КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400536 томов
Объем библиотеки - 524 Гб.
Всего авторов - 170334
Пользователей - 91054
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Чернышева: Кривые дорожки к трону (Фэнтези)

довольно интересно, хотя много и предсказуемо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Кузнецов: Сто килограммов для прогресса (Альтернативная история)

Прочёл 100 страниц. Сплошь: "Рыбаки начали рыбачить, рыбный пост у нас..." (баранину ели два раза). На какой странице заклёпки?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Гекк про Ерзылёв: И тогда, вода нам как земля... (СИ) (Альтернативная история)

Обрывок записок моряка-орнитолога, который на собственном опыте убедился, что лучше журавль в небе, чем синица в жопе.
Искренние соболезнования автору и всем будущим читателям...

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
ZYRA про В: Год Белого Дракона (Альтернативная история)

Читал. Но не дочитал. Если первая книга и начало второй читаемы, на мой взгляд, то в оконцовке такая муть пошла! В общем, отложил и вряд ли вернусь к дочитке.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
nga_rang про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Для Stribog73 По твоему деду: первая война - 1939 год. Оккупация Польши. Вторая, судя по всему 1968 год. Оккупация Чехословакии. А фашизм и коммунизм - близнецы-братья. Поищи книгу с названием "Фашизм - коммунизм" и переведи с оригинала если совсем нечем заняться. Ну или материалы Нюрнбергского процесса, касаемые ОУН-УПА. Вердикт - национально-освободительное движение, в отличие от власовцев - пособников фашистов.
Нормальному человеку было бы стыдно хвастаться такими "подвигами" своего предка. Почитай https://www.svoboda.org/a/30089199.html

Рейтинг: -2 ( 3 за, 5 против).
Гекк про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Дедуля убивал авторов, внучок коверкает тексты. Мельчают негодяйцы...

Рейтинг: +2 ( 6 за, 4 против).
ZYRA про Бердник: Пути титанов (полная версия) (Космическая фантастика)

Судя по твоим комментариям, могу дать только одно критическое замечание-не надо портить оригинал. Писатель то, украинский, к тому же писатель один из основателей Украинской Хельсинкской Группы, сидел в тюрьме по политическим мотивам. А мы, благодаря твоим признаниям, знаем, что твой, горячо тобой любимый дедуля, таких убивал.

Рейтинг: -4 ( 4 за, 8 против).

Государевы драконы (fb2)

- Государевы драконы (пер. Мария Васильевна Семенова) (и.с. the best of. Фантастика, фэнтези, мистика) 262 Кб, 51с. (скачать fb2) - Джейн Йолен - Адам Стемпл

Настройки текста:



Джейн Йолен и Адам Стемпл Государевы драконы

Джейн Йолен — один из наиболее выдающихся современных авторов фэнтези. Ее сравнивали с такими писателями, как Оскар Уайльд и Шарль Перро, и удостаивали наименования «Американский Ханс Кристиан Андерсен». Завоевав первоначальную известность своими произведениями для детей и юношества, Йолен порадовала читателей более чем тремя сотнями книг. Среди них — повести, сборники коротких рассказов, книги стихов, иллюстрированные издания, биографии, двенадцать песенников, две поваренные книги и сборник исследований по фольклору и волшебным сказкам. Среди ее наград — Всемирная премия фэнтези, «Золотой змей», медаль Калдекотта и три Мифопоэтические премии. Она выходила в финал Национальной книжной премии, дважды была удостоена премии «Небьюла» — за произведения «Lost Girls» и «Sister Emily's Lightship». Часть года писательница проводит в штате Массачусетс, часть — в Шотландии.

Адам Стемпл — автор относительно новый, его перу принадлежат четыре опубликованные повести (одна из которых удостоилась премии журнала «Локус»), дюжина книг о музыке для юных читателей и примерно столько же опубликованных коротких рассказов, часть из которых попала в списки лучших произведений года. Более двадцати лет Адам Стемпл был профессиональным музыкантом, являясь ведущим гитаристом таких массачусетских групп, как «Cats Laughing», «Boiled in Lead», и ирландской группы «The Tim Malloys». Наибольшую известность ему принесли повести в жанре фэнтези «Singer of Souls» и «Steward of Song», опубликованные издательством «Tor». В соавторстве с Джейн Йолен кроме предлагаемого рассказа им написаны также «Pay the Piper» и «Troll Bridge».

В «Государевых драконах» двое этих авторов объединяют усилия, чтобы показать нам несколько отчаявшихся людей, угодивших между молотом и наковальней, то бишь между царем и драконом.

* * *

Драконы вновь бесчинствовали в провинциях. Это происходило всякий раз, когда царь принимался решать еврейский вопрос. В таких случаях он выносил большой золотой ключ и самолично отпирал драконюшни. Делал он это, прямо скажем, не без театральных эффектов.

— Летите же! — восклицал он, торжественно указуя рукой.

А поскольку с чувством направления у него было туго, рука обыкновенно указывала на Москву. Будь драконы такими же олухами, не миновать бы несчастья. Но конечно, они были гораздо умней.

Они вылетали наружу и строились клином, и этот клин покрывал изрядную часть неба, так что на землю падала тень. И все, кто оказывался в этой тени, начинали быстренько повторять старинный заговор от драконов:

Пламя вверх и пламя вниз,
На соседа обратись…

На местном диалекте звучало так и вообще складно.

Естественно, евреи пребывали в полной безопасности, поскольку в каждом их штетеле имелись дракометры — устройства раннего предупреждения, которые только они и способны были изобрести. Царю следовало прислушаться, когда я советовал ему собрать еврейских ученых всех вместе и заставить на него работать. Вдали от родных и друзей. С тем, чтобы помогли нам избавиться от остальных своих соплеменников. Да только кто ж меня слушал?

В итоге они сидели глубоко в своих норах и в ус не дули, попивая шнапс с чаем из стеклянных чашек со стеклянными ручками… по мне — довольно странное сочетание, но я-то ведь не еврей. У меня в родне до седьмого колена ни одного еврея. Если бы я не мог это доказать, думаете, взяли бы меня на государеву службу?

Лишенные таким образом своей естественной пищи, драконы в очередной раз взялись за провинции и стали жечь их огнем. В этот раз мы лишились действительно очень хорошего оперного театра, выстроенного в прошлом веке и сплошь раззолоченного, а также отличного спа-салона, оснащенного по последнему слову сантехники, и целой улицы домов времен Екатерины Великой. Не считая прислуги, находившейся внутри. Слава богу, стояло лето — все хозяева разъехались по дачам и, скажем так, пропустили веселье. Дым, правда, много дней висел в воздухе, а уж воняло!..

Все это я изложил его царственной милости — естественно, весьма тактично и осторожно. Незаменимых у нас, как известно, нет. Как выяснилось много позже, в число незаменимых не входят даже цари, так что уж говорить обо мне! Вот я и заботился о том, чтобы голова подольше оставалась у меня на плечах. Пусть уж лучше новая жена выпьет из меня все соки.

Итак, я низко поклонился и сказал:

— Не припоминаете ли, ваше величество, что я говорил вам касаемо еврейских ученых?

Царь погладил бороду, покачал головой, пробормотал что-то, обращаясь к безумному колдуну, который приплясывал подле царицы, — и удалился обдумывать очередной погром. Я-то знал, что это мероприятие будет столь же бесполезно, как и предыдущее. Однако царь попыток не оставлял.

Как мне это все надоело!

Я не забыл упомянуть, что еврейский вопрос у царя Николая на повестке дня был постоянно?

Вот что роднило меня с безумным колдуном: мы были оба весьма невысокого мнения об умственных достоинствах нашего самодержца. Которыми, собственно, диктовались его пожелания и предпочтения. Естественно, это не мешало нам обоим жить и кормиться при его дворе, при каждом удобном случае подыскивая себе новых жен, прелестных и молодых. Как наших собственных, так и чужих. Но были между нами и различия. Очень, очень глубокие.

В частности, Распи с чего-то вообразил, будто малость петрит в драконах. И вот тут, как по ходу дела выяснилось, он весьма, весьма заблуждался. Жуть как заблуждался, вот что я вам скажу!


Футах в двенадцати под промороженной поверхностью российской земли сидели у сине-белой изразцовой печки два человека. Они покуривали сигареты, попивая персиковый шнапс. Изразцы на печке были самые лучшие из имевшихся в магазинчике. Того крымского магазинчика давно и на свете-то нет, но двоим мужчинам в полутемном подземелье не было дела до сколов и трещин на рельефных плитках. Им и до самой печки-то не было дела — находись она здесь или, как когда-то, в летней кухне дома, располагавшегося наверху. Их занимали гораздо более важные материи. Драконы, персиковый шнапс и общее положение в государстве.

Один из двоих был долговяз и ссутулен от частого пребывания в подземелье, где ему приходилось не только прятаться от драконов. У него была седая борода лопатой. При его говорливости эта лопата, казалось, стремилась вывести из-под земли целый народ, чем, собственно, этот гражданин по жизни и занимался.

Второй был плотно сбитым коротышкой с тщательно ухоженной бородой и безысходной печалью в глазах.

Вот рослый подбросил в печку очередное полено. Жар, исходивший от голубых изразцов, тотчас усилился. Печь совсем не дымила — продуманная система вентиляции выводила дым прямо вверх сквозь десятифутовый слой плотной земли. На последних двух футах труба разделялась натрое таким образом, что, попадая в конце концов на мороз, дым оказывался еле-еле заметен. Волки, может, и сумели бы унюхать эти слабые струйки, но, когда на деревню обрушивались казаки или драконы, установить расположение убежищ по дыму им не удавалось.

— Ты обращал внимание, — проговорил долговязый Бронштейн, — что всякий раз, когда мы просим царя прекратить какую-нибудь войну…

— Он нас убивает, — дернув бородкой, довершил второй, Борух. — И в преизрядном количестве. — Бронштейн согласно кивнул и собрался развить свою мысль, но Борух продолжил на едином дыхании: — Когда он объявил поход на Японию, мы сказали ему: «Это всего лишь крохотный остров, где нет ничего, что следовало бы взять. Ну и пусть эти раскосые, видящие свое преимущество в якобы происхождении от солнечного божества, владеют им на здоровье. Россия и так велика, стоит ли добавлять к ней восемнадцать квадратных миль вулканов и рисовых полей?»

Бронштейн снял пенсне с овальными стеклами, весьма подходившее к его длинной и узкой физиономии, и рассеянно погонял пыль с одной линзы на другую.

— Так вот, я собирался сказать, что…

— А эта его последняя выходка! Старый пьяница Франц свалился в Сараево под стол, да так оттуда и не вылез. И на этом основании Германию объявляют скопищем бешеных собак, готовых перекусать весь остальной мир. — И Борух несколько раз щелкнул зубами в разные стороны, изображая бешеного пса. Длинная борода вскидывалась и моталась, едва не хлеща по глазам его самого. — Ну вот спрашивается, нам-то какой интерес? Германия поимела Францию? И пускай. Сто лет назад они уже спускали на нас этого своего карманного монстра. Теперь сами пусть кашу расхлебывают!

— Да, но… — снова начал Бронштейн, но Боруха было не остановить.

— Спрашивается, каких размеров должна стать страна, чтобы он успокоился? И что, интересно, он с ней делать намерен? Его драконы и так уже половину пожгли, а все, что осталось, подчистую разворовали его «кулаки».

— Лес и зерно, — все-таки сумел вставить Бронштейн.

«Единственное, что стоит больше самих драконов, — подумалось ему. — Лес — это дрова для зимы, а весной не обойтись без зерна. Других времен года в России не бывает. Девять совокупных дней, отводимых на лето и осень, попросту не считаются».

— Вот именно, — подхватил Борух. — И вот он отправляет нас драться и умирать за страну, по сути не стоящую ни гроша. Если мы некоторым чудом остаемся в живых, он нас загоняет в Сибирь отмораживать причиндалы. А если мы вздумаем всего лишь пожаловаться… — Борух нацелил на Бронштейна вытянутый палец. — Бабах!

Бронштейн немного помолчал, выжидая, не скажет ли чего еще его старший коллега, но тот уже хмурился в кружку со шнапсом, словно оспаривая свои же последние фразы.

— Ну да, вот об этом я и собирался поговорить с тобой, Пинхас.

Борух поднял глаза — очень печальные и лишь слегка затуманенные алкоголем.

— У меня есть кое-какая идея, — сказал Бронштейн.

На губах Боруха зародилась тихая улыбка, но в глазах по-прежнему плескалась печаль.

— У тебя всегда есть идея, Лева. Всегда.[1]


Сумасшедший монах был совсем не таким сумасшедшим, как думали люди. У него все было очень четко просчитано. Он умел дергать за ниточки, управляя людьми. А уж его искусство соблазна…

Стоя в покоях царицы, он задумчиво созерцал свое отражение в позолоченном зеркале. Его глаза тоже казались золотыми. Ну, почти.

«Как у дракона», — подумал он.

Вот тут он был не прав. Глаза у драконов были угольно-черные. Как сама чернота. Исключение являла только царица драконов. У нее глаза были зеленые, как океан, как зеленая подводная тьма, и светлели только к самому центру. Но безумный монах никогда не спускался на скотный двор и не рассматривал драконов, запертых в денниках. И с драконюхами не разговаривал. Не отваживался.

Если и существовало что-то на свете, чего боялся Распутин, так это были драконы. Причем все дело было в пророчестве. При всей своей расчетливости он оставался человеком глубоко суеверным. Крестьянское происхождение, знаете ли.

Если без драконов ты ни дня,
Сам не упасешься от огня.

На его родном сибирском диалекте пророчество звучало еще убедительней.

«Вот только тут, в центре империи, не найдешь никого, кто бы понимал по-сибирски, — думал монах. — А мое место здесь. В центре».

Уж он-то знал с самого начала, что родился для более судьбоносной цели, чем добыча скудного пропитания в сибирских тундрах, по примеру родителей.

«И чем смерть в холодных водах Туры, где погибли мои брат и сестра…»

Усилием воли отогнав столь черные мысли, он быстрым движением поцеловал свое отражение в зеркале.

— Ну не очаровашка? — спросил он вслух.

Вид собственного лица неизменно поднимал ему настроение. А как радовались ему придворные дамы!

— Батюшка Григорий, — прозвучал тихий одышливый детский голосок где-то на уровне его бедра. — Возьми на ручки!

Безумный монах был не настолько безумен, чтобы отказать единственному сыну царя. Пусть этот мальчик был болен, пусть временами он был совсем плох — в один прекрасный и не столь уж далекий день наследник станет царем. Так было предначертано звездами. Это же предрекал и Господь Бог, посылавший отцу Григорию сны, в которых сплетались пламень и лед.

— Со всем моим удовольствием, — сказал он, нагибаясь и поднимая мальчика на руки.

Держать его приходилось со всей осторожностью. Надави чуть сильней — и на хрупком тельце появятся синяки свекольного цвета и со свеклу же размером. И пройдут только через много недель.

Мальчик доверчиво посмотрел на него и сказал:

— Пойдем проведаем маму!

На физиономии отца Григория возникла волчья ухмылка.

— Пойдем, — сказал он. — Со всем моим удовольствием.

И чуть ли не пританцовывая двинулся по длинному залу с царевичем на руках.


Я же, будучи в очередной раз лишен возможности намекнуть самодержцу на беспросветную глупость им задуманного, решил вернуться в свои покои — навестить молодую жену. Мы с ней встретились около года назад на белом балу. Помнится, на ней было девственно-белое платье, оставлявшее открытыми безупречные плечи, а бриллиантовое ожерелье охватывало точеную шейку, словно ограждая ее. Я был до того очарован, что снова женился, не выждав даже года со времени смерти моей прежней супруги. Лишь много позже я установил, что бриллианты вообще-то принадлежали ее сестре и лично мне почти совсем ничего не досталось.

Только-только миновал полдень, и она, вероятно, прилегла подремать. Или решила поразвлечься. Оставалось надеяться, что она не с кем-нибудь из своих обожателей. Когда берешь такую молоденькую жену, неизбежно возникает проблема — как улучить минутку с нею наедине. Ну, по ночам она, естественно, вся моя; но как знать, чем она занимается днем?

Я и не знал. И знать не хотел. Когда до меня дошло, что я ничего не хочу знать, я круто развернулся на ходу. Мой каблук прокрутился по паркету с визгом, чем-то напоминавшим визг рожающей свиноматки. Я знаю, о чем говорю, у меня за городом ферма, и я много раз все это видел.

В этот момент я принял решение. Быстрое такое решение. Вот за это царь и любит меня, ведь в его окружении пруд пруди нерешительных. Высокородное старичье вечно колеблется, не в силах выработать твердое мнение ни по какому вопросу. Прямо как сам государь. Надо думать, это у них в крови. В комплекте с многочисленными болячками. Вырождение, знаете ли. Из-за близкородственных браков.

А решение мое было таково. Вот пойду сейчас на скотный двор, навещу драконов. Попробую, не получится ли их постичь. Им присущ разум, странный и темный. Или не разум. Во всяком случае, не такой, каким мы, люди, его понимаем; скорее, это нечто наподобие хитрости. Если бы мы могли поставить эту хитрость себе на службу, примерно так, как обеспечили себе их верность, — многие столетия плена, знаете ли, да еще длинный поводок время от времени. Почти та же история, что и с казаками. Если мне повезет и я разрешу эту вековую загадку, царь, чего доброго, наконец удостоит меня графского титула. Его выродившейся аристократии не повредит свежая кровь. Вот тогда он начнет к моим советам прислушиваться. А я смогу навещать свою молодую жену Ниночку, когда пожелаю и ни о чем не тревожась.

Я шагал по дворцовому коридору и улыбался. Принятие решения всегда улучшало мне настроение. Я глубоко дышал, кровь в жилах ускоряла свой бег. Казалось, мне вновь было всего пятьдесят.

Вот тут я и заметил безумного монаха. Он шел мне навстречу по коридору, неся на руках юного престолонаследника. Он единственный, кто отваживается брать мальчика на руки, не закутав предварительно в мягкие овчинные одеяла. Кожа у этого ребенка — точно хрупкий старый фарфор, любое прикосновение может ее повредить.

— Батюшка Григорий, — сказал я, приветственным жестом поднося руку ко лбу.

Пусть он по рождению мужик мужиком и мозги у него, как многим кажется, набекрень, я-то не настолько спятил, чтобы не оказать ему почета, которого он к себе требует. Юный царевич во всем его слушается. И не только царевич, но и его матушка Александра. Абсолютно во всем — ну, вы понимаете, что я имею в виду. Слухи разные ходят.

Он глянул на меня, равнодушно произнеся мое имя. Монах никогда не упоминает моего титула. Однако потом он улыбнулся. Этой своей мягкой, чувственной улыбкой, от которой женщины, говорят, теряют рассудок. По мне, улыбка выглядела вполне змеиной.

— Представьте меня своей супруге.

И в этот миг я понял: случилось страшное. То, чего я подспудно страшился. Моя Ниночка подпала под его чары. Значит, придется убить его. В одиночку или с чьей-нибудь помощью. И ради Ниночки, и ради себя самого.

Но каким образом это сделать?..

Внутреннее чувство подсказывало мне: ответ ждал внизу. В драконюшнях.

И я зашагал вниз.


Запах драконов всегда ощущается гораздо раньше, чем вы их увидите. Мускус бьет в ноздри, пока во рту не появляется привкус старых ботинок. Впрочем, в нем ощущается и нечто гораздо большее. Это запах могущества, и со временем я мог бы привыкнуть к нему.

Дверь громко заскрипела, когда я ее открыл. Драконы откликнулись таким же скрипучим воем, решив, что сейчас их будут кормить.

Драконы всегда голодны. Это из-за жаркого дыхания, которое нуждается в топливе. По крайней мере, так мне объясняли.

Я зачерпнул из ведерка пригоршню коровьих мозгов и закинул в ближайший денник.

Там тотчас же зашуршали громадные перепончатые крылья. В каждом деннике помещаются три или четыре дракона, потому что при совместном содержании они ведут себя тише. Я вытер руки о полотенце, нарочно для этого висевшее на деревянном гвозде. Прежде чем возвращаться к себе, надо будет помыться. А то нынешней ночью Ниночка нипочем не позволит мне к себе прикоснуться.

Государевы драконы были стройней и изящней и в целом больше похожи на змей, нежели драконы великого хана, от которых государевы некогда произошли. Они были черными, точно угри. Длинные морды, обрамленные грубыми волосьями, выглядели так, словно твари собирались вот-вот заговорить на каком-нибудь нубийском языке. Казалось, из пастей должны были вырваться не пламя и дым, но арабская речь.

Я уставился прямо в зрачки самому крупному. Нельзя опускать перед ними глаза, нельзя отводить взгляд, тем самым показывая страх. Ваш страх приводит их в возбуждение, потому что вы начинаете вести себя как добыча. Глаза дракона были темны, словно Крым зимой, мне начало казаться, будто я плавал в этих глазах. А потом стал тонуть. Я уходил все глубже и глубже и не мог перевести дух. И вот тут-то мне навстречу ринулось будущее. Сплошной огонь. Здания, охваченные пламенем. Россия горела. Санкт-Петербург и Москва обращались в пепел и золу. Золотые листы на башенках Аничкова дворца и Успенского собора скручивались от жара.

— Довольно! — сказал я, мысленно отстраняясь, выдергивая себя на поверхность, вырываясь из колдовских чар. — Твой животный магнетизм меня не обманет!

Дракон отвернулся и начал подбирать с пола остатки коровьих мозгов.

Я ошибался. От этих существ мне никакой подмоги не будет. Ну, значит, и я не стану им помогать.


Когда драконы наконец убрались, дракометр просигналил «все чисто», издав звук наподобие пения цикад. Бронштейн и Борух выбрались из убежища под утреннее небо, в котором еще висела тяжелая пелена драконьего дыма. Щурясь и кашляя, они кивали своим соплеменникам, вылезавшим из таких же нор, — воспаленные глаза, покрытые копотью лица.

Никто особо не улыбался. Все остались живы и здоровы, но их дома были сожжены, все дела пошли кувырком, и даже укрытые снегом поля сгорели в огне. Прекрасная роща старых белых берез, давшая название городку, превратилась в скопище обугленных пней. Кто знает, вдруг в следующий раз дракометры не сработают и предупреждения не будет? Всегда есть такая вероятность. Дерьма в жизни хватает, как раввины говорят.

Старые бабушки не были так склонны к пессимизму, но и они без иллюзий смотрели на вещи. Зря ли они так часто рассказывали о прошлых временах, когда еще не были изобретены дракометры и в стране свирепствовали со своими армиями и драконами цари, носившие прозвища то Великий, то Грозный. Тогда евреям чуть не настал полный конец. И настал бы, не появись у них самый первый дракометр, прибор смешной и примитивный по современным стандартам. Он-то всех и спас. Как говаривала старенькая бабуля Боруха: наши-то, мол, времена еще ничего.

«По сравнению с чем?» — поддразнивая, спрашивал он ее.

Слушая бабкины сказки, маленькие дети представляли себе те бессмысленные разрушения и содрогались, а юноши фыркали и надували грудь: дескать, я бы… я бы не… если бы это на них вдруг обрушилась с неба ужасная и внезапная смерть.

Бронштейн не увлекался пустопорожним словесным геройством. Внимательно вслушиваясь в эти повествования, он все пытался представить себе, каково это было. Ни заблаговременных предупреждений, ни убежищ, в которые можно сразу юркнуть. Только ты — и драконы. И открытое поле. Зубы, когти. Жуткое палящее пламя. И беззащитные человеческие тела. Каким-то образом он всегда чувствовал то, чего не могла понять остальная молодежь. Технологии дают иногда осечку. Или на них находятся другие технологии, еще более изощренные. Ни на какое устройство нельзя полностью полагаться.

«Вот тут раввины правы, — думал он. — Дерьма в жизни хватает. Еще как хватает».

Полагаться можно было лишь на одно. И это одно уж точно не было устройством размером с овцу, которое питалось магией и магнетизмом и принималось реветь, точно лось во время гона, когда в радиусе десяти миль появлялся дракон.

Надежной защитой была только власть.

Те, кто обладал ею, стояли на спинах у тех, кто не обладал. И никакой изобретательный ум не мог помочь подняться из второй категории в первую. Власть можно было только взять силой. И требовалась еще большая сила, чтобы ее потом удержать.

«Мы, евреи, непривычны к силовым методам, — размышлял он, выводя Боруха из городка. Нахмурился и продолжил свою мысль: — Разве что к тем, которые против нас самих применяют».

Подъем на холмы, окружавшие штетеле, заставил обоих мужчин тяжело дышать. Пар от дыхания клубился в стылом декабрьском воздухе, точно драконий дым. Борух снял пальто, Бронштейн ослабил галстук. Они шли и шли вперед. Войдя около полудня в лес, они углубились под сень больших кедров и елей. Деревья здесь были такими высокими, что под ними не росло никакого подлеска. Даже снег почти не достигал земли.

Бронштейн уверенно прокладывал путь, хотя никакой тропы впереди не было видно. Каждый раз, приходя сюда, он выбирал новый маршрут. Впрочем, это не имело значения. То, к чему они шли, он улавливал так же безошибочно, как дракометр — биение драконьих крыл вдалеке.

«Если кто-нибудь откроет мой замысел и донесет царю прежде, чем я буду готов…»

О последствиях не хотелось даже и думать.

Остановившись на небольшой полянке, он указал своему спутнику на лежащее бревно.

— Садись. — Вытащил из-за пазухи ломоть хлеба и протянул его Боруху. — Ешь. А я пойду проверю, нет ли за нами хвоста.

— Знай я, что прогулка окажется такой длинной, я еще шнапса бы захватил, — сказал Борух.

Бронштейн с улыбкой запустил руку в карман и показал ему флягу.

— Только я ее тебе не оставлю, а то ты меня не дождешься.

— Не волнуйся, дождусь, — с набитым ртом ответил Борух.

Бронштейн и не волновался. Быстренько добежав до опушки, он посмотрел вниз с холма. Хорошо видно было штетеле, еще окутанное дымом. За ним полосами горели зерновые поля. В это время года на полях не работали, да, правду сказать, не много урожая с них и снималось. Если вообще снималось. Царские «кулаки», упомянутые Борухом, забирали и львиную долю, и почти все остальное. Хочешь — живи, хочешь — с голоду помирай. Крестьян обирали практически так же, лишь с той разницей, что царь на них драконов не насылал.

Убедившись, что никто не последовал за ними по склону холма, Бронштейн вернулся в лес.

«С полей — в лес, — сказал он себе. — Зерно и дрова».

— Вставай, — велел он Боруху и бросил ему флягу. — Мы почти на месте.

Теперь он двигался вперед очень быстрым шагом, и Боруху пришлось поспевать. Но как и было сказано, они почти пришли.

В снежных берегах бежал быстрый неглубокий ручей. Бронштейн направился вниз по течению и наконец остановился у старой сосны, давным-давно расколотой молнией. Отсчитав тридцать шагов к югу, прочь от ручья, он круто повернул и отсчитал еще тридцать. Здесь он опустился на землю и принялся разгребать кучу палых листьев и сосновых иголок.

— Зерно и дрова, Борух. Зерно и дрова! Две вещи из трех, дарующих власть в этой стране. — Он добрался до земли и стал ее разрывать. Ей полагалось быть твердой от мороза, но она легко поддавались его пальцам. — Но чтобы завладеть одним или другим, необходимо третье.

Он перестал копать и жестом подозвал к себе Боруха. Тот подошел и заглянул в неглубокую ямку, вырытую Бронштейном.

— Ох, Лева… — вырвалось у него.

В голосе Боруха мешались ужас и восхищение.

В ямке, чуть заметно мерцая внутренним жаром, переливалось алыми скорлупами штук двенадцать громадных яиц.

Это были яйца драконов.

— Есть и еще, — сказал Бронштейн.

Борух с трудом оторвал от них взгляд и осмотрелся кругом. Кучи листьев и хвои, только что казавшиеся естественными элементами лесной подстилки, вдруг стали выглядеть подозрительно рукотворными. Борух не стал их пересчитывать, отметил только, что их было много.

— Ох, Лева, — повторил он. — Ты что, весь мир сжечь собрался?


Монах принес мальчика в апартаменты его матери. Стражники были достаточно опытны, чтобы даже не пытаться преграждать ему путь. Когда он не мог слышать, они перешептывались, называя его выродком дьявола, антихристом и еще чем похуже. Но — исключительно шепотом, исключительно на диалекте, который далеко не все понимали, и только убедившись, что он был далеко.

Распутин прошел в двери, неся на руках уснувшего мальчика.

Пять придворных дам, сидевшие в покоях, кинулись врассыпную, точно косули при виде охотничьей собаки. Их тонкий визг и писк заставили его улыбнуться. Тут поневоле вспомнишь хлыстов с их оргиастическими бичеваниями. Эх, что бы он сейчас не отдал за добрую плетку-девятихвостку!.. Он окинул взглядом спину самой юной из них. Такая молоденькая, почти дитя, и шейка у нее лебединая, нежная, белая, влекущая.

— Скажите вашей хозяйке, — проговорил он, — что я ее сына принес. С ним все хорошо, просто уснул.

Как обычно, они вприпрыжку умчались исполнять его распоряжение, гуськом исчезнув за дверью, что вела во внутренние покои царицы. Когда пробежала самая последняя, дверь тихо закрылась, но ненадолго.

Очень скоро наружу вышла сама Александра. Ее некрасивое лицо так и расцвело при виде мальчика на руках у монаха.

— Вот видишь, — сказал он ей. — Ребятенку только сон нужен да чтобы не трогали. Ему ж доктора никакого покою не дают, задергали совсем, а на что? Ты бы, матушка, попридержала их, что ли.

В глубине души он был уверен, что лишь ему было под силу избавить царевича от болезни. И он знал, что царица тоже верила в это.

Он передал ей ребенка, и она приняла у него мальчика точно так, как сделала бы любая крестьянка, — с огромной любовью и без малейшего страха. Слишком многие аристократки передоверяли воспитание собственных людей чужим людям. Монах восхищался царицей, пожалуй, даже был к ней привязан. Но — что бы там ни болтали — вовсе не желал ее как женщину. Он-то знал, что ее верность целиком принадлежала царю, этому счастливчику, красивому и глуповатому. Глядя на нее сверху вниз, он с улыбкой сказал:

— Зови меня в любое время, матушка. Ты — мать русского народа, я всегда рад тебе послужить.

Он поклонился так низко, что длинное черное одеяние легло складками на пол, и одарил ее вполне драконьей улыбкой.

Она ничего особенного не заметила. Просто взялась укладывать малыша, и ни одной из придворных дам не было доверено ей помогать.

Распутин, пятясь, удалился и, делая это, невольно залюбовался фигурой царицы. Она не была ни полнотела, ни, в отличие от своих дочерей, излишне худа. Цафик, как выразились бы евреи. Высокая прическа, отчетливо напоминавшая драконье гнездо, позволяла созерцать крепкую шею и — на краткий миг — самый верх на диво широкой спины.

«Да у нее среди предков точно крестьяне где-то затесались, — невольно подумал Распутин, но тут же отмел неподобающие мысли. — Не все вынуждены лезть к Божией благодати из грязи. Иным она достается от рождения».

Прочие анатомические подробности императрицы были задрапированы просторными льняными и шелковыми одеяниями, которые диктовала последняя мода, но монах знал: если бы вновь вернулись корсеты, талия Александры выдержала бы самую тугую шнуровку. Еще ему было известно, что императрица редко поднимала глаза, скрывая таким образом суровый характер и упрямую решимость. Когда доходило до заботы о единственном сыне, эти качества проявлялись во всей красе.

Она обернулась и посмотрела на него.

— Что, батюшка Григорий? Тебе что-нибудь нужно?

Монах быстро сморгнул. Потом еще раз. Он, оказывается, стоял и пялился на нее. И пожалуй, заявочки насчет полного отсутствия вожделения были отчасти преувеличены.

— Просто хотел, матушка, еще раз тебя попросить: не подпускай ты к нему кровопийц этих, — кое-как проговорил он, маскируя неловкость поклоном.

Царица кивнула, и монах торопливо покинул ее покои.

«Где ж она, эта девочка с лебединой шейкой? — думалось ему. — Вот на ком выместить бы все лишние чувства».

Он потер руки, в который раз удивившись, какими мягкими стали его ладони за время жизни при дворе. Может, еще не поздно плетку где-нибудь отыскать?..


— Где ты их взял? Откуда они? Что ты собираешься с ними сделать?

На последней фразе голос Боруха отчетливо дрогнул.

Бронштейну захотелось дать ему оплеуху. Откуда было знать, что его друг окажется таким истеричным, ну точно баба какая.

— Успокойся, — сказал он. — Штетеле уже рядом.

Вместо ответа Борух торопливо глотнул еще шнапса.

— Если же ты, — начал Бронштейн, — хоть кому-нибудь проболтаешься… о том, что видел… о том, что я тебе показал…

Он не договорил, но произнесено все это было таким жестким, зловещим голосом, какого Борух доселе от него не слыхал. На всякий случай он отхлебнул еще шнапса, почти опустошив фляжку.

— Я никому ничего не скажу, Лева, — проговорил он негромко. И собрался было сделать очередной глоток, но только расплескал остатки выпивки по рубахе, потому что Бронштейн грубо сгреб его за плечи.

— Да, не скажешь! — почти прошипел он, его глаза, казалось, светились собственным светом. — Потому что если ты проболтаешься, Борух, клянусь, я…

Обозлившись, Борух стряхнул его руки.

— Да кому, по-твоему, мне рассказывать? Кто поверит старому еврею вроде меня? Старому еврею, у которого в этом мире с каждым днем все меньше друзей.

Он смотрел на Бронштейна и видел, как гаснут у того в глазах маниакальные огоньки. Однако он успел понять, что боится своего приятеля больше, чем любого дракона. От этой мысли с него разом слетел всякий хмель.

— Я… Прости, Пинхас. — Бронштейн снял пенсне и медленно стал стирать лесной мусор со стекол. — Честно, не знаю, что это на меня накатило.

— Говорят, — сказал Борух, — если берешься ухаживать за драконами, начинаешь и сам думать как они. А им всякий, кто выбирает что-то иное, кроме разрушения и огня, кажется слабаком.

Бронштейн покачал головой.

— Нет, — сказал он, — не в том дело. Этот мир непригоден для обитания, и не стоит ждать, что он переменится. Его необходимо изменить силой. А такие вещи, — он нахмурился, — не происходят тихо и мирно.

Прежде чем отвечать, Борух набрал полную грудь воздуха, и слова вырвались наружу со вздохом:

— Что движется более тихо и мирно, чем время? Но оно есть сила, перед которой ничто не может устоять. Ни люди, ни каменные горы. Капля камень точит, если какое-то время ей не мешать.

— Тут ты прав, хотя и, по обыкновению, многословен, — отозвался Бронштейн. — Вот только он не согласится с тобой.

Борух скривился, как если бы шнапс у него во рту внезапно прокис.

— Его здесь нет.

— Но он вернется. Когда вылупятся драконы.

Борух даже остановился.

— Так ты и ему яйца показывал?

— Конечно показывал, — ответил Бронштейн.

— Если они вылупятся, Лева. Понимаешь ты, что это значит?

— Не глупи. Конечно, я понимаю, что это значит. Но они непременно вылупятся. И я их обучу.

Весь этот разговор происходил шепотом. Привычка говорить очень-очень тихо давно стала у местных евреев второй натурой. Правда, наши герои шептались так, что с равным успехом могли бы и кричать.

— Да много ли ты смыслишь в обучении драконов?

— А царь — много смыслит?

— Как же ты опрометчив, друг мой, — сказал Борух. Он выглядел трезвым как стеклышко, казалось, он не употребил ни единой капельки алкоголя. — Сам царь никогда драконов не обучал. За него поработали его денежки. Где ты, Лева Бронштейн, такие деньги найдешь?

Бронштейн тронул пальцем нос и рассмеялся. Правда, в его смехе не было ни капли веселья.

— Там, где евреи всегда их находят, — сказал он. — В чужих карманах.

Отвернувшись, он посмотрел на утреннее солнце. Скоро наступит полдень. Правда, зимой здесь, на севере России, особой разницы между днем и ночью не ощущалось. Сплошные серые сумерки.

— Он вернется, когда я напущу своих драконов на царские войска, чтобы они их уничтожили.

— Если он вернется, — выкрикнул Борух и швырнул фляжку на землю, — то, скорее всего, во главе германских колонн!

— Но он же тридцать лет сражался за революцию!

— Верно, но он сражался не здесь. На сегодняшний день Ульянов меньше знает об этой стране, чем немка царица!

— Все равно он не немец, а россиянин. И притом еврей на целую четверть! — обиженно возразил Бронштейн. — Кстати, почему ты не зовешь его тем именем, которое он сам себе выбрал?

— Так или иначе, — сказал Борух, — спасая эту страну, Ленин сожжет ее дотла. Просто чтобы доказать, что его прочтение Маркса верней моего!

Бронштейн замахнулся, словно желая дать ему затрещину. Борух не дрогнул, чем впоследствии и гордился. Но Бронштейн, так и не нанеся удара, быстрым шагом направился вниз по склону. Он не обернулся посмотреть, следовал ли за ним Борух. Как если бы его друга там и вообще не было.

— Войска уничтожать незачем, — уже ему в спину крикнул Борух. — Они и так со временем на нашу сторону перейдут!

Нагнувшись, он подобрал фляжку. Встряхнул и улыбнулся, услышав кое-какой плеск изнутри.

— Со временем, — повторил он уже тише.

Но Бронштейн успел уйти далеко и не услышал его.

Борух смотрел ему вслед, гадая, увидятся ли они еще. А впрочем, какая разница? Возвращаться в штетеле он не собирался. Прятаться в подземной норе, прихлебывая дешевое пойло, — нет уж, хватит.

— Если начнется эта драконья заваруха, — пробормотал он, — то, пожалуйста, без меня.

Надо будет начать срочные переговоры по продаже принадлежавших ему компаний. И скорее вывозить семью в Европу, может, даже в Берлин. Небось, там будет спокойней, когда драконий дым начнет затягивать здесь все горизонты, а царь с семейством окажется в не меньшей опасности, чем евреи.


Я бежал по лестнице, прыгая через ступеньку. Завернув за угол на этаже, где располагались мои комнаты, я сказал себе: с кем бы ни была сейчас Ниночка, это не имеет значения. Всех выгоню вон! А ее саму отошлю в ее покои. Я редко употреблял власть, но, если уж это происходило, она безошибочно чувствовала: лучше послушаться. Наверное, в моем голосе появлялись какие-то особые нотки. Итак, я засажу ее под замок, после чего незамедлительно созову к себе всех, кто, как мне было известно, уже был настроен против монаха. Шагая через зал, я загибал пальцы. Первым номером у меня числился, конечно же, архиепископ. Распутин слишком часто призывал крестьян игнорировать священнослужителей и отыскивать Бога лишь в собственных сердцах. Далее шел верховный командующий, потому что монах все время высказывался против войны, да еще и весьма страстно. Надо отдать должное царю Николаю: в этом плане он держал свои позиции твердо. Когда Распутин высказал желание благословить войска на фронте, царь взревел: «Посмей только ступить на эту святую землю, и я велю тебя тотчас повесить!» Подобной решимости и настоящего величия он не проявлял больше ни разу. Ни до того случая, ни, увы, после.

«Быть может, — думалось мне, — следует позвать князя Юсупова и великого князя Павловича: у этих двоих свои причины ненавидеть Распутина. Так, есть еще один-два человека… — И тут неожиданная мысль посетила меня: — Слишком обширный заговор неизбежно провалится. Нам не нужна сеть, нам требуется молот. Как говорят старые бабушки, „тяжкий млат, дробя стекло, кует булат“».

Еще я знал, что на моей стороне непременно окажется мой старый друг Владимир. Он уже бросил вызов Распутину во время заседания Думы, произнеся пламенную речь о том, что монах прибрал к рукам всех царских министров. Как бишь он выразился? Ну да, он сравнил их с марионетками. Отличная фигура речи. Кто бы мог ждать от него подобной решимости? Кстати, он и пистолетом неплохо владеет.

Однако нам придется соблюдать осторожность. По мнению крестьян, Распутина невозможно убить. Репутация неуязвимого особенно укрепилась после того, как та оборванка попыталась выпустить ему кишки, крича, что убивает антихриста. У нее была отличная возможность, но она ее упустила. Да, ее нож вспорол мягкие ткани, так что все кишки вывалились наружу, но какой-то местный врач сумел запихнуть перепутанную массу на место и заштопать ему брюхо.

«Да, похоже, этого черта будет чертовски трудно прикончить».

Сообразив, что самым нехарактерным для себя образом сотворил каламбур, я рассмеялся. Так, хихикая, я и вошел в свои апартаменты.

Моя Ниночка сидела одна, занимаясь шитьем. Она подняла глаза, светлые волосы обрамляли идеально красивое лицо в форме сердечка.

— Какая-то шутка, милый? — спросила она.

— О да, — сказал я. — Но вовсе не предназначенная для милых женских головок.

Протянув руку, я ласково коснулся ее подбородка. Она сморщила носик.

— Чем это от тебя пахнет, любовь моя?

Оказывается, я забыл вымыть руки после посещения драконов.

— Я разговаривал с каретными лошадьми, — сказал я ей. — Напоминал им, что за драгоценный груз они сегодня вечером повезут.

— Сегодня вечером?

Судя по выражению глаз, исходившая от меня вонь была уже забыта и прощена. Бальный сезон еще не начался, и она, естественно, очень соскучилась по развлечениям. Свожу ее в Мариинский театр. А потом — ужинать. После чего, будем надеяться, она меня отблагодарит.

— Я давно запланировал этот выезд, но хотел, чтобы он явился сюрпризом, — сказал я и сам удивился, как легко выговорилась ложь. — А теперь меня ждут дела. Прошу, дорогая, обожди в своих комнатах. Вместе с горничными.

— Дела, наверное, всё государственные? — спросила она так ласково и наивно, что у меня не осталось сомнений: моя жена пыталась выцепить хоть толику слухов, чтобы продать их тому, кто лучше заплатит. Оно и понятно; с одного моего жалованья по ювелирным салонам не очень-то разбежишься. Позже, в постели, я этак сонно поведаю ей какой-нибудь маленький секрет. Но не этот, конечно. Я патриот, в конце концов. Я служу царю. Хотя последнее время царь не очень-то платит мне добром.

И я улыбнулся в ответ.

— О да. Самые что ни на есть государственные.

Когда она удалилась к себе, я запер дверь снаружи. Потом сел за стол и принялся писать письма. Мне вполне удалось сделать нужные намеки, ни разу прямо не назвав истинный повод для встречи. Покончив с этим, я позвал своего доверенного человека и велел разнести письма адресатам, а также забронировать места в Мариинском и столик в ресторане «У Галуизы» — лучшем французском заведении нашего города. Я знал, что могу безраздельно доверять Алексею. Уж он-то меня нипочем моим врагам не продаст. Я ему три раза жизнь спасал.

Верность — вот что отличает мужчину от женщины.


Российскую весну Бронштейн уподобил бы про себя женской улыбке. Она будет опасливой и холодной, и ждать ее придется ох долго. Тем более что сейчас стояла самая глухая зима, темная и беспросветная. Снег равнодушно лежал на земле, словно зная, что ему еще долгие месяцы предстояло досаждать людям, как бедным, так и богатым.

«Бедным в особенности», — думал Бронштейн.

Так дело пойдет, и крестьяне — самый нижний слой российской кучи-малы — начнут снимать с крыш солому, чтобы прокормить скотину.

Он еще не раз навещал яйца, всякий раз выбирая новый маршрут через лес и неизменно самым тщательным образом заметая за собой следы. Он проводил возле яиц долгие часы, сидя среди сугробов на корточках и вслух рассуждая о своих планах, как если бы драконы могли слышать его. Все равно ему было больше некому о них рассказать. Борух сбежал в Берлин, и Бронштейн опасался, не выболтал ли старик его тайну перед отъездом. Однако никто так и не попытался его выследить, да и яйца лежали непотревоженными.

До сих пор.

В этот раз все изменилось.

Он еще издали увидел: что-то было не так. Под сосной, расколотой молнией, земля была взрыта, кучи листьев — раскиданы. Подбежав, Бронштейн с ужасом уставился на зияющую яму, в которой не было ни единого яйца.

«Майн Готт унд Маркс! — молча выругался он по-немецки. — Царские ищейки их разыскали».

И не было времени рвать на себе волосы или заливаться слезами. Он знал, что надо было бежать.

«К Боруху в Берлин. Если только он меня примет».

И Бронштейн повернулся было, собираясь удариться в бегство, но шуршание в кустах, раздавшееся за спиной, заставило его замереть.

«Солдаты!..» — мелькнула отчаянная мысль.

Бросив руку в карман, он выхватил маленький пистолет, носить который с собой вошло у него в привычку, и тотчас понял всю бесполезность этого поступка. Судя по шуршанию, его окружал немалый отряд.

Он завертел головой туда и сюда, говоря себе с мрачной обреченностью: «Так вот, значит, как это бывает».

И трясущейся рукой приставил пистолетик к виску.

— Да здравствует революция! — выкрикнул он напоследок и сморщился.

«Что за пошлость! Умирать с затертым лозунгом на устах».

Его палец уже коснулся спускового крючка… и тут замер. Из кустов вывалился дракончик. Величиной с новорожденного барашка. И точно так же неустойчиво стоявший на лапках.

— Гевальт!..

Дракон издал звук — нечто среднее между криком чайки и шипением — и заковылял прямо к Бронштейну. Тот невольно попятился. Только что вылупившийся младенчик был тем не менее страшен. Грубая шкура, несоразмерные перепончатые крылья. Ростом он был Бронштейну по колено. Глаза его отливали золотом, как у взрослого, их лишь слегка туманила еще не просохшая жидкость, от которой шкура дракона даже в лесных потемках ярко блестела. Бронштейн невольно задумался, изменится ли цвет его глаз. Он слышал, что у царевых драконов глаза были непроглядно-черными. С другой стороны, тот, кто ему об этом рассказал, мог и приврать для пущего страха. Жутким зубам, которые и придавали взрослым драконам их мрачно-угрожающий вид, еще предстояло вырасти, но «яичный зуб», венчавший клювик дракончика, тоже выглядел достаточно острым — понадобится, так и убьет. А когти, царапавшие лесную подстилку, даже и сейчас легко могли бы выпотрошить корову.

Тут Бронштейн припомнил совет Ленина.

«Драконы уважают лишь силу. С момента вылупления ты должен стать для них могущественным вожаком».

Поэтому он торопливо сунул в карман пистолет, который до сих пор так и держал прижатым к виску, и, шагнув вперед, опустил обе руки на влажную шкурку дракончика.

— Лежать, тварь, — сказал он твердым голосом и надавил.

Дракончик шлепнулся на бок и жалобно запищал. Бронштейн набрал пригоршню палых листьев и принялся обтирать малыша от слизи рождения.

— Лежать, тварь! — повторял он без конца. — Да тихо ты, чудище!

Дракончики один за другим выходили к нему из кустарника, привлеченные звуками человеческой речи.

«А что, если все эти месяцы они слышали меня сквозь скорлупу?» — подумал Бронштейн.

Зря или не зря происходили те монологи, а только он теперь о них отнюдь не жалел.

— Лежать! — велел он новым драконам, и те тотчас послушались.

Оттирая слизь, он видел, как проявлялся на шкурках будущий цвет. Его драконы были красными вместо черных.

«Красные, как пламя. Как кровь».

Некоторым образом это утешало его.


Безумный монах слышал разговоры о драконах. Люди все время болтали о них, но в последнее время тональность несколько изменилось, а он такие вещи всегда очень чутко улавливал.

Ходили смутные слухи о каком-то красном ужасе, что было несколько странно, ведь царские драконы были все черные. Он попытался нажать на своих информантов: судомойку, чистильщика ботинок, подростка, который выгуливал царских собак и спал с ними в конуре, — но ничего более определенного так и не добился.

Красный ужас. Иначе говоря, красный террор. Он пытался понять, что это значило. Тут могло быть и совсем ничего, и очень многое. Быть может, даже не связанное с драконами и покушениями на убийство. Дворец по самой своей природе естественная среда для заговоров. Он ими просто смердит, как плошка еды, забытая на столе и со временем завонявшая.

Но если заговор существует, он уже должен был бы пронюхать о нем. Более того — прибрать к рукам. И использовать в своих собственных целях.

— Разузнай мне побольше про этот, как его, красный террор, — шепнул он судомойке, тощей пигалице с кривым носом. — Тогда поговорим и о свадебке.

То, что сам он был уже женат, не имело никакого значения. Он просто собирался найти ей жениха, и она это знала.

— Разузнай мне побольше про красный террор, — сказал он чистильщику ботинок, — и я устрою так, чтобы тебя сделали ливрейным лакеем.

Тут он кривил душой. У мальчишки и для нынешней-то работы едва хватало мозгов. Ну что ж, он всегда сможет ему сказать: пытался, но не удалось.

Что касается псаря, ему он не стал вообще ничего говорить. Как внушала мать-старушка: «Слово не воробей, вылетит — не поймаешь». Подросток-псарь имел обыкновение разговаривать во сне. При этом он подергивался и скреб руками и ногами, как его четвероногие подопечные, когда им что-нибудь снилось. Это привлекало внимание, и речи псаря могли быть услышаны.

Правда, которую говорят крестьяне, не та правда, которую слышат знатные. Поднявшись из одного сословия в другое, безумный монах усвоил эту истину лучше многих.

— Разузнайте мне побольше про этот красный ужас, — бормотал он, заламывая руки и ни к кому конкретно не обращаясь.

Произнеся вслух мучивший его вопрос, он замкнулся в себе, стал беспокоен и молчалив. Гуляя по берегу замерзшей Невы, он пытался разложить по полочкам немногие крохи информации, которыми располагал. Впечатление было такое, словно Вселенная посылала ему очень хитро закодированные предупреждения. Обратившись к своему секретарю Симановичу, он попросил бумаги и написал письмо царю, где излагал таинственные знамения и пытался предупредить самодержца. Однако так и не отправил письмо, решив, что еще рано. Сначала он выяснит о красном ужасе что только возможно, а потом уж вручит письмо царю. Лично сам.


Красные драконы вели себя беспокойно. Они огрызались на своих проводников и дергали поводки. Бронштейн пытался сделать так, чтобы они двигались строем — он оставался единственным, кого они действительно слушались, — но сегодня даже и у него не все получалось.

— Почему они нынче такие? — спрашивали его.

— И почему ты их не приструнишь?

Говоривших звали Коба и Камо. Двое агентов, присланных Лениным понаблюдать за обучением драконов. Или «красного террора», как Ленин предпочитал их называть. Он, по своему обыкновению, не доверял никому, даже тем людям, которых сам выбрал. Он им ничего не сказал, только предупредил, что действовать предстояло в подполье. Они из этого сделали вывод, что придется шпионить. И собственно, не так уж ошиблись.

Бронштейн никак не мог отличить Кобу от Камо, и наоборот. И ему очень не нравилась их манера поведения. Высокомерная самонадеянность, помноженная на… на… Правильное слово все не приходило на ум.

— Драконы рождены для неба, — проговорил он с хитринкой. — Сидение под землей выводит их из себя. — Он пристально уставился на того, чьи усы выглядели погуще; кажется, это был Коба. — Попробуйте-ка их удержать!

Вероятный Коба некоторое время присматривался к драконам, словно вправду намереваясь попробовать. Видно было, что особых надежд он не питал. Но и страха не испытывал.

Бронштейн щелкнул пальцами. Ну да, конечно!.. Высокомерная самонадеянность, помноженная на слепое незнание. Они слишком мало знали и поэтому не боялись драконов. Равно как и Ленина.

«Равно как, — продолжил он эту мысль, — и меня».

— Прошу прощения, товарищ Бронштейн.

Впрочем, никакого раскаяния в голосе не было.

«Не человек, а полное собрание отрицательного», — подумал Бронштейн.

А вероятный Коба продолжал:

— Мы позволим вам и дальше заниматься вашей работой. Товарищ Ленин прибудет сюда через несколько дней. Тогда мы запустим красный террор, чтобы он очистил страну. Так сказал Ленин, и теперь я понимаю, что он имел в виду. Идем, Камо.

«Я угадал: это таки был Коба», — обрадовался Бронштейн, вслух же спросил:

— Очистит — от чего? От русских?

Он знал, что Коба (или Камо? Да ну их, все равно разницы нет!) некогда был грузинским социал-демократом и националистом и даже, по некоторым слухам, сепаратистом, но потом присоединился к Ленину и занялся освобождением всего рабочего класса. Кое-кто поговаривал, будто прежние наклонности и до сих пор имели над ним власть. От мыслей об отсутствии единства в революционном движении у Бронштейна неизменно начинала болеть голова. Вот и теперь, не осознавая того, он желтыми, прокуренными пальцами принялся тереть виски.

Коба смотрел на Бронштейна, и его лицо не отражало никаких чувств.

— От царя, конечно. От его последователей. Вам что, нехорошо?

Произнес он это так, словно из-за головной боли Бронштейн упал в его глазах окончательно.

По мнению Бронштейна, в этом самом Кобе ощущалась некая жесткость. Как будто начинка у этого человека состояла не из плоти и крови, а из железа и камня. Тем не менее люди за ним шли. Причем не задавая вопросов. Не то чтобы последователям Кобы вообще было свойственно задавать много вопросов. Может, они и дрались за рабочих, но Бронштейн про себя считал их бездельниками и никчемными лоботрясами. Это мягко говоря. На самом деле они сильно смахивали на воров и убийц, от них за версту разило антисемитизмом. Ничего не поделаешь — порой именно такие личности и бывают необходимы.

Грязное это занятие — революция.

Он мысленно одернул себя. Тирания была не чище.

— Я предоставлю драконов, Коба, а вы дадите людей. Вместе мы освободим эту страну.

— Товарищ Ленин скоро приедет. Он и распорядится, будет тут свобода или нет. Вы должны позаботиться, чтобы его драконы были готовы.

С этими словами Коба повернулся и вышел, и Камо последовал за ним по пятам.

«Его драконы? Драконы Ленина?.. — У Бронштейна задергалась кисть руки. — Он, что ли, с этими тварями ночами сидел? Приручал? С рук их кормил?..»

Шеи бы им свернуть, этим двоим. Хотя нет. Это не его путь.

Ко всему прочему, один из драконов выбрал именно этот момент, чтобы откусить палец юноше, чистившему его шкуру. Пришлось Бронштейну мчаться на помощь, пока дракон не успел проглотить работника целиком.

«Так значит, Ленин скоро приедет», — думал он, отвешивая дракону подзатыльник за подзатыльником по каменно-твердой башке.

Наконец тот разжал челюсти, Бронштейн заметил откушенный палец у него на языке и успел выхватить его прежде, чем пасть дракона снова захлопнулась. Он бросил палец его законному владельцу, плачущему и окровавленному. Может, доктор сумеет его обратно пришить, а может, и нет.

«Пальцы, драконы, революционеры… — Мысли в голове неслись кувырком. — И они еще хотят, чтобы мы к сроку успели?»


Должен признать, это был мастерски разработанный план. Особенно льстило то, что моя роль в нем была ведущей — поскольку в решительный момент мое присутствие было решительно необходимо. Такая вот игра слов. Я хихикнул, и Ниночка холодно глянула на меня. Ее лицо и волосы были напудрены одинаково густо, что удивительным образом старило мою молодую жену и придавало ей измученный вид.

— Что в моих словах позабавило тебя, муж мой?

За последние недели она ощутимо отдалилась от меня. Вероятно, причина крылась в тех долгих часах, которые я проводил, осторожно подтягивая ниточки своей интриги и постепенно сплетая их в сеть, вырваться из которой у батюшки Григория не будет надежды. Он не сможет ни отказаться от приглашения, ни выжить, отведав моего угощения.

И я всенепременно буду при этом присутствовать. Я должен увидеть выражение его лица, когда он поймет, кто вымостил для него путь к гибели, и нет на свете силы, способной мне помешать. Он что, полагает, будто может сделать меня рогоносцем — и не поплатиться за это?.. Служа царю, я ниспровергал противников и покрупнее его. А случалось, и убивал их по приказу государя. Ну, не собственными руками, конечно. Достаточно было шепнуть кому надо несколько слов и аккуратно передать толику денег. Моя работа в том и состоит, чтобы знать — как и кому. И похоже, я неплохо в этом разбираюсь. Пусть, пусть безумный монах неизменно смотрит сквозь меня, когда мы встречаемся во дворцовых покоях. Очень скоро я увижу, как эти глаза закроются навсегда.

— Нет, — ответил я Ниночке.

Я затеял заговор против Распутина, чтобы ее защитить, но бесконечные колкости супруги начали мне надоедать. Мужчине следует совершать все возможное, чтобы оградить свою половину, но, если она упорно отказывается ценить его усилия, он имеет право найти себе другую спутницу жизни. Более чуткую.

— Нет, — повторил я. — Последнее время ты не произносишь ровным счетом ничего, что позабавило бы меня.

И, сполна насладившись видом ее глаз, широко распахнутых от изумления, я этак лихо крутанулся на пятке и по-военному быстро зашагал прочь из гостиной. Мои каблуки стучали, как телеграфный ключ, выбивая ей послание, но услышала ли она?

А еще у меня имелась группа великолепно обученных людей, готовых действовать по первому моему слову. Так, чисто на всякий случай. Если отравленный борщ по какой-то причине не уложит Распутина наповал.


Неделей позже Распутин смотрелся в огромное зеркало в своих покоях. Ухмыльнувшись отражению, он отметил, какими белыми были его зубы — особенно если вспомнить улыбки крестьян, с которыми он водил когда-то знакомство. Пройдясь пятерней по бороде, он вытряс из нее хлебные крошки. «Всегда ходи в гости на сытый желудок, — поучала его матушка. — Голодный человек выглядит жадным». Ну так вот, у него не было ни малейшего желания выглядеть перед этими людьми жадным. Жестким — да. Могущественным — определенно. Но жадным — ни в коем случае. Тот, кто проявляет жадность, тем самым обнаруживает свою уязвимость.

«В петроградском доме князя Юсупова, в 9», — было написано в приглашении.

Он знал, что дворец Юсупова был великолепным зданием на берегу Невки,[2] хоть раньше его ни разу туда ужинать не приглашали. Они с князем давным-давно уже прекратили знакомство. Распутин слыхал, что во дворце был огромный зал в виде шестиугольника, с большой деревянной дверью в каждой стене. Нынче утром, получив приглашение, он разложил карты и увидел, что цифра «шесть» будет означать для него число перемен. Что ж, он был готов. Он всегда был готов. Разве не носил он на шее амулет, ограждавший его от смерти, наносимой рукой человека? Этот амулет он никогда не снимал, ни в постели, ни в бане. Когда у тебя столько врагов, нужно быть готовым ко многому.

«Юсупов, по сути, мальчишка, вырядившийся взрослым мужчиной, — думал Распутин. — Ему и место-то при дворе жена принесла. И он нуждается во мне больше, чем я в нем».

Тем не менее поездка в Юсуповский дворец сулила ему встречу с молодой княгиней, очаровательной Ириной, племянницей государя. Ах, ее глаза, смотревшие в самую душу!.. Он многое слышал о ней, и один слух был восхитительней другого. Сам Распутин быть знакомым с княгиней еще не сподобился.

«Ну что ж, — сказал он себе. — Сподобимся вместе».

А заехать за ним на государственном автомобиле собирался этот пес, Владимир Пуришкевич. Надо будет постараться как-то вытерпеть его присутствие, пока продлится поездка. Потом он просто плюнет на всех и магнетизирует княгиню прямо там и тогда. На глазах у мужа и мужниных приятелей. И пусть притворяются, будто это всего лишь игра. Но это будет не игра. Скажем так, не совсем игра.

«И в самом деле, — прислушался он к себе, — никто меня не в силах остановить».

Тут он стал смеяться. Началось с тихого смешка, а кончилось почти маниакальным ревом.

В дверь постучали, и он вернулся к реальности.

— Отец Григорий, — подал голос слуга. — Вам нехорошо? Вы задыхаетесь?

— Я смеюсь, дурачок, — ответил он, впрочем, беззлобно, поскольку этот человек был с ним со времен бичеваний у хлыстов. И являл такую беспримерную верность, какую поди-ка еще найди.

Дверь открылась, и слуга вошел, шаркая ногами. Он был очень сутул и двигался медленно.

— Прости, б-батюшка, — выговорил он, запинаясь. — Тут такое дело…

Он, оказывается, привел с собой одного из мальчишек-драконюхов. Тот был простужен и шмыгал заложенным носом.

Распутин ждал, но слуга ничего больше не сказал.

«И правда дурачок», — подумал безумный монах.

Мальчишка тоже молчал. Наверное, понял Распутин, ждал знака от старших. И по возрасту, и по положению.

Подняв бровь, Распутин наконец подтолкнул слугу:

— Так какое тут дело?

Заговорил мальчишка. Его трясло, из носа, грозя попасть в рот, потекли сопли.

— Святой батюшка, я… я эту нашел… красную жуть.

Распутин встал и жестом велел им проходить в свои покои.

— Живо, живо, — сказал он. — Сюда, здесь нас не подслушают. А теперь выкладывайте все как на духу!

— Это про драконов, батюшка, и еще есть такой мужик, Ленин зовут, который их выпустить хочет, только раньше конца месяца он все равно сюда не приедет. То есть от сегодняшнего дня через три. Когда полнолуние сделается. Только когда он будет здесь…

— Драконы… — Голос Распутина остался спокойным, но сердце стукнуло невпопад. Скоро, скоро он сможет обо всем поведать царю.


Собрать моих заговорщиков всех вместе оказалось затеей не из легких. Куда труднее, чем я себе представлял.

«Да у них на самом деле кишка тонка для таких дел, — сказал я себе. — Аристократы с готовностью произнесут приговор, но вот самим привести его в исполнение — это им далеко не всегда по плечу».

Не то чтобы сам я так уж рвался непременно запачкать руки. Просто если действительно хочешь воплотить что-нибудь в жизнь, очень часто приходится делать все самому. Спасибо и на том, что все эти люди желали отцу Григорию смерти почти так же сильно, как желал ее я.

И вот по прошествии недели они прятали за голенищами ножи, а за брючными ремнями — револьверы, чтобы кончить дело оружием, если потребуется. Но я не мог всерьез предполагать, что в решающую минуту они действительно пустят это оружие в ход. Лучше уж в полной мере подготовиться самому!

«Еще несколько часов — и безумный монах будет мертв», — думалось мне.

Я чуть не бегом проносился через дворцовые залы. Ох эти правительственные обязанности, с которыми невозможно разделаться до конца! Но все-таки я успею. Я буду там, когда Распутин умрет.

Но что это?! Вместо того чтобы хлебать свекольный отвар, щедро сдобренный ядом, этот сын сибирского крестьянина быстро шел через тот же зал, что и я! И был одет в свою лучшую вышитую рубаху, черные бархатные штаны и новенькие начищенные сапоги.

— Добрый вечер, отец Григорий, — сказал я настолько спокойно, насколько это было в моих силах.

«Что он тут делает? Неужели осмелился в открытую оскорбить людей, с которыми я его свел? Неужели он до такой степени самонадеян? Или… в самом деле настолько могуществен?..»

У меня затряслись руки. Я мобилизовал всю свою волю, принуждая их замереть.

Незаметно изменив направление, я встал у него на пути — так, чтобы он был вынужден либо остановиться, либо отшвырнуть меня силой. На какой-то миг мне показалось, что он был готов свалить меня и перешагнуть, но в самое последнее мгновение он все же остановился. И навис надо мной. Он был пугающе близко. От него пахло дешевым мылом. Я едва удержался, чтобы не сморщиться.

— С дороги, лакей, — сказал он. Какие холодные были у него глаза! Когда мать кормила его грудью, молоко у нее было, наверное, ледяное. — У меня важные известия для государя!

Тут я чуть не поддался панике. Что за такие известия сподвигли его пропустить званый ужин и в открытую нанести мне оскорбление? Не просочилось ли что-нибудь о моем заговоре против него?..

Я тихо-тихо пододвинул руку к борту пиджака. Мои пальцы сомкнулись на рукояти кинжала, который я там прятал.

«А ведь придется прямо тут зарезать его», — сказал я себе.

Я был не вполне уверен, что мне это удастся. Он был куда крупнее меня и наверняка гораздо сильней. Если мне не повезет с самым первым ударом, эти крестьянские лапищи, пожалуй, надвое меня разорвут.

— Так почему бы не дать мне пройти, батюшка? — спросил я, надеясь, что мой голос не показался ему таким пискливо-капризным, каким казался мне самому. — Судя по вашему костюму, вы, похоже, в гости собрались?

На самом деле я просто пытался выгадать время. Мне требовалось отступить на несколько шагов прочь — так, чтобы и кинжал суметь выхватить, и сразу разящим выпадом дотянуться. О том, как стану объяснять его величеству убийство доверенного советника царицы прямо за стеной его покоев, я пока не задумывался. Ладно, версию можно будет состряпать какую угодно. И улики соответствующие подготовить. Я был не бог весть какой дока с ножом, но вот что касается фальсификаций…

Однако в самом начале поработать придется именно ножу.

С этой мыслью я чуть подался назад, изготавливаясь выхватить свой кинжал.

Но к моему немалому удивлению, безумный монах на мгновение задумался, а потом сказал мне:

— Ты прав, сын мой. Да, я собирался кое-куда. На очень важную встречу. А царь, благослови его Боже, небось, уже закрылся у себя с царицей-красавицей. Стоит ли человека беспокоить в такое-то время? Я с ним утром переговорю, когда помолюсь.

Вот такая краткая речь. Разом и дерзкая, и содержательная. Сказав так, Распутин резко повернулся и зашагал прочь.

Я стоял и смотрел ему в спину, пока он не исчез за углом. Ладонь на рукояти кинжала вспотела так, что промокла ткань пиджака.


Моя машина следовала за автомобилем Распутина, но не вплотную, а на достаточном расстоянии. Спугнуть его, еще не хватало! А поскольку мы оба направлялись во дворец князя Юсупова, а я хорошо знал, где тот находится, — да кто ж не знал! — я мог себе позволить несколько кружной путь.

На самом деле в этом дворце прежде я не бывал. Князь являлся единственным наследником крупнейшего в России состояния, и я был человеком определенно не его круга. Но если при моей помощи случится этот небольшой переворот, надо думать, он щедро меня наградит. Распутин, его былой приятель по разгульным пирушкам, с которым он до женитьбы пропадал, бывало, по сомнительным ночным клубам, успел изрядно ему надоесть.

С год назад князь выразился совершенно определенно. «Неужели, — сказал он, — никто ради меня не убьет этого старца?»

Тогда я этого еще не знал, но, когда я рассказал о своем собственном плане Павловичу, все выстроилось окончательно. Павлович вел напряженную светскую жизнь, и единственный свободный вечер выдался у него сегодня, тридцать первого декабря. Мы не хотели, чтобы он что-нибудь отменил и тем навлек на себя подозрение.

Я был счастлив и горд, что мне удалось привести монаха прямо к ним. Должно быть, сорву аплодисменты. Эта мысль грела меня в холодной ночи. Я наклонился вперед и велел своему шоферу:

— Гони! Гони быстрее!

Снаружи царила кромешная темнота, рассекаемая лишь лучами фар, да и те освещали в основном вихрившийся снег. Шофер с силой придавил педаль, и скоро мы подъехали ко дворцу.

Как и планировалось, я прикинулся слугой и вошел с черного хода. Один из дворецких отвел меня в подвальный этаж, где должен был происходить ужин. Я выглянул из-за портьеры. В комнате пока еще никого не было.

Подвальная комната была вся из серого камня, с низким сводчатым потолком, пол — гранитный.

«Ах, — подумалось мне, — до чего похоже на усыпальницу».

Лишь резные деревянные стулья, небольшие столики под вышитыми скатертями да шкафчик черного дерева с инкрустацией указывали на то, что это был пока еще не мавзолей, а обиталище живых. Огонь в камине, шкура белого медведя, служившая ковром, — все это так же смягчало несколько кладбищенскую атмосферу.

В центре комнаты был накрыт стол на шесть персон. Предполагаюсь, что сюда сядут сам князь, монах, Павлович, еще двое заговорщиков — и княгиня, послужившая приманкой, чтобы завлечь Распутина во дворец. Распутин и не подозревал, что княгини Ирины здесь не было. Муж отправил ее к родителям в Крым.

Я невольно улыбнулся. Ну и заговор мы соорудили! Ну и паутину раскинули!

Посередине стола уже дымился самовар, кругом теснились тарелочки с пирожными и прочими лакомствами. На буфетной полке стояли бутылки с напитками (отравленными, конечно) и бокалы с краями, опять-таки смоченными ядом. Доктор Лазоверт лично рассказывал мне, что в каждом пирожном было достаточно цианистого калия, чтобы мгновенно прикончить несколько человек.

Несколько! А нам предстояло разделаться всего-то с одним!

Моя улыбка сделалась шире. Итак, было готово решительно все. Как только Распутин свалится мертвым, настанет мой черед позаботиться о его теле. Но если по какой-то причине он не поторопится умирать — что ж, на этот случай при мне был пистолет. И нож.

С верхнего этажа донеслась музыка. Думаю, это была та паршивая американская песенка «Янки дудль денди». Княгиня Ирина якобы давала небольшую вечеринку подругам, прежде чем присоединиться к мужу и его друзьям. Значит, настало время мне снова спрятаться. Сейчас сюда препроводят Распутина.

Мне совсем не хотелось оказаться обнаруженным за портьерой, и я устроился по другую сторону деревянной вспомогательной двери. В ней было окошечко, так что я имел полный обзор, меня же не мог видеть никто. Именно то, что требовалось.

А потом дверь распахнулась, и в комнату вошел собственной персоной безумный монах, сопровождаемый князем Юсуповым. Вид у молодого князя был весьма нервный.

«Ну нельзя же так потеть! — хотелось крикнуть ему. — Так ты, чего доброго, все дело провалишь!»

Но закричать я не мог. И в любом случае дело зашло уже слишком далеко. Теперь все пойдет так, как пойдет.

На какое-то время я отстранился от своего окошечка, набрал полную грудь воздуха и стал ждать.


Распутин вошел в комнату уверенным шагом, он улыбался. Кожу по всему телу, начиная со ступней, изнутри покалывали крохотные иголочки. Это был давний знак, неизменно предвещавший приближение крупных событий. Что, например, если княгиня Ирина в открытую объявит о своей страсти к нему?.. Или князю вздумается предложить ее ему как подарок?

Хотя нет. Не надо. Он предпочитал охоту. Медленное совращение. Хныканье побитого пса, то бишь князя. Нечего прыгать через забор, не подбежав вплотную. Так матушка всегда говорила, и народная мудрость, по обыкновению, оказывалась верна.

Он коснулся амулета, висевшего на шее. Князь, конечно, возненавидит его. Но вреда причинить не сможет.

— Вот заедочки. — Князь Юсупов указал на стол с самоваром. — Угощайтесь!

Его лоб сплошь усеивали капли пота, и от Распутина это не укрылось. В подвальной комнате вправду было очень тепло, даже жарко, но сам монах не потел.

— Все специально приготовлено, — сказал князь. — Специально для вас!

И в самом деле, это был его любимый сорт. Медовые пирожные, усыпанные толченым миндалем, «скороспелки», покрытые веточками свежего укропа, блины с икрой… да каких только лакомств там не было!

— Прошу вас, отведайте, — повторил князь. — Ирина сама все это готовила. Неужели мы обманем ее ожидания?

— Ни в коем случае, — ответил Распутин, умудрившись вложить в четыре простых слова бездну и очарования, и наглого оскорбления. Взял разом медовое пирожное и блин — и съел все вместе, смакуя вкус. К его некоторому удивлению, лакомства оказались несколько приторными и суховатыми. — Мадеры не найдется? — обратился он к Юсупову.

Князь сам отправился к буфету и, соблюдая величайшую осторожность, наполнил бокал.

Вино щедро полилось в глотку монаха, но слишком сладкого вкуса отбить не смогло. Забыв, что выглядеть жадным было не к лицу, он протянул бокал, чтобы ему снова налили.

Князь с готовностью исполнил его пожелание.

— Где же княгиня? — опустошив второй бокал, осведомился Распутин.

— Скоро подойдет. Ей надо проводить подруг и переодеться, — ответил Юсупов.

— Ах, женщины, Боже их благослови, — проговорил монах. — Моя матушка, помнится, все повторяла: «Жена не рукавица, на гвоздик не повесишь». Ха-ха. Ну а я бы выразился иначе: «Всякому овощу свое время».

Юсупов даже вздрогнул.

— Это вы о чем? Это вы к чему клоните?

И снова взялся обильно потеть.

Распутин похлопал его по плечу.

— К тому, что женщины, благослови их Господь, что твои овощи: каждая свое время знает, а мы, скудоумные, — куда уж нам. — И провел рукой по лбу. — Ну тут и натоплено!

— Да, изрядно, — сказал Юсупов и промокнул лоб платком.

— Тогда спой мне, чтобы скоротать время, пока придет твоя женушка, — сказал монах, указывая на гитару, стоявшую возле стены. — Я раньше часто слышал, как ты поешь… когда мы с тобой вместе бродили по темным закоулкам этого города. Не откажи — хочу снова послушать, ради тех прежних деньков! И ради твоей Ирины, прелестницы.

Юсупов кивнул. Дернул горлом. Снова кивнул. Нагнулся за гитарой. И запел, перебирая струны.


Я ушам своим поверить не мог. В комнате кто-то пел, немного фальшивя. Я вновь придвинулся к дверце и осторожно выглянул в окошечко. Распутин по-прежнему держался на ногах, хотя на столе определенно недоставало пирожных, но зато виднелся опустошенный бокал. А Юсупов, этот никчемный клоун из привилегированного класса, бренчал на гитаре и пел! Он что, от волнения растерял все мужество? Решил в последний момент все-таки не убивать старинного дружка? Я отвернулся от этого зрелища, взбежал по ступенькам черного хода — и на самом верху лестницы, что вела в подвальный этаж, встретил доктора Л., Пуришкевича и великого князя Дмитрия.

— Ради бога, что вообще происходит? — спросил я, осмеливаясь лишь шептать. — Берусь утверждать, он съел несколько пирожных! И бокал вина выпил!

— Как минимум два, — сказал доктор Л. — Мы слышали, как он просил налить ему еще. Он, — тут доктор тоже зашептал, — и не человек вовсе! Это сам дьявол! Там яду было — роту казаков уложить! Я-то уж знаю, я сам его подмешивал.

Вид у него был раздавленный. Произнеся эти слова, он прямо у нас на глазах погрузился в совершеннейший ступор.

Я взял его за руки, но это не подействовало. Пришлось влепить ему пощечину, чтобы хоть как-то привести в себя.

Пока мы шептались там наверху, нашего слуха достигал неверный фальцет Юсупова, выводивший песню за песней.

Я спросил:

— Ну что, идем вниз?

— Нет, нет, нет! — с жаром прошептал Пуришкевич. — Так все сразу раскроется!

— Как будто он еще не исполнился подозрений.

— Он же крестьянин, — сказал великий князь.

Можно подумать, это хоть что-нибудь объясняло.

Тут уже и меня стала пробирать дрожь. Чтобы вот так все завершилось? Это после всех наших усилий и тщательного планирования?.. Ну уж нет, сказал я себе. Это самое худшее, что только может произойти. Эх, знать бы, где упадешь…

И в это время дверь подвальной комнаты неожиданно отворилась. Мы все невольно подались назад, и, боюсь, я отскочил проворней других. Но нашим глазам предстал всего лишь бедолага Юсупов, говоривший через плечо:

— Скушай еще пирожное, батюшка. А я схожу посмотрю, что так задерживает мою жену!

В ответ изнутри донесся несколько охрипший голос Распутина:

— Любовь, как и яйца, лучше всего, когда свежие.

— Крестьянин, — повторил великий князь, а Юсупов поднялся к нам по лестнице.

Если меня дрожь, как я сказал, лишь пробирала, то Юсупов трясся как осиновый лист, пот с него лился ручьями.

— Что мне делать? — спрашивал он. — Что я вообще могу сделать?..

Пуришкевич лаконично ответил:

— Мы не можем позволить себе оставить его полумертвым.

Великий князь вручил Юсупову пистолет.

— Будь мужчиной! — сказал он, и Юсупов поплелся вниз по лестнице, держа оружие за спиной.

И вновь долетел голос Распутина:

— Бога ради, еще вина! — После чего он добавил: — Думы наши о Боге, но мужество облечено плотью.

В следующее мгновение мы услышали выстрел. И следом — визгливый крик.

— Идемте, — сказал великий князь. — Наверное, все уже кончено.

Я такой уверенности не испытывал, но в этой компании мое мнение не очень-то и спрашивали.

Мы плотной толпой сбежали вниз по лестнице. Первым — великий князь, следом доктор Л. Пуришкевич отстал.

Монах лежал лицом вверх на белом меховом ковре, его глаза были закрыты. Доктор Л. опустился подле него на колено, пощупал пульс и объявил:

— Мертв.

Но как выяснилось, это было преждевременное заявление. Мгновением позже Распутин открыл левый глаз, потом правый. И уставился на Юсупова зелеными глазищами, так похожими на драконьи. Еще миг — и их наполнила жгучая ненависть. У Юсупова вырвался вопль.

Я не мог пошевелиться. И бедный Юсупов тоже не мог. Великий князь матерился вполголоса. Что касается доктора Л., он явно был готов снова отрешиться от мира.

— Длинные усы не заменят мозгов, — сообщил Распутин потолку.

Пока он говорил, изо рта у него пошла пена. Неожиданно он вскочил и схватил Юсупова за горло, сорвав при этом у него с плеча эполет.

На счастье, все тело Юсупова было до такой степени залито потом, что рука монаха соскользнула с его горла, Юсупов вырвался, и это движение бросило Распутина на колени.

Выиграв таким образом время, Юсупов отскочил прочь, повернулся и бросился наверх по ступенькам. На бегу он призывал Пуришкевича скорее стрелять, выкрикивая:

— Он жив! Он еще жив!..

В его голосе не было ничего человеческого, на лестнице звучал полный ужаса вопль, равного которому я ни до, ни после не слышат.

Мы втроем смотрели на Распутина, который, исходя пеной и руганью, устремился за Юсуповым на четвереньках.

Князь бросился в покои своих родителей и запер за собой дверь на замок, но безумный монах, которого все случившееся уже напрочь лишило рассудка, выскочил прямо сквозь парадную дверь. Оставшаяся часть нашей компании побежала за ним — посмотреть, что он станет делать. Доктор Л. все бормотал, что перед нами был дьявол, что прямо сейчас он расправит багровые крылья и улетит прочь.

Но он не взлетел. Он бежал через заснеженный двор к железным воротам, выводившим на улицу.

— Феликс, Феликс! — кричал он. — Я императрице все расскажу.

Только тут Пуришкевич поднял пистолет и выстрелил.

В черной ночи заметалось бесконечное эхо, но пуля прошла мимо.

— Стреляйте же! — крикнул я.

Если Распутину удастся бежать, мы все погибли.

Пуришкевич выстрелил еще. Невероятно, но он снова промазал.

— Дурак! — вырвалось у великого князя, когда Пуришкевич закусил зубами свою левую руку, заставляя себя сосредоточиться.

Его третья пуля ударила Распутина между лопаток, и тот остановился, хотя и не упал.

— Говорю вам, это дьявол! — закричал доктор.

— Одни дураки кругом, — сказал великий князь, и я склонен был с ним согласиться.

Пуришкевич же выстрелил в очередной раз и попал Распутину в голову, отчего тот упал на колени. Пуришкевич подбежал к нему и с силой ударил ногой прямо в висок. После этого монах наконец-то распластался на снегу.

В это время откуда-то появился Юсупов с резиновой дубинкой в руках и в истерике принялся колотить ею Распутина.

Великий князь схватил Юсупова за плечи и увел прочь.

И только тогда я вытащил нож и всадил его глубоко в сердце Распутину. Мне хотелось что-то сказать, произнести какие-то слова…

Однако все уже было сказано.

Чуть позже слуга принес веревку, и, оттащив тело к замерзшей Неве, мы оставили его там.

— Может, его бы в прорубь столкнуть? — предложил я.

— Мир должен увидеть его тело, — сказал великий князь. — Мертвый, он мертвый и есть.

Я смотрел на безумного монаха, замершего на льду, и удивлению моему не было предела. По самым скромным меркам к тому времени, когда мой нож нанес решающий удар, его уже пятикратно должна была постигнуть смерть.

— Мертвый, он и есть мертвый, — согласился я с великим князем и не стал больше настаивать.

Вернувшись домой, я никак не мог избавиться от неприятного ощущения. Вот одна моя рука касается его спины, а другая всаживает нож глубоко в тело…

— Все кончено, — сказал я своему отражению в зеркале.

Я не знал, что на самом деле все лишь только начиналось.


Безумный монах лежал на льду. Спина, пропоротая ножом, отчаянно болела, он не мог пошевелиться.

— Будь ты проклят, — пробормотал он, по крайней мере — попытался.

Его губы, прихваченные ледком, не размыкались. Но это не имело особого значения, ведь он не знал, кого именно ему следовало проклясть, он не видел, кто всадил нож ему в спину. Поэтому монах обратил проклятие на былого собутыльника, оказавшегося предателем.

«Феликс, так потеряй же ты все, что тебе дорого!»

Плечо и затылок тоже болели, но не так сильно. И еще почему-то жгло в желудке и в горле. Он задумался и решил, что пирожные — сколько бишь он их съел? — оказались дрянными.

«Уж эти мне придворные… в пирожные тухлятины напихали… Моя матушка и та лучше управилась бы…»

Ему было холодно, но он знавал холода и похуже. Одному Богу было известно, как нужно заморозить сибирского мужика, чтобы его как следует проняло. И при нем по-прежнему был его амулет, а это значило, что люди его убить не могли. Ни мужчины, ни, как выяснилось, женщины. Та шлюха, что располосовала его от корешка до грудины, явила тому свидетельство.

Он выживет и теперь.

Вот только пошевелиться не получалось.

«Сколько еще до полнолуния? — спросил он себя. — Сколько осталось времени, прежде чем прибудет этот глупец Ленин и выпустит на волю драконов?»

Драконов, застигнутых в логовах, вполне можно убить. Утопить, заморить голодом, расстрелять, наконец. Много способов существует. Вот почему царские драконюшни охранялись лучше, чем собственный дом государя. Но, взлетев в небеса, драконы делались неудержимы. Стремительный огонь с ночных небес нес смерть каждому, кто отваживался противостоять. Всяким там евреям и революционерам.

Но не в этот раз.

«Эти дурни не сумели убить меня. Но если я не восстану прежде полнолуния, они неизбежно убьют Россию».

Он попробовал шевельнуть пальцем, моргнуть веком. Ничего не получилось.

«Мне надо отдохнуть. Я снова попробую… утром».

Над Невой неторопливо поднималась луна — почти идеально круглая.

«У меня еще двое суток, — подумал Распутин. Мозг работал удивительно ясно. — А может, и трое».


Красные драконы больше не беспокоились. Это оттого, что их впервые вывели ночью. Длинные носы задирались к небу, принюхиваясь. Крылья разворачивались и трепетали, ловя ночной ветерок. Летать им, правда, пока не позволяли. Пока. Ждали команды, которую отдаст Ленин.

Этот самый Ленин, приехавший вечером накануне, стоял поблизости и критически рассматривал драконов. Бронштейну было известно, что лидер большевиков никогда прежде этой минуты их не видал. Тем не менее в их присутствии он не выказывал ни благоговения, ни страха. Напротив, он очень придирчиво окидывал чудищ взглядом, одной рукой поглаживая бородку.

— Ты уверен, Леон, что они сработают правильно?

Под «Леоном» имелся в виду он, Бронштейн. Ленин настаивал на том, чтобы, обращаясь к нему, использовать его революционную кличку. До Бронштейна теперь только дошло, как, собственно, мало это значило для него самого. Дурацкое какое-то имя — Леон. А уж фамилия, Троцкий, вообще звучала словно название какого-нибудь польского города. Удастся ли ему вернуться когда-нибудь к имени, которым его нарекли при рождении?.. Еще Бронштейну подумалось, что принятие революционных кличек отдавало мальчишеством. Смахивало на игру.

«Глупость какая».

— Леон! — резко окликнул Ленин. — Так они сработают?

— Я… полной уверенности у меня нет, — ответил Бронштейн. Слишком быстро ответил. Он понимал, что ему следовало бы солгать, сказать, что он был абсолютно уверен. — Во всяком случае, они той же породы, что и царские. А те работают достаточно надежно.

В этом последнем Бронштейн был уверен вполне. Он расследовал все слухи об ином отродье, восходившем к драконам великого хана, со всем усердием ученого талмудиста. Выслеживал их по стариннейшим документам, разбирался то в запутанных договоренностях, то в хитросплетениях византийской торговли. И вышел наконец на определенное королевство в Северной Африке. Эту страну он пересекал то пешком, то на верблюде, пока не добрался до древнего города. Засуха опустошила его, когда египетские фараоны только-только восходили на трон. Он раздавал взятки, вычерчивал карты, молился об удаче. И напал наконец на кусочек земли, которого много веков не касалась ни единая капля дождя.

Там он начал копать.

И копал…

И снова копал…

Еще и еще.

Он начисто истер три лопаты и, кажется, непоправимо покалечил плечи и руки. Солнце прокалило его лицо, согнав с него российскую бледность и превратив кожу в шкуру дракона. А как он мерз ночами в пустыне! Так мерз, что ему, россиянину, даже стыдно было бы в этом признаться.

Он копал и копал, пока впервые за сто двадцать лет не обнаружил новые яйца драконов. Королева царских драконов уже сто лет не приносила яиц и, похоже, в ближайшее время не собиралась. И если даже она и сделает кладку, пройдут годы, прежде чем из них вылупятся детеныши.

Яйца драконов не похожи ни на какие другие. Им не нужно тепло, чтобы развивались зародыши. Они сами по себе были созданиями огня. Прохладное, влажное место — вот что требовалось им для развития.

А можно ли придумать что-нибудь более мокрое и холодное, чем весна в России?

И Бронштейн, погрузив яйца в огромные деревянные ящики, привез их домой. А по прибытии на место — зарыл на склонах холмов, возвышавшихся над его городком. И всю эту работу он опять проделал один.

Что еще делало драконьи яйца такими особенными — они могли спать годами, даже столетиями, сохраняя жизнеспособность, терпеливо дожидаясь нужных условий для рождения малышей.

— Можно только предположить, — сказал Бронштейн Ленину, — что они окажутся несколько сильнее. Это оттого, что они намного дольше пробыли в яйцах.

Некоторое время Ленин смотрел на него пустым взглядом, потом повернулся к Кобе.

— Твои люди готовы?

Коба усмехнулся. Его прямые зубы полыхнули оранжевым, отразив пламя фыркнувшего дракона. Вожатый успокоил животное, а Коба ответил:

— Готовы убивать по моей команде, товарищ.

Ленин сурово уставился на луну, словно порываясь приказать ей подниматься быстрей. Коба покосился на Бронштейна, и его улыбка сделалась шире.

Дракон кашлянул, выдав еще клуб огня, и глаза Кобы отразили его. Бронштейн посмотрел в эти пылающие глаза и понял: если позволить Кобе спустить его людей прежде, чем он, Бронштейн, спустит драконов, это будет означать его проигрыш. В новой России ему места не будет. Страной возьмутся править головорезы и воры родом из Грузии. Одну шайку сменит другая, а пролетариату придется еще хуже прежнего. Вот и весь рай, о котором он столько мечтал.

А евреи? Их, конечно же, во всем обвинят.

— Ленин, — проговорил Бронштейн со всей мыслимой твердостью. — Драконы готовы.

— В самом деле? — не оглядываясь, переспросил Ленин.

— Да, товарищ.

Ленин помедлил какую-то долю мгновения. Потом сказал:

— Тогда пусть летят.

Бронштейн кивнул ему в спину… и прыгнул к драконам.

— Вперед! — крикнул он. — Шлейки долой! Пусть летят!

Команду передали по цепочке. Мальчишки-драконюхи бесстрашно ныряли под широкие чешуйчатые животы и резали сетки, спутывавшие когти драконов.

— Вперед! — крикнул Бронштейн, и вожатые выхлестнули сворки, державшие на шеях драконов ошейники-строгачи с шипами внутри. И, выхлестнув, проворно отскочили назад, потому что теперь ничто не мешало драконам пустить в ход когти и зубы — каждый не меньше лезвия косы.

— Вперед! — и длинные кнуты щелкнули над головами драконов, но тех не было нужды понукать и подбадривать. Это была их родная стихия, и они с радостью в нее окунулись. Ночная высь, прохладный воздух… огонь из поднебесья…

— Вперед, — тихо повторил Бронштейн, глядя, как громадные крылья перекрывают луну. Красный террор уходил в небо.

В пятидесяти ярдах от него Ленин повернулся к Кобе.

— Позволь и своим людям выполнить необходимое, — сказал он.

Коба рассмеялся в ответ и махнул рукой.

Бронштейн увидел, как устремились прочь люди Кобы, и со всей определенностью понял: Россия пропала. Выпустить драконов было ошибкой. Выпустить людей Кобы — катастрофой.

Борух был прав от начала и до конца.

«Пройдут годы, прежде чем мы освободимся от этих ужасов-близнецов: один на земле, другой с неба. Я просто хотел все сделать как надо. Но похоже, не получилось».

Его начало знобить от холода.

«Согреться бы, — подумал он вдруг. Эта мысль вовсе не подразумевала ни натопленной печки, ни горячего чая, ни шнапса. — Хочу туда, где пальмы. Тихая музыка. Улыбчивые женщины. Хочу прожить долгую, веселую и счастливую жизнь. С любимой женой».

Он подумал о Греции. О Южной Италии. О Мексике…

К этому времени шум драконьих крыльев стал шепотом, еле различимым вдали. Затихли и крики людей.


В предрассветной черноте безумный монах сумел пошевелить левым указательным пальцем. Ноготь царапнул по льду, и еле слышный звук был громче победных фанфар.

Он пролежал без движения полных три дня.

На второй день в него взялся кидать камешками крестьянский мальчишка, любопытствовавший, не умер ли пьяница, упавший на лед. Сперва монах удивился, отчего мальчишка не спустится на лед и не обшарит его тело в поисках чего ценного. Потом до него дошло.

Лед начал таять.

Дни сделались теплей, и лед стал подтаивать. Скоро могучая Нева разорвет оковы зимы и свободно потечет к Балтийскому морю. Ледяная вода уже проникла в его нарядные сапоги и вымочила черные бархатные штаны. Она плескалась в левом ухе, прижатом ко льду. Ему казалось — он чувствовал, как она просачивалась сквозь кожу, чтобы оледенить самые кости.

Вместе с водой и холодом подкрался ужас. Он понял: убийцам не будет нужды его приканчивать. За них все сделает река. Она утопит его, как другая река утопила сестру. Или причинит ему лихорадку, от которой он истает, как истаял брат. Он уже теперь трясся бы либо от холода, либо от жара — если бы мог шевельнуться.

Настала ночь, и отец Григорий в самый первый раз ощутил страх, присущий смертным, для которых он совершал богослужения. Он почувствовал себя Иисусом на кресте, и его твердокаменная вера поколебалась.

«Почему Ты оставил меня?..»

Ночь не ответила. Только холодная вода еще выше залила его сапоги.

Но потом, ближе к рассвету, он сумел пошевелить пальцем.

И подумал: «Если шевельнулся палец, значит, сможет двигаться и все остальное».

Воплощая эту мысль в действие, очень скоро он пошевелил указательным пальцем на правой руке. Так, как если бы на теле совсем не было ран. Он стукнул им по льду раз, другой, третий. Когда солнце поднялось над горизонтом, надежда возродилась и возликовал дух. Сделав страшное усилие, монах согнулся в поясе и сумел сесть. Как же все болело! Как холодно ему было! Каждый вершок его тела невыносимо страдал.

Однако он был жив. И он мог двигаться!

Ко всему прочему, он чувствовал страшную усталость. Решив, что подниматься во весь рост пока еще рано, он повернулся к восходящему солнцу и стал ждать тепла.

— Когда я отогреюсь немножко, — сказал он, и голос был на удивление ясен и спокоен, притом что застывшие члены буквально скрипели, — я вылезу на берег и разберусь с Феликсом и остальными.

Когда солнце поднялось чуть выше и стало из красного золотым, он увидел, как его диск пересекла стая птиц. Сотни, многие сотни крупных птиц отбросили на лед длинные тени.

«Это еще что такое? — удивился он про себя. — Неужто белые цапли?»

Но какие цапли зимой в этих местах?

Да и птицы были слишком громадными. Это бросалось в глаза даже на большом расстоянии. И Распутин внезапно понял, что опоздал. Он пролежал на льду слишком долго. За это время подоспел Ленин — и обрушил на страну свой красный террор.

Расширенными от ужаса глазами он следил, как стая подлетала все ближе. Алые чешуи, кожистые крылья и дым, струившийся из ноздрей. Он негромко вскрикнул, точно кролик под ножом, и попытался подняться. Движение, которое недавно совершалось так свободно, стало теперь испытанием. Руки и ноги отчаянно жаловались и едва повиновались ему. Когда налетели драконы, он так и не успел выпрямиться во весь рост.

Головной дракон спикировал на него и небрежно отшвырнул ударом передней лапы. Распутина закружило по льду, треснули ребра. Он еще пытался ползти к берегу, сдирая ногти о лед, но слишком медленно. Наконец-то — да уж, слово «конец» тут было более чем уместно — его тело вернуло себе способность дрожать. Но не от холода, холода он больше не чувствовал, а от страха. Ужас разогревал его кровь и гнал ее быстрее по жилам.

Тень покрыла его, и, подняв голову, он встретил взгляд черных глаз дракона, зависшего над ним в воздухе. И прежде чем он успел что-либо сделать, к нему метнулись когтистые лапы. Один длинный коготь играючи прошил ему грудь, пригвоздив монаха ко льду. Казалось, дракон смеялся, раскрывая пасть, полную жутких зубов. Монах хотел закричать, но не хватило дыхания. С разорванными легкими он мог только беспомощно смотреть, как дракон замедляет биение крыл и усаживается рядом с ним на лед — легко и изящно, словно певчая птичка.

Вот только весил он не как канарейка, и лед под ним немедленно затрещал. На брюхо чудовища плеснула вода, дракон недовольно рявкнул и бешено забил крыльями, чтобы взлететь. Потом хлестнул огненной струей, оплавив лед кругом себя и под телом Распутина. Кое-как взлетев из воды, дракон отряхнулся, избавившись и от сырости, и от своей жертвы. Распутин свалился на лед, но ветер, поднятый крыльями дракона, был настолько силен, что отца Григория попросту сдуло за тающий край, в черную полынью.

«Мы продели веревку в ноздри Левиафана, — подумал он, когда волны уже смыкались над его головой. Сквозь поверхность он еще видел искаженные силуэты драконов, подобно чайкам кружившихся над полыньей. — Но он царствует над всеми сынами гордыни».

А потом он утонул. Как много лет назад утонула его сестренка Мария.


Я не стал будить Ниночку.

Все разваливалось. Пусть хоть поспит, пока еще можно.

Вскрыв старый письменный стол (ключ от ящика был давно потерян), я начал опустошать свою сокровищницу. Набил карманы золотыми монетами, взял свое истинное свидетельство о рождении, другие документы, несколько ниток драгоценных жемчужин, бриллианты моей матери, отцовские золотые часы на цепочке. Моя жена, которую я собирался оставить, пусть довольствуется своими собственными драгоценностями. Пригодятся, небось. Увы, царь навряд ли осыплет милостями меня и мою семью, когда выплывет история смерти безумного монаха. А ведь она выплывет. То, о чем не станут рассказывать господа, легко можно выколотить из их слуг. Так что оставлю-ка я Ниночку, и пусть ее красота купит ей не самую худшую участь.

Что касается меня самого, я решил перейти на другую сторону баррикад. Я отыщу тех, кто держал нынешние бразды ужаса. Как знать, чем обернутся для царя нынешние времена? Колесо крутится без остановок, а революции не делаются в белых перчатках. Лишь одно неизменно: любому режиму пригодится хороший функционер, управленец, целеустремленный человек, наконец. Я всегда знал, что отвечаю двум первым определениям. Теперь оказалось, что я способен быть жестким. Я могу убить. Моя рука не дрогнет на рукояти ножа. Да, я многое могу предложить, хоть мужику, хоть царю.

И вот еще что. Я одинаково хорошо работаю как с людьми, так и с драконами.

Примечания

1

Для тех, кто сразу не разгадал реальных имен участников этого псевдоисторического диалога: один, Лев Бронштейн, — это Троцкий. Другой, Пинхас Борух, — лидер меньшевиков, более известный под партийным именем Павел Аксельрод. (Прим. ред.)

(обратно)

2

В английском оригинале — Невски. На самом деле особняк Юсуповых, где убивали Распутина, располагался на берегу Мойки. (Прим. перев.)

(обратно)

Оглавление



  • загрузка...