб. серебр.), и в том числе: на пенсіи 2 милліона; по горной части около

2,300,000; винным поставщикам 3,400,000, и сверхштатных по винной и соляной

частям более 2-х милліонов; на покупку населенных именій 1,300,000 рублей; на

уплату процентов и капиталов по внешним займам до 3,152,000 руб. (2,380,000

руб.- серебр.); на уплату внутренняго долга 3,400,000 рублей. На временныя

пенсіи 412,000 рублей, и в том числе гру-

271

ЗИНСКЕМ царевичам 16,000 рублей и на содержаніе грузинскаго царскаго дома

44,000 рублей (4).

В следующем 1804-м году доход простирался до 97-ми милліонов рублей

ассигнаціями (77,583,000 руб. серебр.) *), a вместе с недоимками и проч. около

103-х милліонов ассигнациями (82 1/2 милліона руб. серебр.). Присоединив к тому

суммы остававшаяся к 1-му генваря сего года и заимствованный из банков и

опекунскаго совета, оказывается, что в распоряженіи государственнаго

казначейства вообще было 132 '/2 ыилл. руб. ассигнац. (106 милл. руб. серебр.).

Израсходовано 122.160,000 руб. ассиг. (97,728,000 руб. серебр.) Оставалось к 1-

му генваря 1805 года 10,370,771 рубль ассигнац. (около 8,300,000 руб. серебр.).

Несогласіе с французским правительством'!,, в сем году возникшее, заставило

увеличить наши вооруженныя силы и вместе с тем издержки на военное

ведомство, которыя потребовали 41,820,000 рублей (33,450,000 руб. серебр.), и в

том числе: на артиллерію до 1,234,000 рублей и на снабженіе арміи оружіем

400,000 рублей ассигнаціями. По морскому министерству несколъко более 10 '/2

милліонов рублей (8,400,000 руб. серебр.), и в том числе: на устройство

Ревельской гавани 400,000 и на Черноморскую гребную флотилію около 125,000

рублей ассигнациями. На содержаніе Высочайшаго двора 9,678,000 рублей

(7,743,000 руб. серебр.). На духовный штат около 1У2 милліона руб. (1,200,000

руб. серебр.). По министерству внутренних дел издержано 16,700,000 рублей

(13,360.000 руб. серебр.). По министерству юстиціи 2,565,000 руб. (2,052,000 руб.

серебр.). По министерству иностранных дел

*) Но курсу рубль ссрсброзп. п 1 р. 25 к. асспгпаціямн.

272

1,430,000 рублей (1,150,000 руб. серебр.). По министерству народнаго

просвещенія около 2,900,000 рублей (2,320,000 руб. серебр.), и в том числе: на

устройство харьковскаго университета 67,000 и на содержаніе виленскаго

учебнаго округа до 188,000 руб. ассигнациями. По министерству коымерціи и на

устройство водяных сообщеній 3,720,000 рублей (около 3-х милліонов руб.

серебр.), и в том числе на сооруженіе каналов 1,448,000 руб. ассигнациями. По

министерству финансов около 26,280,000 рублей (21,000,000 руб. серебр.), в

числе коих: ненсіи 1,830,000; по горной части 2,240,000; поставщикам вина

5,213,000; приданое Великой КНЯГИНЕ Маріи Павловне 1 милліон рублей

серебром, или по курсу 1,250,000 рублей ассигнаціями; выданные министру

внутренних дел графу Кочубею заимообразно на 10 лет 100,000 рублей (80,000 р.

серебр.); на уплату долгов и процентов 7,880,000 рублей (0,300,000 руб. серебр.)

(5).

В 1805-м году, доходы простирались около 100,800,000 рублей (80,640,000руб.

серебр.), a вместе с недоимками и проч. до 106 'Д милліонов рублей (85 милліонов

руб. серебр.); с присоединеніем-же остатка к 1-му генваря сего года и различных

сумм, поступивших в распоряженіе государственнаго казначейства из

ассигнаціоннаго банка и опекунскаго совета, и проч. в приходе было 147,238,852 р.

52'/г коп. (117,791,082 рубля серебр.). Расходы вообще равнялись сумме

125,448,927 руб. 89 коп. (100,359,142 рубля серебр.). Оставалось к 1-му генваря

1806 года 21,789,924 р. 633Д коп. (17,431,940 руб. серебр.), а за исключеніем

заимствованных из ассигнаціоннаго банка, для безостановочной выдачи

Провіантскому и Морскому департаментам определенных им сумм, и следующих

на удо-

273

влетвореніе расходов за прошедшее время, чистый остаток к 1806-му году

простирался до 3,086,631 рубля 44 копеек.

Война с Франціей, возгоревшаяся в 1805 году, увеличила издержки по военному

министерству до 43,184,000 рублей (34,547,000 рубл. серебр.). Экспедиціи в

северную Германію и южную Италію и содержаніе эскадры в республике Семи-

Островов были причиною тому, что по морскому министерству издержано более

14-ти милліонов рублей (11,200,000 рубл. серебр.). На содержаніе Высочайшаго

двора отпущено около 9,800,000 рублей (7,840,000 рубл. сер.). На духовный штат

іу2 милліона рублей (1,200,000 рубл. серебр.) По министерству внутренних дел

расходы простирались до 18-ти милліонов рублей (14у2 милліонов рубл. серебр.),

из коих: по соляной части более 8-ми милліонов рублей (6,400,000 рубл. серебр.),

на постройку Казанскаго Собора 433,000 рублей (347,000 рубл. серебр.). По

министерству юстиціи 2,737,000 рублей (2,190,000 рублей серебром). По

министерству иностранных дел около 1,760,000 рублей (1,400,000 рублей

серебром). По министерству народнаго просвещенія 2,600,000 рублей (2,080,000

рубл. серебр.), и в том числе отпущенные из доходов іезуитских именій,

поступивших в 1804 —1805 годах в общую сумму государственных доходов, на

содержаніе виленскаго учебнаго округа 240,000 рублей. По министерству

коммерціи около 4-х милліонов рублей (3,200,000 рубл. серебр.), и в том числе: на

постройку в Петербурге биржи 490,000 рублей (392,000 рубл. серебр.); на

постройку там-же сальнаго и поташнаго буянов 165,000 рублей (132,000 рубл.

сер.); на окончаніе Маріинскаго канала 800,000 рублей (240,000 рубл. серебр.); в

число 1,230,000 рублей

18

274

назначенных на устройство в Петерб урге Обводнаго канала 200,000 рублей

(160,000 рубл. серебр.) и на разныя сооруженш по водяным коммуникаціям

4,720,000 рублеи"(1,376,000 рубл. серебр.)". По министерству финансов до

27,360,000 рублей (около 22-х милліонов рубл. серебр.), и в числе их: пенсіи и

аренды 6,750,000 рублей (5,400,000 рубл. серебр.); на горные заводы около

1,900,000 рублей (1,520,000 рубл. серебр.); поставщикам вина 5,850,000 рублей

(4,280,000 рубл. серебр.); отпущенныя заимообразно эстляндскому дворянскому

банку 655,000 рублей; сложенная с откупщиков Головина с товарищами,

следовавшая с них по тобольскому и пермскому откупам 1792 — 1799 годов,

сумма до 300,000 рублей; проценты с капиталов пожалованных грузинским

царевичам 32,000 рублей; на уплату по внешним займам капитала и процентов 4

милліона рублей (3,200,000 рубл. серебр.); на уплату внутренняго долга 3,250,000

рубл. (2,600,000 рубл. серебр.) (6).

В конце 1805 года, количество выпущенных в обращеніе ассигнацій вообще

простиралось до 292,200,000 рублей (7).

ГЛАВА X.

Водвореніе русскаго владычества в Закавказье и на Кавказе.

(1801-1805).

С давняго времени, богатое дарами природы, но неустроенное Закавказье,

обращало на себя вниманіе русскаго правительства. В особенности-же Петр I

оценил вполне выгоды, которыя могло доставить обладаніе сим краем. Он хотел

проложить торговый путь в Индію, вдоль западных берегов Каспійскаго моря, и с

этою целыо, в 1711 году, основал первыя русскія поселенія на левом берегу

Терека,, что послужило началом Кавказской линіи. а в 1722 году, повелел

построить крепость Св. Креста, на р. Сулаке. Вслед затем, наши войска покорили

Дагестан, ханства, сопредельныя этой стране, и персидскія области : Гилянь,

Мазандеран и Астерабад. Но при Императрице Анне Іоанновне все русскія

завоеванія за Кавказом были уступлены Персіи, и граница Россіи с Персіей

постановлена по рукаву Терека, именуемому Старый Терек.

В первые годы царствованія Екатерины II, Терская линія, начавшаяся

устроиваться еще при

18*

276

Анне Іоанновне, была доведена до Моздока; левый фланг этой линіи

упирался в Каспійское море, а правый не был прикрыт никакою

естественною преградою от живших впереди линіи непокорных горцев,

которые, впрочем, тогда были несравненно менее воинственны, нежели в

последующее время. Весь бассейн Кубани был населен горцами,

признававшими над собою власть турецкаго султана, за получаемые от

него подарки, но в действительности независимыми и соблюдавшими многіе

обряды христіанскіе; эти народы сделались действитедьными

поклонниками исламизма уже в конце XVIII столетія.

Первыя рурскія поселенія на равнине по северную сторону Кавказа

возникли в 1770 году, без содействія правительства; русскіе выходцы

основали несколько сел и множество хуторов, и жили там, не подвергаясь

ни переписям по ревизіям, ни плате государственных повинностей. Между

тем, для прикрытія восточной части Кавказской области, приступили в 1777

году к устройству, в степи между Тереком и Доном, Моздоко-Азовской линіи,

состоявшей из укрепленій, занятых небольшими гарнизонами; а чтобы

усилить линію, начали с 1780 года селить на ней государственных крестьян.

С 1791 года возникли и по реке Кубани первыя наши казачьи станицы и

поселенія.

Одновременно с тем, стали жаловать землями в кавказской области

частных людей. К сожаленію, вместе с пустопорожними землями, были

раздаваемы и заселенныя, что не только остановило колонизацію края, но

подало повод к бунтам песеленцев, до того времени бывших свободными, и

к другим безпорядкам : таким образом были пожалованы значительные

участки Каспійскаго при-

277

брежья, с образовавшимися на них поселеніями, Всеволожскому и графу

Александру Романовичу Воронцову, (который продал свой участок генерал-маіору

Бекетову), что лишило кизлярских казаков и прибрежных туземцев возможности

пользоваться рыбными ловлями, составлявшими единственное средство к их

пропитанію, и обратило рыбный іфомысел в монополію. ІЬшератор Александр,

(как мы уже имели случай сказать), отчасти исправил это важное неудобство,

ограничив права некоторых из владельцев пожалованных земель; тем неменее

однакоже переписка об этом деле длилась около 60-ти дет, пока, наконец, в 1855

году, казна, довольно дорогою ценою, пріобрела участок Всеволожских.

Император Александр I, переставь, с самаго начала своего царствованія,

жаловать частных лиц населенными землями, разсеял опасенія свободных

поселенцев, и тем способствовал колонизации северных предгорій Кавказскаго

хребта. В 1801 году, крепостные люди составляли около 25% всего населенія этой

страны, а в 1801 году только 7%.

При восшествіи на престол Императора Александра, Терская линія была доведена

до устья Малки; а на Кубани начинали селиться бывшіе запорожцы и другіе

казаки; обе линіи, Терская и Кубанская, были разобщены значительным

пространством, обитаемым независимыми племенами, которыя могли

производить неожиданно набеги в равнину. В двадцати-пятилетіе царствованія

Александра, Кавказская линія была совершенно окончена, всего на протяженіи

более тысячи верст: казачьи поселенія достигли верховій Кубани, Малки и Терека,

устроено несколько передовых кордон-

278

ных лиши и значительно обезиечена военно-грузинская дорога неренесеніем с

праваго берега Терека на левый. По прикрытіи обширной плоскости, лежащей к

северу от Кавказа, можно было перенести театр действій за Кубань и Терек и

перейти от обороны к наступленію, что и было началом періода нашей борьбы с

горцами, окончившегося еовершенным покореніем Кавказскаіо края (*).

пае-isoi. В конце царствованія Екатерины II, русскія войска, под начальством

графа Валеріана Зубова, посданныя на защиту Грузіи против Персіян, заняли

Кубу, Баку, Шемаху, Ганжу и перешли чрез Аракс; уже им был открыть путь к

Тегерану, но едва лишь взошел на престол Иыператор Павел, как последовало

повеленіе нашим войскам — немедленно возвратиться в свои пределы. Тем не

менее однако-же безвыходное положеніе Грузіи, волнуемой внутренними смутами

и разоряемой соседями, заставило царя Георгія XIII (Иракліевича) настоятельно

просить Императора Павла о принятіи Грузіи в подданство Россіи. По смертиже

Георгія, в 1800 году, хотя и назначен был правителем этой страны старшій сын его,

царевич Давид,4 генерал-лейтенант русской арміи, однакоже, вслед за тем,

ыанифестом от 18 января 1801 года, Грузинское царство „на вечныя времена"

присоединено к Россіи (2). Таким образом, вместо того, чтобы ограничиться

усиленіем Кавказской линіи, вступить с горцами в мирныя сношенія, защищать их

от азіятских держав и пріобрести в УТИХ народах преграду от враждебных

покушевій Турціи и Персіи, мы, силою об-

279

стоятельств, были j влечены за Кавказ и для сію- isoi. койнаго обладанія

Закавказьем принуждены вести многодетнюю войну с кавказскими горцами.

Император Александр I, прежде принятія решительных мер для утвержденія в

Грузіи своего владычества, желал знать мненіе опытных государственных людей о

выгодах и неудобствах, сопряженных с приеоединеніем Закавказья. Граф

Валеріан Александрович Зубов, который вел войну в этой стране и знал хорошо

все тамошнія обстоятельства, полагал, что охраненіе наших границ от набегов

диких горских племен и долг человеколюбія к народу, искавшему наше

покровительство, обязывали Россійскаго Монарха принять Грузію под свою

державу. По его ыненію, Грузины иыели полное право надеяться на защиту Россіи,

и в особенности после обещаній, им данных нашим правительством. Дело о

присоединеніи Грузіи, будучи внесено в непременный (Государственный) Совет

было решено в такомъже духе: совет счел полезным пріобресть Грузію, как для

пользы ея жителей, угнетаемых своими владетелями, так и для спокойствія

собственных границ Россіи (3).

Император Александр все еще колебался в решеніи вопроса о присоединеніи

Грузіи и вторично поручил его разсмотреть Государственному Совету, которому

при сем было заявлено : „о крайнем отвращеніи Е. И. В. принять это царство в

подданство Россіи, почитая несправедливым присвоеніе чужой земли." Совет

остался при прежнем своем мненіи, основываясь: во 1-х, на изъявленном всеми

жителями желаніи —быть россійскими подданными, и во 2-х, на следствіях,

которыя могло иметь оставленіе Грузіи в том по-

280

i8oi. ложеніи, в коем она находилась при кончине царя Георгія Иракліевича (4).

Государь, на этот ряя. согласясь с мненіем Совета, повелел генерал-лейтенанту

Кноррингу отправиться в Грузію, чтобы УДОСТОВЕРИТЬСЯ в необходимости и пользе

присоединенія сей страны к Имперіи (5).

Действительно, Грузія и вообще Закавказье находились в бедственном положеніи:

князья угнетали народ и присвоили себе право располагать произвольно

имуществом и жизнью своих крестьян; многочисленные члены царских фамилій

потворствовали этим безпорядкам и враждовали между собою, a извне эта страна

подвергалась безпрестанно вторженіям горцев, Персіян и Турок (6).

Уже по отъезде Кнорринга, при обсужденіи вопроса о Закавказье, в

неоффиціальном комитете, молодыми сотрудниками Государя, граф Кочубей

подал голос против присоединенія Грузіи: по словам его, „желавіе ея жителей

находиться в россійском подданстве было весьма сомнительно;" что-же касается

до притесненій, коим они подвергались, то для защиты Грузин было достаточно

покровительства Россіи, которое не требовало значительных пожертвованій :

небольшое число войск, употребленное к достиженію этой цели, могло быть

содержимо на счет страны. По мненію графа Кочубея, Совет преувеличивал

доходы Грузіи, страны, населенной скудно и необладавшей никакою

промышленностью; из всех имеющихся документов оказывалось, что тамошніе

рудники, в продолженіи трех-летней разработки, доставили не более 90,000

рублей. Что-же касается донесеній Кнорринга о богатстве страны, то они, по

мненію Кочубея, были внушены желаніем угодить Го-

281

сударю. Прочіе сотрудники Государя также пола- ші. гали, что следовало

совершенно отказаться от обладанія сим кюаем (7).

Несмотря однакоже на то, ІЬгаератор Александр последовал решенію Совета. По

манифесту 12 сентября 1801 года, опреде.іены правила внутренняго управленія

Грузіи (8), страны, заключавшей в себе, на пространстве Л00 верст, от главнаго

Кавказскаго хребта до Эриванскаго ханства, и 280 верст, от рек Алазани и Джагара

до Имеретіи и туредких пашалыков, Ахалцыхскаго иКарскаго. около 160,000

жителей. Занесколько дней до изданія помянутаго манифеста, были также

приняты под покровительство Россіи ханства: Дербентское, Кубинское и

Бакинское (9).

9 апреля 1802 года, был торжественный въезд isœ. в Тифлис

главнокомандующаго в Грузіи, генерала Кнорринга (10) и управляющаго

гражданскою частью в сей стране, действительнаго статскаго советника

Коваленскаго. Восторг жителей, при встрече их, подавал самыя светлыя надежды,

но радость народа, непостояннаго, не могшаго отдать самому себе отчет в своих

желаніях, была непродолжительна. В мае того-же года, объявленіе манифеста об

управленіи Грузіи (п), вместе с устраненіем от участія в нем всех лиц грузинскаго

царскаго дома, возбудило неудовольствіе, которое еще более усилилось

приказаніем Кнорринга — арестовать несколько знатнейших князей, отказавшихся

присягать на подданство Россіи. Вслед за тем Кнорринг уехал в Георгіевск,

поручив начальство над войсками в Грузіи генералъмаіору Лазареву. В Тифлисе и

во всех областях Грузіи жители роптали и волновались; многіе из кахетинских

князей ушли к бежавшему в Эри-

282

iso-2 вань царевичу Александру. В довершеніе безіюрядка, Коваденскій

поссорился с Лазаревыми и перестал посеіцать главное унравленіе. Не было

нисуда, ни расправы.

Пользуясь этими неустройствами, бежавшіе из Тифлиса члены грузинскаго

царскаго дома готовили сильныя вооруженія против Русских в Имеретіи, Душете и

Эривани. Вгь то-;ке время, Лезгины продолжали обычные свои набеги, которым

грузинскіе князья нисколько не сопротивлялись, желая выказать безсиліе Русских.

Потеряв возможность грабить народ, как прежде, князья выражали свое

неудовольствіе на русское управленіе, говоря: „мы теперь сами крестьяне".

Наиболыпая-же опасность Лазареву грозила со стороны Персіи. Посланный

шахом из Тегерана Пир-Кули-Хан, нрибыв с десятью тысячами человек в

Нахичевань, направился к Шуше и предпринял идти к Белоканам, чтобы

соединиться там с Лезгинами и сторонниками царевича Александра и вторгнуться

в Кахетію, надеясь возбудить к возстанію жителей этой области. Но они

оставались в покое, ограничиваясь присягою на верность царевичу Іулону и

црошеніем на имя Государя о возстановленіи на престоле их царскаго рода, под

покровительстіюм Россіи. Генералы Тучков 2-й и Лазарев, действуя с

осторожностью и благораз уміем, заставили Кахетинцев отказаться от их

намеренія и обратиться к покорности. Напротив того, Коваленскій, не разбирая

правых с виноватыми, арестовал многих Грузин. Крутыя меры и злоупотребленія

Коваленскаго уничтожили доверіе туземцев к русскому правительству. Грузины

подвергались несносным оскорбленіям; чиновники и офицеры увозили их жен и

дочерей

283

и насильственно безчестили их (12). Бедные туземцы обращались с жалобами то к

одному, то к другому • из русских правителей, и ыигде не находили себе защиты.

Станем-ли после всего этого удивляться озлобленію людей, нривыкших к скорой,

хотя и невсегда безукоризненной, азіятской юстиціи?

Император Александру получив сведенія о всех безпорядках грузинскаго

управленія, отозвал Кнорринга и Коваленскаго и возложил на генерал-лейтенанта,

князя Циціанова, все обязаннусти, соединенныя с званіями инспектора Кавказской

линіи, астраханскаго военнаго губернатора и главноуправляющаго в Грузіи.

В Высочайшем рескрипте князю Циціанову заключалась полная программа

предстоявших ему действій. В этом замечательном документе, между прочим,

сказано, что „присоединяя Грузію к Россіи, Государь искал не удовлетвореніе

властолюбія и не собственныя пользы своей Имперіи, а спокойствіе народа,

волнуемаго внутренними и внешними смутами, издавна Россіи преданнаго и

заслужившаго ея участіе своею преданностью..." „Сверх общей справедливости —

писал Александр — вам предстоит убедить сей народ, что ни отдаленность его, ни

трудность сношеній с ним, не воспрепятствуют ему участвовать в благости

россійскаго управленія, и что, вверив свою судьбу Россіи, он никогда не будет

иметь причин раскаяваться..." Повелев Циціанову неотлагательно удовлетворить

все справедливыя жалобы туземцев на его предместника, Государь писал: „...Если

заключеніе карталинских князей не имело никакого другаго повода, кроме

вынужденія от них присяги, то вы сами почувствуете, как подобное сред-

284

1802. ство противно предположенной цели, и немедленно их освободите,

приняв меры предосторожности на случай каких-либо их покушеній лротив

настоящаго образа правленія..." Повелено было также привести в

известность доходы Грузіи, По словам Государя: „...хотя устроеніе

грузинскаго народа соделалось предметом!» попеченія правительства,

однако-же не слЬд^ет,. чтобы тяжесть сего управленія пала единственно на

Россію." Наконец, было предписано выслать из Грузіи в Россію всех лиц

грузинскаго царскаго дома, издавна подававших поводы к крамолам и

смутам (13).

Князь Павел Дмитріевич Циціанов, во всех отношеніях, был достоин доверія

Государя. Потомок карталинских владетелей, он с детства был записан на

службу в Преображенскій полк, и, под надзором отца своего, изучал

военныя науки, что не мешало ему заниматься • и литературою, в

особенности-же переводами с французскаго на русскій язык военных

сочиненій. В 1788 году, Циціанов, полковник и командир С.-Петербургскаго

гренадерскаго полка, отличился при отбитіи сильной вылазки Турок под

Хотином и заслужил похвалу Румянцова, предрекшаго в нем отличнаго

генерала. Последующія за тем действія Циціанова доставили ему такую

известность, что когда его произвели в генерал-маіоры и ему пришлось, по

новому росиисанію, ехать на Кавказскую линію, Императрица Екатерина

оставила своего генерала при С.-Петербургском полку, в Гродне. В

продолженіи возстанія Польши в 1794 году, он действовал столь-же

решительно, сколь и удачно; Суворов, в одном из своих приказов,

предписывалъвойскам: „сражаться так, как сражается храбрый генерал

Циціанов». В 1796

285

году, князь Циціанов, по выбору самой Импера- іт. трицы, отправился, под

начальством графа Зубова, в Закавказье и провел последніе месяпы этого года и

почти весь следующій в званіи бакинскаго коменданта. Находясь в Баку, он

сдружился с Гуссейн-Кули-Ханом (в последствіи виновником его смерти).

Разстроенное здоровье Циціанова заставило его выдти в отставку, но Император

Александр I снова принял его в службу, назначил экспедитором по военной части

в канцелярію непременнаго совета и 15 сентября 1801 года, в день коронаціи,

произвел в генералълейтенанты, со старпшнством, в сравненіи с сверстниками, с

14 февраля 1798 года. Назначеніе князя Циціанова главнокомандующий, в

Закавказье открыло ему, хотя и кратковременное, но блистательное поприще.

Прежняя служба в этой стране ознакомила его с положеніем дел и дала ему

возможность узнать людей, с которыми довелось иметь дело, что обнаружилось

из его отзыва к министру иностранных дел, графу Воронцову. По мненію

Циціанова: „Ших-Али-хан дербентскій и кубинскій был властолюбив, предпріилчив,

довольно храбр и стремился к новым пріобретеніям. Связи его с Мегдіем,

шамхалом тарковским, искренни, как по родству с ним, так еще более по тому, что

шамхал прост и не может препятствовать видам дербентскаго владетеля.

Напротив того, Ших-Али-Хан недоброжелательствует казыкумыцкому хану

Оурхаю, одному из храбрейших и сильнеиших дагестанских владельцев. Польза

Россіи требовала ослаблять Ших - Али - Хана, покровительствовать имеющаго

притязанія на Дербента Агу-Али-бека и, по возможности, стараться ввести

гарнизон в Дербента и

286

1802. назначить туда менее предпріимчиваго владетеля. Бакинскій и талышинскій

ханы оба ничтожны: „о свойствах последняго — писал Циціанов—говорить нечего,

потому что, сравнив его с бабою, о нем все сказано". Для русскаго правительства

было выгодно оставить на месте, по прежнему, бакинскаго хана; талышинскій

также не мог — ни принести нам пользы, ни причинить вреда. Ширванскій хан

Мустафа, по мненію князя Циціанова, был храбр, лукав, умерен в расходах,

страстен к охоте, славолюбив, предпріимчив и довольно искусен в военном деле.

Он находился в сношеніях съаварским ханом и с карабахскими владетелями, и

мог-бы принести пользу Россіи, еслибы не питал к нам непримиримой вражды.

Впрочем, он, как обладатель Шемахи, всегда имеет возможность вредить русской.

торговле на Каспійском море. Сурхай-Хан казыкумыцкій весьма храбр, уважаем во

всем Дагестане, осторожен и непримиримый враг христіан. Его следовало

привлечь в подданство Россіи, хотябы для этого пришлось пожертвовать

некоторою денежною суммою" (14).

По прибытіи в Георгіевск, князь Циціанов приступить к переговорам с явившимися

туда, по призыву Кнорринга, уполномоченными ханов и горских племен, для

заключенія с ними общаго договора, имевшаго целью огражденіе безопасности

натпих владеній и русской торговли с Персіею от грабежей и неумеренно

взимаемых пошлин. Средством к тому считали образованіе федеративнаго союза

закавказских владетелей и народов, под покровительством Россіи. Но сам

Циціанов полагал, что подданство нашему правительству не могло удеригать их от

хищничес/ива

__ 287

и притесненія торговли. „Все они враждуют между ш. собою — писад он. — В Азіи

политика есть — сила; лучшая добродетель владельца — храбрость, способы

для найма войск — деньги. И так, чем беднее, тем покойнее" (15). Едва лишь, в

конце декабря 1802 года, был заключен помянутый договор, как возникли жалобы

и просьбы корыстодюбивых владельцев. Но князь Циціаков, противник введенной

до него системы денежных выдач, полагал, что единственная польза от

содержанія на жалованье закавказских владетелей ограничивалась возможностью

наказывать их за дурные поступки удержаніем положеннаго им жалованья. Не

подлежало ни малейшему сомненію, что наше правительство, раздавая деньги за

Кавказом, не пріобретало ни преданности тузещев, ни ручательства в соблюденіи

принесенной ими присяги (16).

Князь Циціанов, пользуясь предложеніем дербентскаго хана, просившаго об

оказаніи ему помощи русскими войсками, намеревался ввести гарнизоны в

Дербента и другіе приморскіе пункты. Император Александр желал знать мненіе о

семь предмете графа Зубова, который полагал, что занят всех прибрежных Каспію

городов было преждевременно; но для окончательнаго решенія считал

необходимым иметь точныя сведенія: о числе нужных к тому войск, о средствах к

их продовольствію, об устройстве и управленіи занятых пунктов. По мненію графа

Зубова, такая экспедиція, требуя значительных приготовлены, не могла быть

предпринята прежде мая 1804 года. К тому-же занятіе Дербента и ослабленіе

тамошняго хана подорвали-бы доверіе горских владетелей к русскому

правительству (17). Граф Але-

288

1802-1804. ксандр Ромаыович Воронцов, вообще возставая протіш военных предпріятій,

старался отклонить Государя от иокушеній на занятіе Прикаспійской страны (18).

Имнератор Александр, приняв в уваженіе эти мненія, повелел отлолшть до 1804 года

предположенный князем Циціановым действія, но предоставил ему распоряжаться,

сообразно обстоятельствам, по собственному его усмотренію (ш).

Между тем князь Циціанов, прибыв в Тифлис, 1-го февраля 1803 года, убедился в

необходимости высылки в Россію лиц бьтвшаго владетельнаго грузинскаго дома. 19-го

февраля, царевичи Вахтанг Иракліевич и Давид Георгіевич были } везены из Тифлиса по

владикавказской дорог!;. Это распоряженіе побудило к бегству нескольких грузинских

князей, а в ночь с 24-го на 25-е февраля ушел из Тифлиса царевич Теюіураз. Царевичи

іулон и Парнаос, оставаясь в ІЪіеретіи, льстили себя надеждою возстановленія в Грузіи

прежних властителей, и не смотря на настойчивыя требованія князя Циціанова,

отказывались ехать в Тифлис.

Тогда-же князь Циціаыов получил сведеніе о намереніи вдовы царя Георгія, царицы

Маріи, бежать из Тифлиса со всем своим семейством. Как все настоянія о выезде ея в

Россію оставались напрасны, то Циціанов приказал генералъмаіору Лазареву вывезти ее

силою. Но едва лишь Лазарев подошел к царице и стал уговаривать ее, чтобы она

исполнила распоряженіе правительства, как поражен был скрытым у ней кинжалом и пал

мертв у дверей ея комнаты. В тотъже день, 19-го апреля, она была отправлена, под

стражею, по дороге в Владикавказ, и далее в

289

Воронеж, и заключена в монастырь, где остава- івоз. лась восемь лет, а потом, в

1811 году, по просьбе сына ея Михаила, получила от Государя дозволеніе жить в

Москве(20).

В начале 1803 года, носились в Тифлисе слухи о иредстоявшем вторженіи в

Грузію джаробелоканских Лезгин, усиленных дагестанскими скопищами, под

общим начальством царевича Александра. Желая предупредить непріятеля, князь

Циціанов выслал генерал-маіора Гулякова с отрядом к реке Алазани и далее в

Джарскую область. 2-го марта, Гуляков, с тремя баталіонами, восемью орудіями,

двумя казачьими сотнями и пятитыеячным тузеыным ополченіем(21), выступил к

Алазани, переправился чрез эту реку и 8-го марта взял приступом селеніе

Белоканы, что заставило джарцев вступить с ним в переговоры. Генерал Гуляков

потребовал от жителей области, чтобы они покорились Россіи и выдали царевича

Александра; но он между тем ушел в Карабах. По занятіи русскими войсками

селенія Чар (Джар), жители окрестной страны изъявили готовность поступить в

подданство Россіи и обязались платить дань шелком, ежегодно по двести пудов

(22). Конечно— такія обязательства были действительны только до тех пор, пока их

поддерживала сила, и по тому Циціанов счел нужным построить на Алазани, при

броде Урдо, укрепленіе. под названіем Александровскаго редута, и занять его

одним баталіоном Кавказскаго гренадерскаго полка (23).

Получив рапорт князя Циціанова о покореніи Джаро-белоканской области,

Император Александр писал ему:

„Донесете ваше, от 18-го апреля, здесь 7-го

19

290

1803. мая полученное, известило меня об успешном окончаніи предпріятія

вашего на Чарскую область. Удовольствіе мое за возвращеніе сей древней

собственности царства грузинскаго, ныне оружіем россійским паки к оному

присоединенной, тем для меня пріятнее вам изъявить, что благоразумным

распорял^еніем вашим учинено сіе завоеваніе с столь малою с нашей

стороны потерею и предупреждены гибель жителей и разореніе их селеній.

Я надеюсь, что грузинскія войска будут впредь воздерживаться от

свирепства овладевшаго ими при взятіи Белокан, и что научатся они от

Россіян, новых их соотчичей, поражая воюющаго непріятеля, миловать его

по покореніи" (24).

В том-же году, были открыты переговоры с бакинским ханом о подданстве

его русскому правительству, но вероломный хан, обещав покориться Россіи,

нарушила данное им слово. Князь Циціанов, не имея достаточных сил для

покоренія бакинской области, отложил на время это предпріятіе (25).

Император Александр, следуя божественному ученію — воздавать за зло

добром, не обращал вниманія на недобросовестные поступки закавказских

владетелей и могучим покровительством своим спасал слабых от

притесненія сильных: так, по настоянію русскаго правительства, после

продолжительных переговоров с имеретинским царем Саломоном, был

освобожден томившійся в заключеніи целые десять лет, царевич

Константин, сын бывшаго царя Давида.

Исполняя волю Государя, князь Циціанов обратил вниманіе на управленіе

страны. Одним из главных предметов его заботливости было улучшеніе

путей, и в особенности важнейшаго сообще-

291

нія между Тифлисом и Владикавказом, соединяю- івоз. щаго Грузію с Кавказскою

линіей. Но представленному проекту, надлежало, для обезпеченія работ на этом

пути, построить шесть укрепленій; главное-же затрудненіе в сооруженіи прочной

дороги чрез кавказскія ущелья и чрез кайшаурскую гору до Душета заключалось в

том, чтобы исполнить все работы в теченіи 6-ти весенних и осенних месяцев; в

противном случае, разлитіе Терека, с іюня до половины августа, могло уничтожить

весь труд до основанія. Для исполненія составленнаго проекта, было необходимо

200,000 рублей, но, неговоря уже о предстоявших в будущем видах развитія

торговли, правительство , устроив помянутую дорогу, немедленно сократило-бы

издержки на доставку из Моздока в Тифлис артиллерійских снарядов и аммуниціи,

ежегодно требовавшую не менее 50,000 рублей. Представляя все эти соображенія

на Высочайшее усмотреніе, князь Циціанов просил о дозволеніи назвать

предположенный труд именем „Александрова пути." Император Александр,

считая, по тогдашнему состоянію государственных финансов неудобным

исполнить эти работы, „повелел отложить их до другаго времени. В заключеніе

рескрипта, сказано:— „одобряя сей план вообще, я одно только именованіе сего

пути, с позволенія вашего, отменяю" (26).

Обладавшій многосторонними сведеніями, знавшій цену просвещенія, князь

Циціанов не мог оставаться равнодушным свидетелем невежества в стране,

вверенной его управленію. Еще 22 сентября 1802 года, Коваленскій доносил

Кноррингу об учрежденіи в Тифлисе школы для желающих учиться, крторых тогда-

же оказалось сорок пять.

292

M»». Программа ученія была составлена весьма широко: грубых, ничего не

знавших мальчиков задумали учить не только грамоте, но и математике,

географіи, исторіи, и проч. Рядом с азбукою и складами набивали их головы

геометрическими фигурами. Преподавателями служили канцелярскіе чиновники,

не имевшіе ни малейшаго понятія о педагогии. За то — навели в школе большую

тетрадь правил для учителей и учащихся. Следствіем такого порядка дел было то,

что как те, так и другіе, перестали ходить в школу, и существоваше ея

прекратилось. Князь Циціанов, понимавши потребности страны, поступил иначе: в

новом училище, им основанном, преподавание ограничивалось изученіем русскаго

и грузинскаго языков; лучшіе-же ученики, пріобрев эти начальныя сведенія, были

отправляемы, для довершенія своего образованія, в московскій университетскій

пансіон (27). Вновь учрежденное училище получило в распоряжение типографію,

заведенную в Тифлисе грузинским царем Иракліем.

Как устройство удобнаго сообщенія Грузіи с Россіею требовало много времени, а

между тем доставка одежды и обуви для войск, стоявших в Закавказье,

обходилась весьма дорого, то князь Циціанов предполагал, для обмундированія

нижних чинов, завести в Тифлисе суконную и кожевенную фабрики, на которых

могли-^бы обучаться мастерствам ученики из туземцев, и таким образом, со-

временем, распространились-бы суконное и кожевенное производства (28).

Одною из важнейших забот князя Циціанова было принятіе мер для прекращенія

чумы, появившейся в Грузіи еще до прибытія его в Тифлис. Невежество туземцев

затрудняло дей-

293

ствительность обычных средств против сей страш- іт ной болезви; тем не

менее однако-же она прекратилась, вместе с наступленіем зимы, в конце 1803

года (29).

Во время переговоров об освобождены царевича Константина, владетельный

князь Мингреліи, Дадіан, теснимый своим соседом имеретинским царем

Саломоном, писал к князю Циціанову, изъявляя желаніе состоять нод

покровительством и въподданстве Россіи. Циціанов, донося о том Государю,

изложил выгоды занятія опустошенной, но богатой природными произвеленіями

Мингреліи, и получив соизволеніе Императора Александра на открыті е

переговоров с князем Дадіаном, объявил ему условія, на которых его страна могла

поступить под русскую державу. Князь Циціанов требовал, чтобы мингрельскій

владетель прислал грамату на подданство Россіи, и обязался поставлять за

определенную плату провіаат и фураж для полутора тысячи человек русских

войск, долженствовавших охранять его область. Что-же касается до внутренняго

управленія страны, то оно, по прежнему, предоставлялось князю Дадіану, за

исключеніем однако-же смертной казни, нетерпимой в Россіи. На все эти условія

последовало согласіе Дадіана, и затруднялся он только тем, как поступать с

убійцами и другими важными преступниками. „Доселе — писал он — у нас,

сообразно, законам Моисея, казнили смертью, отрубали руки и ноги, выкалывали

глаза, да и нет у нас отдаленных мест, подобных вашей Сибири, куда моглибы мы

удалять преступников." Для убежденія-же в своей искренней преданности

русскому правительстку, он предложил сам прислать своего сына, в качестве ама-

294

ьоз. цата, в Тифлис. Император Александр, получив донесеніе о том князя

Циціанова, повелел: „Дадіанова сына отправить в Россію, не в качестве аманата, а

в знак особеннаго Высочайшаго благоволенія, с тою целью, чтобы он, получив

приличное его роду воспитаніе, могъ[пройти с честію и славою поприще, открытое

всем русским подданным." В начале декабря 1808 года, князь Дадіан и все

мингрельскіе жители присягнули на подданство Россіи. Тогда-же, непосредственно

после присяги, Дадіан возложил на себя пожалованные ему знаки ордена Св.

Александра Невскаго. Князь Циціанов удостоился получить такую-же награду (30).

Царь имеретинскій Саломон также изъявил желаніе вступить с нашим

правительством в переговоры о принятіи его в подданство Россіи, и с этою целыо

отправил князя Леонидзе в Петербург, к Императору Александру, с письмом, в

котором изложены были его просьбы. Но в поступках его обнаружилось обычное

азіятским владельцам двуличіе: одновременно с порученіем, данным князю

Леонидзе, Саломон послал другаго агента в Константинополь, домогаясь о защите

против Русских, которые, по словам его, угрожали ему непріязненными

действіями. Самое покровительство Россіи он хотел пріобресть не для защиты

собственных владеній, а для угнетенія своих соседей. Узнав, что Дадіан искал

поступить в подданство русскаго „правительства, Саломон советовал ему

оставить это намереніе, предлагая свою дружбу; когда-же Дадіан не последовал

его совету, он стал собирать войска, для возобновленія действій против

Ыингреліи, и перехватывая посланных от Дадіана к князю Циціанову, поступал с

ними жестоко (31).

295

Император Александр, убедясь в коварстве царя Саломона, повелел отправить

его посланца обратно в Тифлис и предписал князю Циціанову немедленно

приступить к покоренію Имеретіи, остерегаясь однакоже нарушить

неприкосновенность соседственных с нею владеній Оттоманской Порты, а за тем

уже занять Баку и Сальян: совершив эти предпріятія и соединив удобными

сообщеніями моря Черное и Каспійское, можно было — по мненію Государя —

открыть новые пути нашей торговле (32). Но как в это время уже были окончены

все приготовленія для похода в Ганжу, то князь Циціанов отложил, до совершенія

этой экспедиціи, действія против Имеретіи, и назначенные туда два полка обратил

к Ганже.

Главною причиною, побуждавшею князя Циціанова предпринять покореніе Ганжи,

было то, чтобы, при движеніи наших войск к бакинской крепости, не оставлять у

них в тылу безпокойное скопище ганжинцев. Во времена грузинской царицы

Тамары, Ганжа с окрестного страною принадлежала Грузіи и в последнюю войну

Россіи с Персіей, при Императрице Екатерине, была занята нашими войсками и

присягнула на подданство Россійской Имперіи. Когда-же Циціанов потребовал от

ганжинскаго хана в заложники его сына, коварный Джават отвечал, что он не

смеет прислать своего сына в Тифлис, опасаясь персидскаго шаха. К тому-же

ганжинцы производили безпрестанные разбои и незадолго пред тем, ограбив

тифлисских купцов, не помышляли о возвращении захваченных у них товаров (33).

Отряд, назначенный для экспедиціи в Ганжу, состоял из шести баталіонов и трех

эскадронов (34). Один из бывших в нем полков,

296

Севастопольскій, пришедший за несколько дней neред тем в Грузію, по

объявленію его командира, находился в плохом состояніи: солдаты его никогда не

слышали свиста пуль, не умели ходить, и сделав переход в 15 верст, уставали и

падали. Но экспедиція в Гашку подтвердила давно йзвестную истину, что

посредственныя войска, под начальством хорошаго генерала, могут совершать

геройскіе подвиги.

Отряд, собравшись близ Тифлиса, выступил, под личным начальством Циціанова,

22 ноября 1803 года, по дороге к Ганже, и прибыль, 28-го, в Шамшадиль. На

следующій день, князь Циціанов, прійдя в Шамхор, отправил письмо Джават-хану,

требуя сдачи крепости. Джават отвечал высокомерньга отказом: „...вы гордитесь

своими пушками — писал он — и я также, по благости Божіей, могу дать отпор не

меньшими пушками.. Ваши пушки в один аршин, а мои в четыре; победа зависит

от Божіей власти... Где это видано, чтобы вы были храбрее персіян?" и проч. (35).

После такого ответа, оставалось прибегнуть к силе. 2 декабря, русскія войска

овладели предместьями и обложили крепость. Потеря непріятеля убитыми

простиралась до 250 человек, а с нашей стороны убито и ранено 88 человек. В

тотъже день обложена крепость, устроены батареи и открыто бомбардированіе

(36). В продолженіи целаго месяца, князь Циціанов вел переговоры с Джават-ханом

о безусловном покореніи Ганжи, и наконец репшлся штурмовать крепость.

„Позднее время года, умноженіе больных и недостаток фуража, а при всем том

небывалое дело длянепобедимых войск Вашего Императорскаго Величества, чтоб

отступить от крепости, не взяв ее,

297

поставили меня в обязанность прибегнуть к штурму"—писал Государю Циціанов.—

8-го января, после кровопролитнаго приступа, русскіе овладели Ганжею.

Множество защитников крепости пали жертвою упорства Джавата, который сам,

вместе с одним из своих сыновей, был убит. Женщины, в числе более восьми

тысяч, и дети не только спаслись от гибели, но были отпущены, по приказанію

князя Циціанова, что возбудило удивленіе азіятцев, не привыкших к такому

человеколюбивому обращенію. Урон русских войск не нревосходил 250 человек

(37). В числе офицеров, особенно отличившихся при штурме креиости.был Л.-Гв.

Преображенскаго полка поручик (в последствіи фельдмаршал), граф Вороицов.

Получив сведеніе Циціанова о взятіи Ганжи, Импецатор Александр произвел его в

генералъот инфантеріи (38), но ото не удовлетворило честолюбиваго воина,

надеявшагося получить орден Св. Георгія 2-го класса. По представление

Циціанова, крепость, покоренная русским оружіем, получила и русское имя:

„Елисаветполь".

Паденіе Ганжи, считавшейся сильнейшею твердынею Адербиджана, блло

громовым ударом для всех закавказских владетелей. Царь Саломон, узнав о том,

а равно о движеніи Ііавказскаго гренадерскаго полка к имеретинской границе и

предстоявшем вскоре прибытіи Циціанова в Сурам, снова обратился к его

покровительству и предложил покориться, если только его удостоверят, что он

останется царем Имеретіи. Главнокомандующій, с своей стороны, потребовал,

чтобы царь прислал в Сурам князя Церетели, с поздравленіем о взятіи Ганжи и с

полномочіем на ведете переговоров. По мненію князя Циціанова, оставленіе на

298

i8w. мнимом царстве прежних владетелей, в совершенном подданстве и на

выгодных для Россіи условіях, было весьма полезно, потому что, при таком

способе действій, сберегались издержки, сопряженныя с учрежденіем

русскаго управленія. Царь Саломон, исполняя требованіе

главнокомандующего, прислал в Гори, где тогда находилась наша главная

квартира, князя Церетели, с большою свитою. В письме, доставленном им,

Саломон упрекал князя Циціанова в том, что „он не швестил его о столь

знаменитой победе, в коей, по единоверію и по преданности к Роесіи, он

принимает живое участіе". Что-же касается до переговоров, то главною

помехою их успеха было требованіе Циціанова о возвращеніи Дадіану

отнятой у него Саломоном Лечгумской области. Решеніе спора об этой

земле межд^ имеретинским и мингрельским владетелями было весьма

затруднительно: оба они предъявляли равно сомнительныя доказательства

на право владенія Лечгумом. Поездка графа Воронцова, вместе с

посланцами царя Саломона, в Кутаис, не имела успеха; князь Циціанов уже

готовился идти с войсками в Имеретію. но желая испытать последнее

средство к мирному покоренію этой страны, согласился прибыть, для

свиданія с Саломоном, на грузинскую границу. Переговоры, происходившіе

16 (28) апреля, не повели ни к чему, но едва лишь русскія войска перешлп

чрез границу, как малодушный имеретинскій владетель изъявил готовность

покориться и 25 апреля (7 мая) присягнул „на вечное и верное рабство

'Россійской Державе", согласился принять в Кутаис наши войска, доставлять

им провіант и фураж, повиноваться русским властям и оставить

враждебныя

299

покушенія на Мингрелію. С своей стороны, царь іт. Саломон просил о сохраненіи

ему и его потомству, а за недостатком прямых наследников — царевичу

Константину Давидовичу; прав на царство имеретинское. Совершив присягу,

Саломон получил орден Св. Александра Невскаго (39). Чтоже-касается до спорнаго

Лечгумскаго округа, то это дело было оставлено до пріезда имеретинской

депутаціи, посланной в Петербург, где воля Государя долженствовала решить все

сомнительные вопросы; а для соглашенія между царем Саломоном и князем

Дадіаном, до прибытія в их владенія полка из Крыма, был командирован в Кутаис

статскій советник Литвинов (40).

Поведеніе царя Саломона, и после присяги его на подданство Россіи, было

двулично. Он находился в безпрестанных сношеніях с персидским шахом Баба-

ханом и с Оттоманскою Портою и распускал ложные слухи об истребленіи

Русских, о смерти князя Циціанова, и проч. (41). По свидетельству Дадіана,

Саломон склонял его к возстанію против русскаго правительства; когда же

последовала внезапная смерть Дадіана, имеретинскій царь подвергся подозренію

в его отравленіи (42). Впрочем - по мненію князя Циціанова — „оба они были

одинаковой верности, но Дадіан, по слабости своей, покорнее" (43). Для

утвержденія господства Россіи над вновь пріобретенным прибрежьем Чернаго

моря, надлежало содержать там некоторую часть войск, при чем снабженіе их

военными и жизненными припасами представляло важныя затрудненія. Доставка-

же туда всего нужнаго из черноморских портов была возможна только в таком

случае, еслибы мы имели на мингрельском берегу удобную гавань, для склада за-

300

1801. пасов и для высадки войск. Турецкая крепость Поти, при устье Ріона, могла

принести нам большую пользу, но занятіе силою этого пункта подвергало нас

столкновенію с Турками, чего мы тогда всячески избегали, и по тому, для

пріобретенія Поти, предполагалось войти в сношенія с турецким комендантом

крепости, либо побудить мингрелщев к нападенію на тамошній гарнизон, и

воспользоваться их успехом. Но как все такія средства оказались

неудовлетворительными, то приступили к возведенію новаго укрепленія при устье

реки Хопи (44).

Покореніе князем Циціановым Ганжи имело важныя нолитическія последствія.

Почти все ханства, к востоку от Грузіи, изъявили покорность Россіи; с другой

стороны — не только Имеретія и Мингрелія, но и владетели Абхазіи искали ея

покровительства. Все эго возбудило опасенія и неприязнь властителя Персіи

Баба-хана. Весною 1804 года, дошли до нашей главной квартиры слухи о сборе

сорока тысяч человек персидских войск у Тавриса, куда прибыли сын Баба-хана,

Аббасълшрза и грузинскій царевич Александр. Еще в начале года, эриванскій хан

изъявил намереніе вступить в подданство Россіи, но в действительности желал

сделаться}независимым владетелем, и с этою целыо, известив князя Циціанова о

предстоявшем прибытіи Ваба-хана с сильною арміей, стал усиливать укрепленія

своего города. Когда-же Баба-хан дерзко потребовал очищенія Грузіи от русских

войск, князь Циціанов не отвечал ему ни слова, а на письмо эриванскаго хана,

который вздумал стращать его гневом властителя Персіи, послал ответ, в коем,

между прочюі, было сказано: „Сим объявляется Мамад-

301

хану эриванскому, что на глупыя, дерзкія письма, Ш4. каково было ханское, с

прописаніем повеленія, словами льва, a делами телёнка, Баба-хана сардаря,

Русскіе привыкли отвечать штыками" (45). Имея в виду предупредить покушенія

Персіян на Закавказье, князь Циціанов решился идти к Эривани, покорить эту

крепость, и распространив господство Россіи до Аракса, пріобресть* надежную

границу с Персіею. Средства его были весьма ограничены, и по тому он мог

назначить в эту экспедицію только 3,400 человек пехоты и 1,200 человек кавалеріи

с 12 орудіями (46). Готовясь к движевію против непріятеля в десять раз

сильнейшаго, князь Циціанов дал посланцу эриванскаго хана, на память, записку,

в коей, между прочим, было сказано:

„Я никогда не лгал, и в целый год моего пребыванія здесь, кажется, доказал, что

вывезу царскую фамилію, разорившую Грузію междоусобною войною — и вывез;

сказал, что покорю Джарскую провинцію — и покорил; сказал, что возьму Ганжу—

и взял; сказал, что введу в россійское подданство Мингрелію — и ввел. Говорю,

что то-же сделаю с Имеретіею — и сделаю *) ...Говорю, что Эривань заставлю

платить мне дань —и заставлю; говорю, что из Эривани возьму аманата — и

возьму. Я не словами стращаю, а штыками действую и делами доказываю..."

Поручив управленіе Грузіей генерал-лейтенанту, князю Волконскому, а оборону

страны от набегов лезгин — генерал-маіору, князю Орбеліяни, князь Циціанов, в

начале (в половине)

*) Записка послапцу хапа кручена еще до покорепія Имеретіи, нмеппо в феьрале 1804 года.

302

1804. іюня, выступил к Эривани, выслав двумя днями ранее вперед генерал-

ыаіора Тучкова 2-го с Кавказским гренадерским полком,

10 (22) іюня, Тучков, с своими гренадерами, поддержанными частью кавалеріи, с

8-ю орудіями, нодошел к позиціи у Гумры, на которой был расположен сильный

отряд Персіян и разбил их. Два дня спустя, князь Циціанов, с остальными

войсками, достигнув Гумры, отправил лишніе обозы и больных в Бомбахію. 15 (27)

іюня, поручив авангард генерал-маіору Портнягину, пехоту с артиллеріей Тучкову и

арріергард генерал-маіору Леонтьеву, главнокомандующій двипулся далее и

прибыль 19-го (1 іюля) к Эчміадзинскому монастырю; но утомленіе пехоты,

прошедшей в этот день 35 верст по безводной степи, заставило нас отложить

нападеніе на Персіян, занимавших монастырь. 20 іюня (2 іюля), когда русская

войска готовились к бою, получено было известіе о прибытіи к Эчшадзину Аббаса-

мирзы с 20-ю тысячами человек. Построив вагенбург и оставя для охраненія его

один баталіон Саратовскаго полка, князь Циціанов приблизился к Эчміадзину, но

заметив обходное движете непріятеля, угрожавшаго окрылить оба наши фланга,

остановил войска и расположил их в несколько каре. Аббас-мирза атаковал нашу

позицію и был отражен удачным действіем русской артиллеріи. Обычная

стойкость нашей пехоты, отняв у Персіян надежду на успех, заставила их три дня

оставаться в бездействіи. Князь Циціанов, не желая напрасно терять людей при

взятіи крепкаго Эчміадзинскаго монастыря, обратился к Эривани, и 25 іюня (7

іюля) прибыль на реку Зангу, к деревне Кавагери. Между тем, Аббас-мирза, уси-

303___

лив свой корпус до 27 тысяч чедовек, оста- Ш4. вался по сю сторону Аракса, в

нескольких верстах от Эривани.

Князь Циціанов, простояв у Кавагери трое суток, для приведенія тамошняго заика

в оборонительное состояніе, устроил в нем вагенбург, и 30 іюня (12 іюля),

переправясь через Зангу, двинул пехоту, в четырех каре, против непріятеля и

выбил его из сильной поізиціи. Персіяне бежали чрез Эривань за Аракс, оставя

победителям в добычу весь свой лагерь, 7 фалконетов и 4 знамени. С нашей

стороны потеря была ничтожна (47).

В начале (в половине) іюля, князь Циціанов обложил Эривань. Сам Баба-хан,

узнав о пораженіи, понесенном его сыном, присоединился к нему с 15-ю тысячами

человек. Как только пришло о том чрез лазутчиков сведеніе в нашу главную

квартиру, князь Циціанов принял меры для отраженія непріятеля, не снимая

однако-же блокады крепости. 15 (27) іюля, на разсвете, Персіяне атаковали наш

малочисленный отряд, раздробленный на несколько постов; эриванскій гарнизон.

сделав вылазку, также принял участіе в деле. Сраженіе продолжалось целые

десять часов и окончилось совершенным пораженіем непріятеля; урон его одними

убитыми простирался до полуторы тысячи человек, а с нашей, стороны до 70-ти

убитыми и 120-ти ранеными (48). После сраженія, Персіяне заняли два отдельных

лагеря. Князь Циціанов, пользуясь этою ошибкою, решился напасть ночью на один

из лагерей и поручил исполненіе этого предпріятія шефу Нарвских драгун,

генерал-маіору Портнягину, с 900-ю человек и 6-ю орудіями (49). Нападеніе в ночи

на 24-е

1804 іюля, произведенное недостаточными силами, не имело успеха, но

храбрый Портнягин, атакованный несиетными полчищами, нанес им

чувствительный урон и возвратился к Эривани, потеряв убитыми и

ранеными всего 64 человека (50). ІІерсіяне, испытав силу русскаго оружія, не

отваживались предпринять что-либо для освобожденія крепости; но

положеніе князя Циціанова день - ото - дня делалось затруднительнее.

Жестокій зной изнурял войска; сообщеніе с Тифлисом было прервано и

доставка оттуда припасов прекратилась. Главнокомандующий, узнав о

выступленіи из Тифлиса к Эривани обоза с провіантом и о движеніи ему на

перерез к Караклису царевича Александра с 6-ю тысячами человек, выслал

на встречу обозу маіора Монтрезора, с 350-ю человеками пехоты и тремя

орудіями. Этот небольшой отряд, атакованный, 21 августа, всеми силами

царевича Александра, после упорной обороны, был истреблен. Сам

Монтрезор погиб (51). Обоз с провіантом был принужден остановиться у

Караклиса.

В таких обстоятельствах, князь Циціанов счел нужным собрать военный

совет из всех генералов и полковников, состоявших в отряде. На совете был

предложен вопрос : „штурмовать ли Эривань, или отступить." Из семи лиц,

призванных на совещаніе, только князь Циціанов и генерал Портнягин

предложили штурм; прочіеже были противнаго мненія: решено отступить

(52). Сняв осаду крепости, 4 (16) сентября, Циціанов на следующій день,

прибыл к Эчміадзину, а 15 (27) в Караклис, где дав четырех-суточный отдых

войскам, продолжал дальнейшее движеніе к Тифлису и пришел туда, 22

сентября.

Император Александр, получив донесете

305

князя Циціанова об отступленіи от Эривани, уд о- IW-ISOS. стоил его рескриптом, в

котором, между прочим, писал: „...Одно неудовольствіе, которое Я в сем

происшествіи имею, есть то огорченіе, в коем вы находитесь. Никто, конечно,

кроле вас, сравнивать не станет ироисшествія под Хотином бывшаго с настоящим

случаем, но многіе, без сомненія, отдавать всегда будут справедливость, как в

предпріимливости духа вашего., так и тому, что вы, с столь малыми силами,

многое в одну кампанію привели в действіе. Я желаю, чтобы сіе искреннее

изложеніе мыслей Моих успокоило вас и утвердило в поетоянном Моем к вам

благоволеніи..." Вместе с тем, Государь, вполне сознавая необходимость

покоренія Эривани, разрешил отправленіе из севастопольскаго порта в Мингрелію

Белевскаго мушкетерскаго полка с полуротою артиллеріи и выступленіе с

Кавказской линіи в Грузію шести рот Казанскаго и трех рот Вологодскаго полков,

двух рот артиллеріи и трех тысяч рекрут; кроме того, повелено послать туда-же

два полка донских казаков (53). Несмотря однако-же на предстоявшее усиленіе

закавказских войск, князь Циціанов отложил на время экспедицію к оривани,

полагая вернейшим средством к усмиренію тамошняго хана приведете в

подданство Россіи окрестных владеній. Меры, им принятыя, заставили покориться

русскому правительству ханства карабахское и шекинское и султанство ІПурагель,

а равно изъявил готовность к тому хан .нахичеванскій (54). В таком положеніи были

дела в Закавказье, при открытіи военных действій между Россіею и Франціей в

1805 году.

20

ГЛАВА XI.

Диімоматаческія сношенія Россіи с иностранными дворами, Разрыв с

Франціей.

(1801 — 1803 г.)

С саыаго вступленія на престол Императора Александра I, виды внешней

политики россійскаго двора вообще были устремлены к достиженію мира,

необходимаго для преобразованій в управленіи Имперіи, и к возстановленію в

Европе общественнаго порядка, поколебленнаго в самом основаніи бурею

французской революціи и властолюбіем Бонапарта. Первоначально, Император

Александр предполагал не заключать отдельных союзных трактатов ни с одною из

европейских держав: Государь и молодые его сподвижники думали, что Россія, по

своему местнолу положенію, могла не принимать участія в спорных вопросах

Европы, обратив всю свою деятельность на внутреннія реформы (1). В

последствіи, однако-же, самый опыт показал, что это предположеніе было не что

иное, как утопія, несбыточная при международных отношеніях держав в новейшее

время.

Из наставленій, данных представителям Россіи в Берлине и Париже, очевидно,

что Изшера-

307

тор Александр юіел твердое намереніе — не вмешиваться во внутреннее

управленіе других держав, какая бы ни была его форма, пока не вынудили-бы нас

к тому чьи-либо посягательства на общее спокойствіе.

Что-же касается до тогдашних отношеній россійскаго двора к иностранным

державам, они также ясно выказываются из инструкцій, данвых нашим

резидентам. По мненію Императора Александра, венскій кабинет, несмотря на

вліяніе партій министра Тугута, императрицы Маріи-Терезы и эрцгерцога Карла,

непременно должен был сблизиться с Россіею, чего требовали собственныя^

пользы Австріи, враждебной к Франціи, недоверчивой к Пруссіи и потерявшей

попытками к расширенно своих границ доверіе Германіи. Точно также Пруссія, для

охраненія своей безопасности, долженствовала упрочить союз с Россіею. По

словам Императора Александра, он, приняв бразды правленія, находился в

необходимости исполнить обязанности, явно противныя выгодам своих подданных

и отчасти несообразныя с географическим положеніем и с пользою своих

союзников. Тем немене,е однако-же, он, желая дать нример уваженія к

международным правам, принял на себя бремя прежних трактатов иисполнил

обязательства русскаго правительства, насколько то допускал непреложный,

священный закон — соблюденія блага собственных гіодданных. Когдаже

Всевышній благословил его усилія — окончить несогласія с Англіею мирным путем

— он старался, по возможности, соблюсти выгоды союзных с ним держав, и

вывести их из опаснаго положенія, в которое оне поставили себя собственною

неосмотрительностью. Его постоянное участіе

20*

308

в судьбе Короля Сардинскаго, без всякой себялюбивой цели, также могло служить

свидетельством тому, что он подавал собою пример исполненія обязанностей, им

требуемаго от других держав. В отношеніи к Франціи, Государь полагал, в случае,

если Первый консул станете, по прежнему, искать утвержденіе своей власти в

раздоре и смутах, волнующих Европу, если он не убедится в непрочности

могущества, возбуждающаго ненависть и оправдывающаго возстаніе, если он,

увлеченный потоком революціи, возложит все свое упованіе на прихотливую

благосклонность Фортуны, то представитель русскаго правительства при

тюльериском дворе должен ограничиться наблюденіем, в ожиданіи, пока

обстоятельства позволять прибегнуть к мерам более действительным. Еслиже

Первый консул пожелаете заключить искренній сбюз с Россіею и остаться в

пределах, указываемых благоразуміем и справедливостью, то успех общаго дела

будет зависеть от переговоров с французским правительством. Еще до назначенія

графа Маркова (Аркад. Иван.) посланником в Париж, предместник его, Колычев,

пол^чил приказаніе предложить французскому министерству секретныя статьи,

могшія послужить к водворенію общаго мира. По мненію Императора Александра,

сговорчивость Бонапарта на многія из отих условій еще не представляла

надежнаго ручательства в его искренности. „Быть можете — писал Государь графу

Маркову — Первый консул, в последствіи, убедясь в Моем прямодушіи и

безкорыстіи, будет искренно содействовать Мне, но не подлежите сомненію, что,

угождая в Бозе почившему Императору, он преимущественно имел в виду

пріобрести в нем опору против Англіи, а

309

в настоящее время, может статься, желает только выиграть время. Тем не

менее однако-же, чтобы не упустить ничего, могущаго обратить

французское правительство на путь правды, необходимо, чтобы вы

изложили Бонапарту основанія всех Моих сношеній с иностранными

державами... Полагая, что истинное величіе престола должно иметь

основами прямодушіе и справедливость, Я убежден неменее в том, что эти

качества должны быть сопровождаемы непоколебимостью, и потому всякое

нарушеніе трактатов, заключенных со вверенною Мне, по воле Всевышняго,

Имнеріею, положить предел принятой Мною системе умеренности" (2).

Между тем, как полковник Дюрок, один из доверенных людей Перваго

консула французской республики, прибыль с приветствіем от него к новому

Императору и был очарован его пріемом, граф Марков отправился в Париж

с письмом нашего Государя к Бонапарту, которое должно было заменить

русскому резиденту кредитивную грамату. Граф Марков, испросив частную

аудіенцію для врученія этого письма, изъявил, от имени своего Государя,

чувства уваженія Первому консулу. Бонапарте отвечал увереніями в таких-

же чувствах к Императору Александру, выказал сожаленіе, что переговоры

между французским и россійским правительствами затрудняются

требованіями петербургскаго кабинета, основанными на минувших

сношеніях обеих держав, и сказал: „Обязательства мои с Императором

Павлом, коего обширныя и великодушныя соображенія совершенно

согласовались с видами Франціи, были таковы, что я не поколебался-бы

принять на себя роль его наместника (de se faire

310

lieutenant de Paul premier), но, в настоящее время, когда Изшератор

Александр ограничился пределами политики, благоразумной и умеренной,

но не выходящей из обычной колеи, надлежит мне идти по другой дороге.

Теперь мы должны заботиться только о ыире, не обращая вниманія на такія

побочныя обстоятельства, какое вижу я в участіи вашего Государя к

сардинскому "царьку (roitelet de Sardaigne); если бы даже решились мы

возстановить его власть в Піемонте, то пришлось-бы поддерживать ее

штыками, потому что его бывшіе подданные вовсе не желают его

возвращенія. Затем, Бонапарте жаловался, что россійское правительство, в

сношеніях с ним, выказывает неуваженіе и поступает с Франціей, как с

Лукскою республикою, напомнил о снисхожденіи своем, в угоду Россіи, к

курфирсту баварскому и к герцогу виртембергскому, и окончил речь

словами: „прежде всего заключим. мир, а потом уже будем говорить О

прочем» (faisons la paix d'abord et puis nous parlerons d'autre chose).

Граф Марков сказал в ответ, что, по его мненію, обязательства, принятия

Россіею и Франціею при покойном Императоре, не потеряли силы с его

кончиною, и что виды его преемника стольже обширны и великодушны,

объемля спокойствіе и благополучіе всего света. По словам нашего

резидента : „желаніе Императора Александра действовать за-одно с

франдузским праиительством для достиженія столь высокой цели было

несовместно с понятіем об умышленном неуваженіи к Франціи; что-же

касается до участія Государя в с^дьбе Короля Сардинскаго, то оно было

внушено столько же чувствами справедливости и дружбы к сему государю,

сколько и тем, что россійское прави-

311

тельство не может оставаться равнодушньга в отношеніи к жребію какой-бы то ни

было из европейских держав." Далее —граф Марков заметил, что мир между

Россіею и Франціею давно уже существуете de facto, что заключеніе мирнаго

трактата было чистою формальностью, и что цель даннаго ему порученія состояла

в утвержденіи условій, могущих повести к общему миру. В заключеніе своих слов,

он изъявил глубокое сожаленіе, что надежды русскаго правительства на такой

благопріятный исход дела повидимому напрасны.

Бонапарте отвечал увереніями в своей наклонности к соглашенію с Россіею: „tout

peut entre, nous s'arranger à l'amiable — сказал ОН — et l'esprit de conciliation, pour le quel

le comte est réputé, m'en inspire principalement la confiance." (Все между нами может

уладиться дружески, и сговорчивость, которою вы славитесь (?), всего более

служить мне в том ручательством).

Затем начались переговоры графа Маркова с Талейраном о заключеніи мирнаго

трактата, коего камнем преткновенія, по-прежнему, было возвращеніе Піемонта

законному его владетелю. Известіе о подписаніи предварительных статей мира

между Франціей и Англіей еще более затруднило домогательства русскаго

резидента. На все настоянія графа Маркова, Талейран отвечал, что в трактате с

Англіей не было и помину о Крроле Сардинском. Действителыю—как уже в

последствіи узнал Марков—в инструкціи, данной англійским министерством послу

лондонскаго двора в Париже, лорду Корнваллису, было предписано: „не

запутывать собственных интересов . Англіи посторонними притязаніями, а

касательно Сардинскаго Ко-

312

роля ограничиться одними дружескими внушеніями." В таких обстоятельствах,

граф Марков был принужден довольствоваться неопределительным обещаніем

французскаго правительства — вознаградить Короля Сардинскаго (3)-

8 октября н. ст. 1801 года был подписан мирный трактат между Россіей и

Франціей, а три дня спустя, 11 числа того-же месяца, заключена между ними

секретная конвенція — один из важнейших дипломатических актов сей эпохи. На

основаніи условій помянутой конвенціи, постановлено:

Распределить с обоюднаго согласія .земли, коими будут вознаграждены по

Люневильскому трактату князья, потерявшіе владенія на левом берегу Рейна

(Статья 1-я).

Устроить, также со взаимнаго согласія обеих держав, дела в Италіи (Ст. 2-я).

Россія принимала на себя посредничество для возстановленія мира между

Франціей и Оттоманскою Портою (Ст. 3-я).

Франція обязалась соблюдать неутралитет неаполитанских владеній и очистить

их, как только французскія войска оставят Египет (Ст. 4-я и 5-я).

Император Всероссійскій и Первый консул займутся дружелюбно, с обоюднаго

согласія, вознагражденіем Е. В. Короля Сардинскаго, сообразно настоящим

обстоятельствам (Ст. 6-я).

Курфирст баварскій и герцог виртембергскій получать соответствующія

вознагражденія (Ст. 7-я и 8-я). (Такое-же обязательство, в отношеніи к маркграфу

баденскому, было условлено особою статьею).

Обе державы признали независимость иконституцію республики Семи-Островов,

и вместе с тем

313

условлено, чтобы на этих островах не было никаких иностранных войск (Ст. 9-я).

Россійское правительство обещало ходатайствовать об освобожденіи

французских пленных, находившихся в Константинополе (Ст. 10-я).

Непосредственно по ратификація мирнаго трактата и секретных статей, обе

стороны принимали на себя обязательство употребить зависящія от них средства,

чтобы водворить общій мир на условленных основаніях, возстановить равновесіе

в различных частях света и обезпечить свободу мореплаванія, обещая

действовать за-одно убежденіем и силою для блага человечества, спокойствія

общаго и независимости держав (Ст. 11-я) (4).

В тот-же день, уполномоченные обеих держав, подписали декларацію, на

основаніи которой постановлено, чтобы условія секретной конвенціи не могли

послужить к нарушенію трактатов, заключенных в Толентино, Люневиле и

Флоренціи, в отношеніи к Италіи (5).

Еще до заключенія мирных условій между Россіей и Франціей, были

возстановлены дружескія сношенія первой из сих держав с Испаніей трактатом,

подписанным 4 октября н. ст. 1801 года, со стороны Россіи — графом Марковым, а

со стороны Испаніи — послом мадритскаго двора в Париже, кавалером Ацара (°).

Казалось — конвенція 11 октября, предоставляя Россіи и Франціи диктатуру в

Европе, должна была упрочить связь между сими державами; но, вместо того, она

подавала повод к новым несогласіям. Не говоря уже о неопределительности

некоторых условій конвенціи, виды заключивших ее держав были совершенно

различны: Император Александр!., не требуя ничего в свою пользу, домогался

очи-

314

щенія неаполитанских владеній от французских войск, вознагражденія Короля

Сардинскаго и признанія созданной Россіею республики Семи-Островов, а

Наполеон считал эти справедливый уступки потерею того, чем надеялся овладеть

по праву сильнаго. Что-же касается до обещанія Россіи — содействовать Франціи

к достиа^енію политического равновесія в различных частях света и свободнаго

мореплаванія — Первый консул нисколько не дорожил этим обязательством,

считая его излишншгь, как только были подписаны предварите льныя статьи

союзнаго трактата между Франціею и Англіей, 1 октября н. ст. 1801 года (7).

Таким образом секретная конвенція, 11 октября н. ст. не могла служить русскому

правительству ручательством продолжительнаго спокойствія в Европе. Личныя

свойства нашего резидента в Париже также не подавали к тому большой

надежды. Граф Ыарков, о котором старый Воронцов (Алекс. Роман.) говаривал,

что „он не позволит никому наступить себе на ногу", был человек смелый до

заносчивости, ненавидевшій Перваго консула и обращавшійся с ним совершенно

свободно, что не могло нравиться уже привыкшему к угожденіям и ласкательствам

повелителю Франціи.

С другой стороны, англійское правительство, получив сведеніе о содержании

условій секретной конвенция, 11 октября*), отказалось на-время от цели своей —

уничтожить быстро возраставшее мо-

*) Пипьон уіюмішаст, хотя и псутперднтслыш, о 60,000 фунт. стерллигов, заплаченных!, англшскіпі ышшстерстіюзі за

сообщеніе ему секретной конвенціп двумя лицами, іюльзовашпимпся доьеріел Талейрана (Hi-toirc de Fruuce dcjiuis le 18

brumaire jusqu' à la paix de Tilsitt. II. 92—93).

315

гущество Бонапарта. Нет сомненія в том, что венскій и берлинскій дворы также не

остались в совершенном неведеніи о главных статьях конвенціи, и этим отчасти

можно объяснить недоверіе к Россіи, в последствіи выказанное прусским

правительством.

Известно, что Наполеон уважал святость заключенных ии договоров, когда

соблюденіе их согласовалось с его выгодами, и потому весьма вероятно, что он

исполнил-бы условія мирнаго трактата с Англіей, заключеннаго в Аміене, еслибы

не нарушило его англійское правительство. Но слабое министерство Аддингтона,

утвердив опрометчиво невыгодный для Англіи мир, возбудило против себя общее

неудовольствіе, и не нашло никакого выхода из созданных им затрудненій, кроме

отказа в исполнены важнейших статей аміенскаго трактата.

Пока происходили безплодные переговоры между французским и англійским

правительствами, Первый консул решил дело о вознагражденіи германских

князей, потерявших владенія на левой стороне Рейна. На основаніи 1-й статьи

секретной конвенціи, 11 октября» н. ст. 1801 года, постановлено удовлетворить

владетелей, потерявших земли на левой стороне Рейна, распределив

вознагражденія с обоюднаго согласія Россіи и Франціи. Но Бонапарте и его

министр иностранных дел Талейран распорядились разделом утих земель без

участія Россіи. Сами германскіе владетели подали к тому повод притеснителю их

общаго отечества. Прусскій резидент в Париже, маркиз Луккезини хитрил и вел

скрытно от графа Маркова переговоры с Талейраном, несмотря на дружественный

отношенія Короля Фридриха-Вильгельма к Им-

316

ператору Александру (8), а герцог виртеибергскій также хлопотад о заключеніи

отдельнаго трактата с французским правительством!.. Впрочем, Баварія,

Виртемберг и Баден, согласно желанію Императора Александра, были наделены

щедро (9). Владенія короля прусскаго были увеличены на 170 квадр. мил. с

400,000 жителей (ш). Напротив того, Австрія, в замену потеряннаго ею округа

Ортенау с 16,000 жителей, хотя и получила по акту вознагражденій епископства

тріентское и брикенское с 180,000 жителей, однако-же, в действительности не

пріобрела ничего, потому что оба владельца этих епископств и прежде были

австрійСКИМИ ленниками (soumis à la suzeraineté autrichienne). Великому герцогу

тосканскому, в замену 432 квадр. миль с 1,430,000 жителей, даны епископства

зальцбургское и эйштедтское и княжество берхтольсгаденское, всего 220 квадр.

миль с 286,000 жителей, а герцогу зюденскому, вместо 380,000 подданных,

Брисгау с 167,000 жителей (и). Несмотря на сопротивленіе Австріи, все эти

распоряженія были одобрены депутаціей германских владетелей, и в следующем

году (1803) признаны венским двором, с весьма незначительными измененіями(12).

В продолженіи переговоров о вознагражденіи Австріи, Талейран, желая разсорить

венскій и иетербургскіе дворы, сказал австрійскому резиденту в Париже графу

Кобенцелю, будтобы Первый консул желал доставить Австрійцам большія выгоды,

но Император Александр помешал тому, действуя в пользу своих родственников и

союзников. Граф Марков, узнав об этих изветах от самаго Кобенцеля, убедил его в

лживости французскаго дипломата (13).

Аміенскій трактат, 15-го (27-го) марта 1802

317

года, как легко было предвидеть, не надолго успокоил Европу. Англійское

министерство, покоряясь общественному мненію, недовольному условіями этого

мирнаго договора, отлагало, под различными предлогами, их исполненіе.

Англичане, по прежнему, занимали мыс Доброй-Надежды, Мальту и Александрію;

в то-же время лондонскіе журналисты безпощадно нападали на французское

правительство и на Перваго консула, обвиняя его в стремленіи к преобладанію в

Европе. Французскія періодическія изданія отвечали на эти выходки упреками

англійскому министерству в коварстве и в нарушеніи между-народных прав. Сам

Первый консул принял участіе в бумажной борьбе, помещая свои собственныя

статьи в Монитёре, офиціальной газете французскаго правительства. Главным

поводом к раздраженію его был отказ Англіи исполнить 10-ю статью аміенскаго

трактата, на основаніи которой Сен-Джемскій кабинет обязался возвратить Ордену

Св, Іоанна Іерусалимскаго острова: Мальту, Гоццо и Комино. Независимость

Мальты долженствовала быть гарантирована Франціею, Великобританіею,

Австріею, Испаніею, Россіею и Пруссіею (14). В ожиданіи устройства дел

Малтійскаго Ордена, предполагалось занять Мальту двумя тысячами человек

неаполитанскего войска; когда-же Король Обеих-Сицилій, не желая войти в

столкновеніе с Англичанами, отлагал, под разными предлогами, отправленіе туда

своих войск, Бонапарте, желая изъявить свое доверіе к Императору Александру,

предложил ему занять Мальту русским гарнизоном; со стороны Россіи

последовало согласіе на это предложеніе, но англійское министерство, опасаясь

выпустить из своих рук важный пункт, доставлявшій ему вместе с Гиб-

318

ралтаром господство на Средиземном море, явно отказалось уступить спорный

остров, который, по его мненію, должен был служить Англіи вознагражденіем за

пріобретенія сделанныя Франціей по заключеніи аміенскаго трактата. Эти

притязанія лорда Hawkesbury (Гаукесбюри) относились к распоряженіям Перваго

консула в Италіи, возбудившим против него неудовольствіе не только Англіи, но и

прочих европейских держав(15).

В начале марта н. ст. 1803 года, было получено в Париже известіе о сообщеніи

(message) Короля Великобританскаго парламенту, 8-го марта н. ст. на счетт?

объясненій между Тюльериским и Лондонским дворами, по поводу Мальты. В этол

документе Король Георг возвестил, что, как во французских и голланских портах

производились значительныя военныя приготовленія, то правительство нашло

приличным принять меры для безопасности государства.

Несколько дней спустя, именно 1 (13) марта, Первый консул, встретив на вечере у

своей супруги англійскаго посла лорда Витворта (Whitworth), сказал ему, что „по

известіям полученным из Лондона, казалось, что Франціи и Англіи, после

шггнадцати-летней борьбы, суждено воевать между собою еще другія пятнадцать

лет." Лорд Витворт изъявил надежду, что дело ne дойдет до такой крайности, и

сказал, что объявленіе Короля было последствіем англійской конституціи, а

отнюдь не вызовом к разрыву с Франціей, и что, по его мненію, все кончится

дружескими объясненіями. „Не нужно их — отвечал Первый консул — и без того

условія аміенскаго трактата столь-же ясны, сколько и точны" и обратясь к

стоявшему вблизи графу Маркову, сказал: „ну, мы будем драться

319

еще 15 лет!" (eh bien, nous nons battrons encore 15 ans). На это Марков заметил, что „и

прежних 15-ти было слишком много" и что „для блага человечества лучше было-бы

уладить дело." — „Я ничего более не желаю—продолжал Бонапарте — НО Мальта,

ИЛИ война!" (Je ne demande pas mieux, mais Malte ou la guerre), и с негодованіем

продолжал: „после зтого следует покрыть мрачною завесою трактаты и правду." (il faudrait

après cela étendre un crêpe noir sur les traités et sur la statue de bonne foi). За тем, спросив

англійскаго посла, где он намерен провести лето, сказал ему: „вы были у нас в дурную

пору; желаю, чтобы вы остались здесь в хорошую, но едвали это сбудется после

того, чтб случилось. Франція не думает устрашись Англію, но и Англія также не

устрашить Францію. Вы можете убедить ее, но вы не заставите ее отказаться от

прав, которыя нам предоставлены трактатами, и мы решились требовать их, хотя

нам пришлось-бы отправиться к вам за ИХ ИСПОЛНенІеи." (Vous avez passé ici une

mauvaise saison; je souhaite que vous restiez la bonne, mais il n'y a pas d'apparence après ce

qui vient d'arriver. La France n'est pas faite pour intimider l'Angleterre, mais l'Angleterre

n'intimidera pas non plus la France. Vous pouvez la tuer, mais vous ne la ferez pas plier sur les

droits que lui donnent les traités, et nous sommes résolus à les al er reclamer jusqu'à chez

vous). Вслед за тем, Первый консул ушел, повторив громко несколько раз: „Мальта или

война, и горе нарушителям трактатов!" (Malte ou le guerre, et malheur à ceux qui violent les

traités). Более пятидесяти человек были свидетелями этой странной выходки (16).

В продолженіи марта и апреля 1803 года тя-

320

нулись переговоры между французским и англійским правительствами, а 10-го мая

н. ст. лорд Витворт вручил Талейрану проект конвенціи, заключавший в себе

следующія условія: 1) французское правительство обяжется не препятствовать

уступке Англіи Королем Обеих-Сицилій острова Лампедузы; 2) в ожиданіи

устройства там гавани, Англичанам предоставляется занимать Мальту в теченіи

десяти лет. (Эта статья должна остаться в тайне). 3) французскія войска очистят

владенія Батавской республики в продолженіи месяца; 4) Королевство Этрурійское

и республики Италіянская и Лигурійская будут признаны великобританским

правительством ; 5) французскія войска выступят из Швейцаріи; 6) Король

Сардинскій получит приличное вознагражденіе в Италіи. Согласіе, либо отказ, на

три последнія статьи- в совокупности, были предоставлены на волю французскаго

правительства.

Не получив удовлетворительная ответа на сей ultimatum, Витворт уехал из Парижа

ввечеру 30-го апреля (12-го мая). 4-го (16-го) мая, было наложено в Англіи амбарго

на все французскія и батавскія суда. Бонапарте, недовольствуясь такоюгже мерою

в отношеніи англійских судов, приказал арестовать всех Англичан находившихся

во Франціи и Голландіи. 6 (18) мая великобританское правительство объявило

войну: таково было начало одиннадцати-летней борьбы окончившейся паденіем

Наполеона (п).

Разрыв аміенскаго трактата возбудил жалобы на Англію всех европейских держав:

притязаніе Англичан на Мальту признавалось—и несправедливым, и нестоившим

новой войны. Тем не менее одйакоже Россія, Австрія и Пруссія, для ко-

321

их преобладаніе Англіи на море было менее тягостно, нежели господство Франціи

на материке Европы, сочувствовали лондонскому двору и желали обуздать

властолюбіе Перваго консула. Говорят, будтобы австрійскій досол в Париже,

Филипп Кобенцель *), в разговоре с адмиралом Декре, сказал: „действительно,

Англичане виноваты кругом; их домогательства неосновательны. Но — сказать

вам правду — вас слишком боятся все, чтобы опасаться Англіи" (18). Пруссія,

желая предупредить вторженіе Французов в северную Германію, предложила

обеим воюющим державам занять временно своими войсками Ганновер. Россія

изъявила готовность принять на себя посредничество между Франціею и Англіею,

и вместе с тем надежду, что французское правительство пощадить ея союзников,

Неаполь и Ганновер. Бонапарте, стараясь выказать уваженіе к Императору

Александру, и, вместе с тем, желая разсорить его с Англіей, предоставил ему

решить все вопросы, заключавшіеся в окончательном требованіи (ultimatum) лорда

Витворта. Но это не могло склонить Русскаго Монарха в пользу Франціи.

Вознагражденіе германских владетелей, 'потеряшних за-рейнскія земли, не

соответствовало видам нашего правительства, и хотя ходатайство Императора

Александра в пользу Баваріи, Виртемберга и Бадена не осталось напрасным,

однако-же, Бонапарте, против воли нашего Государя, сделался единственным

распорядителем судеб Германіи. Дела в Италіи также подавали повод к

несогласію менаду Россіею и Франціей: настойчивыя требованія Императора

Александра

*) Братт. австрійскаго министра ппостраппых дел, Людоігака Кпбепцеля.

21

322

о вознагражденіи Короля Сардинскаго отклонялись неуместными предложеніями

тюльерискаго двора, а между тем, 9 (21) сентября 1802 года. Первый консул

обнародовал декрет о присоединеніи к Франціи части Піемонта. Когда-же

последовал разрыв аміенскаго трактата, Бонапарте, не обращая вниманія на

внушенія русскаго правительства, немедленно поел а ль войска в неаполитанскія

владенія; корпус генерала Гувіон-Сен-Сира, собранный в Римини, занял Отрант и

Бриндизи: таким образом явно было нарушено условіе неутралите'і'а южной

Италіи. С другой стороны, генерал Мортье, с 1(>-тысячным французским

корпусом, непосредственно после разрыва с Англіею, в мае 1803 года, вторгнулся

в Ганноверское курфиршество, ввел гарнизон в Гамбурга.,, наложил значительную

контрибуцію на ганзеатическіе города и захватил все англійскія суда и капиталы в

гаванях и прочих пунктах, наводненных его войсками. Вторженіе Французов в

северную Германію поразило страхом Данію и Швецію. Пруссія, несмотря на

благорасположеніе к ней Перваго консула, не могла оставаться спокойною. Такое-

же действіе на Россію и Австрію имело занятіе Французами южной Италіи. Венскій

кабинет не даром опаеался утвержденія власти Бонапарта на Апеннинском

полуострове; Россія справедливо негодовала за нарушеніе заключеннаго с нею

трактата. Император Александр несколько раз писал Первому консулу о

вознагражденіи Короля Сардинскаго; граф Марков безпрестанно напоминал о том-

же, как самому Бонапарту, так и Талейрану; но они оба старались длить время, не

давая определительнаго ответа. Только лишь однажды. Первый консул, вероятно.

желая избавиться от докучливых

настояній нашего резидента в пользу изгнаннаго короля, сказал ему: „это

дело решеное: денег — сколько вы хотите и сколько он хочет, и ничего

более,, (C'est un parti pris; de l'argent — tant que vous voudrez et tant, qu'il voudra, et rien de

plus). На предложеніе графа Маркова — отдать Королю Парму и Піаченцу,

Бонапарте отвечал, что он о том подумает, и что, не сделав еще никакого

распоряряженія на счет сих герцогств. он не приступит к тому, не согласясь

предварительно с ИмператорОМ Александром (et que n'ayant pas encore

disposé de ces duchés, même dans sa pensée, il n'en disposerait pas sans s'entendre avec

l'Empereur Alexandre). Но в последствіи он не скрывал своего неуддвольствія всякій

раз, когда Марков заводил речь о Сардинском Еороле, и даже однажды

сказал русскому резиденту, что это дело не должно было-бы занимать

Императора Александра более, нежели сколько занимают его Перваго

консула дела В Персіи (...que cette affaire ne devrait pas intéresser plus l'Empereur

Alexandre, que ne l'intéressaient lui, premier consul, les affaires de Perse). Когдаже

последовала смерть герцога пармскаго, играф Марков, по этому случаю,

напомнил Первому консулу его обещаніе, он отвечал, что, уступив Парму и

Піаченцу Испаніи за некоторыя из ея колоніальных владеній, он может дать

Королю, в замену этих герцогств, только Сіенну и Орбителло, да, кроме

того, назначить ему пенсію в полмилліона франков (19). Это предложеніе

было до того неуместно, что Император Александр, предоставя на волю

самаго Короля, принять или не принять такое скудное вознагражденіе,

отказался от всякаго участія в подобной сделке.

А между тем не было недостатка в мелоч-

21*

324

ных поводах к неудовольствію Бонапарта на нашего резидента. По случаю

смерти зятя Перваго консула, генерала Леклерка. наложен был при

тюльериском дворе траур на десять дней. Как послы австрійскій и англійскій

(тогда еще находившійся в Париже) ограничились однодневным трауром, то

и граф Марков не счел нужньш носить его долее, несмотря на то, что прочіе

резиденты облеклись в траурный костюм на все время, положенное при

дворе Перваго консула. Когда-же последовал разрыв между Франціей и

Англіей, Талейран, основываясь на сплетнях испанскаго и прусскаго

посланников, Аццара и Луккезини, приписывал неудачу переговоров с

Англичанами проискам Маркова и русскаго посла в Лондоне, графа Семена

Романовича Воронцова. Несмотря на неосновательность такого обвиненія,

Первый консул, 25 мая (6 іюня), в Тюльери, при всем дипломатическом

корпусе, осыпал упреками нашего резидента. Не трудно было Маркову

доказать ложь клеветы, взводимой на него и графа Воронцова; но как

Бонапарте, повидимому, не убедился в том, и. не отвечая ему, стал

говорить с другими послами, то граф Марков повернулся к нему спиною и

уехал (20).

В таких обстоятельствах, каждый поступок русскаго резидента

перетолковывался при тюльериском дворе в дурную сторону. Бонапарте

вздумал напечатать в Монитёре, будтобы Россія и Пруссія ручались в

исполненіи статьи аміенскаго трактата, относившейся к Мальте. Прусскій

посол Луккезини спросил о том графа Маркова, который отвечал ему, что

Император Александр действительно имел намереніе гарантировать эту

статью, несколько измениіз ее с обоюднаго согласія

325

сон-д;кемскаго и тшльерискаго кабинетов, но как они не согласились на требуемое

измененіе. то и не существовало никакого ручательства со стороны Россіи. Талейран,

узнав от Луккезини о сказанном Марковым,- стал обвинять его в недоброжелательстве к

Франціи и в пристрастии к Англіи (21). Изветы французскаго министра иностранных дел

очернили русскаго посла в глазах и без того уже неблаговолившаго к нему Перваго

консула. 17 (29) іюля, Бонапарте писал собственноручно к Императору Александру, прося

его отозвать графа Маркова. Действительно, русскій посол нисколько не скрывал своей

ненависти к Первому консулу, а секретарь Байков позволял себе еще более нескромныя

сужденія о французском правительстве. Бонапарте, озлобленный их выходками, приказал

арестовать в Швейцаріи и посадить в Тампль состоявшаго при нашей миссіи чиновника

Кристена (Christin), котораго французская полиція обвиняла в сношеніях с роялистами.

Этому бедняку угрожала ссылка на остров Св. Маргариты/когда граф Марков, возвратясь

с барежских вод, стал ходатайствовать об его освобожденіи. Бонапарте; немогшій или

несчитавшій нужным скрыть свой гнев, разразился на аудіенціи дипломатическаго корпуса

горькими упреками: „Зачем — сказал он Маркову — ваше правительство

покровительствуете Антрега, сочиняющаго пасквили против Франціи? Зачем. вы держите

при себе Кристена, сообщника моих непріятелей? Мы не обабились до того, чтобы

терпеть подобные поступки; у меня будут арестованы все те, которые действуют против

Франціи" (...Nous ne sommes pas tel ement à la quenouil e que de souffrir patiemment de

pareils procédés, et je continuerai de faire ar-

326

rèter tous ceux qui agissent contre les intérêts de la France). После этой сцены, граф.

Марков перестал являться на публичных выходах Перваго консула, но оставался

на своем посту, потому что Император Александр, согласно с мненіем канцлера

графа Воронцова, считал неуместным поспешный отзыв нашего посла из Парижа.

Только тогда, когда сам Марков стал просить об увольненіи своем, Государь

исполнил его просьбу, наградив его орденом Св. Андрея Первозваннаго, при

весьма лестном рескрипте (22). Марков, возложив на себя этот орден, явился в

Тюльери и громко уверял всех, встреченных им на публичной аудіенціи Перваго

консула, что считает удаленіе из Парижа за величайшую милость своего Государя

(23). Император Александр, не желая подвергать представителей Россіи грубым

выходкам Бонапарта, не послал никого вместо Маркова, по отъезде коего

поверенным в делах Россіи остался старшій из чиновников русскаго

посольства, Убри (Oubril). Молочныя придирки французскаго министерства

иностранных дел не прекратились. В начале (в половине) января 1804 года,

Талейран, пригласив к себе Убри, изъявил ему неудовольствіе Перваго консула на

состоявшаго при русской миссіи чиновника Байкова, который —по словам

французскаго министра — распускал слухи о непріязни и предстоящей войне

между Россіей и Франціей: основываясь на том, Талейран требовал, чтобы

велено было Байкову выехать из Парижа. На замечаніе Убри, что Байков

состоял при миссіи секретарем, и что, без Высочайшаго разрешенія, он не смеет

его выслать из Парижа, Талейран сказал, что, по установленным французским

правительством правилам, одни

327

лишь послы иностранных державъ'могут держать при своих миссіях секретарей; a

поверенным в делах предоставлялось иметь только чиновников частным образом

для переписки бумаг. Затем Талейран стал доказывать, будтобы сам Убри был

акредитован не при Первом консуле, а при французском министерстве

иностранных дел; Убри отвечал ему. что граф Марков, оставляя вверенный ему

пост, получил от Государя повеленіе поручить исполненіе своих обязанностей

поверенному в делах Россіи, на таком-же основаніи, на каком сам исполнял их.

Впрочем, Байков оставался при миссіи, пока встретилась надобность послать его

с важными бумагами в Петербург, и потом опять был отправлен в Париж (24). По

этому случаю, товарищ министра иностранных дел, князь Чарторыскій известил

нашего повереннаго в делах, что Государь был недоволен отъездом Байкова из

Парижа. „...Прибытіе господина Байкова не мало меня удивило — писал

Чарторыскій — и я сожалею крайне, что до отъезда его не дошла моя к вам

депеша, о нем писанная, содержаніе коей заставило-бы вас удержать его в

Париже* и тем избегнуть вида податливости с нашей стороны желаніям Перваго

консула, каковую с вероятностью теперь нам приписать могут.

„Неосновательное и всем правам народным противное требованіе министра

внешних сношеній Французской Республики, о высылке из Франціи чиновника, к

нашей миссіи принадлежащего, будучи вами отринуто единожды, надлежало

оставаться твердым в пребываніи г. Байкова в Париже, и не прежде употребить

его в отправленіе по службе, как тогда, когда-бы дело, о нем за-

328

чавшееся, пришло в совершенное ;;абвеніе. Из опыта догнано, что

ыалейшая податливость, оказанная единожды к прихотям Перваго консула,

служила ему поводом к дальнейшим настоятельным требованіям по

важнейшим предметам..." (25).

Французское правительство, вместо того, чтобы утушить искры несогласія с

Россіей, угрожавшія пожаром, не упускало случаев к изъявлению

неудовольствія и неуваженія к петербургскому двору. По настоянію Перваго

консула, в начале 1801 года, состоявши в русском подданстве эмигранта

Вернег (Vernègues) был арестован в Риме и выдан Французам слабым

папскии правительством, несмевшим ослушаться приказаній, насылаемых

из Парижа. Еслибы папа сознался откровенно, что он был принужден к тому

силою, то русское правительство, быть может, оставило-бы без вниманія его

поступок. Но, вместо того, папскій нунцій при петербургском дворе стал

утверждать, будтобы эмигрант, объявленный лишенным гражданских прав

во Франціи и водворившійся в качестве подданнаго другой державы, не

переставал быть Французом. Впрочем, не столько эти софизмы, сколько

мелочная политика и неловкія ухищренія папскаго нунція, в отношеніи к

делам католическаго вероисповеданія в Россіи, подали повод к

неудовольствію нашего правительства. В іюне 1804 года, сделано было

внушеніе нунцію— оставить Петербург, под предлогом отпуска, и тогда-же

поверенный в делах Россіи при папском дворе получил повеленіе выехать

из Рима (26),

Французское правительство также потребовало высылки из Дрездена

состоявшаго там при русской ииссіи графа д'Антрег (d'Antrègues). по тому

только, что он не нравился Первому консулу. Фран-

329

цузскій иослаинии генерал Гед}ішль (Hcdouville) сообщил нашему министерству

иностранных дел, что назначеніе графа д'Антрег дипломатическим чиновником в

Дрездене было ненріятно тюльерискому двору. Император Александр приказал

отвечать, что удивляется важности, придаваемой таким мелочам французским

правительством, и что Россія, не ьмешиваясь в назначеніе чиновников

французских миссій, не признает и в отношении себя справедливости таких

притязаній (27).

Французскіе агенты в Константинополе старались поселить в Турках недоверіе к

Россіи и поставить Диван в зависимость от Бонапарта: таким образом, уже

господствуя в Голландіи, Швейцаріи и Италіи, Французы простирали виды своей

властолюбивой политики на отдаленныя страны. Неуваженіе к народным праваи и

насилія Бонапарта сопровождались неслыханною дерзостью. Когда наследный

датскій принц, желая предохранить от нашествія Французов Голштинію,

сосредоточил там большую часть своей арміи, Бонапарте приказал напечатать в

Монитёре статью, в которой, между прочим, было сказано: „...Пристало-ли

наследному принцу вызывать Францію1?.. Без сомненія, он хочет воспользоваться

случае м для ыаневров своих войск, но это будет стоить ему больших денег,

которыя могли-б послужить с большею пользою для возстановленія его флота.

Довольно странно видеть такое военное увлечете у неболыпих КНЯЗЬКОВ (la manie

militaire est une étrange manie chez les petits princes); оно более разорительно для их

іюдданных, нежели страсть к игре..." (28). Въответ на эту ругательную статью,

наследный принц поместил в нескольких немецких газетах полуофиціальный от-

330

зыв. в заключеніе коего писал: ,,...К неуместным и несправедливым упрекам

редактор присоединил неприличное выраженіе шболъшаго князька, не

имеющее точнаго смысла. Монарх, обладатель значительнаго государства,

истощающій средства своей страны, дающій прошвольныя приказанія,

гнетуіцій собственных подданных, возмутив против себя общее мненіе и

потеряв любовь своего народа, ыожет сделаться небольшим князьком;

напротив того, государь, владеющій тремя милліонами подданных, котораго

власть основана на привязанности подданных, котораго прямодушіе и

мужество известны всему его народу и служат ручательством спокойствія

его соседей — такой государь не может быть назван небольшим князьком»

(29).

Высокомеріе и заносчивость Перваго консула возбуждали справедливыя

опасенія Европы. Россія, по своему ноложенію, была обезпечена от его

покушеній более других держав, но уже наставало время, когда он — с

одной стороны мог запереть Зунд, а с другой — пріобресть господство на

Черном море, что поставило-бы русскую торговлю в совершенную

зависимость от его произвола. В таких обстоятельствах, Императору

Александру не оставалось ничего более, как войти в сношеніе с прочими

государями и соединиться съними, чтобы обуздать властолюбіе Бонапарта

(вд).

ГЛАВА XII.

Разрыв с Франціею. Образованіе коалиціи (3-й) против

Франціи.

(1804—1805 г.)

В начале 1804 года, когда все домогательства россійскаго правительства,

касательно исполневія Франціей условій мира, остались напрасны, приступлено

было, в глубочайшей тайне, к открытію переговоров с европейскими державами,

наиболее могшими опасаться дальнейшаго развитія замыслов Бонапарта. Сам он

облегчил образованіе союза враждебнаго Франціи дерзким нарушеніем народнаго

права.

В то время, в соседстве французской границы, в неболыном баденском городке

Эттенгейме, проживал спокойно потомок знаменитаго дома Конде, герцог

ангіенскій (d'Enghien). Привлеченный туда страстью к принцессе Роган-Рошефор

(de Rohan-Rochefort), чуждый честолюбивых видов, принц посвящал свою жизнь

любви и дружбе, в кругу немногих лиц, оставшихся ему преданными в изгнаніи из

отечества. Нередко проводя целые дни на охоте, напоминавшей ему военные

подвиги, совершенные им под началь-

332

стволгь своего деда, принца Іъонде, герцог посеіцал берега Рейна, откуда мог

бросить взгляд ira враждебную, но дорогую ему родину.

Л, между тем, Бонапарте, уже простирая руку к царственному венцу Франціи, но,

снедаемый опасеніями грозивших ему заговоров, полагал, что причиною

нребыванія принца в Вадене были еношенія его с заговорщиками укрывавшимися

во Франціи. ІІодозренія Перваго консула были подтверждены донесеніями Савари

и шпіонов его, постоянно следивших за принцем: говорили, будтобы он несколько

раз скрытно нріезжал в Страсбургу и даже побывал в Париже. Для разъясненія

этих слухов, Бонапарте пригласил на совещаніе приближенных к нему лиц,

Лебрюна, Камбасереса. Талейрана, Дальберга, Фуше, и проч. и объявил им о

своем намереніи — захватить принца. Напрасно некоторые из них старались

доказать Первому консулу несправедливость и опасность такого поступка;

напрасно Камбасерес заклинал его, именем собственной его славы, чести его

политики, воздержаться от поступка, могшаго поставить его правительство в ряд

тех саыых революціонных управленій, с которыми он нехотел иметь ничего

общаго. Бонапарте отвечал, что нельзя сносить терпеливо заговоры эмигрантов

на границе Франціи, что надлежало дать урок не только им, но и мелким

германским владетелям (petits princes al emands), наконец — ЧТО захват принца,

без ведома курфирста баденскаго, выводил сего владетеля из затрудненія—

отказать в выдаче изгнанника французскому правительству, либо навлечь на себя

опалу всей Европы. В последствіи, по низложеніи Наполеона, Талейран, Дальберг

и другіе, старались отклонить от себя вся-

333

кое участіе в вопіющем убійстве герцога ангіенскаго, и, действительно, их голос не

иыел ни ыалейшаго веса в этом деле. Участь несчастнаго уже была решена

Первым консулом. Он хотел поразить ужасом роялистов, іюказав им, что

священная для них кровь Бурбонов не имела особой цены в глазах будущаго

властителя Франціи, что он был готов скорес принять на себя роль Кромвеля,

нежели Монка. Говорят, будтобы он сказал Камбасересу: „вы стали очень скупы на

кровь Вурбонов," Под вліяніем отуманивших его страстей, он немедленно сделал

распоряженія к захвату принца (*). По его повеленію, военный министр составил

инструкцію, для разбойничьяго набега, в виде военной окснедиціи, полковникам

Коленкуру (в последствіи представителю Наполеона при россійском дворе) и

Орденеру. Первый из них получил приказаніе перейти с отрядом чрез Рейн в

Страсбурге, двинуться от Ёеля к Офенбургу, чтобы отвлечь к этому пункту

вниманіе эмигрантов, и оставаться там, пока полковник Орденер с тремя стами

драгун, командою понтонер и несколькими взводами жандармов, перейдя через

Рейн у Рейнау, окружит Эттенгейм и арестует нринца со всеми находящимися при

нем лицами. За тем Коленкур должен был отправиться к курфирсту баденскому и

вручить ему ноту, в которой французское правительство старалось оправдать

вторженіе в неутральныя владенія необходимостью собственной защиты от

покушеній эмигрантов. Бсе эти распоряженія были исполнены в точности. 3-го (15-

го) марта 1804 года, драгуны Орденера, переправясь через Рейн, окружили город

Эттенгейм. арестовали принца, с находившимися при пем Францу-

зами, и привезли его ночью в Страсбургу но не нашли — ни бумаг, которыя

моглибы послужить к его обвиненію, ни генерала Дюмурье, по донесенію шпіонов

находившагося в Эттенгейме; вместо его захватили какого-то Тюмери (Thumery).

Таким образом обнаружилось, что пребываніе герцога ангіенскаго в соседстве

французской границы неимело никакой связи с враждебными Первому консулу

покушеніями эмигрантов, и по тому французское правительство должно было-бы,

исполняя долг справедливости, возвратить свободу принцу. Но Бонапарте

опасался, что сознаніе в опрометчивости сделаннаго им насилія возбудить

насмешки роялистов и унизить его в общественном мненіи. Он решился прикрыть

злодеяніем сделанную им ошибку. На донесеніе Коленкура, об удаче даннаго ему

порученія, последовало, 6 (18) марта, повеленіе привести герцога в Париж. Тогда-

же Первый консул отправился в Мальмезон. Там, волнуемый мрачною думою, но

скрывая душевное смятеніе под личиною спокойствія, он оставался несколько

дней в совершенном бездействіи: в продолженіи целой недели, он — говорят — не

продиктовал почти ни одной депеши, и только лишь консулы, министры и братья

его имели к нему доступ. Его супруга, узнав о задержаніи принца, старалась

отклонить пагубное событіе, но ни слова ея, ни рыданія, не могли смягчить сердце

Перваго консула. „Ты женщина—отвечал он—ты ничего неразумееш в моей

политике: твое дело — мол-

чать."

Получив приказаніе — немедленно доставить пленника в Париж, Коленкур вез его

без отдыха и прибыль с ним к дому Талейрана, 8 (20) марта, ь полдень. Там у

ворот, принц оста-

335

вался в карете делые пять часов под наблюденіем стороживших его жандармов.

Вечером отвезли его в венсенскій замок. где для суда над ним уже была собрана

коммиссія, иод председательством тамошняго коменданта генерала Гюлена;

командиры полков, стоявших в Париже. были членами беззаконнаго судилища;

невежество бывших солдат республики, в отношеніи к подсудимому, простиралось

до того, что они едва знали о происхожденіи его от дома Конде. Герцогу не дали

защитника, и даже не позволили — ни отдохнуть — ни обдумать свои ответы (2).

На вопросы, сделанные принцу, об участіи его в замысле Жоржа-Кадудаля и

других заговорщиков, он изъявил с негодованіем удивленіе. что его могли счесть

участником в таких поступках. По словам его. он никогда не видал — ни Пишегрю,

ни Дюмурье. Что-же касается до обвиненія в действіи вооруженною рукою против

республики, он отвечал, что сперва служил волонтером в корпусе Конде, а потом

— командовал его авангардом. „И теперь — продолжал он — я состою на

жалованье Англіи, и получаемыя мною от англійскаго правительства ежемесячно

полтораста гиней составляют для меня единственное средство к существованію."

Великодушный принц нескрыл даже от своих судей, что он намерен был поступить

в англійскую службу и принять участіе в войне против Франціи. На замечаніе

президента о важности такого признанія, герцог гордо отвечал: „я поддерживал

права моего дома; потомок Конде мог возвратиться во Францію не иначе, как с

оружіем в руке. Мой род. мои убежденія, соделывают меня навеки врагом вашего

цраиительства.' На воирос — и.ме.і-ли он

336

намереніе опять вооружиться против Франціи — принц сказал: „да! я просил

англійское правительство определить меня в его армію, и мне отвечали,

чтобы я оставался на Рейне, где вскоре мне откроются действія. Я ожидал

этого." Когда поднесли ему к подписи акт допроса, он прибавил к нему:

„требую настоятельно испросить мне частную аудіенцію ІІерваго консула:

мое имя, мое званіе, мой образ мыслей и мое ужасное положеніе, подают

мне надежду, что он не откажет в этой просьбе."

По окончаніи допроса, в два часа ночи, отвели пленника в одну из комнат

замка, где, утомленный физически и нравственно, он заснул крепко, между

тем как беззаконное судилище решало его участь. Единогласно его

приговорили к смерти, и только лишь один из членов, полковник Барpyà

(Barvois) предложил отсрочить исполненіе приговора, до утвержденія его

Первым консулом. В шесть часов утра, полковник Гаррель (Наггеі), разбудив

принца, приказал свести его в глубокій ров замка. Там стояла команда

отборных жандармов полковника Савари, которому было поручено

исполнить приговор судной коммиссіи. Выслушав сентенцію и вознеся к

Богу краткую молитву, принц не позволил завязать себе глаза и

мужественно встретил смерть под пулями жандармов (3).

Известіе о гибели герцога ангіенскаго было встречено в Париже и во всей

Франціи общим охлажденіем к Первому консулу. Только лишь немногіе

республиканцы, участники ужасов терроризма, были довольны, убедясь в

вечном разрыве Бонапарта с Бурбонами. Но все молчали, и самое

осужденіе убійства одним из знаменитейших со-

337

временников выразилось безмолвно: Шатобріан, назначенный представителем^

Франціи при Валезской республике, узнав о гибели герцога ангіенскаго, подал в

отставку (4).

Несравненно более взволновалось общественное мненіе прочих держав Европы.

Удар, постигшій потомка одной из царственных династій, как будтобы поразил в

лице его все прочія. Но сомненіе в собственных силах, следствіе неудач

понесенных непріятелями Франціи в прежних войнах с Бонапартом, ослабило эти

впечатленія, и загробный голос о мести, взывавшій к европейским дворам, был

заглушен внушеніями осторожной политики. В Берлине, дух общества едва не

увлек самаго Короля и весь Дом его. Злополучное венсенское событіе прервало

переговоры между Пруссіею и Франціею, о заключеніи союзнаго оборонительнаго

трактата, долженствовавшаго освободить от французских войск устья Везера и

Эльбы. Но Первый консул ни мало не смутился охлажденіем к нему прусскаго

правительства. Он знал, что Король Фридрих-Вильгельм, по характеру своему,

питал отвращеніе к решительным мерам, и по'тому со стороны Бонапарта

выказано было презрительное равнодушіе к Пруссіи. 9-го (21-го) апреля,

Французы, заняв герцогство арембергское, прервали внутреннюю навигацію,

служившую, за прекращеніем судоходства по Эльбе и Везеру, важным путем

сообщенія для прусской торговли. На представленія берлинскаго двора, по сему

предмету, не было обращено ни малейшаго вниманія. Недовольствуясь тем,

Бонапарте приказал, 5 (17) мая, объявить, что „как раздраженіе Россіи против

Франціи заставляет его принять меры предосторожности, то он находится в необ-

22

___338___

ходимости усилить двадцатью пятью тысячами человек корпус, стоявшій в

Ганновере, если Пруссія не обяжется формально, что, ни в каком случае, не

будешь дозволено русским войскам пройти чрез ея владенія. Король Фридрих-

Вильгельл, желавшій сохранить дружественный сношенія со всеми своими

соседями, был чрезвычайно встревожен домогательством Ііерваго консула, но

изъявил согласіе на его требованіе, хотя и знал, что такая уступчивость не могла

нравиться Императору Александру. Заметить надобно, что в это самое время,

именно 12 (24) мая 1804 года, прусское правительство заключило с Россіей

секретную конвенцію, по которой обе державы взаимно обязались содействовать

одна другой, в случае дальнейших покушеній Франціи против северо-германских

владеній. Но это не помешало Королю ФридрихуВильгельму подписать 1-го іюня

н. ст. другую конвенцію, на основаніи коей он обязался преградить путь войскам,

направляемым чрез северную Германію против Франціи, с тем, чтобы не был

усилен французскій корпус занимавшій ганноверское курфиршество, и чтобы

северо-германскія владенія (конечно —за исключеніем Ганновера) были свободны

от бремени войны. Уступчивость Фридриха-Вильгельма Франціи простиралась до

того, что, получив от Перваго консула конфиденціальное уведомленіе о намереніи

его возстановить в своем, лице наследственную монархію, Король тотчас

согласился . безусловно признать его в императорском сане. Желая изгладить и

последніе следы недоразуменій, возникших между Пруссіею и Франціей, Фридрих-

Вильгельм известил Бонапарта, об усиліях Императора Александра образовать

коалицію против Франціи (5).

339___

Все эти угожденія прусскаго правительства Первому консулу вызвали новыя

домогательства Франціи и уронили Короля Фридриха-Вильгельма во мненіи не

только прочих европейских держав, но и собственных его подданных.

Политика Австріи была искуснее. Там во всех сердцах также пылала ненависть к

Франціи; Император, Императрица, эрцгерцогини, были сильно огорчены

убійетвом герцога ангіенскаго, но скрывали свои чувства, и венское высшее

общество последовало их примеру. Австрійскій посланник в Париже, граф Филипп

Кобенцель, нимало не колеблясь, гласно выразил в присутствіи Перваго консула

свое мненіе, сказав, что „бывают обстоятельства, когда правительство поставлено

в необходимость принять для своей безопасности меры, неподлежащія

вмешательству других держав» (6).

Россійское правительство поступило иначе. Получив известіе о неслыханном

поступке Перваго консула, Император Александр поручил обсужденіе

последующих мер нашего двора Государственному Совету, который,

болыпинством голосов, постановил изложить явно, пред лицем Европы, образ

мыслей нашего правительства. Опираясь на отзыв Совета и на голос

общественнаго мненія Россіи, Государь наложил при дворе траур по герцоге

ангіенском и выразил свои чувства в двух нотах. В первой, поданной русским

резидентом бароном Клюпфелем в Регенсбурге германскому сейму, 7-го мая н. 'ст.

Император Александр приглашал все немецкія державы протестовать, по поводу

нарушенія неприкосновенности пределов Германіи, и требовать настоятельно,

чтобы французское правительство согласилось на принятіе мер, требуемых

оскорбленным достоинством Имперіи

22*

340

и необходимых для обезпеченія ея будущей безопасности. Несколько дней спустя,

Г2-го мая н. ст. поверенный в делах Россіи при тюльериском дворе, г. Убри вручил

французскому министру иностранных дел другую ноту, в коей Император

Александр изъявлял ожиданіе, что Первый консул примет самыя действительныя

меры для успокоенія германских держав и прекратить положеніе дел, угрожающее

их безопасности и независимости (7).

В ответ на эту ноту, Талейран писал, что Первый консул с сожаленіем видит

петербургски кабинет действующим по внушеніям непріятелей Франціи. По словам

его: „Император Германскій и Король Прусскій, .долженствующіе принимать

наибольшее участіе в судьбе Германской Имперіи, сообразили, что крайность и

важность обстоятельств давали право французскому правительству захватить в

нескольких верстах от своей границы (à deux lieues de ses frontières) мятежных

Французов, злоумышлявших против своего отечества, которые, по свойству и

очевидности своих преступлены, поставили себя сами вне народнаго права- Как

германскіе государи неизъявили, по сему поводу, неудовольствія, то Первый

консул мог-бы оставить без объясненія дело совершенно чуждое Е. В. Россійскому

Императору, но он всегда готов отвечать с обычною ему откровенностью,

известною Европе и приличною великим державам." За тем, французскій

министр». упрекая россійское правительство в намереніи образовать новую

коалицію, писал, что для этого не было никакой надобности прибегать к пустьга

предлогам и домогаться об успокоеніи германских держав на счет их безопасности

и независимости.

341

„Что касается до безопасности держав, — продолжал Талейран — то не нарушает-

ли ее Россія тем, что в Дрездене и Риые покровительствует и содержит

заговорщиков, употребляющих во зло присвоенныя им права и волнующих

соседнія страны? Тем, что русскіе резиденты хотят распространить

покровительство народнаго права на уроженцев государетв, при дворах коих они

акредитованы, как думал поступить господин Марков с каким-то Женевцем в

Париже? Вот истинныя нарушенія независимости государств; что-же касается до

событія, против котораго возстают, — это совершенно иное дело.

„На основаніи Люневильскаго трактата, Германія и Франція взаимно обязались не

давать убежища никому из тех, кои могли бы нарушить спокойствіе соседней

державы. Германскіе владетели не должны были терпеть, чтобы французскіе

выходцы проживали в Вадене, Фрибурге, Дрездене, и это служить очевидным

доказательством, как неуместны притязанія Россіи. Мы требуем, чтобы эмигранты,

состоявшіе в русской службе, в то время, когда велась война между Россіею и

Франціею, были удалены йз тех мест, где они известны своими происками против

нашего правительства, a Россія упорно содержит их там...." Далее во французской

ноте дерзко наносилось оскорбленіе Императору Александру, вместе с клеветою

на англійское правительство (8).

'Sa тем — французскій министр, от имени Перваго консула, изъявлял надежду, что

наше правительство, рано или поздно, заметит коварство людей, желающих

возжечь войну, которая может быть выгодна только Англіи. — По словам его:

„Первый консул не искал войны, но всегда

342

готов скорее вести ее, нежели позволить кому-либо оскорбить достоинство

Франціи. И как он не присвоивает себе никакого преобладанія и невмешивается в

действія россійскаго кабинета, то и требует, чтобы в отношеніи к нему поступали

таким-же образом (9)".

В ответе на эту, в высшей степени неприличную, ноту, поверенный в делах Россіи,

исчислив все условія, заключенныя между обеими державами и нарушенныя

Первым консулом, ішсал:

„....Последній насильственный поетудок, учиненный французскими войсками

вовладеніях Курфирста Ваденскаго *), довершившій прежнія оскорбленія, убедил

Его Величество, что французское правительство неизменно решилось принять

сиособ действій, совершенно противный справедливости и народному праву, и

потому несовместный с чувствами и правилами Его Величества.

„Как, по сей причине, Его дальнейшія сношенія с Первым консулом сделалиеь

совершенно безполезны, то нижеподписавшійся, поверенный в делах Е. И. В.

получил приказаніе известить министерство внешних сношеній французской

республики о прекращены своих обязанностей. Е. В. Россійскій Император, по

полученіи известія о выезде своей миссіи из Парижа, объявить генералу

Гедувилю, что он может оставить Его столицу...." (10).

Не получив определительнаго ответа на эту ноту, Убри оставался в Париже до 19-

го (31-го) августа, а потом переехал в Майнц, где тогда

*) На основаніи иостаповленія (rccès) герыансваго сейша, получили курфиршеское достоинство: эрцгерцогь, бывшіГі

владетель Тосканы, маркграф баденскій, герцоі шіртембергскій п лапдграфь гессен-кассельскій.

343

находился Бонапарте, и получив наконец известіе о выезде повереннаго в делах

Франціи, г. Реневаля (Ilayneval) из Петербурга, отправился туда 2-го октября н. ст.

С1).

Из всех европейских Государей, только один Король Шведскій последовал

примеру Императора Александра. Находясь в Бадене у своего тестя Кгурфирста,

во время убіенія герцога ангіенскаго, и узнав о содержаніи русской ноты 7-го мая,

он приказал объявить германскому сейму, что хотя шведское правительство, по

вестфальскому трактату, ручалось в неприкосновенности германских владеній,

однакож он доселе не считал нужным возвестить свои убежденія по сему

предмету, полагая, что глава Имперіи не оставить обнародовать, каким образом

он предполагал действовать; впрочем — по словам Короля — его собственный

образ мыслей был так известен, что не было надобности напоминать о том в

настоящем случае (12).

Король Густав принял живое участіе в судьбе непризнанной супруги герцога

ангіенскаго, принцессы Роган-Рошефор. Эта несчастная женщина обратилась к

Королю; прося его ходатайствовать о возвращеніи ей завещанія герцога, которое,

по словам принцессы, находилось в числе бумаг его, захваченных французским

правительством, и было для ней в особенности важно, потому что в этом

документе она признавалась законною супругою погибшаго принца. Король, по

сему поводу, писал к Первому консулу и приказал шведскому резиденту В Париже

Г. Эренсверду (Ehrensward) домогаться о том-же у Талейрана. Но Бонапарте

оставил письмо Короля без ответа, приказав Талейрану известить Эренсверда,

что Первый кон-

344

сул принял за правило не ішешшшъся во внутреннія дела европейских держав, и

потому, с своей стороны, надеется, что таким-же образом будут поступать и в

отношеніи к Франціи. Несколько дней спустя, Эренсверд, по случаю отъезда в

Стокгольму откланиваясь Первому консулу, спросил у него, не поручит-ли он ему

передать что-либо Королю? Бонапарте, не отвечая на его вопрос, завел речь о его

здоровье, намекая, что шведскій клииат для него не так благопріятен, как климат

Франціи (13). Все это происходило до сообщенія германскому сейму ноты Короля

Густава, которая еще более озлобила Бонапарта. 2-го (14-го) августа, появилась

въМонитёре ругательная статья против Короля Шведскаго, а 5-го сентября н. ст.

поверенный в делах Швеціи при тюльериском Дворе г. Синьоль (Signeul) получил

от своего правительства приказаніе выехать из Парижа. Два дня спустя, 7-го числа

того-же месяца, шведское министерство иностранных дел сообщило поверенному

в делах Франціи при стокгольмском дворе ноту, в коей поставлены были на вид

„неприличныя и дерзкія до смешнаго замечанія господина Наполеона Бонапарта".

Далее сказано, что „Король не понимает цели такого сумасброднаго поступка (le but

d'un tel acte d'extravagance politique). Если хотели сбить с пути истины общественное

мненіе, на счет действій Короля, то подобная попытка была и будет всегда

безуспешна в народе, который, постоянно соединяя свою судьбу с судьбою своего

Государя, поставляете собственное благополучіе в содействіи его славе и

счастью". В заключены ноты объявлено о прерваніи всех дипломатических

сношеній между обоими дворами (14). Последствіем этого разрыва было

заключеніе,

345

3-го декабря н. ст. 1804 года, секретной конвенціи между шведским и англійским

правительствами, составившей первое звено цепи союзов, известных под названіем 3-ей

коалиціи против Франціи. Король Густав согласился, в продолженіи войны между Швеціей

и Франціей, либо, по крайней мере, в продолженіи 18-ти месяцев, дозволить Англичанам

устроить в Стральзунде, иди на острове Рюгене, склады для ганноверскаго корпуса, а

великобританское правительство обязалось выплатить Швеціи 80,000 фунт, стерл. (около

шестисот тысяч рублей) для усиленія стральзундских укрепленій (15).

2-го (14-го) января 1805 года, был подписан в Петербурге трактата между Россіеюи

Швеціею, на следующих условіях:

В случае, если дальнейшія покушенія французскаго правительства против владеній

северной Германіи заставят Россію послать в защиту их армію, в числе от сорока до

пятидесяти тысяч человек, Король Шведскій обязывается присоединить к ним от двадцати

до двадцати пяти тысяч человекь своих войск (Ст. 1-я).

Король Шведскій предоставляет своему Августейшему союзнику произвести высадку тех

русских войск, которыя отправятся морем, в одной из гаваней Шведской Помераніи,

именно в Стральзунде, и зафрахтовать, для доставки туда войска, шведскія купеческія

суда за умеренную цену (Ст. 2-я).

По соединены союзных войск, они приступят к действіям, по предварительно

составленному плану, с тою целью, чтобы вытеснить Французов из Германіи (Ст. 3-я).

Россійскія войска, в продолженіи пребыванія в Шведской Помераніи, будут располагаться

по

346

квартирам и получать топливо, на-равне с шведскими войсками. Что-же касается

до нровіанта и фуража, то эти припасы будут доставлены для русскаго корпуса

морем, и только лишь в том случае, когда плаваніе нагруженных ими судов

замедлится противными ветрами, Король Шведскій обязывается

продовольствовать Русских из своих магазинов запасами, которые, по прибытіи

судов, немедленно будут пополнены (Ст. 6-я).

Каждый из союзных корпусов будет состоять под начальством своего командира; в

случае-же соединенія корпусов, либо отрядов различных націй, положено

командовать тому из начальников, у кого более войск (Ст. 8-я).

Как только начнутся военныя действія, Союзныя Державы принимают на себя

формальное обязательство—не прекращать их иначе, как с обоюднаго согласія

(Ст. 9-я).

По секретным условіям сего-же трактата, постановлено : во 1-х, принимать прочія

державы в союз со взаимнаго согласія договаривающихся дворов; во 2-х, если

Король Шведскій будет находиться в Помераніи, Император Всероссійскій

предоставляет ему начальство над всеми русскими войсками действующими в

северной Германіи; в 3-х, если россійское правительство заключить союз с какою-

либо из первостепенных держав, для обузданія насильственных покушеній

Франціи, то союзники, не выжидая вторженія французских войск из Ганновера в

Померанію, сами откроют наступательныя действія; в 4-х, Император Александр

обязался употребить зависящія от него средства для доставленія от Англіи

субсидіи шведскому правительству;.наконецъ~в 5-х, в случае враждебных

действій кого-либо против 'одной из

347

договаривающихся держав, другая обязывалась помогать ей, по первому

востребованію, достаточными силами (16).

Французское правительство, получив сведеніе о переговорах, происходивших

между Англіею и Швеціею, побудило берлинскій кабинет объявить, что Пруссія не

допустить перенесенія войны в Шведскую Помераніьо, и что, в случае

враждебных действій Швеціи против Франціи, Король Фридрих-Вильгельм сочтет

себя обязанным принять самыя решительныя меры в отношеніи к защите

помянутой области (17). Настоящій смысл этой ноты заключался в том, что, в

случае усиленія шведских войск в Помераніи, Пруссія была намерена занять сію

область, под предлогом сохраненія ея для Швеціи и отвращенія бедствій войны от

северной Германіи; в действительности-же такіе виды были враждебны Швеціи, и

по тому нравились Франціи, желавшей разсорить северныя державы. Густав, еще

не отвечая на прусскую ноту, сообщил ее Императору Александру, который

немедленно послал в Берлин генерал - адъютанта барона Винцингероде, с

собственноручным своим письмом и с порученіем объявить изустно Королю

Фридриху-Вильгельму, что русское правительство, свято исполняя принятыя им на

себя обязательства, не допустит никакого покушенія против Швеціи. Вместе с тем

князь Чарторыскій, по воле Государя, сообщил русскому послу при берлинском

дворе, тайному советнику Алопеусу, инструкцію и проект письма, для взаимнаго

размена между Императорами Россійским и Германским и Королем Прусским,

заключавшаго в себе условія секретнаго оборонительнаго союза против общаго

врага. Имиератор Александр, с своей стороны,

348

изъявил готовность выставить сто-тысячную армію. Что-же касается до

обстоятельств, которыя, по мненію Государя, должны были вызвать ополченіе

Союзных Держав против Франціи, то все касающееся к этому предмету излагалось

определительно в инструкціи данной русскому резиденту в Верлине, тайному

советнику Алопеусу, именно—Император Александр предложил вооружиться: во

1-х, если французскія войска перейдут чрез Рейн, где-либо на пространстве от

Клева до Базеля и Констанца; во 2-х, ежели Французы вторгнутся в Швейцарію; в

3-х, если они займут столицу Неаполитанскаго Королевства, Калабрію, Капуу и

Гаэту; в 4-х, если сделают какое-либо иокушеніе против Турціи, или Республики

СемиОстровов; в 5-х, если Бонапарте присоединит к Франціи Батавскую

Республику, или страны в Германіи и Италіи, или—наконец—провозгласить себя

Императором Германским (?) (18).

Король Прусскій, с своей стороны, послал в Петербурга генерала Цастрова,

поручив ему объяснить положеніе и виды берлинскаго кабинета. В ответ на то, 16

(28) мая 1805 года, была вручена Цастрову нота, в которой наше правительство,

изъявив откровенно свои предположенія, убедительно приглашало Пруссію

содействовать благой цели — водворенію прочнаго мира и политического

равновесія в Европе — и обещало принять самыя деятельныя меры для защиты

своих союзников, еслибы им угрожала какая-либо опасность. Изложив все ирежнія

безуспепшыя покушенія россійскаго правительства побудить Пруссію к принятію

участія в общем деле Европы, Император Александр писал:

„....Как общая польза, так и дружескія связи

349

Государей между собою—все побуждаете Россію и Пруссію скрепить

существующій между ними союз, который, для достиженія благодетельных

последствій, должен быть основан на совершенном согласіи правил руководягцих

оба правительства. Безопасность, независимость европейских государств и

возстановленіе между ними политическаго равновенія: таковы цели Е. В.

Императора, которых Он желает достигнуть переговорами, либо. при

безуспешности их. силою оружія. Если придется вести войну, Россія, безопасная

от непріятельских покушеній, и потому наименее долженствующая принимать

участіе в общей борвбе, первая подаст пример содействія прочим Державам

весьма значительными средствами и определительно обяжется продолжать свои

усилія во все время войны. Вместе с тем. русское правительство примет самыя

действительныя меры для отклоненія опасности угрожающей его союзниками

Россія, отвергая всякіе властолюбивые виды, станет охотно содействовать

Державам, участвующим в войне против Франціи, в пріобретеніях, могущих

послужить к их безопасности и к справедливому вознагражденію понесенных ими

убытков. Для избежанія всякаго недоразуменія по сему поводу, россійское

правительство за-ранее взойдет в соглашеніе с каждою из воюющих Держав, на

счет желаемых ими пріобретеній, предоставляя, во всяком случае, общему

конгресу раздел завоеваній, сообразно условіям охраненія общественнаго

спокойствія и политическаго равновесія" (19).

Король Густав IY-й, с своей стороны, отвечал на прусскую ноту 12-го (24-го)

декабря 1804 года, что он не считает себя зависимым от системы неутралитета

принятой берлинским дво-

350

ром, и не признает ни чьего превосходства над собою, кроме Германскаго

Императора, в качестве главы Имперіи; что Король Прусскіи, убедясь в

основательности таких мненій, вероятно, не предпримет несправедливой войны, и

что, впрочем, в случае нападенія на Померанію, у Швеціи не будет недостатка в

союзниках, котсрые станут в защиту праваго дела (20). •

Настоянія Императора Александра хотя и не успели побудить прусское

правительство к принятію участія в общем деле, однако-же заставили "его

оставить в покое Швецію, не смотря на то, что поступки Короля Густава были в

высшей степени оскорбительны для берлинскаго двора. Получив сведеніе, что

Фридрих-Вильгельм обменялся орденами с Первым консулом, принявшим сан

мператора Франдузов, Густав возвратил орден Чернаго Орла Королю Прусскому,

написав ему, что считает для себя постыдным носить одиноковые знаки отличія с

Бонапартом: непосредственньш следствіем того было прерваніе дипломатических

сношеній между Пруссіею и Швеціей (2|).

Таким образом Пруссія, признав Бонапарта Императором Французов, не

помышляла требовать от него удовлетвореніе за насильственный поступок его в

Бадене. Прочіе германскіе князья, получив ноту баденскаго курфирста, в которой

он изъявлял желаніе, чтобы не было дано дальнейшаго хода протесту Императора

Александра, также уклонились от всякаго участія в этом деле, несмотря на

представленія австрійскаго резидента при германском сейме (22).

Предметами особой заботливости Императора Александра были теснейшій союз

Россіи с Англіей и соединеніе способов обеих держав про-

351

тив Франціи. Для доетиженія столь важных целей, был послан, в сентябре 1804

года, в Лондон, действительный камергер Новосильцов. При отъезде туда, он

получил инструкцію, в которой было изложено, что порученіе ему данное

имело целью присутствіе в Англіи лица, обладающего издавна совершенным

доверіем Государя и усвоившаго мненія и виды его, что подавало возможность— с

одной стороны получить сведеніе, в какой мере лондонскій двор склонен

содействовать им, а с другой—дать переговорам направленіе вполне согласное

с Монаршею волею. По мненію Государя, самым опасным оружіем Французов

было распространенное ими убежденіе, будтобы они рдтуют за свободу и

благосостояніе народов. И потому казалось необходимо, прежде всего, вырвав

это оружіе из рук правительства, недостойнаго подвизаться за столь правое

дело, принять на себя защиту независимости и блага держав угнетенных

Французами. Не желая вовсе замедлять преуспеяніе человечества, (что впрочем

— по мненію Императора Александра — не только былобы напрасно, но повело-

бы к собственному вреду), Государь предполагал, во всех странах освобожденных

от ига Бонапарта, искоренить прежнія злоупотребленія и обезпечить свободу.

Участіе союзников в судьбе Короля Сардинскаго, в отношеніи к коему Россія и

Англія приняли на себя обязательства, должно было подать тому полезный

пример: безопасность Европы требовала не только его возстановленія, но и

увеличенія его владеній. Но, вместе с тем, обе державы могли предложить ему

совокупно убедительный совет—даровать своим подданным благоразумную и

свободную конституцію. Король, без сомне