КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 398142 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 169225
Пользователей - 90543
Загрузка...

Впечатления

ZYRA про Соловей: Вернуться или вернуть? (Альтернативная история)

Люблю читать про "заклепки", но, дочитав до:"Серега решил готовить целый ряд патентов по инверторам", как-то дальше читать расхотелось. Ну должна же быть какая-то логика! Помимо принципа действия инвертора нужно еще и об элементной базе построения оного упомянуть. А первые транзисторы были запатентованы в чуть ли не в 20-х годах 20-го века, не говоря уже о тиристорах и прочих составляющих. А это, как минимум, отдельная книга! Вспомним Дмитриева П. "Еще не поздно!" А повествование идет о 1880-х годах прошлого века. Чего уж там мелочиться, тогда лучше сразу компьютеры!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Санфиров: Лыжник (Попаданцы)

Вот Вам еще одна книга о «подростковом-попаданчестве» (в самого себя -времен юности)... Что сказать? С одной стороны эта книга почти неотличима от ряда своихз собратьев (Здрав/Мыслин «Колхоз-дело добровольное», Королюк «Квинт Лециний», Арсеньев «Студентка, комсомолка, красавица», тот же автор Сапаров «Назад в юность», «Вовка-центровой», В.Сиголаев «Фатальное колесо» и многие прочие).

Эту первую часть я бы назвал (по аналогии с другими произведениями) «Инфильтрация»... т.к в ней ГГ «начинает заново» жить в своем прошлом и «переписывать его заново»...

Конечно кому-то конкретно этот «способ обрести известность» (при полном отсутствии плана на изменение истории) может и не понравиться, но по мне он все же лучше — чем воровство икон (и прочего антиквариата), а так же иных «движух по бизнесу или криманалу», часто встречающихся в подобных (СИ) книгах.

И вообще... часто ругая «тот или иной вариант» (за те или иные прегрешения) мы (похоже) забываем что основная «миссия этих книг», состоит отнюдь не в том, что бы поразить нас «лихостью переписывания истории» (отдельно взятым героем) - а в том, что бы «погрузить» читателя в давно забытую атмосферу прошлого и вернуть (тем самым) казалось бы утраченные чуства и воспоминания. Конкретно эта книга автора — с этим справилась однозначно! Как только увижу возможность «докупить на бумаге» - обязательно куплю и перечитаю.

Единственный (жирный) минус при «всем этом» - (как и всегда) это отсутствие продолжения СИ))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Михайловский: Вихри враждебные (Альтернативная история)

Случайно купив эту книгу (чисто из-за соотношения «цена и издательство»), я в последующем (чуть) не разочаровался...

Во-первых эта книга по хронологии была совсем не на 1-м месте (а на последнем), но поскольку я ранее (как оказалось читал данную СИ) и «бросил, ее как раз где-то рядом», то и впечатления в целом «не пострадали».

2-й момент — это общая «сижетная линия» повторяющаяся практически одинаково, фактически в разных временных вариантах... Т.е это «одни и теже герои» команды эскадры + соответствующие тому или иному времени персонажи...

3-й момент — это общий восторг «пришельцами» (описываемый авторами) со стороны «местных», а так же «полные штаны ужаса» у наших недругов... Конечно, понятно что и такое «возможно», но вот — товарищ Джугашвили «на побегушках» у попаданцев, королева (она же принцесса на тот момент) Англии восторгающаяся всем русским и «присматривающая» себе в мужья адмирала... Хмм.. В общем все «по Станиславскому».

Да и совсем забыл... Конкретно в этой книге (автор) в отличие от других частей «мучительно размышляет как бы ему отформатировать» матушку-Россию... при всех «заданных условиях». Поэтому в данной книге помимо чисто художественных событий идет разговор о ликвидации и образовании министерств, слиянии и выделении служб, ликвидации «кормушек» и возвышения тех «кто недавно был ничем»... в общем — сплошная чехарда предшествующая финалу «благих намерений»)), перетекающая уже из жанра (собственно) «попаданцы», в жанр «АИ». Так что... в целом для коллекции «неплохо», но остальные части этой и других (однообразных) СИ куплю наврядли... разве что опять «на распродаже остатков».

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про серию АТОММАШ

Книга понравилась, рекомендую думающим людям.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
kiyanyn про Козлов: Бандеризация Украины - главная угроза для России (Политика)

"Эта особенность галицийских националистов закрепилась на генетическом уровне" - все, дальше можно не читать :) Очередные благородных кровей русские и генетически дефектные украинцы... пардон, каклы :) Забавно, что на Украине наци тоже кричат, что генетически ничего общего с русскими не имеют. Одни других стоят...

Все куда проще - демонстративно оттолкнув Украину в 1991, а в 2014 - и русских на Украине - Россия сама допустила ошибку - из тех, о которых говорят "это не преступление, а хуже - это ошибка". И сейчас, вместо того, чтобы искать пути выхода и примирения - увы, ищутся вот такие вот доказательства ущербности целых народов и оправдания своей глупой политики...

P.S. Забавно, серии "Враги России" мало, видимо - всех не вмещает - так нужна еще серия "Угрозы России" :) Да гляньте вы самокритично на себя - ну какие угрозы и враги? Пока что есть только одна страна, перекроившая послевоенные европейские границы в свою пользу, несмотря на подписанные договора о дружбе и нерушимости границ...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
argon про Бабернов: Подлунное Княжество (СИ) (Фэнтези)

Редкий винегрет...ГГ, ставший, пройдя испытания в неожиданно молодом возрасте, членом силового отряда с заветами "защита закона", "помощь слабым" и т.д., с отличительной особенностью о(отряда) являются револьверы, после мятежа и падения государства, а также гибели всех соратников, преследует главного плохиша колдуна, напрямую в тексте обозванным "человеком в черном". В процессе посещает Город 18 (City 18), встречает князя с фамилией Серебрянный, Беовульфа... Пока дочитал до середины и предварительно 4 с минусом...Минус за орфографию, "ь" в -тся и -ться вообще примета времени...А так -забавное чтиво

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
ZYRA про серию Горец (Старицкий)

Читал спокойно по третью книгу. Потом авторишка начал делать негативные намеки об украинцах. Типа, прапорщики в СА с окончанем фамилии на "ко" чересчур запасливые. Может быть, я служил в СА, действительно прапорщики-украинцы, если была возможность то несли домой. Зато прапорщики у которых фамилия заканчивалась на "ев","ин" или на "ов", тупо пропивали то, что можно было унести домой, и ходили по части и городку военному с обрыганными кителями и обосранными галифе. В пятой части, этот ублюдок, да-да, это я об авторе так, можете потом банить как хотите! Так вот, этот ублюдок проехался по Майдану. Зачем, не пойму. Что в россии все хорошо? Это страна которую везде уважают? Двадцатилетие путинской диктатуры автора не напрягают? Так должно быть? В общем, стало противно дальше читать и я удалил эту блевоту с планшета.

Рейтинг: 0 ( 3 за, 3 против).
загрузка...

Молитвенник Основателя (fb2)

- Молитвенник Основателя (а.с. Нулизин Фамильяр-3) 2.66 Мб, 143с. (скачать fb2) - Нобору Ямагути

Настройки текста:



Предисловие переводчика

Уважаемые читатели.


Не буду обременять вас долгими увещеваниями, просто приведу требования, которые вы должны выполнять, если у вас появился этот файл:


1. Не использовать мои переводы для последующих переводов на любой язык.

2. Не использовать части моего перевода (в первую очередь – стихи) в других произведениях.

3. Не публиковать мои переводы в бумажном или электронном виде в различного рода книгах, журналах, форумах, ВИКИ-проектах и т.п.

4. Не выкладывать мои переводы или ссылки на их скачивание на других сайтах.


Выполнение этих требований лежит целиком на вас. При их нарушении я не смогу натравить на вас какие-либо контролирующие организации, ведь проект – некоммерческий. Поэтому я просто перестану предоставлять в общее пользование переводы последующих томов этого произведения и других произведений. Так что, выбор за вами: либо вы выполняете эти требования, либо наказываете себя и других читателей.


Желаю приятного чтения,

Тонкацу.

Иллюстрации











Сайто

(Хирага Сайто)

Ученик старшей школы, был призван в Халкегинию заклинанием Луизы, где стал ее фамильяром.

Всегда полон любопытства.


Луиза-Нулиза

(Луиза Франсуаза Ле Бланш де Ла Вальер)

Хозяйка Сайто. Неуспевающая ученица, постоянно терпит неудачи в магии, однако ее дворянская гордость сильнее, чем у других.


Кирхе Тлеющая

(Кирхе Августа Фредерика фон Анхальт-Цербст)

Гордится своей красотой и фигурой, утверждает: "Не существует мужчины, которого нельзя покорить". Отношения с Луизой - как у обезьяны с собакой[1].


Табита Вьюга

(настоящее имя неизвестно)

Замкнутая девчушка, у нее хорошие отношения с Кирхе. Поскольку любит читать книги, оставшись в одиночестве, не замечая времени, читает.


Гиш Бронзовый

(Гиш де Грамон)

Легкомысленный и тщеславный одноклассник Луизы. Безумно любит своего фамильяра-крота.


Сиеста

Служанка в Академии Волшебства. Увлечена Сайто, оказывает ему разные знаки внимания.

Королевский Дворец Тристейна, располагался в самом конце улицы Бурдоннэ. Площадь перед главными воротами Дворца патрулировали маги-охранники верхом на своих волшебных скакунах. Слухи о грядущей войне поползли в городе два или три дня назад. Говорили, что группа дворян "Реконкиста", захватившая власть в Альбионе, готовится к вторжению в Тристейн.

Поэтому солдаты, охранявшие окрестности, находились в постоянном нервном напряжении. И магическим тварям, и кораблям было запрещено летать в небе над Королевским Дворцом, а люди, проходившие через ворота, подвергались тщательному досмотру.

Даже портных, торговцев и работников кондитерских магазинов останавливали у ворот и досконально проверяли, чтобы не допустить внутрь магов, замаскированных заклинанием "Иллюзии", или людей, на которых были наложены чары полного контроля извне.

Поэтому, когда в небе над Королевским Дворцом появился ветряной дракон, гарнизон магов-охранников был поднят по тревоге.

Магическая Стража состояла из трех полков, которые по очереди охраняли Королевский Дворец. Пока один из них был на службе, остальные отдыхали или тренировались. Сегодня на службе был Полк Мантикор. Оседлав своих мантикор, дворяне поднялись в воздух и направились к дракону, появившемуся над Королевским Дворцом. Дракон нес на спине пять людей, а в пасти держал за шиворот огромного крота.

Крылатый зверь проигнорировал предупреждение магов-охранников о запрете полетов в зоне Дворца и приземлился в его внутреннем дворе.

На драконе сидела красивая девочка с волосами земляничного цвета, высокая девица с огненно-красными волосами, мальчик-блондин, изящная девочка небольшого роста в очках и мальчик с черными волосами и с длинным мечом на спине.

Маги-охранники из Полка Мантикор быстро окружили ветряного дракона, одновременно вынули свои волшебные палочки, выполненные в виде рапир, и приняли боевую стойку, заранее подготовив заклинания. Крепко сбитый капитан с густыми усами выкрикнул в сторону подозрительных нарушителей предупреждение:

- Бросьте свои палочки!

Незваные гости враждебно смотрели на охранников. Только невысокая девочка с голубыми волосами покачала головой:

- Королевский Дворец.

Остальные неохотно кивнули и, как было приказано, бросили свои волшебные палочки на землю.

- В настоящее время полеты в небе над Королевским Дворцом запрещены. Вы что, этого не знали?

Девочка с волосами земляничного цвета легко спрыгнула с дракона и представилась твердым голосом:

- Я не заслужила подозрений. Я - третья дочь герцога де Ла Вальер, Луиза Франсуаза. Я требую аудиенции с Ее Высочеством, Принцессой.

Капитан пристально посмотрел на девочку, подкручивая свой ус. Он знал о семье Вальер. Все-таки, они были достаточно известными дворянами.

Капитан опустил свою волшебную палочку:

- Вы третья дочь герцога де Ла Вальер?

- Именно так.

Луиза выпрямилась и посмотрела капитану прямо в глаза.

- Ясно... Я вижу, что у вас глаза вашей матери. Итак, какова цель вашего визита сюда?

- К сожалению, я не могу вам сказать. Это тайна.

"Тогда, я вынужден отклонить ваше требование. Допустить аудиенцию с Ее Высочеством, не зная вашей цели - за такое можно лишиться головы!" - обеспокоено проговорил капитан.

"Со своей стороны мы не можем растрезвонить направо и налево нашу тайну!" - выкрикнул Сайто, спрыгивая с ветряного дракона.

Капитан оценивающе посмотрел на мальчика, посмевшего его прервать. Судя по лицу - юнец. Одежда, которую капитан никогда не видел. Приплюснутый нос и желтый цвет кожи. Длинный меч, болтающийся за спиной.

Хотя невозможно было определить, из какой он страны, одно можно было сказать с уверенностью - он не был дворянином.

- Какой грубый простолюдин. Не следует слуге так разговаривать с дворянином. Замолкни...

Сайто сузил глаза и повернулся к Луизе. Это было для него уже слишком. Конечно, он даже не был слугой, он был всего лишь фамильяром, но высокомерный тон этого солдафона взбесил его. Схватив рукоять Дерфа за плечом, Сайто обратился к своей хозяйке:

- Эй, Луиза. Можно я позабочусь об этом парне?

- Хватит бахвалиться. Хоть ты и побил Варда, это не значит, что тебе все дозволено.

Услышав их разговор, капитан вытаращил глаза. Вард? Вард, то есть виконт Вард, капитан Полка Грифонов? Побежден? Что это значит?

Выйдя из замешательства, капитан вновь поднял свою волшебную палочку.

"Кто вы такие, черт побери? В любом случае, я не могу позволить вам увидеть Ее Высочество", - проговорил он жестким тоном.

Ситуация начала накаляться. Луиза полоснула Сайто взглядом.

- Ч-Чего?

- Это из-за тебя и твоей болтовни. Теперь они нас подозревают!

- Во всем виноват тот наглый усатый старикан!

- Замолчи. Тебе вообще не следовало раскрывать рот!

Видя перед собой эту странную сцену, капитан быстро взял ситуацию в свои руки. Маги-охранники, окружавшие группу, резко подняли свои палочки.

- Арестовать их!

Услышав команду капитана, маги уже приготовились произнести свои заклинания, как внезапно...

Фигура, облаченная в пурпурную мантию, появилась из дворцовых ворот. Увидев Луизу, окруженную магами-охранниками, она со всех ног бросилась к ним.

- Луиза!

Увидев фигуру Анриетты, спешащую к ней, лицо девочки засияло как роза.

- Принцесса!

Под пристальными взглядами магов-охранников они заключили друг друга в крепкие объятия.

- Ах, вы вернулись невредимыми. Я рада. Луиза, Луиза Франсуаза...

- Принцесса...

Глаза Луизы начали наполняться слезами.

- Письмо... в безопасности.

Из своего нагрудного кармана Луиза нежно вынула письмо. Анриетта кивнула и крепко сжала ее руки.

- Ты, несомненно, мой самый лучший друг.

- Принцесса, вы слишком великодушны.

Однако, заметив, что Уэльса нет среди прибывших на драконе, Анриетта помрачнела:

- Как я и думала... Принц Уэльс пожертвовал собой ради своего королевства.

Луиза закрыла глаза и тихо кивнула.

- Но что тогда случилось с виконтом Вардом? Я не вижу его среди вас. Может, он отправился другим путем? Или он... возможно... пал от рук врага? Но, нет, это же был виконт...

Лицо Луизы потемнело. С большим трудом Сайто пояснил Анриетте:

- Вард оказался предателем, Принцесса.

- Предателем?

Тень омрачила лицо Анриетты. Затем, заметив напряженные взгляды окружавших их магов-охранников, Принцесса быстро пояснила:

- Это мои гости, капитан.

- Ясно.

Услышав это, капитан с неохотой убрал свою палочку и скомандовал солдатам поступить также.

Анриетта вновь повернулась к Луизе:

- Что конкретно случилось во время вашей поездки? ...Хотя, пройдемте в мою комнату, а там продолжим. Всех остальных я прошу немного отдохнуть в других комнатах.

Оставив Кирхе, Табиту и Гиша в приемной, Анриетта привела Сайто и Луизу в свою комнату. Принцесса присела на небольшой изящный стульчик, облокотившись на рабочий стол.

Луиза начала подробный доклад Анриетте: как Кирхе, Табита и Гиш присоединились к ним по дороге; как часть отряда села на корабль до Альбиона, но он был неожиданно атакован пиратами; что главарем пиратов оказался наследный Принц Уэльс; что он отказался бежать с ними, несмотря на шанс спастись; как из-за свадьбы с Вардом Луиза и Сайто не смогли отбыть на корабле; что посреди свадебной церемонии Вард внезапно раскрыл свою истинную сущность, убив Принца и выхватив письмо из рук Луизы[1], но оно было отбито; цель "Реконкисты" - объединить Халкегинию, освободить Святую землю от эльфов.

Однако даже теперь, когда союзу между Тристейном и Германией ничего не угрожало, Анриетта все равно оставалась грустной:

- Виконт был предателем... Как такое возможно? Иметь предателя в Магической Страже...

Ее взгляд остановился на письме, которое она сама когда-то написала Уэльсу, и слезы покатились вниз по ее щекам.

- Принцесса...

Луиза тихонько взяла Анриетту за руки.

- Это я забрала жизнь Принца. Независимо от того, что вы мне можете возразить, это я выбрала предателя в гонцы...

Сайто покачал головой:

- До нашего прибытия Принц уже решил остаться в своем королевстве. Это была не вина Вашего Высочества.

- Луиза, Уэльс хотя бы прочитал мое письмо?

Девочка кивнула:

- Да, Принцесса. Принц прочитал ваше письмо.

- Значит, Принц Уэльс не любил меня.

Анриетта грустно покачала головой.

- И... тем не менее, вы убеждали принца бежать?

Анриетта кивнула, не отрывая глаз от письма.

Луиза вспомнила слова Уэльса. Он упорно говорил ей: "Анриетта не просила меня бежать". Как Луиза тогда и думала, его слова оказались ложью.

"Ах, с твоей смертью, не осталось никаких надежд. Что теперь будет со мной, с моей потерянной любовью? - растерянно пробормотала шепотом Анриетта. - Честь была важнее, чем я?"

Но Сайто был иного мнения. Уэльс остался не потому, что он пытался защитить свою честь, а, скорее, для того, чтобы не причинить Анриетте каких-либо проблем... а также, чтобы показать бунтовщикам, что с Королевскими семьями Халкегинии лучше не шутить.

- Все не так, как вы думаете, Принцесса. Принц остался потому, что он не желал причинить каких-либо проблем Тристейну, поэтому он не покинул свою страну. Вот как я понимаю его решение.

Анриетта непонимающе взглянула на Сайто:

- Чтобы не причинить мне каких-либо проблем?

- Его бегство в Тристейн, как сказал Принц, дало бы идеальный повод для вторжения бунтовщиков.

- Однако если бы Принц изъявил намерение эмигрировать, то в случае начала вторжения, его, наверное, можно было остановить. Только когда не собираются начать вторжение, наверное, хранят молчание. Исключительно из-за жизни одного человека войны не начинаются.

- ...Даже если так, он все равно не хотел причинять неприятности. Несомненно.

Тяжело вздохнув, Анриетта глянула в окно.

Сайто медленно повторил слова Принца, которые запомнил:

- Храбро сражаться, мужественно погибнуть. Это... то, что он попросил меня передать.

Анриетта ответила унылой улыбкой. Хотя Принцесса и была прекрасна как нежная роза, от ее грусти, казалось, даже воздух стал тяжелее. От одного взгляда на Анриетту сердце Сайто сжалось от боли.

Принцесса, опершись локтями на стол рядом с изящной мраморной статуэткой, с досадой переспросила:

- Храбро сражаться, мужественно погибнуть. Это привилегия вас как мужчин. Но что с теми, которых вы покидаете, что им прикажете делать?

Сайто пораженно молчал. Ему нечего было ответить. Опустив голову, он неуклюже постукивал носком обуви по ножке кровати.

- Принцесса... Если бы я настойчивее пыталась убедить Принца Уэльса...

Анриетта встала и схватила ладонь бормочущей Луизы:

- Все в порядке, Луиза. Ты прекрасно выполнила свою миссию, доставив назад мое письмо. Тебе не о чем беспокоиться. Я же не просила тебя уговорить Принца бежать.

Анриетта засмеялся с улыбкой:

- Поскольку все препятствия, которые могли бы разрушить мой брак, теперь устранены, наша страна без боязни сможет заключить союз с Германией. В такой ситуации Альбиону будет не так легко вторгнуться к нам. Кризис прошел, Луиза Франсуаза.

Принцесса произнесла это настолько бодро, насколько это возможно.

Луиза вынула из кармана Рубин Воды, который Анриетта дала ей перед отъездом:

- Принцесса, теперь я возвращаю вам это.

Анриетта покачала головой:

- Пожалуйста, оставь его себе. Это - меньшее, что я могу сделать, чтобы выразить свою признательность.

- Но я не могу себе позволить принять такое сокровище.

- Для такой преданности должно быть соответствующее вознаграждение. Так что, все в порядке, надень его.

Луиза кивнула и надела Рубин на палец.

Увидев это, Сайто вспомнил про кольцо, которое он снял с пальца Принца Уэльса. Вынув его из заднего кармана брюк, он вложил его в руки Анриетты:

- Принцесса, это - память о Принце Уэльсе.

Рассмотрев кольцо, Анриетта ахнула от удивления:

- Разве это не Рубин Ветра? Ты получил его от Принца Уэльса?

- Да. Перед смертью он передал мне этот перстень и попросил отдать его Вашему Высочеству.

По правде говоря, Уэльс был уже мертв, когда Сайто снял с его пальца кольцо... но мальчик однозначно не собирался упоминать об этом. Поэтому он немного соврал в надежде, что это хоть немного уменьшит боль, гнездящуюся в сердце Анриетты.

Принцесса надела Рубин Ветра на свой палец. Поскольку это было кольцо Уэльса, оно было слишком большим для пальцев Анриетты... Но когда Принцесса пробормотала заклинание "Уменьшение", ободок кольца стал уменьшаться и вскоре подстроился под размер ее пальца.

Анриетта с любовью погладила Рубин Ветра. Повернувшись к Сайто, она застенчиво улыбнулась:

- Спасибо тебе, добрый фамильяр.



Хотя это и была грустная улыбка, наполненная печалью, но она была также полна благодарности к Сайто. Улыбка Принцессы была настолько величественна, что мальчик онемел от ее красоты и смог лишь бессвязно бормотать.

- Принц умер мужественно, не так ли?

Сайто кивнул:

- Да. Это было так.

Анриетта, смотревшая на Рубин Ветра, тихо заявила.

- Тогда я... я тоже буду жить отважно.


* * *

Когда отряд летел из Королевского Дворца в Академию Волшебства, Луиза хранила молчание. И неважно, насколько настойчиво Кирхе расспрашивала их с Сайто, что было написано в письме Уэльсу, оба держали языки за зубами.

- Эй, ну же, вы не хотите хотя бы сказать мне, в чем состояла миссия? И то, что виконт оказался предателем - разве это не отвратительно.

Кирхе возбужденно взглянула на Сайто:

- Однако, мой дорогой, ты бился с ним?

Сайто, бросивший взгляд на лицо Луизы, кивнул:

- Д-да. Но он убежал...

- Но все равно, это - большая победа! Эй, так в чем же, в конце концов, заключалась миссия?

Сайто опустил голову. Луиза была тише воды и не произнесла ни звука.

Кирхе нахмурилась и обратилась к Гишу:

- Эй, Гиш!

- Чего тебе?

Гиш, который смотрел в другую сторону, держа свою палочку в виде розы в зубах, обернулся.

- А ты знаешь, что было в письме Принцессы Анриетты, забрать которое нас посылали?

Закрыв глаза, Гиш проговорил:

- Я не знаю наверняка. Только Луиза знает.

- Луиза-Нулиза! Почему ты мне не расскажешь?! Эй, Табита! Что ты думаешь? Я полагаю, что меня держат за идиотку!

Кирхе потрясла Табиту, читавшую книгу.

Из-за того, что она крутилась и трясла всех и каждого, ветряной дракон потерял равновесие и неожиданно затормозил. Гиш, который сидел на его спине, потерял равновесие и упал вниз. "Ааааааа!" - падая, закричал он, но никто даже не заметил его исчезновения. На полпути к земле Гиш схватил свою палочку и, применив заклинание "Левитации", медленно опустился, избегнув разбиться в лепешку.

Луиза также потеряла равновесие, но Сайто мягко вытянул руку и подхватил ее за талию, поддержав девочку. Увидев его руку на талии, она покраснела. Сегодня утром, когда мы летели из Альбиона, Сайто поцеловал меня. А я притворилась, что сплю.

Но почему? Почему я так поступила?

Возможно, это любовь... Впрочем, я не хочу даже допустить эту мысль, поскольку Сайто - мой фамильяр, он - не дворянин.

Было трудно себе вообразить, как можно влюбиться в человека, который не является дворянином. "Дворяне и простолюдины - разные сорта людей"... Поскольку Луиза с детства впитывала эти понятия, ее беспокойство переросло в замешательство. В любом случае, сейчас было не столь важно, настоящие ли эти чувства или нет.

Придя к такому умозаключению, Луиза закричала сердитым голосом, чувствуя руку Сайто, обвивавшую ее талию:

- Т-ты настолько нахальный, что я начинаю беситься!

"Мне показалось, что ты можешь упасть как Гиш", - ответил покрасневший Сайто.

"Все в порядке; даже если Гиш упал - это всего лишь Гиш", - еще более смутившись, заявила Луиза.

- Все так: даже если он упадет, то с ним все будет в порядке. Однако если бы упала ты, это была бы проблемка, поскольку ты не умеешь пользоваться магией.

- Ты - всего лишь фамильяр, и ты еще смеешь оскорблять свою хозяйку?

Луиза резко выдохнула и быстро отвела взгляд. Однако, казалось, что она не сердится:

- Ты слишком наглый. Хмм.

Хотя Луиза ворчала, выражая свое недовольство, она даже не пыталась скинуть руку Сайто. Напротив, она придвинулась еще ближе, прижавшись к нему. Хотя она по-прежнему отворачивалась от него, Сайто попытался мельком взглянуть на ее лицо.

На ее белых щеках играл слабый румянец, и она слегка покусывала нижнюю губу. Хотя Анриетта была красива... Луиза была тоже невероятно мила, подумал он. Сайто сильнее притянул девочку и почувствовал, как ее талия и бедра прижались к нему.

Как раз в этот момент Кирхе обернулась и пробормотала:

- Вот так парочка, с каких это пор вы стали так близки?

Луиза внезапно поняла, насколько двусмысленно все это смотрится, ужасно покраснела и сильным толчком отправила замечтавшегося Сайто вниз.

- Ничего не случилось! Ты дура!

Крики падающего Сайто были слышны позади, но прежде, чем мальчик достиг земли, Табита, читавшая книгу, небрежно взмахнула посохом и наложила на него заклинание "Левитации".

Фамильяр мягко приземлился на лужайку и увидел ранее свалившегося Гиша, с огорчением на лице шагавшего по дороге, идущей через луг.

Тот остановился и обратился к Сайто в своей обычной манере:

- Что, тоже свалился?

Фамильяр ответил усталым голосом:

- Меня столкнули.

- Они что, за нами не вернутся?

Сайто посмотрел вверх. В голубом небе ветряной дракон быстро исчез за горизонтом.

- ...Похоже, нет.

- Ну, тогда идем пешком. Это займет не меньше половины дня.

С тоской на лице Гиш продолжил свой путь. Сайто был им чрезвычайно поражен, хотя и не мог понять почему.

"Кстати, ты... это... я кое о чем хотел спросить. Пожалуйста, скажи мне", - забормотал Гиш, поигрывая своей палочкой-розой.

- Чего тебе?

- Ее Высочество... ну... что-нибудь сказала обо мне? Это правда, что она собирается наградить меня за участие в секретной миссии с тем письмом?

На мгновение Сайто пожалел Гиша. Анриетта даже не упоминала буквы "Г" во время их беседы.

- Пойдем.

Сайто сделал вид, что ничего не услышал, и только ускорил шаг. Гиш поспешил за ним:

- Ну, так что, эти слухи верны?

- Шагай-шагай, это полезно для здоровья.

- Да как ты... Ее Высочество, я...

Под теплыми лучами солнца двое путников продолжали шагать в Академию Волшебства.


* * *

Крепость Ньюкасл, ранее слывшая как неприступная твердыня, в настоящее время представляла собой руины. Хотя она и противостояла бешеному штурму, вид ее был непригляден.

Стены замка от неоднократных попаданий заклинаний и пушечных залпов были превращены в груды камня, а трупы, сожженные до неузнаваемости, застилали землю.

Хотя осада и была кратковременной, но мятежникам - нет, уже не мятежникам, поскольку после смерти короля "Реконкиста" стала новым правительством в Альбионе, - был нанесен невообразимый ущерб. Триста солдат Королевской армии против двух тысячи убитых повстанцев. И еще четыре тысячи раненых. После таких жертв назвать это победой можно было с огромной натяжкой.

Крепость, расположенная на мысе плавающего континента, могла быть атакована только с одной стороны. Поэтому до того, как силам "Реконкисты" удалось уничтожить стражу крепости, им был нанесен серьезный урон с помощью магии и пушек.

Тем не менее, благодаря ощутимому численному превосходству, "Реконкиста" одолела защитников стен. Сразу за стенами оборона была не такой ожесточенной. Королевские боевые маги были выставлены для защиты против регулярных солдат. Но число этих магов было столь незначительно по отношению к силам "Реконкисты", что все они были постепенно убиты, один за другим.

Хотя урон, нанесенный врагу, был ошеломительный... итогом была уничтоженная армия короля. Тотальное уничтожение, так как защитники престола сражались до последнего.

Другими словами, заключительная битва в гражданской войне Альбиона - осада крепости Ньюкасл - борьба горстки сторонников короля против стократ превышающего по численности противника и нанесенный ими ущерб, сопоставимый с действиями десятка армий..., стала легендой.


* * *

Через два дня после окончания гражданской войны в Альбионе, под палящим солнцем, среди трупов и обломков, высокий дворянин осматривал поле недавнего боя. Его шляпа была сдвинута набок, а одежда была совершенно необычной для Альбиона: мундир Королевской Магической Стражи Тристейна.

Это был Вард.

Рядом с ним стояла женщина-маг, глаза которой были скрыты накинутым на голову капюшоном.

Это была Фуке Глиняный Кулак. Она сбежала на корабле из Ла-Рошели в Альбион. Накануне вечером она присоединилась к Варду в баре Лондиниума, столицы Белой Страны, и теперь сопровождала его на поле сражения за Ньюкасл.

Вокруг них солдаты "Реконкисты" старательно искали хоть какие-нибудь ценности. Громкий возглас раздался из расположенного рядом казначейства: очевидно, группа мародеров нашла там золотые монеты.

В небольшом внутреннем дворике наемник с пикой на плече переворачивал трупы, сложенные в кучу, в поисках украшений и оружия. Когда он нашел волшебную палочку, то закричал от радости.

Фуке, неодобрительно наблюдавшая эту сцену, с отвращением щелкнула языком.

Заметив это, Вард засмеялся:

- Что с тобой, Фуке Глиняный Кулак? Не твои ли это коллеги, охотящиеся за драгоценностями, как и ты? Воровать у знати их сокровища было твоей работой, не так ли?

- Не сравнивай меня с ними. Меня не интересует грабить трупы.

- Вор с воровским этическим кодексом.

Вард засмеялся.

"Меня такое не интересует. Я воровала ценные вещи, поскольку я наслаждаюсь созерцанием обезумевших дворянских рож. Но этих парней... - Фуке посмотрела на трупы королевских магов-охранников краем глаза, - Ладно, ладно, не кипятись".

"Мне показалось, что придворная знать Альбиона - твои враги. Разве ты не опозорила свою семью во имя Королевской семьи?" - зарычал Вард, и Фуке, вернув себе самообладание, ледяным голосом произнесла:

- Ну что ж, бывало и такое.

Вард отвернулся. Нижняя часть левой руки были отрезана, рукав мундира свободно развевался на ветру.

- Похоже, что у тебя тоже был суровый бой.

Вард ответил все тем же тоном:

- Я полагаю, что это довольно-таки малая плата: рука в обмен на жизнь Уэльса.

- А он, должно быть, неплохой боец, этот Гандальв, раз смог так легко отрубить руку такому магу-квадрату, как ты.

- Он был простолюдином, поэтому я повел себя беспечно.

- Не выставляй все в таком свете. Он смог уничтожить моего голема. Ну да ладно, все равно никто в этом замке не смог выжить.

Когда Фуке сказала это, Вард холодно улыбнулся:

- Гандальв он или нет, в конце концов, он был просто человеком. Отряды, которые захватывали замок, не сообщали, что дрались с кем-то необычным, как он. Возможно, во время нашего поединка он истратил всю свою энергию, и его спутали с простолюдином. Похоже, что солдат, который убил Гандальва, даже не заметил, что это был легендарный фамильяр.

Фуке, неуверенно, фыркнула. Образ Сайто, странно выглядящего мальчика, всплыл в ее памяти. Мог ли он действительно так легко умереть?

- А где же это письмо?

"Где-то здесь", - Вард палочкой указал на землю. Там два дня назад была часовня. Место, где Вард попытался вступить в брак с Луизой; место, где Уэльс лишился своей жизни.

Теперь это была просто груда камней.

- Хм, девушка Ла Вальер... твоя бывшая невеста, письмо было у нее в кармане?

- Именно так.

- Ты позволил ей умереть? Ты не любил ее?

"Любить, не любить - я уже забыл эти розовые сопли", - без эмоций произнес Вард.

Он поднял палочку и прочитал заклинание. Появился небольшой вихрь, который начал разметать обломки.

Постепенно пол часовни был очищен.

Между портретом Основателя Бримира и креслом лежало тело Уэльса. Он выглядел на удивление неповрежденным.

"Гляди-ка, разве это не дорогой Принц Уэльс?" - произнесла удивленная Фуке. Она когда-то была дворянкой Альбиона и вспомнила лицо Уэльса.

Вард даже не взглянул на труп человека, которого он недавно убил своей рукой; вместо этого он внимательно искал тела Луизы и Сайто.

Однако... Их трупов нигде не было видно.

"Уверен, что они погибли именно здесь?" - пробормотал Вард, продолжая еще более тщательно осматривать все вокруг.

"Хм... Смотри, а это случаем не "Явление Основателя Бримира" Джорджа де Ла Тура? - Фуке подняла с пола картину. - Я думаю, что это подделка. Мм, похоже на то, ведь в часовне такого захолустного замка... Хм?"

Подняв картину, женщина обнаружила под ней широкую дыру диаметром около одного мейла и кликнула своего спутника:

- Эй, Вард. Что это за дыра?

Удивленный виконт присел на корточки и заглянул в отверстие, найденное Фуке. Он понял, что, вероятней всего, проход был вырыт тем огромным кротом, фамильяром Гиша. На своих щеках Вард почувствовал холодный ветерок, дующий из отверстия

"Должно быть, через это отверстие сбежали младшая дочь Вальер и Гандальв?" - предположила Фуке, и это была правда. Лицо Варда исказилось от ярости.

- Должны ли мы послать погоню?

"Это бесполезно. Если оттуда дует ветер, значит проход сквозной", - раздраженно ответил Вард. Видя его в таком состоянии, Фуке усмехнулась:

"Оказывается, ты способен на какие-то эмоции. А я-то думала, что ты лишен всяких чувств... как горгулья... Почему, ну почему такие эмоции появляются на твоем лице?" - издевалась она.

Услышав это, Вард вскочил.

Издалека до них донесся голос. Чистый энергичный голос:

- Виконт! Вард! Вы уже нашли то письмо? Это... что в нем было... Ах, любовное письмо, что Анриетта переслала Уэльсу, спаситель, способный предотвратить союз Германии и Тристейна. Нашли ли Вы его?

Вард отрицательно покачал головой человеку, который только что появился.

Тому было около тридцати пяти лет. Он был одет в круглую шапочку и зеленую мантию. С первого взгляда можно было назвать его священником. Однако своим длинным орлиным носом и умными голубыми глазами он также слегка напоминал солдата. Из-под края шапочки выглядывали вьющиеся светлые волосы.

- Ваше Превосходительство, похоже, письмо выскользнуло через это отверстие. Это моя ошибка. Я глубоко сожалею за свой просчет. Пожалуйста, наложите на меня любое наказание, которое вы сочтете необходимым.

Преклонив колени, виконт склонил голову.

Человек, названный "Превосходительством", с приветливой улыбкой на лице подошел и похлопал Варда по плечу:

- О чем вы говорите? Виконт! Вы сделали замечательную работу! Вы в одиночку победили предводителя врагов! Ах, разве вон то не он, наш дорогой наследный принц Уэльс? Гордитесь! Вы победили его! Видимо, он меня глубоко ненавидел... но, видя его таким, я чувствую с ним странное родство. Ааа, точно. Только умерев, все становятся друзьями.

Щеки Варда слегка вздрогнули, когда он заметил сарказм в конце произнесенного монолога. Виконт быстро подавил свои эмоции и еще раз принес свои извинения:

- Однако попытка заполучить письмо Анриетты, которое Ваше Превосходительство так желало увидеть, все-таки закончилась провалом. Сожалею, что я не смог оправдать надежды Вашего Превосходительства.

- Не изводите себя. По сравнению с предотвращением заключения союза убийство Уэльса намного более важно. Мечта - это то, что должно быть получено постепенно, шаг за шагом.

Затем, человек в зеленой мантии повернулся к Фуке.

- Виконт, пожалуйста, представьте мне эту красивую женщину. Поскольку я  священник, для меня непозволительно самому представляться женщине.

Фуке следила за этим человеком. На ее глазах Вард глубоко поклонился этому незнакомцу. Однако ей он не понравился. Его сопровождала какая-то неприятная атмосфера. Зловещая аура исходила от него.

Вард отступил и представил Фуке:

- Ваше Превосходительство, это - Фуке Глиняный Кулак, перед которой дрожат все дворяне Тристейна.

- Ах! До меня доходили отдельные слухи! Для меня большая честь встретиться с вами, мисс Саксен-Гота.

Услышав, как ее назвали дворянским именем, от которого она давно отвыкла, Фуке улыбнулся:

- Это имя вам назвал Вард?

- Именно так. Он знает все о дворянах Альбиона. Генеалогию, гербы, собственность... довольно тяжело для епископа в летах все помнить. Ну что ж, давайте не прерывать наше знакомство.

Широко раскрыв глаза и положив руку на грудь...

- Главнокомандующий "Реконкисты", Оливер Кромвель, к вашим услугам. Видите ли, изначально я был простым епископом. Однако после голосования на Совете Баронов меня назначили главнокомандующим, и я изо всех сил стараюсь не подвести своих избирателей. Хоть я и священник, который служит Основателю Бримиру, полагаю, что нет ничего страшного в том, что меня выбрали тем, кто проведет народ через "темные" времена, не так ли? При необходимости, используя веру и силу во благо.



- Ваше Превосходительство, теперь вы не просто выдвинутый большинством главнокомандующий, вы сейчас для Альбиона...

- ...Император, виконт.

Кромвель засмеялся. Однако его глаза не изменились.

- Именно так, я действительно хотел предотвратить союз Германии и Тристейна, однако есть более важные вещи. Вы понимаете меня, виконт?

- Мысли Вашего Превосходительства настолько глубоки, что обычный человек, вроде меня, не в силах постичь их.

Кромвель широко раскрыл глаза. Затем он поднял обе руки и заговорил, активно жестикулируя:

- Объединение! Союз стали! Халкегиния - это мы, содружество избранных дворян, которые отберут Святую землю у этих зловещих эльфов! Это миссия, ниспосланная нам Основателем Бримиром! Объединение является нашей главной задачей. Таким образом, виконт, я вам доверяю. Не за что винить себя из-за такого незначительного провала.

Вард низко поклонился.

- Следуя этой великой миссии, Основатель Бримир благословил нас особой силой.

Бровь Фуке поднялась. Силой? О какой силе он говорит?

- Ваше Превосходительство, какую силу Основатель Бримир предоставил Вашему Превосходительству? Если это не секрет, я хотела бы знать...

Кромвель продолжил все тем же тоном:

- Вам известны четыре великих стихии магии, мисс Саксен-Гота?

Фуке кивнула. Даже дети знают о таких вещах. Огонь, Ветер, Вода и Земля.

- В дополнение к четырем великим стихиям, есть еще одна стихия магии. Стихия, которую использовал Основатель Бримир, нулевая стихия. На самом деле, это исходная стихия всего сущего.

- Нулевая Стихия... Пустота?

Фуке побледнела. Потерянная стихия. Магия пустоты, которая, по приданиям темных легенд, исчезла. Разве этот человек знает что-то о нулевой стихии?

- Это и есть сила, которую Основатель Бримир даровал мне. По этой причине Совет Баронов согласился назначить меня Императором Халкегинии.

Кромвель указал на труп Уэльса:

- Вард. Я хотел сделать наследного Принца Уэльса моим другом и союзником. Вместо этого он стал моим злейшим врагом, но теперь, после его смерти, он станет нашим союзником. Вы не против этого?

Вард покачал головой:

- Я никогда не воспротивлюсь решениям Вашего Превосходительства.

Кромвель засмеялся:

- Ну что ж, мисс Саксен-Гота. Я продемонстрирую стихию Пустоты для вас.

Затаив дыхание, Фуке наблюдала за движениями Кромвеля.

Он вытащил палочку, которая висела у него на поясе.

Низкая, тихая ария зазвучала из уст Кромвеля. Это были слова заклинания, которое Фуке никогда раньше не слышала.

Когда заклинание закончилось, Кромвель мягко опустил палочку и направил ее на труп Уэльса.

И тогда... Принц, тело которого уже было холодным, вдруг открыл глаза. Мурашки пробежали по спине Фуке.

Уэльс медленно сел. Ранее бескровное лицо вдруг ожило. Как сухой цветок, поглощающий воду, тело Уэльса наполнялось жизнью.

"Доброе утро, наследный Принц", - пробормотал Кромвель.

Восставший из мертвых Уэльс посмотрел на него с улыбкой:

- Давно не виделись, архиепископ.

- Как грубо, я теперь Император, дорогой мой наследный Принц.

- Неужели это так? Я прошу прощения за это, Ваше Превосходительство.

Принц как вассал преклонил колени.

- Полагаю, что я назначу тебя моим личным телохранителем, Уэльс.

- С удовольствием.

- Тогда, давай будем друзьями.

Кромвель двинулся прочь. Уэльс, который не был теперь похож на мертвеца, двинулся следом. И вдруг Кромвель, как будто вспомнив что-то, остановился и обернулся:

- Вард, не волнуйтесь. Даже если союз будет заключен, это не имеет значения. В любом случае, Тристейн беспомощен. Нет никаких изменений в существующем плане.

Вард поклонился.

- Есть два пути дипломатии - кнут и пряник. Сейчас мы предложим Тристейну и Германии пряник.

- Как пожелаете.

- Тристейн все равно подлежит объединению с нами. В их Королевской семье хранится Молитвенник Основателя. Мне нужно получить его, чтобы вернуть Святую землю.

Сказав это и одобрительно кивнув, Кромвель ушел.


* * *

Только после того, как Кромвель и Уэльс скрылись из виду, Фуке смогла открыть рот:

- Это... была пустота...? Оживляющая мертвых. Это невозможно.

Вард забормотал:

- Пустота, манипулирующая жизнями... Это то, о чем говорил Его Превосходительство, кажется, что он был прав. Хоть я не могу в это поверить, но, став свидетелем этого, как я могу не верить?

Фуке спросила Варда, дрожащим голосом:

- Некоторое время назад вы действовали совсем как Принц, возможно ли, что вы тоже подверглись воздействию магии пустоты?

Вард засмеялся:

- Я? Я иной. Это - результат печальной жизни, преследующий меня с самого рождения...

Произнеся это, Вард посмотрел на небо.

- Однако... много жизней было принесено в жертву за Святую землю Основателя... Что, если все они будут возрождены стихией "Пустоты"?

Испугавшись, Фуке схватилась за грудь. Она почувствовала легкое сердцебиение. Ей внезапно потребовалось доказательство, что она на самом деле еще жива.

- Не удивляйся. Это всего лишь мое воображение, можно даже сказать - фантазии.

Фуке вздохнула, чувствуя облегчение. Потом она посмотрела на Варда.

- Это было удивительно, вот и все.

Прикоснувшись к концу своей отрубленной руки, Вард прошептал:

- Однако я и сам хочу знать. Может быть, это просто фантазия? Или реальность? Этот ответ должен лежать в Святой земле... Вот что я думаю.


* * *

Через три дня после возвращения Сайто и компании в Академию Волшебства было официально объявлено о браке между Принцессой Тристейна Анриеттой и Императором Германии Альбрехтом III. Церемонию предполагалось провести в следующем месяце до заключения военного союза.

Заключение военного союза предполагалось провести в столице Германии Виндсборне, где Кардинал Мазарини, первый министр Тристейна должен был подписать соглашение.

На следующий день после заключения союза было официально провозглашено новое правительство Альбиона. Немедленно между двумя странами возникла напряженность, но первый Император Королевства Альбион Оливер Кромвель направил специального посланника в Тристейн и Германию, чтобы подписать пакт о ненападении.

В результате две страны созвали конференцию. Даже их объединенный воздушный флот не смог бы противостоять флоту Альбиона. Хотя пакт о ненападении  представлялся кинжалом, приставленным к горлу, у обеих стран просто не было выбора, и это предложение было наилучшим, на что можно надеяться.

Итак... мир в Халкегинии был установлен, но он был шатким. Политики не могли спать ни днем, ни ночью. Напряжение витало не только среди дворян, но и среди простолюдинов.

Академия Волшебства Тристейна не была исключением.

На следующее утро после возвращения из Альбиона Луизино поведение стало меняться, причем в лучшую сторону.

Проснувшись утром, Сайто, как было заведено, готовил  своей хозяйке чашу для умывания. Он наливал туда воды, чтобы затем вымыть девочке лицо. Это было хлопотным занятием, но если Сайто забывал об умывании, то это приводило к тяжелым последствиям.

Однажды, когда фамильяр забыл подготовить чашу для умывания, его лишили еды. На следующее утро, будучи сильно рассержен, он поймал в пруду Академии лягушку и положил ее в чашу. Луиза, которая ненавидела лягушек, завизжала при виде скользкой амфибии, а потом разревелась.

Сайто многократно просил извинения, но девочка не простила ему свои пролитые слезы. Кроме наказания голодом она попыталась его отхлестать, в результате чего мальчик вынужден был сбежать и спать на улице.

Такие выяснения отношений по разным мелочам происходили между ними регулярно, но после возвращения из Альбиона что-то изменилось. Между Сайто и Луизой начали устанавливаться взаимные теплые отношения. Но они пока еще не могли понять чувств друг друга.

Этим утром, как обычно, Сайто, чувствуя себя немного неловко, подготовил чашу для умывания. Сонная Луиза сидела на кровати. Поставив чашу на пол, Сайто ладонями зачерпнул воду, но девочка не двигалась. Ее светло-розовые волосы свисали ей на лицо. Она протерла глаза и рассеяно проговорила:

- Оставь, я сделаю это сама.

Сайто был поражен. Он не мог поверить, что слова: "Я сделаю это сама", могут исходить из уст его хозяйки.

- Луиза?

Сайто помахал рукой перед ее лицом. Луиза надулась и отвернулась в сторону. Она покраснела и рассерженно повторила:

- Я сделаю это сама. Оставь меня в покое.

Луиза опустила руку в чашу, зачерпнула воды и попыталась умыться, двигая лицом, а не руками. Брызги полетели в разные стороны.

- Так значит, ты из тех людей, что двигают лицо, когда умываются?

Луиза была слегка озадачена комментарием Сайто. Она опять покраснела и рассердилась:

- Е-есть какие-то проблемы?

- Нет, вовсе нет...

По окончанию умывания Сайто обычно извлекал из шкафа одежду Луизы. Положив на кровать трусики, он отворачивался. В это время Луиза надевала их.

Подобрав момент, когда трусики должны быть надеты, Сайто поворачивался обратно, держа в руках школьную форму девочки. Затем он одевал свою хозяйку.

Когда сегодня Сайто повернулся, Луиза в одних трусиках с паническим выражением на лице быстро прикрыла свое тело простыней.

"Оставь одежду там", - указала девочка, завернутая в простыню по самые глаза.

"Что случилось? - подумал Сайто. - Обычно она приказывает что-то типа: "Быстро одень меня..." - с заспанным лицом. Более того, она прикрывается простыней. Обычно ее не заботило, вижу ли я. Почему она смутилась?"

- Оставить ее здесь? Не нужно тебя одевать?

Луиза открыла лицо:

- Я сказала оставить ее там, разве не ясно?

И снова девочка закуталась до самых глаз, уставившись на Сайто.

"Что ж, это странно", - подумал мальчик, кладя рядом с Луизой одежду, как было указано.

- Отвернись.

- Чего?

- Я сказала, отвернись.

Похоже, она теперь не хотела, чтобы ее видели в момент переодевания.

Это довольно нормальная реакция для девочек-подростков, однако до сегодняшнего дня Луизе было на это наплевать.

Сайто повернулся спиной к хозяйке, размышляя: "Что, черт побери, происходит?"

Да, в Альбионе случилось немало всего. Жених ее предал, погиб любимый Анриетты, ее подруги детства. Это был ужасный опыт для Луизы. Может быть, эти события изменили ее.

Действительно ли его хозяйка изменилась?

С ничего не выражающим лицом Сайто вспомнил ощущение губ Луизы. Он нежно поцеловал полусонную девочку во время полета на драконе. Он всегда считал, что целовать кого-либо, пока тот спит - трусость, и он бы никогда не посмел проделать такое, но он не смог себя сдержать. Он очень заботился о ней.

"А вдруг... - подумал Сайто, - вдруг Луиза знает про тот поцелуй? Она боится, что я опасен, и могу напасть на нее, поэтому и не хочет переодеваться при мне?"

Сайто мгновенно отбросил эту мысль и покачал головой.

"Если бы Луиза не спала в тот момент, она бы не смолчала. Вскочила бы. Сердилась. Негодовала. Вся атмосфера уюта разлетелась бы на куски. Такие события, как, например, в тот раз, когда я залез к ней в постель, оканчивались ужасно, разве не так? Собака. Я - собака. Собака, которая должна содержаться на цепи и лаять. А, вот в чем дело, - наконец осознал Сайто. - Она чувствует себя скованно, потому что я залез к ней, спящей, в постель за два дня до нашего отъезда в Альбион. Речь идет вовсе не о поцелуе. Вот почему она больше не хочет, чтобы я переодевал ее ".

Сайто был обескуражен. Он на самом деле глубоко раскаивался. Если бы он не сделал этого.

Она не хочет, чтобы я зашел еще дальше по отношению к ней. Ну, это естественно. Но это означает, что она меня не любит. И это, полагаю, тоже естественно... Хоть и естественно, но... печально.

Луч надежды? Нет. Не было его. Луиза меня не любит. Я - всего лишь фамильяр. Как было сказано, я просто опасный фамильяр. Плохой фамильяр, который в ночное время превращается в волка. Стена уже возведена между нами.

В его душе начали сгущаться черные тучи.

Надежда в сердце Сайто в отчаянии прошептала:

- Но на обратном пути домой, на драконе, она прижималась ко мне, ведь так?

Отчаяние в сердце Сайто холодно возразило:

- Это было всего лишь мое воображение. Когда Кирхе заметила это, Луиза меня столкнула вниз, не так ли?

...Ах, все так и есть. Нет сомнений. Она вовсе не думает обо мне.

От осознания своих чувств к Луизе Сайто охватило отчаяние. Таким он уж был человеком: будучи чем-то эмоционально возбужден, он мог перевозбудиться не на шутку; но когда он впадал в тоску, он мог постепенно погрузиться в глубочайшее уныние.

- Что ты там шепчешь?

Сайто не осознавал, что бормочет вслух. Когда он обернулся, Луиза, уже переодевшись, с подозрением смотрела ему в лицо.

После раздумий, затянувшихся на целых двадцать секунд, он принял решение. Удрученный Сайто ответил болезненным голосом:

- Извини. Я больше не буду разговаривать сам с собой.

- Согласна, поскольку это отвратительно.

Неуверенно глядя на Сайто, Луиза пошла к выходу.

- Пойдем на завтрак.

- Да.

Сайто уныло последовал за ней.


* * *

Даже в Обеденном зале Альвис его ждал сюрприз.

Сайто, как всегда, сел на пол, но его миски с супом не было. Это обеспокоило мальчика: "Разве я совершил что-нибудь, что рассердило Луизу настолько, чтобы лишать меня еды? Нет, не было ничего такого".

Вчера вечером, все впятером ребята вернулись в Академию, о чем сразу сообщили Старейшине Осману. Директор, который уже знал об их возвращении от Анриетты, поблагодарил и похвалил их за то, что они совершили. Затем они вернулись в свои комнаты... и быстро уснули. Сайто не сделал ничего, что могло бы рассердить Луизу. С жалким видом на лице фамильяр взглянул на свою хозяйку, сидевшую на стуле.

Луиза покраснела и, отвернувшись, произнесла:

- С сегодняшнего дня ты ешь за столом.

- А?

Сайто непонимающе уставился на Луизу. С ее стороны это было абсолютно неожиданным шагом.

- Давай, садись скорее.

Пораженный, он сел рядом с Луизой.

Маликорн Ветрянка, который всегда сидел на этом месте, начал протестовать:

- Эй, Луиза, это - мое место. С какой это стати ты посадила сюда своего фамильяра?

Девочка уставилась на Маликорна:

- Если нет места, тогда просто сходи за стулом.

- Что за шутки! Разрешить простолюдину-фамильяру сесть за стол, тем самым вынуждая меня идти за стулом! Это просто возмутительно! Эй, фамильяр, проваливай, это - мое место. Это - обеденный стол для дворян!

Пухлый Маликорн пытался выглядеть устрашающе, но его выдавала дрожь. Перед ним был легендарный фамильяр, который победил Гиша и поймал Фуке. Более того, ходили слухи, что они совершили невероятный подвиг, будучи вдали от Академии последние несколько дней. Маликорн покрылся холодным потом, пытаясь выдворить Сайто.

А тот, чувствуя себя удрученным из-за растущей между ним и Луизой пропасти, резко отреагировал на произнесенные оскорбительные слова.

Он встал и схватил Маликорна за ворот. Он не использовал свою силу, но прошептал угрожающим голосом:

- Эй, толстяк, что ты имел в виду?

Испугавшись, Маликорн потерял уверенность и замотал головой:

- А-Ах, ничего, я не это хотел сказать!

- Я не это хотел сказать, СЭР.

- Д-да, я не это хотел сказать, сэр!

- Тогда шагай за стулом. И поедим вместе.

Маликорн побежал, чтобы взять стул.

С беззаботным видом Луиза ждала молитвы перед едой.

"Интересно, что произошло. Что это за изменения в ее душе? Почему она такая любезная? Ведь должна быть причина. Несомненно...", - подумал Сайто, - ...после поездки в Альбион Луиза изменилась. Должно быть... увидев столько раненых и убитых, эти теплые чувства расцвели в ее душе ".

Это напомнило Сайто школьный урок истории об указе сегуна Токугавы Цуноеси эпохи Эдо, состоявшем в том, что надо быть милосердным по отношению к животным. "Собачий сегун"[2] пожалел бездомного пса и наказал тех, кто издевался над ним.

Так вот оно что.

В Тристейне официально объявлен указ о милосердии по отношению к животным.

Составитель указа: Луиза Франсуаза Ле Бланш де Ла Вальер.

Объект: фамильяр, он же - собака... Одним словом, я.

Сайто притормозил полет своей фантазии и тепло посмотрел на Луизу.

Ты стала лучше, больше похожей на девочку, не так ли, Луиза. Такая ты ослепительна. Быть милой с таким как я... Как девушка, ты растешь в моих глазах. Я буду тщательно беречь тебя и не буду больше предпринимать каких-либо шагов в отношении тебя. Пока я не смогу вернуться на Землю, я буду защищать тебя. Даже если ты не любишь меня, я рад, что ты так добра ко мне.

Ее великолепие перемешалось с его печалью и отчаянием. Сайто тепло улыбнулся. Луиза заметила, что он пристально смотрит на нее, и покраснела:

- П-почему ты так на меня смотришь?

Осознав, как он уставился на нее, мальчик отвел глаза и сжал на коленях руки в кулаки.

Слушай внимательно, Сайто. Дворяне не для собак, вроде тебя. По сравнению с Луизой, такой красивой и чистой, ты - просто домашний крот. Не может быть и речи, чтобы крот мог так смотреть на такую прекрасную девушку.

Эта мысль многократно повторилась в его голове. Тоска быстро поглотила Сайто как бездонное болото. Мальчик послушно прошептал:

- Прости, что был таким омерзительным.

Луиза быстро отвернулась от него.

Ох, она, должно быть, думает, что я странный. Хозяйка считает, что ее крот странный.

Сайто тупо посмотрел на еду в тарелке. Кушанья были роскошные, но в его глазах они становились бесцветными.

После завершения обычной молитвы начался завтрак. Сайто бессловесно поглощал пищу. Было очень вкусно, но он был настолько несчастен, что даже не мог этого почувствовать.


* * *

Когда Луиза вошла в класс, ее тут же окружили одноклассники. Ходили слухи, что во время своего отсутствия она была на опасном задании и совершила великий подвиг.

Как оказалось, группа студентов видела, как капитан Отряда Магической Стражи отбыл с Луизой и остальными. Было очень шумно. Всем не терпелось разузнать, что произошло во время путешествия. Они бы занялись расспросами во время завтрака, если бы не стеснялись учителей.

Кирхе и Табита уже заняли свои места. Их тоже окружила толпа студентов.

"Эй, когда вы и Луиза отсутствовали в классе, где вы пропадали?" - спросила Монморанси, схватив Кирхе за руку.

Скользнув по ней взглядом, рыжеволосая красотка начала элегантно поправлять свой макияж. Табита спокойно читала книгу, она вообще была немногословна. Что касается Кирхе, хоть она всегда была не прочь поболтать, сегодня она не стремилась поведать своим одноклассникам что-либо про их секретную миссию.

И неважно, насколько настойчиво студенты толкали и трясли их, из двух подруг не удалось вытянуть ни единого слова. Поэтому при появлении Гиша и Луизы все внимание было перенесено на них.

Гиш, который любил, когда вокруг него всегда вьются, как и ожидалось, разошелся:

- Вы хотите расспросить меня, не так ли? Вы хотите знать секреты, которые знаю я? А-ха-ха, я прямо как маленький загнанный кролик!

Луиза протиснулась сквозь толпу и треснула Гиша по голове:

- Как ты думаешь, что случится потом?! Принцесса тебя возненавидит, если скажешь хоть что-нибудь!

Одного упоминания о Анриетте хватило Гишу, чтобы сразу замолчать.

Их одноклассники стали еще более подозрительными, увидев это. Они окружили Луизу и начали приставать к ней:

- Луиза! Луиза! Что произошло на самом деле?

- Ничего. Осман послал меня во Дворец с поручением, вот и все. Правда, Гиш, Кирхе, Табита?

Кирхе загадочно улыбнулась, дуя на свои лакированные ногти. Гиш кивнул.

Табита читала свою книгу. Так как никто из них не хотел говорить, студенты вернулись на свои места. Чувствуя себя группой жалких неудачников, они начали сердито обсуждать Луизу.

- Эх, вероятней всего, ничего важного не произошло.

- Именно, это же Луиза-Нулиза. Я не могу себе представить, чтобы она могла совершить подвиг, не умея даже использовать магию.

"Поимка Фуке была всего лишь случайностью. Ее фамильяр просто случайно использовал силу "Посоха Разрушения", - раздраженно сказала Монморанси, взмахнув кудряшками.

Луиза закусила губу. Выражение досады появилось на ее лице, но, несмотря ни на что, она хранила молчание.

Сайто был поражен.

"Как смеет эта кудрявая девица оскорблять мою Луизу? - подумал он. - Ладно, пусть не "мою" Луизу. Крот, как я, никогда бы не посмел рассчитывать, что такая девочка будет ему принадлежать. Ну, что ж. Пусть даже обидчица - девочка, я поступлю так, как сочту нужным".

Как только Монморанси с довольным лицом двинулась к своему месту, Сайто выставил свою ногу. Обидчица не заметила этого, споткнулась и упала лицом в пол.

- Ай!

Монморанси, вздернув покрасневший от падения нос, сердито закричала на Сайто:

- Что ты делаешь? Я - дворянка! Как смеет простолюдин вроде тебя подшучивать надо мной!

Луиза отпарировала:

- Это - твоя вина, надо быть внимательнее.

- Что? Луиза-Нулиза стала на сторону простолюдина?

- Может быть, Сайто и не знатного происхождения, но он - мой фамильяр, Монморанси. Оскорбляя его, ты одновременно наносишь оскорбление и мне. Еще вопросы есть?

Монморанси ушла, сердито бормоча что-то себе под нос.

Что касается Сайто, он с теплотой уставился на Луизу: она только что вступилась за него и теперь казалась ослепительной.

Девочка почувствовала его пристальный взгляд и, покраснев, отвернулась:

- Ч-что уставился?

Сайто, в очередной раз осознавший, как отвратительно он смотрится, принес Луизе свои извинения. Этот домашний крот снова сделал это.

- П-прости.

Луиза заметила, что Сайто странно себя ведет с самого утра. Он был более сдержан, чем обычно.

Что еще ты хочешь, я и так веду себя очень мило с тобой.

Луиза хотела что-то еще сказать Сайто об этом, но в этот момент мистер Кольбер вошел в класс, так что она просто села.

Начался урок.

"Все успокоились", - Кольбер легонько провел рукой по своей лысине.

До вчерашнего дня он был напуган тем, что Фуке Глиняный Кулак вырвалась из тюрьмы. Сразу возникло подозрение, что в замке действует предатель. Кольбер полагал, что для Тристейна это - серьезная проблема.

Однако сегодня утром Осман вызвал его, сообщил: "Все в порядке", и учитель вернулся в свое нормальное состояние духа. Кроме того, такие вещи как политика его вовсе не интересовали.

К чему у него действительно лежала душа, так это к науке, истории и... изобретательству. Вот почему он любил уроки. Он мог свободно сообщать о результатах своих исследований.

И вот, со счастливым видом он продемонстрировал классу кое-что необычное, выставив это на кафедру.

"Мистер Кольбер, что это такое?" - спросил один из студентов.

Это был действительно необычный механизм. Он состоял из длинного металлического цилиндра, от которого отходила металлическая трубка. К трубке была присоединена пара мехов; в верхней части цилиндра был установлен коленчатый вал. Вал соединялся с колесом, расположенным сбоку от цилиндра. Колесо прикреплялось к дверце ящика, внутри которого располагался какой-то шестеренчатый привод.

Глядя на странную машину, всем студентам стало интересно, о чем будет сегодняшний урок. Откашлявшись, Кольбер начал объяснение:

- Для начала, кто может рассказать мне про основные характеристики Магии Огня.

Все в классе повернулись к Кирхе. Если говорить о магии огня в Халкегинии, то сразу же на ум приходят дворяне Германии. Среди них семья Цербст была одной из известнейших. Кроме того, руническое имя Кирхе - "Обжигающая", - указывало на то, что она была специалистом в магии огня.

Хотя весь класс смотрел на нее, Кирхе продолжала полировать ногти. Не отрывая глаз от пилочки для ногтей, она нехотя ответила:

- Страсть и разрушение.

"Правильно! - сказал мистер Кольбер, маг-треугольник, чье руническое имя было "Огненный Змей". - Однако, не беря во внимание страсть, полагаю, что быть способным только разрушать - это немного однобоко. Все зависит от того, как использовать магию. В зависимости от ее применения вы сможете делать довольно забавные вещи. Огонь - это не только разрушение, мисс Цербст. Поле боя - это не единственное место, где можно его увидеть".

"Нет никакого смысла пытаться рассказать дворянам Тристейна о магии огня", - уверенно ответила Кирхе. Мистер Кольбер, ничуть не возмущенный ее высокомерием, улыбнулся.

"Но что это за странная штуковина у вас там?" - непонимающе спросила Кирхе, указывая на механизм на кафедре.

- Хе-хе. Вас все-таки оно заинтересовало. Это - мое изобретение. Оно работает с использованием масла и магии огня.

Заскучавшие было студенты с большим вниманием поглядели на механизм. Сайто показалось, что он уже видел такую машину ранее. Поскольку мальчик был любознательным, он тоже молча уставился на механизм.

Мистер Кольбер продолжил:

- Сначала мы выпариваем масло в мехах.

Он несколько раз нажал ногой на мехи:

- Теперь пары масла пойдут в этот цилиндр.

С предосторожностями Кольбер засунул палочку в маленькое отверстие в цилиндре, которое предварительно открыл. Затем он прочел заклинание. Послышался звук вспыхивающего огня, и, как только пары масла загорелись, звуки изменились, походя на несильные взрывы.

- Смотрите все внимательно! Внутри цилиндра энергия взрывов двигает поршень вверх и вниз!

Коленчатый вал в верхней части цилиндра начал вращаться, двигая вместе с собой колесо. Повернувшись, колесо открыло крышку коробки. Шестерни начали вращаться, и игрушечная змея выскочила изнутри.

- Энергия передается на коленчатый вал, который вращает колесо! Смотрите! Затем змея выскакивает нам навстречу! Так интересно!

Единственным, кто заинтересовался машиной, оказался Сайто. Студенты смотрели без энтузиазма.

- И что дальше? Что ж тут особенного?

Мистера Кольбера опечалил тот факт, что изобретение, которым он так гордился, было полностью проигнорировано. Откашлявшись, он начал объяснять:

- В этом образце всего лишь выпрыгивает змея, но этот механизм можно приладить, например, к повозке. И та сможет двигаться без лошадей! Также это должно работать и на лодках, вращая водяное колесо. Тогда не будет надобности в парусах!

"Вы могли бы просто использовать магию в таких случаях. Нет необходимости применять такие странные механизмы", - произнес один из студентов, и остальные закивали в знак согласия.

- Все, слушайте внимательно! Если его усовершенствовать, то он сможет работать даже без магии! Я использовал сейчас магию огня для зажигания, но для этой цели можно приспособить кремень, или что-нибудь еще можно найти...

Рассказывая это, Кольбер все больше входил в азарт, а студенты все не могли понять, что в этом такого интересного. Единственный, кто, казалось, понял важность этого изобретения, был Сайто.

"Мистер Кольбер, это же здорово! Это - двигатель!" - неожиданно вскакивая со стула, выкрикнул он. Весь класс повернулся к нему.

"Двигатель?" - учитель изумленно смотрел на мальчика.

- Да, двигатель. В моем мире он применяется именно в тех случаях, что вы и упомянули.

- Могу отметить, что вы - понимающий человек. Вы же - фамильяр мисс Вальер, не так ли?

Мистер Кольбер неожиданно вспомнил, что мальчик - легендарный фамильяр Гандальв, о чем говорят руны на его руке. Учитель уже успел забыть об этом, так как Осман сказал ему оставить это... но из-за выраженного мальчиком энтузиазма он начал проявлять интерес к Сайто.

"Где вы родились?" - горячо спросил он.

Луиза слегка дернула Сайто за куртку и впилась в него взглядом:

- Не говори ничего необдуманного, иначе мы будем выглядеть подозрительно.

Согласившись с этим, Сайто снова сел.

"Хм? Так где вы родились?" - Кольбер подошел к мальчику с сияющим лицом. За фамильяра ответила Луиза:

- Мистер Кольбер, он э... из Руб-аль-Хали, что на востоке.

Учитель был ошарашен:

"Как?! За пугающими землями эльфов? Погодите, он был призван, не так ли... значит, ему не пришлось двигаться через эти земли... Я понял. Я слышал, что на землях на востоке, где правят эльфы, очень развиты технологии. Поскольку вы родились где-то рядом... все ясно", - он понимающе кивнул.

Сайто обернулся к Луизе:

- Что?

"Просто подыграй мне", - прошептала Луиза, наступая ему на ногу.

- А, ах, да. Я из Руб-аль-Хали.

Мистер Кольбер кивнул и вернулся к механизму. Стоя на кафедре, он еще раз оглядел класс:

- Ну ладно, кто хотел бы попробовать запустить механизм? Это очень легко! Просто откройте отверстие в цилиндре, просуньте свою волшебную палочку и регулярно повторяйте заклинание "Поджигание". Сначала тяжело подгадать время для заклинания, но, как только вы приноровитесь, это будет так же просто, как дважды два.

Мистер Кольбер наступил ногой на мехи и запустил механизм еще раз. Эхо от взрывов прокатилось по классу, в то время как коленчатый вал с колесом закрутились, а затем выскочила кукольная змея.

- И веселая змейка поприветствует вас!

Никто не поднял руки. Кольбер пытался заинтересовать студентов своим механизмом, говоря: "Веселая змейка", но и это не сработало.

Плечи разочарованного учителя поникли. И тут Монморанси указала на Луизу:

- Луиза, попробуй ты!

Лицо мистера Кольбера засияло:

- Мисс Вальер! Может, вы попытаетесь запустить механизм?

- Ты же поймала Фуке Глиняный Кулак и совершила путешествие по опасным местам. Безусловно, у тебя не должно быть проблем с этим, не так ли?

Луиза поняла: Монморанси пытается заставить ее колдовать, чтобы опозорить, поскольку ей не нравится, что девочка приковала все внимание к себе, совершив великий подвиг и став звездой на балу. Это была черная зависть позерши и хвастуньи. А Монморанси продолжала провоцировать:

- Ну, сделай это, Луиза. Луиза-Нулиза.

Терпение у девочки лопнуло. Когда Монморанси назвала ее Нулизой, Луиза не могла это просто так оставить. Она молча встала и подошла к кафедре. Видя, что Луиза в таком состоянии, Сайто резанул взглядом Монморанси:

- Эй, Монмон.

- Какая я тебе Монмон! Я - Монморанси!

"Не провоцируй Луизу! Ведь в итоге будет взрыв!" - необдуманно проговорил Сайто.

От такого его комментария глаза Луизы поползли вверх. Студенты, сидящие в переднем ряду, попрятались за стулья.

Услышав произнесенное Сайто, Кольбер вспомнил навыки Луизы и происхождение ее псевдонима. Отчаянно пытаясь потушить ее решимость, учитель стал взволнованно уговаривать ее:

- Ах, мисс Вальер. Э-э, вы сможете сделать это в другой раз, хорошо?

"Монморанси Мокрая оскорбила меня", - ледяным голосом произнесла Луиза. Ее красновато-коричневые глаза были полны гнева.

- Я накажу мисс Монморанси. Так что, ээ, не могли бы вы убрать свою волшебную палочку? Я не сомневаюсь в ваших способностях, но магия не всегда удается. В конце концов, как гласит пословица: "Даже дракон может умереть от огня".

Луиза остро глянула на Кольбера.

"Пожалуйста, позвольте мне сделать это. Я не всегда терплю неудачи. Иногда у меня получается. Бывали случаи, когда мне удавалась магия", - дрожащим голосом Луиза проговорила это скорее для себя, чем для учителя.

Сайто знал, что сейчас ее уже не остановить. Когда Луиза была очень сердита, ее голос начинал дрожать.

Мистер Кольбер посмотрел в потолок и вздохнул.

Луиза, копируя действия учителя, наступила на мехи. Пары масла попали в цилиндр. Девочка сделала глубокий вдох и поместила конец палочки в отверстие.

"Мисс Вальер, Э-э..." - прошептал Кольбер, как будто он молился.

Голосом, звенящим как колокольчик, Луиза начала читать заклинание.

Весь класс замер.

Как и ожидалось, механизм взорвался. Луиза и Кольбер были отброшены к классной доске, все в классе закричали. Взрыв разбрызгал горящую нефть по всей комнате. Студенты бегали по классу, пытаясь спастись от огня.

Между горящим стулом и столом Луиза медленно поднялась на ноги. Это было жалкое зрелище: ее одежда была прожженна, а ее ранее чистое лицо было покрыто сажей. Не обращая внимания на хаос, творящийся в классе, она схватила учителя за руку и прошептала:

- Мистер Кольбер. Эта машина так легко взорвалась...

Учитель не ответил, чувствуя сильное головокружение. Кто-то из студентов ответил за него:

- Это ты взорвала ее! Ты - Ноль! Луиза-Нулиза!

- Ничего страшного, это - всего лишь огонь! Кто-нибудь, потушите его!

Монморанси встала и произнесла заклинание "Водяной щит". Стена воды загасила огонь, студенты зааплодировали Монморанси. Та, чувствуя себя победительницей, сказала Луизе:

- Удивлюсь, если мое заклинание было ненужным. Ты сама бы справилась. В конце концов, ты - такой опытный маг, а это был просто слабый огонек.

От злости Луиза закусила губу.


* * *

Этим вечером...

Уже наступила ночь, когда класс был приведен в порядок. Вымыть стулья и парты и оттереть пол было тяжелой задачей. Измученные Луиза и Сайто вернулись в свою комнату. Мальчик повалился на соломенную подстилку. Луиза села на свою кровать. Уже почти наступило время ложиться спать. По привычке Сайто пошел к шкафу, чтобы взять одежду Луизы. Однако девочка неожиданно встала.

- Ч-что ты делаешь?

Луиза покраснела и не ответила. Она схватила простыни и начала вешать их на стойки своей кровати. В результате получились импровизированные шторы, закрывающие кровать. Наблюдая за Сайто краешком глаза, Луиза подошла к шкафу, нашла свою одежду и вернулась к постели. Мальчик услышал шорох белья, пока она переодевалась. Сайто в подавленном настроении вернулся к своей подстилке.

Она не хочет, чтобы ее видел кто-то вроде меня. Даже если я увижу тебя, я не сделаю ничего странного. Я даже не буду больше смотреть. Я - не волк, как ты обо мне думаешь. Я... Я - крот. Ну, тебя поцеловал крот, но это было, когда я увлекся и не мог сдержать себя, я допустил ошибку. Я никогда не сделаю этого снова, Луиза. Я буду оберегать тебя, как и положено. Этот домашний крот будет охранять тебя, лежа на своей подстилке.

Сайто нескончаемо истязал себя этими мыслями. Занавески опустились. Одетая в пеньюар, с плавно ниспадающими волосами, Луиза купалась в лунном свете. Блеск луны подчеркивал ее божественную красоту. Расчесав волосы, Луиза легла в постель и с помощью волшебной палочки потушила лампу, стоящую на ночном столике. Это была волшебная лампа, гаснущая по сигналу своего хозяина. Она не выглядела как-то необычно, но казалась довольно дорогой.

Из-за лунного света, заливающего всю комната, атмосфера казалась нереальной.

Мальчик собрался спать и закрыл глаза, как вдруг Луиза села и окликнула его:

- Эй, Сайто.

"Что?" - спросил мальчик, но ответ не последовал. Наконец каким-то подавленным голосом Луиза проговорила:

- Всегда спать на полу немного некомфортно... Ты можешь, ээ, спать в кровати, если хочешь.

Сайто напрягся:

- Ч-что?

- Не пойми меня неправильно! Я врежу тебе, если ты начнешь приставать.

Сайто был ошеломлен.

Ах, Луиза, ты, в самом деле, очень добрая. Похоже, что ты полностью переменилась. Тот горький опыт действительно изменил тебя... Ты даже стала добра к такому отвратительному кроту, как я.

С каждым шагом к кровати его сердцебиение, казалось, ускорялось в два раза. Луиза отвернулась к окну, закутавшись в одеяло на самом краю кровати.

- Это... нормально? Даже для меня? Крота?

Когда он это произнес, Луиза раздраженно пробурчала:

- Да, все нормально, не заставляйте меня это повторять. Что ты имеешь в виду под словом "крот"?

Сайто скользнул в кровать и укрылся одеялом:

- Извини.

Луиза проговорила еще более раздраженным голосом:

- Прекращай уже про кротов, и благодарности тоже прекращай.

- П-почему?

- Настроение плохое. И свое странное раболепие тоже прекращай.

Сайто был поражен, как это было произнесено. "Что же произошло, что такого опасного типа как я, волка, человека с социальным статусом крота, такая милая девочка как Луиза пригласила спать вместе в одной кровати", - подумал он.

Увлекшись, влюбившись или ошибившись, в конце концов, тогда он поцеловал ее. Он должен извиниться. Хотя тогда еще не было дано обещание защищать ее... все равно, он должен извиниться. Сайто прошептал:

- Прости... что поцеловал тебя тогда.

Луиза ничего не ответила. Сайто думал, что она спит, но не услышал соответствующих звуков, поэтому продолжил:

- Я уже тогда решил... что буду защищать тебя, как обещал Принцу Уэльсу. Не только от врагов, но и от своих собственных желаний. Не могу сказать, что до сих пор защищал тебя должным образом, поэтому прости меня.

Сайто сказал то, что было у него на уме. Луиза ответила слабым голосом:

- Все нормально, не беспокойся об этом.

Сайто вцепился в одеяло и прошептал:

- Я не сделаю этого снова.

"Конечно", - ответила Луиза и решительно начала говорить:

- ...но я тоже должна извиниться. Прости, что призвала тебя.

- Ничего страшного. Это не очень хорошо, но не стоит беспокоиться.

- Я найду способ, вернуть тебя домой. Я не знаю, как, но я это сделаю. Я никогда раньше не слышала о другом мире.

"Спасибо", - тихо проговорил Сайто. Он почувствовал себя лучше, когда смог извиниться.

Смущенно поежившись, Луиза спросила:

- Твой мир... В нем вообще нет магов, так?

- Да.

- Там только одна луна?

- Только одна.

- Это странно.

- Нет, это не так, вот ваш мир странный - с магами и разными артефактами.

- Что ты делал в своем мире?

- Был учеником старшей школы.

- Что делают ученики старшей школы?

- Да, полагаю, это не сильно отличается от того, что здесь. Учеба - это наша обязанность.

- Чем в твоем мире занимаются люди, когда взрослеют?

Из теперешней Луизы вопросы так и сыпались. Размышляя над тем, почему так произошло, Сайто ответил:

- Хм, становятся служащими, наверное, это чаще всего.

- Кто такие служащие?

Он стал немного раздраженным, но ответил:

- Ну, это люди, получающие зарплату за свою работу.

- Я действительно этого не могу понять... но это то, чего ты хочешь?

Сайто замолчал. Он не задумывался о том, кем он хотел бы стать в будущем. Он проводил дни так, как ему нравилось. Его будущее было ни светлым, ни мрачным. Полагая, что такое состояние вещей будет всегда, он просто ходил в школу. Сайто был немного обеспокоен своим ответом:

- Я не знаю. Я не думал об этом.

- Вард сказал, что ты - легендарный фамильяр. Эти руны на твоей руке - знак Гандальва.

- Я не до конца понимаю, но, кажется, что быть Гандальвом - это использовать меч Дерфлингер.

- Интересно, если это правда...

- Должно ей быть, или я не смог бы правильно использовать Дерфлингер.

- Тогда почему я не могу использовать магию? Ты - легендарный фамильяр, но я Луиза-Нулиза. Фу.

- Я не знаю.

Луиза молчала какое-то время. Потом она заговорила серьезным голосом:

- Знаешь, я хочу стать великим магом. Не в том смысле, что очень могущественным магом. Я просто хочу уметь правильно колдовать. Я не хочу терпеть неудачу каждый раз, когда я произношу заклинание, я даже не знаю, какова моя стихия магии.

Сайто припомнил недавний случай в классе. Как обычно Луиза совершила промах.

- С малолетства мне говорили, что я безнадежна. Отец и мать ничего не ждали от меня. Ко мне всегда относились как к идиотке, всегда называли Нулизой... У меня действительно нет никаких магических навыков. Нет ни одной стихии, в которой я была бы специалистом. Я даже заклинания произношу неуклюже. Я это понимаю. Мои учителя, мать и сестры говорили мне это. Когда читаешь заклинание своей стихии магии, что-то в тебе откликается и начинает циркулировать внутри тела. Момент, когда этот ритм достигает пика, означает, что заклинание завершено. Я никогда не чувствовала такого раньше.

Голос Луизы стал тише:

- Но я хотя бы хочу уметь колдовать, как и все остальные. В противном случае, я думаю, что не смогу быть сама собой.

Луиза замолчала.

Сайто не знал, что сказать в утешение. Прошло некоторое время, прежде чем он проговорил:

- Даже если ты не можешь использовать магию... ты нормальная. Не просто нормальная... ты милая. Ты была так добра в последнее время. У тебя есть свои достоинства. Даже если ты не можешь использовать магию, ты - замечательный человек...

Закончив свой бессвязный ответ, Сайто повернулся к Луизе. У него перехватило дыхание. Повернувшись к нему, Луиза спала с невинным выражением лица. Наверное, пока Сайто обдумывал, что ему сказать, она уснула.

Ее светло-розоватые волосы в лунном свете ярко светились. Ровное дыхание было слышно из ее маленьких розовых губ.

Глядя на эти губы, Сайто захотел поцеловать ее еще раз и, даже не осознавая, приподнялся и приблизил к ней свое лицо.

Но остановился.

Только трус способен поцеловать девушку, которой он даже не нравиться, во время сна.

Я - не твой возлюбленный... но я буду защищать тебя. Так что тебе не о чем беспокоиться, Луиза.

Его возбуждение угасло. Тепло улыбнувшись девочке, Сайто закрыл глаза. Дыхание Луизы, как колыбельная песня, усыпило его.

Как только Сайто заснул, притворявшаяся спящей девочка открыла глаза. Она нахмурилась и прошептала:

- Взял и заснул.

Луиза обняла подушку и закусила губу. "Из крайности в крайность, - подумала девочка. - Когда он приставал, он поступал грубо, как идиот; но, теперь, когда он раболепствует, он стал полностью угодником. Не понимаю. Я не понимаю, о чем вообще он думает".

Луиза положила руки на грудь.

Когда Сайто был рядом с ней, ее сердце билось быстрей.

Значит, ее чувства настоящие?



Луиза чувствовала благодарность к Сайто, который, несмотря на плохое отношение, был так добр и спасал ее много раз... Но не только это.

Впервые она чувствовала такое к кому-то, относящемуся к противоположному полу, и девочка не знала, что делать. Именно поэтому она не позволила фамильяру переодеть себя. Внезапно осознав эти чувства, Луиза начала смущаться при одной только мысли, что Сайто смотрит на ее кожу. Девочка не хотела, чтобы он видел ее лицо, когда она только что проснулась.

"И когда у меня появились такие чувства к Сайто? Наверное, с того момента", - подумала Луиза. Когда она была практически раздавлена големом Фуке, Сайто выхватил ее из лап смерти. Тогда сердце Луизы застучало. Несмотря на то, что она была на краю гибели, ее сердце бешено билось. Такое же ощущение было, когда Вард готовился убить ее. Сайто ворвался в часовню и спас девочку.

Но сильнее всего сердце Луизы билось, когда они летели на драконе, и мальчик поцеловал ее.

После этого она не могла смотреть в лицо Сайто.

"Интересно, что он думает обо мне? Противная девчонка? Эгоистичная и жестокая хозяйка? Или, может быть, он меня любит? Ну, раз он меня поцеловал, значит, он меня любит. Или, может быть, он такой же ловелас, как Гиш, и просто любит женщин? Интересно, любит или притворяется? Я хочу знать. И все же, почему он ничего не предпринял, когда я притворилась спящей... - думала Луиза. - Конечно, если бы он сделал что-нибудь, я бы дала ему отпор... Но... но..."

Луиза стукнула по подушке Сайто. Он не проснулся. Она обеспокоено посмотрела вокруг. Никого, только Луны-Близнецы смотрели на нее. Луиза придвинулась ближе к лицу Сайто. Ее пульс начал ускоряться. Она прижалась губами к его губам очень мягко, всего лишь на пару секунд. Поцелуй был из тех, когда человек не может понять - поцеловали его или нет.

Сайто заворочался во сне.

Луиза запаниковала, отодвинулась от его лица, закуталась в одеяло и сжала подушку.

Что я делаю? С моим фамильяром! Какая же я идиотка.

Она смотрела на лицо Сайто. Если подумать, то он привлекательный, порой раболепный, порой странный, но иногда беспричинно увлекающийся, пришедший из другого мира мальчишка. Луизин фамильяр. Легендарный фамильяр ...

Что же это за чувство? Это любовь, как я и думала? Интересно, я люблю его?

Снова и снова размышляя об этом, она легонько провела пальцем по пылающим губам.

Как мне найти ответ на этот вопрос?

"Я должна найти на это ответ..." - прошептала Луиза и закрыла глаза.

Старейшина Осман смотрел на книгу, доставленную из Дворца, и рассеянно подкручивал пряди бороды. Древний переплет, отделанный кожей, был так сильно изношен, что, казалось, он порвется от одного лишь прикосновения. Страницы книги пожелтели от старости.

"Хм... - пробормотал Осман, перевернув страницу. На ней ничего не было написано. В книге было около трехсот страниц, и все они были пустыми. - "Молитвенник Основателя" хранился в Королевской семье Тристейна из поколения в поколение".

Шесть тысяч лет назад, Основатель Бримир возносил молитвы Богу и записал свои заклинания, используя магические руны в качестве букв.

- Это не подделка?

Старейшина Осман подозрительно посмотрел на книгу. Подделки... часто встречаются среди легендарных артефактов. Очевидно, в мире существует только один подлинный "Молитвенник Основателя". Богатые дворяне, священники храма, Королевские семьи каждой страны... - все они утверждают, что подлинный "Молитвенник Основателя" находится в их владении. Только собрав их все в библиотеке, можно было приблизительно сказать, что из них - подлинник, а что - подделка.

- Если это - подделка, то довольно-таки некачественная. Все символы исчезли.

Старейшина Осман ранее несколько раз видел другие экземпляры "Молитвенника Основателя". Руны всегда прыгали по страницам, формируя стиль молитвенника. Однако он никогда не видел книг вообще без символов, как в этой. Может быть, она - подлинник?

В этот момент кто-то постучался в дверь его кабинета. "Я должен нанять секретаря" - подумал Осман, вслух проговорив гостю:

- Не заперто. Пожалуйста, входите.

Дверь открылась, и вошла худенькая девочка со светло-розовыми волосами и большими красно-коричневыми глазами. Это была Луиза.

- Мне передали, что вы вызывали меня...

Старейшина Осман поднялся и развел руки, приветствуя маленькую посетительницу.

Он еще раз поблагодарил Луизу за ранее выполненную миссию:

- Ах, мисс Вальер. Вы отдохнули после утомительного путешествия? Ваши неимоверные усилия обеспечили безопасность альянса и предотвратили кризис в Тристейне.

Затем Осман мягко произнес:

- Итак, в следующем месяце в Германии наконец-то состоится свадебная церемония между Принцессой Тристейна и Императором Германии. Это все благодаря вам. Вы можете собой гордиться.

От услышанного Луиза мгновенно содрогнулась в душе. Подругу ее детства Анриетту собираются использовать как политический инструмент, выдавая замуж за Императора Германии без любви. Несмотря на то, что не было никаких других путей для создания альянса двух стран, когда Луиза вспоминала печальную улыбку Анриетты, то все в ее груди сжималось.

Девочка молча поклонилась. Старейшина Осман в молчании некоторое время глядел на нее. Затем, вспомнив о "Молитвеннике Основателя" в своих руках, он протянул его Луизе.

"Что это?" - девочка подозрительно посмотрела на книгу.

- Молитвенник Основателя.

- Молитвенник Основателя? Это?

Она была подарена Королевской семье. Легендарная книга. Но почему она у Старейшины Османа?

- В Тристейне существует традиция: когда кто-либо из Королевской семьи выходит замуж, среди аристократок выбирается подруга невесты. В соответствии с императорским указом выбранной девушке передается "Молитвенник Основателя".

"Умм", - ответила рассеянно Луиза, не будучи осведомлена о дворцовом этикете в таких подробностях.

- И Принцесса выбрала мисс Вальер в качестве подруги невесты.

- Принцесса?

- Именно так. Перед началом брачной церемонии подруга невесты должна будет произнести собственноручно составленную речь, держа в руках "Молитвенник Основателя".

- Ах... я должна составить речь?

- Несомненно. Конечно, есть еще определенный дворцовый этикет, который вы должны изучить... традиции могут быть весьма докучливыми. Однако, мисс Вальер, Принцесса надеется на вас. Это - большая честь. Так что следуйте правилам и напишите речь, поскольку нечто подобное выпадает только раз в жизни.

Анриетта, с которой я знакома с детства, выбрала меня своей подругой невесты. Луиза твердо подняла глаза:

- Слушаюсь и нижайше повинуюсь.

Девочка взяла "Молитвенник Основателя" из рук Старейшины Османа.

Директор с улыбкой посмотрел на Луизу:

- Ты готова взяться за это. Хорошо, очень хорошо. Принцесса будет довольна.


* * *

В тот вечер Сайто готовил ванну. Конечно, в Академии Волшебства Тристейна была баня: в римском стиле, облицованная мрамором. Там был огромный бассейн, заполненный горячей водой с различными ароматическими маслами, что вызывало неземные ощущения. Конечно же, Сайто не мог туда попасть. Только дворянам было разрешено ею пользоваться.

Баня-парилка для простолюдинов, по сравнению с баней для дворян, была довольно убогой: она была объединенной и выглядела как лачуга, поставленная на сваи. Рядом со сложенной из обожженного кирпича печью стояли лавки, на которых моющиеся истекали потом от жара, а затем снаружи обливались водой, смывая этот пот.

Для Сайто хватило одного посещения этой бани, чтобы возненавидеть ее. Мальчик вырос в Японии, где принимают ванну, до краев наполненную теплой водой. Парилка ему не подходила.

Когда Сайто надоело такое мытье, он попросил у шеф-повара Марто старый большой чан и сделал из него гоэмонбуро[3]. Вода разогревалась от огня, горящего под чаном. В воде плавала деревянная крышка, на которую можно было сесть, затопив ее в воду.

Сайто установил свою личную ванну в укромном уголке Двора Вестри. Поскольку люди нечасто туда заходили, это было наиболее приемлемо.

День близился к концу, и, слабо сияя, взошли Луны-Близнецы. Как только вода стала достаточно теплой, Сайто быстро разделся и залез в чан.

- Ах, водичка чудесная, такая теплая...

Он положил полотенце на голову и начал мурлыкать какую-то мелодию.

Дерфлингер, который был прислонен к стенке чана, окликнул Сайто:

- Че, неужели это так приятно?

- Да.

- Кстати, партнер, почему ты не воспользовался недавним шансом со своей юной хозяйкой?

Сайто холодно уставился на Дерфлингера.

- Не смотри на меня так. Мне становится плохо, партнер.

- Эй, легендарный меч.

- Ну я - легендарный меч, что с того?

- За эти шесть тысяч лет, нашел ли ты для себя кого-нибудь важного, чтобы защищать его?

Дерфлингер слегка вздрогнул:

- Я не защищаю. Защищает тот, кто держит меня в руках.

"Бедняга..." - от всего сердца посочувствовал ему Сайто.

- Бедняга, говоришь? Напротив, так даже удобнее.

"Неужели? Кстати, ты что-нибудь помнишь о том Гандальве? Насколько он был велик, и какие дела совершал?" - спросил у Дерфлингера мальчик, проявляя присущее ему любопытство.

- Забыл.

- Хм.

- Давно это было. Кстати, партнер, сюда идет кто-то.

В лунном свете появилась чья-то тень.

- Кто это?

Окрик Сайто напугал хозяина тени. На землю что-то с грохотом упало. При лунном свете был слышен звук бьющейся посуды.

- Ааахх, он разбился... меня снова отругают... хлюп.

По голосу Сайто смог узнать человека, скрытого темнотой.

- Сиеста?!

В лунном свете появилась фигура служанки Сиесты, работающей в Обеденном зале Альвис. Она только что закончила свою работу, на ней все еще был костюм горничной, но кружевной завязки[4] на голове не было. Ее спадающие до плеч черные волосы блестели в лунном свете.

Сиеста присела на корточки, чтобы собрать осколки разбитой посуды.

- Ч-то, что ты здесь делаешь?

Вопрос Сайто заставил Сиесту обернуться.

"Нууу... Сегодня мне удалось раздобыть кое-что действительно вкусное, и я хотела, чтобы ты это попробовал! Я собиралась угостить тебе на кухне, но ты не пришел! Ах!" - сказала Сиеста в панике.

И действительно, рядом с девочкой лежал опрокинутый поднос, чайник и несколько чашек. Похоже, Сиеста, пораженная внезапным окриком, разбила чашку.

"Угощение?" - спросил все еще погруженный в ванну Сайто.

Сиеста вдруг поняла, что мальчик голый, и на мгновение отвела глаза, сгорая от стыда:

- Да. Один редкий продукт - чай, - поступил сегодня из города Руб-аль-Хали, что на востоке.

- Чай?

Это был чрезвычайно редкий товар. Сиеста налила чай в неразбитую чашку и подала ее Сайто.

- Спасибо.

Мальчик поднес напиток к губам. Сладкий аромат чая щекотал ноздри. По вкусу напиток напоминал зеленый чай с его родины.

Сайто вдруг почувствовал сильную тоску по родному дому. Ах, Япония. Милая моя родина! Сидя в своем большом чане, мальчик вытер неожиданные набежавшие на глаза слезы.

"Ч-что случилось? Ты в порядке?" - Сиеста наклонился над краем ванны.

- В-все хорошо, просто мимолетная тоска по дому. Я в порядке. Да.

Сказав это, Сайто снова поднес чашку ко рту. Хотя чай и ванна создавали странное сочетание, обе эти вещи нагнали на мальчика тоску.

- Тебе этого не хватало? Конечно, ведь ты прибыл с востока.

На лице Сиесты вспыхнула застенчивая улыбка.

- Я... Я, похоже, соскучился по всему этому. Однако, как ты узнала, что я здесь?

Этот вопрос заставили Сиесту покраснеть.

- Ну... это... Я видела, как ты ходил за водой...

- Ты подглядывала?

Голос Сайто зазвенел. Сиеста торопливо замотала головой:

- Н-нет, что ты, ни в коем случае!

Взволнованная девочка споткнулся о край чана и с громким всплеском, упала в него.

- Ой-ой-ой!

Сиеста закричала, но ее вскрик был заглушен горячей водой.

"Ты в порядке?"- спросил удивленный Сайто.

"Я в порядке... ах, но я полностью промокла..." - ответила Сиеста, высовываю свою промокшую голову из воды.

Ее костюм горничной промок. И вдруг девочка поняла, что Сайто голый, горячий румянец вспыхнул у нее на лице.

Мальчик запаниковал:

- И-извини! Чан хоть и стоит на камнях, сюда все же можно свалиться!

- Н-нет, это ты меня извини!

Хоть Сиеста и попросила прощения, она не пыталась вылезти из чана. Сайто почувствовал серьезность положения. Он, как мог, попытался придать себе мужественный вид и притворился, что не обращает на случившееся особого внимания.

В такие моменты он пытался держать себя сдержанно и невозмутимо. Это было мужественно? Сайто полагал именно так. И поэтому выглядел дураком.

- У-фу-фу.

Сиеста смеялась, сидя в намокшей одежде внутри чана. Хотя в этом не было ничего смешного, она все же смеялась.

- Ч-Что случилось?

Возможно, его мужские размеры рассмешили ее? Хотя было темно и невозможно было разглядеть что-либо в воде, Сайто вдруг почувствовал себя неуверенно.

- Ничего, но мне это нравиться. Так купаются на твоей родине?

С облегчением Сайто ответил:

- Да. Хотя мы не принимаем ванну в одежде.

- Да? Неужели? Ну, раз ты так говоришь, значит, так оно и есть. Что ж, тогда я сниму ее с себя.

"Это серьезно? - выпучив глаза, спросил Сайто. - То, что ты только что сказала?"

Сиеста, обычно нерешительная и застенчивая, вдруг осмелела. Слегка закусив губу, она посмотрела на Сайто странным взглядом.

- Я сказала, что сниму ее.

"Но, Сиеста? Я же мужчина..." - проговорил окаменевший Сайто.

- Ничего страшного. Я знаю, ты не из тех, кто может меня обидеть.

Сайто кивнул, хотя и не слышал ни единого слова.

- Нет, о боже, не делай этого...

- Но я тоже хочу правильно принять ванну. Это приятно...

И? Сайто увидел, как Сиеста поднялась из воды и начала снимать свою промокшую одежду. Мальчик в панике отвернулся:

- О-остановись! Сиеста! Подожди!

Однако, его "Остановись" прозвучало очень слабо, выдав его истинные мысли.

- Н-но я промокла... Шеф-повар рассвирепеет, если я вернусь в таком виде. Я думаю, что сначала мне нужно высушить на огне свою одежду.

Хотя она выглядит застенчивой, Сиеста может быть очень смелой, если захочет.

Пуговицы блузки и крючки юбки были расстегнуты в мгновение ока. Девочка почувствовала себя лучше, избавившись от мокрой одежды.

Сиеста сняла костюм горничной и нижнее белье и оставила их сушиться на дровах возле огня. Затем она снова залезла в горячую воду. Сайто краешком глаза увидел, как ноги девочки погружались в воду. Он никогда не видел обнаженных ног Сиесты, так как их всегда скрывала юбка. Кожа на ногах была белой и светилась здоровьем. Ах, если он лишь чуточку повернет голову, то сможет увидеть все ее тело...

- Ааххх! Хорошо! Принимать вместе ванну, нежась в горячей воде, действительно здорово! Как будто в бане для дворян. Я им так завидовала, но я могла сама до такого додуматься, ведь правда? Сайто, ты действительно смышленый.

"Д-да ладно тебе..." - ответил Сайто, все еще отворачиваясь.

Ему показалось, что вода вдруг стала еще горячее. Рядом с ним была обнаженная девушка. В этой ситуации Сайто чувствовал себя ошеломленным и почти лишился чувств.

Сиеста сказала с застенчивой улыбкой на губах:

- Пожалуйста, не будь таким застенчивым. Я же не стесняюсь. Все в порядке, можешь не отворачиваться. Смотри, я прикрыла грудь руками... к тому же, тут так темно, что невозможно что-либо увидеть в воде, поэтому расслабься.

Наполовину смущенный, наполовину счастливый, Сайто обернулся.

В воде прямо перед ним сидела Сиеста. Благодаря темноте вода полностью скрывала от глаз их тела. Он испытал некоторое облегчение.

Сайто сделал глубокий вдох.



В темноте мокрые черные волосы Сиесты чарующе блестели.

Глядя на девочку с такого близкого расстояния, Сайто осознал, что она очень привлекательна. До сих пор он не замечал этого, но она отличалась от Луизы или Анриетты: она была, как очаровательный прекрасный цветок, свободно распустившийся на лугу. Ее большие темные глаза, дружелюбный характер и маленький носик делали ее очень обаятельной и красивой.

- Эй, Сайто, расскажи мне о своей стране?

- Моей стране?

- Да, пожалуйста, расскажи мне о ней.

Чтобы лучше его слышать, Сиеста бесхитростно наклонилась вперед. Ах, когда она так сильно наклонилась, то можно разглядеть, ах, ааах... Сайто в панике отодвинулся назад.

- Н-ну! Там всего лишь одна луна, нет магов, поэтому приходится использовать выключатели, чтобы потушить свет, а по небу летают на самолетах...

Поскольку Сайто говорил непонятные ей вещи, Сиеста надула щечки:

- Перестань. Одна луна, нет волшебников - ты смеешься надо мной? Не думай, что если я из деревни, то надо мной можно смеяться...

- Я и не собирался смеяться!

Сайто подумал, что если даже он будет рассказывать ей только правду, то она только сильнее запутается. В конце концов, о том, что мальчик был призван из другого мира, пока знали лишь Луиза, Директор Осман и Анриетта.

- Тогда расскажи мне правду.

Сиеста смотрела в глаза Сайто. Своими черными волосами и темными глазами она была похожа на японскую девочку. Конечно, лицо было не совсем японского типа. Но от взгляда на нее тоска по родине пронзала Сайто, заставляя его заикаться:

- Ну, ладно... У нас другие предпочтения в еде.

Мальчик начал рассказывать о далекой Японии. Сиеста с сияющими глазами внимательно слушала объяснения Сайто.

Хотя это и походило на скучную лекцию, девочка жадно ловила каждое слово. Сайто и Сиеста потеряли счет времени во время рассказа о Японии.

Спустя некоторое время девочка встала из воды, прикрывая свою грудь. Сайто поспешно отвел глаза. Однако на миг он все же увидел грудь Сиесты между ее перекрещенными руками и почувствовал, как из его носа полилась кровь[5]. Одним словом, одежда уменьшает размеры женской груди[6]. Держась за нос, Сайто отвел глаза, тем временем Сиеста надела высохшую одежду и поклонилась, поблагодарив его:

- Спасибо. Было очень весело. Эта ванна была великолепна, и твой рассказ ей под стать.

Затем девочка весело добавила:

- Могу ли я как-нибудь послушать продолжение?

Сайто кивнул.

Тогда Сиеста стыдливо опустила глаза, смущенно перебирая пальчиками:

- Ну, ээ? Беседа и ванна были прекрасны, но самым потрясающим был ты...

- Сиеста?

- Не мог бы ты...

- Ч-что?!

Но Сиеста убежала легкими шажками.

Сайто не понял, была ли последняя фраза этой девочки из другого мира сказана в шутку или всерьез, поэтому он просто расслабился и удобнее устроился в большом железном чане.


* * *

Приняв ванну, Сайто вернулся в комнату Луизы и обнаружил, что его хозяйка сидит на кровати и что-то делает. Увидев мальчика, она тут же в панике спрятала какую-то книгу. Это была большая старая книга.

Почему? Но, он не стал беспокоиться о происходящем, ведь это была Луиза. Даже если бы она ему объяснила, чем занимается, вероятно, он бы даже не понял. Сейчас мозг Сайто был заполнен видом обнаженной Сиесты. То, что он увидел сквозь ее руки, твердо запечатлелось в его сознании.

Сайто подошел к корзине для белья, пытаясь отринуть все суетные мысли. Он решил прямо сейчас заняться стиркой. Он рассчитывал использовать горячую воду, оставшуюся в чане, чтобы не морозить пальцы.

Однако корзина была пуста.

"Луиза, а где грязное белье?"- спросил Сайто, на что девочка покачала головой:

- Уже постирано.

- Ты сама постирала...

И тут Сайто, наконец, разглядел Луизу. "Ха!" Он был потрясен. Девочка была одета в его нейлоновую куртку, которую он снял и оставил в комнате, прежде чем принять ванну. Он всегда снимал это куртку перед баней и шел только в одной футболке, поскольку после ванны был сильно разгорячен.

Луиза, вероятно, надела куртку прямо поверх нижнего белья. Поскольку рукава были слишком длинными, а талия была слишком свободной, было похоже на какое-то странное платье.

- Эй, чего ты надела мою одежду?! У меня другой нет.

Слушая Сайто, Луиза спряталась в воротнике куртки до самого носа. Затем, густо покраснев, ответила:

- Потому что... после стирки мне нечего было надеть.

- Бред! Он полон!

Сайто указал на шкаф. Там было бесчисленное количество нарядов Луизы. Поскольку девочка была дворянкой, у нее был большой выбор дорогих платьев.

"Я просто хотела попробовать что-то новое", - угрюмо сказал Луиза, сидя на кровати.

- Разве ты не могла надеть свою повседневную одежду?

Сайто взял в руки простенькое платье.

- Я не хочу такое носить!

- Но это - моя единственная одежда. Верни мне ее...

Однако Луиза и не собиралась снимать куртку. Напротив, она потрогала пальцами ткань:

- Она легкая и хорошо сидит. Из чего она сделана?

И действительно, Сайто вынужден был согласиться, что на Луизе его куртка сидит очень неплохо. Неохотно он решил сдаться. К тому же в комнате было не холодно, хотя он был в одной лишь футболке.

- Это - нейлон.

- Нейлон?

- Это ткань из моего мира. Ее делают из нефти.

- Нефти?

- Планктон[7], который скапливается на дне моря и хранится в течение многих лет, затем становится нефтью.

- Планктон?

Луиза смотрела на Сайто непонимающими глазами, переспрашивая, как ребенок, каждое его слово. Выражение ее лица невозможно было понять, так как его половина была скрыта курткой. На мгновение Сайто показалось, что Луиза выглядела неимоверно милой.

Кроме того, девочка даже сама постирала свое белье. Это было невообразимо. Сайто испугался. До сих пор нельзя было даже представить, чтобы Луиза так поступала.

Ее щеки раскраснелись, так что обеспокоенный Сайто решил проверить, не была ли она больна какой-нибудь лихорадкой.

Луиза вздрогнула, когда мальчик приблизился к ней. Она задрожала и... отвернулась.

Стараясь не думать, как ей должно быть это противно, Сайто взял девочку за плечи и притронулся своим лбом к ее лбу. Тело Луизы напряглось, но она не сопротивлялась, а лишь тихонько закрыла глаза.

"Так я и думал, ей, должно быть, по-настоящему плохо", - подумал Сайто.

- Кажется, у тебя жар.

Когда мальчик отодвинулся от нее, Луиза почему-то плотнее сжала свои кулачки.

"Что случилось?" - спросил он, когда девочка отвернулась от него и, тихонько повозившись, свернулась калачиком под одеялом.

"Эй", - толкнул ее Сайто.

"Ложись спать", - ответила ему Луиза и вновь умолкла.

"Уф, должно быть, лихорадка поутихла", - подумал мальчик, устраиваясь на своей соломенной подстилке.

Мгновение было тихо, а затем в него стукнулась подушка.

"Что за...?" - завопил он.

"Верни подушку, которую я только что бросила. И, разве я не говорила тебе: впредь спать в постели? Идиот..." - прозвучал мрачный Луизин голос.

Сайто просто не мог понять, в каком сейчас настроении его хозяйка:  великодушна ли она или груба, как обычно. "Ладно, какое это имеет значение?" - решил мальчик, ложась в постель Луизы.

Сначала девочка беспокойно заворочалась на матрасе, но вскоре затихла.

Теперь Сайто мог подумать о том, как прошел день. Во всяком случае, сейчас его голова была заполнена мыслями о Сиесте. Ее последняя фраза прокручивалась в его мозгу снова и снова.

Сиеста, несомненно, сказала: "...но самым потрясающим был ты..."

Было ли это признанием? Или она просто пошутила? Я так не думаю. Неужели я популярен? Раньше он не был популярен. Единственная, кто проявлял интерес, была Кирхе, причем, несомненно, лишь потому, что я оказался под рукой.

Ах, но Сиеста была так мила. Хотя и Луиза была прелестна, но у Сиесты было совсем иное очарование.

Наивная, простая, но держащая себя достойно. В отличие от Кирхе, она выглядела изумительно, когда раздевалась. Уууух. Это чудесно. Славно. Ээээх. Черт. Покорен. Я покорен.

У того, что он раньше особо не принимал в расчет, было огромное влияние. Зачарованный девочкой, Сайто начал обдумывать возможность вернуться обратно на Землю.

Он, несомненно, найдет такую возможность, хотя у него нет ни малейшей идеи, как это сделать.

Тогда, с вскружившейся головой, он начал думать о своей хозяйке. Он любил ее. Но, поскольку Луиза - дворянка, она никогда не будет чувствовать ко мне то же самое. К тому же, я принял решение защищать ее. А потому, я не могу быть ей кем-то ближе, чем просто фамильяр.

Чтобы быть возлюбленным, нужна взаимность со стороны девочки... Нет, похоже, даже Сиеста только смеется надо мной. Да, я полагаю, что так оно и есть

От этих путаных мыслей глаза Сайто начали закрываться, и он, наконец, погрузился в счастливый мир снов.


* * *

За окном комнаты Луизы парила Сильфида. На ее спине, как обычно, сидели Кирхе, которая через щели в окне заглядывала внутрь, и Табита, которая читала книгу при лунном свете.

Кирхе фыркнула:

- Все же, это выглядит нехорошо...

Она вспомнила румянец на лице Луизы, когда та обнималась с Сайто на спине дракона, возвращающегося из Альбиона. Казалось, Вальер сильно изменилась.

- Очевидно, он не воспринимает меня всерьез? Всякий раз, как я пытаюсь сблизиться с ним, меня отвергают, и это против моего желания меня беспокоит.

До сих пор не было человека, отказавшего Кирхе во внимании. Она этим гордилась. Честно говоря, теперь она чувствовала себя заброшенной, как ненужная вещь.

Она была раздражена. Некоторое время назад Сайто даже принимал ванну с дочерью простолюдина. Кирхе была проигнорирована, причем дважды. Для ее гордости это было потрясением. Она потерпела поражение от Луизы, она потерпела поражение от девочки-простолюдинки, и это заставляло ее, именуемую "Обжигающая", рыдать. Она уведет Сайто у его хозяйки любыми возможными средствами. Уводить возлюбленных Ла Вальер было старинной традицией семьи Цербст.

- Да, хотя заговоры - не мой конек, я все же смогу придумать какой-нибудь план. Ты согласна, Табита?

Ее подруга закрыла книгу и указала на Кирхе:

- Ревность.

Та покраснела. А потом замотала головой на слова Табиты:

- Н-не говори так! Я не ревную! Я не чувствую ревности! Игра! Это всего лишь игра в любовь!

Однако подругу это не убедило. Она опять повторила все то же слово:

- Ревность...

Луиза сидела на скамейке в восточном дворе Академии Волшебства, широко известном как Австри, и старательно вязала. Весенняя погода с приближением лета начала меняться, но Луиза все еще носила свою весеннюю одежду. Даже летом здесь было довольно-таки сухо.

Десять дней пролетело с тех пор, как они вернулись из Альбиона. Сегодня был выходной. Даже не притронувшись к десерту, Луиза сразу после завтрака пришла во двор, чтобы вязать. Иногда она давала своим рукам отдых и листала пустые страницы Молитвенника Основателя, обдумывая достойную речь для церемонии Принцессы.

Вокруг нее развлекались студенты. Одна группа играла с мячом. Они старались забросить мяч в корзину, используя не руки, а только магию; чтобы победить, надо было набрать больше очков. Бросив взгляд на игроков, Луиза тяжело вздохнула и посмотрела на то, что она начала вязать.

Со стороны девочка смотрелась, как на старинной гравюре. Сидя так спокойно, Луиза выглядела симпатично.

Вязание было ее хобби. Когда она была маленькой, ее мать решила, что раз у девочки нет таланта к магии, она должна, по крайней мере, хоть в чем-то быть мастерицей, поэтому научила ее вязать.

Но, казалось, что небеса отвернулись от Луизы: она не стала мастерицей даже в вязании. Девочка планировала связать свитер. Однако, независимо от того, как благосклонно посмотреть на результат ее труда, это больше походило на перекошенное кашне. Честно говоря, это выглядело как замысловато запутанный шерстяной предмет. Луиза с горечью посмотрела на получившееся изделие и еще раз вздохнула.

Лицо служанки, работающей на кухне, вновь возникло в ее голове. Луиза знала, что та готовит еду для Сайто. Фамильяр считал, что его хозяйка об этом не знает, но ведь она не была абсолютно слепой.

Эта девчонка хорошо готовит. Кирхе носится со своей внешностью. А чем могу похвастаться я? Размышляя об этом, Луиза решила проявить себя в своем хобби - вязании, но, похоже, это была не лучшая идея.

Пока она слегка подавленно глядела на вещь, которую вязала, кто-то похлопал ее по плечу. Это была Кирхе. Запаниковав, Луиза быстро спрятала вязание и Молитвенник Основателя.

- Что ты делаешь, Луиза?

Кирхе улыбнулась своей обычной улыбкой, посмотрев на нее сверху, а затем уселась рядом.

- Р-разве не видно? Я читаю

- Но та книга пуста, не так ли?"

"Эта книга является национальным сокровищем, называется "Молитвенник Основателя", ты слыхала о такой?" - парировала Луиза.

- Как это национальное сокровище попало к тебе?

Луиза объяснила, что избрана для свадебной церемонии Анриетты, чтобы произнести речь, держа Молитвенник Основателя.

- Я поняла. Я так и знала: свадьба Принцессы как-то связана с нашей поездкой в Альбион?

Луиза задумалась, ответить ли правдиво или нет, но, поскольку Кирхе выступала в качестве приманки в Ла-Рошели, чтобы часть отряда могла идти вперед, просто кивнула в знак согласия.

- Мы рисковали своими жизнями, чтобы свадьба Принцессы прошла гладко? Не очень престижная задача... Полагаю, в основном это должно быть связано с альянсом между Тристейном и Германией, запланированном на следующий день?

Кирхе была довольно проницательной.

"Не говори никому об этом", - произнесла слегка обескураженная Луиза.

- Конечно, не буду. Я же не Гиш, ты меня знаешь. Две наши родные страны стали союзниками. Мы должны попытаться ужиться с этого момента. Согласна, Ла Вальер?

Кирхе положила руки на плечи Луизы и улыбнулась очень нарочито.

- Ты слышала? Новое правительство Альбиона предлагает договор о ненападении. Да здравствует мир, к заключению которого мы приложили руку!

Луиза ответила с меньшим энтузиазмом. Ради этого мира Анриетта должна будет выйти замуж за Императора, которого она даже не любит. Можно сказать, что у нее нет выбора, но это не было причиной, чтобы радоваться.

- Кстати, что ты вяжешь?

Луиза густо покраснела:

- Я-я ничего не вязала!

- Нет, вязала. Это здесь, верно?

Кирхе выхватила вязание из-под Молитвенника Основателя.

- Эй, отдай!

Луиза попыталась отобрать его, но Кирхе легко удержала ее.

"Что это такое?" - спросила она, ошеломлено глядя на предмет.

- Э-это - свитер.

- Свитер? Больше похоже на морскую звезду. И причем еще неизвестную науке!



- Как будто я могла связать что-то подобное!

Луиза, наконец, отобрала свое вязание и смущенно потупила глаза.

- Зачем ты вяжешь свитер?

- Не твое дело.

- Да все в порядке. В любом случае, я знаю зачем.

Кирхе снова положила руки на плечи Луизе и заглянула ей в лицо:

- Ты вязала это для своего фамильяра, не так ли?

"Н-нет! Я бы никогда не сделала подобную глупость!" - воскликнула Луиза с ярко-красным лицом.

"Знаешь, тебя действительно легко понять. Ты любишь его, не так ли? Почему?" - спросила Кирхе, глядя в глаза Луизы.

- Я-я не люблю его. Это ты в него влюблена. У этого идиота нет ни одного хорошего качества.

- Знаешь, Луиза, когда ты врешь, мочки твоих ушей трясутся. Ты знала это?

Луиза быстро схватилась за мочки ушей. Осознав, что ее обдурили, она возбужденно положила свои руки обратно на колени.

- В любом случае, я не отдам его тебе. Он - мой фамильяр, как не крути.

Кирхе засмеялась и произнесла: "Это чудесно, что ты хочешь оставить его для себя. Но, полагаю, ты должна сейчас волноваться не обо мне".

- Что ты имеешь в виду?

- Гм... возможно, служанку с кухни?

Глаза Луизы изменились.

- Эй, так я была права?

- Н-не знаю...

- Если ты сейчас пойдешь в свою комнату, то, возможно, увидишь кое-что интересное.

Луиза быстро поднялся на ноги.

"Я думала, что ты не любишь его?" - игривым тоном произнесла Кирхе.

"Я просто кое-что забыла!" - воскликнула Луиза, накидывая плащ.


* * *

Сайто убирал комнату. Он должен был подмести пол веником и протереть столы тряпкой. Так как Луиза с недавнего времени сама занималась своей стиркой, а также уходом за собственной внешностью, обязанности мальчика были сведены к уборке.

Это не заняло много времени. В комнате Луизы было мало мебели: небольшой письменный стол с выдвижными ящиками, шкаф, стол, на котором стоял маленький горшок с небольшим растением, возле стола - два стула, кровать и книжная полка. Так как Луиза была довольно старательной студенткой, ее полка была заставлена толстыми книгами.

Сайто взял одну из книг. В ней содержались символы, которые он никогда прежде не видел. "Оно и понятно", - подумал мальчик, поставив книгу на место. Стоп, но почему он был способен общаться с Луизой? Здешний язык был другим, и, тем не менее, они смогли понять друг друга.

"Что случилось, партнер?" - спросил Дерфлингер, который был прислонен к стене.

"Дерф! Почему я понимаю, что ты говоришь?" - высказал свою мысль Сайто, бросившись к мечу.

- Ну, если бы ты не понимал, мы бы оказались в неприятной ситуации.

- Я прибыл из другого мира. Но, несмотря на это, я в состоянии понять ваш язык. Я не знаю, почему!

Сайто вспомнил человека, который спас Старейшину Османа около тридцати лет назад. Тот тоже прибыл из его мира, но, похоже, мог общаться с Османом и понимать его.

- Как ты попал в Халкегинию, партнер?

- Я не уверен... был странный светящийся проход...

"Тогда, я полагаю, ответ как-то связан с этим проходом", - проговорил Дерфлингер, как будто это было что-то не важное.

- Чем именно был тот проход?

- Не знаю.

Сайто был немного удивлен.

"Ты - легендарный меч, но ты ничего не знаешь. Ты должен знать намного больше, поскольку ты легендарен. Например, как мне добраться домой..." - сказал мальчик с горечью.

- Я забывчивый и, в конце концов, не сильно этим интересовался. Не стоит особо полагаться на легенды.

Кто-то постучал в дверь. Кто это мог быть? Если это была Луиза, она бы не стала стучать. Возможно, Гиш или Кирхе? "Не заперто", -  проговорил Сайто.

Дверь открылась, и заглянула Сиеста.

- С-сиеста.

- Умм...

Она была в своей обычной одежде горничной, но выглядела несколько иначе. Ее аккуратно уложенные шелковистые черные волосы закрывали ее лоб, а веснушки на ее лице излучали некоторый шарм. Она держала в руках большой серебряный поднос, наполненный едой.

- Ну, в последнее время ты не заглядываешь на кухню...

Сайто кивнул. Луиза разрешила ему есть все, что он хотел, так что теперь он посещал кухню реже.

"...поэтому я боялась, что ты можешь быть голодным..." - взволнованно проговорила Сиеста.

Глядя на ее милые жесты, Сайто почувствовал, что его сердце громко застучало.

- С-спасибо. Но Луиза позволяет мне есть за столом, поэтому я действительно не был голоден.

- Вот как? Я с недавнего времени обслуживаю стол учителей, поэтому не заметила. Если я доставила неудобство, тогда...

Сиеста слегка понурила голову.

"Н-нет, все совсем не так! Я очень рад, что ты принесла мне поесть! Честно говоря, я сейчас голоден!" - заговорил Сайто, хотя он был сыт, недавно наевшись в Обеденном зале Альвис.

"Неужели? - Лицо Сиесты просияло. - Тогда, ешь на здоровье".

Маленький стол был заставлен блюдами. Девочка, улыбаясь, села рядом с Сайто. Мальчик уже возненавидел себя за то, что до этого поел так много, но он не мог позволить благим намерениям Сиесты пойти впустую. Будучи преисполнен решимости, он начал поглощать еду.

"Вкусно?" - спросила девочка.

- Да, это очень вкусно.

Он не солгал, но было бы еще лучше, если бы он был голоден.

- Хи-хи, тогда ешь, сколько влезет.

Сиеста глядела на Сайто, уплетавшего с аппетитом.

- Ой, извини, мои манеры за столом...

- Н-нет, все нормально! Наоборот. Я очень счастлива, что тебе нравится еда! Повар, приготовивший это еду, будет очень счастлив!

Покраснев, она вытерла глаза руками. Сиеста была такой милой, что Сайто больше не чувствовал вкуса еды.

"Это приготовила я", - застенчиво проговорила девочка.

- Неужели?

- Да, было трудно приготовить это на кухне, но я рада, что тебе понравилась моя стряпня.

Сайто почувствовал, как его сердце замерло. Сиеста думала обо мне. Только обо мне, а ни о ком другом. Он погрузился в свои мысли. Атмосфера между ними была очень напряженной. И внезапно Сиеста взволновано  проговорила:

- С-сайто!

- Что?

- Нууу...

Девочка остановился, как будто отыскивая правильные слова.

- Твой недавний рассказ, был очень увлекателен! Особенно о той вещи! Хм, как она называется? Ах, самолет!

Сайто кивнул. Он рассказывал Сиесте о своем мире, о Японии, когда они принимали ванну. Девочка, выросшая в деревне, многое не знала о своем мире, но смогла запомнить то, о чем рассказывал Сайто, хоть он и говорил, будто это были вещи из другой страны.

- Ах, самолет.

- Да! Способность летать без магии - это, должно быть, прекрасно! И что, даже простолюдины как мы, могут свободно летать в небе, как птицы?

- Разве у вас нет воздушных кораблей?

- Они только парят.

Сказав это, Сиеста всем телом подалась вперед.

- Моя деревня на самом деле очень красива. Она называется Тарб. Это в трех днях езды на лошади в направлении Ла-Рошели.

Сайто внимательно слушал, продолжая жевать.

"Это - очень отдаленная деревня, и там нет ничего необычного, но... там есть очень просторное и красивое поле. Весной и летом там распускаются чудесные цветы. Настоящее море цветов, насколько может видеть глаз, вдаль до горизонта. Сейчас там должно быть очень красиво... - с закрытыми глазами рассказывала Сиеста, предавшись воспоминаниям. - Я хотела хотя бы раз посмотреть на это море с самолета".

- Звучит неплохо...

"Ах, почему я не подумала об этом раньше!" - воскликнула девочка, внезапно схватив Сайто за руку.

Удивленный мальчик чуть не упал назад.

- О-о чем?

- Сайто, хочешь поехать со мной в деревню?

- Что?

- Принцесса выходит замуж, не так ли? Поэтому для нас будут специальные каникулы. Я уже довольно давно не была в своей деревне... Если ты не против, пожалуйста, поедем. Я хочу показать тебе то прекрасное поле цветов.

- Нуу...

- Кроме того, у нас в деревне очень хорошо готовят рагу. Оно называется "Ёсенавэ"[8]. Оно готовится из растений, которые люди обычно не используют. Я очень хочу, чтобы ты попробовал!

- П-почему ты хочешь, чтобы я поехал с тобой?

"...Ты продемонстрировал мне, что существует возможность", - сказала Сиеста, нервно потупив глаза.

- Возможность?

"Да. Возможность простолюдинам взять верх над дворянами. Мы живем в страхе перед ними. Осознание того, что есть люди, которые живут не так, делает меня счастливой, как если бы их счастье было моим счастьем. Каждый на кухне верит в это. Я хочу, чтобы на моей родине увидели такого человека..." - сказал Сиеста.

- В-вот как...

Сайто почувствовал смущение. Я - не великий или еще что-нибудь. Я -  легендарный фамильяр, вот и все. Я не заслужил хвалебных слов.

"Конечно, это не главная причина. Я просто хочу показать Сайто мою деревню... Но если я внезапно привезу с собой парня, моя семья будет возмущена. Что же мне делать... - вдруг Сиеста густо покраснела и прошептала, - ...я могу просто сказать, что ты - мой муж".

- Ч-что?!!

- Если я скажу им, что мы собираемся пожениться, они будут счастливы. Моя мать, отец, братья и сестры - все они будут счастливы.

- Сиеста?

Когда девочка взглянула на Сайто, который ошеломленно уставился на нее, она замотала головой:

- Извини! Это доставит столько хлопот! Я даже не уверена, поедешь ли ты! Ха-ха!

Смущенный Сайто ответил:

- С-Сиеста, иногда ты по-настоящему смелая. Например, когда мы принимали ванну.

Девочка снова зарделась:

- Я не была смелой или что-то в этом роде.

- А?

- Когда я покидала отчий дом, мама наказала мне, чтобы я никому не показывала своего обнаженного тела, никому, кроме человека, которого я выберу...

Произнеся это, Сиеста потянулась и взяла Сайто за руку. Сердце мальчика очень громко застучало.

- ...но если бы ты попросил, тебе я бы показала.

"Т-ты шутишь... не так ли?" -  проговорил, еле ворочая языком, Сайто.

- Я не шучу. Даже сейчас...

- В-в смысле, сейчас?

Сиеста посмотрела прямо в глаза Сайто.

- Разве я не привлекательна?

- Нет, совсем наоборот.

Она была привлекательной. Даже очень.

- Это правда?

Сиеста продолжала заглядывать в его глаза. "Остановись", - подумал Сайто, чувствуя, что его будто засасывает в ее черные глаза.

- Тогда почему ты ничего не предпринял, когда мы принимали ванну?

Глаза Сиесты подернулись печалью.

Ах, не смотри так, а то я начинаю думать, будто я сделал что-то очень плохое.

"...Понимаю, я не очень привлекательна. У тебя под боком есть такая милая девочка... К тому же, Вальер еще и дворянка. А я - просто деревенская девочка, и все", - вздохнув, печально произнесла Сиеста.

- Нет, все не так, как ты думаешь!

- Сайто.

- Ты очень привлекательна. Я могу это гарантировать. Без одежды ты смотришься потрясающе.

В обычной ситуации за такие слова его бы избили, но Сиеста просияла.

Она давно задавалась вопросом, подавать десерт или нет. Пока Сайто бессвязно бормотал, она закрыла глаза и встала. Глубоко вдохнув, она сняла передничек и уронила его на пол.

"Сиеста!" - проговорил пораженный Сайто.

Девочка спокойно смотрела на него. Она была из тех людей, которые, если решат что-то сделать, то непременно сделают это. Она начала расстегивать пуговицы на блузке одну на другой.

"Сиеста! Не думаю, что это - хорошая идея!" - воскликнул Сайто, мотая головой.

- Не волнуйся.

Ее блузка была наполовину снята. Ложбинка между ее грудями парализовало все внимание Сайто. Мальчик подскочил к Сиесте, но вдруг схватился за голову, крича: "П-Подожди! Подожди! Я сначала должен подумать!"

- Ай!

Девочка, которую Сайто схватил за плечи, потеряла равновесие и упала на кровать Луизы, таща его за собой.

- П-прости...

Под ним лежала Сиеста с расстегнутой блузкой. Девочка положила руки на грудь и закрыла глаза.

И в это самое мгновение Луиза распахнула дверь.

За последующие десять секунд произошло много событий.

Первая секунда: Луиза отметила, что Сайто завалил Сиесту на кровать. Вторая секунда: Луиза заметила, что блузка Сиесты была расстегнута. Третья секунда: взволнованные Сайто и Сиеста вскочили. Еще три секунды потребовались красной от смущения Сиесте, чтобы застегнула пуговицы на блузке. Седьмая секунда: отвернувшись от Луизы, Сиеста выскочила из комнаты. Восьмая секунда: Сайто закричал: "Сиеста, подожди!" Девятая секунда: Луиза вышла из ступора. Десятая секунда: Сайто уже собирался объяснить, как было дело, но тут он почувствовал сильную боль, когда Луиза ударила его ногой.

В итоге, Сайто лежал на полу через десять секунд после того, как Луиза открыла дверь.

Хозяйка наступила на голову фамильяру. Ее голос и тело дрожали.

- Чем ты тут занимался?

- Луиза, это не то, что ты подумала.

- Что вы делали в моей постели?

- Это долгая история, Сиеста принесла мне еду и...

- Фамильяр делал что-то подобное на кровати хозяина. Нет тебе прощения.

- Это не то, что ты думаешь. Я не собирался делать ничего...

- Это было последней каплей.

Из глаз Луизы закапали слезы. Сайто встал и взял девочку за плечи.

- Послушай, это - недоразумение!

- Довольно уже.

Луиза посмотрела на Сайто.

- Что?

Мальчик не мог понять, почему его хозяйка так взбесилась. Она его даже не любила. Это, определенно, не было поводом, чтобы плакать.

- Убирайся.

- Но, я не хотел, чтобы все так случилось...

- Пошел вон! Ты уволен!

Сайто тоже начал злиться. Сначала ты призываешь меня, потом ты меня увольняешь? Что мне прикажешь делать?

- Я уволен?

- Да, ты уволен! Иди, подыхай в какой-нибудь канаве!

Это были суровые слова, и неважно, что он только что совершил. Все только из-за того, что он и Сиеста были на ее кровати. Мы даже не делали ничего. А я думал, что она становится добрее.

- Ну и ладно, ну и хорошо.

- Я не хочу больше видеть твое лицо, никогда!

Без лишних слов Сайто схватил Дерфлингер и вышел из комнаты.

Оставшись в комнате одна, Луиза легла на кровать и с головой закуталась в одеяло.

"Как мерзко, - подумала Луиза. - Это случалось не только сегодня. Когда я была на уроках, он приводил сюда эту девчонку и делал с ней это и, я даже не знаю, что. Я не прощу его".

Луиза закусила губу. Значит, его чувства к ней - это все ложь. Слезы текли по щекам девочки.

- Я ненавижу тебя... и ты даже поцеловал меня.

Она шепотом повторяла эти слова, как если бы они были предназначены для нее.

- ...и ты даже поцеловал меня.


* * *

В поисках Верданди Гиш обнаружил в углу Двора Вестри палатку. Рядом с ней зачем-то был установлен большой чан. Гиш заинтересовался, зачем здесь эти вещи.

Палатка была грубо сделана из шеста и старого ковра. Вокруг во множестве были разбросаны объедки, кости и кожура от фруктов. Похоже, что там кто-то жил. Пока Гиш, наклонив от удивления голову, смотрел на это жилище, из палатки вылез его любимый фамильяр.

- Верданди, так ты здесь!

Гиш встал на колени и потерся щекой о щеку большого крота. Животное радостно фыркнуло своим носом.

- Верданди, что ты здесь делаешь?

Кто-то вылез из палатки и крикнул кроту:

- Иди сюда, крот. Ты и я, мы с тобой друзья, не так ли?

Это было Сайто. Растрепанный, с бутылкой вина в руке, он был явно пьян.

"Что, черт побери, ты делаешь?" - спросил удивленный Гиш.

Игнорируя его, Сайто отхлебнул из бутылки и продолжал кричать кроту:

- Эй, иди сюда. Ты - единственный друг, которому я могу доверять.

Большой крот, как будто в затруднении, посмотрев на обоих ребят.

- Верданди, не ходи туда. Почему это Верданди - твой друг?

На вопрос Гиша Сайто ответил мертвым голосом, лежа на земле:

- Потому что я - крот. Бесполезный, бедный, жалкий крот.

- Я не знаю, что произошло, но не думай, что Верданди такая же, как ты.

Гиш заглянул в палатку. Внутри находились Дерфлингер и, по каким-то непонятным причинам, саламандра Кирхе.

"Кюру-кюру", "Че тебе надо?" - произнесли эти двое.

Все убранство палатки составляли подстилка из соломы и лежащая вверх дном кружка.

Гиш повернулся к Сайто:

- Итак, тебя вышвырнули из комнаты Луизы?

Лежа на полу, Сайто кивнул.

- И поэтому ты сделал эту палатку?

Сайто снова кивнул.

- Будучи одиноким, ты собрал других фамильяров и напился?

Сайто энергично закивал головой. Гиш закрыл глаза и кивнул сам:

- Хм. Значит, ты никуда не годишься.

- Что мне еще оставалось? Мне некуда было идти. Я даже не имею понятия, как добраться домой. Я могу только пить.

Сайто хлебнул вина. Кто-то подбежал к ним. Это была Сиеста.

- О, я прошу прощения, что опоздала. Вот твой обед.

Выглядело так, что эта служанка из кухни заботилась о Сайто.

"Ты уже столько выпил?! Я говорила тебе: не больше бутылки в день!" - ругалась Сиеста, хватая его за руку.

- Прости...

Сайто печально опустил голову.

- Эй, ребята! Я велела вам приглядывать за ним, сколько он пьет!

"Кюру-кюру", "Моя вина", - ответили саламандра и Дерфлингер сожалеющими голосами.

Сиеста торопливо убрала мусор вокруг палатки и помогла Сайто встать.

- Я приду вечером! Не пей слишком много!

А потом торопливо убежала тем же путем, как и пришла.

Глядя, как девочка уходит, Гиш сказал, держа свою палочку-розу в зубах: "Дааа, Луиза рассердится, если обнаружит, что ты ухлестываешь за двумя сразу".

- Я не ухлестываю за двумя сразу! Я ни за одной не ухлестываю, ни за Луизой, ни за Сиестой!

Он когда-то поцеловал Луизу, пока та спала, но он не стал распространяться об этом. Он предпочел бы вообще забыть об этом.

- И что же, ты планируешь здесь жить?

- Есть проблемы?

- Ты губишь красивые пейзажи школы.

- Заткнись.

- Тебе прикажут уйти, если учителя увидят тебя, ты в курсе?

Сайто допил вино и, не говоря ни слова, вернулся в палатку, обняв крота Гиша. Крот в отчаянии посмотрел на хозяина.

- Эй, отдай мне мою Верданди!


* * *

Между тем, Луиза не ходила на уроки, оставаясь в постели в дурном расположении духа. Три дня прошло с тех пор, как она выгнала Сайто. Она думала о фамильяре, которого выгнала.

"Он даже поцеловал меня, он даже поцеловал меня, он даже поцеловал меня", - думала она без конца. С раненой гордостью, расстроенная, опечаленная, у нее постоянно болела голова. Она печально уставилась на соломенную подстилку, которая служила Сайто для сна. Девочка не раз порывалась выбросить ее, но не могла заставить себя это сделать.

Вдруг кто-то постучал в дверь. Первое, что она подумала: Сайто, наконец, вернулся. Ее грусть сменилась радостью, а потом в радости расцвел гнев. Почему я рада, что он вернулся? Я не должна позволять ему возвращаться, тем более так поздно.

Дверь открылась. Луиза вскочила и сердито закричала:

- Идиот! Где же ты... а?

Вошла Кирхе. Сверкая своими пламенными волосами, она улыбнулась Луизе:

- Это всего лишь я, извини.

- Что ты здесь делаешь?

Луиза вернулась в свою постель. Кирхе быстро подошла к кровати и села. Она отбросила одеяло, открывая Луизу, свернувшуюся калачиком, надувшуюся, одетую в пеньюар.

- Ты отсутствовала в течение трех дней, поэтому я зашла к тебе.

Кирхе тяжело вздохнула. Угрызения совести причиняли ей боль. Она не думала, что Луиза выгонит мальчика из комнаты. Ей казалось, что это было бы хорошо для них: чуточку поссориться и разойтись ненадолго, - однако она не думала, что Вальер зайдет так далеко.

- Итак, что ты собираешься делать теперь, когда ты изгнала своего фамильяра из комнаты?

- Не твое дело.

Кирхе холодно посмотрела на Луизу. На ее розовых щеках были видны засохшие следы слез. Она, вероятно, все время проплакала.

- Я знала, что ты до глупости высокомерна и горда, но я не думала, что у тебя такое ледяное сердце. Они просто ели вместе.

"Это было не все, они были на моей кровати..." - пробормотала Луиза.

- Они были в объятиях друг друга?

Луиза кивнула. Кирхе была совершенно потрясена. Зайти так далеко с девочкой, которая пришла, чтобы принести ему еды... Сайто был очень хорош.

- Ну, обнаружить парня, которого любишь, в постели с другой, - это достаточно шокирующее зрелище.

- Я не люблю его! Это просто потому, что они занимались этим на моей кровати...

- Это - просто отговорка. Ты выгнала его, потому что любишь его, и рассердилась на него.

Слова Кирхе попали в точку, но Луиза не согласилась и надула губы.

- Я не могу сказать, поскольку не видела всего. Но это потому, что ты не дала ему ничего. Вполне естественно, что он начал флиртовать с другой девочкой.

Луиза молчала.

"Знаешь, Вальер, ты - странная девочка. Ты сердишься и плачешь из-за парня, с которым ты даже не целовалась. Так ты не сможешь выиграть, так что... - сказала Кирхе скучающим голосом. - Я сделаю что-нибудь для Сайто. Я с нетерпением ждала, когда смогу оттянуть его от тебя... но ты била его, пинала его и, наконец, вышвырнула его, мне действительно жалко этого парня. Знаешь ли, он - не игрушка".

Луиза кусала губы.

- Фамильяр является партнером мага. Ты - ужасный маг, так как не можешь относиться к нему, как подобает. Ну, ты, в конце концов, Нулиза.

И с этими словами Кирхе ушла. Луиза ничего не ответила. Она заползла обратно под одеяло, полная скорби и сожаления, и заплакала, как когда-то, когда она была маленькой.


* * *

К тому времени, как Кирхе добралась до палатки Сайто, уже была поздняя ночь. Пьяный голос мальчика слышался в грубой палатке. Там же слышалось "Кюру-кюру" саламандры. Должно быть, она приползла сюда поиграть, когда ее хозяйка вышла на улицу.

Кирхе откинула занавеску палатки. Сцена внутри была отвратительной. Гиш сидел, уткнувшись лицом в своего крота, и плакал. Сайто, обхватив саламандру одной рукой, а бутылку вина - другой рукой, ворчал себе под нос.

"Прям так и сказал!? Ты - идиот!" - воскликнул он. Похоже, он так напился, что даже не мог правильно сформулировать свои мысли.

- Я даже не делал ничего с Кэйти. Она держала меня за руку, а я лишь слегка поцеловал Монморанси! Несмотря на это, я...!

Гиш залился слезами. Он был из тех людей, которые плачут, когда выпьют. Кирхе вздохнула. Почему мужчины такие идиоты? Дерфлингер заметил Кирхе и сообщил:

- Господа, у нас гость.

- Гость?

Сайто нетвердо посмотрел на посетительницу:

- Кирхе?

"Выглядит весело, я могу присоединиться?" - спросила та с улыбкой на лице.

Сайто, который уже больше не мог пить, был возмущен, увидев женщину. Он повернулся лицом к Кирхе:

- Эти большие сиськи, если ты покажешь мне их, то можешь присоединиться.

Гиш захлопал в ладоши:

- Я полностью согласен! Во имя дворян Тристейна! Я полностью согласен!

Вместо ответа Кирхе достала волшебную палочку и начал читать заклинание.

- Протрезвели немного?

Сайто и Гиш, теперь оба сидевшие прямо, кивнули.

Все вокруг было опалено. Даже они были опалены. Магия огня Кирхе припалила волосы Сайто и красивую рубашку Гиша. Они слышали, что вода является эффективным способом для отрезвления, но не думали, что огонь будет действовать столь же эффективно.

- Вот и славно, собирайтесь в поход.

- Собираться в поход?

Гиш и Сайто посмотрели друг на друга.

"Да. Слушай, Сайто", - Кирхе назвала его по имени, а не "дорогой".

- Чего?

- Ты планируешь прожить в палатке всю оставшуюся жизнь?

- Нет, но... меня выгнали, и также я не нашел дорогу обратно домой...

Дорога обратно домой? Кирхе и Гиш переглянулись. Сайто внезапно затряс головой:

- Нет, я имею в виду этот Руб- на востоке!

- А, ты родился там, не так ли?

Кирхе кивнула с пониманием. Сайто вздохнул с облегчением.

Потрепав мальчика по щеке, она сказала: "Разве ты не хочешь стать дворянином?"

- Дворянином?

Гиш был немного ошеломлен:

- Но Кирхе, он - простолюдин. Он не может стать дворянином, поскольку он - не маг.

- В Тристейне - да. По закону простолюдинам строго запрещено приобретать земли или становиться дворянами.

- Именно так.

- Но в Германии все иначе. Даже если ты -  простолюдин, когда у тебя есть деньги, ты можешь приобрести землю и стать дворянином или купить права на должность и стать сборщиком налогов или командиром военного отряда.

"И именно поэтому Германию называют нецивилизованной", - проговорил Гиш, как будто чувствуя себя больным.

- Нецивилизованной? Люди, которые суетятся вокруг традиций и обычаев типа: "Если вы - не маг, то вы не можете стать дворянином", обязаны молчать. Эти традиции только ослабляют страну. По этой причине Тристейн должен заключить союз с Германией, чтобы иметь возможность противостоять Альбиону.

Сайто, который молча слушал, раскрыл рот:

- Гм, итак, Кирхе. Ты утверждаешь, что в вашей стране я могу стать дворянином с помощью денег?

- Точно так.

- У меня нет таких денег. Я нищ.

- Тогда заработай.

Кирхе похлопала по щеке Сайто связкой пергамента.

- Что это такое?

Гиш и Сайто заглянули в сверток. Это оказались карты.

- Это - карты сокровищ.

"Сокровищ?" - удивленно спросили Гиш и Сайто.

- Да, мы собираемся на поиски сокровищ и продадим то, что найдем. Сайто... ты сможешь сделать все, что ты захочешь.

Сайто сглотнул. Кирхе обняла его, прижавшись к нему своей грудью. Он затрясся, как будто задыхаясь.

"Когда ты станешь дворянином... ты сможешь предложить мне выйти за тебя замуж, ведь так? Я люблю таких парней, как ты. Мне все равно, простолюдин ты или дворянин. Люди, которые могут преодолеть трудности и добыть вещи за гранью воображения человека... Я люблю таких людей", - сказала Кирхе, соблазнительно улыбаясь.

Гиш, глядя на карты, с сомнением прошептал: "Как бы я не посмотрел на них, эти карты кажутся немного подозрительными..."

- Я добыла их из разных источников: из волшебных магазинов, лавок, распродаж...

- Несомненно, это какая-то обманка. Я знаю несколько человек, которые просто продают обычные карты, назвав их картами сокровищ. Есть даже дворяне, которые становятся банкротами из-за этих мистификаций.

"Такой подход не годится! - произнесла Кирхе, сжимая руки в кулаки. - Большинство из них могут быть подделкой, но, может быть, хотя бы одна окажется реальной".

И тут Гиш застонал, приложив руку к своему лбу. Не стоило ему возражать, подумал он.

- Сайто, пойдем. Пойдем, найдем клад, ты откажешься от Луизы... и тогда ты сделаешь мне предложение, идет?

Оставить Луизу... это прозвучало для него как музыка. Дворяне... они всегда так горды, что даже забывают о людях, которые ранее спасли им жизнь. Сайто решился:

- Хорошо, я в деле. Двинули!

Кирхе обняла его еще крепче. Вдруг кто-то ворвался в палатку.

- Нет-нет-нет-нет, ты не можешь этого сделать!

- Сиеста?

Перед ними стояла Сиеста в форме горничной.

- Ты не можешь на ней жениться, Сайто!

Сиеста потянул мальчика к себе.

- Разве ты не хочешь, чтобы человек, которого ты любишь, был счастлив?

Сиеста была ошеломлена словами Кирхе и взглянула на Сайто. Она вдруг замотала головой.

- То, что ты - дворянка, не обязательно означает, что вы будете счастливы. Мы можем жить в моей деревне и купить на эти деньги виноградник!

- Виноградник?

- В моей деревне есть много хороших виноградников! Мы вместе сможем делать чудесное вино! Его торговая марка может быть "Сайто Сиеста"!

Обе девочки тянули Сайто каждая к себе. Это был первый раз в его жизни, когда за него боролись девочки. Он густо покраснел. Это, вероятно, больше никогда не повторится.

"Если только мы найдем сокровище", -  проговорил Гиш скучным голосом.

- Гиш. Если мы найдем клад, ты сможешь передать его в подарок Принцессе, и, возможно, она посмотрит на тебя иным взглядом.

Гиш вскочил:

- Дамы и господа, в путь!

"Возьмите меня с собой, пожалуйста!" - попросила Сиеста. Если она не пойдет, не было никаких сомнений, что Кирхе обязательно соблазнит Сайто.

- Нет, ты не можешь. Простолюдины - это обуза.

- Не обращаться со мной как с идиоткой! Быть может, я и выгляжу так, но я...

Сиеста задрожала, крепко сцепив руки вместе.

- Да? Продолжай.

- ...я умею готовить!

"Как будто мы не знаем", - возразили все.

- Но, но, питание является важным, не так ли? Пока мы ищем сокровища, у нас будут привалы, не так ли? Мы не можем полагаться только на припасы, которые возьмем с собой. Я могла бы готовить вкусную еду для всех.

Ну, с этой стороны она была права. Гиш и Кирхе были дворяне и не привыкли есть плохую пищу.

- Но ты же должна работать, чтобы тебя не уволили, не так ли? Или ты собираешься взять отпуск?

- Шеф-повар всегда разрешает мне уйти, если я говорю, что делаю что-то для Сайто.

Шеф-повар очень любил мальчика, он, наверняка, поступит именно так, как сказала Сиеста.

- Ладно, поступай, как знаешь. Но предупреждаю заранее: руины, леса и пещеры, куда мы направляемся, - опасные места. Там много монстров.

- Я буду в порядке, Сайто будет защищать меня!

И с этими словами Сиеста взяла его за руку и прижалась к нему, что вызвало в мальчике поток фантазий на тему ее обнаженной груди.

Кирхе кивнула и обратилась ко всем:

- Как окончим приготовления - сразу отправляемся в путь!

Арсенал Военно-Воздушных Сил Альбиона был расположен на окраине столицы Лондиниума, в городе Росайт. До Войны за независимость (так Реконкиста называла гражданскую войну, завершившуюся совсем недавно) это место называлось Арсеналом Королевских Воздушных Сил. Арсенал был составлен из множества различных зданий. В многочисленных строениях с массивными дымовыми трубами  располагалось производство железа. Рядом с ними были сложены груды древесины для постройки и ремонта судов.

В большом здании из красного кирпича располагался центр управления. Над ним гордо развевался трехцветный флаг Реконкисты. Но больше всего бросался в глаза огромный корабль, казалось, достающий до неба.

"Лексингтон", флагман флота, стоял на якоре, для защиты от дождя покрытый тканью, похожей на большой шатер. Военный корабль длиной более двухсот мейлов был установлен на большой деревянной эстакаде, где в кратчайшие сроки мог быть реконструирован.

Король Альбиона Оливер Кромвель осматривал ход работ вместе с группой служащих арсенала.

- Какой большой корабль, и выглядит довольно надежно. Не кажется ли вам, господин главный монтажник, что с таким кораблем мы можем управлять миром?

"Вы слишком благоволите ко мне", - скрепя сердце ответил сэр Генри Бовуд, назначенный главным монтажником флота во главе с "Лексингтоном". Он был на стороне Реконкисты и командовал крейсерами во время Войны за независимость. После уничтожения двух кораблей противника он был назначен главным монтажником "Лексингтона". После окончания его реконструкции Бовуд должен был занять пост капитана флагмана. Это было одной из традиций Военно-Воздушных Сил Альбиона.

"Посмотрите на эти большие пушки! - Кромвель показал на борт корабля. - Это - новое оружие в знак моего доверия, которое я возлагаю на вас. Они были созданы самыми лучшими алхимиками Альбиона. Удлиненный ствол, который, согласно расчетам..."

Длинноволосая женщина, стоявшая рядом с Кромвелем, продолжила: "Дальность их стрельбы примерно в полтора раза больше, чем у пушек, используемых в Тристейне и Германии".

- Благодарю вас, мисс Шеффилд.

Бовуд посмотрел на женщину. Она излучала какую-то холодную ауру. Ей было примерно чуть более двадцати лет, и она носила аккуратное тонкое черное одеяние. Главный монтажник никогда не видел такую странную одежду. Шеффилд не носила плаща... она хотя бы маг?

Кромвель удовлетворенно кивнул и похлопал Бовуда по спине:

- Она из Руб-аль-Хали. Она разрабатывала эти пушки по технологии, которой научилась у эльфов. Ее знания о технологиях... не сопоставимы с нашей магией. Она обладает знаниями, которые для нас в новинку. Вы должны лучше узнать друг друга.

Бовуд скучающе кивнул. На самом деле он был роялист, но твердо верил, что солдаты не должны вмешиваться в политику. Иными словами, он был вояка до мозга костей. Командующий флотом, который был выше Бовуда по званию, присоединился к повстанческой армии, и у подчиненного не оставалось выбора, кроме как участвовать в Войне за независимость в чине капитана флота Реконкисты. Для него, делающего все от него зависящее для соблюдения традиций в Альбионе, это было делом чести, так как Альбион все еще был королевством. Кромвель был выскочкой, только что захватившим власть и трон.

"Вероятно, сейчас во всей Халкегинии не найдется флота, способного сравниться по мощи с нашим флотом Королевских Воздушных Сил", - Бовуд намеренно именовал флот старым названием. Заметив его цинизм, Кромвель улыбнулся:

- Мистер Бовуд. Королевских Воздушных Сил в Альбионе больше не существует.

"Ваша правда. Однако если вы прибудете на свадебную церемонию с этими новыми пушками, боюсь, что, вероятно, это будет рассматриваться как грубая демонстрация силы.

Кромвель, первый Святой Император, президент совета вельмож и кабинета министров Республики Святого Альбиона (таково было новое название Альбиона) должен был присутствовать на свадебной церемонии Принцессы Тристейна и Императора Германии. Он собирался прибыть туда на "Лексингтоне".

Привлечение новых образцов вооружения для визита доброй воли может быть воспринято как нечто, аналогичное "дипломатии канонерок".

Кромвель небрежно ответил:

- Ах да, я так и не объяснил вам план этого "визита доброй воли", не правда ли?

- План?

Еще один заговор? Бовуд почувствовал головную боль.

И Кромвель тихо прошептал ему свои соображения на ухо.

- Что?! Я не слышал о таком позорном действии ни разу в своей жизни!

"Это - всего лишь один из шагов на пути к победе", - отпарировал Кромвель.

"Разве не мы недавно подписали договор о ненападении с Тристейном! За всю историю Альбиона мы не нарушили ни одного договора!" - вскричал разъяренный Бовуд.

- Мистер Бовуд. Впредь я не собираюсь прощать вам любую политическую критику. Это - то решение, которое совет принял и утвердил. Вы собираетесь пойти против совета? С каких это пор вы стали политиком?

Бовуд промолчал. По его мнению, солдаты были мечами и щитами, которые не могут возражать. Они были преданными сторожевыми псами своей страны, и гордились этим званием. Если это будет решение от кого-то более высокого ранга, то они без колебаний выполнят этот приказ.

"Вы запятнаете имя нашей страны перед всей Халкегинией. Наша страна прослывет трусливым нарушителем договоров", - наконец произнес встревоженный Бовуд.

- Запятнаю имя нашей страны? Вся Халкегиния будет управляться под флагом Реконкисты. Когда мы заберем Святую землю у эльфов, никто не будет беспокоиться о таких мелочах.

Бовуд приблизился к Кромвелю.

- Нарушение договора - мелочь? Вы планируете предать даже свою страну?

Стоявший рядом мужчина достал палочку и направил на главного монтажника. Тот узнал лицо, спрятанное под капюшоном.

"В-ваше Высочество?" - прошептал потрясенный Бовуд, глядя на Принца Уэльса, погибшего в бою.

"Капитан, я хотел бы знать, как вы посмели сказать такие слова вышестоящему должностному лицу?

Бовуд упал на колени. Уэльс протянул руку, и главный монтажник поцеловал ее. Он побледнел. Эти руки были холодны, как лед.

Кромвель со своими помощниками двинулись прочь. Уэльс последовал за ними. Только потрясенный Бовуд застыл на месте. Принц, который умер, живет и движется. Бовуд был магом-треугольником воды. Даже он, специалист в области магии воды, которая управляет состоянием живых существ, никогда не слышал заклинаний, которые могли бы вдохнуть жизнь в кого-то умершего.

Может быть, это - голем? Нет, это тело было полно жизни. Будучи магом воды, Бовуд прекрасно чувствовал поток жидкости внутри живых существ, в том числе и внутри Уэльса.

Это, несомненно, представляло собой неизвестную форму магии. И Кромвель мог ее контролировать. Главный монтажник вспомнил слух, циркулирующий в стране, и его затрясло.

О том, что Святой Император Кромвель мог контролировать Пустоту...

Была ли это магия Пустоты?

...Легендарная нулевая стихия магии.

Дрожащим голосом Бовуд прошептал:

- ...Что, черт побери, он собирается сделать с Халкегинией?


* * *

Кромвель разговаривал с дворянином, шедшим рядом с ним:

- Виконт, присоединитесь к флоту в качестве командира отряда драконов.

Под шляпой из перьев блеснули глаза Варда.

- Вы хотите сказать, что я должен следить за ним?

Кромвель покачал головой, отвергая предположения Варда:

- Этот человек не предаст нас. Он слишком упрямый и прямой, и именно поэтому мы можем доверять ему. Я просто предоставлю ему вашу силу, знаменитого Капитана Магической Стражи. Вы когда-нибудь ранее управляли драконом?

- Нет такого зверя в Халкегинии, которого я не смог бы приручить.

Кромвель хмыкнул в знак согласия. Затем он внезапно обернулся к Варду:

- Виконт, почему вы мне повинуетесь?

- Вы сомневаетесь в моей преданности?

- Вовсе нет. Вы добились таких прекрасных результатов, так что не может быть никаких сомнений.

Вард легко рассмеялся. Он коснулся искусственной руки, которая была недавно подарена ему:

- Я просто хочу увидеть то, что Ваше Превосходительство покажет мне.

- Святую землю?

Вард кивнул:

- Я верю: то, что я ищу, находится именно там.

"Вы верите? И у вас нет других желаний, не так ли?" - проговорил Кромвель.

Он первоначально был священником, но в нем не было ни капли веры. Вард опустил глаза на свой старинный серебряный медальон. Внутри был портрет красивой женщины. Сердце виконта, которое всегда казалось ледяным для людей вокруг него, потеплело. Вард посмотрел на маленький портрет и прошептал:

- Нет, Ваше Превосходительство. Я - самый алчный человек в этом мире.


* * *

Тем временем в комнате Анриетты в Королевском Дворце Тристейна слуги были заняты пошивом свадебного платья Принцессы. Королева Марианна тоже был там. Она с улыбкой смотрела на свою дочь, одетую в прекрасное белое платье. Однако выражение лица Анриетты было ледяным. Когда швеи спрашивали ее о рукавах или положении талии, она просто кивала. Видя свою дочь в таком состоянии, Марианна попросила служащих выйти.

- Моя дорогая дочь, ты выглядишь нездоровой.

- Мама.

Анриетта уткнулась лицом в колени матери.

- Я понимаю, ты не хочешь этой свадьбы.

- Нет, это совсем не так. Я - счастливый человек. Я выхожу замуж. Разве не ты однажды говорила, что женщина будет счастлива, когда она выходит замуж?

В противовес ее словам красивое лицо Анриетты было несчастно, и она начала горько плакать. Марианна нежно погладила голову дочери.

- Ты кого-то любишь?

- У меня был тот, кого я любила. Это, как будто я плыву по очень быстрой реке. Все прошло мимо меня. Любовь, добрые слова... сейчас ничего не осталось.

Марианна покачала головой:

- Любовь как корь. Если успокоиться, то забываешь о ней.

- Как я могу забыть это...

"Ты - принцесса. Ты должна забыть то, что должна забыть. Люди будут беспокоиться, если они увидят тебя в таком состоянии", - предостерегающе ответила Марианна.

"Ради чего я выхожу замуж?" - печально спросила Анриетта.

- Ради будущего.

- Ради будущего... страны и народа?

Марианна покачала головой:

- Это и для твоего же будущего. Кромвель из Реконкисты, правящий Альбионом - амбициозный человек. Согласно тому, что я слышала, он является магом Пустоты.

- Разве это не легендарная стихия магии?

- Да. Если это - правда, то это ужасно, Анриетта. Всевластие развращает. Даже с учетом того, что мы подписали договор о ненападении, такой человек, как он, не станет с простым равнодушием смотреть с неба вниз на Халкегинию. Для нас лучше быть в союзе с такой мощной страной, как Германия.

Анриетта обнял мать.

- ...Прости меня за то, что я так эгоистична.

- Это хорошо. Любовь - это все в твоем возрасте. Я прекрасно это понимаю.

Они обнялись и прижались друг к другу.



Табита спряталась за дерево, затаив дыхание. Перед ней стоял храм, который был превращен в руины. Колонны, которые когда-то блистали своим великолепием, рухнули, а забор полностью проржавел. Яркие витражи были разбиты, сад зарос сорняками. Храм был построен возле деревни первопроходцев, которая была заброшена несколько десятилетий назад. Здесь было совершенно безлюдно, ни единой души. Но когда солнце освещало все вокруг, атмосфера места становилась глубоко пасторальной. Возможно, это место было выбрано путешественниками для приготовления обеда, отдыха и тому подобного.

Неожиданный громкий взрыв нарушил спокойствие. Кирхе подожгла дерево, стоящее возле ворот. Табита, прятавшаяся в тени деревьев, сжала свой посох. Причина, по которой деревня была покинута, неожиданно выявила себя. Это были орки. Два мейла в высоту, весом раз в пять больше, чем средний человек. Их толстые уродливые тела были обернуты шкурами, снятыми с животных. С большими носами на мордах они выглядели как свиньи. И действительно, их можно было назвать двуногими свиньями.

Их было около десятка. Орки любили лакомиться человеческими детьми, поэтому обитатели деревни, атакованные стаей тварей с такими кулинарными предпочтениями, покинули жилища и бежали. Беженцы доложили о происшествии правителю этой области, но тот не пожелал отправить солдат в лес на явную смерть, поэтому просто проигнорировал их просьбы. Эта деревня была одной из многих в Халкегинии, которую постигла такая печальная участь.

Один из орков общался с другими при помощи звуков, похожих на хрюканье свиньи, указывая на огонь, пылающий вокруг ворот. Затем он сердито крикнул на каждого из них:

- Фугги! Пигии! Агии! Нгуии!

Орки замахали дубинами, очевидно, будучи сильно рассержены. Огонь означал, что рядом были люди. Они были врагами, и огонь был приманкой. Глядя на это, Табита подумала, какое заклинание ей применить. Врагов было больше, чем она ожидала. Кирхе не могла постоянно пускать огненные шары. Если они не сделают все четко, то легко потеряют преимущество своей внезапной атаки.

В это время воздух вокруг орков задрожал, и семь бронзовых Валькирий возникли перед ними. Это были големы Гиша. Табита нахмурилась. Это было не то, что они планировали. Гиш, должно быть, потерял терпение.

Семь големов атаковали главного орка. Они бросили свои короткие копья на него. Копья попали в живот орка, и тот опрокинулся на землю. Однако раны была неглубокими. Его толстая кожа и жир служили щитом, предохраняя его внутренние органы от повреждений. Не обращая внимания на раны, орк быстро поднялся, размахивая дубиной. Другие орки кинулись со своими дубинами, вдребезги разбивая бронзовых големов. Каждая дубина была размером с человека. Один удар по голему, и тот отлетал, рассыпаясь на кусочки.

Табита начала читать заклинание, размахивая посохом. Вода, ветер, ветер. Одна вода и два ветра. Два стихии переплелись друг с другом, и заклинание было готово. Пар в воздухе замерз и превратился в сосульки. Они наносили ранения орку со всех сторон. Это было одно из самых сильных заклинаний Табиты "Ветряной Лед". Раненый орк рухнул на землю.

Кирхе, наблюдавшая с вершины дерева, расположенного в отдалении от укрытия Табиты, взмахнула волшебной палочкой. Огонь, Огонь. Два огня. Сфера из огня большего размера, чем нормальное заклинание огненного шара, атаковала орков. Это было заклинание "Шар Пламени". Ловко двигаясь, что представлялось невозможным при их габаритах, твари попытались уклониться от шара пламени. Но, будто привязанный какой-то невидимой нитью, шар повернул к ним. И попал прямо в рот орущему орку, всю голову которого тут же охватило пламенем. Тем не менее, использование таких сильных заклинаний пришлось прекратить. Ребятам не хватало магических сил на многократное использование таких заклинаний.

Орки были напуганы, но они поняли, что подверглись нападению со стороны всего нескольких магов. Осознав это, они вспомнили долгую битву с людьми, произошедшую однажды. Если орки проигрывали, то в одночасье. Однако сейчас только двое из них были убиты магией. А это значит, что нападение людей захлебнулось.

Гнев орков пересилил их страх. Их чуткие носы зашевелились, пытаясь отыскать людей. Молодые, вкусно пахнущие люди, могли быть где-то вне храмового сада. Орки побежали туда. Неожиданно появился человек с мечом на спине. Рядом с ним - огненная саламандра. Без колебаний орки бросились вперед. Саламандра будет сильным противником, но врагов только двое, значит, проблем не будет. Человек-воин вообще не может служить препятствием. Говорят, что один орк может сравниться с пятью человеческими воинами. И то, только опытных воинов. А для этого ребенка будет достаточно одного взмаха дубиной.

Сайто шепнул саламандре, стоящей рядом с ним:

- Я нападу на них с правой стороны. А ты любым способом не дай им достичь Кирхе.

Огонь мерцал на кончике хвоста огненной ящерицы, и она кивнула головой: "Кюру-кюру". Большие свиньи сформировали группы для атаки. Сердце Сайто панически сжалось от животного страха, руки дрожали. Простите за то, что хорошо одет. Что это там за чертовщина. Страшно.

На орке было ожерелье. Внимательно посмотрев на него, можно было увидеть, что оно сделано из человеческих черепов. Законы моего мира на самом деле не действуют в этом. Уже чувствовался мерзкий смрад животного.

Дрожащей левой рукой он схватил Дерфлингер. Руны на его руке засияли. Гнев и решительность бурлили внутри его тела, разгорячив его. Указательным пальцем он начал настукивать на рукояти ритм, что позволило ему успокоиться. Он рассчитывал время для атаки.

Тук, тук, тук... ритм его пульса.

Сайто открыл глаза и посмотрел на орков, которые ревели перед ним.

Один из них замахнулся дубиной на ребенка-воина. Удар... точнее, должен был быть. Но его дубина ударила всего лишь в землю. Орк попытался поднять голову, чтобы осмотреться, но его взор скользнул вниз. Его шея не двигалась. Его руки отчаянно дернулись к голове, однако обнаружили, что та исчезла.

Сайто прыгнул быстрее взмаха орка и отрубил его голову. Вот так! Обезглавленное существо упало на землю. Сайто прыгнул на соседнего орка. Тот ошеломленно застыл, и был зарублен в мгновение ока. Сильным взмахом меча мальчик добил врага. Слева огненная ящерица боролась с орком, поливая все вокруг огнем. Наконец Пламя одолела врага, швырнув адский огонь ему в голову.

Потеряв трех товарищей, оставшиеся орки начали осторожно окружать Сайто. С мечом наизготовку мальчик холодно смотрел на врагов. Казалось, что на них смотрел дракон. Их инстинкты подсказывали, что Сайто опасен, что им его не победить. Орки переглянулись.

Но он был всего лишь человеком. Они не могли проиграть. Должно быть, это была ошибка. Игнорируя свои инстинкты, опыт и здравый смысл, заорав, они продолжили атаковать.

И, в конце концов, они потеряли свои жизни. При поддержке магии, Сайто и Пламя уничтожили оставшийся отряд в течение двух минут.

Дракон Табиты приземлился на землю. Если бы Сильфида пострадала, это означало бы, что им придется вернуться домой пешком, поэтому ребята решили не пускать ее в бой. Кирхе слезла с дерева и толкнула Гиша.

- Ой! Что ты дерешься?

- Это - твоя вина, что мы попали в такую переделку!

План был таков: заманить орков в яму, которую выкопала Верданди, а затем поджечь находящееся там масло.

"Это только по плану они все должны были упасть в яму! Тот, кто сделает первый ход, побеждает. Я только применил это на практике", - проворчал Гиш.

- Твой крот выкопал яму, правильно? Имей хоть чуточку доверия!

"Ну, мы не пострадали, так что все в порядке", - сказал Сайто.

Сиеста, которая пряталась, трясясь от страха, бросился к нему с объятьями, переполняемая эмоциями:

- Это было невероятно! Покончить с этими злобными орками в считанные мгновения! Ты бесподобен, Сайто!

Затем девочка робко посмотрел на трупы врагов:

- Когда эти твари вокруг, ты даже не можешь спокойно сходить в лес по грибы.

Сайто вытер листьями запекшуюся кровь и жир с Дерфлингера. Его руки все еще дрожали. "Я еще не привык к сражениям, - подумал он. - Пускай они были монстрами, все же, они были живыми существами. Говорить про битвы легко, но в них гибнут живые создания. Даже победив, не чувствуешь себя лучше. Хотя у меня есть сила фамильяра Гандальва, мое тело все еще из плоти и крови. Если бы я поскользнулся и получил удар одной из этих дубин... то это я лежал бы сейчас здесь".

Заметив, что руки Сайто дрожат, Сиеста крепко сжала их. Ее глаза как будто спрашивали: "Ты в порядке?". Мальчик заставил себя улыбнуться и кивнул головой.

"Ты был невероятен... но, я думаю, такие опасные дела плохи..." - прошептала Сиеста.

Между тем, несмотря на закончившийся бой, Кирхе действовала так, будто ничего не случилось. Посмотрев на карту, она сказала:

- Гм, в храме есть алтарь... и под этим алтарем должен быть спрятан сундук.

"А в этом сундуке..." - Гиш сглотнул.

- Золото, серебро и легендарное сокровище Брисингамен[9]; все это спрятал священник, вероятно, когда покидал храм.

Кирхе торжественно взмахнула волосами.

"Что это за сокровище Брисингамен?" - спросил Гиш.

Кирхе прочитала заметки на карте:

- Ну, кажется, что это - ожерелье из золота. Из "пылающего золота"! Ух ты, одно название приводит меня в трепет. Если его надеть, то будешь защищен от любых бедствий и...


* * *

В ту ночь... они собрались вокруг костра в саду храма. У всех были усталые лица. Гиш с горечью сказал:

- Значит, так называемым сокровищем было это?

И он указал на выцветшую безделушку и несколько грязных медных монет. Действительно, под алтарем оказался сундук. Он был полон такого хлама, что они даже и не думали забирать это с собой домой.

- Это сделано из латуни. Это дешевое колье и серьги - это ведь не "Сокровище Брисингамен", верно?

Кирхе ничего не ответила. Она со скучающим видом шлифовала ногти. Табита, как обычно, читала книгу. Сайто лежал, глядя на луну.

- Эй, Кирхе, это - уже седьмая! Мы следовали этим картам с таким усердием, но все, что получили взамен - несколько медных монет! Сокровища даже близко не соответствуют тому, что написано в этих картах! Все купленные карты - подделки!

- Заткнись. Как я сказала ранее, среди этих карт МОЖЕТ попасться одна действительно настоящая.

- Это слишком жестоко! Монстры и животные живут в этих развалинах и пещерах! А получить ТАКОЕ в обмен на победу над монстрами далеко от желаемого!

Гиш, держа палочку-розу в зубах, лег на одеяло.

- Ну, конечно же. Если бы ты мог получить клад, просто убивая монстров, то все бы были богатыми.

Мрачная атмосфера воцарилась среди ребят. Но веселый голос Сиесты разогнал ее:

- Эй, вы, ужин готов!

Девочка начала делить на всех тушеное мясо из горшка, находящегося на костре. Блюдо аппетитно пахло.

"Чудесно! Ох, это действительно вкусно. Что за мясо ты использовала?" - спросил Гиш, набивая полный рот.

Все остальные тоже попробовали и выразили согласие, что это действительно вкусно. Сиеста улыбнулась и произнесла:

- Мясо орков.

Гиш внезапно выплюнул рагу. Все в замешательстве уставились на Сиесту.

- Э-это шутка! Я приготовила рагу из дикого кролика. Я поймала его в силки.

Девочка стала объяснять, как она устраивала ловушки, чтобы поймать кроликов и куропаток, как собирала травы и овощи, пока все остальные были заняты охотой за сокровищами.

"Не пугай меня так! Но ты действительно хозяйственная: смогла приготовить такую вкуснятину из компонентов, собранных в лесу", - облегченно сказала Кирхе.

"Это все благодаря тому, что я жила в деревне", - застенчиво ответила Сиеста.

"Как это рагу называется? Травы, которые ты использовала, сильно отличаются от общеупотребимых. А отдельные овощи я вообще вижу впервые", - произнесла Кирхе, рассматривая овощ, наколов его на вилку.

"Это блюдо, которое делают в моей деревне, называется "Ёсенавэ", - объяснила Сиеста, помешивая содержимое горшка. - Мой отец научил меня готовить это блюдо. Из съедобных дикорастущих трав, корней растений... Мой отец узнал этот рецепт от моего деда. Это - визитная карточка нашей деревни".

Вкусная еда подействовала на всех умиротворяюще. С тех пор, как они покинули школу, прошло десять дней. Сайто посмотрел на небо и подумал, что сейчас делает Луиза.

- Сайто, тебе понравилось?

Стоя рядом с ним, Сиеста тепло улыбалась. Повернувшись к ней со ртом, набитым рагу, мальчик улыбнулся в ответ. Улыбка Сиесты, вкус этого рагу, - все это напомнило ему о чем-то. Сайто вспомнил свой мир, хоть уже и потерял счет времени, как давно был призван оттуда.

После обеда Кирхе снова развернула карты.

"Давайте просто бросим это и вернемся в школу", - призвал Гиш, но та была непоколебима.

- Еще одна. Последняя.

При виде карт глаза Кирхе разгорелись, как у одержимой. Взяв одну из них, девочка положила ее на землю:

- Вот эта! Если она тоже окажется подделкой, мы возвращаемся в школу!

- Что за сокровище?

Скрестив руки, Кирхе ответила:

- Панцирь Дракона.

Сиеста, которая ела тушеное мясо, слегка подавилась:

- В-в самом деле?

- А что не так? Ты что-нибудь об этом знаешь? Это вблизи деревни под названием Тарб. Так, где же Тарб...

Сиеста быстро ответила:

- В сторону Ла-Рошели. В большом поле... Это - моя родная деревня.


* * *

На следующее утро, пока они летели на ветряном драконе, Сиеста рассказывала всем про сокровище. Правда, она и сама не знала всего досконально. Неподалеку от деревни располагался храм, в котором хранилось что-то, называемое "Панцирь Дракона".

- Почему это так называется?

"Видимо, когда это наденешь, то сможешь летать", - слабым голосом сказала Сиеста.

- Летать? Значит, эта вещь как-то связана с магией Ветра?

"На самом деле, эта вещь не настолько ценная..." - смущенно проговорила Сиеста.

- Почему?

- Это - обман. Это одна из тех так называемых святынь, которые можно найти где угодно. Только громкое имя. Тем не менее, местные жители благословляют... они украсили храм, поклоняются этому...

- Неужели?

Затем Сиеста нервно продолжила:

- На самом деле... его владельцем был мой дед. Однажды он появился в деревне. Видимо, он рассказал всем, что прибыл с востока в "Панцире Дракона".

- Ух ты...

- Но ему никто не поверил. Все говорили, что мой дед был странный.

- Почему?

- Кто-то попросил его полетать в этом, но дед сказал им, что не может. Он много оправдывался, но ни у кого не было причин верить ему. После этого дед сказал, что это больше не может летать, и осел в деревне. Он усердно работал, а заработанные деньги отдал дворянам, чтобы те наложили заклинание "Постоянства" на "Панцирь Дракона". Дед постоянно заботился об этом предмете.

- Какой странный человек. Должно быть, вашей семье было тяжело?

- Нет, за исключением странностей вокруг "Панциря Дракона", он был хорошим, трудолюбивым человеком. Его все любили.

- Значит, это знаменито только в данной деревне, не так ли? Как Ёсенавэ... но мы не сможем забрать это с собой назад.

"Ну... это является собственностью нашей семьи... если Сайто захочет, я могла бы попросить отца, чтобы он показал вам это", - обеспокоено сказала Сиеста.

Тут Сайто подумал: "Подделки абсолютно бесполезны", но Кирхе заметила:

- Даже если это - подделка, найдутся способы, чтобы продать ее. В этом мире есть много людей с разными вкусами.

"Ты - страшная женщина", - сказал пораженный Гиш.

Ветряной дракон замахал крыльями, направляясь в Тарб.


* * *

Тем временем в школе, Луиза все еще пропускала уроки. Она не хотела, чтобы кто-нибудь увидел ее в нынешнем состоянии. Девочка выходила из комнаты, чтобы только поесть в столовой и принять ванну. Она знала, что Сайто жил в палатке во Дворе Вестри, поэтому сходила туда несколько дней назад, чтобы увидеть, как он поживает, но там никого не оказалось. Тогда Луиза расспросила проходившую мимо Монморанси и выяснила, что Сайто, Гиш, Кирхе и Табита тоже пропускали уроки, отправившись на поиски сокровищ. Учителя были в ярости и грозились заставить ребят чистить все классы, когда те вернуться. Луиза еще больше опечалилась, когда представила, как ребята весело проводят время. Она чувствовала себя всеми покинутой.

Луиза снова плакала, лежа в своей постели. Всякий раз, когда она натыкалась взглядом на пустую соломенную подстилку, слезы наворачивались ей на глаза. В дверь комнаты постучали. Как только Луиза ответила, что было не заперто, дверь открылась. Вошел Директор Осман, чрезвычайно удивив девочку. Она быстро накинула халат и встала с постели.

- Как вы себя чувствуете?

Подавленная Луиза ответила:

- Я прошу прощения, что заставила волноваться. Не стоит беспокоиться. Я просто не очень хорошо себя чувствую...

Осман отодвинул стул и сел.

- Я слышал, вы отсутствовали в течение довольно длительного времени. Я волновался, но, кажется, с вами все в порядке.

Луиза кивнула и села на стул, тоскливо глядя в окно.

- Вы подготовили речь?

Девочка ахнула и понурила голову. С виноватым выражением, она замотала головой.

- Похоже, что вы даже не начинали.

- Я прошу прощения.

- Осталось еще две недели. Подумайте об этом, не торопясь. В конце концов, это - свадьба вашей близкой подруги. Удостоверьтесь, что вы тщательно подбираете ваши слова.

Луиза кивнула. Ей было стыдно, поскольку она забыла о речи, будучи поглощенной своими мыслями.

- Мое поведение ужасно, не так ли? Она считает меня подругой, и даже отвела ответственную роль на свадьбе.

Осман встал.

- Кстати, а где же ваш мальчишка-фамильяр?

Девочка отвела глаза и замолчала. Осман улыбнулся.

- Вы снова поссорились?

Луиза до боли закусила губу.

- Когда вы молоды, то ссоритесь из-за всякой ерунды. Это потому, что молодые люди не умеют уступить. Иногда эти размолвки могут перерасти во что-то более ужасное. Вам стоит быть осторожнее.

Посмеиваясь, Осман вышел из комнаты. Когда за ним захлопнулась дверь, Луиза прошептала:

- Это была не такая уж и ерунда...

Девочка подошла к письменному столу. Не обращая внимания на все остальное, она открыла Молитвенник Основателя. Чтобы очистить разум от ненужных мыслей, она закрыла глаза. Сосредоточившись, Луиза старалась думать о речи. Я должна придумать великолепную речь для Анриетты.

Девочка сидела с закрытыми глазами. Что это? Вспыхнул яркий свет. Вдруг она смогла различить на страницах знаки. Глаза Луизы застыли. Но в следующий момент видение исчезло со страниц как туман. "Что это было? - подумала она, глядя на книгу. - Я больше этого не вижу. Вероятно, мои глаза просто устали".

"Это Сайто во всем виноват", - прошептала Луиза.

При виде Панциря Дракона голова Сайто пошла кругом. Ребята прибыли в храм, построенный рядом с Тарбом, родной деревней Сиесты. Именно здесь находился Панцирь Дракона. Точнее сказать, это храм был построен специально для его сохранения. Форма здания, возведенного дедом Сиесты, вызвала у Сайто ностальгию. Храм был построен в углу поля. Его ворота были сделаны из бревен, соединенных между собой, а стены - из досок и железа, а не из камня. В центре храма на небольшом деревянном постаменте находился Панцирь Дракона, выкрашенный в темно-зеленый цвет. Вероятно, из-за действия заклинания "Постоянства"... на нем не было никаких признаков ржавчины. Как будто его только что сделали.

Кирхе и Гиш удрученно смотрели на Панцирь Дракона. Как будто зараженная любопытством, Табита разглядывала его с интересом. Изумленный Сайто уставился на Панцирь Дракона.

"Сайто, ты в порядке? Если я показала тебе что-то, что заставило тебя чувствовать себя плохо..." - сказал Сиеста взволнованным голосом.

Мальчик не ответил. Глубоко пораженный, он продолжал смотреть на Панцирь Дракона.

"Очевидно, это вещь не может летать", - констатировала Кирхе.

Гиш кивнул.

- Это - какая-то разновидность лодки, не так ли? Как у игрушечных птиц, эти крылья - имитация, если их внимательно рассмотреть. Взгляните на них: они не могут совершать маховых движений. А их размеры - даже у молодого дракона таких нет. И обычные драконы, и виверны[10] - все могут летать только благодаря тому, что они машут крыльями. Это не для данного предмета.

Гиш указал на Панцирь Дракона и кивнул, убежденный в своей правоте.

"Сайто... ты действительно в порядке?" - Сиеста обеспокоено заглянула ему в лицо. Мальчик схватил ее за плечи и лихорадочно заговорил:

- Сиеста.

- Д-да?

- А осталось еще что-нибудь после твоего дедушки?

- Ну... из примечательного - его могила и несколько его вещей.

- Покажи мне их.

Могила деда Сиесты находилась на деревенском кладбище. Все надгробия были сделаны из больших белых камней. Но среди них отчетливо выделялось надгробие из черного камня; на нем были написаны какие-то слова.

"Мой дед сделал это надгробие до своей смерти. Тут написано на языке другой страны, поэтому никто не смог это прочесть. Интересно, что тут написано..." - пояснила Сиеста.

Сайто прочитал вслух:

- Лейтенант Военно-Морских Сил Сасаки Такео, упокоился в другом мире.

- Что?

Округлившимися глазами Сиеста уставилась на Сайто, который свободно это прочитал.

Мальчик лихорадочно взглянул на нее, заставив ее покраснеть.

- Постой... когда ты так смотришь на меня...

Черные волосы, черные глаза... Это ностальгическое чувство... Только теперь Сайто понял, почему он так часто чувствовал тоску по родине.

"Сиеста, ты рассказывала, что твои волосы и глаза такие же, какие были у твоего дедушки, правильно?" - проговорил он, удивив девочку.

- Д-да! К чему ты это?


* * *

Вернувшись в храм, Сайто дотронулся до Панциря Дракона. Тут же руны на его руке начали светиться. "Понятно, это тоже должно рассматриваться как оружие", - размышлял мальчик, заметив пушки, установленные в крыльях. Как только руны засветились, Сайто сразу понял конструкцию и управление Панциря Дракона. Мальчик мог спокойно его пилотировать.

Сайто нашел топливный бак и открыл ее. Как и ожидалось, тот был пуст. Независимо от того, насколько хорошо предмет сохранился, он все еще не может летать без бензина. Интересно, как дед Сиесты попал в Халкегинию на этом самолете... Сайто хотел найти след, независимо от того, к какому результату это приведет.

Сиеста вернулась из дома своих родителей:

- Все очень удивились, так как я прибыла на две недели раньше, чем обещала.

Она взволнованно передала какой-то предмет в руки Сайто. Это были старые пилотские очки, вероятно, те, что дедушка носил, будучи лейтенантом Военно-Морских Сил. Он, как и владелец Посоха Разрушения, использованного для уничтожения голема Фуке, был человеком из другого мира. Пришельцем, как и Сайто.

- После дедушки осталось только это. Он не вел дневника или каких-нибудь записей. Но отец сказал, что дед оставил завещание.

- Завещание?

- Да. "Если явится тот, кто сможет прочитать надпись на надгробии, отдайте ему Панцирь Дракона".

- Значит, теперь он мой?

- Да. Отец сказал, что он не против отдать Панцирь тебе. Так или иначе, он такой большой, и было проблемой присматривать за ним... Хотя есть некоторые люди, которые поклоняются ему... но по большей части, он просто собирает пыль.

"Ну, тогда я приму его с благодарностью", - сказал Сайто.

- Дед также завещал передать еще кое-что.

- Что же?

- Он сказал, что хочет, чтобы Панцирь Дракона вернули императору. Императору... Интересно, кого он имел в виду. Мы даже не знаем, из какой страны мой дед...

"Он из моей страны", - сказал Сайто.

"Неужели? Так вот почему ты смог прочитать слова на надгробии. Ох! Я немного взволнована. Мой дед был из той же страны, что и ты. Похоже, это судьба, - рассеянно проговорила Сиеста. - Выходит, что дед действительно прилетел в Тарб в Панцире Дракона".

- Это называется не Панцирем Дракона.

- А как это называется в твоей стране?

Глядя на Панцирь Дракона, Сайто вспомнил пластиковую модель, которую он собирал, будучи ребенком. Зачем кому-то понадобилось называть это "Панцирем Дракона"? Может быть, так проще было объяснить. То же самое было и с Посохом Разрушения.

Сайто посмотрел на символы страны, изображенные на крыльях и фюзеляже. Красный круг. Кажется, вокруг символов была когда-то белая окантовка, но теперь все было окрашено темно-зеленой краской, так что различить было трудно. Иероглиф, обозначающий знак зодиака Дракон, был нарисован на черном обтекателе. Вероятно, это было название подразделения.

Все это навевало ностальгию. Всего лишь старинная вещь из мира Сайто, и вызвала такую ностальгию.

Боевая единица, которой более шестидесяти лет. Забытый механизм. Рассекающие небо крылья... Панцирь Дракона.

Мальчик ответил:

- Это - истребитель Зеро[11]. Они использовались в прошлом в нашей стране.

- Зеро? Истребитель?

- Иными словами, самолет.

- Это - самолет? Про него ты тогда рассказывал?

Сайто кивнул.


* * *

В тот день все они расположились в доме Сиесты. Так как среди ребят были дворяне, даже старейшина деревни пришел поприветствовать их. Сиеста познакомила Сайто со своими родными: отцом, матерью, братьями и сестрами. Девочка была старшей среди восьми детей. Ее родители поначалу сурово смотрели на Сайто, но когда Сиеста рассказала, что он присматривает за ней в Академии, они смягчились. Давно не бывшая дома девочка выглядела очень счастливой в окружении родных. Сайто завидовал ей. Если подумать, Луиза, Кирхе, Табита и Гиш - у всех были семьи. Он тоже имел семью, но не мог с ней встретиться. Даже если бы он очень хотел этой встречи, он не знал, как это сделать.

Вечером Сайто смотрел на широкое поле. За горы, опоясывающие его, садилось солнце. Поле было огромным. Как Сиеста и рассказывала ранее, повсюду росли цветы. Значит, это - то самое прекрасное поле, которое она хотела мне показать.

Пилот, попавший в этот мир на истребителе Зеро, вероятно, пытался найти путь домой, летая в небе... но топливо закончилось, и он приземлился на этом поле. Оно ровное и широкое, так что посадка здесь, скорее всего, не была трудной. Поскольку кончился бензин, он не смог летать, когда его попросили.

Сиеста подошла к Сайто, который все еще смотрел на поле, поглощенный воспоминаниями о своем мире. Взамен своей обычной формы горничной девочка была одета в коричневую юбку, деревянные башмаки и темно-зеленую хлопчатую рубашку.

"Так вот ты где! Ужин готов. Отец настаивает, чтобы мы ели все вместе, - застенчиво проговорила Сиеста. - Я просила тебя приехать, но не ожидала, что это действительно произойдет".

Девочка раскинула свои руки, глядя на широкое поле перед ними. Заходящее солнце заливало все вокруг красивым светом.

- Разве это поле не замечательно? Вот что я хотела показать тебе, Сайто.

- Да, ты права.



Сиеста опустила глаза вниз и теребила пальчики.

- Мой отец сказал, что это, должно быть, судьба - встретиться с человеком, который пришел из той же страны, что и дедушка. Он спросил, не хочешь ли ты поселиться в деревне. А потом сказал, что если ты так поступишь, то я... могла бы оставить свою работу в Академии и вернуться сюда с тобой.

Сайто не ответил. Он просто смотрел на небо. Он думал о том, как добра была Сиеста по отношению к нему. Если она продолжит говорить ему такие приятные вещи, то его сердце, вероятно, растает. Он почувствовал себя одиноким, когда увидел Сиесту, радостно сидевшую в окружении родных и болтавшую с ними. С тех пор, как он обнаружил истребитель Зеро, мальчик почувствовал, что его тоска по родине стала расти быстрее.

Сиеста посмотрела на Сайто, поднявшего глаза к небу, и улыбнулась:

- Все в порядке. Я знала, это не сработает. Ты, как птица. Однажды ты улетишь.

Тогда мальчик решил открыть ей правду:

- Твой дед сказал, что он прибыл с востока, не так ли?

"Ну... да", - ответила слегка взволнованная Сиеста.

- Твой дед, как и я, родился не в этом мире.

- Вы родились в Руб-аль-Хали на востоке, не так ли?

"Нет, это гораздо, гораздо дальше, - ответил Сайто серьезным тоном. - Это - совершенно другой мир. Я не из этого мира".

"Ты просто играешь со мной, не так ли? Если я тебе не нравлюсь, то просто так и скажи", - надув губки, проговорила Сиеста.

- Нет, это совсем не так. Я не играю с тобой.

- Там есть кто-то, кто ждет тебя?

- Н-нет, но меня ждет моя семья. И когда-нибудь мне придется покинуть этот мир.

Сайто повернулся к Сиесте и слабым голосом добавил:

- Вот почему я не могу сделать то, о чем ты говоришь.

Мальчик говорил очень серьезно. Сиеста поняла, что он не шутит.

- Пока я здесь, я могу защитить людей, используя свою силу. Но это все. Я не имею права жить с кем-то. Я не могу.

- Но мой дед мог, не так ли?

- Твой дед не обладал силой Гандальва, как я. До сих пор встречалось много врагов, но я побеждал их, используя свою силу. Я чувствую, что эта сила направляет меня.

- Тогда... могу ли я ждать тебя? У меня нет каких-либо качеств, но я могу ждать. Если ты испробуешь все возможное, чтобы найти дорогу домой, и у тебя не получиться, то...

Сиеста замолчала. "Если это действительно случится, что мне дальше делать?" - подумал Сайто. От одного взгляда на Сиесту его пульс участился. Она была милой, а без одежды - просто восхитительна. Она очень добрая и умеет готовить. Она великолепная девушка. Тогда почему он не может пообещать ей.

Придя в себя, Сиеста улыбнулась:

- Посыльная сова только что принесла письмо. Похоже, что учителя очень рассердились. Мисс Цербст и мистер Грамонт даже побледнели. Также там упоминается и обо мне. Написано, что некоторое время я могу отдохнуть. В любом случае, скоро свадьба принцессы. Так что, до конца каникул я буду здесь.

Сайто кивнул.

- Ээ... так ты сможешь заставить Панцирь Дракона взлететь?

"С бензином - скорее всего", - подумал мальчик.

"Я не уверен. В первую очередь я должен кое с кем посоветоваться. Если я заставлю его летать, я хотел бы полететь к землям на востоке. Твой дед прилетел оттуда, не так ли? Там должна быть некая зацепка", - сказал Сайто, глядя на заходящее солнце.

- Неужели? Если бы ты смог заставить его летать, это было бы замечательно. Панцирь Дракона называется истребитель Зеро, не так ли? Если у тебя получиться, пожалуйста, позволь мне прокатиться на нем хотя бы раз.

Сайто кивнул:

- Я буду катать тебя столько раз, столько ты захочешь. Это все-таки вещь  твоей семьи.


* * *

На следующее утро, воспользовавшись связями отца Гиша, Сайто удалось получить в распоряжение нескольких драгунов с их драконами. Они перевезли истребитель Зеро в Академию с помощью большой сети.

Поначалу Гиш задавался вопросом, зачем им тащить этот бесполезный Панцирь Дракона, но потом сдался, поскольку Сайто настаивал. Затраты на изготовление большой сети и наем драгунов были абсурдно высоки. Сайто был обеспокоен, поскольку, очевидно, он не мог оплатить транспортировку. Однако, как только истребитель Зеро был доставлен во двор Академии, кто-то сразу же появился и расплатился. Это был мистер Кольбер.

Мистеру Кольберу был сорок два года. Он служил в Академии уже двадцать лет. Его рунное имя "Огненный Змей". Его хобби... или, точнее сказать, его жизнь была сосредоточена вокруг научных исследований и изобретений. Он бросился из своей научно-исследовательской лаборатории во двор, как только увидел объект, доставленный драконами. Его любопытство неистовствовало:

- Эй, что это такое? Можете ли вы мне объяснить?

С сияющим лицом Кольбер посмотрел на Сайто, который следил за снижающимся истребителем Зеро.

- Ах, на самом деле, я хотел посоветоваться с вами об этом.

- Со мной?

Кольбер был озадачен. Кем именно был этот молодой простолюдин? Все, что учитель знал, это то, что он был легендарный фамильяром Гандальвом, призванным мисс Вальер. Рожденный в Руб-аль-Хали, он был единственным, кто назвал изобретение Кольбера "великим".

- Это называется "самолет". В моем мире они летают повсюду.

- Это летает!? Ох! Замечательно!

Кольбер начал рассматривать различные части истребителя с глубоким интересом.

- Возможно, что это крыло! Похоже, они не могут совершать маховые движения, как нормальные крылья! А для чего эта мельница?

- Это называется "пропеллер". Вращаясь, он заставляет самолет двигаться вперед.

С изумленными глазами Кольбер приблизился к Сайто.

- Я понял! Когда он вертится, то создает воздушный поток! Прекрасно сделано, не правда ли! Можешь ли ты полетать на нем для меня? Смотри, у меня дрожат руки от любопытства!

Озадаченный Сайто почесал затылок.

- Гм... Чтобы пропеллер вращался, мне нужен бензин.

- Бензин? Что это такое?

- То, о чем я хотел поговорить с вами. Помните то занятие, где вы показали нам свое изобретение?

- Веселую змейку?

- Да! Вам пришлось поджигать пары масла, чтобы она двигалась, правильно?

- Так тебе нужно масло? Эту проблему очень легко решить!

- Нет, не думаю, что масло подойдет. Нужен бензин.

- Бензин? Хм... есть много различных типов масла.

Сайто вдруг осознал, что драгуны с усмешками смотрели на них. Гиш шепнул ему на ухо:

- Сожалею, что отвлекаю вас, но если вы не оплатите перевозку...

- Вы, ребята, дворяне, не так ли? Хватит постоянно препираться о деньгах.

- Эй, солдаты всегда бедны, если ты не знал.

Сайто улыбнулся учителю.

- Мистер Кольбер, вы не могли бы оплатить счет за перевозку груза?


* * *

Лаборатория Кольбера была размещена на небольшом участке между центральной башней и башней огня. На самом деле она выглядела, как обычный сарай.

- Сначала я проводил эксперименты в своей комнате, но шум и неприятные запахи неизбежны в научно-исследовательской деятельности. На меня постоянно жаловались мои соседи.

Деревянные стойки были завалены разными бутылками с медикаментами, пробирками, банками с химикатами и тому подобным. Рядом на стене висели полки, сплошь заставленные книгами. Был и глобус звездного неба из пергамента, приклеенного к сфере, и множество разных карт. В клетках сидели ящерицы, змеи и птицы, которых мальчик никогда не видел. Резкий запах не то от пыли, не то от плавящихся веществ, заполнял всю комнату. Сайто зажал нос.

- Ты скоро привыкнешь к запаху. Вот женщины не привыкают, поэтому я одинок.

Кольбер сел, бормоча себе под нос ответы на вопросы, которые ему даже не были заданы. Учитель понюхал бензин, который достал со дна топливного бака истребителя. Поскольку к самолету было применено заклинание "Постоянства", бензин не претерпел каких-либо изменений в химическом составе.

- Гм... Такой запах я никогда не ощущал раньше. Давать такие испарения, даже не будучи нагретым... должно быть, он очень хорошо горит. Если его использовать в качестве взрывчатого вещества, вероятно, получится потрясающая мощь.

Он потянулся за куском пергамента и начал записывать.

- Если я воспроизведу эту субстанцию, то самолет будет летать?

- Возможно... если он еще не сломан.

- Как увлекательно! Придумывать вещества - это сложная задача, но я постараюсь!

Бормоча про себя, он достал различные компоненты и зажег спиртовку.

- Тебя зовут Сайто, верно?

Мальчик кивнул.

- Ты говорил, что в твоем родном городе такие штуки можно увидеть летающими везде? Технологии эльфов на востоке, по-видимому, далеко оторвались от любых технологий в Халкегинии.

Сайто стало немного неловко лгать Кольберу, который горел желанием помочь ему с бензином, а также оплатил транспортные расходы.

- Мистер Кольбер, на самом деле, я... не из этого мира. Этот самолет, а также Посох Разрушения, который уничтожил голема Фуке, и я сам - все мы из другого мира.

Рука учителя вдруг остановилась.

- Что ты сейчас сказал?

- Я пришел из другого мира.

Кольбер пристально посмотрел на Сайто, а затем покачал головой, выглядев пораженным.

"Все ясно", - прошептал он.

- Вы не удивлены?

- Ну, конечно удивлен. Ты определенно другой. То, как ты говоришь, твое поведение, все отличается. Хм, это становится все более и более интересным.

- Мистер Кольбер, вы - необычный  человек, не так ли?

- Меня многие называют странным. До сих пор еще не нашлось той, которая была бы готова выйти за меня замуж. Но у меня есть вера.

- Вера?

- Да. Дворяне Халкегинии относятся к магии как к простому инструменту... как к метле, они видят в ней только удобный инструмент. Я так не думаю. Магия может быть использована более эффективно. Вместо того чтобы просто придерживаться традиционного использования различных отраслей магии, мы должны экспериментировать, чтобы находить другие способы ее применения.

Покачав головой, Кольбер продолжил:

- После встречи с тобой, моя вера окрепла. Кто бы мог подумать, что существует другой мир! Это свидетельствует о том, что законы Халкегинии не являются абсолютными! Интересно! Такая интересная тема! Я хочу увидеть этот мир. Там, вероятно, изобретено множество новых вещей! Это, наверное, добавит новую страницу к моим исследованиям! Если у тебя возникнут какие-либо вопросы, просто приди и поговори со мной. Кольбер-Огненный Змей всегда поможет тебе.


* * *

Во дворе Австри Сайто сидел в кабине истребителя и проверял его части. Когда он брался за ручку управления или просто касался переключателя, руны на его левой руке начинали светиться. Затем поток информации вливался в его мозг и сообщал ему о состояние этого компонента. Когда он перемещал ручку управления, рули высоты на крыльях и хвосте с лязгом задвигались. Хвостовой руль двигался, когда он нажал на педаль управления; на стеклянной панели появилось перекрестие прицела, когда он нажал переключатель вида на приборной панели. Двигатель в передней части фюзеляжа был еще работоспособен. Блестящие руны Гандальва рассказали, что самолет использовали очень недолго. На лице Сайто появилась улыбка.

- Партнер, это может летать?

- Да.

- Такой предмет летает... твой мир довольно странный!

Многочисленные студенты наблюдали за Сайто, сидящим в истребителе, но они быстро потеряли интерес и разошлись. "Есть всего малая кучка дворян, таких как Кольбер, которые могут заинтересоваться этим", - подумал мальчик. Вдруг появилась девочка, гордо расчесывающая светло-розоватые волосы.

Луиза уставилась на Сайто и на объект, внутри которого тот находился. Раздраженно ткнув пальцем в сторону истребителя, она спросила: "Что это такое?"

Сайто высунул голову из кабины и просто ответил:

- Самолет.

Так как они были в ссоре, мальчик произнес это, отвернувшись.

"Немедленно вылезай из этого самолета", - приказала Луиза, надув губы и подбоченившись. Сайто проигнорировал приказ и продолжал проверять части истребителя. Девочка схватила за конец крыла и начала раскачивать самолет.

- Я сказала вылезти, не так ли?

"Ладно", - прошептал Сайто, спустившись и направившись к Луизе.

- Где ты пропадал?

- Искал сокровища.

- О чем ты думал: уехать и не предупредить об этом свою хозяйку?

Луиза скрестила руки на груди и уставилась на Сайто. Мальчик заметил, что ее глаза опухли.

- Разве ты не уволила меня?

Луиза потупилась и заговорила таким голосом, будто собиралась заплакать:

- Я полагаю, ты заслужил возможность все объяснить. Если есть то, что ты хочешь сказать, то говори это сейчас.

- Что тут объяснять? Я не сделал ничего. Речь идет о Сиесте, не так ли? Она была близка к тому, чтобы упасть, и я попытался поймать ее. Из-за этого я и сам упал, но со стороны казалось, будто я толкнул ее на кровать.

Реальной причиной было то, что Сиеста вдруг начала снимать свою одежду, но ради девочки он не стал говорить этого.

- Значит, на самом деле ничего не случилось?

"Ничего. Почему ты так сердишься? Это был первый раз, когда она пришла в комнату. Как будто что-то подобное уже случалось. И все же, почему ты сердишься? Чем занимались я и Сиеста - это не твое дело, верно?" - проговорил Сайто.

Луиза думает обо мне лишь как о фамильяре. Единственная причина, по которой она стала лучше относиться ко мне -  ее неожиданно обретенное сострадание к животным.

- Это - не мое дело, но в каком-то смысле - мое.

- В каком же это?

Луиза уставилась на Сайто и застонала.

Она дернула его за рукав. Шепча что-то вроде: "Ну, извини" и "Не стоило так сильно беспокоиться", Сайто отвел взгляд от Луизы. Он смотрел на самолет.

Луиза почувствовала, что скоропалительно сделала неправильные выводы. Ей было стыдно, что она заперлась в своей комнате и дулась. Она применила смертельную технику, которую берегла про запас. Это был секретный девичий метод, который сметает любое подозрение, гнев, противоречие, и даже тот факт, что Луиза сама выгнала Сайто. Девочка зарыдала.

Ручьи слез текли из ее глаз.



- Где ты был все это время! Идиот! Я тебя ненавижу!

Всхлипывая, она вытерла слезы тыльными сторонами ладоней.

- Э-эй, не плачь.

В панике, Сайто положил руки на плечи Луизы. Она зарыдала еще сильнее.

- Я ненавижу тебя! Я тебя ненавижу!

К ним подошли Кирхе, Гиш и Табита, держа в руках швабры и пыльные тряпки. Поскольку они пропустили уроки, их наказанием было вымыть все окна в Академии. Сайто же не являлся ни дворянином, ни студентом Академии, поэтому наказание его минуло.

Гиш посмотрел на него, пытающегося утешить Луизу, и усмехнулся:

- Эй, довел хозяйку до слез, и ничего не можешь поделать?

Кирхе глухо проворчала:

- Уже помирились? Это не интересно...

Табита просто указала на них и произнесла:

- После дождя приходит хорошая погода.


* * *

В эту ночь...

Луиза лежала в своей постели, крепко прижав свою подушку. После того, как Сайто снял куртку, девочка тут же накинула ее поверх пеньюара. Она отчаянно притворялась, что читает книгу. Сайто оглядел комнату, в которой не был почти неделю. Всюду стояла обеденная посуда.

- Ты, значит, уроки вообще не посещала.

Монморанси едко сообщила это, когда Сайто со своей хозяйкой проходили мимо по коридору. Она также сказала Луизе, что та отсутствовала слишком долго, но девочка просто проигнорировала эти выпады и ушла.

Когда мальчик проговорил это, Луиза развернулась и уставилась на него.

- Что-то не нравится!?

"Ты нормально себя чувствуешь?" - спросил Сайто, выглядевший взволнованным.

Она хотела сказать: "Кто, по-твоему, виноват, что я пропускала уроки?" - но гордо промолчала. Натянув одеяло на голову, она свернулась калачиком. Сайто почесал голову и посмотрел на соломенную подстилку. "Все-таки она ее не выбросила", - подумал он, тепло глянув на Луизу.


* * *

Прошло три дня.

Кольбера разбудил крик петуха. Похоже, что учитель задремал, сам того не осознавая. Он уже три дня не ходил на уроки, а трудился в своей лаборатории. На уровне его глаз располагалась колба, закрепленная над спиртовкой. Из колбы выходила стеклянная трубка, в которой выпаренный реагент охлаждался и конденсировался в мензурку слева. Это был последний этап. Кольбер понюхал бензин, взятый у Сайто, и, сосредоточившись на этом запахе, начал медленно произносить заклинание "Алхимии" на вещество в мензурке.

Клуб дыма поднялся над сосудом, и вещество внутри изменило цвет на желтовато-коричневый. Учитель понюхал полученную жидкость. Сильный запах бензина ударил в нос. Кольбер со стуком распахнул дверь и бросился на улицу.

- Сайто! Сайто! Я сделал это! Я сделал это! Я закончил его создание!

Запыхавшийся учитель подбежал к мальчику, который проверял самолет, и протянул ему бутылку из-под вина, внутри которой была желтовато-коричневая жидкость. Сайто открыл крышку топливного бака, который находился спереди лобового стекла. На крышке стоял замок, поэтому пришлось попросить Кольбера наложить заклинание Отпирания. В бак залили две бутылки бензина.

"Я проанализировал состав вещества, которое ты мне дал, - с гордостью объяснял Кольбер. - Оказалось, что оно состоит из ископаемых микроорганизмов, так что я искал что-то подобное. Я решил использовать ископаемые деревья... другими словами уголь. Затем я пропитал его специальным катализатором и извлек аналогичные вещества. Несколько дней я производил извлечение, а потом наложил заклинание Алхимии и превратил это в...

- ...Бензин, так?

Кольбер кивнул и поторопил Сайто:

- Быстрей, заставь эту мельницу вращаться для меня. Я был так взволнован, что даже не спал.

Налив топливо, Сайто вернулся в кабину. Информация о том, как запустить двигатель и поднять в воздух истребитель, появилась в его мозгу. Для запуска двигателя нужно сначала крутануть пропеллер. Сайто высунул голову из кабины:

- Мистер Кольбер, не могли бы вы крутануть пропеллер, используя магию?

- Я думал, что он вращается, используя силу сгораемого бензина?

- Чтобы запустить двигатель, коленчатый вал внутри надо провернуть вручную. У меня нет инструмента, чтобы провернуть пропеллер, так что, не могли бы вы использовать магию, пожалуйста.

Кольбер кивнул. Сайто начал готовить самолет.

Во-первых, он установил источником топлива бак, в который только что залил бензин. Затем он поставил рычаг управления составом горючей смеси и рычаг управления шагом пропеллера в их оптимальные положения. Руки Сайто действовали сами по себе. Сила Гандальва выполняла все операции. Он открыл створки капотов и закрыл заслонки маслорадиатора. Когда Кольбер применил заклинание, пропеллер заурчал. С широко открытыми глазами Сайто правой рукой нажал кнопку магнето в нужный момент. Левой рукой он схватил рычаг управления двигателем и подал его чуть-чуть вперед.

Раздался рокот, от свечей зажигания двигатель заработал. Пропеллер начал вращаться. Корпус самолета завибрировал. Тормоза не были включены, и самолет начал двигаться вперед.

Кольбер смотрел с непередаваемым выражением на его лице. Убедившись, что двигатель работает, Сайто выключил зажигание.

Выскочив из кабины, он обнял учителя.

- Мистер Кольбер, двигатель запускается!

- Да, мы сделали это! Но почему ты не взлетел?

- Там мало бензина. Для того чтобы летать, нам потребуется, по меньшей мере, пять бутылей.

- Да, работы многовато! Но поскольку я уже научился его делать, это не будет проблемой!

После того, как Кольбер вернулся в свою лабораторию, Сайто продолжил настройку механизмов. У него не было никаких инструментов, поэтому он просто чистил детали. Поглощенного этим занятием Сайто окликнула Луиза:

- Эй, пора на ужин. Чем ты занимаешься? Уже стемнело.

"Я завел мотор!" - радостно закричал мальчик.

Луиза ответила без энтузиазма:

- Вот как. Это хорошо. Что теперь, когда ты его завел?

- Он полетит! Он будет летать!

"Что ты будешь делать, когда он полетит?" - уныло спросила.

Сайто раскрыл ей идею, которая пришла ему в голову за последние два-три дня:

- Я постараюсь полететь на восток.

- Восток? Не может быть. Ты хочешь сказать, что направишься в Руб-аль-Хали? Я просто не могу поверить в это!

"Почему? Владелец этого самолета прилетел оттуда. Возможно, там я смогу найти какие-нибудь зацепки о том, как вернуться в свой мир", - сказал Сайто, не прекращая работ.

Однако Луиза, казалось, не проявила никакого интереса к его словам. Она проговорила угрюмым голосом:

- Ты - мой фамильяр. Ты не можешь делать то, что ты пожелаешь. Кроме того, через пять дней состоится свадьба Принцессы. Там мне придется читать речь. Но я не придумала ничего хорошего, что можно было бы сказать.

Поглощенный самолетом Сайто кивнул, притворившись, что слушает. Как только мальчик осознал, что сможет летать, он был заворожен этой идеей.

Луиза дернула его за ухо. Она соскучилась. С тех пор как Сайто вернулся, он был весь в этом самолете, а про нее абсолютно забыл.

- Послушай меня!

- Я слушаю!

- Нет, не слушаешь. Ты весь в своих мечтах. Нет такого фамильяра, который слушал бы своего хозяина, при этом глядя совсем в другую сторону!

Луиза потащила Сайто в свою комнату.


* * *

Девочка открыла Молитвенник Основателя, стоя перед фамильяром:

- Я сейчас прочту, что уже придумала для речи.

Мило прокашлявшись, Луиза стала читать:

- В этот прекрасный день я, Луиза Франсуаза Ле Бланш де Ла Вальер, избранная по воле Основателя, провозглашаю благословенную речь...

Тут девочка остановилась.

- А дальше?

- Здесь я должна вознести благодарность четырем стихиям магии. Это должно быть в стихотворной форме с рифмой...

- Ну, давай в рифму.

Луиза надула губки, как будто сердилась:

- Я не могу ничего путного придумать. Писать стихи - это так надоедливо. Я же не поэт.

- Все в порядке, прочитай то, что ты уже написала.

С озабоченным видом девочка начала читать свои так называемые стихи:

- Нуу, вот

Пламя обжечь может,

Поэтому будь осторожен...

- Не совсем поэтично.

- Заткнись.

...Когда сильный ветер грядет,

Бочара прибыль ждет...

- Почему ты использовала здесь эту пословицу?[12]

Луиза, которая, вероятно, не обладала способностью к стихосложению, выглядя рассерженной, бросилась на кровать и прошептала: "Я собираюсь спать".

Как уже стало обычным, она переодевалась, спрятавшись за шторами из простыней. Потушив лампу, она крикнула Сайто, который уже устроился на своей соломенной подстилке:

- Я говорила, чтобы ты спал в моей постели, не так ли?

Сердце мальчика застучало быстрее.

- Вот как? А это нормально?

Луиза не ответила. Сайто скользнул в постель, полагая, что хозяйка, вероятно, рассердится, если он не сделает то, что ему приказано.

Девочка еще не спала. Она открыла рот, собираясь что-то сказать.

"Итак, ты действительно собираешься лететь на восток?" - она, наконец, осмелилась спросить.

"Да", - ответил Сайто.

- Ты же знаешь, что это опасно. Эльфы ненавидят людей...

- Но ведь люди живут в районах за границей земель эльфов? Как это место называется, Руб-аль...

- У тех людей совершенно другой нрав. Это будет опасно.

Казалось, что Луиза была обеспокоена его возможным отлетом.

- Ты все равно собираешься лететь?

Сайто подумал немного и кивнул:

- Ну, возможно, я найду что-нибудь, что поможет мне вернуться домой.

Луиза зашевелилась под одеялом. Пока мальчик размышлял, что она там делает, она положила голову ему на грудь.

- Что-о...

"Я просто использую это вместо подушки!" - мрачно проговорила Луиза.

Затем она положила руку ему на грудь и слегка провела по ней пальцами. Казалось, что электричество проходит через позвоночник Сайто.

"Не пойми меня неправильно. Это не значит, что я люблю тебя или что-то такое!" - смущенно проговорила Луиза.

Затем она вернулась к своему обычному сердитому голосу:

- Ты все равно полетишь, даже если я скажу: "Нет"?

Сайто молчал.

"Я так и думала... - прошептала Луиза. - Это не твой мир, ведь так... ты, конечно, хотел бы вернуться".

Волосы девочки источали прекрасный аромат. Звук ее дыхания был очень близок. Оба молчали. Сайто задумался о многих вещах. Он не отвечал, а Луиза не знала, что сказать, поэтому она просто обняла грудь мальчика покрепче.

"Я не хочу, чтобы ты ушел. Когда ты рядом со мной я могу спать, не беспокоясь. Вот так опершись головой..." - тихонько сказала Луиза, обнимая Сайто.

"Похоже, у нее тени под глазами потому, что она не спала", - подумал мальчик. Вскоре ровное как у ребенка дыхание Луизы послышалось с его груди. Она заснула.

Хотя бы перестала беспокоиться, эта избалованная девчонка. Похоже, когда меня не было, она сильно волновалась. Ну, я все-таки ее фамильяр

Прислушиваясь к ее дыханию, Сайто глубоко задумался. Он размышлял о тех, с кем встретился в этом мире.

За эти несколько месяцев в Халкегинии мальчик столкнулся со многими людьми. Среди них были злые, но и добрых было немало.

Марто, шеф-повар из кухни, который давал ему еду.

Директор Осман, который сказал, что всегда протянет ему руку, если мальчику понадобится помощь.

Кольбер, который с удовольствием создал для него бензин.

Гиш - надменный и часто неприятный, но дружелюбный человек, который имел свои хорошие стороны.

Дерфлингер - хоть и не человек, а меч, но зато и партнер, от которого Сайто зависел.

Анриетта, прекрасная Принцесса.

Мужественный... и из-за этого мертвый Принц Уэльс.

Табита - молчунья, которая не раз спасала его.

Соблазнительная Кирхе, которая говорила, что любит Сайто, хотя это, может быть, шутка.

Сиеста, милая и добрая служанка... которая, вероятно, была в него влюблена.

И, наконец, хозяйка, лежащая рядом с ним, которая заставляла его сердце быстрее биться. Высокомерная и гордая, однако, иногда проявлявшая свою доброту, что растопило его сердце, Луиза. Девочка со светлыми розовыми волосами и большими красно-коричневыми глазами.

"Когда придет время вернуться домой, смогу ли я покинуть этих людей с улыбкой на лице? Смогу ли я оставить Луизу с улыбкой на лице? Я не знаю. Но... - подумал Сайто, - я хочу сделать все возможное для людей, которые были добры ко мне. По крайней мере, пока я нахожусь в этом мире, я хочу сделать что-нибудь для них".

До сих пор у него не возникало подобных чувств.

И тогда Сайто мягко обнял голову Луизы.

Девочка застонала во сне.

Император Германии Альбрехт III назначил проведение свадебной церемонии с Принцессой Анриеттой в столице Германии Виндсборне. Торжество было запланировано на первый день месяца Нюи.

В этот день флагманский корабль Тристейнского флота "Меркатор" встречал корабли правительства Нового Альбиона для дальнейшего их сопровождения в Ла-Рошель, где те встанут на якорь.

Главнокомандующий флота, граф Ла Раме, расположился на квартердеке в парадной одежде в ожидании важных гостей. Рядом с ним находился капитан Февис, поглаживающий усы. Назначенное время уже давно прошло.

"Нет сомнений, они опаздывают, капитан", - проговорил раздраженный Ла Раме.

- Эти альбионские собаки, собственноручно убившие короля, вероятно, все еще заняты своими собачьими делами.

Как только Февис, ненавидящий новое правительство Альбиона, произнес это, впередсмотрящий громким голосом сообщил о приближении гостей:

- Флот! По левому борту!

Возглавляемый большим кораблем, который можно было легко спутать с облаком, флот Альбиона начал спускаться.

"Хм, так вот какой этот альбионский флагман "Королевская Гордость", - проговорил капитан, глядя на огромный корабль с трепетом.

Должно быть, на этом судне находился посол.

- Да уж, уверен, что с таким никто не захочет встретиться на поле боя.

Флот Альбиона спускался, пока не достиг одного уровня с флотом Тристейна. Флагман Альбиона начал посылать с мачты сигнальные сообщения:

"Мы благодарим вас за ваше гостеприимство. Это капитан "Лексингтона", флагмана флота Альбиона".

"У нас адмирал на борту! Приветствовать от имени капитана... они бы еще кока подключили", - самокритично пробурчал Февис, окинув взглядом малочисленный флот Тристейна.

- Они, наверное, думают, что могут управлять миром, имея такой корабль. Ответьте им: "Мы рады видеть вас. Это главнокомандующий флота Тристейна".

Слова Ла Раме были переданы матросу, стоящему на мачте, после чего сигнальные флажки были подняты.

Флот Альбиона произвел приветственный залп. Внутри пушек не было зарядов, просто порох.

Несмотря на то, что "Лексингтон" стрелял вхолостую, воздух вокруг задрожал. Ла Раме слегка отступил. Хотя он знал, что боевые снаряды не могли преодолеть расстояние, разделяющее корабли, мощь пушек "Лексингтона" заставила опытного адмирала отшатнуться.

- Дать ответный залп.

- Сколько выстрелов? Для важнейших дворян требуется одиннадцать.

Количество выстрелов при салюте зависело от ранга человека и социального статуса.

"Семь будет достаточно, - Ла Раме смотрел с улыбкой на лице, как упрямый ребенок. - Подготовить пушки! Семь выстрелов, один за другим! Огонь по команде!"


* * *

На юте "Лексингтона", флагманского корабля, Бовуд осматривал флот Тристейна. Рядом с ним находился сэр Джонстон, главнокомандующий, отвечающий за отряды вторжения. Будучи членом совета вельмож, он пользовался полным доверием Кромвеля. Однако он не имел никакого опыта. В конце концов, он был всего лишь политиком.

"Капитан..." - Джонстон обратился к Бовуду беспокойным голосом.

- Сэр?

- Разве нормально так приближаться к ним? У нас же есть эти новые дальнобойные пушки, не так ли? Давайте сохраним дистанцию между нами. Его Превосходительство поручил мне жизни солдат.

"Марионетка Кромвеля, ха..." - холодно прошептал себе Бовуд:

- Сэр, у нас действительно есть пушки новой модели, но на максимальной дистанции нам будет трудно вести прицельный огонь.

- Но я выполняю задачу Его Превосходительства по безопасной доставке этих солдат в Тристейн. Мы не можем допустить, чтобы солдаты были напуганы. Их моральное состояние будет ухудшаться.

"Я не думаю, что это настоящие солдаты, раз они могут испугаться..." - размышлял Бовуд.

Проигнорировав возражения Джонстона, он подал новую команду. В конце концов, в небе командует он.

- Пушки левого борта на изготовку.

"Есть, сэр! Пушки левого борта на изготовку!" - матросы на палубе начали снаряжать пушки порохом и снарядами.

Громовой рев послышался от пушек флота Тристейна, которые были направлены в небо. Тристейн ответил на салют Альбиона.

Операция началась.

В тот же момент Бовуд превратился в солдата. Политические детали, его человеческие чувства, трусость и нечестная игра в этой операции были забыты. Как капитан "Лексингтона" Республики Святого Альбиона, он начал быстро отдавать приказы.

Экипаж старого корабля "Хобарт", следовавшего в арьергарде, закончил свою подготовку и начал эвакуацию при помощи лодок, парящих под действием заклинаний Левитации.

Поразительная сцена развернулась перед глазами Ла Раме. Корабль в арьергарде... старейший и один из самых маленьких, занялся пламенем.

"Что? Огонь? Это авария?" - прошептал Февис.

В следующее мгновение произошло другое поразительное событие. Судно, охваченное огнем, взорвалось в воздухе.

Корабль Альбиона разрушился и упал на землю.

- Ч-Что это значит?! Огонь достиг крюйт-камеры?!

На "Меркаторе" началась суматоха.

"Успокоиться! Всем успокоиться!" - кричал на матросов Февис.

С "Лексингтона" подали флажковый семафор. Матрос начал читать послание через подзорную трубу:

"От капитана "Лексингтона". Объясните причину нападения на "Хобарт".

- Нападения? Что он говорит?! Он взорвался сам по себе!

Ла Раме был в панике:

- Отправить ответ. "Выстрелы с моего корабля были ответным салютом. Заряды были холостыми".

Сообщение с "Лексингтона" последовало незамедлительно.

"Ваши корабли стреляли боевыми зарядами. Мы вынуждены начать ответные боевые действия!"

- Что за вздор!

Крик Ла Раме был заглушен выстрелами с "Лексингтона".

Попадание. Мачта "Меркатора" была перебита, а в палубе появилось несколько отверстий.

"Как их пушки могут добить до нас с такого расстояния?!" - удивленно сказал Февис.

- Отправить сообщение! "Прекратить огонь, у нас нет намерений для войны".

"Лексингтон" ответил залпом пушек.

Снова попадание. Корабль трясло, пожары начались там и тут.

Как крик, сообщение с "Меркатора" повторялось снова и снова.

"Мы повторяем! Прекратить огонь! У нас нет намерений для войны!"

Стрельба с "Лексингтона" не прекращалась.

Попадание. Тело Ла Раме было отброшено от Февиса.

Сотрясение от попадания швырнуло капитана на палубу. Он вдруг понял, что нападение было запланировано с самого начала. Альбионцы никогда не имели намерения "Визита Доброй Воли". Все это было обманом.

По кораблю начал распространятся пожар, и раненые матросы стонали от боли. Помотав головой и встав на ноги, Февис закричал: "Главнокомандующий мертв! Командование флотом взял на себя капитан флагманского корабля! Доложите ущерб! Полный вперед! Подготовить пушки правого борта!"


* * *

"Так, они, наконец, все поняли", - спокойно наблюдая за флотом Тристейна, произнес Вард, стоявший рядом с Бовудом. Виконт тоже верил, что главнокомандующий Джонстон не достоин своего звания и не способен что-либо совершить. В действительности, командующим был Вард.

- Кажется, так оно и есть, виконт. Однако, похоже, мы победим достаточно быстро.

Более маневренный флот Альбиона уже принял меры, чтобы полностью подавить любые попытки сопротивления флота Тристейна.

Нападающие удерживали фиксированную дистанцию и продолжали стрелять из пушек. Численность их флота в два раза превосходила флот Тристейна и, кроме того, у них был огромный "Лексингтон", оснащенный пушками новой модели.

Флот Альбиона продолжал огонь, все больше нанося урон флоту Тристейна. "Меркатор", который уже был в огне, начал крениться, а затем в одно мгновение взорвался с оглушительным ревом. Не было ни одного судна во флоте Тристейна, которое осталось бы неповрежденным. Гибель флагмана посеяла хаос среди тристейнских судов.

Теперь их уничтожение было лишь вопросом времени. Поэтому оставшиеся корабли подняли белые флаги.

"Да здравствует Альбион! Да здравствует Святой Император Кромвель!" - были слышны крики с "Лексингтона".

Бовуд нахмурился. В бытие Королевских Военно-Воздушных Сил во время боя никто не кричал таких вещей, как: "Да здравствует то-то и то-то". Даже Джонстон присоединился к ним.

"Капитан, только что началась новая страница в истории", - произнес Вард.

Как будто скорбя о своих врагах, которые даже не имели шансов кричать от боли, Бовуд прошептал: "Нет, всего лишь началась война".


* * *

Вскоре после того, как из Ла-Рошели прибыла новость о полном разгроме флота Тристейна, Альбион выдвинул декларацию о начале войне. Обвинив Тристейн в нарушении договора о ненападении, послы утверждали, что их флот был безосновательно атакован, и заявляли, что "в порядке самообороны Святая Республика Альбиона объявила войну Тристейну".

От такого поворота событий все присутствовавшие во Дворце, до этого занятые приготовлениями к отъезду Анриетты в Германию, впали в состояние замешательства.

Генералы, члены кабинета министров и другие официальные лица сразу же провели совещание. Но оно больше напоминало беспорядочное столпотворение. Высказывались предложения, что им следует запросить Альбион об обстоятельствах произошедшего, или что следует разослать гонцов за помощью.

Пораженная Анриетта сидела на заседании на почетном месте. Она была одета в красивое свадебное платье, которое только что было закончено. Принцесса изначально планировала отправиться в Германию, как только закончат пошив наряда.

В зале заседаний она смотрелась как распустившийся цветок. Но никто этого даже не заметил.

- Альбион заявляет, что наш флот напал на них первым! Однако наш флот сообщает, что просто салютовал.

- Несчастные случаи могут привести к недоразумениям.

- Давайте проведем совещание в Альбионе, чтобы разобраться в этом! Возможно, есть еще шанс исправить это недоразумение!

Когда влиятельные дворяне высказали свое мнение, кардинал Мазарини кивнул:

- Вы правы. Необходимо отправить посла по особым поручениям в Альбион. Надо подойти к этому со всей осторожностью, пока все не переросло в тотальную войну из-за простого недоразумения.

В этот момент прибыл срочный доклад.

Гонец, несший письмо от почтовой совы, ворвался в зал заседаний.

- Срочный доклад! После приземления флот Альбиона начал захват земель!

- Где они приземлились?

- На окраине Ла-Рошели! Похоже, на поле возле деревни Тарб!


* * *

Сиеста стояла в саду дома ее родителей, обнимая своих младших братьев и сестер и глядя в небо с тревожным выражением на лице. Недавно в направлении Ла-Рошели прогремел взрыв. Удивленная, она вышла в сад и увидела ужасную сцену в небе. Многочисленные корабли, охваченные огнем, снижались, врезаясь в горы и падая в глубине леса.

Деревня была в замешательстве. Через некоторое время с неба спустился корабль, настолько огромный, что его с легкостью можно было принять за облако, и бросил свой якорь на поле у деревни.

Многочисленные драконы взлетели с судна.

"Сестра, что происходит?" - спрашивали ее младшие братья и сестры.

"Давайте-ка все в дом", - убеждала их Сиеста, скрывая страх.

Внутри дома ее родители взволнованно смотрели в окна.

"Разве это - не флот Альбиона?" - спросил отец, глядя на корабль, стоящий на якоре в поле.

- Неужели это... война?

Отец покачал головой.

- Это невозможно. У нас есть договор о ненападении с Альбионом. Правитель нашей области недавно объявлял его.

- Тогда почему небо полно падающих кораблей?

Драконы, летающие над кораблем, направились в сторону деревни. Отец Сиесты схватил жену и отошел от окна. С громкими криками драконы опустились над деревней и подожгли дома.

Мать Сиесты закричала. Дом загорелся, осколки стекол разлетелись повсюду. Деревню заполнило сверкающее пламя, рев драконов и крики людей. Подхватив бессознательную жену, отец обратился к дрожавшей Сиесте:

- Бери братьев и сестер, и бегите в лес!


* * *

Оседлав большого ветряного дракона, Вард широко улыбался, попирая свою родную страну. Под его командованием находился отряд драгун на огненных драконах. Ветряные драконы не могли сравниться с огненными по мощи, но зато превосходили их в скорости. Виконт выбрал ветряного дракона только потому, что был командиром. Чтобы очистить путь основным силам, Вард безжалостно сжег деревню. На заднем плане солдаты спускались с "Легсингтона" вниз один за другим с помощью канатов. Поле было блестящим стратегическим плацдармом для начала вторжения.

Со стороны к полю приближались малочисленные отряды правителя здешней области. Войска Тристейна могли составить серьезную угрозу высаживающимся альбионским солдатам. Вард просигналил своим подчиненным, чтобы те смели немногочисленного противника. Ударил магический огонь, а прорвавшихся вперед атаковали драконы. Безрассудный отряд был полностью истреблен.


* * *

Было уже за полдень. Сообщения о происшедших событиях, словно бомбы, взрывали зал заседаний.

- Правитель области Тарба погиб в бою!

- Разведчик, посланный для обнаружения драконов, не вернулся!

- Мы до сих пор не получили ответ из Альбиона на наш запрос!

Бессмысленные дискуссии повторялись в зале заседаний.

- Мы должны просить помощи у Германии!

- Такое усиление конфронтации может...

- Как насчет нападения на них всеми нашими отрядами драконов?

- Поднимем все оставшиеся корабли! Все до единого! Неважно, старые они или маленькие!

- Давайте направим посла по особым поручениям! Напав на них, мы лишь дадим предлог для начала полномасштабной войны!

Никакого соглашения так и не удалось достичь. Мазарини с трудом смог придти в себя. Он все еще надеялся на дипломатический способ решения проблемы.

Слушая эти горячие дебаты, Анриетта смотрела на Рубин Ветра, который она носила на безымянном пальце. Это была память об Уэльсе. Она вспомнила лицо человека, именем которого когда-то поклялась.

Разве я не давала тогда обет перед этим кольцом? Если мой дорогой Уэльс отважно погиб... тогда я тоже должна жить отважно.

- Тарб объят огнем!

Она была удивлена своему собственному голосу, но быстро вернула себе самообладание. Глубоко вдохнув, она встала. Все смотрели на нее. Анриетта говорила с дрожью в голосе:

- Вам не стыдно за себя?

- Принцесса?

- Наши земли оккупируются врагом. Есть вещи, которые мы должны сделать прежде, чем препираться о союзах и специальных посланниках, не так ли?

- Но... Принцесса... это всего лишь небольшая напряженность, вызванная недоразумением.

- Недоразумением? Как вы смеете повторять такое? Падающий корабль во время приветственного салюта - это уже серьезно, не так ли?

- Мы подписали договор о ненападении. Это всего лишь несчастный случай.

- Этот договор разорвать так же легко, как и лист бумаги. У них не было намерения сохранять этот договор в силе. Это была всего лишь уловка, чтобы выиграть время. Действия Альбиона ясно показывают, что они серьезно настроены на войну.

- Но...

Анриетта стукнула кулаком по столу и закричала:

- В то время как льется кровь наших людей, мы сидим тут! Разве это не наша обязанность - защищать их? За какие заслуги мы носим королевские и дворянские титулы? Разве не они позволили нам править ими, чтобы мы могли защитить их в случае необходимости, как сейчас?

Все молчали. Анриетта продолжила холодным голосом:

- Вам всем страшно, не так ли? В конце концов, Альбион - большая страна. Если мы контратакуем, наши шансы на победу невелики. Это потому, что все вы думаете, что понесете ответственность, когда одни из лидеров, начавших контратаку, после битвы погибнет? Вы все планируете просидеть здесь, чтобы продлить свои жизни?

"Принцесса", - вмешался Мазарини.

"Однако, - продолжила Анриетта. - Я еду на передовую. Вы можете продолжать здесь свое заседание".

Принцесса вылетела из зала. Мазарини и многочисленные дворяне попытались удержать ее.

- Принцесса! Вы должны отдохнуть от дел перед вашей свадьбой!

- Тьфу! В этом так неудобно бегать!

Анриетта оторвала подол своей свадебной юбки, сделав ее выше колен, и бросила оторванный кусок в лицо Мазарини.

- Может быть, вы захотите отправиться жениться?!

Принцесса вышла в сад во внутреннем дворе замка и громко крикнула:

- Где моя охрана и карета?! Скорей!

Ее экипаж, запряженный священными созданиями - единорогами, был подан.

Оставшийся отряд Магической Стражи немедленно собрался во дворе на зов Анриетты.

Она выпрягла одного единорога и оседлала его.

- Я буду командовать войсками! Вперед!

Осознав ситуацию, все солдаты одновременно отдали честь.

Анриетта пришпорила единорога. Под ярким солнцем животное встало на дыбы и ринулось вперед.

"Следуйте за Принцессой!" - кричали маги-охранники, двигаясь за Анриеттой, скакавшей на единороге.

- Последуем! Промедление обрушит позор на наши семьи!

Дворяне бросились из внутреннего двора. Эти слова распространялись по подразделениям, расквартированным по всему городу.

Рассеянно глядя на все это, Мазарини поднял глаза к небу:

- Я знал, что однажды мы начнем войну с Альбионом, несмотря на все мои усилия, но... сейчас мы слишком слабы.

Он не заботился о своей собственной жизни. Он волновался за всю страну, и ради людей он принял решение. Даже путем малой жертвы, он не хотел ввергать их в заранее проигранную битву.

Но все было так, как сказала принцесса. Его усилия и дипломатические ухищрения не дали эффекта. Зачем теперь ему беспокоиться об этом? Есть вещи, которые необходимо сделать в первую очередь.

Один из высокопоставленных дворян прошептал на ухо Мазарини:

- Кардинал, по поводу посла по особым поручениям...

Мазарини сорвал свою шляпу и хлестнул ею дворянина по лицу. Затем Кардинал обмотал вокруг своей головы подол платья, который Анриетта бросила в него, и закричал:

- Все вы! На коней! Если мы позволим Принцессе уйти в одиночку, то навечно будем опозорены! 

Весть про объявление войны была доставлена в Академию Волшебства на следующий день. Такая задержка была вызвана хаосом, царившим во Дворце.

У ворот Академии Волшебства Луиза вместе с Сайто дожидалась карету из Дворца, которая должна была доставить их в Германию. Однако этим туманным утром в Академию прибыл только задыхавшийся посыльный.

Гонец спросил ребят, где кабинет Османа, и умчался сразу же после полученного ответа. Необычная сцена заставила Луизу и Сайто переглянуться. Осознав, что во Дворце что-то произошло, они оба помчались вслед за посыльным.

Осман был занят приготовлениями к свадебной церемонии. Он должен был покинуть Академию на неделю, и поэтому он готовил различные документы и упаковывал свой багаж.

В дверь громко постучали.

- Кто там?

Гонец ворвался в комнату прежде, чем Осман договорил.

- Сообщение из Дворца! Альбион объявил войну Тристейну! Свадьба Принцессы была отложена до следующего извещения! В настоящее время армия направляется к Ла-Рошели! Из соображений безопасности был издан указ, предписывающий всем студентам и штатным преподавателям оставаться в замке!

Лицо Османа побледнело.

- Объявление войны? Будет сражение?

- Да! Вражеские войска разбили лагерь в районе Тарба и наблюдают за нашими войсками возле Ла-Рошели!

- Силы Альбиона, должно быть, очень велики.

Посыльный печально ответил:

- Вражеские войска в десятки раз превосходят наши, к тому же у них есть огромный военный корабль "Лексингтон". По примерным оценкам общее количество вражеских войск - около трех тысяч солдат. Наш основной флот уничтожен; по подсчетам у нас около двух тысяч солдат. Мы не были готовы к войне, так что это - все, что мы могли противопоставить. Однако худшее в том, что они обладают тотальным превосходством в воздухе. Наши войска, скорее всего, будут уничтожены орудиями их флота.

- Какова текущая ситуация?

- Вражеские драконы сжигают деревню Тарб... Мы запросили помощь у Германии, но те ответили, что смогут прибыть минимум через три недели...

Осман вздохнул и сказал:

- ... Нас уничтожат. За это время Тристейн полностью падет под натиском Альбиона...


* * *

Прижав уши к двери комнаты Директора, Луиза и Сайто глядели друг на друга. Лицо девочки побледнело после сообщения о начале войны, а лицо фамильяра - после сообщения о Тарбе. Разве это не та деревня, куда отправилась Сиеста? Сайто бросился на улицу. Испуганная Луиза последовала за ним.

Мальчик вбежал во внутренний двор и полез в кабину истребителя. Хозяйка схватила его сзади за талию.

- Куда ты собрался?!

- В Тарб!

- Зачем?!

- Разве это не очевидно?! Я собираюсь спасти Сиесту!

Луиза схватила его за руку и попыталась оттащить от истребителя, но мальчик твердо вцепился в него.

- Ты не можешь! Это - война! Даже если ты туда отправишься, это ничего не изменит!

- У меня есть этот истребитель. Враг напал, используя те летающие корабли, ведь так? Я тоже могу летать. Я что-нибудь придумаю.

- Что ты сможешь сделать с этой игрушкой?!

- Это - не игрушка.

Сайто прикоснулся к крылу истребителя левой рукой. Его руны засияли.

- Это - оружие из моего мира. Это - инструмент для убийства людей. Это не игрушка.

Луиза замотала головой.

"Независимо от того, оружие это или нет, у тебя нет ни единого шанса победить те огромные военные корабли! Разве ты не понимаешь? Ты не сможешь ничего сделать! Лучше оставь это солдатам!" - сказала девочка, глядя прямо в лицо Сайто.

"Этот мальчишка... этот безрассудный фамильяр ничего не знает о войне" - подумала Луиза. Это сильно отличалось от поездки, которую они совершили в Альбион. Поле боя - место, заполненное смертью и разрушением. Если бы новичок оказался там, то это привело бы только к его смерти.

- Гонец сообщил, что флот Тристейна был уничтожен, ведь так?

Сайто медленно погладил Луизу по голове и заговорил глухим голосом:

- Я знаю, что это может ни к чему не привести. Я даже не представляю, как буду сражаться с этими огромными кораблями. Но...

- Но что?

- Я не совсем понимаю, но у меня есть эти легендарные возможности Гандальва. Если бы я был обычным человеком, я бы и не помышлял пытаться спасти их. Но сейчас все по-другому. У меня есть сила Гандальва. Возможно, я смогу спасти их. У меня получится спасти Сиесту... и эту деревню.

- Вероятность практически нулевая.

- Я знаю. Но, ведь не совсем нулевая. Так что, я сделаю это.

Удивленная Луиза отпарировала:

- Ты - идиот!? Ты же хотел вернуться в свой собственный мир? Как смерть в этом мире поможет тебе в этом?!

- Сиеста была добра ко мне. Как и ты, Луиза.

Лицо девочки покраснело.

- Я не из этого мира. Я не обязан заботиться о том, что происходит с этим миром, но я хочу, по крайней мере, защитить людей, которые заботились обо мне.

Луиза заметила, что руки Сайто задрожали. Подняв свою голову, она сказала:

- Разве тебе не страшно? Ты - идиот! Прекрати строить из себя хладнокровного воина, когда ты явно боишься!

- Я боюсь. Я ужасно боюсь. Но Принц тогда сказал, что для защиты чего-то важного для себя нужно заставить себя забыть страх перед смертью. Я думаю, что он прав. В тот раз, когда пятьдесят тысяч солдат Альбиона пришли, чтобы напасть на нас... мне не было страшно. Я был занят, обдумывая, как защитить тебя, поэтому мне не было страшно. Я не вру.

- Что ты бормочешь? Ты - простолюдин. Ты - не храбрый Принц или что-то в этом духе.

- Я понимаю. Но это не имеет никакого значения: принц я или простолюдин, в какой стране я родился, в какое время... даже, в каком мире, - все это не важно. Если бы ты была мужчиной, то ты, несомненно, думала бы точно так же.

Лицо Луизы скривилось, пока она пыталась сдержать слезы.

- Если ты умрешь, что я буду делать...? Нет... я, если ты умрешь...

- Я не умру. Я вернусь. Если я умру, то я не смогу защитить тебя, ведь так?

- Я тоже отправлюсь с тобой.

- Нет. Ты останешься здесь.

- Нет, я отправлюсь с тобой.

- Ты не можешь.

Когда с трудом найденная смелость готова была уже покинуть его, Сайто отстранился от Луизы и поднялся в кабину.

Внезапно он вспомнил, что не заправил самолет горючим.

Мальчик оставил свою хозяйку во дворе и бросился в лабораторию Кольбера. До боли сжав кулаки, девочка застонала. Почему он настолько упрямый! Даже, несмотря на то, что я предупредила его об опасности... Луиза закусила губу и сдержала свои слезы. Если она заплачет, ничего не изменится. Девочка посмотрела на истребитель.

- Как эта вещь поможет победить силы Альбиона!?


* * *

Сайто разбудил спящего Кольбера.

- А? Что?

- Мистер Кольбер! Вы сделали бензин?

- А? Да, я сделал то количество, которое тебе необходимо. Вон там.

- Тогда помогите мне отнести его! Быстрей!

Кольбер нес бензин вместе с Сайто. Учитель, все еще полусонный, не знал о войне. Мальчик не потрудился объяснять ему.

- Ты собираешься летать столь ранним утром? По крайней мере, позволь мне умыться.

- На это у нас нет времени.

Луизы нигде не было видно. Сайто спокойно вздохнул. Если бы девочка еще раз попросила его, чтобы он не летел, его решимость рассеялась бы. Не было никакой причины, по которой бы он должен быть испуган. Принц сказал, что защита чего-то важного заставит страх уйти, но... нет. Ему все еще было страшно.

Несмотря на это, Сайто залез в кабину и выполнил все необходимые действия для запуска двигателя. Кольбер вновь, как и прежде, использовал свою магию, и с громким шумом двигатель заработал, а пропеллер начал вращаться.

Сайто проверил датчики. Руны на его левой руке сообщили ему, что все функционирует нормально. Мальчик проверил пулеметы, расположенные перед кабиной. Те были заряжены. Пушки на крыльях были также заряжены.

С отключенными тормозами истребитель начал двигаться. Сайто осмотрелся и выбрал лучшее направление для взлета. Двор Австри был немаленьким, но руны Гандальва подсказывали, что дистанции для взлета было недостаточно. В тот момент Дерфлингер, лежавший в кабине, подал идею: "Партнер, попроси дворянина, чтобы тот использовал магию Ветра и подтолкнул нас сзади".

- Ветра?

- Да, так мы сможем взлететь почти без разгона.

- Откуда ты это знаешь? Ты же ничего не понимаешь в самолетах.

- Это же - оружие, не так ли? Пока я с тобой, я в общих чертах понимаю, на что он способен. Ты забыл? Я же - легендарный меч.

Сайто высунул голову из кабины и обратился к Кольберу. Но его голос не долетал до учителя. Мальчик попробовал объяснить жестами, чтобы тот использовал магию Ветра сзади самолета. Кольбер быстро сообразил. Он понял жесты Сайто и кивнул.

Как только учитель закончил заклинание, сильный порыв ветра толкнул самолет сзади. Мальчик надел летные очки, которые дала ему Сиеста, ослабил тормоза, открыл створки капотов и настроил положение рычага управления шагом пропеллера. Затем полностью отпустил тормоза и нажал рычаг управления двигателем вниз.

Как распрямившаяся пружина, истребитель устремился вперед с большой силой. Сайто слегка потянул ручку управления к себе. Хвост оторвался от земли. Истребитель приподнялся. Все ближе к стене Академии. Сайто сглотнул.

- Партнер! Давай!

И когда они уже были близки к тому, чтобы врезаться в стену, он до упора потянул ручку управления. Истребитель моментально поднялся в небо. В последний момент они немного царапнули стену. Сайто убрал шасси. Контрольная лампа внизу слева изменила цвет с зеленого на красный.

Истребитель продолжал подниматься. Сайто облегченно посмотрел на руны.

"Ничего себе! Он летит! Вот так штука!" -  взволнованно проговорил Дерфлингер.

- Конечно, летит. Ведь он был сделан для полетов!

Под ярким солнцем истребитель Зеро рассекал ветер и поднимался все выше и выше в небо другого мира.


* * *

Огонь, поглотивший Тарб, погас, но окрестности деревни превратились в жестокое поле битвы. Батальоны были собраны в поле и ждали момента, когда они сойдутся с войсками Тристейна в портовом городе Ла-Рошель. С воздуха нападающих прикрывали драконы с "Лексингтона". Нападения драконов Тристейна были единичными, и поэтому быстро пресекались.

Перед сражением командование Альбиона решило использовать пушки военных кораблей в бою против войск Тристейна. Поэтому флот готовил свои орудия.

Неожиданно один альбионский драгун, ведущий на своем драконе наблюдение над Тарбом, заметил вражеского дракона, приближающегося сверху на высоте около двух с половиной тысяч мейлов. Наблюдатель приказал своему дракону крикнуть, предупреждая остальных о приближении врага.


* * *

Сайто глянул через стекло кабины и прямо под собой увидел Тарб. От той простой, красивой деревни, в которой он ранее побывал, не осталось и следа. Мальчик сжал зубы. Он вспомнил, как недавно вместе с Сиестой любовался прекрасным полем. Слова девочки снова прокрутились в его голове: "Разве это поле не замечательно? Вот что я хотела показать тебе, Сайто".

Отряд драгун поливал огнем лес, который располагался на окраине деревни. Деревья немедленно занялись.

Сайто прикусил губу. Он почувствовал вкус крови во рту.

"Я уничтожу вас" - проговорил он глухим голосом.

Мальчик передвинул ручку управления влево от себя, одновременно сильно нажав рычаг управления двигателем. Истребитель начал пикировать к Тарбу.


* * *

"Что может сделать один дракон?" - бормотали драгуны, взлетая выше и готовясь к нападению.

Однако противник имел необычный вид. У него было два раздвинутых в стороны горизонтальных крыла, которые были неподвижны и не совершали маховых движений. Он также издавал грозовой рев, который они никогда прежде не слышали.

Как такой дракон мог существовать в Халкегинии?

Однако... независимо от того, какой это был дракон, он, как и его предшественники, должен быть уничтожен одним выдохом огненных драконов Альбиона. Если его крылья сгорят, вероятнее всего, он упадет на землю. Используя эту стратегию, альбионцы уже убили двух драконов Тристейна.

"Этот будет третьим" - улыбнувшись, произнес драгун, наблюдая за снижающимся врагом.



Но вот что было удивительно: враг был быстрым. Быстрее чем любой дракон.

В панике драгун скомандовал своему дракону дохнуть огнем. В этот момент на крыльях спускающегося противника что-то вспыхнуло. Бесчисленное множество ярких белых точек понеслось в направлении драгуна. На крыльях и в теле его дракона появились большие дыры. Один из снарядов попал животному в пасть. У огненных драконов в горле расположены карманы с маслом для усиления горения. Снаряд попал в один из таких карманов. Дракон взорвался.

Ослепленный этим взрывом Сайто продолжал пикировать. Дальность стрельбы орудий истребителя в десятки раз больше, чем огненные струи драконов. Позволив гневу управлять его действиями, мальчик стрелял по драконам из пушек на крыльях истребителя и пулеметов на двигателе.

Еще несколько драконов взлетели в небо над деревней. Их драгуны видели взрыв одного животного от атаки врага. Эта атака не была огненным дыханием, а, значит, противник, вероятнее всего, использовал какую-то атакующую магию. Какой бы вид нападения он не применил, ему в одиночку с ними не совладать. Три дракона поднимались выше, чтобы атаковать.

"Еще три приближаются снизу слева", - проинформировал Дерфлингер своим обычным голосом.

Три животных, расправив крылья, поднимались вверх.

- Не попади под их дыхание. А то мы сразу сгорим дотла.

Сайто кивнул. Он сделал разворот по спирали на сто восемьдесят градусов, одновременно снижаясь, как вода движется в воронке, и оказался позади драконов. Животные не могли его догнать: их скорость была около ста пятидесяти километров в час, а скорость истребителя приближалась к отметке четырехсот километров в час. Это было все равно, что нападать на неподвижный объект.

К тому времени, как паникующие драгуны обернулись, они были уже на мушке. Сайто установил прицел на стеклянной панели и нажал на гашетку.

С глухим звуком, сопровождаемым сотрясением самолета, пушки на крыльях открыли огонь. Крылья огненного дракона сломались, и животное начало по спирали падать на землю. В следующий момент Сайто нажал правой ногой на педаль, выровнял самолет и прицелился в другого дракона, а затем выстрелил снова. Получив многочисленные попадания из пушек в туловище, животное зарычало от боли и упало на землю.

Когда третий дракон внезапно сделал попытку убежать, его тело покрылось трассами дыр от пулеметных выстрелов. Животное скончалось в воздухе и рухнуло вниз.

Искусно управляя самолетом, Сайто быстро набрал высоту. Он повысил скоростной режим до максимума. У истребителя, оснащенного двигателем внутреннего сгорания, перед драконами было огромное преимущество - скорость. Она значительно возрастала, когда самолет заходил в пике, поэтому нужно было занять позицию выше врагов. С сияющими рунами на руке Сайто пилотировал истребитель как асс.

Дерфлингер, который помогал наблюдать за противником, указал ему новую цель. Но в момент, когда мальчик готов был направить на нее истребитель, он услышал сзади чей-то голос:

- Э-э-это было невероятно!!! Эти альбионские драконы, до сих пор считавшиеся непревзойденными, были прихлопнуты как мухи!

Пораженный Сайто оглянулся. Голова Луизы виднелась позади спинки сидения. Изначально в этом месте располагалась до глупости огромная радиостанция, но, так как в этом мире не было никого, с кем можно было связаться по радио, мальчик демонтировал ее во время настройки самолета. В итоге там остались только тросы, ведущие в хвост. Луиза спряталась в этом пространстве.

- Ты была здесь все это время!? Вылезай!

- Теперь я никак не смогу отсюда выбраться!

В руках Луиза держала Молитвенник Основателя. Кажется, тогда в Академии она никуда не уходила, а вместо этого пробралась в самолет.

- Это опасно! Ты, дура!

Луиза крепко сжала его шею:

- Не забывай! Ты. Мой. Фамильяр. Так. Что. Не. Смей. Просто. Уходить. Когда. Тебе. Захочется! Я. Тебе. Этого. Не. Прощу. Понял!?

Поскольку двигатель заглушал ее голос, она кричала ему прямо в ухо:

- Я - твоя хозяйка! Если хозяйка не будет идти впереди, то фамильяр не будет слушаться! А я это ненавижу!

Сайто понурил плечи, тяжело вздохнув. Выглядело так, что такие фразы как: "Это опасно, не подходи", не оказывали на Луизу абсолютно никакого влияния.

- Что произойдет, если ты погибнешь?!

"Придумай что-нибудь посерьезней! Даже если ты или я умрем, то я все равно найду способ убить тебя!" - кричала она на Сайто с широко раскрытыми глазами.

Мальчик почувствовал подступающую головную боль из-за абсурдных фраз, вылетающих из ее рта.

- Партнер, жаль прерывать, но...

- Что?

- Справа появился еще десяток.

Огненная струя от дракона летела прямо в них. Сайто моментально дернул ручку управления влево. Самолет увернулся от драконьего пламени. В своем закутке Луиза упала, издав короткий вскрик:

- Управляй им более аккуратно!

Сайто закричал: "Не произноси глупостей!" - и бросил самолет вниз. Драгуны не могли уследить за его маневрами. Используя свое преимущество, мальчик повел самолет вверх, а затем сделал петлю. На мгновение солнце было у них под ногами, а затем самолет снова начал снижаться. Прицелившись в драконов, преследовавших его, мальчик открыл огонь из всех орудий.

Луиза, которую кидало по самолету, была готова зарыдать от ужаса.

"Возможно, мне действительно не стоило лететь?" - проговорил ее страх. Она прикусила губу и крепко схватила Молитвенник Основателя. Разве не я прокралась сюда, поскольку я не могла позволить Сайто умереть? Эй, не притворяйся, будто ты сражаешься в одиночку, я тоже сражаюсь!

Даже сейчас она ничего не могла сделать. Так было практически всегда, но на сей раз, она чувствовала оттенок сожаления.

Но, тем не менее, если она проиграет своему страху, это ничем не поможет.

Луиза нашла в своих карманах Рубин Воды, который подарила ей Анриетта, и надела его, а затем с силой сжала тот палец.

"Принцесса, пожалуйста, защитите нас..." - зашептала она.

Левой рукой девочка мягко провела по Молитвеннику Основателя, который держала в правой руке.

В конце концов, она так и не закончила речь. Она проклинала себя за то, что в ней не было ни грамма способностей к стихосложению. Она надеялась додумать речь по пути в Германию.

"Правильно. Я собиралась отправиться на свадебную церемонию Анриетты. Возле ворот Академии я ждала карету, которая заберет меня. И тогда я узнала, что вспыхнула война. Судьба - циничная штука", - бормоча себе под нос, девочка открыла книгу. Она хотела молить Основателя спасти их. Луиза перелистала книгу до случайной страницы. Внезапно Рубин Воды и Молитвенник Основателя засияли, застав девочку врасплох.


* * *

- Они были... уничтожены? Всего лишь за двенадцать минут их уничтожили?

Верховный главнокомандующий сил вторжения сэр Джонстон, который, наблюдая за подготовкой орудий судна к стрельбе, находился на юте флагманского корабля "Лексингтона", движущегося на высоте трех тысяч мейлов над зелеными полями Тарба, побледнев, заглянул в рапорт.

- Сколько вражеских единиц там было? Сто? У Тристейна осталось так много драконов?

- Сэр. Согласно отчету, там был всего один вражеский дракон...

- Всего лишь один?!

Джонстон застыл с ошеломленным выражением на лице. Затем он швырнул свою шляпу на палубу.

- Ерунда! Двадцать драконов уничтожены единственным вражеским? Вы, конечно, шутите!

Напуганный поведением главнокомандующего посыльный попятился назад.

- Согласно отчету, вражеский дракон имеет невероятную скорость и проворство, а также имеет сильную дальнобойную атакующую магию. Наши драконы были убиты один за другим...

Джонстон схватил посыльного за ворот.

- А что с Вардом?! Ему доверили отряд драконов, что с ним?! Что произошло с этим выскочкой тристейнцем?! Он тоже был убит?!

- Ветряного дракона виконта не было в списке жертв. Но... его никто нигде не видел...

- Таким образом, он нас предал! Он оказался жалким трусом! Кем бы он не был, мы больше не можем доверять ему...

Спокойно освободив посыльного из его рук, Бовуд сказал:

- Такое поведение на виду у всей армии снижает моральный дух солдат, главнокомандующий.

В ярости Джонстон перенес свое негодование на Бовуда.

"Что вы только что сказали?! Это - ваша ошибка, что драконы были уничтожены! Ваша некомпетентность стала причиной гибели наших отборных солдат! Я сообщу об этом Его Превосходительству. Я сообщу об этом!" - завопил Джонстон и начал приближаться к Бовуду, чтобы схватить его.

Капитан вытащил свою палочку и ткнул в живот главнокомандующего. Глаза Джонстона закатились, он потерял сознание и упал на палубу. Бовуд приказал солдатам унести его.

"В первую очередь ему сейчас необходимо выспаться", - подумал капитан.

Всякий шум кроме взрывов и пушечной пальбы только разлагает войска. Единственное решение может склонить весы к победе или к поражению, особенно во время боя.

Бовуд повернулся к посыльному, который взволнованно уставился на него, и проговорил спокойным, невозмутимым голосом:

- Даже если наши драконы уничтожены, "Лексингтон" все еще цел. Кроме того, виконт, вероятно, разработал план. Не волнуйтесь об этом и дальше занимайтесь тем, что вы делали.

"Единственный дракон, уничтоживший двадцать? Герой, а..." - прошептал Бовуд.

Но он только герой. А, значит, всего лишь человек. Независимо от того, какой силой он один обладает, есть вещи, которые он может изменить, а есть те, которые ему не изменить.

"И это судно - одна из них" - прошептал Бовуд.

Он отдал приказ:

- Флоту двинуться вперед. Пушки левого борта к бою.

Через некоторое время вдалеке, на другом краю поля Тарба, стали видны боевые порядки войск Тристейна, расположенные в Ла-Рошели, которая представляла собой естественную цитадель благодаря горам вокруг нее.

- Флоту медленно двигаться вперед. Всем поворот правый борт.

Суда поворачивались к войскам Тристейна левым бортом.

- Огонь орудиями левого борта. Продолжать стрельбу до последующей команды.

- Орудия правого борта на изготовку. Зарядить крупной картечью.


* * *

На расстояние пятисот мейлов от боевых порядков Тристейна, сгрудившихся в Ла-Рошели, была видна вражеская армия. Она спокойно приближалась под развевающимся трехцветным флагом Реконкисты. Анриетта, сидевшая на единороге, задрожала, поскольку раньше ей не приходилось видеть врага вживую. Она закрыла глаза, чтобы произнести молитву, пытаясь скрыть перед солдатами, окружавшими ее, свою паническую дрожь.

Но... ее страх так легко не отступал.

Анриетта побледнела, увидев в воздухе огромные корабли. Это был флот Альбиона. Левый борт кораблей засверкал от выстрелов. Враг открыл огонь. Снаряды орудий, ускоренные силой тяжести, полетели в боевые порядки Тристейна.

Попадание.

Сотни снарядов поразили войска в Ла-Рошели. Скалы, лошади и люди были подброшены в воздух взрывами. Войска пытались бежать от превосходящей силы перед ними. Все поглотил громовой рев.

"Успокойтесь! Всем успокоиться!" - закричала Анриетта, охваченная страхом.

Мазарини прошептал ей на ухо:

- Для начала вам самой следует успокоиться. Если генералы паникуют, то в мгновение ока вокруг воцарится полный хаос.

Кардинал быстро посовещался с ведущими военачальниками, стоящими рядом. Хотя Тристейн был маленькой страной, у него была очень богатая история, упоминающая много благородных дворян. Из всех стран Халкегинии, в армии Тристейна был самый высокий процент магов с высоким уровнем.

По команде Мазарини дворяне создали воздушные барьеры в ущельях между гор. Орудийные снаряды должны были ударяться в них и разбиваться. Но некоторые все же пробили барьеры. Раздались новые крики.

"Как только враг прекратит бомбардировку, скорее всего, будет предпринята наземная атака всеми силами. У нас нет другого выхода, кроме как встретить их лицом к лицу", - прошептал Мазарини.

- Есть ли шанс на победу?

Кардинал заметил, что солдаты начинали дрожать от вражеской бомбардировки. Они выдвинулись на боевые позиции с хорошим запалом, но... существует предел человеческой храбрости. Он не хотел говорить правду Принцессе, которая заставила его вспомнить что-то, что он давно забыл.

- У нас равные шансы.

Попадание. Земля под ногами задрожала, как во время землетрясения.

Мазарини с печалью осознал всю ситуацию.

Три тысячи свежих солдат образуют вражескую армию, а их армия, тающая от бомбардировки, едва ли насчитывающая две тысячи.

У них не было ни единого шанса


* * *

Луиза смотрела на проявляющиеся в сиянии знаки.

Это было... написано древними рунами. Поскольку девочка относилась к учебе серьезно, она могла прочесть древний язык.

Луиза начала читать.

"Вступление.

Впредь, я буду записывать только то, что действительно знаю. Все материалы в мире состоят из мелких частиц. Четыре стихии входят с ними в соприкосновение, воздействуют на них и преобразуют их, в результате чего накладываются чары. Эти четыре стихи - "Огонь", "Вода", "Ветер" и "Земля".

Луиза была переполнена любопытством. С нетерпением она перевернула страницу.

"Боги даровали мне еще большую силу. Мелкие частицы, с которыми взаимодействуют четыре основные стихии, состоят из еще более мелких частиц. Сила, дарованная мне богами, не принадлежит ни к одной из этих четырех стихий. Стихия, которой я владею, взаимодействует с этими мельчайшими частицами, воздействует на них, преобразует их и обеспечивает наложение чар. Нулевая стихия, не принадлежащая ни к одной из четырех. Другое ее название - "Пустота". Так я назвал стихию, способность управлять которой была дарована мне богами".

- Стихия Пустоты... Разве это - не легенда? Разве это - не легендарная стихия?!

Шепча себе под нос, Луиза перевернула страницу. Ее пульс ускорился.

Сайто, который уничтожил драконов Альбиона, осматривал небо. Далеко впереди, над полями, в разрывах облаков он заметил огромный боевой корабль. Под кораблем виднелся порт Ла-Рошель.

- Партнер, это - флагман. Неважно, сколько ты собьешь мелочевки, если ты не уничтожишь его... то ничего не изменить...

- Я знаю.

- Это невозможно.

Сайто промолчал и до упора подал рычаг управления двигателем истребителя. Это был полный ход. Самолет направился к гигантскому кораблю.

- Это невозможно, партнер. Независимо от того, сколько бы ты не пробовал, это невозможно.

Дерфлингер, который оценил разницу в мощи, сказал это Сайто своим обычным голосом. Однако мальчик не отвечал.

- Я понимаю... но мой партнер - идиот.

Сайто на самолете приближался к кораблю.

Правый борт судна покрылся вспышками залпов. Что-то летело прямо на истребитель. Бесчисленное множество свинцовых пуль. Они пробивали дыры в самолете, сотрясая его. Пробив лобовое стекло, осколок оцарапал щеку Сайто. Струйка крови побежала по его лицу.

"Не приближайся к нему! Они используют крупную картечь!" - завопил Дерфлингер.

Сайто отправил истребитель в крутое пике, избежав второго залпа.

- Черт, они поместили маленькие пули в те большие орудия!

Мальчик закусил губу.

Он не мог не то, что атаковать, но даже приблизиться к кораблю.

Позади него Луиза полностью погрузилась в чтение Молитвенника Основателя. Звуки боя не достигали ее ушей. Она могла слышать только свой пульс, который становился все громче и громче.

"Тот, кто в состоянии прочитать это, унаследует мои дела, мысли и устремления. Он станет носителем этой силы. Помни, владелец этой силы. Во имя моих братьев и меня, умерших, так и не завершив своего дела, ты должен бороться за возвращение Святой земли, захваченной язычниками. Пустота очень могущественна. Однако все заклинания очень длинные и требуют большого расхода энергии. Прими это во внимание. Со временем твоя жизнь будет уменьшаться в зависимости от потраченной силы. Таким образом, я выбираю читателя этой книги. Даже если любой другой маг, надев кольцо, откроет эту книгу, он ничего не увидит. И только избранный человек, надевший кольцо "Четырех стихий", сможет прочесть эту книгу.

Бримир Ру Румир Юр Вири Вее Варитори.[13]

Далее пойдут записи о заклинаниях Пустоты, которые я использовал. Первое из них - "Взрыв".

А потом следовало заклинание, записанное древними рунами.

Ошеломленная Луиза прошептала: "Основатель Бримир, возможно, вы забыли еще что-нибудь важное? Если бы я не надела это кольцо, то я не была бы в состоянии прочитать Молитвенник Основателя, ведь так? Все эти строки про избранного читателя... все инструкции, ничего бы не было".

И тут она поняла. Избранный читатель... это означает...

Я и есть избранный читатель?

Я не полностью понимаю, но... я могу прочитать слова. Если я могу это прочитать, я могу, вероятно, применить заклинание, написанное здесь. Луиза вспомнила, что каждый раз, когда она пыталась колдовать, все кончалось взрывом. Это... другими словами, это - Пустота, описанная здесь?

Если подумать, никто не мог объяснить ей причину, по которой она заставляла вещи взорваться. Ее родители, ее сестры, ее учителя... даже ее одноклассники... они только смеялись над ней за очередную "ошибку". Они никак не объясняли эти взрывы.

Возможно, я действительно - избранный читатель.

Откровенно говоря, я не могу в это поверить, но, возможно, я - избранный читатель.

Возможно, это стоит проверить.

К тому же... все это назад уже не вернешь.

Ее охватило холодное спокойствие. Звучание рун, на которые она только что смотрела, крутилось на кончике ее языка, как будто она читала их много раз.

Подобно колыбельной, услышанной в прошлом, мотив заклинания был чем-то очень знакомым.

Я собираюсь попробовать это.

Луиза встала.

Она начала пробираться из-за сидения через щель вперед.

- Что ты делаешь?! Остановись! Ох! Я ничего не вижу перед собой! Эй!

Как змея, ее стройное тело проскользнуло через щель. Девочка пробралась в пространство перед креслом, на котором сидел Сайто, и приземлила свою худенькую попку на свободный пятачок сидения между его ног.

"...Я не могу в это поверить, но... я не могу сказать это точно, но... кажется, я - избранная. Возможно, это - ошибка, но все же..." - бормотала Луиза.

- А?

- Просто послушай меня. Летай вблизи этого корабля. Это может быть просто обман... но лучше попробовать это, чем не делать ничего. Кроме того, нет иного способа сбить этот огромный корабль... Единственный способ - чтобы я это сделала. Я понимаю. Я постараюсь.

Сайто был ошеломлен бормочущей себе под нос Луизой:

- Ты в порядке? В конце концов, ты спятила от страха?

Девочка закричала на него:

- Я приказала тебе, чтобы ты летал возле корабля, не так ли?! Я - твоя хозяйка! Фамильяр обязан беспрекословно повиноваться приказам хозяина!

Когда Луиза находилась в таком состоянии, спорить с ней было бесполезно. Сайто неохотно повернул истребитель к большому военному кораблю.

В них снова полетела картечь. Подобраться с другого борта, вероятно, тоже не получилось бы. На нижних палубах корабля также были установлены пушки. В общем, "Лексингтон" был подобен дикобразу, ощетинившемуся орудиями.

- Что ты делаешь?!

- Это невозможно! Я не могу подлететь к нему!

После раздумий Дерфлингер неожиданно предложил:

- Партнер, поднимись выше корабля.

- А?

- Там находится мертвая зона. Орудия не могут туда стрелять.

Приняв это предложение, Сайто поднялся над "Лексингтоном".

Луиза залезла на плечи мальчика. Она открыла фонарь кабины. Сильный ветер дунул ей в лицо.

- Эй, что ты делаешь?! Закрой обратно!

- Пока я не подам тебе сигнал, продолжай здесь кружить.

Луиза закрыла глаза и глубоко вздохнула.

Затем в мгновение ока раскрыла глаза и начала читать руны, написанные в Молитвеннике Основателя.

Сквозь рокот мотора она произносила заклинание. Как и было приказано, Сайто кружил на истребителе над "Лексингтоном".

И в этот момент.

- Партнер, сзади!

Быстро оглянувшись, он заметил дракона, летящего к ним как стрела.

Это был Вард.


* * *

Сидевший на ветряном драконе виконт усмехался. Он скрывался среди облаков выше "Лексингтона", выжидая своего шанса на атаку. Так вот чем был этот таинственный дракон, уничтоживший весь отряд огненных драконов. У Варда не было ни единого шанса на победу, если бы он столкнулся с ним лицом к лицу. Поэтому он должен был найти уязвимое место.

Его план был связан с флагманским кораблем. Целью врага определенно будет он. И если враг опытен, то он обязательно должен был найти его мертвую зону. Таким образом, скрываться поблизости и ждать было наилучшим планом. Предположения Варда подтвердились.

Его цель начала пикировать.

Понятно... вот как он избегал атак огненных драконов.

Но скорость моего ветряного дракона гораздо больше скорости огненных драконов.

Вард быстро сокращал расстояние, разделяющее их.

С нескрываемым интересом он смотрел на истребитель.

Это - не дракон. Это... что-то, сделанное не в Халкегинии... Из Святой земли?

В кабине он заметил знакомое лицо с розовыми светлыми волосами. Усмешка на лице Варда расширилась.

Так значит, ты все-таки жива.

Тогда тот, кто управляет этим псевдодраконом, был...

Левая рука, которую он когда-то потерял, завибрировала.

У его ветряного дракона не было огненного дыхания, но виконт владел сильными заклинаниями. Схватив узды искусственной левой рукой, Вард произнес заклинание "Воздушное Копье". Воздух сгустился и затвердел, образуя пику, которая могла пронзить противника.


* * *

Сайто не мог оторваться от дракона, преследующего самолет. С хозяйкой, сидящей на его плечах, фамильяр начал разуверяться в своих силах. Но... если я здесь погибну, я не смогу защитить Луизу и Сиесту. Руны на левой руке мальчика засияли ярче.

Он установил рычаг управления двигателем на минимум и выпустил все закрылки. Скорость истребителя резко уменьшилась, как будто что-то схватило его за хвост.

Мальчик толкнул ручку управления влево вниз и одновременно нажал на педаль управления. Небо и земля поменялись местами.

Истребитель исчез с глаз Варда, который как раз закончил произносить заклинание. Обеспокоено виконт осмотрелся по сторонам. Противника нигде не было видно. Однако, ощутив чье-то смертоносное присутствие за спиной, Вард обернулся назад. Истребитель по плавной спирали опускался вниз и в несколько секунд оказался позади виконта. В ярких вспышках выстрелов пулеметы изрешетили ветряного дракона, который был меньше чем огненные. Вард был ранен в плечо и спину, и его лицо исказилось от боли. Ветряной дракон издал громкий вопль. Медленно спланировав вниз, он рухнул на землю.

Сайто вновь набрал высоту. Даже в то время как он совершал такие маневры, Луиза уверенно сидела на его плечах. Оно и понятно, ведь она была опытной наездницей. Девочка продолжала произносить заклинание низким голосом. "Какого черта она делает..." - подумал Сайто.

- ЭОРУУ СУУНУ ФИРУ ЯРАНСАКУСА...[14]

Внутри Луизы запульсировал ритм. Ей казалось, что она откуда-то знает этот ритм. С каждым словом заклинания пульсация усиливалась. Ее чувства обострились, ни единый звук не долетал до ее ушей. Как будто что-то внутри ее тела родилось и стремилось найти выход наружу... Луиза вспомнила, что услышала однажды: когда произносишь заклинание своей стихии, то ощущения подобны тому, что она чувствовала сейчас. Я действительно чувствую это? Я, которую все презирали, считая пустышкой. Я, про которую все: учителя, родители, сестры, студенты, - говорили, что у меня нет способности к магии. Действительно ли это я?

- ...ОСУ СУУНУ УРЮ РУ РАДО...

Она чувствовала, что волна, родившаяся в ней, медленно поднимается.

- ...БЭООЗУСУ ЮРУ СУВЮЭРУ КАНО ОШЕРА...

Волна внутри нее в поисках выхода неистовствовала. Луиза ногой подала Сайто сигнал. Мальчик кивнул и двинул ручку управления вперед. Истребитель начал пикировать на "Лексингтон". Открыв глаза, девочка продолжала заклинание.

Пустота.

Легендарная стихия магии.

Интересно, насколько она сильна?

Никто не знает.

Конечно, я не могла бы этого знать.

Но она должна была существовать до легенды.

- ...ДЗЭРА ИСА УНЗЮУ ХАГАРУ БЭООКУН ИРУ...

Длинное заклинание было закончено. В этот момент Луиза осознала всю силу чар. Они способны проглотить всех. Каждый человек в поле ее зрения будет поглощен этим заклинанием. Существовало два варианта. Убивать или не убивать. Что она собиралась уничтожить? Сильный ветер дул ей в лицо. Девочка посмотрела вниз. Огромный военный корабль возник перед ее глазами. "Лексингтон". Повинуясь импульсу, она сконцентрировалась на одной точке и опустила палочку вниз.


* * *

Невероятная сцена развернулась перед глазами Анриетты. Военный корабль стрелял по ним... Шар света возник в небе. Он был похож на маленькое солнце, и он расширялся. А затем... он проглотил корабль, парящий в небе. Шар света продолжал расширяться, пока не заполнил все, что Принцесса могла видеть перед собой. Наступила абсолютная тишина. Анриетта вдруг закрыла глаза. Свет от шара был настолько ярким, что, казалось, глаза вспыхнут от единственного взгляда на него. А потом... после того, как свет исчез, весь флот был в огне. Все паруса и палубы кораблей, ведомых "Лексингтоном", были объяты пламенем. Это было похоже на сон: флагман флота, который уничтожал войска Тристейна, кренился.

Земля затряслась. Вражеские корабли начали падать вниз. Анриетта была ошеломлена. Войско охватила гробовая тишина. Все уставились на невероятную картину.

Первым, кто пришел в себя, был Кардинал Мазарини. Он увидел серебристые крылья, сверкающие в небе под солнечными лучами. Это был истребитель Сайто.

Мазарини выкрикнул: "Люди! Смотрите! Вражеский флот был разрушен легендарным Фениксом!"

- Феникс? Бессмертная птица?

По отрядам пробежало волнение.

- Смотрите на ту птицу, летящую в небе! Это - легендарная птица, которая, по преданию, прибывает в Тристейн в час жизненной необходимости! Феникс! Основатель благословил нас!

Отовсюду донеслись радостные крики:

- Да здравствует Тристейн! Да здравствует Феникс!

Анриетта тихонько спросила Мазарини:

- Кардинал, Феникс... действительно ли это правда? Я не слышала о чем-либо подобном...

Мазарини озорно улыбнулся:

- Это - большая ложь. Но, в тот момент никто не мог здраво рассудить. Они не могли поверить в то, что видели. И я не мог. Однако, правда в том, что неизвестная птица взмыла в небо почти сразу после того, как рухнул вражеский флот. Не было другого выбора, кроме как использовать это.

- А...

- В чем дело? Никому не интересно, было ли то, что я сказал, правдой или ложью. То, что их действительно заботит - мертвы ли они или живы. Другими словами - победа или поражение.

Мазарини впился взглядом в глаза Принцессы:

- Вы должны использовать все, что вы можете использовать. Это - одна из основ политики и войны. Запомните это хорошенько, Принцесса. Поскольку с сегодняшнего дня вы - правитель Тристейна.

Анриетта кивнула.

- Моральный дух врагов сильно упал, и они без сомнения попытаются сбежать. Поддерживавшего их флота теперь нет. Лучшего момента для атаки и не придумать.

- Да.

"Принцесса. Идем ли мы вперед к победе?" - спросил Мазарини.

Анриетта еще раз энергично кивнула. Она подняла свой сияющий кристальный жезл.

- Все войска, вперед! Королевские войска, за мной!


* * *

Усталая девочка прижалась к Сайто.

- Эй, Луиза.

"Ну?" - рассеянно ответила она.

Ее одолевало чувство усталости, но это была приятная усталость. Она возникала от удовлетворенности чем-то, выполненным до конца.

- Могу я спросить тебя кое о чем?

- Да.

- Что это тогда было?

- Это была легенда.

- Легенда?

- Я объясню позже. Я устала.

Сайто кивнул и улыбнулся. Он мягко похлопал Луизу по голове.



Внизу войска Тристейна только что атаковали армию Альбиона. Мощь тристейнцев была очевидна даже для новичка. Это была мощь, которая одолеет даже превосходящие силы противника.

- Ладно, позже так позже.

Глядя на черное пепелище деревни, Сайто задавался вопросом, все ли в порядке с Сиестой.


* * *

Тем вечером...

Сиеста со своими братьями и сестрами робко вышла из леса. Сообщение, что войска Альбиона побеждены, достигло деревенских людей, нашедших убежище в лесу.

Альбионская армия была разгромлена натиском тристейнцев, много врагов было пленено. К полудню в окрестностях деревни не осталось ни одного альбионского солдата. Яростные крики, лязг оружия и взрывы прекратились. Черный дым поднимался над полем, но сражение закончилось.

С неба послышался ревущий звук. Вверху можно было различить знакомый объект, летящий к деревне. Это был "Панцирь Дракона". Лицо Сиесты прояснилось.

Когда истребитель приземлился на поле, Сайто открыл кабину. Кто-то бежал к нему со стороны леса, расположенного южнее деревни. Это была Сиеста. Сайто выпрыгнул из кабины и побежал к ней.

Луиза посмотрела вслед убегающему фамильяру и вздохнула.

"Ну, я предполагаю, это хорошо, что та девочка все еще жива, но разве он не мог провести больше времени, утешая меня? То заклинание... "Взрыв", для магии Пустоты. Кажется, что этого не происходило вовсе. Возможно, это кажется нереальным, поскольку это - магия Пустоты. Я - действительно "Мастер Пустоты"? Может быть, это - недоразумение? Но это бы позволило объяснить то, что я смогла дать Сайто мощь легендарного фамильяра Гандальва. Есть множество легенд, - шептала она. - В любом случае, теперь я займусь этим. Я действительно чувствую себя, как если бы этого не произошло... и я не могу поверить, что я - одна из тех, о ком упоминается в легенде..."

Луиза вздохнула.

Если бы это был сон, я была бы рада. Но я решила не сильно задумываться над этим. Я должна научиться этому у этого идиота, моего фамильяра. Хоть он и легендарный фамильяр, он абсолютно не выглядит таковым. Но, возможно, это и к лучшему. В любом случае, мне уже хватит этих легендарных штучек.

- Эй, легендарный маг.

- Чего тебе, легендарный меч?

Дерфлингер поддразнивал Луизу:

- Это нормально, что ты такая упрямая... но если ты не пойдешь за ним, его может увести эта деревенская девчонка.

По щекам Луизы разлился румянец.

- Я не возражаю.

"Неужели?" - шепнул Дерфлингер.

"Ээээй!" - издав раздраженный крик, Луиза выскочила из кабины и погналась за Сайто. Меч наблюдал, как удаляется фигура девочки, и проговорил:

- Она осознает, что является легендарной персоной... но любовь для нее важнее? Как ни крути, в ее возрасте люди нуждаются в помощи.

Пока Луиза бежала, поток мыслей кружил в ее голове. Когда она посмотрела на спину Сайто, ее пульс участился. Ее сознание опустело. Это было странно.

Вот идиот! Он даже поцеловал меня! Что такого хорошего в этой девице? Возможно, она привлекательная. К тому же она хорошо готовит. Я знаю, мальчикам нравятся такие девочки, как она. Но я... я...

Молитвенник Основателя, магия Пустоты... все это абсолютно вылетело сейчас из головы Луизы.

Если я не пойду за своим фамильяром, то он куда-нибудь уйдет.

Если я не побегу с широко раскрытыми глазами, то отстану от него.

Но, если это случится... я просто буду продолжать преследовать его.

Я буду преследовать его, куда бы он не пошел... и когда он повернется ко мне, я ему хорошенько врежу.

Послесловие автора. Исторические факты про Луизу Франсуазу

Луиза Франсуаза де Ла Бом Ле Бланш де Ла Вальер (1644...1710) - реальная историческая личность. Если сравнить ее, худенькую и прихрамывающую на одну ногу, с канонами красоты того времени, то ее никак нельзя назвать очаровательной; несмотря на это, в нее с первого взгляда влюбился король Людовик Четырнадцатый, и сделал ее своей фавориткой. Когда ее оттеснила более сексуальная мадам де Монтеспан, Луиза ушла в монастырь и провела там остаток жизни в непрерывной печали.

Ее описание осталось в произведениях ее потомков.

"Чистыми прозрачными голубыми глазами внимательно смотрела на жизнерадостную подругу. Пепельно-серые светлые волосы, слегка вьющиеся, шелковыми прядями спадают вниз на щеки цвета жемчуга... Хотя белые плечи вздернуты от возмущения, они восхитительно красивы. А когда видишь, какая мягкость и плавность у ее рук и, особенно, кистей, невольно захватывает дух".

А.Дюма "История Д'Артаньяна. Том 6. Военачальник и два призрака" (издательство Коданся).[15]

Можно предположить, что она, вероятно, была худенькой красивой девушкой. Похоже, образ этой девушки, пожертвовавшей собой ради любви, снедаемой комплексами из-за постоянного сравнения себя с пухленькими, сексуальными девицами, запал в душу. Вероятно, у нее, как фаворитки Людовика Четырнадцатого, в голове постоянно бурлили раздражение и беспокойство по поводу размера своей груди. Она, без сомнений, постоянно пребывала в беспокойстве, не уведут ли более привлекательные, чем она, девицы ее возлюбленного.

Луиза, главная героиня моих произведений - именно такая девочка. Целая куча комплексов, уверенность в себе постоянно отсутствует. Реально существовавшая Луиза прихрамывала на одну ногу, а у моей героини - проблемы в изучении магии. У нее в голове постоянно крутятся раздражение и беспокойство по поводу размера своей груди. Но она старается не показывать вида.

Я хочу помочь этой девочке. Реальная Луиза была покорной девушкой, живущей только надеждами, но Луиза из моего произведения - не такая. Эта девочка стремится вперед. Сметая все комплексы и неудачи, храня гордость и честь, эта волшебница произносит заклинания.

Как только закрою глаза, в моем воображении появляется фигура Луизы. В сопровождении влюбленного фамильяра, без колебания глядящая широко раскрытыми глазами в лицо десятков тысяч врагов, произносящая заклинания, - ее фигура появляется в моем воображении. Она, без сомнения - символ любви и смелости, которыми стоит гордиться.

Ямагути Нобору

Примечания

1

Вообще-то, как описано во втором томе, Вард не забирал у Луизы письмо Принцессы. Но, видимо, к третьему тому автор забыл про это и написал, что виконт забрал у Луизы письмо, а затем оно было отбито.

(обратно)

2

Токугава Цунаеси — пятый сегун из династии Токугава, феодальный правитель Японии, руководивший страной с 1680 по 1709 год.

Родился в 1646 году (год Собаки).

За свой указ «О запрете лишения жизни живых существ» (生類憐れみの令), изданный в 1687 году, запрещавший под страхом смерти убивать бродячих собак, кошек и загнанных лошадей, он получил прозвище «Собачий сегун».

(обратно)

3

Гоэмонбуро (五右衛門風呂) - вид японской ванны-фуро (風呂), представляющей собой чан с водой, подогреваемый снизу открытым огнем. В воду опускается деревянная крышка, которая служит для сидения и погружается на дно под весом человека.

Название образовано от имени знаменитого вора и непревзойденного в то время ниндзя Исикава Гоэмон, жившего в XVI веке. Он прославился тем, что отбирал деньги у богатых и раздавал неимущим. По преданию, после поимки он вместе со своим сыном был заживо сварен в чане с кипящей водой.

(обратно)

4

Данная кружевная завязка - неизменный атрибут горничных в представлении японцев - в исходном тексте именуется カチューシャ (качууша, от русского Катюша). Название произошло от имени главной героини произведения Л.Толстого "Воскресение".

(обратно)

5

В японской манге и ранобэ сексуальное волнение или возбуждение при виде обнаженного тела или от мысли про какие-либо сексуально-волнующие темы изображается в том, что у человека идет носом кровь. Данное явление присуще чаще лицам мужского пола, однако в современных произведениях этим страдают также и легковозбудимые девицы.

В принципе, европейской и американской культуре также присущи специфические методы изображения сексуального возбуждения: в виде ревущего и роющего копытом землю быка или жеребца, воющего волка или кобеля с вывешенным языком.

(обратно)

6

Японский язык обладает сильнейшим инструментом образования коротких слов, обозначающих целые фразы или сложные понятия. Это достигается благодаря наличию иероглифов, каждый из которых может обозначать целое слово или комбинацию слов, а читаться в один-два слога.

В данном случае, Сайто подумал именно одним словом 着痩せ (きやせ). Данное слово на русский язык может быть переведено строкой "одежда, которая зрительно стройнит или уменьшает размеры". В Японии существуют целые магазины с данным типом одежды. В противовес существует 着太り (きぶとり) - "одежда, которая зрительно полнит или увеличивает размеры".

Видимо, одежда горничной зрительно уменьшала грудь Сиесты, но в обнаженном виде Сайто узрел истинные размеры.

(обратно)

7

Вообще-то, считается, что нефть образуется из оседающих органических останков. Планктон образует большую их часть, но не является единственным компонентом.

(обратно)

8

Сиеста называет рагу ヨシェナヴェ (Ёсенавэ). Поскольку дед Сиесты прибыл из Японии, то, вероятнее всего, это - искаженное слово Ёсенабэ - одно из традиционных блюд японской кухни, рагу из мяса или морепродуктов с овощами и тофу.

(обратно)

9

Брисингамен - предмет из германо-скандинавской мифологии. Его имя в переводе означает «сверкающее», «искра». Это золотое ожерелье, (по другой версии - пояс), сделанное четырьмя братьями-гномами Брисингами. Это ожерелье не обладает никакими магическими свойствами, просто очень красиво. По другой версии, делает носящего его ещё более прекрасным, но тогда непонятно, зачем оно было нужно Фрейе, любовнице Одина, которая и так была прекраснейшей изо всех людей и богинь.

(обратно)

10

Виверн (Wyvern) - разновидность дракона. В отличие от классического дракона, имеющего четыре лапы, виверн имеет только заднюю пару лап.

(обратно)

11

Mitsubishi A6M Zero - японский лёгкий палубный истребитель времён Второй мировой войны. В Японии его неофициально называли "Рэйсэн"(零戦) или "Зеросэн"(ゼロ戦) ("рэй" - "ноль", "сэн" от слова "сэнтоки" - "истребитель").

Вооружен двумя пушками калибром 20 мм, расположенными на крыльях, и двумя пулеметами калибром 7,7 мм, расположенными на двигателе перед кабиной пилота.

(обратно)

12

Использована следующая пословица 風が吹けば桶屋が儲かる (когда ветер дует, бочар получает прибыль). На русском языке приблизительно значит: удача приходит, откуда ее не ждешь. Может также означать: одно маленькое событие может привести к непредсказуемым последствиям.

Данная пословица возникла таким образом. Когда дует сильный ветер, он поднимает много пыли, из-за чего в древности у людей портились глаза, что часто приводило к слепоте. Слепые люди в древней Японии зарабатывали на жизнь, играя на сямисене (трехструнном инструменте типа лютни). Корпус сямисена обтягивали кошачьей кожей. Поэтому для обеспечения увеличивающейся потребности в сямисенах приходилось убивать много кошек, что, в свою очередь, приводило к распространению мышей. Грызуны уничтожали запасы, хранящиеся в корзинах из прутьев, поэтому хозяева старались закупить больше бочек, чтобы спасти товары. А значит бочары на этом наживались.

(обратно)

13

Имя Основателя записано катаканой: ブリミル・ル・ルミル・ユル・ヴィリ・ヴェー・ヴァルトリ

(обратно)

14

Заклинание, произносимое Луизой, записано катаканой: エオルー・スーヌ・フィル・ヤルンサクサ・オス・スーヌ・ウリュ・ル・ラド・ベオーズス・ユル・スヴュエル・カノ・オシェラ・ジェラ・イサ・ウンジュー・ハガル・ベオークン・イル

Желающие его как-то перевести - добро пожаловать.

(обратно)

15

Издательство Коданся выпускало перевод на японский язык трилогии А.Дюма о приключениях Д'Артаньяна и его друзей под другим названием - "История Д'Артаньяна", - и с другим разбиением на тома (в итоге, томов получилось одиннадцать: два - для первой книги, три - для второй и шесть - для третьей). Данная цитата взята из первой части книги "Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя". В русском издании она звучит так:

 

(обратно) (обратно)

Оглавление

  • Предисловие переводчика
  • Иллюстрации
  • Глава 1: Нулевая стихия
  • Глава 2: Любовные терзания Луизы
  • Глава 3: Молитвенник Основателя
  • Глава 4: Любовный треугольник
  • Глава 5: Арсенал и Королевская семья
  • Глава 6: Охота за сокровищами
  • Глава 7: Панцирь Дракона
  • Глава 8: Лаборатория Кольбера
  • Глава 9: Объявление войны
  • Глава 10: Пустота
  • Послесловие автора. Исторические факты про Луизу Франсуазу
  • Примечания 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

  • загрузка...